Александр Юрьевич Хиневич - Иная суть [СИ]

Иная суть [СИ] 1768K, 306 с. (Миры Содружества (Вселенная EVE-online): Путь к Истокам-4)   (скачать) - Александр Юрьевич Хиневич

Александр Хиневич
Книга четвёртая
Иная суть (Джоре 4)


Предисловие

Открылась бездна звезд полна,

Звездам числа нет, бездне дна.

М. В. Ломоносов

Вспоминая все свои прожитые лета, Славирка Чаровник понимал, что его нелёгкая, хоть и длинная жизнь подходит к завершению. Вот только такой ужасной кончины, которую приняла молодая Русинка он бы и своему лютому ворогу на Земле не пожелал.

Спрятавшись от всех в самом тихом и укромном месте, которое только найти смог, он вспоминал все яркие события своей жизни. Лица своих родителей Славирка уже слабо помнил, из-за множества прожитых лет, в душе лишь оставались воспоминания об их доброте и ласке, а также о мудрости, что они вложили в него. В отроках он ходил когда их не стало на белом свете, но тот случай, приведший к их смерти, навечно остался в его памяти…


С малолетства батюшка учил Славирку счёту и грамоте, приговаривая, что без них ничего путного в жизни сотворить невозможно. Читать и писать, обучался он не только по старому письму, писаному в харатьях чертами и резами, руницей, да буквицей, что в народе сохранились, но и по новому, коим жрецы греческие в своих книгах про бога распятого писали. Помимо грамоты, батюшка сызмальства ремеслу кузнечному обучать начал, ибо видел в Славиркиных глазах страсть до поделок из железа рудного. Матушка, добрая и светлая душа, тоже к его обучению руку свою приложила. Научила она его чувствовать окружающий лес, лешего почитать, да с духами природы дружбу водить. Особливо научила она разбираться в травах лечебных, что из людей всякую хворь-болезнь изгоняют.

Но пришла к ним беда откуда не ждали. Сгинула матушка в огнище костровом на дворе боярском, а батюшка чуть ранее помер зарубленный мечами возле кузни своей, когда защищал молотом кузнечным матушку от дружинников боярских. А горе тяжкое в их хату пришло из-за злобного навета, что нашептали младший сын боярского воеводы и его старший братец-черноризник думному дьякону разбойного приказа.

В то хмурое лето, едва снег в лесу сходить начал, привезли матушке на излечение младшего дружинника, коему вепрь лесной на охоте боярской ногу подрал-покалечил. Хата с кузней и избой травной у батюшки с матушкой на самом краю посада боярского стояла, между дорогой идущей на град Московский и лесом урманным, вот поэтому его скоро в избу на излечение и доставили. Матушка травница была знатная, вся округа о её умении и лёгкой руке судачила, посему и стала она раненого лечить-пользовать со всем старанием, да раны рваные закрывать и залечивать. Как дружинник помаленьку на поправку пошёл, да стал по двору сам ходить-бродить с рогатиной подмышкой, то стали до него из посада боярского приходить дружки его дружинные. Да не просто так они приходили проведать дружка своего, а завсегда приносили зелье заморское, от чрезмерного пития которого частенько разум теряется. Матушка ругала их по-всякому, говоря что нельзя болезному эту отраву пить, но не слушал её никто.

Беда случилась на Перунову ночь, что опосля Ильина дня, как молвили жрецы греческие. Упились дружки дружинные зелья заморского до крайней черты. До середины ночи были слышны в хате их крики буйные. Лишь незадолго до первых петухов тишина настала. Утром, подоив корову и покормив птицу, матушка отправилась проведать болезного, но того ни в травной избе, да и на всём дворе нигде не было. Почуяв неладное, кликнула она батюшку со Славиркой, после чего они пошли втроём искать дружинника.

Страдальца они обнаружили на краю урманного леса. Он лежал в траве раскинув руки в стороны в странной позе. Слабые хрипы вырывались из его уст. Было видно, что болезный доживает свои последние мгновения. Матушка просунула руку под его поясницу и взор в её глазах переменился. На молчаливый взгляд отца, она лишь покачала головой и тихо произнесла одну фразу: «Не жилец он. Хребет сломан». Батюшка посмотрел на умирающего и спросил:

— Кто же тебя так?

— Демидка, — еле слышно произнёс дружинник, его глаза закрылись и слабые хрипы больше не вырывались из уст.

— Отмучился, болезный, — сказала матушка. — Берите его и несите в избу. Надо приготовить его в последний путь.


Оставив в травной избе матушку с покойным дружинником, отец с сыном вышли на двор рядом с кузней.

— Тятя, а кто этот Демидка? — спросил Славирка.

— Младший сын боярского воеводы Савватия. Ты сынок держись от этого аспида по далее. Он басалай, хоть и не богат летами, но уже многим людям кровь попортил и жизни изгадил. Один сын остался у воеводы, вот и дал он ему полную волю. С малолетства без призора озорует.

— Тятя, а почему ты говоришь что он один? Ведь у воеводы Савватия и старший сын имеется.

— Старшой сын, уже отрезанный ломоть. Он три лета назад постриг монашеский принял и в черноризники подался. Теперича он уже говорит, что он не Савватия сын, а сын бога греческого, за грехи людские распятого. Даже имя своё, отцом данное, на новое поменял.

— Он что… гнева Богов не боится?

— А почему, сынок, ты решил, что Старые Боги гневаться должны? Всяк человек сам себе веру для души выбирает. Боги в эти дела не вмешиваются. Кто-то искренне Старую Веру хранит, кто-то по незнанию новую принимает, а некоторые людишки для виду греческую веру приняли, чтобы на службу государеву или боярскую поступить, а внутри себя Старых Богов славят. Это их выбор, и не нам с тобой их судить. Запомни, сынок, никогда не говори при чужих людях про Старых Богов. Тогда твоя вера всегда в твоём сердце будет.

— Тятя, а что нам сейчас делать? Ведь о душегубстве дружинника всё одно воевода и боярин распознают.

— Слушай меня внимательно, Славирка. Ты сейчас возьмёшь малую корзинку с едой и пойдёшь в лес за травами лечебными. Для всех людей, тебя тут со вчерашнего утра не было. Ты ничего не видел и ничего не знаешь. Все посадские люди знают, что у тебя где-то в урмане шалаш есть, где ты травы лечебные для матушки собираешь и сушишь. Вот и отсидишься там денька три-четыре. Чтобы ни случилось, не выходи из леса эти дни. Хоронись, да поминай нас с матушкой добрым словом. Не верь никому, особливо воеводе, князьям да боярам, а пуще всего сторонись жрецов греческих в чёрные ризы облачённых. Ежели услышишь, что кто-то про нас худое говорить станет или начнёт наветы или злые слухи повторять, то держись от таких людей подальше. Запомни, в этом мире ты можешь верить только себе и своему сердцу. Помни, что бы не случилось, мы всегда будем с тобой и жить будем в твоей памяти, и сердце твоём. А теперь беги в лес, сынок, пока тебя никто не увидел.

— Тятя, а как же Боги наши? Неужели они не помогут в лихую годину?

— На Богов надейся, сынок, да сам не плошай. Когда наступит самое лихое время, тогда и услышат Боги зов твой. Ты главное попусту их не тревожь, у них же у всех своих дел тоже полно.


Добежав до края леса и скрывшись в придорожных кустах смородины, Славирка обернулся, чтобы проверить видел ли кто его или нет. Посмотрев по сторонам, он заметил, как от посадского детинца, в сторону их хаты и кузни, по дороге приближается пылевое облако, поднятое большой группой всадников. Через некоторое время облако остановилось возле травной избы, а из оседающей пыли раздался чей-то властный голос:

— Вяжите чёртову ведьму и тащите её в холодную разбойного приказа.

— Не смейте её трогать, супостаты, — раздался крик Славиркиного отца, — нет ни в чём её вины.

— Кузнеца тоже с собой в приказ заберём. На дыбе у кривого Мирошки они быстро во всём сознаются, как творили чёрные чародейства и душегубство, как на скотину боярскую, да на людей христовых, гибельные хвори напускали, — громоподобно произнёс тот же властный голос.

— Воевода-батюшка, надо бы ещё щенка их сыскать, — прозвучал ломающийся заискивающий голос, — он при них всегда был. На дыбе всё может рассказать, ежели родители молчать будут.

— Ты прав, Демидка. Кузнец, где сын твой?

— Сынок мой ещё вчера с утреца в лес за травами лечебными ушёл, воевода. А вот с твоего сынка, душегуба Демидки, я спорый спрос держать буду. За навет злой на ладу мою, да за честь невинно убиенного дружинника. Он мне перед смертью имя убивца своего назвал, — Славирка из-за придорожных кустов смородины, сквозь оседающую дорожную пыль, увидал, как молот в руках отца резко опустился на голову одного из посадских дружинников.

— Ты что же сотворил, душегуб окаянный? Ты же убил Демидушку, сынка моего.

— На ком кровь невинная, с того кровью и спросится. Аль ты забыл воевода устой древний земли нашей?

— В колодки запереть кузнеца-душегуба, — прокричал воевода своим дружинникам.

— Это мы ещё поглядим, кто кого в колодки запрёт, — крикнул кузнец и бросился с молотом на боярского воеводу.

Воевода резко отскочил в сторону коновязи у кузни, где мирно стояла дюжина боевых коней, давая возможность дружинникам схватить непокорного кузнеца.

Через полчаса времени, во дворе у кузни, рядом с телом воеводского сына Демидки лежали ещё пять мёртвых тел, кузнеца и четырёх боярских дружинников. Задорого обменял свою жизнь Славиркин отец…


Утирая рукавом постоянно текущие слёзы, Славирка побрёл сквозь лесную чащу к шалашу, чтобы исполнить всё сказанное отцом.

Лишь через четыре дня, в полдень, он с полной корзинкой лечебных трав вышел из лесу и направился на свой двор. Едва он подошёл к травной избе, как из неё выскочили двое посадских дружинников. Не говоря ни слова, они связали его, перекинули через круп лошади, и отвезли к боярскому терему. Остановившись у большого крыльца с резными колоннами, дружинники сняли сына кузнеца с лошади и поставили перед мужчиной в богатых одеждах. Развязывать никто даже и не подумал.

— Вот, боярин, привезли тебе мальца, — сказал один из дружинников.

— Где он прятался? — грозно спросил боярин.

— Он не прятался. Спокойно вышел из лесу с полной корзинкой каких-то трав и направился к себе на двор, где мы его и повязали.

— Кричал? Ругался? Говорил чего?

— Нет. Только удивлённо очами хлопал. Похоже он не знает ничего о произошедшем.

— Ты чего в лесу делал, отрок? — спросил боярин Славирку.

— Маменька за травками лечебными послала, вот я их семь дён в урмане собирал и сушил.

— Почему именно семь дней ты должен был их собирать мать тебе говорила?

— Так маменька сказала, что последние семь дён до полной луны травки самую лечебную силу набирают, поэтому их надобно в это время собрать. Боярин, скажи своим воям, чтоб они мне корзинку с травами вернули, меня матушка заругает ежели я вернусь без трав лечебных.

— Развяжите отрока, — приказал боярин, — и определите его к дворовым мастеровым людишкам, пусть они хорошенько посмотрят, может он какому-нибудь ремеслу обучен, а не только в лесу травки собирать умеет. И покормите его, а то ещё помрёт с голоду.


Следующие две недели посадские мастеровые расспрашивали его про то, чем он раньше занимался, но Славирка, помня наставления отца, насупившись, всем отвечал, что он только травы собирать обучен. Вскоре все на него махнули рукой и отправили на боярскую кухню носить воду и дрова. Мастеровые доложили боярину, что отрок для ремёсел неугодный, и он им непотребный. Боярин посмотрел на него и сказал:

— Иди на конюшню Нефырь, пока будешь за конями моими ухаживать, а я подумаю куда тебя пристроить.

Вот так, по случайному слову брошенному боярином, спустя два дня, вся посадская дворня и боярские мастеровые стали называть вечно хмурившегося Славирку прозвищем Нефырь. Он не обижался на обидное прозвище, для него было важнее, что все перестали обращать на него внимание. Однажды лунной ночью, когда все спали, Славирка сбегал до родительской хаты и забрал из потайного закутка, батюшкины дары, в виде двух хороших засапожных ножей с ножнами, десятка кованных крючков для рыбалки и мотка крепкой нити. В травной избе он нашел в рухляди за печью лишь две склянки с какой-то отравой. Матушка прятала её всегда, но однажды он обнаружил несколько склянок и спросил, что в них. На что матушка сказала, чтобы он забыл об увиденном, ибо в склянках тех долгая и мучительная смерть таится. Ему непривычно было слышать о смертельной отраве от той, кто всегда людям жизни спасала, но матушка видя его удивлённый взгляд пояснила, что отрава эта для лютых ворогов, а не для добрых людей.

Собрав всё найденное, что не успели растащить рачительные соседи, а также свою одежду в узелок, Славирка вернулся под утро в боярскую конюшню и устало заснул на сеновале. Утром он проснулся от негромкого разговора конюшенных людей.

— Иван, ты бы сходил, поглядел, проснулся наш Нефырь или нет.

— Не тронь его без нужды, Феофан, пусть поспит отрок. Ему сиротинушке и без того тяжко.

— А что за беда случилось-то?

— Так по злобному навету сынов воеводских в разбойный приказ, четвёртого дня его матушку-травницу, как злобную ведьму, на костре заживо сожгли на посадской площади, а чуть ранее, родителя его, кузнеца знатного, зарубили до смерти. Но кузнец защищая ладу свою, воеводского сына Демидку да ещё четырёх боярских дружинников на тот свет забрал с собой. Вот и ходит с той поры малец угрюмый, прям сам не свой. Всё у него из рук валится, вот и прозвал его наш боярин Андрей «Нефырём».

— Не знал я про то, Иван, вчера только вернулся с обозом торговым из града Московского. Опосля отсыпаться пошёл, потому и не слышал ещё всех вестей посадских. Мне кривой Мирошка по приезду лишь сказал, что у нас новый младший конюх появился, Нефырём кличут.

Вот так Славирка узнал о трагической кончине родителей своих.


А через два месяца жизнь Славирки резко изменилась и вспоминалась лишь отрывками. Сначала он после долгой дороги оказался в столичном граде, наполненном шумом и криками базарных торговцев зазывающих к себе покупателей одетых в различные кафтаны и даже шубы, частыми малиновыми перезвонами колоколов на многочисленных храмах посвященных греческому распятому богу, руганью и попрошайничеством нищенствующих сидящих у входа в эти храмы.

Его поселили в какой-то небольшой комнатке, через узкие оконца которой были видны величественные царские палаты и часть высокой стены белокаменного Московского кремля. Как оказалось, родовитый боярин Андрей продал его не какому-то безродному боярину или купцу, а самому царскому лекарю Елисею.

Однажды сидя у открытого оконца, Славирка случайно подслушал разговор трёх местных дворовых девок, одна из которых рассказывала своим подружкам, что заморского лекаря царю Иоанну Васильевичу привёз сам благородный боярин Андрей Совин. Он его нанял в королевстве на острове, что за морем на заходе Солнца находится. Но среди царёвых и ближних людей ходят слухи, что новый царский лекарь никто иной как злой колдун и чернокнижник, поэтому всем от него нужно держаться подальше. Ведь есть же какая-то причина, что его все за глаза называют «злой волхв Бомелия». Вот так Славирка понял, куда его занесла судьба.

Через день после приезда в столицу, его привели в просторную горницу к царскому лекарю. Тот что-то долго говорил на своём непонятном языке, но Славирка не понимал чужую речь, поэтому как всегда хмурился и смотрел в пол. Впоследствии, за постоянный хмурый вид и непонимание речи хозяина, его не раз оставляли голодным в маленькой комнатке. Но однажды терпение нового хозяина закончилось. Он приказал своему скоблёнорылому помощнику крепко связать отрока, надеть ему на голову массивный головотяжец и запереть в тёмном чулане. Сколько Славирка провалялся связанным в узилище, неизвестно, от голода он просто потерял сознание. Когда же он пришёл в себя, то обнаружил, что лежит на лавке в маленькой комнатке.

Он тогда потихоньку приподнялся и осмотрелся. Несмотря на слабость во всём теле и дикую головную боль, краем глаза заметил на рядом стоявшей столешнице полузасохшую краюху хлеба и старый кувшин. Помня наставления своей матушки, что после голода нельзя много наедаться, он отломил небольшой кусочек хлеба и не спеша съел его. В кувшине была вода, так что ей Славирка обрадовался даже больше чем хлебу.

Посидев немного на лавке, заметил, что дикая головная боль стала уменьшаться. Попытки вспомнить откуда взялась эта боль, ничего не дали, а потом пришёл скоблёнорылый помощник и потащил его к хозяину.

— Посади его на лавку, слаб он ещё, — сказал своему помощнику царский лекарь, и Славирка осознал, что понимает чужой язык хозяина, но про себя он твёрдо решил, что не будет сообщать ему об этом.

— Слушаюсь, хозяин, — ответил скоблёнорылый на том же чужом языке, усаживая отрока на лавку.

— Нефырь, ты понимаешь меня? — спросил царский лекарь.

Славирка с хмурым лицом сидел в той же позе, уставившись взглядом в одну точку на полу, никак не реагируя на слова заморского хозяина.

— Похоже от голода он совсем разумом ослаб. На рынке торговцы из посада говорили, что он таким стал после смерти своих родителей, — сказал помощник, — вы же видите, хозяин, ему даже ваше приспособление не помогло.

— Это не важно, Люциус, московиты вообще плохо поддаются правильному обучению. Они не в состоянии понять высших знаний накопленных в Европе, поэтому и живут своими варварскими традициями противопоставляя себя всей человеческой цивилизации. Даже для своего русского царя Ивана, они не смогли найти во всей Московии ни одного более-менее грамотного врача, поэтому и послали за мной целое посольство в благословенную Англию. Насчёт Нефыря мною уже принято решение. Я знаю кому его подарить. Там даже такие слабо разумные существа, как этот молодой московит, выполняют абсолютно все приказы. Покорми его. Пусть сил набирается. Они ему скоро пригодятся.

Знание языка, на котором говорили царский лекарь и его скоблёнорылый помощник, пригодились. Славирка с безучастным видом присутствовал при всех их разговорах, запоминая всё о чём они говорили…


Через несколько седьмиц, после того, как всю землю окончательно занесло снегом, ночью, его забрали какие-то странные люди в не менее странных одеждах. Что-то холодное коснулось шеи, послышался лёгкий «пшик» и Славиркино сознание улетело в темноту.

Очнулся он на подстилке из неизвестного материала, постеленной на странной железной лавке выступающей прямо из стены, в странной железной комнатушке без окон. Прикоснувшись к стене Славирка почувствовал какую-то дрожь, словно все силы пекла пытались вырваться наружу через стену. Это ощущение он запомнил на всю свою жизнь. Осмотревшись, заметил небольшой столик и шкаф сделанные из материала напоминающего железо, а потом за ним пришли царский лекарь Елисей и его скоблёнорылый помощник Люциус. Они повели его какими-то странными длинными коридорами со множеством дверей и ответвлений, ведущих неизвестно куда, но Славирка старательно запоминал весь путь. Держа на ходу отрока под руки, пара хозяев ни от кого не таясь, громко обсуждали план длительного отравления Московитского царя Ивана. Говорили они на всё том же странном языке хозяина-колдуна, считая, что еле идущий отрок их не понимает.

Вскоре они втроём прибыли в большой странный зал, где Славирка увидел своих новых хозяев, которые лишь отдалённо были похожи на нормальных людей. О чём говорил царский лекарь с этими странными существами, было непонятно, ибо общались они на каком-то рычаще-свистящем чужом языке, а через некоторое время его раздели и насильно уложили в необычный каменный ящик стоявший у стены зала. Когда крышка ящика закрылась, сознание вновь покинуло Славирку.

Сколько он тогда пробыл в необычном каменном ящике, неизвестно. Когда его достали из ящика, выяснилось, что он прекрасно понимает речь этих странных существ, да и чувствовал себя очень хорошо. Когда его спросили, понимает ли он новых хозяев, Славирка лишь кивнул головой. Хозяева переглянулись, а потом самый старый и крупный из них, сказал, что это даже хорошо, что подаренный раб молодой, сильный, всё слышит, понимает, может работать, но не говорит ни слова. Поэтому он, как капитан, принял решение отправить новичка помощником к технику, который всё покажет и научит нового раба, что и как надо делать.

Все последующие годы Славирка помогал необычному технику. Он был не похож на хозяев, невысокого роста, коренастый, с большой бородой заплетённой в косички и обладал большой силой. Его изумрудно-зелёные глаза излучали мудрость и спокойствие. Новые хозяева называли своего техника «Ресс». Было это имя его, название вида или прозвище данное новыми хозяевами, неизвестно, но техник всегда отзывался на него, когда к нему обращались странные хозяева. Про себя, мысленно, Славирка его называл «большим гномом». Такими их описывала матушка, когда рассказывала ему старые сказки перед сном.

Ресс учил своего молодого помощника чинить различные механизмы, иногда он закрывал его в каменном ящике, похожем на тот, что был в большом зале у новых хозяев. Как объяснил техник, в этом ящике помощник получит знания о ремонте различных механизмов. В дальнейшем Славирка не боялся ложиться в обучающий ящик, чтобы получить новые знания. Большой гном называл этот каменный ящик «обучающей капсулой», и говорил, что в ней можно получать любые знания, стоит только правильно попросить управляющую систему.

С самого первого дня попадания к новым хозяевам, во время обучения, техник рассказывал своему новому помощнику, что они находятся на большом бывшем военном корабле, который летает между звёзд от одной планеты к другой. Поэтому их главная задача содержать все механизмы корабля в исправном состоянии, иначе от хозяев может последовать жестокое наказание. Иногда с большого корабля на планеты спускаются малые корабли, чтобы забрать или отвезти какие-то важные грузы. Их техническое обслуживание также лежит на техниках.

Больше всего молодому помощнику нравилось чистить большие и длинные округлые проходы, которые техник называл «воздуховодами». Большой гном в них не мог пролезть из-за своего хоть и не очень высокого, но крупного тела, а Славирка делал это без всяких проблем. Перемещаясь по воздуховодам, он обнаружил пядевые отверстия закрытые мелкосетчатыми решетками, через них он видел и слышал, что происходило в комнатах и залах у новых хозяев. Помощник техника старался ползать там как можно тише, чтобы хозяева его не заметили и не наказали. Иногда он даже засыпал в воздуховодах, а чтобы хозяева и техник его не ругали, заготовил во внутренних нишах несколько ящиков с мусором. После одно-двух часового сна, он вытаскивал из воздуховодов приготовленные загодя ящики. Новые хозяева и техник видя результаты его работы, не ругались и не наказывали Славирку.

Ресс заботливо смотрел, чтобы его ученик вовремя и досыта питался. Еду и питьё брали из большого механизма стоящего в углу мастерской, большой гном называл его лучшим «пищевым синтезатором», а когда заканчивалось время работы, то предоставлял своему подопечному полную свободу действий. Поэтому Славирка частенько тайком пробирался в комнатушку без окон и ложился отдыхать на лавку с подстилкой из странного мягкого материала дающего тепло.

Наблюдая за происходящим, Славирка сделал вывод, что новые хозяева, больше похожи на демонов, о которых рассказывала матушка, чем на обычных людей. Какое-то внутреннее чувство подсказывало ему, что от них нужно держаться подальше и не попадаться им на глаза. Одно радовало, что хозяева никогда не интересовались где он спит и не спускались на нижние технические уровни, поэтому помощник техника чувствовал себя в этом укромном месте, в относительной безопасности…


Отпив из фляжки несколько глотков воды, Славирка немного успокоил дрожь в руках и ногах, хотя его ещё продолжала бить внутренняя лихоманка. Выглянув в коридор и хорошенько осмотревшись, он вернулся в свою тайную комнатушку. Усевшись на подстилку в расслабляющей позе, которой его обучил Ресс, сделал несколько глубоких вдохов, и через несколько мгновений его сознание вновь смогло вернуться к воспоминаниям…

Несколько дней назад его привычная жизнь изменилась. Он как всегда, после возвращения малых кораблей с какой-либо планеты, чистил воздуховоды. Через пядевое отверстие, покрытое мелкосетчатой решеткой, выходящей под высоким потолком в большом зале, увидел, как какие-то неизвестные скоблёнорылые люди, в очень странных червлёных одеждах, доставили хозяевам молодую девушку. Они говорили между собой на языке царского лекаря Елисея и его помощника Люциуса. Из их разговоров Славирка понял, что большой корабль сейчас находится возле Земли, а гости прибыли, чтобы уговорить хозяев перед отлётом вновь нанести мощные удары по территориям каких-то варваров. За оказанную им военную помощь, в качестве подарков, они уже привезли своим небесным хозяевам много золота, серебра и молодую девушку из варварской страны.

По указу капитана корабля девушку увели, после чего, хозяева стали что-то обсуждать с неизвестными людьми в червлёных одеждах. Славирка не стал слушать о чём они разговаривали, а тихо полез дальше по воздуховоду, в ту сторону, куда увели молодую девушку. Через несколько десятков саженей, он обнаружил небольшую комнатку, где её поместили. Забившись в угол, она тихонько плакала, то и дело причитала, поминая мамочку, демонов преисподней и забывшего господа бога барина-чернокнижника. Вслушавшись в её причитания, Славирка понял, что она говорит на том же языке, что и его родители, только слегка изменённом.

— Ты, кто? — тихо спросил Славирка из воздуховода.

— Русинка, — так же тихо ответила девушка.

Она перестала плакать, поднялась, и начала испуганно озираться по сторонам.

— Сядь на место и не крути головой, девка, а то хозяева заметят, — тихо сказал помощник техника, — у них все такие комнаты под призором. Меня Славиркой зовут, я тут под потолком схоронился, а ты какими путями сюда попала?

Девушка уселась на то же самое место и еле слышно ответила:

— Меня наш барин-чернокнижник своим друзьям англичанам продал. Во время их обеда я случайно на одного из друзей барина вино пролила, вот он меня и продал ему. Крепостная я.

— Русинка, ты что… раньше в крепости жила?

— Почему в крепости? В имении барском недалеко от столицы.

— А царь Иоанн Васильевич всё так же сидит в столичном граде на царском престоле?

— Ты как-то странно говоришь, Славирка. Я никогда не слышала ни про какого царя Иоанна Васильевича, а на царском престоле, в столице, сейчас сидит император Александр Первый.

— Значит всё-таки отравили царя злой волхв Бомелия и его скоблёнорылый помощник.

— Славирка, ты про что такое говоришь? Как же можно царей травить? Царский род Романовых уже давно на престоле сидит.

— Русинка, ты ничего не путаешь? Что за род Романовых? Не слыхал про таких. Рюриковичи испокон веков на престоле царском сидели.

— Так наш барин своим друзьям англичанам рассказывал, что царский род Рюриковичей почти двести лет назад пресёкся.

— Как двести лет назад? А какое Лето сейчас идет?

— Тысяча восемьсот двенадцатое от рождества Христова, а по церковному календарю, Лето семь тысяч триста двадцатое. Нам об этом батюшка во время службы в храме рассказывал.

В разговоре наступила длительная пауза. Спустя некоторое время девушка не выдержала тишины и тихо спросила:

— Славирка, а ты что замолчал?

— Даже не знаю как тебе ответить, Русинка. Понимаешь. Получается, что я тут в рабстве уже двести тридцать пять лет нахожусь.

— А разве такое может быть? Ведь люди столько не живут.

— Не знаю я. Может это хозяева-демоны так сделали, чтобы я им вечно служил. Мне в одно место надо заглянуть, может быть там ответ найду. Ты пока сиди тихо. На новых хозяев глаз не подымай и ничего им не говори. Запомни. Новые хозяева демоны, даже может хуже них. Если сделаешь всё как я тебе сказал, то возможно получится ещё раз поговорить. А сейчас мне надо идти работать, иначе меня хозяева накажут.

Славирка пополз назад в мастерскую, по пути захватив несколько заготовленных заранее ящиков с мусором. Когда он появился у выхода, то там его поджидал настороженный техник. Он помог своему помощнику вылезти из воздуховода, а когда увидел, что за ним тянется веревка, к которой привязаны три ящика с мусором, успокоился.

Отправив притащенное из воздуховода в утилизатор, большой гном показал помощнику на четыре довольно больших странных ящика чёрного цвета. Два из которых выглядели как новые, на поверхности одного было множество крупных царапин, словно его выдирали из лап какого-то громадного чудовища, а последний, так вообще был сильно повреждён. Техник пояснил при этом:

— То, что ты видишь перед собой, в прошлом было пилотскими стазис-капсулами. Их задача сохранять тела пилотов сбитых в бою, очень долгое время. Наши хозяева обнаружили эти капсулы в обломках какого-то древнего корабля. Нужно их досконально проверить и по возможности починить. Как ты видишь, одна из четырёх капсул очень сильно повреждена, поэтому используем её на запчасти для ремонта других стазис-капсул. Если какую-то из целых капсул нам не получится отремонтировать, то её приказано выбросить вместе с мусором. Сейчас ты полезешь в нашу обучающую капсулу, так как мои мозги уже устали воспринимать новую информацию. Постарайся выучить и понять всё, что касается восстановления и ремонта пилотских стазис-капсул с кораблей разных моделей. Я уже подключил нашу обучалку к общей корабельной информационной сети, в которой хранятся все накопленные хозяевами знания. Но как бы ни хороша была наша обучающая капсула, в ней нет нужных схем для ремонта вот таких древностей. Так что тебе придётся самому разбираться с ними. Действовать будешь глядя на схемы всех аналогичных стазис-капсул. Чтобы тебе потом проще было, дашь команду обучающей капсуле записать все ремонтные схемы на информационный кристалл. Вот, смотри, куда я его вставляю. Теперь ты понял свою задачу, молчун?

В ответ Славирка лишь кивнул головой. Раздевшись он залез в капсулу, мысленно отдал все необходимые команды и приготовился получать новые знания. Когда крышка обучающей капсулы закрылась, он провалился в привычную, обволакивающую темноту.


Выбравшись из капсулы, помощник техника не увидел в мастерской своего наставника. Одевшись, он вынул записанный капсулой информационный кристалл и вставил его в считыватель пульта управления мастерской. Нажав нужные кнопки, Славирка вывел на большой экран монитора несколько схем похожих стазис-капсул.

Разборку начал с сильно повреждённой капсулы, чтобы сравнить её внутреннюю начинку с существующими схемами. Очень долго не удавалось открыть крышку, пока Славирка не догадался подать энергию от переносного источника питания. Крышка медленно открылась, и помощник техника вздохнул с облегчением. Он боялся увидеть внутри мёртвое тело древнего пилота, но капсула оказалась пустой. Внутри обнаружились лишь четыре информационных кристалла, один из которых был чистым, а также какой-то предмет напоминающий оружие, которое носили хозяева. Зная, что за обнаруженное у раба боевое оружие полагается смерть, он покрутив в руках найденное, положил три записанных кристалла и древнее оружие на пульт управления, а чистый вставил в обучающую капсулу. После чего, не раздеваясь лёг в капсулу и мысленно отдал команду записать на кристалл, всю имеющуюся информацию по Земле. Заметив, что крышка капсулы стала медленно закрываться, Славирка быстро покинул её.

Когда же, через несколько часов, большой гном появился в мастерской, повреждённая пилотская стазис-капсула была почти разобрана на отдельно лежащие блоки и модули. Осмотрев всё внимательно, Ресс строго спросил:

— Нашёл в ней что-нибудь?

Славирка лишь молча указал технику рукой на три найденных информационных кристалла и древнее оружие пилота, что лежали на пульте управления, а сам дальше продолжил заниматься разбором пилотской стазис-капсулы. Ресс забрал кристаллы и оружие, удивлённо хмыкнул глядя на своего помощника, и вновь куда-то ушёл. Младший техник облегчённо вздохнул. Отвлёкшись на три найденных кристалла и древнее оружие, большой гном даже не заметил, что обучающая капсула находится в активированном состоянии. Через несколько минут, капсула издала какой-то странный мелодичный звук и её индикатор активности погас. Дрожащими руками Славирка достал записанный информационный кристалл и положил в потайной карман своей рабочей одежды.

Когда Ресс вновь вернулся в мастерскую, младший техник заканчивал протирать крышку одной из пилотских стазис-капсул, которая выглядела как новая. Восстанавливать её не пришлось, в ней потребовалось только почистить контакты и подзарядить элемент питания.

— Ну как, удалось её восстановить? — спросил большой гном.

Славирка, как всегда кивнул головой, показав наставнику два небольших сгоревших блока, которые он вынул из сильно повреждённой стазис-капсулы после ухода Ресса. Одними руками он показал технику, что заменил сгоревшие блоки, на точно такие же от другой капсулы, а потом продемонстрировал, как подключал элемент питания к переносному источнику энергии.

— Я понял тебя, молчун. Ты догадался заменить сгоревшие детали и подзарядил источник питания стазис-капсулы. — Дождавшись очередного кивка от своего помощника, большой гном продолжил свою речь: — Хозяева довольны твоей работой, и тем, что ты не спрятал оружие, а сразу отдал его. Они сказали, что если ты сможешь починить эти стазис-капсулы, то получишь столько свободных от работы дней, сколько сможешь восстановить капсул. Видя твою работу, могу сказать, что один день отдыха ты уже честно заработал. Сейчас мы поедим и ты можешь идти отдыхать, а завтра, как проснёшься, проверишь воздуховоды и будешь дальше работать с этими древними капсулами.


Уже засыпая в своей потайной комнатке, Славирка думал лишь о том, что будет говорить Русинке и размышлял, как она обрадуется его приходу.

Однако, после пробуждения всё пошло не так, как он себе представлял. После утреннего питания, Ресс приказал срочно проверить воздуховод в хозяйском секторе, куда раньше у него не было доступа. Внутри воздуховода стояла мощная решетка, через которую невозможно пролезть, поэтому младший техник стал показывать руками наставнику, что там нет свободного прохода. Большой гном ухмыльнулся и протянул ему небольшой кусочек пластика.

— Держи. Это пластиковая карта-ключ. Рядом с решеткой в воздуховоде, найдёшь вот такое устройство, — и Ресс показал на щель в пульте управления, — вставишь ключ и решетка откроется, а на обратном пути вытащишь его и принесёшь мне. Понял?

Славирка как всегда кивнул, связал верёвкой два пустых ящика для мусора, привычно залез в воздуховод и стал затягивать туда связку из ящиков. Техник ему не помогал, считая что каждый сам должен выполнять порученную работу.

Проползая по воздуховоду мимо маленькой комнатки, где несколько дней назад сидела молодая девушка с его родины, Славирка обнаружил, что Русинки там нет. Наверное хозяева перевели её в совершенно другое место, решил он и пополз дальше выполнять свою работу.

Добравшись до мощной решетки, он услышал как в коридоре под ним, кто-то властным голосом на языке хозяев приказал сообщить технику Рессу, чтобы тот в течение суток подготовил весь мусор для сброса в поясе астероидов. Сброс мусора будет произведён почти сразу после выхода из червоточины.

Запомнив сказанное, Славирка понял, что на ремонт древних стазис-капсул осталось не так много времени, а ведь от количества отремонтированных капсул зависит сколько дней он будет отдыхать от работы. Вставив карту-ключ в найденное на стене воздуховода устройство, дождался полного открытия решетки, после чего полез дальше.

Причина срочности приказа хозяев обнаружилась буквально через пару десятков саженей. В воздуховоде, как раз напротив пядевого отверстия закрытого мелкосетчатой решеткой, лежала мёртвая тушка какого-то неизвестного грызуна. По виду грызун был похож на крысу, вот только размером он был с собаку. Мёртвая тушка уже сильно воняла, поэтому сдерживая рвотные позывы, помощник техника постарался как можно быстрее запихнуть её в ящик для мусора и закрыть крышку. Через некоторое время запах идущий от грызуна стал исчезать. Немного отдышавшись, Славирка уже собрался ползти обратно, но его взгляд задержался на пядевом отверстии. Желание посмотреть как живут хозяева, перевесило все остальные мысленные доводы. Лучше бы он этого не делал. В центре большой комнаты стоял стол, на котором была привязана Русинка. Вернее то, что осталось от её тела. Вокруг стола стояли несколько хозяев-демонов, они отрезали от девушки куски мяса и поедали их в сыром виде. Чуть живой, Славирка отправился назад. Он плохо помнил, как прополз мимо мощной решетки и забрал карту-ключ. Лишь через несколько саженей он не смог сдержать рвотные позывы. Едва успев открыть крышку второго ящика для мусора, он вывалил в него всё, что сумел съесть перед работой.

Когда помощник техника, бледный как полотно, вылез из люка воздуховода в помещение мастерской, его там уже поджидали наставник Ресс и два хозяина. Увидев состояние своего подопечного, большой гном резко спросил:

— Что ты там увидел, молчун?

Славирка лишь молча показал на первый ящик для мусора.

Техник быстро достал оба ящика и открыл крышку того, на который показывал помощник. Вонь разлагающейся тушки грызуна тут же наполнила мастерскую и большого гнома, а также его помощника вырвало прямо в открытый ящик. Один из хозяев быстро закрыл крышку. Подошёл к пищевому синтезатору и набрал какой-то код. Через несколько мгновений, аппарат выдал два сосуда с напитком странного цвета. Вручив технику и его помощнику эти сосуды, хозяин приказал:

— Немедленно выпить.

Его приказ незамедлительно был выполнен. Славирка заметил, что его состояние приходит в норму, а остаточный вонючий запах уже не вызывает приступов рвоты.

— Ну что? Пришли в себя? — спросил второй хозяин.

— Да, — ответил Ресс, а его помощник лишь молча кивнул головой.

— Молчун, — сказал первый хозяин, — завтра мы выбрасываем весь мусор с корабля. У тебя осталось немного времени, чтобы починить оставшиеся стазис-капсулы. Так что думай сам. Если хочешь получить дополнительные дни отдыха к тому дню, что ты уже заработал, то советую тебе не отдыхать, а заняться ремонтом капсул.

Сказав это, оба хозяина-демона покинули мастерскую.

— Ты бы пошёл, молчун, поспал пару часов, пока тут всё основательно проветрится, — сказал своему помощнику Ресс, — а потом можешь вернуться и заниматься восстановлением пилотских капсул. Я тоже пойду прилягу, что-то меня до сих пор мутит от этой вони. Удивляюсь, как тебя на изнанку не вывернуло, когда ты эту гадость в ящик упаковывал.

Славирка развернулся и побрёл отдыхать в свою потайную комнатку. За спиной он услышал тихий голос большого гнома, который разговаривал сам с собой:

— Бедный молчун, терпит такую жизнь и даже не знает, что его может ждать в итоге…

«То, что меня может ожидать в итоге, я уже сегодня увидел», — мысленно ответил на слова своего наставника молчун.


Добравшись до своей комнатки, Славирка сначала вспоминал всю свою прошедшую жизнь, а потом задумался о том, что пришла пора принимать решение и бежать с корабля демонов. В этом ему может помочь древняя стазис-капсула. Новую использовать нельзя, её хозяева проверят в первую очередь. Вот если он восстановит для хозяев новую пилотскую стазис-капсулу, а наставнику объяснит, что поцарапанная капсула пошла на запчасти, то её просто выбросят вместе с мусором и никто даже не подумает её проверять. Значит необходимо любыми способами отремонтировать обе капсулы, вот только поцарапанную надо отремонтировать так, чтобы при всех проверках она не показывала своей работоспособности.

Выбор в пользу поцарапанной стазис-капсулы выпал ещё потому, что у неё изнутри была возможность открывать обзорную нишу расположенную на уровне лица, то есть лёжа в ней, можно было увидеть, что происходит снаружи. Оставался лишь один вопрос, на который не было ответа — как долго может работать капсула от своего источника питания? Немного подумав на эту тему, Славирка решил установить в выбранную для себя капсулу, дополнительный источник питания снятый с первой, сильно повреждённой капсулы.


Когда Ресс заглянул в мастерскую, то увидел своего молчаливого помощника, который сладко спал в кресле пульта управления. Подойдя к нему он разбудил спящего.

— Ну что, молчун, обе капсулы успел починить?

Славирка тяжко вздохнул, помотал головой и показал всего один палец. Потом поднялся и стал показывать наставнику представление, как он «снимал с одной капсулы блоки и ставил на другую».

— Понятно. Ты решил как и в прошлый раз, из двух капсул собрать одну?

Молчаливый помощник тут же быстро закивал головой, радостно показывая технику, что его правильно поняли.

— Показывай, какая из них работает? — сказал большой гном.

Ему сразу было указано на натёртую до блеска чёрную капсулу, которая выглядела как новая. Подойдя к ней, Славирка нажал кнопку, и на боковой панельке ярко засветился зелёный индикатор. Ресс подключил капсулу к пульту управления и запустил какую-то программу. Через некоторое время он облегчённо вздохнул, увидев на большом экране монитора зелёные отметки напротив каждого параметра, и довольным голосом произнёс:

— Все тесты показали, что стазис-капсула полностью исправна. Ты молодец, молчун, хорошо поработал, — сказав это, техник переподключил пульт управления к поцарапанной капсуле, и вновь запустил свои тесты.

Помощник техника напряжённо смотрел на большой экран монитора пульта управления, где появлялись красные отметки напротив каждого параметра. Когда программа тестирования закончилась, Ресс подошёл к капсуле, нажал на аварийный рычажок открытия и поднял крышку. Внутри он увидел лишь сгоревшие блоки от других стазис-капсул. Посмотрев на помощника, сказал:

— Это ты хорошо придумал. Вместо того, чтобы таскать сгоревшие блоки по одному, сложил всё в одну капсулу. Ты прав, так оно лучше будет, всё равно эту рухлядь выбрасывать. Можешь радоваться, свои два дня отдыха ты честно заработал. Сейчас поедим и начнём перевозку этого технического мусора в десятый сектор.

Славирка стал показывать руками, как они будут бросать за борт корабля весть этот мусор. Ресс рассмеялся и сказал:

— Никто мусор руками наружу не выбрасывает. Мы с тобой просто свезём всё на площадку, а потом откроется внешний шлюз и весь мусор сам вылетит наружу. Понял, молчун?

Помощник отрицательно покачал головой.

— Ну и ладно. Не забивай себе голову ненужной информацией. Твоя задача ремонтировать, а не следить за выброской мусора в космос. За этим есть кому следить.

Славирка показал пальцем на большого гнома и вопросительно кивнул головой.

— Нет, я этим не занимаюсь, молчун. Выброс мусора контролируют хозяева. За несколько мгновений до выброса, один из хозяев включает в секторе свет и через монитор смотрит, чтобы никого из их команды не было на площадке с мусором. После чего открывает внешний шлюз. Так стали делать после того, как наш инженер отправился гулять в космос без скафандра. Говорили, что он что-то искал в мусоре, какую-то утерянную, но дорогую для него вещицу. Вот и пропал из-за неё. Хозяева не сильно переживали по этому поводу, ведь инженер не принадлежал их виду. Ладно. Довольно воспоминаний. Пора кушать и приниматься за работу.


Пообедав, они отвезли обе чёрные стазис-капсулы хозяевам и показали, что они в рабочем состоянии. Хозяева сказали, что после переноса мусора в десятый сектор, молчун может отдыхать два дня. А потом несколько часов техники возили всевозможный мусор на большую площадку. Славирка с облегчением вздохнул, когда заметил, что его поцарапанная капсула была доставлена Рессом, к остальному мусору, на последней платформе. Он в это время аккуратно ставил друг на друга ящики с мусором, которые он притащил из воздуховода, выстраивая их как ступени пирамиды.

— Молчун, — сказал большой гном, — не надо слишком аккуратно складывать, всё равно потом мусор разлетится в разные стороны.

Славирка ребром руки легонько постучал по своей шее, так он всегда обозначал наказание.

— Ну если ты думаешь, что тебя накажут хозяева за неаккуратно выполненную работу, то делай как знаешь. Принимай последний мусор и я отправлюсь отдыхать. Слишком долго тут не задерживайся, а то тебя могут выбросить в космос вместе со всем этим хламом.

Помощник техника быстро перетащил всё с платформы на площадку и вместе с наставником покинул десятый сектор.

Когда они добрались до мастерской, молчун показал технику, что отправляется спать. Тот хлопнул его тяжёлой рукой по плечу и пожелал хорошенько выспаться за последующие два дня.

Как только Славирка оказался на своём техническом уровне, он забрал в потайной комнатке всё своё богатство, в виде информационного кристалла и небольшого фонарика. Распихав всё по карманам, он тут же побежал в сторону десятого сектора. Достигнув точки назначения, он оказался в полной темноте. Подсвечивая себе дорогу фонариком, проникнул на площадку с мусором. Найдя поцарапанную стазис-капсулу, при помощи рычага аварийного открывания разблокировал крышку и начал быстро выкидывать всё что туда наложил ранее. Испорченные блоки были большого размера, так что капсула быстро опустела. Уместившись и закрыв крышку, нащупал рукой панель управления. Во время ремонта, он специально перенёс её вовнутрь, а снаружи установил панельку от сильно разбитой капсулы. Чуть приоткрыв обзорную нишу на уровне лица, приготовился ждать. Однако долго ждать не пришлось, через щель в обзорной нише проник свет, а через какое-то время он погас. Потом капсулу тряхнуло и тело Славирки потеряло вес. Он полностью открыл обзор и увидал множество сияющих звёзд. Они были повсюду, словно вся бездна состояла из звёзд. Запомнив увиденное, Славирка закрыл обзорную нишу, и активировал стазис-капсулу. Больше он ничего не успел запомнить, так как время для него просто остановилось…


Глава 1

Где-то в глубинах космоса

Неизвестная звёздная система


Перенос души и сознания разумного существа, из био-искина в подготовленное Эмилией тело, прошёл без каких-либо осложнений. Подключённый к капсуле регенерации «Стиратель судеб», выполнил свою задачу на высшем уровне. Пока я отключал его, и убирал в потайной шкаф хранилища, Эмилия залила Полковнику все языковые мнемомодули, на которых общалась наша команда, в том числе и мнемомодуль русского языка. Когда наш подопечный покинул капсулу, то очень долго осматривал и ощупывал себя. Происходящее выглядело таким образом, как будто он ещё до конца не осознал, что уже перестал быть искином, а вновь стал нормальным человеком. Эмилия подала ему пакет с одеждой и произнесла свою извечную фразу:

— Как вы себя чувствуете?

— Благодаря вашим стараниям, я чувствую себя очень даже хорошо, — вежливо произнёс «Полковник», надевая пилотский комбинезон без знаков различия. — Извините меня, медик, я не знаю вашего имени и воинского звания. Подскажите, пожалуйста, как к вам следует обращаться?

— Полковник медицинской службы Звёздной Федерации Эмилия Сварга. Я старший медик на кораблях нашего командира. Вы можете называть меня просто Эмилией, как это делает вся наша команда. Я смотрю, что вы постоянно ощупываете себя. Вы чувствуете себя некомфортно? У вас проявились какие-то неприятные ощущения или боли?

— Нет, уважаемая Эмилия. Никаких неприятных ощущений и болей, мешающих мне вновь почувствовать себя живым, у меня не наблюдается. Есть лишь лёгкая тяжесть в голове, но думаю она со временем исчезнет.

— Положите вот эти препараты под язык, — старший медик выдала две своих чудодейственных гранулы, — и ваши неприятности, в виде головной тяжести, сразу же уйдут.

«Полковник» без лишних вопросов выполнил сказанное старшим медиком. Через несколько мгновений его взгляд изменился, а на лице выступил лёгкий румянец.

— Вы правы, уважаемая Эмилия, от лёгкой тяжести в голове не осталось ни малейшего следа. Представляете, мне до сих пор не верится, что я снова обрёл физическое тело и стал таким же молодым, как прежде.

— Таким как раньше вы навряд ли станете, — сказал я «Полковнику». — Вам досталось более молодое и физически более крепкое тело. Теперь вся ваша дальнейшая жизнь зависит только от вас. Вы в состоянии вспомнить как вас звали раньше? Называть вас как прежде, используя ваш прошлый позывной главного искина на базе, у меня нет никакого желания.

— До того момента, как я стал главным био-искином на секретной военной базе Имперского Флота, меня звали Арис Гарс. Командир, вы можете мне пояснить, почему я до сих пор помню всё, что происходило на вверенной мне базе и даже все коды доступа к секторам?

— Просто я решил не лишать вас памяти, Арис. Я по себе знаю, что значит, когда не можешь вспомнить определённые периоды своего существования. Поэтому при замене главного искина на базе, я сделал не перенос всех данных на новый искин, а только лишь их полное копирование. Думаю, что те знания и коды доступа, которые вы получили во времена вашего руководства военной базой, вам пригодятся в дальнейшем.

— Каким образом они могут мне пригодиться, командир?

— Например, для получения необходимых грузов со складов хранения нашей военной базы. Мне не нужно будет привлекать кого-то постороннего для этого дела и сообщать ему секретные коды доступа. Разве вы не согласны со мной?

— Полностью согласен с вашим решением. Доступ к секретным кодам базы всегда был у ограниченного круга лиц.

— Вот и хорошо, что мы поняли друг друга, Арис. Сейчас я предлагаю немного подкрепиться, а потом мы побеседуем. Надеюсь вы ничего не имеете против хорошего обеда?

— Я буду только «за», — улыбнувшись сказал «Полковник». — Последний раз я обедал несколько тысяч лет назад. Хотелось бы вспомнить все давно забытые вкусовые ощущения.

— Вот и прекрасно. У меня в рабочем кабинете установлен хороший пищевой синтезатор. В нём собраны различные блюда из множества миров. Эмилия, будь добра, — обратился я к старшему медику, — организуй нам земной обед на троих. Пусть Арис попробует то, что едят на одной из планет в Запретном мире. Надеюсь, ему наши блюда понравятся.


Наш дружеский обед прошёл в полном молчании. Все были заняты поеданием вкусностей Земного мира, лишь были слышны лёгкие стуки ложек об тарелки с борщом. Лишь когда мы перешли к чаепитию с плюшками, наш разговор продолжился.

— Арис, вы можете рассказать нам немного о себе. Хотелось бы узнать о вашей жизни до того момента как вы стали био-искином, — обратился я к «Полковнику», наслаждаясь горячим чаем.

Тот немного задумался и начал повествование о своей жизни:

— Я родился в небольшом городке на планете Мирана. Все мои предки были военными. Они служили на кораблях Имперского военно-космического флота множество поколений, поэтому и передо мной не стоял вопрос о выборе специальности в дальнейшей жизни. Надеюсь вы меня понимаете. Мы жили в те времена, когда служение Империи было смыслом существования. Сначала я пошёл учиться в Академию Флота, где преподавали мои родители после окончания службы на военных кораблях Имперского флота. После получения первого офицерского звания, меня по распределению отправили служить на рубежи нашей Империи, в запретный сектор. Когда я прибыл к месту дальнейшей службы, из дома пришло сообщение, что у меня родился младший брат, которого назвали Рой…

— Скажите, Арис, вашей задачей была охрана границ Арконы от проникновения пиратов и контрабандистов? — перебила повествование «Полковника» старший медик.

— Нет, Эмилия, пиратами и контрабандистами в Империи занимались корабли Пограничной Стражи, а мы защищали особо охраняемые планеты в запретном секторе от чужих.

— С какими формами кораблей чужих вам приходилось сталкиваться? — спросил я.

— В основном это были громадные корабли сфероидной формы. Некоторые из них были размером с небольшой планетоид или крупный астероид. Вот только мы не сталкивались с ними, командир, мы их уничтожали…

— Возможно, Арис, вы меня неправильно поняли. На одной из обитаемых планет Запретного мира, военный термин «сталкиваться», как раз и означает «боевое столкновение с противником».

— Извините, я этого не знал. Наша задача как раз и состояла в том, чтобы обнаружить чужих и уничтожить их корабли, чтобы они не смогли достичь особо охраняемых планет.

— На охраняемых планетах было большое население? Или может быть на них располагались военного базы вашего флота и секретные лаборатории?

— Ничего подобного на них не было. Все охраняемые планеты были уникальные, и поэтому на них никто не жил.

— Странно. Зачем же их охранять, если там никто не живёт, — сказала Эмилия.

— Скажите, Эмилия, вам известно из чего были созданы первые искины?

— Могли бы и не задавать такой вопрос. Насчёт первых искинов мне известно почти всё.

— Ну что же, тогда вы должны знать, что основу всего, я имею в виду систему интеллекта искина, оперативную и глубинную память, информационные накопители и кристаллы, составляет кремний.

— По-моему, об этом всем хорошо известно, Арис.

— В таком случае, ответьте мне, Эмилия, откуда берётся кремний для искинов, накопителей и кристаллов?

— Это общеизвестная информация. Кремний добывается шахтёрами в горных породах на планетах или в поясах астероидов в различных звёздных системах, а особо чистый кремний получается на специальных установках в научных лабораториях. Разве я не права?

— Можно сказать что вы правы, но только относительно этих двух вариантов добычи. Вот только кремний, добытый таким образом, никогда не использовался для производств по созданию искинов и больших информационных накопителей. Эти занимательные «наукообразные версии», про основные способы добычи кремния шахтёрами или учёными в спецлабораториях, специально запустили в обиход, чтобы никто не знал истины. Сейчас, по прошествии многих тысяч лет, когда в различных мирах повсеместно появились био-искины различных классов, думаю, что не нарушу «Закона о сохранении секретов Империи», тем более, что той Империи, в которой я жил и которой служил, уже давно не существует.

— Арис, вы хотите сказать, что информация про шахтёров и учёных ложная?

— Ну можно и так сказать, Эмилия. Не обижайтесь на мои слова. Тот вид кремния, что получается при шахтёрской добыче или в спецлабораториях учёных, пригоден для каких-нибудь простеньких чипов, которые используются в бытовой технике. Но для систем интеллекта искинов, их глубинной и оперативной памяти, а также для информационных кристаллов и накопителей большого объёма, такой вид кремния не годится.

— И где по-вашему берут нужный вид кремния?

— В лесах!

— Где?! — в один голос удивлённо воскликнули мы со старшим медиком.

— Если быть более точным — в Священных лесах на особо охраняемых планетах. Именно эти леса мы защищали от уничтожения чужими, — спокойно ответил Арис.

— Вы хотите сказать, что в почве этих Священных лесов находят большие кристаллы чистого кремния?

— Нет, Эмилия. Я про почву ничего такого не говорил. Кристаллы растут в Священных лесах. И только такой вид древесного кристаллического кремния можно использовать в производстве искинов, информ-кристаллов и накопителей.

— Вы меня совершенно сбили с толку, Арис, — сказала старший медик. — У меня в голове не укладывается, как большие кристаллы могут расти на деревьях, словно какие-то фрукты.

— А они и не растут на деревьях, как фрукты. Каждое древо само является источником кристаллов кремния. Эмилия, вы можете представить себе великое древо, ствол, корни, ветви и всё остальное у него состоит из кремния, а вершину этого древа скрывают летящие облака?

— Насколько мне известно, такие деревья существуют только в древних мифах и легендах Запретного мира, — сказала Эмилия. — Почти у каждого народа на планете, где жил наш командир и остальные представители Древних, таких древних легенд превеликое множество. В этих мифах и легендах рассказывается, что у каждого народа существует своё мировое древо на кроне которого покоятся небеса. Внутри каждого такого древа было множество поселений, в которых жил один большой народ. Вот только различные племена и народы называют свои мировые деревья по-разному.

— Прекрасно, значит нашему командиру хорошо известно о том, что существуют громадные древа состоящие целиком из кремния. Все они изумительной красоты и достигают таких высот, что обычные углеродные высокие деревья покажутся рядом с ними просто мелким кустарником. Представьте себе целые планеты, где растут множество таких необычных деревьев и тогда вы поймёте, что такое настоящие Священные леса. Эти кремниевые древа способны запоминать всё, что происходит вокруг них на протяжении многих тысячелетий. Их можно назвать естественными накопителями информации. При помощи корневой системы эти Священные древа общаются друг с другом. Когда какое-нибудь кремниевое древо падает от старости или по другим причинам, то его аккуратно подбирали и вывозили с особо охраняемой планеты. На специализированных секретных предприятиях принадлежащих Императорскому Дому, скрытых в недрах планетоидов, использовали сердцевину громадного ствола для создания систем интеллекта мощных искинов, а многочисленные ветви — для создания информ-кристаллов и больших накопителей.

— Арис, давайте пока древние сказки и легенды Запретного мира оставим в стороне. Вы нам лучше расскажите о битвах с чужими. Ведь не просто так они хотели захватить особо охраняемые планеты, где растут Священные леса. Тем более, вы сами рассказали, что эти планеты находятся в звёздных системах на самой границе Империи. Может стоило уступить чужим одну из таких особо охраняемых планет, чтобы они не нападали на остальные? — спросил я «Полковника».

— Такое уже было в прошлом, командир. Император отдал чужим самую дальнюю планету на ничейной полосе границы, думая, что таким образом он исключит дальнейшие нападения на другие планеты. То, что произошло на той несчастной планете, просто ужаснуло всех в Империи. Такого дикого уничтожения уникальной планеты никто не ожидал.

— Они уничтожили все Священные леса на планете? — спросила Эмилия.

— Гораздо хуже. Чужие не только уничтожили все леса и вывезли их с планеты, они даже сняли слой почвы на очень большую глубину, считая что в почве могут остаться останки корней. После них, некогда прекрасная, уникальная планета превратилась в безжизненный планетоид изрытый глубокими каньонами от полюса до полюса. Вот поэтому Император послал на границу большую эскадру для уничтожения кораблей чужих. Наша задача была не допустить их к другим особо охраняемым планетам. Что с ними может произойти, мы видели на примере уничтоженной планеты.

— Арис, вы были в прошлом капитаном корабля? — поинтересовался я у «Полковника».

— Эта должность не для меня, командир. Я всегда был лишь командиром отряда Имперского десанта на тяжёлом линкоре «Мощь Арконы». И мне нравилось сражаться бок о бок вместе с моими бойцами, а не торчать постоянно в центральной рубке управления корабля. На этой должности я дослужился от лейтенанта до звания подполковника. Лишь однажды нам удалось захватить сфероидный корабль чужих целым и перегнать его в Империю, за это мне присвоили звание полковника. Мне посчастливилось вместе с моими десантниками побывать во многих битвах с чужими. Полученные во время сражений и абордажей ранения, успешно залечивались в медицинских капсулах на линкоре. Но в последнем своём бою, я получил очень тяжёлое ранение, а так как жизненных ресурсов моего уже довольно немолодого тела не хватало на лечение и восстановление в медкапсуле, то я дал согласие высшему командованию флота продолжить свою службу Империи в любом качестве. Вот так я стал био-искином.

— Скажите, Арис, а ваш род Гарс, был многочисленным в Империи?

— Нет, командир. Во время войны с чужими, в нашей Империи остались в живых только две семьи Гарсов, моя и моего младшего брата Роя. У меня, в том времени, на планете Айдара остался только сын Ронг, который пошёл по моим стопам, выбрав обучение в Академии Флота. Моя жена погибла. Тяжёлый крейсер, на котором она служила старшим медиком, был атакован и уничтожен сфероидным кораблём чужих. Когда я последний раз видел своего младшего брата Роя, то у него была жена и четыре красавицы дочери. Сейчас наверное уже никого из рода Гарсов не осталось.

— Почему вы так решили?

— Потому что у жены моего младшего брата было какое-то странное заболевание. Она могла рожать только девочек. Как сказали медики, это результат воздействия нестабильной аномалии, которую они изучали в глубоком космосе. Мой брат и его жена были учёными, вот и пострадали из-за своего научного любопытства. Единственным продолжателем всего нашего рода был мой сын Ронг. Он обучался в Имперской Академии Флота, а во время войны с чужими, сами наверное понимаете, даже курсантов очень часто отправляли на самые опасные боевые операции. Вот по этим причинам я и сделал вывод, что из нашего рода, спустя столько времени, никого не осталось.

— В таком случае, позвольте вас обрадовать, Арис. Ваша родовая линия не прервалась за эти прошедшие тысячелетия. Исходя из только что сказанного вами, получается, что у нас в Военном Совете Звёздной Федерации служит один из ваших прямых потомков. Его зовут Торн Гарс. Он в Совете возглавляет Отдел Внешней Разведки.

— Командир, неужели это правда и я смогу когда-нибудь увидеть своего потомка?

— Не вижу никаких проблем с этим. Когда вернёмся на Реулу, я устрою вам личную встречу с Торном Гарсом. Вас что-то смущает в моих словах, Арис?

— Если честно, то меня смущает ваша лёгкость в обещании устроить нашу встречу. Ведь вы же сами сказали, что он занимает высокую должность в Военном Совете Звёздной Федерации. Будет ли он тратить своё личное время и слушать командира какого-то сверхтяжёлого крейсера, пусть даже главнокомандующего одного из флотов.

Я рассмеялся от всей души, а «Полковник», широко открыв глаза, удивлённо смотрел на меня, не понимая причины моего весёлого смеха. Его сомнения развеяла Эмилия:

— Арис, если наш командир что-то обещает, то всегда держит своё слово. Чтобы полностью развеять все ваши сомнения, могу сообщить, что наш командир возглавляет этот Военный Совет. Поэтому ему ничего не стоит организовать вашу встречу. И кроме того, он не главнокомандующий одного из флотов, как вы подумали, командир командует всеми флотами Звёздной Федерации.

Услышав это, «Полковник» вскочил и вытянулся по стойке смирно, как этого требовал Устав Имперского Флота.

— Арис, сядьте и успокойтесь, — строго сказал я. — Мы не на плацу находимся, а на дружеском обеде в моём рабочем кабинете. Поэтому не нужно передо мной тянуться как перед Императором. У нас принято относиться к разумным в соответствии с их делами и поступками, а не по должности которую они в данный момент занимают. После окончания нашей беседы, настоятельно советую вам пообщаться с моими офицерами. Может тогда вам станут понятны установленные порядки на моих кораблях. Вы поняли меня?

«Полковник» быстро кивнул, после чего вернулся в своё кресло, но удивление на его лице не проходило.

— Пейте чай, Арис, а то он совсем остынет, — мягко сказала Эмилия с улыбкой на лице, а потом неожиданно спросила. — Скажите, пожалуйста, а вы помните пространственные координаты той необычной планеты, которую уничтожили чужие?

— Помню, но зачем они вам, Эмилия? — удивлённо спросил Арис.

— Думаю, что с психологической точки зрения, всем находящимся на борту нашего крейсера, необходимо увидеть собственными глазами, что делают с планетами чужие. Это повлияет на них лучше всяких рассказов. Командир, как вы думаете, мы можем немного отклониться от курса и посмотреть на уничтоженную чужими планету?

— Не вижу никаких преград для этого. Лично мне, Эмилия, твоя идея очень понравилась. После окончания обеда, передайте пространственные координаты планеты Тарху и Фоме. Пусть они рассчитают и проложат новый курс, а затем следуют к пограничной звёздной системе.

Минут через десять, допив чай, Арис и Эмилия покинули мой рабочий кабинет, а я решил залечь ненадолго в свою медкапсулу, чтобы немного отдохнуть и переварить полученную от «Полковника» информацию…


После небольшого отдыха в капсуле, я с неохотой покинул её. Забравшись в своё любимое кресло, активировал систему связи пульта управления и вызвал на разговор Палина.

«Приветствую тебя, Древний. Меня радует, что ты вновь вспомнил о старом арахниде.»

— И я тебя приветствую, мой друг. Скажи мне, Палин, ты слышал наш разговор с Арисом?

«Вы так громко общались, что я слышал каждое ваше слово. Тебя похоже очень взволновало услышанное. И как я понял, ты хотел бы узнать, что из сказанного Арисом можно считать правдой, существующей в реальной действительности, а что можно принять за его личные эмоциональные воспоминания. Я прав?»

— Ты как всегда прав. Кроме всего прочего, в рассказе Ариса меня зацепило одно название, которое до сих пор никак не выходит у меня из головы. Оно прозвучало как-то мельком, но мне очень хорошо запомнилось.

«Какое название тебе не даёт покоя, Древний?»

— Меня волнует одна единственная фраза — «Запретный сектор». Арис рассказал в беседе, что «особо охраняемые планеты находятся в запретном секторе». Вот скажи мне, Палин, понятия «Запретный мир» и «Запретный сектор» каким-то образом взаимосвязаны между собой?

