Сергей Александрович Калашников - Гостинец от соседа [СИ]

Гостинец от соседа [СИ] 49K, 22 с.   (скачать) - Сергей Александрович Калашников

Калашников Сергей
Гостинец от соседа

Сергей КАЛАШНИКОВ

Гостинец от соседа

1

Оптика прицела позволила разглядеть приближающуюся колонну. Конвой, как всегда, состоял из четырех рептов. Два впереди, два сзади. Между ними двадцать человек с тяпками на плечах. Все в одинаковых парусиновых мешках с прорезями для рук и головы. Они двигались в колонне по два по дороге, окаймляющей поля. Кир затаился на дереве, возвышающемся над лесом по другую сторону плантации, и терпеливо ждал. Все шло, как обычно.

Дойдя до участка со свеклой, два репта повернули и стали пересекать его вдоль окаймляющих дренажных канав. Оставшиеся, расположившись по углам поля, замерли, удобно опершись на толстые хвосты. Люди встали в шеренгу, распределившись по рядкам, и принялись за прополку, постепенно удаляясь от дороги. Перейдя поле, два репта заняли свои места на противоположных его углах. Один устроился точно у устья канавы, второй - несколько в глубине. Устье было завалено упавшими сухостоинами, не без участия Кира, конечно. Работники постепенно растянулись и, монотонно подсекая сорняки, медленно приближались. Солнце заметно поднялось и стало припекать, когда первая работница добралась до края. На какое-то время она пропала из виду, скрытая деревьями, а потом снова появилась, двигаясь уже обратно. Приближался ответственный момент.

Удалившись на полста метров, она на несколько секунд замерла, склонившись к самой земле. Затем распрямилась и, оставив тяпку в борозде, направилась к дренажной канаве. Это не вызвало никакой реакции со стороны охраны. Работники всегда справляли там свои надобности.

"Нашла записку и пошла в побег", - понял Кир и поймал в прицел ближайшего к этой канаве репта. Огромным усилием воли удерживал он палец, лежащий на спусковом крючке, и эта сдержанность оказалась не напрасной. Репт не учуял беглянку. Не зря Кир так тщательно вычистил дно канавы от мусора. С высоты своего насеста он увидел, как юркое тельце поднырнуло под валежины, и неслышно соскользнул вниз. Сверкая шершавыми пятками, девчонка бежала точно туда, куда он ей предписал, и Кир, лишний раз прислушавшись и убедившись, что тревоги нет, двинулся следом. Она ждала его у поваленного дерева. Повинуясь приказу, мгновенно скинула балахон, надела мягкие шаровары и курточку с капюшоном. Кеды оказались великоваты, но толстый шерстяной носок поправил дело. Самая трудная часть побега была еще впереди.

Они неспешно бежали по специально проложенной Киром тропинке. Рация, настроенная на волну рептов, ловила только короткие рыки - их обычную перекличку. Но вот характер радиопереговоров резко изменился. Кир взглянул на часы, отметил время. Пропажу обнаружили, началась погоня.

Репты обладали прекрасным обонянием и наверняка уже взяли след. И, хотя бегают они не так быстро, как люди, след не потеряют. Сменяя погоню свежими силами с вертолетов и выбрасывая группы прочесывания на вероятном пути следования беглецов, они замотают их в течение суток. Кир уже попадал в такие переплеты и больше не хочет. Этот побег он готовил две недели и, кажется, предусмотрел все. На берегу речушки они остановились. Еще раз сверившись со временем, Кир высчитал, когда погоня достигнет этого места. Соответственно он установил задержку серных шашек, которые сильными бросками раскидал по противоположному берегу. Там продолжалась проложенная им тропа, ведущая в недалекий уже хаос скалистых лабиринтов горной гряды. Их путь лежал в другом направлении.

Пройдя полкилометра по воде вниз по течению, они свернули во впадающий в реку ручей. Через десять минут быстрой ходьбы под прикрытием нависающих над руслом деревьев они добрались до веревочной лестницы, свисающей прямо в ручей с толстого сука.

Первой вскарабкалась девчонка, а за ней и Кир. Втянув лестницу вслед за собой, он аккуратно свернул ее и надежно спрятал в развилке. Винтовку разобрал и уложил в наспинный футляр. Дальше им предстояла обезьянья дорога, и любая помеха могла стать роковой. Теперь они пробирались по ветвям, перелезая с дерева на дерево. Это, конечно, очень медленно, зато следа на земле не остается. А по деревьям репты не лазят. Надо только поглядывать, чтобы не оказаться в просвете листвы, когда поблизости вертолет. Свист их винтов то и дело слышен поблизости. Три километра по ветвям деревьев укатают кого угодно. Едва они слезли на землю и Кир сообщил, что дальше идти не надо, его спутница рухнула на многолетнюю лиственную прель. Зато их здесь не найдут. На многие километры вокруг подлесок тесно переплелся с нижними ветвями деревьев и образовал непреодолимое препятствие для любого зверя крупнее мыши.

- Понимаешь по-ихнему? - Кир с надеждой взглянул на спутницу.

- Да, - она с готовностью надела протянутые ей наушники и, слушая переговоры рептов, стала пересказывать:

- Туман. Запах. Плохо. - Значит, дымовые шашки сработали и наполнили запахом серы не менее чем гектар леса.

- След. Запад. - Все верно. Это продолжение проложенной Киром тропы к горам.

- Удар. Низ. Смерть. Боль. - Правильно. Там он поставил мину.

- Камни. Много. - Добрались до горной гряды.

- Поиск. - Ищите. Там еще четыре мины.

Кир несколько раз менял настройку приемника, но на всех каналах переговоры касались поисков только там, куда он направил погоню. Наконец сумерки. И, о удача, дождь. Нудный и мелкий, он проникал вниз крупными каплями, собравшимися на листьях, и надежно смывал все следы.

Трое суток просидели они, не сходя с места и слушая по радио, как репты прочесывают лес, горы и берега рек. Как расставляют засады и заслоны, как устанавливают новые приборы охранной сигнализации. Однако кольцо поисков непрерывно расширялось, и это радовало. Кир знал, как уйти. Лишь бы утихла сумятица и перестали роиться в воздухе вертолеты.

