Андрей Сергеевич Абабков - Самый злой вид [СИ]

Самый злой вид [СИ] 4M, 1189 с.   (скачать) - Андрей Сергеевич Абабков

Андрей Абабков

Самый злой вид
трилогия


Книга 1. В начале дел кровавых


Часть 1


Глава 1

Дорога не радовала. Мало того, что заблудились и свернули не на том повороте, так и асфальтовое покрытие было явно только на бумаге, в отличие от денег направленных на то, чтобы его положить. И как результат – асфальта на дороге не было, а деньги были. Правда, последние – на зарубежных счетах чиновников – тех самых, что они в очередной раз запретили себе иметь.

И теперь уже который час машина страдала и перепрыгивала с кочки на кочку по тому недоразумению, что на карте было указано как дорога. Вместе с машиной в перепрыгивании упражнялись еще четыре человека. Ругаться на всех им надоело час назад. Ругаться друг с другом им надоело полчаса назад. Теперь в полном молчании три пассажира сидели уткнувшись в мобильные телефоны, а водитель старался облегчить дальнейшую жизнь автомобиля, виртуозно направляя его на те пригорки, которые смотрелись не особо выпуклыми, и те ямы, что выглядели не так глубоко.

Корпоративные выходные начинались испорченным настроением.

Когда неделю назад им объявили что «в целях спаивания отношений и поднятия корпоративного духа на новые высоты» их бесплатно отвезут на курорт где «все включено» и начальство при этом не требует никаких компенсаций или дополнительных расходов, все восприняли это с энтузиазмом. Который, впрочем, быстро потух, так как оказалось, что это все будет не в рабочий день, а в выходной, это обязательно, и это будет обычный санаторий, не так чтобы далеко от города, и начальство так же поедет на данное мероприятие, правда не в полном составе, что и не удивительно, ведь в Куршевеле то отдых явно лучше, чем в бюджетном санатории. Изначально идея была реализована плохо и народ всеми возможными способами пытался откосить. Но почти ни у кого не получилось. Так и отправились в пятницу вечером несколько отделов полным составом в санаторий в 170 километрах от города на специально заказанных автобусах.

Единственное послабление которое разрешили – это для нескольких мужиков по семейным обстоятельствам добраться в субботу на личном транспорте со строгим напутствием: «быть к 12:00».

Вот и ехали теперь в машине четыре абсолютно злых человека ничем непримечательной наружности, стараясь выполнить указание начальника быть к полудню. Хоть времени было с запасом, но тем не менее гадостный червячок в душе начинал жевать – терять рабочее место с хорошей зарплатой не хотел никто, а к данному мероприятию у начальства явно были свои неведомые планы и наказанием за их срыв могли быть не только урезанные премии.


– Все Серега, хватит, ищи аборигенов – будем Сусанина искать!

– Да иди ты советчик, сам знаешь куда! В прошлый раз из-за тебя и свернули не там! Сейчас вернусь и поедем как надо, без всяких умных идей со стороны!

– Блин, водила недоделанный, я тебе сразу говорил, что надо карту брать, а ты говорил, что дорогу знаешь, да и указателей теперь везде наставлено и мобильные у нас есть с выходом в интернет!

– Я дорогу и знаю, да вот тебя решил в кои веки послушать! Так что заткнись, пока пешком свой путь не продолжил.

– Успокоились оба! – голос с заднего сиденья, принадлежавший совсем молодому парню, неожиданно действительно успокоил обоих. Александр хоть и был в их компании самым молодым и занимал невысокий пост менеджера по работе с клиентами, пользовался большим авторитетом за ум и исключительную порядочность. Хотя являлось ли последнее преимуществом, сказать было трудно.

– Сергей, ты как хочешь ехать? Не спрашивая местных и не имея карты? Или ты правда дорогу знаешь?

– Да, все нормально Саш, я направление знаю. Ты же в курсе, что у меня от природы дар находить нужное место, – последнее утверждение водителя, хотя и было спорным, но иногда он действительно умудрялся найти нужное место просто на основании собственного чутья, – нам сейчас правее надо, как только дорога направо будет – сразу сверну.

– Жене моей потом сам будешь объяснять почему премию мне не выплатили, – подал голос

еще один обитатель заднего сиденья, Геннадий, бывший начальником отдела маркетинга, -

она будет рада про твое чутье послушать, главное сковороду ей не позволяй в руки брать.

Все невольно улыбнулись. Проблемы их старшего товарища с супругой, большой любительницей решать проблемы рукоприкладством, были известны всем на фирме, а уж троица его закадычных партнеров по боулингу знала это лучше других.

Кстати именно боулинг и свел их вместе в этой машине. Уже больше года четыре человека из разных отделов и разного положения на фирме предпочитали проводить вечер пятницы вместе и катать шары. И каждый раз единственный женатый человек в их компании имел проблемы с супругой из-за своего увлечения.

– Не дрейфь, прорвемся. Не впервой твою супругу замасливать! А премии нас никто не лишит. Успеем, – Александр счел момент уместным, чтобы разрядить обстановку и примирить друзей и себя с происходящим.

Но продолжить речь ему помешало резкое торможение автомобиля.

– Приехали господа. Поворот направо и щит с непонятной надписью на нем, скрытой от наших глаз, по причине того, что направлен он для автолюбителей, едущих в обратном направлении, – радостно прокомментировал происходящее Олег, заместитель начальника безопасности фирмы.

Сергей же, не отвлекаясь на пустую болтовню, резво выскочил из машины и пробежал вперед, чтобы прочитать что же написано на дорожном указателе встречного ряда. Добежав, он радостно вскрикнул:

– Ну что, обормоты! Целуйте папу в погоны, папа вас довез куда надо и вовремя! Санаторий

«Лесная поляна» к вашим услугам! С вас всех по пузырю и чтоб не дешевых!

Закончив радостно скалится, он вернулся, и заняв свое место за рулем, уверено повел автомобиль по новой дороге. Его слишком большая радость не скрылась от Александра. Означать она могла только одно – Сергей заблудился, и их нахождение в нужной точке пространства – это чистой воды совпадение и удача. Сурово посмотрев на водителя через зеркало заднего обзора, он сдвинул брови, но водитель предпочел его взгляд проигнорировать или просто не заметил, искренне радуясь своему везению.


– Ого, хороши тучки. Это что нас ждет-то на вечер? Град с ливнем и шквальным ветром?! Метеорологи опять не на тот день нагадали! – Сергей радостно осматривал небо над санаторием, где количество и чернота туч могли поспорить с лучшими картинами апокалипсиса.

– Все мероприятия на природе отменяются, можно будет бухнуть! – Олег не преминул порадоваться, хотя повод был откровенно слабым.

Вдруг тучи на небе резко вошли в круговорот, но не закрутились в смерч, а образовали правильный круг завихрений в небесах. Из центра круга ударила молния, сначала одна, затем еще, и вот через несколько секунд молнии стали бить из вихря с жутко пугающей частотой. Часть молний шла параллельно земле в разные стороны, часть била в землю, а точнее в стоящий громоотвод.

Машина резко затормозила, Сергей выскочил из нее, и достав телефон стал снимать происходящее чудо природы на камеру. Остальные же с изумлением наблюдали невиданное ранее зрелище.

Вдруг воронка облаков резко увеличила свой диаметр в несколько раз, накрыв собой огромную площадь и оказавшись в том числе и над головами приятелей, а затем облака резко упали на землю. Свет померк. В глазах поплыло. Голова закружилась. А когда приятели закончили моргать, то единственное, что им оставалось – это изумленно таращиться по сторонам и вспоминать все народные средства избавления от галлюцинаций. Потому что стояли они не на асфальтовом покрытии дороги, рядом с автомобилем, а в лесу. И при этом были абсолютно наги. Более того люди, которые были неподалеку от них в момент когда небо упало на землю, также присутствовали здесь и точно в таком же виде – абсолютно без одежды. Вдалеке раздался женский визг, который был подхвачен сразу в нескольких точках. Девушка в 10 метрах резко прикрыла руками грудь и низ живота, издав невнятные звуки и уставилась на Геннадия, а после заозиралась по сторонам. Геннадий также прикрыл руками свое достоинство и ошалело посмотрел на Александра. Сергей резко и звучно вдохнул – видимо впервые с момента происшествия. Раздались матюги. Олег так же не стал сдерживаться и издал целый набор звуков, произносить которые рядом с детьми строго не рекомендуется. Детей, правда, в обозримом пространстве леса не наблюдалось. Александр обратил внимание назад, где парень лет 30 ошалело трогал свои глаза и осматривался. Он был явно впечатлен не сменой обстановки, а чем то другим. Вдруг Геннадий прекратил просто пялиться на Александра и в некотором замешательстве показал пальцем на его лицо.

– Что такое?

– Синяк!

– Что синяк? – не понял его собеседник.

– Его нет!

Александр приложил руку к правой половине лица, к той самой половине, которая еще недавно представляла собой огромный расплывшийся болезненный синяк, ведь по ней вчера пришелся удар неожиданно открывшейся двери бухгалтерии. Ни боли, ни опухоли не было.

– Я вижу без очков! – раздался крик сзади. Его источником был тот самый ошеломленный парень, теребивший свои глаза, и одновременно стало понятно, почему смена обстановки изумила его не так сильно.

«Искусственные предметы!» – пронеслось в голове Александра. «На нас нет искусственных предметов!»

Язык тут же метнулся к недавно установленным на зубы пломбам, обшарил их и… Пломб не было. Как не было и дырок в зубах – были совершенно здоровые зубы, включая и зуб мудрости, удаленный еще в позапрошлом году. Также обнаружился еще один дополнительный зуб – тот самый единственный зуб мудрости, который пока еще у Александра не вырос. Правда, говорить подобное о зубе, присутствующем во рту, было странно. Не вырос, но есть – значит наверное все же вырос или проявился. Он отвлекся от зубов, на которые, руководствуясь непонятными мотивами, обратил внимание его разум и попытался все же осознать ситуацию целиком, а не в частностях.

Сосредоточился на внутренних ощущениях – ничего не болело, голова не кружилась, но непонятно пульсировала. В желудке было странное чувство, опознать которое не удавалось. Кроме полного комплекта здоровых зубов во рту, присутствовал странный привкус, который так же не опознавался. Зрение имело необычную резкость и четкость, причем на довольно большое расстояние – Александр ясно видел, что на телах окружавших его людей нет родинок и их кожа абсолютно чиста.

О, блин! Да у Сереги же прыщей на лице больше, чем денег у Гугл! Уставившись на чистое и какое-то невинное лицо Сергея, Александр понял, что это утверждение даже не спорно, а абсолютно неверно – деньги у Гугл наверняка есть, а вот прыщей у Сергея больше нет, ни одного на всем теле, половину которого можно было воочию наблюдать.

Интенсивность звуков, издаваемых людьми в ближнем и дальнем окружении, нарастала. Самое забавное, что звуки слышались одинаково четко, как близкие, так и удаленные. Причем удаленные звуки не просто были слышны, они распознавались необычайно ясно и Александр чувствовал их приближение и удаление. К примеру, он бы мог с закрытыми глазами пойти на звук, который его разум определял как доносящийся с расстояния в 300 метров – там голосила женщина. Наверное, дух исследователя заставил бы его пойти туда с закрытыми глазами, но здравый смысл говорил, что делать этого в лесу не стоит, и Александр вернулся к наблюдению окружения, на сей раз отдав должное не людям или себе, а местности в которой оказался.

Это был лес, северный лес, если быть точнее. Мох, папоротник и обилие хвойных деревьев указывали на то, что это отнюдь не тропики. Чем больше он осматривался, тем больше понимал, что все выглядело четким, ясным, резким. Краски были живыми и яркими, контуры четкими и вблизи и вдалеке. Но наслаждаться потрясающей картиной, которую ему сейчас дарило зрение, Александр все же не мог. Так как стоило ему обратить внимание на свое окружение – и в нос сразу ударил запах, а еще вернее – ЗАПАХИ. Множество запахов, свойственных лесу, сейчас просто с ужасающей силой внедрялись в его обоняние. Но самым странным было полное осознание того, какой запах от чего идет. Александр никогда не любил лес, точнее он не любил запахи, свойственные лесу – гнилость, разложение, цветение всего и в огромных количествах. Лишь запах хвои он воспринимал с удовольствием, он всегда напоминал ему Новый Год и детскую радость, связанную с этим праздником. Сейчас же запахи были стократно сильней, но не вызывали такого отторжения как раньше. Он четко различал как сильно пахнет плесенью от того старого и почти сгнившего ствола, сваленного непогодой или временем, еще несколько лет назад; как нестерпимо лезет в нос запах мха под ногами, как весь воздух вокруг буквально пропитан запахом хвои, как листья куста пахнут свежестью и умиротворением, как благоухают ягоды растения, очень похожего на чернику, как приятно пахнет свежевскопанная земля вон у той норки под пнем. Среди запахов выделился запах шкуры и чего-то живого. До слуха же донеслись звуки раздвигаемых кем-то ветвей кустарника. Резко обернувшись на звук, Александр замер.

Волк. Ощерившийся волк стоял между кустом и деревом и злобно глядел на человека. Александр потом много раз обдумывал почему он сделал то, что сделал, но ответа так и не находил. А между тем именно он бросился на волка, пока другие просто стояли и смотрели. В тот момент ему показалось совершенно логичным и правильным напасть на хищника голым и безоружным. Рывок, захват волка за горло, человек и зверь покатились и ударились о дерево, а затем… затем Александр вскочил, взял волка за шкирку и резко стукнул его головой о дерево. Зверь заскулил и обмяк в руке, а Александр, не особо медля, повторил свое действие и ударил головой волка о дерево еще раз. Зверь окончательно повис в руке, не подавая признаков жизни. Александр не удивился тому, что он стоит и одной рукой держит здорового волка за шкирку, совершенно не чувствуя его веса. После этого, разжав руку, он отпустил тушку и та упала, следом на землю опустился и повергнувший зверя человек, взял шкуру на горле обеими руками и, потянув в разные стороны, разорвал ее. Хлынула кровь и он, впившись в разорванное горло губами, стал пить рубиново-красную жидкость, жадно засасывая ее и глотая.

Вместе с первым сделанным глотком крови в теле появилось ощущение невиданной мощи, силы, энергии. В голове пронеслись картинки леса, охоты, жизни. Жизни только что убитого волка. С кровью Александр получал всю память зверя, и пока он глотал кровь, которая насыщала, успокаивала и придавала сил, он просматривал всю жизнь этого существа до той самой минуты, когда разбуженный и привлеченный шумом волк не решил посмотреть кто вторгся на его территорию.

Александр оторвался от горла и бросил резкий взгляд в сторону, где стояли его друзья, а так же девушка и парень, все с ужасом смотрящие на него. Кроме ужаса в их глазах было что-то еще – какая-то смесь желания, голода и похоти, и все это было направленно не на Александра, а на волка.

Запах! Кровь пахнет! Он только сейчас почувствовал этот манящий аромат, сопротивляться которому было так невозможно, да и не хотелось. Хотелось обладать этим ароматом, и вечно делать его своей частью, поглощать не останавливаясь. Александр бросил взгляд на руки, все еще разводящие в стороны разорванную шкуру на горле и обратил внимание, что кровь зверя всасывается и через кожу рук! Оторвав губы и рот от шеи, он все же продолжал питаться, впитывая кровь своим телом!

Он отпустил рану и резко встал, смотря на руки – кровь, находившаяся на них, быстро втянулась в тело. Само тело, казалось, было переполнено силой и непонятной энергией. Александр снова посмотрел на своих друзей и ногой откинул тушку волка в их сторону. В несколько секунд шкура, прикрывавшая тело зверя, была разорвана в нескольких местах, а люди, мешая друг другу, присасывались и пили кровь – те кому не хватило места для подобной трапезы, просто запустили в рану свои руки. Еще немного времени и по виду зверя стало понятно – крови в нем больше нет.

Сергей смущенно посмотрел на Александра, затем на товарищей по своеобразному застолью.

– Вот же… Все видели жизнь волка – все почувствовали что он чувствовал?

Народ ошарашено закивал, переваривая и кровь, и воспоминания волка о его жизни.

– Что же это было и почему мы так яростно набросились на него, как… как вампиры…

Вампиры. Слово было произнесено! Пока Александр смотрел на яростный и короткий прием пищи, который случился на его глазах, он успел оценить ситуацию. Название происходящего пришло само самой – трапеза кровососов. Но это требовало проверки. И немедленной. Сделав несколько шагов, Александр подошел к не очень толстому дереву – всего сантиметров десять в диаметре и наотмашь тыльной стороной ладони ударил по стволу. Он даже увидел свой удар, хотя каким-то образом понял, что он был произведен на скорости, недоступной для обычного человека. И во всей красе Александр смог насладиться тем, как его кисть выбивает из ствола равный ей по размерам кусок, и тот пулей отлетает в сторону, а дерево, еще не осознав, что оно уже срублено, продолжает висеть в воздухе. В руке появляется незначительная боль, которая в небольшом темпе нарастает. Дерево стало клониться и падать. Александр левой рукой схватил падающий ствол и остановил его движение. На вытянутой руке он держал не самое маленькое дерево, в чуть наклоненном состоянии, и вес ствола не казался ему серьезным. Присмотрев зону для падения, он изменил вектор наклона срубленного дерева и отпустил его так, чтобы оно упало именно туда, куда он хочет. Боль в тыльной стороне ладони из ноющей перешла в тихую, а затем исчезла. Больше не обращая внимания на все еще продолжающее падать дерево, Александр быстро подошел к тушке волка, раскрыл его пасть, и обхватив верхнюю челюсть, хорошо зафиксировал ее в правой руке. Левой ладонью он надавил на волчий клык и тот с заметным усилием проткнул его кожу и вошел в ладонь. Поднеся руку с раной к лицу, он без видимых эмоций наблюдал как рана затягивается. Секунд через пять перед его взором была абсолютно целая и здоровая ладонь. Для проверки он несколько раз сжал руку в кулак.

– Думаю мы и есть вампиры.

Заявление было встречено почти гробовой тишиной. Прислушавшись, он понял, что перестал слышать голоса людей, которые до этого, как казалось, составляли естественный фон местной природы. Крики, ругань, эмоциональная речь – все это прервалось и сменилось на звуки ходьбы. Сотни голых человеческих ступней сейчас шли по направлению к нему и кроме обычных звуков леса больше ничего не было.

«Кровь!» – пронеслось в голове, – «Они идут на запах крови». Обдумать дальнейшее он не успел, так как из-за деревьев появились первые подошедшие люди. Такие же обнаженные как и он с приятелями. Но в их глазах не было смущения. Глаза горели любопытством и голодом. Это был взгляд заинтересованных хищников, а не людей, которые еще пару минут назад находились в центральной части России и отдыхали. Новые для них чувства заставляли их идти туда, где так чудесно и вкусно пахло. Но пахло даже не едой. Силой. Жизнью.

Поскольку запах – вещь не долговечная, если его источник исчез, – а волк уже некоторое время не источал запаха крови, – то люди, приходившие на стихийную сходку с настроем лютых хищников, оказывались почти у разбитого корыта и начинали чувствовать себя несколько неловко.

Около минуты Александр наблюдал, как на небольшую поляну подходит все больше и больше людей. Те из них, что подошли первыми, уже начали нервно озираться по сторонам. С этим надо было что-то делать, да и момент был на редкость хорошим.

– Так. Внимание. Прошу всех подходить сюда, на звук моего голоса. Не стесняйтесь. Подходите сюда. Те, кто уже здесь, обойдите меня и встаньте с другой стороны, дайте место другим. Подходите все сюда. Внимание…

Проорав так около минуты, Александр понял, что больше не слышит, чтобы кто-то еще шел на его голос. Да и нос утверждал, что все люди рядом с ним. Пока он кричал, созывая людей, рядом с ним встал Алексей Геннадьевич, заместитель генерального директора, тот самый начальник, которому не повезло быть старшим на грядущем мероприятии. Будучи большим другом главы фирмы, он при этом являлся человеком большой подлости, имея к тому же неоспоримый талант руководителя. Последнее примиряло людей с его главным недостатком.

Стоило Александру сделать попытку начать говорить, как Алексей Геннадьевич резко остановил его и мимикой показал чтобы он не лез вперед.

– Я прошу всех успокоиться и дать мне возможность высказаться, – начал свою речь руководитель, – у нас с вами явно чрезвычайная ситуация и все мы находимся в некоторой растерянности. Давайте обсудим сложившуюся ситуацию, раз мы все так удачно собрались вместе. Меня зовут Алексей Геннадьевич. Я являюсь заместителем генерального директора. Хотя большинству присутствующих я хорошо известен. Мы все стали жертвами какого-то непонятного события и находимся в весьма деликатной ситуации.

– Это проклятие за наши грехи! Господь покарал нас! Мы все умрем и будем гореть в аду!

Вперед вышла дородная женщина несколько неопрятного вида, её голое тело выглядело даже в большей степени отталкивающе, чем лицо. Ольга Викторовна – помощница Алексея Геннадьевича и его главная подпевала. Женщина, отличавшаяся на редкость значительным фанатизмом и некоторой степенью экзальтированности. Вся фирма страдала от ее истерик, и ни один из отделов не обходился без того, чтобы она не проинспектировала его и не донесла о всех грехах своему начальнику. На фирме ее не любил никто, кроме Алексея Геннадьевича.

– Ольга Викторовна, голубушка, я очень прошу вас помолчать…

– Алексей Геннадьевич, Вы разве не видите… – сорвалась на крик женщина.

– Нет, не вижу, и попрошу вас… нет! Я даже приказываю вам помолчать и не перебивать меня, – стальные нотки, добавленные в голос директора, явно показывали его высшую степень напряжения.

Даже в самые сложные моменты заместитель генерального никогда не позволял себе повышать голос, всегда сохранял улыбку на лице и максимально благожелательный тон речи.

Но сейчас его раздражала даже любимица, Ольга Викторовна.

– А что это вы женщине рот закрываете! – подал голос высокий мужчина, стоящий в третьем ряду, – Мы все здесь на одних условиях, мы все находимся в одной беде. Не надо на женщин орать!

– Вот не нужно сейчас начинать выяснять отношения – кто прав, а кто виноват, и кто как с женщинами обращается, – в первый ряд протиснулся мужчина средних лет, за которым шла женщина, – Алексей, уж извините меня, не расслышал как вас по батюшке, всё верно начал говорить. Нам сейчас не надо паниковать и разводить личную дискуссию. Главное сейчас – это определиться с нашими дальнейшими шагами и постараться выяснить что же произошло.

– Геннадьевич я, Алексей Геннадьевич. И спасибо за вашу помощь, хотя я в ней не нуждался, – обратился заместитель гендиректора к новоявленному персонажу.

А зачем громко продолжил в толпу:

– Сейчас для нас самое главное – выйти к людям, чтобы нам оказали помощь.

Все согласно закивали. Это предложение выступающего явно вызвало всеобщее одобрение.

– Я уверен, нас уже ищут и нам просто нужно всем вместе двигаться в направлении людей, так, чтобы никто не потерялся и мы могли оказывать друг другу необходимую поддержку.

С самым первым заявлением директора, Александр был полностью согласен. Но последнее замечание вызвало у него явное отторжение. Он слабо представлял себе поход нескольких сотен человек по лесу, особенно – людей голых и людей городских. В том, что здесь собрались именно такие, привыкшие к городу существа, сомневаться не приходилось. Достаточно было посмотреть по сторонам.

– Алексей Геннадьевич, как вы представляете себе наш поход по незнакомому месту? Это ведь не городской парк. Здесь дорожек и тропинок нет. Это самый настоящий лес.

– Александр, я благодарен вам за то, что вы собрали всех людей вместе, это было очень правильно и своевременно. Но давайте вы не будете мне мешать. Вот молодой человек только что правильно заявил. Руководитель должен быть один. Меня назначили ответственным за всех вас. И я намерен нести эту ответственность до конца. Поэтому прошу не перебивать меня и четко выполнять мои указания.

Заместитель подошел вплотную к Александру и посмотрел ему в глаза, пытаясь выглядеть выше и солиднее. Но так как он был на пол головы ниже, на Александра это не произвело никакого эффекта.

– Я не буду молчать. Мы должны оставаться на месте. Нас никто не ищет, но и двигаться в таком в составе и в таком виде мы никуда не можем. А самое главное – мы не знаем где находимся и куда идти. Сейчас самое важное – это развести огонь, построить укрытие и найти воду.

– Ну, насчет огня и воды – я полностью согласен, а вот укрытие… Ну что вы такое говорите, – снова подал голос мужчина, вышедший с женщиной, – Вода и огонь нам нужны, укрытие нет. Ведь потом нужно определиться куда идти и начать движение.

Александр слегка смутился, но быстро взял себя в руки.

– Да, вы правы наверное.

– Давайте вы двое все-таки помолчите и будете слушать меня, – не выдержал Алексей Геннадьевич столь явного попрания его авторитета как руководителя. – Здесь и сейчас я главный, и вы должны слушать мои указания. Иначе нам с этой ситуацией не справиться!

– Не надо затыкать нам рот, – подала голос женщина, стоявшая рядом с мужчиной, – Мы все находимся в одинаковых условиях и вас начальником никто не выбирал. Я прекрасно понимаю, что вы привыкли руководить, но здесь есть и другие люди, умеющие и знающие как это делать. Ваша идея с общим походом через лес – действительно полностью глупая и не выдерживает никакой критики. Вы уже не можете являться руководителем! Ваше самое первое решение было неверным, даже молодой человек оказался более прозорливым.

– Женщина! Я прошу! Нет, я настаиваю, чтобы здесь была тишина! – Алексей Геннадьевич стал кричать, но явно не от переизбытка чувств или эмоций, а работая на толпу, – В чрезвычайных ситуациях должен быть только один руководитель, и им буду я, так как примерно половина присутствующих здесь людей, являются моими прямыми подчиненными. И на основании этого факта я требую подчинения своим решениям.

– Но ваше решение идти неизвестно куда…, - попытался вставить слово спутник выступавшей дамы.

– Да дайте вы уже сказать Алексею Геннадьевичу, – перебила мужчину Ольга Викторовна, – Кто вы вообще такой, чтобы влезать и что вы себе позволяете! Трясете здесь своим хозяйством…

Женщина сделала широкий жест рукой, указывая на паховую область собеседника.

– Если вы не заметили, здесь все нагие. Прошу прощения, если мой член вам помешал, но не имею никакой одежды чтобы прикрыться, – мужчина явно издевался, но Ольга Викторовна этого даже не замечала.

– Так прикройтесь руками! Почему я, незамужняя женщина, должно смотреть на ваши яйца? Я напишу на вас заявление в полицию! Посмотрим, как вам понравится в тюрьме!

Мужчина полностью проигнорировал ее слова и демонстративно почесал себя в паху. Это действие еще больше разозлило Ольгу Викторовну и она стала кричать что-то неразборчивое, брызгая слюнями.

– Прекратите этот балаган. Сейчас мы все вместе должны пойти туда, – Алексей Геннадьевич повысив голос, жестом указал направление, в котором по его мнению все должны были идти.

– Если вы еще не заметили, здесь есть женщины и дети. Как вы представляете их движение по лесу?

– Мы будем двигаться медленно!

– Вы вообще когда-нибудь ходили по лесу?

Александру надоела это перепалка. Хотя по факту она еще даже и не началась, но уже можно было предвидеть, что ничем хорошим разговор не закончится и ссора будет лишь разрастаться. Он резко подошел к дереву, сосне, со стволом диаметром примерно в двадцать сантиметров, и со всей силы ударил по нему кулаком. Произошедшее в дальнейшем, наверное, напугало его больше, чем кого-либо еще. Парень понимал, что удар не будет простым, но он не был готов к тому, что его кулак выбьет из дерева огромный кусок ствола. К счастью, сейчас он не перебил ствол полностью, как случилось некоторое время назад, и дерево осталось стоять на небольшой части оставшегося ствола. Быстро сориентировавшись, Александр понял, что если он не предпримет решительных действий, то дерево начнет падать прямо на людей. Поэтому, сделав небольшой прыжок на месте, он толкнул ствол выше того места где выбил из него кусок, и заставил таким образом падать дерево в заданном направлении.

Некоторое время все были потрясены, молча глядя на упавшее дерево. Решив более не затягивать, Александр как можно громче заговорил:

– Я думаю все прекрасно осознают, что двигаться в голом виде, в незнакомой местности, в неизвестном направлении – это не самая правильная идея. Я предлагаю прямо сейчас всем заняться добычей дров и огня, поисками воды. И хотя моя идея про шалаши и укрытия не самая правильная, но лучше бы нам начать их делать. А пока вы все это делаете, я схожу на разведку.

Толпа одобрительно зашумела. Некоторые работники фирмы с растерянностью взирали на заместителя генерального директора. Привычка подчиняться приказам старшего руководителя не выветривается за несколько минут, даже в столь экстренной ситуации. Большинство сотрудников было явно согласно с мыслями, которые высказал их молодой коллега, однако они продолжали стоять в нерешительности.

Алексей Геннадьевич понял, что теряет инициативу, но не видя способов, как еще помешать столь логичным действиям, и как направить людей в путь к неизвестной цели, предпринял последнюю попытку отыграть ситуацию назад.

– А почему, собственно, в разведку пойдете вы? А не, скажем, я? Или, вот например, Сидоров из отдела логистики?

– А это второй вопрос, который нам стоит затронуть. – Александр явно замялся, не зная как продолжить свою речь, – Ведь кроме нашего столь необычного перемещения в пространстве и нашего непривычного вида…

С трудом подбирая слова, он составлял в голове текст, определяя, как же лучше донести до людей идею об их несколько более странном состоянии, нежели то, что они голые, в лесу, непонятно где.

– Вы наверное заметили, что наши тела изменились, абсолютно у всех, – при этих словах люди начали осматривать себя и своих соседей, – Нет, у нас не выросли перепонки на руках, но у нас больше нет физических изъянов, которые были еще час назад. Заметьте, наша кожа девственно чистая. Все зубы на месте и здоровы, и наши ощущения – прислушайтесь к ним!

В лесу наступила абсолютная природная тишина, несколько сот человек перестали издавать какие-либо звуки, даже дыхание стало почти бесшумным. Хотя каждый слышал как работают его собственные легкие, и легкие его ближайших соседей.

– Обратите внимание, как четко мы все видим, как слышим малейшие шорохи и как точно различаем запахи. Честно говоря много запахов.

– А ведь и верно. Я как-то сразу значения этому не придал, – мужчина, устроивший перепалку с Алексеем Геннадьевичем, присел и стал нюхать куст папоротника под его ногами, – Я ощущаю вообще все запахи!

– Верно. Но даже это еще не все. Вспомните, что привело вас всех сюда?

Люди, смутившись, стали пытаться понять, что же такое некоторое время назад заставило их всех прекратить с ужасом осматриваться по сторонам и пойти к конкретной цели.

– Я отвечу за вас, – Александр явно приобрел так нужную ему уверенность, – Кровь! Кровь заставила вас идти сюда. Я только что убил волка и выпил его кровь.

Страх и ужас, появившиеся в глазах людей, стоящих в первых рядах, доставили ему даже некоторое эстетическое удовольствие, хотя раньше подобных забав он за собой не замечал. Пугать других Александр считал дурным тоном и старался никогда этого не допускать.

– Но кроме это произошло и еще кое-что – я не просто пил кровь, мое тело впитывало ее прямо через кожу, и вместе с кровью я получил… как бы это сказать… все воспоминания волка о его жизни, всю его память.

Он замолчал, давая людям осмыслить столь экзотическую вещь, о которой он только что им рассказал.

– Господь с вами, Александр, ну что за чушь вы говорите! Вы наркотики приняли? – заместитель почувствовал шанс поставить на место зарвавшегося юнца и сразу им воспользовался.

– Нет, Саша правду говорит, – к ним подошел Олег, – Я тоже пил кровь волка и тоже увидел всю его жизнь. Но даже больше – я почувствовал некоторую дикую силу, которая наполняла мое тело при этом.

– Да, все верно, – Александр снова перехватил разговор, – Вы все видели, как я снес не самое маленькое дерево, всего одним ударом. Мое тело после этого стало много сильней.

В доказательство своих слов человек подпрыгнул на месте. Этот прыжок сделал бы честь любому спортсмену в данной дисциплине, а Майкл Джордан умер бы на месте от зависти. Люди же в очередной раз потрясенно замолчали.

– Какая сила, какие прыжки? Вы или выпили, или обкурились совсем. Орлов здесь? Орлов!

Сквозь толпу начал продвигаться натуральный танк и вскоре к ораторам вышел здоровенный мужик. Орлов Михаил – увалень из транспортного отдела. Необычайной доброты и силы парень. Оставалось лишь поражаться, как быстро Алексей Геннадьевич умел принимать решения в некоторых ситуациях.

– Миша, вот тут товарищ обкурился и утверждает что дерево ударом повалил. Я же думаю что оно гнилое. Вы самый сильный человек которого я знаю, пожалуйста, продемонстрируйте всем, что Александр не в своем уме.

– Это как это?

– Что как?

– Ну продемонстрировать как? Бить я Сашу не буду! – дураком Михаил не был, но соображал медленно.

Директор возвел глаза к небу.

– Не надо никого бить, ради Бога! Просто поборитесь на руках, ну как Щварц в «Хищнике»[1].

– А, ну это можно, – Михаил медленно подошел к Александру и выставил руку, – давай брат, извини, если что, но ничего личного.

– Все нормально, – с этими словами Александр согнул руку в локте и сжал ладонь своего невольного оппонента.

– Начали.

Столь резкой командой заместитель директора, видимо, хотел достигнуть эффекта неожиданности, почему-то будучи полностью уверенным в том, что выставленный им «борец» к ней будет готов лучше, чем его соперник. Но все вышло наоборот. Александр склонил к землю руку своего противника, даже не встретив сопротивления. Михаил явно был не готов к этому.

– Так не честно…, - но договорить о честности или не честности произошедшей схватки Александр начальнику не дал.

– Переигрываем, Михаил, по команде начинай давить – я буду только держать руку в одном положении.

Двое парней снова взялись за руки и по команде один из них начал пытаться перебороть другого. Но какие усилия ни прикладывал записной силач фирмы, он не смог сдвинуть руку довольно хилого по сравнению с ним менеджера. Даже на пару сантиметров. Александр явно не испытывал проблем с тем, чтобы удерживать визави в нужном ему положении, а затем просто повторил свою победу. Правда, в этот раз он все же чувствовал, что Михаил пытался оказать ему сопротивление, но оно было незначительным, хотя по лицу и телу последнего было видно, что он старается изо всех сил.

– Я прошу всех очень серьезно отнестись к моим словам. Огонь, вода и защита от непогоды. Я скажу больше – испив кровь волка, придя на запах крови – вы повели себя как настоящие вампиры. Я не могу объяснить что и почему с нами произошло. Давайте исходить из того что есть.

– Подлец! Вампиры? Да я тебя!.. – Ольга Викторовна, все последнее время стоявшая тише травы, резко взбеленилась, – Сам ты упырь поганый, ирод, нехристь!

Резкий звук пощечины прервал истерику.

– Возьмите себя в руки, мы не в тех условиях, чтобы выслушивать ваши истерики, – удар по щеке ей нанесла та самая женщина, что устроила столь яростную отповедь в споре с Алексеем Геннадьевичем чуть ранее.

– А я продолжаю считать, что нам надо идти к людям…

– Алексей Геннадьевич, постарайтесь организовать людей, – перебил его Александр, – на поиски воды, добычу огня и строительство шалашей. А я пока на разведку. И примите к сведению мои слова про вампиров.

Зам генерального резко вспыхнул. Какой-то менеджер не только дал ему указания, но и назначил его главным! И пусть второе ему нравилось, но спускать подобное поведение начальник просто не мог.

– Саша, не надо указывать мне что делать. Черт с вами. Хотите на разведку – идите на разведку. Мы пока побудем здесь. Я пересчитаю людей и организую их. И обойдусь без ваших советов. Вы еще слишком юны, что давать их мне.

Отвернувшись, он показал, что вопрос закрыт. Далее он стал отдавать людям команды, пытаясь их организовать. Как это было ни странно, но его слушались. Для одних он был привычным начальником, для других была важна уверенность его голоса, а не то, что именно он говорил.

Видя что здесь все приходит в норму, Александр пошел в ту сторону, куда он повалил дерево и где не было людей. Оторвав одну из веток, он расчистил ствол и сел на него. Надо было собраться с мыслями. Очень скоро рядом с ним оказались все его попутчики по дороге сюда, а также еще несколько человек. Ожидаемо подошел Семен – его закадычный друг и сослуживец, на дух не переносивший боулинг, а потому приехавший в санаторий вместе со всеми. Кроме его коллег по работе здесь же оказались парень и девушка, что находились неподалеку в момент странного перемещения, и которые успели испить крови волка. Так же неожиданно за этой компанией увязалась и парочка, спорившая с Алексеем Геннадьевичем. Мужчина некоторое время смотрел на сидящего Александра.

– То, что вы сказали про кровь, правда?

– Да.

Все вокруг, кроме Семена, утвердительно закивали.

– Евгений, а это моя жена Ольга, – преставился он и протянул руку.

– Александр.

Некоторое время все знакомились. Парня, что так неожиданно обрел хорошее зрение звали Константин, а смущавшуюся девушку, Мария.

– Ладно, вы здесь присматривайте за Геннадьевичем, а я пойду разведаю, что и как.

– А не заблудишься? – Семен явно не был настроен так же уверенно, как и его приятель.

– Все будет нормально. С такой силой и такими способностями, что у меня сейчас есть, я не заблужусь.

– Будет обидно, если мы все просто бредим и у нас глюки. Поэтому будь осторожней!

Все посмотрели на Семена.

– А ведь и верно. Нам нельзя разбредаться еще и потому, что это все может быть галлюцинацией, – первым прервал молчание Евгений, – Мало ли – рвануло что-то где-то, или военные что не так сделали и мы сейчас все бредим.

– Ну бредим мы или нет, на разведку надо пойти. Искать-то нас тут точно никто не будет, а идти непонятно куда..

– Да все понятно, – перебил Александра Семен, – Иди, только и вправду будь осторожней.

Кивнув, Александр встал с дерева и отряхнул свои голые ягодицы. Смущенно усмехнулся окружающим и пошел.


Подумав про то, куда ему двигаться, он решил идти в направлении от гор, что виднелись с одной стороны. Через несколько минут пути он решил, что не помешает осмотреться. Для того, чтобы оценить окрестности Александру пришлось выбрать дерево повыше и по мощней и забраться на него. Получилось. Хотя отсутствие одежды сильно мешало процессу, но несколько минут мучений полностью окупили себя, когда поднявшись над основной массой деревьев он увидел, что лес раскинулся вокруг на довольно большое расстояние. С одной из сторон виднелась горная гряда. Судя по тому, что открылось его взору – горы были явно не местного значения. Высокий и протяженный хребет явно можно было взять за основной ориентир. В другую от гор сторону так же был виден лишь лес, но с отличиями. Во-первых, гор там не было, а во вторых, вдалеке, а учитывая новоприобретенные навыки в супер зрении, значительном вдалеке, были видны искажения, которые мог дать лишь теплый воздух, поднимавшийся над селениями. Два таких пятна колеблющегося и туманного воздуха были видны в противоположной стороне от гор, а еще одно было в стороне по правую руку, если стоять, повернувшись к горам спиной. Местность ему ничего не напоминала – он слишком мало путешествовал и мало интересовался окружающим миром, чтобы сказать о том, в какой части планеты они оказались. Александр решил, что для начала лучше идти строго от гор в направлении видневшихся искажений воздуха, а там как получится. Чтобы найти дорогу назад, было решено периодически останавливаться и мочится, запах должен был привести его обратно. Спустившись, он практически побежал между деревьев, стараясь двигаться так, чтобы его внутренние чувства говорили ему, что горы, которые теперь были не видны за деревьями, все еще смотрят ему в спину. На бегу он вдруг подумал, что сейчас явно день и та странность, что все вокруг выглядит ярким и светлым вызвана, видимо, тем, что он как возможный вампир – существо ночное. Александр поглядел на мелькавшее сквозь ветки небо. Оно было плотно затянуто тучами.

«А что если солнце губительно для нас?» – подумалось ему. Это было неприятно. Мало того, что теперь он должен привыкать к тому факту, что он кровосос, так и возможно легенды совсем не врут и вампиры не переносят солнечный свет. От мыслей, что ему придется прятаться от солнца, его передернуло. Решив отвлечься от тяжелых дум он перенес свое внимание на местность вокруг и стал наблюдать и принюхиваться – то чувство, которое подарила ему кровь волка было слишком будоражащим и повторить его Александр был совсем не прочь. А значит можно не только попытаться провести разведку, но и поохотиться. В этом деле нюх и слух были основными инструментами поиска дичи. К сожалению, нос улавливал слишком много запахов и сказать какой из них принадлежит какому животному он пока не мог. Знал лишь как пахнет волк, но других волков в округе он не чуял. Зато чуял запахи нескольких десятков разных животных. Пробегая, он заметил шмыгнувшую в норку мышь, и уловив исходящий от нее запах, запомнил его и классифицировал как запах грызуна. К сожалению, помочь в деле классификации запахов память крови волка могла лишь отчасти. Слишком иначе человек воспринимал запахи, чем волк и слишком много он мог унюхать по сравнению с хищником.

Кто является обитателем леса? Интересный вопрос для городского жителя. Из разных передач Александр знал, что в лесу есть волки, лисы, медведи, кабаны, лоси, зайцы, белки, олени, целая куча разных птиц, но память волка хранила воспоминания о десятках видов животных, которых он не мог вспомнить по передачам. «Ладно, будем определять по ходу», – подумалось и тут же забылось – из под ног выскочил заяц и стремительно, как наверное казалось самому длинноухому, помчался прочь. Александр остановился, но тут же продолжил свой бег, решив не преследовать зверька. Поймать другого он всегда сможет… наверное сможет, все же двигался заяц быстро и в лесу догнать его будет не так просто.

Александр бежал, продолжая впитывать в себя запахи окружающего леса и определял, кому они принадлежат, вспоминая как эти же запахи воспринимал убитый им волк. Тут ноздри Александра почуяли кое-что новое и он с удивлением осознал, что это запах человека. Так мог пахнуть лишь человеческих пот, перемешанный с грязью одежды, сапог и дерьма. Запах был слабый, но его направление определялось весьма четко. Оно лежало чуть в стороне от выбранного маршрута, но люди явно стоили того, чтобы его изменить.

Начав двигаться по запаху, Александр уже не бежал, а скорее быстро шел, делая остановки на то, чтобы принюхаться и оглядеться. За то время что он бежал он удалился от лагеря не меньше чем на три километра, а скорее на все четыре. И хоть выдать местоположение других он не мог, все же решил проявить осторожность при встрече с людьми. Голый мужик, вышедший из леса, это ненормально в любой северной стране, не Африка чай.

Запахи людей усиливались. К ним приплелись запахи еды, кожи, каких-то животных, приправ. Слух начал различать крики. Пока определить язык он не решался, но раз он слышит людей, то значит они уже почти в пределах его досягаемости. Перейдя на бег, Александр прекратил выискивать в каждом кусте засаду и устремился туда, где как подсказывал ему чуткий слух несколько десятков людей что-то бурно обсуждали. Стало понятно – говорят не на русском. Идентифицировать язык не удалось – он не был похож на слышанные им ранее.

Кровь!!! В ноздри резко ударил запах крови! Человеческой крови! Он даже ощутил во рту ее привкус, хотя это конечно было лишь воспоминание о собственных прокушенных губах и языке, но железный вкус был чрезвычайно приятен. До цели оставалось еще метров сто. Притормозив, он стал двигаться осторожней, стараясь не издавать звуки и не обнаруживать свое нахождение здесь. К крикам добавились звуки лязгающего железа, ударов и других подобных звуков, четко указывающих- впереди явно шла драка с применением подручных средств. Остановившись и переведя дух, Александр пригнувшись подобрался к кусту. Судя по всему из-за этого куста уже открывался вид на то, что происходило впереди. И такой вид действительно открылся – буквально в трех метрах впереди был просвет в деревьях, там была дорога, а на дороге… на дороге девятнадцать мужиков, одетых в странные для двадцать первого века одежды, которые наверное стоило назвать доспехами и вооруженные холодным оружием, убивали друг друга. Часть из них уже лежала на дороге, и некоторые из лежавших не подавали признаков жизни. Зато от них маняще пахло кровью.

Как завороженный, Александр наблюдал за действом, развернувшимся перед его глазами. Дорога выглядела весьма прилично и шириной была как двухполосное шоссе. И по всей ее ширине шел бой. Ни одна из сторон не имела явного преимущества ни в численности, ни в умении своих бойцов. Что, конечно, совсем не мешало им убивать. Наблюдая как в пыль валится очередной бедолага, Александру вдруг нестерпимо захотелось выскочить на дорогу, и прильнув к ране, насладиться вкусом человеческой крови. Подавив это не совсем уместное желание, он начал думать о том, что делать дальше. Схватка не продлится вечно, а кровь людей даст не только утоление странных желаний новой сущности, но и информацию. Ведь если кровь животных вместе с силой давала и воспоминания об их прожитой жизни, значит и кровь людей должна сделать то же самое. Тем временем события на дороге подошли к своему финалу, на ногах оставалось лишь пять человек.

Расстановка сил была примерно равной, поскольку два мечника сражались против троицы: мечника, стоявшего в стороне, и двух копейщиков, у одного из которых была подбита левая рука, и он не мог защищаться щитом, в отличие от остальных.

Два мечника, понимая, что они в меньшинстве, переглянулись, и вместе резко насели на противника, вооруженного мечом.

Вдвоем они атаковали его с разных сторон, осыпав градом ударов, один из которых пришелся в голову. Их противник стал заваливаться на дорогу, к тем, кто уже пребывал на ней. Не раненный копейщик явно не ожидал столь значительной резвости у своих противников к концу схватки и поначалу растерялся. Но уже в момент, когда удачный удар в голову вроде бы оставил его с раненым компаньоном против двух невредимых врагов, он копьем поразил бок ближайшего из них, и тот так же начал валиться на дорогу.

Все это время раненый в руку боец так и стоял с копьем в здоровой руке. Вторая рука, до этого сжимавшая щит, сейчас безвольно болталась вдоль тела. Его напарник, только что удачно вонзивший свое копье в бок противника, сразу прикрылся щитом, и напротив него предстал второй мечник, вооруженный бастардом. Последний понимая, что шансы не на его стороне, сделал пару шагов назад, увидел лежащий на дороге кинжал, резко перекинул меч в левую руку, нагнулся, поднял кинжал, и не разгибаясь, метнул его в раненого копейщика. Кинжал достиг своей цели и вонзился в грудь, чуть ниже шеи. Раненный даже не сделал попытки защитится, уклонится или вытащить кинжал, опустился на колени, а затем упал на землю. Видимо, хоть он и сохранял вертикальное положение, рана в руке была болезненной и было потеряно много крови. Его напарник успел воспользоваться ситуацией, и пока мечник метал кинжал, он кинул в него копье и попал в левое предплечье. Доспех остановил и смягчил удар, но мечник выронил меч и со злостью посмотрел на свою руку, по которой уже во всю хлестала кровь. Подняв меч правой рукой, он сделал шаг навстречу копейщику, который успел поднять с земли палицу, вытащив ее из рук убитого воина. Это оружие явно было ему не привычно и неловко взмахнув им, он промазал, пытаясь ударить по противнику, и не остановив инерцию удара, оголил свой бок. Мечник немедля пронзил мечом его бедро, а затем, продолжив свой маневр, оказался у него за спиной и воткнул в нее меч.

Победивший боец, зажав здоровой рукой рану, поморщился и осмотрел поле боя. Он был один на ногах, большинство других воинов было ранено. Александр даже слышал как бьются их сердца, или скорее чувствовал это. Мечник оглянулся, повернувшись спиной к молодому парню. Именно в этот момент Александр и принял решение атаковать. Другого шанса могло и не быть. Само решение пришло спонтанно, как и атака на волка, но уже совершая рывок, он понял, что все верно. Лучше атаковать и убить человека, который ни в чем не виноват, чем подставить под удар почти три сотни людей. Точнее вампиров. В последнем мужчина уже практически не сомневался.

Мечник успел обернутся на шум продиравшегося сквозь кусты Александра, но более ничего сделать не сумел. Напавший на него из леса голый человек пальцами разорвал ему горло. Того, как тот же мужчина после этого жадно припал к его разорванному горлу и начал пить кровь, мертвец естественно уже не увидел.


Бег давался легко. Даже приносил удовольствие несмотря на одежду. Как это ни странно, но стоило проходить небольшую часть дня в голом виде, и вот уже одежда на теле воспринималась как что-то чужеродное. Правда, этому так же способствовало и то, что одежда была грязной и это была грязь других людей. Чей запах так легко ощущался.

Напав на победителя схватки и убив его, Александр выпил кровь и узнал много интересного. Слишком много – как оказалось, впитывать в себя воспоминания, эмоции, чувства и знания разумного существа, это не тоже самое, что делать подобное с животным. Когда вся эта информация хлынула в него, ему показалось, что он утонул в море, и это море было ему насквозь чужим. Осушив человека, Александр отпустил мертвое тело, и когда оно упало, свалился рядом с ним. Точное время, которое он пролежал рядом со своей жертвой, он назвать не брался, но что-то около получаса он просто лежал и усваивал все, что дала ему кровь. За это время двое раненых умерли. Но это не оторвало его от переваривания свалившихся на него знаний. Вполне можно было бы сказать, что Александр словил приход, как говорят наркоманы. Но так ли это, и были ли ощущения похожи, сказать он не мог, так как никогда не употреблял наркотики в том, другом мире. Именно в другом мире. Ведь теперь он находился не на Земле. Этот мир назывался Одия и он находился на феодальной стадии своего развития. И даже магия здесь была. Смеяться над этим обстоятельством совсем не хотелось. Человек, кровь которого Александр выпил, знал о магии, видел ее проявления, знал многое о мире, так как был старым и опытным наемником. Он видел эльфов и гоблинов. Он слышал о разных существах, в том числе о тех, что обитали в этой местности. Но о вампирах он ничего не слышал. Это пугало и радовало одновременно. Усвоив память крови, вампир хотел было подумать над тем, что он теперь знал, но шевеления одного из раненых привели его в чувство и заставили поторапливаться.

Вскочив с земли он быстро прошелся от тела к телу, и на каждом, мертвом и живом делал одну и туже процедуру – прикладывал к ране руку. Кожа впитывала кровь так же хорошо как и раньше, и так же жадно и ненасытно. Девятнадцать тел лежало на дороге, семеро из них были еще живы. Как оказалось, кровь мертвых так же давала всю информацию о владельце и так же приносила силу. А еще – усваивать память крови стало не так ошеломляюще. И если только что он полчаса потратил на то, чтобы отойти от эмоций и воспоминаний одного человека, то следующие восемнадцать он усвоил мгновенно по времени, хотя и переживал уйму разных ощущений, которые почти останавливали его внутреннее время. Казалось, что между моментом, когда он прикладывал руку к ране, и тем моментом, когда он убирал ее – проходили годы, хотя частично так оно и было, ведь в эти несколько секунд, что он держал руку на ране, он переживал всю жизнь человека – от самого рождения и до самого момента смерти, со всеми эмоциями, ощущениями, знаниями. Теперь он умел стрелять из лука, сражаться на мечах, знал как развести огонь, и знал что фрукт оша совершенно отвратителен на вкус, пока не промоешь его в воде и не отваришь. Он знал целую уйму вещей, от малых до великих. И главное он теперь знал аж два языка, на которых говорили в этой местности.

Раненого, который начал шевелиться, Александр просто ударил по голове и тот отрубился. После, оглядев место взаимного побоища, он первым делом начал обшаривать глазами одежду солдат, а это были именно два отряда солдат, устроивших небольшую войну в лесу. Естественно, устроили они ее не по собственному желанию, а по воле своих нанимателей. Местные королевства воевали, и встретившиеся в этом диком лесу отряды служили разным враждующим сторонам. Быстро выискав похожих по комплекции людей, Александр снял с них доспехи и одежду, и надел на себя. Было противно одевать что-то ношеное другим человеком, особенно учитывая, что про понятия гигиены тут не слышали. Штаны вообще пришлось искать с особой тщательностью. Первые трое столь необходимых предметов одежды были испачканы своими прежними владельцами не просто сильно, а очень сильно – от них нестерпимо пахло фекалиями. Недавно полученные знания подкинули ему решение – один из дружинников приобрел новые кожаные штаны всего пять дней назад. Подойдя к искомому трупу он убедился, что знания его не подвели – штаны были новые, а мужик был чуть побольше его по размерам. Но решив, что больше – не меньше, Александр стянул с тела штаны и надел их. Рубашка с этого тела была нещадно разодрана на портянки, сапоги сняты с молодого парня лет двадцати (на самом деле ему не было и семнадцати, о чем Александр точно знал) и оказались ровно впору, как и легкая кожаная куртка все с того же парня. Чтобы найти рубашку пришлось походить, но найти не запачканную кровью не удалось, поэтому была выбрана та, что почище. После этого новый образ был дополнен добротной перевязью и хорошим мечом, точнее самым лучшим мечом из тех, которыми были вооружены эти вояки. После того как оделся стал думать, что делать дальше. Он знал, что обе группы были разведчиками и пославшие их появятся здесь не ранее завтрашнего вечера. Почти сутки были на то, чтобы забрать все трофеи, дать людям выпить крови раненых и замести следы. Поэтому сейчас следовало вернутся в лагерь. И встал вопрос: что взять с собой? Сначала хотелось захватить с собой раненого, потом подумалось об одежде, а затем вспомнился общий совет, после которого он ушел в эту разведку. Оружие. Надо взять оружие и раздать его единомышленникам, их же надо привести сюда. Нельзя допускать, чтобы горлопаны типа Алексея Геннадьевича или истеричка Ольга Викторовна, имели власть над толпой. Находись они на Земле, Александр даже бы и не подумал оспаривать главенство своего начальника, но тут все было иначе. Поэтому стоило задуматься о власти или влиянии на нее. А власть пока будет у тех, кто сильнее. Оружие и сила, данная кровью, позволяли считать, что сильнее будет он и те, кто думает с ним на одной волне. Поэтому быстро прихватив несколько мечей, топоры и пару копий с луком, он пустился в обратный путь к тому месту, где они появились в этом мире и стали вампирами.


Самое важное – это, конечно, определиться с единомышленниками. Стихийный совет дал массу информации для размышления. Люди явно были растеряны и не знали что делать, не знали кого слушать; дать им общую идею и не давать возможности выбирать из слишком многих вариантов, по мнению Александра сейчас было самым лучшим решением проблемы. Ему это не нравилось, но других вариантов он не видел, поэтому вернулся к размышлению о единомышленниках. Друзья-сослуживцы пришли ему в голову в первую очередь. Потом была еще та парочка, выступавшая на собрании. Чем-то они понравились нему.

Осталось решить организационный вопрос. Как именно передать этим людям оружие и отвести их к месту схватки. Его небольшой опыт последних часов показывал, что кровь является главное ценностью, а значит последнее даже более важно, чем оружие.

Он отсутствовал недолго, но Алексей Геннадьевич за это время вполне мог начать склонять людей на свою сторону. Александр никогда не сомневался в нём как в руководителе. Сейчас было не ясно, что он встретит по возвращению к лагерю. Возможно придется решать дела силовым путем. Ему действительно не хотелось этого, он понимал, что в своей старой жизни презирал таких людей, но сейчас именно так и нужно было делать. Никогда прежде не думал, что ему вдруг станет когда-то важно нести ответственность за такое большое количество людей и заботиться об их благе.

Бежать по своим следам оказалось на редкость просто – запах свежей мочи легко различался в общей какофонии запахов леса. Время, проведённое в беге, дало ему возможность все обдумать. Сейчас он мог выбирать между несколькими вариантами. Но что делать он по прежнему не знал, а место его назначения становилось все ближе и ближе.


Судьба распорядилась за него. Как оказалось, после его ухода в разведку, споры в лагере так и не прекратились, хотя и перешли в стадию разговоров между отдельными людьми, а не криков в толпу. Александр Геннадьевич ожидаемо стал давить авторитетом начальника и склонять всех, а в особенности своих подчиненных, принять его точку зрения. Переходя от группы к группе он тихо, но настойчиво продавливал свою идею. Те, кто поддержал на собрании Александра, собравшись вместе стали обсуждать дальнейшие действия, не дожидаясь возвращения разведчика.

Продемонстрированные возможности и очевидное превосходство тех, кто пил кровь волка, над все еще голодными вампирами, дали им только одно решение: разведка – это хорошо, но охота важней. Ольга с Евгением особенно напирали именно на это. Им, как еще не вкусившим крови, она была нужна не только, для того чтобы сравняться со своими новыми единомышленниками, они просто были голодны.

Поэтому десяток людей, уведомив остальных о том, что они на время отойдут, но далеко от остальных уходить не будут, а просто побродят тут в окрестностях, покинули точку, в которую из забросили неведомые силы. Алексей Геннадьевич был даже рад подобному исходу своих оппонентов и не преминул заметить о том, «что главные-то горлопаны, оказывается, от работы отлынивать любят», но в душе просто ликовал над явной ошибкой людей, бросивших вызов его власти.

Александр встретил импровизированных охотников в том месте, где он залезал на дерево и где он впервые помочился, оставив таким образом метку. Как это ни было смешно, но именно его моча и привлекла внимание группы. Поначалу они здраво рассудили, что идти в одну сторону с разведчиком не является правильной идеей: встретившихся зверей тот бы поймал сам, поэтому они взяли чуть в сторону. Но сначала Сергей, а затем и остальные унюхали мочу и решили посмотреть – не нужна ли какая помощь.

Сказать, что они удивились виду Александра, означало не сказать ничего. Правда он и сам выглядел не лучше, глаза выдавали в нем полностью ошалевшего человека. Такого подарка богини удачи он не ждал. Когда взаимное разглядывание закончилось, Александр резко сел на землю.

– Ребята, мы в полной заднице.

– Не, ну быть голыми вампирами в лесу – это так, семечки, – Олег откровенно смеялся – Оказывается можно быть еще в большей заднице, чем это.

– Не ерничай, Олег. Можно быть и в большей.

– И как же это?

– Мы в другом мире.

Заявление было встречено тишиной. Нет, конечно все понимали, что их товарищ не шутит. И так просто люди кровососами не становятся. Хотя кто вообще слышал, чтобы человек становился вампиров до сего дня? Но другой мир? Идея не хотела укладываться в голове.

Олег еще мгновение назад насмехавшийся над Александром очнулся первым:

– Откуда это известно?

– Мне встретились люди. Две группы. Они сражались между собой. Я добил победившего. Пил кровь. Все ровно как и с волком. Всю жизнь людей и все их воспоминания я получил. Правда, кровь первого человека, а точнее его воспоминания я переваривал довольно долго, потом пошло легче, – видимо от волнения Александр докладывал короткими, понятными фразами, – Это другой мир.

– Точно другой мир? – Семен подойдя к Александру вытащил из свертка один меч, – Может мы провалились в прошлое?

– Здесь есть эльфы, Сема, и орки, и гномы, и никаких намеков на известные исторические названия и прочее.

На заявление про эльфов отреагировали все. Почему то именно это убедило людей в правдивости слов Александра. И они поверили и приняли этот факт.

Семен подумав и повертев клинок в руке стал слизывал кровь с лезвия меча. Трудно сказать, какого эффекта он хотел достичь этим действием, но ровно в то самое мгновение, когда его друзья переваривали информацию о другом мире, он упал на землю под ноги Александра, который невозмутимо глянув на бесчувственное тело, успокоил других:

– Это нормально. Я вот так же отрубился. Скоро очнется. Но ждать мы его не будем.

После этого, скинув сверток с оружием на землю рядом с Семеном, распорядился:

– Берите оружие, только ради Бога, не слизывайте с него кровь. Бежим за мной. Я беру Семена. Те, кто пил кровь, садят себе на закорки тех, кто еще не пил. Бежим быстро. Там крови много.

Заявление вызвало энтузиазм. Быстро разбившись на пары, они последовали за своим лидером, взвалившим себе на плечи безвольную тушку друга. С оружием и его дележом также проблем не возникло, его просто взяли себе Мария и Геннадий, как свободные от «наездников». Быстрый бег назад, к месту схватки – и вот, к убитым и раненым людям, лежащим на земле, добавились бессознательные вампиры.


Глава 2

Пламя весело потрескивало. Огонь, в соответствии со всеми законами физики, был обжигающе горяч и причинял боль, если сунуть в него руку, но грел не он. Тепло телу давала внутренняя сила, которая согревала лучше любого огня. Друзья все равно развели небольшой костер, который пожирал сухой хворост, подбрасываемый людьми, сидящими вокруг него.

Когда все очнулись после своего первого потребления крови разумных, то повторился сценарий, который произошел с Александром: каждый попробовал кровь от максимального количества павших воинов. Раненые давно были мертвы. Трупы раздеты и перенесены подальше в лес, трофеи заботливо собраны и упакованы. Все, кроме Александра, продолжали оставаться нагими. Даже девушки решили не прикрывать свои прелести тем, что местные называли одеждой.

– Надо вернуться в лагерь, – Семен подкинул еще хвороста в огонь, даже не сделав попытки встать, – Беспокоиться начнут же.

– Надо, – Александр встал и потянулся, – А еще надо держаться вместе и не давать Геннадьевичу много власти. Сами знаете, он хороший руководитель, но человек откровенно плохой.

Все знавшие о чем идет речь согласно покивали. Но как и Семен попыток подняться не делали, а хмуро глядели в огонь.

– Так, хватит раскисать! А ну собрались!

И видя, что его слова не оказывают нужного воздействия, Александр уже откровенно закричал:

– Подъем! Взяли вещи в руки и выдвигаемся назад!

Раскидав кострище ногой и убедившись, что огонь начинает гаснуть, он взял вещи в руки, и не глядя на других, пошел по направлению к лагерю. Его товарищи, будто очнувшись ото сна, похватали багаж и пристроились ему вслед. Через пару минут такого хода Александр не оборачиваясь начал отдавать команды, громко, так чтобы все его слышали.

– Приходим в лагерь. Рассказываем всем о том, что узнали. Устраиваем еще одно совещание. На рожон не лезем, Геннадьевичу особо не перечим, но свою точку зрения отстаиваем. Про кровь никому не говорим. Ясно?

Нестройные подтверждения стали ему ответом. Среди вещей воинов, естественно, были и фляги. Вот одну из них и наполнили кровью раненого, мастерски перерезав ему вены в нужном месте. Знания у некоторых павших воинов были весьма и весьма специфическими.

– Далее оружие. Отберите себе то, чем вы хотите пользоваться. Сразу говорю – лучше топоры и булавы, мечи откровенно плохие, но и их желательно кому-то взять.

– Я возьму меч, Саш, – Семен, идущий следом, ответил почти без задержки, даже перебив своего лидера, – Всегда мечтал мечом махать по-настоящему.

– Ну вот тебе и выдалась такая возможность. Как говорится, бойтесь своих желаний – они имеют свойство сбываться.

На этом все замолчали и отряд двигался под звуки окружающей природы. Вскоре Евгений догнал Александра и поравнявшись с ним, пошел рядом. Полностью нагой и полностью одетый мужчины смотрелись бы комично, если бы кто-то посторонний наблюдал за ними.

– Мы оставляем слишком много следов. Сам знаешь, найти трупы для местным труда не составит, звери их за ночь не съедят и тогда здешней власти станет интересно кто же это так развлекается. А пройти по следам восьмерых людей это не проблема.

Александр и сам уже подумал об этом, но к счастью эта проблема не являлась срочной.

– Барон не будет искать своих разведчиков в ближайшие два дня. Так что у нас есть дня четыре, прежде чем лагерь будет найден. Вот и подумай как это решить.

– А солдаты?

– Солдаты еще далеко.