«Думаю, что „да“. И не только по звучанию или схожему образному смыслу. В довольно старые времена, сначала многомерные Леги и Арлеги, а потом уже и твои собратья Древние, объявляли „Запретными“ любые сектора и Миры космического пространства, где находились различные уникальные планеты.»

— То есть те планеты, где существуют Священные леса?

«Не только. Кремниевая форма жизни, это всего лишь одна из возможного многообразия форм существования разумных существ в нашей Вселенной. Ведь каждое Великое Древо, живое и разумное. Существуют множества разумных рас и видов, имеющие другие формы жизни, которые также обитают на уникальных планетах. Вот только состав атмосферы на некоторых планетах, пригодных для жизни этих необычных разумных существ, совершенно не похож на привычную окружающую среду, в которой изначально жили разумные расы вашего вида.»

— Палин, из того, что я сейчас от тебя услышал, можно сделать вывод, что находящаяся в Запретном мире Солнечная система, тоже имеет или когда-то имела уникальные планеты. Я прав в своём предположении?

«Этим вопросом я как раз и занимаюсь, изучая данные полученные из накопителя искина управляющего карт-зондами в вашей Солнечной системе.»

— Какие-нибудь предварительные выводы уже можешь мне сообщить?

«О каких-то выводах ещё говорить рано. Могу лишь сказать, что всей Солнечной системе изначально был присвоен индекс „уникальная“. О планетах системы можно говорить очень долго. Предварительно могу лишь сообщить, что раньше, то есть в те времена когда только была установлена система с карт-зондами, третья, четвёртая и пятая планеты были нулевого класса и имели почти равные размеры. Впоследствии, размеры третьей и четвёртой планеты сильно уменьшились, хотя должно было быть наоборот, так как все объекты во Вселенной медленно растут, увеличиваясь в своём объёме.»

— Извини, что перебиваю, Палин. Ты можешь пояснить каким образом растут планеты?

«Так это давно известно. Планеты вместе со своими светилами перемещаются по галактике, космическая пыль оседает на них, а так как все планеты вращаются вокруг своей оси, пыль распределяется по поверхности равномерно. Таким образом за миллионы лет планеты увеличиваются в размерах.»

— Благодарю. Продолжай.

«Да я почти уже закончил. Хотелось только добавить, что странности в вашей Солнечной системе на этом не заканчиваются, спустя какое-то время, после установки карт-зондов, на месте пятой планеты появился пояс астероидов.»

— На Земле существует несколько версий относительно этого события. Научное сообщество считает, что пятую планету разорвало гравитационное притяжение исходящее от четвёртой и шестой планет. Хотя некоторые учёные склоняются к древнему мифу о некогда существовавшей на той орбите планете Фаэтон, в которую врезалось другое небесное тело, в результате чего пятая планета и большое небесное тело раскололись на мелкие части и образовали пояс астероидов.

«Более глупого обоснования появления пояса астероидов я ещё не слышал. Хотя изучая полученные с карт-зондов данные, я могу предположить откуда они появились.»

— Может сообщишь мне свои предположения, Палин?

«Кто-то из разумных существ, на вашей планете, очень плотно контактирует с внешниками, специально выдвигая глупые идеи, под видом научных трудов, чтобы скрыть причастность внешников к произошедшим изменениям в вашей уникальной Солнечной системе.»

— Очень интересный вывод. Думаешь, в основе всех изменений в системе были космические войны с внешниками?

«Несомненно! Мне необходимо более подробно изучить данные того временного периода, когда появился пояс астероидов на месте пятой планеты. Как только я закончу работать с этими данными, то расскажу, как оно произошло в реальности.»

— Хорошо, Палин. Отложим этот разговор до окончания твоего изучения данных.

«Ты сейчас вновь отправишься в свой кокон для раздумий и восстановления внутренних сил, Древний?»

— Нет, друг мой. Сейчас я пойду в рубку управления крейсером. Мы уже должны добраться до планеты, которую уничтожили чужие. О ней нам с Эмилией рассказывал Арис. Вот я и решил показать своей команде, что творят на уникальных планетах внешники…


Глава 2

Пространство Звёздной Федерации

Пограничные звёздные системы

На старой границе Империи Аркона


Пока я не спеша ехал в транспортном модуле, по километровым коридорам крейсера, меня дважды вызывали по громкой связи, призывая срочно явиться в центральную рубку управления.

В рубке было довольно многолюдно, помимо вахтенных офицеров и капитана Конуэла, в помещении находились оба наших инженера-изобретателя, Коперник с Фёдором, командиры двух групп абордажа и десанта, а также Эмилия и Арис.

О причине срочности мне сразу же поведал главный искин «Ингарда»:

«Командир. Как только наш сверхтяжёлый крейсер вышел из гипер прыжка, Связист сразу же послал запрос главному искину управляющему карт-зондами в данной звёздной системе. Пришедший в ответ поток данных нас не обрадовал. Буквально перед нашим выходом из прыжка, через эту систему проследовал сфероидальный корабль внешников. На противоположном краю звёздной системы, он прыгнул в сторону нашей точки назначения, координаты которой нам с Фомой передала полковник медицинской службы Эмилия Сварга.»

— Тарх, вы уточнили у искина размеры сфероида внешников?

«Так точно, командир. Уточнили. Размер сфероидного корабля чужих точно такой же, какой был у „Нибиру“, уничтоженной нами в Запретном мире. Будем атаковать внешников?»

— Не торопись, Тарх. Атаковать внешников мы всегда успеем. Необходимо выяснить, что они делали в нашем секторе пространства. Попробуйте выяснить у главного искина управляющего карт-зондами, откуда они вообще тут появились?

«Получаем от главного искина необходимый поток данных. Сфероидный корабль чужих появился из небольшой пространственно-временной аномалии. Она находится недалеко от нас, в данной звёздной системе. Фома уже дал команду отправить в эту аномалию, новый развед-зонд, созданный инженером Кулибиным.»

— Когда ожидается возвращение нашего развед-зонда?

«Если на той стороне пространственно-временной аномалии, не произойдёт ничего незапланированного, то наш зонд должен вернуться через час», — спокойно ответил Фома.

— Ясно. Будем надеяться, что с нашим развед-зондом ничего не случится. Пока у нас есть один час свободного времени, предлагаю всем офицерам, в том числе и вахтенным, пройти в кают-компанию и пообедать. Возможно у нас нескоро может появиться время для принятия пищи.

— Командир, как же можно оставлять рубку управления без вахтенных офицеров? — спросил капитан крейсера.

— Лар, не волнуйся, наши искины нормально присмотрят за происходящим вокруг корабля. Если обстановка в системе начнёт меняться, нам сразу же сообщат. Тарх, маскировку крейсера держать на стандартном уровне.

«Принято.»

Через минуту в центральной рубке управления остались только голограммы искинов. Все офицеры, включая нашего «Полковника», отправились в кают-компанию обедать…


Как только наша великолепная трапеза стала подходить к завершению, в кают-компании раздался голос Тарха:

«Командир, только что датчики крейсера зафиксировали выход нашего развед-зонда из центра пространственно-временной аномалии.»

Все вахтенные офицеры отложив орудия обеденного труда, стали подниматься из-за столов.

— Отставить! — прозвучала моя команда. — Всем вернуться за столы и продолжать приём пищи. Зонд только вышел из аномалии. Пока он прибудет на крейсер, и пока его данные обработают, у вас будет достаточно времени чтобы справиться с этим великолепным обедом.

Все офицеры нехотя вернулись на свои места. «Полковник» сидевший за одним столом со мной и Эмилией, удивлённо посмотрел на меня.

— Арис, не смотрите так удивлённо на командира, — сказала старший медик, — это обычное его поведение. Он сначала думает о физическом состоянии и благополучии своей команды, а уже потом о всяких необычных аномалиях и битвах с кораблями чужих.

— Но почему? — всё так же удивлённо спросил «Полковник».

— Да потому что с голодным и уставшим экипажем, никакой главнокомандующий не сможет выполнить поставленных задач. Глупо терять жизни обученных офицеров в боевых ситуациях, когда можно вообще обойтись без потерь.

— Но есть же приемлемые потери в бою, — сказал Арис.

— Приемлемые для кого? — спросил я «Полковника».

Он похоже опешил от такого вопроса, но взяв себя в руки, через минуту ответил:

— Для высшего командования. В наше время, каждый офицер счёл бы своим долгом умереть за Империю.

— Ну и глупо, Арис. Я бы такому высшему командованию даже отрядами боевых дроидов не доверил управлять, а не то что живыми людьми. Бездарно всё профукают, завалив противника телами дроидов, а после спишут всю свою глупость и все свои просчёты на приемлемые потери в бою. Поймите, красивый лозунг «Долг каждого офицера умереть за Империю», для меня хорош только в одном случае — когда это касается противника. Вот они пускай умирают за свою Империю, а мои офицеры, должны выживать в любой боевой обстановке, выполнять поставленные задачи и одерживать победы.

— Но такое же невозможно?!

— И невозможное бывает возможным, Арис. Многие из моих офицеров в этом уже давно убедились. Можете сами расспросить их об этом. Все зависит от согласованных действий, а для этого необходимо особо учитывать правильность поставленных задач высшим командованием, и работоспособность мозгов тех, кто эти поставленные задачи выполняет. Вот ответьте мне. Какими силами вы атаковали корабли чужих?

— Согласно приказа высшего командования Империи, не менее шести тяжёлых крейсеров или четырёх линкоров на один сфероидный корабль. Всё дело в том, что почти все корабли чужих очень большого размера. При таком соотношении, общая масса наших кораблей и масса одного сфероида чужих, примерно равны.

— Да… в ваши времена, оригинальные стратеги-мыслители сидели в военном руководстве Империи. Это же надо было додуматься, сравнивать свои корабли и противника, не по огневой мощи кораблей, а по их общей массе. Кто же такой умный у вас в генштабе сидел?

— Не нужно плохо думать о наших адмиралах, главнокомандующий. Они за свою долгую жизнь, дослужились до высоких званий одержав множество побед в кровавых битвах с врагами Империи, — с гордостью произнёс «Полковник».

— Только не забудьте добавить к своей пафосной речи, Арис, что эти старые маразматики, положили на алтарь своих побед, множество жизней прекрасных офицеров и обычных бойцов, походя списав их как приемлемые потери в боях.

— Да как вы можете говорить так, о наших уважаемых адмиралах? Ведь вы ничего даже не знаете о них.

— Успокойтесь. Я сужу о ваших командующих и адмиралах по их деяниям и изданным приказам. Скажите мне, они хотя бы поставили вас в известность, что на кораблях чужих имеется пси-оружие, а сами внешники могут использовать врождённое пси-воздействие против своего противника?

— Пси-оружия не существует! Это абсурдные мифы придуманные чужими, чтобы подорвать боевой дух офицеров нашей Империи. В каждом бою с чужими наши боевые потери составляли не больше тридцати процентов, но всё же мы полностью уничтожали их сфероиды.

— С вами мне всё ясно, Арис. После обеда попросите старшего инженера, полковника Дарэла Лича, показать вам «абсурдные мифы», которые они умудрились скрутить на уничтоженных нами кораблях чужих.

— Позвольте узнать, главнокомандующий, а какими силами вы атаковали чужие корабли?

— Силами одного сверхтяжёлого крейсера, на котором мы с вами сейчас находимся.

— И какие у вас были потери?

— Лар, — обратился я к капитану крейсера сидящему за соседним столиком, — пожалуйста, сообщи Арису, какие у нас были потери при уничтожении кораблей внешников?

— Никаких потерь у нас вообще не было, даже легкораненых не наблюдалось. Ни когда мы полностью уничтожили «Нибиру» в Запретном мире, ни когда мы развалили на части «Великий Призрак» возле нашей военной базы.

— Но это же невозможно? «Великий Призрак» никто не способен уничтожить, — не унимался «Полковник», не веря словам капитана Конуэла.

— Никто кроме нашего командира, — с улыбкой сказал ему Лар. — Если ему попадётся по пути корабль «Черная тень», то её ожидает такая же участь. Кроме того, после уничтожения «Великого Призрака», командир вызвал на связь капитанов двух сфероидальных кораблей чужих и сказал им, что их ждёт такая же судьба, если они навсегда не покинут наше космическое пространство.

— И как отреагировали капитаны чужих на такое заявление? — удивлённо спросил Арис.

— Нормально отреагировали. Вняли убедительному доводу в виде расколотого на части «Великого Призрака» и убрались в свой мир. Заодно они пообещали командиру передать всем своим сородичам, что отныне пространство нашего мира для них закрыто.

— Ладно, вы тут ещё немного пообщайтесь, — сказал я поднимаясь из-за стола, — а мне пора в рубку, принимать доклады искинов…


Добравшись до центральной рубки управления крейсера и заняв своё место, я вызвал для доклада Тарха:

— Докладывай, какие новости принёс наш зонд.

«Командир, вы можете не поверить данным, но на той стороне пространственно-временной аномалии находится Запретный мир. Если быть более точным, там ваша Солнечная система.»

— Тарх, ошибки в данных точно нет?

«Никакой ошибки нет, командир. На той стороне, развед-зонд связался с главным искином управляющим карт-зондами в вашей системе и получил полные данные о нахождении сфероида возле третьей планеты. Корабль внешников ушёл из Солнечной системы через аномалию, после того, как длительное время вел обстрел с орбиты Мидгард-Земли.»

— Активировать максимальный уровень маскировки, после чего прыгаем к точке назначения. Постараемся догнать этого круглого поганца. Неужели они не вняли моему предупреждению и опять решили вывозить рабов с Земли? Объяви по громкой связи боевую тревогу по крейсеру, только без твоего противного зуммера.

«Внимание! Боевая тревога! Всем офицерам занять свои боевые места!»

— Задействовать все имеющиеся сканеры пространства в пассивном режиме. Передать всем офицерам и искинам, внимательно следить за сфероидальным кораблём чужих в пограничных звёздных системах. Активировать накачку энергией всех накопителей боевых систем крейсера. Связисту и Копернику произвести сканирование всех каналов связи на частотах внешников, все перехваченные переговоры автоматически записывать. Обо всех совершаемых действиях кораблём чужих, докладывать мне немедленно.

«Принято.»


После выхода из прыжка недалеко от орбиты последней планеты, на центральном экране монитора появилось изображение пограничной звёздной системы. В центре ярко сияла большая жёлтая звезда, а вокруг неё перемещались по своим орбитам четыре довольно крупные планеты, размером чуть меньше Юпитера из Солнечной системы. Каждая из четырёх планет была укрыта плотными слоями атмосферы. За ними следовал весьма широкий пояс астероидов, занимающий предпоследнюю орбиту, и на самом краю системы небольшим тёмным шариком двигалась та из планет, что когда-то считалась уникальной.

«Командир, замечено прохождение корабля чужих над поясом астероидов. Наши сканеры зафиксировали сброс массы мелких объектов. Судя по всему, они выбросили какой-то мусор в астероидном поле. Сфероид внешников начал разгон для ухода в прыжок», — доложил главный искин крейсера.

— Тарх, мы успеем его перехватить до прыжка?

«Нет, командир. Скорость разгона для прыжка у него уже набрана. Мы можем перехватить его только в следующей звёздной системе.»

— Почему ты решил, что он выйдет из прыжка в соседней системе?

«Слишком короткий разгон для такого большого корабля. Так прыгают только в ближайшую систему.»

— Начинаем разгон по той же траектории, что и…

— Командир, фиксирую сигналы спасательной капсулы исходящие из астероидного пояса. Сигнал идёт на частотах Древних, — неожиданно перебил меня Коперник.

— Никола, поясни свои слова насчёт частот Древних?

— Я фиксирую точно такой же сигнал бедствия, какой был у пилотской спасательной капсулы, в которой мы обнаружили Тану. Внешники данный диапазон частот не используют.

— Понятно. Значит сначала ищем капсулу, а потом отправимся в погоню за чужим кораблём.

— Командир, разрешите нам с Иваном на разведботе слетать за спаскапсулой, — попросил старший инженер.

— Хорошо, Дарэл. Летите. Только не нужно тащить к нам на борт мусор с корабля внешников. Иван, это тебя в первую очередь касается.

— Принято, командир, — в один голос ответили инженеры и покинули рубку управления.

— Эмилия, отправляйся на «Дею» и передай девочкам, путь готовят медицинский сектор для приёма ещё одной пилотской спасательной капсулы. Все мероприятия по полной программе. Ты меня поняла?

— Поняла, командир.

— Заодно покорми Ратку, Арту и Тари. Возможно их помощь мне скоро понадобится.

— Принято, — сказала Эмилия, и вызвав транспорт, вышла из рубки управления.

— Никола, задействуй новые пространственные сканеры созданные Кулибиным. Я говорю про те самые, которые он совместил с древней системой межпространственного контроля. Нужно посмотреть, где выпрыгнет сбежавший от нас сфероид внешников.

— Понял вас, командир. На запуск сканеров и настройку всей системы межпространственного контроля мне необходимо минут десять-пятнадцать, — ответил Коперник.

— Действуй, Никола, пятнадцать минут у тебя есть. Нашим инженерам понадобится намного больше времени на доставку спасательной капсулы из астероидного поля, чем тебе на запуск всей этой аппаратуры.


Через двенадцать минут, в рубке управления, на центральном экране монитора появилось изображение соседней звёздной системы.

— Командир, система межпространственного контроля и новые пространственные сканеры активированы, — сообщил Коперник, — получаем отклики от специальных маяков и ретрансляторов. На траектории выхода из прыжка корабля чужих, обнаружена аномалия. Скорее всего, на краю звёздной системы находится ещё одна «Обитель Безмолвия».

— Почему ты так решил, Никола?

— Она подсвечивается на экране монитора таким же фиолетовым свечением, как и другие «Обители Безмолвия» с которыми мы уже встречались. Похоже сфероидный корабль внешников ждёт небольшой сюрприз.

— Отличная новость. Нам меньше хлопот будет с захватом корабля чужаков.

«Командир, прошу обратить внимание на пространство возле четвёртой планеты», — сказал главный искин.

— Что ты там обнаружил, Тарх?

«Недалеко от орбиты четвёртой планеты, находятся ещё две небольшие, но очень странные аномалии. Они отображаются на экране монитора темно-серым цветом, поэтому их вам трудно заметить.»

— А как же ты эти аномалии умудрился заметить?

«Мне уже приходилось фиксировать похожие аномалии в Запретном мире. В прошлый раз я принял их за странные излучения исходящие от небольших астероидов. Поэтому не придал им особого значения. Но странные аномалии, в рассматриваемой вами системе жёлтой звёзды, имеют точно такие же размеры и полностью идентичные параметры излучения, как и у тех, что были мною замечены ранее.»

— Тарх, где в прошлый раз ты заметил странные аномалии в Солнечной системе?

«Они находились внутри вашего пояса астероидов, на орбите пятой планеты.»

— Запиши изображение этой звёздной системы с аномалиями на чистый кристалл, и добавь туда все данные относительно данной системы.

«Принято. Запись на кристалл произведена.»

— Всем наблюдать за системой. Тарх, вызови мне транспорт, я отправляюсь на «Дею». Ничего не предпринимать пока я не вернусь. Лар, командуй. Я постараюсь не задерживаться.

— Принято, командир, — ответил капитан крейсера.

«Транспортная платформа ждёт вас возле входа в рубку управления», — доложил Тарх.

Забрав записанный кристалл, я отправился в свой рабочий кабинет…


Вставив кристалл в считыватель, я вызвал Палина:

— Приветствую тебя, мой друг. Я пришёл к тебе с проблемой, а не просто так, чтобы оторвать тебя от интересной и важной работы.

«И я тоже приветствую тебя, Древний. Ты как всегда прав. Я действительно нашёл в данных накопителей кое-что интересное, но об этом потом. Рассказывай, что у тебя за проблема?»

— Просмотри, пожалуйста, запись на новом информ-кристалле. Это то, что мы обнаружили в соседней звёздной системе. Если быть точным, эти две странные темно-серые аномалии заметил главный искин крейсера Тарх. Мы их проглядели, не заметив на чёрном фоне пространства, да к тому же всё наше внимание захватила «Обитель Безмолвия» висящая на краю системы. Кроме того, Тарх сообщил, что две похожие аномалии он обнаружил в поясе астероидов Солнечной системы.

«Интересно-интересно. Похоже кусочки данных начинают складываться в единую картинку.»

— Палин, не томи душу. Что у тебя там складывается в единую картинку?

«То что вы обнаружили в данной системе, Древний, не является какой-либо разновидностью пространственно-временных аномалий. Это двойные энергоструктуры больших врат междумирья, которые использовали твои собратья Древние.»

— Можешь пояснить свои слова насчёт «врат междумирья»? На Земле, в древних «Ведах», очень часто встречается такое упоминание.

«Это немного не то, Древний. Ваши древние „Веды“ рассказывают о стационарных вратах междумирья, которые были расположены на поверхности планет. Ими разумные пользовались для быстрого перемещения с одной планеты на другую. Ты уже не раз пользовался такими на Реуле, когда переселял выживших разумных с других планет. Большие врата междумирья изначально были предназначены для переброски планет из одной системы в другую, в пределах одной галактики.»

— Погоди, Палин. Как можно перемещать планеты из одной системы в другую при помощи этих врат? Они же очень маленького размера. Да и к тому же, если какую-то планету забрать из системы, то в ней начнётся коллапс. Вся звёздная система может погибнуть.

«Ты всё правильно говоришь, Древний. Для того, чтобы в системах не произошло коллапса, планеты не просто изымаются из них, они заменяются другими, примерно такими же по массе и объёму. Вот поэтому и используются двойные энергоструктуры врат междумирья.»

— Но зачем такая замена вообще нужна?

«Ну например, хотя бы для того, чтобы спасти какую-нибудь уникальную планету вместе с разумными, что на ней обитают.»

— А как это отражается на живых существах и на растительном мире?

«Никак. Для них на несколько мгновений по всей планете наступает ночь, словно произошло полное солнечное затмение, а потом жизнь продолжается как и прежде, только уже без угрозы для существования.»

— А как же быть с жизнью на второй планете, которую используют для замены?

«На них нет жизни. Для замены всегда использовались безжизненные планеты похожие на большие каменные или ледяные шары.»

— Палин, тебе известен принцип действия больших врат междумирья?

«Сам принцип действия и управления вратами мне неизвестен, но как происходила замена, одной планеты на другую, я обнаружил в визуальных данных полученных от главного искина управляющего карт-зондами в Солнечной системе.»

— Ты хочешь сказать, что кто-то из Древних задействовал большие врата междумирья, чтобы спасти пятую планету Солнечной системы?

«Ну да. Нечто подобное там и произошло. Вот только Древние это были или кто-то ещё, мне не известно. Скорее всего корабль тех кто активировал врата, а потом свернул их, находился под мощными маскировочными полями, поэтому карт-зонды его не зафиксировали. Есть желание посмотреть как это произошло?»

— Было бы интересно взглянуть, но наверное это очень долгий процесс, а мне ещё надо успеть забежать в медицинский сектор и вернуться в рубку управления крейсера. Мы решили захватить один из сфероидных кораблей внешников.

«Будьте осторожны, и не забывайте про то, что у них возможно имеется пси-оружие.»

— Насчет этого не переживай, Палин. Они при выходе из прыжка должны угодить в ловушку «Обители Безмолвия». Так что возьмём их спящими.

«Древний, ты не забывай, что на сфероидных кораблях нет привычных для вас искинов. Там совершенно другая система управления.»

— Я это помню, друг мой. Не забывай, что у нас все информационные накопители «Нибиру» с кодами доступа и все каналы связи внешников нам известны. Кроме того, мне уже приходилось общаться с чужими на их языке. Так что нас допустят на борт, как спасательную команду.

«В таком случае я спокоен за вашу безопасность. Древний, ты готов к просмотру?»

— Всегда готов! — сказал я с улыбкой. — Давай, Палин, крути уже своё кино, а то понимаешь заинтриговал меня, но сам продолжаешь отвлекать разговорами…


На экране монитора появилось изображение Солнечной системы, а потом почти четверть экрана заняла пятая планета, которая в «Ведах» называлась Земля Деи. Чуть в стороне от неё, сияла окутанная плотной атмосферой луна Летиция. На другой половинке экрана стали появляться красные точки…

— Палин, что это за точки красного цвета?

«Так главный искин управляющий карт-зондами в Солнечной системе помечал сфероидные корабли внешников, которые готовились к нападению на пятую планету. Обрати внимание, Древний, по ходу движения планеты по своей орбите стали разворачиваться два больших кольца. Их цвет стал меняться от тёмно-серого до серебристого. Постепенно врата междумирья достигли размера намного превышающего диаметр планеты.»

— Вижу такое. Похоже они зафиксировали свой размер на средине расстояния между луной и пятой планетой.

«Именно так. Это сделано для того, чтобы после замены, связка луна-планета полностью стабилизировала гравитационные возмущения в Солнечной системе. Заметь, луна обходит кольца врат междумирья с их внешней стороны, а сама планета проходит по центру. Для стороннего наблюдателя такая картина может произвести впечатление, что проходя сквозь двойные кольца, планета лишается атмосферы и всего что существует на её поверхности. На самом деле, из второго кольца врат выходит уже другая планета, которая раньше была в иной звёздной системе.»

— Да… жуткая картинка получилась со сдиранием атмосферы у планеты после прохождения через врата междумирья, аж мурашки по коже пробежали. Зато местная луна как привязанная уже крутится вокруг новой планеты, словно бы ничего не произошло. Да и кольца врат стали уменьшаться теряя свою серебристую яркость…

«А теперь смотри внимательно, Древний. Красные точки начали атаку на пятую планету и её луну…»

На экране монитора пульта управления, из многочисленных красных точек протянулись множественные белые линии, которые уперлись в поверхность пятой планеты. Через несколько мгновений экран осветила вспышка, а когда она стала угасать, то на месте планеты были лишь разлетающиеся по орбите обломки. Следующий удар внешников пришёлся по луне и её постигла участь пятой планеты.

Я не шевелясь молча смотрел на экран монитора, пытаясь представить себе масштаб только что разыгравшейся перед моими глазами трагедии. Из этого состояния меня вывел голос Палина:

«Древний, теперь ты сам видел как в Солнечной системе, на месте пятой планеты появился первый пояс астероидов.»

— Палин, а что случилось с Деей после перемещения?

«А ты разве сам не догадался?»

— От увиденного у меня мозги плохо работают.

«Посмотри на экран своего монитора, друг мой. Я сейчас покажу тебе картинки двух планет окутанных голубой атмосферой. Видишь их?»

— Вижу.

«Ничего странного не замечаешь?»

— А что в них должно быть странного? Ты мне показываешь два изображения Деи, которая только что на экране исчезла из Солнечной системы. Возможно, эти два снимка планеты сделаны в разное время. Так что мне непонятно, в чём искать странность?

«Ты прав, Древний. Эти два изображения сделаны в разное время. На первом ты видишь пятую планету Солнечной системы, которую ты называешь Дея, а на второй картинке — четвёртая планета из звёздной системы, данные которой ты сегодня принёс на кристалле.»

— Ты хочешь сказать, что мы обнаружили звёздную систему куда была перемещена Дея?

«Я ничего не утверждаю, но полученные данные говорят сами за себя.»

— Так… это дело необходимо как следует обмозговать. Думаю, что чашка горячего чая мне сейчас не помешает. Благодарю тебя за помощь, Палин.

«Всегда рад с тобой пообщаться, друг мой.»

Налив себе ароматного крепкого чаю на лесных травах, я забрался в своё любимое кресло, чтобы осмыслить полученную информацию…


Глава 3

Пограничные звёздные системы

Сверхтяжёлый крейсер «Ингард»


Из состояния безмятежного сна меня вывел весьма настойчивый голос Бруча, который требовал чтобы я срочно проснулся. Похоже, что во время своих размышлений о событиях произошедших с Деей, я не заметил как заснул прямо в кресле.

«Бруч, что такого важного стряслось в мире, если ты меня так настойчиво будишь?»

«Вернувшийся, на связь выходила Яна, она просила тебя срочно зайти в медицинский отсек. Также с тобой дважды пытался связаться Тарх. Он не озвучивал причин своих вызовов, просто просил побыстрее вернуться в рубку управления крейсера.»

«Мне всё ясно. Будем решать все проблемы по мере их поступления. Благодарю тебя, Бруч, за то что разбудил и за переданные сообщения.»

Посетив санузел и умывшись, я привёл себя в надлежащий вид. После чего проследовал в медицинский сектор корабля-красавца. Едва я переступил порог медсектора, тут же попал в оборот женского коллектива. Они почему-то все разом стали мне что-то говорить.

— Стоп! — одёрнул я говоривших девушек. — Почему вы все говорите одновременно? Давайте по очереди. Сначала докладывает Мила, потом Эмилия, затем Лита, и закончит доклад Яна. Все со мной согласны?

Девушки кивнули головами, и свой доклад начала Мила:

«Командир, в пилотской спасательной капсуле не было пилота нашей группы. В ней, по неизвестной для меня причине, оказался совершенно другой человек. Судя по его странному комбинезону, возможно, он когда-то был техником. Но самое главное не в этом. Нами проведено полное исследование спасённого мужчины в диагностической капсуле. Данный человек имеет множественные повреждения своих внутренних органов, но все они произошли не от какого-то внешнего механического воздействия, а от применения очень странных химических препаратов. Насколько мне известно, такую вредную химию применяли рептилоиды из другой галактики для подавления воли у своих рабов, но это было много тысяч лет назад. Невозможно поверить, что кто-то до сих пор пользуется данными химическими препаратами. Я уже хотела начать очистку организма человека и последующее его восстановление, но Эмилия не дала мне этого сделать. Она заявила, что человек находящийся в спасательной пилотской капсуле попал под жёсткое воздействие излучателей спармса, поэтому в первую очередь нужно убирать последствия этого вредного излучения. Это звучит несколько абсурдно из уст медика с таким большим опытом, так как любой представитель медицины знает, что последствия излучения спармса не лечатся.»

— Ты не права, Мила. Последствия лечатся и притом успешно. Лекарство создала моя жена Ярославна, а Эмилия ей в этом помогала. От последствий вредного излучения спармса, на данный момент, уже избавлено множество разумных, и я в том числе. Поэтому она правильно сделала, что остановила тебя. Давай для начала выслушаем доклады остальных, а потом выстроим систему лечения этого человека. Кстати, Мила, какой у него возраст?

«Диагностическая капсула не дала нам однозначного ответа. Внешний возраст мужчины, из пилотской спасательной капсулы, соответствует примерно пятидесяти годам, а вот возраст клеток внутренних органов показывает, что ему уже больше двухсот пятидесяти лет. Чем вызваны данные расхождения мне неизвестно. Возможно это влияние странных химических препаратов, которые использовали рептилоиды. Необходимо провести ряд дополнительных исследований.»

— Его истинный возраст мы будем выяснять, когда сделаем ему полное ментоскопирование. Для начала спасённого человека надо полностью излечить и восстановить. Всё остальное будем выяснять после. Теперь докладывай ты, Эмилия.

— Мила уже почти всё доложила, командир. Помимо влияния излучения спармса, я заметила что данный человек с той же самой планеты, где мы забрали вас и других Древних. Он является носителем генокода Древних Вечных.

— Эмилия, ты хочешь сказать, что в пилотской капсуле находился землянин?

— Совершенно верно, командир. Вот только как он туда попал мне неизвестно.

— Понятно. С этим будем разбираться позже. Не забудь после его восстановления, создать мнемомодуль его языка и массив с образами общения. Во избежание лишних вопросов поясняю, на Земле, примерно на каждое поколение приходилось изменение в языке. Судя по славянскому типу лица, он может быть из той же страны, что и я, вот только из другого временного периода.

— Принято. Языковой мнемомодуль с массивом образов общения будет создан.

— Вот и хорошо. Не забудь залить ему мнемомодули всех языков на которых разговаривает вся наша команда. Так будет легче с ним общаться. Лита, давай теперь тебя послушаем…

— В первую очередь, командир, я хотела бы обратить ваше внимание на маркировку данной пилотской капсулы. На ней сбоку нарисована символика принадлежности к боевому кораблю, а также номер четыре. Это делается для того, чтобы спасательной команде было легче определять, с какого корабля подобрана в космосе пилотская капсула.

— Лита, напоминаю тебе, что моя память ещё не восстановилась. Поэтому, эта символика, хотя мне и известна по времени нахождения в Запретном мире, но относительно обозначения на космических кораблях и спасательных капсулах пока ничего не говорит. Если у тебя есть какие-то предположения насчёт данной символики и капсулы, то просто скажи что и как.

— Командир, после того, как вы приказали мне в лаборатории провести вам блокировку памяти, вы улетели с Идилии на боевом корабле с точно такой же символикой.

«Я бы хотела добавить к сказанному, что эта символика мне тоже известна. Она обозначала принадлежность к флотилии шестнадцатой научно-исследовательской группы», — вступила в наш разговор Яна.

— Кто возглавлял группу и сколько в ней было кораблей? — спросил я.

«Эту группу возглавляли вы, командир. В ней было четыре корабля: „Дея“, „Дара“, „Дана“ и „Дисса“. Вы в шутку называли наши корабли: „четыре девочки на букву Д“. Тяжёлые боевые крейсера „Дана“ и „Дисса“, вы самолично выкупили у ваших знакомых военных адмиралов. Как вы сами объясняли, это для обеспечения защиты шестнадцатой научно-исследовательской группы. Сама научная группа находилась на большом исследовательском линкоре „Дара“. Линкор в нашей группе числился под номером два. Тяжёлый боевой крейсер „Дана“ считался третьим, а боевой крейсер „Дисса“ четвёртым кораблём. На нём вы и пропали в глубинах космоса…»

— Понятно. Получается, Яна, что мы нашли пилотскую спасательную капсулу с тяжёлого боевого крейсера «Дисса», а где же сейчас остальные два наших корабля?

«Мне это неизвестно, командир. Вы каждому из капитанов дали персональные указания и требовали, чтобы они следовали им неукоснительно. В данный момент меня больше интересуют вопросы. Как этот неизвестный мужчина попал в пилотскую капсулу с нашего крейсера? И как эта капсула оказалась в данной звёздной системе?»

— На первый твой вопрос, Яна, думаю нам ответит сам спасённый, когда его наши славные медики приведут в порядок. А на второй вопрос, я смогу тебе ответить. Данная спасательная капсула была выброшена вместе с другим мусором, в местном поясе астероидов, со сфероидного корабля чужих.

«Командир, нужно немедленно догнать этот корабль внешников. Возможно у них на борту, держат в плену или в рабстве, других членов команды с корабля нашей группы. Ведь не просто так наша спасательная капсула оказалась у внешников.»

— Успокойся, Яна. Гоняться за внешниками мы не будем. Так как они скоро сами угодят в ловушку из стазис-полей «Обители Безмолвия». Она находится совсем недалеко от нас, в соседней звёздной системе. Так что… у нас полно времени на решение всех насущных вопросов. Пока наши медики будут заниматься спасённым, я наведаюсь в рубку управления крейсера и узнаю все последние новости. Кстати, Эмилия, как обстоят дела с моим поручением?

— Наши красавицы Ратка, Арта и Тари накормлены, командир.

— Вот и хорошо…


Транспортная платформа, ожидавшая меня возле входного шлюза «Деи», быстро доставила меня до входа в рубку управления крейсера.

— Лар, что нового произошло, за время моего небольшого отсутствия в рубке? — спросил я капитана.

— Как вы и предполагали, сфероид внешников, появившись в соседней звёздной системе, не успел вовремя остановиться и угодил в ловушку стазис-полей «Обители Безмолвия». После этого, со стороны четвёртой планеты появился небольшой, но очень скоростной корабль. Я бы его по классу отнёс к малым кораблям-разведчикам. Он появился неожиданно, и сразу направился к границам системы, где находится «Обитель Безмолвия». Похоже, местные знают о нахождении там аномалии. Поскольку корабль-разведчик дважды совершил её облёт, а после вернулся назад.

— Понятно. Значит четвёртая планета в соседней звёздной системе до сих пор обитаема. Мало того, она имеет скоростные космические корабли-разведчики для контроля своей системы и знает про наличие на окраине «Обители Безмолвия». Посещение планет в соседней звёздной системе мы пока отложим на будущее, а сейчас все желающие смогут загрузиться в челноки и разведботы, чтобы посетить пятую планету данной системы, и посмотреть во что её превратили внешники.

— Командир, а как же боевая тревога? — спросил капитан Конуэл.

— Хорошо что напомнил, Лар. Тарх, объяви отбой боевой тревоги, а также сообщи всем, про экскурсию на бывшую уникальную планету.

— Вахтенные офицеры тоже хотели бы посетить уникальную планету, командир, вернее то, что от неё осталось, — сказал капитан.

— Хорошо, Лар, пусть все вахтенные офицеры отправляются на экскурсию, и возьмите с собой Ариса, чтобы он не скучал на корабле в одиночестве, а также все группы наших десантников и абордажников. Им тоже не помешает увидеть мерзкие деяния внешников. Я останусь для связи в рубке управления крейсера. Кроме того, мне нужно обдумать все наши дальнейшие планы.

Через минуту в рубке никого из офицеров не осталось. Налив себе горячего чаю из термоса, я расположился в очень удобном командирском кресле, и стал разглядывать соседнюю звёздную систему на центральном экране монитора…

Вокруг светила такого же класса и размера, как и знакомое мне Ярило-Солнце, вращались семь примерно одинаковых планет. Все они имели атмосферу. На экране отображались только сами планеты и жёлтая звезда. Наличие поясов астероидов и лун возле планет, экран монитора не показывал.

— Связист, Навигатор, — обратился я к искинам крейсера, — у нас есть возможность приблизить изображение четвёртой планеты, чтобы узнать, есть ли у неё луна или луны?

«Наше оборудование пока не может показывать наличие лун у планет в дальних звёздных системах, командир. Скорее всего, это может быть связано с тем, что маяки древнейшей системы межпространственного контроля, настроены только лишь на отслеживание проходящих мимо планет космических кораблей», — ответил Навигатор.

— Понятно. Значит, наличие луны или лун у четвёртой планеты, в соседней системе жёлтой звезды, мы пока не сможем узнать. Я всё правильно понял?

«Совершенно верно, командир. Для того, чтобы выяснить наличие лун у планет, нам нужно переместиться в соседнюю звёздную систему», — сказал Связист. — «Кроме того, я через древние маяки попытался просканировать частотные диапазоны…»

— И какие данные ты получил? — перебил я Связиста.

«Поступившие данные довольно странные. Больше половины частотных диапазонов просто глушится. Особенно это касается каналов связи на которых общаются между собой корабли внешников, Аграфов, Арахнидов и Имперцев.»

— То есть, ты хочешь сказать, что все каналы связи которыми пользовались военные корабли Арахнидов, Империи Аркона, мира Аграфов, а также сфероиды чужих заблокированы?

«Именно так, командир. Вы правильно подметили, что заблокированы каналы связи боевых кораблей. Каналы связи торговцев из Империи, Таларского Союза и мира Аграфов доступны.»

— Как обстоят дела с каналами связи мира Джоре, Древних, Легов и Хранителей?

«Эти каналы открыты для пользования, но по ним не зафиксировано никаких передач. Быть может маяки просто не предназначены для отслеживания переговоров по каналам связи.»

— Погоди, Связист, а как же ты определил, что многие каналы связи заблокированы?

«По ним идёт постоянный и мощный поток „чёрной тишины“. Такую методику блокировки каналов связи используют военно-космические силы различных флотов во многих обитаемых мирах. Делается это для того, чтобы не дать противнику возможности общаться на определённых частотах. Этот плотный поток „чёрной тишины“ и был зафиксирован древними маяками.»

— Понятно. Значит, военные корабли Арахнидов, Империи Аркона, мира Аграфов, а также сфероиды чужих, для жителей этой звёздной системы представляют какую-то угрозу. Все возьмите себе на заметку, даже можете считать это моим личным приказом: «Входить в данную систему жёлтой звезды разрешается только под маскировочными полями активированными до максимального уровня».

«Приказ принят, командир. Вы можете разъяснить нам, с чем связаны такие жёсткие меры скрытности и безопасности?» — спросил главный искин крейсера.

— Тарх, вот именно от тебя я никак не ожидал такого вопроса.

«Почему, командир? Разве я не имею права задавать вопросы относительно разъяснения вашего приказа?»

— Конечно ты имеешь право задавать вопросы, Тарх. Только прежде чем задать вот такой вопрос, ответь сам себе… Ты управляешь сверхтяжёлым крейсером чьей постройки?

«Корабль был построен на военно-космической верфи в мире Аркона…»

— Теперь ты понял причину моего приказа? — перебил я речь главного искина. — Верфи мира Арконы, где был построен сверхтяжёлый крейсер дальней разведки «Ингард», это те же самые верфи, что существовали в Империи Аркона.

«Теперь мне всё стало понятно, командир. Появление нашего сверхтяжёлого крейсера без маскировки в соседней звёздной системе, местные разумные могут воспринять, как появление вражеского корабля.»

— Совершенно верно, Тарх, иначе бы местные жители не блокировали частоты Имперских каналов связи.

«Командир, тогда к чему нам следует готовиться?» — спросил Связист.

— Как только наш крейсер выйдет из прыжка в соседней звёздной системе, твоя задача обнаружить все действующие каналы связи на которых идёт общение, и обязательно сделать запись этих переговоров. Мы должны как можно быстрее выяснить, на каком языке общаются местные разумные. Незнание их языка, может создать для нас проблемы в налаживании добрых отношений. Цели и задачи понятны?

«Так точно. Задание принято.»

— Вот и хорошо.

«Командир, вас просят срочно прибыть в медицинский сектор „Деи“. Сообщение поступило от полковника медицинской службы Эмилии Сварга», — доложил Связист.

— Сообщение принял. Тарх, мой транспорт возле рубки?

«Так точно, командир.»

— Я поехал к медикам, если будет что-то важное, сообщите мне через Яну.

«Принято.»

Покинув привычное место стоянки, возле центральной рубки управления сверхтяжёлого крейсера, командирский транспортный модуль помчался на уровень, где находился мой корабль-красавец. Там, в капсуле медицинского сектора меня ждал загадочный землянин…


Глава 4

Пограничные звёздные системы

Сверхтяжёлый крейсер «Ингард»


Проблеск сознания на несколько мгновений вернул застывший в памяти образ множества немерцающих звёзд в вечном небесном мраке. Яркие точки начали медленно истаивать в серо-алом тумане его закрытых глаз. Своим телом Славирка не мог управлять, его словно бы сковала какая-то неизвестная сила, но при этом тело было непривычно лёгкое и почти невесомое. Сквозь тягучую и обволакивающую сознание пелену, где-то на самой грани слышимости, прозвучали два необычных и напевных женских голоса. Хотя язык говоривших был для Славирки чужим, но он прекрасно понял общий смысл прозвучавших слов. Один женский голос сообщал другому, что спасённый наконец-то избавлен от последствий всех вредных излучений спармса и странной химии внешников. Заливка языковых мнемомодулей и образов общения закончена успешно, поэтому, теперь можно спокойно заниматься восстановлением здоровья спасённого человека по полной программе, как им сказал командир. Второй, более мягкий женский голос, в котором проскальзывали интонации как у матушки, вопросительно уточнил: что понимается под полной программой восстановления здоровья? На что первая женщина ответила с теплотой в голосе лишь одним словом: «омоложение».

До сознания Славирки дошла радостная мысль, что его опасная задумка со спасательной капсулой удалась. Её всё-таки нашли, и сейчас эти две неизвестные целительницы, занимаются его излечением. Он почувствовал как какие-то холодные руки, больше похожие на механические манипуляторы, подхватили его тело, куда-то перенесли и вновь уложили на что-то тёплое, мягкое и уютное, поэтому окончательно просыпаться совершенно не хотелось. Внезапно вспомнились все мгновения его опасного побега с корабля демонов. Мысленно он обратился с благодарностью к древним Богам-Покровителям, как его научили батюшка и матушка. Поблагодарив древних Богов, чтобы они не допустили его возвращения к жестоким хозяевам, Славирка медленно вновь стал проваливаться в обволакивающую темноту. Последней мыслью было искреннее переживание: «Что после его побега хозяева-демоны могут сделать с Рессом?»


Пройдя мимо рядов различных медкапсул, я к своему удивлению никого не обнаружил. Лишь в уголке медблока сиротливо стояла пилотская спасательная капсула, доставленная из пояса астероидов. Пришлось вызывать для доклада Милу. Её голограмма появилась незамедлительно.

«Слушаю вас, командир.»

— Мила, а куда подевались наши доблестные красавицы-медики?

«Эмилия и Лита отправились в столовую медицинского сектора.»

— Не понял?! У нас что… теперь в медсекторе своя собственная столовая появилась?

«Совершенно верно, командир. Из-за того, что общая кают-компания находится довольно далеко от нашего медсектора, по просьбе Эмилии инженерная группа переделала одно из свободных помещений медицинского сектора в столовую. Сделано это для того, чтобы медики принимающие пищу всегда находились недалеко от своих пациентов в капсулах.»

— Насчёт создания столовой, я решение одобряю. Мне непонятно другое. Откуда для нового пункта питания взялся пищевой синтезатор?

«Как пояснил Эмилии инженер Кулибин, пищевой синтезатор был снят с корабля Аграфов.»

— Понятно. Похоже наш Иван скрутил с разбитого аграфского крейсера не только блокиратор гиперпространства, а ещё много чего интересного. Мила, и где сейчас находится новая столовая?

«Вход в столовую находится напротив этого медблока.»

— Ясно. Сколько ещё по времени будут продолжаться процедуры со спасённым?

«До окончания программы восстановления осталось полчаса.»

— Про омоложение не забыли?

«Эмилия напомнила что это обязательная процедура при выполнении полной программы. У нас остался нерешённым только один вопрос.»

— Что именно вы не смогли решить?

«Вопрос касался густой волосяной растительности в нижней части лица этого мужчины. Я предложила полностью заблокировать рост волосяных луковиц на лице, оставив лишь волосы на поверхности головы. Лита полностью меня поддержала, однако Эмилия запретила это делать, сказав, что мы можем нанести очень серьёзную моральную травму человеку, так как волосы на лице являются элементом древней традиции у многих народов в Запретном мире.»

— Я полностью поддерживаю запрет Эмилии. От себя, могу добавить, относительно народа, которому принадлежит данный мужчина. У этого народа густая волосяная растительность на лице называется «борода», что трактуется как «богатство Рода». По их народным поверьям, каждый волосок бороды является метафизической связью с одним из предков их Рода. Через волосы бороды люди данного народа получали дополнительные энергии и силы, от всех своих предков, для созидательной деятельности и защиты своих семей. У них даже поговорка была, что «бороду можно снять вместе с головой». Был период в жизни этого народа, когда правитель приказал насильно рубить бороды. Так вот, люди считали это бесчестием и когда они умирали, то их родичи клали в домовины насильно срезанные бороды.

«А что такое „домовины“, командир?»

— Это такие особые капсулы для умерших, Мила. Простой народ их всегда делал из дерева. Умершего удобно было и в почву захоронить, и на погребальный костёр вознести. Для правителей и важных особ такие капсулы в основном делали из благородного камня и размещали в богато украшенных усыпальницах.

«Командир, Эмилия говорила, что вы прожили среди этого народа семь десятилетий и даже много лет были военным, то есть были защитником. Так почему же вы не стали носить такую же пышную бороду?»

— Всё дело в уставе армии государства, в котором я там служил. Он запрещал носить бороду. К тому же, вооружённые силы служили не самому государствообразующему народу напрямую, или другим народам проживающим на данной территории, а правительству государства. Если говорить совсем простым и доступным языком, правительство содержало и обеспечивало нас, а мы честно выполняли их приказы.

«А как же народы Земли?»

— Причём тут народы, Мила?! Любое правительство на Земле, на протяжении многих веков и тысячелетий, вспоминало о простых людях только тогда, когда ему было нужно что-то от народов проживающих на территории какого-либо государства. Например, чтобы забрать у простых людей что-то ими созданное, принимались соответствующие законы, и потом на законных основаниях происходило изъятие. Всех недовольных наказывали или казнили. Для этих дел у любого правительства были службы подавления недовольных. В истории Земли не было ни одного правителя или представителя правительства, который бы создал что-то материальное в своей жизни. Придумали правда легенду про одного императора, который якобы любил плотничать и строить корабли, но это всего лишь легенда созданная уже после его смерти, уж очень сильно его простой народ не любил. Мне никогда не нравились империи, царства, государства и прочие республики, только лишь из-за одной причины, у всех этих перечисленных территориальных формаций были правительства и правители.

— Командир, а разве не может быть такого образа жизни, где сами разумные существа решают все вопросы?

— Мне известна только одна такая форма жизни, она существовала в глубокой древности и называлась «Держава». В ней народ собирался вместе на совет и сам решал все свои насущные вопросы. Вот при таких условиях жизни не было нужды ни в правительствах, ни в правителях.

— Но ведь хорошее правительство и мудрый правитель могут дать разумным лучшие условия для жизни…

— Запомни, Мила, любое правительство ничего не может дать разумным, оно способно только отнимать уже кем-то созданное, и как правило, делает это для своего собственного обогащения. А когда правителям или военным чиновникам, в любом уголке вселенной, хочется потешить свои личные амбиции, то они призывают в свои вооруженные силы молодых людей, а потом устаивали войны с другими государственными образованиями. Естественно, всё что захвачено во время этих войн достаётся только победившим правителям и тем, кто входит в правительство. Простому народу не достаётся ничего. Вот именно поэтому, я не стал создавать правительство Звёздной Федерации, и отказался быть её верховным правителем…

«Командир, но это же ужасно! Как же разумные существа могут терпеть таких правителей?»

— Тут причин может быть множество. Одним промывали мозги патриотическими лозунгами. Сама наверное слышала красивый лозунг высказанный Арисом: «Долг каждого офицера умереть за Империю». Другие разумные просто никогда не интересуются тем, чем занимаются те, кто находится в их правительстве, ибо они полностью заняты своими созидательными деяниями…

«Неужели нет таких разумных, кто сможет высказать своё недовольство правительству?»

— Есть и такие разумные. Вот только против возмущения таких разумных правительство как правило выставляет войска или использует специальные службы подавления недовольных. В истории страны, где я жил, люди помнят два таких ярких случая. В первом, народ пошёл мирной демонстрацией к императору с петицией о рабочих нуждах, а встретили их солдаты открывшие огонь на поражение. Поэтому, императора в народе прозвали «кровавым». Второй случай произошёл через пятьдесят семь лет, уже при якобы «народной власти». Рабочие в одном из городов возмутились тем, что правительство, вместо того, чтобы решить все проблемы со снабжением населения продовольствием, стало поднимать цены на него. Правитель страны решил проблему предельно жестоко, он послал войска и подразделения спецслужб. Недовольных расстреляли.

«И вы были согласны с такой политикой вашего правительства и продолжали им служить?»

— Мила, во-первых, никто из правительства никогда не спрашивал личного мнения офицеров армии и флота. Во-вторых, мы давали присягу служить трудовому народу, который позаботился о нас в тяжёлые годы кровавой войны, и в суровые послевоенные времена. Большинство офицеров и бойцов честно служили народу и стране, а не правителям государства. Всегда следует отличать настоящих военных действующих по совести, от высокопоставленных чиновников облачённых в военную форму. Чтобы твои сомнения насчёт меня окончательно рассеялись, знай, во время расстрела городских рабочих войсками, я со своей боевой группой находился с важным заданием на другом континенте планеты, и никакого участия в тех трагических событиях мы не принимали.

«Командир, я никогда не сомневалась насчёт вашей порядочности.»

— Вот и хорошо, что не сомневалась. Пойду схожу в новую столовую. Что-то у меня от такого разговора и воспоминаний аппетит разыгрался.

Громкое урчание моего желудка тут же подтвердило концовку последней фразы…


В помещении столовой я попал в заботливые руки Литы и Эмилии. Меня усадили на мягкий уютный диванчик за небольшим столиком для четырёх человек. Из синтезатора были получены овощной салат, наваристый борщ с пампушками и макароны по-флотски. Похоже, земные блюда уже успели внести во все пищевые синтезаторы на моих кораблях.

Пока мною поглощался вкуснейший обед, медики сидели рядышком за столом, и о чём-то тихо шептались между собой. Как только я быстро расправился с основными блюдами, Эмилия заварила для нас троих свежего чаю на лесных травах. Его чудесный аромат быстро заполнил помещение столовой.

— Что интересное обсуждаете, девчата? — спросил я медиков.

— Возраст нашего спасённого, командир, — первой ответила Лита. — Мы обнаружили причину такой большой разницы. Она связана с частым прохождением корабля, на котором он находился, через пространственно-временные аномалии. Полное ментоскопирование зафиксировало резкие перепады его здоровья, каждый раз, когда корабль приближался к его родной планете. Но это не самая главная тема, что мы с Эмилией обсуждали за обедом.

— И что вы посчитали самым главным, Лита?

— Странный набор вещей, которые мужчина взял с собой в спасательную капсулу. Всё говорит о том, что для него этот набор вещей как-то связан с глубоко личными воспоминаниями.

— Что за вещи вы при нём обнаружили?

— В небольшом контейнере закреплённом внутри капсулы, мы нашли несколько странных стеклянных сосудов с различными ядовитыми субстанциями. Основной анализатор нашей медицинской лаборатории сейчас выясняет, что это за яды. В карманах его комбинезона были найдены три информационных кристалла, странной формы ножи из неизвестного сплава, а также несколько небольших обработанных камней с необычными пси-свойствами, — Лита передала мне небольшой прозрачный контейнер с информ-кристаллами и камнями. — Вам не кажется, что это очень странный набор предметов у помощника техника?

— Информацию о том, что он раньше был помощником техника, вы получили из данных полного ментоскопирования?

— Именно так, командир.

— Действительно, Лита, для техника это очень странный набор. Думаю, что наш спасённый сам ответит на вопросы о своих личных вещах. Сейчас главное, чтобы он адекватно воспринял нас. Эмилия, ты создала его языковой мнемомодуль и массив с образами общения?

— Так точно, командир. Только там получился не один языковой мнемомодуль, а целых четыре. Один язык его родной, на котором он говорил с детства. Второму языку его обучили в возрасте четырнадцати лет, но он почему-то на нём никогда не общался, а использовал его, чтобы слушать тех, кто на этом языке говорит. На третьем языке говорили его хозяева, а на четвёртом его техник-наставник. Кстати, его наставник общался с ним на языке Двергов, а вот язык его хозяев, очень похож на язык рептилоидов.

— Эмилия, ты сказала, что он был обучен языкам, но на них не общался. Удалось выяснить причину этого?

— Удалось. Этот мужчина изображал из себя немого, но хорошо слышащего. Возможно ему так удобней было выживать в условиях рабства.

— Понятно. Можно сказать, что для него это была своеобразная защитная реакция. Ну что же, тогда нам всем придётся заливать не один, а все полученные мнемомодули.

— Командир, мы с Литой уже залили себе все четыре языковых мнемомодуля. Могу сразу сказать, что слова в родном языке этого мужчины, немного отличаются от вашего массива с образами общения, и чем-то напоминают разговор Ивана Демидыча. В ментограмме есть место, где он, при общении с неизвестной нам девушкой, спрашивает про судьбу какого-то царя Иоанна Васильевича сидящего на столичном престоле в граде Московском.

— В таком случае, быстренько допиваем этот ароматный чай, и пойдём заливать полученные языки. Мнемомодуль древнерусского языка мне зальёте в первую очередь.

— Почему вы его так назвали, командир?

— Потому что в официальной истории страны, где я жил в Запретном мире, сообщалось, что во времена правления на Москве царя Иоанна Васильевича народ общался на древнерусском языке. Я понятно объяснил, Эмилия?

— Понятно. Тогда у себя в базе данных, я его тоже помечу как «древнерусский язык».

— Вот это правильно. Ну что же, идём на заливку ещё нескольких древних языков…


Когда после заливки языковых мнемомодулей, крышка медицинской капсулы открылась, я увидел перед собой очень взволнованное лицо Эмилии.

— Что случилось, девочка? — спросил я, покидая капсулу.

— Командир, у меня проблема со спасённым.

— Рассказывай, что у тебя произошло.

— После активизации заливки вам языковых мнемомодулей, я пошла посмотреть данные по процессу восстановления мужчины. Неожиданно крышка капсулы открылась и молодой человек резко сел на своем ложе. Открыв глаза и увидев меня, он почему-то громко закричал, а после, неожиданно залез назад в медицинскую капсулу и закрыл крышку. Что он там успел сделать мне неизвестно, но теперь медкапсула заблокирована и её крышка не открывается. Я успела лишь пустить сонный газ, после чего управление капсулой полностью отключилось.

— Мда… это моя вина. Забыл вас предупредить, чтобы на пробуждение нашего спасённого пришла только одна Лита.

— Почему только Лита, командир?

— Потому что она очень похожа на земную женщину. Эмилия, а ты разве уже забыла какая была реакция Ивана Демидыча на твоё первое появление?

— Вы думаете у спасённого мужчины такой же психотип?

— Причём тут психотип? Для него, ты сказочное существо из древних преданий. Скорее всего, увидев тебя, он вспомнил страшную сказку из своего детства, которые ему рассказывали перед сном родители.

— Я как-то не придавала внимания, столь бурной первой реакции Ивана Демидыча, ведь с другими землянами никаких проблем не было.

— Ты просто не знаешь про это, Эмилия. Вереслава в первый раз увидев Белояра, вообще сознание потеряла и чуть было инфаркт не заработала. А теперь представь реакцию землянина, который жил за триста лет до того момента, когда мы нашли «Сваргу».

— И что мы теперь будем делать, командир?

— Будем ждать когда вернутся с экскурсии наши инженеры и отключат блокировку капсулы. Похоже, этот помощник техника прекрасно разбирался в устройстве капсул, если смог изнутри включить блокировку крышки, а потом и вообще полностью отключить внешнее управление.

— Я тогда пойду на крейсер, командир, и там подожду прибытия наших инженеров.

— Хорошо, Эмилия, как встретишь их, сообщи мне, я буду у себя в рабочем кабинете.


Добравшись до своего любимого кресла за пультом управления, я первым делом вызвал на связь Палина.

«У тебя появилось что-то интересное для старого друга, Древний?» — задал вопрос арахнид.

— Ты как всегда проницателен, мой друг. Вот полюбуйся, что обнаружили наши девочки в спасательной капсуле, — ответил я, и показал Палину прозрачный контейнер полученный от Литы.

«Старые информационные кристаллы вставь в считыватель, я посмотрю что за данные на них сохранены, а вот насчёт остальных объектов, мне нечего тебе сообщить. Я никогда не видел ничего подобного.»

— И где же можно подробно разузнать что это такое? Лита говорит, что эти небольшие камушки излучают какие-то пси-энергии.

«Попробуй расспросить моих соседей, может они знают о подобных объектах.»

— Не понял тебя, Палин. Про каких соседей ты говоришь?

«Про тех, кто находятся рядом, за стеной, в соседнем помещении. Одного ты называешь Ормом, а второго Хранителем пространств чёрного камня. Они более древние по сравнению со мной, поэтому может быть уже встречали подобные объекты.»

— Благодарю за подсказку, друг мой, — сказал я, вставляя три кристалла из контейнера в считыватель пульта управления. — Ты посмотри, что за информация на них записана, а я наведаюсь в гости к твоим соседям…


Пройдя в помещение своего хранилища, я первым делом поздоровался с Хранителем пространств чёрного камня и Ормом.

«Мы тоже рады видеть тебя, Вернувшийся», — за обоих поприветствовал меня Хранитель.

«Ты решил присоединиться к нашей интересной беседе, Стась?» — спросил Орм.

— Я бы рад пообщаться с вами, но у меня сейчас слишком много дел. Скоро мне вновь понадобится твоя помощь, Орм. Мы обнаружили в соседней звёздной системе ещё одну «Обитель Безмолвия». Возможно в ней обитает один из твоих собратьев.

«Мне приятно слышать такие новости, Стась, но похоже тебя к нам привела совершенно другая причина.»

— Совершенно верно, Орм. В поясе астероидов мы нашли спасательную капсулу, в ней, вот эти предметы, — сказал я и показал прозрачный контейнер. — Ни мне, ни Палину, такие объекты ещё не попадались. Наш медик Лита уже сделала предварительное исследование этих камушков в лаборатории. Полученные данные говорят о том, что эти предметы излучают пси-энергии. Вот я и хотел у вас узнать, встречалось ли вам нечто подобное?

«Положи предметы в анализатор», — сказал Хранитель, и в чёрном камне появилась ниша.

Выполнив указание я приготовился ждать результатов, однако Хранитель неожиданно заявил:

«Ты можешь идти и заниматься своими делами, Вернувшийся. Когда будет готов результат, я позову тебя через Бруча.»

— Хранитель, я подумал, что Орму тоже не помешало бы изучить эти предметы.

«Насчёт Орма можешь не переживать. У нас с ним установлена полная двухсторонняя связь, так что он также примет участие в работе с объектами.»

Услышав это, мне пришлось с лёгкой грустью покинуть помещение хранилища. В рабочем кабинете моё настроение немного поднял Палин:

«Древний, ты не представляешь, что записано на этих кристаллах?!» — воскликнул арахнид, как только я вернулся из хранилища.

— Пока не представляю, друг мой. Давай радуй меня полученной информацией.

«Что случилось, Древний? Куда подевалось твоё прекрасное настроение?»

— Как бы тебе объяснить, Палин… Как только я передал Хранителю камушки для анализа, меня очень культурно выставили за дверь, сказав, что позовут, как будет готов результат.

«Нашёл из-за чего переживать. Я тоже не сторонник того, что стоят у меня над душой, в то время, как я занят интересной работой. Пока ты был у соседей, я намного быстрее изучил все три кристалла. Ведь мне не приходилось отвлекаться на пояснение каких-либо моментов.»

— Палин, а почему ты стал называть Хранителя и Орма соседями? Ведь не только из-за того, что они находятся в соседнем помещении?

«Ты прав, Древний. Орм неизвестным мне способом связался со мной. Теперь мы можем общаться втроём и обмениваться полученными знаниями.»

— Ты хочешь сказать, что Орм как-то смог подключиться к моему пульту управления?

«Нет. Орм подключился напрямую именно ко мне. Даже если ты удалишь мой носитель из считывателя пульта управления, моя неразрывная связь с Ормом останется. Насчёт данных на твоих независимых накопителях можешь не беспокоиться, к ним у соседей доступа нет.»

— Ладно, Палин. Будем считать, что ты меня успокоил. Давай, рассказывай, что ты на кристаллах интересное обнаружил…


Глава 5

Пограничные звёздные системы

Сверхтяжёлый крейсер «Ингард»


Рассказ старого арахнида оказался довольно интересным и познавательным. На одном кристалле были записаны схемы по ремонту всех узлов, механизмов и оружейных систем корабля внешников, а также подробная информация по древним спасательным капсулам различных видов и моделей. Скорее всего, спасённый помощник техника пользовался этими данными при ремонтно-восстановительных работах. Представляю как обрадуются наши доблестные инженеры таким интересным материалам. Заполучив этот кристалл Кулибин наконец-то сможет разобраться с различными механизмами, орудиями и излучателями снятыми с «Нибиру», а также с обломков «Великого Призрака».

На втором кристалле были собраны обширные сведения по планете Земля. Там было много чего интересного. Это касалось, как описания жизнедеятельности различных племён и народов, так и данных о наличии, наиболее важных для рептилоидов, полезных ископаемых в местах проживания этих народов на всех континентах. Также были записаны подробные сведения о деятельности чужих на поверхности Земли, с самого первого момента появления их сфероидного корабля на стационарной орбите возле третьей планеты. Самое интересное оказалось в том, что рептилоиды имели постоянные контакты с отдельными представителями из местного населения. Первоначально они выбирали только представителей отдельных племён и народов, которые жили в некой изоляции. В основном на сотрудничество с чужими шли вожди и жрецы различных религиозных культов. Они объявляли своим племенам и народам, что прибывшие с небес являются богами, которые сотворили всё во Вселенной. За это живущие на Земле люди должны добывать для небесных богов нужные им металлы и драгоценные камни. Особо отличившихся и наиболее старательных боги наградят не только подарками и различными благами, но и заберут с собой всех избранных в своё царствие небесное. В более поздние времена чужие наладили контакты с отдельными представителями богатых кланов, которые за медицинские услуги или ничего не стоявшие для рептилоидов вещи, брали на себя организацию добычи полезных ископаемых, золота и драгоценных камней… Каким образом простому помощнику техника, находящемуся в пожизненном рабстве, удалось скопировать все эти данные с информационных накопителей корабля чужих, так и оставалось загадкой для Палина.

