Сергей Александрович Калашников - Четвертая дочь императора. Оператор совковой лопаты [Авторский сборник]

Четвертая дочь императора. Оператор совковой лопаты [Авторский сборник] 2M, 590 с.   (скачать) - Сергей Александрович Калашников


Четвертая дочь императора


Глава 1


В этой части парка отродясь не было никакой железной дороги. А тут поблескивают в свете луны рельсы, и, меж них поверх шпал вдоль пути дощатая дорожка. Напрасно он пошел на день рождения к Светке. И уж совсем зря столько выпил. Опять же луна какая-то неправильная. Не те пятна и цвет впрозелень. Забрел, пьянь трамвайная! Опять же фонарик сломался. Вроде, не ронял.

Гошка чувствовал себя отвратительно. Все тело ломит, в глотке пустыня Сахара, в ушах звон, перед глазами мельтешит. Повернулся спиной к ночному светилу и побрел. Если он не ошибается, станция в этой стороне, и до утра уже недалеко. А там — доберется домой на автобусе.

Точно, пять минут ходьбы, и впереди показались строения. Тусклый фонарь около путей, кирпичная коробка с остеклением во весь первый этаж, дорожки, выложенные каменной плиткой. Аккуратненько все так, вроде, как и не в России. За стеклами пустой зал столовой, официантка хлопочет, только электричества нет. Несколько огоньков, закрепленных на стенах, дают ровное неяркое освещение. Ужасно хочется пить. И дверь незаперта.

— Здравствуйте! Напоите бедного заблудшего.

— Привет! — Официантка молоденькая, совсем еще ребенок, смотрит на Гошку с интересом. — И напою, и накормлю. Садись вот сюда.

Указанное место расположено удобно. В уголке, лицом к залу. Снял со спины рюкзачок и устроился. Столы и лавки здесь из толстых досок, но как-то все комфортно и пропорционально. Или это кажется, после ночи хмельных блужданий? А вот и кружка. Квас. Блаженство!

Девчонка принесла миску плова и два разрезанных вдоль свежих огурца. Посолил, потер половинки друг о друга, и за работу. Хорошо. И избыточная с виду порция оказалась в самый раз. Теперь чай. Смородиновый лист заварен, но крепко. Сразу почувствовал себя лучше.

— Ты посиди полчасика, умойся, только свечу с собой захвати. — Девушка подает фарфоровое блюдечко с ручкой и установленным в поясок огарком. — А тем временем пельмешки сварятся, и Филя апельсинового сока надавит.

— Полагаешь, в меня еще что-то войдет? После такой горы?

— Точно знаю.

— А почему у Вас нет света? Авария?

— Электричества здесь никогда не было. А ты давай, дуй на горшок, пока до греха не дошло.

Смутившись от такой проницательности этой совсем молоденькой девчушки, Гошка отправился, куда было предписано. Оно и, правда, было нужно.

Вернувшись, обнаружил, что в столовой появились посетители. Официантки, ничего не спрашивая, расставляли перед ними тарелки с едой и разносили кружки с напитками. За окнами начинало светать, и люди быстро наполняли обеденный зал. Впрочем, задерживались они ненадолго. Съев свою порцию и запив ее кофе (запах выдал), выходили на улицу и собирались у железной дороги. Вскоре столовая снова опустела, а по рельсам подкатил вагон, запряженный лошадью. Народ загрузился и уехал в ту сторону, откуда час назад приковылял Гошка.

Переведя взгляд на потолок, он убедился, что никаких признаков электроосветительных приборов здесь нет, а огоньки на стенах пристроены капитально и горят ровным бесчадным пламенем. Куда это его занесло?

Девушка подала тарелку пельменей, и, прямо у него на глазах обильно полила их сметаной из соусника. Протянула вилку.

— Наваливайся.

Действительно, хорошо пошло, да под апельсиновый сок. В неспешном таком ровном темпе смолотил все за милую душу. И снова самочувствие стало лучше.

— Погоди, сейчас накормим формовщиков, и салатик мясной тебе принесу, а потом какао.

— А можно кофе?

— Даже не проси. Только после карантина.

— Какого такого карантина? С чего это вдруг?

— Ты ведь с Земли. А это Посейдония. Так что неделю тебе предстоит поскучать в карантинном блоке здешнего околотка. Как раз через час откроется. Мы школьников покормим, и тут дядя Пинчук придет завтракать, вот с ним и отправишься. Потом тебя фельдшер осмотрит, запишут данные — и на отсидку. Поскучаешь неделю — и свободен.

— Какая Посейдония! Какая отсидка! Мне через… — Гошка посмотрел на часы. Секундная стрелка стояла. — …пару часов на занятия. Лабораторная у нас по импульсной технике.

— Ну, ты и тормоз! Не слыхал, что ли, что в городском парке вашего города пропадают люди. Обычно нетрезвые. Вот и ты пропал. Навсегда. Бесследно. И оказался ты совсем на другой планете. Наши ученые полагают, что это даже в другой Вселенной. В смысле не от вашего Большого Взрыва. Потому что у нас есть отличия в физических законах. Что, думаешь, мы свечами да масляными лампами освещаемся оттого, что электричества боимся? Дудки, не боимся, а найти не можем. Вроде как нет его здесь.

— Так не бывает. Электрические силы задействованы в строении материи. Если электроны не будут притягиваться к атомным ядрам — миру труба. Все развалится. А пельмешки у вас нисколько не разварились. Так что не вешай мне лапшу на уши, чудное дитя. Ну, может, какие константы и имеют немного другие величины, но чтобы фундаментальное свойство материи совсем отсутствовало — это просто розыгрыш.

— Не хочешь, не верь. — Девчонка, похоже, не вполне догнала, но название «дитя» ей не понравилось. — А лапша у нас действительно неважная. Пшеничная мука не в изобилии, а из ржаной ничего путного не выходит.

Гошка посмотрел на официантку. Вот ведь какова, бестия! Он только что потерял целый мир, ему впору биться в истерике, а она заставила его думать о физических проблемах и сожалеть об отсутствии пшеничной муки. Психологически безупречно построив диалог.

— Тебя как зовут, проводница в неведомый мир?

— Ри.

— Игорь. Или Гоша, как понравится.

— Игорь лучше. Ну ладно, посиди пока, школьники уже потянулись, да и народ с керамического собирается.

Ри вместе с напарницей, тоже нестарой, но уже и не девчонкой, сноровисто потчевали завтраком приходящий народ. На Гошку едоки поглядывали с интересом, но знакомиться не пытались. Он, тем временем, умял огромный салат, состоящий наполовину из мелко покрошенного мяса. Запил какао из объемистой кружки. Да, неслабо кормят здесь, на Посейдонии. И как в него это все влезает?

Потом еще был изрядный пласт холодца с хреном под томатный сок и шоколадные пирожные в форме картошек под горячий чай. Организм среагировал адекватно и неоднократно. И литровая вазочка малинового желе тоже была усвоена совершенно нормальным образом.

«Они тут, часом, не на убой ли пришельцев откармливают?» — Подумалось в сытом осоловении. Тот факт, что он действительно попал в другой мир, сомнений у него не вызывал. Масса мелких деталей указывала на то, что это не розыгрыш. Все одеты в некое подобие формы. Впечатление, что в спецодежду. Нет, не одинаковую, но часто повторяющиеся варианты. И ткань. Прочная, немнущаяся, немарких цветов. На ногах ботинки «прощай молодость» или закрытые туфли на короткой шнуровке. Удобные, практичные, долговечные.

Правда, сережки или перстеньки у женщин — в порядке вещей. И руки ухоженные, хотя длинных ногтей или цветного лака отметить не удалось. В негромком гомоне обеденного зала и среди приветственных жестов чувствуется обыкновенность, устоявшийся ритуал. Народ расплачивается, в основном, талонами. Редко — деньгами. Купюры и монетки ничем не примечательны, но и не совпадают с его российскими. Впрочем, было несколько моментов, когда клиент забыл взять с собой кошелек. Рассосалось без конфликта. За кого-то расплатился знакомый, кому-то поверили в долг. И вообще, тут все друг друга знают.

Меню на тюремное непохоже. Каши манная и овсяная. К кофе — кусочек хлеба, намазанный маслом с пластиночкой сыра. Детворе что-то из вареных яиц с соусом. Метут, аж за ушами трещит. Нескольких женщин кормят похлебкой из глубоких чаш. Запах — полмира за ложечку.

Еще трижды запряженный лошадкой вагончик увозил группы насытившихся взрослых. Детвора дошкольного возраста, оставив на столах половину несъеденным, пешим ходом проследовала куда-то за угол. В столовой осталось не более десяти посетителей.

— Здравствуй, Игорь. Я Пинчук, околоточный. — При взгляде на этого мужчину сразу становилось ясно, что он именно Пинчук. И не иначе, как околоточный. — Айда со мной, в карантин устраиваться. Тут вот Ри тебе с собой тормозок собрала, чтобы ты не скучал до обеда. — В его руках была неслабого размера полотняная сумочка с явно твердыми предметами внутри. Типа кастрюлек. 


Глава 2

Карантинный блок оказался комнатой площадью метров двенадцати с койкой, столом, табуреткой и стеллажом с книгами. Одна дверь из него вела в приемную, где располагался стол околоточного, вторая — в совмещенный санузел, оборудованный ванной и титаном. Дровишки здесь же. Запоры на дверях отсутствуют.

Разжигая огонь в топке, Гошка поинтересовался:

— Не боитесь, что сбегу?

— Некуда тебе бежать. Да и для здоровья опасно. У тебя сейчас весь организм в шоке. Раньше, чем за неделю не оклемаешься. Пока твоя забота есть, пить и гадить. Так что, действуй. — Пинчук закрыл дверцу печурки и прислушался к гудению пламени. — Мойся негорячей водой, не распаривайся. А потом сразу за еду. Молоко то твой организм как? Усваивает?

— Вполне. Только не люблю.

— Ну, на недельку про эту нелюбовь лучше забыть. Молоко твои шансы сильно повышает. Уж поверь, ты не первый здесь такой.

— И часто здесь пришельцы с Земли появляются?

— Ты восьмой на моей памяти. Это лет за пятнадцать. Правда, погиб у меня только один. Пятый по счету. Фельдшер считает, что у него вообще шансов не было — хронический алканавт с букетом нелеченых хворей. Все кричал, что обманывают его все, и обидеть пытаются. — Пинчук замолчал на секунду. Видно вспомнилось. — А у тебя шансы нормальные. Ри полагает, что ты до нее добрался не более чем через полчаса после того, как здесь появился. Может статься, что совсем себе здоровье вернешь.

Пока грелась вода, Гошка отдал должное супу. Овощи и картошечка в наваристом бульоне с чем-то духовитым. Потом бутылка молока прямо из горлышка. Вымылся, постирался, облачился в местную одежду. Удобная, хотя если с точки зрения высокой эстетики, пожалуй, больше похожа на робу. Потом пришел фельдшер. Слушал, щупал, заглядывал в разные места, проверял рефлексы. И тут стало ясно, что не все свои функции организм выполняет. Во всяком случае, для женщин он особого интереса теперь не представляет. Ну, только если поговорить…. Еще эскулап взял анализы и велел не слишком много двигаться. Только в пределах необходимого. А потом горка творога с медом и баклажка кефира. И на боковую.

* * *

Вопросник ему дал все тот же Пинчук. Бумага и ручка с чернильницей нашлись на стеллаже. Вообще прикольно писать, макая перо в баночку. Не сразу приловчился. Отвечая на вопросы, описал всю свою жизнь. Что видел и слышал. Какие на Земле государства, кто у власти. Про международные организации, про полеты в космос и загрязнение среды. О проблемах с природными ресурсами и ростом населения. Какие источники энергии для чего используют, Про двигатели, корабли, самолеты, автомобили и метро.

Прочитав «Памятку пришельцу», специально составленную для таких, как он, узнал, что расположение Посейдонии относительно Земли не определено. Известно только, что она не в Млечном Пути. Материки здесь размером с Гренландию и их полтора десятка. Много крупных островов и очень много мелких. Сплошные архипелаги и островные цепи.

Растения, животные и люди сюда попали с Земли, и попадают до сих пор. Мест, где это случается, известно сотни, но переносы не подчиняются никаким закономерностям. Да и само место, где появляется пришелец или иной объект с Земли, не локализуется. Определяется район с погрешностью в десяток километров. Если построить в этом районе искусственное сооружение — домик поставить или дорогу проложить — появление землян может и совсем прекратиться. Сходная история и на другой стороне этой непонятной транспортной системы. Только там могут прекратиться исчезновения, хотя и не обязательно. Про случаи переноса отсюда на Землю никаких сведений нет.

Кстати, немало вопросов в брошюрке касалось мест на Земле, в которых Гошка никогда не бывал. Вероятно, здешние ученые установили из опроса пришельцев районы, откуда «извлекаются» земляне, и интересуются, не началась ли там бурная хозяйственная деятельность, угрожающая работе переносящей силы. По всему выходило, что появление пришельцев здесь — событие ординарное и принимаемое в расчет.

На планете нет общего языка. Люди из одних и тех же стран попадают примерно в одни и те же местности, со своими обычаями и речью. И это происходит на памяти здешнего человечества уже не первое тысячелетие. Так что в разных местах сложились этносы разных культур и корней. И, соответственно, свои государства, языки, уклады.

Гошка прибыл на остров Ендрик, входящий в состав Рысской Империи, сформировавшейся, преимущественно из выходцев с территории от Карпат до Урала, и между Белым и Черным морями. К своим попал. С языком проблем не будет. Пушкина здесь читают. Вообще, книги, и даже учебники и справочники с Земли доставлялись сюда не раз в вещах перенесенных людей.

К попадающей из колыбели человечества информации здесь относятся внимательно. Техника на Посейдонии вообще развивалась во многом вслед за достижениями материнской планеты. Копирование принципов приводило к сходным результатам. Однако в этом пути уже наметился предел. В области электричества. Здесь даже волоски к расческе не прилипают. Лепестки электрометров висят, и гальванических эффектов не обнаруживается. Местным Амперам и Вольтам не к чему приложить пытливые умы.

К слову сказать, сюда ведь попадают отнюдь не великие ученые или знаменитые изобретатели. Обычные люди, забредшие в уединенные места. Обыватели. Так что техническая информация собирается по крупицам. И любые неточности, сообщенные прибывшими, стоят здешним специалистам немалых трудов. В общем, отвечая на вопросы, Гошка честно изложил все, известное ему о принципах построения турбовинтовых и турбореактивных двигателей, Двигателей внутреннего сгорания и дизелей, паровых турбин и гидравлических приводов. Нет, это не его специальность. Он учился на вычтехе. Но технические журналы уважал, как все мальчишки. Многое в памяти осталось.

Не скрыл он и своих познаний в области вооружений. Уж про всякие стрелялки читал немало. Конечно, сумей он оживить свой надежно молчащий нетбук, где на жестком диске гигабайты информации, да горсть флэшек и дискариков в придачу, это был бы крутой информационный прорыв. Но электрика здесь действительно не работала. Ни фонарик с динамкой, ни часы, ни компактный компьютер.

Дядя Пинчук паковал листы с его написаниями в серьезные пакеты и отправлял с конным фельдъегерем. Так за писаниной и промелькнула неделя. Учебники здешней истории и географии, а также подшивка газет за последний год тоже были увлекательны и времени потребовали немало. Это при семиразовом обильном питании и ежедневных медосмотрах.

Начиная с четвертого дня, его еще и в бане парили, да поили каким-то кислым питьем. Говорили, чтобы ускорить обмен веществ. Интересно, зачем так изысканно выражаться. Он уже давно понял, что в еду ему подмешивают слабительное, а в питье — мочегонное. И так весь организм работает, как одна прямая труба. Осталось предположить, что для потливости. Похоже.

А жизнь поселка текла своим чередом. К околоточному приходили жители жаловаться на не закрывающийся кран, не уходящую в раковину воду, треснувшую форточку или слетевшую с петель дверь. Разбираться с этими вопросами отправлялись дворники, которых в подчинении у Пинчука было трое. Здесь же за столом в соседней комнате было оформлено завещание, принят на работу новый лесничий, оформлено несколько десятков заявок… жизнь текла. Приходили и уходили люди, доставлялись и забирались документы.

Наконец фельдшер сообщил, что Гошкино состояние вполне позволяет ему жить до самой смерти, а дядя Пинчук разложил на столе целый пасьянс листовок по части будущей профориентации. Хочешь — в дворники иди, хочешь — учись на врача. Да кругом народ требуется…. Пока проходил карантин, тут с десяток человек из местных жителей брали у околоточного направления в разные места.

Вообще-то Гошка ожидал, что за ним прибудет конвой, или, на худой конец — сопровождающий, чтобы переправить его в место, где такие, как он «пришельцы» живут компактно и делятся своими уникальными познаниями с представителями государственной администрации, учеными, конструкторами. А оно вот как выходит! Иди и живи! Как все. Даже обидно слегка.

Попросился в учебку, чтобы выучиться на сигнальщика-рулевого. Империя сейчас воюет с Риканами. И все больше на море. Так что военные моряки в почете. А если война закончится, с такой специальностью без работы он не останется. Труд моряка на Посейдонии востребован. Кстати, если потянет, так и на капитана можно экзамен держать. И вообще, попав в чужой мир ему, прежде всего, захотелось не остаться с ним один на один, а примкнуть к некой общности, где хотя бы гарантированно напоят и накормят. В свободный полет не тянуло.

Он здесь один, свободен от любых долгов и обязанностей, ничем и никем не ограничен. Оно, конечно, в военном флоте могут и ухлопать, однако, рассудил, что терять ему особо нечего, а цепляться так уж сильно за жизнь в этом примитивном мире, резону особого нет. На Земле хоть интересно было. Друзья, ради форсу перед которыми нужно было деньжат заработать. Родители, ждущие внуков. Светка, наконец. Вертихвостка! Он только теперь сообразил, что она его нарочно дразнила, оказывая знаки внимания Димону. Хотела подтолкнуть, чтобы Гошка ее поскорее замуж позвал. А он, идиот, надрался, и пропал.

Получив направление, зашел в столовую, попрощаться с Ри. Она его первая приветила, да и корм носила — пальчики оближешь. Однако не застал. Уехала девушка. Сменщица еще странно так сказала, мол, кончилось ее послушание. Ну да ладно, он со временем здесь во всем разберется. Непонятки еще не раз встретятся.

Напоследок, пока поджидал конный вагончик до станции, обошел поселение. Железная дорога делила его пополам. Восемь рядов по шесть невыразительных двухэтажных кирпичных домов, в каждом по четыре подъезда. Судя по нумерации — в каждом подъезде живет одна семья. Крыши двускатные, фронтоны — продолжение стен.

В первых этажах в сторону, обращенную к железной дороге — столовая, околоток, магазины и фельдшерский пункт. Рельсы в этом месте выглядят как трамвайные пути, поскольку все выстелено каменной плиткой. Но не только конные вагончики здесь проезжают. Два — три раза в день паровоз неторопливо протаскивает грузовой состав. На окраине расположены детский сад и школа. Сразу за ними начинается лес. Впечатление скучной такой аккуратности. Все ровненько, ладненько и невыразительно. На окраине у путей указатель: «Казармы Формовщиков». Воистину казармы.


Глава 3

Дядя Пинчук не напрасно его отговаривал от поступления на флот. Вступительный конкурс в учебку оказался непрост. Ну, там математику и физику — это легко. Все то же, что дома, только без электричества. А вот химию он подзабыл за четыре года после школы. Хорошо хоть, сидя в карантине, полистал местный учебник, ну так, чисто для сравнения. То, что помнил, от известной на Земле картины не отличалось. Щелочи, кислоты, соли… заодно и вспомнил кое-что. Справился, с грехом пополам.

Но на нормативах по физподготовке ему пришлось несладко. Неделя обжорства дала о себе знать. Выкладывался по-полной, хотя ничего особенного от него не требовалось. Стометровка, отжимания, подтягивание. Да уж.

А потом казарма, учеба, телеграф флажковый, семафорный, световой. Навигационные знаки, маяки, судовождение, устройство рулевых механизмов. Гребля и маломерные парусные суда. Для студента четвертого курса технического ВУЗа ничего сложного, но материала много. Расслабляться некогда. Хотя наставления по артиллерийскому и минному делу тоже успел прочитать. И про судовой двигатель, с огромным интересом. Это же классическая паровая машина тройного расширения. В общем, при выпуске легко мог сдать экзамены за все специальности учебки, но не стал. Нет причины. Так что через полгода получил погоны матроса и направление на номерной миноносец рулевым-сигнальщиком.

* * *

Кораблик ему не понравился. Узкий и длинный, с вертикальными бортами и штевнями, чем напоминал старинный угольный утюг. Надстройка — сплюснутая с боков вертикальная труба, создавала впечатление, что это — подводная лодка. Еще две дымовые трубы и две одноорудийные башни на носу и корме. Эти башни перегораживали палубу полностью, краями даже почти свешиваясь за борт, форма — шестигранник с наклоном стенок на конус. Так что на бак и на ют проникнуть было можно только из-под палубы. В центральной части возле труб и рубки узкий проход огорожен хлипкими с виду леерами, так что лучше спуститься в стальную утробу миноносца, если надо пройти с носа на корму или наоборот. Практически все продольные перемещения — по проходам в чреве кораблика. Крошечная посудинка, тонн триста без малого. Или с лихвой, он в паспорт не заглядывал.

Торпедные аппараты подводные, в носу. Две штуки. Словно у подводной лодки. Зарядить их можно только в порту, так что, запасных торпед нет. А прицеливание осуществляется поворотом корпуса миноносца.

Котлы и машины, поставленные в одну линию, наполняли все внутреннее пространство, оставляя для людей узкие проходы. Ни кают, ни кубриков. Койки между труб, над проходами или под трапами. Явно выделены только штурманская, расположенная под ходовой рубкой, и камбуз. Фельдшерская напоминала стенной шкаф, капитанская каюта оказалась еще тесней. Мостик — огороженная площадка на крыше надстройки. Обычно там дежурит пара сигнальщиков.

Корпус сварен из листов трехсантиметровой стали и разделен водонепроницаемыми переборками. Куда бы ни шел — сплошные герметичные двери с рычагами. Чисто, мрачно, тесно и сквозняки от прекрасно налаженной вентиляции. Главное украшение интерьера — великолепно выполненные сварные швы.

Боцман выдал сплошной комбинезон из прочной, почти брезентовой материи и с отстегивающейся задницей, шлем с ребристыми амортизаторами, налокотники, наколенники, наплечники и перчатки без пальцев, но с подушкой на тыльной стороне кисти. И тридцать комплектов нательного белья из фланелевых кальсон и рубашек с длинным рукавом. Столько же пар носков. «Как в танке» — подумал Гошка.

Фельдшер научил мыться «по семисотвски». В тесном теплом закутке только и хватало места, чтобы раздеться, обтереться мыльным раствором, и ополоснуться теплой водой. Ежедневно и очень экономно. А, главное, быстро. График один для всего экипажа. И надеть свежее белье. «Как на космическом корабле» — такая вот мысль в голову пришла. Стрижка еженедельно под ноль машинкой с пневмоприводом, причем борода снимается тоже. Бритье не приветствуется. За специфический внешний вид моряков с миноносцев семисотой серии называют ёжиками.

Корабль невелик, экипаж мал. По боевому расписанию несколько сигнальщиков и кочегаров уходят на подноску снарядов, а два матроса машинной команды включаются в работу торпедистов. И в походном расписании на три вахты людей хватает по минимуму. Вопросы проведения досуга перед моряками не стоят. Тем более что в портах миноносец задерживается только для погрузки угля. Хотя нередко его принимали и прямо в море с других судов. В обоих случаях — аврал с полной занятостью для всех.

Спать приходилось не раздеваясь. Шнуровку на ботинках ослабляли, да снимали шлемы, и все. Плавание в узких местах среди островов напрягало сигнальщиков неимоверно. Пеленги и дальности, обмен позывными с береговыми постами — первые месяцы службы держали Гошку в состоянии растянутой пружины. Случалось — плоховал, получал фитиля, но без воплей или мордобоя. Однако помогали ему крепко. Тут вообще народ замечательный, как в семье себя чувствуешь. Правда смущает повальный патриотизм и влюбленность в императора. Причем не на словах. Вкалывают как папы Карло, словно для самих себя стараются. Так к Гошке, пожалуй, одни родители относились, как эти ребята к своему кораблю, и стоящим перед ним задачам. По себе отметил, что начал помаленьку этим же заражаться.

А вот мысль об абсолютной монархии его просто коробила. Тем более — империя. То есть государство, собранное присоединением соседних земель. Впрочем, раз другие живут, ему то чего переживать? Знал, конечно, что имя самодержца Игорь Алексеевич Гудков. Императрица — Ксения Михайловна. И что у них одни дочки. Причем много, штук пять. Портретов августейшего семейства ему не встречалось. Не в обычае здесь было картинки по стенам развешивать. В газетах тоже как-то не попалось, а специально не интересовался.

Зато одобрительные высказывания в адрес монарха от сослуживцев слышать приходилось. Да и неодобрительные, бывало. Но без сердца, скорее с сочувствием, чем в укор. Оно и понятно, всегда при хозяине жили. И намерены продолжать. Демократические идеи упоминались, когда речь шла про заграницу, но при этом тоже эмоций не проявлялось. Ну, так, за что-то ругнут, за что-то похвалят. В общем, о политике никто всерьез не рассуждает, хотя и не тупят.


Глава 4

В основном миноносцы их дивизиона возили пакеты с приказами и докладами. На побегушках служили. Гошка предполагал, что такое интенсивное плавание на максимальных скоростях приведет к быстрому расходованию ресурса котлов и паровых машин. И, как следствие к ремонту на берегу. Хоть отдохнул бы. Не тут-то было. Имперские механикусы знали толк в металлах. Легированные стали, добротные сплавы, сварка, высокая точность изготовления — и поломки механизмов становятся редкостью. Похоже и прочнисты здесь на высоте, и конструктора неслабые. Да и рабочие дело свое знают.

Собственно, он и на себе уже успел ощутить, что ему нравится хорошо делать свое дело. Когда нормально организовано, всего хватает и в любой момент ясно, что немедленно, а что — погодя, так оно, и делается с удовольствием. Без головной боли и сомнений.

Боевые тревоги случались, но обходилось без соприкосновения с противником. Обнаруженный сигнальщиками корабль оказывался своим. А в паре случаев просто удрали от неприятеля. Их задача — доставить депеши. А скорость сорок пять километров в час немногие корабли способны развить. Вернее — никакие, кроме миноносцев. Хотя их семьсот второй самым быстроходным не считался. Говорят, есть несколько крейсеров, способных развивать такой же ход, но, кажется, ненадолго.

Были и учения. Комендоры хорошо сработали. Длинноствольные стомиллиметровые пушки размолотили щиты и с трех, и с четырех километров. Даже с пяти было уверенное накрытие цели. Кораблик их, хоть и мал, но волна его валяет умеренно. Как-то там с остойчивостью удачно получилось, осадка приличная, надводный борт низкий, а центр тяжести размещен где надо. И гидравлические стабилизаторы орудийного ствола довольно эффективны. Гошка когда тренировался на подмену наводчика, почувствовал, что при волне до двух баллов даже он может один раз из трех выпалить удачно. А если поднабраться опыта, да навыки наработать, так можно вообще не промахиваться до расстояний, где рассеяние снарядов превысит размер мишени. Только бы дистанцию дали верную.

А вот пуски торпед откровенно разочаровали. Дизели ни у кого на планете пока не получились, для обычных двигателей внутреннего сгорания нет электричества, чтобы свечами топливо в цилиндре запалить. А запас сжатого воздуха, которым через поршневую машину приводят в действие винты, дает запас хода всего в пару километров. Это притом, что сама торпеда — газовый баллон с моторчиком. Хотя заряд неслабый, попасть в цель почти нереально. Только в идеальных условиях. Причем пуски необходимо делать на малом ходу, иначе есть шанс догнать и «растоптать». Скорость у этих самоходных мин так себе. Даже транспорты бывают шустрее.

* * *

Очередной выход в море не сулил ничего необычного. Почта, приказы, пара фельдъегерей. Угольные бункеры полны, по расчету должно хватить в оба конца. На крейсерской скорости проскочили Море Гунька, достигли островов того же имени и вошли в проливы. Путь сильно сокращается, но плавать здесь непросто. При водоизмещении свыше тысячи тонн сюда лучше вообще не соваться. И не в осадке дело, глубины большие. Фарватеры узки и извилисты. И если длина корпуса хотя бы сто метров, можно влететь в берег одновременно носом и кормой одним бортом, а миделем — другим.

Правда, проходов много. Целый лабиринт. Если летом в солнечную погоду на катере — красота неописуемая. Но весной в потемках на миноносце…. Двойной комплект сигнальщиков, прожектора, подвахтенные одеты и не спят.

Гошка на своей койке, что под трапом, ведущим на палубу сразу за рубкой. Тут не бывает спокойно. С мостика и на мостик, на камбуз, в подшкиперскую кладовую. Пары минут не проходит — шаги по железу. Время суток значения не имеет, если корабль в походе. Ему это место досталось как салабону. Он здесь самый молодой.

Резкие звуки наверху, похожие на отдаленные пушечные выстрелы, хлопки, звон металла, словно горохом в ведро. И ничего. Вибрации корпуса доносят ровный звук двигателей, работающих малым ходом. Приказов нет, но впечатление, что по ним врезали толи картечью, толи шрапнелью. Быстро наверх! Темнота рассеяна пламенем горючего, разлившегося из прожектора и выплеснувшегося на наружную стенку рубки. Побоище. И командир, и старпом, и сигнальщики лежат без движения, рулевой повис на штурвале, заклинив его. Вокруг ничего не разглядеть.

Первая реакция — остановить движение. Обе ручки машинного телеграфа на «полный назад», и тут справа за кормой вспышка выстрела. Головой вперед за тумбу рулевого колеса. Новая порция металлических шариков хлещет по надстройкам, по плечу, по ноге и голове. Вроде не насмерть, но больно. Ударили из двух стволов, калибр — миллиметров полтораста, потому заряжают небыстро. С полминуты у него, наверное, есть.

Переговорные трубы снесены, тело рулевого, принявшее основную массу назначенного Гошке металла, сброшено, штуртросы перебиты, машинный телеграф — вдребезги. И сметено пламя с рубки. Тьма кромешная. Зато чувствуется торможение. Значит, его команду машинисты выполняют. Скорее в палубный люк.

— Боевая тревога, орудия к бою, машинному и минерам послать дублеров сигнальщиков в румпельное. Прямо держать — кажется, никого не забыл и ничего не перепутал. Нет, забыл.

— Штурмана прошу пройти к третьему палубному люку — последний из офицеров корабля, возможно, оставшийся в живых.

Снова залп с кормы. Через закрытую крышку не видно, но, судя по звукам, снаряды разорвались в воздухе по носу. Лупили в темноту в расчете на то, что лишенный управления миноносец продолжит двигаться, как шел. Их не видят. И штурмана нет. Зато Каха Дацимов, второй из подвахтенных сигнальщиков тут как тут. Прикрутить фитилек люкового фонаря и выдвинуть его заслонку. Нельзя дать противнику увидеть даже слабый проблеск.

— Каха, слушай мои команды с палубы и передавай по цепи через отсеки. — А теперь в проход. — Отдраить межотсечные двери, команды передавать голосом. — Собственно, это уже работает, но он все равно должен так распорядиться.

Выскочил наверх. Новые вспышки выстрелов и разрывы по носу. Шрапнель или бризантные, он пока не разбирается. В штурманскую. Прикрыл дверь и чиркнул зажигалкой. Еще два тела. Крови немного, стонут. Стенки их прикрыли. Достало рикошетами, дверь-то была распахнута. Зато карта на столе. Где мы? Снова залп. Это точно шрапнель. Видимо, хотят подсветить их вспышками разрывов. Но легло далековато, ни одного клевка металлом об металл.

А находимся мы вот здесь. Корабль противника, укрывшись за высоким островом, дождался, пока мы выкатимся ему под пушки. И врезал с двух километров из темноты по подсвеченной собственным прожектором цели. Теперь пытается добить. Уже вслепую. А нам пора останавливаться, пока не въехали в скалы. А почему противник не использует осветительные ракеты?

Гошка погасил огонек и выглянул. Очередные вспышки раскаленных газов из орудийных стволов обозначили линию берегового откоса справа.

Все верно. Они уже в «тени» острова. И успели разогнаться кормой вперед.

— Левая машина стоп! Правая — малый вперед! Руль на левый борт.- Где же компас? Ага, исправен. Кстати, чего это он так тормознул. Вот ведь уцелевшие переговорные трубы. Это в рубке их под корень срезало, а в штурманской даже не помяло. — Каха, на мостик!

Есть связь с отсеками, компас и пара зорких глаз, не ослепляемых пламенем зажигалки. Санитары унесли раненых, а посланные стармехом ремонтники колдуют со штурвалом. Разворот завешен, скорость нулевая и берег они не потрогали. Темнота и тишина. В пятистах метрах за кормой два — три раза в минуту бухают снаряды. Выстрелы из-за острова слышны приглушенно, а вспышки раскаленных газов, вылетающих из орудийных стволов, совсем не просматриваются.

Стрельба стихает, и луч прожектора шарит по воде. Его бледный свет, ни за что не цепляясь, обшаривает пустынную поверхность, постепенно удаляясь. С такого расстояния здешние прожекторы разве что айсберг позволят разглядеть.

Каха разбрасывает гайки и слушает всплески. На полсотни метров вокруг вода. Штурвал снова действует. Вперед на самом малом ходу. Есть здесь пролив, как раз к месту, где стоит обстрелявший их корабль. До рассвета он с места не стронется, это еще пара часов, и демаскироваться ему не резон. И очень хочется с ним рассчитаться. Только узко здесь.

Сигнальщик докладывает об ударе гайки о берег на курсовом триста пятнадцать. Есть зацепка. Характерный выступ берега. Руль на левый борт. Вовремя. Теперь звон стали о камень доносится курсового сорок пять. Матросов с шестами на нос, и еще убавить оборотов. Вообще в этот проход соваться нельзя. Но миноносец — очень маленький корабль. А случись что, на такой скорости они покалечат корпус не фатально.

Тишина. Матросы то и дело сообщают о соприкосновении шестов со скалами. Время от времени звенят гайки, доброшенные рукой сигнальщиков до каменных стен, между которыми пробирается миноносец. Кряхтение палубной команды, упершейся в берег, скрип кранца, скрежет стали по камню. Метр за метром команда кромешной темноте протаскивает кораблик через узкую кишку тесной расселины.

Пролезли. Проползли. Прокрались. Опять вода со всех направлений. Последние гайки звякнули о камни за кормой уже более минуты тому назад. По расчетам до засадного судна километр с четвертью точно по курсу. И ни зги не видно. Встречный ветер доносит запах дыма, значит, ошибки Гошка не сделал. Но если ждать рассвета, то кто первым выстрелит?

Медлить нельзя. Торпедисты готовы. Малый ход. Корабль уже слушается руля. Осветительная ракета. Вот он. Четыре градуса влево.

— Правый, пли!

Торпеда ушла.

— Левый пли!

И эта торпеда ушла.

— Носовое, прямая наводка, беглый огонь! Право на борт. Кормовое, ждать цель с левого борта. Беглый огонь прямой наводкой по готовности.

Стомиллиметровые фугасные снаряды — это для небронированного корабля очень серьезно. Пока, получив в борт две торпеды, их недавний обидчик затонул, оба орудия успели исчерпать боезапас, превратив корпус и надстройки в хлам. Живых подобрать из воды не удалось, а мертвые были какие-то нецелые.

По обломкам и всплывшему мусору опознали «Крокус» — вспомогательный крейсер рикан. Гошка помнил, что о таком их предупреждали. Было его описание в ориентировках, и силуэты сигнальщикам показывали. Инструкция для миноносцев при встрече с ним — уходить, и наводить крейсера.

При свете дня осмотрели повреждения. Да уж. Трубы пострадали изрядно. Только повреждения эти касаются исключительно внешних кожухов и на выполнении основной функции не сказываются. А тридцатимиллиметровой стали корпуса и надстроек эта шрапнель ничего не сделала. Будь закрыты двери штурманской и ходовой рубок, обращенные в сторону кормы — все было бы не так страшно. Командира и сигнальщиков с мостика снесло бы, бесспорно. И все.

Пока устраняли повреждения, Гошка смотрел на восход солнца и гадал, почему их сразу не накрыли фугасом или бронебойным. Могли ведь потопить. С такой дистанции на спокойной воде снаряд можно всадить в нужное место. Стармех объяснил, что их, семисотой серии всего пять миноносцев построили, а потом перешли на семьсот десятую. А у тех толщина обшивки всего четыре миллиметра. Зато дальность плавания больше и экипаж размещен по-человечески. При большей скорости и равном вооружении. И тройка шрапнельных снарядов, если их удачно положить, может такой кораблик оставить без команды. А потом — высаживай призовую партию и веди добычу прямо на аукцион.

Верно. Если присмотреться к отметинам, оставленным ночным обстрелом, ясно, что мало кто остался бы невредимым, будь обшивка тоньше. Кочегары, что на вахте, да те, кто оказался бы в орудийных башнях. И по силуэту корабли этих серий неотличимы, это он еще в учебке проходил. Кстати, поскольку неразбериха улеглась, надо, по уставу, командование-то передать старшему по званию. Это старший механик.

— Господин главстаршина! Я тут спросоня, да от внезапности принялся распоряжаться. Готов понести наказание.

— Будет тебе, матрос наказание. Как старший по званию и выслуге лет приказываю тебе принять командование. По крайней мере, до порта назначения. Остальные старшины навыком кораблевождения не обладают, а старшина Дацимов, — кивок в сторону Кахи, — не имеет опыта командования в боевой обстановке.

Командир минно-артиллерийской части, тоже главстаршина, которого иначе как Федотычем никто не называл, кивнул. А сорокалетний Каха, Гошкин наставник и пестун, опытнейший сигнальщик, в ответ на пронзительный взгляд, ответил уверенно:

— Рулевых и сигнальщиков обеспечу в лучшем виде. С Федотычем мы ходовые вахты отстоим. Но супостата мне встречать спокойней, если ты, Кукса, распоряжаешься.

— Да как же спокойней, если боезапас исчерпан до выгреба? Нам теперь только убегать и прятаться.

Молчат старшины, ухмыляясь в усы. Ждут распоряжений, стало быть.

— Прошу сообщить о повреждениях. — отдал Гошка команду.

— Повреждения устранены. — Первым доложил старшина рулевых.

— Машины в порядке, кожуха труб залатаны жестью и проволокой. Угля — семь десятых в наличии. Пресной воды тоже. — Это стармех.

— Торпед нет. Снарядов по восемь фугасных и по четыре подкалиберных на ствол. — Обрадовал Федотыч.

— Откуда снаряды?

— В форпике шесть ящиков неприкосновенного запаса. Перенесли в башенные укладки и подготовили к стрельбе.

— А еще более неприкосновенного запаса на корабле нет?

— В румпельном четыре ящика фугасных.

— Тогда, — Перевел взгляд на зашитые в парусину тела, — команде собраться на палубе.


Глава 5

До места назначения добежали только к вечеру. На средине пути в отсутствии береговых ориентиров Гошка поймал солнышко и уточнил место по обсервации. С цифирной премудростью он дружил, им в институте вычислительную математику давали очень доходчиво. Опят же свод расчетных таблиц составлен доходчиво, и счетная линейка чудо, как хороша. Со швартовкой тоже справился. Ну, может, немного и не по классике, но притерся к пирсу мягко.

Доклад командиру порта, сдача пакетов и рапорта. Проследить за тем, как подводят под днище ленты, связывающие пары затопленных понтонов. Оказывается, для зарядки торпед этот миноносец надо извлекать из воды. Длительная беседа с офицером разведки. Потом, уже за полночь, забежал в госпиталь. Боцман и штурман прооперированы. Прогнозы оптимистические, но пока для общения с ними время еще не настало. Значит, пора на корабль, спать.

Отдохнуть не удалось. Федотыч, исполняющий обязанности вахтенного офицера передал пакет на имя командира миноносца «702» матроса Игоря Куксина с приказом немедленно следовать в Цалт — главную базу флота. Толстый портфель запечатанных конвертов — обычный для них груз, уже на борту. Кроме того, до места назначения к ним прикомандированы пятеро курсантов Морского Корпуса — будущих офицеров, возвращающихся с практики. Двое уже на вахте. Боеприпасы, уголь и вода загружены. Давление пара в котлах — рабочее.

Отдали концы, пошли. Пока маневрировали между прибрежными островами, начало светать. Три часа до начала своей вахты передремал, приободрился. Заступил сытый и помывшийся. На руле — девушка. Ладненькая такая, на Ри похожа.

— Как Ваше имя, рулевой?

— Курсант Саида Гущина. Третий курс Морского Корпуса. Кораблевождение.

Из этого имени «Ри» никак не получается. А похожа.

— А скажите, госпожа курсант, зачем это у нас второй штурвал в ходовой рубке? — Вообще-то этот вопрос Гошку давно интересовал. Не было случая спросить, а тут, вроде как он экзаменует стажера. Полезно для авторитета.

— Это привод успокоителя качки. Продольный брус на днище при повороте, за счет взаимодействия со встречным напором воды способен создать усилие, препятствующее поперечному наклону корпуса. На кораблях этой серии оказался неэффективен.

— И почему это он неэффективен? — Гошке нравится звук голоса девушки. Очень похож на Ри.

— Днище плоское. И само перо слишком смещено вперед. Оно работает как руль, поворачивая нос, а на крен влияет слабо. Поэтому этот штурвал фиксируют.

— Знания теоретические?

— Абсолютно. Я впервые на миноносце.

Гошка осмотрел горизонт. Открытое море. Скорость тридцать километров в час — экономичный ход. Отвинтил барашки фиксатора привода успокоителя качки и стал его осторожно поворачивать вправо. Нос покатился туда же. Саида немедленно заработала штурвалом и выровняла курс. Теперь, хотя компас и показывал предписанные тридцать пять градусов, реальное направление движения составляло около сорока. Скорость плавно падала. Корабль сдвигался вправо, как будто его сносило поперечным течением. И скорость этого сноса составляла около полуметра в секунду.

При ширине корпуса чуть более четырех метров за десять секунд можно уйти из прицела при продольном обстреле.

Поиграли рулями в другую сторону, попробовали разные углы. Минут через десять добились слаженности, позволявшей им уверенно сдвигать корпус на пару-тройку десятков метров так, что потеря скорости за время маневра почти не ощущалась. А тут стармех пожаловал, поинтересовался, отчего это их из стороны в сторону бросает. Ничего не сказал, но вид имел недовольный. Боевой корабль, он ведь не для забав скучающих вахтенных.

Вечер и ночь прошли спокойно. О дымах на горизонте доложили на другой день, незадолго до полудня. Курс менять не стали. До порта назначения оставалось часов пять ходу. Так что, скорее всего, свои.

Так и оказалось. Конвой из пяти транспортов под охраной двух эскортов. Так здесь называли сторожевые корабли. Они заметно длиннее миноносцев, шире, и лучше вооружены. За миноносцем им не угнаться, зато пара стотридцатимиллиметровок, укрытых противоосколочными щитами-полубашнями — отличный аргумент при встрече с любым рейдером, будь он хоть вспомогательным крейсером, то есть вооруженным торговым судном. Хоть настоящим боевым легким крейсером, которые практически не бронируют в угоду скорости и автономности. Обменялись позывными, разошлись, а тут снова дым прямо по курсу.

Каха, едва из-за горизонта показались надстройки, опознал риканский легкий крейсер типа «Чиган». Разработанные специально для использования в качестве рейдеров, быстроходные, с большим запасом хода, они рысскому флоту много крови попортили. И этот сейчас собирается нагнать конвой, расправиться с кораблями охранения, а потом заняться транспортами. У него орудия дальнобойней, чем у эскортов, и калибр больше. А главное — артиллерия прикрыта противоосколочной броней. Главный калибр в двух одноорудийных башнях на баке и юте, и по бортам в казематах по три стопятидесятки.

Гошка прикидывал варианты. Если удирать, то проблем нет. И претензий к нему не будет. Он везет документы в штаб флота. Да только важного в этом портфеле наверняка немного. И конвою помочь бы надо. Ведь из главного калибра по миноносцам не стреляют, а вражеские противоминные пушки не мощнее, чем у него в башнях. Приказал снизить ход до самого малого, поднять в котлах давление для самого полного, и сыграть боевую тревогу. Слабый ветер в корму, баллоны дымаппаратуры снаряжены, море очень спокойное. Пасмурно. Противник на встречном курсе. Лоб в лоб. Сигнальщиков с мостика, понятно, загнал в рубку, цель уже видна, а подставлять людей под осколки он не собирается. Тесно, конечно. Зато все прикрыты. Заметил, ведь, что бронебойными по мелюзге стрелять не любят.

Насчет главного калибра он просчитался. Крейсер повернулся бортом и выпалил по нему километров с восьми сразу из пяти стволов. С недолетом, и правее метров на пятьдесят, но довольно кучно. Второй лес всплесков ближе, и точно по носу, но ясно, что это только пристрелка. Причем — пристрелка удачная. Следующий залп пойдет на поражение.

Действительно, врезали по ним от души. Бризантные это были выстрелы или шрапнельные — Гошка не понял. Рванули еще в воздухе. Металл хлестанул по корпусу так, что только звон стоял. На триплексе правого иллюминатора рубки появились трещины. Дал самый полный и приказал встать к штурвалу курсанту Гущиной. Интенсивные поперечные маневры, выполняемые неритмично, но часто и резко, не позволяли миноносцу набрать ход более тридцати километров в час. И не влияли на точность вражеского огня, поскольку рассеяние осколков или шрапнели от взрывающихся в воздухе снарядов превышало расстояние, на которое миноносец успевал сдвинуться за время между выстрелами.

Однако трехсантиметровая обшивка выдерживала ливень металла, а дистанция до неприятеля таяла на глазах. Вот уже снаряды рвутся за кормой, бестолково вспенивая море горстями сердитого металла, наверное, время их перелета меньше, чем способны обеспечить дистанционные трубки, а прямые попадания невозможны из-за того, что ствол орудий главного калибра не опускается ниже горизонтали.

Зато на крейсере заговорили противоминные пушечки. А вот наводчиков малокалиберных орудий маневры миноносца сбивали с толку. Их снаряды ложились то с одного борта, то с другого. А ведь еще с пяти километров заговорила носовая стомиллиметровка миноносца. Федотыч выкрикивал в переговорную трубу вводные артиллерийскому расчету, Саида, реагируя на отклонения успокоителя качки, удерживала нос направленным всегда точно на крейсер, что создавало для комендоров «шарахающегося» миноносца приемлемые условия. Попаданий на корабле противника отмечалось немало. Артиллерия рикан стреляла все реже и реже. А корпус миноносца от попаданий вражеских малокалиберных снарядов сотрясался все чаще и чаще. Только докладов о повреждениях не поступало.

На дистанции в один километр Гошка снизил скорость, выпустил торпеды, и развернулся в два руля. Получилось резко и неожиданно. Заработало кормовое, «ретирадное» орудие. Для стопятидесяток главного калибра крейсера они оказались слишком близко, чтобы можно было навести махину мощного орудия на активно маневрирующую цель. Да и угол возвышения их стволов, похоже, не был рассчитан на стрельбу по таким целям. Собственное дымовое облако ослепило комендоров миноносца, но его мачты оказались видны артиллеристам крейсера.

Крутясь, как уж на сковородке вблизи невидимого противника, Гошка понял, что командир из него никакой, что минуты жизни вверенного ему кораблика сочтены, что только случайность и беспримерная верткость пока уберегают их от фатальных попаданий. Выскользнув из зоны задымления, он вдруг обнаружил, что крейсер успел развернуться к нему «в пол-оборота», так, что задействованы орудия правого борта и носовое, и четыре стопятидесятки палят по нему с дистанции кинжального огня. К счастью — шрапнелью. Ну, или что там у них в воздухе взрывается. От торпед риканский капитан надежно уклонился и семидесятипятимиллиметровки противоминного калибра тоже палят по миноносцу. Расстояние до противника возрастает медленно.

Комендоры рикан хорошо стреляют! Гошка дал команду на развитие максимальной скорости, чтобы уйти в отрыв. И облако выпущенного дымаппаратурой семьсот второго миноносца дыма, наконец, слепит наводчиков крейсера.

А миноносец, каждую минуту меняя курс на несколько градусов, набирает ход и пытается нарастить дистанцию. Обе торпеды не достигли цели. Пора выходить из боя. Ноги уносить, иными словами.

— Тяга в топках уменьшилась из-за повреждения труб. Паропровод второй машины травит, — докладывает машинное отделение. Понятно, часть скорости они потеряли. Хорошо, что уголь в достатке, но, в любом случае, запас хода крейсера больше. И малокалиберные орудия, способные вести огонь вперед, рикане наверняка введут в строй достаточно быстро.

А пока ситуация забавная. Дым ослепил комендоров рейдера как раз на время, необходимое для того, чтобы нарастить дистанцию и набрать ход. И как-то это время оказалось на удивление коротким. Снаряды главного калибра, выпущенные вдогонку, легли далеко, а пока шла пристрелка, расстояние увеличивалось. Потом пару раз получили со стороны кормы короткий металлический ливень. Затем о сталь корпуса звякали только отдельные осколки.

Ушли. Почесали домой. Бой длился два с половиной часа, если считать от первого выстрела до последнего. Гошка успел прийти в себя, и даже составить отчет. О положении крейсера, его координатах, времени встречи и курсе сообщил семафором первому же береговому посту. Старенький и тихоходный броненосец береговой обороны, идущий в сторону неприятельского корабля, он встретил через час, в пяти километрах от входа в порт. Видимо, его сообщение «досемафорили» куда надо и послали кораблик для проверки данных. Швартовался уже в сумерках.

* * *

Командир дивизиона миноносцев, в который входил и семьсот второй, оказался пожилым интендантом в звании капитан-лейтенанта, чьей основной заботой было обеспечение снабжения пяти непредсказуемо перемещающихся кораблей, пожирающих уголь и самые различные припасы. Выслушал Гошкин доклад, принял отчеты (моряки их называют «рапорты»), и отправил в экипаж — береговые казармы. Команда миноносца уже сдала корабль под присмотр базовой службы и в полном составе мылась в бане.

Хорошее дело. Попытался вспомнить, когда последний раз получал это удовольствие, но сбился. Счет шел на месяцы. В общем, и попарился, и поужинал. От спиртного отказался, и завалился на чистые простыни под мягкое одеяло. Это Вам не в промасленном комбинезоне из чертовой кожи на койке под гулким железным трапом, по которому шастают круглосуточно все, кому не лень.

Пробуждение было приятным. Нигде не ломит и не давит, ноги не упираются. Мягко и просторно. Кран с неограниченным количеством пресной воды, омлет на завтрак. Стармех в мягких домашних шлепанцах, расхристанные заспанные матросы и старшины. Чистятся, гладятся, стирают носовые платки. Походная амуниция сдана в прачечную, и все облачаются в форму. Она тоже выглядит скромно, но это все же не комбинезоны из «чертовой кожи». Сорочки, кители, брюки со стрелками. Ордена почти у всех, у многих — целый иконостас.

В команде мало молодых матросов. Народ в основном за сорок лет. С экипажем ему повезло. Вот, например, его форма. Все уже поглажено, вычищено. Приятно. И неважно, порядок такой или кто-то от души сделал для командира.

Записку из штаба дивизиона ему передали, только когда доел и напился кофе. Явиться по готовности. И адрес не на территории порта, а в городе. Нашел легко. Это городская управа. У двери в нужный ему кабинет флотский лейтенант и старшина пехотинец сидят на стульях, вроде как ждут вызова. Представился. Сказал, что приглашен с неясной целью. Ухмыльнулись, предложили заходить. Они здесь по иному делу.

Кабинет обычный. За столом дядька в штатском. Спецовка на нем, вроде как госаппаратовская. Вообще народ здешний по одежке здорово друг друга определяет. Он тоже научится со временем. Представился. Мужчина отложил бумаги.

— Зовите меня Го. Я чиновник. Мне поручено кое-что у Вас уточнить.

Беседа получилась интересной. Мужик не задал ни одного вопроса, ответы на которые содержались в ранее написанных Гошкой бумагах, будь то его «рапорты» или воспоминания, изложенные в карантине Казарм Формовщиков. Собеседник спросил почему, по его мнению, крейсер, подстерегший миноносец в засаде, не пытался осветить цель ракетами?

Потом попросил указать на ошибки, которые Гошка, по его мнению, допустил за первые трое суток с момента, как принялся командовать кораблем.

Отвечать было легко. Показал на карте конфигурацию островов и проливов, обратил внимание собеседника на высоты скал, и стало ясно, что засевший в засаде крейсер прятался от рысского поста наблюдения, размещенного на острове в одиннадцати километрах от места событий. Вспышки выстрелов и луч прожектора оказывались вне его зоны видимости, а ракету могли заметить. Создавалось впечатление, что это место используется противником не впервые для того, чтобы подстеречь посыльный корабль. Если бы дело было днем, лежать бы семьсот второму миноносцу на дне, или следовать в риканский порт в качестве трофея.

Про ошибки…. Что-то в голову ничего не приходит. Будет думать.

По реакции собеседника угадывалось, что этот Го немалая шишка, но свою влиятельность старательно скрывает. Избегает производить на собеседника впечатление. Ведет себя так, что становится ясно — его интересует только информация. И он очень хочет, чтобы она не была искажена эмоциями собеседника. Не испугать, не насторожить, не заставить думать о возможных последствиях.

Страха Гошка не испытывал. С удивлением отметил, что с тех пор, как узнал о постигшей его импотенции, ни разу ничего не испугался. Вроде как жизнь уже прожита, и все хорошее осталось позади. Он просто дотягивает отпущенный ему срок, и старается не сделать при этом ничего постыдного. И при этом не прочь получить удовлетворение от содеянного. Как тогда, размолачивая из обоих корабельных орудий беспомощно тонущий вспомогательный крейсер. Да, тут он сплоховал.

— Го, есть за мной грешок. Я, там в шхерах гряды Гунька, стрельбу не прекратил, пока не исчерпал боезапас. Зря кучу снарядов израсходовал по торпедированному, уже тонущему кораблю. — Раз вспомнил, отчего же не рассказать. — Он уже давно стрелять не мог, а я его лупцевал, будто от этого что-то зависело.

Еще нет у меня уверенности, что атаку легкого крейсера я провел правильно. Мне следовало догнать конвой, сообщить о нем эскорту и встречать его втроем. Шансов на успех было бы больше.

Собеседник слушал молча, что-то помечая в своих бумагах. Потом предложил Гошке спросить у него, если ему что-то неясно. Вообще-то формулировочка совершенно неожиданная. Не в тему как-то.

  -- За что народ любит императора?

— Хороший вопрос. — Го не двигался, но было видно, что «репу чешет» он на полном серьезе. — С одной стороны сам монарх лично никого ничем не раздражает. На виду не держится и глаза не мозолит. С другой стороны население не бедствует. Жизнь, хоть и без роскоши, но у всех есть пища, кров, одежда. — Глаза мужчины оживились, и он как будто сбросил маску, надетую для беседы с Гошкой. — Тут ведь крайне непросто так учинить, чтобы люди старательно работали, имея все необходимое. Лень — фактор необыкновенно сильный. Но с другой стороны, если надо поощрять инициативу, то, как избежать злоупотреблений? Как подчинить работу частных предпринимателей интересам большинства населения? Как контролировать чиновников, если сами контролеры — тоже чиновники?

Го замер, видно спохватился, что вышел из образа спокойного собеседника и, вроде как начал почему-то оправдываться.

— Давай этот вопрос мы осветим в другой раз. Спроси лучше что-то поконкретней. А то насчет любви — это ведь тема неисчерпаемая.

Улыбнулись.

— А по технике можно спросить?

— Можно.

— Вот в канале пушечного ствола делают винтовые нарезы, чтобы снаряду при выстреле придать вращение вокруг продольной оси. Такой прием для стабилизации его траектории применяется и на Земле, и здесь. Но ведь можно сам снаряд снабдить стабилизаторами. — Гошка изобразил на бумажке веретенообразное тело, оснащенное оперением, не выходящим за пределы максимального диаметра корпуса. — Технология литья у нас нормальная, последующая обработка на токарном станке потребуется только в зоне наибольшего сечения и по наружным кромкам оперения…

— …и ствол можно делать гладким. — Продолжил мысль «чиновник». — Износ ствола меньше, кучность лучше. Скорость снаряда выше, значит дальность больше….

— …но без пыжа не обойтись. Иначе газы прорвутся. — Закончил мысль Гошка.

Чуть не сталкиваясь лбами, оба склонились над эскизом, уточняя детали замысла. Прикинули и так и этак, отвергая неудачные варианты и прикидывая оптимальные пропорции. Выглядело все обнадеживающе. Листочки с зарисовками Го аккуратненько сложил в картонную папочку с тряпичными завязкамии весело посмотрел на Гошку.

— Ты не стесняйся, может еще, что тебя интересует?

— Торпеды интересуют. Запас хода у них мал и скорость невелика. Потому, что сжатый воздух — не самый лучший аккумулятор энергии. А почему бы в газовый баллон не засыпать пороху? И уже газами от его сгорания крутить винт. Ведь в бикфордовом шнуре горение длится многие минуты.

Го помолчал, что-то пометил в своих бумагах.

Улыбнулись. Помолчали. Гошка уже догадался, что этот чиновник не просто большая шишка, а огромная. Может, не премьер-министр, но не слишком далеко.

— А ты, вообще, если когда еще чего тебя заинтересует, отпиши мне. Вот сюда.

Гошка спрятал в карман визитку. Кроме адреса на кусочке серого картона было написано только имя, которым назвался его собеседник. Но адрес не в столице. Ошибочно, значит, оценил он «весомость» этого господина.

— В общем, так, Игорь Николаевич Куксин. — Начало фразы указывало на завершение разговора. — Вы дважды отступили от требований инструкций. Принявшись самовольно командовать кораблем, не поставив в известность старшего по званию. И, уже командуя кораблем, отвлеклись от выполнения поставленной задачи, вступив в бой с противником, имея возможность его избежать. Несмотря на благоприятный исход, я обязан Вас наказать. Вот Ваше послушание. — Го протянул Гошке новые погоны. «Кубарик» на каждом. Чин мичмана — это же младшее офицерское звание, минуя старшинские.

Насладившись ошеломленным видом своего собеседника, продолжил:

— Это не поощрение, а огромная головная боль. Действие неприятельских рейдеров на наших коммуникациях наносит огромный вред судоходству, от которого в нашем островном государстве зависит многое. Ловлей этих, да чего уж там, пиратов, занята большая часть нашего крейсерского флота. Вам удалось очистить воды Империи от двух таких наглецов в течение считанных суток. Самые, пожалуй, дерзкие капитаны выведены из игры.

Броненосец береговой обороны «Тейлор» отыскал твоего крестника без проблем, он остался без хода, после того, как твои артиллеристы положили четыре снаряда ему в оба машинных отделения. Команда рикан уже паруса успела приладить. Так что, миноносец за номером семьсот два теперь твой. И положение об уклонении посыльных кораблей от встреч с неприятелем на него более не распространяется. Это строго между нами.


Глава 6

Мичманские погоны так и донес в руке до самых казарм. Посидел на скамье у входа, снял китель, поменял знаки различия. Мужики из его экипажа, наблюдали молча. Облачившись, Гошка встретился с заинтересованными взглядами членов команды.

— Это мне за нарушение инструкций наказание такое назначили. Командовать вами. Так что я — в штаб дивизиона, разбираться. Может это шутка.

Да какие тут шутки! Все уже были в курсе. Новый старпом, тоже в чине мичмана, осматривал миноносец, покрякивая при виде борозд и рытвин, оставленных на обшивке осколками. Их было так много, что портовые зубоскалы окрестили кораблик «Рябым». Кстати, были и следы от рикошетов, и от разрывов этих самых отрикошетивших снарядов буквально в нескольких сантиметрах от корпуса. Глубокие вмятины, изрытые осколками.

Гошка с удовольствием отметил вязкость легированной стали, ни в одном из таких мест не прорвавшейся насквозь. Что обидно, не выправишь и не закрасишь. Красками на этом миноносце, кажется, вообще не пользуются. Деревянных деталей нет вообще, сталь не ржавеет, а потемнения на поверхностях латунных или бронзовых деталей никого не интересуют. Кое-где наваривают для укрепления толстенькие заплатки, что не улучшает внешнего вида и без того неказистого миноносца.

На завтра с самого утра планировалось перемещение потрепанного корабля в гавань ремонтного завода. Пришла пора регламентных работ в котельных и машинных отделениях. Новый старпом успокоил, что прекрасно справится и без командира. Немолодой уже человек с тремя орденскими планками на кителе.

Пошел в город. В ближайшем околотке его направили в пансионат для молодых офицеров, где он и снял комнату. Скромно, но все есть. Прошелся по ближним магазинчикам. Носков прикупил, две пары тапочек, три чайных пары, заварки, сахару, плюшек. Пора потихоньку обзаводиться собственным хозяйством.

Под вечер, но еще не смеркалось, в окошко постучали. Каха машет рукой. Зовет прогуляться. Солнышко спряталось и стало нежарко. Еще не лето. Листья на деревьях только готовятся распуститься, но молодая травка уже проклюнулась.

Каха привел его куда-то на окраину. Вдоль дороги, оставляя саму ее свободной, толпилось немало народу. Переговаривались, чего-то ждали. Наконец показалась недлинная колонна. Шаг короткий, но идут в ногу. Морская форма, погоны с двумя продольными кантами. Курсанты на вечерней прогулке. Видно, что не первогодки.

— С практики вернулись. — Поясняет Каха. — Сейчас споют.

Действительно, приблизившиеся четче запечатали шаг, звонко затянули запевалы. Зазвучало на мотив «Прощания славянки» что-то хулиганское.

«Морда дышит здоровьем и бодростью,
Мимо боцман несется с ведром…»

Дальше вступили басы, и различить слова не удалось.

— Хвала Посейдону, нынче все живые вернулись. — Почти всхлипнул Каха. — Иначе бы «Варяга» пели.

В первой шеренге, совсем не по росту, вышагивали практикантки, которые еще вчера были с ними в бою. Новенькие Георгиевские Кресты, гордый вид. Не напрасно Гошка писал представления. Саида, Зульфия, Карина, Марина и сногсшибательная блондинка Бригитта. Кстати, ей ведь гайкой досталось, что отлетела от какого-то крепления при попадании снаряда в палубу. Точно, отмахивает только правой рукой. А вот еще у парня кепи на уши натянуто. Наверно повязку прячет. Да, если приглядеться, тут не меньше четверти с разными отметинами. И награды не редкость.

Из толпы выбегали зрители с букетами. Дарили «гуляющим». Особенно нагрузили Бригитту. Парни чуть не отталкивали друг друга, наперебой вручая ей самые роскошные цветы. А Саиде достался скромный букетик подснежников. И подарила его ей девушка. В сумерках не очень-то видно, но ростом и фигурой похожая. Вроде как сестра. И спецовка на ней невнятных цветов, словно растворяется в вечерних сумерках.

Толчеи, однако, не возникло. Строй не смешался. Зрители заранее распределились вдоль дороги более чем на километр и сразу помногу не наваливались. Колонна проследовала до конца улицы, и свернула в ворота. Народ стал потихоньку расходиться.

— Это раз в год, когда третий курс заканчивает практику. Первокурсники летом пройдут, второгодки — зимой. А осенью уже перед выпуском — четверокурсники на прогулку выходят. — Сообщил Каха. — Полвека как строевую подготовку отменили, а традиция живет. Курсанты сами по старым уставам тренируются, без офицеров. Для того чтобы вот так пройти четыре раза в жизни.

— А в учебке этого не было. — Вспомнил Гошка.

— В вашей. У нас на Грелинской базе парни в мое время любили с песней прошвырнуться строем перед местными барышнями. Правда, сейчас, говорят, там это тоже заглохло. Ну да ладно, Кукса, пошли ко мне. С семьей познакомлю.

Вообще-то Каха со своей Симочкой недолго надоедали Гошке гостеприимством. Как-то вдруг их не стало за столом. Дочка Эллочка — глазастое чудонько лет десяти, и ее брат Ваня — серьезный юноша — занимали гостя беседой, отвечая на вопросы о составе семьи (еще два брата женаты и живут неподалеку), о себе (оба школьники), о маме (швея на бельевой фабрике). Потом объяснили, что дома стряпают только когда папа не в походе, а обычно забегают в столовую на углу. Что Ваня после школы собирается учиться на ветеринара, а Эллочка еще не знает, а пока ей нравится работать с деревом.

Показала кукольную мебель. Не шедевр, но исполнено аккуратно и крепко свинчено на саморезы.

Потом детки приступили к допросу. Гошка уже понял, о том, что он пришелец из другого мира догадываются все сразу и отпираться бесполезно. Пришлось рассказывать о компьютерах и радиосвязи.

Пробили часы, и гостя уложили в отдельной комнате.

* * *

Да уж! Знал, что ничего не знает. Но, что этого так много — даже не догадывался. В оперативном отделе он прописался на неделю с перерывами на сон и прием пищи. Начальник и две его помощницы, сменяя друг друга, ввалили в его бедную головушку столько информации, что понятия о смысле бытия приобрели новую окраску.

Теперь он мыслил категориями линейного сражения эскадренных броненосцев, скорострельностью орудий главного калибра, весом залпа. Знал схемы бронирования по типам кораблей, толщины стальных плит для разных вариантов защитных поясов. Имел представление о том, что боевые действия на море, это постоянное маневрирование этими самыми огромными кораблями, вооруженными чудовищными пушками, цель которых — встретить противника в момент, когда у него этих самых кораблей меньше, и утопить этих кораблей как можно больше.

Попутно выяснил, что противник явно сильнее. У него втрое больше броненосцев. Просто три четверти из них очень старые. Плохо плавают и медленно стреляют. А вот имперские броненосцы, хоть и не моложе, но на них уже несколько раз меняли и машины и вооружение. И они встречались с неприятелем пока вничью. Не раз уже накостыляли друг другу так, что потом половина кораблей по полгода стояло в ремонте.

В этой войне территориальные претензии выдвинули рикане. Им нужна островная цепь Эспандер, расположенная, кстати, ближе к ним, чем к портам Империи, но там — оловянные руды. И новейшие береговые батареи. Именно тут и встречаются линкоры каждый раз, как приходит время гнать конвой с концентратом. И, начиная от этого района, к югу простирается зона, где активничают быстроходные крейсера рикан, топя или захватывая любые суда.