2

Что-то вроде ревности кольнуло Ретту, когда на грудь ее спутнику бросилась эта красивая, сверкающая молодостью женщина. Почти месяц она ощущала полный душевный комфорт под его покровительством, согреваемая теплом его необъятной спины во время ночевок. И вот, здрасте! Рядом с этой красавицей она просто замухрышка. Но печаль длилась недолго. Обильно омочив бороду усталого путника хрустальными слезами радости, красавица обратила свой сияющий взор и на его спутницу.

- Папка, тебе удалось!

Пока Ретта молчала, справляясь с обвальным чувством облегчения, для нее наступила минута короткого мстительного торжества. Маленькая, но такая милая расплата за угрюмость этого громилы с кошачьей походкой. Он должен был представить женщин друг другу и вляпался:

- Знакомьтесь, моя дочь, - кивнул он в сторону красавицы.

- Марина, - с легким поклоном отрекомендовалась та.

- А это, - продолжил он, указывая на Ретту, -...

Ретта продолжала скромно помалкивать, не собираясь ему помогать. Еще бы. Этот верзила не удосужился даже поинтересоваться ее именем. Марина недолго пребывала в недоумении:

- Папка, ты в своем амплуа, - и, далее, Ретте: - не сердитесь на него. Он редкий хам, но это его единственный недостаток. А как Ваше имя?

- Генриетта. Но в обиходе просто Ретта.

Затащив Ретту к себе в комнату, Марина прежде всего вымыла ее в жестяной ванне. Воду она черпала, опуская ведерко на веревочке сквозь люк в полу прямо в ручей, протекающий между свай бунгало. Пока Ретта отмокала, Марина с помощью ножниц и расчески превратила ее кое-как обкромсанные лохмы в премиленькую стрижку. Аккуратно обрезала ногти на руках и ногах, обработала пемзой подошвы и пятки. Все быстро, ловко, не умолкая, казалось, ни на минуту. Она за полчаса расспросила Ретту обо всем, о чем спрашивал ее отец, и еще о многом другом. Выбравшись из ванны, Ретта осмотрела себя в зеркало. Картина не для слабонервных. Тощая, с выпирающими костями и жгутиками мышц, заостренным носом и ввалившимися щеками. И ни малейших признаков подкожного жира, делающего мягкой кожу любой женщины. Только раздутый от низкокалорийной пищи живот свисает неряшливой складкой.

Марина, словно прочитав ее мысли, накинула ей на плечи мягкий халат и сказала:

- Кости черепа у тебя расположены правильно, а все остальное мы быстро поправим.

Кир вальяжно развалился в глубоком кресле, взгромоздив ноги на мягкий пуфик. Ретта свернулась клубочком в гамаке. Марина устроилась на стуле у монитора инфа. Пришла пора "пораскинуть умишком", проанализировав еще раз всю имеющуюся в их распоряжении информацию.

- С чего начнем? - Марина вопросительно посмотрела на Кира.

- Начинай с момента нашей высадки. Мы были еще только в проекте и мало об этом знаем. Давай, Кир, - Ретта успела произнести это, пока тот набирал в грудь воздух и открывал рот.

- Двадцать один год тому назад на Клайду прибыл корабль с колонистами. Нас было пятьдесят тысяч. В нашу задачу входило обжить планету и приготовиться к приему ста миллионов новых поселенцев через сорок лет. В этот промежуток времени связь с Землей не планировалась, кроме, естественно, ушедшего после разгрузки звездолета.

- Звездолет направлялся прямо на Землю? - снова встряла Ретта.

- Не помню. А какая разница?

- Если бы я знала! Марина, посмотри.

Марина поковырялась в памяти инфа и сообщила:

- Корабль должен был зайти на Цалиту. Это всего в полутора парсеках, причем попутно. Там старая колония. Кстати, это они открыли Клайду. Продолжай, папа.

- Так вот. Семнадцать лет все шло по плану. Планету всю облазили. Составили план будущего расселения и организации экономики. Население постепенно сконцентрировалось в основном в тридцати городах и занялось решением своих насущных проблем. Нас стало вдвое больше, и пора было заняться жильем и питанием, промышленностью и образованием.

Четыре года назад на нас напали репты. Одновременно они разнесли восемнадцать городов ядерными ударами, а остальные захватили. Поселки, экспедиционные лагеря и отдельно стоящие строения - все было уничтожено ударами с воздуха. Сопротивления не было совсем. Мы не ждали нападения. Мы с Мариной везли этот инф. Я задремал, а она вдруг взяла и посадила гидроплан на кратерном озере.

- Папка крепко надрался и спал, как бревно. Я рассчитывала управиться до того, как он проспится, но на обратном пути свернула не туда и проплутала часа четыре.

- Просыпаюсь, а ее нет. Только записка, что скоро вернется. Ей, видите ли, срочно понадобился скальный битум. В общем, заночевали, а тут все и случилось. Несколько человек успели кое-что сообщить на тревожной волне. Потом все смолкло, и с тех пор ни одного сообщения по нашей коммуникационной сети не было.

Мы сообразили, что источники радиосигнала пеленгуются и уничтожаются, и в эфир больше не совались. Даже передатчик инфа обесточили. Только принимаем. За эти годы мы посетили восемь бывших городов. Пешком, разумеется. На месте пяти - руины. Три захвачены. Никого из наших не встретили. Поняли, что в захваченных городах идет оживленный радиообмен между рептами, и судьбу остальных поселений установили по радиопеленгам. Если город молчит, значит его уже нет.

Один раз я попытался пострелять рептов. Засел на опушке у Сократова и шесть штук прикончил. Потом они меня гоняли по лесу пятнадцать дней. Второй раз я попался на охранное устройство. Оно обнаружило меня на подходе к тому же Сократову и дало радиопосылку. По ней я его и засек. Успел разобраться и снова неделю уносил ноги. Вот и все, пожалуй. Теперь ты, Ретта.

- Со мной все было просто. Ночью меня пинком разбудили и вытолкали на улицу. Нас согнали на стадион. Тех, кто мешкал или сопротивлялся, убили. Остальных утром развели по крупным строениям: школа, больница, детский сад и так далее. Потом заставили работать. Мы огородили те места, где нас содержали, разобрали несколько зданий, построили сторожевые вышки. А в основном нас использовали для выращивания овощей. Большую часть их куда-то увозили, а остальными кормили нас. Исключительно сырыми. Готовить не позволяли.