А вот содержимое третьего кристалла, пока осталось неизвестным. Как пояснил Палин, вся информация на нём зашифрована и заблокирована древними кодами доступа, очень похожими на те, что использовались когда-то на военных кораблях Древних. Все его многочисленные попытки подобрать коды, успеха не принесли.

Услышав про древние военные коды, я попросил Палина вывести всё на экран монитора, после чего, через Бруча связался с главной управляющей системой «Деи», и вызвал её к себе в кабинет. Голограмма Яны появилась незамедлительно:

«Слушаю вас, командир.»

— Яна, посмотри на экран монитора, тебе знакомы эти шифры и военные коды?

«Данные шифры и коды мне известны, командир. Они используются для записи данных с главного информационного накопителя корабля на кристалл пилотских спасательных капсул. Чтобы военные спасатели могли узнать, не только с какого корабля спасательная капсула, но и всю информацию по кораблю, до самого момента его гибели.»

— Вот как… Значит, ты способна расшифровать все данные с этого кристалла?! — обрадовано воскликнул я.

«Могу. Только есть одна небольшая проблема. Поверх зашифрованных данных прописаны коды доступа, которые знают только пилоты кораблей и высшее военное руководство. Вам, как руководителю шестнадцатой научно-исследовательской группы, при покупке военных кораблей, необходимые коды доступа должны были передать ваши знакомые военные адмиралы.»

— Ты же знаешь, Яна, моя память ещё не восстановилась после блокировки. Так что пока вытащить из меня нужные коды доступа нет возможности.

«Почему вы не хотите привлечь к процессу дешифровки Тану? Ведь она была не только пилотом-испытателем новых боевых кораблей, а много лет испытывала различные защитные корабельные системы, в том числе и пилотские спасательные капсулы.»

— Таны сейчас нет на корабле. Она отправилась вместе со всеми офицерами на экскурсию.

«Вы не правы, командир. Тана уже вернулась на „Ингард“ несколько минут назад. В данный момент она находится с офицерами в кают-компании на крейсере.»

— Прекрасно. Срочно пригласи Тану сюда.

«Принято. Приглашение отправлено. Она уже направляется к вам.»


Взволнованная Тана появилась в моём рабочем кабинете через пять минут.

— Стась, что за срочность? Ты меня вызвал прямо из-за обеденного стола. Я даже поесть не успела.

— Потом покушаешь, девочка. Захочешь у меня в кабинете поешь, тут прекрасный пищевой синтезатор установлен. Если моя компания не совсем устраивает, сможешь пообедать в женском коллективе, они в нашем медицинском секторе организовали довольно уютную столовую. Но это всё потом, мне сейчас необходимы твои знания.

— Что надо сделать, Стась?

— Посмотри зашифрованные данные на экране монитора. Для доступа к ним нужны коды доступа военного пилота, — сказал я, уступая место в кресле перед пультом управления.

Разместившись в моём кресле, Тана стала внимательно просматривать данные, а я отошёл и налив себе чаю из термоса, разместился за столиком, где частенько трапезничал. Через несколько минут она попыталась набрать какие-то коды на панели ввода, но на экране монитора тут же высветилась надпись: «Незарегистрированный пользователь! У вас нет прав доступа к данному пульту управления!»

— Стась, твой пульт управления не принимает моих команд. Пишет, что у меня нет прав доступа.

— Всё правильно, Тана. Ни у кого, кроме меня, нет доступа к этому пульту. Сейчас мы решим данную проблему. Палин, появись.

Когда на экране монитора появился старый арахнид, Тана от неожиданности отшатнулась.

«Слушаю тебя, Древний.»

— Предоставь моей племяннице Тане временный доступ к пульту управления, она попробует подобрать коды доступа для кристалла.

«Один момент», — ответил Палин, и в тот же момент из пульта выдвинулись две панели для определения генокода. — «Красавица, успокойся и положи свои ладони на считыватели. Сейчас мы предоставим тебе допуск, к тайнам твоего странного дядюшки.»

Тана молча положила обе руки на панели и посмотрела на меня.

— Стась, у искина твоего пульта управления очень странное чувство юмора, — сказала она.

— С тобой общается не искин пульта, Тана, а дух старого и мудрого арахнида, жившего много лет назад, которого зовут Палин, — ответил я.

— Стась, это что… шутка такая?

«Никакой шутки нет, красавица», — вместо меня ответил Палин. — «Я действительно перешёл в новую форму существования, после жизни в вашем мире, и поместил себя в кристалл-носитель. Древний предложил мне дружбу и общение, я принял это, и всячески помогаю ему во всех его делах. Ну вот… доступ к пульту управления тебе предоставлен. Однако хочу сразу предупредить, что данные на независимых накопителях для тебя остаются закрыты. Ты можешь иметь доступ только к той информации, что размещена на кристаллах вставленных в считыватель.»

— Палин, а почему ты назвал Стася «странным»? — окончательно придя в себя спросила Тана.

«Потому что он действительно очень странный Древний. То, что для многих видов разумных является ценными сокровищами, для него не имеет никакой ценности. И в то же самое время, его неуёмная тяга к различным древним знаниям, для многих кажется какой-то безумной прихотью, балансирующей на грани помрачнения сознания.»

— Благодарю за ответ, Палин. То, что Стась всегда собирал древние знания я знала, но мне было неизвестно, что это у него развилось до вселенских масштабов…

— Тана, может хватит меня обсуждать, — сказал я племяннице, — лучше займись получением доступа к данным на кристалле, а с Палином, ты сможешь потом пообщаться. Он тебе расскажет много интересных историй из своей долгой жизни.

После этих слов наступила тишина, а дальше лишь было слышно, как Тана подбирает коды на моём пульте управления. Получив несколько свободных минут, я прикрыл глаза и мысленно попросил Бруча выяснить, чем сейчас занимается Эмилия.

«Вернувшийся, в данный момент она увлечённо общается с капитаном корабля. Послать ей вызов и соединить ваши сознания?»

«Вызов посылать не надо. Пусть общается. Ты просто подключи меня к их голосовой беседе, послушаю что они там увлечённо обсуждают.»

«Принято. Установлено одностороннее соединение в теневом режиме с двумя разумными.»


Через мгновение в моей голове появились знакомые голоса…

«…ты просто не представляешь себе, Эмилия, сколько, за последнее время, я узнал нового и интересного! Все знания я получал из материалов предоставленных нам на корабле Хранителей.»

«Я тут тебя прекрасно понимаю. Самой медицинские знания полученные от Хранителей на многое раскрыли глаза. А ты представь, какими древними знаниями во многих областях обладает наш командир. Иногда он говорит о таких вещах, что его трудно понять.»

«Что ты имеешь в виду?»

«Как бы тебе это объяснить. О многом, совершенно непонятном и неизвестном для нас, он говорит с такой уверенностью, словно всё это ему давно известно.»

«Ты права, Эмилия. Наш командир всегда был странным. Я на это обратил внимание с самой первой нашей встречи. Надеюсь, когда его память полностью восстановится, мы сможем получить о нём больше информации. Хотя бы той, что он сам нам расскажет.»

«Светлояр, у меня недавно появилась очень интересная информация относительно нашего командира, но она не подлежит разглашению.»

«Если тебе удалось узнать действительно что-то интересное, давай, рассказывай. Ты же знаешь, дальше меня эта информация не уйдёт.»

«Некоторое время назад, ещё когда с нами была „Сварга“, после очередного эксперимента нашего командира, я задала ему вопрос о его странном отношении к материализации объектов, как растительного так и живого происхождения. Все данные указывали, что для командира такие события относятся к категории привычной повседневности. Он, словно бы в шутку, предложил мне ознакомиться с соответствующими данными из его ментограммы, относительно некоторых фактов из его далёкого детства. В первую очередь, он посоветовал мне посмотреть, как они вдвоём с мамой ходили смотреть выступление иллюзиониста. Я ознакомилась с указанными мне данными. Всё совпало с его словами.»

«Так в чём проблема, Эмилия?»

«Проблема в том, что меня заинтересовал сам факт возможности материализации объектов, поэтому я решила посмотреть, а не было ли чего-нибудь похожего в жизни нашего командира до указанного момента. То, что я обнаружила, не поддаётся никакому объяснению.»

«И что это? Ещё несколько моментов из жизни командира, где тебе удалось зафиксировать факты странной материализации объектов?»

«Можно сказать и так. Вот только на этот раз, самим объектом материализации на планете Земля был наш командир.»

«Что?! Как такое может быть?»

«Я не знаю! Но он появился на Земле в Запретном мире, сразу в возрасте четырёх лет, с искусственно-прописанной в мозг информацией о его якобы прошлых четырёх годах жизни. После появления в мире Земли, нашего будущего командира, его мозг сохранял уже реальные данные о дальнейшей жизни. Из рассказа Литы мы уже знаем, что это она блокировала память командиру ещё до его появления в Запретном мире. Наш полёт на планету Идилия, и восстановление памяти командиру в секретной научно-исследовательской лаборатории, полностью подтвердили всё что она рассказала.»

«Погоди, Эмилия, а как же реальный факт из его жизни, о котором ты сообщала, что он со своей мамой ходил посмотреть на выступление иллюзиониста?»

«При подробном изучении данных ментоскопирования оказалось, что указанная женщина являлась его приёмной, а не биологической матерью. Она была воспитательницей в детском доме, в который в четырёхлетнем возрасте попал наш Станислав Иваныч. В том мире тогда шла большая война, поэтому никто не проверял данные по маленькому мальчику. Всё было записано с его слов. На вопрос, как его зовут, он ответил — Стась, а когда его спросили об его фамилии, он даже не понял смысла заданного вопроса, поэтому честно ответил — не знаю. Фамилию и второе имя мальчику дали такие же, какие были у какого-то высокого покровителя данного детского дома, оставив неизменным только имя ребёнка. Вот таким образом, в той стране на Земле, его записали как Станислав Иванович Калинин…»


Мне пришлось разорвать связь с Светлояром и Эмилией, так как тишину в рабочем кабинете нарушил радостный голос Таны:

— Стась, у меня получилось! На этом кристалле записан бортовой журнал нашего тяжёлого боевого крейсера «Дисса»! Тут все данные! Начиная с самых первых дней, как корабль заступил на боевое дежурство, и до момента его гибели!

— Спокойно, девочка. Я прекрасно понимаю твою радость, но тебе не кажется странным, что такой большой объём информации, уместился на стандартном кристалле?

— Нисколько не кажется. Там используется специальная система записи уже сжатых данных. Чтобы получить к ним доступ, Палин распаковал всё с кристалла на чистый информационный накопитель подключенный к пульту управления. Иначе мы так бы и не узнали, что это за записи.

— Тана, вот сейчас ты всё понятно объяснила. Теперь необходимо узнать, как это кристалл попал к помощнику техника на сфероиде внешников?

— Скорее всего ему приходилось ремонтировать эту капсулу, вот тогда он и нашёл его.

— Поясни.

— Такими кристаллами снабжены пульты управления пилотскими спасательными капсулами. Все капсулы подключены к специальной шине корабля. Вот по ней, сжатые и зашифрованные данные из главного информационного накопителя крейсера постоянно записываются на кристалл в капсуле.

— Значит и в твоей спасательной капсуле был установлен кристалл такого типа?

— Конечно. Меня тогда очень сильно удивило, что вы выбросили в космос мою пилотскую спасательную капсулу не изъяв из неё самый важный информ-кристалл. Яна это объяснила, что тогда всем было не до кристалла. Все выполняли твой приказ по спасению моей жизни. Кстати, Стась, а как ты узнал, что я тяжело ранена? Мила сказала, что тебе об этом было известно ещё до открытия моей капсулы.

«Расскажи ей, Древний. Между родственными душами не должно быть таких тайн», — встрял в нашу беседу Палин.

— Стась, о чём он говорит? Что за тайна?

— Похоже Палин прав. Ты должна это знать. Правда не знаю, поверишь ли ты сказанному или нет.

— Стась, не пугай меня. Я всегда верила тебе и буду верить несмотря ни на что.

— Хорошо, Тана, я расскажу тебе, о чём я молчал. Всё дело в том, что ты умерла много тысяч лет назад, в научно-исследовательской лаборатории на военной базе мира Джоре. Когда учёные под руководством Эмилии достали тебя всю израненную из спасательной капсулы и переложили в медицинскую, у них не оказалось в наличии каких-то редких микроэлементов для спасения твоей жизни. Поэтому они так и не смогли ничем тебе помочь. Твоё умершее тело они вновь положили в пилотскую спасательную капсулу и убрали на склад хранилища. Когда я узнал об этом, то отправился на эту военную базу. Однако, вместо базы мы обнаружили лишь её обломки. Твоей капсулы мы так и не обнаружили. Эмилии удалось сохранить отчёт поисковой группы, в котором указывались координаты, где была найдена твоя пилотская капсула. Вот таким образом, я узнал о твоих тяжелых ранениях.

— Погоди, Стась. Мила мне рассказала, что мою пилотскую капсулу выловили в космосе сразу же после боя. Она меня обманула?

— Нет. Она просто не всё знает. Когда я не смог найти капсулу с твоим телом, я отправился в прошлое, по указанным поисковиками координатам. Вот только я выбрал произвольное время до того момента, как поисковики мира Джоре нашли твою пилотскую капсулу. Когда мы вышли из прыжка в прошлом, то увидели твой бой с кораблём Зурнов. Я отдал приказ открыть огонь из всех наших орудийных систем по кораблю чужих. Наш одновременный залп и летящей на таран твой корабль-разведчик, в одно время достигли точки назначения. Похоже, мы попали кораблю Зурнов в реакторный отсек или в склад с имеющимся антивеществом, из-за чего произошёл мощный взрыв, который уничтожил оба корабля без остатка. Посланный капитаном Конуэлом разведбот подобрал твою пилотскую спасательную капсулу. Дальнейшее ты уже знаешь. Пока Мила тебя восстанавливала в капсуле регенерации, я отдал приказ вернуться в привычное для нас время. Вот такой у меня краткий рассказ получился.

— Но разве возможно вернуться в прошлое?

— Ну, у меня иногда это получается, особенно, когда дело касается жизни близких мне людей, — ответил я с улыбкой.

— Благодарю, Стась за правду, и за то, что ты вернулся за мной, — сказала Тана поднимаясь из моего кресла, в её глазах блестели слёзы. Она подошла, обняла меня, и тихо прошептала: — Я всегда надеялась, что ты придёшь ко мне на помощь в самый тяжёлый момент. Мне было плохо без тебя, ведь ты единственный из родных, кто у меня остался в этой жизни.

— Успокойся, девочка, всё позади, — сказал я вытирая её слёзы. — Лучше расскажи мне, как ты оказалась в той системе, где произошёл бой с кораблём Зурнов?

— После того, как вышли все сроки ожидания, а тяжёлый крейсер «Дисса» так и не вернулся на базу, я оправилась на твои поиски. Капитаны других кораблей сообщили мне, что ты отбыл в сторону Запретного мира. Туда я направила свой корабль-разведчик. При выходе из прыжка, в одной из безымянных звёздных систем, я наткнулась на корабль Зурнов. Помня чему нас учили в Академии Флота, я постаралась незаметно скрыться от них, но они каким-то образом заметили меня, несмотря на активированные маскировочные поля и стали преследовать. Я испробовала все известные мне уловки, даже слепые прыжки в случайном направлении, но они нагоняли меня везде. Не зная как от них оторваться, я решила дать им бой, думая, что в таком случае они всё же отстанут от меня. Зря у меня возникла такая мысль, как оказалось, наше экспериментальное оружие недостаточно хорошо пробивало защитное поле их корабля. В первые же минуты боя мой корабль-разведчик получил множественные повреждения корпуса, ну и мне тоже досталось. Вот из-за этого, я и приняла своё окончательное решение, направить своего малыша таранить корабль Зурнов. Когда до него осталось небольшое расстояние, я включила постоянную автоматическую стрельбу из орудийной системы, кое-как забралась в пилотскую спасательную капсулу, включив режим полного стазиса. Самого момента отстрела спаскапсулы от корабля-разведчика мне уже не довелось увидеть. Меня не покидала надежда, что мою капсулу рано или поздно найдут, и мне окажут медицинскую помощь. Вашего корабля я не видела, откуда мне было знать, что Иван создал на сверхтяжёлом крейсере такую мощную маскировку. Как видишь, Стась, у меня тоже получился краткий рассказ, — сказала Тана и улыбнулась.

— Вот и хорошо, а теперь у тебя появилось время спокойно пообедать. Тебе выбрать блюда или сама наберёшь что хочется на синтезаторе?

— Сама выберу, а ты занимайся своими делами. Я же вижу, что тебе нужно куда-то идти.

Словно подтверждая её слова, в голове раздался голос Бруча:

«Вернувшийся, Хранитель зовёт тебя к себе.»

— Ты права, Тана, у меня ещё полно дел, — ответил я племяннице. — Ты спокойно обедай, а потом можешь пообщаться с моим другом Палином, — сказав это я прошёл в своё хранилище…


Глава 6

В бескрайних глубинах космоса

Сверхтяжёлый крейсер «Ингард»


«Стась, ты говорил, что неизвестные предметы вы обнаружили в найденной спасательной капсуле. Скажи мне, а какой-нибудь разумный был внутри неё?» — сказал Орм едва я появился в помещении хранилища.

— Конечно был. Когда его достали из спаскапсулы, то сразу отправили на восстановление и лечение в нашем медицинском секторе. В данный момент, насколько мне известно, его здоровью ничто не угрожает. Правда, по окончанию лечения спасённого, произошли довольно странные события.

«Что тебе показалось странным в этих событиях, Стась?»

— Во-первых, Орм, медицинская капсула, в которой находился разумный, открылась раньше установленного времени, словно режим её плановой работы был прерван аварийным открытием изнутри. Во-вторых, как только найденный разумный пришёл в себя и открыл глаза, он увидел нашего старшего медика Эмилию. Вот с этого момента, начались основные странности. Сначала разумный почему-то дико закричал, словно бы чего-то сильно испугался, а потом вновь забрался в медицинскую капсулу и каким-то образом заблокировал её пульт управления. После чего, капсула перестала выполнять команды медиков. Сейчас мы ждём прибытия нашей инженерной группы, которая должна восстановить пульт управления и открыть медкапсулу.

«Стась, а ваш старший медик и спасённый принадлежат к одному разумному виду?»

— Даже не знаю как тебе ответить, Орм. Дело в том, что Эмилия раньше была электронным медицинским искином, а потом получила физическое тело. По своему внешнему виду она похожа как на представителей мира Джоре, так и на представителей мира Аграфов. Наш спасённый хоть и оказался землянином из Запретного мира, но диагностическая капсула показала, что он является носителем генокода Древних Вечных. Могу я узнать с чем связан данный вопрос?

«Когда Хранитель проводил сканирование твоей глубинной памяти, то обнаружил, что тебе известны такие древние понятия как „чары“ и „чародейство“. В ваших древних преданиях и народных сказках представители разумного вида, владеющего различными чарами, были похожи на вашу Эмилию. Скорее всего, спасённому разумному рассказывали только о страшных деяниях сотворённых чародеями и это очень сильно напугало его. Вот поэтому был задан такой вопрос.»

— Это мне понятно. Непонятно другое. Почему вас с Хранителем так заинтересовали старые народные сказки и древние предания Запретного мира? — спросил я с улыбкой.

«Все древние сказки и предания всегда имеют изначальный источник своего появления. На пустом месте они никогда не появляются. Всему есть своя причина. Так что мне непонятно твоё веселье. Скажи мне, пожалуйста, Стась, тебе приходилось сталкиваться с древними природными накопителями ар-энергии, а также ир-энергии?»

— Орм, моя ранее заблокированная память ещё не восстановилась, поэтому у меня пока нет чёткого ответа на твой вопрос. Из того, что мне известно на данный момент времени, могу сказать лишь одно, что с такими понятия как «ар-энергия» и «ир-энергия» за последние семьдесят лет я не сталкивался, — уже серьёзно ответил я. — Исходя из сказанного, можешь сделать вывод, что если я не слышал про эти виды энергии, то значит мне ничего не известно про накопители для них. Ни про природные, ни про искусственные. Да и где по-твоему, я мог бы увидеть эти накопители?

«Ты их сам принёс и отдал Хранителю для анализа.»

— Ты хочешь сказать, что вот те странные камушки являются накопителями неизвестных мне видов энергий?

«Это не просто „странные камушки“, Стась, а частицы древнего Священного Древа.»

— Погоди немного, Орм. Дай мне время осмыслить услышанное. Получается следующая картина… Первое, найденные у землянина странные камушки являются накопителями ещё более странных энергий, о которых мне пока ничего не известно. Второе, данные накопители энергий кем-то были специально изготовлены из частиц древних растений из кремния. Я всё правильно понял?

«Да. Ты правильно понял. Думаю, что следует добавить к твоим размышлениям, ещё и третий пункт: Эти накопители энергий были не просто кем-то созданы. Ими очень часто пользовались.»

— С чего такие выводы?

«В принесённых тобой природных накопителях осталось очень мало энергии. Её можно потратить, до такого низкого уровня, только при очень частом использовании. Хранитель сейчас заряжает накопители необходимыми энергопотоками.»

— Послушай, Орм, а почему анализатор лаборатории выдал заключение, что эти накопители излучают пси-энергию?

«Излучения ар-энергии, а также ир-энергии, очень схожи по структуре плотности потоков с пси-энергией, поэтому вы и получили такой результат в анализаторе лаборатории. Эти жизненные энергии довольно часто дополняют друг друга, так как спектральные структуры пересекаются в некоторых областях. Вот только методика применения этих энергий совершенно различная.»

— Ты имеешь в виду применение этих энергий в качестве оружия?

«Почему именно оружия? Насколько я знаю, ар-энергия применялась для различных видов созидательной деятельности. Наделяя обычные материалы весьма необычными свойствами или преобразуя одни элементы в другие.»

— Понятно. В прошлые времена на Земле такую штучку называли «философским камнем». Её наделяли особыми магическими свойствами, предполагая, что при помощи такого камня можно из свинца получить золото.

«Способность запускать реакцию трансмутации физических элементов, это всего лишь одно из побочных явлений. Ар-энергия, как правило, применяется совершенно для других целей. Например, Хранитель использует данный вид энергии для создания и свертки пространств внутри своего чёрного камня, а Яна использует эту энергию для изменения внешнего вида корабля.»

— Интересная информация, а ир-энергия для чего применяется?

«Она используется для воздействия на живые структуры. При помощи ир-энергии капсулы регенерации восстанавливают повреждённые физические тела разумных существ. Кроме этого, данную энергию можно использовать автономно, сохраняя её в природных накопителях.»

— Я понял тебя, Орм. При помощи камня, наполненного такой необычной энергией, целитель может вылечить больного. Теперь мне осталось выяснить, как эти природные накопители попали к нашему спасённому. И заодно разузнать, известно ли ему о необычных свойствах этих камушков.

«Вернувшийся, ты можешь забрать эти накопители. Теперь они вновь полностью заряжены жизненными энергиями», — присоединился к нашему разговору Хранитель пространств чёрного камня.

— Значит ли это, что они полностью сохранили свои необычные свойства?

«Природные накопители никогда не теряют своих свойств. Они могут лежать опустошённые тысячи лет, но стоит наполнить их нужными энергиями, как они вновь обретают прежнюю силу.»

— Скажи мне, Хранитель, а с тем уровнем энергии, что у них был до зарядки, накопители могли поддерживать жизненные силы разумного существа?

«Могли, но только в том случае, если у разумного был прямой контакт с ними. Достаточно было просто взять накопители в руки.»

— А как шло перенаправление этих энергий?

«Точно так же как ты связываешься с Бручем, то есть при помощи мысленных команд.»

После сказанного, в передней части чёрного камня вновь появилась небольшая ниша, в которой переливаясь различными сполохами света лежали странные камушки. Забрав контейнер с необычными камнями, я поблагодарил Орма и Хранителя за помощь, после чего вернулся в свой рабочий кабинет.


Тана уже пообедала и вовсю общалась с Палином. Судя по её широкой улыбке на лице, старый арахнид рассказывал ей что-то весёлое.

— Я смотрю вы уже нашли общий язык, — тихо прозвучали мои слова за спиной племянницы.

— Стась, ты даже не представляешь, сколько много интересного знает Палин, — ответила Тана.

— Думаю, что он сам этого не представляет, — сказал я с улыбкой. — Палин, ты закончил работу с кристаллами, что я принёс?

«Уже закончил. Я скопировал все данные с них на свободные накопители подключённые к твоему пульту управления. Так что, Древний, можешь их забирать.»

— Были какие-нибудь сообщения за время моего небольшого отсутствия в кабинете?

— Появлялась Яна, она сообщила, что инженеры уже прибыли и приступили к работе. Так что ты можешь отправляться в медицинский сектор.

— Тана, а ты разве не хочешь пойти со мной?

— Стась, если ты не против, я бы хотела продолжить общение с Палином.

— Ну что же, общайтесь на здоровье, — сказал я забирая кристаллы из считывателя пульта и укладывая их в прозрачный контейнер. — Если меня кто-то будет спрашивать, скажете, что я отправился в медсектор…


Прибыв в медицинский сектор, я застал там только Милу и наших доблестных инженеров, которые колдовали над капсулой. Эмилия отсутствовала…

— Как успехи Дарэл? — спросил я старшего инженера.

— Мы уже заканчиваем свою работу, командир. Тот, кто перепрограммировал медицинскую капсулу, просто гений. Мы ещё не встречали такого подхода к работе с кодами управления. Иван говорит, что такой специалист прекрасно дополнил бы нашу команду. Ты случайно не знаешь, кто это сделал?

— Случайно знаю, — ответил я с улыбкой. — Этот гений сейчас находится в капсуле. Как только он увидел нашу Эмилию, так сразу же скрылся в медицинской капсуле и заперся изнутри.

— Командир, тебе не кажется, что это очень странная реакция при виде красивой девушки?

— У меня есть одно предположение на этот счёт. Скорее всего, эта довольно странная реакция не на нашу Эмилию конкретно, а вообще на всех разумных представителей мира Джоре и мира Аграфов. Возможно, он когда-то имел негативный опыт от общения с ними, поэтому и такая необычная реакция. Но истинную причину, мы можем выяснить только у нашего спасённого.

— Удалось выяснить, какому разумному виду принадлежит этот технический гений?

— В капсуле находится землянин, у которого генотип Древнего Вечного.

— В таком случае, командир, перед открытием медицинской капсулы, нам с Иваном лучше покинуть это помещение. Пока вы будете с ним общаться, мы пообедаем в местной столовой, а то пункт питания девчатам сделали, а сами там, так и не успели потрапезничать.

— Хорошо, Дарэл, тогда вы нас подождите в столовой, заодно познакомитесь с техническим гением. Перед тем как пойдёте кушать, осмотрите внимательно спасательную капсулу. Особое внимание к пультам управления. В них должны быть информационные кристаллы. Возможно, там спрятано ещё что-то интересное. Насколько я понял, эту капсулу наш техник готовил для себя, так что будьте очень внимательны.

— Я всё понял, командир. Сейчас я посмотрю пилотскую спаскапсулу на предмет сюрпризов и необычностей, а Иван закончит нашу работу с проблемной медкапсулой, — тут же принял решение старший инженер.

«Командир, наши инженеры мне восстановили доступ к пульту управления медицинской капсулой. Прикажете открывать?» — спросила Мила.

— Погоди открывать. Покажи мне все вещи нашего спасённого.

«Всё находится в вещевом контейнере рядом с медкапсулой, за исключением стеклянных сосудов с древними ядами. Они сейчас находятся в хранилище нашей лаборатории.»

— Свяжись с Эмилией, пусть все склянки с ядами принесёт сюда.

«Но зачем?! Ведь это опасные для жизни вещества.»

— Затем, что эти вещества принадлежат спасённому технику. Скорее всего, они дороги ему как память о прошлой жизни, а не как древние яды. Иначе бы он их давно использовал. Ты же не хочешь, чтобы он нас обвинил в краже чужого имущества?

«Нет, командир, не хочу. Ваше распоряжение передано Эмилии. Скоро она всё принесёт.»

— Вот и хорошо, а я пока посмотрю что у него осталось в карманах старого комбинезона. Кстати, приготовь для него комплект новой одежды, на эту уже нельзя смотреть без содрогания.

«Принято. Новый комбинезон и комплект одежды подготовлен.»

В потайном кармане старого комбинезона лежал небольшой свёрток из металлизированной фольги, в котором обнаружились рыболовные крючки разных размеров. Кроме них, нашёлся небольшой фонарик, а также различные инструменты и непонятные для меня предметы. Всё это добро я сложил на полочку рядом с медкапсулой.

— Командир, я нашёл информационный кристалл, — сообщил Дарэл.

— Где ты его обнаружил? — спросил я, забирая кристалл у старшего инженера.

— Во внешнем нерабочем пульте управления. Скорее всего, данный пульт был снят с другой, такой же пилотской капсулы. Его установили лишь для того, чтобы все тесты показали, что капсула непригодна для использования, а настоящий, действующий пульт управления разместили внутри. Кроме того, я заметил, что тот, кто это сделал, увеличил вдвое количество источников питания. С таким энергозапасом спасательная капсула, в режиме стазиса, могла находиться в космосе не одну сотню лет.

— Вот видишь, Дарэл, какой предусмотрительный наш технический гений.

— Вы думаете, что это он пилотскую спаскапсулу переделал?

— Уверен в этом. Лита нашла у него кристаллы, на которых записаны не только данные по ремонту и восстановлению различных капсул. Там вся техническая информация по сфероидным кораблям внешников.

— Командир, мне нужно срочно ознакомиться с данной информацией.

— Вам с Иваном нужно срочно пообедать, а с данными по сфероидам вы будете знакомиться когда проснётся наш гений. Ты не забывай, Дарэл, если у него имелась в наличии эта информация, значит он применял её на практике, то есть занимался непосредственным ремонтом узлов и механизмов корабля чужих, а возможно даже орудийных систем.

— Вы думаете, что внешники могли его допустить до своего оружия?

— А почему бы и нет. Они могли просто не говорить, что это орудийные системы корабля. Какой хозяин будет объяснять своему молчаливому рабу, что именно нужно проверить или починить. Тем более, что он на корабле внешников был всего лишь помощником техника. Просто ему приказывали отремонтировать или провести профилактику, вот и всё.

— В таком случае, я согласен с вашими выводами, командир.

— Вот и хорошо. А сейчас идите обедать. Иван уже смотрит на нас голодными глазами.


Через несколько минут Эмилия принесла склянки и поставила их на полочку возле капсулы. Инженеры забрали с собой старшего медика и отправились обедать в столовую, я подошёл к медицинской капсуле и приказал Миле открыть крышку. Пока шло открытие капсулы, я налил из термоса кружку чая и приготовил две чудодейственных гранулы.

Внутри медицинской капсулы лежал мужчина высокого роста с крепким телосложением. На голове были светло-русые волосы до плеч, а лицо обрамляла средних размеров русая борода уже тронутая сединой. Его глаза были закрыты.

— Мила, он что… ещё не проснулся? — спросил я по-русски.

«Проснулся, командир. Датчики капсулы показывают, что он уже бодрствует и всё слышит.»

— Вот как. В таком случае, сударь, с пробуждением вас. Открывайте глаза и поднимайтесь. Негоже в таком виде перед девушкой находиться. Она хоть и лекарка знатная, но смущать её своей красотой и статью не стоит.

Мужчина удивлённо открыл глаза, приподнялся на локтях и осмотрелся по сторонам, после чего сел внутри медкапсулы. Голограмма Милы стояла возле пилотской спасательной капсулы отвернувшись от него.

— Ты кого-то ищешь?

— Тут была не упокоенная нежить, боярин. Я своими очами узрел, как умерщвленная Русинка заходила сюда, — хриплым голосом произнёс мужчина, — видать приходила по мою душу, да я споро спрятался от неё.

Я протянул ему две гранулы и кружку с ароматным чаем, после чего сказал:

— Эти зернышки положи под язык, а потом выпей чаю. Только осторожно, он горячий. Как чай допьёшь, облачишься в новую одёжу, твоя я гляжу совсем поистрепалась. А после мы с тобой пообщаемся.

— Благодарствую, боярин, всё исполню, как велишь, — так же хрипло сказал мужчина. После чего, быстро отправил гранулы под язык и стал с удовольствием пить ароматный чай на лесных травах. Допив чай, он отдал мне кружку, покинул медкапсулу и быстро оделся. Было видно, что ему уже приходилось носить такую одежду.

— Ну вот, теперь вновь на человека стал похож, — сказал я оглядев спасённого. — Теперь давай знакомиться. Меня зовут Станислав Иваныч. Я тут самый старший. А лекарку, что возле капсулы стоит, Милой назвали.

— Славирка Чаровник я, боярин. Сбежал от своих хозяев-демонов, апосля того, как узрел, что они живьём съели Русинку. Я не смог ей ничем помочь, вот и приходила её не упокоенная душа за мной.

— Насчёт не упокоенной души Русинки, ты ошибся Славирка. Не было здесь никакой нежити. Сюда заходила лишь моя помощница-лекарка, проведать как идёт твоё лечение. Эмилией её зовут. Она мне и доложила, что ты закричал увидев её и закрылся в капсуле. Я поначалу подумал, что ты её облика испугался, так как она очень на лесовичку похожа.

— Лесной народ и леших я не боялся никогда, матушка научила меня как с ними дружбу водить. Я испугался того, что нежить по мою душу пришла…

«Как вы себя чувствуете?» — заботливо спросила Мила. Она уже повернулась к нам лицом, но ещё продолжала стоять возле пилотской капсулы.

— Благодарствую, хозяюшка, за заботу и ваше внимание, — с поклоном ответил ей помощник техника. — Добренько у меня всё, вот только лишь оголодал я немного в ящике ентом.

— Тогда, Славирка, вот всё твоё добро, — я показал на прозрачный контейнер и другие вещи лежащие на полочке, — забирай и пойдём в трапезную. Хотя, если хочешь, то можешь оставить всё тут, на месте, а после трапезы заберёшь.

Спасённый землянин внимательным взглядом осмотрел свои вещи на полочке, и заметив что всё на месте, ничего не взяв, направился следом за мной.


В столовой мы застали Ивана и Дарэла уже заканчивающих свой обед. Быстро представив друг другу наших инженеров и помощника техника, я выбрал на пищевом синтезаторе земные блюда славянской кухни.

— Командир, вы пока присаживайтесь за наш столик, а я подам все блюда, — сказал Кулибин поднявшись из-за стола.

Когда перед землянином появились тарелки с борщом и гречневой кашей с мясом, на его глазах навернулись слёзы. Видать такую пищу он ел в очень далёком прошлом, вот его и накрыли воспоминания.

— Славирка, ты не волнуйся и поешь спокойно, — сказал я протягивая ему ложку.

— Благодарствую, боярин. Такими яствами меня матушка в детстве кормила, но я до сих пор помню их запахи.

— Вот и трапезничай себе на здоровье. И прошу тебя, называй меня Станислав Иваныч, ведь ты не закуп у меня и не раб купленный, а свободный человек. Договорились?

— Хорошо, боярин Станислав Иваныч.

— Славирка, командир у нас не совсем боярин, в привычном тебе понимании, он намного выше по званию, и является главнокомандующим всего флота, — попытался пояснить Кулибин.

— Иван, так ежели Станислав Иваныч является и родовитым боярином и главным воеводой, то значит он князь.

— Иван, пожалуйста, не отвлекай Славирку от трапезы, разве не видишь, что он голодный. После поговорите, времени у вас будет предостаточно. А то вы тут своими рассуждениями меня в цари запишете, — сказал я с улыбкой и принялся за чай с плюшками.

Дальнейшая трапеза продлилась без разговоров. Лишь когда с едой было покончено, наша беседа продолжилась. Первыми на Славирку насели с расспросами наши инженеры, им хотелось узнать, как помощнику техника пришла идея использовать два пульта управления в спасательной капсуле. Заметив, что любое напоминание о пребывании на корабле внешников, вызывает у землянина неприятные воспоминания, я решил отвлечь его.

— Славирка, скажи мне, а те крючки, что у тебя сохранились, они под какую рыбу годятся?

Мой вопрос ввёл присутствующих в состояние лёгкого ступора и на несколько мгновений в столовой зависла тишина. Землянин первым взял себя в руки.

— Так большие крючки для белуги, сома и царского осетра годны, середние в основном для стерляди, карыша и щуки, а мелкие на окуня и карася. Вот только в пустоте среди звёзд нет мест для рыбалки, а на Землю-матушку уже не вернуться. Я храню крючки как память о батюшке, он их сковал для меня.

— Не переживай, Славирка. Мы ещё порыбачим с тобой за удочками на утренней зорьке, а потом ушицы сварганим.

— Благодарствую, князь, за слова твои добрые. Вот только не получится у меня порыбалить. Помру я с тоски, едва вернусь на Землю-матушку, ибо нет там никого из родных у меня, да и мир тот изменился нещадно. Две сотни лет с лишком минули на Земле, как продал меня царский лекарь хозяевам-демонам.

— А как ты узнал об этом? — спросил Кулибин.

— В один раз, появилась у хозяев девушка, Русинка её звали. Вот она мне и поведала, что на родине моей уже другой царь и сколько лет прошло. Вот только съели её демоны, живую съели.

— Как это съели?! Ты сам это видел?! — присоединился к нашей беседе Дарэл.

— Да. Собственными очами узрел. Меня послали чистить воздуховод в хозяйском секторе, там тварь какая-то внутри издохла и вонь от неё на все помещения хозяев шла. Когда я эту тварь нашёл и в ящик прибрал, то сквозь решётку увидел Русинку. Хозяева привязали её нагую к своему алтарю и отрезали куски мяса у неё с тела и ели. Она ещё живая была, я сам видел как по её лицу текли слёзы, — сказал Славирка и замолчал, через минуту он продолжил, — если бы у меня было оружие, как у хозяев, я уничтожил бы этих демонов в той же комнате.

— Знаешь, Славирка, а ведь я могу предоставить тебе такую возможность. Всё дело в том, что корабль с твоими бывшими хозяевами-демонами попал в древнюю ловушку, а из неё только я могу их вызволить. Они сейчас находятся в состоянии вечного сна. Точно таким же сном ты спал в спасательной капсуле, в которой мы тебя нашли.

— Князь-боярин, а Ресс сейчас тоже спит?

— Кто такой Ресс, Славирка?

— Это мой техник-наставник. Он очень добрый, всегда заботился обо мне и обучал как всё ремонтировать.

— Твой наставник был такой же по виду, как и твои хозяева?

— Нет. Он просто большой гном и был таким же рабом у хозяев, как и я. Он даже говорил со мной на другом языке, когда хозяев-демонов рядом не было. Своему языку он меня научил, засовывая в обучающий ящик.

— Славирка, а ты можешь что-нибудь сказать на языке своего наставника?

— Могу, хотя я на этом языке никогда с ним не разговаривал, — произнёс землянин на языке Двергов, — я ни с кем, кроме Русинки, вообще не говорил. Все воспринимали меня как немого.

— А у тебя неплохо получается говорить на родном языке Ресса, — сказал я на языке Двергов.

— Вы тоже знаете этот язык? — удивлённо спросил Славирка.

— Я знаю очень много языков. В моей команде представители разных видов разумных.

Словно в подтверждение моих слов, в помещение столовой вошли три кошечки-красавицы.

Славирка тут же резко вскочил из-за стола и бросился к Ратке, на ходу издавая какие-то звуки напоминающие кошачье мурлыканье. Рысь сначала удивлённо посмотрела на него, а потом потёрлась головой о его руку.

«Ратка, и как это всё понимать?» — мысленно через Бруча спросил я рысь.

«Старший, он произнёс древнее дружеское приветствие на моём языке. Люди уже давно его не используют, но мы всегда помним о нём. Поэтому я ответила ему с соответствии с древней традицией.»

— Славирка, и давно ты умеешь общаться с рысью?

— Моя матушка обучила меня общаться с лесными жителями. Я всегда с ними дружбу водил и подкармливал, когда им было голодно, а они охраняли моё убежище в урмане.

— Ну тогда давай я вас познакомлю. Нашу рысь зовут Ратка, вот эту золотистую кошечку Арта, а черную красавицу Тари.

— Мне тоже приятно видеть такого воспитанного разумного, — сказала Тари по-русски, — я так же как и Ратка не ожидала услышать слова древнего приветствия друзей.

Спасённый землянин открыл рот от удивления, глядя на Тари.

— Что, Славирка, не ожидал увидеть, что наша красавица Тари может разговаривать?

Тот в ответ лишь кивнул головой и молча смотрел на трёх больших кошек.

— Странник, мне сказали, что тебе нужна наша помощь.

— Совершенно верно, Тари. В соседней звёздной системе нас ожидает ещё одна «Обитель Безмолвия». В её стазис-поля угодил корабль внешников, где держали Славирку в рабстве. Ему удалось сбежать. Из его рассказа, мы выяснили, что на сфероиде находятся рептилоиды. Ты сама прекрасно знаешь, как они владеют пси-воздействием. Поэтому наша задача, захватить корабль чужаков, а их упаковать в стазис-капсулы, пока они не проснулись. Если кто-то из них придёт в себя раньше, чем мы до них доберёмся, ваша задача взять их под свой пси-контроль. Я понятно всё объяснил?

— Задача понятна. Когда мы отправляемся в соседнюю систему?

— Как только все вернутся с экскурсии на крейсер.

— Тогда нам всем необходимо набраться сил.

— Вот это правильная мысль, — сказал я и повернулся к старшему инженеру. — Дарэл, покорми наших красавиц. Они сами тебе сообщат, что для них сейчас наиболее важное из пищи.

— Всё будет сделано в наилучшем виде, командир.

— Вот и хорошо.

Оглянувшись назад, я увидел, как Ратка и Арта разлеглись возле сидящего на корточках Славирки, а тот гладил их и почёсывал за ушами. Идиллия и удовольствие струилось от всех троих. Похоже, эта компания уже нашла общий язык…

Связавшись через Бруча с Тархом, я узнал, что вся наша команда вернулась с экскурсии на бывшую уникальную планету. Поэтому оставив всех в столовой, я отправился на крейсер.

Прибыв в рубку управления, я внимательно рассмотрел на экране монитора схему соседней системы жёлтой звезды. Подозвав к себе Тарха, Фому и Навигатора, указал на точку находящуюся хоть и на краю системы, но довольно далеко от «Обители Безмолвия».

— Рассчитайте прыжок с выходом в этой точке пространства.

«Командир, а зачем так далеко? Ведь мы можем выйти и поближе к „Обители Безмолвия“. Тем более она находится на основном пространственном пути», — сказал Фома.

— Напоминаю, для тех кто невнимателен. Когда сфероид внешников вышел из прыжка в этой системе, то от четвёртой планеты вылетел скоростной корабль-разведчик. То, что чужак попал в стазис-ловушку, это уже другой вопрос. Старт разведчика произошёл раньше. Значит, на основном пространственном пути стоят датчики регистрирующие изменения метрики, которые происходят при выходе из гипер прыжка. Поэтому прыгаем именно в ту точку, что я указал. В прыжок будем уходить под маскировкой максимального уровня. После выхода, замираем и ждём реакции со стороны хозяев системы. Если скоростной корабль-разведчик появится, то постарайтесь нацепить на него наш маячок.

«После этого мы отправимся к „Обители Безмолвия“, командир?» — спросил Тарх.

— Нет. Мы отправимся к четвёртой планете. Только там мы сможем выяснить всю обстановку в системе. Всем быть наготове. Насколько я знаю, некоторые офицеры только недавно вернулись на крейсер. Сейчас они трапезничают в кают-компании. Поэтому назначаю время ухода в прыжок через час. Постарайтесь успеть сделать все расчёты. Я буду на «Дее», пришлёте мне сообщение за десять минут до выхода из прыжка в соседней системе жёлтой звезды. Приказ ясен?

«Так точно, командир», — одновременно ответили искины.


Глава 7

Пограничные звёздные системы

Сверхтяжёлый крейсер «Ингард»


Следуя через медицинский сектор в свой рабочий кабинет, я услышал множество голосов доносящихся из раскрытого входа в столовую. Это могло означать лишь одно, что оживлённая беседа, начавшаяся после моего ухода, не закончилась, а до сей поры продолжается. Заглянув в помещение для принятия пищи, я отметил, что после моей недолгой отлучки в рубку управления крейсера, количество желающих познакомиться и поговорить со спасённым землянином заметно прибавилось. Пообщаться в столовую медсектора пришли Фёдор, Никола, Светлояр, Эмилия и Лита. Приятно было видеть, что хорошие новости у нас быстро распространяются среди команды. Четыре обеденных столика были сдвинуты вместе, и теперь, за одним общим столом, чаёвничала и общалась дружная компания. На лице Славирки сияла счастливая улыбка, похоже у него давно уже не было такого естественного дружеского общения. Его о чём-то спрашивали и он охотно отвечал задавшему вопрос. На моё появление, на входе, никто даже не обратил внимания, так все были увлечены интересной беседой.

— Я смотрю вы уже все познакомились со Славиркой, — раздался мой голос в столовой, и все замолчав повернулись в мою сторону. — Думаю, никто из присутствующих не обидится на меня, если я его заберу с собой на несколько минут.

— Командир, ты не представляешь, сколько Славомир знает о технике чужих. Это просто какой-то кладезь информации, — сказал мне довольный беседой Кулибин.

— Иван, я всё себе прекрасно представляю. Даже больше тебе скажу, у него есть кристалл, на котором записана весьма интересная информация, как всю эту чужую технику ремонтировать. Вот только объясни мне, почему ты его назвал Славомиром, если он сам представился Славиркой?

— Это так его родители называли. Славирка, это уменьшительно-ласкательная форма имени Славомир. Он нам сам так пояснил.

— Я понял тебя, Иван. Славомир, пойдём со мной, заберёшь свои личные вещи, а потом вернёшься к нашей дружной команде.

Славирка без возражений поднялся из-за общего стола, и молча проследовал за мной в медицинскую секцию, где недавно проходил курс лечения и восстановления.


Наблюдая за тем, как спасённый помощник техника распределяет свой небольшой скарб по карманам комбинезона, я спросил его:

— Славомир, тебе известно назначение этих необычных камней? — и показал рукой на ещё лежащий на полочке прозрачный контейнер.

— Известно. Моя матушка с помощью этих камней пользовала различных людей, возвращая им сильно подорванное здоровье, а иногда даже возвращала угасающие жизни.

— А ты сам сможешь воспользоваться ими?

— Нет, князь-воевода, я не смогу воспользоваться ими. Вот такими чародейскими камнями могли пользоваться только сильные знахарки и лекарки. Так порешили наши древние Боги и Богини, наделяя некоторых женщин необычным даром исцеления больных и увеченных. Каждая ведающая женщина своё умение могла только девочке передать. Моя матушка всех моих старших сестриц древнему ведовству обучила и такими же чародейскими камнями наделила, ещё до того, как их согласно родительской воли замуж выдали. Я сохранял эти камни, и вот эти склянки, — он показал на сосуды с ядом, — лишь как память о своей родимой матушке.

— А матушка рассказывала, откуда появились эти чародейские камни, и что они вообще из себя представляют?

— Да. Она говорила, что это частицы старшего Священного Древа, которое когда-то росло далеко на востоке от нашего поселения. Это Священное Древо всегда давало могучие силы и крепкое здоровье людям, а люди, в свою очередь, всегда с большой теплотой заботились о нём. В старобытные времена, каждый человек, хотя бы раз в жизни приходил в древний Священный Лес, чтобы прикоснуться к могучему старшему Древу и передать ему все свои мысли и помыслы. Священное Древо было очень высоким, а ствол его был таким великим, что несколько сотен человек не могли охватить его. Оно произрастало из недр нашей матушки-земли, и уходило ввысь за облака, где на могучей кроне Древа покоились небеса. Матушка рассказывала нам одно старое предание, что когда наши древние Боги отправились искать в бескрайних небесах необычные цветы для Вырия-Сада, созданного Сварогом, то к нам на Землю с неба спустились в огненных колесницах злые змее-люди. Они начали губить насаждённый нашими Богами Священный Лес, ломая каждое Древо и унося его с собой. Люди Рода видя такое великое зло, вступили в битву со злыми змеями пришедшими с неба. Битва была очень кровавая, много змее-людей в той великой сече было повержено, но когда они почуяли, что пришла к ним погибель, то призвали к себе чёрного Змея-Горыныча. Он прилетел на их зов и с неба стал жечь людей огнём пекельным. Люди Рода стали прятаться от его губительного огня в пещерах и подземных убежищах. Мало кто уцелел в ту лихую годину, ибо Змей-Горыныч не только убивал людей, сжигая их пекельным огнём, многих он похищал и уносил с собой в неизвестные дали. В первую очередь он похищал молодых девочек, особенно тех, кто был наделён даром ведовства. Ведь только ведающие девы ходили в уничтоженный Священный Лес, где они искали и собирали маленькие осколки Священного Древа превратившиеся в могучие чародейские камни. Вскоре все наши древние Боги возвернулись на Землю, прогнали ненавистного Змея-Горыныча и его змее-людей. Но когда наступают времена Ночи Сварога, змее-люди частенько возвращаются, чтобы творить своё чёрное зло на земле. Они постоянно ищут остатки Священного Древа и солнечную руду, чтобы люди Рода не смогли вновь обрести могучей силы, и не прогнали их навечно с Земли.

— Скажи, а солнечную руду ты сам видел когда-нибудь?

— Мне не только приходилось её видеть, князь-воевода. Мой батюшка научил меня плавить её, и делать из неё различные красивые поделки. Даже внутрь рукоятей подаренных мне ножей, мой батюшка залил металл из солнечной руды, дабы ножи всегда помнили меня и сохраняли мою жизненную силу.

Славирка ловко достал один из своих ножей из кармана комбинезона, быстро открутил навершие и протянул нож мне. Взяв клинок, я глянул на торец рукояти, там была видна заливка из золота. Вернув прекрасно сбалансированный нож хозяину, я спросил:

— Тебе батюшка объяснял, для чего он сделал такую заливку в рукояти ножа?

— Да, князь-воевода, мой батюшка поведал мне, что металл получаемый из солнечной руды напитывается особой силой, исходящей от души хозяина, и в случае великой опасности, он может отдать эту силу владельцу ножа.

— Интересно, а ты что-нибудь слышал про такие случаи?

— Я не только слышал, но и сам видел сие. Когда мы с батюшкой собирали болотную руду за урманом, на нас вышел хозяин леса. Он не стал слушать заговорные слова моего батюшки, а дико зарычав, поднялся на свои задние лапы и пошёл в нашу сторону. Батюшка тогда выхватил свой нож-засапожник, прыгнул к медведю и с одного удара, остановил его. Когда свершился древний обряд и душа хозяина леса покинула его недвижимое тело, мы увидели, что в медведе торчали обломки четырёх стрел. Вот тогда батюшка мне объяснил, что от сильной боли подраненный хозяин леса не услышал его заговорные слова, поэтому пришлось упокоить медведя и отпустить его бессмертную душу при помощи заговорённого ножа-засапожника. Нож отдал всю свою накопленную силу, в металле из солнечной руды, дабы остановить биение сердца медведя.

— Благодарю тебя за рассказ, Славомир. Храни всё своё добро как память о родителях, ибо только в нашей памяти сохраняются все образы наших родных и близких. Пока мы будем помнить о них, они всегда будут с нами.

— Я это всегда помню, князь-воевода.

— Вот и хорошо, а теперь пойдём в трапезную, там тебя ждут твои новые друзья. Кстати, на одном из твоих кристаллов есть описание ремонта и восстановления чужой техники. Поделись этими знаниями с Иваном, а он в свою очередь поделится с тобой своими знаниями и умениями…


Проводив Славирку до столовой и передав его заждавшейся команде, я, чтобы не нарушать идиллию их общения, проследовал далее по своим делам. Но вот добраться до своего рабочего кабинета на этот раз, мне так и не удалось. Бруч неожиданно доложил, что для меня срочное сообщение от капитана Лара Конуэла. Он просит прибыть в новый большой зал для офицерских собраний. Странно дело, я даже не догадывался, что на нашем сверхтяжёлом крейсере помимо обычного зала для собраний офицеров, появилось новое специализированное помещение. Пришлось мне возвращаться на «Ингард», благо в памяти транспортного модуля имелась такая точка назначения.


Капитан сверхтяжёлого крейсера встречал меня возле входа в зал. Когда мой транспортный модуль остановился, я спросил:

— Лар, ты можешь мне пояснить, откуда у нас появился новый большой зал для офицерских собраний на крейсере?

— Он появился в соответствии с вашим приказом, командир, — удивлённо ответил Лар. — Вы ещё на Реуле распорядились оборудовать на каждом корабле флота залы для просмотра фильмов и отдыха офицеров свободных от вахты.

— Ясно. Значит, как я понимаю, вы тут оборудовали корабельный кинотеатр. Мне не понятно другое. Почему ты его называешь «новый большой зал для офицерских собраний», а не просто «кинотеатр»?

— Так у нас на корабле несколько кинотеатров, командир. На каждом уровне оборудованы небольшие залы для просмотра фильмов, чтобы члены команды не бегали с уровня на уровень. А этот зал, самый большой на крейсере, поэтому у него пока такое длинное название.

— Ладно, Лар, короткое название ты сам для него придумаешь. Ты мне лучше расскажи, что у вас случилось? Ведь не просто так, ты попросил меня срочно прибыть на крейсер.

— Командир, во время нашей познавательной экскурсии на бывшую уникальную планету, лейтенант Рой Орвис в горном ущелье случайно обнаружил древний тайник, в котором находился информационный кристалл. Мы хотели просмотреть, что на нём записано, а потом доложить вам о находке, но при запуске активации, прозвучало грозное предупреждение на неизвестном нам языке. Поэтому мы послали сообщение вам, так как вы знаете множество языков.

— Я понял тебя, капитан. У кого сейчас находится этот кристалл?

— Вот он, командир, — сказал капитан и протянул мне прозрачный контейнер с кристаллом.

— Слушай меня внимательно, Лар, — сказал я забирая у капитана кристалл. — Скорее всего на нём установлена какая-то древняя защита записанной информации, поэтому для вас и прозвучало это грозное предупреждение. Вы правильно поступили, что не стали дальше просматривать записанные данные… Скажи всем офицерам, чтобы никто не расходился. Я сейчас возвращаюсь к себе. Постараюсь снять защиту и сделать перевод на доступный для всех язык. После, мы все вместе просмотрим то, что записано на этом кристалле. Я всё понятно объяснил?

— Так точно. Понятно.

— Вот и хорошо. Ждите моего возвращения. А лейтенанту Рою Орвису передай мою личную благодарность за находку.

— Обязательно передам, командир. Рой будет рад это услышать.


Когда я подъезжал на транспорте ко входу в свой рабочий кабинет, то услышал весёлый и жизнерадостный смех Таны. Дверь оказалась открытой. Скорее всего, я забыл её закрыть, когда спешил в медицинский сектор. То что я увидел, меня порадовало. Палин что-то рассказывал моей племяннице, а та смеялась от всей души.

— Я вижу, вы уже нашли общий язык, — войдя в кабинет, сказал я с улыбкой.

— Стась, ты не представляешь, каким интересным собеседником оказался Палин. Он столько всего знает, — радостно воскликнула племянница.

— Наоборот, Тана, я это прекрасно себе представляю. Вот поэтому, мы сейчас с тобой будем использовать нашего Палина и все его знания.

«Что-то случилось, Древний?»

— Именно так, друг мой. Во время экскурсии на планету, лейтенант Рой Орвис обнаружил в горном ущелье очень древний тайник, в котором был информационный кристалл. Просмотреть записанные данные не удалось, так как прозвучало предупреждение на неизвестном языке. Возможно, на этом кристалле, установлена какая-то защита. Тебе надо всё как следует проверить, чтобы не допустить утраты записанной информации. Для начала бы не мешало скопировать всё с древнего кристалла на наш накопитель или на чистый кристалл. Ты же помнишь, как рассыпались древние кристаллы с защитой, при неверном коде доступа?

«Я помню тот случай. Твоё сообщение меня уже заинтересовало. Быстрее устанавливай древний кристалл в считыватель, и не забудь добавить туда чистый для записи.»

Выполнив то, что сказал Палин, я приготовился к долгому ожиданию, однако, арахнид мне ответил через пару минут:

«Ты оказался прав, Древний. Тут действительно стояла хорошая защита. Если бы лейтенант не внял предупреждению, то древний кристалл разрушился бы в пыль. Можешь считать, что нам невероятно повезло. Так как мне уже приходилось работать с такими видами защиты, я смог её спокойно отключить.»

— Палин, а на каком языке было записано предупреждение?

«На языке Варгонцев. Я уже частично ознакомился с тем, что было записано на кристалле. Представитель Варгона сделал видеозапись того, что творили чужие на уникальной планете. Его малый крейсер сбили сфероидные корабли Империи Драктов, во время пролёта мимо планеты. Он даже сам не понял, как ему удалось в спасательном модуле опуститься на поверхность планеты. На этом проблемы Варгонца не закончились. Чужие отследили место посадки модуля и устроили охоту на него. Пока он отстреливаясь уходил от преследующих его внешников, камера скафандра вела непрерывную запись происходящего вокруг. Так что на кристалле записано всё, с момента нападения сфероидов чужих на малый крейсер Варгонца, до получения им тяжёлого ранения. Перед тем, как спрятать запись в тайник, он попросил нашедшего, доставить кристалл на Варгон, чтобы в его клане все знали, в сражении с кем он погиб. Дальше указывается название его клана и где он находится на Варгоне. На кристалле записан ещё один блок с данными, но он зашифрован каким-то странным кодом. Возможно, это личный код Варгонского клана.»

— Благодарю за помощь, Палин. Сделай перевод данной видеозаписи на языки миров Джоре и Аркона. Необходимо, записать их на отдельные кристаллы, чтобы вся наша команда могла ознакомилась с мерзкими деяниями внешников.

«Мне нужны ещё кристаллы для записи этой видео информации, Древний.»

Пока я вставлял дополнительные два чистых кристалла в считыватель своего пульта управления, моя племянница задала вопрос старому арахниду:

— Палин, ты смог выяснить, как звали этого Варгонца и какому клану он принадлежал?

«Да, Тана, это я выяснил. Его звали Вадл Ширм из клана Мин.»

— Стась, надо будет выполнить последнюю просьбу погибшего Вадла Ширма, и доставить кристалл с записью на Варгон.

— Тана, ты предлагаешь посетить звёздную систему Варгонцев?! — удивлённо спросил я свою племянницу.

— А почему бы и нет, Стась, — ответила она. — Мы же только выиграем от этого посещения планеты Варгон. Во-первых, мы выполним последнюю просьбу умершего Вадла Ширма, что уже исключает нас из списка потенциальных врагов клан Мин, к которому он принадлежал. Насколько мне известно, Варгонцы очень трепетно относятся ко всем вопросам, что касаются внутренней жизни клана. Во-вторых, среди всех представителей кланов Варгона распространится новость, что Ушедшие Древние вернулись, а это значит, они несколько раз подумают, прежде чем пересекать границы Звёздной Федерации с целью пиратства. Скажи, разве это не существенный повод, чтобы отправиться к ним в гости?

— Возможно, ты права, девочка. Есть что-то интересное в твоём предложении. Ты мне лучше расскажи, откуда у тебя столько информации о Варгонцах?

— Пока ты отсутствовал, мне много чего о них рассказал Палин.

— Тогда мне понятно, где собака порылась…

— Не поняла тебя, Стась. Какая ещё «собака»?

«Тана, не обращай внимание. Это иносказательное выражение. Древний опять использует поговорки Запретного мира.»

— Палин, и с каких это пор, ты стал специалистом по поговоркам Запретного мира?

«С тех самых пор, Древний, как твоему пульту управления были подключены старые искины с данными записанными на планете, которую ты называешь Мидгард-Земля. Ну вот, готово. Оба кристалла записаны.»

Забрав новые кристаллы с записью, я спросил племянницу:

— Ты пойдёшь вместе со всеми смотреть эту видеозапись?

— Стась, если ты не против, я останусь тут и продолжу интересное общение с Палиным. Ведь он может мне и здесь показать эту запись.

— Хорошо, Тана. Оставайся. Только не сильно отвлекай Палина от работы.

«Не волнуйся, Древний. Твоя чудесная родственница, нисколько не мешает моей работе, а общение с ней позволяет вспомнить, что я тоже когда-то был молодым, живым и радостным.»

— Ну что же, тогда не буду мешать вашему дружескому общению, — произнес я, покидая свой рабочий кабинет. — Палин, заодно присмотри, чтобы Тана не забывала покушать.

Что ответил мне Палин я уже не услышал, так как транспортный модуль быстро умчал меня в сторону медицинского сектора. В столовой я передал один из кристаллов Дарэлу, предложив ему устроить коллективный просмотр для всех присутствующих. После чего, я не задерживаясь, отправился в большой зал для офицерских собраний на крейсере, где с нетерпением ждали моего возвращения Лар и другие офицеры.


Когда в большом зале корабельного кинотеатра плавно приглушился свет, а на громадном голографическом экране развернулась яростная битва малого крейсера Варгонцев с несколькими сфероидными кораблями Империи Драктов, я почувствовал мощный взрыв боли в голове, и стал медленно заваливаться на рядом сидящего Лара Конуэла. Что было дальше запомнилось плохо. Кто-то суетился вокруг меня и что-то кричал… за моим затуманенным взором мелькали чьи-то фигуры, лиц которых я не мог разобрать, из-за разноцветных радужных кругов перед глазами… потом меня подняли и куда-то понесли… облегчение мне принесла лишь темнота, полностью поглотившая моё сознание…


Глава 8

— Что ты ищешь на этом пути, Путник?

— Ответы на все свои главные вопросы.

— Но для чего тебе нужны эти ответы?

— Чтобы найти то, что было утеряно.

— И что же ты именно хочешь найти?

— Я хочу найти себя и свою память…


Я вновь оказался на очень знакомой мне, странной бесконечной лесной дороге. Всё так же она простиралась передо мною путеводной лентой, и уходила куда-то в неведомые дали исчезая за горизонтом. По-прежнему неизменным оставался непроходимый вечный лес с двух сторон оберегающий эту довольно странную дорогу. Но, как я смог заметить, какие-то изменения всё же произошли в окружающем меня пространстве, хотя везде ещё сохранялась нереальная тишина. Всё так же я не слышал ни одного звука, ни одного шороха, даже звук моих шагов исчезал так и не появившись. Во-первых, мне стало трудновато идти по этой странной дороге, что вела меня через этот странный лес, словно какая-то неведомая сила мешала мне делать шаг за шагом. Во-вторых, периодически появились странные встречные порывы потоков ветра из ниоткуда, которых раньше на этой лесной дороге не было. Они то появлялись, пытаясь меня остановить, то мгновенно исчезали, словно их никогда не существовало. Возможно, эти порывы порождали множественные небесные бури и вихри над вечным непроходимым лесом, не на шутку разыгравшиеся впереди меня. Единственной моей неизменной способностью оставались лишь размышления, и чтобы мысли приходили ко мне, необходимо было продолжать движение.

То, что я вновь оказался на странной лесной дороге за гранью восприятия, было ясно и понятно, но сама причина переноса на неё для меня оставалась тайной. Этот странный мир вокруг меня постоянно менялся и при этом он всё же оставался неизменным. Иллюзию изменения пространства теперь создавали переливы из тёмно-кровавого цвета в тёмно-фиолетовый, а также множественные небесные бури и вихри, которые наполнили этот необычный мир находящийся за гранью восприятия.

Мой трудный путь по странной дороге через лес продолжался, он как и прежде, был каким-то бесконечным и долгим. Вновь появилась мысль, что этот путь необходимо сократить, заняв себя беседой с кем-то другим. И я сразу же вспомнил о своём верном помощнике Бруче. Ведь именно он отправил меня в прошлый раз на эту странную лесную дорогу, проложенную в необычном мире где-то за гранью восприятия.