Гошка долго сидел над картой. Пространство, на котором действуют неприятельские рейдеры невозможно прочесать даже всем флотом. А и нашел, так что? Миноносец против крейсера, это один раз на дурачка получилось. Бой с «Чиганом» — вообще курьез. В риканском флоте действует инструкция, предписывающая обстреливать вражеские миноносцы снарядами осколочного действия, взрывающимися в воздухе, поскольку попадание в маломерную цель, повернутую в сторону неприятеля так, что её сечение минимально, считается маловероятным. А самих таких снарядов разработан целый ряд. Тут и стальная шрапнель с огромной скоростью разлета твердых шариков, и бризантные снаряды, хлещущие во все стороны осколками, и сегментные, разлетающиеся вскоре после выстрела расходящимся пучком копий-ломиков. Железная картечь для стрельбы с малых дистанций… в общем — от нормального миноносца после того обстрела, которому подвергся семьсот второй, осталось бы решето с окровавленными телами моряков.

Так что успех его — от внезапности, ну и кураж случился, да без волнения на море. Случай с засадой — вообще случайность. Нет, задачу надо решать иначе. Кроме того, настоящие боевые корабли в качестве рейдеров противник использует весьма ограничено. Обычно это торговое судно с хорошим ходом и большой дальностью плавания. Вроде «Крокуса», что подстерегал их в гряде Гунька. И их тщательно маскируют, меняя окраску и форму надстроек. Флаг тоже показывают невнятно, или даже чужой, пока не сблизятся с целью. Словом — применяют все мыслимые хитрости.

Его обманут много раз. Даже встретив рейдер, он его запросто пропустит. Или подставится под выстрел при попытке сблизиться.


Глава 7

Ремонт завершен, экипаж снова на борту и «Рябой» несется морем Фармана с целым букетом пакетов, которые должен доставить адресатам. Это уже девятый рейс, выполняемый Гошкой после получения мичманского звания. События слились в однообразную череду заурядных дел. Переход. Сдача пакетов. Погрузка угля. Получение пакетов. Переход. Встречи с транспортами, пакетботами, рыбаками. Обмен сигналами с береговыми постами. И постоянная встревоженность, вздюченность, если хотите. Не вылететь на камни, не пропустить ориентир, не забыть потребовать в порту свежего хлеба и мяса. Никакой романтики.

Жизнь превратилась в кошмар непрерывной учебы. Ну, какой скажите командир боевого корабля из абсолютно штатского студента? Но, короля играет свита. И как играет! У него постоянно спрашивают разрешения на те или иные действия, виновато объясняя, зачем ни с того ни с сего посреди открытого моря нужно принять несколько тонн воды в бортовые цистерны взамен сожженного угля. Или, почему следует обойти мелководный район в период, когда над ним проходит приливная волна.

Гошка чувствует себя в окружении команды нянек, научающих его не назиданиями, а наводящими вопросами или собственным примером. Он ведь уже большой мальчик, и замечает мягкую настойчивость послушной и опытной команды. В этой обстановке он ни на секунду не может позволить себе расслабиться. И буквально всеми порами непрерывно впитывает и корабельный быт, и проблемы навигации и материально-технического обеспечения… миноносец, будь он хоть четырежды неказист, сейчас — единственное, что есть у Гошки. И происходит слияние его личности и этой груды железа.

— Справа шестьдесят — обломки, — доклад сигнальщика.

— Малый ход. Право на борт, — отклик вахтенного офицера.

Гошка вылетает на мостик, в бинокль осматривает «находку». Несколько бочек, поверх них доски, и бесформенная груда. Возможно — человек. Взгляд на карту. Глубины подходят для якорной стоянки. Течение очень слабое с юго-запада. До плота километра три с половиной.

— Малый назад. Отдать правый носовой якорь, — вступает Гошка в командование кораблем.

Теперь анализ.

Мелей или подводных камней нет на сотни километров вокруг. И непогоды не было уже пару недель. Кораблекрушение маловероятно. Район оживленный, для рейдерства перспективный. Только членов экипажей с захваченных или уничтоженных судов отпускают в шлюпках или забирают с собой. А на лодке с парусом из этого моря можно добраться до суши за пару суток — острова в любую сторону. И крейсеры Рысской Империи его патрулируют. Изредка.

Неправильная какая-то ситуация.

— Наблюдаемый плот стоит на якоре. — Новый доклад сигнальщика. — Мимо него проносит неидентифицируемый дрейфующий объект.

Ну, вот теперь понятно. Минная банка, с приманкой для тех, кто попытается снять «терпящего бедствие». Поистине, нет предела человеческой подлости. А ведь, если бы не наблюдали безотрывно несколько минут, ни за что бы не заметили.

— Поднять якорь. Расстояние до плота докладывать с максимальной частотой.

Еще десять минут, и гипотеза о том, что приманка заякорена, блестяще подтверждена. Дрейфующий миноносец заметно смещается относительно нее.

— Начинаем траление. — Гошка смотрит на старпома. — Распорядитесь, Ингвар Карлович. На каждом галсе приближаемся к плоту на половину отлета трала. Начнем с этой дистанции, с трех километров, и, пока не зацепим якорный канат, будем продолжать.

Вот ведь незадача! Вовремя верно распорядился и проанализировал реакцию старпома. Сначала — непонимание, потом — проблеск догадки. Кажется, остальные, зная то же, что и он, рассуждали иначе. И недоумевали, почему командир прекратил маневр по снятию бедствующего с плота. Догадкой про мины ведь ни с кем не поделился, да и может оказаться, что нет их тут. Ну, нет, так нет. Никто ведь не перечит, делают, что велено, и ладно.

Работали до темноты. Вытралили шестнадцать мин, все их расстреляли. Пока занимались, обменялись сигналами с проходящим мимо джаппским пароходиком — несостоявшаяся жертва риканского коварства мирно проследовала в порт назначения. А, закончив обезвреживание западни, двинулись следом за джаппом.

Как раз стемнело. Так что, соблюдая светомаскировку, топали себе потихоньку на пределе видимости ходовых огней преследуемого. И надо же, засекли крадущийся в ночи риканский рейдер. Он как раз сделал предупредительный выстрел, останавливая намеченную жертву. Потом удалось наблюдать высадку досмотровой партии. Вообще-то, по всем правилам, рикане джаппов должны отпустить. Нейтральные воды, государства не воюют. Но что-то в эту картину не укладывалось.

Ага, началось маневрирование. Ясно, крейсер неприятеля собирается принять уголь. Неважно, по сговору, или это просто ограбление, да и некогда разбираться. Положение идеально для поражения цели. Из кромешной темноты пасмурной ночи по подсвеченным целям — пример для учебника тактики скрытных торпедных атак. Главное — аккуратненько подобраться.

Две торпеды, два взрыва. Спасшихся подберут недограбленные джаппы. Тихонько уходим, и быстренько отвозим пакеты.

* * *

Сведения о потопленном рейдере дошли до Гошки почти через неделю. Этот вспомогательный крейсер действительно намеревался разжиться углем на мирном лесовозе. После потопления корабля, высадившиеся на остановленное судно риканские моряки, обманутые «покорностью» экипажа, были по одному разоружены и связаны. И переданы в руки властей в ближайшем Рысском порту. Их допрос подтвердил догадку о минной западне с приманкой.

А «Рябой» продолжал сжигать сотни тонн угля, перевозя штабные бумаги. Раненные в гряде Гунька штурман и боцман поправились и вернулись на корабль. Их места сохранялись вакантными, а обязанности были распределены между остальными членами экипажа — тоже одна из традиций, сильно удививших Гошку. Он даже специально поразмышлял, как это может корабль с неполным экипажем длительно функционировать и выполнять боевые задачи!

Оказалось — может. Компетентность большинства членов его команды выходила далеко за рамки их прямых обязанностей. Кочегар спокойно заступал вахтенным начальником, если возникала необходимость. Поэтому «узурпация» власти Гошкой в гряде Гунька никого не повергла в шок. Более того, ему явно грубо подыграли. Со временем стало ясно, что на миноносцах семисотой серии устроена «кузница кадров», где выпускников учебок «доводят до кондиции» опытные моряки, отслужившие лет по двадцать. Если старпом молод, то капитан опытен. Или наоборот. Молодой офицер, набравшись опыта, получает свой корабль, а на его место заступает выпускник училища. Аналогично у артиллеристов, машинистов, рулевых. Опытность же «постоянной» команды такова, что, лишись корабль половины экипажа, боеспособность почти не пострадает.

Хотя вероятность участия этих миноносцев в сражении маловероятна. Другие задачи. Только «Рябой» имеет «допуск» принять бой. Но нет перспективных встреч. Хотя, некоторые корабли, с которыми разошелся в пути, вполне могли быть рейдерами. Он ведь не останавливает их для осмотра, как делают патрульные крейсеры.

Кстати, четыре таких пиратских корабля за последние полтора месяца коллеги обезвредили. Один из них попал «на зуб» однотипному с «Рябым» семьсот пятому. Мирный сухогруз с полукилометра врезал сразу из четырех стволов сегментными снарядами, когда в проливе Гриллинга его обгонял посыльный миноносец. Ни одного промаха не совершили риканские комендоры, и три залпа подряд оставались безответными. Потом проснулись стомиллиметровки посыльного кораблика. За погибших старпома и двух сигнальщиков экипаж вспомогательного крейсера заплатил сполна. Молодой мичман, командовавший кораблем третий месяц после выпуска из корпуса, таранил шлюпку, покидавшую тонущий пароход, и сделал еще два прохода через головы выплывших. Сейчас ему меняют правый винт.

А сейчас есть подозрение, что в архипелаге Сарпар прячется настоящий боевой риканский крейсер, пошаливающий у берегов острова Тур. Обижает рыбаков, топит каботажников, перехватывает пакетботы. Штаб флота его приблизительно вычислил, и отряд рысских крейсеров прочесывает систему островов. А Гошка везет им почту.

— Дым на траверзе слева по борту. — Доклад сигнальщика.

— Командир приглашается в ходовую рубку. — Голос вахтенного офицера.

Гошка разглядывает обнаруженное облачко в бинокль. Да ничего особенного. Взгляд на карту. Появление в этом месте мирного парохода вполне вероятно. А если это рейдер, удирающий от эскадры рысских крейсеров? Тоже возможно. Не угадать.

— Лево на борт. Курс на дым. Полный вперед. — В конце концов, ему дано право на самостоятельные решения.

Через пару часов стало ясно, что цель удивительно быстроходна. Штурман рассчитал, что ее скорость превышает тридцать километров в час. Торговцы так не бегают. И курс проложен в открытое море. Кстати, дымы миноносца догоняемые наверняка обнаружили. Рысский патрульный крейсер обязательно повернул бы навстречу, если сам не занят преследованием. Уверенность в том, что они не попусту жгут уголь окрепла.

Догнали только в сумерках. Не беда. Ночное светило, которое здесь тоже называют Луной, нынче в полной силе. Сигнальщики легко опознали еще один крейсер серии «Чиган», который открыл огонь задолго до того, как «Рябой» сблизился с ним на расстояние, приемлемое для его пушек. Всплески встали близко. Почти накрытие. Если на то пошло, пристрелочными болванками его скорее уконтрапупят, чем боевыми, применяемыми при обстреле миноносца, снарядами с дистанционными трубками.

Включена дымопостановка, резкий поворот, еще поворот. Спрятались. И стали удаляться. Нет, так им до рикан не добраться. И угля осталось не так много, чтобы безоглядно рваться в бой. До портов отсюда не близко. Отстали, выйдя за пределы дистанции действия артиллерии, и снизили ход, уравняв скорости. Да, при бое вдогонку у «Рябого» шансов нет. За время сближения его размолотят в труху даже только из кормовых орудий. Никакие хитрые маневры не помогут. Просто за счет случайности вследствие рассеяния снарядов ему достанется на орехи. В конце концов, тот же шрапнельный, если угодит в корпус до подрыва, просто отправит их кормить рыб.

Конечно, как он убедился, именно эти, семисотые миноносцы оказались неплохо бронированы. Тридцать миллиметров вязкой легированной стали в сочетании с острыми углами, под которыми соприкасаются снаряды с обшивкой, дают неплохую защиту от так называемой противоминной артиллерии. Но сто пятьдесят миллиметров главного калибра и бортовых казематных орудий — это им не выдержать. Ведь никто не даст гарантии, что по ним не врежут пристрелочной болванкой, нормальным осколочно-фугасным снарядом или бронебойным какой-нибудь забубенной конструкции.

Кстати, он в кораблестроении не знаток, но этот тип миноносцев так уродлив, что возникает масса вопросов. Здесь все сделано не по-человечески. Бред сумасшедшего конструктора, а не корабль. Вот, скажем, когда он приказал сделать приспособления для отстрела мачты, стармех решил задачу иным образом. Заднюю просто снял, а переднюю вставил в вертикальную трубу, зачем-то вваренную еще строителями в задней части надстройки, похожей на рубку подводной лодки. И теперь эта мачта, при необходимости, просто опускается в рубку по перекладину, закрепленную на самой верхушке. Ну-ка, пока ничего не происходит, поспрашиваем «духа».

— Старшему механику прибыть на мостик, — внятно произнес он в переговорную трубу.

Расспросив пожилого главстаршину, выяснил, что знания того в этом вопросе основаны на слухах, пересудах и презрительных замечаниях. Сложилось впечатление, что поначалу строили совсем не такой корабль. Потом проект переделали в срочном порядке. Были разговоры о строительстве подводной лодки, но вопрос с двигателями остался нерешенным. И пять готовых корпусов переоборудовали под серийные паровики.

Откуда толстый прочный корпус, практически лишенный внутреннего набора, но разделенный огромным количеством переборок — это главстаршине неизвестно. Стальной лист палубы, и дурацки плоское днище, которое, говорят, по расчетам конструкторов должно было способствовать продольной устойчивости. Сохранились также шахты перископа и воздухозаборника. Причем, именно воздухозаборник оказался просто великолепен. Прикрытый броней, вынесенный, практически на верхнюю точку надстройки, он исправно работал в любой шторм и после любого обстрела. И выбор места для успокоителя качки тоже не случаен. Четное количество стрингеров при узком корпусе и отсутствии киля просто не оставили для него иного пространства. Там ведь еще и механизмы привода надо как-то размещать. Это в зазоре между погребом носовой башни и задней оконечностью торпедных аппаратов, установленных над самым днищем.

В итоге — низкая неогражденная, заливаемая водой палуба, непроходимая продольно. Теснота, дискомфорт. Зато неплохой ход, очень плавная качка, даже легкое бронирование. В общем, как всегда, у любого плюса есть свой минус, и наоборот.

— Цель меняет курс. — Сигнальщик не отрывается от окуляров. — Циркуляция вправо.

— Разворачивается, чтобы наказать наглого маломерку, — понял Гошка. И вслух. — Полный ход. Торпедные аппараты готовить, орудия к бою! Мачту опустить.

Ситуация кардинально менялась. Однажды «Рябому» уже удалось потрепать однотипный с этим корабль. И именно в условиях встречного боя, когда время сближения невелико. Правда, повезло им тогда, как …. Больше так не будет. И ветер справа. Хорошо, хоть, волнение слабое. А то ведь даже при четырех баллах миноносец практически непригоден для прицельной стрельбы, слишком качает, да и вероятность того, что в ствол заплеснет воду, чересчур велика.

Сближение на встречных курсах, расстояние до цели тает на глазах. Каждая минута съедает километр. Скольжение на повороте руля и успокоителя качки позволили «пропустить» первый залп справа по борту. Хотя, легло близко. Сменили направление отклонения, и на этот раз фонтаны встали слева. Гошка снова изменил ориентацию управляющих лопастей. Противник опять промахнулся. А тут заговорило носовое орудие миноносца. Далеко. Промахи идут. А где же всплески? И что за вспышка на надстройке неприятеля?

Ага. Противник разворачивается к нему бортом. Это пять стволов вместо одного по носу или по корме. И дымом не прикрыться, его снесет ветром.

Гошка мечет миноносец из стороны в сторону, то, давая смещение, то резко, в два руля поворачивая. Пушки рикан большего калибра. Они реже стреляют, и именно сейчас важно, чтобы маневры «Рябого» не позволяли их наводчикам удерживать его в прицеле. Вот осколки осыпали палубу. Следующий залп вызывает стальной дождь. Даже триплекс рубки покрывается трещинами. Шрапнелью лупят. Значит, его разглядели и приняли за миноносец семьсот десятой серии. Ну, этим его не пронять. Торпеды уже приготовлены к стрельбе. Без этого «аргумента» вся затея ни к чему не приведет. И хорошо, что главный калибр крейсера стреляет так редко.

Взрывы снарядов, удары, сотрясения корпуса, звон осколков и шрапнели — Гошка почти одурел, но первую торпеду выпустил вовремя. С предельной дальности она не имела почти никаких шансов попасть, но вся бортовая артиллерия противника перенесла огонь на нее. Заработали дымогенераторы, и, нырнув в густое облако, миноносец в два счета преодолел оставшиеся до оптимальной точки пуска полкилометра.

Выскочил, выстрелил вторую торпеду, развернулся, получив еще порцию шрапнели и осколков, и снова влетел в дымовое облако. Пару раз менял курс, улепетывая со всей возможной скоростью. Мощный взрыв за кормой указал на то, что его гостинец нашел адресата. Или был уничтожен артиллерией?

Еще взрывались вблизи посланные вдогонку снаряды, еще приходилось активно маневрировать, чтобы не получить попадание после практически выполненного маневра ухода, а Гошка уже размышлял. Вот уже второй раз он выходит из боя с мощным, отлично вооруженным кораблем. Он, малоопытный командир, действующий вопреки всем правилам тактики морского боя. Это что? Везение? Или он так крут?

Миноносец избит и иссечен, но докладов о пробоинах, повреждениях или потерях не поступает. Репутация «счастливого командира», уже закрепленная за ним матросской молвой, станет незыблемой. Почему? В собственную исключительность или особые таланты он не верит. Нормальный парень, не более. Или он чего-то не понимает?

— Угля осталось только до острова Гелен. — Выводит его из задумчивости голос старпома. — Если самым экономичным ходом.

— Следуем в Гелен. Самым экономичным ходом. — Откликается Гошка и покидает рубку. — Да, отмените боевую тревогу. — Добавляет он уже из люка. Сигнальщики докладывают о том, что расстояние до риканского крейсера нарастает со скоростью, равной ходу миноносца. Опять, что ли комендоры угодили в машинное отделение неприятеля? Был момент, удачный для дюжины выстрелов.

Да. Тормознул он после боя. Не подумал об угле. Старпом тактично напомнил, о чем и когда нужно заботиться командиру. Обход отсеков. Народ взвинчен. Все работает. Уголь переносят к одному котлу, где тяга лучше. Дымовым трубам сегодня досталось.

На палубе картина ужасная. Все поверхности носят следы многократных воздействий металла. Посвежело. Даже невысокая волна захлестывает на палубу, омывая голую стальную поверхность, изредка облизывая похожую на танковую, приплюснутую башню носового орудия.

Похожую на танковую. Вот оно. Этот миноносец — морской танк. Низкий силуэт, все поверхности находятся под острыми углами к падению снаряда. Или прикрыты забортной водой. Пусть и не самая толстая, но броня. Вот след на рубке. Явно — поросенок калибра сто пятьдесят миллиметров. Главный калибр крейсера. В них попадали, и неоднократно. Но все рикошетило. И, кажется, «Рябому» недолго носить свое имя. Перекрестят в «Драного».

Трубы, действительно, выглядят неважно. Партия ремонтников уже накладывает заплаты. Прямо поверх старых заплат. Кокетливо получается. Хорошая видимость. Рассвет. Сигнальщики обшаривают оптикой горизонт. Чисто. Атакованный крейсер час назад скрылся из виду. Даже не пытаясь его преследовать. Снаряды миноносца за время боя попали в него не один раз, могли и беды наделать.

Гошке не с руки торчать рядом вражеским крейсером, ожидая, чем дело закончится. Пожжет уголь, и придется болтаться в море под наскоро состряпанным парусом. Кстати, сам-то парус им просто не из чего сделать. Нет, любоваться побежденным кораблем он не будет. Или непобежденным? Ну, постреляли друг в друга, так, разбежались же. А от острова Гелен уйдут сообщения, руководствуясь которыми Рысские крейсера хорошенько прочешут море. Если «Чиган» поврежден, догонят и добьют.


Глава 8

В порту Гелен оказался новейший эсминец, завершивший бункеровку. Капитан порта, получив семафор с «Рябого», направил его в сторону атакованного Гошкой «Чигана». Пара стотридцатимиллиметровок — это здорово. Рыская артиллерия последнего поколения чудо как хороша. Оно, конечно, эсминец против крейсера вроде как несерьезно, но если радиус поражения и скорость больше, чем у противника, то победа — дело терпения.

Семьсот второй стоит у стенки. Команда в бане. Угля в порту больше нет. Бункера ушедшего пару часов тому назад корабля удалось заполнить только на три четверти. Тут неподалеку металлургический комбинат, а за мысом — достроечный бассейн небольшой верфи. Так что топливо будет. Уже завтра. А сейчас тихий осенний вечер. И усталость такая, что вообще ничего не хочется.

Нет, хочется. Хочется стоять на мостике быстроходного красавца, унесшего в море чисто выбритых и одетых в отглаженные спецовки морских офицеров. А не выглядывать через растрескавшийся триплекс из тесной стальной утробы ходовой рубки этого иссеченного осколками… ладно, определение можно опустить.

Как ни крути, этот уродец дважды унес ноги от целого боевого крейсера, с которым, правда, сам же и сцепился. Оба раза — без повреждений, если не считать внешнего вида, в просторечии именуемого экстерьером. И обидчика своего угостил из мощных четырехдюймовых пушек.

Вообще-то миноносцы, как правило, вооружаются семидясятипятимиллимитровками, устанавливаемыми не в бронированных башнях, а прикрытых щитами с боковыми стенками и крышей. Это значительно более легкая конструкция, хотя силуэт сходный. На быстроходных кораблях, имеющих небольшое водоизмещение, разница в несколько тонн очень заметна.

Вон, миноносцы семьсот десятой серии, хотя и длиннее, но имеют практически то же водоизмещение, да еще и бегают почти на пять километров в час быстрее, потому что в воде сидят не так глубоко, и форма корпуса у них значительно совершенней. Наклонный форштевень, V — образный профиль носовой части, корма со свесом — по-людски сделанные корабли с хорошим надводным бортом. И волна через палубу при четырехбалльном волнении не перекатывается. Экипаж, опять же, размещен нормально. Пусть и тесные, но каюты и кубрик имеются. Да и смотреть на них приятно, глаз радуется от пропорциональности форм стремительности линий.

Вот такие мысли «гонял» Гошка в своей бестолковке, «любуясь» пришвартованным к заводской стенке семьсот вторым, когда рядом прозвучал голос:

— Это ты, что ли с «Чиганом» сцепился? — Средних лет мужчина в инженерской спецовке с интересом разглядывал отметины на палубе и бортах многострадального миноносца. И каким-то неведомым ему чувством Гошка вдруг сообразил, что перед ним такой же, как он, пришелец с Земли.

— Да. Вообще-то нам здорово повезло, что под бортовой залп ни разу не подставились. — И, протягивая руку, представился, — Кукса. Куксин Игорь Николаевич, но уже прилипло погоняло.

— Раз зовут по кликухе, значит за своего держат. А я Таврухин Алексей Ильич, тоже с Земли. Только вот прозвище ко мне поначалу прилипло, а потом отлипло, когда семисотую серию на вооружение принимали.

— Твоя, что ли, задумка?

— Моя, только изувеченная по замечаниям высокой комиссии. Пойдем, покажу тебе, как это было в замысле.

Гошка думал, что его поведут показывать чертежи, но новый знакомый направился в затон, где стояли старые или сильно поврежденные миноносцы нескольких типов. Еще не кладбище, но и признаков жизни на них не наблюдалось. Ржавчины нет, однако птичий помет — сколько угодно. Перейдя по сходням с корпуса на корпус, они оказались на стальной плите, такой же, как и на семьсот втором, голой металлической палубы, также совсем немного возвышающейся над водой.

Этот кораблик был заметно короче. Трубы отсутствовали, зато длина рубки оказалась больше.

— Дымоходы под броней, — пояснил Алексей. И сама броня на несколько миллиметров толще. Видишь, палуба над водой совсем немного выступает.

Гошка сначала полез вниз. Масляные фонарики оказались на привычных местах и были заправлены. Зажигалка в кармане всегда. Люки — знакомой конструкции. Вообще, сходство с его миноносцем большое. Но торпедных аппаратов — нет. Успокоитель качки отсутствует вместе со всеми механизмами привода, соответственно несколько метров длины в носовой части экономится сразу. Котлы и машины для правильного распределения массы по длине сдвигаются вперед, и кормовая часть укорачивается. Дымоходы легко выводятся через заднюю часть надстройки. Внутри тесно, конечно, но не более чем на семьсот втором.

Рубка просторней за счет возросшей длины. Убирающийся перископ, позволяющий приподнять «точку зрения» сигнальщика на пару метров. Открытого ветру и осколкам снарядов мостика на крыше рубки нет и в помине Отсутствие мачт. И те же самые два орудия в бронированных башнях.

— Это уже не миноносец, — закончив осмотр, Гошка привычно вытирает руки извлеченным из заднего кармана платком, — это плавающий танк. Бронекатер мореходный.

— Правильно. Так и задумывалось. — Алексей явно доволен произведенным впечатлением. А тебе в перестрелке с Чиганом топеды помогли?

— Да. На них рикане перенесли огонь, когда я оказался у них под бортовым залпом.

— И зачем, скажи на милость, ты под этот самый залп подставился?

— В данном конкретном случае — чисто по собственной нерасторопности. Понимаешь, цель в бою поворачивается быстрее, чем я вокруг нее обегаю, так что стремление противника не показывать борт, продиктовано, прежде всего, предположением, что у меня есть торпеды. А в казематах у него не меньше, чем по три стопятидесятимиллиметровки с каждой стороны, и кораблю такого водоизмещения, как этот, может за глаза хватить всего одного попадания. Даже пусть будет сорок миллиметров брони, а выстрел — болванкой. Если бы палили по мне не шрапнелью, а, хотя бы осколочно-фугасными, да попали разок, кушали бы меня рыбки.

В общем, кораблик ты мне показал прекрасный. Ни мореходности, ни хода, ни основного вооружения. Но для чего он годится — ума не приложу. Скорость, ведь, те же сорок пять?

— Даже меньше. На Земле сказали бы — двадцать один узел. Это и до сорока не дотягивает. Чуть шире этот кораблик, чем твой семьсот второй.

— Значит, и использовать его будут только, чтобы пакеты возить. Скорость — как у среднего многоцелевого крейсера, а угля ест, как миноносец. Понимаешь, с четырех-пяти километров из двухсотмиллиметровки фугасным снарядом любой крейсер грузило сделает из этого изобретения, несмотря на всю его защищенность.

— Конечно, если не промахнется. Таким снарядом при удачном попадании можно и броненосцу большую беду устроить. А этому сооружению — и стомиллиметрового хватит за глаза. Ну, да ладно. Это был головной образец, который комиссия зарубила. Написали в замечаниях, что надо увеличить скорость, дополнить вооружение торпедными аппаратами и обязательно установить успокоитель качки. В общем, мне пришлось своими руками выхолащивать некоторые заложенные в него идеи.

Алексей явно увлекся и начал повествовать, не нуждаясь в знаках внимания слушателя.

— Понимаешь, снаряда стомиллиметровой пушки достаточно, чтобы продырявить броневой пояс практически любого супердредноута. Там работают соотношения, известные кораблестроителям испокон веков. Или неприятелю придется строить настолько огромные корабли, что он просто разорится. Ну, я имею ввиду, для кумулятивного боеприпаса, который пока разработать не удалось. Но это дело ближайшего будущего.

Тем не менее, уже имеющихся бронебойных снарядов с избытком хватит для пробития брони подавляющего большинства остальных броненосных кораблей. Если применить подкалиберный снаряд, пущенный из длинноствольной пушки по настильной траектории. То есть — с расстояния не более пяти километров.

Теперь формулируем задачу — Противостоять прямому воздействию современного снаряда ни один корабль не способен. И невозможно избежать воздействия осколков или ударной волны от близких разрывов снарядов, как это бывает при накрытии залпом, но без попаданий.

Наша цель — приблизить наименьшее из эффективных для поражения цели орудие на расстояние уверенного попадания в цель. То есть — стомиллиметровку надо подтащить на три-пять километров к неприятелю. Одна беда — пушки по воде не плавают. Ставим ее на гипотетическую платформу и… корпус плавсредства надо погружать в воду, выставляя над уровнем моря только то, без чего нельзя обойтись. А орудийную прислугу необходимо хорошенько прикрыть от воздействия всей гаммы боеприпасов шрапнельного или осколочного действия, а также сегментных снарядов, разработанных специально против миноносцев.

Действительно, описанная картина выглядела логично. Да, собственно, эта логичность уже подтверждена практикой. Гошка подождал, пока собеседник переведет дух и, приготовился слушать дальше.

— Корпус необходимо делать очень прочным, чтобы его не разрушила ударная волна близких разрывов. Собираем коробку из плит. Вернее — очень толстых листов. Ты, наверное, заметил, что весь корабль построен всего из четырех деталей. Два борта, днище и палуба. И представляешь себе, каких трудов нашим металлургам стоило это прокатать! Специально стан модернизировали, слябы отливали огромного размера. А потом бортовые листы еще требуется правильно согнуть — это же целую постройку пришлось возводить!

Ну, сварку без электричества здесь научились нормально проводить и без, пришельцев. Трудоемко, конечно, но результат прекрасный. Несколько распорок, в роли которых выступают водонепроницаемые перегородки, укосины изнутри в нужных местах, стрингеры высокого профиля через всю длину днища. В общем, этим корпусом можно гвозди заколачивать. Запас прочности многократный. Больше половины массы корабля, однако. То, что получилось, охотней тонет, чем плавает.

И сразу — проблемы низкой палубы. Первая задача — защитить от заливания двухметрового диаметра отверстия, через которые артиллерийская прислуга, находящаяся в подпалубном пространстве, приникает к прицелу и заряжает орудия. Башня — это, конечно хорошо, но нужно обеспечить ее вращение без проникновения воды во внутренние помещения. И не забывать, что в место стыка осколки попадают так же, как и во все остальное. Нельзя допустить заклинивания. Целый клубок хитростей и бессонные ночи. Ты, если когда-то что-то разрабатывал — знаешь.

Ну ладно, с горловинами разобрались. Теперь — наведение орудий в условиях качки. Чем меньше судно — тем шибче его валяет волнами. И после выстрела поперек курса, раскачка идет. Башня массивная, орудийный ствол тоже. Автоматика в нашем, земном понимании отсутствует напрочь. Вспоминаем гидроусилитель руля и ставим пару ребят с этими самыми рулями специально, чтобы смотрели на гироскоп и управляли приводами. А потом решаем задачу о том, как сделать так, чтобы хлопцы, сохраняющие положение ствола, не мешали наводчику положение этого самого ствола менять.

В голосе Алексея уже чувствуется издёвка. Он перешел на тон специалиста, толкующего с дилетантом. Но Гошка только кивает и вопросительно посматривает на собеседника. Пусть рассказывает.

— Теперь, когда наш кораблик под весом артиллерии еще немного притопился, надо обеспечить его воздухом. И для топок, и для людей. Понятно, что воздухозаборник надо поднимать над палубой метров на пять. Это крыша рубки. Там же — срезы дымовых труб. Все это бронируем одной сплюснутой с боков ужасно толстостенной трубой, через которую организуем вертикальный проход. При волнении свыше трех баллов с палубы смоет всё, поэтому перемещения экипажа — только внутри.

Наконец, начинаем все это балансировать и уравновешивать. Вспоминаем, что седьмую часть массы корабля составляет уголь, по мере расходования которого изменяется положение центра тяжести, и сам корабль, всплывая, смещает вверх центр тяжести, практически не изменяя положение точки, к которой направлена выталкивающая сила, что может привести к перевороту при ничтожном наклоне корпуса. Справедливое желание закрепить все тяжелое на днище, чтобы избежать переворота, ведет к тому, что бортовая качка становится резкой настолько, что люди смогут находиться в корабле только в положении сидя, а перемещаться ползком.

Итак, проектируем угольные ямы, балластные цистерны, наполняемые водой по мере сжигания топлива, размещаем котлы, дымоходы, топки, паропроводы, устанавливаем двигатели и прокладываем валы винтов. И становится тесно. Получилась подводная лодка, находящаяся в состоянии «сейчас нырну».

И не забываем про воздух. И экипаж, и топки «вдыхают» через единственное отверстие. А через трубы идет «выдох» И ему надо помочь, слегка поддувая в топку, чтобы шибче горел уголек, дымило поменьше, и не забываем, что выброшенные из трубы искры демаскируют наш кораблик в ночное время.

Наконец, постройка завершена. Этот кораблик, даже в одиночку может вести бой с легким крейсером, не будучи обреченным на неминуемую гибель. А четырех таких малышей этому крейсеру хватит выше крыши. Попасть в него из принятых на вооружение у рикан стопятидесяток нелегко, А снаряды семидесятипяток будут часто рикошетить. Еще у них есть калибр сто двадцать, самый неприятный в нашем случае, но они его редко применяют, как-то он не очень прижился на их кораблях.

А наш малыш, подкравшись на расстояние уверенного выстрела, может за считанные минуты наделать неприятелю кучу повреждений.

Алексей снова сделал паузу и посмотрел на своего молчаливого собеседника. Наверное — уловил сочувствие.

— И вот ни с того ни с сего появляется в приемочной комиссии какой-то никому не ведомый чиновник с погонялом «Го», которому все смотрят в рот.

«Скорость маловата, качка великовата, и без торпед как-то несерьезно, да и что это за корабль без мачт?» — Всего-то сказал. Блин горелый, кто его за язык тянул? — Алексей уже гневно сверкает глазами, видно вспомнил всё, и заново переживает. — А господа капитаны и адмиралы тут же все на карандаш и в протокол.

И пришлось мне моего малыша уродовать. Тут, когда что в бумаге появилось — считай дело сделано. Спорить бесполезно. И превратилась моя канонерка в миноносец.

Чтобы впихнуть торпедные аппараты, корпус пришлось удлинять. Соответственно — сталь бортов стала тоньше, поскольку ту же отливку надо раскатать до большей длины.

Чтобы увеличить скорость, корпус пришлось делать уже, разносить по длине топки и сдвигать все к корме. Машины то итак использованы самые лучшие, специально для малых кораблей спроектированы, доводку только что завершили. Дымоходы в надстройку уже не попадают, и даже не сходятся в один канал. И появляются трубы. Кормовая башня ползет назад, надстройка — вперед. Втыкаются никому не нужные мачты, способствующие демаскировке. На крыше рубки вырастает открытый всем осколкам мостик, поскольку у перископа узкое поле зрения, и им неудобно пользоваться при качке.

Все, проект загублен. Тихоходный бронированный миноносец, вынужденный при волнении в четыре балла сбрасывать ход до среднего, посмешище всего флота. Поскольку комиссия постановила сразу закладывать пять штук, то их и построили. Дивизион спокойного моря — так их зубоскалы окрестили. Боевое применение считается невозможным, используют для доставки депеш. Ну и молодых матросов на службу натаскивают заодно.

Алексей тяжело вздохнул и примолк. Гошка не испытывал к этому упертому горе изобретателю ни малейшего сочувствия. Поразмышлял про себя, насколько сильно бить, ведь беседа имеет доверительный характер. И соглашаться нельзя. Негодные кораблики эти семисотые, как ни крути. Наконец, подобрал нужные слова.

— На лазурной глади моря цены бы не было этим замечательным канонерочкам. А в реале при непогоде на них несладко. Ни отстреливаться нельзя, ни убегать.

— А, ты про этот неубиенный аргумент вспомнил! Сколько лет по этим морям ходишь? — Алексей криво усмехнулся.

— Около одного. — Гошка и не думает выдавать себя за опытного морского волка.

— И сколько штормов ты видел?

— Около одного. — Гошка всерьез задумывается над этой странностью.

— То-то и оно. На этой планете сильные ветры бывают нечасто. И дуют они недолго. По результатам многолетних наблюдений волнение больше четырех баллов отмечается, в сумме в течение одной недели в год, не более. Для всех акваторий, по которым есть данные. Штормов больше семи баллов вообще никто не помнит, а твой миноносец в открытом море это выдержать способен. И при четырех баллах он еще вполне боеспособен. Если, конечно, захлопки стволов исправны.

— Погоди, — Гошка чувствует, что собеседник подвел его к важнейшему соображению, — это получается, что на Посейдонии всегда хорошая погода?

— Нет, так утверждать нельзя. Погода разная, ветры в наличии, но, поскольку огромные массы суши, именуемые материками, здесь отсутствуют, то процессы в атмосфере проходят иначе. И океанические массы по-другому организованы. Островные цепи, а это вершины горных хребтов, препятствуют образованию крупных течений. Мелких течений тьма: теплых, холодных, идущих во всех направлениях.

На планете не формируется больших однородных воздушных масс, не образуется тайфунов или торнадо. И грозовых фронтов тоже нет, но это уже по другой причине. Здесь в любом море может сформироваться шторм. Недолгий, на пару-тройку часов. В любой момент может налететь шквал, минут на двадцать. Вода взбаламутится, а потом успокоится.

Самый длинный период сильного ветра, зафиксированный наблюдателями, длился пятьдесят один час. И было это двадцать семь лет тому назад.

Гошка припомнил карту, пробежался памятью по тому, что твердили им в школе на уроках географии. Пожалуй, прав Алексей. Картина с погодой здесь получается раздробленная. Все то же самое, что на Земле, но порции мельче. Даже облачные массы не занимают огромных пространств, как это не раз отмечалось в сообщениях земных синоптиков. Это там циклоны и антициклоны неделями «бродят» над пространствами огромных континентов, но тут Вам не там.

Какой же вывод? А тот же самый. Если корабль перевернуло штормом, какая разница, сколько этот шторм длился? Час или сутки. Хотя, убогие полузатопленные порождения воспаленного разума этого сдвинутого изобретателя не затонут, если не держать распахнутыми палубные люки. Ну, покачаются часок-другой на пляшущей воде, поддерживая минимальный ход, обеспечивающий управляемость. Конечно, если в этот момент рядом неприятель на крупном, не боящемся волнения корабле, даже уйти будет проблемой. Но вероятность такого совпадения — одна неделя в год. Около двух процентов.

А на войне случайные факторы исключить вообще невозможно. Если бортовой залп с предельной дистанции накрывает цель, то какова вероятность прямого попадания? Одиннадцать двести тридцать вторых. Вот! То есть стреляют в надежде на удачу. Пять процентов или два. В совершенно разных по возникаемости ситуациях. Ну, это, конечно, взгляд с другой стороны.

Гошка посидел, пораскидывал умишком. Действительно, идея безумного прожектера. Правильная, в принципе, но необычная настолько, что…. А что? Ведь построены миноносцы, которые на самом деле — канонерки.. Военная казна выделила на это немалые средства, позволила задействовать производства, несомненно, необходимые для строительства «традиционных» кораблей.

— Слушай, Тавр, а чего ради тебе вообще позволили этим проектом заняться? Это притом, что бюрократия в Империи поставлена на широкую ногу. Наверняка для любого начинания требуется куча согласований и разрешений.

— Это, конечно, история та еще. Хотя, вроде, спешить нам некуда. В общем, я судостроитель. Проектировщик, конструктор, разработчик — какое понятие тебе ближе, то и верно. Причем занимался не частностями, а всем кораблем. Специализировался на компоновочных задачах. Справлялся неплохо, карьерку небольшую сделал, а потом вот сюда попал. По местным надобностям — работник на вес золота. После карантина околоточный мне предложил на выбор десяток направлений на судостроительные и судоремонтные заводы.

Конечно, выбрал самый авторитетный, который специализируется на броненосцах и броненосных крейсерах — главной ударной силе флота. Приняли меня с распростертыми объятиями, все показали, рассказали. По моей просьбе направили на заводы-смежники, так что больше года посещал металлургов, оружейников, химические комбинаты, полигоны и экспериментальные лаборатории. В общем, дали мне возможность по-полной всосать технологическую картинку и совокупность конструкторских замыслов, что в настоящий момент здесь имеют место быть.

А потом прошелся я в чертежном зале мимо кульманов и понял, что нафиг я никому не нужен. Все ребята делают правильно, и ничему особенному я их не научу. Там два парня с Земли раньше меня оказались. Один — знаток Русско-Японской войны, второй из судомоделистов. Оба с техническим образованием. Начитанные, прекрасная память, фонтан идей. А местные специалисты тоже не лаптем щи хлебают. Развесовки да балансировки без компьютеров на счетах и логарифмических линейках просчитывают, эпюры и графики рисуют, а эскизы составляют так, что хоть сразу в работу отдавай.

В общем, новые проекты хороши, планы модернизации старых кораблей оптимальны. И все это отлично увязано с производственными возможностями Империи. Несколько частных задач я, конечно, помог решить, подсказал с десяток улучшений, пару погрешностей выловил. Рутинной работы всегда на всех хватит. Но очень мне захотелось учинить что-то важное и значительное.

Очень уж понравилась здешняя жизнь. Ты, как я понял, в Империи около года.

— Чуть больше. Но, действительно, живется тут неплохо. Как оно все устроено, я еще не понял, но народ дружелюбный. Озлобленных или обиженных, вроде, не встречал. С нашим миром разница огромная. — Гошка с удивлением отметил, что к хорошему привыкаешь настолько быстро, что практически перестаешь замечать.

— Да, ну так вот, — Алексей опять возвращается к своему повествованию. — Захотелось сделать нечто значительное, как это говорят, внести существенный вклад. А ничего путного в голову не приходит. Весь извелся. Ну и как-то Агуша, это жена моя, и говорит: «У тебя настроение, как погода, меняется по семь раз на дню». А на Земле-то говорят всего про три раза!

Присмотрелся. Заглянул к синоптикам, порылся в их регистрационных журналах. И сообразил как раз то, что тебе втолковал. Дальше началось самое интересное. Прежде всего, было необходимо сохранить догадку втайне. А, сам знаешь, что знают двое, то, рано или поздно станет известно противнику. Преимущество на войне имеет тот, кто располагает чем-то неизвестным врагу.

Поэтому составил я пояснительную записку с обоснованием необходимости постройки малой партии вспомогательных кораблей с низким силуэтом для патрульной противорейдерной службы в прибрежных водах, и запустил по команде. Молча, конечно, ни с кем не консультируясь. Положительная резолюция комитета по морским вооружениям была получена очень быстро. Я тогда еще не знал, а потом выяснилось, что хотя бы один раз карт-бланш каждому пришельцу дается обязательно.

Ну, а поскольку, проект мною был оформлен с великим тщанием, и все важное в нем оказалось искусно замаскировано второстепенными деталями, то замысел удался. Перебрался я сюда, в Гелен. Тут как раз верфь подходящая, и, главное, постройки эллинга смыкаются с выходными роллами прокатного стана. В общем, все получалось замечательно до прибытия приемочной комиссии, которая головной образец зарубила. Не совсем, правда, а замечаниями, почти несовместимыми с реализацией моего замысла.

Поскорбел. Прикинул. Посчитал. И вышло, что можно и замечания формально устранить, и сохранить главный замысел. Не так, чтобы в полной мере, но с приемлемыми потерями. Ну, и подлянка мне в голову одна пришла. Миноносцы семьсот десятой серии строят массово. Все иностранные шпионы давным-давно все про них знают. А если обеспечить сходство силуэта, то неприятель станет гасить моих малышей тем же методом, что и обычные скоростные миноносцы, облегченные до последней возможности в угоду скорости.

А по плану пора всю серию запускать. В общем, бюрократическая машина сбойнула тут в мою пользу. Опять же серийность сразу снижает затраты, так что заводское руководство заложило сразу всю партию по чертежам с устраненными замечаниями высокой комиссии.

Когда военные моряки снова приехали на приемку, степень готовности была такова, что резать миноносцы на металл было дороже, чем доделать. Ну да, сидят низко, но не тонут же. И опрокинуться не норовят. И бегают неплохо. Тут, кстати, не только обводы идеальные, но еще и хитрость с винтами. Во-первых они расположены по бокам, на манер того, как задние лапы у выдры. А во-вторых, сделаны из одного нового эластичного олигомера. Чуть не поседел, пока форму просчитал с учетом упругости.

Теперь при росте скорости шаг винтов увеличивается. Без этого приема бегали бы наши кораблики на скорости километров тридцать пять в час. Но в эти тонкости я комиссию посвящать не стал. Опять это штатский Го рассвирепел. Ругал меня, костерил директора завода. Приговорил посудины эти к посыльной службе, поскольку на ходу они все же неплохи. А поскольку перископы еще не прибыли, повелел присобачить на крышу рубки мостик, дабы обзор увеличился.

Меня, понятное дело, с проекта сняли, поручили рядовую работу и забыли. А командирам, что принимали миноносцы с завода, я, понятное дело, все растолковал, как следует. Объяснил, почему держу свой замысел в секрете, и принялся ждать результата. А через полтора года появляется одно из моих порождений в виде, который говорит сам за себя.

— Вообще-то это у меня вторая сшибка с «Чиганом», — пояснил Гошка. Первого потом броненосец береговой обороны отконвоировал в главную базу. В этот тоже были попадания, но настолько, чтобы можно было разобраться, что там повреждено я с ним не сближался.

— Я знаком с этим проектом, — улыбнулся Алексей. — Рысаки. Специально конструировались для действий на дальних коммуникациях. Это скорее колониальный крейсер, чем боевой корабль. Если твои комендоры целили в корпус под трубы, скорее всего ему потребуется капремонт.


Глава 9

В Цалте снова стали в ремонт. Вообще-то неисправностей у них не возникло, и сроки регламентных работ еще не подошли, но флагманский механик при виде покрытого рытвинами «Рябого» безапелляционно приказал загонять его в док. Все равно ведь торпеды надо в аппараты заряжать. Гошка набрал в гарнизонной библиотеке книг по истории военных действий на море, и настроился хорошенько их полистать, но вестовой принес записку с приглашением посетить известный кабинет в здании городской управы.

— Добрый день, Игорь Николаевич! — Го выглядит озабоченным. — Рад, что Вы приняли близко к сердцу мою озабоченность действиями риканских рейдеров.

— Право, Го, мне они тоже сразу как-то незанравились. — Гошка принимает ироничный тон собеседника. — Одна беда, уклоняются от встречи, что затрудняет выражение им моего искреннего неудовлетворения.

Улыбнулись. Потом Гошка поделился своим открытием. Насчет того, что миноносцы семисотой серии оказались способными выдерживать попадания даже весьма крупных боеприпасов. А уж насчет способности противостоять воздействию осколков, шрапнели, бризантных и сегментных снарядов, которыми рикане обстреливают рысские миноносцы…. Собеседник порылся в столе и выложил на стол погоны капитана третьего ранга.

— Носи. Весь дивизион семисотых теперь твой. Задач посыльных кораблей перед тобой ставить не будут. Разбирайся с рейдерами, причем, штаб флота будет одобрять любую твою инициативу, а сам ни о чем просить не станет. Свободная охота. Карт-бланш, кажется, так это звучит у франов.

Тот «Чиган» с которым ты давеча повздорил, плохо отреагировал на попадания в район машинного отделения. Нашим пришлось его буксировать.

Гошка кивнул, забрал погоны и попрощался. Забавно. Чиновник начал на «Вы», закончил на «Ты». Что-то здесь и с обращением к начальнику или подчиненному не так, как на Земле. Впечатление, что, чем «закадычней», тем большее уважение проявляется. На корабле его все зовут Куксой, и только в единственном числе. Но подчиняются беспрекословно. Причем, вместо приличествующего случаю «есть», все, что угодно. От кивка, до «угу». Ни устава, ни инструкции, регламентирующей ответ на восприятие команды, он не встречал.

И Го, выслушав рассуждения о стойкости миноносца к артобстрелу, сменил официоз на простоту. Даже глаз резануло. Или ухо? Неважно. Налицо явная демонстрация доверия.

Про Алексея Таврова и его канонерские бронеминоносцы поминать не стал. Наличие этого знания у чиновника ни на что не влияет, а Тавр, хоть, вроде, и обижен, но идея его реализовалась. И он об этом прекрасно знает. И знает, что Гошка теперь «в курсе». А братия бюрократическая с точки зрения нормального человека — непостижима. Не станет он «дерзить на дыбе».

* * *

Вместо «кубарика» на погоне «брусок». Кажется, на Земле такой знак различия именовался «шпалой». В сухопутных войсках — майор. Уровень командира батальона. На флоте — капитан среднего корабля, или небольшого соединения малых. Слышал еще термин «корветен-капитан», кажется, у немцев использовалось. Кстати, русские здесь — рыссы, штатовские американцы — рикане, японцы — джаппы, а ведь и германской нации, где-то народ живет. Местную географию ему еще постигать и постигать.

Гошка сидит на лавочке у входа в береговую казарму, где сейчас размещен личный состав его миноносца. Новые погоны держит в руке и просто греется на солнышке в защищенном от ветра месте. Хорошо. Безоблачно. Осенью такие минуты — редкость. Часа через два в сюда придет тень, тогда он сменит погоны на тужурке и отправится сдавать дела на своем корабле и принимать дивизион. Позднее. Еще несколько мгновений мичманской беззаботности надо провести… как. Конечно же, в размышлениях о бренности бытия и планировании грядущего. Хех!

Тавр выдал ему уникальную информацию, касающуюся общего подхода к кораблестроению вообще, а к военному — в особенности. Действительно, никто не занимался сравнительным анализом метеорологических данных Земли и Посейдонии. Первые — только в памяти небольшого количества пришельцев, а по вторым единую картину из фактического материала, похоже, не конструировали. Конечно, погода меняется быстрее, чем идет обмен данными о метеорологических процессах. В этих условиях все прогнозы локальны, преимущественно на основе местных примет.

«Если чайка села в воду — жди хорошую погоду». — Важнейший инструмент тутошних предсказателей. Прав Тавр. И еще раз прав с концепцией малюсенькой бронированной канонерочки. Рубка — тот же шноркель. Попадать в крошечную подвижную цель с подвижной же палубы — дело непростое. Здешние системы наведения и стабилизации положения ствола требуют от комендоров филигранной техники и чудесной слаженности. Такой, как в его команде.

Да, знай он, что не один, что вот-вот из-за горизонта появится однотипный с его миноносцем кораблик, совсем иначе строил бы «соприкосновение» с неприятельскими крейсерами. Если вчетвером, да с разных сторон, да одновременно! Размечтался. Связи нет, а точка, с которой неприятель осматривает горизонт выше, и сам горизонт для большого корабля шире. Конечно, можно приподнять повыше перископ, но если объектив раскачивается, фиг ты что разглядишь. Только дрейфуя в мертвый штиль, если весь экипаж замер без движения и не дышит.

Так что затея Тавра с перископами — бред. И высокие мачты для семисотых миноносцев тоже бред. Слишком уж он тщательно сбалансирован и малотоннажен. Опять же торчать будут из дымового облака в бою. Сделать убирающимися? Это серьезная инженерная задача, решать которую без конструктора проекта — самоубийство.

Запуск воздушного шара с палубы — такой «пузырь», что сможет поднять человека, не для крошечного миноносца, да и на ходу рискованно. Придется идти так, чтобы уравнять скорость корабля и ветра, или дрейфовать в штиль. Лучше змея запустить. Кажется, такое даже практиковали на Земле, но не прижилось. Прижились разведывательные самолеты, так, где их взять? Про авиацию ни слуху, ни духу, а начнешь расспрашивать — примут за шпиона. Если что и делается, то держится в секрете.

Однако, в чем прав «безумный изобретатель» Тавр, это в том, что корабль, пассивно пережидающий короткие периоды непогоды, можно очень даже неплохо забронировать. И вооружить. Рысаки, мчащиеся через бури, обломаются при встрече с таким «недоразумением». Доказано практикой. И сохранять это в секрете действительно стоит тщательно. Пока в курсе только двое. Капитаны, принимавшие миноносцы с завода, вряд ли отнеслись серьезно к словам опального конструктора, особенно, если обменялись мнениями.

Хотя, их можно понять. Достаточно небольшой пробоины и… коммунальный стальной гроб. Оно, конечно, есть заполненные водой цистерны и сжатый воздух, но этого хватит только на затопление одного отсека, да и то не каждого. Есть мощные помпы, имеется возможность продувки каждого отсека. Да, молва про подводную лодку ходила не зря.

И не зря Гошка обо всем этом промолчал с Го. Похоже, он на местном Олимпе — свой человек. Судя по рассказу, остальные члены приемочной комиссии ему в рот смотрели, хотя, если бы ему один на один втолковать, чтобы прикрыть информацию… что-то видать не сработало. Или Тавр неверно оценил раскладку сил… темное место. Наверное — убеждал не того, Или не убедил? Вон, Гошка, вроде все на собственной шкуре опробовал, а все ещё испытывает внутренний протест.

Конечно, торпедные аппараты, заряжаемые в сухом доке, или водолазами — этого конструктору ни один моряк не простит. А поди ж ты, сработало. Ведь применялись же одноразовые гранатометы. Ну, ладно, в технических вопросах он волочет не особо, медленно въезжает, иначе говоря. Зато в Гелене — неплохое место для базирования его дивизиона. В порту есть и казарма, и баня. Заводик за мысом кораблестроительный, и живет там человек, которому он обязательно отвезет бутылку самой роскошной выпивки, какую найдет, пусть даже стоить это ему будет всего его жалования. Спиртное здесь недешево — виноградников нет, а гнать самогонку особо не из чего.

И про карт-бланш Тавр его верно предупредил. С пришельцами с Земли здесь явно работают «на особицу». Аккуратно так, дают освоиться, определиться. Дожидаются собственной инициативы, а не ведут за ручку и не носятся как с писаной торбой, создавая особые условия или заповедники с повышенным комфортом. А потом… тут, похоже, с каждым по-своему. Конструктору — строить корабли по его замыслу. Моряку, пусть начинающему, — целое подразделение миноносцев.

Ну вот, тучка набежала, прохладно, однако. Пора повышаться в звании и приниматься за работу. Погода то тут, и правда, изменчива.

* * *

Убедить командование флота в необходимости придания дивизиону корабля обеспечения оказалось несложно. Трудно было получить именно то, что ему нужно. Вместительный вооруженный рудовоз с хорошим ходом и парой стотридцатимиллиметровых пушек в легких полубашнях с противоосколочным бронированием. Роту морских пехотинцев ему тоже предоставили не сразу. Неделю пришлось подождать, а потом два дня шла погрузка этого подразделения в транспорт. Строились нары, заносились бесчисленные ящики, тюки, кофры, свертки и скатки. Эти парни устраивались, словно навсегда.

Все пять миноносцев дивизиона собрались в главной базе, прошли ревизию механизмов, доработку мачт, чтобы убирались, загрузили топливо и боезапас и вышли в крейсирование. В плане похода Гошка указал направление — северо-запад. Туда и пошел.

Едва берег скрылся из виду — миноносцы прицепились на буксир за судном обеспечения и потянулись за ним в кильватер. Транспорт потерял на этом пару километров в час скорости, зато уголь экономится. Едва засвежело, с буксировкой начались проблемы. Килевая качка стала приводить к тому, что канаты меняли натяжение, возникали рывки. Малые корабли пошли своим ходом, и более к затее образования «поезда» никто не возвращался.

Вообще «утюжки» миноносцев семисотой серии к продольной, килевой, качке оказались слишком восприимчивы. Коротковаты, и никакого V-образного профиля в носовой части. Не режут они волну. Или всплывают, или вонзаются так, что рубка на треть уходит под воду. Об артиллерийских башнях и говорить нечего — до полного погружения доходит, если при шести баллах да на среднем ходу. В общем — плыть можно, идти нельзя. В шторм в море миноносцам приходится пережидать непогоду, танцуя на волне на самом малом ходу. Лучше, конечно, в гавани отсидеться, или укрыться в бухте.

При волнении в два-три балла, эти корабли никаких проблем не испытывают. Растянулись шеренгой, которую моряки именуют строем фронта и, подобно неводу пошли прочесывать пустынные просторы моря. Гошка имел целью, раскинуть этот гребешок по-возможности шире. Если считать, что с мостика миноносца обзор километров двенадцать, то при дистанции в двадцать-двадцать пять километров пять боевых корабликов и судно обеспечения могут прочесать полосу шириной около ста пятидесяти километров. Проблема заключалась в связи. Разобрать сигналы более чем с пятнадцати километров, просто немыслимо. А ночью вообще стягивались до дистанции уверенного приема светового телеграфа.

Нарочно ходили в бесперспективном районе, отрабатывая взаимодействие в простых условиях. Только раз семьсот третий, идущий крайним слева, выпустил снаряд в сторону своего единственного соседа. Сигнал сразу пошел по цепочке, которая за счет поворотов налево превратилась в разреженную кильватерную колонну, стягивающуюся к собственной голове.

Последним к цели подошел транспорт, на котором Гошка и держал свой флаг. Посреди бескрайней глади океана дрейфовало крупное грузопассажирское судно. Миноносцы взяли его в кольцо радиусом километров восемь. С семьсот третьего передали, что попыток уйти или враждебных действий обнаруженный корабль не предпринимал, назвался угольщиком, везущим, кроме основного груза и некоторое количество боеприпасов в один из портов южного полушария. Остановился для ремонта машины.

Если судить по карте — все логично. Но ведь они пришли сюда для проведения тренировки. И Гошка послал для досмотра всю роту морпехов на двух паровых катерах.

* * *

Досмотровая партия вернулась нескоро. Долго работали. Однако явных признаков причастности судна к рейдерской деятельности обнаружить не удалось. Полуразобранная правая машина мотивирует длительную стоянку, оружие — пистолеты у офицеров и небольшой арсенал в капитанском сейфе — обычная практика. Груз — партия стопятидесятимиллиметровых снарядов, перевозимых, согласно документам, из франского порта Сель в одно из урмских княжеств. И уголь, следующий туда же из джаппы.

Пароход приписан к порту Дикс, это на Талонском материке, что принадлежит испам. Экипаж — полный интернационал. Но кое-что настораживает. Цистерны с пресной водой — огромны. Запасы провизии -экипажу на год. И груз уж очень подходящий для случайно наткнувшихся на это судно риканских рейдеров.

Опять же, посреди моря мест, пригодных для якорной стоянки встречается немного. Как-то уж очень удачно на этом пароходе машина сломалась. Нет, угольщик в дрейфе, якоря подняты, только произошло это недавно. Цепи еще имеют следы влаги. И еще морпехи отметили какую-то обжитость, благоустроенность, с которой размещен экипаж. И очень большой запас запчастей в хозяйстве духа, как моряки нередко зовут главного механика.

В общем, все косвенные признаки указывают на то, что тут сильно пахнет базой снабжения для рейдеров. Гошка даже слегка прибалдел от такого явственного аромата удачи. Он то считал, что вольные охотники ни в каких базах не нуждаются, в порты не заходят и кормятся ограблением добычи, черпая на захваченных судах топливо и иные припасы. Интересно, чего он не учел?

И надо решаться на какие-то действия. Если формально, по инструкции, то никаких претензий к пароходику предъявить нельзя. Отпускать его придется. Вернее, оставлять, поскольку в помощи он явно не нуждается. Просигналил миноносцам, чтобы подходили к транспорту грузиться углем, и распорядился делать это без спешки. Так что ночь встретили в видимости «подозреваемого», а на рассвете уже находились на позиции ожидания, нарезая круги за пределами видимости «ремонтирующегося» торговца. Оцепление, конечно, получилось редким. Пять миноносцев и транспорт крутили бесконечную карусель на экономичном ходу, стараясь придерживаться заранее составленного графика. Солнышко изредка показывалось в просветах между облаками, так что с ориентацией дела обстояли более-менее сносно. Другое дело, что ни миноносцы, ни транспорт друг друга не видели. Даже насчет ракет не было уверенности, что их удастся разглядеть. А проверять боязно. Выдавать себя не хочется. Ну, может быть, выстрелом за горизонт удастся подать сигнал в расчете на то, что звук обогнет выпуклую поверхность моря, как это удалось проделать накануне.

Двое суток ничего не происходило, а потом в утреннем тумане справа по курсу транспорта появился силуэт, в котором, сблизившись, узнали легкий крейсер серии «Тарио». Тоже популярный у рикан тип корабля для дальних походов.

Стотридцатимиллиметровки транспорта ударили раньше. Цель оказалась доступна для обоих стволов, и эти стволы с расстояния в полкилометра наводили сразу в корпус под трубы. Расстрельная дистанция на спокойной воде, и впечатляющая по размерам мишень. В промежутках между выстрелами были слышны колокола громкого боя, потом прозвучала пара взрывов и цель, повернувшись кормой к транспорту, стала скрываться в тумане. Ретирадная пушка «Тарио» успела выпалить дважды, и тоже не промахнулась. Зашипел пар, из машинного отделения транспорта повыскакивали люди, и бурун за кормой опал.

Когда туман рассеялся, море вокруг оказалось чистым. Только с юго-запада угадывался дымок. По графику это семьсот первый экономичным ходом догоняет потерявший ход транспорт. Собственно, два из четырех котлов не повреждены, просто нужно еще некоторое время, чтобы машинная команда разобралась в своем хозяйстве. А пока стоит подождать. И на миноносец угольку отсыпать, и новости узнать.

Гошка, кажется, сообразил, зачем эта плавучая база. От риканских портов не близко, а выходить на «охоту» с исчерпавшимися за время перехода топливом и водой легким крейсерам неуютно. И в порты невоюющих держав по дороге заходить не с руки — ясно же всем, куда и зачем такой корабль направляется. Какая уж тут скрытность?

Судя по количеству угля, этот «торговец» еще никого не снабдил топливом. И припасено у него кораблей на пять или шесть. Исходя из разработанной модели, если полагать, что крейсера, выходящие на промысел огибают с юга гряду Рейсфе, то перехватывать их имеет смысл…точно, всего то полсотни километров надо перекрыть. И добить бы подранка. Ясно ведь, что он бункеруется с дождавшегося его транспорта. Часа через три подтянется семьсот второй, тогда и можно будет отправить пару боевых кораблей навестить старого знакомого. А пока передать капитану транспорта, чтобы не торопил ремонтников. Может, они за три часа вообще все повреждения устранят, если не держать пар в магистралях под рабочим давлением.

Прошел в салон транспорта, где работает штаб дивизиона, взглянул на карту. И перевел взор на начальника оперативного отдела. Даже слова излишни. Располагая той же информацией, этот офицер сделал те же выводы. И готов предложить план, уже сложившийся в Гошкиной голове.

Улыбнулся, кивнул. И чуть не захлебнулся от восхитительного аромата кофе, что внесла на подносе морская пехотиночка Ви. Ее внешнее сходство с Ри Гошку даже не смутило. Похоже в боевой обстановке его восприятие действует специфично. Игры подсознания, так сказать. Предчувствие большой драки.

* * *

К месту стоянки «неисправного» торговца ушли семьсот первый и семьсот второй — «Рябой». По расчету времени подойти к цели они должны были уже в темноте. А Гошка остался на транспорте, ждать сбора остальных миноносцев дивизиона, следующих по окружности в его сторону. Особенно томительно стало, когда последний в череде, семьсот пятый, не появился в течение полутора часов после расчетного времени. Не мог же он промахнуться настолько, чтобы не попасть в поле зрения сигнальщиков транспорта! Штурман там молодой и старпом, и командир, но старшина рулевых — волчина грызенный.

Пришел, наконец. Этот кораблик, прозванный «Конопатым» за изрытый остриями осколков сегментных снарядов левый борт, вернулся с израсходованными торпедами. Утренний туман тоже свел его с легким крейсером рикан. Тип определить не удалось, толи новинка, толи экспериментальный образец, не прошедший в серию. Разглядели они друг друга километров с пяти, и первым огонь открыл рейдер.

Командир миноносца успел согнать народ с мостика, так что потерь в экипаже не было. Зато заклинило носовую башню и, кажется, мозги свежеиспеченного лейтенанта. Он полным ходом, словно раненый кабан, погнал свой корабль на крейсер, игнорируя действие неприятельской артиллерии и тупо всадил торпеды тому в борт, выпустив их с полутораста метров, работая на полную катушку задним ходом.

Торпедированный корабль просто сломался и затонул неправдоподобно быстро. Из воды выловили троих. В результате — контуженный выбитым близким разрывом триплекса сигнальщик, изуродованная носовая башня, и погнутый вал левого винта. Причина последнего повреждения неясна. Еще был израсходован весь скипидар, обильно впрыснутый в топки из сифонов розжига для экстренного форсирования котлов.

Бой длился всего около четверти часа, но частичная потеря хода и ошибки, возникающие в связи с несколько не идеальной прямолинейностью длительного движения на одном винте при отсутствии ориентиров, сильно задержали миноносец.

Потом возвратившиеся семьсот первый и семьсот второй сообщили, что «Тарио» им обнаружить не удалось, а транспорт продолжает «ремонтироваться» на старом месте. Допрос пленных ничего не прояснил. Рядовые матросы. Знают только, что шли в рейд, и что угля оставалось мало. В общем — косвенные данные, подтверждающие Гошкину гипотезу.


Глава 10

С командиром «Конопатого» лейтенантом Герингом Гошка имел приватную беседу. Оказалось, что тот, принимая полтора года назад корабль с завода, тоже пообщался с его конструктором. Долго плевался про себя и костерил и «безумного» изобретателя, и свою судьбинушку, обрекшую его командовать не нормальным кораблем, а плавучим недоразумением. Но после потопления внезапно обстрелявшего его замаскировавшегося мирным торговцем рейдера, мнение свое изменил, и после повышения звания попросил оставить его командовать этим, не по чину теперь маленьким для него корабликом.

И уверен, что именно «кабаний удар» является для этого типа кораблей оптимальным приемом. А пушки — баловство. В этом Тавр, конструктор миноносца, просчитался. Если снять башни с артиллерией и успокоитель качки, обнизить рубку, так, чтобы только голова рулевого, прикрытого броней, торчала над палубой, десяток таких малюток утопят любой корабль, будь он хоть четырежды броненосец или любое количество раз дредноут.

— Смотри, Кукса, вот вид в плане сверху. Прикинь, под какими углами падают снаряды, если нос направлен в сторону неприятеля. — Лейтенант скупыми линиями описал все поверхности миноносца. — Ни одного шанса на пробитие, инерционные взрыватели подорвут боеприпас снаружи. Критична башня и передняя сторона рубки. Да, они невелики, но малокалиберные пушки способны в них попасть, и пробить броню. Если бы эти недоумки, выполняя свои инструкции, не садили по мне стальной картечью и сегментными снарядами, где бы я сейчас был? Фугасный или болванка просто сделали бы форшмак из всех.

— Не горячись, Муля, — интересно, за что наградили человека таким прозвищем? — ты вот двоих упокоил. Одного пушками, другого торпедами. У меня в этом плане тоже пока чистый пополам. И, работай у тебя носовое, ты мог бы поменьше огрести, ствол-другой твои комендоры точно бы загасили.

— Ну да, заранее и не угадаешь. — Лейтенант разглядывает силуэт беспушечного корабля с обниженной надстройкой. — Да и воздух надо откуда-то брать. А тут все водой заливает. Если трубу вверх выставишь, снесут первым же залпом.

