Ольга Вадимовна Горовая - Марципановое сердце [СИ]

Марципановое сердце [СИ] 964K, 164 с. (Кофейня - любовь, с привкусом кофе-5)   (скачать) - Ольга Вадимовна Горовая

Ольга Горовая

Марципановое сердце.


Аннотация: 

Что связывает людей? Общие интересы? Круг знакомых? Точки соприкосновения? Но что делать, если вы живете в совершенно разных мирах и никак не можете найти точки пересечения? Пройти мимо, образумив себя "правильными" мыслями и поступками о невозможности отношений или довериться сердцу, которое, порою, бывает умнее разума...




Пролог

Кто из нас любит неожиданно обнаружить в себе что-то новое? Да еще и не очень-то положительное?


Вероятно никто.


Вот и Денис не мог бы похвастаться отличным расположением духа, раздраженно набирая номер на мобильном.


Да, ладно, он не считал себя идеалом. Но, в конце-то концов, всегда старался честно признавать собственные недостатки и провалы, пытаясь разобраться в себе.


Дэн хмыкнул.


Видимо потому сейчас настроение и зашкаливало на отметке « паршиво».


А кому бы понравилось вдруг, совершенно неожиданно осознать, что в свои тридцать два — ты являешься жалким, малодушным трусом?! И при том, пасуешь перед маленькой, хрупкой, беременной женщиной, по совместительству являющейся твоей же родной сестрой?!


Младшей сестрой, кстати.


Сегодняшний день уверенно шествовал к почетному второму месту в рейтинге его самых отвратительных дней. Хотя, кажется, еще не переплюнул то злосчастное утро, когда Дэн узнал страшную тайну о сговоре всех взрослых, и с ужасом обнаружил, что Деда Мороза не существует. Однако тогда он героически притворялся, сохраняя иллюзию сказки для Наты и это немного скрасило разочарование.


- Да, Слав, привет, - криво усмехнувшись. Денис поздоровался с зятем, и с опаской осмотрел через плечо длинный полутемный коридор, опасаясь, чтоб его не обнаружили за таким «подлым» делом.


- Что случилось, Дэн? - настороженный голос друга заставил его хмыкнуть.


- Все нормально, Слав, с Натой все хорошо, - тут же успокоил он Святослава, зная, как тот трясется над женой.


Святослав всегда весьма трепетно относился к Нате. Собственно, только потому Денис его и не избил как-то за дурацкое поведение. Но с тех пор, как Денис взял себе отпуск на «Мультикоме», фирме зятя , чтобы помогать сестре в кафе из-за нехватки персонала, любой звонок расценивался Славой как вероятное сообщение об ухудшении состояния его драгоценной жены. И это при том, что Наташе ни разу за шесть месяцев беременности не становилось плохо.


Иди речь о другом мужчине - Дэн добро посмеялся бы. Но так как таким образом вел себя муж его любимой сестры — он даже уважал зятя за подобное отношение. Правда сейчас Денис собирался самым подлым образом воспользоваться волнением Славы.


- Точно? - казалось, Святослав немного расслабился. Совсем чуть-чуть.


Его ход.


- Ну..., - Денис выдержал паузу ровно четыре секунды. Достаточно драматично, но чтоб и не переиграть. Незачем волновать друга больше необходимого. - Наташа не жалуется, но я думаю, ей бы очень хотелось послать подальше всю эту беготню и полежать под кондиционером, - каждое слово — чистая правда.


А кто не мечтает об этом в такую жару? И потом, Денис был бы плохим старшим братом, если бы не умел замечательно понимать свою сестру.


- Я сейчас приеду, - лаконичный ответ Славы и короткие гудки в трубке послужили явным доказательством того, что действия Дэна достигли желаемой цели.


Вот за что Дэн ценил своего друга, так это за его предсказуемость в отношении Наты. Ну, помимо всех остальных положительных качеств.


Довольно усмехнувшись, он спрятал телефон в карман.


Осталось продержаться пятнадцать, от силы — двадцать минут, и Денис будет избавлен от внимательных изучающих взглядов и многозначительных пауз, которыми сестра так щедро одаривала его на протяжении всего дня. Причем Наташа с таким упоением предавалась сегодня этому занятию, что даже он не выдержал — и это подтолкнуло Дениса к последней, отчаянной выходке — вызову Славы.


Их с Натой мать шутила, что беременность сильно сказывается на способности дочери подмечать мелочи. Видно его племянник удастся в сторону их семьи, вот и «помогает» мамочке. Только Дэн сейчас не нуждался в подобной «медвежьей» услуге малыша.


Почему?


Потому что и сам не знал, отчего сестра прицепилась к нему словно чертополох!


Ничего не происходило в его жизни. Совершенно.


Дни Дениса текли до тошноты размеренно и однообразно. Выйдя в отпуск, он каждое утро приезжал в «Кофейню», помогал работникам открываться и обслуживать клиентов, следил за пригодностью стажеров, которые, к сожалению, не выдерживали и двух-трех дней. После чего подвергался изощренной пытке намеками и загадочными улыбками сестры. И так — уже неделю!


Помнится, не так давно Дэн и сам заводил с сестрой подобный разговор. Однако ему, между прочим, хватило такта ограничиться однократным выяснением. Ната же ежедневно и с энтузиазмом предавалась своему новому хобби — пыталась расколоть брата.


Единственный ее просчет — что колоться-то Денису было не в чем.


Но не мог же он высказать свое раздражение беременной женщине? Она ему упорно не верила.


Допуская вероятность того, что сестра заметила нечто, ему неведомое, Денис дотошно вспомнил все, что с ним случилось за последний месяц. Однако не обнаружил в памяти ничего стоящего...


Хорошо, просто ничего такого, о чем стоило бы сейчас рассказывать Нате. Опять-таки потому, что не о чем говорить.


Достав телефон, Дэн посмотрел на часы, а потом осторожно подошел к двери и выглянул из коридора, ведущего в подсобные помещения, где прятался последние двадцать минут, в общий зал.


«Чепуха какая-то! Таится тут, словно ему снова десять лет и Ната водит в прятки», Денис раздраженно фыркнул.


Но и вся нелепость ситуации не подтолкнула Дэна к опрометчивому шагу. Дудки, он выйдет отсюда только тогда, когда появится Слава.


Как раз в этот момент у одного из больших, во всю стену, тонированных окон затормозила знакомая машина.


С доброй улыбкой Дэн заметил как Наташа, разговаривающая с одним из официантов, развернулась и счастливо улыбнулась, наблюдая за неровной походкой Святослава, направляющегося к двери.


Путь свободен. С этой минуты сестра была потеряна для окружающих, муж моментально поглотил все ее мысли. На что Дэн и рассчитывал.



Все еще чувствуя уколы совести в душе от своего малодушия, Денис расправил плечи и шагнул в зал с непринужденной улыбкой. Кивнул Славе, который как раз говорил жене, что устал и не хочет больше торчать в офисе. И посмеялся в уме поведению зятя - такой же хитрый, как и Дэн. Знает, что Ната волнуется о здоровье мужа не меньше, чем Святослав беспокоится о ней самой.


Помахав на прощание сестре, которая одарила его взглядом из серии «не-надейся-я-знаю-чьи-это-происки», Денис проследил как эти двое сели в машину и уехали. Как надеялся он — до завтра. А лучше бы, чтоб Ната вообще побольше времени проводила дома. Жара, не спадающая уже второй месяц, не способствовала хорошему самочувствию и у самых выносливых представителей человечества.


И думал он так вовсе не из-за своего нежелания в который раз прятаться от Наташи. Просто, в самом деле, беспокоился о родном человеке.


Мысли о жаре и потребности в отдыхе плавно перетекли к совершенно иным воспоминаниям. Даже не заметив, Денис подошел к двери и через темное стекло посмотрел на улицу.


Машина Славы уже умчалась и в переулке не было ни одной живой души. Наверное никому не хотелось бродить под палящими лучами в час дня.


Даже сквозь тонировку стекол Дэн видел как покачивался и дрожал раскаленный воздух над асфальтом, рождая странное, зыбкое марево. Вдруг у него появилось неожиданное, нелепое желание ощутить на своей коже этот жар. Видно мозг переохладился под струей свежей, кондиционированной прохлады. Но так отчаянно захотелось вдохнуть раскаленного воздуха, пропитанного запахом плавящегося битума.


Не имея иного занятия, Дэн пожал плечами и, оглянувшись напоследок, убеждаясь что в зале все хорошо, ведь теперь он отвечал за «Кофейню», толкнул дверь и вышел на крыльцо.


Идея оказалась так себе. Серьезно.


Легкие тут же наполнились настолько горячим и душным воздухом, что тот почти обжигал горло. А еще забивал дыхание душным, тяжелым привкусом пыли и выхлопных газов. Проспект располагался совсем близко, но давящие ощущение жара, казалось, приглушало все звуки, даже шум езды машин звучал будто издалека, с какой-то ленью, медлительно и плавно. Кожа моментально стала мокрой от выступившей испарины.


Не похоже, однако, что в ближайшее время наступит похолодание.


Хотя этого никто и не обещал.


Денис прошелся по проулку задумчивым взглядом. На площадке у их окон, практически на самом солнцепеке от которого не спасал и навес, сиротливо стояли никому не нужные кованные столы и деревянные стулья. Их выставляли скорее на всякий случай, вдруг кому-то все же захочется посидеть снаружи. Правда пока желающих не наблюдалось.


На противоположной стороне имелся островок спасительной тени, отбрасываемой зданием торгового центра. И почти весь он был забит машинами посетителей магазина. Честно говоря, Дэн сомневался что там было хоть насколько-то прохладней.


«От подобной жары и тень не спасет».


Мысли текли лениво. Несколько минут в таком пекле и вот уже не хочется ничего, только вернуться назад в прохладный зал и стать прямиком под кондиционер.


Но Денис упрямо продолжал торчать здесь, на крыльце. Так же, как и каждый день последней недели, будто гипнотизировал проулок своими синими, ищущими глазами. Однако, похоже, как и в предыдущие дни, его вахта окажется бесполезной.


За пять-семь минут, что он простоял здесь, исчезло всякое желание хоть что-то делать. Да уж, Денис совершенно не понимал тех, кто сейчас ходил пешком и оставался в состоянии хоть что-то еще решать. Очевидно, наличие комфорта в виде кондиционеров везде, где бы он ни был — разбаловало его.


В этот момент за спиной звякнул колокольчик на двери. Денис вопросительно приподнял бровь, разглядывая Евгения, одного из официантов.


- Может, стоит убрать столы? - тяжело глотнув горячего воздуха, парень махнул рукой в сторону «летней площадки» Кофейни. - Все равно, за последние полтора месяца их использовали не больше четырех раз. Никто не хочет торчать на жаре, а они только пыль собирают, - парень вытер вмиг вспотевший лоб.


Дэн задумчиво посмотрел на предмет их разговора. В принципе, Женька был прав... но и не прав в один и тот же момент. И Денис будет последним, кто скажет убирать столы. А так как Наты уже не было, то спорить с ним вряд ли кто-то решится.


- Пусть стоят, - слова обожгли горло новой порцией пыльного и удушающего жара. - Кому они мешают? Может, все же рискнет кто, - он отвернулся к переулку, ничего не добавляя.


Женя собирался что-то сказать, но в эту минуту сонная неподвижность переулка наконец-то нарушилась, привлекая их общее внимание.


Из автоматических дверей торгового центра вышла небольшая компания девушек. Они быстро направились к машинам, о чем-то весело переговариваясь и заглядывая друг дружке в пакеты на ходу. Яркие платья и звонкий смех вызвал у Дениса ассоциацию с попугаями или канарейками.


Он усмехнулся.


Однако улыбка тут же замерла на губах, а каждая мышца напряглась, стряхивая леность и истому жары. На миг он даже решил что ему почудилась тонкая фигурка в простом бледно-голубом сарафане. Мало ли какие шутки могут выкинуть глаза от жары. Слишком сильно Дэн хотел увидеть эту девушку. Чересчур сильно, учитывая, что он-то и пересекался с ней пару раз.


Евгений что-то пошутил по поводу шумной компании, все еще усаживающейся в автомобиль, но Дэн не потрудился даже кивнуть. Не отрывая глаз он следил за девушкой, которая медленно брела по противоположной, затененной стороне тротуара, не обращая внимания ни на смех девушек, ни на что-то еще. Ее взгляд был опущен в асфальт, а длинные волосы, заброшенные за спину небрежной косой, все равно закрывали щеки почти до половины. Словно хозяйка за теми пряталась. Тонкие пальцы худой руки придерживали потрепанную сумку, висящую на плече. Девушка иногда оглядывалась назад, а потом опять опускала голову.


Оля.


Он искал ее последние полторы недели и постоянно терпел неудачи. Сколько бы Дэн не наведывался в тот цветочный павильон, где ее видел — Ольги там не оказывалось. То ли он прогадывал со сменой, то ли еще что. Продавщицы за соседними прилавками ничего не знали, а может не хотели рассказывать куда подевалась их коллега.


И такое обстоятельство раздражало Дениса.


Он злился на женщин, столь безразлично незаинтересованных в судьбе девушки, которая работала рядом. Не то чтобы с ней что-то случилось, Денис просто вообще ничего не знал об Оле. Но ведь могло же случиться? А эти сонные курицы, наверное, даже не пошевелились бы, разве что сплетничать начали бы.


Дэн злился на себя, что не додумался попросить номер телефона. Хотя... она же глухая, навряд ли чтоб номер, даже дай она ему тот, чем-то бы помог. И все же, Денис не раз, и не два корил себя, что ничего не узнал о ней в прошлую встречу. Правда, он считал, что сможет увидеть ее опять. Дэну и в голову не приходило, что буквально на следующий день Ольга может исчезнуть из цветочного салона, в котором, по ее собственному рассказу во время составления ею букета для Нади, она проработала почти два года.


После неудачи с местом работы, он стал высматривать ее здесь. Ведь именно в этом переулке, на летней площадке Кофейни они и встретились почти три недели назад, когда Оля села отдохнуть на пустующие под палящим солнцем стулья. Потому он и не позволял Евгению те убирать. А вдруг она снова будет нуждаться в передышке?


Странная надежда. Как и все его поведение, собственно. В конце концов, было что-то ненормальное в том, что эта девушка вызвала в нем такой интерес и непреодолимое желание увидеть ее еще раз. Кто-то мог бы намекнуть и на одержимость. Да и Ната уже заметила, что с братом что-то не так.


И Денис понимал необычность своего поведения. Однако и прекратить выглядывать, разыскивать ее — не мог. Его не останавливал даже довольно юный возраст девушки. В конце концов, разница между ними составляла не меньше восьми лет. Конечно, в преследовании несовершеннолетних его не обвинишь,... да и не преследовал Дэн Ольгу. Просто искал.


И вот теперь объект его поиска шел по противоположной стороне улицы не глядя по сторонам, а Денис не знал, стоит ли к ней подойти? Он, вообще, не знал, как ему вести себя с ней, что было не очень типично для его отношений с противоположным полом.


Но и просто так позволить ей пройти мимо — казалось Денису немыслимым. Однако, не бросаться же к ней, хватая Олю за руку? Такой поступок так же казался не лучшим выходом.


И тут, прервав его сомнения, машина с компанией девушек выехала со стоянки, заставив Ольгу остановиться, чтобы не оказаться у той на пути.


Он увидел, как тяжело она провела рукой по лицу.


Осанка Оли выдавала усталость. Да и каждый ее жест, то, как медленно она брела по дорожке — указывало на утомленность девушки. Разве не на это он и рассчитывал, игнорируя предложение свернуть летнюю площадку? Зато теперь Оля вполне может сесть, отдохнуть...


Денис вспомнил, как она что-то упоминала о ночных сменах... И тут его посетило внезапное озарение - может в этом причина провала его поисков? Ему ни разу не пришло в голову зайти в павильон вечером, а ведь тот, и правда, работал круглосуточно. Неужели он настолько сглупил?!


Дэн чертыхнулся про себя, а потом нахмурился, увидев что Ольга, наверное раз в пятый, осторожно оглянулась назад, на проспект, с которого завернула в этот проулок. Затем еле заметно повернула голову в его сторону, словно и хотела, и боялась посмотреть на Кофейню. После чего, так и не встретившись взглядом с Дэном, вдруг опустилась на скамейку, стоящую у торгового центра. Видно сил не было идти дальше, уж очень дерганным вышло это движение. Словно бы она с облегчением рухнула на опору. И практически отвернулась от кафе, сев к ним спиной.


Денис выпрямился и удивленно отмахнулся от слов Евгения, который продолжал о чем-то рассуждать за плечом.


Он мог бы поспорить, что Оля увидела его. И, насколько Дэн понял, ей было совсем не противно его общество в те два раза, что они общались. Что же помешало Ольге подойти к нему сейчас? Да, хоть поздороваться?!


Стеснительность? Неуверенность, что он не посчитает ее наглой и навязчивой, напрашивающейся на угощение?


Он нахмурился, мысленно отметая такие догадки.


Денис практически ничего не знал об этой девушке, кроме ее имени, того, что ей понравились марципаны, и что волосы Ольги на солнце отливают медными всполохами, а в тени их оттенок кажется карамельным. Казалось бы, сложно делать какие-то выводы о причинах или мотивах ее поступков и поведения.


Но тем не менее, глядя на тонкую фигурку, на то, как утомленно она опустила голову, спрятав лицо в ладони, и уперлась локтями в колени — он не мог избавиться от ощущения, что не в ее стеснительности дело.


Оля просто не хотела сейчас подходить.


А Денис не мог сказать, что причины ему так уж важны. Он привык уважать желания девушек.


Отвернувшись, Дэн открыл дверь кафе и посмотрел в другую сторону улицы.


- Видишь девушку на той стороне? - спокойным голосом поинтересовался он у Евгения, еще стоящего рядом. Видно парень решил сделать себе внеочередной перерыв.


Тот повернул голову.


- Да, - кивнул официант, наверное, найдя глазами Олю.


- Отнеси ей стакан холодной воды, - велел Дэн, заходя в зал. - И не вздумай брать деньги, - бросил он через плечо, направившись к любимому столику Наты. - Да, Жень, - добавил Денис, когда парень уже двинулся к бару. - Не окликай ее, просто зайди спереди, или коснись плеча, если она тебя не заметит.


Если у Женьки и появились вопросы, он промолчал и, как действительно хороший официант и работник, тут же отправился исполнять.


А Денис, устроившись в одном из кресел, уже через затененные окна наблюдал за тем, как Оля пыталась отказаться от воды. На что Женька просто поставил стакан на скамейку и с достоинством удалился. Дэн мысленно похвалил парня, а сам довольно заметил, что Ольга все же не устояла перед соблазном, протянула руку и с удовольствием отпила холодной воды.


Откинувшись на спинку он задумчиво крутил в пальцах собственный стакан.


«Может быть в следующий раз ему больше повезет и она хотя бы на него посмотрит?», мысленно иронизируя, спросил сам себя Денис, глядя как она поднимается со скамейки.


И понадеялся, что все будет именно так, следя за тем, как Оля пошла дальше по проулку, лишь на секунду задержавшись глазами на окнах Кофейни.



Глава 1
Часть 1

Она не была уверена, что выбрать этот переулок на обратной дороге — окажется лучшим выходом. Но Оля так устала. Сил идти по проспекту уже не осталось. А если повернуть здесь — можно было прилично срезать путь, пусть часть расстояния и предстояло преодолеть по пустырю, на котором остались только несколько полуразрушенных времянок, да распадающийся остов какого-то заброшенного комбината.


Солнце палило нещадно, и после ночной смены эта жара почти усыпляла. Оле еле удавалось держать веки открытыми. Так хотелось где-нибудь присесть и хоть на минутку дать отдых гудящим ногам, настолько сильное искушение было свернуться клубочком, спрятав под себя измученные, дрожащие руки.


И вот так после каждой ночной смены в отеле.


Нет, работа цветочницы нравилась Оле куда больше. Да только здесь, в гостинице, куда ей полгода назад помог устроиться Коля, платили все же больше. Но и выжимали за это все силы, до последней капли.


Стоило хотя бы посмотреть на время, в которое она возвращалась домой. Час дня! А ведь предполагалось, что ее смена заканчивается в восемь утра. Но администратор вечно находил все новые, и новые задания, зная, что Оля слишком дорожит этим местом. И работы всегда хватало с избытком, учитывая, что горничная из дневной смены нагло отлынивала от собственных обязанностей открыто флиртуя с начальником. Оля не имела понятия, насколько далеко у тех все зашло, но ее ужасно злило то, что именно на нее валилась работа, от которой администратор освобождал свою пассию.


Последняя же неделя выдалась совсем тяжелой — одна из девочек в дневной смене заболела, а напарница Оли по ночным дежурствам в отеле — ушла в отпуск. Брать на короткое время дополнительный персонал администратор не хотел. Он собрал двух оставшихся девушек и, заявив, что их гостиница маленькая, велел самим управляться. Таким образом, то, что раньше выполняли четверо — легло на плечи двух. Оля оказалась вынуждена отпроситься у хозяина в цветочном павильоне, соврав про обострение болезни тети, так как не решалась говорить, что работает не только у него, ведь в отеле ее никто не оформлял, просто выдавали деньги на руки два раза в месяц. А в цветочном салоне у нее имелось официальное трудоустройство. И хотелось сохранить оба места. Потому, пообещав вернуться так быстро, как только сумеет, она практически через день выходила в ночную смену, да и дневные они с Оксаной поделили поровну. Девушки работали почти по восемнадцать часов в сутки последние четыре дня, и Оле иногда казалось, что она уже совершенно не понимает где реальность. Добираясь домой она падала в кровать, чтобы через шесть часов опять идти на работу.


Обернувшись, Ольга в который раз проверила, не увязался ли Коля следом. Но переулок казался пустым. Вот и хорошо! Он чересчур сильно разозлил ее сегодня! И ведь знал же, насколько загружена Оля, а все равно пристал со своими глупыми идеями. И добился того, что таки довел ее.


Нет, Оля не кричала и не ругалась. Что толку глухой кричать на глухого? Просто отвернулась и ушла от друга, не оборачиваясь.


А теперь вот, каждые две минуты проверяла, не идет ли тот за ней. И не потому, что хотела этого. Наоборот. Оля не собиралась сообщать Коле о коротком пути, по которому любила иногда ходить.


Это дорога была ее тайной.


Медленно бредя по тихой улочке, она чувствовала запах и вкус другой жизни. Той, которой ей никогда не достичь, сколько бы Оля не работала, стирая ночами чужие простыни и убирая комнаты за выпившими гуляками или до блеска драя плитку пола в холле.


Здесь воздух пах тонкими и изысканными ароматами дорогих духов, которые шлейфом окутывали посетительниц эксклюзивных магазинчиков торгового центра. И даже время, казалось, текло иначе. Стекла магазинов, и те, отливали не просо блеском, а искристыми бриллиантами. Тут никто никуда не торопился, никто не падал с ног от усталости и не размышлял над тем, как сэкономить на ужине и не умереть при этом с голоду, потому что и обед пропустил.


Люди, гуляющие по этим тротуаром, смеялись, слыша голоса любимых людей, и их не окутывала пелена неясной, гулкой тишины, накатывающей странными волнами далекого рокота.


Эта была волшебная, нереальная в ее понимании жизнь.


Но в последнее время Ольга вовсе не из-за этого так мечтала здесь пройтись.


Она аккуратно и осторожно подняла глаз, боясь и желая увидеть того, о ком думала даже моя тарелки на кухне отеля. И тут же уткнулась взглядом в раскаленный тротуар под ногами. И обрадовавшись, и испугавшись одновременно.


Он был там. Стоял прямо на крыльце и, наверняка, видел ее.


А может нет?


Она и сама не знала, чего больше хотела.


Каждый раз, думая о Денисе Ольга замечала за собой всякие странности. Ей вдруг начинало хотеться смеяться, и не было сил сидеть или стоять на одном месте. Она не могла усидеть на месте, лихорадочно бродила из угла в угол , вспоминая его улыбку и то немногое, что узнала об этом мужчине за их короткое знакомство. И всякий раз ее охватывало … беспокойство, что ли? А она никак не могла понять, в чем же причина такой реакции.


Мимо проехала машина, а Оля так задумалась об этом всем, что могла ее не заметить, только солнечный блик на лакированном боку вовремя заставил остановиться.


Следовало сосредоточиться. Только где взять для этого силы? Казалось, что следующий шаг окажется последним и просто добьет ее.


Она увидела скамейку и, не раздумывая, тяжело рухнула на ту. Это не было из сферы осознанного действия. Просто отчаянное желание урвать хоть пару минут такого необходимого покоя для всех мышц.


Вот только поднять глаза на Дениса, оказавшегося почти напротив, Оля так и не решилась. И не потому, что ей не хотелось с ним поздороваться. Наоборот, очень хотелось, хоть просто кивнуть, увидеть, как он улыбается.


Она никогда не видела такой улыбки у взрослого человека, как у этого мужчины.


Ведь он намного старше ее, а улыбается, словно мальчишка, широко и открыто, и в глазах, кажется, вспыхивают искры, будто он уже что-то натворил, но ни за что в этом не признается. Даже не все дети так умели улыбаться в нынешнее время. Не в обществе глухих, во всяком случае.


Эта улыбка творила нечто невероятное с Олей — она терялась, и совершенно переставала следить за словами, которые выговаривали его губы.


Хотя Денис старался, честно старался говорить медленно и, кажется, несколько раз винил себя за то, что она не понимала его. А дело-то было в рассеянности самой Оли, хотя и из-за его присутствия.


Она спрятала лицо в ладони и как можно незаметней, сквозь ресницы и пальцы посмотрела в ту сторону, где мельком увидела Дениса.


Он все так же стоял на входе и смотрел прямо на нее немного хмурясь. Неужели удивился, что она не подошла? Ей так захотелось поверить в такую причину. Но, он ведь мог и не узнать ее, или не обратить внимания, и просто щурится от яркого солнца.


Оля вздохнула, стараясь поглубже протолкнуть раскаленный воздух пересохшим горлом.


Ей очень хотелось подойти и кивнуть ему, проговорить «привет», надеясь, что правильно выговаривает все буквы. Даже если Денис и не вспомнит, кто она такая. Впрочем, в этом Оля сомневалась.


Однако она точно знала, что ничего такого не сделает. Потому что если вдруг Коля все же поплелся следом, надеясь помириться — он увидит Дениса.


А Ольга не имела никакого желания «выслушивать» мнение друга, который наверняка так рассердится, что перейдет на жесты, хоть они давно договорились общаться только словами, чтобы совершенствовать умение разбирать слова по губам. Не хотела она знать, что нечего связываться с тем, кто ее не поймет, кто всего лишь посмеется в спину. Или пожалеет.


Оля знала все, что мог рассказать Николай.


Только не собиралась давать повода для обсуждения. И потом, пусть и глупо, но ей казалось, что Денис не такой, как те, о ком говорил бы Коля. Ведь он совершенно нормально отреагировал на то, что Оля не слышит. Ничем не показал, что ему неловко от этого факта, или что жалеет ее. Наоборот, казалось, с удовольствием с ней общался. И Оля впервые испытывала почти восторг от общения с другим человеком, пусть они и обсуждали какие-то неважные, первые попавшиеся на ум темы.


Наверное потому ей так хотелось сохранить Дениса в тайне ото всех, кто ее знал.


Как эту улицу.


Он был таким же далеким для нее, недостижимым, принадлежащим миру, за которым сама Оля могла только иногда наблюдать со стороны. И все же, ей хотелось, чтобы он остался только ее секретом.


Она продолжала сквозь пальцы следить за тем, как после некоторого наблюдения, Денис просто развернулся и зашел в кафе. Ей захотелось вскочить и кинуться к нему.


Глупый, детский порыв, ведь они почти незнакомы.


Но ей так не хотелось, чтобы он подумал о ней плохо... Только вот на углу все-таки показался Коля, окончательно испортив ей настроение, и Оле не оставалось ничего, кроме как тоскливо посмотреть сквозь ресницы на закрывшуюся стеклянную дверь «Кофейни». В принципе, ей не следовало ждать иной реакции. Она сделала вид, что игнорирует его, и Денис ответил тем же. Но все равно стало неприятно и горько.


Да еще и бредущий вдалеке друг, который просто изводил ее сегодня своими дурными идеями.


Рассердившись от обилия эмоций, которые вдруг нахлынули в душу, Оля решила, что посидит еще только минуточку, и быстро пойдет дальше. Может ей еще удастся оторваться от Коли. И какой смысл продолжать здесь находиться, если все очарование волшебного места вдруг рассыпалось, стоило Денису отвернуться.


С чего бы, казалось? Но факт оставался именно таким.


Проведя пальцами по влажному от жары лицу, Оля уже почти встала, когда перед ней внезапно возник официант в форме Кофейни и начал настойчиво тыкать стакан, полный холодной воды.


У даже горло дернулось от жажды при виде испарины на высокой стенке тонкого стекла.


Но Оля упорно отказывалась, не совсем поняв, что парню от нее надо — пропустила начало фразы, глядя в пол, а переспрашивать не хотелось.


Однако официант просто игнорировал отказ и непонимание. Оля немного ошарашенно уставилась на стакан, который тот просто оставил на скамейки и с достоинством пошел назад через дорогу.


Она тайком глянула в сторону окон кафе. Но те сверкали на солнце зеркальным блеском, не открывая Оле своих тайн. А может быть она была слишком неопытной, чтобы суметь их разгадать. Ничего не понимая, Ольга все же не смогла устоять. Слишком сильно ей хотелось пить, а вода искушала.


И только выпив половину стакана, вспомнила о приближающемся «раздражителе».


Бросив короткий взгляд на кафе, она мысленно сказала «спасибо», почти не сомневаясь, что именно Денис является ее благодетелем. И пообещала себе, что если ей повезет встретить его еще раз — ни за что не струсит. Обязательно улыбнется и подойдет, уже вслух поблагодарив.


Вот только сейчас ей следовало уносить ноги.


И Оля с сожалением побрела дальше, покидая свой временный приют, в котором так любила прятаться от реальности и слишком выматывающих забот.



Глава 1
Часть 2

 Домой она добралась без проблем и с радостью зашла в прохладный подъезд. Хоть какое-то, пусть и слабое, но облегчение. Поднявшись на второй этаж, Оля открыла дверь своим ключом и тяжело привалилась к деревянной поверхности спиной.


«Как же она устала! Кажется, и до кровати не дойдет, упадет и заснет прямо здесь, на полу».


В этот момент в поле зрения ее полуприкрытых глаз попали серо-зеленые потертые тапочки.


Она заставила себя выпрямиться и улыбнулась тете, встревоженно наблюдающей за племянницей.


- Что такое? Тебе плохо? Перегрелась? - наверное, в голосе тети звучало волнение. Во всяком случае в ее жестах, которыми тетя Света по привычке сопровождала каждое свое слово, явственно виделось беспокойство и напряжение.


- Нет, - Оля надеялась, что ответила достаточно громко. Потому что по ее ощущениям, сил не хватало даже для того, чтобы прошептать что-то. - Просто устала...


Тетя Света, похоже, немного расслабилась.


- Звонили с твоей работы, - тетя продолжала дублировать свои слова, наблюдая за тем, как Оля сняла босоножки и повесила потрепанную сумку на крючок.


Она застонала. Нет, у нее совершенно не осталось сил. И если этот деспот-администратор хочет вновь ее чем-то нагрузить...


- Не бойся, - тетя даже улыбнулась, видно догадавшись о мыслях племянницы. - Они сказали, что девочка, которая болела — выздоровела, так что у тебя — заслуженный выходной до самой пятницы.


- О-о-о, - вся ее радость и облегчение выразились одним протяжным звуком-вздохом.


Оля расплылась в улыбке, уже предвкушая, как сейчас уснет, минимум до завтрашнего утра.


Тетя Света рассмеялась такой радости.


- Да, они совсем тебя замучили, - заметила она, похлопав племянницу по спине. - Ты бы напомнила им о правах наемных работников, а то так можно и сгореть на работе.


Оля только криво улыбнулась.


Какие права? Она же была «тенью» на этой работе. Одно недовольное слово - и ее благополучно выпроводят, заменив такой же девушкой, отчаянно нуждающейся в деньгах. Иногда ей казалось, что тетя забыла, в какое время они живут.


Но она слишком любила тетю Свету, чтобы что-то пытаться объяснить. Та была ее единственной живой родней. Или, во всяком случае, единственной, о ком Оля знала.


Мать оставила ее на попечение старшей сестры когда Оле исполнилось не больше пяти лет, и девочка тяжело заболела. Молодая провинциальная певица, пытающаяся найти свой путь к славе и успеху не имела времени на уход за больной дочерью.


Больше ни Оля, ни тетя Света ту не видели. И, несмотря на все последующие попытки тети разыскать младшую сестру, они ничего не знали о судьбе матери с тех самых пор. Она ни разу не звонила и не писала им. Очевидно, ее мало интересовали оставленные позади сестра и дочь, и уж похоже, мать совершенно не взволновало бы, узнай она, что дочь потеряла слух после той простуды.


В этот момент, отвлекая ее от вялотекущих мыслей, замигала зеленая лампочка под потолком. Кто-то звонил в дверь. И Оля была почти уверена, что знает, кто именно сейчас терзает их звонок.


- Если это Колька — я сплю, и не хочу с ним говорить, - быстро проговорила она тете и поспешно направилась в свою комнату, уже не оборачиваясь. Если тетя и хотела что-то спросить — Оля не оставила ей шанса.


Плотно прикрыв дверь своей комнаты, она потянулась, мечтательно посматривая на кровать, и принялась медленно расплетать косу. Хотелось с головой забраться в прохладную ванную, но пока тетя будет выпроваживать Колю — о таком не было смысла даже мечтать. Однако и укладываться спать потной и пропыленной после жары и работы — не хотелось.


Потому, перекинув волосы за спину, так, чтобы свободные пряди скользили по плечам, Оля подошла к старому стулу и присела, упершись локтем в крышку стола, за которым всегда выполняла уроки, еще когда училась в школе.


Лакированная поверхность казалась такой прохладной. Поддавшись искусу, Оля улеглась на ту щекой, пытаясь хоть немного избавиться от жары. А потом осторожно потянулась пальцами к ящику, расположенному справа.


Выдвинув тот, она посмотрела на свои нехитрые «богатства»: задвинутая глубоко в стол, там стояла старая жестяная банка из-под индийского кофе. Туда Оля откладывала треть всех заработанных денег. Не особо много, все, что оставалось после того, как они с тетей оплачивали счета и жили в течении месяца в складчину. Такими темпами необходимая сумма наберется лет через десять, наверное, но что делать-то, единым воздухом сыт не будешь, да и одежда имела неприятное свойство изнашиваться.


Вздохнув, Оля вытянула из кармана сарафана несколько крупных купюр. Она очень надеялась, что в этом месяце ей удастся не влезть в отложенные деньги. Спрятав часть аванса в банку, Оля посмотрела на достаточно крупное пластиковое приспособление, занимавшее одну треть ее ладони. Старых слуховой аппарат. Еще советский, которым ее снабдило когда-то государство согласно программе по поддержке граждан, страдающих нарушением слуха. Когда-то он казался Оле ужасно неудобным и громоздким, правда и тогда она готова была мириться с подобным дискомфортом, лишь бы снова хоть немного слышать, вспомнить, как звучит музыка, которую Оля так сильно любила. И сейчас она что угодно отдала бы, чтобы тот вновь заработал.


Но аппарат давно пришел в негодность. А ее место в очереди на новый было еще более недостижимым, нежели собственная попытка насобирать деньги, чтобы купить современный аппарат самостоятельно. Да и неизвестно было — поможет ли ей и новый. Глухота могла и прогрессировать. Возможно ее слуховой нерв уже полностью отмер...


Прижав глаза пальцами, она попыталась прогнать накатывающую усталость и чувство безнадежности.


Сначала душ. Потом сон. Все надо делать по плану. Тогда некогда будет волноваться и грустить.


Чтобы отвлечься, она потянулась к другому своему «сокровищу» - маленькой белой конфете в форме сердечка, завернутой в целлофановый пакетик. От первоначального объема осталось не больше третьей части. Она старалась удержаться, чтобы растянуть ту на дольше. Но все равно, поддавалась соблазну и каждый день отламывала хоть малюсенький кусочек.


Надолго этой сладости не хватит, а так хотелось чтобы конфета не заканчивалась. Сама она никогда не позволит себе купить подобное угощение.


Оля уже заходила в кондитерскую, правда, не в Кофейню, постеснялась спросить там, и когда узнала сколько стоит марципан, приготовленный вручную — немного опешила. А ведь Денис точно говорил, что их повар сам приготовил эти сердечки.


Так что, понимая, что навряд ли еще когда-нибудь попробует такую вкуснятину, она сейчас отломила крошечную долю и положила ту себе в рот, наслаждаясь вкусом, который настолько ей понравился.


Ну почему все хорошее в ее жизни так быстро заканчивалось?


Оля подперла голову руками, расстроенно глядя в окно. С ее места не было видно ничего, кроме раскидистой кроны платана, росшего под их балконом. Именно ему они были обязаны прохладой в квартире, потому что густые зеленые листья надежно закрывали окна от палящих лучей.


Кто-то нежно прикоснулся к ее плечу. Обернувшись, Оля увидела улыбающееся лицо тети.


- Коля ушел, можешь выходить, - усмехнулась тетя Света. - Но он очень попросил, чтобы я убедила тебя с ним поговорить, - она улыбнулась еще шире. - Вы поссорились?


- Вот еще, - Оля поднялась с очередным усталым вздохом. - Буду я с этим идиотом ссориться. Просто я не захотела слушать его очередные бредовые идеи, а он очень старался меня убедить, - она передернула плечами, достав из старенького комода легкую хлопковую ночную сорочку. Ткань почти светилась, поистершись от давности использования. Но кого ей было стесняться?


- Он твой друг, может не стоит так категорично с парнем? - тетя Света все еще улыбалась.


Оля скорчила рожицу.


- Вот когда он перестанет нести всякую чепуху, я с ним поговорю. А пока — пусть подумает над тем, что говорит. Ему полезно будет, для разнообразия, - быстро поцеловав тетю в щеку, она выскользнула из комнаты и отправилась в ванную.




Глава 2
Часть 1

Иногда Оле казалось, что она вполне способна прибить Николая. Пару раз стукнуть, так точно. Хотя, что толку связываться с тем, кто смотрит на тебя и не понимает, отчего ты так злишься?


А он и правда не понимал. А Оля иногда не понимала друга.


Нет, она знала, что Коля не такой, как она, что помимо глухоты, у него еще есть слабая степень аутизма. Но все равно, никак не удавалось ей разобраться в странных путях логики парня.


Но сейчас она злилась не из-за их вчерашнего разговора. А из-за того, что Кольки хватило ума припереться к ним домой с самого утра! У нее первый выходной за последние, практически каторжные дни, а он будит ее в половине седьмого! Ни стыда, ни совести у человека!


Строго говоря, конечно, разбудила ее тетя. Но сделала-то она это только потому, что Коля пришел и начал слезно умолять ее уговорить Олю с ним поговорить.


«Ага, как же, слезно», она фыркнула, вытянув из шкафа хлопковое платье, «это крокодиловы слезы, а тетя на них купилась».


Оля возмущенно просунула голову в пройму и отбросила волосы за плечи. Подошла к столу, на котором вчера оставила расческу, и пока разбирала пальцами немного спутавшиеся со сна волосы — выглянула на небо в окно.


Утро только началось, а уже так парило. Может начнутся грозы? Было бы неплохо.


Быстро расчесавшись, она вышла в коридор. Коля топтался почти у самой двери в ее комнату старательно делая виноватый вид.


Оля ему ни на секунду не поверила. Слишком хорошо рассмотрела расчетливо-восторженный блеск, с которым он вчера расписывал ей свою идею. Она достаточно хорошо знала друга, чтобы ни на миг не поверить, будто тот про нее уже забыл. Этот вгрызался в людей, словно питбуль, и не пускал, пока не добивался от вас желаемого. Только Оля не собиралась Коле поддаваться. Она не жалела его, как многие сотрудники соцслужб или слышащие люди, не боялась, как некоторые их знакомые. У Коли не имелось рычагов давления на нее, кроме дружбы. Но в конце концов, она могла и пожертвовать ею, если уж зайдет об этом вопрос.


- Что? - хмуро посмотрела она на друга, игнорируя то, что он пытался поприветствовать ее жестами.


Они же договаривались! Почему она помнит об этом, а он все время делает вид, что страдает провалами в памяти?!


И пусть Оля на самом деле знала, зачем друг так делает, она не соглашалась с ним, что стоит подчеркивать свое состояние и таким образом как-то манипулировать окружающими людьми. Оля старалась жить нормальной, полноценной жизнью, пусть и не слышала многого из того, что происходило или звучало вокруг. Коля же, наоборот, любыми возможными способами старался выделить, что имеет право на какое-то особое отношение из-за своей глухоты.


- Оль, - Коля смотрел на нее глазами кота из мультика о людоеде. - Ну прости меня, а? Я всю ночь не спал, переживал, что ты на меня злишься, - он подошел ближе.


Она и не злилась, а спокойно и с удовольствием спала. И с наслаждением продолжила бы заниматься тем же, не приди кому-то в голову явиться вымаливать грехи с утра пораньше.


Фыркнув второй раз за утро, чем наглядно демонстрировала свое недоверие к его словам, она прошла мимо Коли на кухню.


Тетя Света уже заварила на всех кофе, в том числе и для ее слишком «умного» друга. «Придется пригласить Колю за стол», все еще злясь на того, Оля не очень радовалась такой перспективе.


Иногда ей казалось, что тетя Света нарочно пытается сблизить их. Но стоило Оле на это намекнуть, как та принималась все отрицать. Хоть и с задумчивым видом замечала, что племянница не обязана быть одинокой только потому, что она сама всю жизнь прожила одиноко. Тем более если Оле кто-то нравится...


На этом месте Оля обычно кривила губы и отворачивалась, показывая, что разговор окончен.


Кто-то ухватил ее за руку сзади, прервав размышления. Хотя почему «кто-то»? Никого, кроме Коли за спиной не наблюдалась. Он явно собирался продолжить свою проникновенную речь.


Оля обернулась через плечо.


- Ну, не сердись, - Коля легко погладил ее руку от запястья до локтя. А второй рукой протянул ей коробку шоколадных конфет. Подлизывается. - Я обещаю, что больше не буду такое говорить или предлагать тебе это. Просто, - он поднял ладонь вверх, видя, что Оля собирается что-то сказать, прося ее дослушать. - Просто, я же вижу, как ты надрываешься в отеле и на цветах. А получаешь все равно мало. Потому и предложил такой вариант, там хоть зарплата нормальная..


- Коля! - Оля постаралась выразить все свое возмущение взглядом. - Хватит. Я верю, что ты хотел как лучше, но... - она возмущено задохнулась и взмахнула руками, поневоле переходя на жесты. - Хватит...


Однако тут же оборвала себя, резко опустив ладони


- Все! Я не хочу об этом говорить, - она отступила и сбросила со своих рук его пальцы, которыми Коля все еще держал ее запястье, видимо, пытаясь успокоить. - И завтракать мне уже, тоже, не хочется, - добавила она, видя, как тетя подходит к ним, наверное, собираясь мирить, словно им все еще по семь лет. - Лучше я пойду, прогуляюсь, - быстро пробормотала


Оля. И протолкнувшись мимо растерявшегося Кольки, быстро дошла до двери, сунула ноги в босоножки и вышла в коридор.


«Ну вот, с самого утра перековеркал ей весь день», - Оля расстроенно пересекла двор и побрела к парку, расположенному неподалеку.


Она совершенно не знала, зачем ушла. Просто не хотелось продолжать бессмысленный разговор с другом, да и не было желания объяснять что-то тете Свете. Но и болтаться по улице просто так она привычки не имела.


Можно было пойти в интернет-клуб, уже открывшийся к этому времени. Тот находился через три дома и администраторы хорошо знали Олю. Они часто разрешали ей работать за компьютерами в долг, зная, что она обязательно рассчитается. А для нее это было единственной возможностью узнавать то новое, что разрабатывали компании и врачи для людей с ее состоянием.


Но сейчас, все еще раздраженная после недавней сцены, Оля не думала, что очень хочет сидеть в темном и душном помещении.


Увидев неподалеку скамейку, затененную невысоким кудрявым кленом, она села на нее и задумалась над тем, что уже второй день прячется от Кольки. Надо это прекращать, а то он еще, чего доброго, решит, будто она его опасается и начнет пытаться навязать свое мнение давлением. Оля не раз видела, как Николай подминал под себя тех, у кого не хватало сил спорить с ним.


Чья-то тень упала ей на лицо.


Почти не сомневаясь, что друг и сюда поперся за нею, она раздраженно поджала губы и подняла глаза.


И тут же растерянно улыбнулась, увидев Дениса, который стоял у скамейки и смотрел на нее с непонятным, задумчивым выражением на лице.


- Привет, - он говорил медленно и как-то... невесело. Хотя, как она могла утверждать? Просто Оле так показалось и все.


- Спасибо за воду, - непонятно с чего, вдруг ляпнула она, вспомнив, что дала себе слово обязательно поблагодарить Дениса при следующей встрече. И решила не откладывать это в долгий ящик, чтобы не испугаться.


