Андрей Русланович Буторин - Дочь небесного духа

Дочь небесного духа 3M, 261 с. (Метро 2033: Полуостров надежды-3)   (скачать) - Андрей Русланович Буторин

Андрей Буторин
Дочь небесного духа


Эпоха великих открытий
Объяснительная записка Дмитрия Глуховского

Почему мне так нравится «Север» Андрея Буторина? Почему я читаю его с такой увлеченностью, хоть и понимаю: фантастика же! Почему мы все с такой радостью и готовностью выбираемся из своих уютных квартирок и бежим в «Метро», почему хотим променять теплую постель на дырявый спальник, а модные шмотки – на химзу? Чего не хватает?

Мы – поколение, которое устало от Google Maps.

Спутниковые карты, путеводители от журнала «Афиша», National Geographic по телику – все это лишило нас навсегда радости открытий. Весь мир открыт до нас, и нам остается только смотреть на него в YouTube’е.

Египет для нас – не древнее царство, занесенное песком и полное тайн, а место, где можно сгорать на пляже и жрать all inclusive. Сибирь – не непроходимая дикая тайга, а панельки Новосиба, дачи у Байкала и ЦБК, алюминиевые заводы Красноярска. Мы все про все знаем, мы все повидали, не отрывая задницы от стула. Нам скучно.

Мы хотели бы быть романтиками, но это глупо и не окупается. В наше время Дон Кихота отправили бы к психоаналитику, Колумб проспал бы Америку в креслах бизнес-класса, Марко Поло скурился бы на Гоа. Дурацкое время. Нет места для великих открытий, нет дел для великих людей.

И как жить в таком мире? Что покорять в нем, что исследовать? Что с ним вообще делать, кроме как откачивать из него нефть и газ, переводить его на дрова и на сплавы?

Мы долго искали выход, и мы нашли его: пришлось этот мир разрушить. До основанья. Разнести к чертовой матери мегаполисы, отравить моря, иссушить реки, сдвинуть континенты. Сбить спутники, стереть Google Maps и перекроить карты Земли. Сделать так, чтобы планета снова стала дикой, непокоренной, неизведанной и непредсказуемой.

Выбросьте карты и учебники географии. Единственные карты и планы, которые все еще пригодятся вам в прекрасном новом мире, – это карты на обложках романов «Вселенной Метро 2033». Нам предстоит нелегкая задача – открыть мир заново, заново завоевать его.

За концом света следует начало.

Дмитрий Глуховский

Сталкерами не рождаются – сталкерами становятся. А может – и рождаются тоже. Особенно когда глава твоего Убежища – полковник спецназа ГРУ, кругом – радиоактивные развалины, наполненные кровожадными мутантами, сосед норовит выстрелить в спину и каждый день приходится сражаться за жизнь. Свою. Своих близких. Друзей. Надеяться только на верный «винторез», испытанного в сотне передряг напарника и удачу. Платить за существование – патронами, а за ошибки – кровью. Вновь и вновь доказывать миру свое право на силу…

Все в мире имеет две стороны. Аверс и реверс у монеты. Хорошее и плохое внутри человека. Свет и тьма. И даже у самого мира тоже есть лицевая и изнаночная сторона. Только вот далеко не всякий человек найдет в себе смелость встретиться с изнанкой мира. Ведь вывернутая жизнь куда страшнее привычного порядка вещей. Особенно для юного, воспитанного в традициях высоких коммунистических идеалов обитателя Красной ветки Московского метро 2033 года. На изнанке мира не в чести дружба и любовь. Долг и верность. Слабости и сомнения. А жизнь и смерть человека здесь – лишь разменная монета, небрежно поставленная на кон в грязных играх власть имущих…

Архипелаг Новая земля. Каменистые, пустынные острова, со всех сторон окруженные ледяной водой. Полярные ночи. Пронизывающий ледяной ветер. Ужасные хищники, появившиеся после Великой Катастрофы. И – голод. Самый страшный, самый беспощадный, самый непобедимый из всех врагов, с которым столкнула небольшую общину выживших новая реальность. День за днем, месяц за месяцем, год за годом люди отчаянно сражаются с ним, раз за разом заставляя на время отступать. Но они еще не знают, что таится под землей, совсем рядом с их убежищем. И что такое ИСТИННЫЙ ГОЛОД…

В Северной Конфедерации, что образовалась на месте четырех станций метрополитена Санкт-Петербурга, всегда спокойно, как в Багдаде Гаруна аль-Рашида. Да и как может быть иначе? Ведь от всевидящего ока Алекса Грина не укрыться ни одному преступнику. Злоумышленник обязательно будет схвачен и понесет наказание в соответствии с тяжестью содеянного. Суд суров, но справедлив, ведь Грин – главный свидетель обвинения – никогда не ошибается. Никогда?..

Отставить разговоры!

Вперед и вверх, а там…

Ведь это наши горы —

Они помогут нам!

Они помогут нам!

В. С. Высоцкий


Глава 1
Необычная плата

За пыльными окнами монотонно гудящего «Урала» проплывали покрытые молодой листвой кривоватые березы и стройные осины, горделиво тянущиеся ввысь ели и прочая зелень, так радующая глаз на Крайнем Севере в июне, когда только-только проснувшаяся природа торопится взять свое за короткое полярное лето.

Однако торжество северных красок радовало не всех. Судорожно обхватив плечи в желтом противорадиационном комбинезоне, Надя вжалась в спинку сиденья, изо всех сил пытаясь успокоиться. Но ее все равно продолжало трясти. И вовсе не потому, что бегущее под колеса грузовика шоссе Мурманск – Санкт-Петербург было разбито погодой и временем в хлам. Точнее, не только поэтому. Девушку колотило крупной дрожью от разговора с Ярчуком. Уже второго долбаного разговора за этот день! Первый случился, когда колонна только готовилась к отъезду из Видяева. В тот раз начальник гарнизона всего лишь предложил ей место в своем «УАЗике», сказав, правда, при этом, что домчит ее с комфортом до самых Полярных Зорь. Будто намекая, что ехать к Ловозеру с Нанасом ей вовсе не стоит. Разумеется, она отказалась и уселась на мотоцикл с Нанасом и Гором, хотя ехать в «УАЗе» было бы, несомненно, удобнее. Впрочем, это как посмотреть. Сидеть на жестком сиденье старого «Днепра» позади Нанаса, прижавшись к его теплой спине, показалось Наде настолько приятным, что она ехала бы так и ехала, даже в мыслях не собираясь менять эту тарахтящую железяку на самый шикарный автомобиль. Особенно, если в том сидит Олег Борисович Ярчук.

Вторая беседа состоялась примерно спустя час после радостной встречи с Сейдом и Снежкой, когда решили сделать остановку, чтобы сменить противогазы на респираторы, – уровень радиации достаточно для этого снизился. И вот на сей раз обошлось уже безо всяких намеков. Ярчук отозвал Надю в сторону и, буравя ее холодным колючим взглядом из-под защитных очков, прямо сказал:

– Нечего тебе делать в этом Ловозере. Пусть твой… этот… везет туда старика, а ты садись давай ко мне в машину и поедем домой!

– У «этого моего», во-первых, есть имя, – процедила в ответ Надя, и вряд ли ее взгляд был намного теплей ярчуковского. – А во-вторых, он мой муж, и я поеду только с ним.

– Да что ты там забыла?! – вскипел начальник гарнизона. – Тебе там что, медом намазано?! Ты хоть понимаешь, насколько это опасно?

– Это вы, по-моему, забыли, зачем я туда еду. Я хочу побывать на месте гибели отца.

– Что это тебе даст? Что?.. – потряс растопыренными ладонями Ярчук. – Ты ведь его все равно не воскресишь, а вот сама запросто можешь погибнуть!

– Вам-то какое дело?.. – отведя взгляд, буркнула Надя.

– Да потому что я люблю тебя, дура! Сколько раз тебе это повторять?

Начальник гарнизона резко подался к девушке и вытянул руки, словно собираясь ее обнять. Надя быстро отпрянула и пригнулась, будто готовящаяся к прыжку хищница. Она и зашипела в ответ, как большая рассерженная кошка, тем более что в желтом противорадиационном костюме и впрямь была похожа на львицу:

– Еще одно слово про любовь, и я выцарапаю вам глаза!.. Меня уже тошнит от вас, вы что, не понимаете?!

Ярчук вздрогнул от слов девушки и, поняв, видимо, что углубляться в эту тему не стоит, несколько сбавил обороты.

– Ты пойми, – сказал он уже почти вкрадчиво, – мне ведь тебя попросту жалко. Ну, ладно, не любишь ты меня – что поделать. Насильно мил не будешь. Но я хочу, чтобы ты жила хорошо, в нормальных условиях. В конце концов, ты это заслужила! И своей храбростью при снятии варварской осады[1], и сейчас, дав нам эти сокровища… Ведь ты посмотри, – махнул начальник гарнизона рукой на колонну грузовиков, – две машины забили оружием и патронами, еще две – одеждой и обувью! Инструмент, запчасти, даже горючее, хоть и не много… До конца лета съездим еще раз, заберем, что не вместилось, – и нам никакие враги страшны не будут! Да тебя за это на руках носить станут! Памятник тебе при жизни отгрохают! А ты куда рвешься?

– Куда я рвусь?.. – недоуменно нахмурилась Надя. – Я же сказала: я хочу побывать…

– Это я уже слышал! – перебив ее, раздраженно махнул рукой Ярчук. – И я знаю, что этого хочешь ты, – голосом выделил он последнее слово. – А вот что хочет твой… Лопарев, ты и ведать не ведаешь. И мне это неизвестно, хотя я вполне допускаю, что, оказавшись возле родных мест, он не удержится и захочет туда вернуться. Навсегда! Тем более, насколько я знаю, старый варвар давно его на это подбивает. Да туда им и дорога! – вновь не смог удержать переполнявшей его злобы начальник гарнизона. – Потому что они дикари, а дикарям в лесу самое место! Только он ведь потащит туда и тебя! И ты, вместо того чтобы жить, как положено людям, остаток своих дней будешь гнить в глуши среди немытых тупых дикарей!..

Надя сама не сразу поняла, отчего заболела вдруг ладонь, а начальник гарнизона, замолчав, схватился за щеку. И лишь через какое-то время, когда она снова смогла дышать – оказывается, во время последней тирады Ярчука она перестала это делать, – девушка догадалась, что она только что влепила своему высокопоставленному «воздыхателю» пощечину.

Извиняться она и не подумала – развернулась и пошла к последнему в колонне грузовику, куда ей пришлось пересесть с мотоцикла, ведь теперь место в коляске, «выгнав» оттуда Гора, занял Сейд, который, узнав, что они собираются ехать к Ловозеру, не на шутку встревожился и «отпросился» у Снежки, чтобы проводить туда друзей. А старый варвар наотрез отказался ехать отдельно от Нанаса, и Наде пришлось уступить пожилому человеку.


Сейд! Сейдушка!.. Даже сейчас, после гнусного разговора с Ярчуком, вспомнив о Сейде, Надя не смогла сдержать улыбки. Она бросила взгляд в боковое зеркало грузовика и разглядела метрах в ста позади мотоцикл, из коляски которого высовывалась мохнатая, круглая, словно шар, белая морда.

Девушка вспомнила, как же она обрадовалась, когда, выехав из Видяева, они увидели возле дороги лежащих в траве белых собак. Абсолютно неподвижные, издали те были похожи на белые валуны, – ведущие машины колонны так и проехали мимо, не обратив на «камни» внимания, однако Надя с Нанасом заметили «аборигенов» сразу, потому что знали: они где-то здесь, и были уверены, что собаки об их присутствии уже осведомлены. А уж о том, что Сейд не придет с ними повидаться, молодые супруги и помыслить не могли!

Так оно и вышло, их мохнатый друг пришел. Причем, не один – он привел с собой и Снежку. Впрочем, та и сама захотела повидаться с Нанасом и Надей, с которыми была уже знакома. Чуть в стороне сидело еще несколько собак – опасались, видимо, за безопасность своих товарищей. Тем более, что… Поначалу Надя не поверила своим глазам, но – да-да-да! – возле Сейда и Снежки барахтались в траве четыре пушистых комочка! Три щенка были совершенно белоснежными, как мама, мех же четвертого оказался с буроватой подпалинкой, как у отца.

– Ой! – захлопала в ладоши Надя. – Сейд, Снежка! Какая прелесть! Я вас поздравляю!

Разговаривать в противогазе было не очень удобно, но, к счастью, общаться с умными собаками можно было и мысленно.

Сейд сидел с гордым и важным видом, словно говоря: «Еще бы не прелесть! Я и сам такой». Но долго пыжиться ему не дали – бывший хозяин повалил круглоголового пса и от избытка чувств стал его трепать и мутузить. Надя же, спросив разрешения у Снежки, принялась одного за другим тискать щенков.

Настроение у девушки было таким замечательным, что, казалось, испортить его не сможет никто. Однако же, прошел всего час, как она, задыхаясь от обиды и злости, тряслась в кабине грузового «Урала». Но воспоминание о радостной встрече с четвероногими друзьями все же слегка успокоило Надю, и, убаюканная гудением мотора, она сама не заметила, как задремала.

* * *

Проснулась она от толчка – грузовик подпрыгнул на особо внушительной выбоине – из коих, больших и маленьких, казалось, и состояло шоссе. Надя вспомнила, как они с Нанасом ехали здесь на снегоходе зимой, – тогда все выбоины были «заделаны» смерзшимся снегом, и поездка, несмотря на холод, оставила более комфортные впечатления[2].

Кстати, как там Нанас?.. Девушка наклонилась, заглянула в боковое зеркало и недоуменно нахмурилась: трасса позади них была совершенно пустой. И лишь через пару мгновений, проснувшись окончательно, она сообразила, что это означает, и, стянув респиратор, закричала водителю:

– Стойте! Стойте! Мотоцикл отстал!

Водитель «Урала», пожилой коренастый мужчина, растерянно закрутил седой головой, и Надя снова крикнула:

– Да тормозите же!

Грузовик заскрипел тормозами и встал. Девушка тут же схватилась за дверную ручку, собираясь выскочить и мчаться назад, но водитель остановил ее:

– Погодь! Куда ты?.. Сейчас с Ярчуком свяжусь.

Услышав ненавистную фамилию, Надя насупилась, но поняла, что мужчина прав: кто знает, насколько далеко отстал от них мотоцикл? Не бежать же к нему пешком.

Водитель между тем уже говорил в рацию:

– Олег Борисович, у нас тут проблема – «Днепр» куда-то девался…

– Что еще за «Днепр»? – недовольно буркнуло из рации. – А!.. Этот… Ладно, стой, жди, сейчас подъеду.

Дожидаясь «УАЗика» с начальником гарнизона, Надя все-таки не смогла усидеть на месте и выбралась из кабины. Оглядевшись, девушка увидела справа от дороги длинный ряд ржавых вагонов, а слева, за редкой зеленью кустарников, широкую гладь озера и вспомнила, что именно здесь они с Нанасом и Сейдом делали остановку на пути к Полярным Зорям. А это значило, что до оленегорской развилки осталось совсем немного. Это сколько же она проспала?!.. И как давно, в таком случае, отстал от них мотоцикл?!.. Ведь на двух людей вполне может напасть какая-нибудь хищная гадина – те же «синеглазы», к примеру. Как раз где-то там они зимой и напали на Нанаса. И по его рассказам, здешние монстры были крупнее видяевских. Правда, с мужчинами был еще и Сейд, что немного успокаивало, но «синеглазов» ведь может оказаться не один-два, а, допустим, пять-шесть… А если десяток?..

Накрутив себя, Надя почти окончательно уверилась, что на мотоциклистов напали злобные твари и мужчины с собакой отбиваются от них из последних сил. Едва возле «Урала» остановился «джип» начальника гарнизона, девушка подбежала к нему, рванула заднюю дверцу, забралась внутрь и, не обращая внимания на усмешку Ярчука в зеркале заднего вида, которая словно говорила: «Все-таки села ко мне!», выкрикнула:

– Да езжайте вы скорей! Вдруг им нужна наша помощь?!

Олег Борисович, опять усмехнувшись, кивнул водителю:

– Трогай, Андрей.


К счастью, «Днепр» нашелся быстро – всего лишь в паре километров позади. И еще раз к счастью, никто на людей и пса не напал, да и вообще ничего страшного ни с мотоциклом, ни с его пассажирами не случилось, за исключением того, что мотор древнего агрегата, кикстартер которого безостановочно дергал ногой Нанас, категорически отказывался заводиться.

Увидев выскочившую из подъехавшего «УАЗа» Надю, парень прервал наконец бесполезное занятие, шумно выдохнул и отер ладонью выступивший на лбу пот.

– Заглох!.. – виновато развел он руками.

– А бензин есть, – деловито доложил сидевший рядом на корточках Гор. – И на искру я проверил. У меня в Кеми такой же точно был…

– Селиванов! – не дав договорить старику, обернулся к водителю «УАЗика» Ярчук. Респиратор он снял еще в машине. Все остальные, впрочем, тоже теперь были без масок. – Ну-ка, глянь, что там с этим самоваром! Это ведь ты его к поездке готовил?

– Ну, я, ну, готовил… – загудел выбирающийся из «джипа» плотный русоволосый увалень Андрей Селиванов, в желтом комбинезоне похожий на гигантского цыпленка. – Так ведь ему сто лет в обед! Запчастей-то нету, сами же знаете! Все на честном слове держится.

– У нас было двенадцать исправных мотоциклов, – холодно зазвенел металлом в голосе начальник гарнизона. – Ну, ладно, те, что без колясок, считать не будем. Все равно остается пять. И больше двух… – или сколько там, трех?.. – десятков неисправных. Неужели нельзя было из всего этого собрать один по-настоящему рабочий агрегат?

– Олег Борисович! – возмущенно-жалобно загудел Селиванов, который, согнувшись, уже ковырялся под бензобаком «Днепра». – Те неисправные чего вы считаете? Они уже свое отъездили давно, сгнили да на части рассыпались! И ведь из них «Днепра» всего два, а из рабочих этот и вовсе единственный! Я ведь от «ижака» к нему движок не поставлю!..

– А почему было не взять «ИЖ»? – не отставал Ярчук.

– Да потому что они еще хуже, – буркнул Андрей Селиванов, продолжая возиться с мотоциклом. – И вы ведь сами сказали взять помощней…

– Сами, сами!.. – раздраженно махнул рукой начальник гарнизона. – Теперь уже, выходит, я во всем виноват?

– Да нет, не во всем… То есть, я хотел сказать: вы не виноваты. Это время виновато, оно никого моложе и крепче не делает – ни людей, ни машины.

– Ладно, ты, философ! Сможешь запустить этот тарантас?

– Вряд ли… – выпрямился Селиванов и тыльной стороной ладони убрал с глаз русую прядь. – Похоже, что-то с движком. Не разбирать же его здесь! Да и где запчасти взять, если что?

– А-а!.. – вновь рубанул воздух Ярчук. – Сливай бензин и поехали!

– А «Днепр»?.. – заморгал водитель. – Может, на буксир возьмем?

– И будем тащиться как беременные тараканы?!.. Нет, оставим его тут, вряд ли кто на него позарится. Я все равно хочу еще раз в Видяево съездить, вот на обратном пути и забросим в кузов грузовика.

– А если сейчас в кузов?

– Ты предлагаешь выгрузить оружие ради этой ржавой кучи железа? Или горючку? Умные все кругом – деваться некуда!

– Да нет, я не умный, – заскреб в затылке Селиванов, – я так…

– Вот и не умничай! Тащи давай быстро канистру! Есть хоть пустая?

Водитель быстро-быстро закивал и кинулся к «УАЗу».

– А вы чего стоите? – перевел взгляд Ярчук на застывших чуть поодаль Надю, Гора и Нанаса с Сейдом. – Забирайтесь в машину! Кончилось ваше паломничество к святым местам.

– Как кончилось?.. – резко, так что взметнулась рыжая челка, обернулся Нанас.

Обескураженно крякнул и опустил лысую голову Гор. Недоуменно тявкнул Сейд.

А Надя, подскочив к начальнику гарнизона, едва не схватила того за грудки, опомнившись лишь в последнее мгновение.

– Что… что вы такое говорите?!.. Ведь они… ведь мы так мечтали об этой поездке!.. Вы не можете так с нами поступить! Это несправедливо!

– А я-то тут при чем? – изобразил искреннее недоумение Ярчук. – Я вам разве запрещаю? Пожалуйста, ремонтируйте мотоцикл и езжайте!

– Мы… пешком уйдем!.. – с трудом, поскольку от возмущения и досады перехватило дыхание, проговорила Надя. – Вы только… до ловозерской отворотки нас довезите.

– Довезу, – нахмурился начальник гарнизона. – И до отворотки довезу, и дальше. До самых Полярных Зорь.

– Но почему?! – выкрикнули, кажется, все три незадачливых путешественника одновременно.

– А потому, что я не хочу навешивать на свою совесть три трупа. Не считая, как говорится, собаки. Поедете домой – и точка!

А собака, кстати, тоже пусть к себе домой бежит, пока не очень далеко уехали.

– Остальные как хотят, – мотнул седой бородой Гор, – а я все равно пешком пойду. И вы меня не остановите – я не житель Полярных Зорь, вы надо мной власти не имеете. И свою совесть вы моей смертью не испачкаете, не бойтесь. Мне так и так помирать скоро. Кому сдавать эту хламиду?.. – приготовился он расстегивать противорадиационный костюм.

– Одного мы вас не отпустим! – притопнула Надя, а потом сверкнула глазами на Ярчука: – А вы о своей совести не переживайте. Если нужно, мы для нее расписку напишем, что вы нас не пускали, а мы все равно не послушались.

– А ну, прекращайте базар! – вскипел, сжимая кулаки, начальник гарнизона. Худое незагорелое лицо его побледнело, на скулах заиграли желваки. – Я, кажется, понятно сказал: все, кроме пса, едут в Полярные Зори! Подготовим еще один мотоцикл, и во время следующей экспедиции съездите в свое Ловозеро, будь оно неладно!..

– Олег Борисович, – подал вдруг голос Андрей Селиванов, закончивший сливать из мотоциклетного бака бензин, – а еще один подготовить вряд ли получится, я ж говорил… Если только «ИЖ», но там совсем без гарантий, что доедут. Только я вот что думаю…

– А я не спрашивал тебя, о чем ты думаешь! – зыркнул на парня Ярчук. – Твое дело – баранку крутить, а не думать.

– А он что, ваш раб?! – вспыхнула Надя. – Что вы ему рот затыкаете? Пусть скажет!

– Пусть говорит, – угрюмо набычился совсем упавший духом, судя по его виду, Нанас. Не менее расстроенный Гор тоже с надеждой вскинул голову и затряс остатками седых волос.

– Да пусть говорит, – сплюнул в сердцах начальник гарнизона. – Толку-то! На разговорах все равно далеко не уедете.

– Зачем на разговорах? – с опаской посмотрев на рассерженного шефа, неуверенно пробормотал Селиванов. Похоже, он был уже не рад, что вмешался в этот спор. – Можно ведь на машине, – кивнул он на «УАЗик». – Я бы их быстро туда-обратно подбросил.

– Что-о-ооо?!.. – вылупил глаза Ярчук. – Ты бензина надышался или солнышко головку напекло?

– А между прочим, – с нескрываемым удивлением разглядывая парня, сказала Надя, – он ведь дело говорит! Вы и в грузовике доедете, место есть. А «УАЗик» даже лучше мотоцикла – безопасней. И нам хорошо, и ваша совесть будет чиста.

– То есть, я должен отдать вам и свою машину, и водителя? – деланно серьезным тоном уточнил начальник гарнизона. – А еще что прикажете? Автоматчиков для охраны на «Урале» следом послать? И полевую кухню с поваром, а то вдруг проголодаетесь?

– Автоматчиков не надо, – сдержалась, хоть и очень хотела вспылить, Надя, – а вот автоматы с патронами попросим. Уж на них-то я точно имею право. И вообще, в благодарность за то, что я для вас сделала, – сами же недавно меня расхваливали, – я бы на вашем месте не ерничала, а сама бы предложила «УАЗ» с водителем.

– Ну, ты пока не на моем месте… – буркнул, отводя глаза Ярчук. По нему было видно, что слова девушки попали в цель. Помолчав с полминуты, он пробурчал снова: – Допустим, машину я дам. А вот без Селиванова обойдетесь. Он мне самому нужен.

– Олег Борисович! – бросив в «УАЗик» канистру, которую так и держал до этого в руках, взмолился Андрей Селиванов. – Зачем я вам нужен-то без машины?!.. И кто тогда ее поведет? Из них же никто толком ездить не умеет! Угробят аппарат, как мотоцикл вон!..

– Сашку им дам, Писарева. А ты его «ЗИЛ» поведешь.

– Писарева?.. – ахнул водитель. – Саню?!.. Да вы что?! Он же салага еще, хоть и под два метра вымахал! Куда в его оглобли тонкую технику? Убьет машинку! Ему только грузовики и долбать! Не дам я Саньке «УАЗик», и не просите!

– Ну, на нет и суда нет, – развел руками Ярчук и обвел друзей красноречивым взглядом, дескать, я от всего сердца, но коли хозяин против…

– Я же просила: не ерничайте, – едва сдерживая ярость, засипела Надя. – Или вам нравится, когда перед вами унижаются, умоляют вас? Может, на колени перед вами встать?

– А ну-ка, пошли, отойдем, – став вдруг серьезным, глянул на девушку и мотнул головой начальник гарнизона.

– Куда?.. – шагнул в их сторону Нанас, однако Надя быстро выбросила ему навстречу ладонь:

– Постой! Не надо. Он меня не съест, – и, повернувшись к Ярчуку, кивнула: – Пойдемте.

– А вы пока, – обернулся начальник гарнизона к остальным, – откатите мотоцикл куда-нибудь в кусты, чтобы его с дороги не было видно. Хотя тут и вряд ли кто-нибудь ездит, но все-таки. Подальше положишь – поближе возьмешь.

Нанас явно неохотно, постоянно оглядываясь на Надю, вслед за Селивановым и Гором пошел к «Днепру». Девушка вновь сделала успокаивающий жест: мол, не переживай, все будет хорошо. Затем поймала настороженный взгляд Сейда, улыбнулась и «сказала» ему мысленно: «Я в порядке, дружище. Помоги мужикам!» А потом опять посмотрела на Ярчука и повторила:

– Ну, идемте, идемте! Куда вы там собрались меня вести?

– Недалеко, – скривил в подобии улыбки губы начальник гарнизона. – Отойдем за машину, этого будет достаточно.

Надя собралась уже спросить, для чего именно достаточно, но что-то в напряженно-болезненном выражении лица Ярчука заставило ее промолчать. Ей показалось даже, что суровый, самоуверенный мужчина чего-то боится, – во всяком случае, он откровенно нервничал.

– Хватит, – едва они зашли за «УАЗик», тронул ее за рукав начальник гарнизона. – Я просто не хотел, чтобы нас видели.

– Кто?.. – удивленно заозиралась Надя.

– Ваши… друзья. И мой водитель.

– А что, они еще не успели на нас наглядеться? – попыталась пошутить девушка, хотя неприятное предчувствие уже заскребло по душе.

– Надя… – будто и не услышал ее Ярчук. – Ты просила не ерничать. Так вот, я абсолютно серьезен. И на твой вопрос, нравится ли мне, когда передо мной унижаются, я отвечу: нет, не нравится. Мало того – то, что я собираюсь сейчас сделать, мне нравится еще меньше. Поверь, я не кривлю душой. Но… я не могу… у меня нету сил противиться этому!..

Начальник гарнизона стал вдруг совсем не похож сам на себя. Он покраснел, его губы прыгали, а руки он быстро убрал за спину, однако Надя успела заметить, как они у него задрожали. И ей вдруг самой стало страшно. Да что же это?.. Что он собрался с ней делать? Изнасиловать? Но ведь он не совсем сошел с ума, чтобы делать это под самым носом у трех мужчин, двое из которых уж точно не позволят ему ничего подобного. А если учесть, что тут еще и Сейд, так это вовсе нужно быть самоубийцей, чтобы решиться на такое!..

Впрочем, Ярчук не заставил ее долго гадать.

– Ты сказала, что готова встать передо мной на колени, чтобы я дал вам «УАЗ» и Селиванова… – хрипло, словно внезапно простыв, произнес мужчина.

– Я не говорила, что готова… – встрепенулась Надя, но тут же сама себя оборвала: – Впрочем, да, готова. Если я сделаю это, вы точно дадите нам машину и водителя?

– Нет… – досадливо поморщился начальник гарнизона и покраснел вдруг еще больше, так что бордовым стало не только лицо, но и шея. – В смысле, на колени становиться не нужно…

– А что нужно?.. – тоже вдруг севшим голосом прошептала Надя.

– Поцелуй меня! – выпалил Ярчук и впился в ее глаза горящим взглядом. – Только по-настоящему, так, как целуют любимых!..

– Но я не могу!.. – отпрянула девушка. – Я не люблю вас!

– Ты думаешь, я этого не знаю?!.. – Кровь резко отлила вдруг от лица мужчины, и оно стало теперь мертвенно-бледным. – Но и ты ведь знаешь, что я люблю тебя. За твой поцелуй я готов отдать не только машину и прочую дребедень вроде тех автоматов с патронами!.. А за твою любовь… – Ярчук опустил глаза и перешел на едва слышимый шепот: – За твою любовь я отдал бы все. – Он вновь поднял взгляд и словно клинком пронзил им девушку. – Все, понимаешь?.. Власть, достаток, все оставшиеся блага цивилизации… Я пошел бы жить в лес к дикарям, только чтобы ты была рядом!.. Да что там – жить… Я бы и смерть принял с радостью, если бы она была единственной платой за твою любовь.

Надя почувствовала себя совершенно растерянной. Поначалу ей было дико даже подумать о том, что просил ее сделать этот мужчина. Она буквально ненавидела его за тот отвратительный выбор, перед которым он ее поставил. Но, слушая его, она вдруг поняла, что он говорит правду. Он и в самом деле любил ее – это была не прихоть пресытившегося самца, не похотливое вожделение, а… настоящее чувство. И это сбивало девушку с толку, мешало ей ненавидеть, а вскоре она с неотвратимым ужасом, будто со стороны, увидела, что тянется губами к губам начальника гарнизона.

Поцелуй был долгим и до отвращения к себе самой сладким. Осознав, что она и впрямь уже вместо Ярчука ненавидит себя, Надя словно проснулась и оттолкнула мужчину столь сильно, что тот едва не упал.

– Вы дорого заплатите за этот поцелуй… – просипела она, будучи не в состоянии как следует набрать в грудь воздуха.

– Я уже сказал тебе, что готов, – так же сипло ответил Ярчук. А потом едва слышно добавил: – И буду ждать следующего…


Глава 2
Перед развилкой

Надя так ничего и не сказала Нанасу о своем «разговоре» с начальником гарнизона. Скрывать что-то от мужа ей не хотелось – она считала это нечестным, неправильным, гадким, но и рассказать ему об этом проклятом поцелуе она не могла; у нее попросту не поворачивался язык, едва она ловила влюбленный обеспокоенный взгляд супруга. Впрочем, возможно, она все-таки решилась бы на это, но к ней будто ненароком подошел Сейд и «сказал»:

«Не надо об этом ему говорить. Будет хуже всем, а ему – особенно».

«Так ты все знаешь?!» – чуть было вслух не выкрикнула девушка.

«Не думай, я не подслушивал. Но ты и мысленно вопила так, что я боялся, как бы и остальные тебя не услышали».

«Но как мне теперь с этим жить?»

«Так и живи, как жила раньше. Что такого особенного ты сделала? Никто же от этого не пострадал, наоборот…»

«Что – наоборот? – резко перебила пса Надя. – Ты понял и то, что мне самой это понравилось?.. Поэтому я и спрашиваю: как мне теперь жить, если я почти ненавижу себя?»

«Вы, люди, все-таки ненормальные существа, – помотал большой белой головой Сейд. – Я все больше и больше в этом убеждаюсь. Сначала один страдал из-за такого же пустяка, теперь другая принялась… А о том, что вы оба делали это не по своей прихоти, и вообще не для себя лично, а ради помощи другим, вы почему-то забываете! Между прочим, именно это я и хотел сказать, когда ты меня перебила».

«Что-то я не поняла, о ком ты еще говоришь?»

«О Нанасе, о ком же еще! Я ведь знаю, что он рассказал тебе о той дикарке, Шеке. Но ты и представить себе не можешь, как он страдал и мучился этим, каким чувствовал себя виноватым перед тобой. А ведь не сделай он тогда этого – кто знает, чем бы закончилась осада города».

«Я знаю, как он мучился. Но ты, видимо, не понял, в чем была главная причина его самобичевания. Ты вообще, мне кажется, плохо понимаешь людей, милый мой песик, оттого они… мы и кажемся тебе ненормальными».

«И чего же я такого не понял?» – с явной обидой «произнес» Сейд.

«Нанаса больше заставлял страдать не сам факт измены – у него и впрямь не было другого выхода, – а то, что ему это понравилось!»

«Если понравилось – зачем же страдать?.. Нет, мне и правда вас не понять. Но ты ему все же не говори».

Пес отбежал, всем видом показывая, что подходил к Наде просто так, оказать знак внимания, тем более что их безмолвный диалог длился всего с полминуты, не больше. Девушка поймала вдруг себя на том, что от разговора с умным псом ей стало легче. Вроде бы Сейд и не выдал никаких сакраментальных истин, которые могли бы оказать на нее успокаивающее действие, но тем не менее. Возможно, легче стало оттого, что теперь о ее поступке знала не только она, и пес будто взял на себя часть его тяжести. А еще… Надя не хотела об этом думать, гнала от себя подобные гнусные мысли, но они все равно неуклонно возвращались и, зудя, кружились над ней, словно зловредная мошкара и комарье, которые тоже ее чрезвычайно достали. И Сейд сыграл не последнюю роль в активности этих мыслей. Он напомнил ей об измене Нанаса, и Надя теперь стала невольно оправдывать свой поступок, называя его эдакой маленькой местью. Она понимала, что это не так, что если бы она и впрямь сделала это с целью отомстить Нанасу, то возненавидела бы себя окончательно, но все-таки подобные навязчивые мысли продолжали ее атаковать и, по крайней мере, заставляли ее забыть о главном – о столь приятном вкусе этого отвратительного поцелуя.


К счастью, Ярчук не подавал и виду, что между ними что-то произошло. Когда вернулись спрятавшие в кустах мотоцикл мужчины, Надя сказала им, что договорилась с Олегом Борисовичем насчет «УАЗа» и водителя. Это сообщение было встречено радостными возгласами, а Андрей Селиванов стал от души благодарить начальника, на что получил от того в ответ «пару ласковых». А Нанас, хоть и посматривал на Надю вопросительно, самих вопросов задавать, к счастью, не стал. Затем она как раз и «поговорила» с Сейдом, а потом все стали усаживаться в «УАЗик», и оказалось, что огромному псу в нем не нашлось места.

«Ничего, – «сказал» Сейд так, чтобы «слышали» все. – Остальные машины не очень ведь далеко? Вы же все равно остановитесь там. Вот и подождете меня заодно».

– Подождем, – с явным неудовольствием в голосе, – очень уж ему, видимо, не хотелось даже ненадолго расставаться с верным псом, – сказал Нанас. – Только ты прибегай обязательно, не передумай легохонько!

«Не передумаю», – успокоил его мохнатый друг.

Селиванов, убедившись, что все остальные в машине, завел двигатель, и «УАЗик» помчался к поджидающей их колонне.

* * *

Поскольку остановок в ближайшее время делать больше не предполагалось, а радиационный фон снизился уже до приемлемых значений, решено было снять защитные комбинезоны. По правде говоря, еще километров двадцать – тридцать не мешало бы проехать и в них, но уж слишком было жарко в плотной «одежке» даже северным летом – люди просто истекали по́том. К тому же, тем, кто собирался ехать к Ловозеру, костюмы так и так нужно было снять – в машине и без них оказалось тесновато. А еще Надя вспомнила, что в прошлый раз они тоже сняли костюмы сразу после оленегорской отворотки, до которой оставалось всего ничего.

Одежду и обувь тоже поменяли, благо было на что. Мужчины надели защитного цвета рубахи и армейские камуфляжные костюмы, взятые еще из Полярных Зорь, Надя же, не изменяя флоту, – черные брюки, тельняшку и новенький, тонкого черного сукна бушлат. Увидев на жене полюбившийся ему еще на подлодке тельник, Нанас еще раз переоделся – сменил рубаху на такой же. Ноги все как один обули в прочные и удобные «берцы».

Ярчук не обманул: он распорядился, чтобы группе выдали все, что они попросят, а сам забрался в кабину первого грузовика и больше из нее не показывался. Правда, перед этим Олег Борисович отвел в сторону Селиванова и, насупив брови, бросил тому несколько коротких фраз. Надя не слышала, о чем именно говорил начальник гарнизона водителю, но догадалась, что наверняка он приказал парню не только возить их, но и охранять – в особенности, вероятно, ее, поскольку Селиванов во время этого разговора бросил на нее несколько быстрых косых взглядов, утвердительно кивая при этом.

Между тем Нанас забрался под тент кузова одного из «Уралов» и стал подавать поджидавшему внизу Гору автоматы: два, четыре, шесть… Надя собралась уже крикнуть мужу: куда, мол, столько, нас же четверо, но вовремя сообразила, что пара запасных стволов не помешает, мало ли что? Тем более, они будут на машине, на себе лишнюю тяжесть нести не придется. Патронов взяли тоже с изрядным запасом – да и чего было особенно мелочиться, ведь не выбросят же они их, если не используют – все равно привезут назад!.. «Или Селиванов привезет», – неожиданно подумалось Наде. Нет, она вовсе не собиралась жить в сыйте[3], не планировала этого даже в шутку, и с Нанасом у них о подобном не заходило разговора, но сейчас вспомнились вдруг слова Ярчука об этом, и, что удивительно, подобные мысли не показались ей особенно страшными.

– Надя, что из еды брать? – оторвал девушку от размышлений голос мужа. Надя направилась к машине с провизией, выбросив из головы «всякие глупости».


Пока друзья и их новый попутчик загружали оружие и провиант в «УАЗик», колонна двинулась дальше. И то – зачем членам основной экспедиции было напрасно терять время, если за оленегорской развилкой, до которой оставалось всего ничего, их пути все равно расходились?

Закончив с погрузкой, «ловозерцы» разместились в «джипе» следующим образом: впереди, рядом с водителем, сел Нанас – он единственный из всех, не считая Сейда, знал дорогу, – а сзади устроились Надя и Гор, посадив между собой пса.

Наконец все было готово, чтобы трогаться в путь. Но не успел «УАЗ» проехать и пары километров, как Нанас внезапно подался вперед и махнул рукой Селиванову, призывая того остановиться.

– Что такое? – затормозив, недовольно спросил водитель. – В кустики захотел? Не мог раньше сходить?

– Какие кустики! – поморщился саам. – Заглуши-ка свою тарахтелку!

Андрей Селиванов буркнул что-то, но двигатель выключил.

И тогда Надя тоже услышала раздающиеся где-то далеко впереди звуки выстрелов.

– Ёшкин кот! – завертел головой бывший варвар. – Похоже, на наших кто-то напал!

– Я даже догадываюсь, кто, – не стала скрывать тревоги Надя. – Наши старые знакомые оленегорцы, больше некому. Наверное, увидели нас, когда мы ехали в Видяево, и устроили засаду, чтобы напасть на обратном пути.

– Тогда надо спешить на подмогу! – воскликнул Нанас. – Андрей, заводи машину, погнали!

Однако Селиванов не стал торопиться.

– Охолони, командир! – пробасил он с откровенной иронией в голосе, что неприятно кольнуло Надю, но, похоже, осталось незамеченным ее мужем. – Не стоит пороть горячку.

– Но там же… – задохнулся от волнения Нанас.

– Там же – кто?.. – вновь с усмешкой отреагировал водитель и сам же себе ответил: – Там хорошо вооруженные, опытные бойцы. Их вполне достаточно, чтобы принять бой. Отобьются, будь уверен! А вот наш «УАЗик» для бандитов – добыча вполне по зубам. Если у них хотя бы пара человек в засаде осталась – прошьют его с двух стволов, как жестянку! Так что давайте-ка переждем, пока Борисыч с ними разделается, а тогда уж и поедем… как ты там говоришь?.. Легонечко?

– Легохонько, – буркнул, поправляя, Нанас, а потом вновь воскликнул: – И все равно это неправильно! Откуда ты знаешь, сколько их там, этих бандитов?

– Да хоть сколько! Или ты думаешь, что, завидев тебя, такого грозного, братва сразу в штаны наложит и лапки вверх задерет?

– Зачем же ты так, Андрей? – не выдержала Надя. – Там ведь твои товарищи в беду попали, а ты!.. Вот уж никак не ожидала, что ты такой трус!

– Я не трус! – вспыхнув, повернулся к ней Селиванов. – Я просто глупостей не хочу делать. Вас же бандиты положат, а мне потом перед Ярчуком отвечать!

– А тебя не положат?!.. – возмущенно подпрыгнул на сиденье Нанас. – Ты из железа сделанный?!

– Ну, если тебе от этого станет легче, то и меня вполне могут положить. Только вот лично мне от этого вовсе не легче, а как бы совсем наоборот. Из-за этого мне, знаешь ли, тем более туда соваться не хочется.

– Ты и правда трус! – прошипел Нанас и потянулся к рулю, будто сам собрался вести машину.

Селиванов оттолкнул его руки, и неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы на мужчин не прикрикнул Гор:

– А ну-ка, ша! Убавьте пылу-то!

Парни, враз прекратив возню, недоуменно обернулись.

– Андрей прав, – проворчал старик, – незачем нам туда соваться, не зная расклада.

– Но как же мы его узнаем, этот расклад, если будем тут отсиживаться?! – возмущенно уставилась на Гора Надя.

«Я узнаю расклад, – подал вдруг «голос» Сейд. – Выпусти-ка меня, я сбегаю и посмотрю, что там».

Пса «услышали», видимо, только Надя с Нанасом, потому что, когда девушка открыла дверцу и стала выбираться наружу, Селиванов с Гором в один голос воскликнули:

– Ты куда?!.. – А старый варвар еще и добавил: – С ума-то не сходи! Одна туда побежишь, что ли?

– Да никуда она не бежит, – удивленно посмотрел на старика Нанас. – Она Сейда выпустить хочет.

– Ну, он-то уж точно всех врагов загрызет! – нервно хохотнул водитель.

– Он на разведку идет, – сердито зыркнул на парня Нанас. – Он же сказал!

– Чего он сказал?.. – недоуменно заморгал Селиванов. – Кто сказал? Пес?..

Оказалось, водитель понятия не имел, что Сейд может «разговаривать». С учетом того, что именно благодаря помощи разумных собак удалось одержать минувшей зимой победу над варварами[4], это выглядело весьма странно, но это было именно так. Впрочем, Надя вспомнила, что Ярчук особо и не афишировал стороннюю помощь, как и практически проигнорировал немалый личный вклад Нанаса в эту победу, так что особо удивляться неосведомленности Селиванова не стоило. Поэтому, когда Сейд убежал в сторону хорошо слышимой перестрелки, девушка провела с парнем небольшой «ликбез» на эту тему, чем вызвала у того откровенную оторопь.

– Так это что, – обескураженно прогудел тот лишь минуты через две-три после «лекции», – он все мои мысли читает?..

– Специально Сейд мысли не читает, – успокоила парня Надя. – Только если они особенно «громкие», эмоциональные, или если ты к нему специально обращаешься.

– А почему тогда я его не услышал, когда он вам про разведку сказал?

– Ну, с первого раза не у всех его «слышать» получается. Тем более, он не конкретно тебе это сказал, а как бы всем одновременно. Вот мы его и услышали, потому что привыкли уже к такому «разговору», а ты еще нет.

– Я тоже не услышал, – признался Гор, – так что не переживай сильно.

– Да мне что-то не особо и хочется его «слышать», – поежился Селиванов. – Говорящие собаки!.. Терпеть не могу мутантов…

– Но-но!.. – хмуро посмотрел на него Нанас. – Легохонько!.. Если бы не эти мутанты, где бы ты еще сейчас был!

* * *

Сейд вернулся довольно быстро. Он «рассказал», что колонна уже миновала развилку, а бандиты устроили за ней погоню. Но, судя по количеству убитых с их стороны, досталось напавшим сильно, а следы говорят о том, что силы противника не особо многочисленные. Так что погоня эта – скорее символическая, и остатки бандитов скоро вернутся, не солоно хлебавши, поэтому нужно пользоваться случаем, пока развилка свободна, и скорее ехать, куда они собирались.

На сей раз пес «говорил», видимо, более «громко», так что его «слышал» и бывший варвар, который и поведал по-прежнему «ментально глухому» водителю суть дела.

– Ну вот! – обрадовался тот. – Я же говорил, что не нужно туда соваться, а вы сразу: «Трус! Трус!..» Так что, едем или дальше тут будем комаров кормить?

Комаров и впрямь уже набилось в «УАЗик» с избытком – летнее солнце припекало довольно изрядно, машина нагрелась, и окна в ней пришлось открыть.

Надя с Нанасом переглянулись.

– Если ехать, то сейчас, – подтолкнул их к принятию решения Гор. – А то и впрямь недобитки скоро вернутся, а тут и мы – здрасьте, не ждали?.. То-то они славно злость на нас сорвут.

– Ладно, поедем легохонько, – вздохнул Нанас.

– Э нет, не легохонько! – поправила Надя мужа и кивнула Селиванову: – Ты уж гони, Андрей, так быстро, как только сможешь!

И Селиванов погнал. Уже минут через пять, так и не встретив никого на пути, подпрыгивающий на колдобинах «джип» свернул на ловозерскую трассу.


Глава 3
Идея Гора

Дорога, по которой они сейчас ехали, была куда хуже, чем санкт-петербургская трасса, и Надя не раз мысленно поблагодарила «УАЗик» за его хорошую проходимость. Местами асфальт отсутствовал вовсе. Кое-где дорожное покрытие размыли весенние ручьи, образовав поперек пути канавы, в других местах проезд завалило упавшими деревьями, а пару раз встретились такие участки, где дороги и вовсе не было видно – она заросла травой и кустарником. Нанас, который ехал здесь зимой на запряженных оленями нартах, очень удивлялся увиденному, ведь тогда дорога показалась ему весьма прямой и ровной[5].

– Так ведь тогда она лежала под снегом, – оборвала Надя очередные изумленные оханья мужа, – вот он и «заделал» все ямы и рытвины и мелкие кусты засыпал – зима-то в этом году снежной была.

– Да, но все равно как-то… – неуверенно пожал плечами Нанас. – Словно совсем по другой дороге едем, очень уж незнакомо все выглядит. – Тут он всполошился: – А может, и правда по другой? Заблудились легохонько?..

– Ну, это тебе лучше знать, – пробурчал Андрей Селиванов. – Кроме тебя, из нас тут никто раньше не был.

– Так у тебя же карта есть! – тронул сзади за плечо Нанаса Гор. – Ты ведь собирался ее взять. Не забыл хоть?

– О! Правда! – полез за пазуху Нанас и достал изрядно уже потрепанную карту «небесного духа» – летчика Семена Будина.

Увидев вещь погибшего отца, Надя не смогла сдержать вздоха.

Бывший варвар между тем забрал себе карту и развернул ее на коленях.

– Ну-ка, ну-ка… – забормотал он, водя по бумаге заскорузлым скрюченным пальцем. – Ага! Вот Оленегорск, вот трасса М-18 – она из Мурманска на Питер ведет, мы по ней от Колы ехали, и наши сейчас по ней в Полярные Зори едут. А вот и отворотка… Ну-ка, куда?.. Ага, на Ловозеро и есть! И больше тут никаких дорог близко не видать. Правда, там, дальше, есть одна, но мы до нее еще не должны по времени доехать.

– Это на Ревду, – подсказал Нанас. – Я помню. Но я по ней не ездил.

– Насколько я поняла, нам по ней и не нужно ехать, – вставила слово Надя.

– Не нужно, – замотал головой муж. – Нам до упавшего самолета от Ловозера нужно будет идти… – Он вдруг притих, отчего Селиванов с Гором одновременно его «подтолкнули»:

– И чего?..

– Так по лесу идти придется, – вздохнул Нанас. – И болота там… – Он обернулся к супруге: – Ты правильно говоришь, зимой легче. Болота замерзшие, не увязнешь.

– Зато в снегу зимой увязнешь, – возразила Надя. – И замерзнешь заодно. Не знаю, что лучше.

– Я-то зимой на нартах ехал. Они ведь у меня с кережей[6] посередке были, в снег лишь легохонько проседали, не вязли. А сейчас придется пешком. На машине, даже на такой хорошей, там не проехать. В болоте засядет – назад тоже пешком идти придется.

– Даже не мечтай! – категорично прогудел Селиванов. – Никаких болот, это тебе не амфибия!

– Я и не мечтаю, – отозвался Нанас. – Я ведь и говорю, что не проехать на ней. А про амфибию я книгу читал! Только это не машина, это парень такой, он под водой жить умел.

Супруг сказал это с такой гордостью, что Надя невольно улыбнулась, благо что сидела позади него, и он этого не видел. Нанас с первых дней их знакомства мечтал научиться читать, и она обещала с ним позаниматься. Но сначала этому помешала осада города варварами, потом восстановление защитных укреплений и сельхозугодий, так что урвать несколько вечеров для занятий удалось лишь в самом конце весны. Однако Нанас оказался очень способным, а его память, которой он нередко хвалился, и впрямь была выше всяких похвал: примерно половину букв алфавита, которых он до этого не знал, ему удалось выучить всего за один вечер, а уже на следующем занятии саам достаточно бегло читал по слогам. Но когда Надя взяла для него в городской библиотеке пару книжек – «Всадника без головы» Майн Рида и «Человека-амфибию» Беляева, то и сама не сразу поверила, когда через три дня муж попросил принести другие книги.

– А что, эти не понравились? – огорченно спросила она, решив, что описываемые в романах реалии оказались слишком чуждыми и непонятными для выросшего вдали от цивилизации саама.

– Да ты что?! – буквально подпрыгнул в ответ Нанас. – Как это может не понравиться?! Это самые интересные истории, что я когда-нибудь слышал в жизни! Эх, плохо, что рельсы сломаны, а то бы мы поехали на поезде к доктору Сальватору, чтобы он мне тоже жабры вставил!.. А бедного Генри надо было тоже к нему отвезти сразу – вдруг бы он сумел ему голову пришить, парень-то хороший был, жалко…

Наде бы засмеяться после таких слов, но она лишь разинула рот от изумления.

– То есть, ты хочешь сказать, что прочитал обе эти книги?.. За три дня?

– Ну да… Они ведь интересные – жуть! Я их на дежурство брал и читал легохонько, пока Далистянц не видел. Только ты ему не говори, а то мне влетит!

Надя пропустила между ушей признание супруга, за которое в другой раз непременно отчитала бы его. Сейчас она лишь открыла книжку и ткнула пальцем в страницу:

– А ну, читай!

– «Что же заставило оленя так долго вглядываться в странную фигуру? Лошадь? Но это обыкновенный конь, оседланный, взнузданный, – в нем нет ничего, что могло бы вызвать удивление или тревогу. Может быть, оленя испугал всадник? Да, это он пугает и заставляет недоумевать – в его облике есть что-то уродливое, жуткое. Силы небесные! У всадника нет головы! Это очевидно даже для неразумного животного. Еще с минуту смотрит олень растерянными глазами, как бы силясь понять: что это за невиданное чудовище? Но вот, охваченный ужасом, олень снова бежит…»[7] – затараторил, словно пулемет, Нанас.

– Стоп! – оборвала его ошарашенная Надя. – Хватит… Ну ты, батенька, даешь!.. – смогла лишь выдохнуть она.

– Я еще не батенька, – смущенно зарделся Нанас. А потом резко вскинул голову и вытаращил на нее засверкавшие радостной надеждой глаза: – Или… ты… уже?..

– Что я уже?.. – не сразу поняла Надя. А когда до нее дошло, что имел в виду муж, покраснела не меньше его и виновато помотала головой.


Нанас, тревожно взирающий на проплывающие мимо «УАЗика» виды, пытаясь, видимо, рассмотреть через лобовое и боковое стекла хоть какую-нибудь знакомую по его зимнему путешествию примету, внезапно завопил:

– Правильно! Мы правильно едем!!!

– С чего вдруг такая уверенность? – недоверчиво хмыкнул Селиванов.

– Вот же, вот! – стал тыкать пальцем в боковое окно парень. – Останови машину!

«УАЗик» притормозил и остановился. Надя посмотрела, куда показывал муж. По правую от дороги сторону тянулся высокий, кое-где частично обвалившийся бетонный забор. Их машина стояла напротив проржавевших железных ворот с большими звездами посередине каждой из створок.

Нанас открыл дверь и выбрался наружу.

– Ты куда? – распахнула свою дверцу Надя.

– Я там был! – замахал руками супруг. – Я туда ходил зимой! Давайте посмотрим легохонько!..

– Ну, давайте разомнем ноги, – отложил карту Гор. – Мне тоже интересно глянуть. Похоже, это воинская часть какая-то.

– О! – сразу оживился недовольный остановкой Андрей Селиванов. – Может, там оружие имеется? Горючка, опять же, или еще что интересное… – Он заглушил двигатель, подхватил автомат и вышел из «УАЗа».

Надя с Гором тоже, не сговариваясь, решили вооружиться, причем девушка взяла и оставленный мужем «калаш».

Когда все выбрались из машины и Надя, укоризненно покачав головой, отдала супругу автомат, Нанас уверенно направился правее ворот, где располагалась кирпичная пристройка КПП. Сорванная с петель дверь валялась прямо у входа.

– Это я! – гордо стукнул себя в грудь Нанас. – Это я ее уронил! Потянул за ручку, а она – р-р-раз! – и упала.

Один за другим все вошли внутрь и, четырежды проскрипев ржавым турникетом и миновав узкий короткий тамбур, оказались на территории части.

Надя осмотрелась. Прямо перед ними стояло двухэтажное здание из серого кирпича. Сразу за ним, а также справа от него виднелись две одноэтажные постройки. Еще дальше справа виднелся четырехэтажный дом, очень темный и мрачный с виду, а также еще два небольших двухэтажных здания. Больше девушка ничего интересного не увидела.

– Пойдемте, я вам что-то покажу! – замахал рукой Нанас и двинулся к ближней постройке.

Надя, Гор и Селиванов последовали за ним. Девушка заметила, как крепко при этом ухватился за автомат Андрей. «Что ж, – подумала она, и впрямь ощущая некую необъяснимую тревогу, будто распыленную в воздухе, – тут и правда нужно быть начеку».

Нанас меж тем подошел к ближнему серому зданию, подождал их, а когда они повернули за угол, перед ними раскинулась довольно большая, покрытая растрескавшимся асфальтом прямоугольная площадка.

– Это плац, – сказал Гор. – Здесь построения проводились, солдат маршировать учили, ну и все такое… – покрутил он ладонью в воздухе.

– Да это ладно, – нетерпеливо отмахнулся Нанас и вытянул руку, – вы вон туда посмотрите!

Надя перевела взгляд в сторону, куда указывал муж, и ахнула.

У противоположного края плаца, перед одноэтажным зданием, возвышалась… ракета! Конечно, ракеты подобного класса она видела лишь в кино и на картинках, но ошибиться тут было невозможно. Огромная серая стрела с оперением на хвосте и посередине наклонилась влево, будто целилась прямо в солнце.

– Ага, – почесал лысину Гор. – Знаю такую. Мы на военной кафедре в институте изучали похожую. Та у нас, правда, постарей была и, пожалуй, побольше чуток, но эта тоже дура здоровая!

– А что за модель? – поинтересовалась Надя.

– Военная тайна! – сдвинул брови старик. Но тут же рассмеялся: – Да я и не помню уже! Знаю, что это зенитная ракета класса «земля-воздух». Ну, то есть, их запускали, чтобы вражеские самолеты сбивать.

– Эту, значит, запустить не успели, – сочувственно вздохнул Нанас.

– Да ее, похоже, и не собирались уже запускать, – покачал головой старый варвар. – Видишь, она на постаменте стоит. Как памятник. Вроде как символ или талисман части была, наверное.

– Символ нам ни к чему, – сказал Андрей Селиванов, – а вот реальное, действующее оружие пригодилось бы. Если его тут много, то можно будет не в Видяево, а сюда в следующий раз на грузовиках сгонять – все ближе. Давайте-ка поищем!

Предложение было дельным, и, разделившись на две группы – Нанас с Надей и Гор с Селивановым, – путники разбрелись по территории части.

Когда супруги остались вдвоем, Нанас кивнул на торчавшую из-за зданий длинную черную трубу:

– Представляешь, я ее в прошлый раз испугался.

– Думал, что тоже ракета? – улыбнулась Надя.

– Я и про ракету не знал, что она ракета. Мне казалось, что она стрела, с которой охотятся великаны, – зажав рот, захихикал супруг. – А труба… Я даже вообще ничего не смог про нее придумать. Какой-то огромный столб с веревками. У великанов свои причуды!

– Это не веревки, а проволочные тросы. Растяжки. Чтобы труба не грохнулась. Там котельная, скорее всего.

– Да теперь-то я знаю, – махнул рукой Нанас. – А вот тогда… Такой жути натерпелся, что удрал отсюда, как заяц. Все ждал, когда великаны следом погонятся…

* * *

Никакого оружия или хотя бы чего-нибудь полезного в части они так и не нашли. Внутри зданий царил настоящий кавардак – остатки мебели и неопознанного мусора были разбросаны повсюду, словно по всем помещениям пронесся ураган.

– Это что же, пэвэошники, когда удирали отсюда, даже матрасы с одеялами прихватили? – стоя посреди разбомбленной казармы, спросил Гор, когда с пустыми руками туда подтянулись остальные.

– Не думаю, что у них на это было время, – возразила Надя. – Думаю, это уже кто-то после них сделал.

– Я даже догадываюсь, кто, – буркнул Андрей Селиванов.

– Варвары?.. – насторожился Нанас.

– Мы досюда еще не доходили! – замотал головой Гор.

– Оленегорцы! – догадалась Надя.

– Разумеется, они, – кивнул Селиванов. – Нужно быть круглыми идиотами, чтобы такие злачные места у себя под боком не обчистить. Вот и лютуют теперь – чего им бояться с таким вооружением!

– Да с каким «с таким»? – отмахнулся Гор. – Это разве большая часть? Сколько их тут было? Человек двести, не больше. Вот когда я был на военных сборах…

– Ладно, – не дал ему договорить Андрей. – Пусть даже двести автоматов. Нам и они не были бы лишними.

– Теперь все равно ничего не изменить, – прервала бесполезный разговор Надя. – Поедемте дальше, а то поздно уже, дело к вечеру близится.


Когда «УАЗик» вновь покатил по дороге, старый варвар продолжил изучать карту. Он вдруг загадочно хмыкнул и начал чесать лысину, изрядно покусанную комарами.

– Что? – повернула к нему голову Надя, уловив в его хмыканье обнадеживающую нотку.

– Озеро, – ткнул в карту пальцем Гор, – которое точно так же, как и поселок, называется.

– Это, скорее, поселок называется так же, как озеро, – высказала свое мнение девушка. – Только я не пойму, что в нем, кроме названия, особенного?

– А ну-ка, паря, покажь еще раз, где «сушка» грохнулась? – поднял старик глаза на Нанаса, который сидел уже, развернувшись к ним с переднего сиденья.

Карту пришлось разложить прямо на спине пригнувшего голову Сейда. Нанас довольно быстро – еще бы, он столько раз уже ее изучал, что, пожалуй, по памяти смог бы нарисовать копию, – в ней сориентировался и показал место прямо на береговой линии совсем рядом с начинающимся склоном Ловозерских тундр[8].

– Вот! – торжественно поднял палец Гор. – Туда по озеру самое милое дело добираться. Ни тебе болот, ни пней да коряг под ногами, ни кустов.

– А ты что, Иисус Христос, чтобы по воде ходить? – фыркнул Нанас и затрясся над собственной шуткой в беззвучном смехе.

Надя тоже усмехнулась, но не потому, что сказанное мужем показалось ей очень уж смешным, а вспомнив, как она занималась с ним «религиозным ликбезом». Сама она в бога не верила, однако посчитала, что этот пробел в знаниях супруга стоит заполнить хотя бы самыми общими понятиями. Впрочем, кроме этих «общих понятий», она и сама знала не много – на военно-морской базе религиозной литературы не имелось, а батя – мичман Никошин – был в этом деле полный профан, хотя нательный крестик, который хранил в коробке с документами, он Наде однажды показывал. Так что ее познания в этой области ограничивались лишь парой-тройкой статей из энциклопедии да несколькими упоминаниями в художественных книгах и фильмах. Правда, уже в Полярных Зорях она начала читать Библию, но осилить смогла лишь с десяток страниц. Однако сюжет о хождении Иисуса «по воде аки посуху» был ей откуда-то знаком, и она, слегка его, возможно, приукрасив, поведала мужу в качестве одного из доказательств божественного происхождения Спасителя. Нанасу этот момент понравился особо. «Вот ему рыбу-то ловить хорошо было!» – восхитился он. А все остальное супруг воспринял скептически. «И какая тогда разница, в кого верить, – спросил он, – в бога с ангелами или в духов? Там ад и рай, тут Нижний и Верхний мир. Там землю и людей сотворил бог, тут их сделали духи… Почему же тогда в духов верить глупо, а в бога нет?» Надя тогда не нашлась, что ответить. Впрочем, сама она не верила ни в то, ни в другое и посоветовала так же поступить и супругу. «Ты, главное, в себя верь, – сказала она. – А то, что убивать и воровать нельзя, – ты и без Библии знаешь». «И… это… приле… прели… прелю-бо-действовать!..» – с трудом выговорил супруг. «Вот-вот!..» – посмотрела она на него с укором. «Я тогда еще не был твоим мужем…» – покраснел, опустив голову, Нанас.

Увлекшись воспоминаниями, Надя прослушала, что ответил мужу бывший варвар. «Очнулась», лишь, когда Андрей Селиванов спросил:

– Так откуда у нас лодка? Я ж говорю, «УАЗ» – не амфибия!

– Я жил в Кеми, – хитро прищурился Гор. – У нас там рыбалка являлась едва ли не первым занятием после основной работы, а для многих была и вовсе главным промыслом. Лодки да катера имелись, почитай, у каждого второго. А ловозерцы, думаю, не сильно от нас отличались.

– Алексей, вы гений! – назвала старика его настоящим именем Надя.

– Я знаю, – явно польщенный похвалой, хмыкнул тот в бороду.

– Что от тех лодок осталось за столько лет? – недоверчиво покачал головой Селиванов.

– От деревянных, думаю, мало что, – кивнул Гор, – хотя, если хорошо просмоленные и хранились не в воде, то и они могли уцелеть. А уж с «дюральками» – с теми-то что сделается? Вот моторы – поржавели, поди… Но и то, опять же, как хранились. В крайнем случае, и на веслах доплывем – все не по болотам чапать!

– Это да, – согласился водитель.

Согласны с Гором были и Надя с Нанасом. Настроение у всех заметно улучшилось. Тем более, дорога вынырнула как раз из-за деревьев к поселку.

– Ого! – при виде многочисленных каменных зданий невольно вырвалось у Нади. – Я-то думала, тут деревенька небольшая, а это почти город!

Нанас расплылся в горделивой улыбке, словно этот «город» выстроил лично он. Надя сразу вспомнила, что именно Ловозеро стало первым «осколком цивилизации», который увидел в своей жизни супруг, и подумала, что для его «первобытного» сознания это было немалым стрессом.

Ей очень захотелось спросить у мужа, что именно почувствовал он в тот миг, но она поборола это желание, понимая, что признаваться в некоторых вещах перед мужчинами, особенно перед Селивановым, тому будет стыдно. Вместо этого Надя спросила:

– Так что, сразу лодки искать поедем? Где дорога к озеру?

– Думаю, не стоит сразу-то, – покачал лысой головой старый варвар. – Куда спешить? Дело к вечеру, найдем сейчас дом или квартирку поуютнее, ужин сготовим, подкрепимся, заночуем, а с утречка уже, со свежими силами, и дальше в путь тронемся.

Рассуждения старика всем показались разумными, тем более усталость уже начала проявляться у всех.

Однако внезапно возразил Сейд, который последние полчаса вел себя, как показалось Наде, слегка настороженно. А может, и не слегка; в поведении умного пса она еще разбиралась неважно. Нанас же сидел впереди и то, как Сейд периодически замирал каменным изваянием, навострив маленькие уши, видеть не мог.

«Надо ехать к озеру сейчас, – «сказал» пес. – Мне здесь не нравится, лучше убраться подальше. Вечер нам не помешает, солнце летом не садится совсем. Усталость можно потерпеть. А поужинаем в лодке, когда будем плыть».

– В лодке костра не разведешь! – возразил Гор, «услышавший» на этот раз Сейда. – Чайку не вскипятишь, кашки не сваришь.

– Ничего, – поддержала пса Надя. – Один раз можно обойтись и без чая с кашей. Тушенку очень здорово можно и холодной поесть, да и некипяченую воду, надеюсь, никто пить не разучился. Но что именно ты почуял, песик? – обратилась она уже к Сейду.

«Не знаю, – помедлив, ответил тот. И добавил, кратко рубя слова-мысли: – Тревожно. Опасно. Оружие. Много».

– Да откуда тут оружие?! – воскликнул Селиванов, которому Гор перевел «сказанное» псом. – Если и есть по домам ржавые двустволки, то людей-то, кто бы из них по нам жахнул, все равно не имеется! По-моему, у собачки одно место заиграло.

– Сейчас как стукну! – замахнулся на водителя обидевшийся за своего мохнатого друга Нанас. – Сейд никого не боится! Он за нас опасается, и за тебя в том числе. Напрасно он ничего «говорить» не будет. Если он что-то почувствовал – лучше послушаться.

– Стукнет он!.. – буркнул Селиванов, но, оглянувшись на пса, который сверлил его недобрым желтым взглядом, сказал: – Да ладно, мне-то что? К озеру – так к озеру, как скажете.

– Все «за»? – обвела Надя взглядом спутников.

– Я – против, – упрямо сказал Гор. – Я чаю хочу. И кашки горячей.

– Большинством голосов обойдетесь сегодня без кашки, – улыбнулась старику Надя. – Ну, правда, Алексей, береженого бог бережет, так ведь?

– Я в бога не верю, – отвернулся к окну бывший варвар и буркнул: – И кто меня только за язык тянул? Сказал бы вам про лодки утром, так нет же!.. Старый дурак…

– Езжай, Андрей, езжай! – поторопила водителя Надя. – И впрямь уже поздно. Хоть солнце и не садится, а спать-то все равно хочется, – зевнула она.

– И кашки! – продолжая смотреть в окно, буркнул Гор, между тем как Андрей Селиванов завел машину и, вырулив на заросшую травой узкую дорогу, медленно поехал по ней, лавируя меж торчащих прямо посреди нее коряг и булыжников.

– Хорошо, – сдалась Надя. – Пока вы будете искать и готовить лодку, я сварю вам кашу, обещаю.

– Андрюха! – сразу воодушевился старик. – Да езжай ты быстрей, чего ползешь-то, как беременная тараканиха?

– Ага, быстрей!.. – возмутился Селиванов. – Чтобы мост на камнях оставить?..

– А мы хоть правильно едем? – глянув из-за плеча мужа в переднее окно, нахмурилась Надя. – Что-то это больше на звериную тропу какую-то похоже, чем на дорогу.

– Правильно, – успокоил ее Нанас. – Я на карте эту дорогу видел, она к озеру ведет.

И впрямь, скоро впереди между кустарниками заблестела водная гладь, а затем появились и тянувшиеся вдоль берега низкие строения – большей частью деревянные, дощатые, хотя встречались и сделанные из кирпича или из серых бетонных блоков. Деревянные гаражи были почти полностью разрушены, но каменные выглядели вполне целыми, что внушило путникам определенные надежды.

– Не может быть, чтобы тут ни одной целой лодки не нашлось! – потирая ладони, сказал Гор.

– Мотор бы тоже найти не мешало, – пробасил Селиванов, выруливая к ближайшему гаражу.

Он остановил «УАЗ» и выключил двигатель.

– Ну, что? – взявшись за ручку дверцы, спросила Надя. – Делаем, как говорили: вы ищете лодку, а я готовлю ужин?

Никто против этого не возражал, и когда мужчины двинулись выполнять свою часть задания, она принялась собирать обломки досок, которых было вокруг предостаточно, чтобы развести для готовки костер.


Глава 4
Ожившая легенда

Вода для каши уже закипала, когда к костру вернулся довольный Нанас.

– Неужели нашли? – поняла все по его счастливой улыбке Надя.

– Ага, нашли! В одном гараже была и лодка, и мотор. Правда, мотор поржавел легохонько, не заводится, но Гор с Андреем в других гаражах еще два мотора нашли. Тоже ржавые, но Гор сказал, что из трех-то один, может, и соберет. Да и Селиванов хорошо в моторах разбирается, так что сделают, не бойся!

– Да я особо и не боюсь, – сказала Надя, – но мне не нравится, как ведет себя Сейд.

Пес и впрямь продолжал беспокоиться. Он перебегал с места на место, поднимал торчком маленькие уши и замирал, глядя в ту сторону, откуда они приехали.

– Что там, Сейд? – перестав улыбаться, спросил у друга Нанас.

Тот раздраженно мотнул круглой белой головой – не мешай, мол! – отбежал пару десятков шагов по дороге и снова замер каменным изваянием.

– Ну вот что, – решила Надя. – Зови мужиков, по-быстрому поужинаем, да будем грузиться.