— В общем, лучше рассуждать о том, как с тем, что имеем, риканам козью морду делать. А эскизы сожги и никому про эти мысли даже не намекай. Пока про наши действия только неясные слухи ползут на уровне удивления моей везучестью. А если кто-то со знанием дела в кругу друзей порассуждает, а потом про это еще и в газетах напишут — противник быстренько придумает, как нас на ноль помножить, или сам что-то подобное соорудит.

* * *

Четыре миноносца и вооруженный транспорт надежно перекрыли направление, с которого ожидались выходящие в район разбоя риканские крейсеры. Сигналы ракетами на этих расстояниях различались уверенно. И добыча не заставила себя долго ждать. Мирный сухогруз, следующий под нидерским флагом, неожиданно врезал по приближающемуся для досмотра семьсот четвертому.

Три снаряда попали с острых носовых углов по настильным траекториям и отрикошетили. Четвертый пробил переднюю стенку штурманской, разнес хронометр и «вышел» через незапертую дверь, обращенную в сторону кормы, продырявив заодно кожухи обеих труб и лишив штурмана дара связной речи часа на полтора. С трехсот метров никто не промахивается. И торпеды достигли цели еще до того, как артиллеристы миноносца погасили все вражеские пушки, установленные по бортам за внезапно откинутыми маскирующими их крышками-щитами.

Торпедированный корабль тонул неспешно и обстоятельно. Правда, члены команды, занятые обслуживанием орудий и часть кочегаров, покинуть его в шлюпках не смогли. Они погибли раньше. Зато офицеры ответили на вопросы морских пехотинцев достаточно подробно, чтобы сомнения в предназначении «ремонтирующегося» сухогруза рассеялись окончательно. А потом на Гошку навалился ротный.

Такой блестящей аргументации от этого немолодого офицера, конечно, ожидать было можно. Но впечатление неизгладимое. И все планы мгновенно изменились.

Этой же ночью, пользуясь отсутствием Луны, вся рота на гребных судах скрытно подошла к борту замаскированной под мирный корабль базы снабжения риканских рейдеров, и взяла её на абордаж. А дивизион миноносцев передислоцировался на необитаемый безымянный остров в сотне километров к западу. Здесь, пользуясь отливом, по временной схеме разобрались с погнутым валом, зарядили торпедные аппараты, завершили ремонт орудийной башни на «Конопатом», и залатали штурманскую на семьсот четвертом, который уже окрестили «Дырявым».

А потом с востока появился дым. Все пять миноносцев полным ходом пошли навстречу кораблю, в котором опознали крейсер типа «Тарио». Хорошо, что еще до открытия огня разобрали сигналы. Свои. Это морпехи взяли на абордаж подошедший для бункеровки рейдер, и теперь отгоняют его к месту временного хранения под присмотр Гошкиного дивизиона. Смирил гордыню. Никуда не помчался. Когда люди делают свое дело, лучше не вмешиваться.

* * *

Поздняя осень — тоскливое время. А уж на необжитом острове посреди необъятного морского простора, когда ветры холодны, дожди часты и горизонт чист, порой просто выть хочется. Однако, каждые три-четыре дня с востока подходит взятый морпехами на абордаж бывший риканский рейдер. Тут и настоящие боевые крейсеры, и вспомогательные, оборудованные в основном из сухогрузов, угольщиков, рудовозов, что, собственно, почти одно и тоже.

Работает своеобразный конвейер. И Гошка недоумевает. Как можно подвергать многочисленные почти неуловимые корабли риску захода на базу? Причем, явно по графику. Уже есть данные допроса пленных, свидетельствующие о том, что сюда заглядывают не только идущие на промысел крейсеры, но те, что давненько действуют на рысских коммуникациях. Они выходят из своих операционных районов, чтобы… почта, приказы, рапорты. Радио нет. Телеграф отсутствует, а в нейтральных портах можно «засветиться». Вот оно что! Командиры должны командовать — писать приказы и получать рапорты. И все это должно доставляться — отчеты начальству, распоряжения подчиненным. Замечательно! И как он раньше до этого не додумался. Значит, должен подойти связник из штаба, а потом, через пару недель, лавочку можно прикрывать. Идиотов рикане не напоминают.

Прикинул по карте, сопоставил с данными, полученными при допросах пленных. Вообще-то пленные не слишком запираются, похоже, просто немного знают. И непохоже, что допросить удалось всех. Или, живыми остались немногие. И район, в котором трудами ротного и его бойцов прекращается угроза мирному судоходству, весьма обширен. И, если он правильно понял, перегнать в порты империи всю эту кучу захваченных кораблей будет непросто. Рулевые справятся, но уголь в топки кидать кому-то нужно. А протоколы допросов лопатами махать не станут. Пленных он так и не видел.

Надо бы хорошенько подумать, с каким текстом отправлять миноносец в штаб флота.


Глава 11

Сведения об отлове полутора десятков рейдеров следовало скрывать как можно дольше. А особенно, о способе, которым это было проделано. Хотя, может быть совсем наоборот? Довести до всеобщего сведения, что в водах империи теперь можно свободно плавать? В общем, еще и эту головную боль Гошке не потянуть.

Он просто растолковал все как следует командирам кораблей, ротному и начальнику оперативного отдела своего штаба. И, кажется, сумел донести до них мысль о том, что некоторые преимущества конструкция миноносцев дает им только до тех пор, пока противнику об этом ничего не известно. А потом морская пехотиночка Ви написала красивую рассказку, которую заботливые офицеры читали усталым морякам на ночь. О чудесной удаче, фатальном везении, глупых маневрах риканских командиров, чудовищных промахах неприятельских комендоров…

Зачет на знание текста проведен был со всем тщанием и всплески фантазии экзаменуемых всячески поощрялись. Рапорты составили в соответствии с разработанной сюжетной линией. Большего, для сокрытия сведений, пока сделать было невозможно.

Караван кораблей, захваченных в этом походе, еще втягивался в обширную Цалтскую гавань, когда Гошка, передал полномочия начальнику оперативного отдела штаба своего дивизиона, и, тем самым, поручил тому отдуваться за все перед начальством. Сам же на семьсот третьем отправился в Гелен. Разговор с Алексеем Тавровым — вот что ему сейчас нужно.

Такой же, как и он пришелец. Умница и человек существенно более опытный. Причем, как на Земле, так и здесь, на Посейдонии. И, после кабаньей атаки, проведенной «Конопатым» против полноценного боевого корабля, причин не доверять этому дяденьке, вообще нет. Пример, опровергающий любые сомнения. Ну, и, в конце-то концов, в кои-то веки встретил, можно сказать, земляка.

Среди трофеев, захваченных на риканских кораблях оказалось немало спиртного, и ротный, по Гошкиной просьбе, выбрал несколько бутылок понарядней, с мужскими напитками, репутация которых ему известна.

* * *

Казармы разметчиков, в которых проживал Алексей Таврухин, отличались от Казарм формовщиков только несущественными деталями. Те же скучные двухэтажки с аккуратными дорожками и уютными лавочками. Снег сметен и свален на газоны такими привычными для русского глаза валиками. Стандартный набор магазинчиков, столовая, околоток. Только цвет кирпича кажется другим. Или это сумерки зимнего вечера так исказили восприятие?

Женщина, открывшая Гошке, была молода и хороша собой. Квартирка в двух этажах с печным отоплением. По привычным российским стандартам совсем не тесная, и очень даже комфортабельная. Каха Дацимов в Цалте в такой же живет со своей Симочкой и чадами. Что забавно, мебель однотипная и расставлена по той же схеме. Чувствуется и присутствие в доме ребенка. Вон каляка не стенке. Судя по расположению, малышу года два или три.

Когда глава семейства вернулся с работы, сумка с едой и напитками, оттянувшая Гошкину руку, опустела, а стол был накрыт. Агнесса к хмельному не притронулась, только подкладывала мужчинам кусочки, да слушала повествования о событиях, не последнюю роль в которых сыграли кораблики, построенные по замыслу ее мужа. Потом, взглянув на то, насколько понизился уровень жидкости в бутылке, тихонько исчезла.

— Она у меня в положении. Придерживается режима, — объяснил Алексей. — Слушай, так давно не бражничал, аж язык заплетается. Это со ста грамм!

— Так и я, как попал сюда, почитай, ни разу как следует не прикладывался. И даже не тянуло. Бывало, угощали ребята. Принимал, но как-то без энтузиазма. — Гошка и раньше с хмельным обычно осторожничал, а на Посейдонии, где компания у него ни с кем не составлялась, начал уже забывать вкус.

— Сдается мне, что есть какая-то разница в воздействии алкоголя на организм здесь и на Земле. Там вкуснее было. Вообще, объективное сравнение провести сложно. Ни образцов, ни критериев, такое впечатление, что и в физике, и в химии, и даже в биологии есть между этими мирами миллионы крошечных, незаметных отличий. — Ага, потянуло Леху поговорить. — Например, грань между эластичной и пластичной деформацией сдвинута немного в пользу пластичной. Соотношение вязкости и хрупкости — в сторону вязкости. А точки фазовых переходов расположены ниже. Иными словами, здесь все охотнее гнется, чем ломается, и лучше сваривается и спаивается. Но и термостойкость материалов хуже.

Налили еще по маленькой. Вкусно. Леха закусил брусочком сыра и продолжил.

— На бытовом уровне это не чувствуется. Метры и килограммы тут связаны через плотность здешней воды. Градусы температуры опираются на ее же замерзание и закипание, соответственно, все коэффициенты упругости, температурного расширения и прочие табличные значения — не вполне сопоставимы с данными нашей планеты. Но, если ты многие годы проводил расчеты прочности, кое-какие моменты откладываются в памяти, как молитва.

Так вот. По чисто субъективным впечатлениям, этот мир немного… мягче, что ли. А вот про химические процессы — картина сложная. Такое ощущение, что скорость реакции здесь сильнее зависит от температуры. И насчет электричества — полная непонятка. Ни грозовых разрядов, ни огней святого Эльма. Только изредка отдаленные всполохи наблюдались. Понимаешь — всегда отдаленные. Ты что-нибудь понимаешь? Наливай.

Гошка разлил по крошечным стопочкам этот мескаль, зацепил на вилку квашеной капустки, и неверным взглядом «оценил» собеседника.

— Не-а. Рикан сперва немного приголубим, потом…

— Приголубим.

За это и выпили.

— Леш, кораблики получились на славу. Только жить в них — каторга. Это чисто боевая машина. На суше народ может выбраться из-под брони. На травке поваляться, цветочки понюхать. А в море? Ну, держал я пару экипажей для отдыха на транспорте сопровождения. Два миноносца в дозоре, один по готовности номер три. Так мы в это время в бухте стояли с постами наблюдения на высотке и на мысах. Почти, как в базе.

А ведь, если их куда-то далеко нужно отправлять? Дней десять без берега выдержать можно. Ну, сжав зубы, мужики и месяц продержатся. Ради нескольких часов боя. А ведь утомление накапливается. И более всего страдают от него те, на кого самая большая надежда — люди постарше, поопытней, поискусней.

— Ты о корабле — носителе, что ли? Так его как раз должны достраивать. Вернее, думают, что делают лихтеровоз. Как раз года полтора уже ведутся работы по моим чертежам. Только я как раз в то время в опалу угодил, и сейчас совершенно не в курсе хода работ.

— На воду уже спущен твой лихтеровоз, достроен и испытан, пока ты тут пьянствуешь. — Вот это номер! Го собственной персоной в дверях кухни, причем в руках у него бутылка. Не иначе, мировую принес. Не индейцы, чай, трубкой мира обходиться. Настоящая огненная вода. Леха поставил еще одну стопочку. — Инженеры с того завода, где шла достройка, головы ломали, зачем нужны лихтеры с такой большой осадкой. Уже готовы чертежи измененного варианта для транспортировки мелкосидящих барж.

— Если запустите его в работу, то архипелаг Фитца сможем заселить. Там, слух ходил, полиметаллические руды с хорошим углем соседствуют. Редкая удача. И ни одного толкового фарватера. — Леха наливает в стопочку нового собутыльника побольше, а себе и Гошке — на донышко. — Догоняй.

— Говорят, на Земле эту пакость закусывают соленым лимоном, — Го кривится и заталкивает в рот соленый помидор. — Как вы можете это пить?

К вкусу мескаля Гошка уже притерпелся, а вот помидор — косорыловка.

— Слушай, Леха, а ведь супруга твоя от меня, почитай всю историю в самом правдивом варианте выслушала. Ты уж скажи ей, что не надо подружкам это пересказывать. — До Гошки дошло, что он, кажется, сболтнул лишнего после первых рюмочек.

— Да не боись, Кукса! Аги знает, какие сведения для каких ушей. — Успокаивает его хозяин.

Все ясно. Разговор теряет связность. Задушевно. И у Го глаза заблестели.

— Вы ведь здесь от меня очередную тайну готовите. Так что — в добрый путь. И опала твоя, Тавруха, не завершена. Ты уж продолжай непонятого гения разыгрывать. А когда по тем листикам, что перевернул, мысли додумаешь, гони записку обычным каналом. Дадут ей ход… мне кажется.

Ага, это он почеркушки углядел, на которых мысли лейтенанта Геринга нетвердой уже рукой набрасывал Леха под Гошкину диктовку.

— Да, пока я память не потерял, держи вот. — Из нагрудного кармана гость извлек пару погон. На каждом по кружочку. Командорское звание. Это, что, флотом теперь командовать? Или эскадрой?

— Го, не надо бы так частить. — Гошка пытается прекратить это непотребство. — Что это за звездопад? Мне с дивизионом еще трудиться и трудиться.

— Так трудись, наливай. Звание обмоем. Оно для меня важнее, чем для тебя. Ну, года через полтора поймешь.


Глава 12

Риканская бухта Канопус отсекается от океана островом. Получается длинный канал, отлично прикрытый от штормов. Материковый берег — непрерывная цепь причалов, складов и железнодорожных коммуникаций. Очень крупный порт. На запросы береговых постов ответили уверенно — данные об условных сигналах пленные сигнальщики еще на рейдерской базе сообщили верно. А флага при сумеречном освещении короткого вечера низких широт не разглядеть. Так что лихтеровоз прошел на рейд беспрепятственно. Застопорил ход, зажег стояночные огни, принял балласт, и миноносцы спокойненько последовали в конец акватории к причалам военной гавани. В этом порту неприятеля никто не ожидает.

Начало ночи, тусклое ущербное ночное светило позволяет неплохо ориентироваться. Здесь никто не готовится к нападению, и паровые катера деловито расставляют мины точно в заранее спланированные места. Лоция и карта акватории изучены тщательно. А с идущих самым малым ходом миноносцев за борт плюхаются аквалангисты. Здесь, в тропиках, темно долго. Времени хватает на все. Лихтеровоз давно ушел, паровые катера четко по графику собрали людей-лягушек, и деловито проследовали на выход. А миноносцы покачиваются в тени под скалистым берегом на пологой волне прилива.

Время вышло. Малым ходом отряд втягивается в ограниченное длинными пирсами пространство военной гавани. Цели распределены заранее. Торпеды пущены. Здесь базируется отряд средних крейсеров. Вернее, базировался. А теперь он будет лежать на дне. По паре огромных пробоины, проделанных в нужных местах, достаточно, чтобы обеспечить надежное утопление. Место у стенки, где должен был стоять крейсер, предназначенный семьсот третьему, оказалось пусто. Видимо в дозоре, или в крейсирование ушел. Зато в соседнем бассейне нашлись цели — эскорты. Каждому досталось по торпеде в районе миделя.

А тут начали срабатывать часовые механизмы установленных пловцами мин. И заговорили орудия миноносцев. Безоружный, беззащитный изнутри торговый порт подвергся варварскому воздействию артиллерии. Комендоры аккуратно выцеливали и клали снаряды с неторопливой обстоятельностью. Забрезживший рассвет четче проявил картину. Пожары в пакгаузах, пылающие склады, что-то взрывается, паника.

С нескольких кораблей пытались стрелять, но быстрые кораблики сразу уходили из-под огня, прячась за корпусами других судов. На рейде было оживленно. Напуганные торговцы выбирали якоря, или расклепывали цепи, пытаясь выйти из тесноты и убраться подальше. Это у которых пары оказались разведены. Остальные отчаянно дымили. Столкновения и подрывы на минах добавили картине колорита. Как раз в это время не поместившиеся на лихтеровозе «Конопатый» и чисто артиллерийский семисотый имитировали атаку со стороны моря, отвлекая внимание противника выстрелами по береговой батарее, прикрывавшей главный фарватер.

Отряд Гошка вывел мелководным проходом с другой стороны острова. Максимум прилива, осадка у них невелика. Баркасы и баржи здесь часто ходят, зато с береговой артиллерией проще. Пушки старых образцов, стреляют редко. Да и скоростные цели оказались канонирам в диковинку. Смылись удачно, и побежали в точку рандеву с кораблями обеспечения. Почин сделан.

* * *

Несколько суток, пока противник пребывал в растерянности, был для дивизиона страдным временем. Информация на всей планете распространяется со скоростью транспортного средства, а быстрее миноносца по воде никто не бегает. Ну, пусть даже не слишком быстрого миноносца. И здесь в районе активного судоходства беззащитных жертв под флагом неприятеля встречалось много. Артиллеристы фугасными снарядами дырявили корпус в районе ватерлинии, а команда покидала тонущее судно с противоположного борта. Так получалось быстрее, потому что надо было торопиться к следующей цели. Если отверстия проделаны, а команда не борется за живучесть, судно утонет. Просто надо подождать. Торпеды тоже иногда шли в ход. шестерка кусачих малышей обслуживала обширное пространство, смещаясь вдоль побережья к юго-востоку, в места, которых вести о их бесчинствах еще не достигли.

Четыре пассажирских лайнера топить все же не стали. На них не хватало плавсредств на всех. Двоих заставили выброситься на камни, одного — на песчаную банку. Последнего, в упор расстреляв винты и руль, оставили в дрейфе.

Потом испортилась погода. Поднялось волнение баллов до трех, и подошел крейсерский отряд противника. Наблюдая в мощный бинокль кильватерную колонну четырехтрубных красавцев, Гошка подумал, что это ожидаемое и спланированное событие произошло не вовремя. Его миноносцы не видят друг друга. Корабли обеспечения не видят противника и находятся далековато от мест, где можно укрыться. А идут на них три новейших броненосных крейсера, и угля в бункерах меньше, чем хотелось бы.

А тут еще риканский миноносец выскочил со стороны, где лежали в дрейфе лихтеровоз и транспорт, и засемафорил на свои крейсера. Все плохо. Они обнаружены и их диспозиция противнику известна. Пора переодеваться в чистое. И действовать по плану. Гошка уже ни на что не повлияет. Кстати, вот и стайка вражеских миноносцев. Все верно, не станет крейсер за ним гоняться. Есть у рикан и побыстрее кораблики.

Удирать пришлось самым полным. И их настигали. Правда, кормовое орудие охладило пыл преследователей. На высокой скорости миноносцы качает, а имперские комендоры за последнее время приобрели изрядный опыт. И пушки семисотых оказались дальнобойней. После нескольких попаданий ближайший преследователь стал отставать. Зато остальные попытались заходить с флангов. Но что толку, если их снаряды еще не долетают до беглеца, а всплески снарядов, посылаемых в них, ложатся рядом. И попадания случаются. Стали помаленьку отставать.

— Огрызнулись неслабо. — Решил Гошка. И стал понемногу снижать ход, чтобы дать противнику возможность снова сблизиться с ними на расстояние выстрела. Не купились. Тоже замедлились, удерживаясь на безопасной дистанции.

А справа показался семьсот пятый, отбивающийся от аналогичной погони. Слева наперерез полным ходом несется семьсот четвертый и тянет за собой дымовую завесу. И в ней кто-то прячется. Дождавшись нужного момента, второй и пятый поворачивают навстречу друг другу, включая дымаппаратуру. Преследователи ныряют в густую пелену и слепнут. Кто здесь свой, кто чужой — ничего не разберешь. Одни неясные силуэты.

Зато Гошкины бойцы знают что делать. Он с командирами кораблей этот прием отрабатывал. Только один — семьсот первый — остался в зоне задымления, и лупит по любой тени. Остальные поджидают неприятеля снаружи. Пять минут — и завесу сносит ветром. Имперцы отходят, но их никто не преследует. Все корабли противника на плаву, но выглядят неважно. И трубы не все, и пробоины в бортах. Двое парят, на одном тушат пожар. А красавцы крейсера заметно приблизились. И еще кто-то дымит правее.

Итак, малышей они из дела вывели. По хорошему, надо бы добить, но некогда. Если крейсера еще приблизятся — им несдобровать. Полный ход. Наутек.

Стали отклоняться к западу от направления на место, где сейчас должны находиться корабли сопровождения, чтобы удлинить маршрут эскадры и дать время своим «кормильцам» укрыться в группе островов. Не сработало. Флагман четко держит курс на сближение с лихтеровозом и транспортом. Скорее всего, он их просто уже видит. На миноносцах семисотой серии надстройки невысокие. А с марсов преследующих кораблей обзор на десятки километров.

Семьсот первый имитировал выход на торпедную атаку. Остальные поддержали, прикрыли дымом, но противник не купился. Не снизил ход, не начал маневр уклонения. И поплатился. Торпеды все выпустили с предельной дистанции, и одна дошла-таки до цели. По чистой случайности, по закону больших чисел. Флагманский корабль замедлил ход, остальные махины тоже сбросили скорость, чтобы его обогнуть. Тут как раз на них нанесло дым. Замешкались. Минут десять выигрыша во времени имперцам это дало.

Когда лихтеровоз и транспорт на всех парах нырнули в шхеры, снаряды главного калибра с крейсеров до них еще не долетали. Паровой катер сразу за замыкающим пятерку семьсот вторым «закупорил» пролив полудюжиной мин и сбросил на воду несколько дымовых шашек, привязанных к пустым канистрам. И все это на глазах у вражеских сигнальщиков. Есть немного времени.

Укрывшись за островом, миноносцы, принятые лихтером на палубные стеллажи, лихорадочно загружали уголь, снаряды и торпеды. Выяснилось, что на последних километрах в топках уже жгли смазочное масло вперемешку с матросским бельем, бобовые брикеты из продуктового НЗ смоченные эфиром, припасенным для прожекторов.

Осторожно переносили на транспорт раненых. Попадания были. Разжигались газовые горелки, смешивались термитные пасты — заваривать пробоины, откручивались болты крепления крышки отсека второй машины на семьсот пятом. Флагманский механик руководил подъемом из трюма какой-то громоздкой запчасти. И рутинный после каждого боя ремонт кожухов дымовых труб…

Отделение морских пехотинцев, вскарабкавшись на верхнюю точку береговой возвышенности, семафорило морзянкой (уже смеркается), а начальник оперативного отдела на крупномасштабной карте района передвигал разноцветные фишки.

Одного взгляда было достаточно, чтобы понять — их берут в кольцо. Подтянулись эскорты, тяжелые крейсера обходят архипелажек, чтобы перекрыть основной фарватер с противоположной стороны этой группы островов. Несколько легких крейсеров тоже показались и приближаются. Есть здесь и другие проливы, мелкие и извилистые, и именно их они и перекроют. Гошка ждал чего-то подобного, но чтобы против него собрались такие силы! Не полным составом флота, конечно, но от всей души решили рикане уконтрапупить его вредоносный дивизион.

Девушка принесла ужин. «Спасибо, Виола», — Та самая Ви, девчонка, похожая на Ри, ну и на Саиду, конечно. Морская пехотинка, едгрыть макратям фентрунец! Шмакодявка! И, ведь хвалят ее. Да и как иначе, двенадцать абордажей. Не у всякого ветерана столько. А она здесь на практике. Отстанет, конечно, от курса своего училища.

Давненько уже Гошка не испытывал страха. А тут вдруг, словно включили. Это же он больше трех сотен народу завел в гиблое место. Надеялся выскочить в темноте, пользуясь скоростью, и тем, что выходов из архипелага больше десятка.

— Корабли к бою и походу изготовлены. Раненые перевязаны, убитых нет. Четверо оставлены в лазарете. Поправятся. Убыль восполнена из экипажа лихтеровоза. Повреждения устранены. — Опять начальник оперативного отдела. Добрая весть.

О том, что его считают «счастливым» командиром, Гошка, конечно знал. Ни одного убитого под его командованием. Особенно удивлялся после бухты Канопус. Отыскать и поднять из воды тридцать аквалангистов на отрезке в десять километров во тьме ночной. Правда, эта самая Ви объяснила тогда, что деда всегда собирает всех. И всегда возвращается.

Деда — это старшина Гудков. Командир второго парового катера. Ему за шестьдесят, крепости телесной нет — сухонький такой старикашка и язвительный — а бодрости и смекалки на семерых. Как уж он тут числится, на каких должностях-окладах, неведомо. Но ротный его ценит и бережет.

— Вернулся катер с дальнего конца основного фарватера. Минная постановка проведена. — Доложили с мостика. И словно подтверждая правдивость сообщения, докатился ослабленный расстоянием звук взрыва. Гошка скосил глаза на карту. По всему получается, один из тяжелых крейсеров попытался с противоположного конца до них добраться. Пока противник несет потери — это хорошо. Он тоже не лыком шит. Миноносцы и вооруженный транспорт поставил так, чтобы если кто попытается забраться в архипелаг малыми проливами, то нарвется на засаду. И наблюдательные посты просматривают все направления. Докладывают, что количество риканских боевых кораблей вокруг группы островов продолжает увеличиваться.

А народу в салоне лихтеровоза прибывает. Командиры кораблей собрались. Трескают гороховый концентрат с цыплячьей тушенкой, который котелок за котелком подтаскивает Виола. Флагманские специалисты подтянулись, ротный морпехов. Поглядывают на фишки, что передвигает по карте архипелага начальник оперативного отдела. Переговариваются.

— Вот этого бы торпедой взять. Только не подойти со стороны берега. Мелко совсем.

— А сюда боевой пловец заряд поставит, и сюда тоже без проблем.

— Этого можно артиллерией накрыть через мыс, навесным огнем. Вот в это место корректировщиков нужно высадить.

— Смотри, как легкий крейсер подставился. Если бы вдоль лощинки протащить пару пушечек, да на прямую наводку выкатить….

Ясное дело, адреналин еще не рассосался. Навтыкали риканам, ноги унесли. И командир такой, что сами себе завидуют.

Гошка никак не выразил соображений, опустивших его самооценку ниже плинтуса. В мешке они сидят. И на ткань этого мешка накладываются все новые и новые слои. Осердил он супостата, и напугал так, что сейчас сюда наверняка стягивается весь флот. От такой паники чужой командир запросто позатыкает все проливы, затопив там сухогрузы, а потом главным калибром самых могучих кораблей перепашет все подряд. Дорого, но со страху, и под нажимом сверху — сойдет за великую победу. Даже понаграждают кучу народу.

Однако для этого придется подтянуть линкоры. Там пушки самые-самые. Несколько дней у него есть. Сейчас, если он не ошибается, в ближайшей окрестности только два ствола калибром триста миллиметров. Ведь два из трех тяжелых крейсеров явно буксируют в сторону доков. Хотя, он не успел посчитать, сколько на них башен, и сколько стволов в каждой. Кстати, компот уже выпит, и народ как-то поутих, глядя на его кислую мину.

Гошка вымученно улыбнулся.

— Все понять не могу, почему комендоры с этих шустрых миноносцев, что за нами увязались, такие мазилы, как на подбор. — Гошка сфокусировал взгляд на командире семьсот первого.

— Так, Кукса, ты же сам нас надоумил отодвигать корпус синхронным отклонением руля и успокоителя качки. Только борт противнику не показывай, да не ленись. Кстати, если рулем дать чуть резче, нос поворачивается в сторону, противоположную сдвигу, и наводчики берут поправку не туда. Опять же наклон корпуса небольшой выходит не в сторону сдвига, а наоборот.

— Да уж, жульство у нас вышло с этими миноносцами. — Вступил в разговор командир семьсот четвертого. — Когда бы не спешка, кормили бы рыб наши преследователи.

Настрой боевой. Не стоит его менять. Гошка прокашлялся.

— Господа офицеры! — Взгляд в сторону Виолы. — И курсанты! Противник стягивает сюда все, чем располагает. О лучшем невозможно и мечтать. Наша задача никого не отпустить. Нам не следует более пугать неприятеля. Работаем на уничтожение. Отсюда вопрос. Сколько человек нужно, чтобы дотащить заправленную торпеду вот в это место? Погрузить в воду, направить на этот эскорт и привести в движение.

Каким количеством мин с часовыми механизмами мы обладаем? Имею ввиду, для действий боевых пловцов.

Флагманского артиллериста прошу проработать вариант обстрела вот этого легкого крейсера, — тычок в карту, — навесом через северо-западную оконечность этого островка.

Предупреждаю. Разом мы всех не перетопим. Выбиваем последовательно, по мере поступления. И, кстати, как бы нам пушки на высотку затащить. Так, чтобы их не враз с землей смешали. У супостата стволов, как блох у Шарика.

Еще одно замечание. Боеприпасов у нас много. Но на всю эту армаду может не хватить, если будем ими бездумно швыряться. Речь не о жесткой экономии, но лишних трат лучше избегать.

Настроение сразу сделалось конструктивным. Офицеры заговорили, общий гомон разбился на групповые дискуссии, а начальник оперативного отдела принялся вытаскивать из коробочки новые фишки. Это хорошо. А если удастся оттянуть на себя новейшие риканские дредноуты, совсем замечательно. Очередной караван с рудным концентратом от островной цепи Эспандер, который вскоре предстоит проводить имперцам, очень выиграет, если рикане отвлекутся на проблемы у своих берегов.

* * *

Ночка выдалась бурная. Матросы шлюпкой отбуксировали торпеду по северо-восточному проливу почти до выхода в открытое море. Потом руками вплавь провели ее между песчаных островков, и дождавшись, когда крейсирующий вдоль берега эскорт пройдет в нужном месте, привели в действие винты. Если не считать отсутствия торпедного аппарата конфигурация была хрестоматийной. Попали. Потопили.

Самоуверенно вставший на якорь в трех километрах от берега средний крейсер изящно отправили на дно боевые пловцы. Ви набила какой-то гремучей пастой несколько пожарных рукавов и возглавила пятерку бойцов-аквалангистов, взявших их на буксир. Волнение и темнота маскировали пузырьки воздуха, отмечающие неблизкий путь группы. Результат превзошел все ожидания. Стоял корабль, и вдруг ушел под воду. Чуть вперед кормой и буквально за пару минут. Потом еще больше часа все волновались за исполнителей. Вернулись, однако.

Транспорт подстерег в северо-западном проливе пару миноносцев, пытавшихся проникнуть в архипелаг под покровом темноты. Ситуация отличалась от обстрела, под который попал Гошка на семьсот втором в гряде Гунька только тем, что тьма была не кромешной, и комендоры видели цели. Утопили обоих. Маленьким корабликам оказалось достаточно по полудюжине стотридцатимиллиметровых фугасных снарядов.

Миноносец с бортовым номером семьсот три артиллерийским огнем отогнал неопознанный корабль в соседнем проливе. Попал, и много раз. Но торпеду в тесном месте выпустить было неудобно.

Противник высадил десант на два южных острова. Это была самая плохая новость за ночь. Морпехи выставили секреты для наблюдения за ними, но достойное противодействие этой угрозе организовать было непросто. В роте меньше сотни бойцов. Если рикане подвезут серьезные армейские силы, да с артиллерией, имперцам не поздоровится.

Еще морпехи расстреляли пять разведгрупп, пытавшихся высадиться на острова. Оставалось надеяться, что обнаружили все попытки, иначе совсем нехорошо.

Обстрел одного из кораблей ближайшего окружения навесным огнем через мыс решили не проводить. Отпугнуть можно, и все. Жаль снарядов. Зато из трюма извлекли целых четыре горных пушки франского производства. Короткие тонкостенные стволы с пологими нарезами, ослабленный заряд, и снаряды только осколочные. Калибр невелик — семьдесят пять миллиметров. Зато удобно переносить. Правда лафеты из «грязного алюминия» доверия не вызывали. Чистый алюминий в промышленных масштабах здесь получать не умеют, соответственно и сплавы с заранее известными свойствами недоступны. Зато отливки из этого металла с неизвлеченными до конца примесями часто используют в местах, где особая прочность не нужна. И с чего это франские конструкторы решили, что лафет можно делать слабым?

Ну, как бы там ни было, запасливость заместителя командира дивизиона оказалась очень кстати. Комендоры разбирались с новыми орудиями, формировались расчеты, шли тренировки по переноске и установке пушек на позиции.

Вообще этот день прошел ненапряженно. Удалось дать отдых экипажам миноносцев. И постоянно поступали доклады о перемещениях кораблей неприятеля. Все три тяжелых крейсера остались в поле зрения. И торпедированный, и подорвавшийся на мине завели пластыри, откачали воду и как-то заделали пробоины. Вероятно, их орудия действительно нужны вражескому адмиралу для массированного обстрела, которым он собирается решить проблему. И сейчас они стоят на якоре компактной группой, окруженные десятком корабликов помельче.

Еще продолжалась перевозка риканской пехоты на один из южных островов. Там сейчас скопилось не меньше полка. Они не пытались оборудовать позиции, а разбили лагерь и выставили охранение. У берега — целая флотилия гребных судов. Понятно, будут захватывать территорию после того, как пройдет артобстрел. Их попытки высадить наблюдателей на соседние острова удалось отбить. Гошка и не знал, какие снайперы есть в приданной роте. И насколько хороши их винтовки. Обстреляли шлюпки с предельных дистанций и заставили их вернуться восвояси.

И весь день противник тралил море вокруг островов. Видимо, оба потопленных ночью корабля он отнес на счет подрыва на минах. Действия торпедистов и боевых пловцов обнаружены не были. Хотя как мог нарваться на мину стоящий на якоре крейсер? Только если ее сорвало?

Наконец солнышко село, короткие тропические сумерки длились недолго. Ночное светило прикрыто тучами и освещение слабое. Наверняка, попытка высадки разведчиков будет повторена. И теперь бороться с ними станет уже непросто. Зато горные пушки можно скрытно доставить куда нужно. Лагерь вражеских пехотинцев необходимо обработать очень тщательно.

Торпедисты спустили на воду шесть торпед. Цели для них выбраны, маршруты доставки в точку пуска подготовлены. В добрый путь. И в сторону тяжелых крейсеров идут сразу тридцать два боевых пловца. Миноносцы крадутся на выход через северный проход. Их протаскивают руками за канаты и отталкивают от скал шестами. Минимальная ширина прохода превышает ширину корпуса всего на четыре метра. И сам проход загогулиной. Отсюда их никто не ждет. На картах имперцев этот пролив совсем не отмечен. Паровые катера увозят мины. Есть тут пара интересных проливчиков. На месте вражеского командира Гошка бы обязательно попытался через них пробраться между островами и «наехать» как следует на его отряд.

Транспорт тоже не стоит на месте. У него план: выставить нос из-за мыса и швырнуть дюжину снарядов в эскорт, что дефилирует мимо этого места. Потом спрятаться.

Все при деле. Гошка сидит в салоне лихтеровоза и разглядывает фишки, что передвигает начальник оперативного отдела. Тихо, пусто. Часть экипажа задействована в ночных мероприятиях, остальные на постах. Этой ночью они выкладываются полностью. Каждый делает риканам что-то очень вредное, можно сказать, гадостное. Даже часть кочегаров и сигнальщиков, с ушедших в бой миноносцев, занята в иных местах. И только он, командор, сидит, сложа руки, и ждет.


Глава 13

Ударила пушка транспорта. Захлопали горные орудия, загрохотали разрывы снарядов. Потом справа донесся треск. Что-то ярко полыхнуло за скалами, подсветив тучи. Началось. Погодя зашел штабной и снял с карты фишку. На один эскорт стало меньше. Веселье пошло. Сколько у них еще таких ночей?

Вот подойдут знаменитые пятибашенные риканские дредноуты! Это девяносто стволов, если все шесть соберутся. Впрочем, стрелять одновременно в одну сторону смогут только семьдесят два. Это легче. И откуда же они этим займутся? Снаряды им следует класть на воду, чтобы доставалось не тверди земной, а кораблям, которых за берегом не видно. Палить с предельных дистанций, резону нет — разброс. Сильно близко подходить — снаряды начнут на гребнях возвышенностей взрываться. Рассчитываем оптимальную кривую, Рисуем зону. Она, если судить по карте, как раз сейчас наиболее интенсивно тралится, хотя во многих местах глубины для минной постановки велики.

Теперь попробуем определиться с направлениями, с которых лучше всего вести обстрел. Так чтобы не оставить мертвых зон, не крошить скалы, положения которых прекрасно указаны. А накрыть невидимую с моря поверхность проливов, пользуясь только указаниями карты, поскольку высадить корректировщиков, не удается. Вот эти места.

На кривом бублике, обозначающем коридор наилучших дистанций, появляются сектора. Вернее сегменты. И их именно шесть. Какое совпадение! Замечательно! Теперь понятно, с каких точек рикане будут их стирать в порошок. И как же он может этому помешать? Поставить мины, так ведь их вытралят. Да и не дадут это сделать шныряющие миноносцы, эскорты, крейсеры.

Накрыть из пушек? Подавят его пушки корабельной артиллерией. Да и не нанесут бронированным монстрам заметного урона даже стотридцатимиллиметровые орудия транспорта. А уж соточки миноносцев и подавно.

Торпеды? И как их доставить в точку залпа? От берега пускать будет далеко. Не достать. Миноносец отгонят, да и любое другое плавсредство. Не боевым же пловцам, в конце концов, тащить. А почему бы и нет? Надо будет это перетереть с ротным.

Отговорили горные пушки на юге. Опять затишье. Ненадолго. Грохнуло на западе. Чуть погодя штабной еще одну фишечку спрятал в коробок. А вообще что-то меняется. Крупные корабли переходят к северной стороне и выстраиваются полукругом. Это напротив минированного входа. Не иначе, готовится обстрел. И докладывают о появлении тихоходных целей с низким силуэтом там же, но значительно ближе к берегу. Что бы это могло быть?

А чего он сейчас больше всего боится? Ну, во-первых, прорыва противника через мины. Нарочно ведь демонстративно ставил это заграждение. Во-вторых — десанта. Вот и ответ! Мелкосидящие десантные корабли. Точно, есть у рикан специальные баржи. Если не перегружать, то осадка полметра. Свободно пройдут над минами. Потом проходом мимо обрывистых берегов выходят…. Да, отличное место для высадки и вся его комбинация летит в тартарары. И он не готов! Все в разгоне, один лихтеровоз с парой пистолетного калибра пушечек. Бегом на мостик.

— Господин капитан, распорядитесь поднимать пары для полного хода. И продуйте носовые балластные цистерны. Через мины с севера идут десантные баржи, будем давить.

Тягучие минуты томительного ожидания. Где-то бахнуло. Потом загрохотало и в пролив и на его берега посыпались снаряды. Рвало часто и помногу, на палубу сыпались осколки, и битый камень барабанил в борта. Лихтеровоз, прикрытый скалой, избегал прямых попаданий, но вот настало время, и он двинулся к проходу. Рвануло на корме, потом в нижней части надстройки, а вот сюда не стреляют. Ну конечно, тут десантные баржи. Скорость уже набрали, гавкнуло орудие с правого крыла, и удар. Да не такой уж сильный. Первая баржа где-то под корпусом, но вторая увернулась. Лево на борт и кормой ее об скалу.

Ай да капитан, все предусмотрел. Пожарные гидранты упругими струями смели с палубы десантников, успевших перескочить с тонущей посудины. А вот и третья. Тоже уклонилась, верткое какое корыто без палубы. Струи воды из двух стационарных пожарных стволов прошлись прямо по десанту. Не пули, конечно, но Гошка уверен, что такая струя на таком расстоянии человека разрезает. Точно, что-то уже полетело.

Четвертую и пятую капитан накрыл поднятым носом уверенно. Приноровился. Последняя ушла. Несколько малокалиберных снарядов, пущенных вдогонку, не оказали влияния на ее проворство. А лезть на свои же мины смысла нет. На обратном пути подобрали тех, кто плавал в воде. Пленные им сейчас, конечно обуза, а живые в своем тылу не нужны тем более. И вроде, спрашивать их особо не о чем.

Обстрел уже прекратился. Не рвутся больше на островах снаряды. Странно, а пальба с севера слышна изрядная.

Остаток ночи прошел в тревожном ожидании возвращения миноносцев, торпедистов и боевых пловцов. Только через час после рассвета выяснилось, что вернулись все. В лазарете прибавилось раненых, тяжелые крейсера лежат на дне, там же — два эскорта и два легких крейсера. Ни одна из выпущенных ночью торпед не прошла мимо, но не все пораженные цели были идентифицированы и не все затонули. Сейчас, суммируя доклады моряков и сообщения наблюдательных постов, начальник оперативного отдела сводит баланс. Даже вооруженный транспорт не остался без добычи. Он снова подстерег два миноносца, только теперь в другом месте. Один потопил, второй ушел, но повреждения получить успел. Вообще у мужиков появляется свой стиль. И, хотя вражеских кораблей в окрестностях островов поубавилось, на прорыв идти бессмысленно. Догонят и съедят. От мелочи типа тральщиков, миноносцев, сторожевиков небольшого размера просто рябит в глазах, так много фишек расставлено на карте.

Через дырявую стенку салона пробиваются лучики, все командиры сосредоточенно уписывают гречневые галеты, запивая их порошковым молоком. Ви, притащившая это из камбуза, присела в уголке и завяла. Остальные тоже выглядят утомленными.

Управившись со своей пайкой, Гошка обвел взглядом командный состав дивизиона.

— Господа офицеры! — Взгляд в сторону Ви. Не стоит будить ребенка. — Сегодня мы сделали небольшой шаг на пути к нашей главной цели. Выманить сюда и обезвредить риканские дредноуты.

Все встрепенулись и не сводят с него глаз. Только Ви тихонько посапывает, укрепив голову в углу за своей спиной.

— Есть основания полагать, что они уже подтягиваются для того, чтобы подвергнуть нас обстрелу главным калибром. На этой карте помечены места, с которых они должны вести бомбардировку. Порядок подхода и занятия позиций неизвестны. Достать мы их можем только торпедами. Ожидать, что они встанут на якорь трудно, поскольку противник наверняка приметил, что любой корабль, стоящий на месте, идет ко дну.

Где-то прозвучал взрыв. Посыльный с мостика сообщил, что миноносец противника попытался войти в один из проливов, и подорвался на мине.

Потом зазвучали горные пушки. Снова доклад о попытке прорыва миноносца. Его накрыли с берега из искусно замаскированного орудия.

Снова пальба. На этот раз четко слышны выстрелы стомиллиметровки. Не иначе — семисотый наконец-то дождался своей жертвы. А вот заговорили орудия транспорта. Понятно, массированная попытка прорыва малыми кораблями. Миноносцы, возможно тральщики с десантом. Однако обеспокоенности на лицах командиров не заметно. Этот сценарий давно предусмотрен, и в своих заместителях все уверены. Вообще-то при такой самоуверенности можно крепко огрести от неприятеля. Но своим людям надо доверять. Разговор продолжается.

* * *

Ночью миноносцы дивизиона, дождавшись потопления двух патрульных кораблей торпедами с берега, незамеченными отошли от архипелага, и зашли с севера в тыл дуге легких крейсеров, выстроившихся для обстрела проливов. Десантных барж они не заметили, и отстрелялись с минимальных дистанций, отмаргивая на запросы сигнальщиков теми сигналами, что применяли еще в бухте Канопус. По неподвижным целям да с полукилометра — промахов не было. Только семьсот третьему не досталось крейсера, и он потопил нечто поменьше, удачно оказавшееся перед ним.

А потом навалились на миноносцы. Сколько уж их потопили, и как повредили — разглядывать было некогда. Спешили убраться, пользуясь заварушкой, усугубляя неразбериху дымовыми завесами. Проскочили не тем проливом, через который вышли, а мимо транспорта. Он и накрыл одного из преследователей своими снарядами. Дозорные корабли рикан из этого района уже лежали на дне, заботами торпедистов-сухопутчиков.

Ротный сообщил, что пловцы до крейсеров добирались дольше, чем хотели. Оказалось, что течение в этом месте встречное. Вымотались. Поэтому с минированием возились дольше, чем планировали. Зато вернулись быстрее.

— Как только бойцы отдохнут, прошу минеров оказать нам содействие в освоении торпед. — Продолжил он и свое выступление, и Гошкину мысль.

— И нашим торпедистам тоже надо акваланги освоить. — Вступил флагманский минер. — Чтобы запустить эту игрушку, достаточно выполнить определенную последовательность действий. А вот для ее наведения нужно произвести в уме целую систему расчетов, а потом по наитию чуток подправить. Динамическая тригонометрия, так сказать, с ворожбой и камланием. У меня, кроме командиров кораблей всего восемь человек готовы. Это притом, что экипажи очень опытные.

— Ваши опытные торпедисты элементарно не доплывут. Их моим бойцам буксировать придется в обе стороны. Тут не только навык и знания, еще и физические кондиции должны быть на высоте.

— Понял. Помаракую. Нам ведь на каждый дредноут нужно по пять торпед. А наводчика на всю группу и одного достаточно.

— И как этот наводчик в ночном море другие торпеды найдет?

Главный торпедист с ротным углубились в дискуссию о деталях операции против дредноута, к ним присоединились остальные. Военный совет перетек в комплекс междусобойчиков. Поступили доклады о попытках прорыва десантной баржи, которую так приветили шрапнелью, что она выскочила на отмель. Сообщили о еще трех миноносцах, один из которых подорвался на мине, а два других попали под огонь семьсот второго. Один затонул, второй ушел под пушки семьсот третьего, после чего потерял ход. Абордажная группа уже выходит на паровом катере. Признаков жизни на миноносце не наблюдается, кроме того, что пар интенсивно вырывается из-под палубы.

Гошка выслушивал доклады, смотрел на карту, где переставлял фигуры начальник оперативного отдела, отмечая развитие бесконечного гамбита, и понимал, что после неожиданного хода с обстрелом десанта, сделанного ночью, противник повел себя предсказуемо, нарываясь на «домашние заготовки». Значит, произошла передача командования. «Художника» сменил «ремесленник». И он обязательно подтянет дредноуты.

Ветер, между тем, усиливался. По всем признакам надвигался шторм. Миноносцам и тральщикам будет тошнехонько на прибрежной высокой волне. Интересно, уйдут в море, или поищут защищенной стоянки? Есть здесь подходящие места. И как этим обстоятельством можно воспользоваться?

Вышел на шкафут. Точно, небо закондубасилось. На пожилого старшину торпедиста примеряют ласты. А за бортом уже покачивается торпеда, которую волокут сразу восемь пловцов. Не слишком быстро получается. Стало быть, приступили к тренировкам. В шлюпку грузят ящики со снарядами, наверно, для сухопутных пушкарей. На корме идут сварочные работы. Но к горелке протянуто не два шланга, а три. Интересно, зачем? Развороченную стенку надстройки зашивают досками. На миноносец загружают уголь. Кстати, вот незадача. На этих островах нет пресной воды. Ни озерка, ни ручейка. На жаре в закрытых емкостях быстро размножается микрофлора. И все серебряные монеты из корабельных касс уже в питьевых цистернах. И столовый сервиз из кают-компании лихтеровоза, и запонки начальника оперативного отдела, и даже георгиевские кресты, собранные со всех экипажей.

Куда он попал? Военные моряки, которые не пьют, не курят, ругаются совсем не по Станюковчу, и вытворяют такое… Он уже раз двадцать умирал от отчаяния, но кто-то что-то делал, и умирали враги. Ладно, хватит киснуть. Это с устатку, не иначе. Где бы прилечь в тени и на ветерке? Ночью опять будет не до отдыха.


Глава 14

Ночь действительно выдалась хлопотной. Шторм спутал все планы. Оставшиеся у противника восемь эскортов и два легких крейсера фланировали не ближе трех километров от берега. Торпедой с берега не достать, пловцам их не догнать. Так что отправили вплавь с торпедой одну группу аквалангистов, чтобы отрепетировать нападение на дредноуты.

Капитан транспорта отыскал еще одну точку, с которой можно укусить патрульное судно из его дальнобойных орудий. Но волнение в этом месте оказалось слишком велико. Не решившись стрелять, он вернулся под защиту берега.

Главную пакость этой ночи учинила Ви вместе с «дедой». На паровом катере они вошли в залив одного из южных островов, где укрылись от шторма миноносцы и тральщики. Последовательно обошли всех. Подвалив к борту, Ви на чистом риканском, которым владела в совершенстве, сообщила: «Код „Морской Орел“», — и к следующему. Что уж там подумали по этому поводу мудрые командиры — неизвестно, Звучные названия вообще в чести у риканских военных. И разные хищные птички: орлы, соколы, ястребы — тоже весьма популярны в эмблемах воинских подразделений и соединений кораблей.

А разве командир миноносца или тральщика признается в присутствии подчиненного, что не знает какого-то важного кодированного сигнала? Конечно, нет. Просто станет наблюдать за действиями соседей, чтобы поступить аналогично. Ведь посыльное судно обошло всех. Так что заряды, прилипшие к бортам их кораблей ниже ватерлинии, начали срабатывать за час до рассвета. Через полторы минуты — разброс примитивных часовых взрывателей — риканцы лишились малотоннажной флотилии. Катер-то деревянный, а миноносцы и тральщики — стальные. Понятно, к чему прилипнет магнит, опущенный на веревочке за борт при перемещении кранца.

А пловцы-торпедисты подкараулили-таки легкий крейсер. Даже торпеду пустили на такой-то волне. Не попали. Сами люди-лягушки вернулись измотанными настолько, что смотреть на них было жалко. Фельдшер хлопотал с капельницами и требовал от кока бульона из птицы. Обе несушки с лихтера пошли в суп.

Потом пришел флагманский механик и сообщил, что захваченный вчера вражеский миноносец необходимо срочно ремонтировать и гнать на главную базу. На нем установлена паровая турбина, причем отличная, а не то, что… Его резкое замолкание можно было понять так, что у имперских конструкторов подобные агрегаты получаются не очень.

Больше ничего не происходило. Командиры снова собрались в салоне лихтеровоза. Предложений не было. Шторм набрал силу. Ни миноносец, ни катер в море не пошлешь. Сейчас атаковать оставшиеся семь эскортов и легкие крейсера представлялось вполне реальным, тем более что они не вместе, а нарезают круги вокруг архипелага на расстоянии во многие километры друг от друга. Если бы не волнение — миноносцы пожалуй справились бы.

Эта мысль на все лады была повторена каждым из взявших слово, и повисла тишина. Гошке стало как-то неуютно. Но вдруг заговорил начальник оперативного отдела.

— Выйти в море сейчас могут или транспорт или лихтеровоз. Если лихтеровоз примет балласт, колебания его корпуса под действием непогоды замедлятся. Артиллерия значения не имеет. У эскортов этой серии резкая бортовая качка, заряжающие снарядом в казенник не попадут. А торпеды можно разместить на затопленной палубе веером, да хоть бы и перпендикулярно курсу.

Молчание было недолгим.

— Мы тут и похлеще номера выкидывали. А не испытав ведь и не узнаешь, может ли это получиться. — Это командир семьсот четвертого.

— Заманчиво. — Капитан лихтеровоза тоже не молчит. — Разницы в скоростях при таком волнении тоже, вроде как нет. Эскорты вообще могут переломиться, если попробуют бежать полным ходом. И уголька в бункерах у них тоже не в избытке. Они давненько его жгут. Угольщиков наши наблюдатели не замечали, так что у них вряд ли больше чем по одному котлу под полным давлением. — Его взгляд в сторону Гошки источал мольбу.

Ну вот. Дожил. Такую чушь несут, что плакать хочется. А ведь штормы на Посейдонии не длятся долго. Нет, период безумных решений пора завершать. Жалко кураж у подчиненных обламывать, но атаковать лихтеровозом боевые корабли… ну, это право по-гусарски слишком.

— Шторм стихнет. Волнение уляжется. Перетопим всех по штатной схеме. Отстрелявшиеся сразу возвращаются на лихтеровоз для перезарядки. Транспорт стоит в засаде вот здесь, — Гошка показал на карте. Я на семисотом прикрываю артиллерийским огнем выходящие в атаку миноносцы. А пока то, да сё, штормит да непогодится, надо хорошенько прочесать острова. Нам сейчас чужой глаз на суше может дорого обойтись

Разговор сразу увял. Офицеры начали расходиться. Ротный замешкался, и Гошка «взял его за пуговицу». Сильно его заинтересовали морские пехотинцы с их техническим оснащением и универсальной подготовкой. Слово за слово, майора он разговорил.

* * *

— Представь себе, еще совсем пацаном сижу это я, рыбку ловлю. Клева нет, лодка покачивается на мелкой волне. Солнышко пригревает. В заливе — ни души. Вдруг из воды высовывается голова с глазом в пол-лица и прямиком ко мне. Ото рта усы черные за плечи идут, и прямо в горб.

У меня душа в пятки, хватаю весло, а оно берется за транец и ко мне. Хватило, однако, у меня духу. Не прыгнул за борт, и бить его не стал. Сообразил, что руки человеческие в перчатках, а остальное — типа водолазного снаряжения, только на незнакомый манер. А уж как он маску снял, и загубник изо рта достал — совсем успокоился. В общем — аквалангиста к нам с вашей Земли перебросило. Дайверами их еще называют на риканский манер. Вообще-то у бухты этой неважная репутация. Утопленников на берег не раз выносило. Причем, всегда незнакомых. Однажды раненого нашли, но спасти не удалось.

В общем, погреб я домой, даже снасти порезал от спешки. Сам знаешь, как к вашему брату пришельцу у нас относятся. Он бутерброды мои умял, воду выпил, даже помочь грести предлагал. А потом околоточный с фельдшером, повариха с кулешом, нарочный в волость. А у меня — мечта на всю жизнь. В общем, как школу окончил, все хорошенько нашему Порфиричу объяснил. Он отписал куда следует, а потом, через пару месяцев принес мне направление в морскую пехоту. Ну, в империи почитай, вся пехота морская, но несколько рот как раз для таких диверсий готовят. Про акваланги-то на Посейдонии никто не знает, не ведает.

Так что держится это все в огромном секрете. И, что обидно, без применения. Мы ведь все войны ведем исключительно оборонительные. А подводному диверсанту для работы нужен чужеземный порт. Когда ты заявку на роту морских пехотинцев сделал, слушок о твоих художествах уже ходил, так что я походатайствовал, в расчете на то, что смогу применить на деле то, что больше десяти лет разучивал.

Правда, мне еще зачем-то практикантку навязали, соплячка, конечно, но борозды не испортила.

— А в бухточке той еще земляне появлялись? — интересуется Гошка.

— Там теперь постоянный пост на мыске. По слухам, вроде как прибыло толи двое, толи трое. Но, эту информацию придерживают. Народ старается не болтать.

— А дайвера этого ты потом встречал?

— Конечно. Он работает наставником при наших диверсионных ротах. Все эти приемчики, что мы используем — все от него. И приспособления тоже. Придумал он их или раньше знал — не ведаю.

— Слушай, ротный, а ведь нам совсем не следует отсюда так уж торопиться домой. Дух про турбины важные слова сказал. А тут, нашими трудами в неглубоких местах этих самых турбин десятки могут лежать на дне проливов и в заливе. Правда, вне завода мы их на наших малышей поставить не сможем, но прихватить с собой хотелось бы побольше.

* * *

Экипаж семисотого набирался в главной базе по конкурсу. Его пригнали из отстойника Геленской верфи и включили в дивизион семисотых миноносцев. Хоть это и канонерка, но есть и сходная броня, и однотипные с остальными пушки. Опять же в бою командовать дивизионом сподручней с места событий, а здесь рубка на полшага длиннее и на ладонь шире. Когда прошел слух о наборе в дивизион Куксы, кандидаты на вакантные места завалили рапортами стол начальника оперативного отдела. Он и провел отбор. А сейчас Гошка в тесноте ходовой рубки этой канонерской лодки, задача которой, обеспечить выход в атаку следующих за ней миноносцев. Семьсот первого и семьсот второго, «Рябого». Здесь же капитан, два сигнальщика, начальник корабельной артиллерии и он — командир эскадры. И как это, интересно, он будет хоть что-то обеспечивать в такой тесноте?

Ветер давно стих, волнение быстро улеглось. Два балла для миноносца — комфортные условия. Декорации противник начал менять еще до стихания шторма. Корабли блокадной группы — эскорты и легкие крейсера — стали постепенно сменяться более солидными боевыми единицами. Так называемые бронепалубники — быстроходные, защищенные от навесного огня корабли, построенные лет пятнадцать тому назад.

Разных проектов и верфей, они не раз участвовали в сражениях и модернизировались. В частности — на них производили добронирование надводного борта, что увеличило осадку и снизило скорость. Начальник оперативного отдела, кажется, знает в лицо все корабли. И объясняет толково.

Если бы Гошка в свое время не хлопотал и не суетился, а спокойно поручил этому офицеру заказ боеприпасов, то сейчас имел бы в укладках более подходящие снаряды. А то набрал… хотя, кто же мог предполагать, что на них столько всего навалится?

В поле зрения в семи километрах от берега два бронепалубных крейсера. Оба — бортом к нему. Передний замедляет ход, второй догоняет. Вот вспышки выстрелов, фонтаны разрывов. Большая дистанция, большое рассеяние. Пристрелку проводят снарядами, дающими отчетливый всплеск, фугасные, наверное. Попадание такого поросенка по навесной траектории — приговор для семисотого.

Густой дым тянется за кормой плотным шлейфом, прикрывая идущие следом семьсот первый и «Рябой». Остальная тройка заходит слева, из другого пролива выскочили и сразу развернулись широким фронтом. Их задача отвлечь внимание наблюдателей, а повезет, и артиллеристов. Левее и мористее риканский эскорт сбросил ход и разворачивается. Минуты через четыре он подставит борт под орудия транспорта, который как раз в этот момент покажет нос из-за скалы. Жаль, что только передняя пушка будет в деле.

Семисотый несет на бортах две бутафорские торпеды, наспех сколоченные командой и подручных средств. Жалко будет, если их снесет первым же залпом. Гошка принимает вправо, и слева в воздухе взрываются боеприпасы с дистанционными трубками. Сталь хлещет по стали. Да, это не пушки рейдеров. Калибр — верные двести миллиметров. Теперь немного влево. И залп второго крейсера практически накрывает канонерку. Из стенки рубки возникает острие. Сегмент специального снаряда пробил броню, ладно, не поранил никого.

Носовое орудие канонерки послало первый снаряд. Плохо лег. С перелетом и за кормой замыкающего крейсера. Да и попали бы — разницы никакой. Эти корабли бронированы, а в укладках канонерки одни осколочно-фугасные. И два ящика подкалиберных в НЗ, что хранится в форпике. Это прописано в регламенте, составленом еще Лехой Таврухиным. Чтобы подойти в упор и продырявить котлы, пробив броню. Мечта мечтателя. Так не бывает.

Ого, а этот залп уже полновесно накрыл. Всплески кругом, и осколков не слышно. Баловство со шрапнельными и сегментными снарядами закончилось. А дымовой хвост ветром оттягивает влево. Семисотый уклоняется вправо, направляясь за корму замыкающего крейсера. Рикане, чтобы их бортовые орудия смотрели на канонерку, подруливают влево, сближаясь с полосой задымления и два миноносца выскакивают оттуда на полном ходу. Кабаний удар. Противоминная артиллерия крейсеров уже пристрелялась по Гошке, а смена цели требует некоторого времени, а это сотни метров до цели для атакующих миноносцев.

А ведь и имперские комендоры тоже пристрелялись, и от их огня артиллерия малых калибров страдает жестоко. И тут одновременные залпы обоих крейсеров накрывают семисотый. Все вокруг взлетает, опора исчезает, мир перекашивается… и плавно выпрямляется. Из системы вентиляции вылетает струя дыма… и быстро вытягивается той же системой вентиляции.

— Пробоина в третьем отсеке заделывается. Отсек герметизирован, давление подано, носовая цистерна пресной воды продута, — докладывает дух. И рявкает носовое. Это что же из герметизированного отсека палят? Нет, тормознул. Забыл, что не на миноносце. Из второго.

Теперь ударило кормовое. Ага, они уже в четверть оборота к переднему крейсеру, а эскорт, что слева, кокетливо подставил корму под пушку транспорта и, кажется, потерял ход. Артиллерист сыплет в переговорную трубу что-то про прицелы и целики, командир канонерки переводит рукоятки машинного телеграфа на полный назад, пытаясь отползти в дымовое облако. Лес всплесков встает перед носом, а справа из-за мыса выходит еще один риканский эскорт. Или крейсер? Виден пока только нос.

Семьсот первый прикрывает «Рябого» дымом, который как-то замедлил ход. Передний крейсер немного просел на нос, а задний циркулирует влево. Все, дым, ничего не видно.

— Пробоина заделана, отсек осушен. В носовую цистерну вместо пресной воды принят балласт, — голос главмеха из переговорной трубы.

— Комендоры! Подкалиберными заряжать. Средний вперед, двенадцать градусов влево, — голос мичмана, капитана канонерки.

Дым рассеивается. Развернувшийся крейсер в трехстах метрах. Обе пушки последовательно выплевывают по восемь снарядов, действия которых отмечаются невнятным проблеском на борту неприятельского корабля.. А потом там же вспухают взрывы фугасов, которыми заряжают пушки, исчерпав запас бронебойных. Но противоминная артиллерия не отвлекаясь садит по атакующим миноносцам Сигнальщик по Гошкиной команде выпускает условленные ракеты, и миноносцы, прикрываясь дымом, оттягиваются к проливу, из которого атаковали.

Никого не утопили. Да, морское сражение, это не диверсии. Когда враг противодействует, а не пребывает в неведении относительно угрожающей ему опасности, справиться с ним нелегко. Из десяти выпущенных торпед цели не достигла ни одна. Отчего оседал на нос крейсер — непонятно. Свое положение он выправил буквально за несколько минут. Эскорт, обстрелянный транспортом, ушел.

Итак, сегодня они атаковали не рейдеры, приспособленные в основном для грабежа беззащитных торговцев, а реальные боевые корабли с броней и опытными экипажами. И утерлись по полной программе. Привезли повреждения, раненых, и израсходовали боезапас. Зато лихтеровоз выволок на косу потопленный риканский миноносец. Его турбинами сейчас активно занимаются работники дивизионной мастерской. Только вот все равно непонятно, как отсюда ноги уносить.


Глава 15

Вечереет. Гошка на самой высокой точке группы островов. Неприятельские корабли числом одиннадцать ведут непрерывный хоровод вокруг этого крошечного архипелага, похожего на расколотое блюдо. Извилистые трещины — проливы. Высоты скал периферийных островов больше, чем в центральной части. Для обороны позиция хороша. Но на нее никто не нападает. Более того, никто даже не приближается к суше. Бронированные крейсеры, непрерывно находясь в движении, держат эти клочки земли в плотной осаде.

Нет, это не корабли линии. Ни один из них не годится для открытого сражения с броненосцами или дредноутами. Их двухсотмиллиметровки — не сравнить с главным калибром линейных кораблей. И перепахивать из них острова, похоже, никто не собирается. Есть подозрение, что в их погребах только снаряды, предназначенные для борьбы с другими кораблями — крепкие корпуса с некоторым количеством взрывчатого вещества, которое при попадании взрывается внутри неприятельского судна, корежа машины, калеча людей. Те самые бронебойные, которых так не хватало им накануне.

Ими можно накрыть береговую батарею, или поразить другую цель на берегу. Но перепахивать огромные площади этими снарядами никто не будет. Неэффективно. Взрыв при попадании по суше даст глубокую воронку, а по воде — высокий всплеск. Но площадь поражения невелика.

Следовательно, или они ждут подвоза осколочно-фугасных снарядов, или подхода кораблей, такими боеприпасами обеспеченных. Днем к ним не приблизиться. Пробовали, утерлись. Ночью? Прожектора на них очень хороши. Дух говорит — ацетиленовые. Постоянно обшаривают море. Не подобраться, и не убежать.

Конечно, если вытащить на высотку стотридцатимиллиметровки транспорта, можно сделать в сторону врага несколько выстрелов. Даже, если повезет, попасть разок. А потом не менее чем из шести стволов получить гарантированную гибель.

— Кукса, тикаем, — морпех в камуфляже за штанину стягивает Гошку в лощинку, — этот может накрыть вершинку, — машет неопределенно в сторону моря. Они стремительно скатываются к подножию высотки и мчатся к месту, куда снаряды не попадут. — Сейчас пост со шнековой высотки наблюдает, и решетчатого островка.

Безымянные части архипелага уже обозвали. Надо же как-то объясняться в пределах локальной географии. Тут ведь одних проливов целая паутина.

* * *

Гошка сидит в салоне лихтеровоза и невидящим взглядом следит за тем, как время от времени начальник оперативного отдела перемещает фишки на карте. Одиннадцать фишек, обозначающих крейсера, идут по кругу подобно минутной стрелке. Полный оборот за три с небольшим часа. Уцелевшие после событий первых трех ночей эскорты ушли, видимо неприятель заметил, что потери в них слишком велики. А подставляться не надо было!

Похоже, «ремесленника» на мостике риканского флагмана сменил «профессионал». В шхеры не лезет, глаз с них не спускает, а корабли стянул самые правильные для такой задачи. Броня, огонь, скорость и маневр сочетаются в них в той самой пропорции, которая превращает эти крейсера в самого неудобного для его дивизиона противника. Нет, поодиночке он бы их, наверное, сделал, но они же прекрасно взаимодействуют.

Сколько он тут неприятеля накрошил, это подсчитано штабными. И более не имеет значения. Вундерваффе у него закончилось. Вернее, неприятель установил опытным путем, что к берегу приближаться нельзя, и останавливаться тоже нельзя. Это хорошо. Относительно самого факта существования боевых пловцов, способных передвигаться под водой, он, скорее всего не догадывается. По крайней мере, никто не заметил, чтобы с риканских кораблей кидали за борт гранаты.

Значит, если они отсюда выбраться не смогут, все легководолазное оборудование надо привести в состояние, непригодное для технического анализа. Стоп! Эти мысли в сторону.

Итак, вундерваффе более неэффективно.

— Ротный, у тебя в ящиках, не припасено ли противокорабельных ракет?

— Десяток ракет имеется. А против чего их применишь, против того и будут.

Оба-на!

— Так, может, потопим ими крейсеры, да потопаем домой? — Гошка тихо млеет.

— Они летят не очень точно. Если метров с трехсот, то в крейсер, пожалуй, попадет. Только не потопит, да и надстройки повредит не фатально. Ну, может башню снесет, или каземат разворотит. Пятнадцать кило взрывчатки. Торпеды эффективней, и проще в обращении. Ракеты ведь надо с направляющих пускать, а это шестиметровая ферма с рельсом.