Он улыбнулся уголками губ, не став тем не менее выглядеть от этого веселее, и пожал плечами.


- Не за что, это мелочи, - Денис сел рядом на лавку. - Я рад, что ты ее выпила.


Она посмотрела за тем, как он придавил глаза пальцами. Как потер лоб рукой и уперся губами в кулак.


- Тяжелое утро? - поддавшись странному порыву вдруг спросила Оля, хоть и не была уверена, что имеет право такое спрашивать.


- Да, можно и так сказать, - Денис повернулся к ней и усмехнулся, и в этот раз улыбка выглядела более искренней. - И у тебя, похоже?


Оля вроде бы и не собиралась, а не смогла не улыбнуться в ответ.


- Бывали и лучше, - согласно кивнула она.


Денис понимающе кивнул. После чего опять посмотрел вниз, на дорожку себе под ноги.


А Оля вдруг почувствовала, что есть в этом что-то... такое естественное, что ли — ей нравилось сидеть рядом с ним.


Она и сама перевела глаза на мелкий гравий, не зная, что еще сказать.




Глава 2
Часть 2

 Денис прищурился от яркого солнца и немного повернул голову, чтобы видеть Олю.


Что ж, сегодня она на него посмотрел и даже улыбнулась. Желания исполняются, однако.


Он усмехнулся, наблюдая за тем, как его молчаливая соседка рассеяно катает носком сандалии камешек гравия перед собой.


И опять прижал глаза пальцами.


Честно говоря, те жгло так, словно кто-то подсыпал песка под веки.


Денису до чертиков хотелось спать, он не помнил, когда настолько сильно не высыпался, как за последние две недели. Наверное, со времен студенчества.


Все-таки, в его жизни уже выработался определенный ритм, и вот такое кардинальное изменение давалось совсем не так легко, как лет восемь назад, к примеру.


Дэн задумался не стареет ли он?


Потом снова украдкой посмотрел на молчаливую Олю и решил, что нечего думать о глупостях. Усталость от недосыпания, однозначно, не показатель старости.


В кармане запищал телефон. Оля даже не дернулась.


И пусть Денис вроде все понимал, но показалось таким непривычным отсутствие хоть какой-то реакции. Это не отпугивало, нет. Просто было одной из черт, присущих только ей. Во всяком случае, он именно так воспринял это.


Вытянув мобильный, Дэн посмотрел на дисплей - Женька спрашивал самому ли ему открывать Кофейню?


Денис уперся кулаком в губы.


Вернулось раздражение, которое, казалось, немного утихло, стоило ему увидеть Олю.


Сегодня утром Дэн отчетливо вспомнил, почему выбрал себе профессию, в которой контакт с другими людьми сводился к минимуму.


Как же они достали его! Все вместе и каждый в отдельности!


Сложно постоянно крутиться в толпе, слишком хорошо понимая, что движет поступками и словами окружающих, но при этом — не обладая и толикой терпения и терпимости Наты.


Даже сестра ощутила, что его достали, когда звонила утром, шутливо жалуясь на Славу, не выпускающего ее из дому. Дэн поддержал зятя. Нечего еще и Нате нервничать, правда только отмахнулся и перевел разговор на другое, не рассказав об очередных проблемах с персоналом. И рассеянно угукал на рассказ сестры о ее распускающихся подсолнухах, сам же в это время обдумывая, что делать с официанткой, которая звонила за пять минут до сестры и отказалась выходить на работу.


А они-то уже решили, что покончили с этой проблемой. Наташа готова была оформить девчонку, заявив, что лучше все равно за последние несколько месяцев никто не попадался. И Дэн, кривя душой, но все-таки согласился. Ему та не нравилась, как-то несерьезно она работала, что ли. Да и Ната это отмечала. Но в целом девчонка казалась толковой.


И вот эта … «умница», позвонила ему, заявив, что не выйдет сегодня, так как ее вчера обидел повар!


Когда именно несчастный Миша успел это сделать, при том, что ушел из Кофейни раньше Дэна, он даже представить не мог. И ведь главное-то, вчера никакой проблемы не было! А сегодня эта девчонка раздула едва ли не скандал, требуя извинений. Вот ведь! Звонить ей, главное, в пять утра ему было не лень, а на работу идти не хотелось, потому как ее «там не уважают...»


Идиотка, которая явно не может дать себе реальную оценку!


Он знал, что судит слишком резко, но кто ее обижал-то?


Миша, проработавший у них с открытия, между прочим - тем, что напомнил о ее должности когда та полезла давать советы по приготовлению блюд на его же кухне?!


Дэн тихо чертыхнулся, даже радуясь, что Оля его не слышит.


Та девчонка полчаса доставала его нытьем и претензиями, а он, прекрасно понимая, что она просто набивает себе цену, в конце концов не выдержал и сказал, что в Кофейне прекрасно и без нее справятся.


Все-таки, не хватало ему такта и выдержки Наты.


Стоило ли говорить, что до кафе он добрался к без двадцати семь в не самом приподнятом настроении? И тут оказался вынужден не только придумывать, кем закрывать дыру в укомплектованности персонала на сегодня, но и слушать возмущение подобным поведением наглой девчонки своего повара.


Не то, чтобы он не понимал Мишу. Да и прав тот - и Дэн, и Ната сами всегда считала, что на кухне может быть только один шеф-повар.


Но после и так невеселого утра, ворчание Михаила, пусть и праведное, не добавило радости. Не любил Дэн когда сотрудники по сотне раз обговаривали одно и то же из пустой тяги посплетничать.


Ха, именно потому Денис когда-то и отказался от полноправного партнерства в бизнесе сестры — нельзя его к людям пускать. Слишком низкого мнения он был о них, в подавляющем большинстве.


В конце концов Дэн не выдержал и немного резковато велел повару идти, готовить завтрак, а сам, чтобы хоть немного расслабиться, пошел в парк, расположенный в двух кварталах от кафе. И вот тут — увидел Олю.


Странно, но ее присутствие подействовало на него умиротворяюще. Хотя он и не мог не отметить, что и сама Оля не выглядела особо веселой. Скорее хмурой и сосредоточенной.


Маленький камушек гравия отлетел в сторону, когда Оля толкнула тот сильней, чем до этого. Ее волосы снова были распущенны так, что почти до половины скрывали щеки, а брови хмурились и она, видимо не замечая этого, недовольно покусывала ноготь большого пальца правой руки.


Почему-то это развеселило Дэна.


Он тоже в детве страдал таким «грехом», сгрызая ногти. Но мать все-таки вывела у сына дурную привычку. Интересно, ругали ли ее родители за это в детстве?


Спросить Дэн пока не решился.


Оля все еще хмурилась, разглядывая дорожку под ногами и, кажется, не замечала, что он на нее смотрит. Почему-то подумалось, что вот сейчас ему надо подниматься и уходить, открывать кафе. И она опять исчезнет. А ему не хотелось снова караулить проулок в слабой надежде, что может повезти, и Оля пройдет мимо Кофейни.


Внезапно у Дениса появилась идея. Должно же было быть хоть что-то приятное в этом утре? А ему очень нравилась компания этой девушки.


- Оля..., - он замолк, поняв, что она не смотрит на него, а следовательно — не знает, что Дэн говорит.


Посомневался пару секунд, а потом протянул руку и осторожно коснулся ее плеча.


Она резко повернулась, кажется удивленная тем, что он пытается привлечь ее внимание.


- Оль, ты сейчас занята? - с улыбкой, которая против воли расплывалась на губах, если он смотрел на нее, спросил Денис, вдруг поняв, что убирать свою руку с ее плеча совсем не хочется.


Она, похоже, растерялась.


- Нет, - Оля покачала головой и немного неуверенно спрятала пальцы в густые пряди, будто захотела завести локоны за ухо, но тут же передумала. - У меня — выходной, - добавила она, все с тем же, немного непривычным акцентом при произношении, которое добавляло нечто неуловимое, еще один штрих в ее образ в сознании Дениса.


- Пошли, выпьем кофе? - почти позабыв о том, что страшно зол на всех, он улыбнулся еще шире.


Она моргнула и немного покраснела. Он не хотел ее смущать, серьезно. Хотя, может это от жары? Солнце поднималось все выше.


- Денис, - она так непривычно проговаривала его имя. Он даже не мог объяснить, что именно Оля делала не так, как остальные. Но родной, с детства знакомый набор звуков, звучал совсем по-другому. - Я денег не брала, да и вообще..., - Оля опять закусила ноготь. - Для меня ваше кафе - дорогое, - теперь она точно смутилась.


И расстроилась. Солнце не при чем.


И он не забыл, как болезненно она реагировала на подобный разговор в первую встречу. Причем Оля была искренна. Она не пыталась «развести» его на деньги или угощение. А даже, в чем-то стеснялась того, что такая...


Он совершенно не собирался портить ей настроение, а в результате...


Теперь Денис разозлился сам на себя.


- Оля, я тебя приглашаю, - так и не отпустив ее плечо, попытался объяснить Дэн. - Просто, так хочется выпить кофе с хорошим человеком, а то меня с самого утра достали, - он не заметил согласия в ее взгляде. - Я марципанами тебя угощу, - Денис вдруг понял, что готов банально подкупить ее понравившимися сладостями, только бы Оля согласилась. И даже не стесняется такого поступка.


Докатился...


М-да, в последние дни Дэн открыл в себе много нового и непривычного.


Она смотрела на него с таким сомнением, словно не была уверена, что правильно поняла. Или и ей показалось странным его поведение?


Но в конце-то концов! Серьезно, что странного в том, что он хочет продлить общение с ней?! Что ненормального в попытке ближе познакомиться с человеком, который понравился?


- Пожалуйста, - надавил Денис, вдруг заметив искорки сомнения и нерешительности в ее глазах. - А то я просто прибью половину персонала кафе, - шутливо добавил он, надеясь немного разрядить обстановку, ставшую напряженной и скованной.


Она моргнула и … рассмеялась.


- Ты — шутишь? - Оля покачал головой и от этого ее волосы заскользили назад, наконец-то открыв щеки.


На секунду Дэн залюбовался. Эта девушка была очень красивой и совершенно зря прятала свое лицо, пусть и за роскошными волосами.


- Немного, - и сам усмехнулся он. - Но в этой шутке — очень много правды.


Она приподняла брови.


- Что же случилось, что сотрудники тебя так рассердили? - с недоумением спросила Оля.


Он нахмурился, поняв, что не может вспомнить. И правда, с чего было так злиться?


- Просто, наверное накопилось много проблем всяких, - неуверенно проговорил Дэн, подумав, что уже вполне в состоянии вернуться к своим непосредственным обязанностям. - Пожалуйста, пойдем со мной? - он поднялся и немного потянул, переместив ладонь с ее плеча, и осторожно обхватил пальцами запястье Оли. - Мне Кофейню открыть надо, сейчас первые посетители появятся...


Она посмотрела на него снизу вверх пару секунд. Наклонила голову к плечу, перевела глаза на их руки. И встала.


- Разве что, только ради марципанов..., - будто раздумывая, певуче протянула она и рассмеялась так, что даже в глазах сверкали смешинки.


Хотя, может конечно то были солнечные блики, но Дэн понял, что его вдруг потянуло на романтику.


Он и сам засмеялся.


- Знаешь, немного обидно понимать, что конфеты желанней моей компании, - он шутливо поджал губы.


- Ой, я же пошутила, прости! - к его удивлению Оля искренне расстроилась и начала нервничать.


Он снова обозвал себя в уме дураком, осознав, что она видит движение губ, а не интонацию.


- И я пошутил, Оля, - Денис чуть сжал ее пальцы, словно прося прощения. - Извини, мне не стоило так делать.


- Да, нет, это я начала, - все еще взволнованно возразила она.


Надо было как-то срочно исправлять свой промах, пока она совсем не расстроилась и не передумала.


- Давай, все-таки, пойдем, а то, чувствую, мы так весь день можем стоять и извиняться, - он подмигнул, надеясь, что она согласится.


И успокоился только когда Оля кивнула, пусть и не особо уверенно.




Глава 3
Часть 1


На какую-то секунду Денис совершенно серьезно задумался над тем, а не могла ли знаменитая Надина способность притягивать неудачи, каким-то образом передаться ему? Мало им нехватки официантов, так теперь с другой стороны посыпались неприятности.


Денис скосил глаза, и не смог не улыбнуться, несмотря на раздражение. Оказалось безумно приятно видеть рядом Олю.


Впрочем, больше в этом утре, все так же, ничего приятного не появилось. Или это Дэн разучился смотреть на жизнь с оптимизмом?


Нет, серьезно, ожог Сергея стал последней каплей.


Насколько Дэн помнил, это впервые, когда их бариста оказался настолько невнимательным, чтобы ошпарить себе руку. Еще и утром!


Ясное дело, он отправил Сергея в больницу и велел хоть пару дней посидеть дома, пока не заживет немного. Теперь Дэн сам стоял за стойкой. А клиентов было много.


Впрочем, это вроде как хорошо для бизнеса. Во всяком случае он постоянно напоминал об этом себе. Как и о том, что не имеет права уменьшить прибыль Кофейни и подвести Нату.


Однако из-за всех этих людей, толпящихся у стойки и заваливающих его заказами — Дэн совершенно не мог уделить время тому единственному человеку, которому хотел.


Черти что! Позвал Олю попить кофе, а до сих пор не смог ей и пару слов сказать. Некогда было ему отворачиваться от очереди заказчиков, а за работой болтать — не их вариант, к сожалению.


Великолепный досуг для первого свидания. Лучше не придумаешь!


И хоть Оля, казалось, даже с восторгом отнеслась к идее посидеть рядом с ним, наблюдая за святая святых — процессом приготовления заказов — Денис не чувствовал облегчения. Очень многие девушки на ее месте могли и обидеться на подобное поведение, сочтя занятость — пренебрежением. И хоть он надеялся, что она так не подумает, все равно волновался. С ней у него внутри появлялось давно забытое, пожалуй, со школьной парты не оживавшее устремление сделать все идеально.


Но, видимо именно потому, как назло, выходило все наоборот.


Урвав пару секунд перед приготовлением очередного заказа, он сначала посмотрел на Олю, которая, казалось, весьма заинтересованно наблюдала за всем, что он делает, сидя совсем рядом на высоком табурете, а потом нашел глазами Женьку и поманил официанта пальцем.


Парень, которому тоже было довольно «весело», из-за не меньшего наплыва клиентов в зале,


тут же направился к Дэну.


Как и все за последние два часа он еще раз с удивлением посмотрел на Олю, сидящую сразу за боссом. Но ничего не спросил по ее поводу, хотя, наверное узнал девушку, которой вчера относил воду.


А Денис не собирался объяснять никому из сотрудников своего поведения и присутствия гостей на рабочем месте бариста.


Не мог он оставить ее в зале одну. Просто не мог. Без всякой видимой причины. Никто бы не обидел Олю в Кофейне, он точно знал. Но она ощущала бы себя неуютно и не комфортно. Это Денис знал так же хорошо. И Дэн не хотел, чтобы она решила уйти, когда он еще не смог и поговорить с Олей толком.


- Что творится? - воспользовавшись тем, что от кассы как раз отошел один клиент, а Евгений мешал приблизиться новой, шепотом спросил Денис у парня. - У нас вдруг закрылись все конкуренты, а мы не в курсе? Только девять двадцать. Первый наплыв уже должен был схлынуть. А мы продохнуть не можем?


- Я не знаю, - Женька искренне пожал плечами и устало оперся на стойку, а Денис понадеялся, что он не выглядит таким же запыхавшимся, как его официант. А вот чувствовал он себя именно так. - Но, что-то и правда, давно такого аврала не было.


В этот момент Денис почувствовал, что кто-то осторожно коснулся его руки чуть пониже рукава шведки, поверх которой ему пришлось повязать фирменный фартук, чтобы не испачкаться. Униформа Сергея оказалась мала Дэну, и сейчас он чувствовал себя не вполне в своей тарелке, хоть обычно совершенно не комплексовал по поводу собственного внешнего вида.


Просто льняные брюки и хлопковая шведка в совокупности с бордовым фартуком — не казались ему идеальным комплектом.


Идеальным. Одержимость этим словом настораживала.


Он быстро обернулся. Очень. Успев подумать, что никогда еще до смешного простое, невинное прикосновение женских пальцев не заставляло его так остро реагировать. Словно Оля сразу коснулась нервов, минуя преграду кожи.


- В торговом центре — распродажа, - негромко проговорила она с улыбкой, кивнув в сторону магазина.


И умолкла.


Денис не стал оборачиваться, он и спиной чувствовал, что Женя удивлен этим замечанием не меньше его самого. Он же совсем не понял, что именно она хотела сообщить, и что ему теперь сказать в ответ.


Сзади раздалось нарочитое, раздраженное женское покашливание. Видимо, какой-то из клиенток в очереди надоело ожидание.


Клиентка...


Денис вдруг повернул голову к залу и осмотрелся. Действительно, большую часть посетителей у стойки составляли девушки и женщины, одетые не менее пестро, чем вчерашняя шумная компания. Явно не для работы. Все еще удивленный он перевел глаза на окна магазина, который упомянула Оля — на тонированных стеклах весело пестрела надпись, призывающая всех бросать свои дела и бежать за самыми выгодными покупками. Под словами красовалась дата начала — сегодняшнее число.


Хм. Вероятно, эта надпись висела там уже несколько дней, а Дэн даже не обратил внимание.


И Женька, судя по всему.


А вот Оля не только поняла суть их разговора, видимо по словам Евгения, лицо которого ей было видно, но и быстро обнаружила причину.


Почему-то его развеселило это. Казалось бы, мог и сам додуматься, первый день живет, что ли? Но, видимо, лучше всего сознание женщина могла понять только женщина, пусть и моложе и его самого, и Евгения.


- Принеси марципанов, - велел он Женьке, вспомнив, что именно для этого и оторвал парня от обслуживания зала.


А сам попытался как можно приветливей улыбнуться недовольной и нетерпеливой клиентке, тут же занявшей место официанта. Однако не был уверен, что та поверила в его искренность.


- Спасибо, - обслужив хмурую девушку, которой на его взгляд не помешало бы смотреть на окружающих дружелюбней, он повернулся, и с улыбкой посмотрел на Олю, казалось, весьма довольную собой. - Работу это не облегчит, но я хоть перестану грешить, что во всем виноват злой рок, преследующий меня последнюю неделю.


- Странно, я думала много клиентов — это хорошо, ведь они платят деньги, - она тихо засмеялась, хоть и было видно, что ей польстила его благодарность за такой пустяк. - И потом, знаешь, ты не кажешься неудачливым, даже наоборот, - все так же тихо заметила Оля. - И вид суеверного не производишь.


- Клиенты и деньги — действительно хорошо, - согласился Дэн. - Только я хотел с тобой пообщаться, а не стоять за стойкой, - ничуть не лукавя, просто ответил он, глядя в немного удивленные глаза Оли. - Вот и грешу на рок — что-то мне не особо везет в последнее время, - Денис улыбнулся. - А насчет суеверия - это видимость, - с таким видом, будто сообщал ей огромный секрет, он подмигнул, - на самом деле я до ужаса суеверен, как и вся моя семья, в общем-то, - улыбнувшись ей так, чтобы не было понятно, серьезен ли он, Денис со вздохом вернулся к исполнению своих прямых обязанностей на сегодня.


То есть, к приготовлению кофе для недовольных людей, которые все еще радовали его гораздо меньше спокойной девушки за спиной.


Напряженный поток посетителей продержался еще около часа, видимо вызванный смешением их обычных клиентов — работников ближайших офисов, и людей, в данный момент находившихся в блаженном состоянии отпуска, а оттого имеющих возможность посещать распродажи по утрам. Хотя, нельзя было не признать, что в таком обилие посетителей имелась и «вина» Дэна. Недавно, не больше недели тому назад, он сам столкнулся с проблемой — когда для того, чтобы посмотреть срочный заказ от Леши, своего друга, ему пришлось бросать все, и с ноутбуком идти в кабинет Наташи из зала, где Денис довольно удобно устроился за столом. Именно тогда он заявил сестре, что пора шагать в ногу со временем и устанавливать бесплатную точку беспроводного доступа в интернет для клиентов. Наверняка это понравится постоянным посетителям и привлечет новых. Ната согласилась и свалила установку на него же самого.


И судя по тому, что он заметил в зале не менее десяти человек с ноутбуками — его идея имела успех.


Женя принес тарелку, на которой красивой горкой лежали марципаны в форме сердечек, кажется, излюбленной формы их повара за последний месяц. Раньше у него в фаворе были звезды и зверушки.


«Видимо Миша влюбился», мимоходом отметил Дэн, вспомнив, что раньше конфеты лепились такими только в феврале и марте.


Поставив тарелку перед Олей, которая почему-то отвела глаза, он приготовил ей капучино, решив попробовать с этим напитком. Насколько Денис помнил, в прошлый раз латте она практически не пила.


И опять вернулся к ничуть не уменьшившейся очереди.


«Клиенты — это хорошо», словно мантру твердил он про себя, чтобы не забыть, почему ему нельзя ответить на раздражение и не менее раздраженным взглядом. Ведь Денис помогал сестре и совершенно не планировал портить ее заведению репутацию. Тем более, что и сам имел с него процент.


Однако, все-таки, не его это было, как бы Дэн не старался.


Денис очень любил кофе, обожал его готовить. НО! Одно огромное, гигантское «НО», он любил это делать для ограниченного, дорогого ему лично круга людей, а не выступать в роли кофейного конвейера.


Ворча про себя, и напоминая, что при этом должен приветливо улыбаться, он не сразу заметил, что работать стало гораздо комфортней. Не приходилось больше напрягаться, чтобы достать керамическую чашку или одноразовый термостойкий стакан, которые девчонки с кухни ставили далековато, видно, привыкнув к ритму работы и привычкам Сергея. Теперь же чистая, и главное, правильная по размеру для нынешнего заказа посуда оказывалась как раз в пределах досягаемости его рук.


При всем своем суеверии, Дэн не верил в телекинез и телепатию. Зато знал одну девушку, прекрасно читающую по губам, и сидящую так, что как раз имела возможность ему помогать.


Он обернулся и удивленно посмотрел на Олю, которая в этот момент сортировала чашки, только что принесенные официанткой. За те сорок минут, которые по его прикидкам, она ему помогала, Оля ни разу не ошиблась с формой требуемой тары. Вот бы все его стажеры так быстро схватывали что к чему...


- Ты в кафе работала? - спросил он, дотронувшись до ее плеча, чтобы привлечь внимание.


В этот момент она подняла голову и увидела направленный на нее взгляд Дениса.


- Нет, не работала. Прости, - к его удивлению Оля искренне занервничала и смутилась. - Мне не стоило влезать, но тебе, кажется, было не очень удобно. А мне все равно нечего было делать, и я посмотрела, какие чашки берешь ты..., - она опустила лицо так, что волосы снова упали ей на лицо. - Извини, - еще раз прошептала Оля.


И все равно подтолкнула к нему рассортированный поднос.


- Тебе надо было есть марципаны и наслаждаться положением гостьи, - тихо проговорил Денис, у которого почему-то не сразу нашлись слова, да и те давались совсем не так просто, как он привык. Ее стремление помочь — доставило ему удовольствия не меньше, чем сама помощь облегчила работу.


Она только пожала плечами, все еще то и дело отводя глаза..


- Спасибо, - он не имел понятия, как выразить всю свою благодарность за такой ее, вроде и не особо важный поступок. И тем не менее, Денис был очень благодарен. Только как это передать лишь движением губ?


Не имея понятия, он сделал единственное, что пришло на ум. Протянув руку, Денис крепко сжал ее пальцы и, поднеся к губам, поцеловал теплую ладошку.


- Огромное спасибо, - еще раз повторил он, глядя в распахнувшиеся, огромные глаза Оли.




Глава 3
Часть 2

 Прошло уже минут пятнадцать, а она все никак не могла разжать ладонь. Пальцы не желали расслабляться, будто хотели навсегда удержать тепло нежного прикосновения губ Дениса.


Еще никто никогда так не делал. Никому не приходило в голову целовать Оле руки в благодарность за помощь. Да и по другой причине их так же, никто не целовал.


Она осторожно обернулась и посмотрела в широкую спину этого, непонятного для нее мужчины.


Денис как раз передавал пакет с готовым кофе парню, стоящему по ту сторону кассы.


Она не удивилась бы, заметь вокруг него золотисто сияние, хотя, вроде бы не отличалась склонностью к фантазиям и вере в паранормальное.


Оля никогда не встречала никого, кто был бы похож на него.


Этот мужчина за несколько очень коротких встреч успел внести дисбаланс в ее жизнь, где все было построено по четкому плану и подчинялось достижению ее цели.


Да, смешно говорить о чем-то таком, учитывая узость круга ее общения. Наивно, наверное, смотреть на кого-то с таким восхищением, пусть и приправленным недоумением.


Оле не верилось, что он был настоящим. Серьезно, разве бывают такие мужчины?


Конечно, не ей судить, скольких мужчин Оля знала, в конце концов? Колю, пару его друзей, Сергея Михайловича, их семидесятилетнего учителя по языку в интернате, Георгия Александровича, соседа по площадке, да двух своих начальников.


Шесть человек.


Не густо, но что тут скажешь, она обитала в довольно замкнутом круге общения, да и в ее классе было мало парней. И преподаватели в школе, где она когда-то училась — были в основном женщины.


Но тем не менее, она могла с уверенностью констатировать, что Денис отличался от всех знакомых ей мужчин.


И ее опять … беспокоило его присутствие.


Лучшего слова Оля подобрать не могла. Она и чашками занялась потому, что на месте не сиделось. Нет, Оля видела, что Денису явно неудобно и он постоянно отвлекается, хмурится. А она явно могла тут помочь. Вот и принялась сортировать. Только пальцы немного подергивались и все время хотелось нервно смеяться, а когда он вдруг поворачивался к ней — ноги немели, и язык, кажется, тоже. Радовало только то, что Денис этого не заметил за наплывом клиентом. Во всяком случае, Оля очень надеялась на это.


Закончив с подносом, она обернулась и принялась наблюдать за покупателями, подвигая к Денису то одну, то другую чашку.


А он теперь каждый раз беря посуду смотрел на нее и улыбался. Причем делал это так, что Оле требовалось потом пара секунд для восстановления дыхания. Она просто забывала делать вдох. Так можно и в обморок упасть, а это будет довольно глупо. Денис, наверняка, и не подозревает о том, что она так на это реагирует.


Она подвинула маленькую чашечку, которую Денис брал тогда, когда клиент заказывал эспрессо, как и тот парень, что сейчас выбирал десерт у витрины, ожидая заказа. Денис улыбнулся ей, а она так и замерла, продолжая смотреть ему в спину.


Несмотря на все его слова, Оля не видела в Денисе злобы или раздражения. Нет, она заметила, что он явно не в восторге от того, что делал, но казалось, успешно скрывает это от остальных.


Ей было непонятно, зачем он занимается кафе, если сам не в восторге от такого занятия, ведь не походило на то, что Денис нуждался в деньгах и оттого хватался бы за любое занятие подобно ей самой. Однако она была почти поражена тем, насколько корректно он вел себя с окружающими. Сама Оля, пусть и молча, всегда ясно давала понять, что именно думает о людях, действия которых ей не нравились. Чаще всего, в ущерб себе. О чем нередко любил напоминать ей администратор гостиницы, нагружая в отместку новой работой. И в чем не раз попрекал Коля, после очередных извинений бурча, что она могла бы быть и терпеливей к человеческим слабостям.


А Денис сейчас улыбался и что-то вежливо отвечал людям ( пусть она не могла разобрать слов, но видела реакцию тех, и потому была уверена), которые явно доставали его. И только тогда поджимал губы и глубоко втягивал воздух, когда отворачивался от клиентов. Видимо, чтобы клиенты не замечали. Да и Оля заметила только потому, что не могла отвести от него глаз.


Да, ясно, что кафе быстро заимело бы отвратительную репутацию, веди себя Денис иначе. Оля это понимала. И все равно, Денис казался ей почти совершенным. Идеальным с ее точки зрения. Таких, все-таки, не существовало.


Ее так и подмывало протянуть пальцы и коснуться его загоревшей руки, чтобы удостовериться в реальности Дениса. Хотя, немаловажную роль в этом, не совсем типичном порыве, играло и просто желание Оли коснуться его. Ей очень понравилось как он держал ее за руку, и здесь, и в парке.


Очень-очень.


Взгляд сам переместился на пальцы, все еще удерживающие эфемерное тепло его легкого поцелуя в ладони. Потом скользнул по тарелке, наполненной марципанами, стоящую у ее локтя.


Оле очень хотелось взять хоть один. Она не сомневалась, что вкус будет не менее великолепен, нежели у тех сладостей, которыми Денис угощал ее прошлый раз. Их аромат, видимо усилившийся от тепла работающих рядом с ней кофеварок, дразнил Олю, напоминая о том, что она не завтракала. И на тарелке было так много конфет...


Но она знала, что не возьмет ни одной.


Оля пришла сюда не из-за конфет, и не хотела, чтобы Денис так подумал после ее глупой шутки.


Потому она потянулась за кофе, который он поставил перед ней. Вообще, она не особо любила этот напиток. Скорее пила потому, что привыкла. Тетя Света всегда готовила тот с утра.


Нечего и говорить, что вкус этого, конкртного капучино был куда лучше их домашних проб смешать кофе с молоком, Оля не могла не отметить этого, несмотря на всю любовь и солидарность к тете Свете. Но, все равно, она не очень прониклась вкусом.


Однако попыталась как можно искренней улыбнуться, увидев, что как раз в этот момент Денис повернулся и внимательно посмотрел за тем, как она пьет. Даже самый вкусный капучино станет поперек горла, когда так нервничаешь. Оля попыталась проглотить напиток, внезапно показавшийся ей едва ли не куском пенопласта, так непросто оказалось ей его проглотить.


Опасаясь, что вторая попытка так легко не пройдет, она отставила чашку назад и немного смущенно посмотрела на Дениса, все еще еще ощущая некоторую боль от принужденного глотка в пищеводе.


Он ничего не сказал, только еще пару секунд смотрел прямо на нее так, что Оля испытала сильное желание уткнуться глазами в пол и спрятаться от своей растерянности и его внимания за волосами. Но как раз в эту секунду, Денис подозвал к себе того парня, что вчера приносил ей воду и, сняв фартук, отступил от стойки, подойдя впритык к самой Оле.


- Думаю, я заслужил перерыв, - беспечно улыбнувшись, проговорил он протянув ей руку. - А если и нет, обязательно введу такое правило — у бариста должен быть перерыв как минимум через каждые два часа. Иначе можно просто с ума сойти от этой вежливости и улыбок, - он скривился так, что она не смогла удержаться от смеха.


- У кого? - не разобрав, переспросила Оля приняв его помощь, пусть и немного замешкавшись, и направилась следом за Денисом в зал к одному из столиков.


- Что? - немного растерявшись обернулся он к ней и остановился посреди зала.


- Бари... как? - попыталась выговорить она незнакомое слово.


- Б-а-р-и-с-т-а, - очень медленно и разборчиво, почти по буквам, повторил он. - Прости, я не подумал, что слово пока не самое распространенное, - Денис нахмурился, будто и правда считал себя виноватым. - Это как бармен, но готовит он только кофе..., по большей части, - все-таки подвел он ее к столику, и не глядя поставил на тот тарелку с марципанами, которую прихватил с собой.


- Понятно, спасибо, - Оля кивнула, и наклонив голову, попыталась тихонько повторить новое слово. Правда, не смогла бы утверждать, что сделала это верно.


- «а», - рука Дениса опять обхватила ее ладонь, привлекая ее внимание к его лицу. - В конце «а».


Оля покраснела, поняв, что повторяла не так и тихо. И к тому же, ошиблась. Почему-то ей стало до жути неудобно. Она и так чувствовала себя не особо уверенно рядом с ним. А тут еще и это...Но Денис спокойно сел, улыбаясь ей так же легко как и до этого, словно и не заметив Олиного смущения. И потянул ее вниз на кресло.


- Давай, ешь, ты еще ни одного не взяла, - подмигнул он ей, подтолкнув в ее сторону тарелку с марципанами. - Я посчитал специально, - лукаво прищурившись, сообщил Денис, крайне удивив Олю. - Все на месте.


- Я..., - не зная, что сказать, но и не собираясь нарушить данное себе слово, она спряталась за своей чашкой, которую принес какой-то официант, пока Евгений встал на место Дениса за стойкой. - А кем ты работаешь? - выпалила она первое, что пришло в голову, стараясь отвлечь внимание Дениса. - Когда не варишь кофе тут?- ей и правда было интересно.


А Денис почему-то рассмеялся, заставив Олю смутиться еще больше.





Глава 4
Часть 1

Денис обвел глазами полутемный зал, в котором выключил уже почти все лампы, и остановился у столика, где все еще стояло блюдо.


Надо было бы сделать нагоняй Женьке, за то, что не унес конфеты. Да за вечер все не до того было с пятничным наплывом клиентов, а теперь - парень уже ушел, и не звонить же ему в одиннадцать ночи по такому поводу?


В тарелке не хватало трех марципанов, и именно он забрал их оттуда. Оля так и не взяла ни одного. Он дошел до того, что уговаривал ее, но и тогда она не согласилась. В конце концов, Денис просто заставил ее взять конфеты, не оставив выбора: он сунул те ей в руку уже у дверей квартиры, и отвернулся, прощаясь, очень надеясь при этом, что Оля, все-таки, те не выкинет.


Поразительно упорная девушка. Он же видел, что ей хочется взять конфеты, но она так и не поддалась своему желанию, и Денис винил себя в таком решении Оли. Вечно он умудрялся при ней ляпнуть что-то такое, что ее дезориентировало. Наверное не стоит ему блистать остроумием в ее компании. Друзья Дэна давно научились понимать его юмор, да и сами шутили так же. В конце концов, они достаточно давно общались друг с другом. С Олей же все обстояло иначе. Она все принимала за чистую монету, то ли из-за возраста, то ли в ее компании не были приняты подначки. И целый день искренне пыталась его уверить, что ей и подавно не нужны марципаны.


Вспомнив, как удивленно и растерянно она уставилась на пригоршню конфет, завернутых в целлофан, когда Денис бросил те в ее ладони — он против воли улыбнулся. Он не помнил, чтобы ему настолько нравилось в девушке все, даже несогласие с его решением и мнением. Ведь в конце концов, Дэн сумел оставить за собой последнее слово.


Впрочем, привлекла и покорила его в Оле не только сила воли.


Немного подвинув тарелку с края стола, Денис оперся об угол.


Даже тогда, когда он поддался импульсу и угостил ее первый раз кофе, чтобы загладить грубость их практикантки — Дэн заметил красоту Оли. Сегодня он поймал себя на том, что просто не может отвести от нее глаз. С каждой встречей Оля казалась ему все красивее. Правда, дело было не в частоте и количестве свиданий, просто он имел возможность видеть все новые черты и грани этой девушки. Она позволяла это ему. Но Денис все еще не мог понять, что именно прячется за серо-зеленым оттенком ее глаз. То грустных, то растерянных, то смущенных.


А иногда Оля смотрела на него так, что он сам терялся, несмотря на свой возраст и опыт общения с женщинами. Сколько не силился, Дэн не смог припомнить никого, в чьем взгляде видел бы такое выражение неприкрытого восхищения, как у нее сегодня. Хотя, хоть убейте его, он так и не понял, чем именно настолько впечатлил Олю. Уж не рассказом о веб-дизайне, однозначно. Пусть ей и было очевидно интересно слушать о его профессии, и Оля с искренним энтузиазмом задавала вопросы, навряд ли, чтоб его работа настолько ее впечатлила.


Вдруг Дэн резко поднял голову и прислушался, отвлекаясь от воспоминаний. Посмотрел на окна, но не смог ничего увидеть из-за еще включенных двух ламп. Он оттолкнулся от стола, на который все это время опирался, и подошел к выключателю, щелкнул тем, всмотрелся в стекла. Никого.


Странно, он мог бы поспорить, что слышал какой-то визг или стон, что ли. Но сейчас и в помещении Кофейни, уже давно покинутом всеми сотрудниками кроме него, и на улице, казалось, стояла тишина.


Все еще сомневаясь, Дэн подошел к двери и повернул защелку. Открыл, осмотрелся. Темнота, разбавленная пятнами фонарей по краям тротуара. Ничего, только шум машин и троллейбусов на проспекте.


«Пора закрывать все тут и уходить», - он вернулся в зал, опять закрыв двери.


На самом деле, Денис уже минут сорок как мог спокойно ехать домой, просто никак не удавалось унять довольно новое для него, какое-то непонятное и веселое настроение. Даже Женька заметил, что раздражение босса прошло, словно и не он отчитывал их всех с утра.


У самого Дениса было же такое ощущение, что появись у него сейчас и самый сложный заказ — управился бы с тем в половину оговоренного времени. Столько энергии вдруг откуда-то появилось в разуме и теле, стряхивая с него привычную за последние месяцы скуку и какую-то апатию. Только вот, думать хотелось не о работе, а об Оле. Что он, собственно, и делал весь остаток дня, после того, как отвел ее домой.


Пешком, на машине Оля отказалась ехать, хоть Дэн и пытался соблазнить ее кондиционером. Она в ответ что-то пробормотала, а он не услышал, но не захотел переспрашивать, видел, как Оля смущается и расстраивается, если что-то говорит не так.


Вернувшись к столу он взял тарелку с марципанами и пошел на кухню. Те лишь немного обветрились. Клиентам он их подавать не позволит, но для него самого — вполне сойдут.


Денис усмехнулся, теперь даже при одном взгляде на эти молочно-белые сердечки он вспоминал об Оле.


Да, крепко она задела его. Но Дэн не был против, даже наоборот.


Накрыв конфеты пленкой он поставил те в холодильник и опять задумался.


За сегодня эта девушка сумела удивить его столько раз, сколько некоторым людям не удавалось и за годы знакомства. Начиная с чашек, которые взялась сортировать, и заканчивая искренним удивлением и густым румянцем, когда он пригласил сходить ее еще куда-нибудь в ближайшие дни, потому как на работе ему проводить свидания не понравилось.


Оля не просто искренне поразилась тому, что он считал их сегодняшний день свиданием, но с трудом выговаривая буквы, несколько раз переспросила, точно ли ли он хочет с ней еще раз встретиться?


Вот интересно, Оля что, думала, будто он из вежливости пытается задержать ее рядом с собой подольше? Или и правда не понимает, что ему с ней действительно хорошо? Может Дэн утратил умение общения с девушками?


В ответ на этот ее вопрос он, очень стараясь не улыбнуться, со всей возможной серьезностью ответил « очень хочет, и именно с ней». А Оля еще сильнее смутилась и... ошарашила его в очередной раз, сказав, что в таком случае она зря от машины отказалась. И правда прохладней было бы, но ей хотелось дольше с ним погулять, ведь она была уверена, что они вряд ли еще раз увидятся, разве что случайно...


Договаривала Оля уже уткнувшись глазами в пол. А Денису настолько понравились, ее слова, что он подался порыву и, быстро наклонившись, поцеловал ее. Правда, всего лишь в щеку. Несмотря на то, что хотелось Дэну самого настоящего поцелуя.


Но он реально боялся испугать Олю. Она казалась такой... в общем, не той девушкой, к которой стоит лезть с очень уж откровенными предложениями и приставаниями после первого свидания.


Хотя, видит Бог, каждый раз при ее виде в его голове появлялись далеко не скромные, и по большей части достаточно неприличные мысли. Слишком красивой была Оля, чтобы делать вид, будто он этого не видит. И когда Денис наклонился целовать ее, когда оказался настолько близко, что полной грудью вдохнул до головокружения сладкий, и правда карамельный, как и оттенок, аромат ее волос, ему хотелось гораздо большего, чем простого прикосновения губ к горячей щеке.


Но он сдержался. Не позволил себе даже приблизиться больше, хоть очень хотелось обнять ее, прижав к себе, ощутив как эти шелковистые волосы скользят по его рукам, когда он откинет, отведет их с ее лица, целуя губы Оли. Так, чтобы глотнуть ее удивленный вздох, который сейчас щекотал его скулу.


Однако вместо всего этого он отступил назад, довольствуясь мизером. И, воспользовавшись, ее растерянностью, сжал пальцы Оли на конфетах, которые захватил уходя ее провожать, и пообещал, что зайдет за ней через два дня, в выходной, о котором она рассказывала по дороге, когда упоминала о графики на двух своих работах. С самого утра.


Потом Денис быстро ушел, чтобы она не попыталась отдать марципаны и... просто потому, что ему показалось правильным уйти именно в тот момент.


Покачав головой, он пошел выключать свет в кабинете, все еще улыбаясь. Честно говоря, сейчас Дэн не имел ни малейшего понятия, как дождется понедельника.


Словно в первый раз влюбившийся школьник, честное слово.


Проверив все выключатели, он вернулся в зал и подошел к центральному входу. И уже напоследок осматривая зал, замер.


Опять. Он снова услышал тот странный, протяжный высокий жалобный звук.


Быстро подскочив к двери, Денис оказался на улице. Переулок был таким же пустынным, как и двадцатью минутами ранее, когда он осматривал тот в первый раз. Но сейчас он явственно слышал короткие повизгивания, которые тут же сменились отчаянным тявканьем, стоило ему сделать шаг вправо.


Дэн от неожиданности едва не спрыгнул с крыльца. И с удивлением посмотрел вниз на небольшой, но похоже, враждебно к нему настроенный, копошащийся комок.


Перед дверью Кофейни сидел щенок.


Денис слабо разбирался в собаках. Точнее, не понимал в тех ни черта. Потому он не смог бы сказать сколько именно дней или недель от роду этому тявкающему бродяжке.


О том, чтобы определить породу — речи так же не шло. Хотя, навряд ли, чтобы тут было о чем говорить.


Щенок, казалось, был чуть больше его ладони, тощий, весь покрытый пылью и какими-то колючками. Видимо шлялся по пустырю, начинающемуся на два квартала выше. Его нос, немного вытянутый, сейчас подозрительно обнюхивал Дениса, а сам щенок уже тихо рычал.


Хорошо, хоть тявкать перестал.


Почему-то вид этого щенка вызвал у Дениса веселье. Обычно он не особо интересовался животными. Как-то так повелось, что у них с Натой с детства не было ни собак, ни котов, ни даже хомячков или рыбок. И Денис имел весьма слабое представление, что стоит делать с малышом. Но прекрасное настроение, которое сохранялось у него в течении всего вечера, не позволило сейчас отвернуться и поехать домой, оставив тут щенка.


Денис присел на корточки, не особо вдаваясь в мотивы своего поступка. Просто, когда у тебя все хорошо, хочется, чтобы и у остальных дела наладились, даже если это бродячий щенок.


- Привет, малыш, - не уверенный, что злобный комок его понимает, Дэн, тем не менее, отважно протянул руку в его сторону, намереваясь погладить щенка.


Рычание стало громче, но Денис не торопился, позволил малышу хорошенько обнюхать свои пальцы.


Наконец, тот перестал скалить зубки и, хоть и не особо приветливо, но позволил погладить себя за ухом.


- Ты не кажешься особо упитанным, а? - почесывая этого недотрогу, который и сейчас подозрительно следил за ним, заметил Денис. - Хочешь молока? - спросил он, хоть и не знал, пьют ли собаки молоко, или это исключительная прерогатива кошек.


Как и следовало ожидать, щенок промолчал.


Решив, что попытка — не пытка, Дэн резко поднялся.


- Я сейчас, - сообщил он своему «позднему клиенту», не особо заботясь о том, что совсем недавно ему и в голову не пришло бы разговаривать с собакой. И отправился на кухню


Проведя быструю инспекцию запасов, Денис налил молока в какую-то неглубокую миску, подозревая, что Миша его завтра прибьет за своеволие на кухне, и поспешил назад, прихватив на всякий случай еще и кусок ветчины, заготовленной для сандвичей.


Все это он поставил перед щенком, который честно ждал на пороге, вновь поскуливая.


- Держи, я не особо знаю, что именно ты ешь, но — вот, - Дэн подтолкнул к малышу плошку.


Однако тот, быстро водя носом по воздуху, шустро ткнулся в ладонь Дэна, ухватив зубами ветчину.


- Ха, я не зря решил прихватить и это, а? - довольный собой, заметил Денис. - Я бы тоже, на твоем месте, предпочел колбасу, - добавил он, наблюдая, как щенок жадно поглощает угощение.



Глава 4
Часть 2

Оля с опаской посмотрела в спину тете Свете, но тут же уткнулась в миску с яблоками, которые резала, стоило тете обернуться. На плите, помешиваемое опытной рукой тети, булькала первая партия джема. Отвлекать вроде бы не вовремя.


Она еще не говорила ей про Дениса. Не рассказывала, где провела большую часть прошлой пятницы и не сообщила, что сегодня к ней придет … мужчина. Парнем назвать Дениса не получалось.


Господи! Наверное впервые в жизни у Оли появились секреты от тети. Зато сколько!


И какие...


Тьфу ты! Судорожно ойкнув, Оля отбросила ножик в сторону и засунула порезанный палец в рот.


- Сильно порезалась? - на лице тети отразилось обеспокоенное волнение.


Оля покачала головой, не выпуская палец изо рта.


