Воин Космоса - Долгая дорога забвения. Часть 1 [СИ]

Долгая дорога забвения. Часть 1 [СИ] 1419K, 326 с. (Долгая дорога забвения-1)   (скачать) - Воин Космоса

Воин Космоса
Долгая дорога забвения
Часть 1


Глава 1

Это был огромный город — порт на всю планету. В его доках стояло огромное количество разных судов — от больших до маленьких, от военных до гражданских.

А в порту также находилось гигантское количество забегаловок, баров, ломбардов, казино и, как ни странно, множество лавок и лавчонок, покупающих и продающих всё и вся.

В одном из таких баров в скучнейший вечер сидел капитан Ган Волос. Он занимался все тем же делом — искал себе механика. Однако он его не находил. Возможно, дело было в самом капитане — кто бы связался с двух — метровым существом, у которого были малиновые щупальца вместо волос и серо-белые глаза навыкате. Возможно, народ не находился из-за отсутствия денег у капитана. Так или иначе, желающих не было.

Но вдруг… О, это многострадальное вдруг. Все его используют… На пороге бара нарисовалось космическое явление, для капитана это, впрочем, было скорее божественным знамением. Он почувствовал себя легким, невесомым и ничуть бы не удивился, услышав звуки фанфар. Космическое явление потопталось у дверей и спустилось в зал. Осмотрелось и направилось прямо к капитану.

Капитан пришел в восторг, особенно когда космическое явление предстало перед его очами. Это был гуманоид среднего роста, загорелый, серо-голубые глаза смотрели на кэпа настороженно, внимательно и немного растерянно, волосы короткие темно-русые. Впечатление космическое явление производило приятное, и кэп приступил к разговору.

— Я думаю, что тебе что-то надо. — Сказал Ган, — но что?

— Я ищу работу, — хрипло ответило космическое явление.

— Работу?! — протянул кэп, как бы сомневаясь в правдивости сказанного.

— Да, работу, — подтвердило космическое явление, — и мне кажется, что она у вас есть.

— У меня есть работа, но справишься ли ты с ней?

— Думаю, да.

— Мило, очень даже, — восхитился кэп, — а ты мне нравишься, парень. Клянусь Системой Пресвятой Каракатицы, я тебя возьму. Я капитан торгового судна «Немезида», и меня зовут Ган Волос.

— А я… — парень запнулся, — впрочем, это неважно. Меня зовут Мик Меллоун.

— Ясно, но, к сожалению, тебе какое-то время придётся сидеть без оплаты. У меня нет наличности, чтобы платить за работу, а последние деньги я потратил на взнос за участие в планетарных гонках, если мы сможем выиграть, то я немедленно рассчитаюсь.

— Это не имеет значения, — Мик улыбнулся, — я не думаю, что с этим возникнут какие-то проблемы. Готов ждать, сколько сочтёте нужным. В чём будет заключаться моя работа?

— «Немезида». Она нуждается в капитальном ремонте, но, как я сказал выше, у меня нет денег, чтобы оплатить его. Поэтому тебе придётся сделать так, чтобы «Немезида», по крайней мере, смогла добраться до финиша.

— Я бы хотел взглянуть на неё. Это возможно?

Кэп поднялся из-за стола:

— Я покажу мою дорогую крошку «Немезиду».

Корабль относился к классу «ПТ» — пассажирско-торговые — и знавал, несомненно, лучшие времена, но мирские бури его основательно потрепали. Больше всего он походил по форме на берёзовый листок. Внутри корабль производил впечатление более жалкое, чем снаружи. Кэп был прав — всё это действительно нуждалось в хорошем капитальном ремонте.

— Вы правы, кэп, — Мик посмотрел на своё начальство, — капитальный ремонт тут бы не помешал.

— А где деньги взять? — развёл руками капитан, — сделай, что сможешь.

— Ладно, я посмотрю, что можно сделать, но я ничего не могу гарантировать. Где мне вас искать после завершения некапитального ремонта?

— Там же, где я тебя нанял. Около двигателей ты найдешь дроида и андроида, только они контужены со времён нашей последней стычки. Их, в принципе, тоже надо заменить.

— Хорошо, кэп.

Капитан двинулся обратно в бар, а Мик, почесав в затылке, отправился к ближайшему банкомату. У банкомата была очередь, но двигалась она быстро. И вскоре Мик оказался перед монитором: «Существо, пожалуйста, выберите из списка ваш вид» — и пошёл список: «гуманоид, слизь, насекомое…»

Мик выбрал «гуманоид». Высветилась вторая надпись: «гуманоид выберите, пожалуйста, вашу спецификацию» и опять список. Мик выбрал «человек».

Машина заурчала и появилась новая надпись: «человек, приложите ладонь к считывающему устройству». Мик выполнил команду. Банкомат вновь заурчал, и высветилось следующее: «мистер Меллоун на вашем галактическом счету 100 миллиардов долларов. Предпочитаете наличность или карточку?».

— «Обалдеть», — подумал Мик, — «чем же я занимался раньше, что имею такую прорву денег».

— «Карточку», — напечатал Мик, и ему на руки упала золотистая карта. Мик отправился в ближайший ремонтный салон.

В первом салоне его не устроила цена, во втором — качество обслуживания, а третий подошёл идеально. Но главный механик ему сказал, едва Мик ознакомил его с делом:

— Парень, имея золотую карточку, ты можешь купить на этой планете всё, вплоть до самых крутых и суперсовременных кораблей. Зачем, скажи на милость, ты хочешь починить эту посудину?

— Мне нравятся старые вещи, — уклонился от прямого ответа Мик.

— Хорошо, — главный механик велел своим помощникам, чтобы они привезли корабль в док.

Мик оставил корабль на попечении механиков, договорился о сроках и, забрав дроида и андроида, отправился с ними в робомагазин. Там тоже выразили удивление, что парень с золотой карточкой просит починить двух устаревших роботов. Но, осмотрев роботов, пришли к выводу, что им требуется лишь заменить оболочки. Однако на складе таких оболочек не было, а привезти их должны были через неделю. Мик согласился подождать и даже заплатил предоплату в количестве 14 тысячи кредов. Курс галактического доллара составлял на этой планете один к пяти. За один доллар давали пять кредов.

До галактических гонок оставалось полтора месяца, поэтому «Немезиду» отремонтировали очень тщательно. Произвели полный капитальный и косметический ремонт. Оружие сняли, ибо по правилам гонок, корабль выходил на старт без сюрпризов. Салон, правда, гарантировал, что он может установить оружие, но Мик отказался.

Где-то 22 апреля по галактическому календарю Мик, заплатив за ремонт, привел «Немезиду» обратно в док 248. После этого, вычистив и вымыв весь корабль и изнутри, и снаружи так, что он аж засверкал под лучами прожекторов, Мик отправился к капитану.

Кэп обитал в том же баре, где они и встретились.

— Ну как дела? — спросил Ган, увидев своего механика.