Тут замысел в чем. Один боец ракету тащит, двое — детали пусковой установки. Подобрались скрытно, ну, скажем, к складскому комплексу, свинтили ферму, прицелили, бабахнули километров с пяти, и ходу. Налегке, бросив железки. А для морского применения ферму можно хоть бы и на лихтеровозе поставить. Но чтобы попадать ими по подвижной малоразмерной цели — это нереально.

Понятно, размышляет Гошка. Это типа «Катюши». На суше их применяют часто, а вот чтобы современные системы залпового огня использовали против кораблей, такого не слыхал. Хотя, если смонтировать пусковые фермы по бортам на канонерке, разок пугнуть крейсер, пожалуй, получится.

— А что у тебя еще интересненького припасено? — продолжает он допрашивать майора.

— Мины есть противопехотные натяжного и нажимного действия. Минометы пятидесятимиллиметровые, но боеприпас к ним термитный, два ствола, сорок мин, километра на два можно стрельнуть. Шашек толовых, взрывателей на все вкусы, шнура огнепроводного и детонирующего, детонаторов припасено. Надувные лодки. — Майор остановился, подумал, и завершил. — Для диверсий на все вкусы у нас реквизита имеется, для засад, для налетов или штурмов. Крейсера топить мы не готовились.

— Список дадите? — Зачем это ему, Гошка не знает. Но лучше полистать.

— Сейчас принесу, — каблуки ротного уже стучат по металлическому трапу.

А Гошка копается в своей памяти, перебирает мысли и пытается связно рассуждать.

Рикане избрали лучшую тактику — блокировать острова и не предпринимать никаких действий, взять его измором, или подогнать линкоры и перепахать здесь все. Это дает ему время. Пока подгонят ударную эскадру от Рейсфедера — неделя или полторы есть. И, главное, затея уже удалась. Пусть не дредноуты, но этих одиннадцати бронепалубников неприятелю сейчас наверняка крепко недостает в других местах. А у него провизии припасено немало. При планировании операции он многое учел

Как показывает история, зачастую важные решения принимают под воздействием эмоций. Ситуация схожа с нападением на Пирл — Харбор и на появление немецких подводных лодок у побережья США. Шок и паника, как у гражданского населения, так и у военных. Наземных столкновений в этой войне нет или почти нет. Армия используется только как гарнизон на островах, воюют флоты. В риканских землях все тихесенько да складнесенько. Они — агрессор, вторгшийся в чужие владения.

И вдруг боевые действия разворачиваются практически в прихожей, это вообще первое нападение на их берега. Порт горит, взрываются военные склады, скорее всего, огонь перекинулся на город. Большой порт и город способны гореть несколько дней. Так что, теоретически, он может все еще гореть, подстегивая военных и политиков.

Поднялась волна паники, появились дикие слухи, что город был атакован огромным имперским флотом, о высадке десанта, враг продвигается к столице, и масса красочных подробностей, паника разрастается, возникают все новые слухи по всей стране волнения и беспорядки. Размечтался. Ну, да это не во вред.

Но власть предержащие наверняка приказали всем военным кораблям выйти в море. Немедленно! Вчера! В результате на некоторые не погрузили необходимые припасы и не исправили неполадки. Неразбериха с командованием, отсутствие оперативных планов, которых никто и не готовил.

В такой обстановке естественно будут делать глупости, главное что все хорошо понимают, что в результате нападения полетят головы военного руководства и политиков с ними связанных. В такой ситуации мозги отшибает напрочь, все, о чем могут думать большие чины это спасение своей задницы.  Флоту нужно немедленно реабилитироваться, причем сделать это быстрее собственного визга. И визга газетчиков. Прежде чем отошедшая от шока общественность станет задавать вопросы, кто виноват.

В топки начальственного гнева полетят головы чинов поменьше, все в один голос будут требовать результат как можно быстрее. В такой обстановке конечно возникает неразбериха и делаются все возможные ошибки. Вроде высадки пехоты из ближайшего тылового гарнизона, вместо того чтобы подождать когда перебросят морскую пехоту.

И просто великолепно, что офицеры собравшихся здесь риканских кораблей — это не командование слаженного боевого подразделения, а сборная солянка. Командование принял старший по званию, склонный к стремительности и импульсивности. И, следуя его командам, корабли подставились под торпеды, зашли на мины и сунулись под стволы орудий.

А затем прислали ответственного товарища представляющего генералитет и политиков, штабного скорее всего, которому стремительно требуется убедительный результат. И очень нужно подсунуть чужие головы, вместо своей. Ему кажется, что нужно сделать еще усилие, собрать большие силы еще немного и враг дрогнет и будет побежден. Не пытаясь изменить тактику, полагаясь на грубую силу, ведя войну на истощение, он просто гнал на убой все, до чего мог дотянуться.

А имперцы просто крутили рукоятку мясорубки. Пока командование не принял реальный боевой офицер. И получилось, как в старинной притче;

— Я поймал медведя.

— Тащи его сюда.

— Не могу, он меня не пускает.

Причем сейчас это работает симметрично на обе стороны. Главное чтобы подчиненные думали, что все идет по плану. Скоро о нем будут говорить как о человеке, который съест свою шляпу, если она узнает его планы. Хех!

Итак, задачу, поставленную перед самим собой, он выполнил. Недельку можно передохнуть, наслаждаясь видом фланирующих вокруг его убежища грозных боевых кораблей. А потом нужно выбираться.

Хорошо бы, подошел какой-нибудь из имперских кораблей, отвлек охрану. Но ничего подобного в планах имперского флота не значилось. Он ведь место и время для своих художеств не из носа выковыривал. Специально соображал, в какой момент и за какое место укусить. А подать своим весточку он не может. Ни отвлечь, ни подать весточку. Ни отвлечь…, ни весточку подать….

Ага, а вот и реестр запасов диверсионного оборудования. Пухленько. Эти морпехи — такие барахольщики.

* * *

Семьсот второй — «Рябой», семьсот пятый — «Конопатый», семьсот четвертый — «Дырявый». После наскока на бронепалубники выразительные доказательства столкновения с неслабым противником получили и остальные боевые кораблики дивизиона. Канонерочку семисотый окрестили «Топленым» за пробоину, через которую заливало второй отсек. Семьсот первый из-за снесенного ограждения мостика нарекли «Плешивым», А семьсот третий за развороченный стык ахтерштевня и палубы назвали «Куцым». Его ремонт оказался серьезной головной болью. И крепление и привод руля созидали практически заново. И очень много хлопот с валами машин. Как-то их тряхнуло неладно.

Пока подчиненные хлопочут, их командор прекрасно выспался, пропустив ради этого завтрак, и вышел только к обеду. Все прекрасно. Обстановка как при стоянке в дружественном порту. Нормальная посуда, сервировка, скатерть. Господа офицеры, пусть и не выбриты, но одеты не так, как будто только что из-под обстрела. Пустяковые разговоры, мелкие темы, бессмысленный треп и беззлобное зубоскальство. Посматривают на командора…

— Да, опять я просчитался. — Заговорил Гошка. — Не дождались мы дредноутов, почти все торпеды извели по мелочи. И негодники эти бронепалубные крутятся, как мухи. Командам отдыхать и мыться. Текущие работы и восстановление повреждений производить без поспешности. Планируйте дня три или четыре. Если поспевать не будете, задержимся. Кстати, откуда столько пустых бочек взялось, что на берег выкатили?

— От светильного масла. Частью уже были пусты, а остальное — в резервуары топочных сифонов слили. И в донные цистерны миноносцев закачали немного. Теперь, если что, даже без угля на пару часов хода хватит. — Отозвается флагманский механик. — У вас там, на Земле, давно с углем не канителятся, а мы без нефти сидим, и лопаты — важнейший элемент любого двигателя.

Народ ухмыляется. О том, что Гошка — пришелец — знают все. И в любом взгляде, что он ловит на себе, всегда сквозит толика любопытства. И ожидания. Чуда, что ли?

— Тогда интересно, чем здесь пытались заправлять двигатели внутреннего сгорания? Ну, когда пытались делать дизели.

— Масла, жиры, спирты, эфиры, скипидар. Все горючие жидкости в разных комбинациях и пропорциях. Я не все перечислил. На стендах то эти, как ты назвал, двигатели внутреннего сгорания, с грехом пополам еще как-то пыхтят, но для чего-то серьезного их приспособить не удается. Капризные, прожорливые. Уже полстолетия с ними по всей планете бьются, а без толку. Джапы раз поставили их на свои миноносцы, ходили в основном на буксире от места, до которого дотянули своим ходом и до ремонтной базы.

Опять Гошка вознагражден взглядами…. Вроде он сейчас взмахнет волшебной палочкой и …. Дожил. С такой репутацией он долго не протянет.

— Господа, в области дизелестроения я некомпетентен. А вот понять, почему мы топим котлы боевых кораблей не жидким, а твердым топливом, хотел бы.

— Жидкое топливо у нас идет, в основном, на освещение. На остальное его просто не хватает. Ну, растительное масло хоть в лампу, хоть на сковородку. Воска и стеарина на свечи для всех не хватает, зато кое-где навозный газ в уличные фонари подводят. Карбидные — тоже в обиходе появляются, еще ацетилен в иных местах по трубам подают или водный газ. Даже с угарным пробовали, но народ потравили. И все это разнообразие на корабле не применишь. Даже карбид, уж вроде всем хорош, а чуть намокнет — и «Команде спасаться вплавь».

— А вот еще я чего не знаю. — Гошкино любопытство разгорелось всерьез. — Мины как к риканским миноносцам сами прицеплялись?

— Обыкновенно, магнитами. Наши ими всегда заряды лепят к днищам кораблей. — Это ротный. — Вроде, очевидное решение.

— Да забыл как-то, что магнетизм здесь имеется, хоть и без электричества. В наших местах эти явления связаны, из одного происходит другое. Компас же работает. Все верно. К деревянному катеру магнит не прилипает, а к стальному миноносцу как репей к Шарику. А корпуса судов в империи делают из нержавейки, чтобы вражеские диверсанты не могли мину прикрепить.

— Нержавейку применяют, чтобы не тратиться на краску, а таких диверсантов, как у нас, у врагов нет. — Это начальник оперативного отдела. — Акваланги мы засекретили, а в других странах пришельцы эту идею не озвучивали, наверное. Уже лет пятнадцать в спецротах морпеха отрабатывают подводное минирование, но до сих пор значительных случаев боевого применения не было. Мы ведь в основном отбиваемся у своих берегов, или перехватываем противника на подходе, в открытом море. Какие уж тут боевые пловцы! Несколько мелких диверсий было, правда. Но все прошло гладко. Не раскрылись.

Снова выразительный взгляд в сторону Гошки. Невольно потрогал над головой. Нет, нимб не вырос. И вопросы не закончились.

— А почему наши рейдеры не слишком беспокоят рикан?

— Нормально беспокоят. На дальних морских коммуникациях. Как в уставе прописано. А не лезут в порты и в зоны оживленного судоходства….

— … как некоторые, взявшиеся невесть откуда. — Завершил Гошка фразу начальника оперативного отдела.

Смеялись счастливым смехом людей, доделавших трудную работу, и осознавших, что как бы ни сложилось дальнейшее, этот период они будут вспоминать радостно.

— А вот не расскажет ли нам ротный, зачем такое количество презервативов требуется его подразделению в дальнем походе? — Реестр Гошка просмотрел внимательно.

— На дула винтовок и пистолетов надеваем, чтобы вода в стволы не заливалась. А ты уж не подумал ли чего, командор?

— Ну, так, немного. И еще мне очень интересно, как у нас с водородом дела обстоят.

— Есть несколько баллонов для сварки. И кислород имеется. — Флагманский механик спокоен. У него все есть.

— Тогда вечером позапускаем воздушные шарики. А то скучно тут у нас. А пока отдыхаем, наблюдаем, обслуживаем технику и посматриваем на наших телохранителей. — Подвел Гошка итог. Он специально пробежался по нескольким уже известным для себя вопросам, просто, чтобы беседа была общей, и, вроде как, его просвещают. Ну и новое кое-что узнал. И настроение людям поднял. Не дураки ведь, понимают, что в ловушке.

* * *

Крошечных записок, состоящих из цифирно-буквенной абракадабры, написали много. Каждую поместили в стреляную гильзу и залили расплавленным стеарином. Свечи в обиходе тоже водились. Надутый водородом презерватив с привязанным к нему импровизированным пеналом, — вот что представлял собой важнейший компонент Гошкиного плана. Первые три штуки запустили после полуночи, когда ветер явственно потянул со стороны невидимого отсюда материка.

И рикане не оплошали. При свете своих прожекторов и ясных звезд безлунного неба они обнаружили все три. Не зря Ви колдовала с флуоресцентным составом. Низколетящие сбили. Один достали из малокалиберки, а на второй не пожалели снаряда главного калибра с дистанционной трубкой. И не одного. Зато третий шарик, нарочно пущенный высоко, достать было нечем. В погоню за ним пошел крейсер. Оцепление стало реже.

Похоже, о том, что по мере остывания газа в ночном воздухе, шар опустится, неприятель догадался сразу. И не ошибся. Хлопки выстрелов донеслись почти через час, а вскоре отлучавшийся для перехвата депеши корабль снова занял место в хороводе. Прекрасно. Имперский «гонец» перехвачен.

А наблюдатели подтвердили предположение о том, что, выдерживая предписанные интервалы остальные корабли оцепления ощутимо, почти на полкилометра стянули кольцо блокады на время, пока оставались вдесятером.

Двое суток ничего не происходило. С точки зрения рикан. А имперские аквалангисты все ранее поставленные мины разыскали и сняли с боевого взвода, подняв из воды не только боевую часть, но и якорные платформы, и минрепы. Торпедисты привели их в состояние, годное для дальнейшего использования и те же аквалангисты под водой скрытно отбуксировали их за четыре с половиной километра от берега.

Конечно, это были не обычные морские рогатые чудовища. Компактные, маломощные, разработанные специально для диверсантов, они «обслуживались одним оператором». Жаль, что было их немного. Но с другой стороны и мест для их постановки тоже всего два. Не на всяких местах минреп до дна дотягивается. Конечно, враг у них умный, конечно, он догадался, что попытка отправить весточку своим будет повторена. Более того, вражеские артиллеристы наверняка приспосабливают легкие орудия для стрельбы по воздушным целям. И прожектора теперь обшаривают не только поверхность моря, но и то, что над ним.


Глава 16

Конечно, виновник всех хлопот — лихтеровоз. Именно его ни в коем случае нельзя бросать здесь, в этом малюсеньком безымянном архипелаге, самой природой созданном для обороны.

Высокие, но короткие, бак и ют, как гребнем соединенные длинной и узкой продольной перемычкой вровень с их палубами. В центре — высокая надстройка от борта до борта. В результате собственно палуба разбита на четыре изолированных «полки», именуемых шкафутами и пронумерованными. Каждая шириной пять метров и длиной пятьдесят вмещает один миноносец, располагающийся на стеллажах, чтобы не раздавить о настил брус успокоителя качки. Погрузка и выгрузка этой ноши происходит при погружении корпуса судна-носителя. Потом оно всплывает, продув огромные цистерны и идет куда надо.

И неважно, что волна лижет шкафуты, возвышающиеся над водой всего на полметра. Что тесны трюмы из-за громоздких балластных цистерн и множества труб и насосов. Главное — экипажи четырех из шести его малышей находятся не в танковой тесноте своих ужасно боевых кораблей, а в человеческих условиях. Нормально отдыхают, вкусно питаются, и могут через двери в стене надстройки загнать торпеды в трубы торпедных аппаратов, смотрящих из корпуса вперед своими концами у самого днища миноносца. Не хуже, чем в сухом доке.

Осадка у этого сооружения, конечно впечатляющая, так что больше двадцати километров в час оно не бегает, Зато размер — совсем даже не выдающийся: сто сорок метров в длину и пятнадцать в ширину. Обводами он напоминает ванночку для купания малышей. И для того, чтобы вывести из блокады его и вооруженный угольщик трое суток пахали штабные, выверяя и высчитывая каждый шаг. И все остальные — готовя реквизит и декорации для реализации абсолютно нереализуемого по своей сложности и зависимости от почти непредсказуемых обстоятельств плана.

Особенно смущала переделка осколочно-фугасных снарядов в бронебойные. Кроме того, что «замедлили» взрыватели и выковыряли часть пастообразной взрывчатки, в каждый еще умудрились затолкать обрезок толстостенной трубы. Их в достатке нашлось на потопленных риканских миноносцах, оставалось только нарезать в мастерской. Гошку к процессу модернизации боеприпаса не подпустили. Флагманский артиллерист с выражением продекламировал положение из уложения, о существовании которого командор даже не догадывался.

Оно, конечно, баллистика совсем другая, зато при попадании шанс нанести повреждение за счет того, что такой снаряд пройдет-таки бортовую броню и взорвется внутри.

Уже когда все было приготовлено, декорации расставлены, реквизит разложен и роли отрепетированы, дело пришлось отложить на сутки. Ветер дул не туда.

* * *

Полночь. Со стороны материка отчетливо тянет легкий, как перышко, бриз. Тонкий серпик луны, проглядывая через нередкие разрывы в легких облаках, волшебно серебрит почти неподвижную гладь тропического моря. Добрые командиры нежно будят своих беззаботно спящих подчиненных. Заботливо помогают им одеться, проверяют, не забыли ли те взять с собой то, что нужно, все ли застежки застегнули, и участливо спрашивают, помнят ли они что и когда нужно сделать.

Пешком и на надувных лодочках расходятся по своим местам морские пехотинцы, аквалангисты заняли уютные лавочки в кокпитах паровых катеров, буксирующих за собой изысканно совершенные тела торпед. Мягко и изящно разбредаются по проливам миноносцы. Плавно, по-домашнему обстоятельно скользит туша транспорта к северному выходу. Ни шума, ни проблеска. Никаких сигналов, все по часам.

* * *

Гошка долго соображал, откуда ему руководить этой операцией так, чтобы иметь возможность быть «в курсе» не путаясь под ногами действующих лиц и иметь возможность вмешаться. Арена предстоящего представления огромна и ни из одной точки не просматривается полностью. Да и с вмешательством проблемы — связь возможна или ракетами, или световой морзянкой, но это долго, неоперативно и не во всех случаях приемлемо. Не напрасно столько времени потрачено на разучивание сценария со всеми, кто участвует в спектакле. И проведены разборки по поводу того, кто что делает при каких вариантах развития событий.

Теперь основная надежда на индивидуальные качества командиров групп, кораблей, на выучку, смекалку, инициативу и фантазию бойцов. Без частных импровизаций при общей согласованности успех им не светит. Тут нужна очень командная игра.

А наблюдать он будет с высотки, пока не начнется реальная заваруха. Потом придется перебежать на лихтеровоз, куда стекаются сообщения от всех наблюдательных постов, кораблей и диверсионных групп.

* * *

Череда пустых бочонков неторопливо выносится слабым локальным течением на маршрут движения крейсеров уже много часов. Кокетливые бутафорские рожки не оставляют у наблюдателя сомнений в том, что это мины. Тем более, что шнуры, связывающие их, удерживают макеты на равных интервалах друг от друга. Это и создает сильное ощущение неотвратимой смертельной опасности для всякого, кто посмеет пересечь зловещий пунктир, протянувшийся через водную гладь. Вообще-то бумажный шпагат не представляет ни малейшей опасности даже для винтов, и вообще, скоро размокнет и порвется при малейшем волнении, но сами бочата, те, которые артиллеристы крейсеров не успеют расстрелять, долго еще будут пугать местных мореходов.

* * *

По расчету времени уже должны сработать часовые механизмы, еще утром и днем запущенные боевыми пловцами. Пиропароны перебили шкерты и теперь к поверхности всплывают узкие длинные сети, сплетенные из канатов со стальным тросиком внутри, специально разработанные в расчете организовать из них ловушки для неприятельских рейдеров в непосещаемых нормальными торговцами проливах. Дома эта идея не сработала. Проливов слишком много, а с оповещением проблемы без радиосвязи. Пара случаев с потерей винтов ни в чем не повинных мореплавателей поставила крест на этой затее. Но ротный, принимавший личное участие в испытаниях ничтоже сумняшеся погрузил все, что оставалось на складах в просторный трюм транспорта.

Дело в том, что неслабые заряды со специальными взрывателями и маленькой отрицательной плавучестью были размещены на этих сетях на расстоянии, обеспечивающем хорошую вероятность соприкосновения с винтом.

Так что с западной стороны островов сейчас раскинута практически непроходимая завеса, поплавки которой не отличить от мусора, которого в здешнем водном районе за последнее время образовалось немало.

* * *

Когда Гошка первый раз огласил свой замысел, присутствующие в салоне лихтеровоза офицеры внешне вообще не отреагировали. Насупились и молчат. Оно и понятно. До этого рассматривались иные варианты. Например — просидеть в осаде до морковкина заговенья. Ведь крупные силы на них оттянуты, это даже круче, чем, если все эти корабли просто потопить. Жалование и снабжение изволь обеспечить, а пользоваться этой силой не моги. Пакость для рикан неслабая. Дредноуты и корабли с десантом толи будут, толи нет.

Или кромешной туманной ночью всеми силами рвануть на прорыв. Кто-то ведь может уйти.

Но и этот план критиковать никто не стал. Может — послушание воле командира у имперцев сильно развито. Или в Гошкину счастливую звезду верят до беспамятства. В общем пару часов начальник оперативного отдела играл роль неприятельского адмирала а остальные строили ему козни. Делалось это устно, но с применением карты и счетных линеек, при ни чем не сдержанном бурном полете фантазии.

* * *

Для того, чтобы силой четырех аквалангистов протащить под водой торпеду несколько километров требуется немало времени. И спешить при этом очень вредно. Поэтому сделано это было заранее, при свете дня. Стальные сигары ждали своего часа в нескольких метрах под поверхностью, заякоренные. А поскольку разыскать их ночью — задача нерешаемая, путеводный канатик для людей-лягушек позаботились проложить заранее. В общем, если крейсер, запутав винты, потеряет ход, то в этом районе ему приготовлены некоторые развлечения. Кстати, тут и заряды для подводного минирования с магнитами припасены. Кто знает, как все сложиться. Так что даже лодка резиновая с баллончиком сжатого воздуха имеется, и фонарики хемолюминесцентные. Да много тут всякого… диверсионного, подвешено между далеким дном и близкой поверхностью. Человек тридцать не по одному рейсу, времени и сил не пожалели.

* * *

А вот и время подошло. Пора. Минута, вторая, третья — с западной оконечности стартует воздушный шарик, и, подхваченный ветерком устремляется на юг, стремительно набирая высоту. Малокалиберные пушки двух крейсеров почти одновременно начинаю стрелять по нему, ну и друг по дугу немножко. Попадают по шарику и начинают переругиваться световым телеграфом. А рядом стартует следующий небольшой аэростат. И с восточной оконечности поднимаются в воздух сразу пять таких же, причем три идут над самой водой, а один взлетает почти вертикально.

Полоса дыма, ползущего из центральной части острова, явно также скрывает несколько аналогичных устройств.

Риканские комендоры продолжают свою работу, но целей много и они неудобны. Вот уже второй корабль блокирующей группы покидает свое место в кольце оцепления, поскольку не менее трех десятков воздушных почтальонов стартуют почти одновременно. Их необходимо уничтожить, чтобы сорвать планы имперцев послать весточку своим с просьбой о помощи. Кольцо вокруг островов сжимается.

* * *

Обнаружение цепочки плавающих мин рикане произвели своевременно. Успели остановиться, работая машинами на полный назад. Следующий крейсер приближался к этому месту уже плавно сбрасывая ход, аналогично поступил и капитан третьего корабля. В конце концов, позиция неплоха для расстрела аэростатов, их как раз сюда сносит ветерком. Многие вообще одним снарядом можно поразить. А выстрел главного калибра выбрасывает мощную струю раскаленных газов, что приводит к разрушению сразу нескольких целей, оказавшихся в зоне распространения акустического удара. И взрывы снарядов в воздухе позволяют создать практически непреодолимую огневую завесу. Вот только немного мешает дым, наползающий с берега.

* * *

Снятые с миноносцев аппараты дымообразованя, расположенные на берегу, включили после того, как зажгли десятки бочкообразных дымовых шашек. Облако получилось на славу. Воздушные шарики в нем оказались совершенно не видны, несмотря на пристальное внимание прожектористов. И три миноносца вышли из пролива незаметно. Почему три? А потому, что именно три бронепалубника почти слившись для наблюдателя в сплошной длинный силуэт, барьером встали на пути воздушных «почтальонов» с максимальной скорострельностью из всех стволов пуская снаряды в дым. Кабанья атака на этот раз прошла как по нотам, причем в тройном размере.

Три залпа по две торпеды с интервалом двадцать секунд, попавшие почти в одно и то же место сразу трех крейсеров — это более чем достаточно, для того чтобы кроме спасения личного состава уже больше ничем не заниматься. Пальба утихла, словно выключили.

* * *

Торпедисты-сухопутчики тоже заняли позиции. Паровые катера подтащили торпеды по проливам и, не показываясь на глаза неприятеля, вернулись. Вероятность того, что им сегодня найдется применение, невелика, но по одному из проработанных сценариев шанс на это отмечался. Ну а нет, так и ладно. Посидят ребята в теплой водичке, не растворятся. Однако, непохоже на то, что принятие ванны слишком затянется. Обмен световыми сигналами на кораблях неприятеля интенсифицировался, и один из крейсеров, вывалившись из карусели, заложил циркуляцию, одновременно увеличивая ход. А радиус этого маневра у него на такой скорости изрядный.

Опытный старшина минер сразу оценил перспективность складывающейся ситуации. Баллончик со сжатым воздухом подключили к магистрали, навели нос торпеды в нужное место, раскрутили гироскоп. Подождали, пока бронепалубник достигнет расчетной точки, и рывком извлекли стержень стопора клапана. Винты закрутились, и цилиндр торпеды пошел навстречу с бортом или днищем огромного корабля.

Попали. И не удивительно. Позиция оказалась удобной, а расчет — искусным. Они это уже проделывали. И еще разок попробуют, поскольку в устье пролива у бережка качается на волнах еще один экземпляр смерти с моторчиком. Скорее всего, его придется затащить обратно вглубь архипелага и вывести другим проливом, поскольку торпедированный корабль, продолжая движение, ушел из зоны поражения, а добить его крайне желательно. Как бы он не утонул, пока они тут валандаются с этой торпедой, — тревожится сердце старшины, — а то ведь можно и не поспеть.

А что это за пальба? Транспорт, разглядев начавший крениться бронепалубник, с полутора километров кладет снаряды в его на глазах опускающийся борт, отчего тот еще быстрее уходит в воду. Наверное, спрятаться хочет. Да, не успевает их команда на мероприятия по случаю встречи бронепалубного крейсера с морским владыкой. Ну да ладно, вторую торпеду они левее отведут, тут удобные камушки из воды торчат, за ними спокойней, и обзор нормальный. Только чует старшинское сердце, никто его здесь сегодня больше не проведает.

* * *

С берега неожиданно фиксируется залп береговой батареи. Судя по вспышкам — пушки серьезные. Коварные имперцы умудрились на виду у риканских сигнальщиков затащить их на высотку. Все стволы главного калибра начинают срочно перепахивать это место. Неподалеку разгорается пожар, наверное шальной снаряд угодил в какой-то склад, устроенный на островах осажденными.

Один крейсер подорвался на мине и потихоньку опускает нос. И еще два застопорили машины, причем у одного из них был отмечен взрыв в районе винтов. Оба-на! Как быстро меняются декорации! Только что просто стреляли по шарикам, а уже на многих кораблях серьезные проблемы. И снова, подавленная было, береговая батарея дает залп из трех стволов.

* * *

Рикане вдохновенно «давили» главным калибром береговую батарею, организованную морпехами из стреляных снарядных гильз, на четверть наполненных порохом, и от души запыжованных ветошью. Их просто оставляли на видном месте, запалив отрезок огнепроводного шнура, и сломя голову неслись в укрытие. Вспышки получались достаточно выразительными, чтобы рефлекс любого военного моряка на береговую батарею сработал безусловно.

Потом следовало дождаться, пока стихнет обстрел. После чего зажигаются шнуры следующего «залпа» и производится стремительный забег. Сто метров туда, столько же обратно, и в щель, прикрытую стальным пайолом.

* * *

Есть. Остановился. Конечно, если на винты что-то намоталось, какой же капитан не застопорит ход! Жаль, что не сработали подрывные заряды.

Четверка аквалангистов освобождает от привязи торпеду и начинает приближаться в ту точку, куда по инерции катится крейсер. Слева во всю идет пальба, охота на шарики в самом разгаре. А здесь все тихо. Вот поморгали мателоту о возможности влететь в сети, и тот отвернул мористей. Жаль. Следующей партии дальше тащить торпеду. Силки тут раскинуты широко, попадется, никуда не денется. Ну вот, первый окончательно остановился. И расстояние подходящее. Получить по мозгам от взрыва собственной торпеды не слишком приятно. Начинаем процедуру прицеливания.

* * *

Гошка сидит с недовольным видом и косится на то, как двигаются фишки на карте. Начальник оперативного отдела спрятал в коробочку уже четыре штуки. Осталось девять. Две далеко на юге перехватывают проскочивших почтальонов. Две на западе не двигаются уже несколько минут. Наверное, на винты что-то намотали. Еще одна прошла минное поле. Подрыв засекли, но поведение крейсера не изменилось. Видимо слабо ему досталось. Молотит главным калибром по вершине высотки, где имитирует бурную деятельность береговая батарея, и шарит по всем сторонам прожекторами. Напрасно он это. Собственных сигнальщиков слепит. Они и не видят ни темного силуэта выходящего в атаку «Дырявого», ни пенного буруна у его форштевня.

Впрочем, может быть дело в «пожаре», что разожгли на самой высокой точке острова матросы с лихтеровоза. Несколько полыхающих во всю ацетиленовых горелок и подкидываемый в огонь понемногу драгоценный магний немного режут глаза вблизи, и снижают чувствительность зрения для отдаленных наблюдателей. Ага, кто-то дал комбинацию из зеленой и красной ракет. Сейчас «пожар» немного затихнет.

Пара минут, и отметка миноносца перемещается ближе к островам. Отстрелялся. Подождем. Ага, фишка этого крейсера тоже перекладывается в коробочку. И еще одна, из числа запутавшихся.

Так, дела-то наши совсем плохи. И плохи они тем, что на самом деле хочется от радости выпрыгнуть из штанов и, восторженно вереща, носиться кругами. Что несовместимо с образом сурового флотоводца. Из пяти оставшихся на поверхности крейсеров, два челноками фланируют с северной стороны, где ничего не происходит и главным калибром время от времени расковыривают место, откуда упрямо стреляет «береговая батарея». Пара продолжает охоту на шарики. И одним запутавшимся занимаются аквалангисты. Этот, тоже, кстати, по батарее стрелять не забывает.

* * *

Следующий акт. «Дырявый» подбирается к северным крейсерам из темной части горизонта, если смотреть в сторону материка — справа. А слева крадется «Топленый», оба без торпед. А сами бронепалубники сейчас следуют навстречу друг другу, то есть имперцы подбираются к ним с кормы. Ага, есть контакт. Пальба пошла с больших дистанций, и «пожар» на берегу опять разгорелся. И четыре миноносца, несущихся полным ходом от берега пока не в фокусе внимания риканских сигнальщиков.

А запутавшийся крейсер все еще на плаву. Ну что же, торопиться ему теперь некуда. Доложили, что под его кормой был четко отмечен взрыв. Так что вряд ли он доберется куда-нибудь своим ходом. Течением его должно относить на юго-запад. Ну и пусть себе плывет.

А крейсера, атакуемые сразу четырьмя миноносцами, молотят главным калибром по ожившей очередной раз «береговой батарее», а противоминным — по крутящимся в отдалении «Дырявому» и «Топленому». Свет от пожара на берегу, похоже, совсем лишил сигнальщиков зрения. Это что, наши будут стрелять как на стрельбище? Похоже.

Несколько минут, и начальник оперативного отдела снимает с карты сразу три фишки, обе северных и «запутавшуюся». Темнота тропической ночи теряет плотность.

* * *

Погас «пожар» на шнековом острове, перестала бабахать «береговая батарея». Притопал транспорт, сбежались к лихтеровозу миноносцы и канонерка. Последним подошел второй паровой катер с боевыми пловцами. Деда, как всегда, привез всех. Атакованные сегодня риканские крейсеры затонули, как это вообще частенько у них водилось. Толи борьба за живучесть среди моряков этой нации культивируется слабо, толи просто инстинкт самосохранения так силен среди представителей этой нации, что они покидают затопляемые отсеки не соображая, что пробоину можно еще заделать. Если сохранить мужество.

— Кукса, можно медиков послать на южные берега? Там выплывшие рикане. Много раненых. — Это заместитель командира дивизиона спрашивает.

— Как своих обработают, посылайте, — неохотно отзывается Гошка.

— А нету у нас раненых, — отзывается пожилой капитан третьего ранга, — Ливенец на батарее коленку рассадил, так каптер ему сразу выдал новые штаны, а, заодно ссадину серебрухой смазал.

— Каптер?

— Да, сержант Краббе.

— Ну, тогда, конечно, медиков можно посылать.

Гошка забирается на горочку. С юга видны дымы. Это охотники за шариками возвращаются с отчетом о проделанной работе. Досталось им нынче. Ротный, как узнал, что запустили все полторы тысячи, даже в лице изменился. А в море шлюпки и плотики, всякие обломки и головы выплывших моряков.

— Кукса, давай в укрытие. Их сигнальщики уже могут нас видеть, — матрос с лихтеровоза, что наблюдает в бинокль, спрятавшись в воронке.

— Раз видят, просигналь, чтобы пушки зачехлили.

* * *

Крейсера подбирали людей, спустив на воду все гребные суда. Шлюпки курсировали между кораблями и берегом, увозя моряков выплывших с затонувших кораблей. Гошка сидел в салоне лихтеровоза с постной миной и недовольно разглядывал перечень оставшихся боеприпасов. Напряженно. Взрывчатки и взрывателей для диверсантов — нормально. Снарядов меньше трех боекомплектов, торпед — полтора. Провизия — сухари и консервы на месяц. Уголек тоже повычерпали. Не так, чтобы совсем плохо, но простора для творчества немного.

— Крейсера уходят. Семафор дали: «До встречи»

Ага, вежливые какие. Знает он этот гадский язык. Если перевести дословно — «увижу тебя позднее». Вроде, учтивое прощание. А на самом деле — угроза.

— Ответьте! Добро пожаловать. Оно ведь по-ихнему одно слово. Вроде как, «хорошо, приходите».


Глава 17

Противник так и не появился, даже дозорного судна не обнаружили. Семьсот второй и семьсот третий пошли в поиск к материку, а семьсот первый повез разведгруппу в район порта Сайклинг. Пока ждали результатов, флагманский механик отказался модернизировать надстройку лихтеровоза, предложенную начальником оперативного отдела, поскольку газовые баллоны сварочных аппаратов почти пусты. Только если на что неотложное. Инициатор усовершенствований ужасно огорчился, и Гошка долго с ним говорил, успокаивал.

Вообще нервозность чувствуется. Команды утомлены, боевых действий, что всех встряхивают, нет уже скоро полсуток. Адреналиновый отходняк во всей красе. Элементы апатии и раздражительности. Опять же по дому соскучились все. Но как же хорошо, что все. Живы.

Вернулась разведка. Картинка сложилась ясная. Рикане все суда собирают в караваны и конвоируют военными кораблями. Можно, конечно наскочить, потрепать, но есть кусочек пожирнее. В порту Сайклинг собралось много груженых судов. Охрана порта — береговая батарея и пара некрупных вооруженных корабликов неизвестного типа. Похоже на сейнеры с пушками. Судя по тому, как заходят в фиорд, минных полей или боновых заграждений нет.

С момента наскока на Канопус прошло уже больше недели, почти две. Это что же получается? Рикане еще не успели как следует защитить свои порты? Или уже успокоились и потеряли бдительность? Неважно. В обоих случаях порт доступен с моря. Сигналы, которыми обмениваются приходящие суда, корабли охранения и береговой пост, разведчики «срисовали». Менять их часто не получится из-за отсутствия дальней связи, а вариант смены кодов по графику, похоже никому здесь не пришел еще в голову. План сложился естественно, вроде как сам собой.

* * *

Танкер и лихтеровоз вошли в порт перед рассветом. Флаги прятать здесь считается нечестным. Потому и приходится пользоваться темнотой. Подлость человеческая эволюционирует на этой планете своими причудливыми путями — рейдерам позволяется все. Зато моряки с них в плен никогда не попадают. Этакий местный фертифлякс.

Сигналы опознавания охрана приняла без проблем. А вот во внутренней акватории с момента возвращения разведчиков ситуация изменилась. Торговые суда оказались все на своих местах, зато появилось несколько военных кораблей. Видимо, готовились к проводке конвоя. Всюду разводят пары, отчего над водой стелется едкий, пахнущий серой дым. Еще чуть-чуть, и не застали бы!

«Ссадив» миноносцы, лихтеровоз, не «всплывая» хладнокровно выпустил четыре торпеды. Их просто скатили за борт и запустили отработанным способом. Вручную. Потом тихохонько развернулся, и поковылял на выход. Транспорт занял положение, с которого позиции береговой батареи оказались как на ладони, поскольку бруствер был обращен в сторону моря. Его пушки заговорили, как только взрывы торпед сообщили о завершении «тихой» фазы операции. Миноносцы тоже отстрелялись по заранее назначенным целям. Гошка с секундомером в руках поглядывая в бумажку с заранее составленным графиком, довольно хмыкнул. На риканских военных кораблях надрывались колокола громкого боя, призывая артиллерийскую прислугу занять места согласно боевому расписанию, транспорт, уничтожив батарею, крошил вооруженные сейнеры, как-то неожиданно появившиеся перед его орудиями, а стомиллимертовки миноносцев с минимальных дистанций на предельной скорострельности гвоздили военные корабли. К счастью, небронированные. Гавань тесная, все под рукой.

Устаревшие прототипы современных эскортов не спешили тонуть. Запаса живучести у них хватало. А вот паника, охватившая экипажи не делала чести их выучке, но льстила самолюбию имперских комендоров. Наконец где-то рванул котел, потом еще на одном поднялось пламя над носовой башней, и миноносцы на полном ходу двинулись на выход. Еще один взгляд на секундомер. Точно по графику. Одна незадача, обстрел береговых сооружений провести не удалось. Пришлось палить по боевым кораблям, чтобы самим не быть потопленными.

На лихтеровозе долго не ладилось что-то с ракетами. Толи фермы перекосило, толи направление, которое они приняли вместе с корпусом всего корабля, не устраивало ракетчиков. Наконец, уже из горла фиорда донеслось шипение, переходящее в рев, и хвостатые снаряды по крутой траектории унеслись в неизвестность, перелетев горку и скрывшись за ее плавно очерченной вершиной. Кучно и бесполезно.

Кормовое орудие транспорта послало снарядов, сколько успело в направлении отдаленно расположенных построек промышленного вида, обнаруженных еще разведчиками, да с миноносцев палили из ретирадных, целя в места, показавшиеся привлекательными, но нормальной канонады, как в Канопусе, учинить не удалось.

Когда уходили, сигнальщики докладывали о дыме и пламени на берегу, складывалось впечатление, что подожгли лес в горах. Нехорошо.

Полсотни километров придерживались пути, где обычно ходят риканские суда. Тут вдоль берега между мелей и островов накатанная дорога шириной от двух до пяти километров. Бакены стоят, где надо, а то береговые ориентиры очень далеко. С кормы лихтеровоза через каждые полкилометра плюхалась мина.

Все. Боезапас исчерпан. Осталось три торпеды на весь дивизион, мины израсходованы, снаряды? Для боя хватит, но серьезных сражений лучше избегать. Миноносцы на лихтеровоз. Поворот к югу. В условленном месте встретили трофейный риканский миноносец, охраняемый канонеркой и «Дырявым», и компактной группой потопали домой.

* * *

Итак, господин Куксин, вы снова нарушили некоторое количество положений Боевого Устава Флота Империи. — Го в том же кабинете городской управы Цалта, и в тоне его не слышно угрозы. — Оставить это безнаказанным нельзя. Отправляйтесь в отпуск и хорошенько обдумайте свои поступки. Не рассчитывайте на скорое возвращение. Рикане запросили мира, так что полтора-два года не смейте показываться мне на глаза.

Кстати, обстановка такова, что мы можем чего-то потребовать за согласие прекратить военные действия. Но не очень большое. А то они накопят сил и полезут это отнимать обратно.

— Архипелаг. — Гошка ткнул пальцем в точку на карте полушарий, где место недавних событий не было отмечено даже пятнышком. Не тот масштаб. — Он не имеет названия.

— Уже имеет. Ваш флагманский штурман нарек его «Мясорубкой», а каждый остров проименовал по ее частям. — Го развернул пахнущий типографской краской лист карты с такими знакомыми контурами. — Шнек, Воронка, Решетка, Винт, и так далее. Иначе отчет о событиях было трудно составлять.

Приобретение этих островов — палка о двух концах. И оба конца неважно выглядят. Во-первых — повод для объявления войны. Во-вторых, там нет пресной воды и содержать гарнизон будет накладно.

— В качестве повода для войны они не сработают. Их военные корабли будут обходить это место за пределами видимости — шибко напуганы потерями, причин которых не знают. Полсотни вымпелов за неделю с небольшим как корова языком слизнула. В прессу никакую информацию об этом не пропустят, и впредь упоминаний этого места не допустят. Только шепотом. Ну, может, в военных академиях еще будут разбирать свои ошибки и просчеты.

А пресной воды — собирай хоть в озера. — Гошка черкнул на карте карандашом. — Достаточно невысоких земляных валов, в нижней части этих склонов, и дождевая вода накопится в озерах. На полив огородов тоже хватит. Полтораста человек вознесут хвалебные молитвы за жизнь в тропиках. Да там курорт будет, на котором станут тусоваться самые богатые богатеи со всей Посейдонии.

— А где разместим военную базу? — Го чего-то не понял.

— А оно нам надо? — Гошка тоже не понял. — Держать войска или корабли в месте, про которое все знают!

Го ничего не сказал. Помолчали.

— Так это, — первым паузу не выдержал Гошка, — пошел я. В отставку.

— Не — а. Не в отставку. — С гадостным видом отмолвил Го.

— Тогда в запас, — продолжил свою мысль Гошка.

— Ты совсем тупой. — Прищурился Го. — В отпуск. И не забудь получить денежное довольствие. Полагается. Дела в дивизионе сдавай. Кому, кстати?

Опять он от него ждет чего-то судьбоносного. Получай.

— Начальнику оперативного отдела штаба дивизиона.

— Это почему? — Во взгляде Го не протест. Скорее — любопытство.

— Кураж, однако. И искушен весьма. — Гошка захотел озадачить «чиновника» и полюбоваться эффектом. Однако реакция неожиданная. Как-то посерьезнел его влиятельный собеседник. Глянул… ну, как на взрослого.

— Понял. Сделаю. А ты в отпуске-то, не помышляй о великом. Купи поместье, живи барином. Гуляй. Природой любуйся. О возвышенном размышляй.

— Так поместье, наверно, денег стоит. Я же не олигарх.

— Тупой ты, Кукса. Чем слова всякие говорить — получи довольствие, и кати в провинцию. Не медли.

— А поспрашивать можно?

— Давай.

— Я ведь несколько месяцев в море проболтался, и что произошло — не понял. Отчего рикане расхотели воевать?

— Это очень грустная история. Длинная цепь неувязок и просчетов, допущенных при моем грубом попустительстве. Впрочем, — Го сделал какой-то знак в угол комнаты, — слушай.

Лейтенант Геринг — отпрыск очень древнего и уважаемого рода. Рода морских офицеров. Последний зеленый побег на некогда раскидистом и цветущем древе, давшем любезному отечеству нашему целую плеяду славных защитников. Таких людей надо беречь. Хотя бы до тех пор, пока детишками не обзаведется. Маменька его и берегла, и лелеяла единственное чадо, пока не поступило оно в Морской Корпус.

А потом его уже оберегали командиры, и направление он получил не куда-нибудь, а на неплохо бронированный кораблик, которому строго настрого заказано при встрече с неприятелем решительнейшим образом убежать и спрятаться. И все шло прекрасно до тех пор, пока не появился ты со своим «Рябым». И не произошла встреча этого самого Мули с рейдером. А потом его участие в твоем походе для поиска неприятельских крейсеров и кабанья атака.

Короче, матушку отпаивали валерьянкой около недели, после чего, повысив парня в звании до капитан-лейтенанта, сослали командовать тихоходным угольщиком, находящимся в безнадежном ремонте.

Этот парень, а в обаянии ему мало равных, как-то умудрился убедить директора завода поставить на его лоханку стовосьмидесятку с напрочь расстрелянным стволом, из которой производили испытательные выстрелы, проверяя орудийные платформы на отремонтированных кораблях. Нарезы там уже почти не угадывались, поскольку вместо снаряда закладывали туда все, что под руку подвернется. От обрезка бревна, обработанного на токарном станке, до чугунной отливки подходящего диаметра. А потом он увидел в литейке выточенные из березы макеты оперенных снарядов, тех, о которых мы тут с тобой толковали.

В силе убеждения ему не откажешь, что дано, то дано. Литьем в землю по его просьбе этих ерунодовин отлили несколько тонн, собрав весь грязный алюминий, какой нашелся под рукой. Ну не было в это время других сплавов. Или пожалел директор, не в том суть. Калибранули, конечно, на токарном станке. А пока на заводе этим занимались, он наспех залатал машины и доложил капитану порта о готовности к выходу в море. Пороховые шайбы-картузы забрал из заводской лаборатории, не поинтересовавшись тем, что они бракованной партии, недофлегматизированные. Сгорают чуть не вдвое быстрей, чем допустимо для боевых орудий.

Капитан порта — чистая душа — загрузил этого морехода самым лучшим углем и направил в Карск, на базовую стоянку группы обеспечения. Верил человек, что если кого назначили командовать судном, то можно быть спокойным.

Девушка принесла кофе. Гошка и Го сделали по нескольку глотков. Вкусно и аромат прекрасный.

— Ну так вот, оставшись без нянек, с безбожно врущими компасом и лагом, совершая арифметические ошибки при каждом действии, этот горе-капитан промахнулся на пятнадцать градусов и тысячу с небольшим километров расстояния. Хорошо, что не забывал обходить по дороге острова. Наши аналитики до сих пор спорят, что он за что при этом принимал, и почему не нанес на карту архипелаг Косинор, как вновь открытый.

— А штурман куда смотрел? — недоумевает Гошка.

— На поплавок. Рыбку он удил в лесной речке. Наш «герой» его из отпуска не дождался. Считал, что сам справится, и вместо Карска вышел к Ингтону.

— Это же главные торговые ворота рикан!

— Именно. Увидев, что попал не туда, этот недоумок пошел в порт. Вроде как дорогу спросить хотел. Разобрался, что кругом неприятель, и начал палить. Порт — цель немаленькая, а как себя ведет алюминиевая болванка, вылетающая из ствола на шести Махах, ты себе представляешь?

— Греется очень. А что, порт никто не охранял?

— Береговые батареи на тридцать пять километров не добивают, боевые корабли убежали ловить непонятную группу наших миноносцев, что у Канопуса шороху наделали, а вооруженные пароходики из порта, как увидели, с какой дистанции лупят по постройкам, вместо того чтобы атаковать, ретировались.

В общем, палил наш капитан-лейтенант, пока порох не кончился. А потом повернул на юг и двинулся восвояси. Добрел, однако. Механик у него опытный, а остальные матросы из учебки из-за невеликих дарований, ну, не то, чтобы отчислены, но для службы на боевых кораблях непригодными оказались. Сплошные новички, и не самые-самые. Пароходик то, думали, простоит у стенки с полгодика.

Не заметить пересечение экватора для выпускника Морского Корпуса — задача не простая, ума не приложу, как он с ней справился.

— Непонятно, удивляется Гошка. Он что, не смог компас по солнышку сверить?

— Смог бы, наверное, если бы задумался. Репутация этого старинного рода со склонностью к глубокомысленности никак не связана. Решительные ребята, деятельные, смелые, этого у них не отнимешь. А остального ждать не приходится. Ну да ладно. То, что отчудил Муля, это только половина истории. Те новейшие дредноуты, что готовились перехватывать наш конвой с рудным концентратом у Рейсфедера, получили приказ следовать к Мясорубке. И пошли. Пошли, пошли, пошли.

А навстречу новый приказ — все-таки атаковать наш конвой. Угольщики, что были заранее пригнаны риканами к Рейсфедеру, оставили на месте, чтобы не гонять по морю туда-сюда, а навстречу эскадре от материка отправили топливо другими судами. Но эскадра развернулась, и догнать ее этим тихоходам не удалось. Тех, что стояли у Рейсфедера, обнаружила наша разведка и наши же эскадренные броненосцы навалились на корабли охраны всей своей мощью.

В общем, когда риканские ударные силы вернулись, дела их оказались не просто плохи, а, я бы сказал, безнадежны. Не могут пока корабли плавать без топлива. В них даже стрелять не пришлось. Спустили флаги и попросили разрешения оставить офицерам именное оружие.

Как ты понимаешь, после потерь у Канопуса и Мясорубки, сдачи шести новейших дредноутов и четырех отличных броненосцев, а, главное, безнаказанного демонстративного обстрела Ингтона, вызвавшего немногочисленные пожары, но зловещим звуком, издаваемым снарядами в полете, напугавшего население до того, что начался массовый исход жителей, желание продолжать военные действия у неприятеля резко пропало. Тем более ты еще у южного побережья снова свои безобразия устроил, панику организовал в Сайклинге, спалил главные склады взрывчатых материалов, мин набросал на фарватерах.

— Не палил я склады. — Недоумевает Гошка.

— Понимаю, что не сам, ракетчики твоего, не к ночи будь помянутого, дивизиона. Склады эти, правда, горели не слишком выразительно, но долго. А потом бабахнули и погасли. В общем, воевать нашим недругам стало скучно.

Сопровождать боевыми кораблями суда с зерном и хлопком, скотовозы и рудовозы — это очень накладно. На одном угле можно разориться. А без конвоя плавать неуютно, когда то там, то здесь что-то тонет и взрывается. И на охрану портов потратиться нужно неслабо. Боны поставить от миноносцев, минировать подходы, чтобы канонерские корабли не подпустить. Патрулировать, тралить, сопровождать. Рикания — очень богатая страна. Но выдержать длительную войну не способна ни одна экономика, если нет добычи. А наши командиры крейсерских дивизионов, прочитав отчет о твоих предыдущих художествах, знали, как поступать с рейдерскими базами.

— Да уж, — Гошка осознает размеры последствий неблагоприятного стечения обстоятельств для рикан. — А вот из другой области вопрос. Почему кумулятивные снаряды здесь не применяют?

— Целый клубок проблем. Впрочем, мы ведь никуда не торопимся, — Го подливает в обе чашки из кофейника. — Слово такое кто-то из пришельцев поминал, но толком объяснить, что это такое «кумулятивный снаряд» не смог. Рассказывал про выемку в передней части, про струю газов. В артуправлении попробовали, подобрали форму, и получилось замечательно. Прожигает эта штука броню. Дырка, правда, мала, и внутри корабля повреждения более чем скромные, но дальше все оказалось намного хуже.

Когда сделали воронку в начинке тонкостенного снаряда и пульнули в борт, получилось как у тебя с осколочно-фугасными. Бабах, вмятина, насечки, и никакой дырки. Всяко изгалялись — ерунда выходит. Не попадает фокус струи куда нужно. Инерционные взрыватели недостаточно быстры. Подрывают уже расплющенный по препятствию заряд. Так, фугас и фугас. Ослабленный, поскольку взрывчатки меньше. Наверное, у вас на Земле их с какой-то хитростью подрывали, про которую мы не ведаем.

Пробовали наши взрыватели сделать сверхскоростные, но остановились на полдороге. Опасные получались боеприпасы для самих артиллеристов. Слишком чувствительные. Что такое заряжание при качке ты знаешь.

— Знаю. Кстати, торпеды вместо сжатого воздуха порохом пробовали начинять?

— Пробовали. Сразу получилось. Быстрее миноносца бегут. Причем на расстояние километров восемь. Их теперь нет смысла при выстреле за борт вываливать, можно вперед из трубы выталкивать сжатым воздухом хоть бы и из-под воды на полном ходу. Нет риска таранить. В общем, нам опять куча хлопот с этими новинками, а до нападения джаппов времени осталось всего два года.

— У вас тут войны по графику?

— Почти. Из десяти лет не более двух мирных. Джаппы только что заставили капитулировать тальянов и присоединили к себе архипелаг Буртмана. А нужен он им затем, чтобы потом оттуда навалиться на наши Гаритлинские острова. Тогда им откроется выход в Китовое Поле. Начнут наших китобоев притеснять, перебьют все китовое поголовье — останемся мы без ворвани, а это глицерин и стеарин. Мы их сейчас туда не пускаем, поскольку вдоль островов наши территориальные воды преграждают путь китобоям.

Вот и получается, что войну они нам объявят, как только накопят силы и оборудуют базы в архипелаге. Как раз продадим им риканские дредноуты и броненосцы. И своих прибавим, что уже модернизации плохо поддаются, а то разоримся на их содержании. А джаппы сейчас набирают кредиты и вооружаются.

И, до тех пор, пока они на нас не напали, следует держать в секрете те сюрпризы, что имеем, и те, которые готовим. Так что, кати-ка ты подальше от мест, к которым присматриваются шпионы.

— Так я выходит, стал государственной тайной?

— Что поделаешь, раз так сложилось?

* * *

Вышел в город. Вообще-то Цалт не монолитен. Скопление поселочков, построенных по типу давно ему известных «казарм», отнесенных от портового района на полкилометра — километр за лесопарковую зону, по кромке которой проложены рельсы. Здесь — двухклоейка, по которой курсируют вагончики на конной тяге. Но дуга главной улицы описывает бухту, повторяя изгибы береговой линии. Вдоль нее выстроились магазинчики и столовые, кафе и учреждения, склады и торговые дворы. Скверики, игровые площадки, детский садик, школа.

Весна вступает в свои права. Ласковое солнышко не припекает, а чуть-чуть пригревает. Хорошо. Отпуск. Устроился за столиком на открытой веранде. Даже тент еще не натянут на раму навеса. Заказал апельсин. Что ему велел чиновник Го? Думать. Отлично.

После окончания Морского Корпуса Мулю Геринга направили в дивизион, где самая безопасная служба. И Гошку направили туда же после учебки. Следовательно — берегут.

Лехе Таврухину после карантина предложили несколько направлений по специальности. А ему ничего. Не нужна здесь его специальность. Нет в этом мире электронно-вычислительных машин. А информация о техническом и общественно-политическом состоянии дел на Земле в Гошкином изложении ничего нового не содержала и особенно ценной не была. Тогда для чего же его берегут?

Ничем не награждали, никак не поощряли, хотя тужурки его подчиненных провисают от орденов, полученных под его командованием, в том числе. Зато в звании повышали стремительно и неудержимо. От рядового матроса до первого адмиральского звания менее чем за год. Нет, будь он великим князем или графом каким, на худой конец, это на что-то походило бы. А так, явился и возвысился, как кочка на ровном месте. В принципе, для выполнения боевых задач, которыми он занимался, хватило бы ему и лейтенанта. Мичман, конечно, маловато. Но не командор же!

Будучи, по-существу в подадмиральском звании, он не был ни разу представлен никому из командования. На советы его не звали, даже не уведомляли о таковых. Непосредственного своего начальника по службе он не знает. Все вопросы обеспечения решались составлением заявки и отправкой ее через посыльного. Тут в основном хлопотали начальник оперативного отдела и заместитель — снабженец. Отлично справились, кстати. Так что положение о том, что Гошка имеет статус важной государственной тайны, подтверждается.

Вольный художник под страшным секретом. Ферхом бракейца турлюм! В империи, где каждый сверчок четко знает место своей дислокации. Чудно! Это он что же, гениальный флотоводец? Пришел, увидел, удивил! Фигня, конечно, но примем за рабочую версию в связи с отсутствием остальных.

Во-первых. Никакими особыми талантами он не обладает. Не идиот, но не более. Импотент к тому же, что неизбежно должно повлечь за собой образование чувства собственной неполноценности. Хотя, Наполеон, говорят, вообще состоял из сплошного комплекса, из-за малого роста и падучей болезни. И драл всех как сидорову козу из чувства зависти к нормальным людям.

Нет, пожалуй. Не чувствует Гошка себя уродом. На девчат смотрит с удовольствием. Пусть это чисто эстетически, но тоже приятно. И, в конце концов, скорее всего рано или поздно это пройдет, как осложнение после болезни. Наверно.

Так, отвлекся, он ведь о другом сейчас должен думать. Почему его берегут. Ведь при назначении на миноносец о его «гениальности» никто не догадывался. Остается только версия об особом отношении к пришельцам с Земли вообще. Объективно сами флотоводческие способности у него отсутствуют. Подготовлен он слабовато, шесть месяцев учебки это не четыре года Морского Корпуса. Не трусил и не терял головы, это да. Держался уверенно, товарищей подбадривал, слушал, что опытные люди говорят, а не задирал нос. Ведь попал он в среду профессиональных военных моряков, шпак сухопутный.

Везло, действовал непредсказуемо. Все. Хотя, стоп! Подчиненные в его присутствии не боятся высказывать самые безумные идеи. Они могут подтрунивать над своим командиром, но он-то над ними — нет. Ведь каких только сумасшествий не обсуждалось в салоне лихтеровоза. А сколько потом было приведено в исполнение! Одна буксировка торпеды аквалангистами чего стоит. В шторм. Хех!

В общем, разум подчиненных он эксплуатировал беспардонно. Их идеи и знания. Неосознанно. С каменным лицом, как говорится.

Разобрался в вопросе. И нечего здесь рассиживать. Апельсин давно кончился, а у него задание по проведению длительного отпуска. Он на службе, в конце концов или где?

Хотя, куда спешить?

Гошка повернулся в сторону официантки, скучавшей за стойкой ради единственного посетителя. Показал ей кожурки, на тарелке, подмигнул и хлопнул в ладоши. Надо же, поняла. Взяла из вазы еще один апельсин и запустила ему прямо в переносицу по низкой скоростной траектории. Очень удобно, легко поймалось. Кивнул благодарно, и снова вернулся к своим мыслям.

Да, у подданных императора Рыссии на почти подсознательном уровне развито стремление к взаимодействию. То, что они только что проделали с официанткой, на Земле просто не пришло бы ему в голову. И здесь не пришло, кажется. Он ведь действовал по внезапному толчку. Озарению. Ассимилируется, что ли.

А про дредноуты, которые собираются продавать государству, от которого ждут нападения, он подумает, когда вернется из отпуска. А то никакой головы не хватит.


Глава 18

Пока добирался пакетботом до острова Хаммасу, самого аграрного из сравнительно недалеко расположенных, хорошо посидел над историко-географическими справочниками и новым взглядом посмотрел на карту этого мира. Материков во владении Рысской Империи не было совсем. Пояс островов размерами и формой напоминавших Мадагаскар, Борнео, Кубу, Британию, общим числом тридцать четыре, тянулась почти параллельно экватору в полосе от пятидесятой до семидесятой широты, перекрывая семь восьмых окружности планеты. Пространство между ними заполняли острова, сходные по величине с островами Малой Антильской Гряды, и было их двести восемнадцать. Еще меньших размеров островочки, примерно как Тобаго или Тенерифе числом более восьми тысяч почти равномерно заполняли пространство между ними. И еще восемнадцать с лишним тысяч прочих участочков суши дополняли картину. По площади территориальных вод тягаться с Империей не мог никто.

И все это пространство населяло тридцать семь миллионов человек.

Остров Хаммасу, куда Гошка направился, был из крупных. Вытянутый с востока на запад, он располагался относительно близко к экватору. Его северная кромка находилась под сорок седьмым градусом южной широты. Рельеф — холмистая равнина. По южному берегу — старые горы, отсекающие холодные полярные ветры. Хорошие условия для земледелия. Вдоль всего острова проложена железная дорога, как раз посередине. От нее есть ответвления к городкам северного и южного побережий. Сам остров в составе империи недавно. Лет семьдесят тому назад, когда чайна подогнала к его берегам флот и высадила армию, местные князьки и корольки быстро сообразили что делать, и дружно подали прошения о входе в Рысскую Империю.

Реакция императора была немедленной и положительной. С еще несовершенными тогда броненосцами императорского флота парусно-паровые джонки чайцев даже и не подумали тягаться. Ушли. Армия была вывезена позднее, когда дипломаты утрясли формальности. Причем, четверть личного состава осталась, поскольку в дворянских усадьбах требовались рабочие руки, а условия жизни оказались лучше, чем на родине, где было заметно теплей, но и тесней. На острове Чайна проживало около двухсот миллионов, а площадью он не превышал Британию. Причем, не все земли там одинаково плодородны.

Вхождение огромной территории острова Хаммасу в сложившийся уклад налаженной жизни большой страны не для всех прошло безболезненно. Молодежь в течение нескольких лет разъехалась по Империи, поскольку в давно освоенных землях жилось вольготней. Землевладельцы принялись отписывать свои, постепенно приходящие в запустение, угодья казне и определяться на службу. Как ни крути, неучей среди них не было, а человек образованный всегда найдет хорошее место. От старых дворянских гнезд остались просторные дома родовых усадеб, где вырастали поколения будущих аристократов.

Запустение — это нехорошо. Но система сдачи земель крестьянам в аренду рассыпалась из-за оттока рабочих рук. И император распорядился продавать землю желающим ее обрабатывать за совершенно символическую плату. Собственность способна удержать земледельца — рассудил он здраво. И процесс пошел. За последние десять лет четыре пятых пахотных площадей обрели своих хозяев, продукты питания производились, жизнь налаживалась. Вокруг железной дороге сложилась инфраструктура, сформировались околотки, волости, уезды, губернии. Модернизировались порты: китобойные на юге, рыболовецкие по всем побережьям, и торговые на востоке и западе.

Наверняка, были и военные гавани, но о них в справочниках не упоминалось. Да Гошке оно и не надо. Его дело — заделаться барином. Купить надел, нанять работников, и…. Даже интересно, что получится. Страха он, как прежде, не испытывал. В библиотеке пакетбота нашлись и материалы по земледелию. Своих знаний у него — как клубнику собирать у бабушки на даче. Навоз, компост, торф он, конечно, тоже таскал и разбрасывал, но там все было в режиме исполнения прямых команд.

Начал с масличных культур. Да на них и увяз. Про подсолнечник знают все. Про горчицу и кукурузу многие догадываются. Кое-кто слыхивал про коноплю и рапс. Но остальные пятьдесят наименований оказались откровением. Вообще-то нетрудно догадаться, что выдавить масло можно из всего, что растет. Это вопрос приложенного усилия. И здесь, где оно шло в светильники, разнообразие того, что относилось к масличным поражало. Многие названия вообще встретились впервые.

Гошка принялся их сравнивать по выходу полезного продукта, и поразился тому, что одно растение бьет все мыслимые рекорды. Некий «Хвощ Стрельчатый» отдавал в масло до десяти процентов массы. Ужасно интересно. Невероятно, можно сказать. Если так, то легко залить жидким топливом всю империю. Нет, что-то тут не так!

В изданиях, посвященных флоре планеты ничего толкового выяснить не удалось. Только упоминалось, что культура эта местная, не с Земли. В диком виде встречается в тенистых старых ельниках, размножается спорами, культивируется как комнатное растение.

Полез в материалы по декоративным комнатным культурам. Пусто.

Принялся перерывать все подряд и наткнулся на тему выращивания приправ в цветочных горшках. Этот хвощ здесь нахваливали как замечательный компонент салата. Оригинальный вкус, пикантный аромат, отсутствие витаминов или иных, как полезных, так и вредных веществ. Отмечается низкая калорийность. О маслянистости не упоминается. А вот в указаниях по возделыванию говорится, что к почвам не требователен, не боится ни света, ни тени, ни жары и ни холода, но выращивание в открытом грунте не рекомендуется, поскольку конкуренции с другими растениями он не выдерживает абсолютно. Даже землю в горшках рекомендуют пастеризовать после каждой вегетации.

Еще интересней оказалось, что скорость роста этого чуда очень велика. Его мясистые стрелки за две недели вытягиваются на полметра и останавливаются. Именно в это время они рекомендуются к употреблению в пищу. Потом в течение недели содержание масла в них резко возрастает, и они приобретают неприятные вкус и запах. В конце этого периода растение разбрасывает споры, вянет и как-то быстро рассыпается. Или растекается кашицей, если сыро. Собственно труха или кашица тоже являются семенным материалом.

Память сразу включилась, обрабатывая старые непонятки в свете новых знаний. Видел он ящички со стрелками, похожими на лук на подоконниках столовых, да и в домах тоже. Удивлялся, что торчат, заборчиком, а не пучками. И фраза припомнилась из разговора официанток: «Хвощ перерос уже. Выжми в лампу, пока он не задымил». Картинка сложилась печальная. Отличная масличная культура, но кроме как в горшках не вырастишь. Не решается этим хвощем проблема с жидким топливом в общем виде. Так, в пределах отдельной семьи иногда на ложечку масла для освещения.

Да, аграрную революцию он конечно не произведет. Ему бы устроиться так, чтобы не утонуть в хлопотах. Судя по Хамматсувским газетам недельной давности, что лежат здесь в шкафу судового салона, в любом околотке на половину его денег можно купить полсотни гектар нормальной земли. И что с ними делать? Постройки, инвентарь, семена, вспашка, сев. Весна — самое время. Обращаться с лошадьми он не умеет, с плугом — тоже. Ничего не знает и ни на что не способен. Пока идет посевная сам он может пожить и в шалаше, но где поселить наемного работника? И как его найти?

Вот, если бы сразу на все готовенькое! Ну-ка, что тут еще продают? Ага, есть предложения о продаже целой фермы. Перечень построек, площади посевов. Срок предложения истекает уже скоро. И цена. Странно. Очень недорого. Да он, со своими деньгами, и целую ферму осилит. Земли везде по пятьдесят гектаров. Это у них здесь вроде стандартного надела что ли? Надо посмотреть.

* * *

Мрачный, рослый мужчина лет тридцати пяти показал Гошке свое хозяйство. Все прекрасно. Семь километров до околотка, где есть магазины, фельдшерский пункт остановочная платформа железной дороги, даже с тупичком и рампой. Не станция, конечно, но привезти — увезти можно что угодно.

Рядом с подворьем речушка, через которую переброшен мостик, вполне пригодный для проезда груженых подвод. Левый берег низменный, с полоской песочка вдоль воды. Станет тепло, и можно купаться. Поля еще не засеяны, даже не вспаханы. Но выглядят опрятно.

Полосы пашни перемежаются ровненькими перелесками. Где-то старый лес сохранен, но в основном — молодые посадки. И не только осинки и клены, липы и каштаны. Множество плодовых деревьев десятков видов: яблони, сливы, абрикосы. И ореховые посадки… да все что угодно на любой вкус.