Сами репты едят только сырое мясо, причем предпочитают живьем. Многих пленных они буквально растерзали у нас на глазах. Потом стали привозить живой скот и людей ели только в качестве наказания.

Вот, пожалуй, и все. До самого побега не происходило ничего примечательного.

- А как репты отдавали распоряжения?

- В письменном виде. На нашем языке. Устной речи они не освоили. Не говорили и не понимали.

- Кто же тогда руководил работами?

- Наши. Получив указание, мы выбирали старшего, и он руководил. Репты только конвоировали всех, кто выходил за забор, и загоняли туда с наступлением темноты. Казалось, они всегда готовы охранять и сопровождать. Как будто это доставляло им удовольствие.

- А побеги бывали?

- Да. Но всех поймали и съели.

- Ну что же. Пожалуй, из истории этого вопроса мы ничего не упустили. Абсолютно нет данных о том, откуда репты взялись и какие цели, кроме уже достигнутых, они преследуют, - констатировал Кир.

- Нет, погоди. - Ретта уселась в своем гамаке, свесив ноги. - Скажи: что, за все семнадцать мирных лет ни один звездолет не прилетал на Клайду?

- Насколько я помню, нет.

Марина снова справилась по инфу и согласно кивнула.

- Теперь о самих рептах. Мы с Мариной видели их только издали. Знаем, что они похожи на тиранозавра - ископаемого хищного динозавра. Передвигаются на задних конечностях. Передними держат оружие, самозарядные ружья. Тело покрыто одеждой, голова - шлемом. Ты, Ретта, видела их ближе, Рассказывай.

- Да, в общем, все так. Что еще? А, вот: между пальцами ног у них перепонки. Хвост очень сильный, зубы треугольные, острые и одинаковые. Нет ни клыков, ни резцов. Кожа на концах рук и ног, там, где нет одежды, похожа на змеиную. С мелкими чешуйками. Действительно, как у рептилий. Это вы их удачно рептами назвали. Мы их называли гадами. Убивать предпочитают не из ружей, а зубами. Вцепятся и рвут на части. И обычно тут же съедают. Стреляют плохо, потому что не целятся через прицел, а просто направляют ствол на жертву. Ружья у них такие же, как у тебя, Кир. Только без глушителя и без оптического прицела.

- А какая у них иерархия? Кому подчиняются? - Это уже Марина вступила.

- Не знаю. Ни разу не замечала, чтобы один другому приказывал. Но у них в шлемах радио. Похоже, через него и идут все команды.

- То есть получается, сами репты лишь исполнители чужой воли, - отметил Кир. - Это следует и из анализа их языка. В нем пять гласных, двенадцать согласных, и из них можно составить только двести шестнадцать слов. Поскольку все слова начинаются на "кр", "хр" или "гр", а далее следует гласный звук и за ним согласный - это сто восемьдесят. И еще тридцать шесть слов без гласных. Столь бедный язык не может быть основой технически развитой цивилизации. Он пригоден только для восприятия несложных команд. В общем, надо искать тех, кто управляет рептами.

3

Кир часто и подолгу отсутствовал. Он уходил в окрестности Сократова, ближайшего оккупированного города, и записывал радиообмен рептов. Вел наблюдение и искал источник команд, которым подчинялась эта странная армия.

Тем временем Марина не переставала опекать Ретту. С утра до вечера с часовыми интервалами кормила деликатесами и фруктами. Правда, всегда давала понемногу, не досыта. По пять раз в день заставляла заниматься гимнастикой: то бег и прыжки, то силовые упражнения, то развитие гибкости и скорости реакции. Но чаще всего - что-то вроде йоги. Дыхание, отрешенность, самоуглубленность и управление отдельными мышцами. Это было самое трудное.

Попробуйте раздуть одну только правую ноздрю или втянуть левую половину живота. И так любую из трехсот двадцати семи парных скелетных мышц и двух непарных. Эти занятия дополнялись краткими лекциями по анатомии, физиологии и биохимии. Марина, разумеется, не сильно углублялась в подробности, но кучу новых терминов Ретте пришлось выучить.

Она не понимала, зачем ей это, но не хотелось огорчать Марину капризами. Да и кое-какие результаты наводили на мысль, что в этом что-то есть. Кожа стала мягкой, гладкой и приобрела свой естественный бледно шоколадный оттенок. Личико округлилось, черты его смягчились. А главное, несколько уменьшился живот. Кир поглядывал на их занятия с хитрой одобрительной ухмылкой, и это тоже заставляло Ретту быть прилежной.

Через три месяца она могла отряхнуться, как собака, вышедшая из воды. Могла резким сокращением любого участка кожи согнать назойливое насекомое, хотя бы даже из-под лопатки. Но Марине этого было мало. Она учила Ретту управлять гладкими мышцами. Теми, которыми мозг, по науке, не управляет. Вскоре Ретта с удивлением обнаружила, что может регулировать ток крови в артериях и венах, управлять движением пищи в кишечнике или поставить дыбом волосы. Теперь она знала все про каждый свой орган, чувствовала, что в нем происходит, и даже могла на него немного воздействовать. Но и это было далеко не все. Теперь наступил черед желез внутренней секреции и других органов. И они подчинились, после некоторых трудов. Осознав, что получила почти неограниченную власть над своим телом, Ретта спросила Марину, а можно ли ей немного увеличить грудь.

- Нет, - ответила Марина, - пока рано. Начать следует совсем с другого.

И они начали. Сначала чуть расширили аорту. Потом немного увеличили селезенку, отрегулировали печень и желчный пузырь. Это было просто. Куда более трудоемкими оказались обратные процессы. Прежде всего следовало сократить размеры желудка и диаметр кишечника. Речь шла о том, чтобы большее количество отмирающих клеток заменить меньшим количеством новых. Это достигалось влиянием на поступление питательных веществ и веществ, регулирующих скорость роста и деления клеток. Поскольку результат каждого воздействия проявлялся со временем, дело оказалось хлопотным и долгим.