Драку на дороге устроили дружинники местного барона и солдаты королевской армии. Правда соседнего королевства. Уже год между славным и блистательным королевством Ородом и не менее славным и блистательным королевством Элур шла война. Сейчас они находились на территории Элура. Ородцы же решили обойти королевскую армию элурцев и ударить им в тыл, ради чего прошли через горные перевалы Налимского хребта и вышли на Великий Северный тракт, ведущий к северным рудникам. Именно с разведчиками авангарда ородской армии и сцепились дружинники барона, которых он послал проверить тракт, после того как караванщики донесли ему о странных всадниках, которых недавно видели.

– Да и сам понимаешь, они не будут сейчас разбираться, кто убил их сослуживцев.

– Ну да, верно. А ты я смотрю по армейским законам действуешь – инициатива наказуема?

Александр повернулся и глянул в лицо улыбающемуся Евгению.

– Скорее поручаю задание тому, кто додумался до проблемы и набрался смелости о ней сообщить. А значит может и решить ее.

– Знаешь, ты не выглядишь настолько умным. А говоришь весьма и весьма разумные вещи.

– Говорить мало. Надо делать. И сейчас от того, что мы будет делать, зависит и наша жизнь, и жизнь еще нескольких сот людей.

– Вампиров…

– Что? – Александр даже остановился и уставился на собеседника.

– От нас зависит жизнь нескольких сот вампиров, а не людей, – Евгений и не думал отводить взгляд.

– Ну да…

– Тогда я дам нашим девушкам задание выстирать и почистить всю одежду, что мы добыли. Встречаться с местными нам придется в ближайшее время. Голыми это делать неуместно, – Евгений хмыкнул, – И одежду солдат узнать не должны.

– Так и сделай.

Дальше до самого лагеря молчали и каждый думал о своем. Лично Александр просто переваривал в уме воспоминания людей о мире, в который их занесло, и пытался разложить все по полочкам. Выходило, что их забросило в довольно дикие малонаселенные места, и при других обстоятельствах в этих лесах можно было бы скрываться вечно, но они появились ровно в тот момент, когда здесь впервые за пару столетий случилась заварушка. И попали почти в ее центр.

Лагерь встретил их удивленными глазами и бестолковой суетой. Огонь добыть так и не сумели. Шалаши были похожи на что угодно, кроме как на защиту от непогоды. Каждый делал все по своему разумению. И ходя было слышно, что даже сейчас Алексей Геннадьевич пытался организовать работу, у него это получалось весьма плохо. Видимо, большую часть времени он потратил на интриги, а не правильную организацию людей.

– А, явились охотники-разведчики! Я уже волноваться начал. И кого это вы ограбили? Ролевиков?

Проигнорировав возгласы своего бывшего начальника, Александр скинул свой груз на землю и как можно более громко закричал, призывая всех собраться.

Заместитель директора был явно недоволен, что его слова остались без внимания, но обострять ситуацию и идти на конфликт не стал, ему тоже было интересно. А главное запах. От вещей, что принесли эти «дебилы», как про себя он окрестил спорившую с ним компанию, завораживающе пахло кровью. Запах был слабый. Кровь успела высохнуть, но нос улавливал ее, и внутри разгоралось желание обладать этой кровью.

Когда все наконец собрались перед Александром, он забрался на поваленное дерево – так, чтобы его было видно всем.

– То, что я сейчас скажу – невероятно, но прошу мне поверить и отнестись к моим словам максимально серьезно.

Ему удалось завладеть вниманием толпы, хотя в такой ситуации это и не требовало каких-то особенных усилий. Одетый в странный для их времени костюм, мужчина привлекал внимание сам по себе, даже ничего не нужно было говорить. Люди тихо стояли и были готовы слушать.

– Мы не только вампиры, не только наги и занесены черт знает куда. Это полностью другой мир. Это не Земля. Я не знаю – параллельный ли это мир или еще какой. Бредим ли мы по отдельности или испытываем массовую галлюцинацию – в данном случае совершенно не важно. Вокруг нас другой мир.

Люди стояли и смотрели на него, ожидая продолжения. Даже Ольга Викторовна и Алексей Геннадьевич были молчаливы и не пытались ничего сказать, ни про вампиров, ни про другой мир.

– Я наткнулся на поле боя между несколькими людьми и выпил кровь мертвых. С человеческой кровью, все произошло ровно как и с волчьей, я получил их знания и воспоминания. Мы находимся в королевстве Элур, герцогство Кас, баронство Савоярди. В этом мире кроме людей есть и другие расы разумных существ. Но о вампирах никто не слышал. Горы, что вы можете видеть на западе – называются Налимскими или Налим. Они являются границей между королевством, в котором находимся мы и королевством Ород. Далее на север лежит Великий Северный Тракт. Он проложен к богатым рудникам на самом севере королевства – Залонским рудникам и крепости Залон. Лес на севере и на востоке людьми не заселен совсем. Его называют Проклятым лесом, и как местные считают – там обитает разная нечисть. Видеть ее никто не видел, но тракт на севере проложен вдоль гор, так как это более безопасное место, чем через лес восточнее. Горы населены гоблинами и они представляют опасность. Увидите маленькое мохнатое создание на двух лапах – убивайте сразу или оно убьет вас.

Александр и сам не знал, зачем он все это говорил людям. Хотя подспудно и понимал, что такое вот монотонное перечисление простых фактов действует на них в чем то гипнотически и они не поддаются панике или истерике. Поэтому вместо того, чтобы разделить имеющуюся у него кровь по капле между всеми, он продолжал и продолжал говорить.

– Королевство Ород и Элур находятся в состоянии войны и очень скоро через эти места пройдет ородская армия, с севера на юг. Их цель – захватить столицу герцогства до зимы. Кстати, сейчас начало сентября.

Замолчав, он обвел людей взглядом и решил не продолжать, а дать им возможность переварить полученную информацию. Но быстро передумал. Надо ковать железо пока горячо – нет истерик и нет попыток директора показать кто здесь главный.

– Сейчас нам как никогда раньше важно построить временные укрытия от непогоды и солнца. У нас теперь есть инструменты для рубки леса. Надо построить простые шалаши. Не пытайтесь сделать их слишком основательными. Они временные и они должны давать лишь защиту от солнца и сильного дождя. Это место мы скорее всего будем вынуждены покинуть через пару дней.

– Почему мы должны верить этому молокососу?!

«Началось. Не думал же ты, Александр, что все будет так гладко?»

Вперед вышла Ольга Викторовна.

– Сначала он нам рассказывает про кровь и называет нас ужасными богомерзкими тварями. Теперь он говорит, что мы вообще в каком то странном месте, а не на Земле. Дальше он скажет, что мы исчадия ада и должны убивать людей, чтобы жить!

Помощь пришла из совершенно неожиданного места. Свою протеже перебил Алексей Геннадьевич.

– Ольга Викторовна. Голубушка. Давайте не начинать сейчас. В другом мире мы или еще где, уже не важно. Построить шалаши и развести огонь, найти пищу – это сейчас первоочередные и архиважные задачи. Я уверен, что нас уже ищут, если мы находимся дома. Если же Сашенька говорит правду, то…

– Какая правда? Какую правду? Да этот…

– Успокойтесь, душенька моя. Давайте отложим это на потом, а сейчас нам с вами надо организовать людей для стройки.

Женщина остановилась на вдохе и шумно выдохнула. Какой бы истеричной она не была по своей натуре, всеми фибрами души она любила власть и поняла даже больше, чем ей хотел сказать ее начальник.

– Хорошо, Алексей Геннадьевич. Мы потом разберемся с этим выскочкой. Сейчас и правда надо позаботиться о людях.

Дальнейшие часы сложились в одну кучу. Так много и интенсивно Александр работал лишь в армии.

Для начала были разведены костры. Огнива, найденные у солдат, позволили сделать это быстро. Были разосланы дозоры и организована разведка всех прилегающих территории в радиусе километра, оставалось лишь удивляться тому, как директору удалось сделать это так быстро и грамотно. Рубились ветки и небольшие деревья, из которых складывались шалаши. Довольно неуклюжие, но дающие защиту от солнца. Учитывая то, что ставились они в лесу между деревьев, можно было не волноваться – лучи местного светила до людей не дойдут. Хотя еще и предстояло выяснить – опасна ли для них местная звезда. А вот местная пища была безопасна. Причем во всех смыслах. Голод она не утоляла, лишь несколько притупляла его. Все запасы провизии, которые солдаты имели при себе, были поделены и съедены в первый же перерыв на отдых. Также выяснилось, что вода вампирам нужна. К счастью Мария и Ольга, озадаченные Евгением чисткой и приведением одежды в должный вид, нашли небольшой родник всего в нескольких сотнях метров от лагеря. Тот небольшой родник, что находился в непосредственной близости от лагеря всего за полдня был основательно загажен.

К вечеру компания собралась вместе. Пившие кровь людей, они работали больше других и сделали много больше остальных. Как оказалось, иметь знания о чем-то и уметь их применять – вещи разные. Их тела не обладали нужными навыками. Чистые знания о чем-то и невозможность применить их на практике так, как это делали предыдущие «владельцы» знаний – это выматывало гораздо сильней физической работы. Все сидели несколько опустошенные и вымотанные.

Общее молчание нарушил Евгений, осведомившийся у своей супруги о том, как продвигается его поручение насчет одежды.

– Ну постирали и почистили все. Сейчас сушится. А вот как и чем штопать дырки – ни я, ни Маша не представляем.

– Что, вообще ничего похожего на нитки-иголки?

– Ага. Дружинники с собой не брали. А солдаты оставили в обозе авангарда. Есть лишь вещи, необходимые для текущего ремонта обуви.

– Это может стать проблемой. Одежда нам будет нужна.

Его жена весело засмеялась.

– Когда станет проблемой, тогда и говори об этом. А сейчас я вообще думаю, не стоит ли распустить нам всю одежду на тряпки?

– Это еще зачем?

– Ну так мы же вампиры…,- Ольга хитро улыбалась, глядя на супруга.

– И что с того? Местных будем пугать голыми задами?

– Ты до местных доживи сначала. Вампиры-то они того – солнышка боятся.

– Ну так мы сейчас шалаши и строили именно для зашиты от солнца, в первую очередь.

– Местное солнце называется Демур, а луна – Мур.

– А то я не знаю!

Супруга показала ему язык.

– И все же тряпки нам тоже будут нужны. Давай не будем пытаться починить порванные оружием вещи, а оставим их пока так, как есть.

– Ладно, хорошо. Кстати, а вещам, тем что сушатся, ноги не приделают? – озаботился Евгений, вспомнив, что женщины несколько раз участвовали в конфликтах, прогоняя то одного, то другого человека, требовавшего дать им одеться.

– Кто им ноги приделает, тому мы эти ноги поломаем. Я лично всем пообещала.

Зная характер своей жены, Евгений успокоился. Когда она что-то говорила таким тоном, ее побаивался даже он. Слова с делом у нее не расходились, и люди инстинктивно чувствовали, что если эта женщина говорит, что ударит, значит будет бить, а не просто угрожать.

Александр молча поднялся и стал снимать с себя одежду. Только сейчас, после целого дня работы, до него дошло в насколько привилегированном положении он находился. Весь день он был единственным из всех, кто носил одежду, остальные были нагими. Алексей Геннадьевич целых три раза пытался заполучить себе одежду и все при раза был откровенно послан Ольгой, снискавшей себе славу хамливой и вздорной женщины.

– Оставь, – Евгений серьезно глянул на парня.

– Не дело это так выделяться среди остальных. Не стоит.

– Может это и не дело, но точно стоит. Подумай сам. Этот ваш директор…

– Заместитель директора.

– Да хоть заместитель заместителя! Этот человек явно горит желанием руководить. Честно, не знаю, что ему взбрело в голову и откуда такое желание власти, учитывая обстоятельства. Но он этого хочет всеми фибрами души, – Евгений перешел на шепот, так что даже чуткий слух, приобретенный после перемещения в этот мир едва различал звук его голоса, – Но для нас он хреновый вариант.

– Организатор он очень хороший.

– Да плевать. Человекь он плохой и нам с ним будет ой как плохо. На собрании мы показали что он из себя представляет, а потом сами же отдали ему власть. Сейчас все признали его как лидера и подчиняются ему. Но он ничего не понимает в ситуации и будет вреден для всех.

– Он и правда весьма хорошо умеет организовывать дела, – посчитал нужным вставить свои пять копеек Геннадий.

– Это было в том мире. Я там тоже хорошо все организовывал, фирму свою имел, неплохо зарабатывал. А вот тут я, честно скажу – теряюсь. И этот ваш Алексей Геннадьевич теряется, хотя вида не подает. А Александр нет. Сашка делает правильные вещи.

– Я тоже в растерянности, Жень.

– Да плевать, главное что на делах это не сказывается. Поэтому оставайся в одежде.

– Зачем? – несколько пар глаз вопросительно уставились на говорившего.

– За щами. Одежда среди голых – это статус. Привилегированное положение над остальными. Одежду надо заслужить!

Все понятливо закивали. Ну да. В мире слепых, одноглазый – это король. В мире голых, одетый человек – это вожак, причем явный. Даже если он и ничтожество…

– А ведь если завтра будет ясный день, а мы уязвимы перед солнечным светом, то нам всем будет очень плохо, – подал голос Константин и начал перечислять, – Воды нет в шалашах, выйти за ней нельзя. Охотой мы не озаботились…

– Не каркай, сам же знаешь, что в этих местах ясные дни – редкость, и наверное это к счастью.

Память дружинников барона, всех как один – местных, хранила много интересного, и одним из таких интересных данных был тот факт, что северные провинции королевства Элур пребывали во власти облаков. На некоторых старых имперских картах Налимские горы и местность к востоку от них были обозначены как Облачный край, по крайней мере так одному из них рассказывал его дед. Сами то дружинники и солдаты были безграмотны. С той стороны Налимских гор, в королевстве Ород, ситуация была кардинально иной и большую часть года жители грелись под не жарким северным солнцем.

– Ладно, пора устраиваться на ночь. Сегодня был самый странный день в моей жизни.

Слова Александра вызвали на лицах присутствующих улыбки. Более странный день представить было сложно, а что ждет их впереди было и представить страшно. Пока же впереди была их первая ночь в новом мире.


Пара десятков гоблинов уверено шла по дороге. Ночь – это их время и можно было не опасаться, что мерзкие людишки появятся у них на пути. Люди предпочитают проводить ночь за крепкими стенами, а не ходить по дорогам. Поэтому отряд охотников уверенно двигался по человеческой трассе, а не шел обычными для их народа тропами, следующими параллельно ей. Идущий первым Иых резко остановился и припал к земле. Уых подбежал к нему, о чем-то поговорил и призывно замахал остальной группе, приказывая подходить. Оказалось, что в этом месте произошло столкновение. Земля хранила множество следов. Ничего особенного. Людям тоже было свойственно некоторое благородство и они тоже иногда сражались между собой. Это подземным жителям было близко и понятно, не землю же пахать, в самом деле. Убивать себе подобных – это достойное и благородное занятие, истинное призвание сильных. Отряд уже собрался идти дальше, когда крысюк сделал стойку и попискивая потянул свой поводок в сторону леса. Гоблины проследовали за своей ищейкой.

Давным давно выведенные магами из крыс, крысюки использовались гоблинами в качестве сторожевых и поисковых животных. Крупные, достигающие 30 сантиметров в холке, крысюки повторяли своих предков во всем, кроме хвоста. Последний имел длину более двух метров, что для размеров животного было неестественно и непропорционально и их отрубали когда животное вырастало, чтобы затем использовать в хозяйстве. Вот, например, поводок тем же крысюкам делали из кожи хвоста. Сами животные отличались повышенным умом, превосходя даже собак, отличным нюхом и дикой агрессивностью. Поэтому людские маги выведя их, быстро забыли про неудачный эксперимент и постарались избавиться от ненужного им животного. А вот гоблины нашли с новыми обитателями пещер общий язык и полное взаимопонимание. Поэтому в том, что отряд последовал за животным-ищейкой не было ничего необычного. На спаривание к самке этот крысюк не побежит по причине отсутствия здесь самок, а значит там, куда он ведет охотников, есть что-то интересное.

Небольшой овраг, куда так стремился крысюк, встретил отряд богатейшей добычей. Почти двадцать человеческих тел валялись в нем кучей. Да еще и полностью голые, что было совсем нехарактерно для людишек, предпочитающих закутывать свои мерзкие тела в ткань, ведь боги, как известно, нормальных волос им не дали, осерчав на бесчестных созданий. Лишь гордые гоблины носили шерсть, как и подобает истинным перворожденным. Вот и сейчас боги явили свою милость охотничьей команде, вышедшей на поверхность в поисках еды. Хорш произрастал плохо, добыча в походах была незначительной и истинные владыки мира начинали голодать. Семья опустилась до того, что отправила провинившихся воинов на поверхность, но не ради атаки на людей, а для охоты на животных. Такая богатая добыча и всего на второй день нахождения на проклятой поверхности! Удача, истинная удача и милость богов.

Успех отметили здесь же, съев одного из покойников и впервые за долгое время полностью насытившись. Остальные тела были разделаны, благо их даже не пришлось освобождать от тряпок, и упакованы. Маленький отряд добытчиков направил свои стопы домой. Семья будет довольна.


Лагерь уснул в одно мгновение. Еще, вот прямо сейчас, звуки деятельности разумных раздавались то там, то тут – и как отрезало. Лишь мирное сопение и редкие движения во сне. Даже часовые не были выставлены. Это конечно было еще одним проколом Алексея Геннадьевича, но исправлять эту ошибку никто не рвался.

Заснуть не получалось только у Александра. Сухая яма-расщелина была перекрыта жердями и на них был накидан ельник. Запах земли, свежесрезанных веток и хвои витал в воздухе, наполняя место умиротворяющей атмосферой. Эта землянка получилась весьма вместительной и более-менее в ней разместилась вся группа тех, кто пил человеческую кровь.

С одной стороны, это было не так уж и разумно. Самые сильные представители среди всех несчастных, закинутых в новый мир, были собраны в одном месте. С другой же стороны, страх и недоверие некоторых людей чувствовались просто физически. Несмотря на все возраставшую жажду крови, разгоравшуюся у них внутри, признавать себя вампирами никто не спешил. А некоторые так и вообще откровенно заявляли о необходимости изолировать «убийц». Да, и такие идеи тоже звучали. Как несложно было догадаться, их генерировала Ольга Викторовна и примкнувшая к ней главный бухгалтер фирмы.

Честно потратив пару часов в попытках заснуть Александр лежал в землянке и ворочался. Но всему когда-то приходит конец и он выполз из убежища, прекратив свои попытки. К счастью, он лег у самого входа и никого будить своим ночным «бегством» ему не пришлось. Потянувшись, он огляделся. Несмотря на низко висящие облака и полное отсутствие привычных источников света – не считать же за них гаснувшие угли костров, он превосходно видел все вокруг. Примерно так в своей старой жизни он видел в наступающих потемках. Хотя он ошибся. Источники света все же были. Просто это были не звезды, луна или фонари. Казалось, что некоторую светящуюся ауру дают растения. Живое светилось неким внутренним светом, который нельзя было назвать «источником», но он четко ощущался. А учитывая, что вокруг был лес, то света было более чем достаточно – вокруг царила феерия жизни.

Решив проверить свою теорию «ауры живого», Александр быстрым шагом подошел к трухлявому стволу упавшего дерева. Покрывавший его мох испускал эту ауру, однако стоило его отодрать и ствол стал выглядеть почти мертвым, так же как камни. «Почти» – потому что многочисленные насекомые, обитавшие под мхом, тоже светились этим странным внутренним светом.

Приняв решение больше не заморачиваться насчет увиденного, все таки это не самое важное, по крайней мере выглядело как не важное, Александр вернулся назад ко входу в их землянку. Взяв лук и кинжал он покинул лагерь, на этот раз решив пройтись в сторону гор. Насыщенные события дня требовали выхода. Утомительная работа его к сожалению не дала.

Удалившись от лагеря примерно на километр он стал высматривать на ветках деревьев птиц. Размер значения не имел, хотя ему еще надо было в них попасть. К счастью это занятие, невозможное при других условиях, было вполне по силам ему новому – живые птицы как выяснилось, светились этим внутренним светом ярче, чем растения. И высмотреть первую птицу удалось почти сразу, но к сожалению, она была слишком высоко и надежно прикрыта ветками и листвой. Лук и стрелы были бесполезны. Не обладай он новыми способностями он бы ее даже заметить не смог. Не рассчитывая на столь скорую удачу, он продолжил свою прогулку, которая уже спустя некоторое время стала грозить сильно затянуться. Птицы в открытую на ветках не сидели. Ночь, время различных хищников. Да и гнезда никто не отменял. Чертыхнувшись про себя, Александр перестал удаляться от лагеря и стал обходить его по дуге.

Удача любит смелых и настойчивых. И терпение Александра также было вознаграждено. Довольно низко на ветке, прямо по ходу его движения сидела сова. Самая настоящая сова. Он даже видел, что она смотрит на него, но видимо она не посчитала человека какой-либо угрозой для себя. Стрела оборвала ее существование, доказав птице ошибочность ее решения.

Подойдя к упавшей тушке, мужчина склонился над ней и не поднимая с земли, просто вытащил стрелу, а затем вставил палец в рану. Кровь птицы стала поглощаться прямо через кожу. Уже почти привычно и неудивительно. Как и чувство силы, нахлынувшее вместе с куцыми воспоминаниями птичьего ума. Подняв уже лишенную крови тушку, Александр принялся размышлять. Даже птица имела некое подобие воспоминаний и навыков, не говоря о том, что вся ее жизнь была полностью доступна кадр за кадром, как в кино. Забавляясь просмотром жизненного пути совы, он чуть не упустил главное. Запах. Уже некоторое время он четко ощущал запах.

Человек – создание приспосабливающееся ко всему. Еще утром возможность иметь нюх лучше, чем у собаки его забавляла, потом даже помогла, а потом… Тяжелая работа рядом с большим количеством людей. Как вы можете представить – пахли все сильно, и не сказать чтобы приятно. А вот некоторые женщины наоборот, пахли слишком приятно и даже возбуждающе. Одним словом запахи и способность их улавливать, стали раздражать Александра. И как почти любой человек, будучи не в состоянии справится с чем то, он стал это игнорировать.

А обнаруженный запах был весьма и весьма интересный. Запах медведя. Представив сколько крови будет в медведе, Александр непроизвольно облизнулся.

Оставалось решить как именно сделать медведя своей добычей. Ведь по своей собственной глупости он взял с собой лишь кинжал и лук. Одних голых знаний было недостаточно. Память людей хранила четкие и недвусмысленные понятия – в лес с одним кинжалом не ходят, тем более в ЭТОТ лес. Тут ведь хищники пострашнее медведей водятся. Но городской человек остается городским: перочинный ножик в лес? Да за глаза хватит! А тут целый кинжал! Ого-го! Но медведю этого будет мало.

Подобраться к берлоге не составило никакого труда. А дальше Александр решил действовать почти по методу охоты с рогатиной, то есть взять зверя измором. Только в его случае предполагалось, что зверь не истечет кровью и издохнет, а то, что эта самая кровь будет поглощена вампиром. Для этого надо нанести хищнику рану и держать в ней руку достаточно долгое время, при этом не давая зверю наносить ответные увечья.

Загривок! Подойдет идеально.

Безумству храбрых и глупых слагают песни. Не долго думая дальше, Александр стал бить рукоятью кинжала о ствол дерева. Следом за шумом в берлогу полетела коряга.

Медведь был огромен. Заревевший хищник, разбуженный и не довольный, был полон решимости поквитаться с обидчиком. Когда косолапый встал на задние лапы и зарычал, юный вампир проскочил под его лапами и оказался у него за спиной. Удар кинжалом в загривок, еще один быстрый удар в горло и кинжал полетел прочь, дело было сделано – шкура вскрыта. Удары были столь быстры, что зверь даже не осознал происходившего, а его шея уже оказалась в железных тисках такого хрупкого на первый взгляд существа.

Грозный хищник страшно заревел и неожиданно повалился на спину, придавливая своим весом висящего там человека. Но Александру было все равно. Его пальцы проникли в рану. Кровь уже поглощалась.

Быстрее!

Еще быстрее!

Еще быстрее!

Вся кровь ко мне!

С некоторой оторопью, лежа под тушей бьющегося медведя, человек понимал, что кровь действительно поглощалась с огромной скоростью и это происходило именно из-за его желания. Он получал желаемое.

Гораздо быстрее чем ожидалось медведь умер, отдав всю свою кровь другому хищнику, оказавшемуся более грозным, чем он сам.

Вылезая из под туши, Александр перестал думать о том факте, что он действовал как самый хороший насос. Ему вспомнился недавний разговор об одежде и солнце. Глядя на огромного мертвого медведя, он теперь видел лишь его шкуру.

«Господи, да это же какое покрывало-то хорошее получится. Придется нести тушу в лагерь!».

Шкура убитого им ранее волка оказалась слишком изодрана изголодавшимися людьми. Девушки пытались ее снять, но получившегося было слишком мало, чтобы можно было создать хоть что-то похожее на накидку. Эта же шкура была абсолютно цела.

– Придется тащить!

Самое забавное, что проблемой при транспортировке стал не вес медведя, а лук и стрелы, которые никак не получалось разместить так, чтобы не поломать их тушей. Решением стало надеть их на мертвого медведя, а он сам был взвален на плечи и довольно быстро принесен в лагерь. В котором никто не проснулся. Даже совершенно новый запах медведя не разбудил спящих.

Свалив тушу у входа в их землянку, Александр залез в нее и со спокойной совестью уснул. Опять не подумав об охране. Нет, если быть откровенно честным, то мысль об этом его посетила, но была отвергнута, как недостойная внимания.


Глава 3

Как известно благодаря зомбоящику, утро начинается с кофе. Остряки говорят, что утро начинается отнюдь не с кофе, а с утреннего похода в туалет, совсем пошлые вспоминают утреннюю эрекцию. Хотя последнее ну никак не может касаться большей половины человечества, но шутники находятся.

Утро в лагере вампиров началось с ГОЛОДА.

И опять стоит уточнить. Да – первым делом самые ответственные из всех, при первых признаках рассвета убедились, что небо по прежнему плотно затянуто тучами, а уж затем пришло чувство всепоглощающего голода.

Выбравшись из землянки и рассмотрев небо сквозь ветки деревьев, Александр с удивлением обнаружил, что в непосредственной близости от его места обитания ошиваются сразу пара десятков человек. Несколько девчонок из бухгалтерии, водилы, несколько совершенно незнакомых ему людей – видимо из числа отдыхавших в санатории.

– Игорь, что происходит?

Окликнутый им водитель сначала испугался, а затем засмущался.

– Ну мы… это…

Ко входу в землянку резко приблизилась девчонка-бухгалтер, кажется Юля. Или Света.

– Жрать мы хотим. А у тебя вот тут целый медведь.

– Так нету в нем крови.

Александр не стал делать вид, что не понимает о какой еде идет речь. Люди были настроены явно решительно и находились в крайнем напряжении. Им требовалась помощь, а не насмешки. Быстро сориентировавшись, он закричал в проход землянки.

– Серега, Олег, Семен. Выходите!

Вскоре все обыватели его временного дома вылезли наружу.

– Ого какой зверина, это ты когда успел-то?

– Ночью, но сейчас не об этом. Людям нужна кровь. Видишь как выглядят. Надо идти на охоту! Берите оружие, луки не надо.

Еще издалека он приметил идущего к ним Алексея Геннадьевича.

– Сашенька, что это у вас тут такое? – явно издалека начал его начальник.

По его лицу было видно, что голод или точнее говоря ЖАЖДА мучила и его, но говорить об этом он стеснялся и не мог так же запросто, как и бухгалтерша заявить, что ему хотелось «жрать».

– Это, Алексей Геннадьевич, медведь, убитый мной ночью. А еще мы с ребятами сейчас пойдем на охоту. Пожалуйста, организуйте людей так, чтобы потребление ими крови было цивилизованным и без хаоса. Живности тут хватает. И до середины дня, думаю, мы всех успеем накормить. Надо лишь потерпеть немного. Приносить туши животных мы будем в центр лагеря, туда где собирались все вместе…

К Александру подошел Олег и протянул ему копье. Вампир подержал его в руке, а затем решительно отбросил в сторону.

– Я буду работать булавой, оглушая зверей. Вы будете их носить, а девочки пока с помощью Евгения и Кости будут снимать с медведя шкуру. Геннадий будет следить, чтобы был порядок и если кто-то решит получить еду раньше детей и женщин, он силой обеспечит, чтобы все было правильно. Так?

Геннадий уверенно кивнул.

– Я с вами пойду, лишняя пара рук не помешает, – Евгений взял брошенное ранее Александром копье.

Тот покачал головой и резко схватив человека за локоть, грубо отвел его в сторону и зашептал ему прямо в ухо.

– Проследи как этот мудак будет организовывать людей, он же тоже голоден! Я поэтому вас троих тут и оставляю.

Евгений понятливо кивнул и еще более решительно покрутил копье в руке.

– Все сделаю.


Эта была самая странная охота, о которой он когда-либо слышал. Нет, ну конечно, охота Шарика из Простоквашино была еще более дикой, но и эта вполне могла с ней посоперничать.

Два сохатых, косуля, семейство кабанов и еще один медведь. Все они были пойманы, оглушены или убиты сильными ударами по голове и перенесены помощниками в лагерь. Зайцев вообще никто не считал. Подспудно было выяснено, что трупы воинов, которых они оставили в лесу – исчезли. Обнаружилось лишь кострище и обглоданные кости. Явно человеческие. Видимо гоблины постарались. Не став ничего трогать и стараясь замести свои следы, Александр вернулся в лагерь.


– Да куда ты ртом то лезешь! Тебе же русским языком говорят, сунь руку и все. Кровь через кожу впитается! Эффект тот же, если бы ты ее пил ртом!

Геннадий поучал очередного вампира тонкостям поглощения ими пищи.

Эту сцену в разных ее вариантах, Александр наблюдал каждый раз, возвращаясь с добычей в лагерь. Поэтому сейчас он не стал проявлять интереса и сразу подошел к Евгению.

– Медведя разделили между нашими?

Незаметно та группа, что пила вместе с ним кровь людей, стала для него «своими», в противовес двум другим группам – той, что уже открыто поддерживала Алексея Геннадьевича и другой, большей частью состоявшей из «серой» массы неопределившихся.

– Да, как ты и просил. Я проследил. Все наши, – это слово Евгений выделил интонацией, – Наелись досыта. Остальных пока держим на минимальном пайке. Даем крови так, чтобы прошла жажда. Геннадьевичу и его людям вообще скормили зайцев.

Александр кивнул. Это было верное решение. Вскоре после того, как стали потреблять кровь разных животных, стало понятно – не все животные равны, некоторые из них равнее. А точнее, кровь более сильных животных не только лучше насыщает, но и делает пьющего ее сильнее. Проще говоря, женщина, выпившая кровь медведя, без всяких проблем победит того, кто пил кровь зайца. Еще, конечно, оставался фактор количества выпитой крови, но тем не менее бывший бизнесмен принял правильное решение. Непонятно чем закончится в будущем вся эта канитель с противостоянием у власти, когда одни не хотели признавать любое другое мнение, кроме своего, а вторые не хотели подчиняться глупым приказам, и более того – сами активно проводили свою политику. Долго такая ситуация продолжаться не могла, и стоило на всякий случай держать противника на «низкокалорийной пище». Александр пока что во всей этой ситуации жалел лишь о том, что они попали сюда без генерального. Виктор Андреевич был человеком железной воли и сильной харизмы, никаких проблем с командованием и властью здесь даже не возникло бы.

– Все правильно сделал. Как думаешь, еды хватит? Или еще сходить?

– Хватит. Отдыхай.

– Да я и не устал.

– Еще бы ты устал то, целого медведя в одно горло употребил и спать завалился.

Глядя на довольную, улыбающуюся физиономию своего союзника, Александр и сам усмехнулся.

– У меня молодой растущий организм, мне много надо.

Евгений громко заржал.

– Иди уже отсюда, «растущий организм». А если так хочется что-то сделать, сходи к девчонкам, шкуры от них забери, а заодно отнеси им вон того кабана.

Указанную Евгением тушу Геннадий как раз относил в сторону от импровизированной столовой.

– Будет исполнено!

Вскинув руку в шутовском приветствии Александр пошел в направлении ручья, «забыв» взять тело кабана. Затем остановился и вернулся назад.

– Я место вчерашней схватки осмотрел. Судя по всему, там этой ночью побывали гоблины и унесли тела, а одного съели. Я все внимательно изучил. Кто бы там ни искал, они решат, что их люди попали в лапы к гоблинам и были съедены. По нашим следам не пойдут.

В этот раз Александр пошел в правильном направлении и уже захватил с собой кабанчика.

Евгений еще раз усмехнулся ему в след и разворачиваясь, перехватил направленный на него взгляд, полный ненависти. Ольга Викторовна. Склонив голову в легком поклоне, он пошел в середину лагеря. Раз уж их спешный переезд откладывался требовалось еще многое сделать и многое организовать. Этот их Алексей Геннадьевич, хоть и сыпал странными идеями, дело по организации чего-либо знал на зубок и надо было ему помочь.

Уже сейчас разные бригады занимались заготовкой леса, женщины плели плетни из прутьев. К сожалению, всему этому энтузиазму не хватало не только навыков, но и знаний. Кровь животных насытила лагерь и дала людям силу, но кровь людей пили пока только девять человек. Советы Евгения были нужны людям. Вторым таким советником выступал Константин, оказавшийся на редкость рассудительным и умным парнем. Они вдвоем выступали этаким мозговым центром, а Алексей Геннадьевич обеспечивал, чтобы придуманное начинало осуществляться и работало. Сейчас же, в связи с изменениями планов по скорейшей смене места обитания, предстояло внести коррективы в работу людей.


Александр, оттащив дохлого кабана к девушкам, которые занимались разделкой туш и снятием с них шкур, решил сходить к ручью и малость умыться. Воняло от него такой разнородной какофонией, что в пору было участвовать в конкурсе – самый рвотный запах. Около ручья обнаружились сразу три незнакомые ему девушки, которые были заняты организацией запруды. Сначала все три посмотрели на него довольно зло, но быстро опознали, что пришел главный добытчик. Их взгляды сменили гнев на милость и даже некоторую доброжелательность.

– Ты попить или помыться?

– Да вот ополоснуться хочу.

– Тогда тебе ниже по течению, там еще одна запруда есть, в ней можно плескаться, здесь только пить, – строго произнесла одна из них.

Видимо, уже не первый десяток раз им приходилось объяснять людям новые правила пользования ручьем. Подобное разделение было как нельзя кстати с учетом того, что стало с самым первым родником, который удалось найти в этом мире.

Подняв руки в успокаивающем жесте, Александр улыбнулся и пошел по берегу ручья вниз по течению. Метров через сто пятьдесят была обнаружена искомая запруда. Разлив воды и ее глубина, позволяли сразу нескольким людям одновременно принимать водные процедуры, но сейчас тут никого не было. Сняв одежду, мужчина с огромным удовольствием окунулся в чистую ледяную воду. Да, не баня и не душ с ванной, но все же лучше, чем ничего. Ощущение блаженства не портили ни муть, поднятая со дна, ни опавшие листья, ни абсолютно ледяная вода, горного по своей сути ручья.

Расслабившись, он просто пару минут с удовольствием лежал погруженный в воду. Если забыть об обстоятельствах, в которых он находился, то Александр в этот момент со всей ответственностью назвал бы себя счастливым человеком. Решив, что дальнейшее безделье вредно – его еще шкуры просили забрать, да и работы в лагере было достаточно, он поднялся и, как это иногда бывает, его мысли переключились.

Прямо в данный момент он почему-то вспомнил убитого ночью медведя. А еще точнее то, как повинуясь его желаниям и мыслям, кровь с огромной скоростью просто высасывалась из животного. Выйдя из воды он присел на корточках на берегу и стал смотреть как успокаивается водная поверхность после него. Память услужливо подкинула ему картинки воспоминаний других людей. Маги.

Вот идет парнишка, одетый в легкий кафтан и сапоги, по внешнему виду обычный сын приказчика или богатого ремесленника. Но знак! Перекрещенные молния и меч! Будущий паладин! Маг! Ему надо поклониться! Сопляк он еще, конечно, и лещей ему надавать бы, а не поклоны бить, но нельзя. И кланяешься, смотря на его самодовольную рожу. Рожу человека, которому повезло родиться со способностями, а ведь мог бы сейчас дерьмо за свиньями убирать на хозяйском дворе, паршивец мелкий.

Александр встряхнул головой. Да уж. Наличие в этом мире магии он как-то не учитывал до сих пор. А что если…

Мужчина протянул руку над водной гладью и, сосредоточившись, приказал воде под ней образовать воронку. Поверхность воды пошла кругами, и вот уже через пару мгновений Александр наблюдал самый настоящий водоворот, который повинуясь его желаниям, то набирал скорость, то становился совсем медленным.

– Твою же мать!

Решив продолжать, он приказал воде подняться к его руке и вскоре, с неким эстетическим чувством удовлетворения, смотрел на редкое явление – водный торнадо. Или лучше было назвать его смерчем, торнадо-то он вроде водным не бывает. Решив не заморачиваться с терминологией, мужчина встал, одновременно прекращая поддержку сотворенного им чуда. Вода упала обратно в запруду, а в руке парня уже тлел огонек. Небольшое пламя, как от свечи, горело прямо на его ладони. Александр даже ощущал тепло, исходящее от этого огня. Очередное желание, подкрепленное четкой мысленной командой – и вот в его руке уже полыхал огненный шар. Огонь не плясал языками, как на костре, он закуклился, пытаясь пожрать сам себя и находясь в четких границах сферы. А вот жар от этого шарика шел такой, что рука начинала пригорать. Сделав небольшой замах он кинул шар в сторону, тот начал свой полет, но пролетев примерно метр бесследно исчез, просто растворившись в воздухе.

Осмотревшись по сторонам, Александр недоуменно почесал затылок.

– Хм, а если так.

Разум нарисовал картинку огненного ада – стен огня внизу, падающего сверху огня. И все это примерно на расстоянии двадцати метров от него, ровно в том месте, где весело журчащий ручей делал поворот и скрывался среди деревьев. Ничего. Абсолютно ничего не произошло. Прекратив стараться и напрягаться, он еще раз проверил свои способности, и на кончике его указательного пальца весело затрепетал маленький огонек. Даже и сил никаких не надо.

– Может вода мешает?

Быстро выбрав другую точку применения своих магических сил, Александр вновь представил себе огненный ад. Выбранная поверхность была идеальна – много сухого дерева и никакой воды. Но, как бы он ни напрягался, и какие бы подробности его разум ни рисовал, разукрашивая этот локальный армагеддон, ничего не происходило.

– Ну и ладно, не очень то и хотелось.

Подойдя к своей одежде, сложенной в пяти метрах от воды, он легко сделал так, чтобы штаны прыгнули ему в руки.

– Ну прямо джедай.

Вслед за штанами их судьбу разделила рубашка, а затем и куртка. С портянками он уже не игрался и присев задницей прямо на землю, спокойно намотал их на ноги и надел сапоги. Магия была странной, куцей, обрезанной, но она была, и теперь надо было выяснить – один он такой особенный или все новоявленные вампиры обладают подобными способностями? Шанс на выживание в этом мире начинал отличатся от нуля. Следовало срочно обсудить это с соратниками, и главное было не забыть захватить шкуры. А то Ольга, несмотря на всю его силу и обнаружившеюся магию, надает ему по попе.

Девушки встретили его приветливыми улыбками. Сейчас они занимались разделкой туши лося и его шкурой. На многочисленных кострах вялилось мясо, несколько детей следили за ним, под присмотром хмурого мужчины. Жилы с особой заботой обрабатывались Марией – веревки, которые можно было из них сделать, были сейчас весьма ценны.

– Есть что забрать в лагерь?

– А вон, медвежью шкуру бери. Только пока твоего медведя и выскоблили, да закончили до приемлемого состояния – завтра, если что, ей можно будет прикрываться, – Ольга встала и потянулась, – А вообще аж жалко, столько шкур хороших портим, эта наша псевдовыделка их убивает.

– Да мы из них одежду шить не собираемся. Это материал для укрывания и не более того.

– Я понимаю, но крестьянская жилка не дает спокойно наблюдать наше варварство.

Ни солдаты, ни дружинники не обладали знаниями о том, как же именно надо выделывать шкуры. Они лишь видели это. У людей также не было таких навыков. Поэтому шкуры были сняты, растянуты, выскоблены, на скорую руку высушены у костров и натерты золой, а потом хорошо промяты. Получалось откровенно плохо, но хоть какие-то накидки были нужны уже сейчас. Взяв в руки свернутую в рулон шкуру, Александр уже было хотел уйти, но затем новая мысль пришла ему в голову и он остановился.

– Что такое, Саш? – телодвижения парня не укрылись от глаз Ольги.

Тот же постояв и подумав, лишь покачал головой.

– Да нет, ничего, позже поговорим.

Не стоило отвлекать девушек от нужной работы рассказами о новых способностях.

Евгения и Константина он нашел в самом центре импровизированного лагеря. Они активно спорили с Алексеем Геннадьевичем о необходимости соблюдения маскировки и требовали, чтобы люди вырубали деревья как можно дальше от лагеря. Последний был категорически не согласен с тем, чтобы тратить время на доставку необходимых материалов и гнул свою линию, чтобы продолжать пользоваться находящимися прямо под рукой ресурсами.

Участники спора уже совершенно не стеснялись в выражениях. Было видно, что это не первая их перепалка за сегодня.

– Ну смотрите же вы. Прямо в центре лагеря повалены несколько деревьев ради того, чтобы построить вам шалаш, – Евгений откровенно орал, не заботясь о том, что чуткий слух вампиров делал эту ссору достоянием всех людей в лагере, – И что хорошего? Да, у вас отличный шалаш, и открытая местность, в которую можно вертолет посадить!

«Штабной» шалаш был действительно великолепен. Сразу три дерева, находившиеся примерно на одной линии и на небольшом расстоянии друг от друга, были повалены. Причем их подрезали не у основания, а на высоте примерно двух метров и повалили в одну сторону, не дав стволам окончательно отделиться от столь высоких пней. Верхушки упавших деревьев были подняты и поставлены на рогатины. Между стволами кинули тонкие жерди, переплели прутьями и накидали веток и лапника. Получился настоящий дом с большой внутренней площадью, в котором разместился Алексей Геннадьевич и его ближний круг. В состав «приближенных» помимо Ольги Викторовны и главного бухгалтера также входили начальник транспортного отдела, директор санатория и еще десяток человек. Все они с комфортом разместились в этом поистине циклопическом шалаше, который быстро стал и штаб-квартирой всего лагеря. Именно сюда люди вынуждены были ходить, чтобы решать проблемы, получать указания на работу и прочее. Кроме окружения Александра никто сильно не роптал на Геннадьевича и способы, которыми тот управлял. Все понимали, что должен командовать кто-то один. Ну так почему бы этим одним и не быть начальнику, чьи приказы они привыкли выполнять за последние годы. Попав в сложную ситуацию, люди спокойно переносили и высокомерие, и грубость, столь присущие заместителю генерального директора в его прошлой жизни на Земле. Он же считал, что никто кроме него и не достоин управлять. Как казалось, Алексей Геннадьевич совсем не пытался поменять привычный ему образец поведения, хотя обстоятельства изменились кардинально, и был уверен, что он один – истинный лидер. Люди же не спешили его разубеждать, сейчас были более насущные дела, которые они и решали под его руководством. Лишь небольшая группа выскочек постоянно ставила и авторитет, и власть Алексея Геннадьевича под сомнение.

– Вы же рассказывали нам всем что тут нет вертолетов! Как это понимать, молодой человек?!

– Да при чем здесь вертолет, старый ты осел! Пойми ты, мы – вампиры! Ты же вот сам кровь пил недавно.

– А вот что я пил – вас не касается! Идите вы к черту отсюда и не отвлекайте меня от настоящих дел. Я из-за вас не могу помочь всем этим людям.

– А им и не придется помогать если по вашей милости они сгорят на солнце, защиту от которого вы возводите, оголяя целые участки леса от деревьев, которые сами по себе являются естественной защитой!

– Да чтобы какой-то сопляк учил меня, меня! Да ты кто такой вообще?!

Дальше конфликт лишь разгорался. К сожалению, успела подойти Ольга Викторовна и все перешло в совсем похабную сцену. Алексея Геннадьевича, плюющегося слюной, просто оттаскивали от Евгения, которого от активных действий удерживал Константин.

– Доволен, мерзавец? – бросила стоящему в стороне Александру Ольга Викторовна.

Тот лишь пожал плечами и кивком головы позвал за собой Женю и Костю. Они молча прошли к землянке, где нашли Сергея и Геннадия, почему-то сидящих вокруг костерка и болтающих о всякой ерунде.

– А чего, работы больше нет?

– Отдыхаема, начальникама! – Сергей был явно настроен на веселый лад.

– Ну тогда пошли за мной, покажу кое-что.

Серьезный тон сразу отбил желание шутить. В полной тишине группа мужчин покинула лагерь и углубилась в лес.

– Вы обратили внимание что в этом мире есть маги? – задал свой первый вопрос Александр, когда они по его мнению отошли достаточно далеко от лагеря.

– А то! – первым ответил Константин, – Паладины, шаманы, друиды, некроманты, ведьмы, колдуны, жрецы – да в целом кого только нет в памяти солдат. Но особенно у них у всех внимание сосредоточено на паладинах – воинах, способных применять личную магию.

Все именно так и обстояло с воспоминаниями что солдат, что дружинников. Люди военные и простые, они прежде всего были знакомы именно с военным применением магии, где большую роль играли те, кого называли паладинами. Люди, неспособные к «настоящей» магии, но обладавшие «личной» и выбравшие своей профессией войну. Сражавшиеся обычным оружием, такие бойцы были способны на некоторые магические трюки, такие же как и те, что Александр вытворял у запруды – притянуть или оттолкнуть противника, ослепить, заблокировать удар, подлечить себя. Такой нехитрый арсенал приемов, тем не менее, был объектом зависти обычных воинов, поскольку делал паладинов весьма серьезными противниками. Кроме них были и те, кто в памяти местных именовались как «настоящие боевые маги». Среди них выделялись стихийные маги – в основном огня, льда и земли. Но были и более «экзотические представители», как например шаманы, которые своей силой подчиняли себе животных и видоизменяли их, делая полностью послушными своей воле. Или некроманты, делавшие тоже самое, но уже с «мертвым материалом». «Боевые машины», полученные таким путем, что шаманами, что некромантами, обладали огромной силой, но требовали больших затрат энергии.

Решив не разводить дальше разговоров, Александр встал лицом ко всем друзьям и зажег на ладони небольшой огонек. Не останавливаясь на достигнутом эффекте, он вытянул вторую ладонь и сотворил на ней крохотный торнадо. Дав возможность оценить увиденное, он некоторое время просто стоял, а затем направил и огонь, и торнадо вверх. Пролетев небольшое расстояние, они ожидаемо исчезли.

– И что это было? – первым пришел в себя Сергей.

– Магия! Я просто хочу что-то, и максимально точно представляя желаемое, заставляю его работать.

В доказательство своих слов он поднял с земли камень, очистил его от мха и кинул в руки двух товарищей, стоявших напротив, две части некогда единого камня. Ровные, как будто отполированные поверхности указывали место, где камень еще недавно был одним целым.

– Просто представил, что лазером его режу, но без визуализации эффекта. Попробуйте!

Сергей здесь же уставился на кусок камня у себя в руках и резко вскрикнул, уронил кусок и засунул палец в рот. В воздухе запахло кровью. Когда он вынул палец, все увидели, что кончик указательного пальца отсутствует, а сама рана имеет очень ровный срез.

Смотря на это, Константин вытянул на ладони свою половину камня срезом вверх и уставился на нее. Через секунду на ровной поверхности загорелся маленький огонек. Затем из центра огонек переместился к краю, объехал камень по периметру среза и вернулся в центр, где оторвался от камня и завис в воздухе, в сантиметрах трех от поверхности.

Не сговариваясь, Сергей и Евгений зажгли огонь на кончиках своих пальцев.

– Я надеялся, что так и будет, – облегченно вздохнул юноша.

– Как именно «так»?

– Что мы все маги. А не я один.

До самого последнего момента его грыз червячок сомнения. А что, если он особенный? Были возможны разные варианты и очень не хотелось, чтобы среди вампиров магов было также мало, как и среди людей.

– Это мы теперь можем огнем кидаться, как маги в той битве, которую помнил десятник?

Ородский десятник некогда был участником небольшого, но крайне интенсивного сражения, в котором маги сыграли решающую роль. Тогда над полем носились не обычные «огненные стрелы», а «фаерболы»; сразу в нескольких местах лился «огненный дождь»; пара отрядов противника была сожжена в «огненной вьюге». Ородские королевские войска, при поддержке архимага, подавляли мятеж одного графа.

– А вот так мы не можем, – в доказательство Александр сотворил огненный шар и кинул его. Тот, как и раньше, исчез стоило ему отдалиться от человека.

– Похоже, что мы как те паладины – не «настоящие маги», а личные.

– А это мы сейчас посмотрим, кто тут «ненастоящие», – Константин сотворил в своей руке шаровую молнию и отправил ее в полет.

Шар медленно пролетел небольшое расстояние и растаял в воздухе, как и предыдущие заклинания, не оставив никаких следов. Но расстроенным Костя не выглядел.

– Интересно. Саша, а ну-ка возьми веточку.

Безропотно подчинившись требованию приятеля, Александр поднял с землю первую попавшуюся ветку.

– Теперь стой и держи ее вертикально.

Константин остановился в полуметре от ветки и сосредоточенно посмотрел на ее кончик, смотрящий в небо. Там вспыхнул огонек. Ветка загорелась.

– Затуши, – сказал Костя.

Александр потушил огонь. Экспериментатор сделал шаг назад и снова сосредоточился на ветке. Пламя опять разгорелось. Не дожидаясь, Александр затушил и этот огонь, а его напарник в это время сделал еще шаг назад. В этот раз ничего не получилось. Какие бы усилия Константин ни прикладывал, но разжечь огонь он не смог. Равно как и никто другой из присутствующих. Путем небольших экспериментов они выяснили, что область, в которой они могут влиять на предметы и творить магию, представляет собой сферу радиусом около одного метра. В этом объеме пространства они могли почти все, за его пределами не могли ничего. Также оказалось, что магические способности совсем не «бесплатны» – Константин, который испробовал огромное количество разных магических приемов, начиная от боевых и заканчивая бытовыми, через 30 минут стал очень голоден и был вынужден убежать на охоту, оставив своих коллег и дальше тренироваться с новоприобретенными способностями. Вернувшись минут через двадцать, он был полон сил и готов вновь творить заклинания, а в его руке была тушка лисицы.

– Девчонкам на шубку, – пошутил он.

– Ты не зубоскаль, лучше еще чего сотвори, – Евгений был неумолим.

Требовалось выяснить, тратилась ли на заклинания какая-то «особенная» энергия, или хватало той, которую вампирам давала кровь.

В ответ он получил вихрь и торнадо в придачу с летающим трупом животного.

– Да правда, все нормально. Голод как-то сильно проявился, видимо я потратил всю энергию крови на заклинания, но сейчас я в полном порядке.

Евгений же убедившись, что все действительно нормально, решил заканчивать опыты.

– Давайте вернемся в лагерь. Там еще много работы, не у всех шалаши такие надежные, как у вашего начальника.

– Это точно, хоромы он себе отгрохал королевские.

– Ага, а буквально рядом с ним есть семья – отец, мать и сынишка лет десяти. Так у них шалаш – одно название, просто жердь как перекладину между двух деревьев закрепили и побросали на нее веток. С одной стороны все прикрыто хорошо, а с другой все открыто. Они там и ютятся.

– А вы-то куда смотрите?

– Саша, а при чем здесь мы-то? Алексей Геннадьевич у нас главный. Мужик этот с ним поссорился – ну и вот…

– А ну пошли, посмотрим, – Александр ускорил шаг, – И давайте не распространяться пока о магии. Нашим скажите всем, а другим пока не надо.

Утвердительные кивки были ему ответом.


Искомый шалаш нашелся быстро. Его обитатели были рядом. С хмурыми лицами они работали над тем, чтобы сделать его надежным укрытием. Даже десятилетний парнишка был серьезен и работал наравне со взрослыми.

– Помощь нужна?

Мужчина довольно зло посмотрел на визитеров.

– Мы не откажемся от помощи, – быстро произнесла женщина, взглянув на мужа.

Александр осмотрел место работ. Шалаш представлял собой типичную конструкцию, которую возводили в первый день заброшенные в новый мир люди. Каким-либо образом закрепленную поперечно жердь, на которую накидывались ветки, образовывавшие покатую крышу, лапник под этим навесом и кострище рядом. Сама крыша защищала лишь то направление, которое было самым светоопасным, все остальные стороны в шалаше были открыты. По всему лагерю подобные конструкции уже давно были превращены в куда более добротные постройки, у некоторых даже вчера. Этот же, явно работящий мужчина, почему-то до сих пор имел лишь жалкое подобие укрытия, и осознавая сей факт, остервенело работал над его улучшением. Оценив фронт работ и убедившись, что основное поперечное бревно установлено очень прочно, Александр решил приподнять и наклонные жерди, сделав подобие крыши над головой. Надо было лишь поставить икс-образные распорки параллельно основному бревну и укрепить на них еще одну поперечную перекладину, соорудив из наклонных жердей чуть покатую крышу. Рассказав свою идею хозяину шалаша, он лишь наткнулся на злобный комментарий.

– Думаете, я не понимаю?! Я так и хотел сделать. Но видите ли, «дополнительных жердей» в лагере нет и мне надо рубить их самому, если я хочу построить себе «дворец».

Поняв откуда растут ноги, Александр даже не стал развивать вопрос дальше.

– Ну тогда мы с ребятами их сейчас нарубим и принесем, а вы пока наберите листьев и лапника.

– Что это за бред про отсутствие жердей в лагере? – спросил он, когда они вышли за пределы лагеря в поисках подходящих деревьев для строительного материала.

– Да я говорю, мужик этот, его Слава зовут, поцапался с Алексеем Геннадьевичем. Еще вчера. Сильно поругался. Он ведь вчера сначала как проклятый впрягся в общую работу и пахал за двоих, а к вечеру обнаружил, что ему и его семье построили что-то типа вигвама и пару веток сверху кинули, мол, дальше – сами как хотите. То, что ты видел – это он уже сам перестроил за вечер. После того как поругался с нашим «великим» руководителем.

– А сегодня полдня он что делал?

В этот раз вместо Евгения ответил Константин:

– А его с утра опять запрягли работой на общее благо. Сам слышал, как ему ваш Геннадиевич по ушам ездил. А этот Слава – мужик явно из тех, кто ради коллектива горы свернет.

– И чего?

– А ничего. Когда он увидел, что вся его общественная работа ничего не принесла ему лично и его семье, он снова пошел разбираться и опять хорошо так поругался с этим павлином. Тот ему даже заготовленных жердей не дал и погнал самостоятельно их рубить, подальше от лагеря. Мол, раз ты не хочешь работать для всех, то и мы тебе ничего не должны.

– Да, эта сволочь такое может. Помню, одну девчонку из технического отдела доводил, пока та не уволилась, а все из-за того, что сказала ему, что у нее есть свой начальник и советы дилетантов она слушать не будет, – Александр остановился, – А народ чего, даже не сказал ничего по поводу такого поведения Геннадиевича?

– Ну понятно, довольны были не все. Но промолчали.

– А вы?

– А мы тоже промолчали. Надоело с этим идиотом ругаться.

На это Александр лишь покачал головой и пошел дальше.

Когда через час они вернулись, нагруженные значительным количеством жердей и палок, их встретил восторженно-благодарный взгляд мужчины. Было видно, что он скорее ждал очередного разочарования и подлости, и никак не рассчитывал на настоящую помощь. С таким количеством помощников и заготовленного материала, шалаш очень быстро стал напоминать нормальное укрытие – как от солнца, так и от непогоды. Осталось лишь накидать побольше веток, обложить мхом, да соорудить экран для костра – и можно было вполне сносно существовать.

Евгений, забрав оставшиеся жерди, понес их к общему складу, а Александр, немного поговорив с мужиком и выслушав благодарности его и жены, отправился прогуляться по лагерю, чтобы оценить – не нужна ли еще кому-нибудь помощь в обустройстве. Побродив по лагерю от одного шалаша или землянки к другой, он помог где советом, где делом.

В целом, он мог гордиться и своей работой, и работой людей, попавших вместе с ним в бедственное положение. Меньше чем за двое суток люди устроились на новом месте – и не просто имели лежанки, но и возвели себе подчас серьезные строения в качестве укрытий. Естественно, праздновать победу было рано, но сделанное внушало оптимизм.

Уже находясь почти около своей землянки, он услышал нарастающий спор и даже ссору. Слух донес что ругался Константин. Что же надо было сделать, чтобы вывести из себя спокойного и флегматичного парня, Александр даже и не предполагал. Пойдя на звуки яростной словесной баталии, он ожидаемо нашел ее рядом со «штабным» шалашом. Уши не подвели, в этот раз ради разнообразия с Алексеем Геннадьевичем спорил именно Костя, а Евгений стоял в сторонке и что-то тихо говорил одной из девушек-бухгалтеров.

Как вскоре стало понятно, в этот раз причиной конфликта были не организационные вопросы. Чуток отойдя от первого шока и наладив быт, некоторых потянуло на романтические приключения. Чему немало способствовало отсутствие одежды у всех, кроме Александра. Сверкавшие обнаженными частями своих прелестных тел и очаровательно пахнущие, девушки явились отличным катализатором.

Начальник отдела планирования, Максим Иванович Крапивин, друг Алексея Геннадьевича и племянник главного бухгалтера фирмы. Он и в лучших условиях прежней жизни не отличался строгим моральным обликом. Здесь же, попав в столь фривольные условия и видя вокруг так много прежде желанных и знакомых объектов, он не удержал себя в руках и прижал к дереву одну из подчиненных своей тетки. Девушка, естественно, не оценила подобных знаков внимания. Она робко и тихо отказывала столь «видному» мужчине в ласках, убирая его руки, все время лапающие ее. Так продолжалось ровно до момента, когда всю эту сцену обнаружили соратники Александра, пришедшие к «штабному» шалашу. И все бы закончилось на паре резких слов, сказанных сексуально озабоченному мужчине, да только за всем процессом «ухаживаний», больше походившими на насилие, наблюдал Алексей Геннадьевич.

Стерпеть подобное отношение, грозившее разрушить коллектив, приятели не могли. Максим Иванович, получив от Евгения сильный удар в грудь, отлетел на несколько метров, а Константин устроил громкую склоку с Алексеем Геннадьевичем, который, как оказалось, не видел в подобном ничего плохого. И среди оправданий действий его друга были и те, за которые стоило бы намять бока и ему самому.

– Да она сама тут крутит задом весь день! И что, теперь нормальные мужские реакции уже запретить? Насиловать-то ее никто не собирался. Хотела бы – ушла!

– А у меня сейчас есть естественная мужская реакция морду вам набить…

Взаимные претензии стали ненормативными. Прислушавшись, Александр понял, что и Евгений выговаривал девушке совсем не то, что стоило бы говорить в такой ситуации.

– Да била бы его промеж ног и головой о дерево, в тебе силы сейчас – не меньше, чем в нем!

Это было действительно так, вампиры, как оказалось, были существами, физическая сила которых зависела не от их пола, а лишь от количества выпитой крови и ее «энергетичности». Кто «лучшей» крови употребил больше, тот и сильнее. А наличие чего-либо между ног или отсутствие – совсем на силу не влияло, равно как и мышцы в других частях тела. Поняв, что пора брать ситуацию в свои руки, Александр вышел прямо к спорщикам.

– Так. А ну прекратили, горячие финские парни! Женя, Костя, у вас дела есть, – и видя непонимание коллег, намекнул, – Вам же кое-что важное надо сделать с руками.

До Евгения сразу дошло, что речь идет о магии и необходимости наконец рассказать о ней оставшейся части их команды. Костя же намек не понял и его, разгоряченного спором, пришлось утаскивать силком. Александр занял его место напротив Алексея Геннадьевича. Вокруг собралось весьма много народа. Привлеченные шумом люди все скапливались и скапливались.

– Вы же понимаете, Алексей Геннадьевич, что поведение Крапивина было за гранью дозволенного нам сейчас. Нынешние условия требуют…

– Нынешние условия требуют установления жесткой иерархии и абсолютного подчинения старшим, молодой человек. И больше ничего они не требуют! И не надо нам этого ханжеского морализма. Что естественно – то не безобразно! А вот ваше неподобающее поведение и ваши неподчинения мои приказам – просто вопиющее безобразие!

– Вас никто не выбирал здесь главным, Алексей Геннадьевич, чтобы я слепо повиновался вашим приказам.

– Я! Я здесь главный! – проорал прямо ему в лицо руководитель, – Я самый старший начальник из присутствующих!

– Ну, если уж говорить логически, то мы являлись отдыхающими, и самый старший начальник, несущий за нас всех ответственность – это директор санатория, а не вы. Все-таки вы руководитель лишь половины здесь присутствующих. Для остальных вы такой же отдыхающий, как и они. И руководство санатория имеет приоритет.

– А все руководство санатория полностью со мной согласно и поддерживает меня!

– Я все же напомню вам, что вы не назначались людьми и не выбирались ими. Вам не предоставлялись властные полномочия еще какими-либо способами. Лично я вам таких прав над собой не давал! Поэтому давайте вы будете вести себя более адекватно ситуации!

– Ты, сопляк, мне про адекватность сейчас говорить будешь?

– Да, вам! Так как за свое будущее я отвечаю сам и не нуждаюсь в ваших ценных указаниях!

– Твое будущее в моих руках. Как я скажу – так все и будет! Я здесь главный! И вы будете выполнять мои распоряжения – и сейчас, и в будущем!

Этот спор мог бы продолжаться довольно долго, но он был прерван. Орлов Михаил вклинился между двумя людьми.

– Хватит уже народ пугать, – добродушно пробасил он, – Скоро темнеть начнет, а у нас еще не все сделано.

Его неожиданно поддержала Ольга Викторовна, которая согласившись с тем, что «Мишенька дело говорит», утащила Алексея Геннадьевича за шалаш.

Александр тоже не стал задерживаться и пошел в свою землянку. На полпути к ней он обнаружил всю свою компанию.

– Подслушиваете?

– Держим руку на пульсе общественной жизни нашего племени, – отшутился Сергей.

Уже в самой землянке они стали обсуждать действительно важные вопросы. Хотя сначала конечно пришлось выслушать восторги женской части компании по поводу магии и как это здорово. Потом речь все же зашла о недавнем инциденте.

– Убирать его надо с начальников, каши мы с ним не сварим.

– И кого вместо? Директора санатория? Так он в рот Геннадьевичу смотрит и не перечит!

Директор санатория, в котором им так и не довелось отдохнуть, действительно был человеком совершенно бесхребетным. Оказавшись в новой пугающей обстановке он не смог предложить никаких идей, и вскоре стал просто выполнять все указания заместителя генерального директора. Причем, судя по ощущениям, сами указания ему не нравились, но они были ему нужны, так как принять какие-то самостоятельные решения он не мог.

– Зачем еще одного директора? У нас вон – Саша есть. Прирожденный лидер, не хуже этого вашего Геннадьевича, а даже лучше во всем.

– Ты, Ольга, не распаляйся, – как бы это ни было неожиданно, но основным генератором радикальных идей в их компании была именно Ольга, – Лучше представь как это выглядеть должно.

– А чего тут представлять-то, берем власть в свои руки и говорим всем что делать, и точка!

– И чем мы будем отличаться от нынешнего руководства?

– А мы лучше!

Поняв, что и здесь все может зайти далеко, Александр решил сгладить углы.

– В наших условиях руководителем должен быть тот, кому доверяют все или как минимум большинство. Я согласен с тем, что сейчас у нас нет достойного руководства, но я не согласен, чтобы мы брали власть силой. Я сам хотел так сделать еще вчера, в случае, если бы ситуация накалилась. Но сейчас острой необходимости в этом нет. Ситуация идиотская, но устраивать драку за власть, последнее дело. Будет нужно – возьмем все в свои руки, будет нужно – выберем себе руководство голосованием, станет необходимо – лидер выдвинется еще каким-либо способом. Время терпит.