Дороги вдоль полей четко стыкуются с проездами соседних наделов, и система канав четко согласована, представляя собой единую сеть. В нескольких местах не то, что межа не просматривается по рельефу земли, а наоборот, четко видно, как пахари вели борозду за бороздой, обрабатывая за один проход оба участка. Значит, с соседями здесь ладят. Межевые столбики стоят по краям, ну и ладно.

На подворье тоже порядок. Дом, сараи, хлев и конюшня. С десяток ладных построек. Даже маленький гостевой коттедж, похожий на увеличенный до полного человеческого размера кукольный домик. Двор частично вымощен плитняком, камни тщательно подогнаны друг кругу за счет подбора их по форме. Здесь работал не каменотес, а мозаичник. И до конца дело не доведено — куча песка, груда камней.

В постройках мычат, блеют, хрюкают и кудахчут. Жена, дети — два мальчика, девочка, и старик. Выглядят подавленно. Конечно, продавать такое прекрасно налаженное хозяйство можно только с огромного горя. Поинтересовался. Оказывается, из-за невозможности погасить банковский кредит.

Если деньги не вернуть, то все хозяйство за долги переходит в собственность займодателя. А если продать хозяйство, и внести остаток, то банк претензий иметь не будет. Цена как раз и равна сумме долга. Опять непонятка. А какой смысл? В обоих случаях хозяева остаются без имущества.

— Во-первых, так банку меньше достанется. — Вымученно улыбнулся хозяин. — Во-вторых, есть шанс, что труды наши прахом не пойдут, если все это попадет в хорошие руки. А нам по-любому здесь не усидеть. Переедем в фабричный поселок. Руки есть, жилье дадут — проживем.

Гошка долго изучал текст договора о предоставлении кредита. Вот жуки! Так хитро описана процедура начисления процентов, что, кажется одно, а выходит совсем другое. Попросил документы, все записи о расходах и доходах и провел ночь за изучением бумаг и вычислениями.

Замечательно. Так искусно и расчетливо велось и развивалось это хозяйство, что и на жизнь хватало, и на развитие и на платежи по кредиту. По мере того, как ферма приносила больше дохода, суммы выплат возрастали, а задолженность уменьшалась. Разумно выглядит такой подход, если речь идет о вложении дел в развитие сельского хозяйства, ничего не скажешь. И все шло четко по процедуре. Но на последний десятый год сумма процентов повышалась быстрее и чуть-чуть превышала годовой объем продаж продукции. Должник оказывался в ловушке у формулы, прописанной в тексте с изощренной математической точностью. Сколько ни упирайся — задолженность не погашается. Если бы заранее под этот момент были сделаны накопления! Но темп роста выплат предыдущих лет не настораживал. Не станет крестьянин считать по трехэтажной формуле, если не чувствует подвоха. Он то уверен, что находится в льготных условиях, направленных на поддержку укрепления его успехов.

Стабильные цены и отсутствие инфляции позволяли банку спрогнозировать такое развитие событий с очень высокой степенью вероятности, если банкир, задумавший этот ход, желал разорить земледельца. Конечно, и в сельском хозяйстве надо разбираться, чтобы правильно оценить надои и укосы. Другой вопрос, зачем банку это нужно? Свое он вернул, нажился нормально. Гадить то зачем?

Сам текст договора безапелляционно требовал отторжения залога в пользу заимодателя, без выплаты чего бы то ни было. Чистое надувательство, тщательно замаскированное слегка многословными формулировками. С какой целью? Возиться с продажей недвижимости, со скотиной, которую надо кормить, огородами, требующими полива, посевами, за которыми некому ухаживать! Оно банкирам надо? Ага, вот неподписанный проект договора о новом займе для погашения остатка предыдущего. Процент зверский. Если согласиться, то на жизнь фермерской семье останутся сущие крохи. Хотя, останутся ли? Изощренное коварство комбинации: просчитанный с филигранным мастерством: дебют с привлечением и охмурением заемщика, методично проведенный миттельшпиль, окупивший затраты и принесший прибыль, разительно диссонируют с эндшпилем. Словно фигуры с доски сносят взмахом руки.

Гошка долго гонял цифры, и красота комбинации его просто потрясла. Этот Луен со своей Миррой попали в тщательно расставленную ловушку. Денег перехватить негде, все соседи в таком же положении. Позади десять лет вдохновенного труда по созданию своего уютного мирка, дома, где вырастут дети, и пройдет старость. А впереди — рабский труд на банкира. В сельском хозяйстве не бывает выходных, а в работе на подворье — свободного времени. Награда за него — достаток, и осознание независимости от всего, кроме погоды. И все это рушится.

Утром Гошка предложил Луену денег взаймы на три года без процентов. Тот помрачнел еще больше и долго молчал.

— Гордость в себе ломает. — Решил Гошка.

— Хорошее предложение, Игорь Николаевич, но неудобно. Вы мне не друг, не родственник. Через два года деньги я Вам, конечно отдам. Только неправильно это. — Что-то путается Луен. Сама мысль о возможности разрешения проблемы, так мучавшей его последние недели, и чувство возникающей обязанности перед незнакомцем создают непередаваемый душевный диссонанс. Пугает мужика нежданная щедрость.

— Просто заколодило парня. — Понял Гошка. И отошел в тенек.

Девчонка что-то рубит в корыте сечкой, отгоняя назойливых кур. Свинтус в загородке дрыхнет, котик на солнышке греется. Хозяйка вышла, поднесла молока дочке и гостю. Вкусно. Здесь на Посейдонии молоко ему всегда нравится, не то, что на Земле.

— Странно как-то, Игорь Николаевич. Если Вам ферма нужна, то почему Вы хотите помочь нам ее сохранить для себя? — Мирра налила молока и котику, присев на лавочку рядом с Гошкой.

Здесь, в рысских землях, обращение на «Вы» — это не вежливость, а как бы, отчуждение. «Я Вас не знаю» или «Вынужден Вас огорчить» — вот как воспринимается такое обращение. Кому доверяют, тому только тыкают. Вчера, когда устраивали его на ночлег, покормив ужином, и намека не было на официоз. Насторожил он хозяев своим предложением. Придется объясниться.

— Да ведь я и сам в затруднении. Передо мной поставлена задача, которую я не знаю, как решить. Начальник в приказном порядке выгнал меня в отпуск, велел обзавестись землевладением и жить барином. В сельском хозяйстве я — ни петь, ни читать. А тут предлагается полноценное хозяйство, налаженный быт, цена приемлемая. Но без ваших рук и голов все умрет. Пожить нахлебником — это у меня получится. Ха, а в аренду вы у меня свое хозяйство возьмете? Точно, бессрочная аренда с правом выкупа за стоимость продажи.

Мирра молча разглядывала его пытливым взглядом исследователя, обнаружившего странное неизвестное науке существо.

— Башмаки у Вас флотские. — Выдавила она неодобрительно. — К Миронычу сын в таких на побывку приехал для поправки здоровья после ранения. Из мясорубки вернулся живым. Пойду молочка отнесу, а то у их Пеструхи жидкое.

— Ну, или домик гостевой продайте мне за эти деньги. Через два года обратно выкупите, у меня отпуск как раз закончится. — Это пришлось говорить в спину уходящей женщине.

— Живите пока, и к обеду не опаздывайте. — Это она на ходу, через плечо.

Про башмаки он не сообразил. Нарочно ведь перед отъездом переоделся в «форму» обывателя. Джинсы здесь интереса не вызывали, однотонные рубашки немарких тонов носили все. Зашел тогда в магазин и купил пару курточек. Легкую, в тон брюк выбрал из-за немалого количества карманов, и теплую ватную, стеганную модным сейчас молодежным орнаментом. Позаботился, чтобы не выделяться. А про обувь не подумал, не ждал от людей такой наблюдательности.


Глава 19

Околоточный долго проверял Гошкины расчеты. Скреб затылок и разными способами вычислял. Позвал с улицы паренька, тот подключился и получил аналогичный Гошкиному результат.

— Геометрическая прогрессия, дядя Кузьма. Про ее свойства и разные надувательства с этим связанные, в книжках много историй описано. Но здесь пример изящней. Видите, разница в знаменатель спрятана. Если ее устремить к нулю — результат улетает в бесконечность. А вычитаемое здесь — порядковый номер года с момента получения кредита.

Гошка помалкивал. Он это уже пытался втолковывать, и не мог сейчас позволить себе злорадного: «Я же Вам говорил!». Да и нет в этом никакого смысла. Как раз заканчивал письмо для Го, пока школьник убеждал пожилого околоточного.

Потом паренек убежал, и настало время чтения договора о предоставлении займа. Вот тут уже Гошка утерся. При внимательном изучении искушенный крючкотвор околоточный обнаружил, что на одиннадцати страницах построена такая система условий и обязательств, что иного выхода, как внести платеж не позднее указанного срока, просто нет. Отдай деньги, или проваливай.

Хорошо. Вот он убедил местную власть, что произошло натуральное мошенничество. Юридически безупречно оформленное, заверенное государственными нотариусами и терпеливо доведенное до развязки. Как же отреагирует на это низовое звено государственного аппарата?

Документы оформлялись не здесь, даже не в волости, а в уездной управе. Формально эта головная боль дяди Кузьмы не особо касается, во всяком случае, его вины здесь нет. Он зарегистрировал только куплю земли и проследил за установкой межевых знаков.

— Наверно, пошлет в вышестоящую инстанцию. — Решил Гошка.

— Ты хоть представляешь, сколько народу на этом разорится? — Откликнулся на его невысказанную мысль околоточный. У Луена просто срок по кредиту раньше всех подошел. Ну, еще у Кондрата, у Лунька, Петрика и Мироныча. То-то они все разом объявления о продаже дали в газеты. Я, старый пень, удивляюсь, почему исправные хозяйства люди решили покинуть, думаю, места на Ракитинских карьерах их привлекли, а оно вот! Разорение грозит. Слушай, Игорь Николаевич, как тебя зовут покороче?

— Куксой последнее время называли.

— А меня Кузей зови. Так, это надо срочно разруливать. Я шибко озадачен. Огорчен, скорее. Десять лет упорных трудов, семейства все крепкие, работящие. А ребятишки какие! Им учителя не нарадуются. Озорничают, конечно, — спохватился вдруг Кузьма, — но без вредительства… большого. Что ни говори, спасать надо семьи, чтобы оставались на земле. Без них здесь сразу настанет запустение.

Отчаяние рисовалось на морщинистом лице немолодого мужика. Вдруг он совсем побледнел.

— Так ведь еще и лавочники здешние тоже в том же банке кредит брали на обзаведение. Если все кредиты по десять лет, да с такими же условиями, то через полтора года околоток вымрет.

— Я вот тут кое-куда отписал. Не в столицу, но недалеко. Есть у меня там знакомый с некоторым весом. — Гошка надписывает адрес и готовится заклеивать конверт. — Кроме как к нему обратиться, мне больше не к кому. Но это неделя туда, да неделя обратно, и если еще помочь сумеет. А вот у тебя начальство близко.

— Верно. Не запечатывай, я спишу. — Кузьма выскочил за дверь и, спустя несколько минут, вернулся в сопровождении трех женщин. Рассадил за столы, раздал листы Гошкиного письма и велел скопировать. Тем временем он снова пропал за дверью и, отсутствовал дольше. На этот раз с ним пришли два мужчины, одетые для верховой езды. Первого со своим письмом околоточный отправил в волость. Второму вручил наконец-то заклеенное послание к Го и строго предписал скакать во весь опор в Рапановск, передать записку капитану порта, и срочно на миноносце лично доставить депешу по указанному адресу. Гошка его списал с карточки, что сохранил еще с первой встречи с чиновником, который, по-видимому, курировал пришельцев. Или флот. Его, в общем, курировал.

Потом, когда они снова остались вдвоем, Кузьма достал из шкафчика пузырек и накапал себе в рюмку, долил воды из графина и выпил. Выразительно запахло валерьянкой. Через окно в комнату степенно вошел кот и принялся трудиться над опустевшей посудой, доставая до дна своим розовым языком. Рюмка даже не покачнулась, хотя, от столь энергичного воздействия должна была неминуемо упасть.

Разбираться с очередной непоняткой Гошка желания не имел. Отметил, и отложил на потом. Его заботил вопрос о глобальности последствий начинающихся событий. Пока шло переписывание текста, и околоточный хлопотал с отправкой сообщений, он пролистал журналы регистрации за последние годы, заглянул в подшивку циркуляров и пересмотрел официальные справочники, рассылаемые в территориальные органы государства на местах. Картинка сложилась быстро, поскольку он знал что искал.

— Кузя, тут, понимаешь, какое дело. Банк-то, не рысский. Кредиты выдавало Хаммасское представительство Акционерных Ссудных Касс Кари Мэ. Это банковская структура Джаппы.

— Ну да. У них еще с доимперских времен сохранились конторы на острове.

— И теперь они за сущие гроши, хотя, что я несу, с приплатой, завладеют тремя четвертями возделываемых земель Хаммасу. По площади это всего шесть процентов в пределах империи, но зато около семнадцати процентов мяса, сыра, льна и двадцать четыре процента пшеницы государства. По остальным позициям я не просчитал, но даже это не безделица. И все это ударит по нам через полтора-два года.

— Как раз, когда джаппы достроят флотские базы в архипелаге Буртмана — продолжил мысль околоточный. Это война. Она еще не объявлена, никому не заметна, но первые ее жертвы намечены.

Посмотрели друг на друга. Говорить о том, что действовать необходимо быстро и точно, необходимости не было. Любыми средствами следовало воспрепятствовать переходу земель в руки иностранной финансовой структуры, сначала для пяти хозяйств. А потом и дальше.

И работать надо было аккуратно. Хоть и не политики, но понимают, что до начала настоящей войны законность нужно соблюдать.

Гошка уселся за расчеты. На то, чтобы решить проблемы пяти фермеров его денег не хватало. Ну, на два почти наскребалось, так ведь еще как заставить самих хозяев эти деньги у него взять. Он сегодня утром всякого наслушался и от Луена, и от Мирры. Недоверчивый они народ. Посетовал Кузьме. Тот ухмыльнулся. Верно, крестьянина нелегко свернуть с взятого курса. Их такими жизнь делает. Осторожными, упертыми. Без этого дело на земле не наладишь, не своим умом не проживешь. Однако надо ехать, говорить с ними, убеждать. Заставлять, наконец. Хорошо, хоть первые пять, пострадавших живут одним кустом. Они между собой с детства дружны. Вместе заём делали, участки приобрели соседние и помогали друг другу всегда. Потом уже, по их примеру, многие другие стали здесь устраиваться.

Служебной коляской Кузьма правил сам. Гошка вообще из конской сбруи знал только хомут. По дороге спросил, что в упряжи называется уздечкой, чем рассмешил околоточного минут на пятнадцать. Почти на весь путь. Перед речкой, вдоль которой вытянулись крестьянские подворья, вышла заминка. Молодец во флотских башмаках и три подростка меняли плаху настила. Старший, парень лет двадцати, подошел поздороваться.

— Здравствуй, дядя Кузьма! Здравствуй, командор! — Лицо знакомое. Точно, сигнальщик с лихтеровоза.

— Здравствуй, Микула! — Вспомнил имя Гошка! — Чего ради новую плаху меняете?

— Луен ситовую в прошлом году вырубил из буреломной сосны. А папаня недоглядел. Подломиться может в любой момент. Они с виду вроде ничего, а потом раз — и одна гниль. Мужики ждут тебя. И за дядей Кузьмой послали. Разминулись вы, видать, по дороге.

Точно, в горнице у Луена сидели пятеро. Все, кому ближайшее время грозило разорение. Едва прибывшие перекусили, разговор пошел о деле. На этот раз неясностей или недоговорок не было. Оказалось, Микула, узнав от Мирры имя покупателя, дал ему свои положительные рекомендации. Похоже, очень положительные. С недоверием было покончено. На столе лежали деньги. Бабы в углу тоже что-то подсчитывали. Звенело серебро, сверкали камушки в перстеньках и сережках. Маленькое сообщество проводило мобилизацию финансовых ресурсов. Объяснять глобальность нависающей проблемы и ее значимость для государства было не нужно. Собравшихся волновала собственная судьба.

На возврат кредита по одному хозяйству у них почти набиралось. Были неясности с тем, что удастся выручить от продажи бабских цацок, и кое какой утвари, на которую можно было быстро найти покупателей. Кузьма молча выложил изрядную пачку купюр.

— Околоточная казна. — Пояснил. — И маленько своих, да лавочники тряхнули мошной. Обещали еще подкинуть, но много там уже не будет.

Много было у Гошки. Он и выложил свое жалованье за полтора года. Пересчитали. Четыре хозяйства спасти удавалось. На пятое не хватало изрядно.

— По другим соседям надо срочно устроить сбор денег, волостной старшина завтра привезет еще, и из уезда подкинут. Должно набраться к исходу недели. — Обнадеживающе выразился Кузьма. Ваше гнездовье откупим.

— Так ведь еще через неделю только в нашем околотке три платежа. — Отозвался кряжистый коротышка с хулиганским выражением лица из-за шрама, удерживающего губу в сардонической улыбке. Веселый взгляд черных глаз дополнял разбойничий вид. — Кирпичниковы вещи пакуют, Фрол в Серпенге по друзьям деньги изыскивает, а Муса вообще не знает что делать, вчера приходил горевать, да на жизнь жаловаться.

— Почти две недели — срок изрядный. К тому времени, глядишь, губернатор успеет деньжат подсобрать. — Отозвался околоточный. — Прощения нам не будет, если дадим джапам наших пахарей с земли согнать, тем более в период посевной. И вы чего мужики молчали? Меня император сюда назначил за порядком смотреть, да ваши интересы соблюдать. А вместо того, чтобы прийти и дело изложить, вы хозяйства продаете!!!

Опять решили все сами осилить и превозмочь? Так люди для того в государство сбиваются, чтобы вершить дела для одиночек, или малых групп неподъемные, защищаться и нечисть всякую сообща изводить. А если гордости в тебе столько, что помощи просить не хочешь, так….

Кузьма замолчал. Не нашлось, видно у него подходящего продолжения. Только выдохнул длинно, и рукой махнул. Гошка доел фрикасе и поковылял в гостевой домик. Что-то он сегодня утомился. И язык от разговоров опух.

* * *

К завтраку его разбудил младший из хозяйских детей. Пока управлялись с непонятной, но очень вкусной мешаниной, где угадывались колбаса, лапша и яйца, Луен поведал, что волостной уже прибыл и им на пятерых денег теперь хватает. Через три дня едут расплачиваться в банк. Государственного нотариуса из уезда к ним прикомандируют, и сам голова проследит, чтобы с банковскими делами проблем не возникло. Губернатор еще не откликнулся, но по времени для этого рано.

— А ты, командор живи, сколько хочешь, — закончил он повествование, — когда есть садиться будем, позовем, а посевную завершим, так и развлечем, наверное. В общем, барствуй.

— Занозистый народ, все-таки эти крестьяне. — Подумал Гошка и благодарно кивнул. Вышел на солнышко. Хозяин со старшенькой плуг повезли на телеге, Мирра с сыновьями загружает на хитрого вида двухколесную повозку мешочки с семенами. Куры с недовольным видом бродят вокруг корыта, свинтус из-за загородки недоуменно верещит. Светло, но солнце еще за горизонтом. По-весеннему зябко.

Картинка ясная. Страда. Весенние каникулы в здешних школах длятся столько, сколько продолжается сев. И это время скотина немного постится. Хотя, нет. Младший, шести лет парнишка, не уехал. Катит на тележке бачок для свина. Гошка помог пересыпать в кормушку вареных корнеплодов. Подержал дверь хлева, пока мальчик выводил коров, помог дотащить до куриного корыта охапку ошпаренных кипятком сушеных стеблей, и даже был удостоен доверия порубать их сечкой.

Потом они мыли посуду, варили в огромном котле пшенную кашу и носили ее в поле пахарям. Это недалеко. И здесь было на что посмотреть. Пара крепких лошадок тянула тот самый непонятный экипаж, на котором толпилось шестеро, и каждый орудовал двумя рычагами. Это сооружение, пройдя два с половиной километра, разворачивали и таким же образом гнали назад. Тут перепрягали отдохнувших лошадей, засыпали зерно в бункеры, снова разворачивали, и начинался новый заезд. Экипаж повозки тоже сменялся.

Гошка сумел разглядеть рядок треугольных ножей углом вперед, погружаемых в почву и протаскиваемых горизонтально в нескольких сантиметрах под поверхностью. Остальная часть конструкции — сеялка, равномерно отсчитывающая зернышки в зазор между, поднятыми вертикальными кронштейнами креплениями ножей краями дерновины, которые тут же опадают смыкаясь. Вспашка и сев в один проход. При этом поверхностный слой почвы не нарушается. Боронование не требуется. Что-то не встречал он на Земле упоминаний о таких приемах. Но каждым ножом управляет отдельный рычаг, регулируя наклон. И за дозаторами присмотр идет непрерывно.

Захватывает этот агрегат в ширину один метр, значит, чтобы засеять гектар пашни, нужно проехать десять километров. Тогда на двести пятьдесят гектар со всех пяти наделов — две с половиной тысячи километров. Это же не находишься!

— Обычный плуг в разы меньше захватывает. — Ответила на его вопрос Мирра. — А потом еще сеять надо, да боронить. И мы не всю площадь пшеничкой засеваем. Гектар тридцать. Правда, трудов на другие культуры не меньше, но не все в один срок. Кукуруза и подсолнух позднее, горох уже всходы дает, картошку посадили рановато. — Она замолчала, спохватившись. — Ты не серчай на Луена, это у него от облегчения, что разрешилось с кредитом. Нынче наработается, приветливый станет. — Неожиданно совсем о другом продолжила она. Примолкла и уж совсем не впопад. — Микула сказал, чтобы не дремали, раз Кукса в окрестностях нарисовался. Он, говорит, гадость любую изведет под корень, а свои будут все без задних ног от утомления. Но передвигаться смогут самостоятельно.

Гошка покраснел и смолчал. Посмотрел в сторону Луенова деда, восседающего на телеге и распоряжающегося действиями остальных. Колхоз в чистом виде.

— А где большие мужики? — Поинтересовался он, видя в основном женщин и подростков.

— На соседнем поле. С новой сажалкой можно втроем управиться. Там и лошадки сильнее, и захватывает она в полтора раза шире. На рычаги людей не нужно — сама угол выбирает. Она легче идет, и они быстрее нас сеют. Если бы не эти фертифляксы с кредитами, из-за которых мы кучу времени потеряли, то эту старушку даже не выводили бы в поле. — Кивок в сторону агрегата, в который впрягают пару отдохнувших лошадей. — Как раз после посевной Петрик ее собирался тоже переделывать. Задержался, на случай, если с новой непорядок какой или поломка серьезная.

— Так это не покупная машина? Самоделка?

— Не совсем. Детали в железнодорожных мастерских заказали, а Петрик с мужчинами собрали. На пять хозяйств недорого вышло.

— И откуда взялись чертежи?

— Из журнала. «Самодел» называется. Там куча самых безумных идей. А как от рычагов избавиться — это уже Микула придумал. Он с детства часы чинил, запоры всякие придумывал, самострелы и мельницы сооружал. Ну, пока. Мой черед за дозатором следить.

* * *

До вечера Гошка управлялся по хозяйству под руководством младшего сына Мирры и Луена. Каждое дело само по себе вполне посильно, тем более взрослому человеку. Но непрерывность, с которой они сменяют друг друга — это для настоящего энтузиаста физического труда. Были и открытия. Навоз закладывался в узкий бетонированный колодец, расположенный рядом с вертикальной, тоже бетонной цистерной, накрытой металлической крышкой. Из нее выходил шланг, второй конец которого вел в шатер без дверей.

— Резервуар для навозного газа, — пояснил мальчуган. — Летом много навоза остается на пастбище, и газа образуется как раз для готовки, или воды для мытья согреть. А зимой коровы всегда в хлеву, и газа образуется больше, чтобы дом отоплять. Или топить. Как правильно, дядя Командор?

— Если топить, то печь, а дом отапливать. — Машинально отозвался Гошка, удивляясь собственной уверенности. Здесь, на Посейдонии, язык кажется близким современному русскому из-за того, что вбирает в себя молодежные жаргонизмы, заносимые пришельцами. Но некоторые обороты и идиомы он и сам понимает не сразу. Так что, может статься, запутал малыша.

Хотя дошкольник, не значит малыш. Серьезный такой мужичок с ноготок. Неловкий, слабый. Но ответственный и старательный. Ну, как же, старшим остался по хозяйству. Про таких здесь говорят: «Годяй неопытный». И еще, наверняка в соседях сейчас такие же годяи заняты трудами взрослых. Не все они, когда вырастут, останутся на земле, кто-то уедет искать приключений, иные потянутся к знаниям или комфорту фабричных поселков. А некоторые найдут свой удел в круговерти городского многолюдья. Но и эти благоустроенные фермы не останутся бесхозными. Во всяком случае, он к этому руку приложит.

* * *

Наконец мужики засобирались в уезд. Гошку взяли с собой. На станции зашли в околоток, но Кузьма с ними не поехал. У него с утра множество людей, у которых сроки выплаты по кредиту наступают в ближайшее время. Как раз, все, кто уже получил из банка уведомления с указаниями сумм последнего взноса, и приходил в себя от астрономических цифр, обозначенных к выплате. Кузьма вызвал их повестками для беседы. Такая картина сейчас по всей губернии. Составляются списки, вычисляются объемы, разрабатываются графики, изыскиваются деньги.

Конный вагончик прикатил их в уездный центр через полтора часа. На вокзале группу встречал нотариус, а рядом слонялись несколько флотских нижних чинов в незастегнутых кителях. Кортиков при них нет, значит вроде как не на службе. Хотя их вообще надевают только в город, чисто для форсу. А что за поясами или в подмышечных кобурах? По дороге от перрона до невзрачной двери банковской конторы встречались городовые. Да так часто, что казалось, будто представителей других профессий в городке просто не живет. Процедура возврата остатка кредита прошла гладко, все необходимые документы были оформлены под бдительным оком нотариуса. Потом мужики засобирались домой, а Гошку пригласили в управу.

В кабинете было людно. На карте уезда, занимавшей всю стену, делались пометки, сверялись и дополнялись списки. Вся канцелярская братия выбралась из своих комнат и разместилась за столом для совещаний, и еще несколько конторок явно недавно внесли. Гул тихих разговоров прерывается иногда чуть более громкими сообщениями для всех.

— Из порта Крякина доставлена портовая касса, и со всех судов, что сейчас там стоят. Лавочники тоже сложились. Реестр расписок прилагается. С этой суммой мы покрываем выплаты второй недели для Прайцевского, Любимовского и Пальцевского околотков. Еще на два уезда не хватает.

— Лавсановая фабрика прислала мало. Они зарплату выдали, и теперь просят людей вернуть деньги. Надо подождать пару дней.

— Госбанк принял рубли из представительства Акционерных Ссудных Касс Кари Мэ. Несут уже. Но это только на пять хозяйств хватит.

— Ага, сообразили пустить деньги по кругу. — Подумал Гошка. Так ведь вообще можно было бы проблему решить, если бы не нарастание. Как ни крути, деньги надо собирать стремительно. При здешней лошадино-корабельной почте, скорость связи просто смешная. Из столицы, конечно, помогут, но время тикает, и ждать некогда. Так ведь и не ждут. Изо всех кубышек тянут.

А до него никому нет дела. Зачем звали? Ага, вот девушка к нему пробирается. Как она похожа на Ри! И на Саиду, и на Виолу.

— Прапорщик Гущина. Безопасность.

— Фамилия нередкая, у Саиды такая же. — Рассудил Гошка. — А может сестры. — Сам же ответил в тон. — Командор Куксин. Флот. — Уточнять, что он в отпуске не стал. Не к месту как-то.

Вышли в приемную. Через нее снуют все время, но гвалта нет. Диван, кресла. Впрочем, на диване спит фельдъегерь. Но если негромко, можно поговорить.

— Спасибо, командор, что засекли диверсию. Если бы началось по плану Ссудных Касс, не знаю, что бы мы делали. Но и сейчас несладко. Средств не хватает и те, что изыскиваются, уходят врагу. Ума не приложу, что предпринять. Даже если мы закольцуем наличные через наш Госбанк, просто вырастет сумма государственного долга империи перед Джаппой. Сохраняя крестьянство, мы обогащаем своего будущего противника.

— Я бы кофе выпил, и перекусил. Составите компанию?

— Да как сейчас можно кофе пить? Когда такие дела творятся!

— Неторопливо. Набираясь сил и собираясь с мыслями. — Гошка мило улыбнулся.

Оно и верно. На солнышке в укрытом от ветра месте подавали нормальный кофе и сэндвичи, приготовленные с любовью и знанием размеров человеческого рта. Вывихивать челюсть, чтобы натянуть себя на эти сооружения из булки, ветчины и тонко напластанных соленых огурчиков, не требовалось. Спутница ела не менее вдохновенно.

— От нервов, наверное, — подумал Гошка. И продолжил вслух, — как позволит к себе обращаться прапорщик безопасности?

— Дуня. Евдокией, если недоволен.

— Как же можно быть недовольным, поглощая деликатесы и вдыхая аромат божественного напитка, нежась в лучах весеннего солнца в обществе очаровательной юной спутницы. — Строя эту стандартную, навязшую в зубах тираду ловеласа, он собирал мысли в кучку. — Сослуживцы зовут меня Куксой, а те, кто полагает интересным общение со мной и во внеслужебной обстановке — Игорем.

Дальше он продолжал в том же духе про изгиб бровей и взмах ресниц, про нежные ушки и румяные щечки, разрез глаз и совершенство носа. Дуня хмурилась и улыбалась, вскидывала на него взгляд или опускала очи, вроде — смущалась. Наконец, когда речь пошла о лебединой шее и гибком стане, расфыркалась от сдерживаемого смеха.

— Игорь, кончай. Подкат безупречен, но так долго тебе подыгрывать я просто не готова. — Смеялись оба. — И ты вообще-то поосторожней. Я еще не замужем. В поиске так сказать. Ведь сердце девичье так ранимо!

Похихикали, и легче стало. Умница эта Дуняша. Кстати, как-то не встречалось ему тут дур. Не может быть, чтобы совсем не водились! Или высшая сила его оберегает, или с тех пор, как лишился своей мужской силы, смотрит на них иным взглядом? Как на равных, что ли? Нет, скорее даже с завистью. Они то на дистанции, с которой он сошел.

— А скажи мне Дуняша, каким образом, физически, оформляется государственный долг, который ты поминала?

— Документами. Наш Госбанк, приняв наличные от Ссудных Касс, выдает расписки на каждое поступление.

— Они ведь где-то хранятся. И могут, например, сгореть. Тогда что станет с деньгами?

— В нашем Госбанке хранятся копии этих документов.

— Так ведь они могут и не найтись. — Закончил Гошка свою мысль.

Дуня сразу сделалась серьезной.

— Это низко. Воровство никогда не доводило до добра. — В голосе девушки слышна неприкрытая неприязнь.

— В сказках. — Продолжает Гошка начатую фразу. А мы живем в мире, где нет волшебников, зато есть враги, уже начавшие войну. Сегодня мы….

— Захлопнись. — Поморщилась Дуня. — Знаю я, но ты разрушил свой светлый образ. Я, дура, почти влюбилась, а ты оказался не поэтом, а обычным рыцарем.

— На Земле рыцарям приписывают благородство. — Удивляется Гошка.

— Во благе родились, и ради его сохранения, своего блага, готовы применить силу, как только в этом возникнет необходимость. — Дуня уже слегка закипает. — Ты хоть понимаешь природу понятия об офицерской чести, культивируемого в вооруженных силах всех стран?

— Не-а. — Гошке интересно, чего еще наговорит ему эта внезапно взбесившаяся, только что бывшая кроткой, милая девушка. Он даже невольно скопировал манеру Го, подзудить собеседника ехидным неприятием.

— Офицера не призывают, он служит по своей воле. И поступая в вооруженные силы, он клянется, что убьет, ограбит или изнасилует, если ему прикажут. Бесчестней доли выбрать невозможно. А потом приходится это слоновое дерьмо прикрывать чудовищной ложью, которую повторяют до тех пор, пока сами в нее не поверят. Анестезия такая душевная. Про нас с тобою сказанное верно.

Ладно, забудь этот разговор. — Дуняша отдала официантке деньги и отрицательно покрутила головой на движение Гошкиной руки к карману. — Прощаемся. Забудь. Твой вариант лучше моего.

Встала, кивнула и пропала из виду. Словно растаяла в воздухе. Гошка помнит, что девушка сделала шаг к углу веранды, и все.

Домой он топал по шпалам. Вернее по дощатому настилу, уложенному между рельсами для лошадей. В кошельке оказались только Российские рубли в дальнем кармашке. Рысские деньги он все отдал на откуп крестьянских подворий. Даже на билет не было. А как бы он выглядел на веранде кафе, если бы настоял на том, что именно он должен расплатиться!


Глава 20

Решение пойти пешком было продиктовано, прежде всего, желанием спокойно поразмыслить. Сегодняшние события окончательно поставили этот мир в Гошкиных глазах в совершенно немыслимую позу. Чиновники, явно прохлопали крупную диверсию, направленную на подрыв не только экономической, но и просто продовольственной базы Империи. И, глубоко начхав на собственные шкурные интересы или сохранение лица, как ошпаренные тараканы бросились выворачивать карманы. Собственные, и всех, до кого могли дотянуться.

Напоминает аврал на корабле. Даже не так — устранение течи во время шторма, когда пробоина затыкается собственными телами. Кажется, здесь очень строго с просчетами по службе. Тут, похоже, чиновники расплачиваются за ошибки не чинами или состоянием, а чем-то более важным для жизни. И появление девушки, похожей на Ри — косвенное тому подтверждение. С этими созданиями он всегда встречался в достаточно серьезных ситуациях, когда для его жизни создавалась нешуточная угроза. Правда, тогда шла война. Сейчас, похоже, тоже, просто немного иная.

Сначала все шло нормально. Остановочные платформы попадались через каждые пять — семь километров. Магазинчик, околоток, переезд: обычный в этих местах набор строений, вокруг которого сконцентрировано несколько десятков ферм. Поля с полотна не видны, они скрыты лесом, но признаки человеческой деятельности заметны. Стожок прошлогоднего сена в прогалине между деревьями, вязанки хвороста, или небольшие штабеля бревен виднеются. Изредка его обгоняли или попадались навстречу вагончики, запряженные лошадкой. Он нарочно отходил подальше в сторону, чтобы не вздумали останавливаться его подбирать, даже делал знак вознице, не надо, мол, не тормози.

Потом как-то долго ничего не встречалось, и только километров через десять он вышел к постройкам. Вечерело уже. Указатель «Ракитинский карьер». Пять домов, два из них не достроены. Безлюдно. Официантка в столовой выслушала его сетования на безденежье, и отправила мыть руки. Когда он вернулся в пустой зал, на столе дымилась миска борща, и горкой лежал нарезанный хлеб. Принялся за дело.

Пока управился, пришел дядька, назвался директором карьера и принялся уговаривать остаться у них. Зарплата так себе, после офицерского оклада, так вообще смешная, зато питание, спецодежда, жилье. Гошка на счет своих физических кондиций сильно не заблуждался, труд землекопа, грузчика или откатчика его не вдохновляет. Дворником он бы пошел.

Дворники тоже нужны. Вернее, нужен, а то ведь нет совсем. Условия те же. Но околоточного к ним пока не направили, так что командовать им некому.

Ну, это не проблема. Сообразит, не маленький. Главное — легкий труд на свежем воздухе. Получил квартирку на первом этаже — чуланчик, прихожая и санузел. При нужде можно и для кухонных надобностей уголок оборудовать. Весь второй этаж — комнатка двенадцать метров. На одного вообще хоромы. Спецовка, два комплекта постельного белья, матрас с подушкой и одеяло. Все новенькое. Отписал письма Луену, Го, и губернатору, о том, где его теперь искать, если понадобится.

Выспался, позавтракал, и за дело. Народ еще только на работу потянулся, а он уже ковыряется. Критику в свой адрес слушает, с людьми знакомится. Тут вообще-то не вполне ясно, что дворнику делать. Никакого твердого покрытия, чтобы мести, никаких газонов, чтобы стричь или косить. Кучи строительного мусора, тропы, пучки весенней травы.

Начал с изучения структуры мусорных куч. Очень много щепы, опилышей, обрубков. Все сырое, погружается в грунт, подгнивает. На Земле бы разровняли бульдозером, засыпали черноземом, да травку посеяли. С лопатой, вилами, граблями и одной парой рук эта схема неосуществима. Принялся все деревянное носить под окно столовой, и раскладывать не толсто, на просушку. Тут приличная площадка, которую непременно замостят впоследствии, а пока она ему послужит для подготовки хлама к сжиганию.

Из нижнего слоя мусорных куч начали выковыриваться камни, так он их тоже не оставлял без внимания, подтаскивал к той же столовой и выкладывал дорожку к домам, точно накрывая тропинку. Поскольку щебень и песок откопались все в тех же кучах, причем в идеально смешанном виде, подсыпать и выравнивать было нетрудно. Метра полтора мощеной дорожки к вечеру образовалось. После ужина вдруг увидел, что один из рабочих пытается аналогичную затею реализовать у своего крыльца. Помог, он то уже наловчился. И еще один парень стал подносить камушки, совсем хорошо дело пошло.

Так день за днем, то с помощниками, то один, сам не заметил, как все нужные дорожки вымостились. Плитняк с умом положенный образовал неплохую поверхность. Не паркет, но колесо тачки катится. Мест двадцать переложил не по разу, но устойчивости камней добился, даже кромочку соорудил из остатков пиленого камня, оставшегося после строителей. На верхосыточку замостил перрон у железной дороги. Узенько, но опрятно. Людей здесь негусто. В карьере добывается марганцевая руда. Ее много, она хорошего качества. Работает один паровой экскаватор и на вскрыше и на погрузке. Но ручного труда тоже немало. Каждый день паровозик откатывает два полных вагона и один почтово-багажно-пассажирский. Потом этот состав возвращается.

Деревянный мусор из неопрятных куч на тележке тоже стал убираться веселей. За неделю управился. Гошка так разохотился, что даже устроил площадку, где складировал остатки камня. Песок и щебень ушли в ямки, даже не хватило. Привез вагонетку из карьера, и ту всю истратил. Не спешил, не мешкал, работал в охотку. Когда строители завершили оба недостроенных дома, вокруг них уже был порядок.

Без огорчений не обошлось. Загорелся деревянный хлам у столовой. Да так весело, что когда Гошка примчался, пылала уже четверть складированного. Ветер сильно способствовал распространению пламени дальше. Оценив ситуацию, не стал метать икру и таскать верами воду, а, вооружившись вилами, придал процессу упорядоченность. Все равно ведь собирался все это спалить, в конце концов. Завершилось мероприятие ровным прямоугольником золы примерно пятнадцать на сорок метров.

С косьбой у него не ладилось. Мучился, отбивал косу, точил, регулировал. Получалось удовлетворительно, если медленно. А чуть быстрее — и сразу неважно. Пропуски, сбитые макушки. Срамота. Так что попершая после дождиков по летнему теплу трава занимала основную часть времени, отбирала кучу сил. Радовало его только пятно выжженной земли перед кухней. Своей первозданной чернотой, плавно переходящей в серость.

Оказалось ненадолго. Вдруг он обнаружил, что по всей поверхности сквозь прибитый дождем слой почерневшего от влаги пепла проклюнулись ростки. Частой такой ровненькой щеточкой. Глядя на это безобразие, он услышал из окна кухни голос поварихи тети Шуры.

— Нам это на ручном прессе не передавить. И флягу из-под светильного масла на базу погодим возвращать.

Ого, так это у него сразу шесть соток хвоща стрельчатого в открытом грунте! Перемножив метры на килограммы, Гошка сообразил, что одной флягой дело не обойдется. Голова сразу заработала, и он помчался к себе чертить и считать. Становилось очень интересно.

* * *

До дома Луена от карьера всего двенадцать километров. Это если напрямки, по карте. Железной дорогой до околотка Кузьмы — сорок без малого. Сначала до развилки, на которой он, возвращаясь из уездного городка, неверно повернул, а потом почти назад. Но есть тропа, по которой можно дойти за три часа. Лесной обходчик показал Гошке короткую дорогу.

Отправился. Начало лета. Душа радуется. Тропа вообще оказалась просекой со слабо выраженными, скорее слегка намеченными колеями. Ну конечно, телеги-то здесь на резиновых дутых шинах, и с подшипниками в ступицах. С кокетливыми такими буксами, куда возчики изредка подливают масла. А в лесу интересно. Слева густой подлесок и бурелом, справа подлесок только начинает вырастать, поэтому видно далеко. Никаких валежин. Полянки, травка. Зверушкам, впрочем, и птичкам это без разницы. Живут и благоденствуют по обе стороны просеки. На глаза не лезут, но косулю издалека видел. И по ветвям что-то пробегало.

У Луена встретили его приветливо. Мирра сразу, как пришел гость, отправила малого по соседям, и вышло что-то вроде собрания правления колхоза. Своим открытием, как вырастить в открытом грунте хвощ стрельчатый, он делился всего полчаса, потом провел расчеты, умножил результат на цену масла, и оказался в кругу единомышленников. Прикидки по конструкции железного ящика с поддувом для выжигания корневищ и семян растений из почвы обсуждали недолго. Старшая из дочек хозяина как раз зашла, быстро сообразила, что к чему и встряла в разговор старших.

— Конденсат навозного газа заправить в примус вместо скипидара да пламенем вниз, и сам газ по шлангам можно подавать в горелку. Его летом, пока дома не топим, в избытке, а если коров в стойла поставить, то вообще хоть завались.

— Если поляну выжженной земли полить той жижей, что из цистерны сливается, хвощ в разы мощнее попрет. — Добавил Кондрат, обычно молчавший.

— Пахать эту землю не надо, а полив нужен, — у Лунька тоже идея. Можно полоски земли камнем разгородить, чтоб семена со стороны несло поменьше, и влага не разбегалась.

— Опять же в грунт песочку добавим и гравия мелкого. — Мироныч тоже не утерпел. — Если в горшки его рекомендуют, то и нам на пользу пойдет.

Гошка под шумок начавшегося мозгового штурма выбрался в кухню, получил от Мирры стопку шанег, бидончик сметаны и зашагал домой. Семя брошено. Эти пятеро, и их семьи — великие зачинщики. Если он не ошибается, у императорского флота будет жидкое топливо. Это дело уже совсем недалекого будущего. Трудоемкость-то этой культуры невелика, валежника из леса привезти, да спалить широким кострищем, на всю поляну. А через две с половиной недели коси да дави масло. Заодно крестьяне окрестные леса обиходят. На тележке с резиновым ходом за одну ездку на пастеризацию сотки земли можно хвороста привезти.

И механизацию, и агротехнику эти ребятишки наладят. Видел он их «пахалко-сеялки». И про пленки прозрачные, где-то недавно толковали, со временем и теплицы будут, и парники. А соседи подсмотрят, переймут. Денежки они еще ни одному крестьянину не повредили. И расползется затея с хвощом, как свеча на солнце. Медленно, неуклонно, так что потом не отскребешь.

* * *

Поселок Ракитинского карьера был крошечным, и людей здесь жило немного. Работали все в одну смену. Ручным буром крутили отверстия в непрочном, похожем по твердости на мел, рудном теле. Заряды закладывали и отпаливали по одному, каждый раз корректируя глубину, место и силу очередного взрыва так, чтобы не прихватить пустую породу. Или наоборот — не зацепить линзу залежи, если проводили вскрышные работы. При погрузке частенько руками удаляли ненужные глыбы, или подкидывали нужные прямо в ковш экскаватора, замиравшего в эти периоды. Неторопливо так, ритмично, тонн по пятьдесят каждые сутки. Причем, выполнив норму, могли и по домам разойтись. Или на следующие дни задел готовили. Директор карьера не придирался и народ не строил, а другого начальства здесь невооруженным глазом и не просматривалось.

Наведывался изредка околоточный из соседнего Пестуновского околотка. Пробовал еду в столовой, спрашивал про здоровье. Подкидывал стряпухам сметанки, молочка, яичек да маслица. Но бывал он нечасто, кажется, по четвергам.

Семейных здесь жило мало — всего четыре пары, так что молодежь, вся насквозь мужеска пола, по вечерам разбредалась по ближним фермам, к девчатам, стало быть. Гошку эта тематика волновала не сильно, поэтому он, то книжки читал, то болтал с кем нибудь. Иногда и в картишки компания собиралась. Резались на яблоки. Проигравший ел. Или на воду.

Случалось парни приносили самогонку. Но нечасто и помалу. Накушаться до ощутимого опьянения не получалось. Тем более — стряпухи по такому случаю на закуску не скупились. В общем — мирно здесь жили. В лес хаживали за грибами или ягодами, рыбку ловили в озере. Охотников среди ребят в карьере не было, но лесной обходчик дважды притаскивал хорошие куски крупного копытного. Дворник — он, почитай, всё видит. Такая у него работа.

Вот, скажем, мамки детский садик организовали на пять мест. Сразу на всех поселковых малышей. Кто кроватки сколачивал, да стеллажи для горшков? Правильно, дворник. И продукты с поезда в столовую перетаскать, и разобраться, почему насос воду в трубы вяло гонит. Вроде — труд не напряженный, но и скучать некогда.

Волостной раз заехал и начал, было с Гошкой душевный разговор о том, что плохо поселку без околоточного. Пришлось огорчить человека, объяснить, что он тут в отпуске. И когда тот отпуск закончится, не ведает.

Кстати, околоточный на самом деле — надзиратель. Волостной — управляющий, А уж уездный, так вообще — голова. Просто имя существительное в обиходной речи опускают, а по документам оно всегда значится. И все они, как и дворник — должностные лица. Государственные служащие, чиновники, иными словами. Все прописаны в табели о рангах на самых ее нижних ступенях наряду с матросами и солдатами, а также городовыми, почтальонами и… да длинный там перечень. Гошка полистал. Местечко командора в этом реестре расположено высоко. В описательном разделе говориться, что является оно дворянским и непотомственным. В деталях разобраться не удалось, библиотека в поселке новая, не всем, что надо, еще укомплектована.


Глава 21

Фельдъегерь окликнул его утром, когда, позавтракав, он шел за метелкой, чтобы приступить к служебным обязанностям. В кроткой записке Го просил его прибыть в сопровождении посыльного туда, куда тот его проводит. Сборы и прощания заняли минут десять, а потом дрезина-качалка бодро покатила его под ритмичный стук колес на рельсовых стыках. Гошка, когда устраивался, потянулся, было к рычагу, но его укутали в тулуп, усадили спиной к ветру и сунули в руки пухлую тетрадь.

— Прочитай и запомни, сказала женским голосом такая же завернутая в овчину фигура, с соседнего места. Это называется легенда. История твоей жизни.

— Легенда, это про шпионов, — буркнул Гошка. — Переквалифицируюсь что ли? Когда засылка?

— Внедрение. Через семь часов. Не смотри в мою сторону, тебе лучше меня не знать в лицо. Чтобы не выдать нас обоих случайным знаком узнавания. Я прикрываю эту операцию.

* * *

До ночи было еще не близко, а Гошка уже сидел в портовой таверне с осоловелым взглядом и требовал очередную бутылку.

— Я никогда не пьянею и могу выпить столько, сколько захочу. — Убеждал он официантку заплетающимся языком. Вот тут то на него и обратили внимание моряки, сидевшие неподалеку. Присели, представились, угостили выпивкой, и Гошка ушел в отключку.

На самом деле, сознания он не терял. Вино ему подавали бутафорское, кроме последней бутылки. Из которой он и принял ту единственную рюмку с подсыпанным приветливыми парнями снадобьем. Антидот, принятый заранее, ослабил действие снотворного, и убедившись что его еле волочащее ноги тело завели куда надо, он с удовольствием заснул по-настоящему.

Утром ему сообщили, что вчера он подписал контракт на работу в качестве рулевого на пароходе «Цветок Персика», и показали бумагу, испещренную иероглифами с подписью «Михаил Басалгин», выведенную якобы его рукой. Подделка была наглая, но среди незнакомых значков джаппских иероглифов стояла вполне приличная цифра, указывающая размер оклада. Поморщившись, пострадав лицом, он «смирился», уточнив некоторые детали.

По-русски в экипаже говорили двое. Джаппского, родного для офицеров команды, Гошка не знал. Но по рикански хоть и плохо, говорили все — при такой, традиционной для моряков торгового судна национальной пестроте среди членов команды, это обычная практика. И это позволяло объясниться при нужде. Уж английский в пределах примитивных понятий будущие компьютерщики знали. А слова команд выучить недолго.

«Цветок Персика» оказался угольщиком, и на Хамматсу заходил как раз грузиться. Сюда от островов Буртмана ближе, чем от других мест, где недорог уголь хорошего качества.

Рулевым Гошка был нормальным, вахтенным начальникам от него больше ничего не требовалось, команда, постоянно занятая корабельными работами, претензий к нему не имела, да и трудно выразить таковые при скудном словарном запасе. Стоял вахты, отсыпался в кубрике, потихоньку набираясь джаппских слов, и частенько рисовал пейзажи. Помещений с иллюминаторами, дававшими прекрасный обзор, было немало, а иногда погода позволяла заниматься этим на палубе.

Альбом и карандаши нашлись у третьего штурмана, и, хотя рисовальщик он — так себе, силуэты кораблей, попадающих «в кадр» были всегда хорошо узнаваемы. Дату и географические координаты проставлял под каждым рисунком. Угольщик всегда в движении, его груз нужен и рыболовецким сейнерам и грозным броненосцам. А, поскольку «Цветок Персика» доставлял уголь в места, которые флот джаппов интенсивно посещал, коллекция любительских зарисовок содержала немало силуэтов кораблей будущего противника.

Много небольших особенностей, частных деталей и легких штрихов складывались в картину, нанесенную не на бумагу, а отложившуюся в Гошкиной памяти. Особенно ценны были разговоры офицеров в рубке. Интересное свойство человеческой натуры! Многим кажется, что, поговорив о чем-то великом и могучем, сам становишься к нему причастен. Так что о военно-морском флоте родной страны, стремительно наращивающем свою силу, рассуждали практически не умолкая, перечисляя размеры и скорости, типы и дальнобойность пушек. Да вообще обо всем, вплоть до стратегии и тактики. Поскольку не знавшего поначалу ни слова по-джаппски рулевого вообще не стеснялись, сравнивая характеристики своих кораблей с рысскими, то возникало ощущение, что его обучают на высших курсах командного состава, специально так хитро организованных, чтобы внимание «курсанта» было наилучшим способом сконцентрировано на теме занятия. Слов-то он, оказывается, нахватался достаточно, чтобы понять смысл разговора. Офицеры часто и весело смеялись, рассуждая о последствиях встречи разных кораблей в открытом море. А Гошка таких данных не смог бы почерпнуть даже из доклада Штаба Флота Империи Джаппа своему вседержателю.

Частые заходы в порты с небольшими стоянками для погрузки и разгрузки, когда удавалось выйти в город, дали Гошке некоторое представление об этом мире. Оказалось, что от Земли он отличается намного меньше, чем показалось ему по впечатлениям, полученным в Империи.

* * *

Одеваются во всё что угодно — от фраков и пиджачных пар, до полных лохмотьев. Уйма разных видов национальной одежды в любых вариациях. Многолюдная сутолока базаров с пестрым разнообразием всевозможных товаров. Изобилие. Голосистые торговцы, игралы и зазывалы, гомон, споры скандалы. В магазинах — яркие этикетки, удобные упаковки и настойчиво любезные продавцы. Праздник жизни, все как дома, на Земле. Даже чипсы в ярких пакетах и шоколадные батончики. И жвачка. Полиграфия упаковок скромнее, зато — от всей души, привлекала кричащим сочетанием красок.

Строения — все стили и эпохи. Чинные деловые кварталы, степенные районы зажиточных граждан, пояс рабочих окраин и лачуги по самой периферии. Как в книжках эпохи Конан Дойла, Бальзака или Дюма. И деньги. Без них никуда. В империи тоже существует денежное обращение, но не так выпукло. В общем — ощущение, что из монастыря попал на ярмарку. Попрошайки и воришки, голодные глаза маленьких оборванцев. Гошка раз купил для одного пирожок с мясной начинкой. Пока то, да се, кошелек пропал. Больше благотворительностью не занимался.

Глазел, в основном, по сторонам. На пирсы и молы, на доки и корабли. Глаз уже профессионально отмечал многие детали, важные для грядущей войны. И скучал по Империи с ее монотонным уютным однообразием, унификацией одежды и жилья, и совершенно не озабоченными бытовыми проблемами жителями. Не чувствовалось там борьбы за место под Солнцем, которая здесь побуждала людей к активности и изобретательности, заставляя настойчиво и не всегда честно пробиваться наверх.

Да, не боец он, и, по большому счету, не работник. Пушинка тополиная, которую несет ветром. И Рысские ветры ласковей. И мысли сменить корабль, хотя и приходили к нему в голову, но никогда там не задерживались. А предложений хватало. В портовых тавернах всегда находились вербовщики. И у причалов стояли изящные клиперы, основательные барки и шустрые шхуны. Мечта детства.

Парусное вооружение сохранилось и на многих пароходах, да и сами парусники частенько использовали свои паровые машины в прибрежных водах, на рейдах и в портах.

Не раз «Цветок персика» отдавал уголь на те самые дредноуты, что Империя продала джаппам, отбив у рикан. Впечатление грозной силы — вот что производили они на не искушенного наблюдателя. Да и на искушенного тоже. Гошка уже не ощущал себя новичком, и недоумевал, как эти плавучие острова, ощетиненные гроздьями чудовищных, пушек можно было передать в руки тех, кто собирается на тебя нападать.

Однажды, увидев, как погрузка угля на один из этих кораблей одновременно ведется с обоих бортов с двух совсем немаленьких пароходов, а неподалеку как раз ждет своей очереди их угольщик, он вдруг, словно прозрел. Тысячи матросов в тяжелых мешках волокут и волокут топливо через корабельные проходы в безразмерные бункера, чтобы потом неутомимые кочегары перекидали это все в топки буквально за несколько дней.

Но обычно война длится довольно долго. Тем более, что от джаппской базы на островах Буртмана до Гаритлинских островов, которые они собираются захватывать, дредноут с одной заправки дойдет, а вот обратно — вряд ли. И стала понятна наконец комбинация, которую императорский флот затеял с риканскими дредноутами. Если просто перехватывать корабли снабжения, то плавучие острова таковыми и сделаются. Грозными и неподвижными. Очень удобными целями для боевых пловцов.

Скорее всего, сейчас идет подготовка к войне на коммуникациях. Быстро топить линкоры имперцы не станут. Сначала проредят крейсеры, эсминцы, сторожевики джаппов, при атаках на конвои, с упорством отчаяния везущих уголь, уголь, уголь… Сейчас семисотых миноносцев, наверняка уже не один дивизион, и лихтеровозы для них должны поспешно достраивать. Ведь, имея хотя бы слабобронированный крейсер прикрытия — традиционный бронепалубник с усиленными бортами, каковых нынче немало во всех флотах, и разведывательно-дозорный эсминец — можно такого натворить посреди открытого моря!

Хотя, Тавруха, наверняка что-то новенькое затеял. Кстати, ведь почти откровенно обсуждая флот Империи, как будущего противника, джаппские моряки ни разу не упомянули его дивизион. Неужели удалось сохранить тайну семисотых миноносцев?

Гошка не раз косил взгляд на карту. В предполагаемом месте военных действий ничего пригодного для базирования его бывшего дивизиона не встретилось. Хотя, у Империи наверняка имеются и более традиционные для боев в открытом море корабли.

* * *

Очень умилило поведение «прикрытия». Единственная женщина на судне буфетчица кают-компании Нина, тальянка по национальности, была сильно похожа на Ри, на Саиду, на Виолу и Евдокию. Голос вообще не оставлял сомнений, что это она его инструктировала на дрезине, кутая лицо в воротнике тулупчика. Спектакль совсем не к месту. На судне они встречались редко и совершенно случайно — матросу нечего делать в офицерском салоне.

Разговаривать тоже было не о чем. В общем — тень на плетень вся конспирация. Никому здесь ни до кого не было дела. Вот молчит рулевой, пока к нему не обратятся на риканском, и ладно.

* * *

Момент уносить ноги настал внезапно, без каких либо видимых причин. Нина увязалась за ним в город в порту небольшой бриттской колонии, прихватив, как оказалось, папку с его рисунками. Как она это проделала, интересоваться не стал. На «Цветок персика» они не вернулись, а сели на рыбацкую лодку и через пару часов взошли на борт настоящего чайного клипера, идущего в столичный город-порт Рысской империи с грузом дусского чая.

Ехали пассажирами, пользуясь вниманием стюардов и столуясь с офицерами. Какой уж тут сговор кого и с кем сработал, Гошка тоже не спрашивал, но отношение команды было дружелюбным. Наверное — союзные отношения или давняя межнациональная приязнь. Такое случается между народами, если интересы их правителей никогда не пересекались.


Глава 22

Сразу после сдачи отчетов, альбомов и пленок из фотоаппарата Нины, Гошку отправили домой. Имеется в виду его квартира на главной базе флота в Цалте. Здесь все было в порядке. Форменные тужурки чистые и выглаженные, брюки, сорочки…. Нята — вестовой — скользкий юноша с жиденькими волосиками и водянистыми глазами еще в походе против рейдеров начал приглядывать за его гардеробом и обеспечивать различные удобства, поскольку все старшины дружно старались от него избавиться.

Терялся парень в напряженной обстановке. Не трусил, а начинал ошибаться. Фельдшеры ничего особенного в его организме не нашли, а за возможность служить во флоте, причем в боевом составе, он держался изо всех сил, умоляя не списывать его в базовые службы. Состояние в Гошкиных прислужниках, он почитал выполнением самой боевой из всех мыслимых задач. И относился соответственно. Не плошал.

— Прикажете чаю? — Вестовой, отвлекся от перелистывания Астрономического Ежегодника в связи с появлением своего командора в дверях скромной комнатки офицерского пансионата.

— А сделай-ка ты мне «медведя». — Неожиданно для себя попросил Гошка. — И себе. Да садись. Расскажи, что приметил, пока я по всяким местам околачивался.

Развалились в креслах. Ром чурсайский, из последней поездки прихваченный, на столике, кофейник на спиртовке под рукой. Отпили.

— Ну, самое главное, дредноуты риканские в базу пригоняли. Взяли в обмен на мирный договор. Или в бою, баяли, но народ не верит, что такое на абордаж берут. Хотя… боевые крейсеры мы с тобой…. — Засмущался парень. Забыл, что не с девушкой разговаривает. Расслабился тут, понимаешь.

— Ты, Нята, не замолкай, звучи. — Ободряет Гошка парня.

— Народ на них, на дредноуты, сгоняли отовсюду, чистили, красили, починяли до последнего винтика. Потом быстренько джаппам продали вместе с боеприпасами и всем, что там было. Ну, как друзьям и союзникам. Народ наш от этих кораблей впечатлился, туда ведь всех пускали, так что, кто хотел — рассмотрели всё в лучшем виде. Грозные машины.

И еще четыре броненосца, что точно взяли в бою. Команды на них наши набрали и обучили. Каждый месяц выходили в море, когда по одному, а когда и всем дивизионом. В точности не скажу, как у них успехи, но, вроде последнее время поломки случаться перестали. С другой стороны, стволы на главном калибре только один раз сменили, давно уже. Значит, стреляют мало. Таких больших кораблей у нас немного было.

— Интересно будет взглянуть. — Гошке действительно не терпится увидеть то, чего он так и не дождался год тому назад.

— А нет их в гавани. Пару месяцев назад услали их куда-то. Зато наши старые броненосцы, шесть штук, что покрепче, все через док прошли, а потом у заводской стенки постояли. Вроде как бегать стали шустрее. И у пушек стволы длиннее. Но против дредноутов смотрятся, неважно. Мелковаты. И разнотипные. Куда остальные девались — не ведаю. И от других не слыхал.

Дивизион наш куда-то угнали, и штаб съехал. У тех пирсов теперь семьсот десятой серии миноносцы стоят. Только стоят — не то слово. Постоянно в разгоне. Крейсеры типа «Доу» заходят и уходят. Судя по номерам их всего четыре штуки, но наверняка не скажу. Каждый раз они иначе выглядят. Вроде как их всё время переделывают. То дверка в корме появится, то трубы выше. Или форма надстройки меняется.

На тяжелых крейсерах все время тихо было. Изредка, какой куда сбегает, и к причалу. Средние и эскорты вообще не здесь базируются. Заходят иногда ненадолго. В общем, кроме как про дредноуты и рассказать то не про что. Хотя эсминцев новых пару штук видел. Красавцы, и, говорят, бегают шустро.

В коридоре застучали башмаки посыльного — быстро что-то его нынче берут в оборот.

— Здравствуй, командор. Тебя в штаб зовут. Через полчаса просили быть.

— Здравствуй. Иду. — Жаль, так и не хлебнул, как следует, кофе с ромом. Отведал только. — Сдается мне, в ночь покинем мы эти Палестины. Собирайся спокойно, — это вестовому, — с родными попрощайся. Часа три верных у тебя есть. — Гошка влезает в спецовку с погонами, гордо именуемую кителем.

* * *

Совещание было немноголюдным. Реально плавающих командиров вообще нет. Командующий флотом, верхний эшелон штаба, Го сидит за секретарской приставочкой к большому столу. Гошка представился, обменялся жестом узнавания с Го, сел, куда велели. Стенографистки как раз занимали места на стульях вдоль стены. Первый раз ведь пригласили к разговору больших мужиков. Интересно. Подошли еще два адмирала. Начали.

— Война с Джаппой практически началась. — Начал выступление начальник штаба. — Ультиматум нам уже везут, через пару дней ознакомимся. Ядро неприятельского флота покинуло места базирования и скрылось из поля зрения. Все дредноуты и броненосцы в сопровождении крейсеров и угольщиков сейчас идут в неизвестном направлении. В составе эскадры замечено и несколько крупных пассажирских пароходов.

Миноносцы противник сосредоточил в южной части архипелага Буртмана. Наши Гаритлинские острова — в их радиусе действия. Здесь же отмечено много слабовооруженных судов, предположительно, десантного назначения.

Подготовка к обороне этих островов нами завершена. Береговые батареи оборудованы и укомплектованы, старые тихоходные броненосцы контролируют проливы. На них отличная артиллерия средних калибров с противоминными снарядами, что мы по условиям мирного договора с риканами получили в достаточном количестве. Система постов наблюдения и связи налажена. При появлении противника в наших территориальных водах боевые действия начнутся без команды штаба. Больше того, что нами достигнуто к настоящему моменту, мы сделать не могли. — Быстрый взгляд в сторону Го. Кажется, этот чиновник действительно немалая шишка. — Теперь на ситуацию оказывает воздействие воля неприятеля, и он может разрушить любые наши планы, тем более что сохранить в секрете такой объем работ нам наверняка не удалось.

Рейдеры выходят на позиции. Начнут работать, как только узнают об объявлении войны.

Какие будут соображения?

Последующие выступления в основном повторяли первое, просто другими словами. И раза три помянули Урм. А Гошка смотрел на карту и ломал голову. Что затеял неприятель? Джаппы — мудрый народ. Свой основной ресурс — многочисленное, трудолюбивое и дисциплинированное население они используют великолепно. Их императоры не первое поколение укрепляют государство, точными действиями расширяя свои владения. Мелкие соседние страны уже присоединены, но война с Рысской Империей для них — дело неверное.

И им нужен выход в Китовое Поле. В северных водах сейчас китобои встречаются чаще, чем пристойная цель для гарпунной пушки. А южное направление перекрыто территориальными водами империи и островами Урм, принадлежащими урмским ярлам. Это, по-нашему, князья. Урмане — рыбаки и китобои — кормятся морем. И, конечно, не допускают никого в воды, богатые тем, что составляет основу их жизни. Отношения с Рысской Империей давно урегулированы, границы промысловых зон установлены. Ихтиологи и морские зоологи десятки лет ведут совместные исследовния.

Между собой ярлы, конечно, грызутся, случаются и кровопролития. Но для Джаппы все их силы — на один укус. Так что через два дня, когда придет пакетбот с дипломатической почтой из Джапы, никакого ультиматума он не привезет. Будет, наверное, какое-то послание, так, о форме ушей второго советника Полномочного и Чрезвычайного Представителя…. Да найдут, что отписать.

А тем временем Урмские острова оккупируют или блокируют. И принудят к капитуляции на условиях аннексии. Джаппам достаточно одного княжества из шести… или семи, не помнит Гошка, чтобы открыть дверку в кладовые с огромными богатствами. Ну, да, лишних шесть тысяч километров — две недели пути. Или биться с Империей, которая только что уделала богатую риканию?

Вот к этой мысли и подвел разговор седой, похожий на льва адмирал. И по реакции остальных Гошка понял, отчего ему так нравится жить в империи. Просчеты признавались сразу. Никто не упрямился, не доказывал его неправоту.

— Кажется, мы проиграли эту войну еще до первого выстрела. — Высказал общую мысль лысый как коленка вице-адмирал, сидящий справа от Гошки.

— Останется только самим объявить войну, отбить Урмские острова и присоединить. Местное население будет на нашей стороне, но мировая общественность подвергнет империю жесткой обструкции. Эспы и франы давно ждут благородного повода к войне.

— Джаппы тоже серьезный противник. Одновременно против трех государств нам придется несладко.

— Главная наша проблема — расстояние. Урм от нас на другой стороне шарика. Пока мы туда доберемся, все уже завершится. В тех краях сейчас только пара патрульных корабликов, да позапрошлого поколения три разнотипных корабля на испытательном полигоне «Пятерка». Да мелочи чуть-чуть — дивизион семисоток, пара тральщиков, что уже на ладан дышат. И все, вроде.

— Пока острова Урм сопротивляются, наше вмешательство оправдано договором о дружбе и взаимовыручке. Важно успеть до того, как хоть одно княжество капитулирует.

— «Бегун» за пять суток дойдет, если срежет Китовым Полем, да на айсберг в потемках не налетит, или в шторм не угадает.

Дискуссия потеряла, было, связность, но снова встрял лысый адмирал.

— В пространстве от островов Буртмана и до Гаритлинских островов активность кораблей джаппов сохранится, чтобы мы оттуда ничего не отвели. То есть, войны между нами и ими, скорее всего, не начнется, пока… нет непонятно. Если все то время, пока основная группировка находилась вне поля нашего зрения, она полным ходом шла к Урму, мы гарантированно не успеваем вмешаться.

— Кукса, давай на «Бегун». Гони на Урм. Начинай заваруху, главное, попытайся сбить этих джаппов с толку. У тебя хорошо получается ломать чужие планы. Отвлеки внимание, запутай, как-нибудь, — подает голос Го.

— Лады. — Это Гошка в свою очередь вставляет словечко. — Командующего только надо мной поставьте, чтобы было кому на месте распоряжаться, я с флотской кухней в общем виде не управлюсь. Снабжение, обеспечение, разведка, взаимодействие — захлебнусь. — Ну, нет у него ни одной причины что-то из себя корчить. И ни одной идеи. Ясно же — все прояснится на месте, и, скорее всего, будет тошнёхонько.