Но зато после этого устранение складки на животе показалось легкой разминкой. Затем наступил черед скелета. Он был слабоват и требовал упрочнения. Заодно чуть удлинили кости ног и шейные позвонки. На удивление, это оказалось несложно. Только организм требовал кальция, и Ретта с удовольствием хрупала мелки. Следующими были мышцы. Это уже совсем легко. За неделю Ретта прибавила восемь килограммов и приобрела фигуру богини. Осмотрев ее, Марина одобрительно цокнула языком и сказала:

- Ну вот. Теперь можно увеличить грудь. Только учти, оптимальный размер примерно вдвое меньше, чем тебе кажется. Слишком большая здорово мешает, особенно на бегу. А уменьшать намного сложнее, чем увеличивать.

- А ты откуда знаешь? - удивилась Ретта, глядя на пропорциональный Маринин бюст.

- Да уж знаю, - улыбнулась Марина. И Ретта тоже улыбнулась своей недогадливости.

- А что, Кир тоже умеет все это делать?

- Умеет, но не все. Он может залечить рану или мобилизоваться на очень большое усилие. Многое может. Но переделать свой организм он не способен. У него не все получается. Я его два года учила, но, похоже, он уже слишком взрослый. То и дело будто в стену упираешься. Ты вот за полгода всему обучилась.

- Скажи, Марина, откуда это колдовство? Это ведь колдовство, как в сказке. Ни о чем подобном я никогда не слышала.

- Нет здесь никакого колдовства. Все по науке. Давно известно, что ресурсы человеческого мозга используются не более чем на четверть. Зачем остальное? Выдвигались разные гипотезы, и одна из них: что для управления самим организмом. Моя мама всю жизнь занималась этим вопросом и доказала, что это действительно так. Проблема заключалась в реализации. Мы с ней много занимались этим, но заметных сдвигов не было.

Во время нападения рептов мама погибла. Мы с папой построили это бунгало, и мне приходилось часто и подолгу оставаться здесь наедине с инфом. Еще мама отметила, что йоги делали что-то подобное тому, чего хотели добиться мы. Только было не ясно, как им это удавалось.

Я извлекла из инфа все, что там было по этой тематике, и принялась делать, как они. Вскоре удалось зацепиться за методику. Все оказалось элементарно. От простого - к сложному. Шаг за шагом. Давно известно и применяется с первого класса и до выпускных экзаменов. В общем, через пару лет я могла такое, о чем мы с мамой и мечтать не смели.

Ретта даже пискнула, ощутив, к какому великому открытию она теперь причастна. Пусть даже в роли подопытного кролика. Но это не помешало дальнейшим расспросам.

- А как могло произойти, что человечество потеряло такую важную жизненную функцию?

- Очень просто. Естественный отбор. Представь себе, что ты сидишь и регулируешь процесс пищеварения. В это время на тебя прыгает хищник, и твой наследственный код навсегда выбывает из соревнований на приз ее величества эволюции. А твой соплеменник вовремя заметил опасность и убежал, поскольку доверил контроль над желудком вегетативной нервной системе, действующей без участия разума. Матушка природа часто создает дублирующие цепи и заставляет своих чад делать выбор.

- Так значит, йоги тысячу лет назад тоже могли все это?

- Нет, конечно. Они могли очень немногое. Без знания физиологии и биохимии они просто не понимали, чем управлять. Все, на что они были способны, - результат осторожных экспериментов. Как бы самый краешек огромного пространства, освоенного наощупь в кромешной темноте.

4

Конечно, Кир с Мариной сумели собрать не слишком много информации о противнике. Да и много ли узнаешь, если приходится почти все время тратить на переходы длиной в сотни километров, причем с соблюдением максимальной осторожности, чтобы не быть обнаруженным. Все уместилось на карте, испещренной пометками, и стопке листов с расшифровкой пометок.

Проштудировав их несколько раз, Ретта вывела любопытную закономерность. Репты избегали зон с теплым климатом. Все оккупированные города находились в умеренной зоне, где годовые колебания температур оставались в пределах от плюс двадцати пяти до нуля градусов. Такая малая разница объяснялась небольшим наклоном оси Клайды.

Единственный город в тропической области, Сократов, располагался на высокогорном плато, где круглый год сохранялась температура около двадцати градусов тепла. Кроме того, в обоих случаях, когда Киру пришлось уходить от погони, преследование прекращалось, едва он приближался к тропикам.

Марина объяснила это тем, что репты, по всем признакам, холоднокровные существа и не переносят жары. Это несколько странно, но ведь их обмен веществ складывался в неизвестных условиях. Их одежда, вероятно, с подогревом, позволяет им комфортно чувствовать себя только в зоне с умеренным климатом.

Похоже, высокие температуры для них гибельны. Впрочем, на это они с Киром давно обратили внимание. Просто не сочли существенным. Еще одно обстоятельство сильно озадачило Ретту. По всем признакам, достоверной информацией о колонии на Клайде могли располагать только на Цалите. Ведь к моменту нападения звездолет, возвращающийся после высадки поселенцев, еще не достиг Земли.

Прежде всего Ретта заставила инф рассчитать, сколько времени потребуется на перелет с Клайды до Цалиты и обратно. Оказалось - около шестнадцати лет. Когда Ретта поделилась этим открытием с Мариной, та была сильно удивлена. Они с Киром были убеждены, что на этот перелет надо существенно больше времени, и даже не удосужились проверить. И не удивительно: как истинные гуманитарии они совершенно не способны соотнести субъективное и объективное время при перелетах с околосветовыми скоростями. (Биологов Ретта, как и любой человек с техническим складом ума, относила к гуманитариям.) Сделанное открытие почти однозначно указывало на источник агрессии, и девчата затребовали у инфа все, что касалось Цалиты. Долго не удавалось обнаружить ничего, что давало бы хоть какую-нибудь подсказку. Имевшаяся у них информация не отражала последние, по крайней мере, пятьдесят лет истории Цалиты. Но в том, что было, не оказалось ничего настораживающего. Обычная жизнь хорошо развитой и обжитой планеты со стабильной полумиллиардной численностью населения. Со своими "загибами", но без малейших экспансионистских тенденций.

Ретта упорно продолжала ковыряться в подробностях общественных течений и настроений населения соседней планеты. Тем временем Марина принялась за изучение животного мира. Именно здесь и нашлись ответы на многие интересовавшие их вопросы. Она отыскала рептов. Под другим названием, конечно. Это были совершенно неразумные хищные стадные пресмыкающиеся, населяющие берега пресноводных водоемов теплых зон. Сходство во внешнем виде было полным.