– А мотор? – удивился Нанас.

– Мотор можно и в лодке собирать. А пока на веслах поплывем. Мне здесь очень и очень не нравится.

– Мне тоже не нравится, – хлопнул себя по шее Нанас, – комаров много.

Понятно было, что муж шутит, пытаясь поднять ей настроение, однако Наде было сейчас отнюдь не до шуток – беспокойство Сейда заполнило ее, что называется, до краев. И когда мужчины подтянулись к костру, она быстро сунула каждому по тарелке каши и поторопила:

– Ешьте быстро, и будем грузиться. Мотор доделаете в лодке; мы с Нанасом пока погребем. Есть там весла?

– Да вешла-то ешть, – прошамкал обжигающийся кашей Гор, – только кужа шпешить? Мотор пошти готов…

– Вот и хорошо, что почти готов, – перебила его Надя. – Но лучше, думаю, подстраховаться.

Будто в подтверждение ее слов, к костру подбежал Сейд, которому Нанас тут же протянул большой кусок колбасы. Однако пес даже не глянул на угощение, а «проговорил», глядя морошкового цвета глазами почему-то на Надю:

«Слышу мотор. Машина. Едет сюда».

– Далеко? – завертела головой девушка, заметив, что и остальные, перестав жевать, делают то же.

«Уже близко. Скоро и вы услышите».

– Слышу! – тут же отозвался Нанас.

– Чего?.. – недоуменно заморгал Селиванов, единственный из всех не «слышавший» сообщения пса. – Что ты там слышишь?..

И чего вы все головами вертите?

– Машина, – коротко бросил Нанас. – Надо уплывать!

– На судах ходят, а не плавают, – поднял палец Гор. – А лодка – тоже судно, хоть и маленькое.

– Да пусть хоть бегают! – отмахнулась Надя. – Нашли вы тоже время, Алексей!.. Все, ужин закончен. Быстро хватаем вещи – и бегом в лодку!

– Погоди, я ближе подъеду, – заскочил в «УАЗик» Андрей Селиванов и, уркнув двигателем, подкатил машину к одному из кирпичных гаражей.

Гор поспешил туда же. Нанас помог Наде собрать остатки еды и посуду, и они тоже торопливо направились к машине.

– Помогайте! – завидев их, хрипло крикнул Селиванов, который, пыхтя и тужась, выкатывал из ворот гаража, открывающихся в сторону озера, жутко скрипящую железную тачку, на которой покоилась бело-голубая тушка катера. Двигатель со снятым кожухом уже был прикреплен к корме. – Проржавела насквозь, зараза, колеса не крутятся!..

Гор, неуклюже пытаясь пристроиться, бегал рядом, однако Надя остановила его попытки:

– Вы лучше вещи из машины носите, мы сами тут…

Они вместе с мужем тут же принялись помогать водителю, и тачка нехотя все же скатилась в озеро, оставив на его поверхности покачивающийся на мелких волнах катер.

Теперь звук чужого мотора слышали все. В наступившей вечерней тишине его завывание казалось совсем близким.

– Давайте скорее! – занервничала Надя. – Бросайте все в лодку – и отчаливаем! Видите вон тот мысок? – ткнула она в сторону озера пальцем. – Попробуем укрыться за ним.

* * *

Несмотря на то что гребли в четыре руки – по веслу на Селиванова и Нанаса, – добраться до мыса они не успели. До него оставалось еще с полсотни метров, когда в воздухе над лодкой что-то вдруг засвистело, и почти одновременно с этим с берега раздался треск автоматных очередей. Все пятеро, включая Сейда, разом обернулись. Возле гаражей, откуда они недавно отчалили, суетливо передвигались темные человеческие фигурки – довольно много, не меньше двух-трех десятков. В руках у каждого преследователя было оружие, то и дело вспыхивающее яркими искорками, казавшимися издалека совсем безобидными. Но вот что-то звучно шлепнуло по борту катера. Потом еще раз и еще.

– Да гребите же вы! – прикрикнула Надя разинувшим рты Нанасу и Селиванову. – Нас же всех сейчас перестреляют!

Сама она подхватила со дна лодки автомат и выпустила длинную очередь в сторону берега. Почти одновременно с этим уже в самой лодке что-то внезапно взревело, и девушка, вздрогнув от неожиданности, машинально перевела ствол на источник звука, готовая встретить новую опасность автоматным огнем. Но, увидев окутанного клубами сизого дыма Гора, быстро сообразила, что испугало ее не что иное, как отремонтированный стариком лодочный двигатель. А в следующее мгновение она едва не упала за борт, поскольку катер стремительно рванулся вперед.

Вскоре поросший кустарником и молодым березняком мыс закрыл их от преследователей. Надя и все ее спутники облегченно выдохнули. Но, как оказалось, обрадовались они рано.

– Почему тут вода? – первым заметил неладное Нанас.

Надя глянула под ноги. Дно лодки и в самом деле было полностью залито водой, которая прибывала прямо на глазах.

– Э! – воскликнул нашаривший что-то в дюралюминиевом борту катера, почти у самого дна, Селиванов. – Да тут пробоина!

– А там еще одна! – ткнул пальцем на бьющий чуть в стороне фонтанчик Нанас.

– Пристаем к берегу, – приняла решение Надя. – Алексей, поворачивайте вон к тем камням!

Катер, вспенив озерную гладь, заложил крутой вираж к прибрежной полосе мыса.

– И что?! – выкрикнул Андрей Селиванов. – Они через полчаса доберутся сюда!

Надя не ответила. Что делать дальше, она и сама не знала. Возвращаться за новой лодкой было теперь невозможно, но и продолжать плавание не имело смысла – через пять, максимум десять минут они попросту утонут.

Едва катер заскрежетал днищем о камни, Нанас вскочил на ноги, выхватывая из висевших на поясе ножен подаренный Надиным отцом клинок. Не дожидаясь, пока полностью остановится лодка, он выпрыгнул прямо в воду, выбрался на берег и побежал к росшим поблизости молодым березкам.

– Эй! Ты куда?.. – растерянно бросила вслед мужу Надя.

– Охотничьи инстинкты проснулись, – нервно гоготнул Селиванов, но, наткнувшись на гневный взгляд девушки, тут же примолк.

Однако долго удивляться поведению Нанаса им не пришлось. Саам, подбежав к ближайшему деревцу, одним ударом ножа перерубил его у самого комля и, подхватив упавшую березку, побежал назад к лодке.

– Во дает! – не удержался от нового комментария Селиванов. – Он что, удочку собрался делать? Рыбки свежей захотел?

– Просто у него ума побольше, чем у некоторых, – догадалась о задумке мужа Надя, мысленно посетовав, что столь очевидная мысль не пришла ей в голову первой.

Она разгадала замысел Нанаса верно. Подбежав к ним поближе, он быстро ошкурил комель березки, отрезал от него два куска примерно с ладонь длиной, заострил оба с одного конца и, подобрав с земли увесистый камень, полез в лодку.

Теперь его задумка стала понятна и всем остальным. Андрей Селиванов тоже выпрыгнул на берег, схватил камень и, быстро вернувшись, забрал у Нанаса одну из приготовленных затычек. Заколотить в пробоины березовые пробки было минутным делом. А потом все, за исключением Сейда, который, выбравшись на берег, побежал на другую сторону мыса наблюдать за преследователями, принялись мисками вычерпывать со дна катера скопившуюся там воду.

К тому времени, когда вернулся мохнатый разведчик, лодка была готова к дальнейшему плаванию.

– Что там? – отгоняя ладонью вьющихся вокруг головы комаров, спросила у пса Надя.

«Они еще на берегу. Далеко, плохо видно, но, кажется, они открывают двери построек».

– Тоже ищут лодку! – сокрушенно помотал головой Гор. – Догадались…

– Да уж нетрудно было догадаться, – хлопнув по щеке, убивая комара, угрюмо хмыкнул Селиванов, которому по реплике старика и без «перевода» стало понятно, о чем поведал Сейд. – Небось, не дурнее тебя.

– Как вы думаете, кто они? – задумалась, покусывая губу, Надя. – Оленегорцы? Неужели они захватили колонну и поехали за нами?

– Если бы они ее захватили, – снова шлепнул себе по лицу Андрей Селиванов, – то они бы за нами не погнались. На хрена, если и без того добычи хватает?.. А вот коли с колонной им обломилось, то они и решили хоть что-то урвать.

– Значит, были еще наблюдатели на развилке…

– Понятно, были. Не наши же им про нас рассказали!

– Вот что, – прихлопнула ладонью по бедрам Надя, оборвав при этом несколько комариных жизней, – давайте-ка скорей поедем дальше. А то найдут они лодку, догонят нас – и что тогда?

– Будем сражаться! – принял воинственную позу Нанас.

– Не думаю, что догонят, – помотал головой Гор. – Если мы сейчас уедем – то вряд ли. Я все годные моторы использовал, а на веслах они долго грести за нами будут.

– Прямо уж так и все? – прищурилась девушка. – Вы что, каждый гараж открывали?

– Ну, которые рядом были, – смутился старик. – И которые сумел открыть. Но ведь даже если они что и найдут – мотор же еще и починить нужно! Есть у них такие умельцы?

– Откуда мы знаем, что у них есть, а чего нет? – вдруг бешено замахала руками Надя. – Все равно поехали отсюда скорее, а то меня эти кровососы сожрут совсем!

Никого долго упрашивать не пришлось – находиться под боком у бандитов всем было неуютно. Поэтому Нанас с Селивановым быстро столкнули катер с прибрежных камней, и Гор тут же завел мотор.

Шли на полном ходу, не удаляясь слишком далеко от берега. Помимо бывшего варвара, сидевшего на корме, держась за ручку мотора и, прищурясь, всматривающегося в оставшуюся позади озерную гладь, все остальные также невольно поглядывали назад. За исключением Нанаса, который пристально разглядывал проплывающий справа берег, поросший низкорослым редким лесом и кустарником.

– Скоро?!.. – стараясь перекричать шум мотора, наклонилась к уху Нанаса Надя, не уточняя, что именно «скоро», – и без того было понятно, что.

– Наверное, – пожал плечами муж и тоже почти прижался губами ей к уху: – Трудно понять. Я ведь зимой ехал, сейчас все по-другому выглядит. Да я тогда и в лес с озера рано свернул.

– Вон, уже и гора виднеется, – кивнула вперед Надя. – Как бы нам не проехать нужное место…

«Давайте пристанем, – подал «голос» прислушивающийся к разговору друзей Сейд. – Вы подождете, а я пробегусь по берегу.

Я учую запах самолета».

«А отсюда не учуешь?» – «спросила» Надя, которой очень не хотелось терять время.

«Здесь это все перебивает», – мотнул пес круглой головой на чадящий сизыми выхлопами мотор.

– Ну, ладно… – вздохнула девушка и, рупором прижав ко рту ладони, крикнула Гору: – Алексей! Поворачивайте к берегу! Постарайтесь причалить за какой-нибудь выступ или за камни, чтобы лодку издалека не было видно.

Удобное место – врезавшаяся в береговую линию небольшая промоина – обнаружилось быстро. Старик ловко завел туда катер и заглушил мотор еще до того, как днище зашуршало о песок.

Сейд выпрыгнул на берег и в пару прыжков скрылся в прибрежном кустарнике.

Селиванов, который так и не научился «слышать» умного пса и которому на сей раз забыли озвучить суть разговора, удивленно завертел головой:

– Что? Приехали?.. А чего сидим тогда, почему не выходим?

– Сейд побежал искать самолет, – ответил Нанас. – Может, еще придется немного проехать.

– Так ты что, не знаешь, где нужное место?

– Я ведь всего второй раз здесь, – смутился саам и повторил то, что говорил до этого Наде: – Да и летом все по-другому выглядит, чем зимой.

– Я думал, для вас, лопарей, лес – что дом родной, – усмехнулся Селиванов. – С птицами и деревьями разговаривать умеете.

– Я ведь не нойд[9], – еще сильней засмущался Нанас, не сумев разобраться, издевается над ним парень или на самом деле так хорошо думает о саамах.

Но Надя уловила в селивановской интонации ехидную нотку и решила прекратить ненужный разговор.

– Тут бы и твой псевдонойд не помог, – положила она ладонь на плечо мужу, незаметно для него состроив при этом суровую гримасу Селиванову.

– Что за Пседа?.. – удивился Нанас. – Ты что, забыла – нойда же Силаданом зовут!

– Не Пседа, а «псевдо», – поправила Надя. – Это значит – ненастоящий, обманщик.

– Ну, он обманщик, да, – кивнул ее муж. – Он нам неправду говорил о том, что дальше сыйта ничего нет, но, – тут он помотал вдруг головой, – не совсем он и ненастоящий.

– Это как?.. – удивилась девушка. – Я из твоих рассказов поняла, что он лишь притворялся нойдом, но ничего не умел…

– Сначала, когда я жил в сыйте, – помолчав, негромко заговорил Нанас, – я думал, что Силадан настоящий нойд. Он ведь и перед охотой или рыбалкой шаманил, добычу приманивал, и больных с ранеными заговорами и травами лечил, и дождик, когда надо, призывал или останавливал. А самое главное – он с духами мог разговаривать. Так я думал. Я ведь не знал, что никаких духов нет. Правда, я и тогда его не любил – он ведь мою маму постоянно унижал, а я никак не мог понять, за что. Теперь-то понимаю, она ведь раньше учительницей была, я рассказывал… То есть, я теперь думаю, она не глупее Силадана была и знала, что он нам много неправды внушает, может, даже и ему об этом говорила, вот он и отыгрывался… Мне теперь вообще думается, что мама заболела не просто так, – это он на нее порчу навел! – Зубы парня сжались и скрипнули, а глаза подозрительно заблестели.

– Постой, – замотала головой Надя, – ты что-то меня совсем запутал!.. Так ты только раньше думал, что он по-настоящему умеет колдовать, или ты и сейчас так же думаешь?

– Раньше думал. Когда узнал про его ложь и про то, что духов нет, стал думать, что и все остальное его колдовство неправда. А теперь, когда некоторые случаи вспоминаю, опять думаю, что он все же умел что-то… То есть, умеет.

– Это какие такие случаи? – заинтересовался разговором Андрей Селиванов, да и Гор перебрался с кормы к ним поближе.

– Да вот хотя бы с охотником одним однажды приключилось, с Никигором… Он простужен был сильно, его Силадан отварами лечил. Тут его друзья на охоту собрались, и Никигор тоже с ними захотел – ему уже лучше стало легохонько. Силадан узнал и запретил ему идти охотиться – мол, еще не вся болезнь вышла, хуже себе сделаешь. А коли не послушаешься, говорит, то тебя медведь задерет. Никигор потом с друзьями посмеялся: какой медведь зимой?.. Ну и пошел на охоту. Ух, Силадан рассердился! Ругался так, что на весь сыйт слышно было. Вот увидите, кричал, что бывает с теми, кто моих запретов не слушает!..

– И что, задрал того парня медведь? – нервно хохотнул Селиванов.

– Задрал. Как раз на него шатун вышел. Правда, не до смерти задрал – остальные охотники вовремя на крик прибежали, забили медведя. А когда Никигора в сыйт принесли, Силадан его поначалу лечить не хотел – пусть, говорит, подыхает, коли меня ослушался. Насилу его мать парня уговорила.

– Ну, это случайность, – махнул рукой Андрей Селиванов. – Силадан и сам этого не ожидал – вот уж, наверное, обрадовался!

– Случайность?!.. – взмахнул Нанас руками. – А Великая рыба – тоже случайность?

– Какая еще Великая рыба? – захохотал водитель. – Кит, что ли? Где это ты с ним повстречаться успел?

– Я с ней не встречался. Один раз думал, что встретился, но это подводная лодка оказалась…

Селиванов заржал во все горло, даже согнулся пополам, схватившись за живот.

– А вот и зря ты смеешься, – казалось, вовсе не обиделся Нанас. – Великая рыба на самом деле есть. Я еще маленьким был, когда нам, ребятне, один из старейшин рассказывал, как поначалу, когда только сыйт у Сейдозера основался, у рыбаков что ни день – то напасть случалась. Сети поставят, придут проверять – а те в клочья изодраны. Потом двое рыбаков домой не вернулись. Стали искать – нашли только обломки лодки, а люди пропали. Потом еще один рыбак сгинул – даже обломков не нашли. Пошли нойду кланяться, чтобы тот духов умаслил. А Силадан покамлал и говорит: это не духи, это Великая рыба проказничает. Взял у рыбаков лодку и ночью поплыл куда-то в одиночку. Под утро вернулся – усталый, едва на ногах держится. Все, говорит, Великая рыба больше не будет мешать. Но как с уловом домой возвращаться станете, самую большую рыбину в озеро кидайте – на откуп Великой рыбе.

– Ну вот ты тогда маленьким был, – опять гоготнул Селиванов, – да и до сих пор, похоже, не вырос! Вам старейшина сказки рассказывал! Обычные сказки, неужели непонятно?

– Смотрите, что это?! – незнакомым писклявым голосочком воскликнул вдруг Гор, вытянув в сторону озера трясущуюся руку.

Решив, что старый варвар все-таки обнаружил погоню, Надя схватила автомат и лишь тогда развернулась лицом к воде. Развернулась – и замерла, чувствуя, как запредельный ужас сковывает холодом мышцы.

– Глаза!.. – хрипло выдохнул кто-то рядом – Селиванов или Нанас, она не поняла.

Да, метрах в десяти от лодки из воды на них смотрели глаза – огромные, с миску, жемчужно-белые, с темно-красным, зловещим зрачком. Покрытая почти черной чешуей голова чудовища поблескивала под лучами незакатного солнца.

Сколь долгим по времени был этот гипнотический взгляд – никто потом точно вспомнить не мог, кому-то показалось, что прошла пара секунд, а кто говорил о нескольких минутах. Но когда существо, распоров гигантским плавником озерную гладь, шлепнуло по ней напоследок широченным хвостом так, что волны закачали катер, все одновременно выдохнули:

– Великая рыба!..


Глава 5
Первая ночевка

Все четверо так и стояли столбами, когда вернулся Сейд.

«Вы чего?» – завертел он головой, ожидая увидеть надвигающуюся опасность.

– Л-лучше не с-спрашивай, – слегка заикаясь, вслух ответил Нанас.

– Ты рыбку любишь? – поежившись, нервно хохотнула Надя.

«Люблю. Только не очень мелкую. А что, вы поймали рыбу?»

– Это она нас чуть было не поймала… – вновь не сумела подавить смешок девушка, хотя ей было совсем не смешно.

– И н-не мелкая, – судорожно сглотнув, добавил Нанас. – Совсем-совсем не мелкая.

– Великая рыба! – с уважительным придыханием прошептал Гор, кося глазами на озеро.

«Ты им что, саамские сказки рассказывал?» – удивленно вытаращил морошковые глаза на бывшего хозяина пес.

– Какие уж там сказки! – взмахнул тот руками. – Самая настоящая Великая рыба! Глаза – как твоя голова!

– Он не преувеличивает, – почуяв недоверие пса, закивала Надя. – Ну разве что, как он говорит, легохонько. Так что, если хочешь, лови ее сам. Но я бы не советовала.

Шутка девушки и ее осторожная улыбка слегка разрядили обстановку. Неуверенно заулыбались и остальные.

– Пусть расскажет, как он-то сбегал, – откашлявшись, хрипло выдавил молчавший до сих пор Селиванов. – Нашел самолет?

Обратиться непосредственно к псу водитель то ли постеснялся, то ли посчитал ниже своего достоинства, а скорее всего, просто не привык еще, что собака может быть равноправным собеседником.

Сейд обижаться не стал, тем более, наверняка понимал, что узнать об этом хочется всем.

«Я нашел обломки самолета. Там, чуть дальше, – мотнул он белой круглой головой. – Лучше еще немного проехать на лодке, чтобы вам меньше идти по лесу».

– Ну уж нет, – замахал на него Гор руками. – Мы люди не гордые, и пешком прогуляемся!

Остальные поспешно закивали. Мысль о том, что Великая рыба поджидает в глубине, когда они отчалят от берега, чтобы плотно поужинать, посетила, пожалуй, всех одновременно.

– Только давайте-ка сделаем это с утра, – зевнула Надя. – Если честно, я уже с ног валюсь от усталости. И глаза просто сами закрываются.

Ее зевок словно послужил толчком к цепной реакции – один за другим зазевали и мужчины. Даже Сейд с похожим на поскуливание звуком широко раззявил розовую пасть.

– Это дело, – отзевавшись, согласился Гор. – Но давайте все же от озера отойдем.

– Думаешь, она и по суше ползать умеет? – хмыкнул Андрей Селиванов.

– Умеет, не умеет, а отойти действительно стоит, – поддержала старика Надя. – Не нужно забывать, что нас и кроме рыбы кое-кто хочет изловить. Так что давайте не будем терять времени: хватайте рюкзаки, оружие – и почапали!

– А канистру с бензином? – спросил Нанас. – А патроны?

– Канистру оставим – нам же назад еще возвращаться, – глянул почему-то на девушку Селиванов. – Только спрятать нужно на всякий случай, прикопать под деревом.

Надя кивнула и сказала:

– А патроны сыпьте себе в рюкзаки и в карманы, сколько влезет и сколько сможете унести. Думаю, лишними они никак не будут; лучше слегка попотеть сейчас, чем разучиться потеть вовсе…

Палатка была всего одна, трехместная, поскольку о том, что количество путешественников увеличится, заранее предполагать никто, конечно, не мог. Впрочем, Сейда можно было не считать – он в любом случае не стал бы спать в палатке. Да и сама Надя с огромным удовольствием предпочла бы сон на свежем воздухе палаточной тесноте и тройному мужскому храпу, если бы не комары.


Несмотря на дикую усталость, заснуть она не могла долго. То ли дело было в упомянутом храпе, то ли в незаходящем солнце, свет которого просачивался и через ткань палатки, а скорее всего от того и другого сразу, да еще от разнообразных мыслей, которые будто только и ждали, пока девушка ляжет, чтобы наброситься на нее подобно тем же комарам, разве что они не жужжали и не сосали кровь. Зато от этих навязчивых мыслей не спасала никакая палатка.

Сначала Наде вспомнился Ярчук, неприятный разговор с ним и особенно тот проклятый поцелуй, воспоминание о котором, собственно, и потянуло за собой все прочие мысли. Девушка будто вновь пережила те мгновения, от которых вновь сильней заколотилось сердце и потеплело внизу живота. Такое поведение собственного организма не только рассердило, но и весьма напугало Надю, ведь она знала, что никаких чувств, кроме неприязни, граничащей с полным неприятием, если не ненавистью, к начальнику гарнизона не испытывала, а любила одного только Нанаса. Но знала она это головой, разумом, а предательское тело, оказывается, имело на этот счет несколько иную точку зрения. И это было настолько неестественно, отвратительно и ужасно, что девушка изо всех сил стала пытаться выгнать непрошеные чувства и мысли, попробовав переключиться на что-то действительно хорошее и приятное. Самыми приятными для нее, конечно, были ее отношения с любимым мужем, Нанасом. А поскольку мысль о поцелуе была самой на тот момент «актуальной», то Наде невольно вспомнилось, как она учила целоваться своего «дикого» избранника, который до встречи с ней вообще не целовался ни разу в жизни. Мало того, он, оказывается, вовсе никогда не видел целующихся людей – в их сыйте или вообще этого никто не делал, или, что наиболее вероятно, целоваться на людях там было не принято. Но самым смешным в этой ситуации было то, что и сама «учительница», хоть и знала, что такое поцелуи, и даже видела их на видео, тоже не целовалась ни разу, не считая робких дочерних поцелуев в батину щечку в дни его рождения, 23 февраля и в День ВМФ. Поначалу Нанасу не очень понравились эти уроки – он искренне удивлялся, узнав, что большинство людей получает от этого «глупого дела» удовольствие. Однако Надя была требовательной и непреклонной учительницей, и в конце концов ее ученик стал делать очевидные успехи, а потом и вовсе втянулся в эти «занятия» так, что ей порой приходилось сдерживать его рвение.

К Наде почти уже вернулось хорошее настроение, если бы она не подумала вдруг: «Интересно, пригодились ли ему мои «уроки», когда он был с Шекой?..» Воспоминание об измене Нанаса, пусть вынужденной, пусть совершенной еще до их свадьбы, вновь вернуло мысли девушки к ее собственной «измене», а точнее, ее вновь обуял страх от того, что ее чувства и даже, отчасти, тело оказались способными на такое. Надя поняла, что если она срочно не прогонит эти кошмарные мысли, то так и не заснет до утра; для чего решила подумать о чем-то по-настоящему, физически страшном. Например, о Великой рыбе. Кто она такая? Наверняка мутант, вряд ли такое чудище водилось в этих краях раньше – ни о чем подобном она ни читала, ни слышала от бати, мичмана Никошина, – некогда заядлого, по его рассказам, рыболова. Да и что удивляться такой мутации, которая всего-то увеличила некий вид рыбы в размерах. Куда удивительней те же разумные собаки, соплеменники и наполовину «братья по крови» Сейда, или ужасный и жестокий Белый змей, которого ненароком привели за собой к Полярным Зорям варвары. Уже после разгрома диких полчищ эти жуткие создания несколько раз нападали в лесу на охотников, и пришлось провести настоящую облаву на них, чтобы уменьшить подобную опасность впредь. В городе нашелся старый ученый, занимавшийся прежде, еще во времена до Катастрофы, вопросом воздействия неблагоприятной среды на животный мир Кольского полуострова. По его убедительной просьбе охотники доставили ему тушу Белого змея, и после ее тщательного изучения ученый подтвердил звучавшую ранее версию о том, что это жуткое создание и впрямь произошло от добродушных в общем-то тюленей, обитавших когда-то в Кандалакшском заливе Белого моря. Что это было – нелепой ошибкой природы или ее жестокой шуткой, своеобразной местью людям за то, что они натворили с собственным миром? Впрочем, люди, возможно, и сами – фатальная ошибка природы. Не создай она их – мир бы продолжал процветать. А так…

Мысли об ошибках вообще заставили Надю вспомнить о таковых, совершенных ею самой. Например, то, как она восприняла, а точнее, ни в какую поначалу не хотела принимать милейшую Светлану Александровну, бывшую сожительницу ее отца, Семена Будина. Глупая дочерняя ревность!.. Настолько глупая и постыдная, что до сих пор при воспоминании об этом краска заливала лицо и хотелось провалиться сквозь землю. К счастью, Надя сумела не только подружиться со Светланой Александровной, но и полюбить ее, почти как мать. Несчастная женщина так просилась с ними!.. Она тоже хотела побывать на месте гибели любимого человека. А еще она очень боялась отпускать от себя Надю, вбив отчего-то в голову, что она ее больше никогда не увидит… Хорошо бы, чтобы вот это-то как раз оказалось ошибкой!

Вспомнилась и еще одна ошибка, едва не обернувшаяся большой трагедией. Правда, ошиблась тогда не только Надя, но вины с себя она все равно не снимала. Это случилось во время осады «рая», когда Нанас привел на Кольскую АЭС Сейда и еще трех псов-телепатов, чтобы они с помощью установки Потапова создали ментальное поле, способное отогнать от стен станции врага[10]. Тогда Надя, Нанас, Ярчук, Гор и будущий мэр Киркин приняли решение испытать установку, для чего отошли подальше от установки, чтобы ее воздействие не убило их или не свело с ума. Но в пылу эмоций и в суматохе событий никто из них не подумал тогда о многочисленной охране, остававшейся внутри периметра станции! Никто, ни один из них, в том числе и она, Надя!.. Тогда люди не погибли только по счастливой случайности. Как оказалось впоследствии, при доскональном изучении установки, ее создатель – гениальный изобретатель Виктор Потапов – сознательно рассчитал и сделал так, чтобы опасная для человека величина поля возрастала постепенно, набирая максимум непосредственно за периметром, затем вновь затухая уже из-за потери мощности. Это было весьма логично, ведь поле должно было воздействовать как раз на тех, кто находится вне периметра станции, а не внутри него. Собственно, тогда, наверное, не смогли бы работать и сами «операторы» установки, становясь жертвами созданного ими же поля. Но ведь Надя сотоварищи знать этого не могли! И по счастливой случайности на периметре происходила в тот момент смена постов, когда в зоне, где поле уже ощутимо воздействовало на психику, оказалось лишь десятка полтора охранников, отделавшихся, если здесь уместен каламбур, «легким испугом».

А еще Надя вспомнила их старого знакомого – большеногого мохнатого великана, едва не убившего ее в самом конце их первого путешествия[11]. Потом этот ужасный монстр оказался вовсе не таким страшным; напротив, узнав о его горе, о потере любимой, он стал вызывать в ней сочувствие и даже что-то похожее на нежность… А потом он подошел к Наде, наклонился к ее уху и прошептал: «Выйди-и-иии! Мне тебе нуш-ш-шно ш-ш-што-то с-с-ссскас-с-сссать!»

«А целоваться не полезешь?» – спросила она у великана и… проснулась. А проснувшись, сразу почувствовала, что Нанаса рядом нет.

* * *

Сначала девушка подумала, что уже наступило утро и остальные уже встали. Но, повернув голову, она увидела, что Гор и Селиванов продолжают спать. Впрочем, чтобы узнать об этом, можно было не поворачиваться – богатырский храп продолжали издавать оба, просто она к нему уже притерпелась, а потому не сразу обратила на него внимание со сна.

Но где же тогда Нанас?.. Впрочем, где он может быть – наверняка вышел по нужде, не бросил же он ее тут!.. Здравая мысль успокоила Надю, и она снова заснула, на сей раз уже до самого утра.

А утром муж огорошил ее неожиданным известием.

– Ты знаешь, с кем я ночью встретился?.. – спросил он, уведя ее от палатки, откуда, позевывая, выползали Селиванов с Гором.

Надя как раз повязывала черного цвета бандану, которая заменила в лесном походе привычную ей пилотку подводников, но от услышанного снова сдернула ее с головы.

– С «большеногим»? – неожиданно для себя выпалила она.

– Да… – изумился, округлив глаза, Нанас. – А ты откуда знаешь? Подглядывала?..

– Да ты что?! – вспыхнула девушка. – Ты это всерьез или дуркуешь? Чтобы я за тобой шпионила?! Ну ты даешь, муженек…

– Дуркую, дуркую! – испуганно воскликнул супруг. – Но как ты узнала?

– Он мне приснился, – буркнула и в самом деле немного обидевшаяся Надя и вновь стала завязывать бандану.

– Вот и я сначала подумал, что мне снится, как он меня зовет…

– В каком смысле «зовет»?

– Ну, мысленно, конечно. Что-то вроде: «Выйди, надо сказать тебе что-то легохонько!»

Надя вздрогнула.

– Я тоже это «слышала»… Только без «легохонько». Но я думала, что это просто сон.

– Мне тоже без «легохонько», это я уже сам… В общем, я выбрался из палатки, а там уже Сейд меня поджидает. Без него-то, сама знаешь, меня бы «большеногий» не «услышал». Вот мы и пошли. Тот неподалеку нас ждал. Поговорили…

Надя только теперь заметила, что супруг выглядит непривычно печальным и даже тревожным.

– И что же он тебе сказал? – попыталась заглянуть она в глаза Нанасу, но тот их быстро отвел в сторону.

– Да так, ничего особенного. Сказал, что рад встрече, что он завел новую семью, что все у него хорошо.

– И все?.. – прищурилась Надя.

– А что еще?

– Я-то откуда знаю? Это же ты с ним говорил. Только ты почему-то после этого разговора смурной какой-то.

– Это я не после разговора, – буркнул супруг. – Просто мы сейчас пойдем… сама знаешь, куда. Вот я и вспомнил… И я за тебя переживаю. Тебе ведь еще тяжелей там будет, наверное.

– Не переживай, – Надя потрепала рыжую шевелюру Нанаса. – Я справлюсь. Ты не забывай, что я отца не знала и даже никогда не видела, так что огромного горя я в любом случае не испытаю. Но побывать мне там надо. Это мой долг. Так что быстренько завтракаем – и почапали! Да, умыться не забудь!

– Я уже умывался! – обиженно воскликнул муж.

– В озере?

– Ну да. Где же еще-то?

– А как же Великая рыба?

– Ой, а я и забыл… – побледнел Нанас.

– Значит, не соврал, точно умывался, – улыбнулась Надя.


Глава 6
На месте крушения

Утро выдалось спокойным, тихим и солнечным – таким удивительно уютным и мирным, что существование вокруг неприветливого, зараженного радиацией, а кое-где и низменными людскими страстями мира казалось нелепой выдумкой или кошмарным сном. Озеро с саамским названием Луявр, звучащим по-русски как Ловозеро, раскинулось под синим безоблачным небом большим гладким зеркалом, обрамленным зеленой рамкой низкого северного березняка и круглолистных осин.

Надя невольно залюбовалась пейзажем. Проведя всю свою жизнь, за исключением последних четырех месяцев, в подводной лодке, запертой в гроте под скалами, она почти не видела дневного света, а те недолгие вылазки, в которые брал ее иногда с собой мичман Никошин, вовсе не подходили для любования окружающими красотами – нужно было смотреть в оба, чтобы тебя не сожрала какая-нибудь мутировавшая тварь. Да и радиация в окрестностях Видяева не позволяла долго разгуливать под открытым небом. В Полярных Зорях, конечно, оказались совсем другие условия, но и там девушке было не до прогулок. Сначала – осада варваров, потом – усердная работа, восстановление порушенного… Так что сейчас она едва ли не впервые в жизни спокойно наслаждалась видами родной северной природы. Ну, почти спокойно. Надя вспомнила о возможной погоне и с досадой поморщилась. Неужели ее никогда теперь не оставят в покое эти напасти?..


Завтракали торопливо и молча, постоянно прислушиваясь и оглядываясь в сторону озера, будто и впрямь опасались, что Великая рыба приползет к ним оттуда по суше. Надя невольно усмехнулась, читая этот наивный детский страх в глазах взрослых мужчин. Самым смешным была, пожалуй, даже не эта сиюминутная боязнь, а то, что вернулась она к ним только сейчас, когда они выбрались из палаток, – словно обычная, пусть и весьма прочная ткань, могла их действительно защитить от чего-то (или кого-то) на самом деле опасного, когда они сладко спали под ее покровом ночью.

– Может, и впрямь лучше на лодке немного проедем? – решила слегка подтрунить над своими спутниками Надя. Вид она, разумеется, сделала при этом совершенно простой и невинный.

– Нет!!! – хором воскликнули мужчины, а Гор быстро добавил: – Надо ведь ноги спросонья размять, вместо зарядки.

– Ну, разве что вместо зарядки, – усмехнувшись, поднялась Надя. – Тогда собирайтесь, рассиживаться некогда. Нам еще как-то назад добираться нужно будет.

Нанас при этих ее словах вздрогнул, собрался было что-то сказать, но мотнул головой и опустил глаза.

– Что? – посмотрела на мужа Надя.

– Ничего, – ответил тот, пожав плечами. – Конечно надо… Только, ведь там эти… и эта…

– Мне почему-то кажется, что тебя не только бандиты и Великая рыба беспокоят, – прищурилась девушка.

– Только! – замотал головой Нанас, по-прежнему избегая встречаться взглядом с супругой.

«Ну-ну, – подумала Надя. – Подуркуй немного. На лбу ведь написано, что расстраивать меня не хочешь. Небось, этот большеногий наговорил тебе опять чего-то, напредсказывал… Ладно, никуда ты от меня не денешься, муженек любимый, я все из тебя вытрясу при случае! Или, еще лучше, у Сейда спрошу, он ведь тоже при вашем разговоре присутствовал».

Девушка покрутила головой, высматривая пса, но тот уже скрылся в кустах, будто нарочно пытаясь избежать этой беседы. Впрочем, Надя и не собиралась устраивать «допрос» сию минуту. Ей уже не терпелось оказаться на месте гибели отца. И, обведя взглядом спутников, она сказала:

– Тогда вперед?

– И с песнями! – отозвался, поднявшись с кряхтением, старый варвар.

* * *

Идти по лесу, где поначалу пришлось продираться сквозь поросли молодого березняка и осинника, оказалось не так уж и легко, так что Надя даже пожалела, что не настояла на плаванье в лодке. Но вскоре кусты закончились, под ногами захрустел ягель и зазеленели островки брусничника, ногам стало легче, и теперь душу приободрившейся девушки терзала лишь все сильней подступающая грусть, горькая печаль о несостоявшейся встрече с отцом. Ведь где-то именно здесь оборвалась и его мечта о долгожданном свидании с дочерью, которую ему так и не суждено было увидеть. Причем, оборвалась она вместе с самой жизнью.

– Долго еще? – спросила Надя внезапно севшим голосом. Спросила лишь затем, чтобы отвлечься от грустных мыслей, потому что почувствовала: еще немного – и она расплачется.

– Так я не знаю… – виновато пожал плечами Нанас. – Я не узнаю́ тут ничего. Это надо у Сейда спросить… – И он рванулся вперед, к споро семенящему меж березами псу: – Эй! Сейд! Нам еще долго идти?

– Думаю, что нет, – кивнул вдруг в сторону Андрей Селиванов.

Надя повернула туда голову и сразу зажмурилась от попавшего в глаз солнечного зайчика.

– Что это? – вновь разлепила она веки.

Над россыпью крупных серых камней возле невысокой сосны горбилось нечто прозрачно-блестящее. Туда спешили уже Гор и Селиванов.

– Это фонарь! – послышался голос старика. – Обломки самолетного фонаря, того, что закрывает кабину пилота. Значит, где-то над этим местом он и катапультировался!

– Где?!.. – завертела головой Надя, подбегая к мужчинам и чувствуя, как под тельником забегали мурашки невольного ужаса. Ей так и казалось, что сейчас из-за ближайшего дерева на нее уставятся черные провалы глазниц отцовского черепа.

– Я сказал «катапультировался над этим местом», – ткнул пальцем в небо Гор, – а не «приземлился здесь». Его ведь сначала несло вперед по инерции, – сделал старик стремительный жест ладонью, – потом, когда парашют раскрылся, еще ветром оттащило.

– А самолет? – спросил Андрей Селиванов.

– Сейд «говорит», самолет там, недалеко! – будто услышав их разговор, размахивая руками, закричал из-за деревьев Нанас.


Почерневшие, местами оплавленные обломки самолета они и впрямь обнаружили очень скоро. На месте падения образовалась приличная воронка, дно которой скрывала вода. Сами же остатки «огненных нарт» – Надя вспомнила, что именно так называл сначала Нанас рухнувшую с небес диковину, – были разбросаны вокруг, среди покореженных стволов берез и сосен.

Здесь до сих пор ощущался запах разлившегося топлива и еще чего-то неприятного, резкого, «неживого» – как подумалось вдруг Наде, и она, зажав нос ладонью, невольно попятилась.

– Он… не здесь… – обнял ее за плечи Нанас, подумав, видимо, что она приняла эту воронку за место гибели отца.

– Я понимаю, – сквозь пальцы выдохнула Надя. – А где… он?

Нанас завертел головой, пытаясь определить, в какой стороне отсюда он встретился с «небесным духом», но тут подал «голос» Сейд:

«Идите за мной! Я знаю, где».

Петляя между деревьями, пес быстро помчался прочь. Судя по всему, «мертвый» запах сгоревшего самолета был ему еще более неприятен, чем Наде и остальным людям. Впрочем, и сама девушка бросилась вслед Сейду едва не бегом. Трое мужчин, не сказав ни слова, поспешили за ней.


Сейд, растерянно вертя головой, кружил возле невысокой сосны.

– Что?.. – подбежав, остановилась возле дерева Надя. – Что с тобой, Сейдушка?

– Это здесь! – выкрикнул догнавший ее Нанас. – Теперь я точно помню: это было здесь! Вот на этой сосне висела белая шкура… то есть, этот… как его?.. па-ра-шют!.. Вот, тут даже ветки сломаны! А потом мы с Сейдом подтащили к ней небесного духа… Семена… твоего отца. Так ведь, Сейд?

Пес издал нечто вроде утробного ворчания, не желая почему-то «отвечать» супругам мысленно.

– И где же он сейчас? – с опаской стала озираться вокруг Надя и едва не подпрыгнула от неожиданности, когда из-за молодого ельника показались фигуры отставших Гора и Селиванова.

– Может, его… того… – начал было Нанас, но испуганно вдруг замолчал.

– Что? – резко повернулась к мужу девушка. – Ты хочешь сказать, что его съели звери?

– Ну… – развел тот руками. – Лес же…

– А одежда его где? Шлем? Парашют? Ты ведь сам только что сказал, что парашют висел на этой сосне!

– Сказал, – кивнул Нанас. – Висел… – Он вновь посмотрел на продолжавшего нарезать круги мохнатого друга: – Сейд! Ну, чего ты мечешься? Ты унюхал хоть что-нибудь?

Пес снова рыкнул. Не нужно было уметь читать собачьи мысли, чтобы понять это как «отстань!». А затем Сейд и вовсе оставил наконец сосну, постепенно увеличивая радиус своих кругов. При этом он постоянно принюхивался, временами едва не буквально «роя носом землю».

– Послушай, – внезапно осенило Надю, и она вцепилась в рукав мужниной куртки. – Ты ведь говорил, что за тобой гнались!..

А вдруг они вернулись сюда, когда ты уехал?

– Кто, мои соплеменники? Да ну, они перетрусили пуще моего! – отмахнулся свободной рукой Нанас.

– Что, вот так прямо все? А если нет? Если кто-то все же вернулся?

– Даже если вернулись… Они бы не стали трогать «духа». И его вещи не осмелились бы взять.

– А вдруг это Силадан их заставил? Они вернулись в сыйт, все ему рассказали… Ведь он-то понимал, что никакой это не дух! Он точно должен был заинтересоваться! Возможно, даже сам сюда приехал – вместе со старейшинами, с теми, кто тоже знал, что происходит на самом деле.

Надя сказала это и со всей очевидностью поняла, что именно так и должно было случиться. Посланные в погоню саамы не могли умолчать о причине своей неудачи. Им даже выгодно было свалить все на «небесного духа». Возможно, они все-таки осмелились подобрать какое-нибудь «доказательство» – например, тот же шлем, – и тогда Силадан не утерпел бы, чтобы сюда не приехать!.. Но все-таки, где же тогда тело ее отца? Неужели зловредный нойд снизошел до того, чтобы его похоронить?

«Нет, – отозвался вдруг Сейд, который, оказывается, уже оставил свои поиски и незаметно для Нади вернулся к сосне. – Здесь никто не похоронен. Если только далеко».

– Но тогда получается, что тело моего отца забрали?.. Зачем им мертвое тело? – Сказав это, Надя осеклась. В ее голове словно что-то щелкнуло. – А что, если… – пробормотала она одеревеневшими вмиг губами. – А что, если не мертвое?..

– Надя!.. – потянулся к ней Нанас. На его лице читалась откровенная жалость, а этого Наде сейчас было вовсе не нужно, и она почти грубо оттолкнула от себя руки мужа.

– А что, если не мертвое? – уже твердо повторила она. – Ты ведь не врач, чтобы определить, умер человек или просто потерял сознание! Или, например, впал в кому… Разве не так?

– Так… – опустил под ее взглядом рыжую голову Нанас. – Но он был совсем как мертвый…

– «Как мертвый» и «мертвый» – это разные вещи! – упрямо мотнула головой девушка. – И пока я не увижу своего отца – живого или… мертвого, я назад не вернусь.

– Но как?.. Где?!.. О чем это она?.. – разом заговорили все трое мужчин.

– А вот так! – притопнула Надя. – Кто против – возвращайтесь, я вас не держу. Но ведь вы, Алексей, – с прищуром посмотрела она на Гора, – все равно собирались в саамский сыйт? Вот мы с вами вместе туда и отправимся.

Девушка искоса бросила хитрый взгляд на супруга. Как она и ожидала, тот возмущенно завопил:

– Как это «мы с вами»?! А со мной?! Ты что, хочешь меня бросить?!

– Но ты ведь не хочешь туда возвращаться. Зачем я тебя буду неволить? Тем более, это опасно…

Напрасно она это сказала. Даже прикусила свой ехидный язычок, да было уже поздно. Нанас отчаянно покраснел – лицо его сравнялось цветом с шевелюрой. На глазах несчастного парня выступили слезы.

– Ты хочешь сказать, что я трус?.. Что я могу отправить тебя к Силадану, а сам останусь, потому что идти туда опасно?.. Ты правда так думаешь обо мне?..

Надя подалась к мужу и раскрыла уже рот, чтобы искренне перед ним извиниться, но тут на плечо Нанаса легла тяжелая рука Селиванова.

– Да брось ты ерунду молоть, парень! Никуда она не пойдет, успокойся.

– Что?!.. – вспыхнула девушка. – Ты кто такой, чтобы здесь командовать?!

– Андрей, – дернув плечом, сбросил ладонь Селиванова Нанас, – ты почему так говоришь, в самом-то деле? Каждый решает сам за себя!

– Вот и решай за себя. Тебя никто не держит. И его тоже, – кивнул парень на Гора.

– А мою жену ты, что ли, держать будешь? – сжав кулаки, шагнул к Селиванову Нанас.

– Ребята, вы чего это затеяли?.. – растерялась Надя. – Нанас! И ты, Андрей, тоже… А ну, прекратите дурковать! – в конце концов разозлилась она окончательно.

Неизвестно, чем бы закончилась эта неожиданная и весьма непонятная ситуация, но девушка услышала вдруг в голове «голос» Сейда:

«Тихо! Там кто-то есть».

Пес повернул большую круглую голову в сторону, откуда они только что пришли, и замер каменным изваянием.

Нанас и Гор тоже услышали «сказанное» собакой и насторожились, прислушиваясь. Надин муж опустил руки, забыв на время о перепалке. Однако Селиванов, для которого «собачья речь» была по-прежнему недоступна, поняв его поступок по-своему, ухмыльнулся:

– Вот то-то же! А то бы с разбитой рожей пришлось к своим улепетывать.

– Да тихо же ты! – зашипела на него Надя. Но, вспомнив об «ограниченности» парня, шепотом пояснила: – Сейд кого-то почуял.

Впрочем, теперь отдаленные звуки человеческой речи услышали и они.

– Догнали… – насупился Селиванов.

– Ты думаешь, это они? – спросила Надя.

– А кто еще?

Действительно, попеняла себе за глупый вопрос Надя, быть здесь больше попросту некому. Даже саамские охотники, по рассказам Нанаса, не забирались так далеко от сыйта, кроме того случая, когда гнались за ним. Или это все-таки они? А что, если и ее отец с ними?..

Девушка даже сделала пару шагов в том направлении, будто собиралась немедленно проверить свою безумную идею, но ее остановил «голос» Сейда:

«Оставайтесь здесь. Сидите тихо. Я схожу и все узнаю».

Пес скрылся в зарослях молодого ельника. Путники замерли, так и не издав до его скорого возвращения ни звука.

Вернувшись, Сейд «доложил», что у берега стоят сразу три лодки, не считая той, в которой прибыли они, а в эту сторону двигаются вооруженные люди и будут здесь довольно скоро.

– Сколько их? – спросил Нанас, хотя и так было ясно, что в лодке не могло сидеть по одному человеку. Даже по три – и то вряд ли.

«Сколько пальцев у тебя на руках. И еще столько же. Может, даже больше».

– Больше двух десятков!.. – невольно «перевел» Нанас.

– Да сколько бы ни было! – басовито буркнул Андрей Селиванов. – Делать-то все равно ничего не остается – только отбиваться. Давайте, пока есть время, займем оптимальные позиции…

– Какие позиции? – перебил его Гор. – Нас всего четверо!

А вокруг не открытое поле, а лес. Да они окружат нас в два счета, а потом или перебьют, или захватят – как им больше захочется.

– Так уж и в два счета! У нас и оружия, и патронов хватает.

– Это пока хватает. Но у них-то – всяко больше. И самих их тоже больше! Дохлый номер то, что ты предлагаешь.

– Я тоже думаю, что нам с ними не сладить, – опустив голову, сказал Нанас. Затем быстро ее вскинул и глянул сначала на Селиванова, потом на Надю: – Вы не думайте, я не трушу! Я не за себя боюсь…

Продолжать он не стал, однако Надя прекрасно поняла, что именно имел в виду ее муж. Конечно же, он боялся за ее жизнь. Это было очень приятно, она даже почувствовала в горле сладковато-горький комок, но выходу из ситуации помочь это все равно не могло.

Будто подслушав ее мысли, Селиванов, презрительно скривив губы, бросил:

– И что ты предлагаешь, бесстрашный вояка?

Надя видела, как побледнел ее муж, а на его скулах заиграли желваки. Однако Нанас сдержался и холодно ответил:

– Я предлагаю отступить. Отправиться к горам и укрыться там среди скал или в какой-нибудь пещере.

Надя машинально оглянулась. Ловозерские тундры были скрыты деревьями, хотя, насколько она помнила карту, до их подножия отсюда и впрямь оставалось не очень далеко.

Как раз в этот момент и прозвучали первые выстрелы. Одна из пуль просвистела совсем рядом.

– Уходите! – сдернув из-за спины автомат, замахал рукой Нанас. – Уходите к горам! Я их задержу.

– Куда уходить?! – тоже достал автомат Селиванов. – Никто из нас там ни разу не был! Пока мы плутаем по лесу, нас догонят.

Наде, которая тоже, совсем машинально, приготовила к стрельбе оружие, подумалось вдруг, что по логике прикрывать их отход лучше всего было бы как раз Селиванову. И потому, что Нанас хотя бы примерно знает, куда идти, и потому еще, что она любит Нанаса и ни за что не допустит, чтобы он оставался тут на верную смерть. В то время как Андрей Селиванов… Додумывать дальше ей стало ужасно стыдно, она даже зажмурилась на пару мгновений.

А потом успокоила себя тем, что вряд ли этот разухабистый, могучий с виду парень решится на то, что без раздумий только что хотел сделать ее муж. Ну, а приказать ему сделать это никто из них попросту не имел права.


Глава 7
Помощь «старого друга»

Надя проглядела, как первый из преследователей оказался в зоне видимости. Она все еще задумчиво смотрела на Андрея Селиванова, когда вдруг на того, сбивая с ног, бросился Нанас. «Ну вот, опять! – с досадой успела подумать девушка. – Совсем у муженька нервы ни к черту!» Однако мысль эта прозвучала в ее голове почти одновременно со звуком выстрела, раздавшимся из-за деревьев, и лишь тогда, круто развернувшись, она и увидела бандита и тут же, почти не целясь, сняла его короткой очередью. И лишь потом она вновь повернулась к барахтавшимся на белом ягеле Селиванову и Нанасу. Наде бросилось в глаза, что на белый ковер мха кто-то высыпал добрую пригоршню ярко-красной брусники, но уже в следующий миг она возразила себе: «Какая брусника в июне? Она лишь цвести начала!» Подбежав ближе, девушка убедилась в мелькнувшей уже нехорошей догадке: на ягеле алела кровь!

Андрей Селиванов только что грузно поднялся на четвереньки, с опаской разглядывая деревья, из-за которых по ним стреляли. Нанас же, шипя сквозь зубы, все еще лежал на земле, сжимая правой ладонью предплечье левой руки. Из-под его пальцев и падали на белый мох алые капли.

– Ты ранен! – кинулась к мужу Надя.

– Ерунда, – процедил тот. – Царапнуло… легохонько…

Девушка отняла пальцы Нанаса от раны, расстегнула и закатала пропитавшийся кровью рукав куртки, поддернула вверх продырявленный и тоже окровавленный рукав тельняшки и с облегчением выдохнула: рана и впрямь, хоть и сильно кровоточила, оказалась неглубокой – пуля прошла вскользь, лишь содрав лоскут кожи.

– Опять тельник испортил… – попытался пошутить Нанас, когда Надя, которая еще утром предусмотрительно раздала каждому пакеты первой помощи, разорвав упаковку с бинтом, принялась споро заматывать его рану.

– Долго копаетесь! – быстро глянув на них и вновь обернувшись к лесу, буркнул Селиванов. – Сейчас остальные подтянутся.

– Андрей!.. – на пару мгновений потеряв от возмущения дар речи, выдавила Надя. – Да ведь Нанас тебе жизнь спас, ты что, не понимаешь?

– Толку-то!.. – не глядя на них, вновь пробурчал парень. – Все равно уже той жизни не много осталось.

Словно в подтверждение его слов, из глубины леса вновь раздались выстрелы. Парой коротких очередей ответил на них откуда-то сбоку Гор – из-за россыпи крупных камней старика не было видно.

Между тем Надя закончила перевязку и, помотав головой, выдохнула:

– Так что же нам все-таки делать?!

И тут, словно отвечая на ее вопрос, невдалеке тявкнул Сейд. Наде показалось, что в негромком лае пса она услышала радость. С чего бы вдруг? Неужели это все-таки не бандиты и Сейд кого-то узнал? Но почему же они тогда стреляют?.. И почему пес глядит совсем в другую сторону?

Разгадка наступила скоро, едва Надя повернула голову туда же, куда смотрел Сейд. Она невольно ахнула и машинально направила ствол автомата на показавшееся между деревьями серо-бурое нечто… Его можно было принять за кусок скалы – высотой не намного ниже берез, – если бы оно не двигалось. Но самое жуткое в облике этого существа было то, что оно напоминало человека – мощные, как стволы деревьев, ноги; почти такие же, но очень длинные, свисающие ниже колен, руки; плоское, с выпирающей вперед нижней челюстью и широким, приплюснутым носом лицо, сплошь заросшее шерстью, чуть более короткой и светлой, чем та, что покрывала все тело. Спутанные длинные волосы спадали ниже покатых плеч, а там, где у нормальных людей находятся глаза, у этого невероятного создания будто горели два угля.

Надя едва не нажала спуск автомата, когда услышала отчаянный крик Нанаса:

– Нет!!! Не стреляйте!!! Это не враг!

Кричал он, вероятно, не ей, или, во всяком случае, не только ей, поскольку она видела, что в приближающееся чудище уже целится трясущимися руками Селиванов, а краем глаза заметила, как из-за груды камней поднялся Гор.

И лишь после мужниного вопля, который все еще стоял у нее в ушах, очумевшее Надино сознание вернулось на положенное место, и девушка поняла, кого она видит перед собой. Ну конечно же, это был «большеногий»! Ведь именно он и приснился ей этой ночью, именно о встрече с ним рассказывал ей утром Нанас! Как она могла забыть об этом? Как умудрилась не узнать того, кто всего четыре месяца назад держал ее в своих «объятиях», намереваясь убить в расплату за смерть своей подруги?.. Правда, тогда мохнатый великан был почти белого цвета – наверное, существа его вида меняют окрас в зависимости от времен года, как зайцы. Видимо, это обстоятельство и вызвало сбой в памяти, что едва не стоило ее старому знакомому жизни. Хотя, если бы он захотел, легко бы смог блокировать и мысли, и волю трех угрожавших ему людей, но почему-то не стал… Наверное, посчитал это в данной ситуации неправильным, «неэтичным», а возможно, приберег свою способность до последнего, самого критического момента, в надежде, что Нанас остановит своих друзей, что в конце концов и получилось.

– К-кто это?!.. – неожиданно тонким, почти девичьим голосом, выкрикнул Андрей Селиванов, так и не опустив прыгающего в руках автомата.

Надя вспомнила, что, в отличие от Гора, этот парень не знал всех подробностей их с Нанасом истории, а потому о «большеногом» ничего прежде не слышал.

– Это… наш старый друг, – на мгновение запнувшись, поспешно сказала она. – Не стреляй, он не причинит нам зла.

– Но кто он такой, м-мать его?!.. – продолжало трясти Селиванова. – Что ему надо от нас?!

И тут великан «заговорил». Он обращался сразу ко всем, и все пятеро, включая Сейда, его «услышали». Даже Селиванов «услышал», это было видно по вытянувшемуся лицу парня и по тому, как он опустил вдруг руки, едва не выронив из них автомат.

«Ух-х-ххходите!.. – зашумело, будто налетел порыв ветра, в голове у Нади. – С-с-ссскорей ух-х-ххходите! Я с-с-сссадерш-ш-шшшу их-х-ххх!..» Девушка знала, что на самом деле это не реальные слова, а всего лишь интерпретация ее мозгом ментального посыла великана, но от этого шелестяще-шипящего «голоса» у нее безо всякого преувеличения мороз пробежал по коже и зашевелились под банданой волосы.

– А как же ты?! – дернулся к «большеногому» Нанас, но, вспомнив, видимо, что тот не понимает человеческой речи и «не слышит» людей ментально, обернулся к застывшему рядом Сейду: – Спроси его, что собирается делать он? Бандитов слишком много, он не остановит их всех, они убьют его!

Наверное, пес «перевел» сказанное, потому что Надя почти сразу «услышала»:

«Нич-ч-чччего, с-с-сссправлюс-с-сссь!.. Ух-х-ххходите!»

А еще услышала, но уже не мысленные, а вполне реальные слова мужа, которые, судя по всему, вырвались у того неосознанно:

– Он ведь знал! И не сказал…

Надя резко обернулась к Нанасу:

– А что сказал?

Теперь ей на самом деле очень захотелось это узнать. Ведь, говоря откровенно, как только большеногий великан вызвался их защищать, она и подумала, что ночью тот рассказал Нанасу об этом нападении. Возможно, поведал ему и о том, что в неравном поединке ему суждено погибнуть – если, конечно, такое можно «увидеть» о себе самом, – поэтому-то, решила Надя, супруг и был так расстроен – оплакивал заранее их спасителя. На деле же все оказалось иначе; она видела, что муж не притворяется, что он и правда ничего не знал о подобном ходе событий. А что же тогда знал? Что его так опечалило? То, что преследователи их все же настигнут и убьют?.. Но тогда глупо было бы дергаться, делать что-либо вообще.

И «большеногому» не имело сейчас никакого смысла рисковать собой, если исход погони все равно предрешен. Значит, дело было в чем-то ином.

– Так что он сказал тебе ночью? – повторила Надя.

– Ничего особенного, – скривился Нанас. – Сейчас некогда об этом, нам нужно быстрей уходить. – Он обернулся к мужчинам и махнул забинтованной рукой («Как белым флагом…» – не к месту подумалось Наде): – Идемте! Скорее! Неизвестно, как долго он сможет их удерживать.

При этом ее супруг быстрым шагом, почти бегом, первым ринулся прочь. Надя понимала, что это было логичным, ведь только Нанас и знал, куда нужно идти, но все-таки ей показалось, что действие мужа очень уж походило на бегство. И не столько сейчас от врага, как от нее самой – точнее, от ее почему-то весьма ему не понравившегося вопроса.

«Ах так! – пропуская вперед мужчин, чтобы дождаться задержавшегося возле великана Сейда, подумала девушка. – Что ж, не хочешь рассказывать ты, расскажет кто-нибудь другой. Наш славный песик врать не умеет!»

И на этот раз Сейду не удалось от нее улизнуть.

– Ну что, колись, мохнатая морда! – заглянула в умные морошкового цвета псиные глаза Надя. – Что «большеногий» сказал ночью Нанасу?

«Что у него все хорошо. Что он завел новую семью», – не моргнув, ответил Сейд, а потом деловито затрусил вслед за удаляющимися мужчинами.

Надя тут же догнала его и зашагала рядом.

– И все?

«Нет».

– А что еще?

Пес на пару мгновений замешкался и выдал:

«Нанас просил не рассказывать об этом».

– Даже мне?

«Никому».

«Но ты ведь знаешь, в каком мы сейчас положении! Нечестно скрывать то, что может оказаться важным для нас, для наших жизней!» – перешла на мысленную «речь» Надя, опасаясь, что их могут услышать.

«Это не касается ваших жизней».

«Значит, это касается его жизни?» – невольно остановилась девушка.

Пес, продолжая бежать вперед, оставил ее вопрос без ответа.

– Сейд! – забывшись, вновь голосом выкрикнула Надя. – Я прошу!..

Сейд замедлил шаг и, обернувшись, остановился.

«Он тоже просил. Не рассказывать. Я обещал».

– Значит, точно его… – пробормотала девушка и тут же вновь «заговорила» мысленно:

«Скажи только: он останется жив?»

И тут возле самого ее уха свистнуло, из ближайшей сосны с громким щелчком вырвало щепку и, одновременно с только теперь долетевшим до них звуком выстрела, царапнуло ею Наде по щеке.

«Сейчас мы все не останемся живы, если не поторопимся!» – свирепо зыркнул на девушку Сейд.

– Ладно, псина, – вытирая со щеки выступившую кровь, буркнула Надя. – На первом же привале устрою вам с Нанасом очную ставку – не отвертитесь!

«До привала еще нужно дожить! – кроме мысленных «слов» еще и голосом рыкнул пес. – Прибавь шагу, если ты этого хочешь!»

Сзади уже вовсю стреляли – складывалось такое впечатление, что там идет настоящий бой. Наде послышались даже истошные вопли раненых – хотя, вероятно, бандиты вопили просто от страха. Как бы то ни было, Сейд был совершенно прав – стоило поторопиться и уйти отсюда как можно дальше.

Тем более, как это часто бывает на Севере, погода стала быстро портиться – небо затянуло серой пеленой, подул резкий, пронизывающий ветер, заморосил мелкой водяной пылью дождь. Надя подумала, что если он усилится, то им придется худо – под редкими низкорослыми деревьями укрытие от непогоды было, считай, никаким. Поэтому добраться до пещеры или хоть до какого-нибудь углубления в скалах захотелось еще сильней. Правда, немного успокаивало то, что стрельба позади стихла. Вероятно, напуганные «большеногим» и его устрашающими мысленными импульсами, преследователи, бросив погоню, вернулись к лодкам. Впрочем, существовала и другая вероятность: мохнатый великан убит, поэтому и стрелять больше не в кого. Но о таком повороте событий думать совсем не хотелось.


Между тем, идти стало заметно тяжелей, начался подъем. Теперь деревья – в основном совсем уже чахлые березки – росли друг от друга совсем далеко, лесом назвать их не поворачивался язык. Зато и отроги Ловозерских тундр стали видны совсем хорошо. Еще бы полчаса быстрой ходьбы, и, вполне вероятно, можно будет найти в их скалах укрытие.

Но, к сожалению, со скоростью передвижения начались проблемы, главной из которых, как изначально опасалась Надя, оказался Гор. Чем круче становился подъем, тем сильнее начинал сдавать старик, то и дело оскальзываясь на увлажнившемся от дождя мхе и спотыкаясь о камни, которыми был теперь густо усеян их путь. Остальным то и дело приходилось останавливаться и дожидаться бывшего варвара, пока наконец Селиванов не выдержал.

– Ну все! – в сердцах выкрикнул парень. – Меня это достало! Какой смысл куда-то идти, когда мы все равно топчемся на месте?.. Если за нами все еще гонятся, то до скал нам так и так не успеть!

– Делаем привал, – не глядя на Селиванова и наверняка признавая его правоту, буркнул Нанас.

– Только недолго, – нервно оглянулась назад Надя.

Погони видно не было. Это ее обрадовало, но недостаточно сильно – судьба и замыслы преследователей оставалась все еще непонятными. Гораздо больше ее обрадовало то, что дождь наконец прекратился и в пелене облаков наметились голубые разрывы. Вот только ветер, чем выше они поднимались, становился все злей и настойчивей, небезуспешно пытаясь пронизать насквозь влажную, и без того уже не греющую тело одежду.

Старый Гор, невзирая на сырость, кулем рухнул на землю, жадно хватая широко раскрытым ртом воздух.

Нанас присел возле Сейда на корточки и, обняв пса за шею, начал с ним о чем-то шептаться. Надя подумала, что сейчас как раз тот самый момент, чтобы устроить обещанную «очную ставку», но настроение делать это именно сейчас у нее почему-то совершенно пропало. К тому же, решила она, если Нанас и впрямь знает о грозящей ему опасности, то наверняка что-нибудь да предпримет, чтобы ее избежать. Возможно, именно сейчас они и обсуждают это с Сейдом. А если вмешается она и потребует признания – Нанас может сгоряча психануть, поступить необдуманно, вопреки логике, что с ним порою случалось, и тогда все может стать еще хуже, в любом случае, ни к чему хорошему это не приведет. Тем более, именно сейчас, в эту минуту, ее мужу явно ничто не угрожало.

Надя огляделась вокруг и недовольно поморщилась: место для привала они выбрали самое неподходящее; мало того, что насквозь продуваемое всеми ветрами, так и открытое со всех сторон – откуда бы ни подобрались к ним враги, укрыться от пуль было совершенно негде. Разве что вон за тем большим одиноким камнем, к которому направился непонятно на кого именно рассерженный Андрей Селиванов. Хотя, по большому счету, Надя понимала парня – ей и самой сложившаяся ситуация очень сильно не нравилась. Ведь и впрямь, если погоня возобновится или уже возобновилась, – вновь оглянулась девушка, но пока ничего подозрительного не увидела, – то уйти от нее они вряд ли успеют, разве что бросить Гора, но это исключалось категорически. А если бандиты махнули на них рукой и вернулись восвояси, то их карабканье в горы вообще теряло всякий смысл. Впрочем, тогда становилось вообще непонятно, что делать дальше… Нет, ей по-прежнему хотелось окончательно выяснить, что стало с ее отцом – жив ли он, а если нет, то куда делось его тело? А для этого обязательно нужно попасть в саамский сыйт и поговорить с Силаданом. Но теперь это становилось весьма проблематичным; Надя была более чем уверена, что даже если бандиты отправятся назад, то наверняка прихватят с собой и их лодку, или, в крайнем случае, назло беглецам, выведут ее из строя. Перевалить через горы с уже выбившимся из сил Гором – а что будет дальше? – казалось ей попросту нереальным. Да и идти по берегу в обход Ловозерских тундр выглядело не особо легче – с учетом как большего расстояния, так и многочисленных препятствий в виде болот, речек, скальных осыпей и чего-нибудь еще неучтенного на пути. Надя только сейчас осознала и удивилась, как же они сдурковали, не подумали об этом раньше, когда планировали, что Гор отправится в сыйт в одиночку?.. Совсем забыли и о возрасте старика, да и на месте все оказалось куда как серьезней, чем на карте. Как вспоминал порой чье-то высказывание батя, мичман Никошин: «Гладко было на бумаге, да забыли про овраги». А теперь вот и вдвоем непонятно, как туда добираться. Точнее, втроем, Нанас их ни за что не оставит, зря она его недавно обидела… Правда, Селиванову тогда будет еще сложней: до Полярных Зорь отсюда без машины дойти почти нереально; даже если не принимать во внимание оленегорских и мончегорских бандитов, то уж дикие звери, включая разнообразных мутантов, не принять во внимание себя никак не позволят! А то, что машины в Ловозере не окажется, – это и к бабке не ходи!.. Опять же, до того самого Ловозера тоже еще как-то без лодки надо будет добираться. Так что Селиванову, хочет он того или нет, также придется идти с ними в сыйт. Но это она так думает… А что, если Андрей имеет совсем другое на этот счет мнение?

И, будто подслушав ее мысли, из-за каменного валуна, до которого он успел дойди, выглянул Селиванов и стал призывно махать ей, с улыбкой показывая куда-то вниз и в сторону. Надя хотела было привлечь внимание Нанаса, но тот был так поглощен «беседой» с псом, что она не решилась ее прерывать. Да и улыбка Андрея Селиванова говорила о том, что ничего серьезного, и уж тем более опасного за тем камнем не было.


Глава 8
Предательство

Стоило Наде шагнуть за валун, как улыбка с лица Селиванова тут же исчезла.

– Ты… чего?.. – удивилась девушка. – Зачем звал?

– Хочу поговорить с тобой. Очень серьезно.

– Надеюсь, не в любви собираешься признаваться? – усмехнулась Надя, но, вспомнив вдруг Ярчука, прикусила губу – как бы невзначай не накаркать.

– Не в любви. И шутить я тоже не собираюсь. Разговор на самом деле серьезный. Обещай, что выслушаешь до конца.

– Обещаю… – бросив настороженный взгляд на Селиванова, не очень уверенно ответила девушка.

– Тогда скажи, только откровенно, что мы сейчас делаем?

– Разговариваем… – пожала плечами Надя, но, увидев, как раздраженно поморщился собеседник, поправилась: – Или ты обо всех нас говоришь? Ну… тогда – убегаем от бандитов…

– Убегаем!.. – скривил губы Селиванов. – Только пыль столбом… Ну, хорошо, допустим даже, что мы убежим… или, вернее сказать, уползем. А дальше что? Как мы вернемся? На чем? Думаешь, бандиты оставят нам лодку?.. Как же, жди! Знаю я эту братию!..

И если даже мы дойдем пешком по болотам до Ловозера, то «УАЗика» нашего там тоже не будет, верняк. А это уже полный финиш – до Полярных Зорь нам пешком не дойти, проще сразу застрелиться.

Надя, слушая парня, лишь досадливо хмурилась – обо всем, что он говорил, она думала всего лишь несколько минут назад. Неужели только для этого он ее и позвал?

– А что ты предлагаешь? – довольно резко спросила она, вовсе не ожидая услышать в ответ ничего путного, и внутренне уже стала готовиться к тому, чтобы убедить Селиванова идти с ними в сыйт.

Однако тот, на удивление, ответил. Причем, стал говорить такое, смысл чего не сразу дошел до Нади.

– Я предлагаю спуститься в лес и сдаться бандитам. Причем, сделать это как можно скорее, пока они не уплыли. Это наш единственный шанс вернуться домой.

– Погоди… Как это – вернуться?.. То есть, как это – сдаться?..

– Ты обещала выслушать до конца! – взвился парень. – Прошу, дослушай!

Надя замерла с открытым ртом. Потом сжала губы, нахмурилась и неохотно кивнула.