— Сообщение пошлем через цепь островных постов семафором. Тоже не быстро, но всяко, дублирование. Все корабли, что окажутся на пути сообщения, пойдут в Куксино распоряжение, остальные направления придется оголять. — Разговор идет по кругу, похоже — процедура отработана. Внешняя бессвязность никого не смущает. Слушать умеют все.

— Колен будет командиром, — лысый кивнул, — Кукса — подвижная группа, интендантом Зубата. Я его через пять минут пришлю. Бегом на корабль. — Это командующий подводит черту.

На этом совещание для Гошки завершилось. Помчался вслед за сверкающим черепом своего нового командира вниз по лестницам штаба, по набережной.

— Немолодой мужик, а бежит шустро, и сзади кто-то топает. Некогда оглядываться, — только успел сообразить Гошка, как два матроса, что-то делавшие у причальной тумбы, сбросили рукавицы, и подхватив запыхавшегося вице-адмирала под руки повлекли его вперед так, что ноги того касались земли через шаг.

Впереди стал заметен поток горячего воздуха вырывающийся вверх из-за какой-то постройки. Такой бывает на срезе дымовой трубы. Обогнув невысокое сооружение, взлетели на палубу малюсенького кораблика, размерами и обводами похожего на миноносец. Следом по сходням простучали каблуки Гошкиного вестового и адмиральского адъютанта. Вбежали еще два моряка, тоже с вещами, четыре матроса внесли сидящего на неудобных мусорных носилках незнакомого командора с костылем. Завершил процессию капитан-лейтенант с незапечатанным приказом командиру «Бегуна». Убрали сходни, отдали концы и направились к выходу из порта.

— А ведь с момента отдачи распоряжения как раз минут пять и прошло, — с изумлением подумал Гошка.

* * *

Свое имя «Бегун» оправдывал. Но больше он решительно ни для чего не годился. Два котельных отделения, паровая турбина, винт. Больше ничего этот корабль не содержал. Узкий, как нож, корпус, единственная надстройка как на подводной лодке, в которой размещена ходовая рубка. Через нее проходят дымовые трубы, короба воздухозаборников и перископ. Внутри теснота, как на миноносцах семисотой серии, койки экипажа и пассажиров, тусклое освещение, сквозняки, создаваемые системой вентиляции.

Кочегар на откидной скамеечке орудует вентилями. Ясно, жидким топливом пользуются. Вот откуда устойчивый запах хвощового масла на пирсе. Поднялся в рубку. Хорошо идут. Шестьдесят километров в час, даже с лихвочкой. На такой скорости с палубы просто сдует, потому все переходы организованы внутри. Вода мимо бортов бежит, как обочина за стеклом автомобиля.

— Вышли на крылья, — прозвучал доклад рулевого, — контроль скорости по приемнику воздушного давления.

— Точно, отметил про себя Гошка, — вот и хлопки волн об днище слышны. И скорость около восьмидесяти. Даже чуть больше.

Уже собирался покинуть это тесное помещение, как из переговорной трубы прозвучало:

— Право шестьдесят ноль третий. Дистанция двенадцать километров.

Повернул голову, глянул. Какие двенадцать километров! С такой высоты и на шесть взгляд не добивает. А, это с перископа доклад. Вот зачем его сюда поставили. Чтобы точку наблюдения поднять. Ну да, ход ровный, качки нет. Иногда работает и эта идея.

Заглянул в штурманскую, посмотрел линию курса, проложенную через южные приполярные воды. Не близко. Все, хватит бродить да людей смущать. Он пассажир, и болтаться под ногами команды — не дело.

* * *

Колен оказался Пером Федоровичем Маклакловым. Кликуху он получил за обычай брить голову. Сначала коленкой звали, потом последний слог затерялся. В империи, и особенно на флоте, кличка ценилась. Почетную несли с гордостью, обидную — со смирением. Вообще военная структура без строевой подготовки, без отдания чести, без величания или титулования поначалу вызывала дикое непонимание, просто отторгалась. Потом привык. По зубам не били, матом не обкладывали, не подставляли, не унижали. Обязанности объясняли, за промашки спрашивали. Чего еще желать?

Вспомнил, сколько раз, еще в учебке, сослуживцы могли его подколоть, пользуясь плохим знанием местных реалий. Нет. Наоборот. Удерживали от глупостей или подсказывали вовремя. Как с дитем. Ну ладно, хватит о сентиментальном.

— Колен, а почему империя Рысской зовется?

— Предание есть, что в древности рысь защитила наших предков, а они стали ее почитать. Племя это и дало название государству, что вокруг него образовалось. У вас то одна только буква другая. Русь. А что правильно — не знаю.

— И вот еще, какая странность! Во всех флотах честь отдают, почтение старшим по званию оказывают, обращаются длинно и с уважением. А у нас, вроде как пацаны в игры играют. Клички, тыканье, ответы типа «угу».

— Ну, это целая философия. Еще пра-пра-не-помню-сколько-дед нынешнего императора посчитал, что один год из пяти бывает мирным. Выходит, империя наша, чтобы сохраниться, должна постоянно отбиваться от внешних врагов, и, стало быть, не иметь врагов внутренних. Богатеев и дворян, которые свои интересы вопреки государственным ставят, можно пересчитать, и укоротить. Но с народом так не выходит. Бунты подавлять — это полбеды. Как справиться с человеческой апатией?

Представь, дети голодные, дом нетоплен, да и тот худой, одежда износилась. А рядом в шелках и перьях сытая ряха зайца борзыми гоняет. Руки опустятся.

Непорядок. Ряху сытую надо на палубу боевого корабля под неприятельские ядра, а того, кто ее служение обеспечивает — одеть, накормить и обогреть, чтобы работал, а не горевал. Это если кратко. А высоким штилем: «В тылу действующей армии мне не нужны голодные бунтари»

Не скажу, что быстро так получилось, до сих пор куча нерешенных проблем. И сам такой подход создал немало новых трудностей. Предприимчивость в народе пропала, а это тормоз. Тем более, самая активная часть молодежи оказывается во флоте. Это, как ты заметил, не созидающая сила, а бездонная прорва, поглощающая плоды трудов многих миллионов работников.

Купечество и крестьянство — вот активная часть населения. Над остальными не капает… Стоп, о чем это я? Извини, разговорился. Так вот про величание. Ты под обстрелом бывал? Знаю, случалось. Ну, так и не задавай мне больше таких вопросов. — Колен как-то вдруг расстроился, что потянуло его на разговоры. Замолчал.

— А еще вопросик можно?

— Ладно, только не трудный.

— Из последней риканской войны эпизод с броненосной эскадрой как-то странно выглядит. Такой тупости от профессиональных военных, мне кажется, никто не ожидал.

— Конечно не ожидал. Для обеспечения этой, как ты сказал, глупости трудиться надо со страшной силой. Ладно, человек тот уже эвакуирован, так что расскажу. Ты ведь представляешь себе, насколько сложная штука — организация работы любого штаба?

— Не очень. У меня начальник оперативного отдела дирижировал так, что ко мне всё поступало готовеньким, и в лучшем виде.

— Где-то так. Хороший штабник — великое дело. А вообще в его хозяйстве немало квалифицированных работников. И неквалифицированных, но исполнительных. В общем один из курьеров Ставки Флота ихней Риканской Федерации, самый лучший, конечно, немножко когда-то учился у нас в Академии Генерального Штаба. Он то и просек фишку в нужный момент. И пакет с приказом о возвращении броненосной эскадры к Рейсфедеру принес не на флагманский корабль эскорта тихоходных угольщиков, а на легкий крейсер, быстрый как ветер. Впрочем, группа снабжения тоже получила распоряжение своевременно, и порт покинула вовремя.

Как ты понимаешь, за счет разницы в скоростях перемещения крейсера и обычного парохода, образовалась разница во времени выполнения двух действий — погрузки угля, и возвращения броненосцев и дредноутов к нашим островам. Потом еще несколько мелочей сложилось удачно, но процесс уже был запущен.

Курьер, ясное дело, доложил начальству, что все исполнил в лучшем виде и отпросился на четыре дня, навестить тетю. Про такие мелочи, как фальсификации расписки в получении пакета упоминать не будем. В общем, ушел наш человек штатно, без приключений. Провал, конечно, если по-честному. Так что в разведуправлении ему в наказание за самовольство послушание назначили. Он теперь риканское направление в Генштабе курирует.

Гошка отметил про себя, что эту байку Колен рассказал в стиле Го. Есть в манерах этих двоих что-то сходное. И по возрасту они близки, может, учились вместе?

— Так, выходит, легкая путаница с одним единственным пакетом изменила историю.

— Никакую историю она, конечно, не меняла, однако планы нам спутала. По всему выходило, что Рейсфедер придется отдавать. Мы потому руду и возили с такой поспешностью — создавали запас на многие годы. Гонять огромные конвои через воды, в которых оперирует неприятельский флот — удовольствие не дешевое. И, по всем расчетам, нашим броненосцам из последнего боя предстояло выйти с повреждениями на полгода ремонта. Ну, с учетом твоих художеств у Мясорубки, месяца на три мирный договор можно было бы оттянуть, поскольку, пока бы они тебя из земли вымолачивали, успели бы мы еще разок-другой транспорты провести.

Так что, да. Манипуляция с приказом вовремя произошла. Ну и Муля с чудо пушкой своей подсуетился.

— Никогда не думал, что он настолько плохо разбирается в навигации. — Гошка действительно изумлен.

— Никогда и не думай. Он дорогу в океане без карты и компаса с закрытыми глазами найдет. Только Го не говори, а то осерчает совсем. Мы и так от его гнева парня на другую сторону шарика запрятали. Думаю, когда он после ремонта и погрузки угля в открытом море из этой пушки выпалил, да увидел куда и, главное, что улетело, тут и… ну, в общем, ты понял.

— Догадываюсь. А что такое из этой пушки улетело?

— Важнее, что прилетело. Больше всего это напоминало падение раскаленного метеорита. Муля ведь пальбу открыл в густых сумерках, так что зрелище было феерическое.

Хм. Такой вариант образу расчетливого, никогда не теряющего головы, жесткого Мули Геринга соответствовал значительно лучше. И адмиралитет его явно выгораживает. Что же это за могущественный чиновник Го, от гнева которого хорошего парня у черта на куличиках прячут? Как-то он всегда вовремя поспевает в такие места, где решается что-то важное. Хлопотная, однако, у него работёнка. И начальник, наверное, строгий.

— Го, он кто?

— Если сам он тебе не говорил, то и ты не спрашивай. Не мой это, стало быть, секрет. Ты поспи Кукса. Чует мое сердце, как добежим, о сне будем только мечтать. — Колен перевернулся на другой бок и его три дня небритый затылок тускло отблеснул в неярком свете лампочки поста кочегара. Кочегар взглянул на манометр и увеличил подачу воды через инжектор. Гошка потянулся, подтянул под горло одеяло. Прав адмирал, надо высыпаться впрок.


Глава 23

Сообщение о вероятных планах джаппов по семафорной эстафете дошло до места быстрее, чем добежал кораблик с «командированными». Так что комендант водного района, пограничного с островами Урм, не дремал. Пара патрульных корабликов, находящихся в его распоряжении, уже все разнюхала. Доложил, что эскадра джаппов на подходе, их небольшие корабли эскортного класса только что заходили в Хельмхольц, якобы для бункеровки, а на самом деле, для рекогносцировки.

Естественно, урмские ярлы обо всем предупреждены, но проситься в состав Рысской Империи не намерены. Ну, подходит флот. Сильный, большой. Так ведь не напал. И ничего не потребовал. Хотя свои военные корабли местные князья к бою готовят.

До подхода джаппской эскадры время еще есть. Немного. Как раз, чтобы ознакомиться с тем самым испытательным учреждением, про который поминали на совещании в штабе.

* * *

На полигоне, в укромной отлично защищенной гавани, оказалось три неновых корабля. Сторожевик с двумя стомиллиметровками и двумя однотрубными поворотными торпедными аппаратами по бортам. Очень легкий крейсер, скорее напоминавший эсминец, с парой стотридцатимиллиметровок и двумя двухтрубными торпедными аппаратами, и опять же легкий крейсер, значительно более крупный, с двумя стовосьмидесятимиллиметровыми орудиями. Аппараты на нем стояли трехтрубные. Этакая представительная выборка из основного состава небронированных кораблей рысского флота.

Пушки — в полубашнях с противоосколочной защиты расчетов, значительным углом возвышения и гладкими стволами. Снаряды для них Гошку порадовали. Черные, как уголь, с оперением, которое он когда-то рисовал в кабинете чиновника, только на внимательный глаз показалось, что оно слегка кривовато. Выяснилось — действительно. Для придания вращения снаряду в полете, профиль хвостового оперения сделан хитро. Типа самолетного крыла. Самих стабилизирующих лопастей не четыре, а всего три.

На ощупь тела этих массивных коротких «стрел» показались скользкими. Лак, что ли?

— А из чего они сделаны? Из графита?

— Приблизительно. Одна из форм углерода, очень термостойкая. Снаряд легкий, летит быстро, поэтому траектория получается пологая. Удобно наводить, нормальная кучность на больших дальностях. Небронированные объекты разносит прекрасно, — объясняет начальник полигона. А вот против линейных кораблей — бесполезны. Только, если близкими всплесками попугать.

— А торпеды Вы здесь тоже испытываете?

— И их, родимых. Только снаружи они от обычных ничем не отличаются. — Капитан третьего ранга на пришельца непохож. И Гошку не знает. Как не знает и задач, которые перед ним стоят.

— Мне тут поручено организовать встречу джаппской эскадры. Слушок ходил, что в нее входят отличные дредноуты. А, почитай, кроме как у Вас здесь для этого мероприятия мне и вооружиться-то негде. Поэтому, пожалуйста, введите меня в курс дела настолько, чтобы применить эти новинки я смог наилучшим образом. У нас как раз тот случай, про который говорят — отступать некуда.

— Да я и не думаю ничего скрывать. Просто для Вас здесь настолько много нового, что я просто теряюсь, как бы это поточнее изложить. Давайте, все-таки вернемся к артиллерийским боеприпасам.

— Как Вам удобней.

Снова прошли к столу со снарядами. Капитан открыл шкаф.

— Вот снаряд из грязного алюминия. Их у нас немного, поскольку самого этого, в недавнем прошлом бросового материала, в стране ограниченное количество. Это просто болванка, которая раскаляется в полетеот трения о воздух и оказывает на неприятеля чисто психологическое действие. Рекомендуется на максимальных дальностях в темное время суток. Попасть ни во что, меньшее по площади, чем один квадратный километр, невозможно — оперение разрушается очень быстро, полет делается нестабильным, но летит далеко. Не со всякого марса видно цель, если поднять ствол на нужный угол.

Графитовые снаряды, уже испытанные, четырех типов, различаются по массе. Таблицы для стрельбы готовы. Самый легкий — осколочно-фугасный. Взрыватель инерционный мгновенного действия. Осколочное действие слабое из-за малой массы и размера осколков. В стальной обшивке до двенадцати миллиметров проделывает пробоины размером с ладонь, людей, находящихся внутри поражает осколками обшивки и контузит в радиусе полтора метра. Этих снарядов у нас много.

Бронебойный с толстостенным корпусом и стальным носиком побивает до сорока миллиметров брони и взрывается с замедлением. Поражающие факторы и размер ущерба — те же. Стальной конус потом еще внутри корпуса дробит оборудование. Таких снарядов по нескольку десятков каждого из трех калибров.

Бронебойный со сплошным корпусом и стальным носиком пробивает тоже до сорока миллиметров брони и конус, проникнув за преграду, может нанести некоторые повреждения. Если повезет.

И, наконец, просто болванка из углерода. Пробивает двенадцать миллиметров и способна слегка припудрить черным то, что окажется за пробитым препятствием. Вот этого добра на складах без ограничения. Сами понимаете, исследовательские работы только ведутся, замыслов много, но то, что в настоящий момент представляет практический интерес, я Вам показал. Общее свойство всех боеприпасов — огромная прицельная дальность. И хороший темп стрельбы удается выдерживать длительное время, замки на наших орудиях — последней конструкции.

— А из традиционных металлов снаряды для этих гладкостволов делать пытались?

— Были образцы, и получены обнадеживающие результаты. Сами образцы, естественно, на получение этих результатов и были израсходованы. Но с ростом массы снаряда падает скорость его вылета из ствола, зато потери от трения о воздух становятся менее значимыми…

— Простите, — Гошка смущен, что перебивает, — баллистические аспекты вопроса мне известны, просто, давайте вернемся к торпедам.

— Пожалуй. Не стану объяснять, почему, но бегут они со скоростью семьдесят пять километров в час, и, примерно за шесть с половиной минут проходят восемь километров. После остановки двигателя — самоликвидация. Очень хорошо держатся на курсе. Заглубление можно менять от полутора метров до восьми. Испытания завершены, запасы торпед изрядные. Как Вы понимаете, производство и склады по обеим темам все здесь. Подальше от чужих глаз. Кстати, пригодны для использования во всех типах наших торпедных аппаратов.

Опаньки! Таких случайностей не бывает. Чтобы залежи новейшего оружия, их носители и мощности для производства были сконцентрированы там, где в них неожиданно возникла нужда! Совершенно неожиданно. Не так прост император. Или, кто это заранее подстроил? Наверное, всеведущий чиновник по имени Го.

— С артиллерией и торпедным вооружением все понятно. А, может, еще что-нибудь новенькое в Ваших местах изобрели? — Гошка заинтригован не по детски. Тут целый научно-производственный комплекс, а когда много толстознаев собирается в одном месте, и они общаются между собой…. А с кем им еще общаться? У черта на куличиках. Посреди бескрайней глади моря.

— Есть у нас одна рогопега, сырая самоделка, конечно. Парни загорелись, я сделал вид, что не вижу, на что они время и ресурсы расходуют. Вдруг, думаю, получится. Они сначала сделали огромный стетоскоп, похожий толи на бубен, толи на барабан, опустили его в воду и наслаждались фырканьем китов, потом начали пари заключать, какого типа корабль винтами молотит. Через воду многое слышно. Потом вспомнили про стереоэффект, затем резонансы, биения, зеркальце на волоске, зайчик на матовое стекло. Одних камертонов для них пришлось целый набор у лучшего мастера выписывать. Товар штучный, дорогой. Что-то они с частотами мудрили, длины труб подбирали.

И выглядит их установка, как витрина магазина по продаже барабанов. Зато направление на пакетбот, когда туман бывает, дают верное. Без тумана-то и так видно.

Замялся начальник базы. Вроде — хотел как лучше. А оно и получилось лучше. Гидроакустика на Земле у военных в почете. Там, конечно, вовсю используются электронные датчики и усилители, но хоть что-то в этом мире возможно! Пусть не так хорошо, однако у неприятеля и этого нет.

— А что, туманы в ваших местах часто случаются.

— Нередко. Как ветер стихнет, так обязательно. С севера теплое течение, а с юга полярные воздушные массы встречаются в аккурат в этих местах. Так что после полуночи и до момента, когда солнышко начинает припекать, видимость метров полтораста почитай через два дня на третий. Ветры здесь неустойчивые — зона пассатов заканчивается ближе к тропикам градуса на три.

— Спасибо тебе за рассказ, за показ. Как бы мне с твоими акустиками потолковать. Проводишь?

— С кем, говоришь, потолковать?

— Ну, придумщики эти, с бубнами и барабанами.

В голове у Гошки уже начали созревать некие смутные планы. Когда неприятель здесь действительно появится, да если еще и встретить его удастся на входе в пролив…. А в какой пролив — сомнений нет. Изо всех урмских княжеств залежами угля может похвастаться только одно.

* * *

Прибежал посыльный, передал пакет. Ага. Флотилия джаппов направляется к проливу Хель. Пока Гошка посещал испытательный полигон, комендант водного района сдал Колену командование и попросился к нему начальником штаба. Хромой интендант тоже уже врубался в дела.

Итак, джаппы наваливаются на самое маленькое княжество, Хельмхольц. Как и предполагалось. Их уже сосчитали. Пять новейших дредноутов, пять броненосцев постарше, разных серий. Крейсеров тоже по пять каждого класса: легких небронированных, средних бронепалубных с усиленными, как и во всем этом мире, бортами и тяжелых броненосных. Все разнотипные, купленные в разных странах на протяжении полутора десятков лет. Семнадцать кораблей эскортного класса, разновозрастных и не слишком скоростных. Четыре океанских бывших пассажирских лайнера, уже сошедших с регулярных линий, но вместительных. И двадцать семь сухогрузов. Ни миноносцев, ни тральщиков. Скорее всего, из-за проблем с их обеспечением при длительном переходе без посещения портов, чтобы обеспечить скрытность.

А что у нас? Его бывший дивизион. На всех миноносцах вместо машин тройного расширения — паровые турбины. И на канонерочке. Новые торпеды с высокой скоростью и запасом хода. Надстройка лихтеровоза внешне похудела, и приобрела противопульную броню. Транспорт вместо стотридцаток вооружен двумя стовосьмидесятками. Дальнобойность — как у главного калибра броненосцев или дредноутов, но бронебойности нет. Для использования в качестве рейдера он, конечно, недостаточно быстр, но отбиваться может даже от небронированного крейсера.

Понятненько. Посамовольничали местные отцы-командиры. Вступили, так сказать в сговор с целью нерегламентированного высшим соизволением повышения боеспособности вверенного их попечению подразделения. Гладкостволы поставили. Даже не надо спрашивать, где раздобыли. Тут это рядом, на полигоне.

Средний крейсер. О том, что он здесь, в главном штабе не знают. Зашел сюда устранять повреждения после поломки машины, но к выходу в море уже готов. Ход — сорок километров в час. Бронированы башни, рубка и артиллерийские погреба. Но не толсто, тридцать миллиметров. Остальное изготовлено — из легированной двеннадцатимиллиметровой листовой стали, от пуль и осколков защищен надежно. Ровесник семисотых миноносцев. Те же стовосьмидесятки, но не две, а шесть попарно в трех противоосколочных полубашнях. Нарезные. Боеприпас традиционный. Бортом можно пальнуть изо всех разом. А по носу и корме — только из двух. Эскорты джаппские такому на один укус. А с крейсерами лучше не связываться. В равном бою, на чью то сторонушку встанет удача?

Крейсер, эсминец и сторожевик с испытательного полигона с гладкоствольными дальнобойными безопасными для броненосных кораблей орудиями, но замечательными торпедами. Собственно, этих торпед у них достаточно на всех, и запасец имеется.

Два патрульных кораблика. Красавцы. Не слишком быстрые, зато мореходные, на каждом грозная пятидесятимиллиметровка, чтобы пугать контрабандистов. Эта поистине несокрушимая мощь отлично послужит на посылках. В бой — ни в коем случае.

А это что за зверь? Семьсот тринадцатый миноносец. Очень резвый. До пятидесяти километров в час. Тоже, значит, с турбинами. Пушки — две двадцатимиллиметровки, считай — нет пушек. И шесть торпед в поворотных торпедных аппаратах по три на носу и на корме. Это как? А вот так, сплошные торпеды в неприкрытом виде. Такое годится только для стрельбы издалека, залпами. Если сразу шесть штук выпустить по одной цели, вероятность попадания с расстояния в восемь километров уже не выглядит настолько бесконечно малой величиной, как для одиночного выстрела. Пилотная, так сказать, модель. Проверка боем.

В кабинет подтягиваются командиры кораблей, становится людно и шумно. Начальник штаба вводит всех в курс дела, Представляет Колена и Гошку. Колен кивает в его сторону, мол, говори. Труба дело! И сказать нечего, и что делать, еще не придумал. Да и что тут сделаешь против такой силищи с их случайно собравшейся для решения совершенно иных задач группой. Надо постараться быть оптимистичным, внести оживление в унылый настрой, с которым сидят командиры.

— Господа офицеры! Нам выпала великолепная возможность встретить практически весь флот Джаппы в открытом бою. Тот факт, что наши силы не вполне соответствуют сложившимся представлениям о методах противодействия крупным броненосным соединениям, делает эту встречу необыкновенно интересной, и в наших силах наполнить ее полезным содержанием. — Запас пустого трепа иссяк. Пора о деле. — Никакой заранее составленный нами план противник не одобрит самыми решительными действиями, поэтому каждому придется соотносить свои намерения и реализовывать их сообразно обстановке. Следите за моими сигналами, но, прежде всего за неприятелем.

Излагаю замысел. Противопоставить что-либо серьезное дредноутам, броненосцам или броненосным крейсерам мы не в силах. Избегаем контакта с ними и не пытаемся их атаковать. Промежуточная, неизбежно решаемая на первом этапе задача — выбить легкие крейсера и эскорты. Главная цель — транспорты, при наличии выбора — суда с живой силой. А теперь диспозиция на начало боя.

Кругом лица давно знакомых командиров кораблей его дивизиона и флагманских специалистов, ротный тот же. Капитаны других кораблей — новички в этой компании. Сначала, когда ротный вставил замечание в Гошкину речь — народ напрягся. Потом, когда раздача указаний переросла в дискуссию, Колен начал так кипятиться, что, казалось, выпрыгнет из штанов.

Когда разговор разбился на несколько междусобойчиков, капитан экспериментального крейсера демонстративно закатил глаза. Сыпались и критиковались совершенно безумные планы, согласовывались графики захода на цель для разных сценариев. Командир дивизиона семисотых — бывший начальник оперативного отдела — быстро выжимал воду из избыточного, или заставлял пересказывать недоизложенное.

Гошка рисовал блок-схему алгоритма взаимодействия кораблей, групп и подразделений, и реакции на неожиданные варианты развития событий.


Глава 24

Противника встретили уже в территориальных водах княжества, имея на мачтах флаги Хельмхольца. Договор с Урмом предусматривает такой вариант взаимопомощи, а комендант водного района оказался человеком предусмотрительным и деятельным, с соседями обо всем договорился заранее. Гошка вышел на самом легком из крейсеров, который больше похож на эсминец. Его задача — вывести в атаку семьсот тринадцатый. Сторожевик для этого слишком мал, не прикрывает миноносец как следует, а больший из крейсеров — недостаточно поворотлив. Так что флагманским оказался второй в кильватерной колонне корабль. Собственно, при развороте во фронт он попадал в центр шеренги, что важнее.

«Приблудный» крейсер, с традиционными пушками, действовал самостоятельно. Его командир — капитан третьего ранга Геринг — по плану боя выполнял несколько разнородных задач, меняя свою позицию по весьма сложному графику. И за него было немного тревожно.

Вот сейчас он сблизился с дозорной группой джаппской эскадры, положил снаряд перед носом головного крейсера, отметил ответный выстрел носовой башни, легший с недолетом. Флаги отлично видны. Ритуальное действо свершилось. Война между Джаппской Империей и Княжеством Хельмхольц юридически началась. И сам «зачинщик» спешно развернувшись, бросился наутек. Его место рядом с лихтеровозом и транспортом обеспечения, до которых он доберется, описав широкую дугу.

В головном дозоре неприятельской эскадры строем клина всей пятеркой шли легкие крейсера. И расстояние для их нарезных стопятидесятимиллиметровых пушек было велико. А гладкоствольные пушки «эксперименталов» с такой дистанции не промахивались. Клали из кормовых орудий снаряд за снарядом неподалеку от бортов. Фугасные боеприпасы с мгновенным взрывателем давали выразительные всплески. Джаппские пушки немного не добивают, а имперцы стреляют редко. Жалко жечь лишние боеприпасы на промахи, да и штатную скорострельность показывать рано. Натуральная погоня, кто кого.

Передовая пятерка легких крейсеров медленно, но неуклонно нагоняет три разноразмерных имперских корабля, из которых только один похож на достойного противника. Строй клина преследователей постепенно выпрямляется, приближаясь формой к шеренге. Но этот маневр еще далек от завершения. А преследуемые удирают, тоже держа равнение, строй тыла, если можно так сказать.

Пора. Дистанция достаточно сократилась. Поворот все вдруг вправо и всем бортом огонь на поражение джаппского флагмана, расположенного в центре. Скорострельность максимальная, каждый третий снаряд ложится в цель. Носовое орудие преследователя подавлено. Графитовые болванки все-таки летят очень быстро, так что кинетической энергии достаточно для нанесения существенных повреждений местам, не прикрытым броней. Она ведь, эта энергия, пропорциональна квадрату скорости, которая у пернатых снарядов весьма велика.

Гошка хорошо погонял в голове цифры, и смекнул, что данные на полигоне получены для пробивания применяемой последнее время имперцами, вязкой легированной стали, гасящей часть энергии снаряда пластичной деформацией. При стрельбе по традиционной упругой каленой броне легкие, но скоростные болванки дают лучший результат, если энергии хватает на преодоление точки разрушения. А ее явно хватает. По небронированным целям — точно. И вообще, защищенных мест на джаппских крейсерах снарядам найти не удается.

Джаппы тоже ворочают вправо, чтобы ввести в действие бортовую артиллерию. А пушек у них много. Но ведущий корабль воспользоваться ими не может. Борт — большая цель. И попасть в область машинных отделений совсем нетрудно. Потерян ход, проблемы с управляемостью, и огонь имперцев переносится на крейсер, расположенный впереди. Два замыкающих джаппа немного вне игры, поскольку слегка отстали, и страдающий от повреждений флагман у них на пути. Потеря времени ничтожна, но очень кстати.

Расправа с новой целью происходит настолько стремительно, что до Гошки вдруг доходит — канониры этой тройки корабликов выпустили из этих орудий десятки или сотни этих снарядов. Их полет они чувствуют, как собственный палец, тянущийся к ноздре. И на дистанциях уверенного поражения имперских орудий, расстрельных по-существу, джаппские стопятидесятки дают только накрытие цели. Когда стреляют, а не сейчас.

Потеря хода, управляемости и смолкание артиллерии достигаются с такой скоростью, что ощущение жестокой расправы с беззащитным мореплавателем корябает Гошкино сердце. Нет, не боец он. Унижение противника не наполняет его душу ликованием.

Бывший крайний правый ведомый, оказавшийся головным, уже повернулся к нему носом и стремительно сокращает расстояние. Противник упорен. Понял, что, не сблизившись, ничего не добьешься. И огребает по полной. Сносятся орудия и надстройки, Снаряды уже крушат трубы, палуба захламлена обломками, а несколько пробоин в районе ватерлинии в носовой части добавляют ситуации прелести, но крейсер уверенно прет со всего своего немаленького хода. Такой таранит не задумываясь. Его машины, рули, и кормовой пост управления с такого ракурса графитовыми снарядами не достать.

Семьсот тринадцатый, не встречая никакого сопротивления, как на учениях выходит в атаку встречным курсом. Торпеда из центрального носового аппарата с минимальной дистанции попадает, взрывается, и… имперцы убегают. Два неповрежденных крейсера прикрывают своих пострадавших товарищей, на которых ведется борьба за живучесть. Ни один из них Гошка не намерен топить. Если бы неприятельский командующий знал его замысел, он сам бы, сняв команды, бросил эти корабли.

Сигнальщики докладывают о приближении броненосных крейсеров, окруженных эскортами. Это уже не дозор, а головная застава. С такими силами вступать в огневой контакт надо иначе.

* * *

Все верно. Огромные трехсотмиллиметровки начинают работать с предельных дальностей. Информация, полученная дозорной группой, уже учтена джаппами. Фронт из трех грозных бронированных и довольно скоростных кораблей. За ними стайка эскортов и бронепалубников. Их построение и маневры просматриваются плохо.

— С запада набегают семисотые, — доклад сигнальщика. Хорошо. Значит, план выполняется. Короткий плотный фронт из пяти миноносцев, неторопливо идущих по ветру с тянущимися за ними густыми дымными шлейфами, которые сливаются в сплошное облако — это угроза, не считаться с которой неприятель не может. Эскорты быстренько бегут встречать новую напасть. Отогнать, заслонить, расстрелять торпеды. И поворачиваются к миноносцам бортом. Так и пушек в деле больше, и, случись что, можно принять на себя торпеду, предназначенную охраняемому кораблю. Очень удачно совпало все по времени.

Гошкина троица и семьсот тринадцатый как раз идут на сближение, а броненосные крейсера, ворочая на курс носом к атакующим миноносцам, подставили ему борт. Да, до них километров семь, но цель крупная, групповая и для новых торпед вполне достижимая. Сторожевик, эсминец и крейсер тщательно наводят на неприятеля торпедные аппараты, сначала одного борта, потом другого. Двенадцать штук, идущих к одной цели — какой-никакой шанс на поражение есть. Еще пять торпед добавил семьсот тринадцатый, подбежав на полтора километра ближе. Он отстрелялся уже когда ожила противоминная артиллерии на крейсерах и, кажется, получил одно или два попадания. Однако смылся шустренько.

Сторожевик, эсминец и крейсер тоже развернулись все вдруг и попытались уйти в отрыв. Вот тут-то и проявили себя бронепалубные крейсера. Пройдя за кормой короткой кильватерной колонны ядра отряда, они бросились в погоню за Гошкиной тройкой. Тем временем миноносцы семисотой серии тоже отстрелялись. Подводные пуски на большой дистанции прошли незамеченными, но пенный след выдал новую опасность. Сразу четыре эскорта получили попадания.

По теории вероятности это многовато, а учитывая, что торпеды видели издалека и могли оценить скорость и направление, а, следовательно, уклониться — вообще невероятно. Единственное объяснение — капитаны перехватывали торпеды, закрывая броненосные крейсера корпусами своих менее ценных кораблей. Ведь пять торпед джапам удалось уничтожить артиллерией, а одна выразительно самоликвидировалась в паре километров к востоку от основной группы.

Тот броненосный крейсер, в который все целили, остался невредим, зато следующий за ним содрогнулся от взрыва под носовой частью. Миноносцы развернулись и нырнули в дым, даже не открывая огня. Три эскорта погнались за ними, отметив уникальную тихоходность этих неуклюжих утюжков. Дым, он ведь не на все море распространился. Кончится. И вот тогда… произошла встреча с мощными «недобронекрейсером», которого Гошка про себя называл «приблудным». Или «Мулиным» Шесть полностью изготовленных к бою стовосьмидесятимиллиметровых стволов с расстрельной дистанции два километра — а именно на таком расстоянии от зоны задымления держался капитан Геринг — это для эскорта очень больно. Получив залп в нос, каждый получал второй уже в корму, скрываясь в медленно тающем дымном облаке.

Итак, итог. Три поврежденных легких крейсера и один бронированный, шесть эскортов в плачевном состоянии, один из торпедированных быстро затонул, но на трех других продолжается борьба экипажей за плавучесть. Джаппские военные моряки ничем не уступают имперцам. И пара бронепалубников на хвосте. Обмен выстрелами идет нечасто. Гошкины комендоры просто изредка кладут снаряды неподалеку от преследующих кораблей, ответные выстрелы ложатся неточно. Расстояние до преследователей велико, скорости близки, но это заслуга машинных команд, выжимающих из старых котлов и изношенных цилиндров несколько лишних оборотов каждую минуту.

Пролив, через который они идут, широк, глубины тревоги не вызывают, но вдоль берегов немало островов, за которыми могут затаиться миноносцы. Имперские корабли держатся правой стороны, но, как только штурманы докладывают о прохождении нужного пункта, доворачивают влево, возвращаясь к центральной его части. Конечно бронепалубники стараются сократить дистанцию, срезая угол, что, впрочем, на расстоянии сказывается слабо. Зато взрыв мины под носовой частью переднего преследователя — полная неожиданность. Ведь через это место буквально на днях проходили забункеровавшиеся в Хельмхольце эскорты. Причём не просто так, а неторопливо, с тралами.

Ясно. Погоня не удалась. Хорошо, что повреждения невелики, не затронули ни винтов, ни рулей. Джапам неведомо, что малая толика настоящих морских мин, что имелись на транспорте обеспечения, и скромный запас легких, диверсионных, припасенных там же, это и было всё, чем располагал Его Величества Императорский Флот в данном месте и в данное время. Вместо нормального заграждения была поставлена скромных размеров минная банка.

Всё. Дебют разыгран. Не потерявшая ни одного километра против намеченного графика движения, основная колонна джаппов, отбросив, с некоторыми потерями для себя, пытавшиеся помешать незначительные неприятельские силы, скоро будет уведомлена о наличии минной постановки по курсу следования. Им придется немного задержаться, пока тралится пролив. И очень интересно — где они буду дожидаться?

Или они выберут другой путь? Ближний проходит через территориальные воды Империи. Джаппы, конечно поняли, что имели дело не с урмскими кораблями, знают они их все наперечет. Поняли, что рыссы вступились за соседей, выполняя условия договора. Однако война между империями, Джапской и Рысской, не объявлена. И не будет считаться начавшейся, пока все события имеют место в территориальных водах Хельмхольца. А вот, войди эскадра в пространство, расположенного рядом с Урмом неслабого соседа, тогда все — объявлена. Решатся ли? Их ведь не для этого в такой дальний обход посылали.

Есть еще один пролив, но это воды уже не Хельмхольца, а Гунбара. Воевать с ним джаппы не устрашатся. Однако — лишняя бункеровка дредноутов. Путь-то неблизкий.

А пока — движение огромного скопления крупных кораблей прервалось. Адмирал думает. Здесь в высоких широтах летом ночи коротки, рассветные и закатные сумерки длятся часы. Стихает ветер. Растянувшиеся на многие километры колонны судов и кораблей подтягиваются к месту, в котором можно стать на якорь. Подальше от берега, сюрпризы им не нужны. Четыре некрупных сторожевика направляются к узости пролива, где обнаружены мины. Два бронепалубных крейсера их конвоируют. Понятно. Решили тралить проход. Точно.

Транспорты и огромные пассажирские суда, наполненные пехотинцами и саперами, угольщики, многие из которых уже не слишком глубоко сидят в воде, дредноуты, броненосцы и броненосные крейсера собираются подальше от берега и становятся на якорь.

Шесть, сохранивших боеспособность, эскортов и два легких крейсера начинают водить вокруг них хоровод на малом ходу. Видимо, это отголосок опыта, полученного риканами при Мясорубке. Забавные вилы. Если гонять по кругу всех, греха не оберешься. Огромная опасность столкновения. Ходить походной колонной туда-сюда, тоже не здорово. При каждом повороте — рискованные ситуации, возможность пропустить атаку. Кораблей, пригодных для охраны линкоров и транспортов, осталось очень мало. Слишком многие получили серьезные повреждения. Как-то очень уж злобно обошлись с ними имперцы.

Неуютно джаппам. И еще их нервирует скопление неприятельских кораблей в зоне видимости. Далеко — из пушек палить бесполезно — стоят два транспорта, рядом с ними семь штук мелочи, типа миноносцев, сторожевичок, эсминчик, пара крейсерочков — побольше и поменьше. Надо бы атаковать, да уж больно наглядно они представились по поводу своего присутствия.

Гошка сидит в салоне лихтеровоза и смотрит, как командиры уписывают кулеш. Знакомая обстановка. И командиры знакомые. Новые лица легко вписались в общий настрой. А план-то не работает. Не хочет противник атаковать его подставившуюся как на ладони группу. По всем канонам сейчас грозные линейные корабли общим числом четырнадцать должны переть на него, паля примерно из сотни стволов чудовищного калибра. Сотни километров сетей, мобилизованных у окрестных рыбаков, приготовлены к сбросу в море. Маневр «метание в страхе» и «паническое бегство» уже третий раз проигран капитанами на столешнице, И снятие команд со срочно затапливаемых лихтеровоза и транспорта отрепетированы на твердую четверку. Да только не ведутся джаппы на легкую поживу.

На этот случай, для инициации активности неприятеля приготовлен план психической торпедной атаки со стрельбой с максимальной дистанции, которую пробегают торпеды. Конечно, накрытие из главного калибра на таком расстоянии дает заметную вероятность поражения атакующих кораблей, потому, торопиться с этим не хочется, ибо кораблей рысских в здешних местах негусто.

Наконец входит начальник полигона.

— Девяносто процентов, что будет туман. Ветер и так был, тише некуда, а сейчас вообще стихает.

Все молчат. Хорошо это или плохо? Кто знает? Но планы, кажется, пора менять. Хотя…

— Вы ведь в этих краях не первый год, все приметы знаете. Когда туман начинает сгущаться, то насколько быстро это происходит?

— Обычно, если Бета мышонка пропала, а Альфа еще видна, то пора домой. А уж, как и Альфу не разглядеть — бросай весла и дрейфуй до утра. Это так местные рыбаки, да промысловики считают.

Затишье. Час, второй. Пропадают из виду некоторые звездочки на недавно еще чистом небосводе. Давным-давно завершена зарядка торпед. Кое-кто уже подремывает. Даже жалко будить ребят. Пора, однако. Орудия транспорта и меньшего из крейсеров с запредельной дистанции начинают обстрел скопления кораблей ярко светящимися снарядами. Наглая демонстрация переполняет чашу терпения джаппского адмирала. Или его уже не слушают? Так или иначе, происходит то, чего Гошка и добивается.

Могучие броненосные крейсера, легкие крейсеры, бронепалубники и эскорты направляются в сторону неприятеля в сгущающемся тумане и… миноносцы направляются им навстречу, теряясь в молочной завесе. Сети им сегодня не понадобятся, все складывается иначе. Громаду большого корабля видно намного дальше, да и машины громче работают. А туман все плотнее, и неразбериха. Кто стреляет? В кого стреляют? Это же натуральная подстава! Юркие малыши не слишком страдают от малокалиберных пушек. Но торпеды выпускают с таких дистанций, что уклониться немыслимо. Незнакомые быстрые торпеды.

Рысские крейсера, эсминец и сторожевик, проследив за отходом транспорта и лихтеровоза, обошли по счислению участок, где сейчас миноносцы путались под ногами атакующих джаппов. Сблизились с местом стоянки основного ядра эскадры и разрядили торпедные аппараты просто по азимуту. Причем на дистанции, позволяющей надеяться на то, что самоликвидаторы сработают где-то неподалеку от кого-нибудь, стоящего на якоре посреди открытого моря.

Где-то затерялся семьсот тринадцатый миноносец, а канонерочка «Топленый» бухает своими пушками, кажется, в самой гуще скопления транспортов. Да плотную кучу судов атаковать удобней, чем охотиться за ними по всему морю. В общем, лейтенанты сегодня резвятся, всяк на свой манер. Не забыли бы вернутся к точке сбора.


Глава 25

Что уж там вытворял командующий джаппской эскадрой, но когда молочная завеса рассеялась, ни одного неприятельского корабля на всем обозримом пространстве не было. Один туман знает, каких усилий стоил немолодому адмиралу этот маневр, но он совершил невозможное.

Поступил доклад, что корабли неприятельской эскадры, или флота, втягиваются в безымянную бухту необитаемого острова Кназ. По карте видно, что для стоянки место идеальное. Нависающие мысы, большие глубины, но на якорь встать можно. Вроде как одного дредноута не видно. Ушел, потонул или просто не заметили, сказать трудно. Вообще, нормально ничего пересчитать не удалось, так что оба крейсера и эсминец вместе с патрульными корабликами побежали прочесывать море в направлении возможного ухода части эскадры или посыльного корабля.

По Гошкиным прикидкам выходит, что повреждения, полученные вражескими кораблями сопровождения, и уход шести боевых единиц на разминирование фарватера, в совокупности, заставили неприятеля искать места для длительной хорошо защищенной стоянки. Им нужен ремонт, требуется проведение разведки — поскольку первоначальный план стремительного нападения не сработал, джаппы ищут новый вариант.

Эскорты и бронепалубники, ушедшие для разминирования пролива, возвратились несолоно хлебавши. Всю ночь и начало утра очищали винты, от намотавшихся на них сетей. Причем, два корабля потеряли по одному винту, видимо тросы прихватили поставленные здесь мины. Хорошо, хоть повреждения корпуса невелики. Паровые катера морпехов, перевозимые обычно транспортом обеспечения дивизиона семисотых, поработали в этом месте на славу. Времени на все про все у них было только три с небольшим часа. Как челноки мотались поперек пролива, расставляя, нитка за ниткой и специальные диверсионные сети с зарядами для повреждения намотавших их винтов, и обычные, рыбачьи.

* * *

Надо попытаться закупорить горлышко бухты в которую вошел неприятельский флот. Хотя бы бочек накидать, привязанных обычными веревками к камням подходящего размера. Пусть изображают из себя мины, которых у него больше нет. Командор в салоне лихтеровоза доедает котелок горохового пюре с говядиной и радуется, что про запас выспался в стальной утробе «Бегуна».

* * *

Гошка ясно представлет себе, что происходит в месте сосредоточения джаппского флота. Войска выгружаются с судов, во все стороны разосланы патрули и разведывательные подразделения. Устанавливаются палатки армейского лагеря, саперы оборудуют причалы. Артиллерийские орудия затаскиваются на высоты, готовятся позиции для пехоты. И не позднее, чем к вечеру все подходы со стороны моря будут простреливаться, и освещаться прожекторами. Остров Кназ невелик и безумно рельефен. Джаппам явно придется и скалолазанием позаниматься и лестниц наделать. Многие возвышенности выглядят неприступными, обрываясь в море многометровыми стенами.

Здешние прожектора не чета земным. Яркое пламя горения специально подобранных химиками смесей, это не электрический свет. Даже отброшенный зеркальными отражателями, он на расстоянии более двух километров уже не то, что глаз не режет, даже освещенность создает сумеречную. А уж с трех километров разглядеть что-либо вообще проблематично. Правда, ночную чувствительность человеческого глаза такой свет сильно понижает.

Стовосьмидесятки очень хорошо попадают с шести километров, хотя добросить снаряд могут и на десять, на двадцать. Но это уже стрельба по площадям. Насколько он помнит, на Земле орудия таких калибров посылали снаряды километров на двадцать, но, кажется, там были углы возвышения градусов сорок пять. Физику он учил с интересом, но, создается ощущение, что на Посейдонии она немного иная.

Скажем, то, что поначалу часто поскальзывался, пока не привык — легко отнести на счет меньшей силы трения. Ее природа ведь связана с электрическими силами. А огромный выигрыш в кучности для снарядов, закрученных вокруг своей оси — похоже тут и в Кориолисовых силах есть несовпадения. Но местные нарезные пушки все же стреляют на меньшие дистанции. Или не придуманы еще достаточно мощные пороха?

Может быть, порох медленней горит? Или выделяет меньше энергии? Или поведение воздуха иное при взаимодействии с быстролетящими телами, завихрения там, срывающиеся потоки? Хотя, свист пуль и визжание осколков кажутся такими, как он слышал на Земле в кино. Или стволы орудий не выдерживают высоких давлений? Да, маловато у него данных для сравнения реалий двух миров.

Так что, хватит о высоких материях. У него сейчас огромный неприятельский флот, запертый…. Запертый. Нет, не запертый. Просто укрывшийся и зализывающий царапины, полученные в мелкой стычке. И с миноносцев сообщают о готовности к разведывательному поиску. Точно, эти барахольщики морпехи словно наскипидаренные таскали туда свои немыслимые причиндалы. Это вроде намека командору, что сведения о неприятеле необходимо собирать неустанно. К нему здесь на редкость благосклонно относятся. Как к талисману, что ли. Главный прикол — всё ведь сами делают — изобретают, придумывают, реализуют — а потом ему, при этом присутствовавшему, новые погоны. Хотя, давненько что-то такого не наблюдалось. Наверное, достигнутое звание для него считается потолком.

— Со всех кораблей пришли доклады, — сообщил штабной. — Потерь нет, повреждения несущественные. Заряжающему с эскорта замком орудия прищемило мягкие ткани мизинца правой руки. Фельдшер срезал с его ноги лоскут кожи и пришил на отсеченное место. Говорит, есть шанс обойтись без ампутации, вроде, рана чистая.

Кивком поблагодарил помощника. Итак — джаппский флот. Колен, получив его доклад, наверняка отправил «Бегуна» с депешей в штаб. Если там не мешкают, дней через десять — двенадцать сюда подойдут неслабые силы империи. Джаппы подлатают свои корабли, выйдут встречать. Что тут будет! Бронебойные снаряды главного калибра у обеих сторон сходные, дистанции поражения близкие. Кровищи!

Надо бы как-то иначе.

— Паровой катер — на воду. С белым флагом. — Распорядился Гошка. И вестовому, — мне бы одеться как-то понаряднее.

* * *

Катер лег в дрейф в километре от входа в бухту, куда джаппы завели свои корабли. Пустынный вид берега может обмануть, но в том, что наблюдение противником ведется, и за скалами дежурит боевой корабль — сомнений нет. На возвышенности у оконечности мыса появился человек. Засемафорил кепкой и тряпицей.

— Велят лечь в дрейф, — прогудел деда. Рассыльным паровым катером роты морских пехотинцев, прикомандированной к дивизиону семисотых миноносцев, командовал тот же старичок, что и во время риканской кампании. — Ну так а мы интересно, что делаем?

— Выполняем, — отозвался Гошка. Он тоже разобрал сигнал международного морского кода.

Бурун за кормой давно опал. Кочегар перестал подкидывать и захлопнул поддувало. На манометр, однако, поглядывал — держал давление. Деда разматывал лески. Гошка рыбалкой не увлекался, но смотреть было интересно.

Третий член экипажа разводил костер в железном ящике, расстилал скатерку, резал овощи. Клевало. Но деда отпускал пойманных рыб, пока не выбрал одну, чем-то ему понравившуюся. Дрова прогорели, поверх углей на стенки ящика положили решетку, а на нее — разделанный улов.

Торопиться нет смысла. На попытку проникновения в бухту неприятель может отреагировать жестко, а торопиться вступать в переговоры — это могут принять за проявление слабости. У них, у джаппов с церемониями дела обстоят строго. Могут вообще не прийти.

Успели плотно пообедать и даже немного подремать до момента, когда из-за мыса показался катер джаппов. В бинокль было видно, что на его бортах есть отметины от осколков. В кокпите стояла группа военных в строгих черных мундирах. Даже новейшая Гошкина тужурка, пошитая из характерной для всей имперской одежды прагматичной «спецовочной» ткани, смотрелась убого. Про брюки лучше вообще молчать, но из кокпита они не видны.

Катера сошлись бортами, матросы прихватили их друг к другу баграми, и лица джаппских командиров оказались в паре метров от Гошкиного.

— Игорь Куксин. Руковожу силами, которые Вам противостоят. Прибыл для предложения о сдаче Ваших подчиненных в плен. — Его риканский, наверняка не безукоризненен, но понятен, это уж точно.

— Тока Кито. Командующий эскадры. Ваши условия?

— Десять лет работы за еду и приют без связи с внешним миром. Кто не умрет от старости, вернется домой здоровым. — Склонность джаппов к лаконичности, иногда сменяется фонтанами цветистых иносказаний, но этот стиль Гошке точно не по силам.

— А в случае отказа?

— Так поубиваем же всех! — Кажется, удивление он сыграл отменно.

— Сколько времени нам дается на обдумывание ответа?

— Нисколько. Разойдемся — и сразу начинаем воевать. Когда решите сдаться, я пришлю суда для транспортировки личного состава. — Пределов своей наглости Гошка уже не ощущал. Все его усилия были сосредоточены на том, чтобы говорить емко.

— Как я понимаю, корабли и военную технику Вы желаете получить неповрежденными. — Он что, всерьез купился? Ну, держись!

— Как Вам удобней. До мест переплавки отсюда не близко. Безразлично, в каком состоянии всё это будет ржаветь.

— Боюсь, не смогу быть Вам полезным. Рад знакомству. — Тока Кито с непроницаемым лицом кивает матросу. Багры отцепляются от бортов, джаппский катер начинает движение к входу в бухту.

Деда смотрит на Гошку, как на ненормального. Вместо простыни на мачту поднимается двухцветный флаг Хельмхольца, начинает клокотать вода за кормой. Они возвращаются.

— Интересно, откуда деда понимает по рикански, — размышляет Гошка и откровенно любуется суровыми скалами, изредка украшенными клочками зелени и пятнами птичьих гнезд. Солнышко пробивается через легкую дымку, иногда пуская по воде бледные зайчики. Не жарко. Чуть слышно посвистывает пар, дымок над трубой почти незаметен. Шатуны передают на корпус свою ритмичную вибрацию.

И тут со стороны берега доносятся ослабленные расстоянием короткие звуки взрывов. Чуть погодя с прибрежной возвышенности начинается передача сообщения на катер с вражеским командующим, возвращающийся к входу в бухту. На этот раз не международным кодом, а по джаппски. Гошка успевает разобрать, что про винты и про дредноуты. Они уже прилично отошли, видно неважно. Но с катера Тока Кито берегу отвечают. Тут уж совсем не разобрать — сигнальщик стоит в профиль.

Снова отдаленный звук подрыва, еще. Тишина.

* * *

Семьсот пятый, канонерка и оба четных вернулись из разведки через полчаса после них. Что-то торжественное ощущалось в строе пеленга со старательно выдерживаемыми интервалами, которым следовала эта группа. Когда они только нарисовались в поле зрения, командиры потянулись в салон лихтеровоза. Остальные нечетные миноносцы давно стояли у борта транспорта. Высаживать группы морских пехотинцев на берег они не стали. Патрули и посты наблюдения неприятеля уже повсюду, не днем же подходить к берегу!

— Джаппы вывесили белые полотнища. — С порога сообщил ротный. Командиры миноносцев доложили о прибытии из разведки, и повторили только что сказанное. Торжественный тон и многозначительный вид, с которым были исполнены подряд пять идентичных выступлений, сильно насторожили. Гошка потребовал подробностей.

— Мы в этой бухте проводили тренировки пловцов. Урмане не возражали, а местечко там, я тебе скажу, прекрасное. И много особенностей рельефа, которые мы хорошо знаем. Так что миноносцы подошли, укрываясь под обрывистым берегом, а оттуда лощиной, да за камнями мы на собственных ножках пробрались прямо к заливчику, что выходит во внутреннюю акваторию.

Пристроили заряды к винтам неповрежденных кораблей, и вернулись. Уже почти до миноносцев добрались, когда пошли подрывы. А потом потихонечку отползли, и домой потопали. На обратном пути сигнальщики рассмотрели несколько белых флагов. Один на мысу, второй на горушке.

— И это вы среди бела дня, при тихой воде, пуская пузыри из своих аквалангов? — недоумевает Гошка.

— Какие пузыри? Мы же в респираторах!

Гошка помнит, что изолирующий противогаз еще иногда называли аналогом респиратора, но детали ему неизвестны. Однако, там баллончик маленький. Ну ладно, раз ротный сказал — без пузырей, значит без пузырей. Это сколько же он народа задействовал, чтобы столько зарядов доставить? Хотя, три миноносца, да «Топленый», да море спокойное — человек по двадцать на каждый борт можно взять без проблем. И ведь не предупредил ротный своего командора. Не иначе — сомневался в успехе, не хотел обнадеживать. А начнись бабахалово в момент, когда Гошка под белым флагом… неудобно бы получилось.

В общем, с привитием подчиненным культуры мозгового штурма он явно добился успеха. Кадровые военные начинают самовольничать. Хотя, если не отдаются распоряжения, это не означает, что надо ожидать таковых, предаваясь неге ничегонеделания. Его, Гошкина, нераспорядительность — вот причина нестыковки в действиях. Колен на ротного сейчас бы накричал, потому что наверняка сам бы ставил задачу на разведывательные действия. И ротный, скорее всего, при этом затронул бы тему возможности проведения диверсии. Короче — сюрприза бы не было. Только для джаппов.

— Командировать к пленным всех фельдшеров с медикаментами и инструментарием, в помощь им из морпеха по пять человек на душу…. Отставить, из морпеха, чай перекупались сегодня ребята. По паре матросов хватит. Да сверх того, пошлите взводного, чтобы за порядком следил. Катерами парней отвезите. Боевые корабли перед ними лишний раз не надо бы светить. И миноносец на базу. Пусть оборудуют транспорты для пленных, да подгоняют по мере готовности. Но торопиться не надо. — Распоряжается Гошка, а сам думает, — И куда мы такую прорву народа денем? Хорошо все-таки, что Колен здесь. Разберется.


Глава 26

Лихтеровоз и транспорт ошвартованные друг к другу лагом замерли посреди пролива. Берега в отдалении. Солнечно. На причаленных маленьких миноносцах и стоящих неподалеку крупных кораблях ведутся какие-то работы, но без суеты. По трапу Гошка перешел на транспорт. Тут у носовой стовосьмидесятки начальник полигона и два старшины с «Рябого». Федотыч — начальник минно-артилерийской части, и стармех, наседают на офицера.

— Нет, я понимаю, что под этот уголь, — Федотыч тычет пальцем в черное тело сплошного снаряда, — можно любые стальные или чугунные штучки запихнуть, и тогда он что хочешь, проломит. Не об этом речь. Вы под оперение ставите пыж, чтобы, как обычный конический, его выталкивало пороховыми газами. То есть усилие прикладывается позади от центра тяжести, и когда эта штуковина покидает канал ствола, пороховые газы могут ее качнуть.

— Могут, кто спорит. Но летит-то она куда нужно, и стабилизаторы ее полет выпрямляют, поскольку тормозящее усилие тоже «позади от центра тяжести» тела, летящего по инерции. Ну и закрутка происходит, чтобы отклонения из-за погрешностей изготовления равномерно распределились по всей окружности.

— Да не о том речь. Понятно здесь все. Я о том, что усилие от толчка нужно не к донцу прикладывать, а к носику. Вроде как за веревочку снаряд из ствола вытягиваешь. Тогда пинок под зад, что происходит на срезе ствола, никаких существенных смещений не создаст.

Начальник полигона возмущенно разводит руками, а Федотыч не унимается.

— Да знаю я, что газы выталкивают, а не вытягивают. Но если на поршень, именуемый пыжом, приладить шток, да так, чтобы его передний конец толкал эту стрелу впереди центра ее тяжести….

В глазах офицера появляется намек на понимание, но главмех хихикает.

— Это он предлагает пыжевать каждый выстрел трехногой табуреткой. Представляешь, ножками вперед. Обложишь такими снарядами неприятеля, а заодно позиции ему меблируешь. Причем с применением самых термостойких материалов. Не слушай ты его, он вечно что-нибудь придумает. Да и, в конце то концов, не бинокль же из рук сигнальщика с дистанции в пять километров выбивать с применением артиллерийского орудия. Нет, Федотыч, погоди, — останавливает он артиллериста, — ты свою заморочку объяснил, теперь мой черед. Вот скажи мне, капитан, можно ли из этого черного материала лопатки турбин изготовить?

На свет появляется нечто похожее на крыльчатку вентилятора.

— Графит этот менее прочен, чем сталь, так что лопасти должны быть толще. А чего ради такой вопрос?

— А потому что ресурс у ротора всего тысяча часов. Или сто, если на полном ходу. Потом или меняй на новый, или жди беды. Тут ведь, чем горячее пар, тем экономней ход. А нагрузки идут на лопатки и от воздействия струи, и центробежные силы, причем все при высоких температурах. Плюс вибрации, куда от них денешься?

Раньше, понимаешь, пока на поршневых ходили, пусть потише, и уголька шло побольше, но надежно. А сейчас — все время жду поломки. И регламентные работы по смене ротора замучили. Нет, это вообще ни в какие ворота. Похоже, рикан надул кто-то по-крупному. У нас ведь трофейные турбины. Помню, когда снимали, удивлялся, зачем столько запасных частей с собою возят эти недоумки? А сейчас — сам меньше чем с парой сменных комплектов, из порта не выхожу, и в бою трясусь как осиновый лист — как бы лопатка на полном ходу не полетела.

В общем, кто-то соседей наших почтенных рикан крепко завел за угол с этими турбинами. А мы купились.

— Хм, — капитан в задумчивости смотрит на образец. Это самая жаропрочная сталь, из всех известных мне. Керамика — вещь хрупкая, хотя, в этой области, наверное, просто никто не работал. Вольфрам пошел бы, так его в лабораториях получают по крупицам, а как обрабатывать — никто не знает. Еще платина, наверное, подойдет. Но тут без проверки наверняка не скажешь.

А насчет графита — попробуем. Изготовим комплектик — другой. Побегаете, посмотрите. Есть у нас тут толковые мужики, помаракуют. Хотя, чего вам бегать-то. Море, оно шутников не жалует. Найдем сараюшку, поставим турбину на козлы и погоняем как следует.

Гошка давно сидит тихонько. Впитывает информацию и вспоминает, что Тавруха говорил ему и про относительную мягкость здешних материалов, и про точки фазовых переходов…. Если лопатки разрушаются под воздействием пара, то ни газовых турбин, ни турбовинтовых двигателей он на Посейдонии не увидит вообще никогда. Там ведь, считай, открытым пламенем производится воздействие на подвижные детали. В поршневых системах температурные нагрузки идут периодически, разница в режимах невелика, а, поди ж ты! Или просто привычные проблемы внимания не привлекают.

А еще интересно то, что на таком огромном удалении от центральных областей государства, куда нормальная почта доходит за месяц с лишним, принимаются важные решения, затрачиваются серьезные средства. В бюрократизированной единой системе громоздкого государственного аппарата, похоже, действует не только механизм наказаний, но и механизм прощений. Ведь, по теории вероятностей, любое самовольство в половине случаев должно заканчиваться плачевно. А тут — секретные гладкостволы на транспорт обеспечения — пожалуйста! Турбинные лопатки из снарядного суперграфита — извольте!

— Кукса, Колен зовет! — Надо же, задумался и не заметил, как подвалил посыльный кораблик. А вестовой Нята уже спускается по штормтрапу на его палубу с мешком на лямке и чемоданчиком в руке. У этого парня нюх на перемену места дислокации развит необыкновенно. Раз прихватил барахлюндию — значит, следует прибыть «с вещами».

* * *

— На этот раз, Кукса, ты уставов не нарушал. За что тебе от меня спасибо. Но про десять лет плена — это ты джаппам лишку пообещал. — Го выглядит как сытый кот. — По нашим обычаям после трех лет жизни на территории империи любой человек получает права гражданина, и вместе с ними — свободу перемещения.

— То есть через этот период вся мировая общественность узнает о том, что наши пушки стреляют, а торпеды плывут дальше всех. И что в тихих гаванях у противных нам кораблей как-то вдруг сами отстреливаются винты?

— За три года произойдет столько сражений, что хоть кто-нибудь, да заметит.

— А что, после такого урока, что получили джаппы, кто-то осмелится на нас наезжать?

— Какого урока? Даже их император знает только то, что флот ушел и не вернулся. Конунгу Хельмхольца мы за молчание подарили три сторожевика. Неновых, но еще крепеньких, в полной комплектности и на ходу. Он теперь круче всех на Урме. Принял верховный титул, нос задрал. Если кто его спросит про джаппский флот — такого туману наведет, что про него подумают, будто это он гостей дорогих приветил от своих щедрот. Душевный парень, мы с ним давно ладим. Слухи поползут, конечно. Но будут они разными. Поди, разберись, где правда?

Трофейные корабли нам пригодятся. При такой площади территориальных вод и протяженности охраняемого пространства…. Так что ни с кем мы не воевали. Кстати, их дредноуты риканской постройки… не корабли — песня.

Их ведь по нашим чертежам строили. Представляешь, какая незадача! Прислали эти самые рикане к нам самого лучшего своего шпиона, он чуть не от кульманов ватманы пооткреплял, свернул их тонкой трубочкой, ну и помчался в свою риканию с самыми лучшими мыслями наших конструкторов. Жалко до слез. Правда. Кажется, испы хотели завести у себя такие. Продадим, наверное. Не слишком дорого возьмем.

Го просто лучится от удовольствия. Голос — как бархат, улыбка источает мед, а в жестах — сдерживаемое торжество. Типа, Йес!!! Да и тон беседы игривый. Мужика просто прёт от сдерживаемого торжества.

— Жаль, нельзя их себе оставить. Очень уж дорого содержание обходится. Нет у Империи таких средств. Ну, вернемся к тайнам. У нас их есть, и ты одна из них. Поговаривают о счастливом командире, с которым все из боя возвращаются, а противник огорчается надолго. Мы-то знаем, что все это — случайное стечение обстоятельств, и единственная твоя заслуга в том, что оказался в нужное время в нужном месте. Или не твоя, а того, кто тебя туда направил. Суть не в этом. Смерти твоей мы не желаем, а вот враги наши, услышав народную молву, пожелают обязательно.

Поскольку по закону после трех лет пребывания в пределах Империи ты получил гражданские права, назначаю тебе послушание: На месте не сидеть. А уж как ты будешь перемещаться — решим через…, — Го заглянул в календарь и обвел карандашом дату, -…четыре дня. Приезжай по адресу, куда мне отписывал. Жена просит тебя на день рождения, дочки хотят быть тебе представлены. Явиться до полудня.

Кстати, за хвощ спасибо. Сейчас из него масла по паре тонн в месяц давят только в том хозяйстве, которое ты намеревался купить. И соседние земледельцы заинтересовались. Мы уже подумываем перевести серийные миноносцы на жидкое топливо.

Ну, про послание твое ко мне и кашу, что ты с кредитами Ссудных Касс заварил, поговорим в другой раз. Кстати, а ведь банковские расписки нашего Госбанка джаппы не сохранили. Пожар у них случился в главной конторе. Люди не пострадали, а бумаги сгорели все. И копии этих важнейших документов в нашем банке какой-то растяпа потерял. Наверное, сунул не на свое место. Ужас что творится! Придется кого-то наказывать, а то развели, понимаешь, бардак. — В глазах чиновника читается такое непередаваемое огорчение…. Наверное, от мысли о необходимости наказания виновных.

— Квартиру в поселке у главной базы не сдавай, денщик присмотрит. На службе больше не появляйся, искать тебя не будут.

Вестовой дожидался его в коридоре у двери кабинета. Гошка сменил командорскую тужурку на форменную куртку мирного жителя, повесил на плечо рюкзачок. Положил в карман бумажник с жалованием и распрощался. Жаль, за четыре дня до Хаммасу не обернуться. Но, говорят, здесь восточней по побережью хорошие пляжи, и комнаты сдаются. Разгар лета. Надо на солнышко к воде.


Глава 27

Четыре дня пролетели — он и не заметил. Отлично покупался в теплом море, со вкусом побродил по тихим улочкам прибрежных посёлочков. Тут не встречалось привычной типовой застройки. Хутора, пастбища, рыбацкие деревушки по три домика с лодочными сараями и кольями для просушки сетей. И эти сети Гошке ужасно нравились.

Веселая и беспечная детвора, приветливые взрослые. Подростки практически не встречаются. Вообще — места выглядят так, как будто все здесь незыблемо испокон веку, благоустроено и отлажено. Умилили дорожные указатели у развилок троп, ковшики и скамейки рядом с заботливо расчищенными родниками, и обычай всех здороваться со всеми. Решил, что после посещения дня рождения супруги Го, обязательно вернется в эти места и будет каждые денек-другой переходить от деревни к деревне, удаляясь все дальше к востоку, пока не надоест.