5

Со светлой завистью смотрела Ретта на то, как Марина радостно висит на шее Кира и всхлипывает от радости. Она могла позволить себе только рукопожатие. Даже для того, чтобы дружески чмокнуть его в щечку, ей пришлось бы подпрыгивать, а она боялась, что Марине это покажется слишком откровенным. Кир вернулся из своего очередного рейда. Результаты несколько записанных радиопереговоров - лишний раз подтвердили наличие руководящего начала, неведомого злого гения, управляющего армией рептов.

К новым открытиям, сделанным Мариной и Реттой, Кир отнесся с большим интересом. Расспрашивал, просматривал картинки на мониторе, а потом надолго задумался. Версия о принадлежности рептов чужой цивилизации, и раньше трещавшая по всем швам, рассыпалась в прах.

Пока он пребывал в прострации, Марина вытащила Ретту из бунгало под тень раскидистых деревьев, где они обычно медитировали. Что-то в выражении ее лица настораживало.

"Заметила, что Кир мне небезразличен, и устроит скандал", - подумала Ретта.

Они уселись на травке и хранили молчание. Ретта ждала, а Марина собиралась с мыслями. Наконец ее прорвало:

- Он тоже смотрит на тебя, как кот на сметану. В конце концов, перестаньте оглядываться на меня и будьте счастливы.

От неожиданности Ретта расплакалась. Она совершенно позабыла сущность физиологических процессов, приводящих к выделению слез. Она просто выделяла их. И не только их, отчего хлюпала носом. Марина тоже.

Наревевшись и приведя себя в порядок, Марина отправилась добывать ужин, а Ретта вернулась в бунгало. Села рядышком с Киром, придвинулась и оказалась у него подмышкой. Через секунду они целовались, а еще через секунду... в жарком климате не носят лишней одежды, так что ничто не мешало им отдаться наполнявшему их чувству.

Придя в себя, Ретта сильно удивилась.

- Вот не ожидала, что это будет так здорово. Он же такой огромный... Но заговорила о другом. - Кир, я о Марине. Она совсем одна. А ведь в самой поре девка. Не в вековухах же ей вековать. Давай выкрадем ей кавалера. Я придумала, как. Совершенно без риска.

6

В оптику прицелов они неотрывно следили за тем, что происходит на поле. Охранники по углам, замершие с оружием в руках, их не интересовали. Они следили за рабочими. Наконец, совершилось. Было четко видно, как одна из работниц спрятала найденный в капусте конвертик за ворот своего балахона. Ретта была уверена, что теперь послание дойдет до адресата. Впрочем, эта часть плана и у Кира не вызывала сомнений.

Утром они ждали дальнейшего развития событий совершенно в другом месте. Если Кир прав, то ничего не произойдет, и они вернутся несолоно хлебавши. Но Ретта была уверена в обратном и не ошиблась. За час до полудня на дороге показался человек с лопатой на плече. Его сопровождали два репта. Здесь не ездили уже много лет. Обочины и кюветы заросли, а покрытие потрескалось под напором пробивающейся травы. Путник проделал предписанные ему двадцать километров и остановился у соответствующего столба. Переведя дух и промочив горло из фляжки, он принялся чистить обочину. Охранники разошлись по обе стороны и, опершись на хвосты, терпеливо ждали, когда он закончит свое дело, чтобы отконвоировать его обратно. Ретта тоже ждала.

Раз в два часа каждого репта окликали по радио, и он отвечал. По расчетам, ждать переклички следовало минут через двадцать. Время вышло, и едва отзвучали в наушниках условные рыки, она плавно нажала на гашетку. Второго снял Кир. Два тела с перебитыми шеями плюхнулись на дорогу. Работник, собрав оружие и патроны, нырнул в кусты.

Прекрасно. Два часа до следующей переклички Кир будет уводить беглеца по заранее подготовленному пути. У Ретты совсем другая задача и иной путь. Она сняла шлемы с неподвижных тел и сменила позицию, стараясь оставить как можно больше запаха на своем следе.

Еще два часа прошло. Снова перекличка. На этот раз не репты, а Ретта, дважды взрыкнув, отозвалась на вызовы. Если получилось, значит еще два часа выиграно. Но оказалось, меньше. Через час с небольшим последовал сигнал возвращения. Как раз, чтобы успеть в город до темноты. Ретта издала рык подтверждения, и опять тишина. В час переклички она снова отозвалась, потом снова. Ее вычислили, когда стемнело. Но к этому времени следы безнадежно остыли, а оставлять новых она не собиралась. Роса выпала раньше, чем сел вертолет с поисковой группой. Теперь запах окончательно уничтожен, а в других методах поиска репты - непроходимые лопухи.

Ретта тихонько спятилась вглубь пещеры, задвинула вход заранее приготовленным камнем, засветила фонарик и отправилась в многокилометровый путь по карстовым пустотам. Первые метры чуть не оказались последними. Она застряла.

"Ах, Мариночка, и зачем же я тебя не послушалась! - думала Ретта, ощущая холодное давление известняковых плит на грудь и спину. - Надо же быть такой дурой, - стыдила она себя. - С тех пор, как ты последний раз здесь пролезала, худосочная девочка-подросток превратилась в женщину со всеми необходимыми выпуклостями. Слишком, увы, выпуклыми".

Пережив панику, страх и отчаяние, а заодно окончательно заклинив себя судорожными рывками в тщетных попытках освободиться, она обмякла и затихла. Кажется, пришла пора вспоминать прожитую жизнь и прощаться с белым светом. Эта мысль принесла успокоение. Что же. Ее новые возможности позволяли ей избавить себя от мук и остановить сердце, когда она сочтет нужным. Чтобы обрести умиротворение, Ретта освободила кровь от адреналина и движениями подкожных мышц стала устраивать поудобнее особенно сдавленные места. Ей это удалось настолько, что в душе снова затеплилась надежда. Перистальтические движения кожного покрова позволяли двигаться...

7

Тони первое время страшно стеснялся. Но в этой влажной духоте даже фиговый листочек мешал испарению с поверхности тела, и ему пришлось привыкнуть. Судя по тому, что Кир не был удивлен быстротой, с которой установился лад между ним и Мариной, их что-то связывало в прошлом, возможно, не вполне платоническое. Во всяком случае, это обстоятельство прекрасно объясняло, почему именно Тони был выбран Киром в качестве цели последней вылазки.