– Я не предлагаю сотрудничать с бандитами, ты пойми! Они – только способ вернуться к цивилизации. А там уж мы что-нибудь придумаем! В конце концов, скажем, чтобы они связались с Полярными Зорями – Ярчук наверняка не поскупится дать за тебя выкуп…

– А за тебя? – вспыхнула Надя.

– Возможно, – потупился Селиванов.

– А за Гора, за Нанаса?!..

Парень, опустив голову, засопел. Потом снова вскинулся и, брызжа слюной, горячо затараторил:

– Да черт с ним, с выкупом! Это я так, как вариант… Мы и сами справимся! Может, еще по дороге что-нибудь придумаем! Нам главное выбраться отсюда, ведь здесь нам всем крышка! Ты думаешь дойти отсюда к дикарям? Неужели ты сама не видишь, что это безнадежная затея?! Со стариком вам туда не дойти, а бросить вы его не сможете… Да и я… Вы же не оставите меня тут одного?..

– Можешь пойти с нами.

– Могу?.. Спасибо, что разрешила! А если я не хочу? Вот не желаю я жить с дикарями – и все тут! Я нормальной жизни хочу, человеческой! Имею я на это право?

– Не мне судить, – скривила губы Надя. – Только ведь я тебя не тащу с нами силком, просто предложила. А оставлять тебя одного, как ты сказал… Так зачем же одного? Беги к своим бандитам, раз ты так этого хочешь.

– Да зачем я бандитам? Они меня прихлопнут и разговаривать не станут.

– А чем же мы четверо для бандитов лучше, чем ты один? Почему ты думаешь, что они нас всех не прихлопнут, а домой повезут? Ну ладно я – тут у них еще могут быть какие-то… интересы.

А вы-то им зачем? Если еще тебя с Нанасом можно в качестве рабов использовать, то уж Гор точно ни на что не годится…

– Ну и черт-то с ним, с Гором! – вновь забрызгал слюной Селиванов, приняв, видимо, Надины рассуждения за признак того, что она начала колебаться. – Ему так и так пропадать, да и пожил уже старик!.. Нам главное Нанаса уговорить, для чего я с тобой первой разговор и завел… Ты-то ведь сможешь к нему подъехать по-свойски, по-семейному: мол, так и так, дорогой, умирать не хочется, и если ты меня любишь, то…

– А ну замолчи! – притопнула Надя. – И кончай дурковать, хватит! Ни к кому я подъезжать не стану, и Алексея за человека не считать не позволю!

– Какого еще Алексея?.. – заморгал Селиванов.

– Горичева, вот какого. Ты даже имени старика не знаешь, куда тебе о жизни его беспокоиться!.. В общем так. Поговорили, хватит. Теперь ты меня послушай. Мне уже, после всего, тебя с собой звать не хочется, но я, в отличие от некоторых, человеческие жизни ценю, поэтому в последний раз предлагаю тебе идти с нами в саамский сыйт. То, что мы туда дойдем, – не обещаю, но никаких других вариантов я рассматривать больше не собираюсь. Если ты против этого – беги, догоняй бандитов, мешать мы тебе не станем, это я тоже могу тебе обещать.

– Понятно… – с видимым трудом, словно губы перестали его слушаться, произнес парень, и Надя отчетливо увидела, как побледнело его лицо. – Ты против моего предложения. Но и я против твоего – тоже. Тогда послушай, что я еще скажу. До конца – так до конца.

– Я не хочу… – начала девушка, но Селиванов, почти грубо, схватил ее за предплечье:

– Ты обещала! До конца!.. Это еще не все!

Надя резко выдернула из его ладони руку.

– Ну, что еще? Говори скорей, а то уплывут без тебя!

– Послушай… Я не хотел этого говорить… Ты сама видишь, я пытался, чтобы все получилось по-хорошему… В общем, без тебя мне уходить смысла нету. Даже если меня не убьют бандиты и я смогу добраться домой, меня расстреляет Ярчук.

– За что?! – ахнула Надя.

– За то, что вернулся без тебя. У меня есть приказ – доставить тебя в Полярные Зори живую и невредимую во что бы то ни стало. Думаешь, Ярчук просто так дал вам машину и отпустил меня с вами? Все только ради тебя. Вообще-то, это с самого начала была его идея – на случай, если ты заартачишься и непременно решишь сюда ехать. Для надежности, для подстраховки.

– Ты совсем заврался, парень! Машину у Ярчука я сама выпросила. Да и то после того лишь, как мотоцикл сломался.

– А почему он сломался, ты знаешь? – ухмыльнулся Селиванов. – Кто его к поездке готовил?

– Ты… – выдохнула Надя, начиная что-то понимать.

– И насчет «УАЗика» первый я идею подбросил, ты ее лишь только подхватила и «дожала». Как мы с Олегом Борисовичем и рассчитывали.

– Ты… Да ты же самый настоящий подлец!

– Это еще почему? Твое желание было исполнено? Было. Теперь исполни и ты мое… – Басовитый голос парня стал по настоящему жалобным, почти умоляющим: – Я и в самом деле прошу тебя, Надя! Не бери грех на душу, меня Ярчук правда обещал грохнуть, если я без тебя вернусь… И он это сделает, ты его знаешь. Поехали домой, а?.. Скажи своему… скажи Нанасу, пусть они с Гором уходят к своим дикарям, а ты, мол, к цивилизованной жизни привыкла и с ними не хочешь…

– Это глупо! – фыркнула Надя. – Даже если бы я такое сказала, Нанас пошел бы со мной. Но говорить я ему это ни за что не стану. И сама ни за что и никогда его не брошу. А тебе, если ты так боишься Ярчука, еще раз повторю, хоть и обещала этого не делать: идем с нами! Это мое последнее слово, разговор окончен.

– Ну что ж, – вновь стремительно побледнев, сухо бросил Селиванов. Теперь он не вызывал ни малейшей жалости, да и не пытался больше этого делать. – В таком случае, ты сама подписала приговор своему мужу.

– Ты что несешь?.. – опять не сразу поняла смысл сказанного Надя. А когда до нее стало что-то доходить, не отреагировала немедленно, не сделала то, что единственное и нужно было делать в этом случае, а начала растерянно лепетать: – Ты хочешь… убить Нанаса? Но он ведь только что спас тебе жизнь!

– Именно поэтому я и стал предлагать тебе другие пути! Умолял тебя, упрашивал!.. Ведь я делал это только для того, чтобы твой муженек остался жив! Ты думаешь, мне сейчас легко? Думаешь, мне хочется его убивать? Но ты сама толкаешь меня на это!

В руке Селиванова непонятно откуда появился пистолет.

– Последний раз… без дураков, последний!.. Иди и скажи ему, что ты уходишь со мной. Обзови его, наплети, что не любишь и никогда не любила, придумай что-нибудь, чтобы он плюнул на тебя и ушел!.. Если он дорог тебе, если хочешь, чтобы он остался жив, – сделай это. Ну!..

Только теперь Надя решилась на то, что нужно было сделать полуминутой ранее – она потянулась к висевшему за спиной автомату. На что она рассчитывала сейчас – непонятно, вероятно, это было скорее инстинктивное, нежели обдуманное действие. И едва она раскрылась, Селиванов резко и сильно, без размаха, ткнул ее кончиками сжатых в «копье» пальцев в подреберье.

Из легких девушки разом вышел весь воздух. Боль была такой адской, что рвущийся наружу вопль, казалось, должен был разодрать горло. Вот только никакого вопля не получилось – Надя попросту не могла сделать для этого вдох. В глазах заалели круги. Лишь уткнувшись лицом в мокрый мох, она поняла, что уже не стоит на ногах. Позже она удивлялась, как умудрилась не потерять сознание, – вероятно, лишь страх за жизнь любимого, страх еще более сильный, чем эта дикая боль, заставил ее разум не поддаться спасительному избавлению. И Надя, почти ничего не видя перед собой, кроме продолжающих вспыхивать и вращаться алых кругов, поползла вперед, цепляясь ногтями за камни. Она хотела закричать, предупредить Нанаса, но по-прежнему не могла набрать в горящие легкие воздух. А потому оставалось лишь одно – ползти. В надежде, что любимый увидит ее в таком состоянии и поймет, что ему тоже угрожает опасность, что среди них оказался предатель.

– Нанас! Нанас! – сквозь звенящий шум – такой, будто в уши, закупорив их, набилось сонмище комаров, – услышала девушка. – Беги скорей сюда! Наде плохо.

Она едва не расслабилась с облегчением: «Ну, вот, Андрей все-таки одумался!», но тут же помутившийся рассудок, получив, видимо, помощь из глубин подсознания, взорвавшись, запротестовал: «Нет! Нет!!! Нанас, не слушай его, это ловушка! Он хочет тебя убить!!!»

Наде казалось, что она кричит это вслух, но голос по-прежнему не слушался ее, и единственное, что вышло из этой тщетной попытки, – то, что она глухо закашлялась и наконец-то, хоть и не в полную силу, а лишь короткими судорожными толчками сумела впихнуть в легкие воздух.

В глазах все еще плавали круги – уже не только красные, но и более темных, в основном зеленоватых оттенков, но зрение, тем не менее, слегка прояснилось, и девушка, сумев наполовину выползти из-за камня, разглядела бегущих к ней Нанаса и Сейда.

– Н-нет!.. – только и смогла, почти беззвучно, просипеть Надя, и снова закашлялась.

Нанас ее, конечно, не услышал. Между мужем и поджидающим его с пистолетом в убранной за спину руке Селивановым оставалось шагов десять – пятнадцать. Предатель не спешил, решил, видимо, действовать наверняка и выстрелить в упор, исключив малейшую вероятность промаха. Но Сейд бегал куда быстрее людей, поэтому уже обогнал своего бывшего хозяина и как раз поравнялся с Селивановым.

Сейд! – будто вспышкой озарило Надино сознание. И она, забыв про боль, про раздирающий легкие кашель, мысленно завопила, обращаясь к умному псу:

«Сейд! У Селиванова пистолет! Он хочет убить Нанаса!!!»

Сейд, тормозя всеми лапами по влажному мху, проехал по инерции еще пару метров и круто развернулся на месте. Это произошло уже позади Селиванова, но тот, словно имея на затылке дополнительную пару глаз, что-то почувствовал, дернул головой, но не стал оборачиваться, а выбросил из-за спины руку с пистолетом и выстрелил в Нанаса, который был уже совсем рядом. Но этого времени – секунды полторы, самое большее двух – хватило и Сейду, чтобы прыгнуть. И даже чтобы коснуться спины предателя передними лапами. Но это касание пришлось всего на долю мгновения раньше, чем Селиванов нажал на спусковой крючок, и если оно как-то и повлияло на траекторию полета пули, то все-таки не настолько, чтобы та прошла мимо цели. Нанас и его убийца рухнули наземь почти одновременно. Только саам остался лежать неподвижно, уткнувшись лицом в мох и окрашивая его вокруг головы алым, а Селиванов, нещадно терзаемый Сейдом, катался по земле, оглашая окрестности истошными, мало напоминающими человеческие воплями.

Надя видела и слышала все, будто во сне. Сознание, словно от леденящего дикого холода, съежилось и перестало адекватно воспринимать происходящее. Каким-то образом она оказалась стоящей на ногах, прижимаясь спиной к шершавой и влажной поверхности валуна. Взгляд ее в конце концов остановился на окровавленной голове Нанаса, но это зрелище не вызвало у нее ни удивления, ни ужаса – вообще никаких чувств. Если бы ей сказали тогда, что и она сама умерла, вряд ли это сообщение произвело бы на нее какое-нибудь впечатление. Никак не отреагировала она, хоть и услышала, на истошный окрик: «Сейд! В сторону!!!» и даже не моргнула, не вздрогнула от раздавшейся следом автоматной очереди. И только когда через несколько долгих, похожих на вечность мгновений на ее плечо опустилась узловатая, скрюченная старческая рука, Надя рухнула, словно ее придавило упавшее небо, истошно завыла во весь голос, и лишь тогда, сама испугавшись этого воя, пришла наконец в сознание.

Мгновенно замолчав, не поднимаясь на ноги, она подползла к телу любимого, перевернула на спину, упала ему головой на грудь и завыла бы опять, если бы не услышала отчетливое биение его сердца. Нанас был жив!.. Надя поднялась на колени и обернулась к Гору:

– Он жив!.. Скорее несите аптечку и воду!

– Ох ты!.. А рюкзак-то у меня там!.. – запричитал, озираясь, старик.

И он заковылял уже было назад, к тому месту, где оставил поклажу, но его опередил Сейд, стрелой домчавшись до рюкзака старого варвара и в мгновение ока притащив его Наде в зубах.

Девушка, удивляясь себе, быстро сумела собраться и сосредоточиться, у нее даже не дрожали руки, когда она омывала из фляги голову Нанаса, – иначе от обилия крови было не понять, куда именно ранен ее любимый, насколько страшна и опасна его рана.

Увиденное едва не заставило запаниковать ее снова – пуля пробила лобную кость и застряла внутри черепа. Даже не будучи медиком, Надя понимала, что ее муж до сих пор жив только чудом и что без помощи высококвалифицированных врачей, причем, в хорошо оборудованной больнице, помочь ему ничем нельзя. Единственное, что могла сейчас сделать и что, разумеется, она и сделала, – это по-дилетантски, йодом, обработать края раны, приложить тампон и забинтовать Нанасу голову.

Но что делать дальше?!.. И в самом деле, как предлагал Селиванов, бежать догонять бандитов, падать им в ноги, умолять доставить раненого к врачам?.. Смешно и глупо. Нанаса просто добьют, а вслед ему пристрелят и ее с Гором. Ну, ее и впрямь, может, не сразу – сначала «попользуют» всем скопом. А если потом и оставят в живых, то лишь в качестве «наложницы» – попросту говоря, «подстилки». Нужна ей такая жизнь, тем более, без Нанаса? Ну уж нет, лучше сразу застрелиться!.. Вернее, не сразу, а после того, как Нанас…

Нет! Об этом пока лучше не думать!!! Надя даже вскочила, будто тотчас собралась куда-то бежать. Но куда?! Куда отсюда побежишь, да еще с тяжелораненым?.. Старик тоже не бегун… В любом случае, до Оленегорска более восьмидесяти километров, а до Полярных Зорь и вовсе как до Луны! Причем, даже до Ловозера они вряд ли донесут Нанаса живым – по лесу-то да по болотам… Оставить их с Гором здесь и бежать за помощью одной? Все равно, куда она, как?..

Надя почувствовала, что ее начинает захлестывать новый приступ паники. В глазах снова начало темнеть. И тут она почувствовала, как в ладонь ей ткнулось что-то холодное и мокрое.

«Нужно идти в сыйт», – «услышала» она прозвучавшие прямо в голове слова.

Девушка словно очнулась и уставилась на стоявшего рядом и буравящего ее умным и, как ей показалось, успокаивающим взглядом пса.

– Нам не дойти!.. – с отчаяньем выдохнула Надя. – Нанас умрет по дороге, да и Гору не выдержать – еще ведь придется нести Нанаса…

«Только мы с тобой. Гор и Нанас останутся здесь, найдем пещеру».

– А что это даст? Разве в сыйте есть врачи?

«Врачей нет. Были знахари. Сам Силадан тоже что-то умеет. Все равно по-другому никак…»

У девушки вспыхнула надежда. Она вспомнила, что Нанас не далее чем вчера рассказывал, как Силадан вылечил изодранного медведем парня… Что, если и в этом случае он сможет помочь?.. Вот только захочет ли, ведь Нанас его враг? Хотя, прошло уже много времени – может, враждебные чувства уже поутихли?.. В конце концов, Нанас никого не убил – всего лишь ослушался… И потом, Силадан все-таки человек, у него ведь должно быть сердце!.. Уж она сделает все, чтобы до него достучаться! Она его очень-очень попросит! Будет умолять, ползать в ногах; она, если нужно, станет ему вечной безотказной рабыней… пусть даже той самой грязной «подстилкой»… И если даже Нанас после этого отвернется от нее, станет презирать – пусть! Лишь бы он только выжил! Лишь бы он только был…

– Но как?! Как мы пойдем?.. Дорогу знает только Нанас!

«Я тоже знаю. Не дорогу, но знаю, где находится сыйт. Сразу за этими горами».

– Мы не сможем быстро пройти эти горы! Они большие, и там скалы, хребты… Мы не успеем, Нанас умрет!.. И одного тебя не отправить – тебя Силадан точно прикончит, как только увидит… – От волнения Надя даже не замечала, что говорит с Сейдом вслух, и что Гор уже давно прислушивается к их «разговору».

– У Нанаса есть карта, – внезапно сказал старик, отчего Надя вздрогнула и с таким удивлением посмотрела на него, словно и не узнала.

– Карта?.. Да, карта была… Наверное, она в его рюкзаке… Хотя, он часто носил ее за пазухой…

Надя бережно расстегнула куртку мужа и в широком внутреннем кармане и впрямь нащупала плотный, сложенный в несколько раз бумажный лист.

Увы, карта им помогла мало. Самый удобный путь до саамского сыйта был отсюда по воде – сначала по Ловозеру, затем по Сейдозеру. Но этот вариант отпадал. Другая же приемлемая дорога пролегала через Ревду и вела к тропе через горы, но это значило возвращаться к Ловозеру и потом делать еще немалый крюк. Так что на самом деле варианта все равно оставалось два: обойти Ловозерские тундры низом или лезть по верхам напролом. Но в любом случае, сначала нужно было найти хорошее укрытие для старого варвара с Нанасом. А его сейчас могли дать только горы.


Глава 9
Пещера

– Идемте! – засуетилась Надя. Теперь, когда появилась определенная цель, она почувствовала в себе небывалый приток сил и решительности. – Алексей, давайте возьмем Нанаса и скорее понесем!..

– Не торопись, дочка, – осадил ее старик, хоть и весьма аккуратно, даже ласково. – Во-первых, как мы его понесем – за руки, за ноги?.. Не годится, так мы его далеко не утащим, да и ему только хуже сделаем. А во-вторых, куда мы его понесем? Где та пещера? Так и будем с тяжелораненым по камням прыгать?

– А что же тогда? Как быть-то?.. – растерялась девушка.

– Для начала надо пещеру найти. А чтобы раненого нести, нужно носилки сделать.

«Я пошел искать пещеру!» – не дожидаясь ответа, побежал вверх по склону Сейд.

– Умный пес! – одобрил его решение Гор.

– А носилки? Из чего мы сделаем носилки? – нахмурилась Надя.

– Бери топор и спускайся к деревьям. Нужны две жердины попрямей, метра по два с половиной. Не шибко толстые, лишь бы парня нашего выдержали, а то мы и так с тобой умудохаемся…

– Ну хорошо, жердины… А на них что? Как мы Нанаса-то на эти жердины положим?

– Вот этого разденем, – кивнул Гор на труп Селиванова, о котором, признаться, Надя уже и забыла. – Куртка, штаны… Привяжем к жердинам и понесем. Ткань прочная, выдержит.

– Его ведь, наверное, похоронить надо… – брезгливо поморщилась девушка.

– Надо бы, конечно, – поскреб в затылке старик, – да только как мы его похороним? Ни лопаты, ни ломика. А тут камень один внизу, и с ломом-то мы бы день, небось, потеряли…

– Ну, тогда, вон, хоть к тому камню его оттащите, пока я за жердями хожу, – кивнула на знакомый валун Надя. – И веток каких-никаких нарвите, забросайте…

– Звери все одно растащат, – пробормотал под нос Гор, но кивнул, добавил громче: – Оттащу, забросаю. Ты иди, а то время-то – оно тоже идет. И на вот, возьми, – протянул он девушке пистолет Селиванова. – Я эти пукалки не люблю, а тебе, глядишь, когда и пригодится.


Наде пришлось спуститься почти к самому лесу – выше него деревья были совсем низкорослыми и кривыми. А спустившись, она вспомнила о большеногом великане – вот бы кто помог донести Нанаса, хоть до самого сыйта!..

Девушка прислушалась. Из глубины леса, кроме шелеста листвы и пения птиц, не доносилось ни звука. Было непонятно, чем же закончилась встреча «большеногого» с бандитами. Но поскольку прошло уже достаточно времени, а те так и не продолжили погоню, то, скорее всего, он заставил их все-таки убраться восвояси. Только где же сейчас искать его самого? Вернулся, небось, к своей новой семье.

«Интересно, – внезапно подумалось Наде, – что же такое он «показал» ночью мужу, что тот не захотел с нею делиться? Ведь по Нанасу было видно, что узнал он нечто плохое, да и скрывать хорошее ему было бы незачем… Неужели он знал о своем ранении заранее? Знал, что Селиванов будет в него стрелять?.. Но тогда нужно было не молчать, а наоборот, рассказать все ей и Гору, уж втроем-то, да с помощью Сейда, они бы наверняка справились с предателем, разоружили бы его!.. И Сейд, подлец мохнатый, промолчал! Неужели не понимал, что своим дурацким обещанием он только делает Нанасу хуже?!..»

Но сокрушаться теперь было поздно, хотя Надя и пообещала себе, что обязательно надерет Сейду уши за непростительное упрямство, приведшее к столь трагическому результату. «А если вдруг… если Нанас умрет… – подумала она, вздрогнув от ужаса, – я собственноручно прикончу эту глупую псину!»

Накрутив себя, девушка принялась рубить несчастные березки так, словно именно они были виновны в случившемся.

К Гору и Нанасу они с Сейдом вернулись одновременно. Надя бросила перед стариком жерди и решительно двинулась к псу, с таким суровым видом, что тот даже попятился.

«Я нашел, – удивленно посмотрев на нее, «сказал» Сейд. – Нашел пещеру. Не очень далеко. Большая, уходит глубоко в гору, я не пошел до конца».

– И что, расцеловать тебя теперь? – продолжала наступать на него девушка. – Или, может, тебе твой куцый хвост совсем оторвать за твою честность?..

Сейд от изумления сел.

Поднялся от жердей, к которым он начал прилаживать одежду Селиванова, и старый варвар.

– Ты чего это, дочка? Собака-то в чем провинилась? Наоборот, молодчина наш Сейд, пещеру нашел, вон…

– Молодчина?.. – стрельнула Надя в Гора взглядом и тут же вновь вонзила его в пса. – А что, если бы он нам обо всем рассказал раньше и тогда бы вообще не пришлось ее искать, это как по-твоему можно назвать?

– Что бы он нам рассказал? – недоуменно заморгал старик. – Откуда же он знал, что так выйдет?

– Ну, что скажешь, образина мохнатая? – склонилась над виновато склонившим голову с прижатыми к ней маленькими ушками Сейдом девушка. – Что ты знал? Говори, теперь можно. Теперь ты свое дурацкое слово не нарушишь – не перед кем его нарушать теперь!

«Нанас еще жив…» – едва заметно качнулся пес.

– Надеюсь, ты не очень этим расстроен?.. А ну, не дуркуй! Сейчас же рассказывай все, что тебе было известно!

«Зачем ты так?.. – резко вскинул голову Сейд. – Я люблю Нанаса! Я хочу, чтобы он был живой! Я бы лучше сам умер вместо него! А то, что показал ему «большеногий»… Я же этого не видел!.. Нанас сказал мне, что там был он сам с окровавленной головой.

И что ты ее бинтуешь. Это все… Может, сам он видел больше, но мне сказал только это. И попросил меня об этом молчать. Сказал, если бинтуешь – значит, он живой. Может, вообще царапина… Зачем зря расстраивать? И что бы ты сделала, если бы узнала?..»

Надя медленно опустилась перед псом на колени, обняла его и заплакала, уткнувшись лицом в теплую шерсть.

– Прости… Прости, Сейдушка, ладно?.. Ты же знаешь, как я люблю его… Ведь я не смогу без него жить…

«Не надо без него жить, – «ответил» Сейд, – надо с ним вместе. И вы будете жить вместе. Долго! Я знаю. Даже не надо у «большеногого» спрашивать».

– И ты на меня не сердишься?.. – прошептала Надя.

«Я не умею на тебя сердиться» – «услышала» она в ответ.

* * *

Несмотря на сделанные Гором носилки, Надя со стариком промучились бы, наверное, до ночи, поднимая раненого Нанаса к пещере, – с каждым шагом их силы таяли, а склон становился все круче и каменистей. И хотя солнце продолжало светить даже ночью, такой расклад никому не нравился: старому варвару – потому уже, что он просто очень устал и мечтал поскорее рухнуть, хоть на голые камни, и поспать; Наде же, кроме усталости, не давала покоя мысль, что уходят драгоценные минуты, каждая из которых может оказаться для ее мужа последней, да и о бандитах она думала тоже. Почему-то не особо ей верилось, что отпетые негодяи, проделавшие такой путь в погоне за ними, вдруг испугались чего-то настолько, что драпанули назад без оглядки, оставив столь уже близкую добычу в покое.

Помочь вызвался Сейд. Он даже не стал ничего «говорить», просто в очередной раз, когда Гор, оступившись на камнях, едва не выронил свой край носилок, пес юркнул под их середину, и получилось, что Нанас оказался лежащим на его широкой спине. Так они и пошли дальше; старику с девушкой теперь оставалось лишь придерживать носилки, чтобы они не опрокинулись, а основную тяжесть взял на себя Сейд.

Теперь идти стало настолько легче и веселее, что старый варвар даже завел разговор, хоть и постоянно прерывал его, чтобы отдышаться и откашляться. Видимо, так на него повлияли горы, суровой красотой которых не прочь была бы повосхищаться и Надя, если бы ее мысли и чувства не были сейчас заняты другим.

Гор же стал делиться своими познаниями о Ловозерских тундрах. О том, например, что еще до Катастрофы читал, как одна из геологоразведочных экспедиций нашла в этих местах необычный минерал, поглощающий радиацию. Тогда многие приняли это за «утку», да и сам он больше не встречал сообщений на эту тему, ну а потом, когда случилось то, что случилось, стало и вовсе не до этого.

– Такой минерал существует, – сказала Надя, подождав, пока бывший варвар прокашляется. – Соплеменники Нанаса пользуются им, как защитным талисманом, а заодно и как индикатором – поглощая радиацию, он нагревается. Муж подарил мне такой камень. Он и сейчас со мной, я покажу вам, когда доберемся до места.

– Да ну? – удивился Гор. – И как он, нагревался последнее время?

– Когда проезжали Колу – вообще горячий был, не дотронуться. Возле Оленегорска – уже просто теплый. А сейчас почти и не чувствуется.

– Очень интересно! На самом деле – очень! Это ведь так важно сейчас! Ведь если и впрямь в зонах большого заражения остались люди, которые прячутся от радиации в подземельях – ходят легенды, что в московском и питерском метро целые поселения, – то как бы им такие камешки пригодились!

– Это не легенды. Нам с Нанасом в Полярных Зорях рассказывали, что они ловили обрывки радиопередач оттуда. Во всяком случае, в московском метро люди живут точно.

– Тогда тем более!.. Впрочем, все равно нам до Москвы не допрыгнуть. Хотя, тоже вот про эти самые Ловозерские тундры слышал я разные сказки… Мол, много тут самых разных пещер – и больших, и маленьких, и таких, что можно неделю бродить, как по лабиринту, а то и навсегда заплутать, и таких, что вовсе чуть ли не в преисподнюю ведут. А говорили, есть и такие, что вроде и прошел всего ничего, а вышел – за десятки, а то и за сотни километров от входа.

– Кто вам это говорил? – не выдержав, прыснула Надя. – Герберт Уэллс? Или братья Стругацкие? – Фантастики в библиотеке видяевской базы было не очень много, но одно время она ею весьма увлеклась, пока не перечитала всю.

– Ну, посмейся, посмейся, – добродушно хмыкнул старик. – Я ведь и не утверждаю ничего, так и сказал, что сказки слышал. Хотя, сюда ведь и научные экспедиции устраивали. Больше ста лет назад здесь ученый Барченко[12] побывал, тоже этими пещерами интересовался. Если бы в тогдашнем ЧК его доклады не сгинули, а самого его не расстреляли, еще бы можно было поспорить, что сказка, а что нет…

Неизвестно, как долго еще делился бы Гор своими «научными» познаниями, если бы Сейд не остановился вдруг и не сказал: «Пришли».

Надя огляделась. Перед ними поднималась неровная и не очень большая – всего лишь с двухэтажный дом высотой, а в ширину и еще меньше – каменная стена.

– И где тут пещера? – спросила девушка.

Сейд осторожно выбрался из-под носилок, обежал большой валун, косо застывший перед скалой, и «позвал» оттуда:

«Идите сюда!»

Надя с Гором бережно понесли Нанаса на «голос». За камнем и впрямь темнел узкий невысокий лаз.

– А мы тут пройдем с носилками? – засомневалась Надя.

Ее сомнения оказались напрасными – пришлось, правда, прижать жерди вплотную к Нанасу, однако носилки втиснулись в черноту прохода. Девушке жутковато было лезть в эту невесть что скрывающую темень, но оставаться снаружи казалось еще опасней – в ней почему-то все больше и больше возрастала уверенность, что бандиты возобновили погоню, – и она, разумно выбрав из двух зол меньшее, заставила себя не поддаваться «первобытному» страху.

Глаза долго привыкали к темноте – загороженный каменным валуном вход давал слишком мало света, – но даже по внутренним, не поддающимся разуму ощущениям казалось, что пещера, в которой они оказались, очень глубокая.

– Пройдем дальше? – почему-то шепотом спросила Надя.

– Давай пройдем, – не очень охотно и тоже тихо отозвался Гор.

Они сделали еще шагов двадцать, когда ход начал поворачивать вправо, и девушка, испугавшись, что скроется единственный источник света, поспешно сказала:

– Все, хватит, наверное!

Опустив носилки, Гор тут же сел рядом с ними и, привалившись к стене рюкзаком, стал блаженно отдуваться.

Надя склонилась над неподвижным мужем и, уловив его слабое дыхание, облегченно вздохнула и тоже села, сняв предварительно с плеч автомат и рюкзак. Потом спохватилась, отцепила от пояса флягу и поднесла ее горлышко к губам Нанаса.

– Приподними ему голову, захлебнется ведь, – подсказал старый варвар, тоже снявший наконец с плеч поклажу. – И много не лей, все одно больше мимо уходит.

Напоив – или, во всяком случае, попытавшись это сделать – мужа, Надя предложила Гору перекусить и им самим, ведь с самого утра во рту у них не было ни крошки. Позвала она «к столу» и Сейда. Однако пес, на удивление, не отозвался.

– А где Сейд? – поднявшись, завертела головой Надя. В полутьме ничего было толком не разглядеть, но пес в любом случае откликнулся бы – гавканьем или мысленно. Но, кроме хриплого дыхания бывшего варвара, она не услышала ни звука – ни ушами, ни внутри головы. – Странно…

– Да ничего странного, – отозвался Гор, шурша оберточной бумагой. – Сейд – собака умная, службу знает. Побежал, наверное, дальше пещеру обследовать – убедиться, что опасности нет.

– Сейд не на службе у нас, – поправила старика Надя. – Он наш друг. И настоящая опасность сейчас, как мне кажется, не внутри, а снаружи.


Глава 10
Разведка Сейда

Сглазила Надя или же на самом деле была наделена хорошей интуицией, но вернувшийся минут через сорок Сейд подтвердил ее опасения. Пес «рассказал» Наде с Гором о своей вылазке, как всегда, лаконично и коротко, не упустив, между тем, ничего важного.

Он и в самом деле бегал «на разведку» – вниз, к подножию горы, поскольку тоже, оказывается, не поверил, что бандиты оставили их в покое, и решил окончательно разобраться в своих предчувствиях и сомнениях.

Вооруженных людей, выходящих из лесу, он увидел издалека, благо обзор сверху был хороший. Вот только выходили бандиты далеко в стороне от того места, где поднимались они сами, – в километре, если не больше; в человеческих единицах измерения пес разбирался слабо и не смог передать расстояние точно.

Заметив, что идут преследователи отнюдь не быстро – некоторые из них буквально едва плелись, – Сейд прикинул, что до высоты, где располагался вход в пещеру, они будут подниматься еще долго, а поскольку идут не прямо к нему, то если и найдут его, то далеко не сразу. Поэтому он решил спуститься к лесу и посмотреть, что же там происходило после их с Нанасом, Надей и Гором «отступления». Подумал он и о том, что неплохо бы встретить и «большеногого» – тот бы и вовсе «показал» свой поединок с бандитами.

Но на том месте, где остался прикрывать их отход мохнатый великан, никого не оказалось. Однако Сейд, в силу своей природной сущности, помимо прекрасного нюха и врожденного чутья будучи еще и разумным, прекрасно разбирался в следах и мог на основании увиденного и «унюханного» делать почти безошибочные выводы. Вот и сейчас, обежав место недавней стычки, он будто наяву увидел картину происходящего. Гнавшиеся за ними бандиты, не добежав до «большеногого» несколько десятков шагов (так, по описанию пса «вычислила» Надя, сам он при определении расстояния не использовал цифры), начали вести себя странно – падать, метаться, беспорядочно стрелять, а потом и вовсе побежали назад, к лодкам. И причина такого поведения преследователей была ясна – это обрушил на них ментальные «волны ужаса» большеногий гигант. Однако на берегу воздействие на психику людей ослабло, а то и вовсе исчезло, и они, посовещавшись, расселись по лодкам и отчалили, захватив с собой и ту, на которой приплыла сюда Надя с товарищами.

Но поскольку Сейд своими глазами видел, что на самом деле бандиты далеко не уплыли, он побежал вдоль берега, чтобы найти место, где они причалили снова. И здесь его ожидал первый сюрприз: он нашел место, где для чего-то причаливала одна из лодок; причем, отсюда к лесу и обратно вели следы трех человек. Сейд решил оставить решение этой загадки на потом, а сам побежал дальше, в надежде найти лодки, которые он вскоре и обнаружил. Теперь из них высадились все бандиты и дружно направились в сторону леса, а потом, миновав его, – к подножию гор, где и видел их Сейд изначально. Получалось, что через лес они прошли беспрепятственно, на сей раз «большеногий» не стал их беспокоить.

Это выглядело очень странно и весьма нелогично. Великан должен был слышать звуки лодочных моторов, а значит, услышал и то, как они замолчали. Разумеется, он должен был понять, что люди высадились снова, и обязательно пошел бы туда, чтобы это проверить. Разве что ему надоели эти «игры» и он отправился к себе, но на него это было совсем непохоже; насколько узнал уже его Сейд, «большеногий» привык доводить начатое до конца, если не встречал для этого непреодолимой преграды.

И тогда пес вспомнил о пристававшей для чего-то к берегу лодке. Он быстро вернулся туда и пошел по следам. Вскоре он почувствовал и запах «большеногого». Но… не только… Пахло еще кем-то, очень похоже, но это определенно был кто-то другой! И еще… еще пахло кровью! И свежеразрытой землей.

Сейд подкрался ближе и выглянул из-за кустов. Он увидел мохнатого великана, забрасывающего землей большую яму. Пес хотел уже выбежать к старому знакомому, когда в последний момент осознал вдруг, что это не «большеногий»! Точнее, не тот «большеногий»… Этот был чуть меньше ростом, шерсть его была немного светлее, а еще… Сейд понял, что перед ним самка! К тому же, беременная!.. Он застыл, не зная, как ему поступить. И тут «большеногая» повернулась в его сторону и сверкнула красными огоньками глаз.

«Подойди, не бойся! – «услышал» Сейд у себя в голове. – Я знаю, что ты тут».

Скрываться дальше не было смысла. Пес вышел из-за кустов и подошел к великанше. Приблизившись к полузасыпанной яме, он увидел внизу не покрытую еще землей часть грязно-бурого, испачканного кровью меха. Обоняние безошибочно подсказало ему, что в яме лежит «большеногий». Бездыханный. Мертвый.

«Я успела, – «сказала» самка. – Он был еще жив, когда я пришла. Он передал мне свою сущность, перед тем как умереть».

Сейд хорошо помнил, что представители племени «большеногих» могли перед смертью передавать кому-то из соплеменников – как правило, члену семьи, свою сущность, продолжая таким образом «жить» в другом теле совместно с его «хозяином». Тогда, в конце зимы, из-за этого едва не погиб Нанас – «большеногий» думал, что в того перешла сущность разбившегося летчика, «убившего» своим самолетом его самку[13].

«Он слышит меня сейчас?» – задал мысленный вопрос пес.

«Да, я тебя слышу», – ответил ему тот, чье тело уже лежало в могиле.

«Расскажи, что случилось. Как тебя убили?»

«Я услышал, что лодки с людьми не уехали, что они пристали дальше. Я пошел туда, чтобы прогнать их насовсем. А потом… Не понимаю… Что-то было натянуто между деревьями, я не увидел, сильно спешил… Я задел это ногой. Потом – свет, гром, боль!..»

«А потом пришла я. – «Голос» в голове Сейда, казалось, ничуть не изменился, но пес понял, что это «говорит» уже самка «большеногого». – Он умирал, но еще не умер. И успел передать мне свою сущность. А теперь я закопаю его тело и пойду по следу людей».

«Зачем?» – удивился Сейд.

«Чтобы убить их».

«Не надо!.. Тебе сейчас нужно думать о ребенке».

«Но они не должны жить. И я убью их за то, что они сделали!

И для того, чтобы они больше не убили никого».

«Нет, – помотал головой Сейд. – Не делай этого. Ты же видишь – эти люди подлые и хитрые. Они могут убить тебя снова. Но теперь уже вас обоих. Нет, даже вас троих!»

«Но тогда они останутся живы! Это плохо. Неправильно!»

«Ты ведь умеешь видеть, что будет, – вспомнил Сейд. – Посмотри, что случится с этими людьми».

«Нужно что-нибудь сейчас, что будет вместе с этими людьми потом. А такого здесь нет».

«Все равно не иди за ними, возвращайся к своим. За теми людьми пригляжу я. Они охотятся на моих друзей, так что нам все равно придется иметь с ними дело. И мы постараемся их убить. Я постараюсь».

Великанша «промолчала» и вновь принялась закапывать яму. Сейд же решил посмотреть, что именно стало причиной гибели «большеногого». Ему пришлось пробежать совсем немного, как он увидел переломленное дерево и кровавое пятно на земле неподалеку. Пес стал кружиться вокруг и нашел обрывок нити, привязанный к росшей неподалеку березе… Очень прочной и почти прозрачной нити – Сейд такой раньше не видел. Наверняка второй ее конец был до этого привязан к чему-то, что крепилось на сломанном сейчас дереве, а когда «большеногий» случайно дернул за нить, это «что-то» взорвалось и убило его.

– Граната, – сказала слушающая рассказ Сейда Надя. – Они сделали растяжку.

– А нитью, скорее всего, была рыболовная леска, – добавил Гор. – Наверное, она была в лодках – на них ведь как раз на рыбалку раньше и ездили.

Сейд кивнул и продолжил рассказ. Он поведал о том, что после этой находки решил покрутиться возле этого места, поскольку подозревал, что такая растяжка могла быть не единственной. Так и оказалось – он нашел еще две. Поэтому он вернулся к большеногой великанше и предупредил ее об опасности.

«Хорошо, – ответила та (а может, это была «сущность» ее «супруга»). – Я буду кидать в эти нити палками, пока не вспыхнет и не громыхнет то, что несет смерть, чтобы больше никто не мог погибнуть случайно».

«Только ты подальше отойди, когда станешь кидать палки!» – «сказал» Сейд.

После этого он побежал назад, к пещере.


Когда пес закончил «рассказ» и, как обычно, замер каменным изваянием, такими же изваяниями на какое-то время стали и Надя с Гором – каждый из них переваривал «услышанное».

Первым не выдержал старый варвар.

– Это что же получается?.. Какой-то мутант ради нас смерть принял, а свои же, люди, нас ни за что извести хотят. Вот где мир-то перевернулся вконец, вот где самый-то апокалипсис и есть!

– «Большеногий» – не совсем «какой-то», – поправила старика Надя. – И, скорее всего, не мутант. Мы ведь рассказывали вам, что уже встречались с ним… И, кстати, в тот раз он нас тоже убить хотел.

– Это я помню. Но тот раз – другое дело! Там ошибка с его стороны случилась. А сейчас он сознательно нам помогал. И мог, когда бандиты уплыли, с чистой совестью домой уйти – прогнал ведь, свое дело сделал. Мало ли, зачем они потом снова пристали, – может, им с пережитого страху в кусты приспичило!.. А он, вишь, решил убедиться, проверить, довести дело до конца. Потому что совесть есть – даром, что не человек.

– Хорошо, что он не совсем погиб, – вздохнула девушка. – То есть, совсем, конечно, но в то же время вроде и живет…

– Ага, – перебил ее Гор. – Как раньше говорили: в сердцах и памяти!.. Это разве жизнь для мужика-то – в бабском теле оказаться?.. – Старик с досадой махнул рукой.

– Ну, хоть как-то… – пожала плечами Надя, потом представила, что было бы, если бы Нанас сейчас умер, но его «сущность» перешла к ней в сознание, и, содрогнувшись, быстро перевела разговор на другую тему: – Для нас куда хуже другое – бандиты продолжают гнаться за нами! А мы тут расселись…

– Еще не факт, что они нас найдут, – не очень уверенно проговорил бывший варвар. – Они же не прямо сюда поднимаются. Да и вход в нашу пещеру издалека не видно. Будем сидеть и надеяться на лучшее – что еще остается? А Сейд станет поглядывать за бандитами; если те сюда все же полезут – станем отбиваться.

– Отбиваться?.. – фыркнула Надя. – Да им стоит сюда гранату кинуть – вот мы и наотбивались! И потом, сколько мы тут станем сидеть? А Нанас умирает! Нет, так нельзя.

– А как можно? Ладно, пусть вам с Сейдом и удастся проскользнуть незамеченными, но как мы тут с Нанасом будем? Если нас с ним найдут – это уж точно нам крышка.

Надя призадумалась, то и дело поглядывая в черную глубину пещеры.

– А что, если нам пойти дальше? – озвучила она наконец свои мысли. – Хуже вряд ли будет, а там, может, спрятаться есть где…

«Я проверю», – сорвался с места Сейд и, не дожидаясь согласия людей, быстро растворился в темноте.

Вернулся он довольно быстро и выглядел слегка обескураженным.

– Что, тупик?.. – внутренне похолодела Надя.

«Нет. Наоборот. Там много ответвлений».

– Так это же хорошо! – облегченно выдохнула девушка.

– Есть где спрятаться, значит, – поддержал ее Гор.

«Это хорошо, – кивнул Сейд. – Плохо другое. Я не чую, куда нужно идти. Путаюсь там, как щенок…»

– Я же говорил вам, – подхватился старый варвар, – что эти пещеры непростые! Сказки сказками, а ведь их тоже не просто так люди складывают.

– И что же теперь, сидеть здесь и дожидаться, пока нас найдут бандиты? – нахмурилась Надя. – Или пока Нанас… – Договаривать она не стала, поскольку от одной только мысли об этом ей сделалось так страшно, что вероятность заблудиться в подземном лабиринте показалась всего лишь мелкой неприятностью. – Я предлагаю идти дальше. И очень прошу вас, Алексей, не оставлять меня…

– Да чего ты и мелешь-то?! – явно обидевшись, перебил ее Гор. – Куда я тебя… вас с Нанасом брошу?.. Ты еще скажи, чтобы я бандитам сдался и сказал, где вы прячетесь!..

– Не скажу! – обняла засопевшего старика Надя. – Не сердитесь на меня, Алексей, ладно? Просто мне сейчас… мне так плохо…

У девушки, неожиданно для нее самой, покатились вдруг по щекам слезы и затряслись плечи. Теперь пришла очередь Гора утешать ее.

– Ну-ну, – прижав к груди Надину голову, он стал гладить ее заскорузлыми, скрюченными пальцами. – Не надо, не плачь, все хорошо будет!.. И я с тобой, и Сейд вон…

– И Нанас… – проговорила сквозь всхлипывания Надя.

– Само собой, – затряс седой бородой старик. – Он-то – само собой, как иначе?


Глава 11
Видение и нападение

Конечно же все согласились идти дальше. Хотя, кто, собственно, «все»? Решение приняла Надя, Гор с ней согласился, Нанас по-прежнему находился в коме, а Сейд не то чтобы не имел «права голоса» – к его мнению прислушивались всегда и очень охотно, – но он на это право и не претендовал. Вероятно, пес думал примерно так: я вызвался помогать, а не командовать.

Сейчас же Сейд – опять же безо всяких «согласований» – возглавил процессию, что, разумеется, было логичным, поскольку хоть он и пожаловался на потерю чутья, все равно имел этого чутья куда больше, чем люди, которые в окружившей их полной темноте ориентировались совсем плохо.

И бывший варвар сразу прокомментировал это обстоятельство:

– Вот ведь старый я дурень! Знал же, что в пещеры пойдем, а факелов и не подумал сделать! Может, вернусь я по-быстрому, хоть парочку добуду, а?.. Из сосенки посмолистей.

– По-быстрому у вас не получится, – отмахнулась Надя. – Да и опасно это. Придется ведь к лесу спускаться, и бандиты могут вас сверху увидеть. У меня бы, конечно, быстрей получилось, но в невидимку и я не умею превращаться.

– А у Сейда рук нет, чтобы факелы вырубить, – соглашаясь с ней, вздохнул Гор. – Эх, дурень я, дурень! И о чем раньше думал?

– Да не переживайте вы так! Все равно бы мы не смогли сейчас факелами воспользоваться.

– Почему это? – удивился старик. – Зажигалки имеются.

– Так у нас же руки заняты, – улыбнулась в темноту девушка. – Мы ведь не смогли бы одной рукой носилки нести, а у Сейда, как вы верно заметили, и вовсе рук нет.

– Эх, вот говорю же, что дурень я! – окончательно расстроился Гор. – Выжил совсем из ума на старости лет.

– Да не наговаривайте вы на себя! В такой ситуации, что мы оказались, и у молодого бы мозги набекрень съехали. Вот я тоже сейчас об одной оплошности вспомнила: надо бы было у входа в пещеру тоже растяжку с гранатой поставить, чтобы эти гады, если полезут сюда, на нее напоролись. Кстати, пока недалеко ушли, может, я вернусь и поставлю?

– Не одобряю твою идею, – ответил старик и, не дожидаясь уточняющего вопроса, пояснил: – Ну, убьет та граната одного-двух, пусть даже и троих, но уж всяко не всех. Зато они будут точно знать, что мы здесь, да еще и обозлятся, станут искать, пока не найдут. А еще, если бандиты все ж сюда не доберутся, то от гранаты этой может и кто безвинный пострадать. Пусть и зверушка какая – все одно жалко.

Надя подумала, что иная «зверушка» тоже вполне может такой оказаться, что и против нее растяжка бы ничуть не помешала. Но она промолчала, понимая, что в целом старый варвар был конечно же прав.

А потом подал «голос» и Сейд:

«Сейчас справа будут два ответвления. Будем сворачивать?»

– По-моему, пока не стоит, – ответила Надя. – Мы еще недалеко отошли. Если бандиты сюда за нами сунутся и увидят эти ответвления, но наверняка первым делом их проверят. Алексей, а вы как думаете?

– Да тоже, как и ты. Их много, они и разделиться смогут, уж точно те ветки, что поблизости, не пропустят. Ты лучше скажи, Сейд, следующие-то…

Не договорив, Гор вдруг испуганно вскрикнул, и Надя, которая шла впереди носилок, почувствовала, как жерди в ее руках дернулись, а потом их задние концы ударились о каменный пол. Девушка быстро, чтобы Нанас не скатился, опустила свой край носилок и позвала назад, в темноту:

– Алексей! Что с вами?

В ответ она ничего не услышала. Впрочем, нет… Девушка уловила негромкое шуршание, словно по камням волокли что-то большое и тяжелое. «Не что-то, а кого-то», – тут же промелькнула заставившая ее вздрогнуть мысль, и Надя закричала:

– Сейд! Беда! Что-то с Гором!.. По-моему, его кто-то схватил и тащит в боковой проход!

Оказалось, что пес и сам понял это. Мало того, он уже умудрился проскользнуть мимо Нади и преследовал сейчас неведомого похитителя по уходящей направо ветке.

«Оставайся с Нанасом! – «услышала» девушка. – Этого я догоню, но их может быть несколько. Приготовь оружие».

«А кто это?!» – почувствовав, как побежали по коже мурашки, не осмелилась выкрикнуть вслух девушка.

«Пока не знаю. Не мешай, я уже близко».

Надя машинально закивала, хотя из-за отсутствия хотя бы одной искорки света пес не смог бы это увидеть, даже если бы сидел возле нее. Она достала из кармана отданный ей Гором селивановский «макаров» и сняла пистолет с предохранителя. Осознала при этом, что ее руки мелко дрожат, и недовольно нахмурилась. Разумеется, тут затрясло бы любого, но сейчас она не могла себе позволить паники – от ее самообладания зависела не только ее жизнь; самое главное, от этого зависела сейчас и без того повисшая на волоске жизнь ее любимого мужа. Вспомнив о Нанасе, Надя почувствовала себя куда уверенней, словно тот одним лишь своим присутствием поддержал ее. «А может, в какой-то степени так оно и есть?» – подумалось вдруг девушке. Если люди умеют мысленно разговаривать даже с собаками, пусть и разумными, то почему бы им не научиться общаться так и между собой? Хотя бы с родными, любимыми, близкими…


Переключившись на посторонние мысли, Надя не заметила, как ее невольный страх, переживания за жизни Гора и Нанаса, вызванное всем этим возбуждение внезапно сменились на полную умиротворенность, почти безразличие к происходящему, словно она находилась сейчас вовсе не в жутком темном подземелье, а где-то далеко-далеко – в полной безопасности и покое. Девушка прислонилась спиной к влажной холодной стене и медленно сползла по ней на каменный пол, чувствуя себя невероятно счастливой.

Теперь там, где она оказалась, уже не было темноты. Света там, впрочем, не было тоже, но это совершенно не пугало Надю. Она знала сейчас только одно: именно так и должно быть, с ней происходит то, о чем лишь и стоит хотеть. Тем более, наслаждаться ее состоянием девушке не мешало уже ничто – она не только не различала сейчас света и тьмы, не только перестала слышать звуки, чувствовать тепло и холод – для нее исчезли любые ощущения вообще – те, что дают человеку его органы чувств. Потому что – и она осознала это также без доли удивления и тревоги – у нее просто не стало этих самых органов, как перестало существовать и само ее тело. Надю окружало теперь безмятежное ничто, и сама она, став никем, превратилась в его неотъемлемую часть, хотя то, чего не существует, не может конечно же делиться на части. Но и это ее сейчас совершенно не беспокоило.

Времени не стало тоже. Не стало совсем ничего, кроме всепоглощающего покоя и счастья, и если бы Надя могла сейчас рассуждать так же, как прежде, то удивилась бы очевидному противоречию: если ее больше нет, то она не должна ощущать и этого. Но рассуждать, да и вообще по-настоящему мыслить она сейчас не только не могла, но и совершенно не хотела. Сознание, разум – вот что превращает покой и порядок небытия в хаос непредсказуемости существования.

И, поскольку удивляться Надя не могла теперь тоже, не удивилась она и тому, что увидела перед собой женщину и услышала ее голос. Зато она сразу же узнала эту женщину, хотя и видела ее только на фотографиях, да и то всего лишь на двух – на свадебной и на фото из паспорта. Это была ее мама…

Сразу забылось все – и то, что вокруг ничего нет, и то, что не существует ее самой… Может, и видела Надя сейчас вовсе не глазами – разве могла она обращать внимание на такие мелочи? Перед ней была та, о невозможности встречи с которой она сожалела всю свою жизнь!..

– Как ты? – улыбнувшись, спросила мама. – Скучала по мне?

И снова абсолютно неважным было, как и чем она смогла услышать эти слова. Главное, она их слышала; слышала тот самый голос, который, казалось, узнала бы из тысяч, хоть и прозвучал он сейчас для нее впервые.

– Я… хорошо… – вновь непонятно чем и как ответила Надя. – Вернее, плохо… но… это неважно… Как ты?

– Я хорошо, – словно эхо, прозвучали мамины слова. – Теперь, когда вижу тебя, совсем хорошо.

– Но почему? – вспомнила вдруг она. – Почему ты видишь меня, а я тебя? Здесь было совсем темно…

– Даже в кромешной тьме можно найти путь к свету.

– А папа? Он ведь с тобой?..

– Папа?.. Конечно же нет. Как же он может быть со мной, если он еще там?

– Там?.. Где это – там? И где же тогда сейчас я? И ты?.. И почему мы… ты здесь?

– Мы сейчас там, где каждой из нас и полагается быть, – вновь улыбнулась мама. – Но я еще и с тобой, в тебе, потому что ты – моя часть. Разве ты не знала этого раньше?

– Я… не знала… – запнулась Надя. – Но я чувствовала что-то, я даже узнала твой голос!.. Только не могу понять, почему я тебя вижу и слышу? Я что, умерла?

– Нет, доченька, ты жива, но ты сейчас в таком месте, где все не так… не совсем так, как ты привыкла. Там даже очень далекое близко, и там не всегда работают законы и правила, кроме самых главных.

– А какое самое главное правило?

– Быть собой. Верить в себя. Не изменять себе.

– А другим? Другим изменять можно? Тому, кого любишь?.. – непонятно почему спросила вдруг Надя.

– Если любовь настоящая, тогда тот, кого любишь, – тоже часть тебя.

– А что будет, если изменишь себе?

– Перестанешь быть собой, это же очевидно.

– А когда… теряешь того, кого любишь?.. Как жить тогда? Это очень… страшно?..

– Спросишь у папы, когда увидишься с ним, – вновь озарила мамино лицо улыбка. – Хотя, если любишь по-настоящему, то и смерть – не потеря.

– Ты опять говоришь о папе так, словно он жив!..


«Он жив! Он жив! – застучали, забились в Надиной голове слова. – Гранату! Скорей!.. Что с тобой? Очнись!»

Да, у нее снова была голова… И тело… И ее вновь окружала темнота – обычная, видимая, если так можно сказать о темноте. А «голос» был теперь вовсе не мамин, да и самой мамы нигде больше не было.

«Что с тобой?! Очнись! Поднимайся!» – вновь «зазвучало» в голове девушки, и наконец-то она сообразила, что к ней обращается Сейд, который вовсю «бодал» ее большой круглой головой, пытаясь привести в чувство.

Надя поняла, что лежит на каменном полу, прижавшись лбом к холодной стене туннеля.

– Все, все, встаю! – едва ворочая пересохшим языком, ответила она псу и поднялась сперва на колени, а потом, опираясь о шероховатый камень и удивившись, что до сих пор сжимает в руке пистолет, встала на ноги. – Где Гор? Ты нашел его?

«Он здесь! Не может пока говорить, но он жив. Я отбил его, но это… оно осталось там, но возвращается сюда! Оно стало осторожней, но я его уже слышу… Приготовь гранату, я скажу, когда нужно бросить».

Надя поспешно скинула рюкзак и достала одну из трех «РГД-5». Прижала пальцами рычаг, взялась за кольцо, но выдергивать пока не стала. Тем более, что…

– А куда я ее стану бросать? Я же ничего не вижу!

«Проход рядом, коснись рукой стены и пройди немного вперед».

Девушка, переложив в левую ладонь гранату, правой дотронулась до шероховатого, влажного камня и, сделав несколько осторожных шагов, почувствовала, как рука провалилась в пустоту. Ощупав края прохода, она убедилась, что стоит ровно по его центру, и спросила:

– Ветка идет прямо? Если я брошу туда гранату, она не отскочит к нам назад?

«Не отскочит. Там есть повороты, но дальше. Только сама отойди, когда бросишь».

Надя хотела еще спросить, кому именно предназначен «гостинец», но Сейд «заговорил» снова:

«Приготовься! Теперь скоро! – Пес ненадолго «замолчал» и, когда она уже сама отчетливо услышала впереди негромкое шуршание, «выкрикнул»: – Бросай!»

Девушка отжала стопорные «усики», выдернула кольцо и, швырнув «эргэдэшку» в темноту, отпрянула назад, под защиту стены туннеля.

Взрыв, раздавшийся, казалось, совсем рядом, оглушил настолько, а вспышка света так шарахнула по отвыкшим от света глазам, что Надя на какое-то время вновь выпала из реальности. Правда, теперь она умудрилась устоять на ногах, да и никакие видения ее больше не посещали, разве что долго еще перед глазами плыли радужные пятна, а в ушах стоял звон.

Она бы, наверное, приходила в себя еще дольше, если бы не вздрогнула от истошного вопля – почти визга – Гора:

– Уберите с меня эту тварь!!! Уберите!!!

– Что?.. Где?! – бросилась на голос девушка, выставив перед собой ствол «макарова».

«Стой! – непонятно кому «сказал» Сейд. – Не шевелись! Сейчас я сниму. Это только огрызок».

Судя по всему, обращался пес все-таки к Гору, но Надя замерла тоже. Да и чем она могла помочь, если все равно ничего не видела? К ней пришло запоздалое сожаление, что она не догадалась взять в этот поход хотя бы пару фонариков, тех самых, что нашлись на складе в Видяеве, – для их работы не нужны были батарейки, которые за столько лет все равно бы не сохранились; достаточно было нажимать на специальный рычаг, раскручивающий маховик, который вырабатывал энергию по принципу динамо-машины. Но кто же мог знать, что в разгар полярного дня, когда круглые сутки не заходит солнце, они могут оказаться в кромешной темноте?

О том, что придется путешествовать в каменных лабиринтах пещер, никому и в голову прийти не могло!

Впрочем, девушка вспомнила, что какой-никакой источник света у нее все же имеется. Конечно, зажигалку она брала с собой не для того, чтобы ею светить, а лишь для разведения костра, но сейчас она вполне могла сгодиться и для освещения. В конце концов, даже если в ней и кончится бензин, еще одна должна быть у Гора, ну а у Нанаса и вовсе есть кремень с кресалом, с которыми он не расстается, так что костер развести найдется чем.

Язычок пламени вспыхнул в тот самый момент, когда Сейд вцепился зубами в метровый обрывок белесого, похожего на пожарный рукав шланга, который непонятным образом держался на груди дергающегося от ужаса старика. Раздался тошнотворный хруст, пес отскочил, не разжимая челюстей, и теперь «шланг» стал извиваться, подобно змее, пытаясь захлестнуть короткую собачью шею. Сейд наклонил голову, разжал зубы, но стоило «змее» выпасть из его пасти на каменный пол, тут же наступил на нее передними лапами и еще пару раз сжал челюсти на белесом «рукаве». Тот вдруг разделился пополам, оба полуметровых куска подергались еще несколько мгновений и замерли.

Надя тряхнула рукой, гася зажигалку – слишком уж та стала горячей, – и спросила:

– Что это за мерзость? Это она напала на Гора? Но как она смогла его утащить?

– Она была длинней раз в десять!.. – хрипло ответил старик и, постанывая, закашлялся. Потом, отдуваясь, просипел: – Так мне грудь сдавила – думал, ребра треснут.

Девушка на ощупь приблизилась к псу и рискнула еще раз ненадолго зажечь зажигалку. И ей опять показалось, что перед Сейдом лежат обрывки пожарного шланга. Однако присев и приглядевшись внимательно, она заметила тянущуюся вдоль каждого «рукава» темную полоску бахромы, которая при еще более пристальном рассмотрении оказалась множеством коротеньких, заканчивающихся острыми черными коготками ножек. Больше ничего Надя разглядеть не успела – зажигалка вновь накалилась, обжигая пальцы, – но зато природу этого мерзкого создания, кажется, понял знакомый с ним несколько дольше и «ближе» Сейд.

«Каждый такой «червяк» может жить и охотиться сам по себе, – ответил пес на не высказанный вслух вопрос девушки. – Живности в пещерах и туннелях, думаю, не так много, крупному существу прокормиться трудно, да и ловить тех же мышей проще, когда ты сам небольшой и шустрый. Но если встречается дичь покрупнее, тогда эти «червяки» объединяются и становятся большой «змеей». У «червяков» слишком мелкие зубы, чтобы загрызть кого-то большого, а «змея» может обвить его и задушить».

– Она и раздавить может, не только задушить!.. – прохрипел Гор и снова закашлялся.

– Но как они объединяются? – удивилась Надя. – Каждый хватает другого зубами за хвост, что ли?

«Наоборот. Каждый сует другому голову в задний проход. Голова у них чуть более выпуклая, чем все тело, и мышцы заднего прохода сжимаются вокруг нее. Получается очень крепко».

– Получается очень мерзко!.. – насилу преодолев рвотный позыв, с трудом выговорила Надя.

– Голову в задницу? Оригинально! – со злорадным смешком произнес Гор и вновь зашелся надсадным кашлем.


Глава 12
Удивительное открытие

Надя не знала, стоит ли рассказывать Гору и Сейду о своем разговоре с мамой. Поначалу эта «встреча» казалась ей очень реальной, но чем дальше она думала, тем сильнее начинала в этом сомневаться. Ну в самом деле, не побывала же она на том свете, или где там… в «царстве мертвых», в «Нижнем мире»?.. С чего бы вдруг? Да и то, что оттуда сюда можно запросто приходить, – тоже маловероятно. Тем более, во все эти загробные миры Надя не верила – мичман Никошин был убежденным атеистом и воспитывал ее соответственно. Правда, после того, что она успела повидать за последние месяцы вне военно-морской базы, кое-что в ее мировоззрении поменялось, но, в конце-то концов, не настолько же!

Вспомнив мичмана Никошина, девушка задумалась: а как бы сам батя объяснил то, что произошло только что с ней? И, взглянув на ситуацию его глазами, Надя пришла к выводу, что, как ни стыдно в этом признаваться, она всего-навсего хлопнулась в обморок от нервного и физического переутомления. А все увиденное и услышанное – обыкновенная галлюцинация, или, говоря по-простому, бред. «Быть собой, верить в себя, не изменять себе» – правила, конечно, хорошие и даже красивые, но до них она вполне могла додуматься и сама; наверняка они и без всяких «загробных пришельцев» давно отложились в ее подсознании. А то, что место это необычное, она тоже уже поняла безо всяких подсказок. Вот только насчет того, что здесь «даже очень далекое близко», она все-таки сильно сомневалась. Ну так бред – на то он и бред. Впрочем, и наяву порой начинаешь верить в придуманное самой же.

Надя вспомнила, как в детстве, лет в шесть-семь, она очень мечтала, чтобы у нее были друзья. Особенно, когда батя был занят и ей не с кем было играть. И тогда она выдумала себе подругу. Такую же девочку, как она сама. Звали ее Таня Тюрина. И эта девочка стала для Нади почти реальным человеком. Они разговаривали, играли, порой даже ссорились… Играли преимущественно в карты, в «Пьяницу». И почему-то так получалось, что чаще выигрывала Таня. Однажды, оставшись «пьяницей» восемь раз кряду, Надя так обиделась на подругу, что не разговаривала с ней несколько дней! И обида эта была вполне настоящей, словно реальной была и сама Таня Тюрина, несмотря на то, что Надя прекрасно понимала истинное положение вещей.

Вспомнив эту давнюю историю, девушка задумалась. Таня предстала перед ее глазами, будто они и впрямь когда-то играли вместе. Подумалось даже: «Интересно, а какой она стала теперь? Смогли бы мы с ней опять подружиться?» Тут Надя опомнилась и тряхнула головой, отгоняя наваждение. Вот, что и требовалось доказать!


Короче говоря, рассказывать о своем «приключении» друзьям она передумала. Вместо этого спросила:

– Ну так что, двинули дальше? Алексей, вы как, идти сможете?

– Смогу… – кашлянул старик. – Если не очень долго.

– Я думаю, сильно долго и не стоит. Нужно только решить, мы по основному туннелю пойдем или в какое-нибудь ответвление свернем?

– Что-то мне больше в ответвления не хочется… – пробубнил Гор.

– Да может, и верно, – подумав, сказала девушка. – В конце концов, если нас станут упорно искать, то найдут и там. А отбиваться – какая разница, где?.. И потом, если по логике, прямая дорога всегда короче…

Сказала и закусила губу. Какая дорога? Куда?.. То, что они залезли в эту нору, еще не значит, что они приблизились к цели. Глупо думать, что туннель пронизывает горную систему Ловозерских тундр насквозь. Так что, как ни крути, все равно придется оставлять здесь Нанаса со стариком, а им с Сейдом выбираться назад и идти через верх к сыйту. Риск нарваться на бандитов очень велик, но иного выхода – во всех смыслах – все равно нет. И все же, все же… Как же она сможет оставить тут Нанаса с такой ненадежной защитой? Гор и без того не блистал силой, а после встречи с «головозадой кишкой» и вовсе едва держится на ногах. Впрочем, если бандиты нагрянут после того, как она и Сейд уйдут, то старику все равно не отбиться – будь он хоть трижды здоров. Надя, безусловно, понимала, что не отбиться им и вдвоем, не считая собаки, но все же предпочла бы оказаться в последние минуты рядом с Нанасом…

«Э-э!.. – одернула себя девушка. – А ну перестань дурковать! Нечего тут панихиду разводить! Ишь, последние минуты!.. А ну – ноги в руки, шагом марш!»

Тут ей вспомнились мамины слова из недавнего видения: «Даже в кромешной тьме можно найти путь к свету». И Наде вдруг сделалось так хорошо и спокойно, словно она уже нашла этот путь.

– Спасибо, мама, – беззвучно, одними губами прошептала она, а потом скомандовала почти бодрым голосом: – Беремся за носилки, Алексей! Раз, два – взяли! А теперь вперед и… можно без песен.

* * *

Шли они, как показалось Наде, целую вечность, а ведь продвинулись вперед, по самым оптимистичным прикидкам, едва ли на полкилометра. Но, если учесть дикую усталость вкупе с неважным, мягко говоря, самочувствием Гора, и это был подвиг.

Наконец старик не выдержал.

– Все… – выдохнул он. – Я больше не могу…

Надя почувствовала, что задний конец носилок стал опускаться, и поспешила присесть, чтобы Нанас не съехал на землю. Но выпускать из рук жерди не стала, попросила Гора:

– Алексей, давайте только поставим носилки к стене, а то сами же еще и наступим на Нанаса.

Старик с тяжелым вздохом снова поднял свой край носилок. То же сделала и Надя. Затем они осторожно шагнули в сторону. Сделали еще шажок, еще… Стены все не было, и задний край носилок опять стал опускаться, поэтому Надя, пожалев Гора, решила опустить свою ношу на пол.

– Надо же, – выпрямившись, сказала она. – Проход расширился.

Сказала – и только теперь заметила, что слова ее прозвучали необычно гулко, с подобием эха, словно она находилась в большом зале с высокими потолками. Или в пещере…

– Сейд! – позвала девушка. – Где мы? Это пещера? Грот?.. Отсюда есть еще выходы?

«Да, – ответил пес. – Пещера. И в ней светлей, чем было раньше, видишь?»

Надя поморгала, но никакого света, как ни старалась, не увидела. Потом догадалась поднести к лицу руку и действительно сумела разглядеть перед носом нечто более светлое, чем все остальное вокруг.

– Так это что получается – где-то недалеко выход? Но этого не может быть, мы не могли пересечь горный массив. И подъема не было, чтобы выйти куда-то наверх…

– Может, просто глубокая трещина сверху, – произнес с одышкой Гор. – Или в какую-нибудь расщелину выход.

– Ты, Сейдушка, сходи, пожалуйста, выясни, откуда все-таки идет свет, – обратилась к псу девушка. – Я понимаю, что ты тоже устал, но лучше быть в курсе, мало ли что… А вернешься – поедим и будем думать, что делать дальше.

«Я не устал, – фыркнул Сейд. – Сейчас я все узнаю».

Пес убежал, а Надя, опустившись на колени перед носилками, убедилась, что сердце Нанаса бьется, достала флягу и стала пытаться напоить мужа. Вода, судя по звуку, проливалась мимо, ни одного глотка раненый так и не сделал.

– Ты только не умирай, родненький!.. – припала к груди любимого девушка, чувствуя, как становится мокрым от слез лицо. – Только не умирай, пожалуйста! Как я без тебя?.. Потерпи еще немного…

– Ты это… того… – забормотал поблизости Гор. – Не убивайся зазря. Живой ведь он, и еще поживет… Давай лучше и впрямь его к стенке придвинем, я ее нащупал, вот она, рядом.

Но перенести Нанаса они не успели – неожиданно быстро вернулся Сейд.

«Тут рядом другая пещера, там света еще больше. Лучше перейти туда».

– Алексей, вы сможете? – спросила Надя.

– Смогу… Недалеко если.

«Недалеко», – «сказал» Сейд.


Соседняя пещера и впрямь оказалась освещенной настолько, что можно было видеть не только поднесенную к глазам руку, но и друг друга. Правда, дальний ее конец по-прежнему тонул в темноте, зато в другом отчетливо светлело отверстие выхода.

– Ты смотрел, куда он ведет? – кивнула в сторону прохода Надя.

«Еще нет, я сразу вернулся к вам», – ответил пес.

Девушка нахмурилась. Что, если там их поджидает опасность? И, возможно, еще большая, чем оставшиеся где-то позади бандиты. Но Сейд уже и сам, не дожидаясь ее просьбы, споро потрусил к отверстию.

На этот раз он вернулся еще раньше. Вбежав в пещеру, сразу сел и затряс головой, словно в уши ему попала вода.

– Что с тобой? – удивилась странному поведению пса Надя.

Тот ответил не сразу. Но то, что он «сказал», показалось девушке настолько невероятным, что она попросила пса повторить.

«Там Сейдозеро, – снова «произнес» Сейд. – И сыйт отсюда совсем близко».

– Но этого не может быть! – воскликнула девушка. – Просто никак не может! Ты ошибся. Наверное, мы не заметили, как туннель повернул, и вышли к тому озеру, по которому сюда приплыли, – к Ловозеру!

«Нет, – снова затряс головой пес. – Я знаю, что этого не может быть, но я не ошибся. Я хорошо помню эти места. Это Сейдозеро. Саамский сыйт здесь рядом».