* * *

До городка, где проживал Го, добрался ночным поездом. Тут, прямо на станции, вышла небольшая заминка. Пошел дождь, и пришлось укрыться в станционном буфете. Народу не было, завтрак уже закончился, а обеденное время еще не настало. Пил кофе с пирожками и болтал с официанткой. Она протирала и расставляла по полкам чашки и блюдечки, насыпала сахар в сахарницы и соль в солонки, раскладывала салфетки в держатели и поддерживала незатейливый треп о глобальных проблемах мироздания с точки зрения ее пятилетнего внука.

Нескучный мальчуган, предприимчивый такой. Когда настал час расплаты, из кошелька выкатилась монетка с Земли. Обычный рублик. Женщина попросила посмотреть. Поговорили о нумизматике. Потом о городке. Тут оказывается большой госпиталь, и живут здесь почти одни медики. Еще есть ювелирный заводик, и все. А та улица, куда Гошке надо попасть, далеко, и как идти туда, объяснить получается путано. Лучше на извозчике доехать.

Ну не так уж это оказалось далеко — невелик городок, но насчет запутанности маршрута — это да. Раньше на территории Империи изгороди Гошке не попадались. Огород тыном обнести — это понятно — от потравы. Или набережную огородить, чтобы народ в воду не сыпался. Собственно так и велось всюду, где он раньше бывал. А вот в районе, куда привезла его пролетка, каменные стены и узорчатые решетки, веселый штакетник и мрачная кирпичная кладка. И так вдоль всей улицы. Любые вариации на тему заборостроения — словно на выставке по теме «не пущать».

Возница объяснил, что дома здесь все старинные, стоят со времен, когда еще все было иначе, и живут в них люди солидные. Чем занимаются? Да служат, в основном. Есть и купеческого сословия, и заводчики. Прислугу держат, у многих свои коляски есть. Народ все степенный, уважаемый. Гошка вдруг про себя отметил, что о состоятельности владельцев этих городских усадеб, упомянуто не было. Это по контрасту с впечатлениями от недавнего «турне» по загранице. Там, если про кого-то уважаемого упоминают, так обязательно дают оценку его капиталу, или полученному наследству. Иной раз даже указывают источники дохода — заводы, прииски, плантации…. А тут и приехали.

Забор из гнутого искусным кузнецом катаного железа. Без особых кружев, но стиль чувствуется. И места сварки выглядят убедительно. Ворота о трех каменных столбах с калиткой, веревочка вглубь участка уходит, теряясь за деревьями. На конце — ручка, прямо рядом с ажурной дверцей. Подергал. Вышел слуга не в спецовке, а как-то так одет, что профессия его сразу видна. Нет, не в ливрею, но навеяло. Спросил имя, повел в дом по плотным дорожкам, вьющимся среди кустов и клумб. Хозяйка — красивая и очень даже еще нестарая — назвалась Варварой. Улыбнулась приветливо, сказала, что рада видеть. А в глубине глаз тревожный огонек. У Гошки сразу исчезло расслабленное благодушие последних дней. Виду, вроде не подал, но насторожился.

Одета эта женщина была, конечно, не в обычную невыразительную местную одежду, а в красивое летнее платье из светлого шелка с цветами, отделанное, он не понял чем. Просто ослепительно. Гошка так и заявил, и заслужил ласковый взгляд.

От предложения перекусить отказался, и был приглашен в сад. А вот тут у него в глазах стало двоиться. Нет, троиться. Пятериться! Пять девушек в одинаковых прелестных платьицах, похожие друг на друга, как две капли воды.

— Знакомьтесь, Игорь, мои дочери: Виола, Нина, Саида, Мириам, Евдокия.

— Вот, что означает таинственное «Ри», это Мириам, — понял Гошка, — пять близняшек, это очень редко. А вслух: — Привет, давно не виделись!

— Так вы знакомы? — Улыбается мама. — А эти проказницы попросили папеньку использовать служебное положение, чтобы познакомиться с человеком, о котором ползут невероятные слухи. В таком случае, надеюсь, на некоторое время они тебя займут.

Переход с «Вы» на «ты», Гошка уже расшифровывает мгновенно. Тут вообще в пределах одной фразы выражение отношения к собеседнику изменено. Знак?

Варвара вернулась в дом. Гошка обвел взглядом озорные лица.

Однояйцевые близнецы — так это по науке. Идеально похожие от рождения. Но сейчас он их уверенно различает. Разный характер загара не полностью замаскирован тональными… кремом? Пудрой? Откуда ему знать! И мышцы развиты у них с индивидуальными особенностями. Забавно, а ведь, несмотря на одинаковые платья, прически, макияж, он уверенно назовет каждую по имени.

— Ри, что на Посейдонии дарят женщинам?

— Везде по-разному. В этом доме — улыбки, комплименты и невероятные истории, рассказанные с юмором. Улыбки от тебя не дождешься, комплимент матушка уже получила, а невероятных историй о тебе я наслушалась от своих сестричек. Пошли с нами пельмешки лепить. Гости соберутся через два часа, как раз управимся.

Лепили девушки виртуозно. Гошка не разгибаясь, полтора часа, порция за порцией месил тесто, но оно не залеживалось. К ним присоединились еще Клара и Леночка, такие же нарядные, веселые и совершенно непохожие на сестер.

— Гости собираются, подумал про них Гошка, но угадал только наполовину. Леночка приехала с каким-то незнакомым Гошке господином Григорьевым, которого сейчас занимает мама, а Клара — дочка горничной из соседнего дома. Росла вместе с дочерьми хозяев и даже никогда их не путает. Приехала на недельку и зашла поболтать. Именно это получилось по полной программе.

Из ответов на ее вопросы выяснилось, что Саида закончила морской корпус и получила назначение в службу патрулирования территориальных вод. Георгиевский крест позволил ей избежать штабной работы, для которой обычно используют женщин военнослужащих, и она теперь — второй помощник командира сторожевого корабля. Это как раз систершип посудинок, что были на посылках в проливе Хель, когда шла разборка с джаппами. По боевому расписанию управляет артиллерийским огнем, но пока они стреляли только на учениях. Обычно фланируют вдоль гряды Сушеных Черепов. Бункеруются на Куксиной Мясорубке. Интересный раскладец.

Мясорубка оказалась Куксиной, и выяснилось, что у самого риканского побережья имеется местечко, где имперский корабль может разжиться угольком. Видимо, не убедил он тогда Го поселить в тех местах огродников и рыбаков, — рассудил Гошка.

И Виола окончила свое пехотное училище, прапорщик. Командует взводом. Тоже патрульная служба. Обходят малонаселенные острова архипелагов Косухи и Парижского. Это тропики. Чудесные атоллы, живописные гористые острова, хрустальные ручьи и тучи летучих тварей, от укусов которых, кажется, кожа слезает. А иной раз, словно удар кинжала. Если бы не награда (выразительный взгляд в сторону Гошки), сидела бы в канцелярии полка со стопками аттестатов.

Нина недавно защитила диплом факультета международного права в юридической академии. Где будет работать, еще не решила. Есть несколько очень интересных предложений. Жалко только, что далеко от дома. Не каждый год сможет приезжать. Про причастность к делам внешней разведки — ни гугу.

Дуняша отучилась уже два года назад, и после лицея администрирования работает ревизором, проверяя работу системы государственного управления. Эта обтекаемая формулировка явно направлена на сокрытие ее работы в службах безопасности. Из сестричек она раньше всех получила воинское звание, это Гошка помнит точно.

Мириам занимается социологией. Это такая наука о здоровье государства и общества. На всей планете её никто не изучает, а она решила попытаться создать. Разработать, так сказать, основы. Много ездит, перебивается случайными заработками.

— Забавно, — сообразил Гошка. — Если предыдущие два секрета были не от него, то здесь — полная неясность. Именно о Ри он совершенно ничего не знает.

Клара выучилась на врача, получила место в Синиченске. Это не близко, каждый год к родителям наведываться не сможет.

Леночка щебетала о женихах и перспективах замужества, оборках и шляпках, чем резко диссонировала с остальными. Но пельмешки лепила шустро. По улыбкам остальных выходило, что она в этом кругу баловня и любимица.

Кухарка, что оттаскивала дощечки с налепленным, похвалила Клару за старание в учебе, за то, что такую науку осилила в возрасте, когда другие только школу заканчивают. И вот тут Гошку очень заинтересовал ответ.

— Так, тетя Тася, если вместе с принцессами учишься, попробуй не осилить. Гувернеры если не розгами, так многократным повторением заставят захотеть понять.

— И кто же тут у нас принцессы? — Первая возникшая в голове мысль слетела с губ в момент образования. Хотя, если много соучениц одной ученицы, то вот их пять, смотрят испуганно. Делаем вид, что ничего не понял. Наверно сюрприз для него готовят, типа над ухом гавкнуть из-за спины. Но совсем не среагировать нельзя. Девчата непростые, сообразят, что притворяется тупым. — Впервые слышу, что в Рысской Империи применяются телесные наказания.

— Только к особам привилегированным, по высочайшему повелению, — не меняет веселого тона Клара. И спотыкается, наткнувшись на страшные взгляды принцесс. — Ой, я что-то не то сказала?

— Да сюрприз наш испортила, только и всего. — Саида делает кислую мину, которая тут же образуется еще в четырех исполнениях. Девушки совершенно неотличимы в выражении чувств, любого одурачат своим сходством, тем более, одеты одинаково до мельчайших деталей. Были бы в обычных спецовках, да при неярком освещении…. Но Гошка почему то уверен, что и тогда их не перепутает.

— Так вы хотели перед ним неожиданно расшифроваться и насладиться его удивлением? — Догадывается Леночка.

— Вообще-то это получилось. — Ри уже выглядит довольной. — Просто в незапланированный момент. Но работа мысли, озарение и оценка сделанного открытия, отразились на лице дорогого гостя, чем принесли нам пару веселых секунд. Кстати, Игорек, ты весь в муке вывалялся. Пойдем, провожу тебя переодеться.

Через сад прошли в одноэтажное, похожее на барак здание с несколькими крылечками. Им надо было на второе справа. В прихожей нашелся Гошкин рюкзачок, отобранный слугой еще при входе. Комната с широкой кроватью, при взгляде на которую в голове всплыло слово «сексодром». Пара шкафов для одежды, трельяж и письменный стол. Вода в туалетной комнате оказалась и холодная и горячая, Никакого дровяного титана, обычного повсюду, здесь не наблюдалось, зато ванна нестандартно просторная, практически на двоих. Без вопросов стало ясно, что эти апартаменты отведены для него. Гостевой домик со всеми удобствами.

Ри достала из шкафа мужской костюм. Ткань не спецовочная, добротный, с благородным отливом комплект из темных брюк и светлого пиджака. Кажется, это называется смокинг. Белая сорочка. Туфли. Все есть. Когда, устав ждать его на крылечке, Ри вернулась, он так и не справился с галстуком. Обычный-то завязывал с десятой попытки, а тут бабочка. Она помогла, и заторопила. Гости съехались, начинаются торжества.

Застолье — традиционный русский способ отметить любое событие — здесь тоже был в обычае. Около полусотни гостей ели, пили и говорили речи. Тостами эти выступления назвать не получалось, слово «выпьем» не произносилось. Комплименты хозяину, хозяйке, дочерям. Без славословий или пожеланий. Даже поздравлений не прозвучало. Добрые слова о добрых людях, коротенькие истории на любые темы, забавные философские рассуждения — напоминает треп старых друзей, случайно собравшихся в удачном месте, где можно расслабиться от повседневных забот. Вина, водки, наливки, коньяки и другие не менее серьезные напитки наблюдались в изобилии и употреблялись без понуканий. Закусок и сытных блюд подавалось много, и на любой вкус. Пельмешки тоже.

Работа прислуги была похожа на деятельность ресторанных официантов при обслуживании банкета. Опустошенные блюда и чаши заменялись полными, взамен иссякших бутылок выставлялись новые, также тарелки гостей время от времени подвергались ротации. Посуда и приборы были обычными, столовскими. Нержавейка и добротный фарфор. А вот рюмки, стопочки и фужеры — хороши. Не то, чтобы нечто особенное, но праздничного вида граненый хрусталь.

Гошка распробовал один коньячок с резковатым вкусом и изредка притрагивался к нему губами, хмельного он опасался. Зато поел от души. Ри, устроившаяся рядом с ним, этого коньяка выпила несколько рюмок. Было интересно смотреть, как она сначала набиралась духу, потом с заметным напряжением выцеживала крошечную посудинку, страдала лицом, безуспешно сдерживая гримасу отвращения, и поспешно заедала. После каждого сеанса этого мазохизма она выглядела все более и более решительной.

Маменька тоже наблюдала за дочкой, и тревожно поглядывала на Гошку. Но все это ничем не закончилось. Пересчитав выпитые рюмки и помножив полученное число на их объем, соотнеся результат с массой тела своей соседки и прикинув количество и качество съеденного, получил в результате совсем легкое опьянение. Ну, может с непривычки слегка голова покружится, с полчаса, не больше.

Танцевали обычные земные танцы в обнимочку. Дуняша попыталась притвориться Ри, когда та отошла глотнуть морса, но Гошка сразу назвал ее по имени. Кстати, двигалась она лучше своей сестры. Менее сковано.

Из всех гостей знакомым оказался только Колен. Поздоровались. И вообще представили Гошку немногим. В женских нарядах не было привычной уже его взгляду сдержанности, но блеск золота или сверкание бриллиантов не слепили взора. Все платья оказались воплощением безупречного вкуса, а о костюмах мужчин даже и сказать-то нечего. Хорошо одетые люди, и все тут.

К моменту, когда народ начал расходиться, на Ри было больно смотреть. На ее лице сквозь маску спокойствия проступал ужас. Проводила Гошку до двери его комнаты, и ушла в ночь, вся съежившись. Когда, приняв роскошную ванну, Гошка нырнул под одеяло, то понял, что не один.

— Наконец то ты наплескался, — надо же, даже по голосу он не путает близняшек. Мириам опять с ним.

— Понимаешь, Ри, после появления на Посейдонии у меня не все в организме работает. В общем, с девушками я очень даже могу поговорить, обнять, чмокнуть в щечку. А вот функция размножения не действует.

— Ну, хотя бы обними, — она прижалась к нему. И что-то в нем дрогнуло. Сработали рефлексы, задвигались руки, и все получилось быстро и безыскусно. Нет, некоторый опыт общения такого рода у Гошки имелся еще с Земли, так что он не оплошал. Во всяком случае, ногти девушки впились ему в спину именно тогда, когда…. И еще она назвала его совсем другим именем.

Ри не двигалась, ткнувшись носом ему в плечо. Гошка лежал на спине и размышлял.

— Ну вот, не прошло и трех лет, а я уже в одной постели с принцессой. И кажется, по моей руке стекают ее слезы.

Подсунул руку ей под шею, положил ее голову себе на плечо. Она прижалась, затихла. Теперь мокрой стала ключица.

— Я тебе очень больно сделал?

— Ну, так. Наверно не сильнее, чем необходимо. — Точно, плачет. По голосу слышно. — Ты спи, говорят, мужчины после этого всегда спят.

— Хорошо, сейчас усну. А ты не уйдешь, воспользовавшись моим беспомощным состоянием?

— Куда же я уйду из своей собственной комнаты? И вообще, всегда зови меня, когда тебе понадобится ну… это самое.

— Хорошо. А этот Рики, которого ты вспомнила, это, наверное, твоя первая любовь?

— Да. И еще это ты. Понимаешь, там, в столовой, на Ендрике, когда ты только что оказался на Посейдонии, у меня возникла в голове забавная аналогия. Как будто Рики-Тики-Тави только что выбрался на берег из бурного ручья. Все ждала от тебя вопроса о том, где тут дынные грядки.

— Я выглядел таким же наглым, как этот несносный мангуст?

— Скорее, боевитым. Кажется, никто из пришельцев не пытался убедить первого встреченного им в неведомом мире человека в том, что без электричества жить вообще невозможно.

Ри повернулась к нему спиной и уютно угнездилась в «корзинке» из его рук. Стало тепло и спокойно. Пришло ощущение, что он ее теперь никуда не отпустит.


Глава 28

Завтракали на веранде. Го, Варвара, их дочки и Гошка. Кофе, плюшки, никакой прислуги. Ри выглядела слегка подавленной по сравнению со своими бойкими сестричками, а во взгляде маменьки больше не было тревоги. Папенька сосредоточенно уписывал ватрушки с творогом и больше ни на что не реагировал. Потом девчата убежали к Кларе, маменька захлопотала с уборкой посуды а отец семейства отправился в сад с лопатой и граблями. Все дружно делали вид, что Гошка просто заехал в гости, и больше ничего. Пора прогуляться. Надо немножко собрать мысли в кучку.

Народ вел себя так, как будто о возможности отъезда «дорогого гостя» речи вообще не идет, что он тут свой, вроде как живет он здесь. Ни одного намека не то, что на вопрос, даже взглядов вопросительных не отмечалось. Ни малейшей напряженности. С виду.

Пока размышлял, ноги спокойно несли его одним им ведомым путем. А язык спрашивал у редких встречных дорогу как раз к тому месту, куда несли ноги. Ювелирную фабрику он нашел без труда. Клерк ужасно колоритный седой старикан, осмотрев Гошкины джинсы и флотские башмаки, с интересом уставился на него.

— Два колечка из самого износостойкого золотого сплава. — Ответил тот на невысказанный вопрос. — Одно на этот палец, и одно внутренним диаметром шестнадцать с половиной миллиметров. — Утром он тайком измерил перстенек, оставленный на тумбочке, пока Ри умывалась.

— Чистый светло желтый цвет, ширина четыре миллиметра, — продолжил клерк, доставая плоский ящичек, и не глядя на реакцию клиента — искомое нашлось мгновенно.

При виде денег ювелир покачал головой.

— Платы с Вас, я не возьму, и не спрашивайте почему. Не отвечу.

— Тогда ответьте мне на другой вопрос. Хорошо?

— Сначала спросите.

— Как у вас в городе заключаются браки?

— Как и во всей Империи, с обоюдного согласия сторон.

— Я имею в виду процедуру. — Не отстает Гошка.

— Она неизменна с незапамятных времен, но объяснять Вам ее содержание я не стану. Это, скорее, удел физиологов.

Вот уел, старый сморчок. И ведь смотрит такими ясными детскими глазами! Словами решил поиграть. А вот так?

— А документальное удостоверение образующегося союза? Где это происходит, и каким образом?

Старичок задумался.

— Понял. Ты нездешний. Так вот. Если двое хотят быть вместе, то они вместе. А если хотя бы один этого не хочет, то так и получается. Никакие документы не помогут.

Вот оно как. А ведь подумалось, сдуру, что клерк от скуки с ним развлекается.

— В других странах обычай иной, но там это связано с имущественными правами. Наследование, совместное владение, раздел, когда расстаются. Помню, в молодости я и у нас такое встречал, а потом как-то оно поотмирало. — Снова пауза. — Хотя, если ты по дипломатической части, то оно конечно. Но тогда бы и не спрашивал.

* * *

Возвращаясь, Гошка крутил в голове разговор. Ощущение, что его разыграли, было очень сильным. Обручальных колечек на пальцах правой руки он не помнит, ни у мужчин, ни у женщин. Так ведь внимания на это не обращал. Перстни носят. Женщины в основном. Мужики, похоже, этим не балуются, хотя у Кахи Дацимова, точно, было колечко. Знак, стало быть, что занят человек. А, вот что! Леночка вчера про женихов что-то щебетала. Где жених, там и невеста. И потом свадьба. Ритуал наверняка сохранился. Не все же так просто тут отменилось. И брачная ночь? Так ведь она уже была!

Безо всякого интереса проводил глазами двух девушек. Одна особенно хороша. И вдруг понял, что то, что было с ним этой ночью — просто случайность. Никуда его проблема со здоровьем не девалась. Так, эпизод. Флуктуация. Прошла мимо писаная красавица, посмотрел с удовольствием, но ни каких шаловливых мыслей.

Варвару он застал в саду. Она перебирала незнакомые ягоды. Отведал. Точно, незнакомые.

— Больше одной не ешь, их варить надо, а то они не полностью усваиваются. Это не с Земли, чисто местное растение. Варя вытряхивает из корзинки на стол горку неперебранных плодов. — Я тебя хочу насчет Мириам предупредить. Она очень умная и скрытная, порой понять не могу, есть в ней душа, или на ее месте конторские счеты. Даже, скорее, логарифмическая линейка. Ни разу не видела ее растроганной, а последний раз на моей памяти она плакала лет в восемь. Упала с вишни в шиповник.

Отец ей больше внимания уделяет, чем остальным. Думаю, она у него первый дублер, а вот трогательности в отношениях с ней не жди. Я вообще не ожидала, что она найдет себе мужа. Тем более, раньше сестер.

— Опаньки. Так он уже официальный зять. Заехал на день рождения! — И дальше вслух. — Помню, что в официальных источниках имя императрицы упоминалось другое.

— Имена дочерей там тоже указаны иные. И про то, что родились они в один день, знают во всей стране от силы тысячи полторы человек. Кроме как здесь, их вместе никто не видел. Даже прически разные носят. Это они специально вчера оделись, чтобы тебя заинтриговать. Ты ведь их по одной встречал, а про то, что они близнецы, даже мысли не было. Верно?

— Верно. А вообще, зачем эти тайны Мадридского двора. Нельзя разве открыто страной править?

— Это, Игорек, как говорит деда, вопрос качества информации. — Появившаяся из-за Гошкиной спины Ри протягивает правую руку ладонью вниз и слегка разводит пальцы. — Ты просто не представляешь себе, какие трансформации испытывает любая новость на пути от места возникновения до высочайших ушей. — Гошкина рука сама достала из кармана колечко и надела на безымянный пальчик девушки. — Покажу при случае, тебе понравится. — Второе кольцо уже перекочевало в руку «новобрачной» и ее трудами занимает место на его руке.

Пока он соображает, как это получилось, его чмокают в щечку.

— Побегу в госпиталь. Сменю Нинку. Буду поздно, ложись без меня. Варя фыркнула, наблюдая ошеломленный Гошкин вид.

— Ну, ты попал. — И тут же изменила тон. — Не огорчай ее, пожалуйста.

* * *

За обедом ни Нины, ни Ри не было. Остальные сестрички, одетые каждая в свою форму, весело щебетали, обсуждая общих знакомых, новости, расспрашивали отца и мать о вещах, Гошке неведомых. А он размышлял о Ри. Вот чертовка! Что знает обычаи Земли, которые здесь не у всех в ходу, это ладно. Но его просчитала как! Он и сам не знал еще, а она уже колечки заказала и предупредила ювелира, кто за ними придет.

Собирался за обедом испросить у родителей руки их дочери, и вечером при всех обручиться, а уже все. Окольцован. И покинут. Буднично и безэмоционально. Погулять, что ли еще по городку? А то мысли разбредаются. Возникает чувство предопределенности, обреченности даже. Надо как-то прийти в себя и что-то о себе понять.

Бродил по улицам. Все они выходили к госпиталю, огромную ухоженную территорию которого огибала дорога, ведущая к станции. Между деревьев виднелись невысокие лечебные корпуса, с другой стороны брусчатой мостовой — домики горожан. Тут и типовые, и уникальные постройки. Все стили и эпохи. На столичном острове вообще многое сохранилось в том разнообразии, к которому он больше привык. Унификация не слишком затронула эти места. Немноголюдно. Пару раз у него попросили помощи. Снять с дерева котенка и переставить в доме шкаф. Не сразу сообразил — он же надел дворницкую куртку, что у него еще с Хаммасу. Штатскую-то так и не собрался почистить. Ну да, дворника всегда первым вспоминают, если что-то нужно.

А голова не варила. Смотрел, любовался, подмечал любопытные детали или архитектурные удачи. Так, без единой идеи и направился назад. Очень уж все стремительно произошло. А для разработки какой либо версии данных катастрофически не хватало. Он не видел эту девушку три года, и, после нескольких часов общения женился. А тогда, в день его прибытия, вообще обменялись всего несколькими десятками фраз.

Когда вернулся в усадьбу, засек, что хозяин собственноручно завершает работы по продолжению одной из благоустроенных тропинок. Гравий и песок забрасывает в неглубокую траншею, огороженную бордюром из пиленого камня. На дне угадывается уже подготовленная подушка из крупной гальки, а сейчас идет укладка покрытия и его уплотнение. Включился в работу — дело знакомое. Показалось, что император его вмешательством недоволен. Даже пробурчал что-то насчет того, что некоторые дела стоит делать самому, без слуг и помощников.

Ну и пожалуйста. Сам, так сам.

Ри действительно вернулась поздно. Забралась под одеяло, ткнулась носом в плечо и молча лила слезы.

— Наверное, в детстве недоплакала. — Решил Гошка. И не стал домогаться. Он что-то, опять… не того.

Утром его молодая жена «все объяснила». Оказывается люди, принадлежащие высшему кругу, раз в год одну смену отрабатывают санитарами в этом самом госпитале. Там лежат те, кто уже никогда не выздоровеет. В основном инвалиды войн. Не все, конечно, а нуждающиеся в присмотре медиков. Она первый раз там побывала. Не то, чтобы судна и утки, для этого у нее квалификация недостаточна. Помочь больному пройти на процедуры, пыль протереть в палатах, цветы полить, письмо написать или прочитать. И так ей стало ужасно от вида человеческой немощи, что теперь она…. Ну, в общем, надо, чтобы пациентов там не прибывало.

Посмотрела на Гошку, словно впервые увидела.

— Они много говорят о сражениях, вспоминают командиров. Тебя ни один не вспомнил.

— Так знакомцы мои все служат, может, кто и в запас ушел, но, вроде, никто не калечился.

— Тупица! Ведь именно ты ими командовал! — Ри принялась расстегивать халатик, и стало ясно, что с рефлексами у него все в порядке, а завтрак они пропустят.

* * *

После обеда Ри секретничала с отцом, а Гошке принесли толстые альбомы с фотографиями и рисунками военных кораблей других стран. Тщательно иллюстрированный путеводитель по вооруженным силам государств возможного противника с описаниями, техническими характеристиками. Сведения о флотах, местах базирования, последних походах и боевых действиях. Планы, карты, схемы маневрирования. Тут он и свои художества обнаружил. Ужас, сколько всего. Ни в жизни не запомнить. И впечатление удручающее. А если это все на них попрет?

И намёк на то, что период, выделенный для отдыха и развлечений, закончился, воспринял со смирением. Уже стемнело, когда пришла жена. Вместо сна им выпадала дорога. Ри нужно было уезжать. Позвала с собой. Прекрасно. Его дело — переезжать с места на место, так что вдвоем и отправятся.

— Мы три раза в год все вместе собираемся на три дня. Потом в доме только прислуга, — объяснила Ри, пока они укладывали вещички. — Мама часто здесь бывает, остальные тоже наведываются, но случайно и непредсказуемо. Нинка теперь долго не появится. А остальные в начале зимы съедутся на мамин день рождения.

— А это чей был?

— Наш. Совершеннолетие.

Сели в коляску, прижались друг к другу и прикрылись полостью. Летом в этих широтах ночи прохладные. Перед тем, как заснуть Гошка очередной раз подумал, что после своего появления в этом мире он постоянно словно находится под властью рока, несущего его от одного события к другому. Рок не слишком злой, да и события, не сказать, чтобы трагические, но крепнет впечатление, что он действует по сценарию, написанному твердой рукой, руководимой буйной головушкой неисправимого фантазера.


Глава 29

В порт Сайфет прибыли за час до отхода пакетбота. Возница вручил узелок с мамиными пампушками, потрепал Ри по макушке, и уехал. Багажа у них — рюкзачок да чемоданчик. Оба в спецовках обывателей. Ехали третьим классом. Гошка было воспротивился, хотел взять каюту, но был остановлен простым аргументом: «Я на работе».

Так что сидели на лавках среди множества народу. На палубе ветрено, дождик моросит. А тут, в общем салоне, капризничают или носятся дети. Под лавкой скулит собака. Старикан поучает молодуху, как надо ребенка держать при кормлении грудью. Но вентиляция работает исправно, ни вони, ни сквозняков. Группа молодых парней куда-то едет, Ржут время от времени. Попытались вовлечь Ри в свой круг общения, и она перешла на лавку в их стороне. Вернулась нескоро.

Гошка рассеянно поглядывал на окружающее и катал в голове мысли. Вот, ни с того, ни с сего, как это уже не раз происходило с ним на этой… Посейдонии, он вдруг сделался мужем принцессы. Причем, кажется, наследующей трон Империи. Умной, коварной, чертовски соблазнительной, расчетливой и влюбленной в него… определенно. Он к ней тоже хорошо относится. И, что интересно, именно так он относится только к ней, испытывая к остальным представительницам прекрасной половины человечества самые искрение исключительно дружеские чувства.

Причем реакция на эту женщину возникает при близком контакте. Ведь с Дуняшей он танцевал в-обнимочку, очень даже тесно — и ни один мускул не дрогнул… понятно где. С Ри тоже танцевал, но она была напряжена и держалась чуть отдаленно. Не прижималась сама, и он её особенно к себе не притискивал. Хех! Что-то тут нечисто! Ладно, со временем, наверное, разберется. Или привыкнет? В любом случае, наблюдений пока мало, но, что создание это к нему благоволит — точно. Так что, если она над ним что и учинила, то только с самыми лучшими намерениями.

Уже подумывал заревновать к, постепенно переставшим шуметь, парням, но супруга вернулась, и, прижившись к его боку, объяснила, что ребята едут поступать в учебку, и ржут от нервов. Она их порасспрашивала про школу, учителей, чем родители занимаются. Они и успокоились, пришли в нормальное состояние.

— Очистили карму, заточили чакры и ауру на просушку развесили, — ядовито закончил Гошка.

— Конечно, теперь впитывают энергию космоса и дремлют, чтоб времени не тратить даром, — озорно продолжила Ри.

— Все-таки именно она хозяйка положения, — понял вдруг Гошка, — хозяйка его семейного положения. И любого другого, в котором окажется. Она ведет партию, задает тон. На шесть лет его младше, но будто взрослее на целую жизнь. И ночами плачет ему в плечо. Если верить маменьке — после десяти лет перерыва.

На берег сошли уже в потемках. Дальше по железной дороге на противоположное побережье острова, где регулярного морского сообщения нет. Поезд из трех вагончиков имел два купе первого класса. Почти выспались. Очень уж рано им надо было сходить. И получилась заминка, катер до острова Крутого чинился, и не мог отойти в срок. Ри помчалась что-то узнавать в здешнюю женскую консультацию, а Гошка полез под палубу, помогать механикам.

Не прогнали, позволили закрутить несколько гаек, подержать, подать и сбегать за бутербродами. Пока кочегар поднимал пары, пообедали вместе с Ри в столовой на пристани. Отчалили. Пассажиры на лавках в носовой части катера сгрудились в тесную кучу, и матрос раздал тулупы. Погода со вчерашнего дня не улучшилась, так что это было не лишним.

До места добрались в сумерках. Околоточный, встречавший катер с интересом посмотрел на Гошку, и вопросительно на его спутницу. Ри подошла и что-то объяснила. Взгляд местного «смотрящего» потеплел. В квартирке, куда они поселились, оказалось нежарко. Но практически следом за ними дворник принес дров и сложил их рядом с печкой. Гошка, пока растапливал, соображал, что вот он тут со своей принцессой, а все свободно входят без стука. Запоров то на дверях не наблюдается… и замков он не припоминает… во всей Империи. И сторожей не встречал. Забавно. Через три года начал вдруг словно прозревать.

Ага, разгорелось. Мокрые башмаки — свои и супруги — пристроить на просушку. Надо же, камушек в протектор попал. Крошечная галька, а как крепко застряла! Это он, наверное, когда рядом с августейшим землекопом помощника изображал, тогда и загнал. Любопытный, однако, камушек. Металлическим тусклым отсветом похож на большую каплю припоя, только твердость у этой капли каменная. Надо будет расспросить знающего человека об этом минерале. В карман его.

Поистине — край света в двух днях пути от места обитания императорской фамилии. Засыпая, слушал ровное дыхание супруги и радовался. Чему тут, интересно можно радоваться? А вот, поди ж ты!

* * *

Поселок отличался от «Казарм формовщиков» только мелкими деталями. Утром народ на работу уходил пешком по дорожке между скал. Ри и Гошка тоже туда отправились. Цеха, уставленные металлорежущими станками, справа — явно литейка, но без признаков жизни. В просторном мрачном зале на стендах несколько двигателей.

— Дизельная лаборатория, — понял Гошка и заскучал. Он в этом ничего не понимает. Знает только, что на Земле эти двигатели долго не получались. Ну и тут не получаются. Тоже очень долго.

Их водили вокруг этих причудливых сооружений, изобилующих всякими ерундовинками и другими непонятными конструктивными особенностями. Ри внимательно слушала серьезных дядек, а Гошка тосковал. Он отбился от группы и заглянул туда, откуда слышался звук доминошных костяшек. Козла рабочие забивали вдохновенно. Приятно было посмотреть. Вроде, как и не обратили на него никакого внимания, но вопросик нашелся. И подковыркой.

— Это наша въедливая малявка теперь с нянькой сюда будет ездить? — не сразу понял, что малявкой назвали принцессу, а его её нянькой. Чуть не вспылил. Одумался.

— Да, росту в ней немного. А что, так сильно надоела?

— Да не больше, чем наши умники. Но к ее приезду тут сперва раскардаш, а потом уныние. Хотя результат стабильный — пшик. Не может такая машина работать.

— Наверно, — согласился Гошка. — А в чем проблема?

— Да никто не знает. Точность обработки — выше некуда. Подгонка идеальная, металл наилучший. А она, то работает, то вразнос идет. Или не запускается. Предполагают, что проблема в том, в какой момент топливо в цилиндре полыхнет. А как с этим угадать — никто не догадался.

— Там понимаешь, какая беда, оно подрывается, когда поднимается давление, то есть, когда поршень его в цилиндре сжимает. И выходит от того поршню торможение. Ну, вообще то там хитрей, но смысл ты уловил. — Вступил в разговор еще один доминошник, постарше.

— Уловил. Но как с этим совладать не знаю. Помню только про впрыск, а чего ради делать впрыск, если при обратном ходе поршня он в цилиндр засасывает и топливо и воздух. — Вслух вспомнил Гошка то, что отложилось в памяти из статьи в детской энциклопедии.

— Впрыск? Хорошее слово. Это я старухе своей скажу, как дойдет у нас с ней до дела честного.

Народ хохотал, повторяя понравившееся словечко, обсуждая его на все лады и применяя к месту и не к месту. Про Гошку забыли, и он тихонько ушел. В стендовом зале начал раскручиваться маховик, зазвучали выхлопы. Некоторое время двигатель работал устойчиво на малых оборотах. Потом попытались увеличить подачу топлива, и ухо уловило, что в ритм вкрались посторонние нотки. Стрелка тахометра тронулась было вверх, дрогнула, задергалась и рухнула в ноль. Все замерло.

— Мы пытались застабилизировать скорость вращения вала, уменьшая подачу топлива по мере разогрева цилиндров. Но тогда все рушится при попытке отбора мощности с вала. — Объяснил человек в самом отглаженном халате. — Проблема заключается в том, что очень трудно добиться поджога смеси топлива и воздуха в нужное время. У нас нет способа заставить это событие произойти точно в момент прохождения поршнем точки наибольшего сжатия. А лучше даже, чуть позднее.

— Да, Вы жаловались на это, еще когда я совсем маленькой девочкой приезжала сюда с дядей Казимиром. — Вздохнула Ри. — Стало быть, результаты могут порадовать нас только стабильностью.

Вечером Ри жаловалась на то, что таких неудачных попыток реализовать идеи, занесенные пришельцами с Земли, в Империи предпринимается немало. Затрачиваются огромные средства, отвлекаются самые квалифицированные инженеры, а в результате одни затраты.

— Понимаешь, малявка, — начал формулировать ответ Гошка, но смолк, испепеляемый гневным взглядом. — Тебе не нравится такое обращение?

— Я прихожу в ярость, когда слышу это слово. Впрочем, сестрицы мои тоже. В детстве нам приходилось драться с теми, кто так к нам обращался.

— Извини, не буду. Хочу быть живым, здоровым и чтобы ты была доброй и ласковой.

— Ладно. Проехали, — Ри расслабляется, и тычется носом в его плечо. — Так что я должна понимать?

— Так вот! Бывают добросовестные работники, а бывают придумщики, изобретатели, творческие личности. Оба этих компонента есть в любом человеке, но пропорции варьируются в широчайших пределах. Мне показалось, что группой дизелистов здесь руководит очень исполнительный человек. Он мыслит совершенно конкретными категориями, планирует и организовывает выполнение большого количества самых важных с его точки зрения работ. И убедительно топчется на месте, получая стабильные отрицательные результаты. — Гошка перевел дух, и продолжил.

— Подыщите ему не менее почетную работу в месте, где требуется точное выполнение поставленных задач, технологом на производстве боеприпасов, например, и все снаряды будут идеальной копией друг друга. Кучность артиллерийского огня повысится, а человек обретет душевный комфорт.

— И кого назначить на его место. — Ри смотрит на Гошку с ехидной улыбкой.

— Для разнообразия выбери того, кого начальство больше ругает. Творческие люди часто доставляют окружающим беспокойство, за что подвергаются критике. Только не ворчуна, ворчливость — не творчество, а следствие плохого здоровья. Ты ведь эту группу не первый год знаешь.

Потом сквозь сон слышал, что его супруга долго не спала. Не ворочалась, не вздыхала, но ровного дыхания спящего человека он от нее так и не дождался. Из-за этого, наверное, и сам выспался плохо.

* * *

Рано утром за ними пришел миноносец. Номерной, семьсот сорок первый. Новейший. Командиром оказался знакомый лейтенант, который совсем недавно, при Урме, еще в мичманском звании был штурманом на семьсот четвертом. Ни торпед, ни торпедных аппаратов видно не было. Капитанская каюта, которую хозяин уступил гостям, была, кажется, еще теснее, чем на семьсот втором. Собственно, Гошка немного времени в ней проводил, осматривал корабль.

Хорош. Две паровые турбины и два котла на жидком топливе замечательно сэкономили во внутреннем пространстве кучу места, тут же занятого трубами торпедных аппаратов. Четыре в носу, два в корме. Выстрел сжатым воздухом вперед или назад, как в подводной лодке. Заряжаются эти аппараты только снаружи, и запасных торпед на борту нет. Следовательно, расчет сделан на взаимодействие с кораблем обеспечения типа лихтеровоза. Кораблик даже короче, чем семисотки и в его компоновке четко просматривается идея минимизации помещений для экипажа, максимального использования внутреннего пространства для машин и механизмов.

Палуба — как продольный срез цилиндра, хотя к носу и корме, где идет сужение, и дуга настила становится короче, уровень понижается, сходя на нет у заострения. Ходить здесь практически невозможно. Артиллерия просто отсутствует. Только узкая длинная надстройка, сквозь которую проходят трубы: и дымовая, и воздухозаборника. Причем обе они телескопически втягиваются в эту низкую, по пояс, бронированную рубку, при хорошем волнении, несомненно, заливаемую водой выше крыши.

В самой рубке, куда надо проникать через люк в потолке, места хватает только для рулевого и еще одного некрупного человека у него за спиной. Люк в полу этого помещения, образует единственный «путь» через который экипажу и полагается забираться в корабль в штатной ситуации. Аварийные люки в герметичных отсеках, конечно, есть, но пользоваться ими в походе не будешь — палуба низкая, может и водички заплеснуть. Собственно, находясь за штурвалом, практически наполовину оказываешься под палубой. Обзор — только вперед. Заднее направление перекрыто шахтами коммуникаций.

Форма корпуса — вертикальные борта и штевни — явно продиктована полным использованием длинного металлического листа прямоугольной формы, прямо с прокатного стана. Корма совсем ненамного тупее носа. Все сварено из трехсантиметровых листов стали продольными швами. То есть по одному листу на каждый борт и плоское днище. Установленный на семисотой серии успокоитель качки отсутствует вместе с механизмами привода, и для чего нужен второй штурвал в рубке — непонятно.

В общем — рафинированный миноносец. Явно — детище «безумного» конструктора Лехи Таврухина. Головной образец, находящийся в опытной эксплуатации. Командира сюда подобрали не случайно — любой капитан к своему первому кораблю отнесется как к величайшей ценности и не позволит огульно охаять его, если найдет сильные стороны. И способ их использования, в особенности. То есть — настрой начальства позитивный.

И то, что это «чудо» прислали к секретной пристани секретного завода, не случайность. Явно ведь для того, чтобы и Гошка покумекал, что здесь нужно сделать для улучшения свойств данного плода конструкторской мысли. Ценят, похоже. Приятно. И загружают головушку спутника жизни императорской дочки. Это, наверное, проверяют его на предмет соответствия должности инспектора, или ревизора. А почему бы и нет? Ведь в роли «кризисного менеджера» он уже неплохо себя зарекомендовал. Просто сейчас нет для него подходящего кризиса. Или учли мнение супруги?

А если эту штуковину и засекут чужие глаза методами внешнего наблюдения, так миноносец в ней вряд ли опознают. Аппараты упрятаны. Скорее всего, примут за подводную лодку, ведь пришельцы не только в Империи имеются. Непременно характерный силуэт хоть кто-нибудь да нарисовал. И тут нарисуют. И сравнят. Вот и будет «деза».

Однако прежде чем составлять, а, тем более, выражать свое мнение, надо бы кое с кем потолковать. Народ-то уже поплавал на этом чуде. Для начала — здешний стармех.

* * *

— Али, ты с турбинами раньше ходил?

— Нет, не доводилось. Только в училище было несколько теоретических занятий и лабораторных работ. А потом — кругом поршни и шатуны.

— И как они тебе показались? Турбины, имею ввиду.

— На ходу, лучшего и желать невозможно. А вот регламент напрягает. Замена ротора через сорок суток нормального хода или после любого случая, когда развивали полные обороты. Хлопотно. А если беречь ресурс — команда теряет навыки. Эти риканские измышления — что-то сокрыто в них коварное. Ведь в военное время удается соблюдать не все правила. А если ротор выйдет из строя на ходу — турбину нужно менять полностью. Мы, конечно, по характеру вибрации засекаем опасное состояние, но это уже больше искусство, чем дело.

— А что за причина. Почему так? — Гошка, конечно, в курсе, но сейчас ему нужны впечатления собеседника.

— Материал лопаток «течет» со временем. Начинаются деформации. Сначала падает тяговое усилие и приходится поддавать оборотов, а от этого еще сильнее ускоряется износ. — Стармех совсем ненамного старше Гошки, но чувствуется в нем искушенность. — Правда, конструкция у турбины удачная. Пусть и перетяжелена, зато разбирать удобно.

Так, никакого чуда с этим вопросом не образовалось. И вся эта Таврухина затея с паровым торпедным бронекатером без турбин вообще пустой хлопок. Материал для лопаток-роторов-крыльчаток на Посейдонии — проблема. Нужно срочно выяснять про опыты с графитом, что ведутся на полигоне, как его там? «Пятерка», кажется. Ведь вольфрам здесь недоступен, а платина — она всюду платина. Ее просто не напасешься. И про керамику не забыть узнать. Где вот только?

Нормально, однако, три года прожил в стране, а знает о ней только то, что у всех на глазах. Классическое поведение обывателя. Ладно, можно у Ри поинтересоваться. Не ответит — так хоть пошлет по нужному адресу.

Собственно, и по всем остальным вопросам Гошка, стармех и командир миноносца сошлись во мнениях легко и непринужденно, Как-никак — из одной песочницы.

Руль в раме, вынесенный перед форштевнем действительно дает некоторое преимущество в маневре, ничему не мешает и проблем не создает. Пусть будет, авось на что сгодится. Хотя, конечно… помолчали.

Рубку надо удлинить за шахтами вертикальных каналов и посадить туда сигнальщика, чтобы в бою контролировал заднюю полусферу. И выставить туда через амбразуру ствол автоматической двадцатимиллиметровки, чтобы человек не только доложить мог о том, что увидел, но и пальнуть, хотя бы для острастки.

На крыше рубки нужны съемные поручни, опять же для сигнальщиков. В бою, если подкрадываешься к цели, их, понятно, следует убрать. А рассчитывать исключительно на действия с кораблем прикрытия и наведения, который обеспечит наблюдение окружающего пространства, неразумно. Он-то, этот поводырь, как раз и привлечет внимание неприятеля. А после выхода из атаки как найдешь носитель, если радиус обзора четыре километра?

Про то, что тесно — это понятно. Не круизный лайнер. Лучше быть живым и терпеть неудобства, чем…. Тема не развивалась.

* * *

Беседовали мужики в капитанской каюте сидя рядком на койке. Больше решительно негде, или придется путаться под ногами экипажа. Сидели на самом краешке ложа, поскольку за их спинами, вытянувшись стрункой, возлежала принцесса, почти притиснутая тремя мужскими задами к переборке. Деваться в этой стальной коробке ей было решительно некуда. Не пискнула, нишкнула. Вот что значит благородное воспитание. Не намекнула даже на свою причастность к высочайшей фамилии.

Капитанская койка — самая широкая на корабле. Но даже на полуторку она не тянет.

* * *

Потом пришел старпом — та самая Зульфия, что была практиканткой на семьсот втором, когда они отбивались от риканского крейсера, пытавшегося настичь караван имперских транспортов. Уже мичман, и даже переросла должность штурмана. Ри называла ее Зу и долго болтала с ней в каюте. Мешать не хотелось.

Про то, что сам Гошка и есть настоящий Кукса, который очень огорчает врагов Рысской Империи на море, знали все, судя по приветливым взглядам и доброжелательности, с которой отвечали на любые его вопросы. Так что, испросив разрешения, он устроился на койке матроса, что сейчас на вахте. Ноги вытянуть, умишком пораскинуть. Блокнот с собой, карандашик имеется. Ну-ка, по второму кругу…

Общее впечатление — корабль годится только для боя. И к месту сражений их следует возить на лихтеровозах, чтобы не исчерпать выносливости команды преждевременно. В атаку эти суденышки хорошо бы выводить чему-нибудь типа эсминца, с которого и обзор нормальный, и помощь можно получить при повреждении. Поговорить бы надо еще разок об этом с капитаном, узнать взгляды на тактику боя с использованием малых быстроходных кораблей, и стратегию войны на море. Тавруха наверняка сдавал ему свое детище из рук в руки и при этом не молчал. Непременно делился замыслами.

Ну и записку стоит составить подробную и обстоятельную, пока выдалась свободная минутка. А то с этой Ри никогда не знаешь, что произойдет через день или час. Вот сейчас, пока они заперты в стальной шкатулке с единственным выходом, можно быть спокойным — никуда не денется. Как-то расставаться с ней ему бы не хотелось. А что принцесса — так и с большими недостатками люди живут.


Глава 30

Так за разговорами да писаниной и добежали до столичного порта. К сходням подкатила кибитка, бодро доставившая их в самый настоящий дворец. Лестницы и крылечки, лепнина, цветные флюгеры на крыше. Ливрейные лакеи, усатые гвардейцы в блестящих мундирах, паркет, мозаика, витражи, барельефы… бегом, они опаздывают.

Стремительно приняв роскошную ванну, Гошка попал в руки парикмахера. Его многодневная щетина, которую Ри настрого велела не трогать, превратилась в отвратительную слащавую реденькую эспаньолку, дополненную идиотскими жиденькими усиками. Волосы стали волнистыми, хотя и остались столь же короткими, как он обычно носил. Густые брови превратились в подобие хвостатых запятых. Батист, парча, кружева, шелковый пояс, башмаки с блестящими пряжками. Тональный крем, что-то на глазах подделывают тонюсенькой кисточкой, и тут влетает расфуфыренная не хуже него Ри.

— Скорее, реквизит установлен, массовка отрепетировала, твое дело сидеть молча с важным видом и кивать на каждое папино «Не так ли?». Остальное — делай как я. — Подхватив его за руку, она понеслась по роскошным коридорам. Зеркала, драпировки, позолота….

Нет, если цель ее жизни — ошарашить супруга, то он еще не отошел от первого сюрприза. Того, когда лепили пельмени. А потом ведь еще добавки были полноценные.

Тронный зал. На возвышении троны, где расположились Го и Варя — Императорские Величества. По правую руку от величеств на коврике, прикрывающем узор мозаичного пола пара удобных кресел, куда усаживаются Ри и Гошка — Императорские Высочества. Вдоль стен — банкетки, где пара десятков нарядно одетых господ поглядывают то на монаршую чету, то на дверь в стене против трона.

— Император джаппов прибыл, — шепчет Ри, — о чем пойдет речь — никто не ведает. Уровень визита высочайший. Жаль, не увидели выступления почетного караула. Очень уж мы в пути задержались.

Гошка, тем временем, рассмотрел так называемую массовку. Главнокомандующего флотом опознал с трудом, очень уж он обильно украшен. Такое количество сверкающего металла и блестящих камней, покрывающих лицевую часть мундира, орденов, носить тяжело. Чисто физически. Остальные, судя по всему, тоже здесь не случайно. Ленты, банты, расшитые золотом одежды самого изысканного покроя. Церемониймейстер носится, как угорелый, поправляя и устраняя, наводя окончательный лоск. Пробегая мимо Гошки, останавливается, буксуя по паркету.

— Где твои ордена? — Во взгляде паника.

— Так не заслужил. — Удивляется Гошка.

— Го! Ты совсем офигел!!! — Гневный взгляд в сторону Величества.

— Нельзя было, Кеша. Он всего месяц как гражданин. — Го тоже несколько смущен. — А ты же знаешь, мы уже полтора года ни с кем не воюем.

Кеша досадливо крякает, озадаченно смотрит на незавершенный вид нового в этой постановке персонажа, потом вопит.

— Мирбах, розово-голубую ленту принцу, срочно. — Подумав минуту, он успокаивается и заключает. — Смотреться будет торжественно, а орденов с таким сочетанием цветов ни у кого нет.

Наконец все утрясено. Несколько минут спокойного ожидания. Раскрываются двери и входят бойцы императорской гвардии в мундирах времен войны 1812 года. Кивера, золотое шитье, палаши наголо. Попарно с ними в одежде самураев с катанами за поясами охрана другого императора. Следом от двери до самого трона раскатывается ковровая дорожка и входит самый главный джапп.

Все встают. Го и Варя спускаются с возвышения и встречают его в центре зала. Им тут же подтаскивают кресла, приносятся банкетки для приближенных высокого гостя. Все рассаживаются прямо посреди зала, а охрана становится незаметна, отойдя за спины собравшихся.

Обмен любезностями, представление наследницы престола и ее избранника, министров, советников. Протокольная часть заняла около получаса. Потом джаппы предложили военную помощь против собирающегося союза испов, франов, тальян и нидеров, которые, судя по всему, собираются отобрать у рыссов гряду Буллет. Взамен он просит квоту на Китовом Поле. После опустошения, произведенного китобоями в морях северного полушария, целые отрасли джаппской промышленности приходят в упадок из-за дефицита сырья. После этого посыпались цифры, от которых Гошке сделалось тоскливо.

Сложно сосчитать китов в море, непросто их взвесить, а к каждому китобою не приставишь надзирателя. Словом, на обсуждение технических вопросов решили сделать перерыв и отправились обедать. В процессе встречи помпезность снизила свой уровень незначительно. Создалось впечатление, что торжественная часть перетекла в деловую, и официоз можно слегка ослабить. Совсем чуть-чуть. Буквально на одну дырочку.

Такого банкета Гошка не видал даже в кино. Тончайший фарфор и звонкий хрусталь, сверкающее столовое серебро и белоснежные хрустящие от крахмала скатерти. Прислуга так и порхала, сменяя блюда и наполняя бокалы, предвосхищая не жест, казалось мысль трапезничающих. Тосты за дружбу и взаимопонимание следовали один за другим. Пара ребят из окружения гостя укушались водовки и сомлели. Их тихонько удалили, и тут же пару приближенных со стороны хозяев постигла сходная участь, что разрядило обстановку. Остальные налегли на закуски и перестали частить со здравицами.

Когда гости уехали на броненосный крейсер, на котором прибыли, Гощку проводили в просторную комнату с длинным столом. Здесь собрались все, даже двое «сомлевших» выглядели как огурчики. Пошел анализ.

— Практически джаппы приняли наше прошлогоднее предложение. Просто для этого им понадобилось лишиться самой дорогостоящей части своего флота. — Это министр иностранных дел. — Отрадно, что вразумили. Теперь нам надо дать не так много, как предлагали, и взамен попросить больше, чем запрашивали.

— Непонятно, как можно ограничить объемы их промысла. — Этот дядька ведает природными ресурсами, Ри назвала его Костиком. Вот уж воистину беспредельная сфера приложения усилий. — Или действительно на каждый их корабль сажать представителя? Так ведь подкупят или споят.

— А если ограничить не объем промысла, а его район. — Это Гошка озвучивает посетившую его мысль. — Как выбьют всю живность в своем квадрате — сразу начинают сосать лапу.

— Так ведь киты кочуют с места на место! — Командующий флотом сомневается.

— Пути миграций нам известны. — Этого человека Гошка не знает. — Вот клин между четырьмя островами, четверть миллиона квадратных километров отличного моря, наши китобои сюда не заглядывают, а даже если истреблять любого заплывшего в эту зону кита, то девять десятых поголовья гарантированно останутся нам. Урмане наверняка возражать не будут.

— И потребуем у них взамен беспошлинного топлива. Замечательный уголек, и цена прекрасная. Наша промышленность его на полукоксовых заводиках в топочный мазут преобразует, флот на жидкое топливо переведем. Опять же горючий газ, и твердое топливо очень хорошего качества.

— Точно, свои шахты в щадящий режим, сколько рабочих рук кругом не хватает!

— И вот эти четыре островочка нам в аренду. — Командующий флотом помечает на карте — Мы там оборудуем базы, случись что — испам и нидерам морскую торговлю враз ополовиним.

Через час проект договора для завтрашнего обсуждения с гостями был составлен. После его чтения у Гошки сложилось впечатление, что с джаппами решили обойтись как с родными.

— Может, дредноуты им вернем? — спросил он ехидно.

— Ты прав, содержать такие махины накладно. У нас их пять штук, но на все уже есть покупатели. — Го спокоен. — Их, правда, надо в док затаскивать для предпродажной подготовки, а то винты им кто-то отломал.

Ну вот, как в басне. Уже за попорченную шкуру напавшего хищника корят.

— Понимаешь, Го, чтобы линейные корабли надежно сделать невостребованными, их надо с воздуха закидать бомбами. А над Посейдонией летают только аэростаты, с них бомбить можно лишь то, над чем тебя ветер несет. — Не унимается Гошка.

— А торпед, полагаешь, недостаточно?

— Я про то, как на Земле было.

— Ну а как здесь получится, о том никто не знает. Однако, если вбухаем все, что имеем, в огромные корабли, то больше уже ничего у нас не получится. Только и будем делать, что беречь их, да припасом обеспечивать. Ты тогда, на входе в пролив Хель, хоть один выстрел из их пушек слышал?

— Нет.

— То-то и оно. На весь джаппский флот имелось всего два боекомплекта, и на каждый снаряд небольшой табун молодых кобыл можно приобрести. Наши-то конезаводчики пока только на три четверти покрывают потребность в тягловой силе для железных дорог, а мы еще по сотне километров новых каждый год строим.

Вернемся, однако, к дредноутам. Понимаешь, эти драгоценности надо очень хорошо охранять, занимая другие корабли. Ну, ты видел, какую силу джаппы для их защиты пригнали. Сам ведь задачу ставил — выбивать эскорты. А теперь, представь себе, что пришел к Урму джаппский броненосный крейсер с парой бронепалубников и стайкой посыльных кораблей, а угольщики не тянул с собой в колонне, а заранее расставил в нужных местах, да бункеровался по дороге, следуя со своей собственной скоростью. Против Хельмхольца ему бы хватило одного пассажирского судна с пехотой. И все. Пока бы мы сообразили, да добежали — дело сделано. Территория захвачена и колонны китобойных судов следуют на промысел. А войну Джаппской империи объявлять нам ну никак не с руки.

Ладно — политику тоже оставим пока в стороне. Чисто по военному, как тебе такой план компании джаппов против урман?

— Нам бы не понравилось, — вынужден согласиться Гошка.

— И почему джаппы поступили иначе?

— Логичней бить по главной цели всеми силами. Дредноутами — на случай нашего нападения на корабли и войска джаппов, захватившие Хельмхольц.

— Точно. Ну а теперь сделай вывод. — Щурится Го.

— Не имей они дредноутов — мы бы остались с носом.

— Правильно. Только слишком конкретно. Важно, что многократное превосходство над неприятелем в грубой силе — это мощнейший провоцирующий фактор. И применить хочется обязательно, и сохранить, и незачем придумывать разные хитрые ходы, когда имеешь явное преимущество.

А мы — слабая сторона. Нас даже не причисляют к серьезным противникам. И переубеждать вероятного агрессора не в наших интересах. Потому, что можно получить очень болезненный сюрприз.

Закончив индивидуальную беседу с зятем, Го обвел взглядом остальных присутствующих. Непохоже, что они скучали, слушая объяснения этой несколько странной политики. И вообще, после обеда с возлияниями разговоры о политических планах идут немного взвиченно. Никак в толк не возьмешь, серьезно они тут, или так, из-под мухи.

А разглагольствования не утихают.

— Теперь нужно, чтобы франы с нидерами скорее нападали. Пока секреты наши еще не обнаружены, да противником не скопированы. — Слова министра иностранных дел.

Собственно, секретов тех — только скоростные торпеды. Остальное имеет ограниченную ценность. — Рассуждает Гошка. — Или он что-то не знает? Пожалуй, что так и есть. Лучше слушать и помалкивать.

— В принципе сговор уже состоялся. Осенью эти шакалы на нас навалятся, у них как раз начнется весна. Потому они и закупают так срочно весь бывший джаппский броненосный флот, что полагают взять нас голыми и безоружными. — Министр иностранных дел бросает взгляд в сторону Ри. — Ты любезному своему Коктебельские острова покажи во всей красе. Чай не успела еще? Конечно, сначала дизели для пакетботов, а военные вопросы — по остаточному принципу.

Ри слегка порозовела.

— Мирную жизнь тоже нельзя забывать, дядя Гриша. И потом — вопрос с дизелями на прежнем уровне. Есть одна задумка, но на быстрый результат надежда невелика. На небыстрый, впрочем, тоже. Но если бы ты видел, какие корыта у нас на внутренних линиях встречаются!

— Да видел. Сам сюда на Эр-Курдюке шел. Корпус старше меня, деревянный еще. Да только война нам предстоит, считай, против четверти мира.

Дальнейший разговор Гошка уже воспринимал отрывочно. Понятно, что спешно собранная по случаю приезда высокого гостя верхушка Империи спешила воспользоваться этим срочно сбежавшимся собранием и вывалить побольше своих проблем на остальных. В общем, впечатление сумбурности, скомканности и отрывочности. Или лишнюю рюмку он все-таки выпил?

И вообще, многолюдные сборища столь разноплановых людей для него тяжкое испытание. Вечером обязательно поинтересуется у Ри, когда ей по следующему делу предстоит отправляться куда-нибудь… подальше. Он лучше чемоданчик любимой женщины понесет, чем будет сидеть здесь с перманентно увядающими ушами.

* * *

Ри прижалась спиной к его груди и уютно затихла. В этой огромной кровати с балдахином они не сразу нашли друг друга. Порадовались встрече и успокоились.

— Такие, как сегодня, сабантуйчики часто здесь бывают? — слышно, что жена не спит, а спросить хочется.

— Ты имеешь ввиду — сумбурные? Редко. Обычно удается собраться без спешки. Крейсер — очень быстроходная штука, даже броненосный. А джаппский император принял решение о визите внезапно, без консультаций с кабинетом. Поэтому мы и узнали обо всем так поздно. А, как ты понял, из числа тех, кто принимает решения, в столице подолгу живут немногие. Мама вообще полсуток в седле провела, чтобы успеть.

— Выходит, не только император и его дочери, но и большинство вершителей судеб живут жизнью рядовых обывателей, а во дворец прибывают только для парадных случаев? — Гошка притискивает свою малышку еще теснее. — Это такой вариант хождения в народ?

— Когда отвечаешь за нечто большое и сложное, за всю страну или за отдельную отрасль, обязательно нужен взгляд сверху, чтобы охватить всё в целом, — голосом терпеливого преподавателя вещает Ри. — Однако при этом для наблюдателя исчезают и многие детали. Картина теряет подробности. И за каждой мелкой особенностью уследить тоже невозможно. Для того, чтобы выбрать из них важные и не отвлекаться на второстепенные, вообще никакой головы не хватит. Поэтому и выбрана модель поведения, при которой все обыденные мелочи — бытовые или по работе — затрагивают руководителей всех рангов в той же степени, что и рядовых исполнителей. Иначе легко проспать важную тенденцию, которую бывает легче учесть на самых ранних этапах ее развития, чем реагировать на последствия уже развившегося процесса.

На последнем слове этой тирады Гошка выключился.


Глава 31

До Коктебельских островов шли восемь дней на яхте привычной земной конструкции. Две мачты с косыми парусами, по канонам морской науки такое вооружение называется «бермудская шхуна». Такие суденышки на Земле считают прогулочными и в фильмах про красивую и беспечную жизнь состоятельных людей они частенько попадают в кадр. Правда, вместо дизеля или карбюраторного двигателя, предназначенного для маневрирования в тесных местах, здесь использовалась паровая машина, требовавшая существенного времени для поднятия давления в котле. Но сама она была невелика и маломощна, проста в обращении и много места не занимала. На паровых катерах эта же модель. Запасы топлива для нее — более чем скромные. Привычным взглядом оценил — на полсуток хода, не более.

Команда — четыре человека — две немолодые семейные пары. Каждый в состоянии управлять судном самостоятельно, так что на круглосуточные ходовые вахты народа достаточно. Отличные ручные лебедки в принципе вообще позволяют справиться с любым маневром в одиночку, при соответствующем навыке, конечно. И, похоже, таким навыком обладает любой из этой четверки. Крепкие ребята, подвижные, опытные.

Комфортабельные помещения, всё в полном порядке. В пятнадцатиметровом корпусе достаточно места, чтобы разместить то, что необходимо для путешествия. Гошка с удовольствием осваивал управление этой «игрушкой» и заучивал специфические термины «выжимателей ветра» — бакштаг, бейдевинд, немного запомнившиеся еще с учебки. Ри была здесь как дома. Много занималась стряпней, но и вахты стояла, чередуясь с членами экипажа.

Маршрут проходил через воды, где часто встречались и каботажники, и рыбаки. Раз видели патрульный кораблик. А на третий день похода разминулись с «систершипом».

— Вот не знал, что в Империи практикуются морские прогулки на яхтах, — Гошка кивнул в сторону проходящей мимо шхуны.

— Это купец, — Ри что-то плетет из веревочки, уверенно работая свайкой. — На небольших островах живут разные люди, которым нужны мыло и свечи, лекарства и перец. Такие вот скромные торговцы кормятся тем, что доставляют им все необходимое. А назад везут то, что производят на таких островах. Посуду и веревки, деликатесы из морских продуктов или пуговицы из раковин. Никакой головы не хватит, чтобы все упомнить.

— А на какой верфи этих малюток строят? — интересуется Гошка, — очень уж похожи они друг на друга.

— На Порт-о-Крабсе с давних пор это ведется. Там испокон веков хорошие мастера, и традиции передаются из поколения в поколения. От двенадцати до восемнадцати метров длиной да о одной или двух мачтах-однодеревках с любым вариантом компоновки-планировки.

Купцы, что их покупают, обычно на своих кораблях и живут с женами и детьми. Тоже династии, связи, конкуренция даже. Империя во всё вникнуть не может, за каждым работником не уследишь и околоточных на всех не напасешься. Вот и получается, что ребята эти делают великое дело. Потом, если на каком островке семейств пятнадцать заведется, уж тогда деваться некуда — фельдшер, школьный учитель — все приходится обеспечивать. А потребуют жители, так и околоточного посылаем. Но это редко случается. Они, как правило, сами свои проблемы решают. Изредка попросят чего-то, цемента обычно, крепежа или кровельного материала…

Видно, что женушке приятно рассказывать о своей стране, о людях. Много знает, и хочет, чтобы ее избранник тоже знал и любил все это, чем, возможно, в недалеком будущем ей предстоит управлять.

— А вот ты упомянула про посуду. Это деревянная или фарфоровая? — Гошка тоже помнит о том, что сейчас, может быть излишне смело, полагает своим «послушанием». Про заморочки с турбинами.

— На разных островах разные глины. У каждого мастера — свои секреты. Один глиняные кружки тысячами отправляет в чурсайские пивные, другой хитрые свистки для чайских детишек лепит, третий специальные тигли по заказам химических производств или лабораторий университетов. Есть и такие, что для вооружений делают кое-какие детали. Скажем — дюзы и элементы камер сгорания.

Оба на! Социальный психолог Мириам владеет и терминологией ракетостроителей. Насколько он понимает, буквально на днях ей исполнилось восемнадцать. Конечно, великих познаний в какой-либо специальной области получить она наверняка не могла, но над широтой взглядов и технической эрудицией с ней работали отличные знатоки. Собственно, у Гошки тоже в активе сплошные верхушки от многих дисциплин, но он то любил полистать технические журналы, да и в сетке масса любопытного. Опять же ВУЗ технический четыре года посещал, это нельзя забывать. Но встретить в девчонке равного в подобных вопросах! Интересно, сколько еще открытий ждет его на семейном поприще?

— Ри, а о проблемах, связанных с турбинами ты что-нибудь знаешь? Почему их так мало у нас используют?

— Ты про низкую надежность и маленький ресурс, что, собственно, одно и то же? Как же мне не знать, если вы у меня над ухом об этом толковали! Это еще на семьсот сорок первом, когда мы в столицу бежали, встречать джаппского императора. Кстати, над роторами из керамики давно работают, но есть одна проблема, из-за которой военные к ним относятся с недоверием. Понимаешь, когда в корабль попадает снаряд, многое в нем содрогается. И вот тут глиняные лопатки приказывают долго жить. И, поскольку происходит это на ходу, то тело турбины — тоже.

На «Бегуне» турбина керамическая, однако, ее амортизация при установке в корпус была весьма непростой задачей. Там очень хитро пришлось все устраивать, чтобы при ударах волн о днище всё это не рассыпалось. Ну, и это же не боевой кораблик — посыльный. С графитовыми крыльчатками — вот свежая мысль. Папа уже фельдъегеря на пятерку отправил с мешком денег и настойчивыми приободряющими инструкциями. Это действительно важно.

Гошка долго молчал. Вот ведь куда он попал! Ри, похоже, давно уже тащит лямку государственного управления. Наверное, это не самая толстая лямка, и сила его маленькой супруги не особенно велика. Однако уже просматриваются и другие «тягловые». Го, дядя Гриша, дядя Казимир, сестрички, готовящиеся включиться в деятельность таких сфер как безопасность, разведка, армия и флот. Маменька, кажется, связана с медициной. И вообще, вся «массовка» с представления в столичном дворце, конечно, люди не случайные. Это явно мафиозный подход — кругом одни свои. Родственники. Ну, или ближники, как говорили в старину.