— Отлично, — весело ответил Мик, — полтора месяца — нормальный срок, чтобы починить корабль, если знаешь, где чинить. Оружие будем устанавливать после гонок. На этой планете нет того, что я бы хотел видеть на «Немезиде». Согласитесь, кэп, кораблю с таким названием нужно мощное и суперсовременное оружие?

— Э-э-э… я полностью с тобой согласен. — Кэп вытаращился на Мика, — но где его взять?

— Нет ничего проще, — Мик улыбнулся, — купим на военных складах.

— Ты так спокойно говоришь об этом, парень. Кто ты на самом деле? — У кэпа щупальца встали дыбом.

— Я не знаю, — Мик посмотрел на кэпа, — я действительно ничего не помню о моей прошлой жизни, если таковая существовала.

— Ладно, ступай. Приведи себя в порядок, завтра придет чиновник, чтобы зарегистрировать наш корабль. Всё должно быть в ажуре.

— Есть, сэр! — Мик лихо отдал честь и исчез.

— «Кто этот парень? Он определённо служил? Полиция? Армия? Почему он ничего не помнит о своей прошлой жизни? Что это — следствие контузии или зловещие эксперименты правительства? Он разбирается в кораблях — это точно. Ладно, это не моё дело, если этот парень желает работать у меня, так тому и быть», — с такими мыслями Ган Волос побрёл к «Немезиде».

Корабль был столь блестящим и красивым, что у кэпа отвалилась челюсть. «Немезида» похорошела до неузнаваемости. Ей провели ремонт и, чувствовалось, что она рвётся в бой.

— «Где, астероид меня разбей, Мик взял деньги на починку корабля?! У него здесь такие хорошие связи?! Я не должен отказываться от этого парня, ни за какие пироги! Я должен его оставить у себя, и я обязан платить ему, ибо такие люди на дороге не валяются! Возможно, его ищет правительство или ещё кто-нибудь? Они его не получат ни за что на свете!!!», — Кэп приплясывал около «Немезиды». А Мик в это время приобрёл себе одежду, оружие, сходил в общественные бани, вымылся, поел в ресторане и вернулся на «Немезиду». Там он развесил одежду в своей каюте, почистил зубы и лёг спать.

Мик не слышал ни прихода остальных членов экипажа, ни восторженных воплей кэпа. Сны его отличались обрывочностью и недосказанностью. Он видел чьи-то лица, какие-то события, знакомые незнакомые места, но это всё сливалось в красочный клубок сна. Дар Феникса действовал.

А на Земле некоторые люди не верили, что Мик сгинул в пламени последней битвы. Они считали, весьма правильно, что Мик по каким-то причинам не может связаться с друзьями, а так с ним всё в порядке.


Глава 2

Утром на «Немезиду» пришёл государственный чиновник из комитета по гонкам. Он облазил корабль вдоль и поперёк, потом стал считать экипаж.

— Капитан?

— Здесь! — Кэп сделал шаг вперед. На нем была желтая туника с алым поясом, оранжевые бриджи в белый горошек и черные сабо.

— Так, — чиновник пометил у себя в бумагах, — пилот?

— Здесь! — здоровущий прямоходящий гуманоид-бугай в зеленых шортах и белом плаще.

— Штурман?

К чиновнику подлетело существо, похожее на волосяной шар, огненного цвета.

— Штурман? — повторил чиновник.

— Это он и есть, — объяснил капитан.

— Ясно. Доктор?

— Здесь! — Из шеренги выглянула умопомрачительная красотка — андроид в сером строгом костюме.

— Стрелки?

— Здесь! — Ими оказались два человека, очень заросших. Из-за этого было трудно определить, во что они одеты.

— По правилам гонок, вы сняли оружие?

— Конечно, сэр.

— Стрелков вы можете оставить на земле, а можете взять. Правила не запрещают наличие стрелков на борту во время гонок.

— Если это можно, то пусть остаются.

— Уборщик?

— Здесь! — Новенький блестящий дроид выкатился вперёд.

— Повар?

— Здесь! — чернокожий киборг в фиолетовых штанах и желтой рубашке.

— Механики?

— Здесь! — Мик в черных джинсах, голубой рубашке, серых сандалиях и сверкающий андроид шагнули вперёд.

Чиновник оглядел всю команду и сказал:

— Поздравляю, ваша команда укомплектована. Пятого мая ждём вас у Белянки. Начало гонок в семь утра. Если прилетите раньше — шансы выиграть увеличатся, — после речи чиновник вручил квитанцию кэпу, и они вместе ушли.

Остальные тоже очень быстро разбежались, остались лишь механики и уборщик.

— Знаешь, почему кэп так хочет выиграть? — спросил андроид у Мика.

— Нет.

— У него огромный долг нашему нанимателю.

— И какой?

— Полмиллиарда кредов. Кэп из своих денег потихоньку выплачивает.

— И много уже выплатил?

— Шестнадцать тысяч кредов.

— Мы обязаны ему помочь, — Мик сжал кулаки, — это бездонная бочка какая-то.

— Ты прав, но денег своих можешь не тратить. Кэп слишком гордый, а я очень хорошо его знаю.

— Сколько вы вместе?

— Да мы с ним уже лет восемь. Новеньких только двое — ты и пилот. Пилота мы потеряли во время Вселенской войны, а этого мы приняли через два дня после той заварушки.

— Докторша хорошенькая — андроид?

— Ишь ты, догадался. Никто не догадывается, а тебе немного времени понадобилось. Да она анди, очень дорогая модель, сбежала от хозяина и прибилась к нам.

— А тебя как звать?

— Никак.

— А может номер есть?

— PMS-2748.

— Отлично, будешь Пимс.

— Супер, я — Пимс! Эй, Дро, иди сюда!

К ним приблизился многорукий дроид.

— Как твоё имя? — спросил Мик.

— LMS — 678 — RT54.

— Будешь Ламс.

— Хорошо, — дроид пискнул и уполз.

— Докторшу зовут Гарланда Сокс, — продолжил Пимс, — штурмана — Улиикситулу, но все к нему по-простому обращаются — Ули. Первого стрелка зовут Эдди Травен, второго — Гиур Чаурала, повара — Багси Битум, а пилота — Грогий Дуламски.

— Хорошая у вас команда, — искренне восхитился Мик.

— Да, не жалуемся, — весело подмигнул Пимс.

Пятого мая «Немезида» отправилась на гонки.

— Мы — восьмидесятые в списке! — вещал кэп. — Если мы победим, то я вам выплачу долги по зарплате. Так что, ребята, я верю в вас, я верю в корабль, я верю в удачу. Да пребудут с нами все силы космоса и святая комета в придачу!

На старте уже было не протолкнуться. Гонки явно пользовались популярностью. Там были и очень старые посудины, починенные на скорую руку, и суперсовременные, надменно взирающие на соседей.

Пимс наладил визор и стал комментировать происходящее.

— Эти все корабли первый раз на гонках. Мы тоже, кстати. Приз — годичный сертификат на провоз и продажу товара в любой точке Вселенной. А победители этих гонок через год сойдутся в Планетарных Гонках Лидеров. И там, на кону — многолетний сертификат на все виды товаров, которые можно найти в космосе.