Марина, естественно, немедленно приступила к его обучению по своей методе, и Ретта часто служила в качестве наглядного пособия. Кроме того, она еще помнила процесс своего восприятия этой науки и нередко могла разъяснять более понятно. Тем более, по типу логики (в классификации Ретты) Тони оказался таким же махровым технарем, как и она. Это здорово ускорило процесс. Кир еще по дороге ввел Тони в курс дела, и теперь они вынашивали планы побега сразу двадцати заключенных, с угоном вертолета. Ретта не то чтобы не одобряла их, но испытывала какое-то смутное беспокойство. Ей казалось, что они уже достаточно знают, чтобы понять все и действовать наверняка. Надо лишь как следует осмыслить то, чем они располагают. Такое чувство бывало у нее, когда, прочитав условия задачи, она понимала, что они достаточны для решения, и надо только найти способ.

Тони и Кир готовили снасть на дортиков, Марина ставила заплатку на шаровары, а Ретта копалась в шлеме одного из убитых рептов. Юношеское увлечение теоретической физикой не подавило в ней детской любознательности к всевозможным плодам конструкторской мысли. А если под рукой оказывался подходящий инструмент, то эти плоды редко избегали разложения на составляющие. Правда, обратную сборку Ретта обычно проводила без лишних деталей и потери работоспособности.

- Кир, откуда ты взял те рации, через которые мы прослушивали переговоры рептов?

- Из ящика. Ящик номер шесть из комплекта инфа. А что случилось?

- В шлемах точно такие же.

Пока все недоуменно переглядывались, Тони снял с гвоздя рацию и положил на стол рядом с той, что Ретта выковыряла из шлема. Действительно, идентичны.

- Ну вот и найден злой гений, - Тони раньше всех сообразил, в чем дело, - всем командует инф.

- Но ведь это просто справочник, - на лице Марины было написано недоумение.

В глазах Кира тоже не мелькнуло понимания. Даже Ретта, инстинктивно признав правильность высказанного утверждения, не смогла представить себе связную картину.

- Чувствую, что ты прав. Но не понимаю, - она смущенно развела руками, - объясняй.

- Тогда садитесь поудобнее, боюсь, коротко не получится. Мы привыкли считать инф только справочником, но он еще и советчик. Можно попросить у него совета, и он его даст. Теперь представьте себе, что у него спрашивает совета репт. Ведь инф предложит не ерунду, а действительно разумный, если не оптимальный путь решения поставленной задачи. Вот и объяснение, почему при примитивном интеллекте репты действуют так эффективно. Они просто выполняют советы. Как и любая машина, инф не имеет морали, но в его системной программе использованы законы ассоциативного анализа и формальной логики. Без этого он бы просто не справился с потоком поступающей в него информации. Его память огромна, но если все поступающие в него сведения хранить в первозданном виде, он быстро переполнится. Он вынужден систематизировать, исключать дублирования, купировать неинформативную часть, различать факты, гипотезы и заблуждения, выявлять и исправлять ошибки; ну, и так далее.

Инфы обмениваются информацией без участия пользователей. Для этого они снабжены радио, по которому поддерживают связь между собой. Обычно стараются, чтобы все инфы планеты были связаны. Они, разумеется, не являются копией друг друга, поскольку получают информацию в разной последовательности. Кроме того, инф любого космического корабля, оказавшегося на орбите, обязательно обменяется с планетой новостями и отвезет их инфам других планет. Это оптимальный путь воспроизводства информационного пространства цивилизации.

Как правило, для общения с инфом мы пользуемся мониторами, установленными в доступных местах или там, где это надо для работы. Пользовательские радиоканалы позволяют только речевое общение, и поэтому их так не любят, что мало кто даже знает об их существовании. Ими пользуется в основном обслуга. Теперь представьте себе, что в один из инфов вносят сервисную программу, позволяющую общаться с рептами на их языке и обязывающую выдавать советы (а для рептов это команды), обеспечивающие совместное выполнение поставленной им задачи. Результат мы знаем.

Марину и Кира это объяснение удовлетворило. Но не Ретту.

- Но ведь репты неразумны.

- А где граница между разумным и неразумным? - вступила в разговор Марина. - Представь себе, что собака получила возможность задать вопрос: "Как добыть еду?" - и получила ответ: "Хватай все, что движется". У нас, конечно, дела посложнее. Проторепты, как и любые стадные животные, имели свой примитивный сигнальный язык. В данном случае - звуковой. Его приняли за основу и начали дрессировку, вводя сначала новые команды, а потом понятия. Можно предположить, что их готовили для выполнения каких-то работ. Аналогичный опыт известен. Но тут для управления ими применили инф. В общем, меня тревожит судьба Цалиты.

- Но кто ставит задачи? - Ретта считала обсуждаемую гипотезу слишком важной, чтобы принять ее, не проверив со всех сторон.

- Точнее сказать, задает вопросы. - Марина, похоже, хорошо прочувствовала идею. - Сами репты. В том и заключалась изюминка, чтобы получить самоорганизующуюся рабочую силу. Скажем, репт спрашивает: "Как убрать большой камень?" - и получает ответ: "Сделай то-то таким-то образом". А потом, при любом затруднении, он получает совет или, если надо, помощь соплеменников. Очень остроумное решение.

Всех подробностей нам сейчас и не вообразить. Главное то, что эта система эффективно сработала и тогда, когда один из рептов спросил, как уклониться от выполнения работы, или обрести свободу. Ну, или что-то в этом роде.

- А ядерные заряды?

- Ядерные заряды есть на любом космическом корабле, предназначенном для поиска новых планет, - объяснил Кир. - Привести их в действие может любой, если выполнит требования инструкции. А лучшего инструктора, чем инф, вряд ли найдешь. Тем более, что передние конечности у рептов способны к хватанию.

Ретта успокоилась. Теперь сложилась ясная картина.

8

Новое понимание привело к множеству предложений относительно дальнейших методов борьбы. Вариант попытки уничтожения инфа отмели сразу. Лишившись руководства, репты могли прекратить подвоз скота из степных районов и начать поедать пленных. Перепрограммировать инф или отдать ему соответствующие команды они не могли. Даже Тони знал эти вопросы только в самых общих чертах. Оставалось только попытаться обмануть противника, пользуясь своим знанием. И день за днем они строили планы, уточняли детали и ставили мысленные эксперименты.