«Бруч, ты слышишь меня?» — не останавливаясь, спросил я.

«Я слышу тебя, Вернувшийся», — раздался знакомый приятный голос из ниоткуда.

«Ты можешь поговорить со мной?»

«Конечно. Ведь я для этого и существую.»

«Скажи мне, Бруч, это ты вновь перенёс меня за грань восприятия?»

«Нет, Вернувшийся. На этот раз, ты перешёл сюда сам, без моей помощи.»

«Странно, но я не помню, чтобы я желал этого. Даже не представляю себе, как у меня такое перемещение получилось. Тебе известно, что произошло?»

«Мне известно лишь, что у тебя восстановился небольшой участок ранее заблокированной памяти. Когда эта вся разблокированная информация стремительной лавиной устремилась в твоё сознание, ты полностью потерял контроль над собой. Поэтому, ты закрылся от своей окружающей реальности и нахлынувшего потока, пожелав оказаться вновь на дороге за гранью восприятия.»

«А что в это время делал ты, Бруч?»

«Я занимался разбором и анализом того, что восстановилось в твоей памяти, Вернувшийся. Необходимо было для всего определить нужное место. Чтобы у тебя в дальнейшем не возникло проблем с воспоминаниями.»

«Понятно. Значит, ты мои старые знания сохранённые в памяти раскладывал по полочкам?»

«Можно и так обозначить этот процесс…»

«Ты можешь подсказать, что у меня там восстановилось?»

«Информация о твоих многочисленных битвах с внешниками. Как они хотели забрать у тебя знания, о точках перехода других Древних в иные Вселенные, и те данные, как ты заблокировал свою память, перед тем как скрыться от внешников на одной из планет в Запретном мире.»

«Понятно, Бруч. Эти знания возможно важные и нужные, но пока я не представляю себе, в какой сфере моей нынешней деятельности их можно применить.»

«Ты говоришь так, Вернувшийся, словно вся твоя память восстановилась и все твои знания вернулись. Но ведь это не так. Пока то, что ты вновь обрёл, это лишь малая часть того, что ты знал ранее.»

«Ничего себе „лишь малая часть“! Ты же сам мне сказал, что от этого нахлынувшего потока воспоминаний я не только потерял своё сознание, но и полностью утратил контроль над собой. По-твоему это произошло из-за малой части того, что я знал?»

«А разве громадные знания, накопленные за многие тысячелетия, должны занимать мало места в твоей памяти, Вернувшийся?»

«Погоди немного, Бруч. Ты хочешь сказать, что эта „малая часть“ восстановленной памяти охватывает знания за несколько тысячелетий?»

«Именно это я тебе и сказал. Я даже представить себе не могу, какие объёмы информации и накопленных знаний у тебя хранились в остальных участках памяти, занимающих большую часть заблокированной области.»

«Да уж… не хотелось бы мне вновь потерять сознание и контроль над собой, перед своей командой и своими близкими. Представляешь, как могут напугаться мои маленькие дети, супруга и родственники?»

«Мне даже представлять такое не нужно. Тана когда увидела тебя, что тебя доставили в бессознательном состоянии, тоже потеряла сознание. Лита её сразу же поместила в медицинскую капсулу. Поэтому я принял решение взять все процессы восстановления твоей заблокированной памяти под свой контроль. Чтобы с тобой в дальнейшем не произошло ничего похожего.»

«А раньше, ты разве не мог контролировать эти процессы?»

«Мог, но я не получал от тебя никаких указаний насчёт их контроля. Поэтому я думал, что ты сам сможешь справиться со всеми процессами восстановления своей памяти.»

«Ладно, Бруч, с этими проблемами мы вроде как разобрались. Скажи мне, пожалуйста, что за небесные бури разыгрались над вечным непроходимым лесом?»

«Это твои старые знания устремившиеся на волю. Они пока не нашли своих точек опоры, так как остальные участки твоей заблокированной памяти пока ещё не восстановились. Вот и кружат они над лесом твоего сознания, выискивая места, куда им необходимо определиться.»

«А почему все небеса в сполохах от тёмно-кровавого цвета до темно-фиолетового цвета?»

«Потому что, нахлынувшие лавиной из памяти восстановленные знания, причиняют боль не только твоему сознанию, но и твоему физическому телу. Перед тем, как тебя уложили в капсулу, я уловил чёткие мысли и тревожные эмоции Эмилии и Литы. Они постоянно думали о твоём здоровье, об обширном кровоизлиянии в мозг, о лопнувших кровеносных сосудах, и о том, что тебя вовремя доставили в медицинский сектор.»

«Неужели всё так плохо со мной?»

«Сейчас уже намного лучше. Когда ты попал на лесную дорогу, ты очень долго лежал на ней без движения, а потом поднялся и медленно пошёл вперёд. Лишь спустя долгое время, способность воспринимать окружающее пространство, вернулась к тебе.»

«И ты постоянно наблюдал за мной, не делая попыток помочь мне?»

«Ты должен был самостоятельно получить полный контроль над происходящим, без какой-либо посторонней помощи. Ведь тебе пришлось бороться с самим собой. Пойми, Вернувшийся, в заблокированных частях памяти хранились не только многочисленные знания, полученные тобой ранее, там была частица тебя прежнего. Никто не может знать, в кого ты превратишься, когда все твои заблокированные знания вернутся.»

«Бруч, ты мне сейчас о чём говоришь?»

«О твоей внутренней сути. Ты очень сильно изменился, после начала восстановления своей памяти.»

«Что-то я не чувствую никаких изменений в себе.»

«Скажи мне, Вернувшийся, ты всё так же легко идёшь по своему пути?»

«Вроде бы всё как прежде, Бруч, если не считать встречных порывов ветра, которых раньше на моём пути не было.»

«То, что ты воспринимаешь, как встречные порывы ветра, это противодействие твоей старой изначальной внутренней сути. Она хочет вернуть тебя на другой путь, тот, по которому ты шёл раньше. Лишь от тебя самого зависит, какая внутренняя суть одержит верх в противостоянии. Старая жизненная суть, что была у тебя до блокировки памяти, или новая, что была создана в Запретном мире.»

«Ты говоришь так, словно бы во мне идёт какая-то невидимая борьба между двумя разными душами. Но как же такое вообще может быть? Ведь я ничего подобного в себе не ощущаю. У меня нет никаких намёков на присутствие во мне второй души или моего прошлого „Я“. Никакого раздвоения сознания у меня тоже не произошло. И кроме всего прочего, не забывай, Бруч, что в период жизни до блокировки моей памяти, я всегда был самим собой и находился в этом же физическом теле, пусть даже оно прошло изменения для проживания в Запретном мире.»

«Ты и сейчас находишься в том же самом теле, Вернувшийся. Я ведь не говорю, что у тебя появилась вторая душа или раздвоилось сознание…»

«Тогда о чём ты говоришь, Бруч?»

«Об изменившейся внутренней сути. В прошлом у тебя была одна жизненная суть. Она тебе помогала выбрать твой жизненный путь и идти по нему к поставленной цели, а после блокировки памяти, в Запретном мире у тебя проявилась совершенно другая внутренняя суть… Теперь тебе необходимо выбрать, что-то одно. Ту жизненную суть, которая тебе ближе всего по духу.»

«А разве это обязательно делать?»

«Каждый разумный должен выбрать свой собственный путь в жизни, ибо нельзя идти в две стороны одновременно.»

«Ты противоречишь сам себе, Бруч. В прошлый раз, когда я оказался за гранью восприятия, ты говорил мне, что я всегда находился на этой дороге и шёл по ней к поставленной цели. Разве я двигался по ней в две стороны одновременно? Ты же сам заявляешь, что жизненная суть только помогает с выбором пути, но не поставленной цели, так зачем же мне что-то выбирать?»

«Потому что, во все времена, все разумные всегда делали свой выбор, ибо внутренняя суть может быть только одна. Каждый разумный всегда сам определяет, что для него особо важно в жизни, и что будет основой для его внутренней сути.»

«И кто такое заявил, что жизненная суть должна быть только одна?»

«Так было всегда, с начала Изменения нашей Вселенной.»

«Вот как… значит, до начала Изменения не нужно было выбирать?»

«Это никому не известно.»

«Если об этом никому не известно, то это не может означать, что такого не было.»

«Что ты хочешь этим сказать, Вернувшийся?»

«Я не буду ничего выбирать, Бруч. Когда я вижу мороженое и шоколад, и мне предлагают на выбор что-то одно, то я просто заберу и первое, и второе. Зачем от чего-то отказываться, ведь в каждом есть своя неповторимая прелесть.»

«Но в таком случае, тебе же предстоит постоянно делать свой выбор, не между какими-то продуктами питания, а между старой и новой жизненной сутью.»

«Мне не нужно будет постоянно делать свой выбор, Бруч, я его уже сделал. Я принимаю для себя общую внутреннюю суть, и ту что была ранее, и ту что сложилась у меня сейчас. Думаю, они прекрасно дополнят друг друга.»

«И что же у тебя в конечном итоге получится?»

«Иная суть!»


После этих слов, мне стало легко идти по этой странной лесной дороге, и я стал наблюдать за тем, как меняется мир вокруг меня. Он менялся в соответствии с принятым мною решением, все вихри и множественные небесные бури постепенно исчезали в пространстве над чудным лесом, их сменяли радужные переливы чистого света. Мне сразу же вспомнились разъяснения Бруча, что сполохи света отражают мысли идущего по своему пути. Чем чище и светлее мысли, тем светлее будет вокруг.

«Бруч, а ты что замолчал?» — спросил я своего невидимого собеседника.

«Пытаюсь понять происходящее. Ты сделал выбор, который до тебя никто не делал. И у тебя всё получилось. Мне не понятно как такое могло произойти.»

«Это произошло лишь потому, Бруч, что свободу выбора никто и никогда не отменял. Ты же сам говорил: „Каждый разумный всегда сам определяет, что для него особо важно в жизни, и что будет основой для его внутренней сути“. Так чего же ты удивляешься происходящему?»

«Потому что раньше такого никогда не было. Всё-таки ты очень странный Древний, и даже выбор у тебя получился странным.»

«Что есть, то есть, — сказал я улыбнувшись, — многие меня называют „странным“, но это никак не мешает мне жить и идти к своей цели.»


Бруч вновь замолчал обдумывая только что услышанное, а я продолжал идти по странной лесной дороге, изредка поглядывая вверх. Сполохи света уже не были тёмными, везде сияли только яркие цвета. Вокруг стояла всё та же тишина и мне ничего не мешало думать о том, что я выбрал для себя в жизни. Я не мог отдать предпочтение старой внутренней сути, так как в ней не было Ярославны, Олега и Ксении ожидающих моего возвращения, на ставшей родной Реуле. Они наполнили мою жизнь новым смыслом и я не желал их терять. Кроме того, рядом со мной появилась моя племянница Тана, о которой я заботился после гибели брата, и её я тоже не желал терять, так как она была единственной родной частицей моей семьи из далёкого прошлого. Они все моя семья, и я принял верное решения, выбрав их всех. Опустив свой взор с небес, я увидел что рядом со мной идут Тана и мои дети. На их лицах сияла радость и счастье. И я окончательно понял, они радуются не тому, что идут к какой-то моей цели, а тому, что они просто находятся рядом со мной. Словно подтверждая эту мысль, раздался голос моего невидимого собеседника:

«Вот теперь я вижу, что ты полностью осознал, что всё на твоём пути зависит только от тебя самого. И даже твой странный выбор оказался правильным.»

«Я это тоже понял, Бруч. Теперь я знаю, что я не один на своём пути. Нас уже четверо.»

«Вас пятеро, Вернувшийся. Посмотри, кто идёт позади вас?»

Обернувшись на ходу, я увидел, что следом за мной, Таной и детьми, по странной лесной дороге шёл старый арахнид Палин.

«Он тоже принял для себя важное решение и теперь ваши два пути стали одним», — сказал Бруч.

«Мне приятно осознавать, что теперь я не один на этом пути, а это значит, что данный путь мы пройдём все вместе. Думаю, что когда к нам присоединится моя любимая жена Ярославна, наш путь будет более интересным.»

«Она пока ещё идёт по своему собственному пути и лишь от вас двоих зависит, сольются ли ваши пути в один, как это произошло с Палиным, Таной и твоими детьми. Но судя по тому, как ты делаешь выбор, я не думаю, что это затянется на долгое время.»

«Это я уже понял. Бруч, а где сейчас находится моё физическое тело?»

«Оно находится в состоянии покоя в медицинской капсуле.»

«Я могу сейчас вернуться назад в него?»

«Да. Все восстановительные процессы завершились, и ты можешь вернуться назад в любой момент.»

«Но как мне это сделать? Ведь в прошлый раз я попал за грань восприятия с твоей помощью, а в этот сам себя перенёс.»

«Это абсолютно не важно, Вернувшийся. Я и теперь могу вернуть тебя назад, стоит отдать мне соответствующую команду.»

«Что за команду?»

«Вернуть всех назад в реальный мир.»

«А что произойдёт с моим другом Палиным? Ведь у него нет физического тела.»

«Для него не существует никакой опасности. Он вернётся туда, где был ранее.»

«Хорошо. Тогда возвращай нас в реальный мир, Бруч.»

«Принято. Выполняю.»


Когда открылась крышка, я покинул медицинскую капсулу, в которой привык отдыхать, и первым делом обратился к присутствующим в моём рабочем кабинете медикам:

— Девочки, в какой медкапсуле находится Тана? — огорошил я их своим вопросом.

Первой пришла в себя Лита, она хоть и удивилась моему вопросу насчёт племянницы, но указала рукой на рядом стоящую капсулу.

Открыв крышку медицинской капсулы, я обратился к Тане:

— Поднимайся, девочка, всё уже позади. Нас ждут с тобой великие дела!

— Стась, я была в каком-то странном мире… — начала говорить племянница, покидая капсулу, но я её перебил:

— Я знаю, Таначка. Ты была со мной, моими детьми и старым Палиным.

— Но откуда ты это всё знаешь?

— Потому что я тоже был там.

— А что это за странный мир, и где он находится? — спросила Тана одеваясь.

— Он находится за гранью восприятия, но на эту тему мы с тобой поговорим позже.

— Командир, вы знаете что с вами произошло? — задала вопрос Эмилия.

— Знаю, девочка. Небольшая часть моей заблокированной памяти восстановилась. Лита не смогла сообщить мне точной даты, когда это должно произойти, поэтому я не смог заранее всё взять под свой полный контроль. Но к ней не может быть никаких претензий, так как этого никто не мог знать заранее. Теперь такого со мной не повторится, у меня всё под контролем.

— А как вы узнали, что Тана в медкапсуле? — спросила Лита.

— Точно так же, как я узнал о ваших с Эмилией искренних переживаниях насчёт состояния моего здоровья. Не говоря уже про ваши медицинские обсуждения обширного кровоизлияния в мозг, о моих лопнувших кровеносных сосудах, и о том, что меня офицеры вовремя доставили в медицинский сектор.

— Но как такое может быть? — удивилась Эмилия.

— В этом мире многое может быть, что считается невозможным. Просто представь себе, что ко мне возвращаются заблокированные вместе с памятью мои старые способности. Я понятно объяснил, Эмилия?

— Да, командир.

— Тогда, сейчас все дружно идём в столовую медицинского сектора, у меня в рабочем кабинете мы все не поместимся за маленьким столиком. Нам с Таной необходимо срочно восстановить свои внутренние силы, да и вам не мешало бы сделать то же самое, после долгого наблюдения за показателями медкапсул…


Глава 9

«Жизнь как раз в том и заключается,

чтобы 7 раз упасть и 8 раз подняться.»

Пауло Коэльо

Когда после сытной трапезы, я вновь появился в центральной рубке управления крейсера, главный искин сразу же доложил мне:

«Командир, мы вышли из прыжка в указанной вами точке пространства. Наша маскировка находится на максимальном уровне. Ведётся постоянное сканирование данной звёздной системы, в пассивном режиме, на всех каналах частотного диапазона.»

— Тарх, была какая-нибудь реакция местных разумных на наше появление в системе?

«Так точно, командир, была. Как только мы вышли из прыжка, от четвёртой планеты в нашу сторону, почти сразу же, вылетел небольшой скоростной корабль-разведчик. Мы переместились от края системы на орбиту последней планеты, замерли в пространстве, и выпустили развед-зонд последнего поколения под максимальной маскировкой. Всё было сделано аккуратно, согласно вашего приказа. Когда скоростной разведчик пролетал недалеко от зонда, на местный корабль был установлен маячок созданный Кулибиным. В данный момент времени, корабль-разведчик совершил облёт точки нашего выхода из прыжка и возвращается назад.»

— Какие-нибудь передачи по каналам связи смогли зафиксировать?

«Была перехвачена только одна короткая передача с корабля-разведчика и ответ на неё. Всё было записано, но мы пока не можем прослушать перехваченные переговоры, так как передачи закодированы. Сейчас мы пытаемся расшифровать запись, но там неизвестный тип кодировки.»

— Сколько времени понадобится на декодирование?

«Пока не известно. Мы ещё не сталкивались с подобными кодами.»

— Тогда запишите мне эту перехваченную передачу на кристалл, я попробую использовать древние системы дешифровки у себя в рабочем кабинете на «Дее».

«Командир, зачем вам покидать рубку, можно же сделать проще. Мы свяжемся с Яной и она передаст нам эти древние системы кодировки и дешифровки.»

— Тарх, те древние системы кодировки, что использует Яна, уже давно скопированы в искины на крейсере.

«Тогда, мне не понятно, командир, откуда же вы возьмёте другие?»

— Из своей головы, — сказал я улыбнувшись. — У меня восстановилась часть воспоминаний, что ранее находилась в заблокированных участках моей памяти. Сам должен понимать, там слишком много личных древних кодов, которые я не могу выкладывать в общий доступ. Поэтому, с такими кодировками я могу работать только на своём независимом пульте управления.

«Я всё понял, командир. Кристалл записан, можете его забрать.»


Войдя в свой рабочий кабинет, я увидел ту же самую картину, что была в момент моего ухода. Палин опять что-то рассказывал моей племяннице, а та, весело и жизнерадостно смеялась от всей души.

— Я гляжу, у вас нашлось много тем для разговоров, — сказал я с искренней улыбкой, — но мне придётся прервать ваше дружеское общение. У меня появилась срочная работа.

— Стась, что-то случилось? — настороженно спросила племянница.

— Пока ничего страшного не случилось, девочка. Просто на нашем крейсере перехватили зашифрованную передачу с местного корабля-разведчика. Данная кодировка нашим неизвестна. Поэтому, я хочу попробовать древние системы дешифровки, которые всплыли в моей памяти после восстановления. Для этого мне нужен мой пульт. Я всё понятно объяснил?

— Да, — ответила Тана, освобождая моё кресло за пультом управления.

«Древний, ты не откажешься принять мою помощь в дешифровке кодов?» — спросил Палин.

— Друг мой, разве я когда-нибудь отказывался от твоей помощи? — вопросом на вопрос ответил я старому арахниду, вставляя записанный кристалл в считыватель пульта. После чего, повернувшись к племяннице, попросил: — Тана, налей мне, пожалуйста, чаю из термоса.

Пока я мелкими глоточками пил горячий чай, пытаясь увидеть на экране монитора что-то знакомое в кодировке, Палин уже сделал всю работу.

«Древний, я раскодировал запись на твоём кристалле. Мне уже приходилось работать с такой системой кодировки передач.»

— Палин, и где же ты встречал похожую систему?

«На твоих накопителях, где собрана вся информация по Солнечной системе.»

— Ты хочешь сказать, что с момента переноса планеты Дея в другую звёздную систему, они так и не поменяли кодировку?

«А зачем её менять? Кодировка хорошая, надёжная. Даже мне пришлось потратить много времени, чтобы понять её основные принципы. Если бы я случайно не наткнулся на правильное решение задачи дешифровки, то эта система кодировки, так и осталась бы не раскрыта. Могу честно признаться, что её придумал гений.»

— Поздравляю, Палин! Ты тоже гений!

«С чего такие выводы, Древний?»

— А как же иначе?! То, что смог закодировать один гений, всегда сможет раскодировать другой гений.

«Я понял тебя, друг мой. Это опять твои шуточки из Запретного мира», — довольным голосом ответил Палин.

— В каждой шутке есть только доля шутки, а всё остальное чистейшая правда. Давай, Палин, запускай, послушаем что на этой записи.

В помещении рабочего кабинета зазвучал довольно приятный женский голосок, а потом, прозвучал строгий мужской голос. То, что я услышал, напомнило мне времена службы в советской армии, когда на военных учениях, резким порывом ветра, парашюты нашей разведгруппы унесло далеко от указанной точки назначения. Вот тогда, возвращаясь на заданный командованием маршрут, мы случайно наткнулись на одну глухую сибирскую деревушку, где люди общались между собой примерно на таком же наречии…

— Стась, а что это за язык? — выдернул меня из воспоминаний вопрос племянницы.

— Этот напевный говор, Тана, напоминает мне один из вариантов старославянского языка, на котором в далёком прошлом, общались разумные в Запретном мире.

— А можно узнать о чём они говорят? Просто мне неизвестен этот язык…

«Она передаёт в центр управления, что обследование точки пространственного искажения, полностью завершено. Никаких посторонних объектов или кораблей чужих, на краю солнечной системы не обнаружено. Мужчина, приказал ей, ещё раз просканировать точку пространственного искажения, после чего возвращаться на базу», — вместо меня ответил Тане старый арахнид.

— Палин, а откуда ты знаешь этот язык? — спросила племянница.

«Мне пришлось изучить множество языков за свою долгую и интересную жизнь, Тана, но ещё больше их пришлось изучать уже после смены мерности своего существования. Знания и образы древних языков мне понадобились при расшифровке закодированной информации, которую приносил мне Древний, на различных носителях. Особенно они мне пригодились при работе с громадными объёмами данных полученных в Запретном мире. Скажи мне, почему ты спросила меня о знании языка?»

— Я бы тоже хотела знать этот красивый и напевный язык, — смущаясь ответила Тана.

«Пожалуйста, подожди немного. Мне необходимо небольшое количество времени, чтобы сгруппировать все образы данного языка и записать их на чистый информ-кристалл. На основе всех этих данных, Эмилия сможет создать для тебя языковой мнемомодуль с массивом образов общения.»

— Хорошо, Палин, я подожду.


После того, как я услышал сказанное Палиным, я по каналу связи через Бруча, ничего не объясняя, сразу же вызвал Эмилию в свой рабочий кабинет. Когда она пришла через пять минут, кристалл с необходимыми данными уже был записан.

— Что-то случилось, командир? — взволнованно спросила Эмилия, входя ко мне в кабинет.

— Пока ещё ничего такого не случилось. Просто, необходимо в срочном порядке создать очередной мнемомодуль с массивом образов общения древнего языка Запретного мира. Сделать его нужно, на основании записанных здесь данных, — ответил я, протягивая кристалл.

— Языковой мнемомодуль сделать не трудно, командир, но я бы не рекомендовала вам сейчас делать какую-либо заливку, ведь у вас идёт процесс восстановления памяти, — произнесла старший медик забирая кристалл.

— Этот мнемомодуль древнего языка с массивом образов общения предназначен для меня, подруга, — неожиданно призналась Тана.

— В таком случае мне нужно несколько минут, — ответила с улыбкой Эмилия, и покинула мой рабочий кабинет.


Возвращения Эмилии нам пришлось ждать полчаса. Когда она появилась вновь в кабинете, Тана с нетерпением начала её расспрашивать:

— Ты же мне сказала, что понадобится всего несколько минут, а сама пропала на полчаса. У тебя возникли какие-то проблемы?

— Успокойся, Таночка. Никаких проблем у меня не возникло. Просто при создании данного мнемомодуля, я заметила, что несколько похожих образов общения мне уже встречались. Вот и пришлось поискать их в своей базе данных, чтобы добавить в этот мнемомодуль. Таким образом массив получился наиболее полным.

— Эмилия, а где ты встречала похожие образы? — поинтересовался я у старшего медика.

— В данных ментоскопирования Ивана Демидыча и Демида Ярославича. Ведь у них в памяти были обширные знания, не только вашего общего разговорного языка, на котором вы общались когда обнаружили планетарный корабль-разведчик, но и более древнего языка Запретного мира.

— Ты сейчас говоришь про тот массив данных Ивана Демидыча, который вы залили мне, так как искины «Сварги» не могли работать с такими данными?

— Совершенно верно, командир. У меня просто сохранился тот архив. Пока я была искином, у меня не было возможности работать с этими данными…

— Можешь не продолжать, Эмилия, я уже всё прекрасно понял.

— Стась, а когда вы начнёте заливать этот древний язык мне? — нетерпеливо спросила моя племянница.

— Когда ты окажешься в медицинской капсуле, вот тогда и начнём, — ответил я с улыбкой.

Услышав сказанное мною, Тана быстро скинула свой пилотский комбинезон, и, никого не стесняясь, голышом юркнула в ближайшую медицинскую капсулу, закрыв её крышку.

— Командир, что вы сделали с Таной? За всё время нашего общения, она постоянно говорила лишь о кораблях и полётах. Никаких устремлений к изучению древних языков, я за ней никогда не наблюдала.

— Я с ней ничего не делал, Эмилия. Это всё проявилось после её увлекательного общения с одним нашим другом.

«Ну вот. Старого арахнида сделали крайним. Мне что… уже и пообщаться по душам ни с кем нельзя», — послышался ворчливый голос.

— Не ворчи, Палин. Я ведь не упомянул, что это с тобой было увлекательное общение, ты сам во всём признался, — сказал я улыбаясь. — Тем более, мне по душе такая перемена в поведении Таны и в её устремлениях, так что прими от меня благодарность.

«Ну тогда, я больше не буду ворчать…»

— Командир, перед началом заливки мнемомодуля, необходимо приготовить гранулы и чай. Массив образов общения получился очень большой. Я переживаю, как бы с Таной не произошло то же самое, что было с вами после заливки большого объёма информации.

— В таком случае, Эмилия, ты этот языковой мнемомодуль зальёшь сначала мне. Я привык уже к большим объёмам информации загружаемой мне в мозги, а уже далее, смотря по моему состоянию, определимся с временной характеристикой заливки языка Тане.

— Но вам же не рекомендуется сейчас что-либо заливать.

— Здоровье Таны для меня важнее всего, девочка. Так что будешь действовать, именно так, как я сказал. И даже не вздумай со мной спорить. Это приказ, Эмилия. Поняла?

— Так точно, командир.

— Вот и хорошо.


Я покинул медицинскую капсулу в том же самом состоянии, что было у меня раньше.

— Эмилия, ты почему не стала заливать мне этот древний язык? — спросил я старшего медика.

— Языковой мнемомодуль и массив образов общения вам залиты, командир.

— Тогда почему я не чувствую, что была заливка?

— Возможно потому, что данные древнего языка наложились на старый информационный массив, залитый вам ещё на Земле, когда вы нашли планетарный разведчик. Можете просмотреть данные медицинской капсулы, там подробно зафиксирована вся процедура заливки языкового мнемомодуля и большого массива с образами общения.

— Я верю тебе, Эмилия. Сколько времени я находился в капсуле?

— Три с половиной минуты, командир.

— Начинай заливку языкового мнемомодуля, девочка. Думаю, что пятнадцати минут должно хватить для сохранения нормального самочувствия у Таны.

— А если времени окажется недостаточно?

— Вот тогда мы и будем использовать твои чудодейственные гранулы и мой горячий чай.

— Принято, командир, — произнесла Эмилия, после чего, решительным шагом проследовала к капсуле, в которой находилась моя племянница.


Спустя пятнадцать минут из медицинской капсулы появилась чем-то недовольная Тана. Она даже внимания не обратила на приготовленные нами две чудодейственные гранулы и кружку с горячим чаем.

— Как ты себя чувствуешь? — задала свой стандартный вопрос Эмилия.

— Как и раньше. Словно легла в капсулу, закрыла глаза, а потом сразу же их открыла снова. Скажи мне честно, подруга, вы мне древний язык пробовали залить или нет? — спросила Тана облачаясь в свой пилотский комбинезон.

— Конечно. Мнемомодуль успешно залит.

— Точно?!

— А зачем мне тебя обманывать? С чего у тебя такая странная подозрительность появилась?

— Просто, я пока не чувствую никаких изменений. Я верю тебе, Эмилия, но на всякий случай проверю, смогла ли я воспринять этот древний язык. Палин, пожалуйста, воспроизведи ещё раз ту запись с кристалла.

В помещении моего рабочего кабинета вновь напевно прозвучали переговоры женщины-пилота и мужчины-диспетчера.

— Благодарю тебя, Палин. Мне понятно сказанное, — также напевно, как на записи, сказала Тана и резко замолчала, осмысливая, что она произнесла свою речь на том же древнем языке.

— Ну вот видишь, подруга, у нас всё получилось. Ты не только понимаешь этот язык, но ещё и разговариваешь на нём, — сказала с улыбкой Эмилия, выводя Тану из лёгкого ступора.

— Раз всё хорошо завершилось, Тана, — сказал я своей племяннице, — то думаю, что нам пришла пора проследовать в центральную рубку управления крейсера.

— Конечно, Стась. Идём.

— Палин, ты бы сделал перевод этой перехваченной передачи, на языки доступные нашей команде.

«Это было сделано сразу же после снятия кодировки. Версии на языках мира Джоре и мира Арконы уже записаны мною на кристалл. Там же система дешифровки данной кодировки.»

— Благодарю ещё раз, друг мой, — сказал я забирая кристалл из считывателя своего пульта управления.

Когда мы с племянницей почти дошли до двери, меня окликнула Эмилия:

— Командир, разрешите мне воспользоваться медкапсулой, в которой была Тана? Пока там выставлен режим заливки мнемомодуля, я хотела бы тоже освоить этот древний язык.

— Ничего не имею против, Эмилия. Пользуйся. Потом прибудешь в рубку на «Ингард».

— Принято.


«Командир, мы вышли на орбиту четвёртой планеты. Скоростной корабль-разведчик ушёл в сторону второго спутника планеты», — доложил главный искин крейсера, как только мы с Таной появились в центральной рубке управления.

— Тарх, сколько всего спутников у планеты?

«Три, командир. Две небольшие луны и одна искусственная сфера. Возможно, это большая космическая станция, предназначенная для торговых и иных кораблей. Станция находится ровно посредине между двух лунных орбит.»

— Понятно. Значит, разведчик на который мы нацепили маячок ушёл к этой станции?

— Никак нет, командир. Я наверное не совсем точно высказался в своём докладе. Скоростной корабль местных разумных, направился к луне на дальней орбите. Эта луна наибольшая по размеру из двух имеющихся.

— Я понял тебя, Тарх. Вот запись перехваченных переговоров местных разумных, — сказал я вставляя кристалл в считыватель. — Предлагаю всем ознакомиться с записью. Кроме того, на данном кристалле залита система дешифровки сообщений.

— Командир, значит мы теперь сможем расшифровывать любые переговоры местных?

— Только в том случае, Лар, если они будут закрыты этим кодом, — ответил я капитану.

— Я понял вас.

— Вот и хорошо. Связист, что у тебя со сканированием местных каналов связи?

«При пассивном сканировании, обнаружены не только множественные каналы связи, но и планетарная информационная сеть. В данный момент идёт запись всех перехваченных открытых передач.»

— Ты зафиксировал канал связи, на котором мы перехватили переговоры между пилотом корабля-разведчика и базой местных разумных?

«Так точно.»

— Тогда настраивайся на этот канал связи. Попробуем пообщаться с местными жителями и выяснить обстановку в данной звёздной системе.

«Готово, командир. Канал связи подключён.»

— Древний вызывает старшего военной базы или планетарное руководство находящееся в данной звёздной системе, — произнёс я дежурную фразу на языке местных разумных.

Несколько минут ответом была тишина, а Связист зафиксировал активные переговоры на других каналах связи. Все эти разговоры были перехвачены и записаны. Правда, прослушать сразу их не получилось, так как в них использовалась совершенно другая система кодировки. Этими записями я решил заняться попозже.

«Командир, наблюдается массовый взлёт очень большого количества военных кораблей разных типов и классов, с поверхности второй луны. Они выстраиваются в боевые порядки вокруг четвёртой планеты. Часть торговых кораблей и малогабаритных яхт, от космической станции переместилась на первую луну», — доложил Навигатор.

Чтобы не накалять обстановку, через десять минут я вновь обратился по установленному каналу связи:

— Древний вызывает старшего военной базы или планетарное руководство находящееся в данной звёздной системе.

— На связи командующий силами космической обороны, — наконец раздался напряжённый, но всё-таки немного напевный голос. — Кто вы такой? Как вы смогли подключиться к военному каналу связи? Почему мы не видим вашего корабля?

— Для начала успокойтесь и уменьшите свой уровень агрессии, командующий. Кто я такой, вам уже сказано. На связи Древний. Ваша агрессивная деятельность мне очень не нравится. Мои корабли находятся недалеко от четвёртой планеты. Говорить со мной с позиции силы, у вас не получится. Верните свои корабли назад, если не хотите их потерять. Мы прибыли сюда не воевать, а забрать разумного из другой Вселенной, чтобы вернуть его к своим собратьям. Чтобы немного успокоить ваши нервы, посылаю вам свой идентификационный код, — сказал я, и приказал Тарху переслать по каналу связи опознавательный код «Ингарда».

— Ваш код получен. Прошу подождать нашего решения, — уже более спокойно прозвучал ответ.

— Главное не затягивайте время, командующий. Если бы в далёком прошлом, кто-то затянул с активацией больших Врат междумирья, то неизвестно, продолжилась бы разумная жизнь на планете Дея или нет.

После этих слов, в установленном канале связи вновь образовалась тишина, словно на той стороне, кто-то полностью отключил всю аппаратуру связи.

«Командир, наблюдаю массовое возвращение военных кораблей на вторую луну. Похоже, они услышали ваше объяснение и сворачивают свои боевые порядки вокруг четвёртой планеты. Что теперь будем делать?» — после доклада спросил Навигатор.

— Ждать их ответа… Так или иначе им придётся принять какое-то решение.

«Командир, а если они примут неправильное решение? Ведь они могли забыть, что когда-то в далёком прошлом кто-то спас разумную жизнь на их родной планете», — задал вопрос главный искин крейсера.

— Тарх, в Запретном мире, один умный человек сказал: «Жизнь как раз в том и заключается, чтобы семь раз упасть и восемь раз подняться». Вот мы скоро и узнаем, насколько они осознали эту простую мудрость за время своего одиночного существования…


Глава 10

«Жизнь не имеет другого смысла,

кроме того, какой мы ей придаём.»

Торнтон Уайлдер

Наше ожидание ответа местных разумных не затянулось на долгое время. Тишина в канале связи пропала через пять минут.

— Командующий силами космической обороны вызывает Древнего, — наконец раздался всё также напряжённый голос.

— Слушаю вас, командующий.

— У меня совсем немного времени, Древний. Поэтому очень прошу меня не перебивать. Наше высшее руководство считает, что ваше неожиданное появление, несёт смертельную угрозу для всего нашего мира. Предлагаю встретиться и всё обговорить без привлечения сторонних лиц.

— Обозначьте место для встречи.

— Лунная орбита третьей планеты. Я вылечу туда сразу же после нашего разговора, на своём космическом челноке. Со мною будут двое сопровождающих. И вот ещё что… этот канал связи больше не используйте.

— Ваше предложение принимается, командующий. Конец связи.

— Конец связи, Древний.

В установленном канале связи вновь образовалась тишина, на этот раз окончательная…

«Командир, что это всё может означать?» — задал вопрос главный искин крейсера.

— Узнаем, когда прибудем на место встречи. Похоже, не всё хорошо и радужно в этом мире. Тарх, незаметно перемещаемся на лунную орбиту возле третьей планеты. Навигатору предельно внимательно отслеживать всю обстановку в этой системе…


Скоростной космический челнок командующего силами космической обороны появился примерно через час, после того, как сверхтяжёлый крейсер дальней разведки расположился на лунной орбите возле третьей планеты. Сама планета мне очень напоминала Землю, вот только очертания материков у неё были другими. Сходство создавали, такая же плотная синяя атмосфера и громадные водные просторы. Долго любоваться планетой не было времени. Оставив крейсер под максимальной маскировкой, я на «Дее» отправился на запланированную встречу.

Представляю удивление командующего и его сопровождающих, когда из пустоты космоса неожиданно появился древний корабль и транспортировочным лучом втянул челнок внутрь себя.

На встречу с гостями со мной отправились Тари, Тана и Светлояр. Как только входной шлюз космического челнока открылся, Тари взяла всю обстановку под свой пси-контроль.

Командующий появился в сопровождении двух сопровождающих, как и обещал во время нашего разговора. Все трое были крепко сложенными мужчинами, на вид около пятидесяти лет. Они были облачены в необычную для этого времени и места чёрную форму без головных уборов, которая мне напомнила парадную форму номер три адмиралов флота Советского Союза. У всех троих были, привычные для меня, человеческие черты лица и короткие стрижки седых волос. Рост высокий, но не больше двух метров. Странным было то, что все трое были очень похожи друг на друга. Средний из гостей сделал шаг вперёд и спокойно произнёс:

— Позвольте представиться, уважаемые Древние. Командующий всеми силами космической обороны Ярианской солнечной системы Ярис Ларун, а это мои заместители, командующий первым космическим флотом Велир Ларун и командующий вторым космическим флотом Орин Ларун. Они, как вы уже успели заметить, помимо всего являются моими родными братьями.

— Очень приятно познакомиться с вами Ярис и вашими братьями, — сказал я на том же языке, что и командующий. — Меня зовут Станислав Иваныч, я главнокомандующий Звёздной Федерации. Рядом со мной капитан корабля Светлояр Сварга, также здесь присутствует представительница Изначального мира Тари и наш старший пилот-испытатель Тана, которая приходится мне родной племянницей. Если вы не против, то предлагаю продолжить наш разговор в кают-компании.

— Извините меня за вопрос, а кто из вас является Древним? — задал вопрос командующий.

— Представители Древних здесь только я, Тана и красавица Тари. Капитан нашего корабля из мира Джоре, который вошёл в Звёздную Федерацию.

— Скажите, пожалуйста, уважаемый Древний, а вас не смущает, что он слишком молод для капитана такого большого корабля? — спросил Велир Ларун.

— Нисколько не смущает, Велир. Тем более, этот, как вы выразились «большой корабль», не такой уж большой. Это мой личный корабль, наподобие вашего челнока. А сам большой корабль находится рядом с нами. Так что, несмотря на то, что у Светлояра капитанского опыта всего около четырнадцати тысяч лет, он прекрасно справляется со всеми своими обязанностями.

— Сколько?! — в один голос удивлённо воскликнули братья.

— Четырнадцать тысяч лет. Это без учёта опыта полученного от других капитанов кораблей. Вас наверное ввела в заблуждение его внешняя молодость. Не удивляйтесь. У меня в команде почти все прошли омоложение, так что мои офицеры выглядят, как молодые люди.

— То, что вы говорите, кажется невероятным, уважаемый Древний. На наших планетах, для большинства жителей, продолжительность жизни не превышает трёхсот-трёхсот пятидесяти лет. Продление срока жизни путём омоложения, доступно лишь исключительно представителям правящего руководства на Дее, но и оно не может превышать тысячи лет, — сказал командующий.

— Если я правильно вас понял, Ярис, вам и вашим братьям, омоложение доступно. Я прав?

— Нет. Для нас омоложение недоступно. Мы не имеем права на него, так как не являемся ни коренными жителями Деи, ни представителями высшего руководства. Нас даже на поверхность этой планеты не допускают.

— Интересную картину вы обрисовали… Командующий всеми силами космической обороны Ярианской солнечной системы, и при этом не являющийся представителем высшего руководства Деи.

— В совет высшего руководства Деи могут быть избраны, только рождённые на этой планете, а так как я и мои братья родились на другой планете, то и доступа на Дею и в её руководство у нас нет. Как говорят представители власти четвёртой планеты: «Только те, кто родился на Дее, могут чувствовать что необходимо для её дальнейшего развития».

— Похоже, они так защищают свои тёплые места в высшем руководстве…

— Вот поэтому, уважаемый Древний, — сказал командующий, — у нас очень специфическая информация, и мы хотели бы сначала обсудить её с вами. Нам очень не хотелось бы, чтобы в вашей команде кто-нибудь сделал неверные выводы о том, что происходит в нашей солнечной системе.

— Не переживайте, Ярис. На вашем языке разговариваем только я и моя племянница Тана. Остальная команда не владеет вашим языком общения. Мне даже не известно понимает ли вас Тари, а она знает очень много языков.

— Я понимаю лишь частично ваш разговор, — медленно произнесла Тари, тщательно подбирая слова на языке наших гостей, — скорее всего первоначальные образы речи изменились за долгое время существования этого мира.

— Она может разговаривать?! — вновь удивился командующий.

— А что тут удивительного, Ярис? Она такая же разумная, как мы с вами. То, что она выглядит иначе, никак не мешает нашей дружбе и общению. Если вас не устраивает наша кают-компания, то можем поговорить в гостевой комнате моей каюты.

— Такой вариант нас бы больше устроил, — за всех братьев принял решение Орин Ларун.

Похоже он был самым старшим среди братьев, и принятие окончательного решения лежало именно на нём.

— Тогда, прошу вас пройти в наш транспортный модуль.


Когда наши гости расположились на мягком диване в моей гостевой комнате, я на языке Джоре отослал красавицу Тари к Эмилии, чтобы та залила ей мнемомодуль языка гостей с массивом образов общения, а Тане дал указание сделать нам для начала ароматного чаю на лесных травах, а после, приготовить обед из земных блюд.

Гости с удивлением вслушивались в звучание неизвестного для них языка, и лишь на лице Орина Ларуна промелькнула некоторая настороженность. Заметив это, я сказал:

— Орин, не нужно нервничать. Я отправил Тари сделать одно важное дело, а племяннице поручил, подготовить для нас обед. Сейчас она подаст нам горячий напиток, который называется чай, и вы сможете спокойно рассказать, что тут у вас происходит, — сказал я на языке наших гостей.

Было видно, что он немного смутился от сказанного мною, но его настороженность ушла, а когда братья попробовали горячий чай, на их лицах появились довольные улыбки.

Как я и предположил изначально, рассказ начал старший из братьев, то есть командующий вторым космическим флотом Орин Ларун:

— Как вы уже знаете, уважаемый Древний, мы доложили высшему руководству, что в нашей солнечной системе появились те, кому известно о перемещении планеты Деи и о больших Вратах междумирья. Это вызвало большой переполох в руководстве, особенно, после ваших слов, что мы можем потерять все свои боевые корабли. Когда они узнали, что наша система контроля за окружающим пространством не смогла вас обнаружить, у них чуть ли не паника началась. Боевые корабли хоть и были отведены назад, на места своего постоянного базирования, но повсеместно, на четвёртой планете и её лунах, объявлен максимальный уровень угрозы.

— Как вы считаете, Орин, что могло так напугать высшее руководство Деи?

— Я думаю, что причины этого страха лежат в глубокой древности. Когда Дея переместилась в новую солнечную систему, большая часть жителей и тогдашнее руководство, посчитали, что это сделали наши враги, которые напали на обитаемые планеты системы Ярилы-Солнца. Лишь малая часть жителей Деи считала, что планету спасли Древние Боги, которые явились, чтобы спасти всех от полного уничтожения. Всех кто так думал, вскоре начало преследовать планетарное высшее руководство. Это привело к первой войне в новом мире. Война длилась почти три года, половина старого высшего руководства погибла. Те, кто пришёл после них к власти, объявили перемирие и приняли решение: «что все, кто не согласен с мнением большинства, должны покинуть Дею и никогда на неё не возвращаться». К тому времени уже была обнаружена пригодная для жизни третья планета. На ней не было разумных жителей, существовал только животный мир, флора и фауна. Вот на эту планету и переселились все почитатели Древних Богов, которые считали, что они спасли жизнь. Сначала наши предки её называли Дея-два, потом переименовали в Яриана-три, так как она была третьей от Ярианы-Солнца, но впоследствии за планетой закрепилось название Дариана, как бы объединяющая два старых названия. Как вы наверное уже поняли, мы с братьями родились на Дариане. Она для нас родная планета. Вот поэтому, наши взгляды на происходящее, отличаются от мнения высшего руководства и коренных жителей Деи. Так что мы не случайно выбрали место встречи с вами возле нашей родной планеты. Тут всё находится под нашим полным контролем и боевые корабли Деянийцев не имеют права летать возле Дарианы. Они уже один раз попробовали установить свою власть на нашей планете, послав свой космический флот. Это привело ко второй войне в новом мире, которая началась через сто лет после исхода несогласных на третью планету. Деянийцы проиграли все сражения в космосе, после чего им было запрещено появляться около Дарианы.

— Орин, а как так получилось, что вы служите высшему руководству Деи?

— Мы не служим им. Через три сотни лет после второй войны, в систему вторглись боевые корабли чужаков. Началась третья большая война. Высшее руководство обеих планет объединило свои космические флоты, и они вместе дали отпор силам вторжения. Часть их кораблей была уничтожена, а часть бесследно сгинула в Обители Смерти. С тех самых пор, в объединённые силы космической обороны Ярианской солнечной системы входят четыре больших флота. Два флота принадлежат Дее, а два нашей планете.

— Что вы подразумеваете под термином «Обитель Смерти»?

— Есть у нас, на краю нашей солнечной системы, опасная область космического пространства, где бесследно пропадают корабли. Там находится какая-то странная пространственная аномалия. Все живущие на планетах Ярианской солнечной системы знают, что летать в эту область космоса категорически запрещено. Недавно появился большой чужой корабль на краю нашей системы, но он не послушал наших предупреждений и угодил в Обитель Смерти.

— Понятно. Насчёт этого сфероидного корабля внешников мы поговорим немного позже.

— Скажите, а откуда вам известно, что это был корабль сфероидной формы? Ведь мы вам не говорили об этом.

— Тут нет никакой особой тайны. Мы преследовали данный корабль. Он повадился посещать систему Ярилы-Солнца, где его команда состоящая из рептилоидов похищала жителей Мидгард-Земли превращая их в рабов, а некоторых съедала живьём. К слову сказать, точно такие же корабли напали на Дею, когда она ещё находилась в старой солнечной системе. Ответьте мне, уважаемые командующие, а вы хотели бы знать, что в действительности произошло в далёком прошлом, в системе Ярилы-Солнца, после того, как Дея переместилась в этот мир?

— Вы хотите, нам рассказать свою версию тех трагических древних событий? — задал свой вопрос командующий первым космическим флотом.

— Нет, Велир. Я хочу не рассказать вам о том что произошло в прошлом, а показать. Тут дело вот в чём… в солнечной системе, где раньше находилась планета Дея, представителями одного из древних кланов мира Джоре, примерно около ста пятидесяти тысяч лет назад, были установлены специальные карт-зонды, а искин управляющий ими, вёл постоянную запись происходящего. Мир Джоре стал частью Звёздной Федерации, поэтому эти записи с карт-зондов попали ко мне.

— Уважаемый Древний, вы действительно располагаете такими данными? — спросил Велир.

— Естественно, зачем бы я тогда говорил вам об этом.

— А вы не могли бы поделиться с нами этими данными? — задал вопрос старший из братьев.

— Если вы способны работать с информационными кристаллами, Орин, то не вижу никаких проблем, я сделаю для вас запись.

— Всё дело в том, что мы не работаем с кристаллами на таком уровне, уважаемый Древний. На Дее за них требуют очень высокую цену. За каждый кристалл способный хранить и накапливать информацию, нам приходится отдавать Деянийцам очень много выращенных продуктов питания. Все полученные кристаллы мы используем только в вычислительных комплексах на Дариане и на наших космических кораблях, в управляющих системах.

— Я понял вас, Орин. Деянийцы у вас тут держат монополию на производство кристаллов.

— Можно и так сказать. Вот только они не получают кристаллы на своих предприятиях и в лабораториях, а добывают их из ветвей Священного Древа, которое растёт только на Дее.

— У них на планете сохранилось Священное Древо?! — удивлённо спросил я.

— И даже не одно. На планете Дея растёт большой Священный Лес. Деянийцы не разрешают жителям Дарианы посещать их планету, угрожая смертью. Они считают, что кто-то сможет тайно заполучить семена Священного Древа и посадить его у нас на родине. Тогда вся их монополия на информационные кристаллы исчезнет.

— Понятно. Я подумаю, как решить вопрос с передачей вам информации по Дее… Я вот что хотел спросить. Вы уже обследовали ближайшие звёздные системы? Может наладили торговлю с другими обитаемыми мирами?

— Нет. Наши корабли могут летать только в пределах солнечной системы, где мы находимся. Древние предания повествуют, что раньше у нас были корабли для дальних полётов к другим звёздам, но они все остались в старой системе. Знания о создании таких кораблей были утрачены ещё во времена первой войны, а инженеры способные сделать большие корабли погибли. За всё время существования нашего мира в этой системе, прилетал только один торговый корабль. Но у нас не было ничего, что они хотели взамен. После этого никто из торговцев больше не появлялся.

— Благодарю за ответ, Орин.

— Скажите, уважаемый Древний, вы в своём сообщении заявили, что вашей единственной задачей в нашей системе является цель «забрать разумного из другой Вселенной, чтобы вернуть его к своим собратьям». Это правда? — спросил командующий первым космическим флотом.

— Истинная правда, Велир.

— А на какой из планет он находится?

— Он находится не на планетах вашей солнечной системы, а в той самой закрытой области пространства, которую вы называете «Обитель Смерти».

— Вы хотите туда направиться?

— Именно так, Велир. Но прежде я хотел пообщаться с местными жителями, чтобы мне никто не мешал, поэтому и вышел с вами на связь.

— Но вы же можете там погибнуть.

— С нами ничего не случится. То, что вы на своих планетах называете «Обителью Смерти», для нас является «Обителью Безмолвия». Чтобы вам было понятней, поясню, это особая сфера, в которой поддерживается привычная жизнь для разумного из другой Вселенной. Саму сферу окружают защитные стазис-поля. Любой объект, который попадает в них, не умирает, а переходит в состояние стазиса, то есть вечного сна.

— Вы хотите сказать, что все наши корабли пропавшие в Обители Смерти целы, а их экипажи живы? — взволнованно спросил командующий всеми силами обороны.

— Именно так, Ярис. И не нужно так сильно волноваться. У вас там пропал кто-то из близких?

— Двести лет назад, наши родители отправились изучать эту пространственную аномалию, но их корабль слишком близко приблизился и его затянуло в Обитель Смерти.

— Извините за нескромный вопрос, Ярис. Если это произошло с вашими родителями двести лет назад, то сколько же вам сейчас лет?

— Мне уже двести пятьдесят лет, Орину двести шестьдесят пять, он у нас самый старший из братьев, а Велиру недавно исполнилось двести сорок лет. Скажите, а почему вы спросили меня о нашем возрасте?

— Просто вы, все трое, выглядите лет на пятьдесят, не больше, — сказал я с улыбкой.

Братья тоже улыбнулись, восприняв мои слова как комплемент.

— Если это не секрет, уважаемый Древний, а сколько вам лет? — спросил Орин.

— Честно говоря, я даже не знаю как вам ответить, Орин. И дело тут не в каком-то секрете, просто я не помню сколько я живу на этом свете.

— А ваша племянница разве не может вам напомнить?

— Тана неизвестное количество времени провела в стазисе пилотской спасательной капсулы, и это у неё случалось несколько десятков раз. Я случайно узнал лишь о последнем таком случае, когда она отправила свой небольшой корабль малого класса на таран большого корабля Зурнов. Мне пришлось возвращаться в прошлое на четырнадцать тысяч сто десять лет, чтобы найти её спасательную капсулу. Так что с её возрастом тоже не до конца всё ясно. В Запретном мире, где я жил некоторое время, вообще не принято было говорить о возрасте разумного, ну а спрашивать о возрасте женщин считалось верхом неприличия. Кроме того, нам довольно часто приходилось перемещаться через пространственно-временные аномалии космоса, так что выяснить сколько времени прошло с момента нашего рождения уже вряд ли получится.

— Стась, у меня уже всё готово. Стол накрыт, — сообщила племянница.

— Прошу к столу дорогие гости, откушайте земных блюд. Тана за вами поухаживает, а я пока схожу за кристаллом с записью, о которой я вам говорил.


В своём рабочем кабинете я застал Эмилию кормившую Тари. Чёрная красавица довольно урчала поглощая какие-то деликатесы.

— Эмилия, как у вас всё прошло?

— У нас всё нормально, командир. Мнемомодуль местного языка я себе и Тари залила. Мы даже немного поговорили на нём.

— Прекрасно. Поговори со своими девочками, пусть будут наготове, возможно, понадобятся услуги нашего медицинского сектора.

— Какие программы подготовить?

— В первую очередь диагностические капсулы. Как сообщили наши гости, у них на планете продолжительность жизни не больше трёхсот-трёхсот пятидесяти лет. Поэтому у меня появились подозрения, что их предки попали под излучатели спармса внешников.

— Поняла. Что-то ещё надо сделать?

— Подготовь курс омоложения. Нашим гостям уже больше двухсот лет, так что предложу им данную услугу. Ну и дальше сама помнишь, всё по полной программе, как я тебе объяснил ещё на «Сварге».

— Принято. Когда вас ждать в медсекторе?

— Тана их сейчас посадила трапезничать, так что примерно около часа у вас есть в наличии.

— Хорошо, командир. Сейчас Тари докушает и я пойду готовить оборудование.

— А я уже закончила свою трапезу, — сказала довольная Тари.

— Вот и прекрасно, сейчас пойдёшь со мной к нашим гостям, — сказал я чёрной красавице усаживаясь в своё кресло за пультом управления.

«Древний, у тебя появилось срочное дело?» — поинтересовался старый арахнид.

— Совершенно верно, Палин. Мне нужна та видеозапись, где происходит перемещение Деи из Солнечной системы через большие Врата междумирья, и последующее разрушение планеты её заменившей. Желательно в том же ускоренном варианте, как ты мне показывал. У меня в каюте гости с третьей планеты местной системы, хочу им показать и подарить эту запись.

«Вставь чистый кристалл в считыватель, и я быстро сделаю запись. Мне вот что кажется странным. Почему гости прибыли с третьей планеты, ведь Дею переместили на орбиту четвёртой.»

— Это долгая история, друг мой. Если говорит кратко, то местное население Деи, после того перемещения, разделилось на две неравные части. Одна часть считает, что это враги переместили их планету в другую систему, а другая, что это Древние Боги их спасли. В общем у них там дело до планетарной войны дошло, по окончании которой, последних выслали на третью планету. Вот так они и живут порознь, хотя данную систему обороняют от чужаков вместе.

«Значит с тобой вышли на связь представители той группы, которая считает, что в прошлом Древние Боги спасли планету их предков?»

— Именно так, Палин. У меня в гостях три брата. Двое командуют флотами третьей планеты, а третий вообще является командующим всех сил обороны системы.

«Кристалл записан, Древний, можешь его забирать.»

— Благодарю тебя, друг мой, — сказал я забирая кристалл.

«Скажи мне, ты хочешь как-то использовать этих местных разумных?»

— Только в одном деле. Когда мы будем отключать «Обитель Безмолвия». Как я понял из рассказа трёх братьев-командующих, в ловушку из стазис-полей попадали не только различные местные и проходящие транзитом через систему корабли, но и корабль их родителей, которые отправились исследовать аномалию.

«Какую ещё аномалию?»

— Это они так восприняли стазис-поля «Обители Безмолвия», считая её пространственной аномалией. Они так увлеклись своими исследованиями, что их корабль затянуло внутрь. Местные жители, с обеих планет данной системы, этот окраинный сектор пространства называют «Обитель Смерти».

«Думаешь имеет смысл привлекать большие силы?»

— Видишь ли, Палин. Мы не знаем как давно в этой системе появилась «Обитель Безмолвия», и сколько кораблей оказались в ловушке её полей. Один только сфероид внешников представляет не слабую угрозу для местных жителей, а мои гости говорили, что в Обитель Смерти угодили все оставшиеся корабли чужого флота вторжения.

«Тогда действительно, лучше привлечь местные силы. Одной твоей команды может и не хватить на все корабли.»

— Я тоже так думаю, друг мой, поэтому хочу предложить им пройти курс омоложения за оказание всесторонней помощи.


Когда мы с Тари вернулись в гостевую комнату моей каюты, гости заканчивали трапезу. Мне осталось только присоединиться к ним, так как началось моё любимое чаепитие с плюшками.

Когда с обедом было покончено, все расселись на мягком диване перед большим экраном монитора и я запустил воспроизведение видеозаписи с кристалла, предупредив гостей, что всё увиденное будет в ускоренном режиме.

Сказать, что запись произвела на моих гостей громаднейшее впечатление, значит ничего не сказать. Они по окончании показа далёких событий из прошлого, ещё минуту молча смотрели на экран монитора, пытаясь прийти в себя.

Первым взял себя в руки старший из братьев.

— Получается, что наши предки были полностью правы. Древние Боги спасли не только Дею, но и всех её жителей. Если бы планета осталась тогда в старой системе Ярилы-Солнца, то оружие чужих кораблей превратило бы всё в пояс астероидов. Но зачем надо было распространять слухи, что планету в новую систему переместили чужаки?

— Возможно, я догадываюсь, кто был самым активным распространителем данных слухов.

— И кто по-вашему это был?

— Те, кто работал на ваших врагов, на чужаков. Они, в древние времена проникли на Дею под видом местных жителей, разузнали всё о Священных Лесах и сообщили своим хозяевам. Вот тогда и началось вторжение в систему Ярилы-Солнца, но чужих ждала неприятность, Древние используя большие Врата междумирья, поменяли планеты местами. Дея переместилась в эту солнечную систему, а безжизненная четвёртая планета была отправлена на её место. Вот так посланцы чужаков, оказались в неизвестной для них системе. Скажите мне, Орин, вам хорошо известно о тех далёких событиях на Дее, которые произошли сразу после перемещения планеты?

— Конечно. Изучение прошлого, это моё любимое занятие. Я очень внимательно изучил первые хроники нового мира.

— Отлично. В ваших хрониках указано кто составлял высшее руководство Деи, сразу после перемещения планеты?

— Да. Они все указаны поимённо.

— Скажите, Орин, а та часть из высшего руководства, что погибла в первой войне, она какой версии событий придерживалась? Той, что сохраняется сейчас жителями Дарианы, или той, что продолжает существовать на Дее?

— Вообще-то они не принимали ни одну из версий, придерживаясь нейтралитета. Да и с их смертями не всё ясно, все они были какими-то странными. Один утонул в своей купальне. Другой отравился несвежими продуктами. Третий зачем-то полез на ветку Священного Древа, сорвался и упав свернул себе шею. С остальными тоже произошли всякие странности.

— Понятно. Дальше можете не продолжать. Их места впоследствии заняли те, кто больше всех кричал и доказывал жителям, что планету Дея перенесли в новую систему враги. Это они не сумев победить ваших предков в первой войне, объявили перемирие и приняли главное решение: «что все, кто не согласен с мнением большинства, должны покинуть Дею и никогда на неё не возвращаться». И знаете, мне почему-то кажется, что именно эти высшие руководители, через сто лет отдали приказ на выдвижение боевого флота к вашей планете, чтобы установить на ней свою власть. Я прав?

— Да, а как вы догадались об этом? Всё именно так и было. Вы ознакомились с нашими древними хрониками?

— Я не гадал, Орин, и ваших древних хроник никогда не видел. Просто мне хорошо известно, каким образом ведут себя подобные личности. Как сказал один мудрый человек в Запретном мире: «Жизнь не имеет другого смысла, кроме того, какой мы ей придаём». Я даже не очень удивлюсь, если узнаю, что сейчас, в высшем руководстве планеты Деи, находятся потомки именно тех лиц, кто вошёл в его состав после странных смертей членов старого руководства.

— Орин, а ведь уважаемый Древний полностью прав. Сейчас в высшем руководстве Деи, находятся только одни потомки тех крикунов, которые выслали наших предков на Дариану, — тихо сказал Велир. — И всеобщую тревогу объявили именно они, когда узнали, что в солнечной системе находится Древний.

— Я это уже понял, брат. Сейчас нам необходимо подумать над тем, как рассказать жителям двух планет правду и показать то, что мы только что увидели. И сделать это нужно таким образом, чтобы не началась новая война в нашем мире. Потому что она, независимо от результата, будет означать победу наших врагов…


Глава 11

«Я говорю вещи такие старые,

что человечество их уже забыло».

Станислав Ежи Лец.

У меня вновь появилось немного времени чтобы поразмышлять, а также для составления планов на ближайшее будущее, которые определят наши дальнейшие действия в Ярианской солнечной системе. Братья-командующие отправились к себе на Дариану, обсуждать со своим Советом Старейших полученную от нас информацию. Сколько времени они будут обсуждать со Старейшими видеозапись переноса Деи из одной солнечной системы в другую, и размещение этой записи в местных планетарных сетях, неизвестно. Ведь помимо всего этого, они пообещали мне перед своим уходом, уточнить на Дариане, сколько их военных кораблей будет участвовать в контроле пространства, когда будет отключено защитное стазис-поле «Обители Безмолвия». Этот вопрос, на данный момент, для меня наиболее важен, чем события далёкого прошлого. Из нашей душевной беседы с братьями-командующими, мне стало доподлинно ясно, что в стазис-ловушку местной Обители Смерти на краю солнечной системы угодили, не только преследуемый нами сфероид внешников, где находился в долгом рабстве Славирка, но и множество других кораблей, как враждебных, так и дружественных.

— О чём задумался, Стась? — вывел меня из размышления голос племянницы.

— О количестве враждебных кораблей, которые сейчас пребывают в стазисе. Ведь в ловушку «Обители Безмолвия» угодил не только сфероид чужаков, на котором был в рабстве Славомир. Там также находятся остатки флота вторжения напавшего когда-то в прошлом на эту солнечную систему. Даже предположить себе не могу, чьи корабли и в каком количестве, мы там можем обнаружить. Ну и кроме всего прочего, нам не известно, когда «Обитель Безмолвия» появилась в этой системе.

— Скажи, Стась, а если попробовать поработать со сферой «Обители Безмолвия», не так как это было в прошлые разы, а немного по-другому?

— Тана, поясни свою мысль?

— Насколько мне известно, в самый последний раз, вы с Ормом сначала запустили механизм перевода сферы «Обители» в транспортировочный режим, а потом некоторое время ожидали, когда полностью исчезнет её защитное стазис-поле. Я правильно всё поняла?

— Правильно, девочка! Только объясни, пожалуйста, к чему ты сейчас об этом вспомнила?

— Стась, я всё объясню, вот только ты мне сначала скажи, возможно ли разбить этот процесс перевода в транспортировочный режим на несколько частей?

— Наверное такое возможно. Мне об этом ничего не известно, поэтому надо будет уточнить у Орма. Но для начала объясни, зачем нам разделять процесс на части?

— Я тут подумала, что если проделать этот процесс по частям, то и защитное стазис-поле не сразу исчезнет, а будет уменьшаться постепенно, сокращая свою сферу воздействия. На каждом этапе уменьшения стазис-поля, начнут освобождаться из своей временной ловушки различные корабли, которые можно вытягивать транспортным лучом нашего крейсера подальше от «Обители Безмолвия». Когда спящие корабли будут находиться в стороне, на них могут спокойно работать наши абордажные и спасательные команды, а также представители с Дарианы, из числа тех, кто захочет нам помочь в этом деле. Вот только их надо сразу предупредить, что либо они всё делают согласно наших указаний, либо пусть держатся подальше от места проведения работы.

— Тана, мне понятна твоя идея. Прежде чем мы её продолжим обсуждать дальше, мне надо будет обговорить все моменты с Ормом. Честно скажу, мне такое даже в голову не пришло. Так что, пока будем придерживаться именно твоего плана. Мне приятно видеть, какая у меня умная стала племянница.

— Стась, ты хочешь сказать, что я раньше не была умной? — с подтекстом спросила Тана.