— Кажется, нам надо занимать места, — сказал Мик.

— Точняк, — ответил Пимс.

Раздался залп, и Планетарные Гонки начались.

— «Первым номером идет «Вырви зуб», вторым — «Саблезубая акула», третьим — «Тошниловка», — вещал голос невидимого комментатора, — «Ага, четвёртой идёт «Немезида». Остальные держаться следом. Мы видим движение в остальной куче!

Впереди космическое течение «Прощай тётушка!» Так, что предпримут наши участники? А! Посмотрите внимательно, уважаемые гости. У нас — изменения: «Вырви зуб» засосало. Вперёд вырывается «Тошниловка», за ней — «Немезида», а потом — «Саблезубая акула». После космического течения — пояс астероидов. Делайте ставки, господа. Кто же придет первым?

Ого, у нас перемены в тройке лидеров. Первой идёт — «Немезида», она пересекла пояс астероидов и устремилась к гравитационному кольцу. Второй — «Саблезубая акула», третьей — «Чёрная смерть».

Посмотрите, господа! «Немезида» влетает в кольцо точно посередине. «Саблезубая акула» и «Чёрная смерть» сталкиваются около кольца. В кольцо влетает «Рыба — меч», за ней, рикошетом от сцепленных кораблей, «Жемчужина космоса».

Посмотрите, «Немезида» на финишной прямой. Ей осталось лишь долететь до Белянки. А у первого кольца куча — мала. Некоторые всё-таки умудряются нырнуть в кольцо.

Господа! Поздравляем! У нас определился победитель! Это «Немезида»! Планетарные Гонки закончены! Победителей просим пройти в банковский зал!»

В банке их уже ждали. Капитану поднесли сертификат на провоз товара, а потом пригласили за стол.

— Господа, — начал старший банкир, — слухи о том, что выигрыш составляет 80 тысяч, были пущены нами. Но поскольку мы пережили столь разрушительную и страшную войну, было решено увеличить эту сумму. Счастлив вам сообщить, господа, что вы выиграли восемьсот тысяч золотом!

У кэпа щупальца встали дыбом.

— Вы сказали восемьсот тысяч? Золотом?

— Да, сумма, согласитесь, немаленькая — четыре миллиарда кредов.

— Это на каждого, — начал судорожно считать Ган, — по четыреста миллионов кредов!

— С вами поработают индивидуально.

Деньги действительно были громадные, и для команды это был сильный шок. Мик присоединил эти деньги к своему счёту, взяв всего семьсот девяносто четыре тысячи долларов на мелкие расходы. Кэп весь выигрыш перевёл нанимателю, после чего его долг стал девяносто девять миллионов девятьсот восемьдесят четыре тысячи кредов.

Мик сделал, что хотел. Он слетал на военные склады и купил там самое совершенное оружие. Салон установил его за сущие копейки. «Немезида» стала ещё лучше и круче. Но для некоторых членов команды такая большая сумма денег оказалась непреодолимым соблазном, правда это выяснилось только накануне отбытия.

— Где Грог? — грозно рявкнул кэп.

— Удрал, — лениво протянул один из стрелков.

— Как удрал?!

— А очень просто. Взял деньги и удрал.

— Разрази меня комета! Ну и ладно, переведу на его место Мика. Парень он перспективный, хоть и со странностями. А то нас из порта не выпустят. А где Мика носит?

— А вон он идёт, — заметила Гарланда, выглянув в иллюминатор, — несёт что — то.

Мик поднялся на борт, неся в руках две коробки.

— Мик! — Кэп посмотрел на своего механика, — ты переезжаешь из своей каюты в каюту Грога и становишься нашим пилотом.

— Это приказ?

— Да!

— Слушаюсь, сэр!

— А что ты принёс?

— Робота — уборщика и робота — мойщика. R.A.B. и R.A.B.A.

— Отлично, завтра отправляемся, — Ган наконец развеселился.


Глава 3

Пятнадцатого мая «Немезида» стартовала с Идрана и направилась к планете Дансинг.

Мик вёл корабль. Пульт управления «Немезиды» был стандартный, так что проблем не возникало. Кэп сидел в капитанском кресле и вещал, его речь предназначалась именно Мику.

— Мы сейчас летим на Дансинг за скульптурами из живого пламени, за косметикой, которую они производят из цветов горихвоста, из стеблей повивальника и плодов танцуйдерева. А также за исключительно шикарными тканями, которые отрывают с руками. После Дансинга мы полетим на Добрую Надежду. Там мы закупим косметику, варенье, ликёры, настойки, бальзамы и мази из плодов варигороха и горохвара. А потом мы вернёмся на Идран.

— Сэр? — спросил Мик, не отвлекаясь от работы, — а зачем нам возвращаться?

— А мы после Идрана дальше полетим. Надо будет запастись едой, водой и горючим.

— Понятно.

Через трое суток «Немезида» приземлилась на Дансинге. Кэп и Гарланда пошли за товаром, а все остальные остались на судне. Стрелки углубились в компьютерную игру. Штурман заплёл все свои щупальца в сетку и повис где — то под самым потолком. Повар заперся у себя и уснул. Мик смотрел в иллюминатор и не понимал, почему все танцуют.

— Это для них привычно, — сказал, неслышно, подошедший Пимс, — они все время танцуют. Самые лучшие танцоры во вселенной, все на их фоне меркнут. Многие из них покидают Дансинг и улетают в другие миры, и там они становятся самыми знаменитыми танцорами. Тебя насчет Ули предупреждали? — переменил тему Пимс.

— Нет. А что?

— Он питается эмоциями. Чем больше эмоций у человека, тем больше шансов, что Ули ими позавтракает, и пообедает, и поужинает.

— О`кей, я буду осторожен. А вон и начальство наше идет.

Андроид быстро отпрянул от иллюминатора и исчез в направлении моторного отсека. У Мика привычки беспрекословно слушаться начальство не было, поэтому он отошёл от иллюминатора только тогда, когда капитан его позвал.

— Мик!

— Сэр?

— Товар закуплен и его сегодня загрузят. Знающие люди предупредили меня, что на транспортных путях появилась космическая радуга.

— Да? — Мик посмотрел на кэпа, — а что это?

— Ну — у, — протянул Ган, — вообще — то никто не знает, что это, но все знают, что это очень опасная штука. И ещё, кроме радуги, нам следует опасаться космических пиратов и ещё кого — то, но я не расслышал названия.

— Ну, с пиратами мы разберёмся, — улыбнулся Мик, — с нашим оружием мы сами можем стать пиратами.

— Это весьма мило и заманчиво, но мы честные торговцы, а радуга высасывает организм, как младенец молоко из бутылочки.

— Брр. Описание отвратное.

Путь с Дансинга на Добрую Надежду был тих и спокоен. Ни пиратов, ни радуги они не встретили. На Доброй Надежде капитан продал товар и купил другой, и после этого «Немезида» повернула домой. Тридцатого мая корабль приземлился на Идране. Кэп ушел прямо после приземления и вернулся глубоким вечером.