- Пойди водой сполосни, - улыбнулась тетя, - а то яблочный сок щипает сильно. А я дорежу, - она мягко подтолкнула ее за плечи.


Оля послушно направилась в ванную, пользуясь этим предлогом, чтобы снова убежать от рассказа и объяснений.


Она просто не представляла, как о таком говоря?


«Тетя, я влюбилась?»


А она влюбилась?


Кажется. Оля точно не знала. Она еще никогда в жизни ни в кого не влюблялась. Разве что в седеющего Шона Коннери, плакат которого когда-то бережно хранила в своем столе рядом с другими «богатствами». Видимо ее всегда тянуло к мужчинам постарше.


Это не она, это Коля придумал, когда нашел тот плакат и долго смеялся над Олиным смущением. Так и сказал « и чего тебя к этому старику тянет?». Оля не знала, а если бы и знала — не стала бы это с Колей обсуждать.


Сунув руки под холодную воду она уставилась в зеркало, опять задавшись вопросом — влюбилась ли?


Глаза лихорадочно блестели, на щеках горели красные пятна нервного румянца, губы были искусаны, а в горле, пусть и не видимый в зеркале, зато хорошо ощутимый ею, то и дело появлялся ком, стоило только подумать о том, чтобы рассказать все тете Свете. М-да, против очевидных признаков сложно спорить. Она была взволнована. И, вероятней всего, именно потому, что влюбилась.


Оля вдруг рассмеялась, ощутив какую-то странную, щекочущую радость внутри тела, так, что даже пальцы ног поджались. И тут же зажала себе рот ладонью, чтобы тетя не услышала. Хотя, чего бояться? Тетя никогда ее не ругала.


Собственное поведение Оле казалось достаточно глупым, но она ничего не могла поделать.


Освободив рот, она принялась придирчиво рассматривать себя.


Несмотря на то, что сегодня у нее был выходной и никто не мешал выспаться — Оля снова вскочила ни свет, ни заря. Только в этот раз не из-за друга, с которым все еще не желала общаться. Ей хотелось выглядеть лучше, чем она была всегда. Но что делать — Оля не знала. Она уже вымыла волосы и перепробовала столько вариантов причесок, что голова разболелась, а потом, махнув на эти попытки рукой, так и оставила волосы распущенными. Косметикой она никогда не пользовалась и, даже будь та в ее распоряжении — не сумела бы сейчас толково накраситься. Мелькнула мысль пойти к девчонке, которая жила на два этажа выше. Оксане едва исполнилось семнадцать, но в том, что касалось внешнего вида — она разбиралась куда лучше Оли.


Из зеркала на нее смотрела ничем не примечательная девушка двадцати трех лет, в простом сарафане, с самыми обычными каштановыми волосами и серо-зелеными глазами. Оле нравились свои скулы, но, пожалуй, на этом все достоинства ее лица и заканчивались.


Что в ней так понравилось Денису, что он пригласил ее на свидание? Совершенно непонятно.


С другой стороны — если бы ему с ней не нравилось, Денис бы не настаивал на еще одной встрече, ведь правда? Выгоды и интереса с нее он точно никакого не стремился получить.


Не то, что Колька.


При мысли о друге Оля раздраженно поджала губы. Вот ведь, коммерсант.


- Оль, - в зеркале появилось отражение тети Светы. - Тебе из цветочного салона звонили, просят подойти на пару минут. Хозяин хочет поговорить, - сообщила тетя с видимым интересом наблюдая, как Оля перепугано вздрогнула от ее появления.


- Да, спасибо, - Оля глубоко вздохнула.


Если ей придется сейчас уйти...


- Теть, ко мне... друг придет, - она вдруг потупилась. - Ты его не знаешь. Денис. Я не рассказывала, - Оля посмотрела на тетю из-под ресниц. Той определенно было интересно. - Я просто не знаю, к скольки он точно зайдет — скажешь ему, что я в павильон пошла. Денис знает, где это, - ей совсем не хотелось с ним разминуться.


- Конечно, милая, - тетя улыбнулась. - Денис, значит. Все передам, - она кивнула ни слова не спрашивая о человеке, про которого никогда раньше не слышала от племянницы.


А Оля поняла, что сегодня ей не избежать разговора, пусть и совсем не сурового.


И от доброй, понимающей улыбки тети стало легче и еще веселей.


- Спасибо, - она быстро поцеловала тетю Свету в щеку и, поправив волосы, пошла к выходу из квартиры.



Спустя сорок минут, добравшись до своего места работы, Оля непонимающе смотрела на хозяина фирмы, в которой столько проработала. И молчала. А что тут сказать? Он хозяин, имеет право решать, как хочет. Его дело, кого уволить, а кого оставить.


Только от этого здравого смысла не становилось легче. Олю уволили, как и еще одну продавщицу. Как они теперь будут справляться — не ее дело, ясно, что увольняют для экономии, а не для облегчения труда оставшихся наемных работников.


И все равно — было так обидно.


Все так же молча взяв конверт с деньгами за последние отработанные недели, Оля пошла к выходу из павильона. И только на минуту остановилась на пороге, обведя глазами место, в котором проработала несколько лет. Ей действительно нравилось продавать цветы и упаковывать букеты, она старалась вложить кусочек души в каждый. И с трудом представляла, что больше никогда не зайдет сюда, не вдохнет этот влажный воздух, пропитанный зеленью и таким смешением цветочных ароматов, что иногда голова кружилась.


В последний раз глубоко вдохнув этот запах, она решительно вышла. Но уже через несколько шагов тяжело прислонилась к стене, осознав, что теперь ее единственным местом работы оставался отель. А сколько бы она там ни получала — Оля не была уверена, что не хочет иметь выбора и перспективы.


Стало еще тоскливей, несмотря на солнце, которое играло зайчиками на ее щеках сквозь листья липы, в тени которой Оля и стояла.


Да, ей с детства казалось, что если она слишком сильно и искренне чему-то радовалась — потом всегда случалось что-то плохое. Тетя говорила, что это глупые страхи. Но...


Ведь Оля была так рада утром.


Поджав губы, она попыталась думать логически. Ну при чем-то тут ее радость от встречи с Денисом?


В этот момент она ощутила осторожное прикосновение к плечу и испуганно подняла лицо. Впрочем, увидев того, о ком только что думала — не смогла удержать улыбку.


Денис внимательно смотрел на нее. Тетя Света, как и обычно, не подвела ее.


- Привет, - она постаралась выглядеть как можно веселей.


- Привет, - Денис немного наклонил голову, словно старался лучше ее разглядеть. - Что-то случилось? Тебя работать вызвали? - спросил он.


Оля покачала головой, рассматривая, как интересно играли тени от листвы дерева на его коже. Глаза Дениса при таком освещении казались настолько синими, что даже не верилось. Подумала, что никогда не знала, насколько красиво может выглядеть мужчина в простой шведке и брюках.


Она не собиралась жаловаться или сетовать на то, что случилось. Зачем Денису знать? Ведь это ее проблемы.


- Нет, все нормально, только жарко, - она очень сильно постаралась добавить радости в свою улыбку.


Хотя, вряд ли, чтоб та вышла у нее такой же искренней, как перед зеркалом утром.


 Она правда думала, что он поверит? Да кому-угодно было видно, что у Оли все-таки что-то случилось. Во всяком случае Денису это было очевидно. Но не будет же он ее пытать, чтобы вытянуть признание?


- Настроение гулять есть? - поинтересовался он, даже не представляя, что делать, если Оля вдруг сейчас откажется.


Так долго два дня у него еще никогда не проходили. Даже глупо как-то, Денис столько раз встречался с девушками, но ни одна не затрагивала его настолько, чтобы считать часы и минуты в выходных при том, что он вроде бы был достаточно серьезно занят в кафе. Да и Леша попросил о помощи в проекте, а Денис не хотел подводить друга, хоть номинально и значился в отпуске от вся и всех.


- Есть, - ее улыбка выглядела довольно натянуто, но он решил не придираться и не присматриваться к удаче.


В конце концов, разве он не сумеет поднять Оле настроения?


Взгляд Дениса переместился ей за спину, где невдалеке располагался павильон с цветами, в котором Оля работала. В голову пришла идея. Он и сам понимал - не особо оригинальная, но Дэн вдруг понял, что совершенно забыл, как следует ухаживать за девушками.


Все его отношения в последнее время строились по принципу необременительного удобства, когда оба знают чего хотят. С Олей ему хотелось идти по иному пути.


- А ты сама цветы любишь? Или только продаешь людям? - он лукаво ей подмигнул.


Оля почему-то поежилась, хоть в стоячем жарком воздухе не ощущалось ни малейшего дуновения ветерка.


- Люблю, ромашки, - покраснев кивнула она. - Знаю, что глупо, полевые цветы, практически, и розы изящней. У нас и не продавали их почти никогда. А мне ромашки нравятся, - она посмотрела на него сквозь ресницы. - Может потому, что я их видела редко, - вдруг задумалась она. - Их только в июле иногда и привозили.


Денис попытался сдержаться, но не сумел. Рассмеялся. Сейчас август подходил к концу. Но он не собирался отказываться от своей идеи. Тем более, знал одно место,где можно было обнаружить любые цветы.


- Я знал, что все не может оказаться просто, - покачал головой он. И, не задумываясь, обнял Олю за плечи, потянув ее в другую от павильона сторону. - Ромашки, - Дэн опять хмыкнул. - Больше не буду смеяться над Славой, - пробормотал он скорее для себя, направившись к машине, которую оставил на парковки за поворотом. Оля не заметила его слов, смотрела в другую сторону. - Ты не против, если мы зайдем к вашим конкурентам?


Она, похоже, не очень уловила его мысль, но только пожала плечами и села в машину, задумчиво глядя назад. На павильон.


Обходя автомобиль, он не сомневался что, что бы там Оля не говорила — но не было все в порядке. Однако Денису вновь показалось, что допытываться сейчас не лучший вариант. Потому, поддавшись порыву, он молча протянул руку и погладил ее щеку, пытаясь хоть немного подбодрить. Ее кожа была такой теплой, такой мягкой и нежной на ощупь, а глаза такими удивленными и огромными. Такими глубоким. Он искренне пожалел что вынужден обернуться. К сожалению, Денис не мог вести машину, глядя на Олю, хотя именно этого ему хотелось бы больше всего — сидеть и любоваться ею.


Ладно, не только любоваться. Но и просто смотреть какое-то время было бы великолепным занятием.


Румянец на щеке под его пальцами сообщил Денису, что ему не удалось скрыть свои желания. Что ж, он и не собирался.


Ощущая себя до невозможного легко и бесшабашно, словно на пике какого-то куража, Дэн наклонился и поцеловал Олю в щеку. Она не отстранилась.


«В прошлый раз они на этом закончили», подумал Дэн, наслаждаясь ощущением ее кожи под своими губами, « будем надеяться, что на сегодня — это только начало».


Ему было настолько хорошо с ней, даже просто сидеть рядом, что за одно такое ощущение спокойного, мирного счастья, можно было безумно сильно привязаться к человеку.


Денису не хватало мира в душе, он это прекрасно понимал без намеков матери, и советов сестры. В большинстве своем люди раздражали его.


Рядом с Олей это раздражение уходило, сменяясь каким-то солнечным покоем.


Магазинчик, который они со Славой разыскали не так давно, находился совершенно в другой части города. Впрочем, с машиной расстояние не было проблемой.


Но добирались они до места назначения все равно очень долго.


Денис с удивлением выяснил, что Оля почти не выбиралась из своего района. Ее поразил вид причалов речного порта.


Он искренне недоумевал, каким образом она могла этого не видеть? А Оля только пожала плечами и сказала, что у нее никогда не было необходимости ездить куда-то дальше, чем работа. Да и зачем?


- Погулять? - предположил Денис.


Она задумалась и перевела глаза на воду, к которой вытянула его из машины.


- Никогда не думала об этом, если честно, - наконец, улыбнулась Оля так, словно признавалась в чем-то постыдном.


Неужели она боялась, что он будет хуже о ней из-за этого думать?


- Зато, мне проще, - улыбнулся Дэн,- еще долго будет, чем тебя удивить, - подмигнул он ей, пытаясь развеселить. И, кажется, достиг своей цели.


Наконец, они добрались до магазинчика, часа черед два. Денис попросил Олю подождать в машине, хоть и видел, что она не совсем поняла его действия. Любая девушка, как ему казалось, уже давно догадалась бы, что он хочет сделать. А Оля только спокойно кивнула в ответ на его просьбу и опустила голову, все с тем же задумчивым выражением, с которым он ее утром застал, принялась рассматривать собственные руки.


Почему-то это его расстраивало.


А вот поговорив с продавцом, Дэн понял, что Славе повезло куда больше. Нет, сегодня удача была на его стороне — ромашки имелись в наличии. Он забрал все, попросив просто завернуть букет в мелкую белую сетку, без целлофана и явно лишних тут украшений. Однако сообщение о том, что больше партий ромашек вероятней всего не будет, да и зимой их теплицы почти не выращивают — вызвало недоумение. Дэн был уверен, что сейчас можно достать все, что угодно, независимо от времени года.


Решив разбираться с проблемами по мере их возникновения, Дэн забрал букет и вернулся к Оле.


Такой радости от простых цветов он ни у кого не видел. И такого недоверия. Все знакомые ему женщины обожали цветы, и каждая из них знала, что достойна лучшего букета, и принимали их спокойно, пусть и с благодарностью. Оля в это не верила.


Она с таким восторгом уткнулась в ромашки, что у него даже слов описать ее вид не было.


- Мне никогда еще цветы не дарили, - вдруг призналась она, посмотрев на него с застенчивой улыбкой.


Господи! Денис не верил. Не бывает так, чтобы девушка получала первые цветы в двадцать три года. Не бывает. Но реакция Оли служила самым явным и веским подтверждением ее признания.


- Что же я зимой буду делать, а, красуня*? - даже для себя неожиданно прошептал Денис, поймав пальцами прядку ее волос. - Где тебе ромашки искать?


Оля подняла лицо от ромашек, в которые до этого снова уткнулась, и чуть нахмурившись посмотрела на него.


- Что? - переспросила она, видно просто уловив, что губы Дэна шевелились.


- Ничего, - Денис покачал головой, осознав, что его подсознание, видимо, уже строит весьма отдаленные планы, если тревожится о грядущей смене сезонов. Да и не был уверен, что ему разрешат так ее называть. Обращение вышло у Дэна более личным, чем он сам ожидал. - Я просто рад, что тебе понравилось.




Глава 5
Часть 1

Они опять прогуляли почти весь день. Рядом с Денисом Оля просто не замечала, куда девается время. Казалось бы — вот только встретились у павильона, а уже почти четыре вечера. Она огорченно вздохнула, рассматривая часы, висящие над стойкой бариста в зале Кофейни.


- Что такое, красуня? Я тебя утомил? - Денис тут же заметил смену ее настроения.


Оля покачала головой, ощущая внутри такое странное чувство, которое просто невозможно было выразить словами. Ей безумно нравилось то, как он называл ее. Такое простое слово, но отчего-то, оно показалось Оле таким трогательным. Она даже не сразу разобрала, что именно Денис говорил. Но он все так же просто, как и каждый раз, если она не понимала его выражений, повторил то ей по буквам.


Оно ее тронуло.


Оля не совсем понимала, что именно нравится в ней мужчинам. Но то, что нравится — она знала, ей не раз намекал на подобное администратор гостиницы, да и Коля обращал на это ее внимание. Правда друг, описывая Олю, называл ее «красоткой». Оле не нравилось то слово. Оно казалось каким-то похабным и грубым, а может дело было в контексте, с которым друг его употреблял. «Красуня» же в устах Дениса казалось таким нежным, словно содержало в себе куда больший смысл, нежели простой комплимент ее внешности.


- Нет, - Оля снова вздохнула. Она готова была смотреть на него до бесконечности, - Но мне надо домой, я и так долго гуляла, а тетя там одна варит варенье...


- У тебя хорошая тетя, добрая, - проговорил Денис, а она заметила, что ему не очень пришлась по вкусу идея о ее уходе. Но Денис ничего не возразил, наоборот, казалось, прекрасно понял, что именно подталкивает Олю собираться. - Пошли, я тебя отвезу, - добавил он.


За эти несколько встреч она уже знала, что и сам Денис очень серьезно и ответственно относится к долгу перед родственниками. Чего стоило его готовность следить за кафе, в ущерб своей работе и свободному времени, помогая беременной сестре. Он не мог не понять ее.


Отодвинув в сторону чашку с мокачино, которым Денис в этот раз пытался приобщить ее к восхищению кофе, Оля оперлась на его протянутую руку, принимая помощь. Не потому, что нуждалась в опоре, просто ей хотелось дотронуться до Дениса. Да и он, как ей казалось, именно по той же причине при любом удобном случае касался ее.


Все еще держась за его пальцы, которые уже надежно завладели ее ладонью, Оля аккуратно достала ромашки из вазы с водой, куда они поставили цветы по приходу в Кофейню. Несмотря на увольнение, сегодняшний день был одним из самых чудесных в ее жизни, как бы странно это не казалось. Оле ведь правда никто никогда не дарил цветов. Столько лет она продавала те, упаковывая букеты для чужих и незнакомых людей, представляла, что испытывают те, кому эти цветы дарят, но ни единого разу сама не получала в подарок. Этот букет ромашек вернул ей то ощущение эйфории, которое утром заставляло глаза Оли блестеть в зеркале. Может и глупо, но она почувствовала себя «настоящей» девушкой, такой же, как и те, которые ходили по улицам рядом, действительно заслуживающей внимания и ухаживаний, имеющей право быть тут — на этой улочке и в этой компании. И только сегодня осознала, насколько подобное отношение приятно.


И хоть не единожды за сегодня на нее накатывал страх показаться Денису глупой и неинтересной, пусть она пару раз с ужасом думала о том, что они из совершенно разных миров - день все равно прошел замечательно. Под конец она даже перестала комплексовать по поводу того, что не ей спорить с Денисом, у которого, наверняка, за плечами имелось высшее образование и немалый жизненный опыт, и несколько раз рискнула высказать свое мнение. Хоть то и не совпадало с отношением Дениса к обсуждаемому вопросу. Ей романы Гюго нравились. Оля, вообще, много читала, видимо поэтому чувствовала себя в этой сфере вправе не соглашаться с Денисом. А он только рассмеялся, и совсем не рассердился, чего она вдруг испугалась. А объяснил, что просто не любит, когда люди поступают глупо, не задумываясь над тем, к чему приведут их поступки. И заметил, что из французских классиков, если честно, больше любит Дюма.


- Идем, или ты решила остаться? - прикосновение его пальцев к щеке вывело Олю из задумчивости, а мягкая улыбка на губах Дениса подсказала, что он ее поддразнивает.


- Идем, - улыбнулась она, поняв, что так и стоит у стола, держа в одной руке ромашки, а другую и не думала вынимать из его ладони.



В этот раз они ехали на машине, и уже Денис жалел — такая поездка, в самом деле, занимала слишком мало времени. Он вдруг понял, что предпочел бы очередную прогулку по жаре, лишь бы побольше побыть с ней. Однако он понимал, что заставляет Олю спешить с возвращением, а потому не спорил.


В результате, машина остановилась перед ее домом всего лишь через семь минут. Слишком быстро для него. Денису не хватало времени, проведенного с этой девушкой. Коме того, он заметил, что чем ближе они подъезжали к ее двору, тем больше в ее взгляде появлялось отблесков того грустного и озабоченного выражения, которое он заметил в серо-зеленых глазах утром.


Это портило настроение и Дэну. Ему не нравилось, когда Оля грустила о чем-то. Но что-то сказать, не имея ни малейшего представления о первопричине, он не мог. Да, что там! Он просто ничего не мог сказать, потому что Оля отвернулась, а он вновь был вынужден следить за дорогой.


Видимо потому звонок телефона прозвучал настолько резко и неестественно, что заставил Дэна чертыхнуться. В какой-то степени он уже привык к тишине, так часто окружающих их с Олей во время встреч.


Затормозив у ее подъезда, Денис потянулся за телефоном, уже не удивляясь тому, что его спутница полностью проигнорировала звук. Зато тут же повернулась, уловив краем глаза его движение. Пока он вытащил свой коммуникатор — звонок уже сбросили. Увидев на экране имя Леши, Денис решил, что после перезвонит. Навряд ли, чтоб у друга было что-то срочное.


- Это что? - Оля с любопытством смотрела на устройство. - Какой-то громоздкий телефон, - немного закусив губу, с интересом кивнула она на его ладонь.


Да уж, он и сам часто так думал, громоздкий именно то слово. Но купить новый, полегче и тоньше все время не было времени и охоты бродить по магазинам. А заказать через интернет Дэн почему-то все время забывал. Возможно потому, что просто сильно привязался к своему старому, «громоздкому» аппарату.


- Коммуникатор, - начал объяснять он Оле, и протянул телефон ей, вложив в тонкие пальцы, разрешая посмотреть. - И телефон, и компьютер в одном. Только старая модель, потому и допотопный такой.


Оля наклонилась ближе и с интересом принялась рассматривать телефон, настолько осторожно, почти с благоговением касаясь сенсорного экрана, что Дэн не смог сдержать улыбку. Даже кончик языка прикусила, отпустив губу. Словно ребенок, которому впервые дали подержать нечто невероятно ценное. Лешик, сын его друга, так тоже иногда делал. А потом подняла лицо и с каким-то искренним восторгом посмотрела на него.


Рядом с Олей Денис ощущал себя кем-то очень значимым и даже весомым. Бред, он часто иронизировал и смеялся над парнями, которые пользовались машинами или техникой, чтобы поразить девушек. И куда сам докатился?


Но видеть ее восхищение... Очень опасное ощущение, затягивающее. Наверное в чем-то похожее на наркотик. И это не считая того притяжения, которое девушка и без того на него оказывала.


И пусть он понимал, что удивить Олю не сложно, навряд ли, чтобы она сильно уж интересовалась телефонами в силу невозможности личного использования. Но как же ему нравилось, что именно с ним у нее будут ассоциироваться и первые цветы, и такие вот удивления.


- Здорово, - выдохнула она тихо, с каким-то непривычным для Дениса восторгом. - Я такого никогда не видела.


Он ничего не ответил. Но не потому, что не нашел слов. Денис мог бы пуститься в сравнительное описание разных коммуникаторов, мог бы рассказать ей, почему когда-то выбрал именно этот телефон, и посетовать на то, что никак не доходят руки купить новую модель, которую уже и выбрал-то. Но вместо всего этого он молча смотрел в ее огромные, удивленные и чистые глаза, так открыто глядящие на него. Денис понял, насколько близко лицо Оли. И как мало расстояние, которое отделяет его губы от ее. Он чувствовал на своей щеке ее дыхание. И судя по тому, как вдруг вздрогнули ресницы Оли, видя появившийся румянец на ее щеках, он понял, что и она осознала это. А может просто прочла мысли в глазах Дениса.


Быть может, как воспитанному и здравомыслящему человеку, стремящемуся произвести на девушку самое благоприятное впечатление ( а разве не именно такой образ он все эти дни пытался создать у нее?), стоило бы сесть ровно. Но Дэн осознал, что в душе был совсем не таким.


Он понял, что безумно хочет поцеловать ее. И уже вряд ли будет этому желанию противиться.


Все еще глядя в эти широко распахнутые глаза, он наклонился ниже, коснувшись губами Олиных губ. Медленно и осторожно, проявляя единственную сдержанность, на которую его воли хватило.


Вероятно, это был первый его поцелуй с открытыми глазами. Но Дэн хотел точно знать, что Оля не испугается и не отреагирует на такой его поступок негативно.


Она не отодвинулась и не оттолкнула его. Губы Оли дрогнули под мягким напором его рта. Длинные, мягкие ресницы задели его скулу, добавив этому нереальному и пока невесомому ощущению их поцелуя какой-то странной легкости. И с вздохом, почему-то напомнившим ему тихий стон, Оля закрыла глаза, подавшись вперед. Денису навстречу.


Это что-то перевернула в душе у Дэна. Он забыл о телефоне, который все еще лежал то ли в его, то ли в ее ладони. Забыл о цветах на ее коленях, о том, что они сидят в машине на виду у всего двора.


Все, что он понимал — это ее тихое, удивленно-восторженное дыхание и мягкий ответ губ Оли под его губами.


Напор его рта стал сильнее.


Денис обхватил ее щеку свободной рукой, наконец-то отводя с лица Ольги такие красивые, но так мешающие ему любоваться ею пряди. Хоть сейчас уже и его глаза были закрыты. И чуть надавив пальцами на тонкие скулы, еще сильнее приблизил ее лицо к своему, еще полнее завладел ртом Оли. Его губы скользили по ее, и Дэн не мог остановиться. Он пробовал ее вкус, ласкал, целовал посасывал, словно пробовал карамель, которую сам же добавлял в ее кофе и никак не мог прекратить. Оля была слаще. Волшебней, нежней и той карамели, и марципанов, которые так понравились ей.


Ее губы оказались настолько притягательными. Колдовскими. Денис даже не представлял, найдется ли у него в этот момент сила, чтобы оторваться от них. А ощутив на скуле мягкое прикосновение ее теплых пальцев, почувствовав, как те неуверенно и осторожно, но все же скользят по его лицо, как погружаются в его волосы — осознал, что нет. Не сумеет прекратить этот поцелуй. Пальцы Дэна гладили ее собственную щеку, не позволяя Оле отодвигаться, а он все целовал и целовал.


И только резкий звук клаксона автомобиля, которому они, вероятно, перекрыли выезд, заставил его с трудом отклониться от ее губ. Оля дышала часто и тяжело, с непонимание глядя на него сквозь ресницы. Ее щеки пылали, а губы припухли, и смотрелись настолько соблазнительно, что ему захотелось опять коснуться их, забыв обо всем. Но в серо-зеленых глазах стоял вопрос... Денис вдруг понял, что она ничего не слышала.


- Машина, - прошептал он слишком хриплым и низким голосом, пытаясь объяснить ей. - Мы перекрыли дорогу, - Дэн махнул рукой назад, где снова раздался сигнал другой машины.


Оля вздрогнула, будто только сейчас выплыла из какого-то сна и удивленно посмотрела назад через окно.


- Мне, наверное, пора идти, - неуверенно прошептала она в ответ, с таким же трудом проговаривая слова, как и Дэн.


Он только кивнул, понимая, что если откроет рот — начнет уговаривать Олю еще немного задержаться.


- До свиданья, - смущенно пробормотала Оля и попыталась выпрямиться на сиденье.


Денис все-таки не позволил ей сделать это беспрепятственно. Поймав ладонь, которую она потянула, чтобы поправить отброшенные им назад пряди, Денис жадно прижал ее к губам, отчего-то осознав, что теперь не может не касаться и не целовать ее, после того, как попробовал, насколько это околдовывает.


- Я приду к тебе завтра? - прошептал он, зная, что ей не важна громкость фразы, спрашивая разрешения, хоть и сомневался, что хоть что-то сможет ему помешать.


- Послезавтра, - Оля опустила глаза и смущенно прикусила губу, а потом посмотрела на него таким радостным взглядом, что сердце у Дениса в груди совершило совершенно несвойственный этому органу кульбит. - Завтра я работаю. А потом - выходной, - объяснила Оля.


Ему помнилось немного другое расписание, но Денис не спорил, в конце концов, кому знать лучше?


- Хорошо, послезавтра, - кивнул он, игнорируя очередной сигнал. - Но я даже не представляю, как переживу так долго, - почти шутливо подмигнул он ей.


Оля рассмеялась. Но в ее глазах сверкнуло удовольствие, и она робко облизнула губы, которые он целовал всего пару минут назад.


- Я тоже буду скучать, не поднимая на него глаз, пробормотала Оля, после чего проворно открыла дверцу и выбралась наружу.


Денис решил не гнаться за ней, понимая, что не хочет еще больше смущать.


- Спасибо. За все. За весь это день, - добавила она серьезно, вдруг обернувшись в его сторону уже прикрывая двери.


- Не за что, - Денис не мог не улыбаться. Он чувствовал себя слишком хорошо. - Для меня этот день был не менее чудесным.


Одарив его еще одной улыбкой, в которой так трогательно смешивалось удовольствие и смущение, она зашла в свой подъезд, крепко, но осторожно прижав ромашки к груди, а Денис наконец-то завел мотор, освобождая проезд водителю, показавшемуся ему слишком нетерпеливым.


Отъехав от бордюра он на секунду притормозил, пропуская какого-то, слишком сердито посмотревшего на него парня. После чего покинул двор, думая, не виновато ли его слишком хорошее настроение в том, что все вокруг в сравнении кажутся слишком нервными, злыми и хмурыми?




Глава 5
Часть 2

Оля аккуратно расставляла ромашки в вазе, полной воды, рассказывая тете о том, как замечательно она провела этот день. Даже пересказ об увольнении уже не расстроил. Мысли о Денисе делали настроение таким хорошим, каким-то лучезарным, и все остальное становилось менее важным. Правда, о поцелуе она не собиралась упоминать, отчасти стесняясь, а частично потому, что эту часть их свидания Оле хотелось сохранить, защитить от любого чужого знания, пусть и родной, любимой тети.


Ведь тот поцелуй, он был чем-то безумно важным и таким личным, почти сокровенным. Не тем, о чем хотелось кричать на каждом углу. Наоборот, казалось единственно верным уберечь знание и воспоминания о его касании, о своих ощущениях. Хотя у Оли имелось некоторое подозрение, подпитываемое веселыми искорками в серых глазах тети Светы, что той и не надо ничего говорить. Может быть, о том что произошло в последние минуты в машине, вот так же ясно «говорили» и Олины глаза? Ведь она чувствовала себя такой счастливой, окрыленной.


Как бы там ни было, но тетя Света ничего не спрашивала, только улыбалась и слушала то, что Оля хотела рассказать.


Вдруг тетю что-то отвлекло. Повернувшись за ее движением, Оля заметила мигание лампочки над дверью своей комнаты.


Кто-то пришел. Тетя Света отправилась открывать, а Оля удивилась, они вроде бы никого не ждали. Может сосед? Оля знала, что Георгий Александрович часто наведывается к ним, испытывая симпатию к тете. Правда, никак не могла понять, взаимно ли его чувство? Тетя Света никогда не обсуждала этого с племянницей.


Впрочем, теперь Оля могла понять подобную скрытность — некоторые вещи не так просто кому-то открыть, даже родному и близкому.


Прикусив губу, удерживая улыбку, что сама собой опять расплылась на лице, Оля наклонилась и глубоко вдохнула запах букета. Ромашки не имели сильного или выраженного аромата, но ей, тем не менее, все сейчас казалось совершенным и волшебным.



Резкий, болезненный рывок, развернувший ее, оказался совершенно неожиданным. С трудом сохранив равновесие, Оля оперлась на стол, едва не опрокинув вазу, и удивленно, растерянно уставилась на Колю, которого не ждала увидеть.


- Ты что?! - с возмущением спросила она у друга, потирая руку, выдернутую из захвата его жестких пальцев. - Ненормальный. Ты зачем меня так дергаешь?! Я чуть не упала..., - она замолчала, наконец-то заметив с каким выражение Николай смотрел на нее.


Он был злым. Почти взбешенным.


И несмотря на то, что Оля знала того с шести лет, в такие моменты она его боялась, пусть и старалась скрыть свой страх от самого Коли. Никто не мог предугадать, на что способен Николай в таком состоянии, но он слишком хорошо умел угадывать слабость людей и пользоваться ею.


- Ромашки?! - прошипел Коля со злобой и яростью. - Решила играть сама и получила в благодарность сорняки?! - он почти выплюнул эти слова, не ответив на ее возмущение. - Так кривлялась передо мной, а теперь — обжимаешься в машине с каким-то мужиком! - он сжал кулаки, видимо, еще больше распаляясь от своих же мыслей и слов.


Оля осторожно отступила, но тут же поняла, что опирается в стол. Ее спину защекотали лепестки ромашек.


- И это ты мне кричала, что никогда в жизни не пойдешь на такое?! - Коля взмахнул перед ее лицом своим кулаком. - Трахалась с ним?! - со злобой скривив губы, выговорил он неожиданно больно ухватив ее за плечо. - А передо мной ломалась и в эскорте работать не хотела! - Коля с силой встряхнул ее так, что Оля ударилась бедром об угол стола.


В дверях появилась испуганная и ничего не понимающая тетя. Это выдернуло Олю из какой-то оглушенности, вызванной нападками Коли.


- Убери руки! - она толкнула его, разозлившись, и постаралась высвободиться. Но Николай не разжимал жестких пальцев. - Это не твое дело, с кем и что я делаю, хоть только такой ненормальный как ты, мог сразу подумать обо мне подобное! - вроде бы и знала того всю жизнь, а все равно было обидно, что друг готов записать ее в шлюхи. И сердится не потому, что Оля могла бы таковой стать, а от того, что сделала это не с его подачи.


Внутри взвилась та же злость, гнев и обида, что несколько дней назад, когда Коля впервые предложил ей работать «девушкой из службы эскорта», которых имелось немало в отеле. Пока, для начала. А там... может ей и другое что приглянется, ведь платят здорово, и они бы хорошо заработали. Да и у Коли знакомые в таком бизнесе есть, поддержали бы, познакомили с хорошими клиентами бы. А он бы о ней позаботился, ему не важно, сколько бы мужиков прошло, Коля все равно бы был с ней...


- Я ни с кем не спала! Мы просто гуляли! - не в силах высвободиться, она свободной рукой со всей силы ударила парня, надеясь, что хоть так оттолкнет его подальше. - А ты..., - ей все же удалось выдернуть свое плечо из злого захвата. - Ты... у меня даже слов нет, кто ты! Уходи немедленно! И больше не прикидывайся, что мы друзья. Мне такие друзья — не нужны! - Оля опять толкнула его, да так, что Коля даже пошатнулся, отступив на два шага. Он все с той же злобой смотрел на нее тяжело втягивая воздух. Она видела, как раздувались его ноздри и ходила ходуном грудь.


- Уходи! - Оля вытянула руку, наглядно показывая, куда Коле идти. - И не возвращайся. Мы больше не дружим. Я не хочу знать человека, который пытается сделать из меня проститутку и деньги на этом зарабатывать.


Тетя Света прикрыла рот рукой, наверное она ахнула. Но Оля не обернулась, ожидая действий Коли.


Тот открыл рот. Потом сцепил зубы. И выругался, правда жестами, то ли из-за уважения к тете Свете, то ли чтобы показать свое презрение к ее просьбе говорить. После чего с силой ударил по столу рядом с Олей. Наверное, останься у нее слух, она бы вздрогнула. А так — Оля просто стояла, продолжая указывать на дверь.


Николай еще раз ударил по столу, а потом с силой толкнул вазу, смахнув ту со стола. При виде того, как рассыпаются вперемешку ромашки и осколки вазы, как расплескивается вода, заливая паркетный пол — у Оли внутри все сжалось, и захотелось громко закричать, ударить Кольку так, чтоб что-то сломать. Только ее сил на это не хватило бы.


- Вон! - вместо этого повторила она и словами, и пальцами. - Вон! Убирайся!


Коля опять повторил ругательство, но все-таки пошел к двери, ступая так тяжело, что она ощущала вибрацию пола. Но на пороге, потеснив тетю Свету в узком дверном проеме, Николай обернулся и прищурившись посмотрел на Олю.


- Ты еще сама ко мне придешь, и помощи попросишь, когда этот мужик наиграется с тобой, - жестами показал он. - Мы еще продолжим.


После чего быстро вышел в коридор.


Оля несколько секунд смотрела вслед бывшему другу, не обращая внимания на испуганные, полные напряжения жесты и движение губ тети, наверное, пытающейся понять, что произошло. А потом зажмурилась, прикусив губы, и понимая, что по щекам начинают катиться слезы от обиды и злости, от горечи, присела на корточки, принявшись выбирать уцелевшие ромашки из острых осколков.

 Денис напряженно всматривался в темноту проулка у Кофейни, выглядывая своего непостоянного питомца, но на самом деле едва ли видел хоть что-то. Он вполне мог и не заметить щенка, который теперь каждый вечер с наступлением темноты появлялся на крыльце кафе в ожидание ветчины или колбасок, припасенных Дэном.

Весь вечер Денис был напряжен. Уже через пять минут после того, как он попрощался с Олей, какое-то неясное, грызущее ощущение появилось внутри, закручиваясь тугим узлом, а он никак не мог идентифицировать то. Что-то было не так. Плохо. Что-то было плохо. А Дэн не мог выяснить что.

 Он обзвонил Нату, родителей и бабушку, но у тех, казалось, не имелось проблем. Денис даже набрался наглости и позвонил по номеру, который дала ему Оля сегодня, подозревая, что эта девушка уже пробралась достаточно глубоко к нему в чувства и разум, чтобы он мог ощущать ее страх или беду. Но тетя Оли, которая подняла трубку, сказала что с племянницей все в порядке и она благополучно добралась домой, а сейчас отдыхает. Правда голос у его собеседницы показался Денису немного напряженным и каким-то странным. Но мало ли, может она не особо одобряет общение Оли с мужчиной, довольно старше ее. Поблагодарив женщину за ответ, Денис сбросил вызов. Но легче на душе не стало.


Снизу раздалось тявканье и кто-то ощутимо, пусть и не особо больно тяпнул Дениса за носок туфли.


- Привет, парень, - Дэн посмотрел на щенка, который уже обнаружил припасенное угощение и с довольным урчанием принялся то поглощать. - Что-то ты припозднился сегодня, - опустившись на крыльцо, он протянул руку, почесав щенка за ухом.


Тот только рыкнул, показывая, что не сдал всех своих оборонительных позиций, но сейчас готов потерпеть, в благодарность за колбасу.


Дэн прислушался к негромкому шуму редких машин на проспекте, поднял голову и посмотрел на звезды, все еще не в силах понять, что же так тревожит его.




Глава 6
Часть 1

 Утро следующего дня оказалось не более приятным, чем вчерашний вечер. Хотя Оля уже оказалась морально готова к чему-то подобному. Проведя большую часть ночи в раздумьях, анализируя поведение и слова Коли не только накануне, но и за последние месяцы, она понемногу пришла к мысли, что он изначально помог ей устроиться в отель ради такого варианта. Возможно даже, что парень уже не в первый раз участвовал в подобном «предприятии». Тогда становилось понятным отношение и намеки администратора, особенно в последнее время, когда Оля все же позволяла себе иногда ворчать на обилие работы. А так же явно облегченная участь куда более сговорчивой, нежели сама Оля горничной из дневной смены.


Вероятно от того, выслушав тетю, которая с расстроенными глазами сообщила ей, что только что звонили из отеля, где больше не нуждаются в помощи Оли, она только кивнула и похлопала тетю Свету по плечу. Однако такая спокойная реакция совершенно не значила, что Оле было безразлично.


Совершенно нет! Она в полной мере ощущала обиду и злость на человека, которого достаточно долго считала другом, пусть и имела представление о том, насколько странно он оценивает окружающий мир и остальных людей. Хотелось что-то разбить, словно Коля вчера — стукнуть со всей силы по столу, как-то выплеснуть всю ту бурю, что накопилась внутри, но она заставляла себя спокойно сидеть в своей комнате.


Наверное, стоило бы выйти из дому, купить газету и начать подыскивать себе новое рабочее место. Может быть обратиться за помощью в комитет, оказывающий помощь людям с ограничением слуха. Но душа никак не наворачивалась. В конце концов, с этим и до завтра можно подождать.


Оля смотрела на ромашки, которые теперь оказались разными по высоте и стояли в банке, заменившей разбитую вазу - и все равно улыбалась. Не смогла она выбросить ни единой, даже поломанной, даже тех, у которых при падении переломилось соцветие. Так и стояли они — немного кособокие рядом с уцелевшими «подружками», напоминая Оле, что где-то, совсем недалеко, есть Денис.


И эта мысль делала день и жизнь немного лучше.


Ей хотелось бы поговорить с ним. Нет, не жаловаться на то, что случилось, зачем ему ее проблемы? Просто поболтать, как вчера. О любимых героях из книг, вспомнить фильмы, которые оба смотрели, сравнить впечатления. И забыть о том, что существуют другие люди вокруг.


У нее был номер его телефона, Денис дал ей визитку вчера. Да только позвонить сама она не смогла бы, а доверять такое дело тете Свете не хотелось. От собственной несостоятельности в таком простом и для кого-то обыденном деле — стало неприятно, хоть Оля давным-давно примирилась с собой. Но как же доверить такую важную часть их общения — разговор, кому-то другому? Потому и не доставала маленький картонный прямоугольник.


Да и потом, позвони она, хоть и с помощью - придется объяснять, почему у нее изменился график, а врать Оля не хотела. Что приводило ее к первоначальному мнению о нецелесообразности впутывания Дениса в свои проблемы. Замкнутый круг.


А так хотелось опять увидеть, как он улыбается... Глядя на Дениса она могла поверить в то, что все можно решить и найти любой выход.


Убеждая себя еще немного потерпеть, ведь завтра они обязательно встретятся, Оля решила хоть чем-то заняться, чтобы скоротать время, которого неожиданно стало слишком много.


Поднявшись со стула, где просидела последние двадцать минут, она начала слоняться из угла в угол. А потом, совершенно не умея бездельничать — взялась за уборку, пусть в комнате и без того было довольно чисто.


Через четыре часа, успев постирать шторы и занавески, разложив все книги на полках в безукоризненном порядке и вытерев пыль даже на поскрипывающих пружинах своей, видавшей виды кровати, она устало присела на тот же самый стул.


Обвела глазами пространство перед собой и замерла взглядом на столе. Где-где, а в этих ящиках она давным-давно не наводила порядок.


Вздохнув, Оля потянулась к первому.



Она так и не убрала в столе, просидела над первым ящиком до самого вечера, задумчиво рассматривая пакетики и конверты, в которые настолько долго складывала купюры. Ей удалось много собрать. Только достаточно ли?


С уверенностью почти в девяносто девять процентов она могла бы утверждать, что нет. Этой суммы явно мало на новый хороший слуховой аппарат, такой, который помог бы при ее уровне остаточного слуха.


Хотя Оля не бралась бы утверждать, что от ее слуха вообще что-то осталось.


В восемь вечера, потратив таким образом весь свой день, она наконец-то задвинула ящик на место и приняла решение, что ей стоит четко определиться с будущим. А потому завтра, с самого утра, она пойдет в больницу и запишется на прием к отоларингологу.


С этой мыслью она и улеглась в кровать, так и не выйдя поговорить с тетей. И большую часть ночи провела ворочаясь с боку на бок, опасаясь, что ей может принести мало радости заключение доктора.



«Это был первый раз, когда он решил сделать себе поблажку, и что?»


Дэн сел в постели устав еще больше, чем вчера.


« Для чего, спрашивается, было разрешать Женьке самому открывать кафе? Хотел выспаться, а сам не только ворочался всю ночь, но еще и на ноги вскочил в семь...»


Махнув рукой на бесполезные сегодня попытки заставить свой мозг отдыхать, Денис поплелся на балкон, с радостью заметив, что жара понемногу отступает.


Самое обидное, что ничего толкового его ночные бдения и не дали. Только укрепили то странное ощущение, что творится нечто плохое, которое и так преследовало его последние два дня.


А еще — он почти до физического ощущения боли хотел хотя бы поговорить с Олей.


Не позвонить, чтобы услышать голос ее тети. А посмотреть Оле в глаза, увидеть как раздвигаются в улыбке ее губы, как она смущенно прячет глаза за ресницами. И как те лукаво сверкают, когда она с ним в чем-то не соглашается.


Денис прижался лбом к стеклу, не замечая, что и сам уже расплылся в улыбке.


Больше всего ему хотелось ее поцеловать. Опять ощутить этот сладкий вкус, которым оказалось невозможно насытиться. Только теперь уже не отпускать ее, держать в своих объятиях так долго, чтобы у обоих дыхание закончилось в легких, и еще дольше...


Хотелось... хотелось.


Тело однозначно отреагировало на эти желания, пробежавшие по крови горячей волной.


Черт, он же был живым мужчиной, и не было ничего странного в том, что ему дико хотелось увидеть ее здесь, на своих простынях, совершенно голую! И поцеловать каждую черточку, каждый миллиметр тела Оли. Сделать так, чтобы она стала частью него так, как мысли о ней стали неотъемлемой составляющей его сознания.


Однако вот с этим-то и обстояло все не так уж просто, как Денису казалось.


Впрочем, трудности его никогда не пугали. И к тому же, во время этого безобразия, которое и ночью то назвать было нельзя, Дэну в голову пришла идея, каким еще кофе он сможет угостить свою красуню. И уж с этим рецептом точно не прогадает. Почему-то Денис не сомневался, что на этот раз попадет в точку...


Больница...


Эта мысль пришла к нему так неожиданно, что Денис замер посреди коридора, бессмысленно уставившись в стену. Он не знал зачем, только ясно осознал, что ему очень-очень надо быть в больнице, сейчас же, почти немедленно.


И только спустя двадцать минут, уже заводя машину, он осознал, что даже мысли не допустил, будто в больнице могла оказаться его сестра, хоть такое предположение, учитывая состояние Наты, должно было бы появиться первым. Но все-таки позвонил той, просто так. После чего, не задумываясь о направлении, выехал со двора.