— Раньше ты была для меня просто маленькой девочкой, о которой нужно заботиться, чтобы у тебя было всё в порядке. Даже когда ты подросла, выучилась, стала испытателем новейших кораблей и различных систем, участвовала в самых тяжёлых боях, ты для меня не переставала быть той малышкой, которая потеряла своего отца. Мне к сожалению так и не удалось выяснить у знакомых адмиралов, что же с ним в действительности произошло. Все данные, связанные с моим братом и его работой, были засекречены даже для них.

— Я тоже не смогла выяснить истинной причины произошедшего, Стась, несмотря на свой высокий уровень допуска к секретным программам. Единственное, что мне удалось разузнать, что мой отец погиб во время испытания прототипа нового сверхскоростного корабля-разведчика. Он задействовал новую систему разгона с элементами частичной свёртки пространства и не заметил как оказался недалеко от странной космической аномалии. Его прототип корабля-разведчика, был ещё не доработан до конца, поэтому, из-за слишком большой скорости, он не успел отвернуть в сторону от края аномалии. Все станции наблюдения зафиксировали лишь яркую вспышку взрыва, после которой вообще ничего не осталось…

— Тана, ты сказала, что была зафиксирована яркая вспышка при контакте корабля с краем космической аномалии?

— Да. Так было записано в секретном отчёте у военных наблюдателей за испытаниями прототипа. Стась, а почему ты об этом спросил?

— Нечто похожее мне уже приходилось когда-то слышать. Скажи мне, а что произошло с той странной аномалией после вспышки?

— Как было указано в отчёте, аномалия взорвалась вместе с кораблём отца и пропала, словно бы её в том закрытом секторе пространства никогда не было.

— Тана, запомни на будущее, космические аномалии не взрываются от контакта с кораблями, и не исчезают после этого бесследно.

— Что ты этим хочешь сказать, Стась?

— Пока только то, что уже сказал. Мы с тобой потом пообщаемся на эту тему, а сейчас мне необходимо срочно идти к Орму, чтобы обсудить твою гениальную идею, насчёт разбивки на несколько частей, процесса перевода сферы «Обители Безмолвия» в транспортировочный режим.

— Стась, ты думаешь, что…

— Таночка, я пока ничего конкретного тебе сказать не могу. У меня слишком мало данных на эту тему. Давай потом всё обсудим. Согласна?

— Мне больше ничего не остаётся, — тихо сказала племянница и задумалась.


«Идея твоей родственницы довольно интересная и не лишена определённого смысла, вот только осуществить её в таком виде совершенно невозможно», — принялся объяснять мне суть проблемы Орм, после того как я озвучил ему предложение Таны.

— И с чем же, по-твоему, может возникнуть проблема, Орм? По-моему, девочка нашла очень оригинальное решение.

«Вся проблема в том, Стась, что процесс перевода сферы в транспортировочный режим невозможно разделить на части. Проделать одну часть, подождать немного и заняться следующей частью. Либо идёт свёртка защитных полей и свёртка внешних пространств сферы вовнутрь, либо нет. Никаких промежуточных действий для сферы даже изначально не предполагалось.»

— Хорошо, Орм. Давай рассмотрим эту проблему с другой стороны. Скажи мне, длительность процесса архивации сферы для транспортировки всегда одинаковая?

«Да. Она неизменна.»

— Тогда как ты можешь объяснить, что когда я подал команду «грох», «Обитель Безмолвия» осуществила свёртку своих защитных полей за несколько часов, а когда ты отдал точно такую же команду на сворачивание, то это произошло в течение всего лишь нескольких десятков минут? Хотя в первом случае, в сфере влияния защитных полей была всего сотня спящих кораблей, а во втором, их было уже более двух сотен. Получается, что во втором случае, когда именно ты, Орм, управлял процессом перевода сферы в транспортировочный режим, вся свёртка защитных стазис-полей произошла гораздо быстрее. Ну и где тут неизменность скорости процесса?

«Всё дело в том, что я не использовал команду „грох“, Стась. Она используется для начала первичной подготовки к процессу перевода сферы в режим для транспортировки, и постепенному выполнению сворачивания полей и пространств. Поясняю, в твоём случае всё происходило постепенно. Сначала плавно стала уменьшаться напряжённость защитных полей, а когда она достигла нулевой отметки, начался сам процесс подготовки к перемещению сферы. Мною была отправлена совершенно другая команда, для подготовки к быстрому, экстренному перемещению. В этом случае, все системы управляющие защитой сферы обитания отключаются мгновенно, а в окружающем космическом пространстве происходит естественное рассеивание всех структур созданных защитными полями.»

— Вот оно что… а я-то думал, а оно вон как оказалось… Значит, если ты отправишь на сферу команду «грох», то она будет очень медленно отключать свои защитные поля, как и произошло в моём первом случае. Я прав?

«Да. Ты прав. При использовании команды „грох“ процесс будет не просто медленным, а очень долгим. Если область протяжённости влияния сферы в данной звёздной системе очень большая, то процесс свёртки может растянуться на весьма длительное время.»

— Отлично. То что нам и нужно для решения поставленной задачи. Скажи, Орм, а когда мы закончим работать с экипажами спящих кораблей, ты сможешь послать свою команду, чтобы весь процесс свёртки сферы быстро завершился?

«Смогу.»

— Вот и хорошо. Я сообщу тебе, когда можно будет начинать операцию по свёртке сферы в транспортировочное положение. Благодарю за помощь в разрешении данного вопроса, Орм.

«Всегда рад помочь, Стась.»

Я покинул своё хранилище в прекрасном настроении. Теперь осталось дождаться решения Совета Старейших Дарианы…


— Стась, тебе пришло сообщение с третьей планеты, — обрадовала меня Тана, едва я зашёл в свой рабочий кабинет.

— И что они сообщают?

— Советом Старейших, после просмотра представленной им видеозаписи о трагических событиях прошлого, было принято решение оказать тебе всестороннюю помощь и всяческую поддержку. Для этого, в твоё распоряжение они готовы отправить весь свой второй космический флот Дарианы под руководством командующего Орина Ларуна.

— Хорошая новость. Там ещё есть что-нибудь в сообщении?

— Больше ничего, только это.

— А от Орина Ларуна было какое-нибудь сообщение?

— Только краткое извещение, что он прибудет к нам примерно через четыре часа.

— Вот и хорошо. Значит у меня есть немного времени…

— Времени для чего?

— Чтобы немного отдохнуть и набраться сил в своей медкапсуле, перед началом операции на краю Ярианской солнечной системы.

— Стась, а можно мне, пока ты отдыхаешь, ещё пообщаться с Палиным?

— Общайтесь, я не против. Только не забывай покушать, Тана.

— Хорошо, командир.


Когда крышка плавно открылась, и я, хорошо отдохнувший, покинул свою медицинскую капсулу, Тана не отрываясь от экрана монитора, показала мне рукой в сторону столика, где уже находился приготовленный для меня обед. Вид большого количества еды, своеобразно повлиял на мой желудок. Пришлось быстро переместиться в санузел, чтобы освободить желудок и кишечник для новой порции пищи. Сделав все свои личные дела и хорошенько помыв руки, я вернулся в кабинет. Тана всё так же увлечённо глядела в экран монитора.

— Что ты там смотришь? — спросил я племянницу.

— Изначальную запись с карт-зондов в период перемещения Деи.

— Так ты же её уже смотрела вместе со мной.

— Стась, мы с тобой смотрели запись смонтированную Палиным, а я сейчас последовательно разбираю не подробности способа переноса и замещения планеты, при помощи больших Врат междумирья, а все действия чужих боевых кораблей в системе Ярилы-Солнца. Мне интересно какую тактику и стратегию внешники использовали в те времена, чтобы сравнить с их действиями в наше время.

— Ты думаешь, что их тактика и стратегия в чём-то изменились за прошедшие тысячелетия? По-моему, у них всегда одни и те же действия. Они неожиданно нападают всеми кораблями, всё разрушают, после чего грабят и уходят в свой мир, — сказал я, подходя к Тане сидящей за пультом управления.

— Это общие представления о действиях внешников, Стась, и эти данные не всегда точны.

— Что ты хочешь сказать своей фразой «эти данные не всегда точны»?

— Посмотри запись нападения на пятую планету. На ускоренном просмотре всё выглядит так, словно все корабли чужаков одновременно напали и нанесли свой сокрушительный удар по поверхности, в результате чего планета взорвалась и развалилась на множество обломков, а вот в действительности всё происходило иначе. Я посмотрела запись нападения кораблей внешников в замедленном режиме. Они шли в атаку на планету группами по пять кораблей, и каждая группа наносила удар в одну точку на поверхности. Когда я училась в Академии, всего лишь один, самый старый, преподаватель вспомнил, что такое построение группы боевых кораблей использовалось в далёкой древности, и оно называлось «звезда». При построении «звездой», боевые корабли не перекрывают друг другу сектора нанесения удара по находящейся впереди цели. Поэтому, одновременный удар пяти кораблей, из всех орудийных систем в одну точку, вызывает гораздо большие разрушения, чем если бы в эту точку попали пять раз подряд залпы одного боевого корабля. Получается, что корабли внешников использовали при нападении на пятую планету в системе Ярилы-Солнца такую же тактику, от которой наш мир отказался в далёком прошлом. Но откуда к ним пришли наши старая тактика и стратегия, если у нас про них уже совсем забыли?

— Понимаешь, Тана, если что-то когда-то было создано, то всегда существует вероятность, что через какое-то время где-нибудь это воссоздадут заново. Один умный человек, в Запретном мире, как-то в беседе пояснил свои слова, что он говорит про такие старые вещи, что человечество уже давно забыло об их существовании. Поэтому в народе, среди которого я жил семьдесят лет, существует поговорка, что «Всё новое, это хорошо забытое старое». Кстати, а почему тебя вдруг заинтересовали тактика и стратегия чужих?

— В архиве крейсера я наткнулась на запись вашего сражения с внешниками и пояснение про состав их боевой группы, в которую входит один большой линкор класса «Чёрная тень» и два сфероидальных корабля сопровождения. Вот мне и захотелось узнать, как вели боевые действия чужаки раньше. Когда Палин показал изначальную видеозапись с карт-зондов, про их нападения в системе Ярилы-Солнца, мне стало понятно, что чужаки сейчас используют совершенно другие системы построения своих боевых групп. Я даже заметила то, что вы с Палиным упустили из виду.

«И что же мы по-твоему такое важное упустили?» — тут же раздался ворчливый голос старого арахнида.

— Присоединяюсь к вопросу Палина, — сказал я.

— Вы не заметили того, что один довольно большой корабль чужаков не участвовал в нападении на обитаемые планеты в системе Ярилы-Солнца. Он вообще не принимал никакого участия в боевых действиях внешников. У меня сложилось такое ощущение, что он просто наблюдал за происходящим со стороны.

«Погоди, Тана. Ты где смогла обнаружить этот „довольно большой корабль“? Что-то я не заметил у внешников каких-либо кораблей громадных размеров.»

— Палин, он находился недалеко от седьмой планеты окружённой заметной системой колец. При ускоренном просмотре этого корабля не видно, а при замедленном воспроизведении записи, он то появляется, то исчезает. Словно кто-то на некоторое время отключает систему маскировки. Насколько я поняла, ты и Стась, в первую очередь просматривали, как действуют большие Врата междумирья и последующие боевые действия со стороны внешников, поэтому довольно сильно приблизили панораму вокруг пятой планеты. То, что происходило возле седьмой планеты у вас осталось за пределами зоны вашего наблюдения.

— Друг мой, а ведь девочка полностью права. Давай-ка более внимательно посмотрим то место в Солнечной системе про которое говорит Тана.

— Стась, а может ты сначала покушаешь, пока всё окончательно не остыло? А потом сделай мне кружечку ароматного чая. У тебя здорово получается заваривать вкусный чай.

«Полностью поддерживаю сказанное Таной. Иди покушай, Древний. Запись с карт-зондов от тебя никуда не денется.»


Быстро сметав зуборятам в колодец всё приготовленное племянницей, я вернулся к пульту управления, где меня ждала Тана, с двумя кружками горячего ароматного чая в руках. Отдав одну кружку племяннице, я присоседился рядом с ней. Пока я трапезничал на скорую руку, Палин нашел на записи с карт-зондов Солнечной системы все нужные места.

— Давай, Палин, показывай нам неизвестный большой корабль внешников. Желательно в максимальном приближении, ну насколько это возможно.

«Сильно приблизить изображение этого корабля не получится, расстояние до ближайшего карт-зонда слишком большое. Чужак хоть и приличных размеров, но включаемая и выключаемая система маскировки смазывает его внешний вид.»

Мы с Таной внимательно смотрели на экран монитора. Сначала нашему вниманию предстал Сатурн во всей красе, а потом между ним и кольцами стало проявляться необычное мерцание. Через некоторое время мерцание исчезло и мы увидели корабль. Он хоть и выглядел необычно, в нашем понимании, но что-то знакомое угадывалось в его плавных очертаниях корпуса. Первой эту догадку озвучила Тана:

— Стась, да это же корабль Зурнов. Я вела бой с примерно таким же кораблём, вот только мой противник был намного меньшего размера.

— Похоже ты права, девочка. Это действительно корабль Зурнов. Мне непонятно другое. Что ему вообще понадобилось в нашей Солнечной системе? Насколько мне известно, из различных источников, эти разумные представители другой Вселенной никогда ни с кем не контачили в наших галактиках, а с внешниками тем более, уж очень агрессивны рептилоиды по отношению к тем, кто без разрешения проникает в их жизненное пространство. Все попытки наладить какой-либо контакт с Зурнами, всегда заканчивались трагически, как для разумных существ, так и для кораблей из миров нашей Вселенной. Исключение составляют лишь два случая. В первом, были повреждены и захвачены малые корабли Зурнов при их атаке на нашу секретную военную базу, а второй случай, твой, Тана, когда ты уничтожила их средний корабль, отправив на таран свой малый корабль-разведчик.

— Стась, может это Зурны привели флот внешников в систему Ярилы-Солнца?

— Не думаю, что такой вариант развития событий вообще стоит рассматривать, так как Зурны никогда не пойдут на контакт с рептилоидами.

«Почему ты так уверен в этом, Древний?»

— Не знаю как это тебе объяснить, Палин. Я просто чувствую, что я прав, а чтобы рассеять все ваши сомнения, я предлагаю отмотать запись событий до момента прибытия флота внешников в Солнечную систему и посмотреть, с ними вместе прибыли Зурны или нет.

Дальше с данными полученными с карт-зондов работал только Палин. Через пару минут он нашел тот момент на записи, где боевые корабли внешников прибыли в систему Ярилы-Солнца и скапливали свои силы на орбите десятой планеты. Как я и предполагал, корабля Зурнов с ними не было.

«Ты оказался прав, Древний. Корабли Драктов прибыли в систему без Зурнов.»

— Палин, посмотри пожалуйста, окрестности вокруг седьмой планеты. Может корабль Зурнов уже находится там?

На этот раз время нашего ожидания увеличилось до десяти минут, но в результате мы с Таной услышали довольный голос арахнида:

«Я нашёл его, Древний. Правда для этого мне пришлось использовать данные, полученные карт-зондами ещё до прилёта кораблей внешников.»

— И где ты нашёл корабль Зурнов? — спросила моя племянница.

«На другой стороне седьмой планеты. Я его сначала вообще не заметил, так как он скорее всего находился под маскировочными полями, но мне показалось очень странным перемещение нескольких еле заметных точек из пустого пространства к спутникам планеты и обратно. Когда приближение было сделано на самый максимум, то оказалось, что все эти еле заметные точки являются малыми кораблями, типа наших разведботов или челноков.»

— Палин, тебе удалось выяснить, хотя бы по остаточным данным, когда корабль Зурнов стартовал от седьмой планеты и ушёл в прыжок покинув пределы системы Ярилы-Солнца?

«Он не покидал систему в общепринятом понимании. Никакого старта корабля, разгона и прыжка в гиперпространство не было. Корабль Зурнов просто исчез в той точке, где находился. Карт-зонды лишь зафиксировали слабую вспышку в месте его нахождения у седьмой планеты, и кратковременное изменение метрики пространства».

— Когда это произошло?

— Почти сразу после ухода из Солнечной системы боевых кораблей внешников.

— Палин, а в имеющихся у тебя данных с карт-зондов, удалось зафиксировать к каким лунам седьмой планеты чаще всего посылали разведботы с корабля Зурнов? — задала вопрос Тана.

«Такие данные в архиве имеются. Разведботы Зурнов сначала обследовали все спутники и кольца планеты-гиганта, а потом посещали только самую крупную луну. Она по своим размерам больше первой планеты системы Ярилы-Солнца.»

— Интересная информация. Хотел бы я знать что Зурны на Титане искали.

— Что такое «Титан», Стась?

— Так называется самый большой спутник седьмой планеты. Кстати, сама планета у многих народов Земли называется Сатурн, а в древности самый многочисленный народ называл её Земля Стрибога.

— Стась, я думаю, что нам надо будет выбрать время и посетить Титан. Не зря же Зурны так внимательно его осматривали.

— Это мы включим в наши планы на будущее, Тана. Сейчас у нас и без Титана намечается много дел.

Только я закончил говорить, как в мой рабочий кабинет зашла Яна и доложила:

«Командир, получено сообщение с третьей планеты. К нам направляется местный корабль, на его борту находятся командующий вторым космическим флотом Дарианы Орин Ларун и сопровождающие его официальные лица. Они прибудут примерно через пятнадцать минут.»

— Ну вот и закончился наш небольшой отдых, Тана, — сказал я племяннице. — Поднимайся, пойдём встречать наших долгожданных гостей.

— Стась, а может я тут побуду?

— Нет. К нам летят представители Совета Старейших Дарианы, поэтому их встречать будет вся команда «Деи». Яна сообщи всем, через десять минут общее построение у входного шлюза.

«Разрешите уточнить, командир. Это касается только офицеров?»

— Нет. Это касается абсолютно всех, включая тех, кто использует голографические образы. Приказ ясен?

«Так точно, командир.»


Глава 12

Где-то в глубинах космоса

Система Ярианы-Солнца.


Как только Яна сообщила мне о приближении к «Дее» большого дарианского крейсера с официальными гостями на борту, наша команда в полном составе собралась у входного шлюза. Светлояр для торжественной встречи активировал и выстроил в ряд десяток боевых дроидов, как он пояснил мне, для солидности и на всякий непредвиденный случай. Все офицеры внимательно смотрели на экран монитора внешнего контроля, вмонтированный в стену рядом со входным шлюзом. На экране хорошо было видно приближение корабля гостей.

Согласно стандартам Дарианы и Деи, этот боевой корабль местные военные относили к классу больших крейсеров, но в действительности, его размеры оказались даже немного меньше, чем у нашего древнего корабля-красавца. Представляю, как удивились бы местные планетарные руководители, если бы сейчас увидели, рядом со своими планетами, наш сверхтяжёлый крейсер дальней разведки «Ингард»…

Когда прозвучало сообщение от Яны, что стыковка прошла нормально, все выстроились в ряд. Тана захотела встать рядом со мной, но между нами разместилась Ратка, а по бокам от нас с племянницей заняли свои места Арта и Тари. Когда входной шлюз открылся мы увидели идущего впереди всех командующего вторым космическим флотом Орина Ларуну. За ним шли три старца облачённые в странные белые одежды, чем-то напоминающие тоги древних римлян. Старейшие Дарианы шли поддерживаемые под руки старшими офицерами.

— Мы рады видеть на нашем корабле столь уважаемых гостей, — начал говорить Светлояр, но в этот момент, первый старец, увидев меня и племянницу в окружении наших кошечек, охнул, его глаза закрылись и он повис на руках своих сопровождающих офицеров.

Эмилия тут же подбежала, нашла на руке старца пульс, приоткрыла веки и заглянула в глаза, после чего отдала команду:

— Срочно доставить в медсектор, у него сердечный приступ.

— Мы все отправимся со Старейшим, — сказал Орин.

— Ничего не имею против, командующий Ларуна, — произнесла Эмилия. — Заодно можем и у остальных здоровье не только проверить, но и полностью восстановить.


Пока Эмилия занималась больным старцем находящимся в диагностической капсуле, я спросил наших гостей:

— Давно у него проблемы с сердцем?

— Уже почти полстолетия, — ответил один из Старейших, — наша медицина сделала всё что смогла, но возраст берёт своё. Уважаемому Ставру недавно исполнилось триста сорок девять лет. Он самый старый житель на Дариане.

— Скажите, уважаемый, а как вас зовут?

— Меня зовут Орей, а моего молодого коллегу Яр, ему всего лишь триста лет.

— Извините за нескромный вопрос, Орей. А сколько лет вам?

— Мне уже триста тридцать пять лет.

— Очень приятно познакомиться, уважаемые. Жаль что наше знакомство происходит в такой обстановке. Меня зовут Станислав Иваныч, хотя многие предпочитают называть меня Древний. Сколько мне лет, я не знаю. Возможно несколько десятков тысяч лет, а может быть и больше. Так что можете называть меня так, как вам это удобно.

— Скажите, уважаемый Древний, — произнёс Яр, — нашему другу Ставру ещё можно чем-то помочь?

— На этот вопрос, уважаемый Яр, смогут ответить только наши медики. Но могу сразу сказать, они сделают всё возможное для восстановления здоровья вашего старшего коллеги. Мне просто непонятен вот какой момент… Почему у вашего коллеги случился сердечный приступ, именно тогда, когда он вступил на борт нашего корабля?

— На этот вопрос я могу вам ответить, уважаемый Станислав Иваныч, — сообщил Орей. — Дело в том, что у Ставра есть древняя картина, на которой изображены мужчина и женщина, а рядом с ними находятся три больших зверя, похожих на диких пардов, но у них разная расцветка шерсти. Когда мы прибыли на ваш корабль, то первое что Ставр увидел, это вас и девушку в окружении точно таких же зверей.

— Хочу вас поправить, уважаемый Орей. У нас на корабле нет зверей. Рядом со мной и моей племянницей стояли разумные существа из других обитаемых миров. Чёрная красавица Тари из Изначального мира, золотистая Арта из мира Джоре, а самая маленькая Ратка из Запретного мира. Они такие же разумные как мы с вами, вот только выглядят несколько иначе. К тому же они члены нашей команды.

— Приношу свои извинения, за то что по незнанию, оскорбил разумных.

— Ваши извинения приняты, уважаемый Орей, — сказала Тари.

Сказанное Тари привело в лёгкий шок не только Старейших, но и сопровождающих всех их.

— Эмилия, чем можешь нас порадовать? — обратился я к старшему медику.

— Все проблемы в работе сердца устранены, командир. Диагностика показала, что организм Старейшего попал под излучения спармса и это не наследственное остаточное явление. Он попал под действия излучателей ещё при его жизни.

— Понятно. Скажите, уважаемый Орей, за время вашей жизни вам приходилось сражаться с внешниками?

— Нам очень часто приходилось сражаться с чужими кораблями, которые нападали на наши планеты в Ярианской солнечной системе. Для нас они все являются внешниками. Может быть вы уточните свой вопрос относительно внешников?

— Внешниками раньше мы называли всех представителей разумных за пределами нашей галактики. Но последнее время, очень часто, те кто к нам прибывает из других галактик и нападает на планеты наших миров, принадлежат исключительно к рептилоидным видам. Вот поэтому, мы стали называть внешниками в основном лишь рептилоидов.

— Мне понятно ваше уточнение, уважаемый Станислав Иваныч. Могу вам точно сказать, что у нас были войны с внешниками-рептилоидами, но мы всегда изгоняли их из нашей системы, либо полностью уничтожали их корабли. Скажите, а почему вы спросили о них?

— Всё дело в том, что на кораблях внешников стоят излучатели спармса. У разумных существ попавших под это излучение уменьшается продолжительность жизни. Самое плохое в этом то, что последствия излучения спармса отражаются на потомстве, и у всех последующих поколений разумных снижается продолжительность жизни. Наш старший медик Эмилия обнаружила, что уважаемый Ставр попал под это вредное излучение в прошлые времена, когда был помоложе. Вот поэтому я и спросил вас, насчёт сражений с внешниками в прошлом.

— Мы вместе с ним участвовали в тех сражениях с чужаками, уважаемый Древний, — произнёс самый младший старец. — Исходя из всего вами сказанного, получается, что и мы с коллегой Ореем попали под это вредное излучение внешников. Я правильно вас понял?

— Возможно, что это так, уважаемый Яр, но чтобы быть абсолютно уверенным в этом, я предлагаю вам пройти полное обследование в наших диагностических капсулах, — вместо меня ответила Эмилия. — И я хотела бы попросить, чтобы ваши сопровождающие офицеры помогли мне переложить уважаемого Ставра в соседнюю капсулу регенерации. Это поможет убрать у него все последствия излучения спармса и даже немного омолодит его.

— Уважаемая, вы сказали омолодит? — тут же переспросил Орей.

— Совершенно верно. Ведь будут убраны все причины, которые вызвали преждевременное старение организма.

— А разве такое возможно? — задал вопрос Яр.

— Нет ничего невозможного в процессе омоложения. Согласно приказа нашего командира, вся наша команда прошла омоложение.

— Скажите, уважаемая, а у вас какой опыт в проведении омоложения?

— Первый раз я провела курс омоложения своему начальнику больше четырнадцати тысяч лет назад. Я тогда работала в медицинском исследовательском центре. После моего перевода на корабль флота, под руководством нашего уважаемого командира, Станислава Иваныча, была разработана и опробована новая методика омоложения. Теперь можно выбирать по отдельности, как внутренний, так и внешний возраст разумного. Например, вы будете внешне выглядеть на пятьдесят-шестьдесят лет, а ваш внутренний возраст будет соответствовать двадцати пяти годам. Причём все ваши знания и опыт остаются неизменными. Это связано с тем, что многие разумные прожили достаточно долгую жизнь и занимают в своём обществе довольно высокие руководящие места. Появление в руководстве молодого разумного вместо старца, многие в данном обществе могут не принять, а вот немного помолодевший вид принимается без возражений.

— Очень правильный подход к делу, появление юнца вместо старца не всякий принять сможет. Скажите, уважаемая Эмилия, а ваше омоложение продлевает жизнь только до одной тысячи лет?

— Не поняла смысла вашего вопроса, уважаемый Яр. Мы вообще не устанавливаем никаких ограничений в продолжительности жизни. Живите сколько получится.

— Дело в том, уважаемая Эмилия, что на планете Дея тоже проводят омоложение. Правда стоит эта медицинская процедура очень дорого и максимальный срок жизни определён в одну тысячу лет. Так что курс омоложения доступен только очень состоятельным жителям планеты и тем, кто находится в планетарном руководстве.

— Можете не переживать, уважаемый Яр, для вас и остальных наших гостей, полное лечение и омоложение будет нашим подарком, — сказал я младшему старцу. — У нас не принято брать с друзей плату за восстановление здоровья. Скажите, какие параметры внешнего возраста для вас наиболее приемлемые?

— Уважаемый Древний, а почему вы спрашиваете только о внешнем возрасте?

— Потому что наши капсулы запрограммированы на внутренний возраст в двадцать пять лет. Но если вы желаете другой возраст, капсулу недолго перенастроить.

— Не нужно ничего перенастраивать, Станислав Иваныч, — сказал Орей, — нас полностью устроит такой внутренний возраст, а вот внешний хотелось бы иметь согласно нашего статуса в Совете. Пусть уважаемый Ставр будет выглядеть внешне на шестьдесят лет, я согласен на пятьдесят пять, а Яру можно снизить внешний возраст до пятидесяти.

— Эмилия, ты запомнила данные?

— Так точно, командир.

— Вот и хорошо. А сопровождающих офицеров надеюсь устроит наш возрастной стандарт.

— Скажите, пожалуйста, уважаемый Древний, — спросил меня один из пожилых офицеров сопровождения старцев, — а какой у вас возрастной стандарт для офицеров?

— Двадцать пять лет внутренний возраст и тридцать внешний. Вас устроит такой стандарт?

— Думаю, что всех офицеров устроит, вот только мне хотелось бы иметь внешний возраст, как у уважаемого Яра, иначе мне будет трудно отдавать команды тем, кто выглядит старше меня.

— Хорошо. Для вас уважаемый и для вашего командующего вторым флотом, мы установим внешний возраст в пятьдесят лет. А теперь прошу вас всех пройти на диагностику. Наши медики вам всё объяснят.

— Командир, мне будет какое-нибудь дополнительное задание? — спросила Эмилия.

— Да. Будет. Зальёшь нашим гостям языковые мнемомодули с образами общения Арконы и Джоре, а всё остальное по полной программе, как раньше. И сообщи в лабораторию на «Ингард», чтобы Руян Сварга запустил установку по изготовлению лекарства избавляющего от последствий излучения спармса. Его нам понадобится очень много.

— Принято.

Оставив гостей в медицинском секторе, мы с Таной отправились в мой рабочий кабинет.


Дождавшись пока я размещусь в своём любимом кресле, перед пультом управления, Тана приступила к расспросам:

— Стась, объясни мне, пожалуйста, почему ты решил помочь именно жителям Дарианы, а не тем кто живёт на планете Дея? — спросила племянница наливая в кружки чай из термоса. — Ведь они по сути, все являются потомками тех, кто раньше жил в системе Ярилы-Солнца.

— Скорее всего, на выбор Дарианы оказали очень сильное влияние семьдесят лет прожитые на Земле в Запретном мире.

— Я просмотрела хронику событий на Земле, за столетний период, в том числе и те времена, когда ты находился там. Это какой-то кошмар. Сплошная череда больших кровопролитных войн между странами, и мелкие военные конфликты между различными сообществами разумных. Злоба, ненависть, подозрительность, обман, клевета, неприятие чужого мнения повсюду, почти на всех информационных каналах планеты, а про конфликты между религиозными сообществами я даже вспоминать не хочу. Из того, что мне удалось узнать, лишь на небольшие промежутки времени наступает некое подобие мирного существования, и то не во всех местах планеты. Даже тебе, Стась, насколько мне известно, пришлось поучаствовать в некоторых войнах и конфликтах. Мне не хотелось бы, не только жить, но даже краткое время оказаться в таком агрессивном и вечно воюющем мире. Не понимаю, что ценного может быть в таком мире?

— Тана, ты составила своё личное мнение о жизни на планете Земля по данным полученным из различных планетарных информационных источников, а это неправильно. Потому что данные источники информации никогда не освещали реально происходившие события на Земле. Они передавали лишь чьё-то отредактированное мнение относительно этих событий, да и то, только после прохождения различных видов цензуры. Вот ты задала вопрос «что ценного может быть в таком мире?», а я тебе отвечу, самое ценное в этом мире, это простые люди. О них как правило не сообщают в информационных источниках, но вся жизнь на планете сохраняется благодаря им. Это они построили города и селения, создали всё необходимое для жизни, и защищали места своего постоянного проживания, где на протяжении долгого времени жили их предки.

— Стась, но все планетарные источники информации сообщают, что это сделали правители и правительства для жителей своих стран.

— Естественно, ведь все основные средства массовой информации (СМИ) на планете, так или иначе принадлежат тем, кто находится у власти или обслуживает её. Поэтому СМИ всегда хвалят тех, кто им платит, а в предоставленной ими информации правды никогда не бывает больше пяти процентов. Существовала в прошлом, на западе большого континента, одна очень воинствующая страна, так вот её министр народного просвещения и пропаганды заявил: «Чем больше ложь, тем скорее в неё поверят».

— Но это же безумие какое-то. Как он до такого додумался?

— А министр сам ничего и не придумывал, он лишь перефразировал и упростил цитату из книги написанной правителем данной страны, где было сказано: «Что чем чудовищнее солжёшь, тем скорей тебе поверят. Рядовые люди скорее верят большой лжи, нежели маленькой. Это соответствует их примитивной душе. Они знают, что в малом они и сами способны солгать, ну а уж очень сильно солгать они, пожалуй, постесняются. Большая ложь даже просто не придёт им в голову. Вот почему масса не может себе представить, чтобы и другие были способны на слишком уж чудовищную ложь, на слишком уж бессовестное извращение фактов. И даже когда им разъяснят, что дело идёт о лжи чудовищных размеров, они всё ещё будут продолжать сомневаться и склонны будут считать, что вероятно всё-таки здесь есть доля истины. Вот почему виртуозы лжи и целые партии, построенные исключительно на лжи, всегда прибегают именно к этому методу». Самое страшное в том, Тана, что тот правитель и его министр пропаганды уже давно мертвы, а их методы распространения лжи стали применять правительства и партии многих стран на Земле.

— Тогда мне вообще не понятно, почему ты выбрал именно этот лживый и агрессивный мир?

— Я тебе сказал об этом, Тана. Земной мир был выбран мной именно из-за простых людей. Только они составляют главную его ценность. Даже не имея никаких материальных богатств, они всегда способны оказать помощь нуждающемуся и поделиться с ним последним, что у них есть. Наиболее сильно бескорыстная взаимопомощь развита у славянских народов, они мне чем-то напоминали нас, в начальные эпохи развития, может быть поэтому я и выбрал обычную жизнь среди них.

— Стась, а почему ты принял решение вжиться в том мире маленьким ребёнком?

— Понимаешь, Тана, в те времена, на всей Земле, шла кровавая мировая война. Появление вдали от линии боевых действий взрослого человека не знающего ни истории страны, ни языка, вызвало бы очень сильные подозрения не только со стороны сил правопорядка, но и у простых местных жителей. Маленьких детей-сирот во время войны очень много, поэтому никто не будет проверять откуда они взялись в той или иной местности, и не станет подозревать в шпионаже в пользу врагов. Поэтому приняв окончательное решение, я отправился на Идилию, где в секретной военной лаборатории Лита Арес заблокировала мою память, перенеся все данные в накопитель установки. Мне не хотелось, чтобы моими знаниями, особенно в области военной космической техники, завладела какая-нибудь спецслужба на Земле. Лишь капитан боевого крейсера «Дисса» знал о моём решении, и о всех дальнейших действиях. Он должен был вернуться через сорок лет, найти меня по вживлённому в руку маяку, забрать с планеты и доставить к Лите на Идилию.

— А почему именно через сорок лет?

— Потому что я обнаружил пульсирующую червоточину ведущую в иную Вселенную. Проход в другой мир открывался и существовал целое десятилетие, а потом закрывался на сорок лет. За мной и координатами червоточины велась непрерывная охота. В ней приняли участие не только Зурны, которые искали путь чтобы вернуться в свою Вселенную, но и представители разумных рас и видов из разных галактик нашей Вселенной, мечтающие заполучить богатства в новых мирах. Сама должна понимать, что такие действия привели бы к неминуемой полномасштабной войне на уничтожение между двумя Вселенными. Этого я никак не мог допустить, поэтому принял решение спрятаться от всех в Запретном мире.

— Я всё поняла, Стась. Ты принял правильное решение. Нельзя допускать такой войны. Как выясняется, ты остался жить на Земле, так как боевой крейсер «Дисса» был уничтожен, и никто не смог вернуться за тобой в Запретный мир. Лишь случайно обнаруженный под горным обвалом планетарный корабль-разведчик мира Джоре, помог тебе вернуться назад и спасти меня.

— Совершенно верно, Тана.

— Но вот что меня удивляет, как медкапсула планетарного корабля-разведчика и Эмилия не смогли обнаружить у тебя вживлённый в руку маяк?

— А они и не могли обнаружить того, чего во мне на тот момент не было.

— Не поняла?!

— Во время жизни на Земле, я служил в армии страны, где жили простые люди воспитавшие меня. При выполнении одного боевого задания, за пределами страны, я получил ранение в руку. Пуля прошла на вылет и уничтожила маяк. Можно сказать его вырвало с мясом. Я же тогда ничего не знал о вживлённом в руку маяке, поэтому и не стал искать его. Просто перевязал раненую руку и продолжил выполнение своего задания. Это уже когда моя память стала возвращаться, я узнал в какое место мне был вживлён маяк, а оно как ни странно совпало с местом ранения.

— Стась, ты в своём рассказе постоянно делаешь акцент на помощь простых людей. Они тебя приняли маленьким, они тебя воспитали, поэтому ты пошёл служить в армию, чтобы оберегать их мирный труд, а разве правительство той страны тебе ничего не дало?

— Запомни, девочка моя, ни одно правительство ничего не может дать простым людям! Оно может у них только что-то отнять, чтобы перераспределить между другими людьми, при этом все самое лучшее останется у правителей. Ведь те, кто входит в правительства стран и их прислужники ничего не производят, они только потребляют созданное простыми людьми. А хитрых поводов для законного отнятия у простых людей добра они придумали множество.

— Так почему же тогда простые люди не прогонят таких лживых правителей и не выберут вместо них честных людей?

— Это ничего не изменит, Тана. Через некоторое время новые правители будут делать то же самое, что делали прошлые правители до них. Так устроена вся система управления странами на Земле. Если простой народ начнёт возмущаться действиями своего правительства и захочет его сместить, то против народа будут использоваться войска и спецслужбы. Такое было уже много раз на Земле, и проходило это в странах с различными формами правления.

— Но это же неправильно. Любой правитель должен в первую очередь думать о благе для своей страны, делать всё для её мирного развития, чтобы простым людям легче жилось.

— Ты все правильно говоришь, Тана. Так должно быть в идеале. Но! В мире нет ничего идеального, кроме того, что создано природой. Такие правители появляются один раз в несколько столетий, а может быть и тысячелетий. Были такие правители которые думали как сделать свою страну самой великой и могущественной, но они все никогда не думали о простом народе. Вернее не так. Они вспоминали о нём, лишь когда нужно было что-то сделать, а потом, достигнув определённых вершин, сразу забывали о простых людях. В основном, правительства больших стран земного мира считают, что величие своей страны можно увеличить только за счёт агрессивной политики против других стран. Даже поговорку придумали: «Против кого дружить будем?»

— Не понимаю я этого. Как можно терпеть такое правительство и таких правителей?

— Ты не понимаешь этого, Тана, потому, что вместо социологии, изучающей все структуры развивающегося общества, всё твоё внимание в жизни захватили различные механизмы и новые космические корабли. Если бы ты почаще отвлекалась от своих любимых железок, то заметила бы что вокруг тебя происходит.

— Ты не прав, Стась, мы изучали в Академии формы правления и сопутствующие структуры развивающихся обществ разумных. Поэтому я и говорю, что правительства на Земле поступают неправильно.

— Хорошо, Тана. Тогда ответь мне вот на такой простой вопрос. Почему абсолютно любое правительство, в независимости где оно находится, на планете Земля или в каком-либо другом мире, защищают силовые ведомства и спецслужбы?

— Это же очевидно. Потому что правительство им платит за это.

— Умничка! Именно так и думают большинство разумных в разных мирах.

— Стась, а разве это не так?

— Давай анализировать вместе. Ты просмотрела хронику событий на планете Земля, за столетний период. На что ты в первую очередь обратила своё внимание?

— Я заметила, что во многих развитых странах правительства меняются примерно каждые четыре-пять лет.

— Прекрасно, девочка. А теперь назови мне какие-нибудь глобальные перемены к лучшему в этих странах? Ты же мне заявляла, что стоит сменить правительство и правителя, как жизнь простых людей начнёт изменяться в лучшую сторону. Было это в хронике событий на Земле?

— Было. Развитие в странах начиналось только тогда, когда эти страны начинали работать на войну. Но я бы не сказала, что жизнь простых людей от развития военной промышленности в этих странах становилась намного лучше.

— Тогда какой из всего этого можно сделать вывод?

— Получается, что правители и правительства разных стран ничего не могут сделать для своих людей. Тогда для чего же они нужны и кто правит в этих странах?

— А вот это очень правильный вопрос, Тана. Правители и правительства разных стран только перераспределяют имеющиеся средства, направляя их в основном на развитие новых военных программ и содержание своих структур. Те средства, что остаются после такого распределения, направляется на социальные нужды общества, а так как на местах тоже полно чиновников, то до простого населения мало чего доходит.

— Стась, так если не правители и правительства всем управляют в странах, тогда кто этим занимается?

— Спецслужбы! Этим занимаются спецслужбы, Тана. Только их можно считать настоящими правителями стран и миров. Правители и правительства приходят и уходят, а спецслужбы всегда остаются на своём месте. Их никто не имеет права контролировать, они всегда живут по своим внутренним законам и правилам. Именно они определяют, допускать правителя к какой-то тайне или нет. Но внешне они создают видимость, что они подконтрольны правительствам стран или миров.

— Но ведь кто-то создал эти спецслужбы и содержит их?

— Конечно. Они существуют не сами по себе. Всегда есть те, кто отдаёт им команды и платит им, но эти разумные никогда не становятся правителями и не входят ни в какие правительства. Им это не нужно. Они следят за всем процессом со стороны. Если появится какой-то неугодный им правитель, то они просто отдадут подконтрольным спецслужбам приказ об его ликвидации.

— Получается, что эти неизвестные и есть настоящие правители стран и миров?

— Нет. Они руководят всем только на своём уровне, а над ними находятся те, кто отдаёт им приказы.

— Стась, ты можешь пояснить это на каком-нибудь примере?

— Без проблем. Ты уже посмотрела фильмы о войне кланов в мире Джоре?

— Я не только посмотрела эти фильмы, мне ещё Славомир много чего интересного рассказал, чего в фильмах показано не было.

— Прекрасно. Тогда мне легче объяснять будет. Вот смотри, Тана, благодаря великолепной деятельности спецслужб мира Аграфов, им удалось не только внедрить своих офицеров разведки во все структуры кланов мира Джоре, но и завербовать довольно много агентов, которые стали работать на них. Но самая главная их удача была в том, что они смогли пристроить своих спецов в спецслужбах кланов мира Джоре. Аграфы не торопили события, они терпеливо ждали когда их спецы поднимутся как можно выше по служебной лестнице, и станут влиятельными лицами, мнения которых невозможно игнорировать.

— Мне не понятно, Стась. Ты постоянно говорил, что Аграфы наши враги, а сам восхищаешься действиями их спецслужб, которые привели к такой кровавой войне. Разве это правильно?

— Тана, давай не будем сваливать всё в одну кучу. Как говорят на Земле: «Мухи отдельно, а котлеты отдельно». Я сейчас говорю не о кровавой войне кланов в мире Джоре, а о блестящей операции внедрения проведённой спецслужбами мира Аграфов. Вот скажи мне, девочка, если бы я приказал внедрить своих агентов во все структуры мира Аграфов, с целью получения секретной информации и влияния на политику Великих Домов, ты меня тоже стала бы считать монстром?

— Но это же совсем другое. Ты ведь стараешься сделать всё мирно, без развязывания войны.

— Ничего это не другое. Те же самые действия. Однако когда это исходит с моей стороны, ты согласна с такими действиями, а когда со стороны других разумных, сразу заявляешь, что этого нельзя допускать. Могу тебе сразу сказать, девочка, даже у врагов всегда есть чему поучиться. И если враги что-то сделали великолепно, то этот факт нужно просто принять и продумать, как мы можем сделать ещё лучше.

— Я поняла твою мысль, Стась.

— Вот и хорошо. Тогда продолжим дальше. Поводом для начала кровавой войны кланов в мире Джоре стало невозвращение к Лэрне, центральной планете клана «Хранителей Священного Леса», тяжелого крейсера дальней разведки ДВР-512. Агенты Аграфов сообщили что корабль был уничтожен, хотя он провалился в пространственно-временную аномалию и вышел из неё гораздо позже во времени. Но ведь не корабль Аграфов начал обстрел тяжелого крейсера ДВР-512, это было сделано с большого корабля класса «Чёрная тень» принадлежащего Империи Драктов. А вот теперь подумай, Тана, кто отдал приказ Драктам из другой галактики атаковать крейсер Джоре? Кто впоследствии сообщил Аграфам, что данный крейсер уничтожен?

— Получается, что и Аграфов и Драктов кто-то использовал в своих целях против мира Джоре. Я правильно понимаю?

— Совершенно верно. И я пока не знаю кто этот неизвестный. Вот поэтому приказал держать границы Звёздной Федерации на замке.

— А как этот пример можно использовать, чтобы понять происходящее на Земле?

— Точно так же. Примерно такая же ситуация происходит и на Земле. Кто-то считает что все спецслужбы Земли подчиняются самым богатым людям планеты. Они их финансируют, а значит отдают приказы. Но никто не задумывается, а кто контролирует самых богатых людей планеты и отдаёт им приказы? И кто контролирует этих земных контролёров? И ещё возникает вопрос… а какое отношение ко всему происходящему на Земле имеют Дракты? Ведь это представители с их корабля вели переговоры с островитянами, когда был вывезен с планеты Славирка. Вопросов пока больше чем ответов. Думаю, что когда мы получим информационные накопители с корабля Драктов, вопросов у нас будет немного меньше…

Я ненадолго задумался, но продолжить беседу с племянницей не получилось, так как в мой рабочий кабинет вошла Лита.

— Командир, наши гости начали покидать медкапсулы. Какие будут дальнейшие указания?

— Проводите всех гостей в нашу кают-компанию. Там за дружеским обедом мы продолжим наше общение.

— Принято, — сказала Лита и покинула кабинет.

— Ну что, девочка, придётся отложить нашу познавательную беседу на будущее, а теперь пойдём к нашим гостям…


Глава 13

«Хочешь сделать что-то хорошо,

то сделай это сам.»

Фердинанд Порше.

Беседа с нашими гостями шла в дружеской обстановке, и когда мы уже согласовали все планы действий на краю системы возле «Обители Безмолвия», к нам в кают-компанию прибежал посыльный офицер с дарианского корабля. Он передал Старейшим важное сообщение, что после размещения в планетарных сетях видеоролика «О перемещении планеты Деи из одной системы в другую», планетарная служба безопасности Деи и местные военные арестовали всё планетарное руководство. Эту важную новость в данный момент передают все информационные каналы в Ярианской системе. В сообщении одного новостного агентства говорится, что спецотряды СБ Деи и местные военные произвели захват высшего планетарного руководства в тот момент, когда они уже спланировали нападение на корабль Древних, находящийся около третьей планеты, а также начало военных действий против Дарианы. На данный момент, на Дее везде введено военное положение, а вся власть на планете полностью перешла в руки Военного Совета. Командующий всеми силами космической обороны Ярианской солнечной системы Ярис Ларун отдал приказ на корабли всех флотов о блокировании пространства вокруг планеты Дея, чтобы ни один корабль пособников бывшего планетарного руководства не смог покинуть зону временной блокады.

— Что будем делать, командир? — спросил капитан «Деи», после того как услышал новости.

— То, что мы запланировали вместе со Старейшими Дарианы, Светлояр, то и будем делать.

— Но ведь на четвёртой планете сейчас введено военное положение!

— Ну и что? Светлояр, пойми, всё что там сейчас происходит, это внутренние дела живущих на планете Дея. Учреждённый Военный Совет с ними сам самостоятельно разберётся. Наша главная и основная задача состоит в том, чтобы забрать «Обитель Безмолвия» из этой системы, и одновременно разобраться со всеми кораблями попавшими в ловушку её защитных стазис-полей.

— Станислав Иваныч правильно говорит, уважаемый капитан, — сказал Орей, — Военный Совет Деи самостоятельно разберётся со своими планетарными проблемами. Я думаю, что наш первый космический флот останется на месте, чтобы охранять Дариану, а второй — отправится вместе с вами выполнять наши соглашения. С вашего позволения, мы хотели бы своими глазами увидеть как исчезнет Обитель Смерти в нашей солнечной системе находясь на борту вашего корабля.

— Ничего не имею против, уважаемый Орей. Скажите, пожалуйста, почему вы постоянно называете систему Ярианы «солнечной», а не «звёздной»? Насколько мне известно, в солнечной системе должно быть больше планет, а у вас их всего семь.

— Вы ошибаетесь, уважаемый Станислав Иваныч, в системе Ярианы-Солнца восемь планет. Вот только у последней планеты настолько вытянутая орбита, что она покидает пределы нашей солнечной системы ровно на триста лет, а потом возвращается. Возможно, на это как-то повлияла Обитель Смерти. Планета Герина в очередной раз покинула Ярианскую систему сто сорок шесть лет назад, поэтому вы её сейчас не наблюдаете.

— Благодарю за столь подробные разъяснения, уважаемый Орей. Теперь все неточности относительно обозначения вашей системы у меня исчезли. Полагаю, что ваши сопровождающие офицеры и командующий вторым космическим флотом Орин Ларун уже могут вернуться на свой корабль, после чего мы отправимся в район Обители Смерти.

— Скажите, уважаемый Древний, — обратился ко мне Ставр, — мы заметили что ваш корабль по размерам чуть больше любого нашего линкора, но хватит ли вам вашей малочисленной команды чтобы разобраться со всеми кораблями, которые согласно вашего же рассказа, попали в Обитель Смерти?

— Насчёт якобы малочисленности моей команды можете не переживать, уважаемый Ставр. Недалеко находится мой сверхтяжёлый крейсер дальней разведки, который во много раз больше этого корабля, а его команда гораздо многочисленней.

— Извините меня за недоверие вашим словам, уважаемый Древний, но разве можно создать корабль размером больше вашего? — удивлённо спросил Старейший.

— Вы будете ещё больше удивлены, уважаемый Ставр, если узнаете, что нам приходилось встречать корабли гораздо больших размеров, чем наши. Вполне возможно, что на краю вашей солнечной системы вам посчастливится увидеть такие большие корабли.

— В таком случае, думаю, что нам больше не следует затягивать нашу беседу, — сказал Ставр, и быстро отдал приказы своим сопровождающим офицерам.

Дарианский корабль отстыковался от «Деи» и направился к своей планете, а я отдал приказ на выдвижение к «Обители Безмолвия». Яна сразу же продублировала моё указание на «Ингард».


Через час после нашего прибытия к «Обители Безмолвия», к месту нашего нахождения на краю Ярианской системы стали прибывать боевые корабли второго космического флота Дарианы под командованием Орина Ларуны. Связавшись через Бруча с командующим флота, я передал ему своё указание, чтобы все корабли флота остановились на небольшом расстоянии от нашего крейсера, дабы их не затянуло в Обитель Смерти. Орин без объяснений понял, какую угрозу несёт его флоту близкое нахождение к странному пространству, поэтому передал приказ остановиться всем своим кораблям.

Как и было обговорено заранее, Орм запустил медленную свертку «Обители Безмолвия», после чего, всё внимание наших гостей и моих офицеров было обращено на большой экран монитора в рубке управления. Спустя некоторое время пространственная протяжённость защитных полей стала медленно уменьшаться. Первым освободился от стазис-ловушки сфероид Драктов, и к нему сразу же отправилась абордажная команда на разведботе с крейсера «Ингард». Следующие полчаса прошли в томительном ожидании, пока Яна не сообщила:

«Командир, вас вызывает на связь капитан Конуэл.»

— Соединяй. И выведи на громкую связь.

«Принято.»

— Слушаю тебя, Лар.

— Командир, сфероидный корабль рептилоидов полностью под контролем нашей группы. На борту обнаружены трое живых разумных, они пока ещё находятся в состоянии стазис-сна, но им нужна срочная помощь медиков.

— Отправляй живых разумных на «Дею», медики ими займутся. Сколько живых рептилоидов вы обнаружили на борту?

— Ни одного, командир. Они все мертвы. Мы немного не успели до них добраться…

— Лар, хватит темнить. Что значит вы не успели до них добраться? Говори как есть.

— Первым до команды рептилоидов добрался Славирка. Он им всем отрезал головы.

— Не понял! Как Славомир оказался в вашей абордажной команде?

— Он сам напросился в нашу команду. Сказал, что прекрасно знает корабль Драктов, поэтому покажет нам куда нужно идти. Вот мы и взяли его с собой как знающего проводника. Славирка действительно показал отсек где находится его техник-наставник, а также все технические уровни корабля. Пока мы оказывали первую помощь технику, наш найдёныш исчез, а когда он вернулся то сразу отвёл нас туда, где находилась команда корабля рептилоидов. Их мы обнаружили уже с отрезанными головами.

— Ясно, капитан. Славомира в принципе понять можно, он отомстил своим мучителям, а что там произошло с его гномом-наставником?

— В момент вхождения сфероидного корабля в стазис-поле он ремонтировал какой-то блок, поэтому при падении ударился головой о край малого контейнера. Когда мы зашли в технический отсек, техник лежал на полу в луже крови. Хоть мы и оказали ему первую помощь, но он до сих пор находится без сознания.

— Я понял тебя. Кто ещё там нуждается в помощи медиков? Ты сообщил, что вроде как троих разумных нашли.

— Второй живой оказалась девушка, про которую нам рассказывал Славирка.

— Подожди-ка, Лар. Славомир же нам всем говорил, что рептилоиды её живой съели. Разве это не так? Он что, обманул нас?

— Он не обманывал нас, командир. Он действительно видел, как они отрезали от неё куски тела и поедали их когда она была живая. Вот только после такого обеда, они её сразу помещали в капсулу регенерации, чтобы плоть восстанавливалась. Таким образом у них всегда было живое свежее мясо. Когда Славирка обнаружил капсулу с девушкой, у неё на ногах не было кусков мяса. Увидев такое, он схватил нож рептилоидов, лежащий рядом с капсулой, и отрезал всей команде Драктов головы.

— Понятно, а кто третий разумный?

— Неизвестно, командир. Мы на складе обнаружили стазис-капсулу похожую на ту, в которой был Славирка. Индикатор на ней показывает, что внутри живой разумный. Мы не стали открывать капсулу, вдруг тому кто там находится нужно срочная медицинская помощь. Все помнят в каком состоянии была Тана, когда доставили на борт её пилотскую капсулу.

— Вы правильно сделали, что не открыли её. Отправляй этих троих найдёнышей вместе со Славомиром и половиной абордажной команды к нам. Медики будут ждать найденных разумных. А сами внимательно осмотрите весь корабль. Подумайте, сможем ли мы его перегнать в Звёздную Федерацию?

— Командир, мы бы очень хотели, чтобы Славирка остался с нашей абордажной командой. Так мы сможем быстрее разобраться с управлением этого корабля, он всё же техником здесь был, поэтому лучше нас знает что тут и как…

— Хорошо. Пусть остаётся с вами. Только приглядывайте за ним, Лар.

— Мы все за ним присмотрим, командир.

— Тогда всё. Конец связи.

— Конец связи, командир.

— Яна, передай девочкам в медсектор, чтобы подготовились к приёму трёх пациентов.

«Принято. Сообщение медикам передано.»

— Ну вот и хорошо. Теперь осталось дождаться и посмотреть, какие ещё корабли появятся…


В течение следующих двух часов, в космическом пространстве на краю Ярианской системы, только что освободившемся от защитных стазис-полей, проявились около четырёх десятков небольших боевых кораблей необычной конструкции. Они по своей форме чем-то напоминали прямоугольные земные зубила расширяющиеся к задней части, где были установлены четыре мощных двигателя, с утолщёнными центрами заполненными разными лазерными излучателями, и с насаженными на передние части набалдашниками похожими на наконечники боевых стрел.

— Уважаемый Станислав Иваныч, — произнёс самый главный из Старейших, — это пропавшие корабли нашего флота. Они преследовали врагов что напали на нас, из-за чего и попали в ловушку Обители Смерти. Если вы позволите, я бы хотел связаться с командующим вторым космическим флотом Орином Ларуной, и отдать ему приказ на проведение спасательной операции.

— Я понял вас, уважаемый Ставр. Ничего не имею против вашей спасательной операции. Раз это ваши корабли, то и заниматься ими естественно будет ваш флот. Только скажите, пожалуйста, в вашем флоте используются гравитационные захваты для транспортировки?

— К сожалению у нас нет таких устройств.

— В таком случае, обождите немного со своим приказом. Яна дай мне связь с «Ингардом».

«Принято. На связи Вирс Мир.»

— Вирс, вы там на крейсере уже должны наблюдать примерно четыре десятка малых кораблей необычной конструкции, которые появились из стазис-ловушки?

— Так точно, командир. Наблюдаем. Их сейчас уже немного больше. Только что появились ещё восемь таких же кораблей.

— Прекрасно. Подойдите на крейсере к ним поближе, и захватами гравитационных лучей переместите эти корабли к группировке второго дарианского флота. Это их пропавшие корабли.

— Принято. Сделаем всё в наилучшем виде.

— Вот и хорошо. Конец связи, Вирс.

— Конец связи, командир.

Я вновь связался через Бруча с командующим второго флота, и передал ему, что скоро к его группировке будут перемещены их боевые корабли, которые находились в ловушке Обители Смерти. Пусть готовят спасательные отряды для помощи командам этих кораблей. Услышав в ответ, слова благодарности, и что у них всё готово для оказания помощи, я напомнил Орину о запрете на уничтожение вражеских кораблей, после чего отдал команду Бручу отключиться.

Дальше пошла уже привычная для нас работа в космическом пространстве. Спящие корабли Ярианской системы, захватами гравитационных лучей со сверхтяжёлого крейсера перемещались подальше от «Обители Безмолвия» в сторону второго флота, а потом к ним на борт, с дарианских кораблей отправлялись спасательные команды. Все чужие, а также ещё неопознанные нашими искинами корабли, перемещались поближе к «Дее», и на них с нашего крейсера отправлялись абордажные команды.

Пока шла кропотливая работа в пространстве, я оставил в рубке управления за старшего капитана, а сам, извинившись перед гостями, отлучился в свой рабочий кабинет, чтобы отдохнуть часика три-четыре в своей любимой медкапсуле. Всё равно до окончательной свёртки «Обители Безмолвия» ещё оставалось много времени. Орм сделал всё просто великолепно.


Отдохнуть как следует не удалось. Через два с половиной часа меня разбудила и вытащила из капсулы очень возбуждённая племянница.

— Таночка, сядь пожалуйста и успокойся, — сказал я одеваясь. — Рассказывай, что там такого произошло, из-за чего тебе пришлось меня срочно будить?

— Стась, там, там… — племянница глотая слёзы никак не могла прийти в себя.

— Так. Вот положи это под язык, — я достал из мини-контейнера чудодейственную гранулу и протянул её плачущей девушке. — Сейчас ты немного успокоишься и нормально мне расскажешь, что ты там увидела.

Тана быстро выполнила всё что я требовал, спустя минуту она успокоилась и сказала:

— Там появились наши корабли «Дана» и «Дара»!

— Что?! Девочка моя, ты ничего не напутала?

— Нет, Стась. Яна тоже их опознала. В стазис-поле «Обители Безмолвия» находились большой исследовательский линкор «Дара» и тяжёлый боевой крейсер «Дана».

— Так что же ты плачешь, Тана? Радоваться надо, что наши корабли нашлись, а не плакать.

— Стась, ну как же так, ты сам говорил, что все управляющие системы кораблей в стазис-поле тоже находятся во временной спячке, а это значит, что все контуры жизнеобеспечения у них пока ещё не работают. Команды кораблей могут погибнуть от недостатка воздуха для дыхания.

— Я понял тебя, девочка.

Вызвав Яну, я приказал ей, чтобы «Дея» срочно шла на экстренную стыковку с «Даной».

— Стась, а почему ты решил начать именно с этого корабля?

— Потому что у тяжёлого боевого крейсера внутренний объём воздуха гораздо меньше, чем на большом исследовательском линкоре. Отправляйся в шлюзовую, понадобятся твои коды для экстренной эвакуации экипажа. По пути сообщи нашим медикам, что возможно у них появится ещё работа. Захвати с собой Кулибина, он тебе поможет если будет сложная обстановка. Поняла?

— Я всё поняла. Спасибо, Стась!

— За что спасибо?! — удивлённо спросил я Тану.

— За то что Ивана посылаешь со мной, — сказала смутившаяся племянница, и тут же убежала.


Вернувшись в рубку управления я посмотрел на экран монитора. Вся окраина Ярианской системы была забита множеством кораблей различных форм и размеров.

— Яна, как продвигается работа?

«После исчезновения защитного стазис-поля, из временной ловушки освобождены более трёх сотен кораблей, командир. Примерно две трети из них местные. Остальные принадлежат в основном к различным обитаемым мирам нашей галактики. Имеются несколько боевых кораблей внешников треугольной формы, это они напали в прошлом на планеты системы Ярианы-Солнца. Про сфероид на котором был Славирка, вы и так знаете, а вот нахождение здесь пары больших кораблей Зурнов даже для меня оказалось неожиданностью.»

— Как ты думаешь, Яна, корабли Зурнов тоже участвовали в нападении внешников?

«Не думаю, командир. Уважаемый Ставр сказал, что они никогда не видели таких больших кораблей и в их древних хрониках про них ничего не говорится. Скорее всего они шли транзитом через эту систему, но не заметили того, что тут установлена „Обитель Безмолвия“, вот и угодили в ловушки её стазис-полей.»

— Скажите, пожалуйста, уважаемый Станислав Иваныч, а что вы будете делать с кораблями чужаков, которые участвовали в нападении на наши планеты? — задал вопрос Ставр.

— Ничего мы с ними не будем делать. Я планировал отдать их вам. Надеюсь боевые корабли с гипердвигателями вашим космическим флотам не помешают. Один корабль треугольного вида мы оставим для себя, чтобы мои инженеры с ним хорошенько ознакомились, а остальные это ваши боевые трофеи.

— Благодарю вас.

— Не нужно меня благодарить. Пилоты ваших кораблей с ними воевали защищая своих близких, поэтому они вам и достаются.

— А нам что делать с экипажами чужих кораблей?

— Что хотите, то и делайте. Можете их судить по вашим законам, как агрессоров, а можете просто выбросить их в космос без скафандров. Я бы на вашем месте выбрал второй вариант.

— Можно узнать почему?

— У всех рептилоидов очень хорошо развито пси-воздействие на других разумных. Если вы не можете ничего противопоставить их пси-воздействию, то лучше сразу избавиться от таких врагов.

— Я понял вас. Вы позволите мне связаться с моими кораблями?

— Не вижу причины вам отказать, уважаемый Ставр. Яна, создай канал связи для Старейших, чтобы они могли пообщаться с любым кораблём их флота.

«Принято, командир.»


Пока Старейшие с Дарианы активно общались с командирами на своих кораблях, я через Бруча связался с инженером Кулибиным:

«Иван, как ваши успехи?»

«У нас всё нормально, командир. Команда вашего тяжелого крейсера в полном порядке, все уже пришли в сознание, никому из экипажа помощь медика не требуется. Тана уже сообщила им о том, что с ними произошло. Вся команда на корабле быстро облачилась в скафандры и ждёт когда заработают контуры регенерации воздуха. Они все очень рады что вы их нашли. Мы с Таной уже входим в переходной шлюз „Деи“, так что через пару минут можно будет перемещаться к вашему большому линкору.»

«Я понял тебя, Иван. Благодарю за хорошие новости. Конец связи.»

«Конец связи, командир.»

Только я закончил общаться с Кулибиным, как ко мне обратился один из Старейших:

— Уважаемый Древний, в этот знаменательный день мы бы хотели быть вместе с теми, кто вновь вернулся к жизни.

— Ничего не имею против этого, уважаемый Яр. Вызывайте свой корабль и переходите к ним на борт.

— Мы уже вызвали корабль командующего второго космического флота. Он скоро подойдёт к вам для стыковки.

— Прекрасно. Сейчас мы расстыкуемся с нашим тяжёлым крейсером и сможем состыковаться с вашим кораблём. Светлояр, вызови транспортный модуль и доставь уважаемых Старейших к переходному шлюзу.

— Принято, командир. Транспорт вызван. Он прибудет через минуту.

— Вот и хорошо…


Прощание с нашими гостями с Дарианы было не долгим. Все понимали, что впереди у всех много дел, поэтому мы просто пожелали друг другу удачи. Старейшие пригласили нас посетить их планету, но я вежливо отказался, сказав, что у нас впереди очень долгий путь домой, где нас ждут родные и близкие.

Как только капитан «Деи» вместе с гостями покинул рубку управления, я отдал приказ Яне связаться с нашим крейсером «Ингард».

«На связи главный искин сверхтяжёлого крейсера, командир.»

— Тарх, передай всем нашим абордажным командам, чтобы выбрали один наиболее целый чужой корабль треугольного типа, после чего, подтяните его гравитационным захватом поближе к «Ингарду».

«Принято, командир. Ваше сообщение уже передано всем нашим абордажным группам. Они спрашивают, что делать с экипажем корабля внешников?»

— Всех рептилоидов за борт без скафандров. Это приказ. Их сюда никто не звал.

«Ваш приказ передан. Командиры абордажных групп спрашивают, что делать с торговыми кораблями Таларского Союза?»