Надю перестали держать ноги; она медленно опустилась на каменный пол. В голове у нее творился настоящий кавардак. Что же это такое? Как получилось, что, пройдя совсем немного, вряд ли больше километра, ну пусть двух, они на деле покрыли расстояние в десять раз больше?!.. Не верить Сейду было глупо, он и впрямь прекрасно знал здешние места, но и не верить карте было не менее глупо. А Надя хорошо помнила, что горный кряж Ловозерских тундр простирался с севера на юг более чем на двадцать километров! Сейдозеро вдавалось в него почти посередине, немного ближе к южной стороне. Все равно от того места, где они зашли в пещеру, до него было никак не меньше десяти километров. И никоим образом они этот путь пройти не могли!..

И тут в голове у нее, словно наяву, прозвучали слова мамы из последнего видения: «Там даже очень далекое близко, и там не всегда работают законы и правила…» А ведь и Гор недавно говорил нечто подобное о здешних пещерах… Что-то вроде того, что пройдешь, бывает, немного, а попадаешь за десятки километров от входа.

Надя резко обернулась к старику. Но спрашивать у того ничего не пришлось, он и так уже все понял. Развел руками, закивал:

– Вот то-то и оно! А ты – Стругацкие!..

Сказать девушке было нечего – любые слова казались ей сейчас глупостью, потому что объяснить случившееся она все равно не могла – этому попросту не было разумного объяснения. Чудеса, колдовство, неизвестные, не открытые пока научные законы – какая, собственно, разница, что именно привело к тому, что цель, жизненно необходимая, но чрезвычайно труднодостижимая, оказалась вдруг совсем рядом – в нескольких сотнях метров? Обо всем этом можно будет подумать потом, когда поправится Нанас, а сейчас, коль уж судьба преподнесла такой щедрый подарок, им стоило немедленно воспользоваться, не теряя напрасно драгоценного времени. Единственное, на что Надя все же решила потратить десяток-другой минут, – это обед, пусть и без горячего – по-быстрому, всухомятку. Потому что она знала – сейчас ей будет нужно много сил, как физических, так и, в первую очередь, духовных, нервных, моральных – или как еще можно назвать то, что должно ей будет помочь в разговоре с нойдом Силаданом и его приближенными… Она во что бы то ни стало должна уговорить их начать лечение Нанаса! Если потребуется, то и с помощью угроз. Автомат девушка решила не брать, подумав, что вид оружия может сразу настроить против нее людей, а вот пистолет обязательно будет с ней. В любом случае, даже если дело примет критический оборот, просто так она недругам не дастся.

Покончив с «перекусом», Надя кивнула дожевывающему кусок мяса Сейду:

– Ну что, готов? Проводишь меня до сыйта, а сам где-нибудь спрячешься, подождешь моего возвращения. Думаю, самому тебе в сыйт лучше не соваться, ни к чему лишний раз злить Силадана. Да и кто его знает, не захочет ли он завершить то, что не удалось сделать зимой?

«Я готов», – ответил пес и затрусил уже было к выходу из пещеры, но тут встрепенулся Гор:

– Погодите-ка! Вот теперь-то, думаю, в самый раз будет завалить тоннель. А то, пока вы ходите, до нас бандиты доберутся, раз тут так близко оказалось.

– Вы предлагаете подорвать проход гранатами? – нахмурилась Надя. – А вдруг силы взрыва не хватит? Гранат всего две, и заряд в «эргэдэшках» не особо мощный.

– Попробовать все равно стоит. Если завалить тоннель, то мы с Нанасом, считай, будем в полной безопасности… По крайней мере, от бандитов. В обход они когда еще сюда дойдут, если вообще идти надумают, – они же не знают про сыйт и что мы к нему собрались. Увидят завал – да и вернутся восвояси.

– Ну хорошо, – немного подумав, ответила девушка. – Тут вы, конечно, правы. Я попробую.

– Вместе попробуем.

– Но вы же не смо… Вы плохо себя чувствуете!

– Нормально я себя чувствую. Грудь уже почти не болит – так, ребра только еще ноют маленько. Но хоть дышать стало можно, кашель отпустил.

Кашлять Гор действительно перестал. Однако Надя все еще сомневалась в силах старика.

– Ну, даже не знаю… Если вы действительно нормально себя чувствуете, а не хорохоритесь, то я бы, конечно, была только рада, если бы вы пошли со мной, мне ваш совет может понадобиться.

Старый варвар, хоть и был очень уставшим, но от таких лестных слов тут же приободрился и, кряхтя, поднялся на ноги.


Надя решила не возвращаться далеко – там было темно, и определить, где лучше всего взорвать гранаты, оказалось бы затруднительно. Поэтому девушка и старик дошли лишь до прохода, который соединял две последние пещеры. Здесь хоть и стоял густой полумрак, но все-таки хотя бы что-то можно было разглядеть.

– Ищи углубления в камне, – сказал Наде Гор. – Лучше – широкую трещину, чтобы можно было туда уложить гранаты. Если мы просто кинем их в проход – толку, скорее всего, будет мало. Да и так-то… Эх, сюда бы динамиту!..

Но никакого динамита у них конечно же не было. Никому и в голову не могло прийти при подготовке к этому походу, что им придется чего-то взрывать. Так что оставалось надеяться лишь на удачу, а если уж называть вещи своими именами – то попросту на чудо. Однако попытаться все-таки стоило. В случае успеха одной, немалой, причем, проблемой стало бы меньше.

Правда, – и Надя это хорошо понимала, – таким образом они и себя лишали пути для отступления. Но в случае неудачных переговоров с Силаданом, даже если их всех не уничтожат тотчас же, отступать все равно не имело смысла – ведь тогда Нанас будет обречен, а жизни без любимого мужа Надя себе не представляла. Гору отступать тоже было некуда – старику просто не дойти до любого из ближайших людских поселений. Ну а Сейд, если ему удастся убежать, легко перевалит Ловозерские тундры и поверху, или обойдет их вдоль озера.

Поэтому девушка отбросила последние остатки сомнений и, напрягая зрение, стала разглядывать стены прохода в поисках подходящей трещины, помогая себе в этом руками.

– Ищи повыше, – подсказал Гор, – чтобы было больше шансов, что обвалится потолок.

Трещин в камне было много, но все они не превышали по толщине палец. Надя уже начала отчаиваться и, вспомнив вдруг недавнюю «встречу» с мамой, зашептала:

– Мама! Мамочка, помоги нам, пожалуйста! Я очень тебя прошу…

Неизвестно, была ли где-то там услышана ее «молитва», или удача в очередной раз решила повернуться к ним лицом, но едва девушка произнесла эти слова, старый варвар воскликнул вдруг:

– Есть! Есть трещина! Кулак в одном месте входит, должна и граната пройти.

– Только одна? – метнулась к старику Надя.

– Думаю, одна. Смотри сама…

Но «смотреть» в густом полумраке было проблематично – щель почти сливалась с темным камнем. Тогда девушка повела рукой по змеящейся снизу вверх трещине, и в том месте, где стена уже заканчивалась, перед тем как плавно перейти в потолок, ее пальцы нащупали расширение. Дальше расщелина опять сужалась и поверху бежала опять узкой, шириной с палец, змейкой. Однако Надя не поленилась и провела по ней до противоположной стены, в надежде, что там она вновь может расшириться. И такое расширение нашлось – правда, почти у самой земли. Но все-таки это была та же самая трещина, и девушка подумала, что, возможно, второй взрыв тоже не станет совсем уж бесполезным.

Надя поделилась своим открытием и соображениями с Гором, и старик ее поддержал. А потом шлепнул себя по лбу:

– Эх!.. А как мы их подорвем, эти гранаты?!.. Дернуть кольцо и бежать – так не успеем за четыре секунды, пусть даже за пять…

– Я бечевку взяла, – сказала Надя, вынимая из кармана моток.

– Откуда у тебя бечевка? – удивился Гор.

– Я на всякий случай ее в рюкзак положила – мало ли что-то связать-привязать придется. А сейчас специально достала, как раз чтобы к кольцам у гранат привязать.

– Ишь! Головастая!.. – поскреб лысину старый варвар. – А мои-то мозги ссохлись уже, медленней соображают.

Обе «эргэдэшки», к радости старика и девушки, вошли в трещину. Причем, одна вообще идеально – что называется, «внатяг». Вторая же болталась в расщелине, и ее пришлось расклинить мелкими камнями, чтобы она не вывалилась, когда бечевка потянет за кольцо.

– Веревку ты привязывай, – сказал Гор, – у тебя пальчики молодые. А то я своими крюками пока привязываю, так и кольцо раньше времени выдерну. И когда привяжешь – усики не забудь отогнуть, а то не выдернуть будет. Но осторожней только, а то…

Видимо, от волнения в старике активировалась повышенная говорливость. Однако Надя лишь улыбалась – ей это ничуть не мешало. Наоборот, стало как-то спокойней – она не одна, рядом есть человек, который переживает за нее, для которого они с Нанасом – почти родные люди. Да что там «почти» – родные и есть! Ведь столько уже пережито вместе – и в горе, и в радости; к тому же, кроме них у бывшего варвара не осталось ни одного близкого человека на свете.

– Все, – закончила Надя с гранатами. – Отходим.

Девушка стала медленно пятиться, осторожно пропуская между пальцами две нити бечевки. Еще когда она распускала моток, чтобы привязать его концы к гранатам, девушка подозревала, что его длины не хватит до пещеры. Вернее, полной длины бечевки хватило бы точно, но тогда пришлось бы привязать кольца «эргэдэшек» последовательно, а это показалось Наде не особо надежным, и она решила привязать каждое отдельно. Поэтому длина сократилась ровно вдвое, и ее, как и опасалась Надя, до пещеры не хватило. Всего каких-то пяти-шести метров, но не хватило!

И когда девушка, не доходя до спасительного укрытия, остановилась, Гор сразу же понял в чем дело.

– Давай сюда, – подошел он к ней, протягивая руку.

– Что давать?

– Веревки давай. А сама отправляйся в пещеру и уйди подальше за стену.

– А вы?

– А что я? Дерну, да тоже к тебе побегу.

– Вы не добежите, – нахмурилась Надя. – Вам за пять секунд не успеть, а за четыре – тем более. А я успею. Так что в пещеру отправляйтесь вы и ждите меня там.

– А вдруг замешкаешься, запнешься, еще чего?.. У тебя муж, вон, раненый, а у меня никого нет. И помру, так никто не заплачет.

– Как вам не стыдно? Как это «никого нет»? А мы?..

– Ну-у… – смущенно протянул старик.

– Вот вам и «ну». И вообще, погибать имеет какой-то смысл, когда иного выхода нет, когда от этого чьи-то жизни зависят. А по-глупому гибнуть – это… – Надя не смогла найти нужных слов и закончила резко, почти грубо: – Так что бросьте дурковать и – марш в пещеру!

Гор больше спорить не стал и молча удалился.

– Готовы? – выждав, пока стихнут его шаги, крикнула девушка.

– Готов, – отозвался Гор. – Ты только сразу беги, как дернешь!

– Нет, я сперва в носу поковыряю, – неслышно буркнула Надя, а потом, глубоко вздохнув, стала вполоборота к пещере и, приготовившись что есть сил рвануть с места, потянула за концы бечевки. Одна, и почти тут же вторая, натянулись, Надя дернула посильней – и обе нити тут же ослабли. Порваться они не могли, а значит – кольца выдернулись из запалов.

Девушка, словно выпущенная из лука стрела, полетела к спасительному входу в пещеру, благо что он выделялся перед ней пятном тусклого света. Ворвавшись в него, она тут же прыгнула в сторону, упала и покатилась к стене, ощутив всем телом, как дважды слегка дрогнул каменный пол, и вместе с этим услышав два почти одновременных громких хлопка, а сразу вслед за ними – грохот обвала.


Глава 13
Нежданная встреча

Проход завалило капитально, снизу доверху. Непонятно было, как далеко тянется завал, но в любом случае на его устранение требовалось время и немалые силы. Станут ли бандиты пытаться их прилагать, с учетом того, что завалить может и их самих, – еще вопрос. К тому же, в темноте им трудно будет определить, давно ли образовался этот завал, – ведь если давно, то смысла его разбирать нету вовсе.

Как бы то ни было, ждать нападения бандитов в ближайшее время не стоило, и это весьма успокаивало Надю. Наказав Гору следить за состоянием Нанаса (в чем было мало смысла, ведь оказать помощь старик все равно бы не смог) и давать ему пить, Надя сунула за брючный пояс пистолет, застегнула бушлат, поправила бандану и кивнула Сейду:

– Пошли!

– Ну, с богом! – напутствовал их бывший варвар.

«Бога нет», – хотела ответить девушка, но почему-то передумала, лишь шумно, будто собираясь нырнуть, вдохнула и уверенно зашагала к выходу.

* * *

Хоть небо вновь было затянуто облаками, дневной свет так больно хлестнул по глазам, что Надя зажмурилась. А когда открыла их снова, готова была зажмуриться вновь, но уже не от боли, а от раскинувшейся перед ней красоты. Лежавшая внизу вытянутая акватория озера казалась наполненной темным жемчугом каменной чашей, выстланной понизу изумрудным бархатом. Стенки чаши образовывали скалистые отроги гор, а зелень выстилающей ее ткани представлял собой лес. К такой первозданной, поистине божественной чистоте даже боязно было касаться, не то чтобы ходить, а уж тем более жить в ней.

Но, тем не менее, там определенно жили – это девушка разглядела почти сразу. Возле кромки леса, у самого озера, вдоль его края тянулась россыпь невысоких построек в форме четырехгранных пирамид, однако Надя разглядела и несколько тоже квадратных и не особо высоких, но похожих на деревянные срубы построек. Над некоторыми из этих жилищ вился к небу дымок – они явно были обитаемы.

Девушка почувствовала некоторое облегчение – саамский сыйт она нашла, теперь осталось лишь прийти туда и встретиться с нойдом Силаданом. И быть при этом паинькой, умницей-разумницей, ни в чем не перечить старшим (а лучше – вообще никому), а лишь просить-умолять, чтобы Нанасу оказали помощь.

Тут Наде пришла в голову оригинальная мысль: а что, если вообще не говорить, что ее раненый муж – это их бывший соплеменник? Ну вот – муж и муж, попал в беду, а тут как раз селение подвернулось, вот она и обратилась за помощью…

Поначалу эта мысль ей даже понравилась – ведь в самом деле, она могла ничего и не знать про взаимоотношения супруга с его сородичами в прошлом. И вообще могла не подозревать, что это как раз и есть его «родная деревня», ведь сам-то он без сознания и ничего ей по этому поводу сказать не мог. А уж когда Силадан придет с ней к раненому, тогда уже можно будет и разыграть удивление, но тогда и нойду будет, наверное, трудней отказаться, коли уж вызвался помочь.

Но, подумав еще немного, Надя все-таки решила играть в открытую. Во-первых, врать всегда хуже, чем говорить правду, да и трудней к тому же – надо всегда контролировать свои слова, да и держаться при этом соответственно. А из нее актриса никудышная, зато Силадан – далеко не дурак, к тому же колдун – какой-никакой психолог, и раскусит ее притворство сразу же. Да и, скажите на милость, откуда они вообще здесь взялись, если до ближайшего жилья почти сотня километров? В поход пошли? Свадебное путешествие в стиле «экстрим» решили устроить? Три раза «ха». Нет уж, раз пришли именно к сыйту – значит, знали, куда надо идти. А о сыйте, кроме тех, кто там непосредственно жил, знал только Нанас. Опять же, даже если вдруг случится чудо и Силадан поверит в ее сказку (сюжет которой она, кстати, даже приблизительно не может придумать – не о свадебном же путешествии и впрямь говорить?), то где гарантии, что, узнав Нанаса, он еще более не озлобится (тут-то он уж точно никаких сказок слушать не станет) и не только откажет в помощи, но и прикажет их тут же прикончить? Допустим даже, что они с Гором сумеют перестрелять всех «врагов» (вероятность этого весьма велика, автомат – это все-таки не луки да копья), но и тогда они своей цели не достигнут, ведь вылечить Нанаса будет некому.

Поэтому Надя твердо решила говорить только правду. Ну, почти правду. О том, что Нанаса ранил один из своих, можно и не уточнять, пусть это будет кто-то из бандитов. Почему-то девушке показалось неприятным, если Силадан узнает, как все было на самом деле. Ведь тогда придется говорить, и почему Селиванов это сделал, а уж этого она не хотела совсем. А если не сказать, тогда можно подумать, будто Нанас виноват во всем сам, что никак не укрепит в глазах соплеменников его и без того «подмоченную» репутацию. Нет, говорить о Селиванове не надо. Пусть это и впрямь будут бандиты. Тем более, если уж начистоту, кто он и есть, если не бандит, пусть даже и из другой шайки?

Все окончательно решив и взвесив, Надя начала спускаться к лесу. Склон был довольно крутым и каменистым, приходилось все время смотреть под ноги. Поэтому «встречающих» первой заметила не она, а Сейд.

«Там люди, – «сказал», остановившись в двух шагах впереди нее, пес. – Мне кажется, с оружием. Не могу разглядеть, далеко».

Девушка вспомнила, что где-то читала или слышала, будто зрение у собак, в отличие от обоняния, не особо сильное. Но теперь и сама она разглядела внизу, метрах в двухстах от них, возле кромки леса, двух человек в набедренных повязках, с копьями в руках. У одного из них был еще и лук, а за спиной виднелся колчан со стрелами.

– Быстро прячься! – вполголоса сказала Надя Сейду, и когда пес юркнул за ближайший камень, добавила: – Не нужно, чтобы тебя видели. Если все будет нормально, просто скрытно следуй за нами. Покажешься лишь в том случае, если мне будет угрожать реальная опасность. Но зря не рискуй тоже. Если увидишь, что спасти меня нереально, тогда не геройствуй. И в этом случае надежда на спасение Нанаса останется лишь в твоих руках… в смысле – лапах… то есть… ну, ты понял.

«Не совсем. Чем же я ему помогу? Даже если бы у меня вместо лап выросли руки, я бы все равно не смог его вылечить».

– В этом случае тебе придется идти к Силадану одному. И просить его о помощи.

«Глупо. Силадан сдерет с меня шкуру и сошьет себе шапку. Или пимы».

– Я тебя не заставляю к нему идти. Если боишься – возвращайся домой хоть сейчас.

Пес зарычал так сердито, даже, скорее, злобно, что Наде стало не по себе. Не то чтобы она испугалась – подумать о том, что Сейд может напасть на нее, было полным абсурдом, – но она почувствовала себя весьма неуютно. Даже невольно поежилась. И буркнула:

– Ладно, не дуркуй!.. Нечего тогда было про шапку…

Она вдруг рассердилась непонятно на кого и за что и, быстро зашагав вниз по склону, вскинула руки и закричала:

– Эй! Э-ге-гей!!! Я здесь! Подождите меня!


Ее подождали. У Нади даже мелькнуло подозрение, что ждали с самого начала, едва они с Сейдом выбрались из пещеры. Это было бы не очень хорошо – тогда и то, где скрываются остальные, уже не являлось секретом, и собаку охотники – или кто они там? – успели увидеть. Но поворачивать назад было все равно поздно.

Подходя к мужчинам, девушка «нацепила» на лицо самое благодушное, на ее взгляд, выражение, улыбаясь так широко, что даже свело скулы. Охотники тоже оскалились в ответ. Именно так, поскольку назвать улыбками то, что отразилось на темных, бородатых лицах, было весьма сложно.

– Найнен![14] – облизнувшись, сказал один из них. – Хювин![15]

– Икси!..[16] – покачал головой второй. – Хуоно[17]

Надино благодушие стало куда-то пропадать, и улыбалась она уже, скорее, по инерции. Очень уж подозрительным показался ей вид этих мужчин: большие, бородатые, с грязными звериными шкурами на бедрах… Они больше походили на варваров, напавших зимой на Полярные Зори, нежели на описываемых Нанасом саамов. Да и говорили они на каком-то странном, чем-то ей смутно знакомом языке… Конечно же саамского она тоже не знала, однако Нанас рассказывал, что в сыйте на нем никто и не говорил, поскольку язык предков помнили лишь несколько стариков. А эти вот «найнен», «икси» она где-то уже определенно слышала… Не от тех ли самых варваров?.. Но откуда здесь варвары? Да ну, чушь!

И девушка вновь растянула улыбку как можно шире.

– Здравствуйте! Вы из сыйта? Мне нужен Силадан. Отведите меня к нему, пожалуйста.

Мужчины переглянулись и стали о чем-то оживленно спорить. Среди чужих, совершенно незнакомых ей слов, Надя разобрала и несколько русских: «вождь», «похвалит», «давай сначала сами».

Услышав последнюю фразу, девушка, нащупав сквозь ткань бушлата рукоятку «макарова», вмешалась в разговор:

– Э нет! «Сначала сами» не пойдет. Я расскажу вождю. Он рассердится. Сделает вам «на-на»!

– На-на?.. – прервав спор, снова переглянулись охотники.

– На-на, – кивнула Надя. И, будто наказывая ребенка, похлопала себя для наглядности по заднему месту: – А-та-та!

– Хуоно… – нахмурились мужчины.

– Я бы еще круче сказала, – согласилась с ними девушка, поняв по интонации примерный смысл слова.

– Сначала сами, потом таппаа[18], – шепнул один из охотников другому, однако Надя услышала, причем вспомнила, что означает эта «таппаа». Слово было явно из лексикона варваров!

Непонятность ситуации совершенно сбила ее с толку, а нехорошие замыслы мужчин и вовсе вывели из себя. Страха она совершенно не испытывала – выхватить пистолет было недолго, да и Сейд наверняка держал ситуацию под контролем. Однако после такого «первого знакомства» можно было сразу поворачивать назад: вряд ли после этого Силадан станет ее слушать – тут уж точно, того гляди, она сама «нанашки» получит…

И Надя, притопнув и тряся кулаками, заорала:

– А ну – молчать!!! Я вам сейчас покажу такую «таппаа»!.. Вы потом вовсе не захотите «сначала сами»! Нечем будет!.. А ну, быстро ведите меня к вождю! Я – дочь небесного духа и живо сейчас тут все раскатаю по камешку!

Неизвестно, что произвело на мужчин большее впечатление – угрозы девушки, которые они вряд ли поняли дословно, или сам тон, которым они были высказаны, но только бородатые охотники, в очередной раз переглянувшись, замотали головами:

– Эн![19] Нет раскатаю!.. Иди! Мы отвести к вождь!

– Вот то-то же, – успокоилась Надя. – А то ишь!..


Мужчины шли, постоянно с опаской оглядываясь. Надя мысленно ухмылялась: надо же, порой и обычное слово может оказаться не хуже оружия. Даже не само слово, а то, как оно сказано. Стала бы она мямлить, просить, умолять – что бы получила? Ненужный конфликт. Сорванный контакт. Или – очень ей понравившееся найденное как-то в энциклопедии слово – фиаско. А так все еще вполне может получиться по задуманному. Вот только не нравились ей эти косматые грязные бородачи, ох не нравились!..

Девушка вспомнила, что и Нанас при первой их встрече был не намного чище, и пованивало от него ничуть не ароматнее, но все-таки он выглядел… пристойней, что ли… Эти же «дети лесов» и впрямь казались настоящими дикарями, хоть и не любила она это недостойное человека слово.

За подобными мыслями Надя почти не замечала, что находится вокруг нее. Между тем, шли они по весьма очаровательной местности – едва заметная тропинка спускалась среди высоких стройных елей по густым зарослям папоротника. Разлапистые колючие деревья создавали таинственный полумрак, папоротники дополняли собой ауру тайны, и можно было представить, что реальность осталась где-то там, далеко позади, а сейчас они очутились в некоем сказочном мире. Правда, данная сказка выглядела слегка жутковатой и отнюдь не обещала счастливого конца вроде «жили они долго и счастливо и умерли в один день». Впрочем, насчет последнего вероятность не казалась слишком уж ничтожной.

– Мы к Силадану идем? – не выдержала затянувшегося молчания Надя. Она помнила, что как такового вождя в сыйте не было, Нанас говорил лишь о нойде и старейшинах. Охотники же в своих разговорах упоминали именно «вождя».

– Силадан нет, – буркнул, не оборачиваясь, один из мужчин.

– Как это нет? – испугалась Надя. – Умер, что ли?

– Нет умер. Уйти.

– Куда?..

Но этот и последующие ее вопросы о судьбе старого нойда охотники оставили без ответа. Возможно, это была какая-то запретная тема, ведь Силадан мог пригрозить за разглашение какой-нибудь весьма неприятной карой.

– Ну, ладно, – сдалась Надя, решив разобраться с этими вопросами на месте. – А вождь-то ваш кто? Как его имя?

– Коска! – с явным уважением отозвался кто-то из мужчин. – Парса Коска.

– Велики Парса Коска! – тут же уточнил второй.

– Ну да, разумеется великий, – проворчала себе под нос девушка. – Каким же ему еще быть!.. Вот только умеет ли этот великий лечить?

А лес уже посветлел, ели закончились, их сменили белые березки, от чего на душе у Нади тоже стало чуточку светлей. В конце концов, решила она, даже если этот Парса Коска ничего не смыслит во врачевании, то он вполне может знать, куда уперся этот непоседливый Силадан. Самое главное, что нойд жив. Если, конечно, верить словам этих двоих дика… людей.

* * *

Селение показалось Наде совсем малолюдным. А ведь Нанас, как ей помнилось, говорил, что в сыйте живет порядка трех сотен человек. Впрочем, в летнюю пору, когда круглые сутки светит солнце и когда в эти края приходит недолгое тепло, саамы наверняка стремятся этим воспользоваться, чтобы запастись на долгую зиму едой и топливом. Или они рубят дрова по мере надобности – лес-то все равно рядом? Этого Надя не знала. А вот то, что охотиться и ловить рыбу летом сподручней, казалось ей очевидным. Вот, небось, и подалось большинство взрослого населения в охотники да рыболовы. Да! Еще ведь есть олени!.. Девушка завертела головой, но ни одного оленя не увидела. И тут же вспомнила рассказы мужа о том, что летом олени пасутся на пастбищах – там, где много ягеля. Ну вот, подумала она, а пастухи ведь для этого тоже нужны!

Впрочем, совсем пустым сыйт тоже не был. То там, то сям от вежи[20] к веже проходили поодиночке или парами женщины, пробегали ребятишки, тараща на нее блестящие любопытством глаза. Эти примитивные строения, вежи, о которых она только лишь слышала от того же Нанаса и которые сверху, с горы, показались ей похожими на пирамиды, вблизи откровенно удивили девушку своей кажущейся непригодностью к жизни морозными и снежными, к тому же очень долгими зимами.

Они как раз проходили совсем рядом с одной такой вежой, и Надя хорошенько ее рассмотрела. Жилище больше всего походило на небольшой, выложенный дерном травой вниз, квадратный холм, шириной шагов в пять и не более двух метров высотой. На самом верху этой «пирамиды» зияло небольшое отверстие, из которого вился дымок.

Такими же были и почти все остальные строения сыйта. Почти, потому что несколько из них, стоящих чуть в стороне, выглядели чуточку иначе. Они были и побольше размерами, и, самое главное, их основание, в метр или даже чуть выше, было сделано из бревен. Как раз к такой веже и подвели Надю ее провожатые. Один из них постучался в низкую, сделанную из грубых досок дверь.

– Кто там? – послышался из вежи недовольный и показавшийся девушке смутно знакомым голос. – Что надо?!

– Это Гутто и Рукки, Парса Коска! – оба мужчины согнулись в низком поклоне. На взгляд Нади, в совершенно нелепом и бессмысленном, ведь вождь их все равно не видел. – Поймать найнен… дженьчин!.. Молодой дженьчин! Ах-ах!.. Стать ракастаа[21] Парса Коска. Лу-питть…

– Ну-ка, ну-ка, – надменно-ворчливо послышалось из-за двери, и та с противным скрипом растворилась. – Сейчас посмотрим, кого я первым из вас, бездельников, отлуплю.

Говоривший, оказавшийся крупным, едва протиснувшимся в дверной проем мужчиной, выпрямился, и Надя, охнув, попятилась, споткнулась и наверняка бы упала, если бы ее не придержал то ли Гутто, то ли Рукки.

Перед девушкой, не менее ее самой обескураженный, с открытым ртом и выпученными глазами стоял… Костя Парсыкин!..


Глава 14
Ужин в саамской веже

– Костя… Ты?!.. – только и смогла выдавить Надя.

Парсыкин был не намного красноречивей.

– Надя… Ты как… ты почему здесь?.. – Впрочем, парень быстро опомнился и протянул руки к открытой двери: – Да чего мы стоим?! Пойдем ко мне, ты ведь голодная, наверное? Я как раз ужинал… За едой и расскажешь все.

Он повернулся к удивленно моргающим охотникам и коротко бросил уже совсем другим – сухим и жестким тоном:

– Живо к кухарке! Пусть несет еще еды. И побыстрей!

Гутто и Рукки как ветром сдуло. А Парсыкин опять уже широко улыбался, продолжая приглашать Надю гостеприимными жестами в вежу.

Девушка не до конца еще пришла в себя от столь неожиданной встречи. И уж никак нельзя было сказать, чтобы она этой встрече обрадовалась. Не так уж много времени прошло после Костиного предательства, слишком живы были воспоминания[22]… И тем не менее, Надя понимала, что сейчас определенно не место и не время сводить старые счеты. Судя по всему, Парсыкин был в сыйте не последним человеком. Почему, как – совершенно непонятно, но она, что называется, нюхом чуяла, что от Кости сейчас для нее очень многое зависит. Если вообще не все. И нужно пока засунуть куда подальше свою неприязнь к этому человеку и, по крайней мере, попытаться узнать текущее положение дел в сыйте и Костину роль здесь. А дальше будет видно. В любом случае, прощать предателя она не собиралась, но пока что для нее была куда важней жизнь любимого мужа. Ради этого можно было немного и потерпеть.

– Прошу, прошу! – закивал Костя. – Чего же ты замерла? Что, так сильно тебя огорошил? – Парень заливисто рассмеялся.

Однако Надя все же сумела заметить, что смех его не был искренним. В Косте чувствовалось напряжение. Ведь он, хоть и был предателем, дураком отнюдь не являлся. А значит, прекрасно понимал, что именно она о нем думает. И, чтобы его слегка успокоить и расслабить, девушка тоже улыбнулась в ответ:

– Еще бы не огорошил! Просто чудеса какие-то. Надеюсь, развлечешь меня своей историей?

– Развлеку, развлеку. Ты заходи давай. Там, конечно, не хоромы, но все-таки.

Надя стронулась наконец с места и, согнувшись перед дверью, вошла внутрь жилища.

В веже царил полумрак и сильно пахло дымом. Впрочем, удивляться и тому, и другому не стоило. Свет проникал лишь через крохотное оконце, затянутое какой-то мутной пленкой – служившей когда-то, скорее всего, оболочкой некоего внутреннего органа оленя, – через открытый покуда дверной проем да сквозь отверстие в центре крыши, использующееся в качестве дымохода. Дым же давал выложенный из камней круглый очаг в центре земляного пола, устланного, правда, по краям жилища оленьими шкурами. Была здесь еще грубо сколоченная лавка, кособокое подобие стола, да низенькая лежанка возле одной из стен, также застеленная шкурами. Над невысоким, едва ли в метр рядом бревен загибались кверху, переходя сразу в крышу, гнутые жерди, на которых, опять же, были натянуты оленьи шкуры. Да и пахло внутри жилища, помимо дыма, теми же шкурами. Наде, во всяком случае, этот кисловатый запах не понравился.

– Садись, – показал на лавку Костя. – Налегай, вон, на рыбу, а то я мясо съел уже. Но и его сейчас принесут, так что не стесняйся, ешь, сколько влезет.

Куски жареной рыбы лежали в берестяной плошке и выглядели вполне аппетитно. Во всяком случае, при виде еды Надя поняла, что она на самом деле весьма голодна. Поэтому заставлять себя упрашивать она не стала: сбросила на лежанку бушлат, развязала бандану и подсела к столу.

Костя примостился с краю, продолжая с любопытством разглядывать девушку.

– Ну, давай, рассказывай, как ты здесь очутилась, – в конце концов не выдержал он.

– Нет уж, – проглотив большой кусок рыбы, глухо ответила Надя, – давай ты первый, а то я подавлюсь, если стану болтать. – Она и впрямь закашлялась, едва не проглотив незамеченную косточку, и Костя замахал на нее руками:

– Ты и впрямь пока помолчи! Ешь спокойно. Ладно, я первый начну. Тебе как, по порядку рассказывать или только самое главное?

Наде, конечно, хотелось побыстрее узнать обстановку в сыйте, но она опасалась вызвать у Кости подозрения странными вопросами, тем более что тактику поведения и свою «легенду» она еще не успела как следует продумать, а потому, вгрызаясь в очередной кусок рыбы, сделала свободной рукой круг – по порядку, мол.

И Костя Парсыкин, который, как помнила девушка, всегда был большим охотником до разговоров, вести которые предпочитал в основном сам, с видимым удовольствием начал свой рассказ.

Как оказалось, разгромленные в конце зимы возле Полярных Зорь варвары, точнее – их разрозненные остатки, не стали объединяться и разбрелись кто куда. Сам Костя присоединился к одной из таких групп численностью около пяти десятков человек, которую вскоре и возглавил, Костя хорошо помнил рассказы Нанаса об окрестных городах и о родном сыйте и понял, что в Мончегорск с Оленегорском им лучше не соваться, а вот в «благополучном» саамском поселении они вполне бы смогли устроиться. Какое-никакое оружие – ножи, топоры, луки, с десяток арбалетов, даже один карабин (в котором оставался, правда, единственный патрон) – у группы было, и, понадеявшись, что самое главное оружие – это внезапность, Костя решил отправиться к сыйту и напасть на него, чтобы взять власть в свои руки. Добирались они сюда долго, едва не месяц, и с большими трудностями. Несколько дикарей погибли от зубов и когтей диких животных, были на пути и другие опасности, но до сыйта Парсыкин свой поредевший «отряд» все же привел. И власть он тут захватил даже легче, чем ожидалось, – достаточно было один раз выстрелить из карабина, как саамы попадали ниц, признавая его едва ли не могущественным духом, спустившимся из Верхнего мира или поднявшимся из Нижнего. Так что верховным нойдом он стал без каких бы то ни было возражений. Правда, прежний нойд Силадан куда-то смылся. Но этому Костя не придал большого значения – что может сделать ему один старый саам, который, к тому же, наверняка уже отбросил копыта, лишенный еды и крова. Зато старейшин, чтобы не настраивать против себя людей, Костя оставил на своих «постах» – тем более с их помощью ему проще было разбираться в реалиях саамской жизни, да и все «хозяйственные» задачи он также свалил на старейшин, так что самому ему осталось лишь жить да радоваться.

Пока Костя рассказывал, приходила маленькая, согнутая дугой старушка – принесла большую берестяную «миску» горячего, вкусно пахнущего жареного мяса и берестяной же туесок моченой брусники – для свежего урожая было еще, понятно, рановато, брусника в лесу только начинала цвести.

Надя с большим аппетитом ела и ела, не пропуская между тем ни одного Костиного слова и удивляясь одновременно как рассказу предателя, так и тому, как же в нее столько влазит, – она и не предполагала, что проголодалась до такой степени. Хотя и местная пища, нужно отдать ей должное, оказалась весьма и весьма вкусной. Девушке даже стало немного стыдно: вот она сидит тут, обжирается, а Нанас, может быть, как раз в эту минуту умирает… От этой мысли аппетит у нее сразу пропал, но, скорее, пропал он по большей части из-за того, что поместиться еде было уже просто негде.

Да и Костя как раз замолчал и, налив ей в долбленую деревянную кружку пахучего, заваренного на трутовнике чая, сказал:

– Теперь твоя очередь. И тоже давай по порядку. Только без фантазий, пожалуйста. В то, что ты пошла в лес за грибами и заблудилась, я все равно не поверю. Да и грибов еще нет, не сезон.

Надя поднесла к губам кружку с чаем и сделала несколько глотков, окончательно обдумывая при этом, что и как рассказывать Косте. Ясно было, что говорить Парсыкину всю правду нельзя, для того Нанас – злейший враг, и он уничтожит его, не задумываясь. Но и сочинять откровенные небылицы было бы глупо, сама же потом и запутается. Поэтому она решила по возможности максимально придерживаться истины, кроме того, что касается Нанаса, Сейда и Гора (про старого варвара она тоже решила не говорить – во-первых, где же он тогда сейчас, а во-вторых, по отношению к бывшим «своим» он тоже был как бы предателем), а также кроме того, что Парсыкину знать совсем ни к чему.

– Нет, не за грибами, – сказала она, поставив на стол кружку. – Ты ведь знаешь, что неподалеку отсюда разбился самолет моего отца?

– Разумеется, знаю. И что?

– Как что? Я как узнала про это, так сразу для себя решила, что побываю на месте его гибели во что бы то ни стало. А тут как раз Ярчук организовал экспедицию в Видяево, вот я на обратном пути и выпросила у него…

– Погоди, – прервал ее Костя. – В Видяево, говоришь? И что, удачно съездили?

– Удачно. Оружия много взяли, боеприпасов, одежды. С горючим хуже – там совсем немного оставалось.

– А оружие и одежда в Видяеве еще остались?

– Что-то осталось. А ты что, задумал туда сходить? Глупая затея.

– Ну, не сейчас же. Не пешком. Зимой, на оленьих упряжках.

– Да все равно ничего не выйдет! Радиация убьет раньше, чем вы туда доберетесь!

– Твой же… этот… добрался, – скривил губы Парсыкин. – Чем я хуже? Кстати, где он сам-то? Неужто тебя одну отпустил?

– У моего «этого» есть имя, – сухо, но стараясь держать себя в руках, сказала Надя, вспомнив, что совсем недавно почти слово в слово говорила то же самое Ярчуку. – И Нанас не хотел меня, конечно, отпускать, но без меня экспедиции в Видяево пришлось бы куда трудней. А его самого Олег Борисович брать отказался – сам, наверное, помнишь, как он к нему относится. Я поначалу взбрыкнула, сказала, что без Нанаса не поеду, но потом все же сдалась, потому что эта поездка была единственной возможностью попасть на место гибели отца. Собственно, это и было моим условием Ярчуку: поеду в Видяево, если на обратном пути он даст мне машину и сопровождающего. А насчет того, что Нанас зимой до Видяева добрался, так, во-первых, у него был противорадиационный костюм, а во-вторых, оленей-то он все-таки потерял, еще по дороге туда. И если бы на базе не оказалось снегохода, то назад бы ему ни за что не дойти. А ты ведь не просто так прогуляться, ты еще и нехилый груз хочешь сюда доставить. Нет, без машины можешь об этом даже не мечтать.

– Так ведь машина есть, – прищурился Костя.

– Откуда? Где?..

– Ты же сама сказала, что выпросила у Ярчука машину.

– Но ты ведь меня не дослушал!

– Ладно, говори.

– Да, Ярчук дал мне «УАЗик». И водителя, Андрея Селиванова.

– Знаю такого, – кивнул Парсыкин.

– Вот. До Ловозера мы добрались нормально, там оставили машину, а дальше отправились на моторной лодке – нашли в гаражах возле озера…

– Лодка? А еще там они есть? – живо заинтересовался Костя.

– Во всяком случае были. Потому что за нами образовалась погоня. Видать, еще на оленегорской развилке заметили, что мы в эту сторону свернули. Но догнали они нас, когда мы уже вышли к обломкам самолета. В перестрелке Селиванова убили, а я не знаю, как и спаслась… – Надю вдруг затрясло от реальных воспоминаний, по щекам потекли слезы, и это оказалось весьма кстати, поскольку Костя ей, кажется, поверил.

– Ну, ну… – придвинулся он к ней, собираясь то ли обнять, то ли вытереть слезы, но не решился сделать ни того, ни другого. – Успокойся, теперь ты в безопасности… Но все-таки не пойму, как ты сюда вышла, ведь самолет, как я слышал, упал по ту сторону Ловозерских тундр.

– По ту… – всхлипнула, успокаиваясь, девушка. – И я сама не верю, как мне удалось дойти… Сначала я пряталась в зарослях, дожидаясь, пока бандиты уйдут, но не была уверена, что они убрались совсем. Я подумала, что они могли ждать меня возле нашей лодки. Да и возле машины в Ловозере могла быть засада. Поэтому назад я идти не рискнула. И вспомнила, что саамский сыйт где-то не очень далеко, за горами. Вот и пошла через горы. Думала, что не дойду, вообще решила, что не в ту сторону пошла. Спала всего пару часов – наверху ночью холодно, ветер такой пронизывающий… Забилась в расщелину между камней, кое-как покемарила. Все ждала еще, что на меня какой-нибудь зверь нападет.

– А вы что, без оружия пошли, что ли? – пробежал глазами по девичьей фигурке Костя.

– Были у нас с Андреем автоматы… Но в перестрелке с бандитами у меня патроны кончились, и я свой выбросила – чего зря лишнюю тяжесть таскать? Ну, нож есть, так ведь им от волков и тем более от медведя не отбиться…

– Медведи по горам не лазают. Да и волки, вроде бы, тоже.

– Вот потому я через горы и пошла, а не лесом, в обход. Но все равно страшно. Сейчас ведь каких только мутантов не встретишь; может, и горные медведи с волками появились. Не знаю, если бы мне еще одну ночь в горах пришлось провести – с ума бы сошла, наверное.

– Так ночи же светлые, – хмыкнул Парсыкин.

– И что с того? Зато и меня лучше видно. И говорю же, холодно ночью. А в горах наверху и костер сложить не из чего. Я когда сегодня до этого склона дошла и озеро внизу увидела, сперва подумала, что нечаянно крюк дала и назад к Ловозеру вышла. Едва не заревела с досады, но тут как раз твоих людей встретила. Чуть целовать их не бросилась.

Костя весело фыркнул. По выражению его лица было видно, что он Наде поверил. Но, вспомнив первопричину того, из-за чего она вообще отправилась в эти места, Парсыкин попытался состроить сочувствующую мину.

– А отца… Останки Семена Будина ты нашла?

– Нет… – Девушка поняла уже, что все ее надежды увидеть отца живым рухнули, но все-таки, не удержавшись, выдохнула: – А он… не здесь?..

– Где «здесь»? – обескураженно заморгал Костя. – В сыйте, что ли? С чего бы?.. Или ты думаешь, те, кто гнались за твоим… Нанасом, решили забрать тело и похоронить его с почестями? Ага, от этих дикарей дождешься!

– Я думала, что, может, он жив… – едва слышно прошептала Надя, с трудом сдерживая вновь подкатившие слезы. – Что его привезли сюда и вылечили…

– Надя, – добавив в голос теплые нотки, наконец-то осмелился положить ей на плечо руку Парсыкин. – Я тебя очень хорошо понимаю. Мне очень жаль… Правда, жаль, но… чудес не бывает. Твой отец умер. А не нашла ты его… так это же лес! Ну, звери, сама же говорила…

– А парашют? – вскинула голову девушка и аккуратно высвободилась из-под Костиной руки. – А шлем? А одежда?..

– Парашют могло унести ветром, одежду те же звери растащили… Ты ведь там лес вокруг не прочесывала?

– Мне не до того было…

– Вот видишь! Так что не тешь себя напрасными надеждами. Поблагодари бога или чего там – судьбу, рок, добрых духов, – что сама осталась жива, и продолжай жить да радоваться.

– Чему радоваться? И где – жить?

– А вот здесь, – повел рукой Костя. – Жить и радоваться тому, что жива. Поверь мне, жене нойда совершенно не придется о чем-либо заботиться.

– При чем здесь жена нойда?.. – нахмурила брови девушка. – Погоди, но ведь нойд теперь ты! У тебя разве есть жена?

– Теперь будет, – сказал Костя Парсыкин и так посмотрел на Надю, что у той екнуло сердце.


Глава 15
Договор

Надю поразило даже не столько решение Парсыкина, хотя и само по себе оно было в ее представлении нелепым и диким, сколько та обыденность, с которой его преподнес Костя. Казалось, эта идея возникла у него не только что, а уже давным-давно, и он поджидал лишь свою невесту – Надю, – будучи в абсолютной уверенности, что рано или поздно она к нему придет.

– Ты хочешь сказать, что я стану твоей женой? – пробормотала девушка, хотя и безо всяких уточнений было понятно, что имел в виду новоиспеченный нойд.

– Именно так, – кивнул, оставаясь абсолютно серьезным, Парсыкин.

– Но это… невозможно! – выдохнула Надя.

– Отчего же? Вот ты, вот я. Кто нам может помешать?

– Но ведь я уже замужем!

– Вот как?.. Успели все-таки, значит, – нахмурился было Костя, но его лицо быстро прояснилось. – Но это ничего! Это не имеет никакого значения.

– Почему это не имеет? Еще как имеет! Нас официально зарегистрировали в мэрии города Полярные Зори! И свидетельство выдали. И отметки в паспорта поставили.

– Покажи, – протянул руку Парсыкин.

– У меня нет с собой… – замялась девушка. – А ты что, без документов мне не веришь?

– Да верю я, верю, – заулыбавшись, отмахнулся Костя. – И про документы просто так спросил, чтобы спесь с тебя сбить немного. Свидетельство!.. Паспорта!.. – передразнил парень, а потом снова насупился. Голос его посуровел, стал отрывистым, жестким. – Что мне здесь эти бумажки? Что мне здесь какие-то занюханные Полярные Зори? Здесь я хозяин. И закон здесь – моя воля и мои желания. Понятно?

Надя неуверенно кивнула. А Костя Парсыкин продолжал:

– Отныне ты будешь жить в сыйте. Да и куда бы ты пошла, сама подумай? Впрочем, – губы парня тронула кривая улыбка, – думать тебе больше необязательно, теперь за тебя это буду делать я. Потому что твоим мужем отныне и навеки стану я и только я. Твое желание, кстати, тоже не требуется, но на твоем месте я бы все-таки порадовался: быть женой самого могущественного человека – это…

– А любовь?.. – дрогнувшим голосом перебила его девушка. – Как же без любви-то радоваться?

– Не смеши меня, – отмахнулся Костя. – Если бы у тебя было из кого выбирать, то еще можно бы было повыделываться, поиграть в эти дурацкие игры. А так ты что – за старика Ародана замуж пойдешь?.. К тому же, выбираю здесь я. И я тебя уже выбрал. – Костя поднялся с лавки. – Свадьбу сыграем завтра. Пойду, обрадую своих «подданных». Да скажу, пусть начинают подготовку – благо солнце светит круглые сутки, так что охотиться, ловить рыбу и заниматься готовкой можно и ночью. Да, и пойдем-ка, отведу тебя на ночь в другую вежу.

– Зачем? – испугалась Надя. Она подумала, что Парсыкин посадит ее сейчас под охрану и тогда ни сбежать, ни предпринять что-то еще она уже не сможет.

Однако все оказалось куда лучше, чем она себе напредставляла. Выбрав, на его взгляд, подходящую вежу, Костя выгнал оттуда жильцов – молодую пару саамов – и сделал Наде приглашающий жест:

– Прошу, моя дорогая! Как видишь, я придерживаюсь моральных устоев: до свадьбы – ни-ни! – Не удержавшись, Парсыкин гнусно хмыкнул, но продолжил затем в прежнем тоне: – Желаю тебе хорошо отдохнуть. Завтра будет трудный день. Надеюсь, и ночь тоже, – подмигнул он напоследок и, развернувшись, ушел.

Надя выдохнула с огромным облегчением, поразившись беспечности «женишка» – тот даже не выставил возле ее вежи охрану! Впрочем, он, видимо, рассудил, что бежать ей все равно некуда, а лишние руки в экстренных предсвадебных хлопотах будут отнюдь нелишними.


Внутри предоставленное Наде жилище оказалось поскромней, чем у Кости, хотя, в любом случае, говорить о какой бы то ни было роскоши и здесь, и там было бы просто смешно. Однако в веже у Парсыкина имелись хотя бы стол и лавка, тут же для сидения было приспособлено короткое бревно, а стол представлял собой невысокий толстый чурбак, обильно испачканный жиром и прочими неаппетитными пятнами. Ко всему прочему, от чурбака еще и воняло. И не только от него. Характерное «амбре» распространяли и сваленные возле одной из стен вежи шкуры, служившие, по всей видимости, постелью. Сморщив нос, Надя выволокла эти шкуры наружу, а потом, приложив определенные усилия, выкатила туда же и «обеденный стол». Правда, теперь ей предстояло спать на голой земле, но это девушку ничуть не пугало. К тому же, ей в голову пришла неплохая мысль – нарвать травы и использовать ее в качестве матраса. В любом случае Надя собиралась прогуляться в сторону леса; нужно было поговорить с Сейдом, который наверняка ждал ее где-то там, да и не мешало бы справить естественные надобности, для чего возле «ее» вежи почему-то ничего предусмотрено не было.

До ближайших деревьев было совсем недалеко, метров пятьдесят, и девушка направилась к ним неспешным, «прогулочным» шагом, чтобы не привлечь внимания каких-нибудь тайных охранников – вдруг ее «женишок» все-таки приказал за ней наблюдать? Но даже если какое-то наблюдение и велось, то Надя его не заметила. Зато, едва она зашла за деревья, чтобы справить нужду, сразу услышала в голове знакомый «голос»:

«Я здесь».

Девушка завертела головой. Из-за серого валуна, вросшего неподалеку в землю, поднялась круглая белая голова.

«Сейдушка! – тоже мысленно «воскликнула» Надя. – Ты мой умничка! Сейчас я все тебе расскажу… Только ты… это… спрячься опять ненадолго за камень…»

Сейд, будучи по определению разумным существом, понял все сразу. И показался в следующий раз, лишь когда Надя сама позвала его.

«И знаешь что? – «сказала» она псу. – Давай-ка я из лесу все же выйду и буду там рядом траву рвать, мне как раз нужно… А ты где-нибудь за деревьями ляг, и мы славно с тобой побеседуем, не привлекая ничьего внимания».

«А есть чье привлекать?» – насторожился Сейд.

«Есть… Сейчас я тебе все расскажу. Пойдем!»

Как они и договорились, Надя вышла из леса и стала неторопливо рвать траву, складывая ее в кучку. Сейд же устроился за ближайшими деревьями, совсем рядом от нее, так что «говорить» они могли без проблем, причем, практически на виду у жителей сыйта, не вызывая ни у кого ненужных подозрений.

Девушка все подробно рассказала псу и закончила рассказ тем, что теперь совершенно не знает, что делать дальше. Знает лишь только, что никакой свадьбы завтра не будет, – она скорее пустит себе пулю в лоб, чем станет жить с этим мерзавцем Парсыкиным.

«Значит, пистолет не нашли? – задал риторический вопрос Сейд. – Это хорошо».

«Потому что застрелиться можно?»

«Не только. Можно и в других сначала пострелять».

«Я не хочу ни в кого стрелять! Для меня самое главное – спасти Нанаса, ты же знаешь. Но Силадан куда-то делся, а от Парсыкина какой толк? Он же липовый нойд!»

«А ты уверена, что от Силадана будет толк? Его некоторые тоже считали липовым».

Внезапный порыв ветра зашумел кронами деревьев, разворошил траву, что успела собрать Надя. Девушка поправила травяную груду, бросила невольный взгляд на небо и ответила псу:

«Судя по тому, что рассказал о нем Нанас, Силадан все-таки что-то умеет. Во всяком случае, раненых охотников он лечил. Но что теперь в этом толку? Мы все равно не имеем понятия, куда он делся».

«Мы – нет, но кто-нибудь может знать».

«Ты предлагаешь обойти всех, спрашивая о Силадане? Сам ведь понимаешь, что это глупо».

«Не нужно спрашивать у всех. Можно спросить у одного-двух. У тех, кто действительно может это знать».

«А кто может? Я думала, что Костя знает, но тот не сознается…»

«Костя вряд ли знает. Если бы знал – уже нашел бы. Ему лишняя угроза ни к чему. А вот старейшины могут знать. Например, Ародан. Эти два старика были между собой дружны».

«Ародан?.. А ведь и правда. Нанас говорил, что с ним Силадан общался чаще всего… Ты сможешь его найти?»

«Ты хочешь, чтобы я спросил его о Силадане? Думаешь, он выдаст тайну ненавистной собаке? Да он бы с радостью прикончил меня, если бы у него хватило сил! Они же вместе с нойдом решали тогда, как меня лучше убить».

«Нет, о Силадане тебе не нужно его спрашивать. Лучше спросить, как он относится к нынешней власти. Почему-то мне кажется, что господство варваров местным не особо по душе».

«Допустим, он подтвердит твою догадку. Но все равно не думаю, что он захочет нам помогать».

«У нас, людей, есть поговорка: враг моего врага – мой друг. Узнав, что мы тоже против варваров, он, по крайней мере, захочет с нами поговорить. А решится ли помогать – это уже другой вопрос. Будем решать проблемы по мере их поступления. Сейчас твоя задача привести его ко мне. Удачно, что все сейчас заняты подготовкой к свадьбе, так что, думаю, он сумеет пройти незамеченным».

«А ты думаешь, сам Ародан не занят?»

«Надеюсь, что нет. Не пошлет же Парсыкин старика на охоту. Да и не по чину старейшине трудиться наравне со всеми, уж это-то Костя должен понимать».

«Может, тогда лучше тебе к нему?»

«Не лучше. Вдруг Парсыкину вздумается меня проведать?»

«Но если он застанет у тебя Ародана…»

«Можно отговориться тем, что старейшине стало любопытно посмотреть на невесту нойда. Вряд ли Костя заподозрит старика в сексуальном домогательстве ко мне».

«Хорошо. Возвращайся к себе и жди».

«А ты знаешь, в какой я буду веже?..»

«Знаю».

«Только ты сам с ним не иди, скажи, где я, – и беги опять сюда. Ни к чему тебе по сыйту гулять, рисковать зря. Я сама потом приду, расскажу, о чем мы договорились. Ладно?»

Но ответа она не дождалась, из-за деревьев не доносилось даже шороха, и Надя, подождав немного и не будучи уверенной, ушел ли Сейд, «позвала»:

«Эй!.. ты еще здесь?»

Ей никто не ответил, и тогда девушка, собрав траву в охапку, направилась обратно к веже.

* * *

Физическая и нервная усталость дали о себе знать, едва лишь Надя опустилась на расстеленную по земляному полу траву. Глаза закрывались сами, бороться со сном не было никаких сил. «А зачем с ним бороться? – возникла вялая мысль. – Придут – разбудят…» Но успела ли она хоть немного поспать, девушка так и не поняла, вздрогнула от скрипа открываемой двери и вскочила на ноги, нащупывая рукоятку пистолета.

Полумрак внутри жилища не позволил ей хорошо разглядеть вошедшего мужчину. Надя поняла лишь, что тот худощав, невысок ростом и весьма немолод – даже при недостаточном свете были видны глубокие морщины на его лице, и уж тем более – лысина и жиденькая, но длинная, до середины груди, седая бородка.

Не поздоровавшись и не спросив позволения, старик уселся на служащее лавкой бревнышко и проскрипел надтреснутым голосом:

– Ну! Зачем звала?

Девушка решила, что старейшина не заслуживает того, чтобы стоять перед ним навытяжку, и снова опустилась на подстилку из травы.

– Не очень-то вы вежливы с невестой нойда, – все же не удержалась она от замечания.

– Невеста – еще не жена, да и нойд… – Ародан, не закончив фразу, раздраженно махнул рукой, что весьма понравилось Наде; шанс договориться со старейшиной определенно был. – Так зачем звала и кто ты сама такая, невеста? – последнее слово старик произнес с откровенной издевкой.

– Сейд рассказал, как мы относимся к Парсыкину и его банде?

– Рассказал!.. – буркнул старик. – Прав был Силадан, удавить нужно было этого урода – щенком еще!

– Что, напугал он вас? – усмехнулась Надя.

– Напугаешься тут!.. Я думал – все, крыша поехала на старости лет.

– Какая крыша? – удивилась девушка. – Неужели у старейшины плохая вежа?

– Да это поговорка такая была, в то еще время, – отмахнулся Ародан. – Рехнулся, мол, с ума сошел. Ты давай лучше дело говори, время теряем только.

– Можно и дело, – вздохнула Надя. И, подумав немного, выложила старейшине все без утайки, не сказав только, где именно прячутся Нанас и Гор.

Даже в полутьме было видно, какой ошеломляющий эффект произвел ее рассказ на Ародана. Старик долго сидел молча, согнувшись, точно от боли, обхватив ладонями лысую голову.

– Зря мы его… – наконец выдохнул он, и Надя, догадавшись, что старейшина сказал это про Нанаса, так и не поняла, какими словами он собирался закончить фразу: «…не убили» или «…тиранили». Но старейшина договаривать так и не стал. Вместо этого он наконец выпрямился, отер ладонями заблестевшую от пота лысину и сказал: – Да, я знаю, где сейчас Силадан.

– Где?! – подскочила девушка.

– А с какой стати я буду тебе это говорить? И вообще помогать своему врагу? Ты ведь прекрасно знаешь наши с Нанасом отношения?

– Я знаю, но ведь у нас сейчас общий враг… – пролепетала Надя, вновь опускаясь на траву.

– Не такой уж мне этот Парса Коска и враг, – буркнул, отводя взгляд, Ародан. – Старейшиной оставил, кормит, в обиду не дает… Мне сейчас логичнее все рассказать этому… нойду, заработав тем самым в его глазах «лишние очки». Как ты считаешь? – вновь посмотрел он с прищуром на девушку.

– Ваше право, – сухо ответила та. – Но вы, судя по вашей речи, неглупый человек…

– Да вроде не дурак. Даже диплом о высшем образовании имел когда-то. Вот я и говорю: по уму-то мне тебя сдать Парсыкину надо.

– И что вы от этого получите? Какие «лишние очки»?! – вскипела Надя. – Разве что-то от этого изменится? Вами по-прежнему будет помыкать этот… предатель, а над саамами будут измываться его варвары! Небось, вся черная работа пришлась на долю ваших соплеменников?

Судя по тому, как нахмурился Ародан, девушка поняла, что угодила прямо в точку.

– Хорошо, – проскрипел старик. – А если я отведу тебя к Силадану, что от этого изменится? Лично для меня? Для саамов, о которых ты столь трогательно печешься?

– Не надо язвить! – бросила девушка. – Мне на самом деле небезразлична судьба саамов. Не забывайте, что мой муж – тоже саам…

– Муж!.. Объелся груш… – пробурчал Ародан. – Так в чем наша выгода-то, если я тебе помогу?

– Так вы же сами не даете договорить!.. А выгода в том, что я помогу вам избавиться от Парсыкина.

– Правда? – язвительно фыркнул старик. – Ну, наконец-то дождался саамский народ свою избавительницу! Слава великим духам!

– Не ерничайте! – всерьез разозлилась Надя. – Вам такое понятие, как автомат Калашникова, известно?

Ародан сразу стал серьезен.

– Известно. Даже в руках держал на военных сборах. Я надеюсь, ты не блефуешь? Где он?

– Не он, а они. У нас четыре автомата и пистолет.

– Ты точно не врешь?! – подскочил теперь и старейшина.

– Вот, – вынула Надя «макаров». – Остальное у Гора и Нанаса. Я думаю, если у вас найдется хотя бы с десяток надежных, по-настоящему верных вам людей, то вместе мы сможем справиться с Парсыкиным и варварами. И вернуть на «законное» место Силадана. Разумеется, если все ваши претензии к Нанасу будут забыты.

Ародан будто помолодел лет на десять. Он смотрел на пистолет таким восторженным, почти влюбленным взглядом, что Надя поторопилась спрятать оружие под бушлат – бросится еще отнимать!..

Старик опустился на «лавку». Снова вскочил.

– Я согласен! Людей я найду. Только… у меня есть условие…

– Говорите, – подбодрила девушка внезапно замявшегося старейшину.

– Возвращать Силадана не надо… В нойды, я имею в виду. Я сам стану нойдом.

– Ну, это уж вы сами с ним разбирайтесь! Мне как-то без разницы, кто из вас тут будет шаманить… или как там у вас… камлать?.. Только мне Силадан нужен в любом случае, живым и здоровым, чтобы он вылечил Нанаса!.. Это главное, запомните! И своих сразу предупредите, чтобы не пристукнули ненароком. Кстати, он действительно умеет лечит?

– Что-то умеет, – вздохнул Ародан. Чувствовалось, что старейшину гораздо больше бы устроило, если бы Силадана и впрямь ненароком пристукнули. Или даже «нароком». Но музыку, как говорится, заказывал не он, и ему лишь оставалось пообещать: – Будет тебе Силадан. Живее всех живых. За моих людей не переживай – нойда, даже бывшего, они в любом случае не тронут, побоятся «кары небес».

Напоминание про небеса заставило Надю вздрогнуть. Ей очень захотелось спросить у Ародана об отце, но, боясь нового разочарования и полного крушения надежды, она так и не решилась сделать это.

Идти к Силадану договорились под утро, когда уставшие люди в большинстве своем будут спать, – ведь не заставит же Парсыкин работать их совсем без отдыха, иначе на свадьбе все просто попадают от усталости и недосыпа.


Глава 16
Беспокойная ночь и тревожное утро

Надя думала, что стоит ей упасть на травяную подстилку, как она тут же уснет. Не тут-то было! Дикая усталость сковала мышцы, ныли, казалось, сами кости, под веки словно насыпали песок, однако сон ни в какую не шел к ней. У девушки создалось такое впечатление, что мозг, как только к нему перестала поступать информация извне – от органов чувств, – заработал даже активнее, переваривая то, что попало в его «закрома» в течение этого суматошного дня.

Конечно же первым делом с новой силой активировалась тревога за Нанаса. Наде не нужно было иметь каких-то специальных, особенных медицинских знаний, чтобы понимать: ранение в голову, при котором пуля осталась внутри черепной коробки, а сам раненый впал в кому, не может не быть серьезной. Мало того, она бы никогда раньше не подумала, что при этом человек вообще может остаться в живых. Ее муж остался, но надолго ли? Что, если как раз в эти минуты он находится при смерти или, быть может, уже… Нет-нет! Додумывать эту мысль было настолько страшно, что девушка едва не вскочила, чтобы бежать к Ародану и просить его отправиться в путь не утром, а немедленно, прямо сейчас. Остановило ее, пожалуй, лишь то, что она не знала, где именно находится вежа старейшины. Не будешь ведь стучаться и заглядывать в каждую!.. И потом, стоит сейчас нарваться где-нибудь посреди селения на Костю Парсыкина – никакие отговорки, что она ищет, например, туалет, не помогут, тот сразу заподозрит неладное, а это значит, что не оставит больше ее одну, без присмотра. И тогда уже точно помощь Нанасу не поспеет – ведь кто знает, когда еще предоставится подобный случай: через неделю, две, а то и пару месяцев… Не говоря уже о том, что все это время она будет находиться не в качестве обычной пленницы, а в роли Костиной жены. Вот где настоящий ужас-то!.. Нет, если бы и в самом деле все получилось именно так и от дурацкой свадьбы было бы нипочем не отвертеться, то раньше ее суженым стал бы не самозваный нойд, а верный и надежный «макаров», который подарил бы ей спасительный и жгучий поцелуй в висок.

Мысль об оружии неожиданно перенесла Надины думы к мысли об отце – наверное, потому, что тот был военным летчиком. Девушка снова подумала о том, что отец мог остаться в живых, поскольку не верила, что за каких-то четыре месяца на месте падения самолета от него не осталось никаких следов. И то, что Парсыкин ничего не знал о его судьбе, ни о чем еще не говорило: Кости в то время здесь не было. А вот Ародан мог знать, и Надя мысленно обругала себя – нужно было все-таки набраться смелости и спросить о нем у старейшины. Но она тут же себя и успокоила: скоро она снова увидится со стариком и на сей раз обязательно задаст ему этот вопрос. Главное, чтобы ничего не сорвалось! Чтобы Ародан не передумал, не заболел, не проспал… Потому что ждать еще сутки она просто не сможет – изведется за судьбу Нанаса. Да и какие могут быть сутки, если уже завтра – а с учетом того, что время наверняка перевалило уже за полночь, то даже сегодня – должна состояться ее свадьба!.. Снова вспомнив о ней, девушка содрогнулась. От одной мысли, что ей нужно будет целоваться, не говоря о чем-то большем, с предателем Парсыкиным, ее даже затошнило.

И тут же память «услужливо» подбросила ей воспоминание о еще одном, совсем недавнем поцелуе – с начальником гарнизона Полярных Зорь Ярчуком. Самое ужасное, что Надя вспомнила об этом поцелуе не с отвращением, а с болезненно-сладостным чувством, от которого лицо вспыхнуло ощутимым жаром, а в животе будто запорхали бабочки, щекоча ее изнутри невесомыми бархатными крылышками. От внезапно нахлынувшего возбуждения она почувствовала к себе такое отвращение, что захотелось завыть, расцарапать в кровь пылающие щеки. «Ну ты и гадина! – мысленно зашипела на себя девушка, добавив в сердцах к этому определению пару непечатных фраз. – Да тебя как раз и стоит отдать замуж за этого говнюка Парсыкина – вот уж нацелуешься всласть, лахудра!..»

И тут же, совсем, казалось бы, невпопад, противореча всему на свете, вспыхнула совсем уже отвратная, но, тем не менее, очень яркая мысль: «А что?! Нанасу было можно миловаться с той дикаркой, а мне почему ни с кем нельзя?! Вот поддалась бы на уговоры Олега Борисовича и нежилась бы сейчас в его объятиях!.. И ничего этого с нами бы не случилось… И Нанас был бы сейчас жив-здоров. Ничего, нашел бы себе кого-нибудь еще, у него это неплохо получается…»

Опомнившись, Надя зарычала и влепила-таки себе пощечину. Да что же это такое?! В своем ли она уме?! Ничего себе, поспала, называется!.. Она снова была готова вскочить и бежать искать Ародана – поскольку чувствовала, что не только не заснет, а и вовсе рехнется, оставшись наедине с собой.


В самый разгар этих отчаянных мыслей скрипнула дверь. Что?! – подскочила Надя. – Неужто Ародан и сам решил не дожидаться утра, а идти к Силадану прямо сейчас?!..

Но когда она привыкшими к полумраку глазами сумела разглядеть на пороге вежи Костю Парсыкина, едва не застонала от отчаянья: зачем она только и думала о нем – вот, призвала ненавистного «женишка» на свою голову!..

– Что, разбудил? – заметив, видимо, ее невольное шевеление, тихо, почти ласково спросил Костя.

– Разбудил!.. – буркнула Надя. – Самому не спится и другим не даешь… Ты ведь мне специально отдельное жилье выделил, чтобы я отдохнула!

– Да я вот… не удержался… Зашел посмотреть, как ты устроилась. Хотел рассказать, что подготовка к свадьбе идет полным ходом. Мужиков кого на охоту, кого на рыбалку отправил, кого пару-тройку оленей забить. Бабы готовить начинают… В общем, все при деле.

– Ну и зачем людей мучить? Ночь ведь на дворе, хоть и солнце светит!.. Куда такая спешка?

– Ничего, успеют еще выспаться! Я свадьбу на вечер назначил.

– Мог бы на пару дней и отложить, спокойно бы подготовились. Свадьба ведь не пожар!

– А это как сказать. – Даже в полутьме Надя увидела, как блеснули глаза Кости. – Может, у меня внутри самый пожар сейчас и пылает!

Парсыкин подошел к девушке и опустился рядом с ней на траву. Надя невольно отодвинулась к стене.

– Ну, ну, ты чего?.. – хриплым, прерывистым голосом забормотал Костя, протягивая к ней руку. – Иди ко мне, иди, моя сладкая!

– Не трожь! – вскрикнула Надя. – Ты же сам говорил про моральные устои!

– Да какие устои, Надюшка?.. – жарко задышал парень, вплотную придвинувшись к ней. – Какие тут могут быть устои!.. Ты все равно уже моя… – Его руки зашарили по Надиному бушлату, пытаясь нащупать пуговицы.

– А ну, не дуркуй! – изо всех сил оттолкнула «жениха» девушка, и пока Костя восстанавливал равновесие, успела выхватить из ножен клинок. – Воткну ведь, только сунься!

– Да чего ты, чего?.. – то ли не заметив в полумраке ножа, то ли не веря в серьезность Надиных намерений, снова полез к ней Парсыкин. – Я ведь нежно, любя, не как твой дикарь… Тебе понравится!

– А тебе вот это понравится? – собравшись в тугую пружину, приставила девушка острие ножа к Костиному горлу. – Тоже нежно, но без прелюдий. Еще одно движение – и…

Самозваный нойд наконец-то понял, что девушка не шутит. Он отпрянул и, пытаясь представить случившееся безобидной игрой, поднял руки:

– Все, все, сдаюсь! Твоя взяла! Теперь я вижу, что ты и впрямь порядочная женщина.

– Что?!. – возмущенно ахнула Надя. – «И впрямь порядочная»?!. А ты сомневался? Думал, я шлюха? Чего же тогда выдумал какую-то свадьбу? Со шлюхами ведь не стоит церемониться – завалил, когда приспичит, да…

– Ладно, ладно, прости, – замахал обеими руками Костя. – Я не то хотел сказать… Но ты мне правда очень нравишься! Вот и подумал: а вдруг… может…

– А вдруг она все-таки даст? – прищурилась девушка, убирая на место нож. – Ну, разве что в глаз. Хочешь? Тогда подставляй!

– Ладно тебе, хватит, – стал серьезным Парсыкин. – Нет, значит нет. В любом случае, ты отказываешь мне первый и последний раз. Завтра уже не рыпнешься. Да, и дай-ка сюда ножичек, а то порежешься еще! – протянул он руку.

– Завтра отдам, – в тон ему ответила Надя. – До свадьбы он мне еще может пригодиться. Моральные устои защищать.