Все согласно покивали.

– Я даже рада, что ты не против силовых решений, если надо. Наш человек, – Ольга довольно улыбнулась, – И не думай отвертеться. Нет у нас сейчас единого лидера для всех. Даже Женька мой не тянет, а ты для большей части мало того, что свой, так еще и уважают тебя… – видя попытку не согласится, она сделала успокаивающий жест руками, – Уважают, уважают – не спорь, я с девчонками говорила. Тебя ценят!

Дальнейший разговор скатился к обсуждению насущных проблем уже только их маленького коллектива. Девушки хотели облагородить внутреннее убранство землянки и имели еще множество идей. Пришлось обсуждать, а потом еще идти и делать, претворяя их в жизнь. Так продолжалось до наступления темноты.


В этот раз лагерь уснул не быстро. После наступления сумерек было решено отправить людей поохотится. Народонаселение было разбито на десятки и выпровожено на свободную охоту. Все вампиры обладали достаточной силой для того, чтобы справиться с самыми грозными хищниками, которые могли бы им встретиться. Но в этих горах были еще и гоблины, поэтому люди были разбиты именно на десятки, а не на тройки, что было бы логичней. Разделение трофейного оружия между всеми делало такой десяток грозной силой здешних мест и гарантировало безопасность охотников. От охоты были освобождены лишь дети. Пришлось дополнительно проинструктировать людей на предмет умеренности, так как почти три сотни человек могли быстро сделать округу совершенно необитаемой, уничтожив всех животных, включая мышей. Единственное, что было плохо – не удалось отстоять идею центрального распределения крови. Алексей Геннадьевич настоял на своем мнении о том, что каждая группа питается тем, что добудет сама. После небольших споров о неразумности этого, Александр плюнул. Ему удалось лишь отстоять детей – и то лишь пообещав, что он лично добудет им крови, если это не смогут сделать их родители. Будь воля начальника – он бы и детей отправил на охоту вместе со взрослыми. За два часа, проведённых на охоте, вампиры насытились и получили массу новых эмоций. Сейчас весь лагерь гудел как встревоженный улей. Люди обменивались своими мыслями и эмоциями, никак не желая отойти ко сну.

Небольшой коллектив, сплотившийся вокруг Александра, не стал следовать указаниям Алексея Геннадьевича, и на охоту ушли лишь двое. Остальные занимались обустройством землянки. Мария выстилала пол очередным слоем листвы и лапника, что-то колдуя при этом. Мужики возвели над выходом шалаш, и получили довольно просторный предбанник, в котором могли разместится еще два человека. Рядом с землянкой был возведен еще один небольшой шалаш, в котором была сложена вся одежда и оружие. Несмотря на сопротивление Алексея Геннадьевича и истерики его помощницы, все оружие, использовавшееся в охоте, было возвращено обратно Александру. Отказавшись от идеи общей крови, зам директора не смог привести никаких доводов относительно того, почему трофеи должны принадлежать всем, а не тому, кто добыл их в бою.

Ольга в прямом смысле слова колдовала над шкурками зайцев. Когда стало известно, что у них есть способности к некоторой магии и они могут творить весьма разносторонние вещи около себя, она, как только выдалась свободное время, занялась нормальной выделкой шкур, начав эксперименты, сначала над заячьими. Сейчас девушка уже имела около двадцати шкурок, придраться к выделке которых не смог бы и самый привередливый кожевник. Дальше она хотела заняться той медвежьей шкурой, которую ранее отдала Александру, и «спасти» ее.

Поужинав принесенным охотниками кабаном, приятели слушали как в лагерь возвращаются другие вампиры, пришедшие с охоты. Пришлось сходить и убедиться, что все добыли кровь и не забыли принести ее детям.

Различные эмоциональные разговоры то и дело долетали до ушей. Народ сильно возбудился из-за вечерней вылазки и на все лады обсуждал ее. Кто кого поймал, кто что узнал, кто сколько выпил. Свежая кровь бодрила людей и требовала выхода энергии.

Сергей, сидевший около землянки и наблюдавший за летающими насекомыми, подобрался, когда осознал, что в его сторону кто-то идет. Звук и запах не оставляли в этом никакого сомнения. Новые способности начинали нравится человеку. Его старые и новые друзья уже отдыхали в землянке, хотя еще и не спали. А он подумывал о том, чтобы повторить вчерашние действия Александра и совершить ночную прогулку. Было кое-что, что он хотел проверить, но пока решиться на одиночное блуждание по лесу никак не мог. Гостем оказался Леонид, друг Олега с которым они вместе вечно обсуждали историю и особенно войны. На фирме он занимал не пыльную должность заместителя начальника отдела кадров и всегда помогал безопасникам в вопросах найма или увольнения. Подойдя к землянке, он поздоровался с Сергеем.

– Саня, выходи, – тихо позвал он.

Из дыры послышалась возня и и вскоре появился ее источник.

– Привет. Чего тебе?

Леонид замялся.

– Я это… ну поблагодарить хотел… это… одним словом больше тебе спасибо Саша. Если бы не ты, мы бы сейчас все тут уже передрались и кровь друг друга пили.

Леонид протянул руку и крепко пожал руку, протянутую ему в ответ.

– И еще. Геннадьевич там воду мутит, – перешел на шепот гость, – Вы поосторожней. Очень уж ему не нравится, что вы так сильно игнорируете его власть.

– А тебе?

– Что мне?

– Тебе то как то, что мы делаем? – из землянки появился Евгений.

– Если что – я на вашей стороне. Этот мудак делает и говорит не то.

Кивнув всем одновременно, Леонид удалился.

– А ведь он интересную тему затронул.

– Да не обращай ты внимания на Геннадьевича, знаешь эти его бзики насчет власти и подчинения. Перебесится.

– Я не о том, Серега. А что, если выпить нашу кровь?

Троица людей переглянулась.

– Весьма интересно, а действительно, что будет? – Евгений внимательно посмотрел сначала на одного, а затем на другого собеседника.

– Да чего думать то, – Сергей встал, прошел к их импровизированному складу, взял там нож и, вернувшись назад, глубоко разрезал себе ладонь и быстро, пока рана не затянулась, поднес ее к лицу Александра.

Понимая, что приятель оказывает ему наивысшее доверие, ведь скорее всего вся его жизнь после этого будет как на ладони перед испившим его крови, Александр не стал просто прикладывать свою руку к ране. Вместо этого, взяв приятеля за запястье, он приблизил руку к губам и лизнул почти затянувшуюся рану, показывая таким образом насколько он оценил оказанное ему доверие.

Кровь взбодрила его. Сильно. Сильнее, чем человеческая, и значительно сильнее, чем кровь животных. В очередной раз была подтверждена идея о том, что разная кровь имеет разную степень «энергетичности» и питательности.

А вот жизнь Сергея не стала его достоянием. Точнее, кровь и в этот раз показала все воспоминания из жизни своего владельца, но в случае с вампиром это было ровно начиная с того момента, как они оказались в этом мире. Воспоминания прошлой жизни не были доступны. Было забавно наблюдать себя со стороны глазами друга, но все это длилось меньше секунды.

– Ну что? – две пары внимательных глаз уставились на него.

Вместо ответа он взял кинжал и резанул свою ладонь. Сергей усмехнулся и повторил действия Александра, слизав кровь друга, а не прикоснувшись к ней рукой. Затем кровью обменялись Сергей и Евгений. Некоторое время все молчали.

– Значит, наших тел не было в этом мире, – Евгений был категоричен, – иначе бы мы получили полную память, а не последние два дня.

– Ну, я не был бы столь уверен, хотя с тобой трудно не согласиться, – Сергей почесал себя за ухом. – Давайте уже спать. Чур, я у входа, вдруг мне захочется ночью побродить.

Мужчины уже почти собрались залезать в землянку, когда их внимание привлекли звуки бега, приближавшиеся к ним. Вскоре показалась и причина создания звуков, девчушка лет 14. Подбежав, она остановилась и внимательно уставилась на друзей.

– Чего тебе?

– Почему тут так кровью пахло?

– Мы экспериментировали.

– Точно?

– Точнее некуда, – Александр рассмеялся, – Тебе то чего за интерес?

– А меня мама послала. Мы в шалаше вон там обитаем, – небрежный взмах рукой в сторону леса, откуда она прибежала, – Мы кровь учуяли здесь, вот мама и говорит, сбегай проверь – что там такое, а то запах у крови странный. Ну вот я и тут.

Девчушка неуверенно покрутилась на месте, рассматривая то одного, то другого.

– Передай маме, что у нас все в порядке. Мы просто проводили очередной опыт.

– Ну хорошо… А скажите, это правда, что тут эльфы есть?

Александр рассмеялся.

– Правда!

– Здорово, – искренне обрадовалась она, развернулась, и уже убегая, произнесла, – И еще, спасибо вам. Вы нас спасли.


В эту ночь Олег не забыл о своих обязанностях, которые он исполнял в старой жизни. Вокруг лагеря была поставлена охрана. Его непосредственный начальник, ответственный за службу безопасности – Семён Маркович, не успел подъехать к моменту начала феномена, забросившего их в новый мир. Поэтому Олег оказался фактическим руководителем шести охранников, которые присутствовали на корпоративном мероприятии, а не несли свою службу по охране фирмы. Также у него под рукой оказались два охранника, работавших в санатории. Из этих восьмерых человек он мог полностью положиться на пятерых, которых лично отбирал и нанимал.

Молодые ребята не нашли свое призвание в жизни, и после армии стали работать в охранных структурах. Почти все подумывали о продолжении карьеры в полиции или о контракте с армией. Охранники санатория пока являлись темными лошадками. А вот последний из восьми охранников, был откровенным ставленником Ольги Викторовны. Именно по ее протекции он в свое время был нанят. Являясь сыном какой-то ее знакомой.

Не мудрствуя лукаво, Олег своим личным авторитетом заставил охранников этой ночью нести службу, а не спать. Самолично выбрал для них места и договорился о постое в шалашах, находившихся наиболее близко к их дозорным точкам, если вдруг возникнет такая необходимость. Как и следовало ожидать, проблемы были лишь с сыном знакомой. Парень и в обычных условиях отличался скверным характером, а уж здесь он вообще делал что-либо только из под палки. Даже крики Ольги Викторовны на него мало действовали. Олегу же вообще пришлось угрожать ему физической расправой, чтобы заставить выйти в дозор.

Охрана пригодилась. Привлеченные запахом мяса, к лагерю несколько раз выходили ночные хищники. Все они были пойманы и употреблены в пищу бдительными стражами. Без дополнительной еды ночью остался лишь «сынок», как про себя его окрестил Олег. Сам же начальник охраны несколько раз за ночь вылезал из землянки, но ни разу не вмешивался в ситуацию.

Утро принесло плохие вести. С началом рассвета все еще была надежда на очередной пасмурный день и небо, затянутое плотными тучами, но стоило утреннему туману рассеяться, как вместе с ним исчезли и облака. Свет, режущий глаза, был неприятен. К счастью, низко висевший Демур еще не пробивал своими лучами густые кроны деревьев, и эта яркая резь в глазах была пока самым большим неудобством.

Вампиры, выбравшись из своих укрытий и осознав, что впереди их ждет солнечный день, в спешке проверяли свои жилища и делали насущные дела.

– Никому не выходить из укрытий. Никому не выходить. Да, я понимаю что вам неудобно, но постарайтесь продержаться до темноты, или хотя бы до момента, когда мы убедимся, что солнце не опасно.

Александр носился по лагерю как угорелый, увещевая, уговаривая, угрожая и просто предупреждая.

– Да, я предупрежу, если можно будет выходить.

Сам он был одет ровно в тот же самый наряд, что выбрал себе в первый день. Но сегодня он добавил к нему перчатки и шапку. К сожалению, никаких широкополых шляп у людей на дороге не было, поэтому сначала на голову и заднюю часть шеи была положена заячья шкура и лишь затем надета обычная шапка и низко натянута на глаза – чтобы создать хоть какой то мрак и дать глазам пусть небольшое, но избавление от слишком яркого света. Кроме него сегодня оделись все охранники, а также Сергей, Олег и Евгений.

До того как солнце поднялось над деревьями, люди успели сделать все основные дела и затаились по своим убежищам. Если кому-то было что-то нужно – он просто должен был громко кричать, заявляя о своем желании и к нему должны были подойти. Никто не знал, нужны ли все эти приготовления или они зря разводят панику. Но в таком деле, как жизнь и смерть, всегда лучше немного перестраховаться.

– А легенды не врали, – Сергей, сидевший в предбаннике их землянки, показал свою руку, на мгновение выставленную под одинокий луч света, пробившийся сквозь листву.

Рука была обожжена.

– Солнце опасно! – во всю мощь своих легких заорал он, – солнце опасно! Не выходить из укрытий!

Спустя пару секунд его крик был поддержан Александром, который находился в центре лагеря, у «штабного» шалаша, вместе со шкурой медведя и запасным комплектом одежды.

Надев перчатку на уже зажившую руку, Сергей вновь выставил ее под свет. В этот раз все было нормально. Ткань служила надежной преградой для лучей демура и не позволяла свету достигать поверхности кожи. Никаких ожогов или неприятных ощущений он не испытывал. Тогда мужчина вновь снял перчатку и шумно выдохнув, выставил открытую ладонь под луч. В этот раз он не отдернул руку, а стиснув зубы терпел дикую боль. Кожа быстро обуглилась и стала откровенно отваливаться, запахло паленным мясом. И лишь когда на его руке появились языки пламени, он отдернул руку. Какие то пять секунд под солнцем, а его рука прогорела чуть ли не до кости. Кривясь от боли, он запустил магический процесс регенерации тканей, сосредотачиваясь на своем лечении. Какой бы быстрой ни была их естественная регенерация, помочь ей в таком деле следовало.

– Вот такие вот дела, ребята, – произнес он глядящим на него друзьям, – Вот такие дела.

Местное светило было смертельно опасно для пришельцев из другого мира.


Несколько человек уверенно шло по дороге. Отличный ясный день поднимал настроение. Люди подставляли лица лучам светила, когда повороты дороги давали возможность Демуру осветить своих детей. При этом никто не забывал внимательно посматривать по сторонам и даже никому в голову не пришло снять доспехи.

Дружинники барона, отправленные выяснить судьбу десятка своих товарищей, ушедших на разведку и бесследно пропавших, совсем не хотели разделить их судьбу. Вместе с пятеркой солдат шел паладин, наемник, случайно оказавшийся в этот праздничный месяц в Савоярди. Узнав о пропаже своих людей, барон раскошелился и временно нанял его для усиления отряда, посланного на поиски пропавших. Основные силы в три десятка дружинников и рыцарь со своим копьём[2] следовали по той же дороге, но в полу-лиге[3] за идущими впереди воинами дозора. Именно паладин должен был позволить им не умереть в бою с возможным противником и дать время подойти главным силам.

Идущий первым, дядька Мих, остановился и указал кистенем на обочину дороги. Кусты были сильно поломаны, как будто там не раз кто-то ходил. Осмотрев дорогу чуть дальше, воины обнаружили следы схватки, случившейся здесь пару дней назад. Паладин поднял рог и подул в него, подавая сигнал основному отряду приблизиться, но указывая, что опасности нет.

Поиски в лесу быстро дали свой результат. Следы гоблинов были повсюду. Как и самый главный след – обглоданные кости человека. Единственной странной деталью было отсутствие следов какой-либо одежды, которую гоблины совершенно не ценили и обычно бросали на местах своих ужасных пиршеств.

Рыцарь и паладин переглянулись. В принципе, поставленная задача была выполнена. Пропавший отряд был найден. Преследовать гоблинов спустя столько времени было бессмысленной идеей, они уже давно достигли своих пещер, и если кто-то из дружинников выжил, то сейчас оставалось лишь молиться о его скорейшей и безболезненной смерти.

– Возвращаемся. Здесь нам делать больше нечего.


Глава 4

Олег выгнал всех охранников из укрытий и разместил их по периметру лагеря, наказав быть максимально бдительными, а потом постоянно ходил проверял. Полная беспомощность и уязвимость большей части вампиров, делала их легкой мишенью, и он просто не мог позволить расслабиться, ни себе, ни своим людям. Сергей, Евгений и Александр носились по лагерю. Тройка одетых людей, за несколько часов, пока листву деревьев пробивали лучи местной звезды, устала больше, чем за два предыдущих дня злоключений. Кого-то требовалось вывести по нужде и ему выдавался комплект одежды. Кто-то просил воды. Кто-то обнаружил дыры в своих укрытиях. Сразу несколько десятков решили поэкспериментировать и выставили незащищенные части тела под свет, а потом выли от ожогов. И как это ни странно, но больше всего «дежурную спасательную команду» достал Алексей Геннадьевич, который постоянно призывал их к себе и требовал отчетов. Зачем ему это было нужно, он наверное и сам объяснить не мог, но больше десятка раз каждый дежурный побывал у него в шалаше, отчитываясь практически по каждому чиху. Причем заявления о том, что все в норме, его не устраивали.

Сидевшие в землянке и не получившие своих комплектов одежды, люди поначалу были растеряны, глядя на те страшные ожоги, которые получил Сергей. Но стоило ему убежать на первый зов о помощи, и Ольга взяла себя в руки.

– Маш, а ну бери те шмотки, что у нас остались, будем их править с помощью магии!

У них оставалось еще несколько комплектов одежды, особенно сильно пострадавших во время боя на дороге. Отсутствие швейных принадлежностей превращало их, по сути, в тряпки, но магия давала возможность починить их. Именно этим Ольга и была намерена заняться. Хотя вскоре и передумала. Глядя на то, как умело Мария справлялась с рваными дырами, она оставила все тряпье на ее ответственность, а сама занялась выделкой шкур, которые также были складированы около жилища. К ней в этом деле присоединились и мужчины. Уже через пару часов запасной комплект одежды был у каждого из тройки дежурных, мотавшихся по лагерю. Также была изготовлена пара роскошных одеял из заячьих шкур и полностью выделаны шкуры медведя и кабанов. Часть шкур, под хитрые переглядывания обитателей землянки, была размещена на полу, создав весьма удобные, мягкие и теплые спальные места. Единственным неудобством столь значительного применения магии стал голод. Стоило демуру склониться к земле и исчезнуть за плотной стеной леса, как испытывавшие дикий голод существа бросились на охоту. Другие люди, выходившие из своих укрытий, лишь недоуменно глядели им вслед.

Приближалось время ночной охоты. Назначенные главными в охотничьих группах пошли за оружием. Олег, предупрежденный о том, что его друзья уже убежали восполнять силы, утраченные при применении магии, занял место кладовщика. Выдав оружие, необходимое для охоты, он вновь пошел по постам охраны.

Понимая, что завтрашний день вполне может быть таким же ясным, Олег отправил всю охрану спать, пообещав им кормежку перед заступлением на утреннею вахту, здраво рассудив, что ночью лагерь спать не будет и охрана не нужна. Охотится, правда, также не пришлось.

Пятерка влекомых диким голодом вампиров натолкнулась на волчью стаю. Притащенные ими бессознательные тушки живых животных были быстро распределены и употреблены в пищу.

Впервые выпив крови, которою добыл себе не он, а кто-то другой, Александр спокойно обдумывал события сегодняшнего дня. Решение о необходимости рассказать всем о магии зрело в его голове.

– Надо рассказать всем о магии.

Евгений, до этого лежавший на шкурах и пребывавший в состоянии блаженного ничегонеделания, посмотрел на него.

– Я тоже так думаю. Правда сначала все как дети будут играться по пустякам и будут быстро становиться голодными.

– Да все равно. Нам надо выживать всем вместе, а не только нашей маленькой команде.

– Согласен.


Провести общее собрание оказалось труднее, чем его собрать. Люди и сами понимали, что назрел момент, когда надо обо всем поговорить и начали скапливаться в центре лагеря еще до того, как крики товарищей оповестили их о сборе. Но само собрание поначалу больше напоминало хаос. Многие хотели высказаться и иногда совершенно не по делу. Геннадьевич не справлялся с обязанностями ведущего, хотя и старался из всех сил. Балаган продолжался примерно полчаса и даже Александр, которому многие высказывали слова благодарности, не мог навести порядок. Наконец все было закончено самым красочным образом.

Евгений воспарил над землей, объятый пламенем и все это фантастическое зрелище сопровождалось громкой сиреной. Убедившись, что он привлек внимание людей, Евгений убрал все визуальные и звуковые эффекты и заговорил. Рассказав людям о магии и о том, как ею пользоваться, он также предупредил о мерах безопасности и попросил не доводить дело до крайнего голода.

Следующим выступил Сергей, поведавший о том, что пока он был дежурным по лагерю, он провел эксперименты, и создавая мрак вокруг незащищенных частей тела, смог избежать ожогов, хотя мрак был весьма плотный и видеть через него было затруднительно даже вампиру, но прикрывать руки и прочие части тела им было вполне реально.

Незаметно от обсуждения магии перешли к более приземленным вопросам о быте. Решение о переходе на ночной образ жизни и дневной сон было принято мгновенно и всеми. Официальное закрепление за Олегом функций главного охранника нашло острое противодействие со стороны Алексея Геннадьевича и его людей, но тем не менее пойти против воли большинства они не смогли, и впервые в новой истории вампиров, было совершено официальное назначение на должность. Были обозначены права и обязанности стражи, а также их привилегии. Дальше возник вопрос о дежурствах во время ясных дней. Опыт первого солнечного дня показал, что такая служба необходима. После длительных споров это было поручено организовывать Евгению, все функции которого сводились лишь к тому, чтобы в случае ясного дня назначать одного человека на роль дежурного и снабжать его одеждой и пятью комплектами запасной – так, чтобы он мог выдавать и забирать их по требованию людей. Но даже подобные – обрезанные, но тем не менее руководящие функции, вызвали большую ярость Алексея Геннадьевича, который потребовал подчинения себе и Олега, и Евгения.

Эта идея вызвала недовольство не только Александра и его команды, но и многих других людей, которые открыто обвинили начальника в плохом руководстве. Некоторые даже потребовали провести выборы и избрать настоящего вождя. Собрание снова скатилось к склоке. Часть людей были за Алексея Геннадьевича, утверждая, что он хорошо заботился о всеобщем благе и даже весь день, бедненький, не находил себе места и все держал руку на пульсе событий. Другие же откровенно насмехались над ним, обвиняли в глупости и неспособности руководить, предлагая на роль лидера то Александра, то Евгения, то Константина. Последний, всего за один день, смог завоевать искреннее уважение многих людей.

Довольно быстро вампиры разделились на два лагеря. Одни хотели перемен и лучшей организации, и видели решение в том, чтобы провести выборы, и назначить Александра главным. Другие не хотели менять установленный за эти дни порядок и считали, что Алексей Геннадьевич со временем справится со свалившимися на его голову обязанностями. Так как обе группы представляли собой не абсолютное большинство, а среди поддерживающих замдиректора были и те, кто в нем все же сомневался, то и закончилось собрание ничем, кроме очередного конфликта.

Дальнейшие действия каждой из сторон должны были склонить чашу весов в одну или другую сторону, и все зависело от довольно большой группы людей, которые пока никак свое мнение не обозначили. Расходились все возбужденные. Но самое главное – в тот вечер не было принято одно важное решение. Алексея Геннадьевича так и не назначили руководителем официально. Он по прежнему оставался главным по причине самоназначения и традиций еще старой жизни.


Вернувшиеся по местам обитания вампиры, первым делом начали опробовать свои новые способности. То там, то тут были видны следы применения магии. Больше всех удивила Мария, которая из опавшей листвы сделала себе плотный облегающий костюмчик. Как оказалось, было возможно проводить трансформацию материи, и листья были превращены ею в довольно плотный, но мягкий материал, из которого она сделала облегающий все тело комбинезон с просторным капюшоном. Дополняли все это изящные перчатки и мокасины. Увидев это чудо, Ольга пришла в восторг и потребовала себе то же самое. Ее энтузиазм был остужен сообщением, что выполнение костюма было связано с затратами энергии и восполнение потерь было покрыто целым матерым волком, выпитым до последней капли. Сейчас, после окончания трапезы, Мария была не против перекусить еще. Впрочем чувство недоедания было практически всеобщими. Дорвавшись до настоящего чуда, каким в их глазах была магия, люди не особо вняли предупреждениям и к моменту, когда ночь еще толком не успела вступить в свои права, большая часть лагеря была голодна. Требовалась еще одна охота.

Смотря на первые звезды и видя абсолютно незнакомые рисунки, люди уходили в разные стороны леса. Пока их существование было подчинено лишь одному – стремлению выжить. Они либо строили себе укрытия, либо добывали кровь. Небольшой отрезок дня, когда они все вынуждено бездельничали и прятались от солнечного света, заставил разум многих из них начать работать и искать выход из порочного круга последних дней: тяжелая работа-еда. Привыкшие к другому образу жизни, люди отходили от шока. Настал момент некоторого окончательного прозрения и понимания ситуации. Они были в другом мире, за ними никто не должен был прийти, было бессмысленно ждать помощи и это не было галлюцинацией. Люди начали искать собственные пути выхода из ситуации – жить в земле и влачить жалкое существование никого не устраивало. Глядя на чужие звезды, каждый пока видел лишь свое.


Ночь также принесла свои сюрпризы. Оказалась, что местная луна – Мур, естественно светящая отраженным светом своего старшего брата Демура, не так уж и безобидна. Даже отраженный свет звезды был неприятен. Он не обжигал, не наносил увечий, но он грел. Спутник планеты, висящий в небе, грел как хорошее южное солнце в полдень. Смотреть глазами на него также не стоило – потом шли темные пятна, как при взгляде на солнце. Но это все было совершенно терпимо, и лишь доставляло незначительные помехи. Своды деревьев надежно защищали лагерь от постоянного нахождения под отраженным светом мур. На этом сюрпризы не закончились. Один из отрядов охотников обнаружил большой лагерь людей.

Опрошенные Олегом, они дали достаточно сведений, но на всякий случай он выпил каплю крови одного из них. Сомнений не оставалось. Авангард ородской армии наконец дошел. Кровь дружинников, выпитая еще в первый день, сообщала достаточно данных о силах отряда. Четыреста воинов, три рыцаря со своими копьями и пять магов, плюс обозные рабочие и слуги. Всего чуть более полутысячи человек.

Александра не было в лагере, когда охотники принесли эту весть. Он убежал охотиться, как он это называл на «дальний кордон» – за тракт. Лес тут был гуще, чем на их стороне и всякого зверья водилось больше. Он уже осушил медведя и кабана, и сейчас был занят снятием с них шкур. Вяленого мяса в лагере было более чем достаточно и его количество лишь росло, а вот шкуры явно лишними не были. Зачем он побежал так далеко охотиться и так много выпил? Ответ был прост. Увидев костюм, который сотворила себе Маша, он решил повторить опыт, только, естественно, сделать себе не одежду, а оружие.

Доставшееся в качестве трофеев оружие было довольно низкого качества. Даже обычные бытовые работы здорово повредили его. Нравящиеся ему палицы, с которыми он уже привык работать на охоте, имели деревянную рукоять, как и топоры, что резко понижало их ценность. При сильных ударах дерево вполне могло просто сломаться. Он же хотел себе что-то типа шестопера с иглой-штырем на вершине или, в крайнем случае, булаву. Но шестопер был предпочтительнее. Также очень хотелось топор-клевец. Не очень отдавая себе отчет в столь кровожадных планах, Александр тем не менее претворял их в жизнь, тем более, что ночь выдалась свободная от забот. Люди научились быть самостоятельными: добывать себе пищу, строить жилища. Так же при помощи магии они могли дополнительно укрепить укрытия. Теперь нужно было завоевать себе место под солнцем, или в их случае – под Демуром, а для этого нужно было оружие. И именно шестопер с иглой в навершии и клевец, но обязательно с лезвием топора и ударным клювом – казались ему наиболее подходящим оружием для вампиров. Первое позволяло оглушать и захватывать живых пленных, при необходимости наносить колющие удары, протыкая броню и позволяя добраться до тела противника, а значит и его крови. Второе же было исключительно оружием для резни, когда надо было крушить всех вокруг, сея смерть и панику.

Вечерний конфликт на собрании все время лез в голову. Геннадьевич явно пошел на принцип, когда не имея никакой поддержки людей, кроме своего руководящего поста в их прошлом мире, поставил вопрос ребром и потребовал себе власти над всеми. К счастью, хоть его и поддержали, но количество людей, выступивших резко против кандидатуры бывшего руководителя, было не меньше, если не больше. К несчастью, как и в самый первый день, Александра посетила мысль о том, что вся эта ситуация так просто не закончится. С таким руководителем каши не сваришь, и кровь в результате внутренних разборок среди вампиров обязательно прольется. В очередной раз молодой человек пожалел, что сам генеральный директор не был вместе с ними. Он хоть и очень дружил с Алексеем Геннадьевичем, но был сделан из совершенно другого теста. Директор навел бы тут порядок и ни у кого не возникало бы вопросов или возражений. Сейчас же, не проведя в новом мире и недели, они уже имели конфликт, грозящий стать отнюдь не рядовым.

Скатав снятые шкуры и отбросив грустные мысли, Александр пошел обратно в лагерь. Придя, он застал известие о приближении ородской армии.

– Что будем делать? – самый первый вопрос, заданный ему по возвращении в землянку, звучал почти как классика.

– А у нас есть варианты? – удивленно глянув на Евгения, Александр даже забыл положить шкуры и продолжал держать их в руках.

– Ну, например, Алексей Геннадьевич предлагает атаковать.

– Он совсем сбрендил что-ли? Пусть идут с богом куда шли. Нам-то до них какое дело?

– А это надо у него спросить, чего это он стал таким воинственным.

– Совсем рехнулся, пять сотен воинов при оружии, в доспехах и с магами, против трех сотен голых людей. Отличная будет атака. Тонкая голая линия!


– Эти ублюдки намеренно держат нас в неведении. Они знали об армии, но ничего нам не сказали! Они нас ни во что не ставят!

Это, конечно, было неправдой, но поправлять Ольгу Викторовну никто не стал.

Тайные совещания проводились не только в землянке на краю лагеря, но и в самом его центре. Тихо беседующие между собой люди считали именно себя руководством попавших в беду людей, и потому для них стало настоящим шоком случившееся на собрании. Оказывается, многие люди не считали их руководителями. И это переворачивало мир с ног на голову. Требовались решительные меры, иначе можно было в скором времени оказаться в подчинении у некоторых наглых выскочек.

– Кровь разных животных дает разную силу. Человеческая кровь дает еще больше силы. Пока мы не выпьем кровь людей, мы будем заведомо слабее этих уродов, окопавшихся в яме.

– И что вы предлагаете, Алексей Геннадьевич?

– Мы должны атаковать военный лагерь и выпить их кровь. Захватим оружие и одежду, станем нормальными белыми людьми, а то как туземцы какие-то, сверкая голыми жопами и в шалашах живем!

– Но Олег говорил там почти пять сотен…

– Значит будет много крови!

– И у нас нет оружия, – отнюдь не все в окружении самоназначенного вождя потеряли голову в своей неприязни к молодой оппозиции. Директор санатория, хоть и признал власть этих людей над собой, всеми силами пытался их образумить.

– Не бойтесь, дорогой мой, тут ведь главное все правильно организовать. Сделаем так, чтобы эти крысы первыми пошли в атаку. Если повезет, то их даже убьют. А мы пойдем в атаку позже и добьем тех солдат, которые останутся в живых.

– Да и оружие у нас есть, – Крапивин достал из под лапника добротно выглядящий кинжал.

Так получилось, что первым о способностях вампиров к магии узнал именно он. Будучи умным, но совершенно городским жителем, он, пробуя развести огонь с помощью местных средств, терпел неудачу за неудачей. Вконец рассвирепев, он в ярости заорал на кучу хвороста: «Да гори ты уже!» – и хворост загорелся.

Немного поэкспериментировав, он выяснил, что главное в этом деле – личное желание и намерение, а не слова. Поделившись своими знаниями с другими, он начал изготавливать себе оружие из первой же плотной ветки, которую нашел. Крапивин трансформировал ее в кинжал, медленно, но верно изменяя атомы, а затем выстраивая их в кристаллическую решетку металла. Получившееся оружие имело ярко выраженный горский тип, и походило на те кинжалы, единственные, которые он когда-либо держал в руках, отдыхая в Дагестане. Зато качество оружия превосходило все мыслимые ожидания, что было гораздо важнее внешнего вида.

– Все верно, дубины у нас есть, мы сильнее обычных людей и быстрее их, кровь будет давать нам силы, плюс магия. Отправляем в атаку этих подонков и тех, кто их поддерживает. Сами идем за ними и добиваем.

Решение было принято единогласно, разве что руководитель санатория сделал это лишь потому что не хотел выделяться. Позже он отправился на разговор с Александром, но не нашел его, поскольку тот охотился. Убедить других он и не пытался, лишь изложил соратникам юноши планы об атаке. Отложив разговор на более позднее время, позже он просто про него забыл. Утром же, когда взошел демур – на небе опять не было достаточного количества облаков.


Этот день выдался куда спокойнее предыдущего. Семен, назначенный дежурным по лагерю, откровенно скучал. Ясный день не был в новинку, да и полностью безоблачным его назвать было нельзя. Небо периодически закрывали довольно крупные тучи и на несколько минут на землю падала спасительная тень. Никто не дергал и не звал дежурного, вампиры мирно спали после трудовой ночи.

Сидя в центре лагеря и накрывшись с головой одеялом, он экспериментировал над шишками. А точнее – он ими кидался, естественно используя магию. Выходя на расстояние более метра от человека магия переставала действовать и теряла всякую силу. Но предмет, типа шишки, вполне удачно разгонялся с ее помощью и продолжал свой полет, даже когда сила мага рассеивалась. Надо было лишь представлять что-то подобное рельсотрону или рогатке, и тогда все получалось отлично.

Именно разными способами отправки шишек в полет дежурный и занимался. Прикладывая незначительные усилия к разгону и броску, он не боялся оголодать раньше времени. Такие вот невинные забавы почти не требовали затрат энергии. Другое дело, что было совсем неизвестно, какие именно расходы силы требовались для того, чтобы делать это с чем-то более серьезным по весу, чем шишки, и на расстояния хотя бы пары сотен метров, а не до ближайшего дерева.

Как и все остальные, он знал об обнаружении на тракте солдат. По началу это известие его взбодрило. В отличие от большинства, он пил кровь людей и прекрасно помнил свои чувства от этого. Человеческая кровь была не просто более энергетичной, но и доставляла ни с чем не сравнимое удовольствие при поглощении. Эйфорию, восторг, дикую радость. Главным же отличием был приятный бонус, который вампир получал от крови двуногих – не только всю память человека, но и все испытанные им чувства за всю его жизнь. Наверное, никакой наркотик не мог бы сравниться с этим. Кровь животных просто насыщала, а кровь людей хотелось пить и пить.

Как добыть себе человеческой крови, Семен решительно не представлял. Солдат было много, а шансов их победить… ну уж точно не с наскоку. Тут требовалось думать, и думать хорошо. Этим временный дежурный и занимался, измышляя способы, как же победить людей и добыть их кровь… Сейчас вот шишки кидал.


К вечеру небо окончательно заволокло тучами. И те, кто проснулся еще до заката, смогли сразу выбраться из своих убежищ. Общим собранием было решено провести дополнительную разведку. Двое разведчиков были сразу отправлены к военному лагерю, а еще двое должны были проверить весь остальной тракт, прилежащий к лагерю вампиров.

Алексей Геннадьевич пошел искать Александра, который не присутствовал на вечернем собрании, надеясь, что тот будет на месте. К счастью для него, все были в сборе около своей землянки, видимо затевали какую-то пакость.

– Есть идея, атаковать лагерь местных…

Александр не дал ему договорить.

– Очень глупая идея. Зачем нам это нужно?

Заместитель генерального даже опешил. Строя план разговора, он ни на секунду не сомневался, что его оппоненты заинтересованы в нападении также, как и он сам. Ведь именно то, что они пили кровь людей, дало им их нынешнее положение. Геннадьевич никак не предполагал, что они будут против укрепления своего положения.

– Ну как же, Сашенька, кровь людей же.

– И что? – Александр выглядел искренне непонимающим, о чем же таком идет речь.

«Притворяется гаденыш», – подумал заместитель, но в слух сказал совсем не это.

– Там же оружие, одежда, припасы. Все это людям очень надо, – вступив на излюбленную тему общественного блага, Алексей Геннадьевич почувствовал себя гораздо увереннее и еще пару минут пытался убедить своих собеседников в необходимости атаковать, но все было напрасно.

Выскочки были категорически против атаки и даже оружие не дали, сказав напоследок, что он занимается глупостями и лучше бы приложил свои силы к чему-то более полезному. В ярости он пошел к себе в шалаш. Когда Геннадьевич скрылся довольно далеко и шум его шагов перестал доносится до слуха, тишину нарушил Евгений.

– И что это было?

– Опять задумал что-то, старый мерин. Раз он так нас пытался убедить, значит ему это очень сильно надо, – Геннадий, знавший начальника лучше, чем кто-либо другой из присутствующих, говорил это вполне авторитетно, – Он так тебя вылизывал Саша, и даже ни разу голос не поднял. Точно что-то задумал.

– Ну мы в этом точно участвовать не будем.

Честно говоря, даже обсуждение подобной идеи Александр считал полной глупостью.

– А остальные?

– Что остальные?

– Остальные люди в лагере? Они будут участвовать в этом?

Александр задумался. Он знал, что люди существа по своей натуре, конечно, хорошие, но в их разумность верил мало. С другой стороны, подобная атака – это самоубийство. У вампиров есть куда более простые способы его совершить. Под солнышком прогуляться, например.

– Да не думаю я, что кто-то на такую авантюру пойдет. Сам посуди. Половина здесь – это бывшие отдыхающие, люди семейные, они в атаку не пойдут. Вторая половина – сотрудники нашей фирмы, и как минимум половина из них пошлет такие планы Геннадьевича в сад. Из той четверти, что его поддержит, дай бог, человек пятьдесят смогут принять участие в атаке голышом против воинов в доспехах. Пятьдесят против пятисот. Ну не идиот же он, в самом деле, при таком раскладе решаться на атаку.

Все согласились с доводами и занялись своими делами. Сам Александр отправился за тракт, еще поохотиться и начать наконец делать оружие. Его примеру последовал и Константин. Девушки и Геннадий занялись расширением и облагораживанием землянки. Евгений пошел по лагерю предлагать свою помощь, если кому были нужны рабочие руки. Семен продолжал эксперименты с шишками. Олег занимался своими охранниками. Сергей же ушел в разведку, не доверяя разведчикам, посланным перед ними.


Шестопер получился просто на загляденье. Рукоять длинной не более сорока сантиметров заканчивалась набалдашником диаметром пятнадцать сантиметров и все это венчал еще десяти сантиметровый шип. Набалдашник состоял ровно из шести граней, толщиной в сантиметр, расположенных симметрично относительно друг друга. Металлу была придана максимально возможная прочность. Александр затратил на изготовление этого, как он считал, шедевра, меньше часа времени. Правда, в довесок ко вчерашней добыче ему пришлось добыть лося и нескольких зайцев. Такими темпами в окружении их лагеря скоро могла исчезнуть вся дичь. Но результат, как он считал, того стоил.

Удар в полную силу с легкость валил дерево, выбивая из ствола огромные куски. Гранитный валун также разлетелся мелкими камнями. А шестопер выглядел как новый. Теперь можно было возвращаться в лагерь.

Разведчики, посланные к военному лагерю, обнаружили его на прежнем месте. По неизвестной причине авангард ородской армии не сдвинулся с места. А вот разведчики, отправленные на тракт, принесли куда более интересные вести. Великий Северный Тракт пролегал сквозь пустынный лес, вдоль гор, в направлении города-крепости Залон, в окрестностях которой находилось множество рудников. Между крепостью и следующим городом на тракте, которым являлся Савоярди, было расстояние в 300 лиг, что составляло примерно 200 километров. На всем этом протяжении не было никаких поселений. Лишь гоблины вылезали из пещер и устраивали засады на тракте, убивая вьючных лошадей. Проложить дорогу подальше от гор, как это сделали с той стороны хребта, было невозможно. С востока стоял Проклятый лес, населенный куда более опасными тварями, чем гоблины. Тракт как бы был зажат между горами с гоблинами и лесом с нечистью. Но так как караваны ходили по нему регулярно, и их груз был весьма ценен для экономики королевства, то примерно через каждые пять лиг на тракте была устроена площадка для лагеря. Окруженное невысокой каменной стеной пространство, лес вокруг которого был вырублен, имело два входа, источник чистой воды, четыре смотровые вышки, обеспечивавшие обзор, и каменные основы под кострища на расстоянии двадцати-тридцати метров от стен. Все это позволяло добиться видимости и ночью. Как минимум, подобраться вплотную к стенам незамеченными, гоблины не могли.

Сами стены были невысокими, но в качестве защиты от гоблинов хватало и их. Охрана караванов всегда имела в своем составе магов и достаточное количество воинов. Одним словом, королевская власть позаботилась о как можно более комфортном прохождении тракта в обе стороны. Естественно, потери были постоянными, но прибыль перекрывала все.

Когда-то давно по тракту стояли настоящие деревни. Но даже высокие стены поселений не спасали от случайных стрел и дротиков. Солдаты и жители умирали чаще, чем охранники караванов. Поэтому после десятилетий опробирования разных способов обеспечения безопасности перевозок, остановись на таких вот лагерях.

Именно в таком лагере и стоял авангард ородской армии. Перегородив телегами оба входа, войска чувствовали себя там более чем уверенно и в безопасности. Так вот, разведчики направленные на проверку тракта, обнаружили, что площадка под лагерь, соседняя с той, что была занята авангардом ородской армии и самая близкая к лагерю вампиров, также занята отрядом ородцев. Мужчины клялись, что флаги точно такие же, как и в лагере авангарда. Вот только людей там было значительно меньше, чем в первом лагере.

Олег, выслушав доклад, предположил, что командир авангарда разделил свои силы для более комфортного постоя. Всё же площадки предназначались для чуть меньших отрядов. Караваны редко имели в своем составе более двух сотен человек, а военные отряды были и того меньше. Поэтому разместить пятьсот человек в периметре стен было не самой простой задачей, и возможно, командир решил ее кардинально, уменьшив численность основного отряда. Причин, почему авангард стоит на месте, не смог придумать никто.

Результаты разведки воодушевили Алексея Геннадьевича. Только в этот раз он решил обойтись без лишних разговоров и сразу же собрал людей на обсуждение. Находившиеся в лагере собрались довольно быстро.

Оказалось, что примерно треть вампиров по тем или иным причинам находится в лесу. Это не сильно расстроило начальника и он открыл собрание результатами разведки. Затем поделился своими идеями о необходимости атаковать людей и захватить их имущество в качестве трофеев. Соблазняя людей оружием и одеждой, он также не забыл напомнить про кровь и те знания, которые она даст.

Он бы не признался даже себе, задай он такой вопрос, но ему нравилось пить кровь. Нравилось забирать жизнь. Нравилось чувство мощи в организме. Нравилось здоровое и сильное тело.

Люди в очередной раз удивили его. Стоило этому подонку, Евгению, только намекнуть, что голым и практически безоружным людям придется атаковать умелых воинов в доспехах и при оружии, как сомневающаяся толпа быстро отвергла идею идти в бой. Атаковать почти никто не хотел. Алексей Геннадьевич пытался угрожать, задабривать, обещал многое, запугивал. Но в ответ получил лишь насмешки и непонимание.

– Знаете, как Александр назвал эту авантюру? Тонкая голая линия! – Евгений, получив поддержку абсолютного большинства, добивал противника.

– Голоштанные солдаты! – просто прокричал кто-то из толпы.

– Да дурость это полная, – Леонид, стоявший все собрание рядом с молчавшим Олегом, впервые подал голос, – Ну нет шансов у голых и безоружный людей, пусть и сильных, но не опытных, против профессионалов с оружием и в доспехах.

Плюнув на все, Алексей Геннадьевич ушел, показывая, что собрание окончено. Его идея была провалена.


– Не переживай ты так, Лешенька. Ну подумаешь, уроды тебя не поняли!

Ольга Викторовна щебетала вокруг своего босса, пытаясь приподнять ему настроение.

– Подумаешь, не поняли они зачем это нужно. Да кому они сами нужны, ироды окаянные.

При этих словах начальник, сидевший в полной прострации, встрепенулся.

– А ну повтори!

– Ироды окаянные…

– Да не это, – отмахнулся он, – Кому они нужны! Кому они нужны! Точно! А ну собирай наших живо.

Уже через пять минут вокруг него сидели люди.

– Как вы сами видели, атаковать никто не хочет. Но мы уже обсуждали это. Атаковать нам надо. Судьба дает нам уникальный шанс. Сейчас войско разделено и прямо рядом с нами находится совсем небольшой отряд. Много сил там и не надо. Мы можем управится сами. Надо лишь найти надежных соратников и мы сможем тайно от всех провести вылазку. Забрать обоз, оружие, одежду наконец.

Идея понравилась всем, даже осторожный руководитель санатория ее поддержал. Люди пошли по лагерю, думая, кого можно было бы привлечь для такого дела. В итоге, через полчаса была собрана весьма разношерстная команда.

Несколько мужчин из разных отделов, которым можно было доверять и которые были лично обязаны заместителю генерального, парочка людей, просто поддерживавших идею атаки и прознавших о ней, несколько девчонок из бухгалтерии, пришедших сюда по указке главного бухгалтера, а не по своей воле (но да плевать на это, главное – они боялись свою начальницу и делали то, что она велит), верные соратники, охранник с оружием. Вот уже более двадцати вампиров. А в ближайшем военном лагере было чуть больше пятидесяти спящих, слабых, почти ничего не видящих в темноте людей. В успехе Алексей Геннадьевич не сомневался. А после удачной атаки можно было поговорить со всеми, кто против его власти уже совсем по другому. Совсем!


Взяв у ничего не подозревавшего Олега несколько топоров для хозяйственных работ, небольшой отряд растворился в темноте леса и спустя непродолжительное время материализовался рядом с лагерем ородского отряда.

– Не бойтесь. Мы сильнее и быстрее. Сейчас просто пробежим расстояние от леса до стены и считай дело сделано. Вы главное – сразу кровь пейте, – подбадривал свое воинство Геннадьевич, – Они там спят. Победа будет за нами!

Расставив свое воинство для атаки, он собрал все мужество в кулак и громко крикнул:

– Вперед!

Доверившиеся ему люди побежали в атаку. В тот момент он как то не сообразил, что громко кричать, предупреждая противника – было большой глупостью. Возможно, именно эта глупость и решила исход дела.

Какими бы сонными ни были солдаты в лагере, но громкий крик, раздавшийся из леса, они пропустить не могли. Следом за криком из леса появились люди. Голые. И они бежали к лагерю. В руках некоторых из них были топоры, другие держали в руках увесистые дубины или палки, лишь один мужчина был одет и в его руке был меч. Стоявший на вышке солдат не раздумывал ни одной секунды. Взяв лук, выхватив стрелу, он наложил ее и прицелился… о боги, как же быстро бежали эти странные голые люди! Стрела сорвалась с тетивы и вонзилась в грудь мужчины с топором, который уже почти добежал до стены. Вместо того, чтобы замертво упасть, тот посмотрел на свою грудь и вытащил стрелу из своего тела, а затем бросил взгляд на то место, откуда она прилетела. Вторая стрела поразила почти то же самое место, что и ее подружка.

Яростно закричав, мужчина перелез через стену и бросился к вышке. Уже поднимаясь на нее, он получил третью стрелу. Выйдя из себя, он послал в солдата мощный поток пламени. А затем, разрубив пылающую тушку топором, он попытался добраться до внутренностей. К его сожалению, он потратил слишком много энергии на пламя, сделав его слишком горячим. За мгновение тело человека было не просто подожжено, оно было хорошо прожарено. Крови в нем уже не было.

По всему лагерю поднялась суматоха. Солдаты с оружием в руках выскакивали из палаток и встречали нападавших, выстроившись перед ними в некоторое подобие плотного строя. Те же, кроме странного вида, заключавшегося в полном отсутствии одежды, еще и вели себя странно, стараясь прикоснутся к противнику, и крича что-то на непонятном языке. Бой распался на отдельные фрагменты.

Вот «огненная стрела», выпущенная магом, попала в одного из них и разворотила ему грудь. Тот свалился на землю и дико заверещал. Сразу несколько солдат подскочили к нему и проткнули его тело, но тот и не думал умирать. Тогда его просто изрубили на куски.

Вот одна из нападавших, подбежав вплотную к трем солдатам, кинула свою дубину одному из них в лицо и разбила его в кровь. После чего совершила прыжок, которому позавидовала бы любая кошка, и прикоснулась своей рукой к окровавленному лицу солдата. Впившись в рану, она просто упала на землю без чувств. Не долго думая, ее также разрубили на куски.

Вот маг выпустил очередное заклинание и «огненная стрела» начисто сожгла одной из девушек руку. Та в ужасе уставилась на обугленный обрубок, замешкалась и была проткнута сразу несколькими копьями.

Вот двое мужчин из нападавших, действуя довольно умело, прорвали строй солдат, и убив сразу трех из них, рухнули без чувств рядом с ними.

Это стало последней каплей. Нападающие бежали. Им в спину летели стрелы и болты – почти все находили свою цель. Это не останавливало странных людей и те продолжали удирать в сторону леса. Сразу несколько солдат бросились за ними в погоню, игнорируя крики десятников. Маг наконец разродился еще одним заклинанием и его третья «огненная стрела» попала в спину девушке, сбив ее с ног. Та довольно быстро поднялась и продолжила свое бегство, угольки на ее спине еще некоторое время мелькали среди деревьев.

Все успокоилось. Десятники стали наводить порядок среди солдат.


Александр вернулся в лагерь в весьма дурном настроении. Он создал себе великолепное оружие, и уже возвращаясь в лагерь, перепутал фляги и хлебнул из той, в которую сцедил кровь воина еще в первый день своего пребывания в этом мире. Он тут же выплюнул дурно пахнувшую желтоватую жидкость. Кривясь от запаха, вылил содержимое на землю: вслед за жидкостью из фляги стало вылезать какое то желе. Кровь явно испортилась. Ругая себя за подобную беспечность, он пошел дальше, просто выкинув флягу в кусты.

В лагере его встретил Евгений и первым делом рассказал последние новости. А также в лицах поведал о собрании и его результатах.

– И где сейчас Алексей Геннадьевич?

– А они в лес пошли за материалом, хотят смастерить себе еще один шалаш.

– Хорошо бы он оставил эту идею с нападением.

– Не верю я в это. Сегодня вечером опять будет ныть о всеобщем благе, каковым является такое нужное дело, как убийство других людей.

– Ну и шут с ним. Зацени что я сотворил.

Шестопер был оценен весьма высоко. Восхищение Евгения было настолько искренним, что примирило Александра с потерей «стратегического» запаса человеческой крови.

– Где этот мудак!? – рев, раздавшийся из центра лагеря, был слышен наверное повсюду. Кричал Олег.

Изменив маршрут, приятели вышли к штабу, где и нашли его.

– Кого ищешь?

– Охранничка своего. Ему скоро в дозор заступать, а его нет нигде. Куда эта гнида запропастилась?

Ответ нашелся довольно скоро.

– Так они нападать пошли.

– Кто?

– Ну босс и его люди. Они набрали желающих, мне вот тоже предлагали, и пошли нападать на лагерь.

Один из сторожей санатория искренне недоумевал, полагая, что сообщает общеизвестные истины.

– И ты молчал?

– Так я ж думал, что они это… ну того…

Александр и Евгений переглянулись.

– Когда они ушли?

– Примерно час назад. Может чуть меньше.

Александр побежал к землянке. За ним по пятам последовали Олег и Евгений. Около землянки, небрежно бросив шкуры на землю, он начал отдавать приказы.

– В темпе собираемся. Оружие и доспехи. Если повезет, еще успеем.

И глядя на непонимающих его людей, он поступил как это принято в армии.

– Быстро!

Лучше отдать команду и лишь потом ее прояснить. Иногда секунды решают многое. Рассказав быстро одевающимся людям о сложившейся ситуации, он повел свой маленький отряд на первое сражение. Естественно, молясь о возможности предотвратить кровопролитие.

– Только бы успеть. Только бы успеть.

Несмотря на быстрый бег сквозь лес, они подоспели ровно к концу бесславной атаки и успели лишь увидеть как голая девчачья фигура, со всех ног убегавшая в лес, получила «огненную стрелу» в спину. К счастью, вскоре девушка поднялась и продолжила свой бег.

Остановив отряд, Александр не дал им выйти за пределы леса и быть обнаруженными. Вместо этого он показал на нескольких солдат, что бежали от лагеря в сторону леса, явно намеревавшихся преследовать противника. Им вслед неслись команды остановится, но азарт погони играл против здравого смысла.

– Берем пленных и назад. Только дождитесь, когда они в лес войдут.

К искреннему сожалению, лишь двое из пяти преследователей оказались настолько глупы, что забежали в лес.


– Что это такое? Кто мне объяснит?

Рыцарь был вне себя от ярости. Получив вчера от его милости, графа Рурского, приказ выдвигаться с отрядом сюда, он никак не ожидал, что в первую же ночь будет атакован. Да еще и голыми людьми. Ну ладно гоблины! К ним даже как то привыкли. Но люди? Голые?

– Мы не знаем, милорд. Похожи на людей. Быстрые, сильные, некоторые владели личной магией. Крайне живучие, раны, смертельные для людей, их не убивали, – полусотник стоял перед сидевшим рыцарем, – Всех кого мы достали, я приказал изрубить на мелкие куски и сжечь. Господин маг мое решение одобрил.

– Скольких мы убили?

– Пятерых. И всех остальных поранили.

– Наши потери?

Рыцарь задал самый неудобный для офицера вопрос. Дисциплина в его полусотне всегда была низкой, и столь неудачный поход опустил ее еще ниже. Во время самого боя было потеряно лишь четверо солдат, что можно было считать хорошим результатом, но дебилы, бросившиеся в погоню за бежавшими, сделали ночную победу не самой приятной.

– Шестерых, милорд. Четверых во время боя и еще двое бросились в лес в погоню и не вернулись. Как только рассвело, я приказал организовать поиски. Никаких следов. Хотя на кромке леса было много разных отпечатков – и от обутых, и от голых ног.

Полусотник предпочел не докладывать, что были и другие следы. Кто-то явно маскировал их, но при желании можно было проследовать по ним. Вот только лезть в чащу леса и рисковать своей шеей, чтобы выяснить, кто были эти странные нападающие, он совсем не хотел. В этих лесах водилось много всякого, не зря же они назывались Проклятыми.

– Значит там были и другие люди, нормальные? – рыцарь встал.

– Верно, милорд. Один такой даже был среди нападавших. И был вооружен мечом.

– Неужели элурцы?

– Осмелюсь заметить милорд, что это не похоже на элурцев.

– Верно. А еще где-то здесь пропал десяток разведчиков на днях… Сколько всего было нападавших?

– Мы насчитали двадцать два существа, милорд.

– Надо отправить послание графу. Обеспечьте охрану лагеря, полусотник. И ради Всесветлого, наведите порядок в отряде. Долго покрывать ваши делишки я не буду, нам скоро в бой!

Офицер лишь склонил голову, показывая, что все понял.


Глава 5

– Потерпи. И сосредоточься на лечении себя, – Ольга гладила девушку по голове.

Получившая «огненную стрелу» в спину лежала на животе и страдала. Заклинание прожгло в ней довольно солидную дыру, почти полностью уничтожив легкие и повредив позвоночник. Как девушка смогла подняться и добежать до леса – оставалось загадкой. Хотя не встреть ее там отряд Александра, то ее дела были бы плохи. Тот рывок до леса отнял почти все силы и она практически замертво свалилась в руки Марии и Ольги.

Парни же в это время брали в плен ее преследователей. Потом было заметание следов и остановка, чтобы дать раненым прийти в себя. Сергей и Олег остались на месте, проследить, что их никто не преследует.

Тушка зайца упала на колени Ольге. Сверху возникла фигура Александра. Ни говоря ни слова он просто посмотрел на раны и отошел. Женщина же, надрезав животное стало, выдавливать кровь прямо на обожженную спину, никак не желавшую нормально регенерировать. Кровь стала мгновенно всасываться и прогресс регенерации тканей значительно возрос.

Александр же, отойдя от раненой, хмуро обратил взор на двух истерично плачущих девушек. Затем просто подошел к Алексею Геннадьевичу и ударил того по лицу, отправив в небольшой полет и нокаут.

– Сколько вас было? – Крапивин был прижат к дереву и стальная рука юноши сжала ему горло.

– Двадцать два.

Здесь же присутствовало семнадцать неудачливых нападавших. Пятеро людей лишилось жизни ради амбиций своего руководителя.

– Возвращаемся в лагерь.


Лагерь встретил их тишиной и заинтересованными взглядами. Унюхать новых действующих лиц было совсем не трудно.

Свалив бесчувственные тела пленных около землянки, Александр повернулся к Евгению.

– Дуй в центр к шалашу и проследи, чтобы этот мудак еще чего не натворил. Также расскажи людям о случившемся. И гони всех, в ком полностью уверен, сюда. Будем человеческой кровью их поить. Костя, тоже думай кого поить. И тащи их сюда. Таких как Леонид, этот мужик которому мы помогали, Слава кажется ну и так далее.

Видя, что его поняли и ушли выполнять указания, он немного постоял и подумал.

– Семен, обеспечь охрану тушек и никого к ним не пускай. А хотя…

Схватив одного из людей, он затащил его в землянку.

– Ну все равно никого к ним не пускай.

С этими словами он направился в центр лагеря, где пробившись сквозь толпу, попытался войти в штабной шалаш, но дорогу преградила Ольга Викторовна и зло посмотрела ему в глаза.

– Доволен?

Набрав полные легкие воздуха, чтобы высказать все накипевшее, Александр резко передумал и просто повернулся к ней спиной. Обведя взглядом собравшихся людей, он собирался с мыслями. Утро должно было наступить через пару часов и все население лагеря было на месте. Все, кроме пяти погибших. Естественно, Евгений еще не успел ничего толком рассказать всем, но это особо и не требовалось.

Чуткий слух давал соответствующие преимущества: пересказанное в одном месте, становилось достоянием в другом.

Весь лагерь был поднят на уши еще в тот момент, когда Александр и его товарищи ушли в боевом облачении. А их возвращение сопровождалось уже совсем не рядовыми событиями.

Одну из девушек притащили на руках, чуть живую, еще две девушки истерично плакали, а главное – они принесли в лагерь пленных. К запаху друг друга вампиры уже привыкли. Эти же пахли иначе, значит, принесенные бесчувственные тела могли быть только местными.

Посмотрев на небо и убедившись, что низкие облака пока все еще на месте, Александр принял новое решение.

– Тишина. Слушаем меня! – добившись желаемого, он продолжил, – Алексей Геннадьевич пошел на авантюру и атаковал лагерь людей рядом с нами. Атаковал неудачно… Погибли пятеро наших товарищей.

Толпа изумленно выдохнула.

– Пока не понятно какими будут последствия. Мы постарались замести все следы, но насколько это удалось, узнаем лишь позже. Сейчас мы все должны быть готовы покинуть лагерь и уйти на новое место, если в этом возникнет такая необходимость. А поэтому, все немедленно идут к моей землянке и выстраиваются в живую очередь. Будем пить человеческую кровь.

Последнее заявление вызвало оживление. Народ потянулся к окраине лагеря. Евгений же подошел ближе.

– Передумал насчет того, чтобы поить лишь тех, кто за нас?

– Нет, не передумал, лучшая кровь – нашим сторонникам. Все остальные получат по несколько капель. Так, чтобы им достались воспоминания солдата. А главное, вспомни, как вы все лежали в отрубе после первой дозы человеческой крови. Надо дать людям шанс. Если солдаты пойдут по следу и выйдут сюда, будет резня.

– Будем надеяться, что мы хорошо замели следы.

– Лучше быть готовыми к худшему. Поэтому все, кто очнутся, пусть сразу собираются.

Приятели пошли к землянке и наткнулись на такое же столпотворение, как и у штаба, только его как-то пытался сдержать Семен.

– Я сказал в живую очередь, а не толпой! А ну, навели порядок! Женя, разберись!

И более не обращая внимания на людей, подошел к лежащему на земле пленнику и достал кинжал.

– Ты, – позвал он ближайшего к нему незнакомого мужчину, – Иди сюда.

Сделав небольшой надрез уха пленного, он крепко взял мужика за запястье, коснулся его рукой выступившей крови, после чего резко отдернул руку. Мужчина упал рядом с пленным на землю.

– Семен, Геннадий! Оттаскивайте тех, кто без сознания. Следующий и побыстрее!

Дело было поставлено на поток. Евгений наводил порядок в очереди, Константин на всякий случай пробежался по лагерю, чтобы убедиться, что пришли все. Семен и Геннадий быстро оттаскивали пришедших в беспамятство вампиров в сторону и аккуратно укладывали на землю. Вскоре им на помощь пришли Ольга с Марией, которые смогли оставить раненую. Медленно, но верно страшная рана заживала и даже прожженный позвоночник начал восстанавливаться.

К моменту, когда первый из очереди очнулся, уже абсолютно все обитатели лагеря прошли через процедуру и пребывали в отключке, переваривая воспоминания человека.

Закончив, Александр взглянул на пленника. Солдат был еще жив, но крайне бледен.

«Не выживет, слишком большая потеря крови, хоть и по-немногу, но триста человек – это триста человек. Надо было второго использовать», – и осторожно прикоснулся к ране. Убедившись, что солдат не обладает какими-то новыми для его друзей знаниями или умениями, он высушил его до конца, после чего стал снимать с трупа одежду.

– Вкусненьким делиться надо, – Семен стоял рядом и улыбался.

Поняв что друг шутит, он также улыбнулся, хотя на искреннюю улыбку это походило мало.

– Будет еще вкусненькое, не переживай. По самые гланды во вкусненьком будем.


Эмоции переполняли. Нервы не выдерживали нагрузки. Требовалась хоть какая-то деятельность, но нужно было лишь ждать. Лагерь собирался, если так можно было назвать то, чем занимались вампиры. Сам же Александр бесцельно бродил между шалашей и землянок, и периодически просто подбадривал людей.

Наступил рассвет. Стало стремительно светлеть, но от оставленных наблюдать так и не было никаких вестей. Он даже уже начал волноваться за их судьбу. Ведь одно дело – успокаивать себя тем, что к обладающим столь превосходным слухом и нюхом вампирам практически нельзя подойти незаметно, а другое дело – просто волноваться за друзей. Это логике не поддавалось.

Прошло еще два часа. Александр уже почти принял решение плюнуть на все и пойти проверить обстановку самому. Именно в этот момент и появился Сергей.

– Вроде все нормально, – вместо приветствия обрадовал он, – Солдаты в лесу порыскали, но не углублялись. Наши следы не приметили, кажется.

– «Вроде», «кажется». Сергей, мы тут не в игре. Ставка – жизни всех, или убитых тебе мало?

Собеседник промолчал.

– Еще что сказать можешь?

– Солдаты лес обыскали, самую опушку. Даже на двадцать метров вглубь не заходили. Сложилось впечатление, что они здорово боялись. Потом маг подошел и полусотник. Им показали следы – то, что мы наследили и Геннадиевич. Они поудивлялись, что следы и от голых ног, и от сапог. Решили, что это не элурцы. Больше следов не нашли. Потом покинули лес. Мы сразу на доклад не побежали, решили выждать. Вскоре тройка солдат из лагеря вышла, по направлению ко второму лагерю. Наверное с докладом. Тут я и побежал к вам, а Олег сказал, что еще посидит.

– Хорошо. Молодцы.