— Ничего с ними не нужно делать. У нас заключён торговый договор с Таларским Союзом. Поэтому пусть все остаются на своих местах и не мешают проведению спасательной операции. Так и передайте капитанам торговых кораблей.

«Принято.»

— Ещё есть какие-нибудь новости для меня?

«Лейтенант Рой Орвис только что сообщил, что его абордажная группа не может проникнуть на большой чужой корабль. Он говорит, что весь корпус корабля покрыт каким-то неизвестным составом похожим на монолит и нигде нет даже намёка на входные шлюзы.»

— Тарх, передай лейтенанту Орвису и всем остальным группам, к большим чужим кораблям близко не подходить и держаться от них подальше. Это корабли Зурнов из другой вселенной. Мы даже не предполагаем, что они могут предпринять когда придут в себя. Так что в отношении этой парочки кораблей из другой вселенной не проявлять никакой агрессии. Пусть они видят, что к ним никто не лезет. Я сам буду решать проблему с Зурнами.

«Принято. Ваше сообщение передано всем группам.»

— Вот и хорошо. Конец связи, Тарх.

«Конец связи, командир.»

Подойдя к своему командирскому креслу, я взял термос и налил себе ароматного чаю. Едва я выпил полкружки, как Яна сообщила:

«Командир, гости с Дарианы покинули корабль. Капитан направляется в рубку управления, а Иван и Тана остались у входного шлюза. Какие наши дальнейшие действия?»

— Идём к нашему линкору, Яна.

«Принято, командир. Перемещаюсь для стыковки с большим исследовательским линкором „Дара“. Подходим к нему с правого борта.»

— Как состыкуешься, пусть Тана и Кулибин сразу приступают к спасательной операции. Если кому-то на нашем линкоре будет нужна срочная медицинская помощь, пусть они всех отправляют в медсектор к Миле.

«Я передала им ваши слова. Мила тоже предупреждена.»

— Вот и умничка. Ты всё правильно сделала. Сейчас прибудет в рубку наш капитан, и я сразу же отправлюсь к себе в рабочий кабинет.

«Вы решили немного отдохнуть, командир?»

— Нет, Яночка. Мы с Палином будем решать вопросы относительно кораблей Зурнов. Надо же как-то наладить с ними контакт, и узнать что им вообще нужно в нашей Вселенной. Так что по возможности постарайтесь меня не отвлекать на решение других вопросов.

«Так может просто поручить решение этого вопроса Палину? Пусть он занимается Зурнами. У него большой опыт общения с представителями других рас и видов.»

— Нельзя все важные вопросы перекладывать на других, Яна. Это может создать в будущем множество новых непредвиденных проблем. Как сказал один умный человек в Запретном мире: «Хочешь сделать что-то хорошо, то сделай это сам».

«Я поняла вас, командир. Транспорт с капитаном приближается к рубке управления.»

— Благодарю, Яна. Вот на этом транспортном модуле я и поеду к себе, — сказав это, я покинул рубку управления…


В течение двух часов мы подыскивали с Палиным наиболее приемлемые решения вопроса по Зурнам. Мы обсуждали и уничтожение их кораблей, пока их экипажи не пришли в себя, и не устроили кровавую бойню всем находящимся на краю системы кораблям, и прорезание обшивки, чтобы попасть внутрь. Одни решения забраковывал Палин, другие были отклонены мной. Так и не придя к какому-то окончательному решению проблемы, мы решили сделать небольшой перерыв.

Выход из тупика нам подсказала Эмилия. Она пришла ко мне в кабинет с докладом, что в наш медицинский сектор так никого и не привезли, но увидев нашу жаркую беседу с Палиным, тихонько разместилась в кресле у столика с кружкой чая и молча слушала все наши словесные баталии. Когда мы устроили перерыв, Эмилия сделала мне чай, после чего сказала:

— Командир, а может стоит просто поговорить с ними?

— С кем поговорить?! — удивлённо спросил я.

— Как это с кем? С Зурнами конечно. Ведь они тоже разумные существа, хоть и прибыли из другой Вселенной.

— И каким образом я должен это сделать, Эмилия?

— Так же как вы нашли способ общаться с разумными существами живущими в «Обителях Безмолвия». Они же тоже из другой Вселенной.

«А ведь она права, Древний. Прекрасное решение вопроса.»

— Но ведь я не знаю языка на котором общаются Зурны. Возможно у них вообще нет такого понятия как обычная человеческая речь.

«Погоди, Древний, а как же они по-твоему общаются между собой, если у них нет речи?»

— Ну, они вполне могут общаться между собой телепатически, то есть используя мыслеречь.

«Но для любой мыслеречи всё равно нужны хоть какие-то образы общения. Без них ничего не получится.»

— А ведь ты прав, Палин. Скажи мне, Эмилия, а ты делала полное ментоскопирование тем неизвестным разумным, которых нам передали на резервной базе флота, где мы получали новые корабли?

— Да. После того, как я получила своё физическое тело, этим неизвестным разумным было сделано полное ментоскопирование. Все полученные данные находятся у меня на накопителе, но у меня не было времени ими заниматься, так как вы плотно загрузили меня работой.

— Эмилия, скажи, пожалуйста, сколько тебе понадобится времени, для создания языкового мнемомодуля с массивом образов общения Зурнов?

— Объём полученных данных полного ментоскопирования очень большой, но думаю, что не больше двух часов. Возможно, я даже раньше управлюсь.

— Вот и хорошо. Иди к себе и займись созданием мнемомодуля и массива. Сейчас от твоей работы многое зависит, возможно даже жизни всех разумных находящихся в этой солнечной системе.

— Я всё поняла, командир, постараюсь сделать всё что от меня зависит, — сказала Эмилия, и быстро покинула мой рабочий кабинет.

«У этой девочки очень светлая и умная голова, Древний. Мы ведь с тобой даже близко не обсуждали такую возможность решения проблемы, а она пришла послушала немного и выдала самый лучший вариант.»

— Не буду с тобой спорить, Палин, потому что полностью согласен с твоими выводами. Эмилия действительно подсказала самое удачное решение.

Наш разговор прервался, так как в мой рабочий кабинет зашла Яна.

«Командир, извините, что помешала вашему общению, но требуется ваше присутствие при работе со сферою „Обители Безмолвия“. Её невозможно загрузить к нам на борт.»

— Не понял. Что разве без меня так трудно загрузить сферу на корабль? Какое препятствие не даёт её загрузить?

«Инженер Иван Кулибин обнаружил повреждение оболочки сферы. Он говорит, что в неё врезался малый корабль. Из-за этого сфера не может полностью перейти в транспортировочное положение.»

— Этого ещё нам не хватало. Кто у нас такой умный, что решил пойти на таран сферы?

«Это сделали не наши пилоты, командир. Когда защитное стазис-поле „Обители Безмолвия“ полностью исчезло, то появился и этот малый корабль. Его носовая часть словно вплавлена в корпус сферы.»

— Я понял тебя, красавица. Скажи Ивану, что я скоро прибуду.

«Принято», — сказала Яна и покинула мой кабинет.

«Древний, прежде чем ты пойдёшь разбираться с возникшей проблемой, зайди к соседям. Пусть Орм свяжется с этой сферой и узнает, что там в действительности произошло.»

— Благодарю за дельный совет, Палин. Я так и сделаю.


— Приветствую вас, Хранитель, и вас, Орм, — поздоровался я заходя в хранилище.

«Мы тоже рады вас видеть, Вернувшийся», — ответил Хранитель пространств чёрного камня.

«Стась, что за дело привело вас к нам на этот раз?» — задал вопрос Орм.

— Меня привела к вам проблема со сферой вашего собрата, Орм. Она не может полностью перейти в транспортировочное положение, из-за того, что в её обшивку вплавлена носовая часть малого корабля. Пока сфера не уменьшится в размерах, мы не можем погрузить её на корабль. Вы не могли бы узнать у вашего собрата, что там произошло в действительности и как мы можем оказать ему помощь?

«Прошу вас, обождать некоторое время, Стась. Мне нужно переговорить с нашим собратом и узнать что случилось.»

— Хорошо, Орм. Я подожду.

«Это единственная причина вашего появления у нас, Вернувшийся?» — негромко спросил меня Хранитель пространств чёрного камня.

— Нет, Хранитель. Меня также интересует любая информация относительно Зурнов. То, что они прибыли из другой Вселенной мне известно. О том, что они не идут ни с кем на общение, а сразу начинают боевые действия, мне тоже уже рассказали. Хотелось бы узнать ещё что-нибудь о них. Помимо того, что после снятия защитного поля «Обители Безмолвия» мы обнаружили два больших корабля Зурнов класса крейсер или линкор, у нас на борту сверхтяжёлого крейсера имеются несколько представителей экипажей малых кораблей, которые находятся в спасательных капсулах. Вот мне и хотелось что-то о них узнать, чтобы начать хоть какие-нибудь переговоры с ними.

«Насколько мне известно, Вернувшийся, Зурны никогда первыми ни на кого не нападают. Они очень дружелюбный вид разумных, и всегда только обороняются, отражая чужую агрессию против себя.»

— Значит у нас на кораблях находятся неправильные Зурны. (И они делают неправильный мёд, — мысленно добавил я.) Я бы не назвал их дружелюбным видом разумных. Ведь именно они напали на нашу сверхсекретную резервную военную базу, где их корабли потерпели поражение и попали в плен. Кроме того, это видать неправильные Зурны напали на малый корабль-разведчик моей племянницы Таны и начали его расстреливать из всех своих орудийных систем. Девочка чудом спаслась от их «дружелюбного» поведения, только благодаря тому, что направила свой корабль-разведчик на таран их большого корабля, а сама выбросилась в пилотской спасательной капсуле. Если хотите, я могу пригласить сюда наших медиков, чтобы они рассказали в каком виде была израненная девочка, когда её достали из спасательной капсулы.

«Я понимаю ваши личные эмоции, Вернувшийся, и переживание за жизнь и здоровье вашей племянницы, но могу предположить с чем было связано такое несвойственное Зурнам поведение. Ведь мне приходилось не один раз общаться с этими разумными существами и никакой агрессии с их стороны никогда не было.»

— Хорошо. Я согласен выслушать ваше предположение, Хранитель…

«Зурны действительно прибыли в наши миры из другой Вселенной. Они, как я уже говорил, очень древний и дружелюбный вид разумных. Их влечёт в неизведанные миры жажда познания и исследование новых форм разума. Они, так же как и вы, Вернувшийся, стремятся получить как можно больше знаний о прошлом. В любом из обитаемых миров, они ищут разумных, чтобы обменяться с ними знаниями. Но они, привыкли мыслить и общаться по-своему, так как это происходит в их Вселенной. В своих поисках Зурны часто забывают, что здесь существуют иные миры, которые не в состоянии понять их суть и формы общения.»

— Последний момент поясните пожалуйста.

«В родной Вселенной Зурнов, любые два корабля, принадлежащие различным разумным мирам, при встрече в пространстве общаются и обмениваются знаниями. Когда они попали в нашу Вселенную, они думали что и тут происходит всё так же. Заметив какой-нибудь корабль или искусственно созданный объект, они начинают вызывать его на всех известных им каналах связи, при этом даже не задумываются о том, что те, кто им встретился на пути понимают их формы общения или принимают их сигналы вызова. Многие корабли из нашей Вселенной, увидев необычные корабли Зурнов, предпочитали скрыться от них, а Зурны следовали за ними думая, что им показывают путь к месту, где будет происходить общение. Когда корабли из нашей Вселенной пытались при помощи своих видов оружия избавиться от преследующих их кораблей Зурнов, то получали ответный удар. Все типы и виды агрессивно настроенных кораблей, из миров нашей Вселенной, заносились в своеобразную базу данных. Поэтому, при встрече с такими кораблями Зурны находились в повышенной боевой готовности и пресекали любые попытки враждебных действий против себя, уничтожая носителей агрессии. В нашем Изначальном мире, никто из разумных не желал зла Зурнам, они хорошо чувствовали это и спокойно общались с нами.»

— Хранитель, вы сказали что Зурны общались с вами. Мне хотелось бы знать в какой форме шло ваше общение? Они умеют общаться голосом или используют только мыслеречь?

«Они владеют как мыслеречью, так и голосовым общением. У них довольно красивый язык, наполненный многомерными образами.»

— Хранитель, сейчас Эмилия создаёт языковой мнемомодуль с массивами образов общения Зурнов, которые находятся у нас на крейсере. После его заливки, мне бы хотелось, чтобы вы тоже поделились со мной языком ваших друзей из другой Вселенной. Скорее всего, у этих разумных существует множество языков общения. Ведь в каждом из миров разумные общаются по-своему. А мне бы очень хотелось найти с ними точки соприкосновения и понимания.

«Вы правильно определили последовательность обучения языкам из другой Вселенной, Вернувшийся. Если бы вы начали, с обучения языку в моём пространстве, то скорее всего, вы бы не восприняли мнемомодуль вашей помощницы.»

— А с чем это связано?

«Возможно это связано с биологическими структурами мозга вашего вида.»

— Понятно. Ну что же, будем ждать окончания работы Эмилии, — сказал я, и задумался над тем, что мне рассказал Хранитель пространств чёрного камня.

«Стась, мы закончили краткое общение с нашим собратом», — вывел меня из размышления голос Орма.

— И что он вам поведал, Орм?

«Наш собрат не знает, кто из разумных существ доставил его в это место пространства. Когда его разместили в этом секторе и запустили режим расконсервации сферы, появился небольшой корабль, который сразу же атаковал перевозчика „Обители“. Ответными выстрелами у малого корабля были повреждены двигатели, из-за чего его закрутило и отбросило в сторону сферы. Неуправляемый корабль врезался в „Обитель“. Собрат почувствовал, что в небольшом корабле находится разумный. Чтобы он не погиб, наш собрат активировал защитное поле сферы. Он хотел пообщаться с разумным, но его разум заснул. После столкновения, корабль-перевозчик ушёл в прыжок и больше не возвращался. В данный момент собрат поддерживает небольшое защитное поле вокруг малого корабля, чтобы разумный не погиб, он прекратил свёртку своих внутренних пространств, так как это может привести к гибели разумного.»

— Благодарю, Орм, за прояснение обстановки. Спроси своего собрата, носовая часть малого корабля не помешает ему закончить свёртку сферы в транспортировочное положение?

«Стась, нашему собрату не помешает это кусок корабля, но он не будет этого делать, так как опасается за жизнь разумного.»

— Я понял тебя, Орм. Сейчас придумаем что-нибудь.

Через Бруча я связался с Кулибиным.

«Иван, ты можешь выяснить в каком состоянии находится пилот малого корабля?»

«Командир, а что тут выяснять. Он сейчас находится в полной отключке.»

«Откуда тебе это известно?»

«Так тут старый модуль управления кораблём, с прозрачной полусферой вверху. Мне даже видно что пилот облачён в скафандр очень древней модели. Неизвестно как этот артефакт вообще мог летать.»

«Иван, ты можешь быстро достать пилота из модуля управления и доставить его девочкам в наш медсектор?»

«Достать пилота из модуля управления не является проблемой, командир, тем более что верхняя полусфера от удара почти разрушилась. Проблема в том, что это летучий артефакт до сир пор закрыт защитным полем.»

«А если защитное поле будет убрано?»

«Тогда никаких проблем с эвакуацией пилота не будет. Тем более, что мы находимся рядом с нашим грузовым шлюзом.»

«Слушай меня внимательно, Иван. Как только защитное поле исчезнет, хватаешь пилота и тащишь его нашим медикам. Всё понял?»

«Так точно, командир. Всё сделаю, как вы сказали.»

— Орм, передай вашему собрату, чтобы отключил защитное поле вокруг малого корабля. Там уже всё готово, к эвакуации пилота и доставке его в медицинский сектор. Скажи собрату, чтобы он не волновался за жизнь пилота, тот находится в защитном скафандре.

«Мне понятны твои мысли, Стась. Собрат извещён, сейчас защитное поле вокруг малого корабля будет убрано.»

— Ну вот и хорошо…


Глава 14

«Дело, порученное многим,

не поручено никому.»

Айзек Уолтон.

После заливки мнемомодуля с языком Зурнов, который создала Эмилия, и дополнительного обучения этому языку в черном саркофаге Хранителя, не покидая помещения хранилища, я через систему внутренней корабельной связи вызвал медсектор корабля. На связь вышла Мила:

«Слушаю вас, командир.»

— Мила, как обстановка в медицинском секторе? Эмилия мне сказала, что к вам никого не доставили, но я прекрасно помню, что капитану Конуэлу был отдан чёткий приказ доставить к вам трёх спасённых с корабля Драктов.

«Командир, этих троих к нам доставили уже после того, как Эмилия ушла к вам с докладом. Когда она вернулась от вас, то сразу же занялась созданием языкового мнемомодуля, поэтому мы с Литой не стали её привлекать для работы со спасёнными.»

— Понятно, Мила. Так что там со здоровьем этих троих?

«Их здоровью уже ничто не угрожает. Девушка помещена в капсулу регенерации. В данный момент идёт восстановление мышц и кожного покрова её тела. У мужчины, отмеченного нашей спасательной группой как „техник корабля“, была механическая травма черепа. Он помещён в медицинскую капсулу и через три часа сможет покинуть её.»

— А что со здоровьем того разумного, которого обнаружили в спасательной капсуле? Вам с Литой удалось выяснить кто это?

«Да, командир. В пилотской капсуле находился капитан нашего боевого крейсера „Дисса“ Ван Сарн. Сейчас его жизни уже ничто не угрожает, но нам необходимо пять-шесть суток, чтобы он полностью восстановил свои силы.»

— Добро. Сколько нужно времени, столько и держите его в медицинской капсуле. Перед его пробуждением обязательно сообщите мне.

«Принято.»

— Ещё есть какие-нибудь данные по медсектору?

«Только что инженер Иван Кулибин доставил неизвестного пилота, который долгое время находился в состоянии стазиса. Пилот помещен в диагностическую капсулу. Информация по нему будет доступна через один час.»

— Мила, почему так много времени понадобилось на его диагностику?

«Этот неизвестный пилот попал под очень сильное излучение спармса. Нам необходимо сначала убрать все последствия данного вредоносного излучения, и только потом возможно будет проводить полную диагностику спасённого.»

— Понятно. Трое других тоже побывали под излучением спармса?

«Так точно, командир. Но у них мы уже убрали все последствия вредоносного излучения благодаря препарату Ярославны.»

— Я всё понял, Мила. О всех малейших изменениях этих четырёх разумных сразу докладывай мне или Яне, если я буду занят.

«Принято, командир. Ещё для медсектора какие-то задания будут?»

— Будут. Передай Эмилии, чтобы подготовила отдельную медсекцию с капсулами. В них надо поместить всех Зурнов, которых нам передали на нашей резервной военной базе.

«Командир, разве у нас на корабле имеются живые Зурны?»

— Имеются, Мила, причём уже давно. Вот только они пока все находятся в стазисе. Мне нужно, чтобы вы их вывели из этого состояния, полностью восстановили им здоровье, а уже потом разбудили.

«Но это же опасно, командир. Всем известно, что Зурны очень агрессивный вид разумных и ни с кем не вступают в контакт.»

— Не буду с тобой спорить, Мила, но не думаю, что они станут проявлять агрессию против тех, кто их спас и восстановил им здоровье.

«Возможно вы правы. Ваше указание я передала Эмилии.»

— Вот и хорошо. Конец связи, Мила.

«Конец связи, командир.»

Закончив разговор с Милой, я прошёл из помещения хранилища в свой рабочий кабинет и сразу же увидел старшего медика сидящую в моём любимом кресле за пультом управления. Похоже она уже довольно долго тут меня поджидает.

— Эмилия, что-то случилось или у тебя появились важные новости для меня?

— У меня ничего не случилось, командир, и важных новостей у меня тоже нет, а вот ваш усталый вид мне очень сильно не нравится. Нельзя же до такой степени растрачивать свои внутренние силы и резервы. Как старший медик я настаиваю, чтобы вы немедленно отправились в медицинскую капсулу для отдыха и восстановления здоровья.

Пришлось признать правоту Эмилии, так как я действительно прилично устал, поэтому я не стал с ней спорить, а молча забрался в свою медкапсулу. Пора приводить себя в полный порядок, и быстрее возвращаться на Реулу к своей любимой жене и детям, которых я уже давно не видел.

Моё сознание покинуло меня, провалившись в обволакивающую темноту без сновидений, ещё до того момента, как крышка медицинской капсулы закрылась…


«Командир, срочно просыпайтесь! Тревога! На нашем корабле происходит что-то странное и непонятное», — взволновано прозвучал голос Милы.

— Всё, Мила, я уже проснулся, — сказал я открыв глаза и быстро выбравшись из капсулы. — Что происходит? Из-за чего тревога?

«Мне это неизвестно, командир. Тревогу объявила Яна. Вся наша команда одновременно потеряла сознание и вот уже несколько часов находится в бессознательном состоянии.»

— Если команда уже несколько часов без сознания, почему ты меня разбудила лишь только сейчас?

«Полковник медицинской службы Эмилия Сварга полностью заблокировала доступ к вашей медкапсуле, чтобы никто не смог помешать программе вашего полного восстановления. Поэтому мне пришлось ждать пока не закончится выполнение программы и не отключится блокировка.»

— Долго я находился в капсуле?

«Трое суток, командир.»

— Сколько?!

«Трое стандартных суток. Эмилия сказала мне, что только таким принудительным образом возможно восстановить ваше здоровье. Сами бы вы никогда не согласились на такую длительную программу восстановления.»

— В этом она полностью права. На трое суток я бы не согласился. Где сейчас сама Эмилия?

«Она в той медсекции, где мы выводили Зурнов из состояния стазиса. В данный момент они все уже покинули медицинские капсулы. После того как они одели свои комбинезоны, все сели на полу вокруг Эмилии и чего-то тихо напевают. Может это у них песня какая-то, может быть они так между собой разговаривают, мне неизвестно, так как я не знаю их языка. Эмилия без сознания лежит на полу, как вся остальная наша команда.»

— Что они делают с ней?

«Ничего. Просто сидят, тихо поют и смотрят на неё.»

— Так. Расслабились без меня, а я же вам говорил, чтобы Зурнов не выпускали из медкапсул без моего приказа. Давай, Мила, рассказывай с чего всё началось.

«Когда полковник Сварга зашла в медсекцию, чтобы проверить показания медицинских капсул, одна из них самостоятельно открылась. Эмилия сказала что-то на непонятном для меня языке, а затем из капсулы вылез мужчина, и как-то очень странно посмотрел на неё. После этого, Эмилия какой-то неестественной походкой подошла к пульту управления и активировала систему внутренней корабельной связи, а проснувшийся Зурн что-то громко сказал через систему общего оповещения на своём языке. Вот после этого вся наша команда одновременно потеряла сознание и попадала, кто где находился. Мужчина не обращая внимания на упавшую Эмилию начал открывать другие капсулы, в которых находились Зурны. Они покидали медкапсулы и одевали свои комбинезоны, которые после очистки лежали рядом с капсулами. Я сразу же сообщила о происходящем Яне. Она объявила тревогу по кораблю, заблокировала все каналы связи, а также двери в медсекцию, где находились Зурны. После чего, я стала ждать возле медкапсулы у вас в кабинете, когда закончится программа восстановления вашего здоровья.»

— Понятно. Что сейчас делают Зурны?

«Ничего. Всё так же сидят кружком вокруг Эмилии.»

— Что сообщает Яна?

«После того, как она заблокировала все каналы связи на корабле, у меня нет возможности даже связаться с ней. Я могу видеть только то, что происходит в медсекторе.»

— Погоди, Мила, а как же ты смогла попасть в мой рабочий кабинет?

«В вашем кабинете, командир, находится очень много медицинского оборудования, а оно напрямую связано с медсектором корабля, поэтому у меня есть возможность появляться здесь для контроля этого медоборудования.»

— Я понял тебя, Мила. Сейчас мне нужно подумать, что будем делать дальше. Для начала мне необходимо переговорить с Яной.

«Командир, но она же заблокировала все каналы связи на корабле. Как же вы с ней сможете связаться?»

— У меня для этого есть свои возможности. Ты пока приглядывай за Зурнами, чтобы они ничего не учудили в медсекции, а я займусь решением наших проблем.

«Принято», — сказала Мила и покинула мой рабочий кабинет.


Налив себе ароматного чаю из термоса, я прошёл в хранилище пообщаться с Ормом и Хранителем пространств чёрного камня. Поприветствовав их, я поведал им о событиях, которые произошли на корабле, пока я находился в медицинской капсуле. Около пяти минут они обдумывали сказанное мной. Первым высказал своё мнение Хранитель:

«Думаю, что ничего страшного не произошло. Как я уже говорил тебе, Вернувшийся, Зурны очень любопытны. Их влечёт в неизведанные миры жажда познания и исследование новых форм разума. Скорее всего, была нарушена какая-то древняя традиция, когда Эмилия обратилась к первому вышедшему из стазиса Зурну.»

— Хранитель, как такое может быть? Ведь Эмилия обратилась к нему на языке полученном при их ментоскопировании. Она уже много раз делала языковые мнемомодули и никогда никаких проблем не возникало. Он что… не понял своего родного языка?

«Знание какого-либо языка разумных ещё не означает, что вы вместе с их языком изучили и традиции разумных существ. Зурны это не просто одна разумная раса, это вид в который влились разумные обитатели из различных галактик другой Вселенной. У них есть один общий язык для общения в своей Вселенной, этому языку я тебя обучил, но есть ещё и другие языки, на которых принято говорить только в родных мирах Зурнов. На этих древних языках могут общаться только представители одного мира или планеты. Есть у них такие звёздные системы, где разумным из других миров запрещено передавать знания их языка. Так они пытаются сохранить знания своего родного мира и свои древние традиции.»

— Погодите, Хранитель, вы же сами говорили, что они везде при встрече обмениваются различными знаниями. Как же это можно увязать с запретом на изучение их родного языка другими разумными существами?

«Для обмена знаниями при встрече с другими разумными у них есть общий язык, а родной язык, как часть традиции, служит только для общения со своими родными и близкими. Возможно, Эмилия что-то спросила у первого вышедшего из стазиса Зурна на его родном языке, а не на общем, тем самым нарушив древний запрет. Поэтому и произошла такая реакция. Как я понял из твоего рассказа, Вернувшийся, вся твоя команда в данный момент времени живая и здоровая, только находится в бессознательном состоянии. Скорее всего, это результат суггестивно-речевого пси-воздействия или попросту говоря речевого внушения.»

— Вы хотите сказать, что вся моя команда сейчас просто спит, как под гипнозом?

«Именно так.»

— А зачем тогда Зурны сели в круг вокруг Эмилии и чего-то поют?

«Возможно, они просто пытаются таким образом выяснить откуда Эмилия знает их родной язык, который чужим знать не полагается.»

— Я понял вас, Хранитель. Думаю, что такая версия имеет право на существование. Орм, а у тебя имеется свой вариант ответа насчёт случившегося?

«У меня нет никаких вариантов и версий, Стась. Могу сказать лишь, что Зурны ждут тебя для общения.»

— Орм, с чего ты решил, что они меня ждут?

«Потому что я только что пообщался с ними. Можешь спокойно идти на встречу с Зурнами, никакой агрессии с их стороны не будет.»

— А как быть с моей командой?

«Они обещают, что твою команду вернут в прежнее состояние, как только вновь заработает внутренняя связь на корабле.»

— Орм, передай им, что я не верю их словам и обещаниям. Во-первых, они напали на нашу резервную военную базу, хотя им никто не угрожал. Во-вторых, когда их агрессия провалилась и они оказались в плену, я не отдал приказа уничтожить их корабли и экипажи, а решил сохранить их жизни и корабли. И наконец, в-третьих. Когда я решил вернуть им свободу и отправить к их собратьям, которых мы тоже спасли из многовековой стазис-ловушки, чем они отблагодарили за все наши добрые дела? Они подло напали на нашего медика, вернувшего им здоровье, а также на мою команду, участвующую в спасении кораблей их собратьев. Спроси их, что они могут сказать в своё оправдание?

«Стась, я передал им твои слова. Они сейчас обсуждают сказанное тобой.»

— Хорошо. Я подожду, что они ответят.


Ждать пришлось недолго. Не прошло и двадцати минут, как Орм сообщил их ответ:

«Стась, они вообще не понимают, что происходит в нашей Вселенной и в чём их обвиняют. Как они мне сообщили, их малые корабли отправили на поиски разумных для общения и обмена знаниями. В одной из необитаемых звёздных систем, они повстречали группу кораблей, и на общем языке предложили им пообщаться. Группа не останавливаясь, без ответа, проследовала дальше. Они это восприняли как сигнал следовать за кораблями в более удобное для общения место. Но при выходе из гиперпрыжка в следующей звёздной системе, они увидели как группа кораблей ведёт бой с большой военной базой. Зурны хотели выяснить из-за чего началась битва, но при приближении к месту сражения с военной базы начался массовый обстрел их кораблей. Корабли Зурнов получили повреждения, поэтому командир поисковой группы отдал приказ всем занять спасательные капсулы. Что было дальше никто из них не знает. Когда командир группы пришёл в сознание, он отдал приказ на экстренное открытие капсулы. Крышка капсулы открылась и он увидел неизвестного вида разумную, которая на его родном языке спросила: „Как он себя чувствует“. Это его очень сильно удивило, так как язык его родного мира никогда не был доступен чужим. В порыве возмущения таким нарушением традиции, он приказал неизвестной соединить его с капитаном корабля. Она странно себя повела, но всё же выполнила его приказ включив громкую связь по кораблю. Командир поисковой группы вызвал капитана корабля в медотсек, чтобы выяснить откуда его медик знает язык его родного мира. Но никто не пришёл. После того, как командир группы вызвал капитана неизвестного корабля, медик впала в странное состояние. А дальше вообще стало происходить что-то непонятное. На корабле была объявлена тревога, все двери заблокировались, а внутренняя связь пропала. Командир поисковой группы разбудил всех находящихся в медицинских капсулах. Когда все оделись, он рассказал о том что произошло. Вся группа приняла решение вернуть неизвестного медика в сознание и выяснить у неё, что вообще вокруг них происходит. Вся проблема в том, что проведённый ими древний ритуал „возвращения к жизни“ лишь частично повлиял на неизвестную, она пришла в сознание, но смотрит на них глазами полными непонимания и ничего не отвечает. А потом с ними на связь вышел я. Они мне сказали, что ждут самого главного для общения. Когда я передал им твои слова, они были в шоке. Ничего из того, в чём ты их обвинил, они не совершали. Поэтому они сейчас растеряны и не знают что им делать.»

— Как же это не совершали?! У меня вся команда без сознания по кораблю валяется.

«Стась, их командир группы попросил включить внутреннюю связь, чтобы они восстановили прежнее состояние твоей команды.»

— Хорошо. Сейчас попробую что-нибудь сделать…

Через Бруча я без проблем связался с Яной, приказал ей разблокировать внутреннюю связь и отменить тревогу. Мои приказания сразу же были выполнены.

— Орм, можешь передать Зурнам, что внутренняя связь на корабле разблокирована, пусть выполняют своё обещание.

«Я передал им твое сообщение Стась.»

— Вот и хорошо. Посмотрим как они держат своё слово, — сказал я, и покинул хранилище.


Только лишь я разместился в своём любимом кресле за пультом управления, как по громкой связи корабля прозвучал мелодичный голос, а через пару минут в мой рабочий кабинет заглянул инженер Кулибин.

— Как вы себя чувствуете, командир?

— У меня всё нормально, Иван. Вот вылез из медкапсулы и сразу принялся наводить порядок на корабле. Даже чаю не успел выпить. Ты мне скажи, как себя чувствуют Тана и Лита?

— Не знаю, командир. Они как три дня назад остались на вашем исследовательском линкоре, так больше на связь не выходили.

— А что они там делают?

— Тана сказала, что давно своих подруг не видела, вот и решила с ними пообщаться, — с грустью в голосе сказал Кулибин, — а Лита проверяет самочувствие команды линкора.

— Тогда понятно. Ты сильно не переживай, Иван. Эти девичьи разговоры у Таны быстро не заканчиваются. Пока все темы не обсудят и всем парням косточки не перемоют, не успокоятся. Так что привыкай.

— Как-то непривычно стало без неё.

— Ничего, наговорится девочка и вернётся на «Дею». Как там сейчас дела у нашей команды?

— Уже всё нормально. Наша «Дея» заняла своё место на втором уровне крейсера «Ингард». Все члены экипажа «Деи» довольно быстро пришли в себя. Вот только никто понять не может, что же в действительности происходило на нашем корабле. Сначала по громкой связи прозвучала какая-то необычная речь, а потом полный провал в памяти. Все, кому вы подарили физические тела, очнулись лёжа на полу. И самое главное, на нашем сверхтяжёлом крейсере ничего такого не происходило. Там такая же обстановка, как и прежде. Командир, может быть вам что-то известно о странном происшествии на «Дее»?

— Кое-что известно, но это мы потом будем обсуждать, когда все свои дела закончим в этой системе. Ты мне лучше расскажи, что сейчас снаружи творится?

— Местные ещё вчера закончили все свои дела. Перегнали всё что вы им отдали к третьей планете. Приглашали всех нас посетить Дариану. Хотели в вашу честь устроить праздник на всю планету. Но Эмилия им сказала, что вы находитесь в медицинской капсуле, так как долгое время работали вообще без сна. Так что сейчас на краю этой системы только наши корабли, сфероид рептилоидов и два больших корабля Зурнов.

— Погоди, Иван, а там же ещё должны были остаться для нас треугольные корабли?

— Так мы их загрузили уже. Четыре на линкор и два на «Ингард».

— А зачем нам шесть кораблей такого типа?

— Тана сказала, что они пригодятся нам в будущем. Она уже основательно облетала их, они ей очень понравились. Местные с третьей планеты были не против. У них теперь флот и так будет во много раз мощнее, за счёт кораблей которые вы им отдали. Представляете, с какой завистью на них сейчас смотрят представители флота и руководства четвертой планеты.

— Пусть завидуют. Нечего было пытаться из нас врагов делать. Главное мы свои корабли нашли и освободили из стазис-ловушки, а также «Обитель Безмолвия» забрали.

— Командир, а какие будут наши дальнейшие действия?

— Лично я сейчас допью чай и отправляюсь общаться с Зурнами, а ты найдёшь на крейсере «Ингард» старшего инженера Лича, и отправишься с ним на наши освобождённые корабли. Ваша задача тщательно проверить все искины и управляющие системы на чужеродные закладки. Кроме того, вам также нужно будет подготовить к установке два искина, созданные Дарэлом на дубликаторе Сеятелей. В общем, надо сделать всё, как это было проделано на «Дее».

— Командир, вы сейчас говорите про древние скопированные искины, которые управляют прыжками во времени и пространстве, с такими же функциями как у Фомы и у Лады?

— Именно про них я и сказал, Иван. Твоя основная задача заключается в том, чтобы создать для них самые лучшие по качеству голографические образы.

— Я понял вас, командир. Сделаю все голограммы в наилучшем виде.

— Вот и хорошо. Действуйте. И помните, нас уже заждались на Реуле.

— Мы не подведём, командир, — сказал Иван и покинул мой рабочий кабинет.


Когда я зашёл в медицинскую секцию, где у нас находились Зурны, обстановка в ней уже изменилась. Эмилия вслух зачитывала диагностические данные с медкапсул и что-то объясняла стройной высокой женщине с длинными снежными волосами, которая внимательно слушала её пояснения и что-то негромко говорила в ответ. Остальные пробудившиеся стояли рядом с ними и молча слушали их диалог. Похоже, среди Зурнов эта женщина, похожая на снежную королеву из детских сказок, тоже была медиком. Ну, а две женщины, тем более одной профессии, всегда найдут общие темы для разговоров. Все Зурны были так увлечены общением Эмилии со снежной королевой, что даже не обратили внимание на моё появление.

— Здравствуйте, уважаемые гости. Надеюсь, что вашему здоровью больше ничто не угрожает, — поздоровался я со всеми присутствующими на общем языке другой Вселенной, которому недавно меня обучил Хранитель пространств чёрного камня. — Уважаемый Орм мне передал, что вы хотели видеть меня и пообщаться.

Разговор двух медиков прервался, и все обернулись в мою сторону. Из стоящей группы Зурнов вышел пожилой мужчина, чертами лица очень похожий на скандинава с Земли. Короткие седые волосы, подтянутость и четкость в движении, говорили о его принадлежности к военному сословию.

— И вам здравия, уважаемый. Меня зовут Раш Денкс. Я являюсь командиром отдельной поисковой группы мира Белрос. Мы хотели бы высказать благодарность за наши сохранённые жизни и восстановленное здоровье. Нам бы хотелось узнать ваше имя.

— Можете называть меня Станислав Иваныч. Ваша благодарность принята, уважаемый Денкс. Но! Прежде чем мы начнём наше общение, предлагаю вам всем пройти в столовую медицинского сектора и отобедать. После того, как вы подкрепитесь, мы продолжим нашу беседу, а сейчас прошу меня извинить, у меня ещё есть незаконченные дела.

— Мы принимаем ваше предложение, уважаемый Станислав Иваныч.

— Вот и хорошо. Эмилия, проводи наших дорогих гостей в столовую. Надеюсь в меню нашего аппарата найдутся блюда удовлетворяющие их вкусы и традиции.

— Командир, их система пищеварения ничем не отличается от нашей.

— Вот и прекрасно. В таком случае, угости их блюдами земной кухни, а на десерт приготовь ароматный чай с плюшками.

— Задание принято, командир, — чётко по-военному ответила Эмилия, а потом повернувшись к Зурнам, мягко сказала: — Прошу следовать за мной, уважаемые гости.


После того, как Зурны в сопровождении Эмилии проследовали в столовую отобедать, я вернулся в свой рабочий кабинет. Вызвав Яну и Тарха, я выслушал их доклады о состоянии дел. На наших кораблях всё было в полном порядке. На крейсере «Ингард» нашлись техники, навигатор и пилоты, которые разобрались с управлением сфероида, так что теперь у нас есть кому перегонять корабль Драктов в звёздную систему поближе к Реуле. А вот две наши спасательные группы отправленные к большим кораблям Зурнов так и вернулись ни с чем. Они так и не нашли ни одного входного шлюза или какой-нибудь лазейки, чтобы проникнуть внутрь этих космических монстров. Ну что же, отрицательный результат тоже результат. Попробуем узнать у самих Зурнов, как можно попасть на их большие корабли.

Когда прошло около часа, я через Бруча связался с старшим медиком.

«Как обстановка, Эмилия?»

«Все нормально, командир. Зурны уже пообедали, а сейчас пьют чай с плюшками. Им чай на лесных травах очень понравился.»

«Вот и хорошо, что понравился. Ты мне лучше кратко расскажи, что в медсекции случилось, и почему у тебя Зурны сами стали просыпаться и покидать медицинские капсулы?»

«Я сама пока ещё до конца не разобралась, что там произошло, командир. Сначала мне поступил сигнал, что одна медкапсула отключилась. Я пошла проверить её, и когда подошла к капсуле, то крышка самостоятельно открылась. Зурн уже пришёл в себя, поэтому я задала ему вопрос: „Как он себя чувствует?“ Вместо ответа он удивлённо посмотрел на меня, а потом сразу потребовал, чтобы ему предоставили связь с капитаном корабля. Причём он произнёс своё требование с какими-то странными модуляциями в голосе. Помимо своей воли я включила общую громкую связь по кораблю. Зурн произнёс какую-то непонятную фразу, после чего я потеряла сознание. Скорее всего это было какое речевое внушение. Что происходило дальше я не знаю. Когда моё сознание вернулось, все Зурны уже покинули медкапсулы и оделись в свои комбинезоны.»

«Понятно. Когда ты очнулась они тебе что-нибудь говорили?»

«Да. Сначала они меня спросили откуда я знаю их родовой язык? Я им честно ответила, что языковой мнемомодуль был создан на основе ментоскопирования их памяти. Они тогда начали возмущаться, говорить что я нарушила их древние законы о сохранении традиций каждого вида разумных. Но я им ответила, что мне как медику было необходимо знать их язык, чтобы иметь возможность общаться со своими пациентами. После этих слов, вперед вышла женщина и спросила: „А разве ваши родители вас не обучали с уважением относиться к разумным других видов?“ Я ей ответила, что у меня никогда не было физических родителей, так как много тысяч лет была электронным медицинским искином четвёртого поколения, в который был залит лишь опыт оказания медицинской помощи разумным существам.»

«И как Зурны отреагировали на такой ответ, Эмилия?»

«Они все были просто в шоковом состоянии. Минут через пять, женщина спросила о том, как мне удалось обрести своё физическое тело? Я рассказала им, что вы, командир, многим искинам подарили возможность обрести тела и жить полноценной жизнью разумных существ. Что вы спасли многих пострадавших и попавших в беду, остановили кровопролитную войну кланов в мире Джоре, не допустили войны между Арахнидами и Аграфами, а также высвободили из плена „Обителей Безмолвия“ несколько сотен кораблей, в том числе и большой корабль Легов. После этого, всё переменилось. Зурны больше не возмущались моим незнанием их древних законов и традиций, а стали вести себя очень уважительно по отношению ко мне. По просьбе женщины-медика я рассказала, о том, какие болезни у них при диагностике были обнаружены, и что они теперь все полностью здоровы. Они попросили обучить их нашему языку, поэтому я залила им языки мира Джоре и мира Арконы. А потом появились вы, и я их отвела в столовую. Вот кратко и всё.»

«Благодарю за твой рассказ, девочка. Скажи Зурнам, что я скоро подойду.»

«Хорошо, командир.»


В столовой медсектора Зурны уже закончили трапезу и ждали моего появления. Пройдя к свободному креслу, я присел в него и сразу начал говорить.

— Уважаемые гости, вам наверное наш старший медик уже немного рассказала обо мне и моей команде, но сейчас речь пойдёт не об этом. Дело в том, что после освобождения из стазис-ловушки «Обители Безмолвия», у нас остались не осмотрены два больших корабля. Как мы смогли определить по нашей базе данных, эти корабли принадлежат Зурнам. Так вот, наши спасательные группы не смогли обнаружить ни одного входного шлюза. Поэтому нам неизвестно состояние экипажей этих кораблей и какая им требуется помощь. Судя по тому, как тяжело вам было выходить из стазиса, у этих экипажей такая же проблема. Вполне возможно, что они и сейчас находятся в бессознательном состоянии, а мы никак не можем проникнуть внутрь, чтобы оказать им помощь. И на наши запросы, по всем известным нам каналам связи, никто не отвечает, даже искины и управляющие системы.

— Уважаемый Станислав Иваныч, разрешите я поясню из-за чего такая проблема, — сказал командир группы Зурнов.

— Я слушаю вас, уважаемый Денкс.

— Всё дело в том, что в наших поисковых линкорах нет никаких входных шлюзов. Оболочка кораблей полностью монолитная. А связь мы используем только на основе гравитационных волн, это более удобная и быстрая форма общения между нашими кораблями.

— Позвольте, а как же тогда команды кораблей попадают внутрь ваших линкоров?

— Они проходят через малые стационарные порталы. Это более надёжный способ перемещения на корабль и с него, к тому же, портальная система хорошо защищает от абордажа враждебных кораблей.

— Интересное решение проблемы. Но я так и не услышал, как мы можем помочь экипажам ваших линкоров…

— Скажите, уважаемый Станислав Иваныч, а где сейчас находятся наши малые корабли?

— Они находятся в трюме нашего сверхтяжёлого крейсера дальней разведки.

— Тогда я не вижу никаких преград для оказания помощи нашим собратьям, так как на всех малых кораблях установлены малые стационарные порталы. Если вы проводите нас к нашим кораблям, то мы откроем порталы на линкоры, и вместе с вами окажем необходимую помощь.

— В таком случае, думаю, что нашу беседу можно будет перенести на другое время, ибо сейчас за каждой минутой промедления может быть чья-то жизнь.

— Полностью с вами согласен, Станислав Иваныч, — сказал командир группы Зурнов, после чего они все поднялись из-за стола и проследовали на выход…


С линкорами Зурнов проблему решили быстро. На одном из малых кораблей активировали портал, через который объединённая спасательная группа под моим командованием ушла сначала на один линкор, а потом на второй. Всем экипажам Зурнов в течение трёх дней была оказана медицинская помощь. После этого, они нам подарили несколько комплектов аппаратуры гравитационной связи. Иван Кулибин от радости эти аппараты чуть ли не облизывал, а потом умчался устанавливать на наши корабли. Зурны предложили посетить какую-нибудь свободную звёздную систему и обменяться знаниями, в ответ я их пригласил на Реулу, чтобы они своими глазами увидели как мы живём. На вопрос командира отдельной поисковой группы Денкса: «Почему я лично возглавил объединённую спасательную группу?» Я ответил словами одного умного человека, что «Дело, порученное многим, не поручено никому»…


Глава 15

«Всякая жестокость происходит от немощи.»

Сенека.

За чередой дел, связанных с установкой систем пространственно-временного перемещения на все мои вновь обретённые корабли, незаметно прошло время обеда. Поэтому когда я появился в кают-компании, там трапезничали лишь Дарэл и Лита, а Эмилия заканчивала кормление наших четвероногих красавиц. Получив из пищевого синтезатора свой обед, я присел за стол к старшему инженеру и медику.

— Не помешаю вашей компании?

— Присаживайтесь, командир, вместе пища лучше усваивается, — ответил старший инженер.

— Насчёт этого спорить не буду, Дарэл, никогда не занимался такими наблюдениями. Мне хотелось у вас узнать, вы что-нибудь почувствовали когда один из пробуждённых Зурнов стал говорить по громкой связи?

— Я ничего не почувствовал, командир, — пожав плечами сказал Дарэл.

— Я тоже ничего особенного не почувствовала. Скажите, командир, ваш вопрос как-то связан с тем, что некоторые офицеры «Деи» потеряли сознание?

— Да, Лита. Вопрос напрямую связан с этим происшествием.

— Мы с Эмилией и Тари уже обсуждали его, и пришли к определённым выводам. Потеря сознания произошла лишь у тех офицеров «Деи», которые получили тела Аграфов, все остальные были в полном порядке.

— Вы выяснили почему это произошло?

— Тари предположила, что это напрямую связано с повседневной пси-активной жизнью в мире Аграфов. Эти представители разумного вида на протяжении всей жизни не только развивают свои пси-способности, но и активно тренируют свою пси-защиту, которая связана с физиологией Аграфов. Вы же, используя физические тела данного разумного вида, предоставили всем своим помощникам из числа искинов возможность пользоваться различными пси-способностями, но забыли обучить их хотя бы простейшей пси-защите.

— Мне понятны ваши выводы, Лита. Скорее всего наша красавица Тари права. Я подумаю над тем, каким образом лучше всего защитить своих офицеров от внешнего пси-воздействия.

— Странник, — обратилась ко мне подошедшая Тари, — думаю тебе стоит обратиться за советом к Орму и Хранителю. Им множество видов защиты от различных форм пси-воздействий известны.

— Благодарю за совет, красавица. Возможно, это самый лучший вариант. У них жизненного опыта в данном вопросе побольше нашего будет.

— Командир, а мы ещё долго будем находиться в этой солнечной системе? — неожиданно задал вопрос старший инженер.

— Не очень долго, Дарэл. Сейчас я доем свой обед, потом пойду посоветуюсь со знающими разумными по поводу защиты наших офицеров, а затем отправлюсь в центральную рубку нашего крейсера рассчитывать путь до Реулы. Мы на наших кораблях могли бы сразу прыгнуть в нужную нам точку пространства. Думаю, что и два больших линкора Зурнов на такое способны, но вот наличие трофейного корабля Драктов, в виде большого сфероида, не позволяет нам этого сделать за один прыжок. Понимаешь в чём проблема?

— Понимаю, командир. Мне уже доложила инженерная группа выделенная в команду для перегона сфероидального корабля, что там два прыжковых двигателя. Один предназначен для дальних прыжков между галактиками, а второй двигатель способен совершать лишь небольшие прыжки между звёздными системами внутри галактики.

— Выяснили, на сколько систем возможен максимальный прыжок?

— На десять звёздных систем, но Дракты почему-то предпочитали прыгать не больше чем на пять систем.

— Вот эти данные мы и возьмём для определения прыжков между системами.

— Командир, а почему именно эти данные вы хотите взять?

— Пойми, Дарэл, чужаки дураками никогда не были, иначе бы не летали между галактиками, поэтому и мы воспользуемся их накопленным опытом и расчётами. Дракты свои сфероидальные корабли лучше нас знали, так как много раз использовали их в многомерном подпространстве. К тому же, это они данные сфероиды построили, а не мы. Кстати, Дарэл, а кто возглавил перегонную команду корабля Драктов?

— Лар временно назначил на эту должность полковника Гарса. Арис рассказал нам, что они однажды сумели захватить неповреждённым чужой корабль такого типа и перегнать его в свою Империю. Арис сказал, что вы знаете об этом.

— Совершенно верно, Дарэл, я знаю про это. Полковник Гарс кратко упоминал об этом случае в своём рассказе. Насколько я помню, за перегон в Империю сфероидного корабля Драктов, он и получил звание полковника. Думаю, что в нашем положении его кандидатура будет наилучшим вариантом.

— Полностью согласен с вами, командир.


Разговор с Ормом и Хранителем пространств чёрного камня был не долгим. По окончании я получил информационный кристалл с данными по защите от внешнего пси-воздействия, который передал Эмилии. Дальше уже предстоит работа по её профилю. Она и так прекрасно знает как при помощи медкапсулы залить эти данные всем офицерам, кто получил от меня свои физические тела.

В центральной рубке управления сверхтяжёлого крейсера, первыми получили своё задание Навигатор и Коперник:

— Вам предстоит подключиться к системе межпространственного контроля и найти для нас пустующую звёздную систему. Главное чтобы дальность прыжка была не больше пяти систем.

— Командир, а с чем связано такое ограничение? — спросил Коперник. — Мы же из этой солнечной системы можем напрямую прыгнуть прямо к Реуле.

— Нас в данный момент ограничивает наш трофей, Николай. Захваченный нами сфероидный корабль Империи Драктов сейчас сможет прыгать максимум на пять звёздных систем. А предоставлять ему возможность перемещаться самостоятельно и оставлять его без присмотра мне не хотелось бы. Любой наш патрульный корабль на границах Звёздной Федерации, уничтожит его без вопросов и рассуждений.

— Я понял вас, командир.

«Командир, я обнаружил одну пустующую звёздную систему с белым карликом», — сообщил Навигатор. — «Но она находится в двух системах от пространства контролируемого Варгонцами. Зная их воинственность, хитрость и коварство, нам не желательно там появляться, тем более в сопровождении корабля Драктов и двух линкоров Зурнов. Они могут прислать в эту звёздную систему весь свой боевой флот. Я не за наши корабли переживаю, а за наших гостей из другой Вселенной.»

— Насчёт боевого флота Варгона можешь не волноваться. Его не будет.

«Почему вы так решили, командир?»

— Потому что я решил посетить их родную систему. У меня там есть одно важное дело, к представителям одного из кланов Варгона. Думаю, что после моего посещения у них не будет никакого желания посылать против моих кораблей свой боевой флот. Так что делайте расчёты для прыжка всех наших кораблей в систему белого карлика. Не забудьте сообщить её координаты нашим гостям из другой Вселенной.

«Задание принято, командир.»


Звёздная система белого карлика встретила наши корабли негостеприимно. Едва мы вышли из гиперпрыжка на краю системы, как чуть не попали под удары одиноко летящих громадных обломков, ибо вместо последних трёх больших планет, обозначенных на галактической карте, мы увидели громадный тройной пояс астероидов. Лишь у самой звезды, на первых двух орбитах, одиноко светились своей газовой атмосферой планеты-гиганты. По своим размерам они в полтора и два раза были больше Юпитера из Солнечной системы Запретного мира.

Навигатор очень быстро нашёл более-менее свободную нишу на краю пояса астероидов и системы, в которой разместилась вся наша группа кораблей. После чего наш сверхтяжёлый крейсер дальней разведки, скрывшись под всеми маскировочными полями, совершил прыжок в звёздную систему Варгона.

Лишь после того, как мы нашли свободное от кораблей место, на орбите предпоследней планеты системы, была отдана команда на отключение маскировки. Для местных наше появление было весьма неожиданно. Похоже, что даже местные диспетчера не сразу поверили в реальность нашего корабля у них под носом, так как их запрос прозвучал лишь через пять минут после снятия маскировки:

«Неизвестный боевой корабль, обозначьте себя и назовите цель прибытия?» — прозвучал в рубке управления крейсера взволнованный голос местного диспетчера. Вопрос прозвучал на языке Варгонцев.

— Диспетчер, говорит Древний с прибывшего корабля. Передаю коды опознания. Основная цель прибытия в вашу систему, это встреча с представителями руководства клана Мин. Прошу оповестить руководителей данного клана, что у меня для них есть важная информация, — ответил я на языке Варгонцев.

«Ваши коды приняты, Древний. Оставайтесь в той же точке пространства. Ваше сообщение руководству клана Мин передано. Как только они прибудут, то сразу свяжутся с вами.»

— Понял вас, диспетчер. Заодно сообщите всем любопытным, что приближаться к моему сверхтяжёлому крейсеру не следует. Любые попытки приблизиться к нам, будут восприняты как агрессия против корабля Древних. В случае необоснованной агрессии, ваша звёздная система просто прекратит своё существование. К нам может подойти только малый корабль или челнок принадлежащий клану Мин с тремя представителями руководства.

«Мы поняли ваше предупреждение, Древний. Гарантируем, что никакой агрессии против вашего корабля не будет.»

— Ответ принял. Конец связи, диспетчер.

«Конец связи, Древний.»


Ждать ответа нам пришлось около двух часов. Похоже наше появление всколыхнуло всю систему. Вокруг планеты Варгон появилось множество боевых кораблей разного класса и вида. Скорее всего моё предупреждение насчёт уничтожения всей звёздной системы ими было принято дословно. Недалеко от нас пространство патрулировали несколько боевых фрегатов аграфской постройки. Они внимательно следили за тем, чтобы к нам никто не приближался…

«Древний, ответьте диспетчеру. С вами будет говорить глава клана Мин уважаемый Вюрст Шангс.»

— Древний на связи.

«Мы хотели бы знать, почему вы решили связаться именно с нами, Древний?» — спросил немного хрипловатый голос главы клана.

— Скажите, уважаемый Шангс, вам что-нибудь говорит имя Вадл Ширм?

«Да. Это имя пропавшего сына моей младшей сестры. Вам что-то известно о нём?»

— У меня послание от него для руководства клана Мин. Сами понимаете, что я не буду его озвучивать по этому каналу связи. Предлагаю вам прибыть на мой крейсер для беседы и передачи этого послания. Вашу безопасность я гарантирую. Можете взять с собой двух сопровождающих, которым полностью доверяете.

«Я понял вас, уважаемый Древний. Мы принимаем ваше предложение и вскоре прибудем к вам на крейсер.»

— В таком случае конец связи, уважаемый Шангс.

«Конец связи, уважаемый Древний.»


— Командир, я смотрю тут у Варгонцев вся звёздная система готовится к обороне от нас. Вы не слишком жёстко с ними разговаривали? — спросил капитан Конуэл.

— Всё нормально, Лар. Варгонцы очень практичные разумные. Они давно уже усвоили на своём собственном опыте, что с позиции силы может говорить только тот, кто эту силу имеет. Обрати внимание на то, что помимо флотов выставленных на орбите Варгона, для защиты родной планеты, они отправили патрульные фрегаты охранять пространство вокруг нас, чтобы никто, даже случайно, не смог спровоцировать боевые действия. Кроме того, я более чем уверен, что та система белого карлика, где остались наши корабли, тоже находится под их наблюдением. Вот и представь себе состояние их высшего военного руководства. Из ниоткуда, в материнской системе неизвестно каким образом появляется сверхтяжёлый крейсер способный уничтожить всё вокруг, а рядом, на краю звёздной системы белого карлика находятся ещё несколько кораблей, из которых два больших линкора Зурнов.

— Я понял вас, командир. Такая сила может на кого угодно нагнать страху.

— Запомни, Лар. Варгонцы никого не боятся. Если нужно, они будут сражаться до последнего. Их военное руководство уже внимательно оценило все наши силы, и теперь делает всё, чтобы избежать военного конфликта с кораблями Древних. Но это не какой-то страх, а реальная оценка обстановки.

«Наблюдаю приближение малого корабля класса „корвет“. Он следует в нашу сторону от планеты Варгон», — сообщил Навигатор.

— Прекрасно. Дай им подсветку по борту, пусть садятся на уровне рядом с «Деей».

«А почему там, командир?» — спросил главный искин крейсера.

— Потому что переговоры состоятся на борту моего корабля, Тарх. Незачем им показывать, как устроен наш сверхтяжёлый крейсер внутри. Сообщи Яне, чтобы предупредила наших кошечек о появлении гостей с Варгона. А Эмилии и Лите передай, чтобы они накрыли праздничный стол в кают-компании на «Дее». Пусть подготовятся к встрече.

«Сообщения Яне, Лите и Эмилии переданы, командир.»

— Вот и хорошо. Вызови мне транспортную платформу, Тарх.

«Принято. Транспорт будет через минуту.»

— Лар, внимательно следите за окружающей обстановкой. В случае каких-либо изменений, сразу докладывать мне. Не забывай, у Варгонцев тоже существует клановая система. Так что возможны провокации от представителей других кланов. Сейчас их всех очень интересует, почему Древние решили пообщаться именно с руководством клана Мин, а не с другими кланами Варгона.

— Понял вас, командир.

— Тогда я отправляюсь на переговоры, а вы все следите за окружающим пространством…


Корабль Варгонцев чем-то напоминал наш космический челнок, только размерами он был в полтора раза больше. Из входного шлюза вышли два пожилых мужчины и одна женщина. Они удивлённо посмотрели на сопровождающих меня трёх больших кошек.

— Приветствую представителей клана Мин, на борту корабля Древних. Меня зовут Станислав Иваныч. Это я общался с вами по каналу связи. Меня будут сопровождать вот эти три разумные красавицы. Позвольте вам представить представительницу Древних Сполотов уважаемую Ратку, представительницу разумных Гарнов уважаемую Арту и представительницу Изначального мира уважаемую Тари. Все остальные члены моей команды занимаются своими делами и в нашей беседе принимать участия не будут, так как не знают вашего языка.

— Мы тоже приветствуем, уважаемых Древних. Меня зовут Вюрст Шангс, я глава клана Мин. Со мной прибыла моя младшая сестра Антра Шангс и её муж Рюдис Ширм. Как вы уже наверное сами поняли, Вадл Ширм был их сыном. Я хорошо понял ваш намёк, Древний, относительно тех, кому можно доверить полученную вами от Вадла информацию, поэтому пригласил с собой только близких родичей, — произнёс самый пожилой представитель Варгонцев.

— Вы всё правильно сделали, уважаемый Шангс. Предлагаю пройти в кают-компанию моего личного корабля, где мы сможем спокойно пообщаться, отобедать, и там я передам вам послание от Вадла.

— Мы принимаем ваше предложение, уважаемый Древний.


Когда мы зашли в кают-компанию, Эмилия и Лита уже всё подготовили к нашему приходу. Праздничный стол был накрыт. На нём были расставлены блюда и напитки различных миров. Мы с гостями сели за стол, а медики принялись кормить наших четвероногих красавиц за их столом.

После того, как мы немного перекусили и перешли к чаепитию, первой задала вопрос мать Вадла Ширма:

— Скажите, уважаемый Станислав Иваныч, мой сын жив?

— Я понимаю, уважаемая Антра, что вы хотите услышать от меня радостную весть что с ним всё в порядке, но к сожалению он погиб.

— Вы можете рассказать как это случилось? — спросил отец погибшего.

— Он оказался не в том месте, и не в то время. Возле одной из планет, его малый крейсер заметили чужие из другой галактики. Сфероидные корабли Империи Драктов сначала уничтожили его крейсер, а когда он в спасательном модуле опустился на поверхность планеты, устроили на него охоту. Им было важно, чтобы никто не узнал о том, что они делали на планете.

— Откуда у вас такие подробности, уважаемый Древний? — спросил глава клана Мин. — Вы так подробно рассказываете, словно сами там были.

— Я понимаю ваши сомнения, уважаемый Вюрст, но всё, что я сейчас рассказал, мне стало известно от Вадла Ширма.

— Значит, вы встретились с ним ещё до его гибели?

— Нет. Я никогда с ним не встречался. Когда мои офицеры осматривали погибшую планету, то один из моих лейтенантов обнаружил в горном ущелье очень древний тайник, в котором был информационный кристалл с системой защиты. Этот кристалл он передал мне. Первый уровень защиты был очень слабым, поэтому мне стали известны подробности гибели Вадла Ширма. Его камера на скафандре вела постоянную запись происходящих событий. Перед тем, как спрятать запись в тайник, он попросил нашедшего, доставить кристалл на Варгон, чтобы в его клане все знали, в сражении с кем он погиб. Дальше он указал название его клана на Варгоне. На кристалле записан ещё один блок с данными, но он зашифрован личным кодом. Я думаю, что вы знаете этот код, поэтому и попросил, чтобы ко мне на корабль прибыли только те, кому можно доверять. Вот этот кристалл, — я передал главе клана информационный накопитель.

Вюрст Шангс сразу вставил кристалл в ручной считыватель. На несколько минут он выпал из общения. Остальные двое Варгонцев молча смотрели на главу своего клана. Когда взгляд Вюрста вновь принял осмысленное выражение, его спросила мать погибшего:

— Что записано на кристалле, брат?

— Древний сказал нам правду. Вадл погиб сражаясь с чужаками. Они поступили с ним очень жестоко.

— Как однажды сказал один мудрый человек, живший в древности в Запретном мире: «Всякая жестокость происходит от немощи», — вставил я своё пояснение.

— Вы правы, уважаемый Древний. Очень часто так всё и происходит.

— Брат, а что ещё было на кристалле?

— Кроме записи о его сражении, там было подтверждение того, что он полностью выполнил ту миссию, которую я ему поручил. Эта информация и была закрыта его личным кодом. Мне непонятно только одно, как уважаемый Древний смог просмотреть первичную информацию. Ведь на кристалле присутствуют все метки и нет ничего указывающего, что общий код нашего клана был взломан.

— В этом нет никакой тайны, Вюрст, — сказал я главе клана, — данный информационный кристалл никто не взламывал.

— Но как тогда вы узнали о том что произошло с нашим сыном? — спросил отец погибшего.

— Я просто скопировал все данные на другой кристалл, а потом просмотрел его. Там был один из самых простых кодов защиты, который мы использовали в глубокой древности. Вот так мне стало известно о трагической гибели Вадла Ширма, и о просьбе доставить кристалл на Варгон, чтобы передать руководству его клана. Как видите, уважаемые, последнюю просьбу погибшего мы выполнили.

— Мы благодарим вас за это, уважаемый Древний, — произнёс глава клана.

— У вас есть ещё какие-нибудь вопросы ко мне, уважаемый Вюрст?

— Только один. Наша система слежения обнаружила на краю системы белого карлика группу кораблей. Это ваши корабли?

— Да. Это мои корабли. Представьте какой переполох начался бы на Варгоне, если бы мы заявились в вашу систему всей группой.

— Представляю… но мой вопрос связан не с вашей группой кораблей, а с тем сфероидом, который очень похож на корабли Империи Драктов напавших на малый крейсер Вадла Ширма.

— Этот сфероид мой трофей. И к кораблям напавшим на вашего родича он отношения не имеет. Команда этого сфероидального корабля напала на нашу планету в Запретном мире и попыталась скрыться. Мы догнали их в семи системах отсюда. Уничтожили всю команду Драктов, а корабль забрали себе как трофей.

— Позвольте узнать, у вас были большие потери? — спросил отец Вадла Ширма.

— У нас вообще не было никаких потерь, уважаемый Рюдис, а сфероидный корабль Драктов нам достался без единой царапины, в полностью работоспособном состоянии. Сейчас на корабле находится лишь моя перегонная команда. Когда мы прибудем к столичной планете Звёздной Федерации, изучением этого сфероида займутся наши военные инженеры и кораблестроители.

— Скажите, а какое отношение вы имеете к Звёздной Федерации? — спросила женщина.