Глава 6
Часть 2

Однако приехав туда, куда ему казалось правильным, Дэн растерянно осматривал двор больницы, совершенно не представляя, что делать дальше. То внутреннее чувство, которое так часто подталкивало его, помогая понимать и оказываться там, где он был необходим — сейчас умолкло. И приходилось самому разбираться, для чего же Денис спозаранку примчался сюда?


Двор больницы кипел жизнью. Всюду ходили люди, кто-то торопливо, явно опаздывая, а кто-то спокойно прогуливался с родными, одетыми в халаты или домашнюю одежду, выдающую в них пациентов. Неподалеку зазывала покупателей громкоголосая торговка жаренными пирожками. Кричали о времени отбытия маршруток водители, весело и настырно чирикали воробьи, то тут, то там рыская целыми стайками под ногами в поисках поживы.


И ни единой подсказки о том, для чего же Денис так торопился.


Можно было пройтись по этажам, возможно, кто-то из его друзей попал сюда, и ему не помешала бы компания приятеля...


Денис резко обернулся, казалось, заметив краем глаза в толпе знакомый силуэт. Но нет, вокруг ходили совершенно чужие люди.


«Все-таки, зря он стремглав несся», вздохнув, Дэн с нажимом провел по лицу рукой, радуясь, что солнце последних дней августа уже не жгло, а просто согревало, и повернулся в сторону стоянки, где поставил машину. Взгляд скользнул по бабушкам, торгующим семечками и шоколадками, пробежался по длинной очереди людей, ожидающей своего череда посадки в автобус, и вдруг дернулся назад.


Ее он узнал бы в любой толпе, пусть и знал всего несколько недель. Как он мог не узнать этот разворот хрупких плеч и длинные волосы, за которыми Оля все время пыталась спрятаться от мира?!


Дэн сам не заметил, как рванул с места, заспешив в ее сторону. Он только понимал, что что-то сжалось внутри при виде того, как понуро она смотрела под ноги, обхватив себя руками, словно бы посреди летней жары Оле внезапно стало холодно.


Она медленно поднималась по ступенькам, исчезая в проеме дверей старого автобуса, а Денис с бешенством на ситуацию осознал, что даже не может ее позвать. И догнать не успеет. Он бормотал извинения, задевая и отталкивая людей, которые спеша по своим делам, мешали ему добраться до Оли. И все равно мог лишь наблюдать, как закрываются двери и автобус отъезжает от остановки, увозя девушку, судьба которой стала для него очень важной, и по щекам которой катились слезы, Дэн отчетливо это видел даже через пыльное стекло окна.


Осознав, что так ничего не добьется, он быстро побежал назад, к своей машине.


Вероятно, если бы существовал кто-то, кто наблюдал бы за Денисом со стороны — он удивился бы такому поведению. Казалось бы, ну откуда настолько выраженная реакция и волнение за судьбу, пусть и сильно приглянувшейся, но все-таки, еще малознакомой девушки?


Однако Денису было плевать на недоверие. Он точно знал, что в такой его заботе об Оле нет ничего неправильного, даже наоборот.


В его семье не существовало понятие «развод», просто потому, что никто из них не связал бы жизнь с человеком, которого не хочет видеть просыпаясь каждое утро до конца своих дней. Не то, чтобы Денис был готов громогласно заявить, что созрел для женитьбы, однако он совершенно точно знал, что никто так не задевал еще его душу, как Оля. И сомнения в его уме порождал лишь скептицизм современного человека, который слишком устал ждать и почти потерял веру, что все-таки встретит ту, с которой рядом даже от простой прогулки будет настолько здорово.


В какой-то степени плохо жить рядом с теми, кто безгранично счастлив. Ты не готов принять меньшее. С семи лет Дэн знал, что будет только с той девушкой, которую полюбит не меньше, чем его отец любит мать. Но чем взрослее Денис становился, тем чаще его посещала мысль, что далеко не всем может настолько повезти. И в какой-то момент наблюдая уже за счастьем Наташи, он на секунду, но все же подумал — а что, если ему так и не дано встретить женщину, в глазах которой будет светиться такое чувство при взгляде на него? Нельзя сказать, что Дэн позавидовал, но все же.


А потом он сел за столик к Оле...


Навряд ли можно было счесть совпадением, что те сомнения в последнее время избегали его.


Именно поэтому Денис совершенно точно не собирался позволять ей плакать в одиночестве, а наоборот, намеревался выяснить все, что произошло.



Не стоило настолько расстраиваться. Ведь Оля подозревала, что результат может оказаться именно таким, а все равно было как-то грустно и печально. Видно количество не самых приятных событий за последние дни накопилось, и именно из-за этого по щекам против воли покатились горькие и обидные слезы.


Ей так хотелось бы улыбнуться и с достоинством принять заключение врача, ведь в остальном она здорова, у нее есть замечательная тетя, и к тому же, появился еще один — очень хороший человек в жизни. Но Оля оказалась не настолько сильной.


Вытерев пальцами щеки, она бездумно уставилась в окно, рассматривая пропыленный пейзаж уставшего от жары города. Сумочка, в которой имелась довольно большая сумма денег на случай, если бы врач все же выписал ей слуховой аппарат и требовался бы аванс — была зажата между бедром и стенкой автобуса.


Самым обидным казалось то, что врач даже не смог дать ей четкого ответа, хоть Оля и не осуждала последнего. Действительно, какой смысл тратить очень большие деньги на прибор, который ей вероятней всего не поможет? А после всех проведенных тестов доктор почти не сомневался, что именно так и окажется. Потому и посоветовал Ольге не гнаться за призрачной надеждой. Результаты его исследований показали, что ей навряд ли помогут и самые мощные наружные аппараты. Да и, если честно, когда он назвал их стоимость — у Оли не возникло желания настаивать.


Что ж, она столько лет откладывала каждую копейку, не пошла никуда учиться после школы, забросив мечту об университете — и все только затем, чтобы вдруг выяснить, что это никому не надо и ей все равно не поможет!


Ощущение собственной беспомощности в такой ситуации, обиды и горя от того, что больше она никогда не сможет услышать музыку, не вспомнит, как поют птицы утром под ее окном и... никогда не узнает, как звучит голос Дениса — все это вдруг скрутилось внутри в тугой ком.


И вдруг — словно взорвалось все той же бессмысленной сердитой обидой. Слезы высохли сами собой, а вместо рыданий захотелось сделать что-то такое... чего она никогда бы не сделала еще вчера. Например, взять и потратить эти деньги на что-то, совершенно ненужное и нерассудительное. Просто потому, что они не принесли ей толку в том, для чего Оля стольким жертвовала.


Наверное, посиди она и подумай еще немного — верх взяла бы обычная рассудительность. Но как раз в этот момент автобус проезжал мимо поворота в такой знакомый проулок. Первым, на что Оля бессознательно обратила внимания — машины Дениса на парковке не было. А потом взгляд скользнул по знакомым зонтикам и столам летней площадки Кофейни. И на общем фоне довольно-таки не веселого настроения, память услужливо подбросила Оле воспоминания о ее первом знакомстве с этим местом и грубости девушке-официантки. Тогда та сравнила ее с бродягами только потому, что Оля не имела возможности заплатить за кофе, и она до сих пор злилась, если вспоминала об этом.


Автобус начал замедлять движение, поворачивая к остановке, а Ольга вдруг вскочила со своего места, охваченная все тем же бушующим порывом сделать хоть что-то из того, что вечно сама себе запрещала.


Быстро пробравшись к очереди на выход, она сошла с автобуса.


Кто знает, решилась бы Ольга на такое, будь Денис на месте, скорее всего — нет. Но сейчас она даже не думала о том, как это может выглядеть со стороны. Ольга просто захотела хоть что-то купить себе — тех же безумно дорогих по ее мнению марципанов. Но сама. Не как угощение, а как покупка на ее, честно и не так уж легко заработанные деньги.


«На что-то же надо их тратить!», с сердитым раздражением продолжала твердить Оля себе, быстро подходя к крыльцу Кофейни.



Женя приветливо кивнул ей, видно обернувшись на звон колокольчика.


- Дениса еще нет, - прочитала она по его губам, когда парень проскользнул мимо с подносом, полным чашек.


- Да, я знаю, - ответила Оля, поздоровавшись с ним, и прямиком отправилась с стойке бариста.


- Дай мне, пожалуйста, десять марципанов, - попросила она после того, как поздоровалась и с Сергеем.


Парень кивнул и без вопросов упаковал конфеты, протянув пакетик Оле.


- Нет, - она интенсивно покачала головой, вдруг осознав, что он ее не так понял. - Я их купить хочу! Не просто так, за деньги, - взволнованно принялась объяснять Оля, испугавшись, что парни подумают, будто она решила использовать расположение Дениса к себе.


От страха, что ее поведение так истолкуют — даже злость улеглась.


- Я их покупаю! - опять повторила она, потянувшись за деньгами. - Посчитай мне, сколько я должна, - Оля вытащила несколько крупных купюр и вопросительно посмотрела на Сергея.


Парень казался растерявшимся и неуверенным.


- Я не буду брать денег, - он покачал головой. - Решай это с Денисом, - Сергей отодвинул деньги, которые Оля попыталась засунуть ему в руку.


Ее охватило отчаяние — Денис точно не возьмет с нее денег. А Оля так нуждалась в том, чтобы хоть себе доказать, что-то... пусть и сама не понимала до конца, за что именно сейчас спорит.


- Ну, пожалуйста, - почти умоляюще попросила она бариста, который, казалось, утратил к ней интерес и перевел глаза Оле за спину. - Я хочу их купить, мне это надо. Без Дениса...


- Почему, красуня? - большие руки Дениса совершенно неожиданно развернули Олю так, чтобы она увидела, что он говорит. - Я тебя чем-то пугаю? - чуть прищурившись спросил он Олю, кивнув Сергею, который явно расслабился.


А она все еще растерянно смотрела на его напряженное лицо с непроницаемыми синими глазами, не зная, как все объяснить.




Глава 7
Часть 1

- Боюсь? Нет! - она отчаянно замотала головой, забеспокоившись будто Денис и правда так подумает.


- Вот и хорошо, - он вдруг, совершенно неожиданно, расплылся в лукавой улыбке и обхватил ладонью ее щеку, поглаживая кожу пальцами. - А то мне не понравилось вот это: «без Дениса», - Денис подмигнул и она сама не заметила, как почувствовала облегчение и умиротворение от его общества.


Стало немного свободней внутри. А его взгляд — он согревал и забирал любую обиду и боль. Наверное, никакими словами нельзя было бы передать ту нежность, что появилась сейчас в глазах Дениса.


Не задумываясь Оля накрыла своими пальцами его теплую руку на щеке. Ей захотелось, чтобы он опять поцеловал ее так, как позавчера, но все же она смущалась свидетелей.


- Ты бы никогда не позволил мне заплатить, - со вздохом попыталась Оля объяснить ему свое поведение.


Денис криво улыбнулся и притянул ее ближе к себе, не обращая внимания на всех, кто находился в зале.


- Это точно, - подтвердил он, - и не позволю.


Еще раз кивнув Сергею, он что-то сказал бариста, но Ольга не увидела движения губ, так как Денис отвернулся. После чего, забрав со стойки пакетик с ее конфетами и деньги, Денис раскрыл ее вторую ладонь, легко преодолев сопротивление, и уложил это все аккуратной стопкой ей в руку.


- И только попробуй еще раз такое придумать, - он мягко придавил, сомкнув пальцы Оли, но вот выражение глаз Дениса изменилось и показалось ей очень серьезным. - А теперь — пошли, - тут же добавил он, потянув Олю в сторону коридора, ведущего в подсобные помещения. - Ты мне расскажешь, почему плакала, - Денис отвернулся и кажется, проигнорировал то, что она попыталась невнятно пробормотать, будто у нее все в порядке.



- С чего ты решил, что я плакала? - совершенно уверенная, что глаза давно высохли, Оля попыталась показать максимум невозмутимости, который только могла выжать из себя. Как бы там ни было — жаловаться она не планировала, Денису хватает проблем и без ее детских обид на судьбу.


Они зашли в кабинет и Денис резко остановился к ней спиной, сама же Оля оперлась о край стола.


Он повернулся но ничего не ответил, только смотрел на нее так пристально, словно в душу заглянуть пытался. Через пару минут Оля даже решила, что неправильно произнесла половину предложения и Денис просто ее не понял. Хотя кривая улыбка скорее показывала, что он не верит ее убеждениям.


Впервые рядом с ним она почувствовала себя неловко и опустила голову, пряча лицо. Взгляд наткнулся на марципаны. Забеспокоившись, что конфеты растают от тепла ее рук, Оля осторожно переставила пакетик на стол, бросив рядом и деньги. Сейчас эти бумажки, в которые было втиснуто когда-то столько ожиданий и надежды просто раздражали ее, в каком-то смысле потеряв свою ценность. В душу вновь вернулась волна обиды, хоть и виновных-то не было, просто так сложилась жизнь.


- Почему я не могу заплатить за конфеты?! - вдруг резко подняла она голову и уставилась перед собой. - Мне нужно это! - та же обида, что завладела ею и в автобусе прорвалась наружу . - Почему ты не хочешь взять деньги? - почти с претензией повернулась она к Денису.


Он подошел впритык и обхватил ее лицо ладонями. Оля не успела отодвинуться, хотя и старалась не очень. Несмотря на непростую ситуацию — ей хотелось ощущать его прикосновения.


- Ты же говорила, что не можешь позволить себе пить кофе в нашем кафе, откуда вдруг такое стремление теперь бросаться деньгами? - Денис проговорил это спокойно, на его лице не было выражения упрека или осуждения.


Он честно пытался понять, что именно подталкивает ее к такому поведению. И Оле стало немного стыдно за свою вспышку. В конце концов, этот мужчина не виноват во всем том, что произошло с их последней встречи.


- Извини, - она повернула голову, чтобы прижаться щекой к пальцам, которыми он повернул ее лицо к себе. - У меня не самая лучшая сейчас полоса в жизни. Наверное, кажется, что я веду себя глупо и по-детски, - со вздохом она отошла от Дениса, как бы ни хотелось наоборот, крепко прижаться к его плечу.


- У всех бываю сложные дни, - Денис поймал ее руку, не позволив Оле ни отвернуться, прекратив разговор, ни уйти. - Расскажи, и тебе легче станет, и я чем-то помогу.


Искушение поддаться этим словам оказалось неожиданно сильным, настолько, что на пару мгновений Оля замерла с открытым ртом. А ведь она даже с тетей не обсуждала всего происшедшего, хоть та была и в курсе, просто привыкла держать все проблемы в себе и решала их всегда самостоятельно, никого не отягощая.


- Почему ты плакала, красуня? - выражение глаз Дениса изменилось, вновь став таким, от которого внутри все сжалось. - Расскажи мне.


Трудно не поддаться, когда на тебя смотрят так. И все-таки Оля постаралась помнить о реальности.


- Ну зачем тебе мои проблемы, Денис? - постаравшись непринужденно передернуть плечами, она потупилась, ругая себя за малодушное желание поддаться и все рассказать. - Тебе и своих хватает, зачем в чужие вмешивать?


Он вздохнул и криво улыбнулся.


- Не надо решать за меня, Оля, - его большой палец скользнул по ее щеке, поглаживая. - К тому же, я и так, кажется, уже с головой вмешался, - Денис усмехнулся совершенно непонятно для нее. - И потом, проблемы моей девушки, не кажутся мне чужими, красуня, - отпустив одну щеку, Денис крепко обнял Олю за талию и притянул ближе к себе. - Тем боле, ее слезы.


Ощущение его тела, которое теперь оказалось так близко, впервые настолько полно соприкасаясь с ее - очаровало Олю, и некоторое время она просто не понимала того, что выговаривали губы Дениса. Зато потом, спустя всего лишь несколько секунд, смысл того, что он сказал ошарашил ее.


До этого момента она и сама не знала, как относиться к тому, что происходило между ними. Она не давала оценки или наименований этим отношениям, которые и не считала таковыми. Несмотря на всю ту гамму влюбленности и бурю своих эмоций, которые Оля ощущала всегда в его присутствии, несмотря на то, что Денис покорял ее своим поведением и отношением к ней, даже несмотря на тот поцелуй - она все-таки не верила, что действительно всерьез вызвала интерес этого мужчины. Ведь он был куда старше и опытней ее. И не только в отношениях, а просто в жизни. Чем Оля могла увлечь его? И тем не менее — Денис только что назвал ее своей девушкой...


Честно, она не знала, как это обычно происходит, но и представить не могла, насколько ошеломительна простота его спокойной констатации данного факта.


Безмолвно выдохнув, она села... обрадовавшись, что стол за спиной никуда не делся, не позволив ей оказаться в глупом положении, упав на пол. Хотя, наверняка руки Дениса удержали бы.


- Так что, - Денис улыбнулся с некоторой долей превосходства, хоть и доброго, - я еще раз прошу тебя рассказать — почему ты плакала? И с каких пор решила разбрасываться деньгами? - немного наклонив голову, он поцеловал ее удивленно приоткрытые губы с таким видом, словно безумно хотел этого.


Оля непроизвольно подалась навстречу, но Денис только покачал головой, отстранившись, а его улыбка стала лукавой.


- Я жду ответа, красуня, - напомнил он ей, касаясь губами кончика носа Оли.


Ответа...


Оля не знала, что ему сказать и какой ответ дать. Даже не представляла, как начать делиться


с ним своими проблемами. И все еще не считала это правильным поступком. Однако поддалась очарованию этой улыбки, теплу его рук и таким нежным, но не отпускающим ее объятиям.


Закрыв глаза она попыталась упорядочить разбежавшиеся мысли.


- Меня уволили, - почему-то тема работы показалась ей нейтральней собственной неполноценности.


- Сегодня? - прикосновение кончиков пальцев Дениса заставили ее посмотреть на него. Денис хмурился.


- Нет, - Оля закусила уголок губ. - Позавчера и вчера, - оказалось не так просто объяснить кому-то события, завертевшиеся ее жизни.


- Стоп, - пальцы Дениса легли ей на губы, а лицо стало еще мрачнее. - Позавчера мы с тобой весь день провели вместе, - он немного прищурился и Оля могла бы поклясться, что видит, как в синих глазах мелькнула догадка. - Тебя уволили утром, из цветочного салона. Ты потому была такая грустная, - даже не слыша его интонации, Оля знала, что Денис не спрашивает, он был твердо уверен. - И ничего мне не сказала, - теперь он смотрел на нее с осуждением.


- Да, зачем бы я тебе говорила, Денис?! - Оля едва не всплеснула руками, удивляясь, отчего он не понимает насколько странным ей казалось бы такое признание, да еще и на свидании.


Он со скепсисом поджал губы.


- Я тебе подробно расскажу, - пообещал Денис неодобрительно покачав головой. - Но потом. Почему тебя уволили, объяснили?


- У хозяина сейчас проблемы, - Оля пожала плечами, вновь ощутив легкий укол сожаления при мысли, что уже не вернется к цветам. - Он не может держать столько людей.


- Ладно. Понятно, - пальцы Дениса чуть крепче надавили на ее щеку. Он показывал ей свою поддержку. - А насчет вчера — что?


Его глаза смотрели цепко, не позволяя Оле отвернуться и тем самым увильнуть от ответа.


- Меня уволили из отеля, - едва слышно пробормотала Оля, поняв, что подлость друга все еще больно ранит.


Денис что-то сказал, но она совершенно не разобрала слова.


- Что? - переспросила Оля, удивившись.


- Ничего, - скривился он. - Неважно. А в отеле что случилось?


- Ничего, - Оля все-таки попыталась отвернуться, но Денис и в этот раз не позволил.


- Оля, - он прищурился и повелительно посмотрел на нее. - Там что-то произошло? У тебя были какие-то проблемы, непонимание?


- Нет, - она отрицательно замотала головой. - Нет, в отеле все было нормально, просто..., - Оля умолкла и развела руками.


И с удивлением поняла, что Денис весь как-то подобрался и напряженно замер.


- Красуня, мне редко удается читать мысли, - с некоторым осуждением покачал он головой. - Потому просто расскажи, что случилось. Тебя кто-то обидел в отеле? - Денис пристально всматривался в ее лицо словно выискивая что-то в чертах лица.


- Нет, - не совсем разобравшись в его реакции, Оля покачала головой, - я даже не ходила туда вчера. Просто..., - вздохнув, она попыталась рассказать, как-то минуя отвратительные предложения Коли, - мой друг, который когда-то помог мне туда устроиться, вчера решил, что зря это сделал и поговорил с администратором. Тот меня уволил.


- Почему он так поступил? - так и не расслабившись, уточнил Денис.


Он явно не стремился довольствоваться малой долей информацией.


- Ему не понравилось то, что он увидел нас с тобой позавчера, - испытывая смущение, еле внятно проговорила Оля. - Коля обиделся.


Хмурое выражение на лице Дениса не стало светлее.


- Ты встречалась с ним? - казалось, он произнес это отрывисто и резко, но Оля точно не сказала бы.


- Нет, - она удивленно посмотрела на Дениса. - Я никогда с ним не встречалась. Не как с парнем. Мы учились в интернате вместе, да и живем в одном дворе, дружили, поскольку не так и просто найти ребенком друзей, которые бы принимали, что ты не такой, как все, - попыталась она описать Денису свои отношения с Николаем.


- Что же он за друг, если такое сделал? - Денис презрительно скривил губы.


- У него были относительно меня … иные планы, - это все, что Оля была в состоянии выдавить из себя.


В каком-то роде она даже ощущала себя грязной от тех Колиных слов, от его предложения. И вспоминать о нем, говорить, было не комфортно и стыдно.


- Значит, ему ты все-таки нравилась?


Оля неопределенно пожала плечами, решив, что лучше уж пусть он так думает. Да и потом, как это ни странно, Оля подозревала, что Коля действительно на какой-то свой, даже в чем-то страшный лад, любил ее. Оттого ей было еще противней понимать, что свои чувства не помешали бы другу подкладывать ее под других мужчин ради выгоды.


- Так, ладно, - Денис глубоко вздохнул. - Он тебя не обижал? - медленно проговорил он, продолжая внимательно смотреть в глаза Оле. - Не … тронул? - ей показалось, что Денис вкладывает в этот вопрос далеко не простой и безобидный смысл.


А в голове отчего-то вспыхнула картинка, как Коля раз за разом бьет по столу кулаком и как падает опрокинутая им ваза.


- Нет, - Оля покачала головой, глядя Денису в глаза. - Он меня не трогал, только обиделся и кричал. А потом увольнение устроил.


- Хорошо, ему повезло, относительно, - Денис немного расслабился. - Но теперь мне еще меньше понятно твое стремление потратить деньги, учитывая обстоятельства. И совершенно неясно, что ты делала в больнице с утра?


Вот это ей совершенно не хотелось объяснять.


Тяжело вздохнув Оля с мукой посмотрела в глаза Денису.




Глава 7
Часть 2


Он мог бы читать все ее мысли по лицу, даже если бы она не разговаривала. Денис не имел понятия со всеми ли Оля вела себя настолько открыто, но ему нравилось понимать малейшее движение ее мимики.


И потому Денис имел великолепную возможность быть не особо довольным собой.


Он видел, что его вопрос не радует Олю. Но и отступать не собирался. Ее слезы слишком сильно затронули его, чтобы оставить все как есть. И так же отчетливо, как понимание ее мучительных сомнений, Денис уловил от момент, когда она осознала, что ему вообще не полагалось знать о больнице.


Тонкие брови Оли сошлись на переносице, а в глазах появилась растерянность вперемешку с вопросами.


- Откуда ты знаешь, что я там была? - когда она волновалась, акцент становился еще ощутимей, и Оля порой глотала буквы, но он не собирался обращать ее внимание на это, так же, как и не планировал отвечать.


Денис не был готов выложить всю правду о себе, признаваясь, что последние три дня его колотит и трясет, будто в лихорадке, а он не в состоянии понять, чем же именно может и должен помочь Оле. Хотя и скрывать ничего о себе Денис не собирался.


А так как выбрать золотую середину между двумя этими выходами в данный момент показалось непросто обнаружить, он просто решил сделать вид, что вопроса не было.


- Почему ты плакала в больнице, красуня? - повторил Денис свой собственный вопрос и чуть сильней сжал руки, все еще обнимающие Олю.


- Денис, - она, определенно, придерживалась подобной же тактики, с той лишь разницей, что пыталась игнорировать его вопрос.


- Я первым спросил, - Денис не могу удержаться от улыбки, когда приводил настолько детский аргумент в споре. И пытаясь показать, что не над ней смеется — наклонился, поцеловав все углубляющуюся морщинку между Олиных бровей. - Пожалуйста, просто расскажи мне, Оля, - он посмотрел в ее глаза, надеясь, что она поймет, насколько для него это важно.


Ей все еще не хотелось рассказывать. Оля даже попыталась высвободиться из его рук и отойти, но Денис вместо этого прижал ее к себе крепче. Что-то подсказывало ему, что Оле понадобиться поддержка, ситуация, которую она так старательно пыталась обойти, определенно, была для нее травмирующей.


- Тебе что-то сказали врачи? Что-то не так с твоим здоровьем? Или тете плохо? - попытался хоть как-то разговорить ее Денис.


А сам подумал, что может и не стоило обнимать Олю так уж сильно. Лично ему скоро, вполне вероятно, могло стать не до вопросов.


Тонкий, сладковато-свежий запах с легким оттенком горечи, словно бы он остановился посреди полынного поля в жаркий летний день, держа в руках карамель, заполнил его легкие. Аромат самой Оли. Дэн был уверен, что просто не существовало духов, которые могли настолько бы одурманить. Только ее собственный запах. И сейчас, перебирая ее волосы, еще сохранившие тепло летнего солнца, он все глубже погружался в наваждение, которое всегда тот вызывал в нем. Так же, как и ощущение кожи и нежности тела этой девушки, уже доверчиво опирающейся на него в поисках поддержки.


Черти что! Дениса явно занесло не в ту степь. И он ощутил раздражение на себя. Но и унять разгорающегося возбуждения не мог. Оля будоражила все его существо независимо от желаний самого Дэна.


На какой-то долгий миг время в кабинете словно замерло.


Сюда не долетали звуки из переднего зала, и ничто не мешала полутьме помещения укутывать их покрывалом тишины. Он не включил свет, когда они зашли, и сейчас лучи солнца едва пробивались сквозь рейки ролетов, еще не поднятых с оконных проемов, куда те опускали каждую ночь.


Несмотря на бурление крови и гормонов, Денис ощутил умиротворение и какой-то непривычный покой, находясь здесь с ней.


И только мысль о том, что все существование Оли проходит вот в такой тишине, неожиданно появившись в сознании, заставило его иначе оценить момент, добавив ноту горечи за человека, который был уже совсем ему не безразличен.


- Нет, с тетей все хорошо, - он уже потерял надежду, что сумеет ее разговорить и просто наслаждался тем, что Оля в его объятиях, когда вдруг услышал тихий, едва внятный шепот. - И я — здорова, - Оля как-то неуверенно прочертила пальцем завитую линию у него на плече.


Денис поймал этот пальчик и нежно поцеловал ее, пока не думая над тем, насколько сильно ему хочется большего.


- Что же случилось, красуня? - почти беззвучно прошептал он, глядя ей прямо в глаза.


Они вновь замерли и на какую-то секунду ему показалось, что им и не нужны слова. Они смогут и без звуков понять друг друга. Не это же главное, в самом деле! Лишь бы видеть, чувствовать друг друга.


Глаза Оли непонятно отчего подернулись слезами.


- Ладно, не говори, если не хочешь, - Денис прижал свой лоб к ее. Меньше всего он хотел сам послужить причиной ее слез. - Только деньгами зачем же так бросаться, Оля? Тем более, если у тебя сейчас работы нет?


Он отчаянно старался понять ее молчание и выражение глаз, в этот момент дико завидуя сестре и матери, которые куда лучше читали в душах людей. Что толку от того, что он ощущал свою ей необходимость, если не мог разобраться в чем именно мог помочь Оле? Как ее успокоить? Хотя, она сейчас без работы, а он...


- Это так несправедливо! - совершенно неожиданно, вдруг почти закричала она с такой обидой в голосе, что Денис непроизвольно прижал Олю крепче, будто защищая или успокаивая.


Мысль прервалась. А разум напряженно заработал, пытаясь понять, чем ее настолько обидел его вопрос?


- Оля? - Денис попытался поймать ее взгляд. - Красуня? Что такое? Что несправедливо?


Но она старательно не поднимала лица, а пальцы Оли нервно запорхали по его плечам, словно она собиралась там трением выжечь какой-то узор.


- Я столько лет от всего отказывалась, ничего не покупала себе, никуда не пошла учиться дальше, только для того, чтобы все время работать, - голос Оли вновь упал почти до шепота, но она все еще не смотрела ему в глаза. - Я так долго мечтала о том, что смогу наконец заработать денег на новый слуховой аппарат. С восьмого класса только об этом и думала, откладывала почти все, что мне платили. И что толку?! - ее голос вновь взвился, резанув его по ушам в этой тишине. - Мне это уже не поможет! Поздно! Я слишком долго собирала эти дурацкие бумажки и теперь они не имеют никакого значения для меня! - Оля резко дернулась, все же вырвавшись из рук Дениса.


Она схватила, сжала пальцами купюры и посмотрела на те почти с отвращением. А потом перевела глаза на него, и Дэн стиснул зубы, увидев, что по ее щекам снова бегут слезы.


Ее пальцы начали дергаться, а Оля, похоже, даже не заметила этого. Видно она настолько расстроилась, что сама не поняла, когда начала каждое свое слово сопровождать жестами, и пусть Денис не понимал их значения, он мог предположить, что и движения рук выражали ее отчаяние и обиду на ситуацию.


- Какой мне смысл экономить их, Денис?! Скажи, какой?! Что толку?! - Оля с силой кинула смятые деньги обратно. - Разве я не имею права хоть раз купить себе то, что мне хочется?! - Оля так и замерла, с вскинутыми перед собой руками.


Она напомнила ему в этот момент ребенка, потерявшегося и отчаянно боявшегося, что уже не сможет понять, где же правильная дорога.


И наверное, так и было на самом деле. Только потеряла Оля не себя, а свою мечту.


Что ж, теперь он прекрасно понимал, отчего она плакала утром. Слишком много неприятностей, как для пары дней. Чересчур для его красуни. Он был даже зол на обстоятельства, что те сложились именно так.


- Оля, - Денис определенно не собирался стоять в стороне, когда у нее внутри бушевала такая буря.


Догнав ее в один шаг, он нежно, но очень крепко обнял Олю, погрузив свои руки в ее волосы, и попытался мягко повернуть лицо Оли к себе. Но она все никак не желала смотреть на него прямо, не собираясь, видимо, слушать нравоучения, которыми он, по ее мнению очевидно, мог сейчас взывать к ее разуму.


- Красуня, - он знал, что она не видит, что именно он говорит, но и молчать Денис не мог, не хотел.


Ему оставили единственный вариант, и пусть Дэн сомневался в том, что Оля все поймет, решил все равно рискнуть.


- Оля, - его губы заскользили по ее щеке, словно бы он старался дать ей почувствовать свои слова на ощупь. - Милая, не плачь.


В этот момент он серьезно пожалел о том, что совершенно не понимает язык жестов и не умеет изъясняться на том. Дэн тут же решил, что как можно скорее исправит эту оплошность. Он должен был иметь возможность хоть как-то говорить с ней и не собирался исключать ни один вариант.


- Не надо, - Денис уже и сам не мог бы сказать, целует он ее кожу, или продолжает разговаривать. - Я понимаю, что тебе больно сейчас. Но, - он поцеловал уголок ее губ, заставив Олю все-таки посмотреть на себя. - Если так вышло, давай попробуем справиться, - Дэн был бы дураком, если бы посчитал, что это просто, последовать его совету. Но и иного варианта не было. Оля не казалась ему человеком, который предпочтет забиться в угол и жалеть себя. - Не одной, я понимаю, что это обидно и трудно. Но я буду рядом, если ты позволишь.


Он говорил это все почти ей в губы, обхватив щеку Оли рукой. И не смог бы утверждать, куда вкладывает больше чувства — в этот шепот, или во взгляд, который не мог отвести от ее грустных и безнадежных глаз.


- Я просто хотела услышать твой голос, - так же тихо, как и он, прошептала она.


Ее губы заскользили по его рту в этом шепоте. И от такого простого, еле ощутимого касания дрожь пошла по позвоночнику Дэна, заставив вспыхнуть страсть, которую он отчаянно старался подавить все это время.


- Просто узнать этот звук, - повторила она, наверное не заметив, что творит с ним каждым словом. - Что в этом такого невероятного? Почему это могут тысячи, а я не могу? - в ее голосе прозвучало столько боли, а сам смысл ее слов...


Денис не выдержал.


Он с силой сжал свои ладони вокруг ее щек и накрыл губы Оли своим ртом. Не только из-за страсти. Почти совсем не из-за нее, хотя кровь и кипела в венах, дурманя разум, отзываясь на каждый импульс ее тела.


Он хотел успокоить ее. Показать, что и так — они справятся, обойдутся тем, что им все-таки дано. Если она не может слышать его — Денис научиться понимать Олю без слов, по глазам и малейшим движениям, по дыханию. Сделает все, чтобы она больше никогда в жизни не ощущала себя хоть в чем-то обделенной.


Каждая его ласка, каждое движение губ по ее губам стремилось забрать грусть и обиду, стереть боль, которую принесло Оле это утро. Он отчаянно старался заменить ту другими эмоциями и чувствами.


И понял, что не может оторваться, даже для того, чтобы вздохнуть, когда услышал ее тихий стон, ощутил, как она прижалась к нему всем телом, похоже, начав терять память о том, что ей есть из-за чего расстраиваться.


Впрочем, через секунду, Денис соврал бы, если бы начал утверждать, что сам помнит, для чего именно это все начал.


Страсть, жажда, потребность, которые эта девушка будила в нем с самой первой встречи прорвали плотину контроля и разумных доводов, что и как он должен делать.


Денису самому захотелось застонать от той безыскусности и простоты, с которой она подалась ему навстречу. Только жаль оказалось тратить на это время и движения губ. Он отдавал себе отчет, что уже подхватил Олю так, чтобы их лица оказались на одном уровне, и усадил ее на стол, но так и не разжал пальцев. И теперь отчаянно, жадно сжимал ее попку ладонями, заставляя Олю еще сильнее и ближе прижаться к нему.


Этот поцелуй совершенно не был похож на первый.


Денис не мог скрыть того, как сильно хотел ее, и с непередаваемым, не испытываемым до этого момента ощущением эйфории, осознал, что и Оля хочет его. Она не была первой женщиной, которая радостно отвечала на его ласки. Но, гори оно все огнем, Денис понял, что другой ему и не надо. Ни сейчас, ни, похоже, потом. Потому что именно ответа этой женщины он ждал так долго. И Денис мог поклясться, что под «долго» его разум и тело понимали не те несколько недель, в течении которых он не позволял себе ничего подобного в общении с Ольгой.


Ее пальцы с не меньшей отчаянностью, нежели его собственные, скользили по груди и плечам Дениса. Оля совершенно открыто отвечала на его ласки, целуя в ответ с такой же силой, и протестующе хныкала, если он пытался хоть на миллиметр отодвинуться.


В какой-то момент Денис просто осознал, что заставил ее обхватить его пояс ногами, и теперь он сам стоял между бедер Оли, откинув рукой ее голову назад, запутавшись пальцами в длинных волосах, и жадно целовал отчаянно пульсирующую жилку на ее шее. Вторая его рука уже скользила по ее ноге, добравшись до колена, слишком уж подходяще обхватившее его собственное бедро.


Кровь стучала в ушах Дениса так, что он не слышал ничего, кроме этого грохота. И все равно, ему было мало даже такого контакта. Он хотел большего.


Денис хотел ее. Целиком и полностью.


Однако, подозрение, что цветы были не единственным, что Оля впервые получала из его рук от мужчины, заставило его все же призвать свой разум к более здравым действием. А даже если это и не так — такой расклад все равно не казался разумным. И пусть для того, чтобы остановиться ему пришлось стиснуть зубы, заставляя угомонить отчаянно несогласное с умными и правильными доводами тело — он справился. Меньше всего Денис хотел, чтобы она решила, будто бы он просто воспользовался ее огорчением и расстроенными чувствами, и попытался получить большее, нежели Оля готова была дать.


Однако, правда состояла и в том, что Денис совершенно не собирался скрывать своего желания и намерения продолжить то, что только что происходило. Но не на столе в кабинете, не для первого раза, однозначно. И только тогда, когда Оля действительно, в полной мере будет понимать, что они делают.


Однако на то, чтобы отодвинуться — его выдержки и сил не хватило. Продолжая касаться кожи Оли губами, Денис попытался поглубже вздохнуть. И понял, что ни черта не справился с контролем, когда она, все еще не открыв глаза, с протяжным вздохом сама потянулась к нему, будто настаивая на том, чтобы продолжить.


Пах Дениса, и до этого момента далеко не безучастный, обожгло новой волной желания. Но он все-таки поймал щеки Оли пальцами, удержав их губы на расстоянии миллиметра друг от друга.


- Хочешь верь, хочешь нет, я собирался только сказать, ты сводишь меня с ума и такой, какая есть сейчас, - хрипло прошептал он с кривой усмешкой, когда она наконец-то приподняла веки и сфокусировала на нем горящий, лихорадочный взгляд. - И совершенно не думал вот так на тебя набрасываться.


Оля покраснела. Но тем не менее, не отвела глаз, чем его порадовала.


- А мне понравилось, - смущенно, но все-таки честно призналась она таким же хриплым шепотом, заставив его пальцы сжаться немного сильнее, словно бы он хотел срастись с ее кожей. - Так... убедительно получилось, - с явным трудом закончила она и тут же уткнулась ему в грудь лицом.


Но он увидел, как счастливо и открыто она улыбнулась.


Внутри разлилось тепло. И дело было уже не только в том, что ее стройные ноги все еще крепко обхватывали Дениса за пояс. Оля будила в нем не только бешеную страсть, уделом которой Дэн ранее считал фильмы и книги. Она заставляла его испытывать щемящую нежность и непреодолимое желание позаботиться о ней. И чем больше она хорохорилась, демонстрируя, что может обойтись, сама справиться — тем сильнее ему хотелось ее баловать и оберегать.


- Всегда рад вот так убеждать, - сипло хмыкнул он, и прокашлялся, пытаясь хоть немного вернуть себе голос. - Чтобы у тебя точно не имелось сомнений.


Мелькнула мысль, что правильней было бы отойти хоть на пару шагов. Но так как делать этого совершенно не хотелось, Дэн послал правильность к черту. Ну не мог он вечно поступать идеально! Он простой мужчина, в конце концов, и не похоже, чтобы Оля имела что-то против.


Наоборот, она, кажется, была совершенно довольна тем, как именно переплелись их тела, и доверчиво прижалась к нему, обняв руками за шею, так и не опустив при этом своих ног, в какой-то мере сводящих Дениса с ума.


Он бы сказал, что она позабыла свои печали, хоть на время, во всяком случае. А у него, между прочим, окончательно оформилась мысль, которую прогнала ее начавшаяся недавно истерика.


- Красуня, а что ты планировала делать? - не в силах стереть с лица улыбку, Денис поддался соблазну и поцеловал ее в нос.


- Когда? - уточнила она, зажмурившись от удовольствия.


- Вообще, с работой? - Денис коснулся губами ее прищуренных век. - Ты думала об этом.


Оля моргнула и глубоко вздохнула.


- Пока нет, - она неуверенно пожала плечами.


- Это хорошо, - он кивнул своим мыслям.


- Да? - похоже, Оля его не совсем поняла.


- Да, - Денис улыбнулся шире. - У меня как раз проблема — очень нужен человек, быстро схватывающий суть работы в кафе, а ты, насколько я помню, с этим великолепно справлялась с этим. И сейчас, как раз, совершенно свободна, - он наклонился, чтобы поцеловать ее рот, и вдруг ощутил, как Оля замерла в его руках.


- Нет, - неожиданно отчетливо и напряженно выговорила она, качнув головой. - Нет, - Оля отодвинулась, опустив ноги, отчего Денис иррационально ощутил холод, несмотря на летнюю жару. - Я не буду работать у тебя.




Глава 8
Часть 1



В комнате враз стало прохладней. И кондиционер включать не надо.


Денис вздохнул, тихо побормотав проклятие и попытался собраться с мыслями. А это было не так и просто. Несмотря на всю свою неопытность и молодость, Оле парой движений тела, парой прикосновений рук удалось так возбудить его — что в голове до сих пор шумело.


- Оля, - ухватив ее подбородок рукой, Денис попытался мягко заставить свою красуню повернуться к нему. - Оль, я понимаю, что это выглядит, словно..., - она не поддалась, только дернулась и Денис отпустил.


Все равно Оля не видит его слов. А что объяснять без внимания?


- Я не буду работать с тобой, не буду, - она качала головой и повторяла это словно какое-то заклинание.


Спустившись со стола она отошла от него в другой угол, не позволив Денису остановить себя, и замерла там, обхватив плечи руками, будто бы и ей стало прохладно. Он не совсем понял, что именно настолько оттолкнуло ее в подобной идее. Самому Денису нравилась мысль видеть ее рядом в течении дня. Да он и сутками был не прочь бы находиться рядом с нею. В какой-то момент даже обида кольнула — можно подумать, что он ей что-то противозаконное предлагает, а не выход из ситуации, причем для них обоих, если уж она иных причин для позитива в таком варианте не видит. Но глядя в напряженную спину Оли и ее пальцы, которые все еще слишком крепко сжимали плечи — Дэн постарался оставаться тем, кем был - взрослым мужчиной, тем, на кого можно опереться близким людям.


- Знаешь, почему я так долго не могла насобирать на этот дурацкий аппарат? - вдруг спросила Оля, повозив пальцем купюры по столу.


Как понял Денис — его ответа она не ждала, иначе бы повернулась лицом.


- Я работала. Делала то, ради чего нанималась — продавала цветы, мыла пол, стирала белье, натирала мебель. И никогда не искала более легких путей, не соглашалась на..., - Оля хмыкнула и все-таки обернулась, грустно посмотрела на него. - Я знаю, что нравлюсь мужчинам. Но мне не надо это, понимаешь? - с каким-то отчаянием проговорила она, опять сожмакав деньги. - Я никогда не пользовалась этим, своим телом, чтобы облегчить себе жизнь или заработать больше. И всегда презирала девушек, которые таким способом прокладывают путь в жизни. Может мне и сложнее, но я уважаю себя и знаю, что никто, обернувшись мне вслед, не подумает, будто я получила место только потому, что сплю с начальником. Или что имею какую-то вещь потому, что сама продаюсь. А если я соглашусь работать у тебя..., - Оля закусила губу и глубоко вздохнула. - Я... ты мне нравишься. Очень, - она покраснела и так наклонила голову, что волосы вновь спрятали от него ее лицо. - Потому я не думаю, что нам стоит смешивать работу, и..., - еще больше смутившись, Оля махнула рукой в сторону стола.


Как понял Денис, она имела в виду их недавний поцелуй.


Вообще-то, ему не понравилась такая идея. Не сам подход, а то, что Оля считала его одним из таких людей. Неужели она думала, что он предложил ей работу только затем, чтобы вынудить или добиться этим секса? Денис понятия не имел, отчего она так подумала, вроде он не давал повода. Но опять напомнил себе, что она знает его не так уж и долго, да и он ее. А потому, не стоит упираться лбом в гордость и кричать, что все не так.


Пусть и правда — не так все. Но тем не менее — и дураку ясно, что он ее слишком сильно хочет.


Глубоко вздохнув, стараясь упорядочить мысли и найти правильные слова, Денис подошел ближе и пальцами поднял подбородок Оли, присмотрелся к ее напуганным, потерянным глаза.


И скривился.


Честное слово, такое ощущение, будто она ждет что вот сейчас он ее прогонит.


- Красуня, - Денис нежно погладил кончиками пальцев тонкую скулу, замерев у губ, которые манили его теперь еще больше. - Не знаю, что именно тебя натолкнуло на мысль, будто я решил таким способом... ускорить развитие наших отношений, - Денис не удержался и прижал ладонь к ее губам. И желая этого, и потому, что она попыталась его прервать.


- Нет, я понимаю, что и слепому будет ясно, как сильно я тебя хочу, тем более, после всего, - он кривовато усмехнулся и, наклонившись, на секунду жадно прижался губами к ее рту. - Но... и я хочу, чтобы ты четко это уяснила, - Денис немного сжал пальцами ее лицо. - Ты для меня — гораздо больше, чем просто красивая девушка или тело, которое возбуждает меня, - Денис не смог не усмехнуться, видя как Оля потупилась и опять застеснялась. - Но так уж вышло, хоть я и сам еще не понял когда и как, что для меня важно и твое настроение, и твои мысли, и чувства, какими бы они ни были. И уж тем более, для меня существенны твои позиции и желания. Ты — больше, чем нравишься мне, красуня, и стала важна для меня за эти пару недель,- Денис пристально смотрел ей в глаза все это время, словно бы добавляя вескости словам.


Он не собирался врать и говорить, что полностью разобрался в себе или влюбился в нее с первого взгляда. Дэн не мог утверждать, что это было именно так.


Зато мог честно признать, что тогда она его заинтересовала. Что с каждой новой встречей вызывала все больше чувств и восхищения в его душе. Что он ощущает радость, когда она рядом.