– Ну-ну, – поднялся на ноги Костя. – Защищай. Но запомни: после свадьбы все будет по-другому. Здесь тебе не Полярные Зори.

«И тебе», – так и захотелось ответить девушке, но она благоразумно промолчала.

Парсыкин же, не сказав больше ни слова, развернулся и, выйдя из вежи, так грохнул дверью, что хлипкое строение вздрогнуло и откуда-то сверху на голову Наде посыпались мох и сухая труха.

А потом девушка снова рухнула на траву и неожиданно для себя моментально заснула.

* * *

Проснулась она в неописуемом ужасе, с отчетливым осознанием: «Проспала!» Бросилась к мутному окошку, но сквозь него ничего было невозможно разглядеть. Да и что бы она увидела: ну, светит солнце, так оно летом круглые сутки светит! Надя обозвала себя дурой, что не взяла с собой в поездку часы – батин подарок. По сути, это было единственное, не считая флотской шапки-ушанки, что осталось у нее в память о мичмане Никошине. Потому и надевала она их очень редко – боялась потерять или разбить. Но как бы они пригодились сейчас!.. Надя так и представила укоризненно качающего седой головой батю: «Что же ты так, дочка? Часы для того и нужны, чтобы время узнавать, а не сантименты над ними разводить!»

Обругав себя еще раз, девушка подхватила лежавшую на траве бандану и выскочила за дверь. Вокруг было очень тихо, что немного успокоило Надю, – на разгар дня это походило мало. Да и солнце висело еще довольно низко, и, насколько она сумела сориентироваться, все-таки на северной половине неба, а не на южной. И, тем не менее, тревога полностью не отступила. Оглядываясь по сторонам и невольно пригнувшись, девушка поспешила к лесу, молясь всем богам и духам сразу, чтобы не нарваться на Парсыкина и, если времени уже все-таки много, чтобы ее дождался Ародан. Во всяком случае, подумала Надя, Сейд-то ее точно ждать будет.

И тут в очередной раз – вот уж разошлась что-то в последнее время! – она обругала себя. Нет, ну есть у ней в самом деле ум или весь уже вытрясла?.. Неужели Сейд, если бы она не пришла к назначенному месту встречи вовремя, не побежал бы к ней, чтобы узнать, в чем дело?..

В общем, заходя в лес, Надя была уже почти совсем спокойной. Не считая, разумеется, вполне объяснимого волнения от всего предстоящего. И, понятное дело, не переставая переживать о Нанасе.

Ародан появился почти сразу, едва девушка успела переброситься парой приветственных фраз с Сейдом, невозмутимо дожидавшимся ее на оговоренном ранее месте. Старейшина был одет в длиннополую кожаную рубаху, подпоясанную старым, но явно фабричного производства ремнем с металлической застежкой. На поясе висели ножны и небольшой мешочек, такой же, что носил и Нанас, – тоже, видимо, с кремнем и кресалом. Штаны Ародана – из более грубой, чем у рубахи, кожей были заправлены в небольшие сапожки с загнутыми носами[23]. На голове у старейшины красовался шерстяной остроконечный колпак.

«Вот как, – обратила Надя внимание на материал головного убора, – они, оказывается, еще и овец держат! Но, видать, немного, коли шерсти только на шапки хватает». А еще ее удивил узкий кожаный мешок, похожий на колчан для стрел, висевший за плечом старика, из которого виднелись концы трех-четырех толстых палок. «Дубинки, что ли? – мысленно усмехнувшись, подумала девушка. – Другого оружия Костя старейшине не доверяет?»

Вслух же она поздоровалась с Ароданом и спросила:

– Все остается в силе? Вы говорили со своими людьми?

– Говорил, – кивнул старейшина. – Не со всеми – Парса Коска многих на охоту и рыбалку отправил… Но те, кому сказал, им мои слова передадут. А твое обещание остается в силе?

– Насчет оружия и нашей помощи?

Ародан молча кивнул.

– Конечно остается! Но лишь в том случае, если вы приведете меня к Силадану.

– Приведу. Пошли!


Они снова шли по лесу, по которому Надю вели к сыйту Костины варвары. Тогда девушка была уставшей и сильно взволнованной, поэтому по сторонам особо не смотрела, ей было не до того, чтобы любоваться окружающими красотами. Теперь же она успела обратить внимание, что росшие вокруг березы и осины были выше и стройней, чем те, что она видела в других местах Кольского полуострова. Это показалось ей любопытным. Сразу вспомнились рассказы Нанаса о залежах в здешних горах «чудесного камня», из которого был сделан его оберег, защищающий от радиации. Когда-то Нанас отдал камень ей, и в эту поездку она его тоже надела. Может быть, именно действие этого камня как-то влияло и на местную растительность?

Между тем березы с осинами сменились высокими елями, землю покрыл густой зеленый ковер папоротника, а под ногами наметился ощутимый подъем. Скоро закончился и ельник, и, поднявшись еще выше и осмотревшись вокруг, Надя увидела и озеро, и окружавшие его с трех сторон скалистые отроги гор.

На одной из скал она вдруг заметила огромное, не менее полусотни метров[24] темное пятно, напоминающее очертаниями человека.

– Что это? – изумленно спросила девушка. – Как его смогли там нарисовать?

– Это Куйва, – с почтением в голосе ответил старейшина. – И его там никто не рисовал. Во всяком случае, не рисовали люди.

– А кто же тогда? И кто он такой, этот Куйва?

– Есть несколько версий. Академик Ферсман в двадцатые годы прошлого века, когда проводил в здешних краях геологоразведку… Знаешь, что такое геология?..

Надя неуверенно кивнула, и Ародан продолжил:

– В общем, тогда он исследовал это изображение и пришел к выводу, что оно естественного происхождения – комбинация лишайников, потеков на скале… Но есть и другие мнения. У местных саамов… еще тех, настоящих, существовала легенда, как в давние времена пришел на эти земли жестокий и злобный великан Куйва. Очень долго наводил он страх и ужас на местное население, но как ни старались люди, не могли его одолеть. И тогда взмолились они духам, прося о помощи. Духи услышали их мольбу, сжалились над саамами и испепелили великана Куйву молниями из вод священного Сейдозера. Вот, с тех пор и остался след сожженного Куйвы на этой скале.

– Вы сказали: мнения, – не дождавшись продолжения рассказа, заметила Надя. – Есть какие-то еще?

– Есть. Например, прямо противоположная по смыслу. О том, что Куйва не злодей, а наоборот – защитник саамов, который одолел врагов, но при этом так обессилел, что от него осталась только тень на скале. Или такая, где Куйва – это нойд с очень могучей колдовской силой, который полюбил прекрасную девушку. Он похитил ее и спрятал в горах. Девушка от горя так много плакала, что ее слезы стали Сейдозером.

– Оно разве соленое? – удивилась Надя.

– Нет. Но это же легенда. Во всяком случае, она куда правдоподобней, на мой взгляд, чем фантазии некоторых тогдашних умников, будто это след катастрофы инопланетного летательного аппарата или тень от человека, испепеленного ядерным взрывом.

– Каким взрывом? Ведь он был не здесь, а в Мурманске!

– Да нет, при чем здесь этот взрыв? Тут речь идет о событиях тысячелетней давности. О том, что либо пришельцы с других планет на нашей Земле безобразничали, либо земная цивилизация раньше была не менее могущественной, чем нынешняя… то есть, чем та, что была до недавней Катастрофы.

– И они тоже уничтожили себя?!.. – ахнула Надя. – Как мы?..

– Ну, вроде как да, – пожал плечами Ародан.

– Это очень похоже на правду. Люди – они такие. Никак не могут научиться жить по-человечески. И не повторять своих же собственных ошибок – тоже.


Глава 17
Опальный нойд

Чем выше поднимались они к нависающим скалам, тем тревожнее становилось на душе у Нади. По всему получалось, что идут они как раз туда, где в пещере остались ее ждать Гор с раненым Нанасом. Почему-то ей очень не хотелось, чтобы Ародан их увидел. Во всяком случае, сейчас, пока не привел ее к Силадану. Впрочем, она успокаивала себя тем, что наверняка эта пещера здесь не единственная и старейшина идет к какой-нибудь другой.

Но надеждам девушки не суждено было сбыться. Ародан остановился у входа в ту самую пещеру, откуда они с Сейдом вчера выбрались.

Сейд, разумеется, тоже это понял. Вот только своим особенным чутьем уловил он и кое-что еще…

«Я их не чувствую», – «сказал» пес.

«Что? – отозвалась вмиг похолодевшая Надя. – Кого не чувствуешь? Наших?..»

«Кого же еще!.. – «буркнул» пес, но тут же поспешил добавить: – Может, перебрались глубже…»

«Зачем?! – с трудом сдерживаясь, чтобы не сделать этого вслух, «закричала» девушка. – Зачем им это понадобилось?! Нет, их кто-то нашел!..»

«Успокойся. Паника все равно не поможет. А перебраться они могли по многим причинам. Стало холодно ночью, услышали чьи-то шаги снаружи… Мало ли. Вот зайдем внутрь, и я их найду».

Старейшина, удивившись Надиной задержке и ее изменившемуся лицу, спросил:

– Что с тобой? Боишься замкнутых пространств? Или темноты?.. Не стоит. Здесь большие пещеры. И у меня с собой факелы.

Ародан снял с плеча узкую кожаную сумку и достал из нее две толстые палки, которые девушка сначала приняла за дубинки. С одного конца они были обмотаны то ли тряпьем, то ли мхом, от которого шел густой смолистый запах.

– Держи, – протянул ей один из факелов старейшина и достал из маленького мешочка на поясе кремень и кресало.

– Там не очень темно, в этой пеще… – начала говорить девушка и тут же закусила язык, мысленно ругая себя самыми последними словами за то, что проговорилась.

– А ты откуда знаешь?.. – с прищуром глянул на нее Ародан.

– Ну, тут же вход… – начала выкручиваться Надя. – В пещеру дневной свет попадает.

– Возле входа попадает немного. Но солнце за тучу зайдет, вот и не увидишь ничего. А чуть дальше отойдешь – совсем темно. Пещера большая. Так что лучше с собой свет принести, не помешает. А то внутри мало ли что приключится – не успеем зажечь.

Девушка хотела было спросить, что именно может приключиться внутри, но, вспомнив составную гадину, напавшую на Гора, промолчала. Да и старейшина все-таки лучше нее знал, как здесь себя вести и что делать.

Когда оба факела запылали, Ародан призывно кивнул Наде и шагнул в темноту прохода.

Девушка почувствовала, как задрожали, став ватными, ноги. Ей сделалось невыносимо страшно, словно, войдя сейчас в пещеру, она могла увидеть что-то по-настоящему ужасное и жуткое. Но на самом деле она боялась обратного: того, точнее, тех, кого она там не увидит. Неужели Сейд прав? Неужели Нанас и Гор исчезли? Но что тогда делать?.. Понятно, что пес успокаивал ее, сказав, что мужчины перебрались глубже. Как они могли перебраться? У старика совсем не осталось сил, чтобы перенести Нанаса!..

Но что толку было гадать и сокрушаться, зачем оттягивать неизбежное? Ведь от того, что она будет стоять здесь, снаружи, ничего не изменится, и если Нанаса с Гором в пещере нет, то они от этого все равно там не появятся.

Надя вдруг вспомнила, что давно, еще на подводной лодке, читала в одной научно-популярной книге про так называемую «кошку Шрёдингера». Подробности она уже не помнила, но суть этой истории была в том, что там проводился некий мысленный эксперимент, в котором некую условную кошку сажали в ящик, и туда же помещали ампулу с очень сильным ядом. Еще там было какое-то устройство, которое в течение часа с вероятностью в пятьдесят процентов разбивало эту ампулу. То есть через час кошка внутри ящика была с равной вероятностью или жива, или мертва. Поскольку не заглянув в ящик этого было не определить, кошка как бы становилась живой и мертвой одновременно. И так получалось, что тот, кто открывал ящик и убеждался, выжила или умерла кошка, как раз и становился или убийцей животного, или его спасителем.

Девушка понимала, что этот пример относится к области философии (и еще, как ей смутно помнилось, был каким-то образом связан с квантовой механикой) и к реальной жизни вообще, а к данной ситуации в частности никакого отношения не имеет. Но все равно ей сейчас казалось, что, пока она не зашла в пещеру, ее раненый муж и старый варвар, по крайней мере, хоть с какой-то долей вероятности находятся там. А стоит ей войти и никого там не увидеть… В общем, тогда виноватой в этом и станет она сама.

– А ну, не дуркуй!.. – вслух, хоть и негромко, зарычала она на себя. – Сама ты кошка драная, лахудра сухопутная! Остатки мозгов растрясла уже, истеричка! – И решительно нырнула в проход.


Глаза не сразу привыкли к темноте, несмотря на факелы, которые освещали лишь пространство вокруг себя, погружая остальную часть пещеры в кажущийся еще более глубоким мрак. Однако еще не разглядев все как следует, Надя уже поняла, что пещера пустая. Она судорожно выдохнула, подавив невольный стон отчаянья, и заметила брошенный искоса взгляд стоявшего рядом Ародана. По губам его пробежала ухмылка, чуть сощурились глаза – все стало ясно: старейшина догадался, что именно здесь и прятались ее друзья.

Однако старик не стал комментировать свою догадку. Вместо этого он поднял выше факел, поднес ко рту вторую ладонь и звучно крикнул:

– Силадан!.. Я пришел! Выходи!

– Что? – резко повернулась к старейшине Надя. – Силадан прячется здесь?!.

– А почему это тебя удивляет? – усмехнулся старейшина. – По-моему, очень подходящее место, чтобы прятаться. Тебе так не кажется?

Девушке показалось, что Ародан подмигнул. Но, скорее всего, это было просто игрой пляшущего света от пламени факелов.

– Не знаю… – замялась Надя. – Наверное… – И, чтобы увести разговор от «скользкой» темы, спросила: – Но почему именно здесь, в этой пещере? Ведь их, как я понимаю, много вокруг?

– Много, – кивнул старейшина, – но дело в том, что именно эта пещера считается у саамов священной. Открою тебе один из наших секретов, чтобы ты поверила в мою искренность и отвечала мне тем же: именно здесь, в глубине этой самой пещеры, находятся залежи «волшебного камня», защищающего людей от радиации.

Девушка вспомнила про оберег и невольно прижала к груди руку.

– Вот как? – сразу догадался обо всем Ародан. – Нанас отдал тебе оберег? Получается, ты знаешь про эти камни? Тем лучше. Значит, уже понимаешь, что я это не выдумал.

– Да, знаю. Но какое отношение имеют камни к месту, где вы решили спрятать Силадана?

– Я же говорю: пещера считается священной. Сюда просто так, в одиночку, никто не ходит. И потому, что это строго запрещено делать без нойда, и потому, что просто этого боятся. Ведь и кроме камней здесь достаточно странных вещей: льется непонятно откуда, будто из самих стен, свет; исходят вдруг откуда-то из глубины непонятные зарницы, как будто внизу, под землей, полярное сияние полыхает; слышатся жуткие звуки, да и других странностей хватает. Часто здесь ни с того ни с сего людей вдруг охватывает беспричинный страх. Они начинают паниковать, метаться, убегая порой не к выходу, а наоборот, вглубь пещеры, где начинают блуждать по многочисленным туннелям и навсегда остаются в подземном лабиринте…

«Не бойся, – подал «голос» Сейд. – Он нарочно тебя пугает. Он догадался, что наши прятались здесь, и теперь хочет, чтобы ты это ему сказала сама. Но Гор, если бы и побежал куда-то от страха, то один. Нанас бы просто не смог этого сделать».

«Я понимаю, спасибо тебе», – мысленно ответила Надя мохнатому другу, а вслух спросила у старейшины:

– Но как Силадан смог здесь прожить несколько месяцев без пищи?

– Почему без пищи? Я приношу ему еду.

– Вы?!.. Приносите?.. И Парсыкин вас ни разу не выследил?

– Парсыкин трус, – презрительно скривился Ародан. – Как-то раз он заинтересовался «противорадиационными» камнями и велел мне показать, где находятся залежи. Перед этим я его, конечно, как следует «просветил» насчет легенд, связанных с этой пещерой. Сгустил, конечно, краски, но в меру. Для большей достоверности еще и про экспедицию Барченко добавил. Ну, ты этого не знаешь…

– Почему же не знаю? – возмутилась Надя, вспомнив недавнюю беседу на эту тему с Гором. – Как раз знаю. Это было больше ста лет назад. Барченко тоже этой пещерой интересовался. Но что ему удалось узнать, неизвестно, материалы экспедиции пропали, а самого ученого расстреляли… враги… – Откровенно говоря, подробности девушка забыла, пришлось домысливать от себя.

– Враги!.. – усмехнулся Ародан. – Можно, конечно, и так сказать. Но вообще-то его ЧК расстреляла – одна из важнейших структур Советской власти.

– Но… зачем?..

– А затем, наверное, что слишком много узнал. Но тут можно только гадать. А вот о том, что членов экспедиции, едва они сунулись в пещеру, обуял дикий, беспричинный страх, – сведения все же просочились. Разумеется, я Парсыкину и это между делом поведал. Да еще выбрал для «экскурсии» пасмурный день, чтобы потемнее было, посумрачней… В общем, перетрусил он еще на подходе, в саму пещеру и заходить не стал. Отговорился какой-то ерундой, что передумал, дескать, не хочет на глупости время тратить. Но я-то видел, как у него поджилки затряслись. А может, он и впрямь почувствовал что-то. В общем, я убедился, что сюда Парса Коска больше не полезет – один-то уж точно, и подвел все свои разговоры о пещере к логической развязке. Мол, саамы свято верят, что в горе – обиталище духов. А коли так, их надо задабривать. И дело это, между прочим, нойда. Иначе жители сыйта его не поймут. И намекнул сразу, что понимаю, как «великий нойд» занят, поэтому могу взять эту почетную обязанность на себя, чтобы периодически – скажем, пару раз в неделю – носить в пещеру «дары». Парса Коска эту «идею» с радостью подхватил и даже выступил назавтра «перед народом» с речью, во время которой назначил меня официальным «носителем даров» духам пещеры. Что мне и требовалось. Так что еду для Силадана я стал носить на практически законных основаниях.

– А вы жук! – с оттенком уважения сказала Надя.

– А то! – горделиво задрал бороденку старейшина.

И тут из темной глубины пещеры послышался зычный, эхом отразившийся от стен и сводов голос:

– Зачем звал?!..

Надя невольно ойкнула и отшатнулась назад, едва не отдавив лапы Сейду.


Из темноты в очерченное светом факелов пространство вошел, а вернее, как показалось девушке, проступил, словно нечто призрачное, на глазах обретающее плоть, седовласый старец. Его морщинистое лицо было, как и у Ародана, почти безбородым, покрытым лишь редкими «кустиками» седой растительности, хотя волосы, тоже седые, густыми волнами ниспадали из-под сделанного из оленьей шкуры колпака ниже плеч. Одет старик был в подобие длинного халата, но даже на глаз очень толстого, наверняка тоже из шкуры, только мехом внутрь. Его одеяние было расписано узорами – возможно, цветными, хотя оранжевый цвет пламени делал их черными. Одеяние украшали навешанные на нем костяные и деревянные «бляшки», понизу сплошной полосой шла длинная бахрома. Но больше всего поразил Надю широкий пояс старца. Судя по всему, он был кожаным, обшитым в длину полосами трех цветов, которых при таком освещении тоже нельзя было разобрать. В центре пояса одно над другим крепились три металлических кольца, а справа и слева от них располагались по три вышитых ромба.

И, что выглядело полнейшим диссонансом с этим сказочным образом, старик держал в руках автомат. Причем, не просто держал, а определенно собирался открыть из него огонь.

– Силадан, ты чего это?!. – заслонив лицо свободной рукой, испуганно воскликнул старейшина. – Это же я!

– А кого привел? – проворчал опальный нойд, и тут взгляд его наткнулся на Сейда.

Старик переменился в лице. Наде показалось, что он явно испугался пса. Однако тут же его хищный тонкогубый рот растянулся в злобной улыбке:

– Не может быть! Кого я вижу! Сегодня определенно удачный день – оба беглеца все же попали в мои руки! Видимо, духи решили восстановить справедливость, и я охотно помогу им в этом. Наконец свершится то, что не удалось сделать зимой: я уничтожу этого урода!

Силадан навел ствол автомата на пса.

Надя, не раздумывая ни мгновения, а скорее всего, и вообще машинально, быстро ступила вперед, загородив собой Сейда. Ее рука при этом, тоже будто сама собой, потянулась к поясу, за который был заткнут пистолету. Однако девушка тут же остановила свой невольный порыв – пояс закрывал бушлат, и пока бы она добралась до оружия и достала его, Силадан все равно бы выстрелил первым.

– Где Нанас? – спросила она вместо этого. – Он жив?

– А тебе какое дело, соплюха? Ты сама-то кто такая? А ну, отойди! – дернул стволом автомата нойд.

– Я жена Нанаса, – и не подумав двинуться с места, ответила Надя. – И хочу знать, жив ли мой муж?

Силадан раскатисто, на всю пещеру, захохотал. Отражаемый от каменных стен и сводов, оглушительный смех старика множился в дикую какофонию, отчего стало казаться, что опального нойда безумным хохотом поддерживают злые духи Нижнего мира.

Даже когда он замолчал, звуки этой адской многоголосицы продолжали какое-то время, медленно затухая, метаться под сводами, пока духи убирались в свою преисподнюю.

– Твой муж? – презрительно выплюнул Силадан. – А ты, значит, жена?.. Ты меня рассмешила, соплюха. Давно я так не смеялся. За это, пожалуй, я не стану тебя сразу убивать. Может, и чем другим еще порадуешь старика…

– Я спрашиваю: он жив?! – топнула Надя, понимая, что ей больше нечего терять, а потому совершенно не испытывая за себя страха. – Или ты в этой дыре совсем из ума выжил, слов не понимаешь?

– Ерепенистая, – одобрительно хмыкнул старик, – люблю таких. – И, в одно мгновение став снова угрюмым, злобно бросил, словно подачку: – Жив твой заморыш! Пока жив. Теперь уже ненадолго. А где находится, скоро узнаешь – сама сейчас отправишься туда же.

Надина рука снова дернулась к поясу, и на сей раз это движение не осталось без внимания Силадана.

– Ну-ка, Андрюха, глянь, что там у нее под одежкой, – сказал Силадан, направив автомат на девушку. – То ли мешает что, то ли просто так чешется… Я ведь могу почесать, если что, попроси только, – подмигнул он ей без тени улыбки.

Надя невольно закрутила головой, ожидая появления еще одного человека – Андрея. Но вместо этого к ней подошел Ародан.

– Доставай, – кивнул он на бушлат. – И лучше не спорь.

Утробно и глухо зарычал Сейд, но девушка быстро «сказала» ему: «Тише, родной, сейчас и правда не стоит спорить!» и, медленно потянувшись одной рукой к пуговицам – другая по-прежнему была занята факелом, – спросила уже вслух, чтобы отвлечь внимание мужчин от собаки:

– А почему Андрюха? Вас же Ароданом зовут?

– Ароданом я уже здесь стал, – усмехнулся старейшина. – «В миру» меня Андреем Кожуховым звали.

Между тем Надя расстегнула бушлат и, чтобы старик не начал ее «обыскивать», сама достала и протянула ему пистолет. У ней мелькнула, конечно, мысль, что можно бы выстрелить в него, развернуться и послать еще одну пулю в Силадана. Но пистолет был на предохранителе, пока она с ним чухалась, Ародан бы сбил ее с ног, а то и просто сунул бы в лицо факелом. Да и Силадан не стал бы ждать, пока она изготовится к стрельбе, – сам-то он уже был готов к ней.

Старейшина взял «макарова» и принялся крутить его в ладони. При этом девушка заметила, как он перещелкнул предохранитель в положение для стрельбы. Подумав о том, что старик сделал это случайно, не умея обращаться с оружием, она хотела ему об этом сказать, но тут, опуская ствол автомата, подал голос Силадан:

– Ну, что там у нее? Пушка?.. Ай-яй-яй, соплюха, разве в гости с оружием ходят? Или это подарок для меня? Неси-ка его сюда, Андрюха.

Ародан для чего-то сунул Наде свой факел и направился к Силадану. Девушка, продолжая невольно следить за «калашом» в руках бывшего нойда, пропустила момент, когда старейшина передернул затвор пистолета, – услышала лишь щелчок, с которым дослался патрон в патронник. И сразу за ним – выстрел. Затем – еще и еще.

– Что вы делаете?! – завопила, бросаясь вслед за Ароданом, Надя, хотя и видела уже, что свершенного не исправить; на груди медленно оседающего Силадана расплывались три темных пятна.


Глава 18
Самопровозглашенный нойд

Старый нойд был еще жив, однако Надя к нему добежать не успела, первым возле раненого оказался Ародан. Старейшина сунул пистолет за пазуху, вырвал из слабеющих рук лежащего навзничь Силадана автомат и быстро обернулся к девушке, направив на нее ствол:

– А ну, стой, где стоишь!.. И ты тоже! – перевел он оружие на приготовившегося к прыжку Сейда.

– Сейдушка, стой, стой!.. – зашептала, оглянувшись на пса, замершая на месте Надя.

И тогда в пещере раздался вдруг хриплый, булькающий то ли смех, то ли кашель умирающего Силадана:

– Клха-кха-кха… Ты идиот, Андрюха… Всегда был… идиотом… Клха-кха-кха… Думаешь… победил меня?.. Клха-клха…

– Думаю, да, – ощерился Ародан. В свете факелов эта улыбка показалась девушке кровавым оскалом. – Ты уже дохлый, а я живой.

– Ты тоже… клха-кха… дохлый… Все вы теперь… клха-кха-кха… дохлые… С моей смертью зажжется фитиль…

– Что ты там кудахчешь? – наклонился к нойду старейшина, но тот не издал больше ни звука.

– Он умер! – ахнула Надя, невольно подавшись вперед, но ствол автомата уже снова глядел на нее черным зрачком.

– Стоять! – выкрикнул Ародан, а потом, попинав тело Силадана, вынес «диагноз»: – Да, мой старый друг отправился в мир духов.

– Старый друг?!.. – не удержалась от возмущения девушка. – Как вы можете говорить такое, после того как сами же его…

– Постой, – сделал изумленное лицо старейшина. – Но мы же, по-моему, с тобой обо всем договорились.

– О чем мы договорились?.. – заморгала Надя, совершенно сбитая с толку. Она догадывалась, конечно, что старик над ней издевается, но логику его слов понять не могла.

– Как это «о чем»? – в свою очередь сыграл возмущение Ародан. – О том, что я отведу тебя к Силадану и потом стану нойдом. Ты мне, кстати, обещала еще оружия. Этого мало, – потряс он «калашом».

– Мы договаривались, что вы станете нойдом, но не говорили о том, что для этого нужно убить Силадана!

– А как же иначе? – на вид очень искренне удивился старик. – Ведь пока жив прежний нойд, еще одного быть не может. Это ведь не выборная должность, – скривился он в подобии улыбки, – и назначить кого-то просто так на нее нельзя. Парса Коска – обычный самозванец, никакой он не нойд, а я хочу быть настоящим. Обычно после смерти нойда его сила переходит к тому, кого он сам заранее выбрал, но сейчас-то ей деваться некуда было, кроме как ко мне перейти.

– И она перешла? – язвительно хмыкнула Надя.

– Конечно! А как же иначе-то?.. – Ародан, вспомнив о чем-то, наклонился над трупом Силадана, снял с него трехцветный пояс, повязал себе вокруг талии и провозгласил: – Я теперь нойд!

– Но вы не предупреждали меня о том, что собираетесь убить прежнего нойда! Я бы ни за что с этим не согласилась.

– Потому и не предупреждал. Сейчас-то что об этом говорить? Дело сделано. Осталось получить обещанное оружие. Я жду.

– Так чего же вы ждете, если вы теперь нойд? Вы ведь и так уже поняли, что мой муж и наш друг были в этой пещере, а Силадан их нашел и куда-то увел… – тут девушка осеклась, вспомнив, что увести Нанаса не представлялось возможным, но поправляться не стала, невольно подумав с дикой надеждой: «А вдруг?..» – Оружие было с ними, а сейчас его нет, вы же видите, – повела она вокруг факелами, один из которых, чадя и потрескивая, уже догорал. – Вот и ищите теперь, пользуясь обретенной силой. Если вам, конечно, еще и память Силадана не передалась. Но раз такие глупости говорите, то вряд ли.

– А ну заткнись! – рыкнул Ародан. – Шутница, да? Я тоже пошутить люблю. Предпочитаю жанр черного юмора. И не на словах, а в действии. Начинать?..

Надя не слышала прежде о черном юморе, но по смыслу догадалась, что это такое.

– Не надо, – буркнула она. – Вы и так уже пошутили. Черней не бывает.

– Что ты имеешь в виду?

– Как «что»?.. Обещали привести меня к Силадану. Что ж, привели, не отрицаю. Только что теперь толку с него мертвого? Он ведь мне теперь мужа не вылечит. Которого, ко всему прочему, найти еще нужно.

«Найдем, – «подал голос» Сейд. – Я уже чую, куда идти».

Словно подслушав пса, хотя Надя была уверена, что обращался тот лишь к ней одной, Ародан уверенно произнес:

– Для того, чтобы его найти, не нужно даже обладать силой нойда. Для этого достаточно собачьего нюха. А вот ты сейчас очень хорошо показала свою истинную сущность. А то развозмущалась тут: ах, какой злодей, людей убивает!..

– Какую еще сущность я показала?.. – от изумления раскрыла рот девушка.

– Самую настоящую. Ты же сама признала только что: «Что толку с мертвого, он теперь мужа не вылечит». То есть, сама по себе смерть бывшего нойда для тебя – тьфу! Да и зачем жалеть какого-то сумасшедшего дикаря, правда?

Надя вспыхнула, сознавая, что по большому счету старик оказался прав: ей и в самом деле не особо было жаль Силадана, особенно с учетом того, что он намеревался сделать с Нанасом. И все же она попробовала возмутиться:

– Я никогда так о нем не думала!.. Что он дикарь… Для меня все люди в первую очередь – это люди. Тем более, мой муж тоже ваш соплеменник. Другое дело, что все люди разные. По отношению к себе подобным в том числе. Силадан человеколюбием точно не страдал. Вы, по-моему, тоже.

Тут потрескивающий до этого факел окончательно погас. Да и второй светил уже еле-еле. Ародан снял со спины сумку с оставшимися факелами и бросил ее к ногам девушки.

– Зажги еще один. И хватит болтать, пойдем за оружием. Вы с собакой впереди, я прикрою.

Последнюю фразу старик произнес с откровенной издевкой, однако Надя оставила это без внимания. Ее больше всего волновала сейчас другая проблема, которую она уже озвучила новому нойду, но который так ее и не прояснил. Вероятней всего потому, что попросту не мог этого сделать. Ни прояснить, ни тем более решить.

И все-таки девушка решила попробовать еще раз. Но сначала она достала из сумки новый факел и запалила его от догорающего. Повесила за плечо сумку, подняла огонь повыше и спросила, глядя прямо в глаза Ародану:

– Раз вы теперь нойд, вы сможете вылечить моего мужа?

На лице бывшего старейшины промелькнуло смятение. Но он быстро совладал с собой и ответил с невозмутимостью, сильно отдающей презрением:

– Я сам выбираю, кого мне лечить, а кого нет.

– Но когда выберете, вы сможете это сделать? – решила, не обращая внимания ни на что, добиться своего Надя.

– Я стал нойдом только что, – с прищуром посмотрел на нее Ародан. – Ты все время была рядом и все видела. Много я за это время вылечил людей?

Девушка чуть не сказала, что за последнее время он лишь убил одного человека, но вовремя прикусила язычок и послушно ответила:

– Ни одного.

– Так чего же ты спрашиваешь, смогу я или нет?! – с откровенной злостью выкрикнул старик. – Вот когда стану лечить, тогда и узнаешь! А сейчас давай, науськивай на след свою псину! И сама отправляйся за ней.

«Ты правда чуешь, куда нужно идти?» – мысленно спросила у Сейда Надя.

«Чую. Они не очень далеко», – едва заметно кивнул пес.

«Тогда идем. Нанаса все равно нужно найти, да и деваться нам некуда».

«Я могу попытаться напасть на старика. Но не уверен, что получится, – он выстрелит быстрее. Разве подождать, пока он отвлечется… Но когда я пойду впереди, точно не смогу этого сделать».

«Нет, Сейдик, милый, не надо! – взмолилась девушка. – Ародан застрелит тебя! Давай пока будем делать то, что он говорит. Вот найдем Нанаса с Гором, там и решим, как быть дальше».

Умный пес помотал круглой головой, что на языке человеческих жестов должно было, по всей видимости, означать пожатие плечами, и молча направился к дальнему краю пещеры. Надя пошла за ним, проклиная себя в душе за то, что даже перед мохнатым другом не смогла быть до конца искренней. Ведь она испугалась того, что предложил Сейд, не только из страха за его жизнь. Нет, она конечно же этого боялась! Но ей стало страшно еще и оттого, что пес мог ненароком загрызть Ародана до смерти, – много ли старику надо? А тогда… Тогда шансы на излечение Нанаса, которые и сейчас-то казались весьма призрачными, свелись бы к окончательному нулю.


Между тем девушка приблизилась к дальней стене пещеры, где в свете высоко поднятого факела увидела сидевшего возле темного узкого входа Сейда.

– Что замерли? – послышалось сзади. – Вперед!

Надя невольно оглянулась. Ародан, продолжавший держать ее под автоматным прицелом, не отставал.

– Может, опустите оружие? – сказала она. – Мне бежать некуда, а у вас вдруг палец дрогнет…

– Не дрогнет, – с усмешкой ответил старик. – А и дрогнет – невелика беда.

Однако автомат он все же опустил. Вероятно, потому, что Сейд уже скрылся в темноте входа, а боялся-то он, скорее всего, в первую очередь именно пса. «И небезосновательно», – подумала Надя, вспомнив недавнее предложение мохнатого друга.

Девушка глубоко вдохнула, словно собиралась нырять, и тоже шагнула во тьму узкого лаза, который должен был привести ее к любимому мужу, беспокойство о котором стало почти уже невыносимым. Сзади зашуршали шаги новоиспеченного, или, точнее, самопровозглашенного нойда. «Интересно, – возникла у Нади мысль, – правду ли он сказал, что сила умершего Силадана перешла к нему?» О том, была ли у того вообще какая-нибудь особая, «сверхъестественная» сила, думать не хотелось. Удивительно было уже то, что она в принципе была готова поверить в эту «колдовскую силу»! Впрочем, когда не осталось иных надежд на спасение любимого, поверишь во что угодно. Сама скоро духов начнешь вызывать.

«А ведь он убьет нас!.. – вздрогнула девушка от новой мысли. – Вот найдем мы Нанаса и Гора, и Ародан убьет нас всех с той же легкостью, что и Силадана. А потом заберет все оружие и отправится назад, чтобы со своими верными людьми свергнуть Парсыкина и возглавить сыйт. Мы ему для этого не только не нужны, а наоборот, будем мешать. Особенно я, которая видела, как он обошелся с бывшим нойдом. Старик наверняка опасается, что я могу рассказать об этом другим, и вряд ли мой рассказ понравится всем».

«Сейд! – позвала она. – Долго еще идти?»

«Нет, – ответил пес. – Почти пришли. Скоро другая пещера, они там».

«Когда войдем, будь начеку, не выпускай из виду Ародана, – «сказала» Надя. – Если что – действуй, как ты говорил».

Сейд не стал удивляться перемене ее решения. Скорее всего, он просто уловил ход ее мыслей. Не «подслушал», а именно понял.

В конце концов, пес был не глупее ее, да и она сейчас не теорему Ферма решала.

«Но только если почуешь опасность! – поспешно добавила девушка, «услышав» согласие Сейда. – Явную, смертельную опасность! Просто так не нападай, даже если будет возможность!»

Наде показалось, что в ответ она «поймала» короткий смешок пса. Дескать, знаю я, почему ты так за жизнь старого пердуна трясешься!.. «Хотя, чего я комплексую? – подумала вдруг она. – Сейд точно так же переживает за жизнь Нанаса и тоже, вероятно, надеется лишь на Ародана».


Хоть Надя и была готова к этому, узкий тоннель все-таки закончился неожиданно. Пламя факела только что облизывало низкий каменный потолок, как вдруг тот исчез, словно поддался наконец его жару и мгновенно растаял. И огонь сразу показался менее ярким, глазам снова пришлось привыкать к темноте, отчего девушка не сразу смогла разглядеть, где она очутилась.

И тут она услышала вскрик… Голос был настолько родным и знакомым, что Надя отказалась верить собственному слуху. Но услышала снова:

– Надя!.. Это ты?

Она резко повернулась на голос. Рука, державшая факел, задрожала, и отблески пламени заплясали по каменным стенам совсем небольшой пещеры, на полу которой лежали два человека. Впрочем, девушке больше не нужен был свет. Она и так теперь знала, что перед ней ее любимый, ее родной, единственный… Надя почувствовала, что задыхается от переполнивших ее чувств. Самым большим желанием было для нее сейчас броситься к Нанасу, обнять его, прижать к себе!.. Однако ноги почему-то вдруг перестали ее слушаться.

Зато Сейд, забыв про ее просьбу и свое обещание, взвизгнув, словно щенок, ринулся к бывшему хозяину, который уже сел, прислонившись спиной к стене, и принялся облизывать тому лицо.

– Ты бы лучше веревки нам перегрыз, – раздалось оттуда же стариковское бурчание Гора, и только теперь девушка заметила, что руки и ноги у обоих мужчин связаны.

Сейд немедленно принялся за дело, вцепившись зубами в стягивающие руки Нанаса путы.

– Молодец, – похвалил его тот. – Хороший Сейд, умничка!

И лишь после этого до Нади дошло, что ее муж не только жив, но и находится в полном сознании! Понимание этого будто стало ключом, отомкнувшим ее ноги из ступора. Девушка с испугавшим саму себя воем бросилась к Нанасу и, не выпуская из рук факела, повисла у него на шее, едва не подпалив ему свисающие из-под бинтов рыжие пряди.

И тут раздался истошный вопль Гора:

– А-аа!!! Он убьет нас!

Надя мгновенно извернулась и буквально легла спиной на мужа, растопырив при этом руки. Еще до того, как увидела направленный на себя холодный зрачок автомата, она взмолилась всем святым и духам сразу: «Только не его! Кого угодно, но только не его!!!» А затем увидела, как метнулась в сторону смертельного глаза оранжевая от света пламени молния.

Время остановилось. Молния превратилась в распластанного по воздуху медлительным мохнатым дирижаблем Сейда.

«Не успеет!.. – только и смогла подумать девушка, перед тем как ее рука, совершенно, казалось бы, рефлекторно метнула факел в начинающее вспухать огненным шаром дуло.


Глава 19
Неожиданная новость

Картинка застыла полностью. Вытянулся, словно на высокой невидимой лежанке, Сейд со страшной, оскаленной мордой и пылающими самым, казалось, натуральным огнем выпученными желтыми глазами. Облако раскаленных пороховых газов по-прежнему висело на срезе направленного на нее автоматного ствола. Но теперь Надя разглядела и темную зловещую тень в его центре – пулю.

Сама девушка тоже застыла прижизненным памятником самой себе, не в состоянии ни вдохнуть, ни моргнуть, не говоря уже о том, чтобы пошевелить даже пальцем. Зато сознание ее оставалось таким же ясным и работало с той же скоростью, что и несколько мгновений назад. Правда, в его глубине, где-то там, на задворках, уже мелькнула мысль, что все относительно, и, скорее всего, именно оно, сознание (а также и осознание, в приложении к текущему пониманию действительности), обрело вдруг сейчас немыслимую скорость, отчего все остальное и казалось застывшим в полной неподвижности.

Хотя, нет, не в полной. Надя увидела, что пуля вырвалась уже из огненного шара, немного выросшего в размерах. А вот факел, который она швырнула навстречу, так и оставался на месте, будто приклеенный к ее вытянутой, с разжатыми пальцами, ладони. Не нужно иметь высшего образования, чтобы уже на интуитивном уровне догадаться: скорость выпущенной из автомата пули во много раз выше, чем у брошенной человеческой рукой палки.

«Это духи, – подумала девушка. – Это злые духи Нижнего мира, куда ведут червоточины этой проклятой горы, решили устроить мне последнее наказание. Я буду долго, очень-очень долго смотреть, как ко мне приближается эта пуля… Как ко мне приближается моя смерть. И умирать я буду тоже очень-очень долго. Но за что мне это наказание? Чем я его заслужила?.. Тем, что хотела любить и быть любимой? Тем, что желала оставаться сама собой, не предавая других и саму себя?..» Вспомнились мамины слова из недавнего видения в ответ на вопрос, каково самое главное правило в жизни: «Быть собой, верить в себя, не изменять себе». «Мама! – мысленно, поскольку ни язык, ни голосовые связки не подчинялись ей, взмолилась Надя. – Но я же – вот она, я не изменяла себе, я верила!.. Почему же все так получилось? За что?!.. Помоги мне, мамочка! Если ты меня любишь, спаси!..»

Девушке почудилось, что ее лицо ласково и нежно обдуло легким ветерком. Что-то светлое мелькнуло перед глазами, и уже в следующий миг она увидела, что факел больше не приклеен к ее ладони, а находится посередине, между нею и пулей, направленный на смертоносный кусочек свинца охваченным пламенем концом. Наде показалось, что она заметила руку – бледную, даже прозрачную, – отдернувшуюся от факела во тьму. А потом скорость происходящего вокруг изменилась, совсем на чуть-чуть, но все же теперь картинка не казалась застывшей, в ней появилось движение. Во всяком случае, пуля отчетливо двигалась, неумолимо приближаясь к огненной голове факела. Коснулась ее, вошла внутрь… Пламя дрогнуло, начало раздуваться… Вскоре стало понятно, что это уже не один, а два сгустка огня, отделяющихся один от другого. Факел медленно, но теперь уже вполне очевидно расщеплялся надвое. Вот лопнул и обращенный к Наде конец, выплюнув из себя злосчастную пулю, которая вдруг начала неспешно поворачиваться в воздухе. Она совершила четыре неполных кувырка, пока не приблизилась к девушке настолько, что та смогла рассмотреть на блестящем металле длинные витые бороздки, оставленные нарезкой ствола. Пуля, продолжая медленное вращение, плыла несколькими сантиметрами левее Надиного лица, чуть выше уровня глаз, и вскоре вышла из фокуса, но было уже понятно, что Надю она не заденет.

«Если бы не факел, попала бы точно в лоб, – пришла к девушке настолько уверенная мысль, что она и не подумала усомниться в ее правоте. Но следом выпрыгнула другая: – Сзади Нанас!..»

То ли желание обернуться оказалось настолько сильным, что разорвало пленку «замедленного времени», то ли это произошло само собой, оттого, что миновала опасность, только мир вдруг дернулся и снова взорвался звуками. Взвизгнула срикошетившая от каменной стены пуля, загрохотал по полу выбитый половинкой факела из рук Ародана автомат, слились в один животворный взрыв рычание Сейда и вопль атакованного им старика.

– Жив!.. – увидев широко распахнутые глаза мужа, сумела наконец выдохнуть Надя и тут же повернулась назад, чтобы проследить творимое псом действо. Но рассмотреть что-либо ей не особо удалось, поскольку одна половина факела потухла, краснея тлеющей головешкой, а другая вот-вот собиралась сделать то же самое, испуская задыхающиеся оранжевые язычки.

Девушка, вскочив, сбросила с плеча сумку, выдернула из нее новый факел и подбежала к его догорающему собрату. Когда в ее руках разгорелся новый источник света, Надя услышала сзади голос Нанаса:

– Сейд! Оставь его! Больше не надо.

Девушка обернулась. Посредине пещеры с автоматом в руках сидел ее муж и целился в Ародана. Надя ахнула, решив, что ее любимый остался парализованным после ранения и поэтому не может подняться. Но тут же вспомнила, а через пару мгновений, в два прыжка оказавшись с ним рядом, и увидела, что ступни Нанаса по-прежнему связаны, Сейд успел перегрызть лишь веревки на руках. Упав на колени, девушка быстро освободила ноги мужа, поднялась и решительно направилась к самопровозглашенному нойду.

– Ты куда? – бросил ей в спину Нанас.

– Связать этого мерзавца! – почувствовав, как ее переполняет неконтролируемая злость, мотнула головой Надя.

– Не надо, это же просто старик!.. Почему он здесь, кстати?

– Этот «просто старик» – мерзавец, я же сказала! – злобно выплюнула девушка и, подойдя к лежавшему на каменном полу Ародану, которого все еще держал зубами за ворот Сейд, несильно пнула того в бок: – Ну-ка, скажи, почему ты здесь? Видишь, люди интересуются.

Бывший старейшина, тяжело засопев, отвернулся.

– Стесняется! – обернувшись к мужу, язвительно прокомментировала Надя. – А здесь он потому, что захотел стать нойдом. Убил Силадана и чуть было не прикончил всех нас заодно.

Сейд вдруг коротко рыкнул, и тут же заверещал Ародан. Девушка быстро повернулась назад и увидела, что пес держит в челюстях запястье старика.

«Хотел достать пистолет», – пояснил Сейд, и Надя, хлопнув себя по лбу, наклонилась, чтобы достать из-за пазухи пленника свой «макаров».

– Вот видишь, – пряча за ремень ствол, сказала она мужу, – а ты говоришь, не надо связывать! – И, тут же принявшись осуществлять задуманное, спросила: – Ты лучше расскажи, вы-то как здесь очутились? Когда ты пришел в себя? Как себя чувствуешь?

– Да он недавно пришел в себя, – подал голос молчавший до этого Гор, – не знает он, как здесь очутился. Кстати, Нанас, развяжи-ка меня тоже, а то уже рук-ног не чувствую. А потом и расскажу, как все было.

В голосе Гора Надя уловила нотки смущения, старик наверняка чувствовал свою вину в произошедшем. И то – его оставили охранять раненого, а он и его не сохранил, и сам в плен попал. И ладно бы к кому, а то ведь к такому же немощному старику, как и сам. Впрочем, девушка не стала пока утешать Гора, решив послушать сперва его версию случившегося. К тому же, в глубине души она и сама немного на него злилась.

Однако его рассказ послушать тотчас же не получилось. Направившийся к Гору Нанас вдруг остановился и завертел по сторонам головой:

– Погодите, а где Семен?.. Ародан! Куда подевался летчик?

– Что?.. – вздрогнула Надя, уверенная, что ослышалась. И все-таки переспросила – пересохшим вмиг ртом, почти беззвучно: – Какой Семен? Какой летчик? Мой… отец?..

Она повернулась к Ародану и впилась в него полным мольбой взглядом.

– О чем вы?.. – заворчал тот. Наткнувшись на взгляд девушки, буркнул: – Чего ты так на меня смотришь? Не знаю я никакого летчика! Откуда здесь летчик? Вы что, с ума тут все посходили?

Казалось, самопровозглашенный нойд и впрямь испугался этого. Даже отполз чуть дальше, судорожно перебирая ногами по полу. Не стоило быть тонким психологом, чтобы понять – старик говорит правду.

– Так что все-таки?!. – вскричала Надя, переводя теперь взгляд с мужа на Гора и обратно. – Зачем вы из меня душу тянете?.. Нанас, хоть ты не молчи!

– Я… – запнулся ее суженый. – Ты это… только… Ты не волнуйся так!.. Он… это… Семен, то есть…

– О боже! – вскинула руки девушка. – Ты что, специально меня мучаешь?!

– Давай я расскажу, – сказал Гор. – Нанас и не знает почти ничего, очухался-то недавно совсем…

– Рассказывай! – кинулась к нему Надя.

– Только ты… это… – протянул к ней связанные руки бывший варвар.

Девушка достала нож и одним махом перерезала стягивающие запястья веревки.

– И это… – вытянул Гор ноги.

С этими путами Надя расправилась столь же быстро.

– Рассказывай! – повторила она.

– Вот ты ушла, – устраиваясь поудобней, покряхтел и начал старик, – а я, видишь ли…

– Да ты не про меня и себя, ты мне про летчика расскажи! – рассерженно завопила девушка. – Или вы впрямь сговорились меня извести?!

– Был, был летчик… – закивал Гор, но его перебил сумевший взять себя в руки Нанас:

– Здесь был твой отец, Семен Будин.

– Живой?! – воскликнула Надя.

– Живой. Только он… это… ходить не мог.

– Парализованы у него ноги, – видя, что Нанас вновь стал запинаться, подхватил разговор старый варвар. – Да и сам – того малость… – постучал он по лбу согнутым пальцем.

– Как это – «того?» – подалась вперед девушка. – Почему?

– Да он все время молчал. В одну точку уставится – и… Или нес откровенный бред. Что-то про небесного духа на огненных нартах.

– Так это я его когда-то так называл! – подхватился Нанас. – Я ведь и впрямь его тогда за небесного духа принял. А самолет – за огненные нарты.

– Ну, может, – согласился Гор. – А только все равно не в себе мужик был.

– И куда же он делся? Вы ж говорите, что он не может ходить!

– Уполз он, – нахмурился бывший варвар. – Тот старик ушел, потом Нанас очухиваться начал, а тут и летчик уполз.

– Какой «тот старик»?! – взвилась Надя. – Силадан? Неужели нельзя понятней рассказывать?

– Откуда я знаю, как его зовут, – обиделся Гор. – Он мне не представился. А понятней я хотел, так ты сама помешала…

– Ну, давайте, давайте!..

– «Давайте!» Ишь!.. – продолжал дуться варвар. Но все же продолжил. Точнее, начал заново: – Ты ушла, а мы остались. Там еще, – махнул он рукой, – в той пещере. А поели же только, да подустал я, да кости ноют после червяков тех… В общем, закемарил я. А старик тот подкрался, да и огрел меня чем-то по темечку… – Гор наклонил голову, показывая шишку на лысине. – Пока я в отключке валялся, он нас связал и сюда по одному переволок. А тут уже был тот мужик в драной летной форме. Что, правда отец твой? К которому ты на могилку ехала? Вот ведь оно как…

– Да вы дальше рассказывайте! Дальше-то что?

– А все. Дальше я тебе уже рассказал. Старик тот… ну, Силадан ваш, куда-то ушел. Тут Нанас заморгал. Я – к нему: что? как?..

А летчик уполз.

– Вы уверены, что он не в себе был?

– Как тут будешь не уверен-то? Сначала молчуном все лежал, потом про духа этого начал…

– Это он, наверное, меня узнал легохонько и решил, что мы еще там, у самолета, – выдал свою версию Нанас.

– Но и перед тем как ползти, – вспомнил Гор, – он тоже что-то эдакое выдал… Что-то вроде «кремень и кресало… я должен выполнить его волю».

– Подождите… – насупила брови Надя. – «Кремень и кресало», вы говорите?..

Бывший варвар кивнул. Немного помедлив, но чуть менее уверенно, то же самое сделал и Нанас.

Девушка продолжала хмуриться. Что-то в этом словосочетании было такое, что ей определенно не нравилось. Оно явно вызывало в ней некую неприятную ассоциацию, вот только вытянуть ее из глубин подсознания никак не получалось. А потом ее словно что-то толкнуло, почти физически – так, что прочие мысли тут же вылетели из головы.

– Чего мы сидим?! – воскликнула она. – Его нужно догнать! Он не мог далеко уползти!.. Нанас, ты можешь идти? Ты сам-то как себя чувствуешь? – Надю окатило волной жгучего стыда; услышав об отце, она совсем забыла о муже! А ведь тот совсем недавно был на грани между жизнью и смертью!

Девушка сунула факел Гору, затем подбежала к Нанасу и, прижавшись, обняла его, а потом, чуть отстранившись, осторожно погладила забинтованную голову. Пальцы наткнулись на твердый бугорок под марлевой тканью.

– Я хорошо… – начал было отвечать на ее вопрос муж, но она, шикнув на него, стала нащупывать узел повязки.

– Погоди! Я посмотрю, что там у тебя… Очень больно?

– Да все нормально! Ничего не болит… А почему должно быть больно? Это ты про царапину на руке?.. Но почему тогда трогаешь голову? И почему она завязана?

– Но ведь тебя… – удивилась Надя, однако сообразив, что Нанас и впрямь не мог знать о своем втором ранении, решила не вываливать на его больную голову все подробности сразу. – Тебя еще немного ранило. Сейчас гляну, как там дела.

Заскорузлый от запекшейся крови бинт присох к месту ранения. Наде страшно было прилагать усилия, она и представить боялась, насколько сильную боль причинит при этом мужу. Но тот стоял совершенно спокойно, не выказывая ни малейшего беспокойства.

– Давай, я сам, – потянулся он рукой к голове, видя ее нерешительность. Взялся за бинт, дернул, смотал один слой – еще дернул… И так несколько раз, пока вся марлевая лента не оказалась в его руке.

Что-то звякнуло, упав на пол. Надя нагнулась и подняла маленький, блеснувший в свете пламени камешек. Нет, не камешек…

– Это… пуля!.. – ахнула, не веря глазам, девушка.

Но это и впрямь была чуть смятая от удара пистолетная пуля.

«Как же так? – стала приводить в порядок лихорадочно мечущиеся мысли Надя. – Неужели она, не пробив череп, сидела сразу под кожей?.. Но ведь я тогда осматривала рану! В черепе определенно была дырка, и пуля находилась там, внутри головы! Неужели я ошиблась из-за обилия крови?.. Возможно. Я ведь не медик… От страха мне еще и не то могло показаться!.. Да и как могло быть иначе, ведь пуля сама выйти из головы не могла. И Нанас бы сейчас так хорошо себя не чувствовал».

Девушка, осторожно касаясь кончиками пальцев места ранения, нащупала лишь едва заметное углубление.

– Повернись к свету, – попросила она мужа.

Нанас послушно повернулся. Поплевав в ладонь, Надя стерла с его лба засохшую кровь и растерянно заморгала. Страшной кровавой дырки в голове Нанаса больше не было! На том месте и впрямь оказалась лишь небольшая круглая вмятина, покрытая молодой розовой кожицей. Надя вспомнила про раненую руку мужа, размотала повязку, и… не увидела на коже ни малейшего следа!..

Это было необъяснимо, но сейчас Наде было не до того, чтобы нагружать голову лишними и не столь в данный момент важными загадками. Главное, с Нанасом все было в полном порядке и, если бы не внезапно нашедшийся, а потом столь же внезапно пропавший отец, можно было бы думать о возвращении назад.

– Правда не болит? – заглянув в глаза мужу, на всякий случай еще раз спросила она. – Голова не кружится?

– Не болит. Не кружится, – замотал головой Нанас и улыбнулся: – Если ее не кружить.

– Тогда пойдем, поищем отца!

– А я?.. – пытаясь подняться, испуганно спросил Гор. Однако ноги его еще не отошли и никак не хотели слушаться хозяина.

– А вы будете стеречь этого, – мотнула девушка головой на Ародана. – Сейчас я дам вам автомат.

– Пусть собака тоже останется, – смущаясь, попросил Гор. Видимо, «близкое» знакомство с Силаданом оказало на него такое действие, что он стал чувствовать себя неуютно с любым представителем саамского сыйта.

– Нет, Сейд нам самим пригодится, – помотала головой Надя. – На него-то вся и надежда в поисках. Да вы не переживайте, мы быстро! Не мог отец далеко уползти. Сами же говорили, что он больной и слабый.

«Оставайтесь с ним тоже, – «сказал» вдруг внимательно слушавший их разговор Сейд. – Как вы мне поможете искать? Только ждать вас придется, время терять. Вот когда найду, тогда и вернусь за вами».

«А как же ты в темноте?» – не очень понравилась девушке идея умного пса.

«У меня нюх есть. И чутье снова вернулось».

«Ну, смотри… Только не лезь, если почувствуешь какую опасность. Сразу тогда возвращайся, вместе будем думать».

Гор, который тоже «слышал» этот молчаливый диалог, радостно заулыбался. Сейд же мигом растворился в темноте.

Чтобы не терять времени даром, Надя решила вернуться к прерванному разговору об отце. Для начала она еще попытала свое подсознание в надежде отыскать все-таки связанную с «кремнем и кресалом» ассоциацию. Вспомнила, что там было что-то еще…

– Что он еще сказал? – спросила она у Гора. – Что-то там про волю?..

– «Я должен выполнить его волю», – повторил тот. – Так и сказал. Слово в слово.

– Наверняка бредил, – вздохнула Надя, так и не справившись с упрямым подсознанием. – По-моему, он и в самом деле опять пережил свою первую встречу с Нанасом. Только в этот раз поставил себя на его место… Ведь именно Нанас должен был выполнить его волю – найти меня.

– Если так, то зачем ему куда-то ползти? Тебя спасать? – фыркнул вдруг молчавший до этого Ародан.

– Тебя не спросили! – огрызнулся Гор, переживающий, видимо, за свою недавнюю слабость.

– Вот и зря не спросили. Я ведь тоже с головой, могу и подсказать что.

– И что же вы нам готовы подсказать? – сухо спросила Надя.

– А ты помнишь, что сказал Силадан перед тем, как отбросить копыта?

Надя отчетливо вдруг вспомнила предсмертные слова Силадана о зажженном фитиле и сразу же поняла, какую именно ассоциацию она никак не могла поймать. Ну конечно же! «Кремень и кресало» как раз и нужны для того, чтобы зажечь «фитиль»! Но фитиль от чего? И при чем здесь чья-то воля? Хотя, почему «чья-то»? Чья же еще, если не Силадана? С кем другим мог общаться здесь отец?.. Что, если каким-то образом нойд сумел «загипнотизировать» находящегося при смерти летчика, подчинить его сознание и волю, а в случае своей смерти «запрограммировал» того на уничтожение этого небольшого мирка, создав себе таким образом надежную «страховку»? Вот только предупредить, что его нельзя убивать, он никого не успел…

Видимо, по лицу девушки бывший старейшина прочел основной ход ее мыслей. Он хотел уже было задать ей какой-то вопрос, но она спросила сама:

– Что хранится в этих пещерах?

– Хранится?.. – удивился Ародан. – Специально здесь ничего не хранится. Вот, Силадан, правда, хранился…

– Я вас серьезно спрашиваю, – нахмурилась Надя. – Может, взрывчатка какая-нибудь, запасы горючего…

Даже в неверном свете факела она увидела, как побледнел самопровозглашенный нойд.

– Ты думаешь, «фитиль» – это в буквальном смысле фитиль?.. Бикфордов шнур?.. Но я ничего не знаю ни о какой взрывчатке, правда! Да и откуда бы ей здесь взяться? И зачем?.. Горючее здесь тоже сроду не хранилось, да и как бы его сюда было доставить?

И, опять же, зачем?.. Разве что… – Ародан вдруг стал совсем белым, Надя испугалась даже, что старик потеряет сознание. – Еще в самом начале, где-то через год, как мы основали сыйт, исследовали мы с Силаданом эти пещеры. Нашли здесь один весьма полезный минерал… Но я сейчас не о нем. В общем, стали мы как-то спускаться по одному ходу вглубь горы. Далеко уже спустились, вдруг Силадан замер. Носом вокруг поводил – и назад попятился. Дальше, говорит, нельзя – смерть. Так сказал, что я ему сразу поверил, хотя сам я, сколько ни принюхивался, ничего унюхать не мог. Он мне долго ничего не говорил, не знаю уж, из вредности или боялся, что засмею, но потом все же сознался, что почуял внизу, под горой, большое скопление природного газа.

– Природный газ не имеет запаха! – подскочил Гор. – Набрехал тебе твой Силадан! И залегает этот газ на глубинах от километра и ниже. Так что глупости это все. Авторитет он свой поднять хотел. Или просто струсил глубже лезть, а признаться стыдно было.


Глава 20
Успеть найти

Бывший старейшина долго молчал, внимательно разглядывая Гора, словно заметил его только что. Потом скривил губы:

– А ты кто вообще, такой умный?

– Не твое дело! – огрызнулся старик.

– Значит, твое? Пришел на мою землю и начинаешь наводить свои порядки!..

– Это не твоя земля! – взвился Гор. – По крайней мере – не только твоя. И никакие порядки я не навожу, а просто говорю то, что знаю. Ну, а то, что природный газ ничем не пахнет, я знаю точно. И то, что залегает он глубоко, – тоже знаю.

– Ладно тебе, уймись! – вновь скривился Ародан. – Знает он!.. Думаешь, ты один умнее всех?.. Я тоже знаю, что природный газ не пахнет. И про глубину залегания… Так я ведь не говорил, что Силадан газ унюхал! Я сказал, что он это почуял. Пусть и неважнецким он был нойдом, но все же был им.

– Ага, и про газ ему духи рассказали! – захихикал старый варвар.

– Не знаю, духи или нет, – не стал реагировать на ерничанье Гора сделавшийся очень серьезным Ародан, – но только не думаю я, что он врал. Потом он несколько дней вдоль горы да вокруг сыйта бродил, по озеру на лодке катался. И видно по нему было, что озаботился старый хрыч сильно. Так сильно, что не утерпел, опять со мной поделился. Мол, пустоты с этим газом тянутся под землей аж до самого поселения…

– Да не может газ залегать близко от поверхности! – снова не выдержал Гор. – У меня друг на геолога в Ленинграде учился, потом в Уренгой уехал, как раз на эти газовые месторождения. Потом пару раз приезжал в отпуск – всю плешь мне проел этим газом своим, одни и разговоры про скважины, газогидраты, осадочную оболочку!..

– Здесь тебе не Уренгой! – жестко оборвал его Ародан. Но тут же отвел взгляд, нахмурился, продолжил спокойней: – Тут у нас тоже ничего раньше не было. Близко от поверхности, во всяком случае. Тоже геологи из Питера приезжали, не знаю, только ли газ искали, но его точно не нашли. Так что, думаю, если он и был, то, как ты и говоришь, глубже километра. А здесь ведь земля – камень сплошной, особо не набуришься.

– Ну и что, духи ваши этот газ потом надули?

– Оставь ты в покое наших духов! Откуда я знаю, кто его надул? Только ты про Катастрофу-то не забывай! Если ядерный взрыв Мурманск полностью срыл, думаешь, до нас ничего не докатилось? Сколько тут по прямой – сто километров есть ли… У нас все Ловозеро подпрыгнуло, вместе с домами!

– Кемь тоже тряслась, – стал серьезным и Гор. – Не знаю, правда, от вашего взрыва или от петрозаводского…

– Что, Петрозаводск тоже взорван?

– Кто ж его знает? Наверное…

– Вот-вот! Никто сейчас ничего точно не знает – ни что тогда случилось, ни что сейчас с миром творится. Может, вообще никого больше не осталось – только вот такие кучки на Севере, да, может, в Сибири еще…

– В Москве и Санкт-Петербурге живут люди, – не выдержав, вмешалась в разговор стариков Надя. – Точнее, под.

– В каком смысле «под»? – недоуменно посмотрел на нее Ародан. – В областях?

– Нет, в самом прямом смысле. Под городами. Там в метро целые поселения. Как бы объяснить?.. В общем, в тех городах были сделаны подземные тоннели, по которым ездили поезда. Ну, такие…

– Это ты мне рассказываешь? – перебил девушку бывший старейшина. – Ты сама-то хоть раз в жизни метро видела? Хотя, откуда!.. Ты и родилась-то, небось, уже после всего… А я-то уж в нем накатался за те пять с половиной лет, что в Питере жил, когда в институте учился.

– Вы учились в институте?!. – растерянно заморгала Надя и лишь потом вспомнила, что о своем дипломе старик ей уже говорил.

– В каком? – заинтересовался и Гор.

– А что, – оставив без внимания вопрос старого варвара, с вызовом глянул на девушку Ародан, – хочешь сказать, таких, как я, учить бесполезно, да? Только вот хорошо, что тогда у таких, как ты, мнения не спрашивали. В советское время даже дикарям дозволялось получать высшее образование.

– Да я ничего такого… – начала оправдываться Надя, проклиная себя за неумение думать, прежде чем что-то говорить. И быстро сменила тему, вернувшись к вопросу о выживших в Катастрофе: – Так вот, я не договорила… Насчет людей, живущих в метро, в больших городах. В Полярных Зорях ловили обрывки радиопередач из Москвы. – Потом она вспомнила, с чего начался разговор, и спросила: – А что вы имели в виду, когда про Катастрофу сказали? При чем здесь это? Как связано с газом?

– При том, что мощные подземные толчки могли создать в скальной породе трещины, по которым газ из глубинных залежей мог подняться сюда. На глубине ведь он под давлением… И я ведь не говорил, что он здесь, под нами, находится в той же концентрации, что и на глубине. Но это еще и хуже.

– Почему? – не поняла девушка.

– Да-да! – подхватился Гор. – Как же я сам-то?.. Видишь ли, Надя, из смеси газа с воздухом получается очень взрывоопасная смесь. Не помню, в каких пропорциях, но…

– От пяти до пятнадцати процентов, – нахмурился Ародан. – Объема природного газа от общего объема. Думаю здесь, под нами, примерно так и есть. Иначе бы Силадан не приказал летчику…

– Так что мы тогда сидим?! – заметался по пещере Гор. – Ведь сейчас тут все взлетит на воздух!!! Скорее уходим!

Почему-то первым делом он бросился к Ародану и стал поднимать того на ноги. Нанас же схватил за руку Надю:

– Бежим! Быстрей, давай быстрей! Ну, чего ты?..

Надя же замерла посреди пещеры словно вкопанная. Нанас был еще все-таки слишком слаб, чтобы справиться с ней, поэтому, видя, что его усилия сдвинуть жену с места тщетны, он снова взмолился:

– Ну, чего же ты? Разве не поняла, что тут сейчас будет?.. Даже я понял. Мы умрем, вот что!

– Не знаю, как мы, а мой отец точно умрет, если мы убежим, – ответила девушка. – Я не могу его оставить после того, как почти нашла. Так что вы уходите и предупредите людей в сыйте, чтобы они убегали как можно дальше отсюда. А я буду искать отца. Если найду… если успею найти – не дам ему совершить этот поступок.

– Какой сыйт?! – завопил Нанас. – Да ты хоть понимаешь, как до него далеко?.. Это ведь надо через горы переваливать! Мы полдня туда будем ползти! А со стариками и вовсе за сутки не доберемся. Не понимаю только, как Ародан здесь оказался… И почему они сюда ходили пещеры исследовать – тоже не понимаю… Это ведь так далеко! И еще, скажи, где Селиванов? Он молодой, сильный, это его в сыйт посылать нужно. А мы давай к озеру побежим, к Луявру! Может, бандиты уплыли уже легохонько…

– Дуркуешь?.. – сдвинула брови Надя. Но вспомнила вдруг, что мужа ранило, когда они были еще с той стороны Ловозерских тундр!.. Однако разъяснять ему все, что произошло за время его беспамятства, было некогда. Поэтому она твердо, чеканя каждое слово, сказала: – Прости! Но ты. Многого. Не знаешь. Верь мне! Сыйт – рядом. Бегите туда. Я – за отцом.

– Надя, ты не найдешь!.. – едва не заплакал Нанас. – Ты не успеешь! Подумай, ведь он все равно умрет, только и ты вместе с ним! Кому это поможет?.. А если ты… если тебя… тогда и я не смогу…

– Перестань! – вырвала руку из ладони мужа Надя. – Мы только зря теряем время. Я сказала, что никуда не пойду без отца, – и точка. Все, бегите скорей в сыйт, не хватало еще, чтобы из-за нашей глупости погибло столько людей.

– Тогда я тоже иду с тобой, – стал вдруг предельно спокойным Нанас. Он повернулся к старикам и крикнул: – А вы чего встали?! Быстро бегите в сыйт!

– А-аа!.. – схватившись за лысую голову, вновь начал метаться по пещере Гор. – Связался я с вами, альтруисты несчастные! Супермены, спасатели Вселенной!.. Вы же не бессмертные, мать вашу так!..

– Никто не бессмертен, – хмуро произнесла девушка. – Только я все равно не смогу нормально жить и этой жизни радоваться, помня, что сделала… Вернее, не сделала. По мне такая жизнь еще хуже смерти. А вы не дуркуйте, Алексей, возьмите себя в руки. От вас сейчас тоже зависят жизни людей.

– А-а!.. – остановившись, махнул рукой бывший варвар. – Иди оно все… к лешему!.. И ты, – мотнул он головой, будто грозясь забодать, Ародану, – тоже иди! А лучше беги! Ты и один дорогу хорошо знаешь. Расскажи там, что и как. Лучше даже не про газ. Газа мало кто из ваших испугается, не знают ведь, что это такое. Скажи: злые духи из пещер повылазили и к сыйту летят.

– Это вы здорово придумали! – похвалила старика Надя. – А сами вы что?

– А сами мы с вами, – усмехнулся нечаянной рифме Гор. – Куда уж я без вас… – Ладно, – согласилась с ним девушка. – А вы, Ародан, уходите. И быстрей, я вас очень прошу!

– Может, сначала мне руки развяжете? – протянул тот стянутые веревкой запястья.

Надя достала нож и перерезала путы.

– Счастливо оставаться, – криво усмехнулся самопровозглашенный нойд, потирая затекшие руки. И быстро растворился в темноте.

– Может, зря мы его отпустили? – нахмурился Нанас. – Не доверяю я ему.

– А что оставалось делать? – стрельнула Надя в мужа недовольным взглядом. – Ты ведь с ним отказался идти!

– Ладно, ладно, – закивал тот. – Это я так… Давай лучше Семена пойдем искать. А то ведь, и правда…

Тут вдруг затрещал, стреляя искрами, факел и… в пещере стало темно.