— Товар продан, деньги сейчас выплачу, и будем думать, куда нам дальше податься.

Первого июня «Немезида» направилась на Пустыню Ветров, там они купили серебряную полынь, а потом выгодно продали её на Белых Песках. Белые Пески предоставили кэпу новые разработки драг количеством в тысячу штук. С эти товаром «Немезида» направилась к Зомбиленду. На Зомбиленде единственным товаром была почва. Вот её кэп и закупил. Шестисот тонн превосходнейшей великолепнейшей почвы. А потом продал, когда вернулись на Идран. Её с руками оторвали.

У нанимателя не было выгодных заказов и поэтому вся команда, кроме Мика, обживала местные забегаловки.

Однажды утром Мика разбудил стук по обшивке корабля. Мик выглянул и увидел Эдди.

— Что случилось?

— Потрясающая новость, — выпалил Эдди, — Мы вчера повстречали капитана «Жемчужины Космоса». Он так шикарно выглядел! Весь в золоте, ну, мы, естественно, спросили, где он это всё достал?

— Ну и?

— И он нам поведал, что после гонок, он встретил одного бродягу и тот сказал, что на одной безлюдной планете лежат бесхозные несметные сокровища.

— Ну, ещё бы не бесхозные, иначе бы не лежали, — хмыкнул Мик.

— Кэп согласен, он сейчас у него уточняет координаты планеты, и мы отправимся, но там какие — то заморочки, капитан «Жемчужины Космоса» оставил там всё команду.

— Значит, сокровища кому — то принадлежат, — Мик почувствовал неясную тревогу и азарт одновременно, — а заморочки какие?

— Капитан не стал распространяться.

— Ну, ещё бы, — Мик улыбнулся.

Эдди эта улыбка не понравилась. Она была очень странной.

— Забудь об этом, нам повезёт больше.

— Надеюсь.

Через три дня «Немезида» отправилась за сокровищами.

— Значит так, — вещал кэп, — там какие — то западни и для успешного прохождения требуется народ безумный до безрассудства и безрассудный до храбрости. Разрази меня комета, если это не моя команда!!!

До планеты сокровищ оставалось около трёх гиперпрыжков, когда их путь пересекла космическая радуга.

Мик узрел её первым и окликнул всех остальных. Сама радуга ничем не напоминала земной аналог. Это было бесформенное облако, в котором присутствовали все основные цвета радуги. Возможно, из-за них её так и прозвали.

Радуга пересекла им дорогу, потом вернулась и обволокла корабль. Приборы вырубились, моторы заглохли.

— Эй, кэп! — Мик указывал на потолок, — она просачивается!

— Тише, Мик, тише. Пускай она пролазит, возможно, она нас не тронет.

Радуга просочилась на борт и стала изучать, обволакивая неподвижных торговцев и предметы.

Изучив всех, она вернулась к Мику. Мик мог бы поклясться, что у неё были глаза, с таким вниманием она изучала его.

Потом оно склубилось у Мика на коленях и трансформировалось в призрачную женскую фигуру, которая имела длинную шею, заканчивающуюся чудовищной пастью. Пасть нависла над Миком и налезла Мику на голову. Но как только пасть дотронулась до медальона, произошла вспышка и радуга исчезла.

Ган, преодолев оцепенение, бросился к Мику. Но тот был в порядке, только недоумённо вертел головой.

— А где радуга?

— Исчезла, — сказал Ган и посмотрел на Мика, — что ты сделал?

— Я… не знаю, — Мик вытащил медальон, снял с шеи и стал вертеть его в руках.

— Ладно, возможно, ты сделал то, что сам не контролируешь, поэтому повесь медальон на место и рули дальше.

Далеко от места встречи и исчезновения радуги они не улетели, потому что получили сигнал SOS.

— Недалеко от нас кто-то просит помощи.

— Если действительно недалеко, то давайте поможем — может вознаграждение выплатят.

Сигнал SOS шел от одной очень выщербленной планеты. Её снаружи разъедала какая-то зараза, и только одно место было покрыто зеленью. Вокруг садилось и взлетало множество кораблей.

— У, конкуренты проклятые! — процедил Ган, — нигде нет покоя от них.

Мик посадил корабль, вышел на поверхность и спросил первых попавшихся:

— Что тут такое?

— Тут, какая — то хворь приключилась, все вымерли, остался лишь древний старый жрец и какой-то фетиш, идол, не знаю, и его надо эвакуировать, — просветил один из проходивших.

— И кто-нибудь уже смог?

— Нет, талисман окружен полем, которое убивает каждого, кто в него входит. Мы потеряли штурмана и улетаем, а если хочешь рискнуть — иди прямо.

— Кажется, нам здесь ничего не светит, — прокомментировал Мик.

— А я, пользуясь положением, всё — таки настаиваю на том, чтобы туда пойти. — Ган грозно посмотрел на подчиненного.

Храм выглядел дремучим, и хозяин его был не моложе. Большой зал разделяла мерцающая завеса неизвестного излучения. На глазах у Мика и кэпа, один из находившихся в зале вошел в завесу. Половина туловища, оказавшаяся снаружи, обвалилась в лужу крови, а вторая исчезла.

— Кажется, я поторопился с выводами, — Ган развернул Мика к выходу. — Ты был прав, здесь нам ничего не светит.

— Только избранный может войти и пройти! — возопил жрец, потрясая костлявыми конечностями. Наверняка, жрец был мудр, поэтому он кричал на стандартном галактическом языке, иначе его бы никто не понял.

— Все, кто пришёл в храм! Все должны использовать шанс! — вновь истерично завизжал старец. — Наше божество подарит безграничное могущество тому, кто окажется избранным!

— Это ещё неизвестно, что божество обладает каким — то могуществом, — Мик презрительно хмыкнул, — планета вымерла, и, значит, это — лохотрон.

— Я бы согласился на безграничное могущество, — закатил глаза капитан, — никто бы не посмел бы тронуть ни меня, ни команду. Я иду.

— Нет, кэп, вы туда не идете, — Мик отстранил капитана и шагнул к завесе.

Приложил ладонь к мерцанию…

Холод.

Холод струился из завесы.

Смертельный цепенящий холод.

Мик подавил дрожь и вошёл в завесу.

Завеса опала и исчезла. Кэп увидел своего пилота. Тот стоял и рассматривал свои руки.

— Избранный!!! — завыл жрец, — после стольких лет ожиданий, избранный!

Жрец осел на пол, отчаянно жестикулируя и бормоча что — то непонятное.

— Мик?! — Капитан бросился к пилоту, — ты как?

— Никак, — хрипло выдавил Мик и покачнулся, — я замерзаю.

— Эй, ты, хрыч старый, что ты сделал с моим пилотом!!?

— Избранный! — истерически завывал жрец, — он избранный!

— Кончай выть и скажи, что с ним мне теперь делать?