— Самое прямое. Если вы ещё не в курсе, то знайте, что Древние вернулись. Это они создали Звёздную Федерацию, объединив воедино мир Джоре и Империю Аркона. Сейчас всё внутреннее пространство Звёздной Федерации закрыто для чужих кораблей, любой вооружённый корабль пересёкший границу уничтожается без предупреждения, но на границах уже появились торговые космические станции, так как был заключён торговый договор с Таларским Союзом.

— Скажите, уважаемый Древний, а ваша Звёздная Федерация могла бы заключить торговый договор с нашим кланом? — спросил Вюрст Шангс.

— Не вижу никаких препятствий для этого. Если вы готовы соблюдать Свод Законов Древних, и сам торговый договор.

— Скажите пожалуйста, уважаемый Древний. Нам диспетчер сообщил, что в случае агрессии против вас, вы можете полностью уничтожить всю нашу звёздную систему. Это так? — задала вопрос женщина.

— Чтобы не утомлять вас своими рассказами, предлагаю увидеть всё своими глазами.

— Это как? Вы хотите уничтожить наш мир?

— Не беспокойтесь, уважаемая Антра, ничего с вашим миром не случится. Мне хотелось предложить вам посмотреть один фильм. Он называется «Суд на Реуле». Сразу скажу, не мы его сняли, а представитель разведки из мира Аграфов. Если вы немного подождёте, то получите этот интересный фильм на кристалле.

— Хорошо. Мы согласны подождать, — за всех ответил глава клана Мин.

— Вы пока выпейте понравившиеся вам напитки, а я схожу и сделаю вам копию фильма со звуковым сопровождением на языке Варгона. Поскольку мне неизвестно, знает ли большинство представителей вашего клана язык мира Джоре.


Палин быстро сделал копию фильма с переводом на язык Варгонцев, после чего я вернулся к гостям. Вручив главе клана Мин кристалл с фильмом, мы проводили Варгонцев к их кораблю. После отлёта наших гостей, я отдал команду на крейсер включить маскировку на максимум, и медленно переместиться на край системы.

Что началось в системе после включения маскировки, трудно описать словами. Для них наш сверхтяжёлый крейсер просто-напросто исчез, без всяких намёков на уход в прыжок через гипер. То место в пространстве системы, где мы ещё недавно находились, заполнило множество боевых кораблей различного класса. Они так и не смогли понять куда мы исчезли.

Понаблюдав немного за суетой Варгонцев, я отдал приказ на возвращение к нашей группе кораблей. А уже из системы белого карлика мы продолжили свой путь к Реуле…


Глава 16

«Математик может говорить всё,

что взбредёт ему в голову,

но физик обязан сохранять

хотя бы крупицу здравого смысла.»

Уиллард Гиббс.

В не слишком негостеприимной звёздной системе белого карлика нам пришлось немного задержаться. Пока мы были на двухсторонних переговорах с Варгонцами, наши любознательные офицеры, сидящие без дела на большом исследовательском линкоре «Дара» решили обследовать систему нахождения кораблей моей группы, и вскоре обнаружили неизвестный искусственный объект находящийся между первых двух орбит планет-гигантов. Во время нашего временного отсутствия, с тяжёлого боевого крейсера «Дана», а также с большого линкора, были направлены два развед-зонда к обнаруженному неизвестному объекту. Как только ими были получены первые данные с зондов, к находке, на небольшом разведовательно-спасательном буксире, забросив все разговоры с подружками, немедленно отправилась моя племянница Тана. Вот поэтому нам пришлось ждать, когда она вернётся.


Пока все ждали возвращения буксира, я отправился в свой рабочий кабинет на «Дее», принял душ, после чего облачившись в новый комбинезон, занял своё любимое кресло за пультом управления, потягивая свежезаваренный горячий чай.

— Приветствую тебя, Палин. Чем занят?

«Я тоже рад тебя видеть, Древний. Сейчас я разбираю интересные данные, записанные планетарным кораблём-разведчиком в момент его нахождения в Запретном мире.»

— Погоди, друг мой. Ты же вроде хотел поработать с зашифрованными данными с кристалла погибшего Варгонца из клана Мин. Или я тебя неправильно понял?

«Ты всё правильно понял, Древний. Вот только просмотр полученных данных навёл меня на интересные мысли. Скажи, ты основательно просматривал записи на кристалле Варгонца? Если „да“, то обратил ли ты внимание на то, чем были заняты пять чужих кораблей на поверхности разорённой и погубленной ими планеты?»

— Судя по видеозаписи с камеры скафандра, почти все корабли Драктов устроили охоту на Вадла Ширма. Разве не так?

«Поначалу я тоже так подумал, мой друг, а потом внимательно просмотрев всю запись ещё раз, заметил, что пять чужих кораблей так и не приняли участия в преследовании Варгонца, а продолжали висеть над песчаной пустыней, наблюдая за интересным мерцающим маревом с причудливыми визуальными очертаниями.»

— Вообще-то, Палин, такое мерцающее марево на Земле уже давно известно, его называют «мираж». Различные формы миражей исследовали многочисленные земные учёные. Да и мне это явление довольно часто встречалось на Земле при посещении пустынных территорий во время моей службы в армии.

«И как ваши земные учёные объясняли появление всех этих миражей?»

— Как обычное оптическое явление в атмосфере планеты. Учёные утверждают, что почти все миражи появляются из-за преломления потоков света на границе между резко различными по плотности и температуре слоями воздуха. Для наблюдателя такое явление заключается в том, что вместе с реально видимым отдалённым объектом также видно и его отражение в атмосфере.

«Такое описание может подойти только для одного вида мерцающего марева, а как они объясняют все остальные виды миражей?»

— Не знаю что тебе ответить, Палин. Я никогда не интересовался тем, что по этому вопросу думают наши учёные. Поясни мне, почему ты вдруг решил увлечься этими миражами? Ведь как заявляют земные учёные, миражи это всего лишь иллюзия, оптический обман зрения.

«Изучая записанные материалы из планетарной сети Запретного мира, у меня сложилось устойчивое мнение, что местные учёные не изучали досконально природные явления на Земле, а придумывали наиболее простые объяснения для всех остальных разумных. Вот ты сказал, что они уверенно утверждают, будто все миражи это отражение реально видимых отдалённых объектов. Однако на видеозаписи с камеры скафандра Варгонца, на уничтоженной чужими планете, давно уже нет вообще никаких реальных объектов, но посмотри внимательно всё сам», — проворчал Палин, и запустил на экране монитора запись Вадла Ширма.

На этот раз, я не стал следить за преследованием Варгонца чужими, а сосредоточил всё своё внимание на том, что происходило на заднем плане. Между двумя довольно большими горными грядами, больше напоминающими проходческие выработки от шагающих экскаваторов, находилась песчаная пустыня с ровными рядами барханов, а её самая дальняя часть скрывалась где-то за горизонтом. Над центральной частью пустыни висело яркое мерцающее марево с причудливыми визуальными очертаниями, напоминающее величественный древний город. Вот вокруг этого необычного миража и зависло пять кораблей Драктов.

«Древний, ты обратил внимание на то, что ни одного города на погибшей планете, в момент создания записи Варгонцем, уже давно не было, а мираж всё равно его показывает?»

— Я заметил это, Палин. Даже больше тебе скажу. Перед тем как мои офицеры отправились на экскурсию на данную планету, на ней кроме ледяных шапок на полюсах ничего не было. Так что, только данный факт зафиксированный на видеозаписи Варгонца, противоречит всякому научному объяснению этого необычного природного явления. Думаю тут дело совсем в другом, ну не может в слабых потоках довольно разряжённого воздуха отражаться то, чего на планете уже давным-давно нет.

«Если рассматривать данное природное явление с точки зрения земных учёных, то его по сути вообще быть не должно, а оно как ты сам видишь существует, и его даже обследуют чужие корабли.»

— Друг мой, как я понял, ты уже нашёл достойное объяснение этому мерцающему мареву, поэтому и стал изучать все имеющиеся данные по земным миражам. Я прав?

«Ты действительно прав, Древний. Ваши учёные не учитывали того факта, что на Земле, как и на той планете, росли Священные Леса. Пески пустыни это мельчайшие частицы, что остались от них. Заметь, изначальная основа у Священного Древа и песка в пустыне одна и та же — кремний. Ты же не особо удивляешься тому, что на информационном кристалле или накопителе искина сохраняется изображение.»

— Погоди-ка, друг мой Палин, а как же быть с теми миражами, которые земными учёными были зафиксированы над водной поверхностью, над реками, озёрами, морями и океанами? В стране где я прожил семьдесят лет, одна только легенда о древнем граде Китеже сохранялась на протяжении многих столетий.

«А разве под водою ваши учёные совсем не обнаружили песок?»

— Этого я не знаю. Возможно они его и не искали вовсе, так как на любом дне, насколько я знаю, всегда полно песка.

«Вот тебе и ответ на этот вопрос. Вода, так же как и воздух, была всего лишь передающей средой, через которую сохранённая визуальная информация из кремниевого песка проявлялась в виде различных миражей.»

— Палин, а как же быть с большими водными глубинами? Я в принципе могу принять твою версию, когда миражи видны над реками или какими-нибудь озёрами, но как же тогда быть с морями и океанами, ведь там глубины бывают от сотен метров до нескольких километров?!

«А ты не задумывался, Древний, что такие большие водные объёмы не всегда были на твоей планете в Запретном мире?»

— Что ты хочешь этим сказать, Палин?

«Когда я просматривал информационные данные из планетарной сети Земли, то обнаружил так называемые „старые карты мира“. Так вот, на них территория суши гораздо больше, чем на „современных картах мира“, а на обоих полюсах находятся материки. Проведя небольшие расчёты, я выяснил, что суша и водная поверхность занимают примерно одинаковую площадь, а на некоторых старых картах, территория суши превышает водную.»

— Палин, нам такое странное соотношение объясняли тем, что у картографов прошлого не было более точных инструментов для вычислений. Хотя встречаются очень точные древние карты и на них полярные материки изображены безо льда.

«А вот это уже очень интересное замечание, Древний. Многие ранее возникшие вопросы у меня отпали. Похоже картина происходивших на Земле событий, становится более ясной.»

— Друг мой, это ты сейчас о чём говоришь?

«Потом всё расскажу. Ответь мне, пожалуйста. Когда ты в последний раз покидал Землю, насколько сильно её поверхность была покрыта водой? Я имею в виду отношение площади водной поверхности и суши.»

— Насколько мне известно, среди учёных Земли единого мнения по этому вопросу пока нет. Одни считают, что суша занимает только одну треть общей поверхности планеты, всё остальное это водные просторы. Другая группа учёных заявляет, что поверхность суши составляет всего лишь одну четверть, всё остальное вода. А если растопить полярные ледяные шапки, то суши на Земле вообще не будет.

«Тебе не кажется, Древний, что последнее утверждение ваших учёных противоречит многим законам планетарного устройства?»

— В каком смысле противоречит законам? Насколько я знаю, существуют планеты целиком покрытые водой. Правда многие из них уже давно полностью покрыты ледяным панцирем, но на этих планетах подо льдом, насколько мне известно, ещё продолжают существовать различные формы жизни. А вот про планету полностью покрытую разумным океаном, под названием «Солярис», на Земле знают очень многие люди. Про неё не только книгу написали, но и фильмы сняли.

«Древний, никто не отвергает фактов, что такие планеты существуют во Вселенной, но они очень редкое явление в нашей и других галактиках. Как правило, это очень старые планеты, на которых долгое время обитали разумные виды.»

— С чего такие выводы, Палин?

«Мне за свою долгую жизнь пришлось посетить довольно много планет различного типа, в поисках чудесных и необычных цветов. На всех этих планетах вся свободная вода имелась только в реках, в небольших озёрах и морях. Остальная вода находилась в связанном виде, то есть, она присутствовала лишь в растениях и биологических телах живых видов. Никаких бескрайних морей и, знакомых тебе по Запретному миру, океанских просторов на этих планетах никогда не было.»

— Друг мой, ты хочешь сказать, что планеты земного типа уникальны во Вселенной?

«Именно так, Древний! Поэтому они и существуют в основном только в Запретных мирах. Вспомни, что было общим для всех заброшенных и уничтоженных планет, где когда-то в прошлом обитали разумные существа разных рас и видов? Я имею в виду покинутые планеты, где сейчас представители различных миров ищут древние артефакты.»

— Первое, что я могу вспомнить, это ледяные шапки на полюсах. Они присутствовали почти на всех планетах, где раньше была разумная жизнь. Над всеми остальными вариантами ответа на данный вопрос надо хорошенько подумать.

«А другие варианты ответа нам и не понадобятся. Твой самый первый ответ, лучше всего всё объясняет. Биологические формы жизни имеют множество видов жидкостей в своём организме. В зависимости от планеты обитания, соотношение водной среды к более плотной меняется.»

— Я про это слышал в Запретном мире, Палин. Представление о том, что организм человека состоит из воды на восемьдесят процентов или чуть меньше, обязано своим появлением одному бесчеловечному эксперименту. Незадолго до моего появления в Запретном мире, там началась очередная кровавая мировая война. Был в одной из воюющих стран, полковник императорской армии, который проводил свои исследования проводя жуткие эксперименты над пленными. Человека помещали в закрытое помещение, сажали на стул, связывали, а затем нагнетали постоянный поток горячего сухого воздуха. Примерно через шесть-семь часов человек умирал от обезвоживания, а спустя ещё восемь-девять часов тело превращалось в полностью высохшую «мумию», вес которой составлял около двадцати процентов от первоначального. Очевидно, что подобные методы вряд ли можно считать приемлемыми для разумного существа, как и априори принять полученный вывод о том, сколько процентов воды в организме человека.

«Мне неприятно слышать о таких опытах над разумными существами, Древний, но могу тебе сказать, что по приказу высшего военного руководства и не такие жуткие вещи творятся во время войны. Высшие военные чины и те, кто находится в руководстве разумных сообществ, считают, что война всё спишет, а победителей никто и никогда судить не будет. Вот поэтому, те, кто развязывает кровавые войны, всегда для своих жестоких действий найдут оправдания. Но давай оставим эту тему, тем более что ты сам военный. Ты вот над чем задумайся, друг мой, куда девается вся жидкость из биологического тела умершего, когда разумное существо меняет свою форму существования?»

— Я думаю, что если тело захоронили, то вся вода из него уходит в почву, а если предали погребальному огню, то испаряется и поднимается в небеса.

«А потом куда?»

— Не знаю, Палин, я в Запретном мире был не учёным, а простым военным. Из изначального обучения в школе я прекрасно помню, что любая испарившаяся с поверхности влага поднимаясь вверх охлаждается, водяной пар конденсируется в облаках в капли воды или кристаллы льда, а потом в виде дождей или снега выпадает на поверхность планеты. Места выпадения осадков зависят от ветров.

«То, что ты сейчас сказал, Древний, относится только к обычной природной воде. А как быть с испарившейся влагой из тела умершего?»

— Даже не знаю, что тебе ответить, Палин. Но судя по тому, что ты задал этот уточняющий вопрос, у тебя уже есть на него ответ. Я прав?

«Ты прав, Древний! Ответ у меня есть. Но прежде чем я поведаю его, вспомни, на Реуле, Лэрне, Вларне, Ридане и Дилане были на полюсах ледяные шапки или нет?»

— Насколько я помню, никаких льдов на полюсах этих планет не было. Везде был умеренный климат.

«Вот именно. Раньше, ещё до войны кланов в мире Джоре, на всей поверхности этих планет был равномерный умеренный климат, жаркие места существовали только в экваториальных областях. А теперь на этих планетах начали образовываться полярные ледяные шапки. Когда я общался со своим сыном Архи, он мне об этом рассказал, так как очень переживал за цветы которые они охраняют.»

— Подожди немного, друг мой. Ты хочешь сказать, что возникновение полярных ледяных шапок на планетах каким-то образом связано с войной?

«Именно так, Древний.»

— Ты сам такие оригинальные выводы сделал, Палин?

«Нет. Мне об этом рассказывал капитан Архан с корабля Хранителей. Они восстанавливают атмосферы планет, попавшие под вредоносные излучения, и по возможности спасают от гибели растительность данных миров.»

— Я помню капитана Архана. Его опыту и мудрости стоит только позавидовать. Давай, Палин, не томи. Рассказывай, что он тебе поведал насчёт полярных шапок планет.

«Когда рождается живое существо на планете, то его организм настраивается на магнитное поле того места, где оно родилось. Это происходит из-за магнитных свойств воды в организме. На протяжении всей жизни существа эта особенность только усиливается. Защитная иммунная система организма напрямую завязывается на магнитное поле того полушария планеты, где данное существо живёт, спасая его от различных болезней. После смерти биологического тела, душа живого существа переходит в новую форму своего существования, а влага из тела умершего, как правило, испаряясь, перемещается в район магнитного полюса, той полярности, на которое она была настроена во время жизни.»

— Интересная информация. Вот только я не понял одного, Палин, как ты к ней свои выводы о войнах привязал?

«А что тут непонятного? Во время естественной смерти живого существа, влага из его умершего тела, успевает пройти полный цикл адаптации, то есть испарения и последующей кристаллизации. Затем эта влага в виде кристаллов выпадает на полюсах, после чего начинается процесс растворения в водной среде планеты. А вот во время любой большой войны всегда, ты сам это прекрасно знаешь, гибнет довольно много не только разумных, но и любых других живых существ. Поэтому влага из погибших тел, не успевает полностью адаптироваться и раствориться. Так как у этого типа воды, на момент испарения из тела, совершенно другие энергетические характеристики. Вот и представь себе, Древний, какие громадные объёмы воды высвобождаются из погибших тел и переносятся к магнитным полюсам планеты. Тем более ты сам говорил, что когда ты жил в Запретном мире, там произошли две большие мировые войны, и это без учёта различных локальных войн.»

— Погоди, Палин. Насколько мне известно, когда эти мировые войны начались, то громадные ледяные шапки на полюсах Земли уже были.

«Ты хочешь сказать, Древний, что до того времени, как ты появился на планете, глобальных войн не существовало?»

— Насколько мне известно, войны на Земле шли постоянно. Древние легенды и предания мира повествуют о временах, когда люди в битвах между собой использовали даже оружие богов. На Земле обнаружили древние города которые, по мнению учёных, несколько тысяч лет назад были уничтожены ядерным оружием или чем-то похожим на него по разрушительной силе.

«Древний, а как же ваши учёные смогли узнать, какой тип оружия применялся в древности? И как они смогли вычислить мощность взрывов, если они были несколько тысяч лет назад?»

— Как мне рассказывали мои сослуживцы, сначала учёные-физики изучили всю оплавленную породу в древнейших городах и ближайших окрестностях, а уже потом мощность применяемого оружия вычислили математики.

«В материалах из земной планетарной сети, мне встречалось высказывание одного умного человека. Он сказал: „Математик может говорить всё, что взбредёт ему в голову, но физик обязан сохранять хотя бы крупицу здравого смысла“. Это я говорю к тому, Древний, что не стоит на слово верить вот таким учёным и математикам.»

Договорить нам не удалось, так как появилась Яна и сообщила, что меня срочно вызывают в центральную рубку управления крейсера. Попрощавшись с Палиным, я отправился на крейсер…


Глава 17

«Мир ничем тебе не обязан.

Он был здесь раньше, чем ты.»

Марк Твен.

Когда я прибыл на место, центральная рубка управления сверхтяжёлого крейсера дальней разведки напоминала разворошенный муравейник. Вахтенные офицеры приходили и уходили, а взволнованный капитан по каналам связи отдавал какие-то распоряжения. В этой непонятной суете моё появление заметил лишь главный искин корабля.

«Офицеры, смирно! Главнокомандующий на мостике!»

Всё движение в рубке управления резко прекратилось, а вахтенные офицеры застыли по стойке «смирно».

— Вольно! Капитан Конуэл, доложите, что у вас тут случилось?

— Командир, на «Ингарде» всё в полном порядке. Никаких происшествий на нашем крейсере не случилось. Нештатная ситуация произошла на большом исследовательском линкоре «Дара». Мы получили от них срочное сообщение, что автоматически заблокировался корабельный док, в который на разведовательно-спасательном буксире был доставлен найденный возле первой планеты неизвестный искусственный объект.

— Погоди, Лар. Что по этому поводу говорит Тана, ведь, насколько мне известно, это она управляла буксиром?

— Связь с ней пропала одновременно с автоматической блокировкой дока на линкоре.

— Не понял?! Какое отношение имеет пропажа связи к блокировке дока?

— Не знаю, командир. Капитан Яр Росс сообщил, что с этим доком пропала не только связь по общим каналам. Отключилась вся внутренняя система видеонаблюдения за данным посадочным доком.

— А что с другими доками и уровнями?

— Капитан Росс сообщил, что во всех остальных доках исследовательского линкора, а также на остальных посадочных уровнях, никаких проблем со связью нет. Яр считает, что, возможно, все проблемы связаны с тем неизвестным объектом, который доставила на борт линкора Тана. Он объявил этот посадочный док зоной карантина, до окончания выяснения всех проблем.

— Это он правильно сделал. Лар, передай капитану Россу мой приказ: «Карантин не снимать. К заблокированному доку никому не приближаться. Находиться в той же точке пространства. Борт исследовательского линкора никому не покидать. Ждать моих дальнейших указаний».

— Принято, командир. Связист, передать приказ главнокомандующего на линкор.

«Приказ командира передан», — прозвучал ответ Связиста.

— Командир, какие будут наши дальнейшие действия? — спросил Лар.

— Ждать моих указаний. Я попробую по своим каналам связаться с Таной и выяснить, что там произошло.

— А если у вас не получится с ней связаться?

— Тогда попрошу Орма постараться выяснить что там происходит. У него же получалось связаться с «Обителями Безмолвия» через защитные стазис-поля, возможно, и в данном случае удастся установить связь. Лар, я отправляюсь к себе на «Дею». Меня не отвлекать. Как что-то выясню, я сам вас вызову. Любые сообщения для меня передавать Яне.

— Я всё понял, командир.

— Тарх, вызови мне транспорт.

«Командир, транспортная платформа ожидает вас возле входа в рубку управления.»


Заняв своё любимое кресло за пультом управления в рабочем кабинете, я первым делом дал задание Бручу связаться с племянницей.

«Канал связи с Таной установлен, но в данный момент она не сможет вам ответить, так как находится в состоянии наведённого сна. Я могу лишь наблюдать её сновидения.»

«Бруч, поясни свои слова насчёт „наведённого сна“. Её что… кто-то усыпил?!»

«Совершенно верно, Вернувшийся. Я зафиксировал рядом с ней несколько странных форм жизни, но у них совершенно чужой разум. Мне так и не удалось определить их форму мышления. Все мои усилия связаться с ними ничего не дали. Они блокируют все мои попытки контакта.»

«Я понял тебя, Бруч. Там, кроме чужих разумных и Таны, ещё есть кто-нибудь?»

«Да. В данном ограниченном пространстве находится ещё один разумный, но он пребывает в состоянии управляемого стазис-сна.»

«А как ты это смог зафиксировать, Бруч? Ведь в состоянии стазиса время и все жизненные процессы останавливаются.»

«Это только при полном стазисе все процессы и время останавливаются, Вернувшийся, а при управляемом стазисе, всё протекает очень-очень медленно.»

«Понятно. Соедини меня с Ормом.»

«Канал связи с Ормом установлен. Можете общаться», — сообщил Бруч.

«Приветствую тебя, Стась. У тебя что-то случилось?»

«Совершенно верно, Орм, случилось. Вот только не со мной, а с моей племянницей Таной. Ей нужна срочная помощь.»

«Расскажи всё что знаешь, а я подумаю над тем, что можно сделать и какая нужна помощь.»

«Когда я был на переговорах с Варгонцами, с нашего большого исследовательского линкора был обнаружен неизвестный объект между орбитами первой и второй планет. Тана отправилась за ним на разведовательно-спасательном буксире. Как только она вернулась на линкор и встала в док, то вся связь с ней и доком пропала, а сам он заблокировался. Капитан линкора объявил карантин и сообщил о происшествии. Я через Бруча попытался связаться с племянницей, но у меня ничего не вышло. Тана находится в состоянии „наведённого сна“. Кроме того, он обнаружил рядом с ней несколько странных форм жизни, с совершенно чужим разумом. Все попытки Бруча связаться с ними блокировались. Кроме Таны и чужих, там находится ещё один разумный, пребывающий в состоянии управляемого стазис-сна. Вот кратко и весь рассказ. Орм, надо как-то связаться с этими чужими, выяснить кто они такие, и узнать что им вообще нужно. Главное, чтобы они не причинили вреда моей племяннице, команде линкора, и разумному в стазис-сне.»

«Я понял тебя, Стась. Бруч уже передал мне вектор ментального направления на твою племянницу. Постараюсь всё выяснить. Как у меня будут ответы, я свяжусь с тобой.»

«Благодарю за помощь, Орм.»

«Пока ещё рано меня благодарить. Жди. Думаю скоро мы всё узнаем.»


Ждать пришлось около двух часов. За это время я успел принять освежающий душ и хорошенько покушать. Кто его знает, когда придётся трапезничать в следующий раз. Даже со стариной Палином я не стал продолжать прерванную ранее познавательную беседу, чтобы потом вновь не пришлось её прерывать на самом интересном. Сейчас для меня главное узнать, что случилось в доке на линкоре, и в каком состоянии находится Тана…

«Стась, мне удалось выяснить что произошло с твоей племянницей», — неожиданно громко прозвучал голос Орма в моей голове.

«Рассказывай, Орм. Я тебя очень внимательно слушаю.»

«Помимо обнаруженного искусственного объекта, в котором находился единственный разумный в состоянии управляемого стазис-сна, твоя племянница доставила на борт линкора ещё пятерых разумных существ.»

«Если они разумные, Орм, то почему Бруч не только не смог установить с ними контакт, но ему даже не удалось выяснить сколько их. Насколько мне известно, он может связаться с любыми разумными существами, а тут у него не получилось.»

«Всё дело в том, Стась, что эти пятеро разумных существ прибыли из иной Вселенной. Эта относительно молодая Вселенная никогда не знала изменений, поэтому она не похожа на ваши или наши миры постоянного обитания. Там любая разумная жизнь развивается в совершенно иных условиях. Мне удалось быстро определить их вид, так как эти разумные уже появлялись в нашей Вселенной. Несколько раз мне довелось участвовать в общении с представителями их разумного вида, из-за этого я и смог найти с ними общий язык общения.»

«Орм, скажи, они хоть похожи на людей или на других известных нам разумных существ?»

«На людей они точно не похожи. Насчёт остальных мне неизвестно. У меня мало данных по видам разумных в вашей Вселенной. Скажи, Стась, что ты знаешь о разумных плазмоидах?»

«Общаться с плазмоидами мне пока ещё не приходилось. Знаю, что существуют разумные существа в виде тонкоэнергетических структур. В Запретном мире их принято называть душами и духами. К таким разумным существам, я бы отнёс Палина, Хранителя и тебя, хотя мне неизвестно, как вы с Хранителем пространств чёрного камня выглядите. А вот о разумных существах в виде газообразной плазмы, я лишь только читал. В той информации говорилось, что плазмоиды живут лишь на поверхности звёзд определённого спектра. Хотя мне попадалась и такая гипотеза, что разумные плазмоиды могут существовать на газовых планетах-гигантах, а также на планетах с сильным атмосферным электричеством. Некоторые люди, в Запретном мире, даже причисляли шаровые молнии к разумным плазмоидам.»

«Я понял тебя, Стась. Значит, некоторое общее представление у тебя об этих разумных существах имеется. Только добавь к нему информацию, что они могут жить не только на звёздах и планетах. Они могут жить везде, где есть многомерное пространство, а перемещаются они по нему используя надпространство и открытые межвселенские переходы. Самая главная цель у них в жизни, изучение всего необычного, особенно того, чего нет в их родной Вселенной.»

«Орм, под надпространством и межвселенскими переходами ты наверное подразумеваешь гипер и пространственно-временные аномалии соединяющие между собой вселенные?»

«Совершенно верно.»

«Я понял тебя, Орм. С любознательными плазмоидами мы вроде как немного разобрались. Теперь давай, рассказывай, что там произошло с Таной, и какое отношение она имеет к разумным существам из иной Вселенной?»

«Если говорить доступными для тебя образами понимания, то получится следующая картина событий. Группа плазмоидов, путешествуя по вашей Вселенной, случайно обнаружила необычный источник межпространственных энергий. Поэтому они решили изучить довольно интересную пространственно-временную аномалию. Когда они только приступили к своим исследованиям, в их группу на большой скорости врезался непонятный объект. Пятерых из группы затянуло вместе с неизвестным объектом в пространственно-временную воронку. Таким образом они оказались в данной звёздной системе. Плазмоиды обнаружили внутри объекта разумное существо и пытались достучаться до его сознания, чтобы узнать, как им вернуться назад к своей группе. Однако разумный не понял их мысли, а через некоторое время вообще впал в состояние управляемого стазис-сна. Они стали ждать, когда разумный внутри неизвестного объекта проснётся, а чтобы не терять время впустую, они обследовали две ближайшие к светилу планеты. При этом один из пятёрки всегда находился на неизвестном объекте, на случай пробуждения разумного. На одной из планет-гигантов они обнаружили разумных существ похожих на них, вот только эти разумные находились на совершенно другом уровне развития. Только плазмоиды стали с ними общаться, как их собрат сообщил, что к нему приближается ещё один неизвестный объект с разумным существом внутри. Все вернулись к нему, и как только они собрались вместе, новый неизвестный объект переместил их на край системы, где они оказались в экранированном пространстве. Все их попытки установить контакт с новым разумным существом ни к чему не привели. Существо их не поняло, отключило своё сознание и погрузилось в спячку. А ещё через некоторое время, кто-то неизвестный попытался просканировать их сознание. Это напугало их, поэтому они закрыли свой разум. Лишь, когда я определил кто они, и обратился к ним на понятной для них форме общения, плазмоиды открыли свой разум и поведали что с ними произошло.»

«Орм, как ты думаешь, они агрессивные существа?»

«Нет, Стась. В данный момент они очень напуганы, так как не могут связаться с планетой и рассказать, где они находятся. У них существует только одно желание, побыстрее вернуться в свой мир обитания.»

«А как же они вернутся? Ведь их перенесло не только в пространстве, но и во времени.»

«Живущие на планете разумные их вида, обещали помочь им найти пути перехода в иную Вселенную. В их древних преданиях имеются упоминания об этом. Сейчас эти пятеро хотят лишь вернуться на планету.»

«Интересная картина получается, Орм. Если у разумных плазмоидов на планете сохранились древние предания о путях ведущих в иную Вселенную, вполне возможно, что когда-то в прошлом они тоже прибыли в наш мир и поселились на свободной планете в этой звёздной системе. Значит наших невольных гостей надо отправить на планету. Есть только одна проблема. Они непонятным образом заблокировали доступ в док на линкоре, где сейчас находится Тана и её находка.»

«Так может стоит просто попросить их снять блокировку дока, чтобы вы смогли открыть им проход в космическое пространство.»

«Это был бы идеальный вариант, Орм. Вот только сделать этого мы не можем.»

«Почему?!»

«Моя племянница сейчас находится вне разведовательно-спасательного буксира. Она у того объекта, что доставила на корабль. Если мы просто откроем входной шлюз из дока линкора в свободный космос, то Тана скорее всего может погибнуть. Разбудить её у нас не получится, так как сознание племянницы закрылось от внешнего воздействия.»

«Тогда, что ты предлагаешь, Стась?»

«Попроси плазмоидов снять блокировку с дока. Как только мы заберём Тану и доставим её в медсектор, то после этого, мы откроем для них входной шлюз и они смогут вернуться на планету. Ведь как я понял из твоего интересного рассказа, они себя довольно прекрасно чувствуют в открытом космическом пространстве и могут свободно в нём перемещаться.»

«Хорошо, Стась. Я передам им твои предложения.»


Ответ был получен примерно через пять минут. Плазмоиды приняли наше предложение и сняли блокировку с дока линкора.

Связавшись с Яной, я передал приказ для капитана Росса, чтобы в док была отправлена мобильная медгруппа. Их задача забрать пилота и быстро доставить её в медицинский сектор. В доке не задерживаться и ничего не трогать. Как только медики покинут док линкора, открыть входной шлюз в открытый космос. Следить по датчикам внешнего наблюдения, после того как пять плазменных объектов покинут борт, шлюз закрыть. Передать медикам, что как только Тана придёт в себя, немедленно доложить мне.

«Стась, а почему ты не захотел сам общаться с плазмоидами и не стал изучать планету, где живут им подобные разумные существа? Может быть в процессе общения они смогли бы более подробно рассказать о своём мире в иной Вселенной, или хотя бы о жизни на планете в данной системе. Да и древние предания, сохранённые ими, тоже интересны для изучения», — задал мне вопрос Орм, после того, как я передал свой приказ на линкор.

«Понимаешь, Орм. Они живут в своём мире, который абсолютно не похож на привычный для тебя или меня. Я не считаю, что они нам чем-то обязаны. Мы всего лишь отпускаем их из ловушки, в которую невольно сами завлекли. Один умный человек на Земле, как-то сказал: „Мир ничем тебе не обязан. Он был здесь раньше, чем ты“. Думаю, что и без их древних преданий в мире есть много чего интересного.»

«Я понял твои высказанные мысли, Стась. Жаль, что так не могут думать многие разумные представители твоего вида.»

«Каждое разумное существо живёт в своём собственном мире, Орм, поэтому и мысли у всех всегда будут различными. Когда кто-то заставляет всех думать одинаково, то это будет насилие над разумом и над личностью. Каждый должен развиваться так, чтобы по возможности развитие коснулось не только его самого, но и других разумных существ тоже.»

«Это оптимальный вариант, но не все разумные его используют в повседневной жизни. Многие виды разумных существ считают правильным только свой образ жизни и те ценности о которых им известно. Они даже не хотят понимать не только образ жизни других, но и саму суть их существования.»

«Ты прав, Орм. Такое явление мне очень часто приходилось встречать. Многие разумные не задумываются над смыслом своей собственной жизни. В основном они живут согласно догмам, аксиомам и стереотипам услышанным от других, и даже не пытаясь осмыслить их. Очень часто мне приходилось слышать: „так принято“ или „все так живут“, но при этом никто не думает, а кем именно принято то или иное правило, и для чего? Почему все так живут? Неужели нельзя жить по-другому, чтобы развитие каждого разумного существа не прекращалось? Мне понятно, что многих пугает неизвестность и страх перед будущим, поэтому они и прикрываются общими фразами. Но такую жизнь я считаю бессмысленной. У меня с такими разумными существами нет общих тем для общения. Они сами выбрали свой путь в небытие, а у меня иная суть, я хочу дальше развиваться, и узнать, а что же было до Изменения в нашей Вселенной.»

«Стась, скажи, а для чего ты выбрал такой путь в жизни?»

«Чтобы передать накопленные знания моим детям. Они продолжат дело моей жизни и пойдут дальше по пути познания, а когда получат дополнительные знания о мироздании, то у них будет что передать моим внукам.»

«Но примут ли твои дети твой путь развития?»

«Это зависит только от того, как я их воспитаю и какими знаниями я их наделю. Если моих родных детей будет воспитывать кто-нибудь другой, то я просто-напросто потеряю всякую связь с ними. Поэтому воспитание и обучение моих детей лежит только на мне.»


Наше философское общение прервало появление в рабочем кабинете голограммы Яны. Я поблагодарил Орма за помощь и интересную беседу. Как только Бруч разорвал канал связи, задал вопрос Яне:

— Пришла сообщить мне срочные новости?

«Да, командир. С исследовательского линкора сообщили, что Тана только что пришла в сознание, вышла из искусственной комы и собирается покинуть медицинский сектор. Она хочет попасть в док находящийся под карантином, но капитан Росс не даёт ей такого разрешения.»

— Передай капитану Россу, что я полностью поддерживаю его решение. Никого в этот док не пускать.

«Принято. Ваше сообщение для капитана линкора передано.»

— Вот и хорошо.

«Командир, а как же Тана? Она же себе места не находит. Рвётся в заблокированный док.»

— Со своей племянницей, Яна, я чуть позже поговорю сам. Благодарю тебя за сообщение, а сейчас прошу оставить меня одного.

«Слушаюсь», — сказала Яна и покинула мой рабочий кабинет.

«Бруч, соедини меня с племянницей.»

«Канал связи с Таной, установлен. Можете общаться.»

«Привет, девочка. Как твоё самочувствие?»

«Стась, ты должен отдать приказ капитану Россу, чтобы меня пустили в док.»

«Об этом сейчас не может быть и речи, Тана.»

«Но почему?!» — чуть не плача воскликнула моя племянница.

«Потому! Ты хоть знаешь, что ты притащила на линкор?»

«Знаю. Это наш экспериментальный корабль.»

«Я сейчас не об этом говорю. Мало того, что ты без моего разрешения улетела в глубь неисследованной звёздной системы, так ты умудрилась притащить на линкор пять разумных существ из иной Вселенной.»

«Каких ещё существ?! Когда я доставляла наш экспериментальный корабль в док линкора, то никаких разумных существ не видела.»

«Вот и плохо, что не видела. Ты притащила на борт линкора пять разумных плазмоидов. Как только они оказались на нашем исследовательском корабле, то полностью заблокировали док, а тебя ввели в искусственную кому. Вот поэтому посадочный док сейчас находится на карантине.»

«А как же я тогда оказалась в медсекторе линкора?»

«За это будешь благодарить Орма. Он целых два часа вел переговоры с плазмоидами, чтобы мы смогли забрать тебя из дока.»

«Извини, Стась, я ничего про это не знала.»

«Ладно. Дело прошлое. Скажи мне честно, зачем ты помчалась за этим экспериментальным кораблём? У нас что… малых кораблей не хватает?»

«Такой корабль был создан в единственном экземпляре. Других таких кораблей никогда не было.»

«И что же такого особенного в этом корабле, Тана?»

«Это корабль моего отца…»


Глава 18

Где-то в глубинах космоса…

Сверхтяжёлый крейсер «Ингард».


Когда посланные тех-дроиды закончили обследование посадочного дока находящегося на карантине, то выяснилось, что странный радиационный фон превышает естественный в три раза. Основным источником излучения этой необычной радиации был экспериментальный корабль, который на линкор доставила Тана. Даже разведовательно-спасательный буксир получил свою дозу радиации. Так что капитан линкора Яр Росс был абсолютно прав насчёт введения карантина.

Следующие два с половиной часа тех-дроиды занимались чисткой дока и двух кораблей от этой необычной радиации, а после попытались открыть входной шлюз на экспериментальном корабле. Как я и предполагал, у дроидов с линкора ничего не получилось. Всё же не зря военные изобретатели и инженеры прошлого свой хлеб ели, чтобы неизвестно кто мог вот так свободно попасть внутрь очень секретной военной разработки.

Пришлось отдавать приказ капитану Россу, чтобы буксиром доставили экспериментальный корабль на «Ингард» и поместили на уровне рядом с моей «Деей». Этим же рейсом следовало отправить Тану. Погостила у подруг и хватит.

Как только разведовательно-спасательный буксир доставил спецгруз, а также моего пилота на крейсер и вернулся назад на линкор, на все корабли нашей группы поступило указание к какой следующей точке, всем следовало прыгать. Наш сверхтяжёлый крейсер дальней разведки уходил в прыжок последним. Мне очень понравилось как уходили в гиперпрыжок корабли Зурнов. Они не использовали разгон перед прыжком, а просто исчезали в пространстве, словно скрывались под маскировочными полями.

Когда «Ингард» вышел из прыжка в звёздной системе красного карлика, все корабли группы были на месте. Последовала команда на прыжок к следующей отметке, и корабли один за другим стали исчезать в гиперпространстве.

Нам пришлось сделать пять прыжков, из-за трофейного сфероида, пока мы не оказались в пространстве Звёздной Федерации. Едва корабли начали выходить из гиперпространства после пятого прыжка, как в сторону моей группы устремились шесть патрульных крейсеров охраняющих границу и сразу взяли всех на прицел. Первыми вышли из прыжка корабли Зурнов, а следом за ними трофейный сфероид. Похоже наших патрульных очень сильно напрягало появление на границе сфероидного корабля Драктов и двух больших линкоров Зурнов, но они почему-то не проявляли никакой агрессии и зависнув в пространстве спокойно чего-то ждали.

Команды патрульных крейсеров прекрасно понимали, что даже против этих трёх кораблей чужаков, сил у шести крейсеров маловато, а тут стали появляться корабли, которых из патрульных вообще никто и никогда не видел. Сначала рядом с чужаками появился тяжёлый боевой крейсер «Дана», а за ним вышел из прыжка большой исследовательский линкор «Дара». Лишь когда рядом с этой странной группой кораблей появился сверхтяжёлый крейсер «Ингард», патрульные смогли вздохнуть спокойно.

Тарх через Связиста быстро связался со старшим офицером пограничного патруля и передал ему наши опознавательные коды, заодно сообщив, что на сверхтяжёлом крейсере дальней разведки присутствует сам верховный главнокомандующий Звёздной Федерации. Напряжённая атмосфера связанная с появлением неизвестных кораблей на данном участке границы была снята. Капитанов патрульных крейсеров я пригласил к себе на «Ингард», где за совместным обедом в кают-компании попросил приглядеть за группой моих кораблей, чтобы никто не потревожил их и не проявил в отношении гостей враждебных действий. Мне нужно было время, чтобы слетать на Реулу и предупредить всех о появлении возле столичной планеты необычных гостей на кораблях незнакомого типа.


Через пару часов, проводив капитанов патрульных кораблей, мы с Ларом Конуэлом проследовали в центральную рубку управления крейсера, где я отдал долгожданный приказ Тарху и Фоме: «Подготовиться к прыжку. Следуем в четвёртый сектор к изначальной точке отправления».

«Командир, временные изменения в коррекцию прыжка будем вносить?» — спросил меня пространственный навигатор.

— Нет, Фома, сейчас никаких временных изменений мы не будем вносить. В этот четвёртый сектор придётся прыгать всем кораблям нашей группы, а также нашим гостям. Мы точно не знаем сколько времени прошло на Реуле, с момента старта нашего сверхтяжёлого крейсера, а разбросы в твоих временных вычислениях порой составляют не один десяток лет.

«Так это не мои ошибки в вычислениях, командир. Мои вычисления всегда были точными. Это побочное влияние на прыжки пространственно-временных аномалий.»

— Тем более. Поэтому мы уходим в прыжок без всяких временных коррекций. А для тебя задание, Фома. Зафиксируй у себя в памяти эту точку в пространстве, чтобы мы могли вернуться к нашей группе кораблей.

«Принято. Точка в пространстве зафиксирована. Но я хотел бы вас предупредить, командир. Так как мы отправляемся не в зафиксированную ранее точку пространства-времени, из которой состоялся старт нашего корабля, то возможно большое расхождение во времени возвращения.»

— Насколько большим может быть расхождение, Фома?

«От нескольких месяцев до нескольких лет.»

— Надеюсь, что насчёт нескольких лет нашего отсутствия на Реуле, ты немного погорячился в своих вычислениях, Фома.

«Никак нет, командир. Я вам сообщил лишь только предварительные данные своих пространственно-временных вычислений.»

— Вот и хорошо, что все твои данные предварительные, Фома. Когда вернёмся на Реулу, то сделаешь свои окончательные выводы. Тарх, предупреди всех что мы прыгаем домой.

«Слушаюсь, командир. Внимание! Всем на крейсере занять свои места. Через три минуты уходим в прыжок на Реулу.»


Похоже, что появление сверхтяжёлого крейсера дальней разведки в четвёртом секторе звёздной системы Яры вызвало переполох. В сторону сектора одновременно стартовало около десятка боевых крейсеров.

— Командир, вы случайно не знаете, что эти действия вообще означают? — задал мне вопрос капитан Конуэл.

— Понятия не имею, Лар, но постараюсь всё выяснить. Связист, соедини меня с диспетчером центрального пункта стратегической защиты зоны А-256.

«Командир, данный канал связи полностью чист, даже никаких помех на нём нет. Диспетчер центрального пункта на наш вызов по этому каналу не отвечает.»

— Связист, срочно проверь все доступные каналы связи. Найди мне диспетчерскую столичной системы.

«Принято.»

Ждать нам с Ларом пришлось несколько минут, прежде чем раздался голос Связиста:

«Командир, обнаружен канал связи с переговорами диспетчерской службы.»

— Почему так долго шёл поиск?

«В моих архивах памяти, этот канал связи имеет отметку, как „гражданская диспетчерская служба Империи Аркона“. Когда мы покидали нашу столичную систему, данный канал связи на Реуле не использовался.»

— Я понял тебя. Соединяй меня с диспетчером.

«Принято. Соединяю.»

И в тот же момент в центральной рубке управления раздался сильно взволнованный, но очень знакомый мне девичий голос:

«Диспетчерская вызывает неизвестный крейсер дальней разведки. Ответьте. Диспетчерская вызывает неизвестный крейсер дальней разведки. Ответьте.»

— Мириэль, с каких это пор мой корабль стал «неизвестным крейсером дальней разведки»? Что у вас там вообще происходит?

«Ой. А откуда вы меня знаете?»

— Так… похоже, Мириэль, что-то у вас действительно произошло, раз ты меня по голосу не узнала. Таким образом мы с тобой будем долго в угадайку играть. Связист, быстро задействуй двухстороннюю видеосвязь.

«Принято. Выполняю.»

На центральном экране монитора появилось лицо повзрослевшей Мириэль:

«Станислав Иваныч, это точно вы?» — удивлённо спросила диспетчер.

— Рассказывай, девочка, что у вас там происходит? Почему на связи ты, а не Дара? И почему боевые крейсера движутся в нашу сторону?

«Согласно решения Военного Совета Звёздной Федерации, все военно-космические силы перешли на новейшую систему защищённой гиперсвязи. Дара теперь управляет диспетчерской службой военно-космического флота. Я уже передала ей сообщение о вашем возвращении, так что все боевые крейсера скоро вернутся на место своей постоянной дислокации. После вашего отлёта, я училась на диспетчера у Дары. Потом четыре года работала по специальности пройдя путь от дежурного до старшего диспетчера, а вот теперь возглавляю гражданскую диспетчерскую службу.»

— Поздравляю, девочка. Вот только я не понимаю одного. Как же вы, на пару с Дарой, за столь короткое время забыли как выглядит мой крейсер «Ингард»?

«Понимаете, Станислав Иваныч, прошло больше пяти лет, как вы последний раз выходили на связь с диспетчерской службой Реулы, а потом ещё это сообщение о вашей возможной гибели в битве с флотом Арахнидов…»

— Погоди, девочка, какое сообщение? Какая ещё битва? Мы вообще никогда не воевали с Арахнидами.

«Три года назад на Реулу прибыл на личной яхте сын одного из Глав Великих Домов мира Аграфов. Он рассказал, как вы спасли его лично и команду его корабля, а потом передали всех спасённых Главе Великого Дома „Светлорождённых“. Капитан-командор Эринэль Торнах предоставил нам запись вашего разговора, где вы разрешили ему посетить нашу столичную планету. Он также сообщил нам, что вы отговорили его отца, от участия в войне с Арахнидами, а сами отправились навстречу большому флоту пауков. Вот поэтому, кто-то из членов Военного Совета Звёздной Федерации выдвинул предположение, что ваш корабль в результате битвы могли захватить Арахниды и получить коды ко всем военным каналам связи. Из-за этого военные не только поменяли свои секретные коды, но и перешли на новейшую систему защищённой гиперсвязи.»

— Я понял тебя, Мириэль. Однако сразу хочу всех разочаровать. С флотом Арахнидов мы действительно встречались и расстались вполне даже дружелюбно. Никакой большой войны между мирами Аграфов и Арахнидов в ближайшее столетие не будет. Этот вопрос теперь можно не поднимать. Ты мне лучше скажи, что у меня дома происходит?

«В вашем доме всё хорошо. Ариэла выучилась и стала медиком. Она работает в Столичном медицинском центре и продолжает присматривать за вашим хозяйством. Кормит малышей, которые родились у древних Сполотов и Гарнов, а также следит за порядком. Ярославна с детьми и своей мамой постоянно находится за городом на „Даче Яры“, выращивают какие-то новые сорта овощей и фруктов. В Старгард они приезжают довольно редко. Последний раз я видела Ярославну три года назад, но она и тогда больше с Ариэлой общалась, чем со мной. Вот вроде кратко и все новости.»

— Что-то мне не нравится твой краткий рассказ, Мириэль. Давай, говори начистоту, что у вас там в действительности произошло?

«Мне бы не хотелось об этом говорить, Станислав Иваныч», — опустив глаза вниз еле слышно произнесла диспетчер.

— Даже так?! Судя по твоему виду, всё обстоит гораздо хуже, чем ты мне тут поведала.

«Нет, нет, что вы… Это касается только меня лично.»

— А вот тут я не соглашусь с тобой. Рассказывай честно, что произошло, — жёстко потребовал я ответа от девушки.

«Три года назад, была моя очередь присматривать за вашим домом, так как Ариэла ушла на сутки дежурить в медицинский центр. Я навела порядок и стала кормить подросшее поколение ваших любимчиков. Они в тот день были какие-то грустные и совсем не хотели есть. Поэтому я стала им рассказывать, как вы нас всех сильно любите и будете очень огорчены, если все они заболеют от того, что перестали кушать. Я не знала, что в этот момент с „Дачи Яры“ вернулась в город ваша семья. Арина Родаславна стояла позади меня и слышала, что я говорила подросшим малышам. Она сначала обозвала меня „гулящей девкой залезшей в постель к женатому мужику“, а потом и вовсе выгнала меня, запретив появляться на пороге вашего дома. Я не знаю, что значит сказанная ей фраза, тем более что я никогда в вашу спальную комнату не заходила, но мне было очень обидно, что меня ни за что оскорбили и выгнали, как какого-то преступника. После этого я пошла в Столичный медицинский центр и сообщила Ариэле, что мама Ярославны меня выгнала и запретила приходить в ваш дом, поэтому следить за порядком и кормить „малышей“ до вашего возвращения ей придётся одной.»

— Я всё понял, девочка. Не волнуйся. Ты ни в чём не виновата. Если тебе не трудно, передай Ариэле, чтобы она подготовила гостевые комнаты в моём доме, скоро у меня будет много гостей. А за свои грубые слова, Арина Родаславна у тебя ещё будет просить прощения, или я её надолго изолирую от общества. Я никому не прощу обиды моих близких и друзей, даже маме моей жены.

«Не нужно её заставлять просить прощения, Станислав Иваныч! Иначе она обозлится на меня ещё больше.»

— Не переживай, девочка, ничего она тебе больше не сделает, а если начнёт козни строить, то отправится на постоянное место жительство на Лэрну.

«Но ведь там же живут только пауки гайдори!»

— Вот и хорошо. Пусть там практикуется своим ядом брызгать. Гайдори её быстро научат правильному поведению в обществе разумных.

«Станислав Иваныч, а вы сейчас к какой орбитальной станции стыковаться планируете? К военной или гражданской? Мы это нужно знать, чтобы согласовать с Дарой.»

— Сейчас я вообще не планирую посещать орбитальные станции. Я прибыл, чтобы сообщить, что скоро в четвёртый сектор прибудут корабли неизвестной для вас постройки. Чтобы тут никаких агрессивных действий против них не замышляли. Там корабли с моей командой и мои гости.

«Станислав Иваныч, я в данный момент транслирую наш разговор Даре. Она спрашивает, что за корабли нам следует ожидать?»

— Тяжёлый боевой крейсер «Дана» и большой исследовательский линкор «Дара», на них находится моя старая команда. Они все Изначальные Древние и подчиняются только мне. Третий корабль, это наш боевой трофей, большой сфероид Империи Драктов. Сейчас на нём сборная команда, она состоит из представителей мира Джоре, мира Аркона, а также Запретного мира. Кроме них, в четвёртый сектор системы прибудут наши гости. Два больших линкора Зурнов из другой Вселенной.

«Командир, но ведь Зурны никогда и ни с кем не шли на контакт, а сразу уничтожали любые корабли разумных», — прозвучал голос Дары.

— Это потому, что они просто не знали как нужно общаться с Зурнами, и вместо общения нападали на их корабли. Как видишь, мы с ними нормально пообщались, и они ни на один из наших кораблей не напали. Мало того, Зурны охотно приняли моё приглашение посетить нас и установить дружеские связи. Главное в общении с Зурнами, это не проявлять против них агрессии.

«Я поняла вас, командир. Мы всё подготовим для торжественной встречи вашей команды и ваших гостей. Когда они прибудут?»

— Сейчас мы отправимся на встречу с ними, и передадим им точные координаты для прыжка в четвёртый сектор. Я прибыл в одиночку, заранее, чтобы предупредить Военный Совет на Реуле. Они же по незнанию могут и новую войну развязать, только уже не между кланами или мирами, а между двумя Вселенными.

«Не волнуйтесь, командир, всё будет сделано в лучшем виде и на высшем уровне. Наш с вами разговор уже дословно передан Военному Совету Звёздной Федерации.»

— Вот и хорошо. Тогда конец связи.

«Конец связи, командир.»

«Конец связи, Станислав Иваныч.»


По окончании разговора в рубке была тишина. Первым её прервал капитан Конуэл:

— Командир, так это правда, что на Реуле прошло больше пяти лет?

— Правда, Лар. Это как раз то, о чём ранее предупреждал Фома. Влияние пространственно-временных аномалий проявилось вот в таком виде. Если бы мы были одни, то могли вернуться в то же самое время из которого стартовали, но нам бы тогда никто не поверил, что мы пробыли в космическом пространстве долгое время. А так как мы сейчас не одни, да ещё и с гостями, все жители Реулы будут думать что мы пробыли в полёте несколько лет.

— Я всё понял, командир. Думаю, что следует предупредить все наши экипажи, что не стоит никому рассказывать, где мы были и что делали.

— А вот это я думаю, будет самым верным решением.

«Командир, через какое время уходим в прыжок?» — спросил главный искин крейсера.

— Тарх, мне надо связаться кое с кем, а после разговора стартуем. Для начала включи полную маскировку крейсера.

«Принято. Маскировка на максимальном уровне включена.»

«С кем вас соединить, командир?» — неожиданно спросил Связист.

— Твои услуги не понадобятся. У меня есть своё устройство для общения, — сказал я, и показал на обруч на голове.

«Понял. Не буду мешать.»


Усевшись в свободное кресло, я дал команду Бручу создать одностороннюю связь с женой. Мне хотелось узнать обстановку в семье, не выдавая своего присутствия.

«Вернувшийся, канал наблюдения создан. Подключение к разуму Ярославны произведено.»

То, что я увидел, а потом и услышал, мне не понравилось. Моя жена шла по тропинке между длинными грядками с различными овощами в направлении тёщи, которая пропалывала что-то похожее на огурцы.

«— Мама, мне только что Ариэла сообщила, корабль Стася вернулся в нашу систему. Он её попросил подготовить все гостевые комнаты в доме.

— Врёт твоя ушастая. Не верь ей, змеюке подколодной, разлучнице коварной.

— Да с чего вы решили, мама, что она какая-то разлучница?

— А с тово, ты бы просто так, без всякого интереса и зарплаты, стала бы присматривать за домом и хозяйством женатого мужчины?

— Я бы наверное не стала. Только не пойму к чему вы клоните, мама?!

— А вот к чему. Ты сколько лет от него весточки не получала? Больше пяти! А муженёк твой разлюбезный, ентой разлучнице в первую очередь доложился о своём появлении, а не тебе сообщил. Ну скажи мне, где он? Почему к своей любимой жене не заявился? Он поди уже и забыл давно, что у него когда-то жена с детишками была. Все они мужики одним миром мазаны, а вояки так и вообще хуже всех на свете. Вот и сейчас, она тебе про появление Стася наплела, чтобы своих знакомых в наш дом заселить, а потом ентих ушастых оттуда палкой не выгонишь. Разворуют всё у нас и загадят.

— Да, что вы такое говорите, мама?! Вы чего на других напраслину наводите? Здесь не воруют. Вы не путайте жизнь на Земле и на Реуле. И с чего вы вдруг решили, что это ваш дом? За какие-такие ваши вещи в нём вы так беспокоитесь? Насколько я помню, всё что у вас сейчас есть, вам дал мой муж, а вы, за его же проявленную доброту, его же ещё и грязью поливаете. Запомните, мама, большой дом в городе принадлежит моему мужу Стасю! Он сам вправе решать, приглашать гостей к себе в дом или нет.

— Ну и топай в город, к своему разлюбезному муженьку. Скатертью дорога. И без твоей помощи тут обойдусь. Не хочу более о тебя глаза мозолить. Всё. Иди. Не мешай мне делами и грядками заниматься.

— Мама, вы ничего не попутали?! Это моя дача и мои огороды! Мне всё это Стась подарил. Чего же вы меня гоните из моей же собственной хаты?

— Ещё одна собственница нашлась. Слово ей не скажи. Озлобилась на мать. А всё потому, что мать правду ей про мужа сказала.

— Какую-такую правду вы мне сказали?

— Обыкновенную правду. Что забыл муженёк твой про тебя и деток.

— Я одного понять не могу, мама. Чего вы добиваетесь? Почему вы решили, что Стась меня и своих детей забыл?

— А с того и говорю, что знаю про енто.

— Это, вы, сейчас о чём?

— А всё о том же. Он тебя глупую соблазнил, обрюхатил и с малыми детишками бросил в чужом краю, а сам себе в космосе новую зазнобу нашёл. Да не такую старуху как ты, а помоложе тебя.

— Да как вам не стыдно, мама, всякие сплетни собирать и моего мужа поносить! Стась любит меня, а в своих детях он просто души не чает.

— Енто ты, дочка, себе сама накрутила, что он вроде как любит вас безмерно, а ты у детишек своих поспрошай, они тебе врать-то не будут. Всю как есть правду скажут.

— И что же они должны мне такого рассказать?

— А то самое… пусть они тебе расскажут, с кем они там по Небесному Пути ходили.

— По какому ещё „Небесному Пути“?

— По такому, в который угодили, когда второй раз вместе сознание теряли. Олег мне сразу обсказал, что рядом с папой по Небесному Пути шла молодая и красивая девушка, и енто была не ты, а Ксения молвила, что чувствовала, что ента красатуля им такая же родная, как и папа.

— Так может дети кого-то из родственников Стася видели в своих странных видениях? А вы, мама, напридумывали себе непонятно что.

— Ну-ну. Сама подумай-разсуди, дочка, где он родственницу себе на корабле в глубоком космосе взять может? Ась?! Не слышу ответа. А я тебе так скажу, только из девок своей команды он себе кралю и смог найти. Затащил её к себе в постель, вот так и породнился. А то может и сам вылепил себе такую же красотулю, как директриса медицинского центра. Ты чё себе думаешь, дочка, он там в ентом космосе больше пяти лет смог продержаться без женской ласки? Да ни в жисть я в такое не поверю. Вот посему и говорю неразумной, что твой мужик кобелина и бабник. Хлебнёшь ещё ты с ним горя, помяни моё слово.

— Не верю я, мама, ни одному вашему слову. Вы с самого первого момента, как он спас вас и дядю Демида, его ненавидите. И я даже знаю почему.

— Ну и почему же? Давай, говори, просвети свою неразумную мать.

— Вы на Земле привыкли, что все вокруг вас уважали, считали очень сильной знахаркой и приходили к вам за помощью, когда официальная медицина опускала руки. Вот вы и решили, что все вокруг вам обязаны, так как жизнь и здоровье других зависит от вас. Вы стали возвышать себя над другими людьми, словно барыня. Да вот только с соседом нашим, Демидом Ярославичем у вас ничего не вышло. Не смогли вы его ни приворожить, ни вылечить. А вот мой Стась легко смог вылечить вас обоих, да ещё и жизнь долгую подарил и вам, и дяде Демиду… Вот вы и злобствуете теперь, что вас никто тут не хвалит за ваши древние знания и прошлые умения.

— Да как же у тебя непутёвой, язык повернулся такое матери сказать? Вот она благодарность мне на старости лет. Я её выносила, в муках рожала, обучила древней мудрости, в люди вывела, а она ентим теперича матери в нос тычет. Ну и неблагодарная же ты, дочка. Совсем остатки совести потеряла. Одно меня утешает, что Вереславушка моя совсем из другого теста слеплена. Никогда поперёк матери слова худого не сказала и из хаты не гнала. Вот уйду я от тебя к ней жить, тогда будешь свои локти кусать, без материнской помощи. Не желаешь правду слышать, так живи со своим муженьком кобелём-многожёнцем как знаешь. Вспомнишь потом про меня и слова свои змеиные в адрес матери, да поздно будет…»

Я не стал дальше слушать этот разговор, и дал команду Бручу отключить канал связи со своей женой.

Отдав Тарху приказ: «уходить в прыжок к нашей группе кораблей», в расстроенных чувствах я отправился пешком на «Дею», чтобы занять любимую медкапсулу в своём рабочем кабинете. Из всего услышанного я понял одно, что моя любимая жена Ярославна, несмотря на все старания и козни своей матери, до сих пор любит и ждёт моего возвращения. А моя тёща, своими упорными деяниями, старательно зарабатывает себе путёвку на планету, где проживают пауки гайдори.

Засыпая в медицинской капсуле, я некоторое время вспоминал лица своих любимых детей и жены, а потом меня накрыла успокаивающая темнота…


Глава 19

«Мир выглядит совершенно не таким,

каким его видит обычный человек…»

Дональд Хоффман.

Сознание медленно возвращалось из мягкой темноты. Никаких неприятных ощущений не наблюдалось. Бруч почувствовав моё пробуждение доложил, что ещё несколько участков моей памяти восстановилось. Они будут доступны для восприятия через несколько часов. Я сразу же поблагодарил его за хорошие новости. Едва успела открыться крышка медицинской капсулы, как перед моим взором появилось встревоженное лицо Эмилии.

— Командир, с вами всё в порядке? — взволнованным голосом спросила старший медик.

— Со мной всё в полном порядке, Эмилия. Просто великолепное состояние. А ты чего сегодня так разволновалась?

— Так ваша медицинская капсула опять два дня не принимала все мои команды, а её пульт управления ни на что не реагировал. Вы провели внутри капсулы целых пять дней.

— Пора бы уже привыкнуть, девочка, что моя медкапсула блокирует любой внешний доступ, когда происходит восстановление заблокированных участков моей памяти.

— Я поняла вас, командир.

— Скажи мне честно, Эмилия, а ты чего меня решила экстренно из капсулы извлечь?

— Так капитан Конуэл мне сообщил, что вы срочно нужны в центральной рубке управления. Мы ещё три дня назад прибыли к нашей группе кораблей. Но без вашего присутствия, капитан не стал отдавать команду на прыжок к Реуле, сказав, что только главнокомандующий имеет право отдать команду всей группе. Поэтому он и сообщил мне, чтобы я вас разбудила.

— Понятно. Эмилия, сделай мне, пожалуйста, лёгкий завтрак. Надо восполнить внутренний резерв сил после длительного нахождения в капсуле.

— Сейчас всё сделаю, командир.

— И себя не забудь. Не буду же я завтракать в одиночестве.

— Я с удовольствием позавтракаю с вами, — произнесла Эмилия и направилась в сторону пищевого синтезатора.

Быстро посетив санузел, а после приняв контрастный душ, я облачившись в почищенный дроидами комбинезон прошёл к столу.

С завтраком мы покончили довольно быстро. Налегая на чай с плюшками, я приподняв взгляд заметил грусть в глазах Эмилии.

— Что загрустила, красавица?

— Я не грущу, командир. Просто немного задумалась…

— Знаю я о ком ты задумалась, девочка. Не переживай сильно. Он уже прибыл и ждёт твоего возвращения.

— Правда?!

— Правда, Эмилия. Эринэль уже три года на Реуле тебя ждёт.

— Как три года?! Мы же в полёте всего несколько месяцев.

— Вот такие интересные неожиданности нам преподносит путешествие через водовороты времени. Это на нашем сверхтяжёлом крейсере прошло несколько месяцев с момента старта, а на Реуле с той поры уже прошло больше пяти лет.

— Невероятно!

— Я сам до сих пор ещё не пришёл в себя, от этих фокусов со временем. Улетал, дети были совсем маленькими, а вернусь они уже сами бегают и познают мир.