И его тоже приняли в эту семью, размеров которой он пока себе не представляет. Там в императорском дворце во время спектакля, разыгранного по случаю прибытия самого главного джаппа, немалое количество членов этой «группировки» присутствовало. Стоп! Кажется, возникает некоторое понимание вопроса, что промелькнул в его голове еще в проливе Хель, что на Урме. Система прощений за совершенные ошибки! Конечно! Родню обычно прощают, если и учинит кто какое непотребство. Пожурят, может и накажут. Но не до урона здоровью. И простят. Интересно, какая вода на киселе императору начальник тамошнего полигона?

* * *

Конические вершины гор, покрытых травой и редким кустарником, заросших у подножий, густым лесом, вставали, казалось, прямо из океана. Подходы с моря — специфические. Подводные скалы в огромном количестве торчат из воды повсюду. Паруса убраны, и паровая машина двигает яхту со скоростью пешехода. Вообще-то, фарватер, хотя и извилист, но пройти здесь можно, даже и большому судну, только нужно не спешить, и чтобы не штормило. В некоторых местах помощь буксира тоже не помешает.

Если этот Коктебель выбран для того, чтобы сокрыть на нем некую тайну, то природа здесь явно на стороне хозяев. Нормальный шкипер такие места обогнет. Ну и на счет тайны у Гошки уже готова догадка. На карте у этого острова совсем другое название,

— Эта земля Империи расположена в самых низких широтах. Имеются ввиду не мелкие островные системы, а приличный участок суши. — Ри нырнула Гошке под руку и прижалась к боку. — Здесь устойчивый пассат. Планеристам раздолье. — Похоже на чтение его мыслей.

В порту корпус сухогруза риканской постройки. Длина двести метров, ширина — двадцать пять. Слегка заостренный нос и словно ножом срезанная корма. Классический купчина для дешевых грузов, не требующих скоростной доставки. Слабенькая машина, паруса, которые обычно ставят при попутном ветре. Но сейчас ни мачт, ни надстройки не наблюдается. Со стороны берега ведутся какие-то работы, однако с яхты ничего не разглядишь.

Это, похоже, Империя готовит авианосец. А Гошка, выходит, должен будет попытаться его использовать в надвигающейся войне. Точно. Ему же всякие новинки постоянно подсовывают, чтобы он попытался их применить в обстановке реального сражения. Замысел императора понятен. Непонятно только как летают здешние самолеты. Из всех ему известных вариантов, когда-либо применявшихся в авиации, на его взгляд единственным реализуемым в местных условиях является ракетный двигатель. Хех! С керамической дюзой и такой же камерой сгорания.

Молодчинка, все-таки, эта Ри. Подготовила его потихоньку, чтобы не был шокирован. Однако интересно будет посмотреть на здешние аэропланы.

Хотя насчет военного применения всего этого мгновенно возникает крепкий скепсис. Во-первых «авианосец» абсолютно не ударный. Эти лоханки даже при самом попутном ветре больше трехсот километров за сутки не проходят, а уж под одними парами — двести максимум. Это — плавучий аэродром, не более. Ни догнать, ни убежать.

Во-вторых, самолетики-то — наверняка этажерки. А еще рикане для пальбы по шарикам стволы своих малокалиберных пушек сумели в два счета к небу задрать. Знают на Посейдонии об авиации. Пусть и понаслышке. И к встрече с ней морально готовы. Даже главным калибром способны выпалить шрапнелью по низколетящей цели. Ясно, что кроме неожиданности, не будет у него никаких преимуществ. Да и при такой скорости корабля-носителя с неожиданностью не все благополучно.

А потом, ракетные двигатели — самые прожорливые. Следовательно, здешние авиаторы будут жестко ограничены по времени. Ни схитрить, ни повторить попытку они не смогут. Будут переть прямо на цель….

Что-то много в нем скепсиса сегодня. Надо бы успокоиться. Одни ведь догадки.

* * *

Точно, в десятке километров от побережья оказалась крупная планерная база. Все возможные конструкции: коробчатые и этажерчатые, дельтапланы и классика с длинным тонким крылом. Любые типы стартовых устройств, начиная с разгона под горку навстречу ветру, заканчивая взлетом с крыши несущегося по рельсам железнодорожного вагона. Катапульты тоже представлены во всем многообразии — резиновые, паровые, или с приводом от падающего груза. И в воздухе одновременно несколько аппаратов. Одни взлетают, другие набирают высоту, поймав восходящий поток отраженного склоном горы ветра, кто-то идет со снижением. Но все это без кутерьмы, спокойно и довольно уверенно. Вот производится изящная посадка, и веселый, похожий на воздушный змей, планер оттаскивают на край летного поля.

— Лет десять назад к нам с Земли занесло одного планериста, мы и занялись этой тематикой в расчете на то, что вскоре удастся сделать приличные дизели. Тогда бы и авиацией обзавелись. У нас около сотни неплохих пилотов, но самолетов все еще толком нет. — Обиженно надула губки Ри.

— Мне показалось, что вы тут наладили сбор пришельцев и их использование в промышленных масштабах. — С интересом откликается Гошка.

— Верно. В других странах это не столь тщательно налажено, но и там пытаются поступать аналогично.

— А своих Кулибиных и Эдисонов здесь нет?

— Одно другому не мешает. Кроме того, выходцы из вашего мира знают конечный результат, а это сильно помогает не прикладывать усилий в тупиковых направлениях. Вот ты изложил принцип работы турбовинтового двигателя, а наши до этого додумались бы или нет?

Эта маленькая язва только что здорово проговорилась. Гошка не мог быть первым, кто описал принцип действия этого типа двигателя — они слишком широко известны, особенно, если учесть то, что здесь в небе творится. Явно чувствуется «след» человека, знакомого с авиацией существенно лучше, чем он. И не мог этот планерист не знать об этих движках. Важнее то обстоятельство, что содержание его отчетов Ри не только прочитала, но даже помнит такую деталь, далеко не самую выразительную в его изложениях, написанных в карантинном блоке казарм формовщиков.

Они вошли в ангар, где шла сборка моноплана. На крыльях крепились две мотогондолы с пропеллерами. Лапы обтекателей неубирающихся шасси выразительно ухватились за дощатый пол. Широкий размах крыльев, оперение без центрального элемента, но с шайбами на концах горизонтальной плоскости.

— Набор собран из тонких дюралевых профилей, обтянут лавсановой тканью, пропитанной лаком. — Без вступления приступил к объяснениям кряжистый мужчина лет тридцати. — Хвостовое оперение из нержавейки. Планер облетан с муляжами двигателей, уверенно садится, при снижении достигнута скорость двести семьдесят километров в час. Выход из штопора нормальный. Сейчас отрабатывается запуск двигателей. — Он смущенно улыбнулся. — Не так-то просто вплюнуть пламя на форсунки камеры сгорания, действуя из кабины. Но, вроде с клапаном справились.

— Когда полет? — Ри чуть не подпрыгивает от нетерпения.

— Сегодня рулежка, пробежка, подскок. Но в кабину даже не просись. — Мужчина ухмыляется и продолжает. — На одиннадцатом экземпляре, не раньше.

Гошка сует нос во все щели. Совсем неплохо сделано. Каркас из тонкостенных профилей выглядит убедительно. Понятно теперь, куда девался чистый алюминий, от производства которого остался «грязный». Баки в крыльях, тросики системы управления, рычаги, тяги. Хороший обзор в переднюю полусферу, высотомер, указатель скорости. Компас и креномер. Совсем цивилизованно. Второе кресло лицом к хвосту, перед ним непонятные приспособления — баллоны, штуцера, краники. Тут идет колдовство с применением щупов и гаечных ключей. Что-то кричат с крыла, подтягивают гайку. Наконец народ разбежался, проверили крепления шасси, закрепили за кольцо в хвосте канат, обмотанный вторым концом вокруг опорной колонны.

— Пуск правого двигателя из кабины. — Комментирует мужчина. Ри называет его Трос. — Сейчас раскрутят пропеллер сжатым воздухом и попытаются дать воспламенение в камеру сгорания.

Винт начинает вращаться.

— Горючее пошло. — От сопла отскакивает техник.

— Поджиг! — звучит команда.

В кабине механик перекладывает рычаги краников и щелкает заслонкой.

— Есть горение. Отключить раскрутку!

Закручивается вентиль, поток горячего газа из сопла не иссякает, вращение винта убыстряется. Поток воздуха становится плотным, и двигатель останавливают. Пока не выдуло всё из ангара.

Снова суета, Гошка и Ри вдохновенно принимают в ней участие, зараженные энтузиазмом окружающих. Через полтора часа провели процедуру запуска второго движка. Все довольны, но Трос обеспокоен.

— Планеры все посадили?

— Да. Уже последний закатывают на площадку ожидания.

— Отлично, двигаем на старт.

Все наваливаются, и самолет выкатывается на открытое пространство. Его поворачивают, Трос занимает место в кабине, за его спиной устраивается один из техников. Запускают один двигатель, второй, кто-то машет флажком, самолет трогается и катится по взлетной полосе. Остановка, разворот. Теперь машина бежит заметно быстрее, оторвав хвост от грунта.

Плавно замедляется, останавливается. Опять разворот, и снова пробежка вдоль всей полосы с коротким подлетом. Тут же посадка и плавная остановка.

Следующий «заезд» прошел уже с подлетом метров на десять. Наконец самолетик подкатывается к воротам ангара и останавливается. Звук реактивной струи обрывается, и винты долго еще крутятся по инерции, замедляясь.

Наконец всё остановилось. Народ закатывает машину в ангар хвостом вперед и техники подтаскивают под двигатели металлические леса.

— Тяга упала на последнем проходе, — недовольно бросает Трос.

— В такой команде можно сварить любую кашу, — понимает Гошка и перестает удивляться увиденному. Особенно, поняв, что идет демонтаж обеих силовых установок. Понятно, опять лопатки турбины. Явно хватает только на один полет. Просто проклятье какое-то. Может, лучше паровой котел в фюзеляже разместить, да и крутить пропеллеры паром? Тогда на десяток другой полетов турбины хватит. Хотя, наверняка уже и без него всё оценили. Ясно же, что готовят сразу боевой самолет, стало быть, нужно везти не только пилота, но и бомбы.

* * *

На следующий день после обеда самолет взлетел, выполнил несколько разворотов, подъемов и снижений. Нормально сел. Второй полет провели с макетом бомбы — бревном, который прицельно сбросили на краю аэродрома с пологого пикирования. И снова закатили машину в ангар.

Еще удалось увидеть «продувку» планера аналогичной модели на крыше несущегося по рельсам вагона. На идеально прямом участке длиной километров пятнадцать, этот макет прокатили на скорости километров полтораста, причем с пилотом в кабине. Исследовали реакцию на отклонение рулей и элеронов.

— Вообще-то мы их отсюда, с крыши поезда, и запускаем в первые полеты, — объяснил подошедший Трос. — С моторами полная ерунда, так что, все, что можно выдавить из проверок планера при его буксировке, исследуем от всей души. Ты не слыхал, как там с дизелями дела обстоят? Извелся уже весь. У нас ведь модель готовая имеется под поршневой движок. Аналог У-2.

Гошка поведал печальную историю посещения дизельной лаборатории. Повздыхали, поохали.

— Завтра покажу тебе готовые машины. Не скажу, что я от них в восторге, но немножко лучше, чем совсем ничего. — Трос явно собирается уходить.

— А эти чем нехороши? — Интересуется Гошка.

— Моторы кончились. Следующая пара через два месяца будет, — фразу завершает тяжелый вздох, похожий на стенание. — Это еще на один полет или пару полетиков.

* * *

— Трос, он такой же, как ты, пришелец с Земли. Лет десять как в наших краях. — Пояснила Ри. — Папа ему всем помогал, и ты сам видел, что за люди вокруг него собрались. В общем, завтра покажем тебе то, что уже можно использовать для работы по морским целям. Догадался ведь, какую участь тебе готовят?

— Есть версия, что командовать подразделением кораблей, включающем в свой состав авианосец.

— В общем, да. Трос хочет руководить собственно авиацией, если ты не против

— Не против. Только пока не понял, где же у нас авиация. И слушай, пока не началось, попроси Троса, и из его ребят-двигателистов, кого он сам выберет, зайти сюда, потолковать о дизелях. Неспокойно как-то мне.

— Пойдем-ка лучше в столовую. Чем народ звать-собирать, легче прийти туда, где и так найдутся все, кто тебя интересует.

Правда. В столовой было людно. Ри спокойно уселась на лавку напротив Троса.

— Кукса потолковать хочет. — Короче не скажешь. Прямо в глаза мужику. Нет, это не жена, а стихийное бедствие. Гошка медленно вдохнул воздух.

— Ты, как работает дизель, знаешь? — Глаза в глаза.

— А кто же этого не знает? — Трос спокоен и даже не удивлен.

— В карантине сидел? — Гошке надо знать точно.

— Сидел.

— Отчет писал?

— Скорее, это были воспоминания.

— Про дизели писал?

— А чего про них писать? Там же все просто.

— А почему они здесь не получаются?

— Откуда мне знать? Может, температура для воспламенения недостаточна, может еще, что не так. Я ведь, не специалист. Знаешь, сколько там тонкостей?

— Вот прямо сейчас, и прямо здесь, вот на этом листике мы с тобой все это тонкости и обсудим. Ты готов?

— Погоди, Кукса! Тут как вообще вопрос ставится?

— Я был в дизельной лаборатории. При мне двигатель немного работал. Но звук был вообще незнакомый, пахло совершенно не тем выхлопом, а слово «впрыск» вызвало ненормальную реакцию окружающих. Как на сальный анекдот.

— Тревожные симптомы. И бумажка какая-то маленькая. Ри! Когда вообще ближайший рейс до этой лаборатории?


Глава 32

Утром следующего дня Гошку провели в другой ангар. Со стороны он выглядел совсем небольшим, да и внутри не был особенно просторным. Огромные толстомясые дуги, опираясь концами о грунт и прилегая друг к другу, составляли его свод. Присмотревшись, легко было обнаружить, что собраны эти гнутые «колонны» из стеблей тростника, увязанного в очень длинные фашины, или бунты. Устойчивость конструкции придавал её размер и плотная сборка.

— Пожара не боитесь? — поинтересовался у одного из техников, что распахивали створки хлипких на вид дощатых ворот.

— Знамо дело, приходится опасаться, — ответил тот, нисколько не смущаясь.

Самолетиков здесь располагалось пять штук, все одинаковые, установленные друг за дружкой с поворотом, что позволяло уместить большое количество машин на весьма ограниченной площади. Ближний к выходу принялись выкатывать на площадку перед сооружением.

Сначала показалось, что это У-2, но по мере «проявления» деталей, сходство ослабевало. Двойное крыло биплана со стойкой, соединяющей плоскости, бросилось в глаза раньше всего, но потом глаз начал находить специфические детали. Переднее колесо неубирающихся шасси оказалось относительно большого диаметра и наполовину скрывалось под обтекателем передней части, В результате сам самолетик стоял с опущенным носом, поскольку стойки колёс под крыльями оказались выше.

Сам нос выставлялся вперед значительно дальше, чем ожидалось, отчего хвостовая часть выглядела слегка куцей, и была увенчана солидным хвостовым оперением. Прямо здесь и оказалась расположена соосно фюзеляжу единственная дюза. Поскольку воздухозаборников обнаружить не удалось, становилось очевидным, что двигатель здесь используется ракетный, и Гошкины гипотезы блестяще подтверждаются.

Трос помалкивал, Ри вообще куда-то исчезла, а к хвосту самолета, вытолканного из ворот, подкатили солидный ящик на колёсах, вытащили из него конец каната и затолкали его… прямо в дюзу. Потом Гошка с изумлением наблюдал за тем, как на продольный вал, расположенный в центральной, межкрыльевой части фюзеляжа слой за слоем наматывается этот толстый шнур… бикфордов шнур! Точно. Ракетное топливо упаковано в длиннющую «колбасу» и подается в камеру сгорания по мере израсходования.

— Полезли пока на вышку, — Трос показал в сторону нависающей возвышенности, на верхушке которой пристроилась решетчатая конструкция, увенчанная площадкой. Путь оказался неблизким, сначала по крутой тропе, потом начались лестницы и, наконец, они с верхней точки наблюдательной башни осматривают окрестности.

Далеко внизу у самолетика копошатся люди, пилот занимает место в кабине, расположенной в самом носовом участке летательного аппарата. Видно, как крошечная фигурка усаживается, располагая ноги по сторонам кожуха, прикрывающего верхнюю часть переднего колеса шасси, как техники прилаживают лобовой обтекатель и прозрачный фонарь.

— Как ты понял, в этой конструкции навалом уязвимых мест. Однако кабина пилота бронирована от пуль и осколков. Только прозрачные компоненты значительно слабее всего остального. Ну и пилотов подбираем по комплекции. Тут только компактные и жилистые не чувствуют тесноты.

Еще пара врожденных слабостей. Во-первых, если двигатель в полете останавливается, пробудить его к жизни нет никакой возможности. Дальше — только посадка за счет планирования, качество планера позволяет. Правда потом, на земле, пилот может снова раскочегарить дюзу и взлететь без посторонней помощи, однако, уже без фонаря и обтекателя. Установить их можно только снаружи. Проигрыш в скорости невелик, но лобовой брони нет, и обдувает там не по-детски. Конечно, над морем эта возможность не слишком нужна, но с песчаного пляжа, а особенно с обсушки, уйти вполне получится.

Второй момент связан с тем, что тяга не регулируется. Скорость горения топливного шнура определяет мощность однозначно. Только выключить двигатель можно — и все. У нас на этот случай есть три типа двигателей и три диаметра шнура.

Самый тонкий, для старта самолёта с катапульты, рассчитан на дальний полет. Скорость по горизонтали получается сто двадцать километров в час, так что за четыре часа можно сгонять на удаление двести километров, отвезти полтораста килограммов гостинцев и вернуться.

Средний, что сейчас заправляют — это и своим ходом можно взлететь, только разбег метров пятьсот. Два часа в воздухе, но скорость уже сто пятьдесят. С учетом расхода топлива при старте радиус действия следует полагать в сотню километров.

На толстом шнуре взлет происходить энергично, сам полет длится сорок минут. Скорость увеличивается до двухсот километров в час. В общем, если до цели полста кэмэ, есть хороший шанс отстреляться и возвратиться.

Конечно, виды старта мы варьируем, и количество шнура в заправке тоже меняем в зависимости от предполагаемой задачи. Остаток-то каждой зарядки с новым концом не сопрягается. Только целый участок этой «колбасы» можно использовать. И в этом вопросе имеются трудности. Ограничены мы в топливе. И само оно ограничено в сроке хранения, влагу не любит, повреждения оплетки вообще катастрофа. Словом, самолетиков этих больше чем имеем, нам просто не прокормить.

Вообще-то их, конечно, не пять, а два десятка. Все облетаны, на все подготовлены пилоты. Тренировочные полеты ведутся ежедневно, отрабатываются и боевые задачи. Вот, смотри!

Точно. Самолетик внизу уже готов. В бинокль видно, как короткий отрезок обычного огнепроводного шнура тлеет, выглядывая из дюзы. Воспламенение, струя из сопла. Взмах давно занесенного сигнальщиком флажка, рывок каната катапульты и энергичный старт небольшой машины. Неспешный набор высоты, плавный вираж, «площадка» с набором скорости. Четко просматривается тонкое тело длинной авиабомбы, подвешенной под фюзеляжем.

Снова вираж, на этот раз энергичный, и снижение уже с другой стороны вышки. А здесь ровная поверхность с широкой канавой, заполненной водой. Именно в эту полоску воды с пологого пикирования, больше похожего на энергичное снижение, и кладет свою «бомбу» шустрая этажерка, когда ее колеса оказываются буквально в паре метров от воды. Потом быстрый набор высоты и резкий разворот. Приличная потеря скорости, но срывом даже не пахнет.

Бомба не тонет и не взрывается, а несется вперед по канаве, оставляя характерный для торпеды пузырчатый след. Метров через четыреста снаряд касается берега, замедляется, всё более зарываясь носом в глинистый склон, и, наконец, замирает на месте молотя воду винтами и вихляя задом.

— Неважно легла, — комментирует Трос, — большой перерыв в полетах. Ничего, повторение — мать учения.

А самолетик уже заходит на посадку. Энергичное снижение, выравнивание, двигатель выключен, и самолет аккуратно приземляется точно на край размеченной белым полосы. Мягко опускается нос, торможение проходит плавно, но быстро. Пробег — метров восемьдесят.

— А вот посадка классическая. Чувствуется стиль и уровень подготовки. — Трос явно доволен.

На аэродроме техник что-то делает в хвостовой части самолета. На тележке под брюхо закатывают новую «бомбу», а Гошка смотрит в сторону канавы. Первая торпеда уже «отворчала» и затихла. Её, зацепив петлями, выкатывают на берег шестеро дюжих мужиков. И убегают с нею на руках к конной повозке, которая быстро скрывается за бугром. Наблюдатель, находящийся тут же на площадке, вывешивает белое полотнище со стороны аэродрома, и черное — в направлении «стрельбища». Ага, сигнализация и оповещение.

Вторая попытка того же пилота прошла вообще замечательно. Торпеда ушла по канаве и вылетела на берег в самом ее дальнем конце, когда водная гладь просто закончилась. А выход самолета из атаки прошел по другому сценарию — полупетля с полубочкой.

— Конечно, эти торпеды не так мощны, как те, что выстреливают с миноносцев. Значительно облегченный вариант. Разработали его уже после риканской войны в расчете на переноску руками нескольких человек. В принципе, снаряженную вшестером можно нести несколько километров. Ну и нам они хорошо подошли. Что интересно — вообще без переделки. Бегут на четыре километра, курс выдерживают прекрасно, так что, если стрелять с бреющего, попасть по крупному кораблю вполне получится.

— А вы их, что, перезаряжаете после учебных стрельб? А как же нагар? — Впервые открывает рот Гошка. Увиденное впечатлило настолько, что слова сами попросились на язык.

— Нагар растворяем, есть специальная рецептура. Двигатели даже разбирать не приходится. Затратно, конечно, спору нет. Однако неприятеля можно здорово удивить, если машины исправны, торпеды быстры, а пилоты умелы. — Трос явно доволен произведенным впечатлением. — Сам понимаешь, для того, чтобы все это превратилось в пустой пшик, достаточно всего одного слабого звена.

— Как с турбовинтовыми двухмоторниками. Все работает, а ротор на один полет.

— Верно. Чего только не пробовали использовать для турбинных лопаток — все течет. Усталость материалов здесь просто ни в какое сравнение не идет с земными кондициями. Понимаю, что решение будет найдено, но пока результаты неутешительные.

* * *

С Ри он увиделся только вечером. Как пропала любезная по дороге к ангару реактивных торпедоносцев, так и не появлялась в поле его зрения весь день. И сейчас она выглядела неординарно. Дрожала на кровати под двумя одеялами, причем на столике стояла бутылка со знакомой этикеткой, из которой (бутылки, конечно) немного отпили. Запах, стоявший в комнате, однозначно указывал на то, что крепкий спиртной напиток — это ром дусского производства, который Гошка возил с собой в рюкзачке на случай доброй встречи с хорошим знакомым. Количество выпитого свидетельствовало о том, что крепость содержимого этой ёмкости потребителя не вдохновила. Но вот состояние этого самого потребителя внушало серьезные опасения.

Выкатив свою принцессу от стенки на самый край кровати, Гошка посмотрел в ее шальные глаза.

— Заболела, тебе неможется? — Спросил тихонько.

— Я здорова. Меня всегда колотит полсуток, когда испугаюсь.

— Тогда подожди еще чуток, сейчас я тебя вылечу. — Гошка быстренько укутал свою малышку в одеяло и рванул в столовую.

Вернулся через несколько минут и расставил на столе тарелки.

— Иди сюда, — он выпутал жену из одеял и усадил на стул. — Начинается лечение последствий испуга небольшим количеством холодца с хреном. Можно и с горчичкой. На худой конец и уксус пойдет. — Спокойно подавая небольшие кусочки прямо в рот, комментировал он.

— Потом, поверх холодца кладется ломтик селедки с репчатым лучком, и надкусывается картошечка, — продолжает он инструктаж, контролируя выполнение «упражнения». — Тут не повредит и маленькая рюмочка, но, в принципе, несложно без нее обойтись, тем более что она уже была принята превентивно, — продолжает он, отталкивая в сторонку ром. — Теперь важно не упустить момент для принятия основного противоужасового препарата — рисовой каши с подливой. Собственно, данный компонент можно варьировать в области качества в широких пределах, важно, чтобы его было много, и чтобы поступал он в организм стремительно.

— Больше не могу, — Ри откладывает ложку, глядя на произведенное ею опустошение, — да и нечего, честно говоря. Действительно, помогает. Никогда бы не подумала.

— А теперь, когда стук зубов не прерывает связность речи, расскажи-ка мне милая, кто же это умудрился тебя так напугать?

Реакция была неожиданной. Девушка нахмурилась и замолчала. При этом лицо ее приняло упрямое, даже вызывающее выражение. Стало быть, снова тайны Бургундского, на этот раз, двора.

— Ладно. Не хочешь, не отвечай. Я тебя все равно люблю.

Опять бурная реакция. На этот раз Ри почти брызнула на него из глаз слезами… и некоторое время они были заняты.

— Да уж, — размышлял Гошка, слушая ровное дыхание прижавшейся к нему жены, — эмоциональность у женщин значительно выше, чем у нас, мужиков. И тряхнуло ее сегодня неслабо. Просто до печенок пробрало. Лучше всего немного отвлечь ребенка от переживаний.

— Слушай, помнишь камушек ты у меня забрала. Обещала сказать, что это за минерал.

Вот незадача. Только что бывшее расслабленным тело опять напряглось.

— Понимаешь, Игорёк, это платина. На Земле её считают благородным металлом. Пожалуй, самым дорогим из тех, что используется в ювелирных изделиях. На Посейдонии — тоже. Красиво блестит, не окисляется, встречается редко. Наравне с золотом и серебром используется для хождения в виде монет и слитков. Одна беда. Наши геологи разыскали несколько неплохих месторождений, и мы наладили добычу самородной платины в заметных количествах.

Казалось бы — греби деньги лопатой и покупай на них весь мир, ан нет! Первая же попытка продажи привела к снижению стоимости этого металла. Прикинули, что к чему, и остановились. Через несколько лет цена вернулась к первоначальному уровню, и мы теперь продаем её килограммов по сто в год. А остальное прячем. В общем, так оказалось значительно прибыльней. Вообще-то это страшная тайна, но, раз уж ты со мной связался, то всяких секретов узнаешь еще немало. Почему бы и этот не знать, тем более, понял, наверно, из чего насыпается подушка под тропинками в саду нашего дома. Никогда ведь не знаешь, как дело обернется, а самородочек размером с кулак может спасти чью-то жизнь, или всю страну, если окажется вовремя под рукой.

Гошка прикинул продолжительность садовых дорожек на участке, где располагался императорский дом. Неплохо получается. Вот только кто же роторы из нее изготовит, из этой платины? Для ювелиров с их оборудованием подвижная деталь даже относительно компактной самолетной турбины может оказаться чересчур большой, да и требования к точному выполнению размеров, а главное, балансировке, вызывают тревогу.

В общем, когда он все это выложил Ри, та думала недолго. Через полчаса они вышагивали по пустынной ночной дороге, ведущей к порту. Тут нашлось несколько тропинок, заметно сокративших расстояние, так что на рассвете они сладко посапывали в каюте яхты, бегущей на всех парусах к ближайшему порту столичного острова.


Глава 33

Заметных усилий стоило, удержать увлеченную идеей использования платины для ответственных элементов турбин Ри, от затеи немедленно мчаться домой и выкапывать из под садовых дорожек самородки. Удивительно все-таки сочетаются в ней детская непосредственность и искреннее старание действовать вдумчиво, по-государственному.

Так или иначе, первый визит нанесли металлургам. В закутке плавильной лаборатории, где, почти не слышно было пламя гудящих горнов, солидные мужики спокойно и обстоятельно раскатали затею в пух и прах, оперируя соответствующими цифровыми значениями и графиками изменения прочностных характеристик от температуры, они однозначно доказали губительность последствий реализации безумной идеи, пришедшей в голову этим юнцам.

Данные, полученные в этой лаборатории, через которую прошли практически все металлы, кроме железа и его сплавов, указывали на то, что в предполагаемых условиях лопатки роторов поведут себя как лед на теплом весеннем ветерке. Вот, если бы температура при сгорании углеводородного топлива в струе набегающего воздуха была меньше, тогда, экстраполируя результаты испытаний одной любопытной бронзы, с которой они совсем недавно начали эксперименты… для паровых турбин это, похоже, подойдет, если прикидки окажутся верны. Но этих работ в плане нет, у них в заказе сплавы инструментального направления и еще оружейники торопят с материалом для колпачков… ну, не знают они для чего эти колпачки, просто заданы пределы пластичной деформации образцов известной формы.

В общем, полный облом. Ну, раз уж зашли в такое интересное место, почему бы не посмотреть? Где еще увидишь горны и печи, приспособленные для проведения разных хитрых экспериментов. Особенно заворожило одно сооружение, в котором, в пламени, бушующем в струе огненного дутья, вальяжно нежился толстопузый тигель. В него длинной ложкой подсыпали фиолетовый порошок и бросили короткую проволочку. Потом лаборант огромными клещами положил на поддон несколько кусков отборного кокса, подвигал их кочергой и прибавил подачу воздуха.

Когда он отвлекся к вентилям, конец кочерги остался в пламени. Цвет огня сделался голубым, гудение изменило тональность, став похожим на рев, умеренной впрочем, громкости. Около минуты работник регулировал потоки воздуха с нескольких направлений, потом, удовлетворившись достигнутым результатом, той же кочергой передвинул пламенеющие куски кокса, а один из них даже расколол коротким ударом загнутого конца своего инструмента.

— Эта кочерга, из чего она сделана? — вдруг поинтересовалась Ри из-за Гошкиного плеча.

— Митрич наши инструменты в порядке содержит, его спросите, — лаборанту не до разговоров, он должен следить за процессом.

Пошли искать Митрича. Нашли быстро. Зажав в тисках стальную загогулину, обыкновенного вида ничем не примечательный дядька ковырялся похожим на шило инструментом в ее внутренности. Гошка успел остановить супругу, готовую начать расспросы, безапелляционно усадив ее на лавку.

— Никогда не говори человеку под руку. Имей терпение, подожди, пока закончит. Потом разговор получится конструктивней… — он еще продолжал инструктаж, когда, закончив «процедуру» мужик обернулся к посетителям.

— Добрый день! — Ри лучезарно улыбнулась. — Вы не скажете, из чего сделана кочерга, которой работают у шестого горна?

— Из прутка, — мастер улыбнулся не менее приветливо, — лежали у меня несколько штук. Лаборанты попросили, я и согнул. — Улыбка расправила складки сосредоточенности на лице, и человек стремительно помолодел прямо на глазах.

— А прутки, откуда взялись? — не отстает принцесса.

— А кто ж его знает? Всегда тут лежали. Это мне по наследству вместе с местом досталось от Завида, уже лет шесть как.

— А Завида этого найти можно?

— Он в казармах испытателей теперь дворником. На свежий воздух попросился из нашей духоты, как фельдшер ему велел. Только разве ж упомнит он про каждую металлёвину, что имеется в этих закромах, — Митрич кивнул на стеллажи, заполненные обрезками листов и профилей, на угол, в котором стояли трубы и швеллеры, на кучу неидентифицируемого хлама, сложенную в другом углу высокой грудой.

— Пойду, пожалуй, — Ри уже на ногах.

— Ступай, — Гошка кивает. — А я еще узнаю секрет установки заклепки в клещах. Всегда хотел выяснить, как нужно поступить так, чтобы рукоятки не скрепились неподвижно, а продолжали шевелиться, но в тоже время не вихляли.

Ри исчезла мгновенно, сообразила наверно, что он что-то затеял. А потом настала расплата за идиотски сформулированный впопыхах вопрос. Митрич приступил к обучению и инструктажу. Нормально склепать половинки клещей Гошка смог с восьмой попытки, а тут как раз закончилась смена, все пошли по домам, а надпитая супругой бутылка рома в рюкзачке выразительно булькнула.

Митрич в перелеске знал прекрасное местечко, соленые огурчики, картошечка и шматок сала нашлись в столовой…

* * *

— Классно ты вчера насвинячился, — Ри подносит к Гошкиным губам чашечку капустного рассола. — Нет, дошел на своих, даже мимо карантинного блока в околотке не промахнулся. Но уснул, словно умер. — Жена капризно надувает губки.

— Про то, что ты должна здесь остановиться, это Митрич надоумил. Он и дорогу указал. А что, в этом районе тоже появляются пришельцы?

— Не слыхала о таком.

— И зачем тогда здесь карантинный блок?

— Они везде есть. Заболел кто непонятной болезнью, или человек приехал, гостиницы да пансионы в каждом поселке содержать никакого резону нет, а так проблема легко решается. Конечно, обычно пустуют, но крошечный резерв жилья всегда нужен. И зубы мне не заговаривай, я и так чуть из шкуры не выпрыгиваю от нетерпения. Что Митрич то, сознался?

— Кажется. Только я ему на тебя пожаловался, что ты эту самую бутылку хотела уничтожить, и я её, можно сказать спас. И потом долго ругал тяжелую жизнь под твоим несокрушимым каблуком. Ну, наплел, в общем. Потому ты со мной сегодня не ходи. И где бы нам еще выпивкой разжиться? Мужик с подогревом лучше работает.

— Ладно, будет вам вечером и накрыто и сервировано. Девчата мне объяснили, на какой поляне вы вчера оттягивались, так что веди его сразу после смены на то же место. И не томи.

— Да он этот сплав сделал, когда замучился каждый день по три новых кочерги гнуть. Ругал тупых лаборантов, что ленятся инструмент из пламени доставать, если ненадолго на вентили отвлекаются. Горны у них бывают свободны время от времени, слитков, окатышей, концентратов от разных работ остается. В общем, поэкспериментировал на глазок. Но рецептура у него записана. Кстати, самородная платина там основной компонент, говорит, ящик с остатками неведомо сколько времени стоит в углу за второй подовой. Еще есть хорошая новость. Он ведь, пока кочерги и клещи сооружал, успел и приемы наработать. Как отливать, сгибать, ковать — все знает. Только, говорит, если резать, то инструмент нужен алмазный. Обычный корундовый абразив слишком быстро изнашивается.

* * *

Следующий день прошел под незримым патронажем Ри. Внешне, делами заправлял Гошка, но всё получалось настолько быстро и естественно, что не было ни малейших сомнений в том, что могучие рычаги государственной машины уже поставлены в положение, благоприятствующее их планам.

Работы отдела облицовочных сплавов шли своим чередом, но подходящий горн оказался свободен, пара дюжих лаборантов — готовы участвовать, а молодой аспирант — записывать. Дуняша в спецовке приборщика помещений с совочком и метелкой тоже никому не мешала. Гошка вообще единственный, кто обратил на неё внимание.

Сплав оказался хитрым, можно сказать, бинарным. Из двух тиглей одновременно, составленные перед этим не самые простые расплавы, залили в раскаленную на этом же огне форму, и, не ослабляя пламени, наблюдали за тем, как, спустя несколько минут, произошла кристаллизация горячей смеси. Получившиеся образцы после остывания подвергли проверкам по полной программе, но в цифровых значениях, которые вносились в столбцы таблиц, Гошка ориентировался слабо. На глаз было видно, это — то, что надо.

А вечером на лесной полянке, на белоснежной скатерке был накрыт обильный ужин, и, невесть откуда появившаяся Евдокия домогалась от Митрича ответа на удивительный вопрос — чего ему в этой жизни нужно? Ри обеспечивала функционирование скатерти в самобраном режиме, а потом производила доставку Гошкиного тела к месту постоянной дислокации. Чем закончился диалог инструментальщика и прапорщика безопасности, осталось тайной.

* * *

— Игорек! А почему Митрич сразу не сознался в том, что сделал этот сплав? — жена с утра ластится, опять рассолу подала, чаю заварила ароматного.

— А ты поставь себя на его место. Сделал человек кочергу из платины, чтобы себе облегчение по работе обеспечить. Поскольку цвет сплава стал совсем другой, рассчитывает, что никто ничего не заметит. Кто их считал, те самородки в ящике за второй подовой? Давно полагаются израсходованными на работы, отчеты по которым пылятся в архивах.

Только, вот, Ри, чего я в толк не возьму. Ведь тут по закромам драгоценных металлов хранится немало. Почему народ их не растащил, и не попытался сбыть, в целях личного обогащения?

— Чтобы совсем никто ничего и никогда не спёр, за это я, Игорёк, не поручусь. Люди ведь очень разные. Только чтобы с целью наживы воровать, так, скорее всего, нет. Для души, или фитюльку какую дома сделать — это в порядке вещей. Ну не пойдет плотник за гвоздями в магазин, не позволит ему этого рысская душа. А вот торговать ворованным у нас не принято. Для друга — слямзит не задумываясь, для барыги — ни в жисть. Это я, понятно, не про всех подряд, но про тех, кто именно здесь работает — точно.

А уж если кому совсем невмоготу и пуще всего на свете хочется сделаться богатым, так со сбытом краденного столько проблем… даже представить себе не могу, куда бы рабочий человек смог платиновый самородок пристроить? В банке его, конечно, примут…. Вообще-то об этом тебе лучше с Дуняшей потолковать, в их ведомстве по этому поводу масса тонкостей, я тут не эксперт.

И слушай, сегодня давай по окрестностям пройдемся! Пока чертежи да модели из турбинного отдела сюда везут, да алмазный инструмент собирают, не сиднем же нам тут сидеть! Покажу тебе Виолкину школу и одно важное местечко. Поспешай, пока Дуська не прибежала, да не залила тут все слезами.

Про причину прогнозирования расстройства сестры расспросить не удалось, вчерашние воспоминания были не вполне ясными, а способность соображать вернулась еще не полностью.

* * *

Это называлось «Школа для энергичных девочек». Во всяком случае, так было написано на дорожном указателе, рядом с которым они отпустили извозчика. Свернули по стрелке и потопали. Через пару километров Ри принюхалась, и свернула на узкую тропу. Метров через двести вышли на поляну, где дымились угли прогоревшего костра, над которыми, нанизанные на прутья жарились рыбки.

Девочка лет десяти, что присматривала за этим процессом, не сразу обратила внимание на то, что не одна.

— Привет! Ждешь кого-то? — Ри смотрит на нее с приветливой улыбкой.

— Привет! Я одна и никого не жду.

— Ты таким способом часто готовишь? — Это уже Гошка. Абстинентный синдром ослабил давление на его организм.

— Первый раз.

— А кто научил?

— Никто. Сама придумала. Ну, в книжке упоминалось, что люди ели рыбу, запеченную на углях. Вот я и решила попробовать.

— А саму рыбу, где взяла? — Это уже Ри интересуется.

— В речке. Острогой. — Девочка кивает в сторону прислоненной к дереву палки, к концу которой, на манер редкой метелки привязан пучок заостренных прутьев. Шнурок — явно какая-то прочная травинка, сорванная неподалеку.

— К робинзонаде готовишься? — Гошке стало интересно.

— Возможно, — девчонка переворачивает тушки, предусмотрительно нанизанные на параллельные пары прутиков, — но, вообще-то я хочу попасть в антропологическую экспедицию и изучать дикарей.

Нормально. И как это Гошка об этом не подумал? Сто лет назад на Земле еще можно было найти уголки, где люди жили в первобытных условиях, кормились охотой, рыболовством, собирали плоды и корешки. Наверняка и здесь все еще сохранились дикие племена с кровавыми богами или ужасными табу.

Пока он размышлял, девчата допекли улов. За дегустацией несоленой, плохо пропеченной костлявой рыбы Ри успела выяснить, что новую знакомую зовут Консуэллой, что она уже перешла в четвертый класс, и стреляет из лука лучше всех. Еще она обожает уроки рукоделия и ненавидит арифметику.

Потом Ри спросила про какую-то неведомую Гошке Янинку, узнала, что та учится на три года старше, но сейчас, пока каникулы, уехала ковыряться в архивах в Репетун… или Трепетун. А может Рипятун, со слов непонятно, да и неинтересно ни капельки.

Оставив новую знакомую размышлять над тем, что в технологии приготовления рыбы на костре следует усовершенствовать, отправились дальше. Ри показывала Гошке приметы и ориентиры, они долго лезли вверх по каменистому склону. Километров пятнадцать прошли по местам, где следы человеческой деятельности на глаза не попадались. Тропинки — они ведь могли быть и звериными — редкие и только слегка намеченные. И пней не встретили, зато бурелома — сколько угодно. Вроде как лесника здесь нет, или это специальный полигон, участок дикого леса, оставленый для энергичных девочек?


Глава 34

Наконец, пришли. Неуютная сырая пещера с осклизлыми валунами, вызывала опасение. Тут ногу сломать, провалившись в щель между камнями — запросто. В общем, нормальному человеку лучше держаться отсюда подальше. И по контрасту с жарким деньком, из-за которого они давно сняли куртки и закатали выше локтей рукава рубашек, по телу пробежал легкий озноб.

— Вот под этот выступ подсовываешь руку, хватаешься, и тянешь на себя, — инструктирует супруга.

Гошка сделал, что велели, и открылась дверь. Ри зажгла фонарики, и они по короткому подъему вошли в тесный грот. Тесный не потому, что маленький, а просто заставленный стеллажами, на которых чего только не было.

— Вот спиртовка и сухое горючее, спальные мешки, консервы, галеты, — показывала она ему. — Здесь, в ящике — чернила, перья, гербовая бумага, государственные печати. Нет, не самые те, а оттиски с той же матрицы, то есть — не отличишь. Отдельно лежат бланки с подписью императора. В этом ящике хранится оружие, оно в смазке, так что не испачкайся. Деньги бумажные восьми разных стран, ну и наши тоже. Монеты в мешочках. На бирках указано, какие. А вот слитки.

Гошка шёл по узкому проходу, слушая пояснения.

— Платины, как ты понимаешь, больше всего, слитки любых форм и размеров, клейменые казначейством или просто с указанием состава и массы. Серебряные брусочки — гривны — обернуты в промасленную бумагу. Тут один формат, по килограмму. Золото монетное, ювелирное и химически чистое.

От близости и количества этих сокровищ даже волосы на коже обращенной к штабелю руки зашевелились.

— А вот здесь медикаменты, все в упаковках длительного хранения. Тут аккуратно, это отравляющие вещества. В ящиках хранится одежда, немного тканей, нитки, иголки, пуговицы. Инструменты плотницкие, кузнечные, ломик, кирка, лопаты.

Гошка млел. Ему показывали, наверное, одну из самых страшных государственных тайн. В этом тайнике было припрятано то, что сможет крепко выручить знающего о нем человека в случае непредвиденном, непредсказуемом, таком, что и в страшном сне не приснится. Даже семена продовольственных культур в стеклянных пеналах, стальные полосы и медные слитки.

* * *

Когда из подземного мрака выбрались в теплый ласковый летний день, раскладывая прихваченную с собою снедь на салфетке, Ри объяснила.

— Это седьмой схрон. О нем почти все знают, ну, те, кто к государственным делам причастен. Ты приметы хорошо запомнил?

— Плохо. Но, пожалуй, смогу найти, — Гошка озирается по сторонам, запоминая ориентиры. — А что, я уже вошел в списки доверенных лиц?

— Не знаю, может и есть где-то такие списки. Но папа уверен, что в случае чего, на тебя можно положиться. Хотя, терпеть тебя не может. В общем, если не хочешь его огорчить, не лезь лишний раз к нему на глаза.

Гошка мысленно стек по бугорку. Это выходит, что их брак — против родительской воли. Демонстративно. В день совершеннолетия. Нет, маменька, кажется, очень даже «за». Однако где тогда воля императора? Хотя…

— Слушай, а когда он мне присваивал офицерское звание, ты, где была в это время?

Ри снова приняла неприступный вид, словно демонстрируя готовность хранить эту тайну до конца. Считай, созналась, что причастна. Все-таки она еще молода и не все человеческие хитрости успела взять на вооружение. И, кажется, не любит врать. Или не умеет, и знает об этом. Зато молчит очень красноречиво.

Возвращались другим путём, петляющим среди склонов и скал через каменистые осыпи. Вышли на тропу, которая вывела на пустынную дорогу. Через пару километров справа открылась чудесная панорама долины, расстилающейся на многие километры. Гошка невольно залюбовался и повернулся к Ри, чтобы спросить название местности, но осёкся. Очень уж грозно поглядывала его супруга на расстилающиеся у их ног необъятные лесные просторы.

Когда миновали открытое место и оказались снова между склонов холмов, Ри вытащила из корзинки недоеденный кусок хлеба и принялась его жадно уписывать. А выражение лица стало упрямым и неприступным. В общем, лучше оставить её в покое. Всё понятно и без слов. Животный страх высоты она перебарывает усилием воли, а следующий за ним отходняк прячет ото всех. Там, на Коктебеле именно эта крошка пилотировала реактивный торпедоносец, дважды подняв в воздух этажерку с керамической дюзой. Отработала атаку, потом вторую, села и, стремительно добежав до дому, завернулась с головой в одеяло, пережидая, пока охвативший тело ужас отпустит свою жертву. Похоже, из всего выводка принцесс ему досталась самая упертая.

* * *

Турбина — это только с виду просто. На самом деле в ее устройстве масса тонкостей. Одна из них — необходимость тщательной балансировки ротора, который для обеспечения большой мощности должен очень быстро вращаться. И если центр его тяжести не попадает на ось вращения, получается не двигатель, а колотушка, разрушающая себя своей собственной работой.

В общем, изготовление новых роторов — дело небыстрое. Один из технологов сказал, что постепенно, по мере приобретения опыта, дела пойдут лучше, но пока Гошка четко понимает — в ближайшую компанию против франов и нидеров турбовинтовые самолеты остаются на земле. Рассчитывать можно только на ракетные бипланы, при всех известных ограничениях. Даже затеи с дизелями потребуют нескольких лет работы, хотя теперь, когда Трос отправил своего человека на остров Крутой, где упрятана завод-лаборатория, оснащенная по последнему слову здешней техники, дела обязательно сдвинутся с мертвой точки.

А пока из карантинного блока околотка казарм испытателей ребята перебрались в свободную квартирку. Гошка крутился по технике дела, суя свой нос во все, что происходило в плавильнях и мастерских, а Ри исписывала стопы бумаги и отправляла пачки писем. И чем дальше, тем яснее становилось, что на быстрый результат рассчитывать не приходится. А уж о том, как идут дела на Коктебеле, что творится с формированием авианосной группы — до этого руки совершенно не доходили, и ощущение надвигающегося провала угнетало со страшной силой. Дни проходили, надвигалась осень и вместе с ней — угроза войны толи против двух государств сразу, толи против четырех. Оно, конечно, ковать оружие необходимо, но его место в драке, а не у наковальни.

Как-то вечером в столовой Ри уселась напротив старикана в чиновничьей тужурке, Гошка молча устроился рядом, и оказался лицом к лицу…

— Здравствуй, деда, — это они с Ри произнесли одновременно.

— Здравствуй, Галочка, и ты, Кукса, тоже здравствуй.

Разбираться в том, почему его супругу назвали другим именем, не стоит, предупредила же теща, что этого добра у них не по одному. А вот знакомство супруги со старшиной парового катера — это интересно.

— Игорёк, деда нас подменит, — щебечет Ри, — он тут за всем проследит и организует, как следует, правда? — старшина Гудков кивает. Хотя в этой курточке он уже не моряк, а кто-то другой. — И ты не думай, что он не справится, у него и влияние и связи такие, что папа ему до сих пор завидует.

Ага, при сильных положительных эмоциях радость грез его неконтролируемо выдает массу удивительной информации. Это нередко свойственно женщинам, но тут вообще захлеб. Простейшие рассуждения наводят на мысль, что этот старичок — отошедший от дел бывший император этой самой страны. А что, после того, чего Гошка здесь уже насмотрелся, такой вариант не представляется удивительным.

На всякий случай согласно кивнул, и принялся за похлебку. Она нынче поварихам удалась. Может и есть у этого супа свое особое название, но его можно спросить и позднее, очень кушать хочется. И еще нужно благодарно посмотреть на официантку, эта справная дама определенно недолюбливает его мелкую супругу и постоянно ловит Гошки взгляд. Не жалко, пусть получит. Даже улыбки не жалко хорошему человеку.

За клюквенным морсом, который тут подавали с мёдом и чёрными сухариками, посыпанными крошкой незнакомой травы, настал пристойный момент для пристойного вопроса.

— Деда, я тут, в империи, не слишком давно, а ты многое можешь помнить. Может, объяснишь как-нибудь не слишком сложно, отчего Рысское государство совершенно непохоже на все остальные? Если это, конечно не секрет. — Фразу эту он обдумал задолго, до того как произнес.

— Нет тут никакого секрета, — морс «старшина» прихлебывает, а сухарики игнорирует, или не нравятся, или зубы уже не те, — все началось еще за полтора столетия до моего рождения, когда к нам стали попадать люди, видевшие штурм Бастилии, Вандею и якобинцев, Наполеоновские войны. Не прямо к нам сюда, но на Посейдонию. А тогда жизнь здесь не слишком сильно отличалась от жизни на Земле. Электричества не было ни там, ни здесь. Паровые машины тоже в обиход еще не входили.

Тогда один из рысских самодержцев и принялся думать о том, как этого безобразия здесь не допустить. Похоже, голова у него варила неплохо. Во всяком случае, бунты или восстания, как про них иногда говорят, перестали случаться, территория страны выросла раз в двадцать, а население чуть не в пятьдесят. И от внешних супостатов отбивались каждый раз без большого урона, так, иной раз теряли несколько островков, или остров из средних. Но потом эти потери обычно возвращались.

Деда делает глоток морса и продолжает.

— Прежде всего, тогдашний государь собрал своих ближников и растолковал им, что получается, если в обществе возникает социальная напряженность. Это, я, конечно, современными терминами оперирую, поскольку точных слов Григория II до нас не дошло. А вот дела тех времен в документах упомянуты.

Принялись эти ребята вызывать в столицу других дворян и детей дворянских и каждому давалось важное поручение. В основном по воинской части, и изыскания разные в пределах государства, и строительство дорог или мостов, благоустройство гаваней. Многие труды потребны на огромных просторах, много средств на всё это нужно, а спрос строг. И с каждого — за своё. Делалось это всё не в один раз, так что до организованного сопротивления со стороны благородного сословия дело не дошло, опять же были и люди с понятием, сообразили, что иначе всё в разруху пойдёт. Большинство действовало из-под палки, однако и сподвижники появились, однодумцы, как тогда говорили.

Крутых мер в массовом количестве не потребовалось. Несколько нобилей голов лишились, несколько — званий. Иные — состояния. Но в большинстве случаев хватало прекращения выплат содержания нерадивым.

Лет десять государь своих дворян на службу настраивал….

— Погоди, деда, непонятно ничего. Это выходит, Григорий пахал как папа Карло лично всем давая поручения и проверяя исполнение? Тут же головы никакой не хватит!

— Конечно, не хватит. И ближники ему помогали, и сподвижники нашлись из людей учёных, и вообще — если власть считать источником удовольствия, то ничего такого не учудишь, а вот если относиться к ней как к тяжкому труду и понимать, что без него ничего не выйдет — тогда другое дело. Тогда ведь еще крестьян из крепости отпускали и наделяли землей. Это ведь не росчерком пера делалось.

Государь сначала своих поотпускал с наделами и арендной платой. Хорошей-то пашни на всех не хватило и пошло переселение на новые земли, а это — пути-дороги строить, фельдшеров да учителей, да пригляд за порядком. Окупилось-то все не быстро, когда продовольствие появилось в достатке и цены на него застабилизировались. А ведь многие хозяйства рухнули. Не все крестьяне без барского догляду да принуждения справились с делами. Наделы их местные богатеи к рукам прибрали, сами же они — кто в батраки, кто в города на мануфактуры, или на отхожие промыслы. Не всем свобода впрок пошла.

И талдычу я тебе не о том, как одним махом мудрый правитель решил все проблемы, а о том, скольких трудов ему стоило просто-напросто учесть послезнание, что удалось почерпнуть от пришельцев с Земли. А ведь еще и опыт других стран было необходимо осмыслить и к нашим условиям приложить. У тех же рикан крепостных не было — одни вольные земледельцы, зато на плантациях трудились самые настоящие рабы. Или у франов не было ни личной несвободы, ни клочка недворянской земли. И ведь жили.

Официантка поставила перед дедой новую кружку морса. Гошка поднял взор. Человек тридцать посетителей столовой стояли и сидели без единого звука, слушая повествование старика.

— В общем, Кукса, если начинаешь чем-то руководить, знай, что не будет тебе ни ясного дня, ни темной ночи, ни дна, ни покрышки. Или не берись. Немало есть дел попроще, тоже очень нужных.

Гошка поскреб бородку, которую отпустил-таки по просьбе супруги. Ответить было нечего.

* * *

Возвращение на Коктебель оказалось сопряжено с целым комплексом сильных впечатлений. Пока яхта везла ребят обратно на остров планеристов, Гошка допрашивал Ри.

— Слушай, а это школа для энергичных девочек, это типа закрытого элитного лицея, или больше похоже на казарму с муштрой и строгим режимом?

— Ты ведь бывал в здешних казармах, так что, много там муштры? — Ри явно готовится позубоскалить, и приходится выдергивать себя из плена земных стереотипов.

— Извини, ляпнул. Муштры, понятно, нет. И режим, конечно, полезный для здоровья и способствующий наилучшему усвоению материала. Но тогда, в чём особенность?

— Тут преподаватели немного сдвинутые на своих предметах, фанаты по-вашему. И режим рассчитан на то, что девчата будут самовольничать и отрываться. Уходить без спросу, пропускать занятия, устраивать дурацкие выходки. В общем, повышенная интенсивность негласного догляда. За Консуэллкой егерь присматривал наверняка, чтобы прийти на помощь, если свалится в воду или заблудится. — Супруга явно ждет от Гошки предсказуемой реакции. И получает.

— На первый раз — поставить в угол, после второго — выпороть. А на третий — в школу с родителями, — Гошка нарочно «подставился».

— Из таких бесенят каждая третья обязательно прославится впоследствии, пусть не умом, так энергичностью. Виолка, вон уже чего напахала с тобой на Мясорубке! А эта может открытие великое сделает? В области рыбной кулинарии.

Улыбнулись.

— Каждая третья — это много. — Соглашается Гошка.

— Вообще-то остальные тоже кучу добрых дел натворят, просто не самых громких. Помнишь, я про Янинку спрашивала? А саму Янинку помнишь?

— Нет.

— Дочка Луена, ты ещё к их ферме приценивался на Хаммасу.

— Помню, была у хозяев дочка. И чего ради она здесь?

— А ты часто встречал в крестьянских дворах гостевые домики?

— Это что, она его построила?

— Да, на спор с соседскими мальчишками. Но главное, придумала, чем этот плетёный домик обмазать, причём, из доступных в кустарных условиях компонентов. Мы уже внедряем этот состав в строительстве временных сооружений. И называется он «янин».

— Интересно, кто до этого всего докопался, — недоумевает Гошка.

— Кузьма, тамошний околоточный, отписал по команде, а разбираться меня отправили. Славная девчушка. — Ри замолчала. Вспомнила, наверно. — Предки понять не могли, хорошо это, или плохо, что дочка в двенадцать лет из дома уедет. Её уже через пару месяцев соседский парень сюда привёз, они тут всё осмотрели, с девчатами потолковали, да и решила она остаться.

А через месяц сбежала домой. Понятное, дело, догнал ее здешний наставник, да и отвёз к родителям. Чтобы по-людски, без лишних приключений. Ещё через два месяца она уже сама приехала обратно. Они тут все шибко самостоятельные. Для меня эта Янинка — вроде как крестница по-вашему.

— Слушай, радость моя, а что-то я тут у Вас никаких церквей не видел. У вас, не гонения ли на религию, — не то чтобы Гошку это сильно огорчало, но хочется ясности.

— Работают храмы потихоньку. Кому охота — отправляют свои культы… или ритуалы… не знаю как правильно. А что не на виду, так для верующих оно и не надо. Имею ввиду трезвон там, или вопли всякие.

От разговора их отвлёк, самолётик, уверенно зашедший на посадку на пределе дальности наблюдения. Ри уперлась в него взглядом, проводив до момента пропадания из виду, а потом вопросительно посмотрела на Гошку.

— А чего, ну сел кукурузник, — ответил он на невысказанный вопрос, — и задумался. На Посейдонии. Кукурузник.


Глава 35

Первое, что встретило их на аэродроме — испепеляющий взгляд Троса.

— Вы! Пара дебильных недоумков! Если у вас вместо мозгов сплошной восторг от… потом поймёте. — Трос выразительно помолчал, и расплылся в счастливой улыбке. — Нет, если бы не послали мы в вашу дебизельную лабораторию нормально думающего человека, сосали бы мы сейчас лапу.

Когда метафоры и междометия иссякли, выяснилось, что полтора десятка прекрасных авиационных паровых двигателей, идеально подходящих для самолетов, в аварийном темпе привез с острова Крутого направленный туда двигателист.

Их, увлекшись компоновкой «звезда», которую Трос хорошо описал в тексте технического задания вместе с установочными и присоединительными размерами заказанных планерной базой дизелей, спроектировали в перерывах между перекурами, пока ущербные неработающие толком дизели бестолково гоняли на стендах.

А местный околоточный, пленившись компактностью, заказал их для катеров местного сообщения. От установки на «трамвайчики» их уберегла снова ошибка того же околоточного, не сообразившего, что скорости вращения вала для судовых винтов требуются другие. Пока разбирались с выбором подходящего редуктора, из числа выпускаемых серийно, готовые паровички терпеливо лежали на складе, упакованные по всем правилам.

А намучавшийся сначала с ракетными, а потом с турбовинтовыми двигателями посланец, с полувзгляда «узнал» то, что нужно, хотя и стояло оно в дальнем углу, подключенное к магистрали сжатого воздуха на динамометрическом стенде. Ведь в проектировании классического биплана под разрабатываемый дизель он участвовал, как и в испытаниях его планера, продувках и подлётах с катапульты и на крыше вагона. И мгновенно сообразил, как это прилаживается на любой из давно ждущих моторного вооружения самолётов, практически скопированных Тросом с классических бипланов,

Жидкотопливные котлы под них, этот, потерявший всякое чувство меры наглец, тоже забрал все. И примчали эти железяки на Коктебель как курьерский груз, прибавив к ним солидный запас скипидара. Вообще, выписанным Ри мандатом парень распорядился со всей решительностью, и, Гошке вдруг вспомнилось: «Со всей силой пролетарского гнева». Кажется, не напрасно.

В ангаре шел монтаж. Десятки людей одновременно сопели, пыхтели, натужно крякали. Звенели ключи, поскрипывал рычаг домкрата.

— Так вот же редуктор, — Гошка указал на зубчатое кольцо, отлично видное, поскольку винт и капот сняты, и еще какие-то крышки отсутствуют.

— Повышающий, — отозвался Трос. — Без него вообще вращение на вал не снимешь. Чтобы это поставить на судно, надо обороты понизить. А вообще получилось неважно. Перетяжелили конструкторы машину, опять же, балансировку не соблюли — вибрация великовата. А когда боролись за массу, несколько мест прослабили. В общем, теперь птичка только одного пилота поднимет, кроме торпеды, причем, только в задней кабине. Но зато сам движок беспроблемный, согрел котёл, сел и полетел.

Сегодня облетали уже третий самолёт. Бомбометание и запуск торпеды отработан. Конечно, необходимость тратить не только горючее, но и воду, определяют увеличенную потерю массы в полете, и, как следствие, увеличенный взлётный вес, но при старте с катапульты и вялом маневрировании в начальной стадии полёта, радиус действия этих машин определён в триста километров. При том, что у цели они могут развивать скорость до ста восьмидесяти километров в час и выполнять фигуры высшего пилотажа. Не все, конечно, но боевой разворот — определенно.

Нормальный самолёт с возможностью изменять тягу двигателя и даже с реверсом винта, что при посадке в разы сокращает пробег. Завтра Трос лично будет садиться на палубу плавучего аэродрома. На равнинных площадках это уже отработано.

* * *

С появлением паровых двигателей авиагруппа словно зажила полноценной жизнью. Двигателисты, со школьной скамьи знакомые с темой, быстро освоили обслуживание новых моторов, способных прокормится любым жидким горючим, стоило только правильно подобрать форсунки. В этой области тоже всё обстояло хорошо — на все доступные виды текучего топлива технические решения имелись в готовом виде, а возможности аэродромной и портовой мастерской многое позволяли изготовить.

Ворвань и скипидар, рыбий жир и «сливки» после промывки учебных торпед от нагара — все шло в дело. Немного, правда, химичили, заботясь о текучести. И Трос постоянно хлопотал о подвозе всё новых и новых партий, уставляя штабелями бочек участки территории с удобным подъездом. Всего удалось «поставить на крыло» восемь самолетов — столько моторов признали годными. В остальных нашли какие-то неведомые Гошке изъяны.

Авиагруппа много летала и отрабатывала задачи и по разведке, и по доставке сообщений, да и торпедные стрельбы проведены были не один раз. Ри подолгу пропадала на аэродроме, упорно скрывая от мужа, что она — не последний пилот. Кстати, еще две женщины поднимали крылатые машины в воздух, но, вообще-то мужики на это поглядывали без особого одобрения. Скорее терпеливо. Вроде как: «А что тут поделаешь, тоже ведь люди». Или: «Спорить с женщиной — …».

Посадки и взлеты на палубу стоящего у пирса корабля тоже отрабатывались. Репетировались и перемещения самолётов на ангарную палубу, их заправка и обслуживание. Нарабатывались ритуалы и последовательности действий, создавались и уточнялись регламенты, техники размещали свои инструменты, устанавливали и проверяли приспособления. Жизнь авиационного подразделения налаживалась, происходило срабатывание.

А вот Гошкины дела обстояли неважно. Авианосец оказался совершенно непригоден к плаванию. Те компоненты оборудования, что интересовали авиаторов, оказались в наилучшем виде, поскольку под присмотром Троса ими занимались давно. Палуба с паровой катапультой, приспособления финишера, самолётные лифты, техническая, она же — ангарная палуба, танки для топлива и пресной воды, жилые помещения — мобильная группа, экипаж корабля и техники — обо всех позаботились, всех устроили. Даже котлы для обеспечения паром всей этой машинерии в прекрасном состоянии. Кстати, котлы самые современные, причём — все четыре, как и полагается для полного обеспечения корабля не только энергией для внутреннего потребления, но и для движения. А вот дальше — всё очень плохо. Точнее — совсем никак. Площадка для надстройки, смещаемой влево так, что свешивается над водой, готова, а вот самой её нет. Металла для постройки тоже не завезли. Вернее, завезли, конечно, но потратили всё на затеи авиаторов по улучшению верхней, посадочной палубы.

Командира у этого еще не ожившего корабельного корпуса нет. Экипаж — старший механик и десяток матросов в его подчинении — постоянно живёт на корабле и вместе с десятком же работников береговой мастерской занимается достройкой, наладкой, проверкой и обслуживанием того оборудования, которое уже пущено в дело. Зато обе родные паровые машины вместе с валами и винтами демонтированы и еще год тому назад увезены, поскольку вместо них ожидается поступление новых, более мощных, для которых уже смонтированы и опробованы котлы.

Рулевая машина в полном порядке, навигационное оборудование из разобранной ходовой рубки складировано, и непонятно, что делать дальше. В общем Гошка надел курточку с командорскими погонами и узурпировал власть. Сначала следует осмотреться.

Если в верхних этажах этого блокшива-дебаркадера кипела жизнь, то ниже жилой палубы царило запустение. Гошка полез в трюм. Ни о каком двойном дне на этом судне, порожденном экономностью купеческого прагматизма, даже речи не шло. Шпангоуты, стрингеры, обшивка. Сталь обычная, углеродистая, ржавчины нет, все аккуратно покрашено. Сухо. Огромные трюмы пусты и перекрыты сверху настилами ангарной и жилой палуб. Водонепроницаемые переборки расположены не слишком часто, дабы не рассекали грузовое пространство, но двери в них действуют. Смазаны, снабжены прокладками и надежными запорами. Пайолы трюмного настила частично сняты и складированы тут же. Дух этого корабля своё дело знает туго. Порядок поддерживается во всем.

Днище у этого монстра плоское, короткие дуги скул обеспечивают плавный переход к вертикальным бортам. В носовой части эти борта быстро сходятся, образуя короткое заострение. И вот тут поперек судна из борта в борт вделана толстая, не обхватить, труба, в которую ныряют два относительно тонких трубопровода. Любопытно, эти тянущиеся каждая вдоль своего борта, магистрали он наблюдал во всех отсеках, пока шел сюда от самой кормы. Полагал — сжатый воздух для местных нужд, если потребуется подключить пневмоинструмент. Правда штуцеров или вентилей не встречалось.

Вся эта затея похожа на дополнительный двигатель для подхода к пирсу или отхода от него. А сама труба — это канал для пропуска воды. Интересно, как устроен этот прибамбас? Пневмопривод? Гидравлика? Или по трубам подаётся пар? И что за механизм приводит в действие запрятанные в эти каналы крыльчатки? Если следовать логике, такая же труба должна располагаться и в районе кормы. Ну-ка, проверим.

Пройдя по самому днищу через шесть водонепроницаемых переборок, выбрался в машинное отделение. Точно, есть и здесь труба для провода забортной воды сквозь корпус, только совсем не такая и не одна. Пара изогнутых буквой «Г» труб входят через борт, а выходят в транец. На какие только хитрости не идут торгаши, чтобы не платить лишнюю копейку! Явно ведь приспособления сделаны для того, чтобы обходиться без услуг портовых буксиров. Ведь если создать отталкивающую струю с одного борта, корпус отойдет от пирса. С другого борта — прижмётся. Если работать «враздрай» — судно станет разворачиваться на месте. А сработаешь с кормы — подвинешься вперед. Только заднего хода не предусмотрено.

Тогда понятно, почему это огромное, с виду неповоротливое судно спокойно стоит посреди гавани, пробираться в которую без помощи буксиров не отважатся и корабли в десять раз меньшего водоизмещения. Это притом, что буксиров в этих местах не наблюдается. Итак — первый шаг ясен. Нужно провести ходовые испытания того, что есть. Подробная карта акватории и лоция имеются. Изучить! Выяснить у стармеха, какими командами всем этим управлять. Но, главное, срочно связываться со штабом флота, требовать ходовые машины, матросов, офицеров… да всего требовать, ничего ведь нет, кроме неплохих самолетов. Кстати, очень неплохих.

* * *

Испытания удались. Неуклюжая массивная туша авианесущего грузовоза великолепно исполняла все, затеянные Гошкой, манёвры. С грацией айсберга и стремительностью домкрата, невообразимо испытывая терпение участников и зрителей представления, она отошла от п