Немедленное бегство откладывалось. Но вот отменялось ли? Авангард ородской армии явно пришел сюда не по лесам бегать в поисках странных созданий. Кстати, Александр вообще мало понимал зачем ородцы стремились на север Элура, совершая тяжелый переход через горные перевалы, где испокон века бродили лишь горные бараны и гоблины. Да, граница между двумя странами была весьма протяженной, но большей частью шла через непроходимые горы, которые лишь почти на самом севере имели несколько перевалов, через которые, при желании, было вполне возможно пройти, но которыми никто никогда не пользовался, так как и с одной стороны, и с другой стороны гор люди не жили. Далеко на севере, ородцы, равно как и элурцы, имели богатые рудники, только вот у ородцев не было Проклятого леса с его нечистью, и они не были вынуждены тесниться к горам, поэтому их дорога на северные рудники пролегала весьма далеко от гор и была довольно заселенной, гоблины на ней никогда не появлялись.

«Почему же стоит авангард? Их задача, если верить памяти солдат, заключается в быстром захвате города Савоярди на тракте, а они стоят».

Однако политические игры местных сейчас были совершенно не важны. На повестке дня стояло собственное существование и нужно было убедиться, что ородцы, которые почему-то встали лагерем, не захотят разобраться со странным нападением. Нужны были пленные из основного лагеря. И, конечно, требовалось успокоить людей и отложить подготовку к эвакуации.

Чем он и занялся, быстро собрав вампиров и рассказав о последней информации. В конце он предложил всем лечь спать, попросив лишь остаться нескольких добровольцев, которые должны будут выполнить важное и, возможно, опасное задание.

Как и ожидалось, никто из тех, кто еще сутки назад так яростно желал атаковать людей, в добровольцы не вызвался. Когда все разбрелись по своим укрытиям, перед Александром остались лишь пятеро. Из них лишь Орлов вызывал удивление, так как несмотря на свою силу, он никогда не рвался в драку. Еще стояли Леонид и, естественно, Вячеслав, без которого, как уже было замечено, никакие общие дела не проходили. Парень явно ставил общественное благо выше своего собственного. Оставшимися двумя были парни со старой работы, малознакомые, но ребята, как он знал, весьма ответственные. Махнув рукой, чтобы следовали за ним, он направился к своей землянке. Где вскоре и произошло совещание, так сказать, в расширенном составе.

– Нужны пленные, чтобы убедиться, что нас не будут искать в этих лесах. Но захват пленных, как вы все понимаете, лишь увеличит желание солдат избавиться от нас. Пока мы лишь странная и неясная угроза. Можно было бы и забыть про все это, но вот ородцы стоят лагерем прямо тут, и сколько еще будут это делать – неизвестно. Они слишком близко.

– Надо пока запретить костры жечь, – подал свой голос Леонид.

– Да, верно, отличная идея. Женя, проследи, чтобы как люди проснутся – все были предупреждены насчет костров. Теперь вернемся к основному. Я хочу захватить хотя бы нескольких пленных из основного лагеря. Это встревожит солдат и нужно будет дать им цель. Этой целью и будут добровольцы.

– Э! Умирать мы не подписывались!

– Успокойся, Михаил, никто не требует от вас умирать. План такой. Солдаты иногда выходят в лес, причем по одному. С нашей стороны тракта мы захватываем одного или двух. Тихо, мирно, без шума и пыли. И никаких следов. А вот наши добровольцы, командовать которыми будет Сергей, – Александр указал рукой на сидящего друга, – должны будут захватить пленника с другой стороны тракта. И малость пошуметь. Так, чтобы было понятно, что в лесу что-то происходит. Потом вы все, шестеро, вместе с пленником, начнете уходить вглубь леса. Оставляя за собой как можно больше следов. Следите так, как будто вас там стадо идет. Одним словом, уводите их от лагеря. Создайте ложное направление нашего обитания. Пройдя так хотя бы пяток километров, а лучше больше, постарайтесь выйти к речке. После чего переставайте следить. Пленника выпивайте по мере надобности. У речки его надо будет раздеть, труп в воду. Сами тихо поднимайтесь по ее течению до тракта, и дальше уже возвращайтесь к нам.

Александр встал и малость прошелся. Все молчали. План был простым и понятным, но сомнение в том, что такая простая уловка сработает, тоже имелось.

– Ну вроде все. Сейчас разбирайте одежду, возьмите с собой шкур на всякий пожарный, чтобы укрываться от солнца. Все понятно?

Добровольцы ответили утвердительным гулом.

– И постарайтесь не просто так ломиться в лес. Убедитесь, что за вами идут по крайней мере в начале, далеко-то вас преследовать не будут.

– Все понятно, Саша, – Сергей успокаивающе махнул рукой, – Сделаем как в лучших домах мира. Будет через лес дорога проложена, по которой и слепой пройдет, а потом мы исчезнем. И пусть гадают куда.

– Ну, тогда собирайтесь. А теперь, насчет захвата пленников с нашей стороны тракта.

Сергей, который остался сидеть, так как был одет, поднял руку, подражая прилежным школьникам.

– Да?

– А может стоит всех пленников захватить с той стороны тракта? Просто первых по-тихому перенести, и все, а дальше уже шуметь.

Александр потряс головой.

– Ну да. Все верно. Именно так и надо. А я тут ломаю голову, как же связь-то между двумя группами держать. Спасибо за идею.

– Обращайся.

– Захват основных, так сказать, пленников я хочу поручить нашим девушкам.

Девушки, присутствовавшие здесь, удивленно уставились на него, как, впрочем, и все остальные. Александр засмеялся.

– Сугубо по причине их нарядов, столь хорошо обеспечивающих маскировку.

И верно, как Мария, так и Ольга были одеты практически одинаково. В те самые, созданные из опавших листьев, наряды. Ольга не удержалась и повторила почти все, лишь слегка изменив фасон. Сейчас девушки щеголяли почти в идеальных маскировочных халатах, так как ни одна не меняла цвет материала изготовления, а лишь его структуру.

– Мы с удовольствием выполним захват пленников, – за обеих девушек ответила Ольга.

– Естественно, мы будем вас прикрывать. Готовьтесь пока здесь, я к Олегу сбегаю и выясню как у него дела.


Что такое полевой лагерь армии? Прежде всего грязь. Много грязи. И запах. Множество запахов, большая часть из которых способна отбить аппетит. Разместившийся за небольшим укреплением лагерь полностью отвечал этим двум критериям.

Покидать лагерь было запрещено. Но не строго. Естественно, за ворота, перегороженные телегой, никого не выпускали – там стояли часовые. Но стена была отнюдь не препятствием для людей. Это гоблину с его маленьким ростом было сложно ее преодолеть, человеку же это ничего не стоило.

Зачем было покидать безопасный лагерь? Причин могло быть много. Подышать чистым воздухом, побыть в стороне от плотно забитого солдатами места и подальше от надоевших рож своих сослуживцев, посрать в кустах в свое удовольствие и без соседей, да наконец, просто уделить внимание себе.

Яростно онанировавший в кустах молодой солдат получил удар по голове и потерял сознание.

– Какой интересный мужчина, – Ольга, нанесшая удар, опустилась перед лежащим телом и начала натягивать на него штаны.

– И кто же из нас этого озабоченного понесет на своем горбу? – Мария, стоявшая неподалеку и страховавшая подругу, брезгливо кривила личико.

– Да я и понесу. Дело то житейское.

– Нужен еще один.

Подруги переглянулись и связав схваченного, продолжили наблюдать и ждать. Остальные добровольцы оставались в сотне метров за их спинами. Их время еще не настало, пока что они просто прикрывали девушек на охоте.

Вскоре от лагеря в сторону леса пошел еще один солдат. Судя по знаку на груди – десятник. Войдя в лес примерно в тридцати метрах от девушек, и немного углубившись в него, он стал обустраиваться, явно желая облегчить кишечник.

К сидящему на корточках мужчине подобралась Мария. Десятник во всю кряхтел и тужился. Запор, видимо, и погнал его в лес. Не желая быть объектом насмешек сослуживцев, десятник уединился в лесу. В отличие от своей старшей подруги, Мария не стала бить его по голове. Вместо этого она слегка коснулась человека двумя пальцами, между которыми сверкнул разряд. Электрошок вырубил цель ничуть не хуже, чем кулак по голове.

– Фу!

Девушки произнесли это почти синхронно. Неожиданное нападение и электрический удар сделали то, что не хотел делать организм, и десятник непроизвольно облегчил кишечник. Ольга рассмеялась.

– Если бы я в это верила, я бы сказала, что это карма.

– Тут поверишь. Лучше бы я онаниста несла, чем этого засранца, – Мария с недовольным видом натягивала штаны на свою жертву.

– Все, отходим.

Оттащив пленников вглубь леса, девушки передали тела жертв своим товарищам, а их место заняла команда добровольцев. Каждый из которой, прежде чем уйти, получил по несколько капель крови от каждого из солдат.

К счастью, что простой солдат, что десятник, имели нужные воспоминания. Нападение на соседний лагерь совсем не заинтересовало командующего. Граф не отдал никаких указаний на этот счет. С самого начала пути его отряд подвергался постоянным набегам гоблинов, и очередные потери, понесенные в этом проклятом походе, совсем не насторожили военного. Все так бы и осталось никому не известным, если бы не тройка солдат, что принесла рапорт своего командира, в котором в деталях повествовалось о странном бое и жутких существах, похожих на людей, но почему то почти неубиваемых. Гонцы оказались говорливы и в деталях описывали ночное происшествие.

Они бы и дальше продолжали рассказывать, не жалея подробностей, но сотник оборвал их и отправил назад. Тут-то и стала понятна словоохотливость солдат. Они жутко боялись и за рассказами пытались скрыть это. Сотнику почти пришлось выталкивать их за телеги силой, один даже начал умолять дать им возможность отдохнуть, прежде чем идти назад. Но офицер был неумолим. Другие же лишь пожали плечами, искренне не понимая страх своих коллег. Ничего такого совсем уж мистического те им не рассказали. Трудно убиваемый враг – это не тоже самое, что совсем неубиваемый. Видимо, поход через лес, сразу после нападения, наложил свой отпечаток, поэтому их товарищи так откровенно трусили.


Часть разведчиков направилась в лагерь вампиров, чтобы оставить там захваченных пленных. В лагере их встретил Олег. Он сидел около трех солдат, валявшихся на земле. Александру оставалось лишь схватиться за голову. Ранее он наведывался к Олегу, чтобы выяснить, как у него дела, и принес ему лисицу, чтобы накормить, а также заячье одеяло для укрытия. Но он как то забыл поделиться с товарищем своими планами.

Доблестный дозорный сам пораскинул мыслями и пришел к выводу, что нужны дополнительные пленные, чтобы понять обстановку внутри. Увидев, что трое солдат пошли по тракту в главный лагерь, Олег воспользовался ситуацией и перехватил их по дороге, а затем доставил их к убежищу вампиров.


– У нас только один вариант остался. Мы должны атаковать ородцев.

Александр уже успокоился внешне и перестал бегать вокруг землянки, крича проклятия, хотя внутри его все еще изрядно потряхивало. Он и так пошел на огромный риск, захватывая дополнительных пленников и четко показывая ородцам, что в лесу обитают враждебные существа, а уж исчезновение трех гонцов и подавно заставит авангард приложить силы для уничтожения угрозы. Ведь войска намеревались стоять лагерем еще несколько дней.

Будь солнце не так смертоносно для вампиров, и имей они возможность существовать под ним, все было бы не так фатально, они просто перебрались бы на новое место. Но кто гарантировал, что они смогут устроиться там и удача будет на их стороне, как и в момент появления здесь?

– И мы атакуем их. Этой ночью, ближе к утру вернется отвлекающий отряд. Наберем еще добровольцев и атакуем.

Все молчали, было видно, что идея принималась ими тяжело. Они понимали, что это было необходимо, но какой-то злобой и агрессивностью не отличались и идти убивать других людей не хотели.

– Олег, в качестве наказания за проявленную инициативу – иди сооружай тюрьму. У нас уже шестеро пленников. И если еды для них достаточно, то вот держать их негде.

– И как я тебе тюрьму тут построю?

– А это не мои проблемы. Убивать мы пленников не будем, отпускать их тоже нельзя. Как хочешь, так и строй, но чтобы к утру была готова.

Его другу оставалось лишь согласно кивнуть.

– А может… употребим их? – внес предложение Семен.

– Убивать пленных без острой необходимости мы не будем.

– Но почему?

– Потому что мы люди, Семен!


Идея о необходимости атаки лагеря людей совершенно не вызвала энтузиазма. Проснувшиеся вампиры были сразу же приглашены на очередное всеобщее собрание, где на них и вывалили известие о том, что надо либо рисковать и переезжать, либо рисковать и атаковать. И что их новые руководители, занявшие место оплошавших предшественников, также настроены на атаку. Хотя именно они и были против нее еще совсем недавно. Дополнительные хлопоты создавал и тот факт, что новые вожди находились на своем месте точно по тому же принципу, что и команда Алексея Геннадьевича – самовольно назначив себя на него.

Этим фактом и не преминул воспользоваться бывший заместитель генерального директора, который сейчас активно настраивал людей против идеи атаковать, и упирал на то, что решение принимают те, кто руководить не должен.

Судя по его виду, за день он вполне отошел и от ужаса поражения, и от вины за убитых. Тем более, что из пяти убитых, для него была важна лишь потеря бывшего главного бухгалтера. Остальные четверо были привлечены для нападения со стороны, а девчонка-бухгалтерша вообще участвовала в атаке по принуждению. Правда, стан его сторонников также покинул бывший глава санатория, перебравшись в шалаш, где обитали его бывшие коллеги. Но данная потеря была не так велика – эта крыса обязательно вернется туда, где ему будет лучше.

Сейчас Алексей Геннадьевич активно выступал, умоляя не повторять его ошибок. И его слушали. Идея атаковать людям не нравилась. Александр тоже не хотел атаковать, но пытался показать, что это было вынужденной мерой. В конце концов не выдержала Ольга Викторовна, закатившая очередную истерику и градус обсуждения вырос. Началась склока, которую прекратил Алексей Геннадьевич, впервые потребовавший голосования. Которое просто показало то, что и так было очевидно. Большинство сомневалось. Неприятной новостью для бывшего руководителя также стало и то, что его поддерживало меньшинство.

Александр, несмотря на отсутствие значительной поддержки, решил, что на сегодня хватит демократии.

– Значит так. Мы атакуем по-любому. Но силой я никого гнать в атаку не буду. Все, кто желают участвовать в атаке – сейчас бегом на охоту, после нее собираемся около моей землянки на окраине лагеря. Остальные пусть занимаются подготовкой к переезду.

Прервав любые попытки дальнейшей дискуссии он убежал на охоту, оставив Константина за главного.


Желавших принять участие в атаке оказалось довольно много. И, к сожалению, на всех не хватало не только доспехов, или хотя бы просто одежды, но и оружия. Таким были выданы заостренные палки, длинной около полутора метров. Примитивные копья каменного века, но с незначительным магическим укреплением наконечника, должны были вполне сойти. Когда же Семен показал свои эксперименты над шишками, то несколько человек изъявили желание иметь несколько таких копий, чтобы можно было их метать.

Вернувшийся отряд добровольцев принес хорошие известия и в полном составе согласился участвовать в атаке.

Задумка полностью оправдала себя. Когда в лагере сообразили, что у них пропадают люди, в лес были направленны разведчики. Именно одного такого разведчика с шумом и взяла в плен команда Сергея. Шум, крики и удары мечей не остались без внимания, и вскоре вампиров уже преследовал серьезный по численности отряд. Как и было договорено, добровольцы не отрывались от преследователей, а держали их на расстоянии, все время давая надежду на удачу, и оставляя свежие и четкие следы. Но командовавшие преследователями не были дураками, и вскоре те повернули назад. Группа же после этого ускорила свое движение, не забывая следить побольше, и выйдя к реке, поднялась прямо по ее руслу до моста на тракте. А дальше Сергей со всей наглостью приказал идти прямо по тракту.

Единственным отклонением от плана, и то незначительным, было действие над пленником. Убивать его не стали, а приволокли в лагерь. Александр лишь грустно вздохнул и приказал поместить его к тем, которые уже томились в плену. Убийство людей его совсем не вдохновляло, но и содержать пленных никак не входило в ближайшие планы.

Тем временем Леонид, ознакомившийся с планом атаки, полностью его раскритиковал. Изначально предполагалась немудреная атака в лоб силами вампиров в доспехах, а когда произойдет столкновение, с тыла должны были напасть неодетые и слабо вооруженные. Далее включалось извечное русское «авось». Основная ставка делалась на силу и скорость. Леонид указал, что в эту ночь атаковать вообще не стоило – их будут ждать. Но так как вариантов не было, то необходимо использовать луки, а не ломиться в лобовую как носороги.

Поговорив с Леонидом, Александр махнул рукой, признавая свое полное незнание вопроса, и назначил его командовать атакой. Больше ждать было нечего и отряд покинул лагерь, сделав хороший крюк и выйдя на тракт гораздо южнее, чем требовалось. Подойдя же к цели, каждый занял ту позицию, которую ему по пути назначил их новый командир.

Так как гоблины использовали лишь духовые трубки, вырубать лес вокруг лагеря на приличные расстояния не требовалось. От стены до кромки леса было около пятидесяти метров, кострища находились на расстоянии порядка двадцати метров от стены. Этого более чем хватало для надежной обороны от гоблинов.

Основные силы нападавших были сосредоточены со стороны, противоположной той, с которой лагерь атаковали прошлой ночью. Тройки вампиров перекрыли тракт с каждой стороны. Все остальные, а именно слабо вооруженные и не одетые были поставлены так, как задумал Александр, и имели ровно такую же задачу – вступить в бой, лишь когда основной отряд войдет в лагерь. Всего в нападении принимали участие почти семьдесят вампиров.

Лагерь противника выглядел подготовленным к ночному вторжению. Костров горело не в пример больше предыдущей ночи. На сторожевых вышках стояли по двое. Одним словом, было видно, что нападения ждут.

– Стрелы жалейте. У нас их мало, – инструктировал стрелков Леонид, – Главное не убить их, хотя это и желательно. Главное – собрать их около стены, но заставить прятаться за ней. Тогда при начале атаки мы сможем сначала подползти почти к линии костров, а затем резким броском добежать до стены и перемахнуть не только ее, но и солдат за ней. В итоге мы будем и перед ними, и у них за спиной – эффективной обороны в строю у них не получится. Главное – собрать их у стены.

– Да мы поняли, Лень, – Семену этот инструктаж по кругу уже надоел, – Когда начинать то?

– А раз поняли, то начинаем.

Луки взяли девушки и Семен. Выйдя к опушке, они осмотрелись и наметили первоочередные цели.

– Первый выстрел – по команде. Два следующих – по готовности, потом ждем команды.

Леонид дождался, пока луки будут натянуты, и выждал еще немного времени.

– Залп!

Стрела Семена вонзилась в крышу вышки, Ольгина улетела слишком далеко. Зато выстрел Марии был верхом снайперского искусства. Стражник на левой вышке захрапел со стрелой в горле.

Второй залп дали почти одновременно, но никто не попал. Третий выстрел все сделали не торопясь. Ольга, натянув лук, долго нацеливалась, и когда, наконец, отпустила тетиву, то попала в руку охраннику. Мария стояла держа лук с заложенной стрелой острием в землю и высматривала что-то в лагере, не делая выстрела. Семен же, видя, что после второго попадания доступные цели попрятались, незамысловато натянул лук и пустил стрелу в центр лагеря. Чем заработал сердитый взгляд от Леонида.

Крики охраны подняли всех солдат на ноги. Как и в прошлый раз, они выскакивали из шатров в разной степени одетости и готовности. В этот раз им не приходилось сразу строится и вступать в бой, и они бежали к стене. Тут-то третий выстрел Марии и нашел свою жертву: молодой парень присел к земле, зажимая плечо, в котором торчало оперение.

– Стоп! – прошипел Леонид, видя, что Ольга снова натягивает тетиву.

Суета в лагере быстро сошла на нет. Десятники не зря ели свой хлеб. И хотя отряд, находившийся в обороне лагеря, никогда нельзя было назвать образцовым по дисциплине, тем не менее, это были не новобранцы. Над вершиной стены торчали лишь шлемы и глаза. За строем приготовившихся к обороне солдат ходили десятники и стояли лучники. Рыцарь матом орал о необходимости следить за тылом про который все забыли стоило начаться атаке.

– Цельтесь в десятников и лучников. Две стрелы, залп по усмотрению.

В этот раз обстрел собрал максимальный урожай – сразу трое лучников выбыли из строя с различными ранениями, а один из десятников был поцарапан.

Легкий ветерок доносил до притаившихся у земли вампиров запах крови. Леонид уже хотел дать команду на еще один залп, когда свой ход сделал противник. Вражеский маг наугад послал в лес «огненную стрелу». Заклинание, естественно, ни в кого не попало, но ударившись в дерево, сгусток магического пламени зажег огонь и высветил фигуры стоявших лучников.

Стоило ородским лучникам увидеть хоть какие-то цели, они сразу начали стрелять. Пригнувшийся Семен с удивлением обнаружил у себя в руке стрелу. Вытащив ее и запустив ускоренную регенерацию, он знаками показал, что скоро будет в порядке.

Полетела еще одна «огненная стрела». На этот раз повторить успех с обнаружением прячущегося в темноте леса противника не удалось. Леонид решил не торопиться и стал ждать. Еще трижды маг швырял заклинания в лес, но каждый раз безрезультатно. Было слышно, как полусотник предлагал командиру совершить вылазку, предполагая, что врагов немного. Рыцарь в ответ отозвался о его умственных способностях весьма нелестно.

Если бы у Леонида была связь со всеми своими подчиненными, то он обязательно выждал бы еще, времени до рассвета было достаточно. Но понимая, что у непривычных к такого рода делам могут сдать нервы, он решил поторопиться.

– Три стрелы по своему усмотрению. Мария, в мага хоть одну стрелу пошли.

В этот раз никого зацепить не удалось. Пара стрел застряла в щитах. Одна чиркнула по шлему, еще одна отскочила от брони рыцаря.

Самой большой удачей можно было считать мага, точнее его действия. После того как он понял, что в него целятся, мужчина сначала упал на землю, потом сотворил перед собой «каменную стену», а потом, поняв что из-за нее он ничего не видит, спрятался за спину рыцаря, который не преминул высказать ему все, что думает.

– Мария, еще одну стрелу в мага.

Леонид просто молился о попадании. Но чудес не бывает, или их лимит был на сегодня лучниками исчерпан. Маг в ответ пустил еще одну «стрелу» в лес. Рыцарь приказал ему не тратить зря силы и отправил за телеги.

Так закончился первый раунд битвы.


Солдаты не показывали носа из-за стен, дозорные на вышках прятались за щитами, маг ушел в центр лагеря. Леонид понял, что это шанс, и махнул рукой Александру, показывая, что пора выдвигаться. Двадцать бойцов поползли по земле в направлении линии костров, которые горели уже весьма слабо.

– Как только они замрут, пустите по одной стреле каждый, и я дам команду на атаку. Потом ваша цель – лишь маг. Постарайтесь не дать ему вылезти из-за телег и не подстрелите никого из наших.

Сердце бешено билось, казалось, что его стук был слышен и в лагере… Штурмовой отряд замер, лучники пустили стрелы и был подан сигнал к атаке. Ну как сигнал… прокричали матерно.

Забег вампиров до стены был великолепен. Рванувшиеся из положения лежа тела, с огромной скоростью неслись к цели. Прыжок через стену и… Солдаты противника не успели понять, что происходит, как вампиры уже были в лагере.

Леонид громко заорал, призывая в атаку тыловой отряд, и сам бросился к лагерю. Там уже во всю кипел бой. Солдаты еще как то сражались, находясь в численном преимуществе, а вот их командиры были весьма в незавидном положении.

Сергей, перепрыгнув через стену, не стал поворачивать, а продолжил движение вперед. Оказавшегося на пути лучника он проткнул, и более не обращая внимания на оседающее тело, продолжил путь. В качестве основной цели он выбрал мага и направленно бежал к нему. Александр так же не стал заниматься солдатами. Решив, что командир важнее, он насел на рыцаря. Тот успел обнажить меч и даже отбил первый выпад вампира: тренировки с детства делали благородных людей опасными противниками в рукопашной схватке. Практически для всех, за исключением, конечно, разозленного вампира. Пару взмахов оружием – и противник Александра осел на землю, слетевший от удара шлем лежал под ногами, из разбитой головы текла кровь. Чем вампир незамедлительно воспользовался. И тут же отбил выпад полусотника, пытавшегося спасти своего начальника. Офицер сделал все правильно, заставляя врага оставить свою цель и переключиться. Его первой и последней ошибкой стало движение – когда он своим телом закрыл рыцаря. Оказавшегося слишком близко врага вампир вырубил электрическим разрядом.

Убирая руку с раны на голове рыцаря, Александр осмотрел поле боя. В голове царил порядок, но дикая ярость полностью игнорировала его, требуя новых жертв.

Маг выскочил совсем не из-за той телеги, откуда его ожидал увидеть Сергей, поэтому он успел послать одно заклинание прежде, чем вампир навалился на него. «Огненная стрела» попала в спину одному из нападавших и отправила его на землю. Александр схватил еще живого рыцаря и подскочил с ним к раненому. Сильнейшим ударом шестопера снес голову своей ноше и кинул безголовое тело, из которого хлестала кровь, прямо на раненого. Тот пострадал много меньше, чем девушка в предыдущей атаке, кольчуга приняла основной удар на себя, и теперь представляла собой жалкое зрелище. Рана начала затягиваться прямо на глазах и он даже нашел в себе силы перевернуться, чтобы поднести руку к шее трупа.

В этот момент стрела пронзила Александру плечо. Лучники, которых оставили совершенно без внимания, спокойно расстреливали атакующих, но к ужасу, их залпы, находя цели, не убивали. На глазах бывалых солдат, страшные и непонятные существа, с торчащими из тел стрелами, продолжали убивать пехоту у стены. Там шла почти бойня, и лучники не могли помешать ей.

Александр бросился к стрелку, но тот был уже мертв. Заточенная палка торчала из его груди. Второй отряд добежал до поля боя. Показав, кого надо атаковать, сам он пошел к Сергею, который держал мага и пил его кровь.

Появление новых действующих лиц стало для оборонявшихся последней каплей. Солдаты пустились наутек, пытаясь преодолеть стену, за которой еще недавно прятались. Их настигли как те, с кем они только что сражались, так и те, кто лишь недавно подошел. Началась резня. Обезумевшие от страха солдаты даже не пытались оказать никакого сопротивления. Живых и мертвых – их просто рвали на куски. Потерявшие рассудок от крови и действий своих товарищей, вампиры метались по лагерю в поисках живых. Через десять минут никого из обитателей лагеря в живых уже не было.

Вышагивая среди трупов и их частей, Александр пытался привести вампиров в чувство. То, что творилось в лагере, не поддавалось описанию. Разум отказывался признавать, что все виденное было совершено людьми, еще недавно абсолютно адекватными и цивилизованными. Понимание ситуации усугубляло его непосредственное участие в творившейся вакханалии. Хотя сейчас было не время распускать слюни – надо было привести всех в божеский вид.

Затем начался сбор трофеев. Первым делом было собрано все оружие и доспехи с одеждой. Потом наступил черед личных вещей. Почти час шла упаковка всего более-менее ценного. Шатров, палаток, денег, одеял, теплых вещей, тентов с фургонов. К моменту, когда пора было выходить, все были нагружены как купеческие лошади.

Все, кроме пяти человек, выдвинулись к лагерю. Оставшиеся должны были навести в лагере порядок. В их задачу входило сжечь трупы. Они сломали телеги, развели в центре огромный погребальный костер, куда и поместили погибших.

Отряд ушел по тракту на юг, неся добычу на своих плечах. Еще надо было сделать крюк и постараться оставить как можно меньше следов, хотя как это сделать, с такой добычей на плечах, было известно одному лишь Богу. Александр шел последним. Заметив стоявшего и смотревшего назад на уничтоженный лагерь друга, остановился сам.

– Семен, помнишь, я сказал, что мы не будем убивать пленных, потому что мы люди, – дождавшись утвердительного кивка он продолжил, – Я ошибся. Мы уже не люди, мы – вампиры.


Глава 6

– Ну я то в вашей кровавой оргии не участвовала! – Ольга улыбаясь, хитро смотрела на присутствующих.

Совещание по итогам нападения шло уже некоторое время, так сказать, в ограниченном, но весьма расширенном составе. Ограниченном, в том смысле, что в нем не принимали участие все вампиры, а расширенном – так как состав сильно отличался от обычных девяти человек. Хотя совещались уже несколько минут, разговор о серьезных вещах не заходил, скорее делились своими эмоциями по результатам нападения, пока они еще были свежи. Собрались в трофейном шатре рыцаря, который растянули неподалеку от землянки. День уже давно перевалил за половину, но в лагере мало кто лег спать. Деятельность вампиров была сильно ограничена – облачный слой не был плотным и временами на небе появлялся демур. Но даже периодически выглядывавшая из-за облаков смерть, не могла угомонить людей.

Дележ трофеев занял весьма много времени. Да и сами трофеи вызывали зависть тех, кто предпочел в атаке не участвовать. Как минимум, каждый получил свой комплект одежды, которая, как и говорил Евгений, всего за несколько дней стала вещью статусной. И если раньше элитой лагеря, носившей одежду, было крайне малое число людей, то по результатам удачного набега на лагерь, сразу четверть его обитателей перешли в новый статус. Кроме одежды хватало других трофеев, которые требовали к себе внимания. А самым главным трофеем стала магия.

Как оказалось, те способности, что были у всех вампиров в плане магии, встречались и у людей. Они назывались личной или персональной магией, в отличие от другой магии – настоящей или истинной. Обладавший личной магией человек мог творить почти все, что угодно, пользуясь лишь своей персональной силой. Но так как обычно этих сил было крайне мало, то применение способностей было ограниченным, и такие люди становились паладинами, знахарями, лечащими наложением рук, фокусниками, артефакторами, алхимиками. Настоящие маги тоже могли применять личную магию, но еще им были доступны заклинания – узоры энерголиний, которые они рисовали, и наполняя собственной силой, выпускали в мир.

– Итак. Давайте подведем итоги и проведем мозговой штурм, – Александр решил перевести дружеский треп в деловой разговор, – А все обсуждения оргий кровавых и не очень оставим на потом.

Ольга малость смутилась под его взглядом – первым делом после возвращения, они с мужем уединились в землянке и выпустили скопившееся напряжение.

– А чего нам подводить то? – Семен нервно хихикнул, – Ситуация, мягко говоря, сумасшедшая. Мы в другом мире, мы вампиры, а теперь еще и маги. Проще застрелиться, да нечем. Говорят, в Древнем Риме бросались на меч.

– А ты уверен, что нас можно убить мечом в живот? – насмешливо спросил Леонид.

– Нет, не уверен, но проверять пока не хочется.

– Так, давайте все же прекратим обсуждения всех сторонних тем, – Александр начинал раздражаться, – Меня больше интересует не очередное обдумывание очевидного факта, что мы вампиры, меня интересуют недавние открытия в сфере магии, которые мы совершили благодаря тому, что у людей в лагере был маг. Наши трофеи. И конечно, главный вопрос – что нам делать дальше?

– И все же, Саш, – Евгений вопросительно посмотрел на него, – я не понимаю, чего ты хочешь от нас услышать насчет магии?

– Ну, самое очевидное, это… Хотя, давайте я суммирую свои знания, а вы поправите. Итак, у нас есть магические способности, у всех без исключения они присутствуют. У людей также считается, что магические способности есть у всех, но владеть и оперировать ими могут не более одного процента, и примерно еще один процент может применять магию для себя и рядом с собой, пользуясь чистой силой. Так называемые личные маги. Заклинания представляют собой, скажем так, силовые линии, выстраиваемые в узор, которые напитываются силой мага. В зависимости от узора, мы получаем выход заклинания в определенном виде. Совершенно точно известно, что нам рисовать эти узоры или представлять их, а затем питать силой – не нужно. Это очень значительное отличие нас от местных магов. Мы, выпив кровь мага, знающего заклинания, сразу можем их применять. Нам просто надо воскресить в памяти нужное заклинание. Таким образом мы получаем, что убирается этап концентрации, и тратится намного меньше времени на подготовку и применение заклинания. Силы мы тратим такие же, но в отличие от местных – она не наша, она заемная. Теоретически, мы можем творить заклинания любой сложности, в любом количестве, в любое время, если рядом есть кровь, которую мы можем употреблять.

– Да, очень похоже, что это так, – кивнул Сергей.

– Не забывайте, что мы также устаем чисто физически, – улыбнулась Мария, – и спать нам надо, поэтому какие-то ограничения у нас есть.

Александр, Мария и Сергей были единственными на этом собрании, кто испил крови мага. Остальные, пробовавшие магическую кровь, занимались своими делами в лагере. По магам, среди вампиров, вообще сложился половой диссонанс. Кроме первых, добравшихся до мага – Сергея и Александра, его кровь успели попробовать шесть девушек. Что было не удивительно. Их не взяли в штурмовую партию, а вторая волна атакующих постаралась затереть их в задние ряды. Привычки старой жизни за один день не изживались, и даже понимание, что девушка совсем не слабее тебя, не убирало желания оберегать и защищать ее.

Поэтому на женскую часть атакующих, при начале резни, достались те, кто был в центре лагеря – маг и слуги. И еще одной, попробовавшей кровь, была Мария. Да, она не участвовала в бойне, а наблюдала за ней со стороны, как и Ольга, но так сложилось, что прежде чем разум затмила кровавая пелена, Сергей успел содрать с мага шейный платок с небольшим пятнышком свежей крови. Этот платок он подарил именно Марии, а та недолго думая, засунула тряпочку в рот, чтобы избавить красивую вещь от крови, а то потом ведь и не отстираешь. И неожиданно для стала полноценным магом.

Как бы потом этот шейный платок ни сосали, и как бы долго его во рту ни держали, но повторить ни у кого не получилось. Так у вампиров появилась девятка магов, каждый из которых мог сотворить ровно два заклинания – «огненная стрела» и «каменная стена».

Ценность второго заклинания была крайне низка, но, к сожалению, оно было самым простым и легким из защитных умений, и слабые маги учили и применяли именно его.

– Вот про усталость все же, наверное, чуть позже поговорим. Я лично заметил – как на утро крови напьешься, так и спать не хочется, и усталости нет. Но я продолжу про магию. Магия для нас – это спасительный круг в этом мире, возможность выжить. Именно магия, на мой взгляд, даст нам шанс оставаться живыми и умереть от старости, а не на копьях местных, или будучи изрубленными на куски. Магия, а не сила, скорость или чудовищная регенерация. Поэтому прошу вас сейчас сосредоточиться именно на ней. Итак, у нас есть значительный плюс перед местными – мы творим заклинания благодаря памяти крови магов и можем быстро пополнять запасы силы. Но есть и недостатки – мы не умеем создавать силовые линии. Соответственно, мы не можем создавать новые заклинания. Вообще.

Получается идеальная машина для убийств – мощь, скорость, смертоносность. И мозги нам, вроде как, не нужны, но они у нас есть. Я хочу услышать ваши идеи, мне интересно, что вы думаете насчет всего этого.

– Сложно говорить. Магов тут только трое и вы еще не все проверили. Твой энтузиазм понятен, но мы-то пока помочь не можем. Вы точно не можете создавать энерголинии?

– Да не понятно как создавать эти линии! Хоть ты тресни, Костя, не понятно. У мага в памяти… как же тебе объяснить то… ну, он сначала концентрируется, потом рисует по памяти силовой узор, потом питает силой, потом… ну еще куча вещей, например, ту же «огненную стрелу» надо на цель навести, вектор задать и даже мощность там чуток варьируется. Дело это такое, не самое просто и быстрое. А ты видел, как я за пару секунд пять стрелок пустил, и все точно! А создавать с нуля линии не могу…

– И тем не менее, я считаю, что сейчас обсуждать магию преждевременно, – опять подал голос Евгений, – Чего разговаривать о том, что имеют пока единицы. Мы просто не понимаем вас.

Александр почесал в затылке.

– Может и верно, зря я начал с магии. Уж простите – эмоции.

И верно, когда было обнаружено, что два заклинания, которыми владел ородский маг, могут применяться вампирами – наступила некоторая эйфория. Наверное, так бывает с людьми, которых приговорили к смерти, а потом помиловали. Магия и ее мощь могли стать спасительным ключом, который позволил бы вампирам выжить. В памяти солдат были сражения, очевидцами которых они были, и маги творили там фантастические вещи. Обладай, занесенные в новый мир люди, хотя бы половиной такой мощи, можно было бы не беспокоиться за свою судьбу и судьбу близких.

Но был и подвох, заключавшийся именно в том, что создавать новые заклинания они не могли. Просто потому, что не могли создавать силовой каркас магического узора. Как если бы умирающему сказали, что диагноз неверен и он будет жить, а потом тут же сообщили, что это еще надо проверить и он все еще умирающий. Примерно так чувствовал себя Александр к началу собрания, а потому только о магии и мог думать.

– Да все нормально. Мы понимаем твою заботу о жизни всех людей здесь. Видно же, как близко к сердцу ты это принимаешь, в отличие от того же Алексея Геннадьевича. Поэтому не извиняйся. Магия – это хорошо, но давай поговорим о более приятном.

Все согласно закивали. Трофеи! Святое слово всех времен. Добыча! Пиастры!

Слово взял Константин.

– Всю одежду и оружие я отдал на дележ между нашими «гвардейцами», также все личные вещи солдат и десятников. Сейчас ставят по лагерю палатки, естественно, рядом с укрытиями тех, кто участвовал в атаке. Шатер я забрал пока нам.

Все присутствующие ухмыльнулись. Более лучшая часть добычи командирам? Все правильно, вопросов нет. Будь это в родном мире, они бы скорее всего возмутились, потребовав равных прав и долей, но это был другой мир и у него были свои правила. В чужой монастырь со своим уставом не ходят.

– Все деньги и ценные вещи я пока придержал, также придержал все доспехи, они пока на общем складе. Личные вещи рыцаря и мага также не тронуты и находятся в полной сохранности. Собственно, по трофеям все.

– Это все, что было в обозе?

– Продукты еще. А что вы ждали? Артефактов волшебных и зверей заморских? Вы когда в поход идете, что берете? Ну вот и они то же самое взяли, плюс оружие, так как поход у них специфический.

Константин, ухмыляясь, сел.

– А продукты мы взяли? – Александр только сейчас спохватился, вспомнив, что у них теперь есть пленники, и кормить их одним мясом – не самая лучшая идея.

– Взяли. Немного, но взяли. Уже у пленников, пусть сами хранят и используют.

– Блин. Вот тоже вопрос, что с ними делать…

– Да не волнуйся, – подал голос Олег, – Я уже объяснил им их положение и что ждет их в случае побега. Здесь я пообещал им безопасность и показал наши возможности. Они прониклись и готовы вести себя тихо и служить нам верно. Сейчас занимаются заготовкой копченого мяса и разделкой туш, что у нас появляются после охоты.

– Отлично. Раз с пленниками все пока понятно, то доспехи… После совещания возьми Леонида и вместе просмотрите их, что с ними надо сделать. Доспехи пока будут на общем складе. Все согласны?

Все дружно закивали.

– Тогда планы на будущее? У кого какие идеи?

Обсуждение планов затянулось почти на два часа. Все понимали, что нужно строить полноценные дома с глубокими подвалами. А значит, основывать постоянное поселение. Причем, прямо здесь или где-то близко. Значит будет необходимо вступать в контакты с местными и как то легализоваться. Вокруг этих истин и крутились все разговоры, пока Александр не завершил собрание.

После того как разошлась большая часть присутствующих, их компания стала напоминать себя прежнюю, разве что добавился Леонид, который, как и Олег, никуда не ушел.

– Что с добытыми деньгами делать будем?

– А есть какие-то предложения, отличные от хранения?

– Запас карман не тянет, пусть лежат!

– Да, а вообще местная денежная система блещет оригинальностью и тупизной. Это каким надо быть умником, чтобы шесть медяков составляли медную монету, пятнадцать медных монет равнялись одной серебрянке, четыре серебрянки равнялись одной серебряной монете, а двенадцать серебряных монет равнялись одной золотой монете, и это все при том, что система счисления десятичная.

Геннадий откровенно веселился.

– Угомонись. Соотношения-то не на основе десятичной системы составлялись, и не государством придумывались, а являются соотношениями по весу и цене металлов монет друг к другую. Так что, как станешь тут министром финансов – вводи эталонные значения и приравнивай все к количеству пальцев на руках.

– И золото стоит очень дорого по отношению к серебру, – приятель не успокаивался.

– Так нет его, золота-то.

– В смысле, нет? – Геннадий явно заинтересовался, – Я же помню, в памяти солдат точно есть золото.

– Ну мало его очень. Серебряные рудники – тут дело самое обычное. И они основа экономики местных королей. А вот золотых шахт почти нет. Ты думаешь, почему тут места такие дикие и почти пустые, а такая серьезная дорога на север ведет? Так там рудники – золотые, мифрильные и лунного серебра, ну и изумруды, для общей нагрузки. А с другой стороны гор этого ничего нет – там только серебро, правда, очень богатые рудники. Война вся эта идет ради северных золотых рудников. И дорога эта ради северных золотых рудников. В соседнем королевстве вообще нет ни одной золотой шахты. Представляешь? Их казначейство не отливает золотые монеты! А чтоб тебе понятней было – так вообще ни у кого из соседей нет золотых рудников. Основные золотые рудники этого мира находятся на юге, в Империи, и она же, по сути, держит в руках всю финансовую систему этого мира. Золото очень дорого.

– А лунное серебро и мифрил? В памяти солдат я такого даже и не встречал, это что такое?

– Лунное серебро – магический металл, крайне редкий. Реже золота примерно в три-четыре раза. Все запасы себе сразу архимаги забирают для артефактов и прочего. В свободном хождении купить его нельзя. На севере есть только одна шахта, а именно в этом королевстве. Больше на севере этого металла нет. Его добывают в южных пустынях. Там его вроде много, но пустыня – она и есть пустыня, да еще и местная. Мифрил же, наоборот, на юге не встречается. Вся добыча на севере. Лучшие доспехи и оружие, металл прочный, легкий, магичный. Стоит дешевле золота, так как гораздо более распространен. Но дороже серебра. На севере из него и делают артефакты, а не из лунного серебра, ну и оружие, естественно, куют. Доспехи из него только у очень богатых.

– А платина? Она тут есть? – вся тема явно затронула Геннадия.

– Возможно, лунное серебро – это платина и есть. Я же из памяти человека вам данные даю, который пусть и рыцарь, а лунного серебра в глаза не видел. Сам понимаешь, королевство Ород – традиционный враг Элура, и продавать им лунное серебро никто не будет.

– А тогда мифрил – это, получается, титан?

– Когда в руках подержим, тогда и посмотрим, что получается, – подытожил Александр, и добавил, – Этот мир отличается от нашего и, возможно, физические законы тут другие, а про старика Менделеева никто не слышал и подчиняться его правилам не хочет. Да и не видел я его никогда, этого титана, чтобы сказать – одно и тоже это, или нет.


Но собрание по итогам сражения шло не только у победителей.

– Теперь, когда они победили, мы можем забыть о том, чтобы возглавить людей.

– Значит, будем ждать удобного момента. Пока просто ждать и подчиняться их приказам.

Женщина и мужчина, стоявшие в лесу недалеко от лагеря, воровато огляделись и пошли дальше. Нужно было поохотиться и теперь они должны были делать это сами. Когда-то именно они и установили эти правила. А дичи в округе становилось все меньше и меньше.


Вечером пятерка разведчиков, что была оставлена наблюдать за разбитым лагерем и трактом, вернулась, ее сменила новая пятерка. Александр даже не удивился, когда к нему приволокли три бесчувственных тела. Граф направил солдат проведать обстановку в малом лагере, однако они были перехвачены и пленены. Выпив по несколько капель крови каждого, он приказал оттащить их к другим узникам. Тем построили довольно добротный шалаш, представлявший хорошее укрытие от непогоды. Единственное, что Олег забыл упомянуть о пленниках, это была одежда. Щеголяя голышом, вампиры стали с каким то трепетом относится к ней, поэтому пленники были абсолютно наги. Без обуви, голые, они кутались в одеяла и плащи, и постоянно грелись у костров. В плену их держал даже не страх перед загадочными существами, окружавшими их, а простая физика – в таком виде по лесу далеко не убежишь. Но отняв всю одежду, их кормили от пуза, совсем не ограничивая в пище, и заставляли выполнять весьма несложную работу, что было непривычно для людей, привыкших к совсем другому обращению.

– Евгений, давай еще одно общее собрание на полночь запланируем. Предупреди всех. Я пойду посплю до него.

Получив подтверждение от друга, Александр залез в землянку и с удовольствием растянулся на шкурах.

«Сейчас ведь и не заснуть будет», – но додумать свою мысль вампир не успел и уже через секунду мирно посапывал.


Идея атаковать основной лагерь вызвала бурный восторг. Даже те, кто еще вчера выступал против любых насильственных действий, сегодня активно рвались в бой. Не пришлось даже высказывать аргументы о том, что уничтожение отряда врагов местных властителей позволит установить хорошие отношения с последними. Последняя победа и ее трофеи настолько возбудили людей, что сейчас никакие доводы против просто не были бы услышаны.

Командовать нападением и его организацией поручили Леониду. Он первым делом направил сразу три тройки разведчиков к основному лагерю. После чего занялся непосредственно формированием армии, для начала отделив всех магов в особое подразделение. Далее был создан отряд лучников. Точнее лучниц. Отряд состоял всего из пяти девушек, стрел было мало, его командиром была назначена Ольга, как уже имеющая опыт стрельбы. Отряду было дано время на учебные стрельбы и выделены люди, делавшие им дополнительные стрелы. Далее были сформированы два «элитных» штурмовых отряда, которые были скомплектованы по типу носимых доспехов. В один пошли – имевшие кожаные доспехи и щиты, во второй – кольчуги, а так же парочка человек в латных панцирях. Остальной народ был определен в сводный отряд под общим названием «орда» – частью люди были даже без одежды, с примитивными копьями и дубинами в руках. В отличие от предыдущей атаки было время на планирование и подготовку. Всем должны были успеть сделать ростовые щиты, нарубив с помощью магии досок и соединив их между собой.

Полноценную подготовку к нападению здорово сократил ясный день. Еще в середине ночи погода позволяла надеяться на сумрачный день, и даже возможно дождь, но прямо перед самым рассветом порывы ветра разогнали облака и вампиры разбрелись по убежищам, завалившись спать. Леонид решил, что еще одна ночь погоды не сделает, и отложил атаку, даже несмотря на донесения разведчиков о том, что ородский командир стал укреплять лагерь – солдаты рубили лес и ставили частокол. Больше всего его волновало не укрепление лагеря, а вражеские маги. Поэтому подготовка была предпочтительнее неожиданного наскока.

Дополнительная ночь дала неожиданный результат – некоторые люди стали сомневаться в необходимости атаки. Разговаривать и убеждать их никто не стал. Леонид просто заявил о принятии самых жестких мер к паникерам. К счастью, подобного рода паникеры встречались лишь среди «орды»; «латники» и «щитоносцы» были полны решимости. Второй подряд ясный день дал время всем хорошо отдохнуть. Как только демур скрылся за вершинами деревьев, лагерь почти опустел, остались лишь охрана, дети и несколько женщин, присматривавших за ними.


Сначала планировалось повторить схему предыдущего боя, но воочию увидев укрепления, командующий вампирами быстро поменял планы. Перед стеной были выставлены колья, в некоторых местах возвышался частокол. Все было рассчитано на отражение атаки людей, а не гоблинов.

Впереди была еще целая ночь, поэтому было решено измотать магов, как самых опасных противников. К тому же ночь для людей – время отдыха. Вампиры только проснулись, можно было не торопиться. Основные ударные силы была размещены в лесу под командованием Олега. С ними были оставлены все девушки-маги. Александр и Сергей, вместе с лучниками были рядом с Леонидом.

Дозорный ородского лагеря вздрогнул, когда со стороны леса раздался волчий вой. Выли прямо на опушке леса. И вдруг волчий вой был подхвачен огромным множеством голосов. А затем раздались дикие крики и жуткие вопли. В лагере поднялась нешуточная паника. Две предыдущих ночи все ждали нападения, подобного тому, которое уничтожило передовой форпост их авангарда. К вечеру же появилась надежда на то, что неизвестный противник просто не рискнул атаковать столь многочисленный лагерь. И вот сейчас эта надежда рухнула. Маги сразу сотворили атакующие заклинания и ударили в темноту. «Огненные стрелы» высветили их противника. Обнаженные люди в большом количестве, с палками и ростовыми щитами стояли на опушке леса. Казалось, что в этом не было ничего страшного, но можно было вспомнить, что соседний лагерь и его обитатели уже перестали существовать. В памяти всплывали рассказы солдат, приходивших оттуда с донесением, о голых и не убиваемых существах, похожих на людей. Становилось жутко. Видимо, местные горы стали местом обитания еще одной нечисти.


Граф Рур, сняв шлем, смотрел в темноту. Темнота отвечала ему воплем и воем. К несчастью, на небе не было мур, и разглядеть противника, находящегося вне линии костров, было невозможно. Что за неудачный поход. Сначала чертовы гоблины, которые убили большую часть лошадей, отчего солдатам приходилось самим толкать телеги. Потом дожди на перевале, из-за которых основная армия застряла на нем. А теперь это. Так и поверишь в россказни этого проклятого монаха, что был навязан отряду в качестве духовника. И дня не проходило, чтобы этот никчемный человечек не начинал стонать о глупости человеческих королей, воюющих между собой и проливающих святую кровь.

Никто не спорил с монахом в главном – да, человеческая кровь являлась святой, но надо же было понимать и политический момент. Если кровь всех людей свята, в отличие от крови прочих нечистых созданий, значит и все люди равны. И все короли равны. А так быть просто не могло. Значит, земные владыки должны были выяснить, кто же из них достоин возглавлять небесное воинство Всесветлого отца и повести его в бой – против нечисти и нелюди. Но этот сын шлюхи не унимался. Бывают же такие фанатики…

– Маги! Разгоните эту толпу!

Четверка боевых магов легко склонила головы, показывая, что приказ услышан. И вскоре в лес полетели «огненные стрелы». Маги применяли свои заклятия по очереди, так, чтобы создавалось впечатление непрерывного обстрела.


Толстые, почти пятисантиметровые доски, составлявшие щиты, служили достаточной преградой для таких слабых заклинаний, которые использовали маги в лагере. Правда, одного попадания «огненной стрелы» хватало, чтобы разнести щит, но человек державший его, при этом практически не страдал. Легкие ожоги рук быстро затягивались.

Леонид специально поставил в первую линию только голых солдат. Создавал образ непонятного и незнакомого врага. Задние ряды его «орды» вообще из леса не выходили, они находились далеко от опушки – занимались охотой. Им было приказано принести сюда как можно больше живой дичи.

Первая линия больше десяти минут стояла под непрерывными магическими атаками. Запас щитов стремительно таял. Когда половина щитов была уничтожена, командир наконец отдал приказ отойти в лес и спрятаться за деревьями. Тут ему в голову пришла неожиданная идея.

– Всем бить по деревьям или щитам. Равномерно. Темп задаю я.

Вскоре из леса неслось глухое «бум». Бум. Бум. Бум. Раз в две секунды более ста человек синхронно наносили удар по деревьям.

«Это должно нервировать. Психическую атаку никогда не стоит недооценивать. А мы постоим, подождем», – Леонид довольно ухмыльнулся.


Изматывающие удары из леса раздавались уже около часа и успели надоесть хуже зубной боли. Граф уже всерьез подумывал о вылазке, но каждый раз вспоминал о незавидной судьбе отряда, уничтоженного пару ночей назад. Данное обстоятельство не давало ему совершить столь опрометчивый поступок. Маги заставили дикарей отступить в лес, но судя по всему, не нанесли им никакого урона. Граф сидел около шатра и пил горячий травяной напиток в компании рыцаря.

– Господин, – подошедший сотник выглядел слишком бодро для текущих обстоятельств и времени. Старый солдат, побывавший в многих сражениях, видимо, не испытывал душевных терзаний, – костры по периметру скоро погаснут. Прикажете послать солдат?

Граф выругался.

– Это плохое решение, но другого нет, – сотник, видя колебания своего господина, позволил себе некоторую вольность.

Граф посмотрел на рыцаря. Тот, отхлебнув из кружки, кинул взгляд в сторону леса.

– Эти дикари не использовали ничего метательного. Солдаты успеют убежать.

Граф сплюнул себе под ноги. Поучаствовать в десятке сражений, отличиться перед лицом его величества, первым ворваться в лагерь мятежников – и все ради чего? Чтобы вот так сидеть ночью, посреди леса, и бояться каких-то дикарей, которые и одежды не носят?

– Пошли людей. Костры должны гореть!

– Будет исполнено, ваша милость!

Рыцарь же сделал еще один глоток и вспомнил своего коня, оставленного на перевале. Жалко было верного друга…


Солдаты с дровами, покинувшие укрепления, были хорошо видны на фоне освещенного лагеря. Этот момент был оговорен заранее и атаковать их сразу никто не стал. Лишь когда те достигли почти потухших кострищ, из леса вылетели «огненные стрелы» и поразили свои цели. Следом были уничтожены стоявшие на сторожевых башнях воины. В лагере поднялась суматоха. Там искренне считали, что противник находится лишь с одной стороны, а теперь выяснилось, что лагерь, по сути, в осаде, да еще у нападавших имелись маги. Леонид подождал, пока костры окончательно затухнут, и приказал «орде» снова выйти из леса. Пора было начинать второй этап.


Как только звуки ударов прекратились, один из магов сразу же направил в лес «огненную стрелу». Заклинание никуда не попало, но высветило ряды выходившего из леса врага. Не дожидаясь команды, остальные маги дали залп. Один из них решил заменить бесполезную «огненную стрелу» и ударил «огненным копьем» – энергоемким заклинанием, поэтому ему было по силам сотворить лишь около десятка таких чар, после чего нужно было отдыхать несколько часов, к тому же он до этого творил «огненные стрелы». Но, по крайней мере, выложился он не зря. Щит атаковавшего существа разлетелся на горящие куски, а его тело отлетело на второй ряд своих друзей. Было видно, что тот не жилец, слишком сильны были ожоги. Молодой маг порадовался, что в свое время не поленился изучать в школе не только обычные для его силы заклинания, типа «огненная стрела», но и ночи напролет заучивал «огненное копье». Сотворив еще целых одиннадцать подобных заклинаний он нанес атакующим видимый ущерб. Оставалось надеяться, что враг дрогнет. Самого мага на руках унесли в центр лагеря – у него было магическое истощение, поскольку он выложился полностью.

Рыцарь, отвечавший за оборону стены, лишь недовольно проводил процессию взглядом. Чертов идиот, ну кто же полностью выкладывается, когда сражение еще толком даже не началось. Надо отвести магов обратно в центр, вдруг среди них существует еще один идиот.


Глядя на уносимых тяжелораненых, Леонид лишь кусал губы. В глубине леса их отпаивали кровью и выхаживали, по расчетам – все они должны были выжить. Но от этого все равно не становилось легче. Нервы не выдерживали.

– Лучники! На позицию.

Девушки построили линию за спинами «орды».

– Залпы по указанию командира, навесом.

Ольга задала темп и стрелы посыпались на лагерь. Огонь был скорее беспокоящим. Легкие царапины, которые иногда все же получал то один, то другой солдат, роли не играли. Вражеские маги опять заняли позиции у стены, получив команду графа. Леонид обернулся к Александру.

– Покажи фокус.

Тот рассмеялся.

– Тебе с газом или без?

– Давай без военно-морского юмора. Огонь по магам, задача истощить их. Пусть защищаются. Или убей.

– Понял. Будет исполнено!

И почти одновременно швырнул три магические стрелы. Маги врага не были новичками и защитные заклинания у них были заготовлены заранее. Они лишь не могли представить, что атаковать их будут столь часто и перешли в абсолютно глухую оборону, а затем вообще покинули свои места у стены. Сергей коснулся плеча Леонида.

– Может я магией разнесу частокол в нескольких местах?

Тот подумал и разрешил.

– Бей, пока силы не закончатся. Еды принесли достаточно.

Одновременно был направлен гонец к ударным силам. Он передал точно такой же приказ основному отряду магов. Семь девушек даже не устали, хотя выбили из стены все участки частокола. Колья перед стеной и вовсе не были преградой для вампиров, поэтому их не стали трогать. Второй этап сражения закончился, не успев начаться.


Граф смотрел на ситуацию и уже не надеялся выжить. Буквально час назад почти все было под контролем. Да, их атаковали, ну и что? Укрепления были надежны. Солдаты многочисленны. Они устали? Да, солдаты были измотаны, но на ногах-то стояли. Противник был непонятен? Да сколько угодно, покуда он скрывался в лесу. Толку-то от его непонятности и опасности среди деревьев.

И вот все изменилось. Сначала выяснилось, что у нападавших есть маги. Потом неизвестный враг без результата обстрелял лагерь стрелами, а затем… Всесветлый! Сколько же у них было магов?! Здравый смысл подсказывал, что в лесах вокруг его стоянки, было не менее тридцати магов. Шансов отбиться от такого сильного противника не было. Оставалось лишь продать свои жизни подороже. Когда догорели последние деревянные укрепления, наспех возведенные за последние два дня, он приказал лучникам строиться и стрелять во все, что движется. Этим чертовым дикарям было больше нечего ждать, а значит, скоро должна была последовать атака. Ошибся он лишь с ее направлением. Кричащие и воющие голые люди представлялись ему главными силами, и именно от туда он и ожидал атаку. Поэтому, когда с противоположной стороны лагеря послышались крики и лязг оружия, ему оставалось лишь вытащить меч и исполнить свой долг перед королем до конца.


Момент, когда началась атака, Александр самым постыдным образом прозевал. Для него все эти пляски вокруг лагеря были непонятны. Он действовал бы иначе. Но доверив командование нападением Леониду, он не сомневался, что тот делает все правильно. Поэтому, когда с другой стороны лагеря послышался шум битвы, он удивлено глянул на командующего.

– Еще чуток выждем и тоже в атаку, – лишь произнес тот не поворачивая головы.

Как только стало слышно, что сотники приказали части солдат покинуть места за стеной и помочь в битве на другом конце их временного лагеря, Леонид махнул рукой и первым, выхватив оружие, побежал в атаку. Залп ородских лучников не нанес вообще никакого урона, они просто промахнулись по слишком быстрым целям. А уж когда «орда» ворвалась в лагерь, судьба оборонявшихся была решена. К их чести, никто из солдат не бежал, все сражались до самого конца и пощады не просили.


Глава 7

Опять резня! Опять дорвавшиеся до крови и разгоряченные битвой вампиры стали убивать всех подряд. Печальной участи избежали немногие. Десяток слуг, в ужасе прятавшихся в телегах, несколько раненых, которых не успели добить, валявшийся в беспамятстве маг, около которого успели поставить охрану из сохранивших рассудок вампиров, и рыцарь, оказавшийся паладином. Последний остался в живых лишь благодаря своему феноменальному умению сражаться.

Именно он командовал обороной той части стены, куда пришелся удар основных сил, и успел ранить аж девятерых. Олег, не побежавший в атаку, а прогулочным шагом дошедший до места схватки, успел оценить ситуацию, в результате чего рыцаря взяли живым, сильно помятым и покусанным, но живым.

В этот раз со сбором трофеев спешить не стали. Успокоившиеся и отошедшие от боя и крови вампиры стали четко выполнять команды Константина, который вновь взял на себя обязанности по сохранению материальных ценностей.

Прежде всего павшие воины были лишены доспехов и одежды. Содержимое обоза не сильно отличалось от того, что был захвачен в предыдущей битве. Разграбление лагеря продолжалось и на следующую ночь, поскольку третий подряд ясный день внес свои веские аргументы в виде смертельно опасного огненного шара в небе. Правда, на вторую ночь ограбление уже утратило массовый характер всеобщего мародерства и перешло, так сказать, в чисто профессиональную стадию – им занимались лишь специально выделенные люди.

В эту же ночь начались совершенно непредвиденные проблемы с пленными. Захваченные маг и паладин успешно делились своей кровью. Благодаря этому все стали магами и приобрели просто уникальные боевые навыки. Школа боя, сочетавшая личную магию и воинское искусство, была просто необходима вампирам. Теперь оставалось лишь отработать теоретические знания на практике, наработав необходимые навыки. Чем, собственно, уже занимался Олег, который с общего одобрения расширил штат стражи до двадцати вампиров, и свободные от вахт отрабатывали боевые умения в спаррингах друг с другом. Проблема же возникла с захваченной девушкой.

Откуда в боевом отряде возникла девушка? Ответ можно было найти, задав пару правильных вопросов. Как мог благородный граф путешествовать без личной служанки? Кто должен был подавать блюда, стелить постель, а заодно и греть ее? Денщик? Нет уж, увольте, это север, а не Империя, где это, говорят, было в моде.

Так вот, у девушки начались те самые дни, в которые нельзя носить белое. По какой-то причине кровь людей была для вампиров гораздо привлекательнее крови животных. Возможно, дело было в ее большей питательной ценности, а возможно в том, что эмоции, прожитые за целую жизнь, передавались самим вампирам и оказывали несколько пьянящий эффект. Может быть были еще какие-то причины. Но фактом была более значительная привлекательность крови людей над остальной кровью. И если наличие пленников в лагере не доставляло проблем – на них никто не покушался, то текшая из девушки кровь стала весьма раздражающим фактором.

Для начала ее разместили в отдельной землянке и приказали не выходить. После того, как один ребенок был пойман, пытающимся пролезть к ней в землянку, проблемы никто не увидел. Чего можно было ожидать от ребенка, который слабо себя контролирует? Но вот когда в землянку к девушке залез охранник, поставленный ее оберегать, и нагло облапал в самых интимных местах, то стало понятно, что проблема существует. Конечно, охранник оправдывался, что ничего такого не хотел, и ему было лишь жалко, что кровь пропадала зря, но все это было не важно. Проблему увидели и осознали. Девушку перевели в другую землянку на краю лагеря, а на вход были поставлены сторожами аж четыре вампирессы, одной из которых была Ольга. На их хрупкие плечи и была поставлена задача не допустить смертоубийства пленницы и не дать пропасть ценной человеческой крови.

Олег, увеличивший количество своих подчиненных, выступил с предложением о будущем. Ситуации, когда могло потребоваться вооруженное сопротивление всех вампиров или общая атака как это было недавно, могли повториться и в будущем. А значит, надо было организовать не только повседневную охрану, которой он занимался, но и четко прописать мобилизационные правила для всех вампиров.

– Мудреное ты что-то говоришь, Олег.

Александр, который как и все в лагере пребывал в слегка сумрачном состоянии разума из-за витавшего в воздухе запаха крови, сначала не мог понять, чего от него хочет приятель.

– Армия нам нужна, Саша. Армия!

– Так мы вроде воевать ни с кем не собираемся.

– Вот! Это самое главное. Мы не собираемся, и нам не с кем воевать. Пока!

Олег поднял указательный палец вверх.

– А представь, завтра нам надо будет воевать. Опять добровольцев искать? Или собрание проводить и убеждать всех, что им надо сейчас пойти драться?

– И что тут такого плохого? – вампир выглядел растерянным.

– Да нельзя такое распи…, - Олег запнулся, – нельзя так расхлябанно относиться к этому.

– И что ты предлагаешь? – Александр понял, о чем говорил Олег.

Вольница, она была хороша лишь до тех пор, пока тебя не начинали кушать. А если хотелось избежать участи стать чужим обедом, то и с частью свобод нужно было расстаться.

– Назначьте Леонида командующим нашей армией. Самой армии создавать не надо. Пусть у него в подчинении будет несколько ребят. И за вооружение и доспехи на складах пусть теперь он отвечает. А так же за мобилизацию, и организацию мобилизованных в армию, когда это будет необходимо. Ну, может, сборы военные пускай проводит. Просто должно быть правило. Надо войско под руку – объявили военное положение и мобилизацию, одели, вооружили и пошли в бой. Все довольны.