— Его надо отвезти на другую планету, — по-деловому ответил жрец, перестав выть. — Там убить, принеся в жертву носителя. А сердце, которое превратится в большой бриллиант, вы сможете либо продать, либо оставить себе.

— Чтоооо? — Ган шагнул к жрецу и схватил его за грудки. — Ах ты, гнида древняя!!! Ты чего задумал?

Жрец подергался и рассыпался в прах.

— Кэп, — Мик шатался и явственно щелкал зубами, — побыстрее убираемся.

Капитан подхватил пилота и бросился вон из храма. Они были последние — остальные уже смылись. Храм разваливался под натиском желтого песка — это увидел Мик из иллюминатора подымающейся «Немезиды». Возможно, жрец как-то удерживал разрушение, а после его смерти все пошло естественным путём.

Ган запихал Мика в санитарный отсек, Гарланда его отсканировала и выводы оказались неутешительными. Мик замерзал изнутри, в нем поселилось непонятное существо, напоминающее яркий сгусток ослепительного света.

Гарланда вколола Мику лекарство, замедляющее ток крови, это была единственная вещь, которая могла ему реально помочь.


Глава 4

Планета сокровищ была земного типа. «Немезида» опускалась вдоль исполинских стволов серебристо — серого цвета. Гигантские овальные листья остались наверху, закрыв голубое небо.

На взлетной площадке их ждало желтое овальное существо на двух жилистых ногах.

— Приветствую вас! — пропело существо, — полагаю, вы пришли за сокровищами?

— Ага, — кэп приосанился, — такова наша цель.

— Вы не первые и не последние, кто приходит сюда, мучимые жаждой обогащения. Но довольно слов. Оставьте свой корабль здесь и пройдемте за мной.

За сокровищами двинулись капитан, пилот, повар и стрелки, а штурман, врач, дроиды с андроидами остались.

Недалеко от посадочной площадки обнаружилась пристань. Народ загрузился в серебристо — серый челн, и желтое существо оттолкнуло его от берега.

Берега неведомой реки заплелись густыми зарослями экзотических растений, которые находились в стадии цветения. Густой пряный аромат плыл над водой. В прозрачной воде мелькали разноцветные существа, которые могли быть рыбками, а могли быть кем-нибудь ещё. Река, казалась, была прямой, но стоило оглянуться, то сверкающая поверхность исчезала за густыми зарослями.

Мику чудилось, что они плывут по кругу, но берега были столь однообразны и ароматы цветов были тяжелы для восприятия, поэтому в челне все вскоре задремали.

В полусне они пропустили момент, когда Гауру в шею попала стрела и обнаружили это лишь тогда, когда челн ткнулся в илистый берег.

— На Реке все теряют одного, — сочувственно пропело существо, — это Закон.

— Ну вот, я так и подозревал, что сокровища кому-то принадлежат, — просипел Мик.

Экипаж высадился, Багси взял Гаура на руки. В двух метрах от илистого берега поднималась циклопическая лестница, ведущая к громадной двери, около которой стояли два гигантских каменных чудовища.

Народ стал подыматься. Мику вновь показалось, что лестница не столь гигантская, дверь маленькая, а каменные чудища вовсе не каменные.

Когда экипаж проходил мимо чудищ, одно из них сделало молниеносное движение и проглотило Гаура.

Двери распахнулись, и поредевший экипаж вошёл в большую пустую залу.

Напротив входной была ещё одна дверь — огромная и золотая, покрытая всевозможным орнаментом.

— За этой дверью, — пропело существо, — собрано множество сокровищ и если вы сможете открыть эту дверь, вы его получите.

— А как это сделать? — кэп нервно потирал руки.

— Один из вас пройдет испытания, и двери откроются….

— И мы этого героя больше не увидим…

— Он присоединится к вам там, в сокровищнице.

— Отлично, — Ган вытолкнул вперёд Мика, — вот наш непризнанный герой.

— Прошу, — существо подвело Мика к незаметной двери в стене, распахнуло и втолкнуло его туда. Прежде чем дверь закрылась, Мик посмотрел на проводника и спросил:

— А зачем надо было нас по кругу возить?

— Н-не знаю, о чем ты говоришь, — существо стушевалось и быстро впихнуло Мика вовнутрь.

Мик очутился на узком каменном карнизе, под ногами была пропасть, через неё вел стеклянный мост. Тот, кто его строил, был пьян или чего-нибудь курнул перед строительством. Поверхность моста не была идеально гладкой, она была вся в рытвинах, в которых в разные стороны торчали осколки. Мик вздохнул, перекрестился и полез на мост. Самое удобное было ползти на четвереньках, потому что встань Мик на ноги, он бы гарантировано упал в пропасть. А на четвереньках было удобно, но и опасно при порезах. Мост изгибался полумесяцем. Мик дополз до верха, а оттуда скатился на пятой точке. Сперва ободрал колени и голени, а потом пострадал зад.

За стеклянным мостом подымалась алмазная лестница. Её грани сверкали ярко и зловеще. Мик вновь почесал голову — первый же шаг привел к тому, что Мик упал. Вредная лестница оказалась. Мик опять встал на четвереньки и пополз по лестнице. «Ну, блин, что у них тут за мания стеклянно — алмазные навороты делать», — подумал Мик, — «Всем им явно было наплевать на тех бедняг, которые здесь ползать будут».

Дополз до вершины лестницы и оказался около двери. Встал на ноги, открыл её и очутился на поляне… Хрустальной. Забавно, но эти хрустальные растения росли в полной темноте, и только по хрусту и звону под ногами Мик определил, что они не настоящие. Сопровождаемый хрустом, Мик добрался до противоположного края и вывалился в сокровищницу.

Сел и очумело уставился на груды и горы сокровищ. С другой стороны вошел кэп с командой, неся мешки и везя тележки.

Чего тут только не было! Все драгоценности мира — камни, золото, платина, серебро, огромное озеро нефти — на все вкусы. Эвересты драгоценных камней, горы жемчуга. Статуи неизвестных существ из серебра, платины и золота. Попадались великолепные образчики, изготовленные из цельных изумрудов, рубинов и прочих камней. Статуи были увешаны множеством украшений, разного размера и разной формы. Воплощенная мечта кладоискателя ну и разумеется археолога.

Команда с жадностью набросилась на это превосходящее все замыслы угощение. Нагружались тележки, набивались мешки. Наконец все «насытились» и на смену жадности пришло созерцание. Начались поиски маленьких сувенирчиков на память и подарков оставшимся членам экипажа.

Гарланде хотелось получить гарнитур из черного жемчуга и его совместными поисками нашли, уложив в шкатулку из неизвестного металла.

Существо наблюдало за ними и, поняв, что они пресытились богатством, вызвало неоткуда подъёмник, который поднял всех наверх. Там существо всем пожелало удачи и столкнуло вниз по огромному жёлобу, который привел всех прямо в грузовой отсек «Немезиды». Разложив добычу и преподнеся подарок Гарланде, все занялись делом. Корабль взлетел и лег на обратный курс.