Даже для поразительного разнообразия ландшафтов, свойственных Клайде, эта долина была совершенно уникальна. Узким клином она врезалась в горное плато, надежно изолированная от внешнего мира совершенно неприступными скалистыми обрывами. В вершине этого клина в нее ниспадала водопадом довольно полноводная речка, которая, разлившись по плоскому дну, образовывала длинный водоем, изобилующий рукавами и протоками, омывающими многочисленные острова. Будучи на два с лишним километра ниже окружающей ее местности, эта долина в точном соответствии с географической широтой была покрыта буйной тропической растительностью и отличалась жарким влажным климатом. Теплые воды пресноводного озера и его берега буквально кишели разнообразной живностью. Этот райский уголок должен был стать жемчужиной будущего заповедника, а Кир - его смотрителем. Замечательные свойства этого места и легли в основу задуманной комбинации.

Ретта чутко прислушивалась к звукам, доносившимся из наушников. Судя по характеру радиообмена, все шло по плану. Кир еще утром "нарвался" на сигнализацию и теперь вел за собой погоню. До Сократова сорок километров. Кира засекли примерно на половине этого расстояния. Значит, он уже близко. Да и вертолеты что-то разлетались. Ретта лишний раз проверила маскировку и оружие.

Ага, вот и он. Его массивное тело легким стремительным бегом пересекло поляну в трехстах метрах от нее и скрылось в заранее подготовленном укрытии. Ретте было прекрасно видно и его, и путь, по которому пройдут его преследователи.

Ждать пришлось недолго. Десять хвостатых ящеров двигались точно по его следу. Подпустив их на удобную дистанцию, Кир открыл огонь. Семь выстрелов - семь трупов. Его винтовка без глушителя, одна из тех, что они захватили при последней вылазке, была прекрасно пристреляна и он мог уложить всех, но дал троим залечь и сообщить по радио о своем положении. Ретта слышала их передачу и видела, как Кир начал потихоньку пятиться ползком. Репты были у нее как на ладони, и она легко могла их пристрелить, но пришлось сдержаться, и она тремя выстрелами вывела из строя их оружие. Только для безопасности Кира, который, воспользовавшись прекращением обстрела, добрался до ложбинки и был таков. Глушитель ее винтовки позволил ей остаться незамеченной. Повинуясь полученной по радио инструкции, репты остались на месте ждать подмоги. Буквально через пару минут четыре вертолета высадили восемь десятков новых преследователей, и они, не встретив сопротивления, бросились по свежему следу. Один за другим они скрылись в лощине. Вертолеты улетели. Только неподвижные тела напоминали о том, что приближается самый рискованный момент операции, участником и даже свидетелем которого она не будет. Углубившись в ложбину, репты попали на один из немногих путей в чудесную долину. Свежий след ведет их по удобной пологой тропе навстречу теплу, которого они так тщательно избегали. Опустившись метров на пятьдесят, они выйдут из зоны радиосвязи, поскольку частоты, которыми они пользуются, проходят только в пределах прямого распространения радиоволн. Добежав до дна долины, Кир переплывет озеро в челноке и вскарабкается на противоположную сторону. Первые двадцать метров по веревочной лестнице, которую втащит за собой, а потом есть удобная лощинка. На этом его дело будет сделано. Марина и Тони тоже сидят в засаде. Их задача - не выпустить рептов обратно. Для них все просто. А вот Ретте предстоит принимать решение. На верхней кромке долины развешена антенна, принимающая радиосигналы снизу. Линия связи от нее идет к Ретте, и она слышит, что передают репты,

@которые гонятся за Киром. Передающая антенна замаскирована на соседнем дереве, а передатчик у нее в руках. Этот импровизированный односторонний ретранслятор собрали и опробовали они с Тони. Теперь ей решать, когда его включать, и включать ли вообще. Пока из долины доносятся лишь шумы, сопровождающие передвижение: шаги, шорохи, хруст. Поглощенные погоней и не встречающие препятствий репты не имеют вопросов к своему советчику. Несколько вертолетов кружат над долиной, но там негде сесть, а обнаружить добычу им мешает листва. Что-то новое. Из наушников слышно шлепанье по воде, плеск и, наконец, речь:

- Приятно. Еда. - И так много раз. Это вполне приемлемо, и Ретта включает передатчик.

Характер информации, поступающей со дна долины, стабилен и однообразен. Рептам хорошо. И вот появляется новое:

- Сытость. Отдых.

Эти животные нажрались, разомлели и забыли о погоне. Что же, и это ладно.

Какое-то время ничего не происходит. Но вот вертолет высаживает новую группу рептов, и они устремляются в долину. Через некоторое время еще один. Потом еще. И вот они уже идут непрерывной чередой, следуя один за другим. Да, такой организации можно только позавидовать. Просто обвальное нашествие.

Сначала Ретта пыталась считать рептов, но потом перешла на вертолеты. Каждый привозил двадцать пассажиров, высаживал их и улетал. Наступившая темнота не остановила процесс, и карусель продолжалась. Незадолго до утра интервал между посадками стал увеличиваться, и последняя группа высадилась через полчаса после предыдущей, задолго до полудня. Пилот последовал за пассажирами, а вертолет остался на поляне. Это был семьсот шестнадцатый рейс.

Выждав для верности пару часов, Ретта выбралась из укрытия, сняла шлем с одного из убитых рептов и напялила его на голову.

- Брат. Вопрос, - прорычала она в эфир.

- Отрицание, - последовал ответ из наушников.

Таким образом, инф блестяще организовал и завершил доставку всех своих подопечных туда, где "еда", "приятно", "сытно", "отдых". Ошеломляющий результат. Такого полного успеха они не ожидали. Но ведь это еще не победа. Эта орава быстро прикончит все живое в долине, и что тогда? Если они хлынут назад, у Марины и Тони просто не хватит патронов. Кир вне игры и без связи. Значит надо импровизировать.

Забравшись в пилотское кресло, она прорычала:

- Ты. Место. Вопрос, - и уверенно повела вертолет по полученному пеленгу.