Оставалось лишь согласиться с этим предложением. Правда, предстояло еще обговорить некоторые детали и получить согласие Леонида, но все было верно. Нельзя было проводить народные собрания, когда стояла угроза существования вида. Недаром такое понятие как «военное положение» существовало во всех странах, которые хотели продолжать свое существование как независимые субъекты.

– И еще. Думайте уже над тем, как будете добывать кровь для моих стражников, – кинул на прощание Олег и вышел из шатра.

Об этом и правда стоило подумать. Введенное еще Алексеем Геннадьевичем правило личной охоты «что поймал то и съел», в условиях появившегося разделения труда и организации, начинало мешать. Получалось, что занятые на общественно-полезных работах люди имели меньше свободного времени на охоту, чем те, кто занимался лишь своим благополучием. Решив отложить тщательное продумывание всех нюансов на чуть более позднее время, Александр просто дал приказ Семену организовать службу по сбору, хранению и распределению крови. Поняв идею, тот также удалился.

Уже под утро пришел Константин и доложил, что с трофеями они закончили. В лагере остались лишь телеги с фургонами, и некоторое количество еды, которую посчитали негодной.

– Чего как раньше не сожгли-то все?

– А смысл? В первом лагере мы телеги сожгли вместе с трупами солдат, используя их как дрова. А тут мы трупы в лес утащили, да там бросили зверям на корм. Пусть с телегами повезет первому каравану который их найдет. Вещи-то добротные.

– Ну, пусть будет так.

А в середине дня Александр был разбужен и озадачен известием о людях в одной из стоянок на тракте. Скоро должен был начаться наплыв торговых караванов, идущих на север и обратно, и работники, нанятые местным бароном, обустраивали места привала.


– Значит это обычно дело?

– Да, хотя в этот раз они рано. Обычно это делается на пару недель позже.

Как только стемнело руководители вампиров собрались вместе чтобы обсудить ситуацию.

– Сентябрь тут – праздничный месяц, и люди занимаются свадьбами, урожаем и прочим. Тракт стоит пустой. В октябре его приводят в порядок, рабочие команды проходят по нему и где надо – вырубают леса, обновляют каменные стены, расчищают источники воды и прочее. В конце октября здесь уже ударяют первые морозы, но без снега. Гоблины уходят в пещеры – они не переносят морозы, а с рудников начинается вывоз продукции и завоз на них продовольствия на зиму. Зимой движение тут прекращается, а весной все повторяется, только уже под постоянными нападениями гоблинов. Летом идет ротация гарнизонов.

– Весело, – Леонид, который не пил крови дружинников, с интересом выслушал рассказ Александра, – Получается, это нам не угрожает.

– Я тоже угрозы не вижу, – согласился с ним Евгений.

– Ребята, это же шанс!

Александр обвел собравшихся взглядом. Они не понимали к чему он вел.

– Ну мы же недавно говорили с вами о том, что нам надо легализоваться перед местными!

Константин хлопнул себя по лбу. Остальные тоже радостно заулыбались.

– Надо придумать себе легенду!

Александр встал.

– Я уже придумал. Вам надо лишь одобрить.

Все приготовились его слушать.

– Мы тошальцы. Бежали из своего королевства из-за гнева одного графа. Один из нас его бастард. Остальные – это дружина графа под командованием бастарда, с семьями и слугами. Бастард долгое время был у графа за сотника, и служил ему верой и правдой. Пока в одно утро граф не сошел с ума, решив что его верный слуга хочет занять его место, и место его законного сына. Рука у бастарда на родного отца не поднялась, обвиненным в предательстве дружинникам тоже делать было нечего – и мы все бежали из Тошала в Ород. Там хотели наняться на серебряные рудники в качестве охраны, но были ложно обвинены в разбое на дороге и вынуждены бежать через перевал в королевство Элур. Прямо за нами, наступая нам на пятки, шла ородская армия. Чей командующий, не желая чтобы мы предупредили элурцев о вторжении, приказал нас схватить. Мы тут немножко вступили с ними в бой и победили. А теперь желаем осесть на землях местного владетеля и основать вольное поселение. Местный барон имеет маленькую дружину и не посмеет связаться с таким крупным отрядом, как наш – ни сейчас, ни позднее. И безобразничать мы тут не сможем – тракт королевский, нас гвардейцы короля, если что, в бараний рог свернут, а значит – мы и самому барону не угрожаем.

– Индийское кино получается, – усмехнулся Евгений.

– Не самый лучший план.

– Ну давайте придумаем лучше.

За пару часов ничего лучше придумать не смогли и объявили общее собрание всех вампиров. На котором и рассказали о грядущих изменениях в их статусе. Весь план получил подтверждение. Единственным камнем преткновения стала фигура «бастарда». Выдвинутый на эту роль Александр не получил единодушного одобрения. Люди стали предлагать другие кандидатуры, из числа которых ожидаемо исчезло имя Алексея Геннадьевича. А в остальном список предпочтений остался прежним: Александр, Евгений, Константин. Именно эти трое пользовались безоговорочной поддержкой подавляющего большинства, но каждый их них по отдельности такой поддержки не имел.

Даже совместные уговоры Кости и Жени, утверждавших, что они полностью доверяют Александру, ситуации не помогали. Чтобы не накалять обстановку, было решено сохранить главенство всех трех.

Именно тогда и прозвучало слово Триумвират. Который и был общим решением поставлен во главе всей общины вампиров, и ему были отданы все полномочия по управлению. Никто из триумвиров не был выше или ниже другого. А для всех внешних контактов главным был, все же, избран Александр, которого прямо тут и «короновали» в бастарды.

После того как впервые была внесена ясность с властными полномочиями, началась подготовка к первом мирной встрече с местными. Около ста двадцати вампиров быстро собрали необходимые вещи и переместились в лагерь, который они недавно штурмовали. Были поставлены шатры и палатки. В перетащенных с соседнего лагеря телегах была создана видимость груженого скарба. Были также возвращены и все четыре лошади, пережившие поход ородского авангарда через перевал. К утру уже ничего не говорило, что еще вечером этот лагерь был пуст.


Дружинники барона, охранявшие рабочих, приводивших в порядок стоянки, лишь чуток напряглись, когда на дороге появились три человека, шедшие к ним. Мало ли кому могло взбрести в голову ходить в сентябре по тракту? И лишь разглядев на них ородские доспехи, испугались.

Тройку разведчиков, пасмурным утром вышедших к укреплению, встретили выстрелом из лука. Когда стрела была поймана на лету, у местных случился шок. Решив, что имеют дело с паладином, они стали вести себя куда уже более вежливо, и поначалу просто хотели сбежать. К счастью, их тактическое отступление удалось прервать, криками объяснив, что никто не собирается причинять никому вреда. Переговорив с разведчиками, дружинники пообещали немедленно доложить обо всем господину барону.

Барон Савоярди примчался через четыре часа во главе отряда в двадцать латных кавалеристов. Собственно, он взял с собой всю свою конную дружину. Гоблины, имевшие привычку убивать лошадей из засады, а потом доедать их брошенные на дороге трупы, делали эти места несколько специфичными в плане родов войск и составов дружин. И если на юге бароны иногда позволяли себе иметь не конных дружинников, то здесь, на севере, вблизи гор, никто не нанимал конного воина. Слишком накладно получалось. Весной и летом вообще все караваны шли на север и обратно без лошадей, повозки толкали люди.

Александр, заранее вышедший из шатра, рассматривал барона. Средних лет мужчина отличался острыми чертами лица, а острый кончик носа вообще делал его похожим на хищную птицу. Лишь усы слегка сглаживали общую картину. Легко соскочив со своего полностью закованного в латы коня, барон встал перед парнем и выжидательно на него уставился.

– Ваша милость, я рад приветствовать вас, – Александр легко склонил голову.

Никаких украшений, выдававших статус владельца, на бароне не было, и лишь его отличный доспех и оружие показывали, что он не простой солдат. Поэтому молодой вампир совсем не рисковал попасть в неудобное положение, называя приехавшего «его милостью». Недобор в титуловании был простителен при отсутствии четко выраженных знаков отличия. А вот перебор же, наоборот, делал из человека не только посмешище, но и навсегда ставил его на ступень ниже человека, в отношении которого произошла ошибка. Так, если бы старший сын короля, и его наследник, случайно бы назвал своего младшего брата «величеством» в официальной обстановке, то занять трон он бы уже не смог, по крайней мере, пока был жив его брат, которого он поставил на ступень выше себя. Обычаи были несколько странными, но так и мир был другим.

– Меня зовут Алекс эс'Блад[4].

Всем показалось забавным взять именно такую фамилию; пойти против воли большинства в такой мелочи казалось чем-то недостойным, и хотя новоявленный триумвир был против, он стал Алексом Бладом.

– Барон Савоярди, вы находитесь на моей земле.

Александр склонил голову еще раз, но уже ниже. Теперь они были представлены и можно было не ломать комедию, что он не знал с кем говорил.

Барон осмотрел лагерь и снова глянул на стоящего перед ним.

– Пригласите меня в гости.

Это было еще одной заморочкой здешних. Ты мог хоть трижды являться хозяином, а распоряжался тот, кто был выше по положению. Даже на свадьбах молодые не удалялись в опочивальню, пока им это не разрешал самый титулованный из гостей. Естественно, в неформальной обстановке позволялось весьма многое, как и между друзьями, но при первой встрече всегда требовалось полное соблюдение формальностей. И опять же, их нарушение грозило обернуться не только конфузом. У всего была своя цена.


– Так значит за вами идет целая ородская армия?

Когда Александр рассказал свою историю побега из Тошала, барон слегка расслабился. Но стоило ему упомянуть про армию Орода и уже случившиеся здесь битвы, барон начал сидеть как на иголках.

К несчастью, причина такого поведения была скрыта от вампира. Ее нельзя было объяснить даже маленькой дружиной барона. В случае опасности барон явно успевал предупредить герцога, равно как и имел время на подготовку города к обороне. Не став забивать себе голову загадками, Александр просто отбросил мешавшие мысли.

– Все верно, отряд, догнавший нас, мы разбили.

– Это очень хорошая новость, – тон же, которым была сказана фраза, подразумевал скорее совсем иное, – Я должен ехать назад и готовить город к обороне. Когда я смогу увидеть вас и ваших людей в городе?

Вот оно! После часа светской беседы и рассказа выдуманных историй наступил тот момент, ради которого это все и затевалось.

– Ваша милость, я не планирую идти в ваш город.

Барон удивленно поднял брови.

– Нет, конечно, я сам буду рад посетить его, но мои люди… Видите ли, мы достаточно поскитались в последнее время, и выпавшие на нашу долю тяготы не оставляют нам иного выхода, кроме как, наконец, остепениться. Мы более не хотели бы искать ни удачи наемников, ни славы дружинников. Это общее решение моих людей и я буду ему следовать.

– И что же вы хотите, любезный?

– Я хотел бы испросить вашего разрешения основать на вашей земле вольное поселение. Прямо здесь, в этих местах. И как вольные люди платить вам налоги.

– Хм. Ваше желание похвально, уважаемый.

Александр напрягся. Только что его назвали «любезным», что являлось обычным обращением вышестоящего к нижестоящему. Но последним обращением барон поставил его на одну строчку с собой. «Уважаемый» – так обращались лишь к равным. Непризнанный бастард и барон могли быть равными лишь в изощренных снах эротического содержания. Социальное положение обоих настолько разнилось, что между ними была пропасть размером не меньше, чем расстояние до Луны. И вот он уже стал «уважаемый». Ладони предательски вспотели. Изменение в лице собеседника не укрылось от барона, но он не стал развивать тему.

– Я буду рад удовлетворить ваше прошение. Навестите меня как можно быстрее. Завтра или послезавтра буду рад видеть вас у себя в замке.

С этими словами барон встал и не прощаясь покинул шатер. Вскоре вампиры смотрели вслед уезжающей кавалькаде.


– Ты чего таким обеспокоенным выглядишь? – спросил Александра Леонид, стоило им отойти от импровизированного лагеря к месту своей стоянки.

При его разговоре с бароном никто больше не присутствовал. Он даже лично прислуживал тому, а значит, требовалось рассказать друзьям все, не упуская мелких деталей в поведении собеседника. Сам разговор вампиры, конечно, слышали, но не все из них были рядом, чтобы можно было игнорировать информирование сотоварищей. А потому Александр поспешил вернуться в лагерь, в сопровождении Леонида.

– Да, барон вел себя странно, – рассеянно ответил Александр.

– Я не заметил.

– Как ты мог заметить, если тебя там не было и ты только слушал? Его слова были абсолютно логичными, но вот мимика и реакции… Было ощущение, что он… Я даже не могу как-то сформулировать. Там и ужас был, и недовольство, и гнев, и раздражение…

– Предлагаю сейчас не забивать себе голову загадками. У тебя нет всей информации, чтобы принять правильное решение. Отложи в памяти, а лучше как будет возможность – запиши. Рано или поздно мы получим дополнительные сведения и все прояснится.

Александр кивнул.

В лагере их встретил Константин и «обрадовал» новой информацией.

– Я тут казной нашей занялся, – с ходу заявил он, – Ну и вот. Лови!

Подброшенная монета плавно приземлилась в руку Александра. Тот посмотрел на нее и покрутил в руках.

– Ну и что тут… – речь оборвалась на полуслове. Монета в его руке нагревалась, не так чтобы сильно, но вполне ощутимо.

– Ага, – радостно подтвердил Костя, – оно самое, серебро. Греется у нас в руках. Если долго держать, то градусов до пятидесяти примерно.

– А почему это обнаружено только сейчас? Серебряные монеты были в первом обозе.

– А мы в перчатках были или касались их на секунду другую.

Александр перебросил горячую монету Евгению. Тот тоже повертел ее в руках.

– Сергей! – громко позвал он.

– Нет его в лагере.

– Тогда передайте ему, как увидите, пусть соберет все дерево в округе, так чтобы оно было разных пород и главное – осину пусть найдет, если она тут есть. Если серебро так влияет на соприкосновение с нашей кожей, то может и осина…

Договаривать ему не пришлось – что Костя, что Александр его прекрасно поняли.

– И тогда надо бы проверить все основные легенды про вампиров из нашего мира… что такое, Костя? – глядя на своего побелевшего товарища, он сменил тему.

– Да мы же трупы убитых просто в лесу бросили, а там и кусали некоторых…

– Быстро проверить!

К счастью, все трупы были на месте, никто из крупных хищников до них еще не добрался, а мелкие не успели подъесть их основательно. Оживших или собиравшихся оживать не обнаружилось. Облегченно вздохнув, вампиры решили быть более осмотрительными в будущем. Поэтому трупы были изрублены на куски. Береженого, как говорится, Бог бережет.

Вернувшийся чуть позже Сергей, быстро проверил все породы древесины, которые нашел. К счастью, ни одна из них не вредила вампирам каким-либо образом. Но, к сожалению, ничего похожего на осину обнаружено не было.

Наступивший вечер встретили в кругу руководства. Странности поведения барона решили пока не обсуждать, было слишком мало информации. Вместо этого разговор велся о выборе места под поселение и о том, как быстро надо было построить там добротные здания, зима была на носу. Организацию стройки взяла на себя Ольга, которую единогласно утвердили на этом посту. На этом же собрании было решено, что теперь им нужна разведка. Главой которой был назначен Сергей. Все связанное с магией и наукой было решено передать в руки Марии, во-первых, она была одним из первых магов среди них, а во-вторых, являлась товарищем проверенным и надежным. Ее первым заданием стало выяснить – что из легенд о вампирах правда, а что нет. Во вторую очередь Семен потребовал найти способы хранения крови на длительное время.

Как выяснилось, постояв, кровь начинала раскладываться на составные части. Они были также питательны для вампиров, но по какой то причине – не впитывались через кожу и были противны на вкус. Поэтому, пока что единственным способом хранения крови было хранить ее прямо в живых существах, позволяя ей весело бежать по их венам.

Леонид потребовал себе как минимум пять офицеров, но получил отказ. Воевать пока никто не собирался, а брать рабочие руки в прок было неправильным. Его успокоили и пообещали, что как только он предоставит доводы более убедительные, чем «надо», то в добровольном или принудительном порядке получит требуемое.

Далее занялись сборами делегации в город на встречу с бароном. Вместе с Александром должны были поехать Евгений и Сергей. Всем троим подобрали добротные и качественные костюмы из гардеробов рыцарей; графский решили не трогать. Вооружили всех мечами тех же рыцарей.

Утром, едва стало понятно, что день будет облачным, полномочная делегация оседлала лошадей и отправилась в путь. Честно говоря, на своих двоих было быстрее, но их бы просто не поняли. А зачем было создавать поводы для лишних вопросов?

По дороге – до замка было примерно 11 километров, или чуть более 15 местных лиг. Но это было от того места, где они разместились «официально». Срезав же дорогу по лесу, друзья оказались ближе к цели. И спустя всего полтора часа пути по весьма хорошей дороге, они выехали из леса и увидели в лиге от себя стены города Савоярди.

Стены эти не внушали никакого уважения. Хотя их и помнили по памяти крови дружинников, но тем не менее, видеть глазами других людей и видеть своими глазами – это разные вещи. Вампиры в очередной раз в этом убедились. Дружинники воспринимали деревянные стены города как нечто крайне надежное и могучее. Люди двадцать первого века видели лишь что-то типа высокого забора. А память ородских солдат говорила им, что тут и штурмовать было нечего, маги могли быстро проделать брешь, а дальнейшее было делом времени…

Город был назван по речке, на берегу которой он стоял. Прямо по берегу шла сложенная из бревен стена высотой чуть более двух метров. Несмотря на то, что она была основательной, и по воспоминаниям дружинников широкой, но при этом слишком уж невысокой и никак не защищенной от магии. Чтобы попасть в город, надо было преодолеть величественный каменный мост, представлявший собой настоящее чудо местной инженерной мысли. Замок барона также был каменным, по совместительству он являлся городской цитаделью, и находился на самом берегу реки, представляя собой один из «углов» города. Замок был откровенно маленьким. Формой почти как правильный квадрат, в одном углу которого было что-то похожее на донжон, а в другом башенка, бывшая частью городской стены. Стало очевидно, почему ородцы планировали взять город без осады или каких-либо проблем – он был рассчитан на противостояние атакам гоблинов. С этой целью и замок и городские стены справлялись уже не одно столетие.

Сам город был весьма большим, что и неудивительно. Между ним и северными рудниками других поселений не было. Отсюда уходили караваны и колонны каторжников, сюда же прибывали груженные ценными вещами телеги. В городе даже был королевский представитель, что было бы нонсенсом в любом другом месте, ведь барон являлся вассалом герцога Каса, а не короля. Но учитывая столь важное значение города, а также поступавшее от короля финансирование на его содержание, то и герцог, и барон любезно согласились разместить на своих землях чиновника центральной власти, и даже десяток королевских солдат для его охраны приняли как родных.

– Кто такие? – солдат городской стражи даже не пытался изображать учтивость. В это время ожидать гостей с севера было как-то не принято, и незнакомые люди явно благородного вида вызывали искреннее недоумение.

– Алекс эс'Блад к его милости, господину барону Савоярди, по личному приглашению!

Стражник расслабился. Господин барон вчера действительно оставлял распоряжение городской страже насчет визита некоего Алекса эс'Блада, но вот все были уверены, что тот будет один и приедет через другие ворота. Хорошо еще, что наряды для обоих городских ворот инструктировались вместе и в одно время, иначе мог случиться конфуз. Солдат пошел к воротам на которые была опущена решетка и доложился своему десятнику. Решетка медленно поползла вверх. Заплатив пошлину в шесть медяков, по одному за каждого человека и лошадь, они двинулись дальше.

Сергей и Евгений, стоило им въехать в город, сразу направились в трактир, Александр же медленно поехал по эспланаде[5] в направлении замка. Где его и встретили со всем радушием. Слуги явно были предупреждены, что внушало оптимизм. Хотя дичь в суп тоже всегда кладут не с постным лицом. Барон принял его почти немедленно и сходу осведомился о делах своего гостя.

– Благодарю, ваша милость, все отлично, – склонил голову Александр.

Поговорив пару минут об отвлеченных делах, барон наконец перешел к главному. Для чего пригласил перейти из гостиной в кабинет.

– Я могу вам позволить поселиться на моей земле. Не буду скрывать, я был бы очень рад этому, уважаемый, – барон хитро глянул на собеседника, – Как, говорите, звали вашего батюшку?

– Граф Людерский, ваша милость.

Такой граф действительно был в королевстве Тошал. Его владения находились на границе с королевствами Валерия и Ород, именно поэтому граф Рур, погибший при обороне лагеря, его знал – их владения имели общую границу. А главное, граф Людерский был известным на всю округ бабником, и плодил бастардов по десятку в год. Хотя весьма сомнительно, что столь интимные подробности жизни графа доходили до этих мест, было слишком далеко.

– Конечно, конечно! Граф Людерский… А вы хотите основать вольное поселение на моих землях и честным трудом зарабатывать и платить мне налоги.

– Все верно.

Барон помолчал, оценивая собеседника. Как и во время первого их разговора они были в кабинете барона одни. Это было не совсем обычно. Такое случалось лишь в ситуациях, выходящих за рамки обычных, как, например, в лесу, или же между друзьями. Александр пил кровь лишь благородных Орода, но не думал, что этикет так уж сильно различался. Или же с ним хотели поговорить о чем то, что должны были слышать лишь двое.

– А как бы вы отнеслись к тому, чтобы… ну, скажем, как бы вы отнеслись, если бы узнали, что к некоему барону обратился некий незнакомый ему рыцарь и попросился бы под его руку, принес вассальную присягу и основал замок с поселением из верных ему людей? А барон бы принял это предложение и не стал бы наводить о рыцаре справки и выяснять его биографию, – закончив речь, барон внимательно уставился на собеседника.

А вот и предложение, от которого нельзя отказаться. Намек был совершенно недвусмысленным. А главное, тут все было понятно. У барона в вассалах состояло всего три рыцаря. По местным меркам это было даже не мало. Это был просто смех. Стала понятна и резкая замена «любезного» на «уважаемого». Черт, как же это было заманчиво, но Александр был вынужден отказаться. Благородное сословие – это не только привилегии, но и обязанности. Выполнять которые вампиры были просто не в состоянии, по крайней мере, в некоторые дни. Также тщательно подбирая слова, юноша начал отвечать.

– Я бы сказал, что не вижу в этом ничего плохого, ваша милость, но… разрешите говорить откровенно?

Барон, услышав начало речи гостя, искренне обрадовался и кивнул.

– Вы предлагаете мне солгать и назваться рыцарем. Я не вижу в этом ничего страшного – и не такое случается. Вы предлагаете мне признать себя вашим вассалом. Хотя я и знаю вас меньше суток, но не вижу в этом ничего плохого для себя. В других обстоятельствах я бы с радостью согласился стать вашим вассалом. Но как ваш вассал я буду должен нести вам службу. И мои люди, соответственно, тоже. И хотя им не привыкать держать меч в руках, все они пошли за мной, так как я обещал им, что в будущем им не придется часто за него браться и они смогут зарабатывать мирным трудом.

Подобное поведение было, конечно, странным, ведь солдаты и дружинники, как и наемники, находились на социальной лестнице выше крестьян. Однако, и такое иногда случалось – это общество хотя и было сословным, но до жесткого кастового неравенства ему было далеко. Из одного сословия в другое переходили постоянно и с легкостью.

– Поэтому я вынужден отклонить ваше щедрое предложение, несмотря на то, что мне очень хотелось бы его принять.

«Во я загнул!».

Барон внимательно смотрел на вампира.

– Ну что ж, я могу понять столь благородные чувства. И даже уважаю их.

«Ага, то-то по твоей морде и видно как ты уважаешь».

– Но я надеюсь, что если мне вдруг понадобиться помощь воинов, вы не откажете мне в просьбе?

«Все-таки припер к стенке, зараза!»

– Конечно не откажем. Особенно если просьбы будут не частыми.

Стороны четко оговорили границы соглашения. Оставалось лишь закрепить его. И выяснить почему барон желал получить под свою руку дополнительных солдат, потому как дружинники были полностью уверенны, что кроме гоблинов, других врагов в этих местах не было. А также прояснить это странное поведение барона в шатре, когда речь шла об ородской армии.

«А, к черту! Раз уж начал говорить откровенно, над выяснить в какую петлю мы суем голову. Когда еще окажусь с бароном наедине?!»

– Господин барон. Вы позволите задать вам один деликатный вопрос?

Барон напрягся и слегка кивнул.

– Когда вчера я сообщил вам об ородской армии, вы слишком заметно изменили свое поведение, чтобы это скрылось от моих глаз. А уничтожение моими людьми отряда ородцев вас скорее расстроило.

Барон в тот момент мало отличался от раскаленного утюга, казалось плесни воды – и зашипит.

– Вы не подумайте, ваша милость, я вас ни в чем не обвиняю, просто ваше желание получить нас в качестве солдат слишком очевидно, и я должен знать, в каких битвах и с кем мне предстоит драться за вас.

Барон встал и прошелся от одной стены до другой. Остановился. Еще раз прошелся от стены к стене.

– Вы имеете право знать, хотя, если вы кому-то расскажете услышанное, я вас уничтожу.

Александр склонил голову в легком поклоне.

– Герцог Кас доверяет мне и моим суждениям. Когда весной началась война с Ородом, появились некоторые обрывочные сведения, что они хотят через перевалы атаковать герцогство. Я убедил его светлость в том, что это глупость. А его светлость убедил в этом его величество, и как доказательство своей уверенности, герцог отправил на усиление королевской армии половину своей дружины и всё подчиненное ему баронское ополчение.

«Ну, интересно девки пляшут! Да барону в таких обстоятельствах голову бы сохранить!»

– Как вы понимаете, уважаемый, даже с войсками герцога отстоять Савоярди невозможно, а скорее всего падет и Кас. Задержка ородской армии на перевалах ничего не изменит. И когда вы сообщили об уничтожении авангарда, я действительно расстроился. У меня был шанс сложить голову в бою и избежать позора. Теперь же я опозорен, и даже моя смерть ничего не изменит.

Это Александр понимал. Такое не прощалось. А осознание собственной ошибки лишь усугубляло ситуацию в данном случае.

– Ну что, не передумали основывать поселение на моей земле?

– Нет, ваша милость. Север нам очень нравится. По крайней мере, пока.

– И вас не пугает ородская армия… Кстати, вам случаем не известна ее численность?

– Лишь примерно, ваша милость. Около пяти тысяч человек.

– А сколько магов? – задав вопрос про магов, барон как-то странно глянул на Александра.

– Я не знаю сколько магов идет с ородской армией («этого никто в авангарде не знал, так как солдаты вышли в путь значительно раньше, чем была полностью сформирована экспедиционная армия»). Но точно знаю, что в ее составе есть рота королевских паладинов.

Барон посерел лицом. К магам, обладавшим лишь личной силой, относились слегка с пренебрежением. Ко всем, кроме паладинов. Воины, которые были способны усилить свой удар, отразить заклинание вражеского мага, ускорить себя, залечить собственные раны, были очень опасны. Вампиры смогли убедиться в этом лично. Кровь захваченного ими в бою паладина подняла их воинские дарования на абсолютно новый уровень.

– Рота королевских паладинов, Всесветлый! – потрясенно пробормотал он, – Там, наверное, и бароны есть в командовании?

– Целых два барона, ваша милость.

Королевства Ород и Элур были не только давними врагами, но и имели несколько разное государственное устройство. Элур был этаким классическим феодальным государством, «вассал моего вассала – не мой вассал», и прочими прелестями. Король не обладал абсолютной властью, не был «первым среди равных», однако был наделен значительными полномочиями в некоторых сферах. Земли королевства были поделены между королем и его вассалами – герцогами, каждый из которых имел своих вассалов. Основной единицей территориального деления королевства были, как не трудно догадаться – баронства. Бароны были основой всего. Ород же был королевством из разряда абсолютных монархий. Все земли королевства принадлежали королю, и уже во вторую очередь его вассалам. Основной территориальной единицей были графства. А графы имели вассалами рыцарей. Титул барона во всем королевстве носило менее двадцати семейств. И все их владения были сосредоточены вокруг столицы.

Барон в Элуре был этакой «рабочей лошадкой» благородного титулованного сословия. Барон в Ороде был гвардией короля – особой, приближенной к монарху. Почти каждый из них был в том или ином родстве с правящей династией. И, кстати, в Ороде был всего один герцог – этот титул носил наследник престола. Поэтому на просторах королевства можно было легко повстречать графа, но за всю жизнь никогда не увидеть барона. В Элуре же все было наоборот.

Два барона в армии, вторгнувшейся на север, говорили о самых серьезных планах короля.

– Ладно, не будем о грустном. Давайте вернемся к нашему соглашению, уважаемый.

Александр в очередной раз склонил голову.

«Черт, так и гимнастику делать не надо будет».

Барон же подошел к шкафу, достал оттуда рулон и раскатал его на столе. Это оказалась весьма подробная карта баронства с хорошим масштабом. Закрепив края, так чтобы карта не сворачивалась, барон посмотрел на нее и отошел к окну.

– Итак, вольное поселение. Налог – медяк в год с человека. Право вырубки леса для отопления и личного строительства – 1 медная монета с человека в год, сбор хвороста для отопления – 1 медяк в год с человека, рубка леса для кузнечных нужд – 8 серебряных в год с печи. Право на охоту в моих лесах – 1 серебрянка с человека в неделю – если на крупную дичь, и 1 медная монета в неделю – если на мелкую. За возделку земли я беру четвертую часть урожая, независимо от возделываемой площади. Выпас животных на моей земле – это третья часть стада или соответствующий налог. Ловля рыбы для собственного пропитания на моих землях бесплатна, на продажу – с улова берутся налоги. Добыча, найденная в земле, принадлежит мне целиком, нашедший получает десятину. Право на разработку земляных недр и добыча чего либо из нее, вам не дается и оговаривается отдельно. Вольное поселение обеспечивает свою защиту самостоятельно и помощь моей дружины в этом деле оплачивается отдельно. И мы договорились, что вы не отказываете в моих просьбах помочь солдатами, естественно, оплачивать я буду их в соответствии с контрактом наемника, а не ополченца.

Барон подошел к расстеленной на столе карте.

– Уважаемый, я так понимаю, что вы ходите поселиться как можно дальше на севере?

– Вы верно понимаете наши желания, господин барон.

– Вообще, север моих владений – не самое лучшее место для жизни и там никто не селится.

– А почему там никто не селится?

Естественно, Александр знал ответ на этот вопрос, но не стоило просвещать барона о своей осведомленности.

– В пещерах живут гоблины и горные тролли, и в большом количестве. Иногда делают набеги. Поэтому места около гор почти не обитаемы и это, – барон показал на карте черту, – граница моих владений, все что дальше на север – земля королевская, но людей там нет – идет только дорога в крепость Залон, там шахты и сильный гарнизон. Нечисти нет, всю давно вывели. Тут вот прямо около гор берет начало речка Проклятая, она так называется лишь по причине того, что течет в Проклятый лес. Так что не бойтесь.

Барон обошел стол.

– Вот тут раньше была деревенька. Земля там не очень плодородная, они овец пасли, но гоблины… странно что вы их еще не встречали, они истинное проклятие наших мест. На юге то почти нет выходов на поверхность – все они давно завалены или замурованы, а тут пещер огромное множество, все не проконтролируешь.

Барон сделал кислое выражение лица, всем своим видом показывая, как же он страдает от такой несправедливости, хотя Александр точно знал, что из королевской казны ежегодно делались круглые перечисления в бюджет баронства для борьбы с гоблинами. А учитывая скудную дружину барона большая часть этих средств расходовалась не по назначению.

– Хотя не будем о этой пакости. Вот тут, – палец барона уткнулся в карту, – и стояла деревенька Мокрые камни, прямо на берегу Проклятой и стояла, овец пасли. Лет десять назад гоблины там много народа съели и оставшиеся в живых перебрались в более благоприятные места.

Александр смотрел на карту и ему категорически не нравилось предложенное место. Лесов там было мало и они были редкими из-за каменной почвы. Поселение оказывалось запертым между горами и трактом, да и до самого тракта было меньше трех лиг, всего два километра. Правда, близко к их нынешнему месту обитания. Он продолжил изучать карту.

– Господин барон, а тут что? – палец вампира указал на значок на карте, точно такой же, каким была отмечена деревенька пастухов, которую предлагал им барон.

– Тоже деревня стояла, но это еще при моем отце было. Лет тридцать там никто не живет.

Барон почесал ус.

– Лес там валили. А вот тут, как вы видите, граница моих владений с востока. За речкой на север начинаются королевские земли, а чуть дальше на восток – земли его светлости, герцога Каса. Там тоже гоблины всех поели. Только там и земли то свободной нет, лес сплошной.

Эта другая деревня Александру нравилась, по крайней мере по карте. До тракта было больше десяти лиг, вокруг сплошной лес. Ближайшее поселение людей было вообще в лигах пятнадцати. На север и восток пролегали абсолютно пустынные земли. Единственным недостатком была удаленность от их нынешнего лагеря.

– Как называлась деревня, ваша милость?

Барон задумался.

– Лесная, кажется.

– Вы позволите мне съездить и осмотреть указанные вами места? И уже завтра мы встретимся и заключим договор? – Александр склонился в весьма низком поклоне.

– Да, конечно, я выделю вам провожатых, они покажут места и завтра мы продолжим наш разговор.

Александр склонился еще ниже и покинул кабинет барона. Деловые переговоры прошли успешно. Оставалось закрепить результат и надеяться, что решение сойтись с местными, было верным.


Сергей и Евгений ехали по знакомому городку, в котором они находились первый раз в своей жизни. Память дружинников подсказывала места и закоулки, и было странно осознавать, что они тут впервые.

– Прямо шизофрения.

Сергей лишь покивал на слова спутника.

Вот им на глаза попался трактир «Старая кляча». Кислое вино, дерьмовое пиво, доступные девочки. Отсутствие бандитов. Что еще было нужно для непритязательных местных развлечений? Игры на деньги? Но тут уже было без бандитов не обойтись.

Этим трактиром пользовались лишь местные, предпочитая отдыхать тут после трудового дня, хотя не упускали возможность забежать и в разгар работы, чтобы выпить кружечку-другую и перекинуться парой слов с завсегдатаями. Появление двух новых личностей было встречено полным отсутствием интереса. По виду они были явно не бандиты, и ладно.

Хозяин продолжил свой разговор с кузнецом. И лишь когда незнакомцы подошли к стойке и заказали вина, он подобрался. Ухоженные лица, одежда которая была по карману не каждому благородному, презрительно-брезгливый взгляд. Посетители были не так просты, вот только что они забыли в его трактире?

– Вина.

– Сейчас все будет, судари.

Выставив два кубка, хозяин быстро сбегал в погреб и нацедил из маленького бочонка в кувшин своего лучшего вина. Конечно, не бохорское красное, или островное пряное, но это тоже было весьма приличным. Даже его милость, господин баронет, им не брезговал когда заходил. Быстро метнувшись обратно, он разлил его по кубкам.

Старший из двоих взял предложенное вино и пригубил. После чего скривился так, будто проглотил жабу. Через секунду он сплюнул вино обратно в кубок. И остановил руку второго, который также намеревался попробовать вино.

– Лучше не надо.

Тот удивленно посмотрел на него, но совету последовал. Они прошли и сели за свободный столик. Смазливая служанка тут же подскочила к ним.

– Поесть, али чаго еще желаете?

Младший из двух ущипнул молодуху за попку и улыбнулся ей.

– Цыпленок жареный в этом заведении найдется?

– У нас все найдется, – уверила его девушка и наградила парня призывным взглядом.

– Ну тогда неси для начала цыпленка!

Стоило вертлявой девице отойти, как его легкомысленное поведение сменилось серьезно-настороженным.

– Женя, ты чего у стойки вытворял?

– Вино жжется!

– Чего?

– Вино меня обожгло.

Сергей недоверчиво посмотрел на триумвира. После чего осторожно пригубил вино, коснувшись его самым кончиком языка.

– О, черт! И верно. Видимо, алкоголь. И как мне тут добывать информацию, когда я теперь ни с кем не смогу быстро сблизиться за совместным распитием горячительных напитков?!

– Думаю, что уже никак. Мы явно спалились. Одеждой или поведением. Но нас опасаются, посмотри вокруг.

И верно – люди, хотя и старались не обращать на них внимания, но то и дело бросали весьма недобрые и настороженные взгляды, которых не было еще минуту назад.

– Зря мы зашли в трактир для местных.

– В следующий раз умнее будем.

– Может служанку завалить?

– И какую информацию ты от нее хочешь получить? – Евгений откровенно улыбнулся.

– А вот это ты зря. Легонько ее куснуть и получить немного крови я смогу.

Евгений заржал.

– Все еще забываю, что кровь дает нам все необходимые знания. Тогда и тут мы можем многое узнать просто устроив кабацкую драку.

– Да, тоже хорошая идея, но, пожалуй, пока остановлюсь на служанке. Надеюсь, срамными болезнями вампиры не болеют.

Съев принесенного цыпленка и легко договорившись с девушкой о свидании наверху, Сергей начал выполнять свои обязанности разведчика. Евгений же откровенно скучал, разглядывая местных. В таком состоянии его и нашел Александр.

– Ну, по коням!

Узнав же о том, чем сейчас занимается его друг, он не стал менять решение.

– Расплачивайся и подождем его на улице. Этот запах меня с ума сведет.

Какофония запахов, что в трактире, что в городе стояла просто дикая. Даже крестьяне морщили свои привыкшие ко многому носы. Горожане же воспринимали запах как неотъемлемую часть города. Ждать Сергея не пришлось. Когда вампиры расплачивались с хозяином таверны за еду и вино, тот спустился сверху вместе с довольной служанкой.

Кинув медяк мальчишке, присматривавшему за лошадьми, троица направилась на выход из города. У ворот к ним присоединился проводник, которого, как и обещал, предоставил барон.


– Зря ты не дал мне с ним пообщаться.

– А что бы это изменило?

Стоило гостю покинуть замок, и в кабинете борона оказался новый посетитель.

– Я лучше тебя разбираюсь в людях.

На это замечание барон лишь неопределенно хмыкнул.

– Успеешь еще поговорить. Они поехали осматривать места.

– Намек про рыцаря он понял?

Барон рассмеялся.

– Этот нахал даже не пытается походить на того, кого изображает. Он не просто понял мой намек. Он мне прямо об этом сказал!

– Он согласился?

– Отказался!

– Значит, ты был прав. Я наблюдал за ним. Как он садился на лошадь. Как держал перевязь меча. Его руки. Манера держаться. Маг.

Собеседники некоторое время молчали. Привыкшие друг к друг с детства, сводные братья молчанием могли высказать много больше, чем некоторые люди словами. Нарушил тишину эк'Савоярди, обратившись к барону.

– Значит, Мокрые камни?

– Они заинтересовались местом в лесу, там где при батюшке лес валили.

– Лесное? – человек аж подскочил.

– Ну да. Оно. Что тебя так взволновало?

Сводный брат барона расхохотался.

– Знаешь, тебе надо обращать больше внимания на внутренние дела баронства, а не заниматься только городом.

– И что же я не знаю об этой деревне?

– Проклятый лес!

Барон покачал головой.

– Все равно я не понимаю тебя. Говори прямо.

– Ох, брат. Я иногда поражаюсь тебе. Проклятый лес, населенный разной нечистью, является не только темным пятном на карте нашего королевства, но и значительным источником редких алхимических ингредиентов. А добывают их старатели уходя в Проклятый лес на свой страх и риск.

Лицо барона просветлело. Дураком он не был и сразу догадался о чем идет речь.

– Так в Лесном при батюшке не только лес валили?

– А еще и уходили в поиск группы старателей и поисковиков. Что приносило баронству хорошую прибыль. И продолжало бы приносить, если бы не гоблины.

– Почему же батюшка не восстановил деревню?

– Из Залона выгоднее ходить за ингредиентами, риска меньше на гоблинов напороться, а кроме того, есть селение Ростки на востоке герцогства. Там тоже гоблинов нет и старателям грозят лишь опасности Проклятого леса.

– Значит эти маги хотят получить доступ к…

Барон замолчал, не договорив.

– Если построят мост через Проклятую реку, за которой начинается Проклятый лес – то точно их интересует именно лес. Но пока они даже еще не выбрали место.

Напомнив барону очевидное, эк'Савоярди, являвшийся при брате и правой рукой, и левой ногой, и мастером на все руки, замолчал. Странные чужаки заинтересовали его много больше, чем он показывал. Баронство было богатым, но слабым. За воротами города власть его владетеля прекращалась, и даже крестьяне не всегда уважали барона так, как этого заслуживал благородный. И, к сожалению, его брат не всегда понимал этого. Свежая кровь, влившаяся в население баронства с появлением этих чужаков, могла сломать устоявшийся баланс. Но вот в чью пользу?


Осмотр мест провели довольно быстро.

Как и ожидалось, бывшая деревенька «Мокрые камни» представляла собой хорошее место с точки зрения местных: река с изобилием чистой воды, остатки укреплений в виде земляных насыпей и кое-где палисада, остовы печей и несколько ветхих строений. Будь вампиры людьми, то это место было бы просто отличным, барон не зря предложил именно его. Но людьми они не были и открытые пространства, служившие хорошей защитой от внезапного нападения гоблинов, были смертельно опасны для вампиров.

Бывшая деревня «Лесная» была куда более подходящим для них местом. Было видно, что люди обитали здесь давно. Лишь земляные насыпи, да слишком правильные квадратные фигуры на земле указывали, что когда то тут был не лес. Сейчас же все поросло деревьями и кустарником. Речка была еще более полноводной и достигала в ширину двадцати метров. Если бы не ее быстрое течение, то она была бы вполне судоходна, правда, в тех местах куда она текла, никто кроме жителей деревни Ростки и нечисти Проклятого леса не жил.

Переглянувшись с коллегами, Александр прочел на их лицах такое же положительное решение, какое принял сам. Пусть это было далеко до их нынешнего лагеря, но это уединенное место было просто идеальным. А главное, если местным вдруг стало бы неспокойно жить рядом с вампирами, то можно было легко убежать на просторы Проклятого леса и затеряться там.

– Возвращаемся, любезный. Это место нам подходит. Передайте его милости господину барону, что завтра я надеюсь на встречу с ним.


Глава 8

– Что скажешь о них, Мит?

– Странные они, ваша милость!

Брат барона сделал заинтересованное лицо и жестом показал слуге, чтобы тот продолжал.

– Ну вот, например, лагерь их, повозок много, людей мало и такое ощущение, что они спят.

– Спят?

– У меня сложилось именно такое впечатление, когда мы проезжали их лагерь, господин.

– Что-то еще?

– Их поведение. Охрана лагеря вела себя довольно… – шпион запнулся подбирая выражение, – Ну как крестьянское ополчение, а не как профессиональные дружинники, какими они представились. Никакой дисциплины.

– Что-то еще заметил?

– Нет, господин, – лучший следопыт барона поклонился.

– Хорошо, иди.


– Далековато! – больше всех возмущалась почему-то Мария.

– Ну и что. Мы не торопимся.

– А может, все таки здесь?

– Это не самое удачное место.

После получаса уговоров девушка сдалась. В очередной раз лагерь стал готовиться к переезду. Ближе к вечеру Ольга, Сергей и еще несколько человек отправились осматривать новое место.

К сожалению, вывести небольшой отряд к месту с первого раза у Сергея не получилось. Пришлось находить реку и уже по ней искать нужное место. Помог старый добрый способ – при осмотре днем вампиры сходили в кусты и отлили лишнее. По запаху своей мочи и было определенно нужное место.

– Вот поссать чуть в стороне была не судьба, конечно? – Возмущение Ольги было искренним, – Нам тут, между прочим, жить!

– А чего на меня-то орешь? Вон, твой муж тоже метил территорию!

– А ему я отдельно все выскажу!

Не став обострять спор, Сергей отошел к своим разведчикам.

– Сегодня обследуем территорию на этом берегу реки. Завтра на том. Старайтесь ничего не пропустить. Землю внимательно осматривайте. С этой стороны тракта местность местами болотистая. Значит, уже есть первое полезное ископаемое – торф. Это хорошо. Надо поискать и другие. Камни интересные подбирайте. Надо все хорошо обследовать.

Ольга же отошла к своим людям, и вытащив письменные принадлежности, стала накидывать план местности.

– Измеряйте тут все. Надо постараться сохранить максимум деревьев.

Новое место ей нравилось. Правда, мужики тут все уже обоссали. Ну вот что за привычку взяли в последнее время! Обсикают все кусты и ходят довольные, да ржут как дети малые. Одно слово – козлы! Поубивала бы!


Утром в город отправились в том же составе.

– Серега, а ты вообще спишь?

– Местами, временами. Вчера вот – со служанкой, – отшутился разведчик.

– А если серьезно? – не отставал Александр.

– А если серьезно, то вернемся сейчас и я спать завалюсь. И если кто меня поднимет – я его убью.

– Договорились. От служанки что узнал?

– Что она в рот любит брать.

Евгений рассмеялся.

– Не выспавшийся вампир – это существо особенно нервное и раздражительное, в естественной среде обитания даже опасное, – подражая голосу Николая Дроздова произнес он.

Хмурый Сергей не выдержал и тоже рассмеялся.

– Ничего для вас интересного не узнал. Обычные городские новости и сплетни, да некоторую информацию о городе, которую дружинники не знали. В моей работе пригодиться. Кстати я с вами к барону не пойду. Загляну в один трактир, где часто бывает его сын. Постараюсь с ним заговорить и нечаянно царапнуть.

– Дельная мысль, – одобрил планы друга Александр.

В этот раз в город их пропустили без задержек.

К сожалению, сегодня надо было не только заключить договор с бароном, но и обмануть его. Указанные им налоги были весьма гуманными, те же ородские рыцари или граф драли с крестьян куда как больше, но вот налоги на охоту были весьма высоки. Надо было уменьшить количество охотников в деревне. Начинать деловые отношения с подлога совсем не хотелось. Александр успокаивал себя мыслью, что при возможности он все вернет; хотя в глубине души прекрасно понимал, что еще как вернет, догонит и еще несколько раз вернет.


– Сколько у вас людей?

Управляющий барона, хитрый шустрик неопределенного вида, сидел за столом с бумагами и заполнял их. Бюрократия у барона была поставлена на широкую ногу.

– Двести восемьдесят человек включая меня, – про пленных Александр решил не говорить.

Далее была дана разбивка по женщинам, мужчинам и детям. Узнано количество домашнего скота. Целых четыре лошади! Магические способности? Нет у нас таких. Хрен тебе, прыщ, а не магические способности! И еще ряд вопросов.

После процедуры анкетирования и был составлен сам договор. Точнее, составлен он был еще вчера, как только барон получил известие, что место, которое выбрали чужаки, им подходит. Сегодня в него просто вписывали общее количество людей в новой деревне и поинтересовались, как он хочет, чтобы она называлась.

– Не вижу смысла менять название. Пусть останется старое.

– Значит так и запишем, Лесная, – проговорил управляющий.

Наконец договор был подписан. Между бароном Савоярди и вольным старостой эс'Бладом заключалось соглашение о проживании на землях барона, уплате ему налогов и соблюдении законов баронства и герцогства, а также хранении верности барону, как владыке местных земель и выполнении его распоряжений, которые соответствовали местным законам. Стороны гарантировали соблюдение прав друг друга. Строго оговаривались границы поселка.

Договор был довольно дельный и подробный, но иначе было нельзя. Вольное поселение – это был особый статус, и его надо было отстаивать. Если деревенька разрасталась до городка и получала статус вольного, то тут уже шла совсем другая политика. Тут и внутренние налоги, и свои войска, да и много чего еще. Почти независимое образование получалось. Кому из феодалов такое могло понравиться? Но и без таких мест было нельзя. Вот и составлялся договор так, чтобы все стороны были довольны.

Затем управляющий барона получил тугой кошель с сотней серебряных монет, как задаток по налогам, которые надо было платить лишь через год. Да, все верно, тут налоги собирались в сентябре. Правда, они скорее начинали собираться в сентябре, а вот заканчивалась вся эта суматоха лишь к зиме.

Тем не менее, триумвират посчитал нужным внести часть налогов заранее. С этой идеей согласилась и Оксана, назначенная казначеем вампиров. В прежней жизни она занималась точно такими же обязанностями в санатории. Константин, чьим протеже и была Оксана, клялся, что более толкового человека им не найти.

Да и в целом, для деревень и поселков, особенно удаленных, это была обычная практика. Никто не любил сборщиков податей, да и возить с собой крупные суммы денег было опасно. Поэтому старосты предпочитали в течение года платить некоторые суммы денег заранее. И проклятые кровопийцы, сборщики налогов, оставались довольны, и лишний раз в деревню не совались, да и себе можно было чего урвать, если делать все по умному.

Пересчитав деньги, управляющий улыбнулся и внес сумму в баланс. На этом стороны, довольные друг другом, раскланялись и расстались. Уже за воротами вампиров догнал управляющий, и задыхаясь от бега сказал им, чтобы они не забыли заплатить королевскому представителю за пользование Великим Северным трактом. Серебрянка с телеги.


– Господин барон, их вооружение. Тошальцы предпочитают оружие гномьей ковки. А у этих сплошь ородские мечи.

– Тоже заметил?

– Мне было сложно не заметить, я жил в Тошале пять лет. Там ближайшая к нам гномья гора и единственная, кланы которой торгуют оружием с людьми. Тошалец никогда не возьмет в руки оружие ородских кузнецов.

– Все верно, сотник. Гномье оружие немного отличается и к нему надо привыкнуть. У меня у самого есть гномья секира из Тошала.

Трое людей стояли на башне и смотрели на север. Появление странного отряда людей наделало шума.

– Тогда зачем вы заключили с ними сделку, ваша милость? Они же явные шпионы Генриха!

– Которые уже уничтожили пару отрядов ородской армии и согласны сделать это в будущем? Не смеши, сотник. Они лгут о своем происхождении, но эти люди не ородские шпионы.

Барон похлопал рукой по мечу и повернулся к третьему человеку, до этого молчаливо стоявшему рядом, и не вмешивавшемуся в разговор.

– Мит, тебе надо будет проследить за ними и выяснить как можно больше о наших загадочных друзьях.

– Ваша милость считает, что они могут быть опасны?

– Мне сильно не понравились взгляды, которыми они смотрели на меня.

– Взгляды, ваша милость? – разведчик барона явно растерялся, еще никогда его господин не проявлял тщеславия или высокомерия.

– Взгляды, Мит. Так смотрит охотник на дичь, хищник на свою жертву, но никак не жалкий бастард-маг на барона.

– Маг?!

– Ох, сотник. Значит, несоответствие вооружения ты заметил, а дальше мысль не продолжил? Кто они по-твоему? Если они соврали о том, что они беглецы из Тошала, провинившиеся перед своим графом, и если они не ородские шпионы. То кто они тогда?

– Сектанты…

Громкий смех прервал фразу сотника.

– Насмешил. Сектанты… Да маги они. Бегут, небось, из Валерии, там по слухам как раз несколько советников не поделили что-то между собой. Вот и скрывают, они что маги. Но их главный – точно маг, уж слишком у него характерные привычки, да и руки его работы не знали и меч держать не привыкли. Хотели осесть в Ороде, а там как раз началась подготовка к войне с нами, и их настойчиво попросили пополнить ряды королевской армии.

– Так вот почему они вооружены как ородцы! – сотник выглядел как человек, для которого вдруг стало одной тайной меньше.

– И именно поэтому они с таким энтузиазмом уничтожают их, – барон снисходительно оглядел своего солдата, – иногда же головой думать надо.

– Для этого у нас есть вы, господин барон. Мое дело рубить ваших врагов!

Ответ сотника явно пришелся барону по душе. Благосклонно улыбаясь, он пошел к лестнице.

– Не забудь выяснить о них побольше, Мит. Они не так просты, как хотят казаться. Как бы среди них не оказалось одного или двух валерианских магистров.

Испуганные лица своих слуг он уже не видел.


Обживание на новом месте проходило гладко. Палатки и шатры были поставлены чуть в стороне от площадки, где планировалось строить дома. Кроме этого берега, было решено активно использовать и противоположный, королевский.

Для начала на другой берег бросили подвесной мост, а строительство качественного моста поручили Орлову, объяснив, что основание моста должно быть чуть ли не железобетонным и вечным, а вот все, что выше поверхности воды должно быть деревянным и смотреться хилым и ненадежным. Почесав голову, здоровяк приступил к строительству. На другом берегу кроме запасных землянок для себя, разместили и всех пленных. Кроме девушки. Ее взяли жить рядом с собой и даже выдали одежду.

К сожалению, после того как ее месячные закончились провалилась и попытка разместить ее вместе с остальными пленными. Стоило ей оказаться рядом с десятком голых мужиков – не прошло и получаса, как ее изнасиловали. Точнее, попытались изнасиловать. Начавшейся возней заинтересовался один из охранников и тут же остудил пыл горе-любовников. Причем, сделал это самым незамысловатым образом – показав им клыки. Почти классические вампирские клыки, выросшие прямо на глазах узников, возможно, навсегда сделали их бессильными по мужской части. Охранник же просто нарастил себе клыки, примерно тем же способом, которым маги ставили «каменную стену». История получила огласку, и теперь почти все вампиры время от времени щеголяли друг перед другом клыками.

Ольга, с головой уйдя в работу, активно чертила планы и проекты. Ее подчиненные уже начали возведение нескольких бревенчатых построек. Пока хозяйственного назначения. Так сказать, оттачивали технологию. Жилые дома было решено ставить на глубокие фундаменты, а в будущем вообще прорыть туннели от одного дома до другого, и в идеале – на другой берег реки. В одном месте даже была выкопана яма, и рабочие обнаружили, что на глубине порядка трех метров грунт заканчивался и начиналась гранитная плита. Новости обрадовали Ольгу и она пообещала к первому снегу добротные дома и убежища для всех. Правда, потребовала себе в помощники чуть ли не всех, включая детей.


– Да, возможно вы правы и не стоит торопиться. Что-то еще? – Александр обвел взглядом людей, сидевших вокруг костра.

«Вампиров, не людей», – мысленно поправил он себя, – «Надо уже даже в мыслях перестать считать себя людьми».

На лицах большинства застыло выражение скуки и легкого недовольства.

– Александр! – поднялся Семен, – Я, наверное, постараюсь выразить общее мнение, и если кто-то с ним не согласен – пусть скажет, что от его имени я не говорил. Итак, Александр – мы пьем кровь одних людей и, соответственно, знания у тебя, и у меня, и у Кости, и у Сергея, и у всех здесь сидящих – одинаковые. Мы уважаем тебя и считаем своим лидером, но, наверное, не стоит созывать собрание Совета каждый раз, когда тебе просто хочется изложить нам свои мысли. Просто подзови одного из нас и поговори. Ты сейчас сказал все то, о чем мы знаем… Подожди, – Семен остановил попытку Александра его прервать, – Дай договорить. Лично мне понятно твое нервное состояние, и страхи за нашу судьбу, и судьбу всех тех, кто нам доверился. Но подумай – сейчас мы просто потеряли двадцать минут времени на то, чтобы собраться и услышать от тебя все то, что мы и так знаем.

– Да, я понимаю о чем ты, – Александр пристыжено кивнул.

– Ну так давай впредь собрания проводить так: мы называем друг другу планы на будущее – на завтра, на неделю, на месяц, на год, на десятилетие, и если у кого-то есть вопросы по поводу обоснованности какого-то пункта, то мы задаем вопросы и обсуждаем этот пункт. Вот, например, сейчас мы обсуждали размер окон, и их целесообразность в жилых домах, а ты, Саш, в курсе, что Сергей вчера ритуальной магией занимался, и кровью животных чертил те самые энерголинии и узоры, которые на выходе дают огненную стрелу? А это, наверное, более важно, чем муляж окна на избушке!

Александр удивленно посмотрел на Сергея. Тот помялся и ответил.

– Ну ты не один у нас на фирме мозги-то имел, я тоже не просто так свой хлебушек кушал. И нашу силу в магии вижу так же, как и ты, и уязвимость вижу в том, что мы не можем творить новые заклинания

– Так что у тебя получилось?

– У меня ничего не получилось на выходе, но. Есть больше НО. Сами энерголинии вроде получились. Так как они были на земле, и криво, и прочее – они истощались прежде, чем я мог наполнить их силой. Я потому кровь и испробовал – но кровь абсолютно ничего не дала. Зря только суточный паек истратил. Надо будет посмотреть, что мы получим, если нарисовать линии и напитать их не на земле, и не палкой, а чем-то более приемлемым для подобных дел. Так что мы еще побарахтаемся, Саш! А про планы я согласен – нечего говорильню устраивать – быстрая планерка и расходимся – дел много, а рук мало.

Все согласно закивали.

Александр, которому пришла в голову очередная идея, лишь склонил голову. Ну да, он зря сейчас оторвал людей от работы, которой было очень и очень много в строящемся поселке. Надо перестать ждать одобрения своих действий и вести себя как лидер, которым его считали.

Кстати, если триумвират представлял собой группу единомышленников, и споров между ними никогда не возникало, то сами вампиры воспринимали троевластие над собой весьма экзотическим образом. Каждый из них, чуть ли не демонстративно, обращался за указаниями именно к тому триумвиру, которого он поддерживал. Самих триумвиров ситуация скорее веселила, хотя они понимали всю ее нездоровость и сразу наказывали тех, кто пытался устраивать разборки или споры на тему «какой триумвир лучше». Провинившиеся оказывались в палатке Марии, которая использовала их как подопытных кроликов. Скорость регенерации? Сколько вампир может голодать? И так далее. Не самые приятные вещи.


Неделя на новом месте прошла в сплошных строительных хлопотах. Была закончена конюшня и несколько амбаров. Завершен мост. Построена столовая, совмещавшая в себе как кухню, в привычном понимании этого слова, так и бойню со складом; последний был размещен в обширном подвале, который вскоре обещал стать двухэтажным, а со временем зарыться в землю еще глубже.

Начал возводиться «Общинный дом», место, где должны были размещаться органы управления. Площадь перед ним должна была стать центральной. С другой стороны площади планировалось возвести «цитадель», мощное укрепление, но пока под него лишь выделили место – строить все укрепления предполагалось в последнюю очередь.

Пленникам построили качественные землянки с печами и нарами. Пока две, но их было вполне достаточно.

Была полностью расчищена дорога, которая раньше вела в эту деревню, или даже, лучше сказать, проложена заново. Дорога вела через лес в ближайшее поселение людей, деревню Пески, которая стояла на берегу небольшого озера и население которой занималось в основном добычей песка. Далее дорога вела к деревне Торфяное, где, как и следовало из ее названия, добывали именно торф, и болотную руду. Что делало поселок очень ценным как для самого барона, так и для окружавших. В Торфяном дорога расходилась на две. Одна напрямую следовала к городу Савоярди, а вторая уходила на восток, к замку Танок и деревне около него, которые, как и Савоярди, располагались на берегу одноименной реки.

Из-за находящегося там брода, замок занимал стратегическое положение, так как реку можно было преодолеть всего в двух местах – через этот брод, и через мост, проложенный там же и через мост в городе Савоярди. Исток реки находился высоко в горах и был недоступен.

С жителями обоих близлежащих деревень взаимопонимания найти пока не удалось. К странным чужакам отнеслись весьма настороженно. Хотя Сергей, погулявший на свадьбе в Песках утверждал, что это была обычная крестьянская осторожность ко всему новому. А в этом вопросе ему можно было верить. Свадьба закончилась хорошей потасовкой, в которой он намял местным парням бока. И, естественно, каждому из них разбил или нос, или губу до крови. Ему удалось даже оцарапать старосту, и узнать некоторые его секреты, которые тот хотел бы оставить в тайне от барона. Хотя эти секреты мало интересовали вампиров, важным знанием стал разговор старосты и барона, в котором было дано указание помогать чужакам, если они попросят.

Чужаки стесняться не стали и попросили. Естественно, просьба была совершенно незначительной для местных и они с удовольствием ее выполнили, даже с некоторой прибылью для себя. Что же вампиры могли попросить у людей? Сущую ерунду – посредничество.

Однажды под вечер, Александр заявился в дом старосты и рассказал, что у него есть переизбыток телег. Телеги хорошие. Крепкие. Усиленные как железом так и магией. Специально подготовленные ородской армией к тяжелому походу через горные перевалы. И они даже не пустые. Парочка телег были нагружены продуктами питания. Пшеном, мукой. «Для нас они лишние, поэтому надо продать. Мы здесь люди новые, нас обманут, ну по крайней мере постараются не дать настоящую цену. А вы опытный, все знаете. Помогите нам избавиться от барахла по честной цене!»

Староста с радостью согласился. А когда увидел телеги, то чуть ли не облизал их. И с ходу провернул достойную аферу. Три телеги из деревенских, которые занимались доставкой песка, он продал в Торфяное, где их с радостью купили – добротные были телеги. Деньги, полученные за эту продажу, он отдал вампирам, а деревне оставил три им лично отобранные из тех, что предназначались на продажу. Обновив таким образом «парк подвижного состава» и не заплатив за это ни медяка. Остальное было с выгодой продано в Савоярди. Конечно, пришлось поссориться со старостой Торфяного и тот нажаловался барону, но это были мелочи жизни.

Александр, естественно, знал о махинациях своего соседа, но на благосостоянии вампиров это никак не сказывалось, поэтому он закрывал глаза. Все крытые фургоны было решено пока оставить в собственности деревни, мало ли что и как могло сложиться в будущем. Поэтому ткань с фургонов была снята и убрана на склад, а сами они поставлены на консервацию рядом с конюшней.

Жилые дома было решено строить двухэтажными и совсем без окон. Сначала хотели вырубать хотя бы маленькие и закрывать их ставнями, но в конце концов остановились на идее муляжа. К каждому жилому дому примыкала хозяйственная постройка, над входом была большая по площади крыша. Настоящие окна были сделаны лишь в главном здании, и вот там их прикрыли аж двумя ставнями, и внутри, и снаружи.

Как и задумали изначально, под землей предполагалось соорудить настоящий город. Грандиозным планам Ольги могли бы позавидовать и строители метрополитена. Пока же главный архитектор и прораб в одном лице, была вынуждена несколько снизить аппетиты по срокам. Хотя выемка гранитных блоков не представляла для обладавших магией вампиров никакой проблемы, опытом подземных работ никто из них не обладал, а потому решили сначала закончить наземную часть поселка.

Страстные баталии развернулись и вокруг размещения людей по еще не построенным домам. Две трети оказавшихся в новом мире были одиноки. И если насчет семейных пар никаких вопросов не возникало – каждая семья получала отдельный дом, то одиночки оказались в куда менее привилегированном положении. Кроме естественного подбора себе «хороших» соседей, были еще и Ольгины планы разместить всех в огромных бараках, чуть ли не по пятьдесят вампиров в каждом. На некоторое время Ольга стала врагом большей части населения деревни, и была вынуждена пойти на попятную, пообещав один домик на четырех. Индивидуальные дома должны были получить лишь члены Триумвирата.


Мит осторожно пробирался по лесу. Деревня была уже близко, и стоило проявлять осторожность. Опытный охотник и следопыт, посланный бароном проследить за вольными поселенцами, лучше многих знал как тихий и спокойный лес мог в одно мгновение стать предательски опасным. А если, как сказал господин барон, эти новички были магами, то лучше было вообще быть тихой мышкой.

Последние триста метров шпион полз по земле и замирал при каждом шорохе. Еще немного и его взгляду должен был открыться вид на деревню. Оттуда он мог весь день наблюдать, а к вечеру уйти. Миту хотелось узнать, что же так заинтересовало господина в их взглядах. Вроде обычные люди…

Сильный рывок за шкирку поднял его на ноги, стальной захват выкрутил руки за спину. Удар в лицо разбил губы и нос в кровь. Человек, напавший на Мита, стер кровь с его разбитого лица и потащил в деревню.

– Значит, говоришь, тебя обнаружили, а ты даже и не заметил никого?

– Все верно, господин барон.

– Я смотрю тебя били? – синяк во все лицо следопыта говорил о примененном к нему рукоприкладстве.