Где — то на середине пути «Немезида» влетела в серебристое облако и застыла в нем, как муха в янтаре. Мик отключил двигатели, чтоб не полетели.

— Раздолбай меня комета, куда это мы попали?

— Бог его знает, кэп.

Но тут все с корабля исчезли и оказались в ослепительном сиянии.

— «Ты — уборщик, R.A.B.! Что ты можешь предложить?»

— «Ты — уборщица, R.A.B.A.! Что ты можешь предложить?»

Уборщики исчезли. Это были очень примитивные роботы, они не думали, они действовали по программе.

— «Ты — механик, Пимс! Что ты можешь предложить?»

— Имя.

— «Твой дар ничто. Мы отвергаем твой дар!»

— «Ты — механик, Ламс! Что ты можешь предложить?»

— Работу.

— «Твой дар не имеет смысла. Ты нам не нужен!»

Пимс и Ламс исчезли.

— «Ты — повар, Багси Битум! Что ты можешь предложить?»

— Еду.

— «Твой дар никчемен. Ты нам не нужен!».

— «Ты — стрелок, Эдди Травен. Что ты можешь предложить?»

— Скорбь.

— «Это понятие нам чуждо. Ты нам не нужен!»

Эдди и Багси исчезли.

— «Ты — штурман, Улиикситулу! Что ты можешь предложить нам?»

— «Ты — доктор, Гарланда Сокс! Что ты можешь предложить нам?»

— Свободу.

— «Это не тот дар, что нам нужен. Ты нам не нужна!»

Ули и Гарланда исчезли.

— «Ты — капитан, Ган Волос! Что ты можешь предложить?»

— Золото.

— «Оно нам не нужно. Ты нам не нужен!»

Ган исчез и очутился на мостике «Немезиды».

— Боже, что это было? — спросила Гарланда, поправляя серебристо — серые пряди, выбившиеся из сложной причёски.

— Безмолвные, Гарла, и они оставили у себя Мика. Хотя, может, его дар не вызовет у них интереса, и они его вернут.

— «Ты, который исполняет обязанности пилота, Мик Меллоун! Что ты можешь предложить?»

Вопрос возник в мозгу и Мик ответил:

— Я могу предложить жизнь.

— «Это отличный дар. Мы принимаем его!»

— Делайте, что хотите, — Мик изнемогал, сгусток света в нем проявлял все большее беспокойство, и это отрицательно сказывалось на самочувствии Мика.

— «… он ценен для космоса…»

— «…должны ли…мы освободить его?»

— «…это будет важно для нас тоже…».

— «….черный пожиратель…скоро проснется, и …. Он сможет освободить».

— «…убить, чтобы излечить….»

— «….приступим…»

Мик этого разговора практически не слышал. Сгусток света делал отчаянные попытки выбраться из своего носителя. Он сжигал все на своем пути, и когда обладатели голосов приступили к изъятию объекта, Мик был уже в предсмертной агонии.

Очнулся Мик на полу рубки. Вокруг стояла вся команда, всем своим видом выражая скорбь и отчаянье.

— Что со мной такое было? — Мик задал вопрос, ни кому конкретно не обращаясь.

— Жив! Он жив! — Все стали выражать бурную радость.

Над ним наклонилась Гарланда:

— Безмолвные нас отпустили, и ты материализовался на полу бледный и недвижимый. Мы проверили тебя — житель света исчез.

— Насколько мы от курса отдалились? — Мик поднялся с пола.

— На пару градусов, ничего страшного.

Мик вернул корабль на прежний курс.

А в это время на служебном корабле космических рейнджеров летели два типа. Похожие на друг друга как близнецы, но не являющиеся такими.

Один был в кожаной одежде и его звали Макс Тански. Второй предпочитал джинсу, и отзывался на имя — Мартин Риггз.


Глава 5

Внезапно навалившимся богатством каждый распорядился, как хотел. Кэп заплатил долг, и у него ещё осталось внушительная сумма, которую он мог потратить на себя. Эдди Травен сделал ноги — с той частью добычи, что ему попала при дележе — ему уже не надо было работать. Мик пополнил свой счёт, хоть и оставался в неведении, откуда он у него.

Команда осталась без стрелков. Кэп с горя занялся шопингом и в бар он попал уже приодетым и чистеньким. А в этом же баре, на счастье или на беду, с какой точки зрения смотреть, сидели Макс и Мартин. Они внимательно осматривали немногочисленных ещё посетителей в надежде увидеть Мика.

Кэп заказал «Сиреневый кавардак» — сложную в изготовлении штуку, однако весьма забористую. Через полчаса в этот же бар заявился Мик. Парней он не признал, но потом что — то у него в голове щелкнуло, и он их припомнил. Подойдя к кэпу, Мик наклонился к нему и прошептал:

— Вон тех двоих, за стойкой видите?

— Да, и что?

— Наймите их стрелками, гарантирую лучше не сыскать.

— Эй, парни, — заревел Ган, — идите-ка сюда, разговор есть.

Парни двинулись по направлению к капитану.

— Работу ищите?

— Мы вообще — то одного человека ищем, но деньги нам тоже нужны, — сказал человек в джинсовом костюме.

— У меня освободились должности стрелков, — улыбнувшись, ответил Ган, — и, кажется, вы мне подходите.

— Да, без проблем, — парень в коже вернул улыбку.

— Ну вот и хорошо. — Ган был доволен, — Мик вас проводит на корабль.

— Мик!? — оба парня подались вперёд.

— Мик!! — заорал кэп, хоть Мик находился не далее пяти шагов от него.

Мик подошел.

— Мик, проводи этих новых стрелков на «Немезиду».

— Ладно, пойдемте, — Мик опять их забыл.

Мартин и Макс это по дороге выяснили. На все их новости, прошедшие с начала его исчезновения, Мик не реагировал. Вернее, реагировал как нормальный человек, незнакомый с ситуацией и не имеющий представления о людях и местах, где он никогда не был.

— Амнезия, — шепнул Макс Мартину.

— Похоже, полная, — Мартин с жалостью посмотрел на Мика, — он и нас не помнит.

Мик привел парней на корабль и показал им каюты бывших стрелков. Ребята стали обживаться.

Вечером кэп пришёл на корабль и привёл с собой женщину. Такая стройная полногрудая брюнетка в мятом и рваном платье.

— Мы летим в Территории.

— Мы же собирались в Ниндзяленд, а Территории отсюда очень далеко.

— Сперва закинем мисс Фуджико в Территории, а потом уж туда, — кэп нахмурил брови.

— А для торговли нужен рейс в Ниндзяленд, — гнул свою линию Мик, — мисс Фуджико никуда не денется, а Чемпионат по боевым искусствам скоро начнётся и нам надо закупить сувенирной продукции. Вы сами говорили, что Чемпионат без вольных торговцев не состоится. Поэтому я настаиваю на полёте в Ниндзяленд.

— Дело говоришь, — одобрил кэп, — но мисс Фуджико полетит с нами.