- Ты... ты тоже мне больше, чем нравишься, Деня, - Оля смотрела на него сквозь ресницы, начав взволнованно теребить декоративную тесьму на своем сарафане.


Его улыбка, вероятно, стала самодовольной — она впервые настолько осмелела, что решилась назвать его уменьшительным именем, и Денису это понравилось. Он наклонился и уже на дольше припал ртом к подрагивающим губам Оли, лаская, пытаясь дать ей немного больше уверенности в том, что развивалось между ними.


- Так вот, - с трудом выдохнул он, когда заставил себя все-таки оторваться от таких податливых губ. Она слишком охотно ему отвечала, чтобы Денис легко сохранял контроль. - Несмотря на все это и на мое желание прямо сейчас уложить тебя на этот стол и заняться с тобой любовью, - прошептал он, едва ли не ей в рот. - Ты имеешь полное право послать меня к черту. И если ты все-таки подумаешь, и согласишься работать в Кофейне — твое желание или нежелание поддерживать со мной отношения — не отразятся на твоей работе. Ясно?


Он замер и попытался угадать мысли Оли по глазам. Но...


Как тут можно хоть о чем-то говорить или думать, когда ее прерывистое дыхание сбивает с мысли? Когда пульс грохочет в том же ритме, которое отбивает ее сердце в груди, чересчур плотно прижатой к телу Дениса? Так, словно и нет между ними тканевой прослойки? Как можно, вообще, о чем-то думать?


И тем не менее, Денис старался преодолеть это и стать выше физического возбуждения. Потому что для него и правда было важно объяснить Оле свою позицию и мнение. Разрешит она или нет их отношениям стать чем-то больше — он не перестанет ее уважать, и не будет думать хуже о своей красуне из-за этого.


Оля вздохнула. Мучительно медленно и долго, раздражая его грудь трением своих напряжённых сосков, что не мог скрыть хлопок платья. И переключилась со своей тесьмы на его сорочку, теребя теперь острый уголок воротника.


- Деня, так не бывает, - она улыбнулась с какой-то несвойственной ей грустью и даже горечью. - Мужчины все равно смотрят иначе потом, после... Все равно воспринимают не так. И относятся иначе. Может я и не очень опытная, но видела, как это бывает, - она не смотрела ему в глаза. - Знаю, как относятся все вокруг, сама злилась, когда одной из горничных многое сходило с рук и меня заставляли делать ее работу, - Оля смущенно скривилась. - Я человек, не святая, и мне было обидно, - честно призналась она. - Я не уважала эту девушку. И не хочу, чтобы ко мне относились так, - она передернула плечами.


Денис поглубже вдохнул.


Он понял, что она пыталась объяснить. И уважал Олю за то, что она не пыталась показаться идеальной или лучше, чем большинство. А ведь тем самым, и правда, становилась чище людей, отрицающих, что могут осуждать или обижаться на окружающих за решения и поступки. Но не отказался от желания прояснить все до конца.


- Оль, между прочим, у мужчин не один секс на уме, - Денис усмехнулся, видя как она вздернула бровь с недоверием. - Ладно, по-большей части не только он, и не у всех, - с улыбкой, которая казалась обезоруживающей, как он надеялся, подмигнул Денис. - Так что, я почти обиделся, что ты именно так восприняла мое предложение. Я и правда хотел тебе помочь. Хоть и выиграл бы от твоего согласия — потому как имел бы возможность видеть тебя постоянно рядом. А теперь — ты почти убедила меня, что я - развращенный мужлан. Даже грустно...


Он умолк и чертыхнулся, поняв, что она снова воспринимает всерьез его шутки. Об этом очень ясно говорили ее расширившиеся глаза с растерянными, испуганными тенями.


- Оля, - Денис крепче сжал ее плечи и немного встряхнул. - Оля, я не серьезно, это шутка..., - черт, так ему придется перестать вообще шутить.


Или надо в ускоренном темпе приучить ее различать его юмор. Разработать какой-то экспресс-курс.


- Деня, я не то имела в виду, правда, - она с силой ухватилась за его воротник, даже удивив Дениса таким отчаянным жестом. - Я не имела в виду, что ты.... такой, - отпустив ткань, она взмахнула руками. - Ты не так вел себя все то время, что мы знакомы. Я просто хотела сказать, что так подумают твои работники, и так посчитают все, кто тебя знает, что ты взял меня только потому, что сейчас я интересна тебе...


- Никто, кто знает меня, так не подумает. Никогда, - отрезал он немного отодвинув Олю от себя, чтобы смотреть ей прямо в глаза.


Правду говорят, что задеть нас могут только те, кто нам небезразличен. Слова Оли его задели, несмотря на разницу в возрасте и весь здравый смысл.


И она это поняла. Денис по глазам видел, что Оля ощутила, как ему неприятно такое слышать.


На несколько мгновений в кабинете повисла тишина, напряжение которой никто из них не прерывал. А потом Оля отступила на шаг.


- Прости, - напряженно выговорила она, вцепившись пальцами в край стола. - Я не хотела тебя обидеть или..., - видно ей трудно оказалось подобрать слова, потому что Оля никак не могла продолжить.


Денис шагнул следом, уже собираясь сказать, что ладно, он понял, попытаться наладить мир, который внезапно и непонятно, оказался под угрозой. Но его остановил ее голос.


- Прости, что по другим судила тебя, - она виновато усмехнулась. - Я не хотела тебя обидеть. Просто..., - Оля еще сильнее вцепилась в стол. - Знаешь, не обижайся, Денис. Ты старше меня, опытней, знаешь и видел куда больше. А я сужу только по своей жизни, по начальнику, который намекал, что не против получить от меня нечто побольше хорошо выполненной работы, и по другу, который хотел зарабатывать деньги, став моим сутенером, и при этом обещал, что все равно будет меня любить, сколько бы мужчин не заплатило за меня в постели, - она скривилась, с трудом облизнув сухие губы.


Денис застыл, ощущая, как злость и ледяной гнев начинает сдавливать виски.


Твою ж...! Он так понял, что имелся в виду тот Николай, который из обиды уволил Олю. В этот момент Денису захотелось с ним поговорить. Серьезно. Так, чтоб за всю жизнь не забыл. И даже посмотреть боялся в ее сторону.


Но Оля, похоже, не заметила его реакции.


- У нас просто разные жизни, и разные меры, по которым мы оцениваем мотивы и поступки, - она грустно глянула на него. - Извини, я правда, не хотела, чтобы ты решил..., я не хотела обидеть тебя. Ты — слишком хороший. Очень. Я даже не думала, что такие есть, - она отвернулась, не позволяя ему на себя смотреть.


А Денис, сжимая пальцы в кулаки, мог бы поклясться, что она вот-вот расплачется.


- Нам, наверное, всегда будет трудно это преодолеть. Кроме того, что я не слышу, вот это непонимание, из-за разного взгляда на мир, который нас окружает. У тебя все иначе, и не потому, что ты слышишь мой голос... Просто, у тебя все хорошо, Деня, и семья, и мечты в жизни сложились. Ты можешь позволить себе смотреть на людей и их поступки с верой в доброту и оптимизмом. А я - нет. Я не верю людям. Рассчитываю всегда на себя. Тогда нет боли и обиды. Тогда никто не сможет тебя бросить, потому что ты не ждешь, что кто-то останется рядом на всю жизнь. Просто сам пытаешься жить и не причинять другому боли. Я сразу знала, что у нас все не одинаково, но ты... ты так мне нравишься, - Оля стала говорить глуше, слова выходили оборванными и невнятными. - Мне так захотелось поверить, что что-то может выйти..., - она вновь передернула плечами. - Но так ведь не бывает, и нам лучше...


Все, ему надоело слышать этот смирено-раздавленный тон.


Меньше всего, целуя ее пару минут назад, Денис предполагал бы, что их разговор дойдет до этого. Как Оля верно заметила - он был старше и опытней, и сразу понимал, когда его пытались отшить, вежливо отделываясь фразами «мы друг другу не подходим».


Ха. Сейчас. Как же. Дудки.


В один шаг преодолев расстояние, на которое она отошла за время этого монолога, пятясь от него к двери, Денис крепко обнял Олю и посмотрел на нее со всей властностью, на которую только был способен.


- Выкинь это из головы,- внятно и отчетливо приказал он, все еще пытаясь смирить бушующую внутри ярость на ее «друга».


Позже он найдет того идиота и расставит все для него по полочкам за то, что забил таким бредом голову Оли. За то, что посмел такое ей предложить. За то, что подтвердил ее недоверие ко всем вокруг.


В этот же момент ему важно было только донести до нее простую, четкую и лаконичную мысль — Денис не позволит ей уйти от него.


Не по той причине, что она себе надумала, во всяком случае.


- Даже и не думай, что сейчас развернешься и уйдешь. Не тогда, когда я только обрадовался, что ты будешь рядом, - почти с угрозой сообщил Денис, не обратив внимание на растерянность Оли. - Я тебя никуда не отпущу, красуня, тем более с такими мыслями, так что прекрати говорить глупости.


Моргнув пару раз, она неуверенно улыбнулась краешком губ.


- Ты же говорил, что я могу послать тебя к черту? - робко напомнила Оля ему его же недавние слова.


Денис усмехнулся. Вот так. Не особо уверенно, но свободно. Так ему больше нравилось, чем все эти извинения и самоосуждающие речи о несостыковке их миров.


- Подразумевалось совершенно не то, - нагло заявил он. - И, вообще, предлагаю вернуться к началу разговора и обсудить все, где-то с этого момента, - наклонившись, он закрыл ей рот поцелуем, не дав что-то возразить.


Хоть и сложно было игнорировать затаившееся внутри своей души бешенство на подонка, что сунулся к его красуне с подобными мыслями.




Глава 8
Часть 2


Они провели в кабинете еще несколько часов. И не сказать, что говорили, так, обменивались отдельными фразами. Просто сидели, почему-то более остро нуждаясь в обществе друг друга.


Денис не хотел ее отпускать. Опасался, что Оля опять вернется к своему решению, едва выйдет от него. Наверное потому забыл о своем стремлении вести себя идеально. И стал обычным мужчиной. Который не пытается сдержаться, показывая своей девушке, насколько сильно ее хочет. Он целовал ее так часто, как это было только возможно, лишь ненадолго прерываясь, чтобы позволить Оле вздохнуть. Добивался того, чтобы ее глаза затянуло дурманом их общего притяжения и она выкинула всякие глупости из головы. Не выпускал ее из своих рук, все время держа в объятиях, удерживая на своих коленях. И пусть ему самому это казалось достаточно изощренной формой мазохизма, Дэн терпел, ни к чему не подгоняя и не подталкивая Олю. Просто находясь рядом.


А еще, он то и дело пытался донести до нее, что действительно хотел бы помочь, без всякой взаимосвязи со своим физическим желанием. И минута за минутой убеждал Олю, что никто не подумает про нее плохо, если она согласится поработать в Кофейне, хотя бы временно, пока не подыщет себе еще какое-то место.


И потом, приводил довод за доводом Денис, ведь работать она будет не на него, а на его сестру. И если уж Оля так беспокоится, то может пройти собеседование с Наташей. Тогда уж точно ни у кого не возникнет никаких претензий по поводу того, за какие заслуги Олю взяли на работу.


- Но ведь она твоя сестра, - Оля улыбнулась на подобный довод. - И ты ее уговоришь.


- Не буду, честно, - Денис принял максимально невинный вид.


Хотя и правда не собирался о чем-то просить Нату. И так не сомневался, что сестра разглядит в Оле то же, что и он.


- Деня, ну мне же не горит с работой, - сидя на его руках, Оля обхватила щеки Дениса своими ладошками и посмотрела ему в глаза сверху вниз. А его так и тянуло улыбнуться от ее серьезности. - Деньги, - Оля почти сердито посмотрела на пару купюр, так и валяющихся на столе. - У меня есть, хватит пока, а там и найдется что-то.


Выразительно вздохнув, так, чтобы она точно это заметила, Денис скептично поджал губы и уже собрался что-то придумать, опровергая ее доводы. И тут замер с открытым ртом, поняв, то и выдумывать ничего не надо.


- Красуня, - его улыбка, наверное, напоминала улыбку змея-искусителя в Эдеме, - глупо тратить эти деньги на ежедневные траты. Ведь ты уже насобирала какую-то сумму, немаленькую, раз хочешь на нее жить? - Дэн вопросительно приподнял бровь.


Оля нахмурилась, внимательно следя за его губами и, кажется, пока не очень понимая, к чему Денис ведет. Но кивнула.


- У тебя не вышло исполнить одну свою мечту, - Денис нежно поцеловал ее щеки, а потом коснулся губами мочки уха, которое было ему доступно. - Но ты можешь реализовать другие, красуня.


- О чем ты? - все еще не очень уловив его мысль переспросила Оля.


Денис попытался вспомнить все, о чем они так долго говорили.


- Ты можешь поехать куда-то, например, - начал он, - но лучше не трать на это деньги, мне самому хотелось бы куда-то тебя отвезти, - тут же решил Денис и переместился губами на ее шею. - А ты могла бы серьезно подумать над тем, что хочешь делать. Я имею в виду, действительно зарабатывать на жизнь. И получить образование, которое хочешь, во всяком случае, хоть на начало тебе хватит, а в некоторых профессиях, и на больший срок обучения, - предложил Денис, вспомнив, с какой горечью она рассказывала, что отказалась от учебы. - Ты могла бы не устраиваться на ту работу, которая тебе не нравится и оплачивается низко. Не всю же жизнь продавать цветы или мыть номера. Ты могла бы заниматься любимым делом, - он внимательно посмотрел на нее.


А Оля растерянно смотрела на него в ответ. Даже моргнула пару раз. Облизнулась и закусила губу.


- Деня, - голос Оли дрожал, и как ему хотелось верить, от надежды. - Но... я же глухая, как же я смогу учиться? Там же курсы большие, никто не будет для меня лекции читать...


Она боялась, но в глазах Оли он увидел искорки, жажду желания поверить в такую вероятность.


- На общем курсе, да, окажется сложновато, да и работать будет некогда, - согласился Денис, стараясь сохранять максимальное здравомыслие. Потому что когда она так смотрела на него, ему хотелось пообещать и сделать для нее что угодно, и возможное, и нет. - Но есть вечерние группы, там количество человек меньше, есть заочные факультеты. Я могу узнать, помотаться по университетам и академиям. Выбор у нас в городе велик. Чем ты хочешь заниматься?


- Я не знаю, - Оля вдруг поднялась с его рук и как-то потерянно прошлась по комнате. - Не знаю..., - она обернулась к нему и... улыбнулась. С осторожностью, страхом. Но и не только. - Я даже не задумывалась о том, кем хотела бы быть, - она вдруг рассмеялась, и заморгала, часто-часто.


Денис поднялся и подошел к ней, догадываясь, что Оля не дает слезам сорваться с ресниц, но видел как те затянули ее взор.


- Думаешь, это действительно возможно? - она смотрела с какой-то робостью, почти с таким же выражением задала этот вопрос, с которым говорила, что не может услышать его голос.


Но вот тут-то Денис не сомневался, что все возможно, и она может добиться того, чего захочет, надо лишь просто выбрать верный подход. А с этим они справятся.


- Да, я так думаю, - вложив в эти слова всю свою уверенность, кивнул Денис.


За что и был вознагражден крепким объятием и первым поцелуем по ее инициативе.


- Ммм, надо чаще предлагать тебе идеи, - с улыбкой заметил Дэн, когда Оля отстранилась от его губ. - Такая реакция нравится мне гораздо больше, чем ответ на предложение о трудоустройстве, - решил он. - Которое, кстати, все еще в силе, - просто так, чтобы она помнила, заметил Денис.


- Деня, - Оля прижалась щекой к его ладони. - Давай, все-таки, рассмотрим вариант с собеседованием с твоей сестрой, - попросила она. - Я не очень уверена, что это лучший выход, и...


- Но тебе так или иначе нужна работа, пока ты будешь определяться с факультетом. Кстати, если поторопиться, то можно поступить еще на этот учебный год, - вдруг прикинул Денис, заодно отвлекая ее от сомнений. - На заочные факультеты зачисление идет до конца сентября. Так что у тебя чуть больше месяца в запасе, - подмигнул Денис.


И вдруг понял, что она немного дрожит и кожа на голых руках Оли покрылась мурашками.


- Оля? - Денис внимательно присмотрелся к ней. - Все нормально?


- Не знаю, - она нервно хихикнула. - Мне и холодно, и жарко в один момент. И радостно, что я могу достичь большего, чем считала раньше, и страшно.


- Чего ты боишься? - Денис обнял Олю, стараясь унять ее дрожь.


- Всего, - хихиканье перешло в смех. - Как выбрать? Как решить? Как зачислиться? А экзамены? Смогу ли я их сдать? А люди? Как они будут реагировать и воспринимать меня? Я ведь не очень много общалась с незнакомыми. А если я не смогу уследить за всем? И растеряюсь?


- Так, стоп, - он прервал ее излияния, прижав пальцы к Олиным губам. - Глубоко вдохнули и успокоились, - велел Дэн и порадовался, когда она послушно исполнила приказ. - Хорошо. Предлагаю решать проблемы по мере их возникновения. Может, с большей частью нам вообще не придется столкнуться. А если и будут — вместе легче с чем угодно справиться.


- Ты так уверенно говоришь «мы», - Оля немного отстранилась, с некоторым сомнением глядя на него. - Но... мы ведь нем так давно знакомы. И нельзя утверждать, что ты захочешь пройти это все вместе со мной. Или что ты не встретишь кого-то, более привлекательного, полноценного, - голос Оли упал до шепота, но она все-таки выдержала его насмешливый взгляд.


В принципе, Денис признавал резонность ее сомнений. И соглашался с тем, что срок их отношений еще очень мал. Но... но...


- Мы не узнаем, пока не рискнем и не попробуем, не так ли, красуня? - потянув ее ладони, Денис обнял Олю и запрокинул ей лицо, чтобы точно знать — она видит его слова. - Это в чем-то так же страшно, как и решиться осуществить любую другую свою мечту. Но если не рискнуть — можно упустить единственный шанс провести свою жизнь с человеком, который делает тебя счастливым. Которому ты можешь подарить счастье. Я готов на это и хочу, Оля, потому что мне очень хорошо рядом с тобой. А ты — готова рискнуть и проверить? Или считаешь, что лучше перестраховаться и ничего не испытывать?


Она молчала. Долго. Дольше, чем Денис мог бы делать вид, что все хорошо. А потом, когда он уже нахмурился, Оля вдруг улыбнулась.


- Еще месяц назад, я сказала бы, что лучше не рисковать. Но тогда я не знала тебя, и даже не представляла, что вполне могу достичь в жизни чего-то. Сейчас... - она глубоко вздохнула. - Я готова рискнуть, - тихо, но достаточно уверенно признала Оля.


Денис выдохнул.


Оказалось, что он взмок и нервничал почти так, как если бы сделал ей предложение. Во всяком случае, в его понятии это выглядело бы приблизительно таким образом. Практики в данном вопросе Денис еще не имел. Хотя, если подумать образно — а чем его нынешний вопрос особо отличался?


- Не думал, что буду так нервничать, - совершенно искренне признался он с бесшабашной улыбкой. И наклонился, крепко поцеловав засмеявшуюся Олю в губы. - Так, а теперь, - он перевел взгляд на часы. - У меня есть одна идея. И очень бесчестный ход, - Дэн зловеще прищурился. - Сейчас я покажу тебе кое-что, после чего ты будешь умолять меня принять тебя к нам на работу, гарантирую, - уверенно кивнул Денис, в ответ на ее недоверчивый взгляд. - Пошли, я тебя кое с кем познакомлю, - и ничего больше не добавляя, он вывел ее из кабинета.


Судя по всему Оля не заметила времени и не ждала того, что за окнами темнеет. Да, они просидели весь день. Но он только покачал головой на робкое предположение, что «ей пора домой». Зайдя по дороге на кухню, Денис прихватил молока и ветчины, и вышел на крыльцо, легонько свистнув. В последние дни щенок всегда приходил где-то в одно и то же время, и сейчас, наверняка, не пропустит ужин.


- Ой, Деня, смотри! - голос Оли был пропитан искренним восторгом, а сама она указывала пальцем на щенка, показавшегося из-под ступенек.


И радовалась совсем как ребенок.


Щенок настороженно принюхивался к новому запаху, очевидно оценивая, насколько Оля опасна, и стоит ли ему рисковать ради ужина?


В этот момент Оля присела на корточки и потянула к щенки обе ладони.


И этот нахал тут же уткнулся в те носом и лизнул! Никакого тебе рычания и укусов. Никакого лая!


Нет, Денис и сам не мог перед этой красуней устоять. Но, эй! Именно он тут, кажется, прикармливал наглеца, а тот на него сейчас даже не глянул. Прыгал и вертелся, подставляя как можно большую поверхность своей шерстки под поглаживающие касания и почесывания ее ласковых рук. Вот и все, никому он тут уже не нужен.


Денис усмехнулся. И как раз в этот момент Оля подняла на него счастливый взгляд.


- Деня, он такой, такой... он такой замечательный, - с трудом подобрала она слова, похоже, испытывая настоящий восторг.


- Обычный бродяга, - немного ворчливо заметил Дэн, но присел рядом. - И я ему уже завидую, - себе под нос добавил он.


Но Оля заметила и рассмеялась. Потянувшись, она нежно чмокнула его в щеку, не прекращая гладить повизгивающего щенка.


- Ты лучше, - весело успокоила она его. - Но он такой лапочка, - подхватив щенка на руки, она почесала тому животик.


- Ага, меня за пальцы и ноги цапал, - с обвинением посмотрев на счастливчика, припомнил Денис. - А красивой девушке, значит, что угодно позволяешь? - щенок тявкнул, словно понимал его. - Настоящий пацан, - рассмеялся Дэн.


Он подтолкнул угощение к щенку, которого Оля уже опустила на пол.


- Ты прав, против такого довода, устоять практически невозможно, - все еще улыбаясь проговорила она, наблюдая за тем, как щенок жадно ест.


- Приятно знать, что я в силах соблазнить свою девушку, пусть и щенком, - добродушно заметил он под ее смех.



Глава 9
Часть 1

Не скрывая любопытства, Наташа с интересом, внимательно рассматривала девушку, которая сейчас сидела перед ней.


Оля. Девушка, ради которой Денис пробился к ней сквозь заслон непримиримого Славы, считающего, что Нате нечего делать на работе. Они два часа о чем-то спорили на кухне их со Славой дома, не пуская саму Нату, чем просто ошарашили ее. В конце концов, разве она не в состоянии решить, куда ей идти? Да, ей в последнее время было не очень хорошо, жара и перепады давления сказывались. Однако не настолько же плохо она себя чувствовала! Просто спать все время хотелось.


Но эти мужчины оказались непоколебимы. Хоть лбом бейся об стену, но они всегда готовы были сделать что угодно, лишь бы оградить ее от всего мира. А теперь, похоже, и Оля попала для Дениса в эту категорию.


Наташа не ревновала брата, ни капельки. Она, возможно единственная в семье знала о том, насколько отчаянно Денис искал того, кто затронул бы его душу. И в какой-то мере даже начал отчаиваться, потому что никогда бы не согласился на нечто меньшее, чем настоящее чувство. Именно потому Нате и было очень-очень любопытно. Она даже пыталась подслушивать под дверью кухни, чего в принципе никогда не делала, с самого детства, наверное. Но так и не смогла узнать, что же такого сказал Деня ее мужу, что Слава в результате, смягчился и дал добро.


И вот теперь, под настороженным, опекающим взглядом брата, который сидел за соседним столиком с таким видом, что напоминал Нате ястреба, оберегающего своего птенца, она смотрела на эту девушку. Ту, которая судя по всему, сумела задеть Деню так, как еще никому не удалось.


Оля была молодой. Моложе, чем Наташа себе представляла. Но это совершенно не смущало ее. Может быть, так ему даже было проще. Ната знала, насколько сложно Денису находиться среди людей. В отличии от нее, Деня не мог прощать человеческих слабостей и грехов. Он сам стремился всегда и во всем поступать правильно, и не хотел понимать, отчего иные идут на поводу у своих страстей или желаний, ущемляя и причиняя боль окружающим и любимым. Быть может как раз Оля, молодая, с открытым и простым взглядом на жизнь была тем человеком, кто принесет мир и покой Денису? Нате очень бы хотелось верить именно в это. Потому что Оля понравилась ей. Действительно. Она не очень хорошо помнила свое первое впечатление об этой девушке. Тогда, разговаривая с Тарасом, она просто не могла допустить, чтобы неопытная и грубая официантка скандалила с клиенткой. Но отчего-то Ната не пошла сама, послала брата разбираться. Почему? Наверное сработала та самая интуиция, которой так славилась их семья. И теперь она ни капельки об этом не жалела.


К их столику подошел Женя, который поставил перед Натой молочный коктейль и дал воду Оле, хоть та перед этим отчаянно просила ничего не приносить. Ее персонал уже принял и готов был горой стоять за девушку, во всяком случае большая его часть, и это радовало Наташу.


Они, кстати, еще не сказали друг другу ни слова, кроме приветствий. Оля тут же отчаянно вцепилась в свой стакан, похоже забыв, что отказывалась от напитков. Она нервничала, а Ната совершенно не хотела этого. Оля была ей симпатична, и Ната тешила себя мыслью, что неплохо разбирается в людях. Только вот ей казалось, что не здесь Олино место. Не в Кофейне. Не на постоянной основе, во всяком случае. Но это не значило, будто бы она собиралась отказать. Наоборот, Наташа планировала взять Олю. Раз она оказалась здесь, значит так и должно было произойти.


- Почему ты нервничаешь? - улыбнувшись, Ната словно ребенок потянула коктейль через трубочку губами. - Я страшная? - четко и медленно, помня все наставления брата, на которые Деня потратил еще час, спросила она.


Оля неуверенно улыбнулась и отпустив стакан, принялась теребить свои волосы.


- Нет, - тихо пошептала она, покачав головой. - Просто..., - вздохнув, Оля передернула плечами.


Ната не могла не улыбнуться, наблюдая за тем, как Дене еле удалось справиться с порывом и остаться на своем месте. Она покачала головой, но брат только поджал губы и глазами показал Нате, что ничего не может поделать с собой.


- Мне кажется, что вся эта идея — большая ошибка, - Оля все с той же растерянной неуверенностью подняла на нее глаза. - Это неправильно.


Ната улыбнулась.


- Почему?


- Не стоит мне работать с Денисом, зря он, вообще, уговорил меня и вас сюда притащил, только потревожил, - Оля с некоторым смущением скосила глаза на объемный живот Наты.


Чем заставила ее рассмеяться.


- Деня редко делает что-то зря, - покачала она головой и положила руку на живот, словно попыталась урезонить разошедшегося малыша, который принялся интенсивно ворочаться. - И мне кажется, что он не ошибался, мне действительно стоило приехать.


- Мы с Денисом... встречаемся, - Оля немного помедлила и, кажется, была смущенна тем, что говорила об этом с сестрой своего «парня». - И все здесь об этом знают, - она неуверенно махнула рукой в пространство. - И все теперь будут думать, что..., - она замолкла и как-то расстроенно, с огорчением вздохнула.


Наташа взболтала свой коктейль трубочкой.


- Какая тебе разница, кто, что подумает? - не перестав улыбаться, спросила она. - Если вам хорошо вместе, почему это должно мешать тебе работать? Или отчего я не могу взять к себе в Кофейню девушку своего брата, если ее помощь мне пригодится? Какое нам дело до других?


Оля наклонилась, на миг спрятавшись за волосами, а потом вдруг открыто посмотрела в глаза Наташе.


- Я никогда не работала в кафе, - твердым голосом призналась она. - И совершенно ничего в этом не понимаю.


Наташа отмахнулась.


- Давай на «ты»? - предложила она. - Ты же моего брата на «вы» не называешь?


Оля отрицательно покачала головой.


- Вот и хорошо, - довольная, Ната еще отпила из бокала, следя за сменой эмоций на лице собеседницы. - А касательно опыта — Денис говорил, что ты очень старательная, и быстро схватываешь суть, так что с этим проблем не будет, я уверена.


Оля смущенно закусила губу.


- Я так и знала, что он тебя уговорит, - немного запнувшись на обращении, все же возмутилась она. - А ведь обещал...


- Денис меня не уговаривал, - Ната покачала головой, продолжая улыбаться. - Я и сама в состоянии разглядеть хорошего сотрудника, занимаюсь же этим делом столько лет без советов брата, - Наташа подмигнула, а Оля стушевалась, опять спрятавшись за своими волосами.


Ната поразилась, каким образом в этой девушке сочетаются такая твердость, самостоятельность и такая стеснительность в один и тот же момент?


- Хотя, скажу честно, - Наташа отодвинула стакан и немного оперлась о стол руками. - Я не думаю, что твое место в Кофейне. Нет, послушай, - не дала она заговорить Оле. - Я уверена, что ты будешь прекрасным сотрудником. И беру тебя на работу, - она видела, что глаза девушки недоуменно округлились. - Просто мне кажется, что тебя ждет что-то другое, - Наташа пожала плечами. - А я редко ошибаюсь в таком, - она улыбнулась. - Зато, здесь всегда будет место, где тебя ждут, и здесь ты вполне можешь быть, пока не найдешь то, что придется тебе по душе. Так что, что скажешь — ты согласна работать на меня?


Оля облизнула губы и несколько минут неуверенно смотрела на Наташу.


- Я, вряд ли, смогу работать официанткой, - растерянно проговорила она.- Не представляю, как можно уследить за всеми, а ведь часто люди приходят компанией и делают заказ одновременно, перебивая друг друга.


- Думаю, тебе стоит начать с помощника по залу — будешь помогать барриста или официантам, или девчонкам на кухне. Лишние руки всегда пригодятся, а там — разберемся. Ты привыкнешь, освоишься, и мы поймем, где твое место. Так что? - Наташа повторила свой вопрос.


- Она согласна...


- Деня! - возмущенный возглас их обеих не дал брату продолжить.


Но того такая реакция не смутила, судя по всему. Спокойно подвинув стул к их столику и пожав плечами, он сел около смущенной Оли.


- Ты обещал не вмешиваться, - тихо зашипела она ему на ухо.


Наташе пришлось плотно сжать трубочку губами, чтобы не рассмеяться. Похоже Оле еще предстояла узнать, что Дениса невозможно удержать от вмешательства в жизнь тех, кого он любит.


- А я не вмешиваюсь, - весело улыбнувшись, он обнял Олю за плечи, игнорируя ее смущенное недовольство и подмигнул сестре. - Просто вношу ясность, правда, Ната?


- Правда-правда, - иронично поддела она брата. - Будто бы мы без тебя не разобрались бы, - покачала Наташа головой.


- Да, вижу я, как вы разбираетесь, - Деня ухмыльнулся уголком рта. - Все ходите вокруг, да около. А думать-то не о чем. Ясно все.


- Денис, - Оля виновато посмотрела сначала на Наташу, а потом на Дениса. - Может все-таки, не стоит?


- Стоит, - теперь брат и сестра рассмеялись вместе.


Оля все еще смотрела на них с сомнением, но Наташа не могла не заметить, как доверчиво и охотно та опиралась на Дениса и сама старалась держаться еще ближе к ее брату.


- Значит, решили, - подвела итог Ната, наблюдая в окнах, как паркуется у бордюра такая знакомая машина.


Она и не сомневалась, что Слава не позволит ей сидеть здесь ни на минуту дольше выделенного для общения часа.


- Принесешь свою трудовую и медицинскую книжки, отдашь их Дене или администратору, и с завтрашнего дня можешь приступать к работе, - быстро отдала она инструкции, уже и сама испытывая нетерпение. И аккуратно поднялась навстречу мужу, который шел через зал, казалось, не замечая никого кроме нее.


Впрочем, и сама Наташа уже не видела никого кроме Святослава.


- Ты готова? - лишь мельком глянув на тех, кто сидел за столом и коротко кивнув им, Слава тут же обнял Нату и требовательно посмотрел ей в глаза.


- Да, - не в силах не улыбаться такому поведению, Наташа крепко обняла его, насколько это позволил ее объемный живот. - Поздоровайся с Деней, как следует, Слава, - шепотом укорила она мужа.


- Да, ладно, - проворчал Слава. -Можно подумать, он обидится.


Но все-таки обернулся и протянул руку ухмыляющемуся Дэну.


- Это Оля — представила Ната девушку, пока парни здоровались. - А это — Святослав, мой муж, иногда он вместо меня тут все контролирует, когда считает, что я должна сидеть дома, - скривив смешную рожицу, шутливо пожаловалась Наташа Оле.


Та неуверенно улыбнулась, похоже не поняв, шутит ли Ната или говорит серьезно. Но кивнула и побормотала, что ей «приятно».


А Святослав, так же как и сама Наташа просвещенный Денисом об Оле, приветливо улыбнулся, будто опровергал жалобы своей жены.


- Извините, но Нате пора домой, - решив, видимо, не особо тратить время на беседы, тут же заметил ее муж, и потянул Наташу к выходу.


Улыбнувшись напоследок брату, который не нуждался в извинениях и судя по улыбке — все понимал, Наташа помахала рукой немного удивленной Оле, и послушно пошла следом за Славой.



Глава 9
Часть 2

Следующие две недели не просто прошли, а казалось, пронеслись мимо Оли. Иногда создавалось ощущение, что каждая ее минута, кроме, пожалуй, того времени, что она спала — чем-то занята. И тем не менее, Оле и в голову бы не пришло жаловаться. Несмотря на все трудности и особенности работы в кафе, она давно не работала с таким удовольствием. Даже с цветами. Что-то неуловимое витало в воздухе «Кофейни», нечто неосязаемое, что заставляло людей улыбаться и быть добрей. Она еще не встречала такого коллектива, в котором действительно отсутствовали «подводные» течения и скрытые страсти. Если кому-то что-то не нравилось, люди обсуждали это, а не делали гадости «исподтишка».


Разумеется, основная заслуга в этом принадлежала хозяйке, или, на данный момент, Денису, который заменял сестру.


Если раньше Оля не всегда понимала, для чего он ежедневно находится в кафе при том, что здесь имелся администратор, то поработав — осознала, он действительное на многое влиял. Ни Денис, ни сама Наташа, которая все-таки иногда появлялась в «Кофейне», несмотря на ворчание мужа, не позволяли сотрудникам устраивать истерик и драм. И, как ни странно, это работало. Возможно потому, что и сами владельцы подавали пример, решая все вопросы логично, но не забывая и о человечности.


Вопреки всем страхам Оли никто не провожал ее косыми, осуждающими взглядами. Хотя симпатия Дениса и их отношения не были секретом ни для кого в «Кофейне». Однако, никто не сплетничал по этому поводу, а если Оля совершала ошибку, то честно выслушивала упреки и наставления администратора.


Нельзя сказать, что Денис не хотел бы ее от этого оградить. Она видела, насколько сложно ему давались подобные моменты. Этот мужчина слишком серьезно относился к самовольно взятой на себя обязанности оберегать и защищать ее. Но Денис сдерживался, вероятно, прекрасно понимая, что от его заступничества никому пользы не будет. Зато потом, вечерами, он делал все возможное и невозможно, чтобы компенсировать ей те неприятные мгновения, которые, как считал Денис, она не должна была переживать. И напрасно Оля убеждала его, что все нормально и невозможно освоить какое-то дело не ошибившись и не получив своих уроков. Денис упорно стоял на своем так, что иногда Оля считала это просто абсурдом. Хотя, если честно, чаще она просто ощущала себя едва ли не принцессой благодаря его стараниям, но никому бы в жизни не призналась, насколько ей нравилось это ощущение и отношение. Она просто боялась «сглазить» то, что происходило.


Никогда не была суеверной, а теперь оказалась готова молчать целый день, если рассыпала соль и никому не рассказывала о своем счастье, опасаясь в душе, что происходящее слишком невероятно и невозможно для такой, какой она была. Даже с тетей мало обсуждала то, что происходило, хоть та несколько раз старалась вызвать Олю на откровенный разговор.


Оле было немного стыдно за это, но боязнь оказывалась сильнее.


Еще за эти две недели у нее появился телефон. Его подарил Денис, который буквально заставил ее принять такой подарок, не слушая возмущенных возражений и ее доводов. Он настоял, что должен иметь с ней постоянную связь, и убедил ее, что уж писать сообщения и отвечать на них — она прекрасно сумеет.


Оля поддалась неохотно, она даже пыталась вернуть ему деньги за этот подарок, если уж ей было необходимо иметь связь для работы и тому подобного. Денис обиделся. Серьезно и по-настоящему, и в результате Оле пришлось еще долго добиваться того, чтобы он вновь начал улыбаться, а не хмуро ворчать, искоса поглядывая на нее.


Честно говоря, ей даже в голову почему-то не приходило раньше, что она и правда может использовать мобильный телефон. Пусть и не для звонков, но сообщения оказались для нее не худшей формой связи, а виброзвонок позволял не пропустить ни одного. Это оказалось очень удобно. А уж когда каждый ее день начал наступать с пожеланием «доброго утра» от Дениса, и заканчиваться подобными же словами вечером, Оля поняла, что окончательно и бесповоротно пропала. Как можно не полюбить настолько внимательного и искреннего человека? А то, что ее влюбленность перерастала в гораздо большее и глубокое чувство — сложно уже становилось отрицать.




Глава 9
Часть 3

 А то, что ее влюбленность перерастала в гораздо большее и глубокое чувство — сложно уже становилось отрицать.


Да Оля и не отрицала. Наоборот, она приняла это, а в последнее время все больше задумывалась уже совсем о другом.


- Ох! - прикусив губу, она с укором посмотрела на Бродягу.


Щенок, наверное, не сумев привлечь ее задумчивое внимание тявканьем, легко, но ощутимо, цапнул пальцы Оли.


- Бессовестная ты животина, - она с любовью взъерошила его шерстку, поправила ошейник, который купила, чтобы избавить Бродягу от блох.


А сама плотнее закуталась в кофту, наблюдая, как щенок вернулся к поглощению ужина. В первые недели сентября нежданно похолодало, и сейчас, вечером, ветер пробирал холодом и сквозь несколько слоев одежды.


Оля еще раз погладила щенка. Они вдвоем сидели на крыльце «Кофейни», ожидая пока Денис закончит работать. Точнее, ждала Оля, а Бродяга просто радовался ее компании и с аппетитом уплетал угощение. Ожидание грозило растянуться еще минут на тридцать. Оля, конечно, могла бы остаться внутри и посидеть в кабинете, но она уже усвоила, что когда Денис работал — он становился очень похож на нее. А конкретней — ничего не слышал, да еще и не видел вокруг. Монитор ноутбука, на котором Деня создавал свой очередной проект становился для него практически целым миром и он полностью погружался в эту реальность. Однако, если рядом сидела Оля — то он все же отвлекался, и достаточно часто. Принимался извиняться, и явно испытывал чувство вины. Что, в свою очередь, еще больше мешало Денису работать и затягивало процесс. Иногда она все равно оставалась рядом и с интересом наблюдала за тем, как невзрачные строчки значков и цифр превращаются в цвета и картины, или вдруг оказываются каким-то набором функций. Но сегодня Оля не была заинтересована в затягивании процесса. Потому она и сказала, что лучше покормит Бродягу, который уже, наверняка, ждет ужина, зная, что так есть больше шансов на быстрое завершение его работы.


К тому же, ей надо было подумать, и компания щенка сейчас казалась предпочтительней. Потому как думала Оля о Денисе. А вернее, о том, что он явно слишком сильно опекал и берег ее.


О, нет! Она не была против. Что тут говорить, Оля просто купалась в нежности и его тепле в последние дни. Вот только, стараясь уберечь ее от всего на свете, Денис оберегал Олю и от себя. От страсти, которую испытывал к ней. Денис не скрывал ту, но ни разу еще не преступил грань, которую отчего-то установил для обоих.


Даже сейчас, при одной мысли о том, как он целует ее каждый день, с какой нежностью и сдерживаем напряжением его руки обнимают, гладят ее кожу — она ощутила дрожь, пробежавшую по телу, а щеки сделались горячими-горячими. И не было нужды подходить к зеркалу — Оля и так знала, что лицо пылает.


И хоть Оля допускала, что он больше ее разбирался в этом вопросе ( в конце концов, все познания Оли о сексе сводились к курсу биологии в школе, а так же романтичным фильмам и книгам), ей все же казалось, что она не сломается и не рассыпется, если они ступят на следующую ступень. Оставалось как-то донести свои мысли до Дениса и избавиться от собственного смущения, всякий раз становящегося поперек горла, когда Оля пыталась поднять этот вопрос.


И как раз над этим она сейчас и размышляла. Причем настолько усердно, что даже Бродяга заметил ее рассеянность.


Вновь поежившись она заметила, как щенок теснее прижался к ее ногам. Видно и малышу, пусть и подросшему за последние недели, было прохладно. Оля с удовольствием забрала бы его к себе. Вот только сомневалась, что тетя обрадуется новому жильцу. Помимо очевидных хлопот, связанных с появлением непоседы-щенка в доме, которые еще как-то можно было бы преодолеть, у тети Светы имелась аллергия на собачью шерсть. Так что даже говорить не о чем. Но и спокойно смотреть на то, как дрожит все еще худенькое тельце Бродяги — не могла.




Глава 9
Часть 3


Решение пришло как-то само собой, когда она ощутила теплое и нежное касание большой ладони к своему затылку. Подняв голову, Оля с улыбкой посмотрела на Дениса.


- Ты закончил?


Она с удовольствием позволила Денису обнять себя и сама потянулась к нему, когда Дэн пристроился рядом с ними на крыльце.


- На сегодня, по крайней мере. - Его усмешка не показалась ей особо довольной.


- Что-то не получается? - Оля с сочувствием посмотрела на любимого, уже просвещенная Денисом о днях, когда, как назло, бывало, ничего не выходило.


- Да, нет. Получается. - Дэн криво улыбнулся и почесал Бродягу за ухом. - Просто мне не нравится то, что выходит. А заказчик описал требования именно так. Такое ощущение, что он просто не понимает, как это все будет выглядеть в итоге!


На лице Дениса явственно читалось возмущение и недовольство, но он тут же виновато улыбнулся, увидев ее растерянность.


- Прости, я просто бешусь, когда они такой кошмар заказывают. - Потянув руку, Денис погладил ее по щеке. - Пошли? Мы и так засиделись из-за меня. Тебя домой отвезти? Или хочешь еще погулять?


Оля поглубже вдохнула и заставила себя проглотить комок, который вдруг, неясно откуда, вдруг появился в горле.


- Сегодня холодно, - выпалила она и тут же прикусила язык от такого нелепого начала.


Но Денис, казалось, не заметил ничего странного.


- Значит, домой? - Спросил он с улыбкой, прижав ее немного крепче к своему боку.


Оля покачала головой. А потом подхватила на руки ничего не подозревающего щенка и поднесла того почти к самому лицу Дениса.


- Деня, ему же тут тоже холодно,- снова попыталась Оля высказать свою мысль.


Денис перевел на собаку задумчивый взгляд.


- Наверное, - после короткого размышления согласился он. - Жаль, что ты не можешь его взять к себе из-за тети, - заметил Денис, который уже неоднократно предлагал Оле забрать щенка, видя как эти двое привязались друг к другу.


Даже курсы какие-то нашел для собак, которых обучали помогать в быту глухим людям. Проблема состояла в том, что тогда Бродяга постоянно должен был бы находиться при Оле, дома, по крайней мере. А это оказалось невозможно из-за аллергии ее тети.


- Ты можешь. - Оля не знала, как это прозвучало, но опасалось, что невнятно промямлила последнее предложение.


Денис моргнул и посмотрел сначала на нее, а потом на Бродягу. И снова на Олю.


- Я бы приходила и сама за ним следила, честно-честно, - ее неожиданно, словно прорвало, слова вырывались, опережая мысли. - Тебе бы, практически, не пришлось им заниматься. Ты и не заметишь, что у тебя живет собака. Но мне так жалко, что Бродяге холодно...


Она немного крепче обняла щенка и посмотрела на Дениса. Тот не выглядел восторженно от подобной идеи. Синие глаза внимательно и даже пристально изучали Олю, а губы Дэн отчего-то сжал плотно-плотно, так, что они больше походили на тонкую полоску. М-да уж, ему эта идея, явно, не пришлась по вкусу.


Оля неожиданно испугалась, а «не перегнула ли она палку»? В конце-концов, кто она такая Денису, чтобы подобное просить или...


- Прости, мне не стоило. - Закусив губу, Оля дернулась, пытаясь отвернуться и спрятаться за волосами.


Но ей помешали теплые пальцы Дениса, крепко обхватившие щеку Оли. Подняв глаза под его мягким принуждением она вдруг с удивлением увидела, что Денис смеется. И растерялась еще больше, не поняв, чем именно так его рассмешила.


- Думаю, красуня, что не заметить подобного разбойника, - Денис кивнул в сторону щенка, все еще прижатого к Олиной груди, - просто нереально, даже, если ты полностью переедешь ко мне... Что, кстати, было бы предпочтительней, - добавил Денис. Его потемневший взгляд замер на ее закушенных губах. - Но если ты обещаешь приходить ко мне часто, ладно, давай, пока, хоть щенка. - Он кивнул со смиренным выражением лица. - Только я понятия не имею о том, как за ним следить, так что если что-то сделаю не так — я не виноват.