– Нет. Всего раз, когда вязали. Староста их, как меня увидел, сразу приказал отпустить и извинился.

– Хорошо. Что заметил, пока тебя по поселку тащили?

– Староста со мной в шатре говорил, не видел я поселка. А шатер богатый. Осмелюсь сказать, даже у вас такого шатра нет.

Барон кивнул. Это он заметил еще в прошлый раз. Дорогой шатер, который был не каждому графу по карману и простое, чуть ли не крестьянское убранство внутри.

– А что думаешь, Мит, ночью сможешь к ним пробраться?

– Так опасно ночью-то, господин барон.

– За риск доплачу.

Охотник лишь поклонился и вышел, отпущенный повелительным взмахом руки.

Но и ночью ничего не вышло. Разве что синяк на лице стал еще больше и к старосте его не водили.


Так закончилась первая неделя. А потом прискакал гонец от барона и сообщил об обнаружении отряда ородцев. Александр разбудил Сергея и приказал послать разведчиков, а сам поехал на встречу с бароном. Хотя дико хотелось спать и все мысли витали лишь вокруг жестокого убиения виновных в раннем пробуждении, он понимал, что настоящей причиной этого были, конечно же, ородцы, но разум активно рисовал мучившегося под разными пытками барона Савоярди.

Город встретил его военными приготовлениями. Даже понимая, что штурма не выдержать, барон, тем не менее, руки не опустил. Хотя при осаде, вся эта суета, ровным счетом ничего не решала, но хоть горожан успокаивала. Наверное. Барон радостно поприветствовал своего нового подданного.

– Уважаемый Алекс. Рад вас видеть.

Рыцарь за спиной барона застыл с абсолютно круглыми глазами. На его глазах барон обратился к какому-то старосте как к равному! Его сюзерен, конечно, был человеком не консервативным, бывало, и к нему обращался как к равному, но он-то был рыцарем, а тут стоял какой-то грязный крестьянин, травоед!

– Мои разведчики, которых я послал проверить тракт, донесли о появлении отряда ородцев.

– Да, ваш гонец сообщил подробности, пока мы ехали сюда. Где сейчас их армия?

– В этом и дело. Это не армия. А еще один отряд.

Теперь настала очередь Александра удивляться.

– Ваша милость, а разведчики не могли напутать или ошибиться? Что тут делать еще одному отряду? Может, это все же армия?

– Все в руках Всесветлого. Я же вызвал вас сюда, чтобы попросить об услуге.

«Солдат ты хочешь, а не услугу. Ладно, склоним голову в поклоне и приготовимся слушать».

Но оказалось, что именно об услуге барон и хотел поговорить.

– Я знаю, что вы новички в этих краях и плохо их знаете, но ваши люди гораздо искусней моих. В том числе и как разведчики. Могли бы вы распорядиться и выяснить точно, отряд это или армия, и сколько их. Мне надо знать наверняка…

Вампир мысленно расхохотался. Ну вот какая разница-то, собьет вас КамАЗом или жигулями? Если в обоих случаях насмерть? При этом ни один мускул на его лице не дрогнул и он сохранил серьезное выражение.

– Я все сделаю, ваша милость. Но у меня есть встречная просьба.

– Я вас слушаю, уважаемый.

– В деревне много работы и мне не хотелось бы ездить к вам каждый раз, чтобы выслушать просьбу от вас лично. Не подумайте, что вы мне неприятны, но столь незначительные поручения можно передавать и через гонцов. Да и быстрее так будет. Передай вы просьбу с гонцом, то разведчики уже направлялись бы к месту, а теперь это случиться лишь к вечеру.

– Это очень разумная просьба, уважаемый. И я с радостью последую ей.

Когда за Александром закрылась дверь, к барону подошел рыцарь.

– Господин, а не слишком ли много этот травоед берет на себя? Да и вы обращаетесь к нему как к равному! Может, мне стоит проучить наглеца?

Барон посмотрел на своего вассала. Рыцарь Вильгельм Барх, из замка Барх. Один из трех его вассалов и единственный, выполнявший все указания своего господина. Верный. Двое других рыцарей – Танок и Фальц всегда находили отговорки. Первый сидел на единственном броде через Савоярди и отговаривался его защитой, второй же имел замок в горах и его люди перекрывали там пещеру, из которой могли вылезти гоблины.

– Знаешь, Вильгельм, я сильно подозреваю, что этот, как ты выразился, травоед, еще совсем недавно был магистром в Валерии, а это, как ты знаешь, соответствует нашему…

– Графу, ваша милость. Да, я знаю. Но вы уверены?

– А в чем можно быть уверенным? Еще весной я был уверен, что ородской армии в этих местах не будет.

Барон прошелся по кабинету.

– Эти чужаки, поселившиеся на моих землях, очень странные. У них меньше ста пятидесяти воинов и они разбили полутысячный авангард. И при этом утверждают, что магов среди них нет. Смешно! Любому идиоту понятно, что без магов такое не сделать. А кто будет скрывать свою сущность мага?

– Прячущийся маг, ваша милость!

– Вот именно. Я сильно подозреваю, что это валерианский магистр со своим орденом, ну или они свалились прямо с неба на мою землю!

Рыцарь усмехнулся и задумался. Валерианский магистр! Это был бы подарок судьбы. Валерия. Королевство магов, лежавшее на западе. Там, как и в любой порядочной стране, был король и была знать с пышными титулами. Но вот дальше начинались отличия от цивилизованных стран, так как правили не они. Всем заправляли маги во главе с Советом магов, состоявшим из 14 советников. Вообще, в Валерии существовала своя иерархия магов – архимаг, магистр, маг, адепт, ученик, что также отличало страну от соседей, где магом называли любого, кто мог сотворить хоть какое-то заклинание, а архимагом называли лишь самых великих, и больше никакой градации не существовало. Так вот каждый из советников-архимагов имел в подчинении некоторое количество магистров, и именно этим фактом обычно и определялся политический вес того или иного советника. Магистры же обычно возглавляли так называемый «орден» – некоторое количество наделенных даром людей, которые принесли магическую клятву магистру и являлись его подчиненными магами. В орден входили и личные маги – паладины, алхимики и артефакторы, которых в Валерии весьма уважали. Советники часто враждовали между собой, и как следствие отдельные ордена магистров дрались между собой. Участь проигравших была незавидна и соседние страны время от времени принимали беглецов у себя. Несмотря на такую вражду магов внутри Валерии, страна была притягательна для одаренных со всего мира. Лучшие учебные заведения по магии находились в Валерии и именно там учились самые сильные из магов.

– Я надеюсь, тебе понятно, что болтать о таком не стоит?

– Конечно, ваша милость!

Болтать не стоит, а вот использовать можно!


Александр вернувшись домой, спокойно лег спать. И лишь вечером рассказал другим о своем визите к барону. Леонид стал требовать от Сергея информации, но тот лишь пожимал плечами. До возвращения разведчиков он знал не больше других.

– Если это отряд, то его надо разбить в поле, – Леонид наконец отстал от Сергея и переключился на всех остальных.

– А если армия?

– Ночные нападения на их стоянки по пути до города! Каждую ночь!

– Пошли работать. Вернутся разведчики – тогда и поговорим, – Евгений первым подал пример своим словам и вышел из шатра.

Разведчики вернулись лишь на следующую ночь. Принесенные известия радовали. Ородская армия качественно застряла на перевале. Атаки гоблинов, обнаруживших у себя под носом такой куш мяса, следовали одна за другой. Лошадей почти не осталось. Телеги тащили на себе сами солдаты. И как назло, в горах зарядили дожди. Почву размыло и движение армии почти остановилось.

В таких условиях командующий решил усилить авангард, еще не зная об его уничтожении, и приказал занять Савоярди и укрепиться там. Для усиления были выбраны пехотные части, которые оставив телеги и взвалив себе на плечи груз еды на десяток дней, шустро пошли вперед. Чтобы совсем уж не рисковать, этот отряд был дополнен сразу десятью магами и подразделением арбалетчиков, вооруженных артефакторными арбалетами и зачарованными болтами. Никто не сомневался, что они встретятся с авангардом и прокормят себя за счет запасов, которые добудут в захваченном городе.

Все это разведчики узнали от захваченного пленника, которого притащили в лагерь живым. Леонид был счастлив. Отряд не выглядел грозно, особенно теперь, когда все вампиры обладали пусть и простейшей, но боевой магией. Кроме тридцати арбалетчиков и десяти магов, в отряд входили две сотни пикинеров и сотня мечников и рыцарь с личным копьем из двадцати латников. Паладинов отряду усиления не дали.

– Надо встретить их на холмах, около моста через Проклятую, там единственное открытое место в округе, – Леонид рассказывал свой план перед руководством деревни, – Думаю, нас будет не больше сотни. Встретимся в открытом поле, подловив их на марше. Нас мало и они обязательно атакуют. А дальше дело техники. Их маги нам больше не страшны. Защитим наших воинов от магии заклинаниями «зеркала», от арбалетных стрел – поставим «стену воздуха», ее все знают, и легко победим.

– Да что они вообще забыли здесь на севере-то! – Оксана, новенькая в руководстве, была не в курсе их предыдущих совещаний.

– Ну у них хитрый стратегический расчет, – начал пояснять Александр, – хотят взять столицу герцогства Кас, так как она слабо укреплена, по причине своего тылового нахождения, и оставить там всю армию на зиму. А по весне предполагается, что король Элура бросится со своей армией отбивать город назад, так как из него прямая, хоть и длинная дорога на столицу королевства, и почти нет хорошо укрепленных замков и крепостей на пути к ней. И это если идти по земле, а там еще и река судоходная. Ну а пока по весне король с армией будет развлекаться на севере, ородцы хотели ударить с запада и с ходу взять пограничные крепости, да и решить таким образом исход войны в свою пользу.

– Интересно, сколько они выпили, когда такой план составляли? – Леонид ухмылялся.

– Увижу их короля, спрошу, – Александр ответил ему тем же.

– А чего в плане не нравится? – Оксане было явно интересно.

– Да он нереальный.

– Почему? Хороший план. Они только насчет перевалов и гоблинов ошиблись.

– Ну подумай сама! Сколько надо всего, для того чтобы все сложилось. А если хоть одно не сложится, то и весь план к черту. И что примечательно, план не сработал в самой начальной точке – на перевале застряла вся армия, а авангард столкнулся с действительностью в нашем лице.

– Ага, и теперь нашим лицам придется драться за местных, и иметь ородцев во врагах, – Александр прервал разошедшегося полководца.

– Лучше с бароном договорись, чтобы он не лез и дал нам самостоятельность. Пообещай, что весь отряд мы сами разобьем и его помощь не нужна.


Вампир бросился на противника и подбежав, со всего размаха ударил мечом сверху вниз, метя в основание шеи. Человек перед ним выставил щит под удар и отлетел назад от чудовищной силы обрушившейся на него.

«Шестопером я бы его лучше приложил!»

Меч был взят по привычке, для выхода из лагеря, перевязь одевалась на автомате. Кисть заныла от легкой боли. Образовавшаяся прореха в неплотном строе врагов давала преимущество котором надо было незамедлительно воспользоваться. Быстрое перемещение на шаг вперед и тычок мечом влево, прямо в бок так удачно насевшего на Сергея воина, тот орет от боли и пропускает новый удар в горло. К которому сразу тянется обнаженная рука и кровь павшего, наполняет силой его убийцу.

Справа подскакивает новый вражеский воин, спешащий своим телом закрыть образовавшуюся дырку в рядах и норовит мечом снести Александру голову. Тот вытаскивая меч из бока только что поверженного бойца, превращает это движение в удар по спешащему убить его человеку. Скорость вампира гораздо выше человеческой и молодой парень не успевает понять каким образом меч врага только что торчащий в теле его сослуживца, отрубает ему руку и перерезает горло. Александр сразу тянет свою свободную ладонь к крови, щедро хлынувшей из разорванного горла и…

Сила, восторг, знания, опыт, мощь, все человеческие эмоции – все это переполняет его вместе с жадно впитываемой кровью его очередной жертвы. Рык непроизвольно вырвался из горла и вампир начал искать новую цель.

Ей оказался успевший подняться парень, которого он сшиб своим первым ударом. Резко подскочив к нему, Александр насадил его на меч по самую рукоятку и провернул. Не вынимая оружие, сунул в рану руку, применяя крохи магии и высасывая кровь из парня через ладонь. Потом просто толкнул мертвого человечка в грудь откинув от себя и одновременно вытаскивая меч из тела, в котором еще недавно было так много жизни. И надежд. И страхов. И ожиданий. Все это забрал Александр, чтобы сделать частью себя. Отбросив ненужные в данной ситуации эмоции триумвир оглядел поле боя.

На сотню вампиров приходилось около трех сотен воинов и десять магов отряда, вторгнувшегося во владения барона Савоярди. Готовившиеся переправится через реку они столпились недалеко от моста, ожидая команды. Именно в этот момент из леса появились неизвестные воины и выстроившись в три тонкие линии, приготовились к атаке. Вражеский командир от такой наглости даже не нашелся, что сказать, и лишь указал своим подчиненным на цель, а сам занял удобную позицию на холме, намереваясь посмотреть как его солдаты разделаются с наглецами.

Сейчас расклад был уже далеко не такой как буквально двадцать секунд назад. Пятьдесят вампиров, составлявшие первую линию, полностью истребили всех атаковавших их людей и теперь между предводителем отряда с его магами и вампирами стояли лишь арбалетчики. Которые все это время посылали свои убийственные гостинцы в сторону атакующих. И все безрезультатно – второй ряд вампиров составляли всего два десятка бойцов, но они чарами и магией надежно прикрывали первую линию от метательного оружия с его магической начинкой.

Девчонки, стоявшие еще дальше, активно посылали в магов «огненные стрелы» и «молнии», простейшие и не очень сильные заклинания. Но их было много и посылались они часто. А учитывая, что девчонок там стояло почти тридцать тел… Маги врага были заняты только своей защитой, да обороной предводителя и по сути участия в бою принимали весьма пассивное – просто старались не умереть сами.

– Вперед! – заорал Александр, и вампиры устремились к арбалетчикам стоявшим в сорока метрах от них. Защищавшие же их от болтов вампиры, с жадностью набросились на трупы только что поверженных врагов – крови в них было еще очень и очень много. Через пол минуты живых в рядах арбалетчиков не осталось.

Испробовав крови еще одного человека Александр бросился в сторону холма на котором располагались маги.

– Магов брать живыми!! Только живыми!! Можно калечить, но не убивать! – На ходу кричал он и так всем известные истины, но энергия переполнявшая его требовала не только выхода, но и новых смертей и новой крови.

В таком состоянии находились все вампиры и лучше бы было напомнить об очевидном, чем потом корить себя за забывчивость и лень. Над головой прекратили лететь «огненные стрелы» и «молнии». Девочки закончили колдовать, боясь попасть в своих, приблизившихся к противнику на расстояние одного прыжка.

Вот и первый маг с диким, просто безумным страхом в глазах. Выпускает в направлении Александра «воздушный кулак» и кувырком отлетает назад, когда его заклинание возвращается к нему, напоровшись на «зеркало». Дальше подбегают другие вампиры…

Леонид наблюдавший весь бой из-за спин магического отряда, лишь покачал головой. Толпа, бегавшая по полю, скорее напоминала детский футбольный матч, когда все игроки бегают за одним мячом. С этим надо было что-то делать.

– Черти! Ну не убивать же! – в сердцах закричал он, когда увидел, что добравшиеся до магов вампиры кажется забыли все приказы полученные перед боем.

«Ну и черт с ними! Надо пойти поесть, пока еще есть чего.»


– Мы здорово мешали друг другу, ребята, – начал разбор полетов Александр, – и я честно не вижу как нам быть в этом вопросе. Сделать наши ряды еще более редкими мы не можем – так как просто не потянем по пять врага на одного. Драться в плотном ряду с нашей силой и мощью – это и глупо и крайне неудобно.

– Начали то мы хорошо!

– Начали хорошо, а вот когда атаковали арбалетчиков и магов уже мешали друг другу!

– Так надо просто не толпой действовать. Зачем ты нас всех одной толпой гонял то? Просто делимся на пятерки, а их объединяем еще в пятерки – двадцать пять человек, так сказать почти классический рейд из какой нибудь компьютерной игры и со своим командиром и номером или названием. Просто кричишь кому, что делать и все нормально – толпы больше не будет. Пара боев и хорошо слаженный отряд готов. Сегодня направил бы одних на магов, других сразу на лучников, а третьих вообще в тыл вернул. – Константин говорил все это расслаблено, но видел как меняется лицо командира.

– А что с трофеями кстати?

– Да подожди Семен! Константин! Во то что ты сейчас сказал ты когда придумал?

– Ну только что – когда ты про толпу говорить начал. Я просто вспомнил как играл в одну ММОРПГ и у нас в гильдии, на рейдовых мероприятиях тоже сначала все было толпой и все мешали друг другу, как стадо баранов, а затем нас просто заставили действовать только в составе своей группы и все пошло на лад. По одиночке никто не бегал, все были на своих местах.

– Да идея неплоха – надо будет ее обдумать и развить в тактику, в свою тактику, а то все что местные придумали, нам не подходит. Мы, и быстрее, и сильнее, и маги, и выносливее, да еще и регенерация у нас дикая… к сожалению даже гениальные наработки школы паладинов нам не подходят.

– Трофеи!!

– Семен! Ты что хомяк? Ладно, не заводись, – видя что оппонент начинает багроветь, пошел на понятную Александр. – Раз с боем все почти понятно, переходим к трофеям. Что у нас с ними?

– Двадцать лошадей, тридцать артефакторных арбалетов и магические болты к ним, есть весьма убойные заклинания. Пленников у нас теперь на тридцать четыре человеческих рыла больше, да плюс еще четыре мага, – начал отчет Константин.

– Ну и как водиться палатки, одеяла, теплые вещи. Из интересного – сундук с серебром. Много. Так, чтобы хватило на оплату содержания и этого отряда и авангарда. Армия там застряла капитально. Кроме этого не было больше ничего интересного.

– Так, хорошо. Что с трофеями с убитых?

– Оружие, щиты и шлемы почти все цело. Доспехи и кольчуги пострадали уже сильно – их переделывать надо будет под наши нужны. В карманах у солдат в основном медь, и чуть-чуть мелкого серебра. Все.

– И теперь самый животрепещущий вопрос – маги! Есть что-то интересное? Новые заклинания, новые знания?

– Нет. К сожалению нет.

– Да… Как знал, напоследок этот вопрос оставлял. Надеялся… Обидно.

– Да ничего обидного, Александр – маги то слабенькие. Все кого мы встречали, это слабые маги с незамысловатым набором атакующих и защитных заклинаний. Даже то же «зеркало» – его из всех магов знал всего один. У остальных либо «стена земли», либо «щит воздуха» в качестве защитного заклинания, да тройка атакующих – «молния», огонь в виде стрелы и копья, да «воздушный кулак», даже «огненный шар» никто не умеет делать. Надо просто толкового средненького мага захватить или в гости пригласить – напоить, а крови чуток выпить. Или вообще архимага, что с основной армией идет!

– Мечты на будущее и обсуждение этого будущего, отложим до возвращения в наш лагерь. Из снаряжения магов есть что-то интересное?

– Нет. Обычные амулеты. И у командира этого отряда, и у рыцаря, тоже ничего интересного, кроме такого же набора простых амулетов, брони да коней. Кони боевые, доспехи хорошие – деньжат выручим за них некоторое количество. Да и самого его – он барон кстати, надо отдать местным, пусть они выкуп получают, а нам сразу деньги за него.

– Тут так делают? Это же на продажу похоже, – Оксана напросившаяся в поход была удивлена, ее конечно очень радовали и трофеи и серебро, но вот некоторые местные традиции…

– Ну по сути она и есть, только называется красиво – передача прав на выкуп.

– Ясно.

– Ну а раз ясно тогда пакуем все, что еще не запаковано и выдвигаемся домой, – Александр поднялся, – И да – все поели?

– Попили все и хорошо, если ты это имеешь ввиду, – ухмыльнулся Сергей.

– Девчонки вообще вроде перепили, – Леонид тоже поднялся, – глаза у них какие-то дурные и косятся они на пленных нехорошо. Я там дополнительную охрану оставил. А то кровь людей как то мозги отключает – как выпьешь, так хочется еще и не остановиться, зараза.

– Да, это точно

Все утвердительно закивали головами и каждый задумался о чем то своем.

«Надо будет предел нашего насыщения выяснить в ближайшее время.» – оставил себе зарубку на память Александр – «Это важный вопрос.»

Вампиры составлявшие командование маленького отряда как по команде поднялись и стали выходить из шатра и вскоре маленький отряд начал свое движение на ночь глядя, к тому месту которое они теперь называли своим домом.


– Поймите барон, мы совсем не хотим вас обидеть, но ваши условия неприемлемы. Мы не понимаем почему мы должны оплачивать вам то, чего не случилось?

– Что тут не понятного. Я благородный человек и как благородный я должен был вести переговоры о выкупе барона Эрка и его рыцаря из плена и этот самый выкуп получать, а вам шли лишь деньги положены правом передачи выкупа. Раз я не могу получить выкуп за вашего пленника, так как вы его упустили, то я желаю получить те деньги, что я потерял из-за невнимательности ваших воинов. И получить я их хочу с вас!

Спор шел уже минут десять и это был тупик, полный и абсолютный. Когда по дороге домой, Семен сообразил, что захваченного барона и рыцаря, передавать местным никак нельзя, всех малость вогнало в ступор. Их действительно передавать нельзя – они видели много. Они стояли на холме и видели как за минуту их отряд, из грозной силы окрестных скал, стал кучей мертвых тел. Все понимали, что люди сделать подобное не могли. Отпускать пленников было нельзя, как и передавать кому-либо.

Но они благородные, а трупы благородных принято вывозить с поля боя и передавать родне – тоже за выкуп. Организовать смерть в пути не решились и просто подстроили так, что и барон Эрк и рыцарь, сопровождавший его в этом походе, по утру, на глазах многочисленных свидетелей, сбежали, немного не доехав до города.

В лесу их конечно догнали, убили и спрятали тела, а потом еще полдня, благо облака высели плотно и низко, потратили на кипучую деятельность по их поиску, точнее изображали эту деятельность для людей Савоярди, а сами по тихому спали в лесу.

Дав таким образом пол дня на отдых, Александр отправился к местному барону на поклон, а тот приняв дары в виде части трофеев, вдруг стал требовать с них еще и упущенную выгоду – деньги которые он бы мог получить за выкуп пленного барона. И уперся местный как самый форменный баран. Хоть его требования и были против всех правил, он не отступал ни на шаг. Александр начал уже злиться, как вдруг к барону подскочил эк'Савоярди, которого вампиры за глаза называли советником и шепнул прямо в ухо своего господина:

– Надо поговорить.

Благодаря чуткому слуху, Александр это услышал, а вот то, что он шептал своему господину на ухо в углу уже нет, даже самый чуткий слух имеет границы. Эти шептания сильно нервировали – признанный бастард, папочки нынешнего бароны, был очень хитрым и расчетливым типом. А тут еще сам барон какую то глупость пытается сделать.

Барон терпеливо выслушивал советника, бросая на предводителя вампиров хмурые взгляды. Наконец это закончилось и барон вернулся к брошенному собеседнику:

– Уважаемый, я снимаю свои требования о взыскании с вас потерянной доли моего выкупа и благодарю вас за щедрые дары, что вы принесли мне, а также за освобождение вверенных мне в охрану земель, от вражеского отряда. В завершение разговора я хотел бы спросить, что вы намереваетесь делать с доспехами барона Эрка и рыцаря, имени которого вы так и не узнали, а так же их лошадьми?

«Как же не узнал, рыцарь Готл, так звали того здорового детину, что был у барона за командира и заместителя» – подумал Александр.

После вопроса барона, ему еще сильней захотелось знать, что же именно шептал этот хитрый прощелыга и какие советы давал, слишком очевидной была смена настроения.

– Мы хотим продать их, рыцарей среди нас нет и подобное вооружение нам без надобности, а вот от денег мы отказываться не привыкли. Боевых коней мы тоже согласны продать, но не всех.

– Ну раз так, то я с удовольствием куплю у вас и доспехи, и боевых коней, и оружие.

– Если мы сойдемся в цене, господин барон.

Злость, накопившаяся во время спора, дала неожиданный выход в самый неподходящий момент. Лишь сказав фразу, Александр понял, что по сути оскорбил барона, приравняв его к купцу, что среди благородных считалось делом низменным. Надо было срочно исправлять ситуацию.

– Думаю вы, как истинно благородный человек, не станете называть низкую цену и нам не придется торговаться.

«О, отличное спасение ситуации. Что со мной такое? Я же продолжаю оскорблять барона.»

И тут Александр почувствовал воздействие магии. Что-то непонятное давило на разум и… и разжигало там тлеющие огоньки гнева.

«Да на меня воздействуют!»

Сергей стоящий рядом и с ошарашенным видом наблюдавший за своим командиром, резко вышел вперед:

– Алекс имел ввиду, что вы, как благородный человек, не позволите своему управляющему обмануть нас, ваша милость.

Оправдание звучало так себе, но и оскорбление было не прямое, а сильно завуалированное. Барон, все время пока длилась сцена, не проронил ни звука, и ни разу не сменил хмурое выражение лица. А вот советник его быстро покинул помещение, как только Сергей закончил свою фразу и поклонился.

– Позвольте нам пройти к вашему управляющему и заключит с ним сделку о продаже вам доспехов и боевых коней, господин барон?

– Да идите, я больше вас не задерживаю.

Вампиры поклонились, синхронно развернулись и покинули зал.

– Что с тобой, за хрень?

– Кто-то вторгается в мой разум и намеренно злит меня!

– Что?

– На меня воздействуют, Сергей! На разум! Барон нам враг и его надо менять.

– Сам себя слышишь? Уже барона местного решил менять? Богом себя возомнил?

– Злость давит на мозг, – виновато улыбнувшись Александр, тем не менее продолжил, – Но это все неспроста. Если на меня воздействовали по приказу барона, его надо менять. Зачем нам такой хозяин?

– Его сын сильно недолюбливает отца, но говорить о подобном надо не в замке барона, идиот!

– Тут никого нет! Что нюх работать перестал?

– Да прекрасно я чувствую, что рядом нет людей, но раз на тебя воздействуют то и мысли читать могут.

– Нет! Воздействие очень тонкое и если бы не сильная злость, так несвойственная мне, я бы ничего не заметил, а тут просто понял, что говорю не то и все чувства обострились. Вот и понял, что внешнее это. И это просто разжигает злобу, раздувая ее.

– Значит возможно барон нам враг. Его сын вроде отличный парень.

– Да. Ты продавай местному завхозу доспехи, а я же попытаюсь его найти в трактире, он там часто бывает. И это – цену не завышай. Пусть уж барон купит доспехи не так дорого, как они стоят. Он же наверное ради них затеял все это вмешательство в мой разум и спор этот с выплатой денег, которые он якобы недополучил. Что-то нечисто с этим. К нам барон до этого был лоялен, осторожен, но лоялен! А теперь столь враждебное поведение.

Александр покачал головой и удалился на поиски наследника, оставив Сергея решать хозяйственные вопросы. Но получать новый опыт и устраивать переворот не пришлось. Советник барона, эк'Савоярди, тихонько отозвал Сергея в сторону и извинился за поведение своего брата.

– Вы не обижайтесь ради Всесветлого, его милость хороший человек, но когда дело касается денег, он малость теряет голову. Вы извините, что так получилось, я надеюсь это мелкое недоразумение не повлияет на наши хорошие отношения.

Извинения были приняты. Особенно после того, как хмурый управляющий, под чутким взглядом советника, отчитал полную сумму, заплатив за трофеи ровно столько, сколько они стоили бы у перекупщика.

Сын барона так и не понял, что же хотел от него этот странный человек, своим разговором насчет отца и даже не догадывался, что был всего в шаге от баронской короны на своей голове уже сейчас, а не когда то в будущем.


– Что на тебя нашло, брат?

– Сам не знаю.

Барон действительно не понимал своего странного поведения. Когда несколько дней назад, лидер чужаков, называющий себя эс'Блад, заявился в замок и рассказал о результатах разведки, проведенной его людьми, он очень обрадовался. Отряд в три сотни бойцов можно было и остановить.

Когда же новенький, почти в ультимативной форме, лишь слегла сглаженной политесами, потребовал, чтобы барон ничего не предпринимал, а возложил атаку целиком на него… Барон тогда так опешил, что спустил столь наглое поведение и оставил его без внимания. Лишь дал свое согласие на подобную авантюру и напомнил, что ему причитается часть трофеев, как владельцу земли. Хотя увидеть хоть какие то трофеи он не рассчитывал, как и живых поселенцев.

И вот сегодня они заявились в замок с вестью о победе и богатой добычей. Барон был готов плясать от счастья. А потом устроил эту сцену при приеме. Он конечно был раздосадован бегство ородского барона, но не настолько же, чтобы ссориться с людьми, которые без посторонней помощи уничтожили отряд в несколько сотен бойцов и магов?

– Знаешь же, из-за денег на меня находит иногда…

– Знаю, но в этот раз уж очень не кстати нашло. Посмотри!

Они с братом осматривали трофеи, что были переданы ему для перепродажи. Брат указал на кольчугу, передняя часть которой была разворочена огненным заклинанием.

– И они утверждают, что не маги, – ухмыльнулся барон.

Вместо ответа, его верный советник показал ему несколько других доспехов и кольчуг. Все они имели повреждения нанесенные ударами огромной силы или магии.

– И паладины среди них тоже есть. Ты был прав, брат, это точно валерианские маги. Как думаешь, стоит навести справки из какого ордена или не будем ворошить осиное гнездо?

– Раз они скрывают, что маги, значит на то есть причина. Пока от них одна польза, не стоит копаться в их прошлом. Никогда не знаешь, что оно принесет.

Брат, тихо склонил голову признавая правоту своего господина.


– Кто на меня воздействовал?

– Я это выясню, но на барона мы зря наверное грешили. Он нас принял хорошо и всегда был лоялен. Может днем и на него воздействовали?

– Если это так, то у нас есть враг, который еще и враг нашему союзнику.

– Александр, вот сколько лет тебя знаю и все поражаюсь! Ты умный парень, но иногда как скажешь глупость, так хоть стой, хоть падай.

Приятели медленно ехали сквозь лес по дороге домой. Торфяное осталось за спиной. Впереди лежали Пески.

– И что я такого сморозил на этот раз?

– Ты правда думаешь, что кто-то в этой богом забытой дыре, принимает нас в расчет и сделал своими врагами?

– А почему нет?

– Потому что для местных власть имущих, мы травоеды! Грязь под ногами. Это барон нас облизывает. Остальные хорошо, в лицо не плюют. Так что тот, кто на тебя воздействовал, это враг барона, а не наш или твой. А мы идем прицепом, как силы поддерживающие барона!

Задумавшись, Александр был вынужден признать правоту спутника.

В Песках пришлось сделать остановку и пообщаться со старостой, заверив его, что нанятые для перевоза трофеев телеги, вскоре вернуться и поблагодарив еще раз за помощь. Староста все зазывал в дом, выпить пивка, и приходилось всеми правдами и неправдами находить отговорки. Алкоголь плохо сочетался с организмом вампиров, он их не убивал, но обжигал и вызывал неприятные ощущения в желудке. Причем желудок переносил спирт куда лучше остального тела, кожа например покрывалась красными пятнами и плохо регенерировала, выпитый же залпом кубок, лишь вызывал состояние типа изжоги.

Отделавшись от гостеприимного старосты, вампиры поехали дальше. На въезде в поселок их ждал Геннадий. Единственный из всей их компании, что первыми пили кровь людей, он не занимал никаких постов в руководстве, помогая всем по немного и находясь на побегушках у других. Взрослого, состоявшегося мужчину, такое положение дел конечно не устраивало, но и найти область применения своих талантов он пока не мог. Старая профессия была здесь пока не нужна, а злая жена, давно убила в нем всякое проявление инициативы.

– Доброго вечера, ребят!

– И тебе хорошей ночи. Не спиться?

– Да вот проснулся, а еще день, дай думаю перед рабочей ночью переговорю с руководством.

Спрыгнув с лошади, Александр вручил ее заботам Сергея, а сам прогулялся до берега с Геннадием.

– Саша, ты же понимаешь, что вскоре нам надо будет начать обмениваться товарами с местными.

– Это еще торговлей называется, – подколол его тот.

– А как не назови. Изоляция невозможна к сожалению. Нас просто не поймут.

– Да, я думал над этим.

– Ты же не будешь против, если я проведу некоторые исследования и выясню, что надо местным и что они могут покупать, прежде чем Ольга или Оксана организуют производства?

– На мой взгляд, это очень хорошая идея, Ген.

– Ну тогда, с твоего позволения, я проведу такие исследования.

– Ага. Только не увлекайся, второго Менгеле[6] нам не надо! – Александр конечно шутил.

Мария, или как прозвали ее за глаза, направляемые к нем нарушители, Менгеле, проводила очень много нужных и полезных опытов. Да, часть из них была довольно жестока, но к сожалению вампирам было необходимо знать как можно больше о себе и своих возможностях. Вот и страдали провинившиеся вампиры, составляя принудительно-добровольный штат ее подопытных.

Сейчас девушка уже начала требовать проведения опытов над людьми, но пока разрешения не получала, так как предложенные эксперименты имели непредсказуемый результат. Вот как например человек отреагирует на слюну вампира в своей крови? А кто его знает! Надо выяснить? Надо! Страшно? Еще как!

– Я кстати Ольге посоветовал подобрать места под пару водяных мельниц. Сами мельницы то нам конечно не нужны, а вот сила воды пригодиться, течение здесь хорошее, – прервал размышления Александра, собеседник. – Она вроде из-за этого план поселка немного поменяла и хочет его заново утвердить!

– Да, спасибо, найду ее позже.

Оставив приятеля сидеть на берегу в одиночестве, Геннадий ушел по делам, наконец почувствовав себя нужным и занявшись привычным делом. Планов теперь было много, а времени мало, тем более, что большая его часть пока уходила на стройку.


Герцог Кас, молодой парень двадцати пяти лет, с интересом осматривал Савоярди. Самое северное баронство приносило хороший доход, но герцоги были здесь крайне редкими гостями. И совсем не потому, что враждовали со своими вассалами. Вечные нападения гоблинов в этих местах, никогда не должны были становится головной болью в столице герцогства и никогда не должны были быть причиной попыток навести здесь порядок и установить для людей безопасное окружение. Ведь если так сделать, то где-то там впереди, на тракте, появиться уже королевский город, который и будет страдать от набегов нечисти, но вместе с тем, именно этот город будет стричь купоны с караванов Северного тракта. Пока же вся прибыль оседала в герцогской казне и многие поколения Касов ничего менять не хотели и не собирались. А потому старались появляться на севере своих владений как можно реже.

Получив от барона сообщение о ородской армии идущей с севера и угрожающей герцогству, молодой парень решил посетить барона и узнать как его дела. Дела были плохи. Все донесения Савоярди были верными. И герцогу оставалось лишь радоваться своей предусмотрительности, когда все необходимые указания он отдал изначально и лишь потом, во главе дружины, поехал навестить барона.

Еще весной, разговаривая с его величеством, с которым они были друзьями детства, он заверил его, что север абсолютно безопасен, а перевалы в Налимских горах не сможет преодолеть никакая армия. С небольшими же отрядами он справиться сам. Убедив друга не волноваться и спокойно воевать с ородцами, он действительно был уверен в своей правоте. Все его советники твердили одно и тоже. Армия Налимские горы не пройдет! И все слухи о подготовке ородцев к этому, вздорная чушь. Созвав баронское ополчение, он не сомневаясь, полностью отправил его в королевскую армию и добавил половину своей дружины. Сейчас оставалось лишь радоваться, что он немного поспешил и часть баронов просто не успела придти по зову своего сюзерена вовремя. Повторный созыв ополчения, с приказом выскрести все возможные силы, должен был дать около двух тысяч солдат. Городское и крестьянское ополчение, срочно созывавшееся в ближайших населенных пунктах, должно было дать еще тысячи полторы, плохих, но солдат. Основная же надежда была на полтысячи его личной дружины и «Черных топоров Ильхори».

Да, они самые – «Черные топоры Ильхори», известнейший отряд наемников из королевства Ильхори. Тысяча отборных воинов, прославившихся обороной крепостей и замков.

Его величество, заключил с ними контракт на охрану крепости Залон, намереваясь усилить высвободившимися солдатами свое войско. Война с Ородом за западе, шла с переменным успехом и решить ее исход, король намеревался численным превосходством армии. Вот и отправил на север отряд наемников, которые были хороши именно в охране. Но добраться до места службы «Черные топоры» не успели. Представитель короля в Савоярди, в ожидании атаки ородцев, не долго думая, своей властью, включил их в гарнизон города. Наемники поворчали, но сделать ничего не могли, контракт не подразумевал их использования только в крепости Залон, да и выдвинуться туда немедленно, означало в одиночку столкнуться со всей вторгнувшейся армией. Лучше уж тут за стенами города.

– Значит говорите рота паладинов?

– Так говорят мои источники, ваше сиятельство.

– Те самые, что уже разбили и авангард и еще один отряд, с бароном во главе?

– Истинно так, ваше сиятельство.

– Интересно, зачем барон и рыцарь сбежали?

– Это остается тайной. Но как только телеги выехали из леса, барон и рыцарь сидевшие на них, как и подобает благородным людям, ничем не стесненные, вскочили и бросились в лес. Больше десятка моих дружинников наблюдали эту картину.

Барон Савоярди стоял в своем кабинете, а за его столом сидел молодой герцог и расспрашивал о подробностях тех событий, что произошли в последнее время.

– Их еще не нашли?

– Нашли, ваше сиятельство. Их тела. Звери подъели тела, но нет никаких сомнений, что это они.

– Почему они бежали…

Барон проигнорировал риторический вопрос.

– Проклятие! Целый барон Орода. Эта была настоящая добыча, король Генрих, заплатил бы любые деньги.

– И заплатит за его тело, ваше сиятельство.

Барон на самом деле был весьма доволен. Чем бы не кончилась осада и вся эта эпопея, но уничтожение почти тысячи вражеских солдат, уже зачтено ему. Его промах с весенними советами, искуплен, а значит можно продолжать жить. И наживать добра. Трофеи, переданные чужаками, уже были отправлены на рынки в центр королевства. Труп барона забальзамирован и отправлен в столицу. Все это сулило хорошую прибыль. Видит Всесветлый, если весной он будет еще жив, то увеличит численность своей дружина на двадцать воинов.

– А скажи мне Вильт, что ты думаешь насчет того, чтобы встретить ородскую армию на тракте?

Барон застыл. Герцог конечно мальчишка и как это свойственно юности, говорит все, что думает и повторяет все, что слышит. Интересно, кто предложил ему столь глупую идею?

– Это не совсем разумно, ваше сиятельство. Северный тракт идет сквозь вековые леса. Дорога хоть и широка, и находиться заботами его величества, в хорошем состоянии, войска на ней не разойдутся.

– А эти ваши переселенцы? Где они разбили ородский отряд?

– Прямо на границе моих владений и владений его величества, там где течет речка Проклятая. В месте, где Великий Северный тракт пересекает ее, построен мост. Вокруг этого моста, почва очень каменистая и так примерно на лигу вокруг. Местность там не ровная, холмы и выступающие скалы. Именно там, как мне доложили, и состоялось сражение с ородским отрядом.

Герцог встал из-за стола.

– Покажите карту.

Когда через некоторое время требуемая карта была разложена на столе, он несколько минут молча изучал ее. Барон стоял рядом и не мешал. Идея выходить в чистое поле и воевать там ему никогда не нравилась. А уж воевать этих горах и лесах… Будучи местным жителем, он прекрасно понимал, что гоблины могут появиться в любой момент, а почувствуй они слабину, от них будет не избавиться. Эти создания терпеть не могли слабых и не успокаивались пока не добивали их, да и от еды никогда не отказывались. Именно из-за гоблинов он и был так уверен, что ородская армия, через перевалы не пойдет. Сами то перевалы были вполне проходимы, как ему рассказывал еще дед.

Но главная проблема этих гор не их высота, а их население. Гоблины не любят покидать свои пещеры надолго. Но никогда не упустят добычу идущую мимо их пещер. Как ородский король, Генрих, решился на такое, барон категорически не понимал. Он послал армию на верную смерть и это вообще чудо, что она хоть как-то преодолела перевалы. Расскажи ему кто об этом, он никогда бы не поверил. И сейчас, выходить на встречу этим людям, которые несколько недель смотрели в лицо смерти…

Да и с кем выходить? Городское и крестьянское ополчение? Рота паладинов пройдет через них как горячий нож сквозь масло и оставит за собой кучи трупов. Рыцарское ополчение? И где на тех камнях использовать кавалерию? Это еще при условии, что по пути не будет гоблинских засад и все кони доберутся до места. Лишь бароны, чьи владения примыкаю к горам, имеют пешую дружину, остальные предпочитают латную кавалерию. Вот и получается, что тысяча наемников, полтысячи дружины герцога и еще сотня дружинников других баронов, это все силы на которые можно рассчитывать.

Герцог оторвался от разглядывания карты.

– Я хочу поговорить с командиром тех, кто разбил ородцев.


Гонец от барона прискакал уже к ночи. Выслушав его, Александр лишь чертыхнулся про себя. Гонца же уверил, что понял просьбу барона и выполнит ее, после чего постарался выпроводить его обратно. Тот лишь хмыкнул на недвусмысленный намек уезжать назад и попросился переночевать. Ехать ночью по этим лесам? Ищите дураков!

Разместив его в отдельной палатке, стали думать что делать дальше. Ночь – это день вампиров. У них то только все начиналось. Впереди много шума от стройки. И как его объяснить? Прервать работы на целую ночь? Шутите? Ольга всех живыми съест, у нее и так уже отставание от графика на треть суток!

– Оглушить, придушить, сделать вид, что его никогда и не было.

– Семен, я понимаю твое желание разжиться еще одним пленным, с которого можно периодически сцеживать кровь, но ты правда думаешь, что искать гонца, проехавшего Пески, будут не в наших краях? – речь Евгения просто сочилась желчью.

Ситуацию разрешил подошедший Константин.

– Служанку к нему, с едой и женской нежностью. В воду снотворное, у Марии оно должно быть. Пусть Стефания его приласкает и накормит. Спать будет как убитый, а утром пусть валит назад.

Служанка графа, взятая им в поход, действительно прижилась у вампиров. Кормили ее хорошо. Не обижали. Жила она в главном здании, которое уже успели построить, там же и прислуживала, выполняя привычную для себя работу, разве что постели новым господам не грела. Позвав Стефанию, ей объяснили задачу. Девушка лишь кивнула, показывая, что поняла и ушла на кухню за едой, а потом тихонько проскользнула в палатку гонца. Десяток минут весь лагерь слушал их возню. А потом молодая девица выползла из палатки и поправила платье. Сделала поклон, показывая, что приказ выполнен и спокойно пошла к себе.

– Далеко пойдет, если от нас уйдет, – лишь хмыкнул на это Евгений.

Сергей же, стоявший рядом с ним, промолчал, задумчиво при этом поглаживая щеку указательным пальцем.


Глава 9

Уже больше недели стояла пасмурная погода. Староста Песков утверждал, что раз уж так долго Всесветлый Демур свой лик не показывает, то теперь и не покажет, пока не наступят холода. Вот тогда то небо обязательно проясниться и установиться божья благодать чуть ли не до самой весны. Воспоминания дружинников в целом подтверждали слова старосты. Такая погода была обычна для здешних мест. Начиная с конца сентября тучи не сходили с неба, пока не наступали первые заморозки. Тогда они рассеивались и почти месяц, а иногда и больше, на небе не бывало ни одной тучки. Легкий морозец и отсутствие снега – идеальная дорога на север и назад, чем и пользовались многочисленные караваны. Которые скоро должны были открыть «осенний сезон».

Леонид, Александр и Сергей стояли перед герцогом, который подробно расспрашивал о случившейся битве. Ему вешали лапшу на уши. Время на придумывание адекватного рассказа о том, как же полсотни обычных наемников, уничтожили почти в три раза большие силы, было. Ородцы, в повествовании Леонида, а именно его и представили как человека командовавшего сражением, Александр просто не рискнул взять эту роль на себя, были уставшие до потери сознания, голодные уже несколько дней и так далее. И вот такой отряд доходяг, живых лишь благодаря чуду, и выступил их противником. Мол, ну подумайте ваше сиятельство, как мы могли проиграть таким слабым бойцам? А если бы они были полны сил, мы бы и на катапультный выстрел к ним не подошли. Говорите хорошее высказывание «катапультный выстрел» и надо его запомнить? Так я раз служить, вашему сиятельству!

К сожалению, рассказ вампиров, лишь утвердил герцога в решении встретить врага у моста через Проклятую. Барон смотрел на все это с неудовольствием, но сделать ничего не мог.

– Скажите, любезный, а сколько солдат вы готовы выставить на этот бой? – герцог задал самый неудобный вопрос, причем не только для вампиров.

Вольные поселения не находились под защитой местных владетелей и как ответ на это, они не были обязаны выставлять ополчение по их требованию. Устное соглашение между бароном и Александром, касалось только просьб барона о помощи. Герцог был тут не при делах. И видимо по молодости не учел этот момент. Теперь вампиры были поставлены в положение, как и представители других вольных поселений, когда их просили выставить ополчение – они не обязаны, но и ссориться с власть имущими не стоит. Александр вышел вперед.

– Мы готовы выставить тридцать арбалетчиков с артефактным оружием и зачарованными болтами.

Вокруг недоуменно зашушукались. Заявленые силы были весьма серьезными. Даже если не принимать во внимание, что их выставили те, кто не обязан, но… тридцать артефактных арбалетчиков, мог позволить себе содержать не каждый граф.

А еще, в случае победы, каждый из участников битвы имеет право на долю в трофеях. В зависимости от своего вклада в состав войска. Тридцать арбалетчиков с артефактами в руках, были примерно равны двум с половиной сотням обычных воинов. Это получается, что какие то травоеды, получат долю с трофеев как пять баронов, если не больше.

Герцог тоже выглядел ошарашенным. Ничего себе у его вассала поселенцы завелись.

– Это очень щедрое предложение, – только и сумел произнести он.

Когда совещание закончилось, к вампирам успел подойти барон и сказать спасибо. Герцог действительно всего одним вопросом, чуть было не сократил свое войско, но его новые поселенцы не воспользовались этим и мужчина искренне их поблагодарил.

– Поедем домой или по городу побродим, поглядим, что и как? А то вроде купцы как раз начали прибывать, из тех кто еще не получил новости о вторжении на север.

– Знаешь, Сергей. Наверное пока стоит остаться.

Троица побрела в город, каждый думал о своем, но всеми владела жажда новой информации. Появление герцога и свиты, известный отряд наемников, баронские дружины, купеческие караваны. Все это было отличным источником, особенно если тебе нужно всего пару капель крови.


Бродя по городу, Александр прежде всего думал о архимаге. Направляя войско в поход, король Орода предусмотрел многое. В армию были отданы ценные артефакты, но дело этим не ограничилось. Архимаг Годиус, прозванный «огненная кувалда короля» и отличившийся во время подавления недавних мятежей, был также прикомандирован к экспедиции через Налимский хребет.

От пленных было известно, что армия потеряла на перевалах очень много ценностей и солдат, но архимаг это не то существо, чтобы просто так сдохнуть под атаками гоблинов. А значит в грядущем сражении надо учитывать, что у противника будет просто сумасшедшая по мощи магическая поддержка.

Сообщать ли эту информацию герцогу? Среди вампиров не было общего мнения на этот счет. Сошлись только на том, что архимага надо брать живым. Но вот как это сделать? И состоится ли вообще сражение, узнай герцог о нем?

В королевстве Элур было всего два архимага и один из них безвылазно жил в городе-крепости Залон. Являясь наместником и получая неплохие доли в добыче чистого лунного серебра.

Королевство Ород могло похвастаться четырьмя архимагами и ни один из них не был так жестко привязан к конкретному месту. Но зато у них не было лунного серебра и артефактов из него.

Нет, конечно они были, но количество и стоимость… Лунное серебро было самым лучшим материалом для изготовления артефактов. Если его менять на другой, например на мифрил, то увеличивались не только размеры изделия, но и уменьшался кпд. Например амулет для защиты от заклинаний средней мощности, представлял собой обычную брошь, если был изготовлен из лунного серебра, и блямбу весом около килограмма, если из мифрила. Естественно два государства в мире, имеющих шахты лунного серебра – Элур и Империя, не стремились торговать им и изделиями из него, особенно военного назначения.

Архимаги других стран были вынуждены покупать нужные им амулеты из лунного серебра, либо на черном рынке, либо же официально покупали артефакты гражданского назначения, содержащие столь нужный материал и выплавляли его из них, после чего создавали уже нужным артефакт. Стоимость, что в одном, что в другом случае, выходила космической.

Уступая в количестве архимагов, Элур имел полное превосходство в артефактах. Страшно сказать, но те же амулеты средней защиты, имели все королевские гвардейцы Элура, а в Ороде лишь один король и наследник.

«Ладно, пусть об архимаге у Леонида голова болит, он воевода ему и карты в руки. И даже сообщать или нет герцогу о нем, пусть сам решает. Надо будет продавить такое решение от триумвирата и больше не заниматься этой проблемой. А там уже, либо в бою захватим, либо Сергей выкрадет потом. Чем бы мне заняться в городе?»

Мужчина остановился перед входом в церковь. Никто из вампиров так и не удосужился сюда зайти. Местная религия вообще была весьма воинственной и даже фашисткой, никакого миролюбия или любви к ближнему своему в ней не подразумевалось. Очистительный огонь и мучительная смерть для всех, особенно тех кто не родился человеком. И люди верили в это и искренне поддерживали светлых отцов.

Посмотрев на огненный шар с лучами, символ веры, нарисованный на дверях местного храма, Александр сделал решительный шаг. Давно пора лучше познакомиться с этой стороной жизни их нового мира.

Внутри было тепло и пахло сеном. Сев на скамью, вампир просто осматривал внутренне убранство. Он знал как вести себя в церкви и мог выдержать самый строгий допрос священника, но… В тот жизни, он никогда не задумывался о Боге. Если бы его спросили верующий ли он, то ответ был бы однозначный – «да». Но Бог? Церковь? Что это?

Именно этим вопросом он и задавался сейчас. Не для других – для себя.

Собраться мыслями ему не дали. К нему подошел местный епископ.

– Пусть твой огонь никогда не погаснет, сын света!

– Пусть ваш огонь прольется на всех, светлый отец.

Осенив себя кругом огня, Александр встал перед местным первосвященником.

– Я рад наконец видеть вас здесь, староста. Уже больше недели, как вы поселились в наших краях, а так ни разу и не заглянули в храм света.

– Было много дел, но вот стоило появится свободной минутке и я здесь!

– Отрадно, но вам стоило сделать это раньше.

«К чему это ты ведешь, сукин сын?»

В отличие от оставленного ими мира, здесь церковь не имела никаких десятин или церковных сборов. Все содержание священников было целиком на добровольные пожертвования местных жителей и властей. Но местная церковь имела монополию. На банковское дело и ростовщичество! Все верно, никто кроме церковников не имел право давать деньги в долг или заниматься похожей деятельностью на территориях людей. Учитывая, что Церковь Света ассоциировалась с богом света Демуром, в честь которого и было названо местное светило, то существовало и небольшое исключение из этого правила – банковская и финансовая деятельность осуществлялась только от рассвета и до заката. В ночное время на территориях людей могли работать банковские дома других рас, естественно закрытые в дневное время.

Александру совершенно не нравилось ни как начался разговор, ни как священник смотрел на него. Они не нарушили ни одного правила. Никак не затронули интересы церкви. Почему же этот матерый человечище так недобро смотрит на него? По спине пробежал холодок.

– Если бы я знал, что вы хотите видеть меня светлый, я бы пришел раньше.

– Похвальное стремление. Но раз вы не пришли, то давайте поговорим сейчас.

Епископ сделал приглашающий знак рукой и пошел первым, показывая дорогу. Мужчины поднялись аж на третий этаж и оказались в уютно обставленном кабинете.

– Вы здесь люди новые. Но уже успели заслужить определенную репутацию. Разбили отряды вторгнувшиеся в королевство, выпросили у барона разрешение на вольное поселение.

Все это перечислялось с таким лицом, словно священник называет страшные преступления и ему даже гадко о них говорить.

– Благодарю вас, светлый! – будем играть дурака до самого конца, решил Александр.

– А скажи сын света, какие у вас планы?

– Сейчас для нас главное успеть построить себе дома до наступления холодов. В последнее время мы терпели многие лишения и у моих людей нет даже самого необходимого.

«Теплого толчка, интернета и кофе!»

Его ответ явно не обрадовал епископа.

– А где ваш духовный наставник на пути света?

– Он погиб при переходе через горы, – чтобы заполнить возникшую паузу, Александр ляпнул первое, что пришло ему в голову.

Только сейчас он сообразил, что они упустили из вида!

Выходя через полчаса из церкви, вампир был морально вымотан тяжелой и нервной беседой. Надо будет срочно собрать общее собрание. Срочно!


Барон Савоярди нервно вышагивал по спальне. Проклятый мальчишка решил атаковать армию на тракте. Глупец! И это его герцог! Ну как ему объяснить, что численность армии никакого значения не имеет? Все, что он сможет поставить под свои знамена, будет смято ородцами за полчаса, а потом на их трупы помочатся и пойдут дальше!

А главное как уверены эти странные чужаки!

Шаги от стены к стене не приносили успокоения.

Да там же рота паладинов! Барон схватился за голову. Всесветлый, ну зачем ты замутил мой разум! Зачем я вообще начал советовать герцогу! Сейчас хотя бы нормальная армия была бы, а не этот жалкий огрызок. Было бы хорошо, если ородцы умерли от смеха, увидев его! Но такого счастья враг им не доставит.

В дверь осторожно постучали.

– Входите! – раздраженно крикнул барон.

– Я смотрю, тебе тоже не спится, брат?

– Уснешь тут. Сынок снова заявился пьяный. Герцог хочет идти на тракт и встречать армию там! Купцы осаждают с вопросами о том, когда тракт будет свободен! Кругом одни идиоты!

Сводный брат лишь покивал головой выслушивая откровения барона.

– А заметил как были спокойны новички? – решил он сменить тему разговора, стоило собеседнику выговорится.

– А чего им волноваться? Цель ородцев Кас, а не они! А уж на поле боя валерианский магистр выживет! В отличие от нас, темных!

– Они выставили сильный отряд. Даже несмотря на то, что могли этого не делать.

– Напомни мне как-то отблагодарить их в будущем, – успокаиваясь проговорил барон, – Действительно благородный поступок с их стороны.

– Я говорил сегодня с одним из них в трактире.

Его собеседник даже перестал ходить по спальне и с интересом уставился на брата.

– Он согласен с решением герцога дать бой на тракте. Говорил о усталости армии и ее низком боевом духе.

– У нас немногим лучше!

– И все же. Я поспрашивал его о пути через перевал. Гоблины атаковали иногда по два раза за ночь. Часто приходилось быть в пути лишь полдня, а другие полдня солдаты спали, так как ночью приходилось сражаться. Он говорит, что выйдя на тракт они впервые выспались! Им пришлось бросить много снаряжения в горах.

– У меня на все это есть лишь два слова – рота паладинов!

– У нас тоже будут паладины.

– Раз в десять меньше! А вообще хватит! Подумай лучше как отговорить герцога!

Эк'Савоярди хитро улыбнулся, гладя на рассерженного брата.

– А нужно ли это?

– Предлагаешь участвовать в этом безумии?

– Предлагаю не мешать, – и не дав вставить слово, продолжил, – Вспомни как нынешняя династия заняла трон!

– Их противники перебили друг друга, но что с того мне? Я не собираюсь занимать место герцога Каса!

– А стать графом Савоярди?

Барон сел на кровать. Опустив голову к коленям он некоторое время молчал.

– Я знаю о твоих мечтах сделать нашу семью великой. Но к чему все эти титулы, если за пределами города моя власть эфемерна и половина моих владений находиться под властью гоблинов?

– Лучше править городом как граф! Брат подумай! Мы ничего не теряем.

– А если погибнем? Наш род прервется…

– Оставь сына в городе. Кто-то все равно должен тут остаться, так почему бы и не он? А твоя невестка не даст ему совершить глупость и попасть в плен.


– Господа, мы представляем собой красную тряпку для местной церкви. К нам начинают присматриваться. Это плохо. Какие будут мысли с тем, как избежать костров?

– А чего они вообще к нам прицепились? – Константин действительно не совсем понимал смысл расширенного собрания, хотя и догадывался о его важности.

– Основной догмат местной церкви, это превосходство человеческой расы и крови, над остальными и то, что этим самым остальным, доверять нельзя. По сути: хороший нелюдь – мертвый нелюдь.

– Да это ровно про нас – мы еще и кушаем их, – Семен как обычно в последнее время свел разговор к теме крови.

– Стань о нас известно, то мы цель номер один и обсуждению это не подлежит.

– Может умаслим церковников? – Оксана как и любой финансист считала, что любую проблему можно решить деньгами.

– Все же лучше им о нас просто не знать, – Евгений пошел по простому пути.

– Сейчас они не знают. Но ты думаешь ни у кого не возникает вопросов почему это в нашем селении нет священника? Почему нет часовни? Почему мы не молимся их богу? – Александр пытался донести свою мысль, но видел, что ее понимают как то не до конца.

Люди двадцать первого века забыли насколько важной часть жизни была религия и насколько могущественной была церковь, единственная структура обеспечивающая людям ВЕЧНОСТЬ! Или как минимум обещавшая ее.

– Значит нам нужен священник – свой священник. – Евгений по прежнему шел простым путем.

– Ага – а всем нам взять курсы актерского мастерства и играть истово верующих людей.

– А какие варианты? Костер?!

– Не надо переходить на крик!

– Почему у местной церкви столь нацистские догматы? – Ольга решила малость разрядить конфликт мужа и «старосты».

– Да это что-то с местной историей связанное, выяснить не удалось еще – крестьяне и воины историю не знают. Маги у которых мы пили кровь тоже. У дворян неплохое образование, но история его частью не является. Монахи что нам попадались… ну это разное отребье по сути от крестьян отличающееся лишь рясой на пузе, а не рубахой. Насколько известно у остальных рас также весьма националистический настрой и враждебность к чужакам. Возникло это после распада общего государства. – Сергей как глава разведки и человек ответственный за сбор любой информации, ответил первым.

– Так и не удалось выяснить что же там произошло?

– Для этого нам нужны летописцы и высокопоставленные священники, даже тот жрец что был у графа Рура, ничего о истории не знает – там одна пропаганда у него в голове, а ведь он был отнюдь не рядовой священник.

– А что по другим расам? У них фашизм также закреплен за религией? – Мария неожиданно заинтересовалась темой разговора.

– Общие данные. Эльфы верят в нескольких богов, основной из которых Мать Леса. В религии у них национализма нет вообще ни капли, если верить тем данным что были у наших невольных информаторов. Но чужаки для них как бельмо на глазу. Традиция у них такая: всех обманывать, кто не эльф. У них это даже как честь – обманул чужака, сделал хорошее дело и при этом обмануть эльфа у них считается чем то весьма предосудительным, они вообще не лгут друг другу.

– И при это вообще не говорят правды чужакам? – усмехнулась Ольга.

– Именно так.

– Интересные воспоминания тебе попались.

Сидящие за столом в новопостроенном главном доме, вампиры не спеша пили горячий травяной напиток, что разносила и разлива им девушка-человек. Даже разговор они вели на местном языке. Сейчас важное обсуждение, как-то скатилось до уровня пустой болтовни, но видимо усталость последних недель и напряжение требовали именно вот такого выхода – за неспешной утренней беседой.

– А гномы что?

– Ребят, у вас что нет своих воспоминаний об этом? Мы же одну кровь пьем!

– Вот не надо нам тыкать в кровь! Мы разную кровь пьем. Особенно ты. Так что рассказывай.

– Ну все же я думал не у меня одного информация по другим расам.

– Еще у Александра – вы на двоих того графского монаха осушили в бою. А кроме него никто о других расах толком и не знал. У меня только общие суеверия крестьян, например что эльфы человеческих женщин всегда в полон уводят, а мужиков всегда убивают. А гномы вообще едят людей. А это все не правда, глупые крестьянские суеверия. Поэтому рассказывай – придет пора и попьем мы нужную кровь, да получим те крохи знаний что ты имеешь, но сейчас они не важны настолько чтобы перегрызать горло кому-то владеющему подобными знаниями, – Евгений отхлебнул травяного настоя.

Как же хорошо. Вроде и не кровь, а пьется с удовольствием.

– Ну и на этом спасибо, – Сергей шутливо поклонился, – Тогда продолжу – гномы! Гномы не едят людей, да и убивают они чужаков вообще с большой неохотой, у них считается что убить чужака, напав на него – это как испачкаться в дерьме. Кстати и говорить с чужаком тоже. Поэтому гномы с чужими не общаются и полностью игнорируют не гномов. У них даже в дипломаты назначают не лучших, а провинившихся – как наказание.

– Хорошее наказание – общаться с кучей навоза!

– Именно так они себе это и представляют. Поэтому убивать будут только в крайнем случае – если сам нападешь. Нападать первыми гномы не будут, а будут тебя игнорировать сколько можно долго. Поэтому гномы с людьми и эльфами не воюют. Хотя им хватает разборок с гоблинами. Торговля поставлена на бартер, просто меняют драгоценные камни и золото с серебром на кожу и дерево.

– А что они едят у себя в пещерах?

– Да какие то грибы. Толком тот монах не знал, но еду у людей они не меняют и кроме того бартера, дел с людьми и эльфами, не имеют вообще никаких. В отличие от тех же эльфов, которые очень любят торговать с людьми и обжуливать их при торговле.

– Ну это святое!

Все засмеялись.

– А чем торгуют эльфы? – Геннадия заинтересовало упоминание о торговле и бартере, тему он разрабатывал последние дни и пока успехами похвастаться не мог.

– Всем чем могут, тем и торгуют. Но основной трафик у них, это алхимические снадобья, защитные амулеты гражданского назначения, в основном против проклятий, еда, магические животные для работы, в основном лошади магически усиленные, но бесплодные и самое основное это конечно чистая магическая сила, наполненные ей кристаллы-накопители. У эльфов есть какие-то священные или что-то подобное рощи, где эти кристаллы сами по себе наполняются силой, и да эти кристаллы они продают наполненные, а пустые назад не берут, благодаря чему у людей вообще переизбыток кристаллов-накопителей и стоят они мало, хотя вырастить их и огранить верно, да затем зачаровать, это серьезная дорогая работа, но у людей переизбыток эльфийских кристаллов и свои они не делают. Я даже думаю практикующих специалистов в этом деле у людей нет, одни теоретики, так как сделать такой новый кристалл стоит раз десять дороже, чем купить пустой в лавке.

– Мне одному кажется, что эльфы тут не просто обманывают людей, а ведут долгосрочную хитрую игру? – Евгений обвел всех взглядом.

– Нет данных, но на будущее надо запомнить, ситуация действительно выглядит очень странной. – Сергей сделал пометку в блокноте.

– Ладно, а что эльфы…

– Да что вы про эльфов и гномов ребята. У нас более близких проблем нет? Гномы и эльфы далеко. У нас под боком живут тролли и гоблины. А еще у нам проблема с местной церковью намечается, с местным бароном и кучей местных людей, да еще и тракт от нас недалеко северный, по которому ездит много купцов, идет большой трафик грузов, да гонят каторжников на северные рудники королевства. И вдоль всего этого тракта пару сот километров вообще нет поселений, постоялых дворов или хуторов. Просто стоят поляны огороженные стеной, там где есть вода близко, и все – ночуй вот под такой охраной. Я вот больше боюсь не того, что церковь начнет задавать вопросы про то где наш местный священник и в каких богов мы верим, а в то, что местный барон начнет нам непристойно намекать на необходимость перебраться ближе к тракту или хотя бы основать на нем постоялый двор – это же огромные деньги можно срубить по местным понятиям.