– Ой, – испуганно прошептала Надя, – это был последний…

– Может, и к лучшему, – отчего-то шепотом сказал Гор. – Дошли бы мы с факелом до газа – и…

– А ведь и правда!.. – ахнула девушка. – Вот ведь я дура-то… Ведь точно пошла бы!

– Ты не дура, – отозвался Нанас. – Не говори так про себя. Мне не нравится.

– А мне вот мозги свои перестали нравиться! – буркнула Надя. – Вот кого и где мы сейчас искать будем, вслепую-то? Надо теперь Сейда дожидаться. Что-то его долго нет, кстати.

В пещере воцарилась тишина. Разговаривать расхотелось не одной только девушке. Но ей – в первую очередь. Потому что к прежнему страху – за жизнь Нанаса, – который снова вернулся, хоть и по другой теперь причине, добавился страх за другие жизни: отца, Гора, людей в сыйте, за свою, наконец, собственную… А еще она была очень недовольна собой – совершала в последнее время одну глупость за другой!.. То этот проклятый поцелуй, пьянящая сладость которого не забывалась до сих пор; то недопустимая медлительность при разговоре с Селивановым, из-за которой едва не погиб муж; то ее полная безалаберность при возвращении с Ароданом в пещеру – что бы заранее приготовить пистолет и быть начеку, готовой к любым неожиданностям?.. Теперь вот едва не взорвала все своими руками!.. А ведь гоношилась-то как, хорохорилась: «Идите все на!.. По мне такая жизнь хуже смерти! Щас я всех спасу!» Спасательница хренова!.. Как там назвал их Гор? Спасатели Вселенной? Ага. Слепые щенки в битве за мамкину сиську!.. Кстати, где же на самом деле Сейд?

Надино беспокойство за мохнатого друга все усиливалось, когда бывший варвар удивленно вдруг произнес:

– А ведь тут не совсем темно. Вот, я свою руку вижу!

Девушка непроизвольно перевела взгляд в ту сторону, откуда слышался голос, и… разглядела смутные силуэты старика и мужа на фоне чуть более светлых стен. Подняла к лицу ладонь, растопырила пальцы и тоже увидела их! Выходит, и впрямь в пещере не было полной темноты, просто глазам после света факела понадобилось некоторое время, чтобы приспособиться к столь слабому освещению.

– Но откуда здесь свет? – изумленно спросила она. – Разве тут есть поблизости выход на поверхность?

– Ты меня об этом спрашиваешь? – ответил Гор. – Я понятия не имею. Но то, что свет есть, – хорошо. Даже, я бы сказал, очень.

– А ты, Нанас? Ведь ты же здесь был, наверное, раньше?

Видно было, как муж помотал головой:

– Я вообще не помню, как сюда попал, и не знаю, где мы сейчас находимся. Ты сказала, что сыйт рядом, но я не понимаю…

– Погоди, – остановила его Надя. – Я тебе все потом расскажу подробно, обещаю. Сейчас некогда, сам понимаешь. Ты мне просто поверь, что мы на самом деле недалеко от твоего сыйта, в пещерах с той стороны горы, которая на него смотрит.

– Тогда я, кажется, знаю в чем дело!.. – воскликнул и тут же, будто испугавшись своих слов, замолчал Нанас.

– Да говори же ты скорей, не томи! – не дождавшись продолжения, поторопила его Надя.

– Я не уверен точно… Но очень похоже. Помнишь, я рассказывал, что в юности проходил обряд посвящения в мужчины… Ну, все парни сыйта его проходят. Нужно было провести день и переночевать ночь в священной пещере без воды, еды и огня. Силадан нас приводил поодиночке в эту пещеру с завязанными глазами, там их развязывал и уходил. А на следующий день возвращался, снова завязывал глаза и отводил посвящаемого в сыйт. Потом еще вопросы всякие задавал: что чувствовал? о чем думал? не привиделось ли что? что ночью приснилось? Ну, всякое такое… Так вот, в той пещере было такое же освещение, как и здесь. То есть, будто сами стены легохонько светились. Вот я и подумал: может, это и есть та самая священная пещера?..

– Вполне возможно, – закивала девушка. – Только почему стены светятся?

– Не знаю. Может, потому что в них тот самый минерал? Ну, из которого оберег сделан? Может, он не только от радиации спасает и нагревается из-за нее, но еще и светится?

– А ты раньше видел, чтобы оберег в темноте светился?

– Я его в темноте как-то и не разглядывал… И потом, может, мелкие кусочки не сильно светятся, незаметно, а вот когда минерала этого много, тогда и…

– Да, может быть, – согласилась Надя. – Но главное, что мы теперь можем хоть немного ориентироваться. Так что я предлагаю идти на поиски отца и Сейда. Возможно, там этого минерала еще больше, а значит, и света тоже.

– Только я думаю, что Гору лучше остаться здесь, – сказал Нанас.

– Это почему еще? – обиженно отозвался старый варвар. – Ноги пока ходят, тащить меня не придется.

– Не в этом дело, – поддержала мужа Надя, думая, что тот как раз и опасался, что старик устанет, не сможет идти и в результате потеряется в туннельных лабиринтах. Но объяснение для Гора нашла иное, более «благородное»: – Нужно, чтобы кто-то защищал наш тыл. Я еще не успела рассказать, но сыйтом сейчас заправляет наш старый знакомый – Костя Парсыкин. С ним – группа варваров, он у них теперь вроде вождя… – Заметив, что изумленные Нанас и Гор хотят что-то спросить, девушка взмахнула ладонью: – Подробности позже, сейчас некогда!.. Но теперь о том, что мы здесь, узнает Парсыкин. Что, если он не поверит в возможность взрыва и пойдет сюда, чтобы расправиться с нами? Да и сам Ародан к нам отнюдь не дружеские чувства питает. В общем, ваша задача быть начеку и…

– Победить всех врагов? – усмехнулся Гор. – Вряд ли у меня это получится.

– Напрасно ты так про себя думаешь, – подхватил вдруг Надину «версию» и Нанас. – Ведь у тебя автомат, и не один даже, а у них – копья да луки со стрелами. И потом, если они сунутся сюда с факелами, то тебе их еще издалека будет видно, а тебя они только вблизи увидеть смогут.

– Гм-м… – задумчиво почесал бороду старый варвар. – А если пойдут без факелов, то у меня тоже имеется преимущество: мои глаза уже к темноте попривыкли, а для них поначалу все черным-черным будет. Так что и впрямь, может, и от меня польза получится.

– В конце концов, услышав стрельбу, и мы будем наготове, – добавила Надя еще один весомый аргумент. И, пока старик не передумал, повернулась к мужу: – Пошли! И так уже кучу времени потеряли!

– А ты знаешь, куда именно нужно идти? – засомневался Нанас.

– Нет. Но я не думаю, что туннелей много.

* * *

Думала так Надя напрасно. Из пещеры вели три хода. Один – через который они сюда пришли – отпадал, оставались еще два, в противоположной стороне. К сожалению, ни Надя, ни Нанас не заметили, в какой именно из них отправился Сейд. Да и не могли заметить – тогда, при свете факела, дальняя часть пещеры казалась совершенно темной.

– Предлагаю разделиться, – сказала девушка.

– Нет, – замотал головой Нанас. – Я тебя одну не пущу!

– Но так будет быстрее, – заупрямилась та. – И потом, у меня же есть оружие!

Разумеется, они взяли каждый по автомату, у того и другого имелись ножи, плюс у Нади был еще пистолет. И все равно ее идея определенно не нравилась мужу.

– Я так не хочу. Пойдем вместе. Сначала проверим один туннель, потом другой.

– И представь, как будет обидно, если отец подорвет газ в то время, когда мы будем напрасно ползать по другому, пустому туннелю!.. Давай пойдем на компромисс…

– А где он? – заинтересовался Нанас. – Ты думаешь, Семен там? Или Сейд?

– Компромисс – это не место, – улыбнулась Надя. – Это… как бы тебе объяснить… взаимные уступки, что ли. Вроде как «ни нашим, ни вашим». Ну, то есть, я предлагаю сначала все же разделиться – это как бы ты мне уступаешь…

– Я не уступаю!..

– Погоди, дай договорить. Так вот, сначала разделимся, но пойдем каждый по своему туннелю не очень долго – скажем… минут по десять. Если за это время никого не найдем – вернемся и пойдем уже вместе. И это как бы уже я тебе уступаю. Вот и компромисс.

– А чем я десять минут отмерю? – недовольно, но явно уже соглашаясь, проворчал Нанас. – У меня часов нет.

– Десять минут – это шестьсот секунд… Ну, если считать в обычном темпе до тысячи, то, думаю, примерно столько и будет.

– Я до тысячи еще… это… не считал…

– А до ста?

– До ста считал легохонько.

– Ну, тогда десять раз до ста посчитаешь – и будет как раз тысяча.

– Ладно. Хорошо, – подумав, сказал Нанас. – Но если какая опасность – беги сразу назад!

– Обязательно, – прижав ладонь к сердцу, пообещала мужу Надя.


Глава 21
Плутание в туннелях

Она уверенно шагнула в ближний к ней проход, но не успела досчитать и до пяти, как сзади ее окликнул Нанас:

– Стой! Иди сюда!

– Ну, что еще? – вернулась в пещеру недовольная девушка. – Договорились же!

– Снимай автомат! И пистолет доставай тоже.

– Это еще зачем? – нахмурилась Надя.

– Оружие надо здесь оставить.

– Дуркуешь?.. Больше ничего умного не придумал? Может, разденемся еще? Чтобы монстрам нас было кушать удобней.

– К-каким монстрам? – шумно сглотнул Нанас. – Здесь есть монстры? Я не знал…

– Вот и я не знаю, – не стала рассказывать Надя про нападение «цепных червей» на Гора, все-таки это было с той стороны горы, зачем зря пугать человека? – Потому и оружие все-таки лучше держать под рукой.

– Но ведь при выстреле будет огонь!

– Очень разумное замечание, – съехидничала девушка. – Скажу больше: именно поэтому такое оружие и называется огнестрельным.

– Так ведь от огня взорвется газ!

Надя невольно выругалась. А потом искренне, от души, сказала мужу:

– Прости! Пожалуйста, прости меня, дуру.

– Ты не дура, – буркнул Нанас. – Я просил, чтобы ты не называла себя так. И я тебя прощаю, но таких плохих слов тоже больше не говори. Ты же знаешь, я этого не люблю.

– Да я не за это!.. Ну, за это тоже, конечно, но главное – за то, что я тебя стала высмеивать… А сама опять!.. Тьфу ты, ну дура – дура и есть, даже не спорь.

Надя была чрезвычайно рада тому, что скудного освещения было недостаточно, чтобы Нанас заметил, как она покраснела. Это же надо – наколоться на одно и то же два раза подряд! Что-то мозги совсем стали плохо работать. А ведь Нанас когда-то рассказывал, что после обряда посвящения в пещере у него стала очень хорошей память… Видимо, на ее куриные мозги «волшебные камни» не действуют. Впрочем, ум и память – это все-таки разные вещи. Да и провела она здесь еще далеко не сутки.

– Буду спорить, – заупрямился муж. – Ты не дура. Просто не подумала. Я тоже не сразу догадался.

– Ага, «просто не подумала»! Ничего себе – «просто»! Просто взлетело бы все на воздух – делов-то!.. Здесь не думать нельзя. Да и не только здесь, впрочем.

Надя сняла автомат, положила его возле стены. Там же оставила и пистолет.

– Все, я пошла. – И снова нырнула в черный зев туннеля.

* * *

Ход оказался довольно просторным, идти было удобно, тем более туннель имел ощутимый уклон вниз, так что оставалось лишь переставлять ноги, почти не прилагая для этого усилий. Если до этого Надя полагала, что с парализованными ногами отец далеко не мог уползти, то теперь она засомневалась: с учетом того, что каменный пол был почти ровным, двигаться по нему вниз даже ползком не представляло большого труда. И она с запозданием пожалела о том, что, вместо того чтобы отправиться в погоню сразу же, они потратили столько времени на разговоры.

Но поскольку вернуть время вспять при всем желании не представлялось возможным, Надя постаралась наверстать упущенное, прибавив ходу. Правда, уже через пару десятков шагов пришлось притормозить: у каменного коридора появилось ответвление, а еще шагов через тридцать – сразу два, направо и налево. Девушка решила идти по центральному туннелю, никуда не сворачивая, но вскоре ход разделился на две ветки и делать выбор все равно пришлось.

«Ладно, – подумала Надя, – выберу правое ответвление, и, если дальше встретится что-либо подобное, тоже буду выбирать всегда правое, чтобы потом не запутаться». И все-таки эти ветвящиеся туннели ей не нравились, на душе стало неуютно и тревожно. А еще слегка напрягало отсутствие оружия.

Почти машинально Надя достала нож и сжала его в правой ладони. Стало чуточку легче, спокойней. О том, что нож в случае нападения кого-то крупнее собаки вряд ли ей чем-то поможет, девушка старалась не думать. Во всяком случае, «цепного червя» она им на «звенья» сумеет нарезать. Да и кто сказал, что в этих пещерах и туннелях кто-то вообще водится? Вон, и саамские юноши тут сутками околачивались (по правде сказать, при таком «посвящении» не то что мужчиной – сразу седым стариком сделаться можно!), и никто их не съел. Мало того, еще и память улучшили. Все-таки интересный тут минерал, вот бы его настоящим ученым показать!.. Но где те ученые? Может, в Москве и Питере они есть, конечно, но туда не упрыгнешь. И они сами вряд ли когда сюда доберутся, разве что через много-много лет, когда радиация ослабнет. А минерал-то бы этот как раз сейчас людям пригодился, да еще как!

Тут Наде пришла в голову мысль, что, скорее всего, этот чудесный минерал, «волшебный камень», не только поглощает радиацию и укрепляет память, но и оказывает целительное воздействие на организм в целом. Видимо, оно-то как раз и спасло от смерти как Нанаса, так и ее отца, Семена Будина. Правда, паралич минерал Будину вылечить не смог, на это его свойств оказалось недостаточно, но и то, что сумел, – это уже почти чудо! Вероятно, Силадан знал или догадывался о таком действии камня, потому и «поселил» в эти пещеры умирающего летчика. Наверное, и других он тоже лечил с помощью минерала.

Девушка вспомнила, что лежанка в бывшей веже нойда также была выложена из камня – наверняка из этого самого, – вот на нее-то, скорее всего, он и помещал тяжелобольных и раненых.

Остановившись, Надя потрогала каменную стену. Та, вопреки ожиданиям, оказалась совсем не холодной. Собственно, еще и раньше, в пещере, девушка обратила внимание, что здесь совершенно не холодно, но значения этому не придала, да не до того ей, в общем-то, и было. Теперь она сделала однозначный вывод: причиной комфортной температуры был все тот же чудесный минерал, «волшебный» саамский камень.

Однако минерал – это хорошо, даже здорово, только вот ни отца, ни Сейда Надя так еще и не нашла, хотя и досчитала уже, параллельно с раздумьями, до девятисот пятидесяти. Скоро нужно было поворачивать назад.

«А почему я, собственно, молчу? – подумала вдруг девушка. – Мысли мои Сейд очень уж издалека не «услышит», но голос-то, если хорошо постараться, может подальше достать!»

И она, набрав в легкие как можно больше воздуха, закричала что есть силы:

– Се-е-еейд!!! Сейдушка-а-аа!!! Ты где-е-ее?!! А-у-ууу!!!

Крикнула – и замерла, прислушиваясь и переводя дух. Но в ответ не было даже эха – звуки ее воплей утонули в темной глубине туннеля безвозвратно. Впрочем, Сейд не обязательно должен был отозваться – пес вообще, как заметила Надя, не очень любил лаять, – он мог просто прибежать на ее зов. Поэтому девушка решила немного подождать – досчитать хотя бы еще до ста, а потом уж возвращаться в пещеру. Это, конечно, было нарушением «договора» с Нанасом, но она решила, что оно незначительное, вызванное, к тому же, уважительной причиной, так что совесть ее, в общем-то, возражать почти не стала.

Досчитав, как и собиралась, до ста, Надя вздохнула и повернула назад. Сделала несколько шагов и остановилась: перед ней опять было ответвление. Девушка нахмурилась. По какому из двух туннелей она сюда пришла, было непонятно – по дороге в ту сторону она не заметила другой выходящей к туннелю ветки.

«Погоди, не паникуй! – приказала она себе, почувствовав стискивающий сердце страх. – Начнешь метаться – точно заблудишься. Лучше порассуждай. Ведь ты поворачивала всегда только вправо…»

Тут Надя, холодея от вновь охватившего ее страха, поняла, что в данном случае было совершенно без разницы, в какое ответвление она поворачивала до этого. Ведь сейчас она шла назад, и любая из этих двух веток могла быть правильной – хоть правая, хоть левая.

– Ну и ладно, – вслух, чтобы хоть как-то подбодрить себя, сказала она. – Всего-то два варианта! Проверю сначала один ход, а если это не он, то пойду по другому, уж он тогда будет точно правильным.

Девушка подобрала несколько более-менее крупных камней и сложила их в виде небольшой пирамидки, чтобы отметить таким образом этот «перекресток» и не пройти его невзначай, если придется возвращаться. А потом направилась в правый туннель.

Сначала он показался ей точно таким, по которому она шла раньше, и настроение немного улучшилось. Но потом и этот туннель разделился надвое.

– Да что же это такое! – выкрикнула Надя. Голос ее заметно дрожал.

«Только без истерики! – взмолилась она уже мысленно. – Ничего страшного пока не случилось. В конце концов, не дождавшись меня, сюда придет Нанас».

Вспомнив о муже, девушка почувствовала облегчение. В самом деле, нужно просто вернуться к прошлому «перекрестку» и ждать Нанаса там. Потому что если он пойдет искать ее, то мимо того разветвления не пройдет…

«Ага, – вновь заскребли холодными лапками по коже мурашки ужаса, – он не пройдет мимо того «перекрестка» только в том случае, если тоже, как и я, будет всегда поворачивать вправо. Но откуда он знает, что я делала именно так?»

И все-таки Надя пошла, даже побежала, назад. Вскоре она вернулась к оставленной каменной пирамидке, что ее несказанно обрадовало: появилась хоть какая-то определенность; пусть и весьма условная, но все-таки точка отсчета.

Задрожавшие то ли от усталости, то ли от волнения ноги заставили девушку присесть на рукотворную каменную горку. Непривычно было ощущать себя беспомощной и слабой, но обстоятельства, которые так не любил ее муж, на сей раз все-таки оказались сильнее. Хотя девушка и пыталась еще пойти на самообман, делая вид, что сама она в полном порядке, просто на самом деле от быстрой ходьбы устали ноги. «Ничего, – подумала она, – пусть пока отдохнут, все равно надо решить, что делать дальше: ждать Нанаса здесь или самой продолжать искать выход».

Сначала Надя «уговорила» себя, что стоит непременно подождать, тем более что колени все еще продолжали мелко подрагивать. Но вскоре она убедилась в правдивости не раз слышанной в Полярных Зорях от Светланы Александровны присказки: «Ждать и догонять – хуже всего». Ждать и впрямь оказалось невыносимым занятием. И тогда она решила отправиться по левому ответвлению. «Далеко не пойду, – подумала девушка. – Как почувствую, что снова ошиблась, тут же вернусь и тогда уже точно останусь сидеть и ждать Нанаса».

Вряд ли она и в самом деле прошла очень много – ноги ослабли настолько, что попросту отказывались двигаться. И это несмотря на то, что туннель вел вниз. Тут до Нади дошло, что она идет по нему напрасно, ведь ход к пещере, где они расстались с Нанасом, должен был, наоборот, подниматься!

Вот тогда-то силы с выдержкой и покинули девушку окончательно. Упав сначала на колени, а потом и вовсе повалившись набок и скрючившись в позе эмбриона, она зарыдала в голос, не только не стесняясь этого, а даже подспудно, с искрами обреченного отчаяния надеясь, что ее кто-то услышит.

Однако время шло, но, кроме затихающих всхлипываний самой Нади, никаких звуков не раздавалось больше в полумраке непонятно куда ведущего туннеля.


Глава 22
Встречи с родными

Надя так и не поняла, заснула она и увидела сон или от усталости и страха у нее начались галлюцинации. Возможно, видение было вызвано достаточно уже большой концентрацией газа в туннеле, ну и, кто знает, может, все это произошло наяву по неизвестным людям метафизическим законам. Как бы то ни было, но девушка снова увидела маму. Сначала почувствовала, что она не одна; распахнула глаза, вскинула голову, ахнула:

– Ты?..

– Конечно я, – поправляя непослушный локон, улыбнулась мама. – Ведь я нужна тебе сейчас, разве не так?

– Так, мама, так! – вскочила Надя. Ей очень хотелось броситься в мамины объятия, но страх того, что морок рассеется и она снова останется одна, заставил ее остаться на месте. – Но все-таки, как это возможно, что ты сейчас здесь?

– Я ведь тебе в прошлый раз говорила, что я всегда с тобой, потому что ты – моя часть. Разве ты это забыла?

– Не забыла, но… – девушка чуть не добавила: «но ведь ты не настоящая», однако в последний момент удержалась и закончила фразу по-другому: – Но я еще не могу к этому привыкнуть.

– К этому не надо привыкать, это всегда было, есть и будет с тобой. Скажи мне лучше, почему ты лежишь здесь и плачешь? Неужели ты сдалась? Я не узнаю тебя, дочка.

– Я уже не плачу, – неожиданно для себя снова всхлипнула Надя. – Просто я не знаю, что мне делать.

– Но ведь в прошлый раз тебе было еще хуже, а ты не опустила руки. Вспомни, тогда ты не знала, выживет ли твой муж, не знала, что жив отец, и за вами гнались преследователи. И все же ты нашла в себе силы, чтобы не запаниковать, чтобы идти дальше…

– Тогда я знала куда идти! – перебила девушка. – То есть, тогда не было выбора – можно было идти только вперед.

– Разве это лучше, когда нет выбора? – удивленно распахнула глаза мама. – По-моему, наличие выбора – это великое благо.

– Я запуталась в выборе, – призналась Надя, – не могу найти выход. Я заблудилась.

– Может, ты искала не то, что тебе на самом деле нужно? Помнишь, я говорила, что и в кромешной тьме можно найти путь к свету. А здесь даже не тьма. Но зачем тебе выход? Ведь ты пришла сюда не за этим.

– Но я не смогла найти и то, для чего я сюда пришла. Я искала отца, он…

– Я знаю. Но мне кажется, ты не очень хотела его найти.

– Да ты что? – вскинулась девушка. – Конечно, я хотела!

И хочу!

– Я верю. Ты хочешь, да. Но еще больше ты боишься этого.

– Что же в этом страшного? Я боюсь не найти, ведь тогда мы все можем погибнуть.

– Это я тоже знаю. Но это другой страх – страх смерти, присущий всему живому. А я имею в виду совсем другое. Ты боишься, что отец окажется не таким, каким ты его себе представляла, что он не признает и не примет тебя… Не оправдает твоих надежд. А то и станет тебе дополнительной обузой. Вот чего ты боишься.

– Нет-нет, это не так!

– Возможно, ты сама не понимаешь своих страхов. Но они есть. Именно они и мешают тебе найти верный путь.

– Даже если я на самом деле этого боюсь, – тихо произнесла Надя, начиная понимать, что в маминых словах на самом деле была истина, – при чем здесь мои страхи, если я просто не могу найти туннель, который привел бы меня к отцу?

– Все дело в этом месте. Ведь я тоже говорила об этом в прошлый раз: здесь все не совсем так, как то, к чему ты привыкла. Ты уже сама убедилась, что здесь далекое может стать близким, так почему не может быть наоборот?

– Стать далеким то, что находится рядом? – подхватила девушка. – Так значит, отец сейчас близко отсюда? Ты знаешь, где он?

– Я знаю, конечно. И тебе стоит поспешить – отец в опасности. Теперь он и в самом деле может умереть. Он без сознания, надышался газом. Беги скорей!

– Но куда?! Я ведь говорила тебе, что заблудилась!

– Ты просто забыла главное правило.

– Я не забыла, но сейчас оно не подействует!

– Оно действует всегда. Повтори его.

– Быть собой. Верить в себя. Не изменять себе, – послушно сказала Надя.

– Вот и все, – улыбнувшись, кивнула мама. – Разве что можно добавить еще: не бойся своих страхов. Они нужны для того, чтобы предупреждать, а не запрещать. А теперь иди. И поскорее!

Девушка невольно сделала несколько шагов. Обернулась, чтобы спросить, правильно ли выбрала направление, но мамы уже не было.

Правда, она теперь уже и без подсказок знала, что идет правильно. Причем, она даже не задумывалась, что это за ход, была ли она уже в нем раньше. Просто шла вперед – и все. Просто поверила в себя и снова стала собой, с брезгливым удивлением вспоминая, как устраивала недавно истерики. Хорошо, что больше никто этого не видел и не слышал. За исключением мамы. Но мама не в счет, ей можно. Это же мама!

* * *

Совсем скоро – оказывается, это было так рядом! – Надя вышла в небольшую пещеру. Пожалуй, здесь было темнее, чем в туннелях и предыдущих пещерах. Поэтому она не сразу заметила два тела на ее каменном полу. Да и когда заметила, то поначалу только одно – выделяющееся на темном камне более светлым пятном. И лишь подбежав к нему и увидев, что это Сейд, увидела и лежащего ничком возле пса мужчину.

Непонятно почему, но первым девушка принялась тормошить Сейда.

– Сейд! Сейдушка! Милый, очнись!

Пес вяло шевельнулся, попытался поднять голову, но снова уронил ее на каменный пол. Тогда Надя просунула руки под теплое мохнатое тело и, поднатужившись, подняла тяжеленного Сейда. Опасаясь, что подломятся колени и она рухнет вместе с мохнатым другом, Надя поспешила к входу в туннель, из которого она только что пришла. Но, поскольку ход вел теперь кверху, много пройти она не смогла и все-таки повалилась с ног. Падая, она посильней прижала к себе пса, чтобы тот не расшибся о камень, но от удара Сейд все-таки вздрогнул и медленно открыл морошкового цвета глаза. Правда, сейчас они были слегка мутноватыми, так что больше походили на засахарившийся мед, который Надя пару раз пробовала в детстве, – на лодке нашлась початая полулитровая банка, присланная из дома одному из подводников. Мед ей тогда не особо понравился. Как не нравился ей сейчас и болезненный взгляд Сейда.

– Что с тобой? Что?.. – взволнованно заговорила девушка. – Это газ, да? Почему же ты не убежал сразу?

«Газ», – односложно ответил Сейд и снова закрыл глаза. Потом резко повернул вбок голову, и его вырвало желчью. Пес почти по-человечески начал кашлять. Потом с большим трудом сел. Но взгляд его стал уже более осмысленным.

«Летчик все еще там?»

Надя кивнула.

«Нужно его срочно оттуда вытащить. Иначе умрет. Если уже не умер».

– Но я же не… – начала говорить Надя, но тут же вспомнила: «Главное правило! Нужно верить в себя!» и, сделав жест Сейду, чтобы тот ждал ее здесь, решительно направилась к пещере.

Лежащий ничком мужчина был почему-то разутым – точнее, в каких-то непонятных коротких носках – и не шевелился. «Может, он и в самом деле уже умер?» – вспомнила Надя последние слова Сейда. Странно, но подумала она об этом совсем отрешенно, почти спокойно, словно речь и впрямь шла о каком-то постороннем мужчине, а не о родном отце. Может быть, потому, что лежал тот лицом вниз и, если бы не летная куртка и камуфляжные, со множеством карманов штаны, признать в нем Семена Будина, и виденного-то Надей лишь однажды на старой свадебной фотографии, было бы невозможно. Да и что куртка? Куртку мог надеть кто угодно. Снять с того же трупа и надеть. Подумав об этом, девушка передернула плечами и мысленно обругала себя. Нужно спасать жизнь человеку, а не о трупах думать!

«И вообще, – вспомнила она недавнюю то ли приснившуюся, то ли привидевшуюся встречу, – мама права: я действительно боюсь разочароваться; боюсь, что тот, о встрече с кем я так сильно мечтала, окажется не таким, как я напредставляла в своих ожиданиях, и что он не признает меня своей дочерью».

Но, как бы то ни было, этого человека нужно было спасать. Даже если существовал хотя бы малейший шанс на то, что он жив. И вовсе неважно, кто он такой на самом деле. Он человек, и это самое главное. А со всем остальным можно будет разобраться потом.

Подойдя к мужскому телу ближе, девушка заметила в полуметре перед ним черную широкую трещину в полу. Она тянулась от стены к стене через весь пол и выглядела беззубым черным оскалом. Вероятно, именно через эту трещину и проникал из глубинных залежей природный газ. Надя не могла чувствовать его запах, но она знала, что дышит сейчас его ядовитой смесью, поэтому старалась делать не очень глубокие вдохи. И все-таки, то ли от самовнушения, то ли оттого, что газ и впрямь начал действовать, девушка почувствовала головокружение и начинающееся удушье. От этого захотелось вдохнуть глубже, что лишь усилило бы пагубные последствия.

«Не дуркуй! Чего застыла?! Подохнешь ведь рядом, идиотка! – мысленно подхлестнула себя Надя. – Быстро хватай его за ноги и волоки в туннель!»

Приободренная собственной командой, девушка схватила мужчину (назвать его отцом даже в мыслях так и не хватило духу) за голеностопы повыше лодыжек. Однако его ноги даже в самом тонком месте оказались куда больше в обхвате, чем Надины ладони, поэтому ей не оставалось ничего иного, как ухватиться обеими руками за одну ногу. Напряглась, потянула… Тело сдвинулось лишь на чуть-чуть. Тогда Надя откинулась назад, помогая себе весом собственного тела. Теперь получилось лучше, но не намного.

Голова девушки кружилась все сильнее, в ушах зазвенело. «Так я его далеко не уволоку, все-таки лягу рядом», – отрешенно, словно о посторонней, подумала о себе Надя. И в следующий миг почувствовала на своем плече тяжесть чьей-то руки.

Девушка оглянулась. Возле нее, радостный и одновременно сердитый, стоял… муж!

– Дай я! – ворчливо буркнул Нанас, пытаясь отодвинуть ее в сторону.

– Нет, давай лучше вместе – ты за одну ногу, я за другую, – не в силах удержать счастливой улыбки, сказала Надя. – Он очень тяжелый.

– Ты лучше помоги перевернуть его на спину, а потом иди и придерживай голову, мы же ее ему о камни побьем. Или сможешь за руки поднять? Тогда бы понесли, а не тащили.

Надя послушно перешла к голове отца (все-таки отца, нужно помаленьку привыкать) и, взявшись за плечо, по команде Нанаса и одновременно с ним перевернула тело. Стараясь почему-то не смотреть на лицо, взялась за отцовские руки. Из безвольно разжавшихся широких ладоней что-то со стуком выпало на пол. Надя нагнулась и подняла кремень и кресало – точно такие же, что были и у Нанаса. Она сунула их в карман и попыталась приподнять тело за руки. Сил на это не хватило. Девушка посмотрела на мужа и виновато помотала головой.

– Ничего, – сказал тот. – Подними тогда голову, а я буду тащить.

Надя осторожно коснулась отцовского лица, с невольным ужасом ожидая, что оно окажется холодным, мертвым. Но лицо было теплым, заросшим густой жесткой бородой. На своей ладони девушка ощутила слабое прерывистое дуновение – отец дышал. Пока еще дышал…

– Понесли, понесли скорей! – просунув под голову руки и приподняв ее, воскликнула Надя.

Она вновь почувствовала накатывающий приступ дурноты и что есть силы стиснула зубы, чтобы не грохнуться в обморок. Правда, теперь рядом снова был Нанас (как же он нашел-то ее?), но ему одному будет трудно вытаскивать сразу двоих.

Девушка видела, что и одного-то мужу тащить было нелегко.

– Подожди-ка, – с трудом переборов дурноту, сказала она, – остановись ненадолго.

Нанас остановился.

– Что такое? Устала? Погоди, поднимемся по туннелю немножко и тогда отдохнем.

– Да с чего мне уставать? Я совсем тебе не помогаю, – ответила Надя и сделала то, что задумала перед этим, – уцепилась в воротник летной куртки и, поднатужившись, приподняла не только голову, но теперь и плечи отца. И просипела: – А теперь понесли!

Дело пошло немного лучше. Правда, теперь девушка отчетливо чувствовала, как стремительно покидают ее силы, – так же быстро, как вытекает из пробитой фляги вода. Но все же она продержалась довольно долго. Ей показалось, что бесконечно долго, хотя на самом деле они едва миновали то место, где она оставила Сейда. Кстати, последним, что Надя увидела перед тем, как все-таки потеряла сознание, были озабоченные, морошкового цвета глаза мохнатого друга.


Глава 23
Снова в пещере

Очнулась она в пещере. С удивлением осмотрелась. Пещера показалась ей той самой, где они с Ароданом нашли Нанаса и Гора. Вот только не было видно теперь ни того, ни другого. Впрочем, здесь вообще было видно куда хуже, чем в туннелях. А может, зрение еще не до конца восстановилось после обморока.

«Погоди-ка, – подумала Надя. – А как я здесь вообще очутилась, если грохнулась в обморок? А то, что грохнулась, – факт, помню, как отключалась».

«Тебя Нанас принес», – «прозвучал» в ее мозгу нежданный ответ.

– Сейд, это ты? – приподняла голову девушка и заметила чуть поодаль от себя светлое пятно на полу.

«Я», – ответил пес.

«Как же меня смог донести сюда Нанас?» – снова опустила голову и перешла на мысленную «речь» Надя, потому что ее вдруг сильно затошнило – так, что трудно стало не только говорить, но и дышать.

Сейд это каким-то образом почувствовал.

«Не терпи, – «сказал» он, – пусть вырвет. Сразу станет легче. Знаю по себе».

Девушка послушалась совета. Едва приподнялась на дрожащих руках – и ее тут же стошнило. Потом еще и еще. Потом рвать было уже нечем, а желудок все еще содрогался в неудержимых спазмах и жгло, словно от кислоты, горло.

Надя, собрав силы, отползла, насколько сумела, от зловонной лужи и снова легла на каменный пол.

«Ты так и не ответил про Нанаса», – отдышавшись, напомнила она псу.

«Нанас тебя принес, – вновь повторил уже сказанное Сейд. И добавил: – Это ведь не очень далеко, а ты легкая».

– Ничего себе недалеко! – воскликнула девушка и тут же закашлялась от саднящей боли в пищеводе и горле.

«Конечно. Как бы иначе туда добрался летчик?»

Надя тут же вспомнила об отце, оставив на время неважный теперь спор о расстояниях:

«А где он? И где сам Нанас? И Гор?»

«Нанас с Гором как раз и пошли за летчиком. А меня с тобой оставили. Я тоже еще не совсем здоров».

«Но как с тобой такое вообще могло случиться?! Хотя… Ведь этот газ не пахнет. Ты просто не знал, что он есть в воздухе. А когда стало плохо, было уже поздно. Да?»

«Нет. Я чувствовал «плохой воздух». Он не пахнет, но я его все равно чувствую. По-другому. Не могу объяснить, как. Когда мы с Нанасом еще жили здесь, я тоже его иногда чувствовал. Он выходил из некоторых трещин в скалах».

«Но тогда я ничего не понимаю, – повернула Надя голову к Сейду. – Если ты его чувствовал и знал, что он «плохой», то почему не ушел оттуда сразу?»

«У летчика в руках были камни для высекания огня. Я не смог разжать его пальцы. А если бы ушел, он мог прийти в себя и высечь огонь. Тогда бы мы все погибли. И я знал, что вы все равно придете, так что за свою жизнь не боялся».

«Если бы мы пришли чуть позже, могли бы и не успеть тебя спасти».

«Успели же». – В «голосе» пса Наде послышалась ухмылка.

«Все равно не понимаю твоего самопожертвования. Что значит «не смог разжать пальцы»? Укусил бы посильней – они бы сами разжались».

«Я не мог его кусать».

«Почему?» – удивилась Надя.

«Он твой отец».

«Ну и что?!.. – аж приподнялась в недоумении девушка. – Есть обстоятельства, при которых можно наплевать на подобные вещи. Жизнь дороже покусанных рук!»

«Никто ж не умер», – снова «ухмыльнулся» Сейд.

Надя собиралась продолжить этот странный спор, поскольку была решительно не согласна с мохнатым умным другом, считая, что риск всегда должен быть оправданным, а всякие там условности иметь разумные границы, но тут она услышала доносящиеся из туннеля шаркающие шаги и звуки напряженного дыхания.

Забыв про тошноту и боль – правда, они и стали уже заметно слабее, – девушка вскочила на ноги и бросилась к входу в туннель. Оттуда уже спиной вперед выходил мелкими шажками, немилосердно согнувшись и натужно сипя, бывший варвар Гор. Он нес бесчувственного летчика, просунув тому руки под мышками. Нанас шел сзади, удерживая тело за щиколотки.

– Зачем вы так? – засуетилась вокруг Надя, пытаясь за что-нибудь ухватиться, чтобы помочь мужчинам. – Вам же неудобно, Алексей!

– А как?.. – просипел в ответ Гор. – Этот вон… умник твой… вообще его хотел… ногами вперед нести…

Надя вспомнила, что именно так, ногами вперед, они с Нанасом и несли поначалу отца.

– А… что в этом такого? – остановилась она, не понимая, что не понравилось в таком способе переноски Гору.

Но тот не ответил – не было уже, видимо, сил. Вместо этого он прохрипел Нанасу:

– Кладем… возле стены… не то уроню…

Летчика опустили на каменный пол. Рядом с ним, точно подкошенный, рухнул и старый варвар, дыша так часто и с таким шумом, что, казалось, вот-вот разорвутся легкие. Нанас опустился на корточки, отдуваясь чуть менее шумно. Надя же склонилась к лицу отца, чтобы понять, дышит ли он. Изо рта пахло рвотой – видимо, его прочистило по дороге сюда. Летчик, будто почувствовав ее возле себя, слабо застонал. Это было хорошим знаком.

Между тем, дыхание Гора немного выровнялось, он откашлялся и ответил наконец на вопрос, о котором сама Надя уже и забыла:

– Ногами вперед только покойников носят. Эх, молодежь-молодежь, вот не станет нас, стариков, кто вас жизни-то учить станет?

– Да какая разница, как нести?! – непонятно на что разозлилась Надя. – Главное, чтобы удобно. И чтобы успеть. Чтобы не стать тем самым покойником! А жизни нас учить не надо. Вы, старики, ее у миллиардов людей отняли и все еще угомониться не можете.

Гор обиженно засопел и отвернулся.

– Ну, я не вас лично имею в виду, – несколько смягчила тон девушка, – но все равно, хватит нас учить. Надоело.

Летчик опять застонал. Теперь уже более громко и протяжно. Надя опустилась возле него на колени. Только сейчас до нее стало доходить – не только разумом, но и чем-то более глубоким, неосознанным: душой, сердцем ли, – что перед ней действительно ее родной отец. Тот самый, о встрече с которым она так давно мечтала и на которую совсем не надеялась, поскольку знала, что она невозможна – отец мертв. И то, что он оказался живым, можно было считать самым настоящим чудом. К которому сама она, оказывается, была не готова. Вот до этой самой минуты. Но сейчас… сейчас она и впрямь осознала и приняла: у нее есть отец! Самый родной из живущих на оскудевшей Земле людей. Ближе – только Нанас, но по-другому, по духу, по боли, по радости, но не по крови.

– Папа! Папочка!.. – зашептала она, уронив голову на грудь отца. – Ты меня слышишь? Это я, твоя Надя!

Хоть в пещере и было почти темно, девушка заметила, как дрогнули и на пару мгновений приоткрылись отцовские веки. Но они тут же снова захлопнулись, отец вновь застонал и произнес неразборчиво что-то вроде «тоже вы по полю…».

– По какому полю, папа? – чувствуя, как по щекам потекли слезы, забормотала Надя. – Что ты говоришь? Я не понимаю…

– Он сказал: «Я должен выполнить его волю», – подсказал Гор. – То же самое он говорил перед тем, как уползти отсюда. Он не в себе. Еще газ этот… Не трогай его, дочка. Принеси лучше воды. Там, в рюкзаках, должно остаться.

Вода в рюкзаках, которые Силадан также перенес в эту пещеру, и впрямь нашлась. Надя с горем пополам напоила, как сумела, отца, затем передала фляжку Гору. Тот, сделав несколько глотков, протянул ее Нанасу, но муж, помотав головой, показал на Надю. Девушка спорить не стала – пить ей очень хотелось, горло все еще саднило. Лишь после того, как она напилась, отпил из фляжки и Нанас. А после подозвал Сейда и вылил остатки воды прямо в рот псу.

«Хорошо, – кивнул большой круглой головой Сейд. – А теперь не мешайте. Посмотрю, как он. Можно ли вернуть».

Надя не стала спрашивать, куда вернуть и что именно. Все и так было понятно.

– Давайте отойдем, – негромко сказала она Гору и Нанасу.

Мужчины поднялись и перешли к противоположной стене. Девушка присела рядом с ними. Нанас сразу отвернулся.

– Ты чего это? – удивилась Надя. – И там тоже дулся на меня, – кивнула она на вход в туннель. – Что случилось-то?

– А ты знаешь, как я за тебя испугался? – резко обернулся в ее сторону муж. – Мы же договаривались: считаем до тысячи – и назад. А тебя все не было и не было!

– Нанас, – подобралась ближе девушка и положила ему на колено руку. – Не сердись, пожалуйста. Я не виновата, что так вышло. Я заблудилась…

– Что? Заблудилась? – В голосе Нанаса слышалось недоверие. – Да где там блудиться? Это же рядом совсем!

– Ну, а я вот умудрилась, – виновато улыбнулась Надя. – Правда-правда, я тебя не разыгрываю. Зачем бы мне все это придумывать?

– Тут и не такое может быть, – поддержал ее Гор. – Я ведь говорил: непростое это место.

– Да! – обрадовалась подсказке девушка. – Ты ведь еще не знаешь, как мы вообще сюда попали! Мы шли по тоннелю с той стороны гор. Прошли совсем немного, а очутились здесь. Тут и правда срабатывают какие-то неведомые законы: далекое становится близким, ну и наоборот, видимо, тоже.

– Между прочим, – стал отходить Нанас, – ты обещала рассказать, что со мной было. И вообще… Со всеми нами. Откуда здесь взялся Силадан, а потом Ародан? Расскажи-ка легохонько, как раз есть время.


И Надя стала рассказывать. Сначала хотела обойти момент предательства Селиванова и его злосчастный выстрел, но потом решила, что врать, что-то придумывать, умалчивать – это противно, глупо, да и вообще нечестно. Они ведь сразу после свадьбы договорились с мужем говорить друг другу только правду, какой бы та ни была. Так что рассказала Надя абсолютно все, за исключением, разве что, своих встреч с мамой. Но ведь они ей, скорее всего, только привиделись, так что это за обман не считалось. Зато, хоть ей этого очень не хотелось, не забыла рассказать про свою несостоявшуюся свадьбу с Парсыкиным.

Нанас слушал ее с раскрытым ртом, но абсолютно молча. Казалось, он даже забывал временами дышать. А потом, посидев еще какое-то время, переваривая услышанное, выдал лишь:

– Ну, дела-а-аа!..

– Такие вот, – пожала плечами Надя.

– А Парсыкин-то, надо же! Вот ведь гад! Ну, попадись он мне!.. Так ты говоришь, нойд он теперь?

– Ага, нойд. Их теперь целых два даже.

– Вот ведь самозванцы-то! Да по сравнению с ними Силадан вообще великий колдун, избранник духов! И Ародан действительно сказал, что сила нойда перешла к нему?

– Ну, да, – кивнула Надя. – Он сказал, что после смерти нойда его сила обычно переходит к тому, кого он заранее выбрал сам. А поскольку Силадан этого сделать не успел, то сейчас ей деваться было некуда, кроме как перейти к нему.

– Ерунда какая! Чушь! – казалось, всерьез рассердился Нанас. – Даже я знаю, что просто так сила ни к кому не перейдет.

А уж от убийцы «хозяина» она и вовсе прятаться будет. И Силадан ее никому не передавал, уверен. Он ведь умирать еще не собирался, а просто так от него таких подарков жди, как же! В общем, Ародан тебе наплел с три короба, понимая, что ты всего этого знать не можешь.

– И где же в таком случае сейчас сила нойда? – непроизвольно улыбнулась девушка.

– Вернулась к духам, – тоже, хоть и не слишком уверенно, улыбнулся ее муж. – То есть, вернулась бы, если бы сами духи существовали. А может, в камень ушла, ждет, пока этого камня коснется достойный. Ты помнишь место, где Силадан умер?

– Помню… – подумав, ответила Надя. А потом тряхнула головой, рассмеялась: – Разыгрываешь меня?

– Ну, легохонько, – засмеялся и Нанас. – Но старики именно так рассказывали. Так что, когда придем на то место – потрогай камень, вдруг нойдом станешь.

– Нет уж, я нойдом быть не хочу. Да и народ не поймет: баба – и вдруг нойд! Взбунтуются. Лучше ты его потрогаешь.

– А что, и потрогаю! – гордо выпрямил спину ее любимый. Но улыбка быстро сошла с его лица. Он вздохнул и произнес: – Ну, а серьезно если, что же мы теперь будем делать?

– А у тебя какие предложения? – Она хотела еще добавить что-то вроде: «Ты же мужчина, вот ты и решай», но от этой мысли стало почему-то нестерпимо стыдно, и Надя промолчала.

– Надо подумать, – поскреб в затылке Нанас. – Я ведь только что все это услышал. Но ты хотя бы знаешь точно, что у нас есть из оружия?

– Между прочим, толковый вопрос, – подключился к разговору молчавший ранее Гор. – Надо бы и впрямь поползать тут, собрать все в кучу. Может, и еще чего здесь старый хрыч заныкал.

Поиски привели даже к лучшему, чем ожидалось, результату: четыре автомата Калашникова; два дополнительных, полностью снаряженных магазина к ним и еще пара сотен патронов россыпью; одна «РГД-5» в рюкзаке Нанаса (а они-то думали, что гранат больше нет!) и два пистолета Макарова (один селивановский и еще один, видимо, Семена Будина). А также четыре ножа, два из которых – Нанаса и Нади – имели полное право называться холодным оружием.

А еще, та куча тряпья, на которой до этого лежали пленники, оказалась не чем иным, как парашютом! Правда, только куполом – стропы были срезаны, и найти их поблизости не удалось. Зато нашелся летный, белый с темным щитком, шлем Будина, а также его ботинки. Последнее удивило поначалу всех троих, однако Гор сделал предположение, что Силадану обувка приглянулась, а поскольку ходить летчик все равно не мог, нойд решил, что ботинки тому так и так ни к чему. К тому же, он не просто забрал их, а предоставил взамен сшитые из оленьей шкуры «тапки».

Но главное – оружие! И хотя на первый взгляд могло показаться, что его не так уж и много, но, если учесть, что у саамов и варваров ничего огнестрельного не имелось вовсе, и этот арсенал представлял из себя весьма внушительную силу.

Только супруги и бывший варвар успели собрать все оружие в одном месте, как их «окликнул» Сейд: «Идите сюда! Он зовет вас».


Глава 24
Обретение

У Нади задрожали колени. Так сильно, что ей пришлось остановиться, чтобы не упасть. Волнение, охватившее девушку, было настолько неожиданным и мощным, что в голове начала зарождаться паника, и Наде захотелось со всех ног броситься куда-нибудь подальше отсюда, пусть даже в те ветвящиеся туннели, где она едва не заблудилась. Только теперь девушка со всей отчетливостью поняла, что ее отец действительно жив, что этот заросший бородой мужчина в драной летной куртке не кто иной, как Семен Будин и есть. До этого момента она это тоже, конечно, знала, но воспринимала все-таки отстраненно, в основном лишь сознанием, и только немного, совсем чуть-чуть, сердцем. А теперь… Теперь внутри нее разразился ураган смешанных чувств, где нашлось место и счастью, и боли, и радости, и страху. Да-да, именно страху, тому самому, о котором сказала ей недавно мама: «Ты боишься, что отец окажется не таким, каким ты его себе представляла, что он не признает и не примет тебя, не оправдает твоих надежд». А ведь мама оказалась права. Впрочем, какая мама?! Она давным-давно умерла, ее никоим образом не могло быть ни здесь, в этих загадочных пещерах, ни где-либо еще. Мама была лишь порождением, частью ее собственного сознания, следствием какого-то воздействия здешнего таинственного излучения… Ведь нельзя же допустить, что загробный, или, как его называют саамы, Нижний мир существует, и мертвые могут приходить оттуда к живым и разговаривать с ними. Или все-таки можно?.. Вдруг и ужасные монстры, которые не раз уже встречались ей за недолгую жизнь и в реальности которых уж точно нельзя было усомниться, представляют собой не результат биологических мутаций, а являются выходцами из этого самого Нижнего мира, дверь из которого в наш мир оказалась распахнута в момент Катастрофы?

Но сейчас не имело никакого смысла гадать, была ли встреча с мамой вымышленной или реальной. Не было разницы в том, кто на самом деле поведал ей о ее страхе, – он на самом деле жил в ней, и он мешал ей сейчас приблизиться к отцу.

А тот, между тем, уже звал ее:

– Надя!.. Наденька! Ну, чего же ты? Подойди ко мне, дай мне увидеть тебя!..

Голос отца был прерывистым, тихим и хриплым. Но это явно был голос здравомыслящего человека, а вовсе не горячечный бред тяжелобольного или сумасшедшего.

И, услышав его, девушка перестала бояться. Может, и не совсем, но страх спрятался, скрылся где-то глубоко-глубоко в темной бездне ее подсознания. И сразу же перестали дрожать ноги. Надя подлетела к лежавшему возле Сейда отцу и рухнула перед ним на колени.

– Папа! Папа!.. Здравствуй! Вот она я…

Она прижалась щекой к отцовской груди, чтобы спрятать потоки хлынувших слез. Но отец нежно взял ее голову в ладони, бережно поднял и принялся целовать ее мокрое лицо, приговаривая при этом срывающимся жарким шепотом:

– Надя… доченька… так ждал… так ждал… родная моя… Наденька!..

Надя не выдержала и разрыдалась в голос. Вырвалась из рук отца и снова упала ему на грудь, обхватив его плечи. Даже при самом большом желании она бы не могла сейчас вымолвить ни слова. Да и что говорить, когда и без слов было все ясно. Не требовалось даже чудесной способности Сейда к «мысленному разговору».


Между тем сам пес вместе с Нанасом и Гором дипломатично удалились в другой конец пещеры. И когда девушка, окончательно выплакавшись, подняла наконец голову, то ей на пару мгновений почудилось, что они с отцом остались вдвоем на всем белом свете. Точнее, даже не на белом, а на темно-сером, сжатом до размеров этой самой пещеры.

Увидев, что дочь перестала плакать, Семен Будин погладил ее растрепавшиеся волосы (бандану она где-то потеряла) и спросил:

– Как ты нашла меня? Откуда ты? Неужели тому саамскому парню удалось добраться до Видяева?..

Надя все еще не могла говорить, а потому лишь кивнула.

– Но где же вы были все это время? Ждали, когда наступит лето? Но я не понимаю, как вы смогли сюда попасть… Ведь на санях без снега далеко не уедешь… И что это за странная собака сидела тут рядом со мной? Мне примерещилось, что она со мной разговаривает… Я последнее время вообще был словно в бреду… Ты знаешь, а ведь я не могу больше ходить… Но это ладно, а как ты? Что с тобой было все это время?

Голос был слабым и сиплым, но говорил отец быстро, словно выплескивал из себя давно накопившееся, задавал вопросы один за другим, сам перебивая себя. Наконец он устал, выдохся и замолчал, делая жадные вдохи. А Надя как раз почувствовала, что перехвативший голосовые связки спазм отступил, и сказала:

– Так много вопросов… Да, я все понимаю, но мне не ответить на все сразу, на это надо очень много времени. Надеюсь, оно у нас теперь будет. Мне тоже надо многое у тебя спросить, кое-что из этого сейчас жизненно важно… – Увидев, что глаза отца умоляюще расширились, Надя его успокоила: – Но я обязательно расскажу тебе самое главное! Хороший мой, родной, я так мечтала об этой встрече! Еще два дня назад я не могла на нее даже надеяться!.. И вот теперь… Нет, я до сих пор не могу в это поверить! – Девушка снова припала к отцовской груди, но ненадолго. Подняв голову, продолжила: – Нанас… тот парень, которого ты попросил разыскать меня…

– Заставил… – просипел отец с грустной улыбкой.

– Пусть так, – согласилась Надя. – Так вот, он нашел меня. Ему удалось добраться до Видяева. Олени погибли, но сам он дошел. А назад мы поехали на снегоходе. Добрались до Полярных Зорь, там и жили все это время. А недавно… поженились.

– Поздравляю, – улыбнулся отец. – Раз он все же сумел разыскать тебя, то он настоящий мужчина.

– Да, папа, Нанас очень хороший. И он спасал меня не потому, что ты, «небесный дух», велел ему это сделать. То есть, сначала-то он делал все из-за этого, но потом, когда мы встретились… В общем, он говорит, что полюбил меня сразу и решил для себя, что сделает все для моего спасения, невзирая на духов. Кстати, он в них больше не верит.

– А вот это, наверное, зря…

– Что?.. Папа, ты что говоришь? Какие могут быть духи?..

– Я многое пережил после аварии. И кое-что пришлось переосмыслить. Но это ладно, об этом как-нибудь потом… Ты дальше, дальше рассказывай!

– А дальше почти и нечего. Вот, настало лето, и руководство Полярных Зорь решило организовать экспедицию в Видяево…

– Кто именно? – перебил дочку Будин. – Сафонов или Ярчук?

– Ярчук. А Сафонов… он умер.

– Умер?!.. Он же не старый еще совсем!

– Он не из-за старости. Его… это… убили.

– Кто?! – от удивления летчик даже сделал попытку приподняться на локте, но рука сорвалась, хотя он даже не обратил на это внимания. – У нас ведь там и преступности-то, считай, не было!

А тут вдруг – мэра!.. У кого и рука поднялась?

– Его Ярчук убил, – сказала Надя и, предвосхищая отцовские расспросы, неожиданно для себя начала вдруг защищать начальника гарнизона: – Но Олегу Борисовичу пришлось это сделать! Сафонов собирался устроить на станции взрыв, испортить реактор, заразить все вокруг радиацией…

– Он что, рехнулся?.. – округлил глаза отец.

– Можно сказать и так… У него сына убили. Зверски. На его глазах. Эта гадина приказала, Шека. Ой, да ты же не знаешь!.. – прикрыла Надя рот ладошкой. – На Полярные Зори варвары напали. Как раз после нашего прибытия. Много-много варваров! Тысячи. Они из Карелии пришли. Но взять с ходу город им не удалось, и тогда они устроили осаду[25]… Ты знаешь, папа, это очень долго рассказывать, у нас сейчас времени нет. Скажу только, что мы их все-таки победили. Но как раз небольшая их часть с одним нашим предателем добралась сюда и командует сейчас сыйтом.

– И кто этот предатель? – нахмурился Будин.

– Парсыкин. Костя. Он был…

– Водителем у Сереги Сошина. Помню такого. Поговорить любил.

– Теперь он другое любит… – с презрением процедила Надя.

И, вспомнив о Парсыкине, она вернулась наконец в действительность. Сказала отцу: – Пап, подожди минутку, – встала и направилась к поджидавшим ее друзьям.

– Слушайте, – еще на подходе к ним заговорила девушка. – Ародан ведь давно ушел. Надо бы разведать, наверное, что там да как. Не доверяю я старику. Как бы он сюда кого не привел… Может, вы возьмете по автомату да возле внешнего входа покараулите?

А я отца накормлю и тоже к вам подойду.

«Незачем всем там караулить, – возразил Сейд. – Неожиданно они не выпрыгнут, сначала в гору надо подняться. Так что возле входа посижу я. А если кого увижу – вернусь и скажу, вы спокойно успеете дойти».

Довод пса был весьма разумным, и все с ним безоговорочно согласились. Сейд побежал к ведущему к выходу туннелю, Надя же вернулась к отцу.

Тот посмотрел на нее и вдруг отвел взгляд. Тяжело вздохнул, заворочался, словно собираясь подняться, снова повернул голову к дочери и наконец выдавил:

– Надя…

– Да, папа, – не дождавшись продолжения, сказала девушка. – Я тебя слушаю.

– Я, конечно, понимаю, что в Полярных Зорях живет много людей, а ты там совсем недавно и всех знать не можешь… – летчик снова замолчал, дыша тяжело и взволнованно.

Надя удивилась такому странному поведению отца, но тут ее вдруг осенило.

– Я, кажется, поняла, что ты хочешь спросить… Про Светлану Александровну, да?

Отец дернулся так, словно через его тело пропустили электрический разряд, – вот-вот вскочит на ноги. Однако он быстро обмяк, шумно сглотнул и просипел едва слышно:

– Да. Как она?

– Хорошо, – улыбнулась Надя. – У нее все хорошо, она здорова.

– Ты знаешь про нее… про нас с ней?.. – Отец снова неловко заворочался.

– Конечно знаю. Светлана Александровна все мне рассказала. Она очень хорошая, очень славная женщина. Я одобряю твой выбор. Представляешь, она даже настояла на том, чтобы мы жили в ее… в вашей квартире, пока не получим свою.

– Это на нее похоже. – В голосе Семена Будина прозвучала теплая, нежная грусть.

– А еще она очень рвалась с нами, хотела побывать на месте твоей гибели.

– Но я ведь живой!

– Мы-то этого не знали. Нанасу, когда он оставил тебя, показалось, что ты умер. Кстати, папа, расскажи теперь ты, хотя бы вкратце, что же с тобой случилось после того, как ушел Нанас?

Отец сдвинул брови и надолго, не менее чем на пару минут замолчал. Надя уже подумала было, что чем-то обидела его, и хотела спросить об этом, когда он все-таки заговорил, коротко и скупо роняя слова:

– Я не помню, как он ушел. Потерял сознание. У меня была серьезная травма, перелом позвоночника. Когда снова очнулся – вокруг было темно. Я подумал, что наступила ночь. Но меня удивило, что я не чувствовал холода. Сначала решил, что замерзаю, – я слышал, что при этом человеку в определенный момент даже становится жарко, потом тянет в сон, а потом он умирает. Я даже обрадовался – это далеко не худший способ расстаться с жизнью. А то, что я умру, не вызывало у меня ни малейших сомнений. Было только очень досадно, что так и не добрался до тебя, не увидел, не спас… В то, что этот парень сумеет найти тебя, я тоже не верил. В глубине души надеялся, но… Так вот, я не чувствовал холода и ничего не видел. Но потом стал понемногу что-то различать. Понял, что лежу возле каменной стены. Но ни повернуть голову, ни пошевелить рукой или ногой не мог. Ноги-то у меня еще раньше отказали, сразу после падения, а теперь и все остальное. Но было не страшно, все равно умирать, так какая разница, что откажет первым, что последним? Но то, что вокруг камень, меня все же удивило. И этот непонятный тусклый свет, будто светились сами камни… А потом я увидел его, старика. Он назвался Силаданом, сказал, что это он привез меня сюда. Сказал еще, что он кто-то вроде саамского колдуна, знахаря, и попытается меня вылечить. Ну и лечил потом, да. Мазал чем-то – то вонючим, то, наоборот, приятно пахнущим. Поил опять же всякими отварами. Некоторые и в рот-то взять было противно. Сначала он приходил очень часто, иногда даже ночевал рядом со мной. А потом, когда я стал поправляться, бывало, и день-два его не было. Ну, дни я, конечно, считал условно – мои часы разбились, а дневного света я не видел – я ведь лежал в этой самой пещере. И, признаться, когда Силадана долго не было, мне становилось страшно: а ну как он вообще не придет, что тогда? Тогда – верная смерть. А умирать мне уже расхотелось; понял, что смогу теперь жить, хоть и без ног. К ним так и не вернулась чувствительность. Я пробовал передвигаться ползком. Сначала было очень больно спине – я даже терял сознание. Потом стало получаться все лучше и лучше. Однажды, когда старика не было особенно долго, я даже собрался выползти наружу. Хорошо, что не успел, – наверняка бы заблудился в этих туннелях. В общем, Силадан все же пришел. И больше не уходил. Вернее, не уходил надолго – только где-то поблизости бродил, по соседним пещерам. Иногда возвращался с едой. Я понял, что ее ему кто-то приносит. А почему не уходит сам, он мне не ответил. Он вообще сам говорил мало, больше меня обо всем расспрашивал. Мне показалось, что он вовсе не дикарь, а вполне образованный человек.

– До Катастрофы он был мэром Ловозера, – вставила Надя.

– Вот как? Ну, я не особо удивлен.

– А про газ он тебе что-нибудь говорил?

– Про газ? Про какой газ?

– Ну, или про то, что надо что-то поджечь?

– Нет, ничего подобного я не помню. А почему ты об этом спрашиваешь?

Надя решила не говорить пока отцу всей правды, все-таки он был еще слишком слаб. Неизвестно, как бы на него подействовало известие, что он чуть было не стал причиной гибели сотен людей. И она открыла ему лишь часть этой правды:

– Просто он сказал что-то непонятное перед смертью. Что-то насчет зажженного фитиля.

– Перед смертью?!.. Так Силадан умер?..

– Ну… – вздохнула Надя. – Его тоже убили.

– Кто?!

– Ародан. Тот человек, что приносил вам еду.

– Но почему? Зачем?

Девушка собралась рассказать, что с ней случилось в сыйте, но не успела. В пещере светло-серым пятном возник Сейд.

«Сюда идут, – «сказал» пес. – Много людей. Больше, чем у вас у всех пальцев на руках».


Глава 25
Пришествие врагов

Хоть Надя и ожидала чего-то подобного, новость поначалу выбила ее из колеи; девушка откровенно растерялась. К счастью, на мужчин сообщение Сейда подействовало наоборот возбуждающе. Причем, «услышал» его и Семен Будин.

– Справитесь? – хмуро спросил он.

– Справимся! – за всех ответил Нанас, голос которого звучал, пожалуй, даже радостно. – Ты же видишь, «небесный дух», я справился с твоим заданием!

– Вижу, – серьезно ответил «дух». – Справился. Спасибо тебе. Я – твой должник.

Гор – и тот не усомнился в исходе возможного поединка.

– Пусть только сунутся, – сказал старый варвар. – Кто с копьем к нам придет, тот от автомата погибнет. – И нервно хихикнул. Надя шутки не поняла.

– Ну, берем оружие и двигаем к выходу? – полуспросила-полуприказала она.

Мужчины восприняли ее слова именно как приказ. Каждый взял по автомату.

– Мой «макаров» у вас? – спросил вдруг Будин.

– Да, – ответила Надя. – У меня.

– Оставь. Не люблю находиться без оружия. Тем более, в таких обстоятельствах.

Девушка достала пистолет и протянула отцу. Причем, протянула не сразу – рука ее задержалась на секунду-другую, и Надя поблагодарила окружающий их полумрак за то, что отец эту задержку не заметил. А если и заметил – не подал виду.

«Вот ведь дура! – обругала себя мысленно девушка. – Подумать такое о родном отце!.. Впрочем, если бы это действительно было так, то никакое родство тут не сыграло бы роли».

А мысль, что посетила ее перед этим, была следующей: что, если Силадан в отместку за свою смерть «запрограммировал» летчика не только на подрыв газа, но и, в случае неудачи, на уничтожение всех, кто когда-нибудь окажется с ним рядом? До этого отцу просто нечем было осуществить такой приказ, а вот при наличии пистолета…

Разумеется, Будин не стал в нее стрелять. Надя еще раз мысленно обругала себя, почувствовала, как лицо залила краска стыда, и снова поблагодарила полумрак за то, что он скрыл этот казус. А потом быстро двинулась следом за Нанасом, Гором и Сейдом, которые уже зашли в туннель, ведущий в соседнюю пещеру.

Когда же они, уже вчетвером, вышли в нее, девушка почувствовала, как на ее плечо легла рука мужа, призывая задержаться.

– Я вот что подумал, – явно смущаясь, проговорил Нанас, дождавшись, пока Гор с Сейдом удалились от них. – Может, ты зря оставила Семену пистолет?

– Не дуркуй! – вспыхнула Надя, предположив, что мужа посетили те же мысли, что и ее до этого. – Он же не стал в меня стрелять!

– Зачем в тебя?.. – растерялся супруг. – Я про другое подумал…

– Про что же? Что он снова поползет к «газовой камере» и начнет палить в трещину?

– Ты меня извини, – насупился Нанас, – но, по-моему, это ты дуркуешь легохонько. А я подумал, что он может… ну, того… себя убить.

– Застрелиться, что ли? – ахнула девушка. – Зачем?!

– Ну, он же ходить не может, больной весь… Скажет, зачем я буду им обузой? Повидал дочку, узнал, что с ней все в порядке, теперь можно и… того…

– Я кому-то сейчас как дам «того»! – замахнулась на мужа Надя, у которой противным холодком заструилась в сознании мысль, что тот вполне мог оказаться прав. – Типун тебе на язык!

– Зачем?.. И что такое «типун»?

– Узнаешь… – буркнула девушка. – Ждите меня, я сейчас.

Она развернулась и бегом бросилась назад, к оставшемуся в одиночестве отцу.

Тот весьма удивился ее скорому возвращению.

– Ты чего? – спросил он. – Что там? Совсем дело плохо?

– Да… То есть, нет. То есть, не знаю еще, – забормотала Надя. – Пап, я вот что подумала… Ну зачем тебе тут пистолет? Мы сюда все равно никого не пропустим. А там нам еще один ствол лишним не будет. Вдруг какой автомат заклинит, еще что…

– «Макаров» не очень-то достойная замена «калашникову», – усмехнулся отец. – Возьми тогда еще один автомат про запас, у вас же их четыре было. Или ты за меня испугалась?

– Да ты что! – даже самой стало противно, настолько это получилось неискренне, возмутилась девушка. – Чего мне за тебя бояться?

– То, что застрелюсь, например.

– З-зачем?.. – холодея от верности догадки Нанаса, лязгнула зубами Надя и протянула к отцу руки. – Отдай пистолет… Ну, пожалуйста!

– Надюшка, да ты чего?.. – уставился тот на нее сквозь полумрак. – Ты что, и правда подумала, что я решил сделать это?

– Угу… – захлюпала носом девушка. – Отдай, а?..

– Нет, дочка, – твердым голосом ответил отец. – Это мой пистолет, и я тебе его не отдам. А глупые мысли срочно выбрось из своей славной головушки. Как ты вообще могла такое подумать?

Я, можно сказать, только сейчас и жить начинаю, когда тебя встретил, а ты…

– Я подумала… вдруг ты переживаешь… что у тебя ноги… – и вовсе стала всхлипывать Надя, чувствуя, как по щекам потекли слезы.

– «Переживаешь!» – отозвался Будин. – Ну, ты и сказала! Переживаю – не то слово. Это катастрофа, трагедия. Но что такое ноги по сравнению с тем, что я обрел взамен! Этому тоже трудно подобрать нужные слова. Я впервые за много лет по-настоящему счастлив. И чтобы я же сам, своей собственной рукой оборвал это счастье? Вот уж дудки! Даже не надейся.

– Правда?.. – опустилась на колени и снова прижалась к отцовской груди Надя. – Как же я тебя люблю, папочка!

– Правда, – вновь, как до этого, сипло ответил Будин и добавил: – Я тебя тоже люблю. И собираюсь любить еще очень-очень долго. А теперь беги к своим, не до мелодрам сейчас.

– Спасибо, папа, – вскочила на ноги девушка. И уже возле самого входа в туннель обернулась: – Прости меня, пожалуйста, за ту дурость…

– Ты еще здесь?! – притворно возмутился отец. – Сейчас вот встану, да как отшлепаю!.. За все пропущенные годы.

Наде вдруг стало так хорошо на душе, что она рассмеялась настолько звонко и радостно, что, как оказалось, ее смех услыхал даже Нанас в соседней пещере.


Но когда девушка вернулась к своим спутникам, охота смеяться у нее быстро пропала. Нанас и Гор молча стояли чуть поодаль, возле трупа Силадана. И хотя сильно горевать по убитому нойду повода у Нади не было, ее настроение сразу испортилось.

– Что будем с ним делать? – подойдя ближе, спросила девушка.

– Надо похоронить, – ответил Нанас. – Но не просто так закопать, а как хоронят нойдов. Со всеми этими… как их…

– Церемониями, – подсказала Надя. – Или ритуалами.

– Лучше и с теми, и с другими, – кивнул супруг. – Только я точно не знаю, как все должно быть, у нас еще нойд ни разу не умирал до этого. Надо будет у стариков спросить.

– Так что, пусть пока тут лежит?

– Пусть лежит. Сюда зверье почему-то не заходит, так что цел будет.

– Кстати, – вспомнила девушка, – ты же хотел камень на этом месте потрогать. Будешь?

– Я уже потрогал, – признался Нанас.

– Даже лбом к полу припал, – подтвердил, усмехнувшись, Гор.

– Ну и что, перешла к тебе сила нойда? – стараясь не улыбнуться, спросила Надя.

– Перешла! – с вызовом ответил супруг. И уже с меньшим запалом добавил: – Наверное.

– Тогда поздравляю, ты теперь нойд. Лишь бы еще люди в это поверили.

– Я им делом докажу, – твердо сказал Нанас. – Тогда поверят.

– Хорошо сказал, – похвалил Гор. – А еще сам в себя верь, это тоже важно. Если сам в себе сомневаться будешь, то никто тебя всерьез не воспримет, хоть выше головы прыгай.

– Быть собой, верить в себя, не изменять себе, – вспомнила мамины слова Надя и сама не заметила, как произнесла их вслух.

– Вот, – закивал старый варвар, – молодец твоя супруга, дело говорит. – И посмотрел на нее: – Откуда познания? Неужто сама дошла?