Улыбка Дениса стала плутоватой, а сам он обнимал Олю еще крепче, наверное, чем она держала недовольно ворочающегося в ее ладонях Бродягу.


А вот сама Оля пребывала в несколько ошарашенном состоянии, и пока не могла даже порадоваться тому, что один из пунктов сегодняшнего плана ей удалось осуществить. Переехать к нему? Она даже не думала, что подобное возможно. Господи! При том, как деликатно и осторожно Денис относился к ней, избегая любого намека на свое желание — и тут, сразу такое... Серьезно или нет Денис предложил это?


Сейчас, насколько она улавливала, он уже опять вернулся к обсуждению устройства Бродяги у него и предполагал, что необходимо купить. Потому сложно было понять, как воспринимать эту фразу, брошенную будто мимоходом.


Так и не определившись, Оля попыталась подхватить легкомысленный тон его беседы.


- Я тоже, не очень разбираюсь во всем этом. Может, поедем в магазин и там с продавцом проконсультируемся? - Предложила она. - Я куплю все, что надо. - Тут же поспешила заверить Оля Дениса, помня, что именно она настояла на этом «переезде».


На что Денис только закатил глаза и сделал такое выражение на лице, что не приходилось сомневаться по поводу его мыслей на такое ее намерение.


- Не говори глупостей, красуня. - Поднявшись сам, он потянул и ее за собой. И нежно поцеловал в губы, прервав новые доводы и возражение. Потом перевел глаза на щенка, уже спокойно сидящего на Олиных руках. - Что ж, разбойник, тебе, похоже, сегодня крупно повезло, - с ироничной улыбкой заметил Денис и повел Олю к своей машине.




Глава 10

Домой к Денису они попали через полтора часа, купив для Бродяги то, что посчитали необходимым минимумом: лоток и наполнитель для него, корм для щенков, подстилку. Денис сомневался в том, что щенок вот так, с первого же раза поймет, что от него требуется. Тем более, что вся его, недолгая пока, жизнь прошла на улице. Однако Оля с таким энтузиазмом отнеслась к покупкам, что у него не поднялась рука ей помешать.


Сама идея о том, чтобы заиметь домашнего питомца не особо привлекала Дениса. И не потому, что он не любил животных. Просто, когда Денис работал, то иногда забывал сам поесть или лечь спать, порою так и проваливался в сон, опустив голову на стол у ноутбука. А тут надо думать о еще одном живом существе, кормить, убирать за ним, выгуливать. Да и потом, Денис подозревал, что щенок вполне может превратить в хаос его квартиру и жизнь.


Но если наличие у него Бродяги поспособствует постоянным визитам Оли, которая пока не очень часто посещала его дом — Дэн готов потерпеть. Во всяком случае, так ему казалось сейчас. А дальше — время покажет.


Честно говоря, то предложение, которое против воли вырвалось у него пару часов назад — было искренним и пылким. Он до безумия сильно хотел бы видеть ее рядом с собой каждый день, каждое утро, каждый вечер. Он хотел пить с ней кофе по утрам, и не в Кофейне или в машине, когда приезжал за Олей, а за этим вот столом на его кухне. Или в постели, стоящей в спальне. Он хотел видеть ее, спящую на диване, когда поднимал бы голову от экрана ноутбука в три часа ночи, выполняя очередной заказ. Но больше всего, безусловно, он хотел бы иметь возможность обнимать, целовать, любить ее в любой момент, когда возникало такое желание. А желание в Денисе жило постоянно. Проблема состояла в том, что он никак не мог решить, каким образом подвести к этому Олю.


Она хотела его, он не испытывал в ее ответном чувстве и нужде ни малейшего сомнения. Но так же хорошо он теперь знал и то, что не ошибся в своих предположениях — для Оли это будет впервые. А Денис, если честно, при всем своем опыте, никогда не имел дела с девственницами. И испытывал опасения, что неосторожным словом или поступком может отпугнуть ее. Это дурацкое стремление «идеальности», преследующее его с самого начала общения с ней сводило его с ума, заставляя сомневаться в каждом своем шаге и слове. Порой Дэну просто хотелось послать то подальше и поддаться тому, что заставляло гореть все внутри у обоих. Но он тут же напоминал себе, что Оля не была и не будет для него «случайной» девушкой и он должен сделать все... Идеально... Черт бы побрал это понятие!


Но сегодня его так достало все, особенно этот клиент, который требовал от Дениса сделать нечто приемлемое из невообразимого кошмара первоначального задания, что он не удержался. Денису каждый вечер было слишком сложно отпускать Олю домой, позволяя ускользать из своих объятий, и тайное желание все-таки вырвалось наружу словами. Он видел, что она не ожидала подобного. Оставалось разобраться - положительным, или отрицательным оказалось ее удивление?


Денис рассчитывал на первое. И злился сам на себя за сомнения. Будь он обычным, среднестатистическим парнем — все давным-давно разрешилось бы, наверное. Но из-за своего, слишком уж обостренного восприятия и понимания других людей, из-за того, что почти физически ощущал не только страсть, но и неуверенность Ольги, светящуюся в ее глазах — он уже, похоже, сам запутался в том, что и как следует делать.


Единственное, что он знал точно, так это то, что сейчас, наблюдая за тем, как Оля успокаивает щенка, который нервничал на новом месте, он меньше всего на свете хотел бы ее куда-то отпускать.


Вздохнув от понимания, что тем не менее не станет ее удерживать, прояви Оля хоть малейшее желание уйти, Дэн присел рядом на корточки.


Они уже успели вымыть Бродягу, покормить, подготовить ему лоток и сейчас пытались уговорить щенка остаться спать на подстилке, которую Денис постелил на кухне. Здесь оказалось единственное место в квартире без ковров на полу и они рассудили, что в случае чего — убираться будет легче. Однако щенок не очень поддавался уговорам, может быть только пока. Стоило Оле подняться и хоть на шаг отойти — и Бродяга немедленно срывался с коврика, кидаясь следом.


- Он совсем не хочет отпускать тебя, - погладив Олю по щеке, заметил Денис с улыбкой.


Она так же улыбнулась ему в ответ, продолжая успокаивающе поглаживать щенка.


- Он просто еще не привык к этому месту. - Оля говорила тихо, видно, надеясь, что Бродяга уснет, словно ребенка укачивала. - Думаю, как только он адаптируется — станет легче и проще.


- Не знаю, - Дэн с сомнением поджал губы. - Моя бы воля — никогда бы не отпустил тебя никуда, ни сегодня, ни завтра. - Он уверенно встретил ее взгляд.


Наверное, день сегодня был такой — устал Денис сдерживаться и недоговаривать. Потому сейчас и смотрел в удивленные, широко распахнутые глаза Оли. И подумав, решил, что чего уж, просто смотреть? Наклонившись, он завладел ее губами, вкладывая в этот поцелуй все свое желание и чувства, которые переполняли его все это время.


Денис старался быть нежным, и был. Но и сквозь эту нежность, которую он испытывал к Оле, прорывалось неистовое, страстное, плотское желание обладания любимой женщиной. Его рот не отпускал ее губы, давил и ласкал их, дразня, возбуждая Олю. Услышав же ее тихий стон, который Оля не сдержала, ощутив, как она сильнее прижимается к нему всем телом — и вовсе утратил всякие остатки сдержанности. Его язык скользнул между ее губами, пробуя, наслаждаясь вкусом, еще больше возбуждая саму Олю.


Он почувствовал, как ее руки крепко обняли его шею, похоже, Бродяга оказался отодвинут на второй план их, внезапно вспыхнувшей, страстью Но, как ни странно, щенок не возмутился тем, что его перестали успокаивать. А может и заснул уже. Денис не собирался отрываться от Оли, чтобы проверить.


Он поднялся, вынудив и ее встать, и немного потянул, заставив Олю полностью опереться о его тело. Его пальцы погрузились в длинные, распущенные волосы, которыми он так часто любовался. Ладонь Дэна легко надавила на ее затылок, словно прося, чтобы Оля сильнее выгнулась, и он с еще большей жадностью набросился на ее рот. Ему хотелось целовать каждый кусочек тела Оли, обнимать ее всю сразу, а она его не отталкивала. Губы Дениса скользнули по мягкой щеке, спустившись на шею, поймав сумасшедший стук ее пульса.


И вдруг он сам негромко застонал, почувствовав как напряженные, острые и твердые горошины ее сосков трутся об его грудь сквозь тонкую ткань платья Оли и его рубашки. Для сегодняшнего дня это оказалось слишком сильным искушением, даже для его терпения. Уже не в состоянии сдерживаться, Денис еще крепче прижал Олю к себе, ощущая, как пульсирует возбуждением напряженный пах.


Обхватив щеки Оли ладонями, он немного отклонился и посмотрел в ее лицо, на котором открыто читалась страсть.


- Не хочу отпускать тебя, - хрипло, с нуждой прошептал Денис, глядя в затуманенные глаза Оли.


Она медленно прикрыла глаза, всего на мгновение, а потом улыбнулась с таким искушением в этом простом движении губ, что у Дэна свело горло от желания.


- Не отпускай. - Так же тихо прошептала она в ответ.


По идее, именно он должен был играть роль соблазнителя, учитывая наличие опыта, но что-то Денис сейчас, скорее, ощущал себя искушаемым.


- Ты уверена? - Спросил он, отдавая себе отчет, что это последний благородный поступок, на который он еще способен.


Оля еще несколько секунд смотрела ему в глаза, осторожно кивнула, и неожиданно покраснела, тут же уткнувшись лицом ему в грудь.


- Уверена. - Тем не менее, ответила она, пусть и глухо из-за того, что пряталась.


Против воли ее стеснительность вызвала улыбку у Дениса, позволив немного унять напряжение в теле. А это давало надежду на то, что он все-таки сумеет сохранить голову и сделать ее первый раз если не волшебным, то, по крайней мере, не полностью провальным.


Уже напрочь позабыв о щенке, он быстро пошел прочь из кухни, увлекая Олю за собой. Но на пороге все-таки остановился и плотно прикрыл дверь, решив что непредвиденные обстоятельства в виде любопытных щенков, сующих свой влажный нос везде в самый неподходящий момент — им не нужны.


Гостиную они преодолели меньше, чем за минуту. Ни одному из них, похоже, не хотелось терять время. Но стоило им преодолеть порог спальни, как Денис буквально ощутил, что несмотря на желание, в ней снова просыпается неуверенность. Похоже, при виде кровати Оля полностью осознала, на какой именно шаг они решились.


«Наверное, сомнения - это нормально для первого раза», решил Денис для себя, уже понимая, что назад дороги нет, да и бессмысленно ту искать. Чувства между ними были слишком сильными, и лучше уже решить все раз и навсегда.


Стараясь контролировать собственное возбуждение, он нежно и осторожно потянул Олю за руку, словно уговаривая ее подойти ближе, впритык, так, чтоб не осталось расстояния. Она послушно приблизилась.


- Эй, - погладив ее подбородок, Дэн заставил Олю посмотреть на него. - Красуня, мы не будем делать ничего, в чем ты не уверена. Я не собираюсь тебя заставлять или принуждать к чему-то...


Она положила пальцы ему на губы и неуверенно улыбнулась.


- Деня, я уверена и...- Она облизнула губы. - Я очень сильно тебя хочу.


Ее щеки больше покраснели, но Денису стало не до того, от ее тихого признания у него кровь так загрохотала в голове, что пришлось зажмуриться.


- Только... Я ничего не умею, Деня. Знаю только то, что показывают в фильмах и, поверь мне, у всех этих лент был рейтинг, допускающий просмотр подростками.


Оля улыбалась с таким смущением, что Денис стоически старался сдержаться, хотя ему стало смешно от этого очаровательного признания.


- Оля, красуня моя, - он обхватил ее голову и притянул к своему плечу. А потом постарался собраться с мыслями и найти верные слова. - Это не то... дело, в котором требуются сдавать экзамен по практическим навыкам, чтобы получить разрешение. Думаю, вместе мы вполне разберемся, что к чему, и что будет лучше для нас с тобой. И снабдим тебя необходимыми знаниями. - Денис подмигнул Оле, стараясь сохранить веселый тон этого, явно непростого для нее разговора. - Кроме того, ты безумно возбуждаешь меня такой, какая есть. - Денис недвусмысленно прижался к ее животу своим напряженным и твердых членом.


Она смотрела на него, словно осмысливая то, что он сказал. И неожиданно сильно обняла Дениса.


- Я люблю тебя, Деня, очень-очень. И просто не хочу разочаровать.


Он замер, осознав, что слишком крепко сжал свои руки на ее теле. Ей могло быть больно. Но и понимая это, Денис не мог ослабить объятия.


Господи! До того, как услышал это своими ушами, он и не осознавал, насколько жаждал получить признание от Оли, хоть сам еще ни разу не говорил, что испытывает к ней. Денис глубоко вздохнул и попытался прочистить горло.


Оля в его руках напряглась, немного отклонила голову и напряженно посмотрела на него.


- Я все сделал неправильно, да? - Проговорила она, глядя на него с какой-то испуганной грустью. - Я понимаю, что ты мог не ждать от меня этого, и, поверь, мои слова ни к чему тебя не обязывают. Я пойму, если ты не испытываешь чего-то подобного, сложно полюбить такую, как я. Я все понимаю, серьезно, Денис. - Она вдруг затараторила, не позволяя ему вставить ни слова.


И опять наклонила голову, прячась от его взгляда.


Денис вздохнул еще глубже, немного надавил, прогнув ее талию, на которой лежала его ладонь, а потом сделал то, что показалось наиболее простым способом прервать ее, совершенно нелогичные и нелепые на его взгляд выводы. Резко наклонившись, он поймал ртом ее губы, которые все еще продолжали что-то говорить, и принялся алчно целовать Олю, все еще упиваясь эйфорией при мысли о том, что она его любит.


И только когда он почувствовал, что Оля в его руках расслабилась, вновь поддавшись своей и его страсти — поднял голову и заставил открыть глаза, чтобы видеть то, что он говорит.


- Я люблю тебя. - Четко, разборчиво и твердо выговорил он, глядя ей прямо в глаза. - Люблю сильно, жадно, так, что не хочу делиться ни с кем ни одной минутой твоего времени. Знала бы ты, чего мне стоит позволять тебе уходить каждый раз. Я люблю тебя, потому что ты самая замечательная и удивительная девушка, которую я только встречал за свою жизнь. Потому что рядом с тобой я ощущаю такой покой и мир, что мне больше не нужен никто и ничто. И не смей говорить, что тебя полюбить нельзя. Большей глупости я не слышал. - Денис нахмурился. - Будем считать, что это от необычности ситуации, ты вдруг выдумала такую чепуху.


Он нежно погладил ее щеку пальцами.


- Денис... - Казалось, что такая многословная сегодня Оля, вдруг растеряла все мысли и просто недоверчиво смотрела на него огромными глазами. - Деня...


- И, для уточнения, а то мало ли, до чего ты еще додумаешься, - с шутливой улыбкой поддел он ее. - Я говорю это не для того, чтобы склонить тебя к чем-то. И не перестану любить, если сейчас ты скажешь, что передумала, и попросишь отвезти тебя домой.


Оля молчала и смотрела на него ровно минуту. И тут, непредсказуемо для Дениса, стремительно привстала на носочки и сама прижалась к его губам, ясно демонстрируя ему своим поцелуем, что не собирается никуда уезжать.


Денис подхватил ее, приподняв, чтобы обоим было удобней, и решил, что время разговоров, пожалуй, прошло. Последние несколько минут, напоминающие катание на «американских» горках, ничуть не охладили его пыл. Он все так же сильно, до боли во всем возбужденном и напряженном теле, жаждал ее. И ощущал такое же желание в Оле.


Не прерывая жаркого поцелуя, Денис медленно отступил к кровати и опустился на край матраса, поставив Олю между своих колен. Дав волю ее губам, ощущая, что ей уже не хватает дыхания, он спустился короткими и жадными поцелуями по ее шее, повторив свой недавний путь. Добрался до ключицы и легонько лизнул ямку в основании шеи, заставив Олю застонать.


Этот звук завел Дэна еще больше, как и ее короткие, частые вздохи, касание пальцев Оли, запутавшихся в его волосах. Сильнее сжав ладонями спину Оли, ощущая контуры лопаток под тонкой тканью платья, он прошелся пальцами вверх-вниз по линии ее позвоночника, вызвав еще один вздох-стон и заставил Олю прогнуться еще сильней. Второй рукой он погладил ее плечо, скрытое коротким рукавом и, скользнув ниже, мягко накрыл ладонью грудь.


Денис старался делать все неторопливо, чтобы дать ей возможность в полной мере прочувствовать и получить удовольствие. И был сполна вознагражден очередным стоном и ответными ласками Оли, которая целовала его щеки, дрожащими руками гладила тело Дениса, стараясь пробраться под ткань рубашки.


Как казалось Денису — лучше бы его красуня такого не делала. Ее неумелые ласки возбуждали его слишком сильно, подводя к опасной черте. Но он позволял Оле делать все, что вздумается и, пожалуй, даже под дулом пистолетом не отказался бы от этих, мучительных, но таких искушающих прикосновений.


Все так же медленно, не прекращая покрывать поцелуями ее шею, ключицы и ту часть груди, которая была для него доступна в очень скромном вырезе платья, Денис потянулся пальцами к «молнии», расположенной на спине, в тоже время снова завладев ее ртом. Оля на секундочку замерла, возбужденно дыша ему в макушку, но тут же выгнулась, помогая Денису расстегнуть ее одеяние. Его ладонь тут же оказалась в проеме материи и Дэн застонал Оле в рот, ощутив горячее прикосновение ее шелковой кожи.


Все так же медленно, не прекращая целовать, Денис усадил Олю себе на колени и аккуратно опустил платье с плеч, обнажив ее до пояса. Она не напряглась и не замерла, только подалась вперед и обняла его шею. Ободренный этим, Дэн подхватил пальцами шлейки ее бюстгальтера и отправил тот на пол, целуя каждый сантиметр обнаженной им кожи. Когда его губы накрыли ее аккуратный, коричневый, напряженный сосок — она всхлипнула и выгнулась в его руках дугой.


- Деня! - Голос Оли звучал хрипло, прерывисто, усиливая акцент, с которым она всегда произносила слова. Словно она захмелела от его ласк. Но сейчас даже это усилило его возбуждение. - Боже!


- Да, моя красуня. Ты безумно красивая. Обожаю тебя, - прошептал он в ответ, пусть и знал, что она не видит. Просто не мог не разговаривать с ней, надеясь, что Оля почувствует это.


Еще более алчно принявшись посасывать и нежно покусывать то один, то другой ее сосок, Денис осторожно повернулся и уложил Олю на кровать, поверх застеленного одеяла. Ухватил полной пригоршней ткань платья, он полностью стянул то с ее тела. И на секунду замер, нависнув над ней, покоренный этой картиной своего, реализовавшегося желания — видеть ее в своей постели. Тем более такой — невероятно красивой, обнаженной, смущенной и отчаянно желающей его.


- Ты очень красивая, - повторил он глядя ей в глаза. - Очень, - добавил Денис уже ей в губы.


Вместо ответа Оля протянула к нему руки, явно призывая продолжить. И Денис с радостью покорился, опустившись поверх, и вновь вернулся к ее груди, пока его руки ласкали, исследовали ее живот, дразнили нежными прикосновениями бедра Оли.


Он очень старался не торопиться, но собственное возбуждение гнало кровь Дениса по его сосудам с бешеной скоростью, скручиваясь напряжением в пахе, заставляя непроизвольно ускорять темп их ласк. Тем более, что Оля не просто лежала, покорно принимая его внимание. Может она и не умела ничего, когда они пришли, но, определенно, молниеносно училась. Повторяя то, что он творил с ней, Оля умудрилась уже стянуть сорочку с его плеч и уже подобралась к поясу джинсов. Но здесь он поймал своей ладонь ее шустрые пальцы, не желая сорваться.


- Знаешь, как мне кажется, тебе подавно не надо ничего знать. - Он с усмешкой поднял голову и поцеловал кончик зардевшегося носа. - Ты сама по себе сводишь меня с ума и возбуждаешь даже слишком сильно.


От его слов она, кажется, еще больше смутилась. Что не помешало ее пальцам и дальше скользить по его обнаженным плечам, спине, животу.


Она его дразнила! Пусть неумело, но прекрасно осознавая, что именно делает. И понимая это, Денис не смог удержаться, набросился на ее рот жадным поцелуем, в то время как его ладонь медленно скользнула ниже, накрыв треугольник между ног Оли, все еще скрытый тканью простых голубых трусиков.


Честно говоря, до того, как он увидел это белье, Дэн понятия не имел, что простой хлопок может возбуждать во стократ сильнее кружевных полосок, которые обычно одевали на свидания девушки. Что ж, похоже, не для одной Оли эта ночь обещала стать ночью открытий.


Когда его пальцы пробрались под гладкую, уже немного влажную ткань, она задохнулась под его губами, но не оттолкнула и не попросила Дениса остановиться. Хотя ее пальцы почти впились в его кожу короткими ногтями.


Не прекратив поцелуя, Дэн осторожно и нежно погладил нежную, почти шелковую, влажную плоть. Так и не сумев вздохнуть Оля громко застонала, ее бедра дернулись навстречу его руке. Он воспринял это как поощрение, ласка его пальцев стала настойчивей, еще интимнее. Денис продолжал гладить и нажимать, упиваясь ее вскриками, тем, как металось под ним ее тело, возбуждая его еще больше, пусть подобное и казалось совсем недавно невозможным. Пока, в один момент, не ощутил, что Оля на самой грани оргазма. Поддавшись собственному желанию, он позволил своему пальцу скользнуть внутрь ее горячего, обволакивающего тепла, и одновременно с этим, большим пальцем, прижал бугорок клитора.


- Деня! - Оля закричала ему в рот, выгнувшись всем телом.


А Денис не смог удержать стон, ощутив, как сильно и плотно ее тело обхватило его пальцы. Они словно застыли на какой-то миг в этом моменте. И, понимая, что дальнейшее будет не настолько приятно для нее, Денис позволил Оле еще немного задержаться, медленно, плавно, почти трепетно продолжая поглаживать ее плоть.


Но и у самого Дениса терпение было на исходе. А потому, ощутив, что Оля сама потянулась к его губам, Денис аккуратно стянул ее трусики, ставшие совсем мокрыми, и вытянув из кармана джинсов презерватив, уперся локтями в матрас, любуясь Олиным лицом.


- Красуня, - пробормотал он, покрывая поцелуями щеки Оли. - Сейчас будет не очень приятно. - Денис честно попытался предупредить ее, пусть и не был уверен, глядя в затуманенные страстью глаза, что она понимает.


Но Оля его удивила.


- Это я знаю, - с расслабленной улыбкой пробормотала его красуня и немного подвинулась, подстраиваясь бедрами как раз под его пах.


Не удержавшись, он вновь припал к ее губам, выпивая эту улыбку. Стянув с себя штаны, Денис быстро надорвал упаковку и натянул презерватив. Не совсем уверенный, как это сделать лучше, ощущая на лбу испарину, выступившую от напряжения и попыток обуздать себя — он осторожно прижался членом ко входу в ее влагалище. А потом одним резким, глубоким движением, не желая растягивать неприятные для нее мгновения, погрузился внутрь еще трепещущего тела.


Под его поцелуем Оля стиснула губы, наверное, удерживая вскрик. Денис замер, пусть это и стоило ему слишком больших усилий.


- Прости, красуня. Прости, любимая. - Дэн нежно целовал щеки и губы Оли, пытаясь хоть как-то компенсировать ей боль.


И при это очень старался не двигать бедрами, хоть это и удавалось с трудом. Несколько недель постоянного, неудовлетворенного желания давали о себе знать. А тело Оли было таким желанным, таким тугим...


- Ничего, - Оля попыталась улыбнуться в ответ. Правда, это больше напоминало гримасу. - Зато дальше — будет проще. - Его красуня пыталась еще и ободрить Дениса?


Он крепко ее поцеловал и осторожно перевернулся, поддерживая Олю под спину, чтобы избавить ее хоть от веса собственного тела. Аккуратно уложив ее голову себе на грудь, не прекращая целовать покусанные губы, Денис начал медленно двигаться внутри тела Оли.


Однако, надолго его терпения не хватило. Денис старался, но ничего не мог с собой поделать, с каждым толчком, с каждым погружением его движения становились все глубже, все напористей. Дэн с силой сжимал руки на теле Оле, ощущая, как сбивается и его, и ее дыхание. Очень надеясь, что все же не причиняет ей сильной боли, он просто не мог прекратить двигаться.


- Люблю тебя. Люблю, - ощущая, как подкатывает жаркая волна оргазма, пошептал он в ее рот, и в последнем движении до упора погрузился в тело Оли, прижав ее к себе невозможно крепко.


Он даже не помнил, было ли ему хоть когда-то хорошо настолько, как с этой девушкой, несмотря на боль, доверчиво обнимающей его тело, все еще сотрясаемое дрожью удовольствия.




Глава 11
Часть 1

Она и не знала, что в жизни бывает настолько хорошо.


Оле не хотелось двигаться, даже пальцем пошевелить было лень. И она искренне наслаждалась возможностью поддаться этой лени и удовольствию. Вообще, с момента своей первой встречи с Денисом, Оля узнала очень много нового. То, что ранее казалось ей невероятным и невозможным. Ведь, когда-то, она не верила, что можно проложить дорожку между «его» миром и «ее», сомневалась, что может обнаружиться хоть что-то общее между настолько разными жизнями. Сейчас Оля только улыбнулась, вспоминая, как лишь несколько недель назад сама улочка, на которой располагалась «Кофейня», казалась ей сказочным и недостижимым миром, на который Оля только краем глаза решалась смотреть. А теперь – она лежала в постели с Денисом, точнее, на нем на самом, позволяя этому невероятному мужчине ласково перебирать ее влажные волосы и что-то говорить прямо в кожу Оле. Ей даже смотреть не хотелось, что именно он говорит. Она и так ощущала, насколько волшебен и чудесен этот миг. Потому что ничего, никакие слова не могли быть прекраснее того, что он уже казал ей.


Денис ее любит.


В это Оле так же было невероятно сложно поверить. Весь опыт ее жизни опровергал подобную возможность. Десятки примеров, виденных в обществе глухих, не раз и не два учили ее, что нормальные, слышащие люди просто не допускают вероятности для себя, что могут полюбить глухую девушки. Парни встречались с ее знакомыми, проводили время, но, чаще всего, не показывали родным и друзьям, почти никогда не знакомили с семьями, потому что стыдились. А Денис… ОН сразу сделал ее частью своей жизни, даже до того, как признался в любви, до того, как они…


Хоть это было и ее собственное решение, Оля ощутила, что щеки заливает румянец, стоило только подумать о том, что недавно между ними произошло. Еще сегодня вечером она не знала, как даже заговорить с Денисом об «этом», страшно нервничала, а теперь… Теперь она знала, что значит «заниматься любовью». И показал ей это Денис.


Показал настолько нежно и волшебно, что Оле до сих пор не верилось, будто такие отношения возможны между людьми. Секс виделся ей более грубым и приземленным, что ли. Видимо из-за того, что она видела достаточно примеров, когда секс использовался для облегчения жизни, продвижения в работе, или из-за тех же противных разговоров и предложений Коли. А это оказалось настолько… совершенно, что даже представить было невозможно, только ощутить. Что Денис в полной мере и позволил ей сделать.


Как можно было его не любить?


Подняв голову, она с улыбкой и восторгом посмотрела на него. Денис ласково улыбнулся в ответ, и Оля ощутила такое тепло, такую любовь в его взгляде, что и тени сомнения больше не возникало - он, и правда, не лгал. И это понимание было еще одним, что совсем недавно казалось Оле невероятным.


Они сидели в кровати, несмотря на то, что давно уже пора было спать, ведь обоим завтра выходить на работу. Точнее, сидел Денис, опираясь на подушки. А она лежала на его руках, наслаждаясь каждой секундой. Казалось, обоим было жалко тратить эти волшебные минуты на обычный сон.


Ощущая сладкую дрожь внутри, она опять пристроила щеку на его груди, ощущая стук сердца Дениса, передающийся тканями его тела. Так бы и провела всю свою жизнь, никуда не сдвигаясь с этого конкретного места.


Впрочем, так ей казалось и час назад, когда Оля крепко обнимала Дениса, все еще ощущая затухающую дрожь его удовольствия у себя внутри. Но тогда у Дени имелись другие планы. Он буквально заставил ее принять горячую ванну, отчего-то уверенный, что это облегчит Оле состояние после всего, что произошло. И едва ли не на руках отнес ее туда, хотя Оля и сама прекрасно дошла бы. Да и не так все страшно оказалось, вроде бы. Конечно, пару мгновений боль ощущалась достаточно остро, да и сейчас там, внизу, еще саднило. Но, все же, удовольствия в этот вечер Оля испытала куда больше.


А ванна, действительно, помогла. Так что сейчас, разморенная, разомлевшая от ласки и тепла, Оля сама себе напоминала какое-то бесхребетное создание, до краев переполненное удовольствием и счастьем. И очень надеялась, что больше он никуда не собирается ее тащить, хотя бы до утра.


Хорошо еще, что сообщение тете она додумалась послать до купания, предупреждая ту, что останется у Дениса. Сейчас ей было бы лень даже нажимать на клавиши. Нельзя сказать, что Оля не волновалась, сообщая тете, где именно находится, но и оставить ту переживать, не приехав на ночь домой – не могла. Денис, видя это смущение, даже предлагал самостоятельно позвонить ее тете. Но Оля отказалась и справилась сама.


Бродяга все-таки уснул на кухне, они проверяли, когда возвращались в спальню, и Оля радовалась тому, что щенок ничего там не разгромил, пока, во всяком случае. Ведь это она уговорила Дениса взять того к себе. И виноватой, в случае чего, чтобы там Деня не говорил, она бы себя все равно ощущала.


Мягкие пальцы обхватили ее подбородок, отрывая Олю от груди Дениса. Она протестующе заворчала и недовольно сморщила нос. В который Денис, рассмеявшись, тут же ее поцеловал.


- Тебе пора спать, красуня. – Медленно проговорил он, прерываясь едва ли не после каждого слова для короткого поцелуя. – Завтра на работу.


- Я знаю. – Прошептала Оля со счастливой улыбкой. – Но совсем не хочется… - И тут же зевнула, опровергнув свои слова.


Денис снова широко улыбнулся.


- Давай, спи. – Он погладил ее щеку пальцами.


- Почему только я? – Недовольная тем, что ее нега может прерваться такой банальной потребностью, как сон, пробормотала Оля. – Тебе же, тоже, с самого утра в Кофейню.


- Да, - согласился Денис, так и не перестав улыбаться. – Но я-то буду сидеть и командовать, по большей части, а тебе – целый день по залу и кухне бегать. Так что, не спорь и спи. – С выражением некоторого превосходства на лице, возразил он.


- Так и знала, что нельзя было соглашаться работать с тобой, - пробурчала Оля. – Даже здесь мной командуешь. – Захотелось по-детски показать ему язык. Потому что и ее недовольство было каким-то светлым и приятным.


Денис рассмеялся так, что затрясся всем телом, отчего и его грудь – Олина опора, заходила ходуном.


- На то я начальник, чтоб командовать. – Резонно возразил Денис, когда отсмеялся.


- Временный, - заметила Оля, опять зевнув. – Пока Наташа не выйдет.


Улыбка Дениса стала лукавой и немного насмешливой.


- На мою сестру – не рассчитывай, - наклонившись к самым губам Оли, прошептал он. – Для тебя – я теперь постоянный и неизменный начальник, даже если ты уйдешь из Кофейни.


Вроде бы и с улыбкой Денис говорил, но Оля видела в его глазах серьезное выражение. Словно бы он ей давал обещание этими шутливыми словами. И не грозное, как могло показаться по смыслу, а обнадеживающее. Клялся, что никогда не оставит. А сегодня она могла поверить в какое угодно чудо, даже в такое.


- Мне уже начинать бояться? – Спросила Оля, улыбнувшись и сама.


- Начинай. – Позволительно кивнул Денис, поджав губы, которые подрагивали от смеха. А потом резко наклонился и прижался ртом к ее правому веку. – Но только после того, как выспишься. – Добавил он, отстранившись, когда Оля открыла глаза.


И опять принялся целовать ее ресницы и веки, как будто специально заставлял закрывать глаза и «подчинял» ее таким образом.


«Ну, кто бы мог не подчиниться такому ласковому начальнику?» - уже немного лениво и сонно подумалось Оле. «Наверное, никто. Не она, во всяком случае»


И Оля послушно погрузилась в дрему, впервые в жизни засыпая в объятиях мужчины. И не какого-нибудь, а любимого. Того, чьи ласковые губы продолжали нежно целовать все ее лицо.



Денис с улыбкой смотрел на спящую Олю. Он так и не смог выпустить ее из рук, а потому она лежала у него на груди. Одну ладошку Оля подложила под щеку, отчего ее лицо немного округлилось, а губы, натертые, припухшие от его поцелуев, сложились бантиком. Сейчас сложно было поверить, что ей двадцать три, настолько Оля в это мгновение напоминала ребенка. Доверчивого и беззащитного, нуждающегося в любви и опеке.


Нет, он ни в коей мере не пытался умалить ее стойкость и выдержку, не забывал о том, насколько сильной была эта девушка. Ведь Оля столько вынесла, а не сломалась, продолжала любить жизнь и верить в лучшее.


Но Денис ничего не мог с собой поделать. Ему хотелось ее от всего защитить, оградить от любых проблем, любых несчастий и бед. От всех и вся на этом свете. Потому что рядом с ней он ощущал себя счастливым. Она его таким сделала, поверив самому Денису и подарив себя этим вечером. Он никогда в жизни не получал более драгоценного дара.


Вспомнив, как застенчиво и просто она первая призналась в любви, еще и извинялась, настаивая, что ничего «такого» от него взамен не требует, Денис прижал ее к себе еще крепче.


Глупая. Он готов был отдать ей сейчас все за это чувство. Подарить весь мир за то, что Оля его любила. Оставалось только придумать, как именно это сделать.


А пока он собирался баловать ее. И планировал заботиться об Оле так, чтобы она ощущала его любовь к ней в каждом поступке, в каждом жесте и взгляде. Им будут не нужны слова, раз Оля не могла те полностью воспринимать. Денис научится иначе демонстрировать ей свои чувства. Чтобы Оля больше никогда не сомневалась в том, что достойна любви. И, чтобы твердо знала – Денис ее любит.


Он прекрасно понимал, что будет не так уж и просто переломить в ней этот страх и убеждения, которые формировались годами наглядных примеров. Знал, что у Оли были причины считать, что в ее жизни нет места для «нормальной» любви, слишком часто здоровые люди оставляли ее «за бортом» своей жизни. Сама жизнь не раз оставляла Олю на своей обочине, то лишая надежды на продолжение образования, чего Оля хотела, то полностью забрав у нее слух.


Но Дэн никогда не пасовал перед трудностями. Не собирался пугаться и сейчас. Он готов был преодолеть что угодно, чтобы компенсировать ей невеселое прошлое. И пусть, пока, самым сложным испытанием, грозящим Дэну, был уход за непоседливым и шкодным щенком – он начнет с этого. Негусто, но это же только первое. А дальше, Денис найдет способ, исполнит и другие ее желания и мечты.



Глава 11
Часть 2

 Поежившись, Оля попыталась глубже забраться под одеяло. Просыпаться не хотелось совершенно. Прав был Денис вчера, когда заставлял ее спать. Сон не хотел выпускать Олю из своих крепких объятий. Но плечам становилось все холоднее. И даже казалось, что одеяло ожило и теперь самостоятельно «уползает», стремясь разбудить Олю.


С тяжелым вздохом она приоткрыла один глаз – Дениса рядом не было, а часы показывали семь минут шестого. Наверное, Деня уже поднялся.


Одеяло сползло уже до груди. Ничего не понимая, Оля подтянуло то до самого подбородка, пусть и понимала с некоторой тоской, что пора все же подниматься. Просто сегодня это было настолько лень делать – хотелось весь день проваляться в кровати, наслаждаясь объятиями любимого человека. Так, как она лежала этой ночью. Но было нельзя. Работа никуда не делась, а Оля и так опасалась сегодняшнего появления в Кофейне, уверенная, что кто-то обязательно догадается о случившемся этой ночью. Потому ни за что не решилась бы пропустить день, да еще и с Денисом – ей просто храбрости бы не хватило.


Одеяло снова начало сползать, к тому же, какими-то странными рывками. Ничего не понимая, и уже смирившись с необходимостью подъема, Оля села в постели и наклонилась вниз, проследив «путь бегства» одеяла. И весело рассмеялась, увидев Бродягу, который самозабвенно тащил то вниз на пол, вцепившись зубами в один из краев. Щенок так забавно мотал головой из стороны в сторону, настолько старательно боролся с тяжелым покрывалом, что, казалось, можно даже рассмотреть сосредоточенное и упрямое выражение на его мордочке. Это умиляло.


Однако, опасение, что Деня может не очень-то и обрадоваться, обнаружив Бродягу в спальне, заставило Олю быстро встать. Подхватив маленького разбойника на руки, она попыталась высвободить ткань из его зубов.


- Ну же, отпускай. – Пробормотала Оля, искренне переживая.


Дело в том, что у Дениса было очень красиво. И хоть в квартире наличествовал беспорядок, свидетельствующий о проживании одинокого мужчины, вся обстановка: мебель, ковры, даже эта кровать и белье на ней – явно были дорогими. Совсем не чета старой, давно изношенной и не раз ремонтировавшейся мебели у них с тетей. И Оля совсем не хотела, чтобы Бродяга что-то испортил. А вдруг Денис рассердится и передумает оставлять того у себя в таком случае? Да еще и о ней подумает хуже, рассердится, что Оля его уговорила взять собаку. Может и не покажет внешне, что недоволен, но подумает так. Пусть это не походило на Дениса, а все равно страшно стало.


Оля безумно боялась его разочаровать хоть в чем-то. Особенно теперь, когда ощутила такое счастье в его руках.


- Пусти, Бродяга! – Вновь потребовала она.


Но щенок не сдавался и, похоже, рычал, не одобряя действий хозяйки. Она пальцами ощущала, как вибрирует звук в его тельце.


- Ну, пожалуйста. – Принялась Оля чуть ли не умолять щенка, все больше опасаясь за судьбу одеяла. А так же, волнуясь о судьбе ковра под ногами. Мало ли, когда этому вредине захочется в туалет? И вспомнит ли он о специальном ящике, который они с Денисом для этого купили?


- Так, все! – Решительно заявила Оля и, оставив уговоры, силой извлекла одеяло из зубов щенка.


Тот обиделся и выразительно рыкнул в ее сторону, одарив обиженным взглядом. Честное слово. Она могла поклясться, что именно обида светилась в темно-коричневых глазах Бродяги.


- Ну, прости. – Прижавшись щекой к холодному и влажному носу, пробормотала она, тут же сменив гнев на милость.


Оля до этого никогда не владела животным, и даже понятия не имела, что те настолько понятно выражают свои эмоции. Это ее умилило и рассмешило. Даже страх испортить что-то из вещей и разочаровать Дениса – стал меньше, и показался немного глупым. Он бы не согласился брать Бродягу еще вчера, если бы не хотел их появления здесь со всеми вытекающими последствиями, в конце концов. Да и, потом, он ни разу не отнесся к ней свысока, холодно или с разочарованием. И вряд ли будет теперь что-то менять, когда сам вечером признался, что любит.


Мысли тут же переключились на вчерашнюю ночь, и внутри закружился вихрь эмоций, от смущения и некоторого страха о будущем, до счастливой эйфории.


Бродяга несильно укусил ее пальцы, оторвав от размышлений. И Оля поняла, что задумавшись о Денисе, позабыла обо всем на свете.


Щенок еще раз куснул ее, видимо, требуя внимания к своей персоне. А может, и проголодался.


Оля улыбнулась и почесала Бродягу за ухом.


- Пошли искать хозяина, да, проказник? Заодно, и завтрак тебе сообразим.


Осмотрев комнату, в поисках своего платья, Оля обнаружила то на полу в весьма помятом состоянии. Оставалось надеяться, что у Дени имелся утюг. Но вопрос с одеждой к завтраку оставался открытым, не идти же ей на кухню в одних трусиках? Оля еще не чувствовала себя настолько уверенной, смелой и сексуальной, чтобы разгуливать по дому Дениса в одном белье.


На глаза попалась сорочка Дениса, висящая на спине кровати.


- Как думаешь, это будет не сильно самоуверенно, Бродяга? – отчего-то шепотом поинтересовалась она у щенка.


Тот не отозвался, а успокоившись на ее руках, заинтересовался собственной правой лапой, и предоставил Оле самой разбираться с гардеробом.


Вздохнув, Оля наклонилась и подняла с пола свое платье. Не хотелось надевать то, уж очень сильным было ее желание выглядеть самой-самой красивой, чтобы Денис и не подумал, что бывают лучше. Глупо, конечно, он, наверняка, видел куда более красивых женщин за свою жизнь. И не только видел. В конце концов, ему тридцать два и он жил не в монастыре все это время. Так что, даже отутюжь она сейчас сарафан, что толку? Красивее, чем есть – не станет.


Настроение снова стало ухудшаться. А все потому, что Оля просто не знала, как вести себя дальше, что делать, как ему улыбаться, даже? Она нервничала при одной мысли, что сейчас пойдет искать Дениса и посмотрит ему в глаза после того, как ночью они занимались любовью. И, в то же время, безумно хотела его увидеть немедленно. Не знала, что сказать, и не сомневалась, что и промолчать не сможет, начнет нести всякую чепуху, только чтобы скрыть свой страх и неуверенность. Губы пересохли, а в животе творилось черт знает что. И это она еще и шагу не сделала из спальни.


Вчера ночью все казалось простым и понятным, естественным. А сегодня, проснувшись в одиночестве, Оля не знала, как вернуть былую уверенность в себе.


Эх, если бы она знала больше об отношениях! Была бы чуть опытней, чтобы точно знать – не ошиблась, и все делает правильно! А так, как узнать, как проверить, что не совершила какую-то непоправимую глупость? Ведь Оля никогда и не с кем не то, что не занималась любовью, а даже не встречалась до Дениса.


Но, с другой стороны, она и представить себе не могла, что позволила бы какому-то другому мужчине то, что вчера было них с Деней. Ей это казалось глупым и просто нереальным. Никто не вызывал в ее душе таких чувств раньше. А потому – вообразить, что была бы настолько близка с кем-то другим, даже теоретически – Оля не сумела. Значит надо было срочно брать себя в руки. Немедленно. И перестать то и дело впадать в панику. Но Оля пока не справлялась.


Еще раз встряхнув платье, в слабой надежде то расправит, она опустила Бродягу на пол.


- Посиди спокойно минуту. – Тихо велела Оля щенку, собираясь одеться.


И снова уставилась на рубашку Дени. Как бы ей хотелось быть достаточно смелой и уверенной в себе, чтобы ту надеть и выйти к нему. Почему то, ей казалось, что это сделало бы их еще ближе. Во всяком случае, возможность брать одежду любимого, самой Оле казалась чем-то важным и значимым, символизирующим переход их отношений на совсем иной этап не меньше самого секса.


Но ведь все, и правда, изменилось. Так, может быть, стоило отбросить сомнения так же, как вчера отбросила страхи, и сделать то, что хотелось? По крайней мере, она сразу выяснит, против ли Денис подобного самоуправства с его вещами, или, наоборот, будет доволен, увидев ее в своей рубашке?


Потратив на сомнения еще несколько минут, она все-таки оделась и, взяв Бродягу, несколько боязливо вышла в коридор.


Ноздрей тут же коснулся очень-очень вкусный аромат. Что-то, безумно знакомое, но не желающее оформиться названием в мыслях. Сладкое и дразнящее. Оля даже облизнулась, словно пыталась попробовать воздух на вкус, чтобы разобраться. Но так и не вспомнила, что же это. Решив идти на запах, почти уверенная, что там найдет и Дениса, она отправилась в сторону кухни.



Оля не ошиблась, Денис действительно находился на кухне. Он стоял, опираясь обеими руками на стол, и что-то рассматривал на мониторе своего ноутбука. Его губы шевелились. И пусть Оля не все уловила, было похоже, что Денис ругается.


- Доброе утро. – Неуверенно и тихо, страшно волнуясь, проговорила Оля, опасаясь, что проглотила большую часть букв.


Денис тут же поднял голову и улыбнулся.


- Доброе…


Он замолк на полуслове, и Оля испугалась, что все-таки зря решила рискнуть с его рубашкой. Она уже открыла рот, чтобы попытаться объяснить, пусть и не совсем понимала, что и как. Но не успела ничего сказать. Так и не окончив приветствия, Денис за пару шагов пересек кухню, и, обхватив ее лицо своими большими ладонями, жадно припал к ее губам.


А может, не так он был и против…


Воздуха на кухне тут же стало мало, ей, во всяком случае. Позабытый ими Бродяга недовольно ворчал в ее руках, но Олю ничего не интересовало. Объятия Дениса, прикосновение его ласковых и нежных, но таких требовательных губ заставили Олю позабыть обо всех страхах и волнениях. Они стерли своей лаской всю ее неуверенность. И холодное осеннее утро тут же стало теплым и солнечным для нее, наполненным непередаваемым счастьем человека, который точно знает, что его любят, несмотря ни на что.