Выдавая эту речь Константин возбужденно вскочил и прошелся по залу.

– Здравая мысль.

– Да не будет он нас с этим напрягать – лучше сам организует, чем налоги с нас за это брать.

– Если бы мог сам, то сделал бы это еще давно, а то и его предки. Гоблины и тролли в отличие от гномов, человечину любят. Поэтому на этом тракте лишь они являются угрозой – тут даже разбойников нет. – Сергей вернулся в беседу из которой его так беспардонно исключили.

– Из твоих слов Костя следует, что ждать нам прежде всего стоит не делегацию барона с ним во главе, а отряд гоблинов. А вот когда и если мы от гоблинов отобьемся то наверное посольство от барона к нам и приедет, но Серега прав – он сам постарается основать постоялый двор, а мы как щит и охрана, – Александр поддержал друга.

– А может сами организуем – это же деньги, кровь свежая, а с ней и знания новые, – Оксана и Геннадий переглянулись думая почти об одном.

– Ага и беготня нас под солнышком местным, точнее беганье не нас, а наших горящих тушек, – Семен решил напомнить всем о забытом последние дни смертельно опасном местном светиле.

– Так. Прекратили споры. Строить мы ничего не будем на тракте. Как отбиваться от гоблинов, не дело этого совета, у нас для этого есть Леонид – мы будем решать как предоставить ему, то что он попросит. – Александр решил прервать ушедший не туда разговор, – Все лишнее сейчас обсуждать не стоит, давайте вернемся к Церкви.

– Насчет Церкви, – Константин сел, – надо очень хорошо выяснить про то, в каких богов еще верят люди. А они точно есть, если не боги, то хоть что-то отличное от ныне господствующей религии. Надо найти среди этого, такое верование, на которое нет прямого гонения, а есть лишь неодобрение и записаться в это верование.

– Не самая лучшая идея.

– Согласен. Но рядит одного из нас в монаха и играть в веру, тоже не сахар.

– Но как план Б подходит.

– И снова согласен.

– А зачем нам эти планы А и Б, поиск новых религий или забытых старых, да игра на публику с молельнями и песнопениями в хвалу богов до которых нам нет дела?

– Олег – ты как только что проснулся. Мы об этом уже некоторое время говорим.

– Я все слышал, но мы же маги! Ребята мы маги!

Все сидели малость ошарашенные, такой простой мыслью, но не пришедшей им в голову раньше. Новая сущность стала для них совершенно естественной, частью их самих. К ней привыкли и стали забывать о ее исключительности для других.

К магам в мире людей относились как к известному злу, от которого пользы больше чем вреда. Маги не разделяли веры в разных богов иных рас, и не верили в Единого бога людей. Они верили в силу, которую черпали из мира и которую отдавали ему. Они верили в знания. Они верили в себя и в тех кто сильнее их. По сути они являлись адептами такого своеобразного божества. Священники просто неодобрительно смотрели на них, но признавали их полезность в плане достижения религиозного единства людей. Магия и маги были противовесом церкви в этом мире и играя между этими двумя силами, местные правители, либо удерживали властью, либо теряли ее, либо получали.

– О черт. Великие мы с вами мыслители, господа советники. Все верно, мы маги. Мы все маги и точка. Церковь ставить не надо. Достаточно часовни. Играть не надо – местные маги создают лишь видимость своей веры, просто иногда не забывая зайти в церковь, если она у них по пути следования стоит. Нам просто нужен свой ряженый монах – причем хватит и какого нибудь из отпущенных[7], да именно отпущенный монах нам и нужен. Ему все местное руководство не указ, раз он отпущенный, их после отпущения можно только святыми признать, но вернуть в лоно церкви уже нельзя. И поселение магов безбожников, идеальное место для отпущенного монаха. А нам надо перестать скрывать, что мы маги – это решение надо отменить и срочно. Кто будет у нас играть отпущенного монаха? – Александр возбужденно тараторил, наконец решив важную проблему, которую все упустили из вида.

Неприятный разговор с местным епископом, состоявшийся вчера днем, не давал ему покоя. Даже пойманный потом за углом служка, которому случайно разбили нос, лишь подтвердил появившиеся по разговору с местным церковным боссом опасения. О новых поселенцах стали задавать вопросы. И ответы на них давали пищу для размышлений. О сектантстве и ересях говорили уже почти в открытую. А ведь еще и месяца не прошло. Поэтому и было созвано это собрание как только ночная работа была завершена.

– Главное когда выбирать будем, надо сразу шутки про опущенного монаха пресечь.

– Ты этот свой тюремный юморок то сразу забудь, по хорошему прошу, – Сергей недобро глянул на Семена.

– Да я и не вспоминал.

– Вот и хорошо. Эта важная должность. На нее кого попало нельзя ставить, – Александр ухватив решение проблемы, ковал железо пока горячо, – Отпущенные монахи они же не отшельники и прочее. Они прибиваются к отрядам наемников. Бродят по миру. Идеальные разведчики. Уверен, что среди них таких много. Суетливый народ эти отпущенные. И нам надо выбрать такого, кто будет не просто играть роль, а еще и временами уходить от нас к людям, да проводить разведку для нас, собирать слухи и прочее.

– Толково говоришь. Вот разведчика и назначим на эту должность! – Евгений кивнул на Сергея.

– А что сразу я? Я не смогу выполнять сразу столько дел одновременно!

– А никто и не просит. У тебя сейчас аж четверо подчиненных людей, прошу прощения, вампиров, – исправился Евгений, – У тебя четверо вампиров в подчинении, вот одного и назначать. Проще будет сразу привыкать временами бывать отпущенным монахом. А то у меня в памяти также эти монахи народ суетливый, всюду шныряющий и обо всем выспрашивающий. Верно сказано, много среди них переодетых разведчиков.

– Ну если так, то да. Игоря обряжу. Он парень толковый. Справится.

– Хорошо. Теперь перейдем к местному населению, – Александр решил не прекращать собрание.

– Ну люди к нам лезть то не будут.

– Вообще я не людей имел ввиду, а местных о которых только что Костя вспоминал. А живут здесь гоблины и тролли! Но твоя фраза натолкнула меня на мысль, что люди к нам как раз лезть будут. Разные беглые и недовольные, да простые переселенцы, в поисках лучшей доли…

– Ну пока «местные» на месте, переселенцы нам не грозят.

– Не перебивай, пожалуйста, Жень. Так вот, переселенцы и прочие, это пока в будущем, а вот гоблины могут навестить нас уже этой ночью. Что мы о них знаем?

– Я так понимаю, что опять мне лекцию читать? – Сергей смиренно вздохнул.

– Все верно понимаешь.

– Эх. Не говорил столько перед публикой с защиты диплома. А это не самые приятные мои воспоминания!

– Вот и не отвлекайся на них, а про гоблинов давай.

– Гоблины… Мелкие, противные, злобные, тупые, грязные, вонючие, мерзкие и прочее, прочее, прочее создания. Если без эмоций, то получаем мы злобное существо размером около метра, покрытое шерстью, довольно быстрое и ловкое. Живут под землей в пещерах. Основная головная боль гномов, да и вообще всех своих соседей. Магией не владеют. Едят все, до чего дотянутся их руки. Рядовые представители их племени тупы, а вот элита умна и хитра, так как доживает до возраста когда это появляется. Междоусобные драки, набеги на гномов под землей, да нападения на людей, что живут неподалеку от мест обитания, вот основное развлечение. Солнце они не любят, оно их слепит, поэтому нападения ждать надо только по ночам. Но далеко от своих пещер они все равно не отходят, никогда больше трех суток пути. Поэтому ближайшие поселения людей находятся в двух сутках пути от ближайших известных выходов пещер на поверхность. Мы же находимся к ним чуть ближе.

– И люди рискуют селится всего в двух сутках пути от поселений гоблинов?

– А риск минимален. Ведь сам считай. Двое суток в пути до поселения людей. Двое суток назад и минимум сутки там, это если повезет то пять суток на поверхности, при максимуме в шесть. А все поселения за частоколом, да с охраной, и за сутки их не возьмешь. А там и помощь подойдет. Поэтому набеги на эти поселения крайне редки, и скорее от отчаяния случаются. Обычно гоблины на выходят тракт, да сутки на нем сидят. Повезет нападут на караван, лошадей подстрелят. Не повезет, назад возвращаются. Трое суток на поверхности как раз их зона комфорта.

– А гномы?

– Что гномы? Гномов солнце не раздражает, оно им просто не нравится. Но находится на поверхности они могут бесконечно.

– Да я не про это. Гномы в наших горах есть? – Оксана сделала недовольное лицо.

– Ах это. Нет. Гномов нету. Раньше были, но гоблины их всех съели. Поэтому внутри гор есть их заброшенные города, но там гоблины живут. Вообще наши горы основное место обитания гоблинов на севере. Они по представлениям местных просто кишат в горах, хотя какие тут представления – сами видели, что с армией на перевале было. От них страдают оба королевства. Ну как страдают – не могут развивать шахты в горах по дешевому. Охраны много надо. Но больше всего конечно гоблины любят воевать между собой. Чем в основном и занимаются внутри этой горы, которую вы можете видеть.

– И как часто они прекращают драться между собой и отправляются в набеги?

– Ну между собой они никогда не прекращают драться. Я говорю – они крайне злобны и тупы. Да еще и весьма плодовиты. Обычная пара гоблинов, дает за свою жизнь, а гоблины живут порядка тридцати пяти лет, но обычно умирают в возрасте двадцати – двадцати пяти лет, так вот за свою короткую жизнь пара Гоблинов приносит приплод около полусотни детенышей. Сами понимаете, бойцов у них там внизу много, они злобные и глупые. Драки между племенами никогда не прекращаются. Но в набеги племена обычно не ходят. Ходят семьи. У них семья это обычно особей двести-шестьсот, зависит от того как успешно шли дела. Семьи составляют клан. А кланы составляют племя. Так вот в набеги обычно ходит только одна семья. Даже кланом они очень редко вместе нападают, а племенем только в крайних случаях, внутренних разборок.

– А тролли?

– Эти умные, но также злобные. Зато ленивые. Они предпочитают сами ничего не делать и не воевать от своего имени, а выступают как наемники. Нанимаются ко всем кто работает и живет в горах. Людям, гномам, гоблинам. И всегда к тем, кто сильнее. Поэтому на северных рудниках тролли работают за мясо на людей. Здесь же тролли работают на гоблинов. Также за мясо. Но если на рудниках они как грубая физическая сила используются людьми, то гоблинами, как тяжелая боевая техника при нападениях. Солнце также не любят, но могут на нем находится долго. А если работать по ночам, так и вообще у них проблем нет. Поэтому от них ничего не спасает кроме того, что ты сильный и можешь дать им сдачи. В ближайших горах сдачи им могут дать только гоблины. Выглядят тролли, а в нашем случае горные тролли, так как их несколько видов, как гуманоиды около двух, двух с половиной метров высотой, крайне широкие в плечах и узкие в талии. Огромная физическая сила и крайне толстая шкура. Кстати шкура троллей ценится на рынке.

– Значит можно ждать в гости около полтысячи маленьких злобных существ при поддержке пары-тройки троллей?

– Почти. Пару-тройку троллей содержать даже клан себе не может позволить, не говоря о семьях. Так что в гости надо ждать, либо полтысячи мелких злобных, либо тысяч семь с троллем. Второй вариант почти невозможен.

– И как мы отобьемся от превосходящих сил в чистом поле?

– Магией конечно. Но повторю слова Александра – это будет решать наш воевода. Мы обсуждаем чуть другие вопросы.

– Не, ну а что они жрут то у себя там в пещерах? Я все понять не могу.

– Говорил же уже, гриб там в пещерах растет какой-то. Богат питательными веществами и очень сытный. Растет чуть ли не как поганка – везде, много и быстро. Но точно не знаю, слухи это. Хотя какие тут слухи если пещеры населены очень плотно. Гномов и гоблинов там много.

– Ты говорил, нет в наших горах гномов.

Сергей воздел глаза к небу

– У нас в горе гномов нет. Но в других горах их много. В общем, подземелья этого мира, довольно населенное место, а раз так, то еды там много. Гоблины каннибализмом редко балуются. Только для ритуалов соплеменников едят, гномов они есть любят, но редко получают это блюдо на стол. Сами гномы вообще никогда разумных не едят, ну тут объяснял уже – для них это как дерьмо есть. Тролли гномов и гоблинов едят за милую душу, но тролли вообще все едят, что органику содержит, хоть траву, хоть навоз, хоть дерево. Им надо очень много еды поэтому они и нанимаются к другим. Чтобы не только есть мох со стен, но и мясо.

– А что за гриб? – заинтересовался Геннадий.

– Ребята! Много вопросов на которые я не знаю ответа. Монах этот слышал, что основным блюдом подземных жителей является какой-то гриб, возможно мох или иное растение, которое массово растет в пещерах и очень питательно. На поверхность его не выносят никогда, люди же в пещеры не лазают. Гномы торгуют с людьми немного какой-то сушеной питательной смесью, в которую только воду надо добавить и можно есть. Получается сытно и довольно вкусно, как говорят. Смесь эту любят путешественники, легкая, а хватает ее на долго. Вроде эту смесь и производят из этих грибов. Но продают ее очень мало, редкость она.

– А что еще интересного из памяти монаха ты можешь рассказать?

– Про другие расы знаете что?

– Ха-ха. Знаем только что они есть. Не забывай. У большинства здесь присутствующих на столе бывают лишь солдаты! – Семен в очередной раз пошутил про кровь, за что получил сразу несколько укоризненных взглядом, появившаяся у него привычка начинала раздражать.

– Нужно ценную кровь в бутылки наливать и делить ее между всеми, – Мария откинулась на стул, – я могу попробовать организовать подобное экспресс обучение.

– Ну да. И мы совсем разучимся говорить. Серега, не тяни кота за хвост, рассказывай лучше, скоро утро.

– Хм, этот мир населен людьми, эльфами, гномами, орками, гоблинами, кобольдами, хоббитами, драконидами, троллями и лешими. Это так сказать список разумных рас про которые убитый мной монах знал.

Эльфы выглядят как гуманоиды, в среднем двух метров роста, с маленькими заостренными зубами и ушами. Если не смотреть на зубы и уши то отличить их от человека можно только по росту. Королевства эльфов находятся на западе и юго-западе от нас. Живут эльфы порядка трехсот лет.

Гномы выглядят как гуманоиды ростом до полутора метра. Крепкого телосложения. Грубая кожа, крайне бледных оттенков. Абсолютно безволосые. Спутать с человеком их невозможно. Живут почти в каждой горе этого мира. Где не живут, там жили.

Орки выглядят как гуманоиды ростом до двух метров. Зубы как у людей, кроме четко выраженных клыков. Ярко выраженный зеленоватый цвет кожи. Зрачок глаз как у змей. Агрессивны. Ведут кочевой образ жизни. Кочуют по территориям на юге и юго-западе.

Кобольды, выглядят как люди, но красивые люди. Рост и прочее как у людей. Отличия в зубах, они у них все острые как у эльфов и в глазах – их цвет либо красный, либо оранжевый либо фиолетовый. Среди них много магов, ну больше чем у других рас. Воевать не любят. Крайне искусны в ремеслах. Наложницы ценятся среди людей. Орки любят грабить именно их. Живут на юго-западе.

Хоббиты. Мелкие человекоподобные существа, живут преимущественно под землей в лесах. Агрессивны. Собственных территорий обитания нет. Встречаются только на Великом острове, бичом которого и являются, так как представляют легион воров. Выловить их в норах абсолютно нереально, поэтому их терпят как известное зло.

Дракониды выглядят как ходящие на двух лапах ящерицы. Монах о них мало что знал, кроме того, что живут далеко на юге и постоянно воюют с кобольдами и орками.

И у нас остались лишь лешие. Это миниатюрный народец около семидесяти сантиметров ростом. Живут в лесах, на деревьях. Весьма мирные. Как и хоббиты государств не имеют. Частично обитают в лесах Империи, а частично в эльфийских лесах. Отличаются умом.

Собственно это все что монах, приставленный к графу, знал. Гоблинов, гномов и эльфов они видел, про остальных ему рассказали.

– А гномов то он где видел с эльфами?

– Ближайшее селение гномов тут в Тошале, гора есть, так и называется. Ну королевство названо по горе. Тошал или Тошальский пик. Там есть город гномов, кстати единственный торгующий с людьми оружием и не по бартеру. Монах там был в составе делегации, что покупала у гномов палицы для Сынов Веры[8]. А эльфов встретить не сложно, они хоть и обитают далеко на западе, но их эмиссары и купцы есть везде.

Собравшиеся молчали и переваривали информацию.

– Давайте раз уж все тут собрались, еще некоторые вопросы обсудим, – прервал молчание Александр.

– Есть что обсуждать? – Евгений откровенно начал зевать, – А то мы целый сруб поставили всего за ночь, устал. А этот ирод крови не даст.

Семен гордо кивнул.

– Не дам. Питаетесь вы достаточно и даже сытно. Усталость от работы, сном снимайте. Дополнительные пайки кров, и лишь для тех кто работает днем.

Вообще служба сбора крови в последнее время здорово продвинулась вперед. Животных на охоте больше не убивали, а поймав сцеживали часть крови в емкость и так несли на кухню. Обеспечить свежесть крови пока не получалось, но ее хранение и вкусовые данные с помощью магического воздействия сохранялись минимум сутки. Также было реализовано центральное распределение столь ценного ресурса.

– Так о чем ты хотел поговорить, Саш, – Костя решил вернуться к важному.

Его соратник и триумвир сегодня затронул важные вопросы и наверное стоило дать ему слово и дальше.

– Посты в руководстве и должности, а также ряд законов для всех. У нас пока нет кодекса и это плохо. И с должностями пока все в довольно подвешенном состоянии. Тот же Леонид хоть и назначен, но так – на коленке. А он уже нам три сражения выиграл.

– Хочу официально именоваться «военным диктатором»! – Леонид явно шутил, улыбаясь во весь рот, – «Воевода» мне не нравится.

– Давайте придумаем красивые имена и звучные названия позже. Сейчас перед нами стоит задача выжить и мы решаем именно ее. Поэтому давайте называйте, что именно нам надо иметь в качестве «министерств», – Александр сделал в воздухе знак скобочек, – И с какими функциями, чтобы нам жилось хорошо.

– А у нас есть какие то области, что не затронуты? – Евгений почти спал, но старался не упускать нить разговора.

– Ну смотри. Армия это Леонид, Стража это Олег, Управление всем это Триумвират, Магия и наука это Мария, Кровь это Семен, Разведка это Сергей, Производство это Ольга, Финансы это Оксана, чтобы вы знали недавно я поручил Геннадию заняться проработкой торговли. Что мы упустили?

Вампиры замолчали. Как-то они никогда не задумывались о том, как же должна выглядеть вся схема управления человеческой жизнью и какие области она должна затрагивать.

– Ну есть например Министерство Иностранных дел, – Семен сказал и сам замолчал понимая что не до них.

– Этим у нас триумвиры занимаются.

Все опять замолчали.

– Обслуга, – раздался робкий голос из угла.

Все посмотрели в сторону откуда исходил звук. Тихо сидящая как мышка Стефания, с испугом смотрела на них.

– Продолжай! – отдал команду Константин.

– Кто-то должен заниматься обслуживанием. Убирать мусор. Подносить еду.

Александр понял ее мысль и кивнул.

– Ну большую часть мы и сами можем делать, но сам идея интересна. У Семена в той же столовой иногда жуткая неразбериха. Но это он исправит своими силами. А вот то, что нам скоро захочется некоторых привычных вещей…

Евгений встал и потянулся.

– Кого назначим? И чтобы было понятно предлагаю в эту область, условно названую пока «обслуживанием» передать всех пленных людей. И дежурства в ясные дни тоже возложить на эту службу, сняв эту обязанность с меня. И кстати кроме уборки, есть например еще и пожарная охрана. Важная область.

– У меня есть человек. Катерина Филиппова. У нас в санатории, считай этим и занималась. Она справится. И порядок наведет, и пленных к делу пристроит, но вот кто к ней пойдет из вампиров в помощники… – Оксана задумалась, – Думаю она справится.

– Возражения есть? – Александр обвел взглядом всех вокруг, – Ну тогда утверждаем ее. Если не справиться, снимем. А теперь о законах.

– Саша ты же понимаешь, что тут думать надо, – Евгений уже практически спал и даже не пытался открыть глаза.

– Да, но сейчас я предлагаю принять не наши закон, а пока общее правило. Мы должны подчиняться тем законам, которые существовали в нашем мире и не нарушать их. В том числе мы не должны убивать людей, если они нас не атакуют. Подождите! – вскрикнул он, видя, что у многих есть возражения, – Я понимаю, что в бою сдержаться практически невозможно. Но вот как пример Мария.

Взгляды всех присутствующих скрестились на девушке.

– Она требует проведения опытов над людьми. Опыты простые и вроде неопасные. Но мы не знаем как все обернется. А ведь все это может привести к смерти. И это я молчу о том, что вскоре нам потребуются опыты, где мы скорее всего будем убивать людей – опыт по обращению людей в вампиров например!

Все согласно закивали.

– Так вот. Никаких опытов над людьми, результат которых неизвестен. Все опасные опыты проводить лишь над людьми виновными в преступлениях караемых смертью. Убивать людей просто так мы не должны!

– Поддерживаю!

Решение было принято единогласно.

– Ну и тогда на закуску. Вся судебная власть принадлежит Триумвирату, законодательная власть это наше с вами собрание.

И снова никаких возражений не последовало, в принципе лишь закреплялось то, что уже существовало.

– Тогда завтра ночью выносим на общее обсуждение эти вопросы. Быстро получаем одобрение и работаем дальше.

На этом собрание было завершено. Александр подошел к Стефании.

– Не бойся. Я знаю мы страшные и кусаемся, но ты все равно не бойся. Молодец, что сегодня выступила.

Девушка робко кивнула ему. Когда граф взял ее с собой в поход, она не могла возражать. Семьи у нее не было, мужа тоже, и греть постель графа, было ее единственной работой, которой она могла себя прокормить. Когда на лагерь случилось нападение, она была в ужасе. Она видела как умирают солдаты. Как непонятные существа, похожие на людей как две капли воды, пьют их кровь, разрывая человеческие тела на куски. Тогда, забившись среди сундуков, она молилась и ждала смерти. Но ее не убили. И даже когда она стала течь кровью, как делают все женщины раз в месяц, ее не убили. Она видела, что на нее смотрят хищными глазами, но ее поселили отдельно и охраняли. Когда месячные кончились, ее отправили к остальным пленным. Мужчины сразу попытались овладеть ей. Она и не сопротивлялась – привычная женская доля, но споры пленных о том, кто будет первым, привлекли охранника. Тот как котят раскидал мужиков со стоящими членами и показал свои клыки. Пленные бились в ужасе, а ее забрали от всех людей. И снова Стефания думала, что сейчас ее убьют, ведь она доставляет столько неприятностей своим новым господам.

Но оказалось, что ей наоборот повезло. Ей выделили угол в хорошем доме, дали одежду, назначили несложную и привычную работу, хорошо кормили. Проповеди священников о том, что нелюди ужасны, и подтверждались в лице этих странных существ, и опровергались ими же. Но как бы то не было, Стефания уже несколько дней не боялась своих странных господ и была готова верно им служить.


Глава 10

Стоило основным отрядам баронов подойти к Савоярди, как герцог Кас стал претворять свой план в жизнь. Прошла еще неделя, с того дня как он на общем совещании рассказал о нем. Сейчас у него под рукой было достаточно войск, чтобы дать отпор ородцам. Да они были слабее и малочисленнее, но и враг был измотан тяжелым переходом. Ждать было нельзя. Надо было встретить их на тракте, у моста, и перегородить им дальнейшее движение по территории королевства.

Войск было даже больше, чем он ожидал. Бароны и рыцари, а там где хозяева замков отсутствовали, находясь в королевском войске, то их управляющие, понимая чем грозит захват герцогства ородскими войсками им лично, не стали скупиться и выставили максимальное количество дружинников, некоторые оставили замки почти без охраны. Все приложенные герцогом усилия, позволили собрать в день выхода, очень солидную армию.

Из ворот города к мосту вышли пять сотен личной дружины герцога, девятнадцать сотен пеших дружинников баронов и рыцарей, семь сотен латной кавалерии, тысяча знаменитого отряда наемников «Черные топоры Ильхори», около трех сотен наемников из купеческих караванов подошедших к городу, девятнадцать магов и пятнадцать паладинов. Подвели лишь крестьяне и горожане собравшие всего десять сотен ополчения и если бы не новые подданные барона Савоярди, выставившие тридцать арбалетчиков с артефактным оружием, герцог был бы сильно разгневан. А так молодой правитель с уверенностью смотрел в будущее. Даже если они проиграют, дальше города Савоярди ородцы не пройдут.

Через сутки армия достигла моста и встала лагерем по правому берегу реки. Именно в этот момент к ним присоединились обещанные арбалетчики. Кроме них, вольное поселение выставило еще десять мечников, а также тут присутствовали староста деревни и тот человек, который командовал всем этим воинством.

Выглядели они все просто фантастически, особенно на фоне разношерстно одетых и экипированных войск баронов.

Арбалетчики были одеты в кольчужный хауберг и кольчужные чулки, на поясе у каждого зачем-то висел меч или топор. В руках они несли мощные арбалеты с магическими накопителями. Дорогие артефакты, которые делали даже обычный болт страшным оружием, отправляя его на значительные расстояния и с огромной скоростью, если же верить заявлениям, что там есть еще и зачарованные болты…

Мечники были одеты под стать охраняемым ими арбалетчикам, но поверх кольчуги еще был одет латный панцирь, на руках были наручи, а ноги прикрыты качественными по виду поножами, образ дополнял шлем и пехотный щит рондаш[9]. Учитывая надетое на мечниках, эта десятка была самыми тяжеловооруженными воинами во всей армии герцога.

Оба командира были одеты в юшман и кольчужные чулки. Единственная странная вещь в их одеждах, которая бросалась в глаза, все вольные поселенцы не носили рукавицы или перчатки и имели абсолютно голые кисти. Что конечно не вязалось с образом шикарно экипированных воинов.

Герцог поймал себя на мысли, что завидует барону. Он и сам с удовольствием имел бы подобный отряд в своей дружине. Осталось проверить каковы они в деле. Правда это можно было сказать насчет всей армии герцога. Ближайший бой должен был показать, принесли ли приложенные усилия необходимый результат.


Расчеты офицеров герцога полностью подтвердились и он в очередной раз сказал спасибо отцу, пусть ему будет тепло и сыто под рукой Демура. Старые вояки, начавшие службу при предыдущем герцоге, свое дело знали на отлично и полностью оправдывали расходы на них, даже отец платил им повышенное жалование. Ородская армия подошла к мосту через реку Проклятая, ровно через сутки, после того как там обосновались элурские войска.

По совету Леонида и капитана своей дружины, герцог Кас приказал латной кавалерии спешиться. Местность тут была такая, что применять кавалерию, это ломать ноги лошадям, хотя сотню он все же оставил в седлах. Прямо напротив моста была поставлена почти тысяча пехоты вооруженная копьями. За ними расположились «Черные топоры».

Остальные войска были раскиданы вдоль речки, чтобы помешать врагу переправиться через ледяную и быструю воду. Герцог понимал, что это маловероятно, но решил не рисковать. Тут все близко, если надо успеют подойти на выручку. Маги были сосредоточены слева и справа от войск прикрывающих мост. Паладины оставлены в резерве.

Особое место заняли лишь арбалетчики. Их командир настоял на том, чтобы их разместили на невысоком холме с правого фланга, довольно близко к воде, но далеко от моста.

Теперь ход за врагом. Несмотря на молодость и полное отсутствие военного опыта, герцог Кас не был дураком. Он даже не помышлял о атаке, как советовали ему некоторые бароны, упирая на свой опыт и седину. Ему не надо было разбивать ородцев. Ему надо было их не пропустить в герцогство. Крепость Залон им не взять, не такими силами, что у них есть. Хотя здесь и сейчас ородцы были конечно сильнее.

Пока противник выходил с тракта и строился перед мостом, удалось насчитать не менее двадцати пяти магов, рота королевских паладинов была также отлична видна. Не менее трех тысяч пехоты и еще около двух тысяч лишившихся лошадей латников.


Сражение началось традиционно. Магическая перестрелка продолжалась уже около часа. Обе стороны несли потери. Но решить исход сражения это не могло. Тогда на поле боя вышли лучники. Почти три сотни отборных королевских егерей, под прикрытием пяти магов. Залп! Стрелы летят в ряды копейщиков и хорошо прореживают их – не менее пятидесяти человек ранены. Егеря накладывают еще одну стрелу и… их ряды словно прокашивает чем то невидимым. Крики боли и мольбы о помощи. А потом все повторяется. Все пять магов мертвы. Егеря почти полностью выведены из строя. Многие лишь ранены и сейчас умирают на виду своей армии.

Продольный залп арбалетчиков был убийственно точен. Разогнанные артефактом до чудовищной скорости, стальные болты прошивали сразу несколько человеческих тел. Причину бойни понимает и вражеский командир. На холм обрушивается «огненный дождь». Оказывается у ородцев есть нормальный маг, как минимум средней силы, а то и вообще магистр, если следовать валерианской терминологии.

Герцог Кас смотрит на объятый пламенем холм. Выжить там никто не мог.

– Их смерть была не напрасной. Пошлите наших лучников вперед. Пусть добьют егерей и начнут обстрел ородской пехоты.

Несколько навесных залпов и крики раненых и умирающих прекращаются. Ородские маги пытаются помешать убивать их боевых товарищей, но лучники герцога надежно прикрыты. Летит несколько «огненных шаров», но и они расплескиваются огнем на магических щитах, не причиняя никакого вреда. И вот под огнем уже пехота. Десять полных залпов успевают произвести по ним противники, прежде чем, они получают приказ отойти, оставляя на земле несколько десятков мертвых тел.


Барон Гонтер смотрел на поле мутным взглядом. Когда его величество, король Генрих предложил ему возглавить армию и вторгнуться на север Элура через горные перевалы, он был горд. Почти год подготовки. Были предусмотрены многие мелочи. Все было специально сделано, чтобы пройти этот проклятый перевал и нанести врагу смертельный удар в спину. К сожалению совершенно упустили из виду гоблинов. Ородцы не селились вдоль гор и не знали беспощадных набегов гоблинских орд и их тактику. Для них это были маленькие и жалкие создания, на которых так весело охотиться в лесах (естественно отловив их заранее и выпуская как дичь). Оказалось, что в своих родных горах, эти существа не так ничтожны. Да армия сделала то, что считалось невозможным и прошла перевалы. Но там, на перевалах, осталось слишком много. Больше двух тысяч солдат, почти все лошади, ценные артефакты. Да! Даже дорогие осадные артефакты, бросались прямо в горах. Их просто было некому тащить. Измученные солдаты и так на руках толкали телеги днем, чтобы ночью отбивать атаки гоблинов. Он гордился своей армией. Эти люди были сделаны из стали и несмотря на чудовищные условия шли вперед. А потом пошли дожди. Две недели дождей превратили тонкий слой почты в скользкий каток. Армия застряла.

И вот преодолев все трудности они вышли на тракт. Казалось, что еще чуть-чуть и измученная армия достигнет своей цели. Но на пути встало новое препятствие. Элурская армия перекрыла дорогу и мост через реку Проклятая. Куда делся авангард армии и отряд посланный его усилить? Неужели они умудрились проиграть и не взять городишко, стоявший у них на пути!? О Всесветлый, как это возможно?

Видя, как умирают его солдаты, барон был равнодушен. Поэтому и не сразу отдал приказ отступить, поэтому наплевательски отнеся к гибели егерей. У него был козырь и он собирался его использовать. Архимаг огня Годиус, стоявший рядом с ним и посланный в армию его величеством, мог решить исход этой битвы в их пользу. Барон только сомневался, что это поможет им захватить Кас. А без этого, все лишения и потери понесенные на перевале, бессмысленны.

– Мне надо, чтобы отряд прикрывающий мост, перестал существовать, – обратился он к архимагу, – затем повернулся к заместителю, – Как только отряд элурцев за мостом исчезнет в огне, убедитесь, что пехота перейдет в атаку и закрепиться на том берегу.


«Огненный вихрь»! За секунду сгорают больше тысячи человек. Их защитные амулеты не способны прикрыть от такого мощного заклинания. Всполохи пламени пожирают стоящих перед мостом пехотинцев и частично задевают лучников и наемников.

Ородская пехота бросается к мосту и спешит перебраться на другой берег. Офицеры лучников пытаются навести порядок и даже успевают дать по врагу несколько залпов, но вскоре до них добираются. Рассерженные солдаты начинают рубить тех, кто только что на их глазах добивал и убивал их боевых товарищей, тех с кем они прошли эти проклятые горы.

Ородская пехота устраивает перед узким мостом столпотворение, на правом берегу уже идет рукопашная схватка с «черными топорами» которые поспешили на помощь умирающим лучникам и прошли прямо по горящим головешкам, еще минуту назад бывшим живыми. Яростная схватка расширяется с каждой секундой, поглощая все новых и новых бойцов.

Командир наемников не был благодушным человеком и его атака на прорвавшуюся на этот берег пехоту, могла бы быть принята за попытку спасти лучников от истребления. Только вот у него и близко не было таких мыслей. Поняв, что у врага есть сильный маг, он поспешил поднести своих людей как можно ближе к противнику и сцепиться с ним в рукопашном бою, только так можно было избежать участи, умершей у него на глазах пехоты.

К мосту заспешили элурские латники, отправленные герцогом на подмогу. Спешенный тяжелый кавалерист не так страшен в бою? О! Эти ребята сейчас покажут всю глубину подобных заблуждений. Ородцы пожалеют, что пришли на север! По всем правилам, сражение переходило в рукопашную схватку пехоты.

Но в этот раз, стройный план битвы был нарушен. Стоило королевским латникам Орода начать втягиваться на мост, вслед за своей пехотой, как в их рядах начали рваться огненные шары, расшвыривая тела и их части во все стороны.

Маги обоих сторон конфликта перестали швыряться друг в друга заклинаниями и взирали на поле, не понимая, что происходит. Пока один из элурцев не показал на холм вдалеке. На сгоревшей земле стоял строй арбалетчиков и вел убийственный огонь по красе и гордости ородской армии, столпившимся перед мостом.


– Леонид, ты уверен, что мы стоим достаточно далеко?

Командующий кивнул.

– И почему ты так думаешь?

– С армией послан архимаг Годиус. Он прославился при подавлении мятежей. Даже прозвище красивое получил. Рыцарь которого мы пленили, воевал вместе с ним. Он искусный маг, но страдает одним недостатком – у него довольно скудный запас сил. Здесь он нас естественно достанет, но ему придется выложиться, удар по нам здорово истощит старикашку, слишком большое расстояние.

– Только вот нам этот удар пережить надо.

– Главное, чтобы автоматы не расплавились, а мы переживем, – отшутился Леонид.

– А если…

– Отставить разговорчики в строю! Не отвлекай.

Александр заткнулся. Молчал он и когда всего тройка их залпов полностью выкосила ородских егерей. Стиснув зубы молчал, когда по ним, защищенным щитами и личной магией ударили огнем. Молчал, прячась за холмом и спешно глотая кровь из фляги. Защита от такого удара истратила почти весь его запас сил. Но все были живы и в полном порядке.

– Теперь начнется самое интересное, – Леонид по пластунски пополз на вершину холма.

Александр выдохнув последовал за ним. Именно отсюда они вдвоем и наблюдали как перестал существовать полк прикрывающий мост, как гибли лучники под мечами озверевшей пехоты, как герцог Кас лихорадочно отдавал приказы, стягивая к прорыву дополнительные войска, как маги обоих лагерей кидались через реку убойными заклятиями.

– Строится! Залп пятерками. По моей команде. Цель латники.

Далее Александр отключил слух и просто наблюдал как несущие магическую составляющую болты, косят ряды тяжелой кавалерии, сейчас выступающей пешими. Потери латников были ужасны.

Их заметили. Как свои так и чужие. Маги ородцев попытались бить по ним, но почти сразу прекратили это бесполезное занятие, слишком далеко.

Латники откатились назад, оставив на поле перед мостом больше половины своих товарищей. «Черные топоры» теснили к реке прорвавшуюся пехоту врага, которая осталась без поддержки. К наемникам на помощь уже подходили дополнительные силы дружинников и латников. Чаша весов опять качнулась на сторону элурцев, но и их противники ввели на поле боя не все силы.

Рота паладинов бегом направилась к холму, на котором располагались арбалетчики. Река была здесь не более пяти метров шириной. Для паладина это было не расстояние, они могли спокойно его перепрыгнуть, даже в полном облачении. Видимо это они сейчас и планировали сделать.

Александр перехватил шестопер. До этого момент он использовал созданное своими собственными руками оружие, лишь один раз, а в дальнейшем пользовался мечом. Сейчас меч остался висеть на поясе. Арбалетчики по команде Леонида перенесли огонь на паладинов. Мечники заняли места за спинами своих товарищей, сейчас успешно и не очень поражавших быстро приближающиеся цели.

Вот первый паладин добежал до берега и легко прыгнул. Где-то над серединой реки ему в грудь попал стальной болт и его тело упало в воду, где было подхвачено быстрым течением.

Земля дрогнула под ногами. Все пространство за мостом было залито огнем. «Огненный метеор»! Одно из сильнейших боевых заклинаний школы Огня. Прославленный и знаменитый отряд «Черные топоры Ильхора» перестал существовать. Вместе с ним погибли и все перебравшиеся на этот берег ородские пехотинцы и значительная часть латников и дружинников успевшая на помощь наемникам.

Враг опять послал пехоту на штурм моста. Вместе с остатками пехоты на правый берег спешили и уцелевшие латники. Оказать им сопротивление почти никто больше не мог, потери элурцев были просто ужасны.

Но вампирам было уже не до этого. До них добрались паладины. Арбалетчики отбросив артефакты в сторону достали оружие. Это был равный противник. Александр вскинул руку и выпустил «огненную стрелу», заклинание наткнувшись на защиту амулета рассеялось.

«Ах вы так!»

Резкий прыжок вперед. Правая рука паладина перехвачена на замахе, а в его животе, пробив латы, шип шестопера делает аккуратную круглую рану. Человек почувствовав, что сталь покидает его тело концентрируется на лечении раны и в этот момент ему на голову опускается удар сокрушительной силы.

Еще один паладин впереди. Этот не пытается размахивать мечом как крестьянин, делает прыжок и кувыркнувшись в воздухе через вампира, приземляется у него за спиной, одновременно ударом меча пытаясь снести ему голову. Александр приседает и бьет шестопером по ногам противника ломая их, а затем оказывается сверху лежачего и пальцами добирается до его горла, вырывая кадык.

«Хорошо! Еще!»

Отведав крови, вампир вскакивает и бежит сразу на трех паладинов. Ускорение, отразить удар меча, наклон, удар! Удар приходиться в плечо человека, откидывая его на несколько метров и ломя ему все кости. Его товарищ пытаясь достать цель, оказывается к ней слишком близко и получает разряд электричества.

«И у этого амулет хороший!»

Но амулет не способен отражать магические атаки вечно, а Александр продолжает наращивая силу и меняя применяемую магию. На этот раз для разнообразия колдуя низкие температуры. Амулет разряжен и больше не может защитить своего владельца.

Приседание и третий паладин бьет в кусок льда, еще секунду назад бывший живым человеком и его товарищем, и здесь же получает по голове, а вампир добирается до его тела и крови.

«Еще!»

«Воздушный кулак», примененный одним из вампиров, отбрасывает в сторону Александра еще одного паладина, тот пытается вскочить, но шестопер успокаивает его.

Восполнив все потери сил многократно, вампир встает в полный рост выискивая следующую жертву.


Герцог Кас в ужасе смотрел пятачок перед мостом. В своих мечтах и по рассказам других людей, он совсем не так представлял себе настоящий бой. Где слава? Где честь? Где отвага? Сначала ородский маг просто испепелил тысячу с лишним человек, а потом повтори это убив в несколько раз больше и при этом там было несколько сотен и его соотечественников.

Да ладно эти ублюдки из Орода. А он сам? Он приказал добить раненых и даже не задумался. А потом с радостью смотрел на то как разлетаются разорванные в клочья тела латников.

– Ваша светлость, какие будут указания?

– Ваша светлость!!

Видя что герцог не реагирует, капитан его дружины взял командование на себя и приказал резервам ударить по наступавшей через мост пехоте. Сотня тяжелой кавалерии, перехватив пики устремилась к цели, за ней поспевали три сотни наемников из охраны караванов. И наконец паладины. Оставшиеся под его рукой две сотни герцогской дружины капитан пока придержал. Крестьянское и городское ополчение никто даже не трогал и те в оцепенении стояли и смотрели на весь бой.

Взявшие небольшое, но ускорение латники опрокинули перебравшуюся через мост пехоту в реку. Но смести всех не смогли. Завязалась рубка. С моста то и дело падали не удержавшиеся на нем люди. Страшная толкучка сейчас убивала больше чем сталь врага. А ледяная вода уносила жертв. Ородцы отступили. Элурские паладины легко перепрыгнули реку и завязали бой уже на левом берегу. За ними через мост последовали латники с наемниками.


Барон Гонтер вытащил меч и зашагал к мосту ведя, за собой последний резерв – личную дружину. Отступать было некуда. Сражение проиграно. Ни архимаг, ни рота королевских паладинов, ничего не решили. У него больше нет армии. Сейчас он конечно разобьет здесь элурцев, паладины сметут проклятых арбалетчиков и ударят в тыл, но сражение проиграно. Бездарно и полностью. Надо было не играть в благородство и сразу отдать архимагу приказ, но он решил покрасоваться и разбить врага по всем правилам.

«Старый дурак!»

В отличие от погруженного в свои мысли барона, архимаг видел все. Он выложился полностью, применив несколько мощнейших заклинаний, одно из которых было применено за пределами возможной области. Только другой маг был способен понять искусность с которой это было проделано. Жаль, что оценить было некому. Вокруг были одни бездарности и слабосилки.

А ведь он потратил половину своих сил на уничтожение столь опасных врагов, как арбалетчики с артефактами. Задействовал все свое искусство и талант мага, превзошел самого себя и не убил! А сейчас прекрасно видел, как на невысоком холме умирают паладины.

Вот паладин получил «воздушны кулак» в грудь и отлетает на несколько метров назад, а его противник одним прыжком настигает его и вонзает меч в живот, а затем зачем-то склоняется над поверженным врагом и застывает на несколько секунд. Вот элурец хватает человека за шею и поднимает его на вытянутой руке и опять зачем-то несколько секунд держит, прежде чем отбросить мертвое тело. Вот воин с шестопером отбивается сразу от трех паладинов, он быстрее их и вскоре все они повержены. Он протыкает одного из лежащих шипом и зачем-то сует руку в рану.

Прекратив пытаться понять логику действий противника, архимаг поворачивает назад и идет по дороге, мимо напуганных обозных служащих и рабочих, мимо уцелевших лошадей и телег в которые они запряжены. Боевой конь запряженный в телегу? Этот поход видел более фантастические зрелища.

Пора спасать свою шкуру. Архимаг Годиус спрятал в карман теплой мантии, кристалл силы. Незачем тратить его сейчас. Он вполне может пригодиться при обратной дороге через перевал. Конечно можно было бы опустошить кристалл и парочкой «огненных метеоров» уничтожить остатки элурцев, но зачем? Это ничего не изменит, сражение и война проиграны.

Раздавшийся громкий трубный звук, заставил мага замереть на месте. Выскочивших из леса людей он заметил сразу, но слабые боевые заклинания направленные в них, были отражены «зеркалом». А потом его ударили по голове и наступила темнота.


Естественно вампиры выставили на бой не полсотни человек. Все население лагеря, кроме охраны, сидело в засаде на левом берегу реки и ждало условного сигнала. Услышав начавшуюся битву, люди заняли позиции в лесу, недалеко от обоза. Теперь надо было дождаться звука трубы, и начинать грабить и захватывать пленных или ждать звука барабанов, и тогда надо было спешить на помощь и бить в спину выстроившейся ородской армии.

Звук трубы был мгновенно услышан и выскакивавшие из леса вампиры хватали обозных слуг и рабочих, пили немного их крови и передавая пленников дальше лезли в телеги, чтобы успеть умыкнуть самое ценное, прежде чем сюда доберется армия победительница и ее озлобленные солдаты.

Архимага, зачем-то покинувшего позицию около командующего, спеленали со всей нежностью и передали лично в руке Марии, которая с материнской нежностью и улыбкой гладила бесчувственного старика по голове.

Победители не спешили показываться, проигравшие не бежали назад. Зачем? Ведь позади были страшные горы, где они уже были. В таких условиях обоз был разграблен куда более основательно, чем это планировалось изначально. А потом вампиры растворились в лесу. Латники герцога, доскакавшие до обоза, обнаружили, что телеги никто не охраняет, а обозные рабочие зачем-то убежали в лес. Пожав плечами, солдаты стали рыться в поисках чего по-ценнее.


Александр подошел к ставке герцога в смешанных чувствах. Ярость схватки уже успела исчезнуть, осталась лишь радость победы и приятное насыщение. Теперь предстояло узнать, как много увидели люди здесь, из того, что происходило на холме и около него. От этого зависело покинет ли кто-то кроме вампиров и их пленников это поле живым.

На него обратили внимание. Искренне поздравляли с победой, жали руку. Герцог в порыве чувств обнял его.

– Вы спасли нас всех Алекс! Вы спасли нас всех!


Замок барона Савоярди стоял на ушах. Несмотря на поздний час, народ отмечал победу.

Герцог Кас подошел к Александру и вывел его в центр зала. Жестом попросил внимания. В наступившей тишине, положил свои руки ему на плечи.

– Я, герцог Ричард Кас, полноправный правитель своих земель и их владыка, признаю тебя Алекс Блад, достойным. Отныне и до смерти ты рыцарь. Никто и ничто не может изменить мое решение. Оставайся достойным до конца!

Окружающие, наблюдавшие ритуал посвящения в рыцари, ответили дружным ревом:

– Оставайся достойным!

И самое противное, что его согласия не требуется, и его даже не спрашивали.

«Вот это я попал.»


Часть 2


Глава 1

Староста стоял и мял шапку в руках, никак не решаясь заговорить. Рядом стоял напряженный Константин. Это продолжалось уже почти минуту, только если вампир был неподвижен как скала, то крепкий мужчина в летах, крайне нервничал и перетаптывался на месте. Наконец наблюдение этой немой сцены надоело Александру.

– Так в чем дело, любезный. Что привело вас ко мне?

– Так это, ваша милость. Девку испортили, – наконец подал голос староста.

– Какую девку?

– Мою дочь, ваша милость.


Зима и начало весны остались позади. После кровопролитной битвы у моста, прошло достаточно времени, чтобы эмоции утихли. Армия королевства Ород была разбита. Армия герцога Каса напоминала жалкий отряд и если бы не городское ополчение, которое в битве не участвовало и потерь не понесло, то даже с транспортировкой трофеев возникли бы большие проблемы.

На утро после празднования победы и возведения Александра в рыцарский сан, герцог уехал к себе в столицу, а после был отозван к королю. Столь поспешное отбытие главного действующего лица создало некоторые проблемы. Для начала свежеиспеченный рыцарь Алекс Блад не мог принести вассальную присягу. Почему? О некоторые заморочки местных могли войти в золотой фонд человеческой глупости. В рыцари вампира произвел кто? Герцог! Вот его сиятельство и должен решить, кому рыцарь принесет вассальную присягу. И уже полгода, обозначенный рыцарь, живет на земле барона Савоярди и никому не подчиняется.

Естественно неофициально, между собой мужчины быстро договорились, что Алекс считает барона своим господином до тех пор пока не поступят иные указания от герцога. Внутри своего круга вампиры также быстро решили все внешние организационные вопросы. Евгений был назначен «управляющим» его милости, рыцаря Блада, а Константин стал новым «старостой», вольной деревни Лесная. Прямо посреди которой и начали возводить замок Блад. У местных от таких заворотов в привычном укладе жизни, случился шок, но обмыв кости этим странным магам, поселившимся в лесу, все быстро забыли про них, решив, что господа маги с жиру бесятся.

Другой проблемой и куда более серьезной, стали разбойники. Дружина герцога, оставшаяся в провинции после битвы, не насчитывала и трех сотен бойцов. Дружины некоторых баронов и рыцарей погибли в полном составе вместе с ними, у других владельцев земель, солдат хватало лишь на охрану своих замком. Отправленные в королевскую армию отряды, еще не вернулись на зиму. Лихие люди, быстро почувствовали, что могут поймать удачу за хвост и начали грабить караваны идущие по Великому Северному Тракту, в той его части, что лежала между городами Савоярди и Кас. И что-то сделать с ними пока было нельзя. Купцы причитали и ругались, но были вынуждены удваивать, а то и утраивать охрану караванов.

Да и сами караваны! Вампиры открыв рты смотрели на некогда такую тихую и спокойную дорогу, идущую сквозь лес. Стоило ударить первым морозам и по тракту пошел нескончаемый поток грузов. В обе стороны! Не прекращаясь! Северные рудники стремились освободить склады перед грядущей зимой – золото, серебро, мифрил, изумруды и наконец, бесценное лунное серебро, везли в Савоярди. Оттуда же, в город-крепость, шли караваны каторжников, стада коров и овец, доверху груженные фургоны с зерном и мукой. Все необходимое, чтобы рудники продолжали работать и давать продукцию. На мостах тракта то и дело возникали заторы.

Барон не спал ночами, лично проверяя охрану в городе и гоняя дружину по любому чиху. На складах его города лежали огромные материальные ценности, вывоз которых затрудняли распоясавшиеся разбойники. Барон сдержал слово и увеличил численность дружины, правда качество солдат было пока еще слишком низким. Вчерашние крестьяне, решившие сменить плуг на копье, еще слишком мало понимали в новой для себя профессии. Единственной удачей в найме, барон мог считать подписанный контракт с новым магом. Старый маг, прослуживший более пятнадцати лет, погиб на мосту и находясь под впечатлением урона, понесенного именно от магии, на вакантную должность стали подыскивать как можно более сильного мага. Такой нашелся довольно быстро, молодая девушка, выпускница столичной магической академии.

Умудрившаяся за все шесть лет обучения не связать себя контрактом ни с кем, она сама заявилась в замок в поисках найма и подписала пятилетний контракт на должность боевого мага дружины. На хитрый вопрос эк'Савоярди, что же такая девушка ищет в этих местах, был получен и ответ как же ей удалось закончить академию и все еще не иметь личного контракта. Оказывается она была дочерью состоятельного купца, который вполне смог обеспечить ей достойное обучение. Теперь же ее батюшка хотел расширить свои дела на север королевства и ему были нужны тут связи. Дочь, боевой маг, в городе на Великом Северном Тракте, его вполне устраивала для завязывания таковых. И хотя воздушный маг мало подходил для этих мест, но по сравнению со стариком Къярви, что мог пускать лишь «огненную стрелу», правда быстро и много, она казалась просто богом магии и ее наем стало большой удачей для барона.

Возможно именно присутствие в городе сильного мага и отпугнуло многочисленные ватаги, промышлявшие на дорогах герцогства в ту осень, от объединения и штурма Савоярди. Как верно заметил Константин, склады города были просто завалены ценнейшими грузами, начиная с трофеев взятых в битве и заканчивая двумя тоннами лунного серебра, за которое любой король отдал бы левую руку и считал бы, что дешево взял.

Вампирам же было не до проблем местных. Как обычно в этих местах, после наступления холодов, с неба пропали облака. Вообще. И хотя дни были уже короткими, но они были ясными. А значит смертельно опасными для представителей небольшой популяции семейства кровососущих.

Количество пленников, после битвы, перевалило за двести человек, среди которых был и архимаг. Размещение такого количества узников и их содержание с охраной стали просто огромной головной болью. При составлении планов по их захвату, никто как-то не подумал, что люди, это не только вкусная кровь. Когда всю эту кучу свели в поселок, оставалось лишь чесать затылки и проклинать себя за жадность. К счастью, это были обычные рабочие, и их просто разместили в палатках в километре от деревни, на королевской стороне реки, вокруг, на некотором удалении от этого лагеря, накопали землянок, и всю зиму и осень мучились с охраной и кормежкой, получая небольшие бонусы в виде человеческой крови.

Сама деревня была полностью завершена еще до наступления холодов, точнее ее надземная часть. Всю позднюю очень и зиму продолжались подземные работы. Ольга могла быть довольно, ее наполеоновские планы были реализованы в полном объеме. Главное здание, возвышавшееся на три этажа над поверхность земли, имело еще целых шесть подземных. Каждый дом, кроме подвала, тоже имел подземный этаж и все эти подземные этажи были связаны между собой сетью тоннелей. Отдельный тоннель вел на другую сторону реки, где под землей шло строительство «станции метро». Именно так, с легкой руки одного из детей, все стали называть огромное пространство в граните, которое с помощью магии было там «выдолблено». Высота потолка достигала двадцати метром, а площадь позволяла легко разместиться там всем вампирам. На планах это все отмечалось как «убежище».

Изъятые при строительстве подземной части деревни гранитные блоки, шли на строительство замка. Ольга божилась, что к середине лета замок будет готов. По местным меркам это был маленький замок. Но его сила была не в размерах.

Армия, вторгнувшаяся в королевство, имела задачу захватить столицу герцогства. А потом должна была долго удерживать город в осаде против сил королевской армии. Город Кас был слабо укрепленным, поэтому изначально среди груза, были различные защитные артефакты. И их часть досталась вампирам. Оставшаяся же часть была брошена на перевалах самими ородцами. Естественно отбить атаку настоящей армии замок был не в состоянии, но задержать на сутки он мог почти любое воинство. А большего от него и не требовалось, вампиры не собирались противостоять всему свету и при первых симптомах опасности собирались просто раствориться в лесах. Где кстати планировалась роскошная запасная база, строительство которой планировалось на лето и осень. Маршрут при опасности был простой – все в замок, оттуда в убежище, а затем в леса.

В уже построенной для замка башне и принимал Алекс делегацию из хмурого Константина и смущающегося старосты. В лесах снег еще лежал, но теплый ветерок и плюсовая температура по ночам гарантировали, что скоро исчезнет и он. Дороги же стали проходимы уже как пару недель, чем и воспользовались несколько дней назад вампиры и довольно значительной делегацией посетили соседнее селение, погуляв там на празднике весны. И вот ответный визит.

– Давайте с самого начала. Что случилось? Вашу дочь кто-то изнасиловал, любезный?

– Так и есть, ваша милость, изнасиловали.

– Это прискорбно, но что вы хотите от меня?

– Так покарать злодея и заставить его нести ответственность. Девка то порченая теперь. Кто же ее возьмет себе!

«Мы так скоро станем Красным Крестом и Армией Спасения в одном лице».

– Любезный, такими делами занимается господин барон. Это его земля и вам надо обращаться к нему.

Староста выглядел растерянным.

– Так как же это, ваша милость, люди то ваши…

– Что мои люди?

– Снасильначали то.

Александр аж невольно встал со стула.

– Что?!

– Софка говорит, что ее господин маг, один из ваших на сеновал затащил и обесчестил.

– Кто?!

– Она его не знает, но не наш это был, не деревенский.

Александр заставил себя успокоиться, подошел к столу и облокотился на него.

– Мои люди посещали Пески три дня тому назад.

– Вот тогда то он подлец и обесчестил эту дуру!

– И вы только сейчас приехали?

– Так ваша милость, дела же, я в город ездил, не было меня все это время.

Беспомощно посмотрев на Константина, рыцарь вернулся на место и сел. До сегодняшнего дня как-то удавалось избегать инцидентов с местными. Единственным нарушением закона, было уклонение от уплаты налогов барону, но тут вампирам удавалось соблюдать одиннадцатую заповедь – «Не попадайся!». И вот те на. Изнасилование! Хорошее начало.

Нет. Само изнасилование не было, с точки зрения местных, таким уж страшным преступлением. Особенно если виновный брал жертву в жены. Тогда и нарушения никакого не было. Моральная сторона дела также позволяла подобное обращение с женщиной. Тут они хоть и не были низведены до уровня бесправных животных, но и полной самостоятельностью не обладали и полностью зависели от старшего мужчины в семье или мужа. Причем не потому, что они «глупые бабы», а совсем наоборот, потому что умные, хитрые и коварные! А значит существа опасные и их надо держать под строгим контролем, более рациональных мужчин! И все это имело строгое религиозное основание.

Антиподом местного бога, была его земная сестра – Мур, в честь которой назвали спутник планеты. Что значит «земная сестра»? Даже пившие кровь местных священников вампиры, не могли это объяснить. Самая суть была в том, что сестра, в отличии от брата, не обладала божественными силами. И завидуя этому, во всем чем могла, гадила брату. Причем именно по мелкому. Никогда не выступая против брата в открытую и никогда не критикуя его действия в лицо. Интригуя и настраивая против него всех кого могла, она достигла своей цели – божественный брат покинул мир, так и не построив здесь рай! Ну а так как Мур была женщина… вот все женщины с тех пор за нее и страдают, вместе с собаками. А при чем здесь собака? А собака считалась животным Мур. И именно собачья преданность сыграла с ними злую шутку. Ведь если их хозяйка Мур, то и предать ее они не могут, а она пакостит брату. Ну и вся дальнейшая логическая цепочка была понятна. Собаки были отверженными животными, а женщин держали в строгости и подчинении у мужчин, «во избежание» так сказать.

Александр глянул в узкое окно. Ясный день. Ни единого облачка. Все спят. И что делать? Мораль местных позволяет им насиловать женщин. Но у вампиров иная мораль. По крайней мере пока другая.

– Привезите вашу дочь ко мне, любезный.

Староста поклонился и вышел. Не убили и хорошо. Маги ведь они такие… После боя на Проклятом мосту, а именно так в исторические летописи вошло сражение случившееся осенью, все с ужасом узнали, что странные чужаки появившиеся в баронстве, на самом деле маги. Большей частью личные маги, но факта их одаренности это не отменяло. Естественно только наметившееся потепление в отношениях, сразу сошло на нет. Ведь одно дело общаться и дружить деревнями, со своим братом крестьянином, а другое дело лезть в товарищи к магу. И когда соседи заявились на праздник весны, никто даже не подумал их прогонять, тем более в отсутствие старосты, которого как раз вызвал к себе барон, но сторонились гостей все.

Когда за мужчиной закрылась дверь, Константин еще некоторое врем смотрел на нее, а затем повернулся к товарищу.

– Это все очень плохо.

– А то я не понимаю. Как доказать, что девушка врет? Ума не приложу!

Триумвир с интересом посмотрел на рыцаря.

– А ты думаешь, что она врет?

– Естественно. Кому из наших это надо?

– А если она не врет?

Теперь уже задумался Александр. А правда, что если она не врет? Узнать то все, что произошло с ней, это дело пары капель крови. А вот потом… Услышав от старосты про изнасилование, он как-то сразу решил, что девушка согрешила где-то на стороне, а теперь просто прикрывает своего парня от гнева отца, выставляя козлом отпущения грозного мага, предъявить которому претензии отец может и испугаться. Но если она сказала правду, то…

– И кто мог «отличиться»?

– Вся эта затея с празднованием весны вместе с местными, это идея Алексея Геннадьевича.

Александру оставалось лишь присвистнуть. Смещенный со всех ответственных постов, бывший заместитель генерального директора, вроде успокоился и смирился. Но слишком уж часто недовольство и критика действиями Триумвирата исходила из его окружения. Нет, внешне все было пристойно. И все указы выполнялись. А потом по утру оказывалось, что выполнено все немного не так, или шуточки тихие по утрам перед сном шли. Одним словом мелкая, но неприятная и незаживающая рана.

– Ладно я спать. И сам иди спать. Дежурные разбудят, если староста сегодня еще раз приедет. Когда узнаем подробности, тогда и будем голову ломать.

– Напоминаю, что тебе надо ехать к барону.

Оставалось лишь скривиться. Приглашение посетить город, пришло неделю назад. Но стоявшая погод, а заставляла отложить выезд. Нет, конечно нацепив широкополую шляпу с ниспадающими полями или капюшон, можно было и по солнышку проехаться до города и скорее всего так и придется сделать, но пока была возможность, с отъездом тянули. Сергей и Геннадий, отправившиеся в город как только позволили дороги, уже больше недели изображали там загул – бухали в трактирах и били местным морды, а днем отсыпались от ночных возлияний алкоголя, которого они естественно ни капли в рот не брали. Про загул рассказал гонец, привезший приглашение барона и активно напрашивавшийся на ночлег – не понятно, что ему там нарисовало во сне подсознание, но стоило Стефании лишь появится ему на глаза и молодой парень потерял самообладание и был смущен.

– Спать! Все вопросы ночью!

В сумерках приехал староста Песков и привез дочь. Глядя на стоящую перед ним девочку, Александр не находил слов. И этого ребенка изнасиловали? Да ей же не больше тринадцати лет! Оставалось надеяться, что она все выдумала. Подойдя к девочки он взял ее за руку.

– Расскажи мне все.

Но рассказ был уже не нужен. Придуманное Сергеем магическое воздействие, требовало лишь контакта с человеческой кожей. Секунд пять. Человек даже не замечал, что у него брали кровь, не оставалось раны, не было неприятных ощущений, но несколько капель его крови поглощались вампиром. Техника была опробована на пленниках и на них же отшлифована до автоматизма.

Крапивин! Подлец Крапивин, снова не сдержал свои сексуальные порывы в кулаке. Но на этот раз его жертвой стала двенадцатилетняя девочка! Ребенок! Да, пусть местные сколько угодно считают этот возраст «брачным», для Александра это всегда будет ребенок. Не слушая о чем ему говорит дочь старосты, он лихорадочно обдумывал ситуацию.

Виновного они найдут быстро, просто приведут и покажут его для опознания. А вот что дальше? Местные традиции требовали свадьбы. Но какая свадьба, мать вашу? Отдать этого ребенка в сексуальное рабство к подонку? Из-за злобы и ярости голова совсем не соображала. Хотелось пойти и вырвать насильнику сердце. А ведь он же чуть ее не убил! Девушкой она стала в его руках и пока он ее насиловал, то вытянул из нее довольно много крови. Хорошо, что его не хватило даже на минуту.

«Надо собрать совет! Один я приму решение лишь о казни!»

Дальнейшее было сделано на автомате. Расспросить приметы преступника. Привести подходящего под описание виновника. Ужас девочки и ее плач, подтверждающий о том, что этот господин ее и изнасиловал.

Старосту и его дочь пригласили остаться на ночь, а уже утром разобраться с негодяем.

– К гостям Стефанию со снотворным в еде. Крапивина охранять. Попробует сбежать – пусть калечат!

Константину лишь оставалось поклониться и выполнить распоряжение, хотя его статус был равен статусу приказавшего. Разве, что охранников к Крапивину он приставил из тех, кто поддерживал его как триумвира и обрисовав им ситуацию, приказал в случае попытки побега, убивать охраняемого, а не калечить.


– Да отрезать ему…

– Отрастет. Сама знаешь.

Это было правдой – регенерация вампиров не заканчивалась быстрым заживлением ран. Потерянные конечности и части тел также восстанавливались. Помня о том, как раненая в самом первом бою девушка, через пару суток щеголяла с новым позвоночником, Мария для начала отрезала себе палец, а когда тот отрос, отрубила руку одному из своих невольных помощников. Рука тоже отросла, хотя баек про девушку стало ходить еще больше.

Совет, собравшийся по настоянию Александра, шел уже больше часа. Сначала все не могли поверить в правдивость рассказанного. Пришлось полным составом идти в домик для гостей и пить по паре капель крови спящего ребенка. После этого пришлось сдерживать некоторых членов совета от немедленного линчевания виновника. И лишь когда страсти улеглись, началось обсуждение.

– А как отрастет так еще раз отрезать! – Ольга стукнула по столу.

– Вообще у местных принято брать обесчещенную в жены…

Договорить Леониду не дали, закидав язвительными комментариями.

– И что делать?