– Не сама, – призналась девушка. – Мне ма… – Тут она, едва не проговорившись, спохватилась и на ходу стала выкручиваться: – …матросскую мудрость батя с детства прививал.

– Ну, моряки – народ бывалый, жизнь знают, – вновь закивал Гор. – На море без веры в себя да в товарища, что рядом с тобой, пропадешь. Да и не только на море, – махнул он рукой. – Так что…

– Понял я, понял, – перебил его новый самопровозглашенный нойд («Не многовато ли их в последнее время расплодилось?» – подумала Надя). – Но мы ведь не только за этим сюда пришли.

– Тоже верно, – еще раз кивнул старик. – Сейчас я выберусь наружу, гляну, что там.

– Нет, – помотала головой девушка. – Никто пока никуда выбираться не будет. Держите наготове оружие, подойдем ближе к выходу. Думаю, главное мы сможем разглядеть и отсюда.

* * *

Она первой осторожно выглянула из пещеры. Сначала отвыкшие от дневного света глаза отчаянно заслезились, и Надя почти ничего не смогла разглядеть – лишь смутное шевеление ниже по склону горы. Зато она услышала крики – как воинственные, так и тревожные, даже, скорее, умоляющие. Точнее, такой «упаднический» голос был только один, и девушке показалось, что она его узнала, – похоже, это кричал Ародан.

Девушка вытерла слезы тыльной стороной ладони, проморгалась и смогла наконец разглядеть поднимавшихся по склону людей. Впереди, с коротким дротиком в руке, шел Костя Парсыкин. На нем был надет трехцветный пояс нойда, на это Надя обратила внимание сразу. Значит, кто-то из местных рассказал ему о значении этого шаманского атрибута, и Костя отобрал его у Ародана. Теперь девушка разглядела и сами цвета этого пояса: черный, желтый и красный. Но, говоря откровенно, смотрелся он на Парсыкине нелепо. Наде вспомнилась одна из присказок бати, мичмана Никошина: как на корове седло. Впрочем, сам Костя, похоже, гордился этим приобретением, словно пояс был неким документом, подтверждающим легитимность самовольно присвоенного статуса, и вышагивал гордо, почти величественно. Сразу за ним следовала плотная группа людей в одних лишь набедренных повязках, но с копьями, дубинами и луками в руках. Их было три-четыре десятка. Чуть поотстав от них, поднималась еще одна группа примерно в таком же количестве, но более разрозненная, растянувшаяся по склону. Эти люди были одеты посущественнее первых, хоть Надя и не смогла разобрать, во что именно, а вооружены точно так же. Среди них, от одного к другому, безостановочно размахивая руками, действительно бегал Ародан. Он уже не просто кричал, а плаксиво что-то причитал наполовину осипшим голосом. Девушка прислушалась и смогла разобрать некоторые фразы:

– …Нижнего мира……взлетим на воздух……скорей назад……погибнем!..

Некоторые люди из второй группы, как поняла Надя – местные саамы, в отличие от идущих впереди варваров, озираясь на Ародана, замедляли шаг и все чаще стали поворачивать головы назад, в сторону сыйта. Пару раз оглянулся на старика и Костя Парсыкин, а потом злобно выкрикнул:

– Заткнись, паникер!

Однако бывший старейшина и не подумал это делать. Напротив, заметив, что его люди стали вести себя совсем неуверенно, он решил «дожать» их окончательно. Теперь отряд уже приблизился к входу в пещеру достаточно, чтобы Надя смогла услышать его призывы, обращенные уже не только к своим соплеменникам, но и к варварам, и к самому Парсыкину тоже.

– Опомнитесь! Куда вы идете?! Я же говорю вам: там смерть! Как вы не можете понять, что я говорю правду? Я был там, я заглянул почти в самую пучину Нижнего мира!.. Я почуял, как оттуда выползает злой дух… Парса Коска, ты-то наверняка слышал о нем, его имя Природный Газ. Заколдованный предателем Силаданом человек накормит злого духа огнем, и тот разнесет эту гору по камню! Мы взлетим вместе с нею на воздух, а потом рухнем вниз и будем раздавлены и погребены под этими камнями!.. Наши враги тоже будут раздавлены и разорваны на части. Нам нет смысла самим их убивать! Нужно скорей возвращаться назад, уходить самим и уводить людей из селения как можно дальше отсюда!..

– Слушай, ты! – не выдержав, снова заорал на него Парсыкин. – Прекрати разводить панику! И не держи меня за идиота! Какой газ может быть внутри горы?! Или ты сейчас же заткнешься, или на самом деле отправишься в гости к своим духам.

– Там газ! Поверь мне, поверь! Ты же умный, образованный человек! – уже непосредственно к Косте обратил свои вопли-причитания Ародан. – Основные залежи намного глубже, но по трещинам в скальной породе газ поднялся и в нижние полости этой горы! И туда Силадан отправил летчика! Он приказал ему высечь искру! Летчик не может ходить, но и ползком он туда уже наверняка добрался. Вот-вот все взорвется! Мы погибнем!

– Ну ты и сказочник! – захохотал Костя. – Безногий летчик! Откуда он здесь взялся? Из книжки Бориса Полевого? Я такую читал в юности. Сказка из прошлой жизни. И газ твой – такая же сказка. Если он там и был, то не природный, а веселящий, которым ты и надышался, а теперь бредишь. Да и что-то очень долго твой мифический летчик высекает искру. Или он добывает огонь трением? Так это уже вообще что-то из жизни первобытных людей, ты малость запутался в жанрах, старик!

– Нет-нет! Я не запутался и не брежу! – пуще прежнего взвыл Ародан. – Летчик на самом деле есть, его спас в конце зимы Силадан и держал здесь, в пещерах, лечил, выхаживал. И газ тоже есть!..

– А откуда ты вообще знаешь, чем здесь занимался Силадан? – насторожился вдруг Костя. – Может, ты не сегодня на него случайно наткнулся, а с самого начала знал, что он тут прячется?.. Врал мне, гнида?! А ну, признавайся!

– Я не… я т-только сегодня… я ведь его с-сам убил… – начал заикаться бывший старейшина, понимая, что проговорился. – Но я же хочу искупи-и-ить!!! Хочу всех спасти-и-и!!!

– Отправьте его к духам, – коротко кивнул своим приспешникам Парсыкин. – Пусть им свои сказки рассказывает.

Из группы варваров вышел плечистый, с длинными сальными волосами ниже лопаток, молодой лучник и, прицелившись в Ародана, натянул тетиву.

– Не-е-ет!!! – завизжал старик. – Не на-а-адо!!! Я не бу-у…

Звон тетивы, слившийся с коротким свистом стрелы, оборвал его вопль, и несостоявшийся нойд грузно осел, а потом тяжелым кулем покатился вниз по склону.

Проводив тело старика взглядом, Костя жестом приказал своим людям остаться на месте, а сам поднялся еще выше, почти к самому входу в пещеру. Однако войти внутрь он все-таки не решился. Мало того, крикнул варварам, чтобы те нацелили луки на вход, но не стреляли без его приказа.

– Вот ведь трус! – процедил стоявший рядом с Надей Нанас. – Давай пальнем по нему, чтобы знал!

– Нет, – тихо, но жестко ответила девушка, – мы без нужды больше по людям стрелять не будем. Иначе чем мы лучше тех самых варваров или бандитов? Да и хватит уже смертей. Попробуем договориться. Но сначала послушаем, что он нам хочет сказать.

А Костя, будто услышав ее слова, приставил ко рту ладонь и начал выкрикивать в их сторону:

– Эй, вы, два дикаря и девчонка! Я знаю, что вы там, хватит прятаться! Вас трое, а нас почти сотня. И это только здесь, внизу еще есть люди. Давайте, выходите по-хорошему! Тогда я, быть может, оставлю девчонку в живых, к свадьбе давно все готово. А не захотите по-хорошему, тогда отправитесь в гости к духам втроем; я не гордый, подберу себе жену из местных.

– Возьми себе в жены болотную жабу! – не утерпев, крикнул в ответ Нанас. – Только найди поуродливей, чтоб не затмила тебя красотой.

– О! Кто это там? – показушно обрадовался Парсыкин. – Никак сам больной на голову дикареныш? Как там тебя?.. Примус? За́нос?.. Впрочем, уже очень скоро – Минус и Вынос. Ногами вперед.

– Ты только на это и способен, предатель?! – дернулся к выходу парень, и Наде с большим трудом удалось удержать его возле себя.

– Ты что, не понимаешь, что он тебя специально провоцирует? – зашипела она на супруга. – Ждет, когда ты бросишься на него, – и тебя тут же прошьют стрелами!

– Ты трус, трус! – будто и не обратив на нее внимания, продолжал кричать Нанас. – Почему не заходишь сюда, к нам? Сам ведь говоришь, что нас только трое, да и то вместе со стариком и девчонкой. Но тебе и этого хватит, чтобы наложить в штаны от страха!

– Я зайду, ты не расстраивайся так сильно. И тогда мы посмотрим, кто быстрей наложит в штаны. Тебе или правда остатки мозгов вышибли, или ты ослеп, не видишь, сколько позади меня воинов?

– С воинами ты, конечно, герой, не спорю. А вот без них, сам ты хоть на что-нибудь годишься? Давай сразимся с тобой один на один, без оружия! Если согласен, я выйду.

Костя удивленно поднял брови. Поскреб макушку, а потом быстро оглянулся и подмигнул своим – мол, будьте наготове, если вдруг что. Надя заметила это и громко возмутилась:

– Да ты и впрямь трус, Зассыкин! Только учти, мы с Гором будем держать твоих немытых прихвостней на мушке, и если хоть один из них дернется, тут же откроем огонь. Патронов у нас на всех хватит, не переживай.

Судя по тому, как изменился в лице Костя, он если и догадывался о наличии у них оружия, точно этого не знал. Но отступать ему было уже некуда – так бы он потерял авторитет у своих «подчиненных», которые и без того уже с откровенным интересом прислушивались к словесной перепалке.

– Ладно, выходи, – отбросил Парсыкин дротик. – Горло ты дерешь знатно, надеру тебе еще и задницу. Только предупреждаю сразу: пощады не проси, буду бить, пока не сдохнешь.

– Нанас, погоди, – вцепилась в рукав готового уже выскочить супруга Надя. – А может, не надо? Ты ведь еще слабый совсем после ранения, а он смотри какой бугай!

– Зато он гад, трус и предатель, – вырвал рукав из ее пальцев Нанас, – и на тебе хочет жениться. А я не люблю, когда на моей жене кто-то женится. И вообще, не забывай, во мне сейчас сила нойда.

– А, ну да, – обреченно вздохнула Надя. – Тогда конечно.


Глава 26
Схватка

Нанас снял куртку, отбросил ее в сторону и вышел наружу. Костя Парсыкин, который стоял шагах в десяти от входа, на небольшой более-менее ровной площадке, при этом заметно напрягся.

Надя решила использовать последний шанс.

– Слушай, Костя! – выкрикнула она. – Брось дурковать, а? Давай поговорим серьезно, без горячки.

– Я с тобой после поговорю! – огрызнулся Парсыкин.

– «После» для тебя может и не быть. Ты не подумай, что я тебе угрожаю… Хотя, угрожаю, да, но у меня есть на это основание, – потрясла девушка «калашом». – У нас оружие. Много. И куча патронов. Вы нас своими палками не достанете, как ни старайтесь.

А мы вас всех тут положим. Но я этого не хочу.

– А чего ты хочешь? – отозвался Костя, искоса поглядывая на остановившегося и недоуменно оглянувшегося на жену Нанаса.

Надя проигнорировала возмущенно-вопрошающий взгляд супруга и продолжила «переговоры»:

– Я хочу, чтобы вы убирались отсюда. Я имею в виду – из сыйта. Ты и твои варвары. Идите, куда хотите, места вокруг много. Обещаю, если сделаете это – мы вас не тронем. Но только больше чтоб без подлянок. Неужели нельзя жить по-человечески?

– По-человечески, это как? – прищурился Парсыкин. – Организовать поселение, вскопать огороды, заниматься охотой и рыбной ловлей, собирать грибы и ягоды, плести из бересты туески?

– Ну, вот, ты и сам все хорошо знаешь. Именно так и нужно сделать.

– А еще – завести каждому семью, нарожать детей, передать им свои знания и умения, чтобы не прерывалась связь времен… Так тоже правильно?

– Конечно, пра… – начала девушка и осеклась.

– Вот то-то же, – нахмурился Костя Парсыкин. – Для нас такой жизни не может быть в принципе. Или ты позволишь нам увести с собой девушек из сыйта? А может, и сама с нами отправишься – зарождать новые поколения мирных свободных людей?.. – И, не дождавшись ответа, выкрикнул злобно: – Так вот, мы не такие! Мы уже свободные люди! Но далеко не мирные. Мы делаем, что хотим, и берем то, что нам нравится. Так что прекращай свою проповедь, святоша, и оглянись вокруг, посмотри, в каком мире ты живешь!

И вспомни заодно, сколько ты сама грядок всполола и сколько людей отправила на тот свет. Почему-то мне кажется, что второе число будет не в пример больше первого. Поэтому заткнись, и коли уж мы так тебе не нравимся, то сама убирайся отсюда! Если сумеешь, конечно.

– Надя, да чего ты с ним разговариваешь?! – воскликнул продолжавший буравить ее взглядом Нанас. – Сейчас я с ним разберусь! – И быстрым твердым шагом направился к Парсыкину.

– Давай-давай, разбиратель! – усмехнулся тот. – Чего же ты не добавил свое идиотское «легохонько»? Видать, чует задница, что ей сейчас «тяжелехонько» сделают.

– Моя задница на таких, как ты, с…ть хотела! – бросился на обидчика Нанас.

– Ого, как мы заговорили! – скрещенными руками легко принял первый удар Костя. – Сразу видно – пошла дикарю цивилизация на пользу.

– Я не дикарь! – зарычал Нанас и вновь налетел на Парсыкина. На сей раз ему удалось, хоть и вскользь, проехаться тому кулаком по скуле.

Это разозлило предателя, и он, тоже свирепо зарычав, принялся наносить в ответ мощные удары. К счастью для молодого саама, Костя Парсыкин, хоть и заметно похудел за время своих скитаний по лесам, оставался все же весьма тяжеловесным и неуклюжим, в отличие от самого Нанаса, так что от его кулаков удалось довольно легко увернуться. А потом еще и весьма удачно попасть Косте по носу, отчего тот сразу захлюпал кровью.

– Ага! – торжествующе завопил саам. – Так чьей там заднице тяжелехонько сделают?!

– Нанас! – завопила во все горло Надя. – Молча дерись! Не трать силы на…

Девушка тут же поняла, что и сама напрасно раскрыла рот. Отвлекшись на ее крик, супруг машинально повернул голову и тут же заработал сильнейший удар Парсыкина, сбивший его с ног. Победно заорав, Костя прыгнул на соперника, однако Нанас в последнее мгновение все же успел увернуться и, прежде чем Парсыкин сумел восстановить потерянное равновесие, снова вскочил на ноги. А затем пнул ненавистного предателя под колено, надеясь того подкосить. Но удар по голове не прошел для него даром – Нанаса качнуло, и пинок не достиг цели, ботинок лишь чиркнул по штанине. Зато Костя, воспользовавшись неустойчивым положением врага, толкнул того в грудь, и Нанас опять рухнул на землю. При этом, толчок отбросил его к самому краю ровной площадки, за которым начинался ведущий вниз склон. Вероятно, парень даже успел разглядеть оскаленные в торжествующих воплях лица стоявших чуть ниже варваров.

Он снова вскочил. И его опять качнуло. Видимо, и впрямь еще сказывались не до конца излеченные последствия ранения, да и удар Парсыкина вряд ли послужил для головы подходящим лекарством. Но отступать было некуда – в прямом и в переносном смыслах. А проклятый враг уже летел на него, занеся над головой тяжеленный кулак. Нанас собрался и, когда до столкновения оставалась лишь пара мгновений, резко отпрыгнул в сторону. Грузный противник, хоть в последний момент и увидел это, не мог уже побороть силу инерции, а потому кувырнулся вниз по склону, где и был пойман своими лохматыми сподвижниками.

– Да я же тебя убью сейчас! – брызжа слюной пополам с кровью, истошно, почти по-бабски завизжал Костя и, оттолкнув придерживающих его варваров, снова рванул вверх. Нанас приготовился: чуть выставил вперед одну ногу, сжал кулаки, притянул к груди локти, слегка наклонился вперед. И когда разъяренный враг влетел на площадку, не мешкая нанес ему удар. Он целил в лицо, но попал в подбородок и зашипел от пронзившей пальцы боли. А Костя, голова которого заметно мотнулась от удара, быстро пришел в себя и прыгнул на трясущего пострадавшей ладонью Нанаса.

– Осторожно!!! – закричала мужу Надя, но было уже поздно. Мощный Парсыкин грузно врезался в Нанаса, не оставляя тому никакого шанса удержаться на ногах, а потом, уже упавшего, придавил сверху всей своей тяжестью.

Несчастный саам застонал, пытаясь освободиться от непосильного груза, но его отчаянные попытки не приводили к успеху, зато предводителю варваров без труда удалось стиснуть сильные пальцы на горле поверженного врага.

– Вот и все, – прорычал он, капая на лицо Нанаса кровью из разбитого носа. – Передавай привет духам…


Надя от увиденной картины сначала впала в ступор – мышцы словно закаменели, а сознание стало густым и тягучим, как смола. Но такое состояние продлилось недолго, девушка вздрогнула, охнула, а уже в следующее мгновение вскинула автомат и прицелилась в Парсыкина. Она совершенно не думала, честно поступает или нет, – любые договоренности и правила перестали для нее сейчас не только действовать, но и существовать в принципе. Главным и единственным правилом для нее теперь было одно: сделать все, чтобы не погиб любимый. Пусть даже для этого придется погибнуть кому-то еще.

Однако нажать на спусковой крючок девушка не успела. Сначала она услышала рычание Сейда. Перевела взгляд и увидела, что пес уже приготовился к прыжку. А затем до ее ушей долетел странный ропот и крики, раздавшиеся из толпы варваров и сбившейся неподалеку в кучку группы саамов. Причем, это не были крики торжества, азарта или каких-то иных чувств, вызванных схваткой. Нет, это определенно были возгласы ужаса. На долю мгновения Наде подумалось, что люди ужаснулись жестокости своего предводителя, испугались за жизнь молодого парня, но она тут же выбросила из головы подобные наивные и глупые мысли. Чтобы варвары испугались жестокости?.. Чтобы соплеменники Нанаса обеспокоились за его жизнь?.. И то и другое не просто глупо – оно так же подходило ситуации, как… да как той же корове седло! Но что же в таком случае вызвало столь странную и, к тому же, одновременную реакцию этих далеко не пугливых людей? И куда они все смотрят? На Сейда? Да ну, по крайней мере для саамов этот пес не в диковинку. Тогда, может быть, на нее?.. Ах вот оно что, они испугались автомата!.. Хотя нет. Огнестрельного оружия, конечно, могли испугаться саамы – они видели его в действии всего один раз, когда Парсыкин, придя в сыйт, выстрелил из карабина единственным патроном. Но варвары-то прекрасно знали, что это такое, и не только видели, но и пользовались такими же автоматами не раз…

И тут позади нее раздался выстрел. От неожиданности Надя подпрыгнула и стремительно развернулась. Палец ее машинально едва не надавил на спусковой крючок. Впрочем… стрелять было не в кого, позади она никого не увидела. Тогда удивленная девушка, вспомнив о муже, вновь обернулась к месту схватки. Нанас по-прежнему лежал под навалившимся на него Костей. Вот только последний не делал больше попыток задушить своего противника, поскольку в затылке у незадавшегося нойда чернела дырка, через которую толчками выплескивалась алая кровь.

Недоумевающая Надя вновь обернулась ко входу в пещеру. Теперь она увидела там Гора почти с такими же ошеломленно выпученными глазами, что и у саамов с варварами. Наткнувшись на вопрошающий взгляд девушки, он замотал головой и показал глазами вниз, под ноги. Надя глянула туда и ахнула: возле самого входа лежало на земле круглоголовое чудище!.. Тело у существа выглядело так же, как у человека, причем, даже было одето во что-то грязное и рваное, а вот его голова… Мало того, что она была абсолютно круглой, огромной и совершенно белой – у этой головы вовсе отсутствовало лицо! Вместо него антрацитово блестело нечто черное и гладкое.

Надя потрясла головой и попятилась. Что же это?!.. Еще один монстр, уродливое порождение радиации?.. Тогда почему на нем одежда? Причем, камуфляжной расцветки, хоть это и сложно определить под слоем грязи. Но эта небывало гладкая круглая голова!..

И тут в голове самой девушки будто что-то щелкнуло: да это же шлем! Обычный летный шлем! Тот самый, что они недавно нашли в пещере! Просто на свету он показался чересчур белым, да и появление его здесь было уж слишком неожиданным. А уж появление того, на чью голову он был надет, – и подавно.

– Папа! – бросилась Надя к «существу». – Ты как здесь очутился?! Ты… зачем?!.. Тебе нельзя!..

– Т-ссс!.. – прошептал отец. – Тише! Испортишь мне все!

– Что я испорчу?..

– Сейчас увидишь. Не мешай…

Семен Будин, в руке которого девушка только сейчас увидела пистолет, с негромким, но отчетливо болезненным стоном приподнялся на руках и, набрав в легкие воздух, неожиданно громко выкрикнул толпившимся внизу людям:

– Я – небесный дух! Я пришел сюда из Верхнего мира, чтобы остановить несправедливость. Тот презренный человек, которого я пронзил небесным огнем, посмел назвать себя… – тут отец неожиданно замолчал, однако Надя быстро догадалась, что он просто забыл слово, и собралась уже подсказать, но отец выкрутился сам: – Я не могу повторять столь наглую ложь, а потому скажите мне сами: кем называл себя этот ублюдок?..

– Нойдом… – послышались неуверенные голоса. – Он называл себя нойдом… Притворялся, что нойд…

– Вот именно! – сокрушенно замотал белой головой «небесный дух». – А теперь скажите мне: чего заслужил тот, кто способен на такой обман? Кто обманывал вас, говоря, что имеет связь с духами?

– Смерти!.. – Голоса стали громче, их звучало теперь куда больше. – Только смерти!.. Он не должен жить…

– Вот потому я и убил его. Я покарал его, чтобы восторжествовала справедливость. А еще я привел к вам свою земную дочь. Вы должны теперь во всем ее слушаться. Не случайно ее имя Надежда, ведь теперь она и есть ваша единственная надежда на спасение и дальнейшую счастливую жизнь.

– Папа! Что ты несешь?!.. – зашипела на отца Надя. – Ты из меня прямо Иисуса Христа сделал!

– Ну, почти, – тихонько хмыкнул тот. – Тот же у нас Сын Божий, а ты – дочь небесного духа.

– Ты лучше вот что… – осенило вдруг девушку, которая увидела, как выбрался наконец из-под мертвого тела слегка помятый супруг. – Ты объяви Нанаса нойдом, вот это будет дело!

– А он что, хочет?..

– Мечтает.

– Ну, смотри, сама попросила… – Видно было, что отцу очень тяжело удерживаться на руках, и Надя, присев к нему, подхватила под грудь, что должно было показаться «зрителям» нежными дочерними объятиями. «А если и не показалось, – подумала девушка, – это их проблемы. Их, вон, много, а отец у меня один». Тот, кстати, поначалу возмущенно дернулся, но быстро сдался и продолжил свое «воззвание к народу»: – Но это еще не все, господа!..

– Папа!.. – фыркнула шепотом девушка. – Какие еще «господа»? Ну ты даешь…

– А что я их, «товарищами» должен, по-твоему, называть? – зашептал в ответ Будин. – Или, раз уж они воинами себя возомнили, то, как в армии, – «товарищи офицеры, прапорщики и старшины, сержанты и рядовые»?.. Хотя… Есть идея. – И отец заговорил еще, кажется, громче и увереннее: – Дети мои! Узнав о постигшем вас горе – о страшной гибели от руки предателя вашего верного кормчего и нашего, можно сказать, наместника на Земле – великого нойда Силадана, я даю вам взамен нового, еще более великого, даже, не побоюсь этого слова, величайшего нойда…

– Кого?.. Кто это?.. Кто?.. – зашумела толпа. Причем, как заметила Надя, любопытство проявляли, в основном, саамы; варвары же большей частью молчали, не очень приветливо поглядывая на «оратора».

– Папа, закругляйся, – поторопила отца девушка. – По-моему, в рядах «твоих детей» зреет раскол.

– А как вы думаете, – будто не услышав ее, в прежнем тоне продолжил Будин, – достоин быть великим нойдом муж дочери небесного духа? То есть, по сути, не кто иной, как его родной зять?

– Достоин!.. Муж достоин! Зять тоже очень достоин!.. – обрадованно загомонили саамы. – Кто теперь наш нойд?.. Который новый?.. Где великий зять?

– Я ваш новый нойд! – повязывая на себя снятый с убитого Парсыкина трехцветный пояс, с вызовом выкрикнул Нанас. – Это я – зять небесного духа!

– Да, это он, – устало оседая на руки дочери, закончил выступление Семен Будин. – Прошу любить и жаловать.


Глава 27
Бунт

Когда Нанас, отдувающийся и потирающий горло, на котором проступили красные отпечатки пальцев, подошел к своим, летчик, тоже не до конца еще восстановивший дыхание, выдавил:

– Ну, как я тебя?.. Вернул долг хотя бы частично?

– Вернул… – буркнул новоиспеченный молодой нойд. – Только зачем ты так… Костю?

– Зачем?!.. – от изумления забыл про усталость и боль Будин. – Да он бы тебя придушил, если бы не я!

– Не придушил бы, я бы справился!.. А если бы даже… Все равно, так нечестно! Мы договаривались драться один на один.

– Нечестно? – стал вдруг абсолютно спокойным летчик. Впрочем, черный щиток, закрывающий его лицо и глаза, не позволял увидеть отражавшиеся в них эмоции. – Во-первых, было бы нечестно, если бы моя дочь стала вдовой в столь юном возрасте, а во-вторых, лично я, старший лейтенант Семен Будин, никому честного слова не давал.

– Да ты!.. – вспыхнул вдруг Нанас, отчего пятна на его шее приобрели зловещий багрово-синюшний оттенок. Оглянулся на саамов с варварами, пристально наблюдающих за ними, и перешел на возбужденный шепот: – Ты вообще не знаешь, что такое честность! Ты ведь сейчас обманул моих соплеменников, сказав, что ты дух. И меня ты тоже когда-то обманул, отправил на верную смерть, поняв, какой я глупый…

– Так мне что, извиниться перед ними, сказать, что я пошутил? Что я всего лишь беспомощный инвалид, а ты тоже никакой не нойд, а такой же, как я, самозванец?

– Я не самозванец! Я – нойд! – снова забылся и закричал Нанас. – Я взял силу погибшего Силадана из камня!

– Ах, из камня он силу взял! То-то, я смотрю, об тебя этот бугай все кулаки отбил!.. Но ведь и меня тоже сюда не на ручках принесли, я на самом деле упал с неба, ты ведь сам это видел!

И ты сам тогда назвал меня духом! Что, скажи на милость, я должен был тебе на это ответить? Дескать, нет, я никакой не дух, я обычный человек, просто я военный летчик и умею управлять реактивными самолетами! Ты бы понял что-нибудь из этого объяснения?

– Это я что-то вас не поняла сейчас, – прервала наконец молчание впавшая от изумления в ступор Надя. – Вы чего это вдруг разошлись?.. Папа, я от тебя такого не ожидала. Хуже маленького! Нанас, а ты вообще от своего величия ума лишился! Да где бы ты сейчас был, если бы не папа?.. Околел бы в лесу на другой день!

И ты что, не доволен, что он отправил тебя ко мне? Может, я тебе уже надоела? Или недостойна быть женой нойда? Так ты только скажи, я навязываться не стану. Меня, между прочим, уже двое, помимо тебя, в жены звали. Один, правда, уже отженился, зато другой… – тут девушка осеклась и буквально прикусила себе язык, нарочито сильно, до крови, но было уже поздно.

Лицо Нанаса в момент стало смертельно-бледным. Побелели даже губы, которыми он, с трудом шевеля, произнес:

– Я давно понял, что ты тоже его…

– Что «я его»?.. – чувствуя, как уходит из-под ног земля, беззвучно прошептала девушка. – Да как ты… Да как ты только…

Слезы ручьями хлынули из ее глаз, и Надя, не в силах больше сдерживать рыдание, круто развернулась и бросилась было ко входу в пещеру, но ее резко, почти грубо, остановил за плечи Нанас.

– Побежала к нему? – бросил, словно выплюнул, он. – Не надо. Я сам его к тебе приведу! А ты здесь пока за «честным духом» ухаживай. – И, поспешно, словно обжегшись, убрав руки, парень ринулся к черному пятну пещеры и тут же растворился в нем.

– Он что, и правда с ума сошел? – растерянно пробормотал Семен Будин. – Дочка, ты прости меня, дурака, я не хотел… Только я все же не понял, о ком это вы? У тебя что, и правда кто-то есть?.. Ох, я и правда дурак, – поспешно забормотал он, заметив, видимо, как переменилась в лице дочь. – Прости, прости, я-то уж точно совсем из ума выжил! Я ведь знаю, что ты не такая!..

Но зарыдавшая в голос Надя не смогла ему ответить ни слова.

«Я верну его!» – все-таки смогла она «услышать» «голос» Сейда, который вслед за бывшим хозяином тоже вскоре скрылся в пещере.

А Надя даже и не знала сейчас, хотела ли она, чтобы Нанас вернулся, или нет. Жгучая обида на мужа душила ее. Как он мог сказать ей такое? Чем она это заслужила? Тем, что нянчилась с ним, выхаживала, тащила вдвоем с немощным стариком по смертельно опасным темным туннелям?..

Но потом вдруг девушка поняла, что дело даже было не в Нанасе. Не только и не столько в нем. Самое страшное заключалось в том, что теперь она засомневалась, так ли уж не прав был ее муж… Нет, она конечно же не любила Ярчука, но все же, все же, все же!.. Ведь когда съехавший с катушек супруг, убегая, сказал, что приведет того к ней, сердчишко-то у ней екнуло. Сладко так сжалось и затрепетало, подлое!..

«Какая же я сволочь, дрянь, ничтожество! – не прекращая рыдать, в отчаянье подумала Надя. – И как я еще только могу обижаться на милого, чистого, наивного, бесконечно доброго Нанаса?! Да другой бы уже давно бросил меня, плюнув мне вслед. Назвав при этом подходящим емким словом. Хотя… разве я такая?.. Я ведь не изменяла Нанасу… Я ведь на самом деле люблю только его одного! А Ярчук… Ярчук – это так, наваждение, морок. Всему виной этот проклятый поцелуй, на который я сдуру согласилась и который теперь не могу забыть… Но что же теперь делать? Вернет ли Сейд Нанаса? Или стоит самой срочно бежать за ним и вымаливать прощение?»

Рыдание перешло наконец в громкие всхлипывания. Надя повернулась уже ко входу в пещеру, забыв совершенно и о саамах с варварами, и об отце, и о Горе. Но старик сам напомнил о себе. Впрочем, он обратился не конкретно к ней, когда воскликнул:

– Смотрите, что они делают, паразиты!

Девушка быстро обернулась и посмотрела в направлении протянутой руки Гора. Сначала, не придя еще в себя окончательно, она устремила взгляд несколько выше и увидела, что на небе сгущаются тучи. Но вряд ли старый варвар имел в виду это, да и определение «паразиты» по отношению к атмосферным объектам подходило едва ли. И лишь догадавшись опустить глаза на склон горы чуть ниже места, где они находились, поняла, что имел в виду старик.

«Паразитами» оказались варвары. До этого, как мимоходом успела заметить Надя, они стояли плотной группой чуть в стороне от саамов. Теперь же вдруг оказались позади соплеменников Нанаса и, одновременно набросившись на них, моментально разоружили. Легкому успеху способствовал, скорее всего, не только эффект неожиданности, но и полное отсутствие у саамов боевого опыта – те попросту растерялись. А варвары, держа своих недавних союзников за вывернутые за спины руки, победно скалили зубы.

– Что же вы творите?! – первым опомнился Семен Будин. – Отпустите их!

– Зачем? – выкрикнул стоящий позади всех варвар, которому, как и еще четверым мужчинам, не досталось «пленника». – Так мы чувствуем себя гораздо безопасней. Вы же не станете стрелять в безоружных и беззащитных людей.

Надя сразу отметила для себя, что речь этого внешне ничем не отличающегося от своих «собратьев» человека, разве что выглядел он все же постарше остальных, была совершенно не «варварской», выдавая в мужчине, как минимум, наличие какого-то образования. Впрочем, девушка тут же вспомнила, что Гор, и вовсе закончивший когда-то институт, совсем недавно тоже был варваром.

Между тем, образованному «умнику», который после гибели Парсыкина определенно возглавил группу, уже отвечал отец:

– А с чего ты решил, что мы собираемся в вас стрелять? Если вам что-то не нравится – уходите, никто вас не тронет. По-моему, моя дочь это весьма понятно объяснила.

– А вам, по-моему, весьма понятно ответили, что такой вариант нас не устраивает.

– Тогда оставайтесь, но без этих вот закидонов. Живите, как люди, – хватит уже, неужели не навоевались?

– А чем ваши закидоны лучше наших? Вы вообще тут цирк устроили. И почему именно вы решили поуправлять сыйтом? Пришли какие-то хмыри неведомо откуда и сразу свои порядки начали наводить. Не выйдет! Теперь я вам говорю: хватит, навоевались. Сдавайте оружие. И тоже можете, если хотите, оставаться в сыйте, так уж и быть. А нет – уходите, никто вас не тронет. – Последнюю фразу варвар произнес, откровенно передразнивая летчика, с теми же самыми интонациями. Правда, тут же посуровел: – Если же вас ни один из этих вариантов не устраивает…

– То что? – ухмыльнулся Семен Будин. – Неужто рискнете повоевать с духом?

– Вот только этого не надо! Прибереги свои сказочки для дурачков. Вроде этих вот, – кивнул мужчина на согнувшихся в неудобных позах саамов. – Уж я-то летных шлемов насмотрелся. И выстрел из «макарова» от «небесного огня» как-нибудь отличу. Да и мои ребята тоже в духов не верят. Только в меня.

– Ну, раз ты такой умный и уважаемый, то вообще непонятно, чего и выделываешься? Лучше бы помог навести порядок в сыйте. Будешь одним из старейшин.

– Мне кажется, торг здесь неуместен! – с улыбкой воспроизвел варвар незабвенную фразу Кисы Воробьянинова. И добавил тоном другого персонажа из того же источника: – Командовать парадом буду я. – Затем опять стал серьезным: – Только я. Один. Понял, летун? Даю десять секунд на размышление. Потом – оружие на землю. Иначе… – он кивнул свободной четверке варваров, и те почти синхронно натянули тетивы своих луков, направив наконечники стрел на Гора, Надю и Будина. – Время пошло. – И мужчина начал медленно отсчитывать: – Один… Два… Три…

Надя непроизвольно подняла автомат, но тут же его и опустила – попасть в лучников, не задев плененных саамов, не представлялось возможным.

Она оглянулась на отца. Тот, заметив ее взгляд, лишь скрипнул зубами.

Между тем, набежавшие тучи сгустились настолько, что стало совсем темно. А едва предводитель варваров произнес: «Восемь», сверкнуло и одновременно грохнуло так, что девушка подпрыгнула. И тут же на головы людям обрушился ливень.

– Алексей! – стараясь перебороть шум дождя, закричала Надя. – Хватаем папу – и в пещеру!

Непонятно, услышал ли Гор девушку, но, вероятно, он и сам подумал о том же, поскольку и без того уже наклонился к летчику, пытаясь поднять того за подмышки. Подскочившая к ним Надя ухватила отца за щиколотки.

– Двинули! – крикнула она старику.

Видимо, глядящая им в спины опасность придала обоим сил, потому что в пещеру они влетели почти бегом. Но и здесь останавливаться не стали, понимая, что варвары двинутся следом. Пусть даже не все – исходящий из пещеры страх воздействовал на всех по-разному, и не каждому удавалось его побороть, – но и с десятком человек, прикрытых живым щитом, да еще в полумраке, справиться было бы трудно.

Но и бежать… Куда? Наугад, пока хватит сил?..

«А куда мог пойти Нанас? – подумала Надя. – Он напоследок сказал, что приведет Ярчука… Это конечно же глупо, но если предположить, что именно так он и решил поступить, тогда он должен пойти по тому туннелю, по которому мы сюда пришли…»

– Алексей, – обратилась к старику девушка, – вы хорошо помните, по какому ответвлению мы пришли сюда с той стороны?

– Хорошо, – удивленно ответил тот. – А тебе зачем? Мы же его засыпали, гранаты взорвали.

– Тьфу ты, вот ведь дура-то! – вслух обругала себя Надя. – Совсем мне память отшибло… – А потом, уже мысленно, добавила себе характеристику и покрепче, вспомнив, что Нанас, когда они сюда пришли, был без сознания, а значит, нужной дороги знать попросту не мог. Поэтому, скорее всего, и он пошел наугад.

Подумав о муже, девушка снова почувствовала уколы вины и обиды – причем, оба сразу. А еще – страх за него. Ведь совсем непонятно, куда он мог пойти. А в этих лабиринтах можно не только задохнуться или стать добычей каких-нибудь мутантов, но и банально заблудиться. Правда, за Нанасом отправился Сейд, однако Надя помнила, что пес и сам едва не погиб, надышавшись природным газом. И даже если ничего с ними не случится и Сейду удастся уговорить бывшего хозяина вернуться, то на обратном пути они запросто могут нарваться на агрессивно настроенных варваров. Даже не просто могут, а обязательно нарвутся, если их не предупредить. Но для этого нужно самим никуда не ходить, а ждать парня с собакой здесь. Но тогда их самих атакуют варвары!.. Заколдованный круг.

– Что будем делать? – признавая свою несостоятельность, спросила Надя у мужчин.

– Убираться подальше!.. – прохрипел заметно уставший Гор. – И поскорее, а то у меня скоро руки откажут.

– Но ведь Нанас… – начала было девушка.

– Дело не только в нем, – задумчиво произнес отец. – Но далеко идти в любом случае не стоит. Давайте отойдем, где потемней, но откуда виден вход, и там остановимся, подумаем о дальнейших действиях.

– Так ведь варвары! – дуэтом воскликнули Надя с Гором.

– Не сунутся они сюда, – ответил Будин.

– Откуда ты знаешь? – едва не разжала пальцы девушка; отца она при этом ощутимо качнула.

– Вы меня сейчас точно уроните, – ушел он от ответа. – Ищите скорей место, где можно пристроиться!

Надя понимала, что в любом случае они с Гором далеко отца не унесут. Хотя бы краткая передышка все равно была необходима. Тем более, варвары и впрямь что-то не особо торопились лезть за ними в пещеру. А еще девушка вспомнила, что где-то здесь должны оставаться самодельные носилки, на которых они со стариком принесли сюда Нанаса. Поэтому спорить с отцом она не стала, и, когда его опустили возле стены на каменный пол пещеры, Надя спросила у Гора:

– Алексей, а где наши носилки?

– Носилки?.. – стал озираться Гор. – А ведь и впрямь!.. Где-то тут были. Сейчас поищу.

Когда бывший варвар отошел, девушка вновь спросила у отца:

– Откуда ты знаешь, что варвары сюда не сунутся?

Семен Будин вздохнул, стащил с головы шлем и, отвернувшись, неохотно ответил:

– Ну… Ты скажешь, что я сбрендил. Вернее, что продолжаю бредить.

– Да мы все тут давно сбрендили! Давай, говори.

– Я попросил, – смущенно пробормотал отец.

– У кого?.. – округлила глаза Надя.

– У Свет… у мамы.


Глава 28
Передышка перед бурей

Сначала девушке показалось, что она ослышалась. Встряхнула головой, наклонилась к отцу, переспросила:

– У кого ты попросил, я не расслышала?

– У Светланы, – с неким вызовом глянул на нее Будин. – У твоей мамы.

– Ага… – только и смогла вымолвить Надя.

– Я не знаю, что это, как это, – уже словно извиняясь, продолжил отец. – Но только еще когда вы оставили меня одного там, – мотнул он головой в сторону прохода к соседней пещере, – она ко мне пришла. Молодая. Такая, какой я ее видел в последний раз.

Я подумал, что уснул и вижу сон, но все было так реально… Она была очень взволнована. Сказала, что вам с Нанасом грозит опасность, чтобы я срочно шел к вам. Я, хоть и ошалел тогда здорово, все же сумел ей ответить, что и рад бы, да не могу ходить. И она мне сказала, что поможет дойти…

– Папа, родной, – чуть не плача, перебила его Надя. – Мне тоже здесь, уже дважды, привиделась мама. Но это не она! Это и впрямь наши видения, сны наяву. Что-то их тут в нас вызывает, то ли газ, то ли камни, то ли неизвестное излучение, не знаю.

– А то, что я на своих ногах дошел оттуда до выхода наружу, – это тоже видение? – прищурившись, усмехнулся отец.

– Как это – «дошел»? – растерянно заморгала девушка. – Тебе это тоже привиделось…

– А тебе и всем остальным привиделось, что я там, возле вас, очутился и прострелил затылок тому придурку, да?

Подумав, Надя вынуждена была признать, что если бы отец передвигался ползком, то смог бы добраться до выхода в то самое время, если бы пополз сразу вслед за ними. И то вряд ли бы успел. Да и зачем бы ему это делать?.. Но и то, что он сейчас рассказал…

– Но если это и впрямь она… Как такое может быть?!

– Не знаю, доченька. Правда, не знаю. Но ведь ты и сама видела, что это место непростое. Вот, ты рассказывала, что вы прошли эту гору насквозь совсем за нереально короткое время. Разве такое может быть?

– Но это было! – вскинулась девушка. – Иначе мы бы не смогли…

– Да я верю, верю. Только хочу этим тебе сказать, что здесь может быть все. Почему и как – мы с тобой вряд ли узнаем, но отрицать очевидное тоже глупо. А версий и гипотез можно привести массу.

– Например? – спросила Надя.

– Например, пересечение мощных силовых полей, – послышалось сбоку. Оказывается, Гор уже вернулся и внимательно слушал их беседу. – Напряжение тектонических плит, то, се… А в итоге – искривление пространства-времени, или еще какие феномены.

– Ну, допустим, с пространством понятно, – сказала девушка. – Из-за этого мы быстро сюда добрались. А мама? – раз уж Гор так и так все услышал, держать это в секрете было глупо. – Она что, из прошлого здесь появляется? Не вяжется. Слишком много о нас, сегодняшних, знает и умеет делать недоступные обычному человеку вещи.

– Я же сказал: «Например», – покачал головой старик. – А истину, как отец твой верно сказал, нам все равно не узнать.

– Ладно, – вздохнула Надя и снова повернулась к отцу: – Но когда ты сейчас-то успел с ней повидаться? Как ты смог попросить задержать варваров?

– А я с ней сейчас и не виделся, – ответил летчик. – Я у нее мысленно попросил, а она ответила.

– Ну-у… – тревожно протянула девушка, с опаской посмотрев на светлеющий вдалеке вход. – Мысленно – это, знаешь, как-то…

– Ненадежно? – усмехнулся отец. – А ты заметила, что там, возле входа, с психикой вообще почти у каждого что-то творится?

Надя тут же вспомнила недавнюю безобразную ссору с мужем и поморщилась:

– Ты имеешь в виду, что мы с Нанасом не просто так поругались?

– Вообще-то именно вас я в виду не имел. Но ты вот сказала, и я подумал: а вполне возможно, что и так! Вы раньше так ссорились?

– Так – нет, – опустила голову Надя. И тут же быстро ее подняла: – Так ведь сначала-то именно вы с ним сцепились! Да и до этого ты как-то не очень себя естественно вел: пыжился, хвалился…

– Ну, я тоже не железный, – виновато вздохнул отец. – Тоже мог под воздействие этого… поля попасть, или что оно там…

– Так ведь тогда получается, что и варвары могли из-за этого с глузду съехать! – выдал идею Гор. – Тогда их нужно не там держать, а наоборот, сюда тащить!

– Ну уж нет! – отрезала девушка. – Что-то я не особо верю в благовоспитанность этой братии. Возможно, конечно, что это излучение и дало им дополнительный импульс, но вряд ли изначально у них в головах царила одна лишь любовь к ближнему. Ведь и мы с Нанасом… – Надя запнулась, но все-таки продолжила: – Ведь мы тоже, в общем-то, не на пустом месте поцапались. Это излучение, как мне кажется, только усиливает эмоции.

– Причем, негативные, – заметил отец.

– Тогда при чем здесь мама? Просто у варваров возле пещеры усилилось чувство страха, которое было изначально, вот они сюда и не пошли.

– У всех? – усмехнулся Будин. – Сомневаюсь. Но даже если и так, то пока нам ничто не угрожает. Однако сидеть тут до бесконечности тоже не хочется.

– Все равно надо дождаться Нанаса, – сказала Надя. – Ты ведь не собираешься его бросить? Лично я вообще намерена пойти на его поиски.

– Так если мы тут все верно напридумывали, – подал снова голос бывший варвар, – то парень и сам скоро вернется.

– Это еще почему? – удивилась девушка, хоть надежда в ней, признаться, от этих слов Гора все-таки вспыхнула.

– Так ты сама посуди, – ответил тот. – Если его порыв был вызван излучением, или чем там еще – колдовством, происками духов, – то внутри пещер оно перестало оказывать прежнее действие. Ведь получается, что именно так оно действует лишь с той стороны входа, и, думается, как раз для охранных целей. Ведь кто идет сюда, не зная, что тут есть, или, напротив, наслушавшись про всякие ужасы, то он непременно хоть немного боится. А тут, бац – усилитель! Страх вырастает настолько, что в пещеру уже не зайти. Так вот, а у вас все эти ваши гипертрофировавшиеся комплексы здесь, внутри, пропали. Значит, у Нанаса тоже. Так что он быстро опомнился и скоро вернется.

– Так почему же он не возвращается?! – в отчаянье воскликнула Надя.

– Не знаю, – развел руками старик. – Стыдно, наверное. Он ведь парень-то мнительный. Да ты не переживай сильно-то! Посокрушается чуток и вернется. Куда он денется? Тем более, большеголовый умник рядом. Уговорит, уломает. В общем, зря я, выходит, носилки искал.

– Интересно, – сказал вдруг Семен Будин. – Вот ты все про нас разглагольствовал, про наши комплексы. А сам-то, что, ничего с той стороны не чувствовал?

– Чувствовал, – опустил лысую голову старый варвар. – Только не скажу… – И тут же вскинулся, обвел друзей взглядом: – Но это не опасно, поверьте!

– В Надьку, что ли, втюрился? – заулыбался летчик. – Седина… то есть, лысина уже, в голову, бес в ребро?

– Только этого мне не хватало!.. – схватилась за голову девушка, но быстро пришла в себя, вспомнив: – Но этого не может быть по нашей теории. Любовь разве негативное чувство?

– Любовь – нет, – продолжал улыбаться отец. – А похоть?

А «не возжелай жены ближнего своего»?..

– Не слушай его! Не слушай!!! – запрыгал, хлопая по бедрам ладонями, Гор. – Военные – они все такие охальники! А этот – вообще!.. Старший лейтенант… Поручик, млин, Ржевский!

Отец захохотал. Судя по реакции старого варвара, угодил он прямо в точку.

– Твою ж ты мать… – горестно прошептала Надя.

Несчастный Гор, размахивая руками, словно обезглавленная курица крыльями, весьма потешно задергался. Казалось, его раздирали два противоречивых желания: наброситься на хохочущего летчика и хорошенько того отдубасить или убежать отсюда, куда глаза глядят. А скорее всего – сначала отдубасить, а потом убежать. Останавливало его, пожалуй, лишь то, что Будин был инвалидом. Да и убегать старику было особо некуда.

Неизвестно, чем бы это все кончилось, если бы девушка не почувствовала внезапный мягкий толчок в ногу. От неожиданности она вскрикнула, решив, что до нее добралось какое-то пещерное чудище, но, отпрыгнув и посмотрев вниз, она сумела разглядеть в полумраке светлую шерсть Сейда.

– Сейдушка! – радостно закричала она. – Ты вернулся! А где Нанас?

Гор сразу перестал размахивать «крыльями». Резко прервался смех Будина. Все уставились на разумного пса. И тот не стал испытывать терпения людей.

«Нанас сейчас подойдет, – «сказал» он. – Я специально побежал вперед, чтобы предупредить вас».

– О чем предупредить? – тут же спросил Гор. В его голосе слышались радость и облегчение. Похоже, старик был готов сейчас говорить о чем угодно, лишь бы поскорей уйти от кошмарной для него «любовной» темы.

«О его приходе. Он кое-кого ведет с собой».

– Маму?!.. – воскликнула Надя.

«Почему маму? – в обычно безэмоциональном «голосе» пса «прозвучало» искреннее удивление. – Чью маму?.. Впрочем… Хотя, нет. Не знаю. Я не имею понятия, как размножаются эти существа, так что…»

– Сейдушка, ты не заболел? – обеспокоилась девушка. – Ты никогда еще столь путано не говорил… Какие существа? Кто размножается? Кого все-таки ведет Нанас? С ним самим-то хоть все в порядке?

«Я не заболел, – явно обиженным «тоном» ответил пес. – Тебе как отвечать, строго по порядку, как ты спрашивала?»

Надя растерянно кивнула, не особо вникнув в суть вопроса. Но Сейд уже начал:

«Существа – те самые, или такие же, что напали в туннелях на Гора. Размножается все живое. Нанас ведет тех существ, о которых я уже сказал. С ним все в порядке, только он злой, как голодный синеглаз».

– Какой еще синеглаз? – насторожился Семен Будин. – Это те монстры, о которых ты рассказывала? Откуда они здесь?

– Папа, не мешай, – отмахнулась Надя. – Это он для сравнения, нет здесь никаких синеглазов. Я надеюсь… – И вновь обратилась к Сейду: – Но как он их может вести? Это же черви безмозглые! И почему они на него самого не нападают?

– Потому что я – нойд, – послышалось со стороны одного из ведущих вглубь горы проходов. – Настоящий нойд, и вот тому доказательство.

Появившийся из темноты Нанас махнул рукой назад, однако Надя ничего там разглядеть не могла – все растворялось во мраке. А может, мешали еще и слезы, снова выступившие на глаза.

Девушке очень хотелось подбежать к мужу, обнять его, сказать, как она его любит, даже попросить прощения, хоть и непонятно, за что… Но сделать она этого почему-то не могла – не шли ноги, не поворачивался язык.

Нанас тоже не подошел близко, остановился чуть поодаль. Правда, сказал, но обращаясь ко всем:

– Вы меня простите, я не знаю, что на меня нашло. Мне кажется, это был не я.

– Не на тебя одного, на всех нашло, – примирительно ответил Будин. – Вот только, к сожалению, это были мы. Из самых наших глубин, с самого дна, но все-таки мы.

– Откуда ты… – начал Нанас, однако летчик резко перебил его:

– Хватит лирики! После будем душу изливать друг другу. Если живы останемся. А сейчас расскажи, что за доказательство ты с собой притащил? Что там за шланги за тобой тянутся? Или не шланги, не пойму… Канаты, что ли? Зачем они тебе? Вязать варваров станем? – Он все-таки не удержался от иронии.

Только сейчас Надя сумела разглядеть, что позади ее мужа и впрямь тянулись какие-то длинные светлые шланги толщиной примерно с ее руку. Вот только… они шевелились!.. Девушка невольно поежилась и отступила на шаг назад.

Между тем, Нанас ответил на подколку отца вполне серьезно:

– Это не шланги. И не канаты. Это какие-то зубастые толстые черви. Сейд мне сказал, что такие напали на Гора, когда меня сюда несли… Я встретил их там, дальше в туннелях. Они хотели на меня напасть. Но я лишь подумал: «Не надо!», и они остановились. Подумал: «Ползите прочь!» – и они поползли назад. Тогда я понял, что они меня слушаются, подчиняются моим мыслям… Ведь так и должно быть у настоящего нойда! Значит, я все-таки стал им! Да?..

– Стал, стал, – ответил Будин. – Ты скажи, зачем ты их сюда притащил? Продемонстрировать нам свое превосходство над силами природы? Или натравить их на нас, паршивцев этаких, что великого нойда не уважают?

– Зачем ты так?! – вскинулся Нанас. – Я ведь попросил прощения! Без вас я никогда не стал бы нойдом…

– Ладно, проехали, – стушевался летчик. – Тогда зачем?

– Я натравлю их на варваров. Пусть узнают, что я настоящий нойд! Где они? Вы что, их уже убили? Вместе… вместе с людьми из сыйта?..

– Ты за кого нас держишь? – откровенно разозлился Будин. – Мы тебе что, тоже варвары?

– Ну, я, вообще-то, варвар, – подал вдруг голос Гор. – Бывший, правда, но тем не менее. Между прочим, я узнал того говоруна, что после смерти Парсыкина командиром себя возомнил. Его имя, ну, кличка то есть, Базз. Он мне и настоящее называл, да забыл я уже. А вот фамилию помню… – Старик задумался, почесал лысину. – Нет, не помню. То ли Жаров, то ли Жарков, то ли Жариков… Да, вроде как Жариков. Мы с ним пересекались пару раз. Умный мужик, поговорить с ним интересно. Охальник, правда, не приведи господь! Но с юмором. Компьютерщиком в миру был. Я никак не мог понять, что же его к варварам привело. Спросил напрямик. А он поржал и говорит: «Тут девки бойкие да жилистые, люблю таких!»

– При чем тут девки? – оборвала ударившегося в воспоминания Гора Надя. – Алексей, вы к чему это?

– К тому, что знать врага, как я думаю, нелишне. Только вот как раз насчет «знать»… – Старик повернулся к Нанасу: – Мне вот что не очень понятно, ваше святейшество, или как там к тебе нужно сейчас обращаться…

– Не надо ко мне так обращаться! – дернулся Нанас. – Для вас я тот же, кто и был… – Парень глянул на Надю и осекся, а старик продолжил:

– Это хорошо, но мне непонятно вот что: как ты узнал, что варвары взбунтовались? Ты же раньше удр… ушел. И Сейд этого не знал. Неужто у тебя настолько ясновидение открылось? Ты только не дергайся, я не иронизирую, мне на самом деле интересно. Да и другим, думаю, тоже.

– Вы… не поверите… – опустил голову парень. – Скажете, что я совсем рехнулся.

– Да мы уже всему готовы здесь поверить, – не отставал от него Гор. – Говори, не бойся. Вряд ли ты расскажешь что-то более безумное, чем то, что уже случилось.

– Я встретил там женщину… – не поднимая головы, тихо сказал Нанас. – Она сказала, что я… ее зять. Но ведь это неправда! – вскинулся он и устремил взгляд на Будина. – Я твой зять, ты же сам сказал!..

– Ее – тоже, – спокойно ответил летчик. – Продолжай, теперь мы тебе точно верим.

– Почему?.. – изумленно выдавил Нанас, но махнул рукой и продолжил: – Она мне сказала, что Надя… что все вы в беде, что варвары взбунтовались, разоружили саамов и, прикрываясь ими, требуют, чтобы вы сложили оружие и сдались. Это так?

– К сожалению, да, – кивнул Будин. И вкратце обрисовал сложившуюся ситуацию.

– Тогда я все правильно сделал, – твердо сказал Нанас. – Ждите меня здесь!

– Вот уж дудки, – улыбнулся летчик. – Нам тоже интересно посмотреть на выступление дрессированных червяков. Только ты там не особо усердствуй. Сначала припугни, а уж если кто не поймет – тогда только… А то и правда многовато что-то смертей в последнее время.

Надя как раз наклонилась вместе с Гором к отцу, чтобы подхватить того и отнести к выходу из пещеры, когда оказавшийся рядом Нанас тихо и как-то почти безразлично спросил:

– Ты теперь… не будешь со мной… да?.. Ничего, я все понимаю…

– Что ты понимаешь, дурак?! – резко выпрямившись, заорала на мужа Надя. Она сама удивилась своей реакции, ведь совершенно не собиралась делать этого, но остановиться уже не могла, с ужасом осознавая, что ее слушает не только Нанас. – Ты и на самом деле идиот инфантильный, дикарь безмозглый! Я что, по-твоему, не человек, а кукла?! У меня что, ни сердца нет, ни чувств никаких?.. Думаешь, все, мы с тобой расписались – и я сразу не женщиной сделалась, а твоим придатком, как ухо там, или… нос?.. Я не скотина какая бесчувственная, не камень! И в моей жизни тоже может что-то происходить, о чем тебе знать необязательно, как и в твоей, что я, если помнишь, вполне признаю. Ты ведь и сам знаешь, что в этой жизни нет ничего абсолютно белого и совершенно черного! Но я и не сволочь какая-нибудь, тебя никогда не предавала… А уж если я тебя когда-нибудь разлюблю, если ты мне станешь не нужен, я тебе об этом сразу скажу, притворяться не стану.

– Обязательно скажи… – едва слышно проговорил Нанас. – И… прости дикаря неумытого…

– Ишь, обиделся на дикаря-то, – не смогла удержать улыбки девушка. А потом и вовсе не стала сдерживаться, бросилась, как ей и хотелось, мужу на шею, прижалась к нему, зашептала: – Ты и правда неумытый, грязнуля любимый мой!.. Как же я по тебе, глупышу такому, соскучилась…

Нанас издал вдруг совершенно невообразимый «дикарский» вопль, от которого вздрогнули, казалось, не только Гор и Будин, но и стены пещеры, закружил Надю, прижимая к себе, словно потерянное и вновь обретенное сокровище, а потом опустил ее бережно, оглянулся на слабо шевелящихся червей и тоном великого полководца скомандовал:

– Вперед! Разберемся легохонько с этими недобитками!


Глава 29
Признание

Надя конечно же и не подумала отставать от мужа. Для начала она отыскала свой рюкзак – они побросали поклажу неподалеку от входа еще перед прошлой «вылазкой», – достала оттуда бинокль, повесила на шею и бросилась догонять Нанаса. Тот оглянулся и, хотя так и не смог убрать с лица счастливую улыбку, постарался сказать как можно строже:

– Не ходи! Я сам.

– Понятно, что сам, – ответила девушка, – но поглядеть-то хочется, как ты будешь задавать там жару. – Для достоверности она похлопала по биноклю, хотя на самом деле, разумеется, очень переживала за Нанаса и рассчитывала подстраховать его с помощью автомата.

Но тот не сдавался:

– Знаю я твои гляделки! Обязательно начнешь стрелять. А там или зацепишь кого из моих, или на стрелу варваров нарвешься. Жди меня тут!

– Ну вот что, дорогой, – нахмурилась Надя. – Ты, конечно, очень крут теперь, я помню, но меня в балласт тоже рано списывать. Я не слепая и не криворукая какая-нибудь, чтобы не по тем, по кому надо, стрелять. И мишенью я становиться не собираюсь, так что на рожон не полезу. Я вообще из пещеры выходить не планировала, да и тебе, кстати, тоже не советую. Запускай своих червяков и управляй ими из укрытия. Между прочим, автомат-то и тебе не помешает в руки взять – будешь хотя бы варварам под ноги стрелять, чтобы они не особо рыпались. А сначала поговори еще раз с ними.

– Тебя не перевоспитать, – засмеялся Нанас. – Все-то ты знаешь, как нужно делать! Неплохо бы назначить тебя вождем племени, как у индейцев.

– А ты откуда знаешь, как у индейцев было? – удивилась девушка.

– А книги?.. Майн Рид, Фенимор Купер… Ты же сама мне приносила.

– Ах да!.. Забыла, что ты у нас книгочей еще тот… Ну, поживем – увидим. Надо сначала с варварами разобраться. А потом – чтобы нас здешние люди вообще приняли, чтобы поверили, что мы им желаем только добра. Силой я никакую власть завоевывать не собираюсь, и тебе не позволю.

– И что же мы тогда делать будем, если нас не примут? – растерянно заморгал парень.

– Свое поселение устроим, места кругом много. Будет у нас племя из четырех человек: я – вождь, ты – нойд, Гор – старейшина, папа – почетный житель. Потом детей нарожаем, Сейд свою семью приведет – будет у нас человеко-собачья община. Глядишь, и новая цивилизация от нас пойдет, станем почти библейскими Адамом и Евой, только еще и Сейд со Снежкой будут с нами славу делить… – Надя не удержалась и прыснула. Но тут же вновь стала серьезной: – Ладно, планы на будущее потом будем строить. Надо сперва настоящее отстоять. Пошли давай с врагами сражаться.

– Я тоже пойду, – снимая с плеча «калаш» и с опаской поглядывая на слабо извивающихся, будто впавших в спячку, «червей», направился к ним Гор. – Мне тоже интересно. Да и еще один ствол лишним не будет.

– Э-э! – послышался сзади голос Семена Будина. – А меня, что, здесь решили оставить?..

– Ну, вот! – хлопнул ладонями по бедрам Нанас. – Опять всей гурьбой!

– Так на миру и смерть красна, – захихикал старый варвар, потом сообразил, что ляпнул не то, осекся, пробормотал: – В общем, вместе-то оно и веселей, и ловчей как бы…

– Вообще-то, – вспомнила вдруг Надя, – как бы у нас снова не вышло, как в прошлый раз. Вновь с ума посходим, друг на дружку набросимся… Может, и правда всем не надо? Алексей, вы лучше издали за нами поглядывайте, а если почуете что неладное – кричите нам, чтобы назад срочно возвращались.

– В прошлый раз мы с той стороны находились, – снова подал голос отец. – А защита, если мы правильно догадались, как раз с той стороны, перед входом, и должна действовать, чтобы в пещеру не пускать. Ну а на сей раз мы выходить не станем, а здесь вроде как все чисто в этом плане. Так что давайте, не сачкуйте, хватайте меня и тащите к выходу.

Надя вздохнула, но спорить с отцом не стала. Они с Гором подошли к Будину, привычно уже подняли его и понесли.

Между тем Нанас уже осторожно выглядывал в отверстие прохода. «Червей» рядом с ним не было.

– Вот ведь нетерпящий-то! – закряхтел, убыстряя шаг, бывший варвар. – Я ведь тоже хочу посмотреть, как эти головожопики моих старых друзей кушать будут.

– Кто-кто будет кушать?.. – прыснула Надя.

– Головожопики. Раз они в жопе, пардон, голову держат, то кто же они еще?

– Фу, как неприлично! – совсем развеселилась девушка. – Хоть бы тогда головопопиками их назвали, или головозадиками.

– А их полное, научное название – жопоголовый головозад, – внес свою лепту Семен Будин.

– Фи, папа, фи! – зафыркала Надя. – Сейчас вот уроню тебя, будешь знать!

Смех, скорее всего, был у нее нервным. Да и напускная веселость у всех троих, едва они добрались до светлого пятна выхода, быстро прошла.

Когда ставили на каменный пол носилки, Надя заметила, как дрожит Гор. То ли старик замерз – воздух после ливня и в самом деле стал довольно прохладным, – то ли дрожь вызвало волнение от предстоящего действа. Заметив взгляд девушки, Алексей догадался, о чем она подумала, и пояснил:

– Колотит вот. Вспомнил, как на меня эта гадость накинулась. – Он непроизвольно потер грудь. – До сих пор побаливает. – А потом кивнул на проем выхода: – Давай-ка посмотрим, что там.

Бывший варвар осторожно, на цыпочках, подошел к самому краю проема. Надя шагнула следом. С другой стороны выхода, наблюдая за происходящим снаружи, стояли Нанас и Сейд. К ногам девушки с Гором подполз Семен Будин.


Надя выглянула из-за спины старика. Дождь уже кончился, хотя солнце все еще скрывалось за сплошной облачностью. Варвары и саамы по-прежнему были на месте. Только теперь они не стояли, а сидели, а то и лежали, дожидаясь скрывшихся в пещере недругов. Впрочем, дожидались, скорее всего, только варвары. Соплеменникам же Нанаса попросту некуда было деваться – их согнали в плотную кучку и окружили кольцом полуголые, косматые воины. Судя по всему, варвары решили ждать столько, сколько потребуется. В конце концов, осада неприятельских крепостей была их коньком. Тем более, сейчас они прекрасно знали, что деваться осажденным некуда – у них не было ни воды, ни пищи. Сами же варвары вполне могли отправить в сыйт двух-трех человек за продовольствием и сидеть здесь, сколько потребуется, благо на дворе стояло лето, пусть и не особо жаркое. Но уж к такой ерунде, как летняя прохлада, эти люди и подавно были привычные.

А вот «цепных червей» девушка заметила не сразу; Нанас поступил грамотно и направил их не в лоб к неприятелю, а в обход. Лишь вспомнив про бинокль и прибегнув к помощи оптики, она увидела светлые «шланги», ползущие вниз по склону слева и справа от воинов, на порядочном расстоянии от них. Потом они стали «разрываться» на более короткие куски. Часть «огрызков» оставалась на месте, другая же продолжала ползти, постепенно смыкаясь за спинами варваров. При этом куски «червяков» распределились таким образом, что на каждого приходилось как раз по человеку. Саамов Нанас не стал «очервивливать» – то ли не опасался их из-за отсутствия оружия, то ли попросту посчитал неприемлемым обходиться так с соплеменниками.

И когда его белесая, отвратительная как с виду, так и по сути армия окончательно заняла нужные позиции, парень громко выкрикнул:

– Эй, вы, недобитки! С вами говорит нойд! Отпустите моих людей и проваливайте отсюда!

– Ого, кто-то опять затявкал! – подскочил тот самый «образованный» варвар, что взял на себя верховодство. Повскакивали на ноги и остальные. Саамов при этом они сразу же взяли на прицел своих луков. А те, мокрые и жалкие с виду, по-прежнему остались сидеть, тесно прижавшись друг к другу. Так им, наверное, было теплей. А может, они уже просто пали духом и сдались на волю судьбы. Однако варвары быстро заставили их подняться тычками и пинками, заняв потом такое положение, чтобы попасть в них, не зацепив пленников, было проблематично.

– Тявкаешь ты, Базз, – спокойно и хладнокровно, будто и не заметив смены диспозиции соперника, ответил Нанас, – а я говорю! И делаю это в последний раз. Не хотите, чтобы все закончилось миром, – будет война. Только недолгая.

– Польщен, что знаешь мое имя! – засмеялся варвар. – А твоя наглость мне даже начинает нравиться. Я только никак не могу понять: ты надеешься, что я дурак, или просто ты сам идиот?

– Он сам идиот, – со вздохом сожаления сказал кто-то из группы саамов.

– Вот видишь, оказывается, все объясняется очень просто, – еще громче захохотал Базз. – Мне тебя даже убивать неловко, такого малахольного. Давай, заканчивай свое выступление, я проникся – браво! – и бросай на землю автомат. Да, своим тоже скажи, чтобы кидали оружие сюда, наружу. Это же надо, какая компания подобралась: идиот, баба, инвалид и старик! Мне на самом деле с вами воевать стыдно, не доводите до греха.

– Не думай, что выведешь меня этим из себя, Базз. Это раньше я бы уже разозлился и бросился на тебя. Ведь ты только этого и ждешь, думаешь, что ярость ослепит меня, и тебе будет очень легко расправиться со мной. Только теперь, когда я стал нойдом, я изменился. И, знаешь, недавно я прочитал в одной книжке хорошую мысль: «Собака лает – караван идет».

– Ого! – искренне, как показалось Наде, удивился варвар. – Ты читаешь книжки? Про собачек? Какой хороший мальчик! А про медвежат не читал? «Уронили мишку на пол, оторвали мишке лапу…» Короче, слушай сюда, нойд недоделанный: хватит меня смешить! Мне твоя ярость до задницы. Я с тобой в любом случае расправлюсь одним пальцем. И тоже говорю в последний раз: бросай оружие и своим тоже скажи, чтобы сделали это.

– Я тебя предупредил, – сказал Нанас, не реагируя на слова врага. При этом он слегка дернул головой, будто хотел обернуться к Наде, – мол, видишь, я выполнил твою просьбу, поговорил… – А теперь – пеняй на себя.

В следующее мгновение девушке показалось, что в варваров ударили белые молнии. Только упали они не с неба, а, напротив, вылетели из земли. Если бы она не знала заранее про «червей», то, вероятно, не сразу и поняла бы, что это такое. Теперь же девушка прильнула к окулярам бинокля, чтобы лучше рассмотреть подробности. Впрочем, лучше бы она этого не делала…

В поле зрения попал один из варваров. Вокруг его тела, прихватив обе руки, наматывался живой белесый канат. Причем, происходило это настолько стремительно, что мужчина, у которого вмиг побагровели лицо и шея, а из разинувшегося рта вывалился язык, не смог произнести и звука. Возможно, он лишь только хрипел, но со своего места Надя этого расслышать не могла. «Канат» быстро начал краснеть. Надя сразу вспомнила ряд бесчисленного количества когтистых ножек вдоль тела «червя» и поняла, что кровоточит изодранная этими коготками кожа несчастного варвара. Вскоре он, покачнувшись, упал. А сжимающий его «канат» распался вдруг на десяток, если не более, частей, которые тут же принялись вгрызаться в окровавленное тело.

Почувствовав, что ее сейчас вырвет, Надя догадалась наконец отвести от глаз руку с биноклем. Ее взгляд невольно пробежался по другим варварам, и девушка с удивлением обнаружила, что все они, хоть и обмотанные «канатами», по-прежнему держатся на ногах. При этом «черви» на их телах были такими же белыми, как и вначале, лишь по некоторым из них стекало немного крови. Судя по всему, всех этих людей живые «шланги» просто скрутили, не сжимая при этом до смерти.