- Доброе утро. – Спустя пару минут, ласково прошептал Денис ей в самые губы, лишь совсем чуть-чуть отстранившись. Так, что ей и видеть было не надо, Оля кожей ощутила каждый звук.


Еще раз коротко поцеловав ее, Денис обнял Олю за талию и потянул к столу.


- Пошли, будем завтракать. Я уже собирался сам тебя будить. Скоро выходить.


Говоря все это так, чтобы она видела, Деня усадил Олю за стол и, отодвинув ноутбук, поставил перед ней чашку. Бродягу же, которого уже успел забрать из ее рук, Деня посадил на пол перед миской с купленным вчера кормом.


- Давай, я помогу, - тут же подскочила она, увидев, что он достает тарелки из шкафа.


Просто сидеть, позволяя кому-то вокруг себя суетиться, Оля не привыкла совершенно.


- Сядь. – Усмехнулся Денис. – Еще набегаешься за целый день работы. Давай, хоть раз, кто-то побегает вокруг тебя.


Поставив перед ней тарелку, Денис наклонился и быстро поцеловал ее в щеку.


Оля растерялась, и сама не поняла, как села назад.


- Но, Деня… - Она моргнула. – Ты и так столько для меня делаешь.


Денис ответил ей настолько выразительным взглядом, показывающим бесполезность споров, что Оле осталось только подчиниться. А он уже отвернулся к плите, на которой она только сейчас заметила кипящую кофеварку. Благодаря тому же Денису она уже понемногу разбиралась и в самом напитке, и в некоторых способах его приготовления.


- День, ты снова? – С улыбкой спросила Оля, зная, что он все еще не оставил попыток найти кофе, который ей действительно понравится. – Может, это просто не мой напиток.


Заметила она, наблюдая, как он переливает содержимое кофеварки в ее чашку и что-то сыпет сверху.


- Твой, - Денис рассмеялся, но на лице его читалось уверенное выражение. – И теперь я точно знаю, что именно было нужно. – Он подвинул чашку к ней.


Оля ощутила тот самый манящий запах, который и привел ее на кухню. Наклонившись, она с удовольствием глубоко-глубоко вдохнула его.


- А вдруг, мне и правда понравится? Что, ты тогда каждый день будешь морочиться? – Шутливо поддела она Дениса, который ставил на стол тосты, масло и нарезанный сыр.


- С удовольствием, разве это морока – заботиться о любимом человеке? – Усмехнулся Денис в ответ и сел напротив. – Только тебе все время ночевать у меня придется, в Кофейне я такой не сварю. – Он одарил ее хитрым взглядом, который, казалось, проник в самую глубину души Оли.


Она даже не знала, что испытала в большей мере от этих слов – растерянность, радость или смущение. И уткнулась глазами в стол.


– Пробуй, давай, что сидишь? – Велел Денис, погладив руку Оли, заставив посмотреть на него. Словно почувствовал ее смущение, возникшее после прошлой фразы.


Она послушно поднесла чашку к губам, хоть и сомневалась, что в этот раз что-то изменится. Но решила, что даже если ей совершенно не понравится – соврет. Ей так не хотелось его огорчать.


Однако, едва сделав первый глоток, Оля с удивлением осознала, что обманывать не придется. Вкус был восхитителен, еще более насыщенные нотки чего-то, чей аромат витал в квартире, и что она никак не могла вспомнить, сплетались с насыщенным вкусом самого кофе, который у Дениса всегда отличался великолепным качеством. Это, и правда, было очень вкусно. И очень ей понравилось.


Зная, что это все можно прочесть в ее глазах, Оля с удивлением подняла лицо и посмотрела на Деню.


Тот наблюдал за ней с такой улыбкой и таким выражением в глазах, словно знал каждую мысль, пронесшуюся в голове у Оли.


- Что, красуня, понравилось? – Похоже, ни капли не сомневаясь, спросил он.


- Очень. – Совершенно искренне ответила Оля.


И поняла, что, несмотря на свою уверенность, Денис очень доволен ее ответом.


Обхватив ее ладонь своей рукой, Денис нежно поцеловал каждый пальчик. Да, так, что Оля позабыла и о кофе, и о завтраке, и о работе, на которую они вполне могли опоздать, если и дальше планировали есть в таком темпе.


- Я знал, что в этот раз не ошибусь. – Подмигнув ей, Деня взял собственную чашку.


– А что это? – спросила она, имя в виду привкус.


Но Денис лишь покачал головой и лукаво улыбнулся.



Дальше им пришлось сильно поторопиться. Оказалось, что обычного времени, требуемого на сборы каждому из прошлого опыта – не хватало, когда двое собирались вместе. Да и Бродяга внес свою лепту в утреннюю суматоху. В результате, только выходя из квартиры и увидев в руках Дени сумку с ноутбуком, Оля вспомнила, что перед завтраком он был чем-то недоволен.


Но на ее вопрос Денис только отмахнулся, и снова посетовал на клиента, который никак не мог определиться с тем, что же от него хочет.



Глава 12
Часть 1

Несмотря на то, что ей все еще хотелось спать, и глаза пекло, будто кто засыпал их песком, Оля целый день ощущала какой-то непонятный и чуть ли не буйный прилив энергии. Она чувствовала себя так, словно ее подхватило сумасшедшей, бушующей, но очень ласковой волной, погрузило в самую глубину, а потом выбросило. Только не на каменный берег, а на самую вершину той волны, и теперь несет, несет куда-то. А куда – ей не было разницы. Лишь бы рядом с Денисом.


И она сама бурлила внутри как эта волна. Все вокруг нее, казалось, искрилось и переливалось. Это для кого-то другого день за окном казался серым и мрачным, дождливым и слякотным. А Оля в каждой капле дождя видела маленькую радугу, они блестели для нее и переливались. Ей хотелось не ходить по Кофейне, а бегать, скользить между столиками. И она едва сдерживалась.


Зато, вовсе не надо было прятать улыбку, и Оля очень открыто улыбалась, постоянно. У нее уже щеки немного покалывало, но она просто не могла прекратить. И это тоже было счастье. Не такое, как она ощущала вчера ночью, совсем другое, без тягучего и томительного напряжения внутри живота, без страха и волнения от непонимания, как все делать и что говорить. Это было простое и легкое счастье из-за понимания, что у них уже так много было и есть, и в то же время – еще безумно много таких вот дней и ночей впереди.


На этой мысли она все время начинала безудержно краснеть, вспоминая подробности той самой ночи, и быстро пряталась от всех и вся под волосами. Но улыбаться, все равно, не переставала. Просто не могла, и все тут.


Оля так боялась утром, что кто-то все-таки узнает, поймет, догадается. Сидела в машине, смотрела в окно и нервничала, кусая губы. Основательно и серьезно, с толком нервничала. Пока Денис, явно заволновавшись, не выяснил, что именно так ее «грызет». А когда она, все-таки, призналась, рассмеялся так, что пришлось припарковаться, управлять машиной в таком состоянии он не мог. Отсмеявшись, Денис с ласковой улыбкой посмотрел на нее и Оля почувствовала себя маленькой девочкой от этого взгляда.


- Ну и что, красуня? – Спросил ее Деня, нежно поцеловав Олю в губы. – Лично нам с тобой, какая разница? Какое нам дело до их мнения, если нам с тобой хорошо?


И подумав, она поняла, что и правда – разницы нет никакой. Даже если кто-то посмотрит на нее и все поймет, это не изменит того простого факта, что она любит Дениса. А он, каким бы невероятным это все еще не казалось Оле, любит ее. А до чужих мыслей и проблем ей нет дела. Осознав это - она успокоилась.


На целых две минуты.


Потом Олю начал одолевать дикий страх и смущение оттого, что Денису приходится успокаивать ее все время. И он просто посчитает ее истеричной девчонкой. Она снова уставилась в окна. Но не смогла ничего скрыть. Каким-то непонятным образом Деня вновь ощутил, что с Олей что-то не то. И опять разобрался, уже заранее затормозив у обочины. Оля поверила его уверениям, что ничего подобного Денису даже в голову не приходило и, вообще, нет ничего странного в ее напряженности и сомнениях после случившегося. Ведь для Оли все происходит впервые.


Она, честно, не подумав, со всей непосредственностью тут же поинтересовалась, испытывал ли и он нечто подобное после первого раза? После чего Денис предпринял героическую попытку побороть новый приступ гомерического хохота, а Оля вдруг решила, что совершенно не хочет знать ответ. Потому что от одной мысли, что он был с кем-то другим вот так же, как вчера с ней – стало очень больно. Почти невыносимо.


Денис догадался и об этом. Мысли он ее, что ли, читал?


В этот раз, правда, он не смеялся. А просто пригрозил, что сейчас развернет машину, и они поедут домой. К нему. И он сделает все, чтобы заставить ее забыть обо всех этих глупостях. Оля покраснела, но была совсем не против, если честно.


Правда тут же, весьма не вовремя, подняла голову ее ответственность и пришлось напоминать Дене, что он «при исполнении» обязанностей хозяина. А сама она взята на работу Наташей по его рекомендации. И негоже подводить беременную сестру и портить его репутацию.


Денис попытался возразить, что и его беременная сестра, и его репутация вполне переживут такое испытание, тем более, если в награду он получит ее. Но Оля не поддалась на уговоры, а звонок Сергея, интересующегося, когда Дэн приедет с ключами, решил вопрос сам собой. Оставить сотрудников мокнуть по такой погоде до приезда администратора они не могли.


В общем, утренняя дорога оказалась наполненной морем событий.


И это при том, что на заднем сидении машины непоседливо возился Бродяга, внося свою лепту визга и лая в сомнения, хохот и споры. Оля, разумеется, щенка не слышала, но прекрасно видела, как тот носится сзади и, то и дело, раскрывает пасть, тявкая. Да и Деня постоянно оборачивался, чтобы попытаться успокоить непоседу.


После такой поездки Оля не удивилась бы, если бы Денис тут же убежал в кабинет и закрылся там до вечера, в поисках покоя и тишины. А может и вовсе, принялся избегать их с Бродягой, компании.


Однако тот даже не подумал о чем-то подобном. Наоборот, почти каждые пятнадцать минут выходил в зал, иногда чтобы сказать ей что-то, больше похожее на надуманные предлоги для встречи, а иногда, когда Оля оказывалась действительно занятой, просто стоял и с улыбкой следил за ней. И при этом он казался таким же счастливым и довольным, какой она ощущала себя. Потому, наверное, от каждого взгляда на такого Дениса, Оля теряла свои сомнения и чувствовала все большую уверенность в себе самой и в их чувствах. Хотя, если бы еще два дня назад кто-то сказал бы ей, как именно Оля начнет нервничать и дергаться после первой ночи с любимым мужчиной – ни за что бы не поверила. Волноваться, да, это понятно. Но вот так комплексовать…


Какой-то абсурд.


Оля очень надеялась, что после второго раза, и последующих тоже, кстати, с ней больше не случится подобного… припадка самокритики. Сколько бы Денис не говорил, что это нормально, ей не понравилось.


Поставив поднос с чистыми и сухими чашками на столике за стойкой бариста, Оля осмотрела зал. Сейчас, в два часа пополудни, посетителей было мало. Сыграла свою роль и погода, наверно, и послеобеденное время. А значит, можно было со спокойной совестью взять свой двадцатиминутный перерыв. Девочки без нее справятся.


В основном, Оля помогала официанткам. Заказы принимать она, разумеется, не могла, разве что, когда клиенты были поодиночке. Но вот убирать и уносить со столов грязную посуду, приносить чистые чашки бариста, чем-то помочь на кухне – была в состоянии. И ей очень нравилось работать с этими людьми, и в этом, конкретном, заведении.


Однако сейчас, несмотря на всю кипучесть и бурлящее состояние счастливой души, хотелось просто сесть и немного отдохнуть. От всего, и от работы, и от волнений, и даже от переизбытка радости. Правда, в одиночестве отдыхать не хотелось.


Словно ощутив это ее желание, рядом тут же оказался Денис.


- У тебя перерыв скоро? – Поинтересовался он, подобно ей самой обведя зал глазами.


- Сейчас, - не сдержав улыбки, призналась Оля.


- Хорошо. – Улыбнулся в ответ Денис, с явным удовольствием. – Мне позарез необходимо твое общество, - признался он.


Эти слова заставили ее внимательней всмотреться в Дениса. Тот выглядел немного напряженным и даже, рассерженным. Но не на нее, точно.


- Что случилось? – Тут же спросила она, не заметив, что, не задумываясь, пошла следом за Денисом в его кабинет.


Бродяга, в виду пасмурной погоды, видимо, непривычно спокойно для себя, дремал в углу. Словно кот, а не суматошный щенок.


Деня махнул рукой в ответ на ее вопрос. Но и этот жест вышел раздраженным.


- Опять тот заказчик. – Недовольно скривив рот, ответил Денис. – Я закончил утром макет сайта по его заказу, а он мне заявил, что хотел не «этого». Нет, он признает, что задал мне именно такие параметры и все соответствует, но хотел он не «такого». Как его понять, вот скажи?! – Похоже, его действительно достали.


Оля уже не раз замечала, что Денис с трудом выносит недостатки людей. Особенно те, с которыми люди не желали бороться. В принципе, она могла его понять. Правда, всегда старалась как-то отвлечь в такие моменты, заставить расслабиться. Что толку злиться? Люди – они и есть люди. И никакое наше непонимание их поступков и мотивов ничего не изменит. Так ей казалось во всяком случае. Сколько раз она сама пыталась образумить того же Колю, к примеру? А толку?


Подойдя ближе, она с удовольствием обхватила пояс Дениса руками и положила голову ему на грудь. Как же ей нравилось то, что она имеет полное право вести себя с ним так!


- День, - не отрывая щеки от его рубашки, Оля подняла голову и заглянула ему в глаза. – Не обращай внимания. Все решите и разберетесь. Предложи ему свой вариант.


Вот где-где, а в вопросах общения с работодателями Оля чувствовала себя опытной и более уверенной, чем в отношениях. С семнадцати лет работала, все-таки, притом у совершенно разных людей, со своими привычками, «тараканами» и характерами. Научилась подстраиваться и находить решения конфликтных ситуаций. Дай Бог и в отношениях набраться такого опыта.


Денис улыбнулся, причем с таким выражением, будто знал о ее мыслях.


- Ты бы себя утром с такой уверенностью вела. – Подтверждая то, что читает ее, как открытую книгу, заметил он.


И наклонился к лицу Оли, по очереди поцеловав ее в зажмурившиеся от удовольствия глаза.


- Проблема в том, что у меня никак не выходит настроиться на тот дурацкий сайт и заказчика, не могу понять, что ему надо. Мысли другим заняты. – С лукавой улыбкой добавил Деня, когда она вновь посмотрела на него.


Оля покраснела. Но уже меньше, и очень постаралась не прятаться за волосы, над чем все время мягко подшучивал Денис. Но все же, не особо в состоянии смотреть ему в глаза после таких намеков, заглянула за плечо Дениса, на экран его ноутбука.


- Ой, - она закусила губу. – День, это ты выбирал цвета? – Осторожно, чтобы не обидеть, уточнила она, рассматривая макет.


- Нет. – Денис скривился. – У самого в глазах рябит. Это «воля хозяина». – Покачал он головой.


- М-да…


Теперь Оля еще лучше могла понять недовольство любимого – такой какофонии и смешения несовместимых оттенков она никогда не видела, наверное. Очень долго проработав с цветами, Оля научилась подбирать оттенки так, чтобы букеты и упаковка смотрелись гармонично, и успокаивали глаза, а не вызвали в тех резь.


- Слушай, а попробуй вот этот лиловый, заменить салатным оттенком, - задумчиво рассматривая монитор, предложила она. – И здесь, красный, на желтый замени.


Она показала пальцем на цвета.


Денис обернулся, слушая ее. Потом задумчиво нахмурился и, не особо охотно разжав объятия, сел на свое рабочее место.


Пока он подбирал оттенки, а Оля то соглашалась, то кривилась и отчаянно мотала головой, у нее появилась еще одна идея.


- День, а можно здесь сделать такую штуку. – Она почти ткнула пальцем в монитор, указывая список разделов, и задумалась, пытаясь подобрать слова. – Ну, я не знаю, как это называется. – Честно признала Оля. – Когда наводишь курсор мышки, а оно словно всплывает само, еще до нажатия, только как-то красиво так, не просто перечислением.


Денис рассмеялся.


- Можно, конечно. Только в требованиях заказчика такого нет.


- Ну, ты же сам сказал, что даже ему этот вариант не понравился. Сделай так, как ты видишь. Может, сможете выбрать что-то среднее. – Она наклонилась и устроилась подбородком на его плече.


- Хорошо, уговорила. Придется, все-таки, отвлечься от куда более приятных мыслей и заняться своей версией. – Денис ласково провел губами по ее щеке. – Иди, а то перерыв сейчас закончится, а ты не ела еще. – Не очень охотно, но настойчиво распорядился он.


- Да мне и не хочется. – Лениво состроила она гримаску в ответ.


Идти, действительно, никуда не хотелось, так бы и простояла вечность тут, чувствуя теплое дыхание Дени на своей коже, и обнимая его плечи.


- Не спорь с начальником. – Шутливо нахмурившись, велел Денис. – Я лучше знаю, что надо делать, я же старше, в конце концов.


Она тихо пробормотала «тиран», но Денька все равно услышал и, со смешинками в глазах, тут же поймал губами ее ухо, легонько прикусив мочку ее уха, словно в наказание. Только вот Оля, вместо раскаяния, испытала трепет возбуждения. Что он, без сомнения, понял по ее глазам.


- Иди. А не то – я передумаю, и приведу в жизнь утреннее решение. – Почти серьезно пригрозил Денис. – Ну ее, эту работу… - Добавил он с многозначительным выражением лица.


И как другие справляются с таким искушением? Она пока еще не поняла. «Раньше, пока точно не знал, что теряешь, как-то легче было», решила Оля.


Но и сбегать посреди рабочего дня она не собиралась. Еще не настолько осмелела и обнаглела.


Потому пришлось подчиниться. Да и перерыв, действительно, подходил к концу.


С протяжным вздохом, полным разочарования, она в последний раз поцеловала его и направилась к выходу из кабинета. А обернувшись на пороге, с удивлением поняла, что Денис наблюдает за ней как-то уж очень сосредоточенно и серьезно. Но стоило ей присмотреться, он тут же улыбнулся, и это впечатление пропало.


Решив, что просто снова подсознательно переживает, Оля махнула на прощание и вернулась в зал.


А через час Денис куда-то уехал, ничего ей не объяснив, против сложившейся уже за эти недели традиции. Просто разыскал Олю и сказал, что вернется часа через два и чтоб она не вздумала никуда без него уходить. Учитывая то, что до конца работы у нее еще было четыре часа, Оля не спорила. Хоть и удивилась.




Глава 12
Часть 2

 Вернулся он, как и обещал, ровно через два часа. Оля, как оказалось, следила за временем даже несмотря на то, что клиентов к вечеру заметно прибавилось. У нее уже гудели ноги от бесконечного бегания на кухню и обратно, болели руки от тяжелых подносов с чашками, которые очень часто приходилось таскать, но она, то и дело, поглядывала на часы. И снова не удержала широкой счастливой улыбки, увидев в дверях Кофейни Дениса. Тем более что и он, остановившись на пороге, первым делом отыскал взглядом ее. В руках у него была какая-то папка, которой она не видела раньше.


Одарив ее ласковой улыбкой, явно довольный, что она здесь (словно Оля могла бы куда-то деться со своего рабочего места), Денис с некоторым раздражением и тоской осмотрел полный зал, очевидно, поняв, что сейчас она слишком занята. Оле захотелось засмеяться. Ее всегда удивляло недовольство Дени от наплыва клиентов. Любой другой владелец только радовался бы, а он сердился. Тяжко вздохнув, так, что даже ей с противоположного конца зала была видна вся трагичность данного движения, он махнул рукой, показав ей, что будет в кабинете. Оля кивнула, и Дэн ушел, а она вернулась к своим обязанностям.


Но ей не позволили выполнять те слишком долго. Не прошло и получаса, как Деня появился прямо перед ней, быстро, не дав ей возможности поспорить, сообщил, что у Оли внеплановый перерыв и с администратором он это уладил, крепко взял ее за руку и повел за собой. Не совсем поняв причину необходимости такого спешного ее присутствия, Оля, все же, не спорила. Даже понимая то, что данный поступок именно те поблажки и привилегии, которых она всячески старалась избежать и предотвратить, начиная работать у Дениса, она не могла отказаться от пары лишних минут наедине с ним.


С каким-то, не очень понятным ей волнением и восторгом, Денис завел ее в кабинет и чуть ли не поставил перед столом, на котором лежала та самая папка.


- Вот! – С широкой улыбкой произнес он и с ожиданием посмотрел на Олю.


- Что «вот»? – Не поняла она.


Глянула на улыбающегося Дениса, посмотрела на непонятную папку, и снова перевела глаза на любимого. Снизу, то и дело игриво хватая их за ноги, прыгал Бродяга.


- Ты не на меня смотри. – Рассмеялся Деня. – Ты бумаги глянь.


Протянув руку, он раскрыл папку и разложил перед ней какие-то яркие брошюры и листовки. Оля послушно перевела глаза и попыталась понять, чего он от нее хочет. На всех бумагах оказалась реклама какой-то академии, компьютерной, похоже, на все лады расхваливающая данное учебное заведение.


Оля снова повернулась к Денису, так ничего и не поняв.


- День, ты просто скажи, что именно мне смотреть, а? – Попросила она его, опасаясь разочаровать.


Денис искренне рассмеялся.


- Красуня моя, ты хоть немного думала о том, о чем мы говорили не так давно? – Внимательно посмотрев ей в глаза, поинтересовался он. – О своем поступлении? Прошло две недели, даже больше немного, а я от тебя не слышал ни одного предложения. – Теперь в его глазах появились искры доброго укора. – После того, как ты мне сегодня помогла – у меня появилась идея.


Что-то Оля совсем запуталась.


- Да, чем я тебе помогла, День? – Совершенно искренне удивилась она. – Цвета поменять посоветовала, подумаешь. А компьютеры… это же так сложно. – Она состроила гримаску. Возможность начать обучение в подобном месте казалась совершенно невероятной. – Интересно, правда, но у меня же дома и старенького компьютера нет. Я всегда в клуб ходила. А ты мне сразу про академию брошюры принес…


- А что нам, на мелочь какую-то размениваться? – Серьезно возразил Денис. – Здесь предусмотрено и вводное образование. Компьютер есть у меня, никто не запретит тебе его использовать. – Он подошел ближе и обнял Олю. – Но, главное, здесь никак не может помешать то, то ты не слышишь, понимаешь? Ведь работаешь в он-лайне, и заказы так чаще всего получаешь. Ты сможешь полноценно работать. И учиться, - вновь не позволил он ей возразить. – Я принес тебе бумаги именно этой академии, потому что там уникальная система обучения – группы очень маленькие, по три-пять человек, есть «полузаочная» форма обучения, когда ты посещаешь занятия только по выходным, и никто не заставляет тебя прекращать работать. Кроме того, там реальная стоимость обучения. На первый семестр тебе хватит того, что ты собрала. А дальше – можно оплачивать помесячно.


Денис не прекращал смотреть ей в глаза, рассказывая это все. Он даже присел на край стола, чтобы было удобней это делать.


- Я не настаиваю. – Добавил он, видно поняв, что она немного опешила от такого объема информации и его напора. – Просто, вдруг, тебе понравится. Да и, надо же начинать присматриваться, а в академии до конца октября набор открыт.


- Деня… - Оля закусила губу и посмотрела на него. – Я… я просто не знаю, честно. – Ощущая почти испуг, пробормотала она.


Внутри вдруг стало как-то и щекотно, и холодно, и обжигающе жарко. И все сразу. Одновременно. Дышать захотелось часто-часто. И еще, срочно, немедленно, вот просто в этот самый момент – куда-то бежать, что-то делать. Даже мурашки по спине побежали, холодя, заставляя подрагивать мышцы.


- Ой, Денис. – Она крепко прижалась к нему, спрятав лицо на груди. – Мне как-то страшно. – Честно призналась Оля.


А он в этот раз не засмеялся. Обнял ее и нежно погладил, пропуская длинные пряди ее волос между пальцами.


- Страшно – это нормально, красуня. – Очень серьезно проговорил Денис, приподняв пальцами ее лицо. – Начинать что-то новое, то, отчего зависит вся последующая жизнь – всегда страшно. Но, зато, сколько впереди возможностей, вариантов, шансов. – Он наклонился и нежно поцеловал ее губы, которые Оля успела закусить, сама не заметив. – Мы же не можем их упустить, правда? – Уже с задорной улыбкой спросил у нее Деня.


И она кивнула, совершенно точно осознав – что не могут. Ни единого шанса, даже маленького, они не смеют упустить. Да и не позволит ей Денис так сглупить, ни за что не позволит. Она видела это обещание в его синих глазах, смотрящих сейчас на нее очень серьезно, но с такой любовью, что на секунду Оля даже удивилась – и как она только могла сомневаться в чувстве этого мужчины?


- Я люблю тебя. – Прошептала она, не в силах отвести свои глаза от его взгляда.


А он в ответ ее поцеловал. Совсем не так, как минуту назад. Тяжело. Жадно. Жарко. Так, что голова закружилась, и морозная дрожь в позвоночнике сменилась жаром. Так, что не осталось никаких сомнений – чтобы не случилась завтра, через месяц, через год, через десять лет – Денис будет рядом. И будет так же сильно ее любить. А может, и еще сильнее, если это только возможно.



Глава 13
Часть 1

 Ему было очень трудно. Приходилось буквально ломать и пересиливать себя, но Денис не сказал ни слова, когда вечером Оля начала собираться домой. К себе, а не к нему.


Ему бы хотелось, чтобы все было наоборот, чтобы она торопилась вернуться к ним. В его квартиру, которую бы считала и своим домом. Денис столько раз представлял себе это на протяжении последних месяцев, такое количество времени мечтал об этом, что просто представить не мог, как именно он сейчас отвезет ее и отпустит? Как сможет спокойно уехать домой после того, как вчера они были вместе?


Он скосил глаза, стараясь следить и за дорогой, и за Олей одновременно. Его красуня была поглощена проспектами с рекламой и описанием компьютерной академии. И, похоже, не замечала его настроения. Да Денис и не стремился то продемонстрировать. Наоборот, старался вести себя легко. Будучи старшим, он совершенно не хотел навязывать ей свое видение развития их отношений, не желал к чему-то принуждать ее или давить обстоятельствами. Денис не хотел, чтобы Оля делала что-то только потому, что испугается не оправдать его ожиданий или представлений.


Она была человеком, который долгое время самостоятельно обеспечивал и себя, и тетю, практически. Несмотря на молодость, Оля привыкла отвечать за очень многое и брать на себя решения касательно жизни. А вот в отношениях и чувствах – Оля была совершенно не опытна. И он не хотел «давить авторитетом», так сказать. Вчера она впервые в жизни позволила мужчине быть с ней. Ему, Денису, позволила. И он любил ее за это еще сильнее, хотя, будь все иначе – это и не имело бы значения, Деня точно знал.


Но дело не в этом, а в том – что он не считал себя вправе влиять на нее сегодня. Если Оле необходимо время, чтобы обдумать все, или пространство, чтобы определиться с тем, как теперь будут строиться их отношения – Денис даст ей все, что угодно.


Только как же сложно даже подумать о том, чтобы отпустить ее, всего лишь пожелав «спокойной ночи»!


На заднем сиденье сходил с ума Бродяга. Щенку, определенно, было мало места в машине, да и за день он не нагулялся, вот и носился сейчас взад-перед, повизгивая и весело гавкая.


«Эх, ему бы такое настроение, как у щенка», Деня посмотрел в зеркало заднего вида. Подумал, что стоит купить чехол на заднее сидение, если собака станет постоянным пассажиром, иначе сиденье не выживет, и к тому все и идет. И опять посмотрел на Олю.


Она сосредоточенно читала рекламки, похоже, боясь пропустить и одну запятую. Что-то шептала губами, проговаривая про себя, водила пальцами по строчкам.


Он был рад, что его, спонтанная, в общем-то, идея, пришлась Оле по душе. Хотя, едва переступив порог академии – уже понял, что Оле здесь понравится. Это место, где ей будет комфортно и удобно. Потому и захотел так ее убедить. Да и, что скрывать, хотелось Денису, чтобы и в профессии они были вместе. Ну, вот хотелось, и все!


А если позволить мыслям унестись немного дальше, и представить, как они вместе будут выполнять какой-нибудь заказ, думать, спорить, поправлять друг друга, и вдруг – одновременно понимать, что вот это – оно, то самое… На душе тогда становилось настолько хорошо, что даже поверить в такое настроение было сложно. И безумно хотелось, чтобы эти мечты скорее стали правдой.


Но сейчас, даже мысли об этом общего настроя не улучшили. Включив поворотник, Денис завернул в ее двор, понимая, что становится все мрачнее. А еще ведь предстояло выдержать прощание с улыбкой.


Вздохнув, он остановил машину на небольшой площадке у ее подъезда, и повернулся к Оле, которая наконец-то оторвалась от брошюр.


- Уже приехали? – Она так осмотрелась, словно только проснулась, и совсем не понимала, когда это они успели добраться до ее двора.


Видно, настолько погрузилась в мысли о возможной учебе.


- Уже.


Денис улыбнулся, почти искренне, кстати, так забавно смотрелась эта ее растерянность.


- Быстро. – Оля грустно поджала губы.


Он не стал напоминать, что они всегда добирались быстро, тут и пешком-то было недалеко, а уж на машине. Только кивнул, соглашаясь.


- Там так холодно. – Оля с тоской посмотрела в окно. – Совсем выходить не хочется. – Она зябко поежилась и потерла голые ноги, прикрытые только юбкой сарафана. – Даже не верится, что еще пару недель назад стояла такая жара.


Она повернулась к нему с не особо веселой улыбкой и вдруг, нахмурилась.


- Деня? – В глазах Оли появилась настороженность. – Деня, ты что? Ты сердишься?


Он удивленно посмотрел на нее, совершенно не понимая, отчего она такое решила.


- Нет. Ни капли. – Денис даже головой покрутил для убедительности. Ведь он, и правда, совсем не сердился.


- День, я же вижу. – Оля закусила губу и прижала яркие буклеты к груди.


- Совершенно не сержусь, красуня. – Попытался убедить он ее, растерявшись.


- Что не так, ты скажи, я же не хотела тебя обижать, правда! Это из-за того, что я читала всю дорогу?! – Оля, кажется, и не пыталась понять то, в чем он ее старался убедить.


- Оля! – Денис крепко обхватил ее щеки ладонями, так, чтобы точно быть уверенным, что она видит, как он говорит. – Я. Не. Сержусь. – Очень медленно и внятно проговорил он. – Абсолютно. С чего ты такое придумала?


- Ты хмуришься, сам не замечаешь, наверное, и складочки вот здесь. – Она протянула руку и осторожно провела пальцем по уголкам его губ. – И глаза. У тебя они сейчас совсем не веселые. А такие… Такие… - Оля помолчала мгновение, словно не могла подыскать правильное слово. – Пасмурные. Как пасмурное небо, вот.


Денис моргнул, продолжая удивленно смотреть на нее, и искренне рассмеялся.


- Наблюдательная ты моя, - Дэн покачал головой и на миг прижался к ее губам своими. – Я совсем забыл, что уж кто-кто, а ты ко всем деталям присмотришься. Не сержусь я, красуня. Честно. – Он нежно погладил пальцами ее щеки. – Просто – отпускать тебя не хочу, но и давить, требуя, чтобы ты и сегодня ко мне поехала – не намерен. Это только тебе решать. Но мне, от этого, не легче. Сложно быть понимающим, когда больше всего хочется стать эгоистом, и потребовать, чтобы ты переехала ко мне уже сегодня. – Денис усмехнулся, наблюдая, как расширяются ее глаза по мере того, как он говорил. – Я стараюсь напомнить себе, что ты должна сама решить все, но мне сложно, Олюшка, вот я расстраиваюсь и сержусь. Но только на себя. Честно.


Даже Бродяга притих где-то там, на заднем сидении, словно прислушивался к тому, что они говорили.


А Оля сидела и молча смотрела на него. Минуту. Другую. И вдруг неуверенно облизнула губы.


- Ты… Деня, ты хочешь, чтобы я и сегодня к тебе поехала? – Медленно уточнила она.


Денис усмехнулся.


- И сегодня, и завтра, и каждый день. – Как мог честно, признался он. – Это тебя пугает?


Оля покачала головой.


- Нет. – Ответила она все тем же неуверенным тоном. – Нет! – Вдруг, куда увереннее повторила Оля, и порывисто бросилась ему на шею, крепко обняв. – Ни капли. Просто, - она смущенно уставилась на него. – Я думала, так не делают. И не представляла, даже, что ты и сегодня захочешь меня пригласить…А вдруг я буду мешать тебе отдыхать, или еще что-то…


- Я хочу, чтобы ты жила со мной, а не в гости зову. – Рассмеялся Дэн. – Понимаешь? Чтоб у нас каждое утро начиналась так, как сегодняшнее, и каждый вечер проходил так, как вчерашний. И ты мне не можешь помешать, это просто нереально.


Оля ничего не ответила, только рассмеялась и уткнулась ему в грудь щекой. И, похоже, была вполне согласна с таким планом на их будущее. Денис и сам ее обнял, впервые за вечер полностью расслабившись и наслаждаясь ее близостью.


И не подумал ведь, забыл, что она внимательная. Что у нее куда больше развита привычка ориентироваться по жестам, мимике и незаметным, казалось бы, мелочам в поведении тех, кто вокруг. И этим его красуня компенсирует то, что не всегда верно разбирает слова, и догадывается о смысле по контексту или настроению собеседника.


Ощущая себя весьма довольным, он завел двигатель машины, который только недавно заглушил, собираясь поехать домой со своим «семейством», куда уже включил и тявкающего позади щенка. Но Оля внезапно подняла голову и как-то странно посмотрела на него. Словно посмеиваясь.


- День. Может, я хоть за вещами схожу, раз уж мы приехали? А то, как-то, не очень удобно в одном сарафане ходить неделю. Холодно уже. Да и тете Свете надо сообщить. – Она вопросительно приподняла брови.


Он чертыхнулся в уме и покорно заглушил авто.


- Прости. – Повинился Денис. – Уж очень мне не терпится отвезти тебя домой. Помочь с вещами?


Оля поцеловала его в щеку.


- Не надо. – Покачала она головой. - Я же только одежды на смену возьму. Да и тетя при тебе начнет смущаться, ей не очень привычно, что я … с кем-то. – Оля широко улыбнулась. - Я с ней нормально не поговорю. Подожди меня здесь, я быстро.


- Хорошо.


Он проследил за тем, как она зашла в подъезд, а потом перевел глаза на загрустившего Бродягу.


- Что, разбойник, пошли, что ли, тебя пока выгуляем? – Предложил Денис.


Щенок, словно все прекрасно понял, тут же подскочил на сиденье и принялся радостно тявкать и вилять своим длинным хвостом.


Денис усмехнулся – желание исполнилось. Он ощущал себя очень и очень довольным. Почти настолько, как этот щенок. Так и подмывало самого улыбнуться во весь рот. Не тявкать, конечно, но смеяться от счастья хотелось.


Однако, напомнив себе, что он уже «взрослый и большой дяденька», а потому может смутить окружающих людей подобным поведением, просто вышел на улицу. Выпустил Бродягу. Они осмотрелись и, как-то не сговариваясь, оба пошли к площадке травы, среди асфальта и бетона, расположенной в некотором отдалении. Денису понравилось такое «понимание», может, иметь собаку окажется не так и сложно, как ему в начале казалось.



Они гуляли, наверное, уже минут двадцать. Денис даже попробовал научить Бродягу играть «в палку», насколько сам это себе представлял. И у них уже что-то начало получаться, когда, неожиданно, на Дениса нахлынула тревога. Сильная, бешенная, куда-то подталкивающая его. Буквально требующая, чтобы Денис срочно куда-то мчался.


Дэн замер, пытаясь понять, разобраться, что случилось. Бродяга залаял, в попытке привлечь его внимание, которое внезапно утратил, однако Денису стало не до щенка. Он старался осознать, что же его настолько встревожило? Но потом, плюнув на все, быстро пошел туда, где находился сейчас самый дорогой для него человек. А уже через пару шагов Дэн буквально бежал к подъезду Оли, подгоняемый все той же навязчивой тревогой.




Глава 13
Часть 2

 На ее этаж Денис практически взлетел, сам не заметив, как промчался и мимо удивленных бабушек на скамейке, и мимо разбежавшейся в сторону детворы. Наверное, его сочли ненормальным все, кто видел, но Дэну было без разницы, лишь бы не стояли на пути. Тем более, когда он, перескакивая через ступени, услышал спор. Кто-то кричал на его Олю. Зло, рассерженно, путая слова и глотая буквы. И это, определенно, был мужчина. Его красуня, по большей части, кажется, пыталась урезонить буянившего.


Суть претензий пока ускользала от внимания Дениса, первоочередным казалось задание оказаться как можно ближе к Оле. И он почти добрался до ее площадки, когда услышал ее испуганный окрик:


- Пусти!


Ольга стояла на краю ступени, а за руки ее удерживал какой-то парень. Лицо его не выражало никаких положительных эмоций, только гнев и ярость. Сжимая ладонью одной руки запястья девушки, он бешено жестикулировал второй рукой, произнося при этом какие-то отрывистые и невнятные возгласы. Оба были так сосредоточены на происходящем, что его появления внизу лестницы не заметили. И Денис уже сам собрался заявить о своем присутствии, когда понял, что вряд ли удастся. Судя по способу общения, парень, так же, был глухим. И, исходя из этого факта, а так же характера ситуации, он решил, что это и есть тот самый Коля, с которым Дэн давно собирался потолковать.


Вроде бы все ясно, в ситуации сориентировался, и теперь, с его появлением, Денис не допустит, чтобы та вышла из-под контроля. Но сердце продолжало сжимать с такой силой, словно ему пришла пора призадуматься о стенокардии.


Пожалуй, впервые он понял, что именно когда-то гнало его сестру через полгорода к дому Святослава, что заставило Нату поднять на ноги и его самого, и Андрея, когда и повода, вроде бы, не было. Это иссушающее, ноющее ощущение. Давящее чувство в груди, сжимающее и корёжащее так, что не выходило вздохнуть. Словно тебя уже лишили самого важного, что ты только успел отыскать.


Но, все же хорошо. И вот она – Оля, и ничего, что какой-то придурок к ней пристает, сейчас Денис все уладит, и все будет хорошо. Однако когда он уже ступил на пролет, и от Ольги его отделяло семь ступенек, она неожиданно резко дернулась, вырываясь из захвата парня. А тот, не ожидая, видимо, такого, все-таки отпустил.


Сердце Дэна, и до этого выделывающее всякие кульбиты, просто остановилось, когда он увидел, как его красуня, взмахнув руками, теряет равновесие и начинает падать со ступеньки вниз. С губ Оли сорвался короткий удивленный вскрик. Она и сама, похоже, не ожидала, что сзади только пустота…


Как он перескочил эти ступени, что оставались, как удержал ее – Денис не понял, и сам не осознал.


В голове шумело от страха за нее и ярости на этого Колю. И только ощущение того, что он держит ее в своих руках, дрожащую, напуганную и растерянную, но, определенно, целую и невредимую, немного помогало сохранить здравость ума. На одну секунду крепко обняв ее, прижав к себе так, что у Оли, наверняка, затрещали кости, и жадно, коротко, поцеловав ее в еще приоткрытые от испуга губы, Денис отстранился и повернулся к Коле.


Все, этот парень его достал. Только за эти десять секунд ужаса, что Денис только что пережил, за испуг его красуни, он готов был его пристукнуть. И, судя по всему, этот Николай ясно увидел намерение Дениса в глазах последнего. Во всяком случае, парень дернулся назад, с явным стремлением куда-то исчезнуть.


Не то чтобы Денис собрался тому позволить такое сделать.


В этот момент распахнулась дверь квартиры Оли и на пороге возникла ее испуганная тетя. Дэн сделал вывод, что ее встревожил крик племянницы, который и у него еще звенел эхом в ушах.


- Оленька?! Что тут происходит?


Женщина настороженно осмотрела всех, остановилась взглядом на нем, как на старшем, что ли? И, так ничего и не поняв, кажется, бросилась к племяннице.


- Все хорошо, тетя Света. Все хорошо. – Его красуня тут же оказалась в очередных крепких объятиях. – Я споткнулась, и чуть не упала. Но меня Деня спас.


А вот Николаю, из-за появления Светланы, путь к бегству оказался отрезан. И Дениса это устраивало.


- Здравствуйте. – Он улыбнулся Светлане, постаравшись сделать это искренне и спрятать злость на Николая в своей душе поглубже. – Вы, пожалуй, лучше вернитесь с Олей внутрь. – Распорядился Денис и, не дав женщинам ничего возразить, начал подталкивать их к квартире. - А я тут немного с молодым человеком поговорю.


- Деня… - Оля не хотела их оставлять.


- Все нормально, красуня. - Он прикрыл за ними дверь, прервав Олины возражения и только улыбнувшись в ответ на ее испуганный взгляд.


- А теперь ты.


Повернувшись, Денис осмотрел Николая, который наблюдал за его действиями прищуренными глазами, с явно светившейся в тех злобой.


- Я так полагаю, ты и есть Коля?


Парень промолчал, хоть Денис и не сомневался, что тот его понял, уж очень внимательно следил за движением его губ.


- Так вот, Николай, еще раз увижу тебя в непосредственной близости от Оли – пеняй на себя. – Сдерживая желание перейти к физическому убеждению, предупредил Денис.


Николай вскинул голову и презрительно скривил рот.


- Пошел ты на… - Интересно, а в мате парень ошибок не делал, в отличие от разговора с Олей. Специально осваивал, что ли? – Думаешь, я тебя испугаюсь? Ты не знаешь, какие п‛роблем я тебе устроить могу! Мои друзя покажут тебе, что и посколько…– Едва Николай переходил с мата на речь, тут же начинал пропускать буквы и терять окончания.


Было видно, что в отличие от Ольги, парень вовсе не стремился достичь равенства в общении со слышащими людьми. Только эти ошибки «отдавали» не неспособностью, а пренебрежением к окружающим.


Сами же угрозы заставили Дениса скептично усмехнуться. О том, что этот парень связался с криминальной средой, он понял еще из рассказа Оли о том, что он ей предлагал, и как устроил работать в отель с сомнительными махинациями. Только вот во влиянии Николая сильно сомневался. Поведение того больше напоминало попытку показать мнимую значимость, чем реальное существование той.


Впрочем, в любом случай, сам Денис имел связи в таких кругах, куда «друзья» Николая вряд ли полезут.


Подойдя впритык к Николаю, Денис (подозревая, что за ними вполне могут наблюдать через глазок двери), опустил парню руку на плечо, словно в попытке успокоить разошедшегося буяна. Сам же ощутимо стиснул пальцы, заставив Колю сморщиться. Парень дернулся, пытаясь вырваться, и удивленно глянул на Дениса, когда у него ничего не вышло.


- Значит так, Коля. Я повторю только один раз. Ты больше никогда не приблизишься к Ольге. А, если…- Денис сильнее надавил, подтолкнув «собеседника» к ступеням и прервав попытку очередного матерного возражения. Удостоверился, что тот хорошо видит его лицо. – Я увижу тебя, или твоих дружков – обеспечу, что посадят всех. Поверь, мне это не трудно. И сомневаюсь, что кто-то из тех, знакомством с кем ты хвалишься, захочет из-за тебя нарываться. Так что – вытягивать они тебя не будут. Можешь не сомневаться.


- Меня садить не за шо! Нечего мне тут чепуху городить.


Николай продолжал свои попытки освободиться. А Денис испытывал некое мстительное удовольствие, наблюдая за этим. Да, он был выше Коли на голову, наверное, да и массивней. У парня не было шансов, и кто-то мог бы сказать, что «разговор» не идет на равных. Но! А как эта гнусь недавно Олю за руки хватала? И удерживал же ее против желания девушки, используя разницу в силе. Вот сам пусть и попробует.


- За сутенерство и нападение на учет поставят, и при первом же удобном случае – возьмут. – Пообещал Денис парню, заставляя того спускаться вниз по лестнице. Подальше от возможного наблюдения.


Николай испугался, это было видно по глазам.


- Я ни а кого не нападал! И это, не сутенер…


- А что ты Оле предлагал? – Встав напротив парня на следующей площадке, спросил Денис. – Кем предлагал работать, и какую часть сам брать планировал? Или, еще, может, это она сама по себе, только что чуть не упала?


- Но я не спецом же! Так вышло! И я не… Вы не сможете. – Николай утратил свой гонор и теперь серьезно занервничал.


- А я не знаю, специально ты, или нет. Я расскажу то, что видел. И то, о чем знаю. Может, у тебя уже девушки есть, которые, в отличие от Оли, согласились работать там, где ты предлагал. Мне откуда знать? Вот опытные люди и проверят. А ты их этой проверкой еще и на своих «приятелей» можешь вывести. И тогда тебя уже они «отблагодарят» с лихвой.