– Отрезать…

– Так Ольга! Успокойся уже. Твое предложение понятно. Есть еще идеи кроме как отрезать Крапивину член и продолжать это делать в дальнейшем при его отрастании?

Александр обвел взглядами всех присутствующих. Евгений поймав его взгляд кивнул и встал.

– Вы все упускаете один момент. Кроме изнасилования, которое должно судиться по нашим законам, а не местным…

– И что, строить тюрьму и держать его там пока не сдохнет? – Олег прервал говорившего.

Строго посмотрев на прервавшую его супругу, Евгений продолжил.

– Так вот, кроме изнасилования была еще и попытка убийства. – Евгений увидел ошарашенные лица своих соратников. – Это было изнасилование и покушение на убийство, если говорить полицейским языком.

Вампиры за столом стали кивать.

– А ведь и верно. Он же из девочки очень много крови вытянул, она потом два дня лежала без сил. Умереть могла. Но что это меняет? – Олег выжидательно посмотрел на триумвира.

– С точки зрения законов нашего мира, лишь срок тюремного заключения. С местной же точки зрения это пожизненная каторга или плаха.

– Ты предлагаешь казнить урода?

– Я предлагаю перед рассветом привязать его голым к столбу на вершине этой башни и оставить так на весь день. Если день будем ясным, он умрет. Если он попытается сбежать, его убьем мы. Если он доживет до ночи, значит мы забываем про его преступление.

– Вот так прямо и забываем? – возмущению Ольги не было предела.

– Ну можешь ему разок отрезать…

– Да я тебе отрежу!

– Прекратили. Свои сексуальные игры, пожалуйста на публику не выносите. Есть еще предложения?

Поднялся Леонид.

– Тюремное заключение, а в нашем случае самые грязные и противные задания и возможно смертельно опасные эксперименты у Марии. А также хочу напомнить, что отец девочки еще не дал своего согласия отпускать виновного и все еще может требовать свадьбы. Нас не поймут местные, если мы пойдем против этого, даже если убьем насильника.

Вот это как то было упущено всеми. Отец жертвы действительно мог упереться рогами и требовать свадьбы. Александр решил, что предложений достаточно, сам для себя он уже выбрал устраивающий его вариант.

– Предлагаю закончить собрание и принять одно из предложенных решений. Я за столб. Евгений тоже как я понимаю, – дождавшись кивка он посмотрел на последнего триумвира, – Константин?

– Столб.

Члены Триумвирата приняли единогласное решение и дальнейшее голосование не требовалось. Подавляющим большинством голосов, еще осенью, исполнительная власть вампиров была назначена и высшей судебной властью.

– Тогда утром я поговорю с отцом девушки и если он не будет настаивать на взятии насильником, его дочери в жены, то послезавтра мы приведем приговор в исполнение.

Советники стали расходиться.

Утром опять демур висел в небе, на котором не было ни одного облачка. Разговор со старостой происходил в той же башне, что и днем ранее. Правда не обошлось без забавного инцидента. Староста заметил новую башню, которой не было еще вчера, когда он ложился спать и которая была возведена за ночь. Озадаченный мужчина лишь протирал глаза и все повторял «как же это так». В таком состоянии его и проводили к рыцарю.

– Раз виновный в бесчестье вашей дочери определен, мне бы хотелось обсудить с вами наши дальнейшие действия.

– Так чего обсуждать то, ваша милость. Пусть берет Софку в жены, она девка молодая, здоровая. Хорошая жена будет!

– Только вот он будет плохим мужем.

– Так и что с того, ваша милость?

– Видите ли любезный, ваша дочь уже настрадалась от этого… человека. И я не вижу причин почему я или вы должны обрекать ее на страдания с ним на всю оставшуюся жизнь.

– Так и что. Он испортил девку. Пусть он и жениться. А там как Всесветлый решит, ваша милость.

Александр лишь чертыхнулся. Намеков староста не понимал или не хотел понимать. Придется делать прямое предложение.

– Сколько вы хотите за поруганную честь вашей дочери, чтобы мы обошлись без свадьбы.

– Не хотите, чтобы маг связывал свою жизнь с крестьянкой, ваша милость?

– Не хочу, чтобы ваша дочь, связывала свою жизнь с подонком!

Разговор со старостой затянулся на долгих два часа. Мужчина ни в какую не хотел брать деньги, а также любые другие ценности. Он был твердо уверен, что маги просто не хотят играть свадьбу одного их них и травоедки. Все попытки убедить его в том, что преступник подонок и мразь и дочери будет с ним очень плохо, натыкались на стену непонимания. В конце концов Александр просто стал называть суммы, надеясь, что крестьянская жилка и природная скупость возьмет верх и не даст человеку пройти мимо горы денег. Так оно и случилось. На сумме в триста пятьдесят серебряных момент староста сдался и снял свои требования свадьбы. Сумма по деревенским меркам была огромная, да и не по деревенским тоже. Например рядовой дружинник барона Савоярди получал пять серебрянок в месяц, что в год выходило в 15 серебряных монет. Итого дочь старосты получала в качестве приданого, жалование дружинника более чем за двадцать лет службы, считай за всю жизнь.

Проводив старосту с дочерью и деньгами, Александр попытался лечь спать, но лишь ворочался. Не выдержав, он оделся и пройдя в подвал, где держали насильника, поднял его с лежанки и несколько раз съездил по лицу. После чего со спокойно совестью вернулся к себе и наконец уснул.

Решение Триумвирата было вампирами весьма неоднозначно. Не было никого, кто не осуждал бы поступок Крапивина, но вот фактически смертная казнь назначенная ему, массового одобрения не получила. Верещавшего проклятия и что-то неразборчивое, насильника привязали к столбу за час до рассвета. Он дико боялся, но не делал попыток порвать символические веревки, связывающие его. Естественно для вампира это было сделать не сложно, даже если бы к столбу его приковывала цепь. Самым надежным, что держало его у столба было знание, что стоит путам порваться и охрана изрубит его на куски. В том, что они это сделают сомневаться не приходилось, в стражу брали лишь самых верных Триумвирату вампиров.

Сама троица правителей тоже присутствовала на казне. Каждый из них надеялся, что нервы Крапивина сдадут и он попытается сбежать. Каждый прихватил оружие. Абсолютно ясное небо гарантировало, что справедливость сегодня восторжествует. Пусть и в довольно жестоком варианте.

Поднявшийся ветер нагнал облака буквально за десять минут. Слой облаков был неплотным. Периодически, почти-почти, демур выходил из-за них, казалось еще немного и…

Александр покинул деревню сразу как только стало облачно. Разочарованно пнув ногой гранитный блок, он приказал заложить лошадей для себя и двух охранников положенных ему по статусу и уехал к барону в гости.

Когда после заката приговоренного отвязали от столба, Евгений лишь раздраженно плюнул себе под ноги и ушел.

Лишь потом, спустившись в подвал он проорал в стену.

– Ну какого черта! Ну не бывает же в это время облачных дней!

Константин повел себя чуть более сдержано и напомнил насильнику, что в следующий раз ему может и не повезти.

Девушки пытались добраться до преступника, но охрана им этого не дала сделать, ни прямо после заката, ни всю ночь, оставаясь недалеко от мужчины.

Ольга и Мария лишь на следующую ночь поймали Крапивина и отрезали ему член. Точнее оторвали. Охрана лагеря прибежавшая на шум борьбы, им не мешала. Обе были наказаны отправлением в качестве подопытных к одной из них же.


Монах зашел в город на закате. Классический отпущенный – серая ряса и красный шарф с красным же поясом. В то время как у обычных монахов они должны быть белыми. Утром посетил церковь и помолился там, а затем стал выяснять у местных новости.

– А что братцы, есть тут кто не знающий света истины?

Таковых оказалось чересчур много. И соседка, Мур отмеченная, и лавочник жмот, и купец кровопийца и хозяин из тех, кто уж точно тепло истинного огня после смерти не получит. Лишь на второй день он услышал о великих магах, что поселились в лесу и помогли господину барону и его светлости герцогу Касу, разбить ородскую армию. Дополнительные расспросы дали больше информации.

Оказывается по осени, прямо на севере баронства появился отряд, чей предводитель испросил разрешения у господина барона на вольное поселение в лесу и получив его основал деревню. А когда случился бой у Проклятого моста и стало известно, что новенькие не простые люди, а маги. И маги сильные. Бой был страшным. Многие тысячи людей погибли. А на них ни царапины. А главного их, герцог лично в рыцари произвел. Но ты светлый человек, лучше не к ним подайся, а соседей моих проверь. Отродье тьмы и чистые нелюди!

Монах важно покивал, а затем навестил епископа и попросив у него напутствия в нелегком деле просвещения магов на пути света, да расспросив о дороге, покинул город и быстро передвигая ногами пошел в лесное селение.

Накинувший капюшон Игорь, с улыбкой на лице шагал по дороге. Перед местными он засветился качественно. Епископ тоже его деятельность одобрил, хотя и выглядел недовольным. На некоторое время проблема с местной церковью была решена. Оставалось надеяться, что это время окажется длительным.


Глава 2

Александр тепло поприветствовал барона. Он и правда был рад видеть этого человека. Осенние хлопоты плохо сказались на нем. За зиму хищные черты лица осунулись и превратились в некое подобие карикатуры на самих себя.

– А я уже начал думать, что вы меня избегаете, уважаемый! – барон также был рад видеть Алекса.

– Дела, дела. К сожалению не смог приехать сразу, получив ваше приглашение, ваша милость!

– Ваших людей разместят, пройдемте ко мне наверх.

– Не стоит заботиться о моих людях. Они поедут проверят, как там мои друзья поживают. Я слышал они тут устроили веселый загул.

Барон искренне рассмеялся.

– О да. Весь город на уши поставили. Городская стража даже не пытается их утихомирить, просят моих дружинников в помощь.

Поднявшись в кабинет, люди разместились в креслах друг напротив друга, Александру здесь же был предложен кубок вина. Глядя на миловидную служанку он лишь покачал головой.

– Мне пожалуйста воды, милая, – и перехватив удивленный взгляд барона продолжил, – я не пью алкоголь, ваша милость, он затуманивает разум.

– Как и многие из вашей магической братии… – Савоярди понимающе закивал.

Некоторое время оба молчали. Эта тишина первым надоела вампиру.

– Так зачем вы хотели меня видеть, ваша милость. Неужели лишь чтобы угостить вином?

– Конечно нет, уважаемый.

Барон встал и обойдя стол оказался, порылся в ящике, достав оттуда бумагу.

– Я получил письмо от его сиятельства. Герцог пишет, что королевская армия вновь выступила к границам. Он сам возвращается в герцогство и первым делом навестит Савоярди.

– А что, проблема разбоя на дорогах уже решена?

Собеседника аж передернуло, а его лицо исказила гримаса отвращения.

– Естественно нет. Вернувшиеся на зиму бароны и дружинники конечно умерили их пыл, но если говорить только между нами – в отсутствие герцога, его управляющий и капитан перессорились. Каждый тянул одеяло на свою сторону и осенью многое было запущенно. Герцог не в курсе ситуации и никто из окружения не спешить просветить его. Я в том числе.

Барон вернулся к рыцарю и сел в кресло.

– Ситуация очень деликатна.

– И что в ней такого деликатного, ваша милость? Перевешать бандитов и всего дел!

– Это да. Ущерб от разбоя огромен и веревку лиходеи заслужили полностью. Но… видите ли уважаемый. Герцог молод и многие вопросы в нашем герцогстве решаются без его участия…

Вампир понимающе кивнул.

– Вот именно. И после победы на Проклятом мосту, многие старые обиды вылезли на свет…

– Одним словом кто из окружения герцога будет влиять на него и его решения в будущем, пока вилами на воде писано и приходиться выжидать, занимая нейтральную позицию к обеим сторонам конфликта.

– Все верно, лучше и не скажешь. Только сторон конфликта три.

Александр усмехнулся. Интриги местных воспринимались им скорее как бесплатное развлечение. Баронство Савоярди всегда занимало особое положение курицы несущей золотые яйца и его не трогали. Но все когда-то бывает впервые.

«Жаль никак не придумать способа подержать барона руку!»

Тут действительно было не принято обниматься или здороваться рука об руку при встрече или прощании. Особенно с более высокородными. Ладно, надо вернуться к разговору, зачем-то же барон его позвал.

– Баронство Савоярди занимает абсолютно нейтральную позицию?

Барон снова встал и подошел к окну.

– Вас это конечно не касается. Особенно в свете наших не совсем ясных отношений.

– Но то, что я не ваш вассал, никак не отменяет факта нашей дружбы!

– Именно поэтому я сейчас скажу вам то, что вы слышать не должны.

Подойдя к двери и приоткрыв ее хозяин кабинета убедился что их никто не подслушивает. Тихо и плотно прикрыв дверь, он подошел к сидящему и склонился к его уху.

– Кроме управляющего и капитана, есть еще вдовствующая герцогиня. Марианна очень умная и благодарная женщина. А главное, хорошо понимающая нужды нашего герцогства! Ее почти никто не принимает в расчет, хотя ее влияние на сына велико. Но это ее единственный ресурс. Бароны ее не поддерживают. Не поддерживали до последнего времени, – исправил сам себя барон, – Открытая ссора, которая произошла между капитаном и управляющим, привела к увеличению разбоя на дорогах. Это многим не понравилось. Я в том числе, стал одним из тех кто поддержал вдовствующую герцогиню, пока естественно абсолютно тайно.

– И что вы хотите от меня ваша милость?

– Пустяка! Сейчас, когда дороги стали свободны от снега, к вам обязательно наведаются люди как от капитана, так и от управляющего. Вы громко заявили о себе в битве на Проклятом мосту и ваше слово значит много больше, чем слова других рыцарей в провинции. И я прошу вас оставаться нейтральным! Не надо поддерживать меня или кого-либо еще. Просто нейтралитет.

Александр даже не раздумывал.

– Это полностью соответствует как моим желаниям, так и желаниям моих людей.

– Я так и предполагал.

Отойдя от вампира, барон занял место за столом.

– А теперь давайте поговорим о наших взаимоотношения как барона и рыцаря.


Выезжая через час из замка Александр посмотрел на небо. Облака по прежнему скрывали демур.

«Такими темпами эта гнида выживет!»

Отбросив неприятные мысли о насильнике, вампир поехал искать соратников. Через полчаса искомые были найдены в обществе баронета[10] в лучшем трактире города. Вокруг трактира было подозрительно много стражи. Напустив на себя недовольный вид, вампир толкнул дверь и вошел внутрь.

Обстановка с претензией на шик. По его меркам полное убожество. Местным вроде нравится. Поприветствовав сына барона и проигнорировав предложение выпить с ним, Александр взял обеих своих друзей за шкирку и вытащил на улицу. Появление двух человек, поставивших город на уши, в таком виде, вызвало у прохожих шок. Почти никто из постояных посетителей питейных заведений, в последние дни не смог избежать мордобоя от этой парочки. Выпившие маги были задиристы и любые косые взгляды в свою сторону воспринимали как вызов! Не один десяток мужиков отлеживался по утрам пересчитывая свои зубы и потирая болящие бока. Иные стражники и завсегдатаи так и вовсе попали под раздачу два раза. И вот этих страшных людей, как нашкодивших котят, тащат на конюшню! А они даже не делают попыток сопротивляться. Стражники, которым не повезло быть назначенными сегодня для охраны правопорядка в этот трактир, постарались стать невидимками.

На конюшне никого не было и спектакль был мгновенно закончен. Триумвир подмигнул обоим и приказал собираться.

– Нагулялись. Пора домой.

Сергей кивнул.

– Есть очень важная информация.

Когда кавалькада из пяти всадников покинула город, стражники на воротах проводили их радостным вздохом облегчения и светлыми символами. Ну и пожелали больше никогда не появляться. Естественно про себя. Получать в челюсть и лежать на соломе пола, никто не хотел, а всем в свое время пришлось. К счастью Всесветлый услышал молитвы честных служак и убрал задир из города.

Вампиры же не обращая внимания на такие мелочи, делились информацией.

Александр думал, что его новость про изнасилование будет «бомбой», но Сергей смог добыть куда более ценные сведения!

– Помнишь на тебя воздействовали, вызывая ярость?

– Такое забыть сложно! – Александр кивнул, думая о том, как же рассказать соратникам о Крапивине и его подлом поступке и не сразу сообразил что именно ему говорит друг, – Подожди! Ты выяснил кто?!

– Ага! Случайно! Невестка!

– Что?

– Невестка барона. Жена его сына!

– А ей то это зачем и как ты это вообще узнал?

– Ну ты знаешь, что сын барона, парень хоть и хороший, но любит побороться с зеленым змеем. И несмотря на свой профессионализм в этой борьбе, проигрывает. И вот когда его пьяного, женушка пришла забирать, я ей помогал тащить его до кареты и чисто на автомате ее крови выпил. От удивления даже тело баронета уронил. Эта мелкая дрянь, та еще стерва!

Оказалось, что юная дочь бедного барона, выданная замуж, в качестве приданого получила не только отцовское благословение, но и материнский амулет. Сущая безделица! Всего то и может, что при воздействии на конкретного человека, находить в его душе крупинки ярости и раздувать из них пожар. Так если подумать, вообще почти бесполезная вещь. Но в хозяйстве как говориться все пригодится. Нашлось применение и этому. Познакомившись с мужем и его отцом, а главное баронством, девица быстро смекнула, что тут есть где развернуться. Новые родственники были богаты, хотя и всеми силами не показывали это – и жили скромно, и одевались скромно, и денег на расходы давали тоже скромно. Решив, что это тот шанс, что бог дает избранным для обретения счастья при жизни и упускать его нельзя, в ход был пущен амулет. С тех пор на барона и стали находить приступы ярости. Юной девушке почему то казалось, что такого правителя терпеть долго не будут и заменят на более лучшего – ее мужа и вот тогда она… Но как-то не получилось. Барон хоть и впадал в ярость, совсем необдуманных действия не совершал. Зато срывался на сыне, который после этого стал лечить нервы народными способами в два раза чаще и в данный момент долечился до алкоголизма. Детей как-то не получалось. Все было плохо, блестящие планы рушились.

Баронетесса почти решилась на яд, но тут увидела Александра и самым настоящим образом поплыла. Уж непонятно, что в облике вампира заставило девушку взмокнуть и без памяти влюбиться, но это случилось. Правда любовь не помешала ей использовать амулет против своей тайной страсти, в тихой надежде, что в гневе славный воин пристукнет барона. Мужа своего она ненавидит и все еще продолжает строить в своей милой головке планы по смене власти в отдельно взятом баронстве.

– Может разложишь ее для профилактики? – закончил свой рассказ Сергей. – Успокоиться баба и перестанет дурью маяться.

Алекс лишь фыркнул.

– У нас один уже «разложил», – и заметив вопросительный взгляд продолжил, – приедешь сам увидишь.

Далее слово взял Геннадий. Который естественно ездил в город не за компанию, а ради вполне очевидных вещей. Получив в свое распоряжение торговлю, он попробовал крови всех пленников, целыми днями сидел в Песках и Торфяном, облазил весь соседний лес. Но так и не нашел продукт, который Лесное могло бы продавать. Уже отчаявшись, зимой он сделал неожиданное предложение.

– Сыр!

Оказалось, местные делают сыры отвратительного качества. А вампиры все равно планировали закупить коров, естественно ради их крови. Ну так почему бы не совместить… Совет поржал, но предложение принял. Константин, большой любитель фантастики, между приступами смеха, сильно возмущался.

– Ну мы же в другом мире! Мы должны казнозарядные винтовки делать и урановые стержни продавать. А ты предлагаешь сыр! – но тут же снова начинал смеяться.

И вот сейчас Геннадий ездил в город договариваться насчет покупки коров и корма для них.

– У нас проблема.

– Коров отказываются продавать?

– Что? А нет! С коровами все в порядке. Тут выяснилась интересная информация. Знаешь чем промышляли жители Лесного?

– Барон говорил лес валили. Ты же сам еще предлагал тоже лес рубить, только отказались мы от этой идеи.

– Ну да. Лес тут тоже валили. Только вот основная прибыть у них не с этого шла. Оказывается Проклятый лес, это источник сразу нескольких видов уникальных алхимических реагентов. И некоторые из них весьма дорогие и ценные. Вот именно их в Лесном и добывали.

– Так и в чем проблема?

Александр искренне не понимал. Раз когда-то в Лесном добывали для алхимиков ингредиенты, значит и они смогут это делать. Деньги заработают. Хорошо же!

– А проблема в старателях! Старожилы в городе сразу решили, что раз маги поселились в Лесном, значит хотят в Проклятый лес за его богатствами идти. И если будут мост через Проклятую наводить, то значит точно пойдут. Про мост, в городе уже каждая собака знает. И некоторые мужики активно строят планы наведаться к нам, а от нас попытать счастья в лесу.

– О блин…

– На самом деле это не так чтобы прямо сейчас, – подал голос Сергей, – работы в городе все лето будет много. А вот в сентябре, когда тракт встанет до заморозков, и в городе у всех работы не будет, к нам и набегут.

– Не было печали… ну ладно это решаемо. А что за ингредиенты?

Геннадий рассмеялся.

– А это самое забавное. Все их только по названиям знают! Черный кедр, корень зимнего папоротника. И так далее. А как они выглядят никто не знает. Но все хотят идти их искать!

Друзья заржали. К счастью проблема была не такая, чтобы и большая. Всегда можно было поставить препоны на такого рода инициативах. Хотя бы и плату за проход по мосту брать, очень большую или в трактире цены ломить дикие. Поэтому сначала заволновавшийся триумвир, сразу успокоился.

– А еще есть приятная новость. Соли действительно нет. А океаны тут соленые!

Это также было обнаружено в ходе осенних исследований Геннадия. Местные жители не знали соли. Точнее саму соль они прекрасно знали. Просто совсем нигде в мире она не добывалась. Почему так случилось, было непонятно, но хоть какую то соль добывали лишь с морей, совершенно дикими способами и стоила она баснословные деньги.

– Так что можно будет выпаривать соль из воды!

– А ничего, что ближайший к нам морской берег, лигах в четырехстах на восток? И все это через Проклятый лес?

– Это дело житейское. Главное, что не грошовый сыр! Можно будет заработать нормальные суммы и заказать хорошее оружие из нормальной стали.

Единым стандартом оружия озаботился Леонид, который по результатам боя у Проклятого моста, остался недоволен. Местные доспехи хоть и были плохого качества, выполняли свою функцию. А вот оружие… В силу тотального физического превосходства вампиров над людьми, им требовалось оружие которое бы эффективно вскрывало доспехи местных и при этом было надежно. Мечи к сожалению просто ломались, шестопер Александра энтузиазма у воеводы не вызвал, топоры показали неплохой результат, но уж очень из плохого материала они были сделаны. И когда была сделана попытка заказать некоторые образцы топоров специально для нужд вампиров, выяснилось, что у местных полная ж…. в общем плохо у них с металлами. Был мифрил. Было некоторое количество стали от гномов, была сталь в Империи, но тоже не в товарных количествах. И все. Все остальные пользовались болотной рудой и тем железом, что получали из нее. Железных руд не было. Поэтому качественную сталь можно было дорого купить, или у тех кто выменял ее у гномов, или в Империи. И альтернативой всему был мифрил. А он тоже стоил приличных денег. Которые предлагалось зарабатывать продажей сыра! Константин бился в истерике от смеха. Леонид ломал голову над тем, как и чем ему вооружить армию вампиров, не тратя значительные средства. Хотя мужчина и понимал – без денег нормального оружия не будет, но требовать их, совесть пока не позволяла.

Проезжая Пески, остановились у старосты и пока его соратники болтали по деревне со знакомыми, навестил его дочь, задержавшись на пару часов. В деревню приехали уже после заката и застали лишь сцену, когда охрана пыталась не дать девушкам порвать Крапивина на куски. Тогда то Сергей с Геннадием и узнали о всей неприятной ситуации, что произошла в их отсутствие.


– Эти сволочи хотели меня казнить!

Группа людей, сидящая в подземном этаже, старалась говорить тихо, и лишь Максим Иванович периодически повышал голос. Но это можно был понять. Пережитые человеком эмоции требовали выхода. Весь день мог умереть в любой момент, стоя у столба.

– А нечего было на эту шлюху запрыгивать! – Ольга Викторовна, хоть и поддерживала единомышленника, но и понять действия новой власти могла, – Говорили тебе, что заплатить надо было!

– Так деньги все у этих подонков, шалава ихняя, ни медяка не дает, пока не скажешь куда!

Бывшие руководители часто собирались вместе и лелеяли планы по восстановлению своей власти. Им казалось, что еще чуть-чуть и люди поймут, какой страшный и неверный выбор они сделали, выбрав своими вождями молодых горлопанов. Дневной же эпизод показал, что они уже ничего не боятся и готовы проливать кровь своих соплеменников, убивая за преступления против жалких местных людишек.

Да именно так! Жалких людишек. Образованные и умные люди даже не заметили, как окружающие их местные, стали для них людьми второго сорта. Сила и могущество, которые они получили, внушили им чувство собственной исключительности. А эго раздуло это до небес. Лишь другие вампиры признавались ими за равных. Люди же были пылью под ногами и едой, никак не более. И вот сейчас, те кого они считали ровней себе хотя бы в чем-то, показали, что не считают их важными. Суд и решение были приняты без обсуждения. Шок от осознания того, что с тобой даже не считаются, был так велик, что никто не попробовал опротестовать приговор.

– Завтра ночью надо будет поговорить с триувирами. Надо будет донести свою точку зрения. Так продолжаться больше не может.

– Сашка уехал сразу, как Максима к столбу привязали. Видимо был недоволен решением!

Это заявление бывшего охранника, а ныне разнорабочего строителя, вызвало некоторое обсуждение. Было решено, что скорее всего «наши», а так собравшиеся называли сотрудников фирмы, находятся в меньшинстве в нынешнем руководстве и с их мнением не считаются.

– Так им и надо. Сами к власти привели этих отдыхающих и теперь страдают от них.

Сделавший это заявление начальник транспортного отдела Видов встал и прислушался к чему-то происходящему наверху.

– А вообще зря все это. Разговаривать уже поздно с ними. Валить надо.

– Андрей Леонтьевич! Ну что вы такое говорите. Ну куда нам идти?

– Да куда угодно, главное подальше от этих болванов!

Присутствующие замолчали. Идея покинуть общину и уйти, все чаще и чаще звучала на их маленьких собраниях. Пока еще некое стадное чувство держало их ближе к себе подобным. Хотя каждый и понимал, что сейчас он без проблем выживет в любых условиях. Наступила некоторая адаптация к миру. Жить в лесу? Легко! Догнать зайца и выпить его кровь? Легко! Не выделяться среди местных? Легко!

С последним конечно были очевидные проблемы, но в них никто не верил. Это все незначительные мелкие шероховатости!

– Я завтра поговорю с Александром и попытаюсь достучаться до его порядочности и достоинства.

Алексей Геннадьевич встал показывая, что собрание окончено.

– Обязательно поговорю! Пора определяться.


Как только все проснулись, было проведено собрание совета руководителей. Обсуждали ближайшие планы на барона. Триумвират не смог решить как использовать информацию о невестке и стали думать уже коллективно. Но и прибавление голов, не решило проблему. Варианты были известны, а какой выбрать? Сергей заверил, что прямо сейчас она травить барона не будет, поэтому дружно решили подождать и еще подумать. Уже когда стали расходиться, подошел Алексей Геннадьевич и в своей милой манере попросился на разговор с Сашенькой. Александр лишь пожал плечами и пригласил человека заходить. Константин, сначала хотевший вместе со всеми покинуть комнату, передумал и тихо разместился в углу.

Недовольно косясь на на него, Алексей Геннадьевич никак не решался заговорить.

– Любезный… Тьфу! – Александр аж рассмеялся, – Прямо как местный становлюсь!

Но его посетитель не считал подобное смешным и волком смотрел на него. Проигнорировав этот взгляд, Алекс сел.

– У меня не так чтобы много времени, чтобы я мог играть в угадайку. Алексей Геннадьевич, вы же сами хотели поговорить!

– Сашенька. Я понимаю, вы молоды. Полны энтузиазма. Заняли важный и ответственный пост. Вам кажется, что весь мир у ваших ног. И моя обязанность, как более старшего товарища, просветить вас и уберечь от неизбежных ошибок! – издалека начал бывший начальник.

Триумвиру оставалось лишь своим видом показать, что он внимательно слушает бывшего начальника. Хотя его пальцы начали выстукивать по столу дробь, стоило тому открыть рот.

– Ваше судилище было для всех шоком. Люди не потерпят такого. Казнить одного из нас за преступление против местных… нет нет, – замахал руками, Алексей Геннадьевич видя, что собеседник хочет его прервать, – я не отрицаю вины Максима. Но все же, он просто не сдержался…

– Он изнасиловал и чуть не убил ребенка! – голос Александра предательски сорвался на высокие ноты, а сам он вскочил с места.

– Да. Но не убивать же его за это! Люди против. Все возмущены!

– А если бы это была ваша дочь?

Молодой вампир успокоился и сев обратно, с интересом ждал ответа на вопрос.

– Но при чем здесь моя дочь. Нельзя же сравнивать нас и их!

– Я прошу прошения, – подал из угла голос Константин, – а кого это нас и их?

– Вампиров и людей! Мы разные! Нас нельзя сравнивать. Мы избранные. Это же очевидно!

Видя что его не понимают, директор стал торопливо говорить.

– Ну посудите сами. Мы сильнее, быстрее, выносливее. Наконец мы умнее и образованнее этих дикарей. Мы должны ими править! И пользоваться ими по нашему усмотрению. Мы исключительные создания в этом мире, он должен принадлежать нам и как опытный человек я дам вам совет – лучше сразу заявить об этом! Откажитесь от ненужного гуманизма! Они рабы! Мы нет!

– Я правильно вас понял, вы не считаете местных людей за… людей? – триумвир выглядел обескураженно, он многое ждал от бывших вождей, но такие заявления были чем-то из ряда вон выходящим.

– Все верно Костя, все верно. Ну какие это люди? Чистые животные! И мы должны вести себя с ними соответственно!

На некоторое время установилась тишина, прерываемая лишь звуками какой-то возни с улицы.

– Алексей Геннадьевич! Я хочу напомнить вам правило о том, что мы соблюдаем все законы нашего мира и стремимся соблюдать законы этого. И так будет до тех пор, пока мы не придумаем свои собственные законы.

– А еще, – Константин подошел к говорившим, – Ваши речи слишком напоминают фашизм.

– Ну какой фашизм? Бог с вами! Вы что, реально сравниваете нас и их и ставите знак равенства?

– Да ставим! И сейчас я говорю от лица Триумвирата, – казалось Александр даже стал выше, – Пока мы будем находиться у власти, мы будем пресекать любые попытки угнетения других разумных видов этого мира, лишь на основании того, что они отличаются от нас, а также могут служить нам пищей! Основанием для переведения какого-либо разумного вида в ранг «второсортных», будет не их отличие от нас, а их действия и поступки направленные прежде всего против нас! Я понятно выражаюсь?

Алексей Геннадьевич стоял и хватал ртом воздух. Подобной отповеди он не ожидал. Совсем.

Вдруг с улицы раздался дикий, нечеловеческий крик! Резко вскочив, присутствующие бросились наружу.

– Что случилось? – обратился Александр к спокойно стоящему на дверях башни охраннику, не делающему даже попыток покинуть свой пост.

– Крапивину яйца отрезали, – меланхолично отозвался тот.

– Что?

– Вы же должны его защищать, – завизжал бывший заместитель.

– Вчера должны были защищать. Сегодня приказа не было.

– Ах так вы понимаете отданные вам приказы?!

Но получить ответа на свой вопрос он не успел. К ним подошла довольная Ольга и протянула Алексею Геннадьевичу что-то в окровавленной руке, одетой в перчатку.

– Держи!

Тот автоматом взял, что-то кровавое, толком не понимая зачем и что ему дают. И лишь когда кровь с предмета впиталась в кожу, он понял что именно держит в ладони.


– Как именно мы будем уходить?

Инцидент с Крапивым, который лежал тут же и держался за пах, стал последней каплей, переполнившей чашу терпения бывшего руководителя. Терпеть подобное было больше нельзя. Оставалось уйти, громко хлопнув дверью и желательно не получить за это проблем на свою голову и задницу. Новые руководители мало того, что вели всех к гибели, так еще и считали местных людей за равных. Пищу за равных! Прости их Господи, они не ведают что творят!

– Оружие, одежда, палатка, деньги, – Андрей Видов ответил на вопрос мгновенно, уже давно решив для себя, что ему не по пути с новой властью, – Уходим по реке до тракта. Далее по нему до города. В город не входим. Также по реке поднимаемся в предгорья и там переходим на тот берег. В тех местах стоит замок Фальц и деревня. Можно ограбить замок. Потом уходим на юг. Сейчас там много разбойников. Вливаемся в какую-нибудь шайку. Берем в ней власть. Другими можно будет питаться. Еще немного грабим. Когда денег будет достаточно, всех разбойников на мясо. Или обращаем в вампиров. И валим в Валерию!

– Я смотрю у вас уже все продумано, Андрей Леонтьевич, толковый план.

– Я не первый день хочу уйти. Надоели эти… – в раздражении мужчина махнул рукой в неопределенном направлении.

– Есть предложения по плану? – Алексей Геннадьевич решил не сосредотачиваться на чувстве ненависти к молодым выскочкам, а предпочел деловой разговор.

– А как мы будем обращать людей в вампиров. После наших укусов они не становятся вампирами. Эти проверяли.

Ольга Викторовна почему то запомнила из всего плана именно этот пункт.

– Да идиоты они. Уже не раз было в фильмах. Кровь наша нужна! Чтобы люди ее выпили!

– А денег сколько брать будем?

– Все! – Андрей весело рассмеялся.

Казна общины действительно не охранялась и любой мог подойти к сундуку беспрепятственно. Оксана занимавшаяся финансами просто не видела смысла в охране. Что покупать вампирам, если им нужна кровь? Но всегда выдавала людям требуемые суммы, если ей объясняли на что хотят их потратить.

Семерка людей склонила головы и тихо-тихо начала обсуждать отдельные подробности плана. Когда демур почти взошел, несколько теней мелькнуло на склоне берега и растворилось в сумраке все еще властвующей темноты. Казалось, что все они несли большой груз. Но когда кажется сами знаете, что делать надо. До самой ночи пропажу так никто и не обнаружил.


– Геннадьевича нету, – сразу с порога начал Олег, – И его шайки. К ним постучались в дома, как закат наступил, но никто не отозвался. На работу не вышли.

– Кто точно отсутствует?

– Геннадьевич; Ольга Викторовна; Крапивин; Видов; Валька, ну зам Видова; Михайлов и этот мудила, охранничек мой бывший.

– То есть все, кто поддерживал Алексея Геннадьевича в последнее время?

– Ага.

Список сторонников бывшего начальника действительно таял день ото дня. И если по осени еще можно было найти пару десятков поддерживающих его, то уже весной остались лишь шестеро самых верных. Причем трое из них в ближайшее время также скорее всего покинули бы лидера оппозиции.

Без стука вошла Оксана. Смущаясь она смотрела на стоящих мужчин.

– У меня это… сундук пропал.

– Какой сундук?

– С деньгами.

Александр и Олег переглянулись, после чего начальник стражи быстро выскочил из помещения.

Поиски и расспросы ничего не дали. Семерка ренегатов как сквозь землю провалилась. Кто-то видел их уходящими в сторону тракта, но посланные на тракт и возле него разведчики, не обнаружили ничего. Цепочка следов на еще лежащем снегу, вела к реке и там обрывалась. На самом тракте было уже слишком много других следов – рабочие, нанятые бароном, начали косметический ремонт стоянок перед началом летнего сезона караванов. Дальнейшие поиски были просто опасны, сбежавшие конечно же первым делом постарались насытиться и вернуть их назад силой, без потерь теперь было невозможно. Оставалось в который раз устранять последствия.

– Я все понимаю. Но сундук то они зачем сперли? Это же дополнительный вес, им содержимого мало было?

Евгений говорил скорее просто ради собственного успокоения, чем желая получить ответы. Ситуация после бегства сложилась сложная. Нет, раскрытия никто не боялся. Построенные укрытия и накопленные запасы различного скарба, позволяли вампирам чувствовать себя в относительной безопасности, а если что можно и убежать. Уже не голыми и растерянными, а сильными и уверенными.

Плохо было именно в случае, если придется оставаться на месте и продолжать жить. В том что они обитали в теплых домах, под надежными крышами, были и недостатки. Они обрастали обязательствами перед местными. И конкретно сейчас им предстояли крупные траты по ранее совершенным заказам. А именно в Лесное уже гнали стадо коров, заказанное Геннадием, надо было закупить для них корма, корм требовался и уже имеющимся лошадям и также скоро ожидалось прибытие коз. Да самых простых коз. Их решили купить осенью, еще раньше чем решили купить коров. Домашние животные были неплохим источником дополнительной крови. И когда встал вопрос, а кого же можно держать в лесу? Решили, что козы тут не пропадут. Кустарников им для подножного корма хватит, а пленные позаботятся обо всем остальном.

В ближайшие две недели надо было заплатить сразу за два стада, за корма и за людей. Каких людей? Самых обычных каторжников! У Марии иссякли идеи о том, что же еще такого извращенного ей сотворить над вампирами, чтобы узнать что-то новое. Оставались опыты над окружающим миром, животными и людьми. Именно для опытов и было решено купить несколько каторжников, из тех, кому плаха была заменена на пожизненные рудники. Королевский представитель получил небольшую мзду и пообещал за соответствующее вознаграждение отобрать десяток матерых убийц из первой партии, отправляемой на северные рудники.

– Сколько всего денег нам надо?

– На самые ближайшие нужды порядка тысяча трехсот серебряных монет, – Оксана встала со стула, – Это самые ближайшие траты. Или оказываемся от всего и теряем репутацию надежных партнеров.

– Спрашивать сколько у нас есть бессмысленно?

– У меня ноль. Беглецы выскребли все. Насколько я понимаю в карманах у Триумвирата есть около десятка серебряных монет и в распоряжении разведчиков еще примерно двадцать серебрянок.

– Костя! Что мы можем продать?

– На такую сумму? Ничего.

– Даже артефакты?

– Большая их часть запрещена к частному владению, сам знаешь.

– Значит они должны стоить дорого!

– И значит их быстро не продать, – пародируя Александра проговорил Константин.

– Доспехи, оружие?

– После битвы цена на них упала. В городе на складах еще и лежат.

– Наша часть добычи?

– Меньше двухсот серебряных и не раньше лета. Остальное мы взяли доспехами и оружием.

Леонид посмотрел на говоривших.

– Но сейчас же война, доспехи и оружие должны стоить дорого!

– Они и стоят дорого, но за пределами герцогства. У нас тут, благодаря тебе, их переизбыток, две армии у моста погибли!

– Одолжить у барона?

– Совсем сбрендил? В этом мире одалживать может только церковь!

– Ограбить кого-нибудь?

Все задумались. Первым очнулся Сергей.

– Если не трогать честные караваны, то остаются только бандиты в городе. Но у них мы больше трехсот не наберем.

Надо было лишь подвести итоги и принять решение, что Александр и сделал.

– Сергей, грабь бандитов в городе. Убивать разрешаю лишь тех, кто сам убивал ради грабежа. Геннадий, получи у Леонида доспехи и оружие, что он отберет для тебя, и по любой цене продавай. Костя, все защитные амулеты, что у нас есть на продажу. Евгений, организуй небольшую валку леса, продадим древесины. Все недостающее возьмем в долг в церковном банке.

Приказы отданы. Собрание завершено. Вампиры начали вставать. Ольга резко ударила обоими кулаками по столу и вскочила.

– Дура! Могла ведь не надевать перчатки и попробовать кровь этого ублюдка! И ничего этого бы не было!

– А чего не попробовала? – муж спокойно смотрел на истерику жены.

– Да не хотела видеть как эта мразь насилует девочку и что он чувствует при этом! – в лицо ему проорала супруга.

– Как будто почти все солдаты, у которых ты пила кровь, не насиловали. Тогда тебя это не смущало!

– Успокоились! – Александр ударил кулаком и желая разрядить обстановку поинтересовался, – А как ты ему вообще оторвала причиндалы в перчатках?

– Иллюзорные когти представила… – женщина сидела на стуле и явно корила себя сильнее, чем все остальные находящие в комнате вместе взятые, причем многократно.

– Ольга. Ты не виновата в этой ситуации.

– Но я могла ее предотвратить.

– Что ты могла, уже не важно. Давай жить тем, что будет, а не тем что было!

– Спасибо, Саш.

– Хрммым.

Сергей кашлянул требуя внимания.

– А вообще это идея. Предотвращать.

– Поясни.

– Надо ввести правило. Пить кровь всех вампиров снизу вверх. Рядовые дают пару своих капель крови вышестоящим. Те своим начальникам и так доходит до самого верха, то есть нас. А мы уже даем кровь членам Триумвирата. Вы друг дружке. Все проверены на лояльность. И таких ситуаций, когда из-за предательства в наших рядах, существование поставлено на грань, больше не повторяется.

Некоторое время потребовалось на оценку идеи.

– Это как-то напоминает не самые лучшие страницы истории…

– Большой брат следит за тобой!

– Да нормально это. Цель ритуала не в том чтобы закабалить людей. Я готов предоставить пару капель своей крови любому вампиру. Мое выживание зависит от них и я им доверяю! Почему не сделать это законом? – Сергей напряженно смотрел на сидящих, – Либо мы доверяем друг другу и стараемся держаться в этом мире вместе или все напрасно и надо разбегаться. Каждый сам за себя!

Триумвиры посмотрели друг на друга.

– Хорошо.

Так родился первый закон вампиров и их первый ритуал. Нижестоящий вампир протягивал свою руку вышестоящему и надрезал ее, а тот слизывал пару капель его крови. Абсолютное доверие друг другу. Абсолютная преданность общей цели.


Мужчина старался терпеть боль и не издавать ни звука. Хотя внутренние органы вопили от жутких страданий. Кинжал в живот, это очень больно. Никогда не думал, что закончит вот так. Сам он конечно резал людей в подворотнях и насмерть, но на себя эту участь не примерял. Надо изобразить мертвого. Может тогда еще есть шанс.

Ворвавшиеся в его дом через окно люди, действовали очень умело. Известный на весь город главарь одной из банд, получил кинжал в пузо и был отброшен назад к кровати, с которой недавно вскочил. Нападавшие же неторопливо и без суеты стали рыться в его вещах и доставать ценные вещи и деньги. Вот они вскрыли один тайник. Вот другой.

«Гоблины позорные! Навел кто-то!»

Мужчины вскрыли третий тайник о котором никто кроме главаря и не знал.

– Вроде все тут. Пошли дальше.

Проходя мимо бандита один из них наклонился и сунул два пальца в рану. А потом воткнул кинжал в сердце уже бывшему главарю банды.

– Добычу Лене отдай и догоняй нас. Мы к дому Лысого.

Когда через несколько минут, люди в масках на лице, смотрели на дом еще одного главаря банды, они думали, что он полностью оправдывает их ожидания о мрачном и жутком месте обитания самого страшного бандита в городе. Лысый, отличавшийся особой жестокостью, всегда несколько издевался над стражей и дом имел крайне похожий на свой характер. Жаль только, что страшный дом не является доказательством преступлений. А вот с этим у стражи было туго.

– Вы через дверь. Выбивайте ее и валите там всех. Я прыгну на крышу и буду контролировать. Начали.

Отдав приказ, Сергей взмыл над мостовой в изящном прыжке и через несколько мгновений с шумом приземлился на крыше дома и зацепился за трубу рукой. Его люди уже выбили дверь и зашли внутрь.

Лысый, это не Красавчик. Тот был уверен в себе, жил один, в спокойном районе. Этот же постоянно держал в своем доме не менее двух бандитов охраны и никогда не спал в одной и той же комнате двух ночей подряд. Шум разбудил осторожного бандита и вот он уже выбирается из окна и спрыгивает во двор. Тень метнувшаяся с крыша, упала прямо ему на спину и оказалась человеком. Взмах кинжала и горло человека перерезано от уха до уха. Выпив половину крови, чтобы не вызывать подозрений ее отсутствием, Сергей пошел в дом. Вскрыть тайники и раствориться в ночи, простая и понятна работа. Можно сказать даже легкая.

Разведчик ошибся только в одном. Бандиты оказались куда богаче, чем думал он и горожане. Занимать не придется. Еще и останется.


Глава 3

Паладин прыгнул и сделав сальто над противником, приземлился у него за спиной, сразу нанеся размашистый удар. Второй оставался на своем месте и играя мечом, танцевал вокруг соперника, совершая оружием такие же широкие движения. Вообще эта парочка своим поведением сильно напоминала джедаев из известной саги. Те так же любили красиво махать световыми саблями.

Как выяснилось еще осенью, элурская и ородская школы паладинов отличаются друг от друга. Если первая тяготела к некоторой обстоятельности и плотности боя, то вторая предпочитала безбашенную рубку, широкие замахи и красивые прыжки с перемещениями. Откуда взяли кровь элурского паладина? Так на поле боя при Проклятом мосту ранили нескольких. Вампиры и оказывали помощь.

Эти двое паладинов, что вели учебный бой против одного из стражников Олега, были естественно ородцами. Выжили они чудом. И один, и второй получили болты в грудь, в тот момент когда перепрыгивали реку. А река та как известно течет прямо к селению вампиров. Около которого их чуть живых и вытащили из воды, игравшие у моста дети.

Олег, Леонид, Александр и Семен смотрели на красивый бой с расстояния. Вампир играл с двумя своими противниками, легко предугадывая действия и опережая их. Бой шел «в одни ворота».

– Все жандармы так хорошо дерутся? – Александр давно не посещал тренировки и был приятно удивлен.

Жандармами, с недавних пор, называли стражу. А точнее с тех пор, как одна из вампиресс, гладя на безуспешные поиски сбежавших вампиров воскликнула: «Что вы как жандармы туда сюда шныряете? Нету их уже!». Слово прижилось и с тех пор, иначе чем жандармами, подчиненных Олега не называли.

– Почти все. Некоторые лучше, некоторые хуже.

– Что паладины, не бунтуют?

Тут уже пришел черед отвечать Семену, под ответственностью которого частично и находились пленные и с которых он раз в два месяца сцеживал кровь.

– Магов и благородных мы поместили в землянки, они всем довольны. Работать их не заставляем, одежду вернули, кормим хорошо.

– А остальные пленные?

– Ну померзли зимой конечно в палатках, но без фанатизма. Заботимся о них как и приказано.

– Бунты?

– Ну Саша, ты же знаешь эти мировоззрения местных, да и показали мы им свои возможности. Сидят тихо, работают не отлынивая, но и не перетруждаясь.

Мировоззрения местных он действительно знал. После самого основного догмата, о превосходстве людей над остальными, следующий догмат Церкви Света состоял в том, что ад, это вот то, что всех и окружает. То есть этот мир. Когда в него пришел Демур, он пытался построить тут рай. Но из-за козней сестры плюнул на это дело и построил рай в другом месте. Соответственно и люди должны поступать также – находясь в этом аду, пытаться построить себе рай. Если получается, то быть тебе рядом с Демуром после смерти. Нет? Тогда и живи еще одну жизнь в этом аду. Так сказать получай еще одну попытку. Концепция имела небольшой недостаток – Демур сдался, строя рай на земле. Поэтому местные, потерпев какое-либо сокрушительное поражение или неудачу, а точнее оказавшись по горло в дерьме, обычно опускали руки и сидели спокойно, оправдывая это, кто еще одной попыткой в следующей жизни, кто гневом Демура на него темного, кто просто считая себя недостойным. В общем вариантов, как оправдать свою неудачу, было много. Для вампиров это было на руку. Пленники не пытались бунтовать и вообще вели себя весьма лояльно, хотя и видели перед собой явных врагов своей веры.

Семен протянул флягу.

– Глотни!

Видя хитрые искорки в глазах друга, Александр ожидал подвоха, но открыв крышку ощутил запах крови.

«Странно. Выглядит так, будто он меня уже обманул.»

Глоток. Матерь Божья! У вампира аж закружилась голова и он шумно задышал. Сердце билось как сумасшедшее. То, что он сейчас испытал было как… удар молотом по голове, только при условии, что это приятно. Во фляге была кровь минимум нескольких десятков людей. Александр сосредоточился на ощущениях. Тридцать четыре человека. Точнее их кровь. И все с эмоциями, чувствами, переживаниями. Ему даже показалось, что он испытывает чувство опьянения!

– Вино вампиров! Или спирт, если учитывать, как бьет в голову, – Семен рассмеялся.

Леонид и Олег, наблюдавшие всю эту сцену молча, переглянулись и одновременно требовательно протянули руки к фляге. С садистским удовольствием Александр передал флягу Олегу и стал наблюдать за реакцией. И она его не разочаровала. Главному жандарму даже пришлось присесть на землю, так по нему ударили одновременные воспоминания десятков человек.

– Ну ничего себе!

Оставалось лишь согласится с этим утверждением.

– А как поживает архимаг?

О самой большой «неудаче» вампиров, старались не вспоминать. Захваченный в бою, при попытке сбежать с поля боя, ородский архимаг Годиус, стал сильнейшим разочарованием. Дело было в том, что впитав его кровь и получив огромный объем магических знаний, вампиры оказались практически неспособны их применять. Да теперь они знали много заклинаний, но у них не было сил чтобы воплощать их. Силы имеющиеся у них, были достаточны лишь для простейших и слабых заклинаний. Оказалось затраты собственной силы, при росте мощи заклинаний, растут чуть ли не в геометрической прогрессии. И вампир, который может запустить сотню «огненных стрел», не способен даже на два «смерча» – легкого боевого заклинания средних ступеней, хотя вампир и имеет возможность быстро восстановить свои силы с помощью крови врагов и применить еще два «смерча». А высшие заклинания, вообще не доступны для воплощения. Мария прикинула, что для «огненного дождя» надо будет выпить кровь примерно сотни людей, а это пока даже не известно, способен ли вампир на такой подвиг в еде. Поэтому употребив кровь мага, про него постарались забыть. Почему-то считая себя в этом вопросе проигравшими. И вот Александр решил вспомнить про дезертира.

– Все еще держим его без сознания. Кормим, ухаживаем, сцеживаем кровь, около него всегда сидит дежурный.

– Вот и продолжайте.


– Какие будут предположения о том, как нам обращать людей в вампиров и возможно ли это вообще?

– Ну о том что это возможно, мы исходим из легенд нашего мира, а это вполне может быть ошибочно!

Совещание по научным вопросам, решили провести в ночь перед получением каторжников. Постигнув физические возможности собственных организмов, требовалось идти дальше и выяснить, что они могут сделать с другими. Например все без исключения животные, которым впрыскивали кровь вампиров, умирали. Семен даже в шутку объявил, что это кровь Марии ядовита и убивает всех. Ради чистоты эксперимента в зайца и медведя была впрыснута его кровь. Результат оказался тот-же. Хотя шутка про ядовитость девушки, гуляла среди вампиров еще долго.

Сама она относилась к этому философски. Сейчас советник по науке и магии, прогуливалась за спинами сидящих вампиров и тихим голосом отчитывалась.

– Мы уже абсолютно точно знаем, что от того что мы просто пьем кровь у людей, они в вампиров не обращаются. Пускание слюней им в кровь при приеме «пищи», если так можно выразиться, тоже не дает результата. Подобный эксперимент мы провели вчера на Стефании, с ее полного согласия конечно, и потом убедившись в безопасности, подтвердили на пленниках. Наша слюна действует на людей как наркотик, с легкой функцией подчинения и обезболивания, да еще и дает кратковременную потерю памяти, жертва забывает примерно пять минут жизни до «укуса» и минут десять после. На каторжниках будет проверено, станут ли они вампирами, если после получения нашей слюны в кровь, они умрут. Это ведь основная идея о вампирах из нашего родного мира – укушенный вампиром, после смерти, сам становится вампиром.

– А если это не сработает? – Евгений вообще был настроен скептически ко всем экспериментам по обращению, считая их несколько преждевременными.

– Значит остается последнее – магия!

– Почему только магия?

– А как еще? Если кусаем и они остаются людьми. Значит остается магия.

– Не скажи, – Константин решил вмешаться в разговор товарищей, – Повторюсь, мы исходим из идеи, что в нашем мире вампиры тоже были, и раз в легендах они превращали людей в себе подобных, то и мы это можем. Но! Обращу внимание на тот факт, что если бы каждый укушенный, превращался в вампира, то людей бы не осталось очень быстро. Значит в легендах про укус и его последствия, есть явное преувеличение, если не сказать явная ложь. Но раз сам факт превращения все же упомянут, есть вероятность, что это правда, но укус тут не при чем. Может не наши действия, а действия людей должны превращать их в вампиров?

– А если кровь? – Александр постучал пальцами по столу, как делал когда был напряжен.

– Что кровь? Наша кровь убивает!

– Животных и попавшая прямо им в вены. А если ее выпить? Если на людей наша кровь действует иначе, чем на животных?

– А это идея, надо будет проверить.

Мария вернулась на свое место и стала делать пометки.

– Животным тоже дам слизать нашей крови, как то не догадалась.

– Еще ректально не забудь! – Евгений уже откровенно насмехался

– Женя мы обсуждаем важную проблему!

– Вот только мы забыли обсудить, а нужно ли нам вообще обращать людей в вампиров.

Мария уже давно задававшая себе этот вопрос ответила мгновенно.

– А ты хочешь оставить все на волю случая? Чтобы потом из земли лезли те кого, мы случайно сделали себе подобными?

– Мы не про зомби говорим! Да и не кусаем мы людей!

Александр встал и подойдя к Евгению положил руки ему на плечи и стал разминать их.

– Женя, ты слишком завелся. Никто не собирается бежать и превращать в вампиров всех людей которые встретятся. А от простого знания как нам это делать, ничего плохого не станет. Не надо срываться на Марии.

– Ничего плохого, конечно! Только вот десяток другой людей умрет.

– Каторжников, приговоренных к смерти. И если ты так не доверяешь Марии, то выпей их крови сам и убедись, что их преступления заслуживают подобного наказания.

Вернувшись на свое место от замолчавшего триумвира, Александр остался стоять.

– Я первый буду настаивать на том, что мы не можем превращаться в бездушных монстров, считающих себя выше других. У нас нет морального права проводить эксперименты над всеми подряд. Да и сама моральность запланированных экспериментов сомнительна. Но уроды, сами вычеркнувшие себя из списков людей, своими поступками, заслуживают быть нашими подопытными.

– Все правильно говоришь. Но вот вопрос – а если получиться?

– О чем ты, Жень?

– Ну если получиться превратить каторжника в вампира. Что делать? Он ведь у нас к смерти приговорен, за преступления которые совершал.

– Значит еще поставим эксперимент о том как убивать вампира! – Мария аж довольно потерла руки, – Насколько быстро мы регенерируем, мы знаем из практического опыта. А вот как убить нас без магии и дневного света? Как раз получим ценный опыт!

– Ты сначала их в вампиров преврати!

– Да, – заржал Сергей, – С этим могут быть проблемы. Но у меня есть чувство, что мы на верном пути, господа! Какая то совокупность факторов должна привести к успеху или людей в вампиров превратить нельзя вовсе и нам придется размножаться естественным образом.

– Да мы от старости умрем скорее, чем естественным путем размножимся, – хмыкнул Константин.

С этим и правда были некоторые затруднения. В лагере было примерно равное количество мужчин и женщин и никто монашеский образ жизни не вел. Но и активные занятия сексом не приводили к своему естественному финалу. За полгода ни одна из вампиресс не забеременела, хотя никаких средств контрацепции никто не использовал. По правде говоря и забеременеть им было проблематично, единственные месячные в деревне были у Стефании.

– Я лично умирать не собираюсь, – оскалился Сергей, – Вампиры вроде бессмертны! А значит у нас есть шанс это проверить!

– Ладно! Если еще какие то вопросы, требующие продолжения нашего собрания?… Ну раз нет, тогда объявляю собрание оконченным, скоро рассвет надо готовиться баиньки. И отправьте команду за каторжниками в город.

– Кому на боковую, а кому и в дозор, – Олег выглядел расстроенным.

– Кстати насчет дозоров! Напоминаю, что по тракту сегодня-завтра начнут идти караваны. За зиму мы от них отвыкли. Проконтролируйте, что никто из наших не решил немного поохотиться.

Все невольно заулыбались. Поздней осень, когда караваны просто забили тракт в обе стороны, парочка подростков по тихому сбежав из деревни, засели недалеко от дороги в ожидании одинокого путника. Героям захотелось поохотиться. К счастью они были найдены до того, как успели совершить что-то непоправимое.


Александр проснулся от того, что его трясли за плечо. Сев на кровать, он посмотрел на вампира, что зашел в его комнату.

«Надо же как заснул, даже не почувствовал, что кто-то в дом заходит».

– Что случилось? – зевая и протирая глаза, Александр гадал зачем дежурный поднял его.

– Жандармы попросили вас разбудить, у них новости.

Жандармы это серьезно. Олег просто так не будет поднимать среди дня.

– А сколько сейчас времени?

– Закат через час.

Кивнув, Александр пошел одеваться. Выйдя из дома, он огляделся по сторонам. Демур был надежно скрыт деревьями. Дневной свет все еще слепил глаза, но убить уже не мог и был вполне терпим. Пройдя в башню он никого не обнаружил. Пришлось идти в общинный дом. Там он и нашел Олега на пару с Леонидом.

– Что случилось бойцы?

– Гоблины.

– Информативно. А подробней?

– Сейчас все подойдут и расскажу.

Пришлось подождать несколько минут, пока соберутся остальные триумвиры.

– Гонец прибежал.

– А то-то я думаю человечком пахнет!

Олег укоризненно посмотрел на Костю, тот смущенно поднял руки раскрытыми ладонями к собеседнику.

– Молчу.

– В общем Пески в осаде гоблинов.

– И как гонец добрался до нас сквозь осаду?

– Да блин вы рассказать дадите?!

Гневно осмотрев всех представителей Триумвирата и убедившись, что больше никто не хочет высказаться, Олег продолжил.

– В этот раз гоблины не стали ждать темноты. Напали аж в середине дня. Естественно ворота деревни были открыты и много людей было вне ее. Наш гонец, не совсем гонец. Он шел к карьеру, когда увидел атакующих гоблинов и со всех ног побежал к нам. Божиться, что ворота успели закрыть, но я в его крови таких воспоминаний не обнаружил. Так что Пески возможно уже вырезаны. Гоблинов примерно особей пятьсот. Сам крестьянин в гостевом доме под опекой Стефании.

Александр посмотрел на воеводу.

– Пришло твое время Леонид! Командуй. Надо помочь соседям.

Остальные триумвиры согласно кивнули.

Леонид не стал поднимать боевую тревогу или проводить общий сбор. Решив, что полсотни вампиров без особого труда разберутся с гоблинами. Но поднявшаяся в деревне суета, разбудила почти всех, и узнав о причине предстоящего похода, многие потребовали своего в нем участия. Естественно ни о какой взаимовыручке или дружеской помощи речи не шло. Мотивы большинства были насквозь прозаические. Никто не хотел пропустить такую охоту! Как гоблины не смогли в прошлом году пропустить мимо перевалов так много мяса, так и вампиры узнав о таком количестве крови у себя под боком, дружно вызвались идти на помощь к соседям. Покушать…

Отряд покидавший деревню сразу после заката вызывал уважение. Одни латные доспехи, никакой кожи. Оружие, почти как на подбор, мечи и топоры. Никаких копий или непонятных дубин, которыми так выделялись ополчения обычных деревень. Вслед уходящим с грустью смотрели немногочисленные оставшиеся охранники и дежурные. Среди провожавших выделялись двое. Молодая девушка, единственная носившая в деревне платье и оборванного вида мужичок, смотревший на все происходящее с недоумением.

– Баб то они зачем с собой взяли? Да еще и в латы их вырядили.

Девушка не удостоила его ответом, лишь презрительно окинула взглядом и мысленно пожелала уходящим удачи.

До соседней деревни дошли так быстро, как могли. Высланные вперед разведчики доложили, что все не так плохо, как могло быть. Ворота действительно успели закрыть. Но так как был разгар рабочего дня, много мужчин были на карьере и намывали песок. Большая их часть успела забаррикадироваться в здании карьера и сейчас гоблины пытались его взять. Основная же масса гоблинов готовит штурм деревни. Леонид быстро оценив данные, выдал план на бой.

Десятка жандармов, ворвавшаяся в толпу гоблинов, готовивших штурм карьера, устроила резню прямо на глазах отчаявшихся выжить крестьян. К счастью ночь уже взяла свои права и в полной темноте видели лишь гоблины и вампиры. Последние не использовали магию, ограничившись своими физическими данными. Гоблины умирали десятками и если бы не необходимость пить кровь, вампиры достаточно быстро уничтожили эту сотню, атакующую склады карьера. Но их задача была несколько иной.

Большая часть гоблинов была под стенами деревни, а там было светло. Естественно это был не свет фонарей, но и факелы на стенах, давали крестьянам некоторую видимость. Ее было совсем мало, но зачем давать повод для слухов? Десяток жандармов должны былы не столько спасти крестьян в карьере, сколько заставить гоблинов у деревни пойти на помощь своим умирающим родственникам.

Так оно и случилось. Стоило вождю увидеть, как жалкие создания в доспехах, напали на его солдат и убивают их, он забыл про деревню. Криками обратив внимание на себя, главный гоблин заставил семью пойти в атаку на новую цель. Эта была фатальная ошибка. Стоило мелким созданиям отойти от стен и они были атакованы толпой вампиров. Процесс питания проходил быстро, на каждого вампира пришлось всего по два гоблина, но несколько литров крови за раз, это куда как лучше, чем литр в неделю. А именно столько было необходимо вампиру для поддержания жизнедеятельности. Семен правда старался во всю и минимальные нормы всегда перекрывал. Иногда обеспечивая и по два литра в неделю на каждого жителя деревни, но даже это ни шло в сравнение с примерно пятью литрами, выпитыми за десять минут на брата, в эту ночь.

Напуганные крестьяне, стоявшие на стенах, сначала даже не поняли почему гоблины стали верещать и отходить. Ночь только началась, а в деревне уже многие погибли. А наиболее сильная часть мужчин в момент атаки вообще была в карьере. Никто в Песках не надеялся пережить эту ночь. Нападение на штурмующих склады, они просто не услышали, гоблины создавали слишком много шума. Когда же орда гоблинов резко убежала куда-то в ночь, стало понятно, что происходит что-то необычное. В темноте ночи явно шел бой, но какой-то странный. Не было криков командиров, не было вспышек магических заклинаний, не было факелов. Лишь страшно верещали гоблины, которых убивал неведомый противник. А потом из темноты вышел латник и подойдя к воротам деревни тихонько постучал в них. Настороженно смотревшие на него сверху крестьяне даже не шелохнулись. Воин снял шлем и оказался рыцарем Бладом, весело смотрящим на них.

– Открывайте ворота!


Барон прискакал в полдень. Не побоялся не только использовать лошадей, но и взял всего десять солдат в сопровождение. Правда причина такого героизма стала понятно почти сразу.

– Плешину сегодня ночью тоже атаковали.

Алекс лишь кивнул и продолжил наблюдать за тем как сжигают тела гоблинов. Несмотря на ясный день, пришлось остаться и наблюдать за уничтожением «улик». К счастью пока никто из крестьян не выказывал удивления отсутствию крови в телах поверженных врагов.

«А барон все же смелый, даже учитывая, что вторая семья гоблинов тоже атаковала, все равно минимальный шанс с ними столкнуться был, а он тут с десятком солдат… молодец».

– Плешина отбилась?

– Естественно.

Спрашивать это было не нужно, но как-то поддержать разговор надо. Плешина была деревней с той стороны тракта и располагалось весьма близко к горам. Там был каменный карьер и село было окружено не жалким частоколом или деревянной стеной, а обладало полноценным каменным укреплением, высотой в три метра с башнями и даже рвом. Взять деревню штурмом гоблины не могли даже силами клана, а учитывая, что у Плешины был собственный маг и