9

Инф оказался там, где они и предполагали. В строении у основания самой высокой мачты связи в Кортесе. Ретта отстрелила все подходящие к нему кабели и убедилась, что шлем перестал отвечать на ее рыки.

Население Кортеса уже обнаружило исчезновение рептов и даже разыскало винтовки, сложенные в подвале бывшей мэрии. Нашлись и радиофоны.

Эти люди сразу поняли, что от них требуется, и через несколько минут Ретта вела вертолет, набитый вооруженными мужчинами, к родному Сократову, где рассчитывала найти все брошенные рептами вертолеты. Так и вышло. Но здесь не было обнаружено оружия. Короче, только к вечеру удалось поставить заслоны на всех известных выходах из долины. Но это было еще не все. Теперь следовало обеспечить подкрепления, питание, боеприпасы. Только к полудню следующего дня, передав организационные заботы Марине и Тони, она оказалась там, где попытка прорыва была наиболее вероятна.

В этом месте долина заканчивалась, переходя в бескрайнюю равнину, заросшую тропическим лесом. Если репты выйдут здесь, найти их будет очень трудно. Расплодившись, эти хищники наделают таких бед! Кроме того, они вооружены. Устье долины имело ширину с полкилометра. Каменистое дно, освобожденное от почвы сезонными паводками, разбивало поток на множество мелких проток. Идеальное место для обороны. Наступающим негде спрятаться. Брустверы из камней и бревен прикрывали защитников на случай, если репты не расстались с ружьями. Двести человек, сменяя друг друга, непрерывно дежурили на этом рубеже, подхлестываемые яростной жаждой мести.

Пока ничего не происходило, Ретта решила отдохнуть. Но сон не шел. Тревога за Кира не давала покоя. Так и ворочалась она с боку на бок, пока не услышала первый выстрел. Стрелял один из дозорных, заметивший появившегося репта. Расстояние оказалось великовато, и он промахнулся. Ретта поправила это дело, избавив остальных от бесполезной траты патронов. И строго наказала не стрелять издали, а подпускать на расстояние верного выстрела. Ее указания и так выполнялись беспрекословно, а после того, как все увидели разнесенную первым выстрелом голову и дергающееся в конвульсиях тело ненавистного врага, авторитет ее стал незыблем. Наконец репты пошли косяком. Даже лишенные своего неизменного советчика, они были достаточно разумны, чтобы действовать совместно. Сначала стреляла только Ретта. С почти физическим наслаждением раскалывала она ненавистные уродливые головы и с каждым попаданием все сильнее желала новых жертв. Потом зазвучали выстрелы по всей цепи, и дно долины превратилось в бойню. Когда все закончилось, выяснилось, что репты тоже стреляли. Во всяком случае, среди защитников оказались убитые и раненые.

Все. Сюда они уже не сунутся. Попытки прорыва последуют в других местах. Предупредив по радио остальные посты, Ретта повела людей внутрь долины, оставив в устье сильно поредевшую цепочку стрелков. Тони тоже управился вовремя. Над долиной повисли вертолеты, с которых опустили в воду металлические решетки на толстых кабелях. Переменным током рептов заставляли выбираться из озера и расстреливали прямо с воздуха. Тех, кто прятался в зарослях, уничтожали бойцы Ретты, густой цепью прочесывающие узкое пространство между берегом и скалистым обрывом.

Поиски спрятавшихся рептов продолжались трое суток. Даже ужас Кира при виде всплывающей кверху брюхом рыбы, увядающей от едкого дыма листвы и груд водорослей, выдранных со дна стальными кошками, не остановил Ретту. Она прекратила прочесывание только тогда, когда количество обнаруженных тел совпало с тем, что она насчитала.

ЭПИЛОГ

Закончив откидывать снег, Ретта обмела валенки и вернулась в балок. Он был привезен сюда еще изыскателями и с тех пор сохранился в нетронутом виде, готовый дать приют забывшим про него людям. Даже репты лишь слегка повредили дверь, проверяя, нет ли здесь кого-нибудь.

Нервный срыв произошел с Реттой после волнений за Кира. И от сочувствия ему после разгрома, учиненного под ее руководством в его любимой долине. Марина, узнав, что она мучается бессонницей, привезла ее сюда и приказала гулять и отдыхать. И оказалась права. Одиночество, монотонный пейзаж полярной лесотундры и однообразные житейские заботы вернули сон, аппетит и душевное равновесие. Кроме того, Ретта вернулась к любимому делу.

Вопросы полетов быстрее света были давно разработаны теоретиками. Даже отработана методика получения необходимого материала - вещества с отрицательной гравитацией (не путать с антивеществом, известным со времен царя Гороха). Но вот сами полеты не получались. Согласно теории полагалось сжимать пространство впереди и расширять сзади, но, вот беда, при каждой попытке происходили катастрофы, причины которых не удавалось понять.

Ретта давно и серьезно этим интересовалась, а сейчас получила возможность заняться этой проблемой, благо в балке оказался неплохой компьютер, подключенный к инфу. Поток технической информации, пронизанный паутиной математических абстракций, выполнил роль успокоительного огромной убойной силы. И, хотя за эти полгода Ретта не отыскала решения, у нее возникло ощущение, что она уже знает достаточно, чтобы найти его. Но не сегодня. Прислушавшись к себе, Ретта поняла, что пришло время. Она связалась с Мариной и принялась готовить все необходимое к самому важному событию в ее жизни. Кира и Тони, прилетевших вместе с ней, Марина отправила за дровами в ближайший лес, это километров пятнадцать. Ретта еще успела удивиться, зачем дрова, когда здесь все на электричестве. И тут началось. Конечно, она управляла процессом и не испытывала боли, но когда ребенок пошел, отвлеклась, завороженная неожиданной мыслью. Контроль был потерян, и она прочувствовала все, что и обычные женщины, не обладающие ее умением.

Придя в себя и полюбовавшись сынишкой, Ретта взяла листок бумаги, карандаш и быстренько сделала набросок. Да, все получится. Пространство надо сжимать не вдоль движения, а поперек, пропуская его тонким жгутом сквозь специально оставленный канал. А не действовать кораблем, как поршнем, натыкаясь на неожиданности на кромке зоны сжатия при встрече с материальными телами. Пора подумать о получении этого самого вещества с отрицательной гравитацией.

X