- Но…


- Не трогай мою семью. И я тебя не трону. – Подвел черту Денис, еще раз, для наглядности, встряхнув парня за плечо. – А если еще раз увижу тебя – сам будешь виноват. Пошел отсюда.


Он разжал пальцы и подтолкнул Николая к следующим ступеням.


Тот, не особо довольно, но все же явно торопливо пошел вниз, периодически злобно оглядываясь. Не без нервозности, правда.


Стоило бы ему хорошенько врезать пару раз. Чтоб ума в дурную голову добавить. Да и понимал Николай, похоже, только язык силы. Но не хотелось мараться. Кроме того, он ни в одном слове не соврал. Денис мог этому Коле такие неприятности устроить. И обеспечит это все, если еще хоть раз увидит или услышит что-то о нем.


А пока ему хотелось убедиться снова, что с его красуней все в порядке, и увезти ее, наконец, домой. Да и завывавший под дверью подъезда Бродяга, не успевший заскочить за ним, и лай которого доносился и сюда, напоминал о том, что их ждут.




Глава 14
Часть 1

 Родители позволили ему наслаждаться «тайной семейной жизнью» почти месяц. И хоть Дэн не сомневался, что и мама уже имеет представления об изменениях в его жизни, и Ната, наверняка, давно все рассказала и обсудила с ней об Оле, родители предпочитали пока не вмешиваться. Они перезванивались каждый день, интересовались, как дела, но ни слова не спрашивали о девушке, которая теперь живет с их сыном. То есть, Денис вроде и упоминал об этом, и намекал, что все совсем иначе, чем когда-либо у него было, но не проявлял никакого желания знакомить свою красуню с родными.


Впрочем, это не было его страхом. Наоборот, Дэн очень хотел всем показать Олю, каждому рассказать, как он рад, что она появилась в его судьбе. Однако сама Оля приходила в ужас, едва он начал заговаривать о том, чтобы познакомить ее с остальной частью своей семьи, кроме Наты. Бог знает отчего, но она вбила в себе в голову, что совершенно ему не подходит, и его родители обязательно именно так и подумают, и она им вовсе не понравится, и вообще… У Оли были наготове сотни таких же нелепых доводов. Даже прожив с ним этот месяц, Оля продолжала сомневаться в себе, боялась лишний раз что-то сказать или предложить, опасаясь совершить ошибку или сделать что-то не то.


Дениса это расстраивало: то, что любимая настолько не ценила себя. О чем говорить, если она до сих пор стеснялась пользоваться его ноутбуком? Денис чуть ли не силой впихивал компьютер Оле в руки, когда она многословно и робко начинала просить тот у него для выполнения домашних заданий.


Нет, Оля не поступила на обучение по веб-дизайну, как он ее убеждал. Для начала, все из-за той же робости и неуверенности в себе, его красуня решила окончить обычные курсы для пользователей компьютеров, открытые при этой же академии. И как не уговаривал ее Денис, что поможет, подскажет, если что-то будет не понятно, Оля не согласилась. Она пообещала, что поступит после окончания курсов, тем более что набор студентов в академии проводился несколько раз в год.


Денис решил сильно не давить на нее, довольный уже и тем, что Оля согласилась жить с ним. Это было для него самым главным и важным. Ко всему остальному он собирался ее подталкивать чуть более медленно, незаметно убеждая Олю в том, что она никому и ни в чем не уступает.


В общем, как раз на одном из этапов этого «убеждения», когда Денис, устав от такого отношения любимой к самой себе, решил подарить ей личный ноутбук, и как раз выбирал подарок, и застал его звонок матери:


- Да, мам. Как у вас дела? – поинтересовался Дэн, ответив на звонок.


- Хорошо, Деня. Все замечательно. Только мы с папой соскучились. Да и бабушка давно тебя не видела, - весело и энергично проговорила его мать.


И Денис скривился, тут же поняв, к чему мама клонит. Нет, он был совсем не против встретиться со всеми. Но Оля…


- Мам, - начал он, пытаясь как-то выкрутиться, но мать, как и обычно, тут же догадалась о его маневре:


- Деня, ради Бога, ты что, стыдишься показать нам девушку, с которой живешь? Это не похоже на тебя сын. И совсем некрасиво и по отношению к этой девушке, и по отношению к нам, - с некоторым укором заметила мать.


- Мам! – даже обиженно откликнулся Денис. – Ты реально думаешь, что я бы прятал от вас девушку, с которой решил жить?! Но Оля… Она особенная девушка, мам.


- В этом я не сомневаюсь, сын. Раз уж она сумела покорить тебя и пробраться сквозь твой негатив к людям, она должна быть особенной. И мы с отцом очень рады, что такой человечек все же нашелся. Потому и хотим познакомиться с ней.


- Она стесняется, мам. Оля очень боится, что вы посчитаете ее недостойной меня и прочая чепуха в этом же роде. Я уже несколько недель пытаюсь доказать ей, что это все бред, но пока не особо успешно, - невесело улыбнулся Денис в телефонную трубку.


Мать помолчала пару секунд, похоже, поняв все, что он имел в виду. Да и Ната, наверняка, ей рассказала то, что сама видела и поняла:


- Так, сын. Мы ждем вас завтра у бабушки на шашлык. И никаких отговорок. Привози свою Олю. Обещаю, не обидим мы ее, в ноги упадем, в благодарность, что тебя пристроили, - шутливо приказала мать.


Тем не менее, Денис понимал, то это «предложение» не обсуждается.


- Ноябрь на дворе, мам. Какой шашлык? – в последний раз попытался он оттянуть «испытание» для своей любимой.


- У бабушки дом теплый, а то ты не знаешь, сам отопление ей устанавливал прошлой зимой, - возразила мать. – А на улицу ее гнать никто не будет, шашлыки – это ваша, мужская обязанность. Оля посидит в тепле с горячим чаем. Мы с Натой и бабушкой обеспечим ей максимум удобства.


- Ладно, мам. Будем. Только…


- Деня, - мать искренне рассмеялась. – Я слово даю, не обидим.


- Хорошо, - улыбнулся и Денис.


Отключил связь, так и стоя над моделью ноутбука, которую присматривал для Оли. И подумал, что это может быть и неплохой идеей. В конце концов, сама Оля может никогда и не решится оценить себя достаточно «достойно» для знакомства с его родителями. И пора брать дело в свои руки, доказывая ей, насколько она замечательная, и как ем, Денису повезло, что он встретил свою красуню.




Глава 14
Часть 2

 Огонь уютно трещал на углях, пропитывая воздух вокруг ароматом дыма. Еще немного и жар будет как раз таким, как надо. Впрочем, Денису сейчас не было дела ни до огня, ни до жара, ни до мяса. Хотя номинально, он вроде бы следил з этим самым огнем, определяя время, когда надо будет приступать к жарке шашлыков. Около него стоял отец, чуть поодаль – Слава нанизывал мясо на шампуры. Денис подозревал, что такое распределение мест и обязанностей выбрано не случайно – отец хотел с ним поговорить. Женская половина их семьи, к коей он не задумываясь причислял и Олю, сидела на закрытой веранде с горячим чаем, как и обещала мать, и через окна наблюдала за их стараниями. Денис же то и дело поднимал голову, проверяя: как там его красуня? И только в очередной раз убедившись, что Оля выглядит спокойно и вроде бы весело, несмотря на сохранившееся смущение, возвращался к своим углям.


Бродяга весело носился по тропинкам двора бабушки, обследуя новую территорию.


Отец посматривал на щенка, продолжал стоять рядом и не торопился начинать разговор. И тем не менее, Денис не сомневался, что прав в своем подозрении касательно его намерений. Вообще, их отец редко вмешивался в жизни своих детей. Нет, он всегда был рядом, каждый из них мог без всяких сомнений рассчитывать на его поддержку в любое время и в любой ситуации. Но вот нравоучения и морали отец им читал редко, оставляя это матери. И только если ситуации казалась ему очень серьезной и важной – отец сам подключался к «воспитанию», как он это называл. И сейчас, судя по всему, настал именно такой момент.


- Давай уже, пап, говори, - хмыкнул Денис, помешав угли, чтобы проверить жар. – А то до жарки мы так и не доберемся.


Отец усмехнулся. Глянул на Дениса, на угли, перевел глаза на окна веранды:


- Оля – хорошая девушка, - как-то так неторопливо и степенно начал он.


- Пап, ты это уже говорил, когда мы сюда вышли, - отвернувшись от мангала, Денис всем корпусом развернулся к отцу, насторожившись. – Так что давай, приступай к главной теме.


Усмешка отца стала шире, но взгляд, который он перевел на сына оставался очень серьезным:


- Она, - он кивнул в сторону веранды, и как понял Дэн, в сторону Оли, - и есть главная тема.


Денис молча смотрел, ожидая пока отец начнет развивать мысль. Он не сомневался в том, что Оля понравилась его родителям так же, как и бабушке, и сестре. Впрочем, Ната давно одобрила выбор Дениса. И все же, отец считал необходимым его о чем-то предупредить.


- Оля необычная девушка, - видя, что сын слушает внимательно, продолжил отец. – И тот, кому она доверится, кого полюбит, будет иметь огромное влияние на ее жизнь. Думаю, уточнять то, что ты стал для нее таким человеком – излишне. Это даже мне видно, хотя я твою Олю - от силы час знаю.


Денис опять промолчал. Хотя, чего уж там, даже зная о ее чувствах от самой Оли, ему было до чертиков приятно слышать, что это чувство и другим видно. Потому что и он ее любил, казалось, с каждым днем все сильнее.


- Сын, я кое-что скажу тебе. А ты выслушай и постарайся не начать психовать, хорошо? – вдруг заметил отец. – Не заводись, а подумай, хорошо подумай, и ответь мне честно.


Настроение, которое только что просто зашкаливало, как-то притихло, и Дэн настороженно посмотрел на отца, уже вовсе забыв про угли.


- Олю жизнь не особо баловала, это очевидно, да и проблемы со слухом совершенно занизили ее самооценку до невозможного уровня. Ты, как человек, которому она доверяет, можешь это изменить. Можешь заставить ее поверить в себя, в людей, дать почувствовать себя королевой. Но так же ты можешь и совершенно разрушить ее доверие к людям и уверенность в самой себе, если в полной мере не обдумаешь все, что вам предстоит. Подожди, - отец поднял руку, сразу увидев, что Денис собрался спорить. – Я попросил тебя не торопиться и не поддаваться раздражению, а выслушать и подумать.


Дэн прикусил язык, раздраженно скрестил руки на груди, но все-таки глубоко вздохнул и заставил себя слушать.


- Ты мой сын, и я тешу себя надеждой, что достаточно знаю твой характер. Потому, надеюсь, что этот разговор беспредметен, - отец улыбнулся с явной любовью и привязанностью. – Но все-таки, я рискну предостеречь тебя от одной ошибки. Отношения и любовь – это не всегда взрыв чувств и душевный подъем, Денис. Хотя, я думаю, что ты и так это знаешь. И все же, вы живете вместе, что у тебя впервые, и мы с матерью решили напомнить: любовь – это еще и старания, усилия, которые должны прикладывать оба. Это ежедневные проблемы, которые вам надо будет решать. Споры и разногласия, которые надо преодолеть, не вырвав свою победу, не настояв на своей точке зрения, а найдя компромисс, решение, которое устроит обоих. Понимаешь, - отец продолжал внимательно смотреть на него, видно замечая, что Денис все же раздражается, - Оля будет готова уступить тебе во всем, лишь бы не расстроить. Не дай Бог, не заставить разочароваться в том, что ты выбрал ее. Ты не должен допустить такого. Ты для нее – авторитет и слово твое может стать неоспариваемым. И ты можешь воспользоваться этим, делать все так, как устраивает только тебя, убеждая себя, что старше, опытней и лучше знаешь, как правильно. А она, вообще, должна быть благодарна, что ты обратил на нее внимание и делишь с ней свою жизнь. Но если ты когда решишь упрекнуть ее этим или давить на мнение Ольги подобным аргументом, я перестану тебя уважать и гордиться своим сыном…


Вот тут Дэн таки не выдержал:


- Пап! – резко распрямив руки и хрустнув суставами пальцев, он с гневом прервал отца так громко, что оглянулся даже Слава. – Мне бы и в голову никогда не пришло такое! Это полный бред. То, что я слышу, не делает меня лучше Оли…


Отец вдруг усмехнулся так, что Денис замолк, поняв, что отреагировал именно так, как папа и рассчитывал.


- Я надеюсь и даже почти уверен, что ты именно так и будешь считать. И никогда об этом не забудешь. Особенно тогда, когда будет накапливаться усталость и куча проблем. Не всякая девушка выдержит характер моего сына, слишком уж требовательного к людям, - отец хлопнул его по плечу. – Оля достаточно сильная для этого. Так что цени эту девушку. И берись уже за шашлыки, - ничего не дав Денису ответить, перескочил отец на другую тему. – А то жар придется по новой делать, да и женщины скоро нас начнут от голода грызть.


Денис вздохнул, усмехнулся в ответ отцу, и мотнул головой, разрешая подойти Славе, который поглядывал в их сторону, давно закончив с мясом. Этот разговор, как и предупреждал его отец, вызвал раздражение. И все-таки, Денис не мог не признать, что понимает, почему отец вообще завел об этом речь. Наверное, напоминание о том, что любимого человека стоит ценить и уважать независимо от настроения и собственной точки зрения на спорный вопрос – никогда не бывает лишним. А отец лишь взял на себя обязанности родных Оли, которых у его красуни просто на просто не было. Честность и справедливость не позволили ему поступить иначе даже со своим родным сыном. И Дэн не злился, оценив такой поступок отца.


Хмыкнув на вопросительный взгляд зятя, видно удостоверяющегося, что все и правда нормально, Денис еще раз перемешал угли. Забрал у Славы тяжелое блюдо с подготовленным мясом на шампурах (хоть зять давно и перестал использовать костыли и трость, все помнили, что после его операции еще и года не прошло, правда, никто не попробовал бы вслух усомниться в том, что Славе хоть что-то не по плечу). Вновь глянул на веранду, проверяя настроение Оли, и улыбнулся сестре, поймав такой же вопросительный взгляд, каким только что одаривал его муж Наты.


Да уж, не только ради знакомства с Олей семья так настаивала на их приезде. Видно, волновались, чтобы и он «не упустил такой шанс» покончить с холостяцкой жизнью. Рассчитывали присмотреться и если что – вправить ему мозги. А заодно и разъяснительную беседу отцу доверили провести. И пусть сам Денис еще не обсуждал с Олей будущие перспективы их отношений, он в них сомнений не имел. Как и его родные теперь. Дэн знал, что все поняли и заметили, как для него важна эта девушка.


Еще раз усмехнувшись, больше своим мыслям и самому себе, он принялся раскладывать мясо на мангале, краем уха прислушиваясь к разговору отца и Славы. Они обсуждали, стоит ли завтра выбраться на рыбалку с утра, погода вроде позволяет. Денис не стал их разочаровывать, почти не сомневаясь, что у Наты, наверняка, на мужа другие планы. Да и сам Слава, несмотря на все эти обсуждения, вряд ли рискнет оставить жену на седьмом месяце беременности без своего присмотра на три-четыре часа. И плевать, что вокруг толпа родственников. Хотя, о чем тут говорить, Дэн за Олей все время вон присматривал, так что беспокойства Славы ему тем более было понятно.



Глава 14
Часть 3


 У нее немного «горели» щеки, видно обветрила кожу, когда стояла с Денисом у мангала, наблюдая, как любимый жарит вторую порцию шашлыка. Оля «убежала» на улицу с веранды, потому что немного стеснялась и чувствовала себя достаточно неловко, окруженная матерью, сестрой и бабушкой Дениса. Хотя они вели себя так, что грех было жаловаться, и изо всех сил старались, чтобы Оля не смущалась и чувствовала себя среди них «своей». Только это ведь не так просто. И не в этих женщинах дело, и не в мужчинах – семья у Дениса оказалась просто замечательной, как Оля себе это и представляла. И даже, к ее удивлению, никто ни взглядом, ни жестом не показал, что удивлен выбором Дениса. Казалось, Оля всем им пришлась по душе. И это ее немного удивило – Оля ожидала иной реакции от родных своего любимого. Но даже то, что все отнеслись к ней очень хорошо и спокойно приняли новость о том, что Оля и Денис живут вместе, не уняло ее собственного волнения.


Деня утверждал, что виной тому ее заниженная самооценка, и Оле стоит понять, насколько она действительно замечательная. Она не спорила с любимым, но и принять его точку зрения на саму себя было не так уж просто.


Сейчас, когда весь дом, казалось, спал, она прижималась щекой к плечу Дениса и думала, бесцельно глядя в темноту. Здесь не было фонарей на улице, потому их отблески не заливали комнату, которую выделили им с Денисом. И только слабый лунный свет помогал Оле разглядеть хоть что-то из обстановки. Вообще, ее редко мучила бессонница. А уж с тех пор, как она стала жить с Деней, посещать курсы при компьютерной академии и при этом продолжала работать в Кофейне – ночи казались Оле непозволительно маленькими. Полноценный сон превратился в заветную мечту. И вот, казалось бы: торопиться завтра некуда, день накануне проведен на свежем воздухе, а сон совсем не шел.


Решив, что стоит подняться с кровати, чтобы не разбудить Деню, она как можно осторожней села. Порадовалась тому, что Бродягу оставили в веранде, иначе щенок, наверняка, тут же проснулся бы от ее движения и разбудил бы весь дом. И медленно встала, нащупав пол босыми ногами. Но уже через два шага, не сориентировавшись в темноте, сходу врезалась пальцами в ножку кресла, стоящего у стены. И хоть Оля постаралась придушить вскрик, все равно, видимо, произвела достаточно шума, во всяком случае, она ощутила легкую вибрацию пола. А уже через полминуты в комнате вспыхнуло бра, и Денис обнял ее за плечи:


- Ты зачем вскочила, красуня? – зевая, он заглянул ей в лицо.


- Прости, - Оля виновато улыбнулась. – Мне не спалось, и я не хотела тебя будить, а вышло совсем наоборот.


- Не спалось? – Денис искренне удивился и внимательней вгляделся в ее лицо. – После целого дня на улице? И почему?


- Так, просто, мысли всякие, - попыталась Оля уйти от вопроса.


- Мысли? – Денис не позволил ей отвернуться. – Какие именно?


- Да, неважно, Деня, правда, - наклонившись, она потерла ушибленные пальцы. – Много новых эмоций, впечатлений, знакомства. Не могу же я не волноваться о том, понравилась твоим родителям или нет? Что они думают? Я же живой человек, и понимаю, что невозможно нравиться всем-всем и…


- А вот ты как раз всем-всем и понравилась, - улыбнулся Денис и прижал пальцы к ее губам, прервав поток прорвавшихся сомнений. – И бабушке, и маме, и папе. И, вообще, бабушка интересовалась, когда свадьба…


Хорошо, что сзади оказался какой-то столик. Потому как иначе она плюхнулась бы на пол. Может кто-то и усомнился бы, и не поверил, обвинив ее в лукавстве, но Оля не думала о свадьбе. Не строила планов, чтобы Дениса как-то поскорее на себе женить или «привязать», или еще что-то такое. Они вроде, только месяц, как начали жить вместе. И пусть все получалось очень неплохо, хорошо даже, Оля еще немного побаивалась, что однажды все закончится. Потому что она – это она.


И Деня, похоже, в этот момент по глазам догадался обо всех ее сомнениях и мыслях.


- Красуня, - он глубоко и как-то невесело вздохнул. – Я все понимаю, серьезно. Но надо же как-то сильнее в меня верить. И в наши отношения. И в саму себя, - Денис протянул руки и погладил ее щеку, скользнул по скуле, обхватил руками затылок Оли под волосами. Наклонился, коснувшись ее лба своим. – И свадьба обязательно у нас будет, если только ты мне не откажешь. Но я понимаю, что пока мне не стоит давить, ты еще не осмыслила и не готова к следующему этапу. Потому, надеюсь, что ты хоть не убежишь, испугавшись, а и дальше будешь жить со мной. Потому что я действительно счастлив сейчас.


Денис испытующе смотрел ей в глаза. А Оля вдруг поняла, что это и правда – недоверие к любимому мужчине. Сомневаясь в себе и своей привлекательности для него, она Дениса унижает, считает его таким человеком, который печется более о внешнем впечатлении, чем о сути близкого. А это было совсем не так. Он был вовсе не таким.


- Извини, Деня, - она крепко обняла его за пояс. – Я верю в тебя, правда. Просто сильно привыкла сомневаться в себе.


- Знаю, - Денис прижался губами к ее щеке около самого уха и медленно проговаривал слова так, что Оля их чувствовала. – Потому и информирую, чтобы ты постепенно привыкала к этой мысли, - отклонившись, он ей подмигнул.


А Оля не смогла сдержать улыбки от такого заявления.



Глава 15
Часть 1

Через полтора месяца


Мыслей в голове было столько, что Денис никак не мог уснуть. Забавно, обычно у них Оля бессонницей мучилась из-за лишних и совершенно бессмысленных переживаний и волнений. А он ее успокаивал и уговаривал не беспокоиться. А теперь вот – его красуня спокойно себе спала, уткнувшись носом куда-то в бок Дениса. А он никак не мог заснуть, все размышляя над тем, что сегодня узнал.


Быть может дело в том, что Денис ничего не рассказал Оле о том, где он был и что делал сегодня? Неспокойная ли совесть мешала ему спать? Или та возможность, о которой он узнал, но пока еще не имел понятия, ни как ее реализовать, ни то, сумеет ли найти для этого средства. Не знал он и о том, будет ли эффект. Хоть шансы и очень высоки, сто процентов ему гарантировать все же не могли. И все эти мысли, чувства: надежда, стремление действовать, осторожное опасение и доля сомнений сейчас бурлили у него внутри, прогоняя сон напрочь.


И все-таки, то, что было всегда частью его самого, составляющей сути Дениса и его семьи, убеждало, что рискнуть стоит. Подспудное чутье говорило, что шанс на успех очень высок. Очень. Он ощущал это так же четко, как когда-то знал, что необходим Наташе, когда на нее напал тот придурок. Как ощущал, что Оля – та, с кем ему ни за что и никогда не стоит разлучаться. Человечек, с которым он найдет равновесие и гармонию, которая поможет Денису найти мир с самим собой.


И так как Денис привык полагаться на свою «интуицию», оставалась одна проблема – где взять такую сумму?


Сегодня Денис разговаривал с врачами. Тайком от Оли. Ему до невозможного сильно хотелось подарить своей красуне возможность слышать. Не потому, что Деня считал ее неполноценной или в чем-то уступающей другим. И близко нет! Просто, где-то недели три назад, он вернулся домой и услышал еще в дверях, как Оля поет.


Это оказалось для него таким шоком, что Денис еще минут пять стоял в дверях, жестами уговаривая успокоиться Бродягу, который примчался встречать хозяина. И слушал. Оля, которая сегодня возвращалась домой без него, так как ушла из Кофейни раньше из-за занятий на компьютерных курсах, что-то готовила на кухне. Видимо потому и не заметила ни взбудораженного поведения их собаки, ни того, что уже не одна.


Нет, дело было не в том, что Дениса сбил с ног голос Оли. Хотя, вокал его красуни, пусть и совершенно непрофессиональный, был хорош. Она рассказывала ему, что у ее матери был замечательный голос. И как раз уверенность в том, что это поможет ей получить все в жизни, увела мать Оли куда-то туда, откуда женщине, со всей очевидностью, было не до общения ни с дочерью, ни с сестрой, взявшей Олю на воспитание.


Оля унаследовала этот голос матери. Но Дениса в тот момент просто добило понимание, как же она скучает по звукам, по музыке, наверное, просто по шелесту листвы или бумаги, когда перелистываешь страницы книги. Ведь он прекрасно понимала, что сейчас она не слышала практически ничего из того, что сама пела. Разве что отдельные, очень неясные оттенки, которые даже улавливались не ее слухом, а передавались колебаниями звука по кости.


Осознание всего этого привело чуть ли не к первой бессонной ночи в его жизни. Тогда Денис до трех утра думал, что можно сделать?


А с самого утра связался с Игорем. Их друг, пусть и гематолог, наверняка мог знать, у кого Денису стоило проконсультироваться. Оле он ничего не сказал тогда, еще помня, какой убитой его красуня была после последней консультации у врачей, и как сложно ей оказалось обрести внутреннее равновесие. После этого они ни разу не говорили с ней о том, что возможно стоит узнать еще о каких-либо вариантах, кроме мощного слухового аппарата, который не гарантировал успеха. Не обсуждал Денис с любимой своих попыток собрать информацию и сейчас.


Игорь согласился помочь и договорился для Дениса о встрече с врачом, работающим в его больнице. Тем, который и консультировал Олю в последний раз. И пусть не так легко было убедить врача, что с ним стоит поделиться нюансами состояния пациентки без ее согласия и присутствия, им с Игорем это в итоге удалось. Конечно, основную роль в этом сыграло участие и поручительство Игоря.


Общались они с врачом почти два часа. Денис хотел знать все: и особенности состояния любимой, и перспективы без лечения, и самые новые, радикальные, пусть и не легкодоступные методы лечения. Так они и дошли до разговора о вживляемых кохлеарных имплантах. Врач честно признал, что это единственный реальный метод, на котором Оле стоит сосредоточиться, если говорить о восстановление хоть насколько-либо приемлемого слуха. Но у данного метода существовал один ощутимый минус. Очень ощутимый, Денис не мог не признать этого.


И все же попросил врача помочь ему связаться с клиникой и хирургом в Киеве, где такие операции делались достаточно часто, чтобы доверять мнению и опыту специалистов. Эта клиника, получив результаты тестов Оли, подтвердила, что его красуне может быть рекомендован такой метод лечения. Оставался только тот самый минус.


Его любимая уже не была ребенком, операцию которому оплатило бы государство. И если взрослый человек решался на такую имплантацию, все расходы целиком и полностью ложились на его плечи.


Двадцать восемь тысяч евро.


Денис считал, что у него хорошая работа и доход. Он мог жить в свое удовольствие и спокойно обеспечивал и себя, и свою «семью», состоящую теперь из Оли и Бродяги. Они не нуждались ни в чем для жизни. Но подобная сумма… Для него это не было чем-то таким, что можно раздобыть, лишь слегка пересмотрев статьи расхода семейного бюджета.


Однако Денис и не думал отказываться от варианта с операцией. Он искал выход. И сейчас, в час ночи, ему показалось, что удалось этот самый выход найти.


Он продаст свою квартиру. Эту, где они сейчас жили. Суммы, вырученной за нее, будет достаточно и для операции, и для последующего реабилитационного периода. А жилье… Денис не имел сомнения, что Ната не будет против, если они попросятся пожить в ее квартире, пустующей последний год, с тех пор, как сестра перебралась жить в дом к мужу, пока Денис не скопит сумму для первого взноса по ипотеке.


Это решение заставило его наконец-то почувствовать уверенность и облегчение. Оставалось только рассказать теперь обо всем Оле и уговорить его красуню не бояться и решиться на такой вариант.


Осторожно повернув голову, чтобы не разбудить Олю, он потянулся и поцеловал ее в висок. Денис поговорит с ней с самого утра. И не выпустить из дому, пока не убедит, что это реальный выход и возможность. Вот, именно так он и сделает.


Приняв такое решение, Денис наконец-то успокоился и тут же заснул.



Глава 15
Часть 2

 Оля смотрела на Дениса и не могла поверить, что он такое говорит. Да еще и с подобной легкостью. Как так можно себя вести?! Как, вообще, можно было выдумать подобное? Ради сомнительного шанса вернуть ей часть слуха, он вот так легко готов продать квартиру? Свое жилье?


У нее это в голове не укладывалось.


С самого детства Оля четко знала – если у тебя есть крыша над головой, все остальное не так важно или страшно. Можно недоедать, если временно не хватает средств, можно найти другую работу, если уволили. Но все это только если есть где жить. Быть безработным и бездомным к тому же, очень трудно.


Нельзя сказать, что у Дениса имелись проблемы с работой, конечно. И все-таки твердая уверенность в том, что жилье – это святое, буквально заставляло Олю ужасаться тому плану, который придумал ее любимый. Тем более что она могла представить, сколько он работал и собирал деньги на эту квартиру.


- Денечка! – с отчаянием проговорила она, нервно сжимая руки. – Любимый, ну пойми же, это очень глупо! Тем более что нет никакой гарантии. Вообще! А это – твой дом, твоя квартира! – в который раз за последние два часа попыталась она образумить Дениса. – И я же столько лет такая, какая есть. Ну, зачем?!


У Оли не появилось за это время новых аргументов. Только здравый смысл и опыт всей ее жизни, который подсказывал, что на чудеса вряд ли можно надеяться. Да и, несмотря на затаенное в глубине души желание вернуть слух, она уже сумела смириться. Ведь у нее сейчас так много было!


Однако все эти доводы, весь ее здравый смысл и логика разбивались о несокрушимую готовность Дениса принести такую жертву просто ради ничтожного шанса.


Вот и сейчас Деня молча слушал все ее отговорки и доводы, глядя на Олю с такой убежденностью, что она терялась и не знала, как еще его образумить.


- Деня, это очень, очень неразумно, - по-настоящему всплеснув руками, Оля рухнула на диван.


- Нет, красуня. Это правильно, - Денис совершенно спокойно улыбнулся и подошел к дивану. Опустился рядом с ней. – Это самое правильное, что мы можем сделать. И главное, - он обхватил ее лицо руками. – Посмотри на меня, красуня, - попросил Денис. Но сам же надавил, чтобы сделать это за нее, а может, хотел убедиться, что Оля и правда внимательно следит за его словами. – Главное то, что я совершенно уверен – у нас получится. Эта операция тебе поможет. Я знаю. А значит это того стоит.


Он произнес это все с той же спокойной и уверенной улыбкой. А Оле завыть захотелось от его непробиваемости.


- Деня! Денечка! Но как ты можешь знать?! Понятия не имею, что тебе сказал врач, но когда я говорила с ним, он ясно и четко донес до меня, что сто процентов успеха никто гарантировать не может. И максимум, на что я могу рассчитывать – это пятьдесят процентов: или поможет, или нет. А при такой стоимости операции… Это не стоит того. Разве нам с тобой сейчас плохо? Или…


Она вдруг застыла. Замолчала. Облизнула губы и ощущая какую-то необъяснимую вину, посмотрела на любимого.


– Тебе некомфортно, да? Думаешь…


- Стоп. – Денис отпустил ее щеку и накрыл рот Оли ладонью. – Остановись. Не говори, и даже не думай таких глупостей. – Ее любимый нахмурился, очевидно, четко поняв, какие мысли завертелись у нее в голове. – Я люблю тебя. Люблю очень сильно. Сейчас. Такую, какая ты есть: самая замечательная, добрая, красивая, отзывчивая и удивительная. Самая лучшая для меня. И на мои чувства никак не влияет, что и как работает у тебя тут, красуня, - он поочередно коснулся каждого ее уха.


Олю отпустило. Глупо, действительно. Ведь за все то время, что они были вместе Денис только и подтверждал такие заверения своими поступками. Но все же, видимо, подспудно она продолжала сомневаться в себе, хоть и обещала Денису больше этого не делать.


- Успокоилась, - опять улыбнулся Денис, похоже, ощутив, как она расслабилась


Оля так же улыбнулась, признавая свою вину. Кивнула.


- Вот и хорошо.


Он наклонился и легко коснулся губами ее губ. Отстранился. Но недалеко. Так, что она ощущала его дыхание своей кожей.


- А теперь, красуня, скажи мне честно: разве ты не хотела бы услышать, как сильно я тебя люблю. Мой голос, который это произносит, а не только следить за движением губ?


Денис смотрел на нее очень внимательно.


А Оля даже зажмурилась. Это был очень нечестный ход. Очень. Просто супер нечестно. Ей нравились его губы. И смотреть на них она любила.


Но как же прав был ее любимый, приведя этот убийственный аргумент – она безумно хотела бы услышать его голос. Пусть даже без признаний в любви. Само звучание голоса Дениса. И Деня, очень хорошо понимая ее, наверное, не мог этого не знать.


Он кивнул опять, очевидно, прочитав ответ в глазах Оли.


- Вот, и не думай больше со мной спорить, - подвел Денис черту под их разговором.



Разумеется, Оля продолжала спорить. И говорить, и убеждать. Но это желание, узнанное им и теперь подогреваемое словами Дениса, всегда всплывало, позволяя Денису улыбаться и делать то, что он считал необходимым для нее. И все же, Оля решительно заявила, что ни за что не согласится на операцию такой ценой. Никогда не позволит Денису рисковать своим жильем. Ведь отсутствие слуха, как бы там ни было, ничем не угрожает ее жизни. И неожиданно нашла союзников, которые полностью поддержали ее позицию в лице Наташи и Святослава.


Во время одной из встреч, когда Ната позвала их в гости, Денис заговорил с сестрой о том, позволит ли она им пожить в ее квартире. Оля тут же принялась убеждать всех, что в этом нет никакой необходимости. На что Ната, кажется, запутавшись в их словах, перебивающих друг друга, попросила ввести ее в курс всех подробностей. Подключился к этой просьбе и Слава.


Честно говоря, Оля почувствовала себя немного неудобно под их внимательными взглядами. Особенно под Наташиным, так похожим на взгляд Дениса. А вот ее любимый ни капли не мешкая, тут же ввел сестру и зятя в курс дела.


- Я согласен с Олей, - выслушав, заявил Слава, кажется, удивив Дениса. – В такой ситуации продавать квартиру глупо.


И он посмотрел на жену, словно бы интересуясь ее мнением.


Наташа молчала, не оспаривая слов мужа. Она глянула на брата, потом на Славу и только непонятно кивнула головой. А потом с мягкой полуулыбкой сложила ладони на своем животе и весело подмигнула Оле.


Ничего не говорила и Оля. Ей и немного страшно стало, что родные Дени могут подумать, будто бы она его склоняла к такому неразумному поступку. И убежденность пришла: ведь и она любимому говорила то же самое. Но и какое-то разочарование в душе кольнуло, Оля не могла это не признать.


Денис же, наоборот, широко улыбнувшись, откинулся на спинку своего стула и приподнял одну бровь. Не было похоже, что слова Славы породили в нем хоть какое-то сомнение. Больше походило на то, что он с удовольствием понаблюдал бы за тем, как кто-то попробует его переубедить.


А Слава и не планировал молчать:


- Вот, Дэн, представь: продашь ты квартиру. Ну, хватит вам на операцию. А потом что? По своему опыту тебе скажу – никогда врачи не вкладываются в ту сумму, которую оговаривают. И не потому, что неправильно что-то считают или обманывают. А просто у каждого пациента что-то по-своему идет. И сколько понадобится на реабилитацию – заранее точно не угадаешь. И как именно эта операция пройдет, с каким результатом - ты сейчас только предположить можешь. – Слава спокойно и внимательно смотрел на Дениса. А тот так же спокойно слушал его. – А вам, кроме того, чтобы об этом думать, еще и о жилье придется беспокоиться? Переезжать, откладывать на ипотеку. Работать для этого в три раза больше… Не лучший вариант.


- У тебя есть идея лучше? – тоном, который ясно показывал, то Дениса со своего решения не сдвинуть, уточнил ее любимый.


- Вообще-то, есть, - Слава усмехнулся.


Улыбнулась и Наташа, будто бы точно знала, что на уме у ее мужа. А Оля просто замерла на своем стуле за большим стеклянным столом, совершенно не представляя, что тут еще можно придумать или предложить.


- Я дам вам деньги…


- Нет, - Денис тут же прервал зятя, не позволив продолжать. – Спасибо, Слав. Я ценю, но не собираюсь…


- Дэн, ты дослушай, - Святослав, ни капли не обидевшись, отмахнулся от возражений. Поднялся со стула и подошел ближе к Денису, опираясь на стол. – Ты же все равно собирался брать кредит на квартиру. А с теми процентами, которые предлагают наши банки… Это не просто глупо. Это кабала. Потому, я предлагаю такое – я даю деньги на операцию, - Слава оказался вынужден поднять руку, чтобы помешать другу опять его перебить. – В долг, если тебе удобней это принять. Ты вернешь, раз уж не хочешь принять это от нас с Натой в качестве подарка вам на свадьбу, - Слава подмигнул все еще ошарашенной Оле и снова посмотрел на Дениса. – Но тебе не придется разрываться между здоровьем Оли, обустройством жилья и работой. Над тобой не будут висеть сумасшедшие проценты и необходимость достать где-то первый взнос. Ты сможешь полноценно помочь Оле с восстановлением, чем бы эта операция ни закончилась. И спокойно станешь возвращать деньги такими частями, которые сочтешь нужными. Ну как?


Растерянно моргая, Оля посмотрела на Дениса. Чего-чего, а такого от этого вечера она не ожидала. И ее любимый тоже, судя по его виду.


Слава не давил, ожидая, когда Денис осмыслит его предложение.


А он встал из-за стола, точно как зять. Прошелся по огромной кухне туда-сюда, заставляя ничего уже не знающую Олю следить за своими перемещениями. Чуть ли не в точности повторил маневр сестры, только вначале несколько мгновений смотрел на саму Олю, с огромной любовью, отчего у нее горло перехватило и сердце застучало быстрей. Потом перевел глаза на улыбающуюся Нату. Получил от нее в ответ очередной кивок с улыбкой. И наконец, перевел глаза на Святослава:


- Мы подпишем договор. С нотариусом, - заявил Денис и протянул зятю руку.


- Да, на здоровье, если это имеет значение. Хоть завтра, - рассмеялся Слава, крепко пожимая ладонь Дениса в ответ.


А до Оли только сейчас дошло, что эти трое уже все решили, кажется, совершенно не учитывая ее сомнения и страхи в принятии настолько важного решения. Правда, если Денис готов на такие кардинальные шаги ради ее здоровья, заявлять, что она банально боится операции – было просто стыдно.


И плакать она не собиралась. Оно само собой как-то так вышло.


Но над ней никто не смеялся. Наоборот, Денис крепко обнял, а Слава заявил, что готов поделиться собственным опытом операций и ответить на все вопросы, на какие только сможет.


И вот тут та крохотная надежда, которая все это время тлела внутри души Оли, просто запылала. Конечно, только Богу ведомо, чем закончится операция. Но они используют все шансы, и уже точно ни о чем не будут жалеть или сомневаться.


Испытывая невыразимую любовь и благодарность к своему любимому, Оля уткнулась лбом в его шею и обняла Дениса так же крепко, как и он обнимал ее.



Эпилог

- Оля!


Она до сих пор замирала каждый раз, слыша голос Дениса. Даже спустя полтора года после операции. Все остальное немного притупилось, утратило остроту, смазалось. Хоть Оля помнила, понимала и ценила это простое чудо – звуки.


И все же, первый восторг уже улегся. И сейчас шелест ветра, шум езды автомобилей, чириканье воробьев, радостный лай Бродяги - стали неотъемлемой и естественной частью ее мира.


Не голос Дениса. Нет.


Каждый раз слыша его глубокий, чуть хриплый и словно бы теплый голос, она застывала на месте и не только ушами слушала. Нет. Всем телом впитывала этот звук. И в памяти вспыхивало то, как она впервые его полноценно услышала тогда, после операции.


Слух не вернулся в один момент со снятием повязок. И все же мир вокруг нее менялся, и Оля ощущала это. Особенно жадно впитывая в себя звучание голоса любимого.


Тогда она плакала чуть ли не каждый день: от счастья, от радости, от восторга. И только и знала, что твердить «спасибо» Денису. А он смеялся, обнимал ее и ругал. Да, ругал и вычитывал за то, что она благодарит. И каждый раз целовал, перебивая эти слова благодарности. После чего напоминал, что благодарить его не за что, ведь он просто хотел, чтобы в ее жизни было это все. Чтобы она жила со всей полнотой.


Полгода назад они поженились. Свадьбу нельзя было назвать пышной, только самые родные люди и близкие друзья, но праздник вышел таким искренним и веселым, что Оля не могла бы и вообразить свадьбу лучше. И все еще часто вспоминала события этого дня.


- Красуня, - широко улыбаясь, Денис зашел на кухню, где она сейчас сидела с чашкой чая. – Вот ты где.


Оля потянулась к мужу, все еще ничего не говоря, просто наслаждаясь звуками. Денис обнял ее за плечи и нежно поцеловал. Но тут же со смехом отстранился, когда забежавший за ним следом Бродяга начал подпрыгивать, игриво дергая штанину Дениса.


- Сидеть! – твердо велел Деня, и снова глянул на Олю. – Ну что, я все просмотрел, - начал он с непроницаемым выражением лица.


Оля затаила дыхание, почему-то волнуясь просто с безумной силой. Наверняка, она на самой защите не так волноваться будет, как сейчас, когда ждала вердикт Дениса о своей дипломной работе.


Восстановившись после операции в достаточной мере, Оля поддалась уговорам Дениса и поступила на дневное отделение академии по специальности «компьютерный дизайн и графика». Обучение настолько ее увлекло, что Оля проводила каждую свободную минуту за ноутбуком, пытаясь применить то, что изучала. Терзала Деню вопросами, звонила преподавателям. Ей больше не было стыдно или неудобно. И хоть былая стеснительность никуда не делась, вместе со слухом к ней постепенно приходила и уверенность в себе и своих силах. Это было отмечено и преподавателями, которые ее обучали. Благодаря этому Оле предоставили возможность окончить курс экстерном. А она, имея безоговорочную поддержку любимого мужа и горя желанием начать полноценно помогать ему в работе, чтобы быстрее вернуть долг, хоть Денис и убеждал, что справится, решила не отказываться.


И вот теперь ее обучение было окончено, зато предстояла защита дипломной работы. Которую она доверила оценить Денису.


Муж продолжал молча смотреть на нее все с тем же непроницаемым выражением лица.


- Ну, как? – не выдержав напряжения, спросила Оля, не замечая, что крепко сжимает его руку.


- Я кое-что не понял, красуня, - видя ее нетерпение, вздохнул муж.


- Что?! – Тут же перебила она. – Я объясню, я там кое-где пошла не совсем стандартным путем, знаешь, не хотелось…- зачастила она, торопясь все сказать, пояснить, разложить по полочкам.


- Подожди, красуня, - Денис улыбнулся и ободряюще сжал ее плечи. – Я не понял: ты по дизайну решила работу защитить или по программированию?


Оля почему-то смутилась.


- Ну, знаешь, меня не совсем устраивало готовое обеспечение, и я подумала… ну, это ведь не так и сложно было, а моих целей те программные инструменты не удовлетворяли. Думаешь зря? – ощущая, что краснеет, она снизу вверх глянула на мужа.


Денис добродушно рассмеялся:


- Ты шутишь? Я тебе комплимент пытаюсь сделать, намекая что в одной работой ты две специальности подтвердить можешь, а ты снова в себе сомневаешься! Стоило. Хорошая работа. И преподаватели твое решение оценят, я не сомневаюсь. – Денис мягко обхватил ее щеки ладонями. – И советую тебе подумать, раз уж программирование показалось тебе таким легким, может, стоит на нем сосредоточиться? Это ведь не менее интересно и порою дает куда больший простор для творчества.


Денис смотрел на нее с искренним восхищением и любовью.


- Тебе понравилось, правда? – все еще не избавившись от робости, переспросила Оля.


- Правда, красуня. Хорошая, зрелая и продуманная работа. Ты молодец. – Он наклонился и поцеловал ее в кончик носа. – Впрочем, я всегда это знал и пытался тебя убедить.


Оля промолчала, чувствуя, как по позвоночнику бегут «мурашки»: и от звука голоса любимого мужа, и от того, что он говорил. Было безумно приятно и так тепло внутри.


Она порывисто подалась вперед и крепче обняла Дениса за пояс, из-под его руки подмигнув Бродяге, который послушно сидел рядом и вилял хвостом, переводя глаза с одного на другого.


Оле очень много хотелось бы сказать Денису. Но она не находила слов, чтобы выразить и передать ему, как же счастлива, что встретила его. И что у Дениса хватило упорства и силы заставить саму Олю поверить в то, что она заслуживает это счастье и его любовь.


Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1 Часть 1
  • Глава 1 Часть 2
  • Глава 2 Часть 1
  • Глава 2 Часть 2
  • Глава 3 Часть 1
  • Глава 3 Часть 2
  • Глава 4 Часть 1
  • Глава 4 Часть 2
  • Глава 5 Часть 1
  • Глава 5 Часть 2
  • Глава 6 Часть 1
  • Глава 6 Часть 2
  • Глава 7 Часть 1
  • Глава 7 Часть 2
  • Глава 8 Часть 1
  • Глава 8 Часть 2
  • Глава 9 Часть 1
  • Глава 9 Часть 2
  • Глава 9 Часть 3
  • Глава 9 Часть 3
  • Глава 10
  • Глава 11 Часть 1
  • Глава 11 Часть 2
  • Глава 12 Часть 1
  • Глава 12 Часть 2
  • Глава 13 Часть 1
  • Глава 13 Часть 2
  • Глава 14 Часть 1
  • Глава 14 Часть 2
  • Глава 14 Часть 3
  • Глава 15 Часть 1
  • Глава 15 Часть 2
  • Эпилог
  • X