— Вы же капитан, — пожал плечами Мик, — считаете это правильным, пожалуйста.

Двадцать шестого июня «Немезида» вылетела с Идрана, держа курс на Ниндзяленд. Тридцатого июня корабль приземлился в Ниндзяленде.

Кэп, Гарланда и Фуджико отправились за товаром, Мик, Март и Макс прошли прогуляться, поискать приключений на свою голову.

Далеко ходить не пришлось. За ближайшим поворотом они наткнулись на местных хулиганов.

— Посмотрите, кто тут ходит! — воскликнул один из местных, — пришлые слабаки.

— Тебе придётся извиниться!! — Сжал кулаки Мартин, — а то я запихну это в твою глотку!

— Ты ничего не сможешь сделать, слабак, — презрительно засмеялся второй. — И мы сейчас это докажем.

— Песчаная буря! — От рук первого потек песок.

Мик склонил голову и посмотрел на песок, начавший своё движение. Смутные воспоминания зашевелились в нём. Песок завертывался вокруг них под хохот местных. Мик присел — песок застыл и опал, оплавленный кратковременной вспышкой. Мик поднялся и с большим изумлением стал разглядывать свою ладонь, искренне недоумевая, что он такое сделал.

Хулиганы рассердились. Они не ожидали сопротивления. Собравшись вместе, они начали совещаться. Итогом стала одновременная атака всей шайки. Но Мик не собирался причинять никому боль, а просто хотел избавиться от надоедливых типов. И опять яркая кратковременная вспышка — и все хулиганы упали от солнечного удара. А Мик с друзьями поспешил удалиться.

Через полчаса на «Немезиду» пришла целая делегация из местного начальства. Кэпу всё это не понравилось:

— Что вы хотели?

— Начнем с того, что ваш человек разогнал всех наших хулиганов, но это неважно. Ими давно надо было заняться, но мы не в обиде. Нам бы хотелось, что бы вы разрешили вашему человеку поучаствовать в Чемпионате, — сказал один из прибывших.

— Это всё хорошо, но я как наниматель этого парня, несу за него ответственность и хотел бы договориться об определённых условиях.

— Нет проблем. Чтобы вы хотели обсудить?

В ходе переговоров кэп заключил соглашение с деревенским начальством, как со стороной, принимающей у себя Чемпионат, на льготную покупку всей сувенирной продукции предстоящего мероприятия.

Данное соглашение, в частности, предполагало продажу сувенирной продукции гораздо дороже обычного.

Кэп дорого продал Мика, так что все остались довольны, кроме Мика. Но его не спрашивали.

— Мы бы хотели попросить вас об одной услуге, — сказал один из старцев, — нам нужно привезти одну леди с соседней планеты. Корабль мы предоставим.

— Что за леди?

— Адепт организации «Белый Лотос», магистр Серебряного Огня, академик Всегалактического Университета Белой Магии имени Святого Мерлина — Флорида Тайгер.

— Да запросто. Мику скажу — он привезёт.

Мик обернулся за четыре часа. Мисс Тайгер была необщительна, и это было Мику на руку. Его никто не отвлекал. Он привез мисс Тайгер и сдал её старейшинам деревни.

«Немезиду» загрузили под завязку и отчалили с Ниндзяленда. Теперь их путь лежал в Территории. Во время пути произошла ссора Гарланды и кэпа. Как можно было предположить, ссора произошла из-за Фуджико. Мика вообще ничего не волновало, особенно ссоры. Утром кэп был мрачен, а Гарланда целый день не выходила из каюты.

На мостике, кроме Мика, кэпа и Ули, в течение дня никого не было, и поэтому кэп начал рассказывать про Территории.

— В тех местах, где я летал — есть четыре странных места. Свободные зоны — Территории. В них продается и покупается всё. Гарланду я тоже встретил на Территориях. Она сбежала из странного заведения, ну ты понимаешь. Она пришла к нам… Вернее, я её нашел…Она стояла под нашим кораблем, спрятавшись от дождя, в коротком халатике и в черных ажурных чулочках, босая, со спутанными серебристыми волосами. Нас тогда было мало — я и Ули, она стала третьей в нашей команде.

Это было такое чувство, когда я её увидел. Я хотел её защитить и спрятать, только, когда я её вывез из Территорий — я её разглядел…

— И влюбились… — Мик сочувственно покачал головой, — понятно.

— Да, я влюбился, — сокрушённо сказал кэп, — и вот поссорился.

— Из-за мисс Фуджико, верно?

— Из-за неё… Блин, ну почему?

— Кэп, сидите в обнимку с Гарландой и не возникайте, а на Фуджико тратьте ровно столько внимания, сколько заслуживает пассажир. Ибо чувствую я, что если вы не прекратите эти амуры, для вас это может плохо закончиться.

— Что ты можешь знать? — рассердился кэп, — Фуджико — честная девушка. У неё личные неприятности денежного характера…

— Вот это меня и настораживает.

— Кем ты работал, Мик, прежде чем ко мне нанялся?

— Я не помню, честное слово.

— Ладно, не важно. Не лезь в мои дела и всё будет хорошо.

В Территории они прибыли накануне сезона дождей. Кэп выбрался из корабля, посмотрел на небо и мрачно сказал:

— На пару дней придется задержаться. Товар продадим прямо здесь, а взамен наберем дождя и, возможно, минерального геля.

— А зачем нам дождь?

— Это особый дождь. Он состоит из чертовой прорвы всяческих минеральных веществ, растворимых в нем в каких-то замечательных пропорциях. И его везде с руками отрывают. А минеральный гель — это тот же дождь, только выпаренный до гелеобразного состояния. Вечером будем знать точно.

Фуджико незаметно испарилась с «Немезиды», так что кэп и Гарланда отправились выяснять, что можно продать и что купить.

Вечером кэп собрал всех и отчитался:

— Значит так. Все свободны четыре дня. Сегодня ночью начнется дождь, поэтому те, кто останется на корабле, должны настроить уловители и начать его собирать. С одной стороны мы не настолько богаты, чтобы спрятать корабль в ангар, но не настолько бедны. Поэтому нам предоставили ангар с крышей, но без стен. Бочки для воды я купил — они в грузовом отсеке. В городе вести себя тихо. В казино не ходить, в злачные места тоже, в драки не вступать. Ясно?

— Предельно, — отозвались все, кто умел разговаривать.

Кэп ушёл. Они с Гарландой сняли номер в гостинице. Багси, Мартин и Макс ушли следом. Мик остался. Ули и роботы не проявили никакого внимания к сообщению кэпа.

Мик перегнал корабль под указанный недоделанный ангар, размотал и укрепил уловители, присоединил их к специальным бочкам и подался вслед за остальными.

Город не отличался от других таких же городов. Извилистые проулки, ныряющие в темные дворы мрачных домов и пара ярких проспектов, по которым гуляли праздно одетые существа.

Мик прошелся по самому ближнему проспекту — магазинчики, казино, бордели, стриптиз — клубы, рестораны — всё залито неоновыми огнями. Тьма попрошаек. Мика они не трогали, ибо он не выделялся.