— Вы скучаете по ним?

— Очень сильно скучаю, Эмилия. Ведь они неотъемлемая часть меня самого. Меня тревожит только одно, что за это время они совсем отвыкли от меня. Они подрастают, а меня нет рядом с ними. Поэтому меня очень беспокоит этот момент. В таком возрасте они всё как губка впитывают и любое слово порочащее меня, они могут воспринять как неизменную истину.

— Вы сейчас говорите о возможном негативном влиянии на ваших детей Арины Родаславны, командир?

— Почему ты сейчас вспомнила про неё, Эмилия?

— Потому что мне известно про ваш нелицеприятный разговор с Ариной Родаславной, в запретном секторе Столичного медицинского центра.

— Понятно. Сестрица по секрету рассказала?

— Нет, командир. Элия мне вообще ничего не рассказывает о том что происходит у неё в запретном секторе. Я даже не знала, что ей может быть что-либо известно о ваших сложных личных отношениях. О произошедшем между вами и Ариной Родаславной словесном конфликте в медицинском центре, мне поведала ваша жена Ярославна. Я навещала её, как раз перед самым вылетом.

— Ты так мне и не ответила, почему ты вспомнила именно про мою тёщу?

— Потому что я внимательно изучила все данные её ментоскопирования.

— И ты обнаружила в них что-то интересное?

— Именно так, командир. Особенно меня заинтересовало детство Арины Родаславны, вернее её период обучения древним знаниям по целительству.

— Ты думаешь события её детства напрямую связаны с нынешним странным поведением?

— Совершенно верно.

— Хорошо, девочка. Давай сейчас допьём чай, а после, по пути в рубку управления, ты мне расскажешь, что тебя так заинтересовало в детстве моей тёщи. Желательно во всех подробностях.


Пока мы шли в рубку управления, по широкому проходу сверхтяжёлого крейсера, Эмилия мне поведала довольно интересный рассказ, который по мере продолжительности повествования превращался в красочные образы:

«Обучать маленькую Арину травничеству начала её мать, известная на всю округу знахарка. Когда девочке исполнилось пять лет, мать начала объяснять ей, для чего нужна каждая травинка, корешок или цветок, и какую силу они получают от Солнца или Луны. Так что через четыре года у матери была очень хорошая помощница в делах. Арина уже самостоятельно ходила за деревню в лес, за нужными лечебными травами, цветами и корешками. Когда ей исполнилось десять лет, ранней осенью, мать отправила её учиться к бабушке, которая жила в отдельном старом доме за деревней у самого края леса. Об этой бабушке, маминой матери, в округе ходила недобрая слава, многие жители соседних хуторов и деревень боялись даже одного её взгляда, и за глаза называли „чёртовой ведьмой“. Некоторые хуторяне поговаривали, что именно из-за проживания в глухой деревне нескольких поколений ведьм, и саму деревню прозвали Ведьмовской. Но что бы ни говорили злые языки про деревенских ведьм, когда кто-то из хуторян или жителей округи заболевал тяжёлой болезнью, лечиться страдальцев везли именно к ним. Ведьмы всех подымали на ноги.

Столетняя бабушка не сразу приступила к обучению своей внучки и передаче ей древнего ведовства. Сначала она в разговоре исподволь выяснила объём уже освоенных девочкой знаний, а потом уже стала посылать Арину в глубь осеннего леса за различными корешками. При этом каждый раз тщательно проверяя внучкину корзинку, а не ошиблась ли она при поиске нужного. И лишь когда выпал первый снег, началась настоящая учёба девочки. Внучка внимательно слушала бабушку и старалась запомнить всё с первого раза. Ей нравились все рассказы, особенно про описание мироустройства и природные силы. После этих рассказов девочка уже не смотрела на лесных жителей, как на глупых и диких животных. Она стала понимать, что у них своя жизнь, в которую людям без нужды не следует вмешиваться, но и отказывать им в помощи тоже нельзя.

В этом Арина убедилась уже весной, когда бабушка принесла в дом маленького, тощего и хромающего лисёнка. Подранок не брыкался и не кусался, а лишь жалобно смотрел на бабушку своими глазами-бусинками. Она сначала накормила и напоила лесного малыша, и только после этого осмотрела его больную ногу. Лисёнок даже не пошевелился, когда бабушка делала из коры ему лубок на лапку, а потом уложив на тряпочку в корзинку, определила поближе к печке. В этой корзинке он и пробыл больше месяца, пока в один прекрасный день не исчез. Девочка очень переживала исчезновение лисёнка, так как очень сильно к нему привязалась. Но бабушка заметив тоску внучки по лисёнку пояснила, что каждое живое существо должно жить в своём собственном мире, там где ему лучше всего и где живёт его лесной народ.

Когда наступило лето, в жизни Арины произошло событие, которое изменило всю её жизнь. Она отправилась в лес посмотреть какие из лечебных трав уже появились, как вдруг из глуши леса услышала тихий шёпот. Кто-то звал её и просил о помощи. Самое странное было в том, что этот шёпот она слышала не ушами, он звучал прямо у неё в голове.

— Кто ты, и где ты? — озираясь по сторонам крикнула девочка.

„Не кричи так громко. Мне от этого больно. Я Лесвик и нахожусь недалеко от тебя“, — вновь прозвучал в голове тихий голос.

Осмотрев сначала заросли дикой малины, а потом близлежащие кусты сильно разросшегося папоротника, девочка обнаружила необычное существо, размером с трёхлетнего ребёнка. На его теле были обрывки какой-то странной одежды, а всё лицо покрывала кровавая корка. Аккуратно взяв израненное существо на руки, Арина вернулась в старый дом у края леса.

Едва она переступила порог со своей странной ношей, как бабушка вышла из комнаты и спросила внучку:

— Кого ты там принесла, Ариша? Опять лесного жителя кто-то изувечил?

— Нет, бабушка. Это маленький лесовичок. Он попросил меня о помощи, вот я его и принесла к тебе. Помоги ему, пожалуйста, вылечи.

— Как же он просил тебя о помощи, милая, у него же рот кровавой коркой скован? — сказала бабушка снимая остатки одежды, и осматривая лесного найдёныша.

— А я его просьбу в своей голове услышала, а потом уже его самого под кустами папоротника нашла, — пояснила Арина.

Закончив осмотр странного лесовичка, бабушка отмыла его в тёплой воде налитой в корыто, запеленала в чистую печную задергушку и положила на полати у печи, чтобы он поспал немного. После чего глубоко вздохнула и присела на широкую лавку у стола.

— Я не смогу его полностью вылечить, Аришенька, так как никогда прежде не видела такого лесного жителя. Все его боли я забрала. Теперь осталось только одна надежда на нашу матушку-природу. Может быть она сможет помочь своему необычному творению.

Среди ночи странный шорох на полатях разбудил девочку. Она подобралась к запеленатому существу, благо лунный свет проникал сквозь оконце, и тихо спросила:

— Лесовичок, ты как себя чувствуешь?

„Тяжело мне. Тела почти не чувствую, одно лишь утешает, что боли больше нет“, — прозвучал тихий голос в голове девочки.

— Твои боли моя бабушка забрала. Она всех всегда вылечивала, но такого как ты, никогда не встречала. Поэтому и не знает, чем тебе помочь, — прошептала девочка, — она говорит, что теперь вся надежда на нашу матушку-природу. Она жизнь даёт и знает как хвори у всех живых исцелять.

„Значит мне помощи больше ждать неоткуда“, — обречённо прозвучал тихий голос.

— Почему ты так решил, лесовичок?

„Потому что я не из вашего мира, малышка. Меня тут бросили в наказание мои хозяева. А когда я стал искать разумных, чтобы попросить у них помощи, то в лесу на меня напали какие-то большие существа, возможно даже вашего вида, только довольно огромного роста. Они поначалу испугались моего лица, а потом схватили длинные палки и стали избивать меня. При этом они кричали в своих мыслях, что надобно убивать всякую нечисть. Я кое-как убежал от этих злобных существ, а когда мои силы стали таять, мне пришлось спрятаться в густых кустах. Два дня я лежал там, пока не услышал твои чистые мысли, малышка. Поэтому я позвал тебя и попросил о помощи.“

— Лесовичок, а почему ты меня называешь „малышка“? Ведь я же больше тебя ростом.

„Больше ростом не значит старше. Я даже в своём мире прожил дольше, чем твоя бабушка, а про долгую жизнь у хозяев мне даже вспоминать не хочется.“

— Интересно то как… Получается, что тебе уже намного больше ста лет.

„И как ты совершила свои подсчёты?“

— Так моей бабушке уже сто лет исполнилось, а если ты говоришь, что прожил дольше неё, значит тебе намного больше ста.

„Ты очень сообразительная, малышка. Однако странно, что ты живёшь у бабушки. Разве у тебя нет родителей?“

— Родители у меня есть. Они живут в самой деревне. Я их почти каждый день навещаю. Меня мама отдала бабушке в ученицы. Когда я вырасту и выучусь древнему целительному ведовству, то буду известной знахаркой и целительницей. Вот увидишь, лесовичок, я буду очень стараться и прилежно учиться, чтобы вылечить любого страдающего от хворей, даже тебя. Поверь мне.

„Я верю тебе, малышка. У тебя достойная цель в жизни.“

— Расскажи мне, лесовичок, а чем ты занимался в своём мире?

„Тем же, чем занимается здесь твоя бабушка. Восстанавливал здоровье всем нуждающимся, пока меня не похитили из моего мира.“

— А кто это сделал?

„Те, кто стали в дальнейшем моими хозяевами. Это жуткие и злобные существа, которые называли себя Дракты. Они были военными и постоянно участвовали в различных сражениях. Очень часто ко мне приносили израненных хозяев. Те, кто не имел ран, заставляли меня делать для раненых исцеляющие зелья, которые не только затягивают раны, но и продлевают жизнь. А когда у меня не осталось нужных компонентов, хозяева избили меня и выбросили в этом мире. После этого, я приобрёл ненависть ко всем существам носящим военную форму.“

— Послушай, лесовичок, а как же они тебя перенесли в наш мир?

„Этого я не знаю, малышка. Меня постоянно держали в большой железной клетке, посреди мрачной комнаты с металлическими стенами. Там я всё время жил, ел, спал и готовил зелья для своих хозяев. Всю мою жизнь, после похищения, я сожалею лишь о том, что не оставил после себя замену и не передал свои накопленные знания. Жалко что твоя бабушка не слышит моих мыслей, тогда можно было бы ей передать мои знания и опыт.“

— Лесовичок, может быть тогда ты мне передашь свои знания. Я обещаю быть прилежной ученицей.

„Подумай хорошенько, малышка. Истинное ли твоё желание? Может ты просто хочешь мне помочь, а знания так и будут храниться у тебя ненужными в памяти.“

— Нет, что ты. Я правда хочу получить твои знания.

„В таком случае возьми меня за руку, малышка, и загляни в мои глаза.“

После того, как девочка выполнила сказанное, её сознание захватил водоворот ярчайших красок и картинок, а после чего наступила темнота.

Когда утром бабушка пришла будить внучку, то увидела, что та крепко спит и держит за руку уже умершего лесовичка.

Его похоронили в лесу за домом. Арина ещё много лет ухаживала за могилкой лесовичка. Она так и не рассказала своей бабушке, о том, что ей передало неизвестное существо…»


— Послушай, Эмилия. Получается, что всю нескончаемую ненависть к военным, моя тёща получила от неизвестного существа, которого выбросили на Земле рептилоиды?

— Не только ненависть по отношению к военным получила Арина Родаславна от лесовичка. Данные полученные при её ментоскопировании, чётко указывают на то, что в ту ночь, маленькая девочка получила не только знания и опыт по целительству, но также и полную психоматрицу неизвестного существа.

— Ты хочешь сказать, что этот странный лесовик до сих пор живёт внутри моей тёщи и втихую управляет её поведением?

— Вполне возможно, что всё происходит именно так, как вы озвучили, командир.

— Что ты предлагаешь делать, Эмилия?

— Думаю, по возвращению нужно будет провести полное обследование Арины Родаславны. Если всё дело обстоит так, как вы предположили, то нужно будет выделить чужую психоматрицу и переселить её в отдельное тело. Лишний лекарь или медик нам не помешает. Есть только одна проблема, командир. Я не умею выделять психоматрицы разумных находящихся в одном теле.

— Не переживай, девочка. У нас есть специалист по данному вопросу.

— Могу я узнать, кто это?

— Наш друг Палин. Ему уже приходилось работать с несколькими психоматрицами.

Вот так за интересными разговорами мы с Эмилией дошли до рубки управления крейсера. Выслушав доклады о готовности от всех капитанов кораблей, я отдал приказ уйти в прыжок к конечной точке нашего полёта. Впереди нас ждала Реула и наши близкие.


После ухода кораблей нашей группы в прыжок, я отправил всех вахтенных офицеров вместе с капитаном обедать в кают-компанию. Оставшись в относительном одиночестве в рубке, я занял командирское кресло и мысленно обратился к Бручу:

«Что интересного удалось обнаружить в моих восстановившихся участках памяти?»

«Там много чего интересного восстановилось, Вернувшийся, даже мне некоторые моменты из далёкого прошлого были не известны. Сейчас я структурирую восстановленные знания, или как ты любишь выражаться „раскладываю их по полочкам“. После этого тебе будет проще обращаться к ним.»

«Бруч, я понимаю какое у тебя сейчас ответственное занятие, сортировать мои знания, но твои слова меня очень сильно заинтриговали. Ты можешь привести хотя бы небольшой кусочек из того, что тебя заинтересовало?»

«Это просто твоё любопытство, Вернувшийся, или ты таким образом проверяешь меня?»

«Мне просто очень любопытно стало, что у меня в памяти сохранились какие-то знания, которые неизвестны даже тебе.»

«Тому, что мне многое неизвестно, не стоит удивляться, Вернувшийся. Даже Хранителю пространств чёрного камня не обо всех событиях произошедших в нашем мироздании что-либо известно, хотя он существует в данной Вселенной намного больше меня.»

«Бруч, ну хотя бы своими словами расскажи, о том интересном, что ты обнаружил.»

«Хорошо. Расскажу кратко, а когда эти участки памяти будут для тебя полностью доступны, то ты сам сможешь узнать во всех подробностях.»

«Хорошо, Бруч, я согласен на краткий вариант.»

«Когда-то в далёком прошлом, на одной давно погибшей планете, тебе удалось обнаружить обрывок странного предания, в котором говорилось, что первые Изначально Древние пришедшие в это мироздание из другой Вселенной, были не только Созидателями и Сеятелями новой жизни, они были в первую очередь Исследователями. Достигнув наивысших высот в своём развитии, они сумели найти способ перемещаться между различными Вселенными, открыли способность и возможность оперировать различными энергиями. Это дало им очередной импульс в развитии познания. Прибыв в неизведанные миры новой Вселенной, они стали внимательно изучать и тщательно исследовать их. Главной целью было обнаружение очагов разума, похожего на их собственный. Но так и не найдя в новой Вселенной братьев по разуму, способных понимать их и обмениваться имеющимися знаниями, они решились провести небывалый эксперимент. Было принято совместное решение, посеять зёрна разума среди обнаруженных живых существ, чтобы из них выросли полноценно разумные сообщества.

Это вовсе не означало, что в обнаруженной Вселенной вообще не было никаких очагов разумной жизни. Их было великое множество, все они находились на различных уровнях своего развития, но это были довольно странные разумные сообщества, с совершенно не понятными для Изначальных Древних образами мышления. Для начала, ими были выбраны абсолютно разные по условиям жизни планеты, но напоминающие очаги разумной жизни в своей родной Вселенной. Началась кропотливая работа по засеванию зёрен разума в различные формы местной жизни и взращивание новых разумных существ. Изначальные Древние попытались помочь каждой новой форме жизни перешагнуть через все возможные преграды и скрытые опасности, с которыми им пришлось столкнуться в своё время самим. Они хотели уберечь новые сообщества разумных существ от тупиковых путей в развитии. Скорее всего именно за это качество, новые разумные стали называть Изначальных Древних „Созидателями“ и „Сеятелями“. Но закончился данный эксперимент, не так как ожидалось изначально. Новые разумные сообщества не желали дальше самостоятельно развиваться. Они постоянно ждали новых указаний и советов от своих Вышних Покровителей.

Именно тогда, Изначальные Древние решили свернуть свой эксперимент и вернуться в свою родную Вселенную. Они решили дать время каждому разумному сообществу в новой Вселенной, чтобы те научились развиваться самостоятельно, без подсказки и указаний от других. Это касалось всех очагов разума в данной Вселенной, как тех что существовали тут изначально, так и тех, где были посеяны и проросли зёрна разума. Пусть все разумные существа набираются собственного опыта и делают свои ошибки на пути развития. После завершения всех дел в многочисленных мирах, Изначальные Древние вернулись в родную Вселенную.

Сколько прошло времени после возвращения никто из Сеятелей и Созидателей не считал, но вскоре произошло невероятное событие, все известные проходы в обнаруженную Вселенную полностью закрылись. Никто из Изначальных Древних не мог сначала понять, что же с ними такого произошло. Много разумных стали искать новые проходы, и однажды была случайно обнаружена странная пространственная аномалия, через которую можно было попасть в закрывшуюся новую Вселенную. После длительного обсуждения, приняли общее решение отправить через аномалию большую исследовательскую экспедицию из добровольцев, снабдив её всем необходимым для длительного изучения произошедшего. Но как только все корабли экспедиции прошли через аномалию, она закрылась и пропала. То, что увидели Изначальные Древние их поразило. Новая Вселенная очень сильно изменилась. В ней произошли глобальные Изменения.

Как оказалось, немногие очаги разума и созданные Сеятелями разумные сообщества смогли развиться, гораздо чаще Изначальные Древние встречали только следы и руины на том месте, где когда-то кипела разумная жизнь. Возможно, произошедшее Изменение очень сильно повлияло на изначальную жизнь, что существовала в этой Вселенной ранее. Обследуя планету за планетой, исследователи обнаружили, что похоже слишком часто внешние катастрофы или внутренние конфликты между разумными существами откидывали назад в развитии громадные сообщества. Многие разумные виды и расы, с которыми контактировали Изначальные Древние, погибли из-за различных причин, а те, что смогли всё-таки выжить после произошедшего Изменения во Вселенной, ещё не достигли настоящих высот развития самостоятельно. Лишь в одной области новой Вселенной развитие шло невиданными темпами. Там, после Изменения, появились новые многомерные пространства, в которых жили и развивались многомерные разумные существа.

В одной из ближайших галактик, недалеко от закрывшейся пространственной аномалии, Древними была выбрана свободная звёздная система. Она имела три пригодные для жизни планеты, два газовых гиганта, и два безжизненных крупных планетоида на первых двух орбитах от жёлтой звезды. В этой свободной системе и решили поселиться те, кто отправился в большую исследовательскую экспедицию. На третьей от светила планете, в построенных подземных комплексах разместились различные научно-исследовательские лаборатории и информационные центры по накоплению полученных Знаний. Делалось всё предельно аккуратно, чтобы не нанести вреда окружающей природе. Четвёртую от светила планету, с наиболее комфортным и мягким климатом, Изначальные Древние выбрали для своего постоянного проживания и отдыха после исследований, а под поверхностью пятой планеты, а также внутри гор, были размещены все производственные комплексы и охранные системы.

Большая часть Изначальных Древних, после обустройства и заселения четвёртой планеты, на кораблях отправилась заниматься наблюдением за развивающимися сообществами разумных. Остальные разделились на группы. Одна группа искала странную пространственную аномалию, через которую члены экспедиции могли бы вернуться в свою родную Вселенную. Другая группа занималась исследованиями миров, переживших вселенское Изменение, а остальные обживали и обустраивали планеты в системе жёлтой звезды. Вскоре, жизнь в системе вошла в привычное для Изначальных Древних русло.

Просматривая обрывки знаний в твоей памяти, Вернувшийся, я обнаружил, что именно в этой звёздной системе, в мягком климате на четвёртой планете, спустя многие тысячелетия родились твои настоящие родители. Плохо, что твоя память ещё полностью не восстановилась, так как я не смог найти, ни координат этой звёздной системы, ни названия четвёртой планеты.»

«Благодарю тебя, Бруч, за очень интересный рассказ. Будем надеяться, что когда моя память полностью восстановится, мы сможем найти звёздную систему и планету, где появились на свет мои родители.»


Глава 20

Звёздная Система Яры

Центральная планета Реула


Появление на центральном экране монитора рубки управления крейсера знакомого расположения россыпи звёздных скоплений, а также изображения главной планетарной системы сообщало, что выход из прыжка в четвёртом секторе произошёл просто и привычно. Наш выход из гиперпространства уже ждали, поэтому дежурный диспетчер столичной системы сразу же передал всем нашим кораблям вектор направления к орбитальной станции «Ярославна». При приближении группы кораблей к Реуле, по распоряжению Военного Совета Звёздной Федерации, трофейный сфероид Драктов перенаправили к боевой орбитальной станции военно-космического флота, рядом с которой расположились многочисленные доки и верфи. Похоже военные решили не откладывать изучение трофея рептилоидов на более позднее время.

Все вахтенные офицеры, а также медицинская и инженерная группы в полных составах, внимательно наблюдали, как на экране монитора приближалась орбитальная станция и планета Реула. Первым произошедшие изменения заметил капитан крейсера:

— Командир, смотрите! Пока мы отсутствовали, станцию «Ярославна» связали со столичной планетой орбитальным лифтом.

— Я это вижу, Лар. За пять с лишним лет Военный Совет Звёздной Федерации многое успел сделать для развития столичной системы. Осталось только выяснить у диспетчера точку выхода с этого лифта на планете.

— Сейчас мы это быстро выясним, командир, — произнёс Коперник. — Диспетчер, ответьте крейсеру «Ингард».

«Диспетчер на связи. Слушаю вас.»

— Скажите, пожалуйста, орбитальный лифт связан с космодромом на Реуле?

«Нет. Во избежание случайностей и возможных аварий, выход с орбитального лифта на планете происходит в районе расположенном между Верхним Торглианом и учебным городком. Это сделано для удобства всех жителей и прибывающих торговых представителей. До столичного космодрома на Реуле или Старгарда вы можете быстро добраться скоростным общественным транспортом.»

— Какова стоимость проезда на общественном транспорте? — задал вопрос Коперник.

«С представителей военно-космического флота Звёздной Федерации оплата за проезд не взимается, так как это наши военные построили и содержат все линии скоростного транспорта на планете.»

— Диспетчер, а как обстоят дела с местами стоянок на космодроме Реулы? — спросил Лар.

«Сейчас все свободные места заняты. Если вы желаете спускаться на космическом челноке, то вам придётся подождать, пока освободится какое-нибудь место.»

— А как же посадочные места на космодроме, которые были закреплены за верховным главнокомандующим? — не унимался капитан.

«Насколько мне известно, на все закреплённые места посадка любых космических челноков запрещена. Ими может пользоваться только наш верховный главнокомандующий.»

— Благодарю за разъяснения, диспетчер. Конец связи.

«Конец связи, „Ингард“. Приятного отдыха на планете.»


Первым делом, после стыковки всех кораблей нашей группы с орбитальной станцией «Ярославна», я отдал команду дождаться прибытия экипажа перегонявшего сфероид Драктов, а потом связался со спецсектором Столичного Медицинского центра и отдал дежурному медику команду прислать на космодром «скорую помощь» и большую транспортную платформу. Пока все ждали прибытия команды перегонщиков, у меня появилось немного времени, чтобы посетить свой рабочий кабинет.

Едва я зашёл к себе, как на меня с вопросами набросилась племянница:

— Стась, что ты решил относительно корабля моего отца? Почему ты отдал распоряжение охранным дроидам, чтобы меня не пропускали к нему?

— Тана, сядь и успокойся.

— Но я должна знать, он там или нет, — чуть не плача произнесла племянница, усаживаясь в свободное кресло.

— Насколько мне известно, весь корпус экспериментального корабля твоего отца был окутан повышенной радиацией. Дроиды очистили его от этой гадости, но вскрывать его будем только на Реуле. На космодром уже вызваны медики, если твой отец находится внутри корабля, то его сразу доставят в столичный медицинский центр.

— Ты думаешь он ещё жив? — еле слышно произнесла Тана.

— Пока я ничего об этом сказать не могу, девочка. Но насколько мне известно, на все экспериментальные корабли всегда устанавливались специальные пилотские стазис-капсулы. Они не только должны были сохранять жизнь пилота-испытателя, но и записывать абсолютно все данные, о происходящем на борту. Это делалось на случай гибели самого корабля. Разве я не прав?

— Ты прав, Стась.

— Тогда чего ты тут панику развела? Не нужно заранее хоронить своего отца. Надо всегда надеяться на лучшее, Тана. Мысли имеют свойство воплощаться в жизнь.

— Я поняла тебя, Стась. Если бы ты знал, как я соскучилась по нему.

— Это и так прекрасно видно по твоему лицу, Тана. Поэтому постарайся думать о том, что с ним всё будет нормально. Я сам очень скучаю по своей любимой жене Ярославне и по моим чудесным малышам Олегу и Ксении. Представляешь, пока мы были в полёте, на Реуле прошло уже больше пяти лет. Даже не знаю, узнают ли меня малыши…

— Конечно узнают. Дети всегда чувствуют родную душу. Знаешь, Стась, такие чудесные дети, как у тебя, не могут забыть своего отца.

— С чего такие выводы, Тана? Ведь ты никогда не была у меня дома на Реуле.

— Так я же их видела в своём сне, когда была в медкапсуле. Помнишь я тебе рассказывала, что увидела чудесный сон. Мы шли по странной лесной дороге в каком-то удивительном мире, а рядом с нами шли двое прекрасных детей, мальчик и девочка, а позади нас по этой же дороге шёл старый арахнид похожий на Палина. Когда я проснулась, то помнила этот необычный сон во всех подробностях, и помню его до сих пор во всех подробностях. Тот мир мне хотелось бы посетить ещё раз, но я не знаю где он находится. Ты ещё тогда сказал, что он находится за какой-то гранью.

— За гранью восприятия, Тана.

— Вот. Именно так ты в прошлый раз и сказал.

— Ты появилась в пространстве за гранью восприятия, потому что решила пойти по моему пути. Мои малыши уже давно идут со мной по этой странной лесной дороге, а ты просто решила к нам присоединиться. Когда мы будем на Реуле, ты сможешь поговорить с моими детьми и они тебе расскажут более подробно об этом прекрасном мире за гранью восприятия. По этому необычному пути могут идти только те, кто решил следовать за мной к той же цели, что и я.

— Значит это был не совсем сон?

— Нет. Это было путешествие в мир за гранью восприятия…

Разговор с племянницей прервало появление в моём рабочем кабинете голограммы Яны:

«Командир, получено сообщение от Тарха. Вас просят прийти в зал офицерских собраний на крейсере. Все капитаны кораблей и основные экипажи уже собрались и ждут вас.»

— А наш экипаж со сфероида Драктов уже прибыл на станцию «Ярославна»?

«Так точно, командир. Они сразу же после прибытия на станцию, пришли на крейсер и вместе со всеми ждут в зале офицерских собраний.»

— Яна, свяжись с городским Советом Старгарда и с Военным Советом Звёздной Федерации, пусть пришлют на «Ингард» своих полномочных представителей.

«Принято. Командир, вы можете уточнить цели вызова полномочных представителей?»

— Членам Военного Совета Звёздной Федерации необходимо будет провести официальные мероприятия и переговоры с разумными Зурнами прибывшими из мира Белрос, который находится в другой Вселенной. После этого, необходимо провести им экскурсии по городу и в Столичный Научно-исследовательский центр. А те, кого пришлёт городской Совет займутся размещением наших экипажей в Старгарде. Им всем нужно выделить постоянное жильё. Предупреди горожан, что с нами прибыли корабли Древних.

«Уточнение принято.»

— Вот и хорошо. Занимайся делами, а мы сейчас с Таной быстренько выпьем по чашечке чая и будем выдвигаться. Транспортный модуль подай к моему кабинету минут через десять.

«Принято», — произнесла Яна и её голограмма исчезла.


В большом зале офицерских собраний сверхтяжёлого крейсера собрались все капитаны группы наших кораблей, а также капитаны с линкоров и малых кораблей Зурнов. При моём появлении все разговоры в зале прекратились.

— Поздравляю всех с прибытием в столичную систему Звёздной Федерации, — обратился я ко всем присутствующим. — Через некоторое время на крейсер «Ингард» прибудут представители высшего руководства. Нашим уважаемым гостям из мира Белрос предстоят официальные встречи и много экскурсий по столичной планете, как они и хотели.

— Мы готовы встретиться с высшим руководством вашей Звёздной Федерации, Станислав Иваныч, — мелодично произнёс командир отдельной поисковой группы Раш Денкс.

— Вот и прекрасно, командир Денкс. Приятно с вами вести дела. Я с вами не прощаюсь. Мы ещё не раз встретимся, как на официальном уровне, так и в обычном общении. Всеми остальными присутствующими офицерами скоро займутся представители городского Совета Старгарда.

В зале послышался лёгкий шум от множества разговоров.

— Командир, вы не могли бы нам прояснить с чем это связано? — неожиданно задал вопрос капитан исследовательского линкора Яр Росс. — Мы тоже хотели бы посетить все интересные места на столичной планете.

— Яр, для начала работники городского Совета займутся вашим размещением в Старгарде. Каждый представитель экипажей нашей группы кораблей должен получить квартиру или дом для постоянного проживания в столице. После того, как все будут обеспечены жильём, вы сможете отправляться на экскурсии. Кроме того, все капитаны кораблей должны представить полные списки своих экипажей в Столичный Финансовый центр.

— Командир, это для зачисления всех наших экипажей в Военно-космические силы Звёздной Федерации? — уточнил капитан линкора.

— Нет, капитан Росс. Все экипажи ваших кораблей, как и прежде, остаются в шестнадцатой научно-исследовательской группе. Списки необходимы для начисления зарплаты. Как по-вашему будут покупать продукты питания и всё необходимое, ваши офицеры и члены экипажа, если здесь совершенно другая финансовая система, которая отличается от той, что была в привычном для вас мире? Скажу сразу, что у вас будут точно такие же ставки по зарплате, как и у местных офицеров военно-космического флота Звёздной Федерации.

— Я всё понял, командир. Вопросов больше не имею.

— Тогда у меня для вас будет сообщение. Если кому-то из вас или ваших экипажей на планете понадобится медицинская помощь, то вы сможете её получить в Столичном Медицинском центре. Он находится на площади Древних в Старгарде. Запомнили адрес медцентра?

— Так точно.

— Ещё есть какие-нибудь вопросы?

— Скажите, командир, вам известно кто пилотировал корабль, который был найден Таной в безымянной звёздной системе? — задал вопрос капитан исследовательского линкора.

— Да, Яр, известно. Пилотом этого экспериментального корабля был мой старший брат.

— Мне всё понятно. Благодарю за ответ.

— Вот и хорошо. Думаю, что все остальные вопросы мы решим по ходу их появления.


Средняя транспортная платформа с орбитальной станции «Ярославна» прибыла на борт сверхтяжёлого крейсера примерно через полчаса. Члены экипажей «Ингарда» и «Деи» довольно долго грузили на неё свои личные вещи. Их после доставят орбитальным лифтом на Реулу, а затем переправят в Старгард. Лишь после окончания загрузки багажа на платформу, Светлояр получил команду на старт к планете. Спуск прошёл привычно и «Дея» заняла своё место на площадке космодрома Реулы.

Проблемы у нас начались уже на поверхности. Сначала у инженерной группы не получилось выгрузить найденный экспериментальный корабль. Оказалось, что вместо большой транспортной платформы, как я заказывал, дежурный диспетчер Столичного Медицинского центра прислал на космодром, вместе со «скорой помощью», обычную платформу малой грузоподъёмности. Какие-то умники в диспетчерской, непонятно по какой причине решили, что мы будем перевозить на ней спасательные капсулы, а для них и малой платформы будет достаточно. Пришлось устраивать разгон диспетчерской службе и ждать пока прибудет нужная платформа.

Когда корабль наконец-то вытащили на площадку, то все попытки открыть входной шлюз ни к чему не привели. Тана использовала все известные ей коды доступа, но вход не открылся. Затем Иван Кулибин подключил экспериментальный корабль к «Дее» через порты техобслуживания, но и у Яны не получилось достучаться до центральной управляющей системы, так как она была отключена и находилась в режиме экстренной консервации.

Выход из сложившегося положения подсказала Лита:

— Командир, скорее всего все коды доступа к кораблю завязаны на генокод пилота. Может быть вы сами попробуете открыть входной шлюз, через считыватель генокода? В секторах секретной научно-исследовательской военной лаборатории, которой я управляла, таким образом программировалась команда для открытия дверей. Их могли открыть только руководители данных исследовательских секторов.

— Лита, так Тана уже пробовала открыть входной шлюз через считыватель генокода. И у неё ничего не вышло, а ведь она родная дочь моего брата.

— Вы всё правильно говорите. Только вы забываете о том что, что в её собственном генокоде присутствуют генетические данные её матери, именно поэтому он и будет отличаться от генокода отца. А у вас и Ярвиса, командир, одни и те же отец и мать.

— Твои доводы имеют смысл, Лита, но пока не попробуем этот вариант, мы не узнаем ответа.

После этого я подошёл к входному шлюзу экспериментального корабля и приложил свою руку к контуру ладони считыватель генокода. Секунд десять-пятнадцать ничего не происходило, а потом входной шлюз бесшумно открылся. Тана пулей прошмыгнула мимо меня и скрылась внутри корабля. Следом за ней быстро проследовали Иван Кулибин и Дарэл Лич. Спустя пять минут из входного шлюза корабля появилась гравитационная платформа, на которой была установлена пилотская спасательная капсула. Её сопровождали мои инженеры и племянница.

— Стась, мы её тут будем открывать? — сразу же задала вопрос Тана.

— Нет, девочка. Спасательную капсулу будут открывать только в Столичном Медицинском центре, чтобы в случае чего сразу оказать необходимую медпомощь.

— Тогда разреши мне поехать вместе с ним в этот медцентр.

— Нет. Во-первых, пилотская спасательная капсула будет доставлена в специальный сектор Медицинского центра, а это закрытый военный объект. Во-вторых, ты там будешь только мешать медикам.

— И что мне теперь делать? — грустно спросила племянница.

— Поищи, куда подевались наши четвероногие красавицы. Что-то при выходе из корабля я их не видел.

— А чего их искать! Вот они носятся как угорелые в лесопосадке. Соскучились по поверхности и по лесу.

— Тогда иди позови их. Сейчас оправим капсулу в медицинский центр и поедем домой.

— Стась, а можно мы с собой Ивана возьмём?

— Конечно можно, — ответил я с улыбкой. — Не бросать же его здесь. Тем более, пока мы тут с тобой разговариваем, он с тебя глаз не сводит. Похоже он от тебя без ума, девочка.

— Я от него тоже, — задорно выдала мне племянница, и рассмеявшись побежала в сторону лесопосадки.


После отправки грузовой платформы с кораблём в Обитель Древних, а контейнеров с установкой экспериментального преобразователя ментальных потоков и спасательной капсулы в Медицинский центр, мы дождались прибытия специально посланного за нами пассажирского транспорта, на котором и поехали в город. Вся наша команда спокойно смотрела на проплывающие мимо нас природные пейзажи, и лишь капитан боевого крейсера «Дисса» Ван Сарн, Лита, Славирка, Русинка и большой гном Ресс, то и дело крутили головами рассматривая окружающие красоты. Иван и Тана любовались друг другом ничего не замечая. Вот только Ратка и Арта лежали на сиденьях понуро положив головы на передние лапы.

— Не переживайте, красавицы, скоро встретитесь со своим подросшим потомством.

— Они уже выросли и наверное совсем забыли о нас, Старший, — грустно сказал Арта.

— Зря ты так думаешь. Ваших малышей воспитывал Хорс, а ему в этом помогали местные девушки. Вот увидишь с какой радостью они будут встречать тебя и Ратку.

— Благодарю за добрые слова, Старший.

— Не нужно меня благодарить, Арта. Я просто чувствую, что дома по нам очень скучали и поэтому встретят с радостью. Единственное неудобство для всех нас состоит в том, что пока мы отсутствовали на планете, на ней прошло больше пяти лет. Ваши дети уже встали взрослыми и возможно, вас будут встречать не только дети, но и внуки.

— Старший, а почему произошла такая большая разница во времени? Ведь мы были в пути всего несколько месяцев, — спросила Ратка.

— Это как-то связано с нашими переходами через пространственно-временные аномалии и с прыжками во времени.

— Разумом я это понимаю, Старший, но в моем сердце они так и остались малышами.

— Не переживай, Ратка. Для большинства родителей, их дети всегда остаются маленькими и непослушными, независимо от количества прожитых лет.


Закончив разговор с Раткой и Артой, я задумался о том, как встретят меня Ярославна и дети, ведь тёща могла их настроить против меня. Все эти мрачные мысли улетучились, когда транспорт остановился возле моего дома. Едва мы стали выходить на площадь, как из дома навстречу нам понеслась радостная орава примерно из десятка четвероногих красавцев, а также моя жена и уже подросшие дети. Пока выросшие четвероногие малыши от радости вылизывали опешивших Ратку и Арту, Ярославна обхватив меня руками за шею зацеловывала моё лицо. Наконец нацеловавшись я посмотрел по сторонам, ища взглядом своих детей. Я их обнаружил на руках у Таны и Ивана, которым они что-то увлечённо рассказывали.

— Стась, кто эта девушка? — тихо спросила меня жена.

— Это моя племянница Тана. Она дочь моего родного старшего брата, а рядом с ней мой инженер Иван Кулибин.

— Так ты же вроде детдомовский и у тебя раньше не было никакого брата.

— Это я вырос в детском доме, но дело в том, что я родился не на Земле, а совершенно в другом мире. В общем это довольно длинная история, я тебе её потом расскажу.

— А где её отец сейчас?

— Его в пилотской спасательной капсуле доставили в спецсектор Медицинского центра к Эле.

— Вы с кем-то воевали? — с испугом в глазах спросила Ярославна.

— Почему ты так решила, Солнышко?

— Потому что в космос спасательные капсулы отстреливаются, когда погибает корабль.

— Не в этом случае. Ярвис был пилотом-испытателем. Его экспериментальный корабль зацепил край пространственно-временной аномалии и его забросило в другое время.

— Так же как наш корабль, когда мы улетели с Земли?

— Именно так. Даже громадная вспышка была. Поэтому все посчитали, что корабль брата взорвался.

— Бедная девочка, представляю что ей пришлось пережить. А где ты нашёл брата?

— Это не я его нашёл, а Тана. Пока я общался с представителями других миров и проводил спасательные мероприятия, она обнаружила обездвиженный экспериментальный корабль в одной безымянной звёздной системе.

— А Тану ты где нашёл?

— В пилотской спасательной капсуле, после того как её корабль взорвался. Об этом более подробно тебе может рассказать твоя подружка Эмилия.

Мы с Ярославной подошли к Ивану с Таной. Моя дочка первой спрыгнула с рук Таны и бросилась ко мне. Подхватив Ксению на руки я несколько раз подкинул её в воздух. Дочка завизжала от восторга и закричала:

— Ещё хочу! Папа, подкинь меня повыше!

Пришлось выполнять пожелание дочери. Когда взлёты дочки достигли десятка раз, Олег потеребил меня за штанину комбинезона:

— Папа, я тоже хочу полетать, — с завистью в голосе произнёс сын.

Передав дочку Ярославне, я ровно десять раз подкинул в воздух сына.

— А ты тяжелее Ксении, Олег, — сказал я ставя сына на землю.

— Так я же мужчина, — серьёзно ответил сын, — мне и нужно весить больше чем этой пушинке.

— Пойдёмте в дом, — сказала Ярославна, — я покажу вам всем комнаты, а потом мы устроим праздничный обед.

— Погоди, Ярославна. Давай я тебе представлю наших гостей. Начну с землян…

— Стась, ты снова летал на Землю? — перебила меня жена.

— Нет. Мы освободили их из рабства. Они были рабами на корабле рептилоидов. Славирку им подарили ещё во времена царя Ивана Грозного, а Русинку продали хозяева при правлении императора Александра Первого.

Яра подошла к Славомиру и Русинке, по очереди обняла их и сказала:

— Забудьте всё плохое, оно осталось в прошлом. Здесь на Реуле вам ничего не угрожает. Вы теперь свободны и у вас больше не будет никаких хозяев.

— Благодарствую, княжна, за добрые слова твои, — сказал Славомир и поклонился Ярославне.

— Почему ты называешь меня «княжной», Славирка?

— Так ежели ты жена князю-воеводе, значит ты княжна.

— Нет, Славирка. Я не княжна. Всю свою жизнь я была ведуньей-травницей, а потом вышла замуж за Станислава.

— Моя матушка тоже была ведуньей-травницей, а я ей во всём помогал и травы собирал на урмане.

— Значит у нас с тобой много общего. Когда вы отдохнёте, мы с тобой поговорим о травах. Ты не против?

— Нет, княжна.

— Вот и хорошо, что ты согласен. Стась, а откуда у тебя в команде представитель Двергов?

— С того же корабля рептилоидов. Он там был старшим техником. Его зовут Ресс.

Большой гном услышав своё имя подошёл к Ярославне.

— Ты помнишь своё настоящее имя и где находится родина твоего народа? — спросила Яра Ресса на языке Двергов.

— Я помню, что раньше меня звали Ресин Вотан, но где находится родина моего народа я не знаю. Меня похитили в очень молодом возрасте, когда мы со старшим братом отправились в горы искать жилы солнечного метала, — на том же языке ответил большой гном.

— Скажи мне, пожалуйста, а как звали твоего старшего брата?

— Его звали Торин Вотан. Вот только зачем вам его имя, ведь он наверное уже давно умер. С тех пор как меня похитили Дракты, прошла не одна сотня лет.

— Об этом я сообщу тебе позже, когда ты отдохнёшь и покушаешь. Согласен?

— Да, — ответил большой гном.

— Вот и хорошо.

— Яра, ты что задумала? — спросил я жену по-русски.

— Стась, я потом тебе всё объясню, — также по-русски ответила Ярославна.

— Ладно. Пусть будет по твоему. А теперь познакомься с представителями моей команды. Некоторых из них ты уже видела раньше в виде голограмм, а теперь они такие же разумные как и мы. Имена у всех остались те же, только нового капитана «Деи» зовут Светлояром. Особо хочу представить капитана тяжёлого боевого крейсера «Дисса» Вана Сарна. Это он доставил меня на Землю, где я потом прожил семьдесят лет, пока не улетел с тобой. Также позволь представить нашего нового члена команды. Её зовут Лита Арес. Она была полковником планетарной службы безопасности Идилии, главным руководителем и куратором всех секретных научно-медицинских проектов. С нами прилетели ещё два корабля моей группы, мы освободили их из стазис-ловушки «Обители Безломвия», но их размещением займутся представители городского Совета. Когда они устроятся и получат жильё, я обязательно тебя со всеми познакомлю.

— Мне очень приятно со всеми вами познакомиться. Надеюсь что наша дружба продлится достаточно долгое время. Прошу всех пройти в наш гостеприимный дом. Наши девочки покажут приготовленные для вас комнаты.

И только тут я заметил, что прямо у входа в мой дом стоят улыбающиеся Мириэль и Ариэла. Приветственно кивнув девчатам, я взял на руки Олега и Ксению, и только после этого прошёл в освежающую прохладу дома.

Через пять минут дети убежали во двор знакомиться с Раткой, Артой и Тари, а я приняв душ увёл Ярославну в спальню…

Спустя час Яра стала поднимать меня с постели, заявив, что гости могут остаться голодными, из-за ненасытности своего командира. Пришлось подниматься с недовольным видом на лице.

— Не куксись, Стась, у нас вся ночь впереди.

— Я не куксюсь. Просто очень сильно соскучился по тебе. Кстати, Яра, а чего ты пристала с вопросами к большому гному?

— Ревнуешь?

— Нет, Солнышко. Я тебе полностью доверяю.

— Приятно слышать.

— Яра, ты не ответила на мой вопрос.

— Ты слышал как звали Ресса раньше? И как звали его старшего брата?

— Слышал. Только не понял, зачем ты спрашивала большого гнома про его умершего брата.

— А кто тебе сказал, что его старший брат умер?

— Поясни.

— Старейшину города Нижний Торглиан зовут Торин Вотан. Вот я и хочу у него выяснить, не пропадал ли у него в прошлом младший брат. Пока ты плескался в душе, я связалась со службой посыльных курьеров и передала приглашение старейшине Вотану. Мы с ним и его правнучкой уже давно дружим, а женщины из его города прошли у меня курсы по лечению травами.

— Понятно. Только со старейшиной необходимо переговорить ещё до того, как он увидит Ресса сидящим с нами за столом. Как бы у кого-то сердечного приступа не было.

— И ты это говоришь медику, полковнику медицинской службы, — с улыбкой сказала Яра.

— Так откуда я знаю, практикующий ты медик или нет.

— Я к твоему сведению, уже почти четыре года работаю в Столичном Медицинском центре.

— Извини, не знал. Забираю свои сомнения назад.

— Вот это другое дело.

— Яра, а где сейчас твоя мама?

— Она сейчас живет у Вереславы и Демидыча. А ты чего это о ней вспомнил?

— Я выяснил, откуда у неё такое негативное отношение ко всем военным и ко мне в том числе.

— Расскажешь?

— Только после того, как поговорю с твоей матерью.

— Ну-да, осталось только её уговорить на встречу с тобой.

— Я не гордый, могу и сам к ней заявиться.

— А вот этого не нужно. Я попробую сама уговорить её прийти и поговорить с тобой. А сейчас пошли во двор, мы там большой стол установили, так что для всех гостей места хватит.


Праздничный обед был в самом разгаре, когда подошедшая Ариэла что-то прошептала на ушко моей жене, после чего они вместе ушли в дом. Я не смог проследовать за ними, так как у меня на коленях сидели мои дети и вовсю уминали салаты из свежих овощей. Прервать их трапезу я так и не решился.

Яра с задумчивым видом появилась из дома минут через пятнадцать-двадцать. Увидев мой вопросительный взгляд, она лишь кивнула головой и указала рукой на большого гнома. Я понял её жесты и попросил взять детей на колени Ивана и Тану. Дети с удовольствием переместились на новые места, тем более что перед Иваном и Таной стояло большое блюдо со сладостями.

— Присмотри, чтобы Олег и Ксения не увлекались сладостями, — сказал я племяннице.

— Хорошо, — ответила Тана.

Поднявшись из-за стола, я подошёл к большому гному и шепнул ему, что нас ждут в доме. Он удивился, но молча поднялся и проследовал за мной. Едва мы зашли в зал, как Ресс увидел нашего нового гостя.

— Ресин, брат. Ты живой, — произнёс старый гном со слезами на глазах.

— Торин?! Ты ли это?

— Я, брат. Древние Боги не хотели призывать мою душу в Обитель Предков, и теперь я понял почему. Они подарили мне возможность увидеть твоё возвращение на родину, к своей семье и своему народу.

Братья обнялись и застыли в молчании, а мы с Ярославной и Ариэлой тихонько вышли из дома, чтобы не мешать общению братьев. Им есть что поведать друг другу. Оказавшись во дворе я заметил, что у жены и Ариэлы слёзы на глазах.

— Ну, а вы то что сырость на лицах развели? Радоваться надо, что братья через столько лет встретились.

— Так это у нас слёзы радости, — за двоих ответила Ариэла. — Они же несколько столетий ничего не знали друг о друге.

— Пойдёмте за стол, а как братья наговорятся, так сами выйдут и присоединятся к нам за праздничной трапезой.

Едва я занял своё место за столом, как племянница пристала ко мне с вопросом:

— Стась, ты куда Ресса увёл?

— Он в доме, общается со своим старшим братом.

— В каком смысле с братом?

— В прямом. Ресс наконец-то вернулся на родину своих предков, к своей семье и народу…


Глава 21

Звёздная Система Яры

Центральная планета Реула


Наша почти затихшая праздничная трапеза возобновилась с новой силой, так как у всех присутствующих появился новый повод для продолжения торжества. За обильно заставленным всякими вкусностями столом, появились разлучённые в далёком прошлом братья-гномы Ресин и Торин. Всё внимание за столом теперь было приковано к ним. Всем хотелось услышать от братьев историю о том, как их разлучили…

Когда интересный рассказ братьев-гномов стал подходить к своему завершению, у меня во дворе появились новые гости. Это пришли доставленные ранее мной на Реулу земляне, а также Табрис и Элия. Они узнав о нашем возвращении на планету, решили наведаться ко мне в гости. Особенно обрадовался моему возвращению Иван Демидыч.

Поздоровавшись со всеми пришедшими, я заметил, что моей тёщи и Вереславы, жены Демидыча, среди прибывших гостей не было. Пока земляне размещались на лавках за длинным столом, Олег и Ксения взяв Тану и Ивана за руки увели их в неизвестном направлении. Скорее всего мои малыши решили показать им какие-то свои игрушки или тайные места обитания. То, что мои подросшие дети быстро сошлись и подружились с Кулибиным и моей племянницей, нашло положительный отклик в моей душе. Как говорится: «Всё что ни делается, всё к лучшему».

Когда все расселись за столом, я тихо спросил усевшегося рядом со мной старого друга:

— Демидыч, а ты не в курсе, где сейчас Арина Родаславна? Да и супруги твоей Вереславы я тоже чего-то не наблюдаю, — тихо поинтересовался я у своего старого друга по-русски.

— Так оне навроде бы как с твоей несравненной Ярославной в дом прошли, — также по-русски еле слышно прозвучал тихий ответ. — Небось зараз сызнова твои косточки перемывать почнут аж до зеркального блеска, а наша разлюбезная тёща, Ярославну супротив тебя занова настраивать начнёт. Не знаю, чем ты ей не угодил в ентой жизни, Станислав Иваныч, но похоже тёща наша на тебя большой гнилой зуб имеет, — усмехнулся Иван Демидыч. — Пока тебя не было на Реуле, чего тока она про тебя не придумывала, как только не хаяла. Вот уж точно говорили наши предки в древности: «Ежели какую дурость себе баба в голову втемяшит, то никакой выдергой енту дурость из её бошки не достать».

— Ничего, друг мой Демидыч. Знаю я одно действенное средство, как избавить нашу тёщу от её дурости, но этим делом я как-нибудь потом займусь. Помяни моё слово, вскоре наша Арина Родаславна будет покладистой и доброй. Ты мне лучше вот что скажи, друг дорогой, почему твой отец сидит какой-то смурной? И ест он как-то совсем вяло, словно весь аппетит у него пропал. Неужели Арина Родаславна и его достала своими придирками?

— А вот туточки ты не угадал, Иваныч, — усмехнулся Демидыч. — Наша тёща тут никаким боком не причастна. Он таким стал опосля того, как снежных людей час назад в городе увидал.

— Не понял тебя, Демидыч. Каких ещё снежных людей?

— Обыкновенных. Кожа у них белая, словно зимний снег на сопках, и волосы у всех такого же колера, даже брови и ресницы белёсые, а сами они все одеты в белые одёжи. Бабы ихние словно снежные королевы по улицам города ходят, а местное горсоветовское начальство вокруг них вьюнами вьётся и все городские достопримечательности им показывает. Я вот таких же снежных людей опосля войны в Германии видал, их наш командир ещё как-то заумно называл, — Демидыч на минуту задумался, — во… вспомнил… альбиосами.

— Демидыч, может быть не альбиосами, а альбиносами?

— Може оно и так звучит ежели по-учёному. Давно енто было, скока уже лет прошло, мог и запамятовать, — сказал Иван и занялся поеданием салата из свежих овощей. Я не стал отвлекать друга от тарелки и ждал пока он доест содержимое своего блюда. Когда с овощным салатом было покончено, Демидыч продолжил: — Так вот, когда батя увидал ентих снежных людей, то сначала встал как вкопанный, а когда они прошли мимо оттаял и задумался. А у меня, Станислав Иваныч, внутри сложилось такое ощущение, что он, либо узнал кого-то из ентих альбиносов, либо увидел среди встречных в городе кого-то похожего на своих старых знакомцев.

— Подожди, Иван, ты сейчас ничего не путаешь? Судя по твоему сумбурному рассказу, вы на улицах города видели делегацию Зурнов, наших гостей прибывших на Реулу из другой Вселенной.

— Ничегошеньки об иной Вселенной, я тебе не могу рассказать, Иваныч, ибо не бывал я там никогда, а посему не ведаю кто тама живёт, но вот в том, что мой батя кого-то из ентих снежных людей, али похожих на них, уже повидал ранее, в ентом можешь не сомневаться.

— А что твой батя сам о них сказал?

— Да, в том-то и заковырка лукавая, что он ничего мне вообще не говорил, лишь усмехнулся каким-то своим мыслям и пошёл далее. А я, понимаешь ли, нутром своим чую, видал батя уже где-то ранее похожих на ентих альбиносов.

— Может это как-то связано с временами его детства и молодости? — задал я другу вопрос, вспомнив рассказ Эмилии про данные ментоскопирования Демида Ярославича.

— А вот туточки я тебе ничего рассказать не смогу, Иваныч, ибо про времена своего детства и молодости батя вообще ни с кем и никогда не говорил, даже со мной.

— Тогда получается, что в жизни Демида Ярославича случилось что-то такое, Демидыч, что он просто не мог никому доверить свою тайну, даже самым близким людям.

— Ты в этом уверен, Станислав?

— Более чем уверен, друг мой. Понимаешь, Иван, бывают такие события в жизни, что о них никому рассказывать нельзя. Не поймут этого люди, даже родные и близкие. Либо вруном сочтут, либо вообще примут за сумасшедшего. Сам вспомни, как мои слова, после своего пробуждения в медицинском центре, наша тёща в штыки приняла, а я ведь ей одну лишь правду говорил.

— Да… Тяжко ей тогда было всё к сердцу принять. Вереслава ей долго втолковывала что тут и как, но у меня сложилось такое ощущение, что она до сей поры не верит в происходящее. Скорее всего, еёное деревенское воспитание мешает всё воспринимать как оно есть.

— Не скажи, Демидыч, твоего батю тоже не гувернанты и нанятые учителя в барской усадьбе с детства воспитывали, однако же он воспринял всё происходящее на Реуле вполне нормально, словно всё ему вокруг уже давным-давно знакомо.

— Знаешь, Иваныч, мне енто дело тоже поперву показалось весьма странным, но опосля я подумал, что, возможно, у бати моего, за долгую жизнь, сложился совершенно иной взгляд на происходящее вокруг него…

Дальнейшие слова старого друга я уже не слышал, так как на меня резко нахлынула какая-то слабость, перед глазами всё расплылось и превратилось в многоцветную радугу, после чего моё сознание с невероятной скоростью улетело в кромешную темноту…


Способность что-то воспринимать и мыслить, вернулась ко мне ещё во мраке. Вокруг была лишь одна тьма, и сколько я ни пытался что-либо увидеть, ничего у меня не получалось. Лишь когда я бросил попытки напрягать своё зрение, непривычная темнота постепенно стала изменять свою плотность. Сначала перед моим взором начали проявляться еле заметные тонкие цветные нити, переплетающиеся между собой, а уже потом, на местах их пересечения, стали зажигаться довольно мелкие искорки, чем-то напоминающие собой, очень далёкие мерцающие звёздочки на безграничном чёрном фоне межгалактического пространства. Разноцветные нити постепенно всё больше и больше переплетались между собой, создавая, весьма интересным образом, какие-то очень необычные, и в то же время, чем-то знакомые замысловатые орнаменты. Какие-то из них напоминали узоры, которые я когда-то видел на поверхности чёрного камня, посредине большой поляны, где росли необычные цветы, охраняемые арахнидами из клана Гайдори, а остальные переплетения, были похожи на древние орнаменты, которые мне встречались в изображениях на монументальных древнейших руинах Запретного мира.

Через некоторое время я стал замечать, что отдельные искорки в узорах были более крупными по размеру, чем другие, а когда моё пробудившееся сознание начинало более пристально рассматривать какую-либо из них, то от искорки, тут же, размеренными кругами, распространялись еле заметные радужные волны. Чем-то эти волны привлекали моё внимание, и у меня появилось желание дотянуться до них.

Каждое мысленное прикосновение к радужным волнам, создавало потоки многоцветных сполохов, которые в свою очередь порождали множество различных образов и сюжетов. Моё сознание буквально впитывало их все в себя, требуя всё больше и больше, перескакивая от одной искорки к другой, а когда я перевёл своё внимание на два, чем-то привлёкших меня, слабо мерцающих огонька, в окружающей темноте неожиданно раздался мужской голос:

«Остановись!»

От удивления я отвлёк своё внимание от так заинтересовавших меня двух мерцающих огоньков. Все многообразие разноцветных сполохов и необычных сюжетов мгновенно пропало. Осталось лишь непонимание причины появления голоса в самый интересный момент. Не найдя ответа, я мысленно спросил невидимого собеседника:

«Почему ты меня остановил?»

«Ты мог принести вред своим детям. Разве ты хочешь этого?»

«Нет. Но при чём тут мои дети?»

«Эти две маленькие искорки, являются сознанием твоих детей. Если бы ты поглотил их, то разум твоих детей уснул бы навсегда.»

«Значит, те искры и огоньки, которых моё сознание касалось ранее, тоже были чьим-то разумом? И теперь эти разумные уснули навсегда. Я правильно тебя понял?»

«Нет. Всё происходило не совсем так, как ты понял. Раньше ты касался разумных структур, а не разумных существ. Ты впитал лишь информацию, которую они хранили. Я остановил тебя, когда ты попытался впитать информацию из разума своих детей.»

«А ты кто? Твой голос мне кажется очень знакомым.»

«Постарайся всё вспомнить. Моя подсказка может только навредить тебе.»

Мои мысли закружились замысловатым вихрем, и эта круговерть продолжалась до тех пор, пока в памяти не всплыл необычный образ, в виде тонкой серебристой диадемы, а потом ещё один, показывающий странную лесную дорогу, находящуюся в мире за гранью восприятия.

«Бруч, это ты?»

«Да, Вернувшийся. Это я.»

«Где я сейчас нахожусь, Бруч?»

«Сейчас находишься в новом слое реальности, который ты сам для себя создал.»

«А что со мной произошло?»

«Восстановилась ещё одна часть твоей памяти. Её объём был таким огромным, что ни я, ни ты, не смогли справиться с большим количеством поступающих данных. Поэтому мне пришлось временно отключить твоё повседневное сознание, чтобы всё рассортировать по своим местам. Но это мне не очень помогло, так как на уровне твоего подсознания потоки данных превышали все допустимые параметры. Я не знал чем тебе помочь в такой ситуации, и тогда ты создал для себя новый слой реальности и перешёл в него, а мне дал указание, позвать тебя, когда я закончу работать с твоей восстановившейся памятью. Я выполнил твоё указание, и пришёл за тобой в этот слой реальности.»

«Погоди, Бруч. Скажи мне, пожалуйста, откуда в этом слое появились мои дети?»

«Странно, что ты этого ещё не осознал, Вернувшийся. Это же твои родные дети. Они идут вместе с тобой по твоему жизненному пути, поэтому они всегда способны почувствовать где ты находишься, и прийти к тебе в любую реальность, даже лежащую за гранью восприятия. Вот они и пришли, чтобы позвать тебя назад в тот мир, который им сейчас более привычен.»

«Понятно. А другие искорки, с которыми я соприкасался, это что за разумные?»

«Это разумные структуры. Если объяснять привычными для тебя образами, то это различные искины, а также квазиживые управляющие системы, до которых смогло дотянуться твоё сознание, лишённое поступающей информации из привычного для тебя мира.»

«Погоди-ка, Бруч, мне эту информацию надо очень хорошенько осмыслить. Получается, что я, пребывая в этом слое реальности, поглощал данные с накопителей искинов, которые находятся в окружающем пространстве. Я правильно тебя понял?»

«Ну если говорить просто, то это примерно так и происходило. Вот только ты не поглощал данные с разумных структур, перенося их в свою память, а копировал их в новый слой реальности. Ты непонятным мне образом привязал этот слой к своей памяти, и теперь у тебя появились новые пространственные объёмы для хранения данных.»

«Так с этим вопросом более-менее разобрались. Теперь мне хотелось бы узнать, Бруч, где сейчас находится моё бренное физическое тело? Знаешь, как-то непривычно осознавать то, что в данный момент приходится существовать, совершенно не чувствуя своего тела.»

«Странный вопрос, Вернувшийся. Твоё биологическое тело сейчас находится в медицинской капсуле, где за ним постоянно присматривают хорошо известные тебе разумные существа. А осознание твоего бестелесного существования, может тебе помочь понять, как в таком состоянии постоянно находится Палин.»

«Бруч, а ты не смог бы узнать, где сейчас находятся мои дети?»

«Они находятся рядом с медкапсулой и пытаются мысленно достучаться до твоего сознания. У них сейчас лишь одно желание, чтобы ты быстрее вернулся к ним.»

«Ты можешь переместить меня из этого слоя в повседневную реальность?»

«Могу.»

«Тогда перемещай меня быстрее.»

«Выполняю.»


Крышка большой диагностической медкапсулы с еле слышным шипением приподнялась, и отодвинулась немного назад, освободив лишь область головы и плеч. Мои глаза открылись, и я увидел стоящих возле капсулы медиков, взволнованную жену Ярославну, а также Ивана Кулибина и Тану, которые держали на руках моих детей.

— Как вы себя чувствуете, командир? — произнесла свою неизменную фразу Эмилия.

— Что с вами произошло, командир? — спросила Элия. — Мы так и не смогли выяснить, даже в большом диагносте, причину потери вами сознания.

— Со мной всё в полном порядке, девочки. А причина потери сознания была в том, что у меня восстанавливалась ещё одна часть заблокированной в прошлом памяти. Потоки восстановленных данных были такими огромными, что сознание отключилось. Скажите лучше, сколько я находился в этом состоянии?

— Вы были без сознания двенадцать дней, командир, — опережая ответ сестёр-медиков успел вставить Иван.

— Многовато что-то в этот раз. И главное не вовремя. Все намеченные планы полетели в бездну.

— Стась, а что ты планировал? — спросила племянница.

— Я планировал устроить большой семейный пикник на природе, как по случаю нашего успешного возвращения на Реулу, так и для того, чтобы ты, Тана, и мой брат Ярвис, смогли поближе познакомиться с моей семьёй.

— Мы уже познакомились с нашими новыми родственниками, Стась, — сказала Ярославна, — а твоя идея насчёт семейного пикника мне очень нравится.

— Вот и хорошо, Солнышко, значит пришла пора начинать подготовку к пикнику. А сейчас я попрошу всех, кроме Ярославны, выйти, мне необходимо привести себя в порядок.


Когда все вышли из помещения, я покинул капсулу и прошёл в душевую. Нежась под струящимися потоками воды, я спросил жену:

— Яра, ты сказала своей маме, что я хотел поговорить с ней?

— Сказала. Она сначала очень удивилась услышав что ты хочешь поговорить с ней, а потом, по-моему, вроде даже испугалась. По крайней мере, страх на её лице я увидела.

— Я что… похож на страшного монстра, или у неё есть другие веские причины меня бояться?

— Не знаю, Стась. Возможно, она думает, что ты решил её наказать за те слухи, что она о тебе распространяла в твоё отсутствие.

— Солнышко, ну ты же сама видела, что я едва вернувшись на планету, потерял сознание за праздничным столом. Какие слухи я мог узнать в таком беспомощном состоянии? К тому же, все последующие двенадцать дней, я находился в медицинской капсуле. Вспомни, мы даже с тобой толком не поговорили о том, что происходило на Реуле в моё отсутствие.

— Тогда я даже не могу предположить, что за причины вызвали её страх.

— Яра, у меня есть одно предположение, о возможной причине её страха, но я не буду это озвучивать пока не переговорю с Ариной Родаславной.

— Стась, ну мне-то можно сказать об этом, я всё же медицинский работник и могу принять любую причину появления страха, даже самую неприятную.

— А ты готова к тому, что узнав причину страха матери, тебе придётся смириться с тем, что на всю оставшуюся жизнь Арина Родаславна тебя люто возненавидит даже больше, чем меня?

— Почему это мама должна люто возненавидеть меня?

— Потому что ты можешь уз