Поначалу девушка удивилась, почему же варвары молчат. По ее мнению, от всего происходящего, даже не испытывая боли, они должны были бы попросту вопить от страха! Тогда она вновь осмелилась поднести к глазам бинокль и, наведя его на одного из несчастных, тут же поняла причину молчания: «червь» обвил ему не только тело, но и верхнюю часть лица, зажав при этом рот. Причем, сделал это столь аккуратно, что ноздри остались свободными и человек мог дышать. Быстро перемещая «прицел» бинокля, Надя убедилась, что все прочие варвары были в том же самом положении. Включая Базза, который, правда, дико вращал вытаращенными глазами и пытался мотать головой, будто хотел привлечь к себе внимание.

Нанас, который стоял к нему ближе Нади, заметил это и без бинокля. «Червь», зажимающий рот варвара, дернулся, оторвался от лица и, покачиваясь, опустился на голое плечо. Однако тело мужчины по-прежнему оставалось «связанным».

Губы Базза, нижние части щек и подбородок будто обметало густой мелкой сыпью – отметинами от коготков «червяка». Глубоко вздохнуть варвар по-прежнему не мог, поэтому лишь коротко просипел что-то неразборчивое.

– Что-то ты совсем скис, – усмехнулся Нанас. – Лепечешь что-то, как беззубая полоумная старуха, мне и не разобрать… И где же твой палец, которым ты собирался со мной расправиться?

– Сними… – чуть громче прохрипел Базз.

– Сдаешься?! – В голосе мужа Надя услышала ребяческие нотки самодовольства и невольно подумала, какой же он еще все-таки ребенок.

– Сдаюсь… Сними.

Разматывался «червь» куда медленнее, чем обвивал жертву при атаке. Видимо, Нанас, который, безусловно, и управлял действиями твари, решил напоследок слегка поиздеваться над варваром в отместку за оскорбления, что показалось Наде уже не просто ребячеством, а и вовсе голопузым детством. Такое поведение супруга ей откровенно не пришлось по душе.

И тот будто услышал ее мысли – вмиг обмякнув, «шланг» соскользнул с тела Базза и быстро отполз в сторону.

– Так что ты мне хочешь сказать теперь? – спросил Нанас уже без ноток торжества, но тем тоном, которым обычно разговаривают с подчиненными вышестоящие по должности.

– Признаю тебя нойдом, – тихо, но вполне отчетливо ответил варвар и опустился на одно колено, склонив при этом голову. Наде отчего-то стало приятно, что он не встал на оба.

– А остальные? – мотнул головой на других варваров Нанас.

– Куда они денутся, – невесело усмехнулся Базз.

– А вы? – посмотрел юный нойд на сжавшихся от страха, побледневших саамов. Те дружно закивали. Кто-то даже пискнул:

– Ты настоящий нойд! Почти как Силадан!..

– «Почти как»?!. – метнул на «говоруна» свирепый взгляд Нанас, хотя Надя увидела, что мужа буквально распирает от смеха.

И это ей снова очень понравилось.

– Нет! Ты лучше!.. Ты самый лучший нойд!.. – тут же загомонили его соплеменники, а на голову незадачливого выскочки посыпались затрещины и оплеухи.

– Не бейте его! – повелительным жестом остановил саамов Нанас. – Каждый может говорить то, что он думает.

– Если при этом он думает то, что тебе нравится, – буркнула под нос Надя. – Нет, дорогой муженек, все-таки придется мне всерьез тобой заняться, мозги на место вправить.

– Так что же будет с нами? – напомнил о себе продолжавший стоять на колене Базз.

– С вами? – будто только сейчас заметил его признанный теперь уже почти всеми нойд. – Даже не знаю… Убивать я вас, конечно, не стану. – Он демонстративно забросил автомат за спину. – Но и предлагать остаться в сыйте уже не хочу. Так что уходите, куда вздумается. Только подальше отсюда. Во второй раз я никого щадить не стану.

– Хорошо. Освободи их, нойд. И верни оружие. Нам нужно будет охотиться.

– Шиманюр! – крикнул Нанас одному из саамов. – Возьми двух помощников – снимите с луков варваров тетиву и наконечники с дротиков.

– Зачем? – уставился на него Базз. – Неужели ты думаешь, что я…

– Я ничего о тебе больше не думаю, – оборвал его нойд. – Я лишь не хочу, чтобы мои люди пострадали. И убираю все обстоятельства, которые могут оказаться опасными. Мы вернем вам оружие, но в разобранном виде. Соберете его, когда скроетесь с моих глаз. Иначе…

– Я все понял. Хорошо. Могу я подняться?

– Вставай, – кивнул Нанас. А в следующее мгновение с легким шуршанием опали с тел варваров смертельные белесые кольца.

– Ну, более-менее… – тихо прокомментировала действия мужа Надя. – И все равно я с тобой поработаю, узурпатор. В самом деле, что ли, на должность вождя согласиться?..

– Ой!.. – коротко вскрикнул вдруг стоявший рядом Гор.

Надя смутилась, подумав, что старик подслушал ее бормотание и отреагировал таким странным образом. Однако, повернув голову, девушка поняла, что смотрит бывший варвар вовсе не на нее. Его взгляд был устремлен вдаль – туда, где коротким порожистым речным перешейком соединялись озера: Сейдозеро и Ловозеро.

– Кто это там?.. – сощурился Гор. – Рыбаки, что ли, на лодках?

– Где? Мне не видно, – вытянул шею Семен Будин.

Надя быстро поднесла к глазам бинокль, навела резкость…

Через пороги, словно бурлаки на виденной ею в какой-то книге картине, тянули дюралевые лодки вооруженные люди. Лодок было четыре, фигурок людей – в семь-восемь раз больше. И одна из этих фигур… У Нади перехватило дыхание и толкнулось о ребра сердце. Даже в бинокль нельзя было разглядеть лица человека, но, хоть догадка и казалась невероятной, попросту невозможной, девушка была точно уверена – это Ярчук!


Глава 30
Передача власти

Немного отойдя от первого шока, Надя стала разглядывать других людей, тянущих лодки. Первой ее мыслью было: поскольку здесь Ярчук, то остальные – его подчиненные. Но девушка быстро сообразила, что такого попросту не может быть! В экспедиции кроме них было человек десять. Доехать до Полярных Зорь, набрать людей и вернуться сюда начальник гарнизона попросту не успел бы! Но даже если допустить, что он все-таки успел, – то зачем? Для чего ему заниматься подобными глупостями, когда в самих Полярных Зорях хватает куда более насущных забот?! Неужто любовь Ярчука к ней совсем затмила тому мозги?.. Да ну, Олег Борисович не мальчишка, чтобы пойти на такое безумие, какие бы чувства к ней он ни испытывал. Да и одежда у этих людей слишком уж разношерстная, а подчиненные начальника гарнизона все-таки в основном носят форму.

Тогда что? Откуда эти люди? Если бы среди них не оказалось Ярчука, логичней всего было бы предположить, что это те самые бандиты, что гнались за ними. И лодок, и самих людей там насчитывалось примерно столько же. И, опять-таки, одежда… А Ярчук… Ну, например, он был с ними изначально, просто не попадался еще на глаза. А насчет того, как он вообще среди них оказался, так, скорее всего, бандитам удалось схватить его во время той самой перестрелки возле оленегорской развилки. Вероятно, он у них пленник… А еще вероятней, что именно Ярчук, в качестве платы за свою жизнь, и предложил бандитам погнаться за ними. Наплел что-нибудь с три короба, что мы, например, чем-то особо ценным владеем, а сам, небось, надеялся, что его за это отпустят. Ага, как же, ищи дураков, Олег Борисыч! Они и тебя с собой потащили. И поделом. Обман-то твой совсем скоро раскроется, и что тогда?

Впрочем, все это были лишь ее предположения и фантазии. Однако истина наверняка была где-то рядом.


– Так кто же там? Кто? – продолжал вытягивать шею отец, и Надя ответила:

– Скорее всего, бандиты. Помнишь, я рассказывала тебе, что они гнались за нами, из-за чего мы в горы и полезли?

– Много?

– Около тридцати. Может, чуть больше. Все с оружием.

– Хреново дело, – нахмурился Будин.

– А почему ты говоришь «скорее всего, бандиты»? – посмотрел на девушку Гор. – Бандиты и есть, кто еще-то может быть – на лодках да с оружием? Обогнули Ловозерские тундры, и вот они! Правда, откуда они могли знать, что здесь кто-то живет и что мы именно сюда направимся?.. – Старик начал задумчиво скрести лысину.

– Вот именно, – сказала Надя. – Это как раз и странно. – Про Ярчука она пока решила помалкивать: мало ли, вдруг ей и в самом деле показалось, с такого-то расстояния! Лица-то она не видела, а людей с похожими фигурами немало.

– Надо сказать Нанасу, – поднял на нее голову отец.

– Надо всем сказать, – кивнула на саамов и варваров Надя. – Это теперь и их касается.

Девушка решительно вышла из пещеры и направилась к мужу. Тот, заслышав ее шаги, оглянулся и уставился на нее удивленным взглядом.

– Ты чего? У меня все хорошо.

– Не думаю, – помотала головой Надя и вместо пояснений сунула в руки Нанаса бинокль, взмахом руки указав, куда нужно смотреть. А когда муж коротко вздрогнул, поняла, что он все увидел. И сказала: – Хорошо, что у тебя есть эти «червяки»! А то мы четырьмя автоматами с такой оравой не справимся. Да и патронов у нас не особо много.

– С «червяками» ничего больше не выйдет, – тихо, чтобы не услышали стоявшие чуть поодаль варвары, ответил Нанас, не отрывая глаз от бинокля.

– Почему?..

– Они не могут долго находиться на свету. Мне нужно было сразу догадаться, а я почувствовал, что они слабеют, но не понимал, почему. Еще бы чуть-чуть, и варвары тоже бы это почувствовали, и тогда…

– Так они что, подохли?..

– Не знаю. Может, не все. Я их отпустил, но не знаю, что с ними стало. Но даже если какие-то и уцелели, то все равно им нужно очень много времени, чтобы набраться сил.

– А если найти других?

– Ты думаешь, это так просто? – с горечью усмехнулся Нанас. – С этими мне случайно повезло, я наткнулся на целый выводок.

– Но ведь попытаться можно! – воскликнула Надя.

– Попытаюсь, – вздохнул муж, все еще продолжая рассматривать далеких пока бандитов. – Когда… – он резко вдруг замолчал и раздосадованно, как показалось Наде, засопел.

Девушка внимательно и выжидающе на него посмотрела, но продолжения не последовало. Тогда она обвела взглядом саамов и громко спросила:

– Значит, признали моего мужа нойдом?

– Признали!.. Да!.. Нанас – это настоящий нойд!.. – закивали мужчины.

– А меня, жену нойда и дочь небесного духа, своим вождем признаете?

В ответ она услышала лишь недоуменное молчание. Столь же недоуменными были и устремленные на нее взгляды.

– Они не знают такого слова – «вождь», – пояснил с любопытством разглядывающий ее Базз, который вместе со своими варварами дожидался, когда им вернут разобранное на части оружие. – Ты сначала объясни им, что это такое и зачем оно им надо.

– А затем, что сюда приближается враг. Безжалостный и беспощадный. К тому же – хорошо вооруженный. Огнестрельным, разумеется, оружием. Впрочем, вас это теперь не касается – если быстро побежите, то вряд ли за вами кто-то станет гнаться.

– Что за враг? – нахмурился Базз. – Еще кто-то из наших?..

– Даже не надейся, – прожгла его взглядом Надя.

– Это бандиты, – наконец-то отнял от глаз бинокль Нанас.

– Какие бандиты? – не отставал варвар. – Что им здесь нужно?

– Мы им нужны, – сухо ответила девушка. – Тебе-то какая разница? Сейчас получите свои палки, и проваливайте!.. – Она вновь посмотрела на саамов и крикнула: – Вы долго там будете возиться? Сделали, что велел вам нойд? К нам приближаются враги, а вы резину тянете!..

– Погоди, – перебил ее Базз. – Не торопи их. Теперь наше оружие должно быть в боеспособном виде… – Варвар осекся и произнес: – Но ты пока еще не вождь, извини. Я хочу поговорить с нойдом. – И он обратился к Нанасу: – Нойд, верни нам оружие и позволь тоже принять участие в битве.

– Вам-то это зачем? – искренне удивился тот.

– Лучше иметь хоть и недружелюбного, но знакомого и спокойного соседа, чем неизвестного и очень опасного врага.

– Они не останутся здесь, – сказал Нанас. – Или перебьют нас и жителей селения и уберутся восвояси, или мы победим их и останемся в сыйте. Так что в любом случае опасного соседа-врага у вас не будет.

– Тогда, – улыбнулся варвар, – если мы победим их вместе, возможно, мы получим в соседи друга. Или, по крайней мере, приятеля.

– А ты дипломат, Базз! – послышалось сзади.

Надя обернулась. К ним приближался Гор. Подойдя к варвару, он протянул руку. Тот, немного подумав, пожал ее.

– Узнал?.. – прищурился старик.

– Да я тебя давно узнал, старый хрен. Вот только никак не пойму, ты-то как здесь оказался? Тебя ж вроде как убили.

– Было дело, – кивнул Гор. – Но без тебя на том свете скучно, поэтому я и вернулся. А вот где твои девки, бойкие да жилистые?

– Девки слишком уж бойкими оказались…

– Бывает, – хлопнул Базза по плечу старик и подошел к Наде с Нанасом. – Ну, господа начальники, что делать будем?

– Ты теперь тоже начальник, – ответил Нанас.

– Как это?.. – ошарашенно заморгал Гор. – Над кем это?..

Молодой нойд на сей раз оставил его вопрос без ответа. Он снова повернулся к своим соплеменникам и, указав на старика, громко произнес:

– Видите этого человека? Его зовут Гор. Он теперь тоже один из старейшин сыйта. Слушайтесь его так же, как и остальных!

– Из остальных у нас теперь только мой отец, – послышалось из группы саамов. – Но он уже совсем ослеп и плохо слышит.

– Кто это говорит? – всмотрелся Нанас в лица стоявших перед ним людей. – Это ты, Серсош?

– Да, это я. И еще я хочу сказать, что старейшина должен быть своим, а не чужаком. Нам не нужен этот Гор, мы не знаем его.

– Выйди вперед, не прячься за спины! – крикнул нойд.

Надя дернула мужа за рукав и шепнула:

– Не переусердствуй!

– Не бойся, я легохонько, – шепнул он ей в ответ.

Между тем молодой саам вышел вперед и остановился в двух шагах перед Нанасом. Смотрел он открыто и прямо, во взгляде определенно горел вызов – шальной и отчаянный, словно парню в запале стало вдруг наплевать, что с ним будет дальше.

– Хвалю за смелость, – тоже глянул ему прямо в глаза нойд. – Но ты правильно сделал, что высказал свои сомнения. Я ведь уже говорил: каждый волен говорить то, что он думает. Может, еще кто-нибудь думает так же?

– Я так думаю! – вышел из группы саамов еще один парень, немного крупней и выше первого.

– Хорошо, Никигор, подойди тоже сюда.

Второй саам приблизился и встал рядом с Серсошем, плечом к плечу.

– Вот вы говорите, что старейшина должен быть своим, – обращаясь к ним, спокойно начал Нанас. – Но ты, Серсош, сам только что сказал, что старейшин в сыйте больше не осталось, кроме твоего отца, который уже не видит и не слышит. Тогда назовите, кто еще может быть старейшиной. Нужно хотя бы два таких человека, а лучше три. Назовите же!

Парни переглянулись. Наде показалось, что второй, Никигор, слегка кивнул своему приятелю. А в следующее мгновение они одновременно прыгнули на ее мужа, и девушка заметила, что в руках у каждого блеснули ножи.

– Умри, самозванец!.. Сдохни, чужак!.. – слились два вопля в один.

Дальше для Нади время будто остановилось – почти как совсем недавно, в пещере, когда в нее стрелял Ародан. Она понимала, что снять из-за спины автомат муж не успеет. Да и сама она – тоже.

К тому же, попасть в нападавших, не зацепив Нанаса, она бы все равно не смогла. Но ее супруг, похоже, вовсе не нуждался в ее защите. Его правая рука полетела навстречу руке с ножом одного из саамов. Одновременно с этим его левая нога приподнялась над землей и направилась в опорную ногу второго нападающего, а левая рука в то же самое время тыльной стороной ладони пошла к правому предплечью бунтаря. Шлепок!.. Правой ладонью Нанас сжал руку первого парня. Глухой удар, еще шлепок!.. Второй саам стал заваливаться набок, а из его руки, отброшенной ударом, кувыркаясь, вылетел нож.

Время снова восстановило свой бег. Девушка с распахнутыми от страха и удивления глазами безмолвно продолжала наблюдать, как лихо разделывается ее муж с бунтарями. Он резко завел руку первого саама тому за спину. Парень вскрикнул, выронил нож и согнулся от боли в вывернутой руке. Нанас же сильно пнул его пониже спины, придав тем самым ускорение телу, которое, продолжая кричать, сбило с ног своего поднимающегося на ноги приятеля.

Молодой нойд между тем неспешно подобрал ножи и, держа по одному в каждой руке, подошел к барахтавшимся парням.

– А ну, встать! – выкрикнул он. Серсош и Никигор поспешно вскочили на ноги. Их глаза перебегали с одного ножа на другой, словно неудачливые бунтовщики прикидывали, удар которого из них станет смертельным для одного, а которого – для другого. Однако Нанас не торопился использовать клинки. Он долго с прищуром смотрел на парней, а потом произнес: – Что ж вы так? Двое на одного! С ножами на безоружного!..

– У тебя небесный огонь… – буркнул кто-то из них.

– И сила нойда, – добавил второй.

– Выходит, признаете, что я все-таки нойд? Мало вам было «червей»?

– Теперь признаем… «Черви» могли и без тебя, кто знает. А вот когда ты сам!.. Убьешь теперь нас?

– Была охота руки марать, – презрительно скривился Нанас. – Вон, если Базз возьмет вас к себе, уйдете потом с ним.

– У меня жена, дети… – поднял испуганные глаза Серсош.

– У меня тоже, – пробубнил Никигор.

– Вы только сейчас о них вспомнили?! А раньше о чем думали, когда бунт свой дурацкий затевали? И ладно бы что дельное предлагали, а то: «Мы против чужих!..» А за Парсыкиным, небось, как шавки с поджатыми хвостами побежали! Тьфу!.. Так вот, жен и детей я с вами не отпущу, сыйту тоже нужны люди.

– Не гони нас, – поднял голову и посмотрел прямо в глаза нойду Никигор. – Мы просто не верили… Теперь верим. Ты – настоящий нойд. Мы за тебя головы сложим, если понадобится. – Серсош после этих слов приятеля активно закивал.

– Думаю, понадобится очень скоро, – буркнул Нанас. – Но только это ваше «верю – не верю»… Вы как дети!.. Я что, не понимаю, почему вы на меня набросились? Да я вам с тех пор еще, как жил здесь, костью в горле был! И даже знаю, почему. Потому что не хотел быть таким, как все. Потому что о каких-то глупостях думал, слова нойда и старейшин под сомнение ставил. А кто не с нами – тот против нас!.. Небось, радовались, когда я пропал? А тут – на тебе, вернулся!.. Да не просто вернулся, а нойдом, ну-ка, решил стать!.. Тут вас злость-то совсем заела. Так ведь?.. Да вижу, вижу, что так. Только вы всего не знаете. Не догадываетесь даже, что не напрасно я Силадану не верил! Хотя, от Кости этого да от варваров вы все же кое-что уже услыхали, так что поумнели, может, легохонько… Нет, если поумнели бы, то на меня бы бросаться не стали, а, наоборот, помогли… Ну, будем считать, что это старые обиды виноваты. Ладно, на первый раз прощаю. – Он протянул парням ножи. – Идите пока к своим. А теперь слушайте все!..

Пока супруг ждал, когда бунтари подойдут к остальным, Надя тихонько пихнула его локтем:

– Ты где так драться-то научился?.. Я обалдела прям!

– Андрей Далистянц[26] с нами занятия по самозащите проводил. Каждый день друг дружку мутузили! Ты же сама еще спрашивала, что это я в синяках весь… Мне так эта самозащита не нравились – жуть! А пригодилась вот.

Нанас отвел взгляд от Нади, посмотрел на своих соплеменников, потом на варваров, увидел, что все готовы его выслушать, и начал:

– Я еще раз говорю вам: старейшина теперь у вас Гор. Потом изберем и других, раз у вас их не осталось. Меня вы нойдом признали, это хорошо. – А потом вдруг супруг стал говорить такое, отчего рот девушки невольно открылся, и заметила она это далеко не сразу: – Только ведь нойд – это не тот, кто управляет сыйтом. Нойд беседует с духами, узнает у них, когда и куда лучше гнать на выпас оленей, идти на охоту. Нойд призывает солнце и дождь, успокаивает бурю. Нойд лечит людей и оленей. Нойд находит ответы на многие вопросы, и главное, что он должен делать, – помогать жителям сыйта. Но не командовать ими.

– А кто же тогда станет говорить, что нам делать? – недоуменно загудели саамы. – Старейшины?.. Но их нет!.. Один Гор!.. Нам только его слушаться?..

– Старейшины тоже не могут напрямую вами командовать. На их стороне – мудрость и опыт, поэтому они будут давать советы тому, кто будет самым главным в сыйте. И я тоже.

– Кто будет главным?.. Кто?.. – зашумели снова саамы. – Небесный дух?..

– Дух не должен руководить людьми, это совсем не его дело. Сейчас он с нами только потому, что ему так захотелось. А захочется улететь – он не станет нас спрашивать. Но я привел к вам дочь небесного духа! Она будет главной! Она станет нашим вождем! Ее имя – Надежда. Знаете, что это такое?

– Это когда хочется верить… – донеслось из группы саамов.

– Именно так! Только нужно не просто хотеть – нужно верить! Но учтите, кто не станет ей подчиняться, а уж тем более, кто захочет пойти против нее – тот будет иметь дело со мной. А уж у меня сила есть, вы это видели.

Нанас низко поклонился объявленному вождю и шепнул:

– Сейчас я тебе кое-что стану говорить легохонько, ты только не спорь, все подтверждай, а потом выполни. Поняла?

– Ну ты дал! – мотнув головой, зашептала Надя. – Самое главное, вовремя…

– Вот как раз вовремя и есть. Бери власть в свои руки – и действуй. Только ты не ответила. Ты поняла, что я тебе сказал?

– Я поняла, что вождь я липовый, всего лишь марионетка в руках могущественного нойда, захотевшего на кой-то ляд остаться в тени, – усмехнулась девушка.

– Все не так, – смутился Нанас. – Просто я сейчас лучше знаю, что нужно делать. – Тут нойд снова ей поклонился и заговорил уже громко, чтобы слышали все: – Позволь мне сказать, дочь небесного духа!

– Валяй, – вздохнула Надя. – Но не забудь, что время идет, а к нам приближается враг! – при этом она весьма красноречиво дала понять мужу, что это действительно так и что спектакль пора заканчивать.

– Именно об этом я и хотел поговорить с тобой, Надежда! К нам приближается враг, и духи подсказывают мне, что сражаться с ним – только напрасно погубить воинов, потому что враг очень жесток и силен. А когда погибнут воины – враг примется за женщин, стариков и детей. Духи говорят мне еще, что всем людям нужно уйти как можно дальше отсюда и как можно скорее. Пусть вождь прикажет воинам идти с ним и старейшиной в сыйт, чтобы забрать оттуда всех людей и, если сможете, оставшихся в загоне оленей, чтобы потом быстро-быстро уйти далеко-далеко. Только не к горам, а в другую сторону. А верный Сейд будет помогать вам с оленями, у него как раз есть опыт.

Безучастный до сих пор к происходящему пес недовольно заворчал.

Нанас оглянулся на сидящего возле входа в пещеру мохнатого друга, заметил рядом с ним Будина и хлопнул себя по лбу:

– Да, и небесный дух тоже хочет пойти с вами! Видишь, он уже сменил голову на человеческую, чтобы быть похожим на вас и не пугать вас своим видом. Только ступать по земле ногами ему не к лицу, а летать пока не хочется, так что прикажи двум воинам его понести.

– А что же станет делать наш мудрый нойд? – нахмурилась Надя. – Разве он не пойдет с нами? Я могу приказать, чтобы его понесли тоже.

Девушка начала догадываться, что задумал ее муж. Оттого-то и затеял он этот дурацкий спектакль с передачей власти! А она-то уж было подумала, что муженек снова дуркует!.. Нет, теперь мозги у нее встали на место. Теперь все идеально сходилось! Только это ей совершенно не нравилось.

Похоже, Нанас прочел по ее лицу, что она обо всем догадалась, но продолжал играть роль:

– Я приду к вам потом. А пока мне нужно еще поговорить с духами. Я хочу побыть один, чтобы мне не мешали с ними беседовать. Может быть, я уговорю их помочь уничтожить врага.

– О! – свирепо оскалилась Надя. – Но ведь духи настолько сильны, что могут не рассчитать силы и помимо врагов уничтожат тут все вокруг, вместе с сыйтом! – И добавила чуть тише: – И вместе с тобой.

– Тогда вам тем более стоит поспешить и увести людей! Командуй же, вождь!

– Засранец ты все-таки, – тихо всхлипнула Надя.


Глава 31
Трудное решение

Повторять саамам то, что ей говорил Нанас, девушке не понадобилось – они и так все слышали. Да и не хотелось ей сейчас ничего говорить – горло перехватил горький комок обиды и боли. Вроде и обижаться-то было не на что, напротив, поступок мужа заслуживал уважения; не шутка ведь – он решил принести себя в жертву, чтобы спасти всех, в том числе и ее! Но терзало душу то, что принял это решение Нанас в одиночку, не сказав ей ничего, не обмолвившись даже полусловом, будто ее это совершенно не касалось!.. Понятно, что если бы он стал спрашивать ее мнение, она бы была против. Категорически против! Но ведь ничего иного, столь же действенного и эффективного, она бы все равно предложить не смогла…

«Может, он думает, что я ни о чем не догадываюсь? – мелькнула у Нади мысль. – Так что же он, совсем меня за дурочку держит?»

От подобных мыслей стало еще горше. «В конце концов, – подумала она, – люди теперь знают, что нужно делать и без меня. В крайнем случае, Гор подскажет, у него голова на месте. А я все равно не смогу жить без Нанаса. Так не лучше ли…»

– А нам что теперь делать, вождь? – перебил ее невеселые размышления Базз. – Как я понял, битва отменяется. Увести людей, может быть, хорошее решение, но мы с вами не пойдем. Да и не вижу смысла – бандиты, или кто там есть, все равно вас догонят, если уж они проделали ради этого такой путь. Так что я думаю, что принять бой так и так придется, так лучше уж сразу, чем бегать по кустам, словно зайцы. Поэтому прошу: дайте нам огнестрельное оружие! Хотя бы пару автоматов. Я обещаю, что не поверну их против вас, – тем более, теперь в этом и смысла нет. Примкнуть к бандитам вряд ли получится, да мы и не хотим снова попасть к кому-то в подчинение. Так что – два автомата… Прошу! Тебе и Гору как раз тоже останется два, ну а нойду, по-моему, уже вообще ничего не нужно, я его совсем перестал понимать…

– Надя, время идет! – воскликнул Нанас, который все, разумеется, слышал. – Я дам им оружие, пусть делают, что хотят, только ты сама поскорей уходи отсюда! Бандиты скоро доберутся до селения, и тогда все может оказаться напрасным. Погоди-ка, – задумался вдруг он. – Ведь бандиты не могут знать, где именно расположен сыйт, где здесь вообще есть люди…

– Но ведь знают, что есть! – сказала девушка. – Будут искать и найдут. Если выедут на лодках на середину озера, то крайние вежи сразу увидят.

– А мне нужно, чтобы они шли сюда!.. – возбужденно проговорил нойд, осекся, глянул на Надю, сказал, будто оправдываясь: – И у вас появится чуть больше времени для отхода! Но ведь я могу их как-то привлечь. Например, начать стрелять в воздух…

– Так они могут насторожиться и, наоборот, не рискнуть идти сразу сюда, – не согласилась с мужем девушка. – Тогда уж лучше развести костер.

– Костер! – обрадовался Нанас. – Точно, я сейчас разведу костер! А ты иди, пожалуйста, иди! – почти со слезами взмолился он, обращаясь к Наде.

– Только прошу тебя, – с трудом проглотив горький ком, ответила девушка мужу, – не торопись, взвесь все еще раз. Может, найдется другое решение… И в любом случае, не спеши, тяни до последнего, ладно? Вдруг что-то изменится… Пообещай мне!

– Что ты имеешь в виду? – притворился удивленным Нанас. – Чего я должен тянуть? Что обещать? Не понимаю…

– Не дуркуй! – отрезала Надя. – Тебе не идет. Обещай!

– Обещаю… – опустил голову муж. – Только ты не сердись на меня, ладно? По-другому – никак… – развел он руками. А потом все же обнял ее, ткнулся сухими горячими губами в губы. – Прости… И помни, что я любил тебя.

– А теперь разлюбил, что ли? – отстранилась от него Надя.

– И теперь, конечно, люблю, но…

– Вот и люби! Безо всяких «но», ладно?

В голове у девушки во время этого неуклюжего поцелуя и нелепых признаний вспыхнула поистине безумная идея. Она бегом кинулась к дожидавшимся ее Гору и саамам и отозвала старика в сторону:

– Алексей, пойдемте в пещеру, заберем рюкзаки, оружие и носилки для отца. А еще я вам что-то скажу…

– Ну, пойдем, – почесав лысину, ответил Гор.

Едва они отошли на достаточное, чтобы их не могли услышать, расстояние, Надя сказала:

– Алексей… Не могу объяснить вам все, да и некогда, так что выслушайте меня и просто сделайте, как я вам скажу. Ладно?

– Ну, ты ведь теперь вождь, – усмехнулся старик, однако девушка шутку не приняла:

– То, что я скажу, очень серьезно. Очень! Когда мы пойдем сейчас к сыйту, я вас покину. Скажу саамам, что оставляю вас за себя.

– Но куда…

– Слушайте же! – прикрикнула Надя. – Я вас покину, а вы сделаете все то, что сказал Нанас, – по возможности соберете людей в сыйте, а если они там есть – оленей тоже, и уходите как можно дальше! Сначала обойдите Сейдозеро, а там смотрите сами… Если не сможете согнать оленей – черт с ними, главное – люди. И если будете без оленей, попробуйте, может, уйти через горы. Иначе – идите вдоль склонов до большого озера – Ловозера, – а потом по его берегу на юг. Ну, разберетесь по обстоятельствам на месте.

– А если люди заартачатся?

– Тогда стреляйте. Не в них, конечно, – в воздух. Для них и этого будет достаточно. Главное, чтобы не было паники, чтобы не разбежались кто куда. Уж постарайтесь, Алексей! Пожалуйста! Очень вас прошу.

– А ты когда к нам придешь?

– Там видно будет. У меня, правда, очень-очень важное дело!

– Нанас-то знает? – нахмурился старик, подойдя ко входу в пещеру.

– Об этом никто не должен знать, кроме вас! – испуганно воскликнула Надя.

– Темнишь ты что-то, дочка, – вздохнул Гор. – Ну да ладно, спорить теперь и впрямь некогда. Пошли, заберем, что надо, – махнул он ей и шагнул в проход.


Уже выйдя из пещеры с поклажей, девушка снова обратилась к старому варвару с просьбой:

– Вы сейчас, когда отдадим людям носилки и пока на них будет устраиваться папа, подойдите, пожалуйста, к Баззу, будто попрощаться, и скажите ему тихонько, чтобы они не шли сразу навстречу бандитам, а сперва пусть за нами следом тронутся. Я отстану и их подожду, мне Баззу кое-что сказать нужно.

– Ну, ты, смотрю, совсем какое-то гиблое дело затеяла, коли с варварами решила связаться! – нахмурился старик. – Не советовал бы я тебе этого делать. И оружие зря им решили дать. Не доверяю я варварам.

– Но вы ведь столько среди них прожили!

– Вот потому и не доверяю.

– А если у меня другого выхода нет?

– Не знаю… Тебе решать. Баззу я, конечно, твои слова передам, но…

– Вы главное передайте, а там уж – что будет, то и будет, – тепло улыбнулась Гору Надя. – Знаете, Алексей, у нас на лодке среди прочих книг был сборничек афоризмов. Ну, всякие умные высказывания великих людей. Батя очень любил ее читать – наверное, всю наизусть выучил! Больше всего ему нравились мысли Марка Аврелия – был такой римский император в начале нашей эры. А чаще всего он повторял вот эту: «Все будет так, как должно быть. Даже если будет иначе». По-моему, к нашему случаю здорово подходит, вам не кажется?

– Это к любому случаю подходит. Я Марка Аврелия тоже читывать любил в свое время. Вот ведь когда еще жил человек, а будто сейчас писано!

– Так а что, вы думаете, что-то сильно изменилось с тех пор? Люди, во всяком случае, точно остались теми же. Такими, знаете…

– Не очень умными?

– Очень неумными, я бы сказала. Почему-то мирно жить да радоваться такой вот красоте, – обвела Надя рукой и впрямь открывшуюся с горы изумительную картину северной природы, – для них огромная проблема. Нет, надо все загадить, разрушить, всех поубивать – вот тогда им будет счастье! Эти так называемые «сливки цивилизованного мира» называют представителей «первобытных» племен дикарями, а то и вовсе считают их идиотами. Но настоящие-то идиоты и дикари как раз они сами. Я иногда думаю: как жаль, что это идиотское человечество до конца себя не уничтожило!.. Ладно, некогда сейчас об этом, да и незачем, – опомнилась девушка. – В общем, вы как, все поняли? Сделаете, как я прошу?

– Да сделаю уж, – вздохнул Гор.

* * *

Когда носилки были отданы саамам и те стали помогать отцу на них устроиться, Надя отошла в сторону и подозвала Сейда. Со стороны могло показаться, что присевшая рядом с псом и обнявшая его за короткую мохнатую шею девушка прощается с верным другом, или, напротив, уговаривает его пойти вместе с ней, однако на самом деле она уделила этому всему несколько слов. Спросила лишь: «Как я поняла, с нами ты не пойдешь?», «услышала» в ответ: «Нет. Нужно быть с Нанасом» и перешла к основной части «разговора»:

«Ты можешь не рассказывать Нанасу то, что я тебе сейчас скажу?»

«Если это не повредит ему, то да, – ответил пес. – Но тебе ведь не нравилось, когда Нанас просил меня о том же?»

«Не понравилось. Но он был по-своему прав. А у меня сейчас просто нет другого выхода. И Нанасу это, конечно, не повредит, наоборот… Ты ведь знаешь, что он хочет сделать?»

«Догадываюсь. Взорвать газ?»

«Думаю, да. При этом бандиты наверняка погибнут. Но ведь и он тоже! Кстати, если ты с ним останешься, то и ты».

«Я знаю об этом. Это плохо. Я не хочу. Но если по-другому никак…»

«Так вот, и я этого не хочу. То есть, не хочу, чтобы вы погибали. И я решила пойти к бандитам. Есть у меня одна задумка… Вероятность, что у меня что-то получится, очень маленькая, но мне кажется, она все-таки есть».

«Что ты задумала?» – тревожно блеснул морошкового цвета глазами Сейд.

«Долго рассказывать, – увернулась от прямого ответа Надя. – Да и не в этом суть. Мне сейчас важно, чтобы ты мне помог. Делать особо ничего и не придется, просто не давай пока Нанасу совершить задуманное. По крайней мере, до тех пор, пока не получишь от меня весточку».

«Что это будет за весточка?»

«Пока точно не знаю, но я постараюсь, чтобы ты сразу все понял. Скорее всего, это будет гонец. Один из варваров. Но я с ними пока не говорила».

«Хорошо, – подумав, ответил пес. – Я постараюсь задержать Нанаса. Но что делать, если он заупрямится и не захочет меня слушать? Применять силу? Кусать его? Не хочу, он мой друг».

«А ты постарайся его убедить. В конце концов, взорвать газ никогда не поздно. Наоборот, чем ближе подойдут варвары, тем вероятней будет, что их всех накроет… В самом крайнем случае, если уж совсем ничто не подействует, скажи ему, что у варваров я».

«Он не поверит!» – «воскликнул» и даже вслух коротко тявкнул Сейд.

«Поверит. Но если нет… Передай ему, что я сказала… Дескать, он обещал привести, но не привел, и тогда я сама пошла».

«Кого привести?»

«Он поймет. Но это на самый крайний случай, когда ничтго другое не подействует!»

«Хорошо», – мотнул белой круглой головой пес.

«Ну, тогда на всякий случай прощай», – девушка потрепала мохнатый загривок, поднялась на ноги и не оглядываясь пошла к ожидающим ее людям.

Вместе с саамами, отцом и Гором Надя шла вниз по склону до начала растительности, а потом, когда кусты и деревья скрыли их от глаз возможных наблюдателей, спокойно, но веско сказала:

– Я ненадолго отлучусь по делам. За себя оставляю Гора. Слушайтесь его и помогайте во всем. Кто задуркует, того небесный дух покарает. А пожалеет – я вернусь, накажу. Всем все понятно?

Мужчины закивали. Все, кроме старого варвара и Будина. Первый лишь тихо вздохнул, а вот второй приподнялся на носилках и царапнул дочь тревожным взглядом:

– Ты чего это задумала? По-моему, дурковать как раз ты собралась! И небесный дух начинает сердиться…

– Папа, родной ты мой дух, не сердись! – приложила Надя к груди руки. – Так надо, поверь. Все будет хорошо. Лучше пожелай мне удачи.

– Подойди, – хмуро сказал «дух».

Девушка приблизилась к носилкам.

– Наклонись.

Надя склонила голову над отцовским лицом.

– Что ты задумала? – шепнул Будин. – Я не стану отговаривать, просто скажи. Нанас решил тряхнуть Ловозерские тундры, ведь так? И ты захотела разделить с мужем его судьбу? Как в сказках: жили они долго и счастливо и умерли в один день? Только ведь жизнь – не сказка. Если не получается прожить долго вместе, то, может, хотя бы одному это сделать? Храня память о другом в сердце. Поверь, в этом тоже есть свое счастье.

– Ты ведь обещал не отговаривать, – печально улыбнулась Надя. – Но кое в чем ты ошибся. Признаюсь, сначала у меня была такая мысль, но… Я пока не собираюсь умирать. И постараюсь, чтобы и Нанас продолжал жить. А вот насчет «вместе» – не уверена.

– Тогда я вообще ничего не понимаю!..

– И не надо. Мне самой далеко не все понятно. Но зато я додумалась до одной важной вещи: если ты не знаешь, что лучше выбрать, тогда и то, и другое тебе не очень-то и надобно. А мне сейчас не нужно выбирать – я точно знаю, что важнее.

– Важнее для кого?

– Для всех, папа. Неужели ты думаешь, что я беспокоюсь лишь о себе? Поверь, о себе – в последнюю очередь.

– Ты стала совсем взрослой, – вздохнул отец. – И ты сейчас так похожа на свою маму!

– Да ну, ни капельки, – улыбнулась девушка. – Я на тебя похожа. Одно лицо!

– Мне-то видней, – улыбнулся в ответ Будин. – И я говорю не о внешнем сходстве.

– Значит, ты меня… благословляешь? Ты ведь дух… Дай мне чуточку силы. И смелости.

– По-моему, и тем, и другим тебе уже со мной впору делиться. Горжусь тобой.

– Я тобой тоже. – Надя склонилась еще ниже и поцеловала отца в сухие губы. – Береги себя.


Глава 32
Разговор с предводителем варваров

Варваров девушке не пришлось долго ждать. Базз возник перед ней будто из-под земли. В руках он держал автомат. Левая ладонь мужчины обнимала цевье, правая сжимала рукоятку. Наде показалось, что и его указательный палец уже лег на спусковой крючок.

«Ну вот и все, – совершенно без страха, лишь с горьким чувством сожаления и досады подумала Надя, автомат которой висел за спиной. – Прав был Гор, не стоило доверять варварам».

Но Базз не спешил в нее стрелять. Похоже, вовсе не собирался этого делать. По-видимому, он просто любил оружие, соскучился по нему, вот и тешился сейчас «калашом», как ребенок игрушкой.

– Что ты мне хочешь сказать? – спросил варвар без прежнего подобострастия, пожалуй, даже слегка высокомерно.

– Хочу попросить кое о чем. И кое о чем рассказать. С чего начать?

– Сперва расскажи. Просьба ведь с этим рассказом связана?

Надя кивнула. И добавила:

– С этим рассказом связано все. Наши жизни – в том числе.

– Даже так? – присев на корточки и положив на автомат локти, приготовился слушать Базз. – Мне уже интересно.

– Своих не позовешь? – оглянулась по сторонам и никого не увидела девушка.

– Сначала послушаю сам, а уж потом решу, годится ли это для их ушей. Начинай.

– Как ты думаешь, зачем Нанас остался возле пещеры? – спросила Надя.

– Ну уж точно не с духами разговаривать, – усмехнулся Базз. – Если ты решила меня сказочками попотчевать, то напрас…

– Не дуркуй! – сердито оборвала его девушка. – Я давно поняла, что ты не в лесу родился и думать умеешь. Потому и позвала.

– Ну и зачем он остался? – снова стал серьезным варвар.

– Там, внизу, – ткнула Надя пальцем в землю, – залежи природного газа. Его часть просочилась наверх и скопилась в подземных полостях этой горы. Нанас знает ведущий к ним туннель…

– Он хочет сделать большой «бум»? – раскинул руками Базз. – Ай, маладца! И чем это чревато?

– Как минимум, хорошим обвалом. С большой вероятностью подпрыгнут и горы, и долина, и Сейдозеро. Возможно, долина и озеро провалятся в образовавшийся разлом.

– Короче, все умрут, – криво усмехнулся варвар.

– Надеюсь, жители сыйта все же уцелеют.

– Потому и приказано их увести подальше?

– Да. Я говорю тебе о замысле моего мужа еще и затем, чтобы вы тоже могли успеть…

– Убежать? – докончил фразу мужчина. – Нет уж, мне надоело бегать. Тем более, тут такой аттракцион намечается.

– А твои люди? Скажи им – может, кто-то захочет уйти.

– Никто без меня никуда не пойдет! – жестко отрезал Базз. – Говори теперь свою просьбу. Хотя мне не очень понятно, о чем меня можно просить. Я не священник, чтобы отпустить тебе перед смертью грехи. Ведь я правильно понял, что сбегать отсюда ты тоже не собираешься?

– Не собираюсь, – резко мотнула головой Надя. – Я хочу попробовать все исправить.

– Нажать кнопочку «Начать игру заново»?.. – хмыкнул варвар.

– О чем ты?.. Какую игру? Это не игра, это жизнь. И смерть… Не перебивай меня, я и так не знаю, как сказать тебе правильно.

– Прости. Я имел в виду совсем другие игры. Ты о них, конечно, не знаешь. Больше не буду! Продолжай, я слушаю.

– Я пойду сейчас навстречу бандитам. У меня есть одна идея… Вероятно, глупая и даже безумная, но… В общем, я думаю, что у меня есть шанс заставить их вернуться. И я хочу тебя попросить… Ну, во-первых, если у меня все получится, то не затевайте с ними бой. Вообще им не показывайтесь! Иначе вы их только раздразните, и все мои усилия пропадут даром. А во-вторых, и это самое главное, если у меня ничего не выйдет, то я прошу, чтобы кто-то из вас отправился к Нанасу и сказал ему, что газ можно взрывать. Вот, собственно, и все.

Надя внимательно посмотрела на Базза. Варвар сидел нахмурившись, не поднимая на нее взгляда. Потом резко вскочил на ноги, глянул на девушку и сказал:

– Спрашивать, что у тебя за идея, наверное, не имеет смысла?

– Не имеет, – тихо ответила Надя. – Мне бы пришлось очень долго объяснять, да и…

– Ладно, меня это не особо интересует, – перебил ее оправдания Базз. – Но дело в том, что… – Он поморщился и мотнул головой. – В общем, я не уверен, что смогу правильно объяснить своим людям, почему мы не должны драться с бандитами. Они рвутся в бой, и такой мой приказ им покажется непонятным.

– Ты поначалу ничего такого им и не говори. Прикажи только, чтобы не ринулись в драку и вообще себя не обнаруживали, пока ты не скажешь. И поверь, вероятность того, что у меня все получится как я задумала, очень низка. Просто я не могу не попробовать, зная, что такой шанс есть.

– Ладно, с этим понятно. Не вполне, но более-менее. Только если у тебя все же выгорит дело, а мои ребята меня не послушаются – не обессудь.

– В таком случае тоже отправь гонца к Нанасу.

– То есть, ты уверена, что сами мы с бандитами не справимся?

– Конечно уверена. Их примерно столько же, сколько и вас, но они все вооружены огнестрелом, а у вас только три автомата!

– Два, – поправил девушку варвар.

– Свой я вам тоже отдам, когда пойду к ним. Но это ничего не решит. Десятикратное огневое преимущество – это не преимущество даже, а заранее предопределенная победа.

– Ну, здесь бы я еще поспорил… – пробормотал Базз, но все-таки спорить не стал. – Ладно, допустим. В этом случае понятно.

А вот как я пойму, что у тебя ничего не получилось? Одно дело, если я увижу, что тебя, скажем, убили, а если это будет выражаться в чем-то другом? Или если ты окажешься вне зоны видимости?..

– Тогда я… ну, крикну, – пожала плечами Надя.

– И сорвешь внезапность нашего нападения! Нет уж, спасибо. У нас и так, сама ведь говоришь, нет шансов, а тут еще и единственное преимущество пропадет.

– Давай я тогда запою! – пришла в голову девушки внезапная мысль.

– Это тоже может показаться странным… Разве что ты изначально будешь что-нибудь напевать. А в нужный момент просто «сменишь пластинку».

– Что такое пластинка?

– Это я и сам, честно говоря, плохо помню. Какой-то древний аудионоситель. А потом уже просто такое выражение осталось. Означало что-то вроде «сменить тему». А ты – сменишь песню. Вот подумай сейчас и скажи, что ты в этом случае запоешь?

– Мой батя… ну, тот человек, что в детстве заменил мне отца, очень любил песни Высоцкого. Постоянно слушал, пока плеер не сломался, а потом сам частенько напевал. Мне одна особенно нравилась – про войну и про горы. – И Надя запела:

– Отставить разговоры!
Вперед и вверх, а там…
Ведь это наши горы —
Они помогут нам!
Они помогут нам![27]

– Помню такую песню, – улыбнулся Базз. – Даже по смыслу подходит.

– Значит, договорились?

– Все, что зависит от меня, я сделаю, – немного подумав, сказал варвар. – Но стопроцентно за своих людей не ручаюсь. Сама понимаешь…

– Я понимаю, – кивнула девушка. – Спасибо.

– Рано благодарить. И еще… Если у тебя не получится, я отправлю гонца, но на бандитов мы все равно нападем в этом случае. Будет взрыв, не будет – без разницы.

– Не понимаю, зачем напрасно погибать? Уходили бы лучше! Бандиты все равно после взрыва не уцелеют.

– Я же тебе сказал: надоело бегать! И вообще, чего такого уж страшного в смерти? Никто еще не уходил из жизни живым. А погибнуть в бою – какой иной уход может быть лучше для мужчины?

– Ну… – развела руками Надя. – Тогда у меня все.

– Теперь подожди пару минут, – сказал Базз, – сейчас я соберу своих, дам им вводную – и двинем. – Потом он обвел девушку странным взглядом и добавил совсем непохожим на прежний тоном: – Никогда бы не подумал, что повстречаю именно здесь и сейчас такую… – Голос варвара дрогнул. – Ради тебя не то что умереть, но и…

– Не надо! – испуганно вскрикнула Надя. – Пожалуйста, не надо!

Базз стремительно повернулся и зашагал от нее прочь.

* * *

Еще спускаясь сюда по склону, девушка видела, что бандиты миновали перешеек. Теперь все их лодки были здесь, на Сейдозере, и Надя с тревогой ждала, в какую же сторону они двинутся. Она не знала, видны ли от перешейка строения сыйта. Если да, то бандиты могли решить двинуться сначала туда, а не к костру. И если Гор не успел увести людей – а времени для этого прошло слишком уж мало, – то вся ее затея могла пойти насмарку. Но лодок на озере она так и не увидела. То ли, скрытые от нее деревьями, они передвигались вдоль берега, то ли бандиты решили устроить привал и обсудить свои дальнейшие действия…

Сейчас девушка не знала, куда ей лучше пойти – прямо вниз, непосредственно к озеру, или взять левее, чтобы выйти ближе к перешейку? В итоге она приняла «серединное» решение: пошла вниз, но слегка забирая влево.

Она шла первой, а варвары, скрытые деревьями и кустами, незаметно даже для нее двигались где-то сзади. Надя сразу отдала свой автомат Баззу и сейчас чувствовала себя весьма неуверенно. Девушка старалась не думать о том, что должно произойти вскоре; теперь ее идея казалась не просто безумной и глупой – она откровенно пугала ее. Надю буквально начинало поташнивать от одной только мысли, что будет, если ее затея осуществится, и в то же время ее окатывало холодной липкой волной, стоило лишь подумать о неудаче.

От быстрой ходьбы, от волнения, от того, что небо очистилось от туч и выглянуло солнце, Наде стало жарко. Она расстегнула бушлат и теперь шагала вперед, подставив встречному ветру тельняшку и засунув руки в карманы брюк, с видом революционного матроса, которому нечего терять, кроме своих… якорей.

Поскольку девушка не знала точно, где сейчас находятся бандиты, она, вспомнив разговор с Баззом, громко и вдохновенно запела, надеясь, что ее обязательно услышат те, к встрече с которыми она так стремилась и которой она до мурашек боялась. Песня выбралась сама, непроизвольно, и Надя поняла, что именно поет, когда прозвучало уже несколько тактов:

– Где-то есть корабли
У священной земли
И соленые губы твои…

Песня была одной из ее любимых. Девушка удовлетворенно кивнула и с нахлынувшим вдохновением продолжила:

– Катастрофически тебя не хватает мне,
Жгу электричество, но не попадаю я,
Воздух толчками и пульс на три счета-та
Бьет в переносицу: я знаю все, знаю я, но
Катастрофически тебя не хватает мне,
Катастрофически тебя не хватает…[28]

Погрузившись в мелодию, уйдя с головой в окатившие ее горячие волны чувственного смысла песни, Надя перестала замечать то, что окружало ее в реальности. И очнулась, испуганно вздрогнув, от знакомого до боли голоса:

– Надеюсь, ты поешь обо мне?

Застыв на месте, девушка повернула голову. Перед ней, в камуфляжном костюме, с автоматом Калашникова на груди стоял, улыбаясь, Олег Борисович Ярчук.


Глава 33
Яндекс знает все

Сердце у Нади все-таки екнуло. И не только от неожиданности. Во рту стало сухо, застучало в висках, ноги сделались ватными, готовыми вот-вот подкоситься. Девушка поймала себя на том, что чуть было не рванулась вперед – обнять Ярчука? броситься ему на шею? – от чего спасла, пожалуй, эта вот пришедшаяся очень кстати «ватность» ног да вспыхнувшая одновременно с прочими чувствами ярая злость на себя, на все эти предательские, неуместные чувства, на самого Ярчука и вообще на все вокруг, ставшее вдруг неприветливым, гнусным, недобрым.

Однако начальник полярнозорненского гарнизона почувствовал, видимо, Надин внезапный порыв. Он перестал улыбаться, заметно побледнел и произнес едва слышно:

– Так что, может, обнимемся?

– Н-нет… – только и сумела выдавить девушка.

– Ну, нет так нет, – выдохнул Ярчук и оглянулся.

Надя тоже посмотрела туда. По лесу шли люди. И среди них не было ни одного участника экспедиции, жителя Полярных Зорь, на что она еще втайне надеялась. Мужчины, числом около трех десятков и возрастом примерно от двадцати до пятидесяти лет, были одеты кто во что горазд – кто в полувоенную форму, кто в залатанные джинсы и свитера, кто в засаленные телогрейки, а кто и вовсе в неузнаваемую с первого взгляда рванину. Вооружены были абсолютно все, но тоже по-разному: имелись тут и как вполне приличные на вид, так и раздолбанные, обмотанные изолентой и проволокой «калаши», и карабины, и охотничьи ружья, и что-то вообще, скорее всего, самодельное. Но внушающего уважение оружия было все-таки больше, хотя, впрочем, и даже единственного выстрела из разваливающегося в руках самопала могло оказаться достаточным, чтобы унести чью-то жизнь.

Девушка с трудом поборола желание обернуться, посмотреть, не видать ли Базза с его варварами. Делать этого конечно же ни в коем случае не стоило: дать понять бандитам, что она здесь не одна, – значило бы погубить на корню весь ее план, да и самих отправившихся с ней людей, пожалуй, тоже.

– Это что, она? – подойдя к Ярчуку и не спуская с Нади острых, глубоко посаженных маленьких глаз, спросил коренастый бородатый мужчина неопределенного, но отнюдь не юного возраста, одетый в добротный, с блестящими пуговицами китель и темно-синие, заправленные в сапоги брюки. На голове мужчины красовалась засаленная, некогда, видимо, белая бейсболка с едва различимой надписью «Сочи-2014».

– Она, – кивнул начальник гарнизона.

– Какого х… она здесь делает? – продолжая сально пялиться на девушку, но с таким видом, словно она не могла этого слышать, поинтересовался у Ярчука бородатый.

– Сейчас узнаю, – сухо ответил тот. На его скулах заиграли желваки, и Надя была уверена, что Олег Борисович с трудом сдерживается от того, чтобы одернуть бандита, а то и заехать ему в челюсть. – Вы отдохните пока минут десять, а я с ней поговорю. Наедине она мне быстрее все расскажет.

– А мы тоже не прочь отдохнуть с ней наедине! – гоготнул коренастый и обернулся к своим: – Так ведь, братцы?

«Братцы» вдохновенно заржали в ответ, сопровождая хохот неприличными телодвижениями и жестами. Кто-то даже стал демонстративно расстегивать штаны. Надя почувствовала, как по спине скатилась струйка ледяного пота. «Не пора ли запеть про горы?..» – мелькнула трусливая мысль.

Но бородатый коротко взмахнул рукой, и веселье разом затихло.

– Лады, – смерил он Ярчука холодным взглядом. – Иди, почирикай. И не бзди, слово Яндекса – не вонь подрейтузная!

Бандит вразвалку направился к своим, а начальник гарнизона, подскочив к Наде, схватил ее за локоть и, словно хищник добычу, поволок за собой в сторону.

– Мне больно! – вскрикнула девушка. Хватка Ярчука действительно оказалась довольно болезненной, однако на самом деле Надя испугалась не столько боли, сколько сумасшедшего порыва Олега Борисовича.

Но тот будто вовсе ничего не услышал, лишь упорно продолжал тащить ее за собой, приговаривая:

– Скорей, скорей!.. Ничего… Сейчас!

«Что он делает?! – уже всерьез запаниковала Надя. – Не тронулся ли, часом, умом?»

Но все разрешилось быстро. Деревья внезапно расступились, и перед девушкой раскрылась покрытая мелкой рябью гладь Сейдозера. Возле берега, привязанные к вбитым в землю колышкам, стояли четыре дюралюминиевые моторные лодки.

Начальник гарнизона подхватил автомат, снял его с предохранителя и прицелился в ближайшую лодку.

– Что вы задумали?! – ухватилась за ствол «калаша», опуская его вниз, Надя. Теперь она уже не сомневалась, что Ярчук сошел с ума. Это очень некстати, подумала девушка, но еще более некстати окажется, если он и впрямь начнет дырявить лодки! Бандитам это точно вряд ли понравится, со всеми вытекающими последствиями.

Олег Борисович стал дергать автоматом, пытаясь освободить его от Надиных рук.

– Пусти!.. Ты не понимаешь! Мы сейчас уедем отсюда! И они нас ни за что не смогут догнать! Нужно только вывести из строя остальные лодки!..

– Куда уедем?.. – от изумления девушка едва не выпустила автомат. – Вы что такое несете-то?

– Как куда?!.. – на пару мгновений замер Ярчук, но тут же вновь возобновил попытки вырвать из цепких Надиных ладоней оружие. – Домой, конечно! Мы доедем до Ловозера, сядем в «УАЗик» и покатим в Полярные Зори. Я даже не мог надеяться, что все так удачно получится, что я так быстро тебя найду!

– А меня вы спросили?! – вспыхнула Надя. – Мне это, по-вашему, надо?!

– Неужели ты еще не поняла?.. – выпучил глаза начальник гарнизона. – Ведь эти люди – бандиты! Оленегорские бандиты! Уголовная шушера, мразь, подонки! Для них человеческая жизнь ничего не стоит. А сейчас нам выпал такой шанс, что не воспользоваться им – огромная глупость! Даже не глупость, а преступление!

– Против кого? – прищурилась девушка.

– Против нас с тобой. Против нашего будущего! – Ярчук рванул на себя автомат, и Надя его все-таки не удержала.

Начальник гарнизона вновь нацелился в лодку, и тогда девушка встала напротив нее, прямо на линии огня. Ярчук перевел ствол на соседнюю лодку. Надя в два прыжка переместилась туда же.

– Ну что ты делаешь, а? – процедил Олег Борисович. – Уйди в сторону, по-хорошему прошу!

– А по-плохому как будете просить?

– Никак не буду. Оглушу прикладом, брошу в лодку и увезу.

– Спасибо за прямоту. Только посильней тогда бейте, чтобы сразу насмерть. А то ведь, когда я очнусь – все сделаю, чтобы вашу жизнь отравить. Чтобы вам в петлю влезть захотелось! Чтобы вы прокляли этот день, когда меня отсюда увезли!..

– Но почему?!.. – опустил наконец оружие Ярчук. – В конце концов, если бандиты сдержат слово, тебе так и так придется поехать с нами!

– Интересный расклад, – подбоченилась девушка. – Что значит «придется»? Кстати, как вы вообще с ними вместе оказались, да еще и не в роли пленника? И что это за слово они вам дали?..

Ярчук заметно стушевался, но быстро взял себя в руки, вскинул голову и посмотрел на Надю, как ей показалось, с вызовом. Собственно, так оно и было, потому что сказал начальник гарнизона следующее:

– А я не стану ничего скрывать, оправдываться или еще там что… Хочешь знать – слушай. На нас напали сразу за оленегорской развилкой. Видишь их сколько? И это еще не все – примерно столько же осталось там, да с десяток мы все-таки подстрелили. Но ведь ты помнишь, сколько нас было? Оружия – море, а людей… В общем, машину, на которой я ехал, им удалось захватить. Остальным я скомандовал уезжать – все равно и меня бы не отбили, и сами полегли…

– Да вы прям благородный герой! – не удержалась от подколки Надя.

Однако Ярчук на слова девушки отреагировал спокойно и совсем не так, как она ожидала.

– К сожалению, не герой, – сказал он. – Умирать я все-таки не захотел, испугался.

– И что, вы заплакали, после чего бандиты вас пожалели? – вновь не сдержалась Надя.

– Они никого не жалеют. И я не заплакал, хотя, раз уж обещал ничего от тебя не скрывать, то скажу, что, пожалуй, был близок к этому. Но жизнь свою я купил. Причем, в кредит.

– Это как?..

– Я обещал, что пущу их жить в Полярные Зори.

– Что?! – возмущенно завопила девушка. – Да вы… да вы знаете, кто вы такой?! Вы жалкий трус!.. Нет, даже не «вы» – слишком много чести… Ты – жалкий трус и подонок! Мы с таким трудом отстояли город от варваров, а ты, гнида, за свою дряблую шкуру отдаешь его этой мрази?! – Гнев настолько захватил ее, что Надя, подскочив к начальнику гарнизона, плюнула ему в лицо.

Тот неспешно утерся тыльной стороной ладони и улыбнулся:

– Спасибо. Для меня это – что божья роса. И то, что за город переживаешь, меня радует. А уж за то, что на «ты» перешла, – отдельное спасибо, мне твое «выканье» было, что нож по сердцу. Ну а теперь слушай дальше. Во-первых, одно дело пообещать пустить их в город, а совсем другое – сделать это в действительности. Мне тогда главное было найти аргумент повесомей, чтобы они меня не прикончили. А во-вторых, я отсрочку придумал. Решил двух зайцев разом убить. Сказал, что одной моей жизни для этого будет мало. Мол, сначала они должны мне помочь – съездить со мной в одно место и забрать для меня одного человека…

– Меня?

– А кого же еще?

– Но зачем меня забирать? Ведь я же и так собиралась вернуться!

– Не вернулась же, – усмехнулся Ярчук.

– Потому что вы, – Надя специально выделила голосом это слово, – со своими бандитами нам обратный путь отрезали. А еще ваш шпион и провокатор Селиванов Нанаса ранил!..

– Сплоховал Андрюха, – сокрушенно покачал головой начальник гарнизона. – Я велел убить, а не ранить. А сам-то он где, шлепнули?..

– Надеюсь, его кости уже падальщики растащили, – злорадно оскалилась Надя. – А вашу любовь я теперь поняла и оценила. Прикрыться мной от бандитов решили?

– Наоборот же, дура! – все-таки вскипел Ярчук. – Я ведь говорю: все было отговоркой, нужно было что-то придумать, чтобы не вести сразу бандитов в Полярные Зори! Я и надеялся, что все равно подвернется удобный случай, чтобы их обмануть. И вот он – этот случай! Кого я подставляю?! Я тебя спасти хочу! Ну, и себя заодно… Теперь-то поняла? Давай, садись скорей в лодку, а то нас сейчас хватятся. А я быстро сейчас… – снова поднял он автомат.

Надя от досады едва не заплакала. Ну надо же, в каком идиотском положении она оказалась! Ведь ее задумкой как раз и было притвориться перед Ярчуком, что она жить без него не может, и уговорить его как можно скорее уехать отсюда. Но уехать вместе с бандитами, чтобы увести из этих мест беду, сделать ненужным замысел Нанаса, а тем самым спасти и его, и всех здешних жителей. А что теперь? Уехать с этим человеком, который после разговора с ним не только перестал вызывать какие-то чувства, но и стал ей откровенно неприятен и даже противен? Так ведь ее жертва окажется напрасной – бандиты останутся тут, да еще и без лодок! Это значит, что ей придется подать сигнал Баззу, чтобы его люди поспешили к Нанасу. И тогда… Нет, об этом лучше не думать! Что-то еще можно сделать, найти какой-то выход, помешать как-то Ярчуку… Но его тоже лучше не злить, а то догадается о ее замысле…

– Постойте!.. – так ничего и не придумав, снова встала между автоматом и лодками девушка. И заговорила совсем другим тоном – просящим, жалобным: – Постой… Олег… Нельзя тут оставлять твоих… этих бандитов. Здесь живут саамы – простые, безобидные, наивные люди. Живут – и никого не трогают. А бандиты ведь их в покое не оставят! Ведь не оставят же, согласись?..

– Не оставят, – кивнул начальник гарнизона, на лице которого помимо его воли стала расплываться счастливая улыбка. Еще бы – и на «ты» она его назвала, и по имени впервые обратилась!.. – Но нам-то что? Пусть они сами тут разбираются!.. Я вообще не пойму – зачем ты сюда пришла?

– Чтобы… – сглотнула Надя вставший поперек горла комок, – …уехать отсюда с тобой. Ты был прав: мне здесь не место. Я это поняла… И… о тебе все время думала… Я решила: с тобой мне действительно будет лучше… Но саамы!.. Им-то за что страдать? Если вообще кто-то живым останется… А я потом всю жизнь не смогу себе этого простить!.. Давай вернемся вместе с ними? Пожалуйста, Олег! Очень тебя прошу! Скажи им, что все, они свое обещание выполнили, и теперь ты готов выполнить свое. А по дороге мы придумаем, как от них избавиться! В конце концов, если ничего не получится по дороге, то разберемся с ними в самих Полярных Зорях – там ведь у нас и людских сил, и оружия куда больше, чем у этих…

– «Эти» к нам не в тридцать рыл, а всем Оленегорском нагрянут! Это будет похлеще варваров – огнестрельного оружия у них, конечно, меньше нашего, но тоже хватает. Зачем нам своими руками создавать такие проблемы? Вот ты жалеешь дикарей, а наших людей пожалеть не хочешь. Наверняка ведь многие погибнут! И, по сути, тоже из-за тебя. Это ты разве сможешь себе простить? Ведь еще сильнее будешь мучиться, если, конечно, мы сами при таком раскладе уцелеем. И потом… – замолчал вдруг Ярчук, и глаза его при этом подозрительно сузились. – Я, кажется, понял, в чем тут основная причина. Точнее, в ком… Ты ведь не всех дикарей пожалела – тебе на них, по большому счету, наплевать. Ты пожалела только одного дикаря. Нанаса своего разлюбезного! Ведь так? – Глаза начальника гарнизона превратились в узенькие щелочки, а худое его лицо еще больше, кажется, заострилось и побледнело.

– При чем тут Нанас? – с огромным усилием сделала равнодушное лицо девушка. – Он теперь среди своих, да еще стал нойдом; я ему больше не нужна. Да и он мне… чужим стал. Как власть получил – сразу нос задирать начал. Мною тоже пытался командовать. А я этого не терплю. И тут как раз вы… Вот я и поняла – это судьба.

– Так поехали, раз судьба! Сколько тебя можно упрашивать?! – взревел Ярчук.

– Куда это вы собрались ехать? – послышалось вдруг от деревьев. – То-то, думаю, расчирикались, десять минут прошло давно – дай погляжу… А тут, вона, какой базар! Кинуть нас вздумали, голубки? Душняк нам устроить? – Коренастый Яндекс шел к ним не спеша, вразвалочку, и говорил будто бы задушевно, ласково, однако Надя увидела, как нехорошо блестят его маленькие, глубоко посаженные глаза и как побелели пальцы, сжимающие рукоять автомата.

– Мы… – судорожно сглотнул побледневший начальник гарнизона. – Мы никуда… без вас… Я ее вообще уговаривал поехать. С нами…

– Гнилой базар, – с печалью в голосе помотал головой бандит. – Лечишь, паскуда. Засобачить ты нас с земляками хотел.

С жучкой своей слинять…

– Я не… – клятвенно прижал к груди руку Олег Борисович, но Яндекс, вмиг перестав казаться ласковым, ткнул его в лежащую на сердце ладонь стволом автомата:

– Ты кому стереть очки хочешь, сявка?! Вас с самого начала мой индюк пас, всю вашу пургу срисовал и мне прочирикал. Шмальнуть бы в тебя сейчас, как в суку последнюю!.. Да только без тебя нам не раскрутиться в Зорях твоих… Помнишь еще, на что подписался?..

Ярчук молча кивнул.

– Вот и мы с братвой свой зябок не хотим оставлять, – Яндекс отнял автомат от груди Олега Борисовича. – Пошли мочить твоего фазана, да назад до хаты пора.

Надя почти ничего не поняла из того, что произнес бандит, хотя то, что он весьма недоволен Ярчуком, ей было ясно. И что уезжать он пока не хочет – тоже. А еще девушка заметила, как при последних словах бородатого напрягся и метнул в ее сторону опасливый взгляд начальник гарнизона. Что-то тут было явно не так! Куда все-таки зовет этот неприятный до дрожи Яндекс Олега Борисовича?..

Она набрала в грудь воздуха и, хоть колени опять предательски затряслись, решительно выпалила:

– А как-нибудь понятней можно это повторить? Или вы нормального русского языка не знаете?

– Надя!.. Ты что!.. – сделав круглые глаза, зашипел на нее Ярчук.

Однако бандит неожиданно рассмеялся и сказал очень дружелюбным тоном:

– Отчего же не знаю? Яндекс знает все. Правда, что считать нормой, а что нет – весьма спорно… Ну да ладно, не хочется ссориться по пустякам с такой милой барышней. Так что ради вас – всегда пожалуйста! Так вот, я сказал этому… непорядочному человеку, что он, решив сбежать с вами отсюда и оставляя нас при этом в весьма неприглядном положении, поступает очень плохо. На его возражения, что все было не так, я ответил, что он меня обманывает, поскольку мой человек с самого начала следил за вами и подслушал ваш разговор, о содержании которого и доложил мне. За такие нехорошие поступки мне очень захотелось, да и сейчас, говоря откровенно, хочется, застрелить эту су… пардон, эту падл… короче, вот этого, – ткнул в сторону Ярчука стволом автомата Яндекс, – но, увы, без него нам ничего не светит в Полярных Зорях, куда он нас обещал пустить пожить. Однако и мы с коллегами, – мотнул он головой в сторону деревьев, – не выполнили еще всех обещаний, данных этому… гм-м… гражданину, а оставаться в долгу мы, в отличие от него, не привыкли…

– Почему не выполнили? – перебила Яндекса Надя. – Ведь вот она я! Вы же ему меня помочь найти обещали. Так что можно возвращаться.

– Это было лишь первой частью обещания, – добродушно улыбнулся ей бандит.

– А… что за вторая часть? – обернулась на застывшего каменным изваянием начальника гарнизона девушка.

– Разве неуважаемый господин Ярчук вам не сказал? – притворно удивился Яндекс. – Найти и прикончить вашего мужа, конечно.


Глава 34
Вперед и вверх, а там…

Надя не поверила бандиту. Да ну, какая глупость! Зачем Олегу Борисовичу могло понадобиться убивать Нанаса? Ладно бы еще тот был ему помехой, но ведь она сама пришла, никакой Нанас не может помешать ей уехать с Ярчуком!

С другой стороны, вспомнила девушка, когда начальник гарнизона выдвигал свои требования бандитам, он не знал, что все сложится именно так. Как раз, рассуждая здраво, можно было предпол