Свернув в переулок, Мик увидел уже другую картину. Бомжи, пьяницы, амбалы, подпирающие неказистые двери, ведущие неизвестно куда. Мик прошёл один переулок, второй и собирался переходить на третий, чтобы оказаться на втором бульваре, как вдруг он увидел на стене вспышки от плазменного ружья.

Мик поспешил туда, но в проулок не прошел, а остался за углом и заглянул туда. По проулку несся парень, за ним шагали два амбала, вооруженные плазменным оружием. Они стреляли в парня, но парень бежал зигзагом и в него не могли попасть.

Мик дождался, когда парень поравняется с ним, и затащил его за угол.

Тот даже охнуть не успел. Мик прижал его к стене левой рукой и ощутил судорожный стук сердца парня.

— Кто ты? — быстрым шепотом спросил выдернутый из-под обстрела.

— Не суть важно, — ответил Мик, — что же ты такое натворил, что за тобой амбалов с плазменными пушками послали?

— Я ничего не сделал… Ничего такого, честное слово…

— Из-за девушки, наверное?

— Да — да, из-за девушки, — быстро согласился парень.

— Ладно, — Мик стал размышлять, как спрятать парня, чтобы те его не заметили.

Амбалы прошли мимо и не увидели ничего примечательного в густой тени и паре бочек, в ней стоявшей…

— Парень, я не знаю, кто ты, но ты только что спас мне жизнь. За мной должок.

— Ты мне ничего не должен, — возразил Мик, — это просто дружеская услуга.

— Ладно, считай, как хочешь, но за мной должок, — незнакомец засмеялся и исчез в темноте. Мик улыбнулся, ему понравился голос и смех этого парня. Стал накрапывать дождь, и Мик поспешил вернуться на корабль.

Под мерный стук дождя, Мик поужинал и спать лег. Два дня прошло под дождь. На третий вечер Мик запечатал тридцать бочек, проверил сорок остальных и прибрал уловители.

Где — то в три ночи, Мик проснулся от неясного шебуршания под днищем корабля. Мик встал и прошёл в грузовой отсек. Там действительно кто — то скоблился, но снаружи. Мик открыл нижний люк и высунулся на улицу. Там оказалось трое ужасно мокрых парней.

— Привет! — Мик оглядел замерзшую компанию, — а почему не с парадного входа?

— О! Опять это ты! — раздался знакомый голос, — Мы тут прячемся, понимаешь?

— Забирайтесь, что вам тут мерзнуть. — Мик открыл люк пошире и спустил лестницу.

Парни забрались, и стали в отсеке зубами стучать. Мик привел их в камбуз, осмотрел всех троих — смотреть, правда, не на что было. Мокрые и замерзшие, парни вообще никак не выглядели.

— Брысь в душевые кабинки, — Мик подтолкнул всю троицу, — разденетесь и вещи покидайте на пол.

— Э, я голышом плохо выгляжу, — возразил знакомец.

— Тебе и твоим друзьям нужно согреться, шлепайте в душевые, там халаты есть, потом придёте, я вас накормлю, и ляжете спать. Я вас обратно на улицу не пущу.

Мик накормил троих сонных, после купания, парней и уложил спать в разные каюты. Вещи выстирал, высушил и выгладил.

Примерно в полдень троица покинула корабль, не побеспокоив Мика.


Глава 6

У Арсена Люпена III день 6 июля начался с разминки. Первые три часа с 9 до 11 утра он пробирался в дом к одному очень богатому местному мафиози. В 11 ему пришлось вдоволь накувыркаться на замысловатых ловушках. К 12 часам он добыл некую вещь, ради которой он сюда и влез. С часу до шести вечера Люпен имел малосодержательную и невразумительную беседу с хозяином этой вещи и его телохранителями. А с шести вечера до 10 Люпен вновь пробежался. До одного угла. Из темноты высунулась рука и втянула его за угол. Сперва Люпен испугался. Он слыхал об военных химерах, которые сливаются с окружающим миром. Но втянувший оказался обычным парнем, хоть и в темноте это не было видно. Парень спас его — это было ясно. Люпен платил по долгам, и этот долг он тоже должен был оплатить.

Вернувшись домой, Люпен вытащил вещь и стал её разглядывать. Через полчаса пришли Джиген и Гоемон.

— В городе неспокойно. Все тебя ищут.

— Я забрал ту вещь, за которую мне заплатили.

— Ты не рассказывал об этом?

— Клиент с Новой Земли заплатил мне за эту статуэтку из обсидиана, — Люпен протянул её Джигену. Тот взял статуэтку в руки. Она была в высоту примерно десять сантиметров и изображала некие щупальца, поднятые из кубического основания 5х5х5. Щупальцев было порядка шестидесяти и они располагались в хаотическом порядке.

— Что это такое?

— Не знаю. Правда, не знаю. Но за неё заплатили немалые деньги, так что риск оправдан. — Люпен улыбнулся каким — то своим мыслям, — мне помогли сегодня избежать прогулки на тот свет.

— Хм? И кто же?

— Я не знаю его, но я ему должен за спасение. — Люпен забрал статуэтку и принялся дёргать за щупальца. Минут через пятнадцать днище основания отскочило, и оттуда вылетел маленький свиток. Люпен приладил днище обратно, взял свиток и развернул его. В ширину около пяти сантиметров и в длину где — то сантиметров тридцать, изготовленный из неизвестного металла, свиток немедленно порезал Люпену пальцы.

— О, черт! — Люпен отдернул руку и свиток упал на стол. Некоторое время обе стороны свитка были одинаково пусты, но потом они как бы впитали капли крови и на них проступили очертания неведомой письменности.

— Ясно, — Люпен облизал кровоточащие пальцы, — теперь у нас есть ключ и карта. Пойду, отправлю клиенту сообщение.

Забрав статуэтку и карту, Люпен спустился вниз в интернет — бар. Не успел он отправить сообщение, в бар ворвались амбалы. Люпен сделал ноги, по пути к нему присоединились Джиген и Гоемон.

Дождь, несмотря на все растворенные в нем минеральные вещества, для местных жителей был притчей в языцех. Гулять под ним строго запрещалось из-за непроверенного действия на живых существ.

— Куда бежим? — Спросил Джиген, перепрыгивая через лужи.

— Куда-нибудь, — ответил Люпен.

Обежав за три дня весь город в поисках убежища, парни забрались на территорию космопорта. Замерзшие, мокрые, с чихом и насморком, они забились под днище корабля, стоявшего в недоделанном ангаре.

— И куда теперь? — чихнул Джиген.

— Не знаю, — кашлянул Люпен. — Не ожидал, что этот тип так разволнуется из-за этой статуэтки.

Тут над их головами открылся люк, и оттуда спросили:

— Привет! А почему не с парадного входа?

— О! Опять это ты! — Люпен узнал голос парня, который его спас на улице, — Мы тут прячемся, понимаешь?

— Забирайтесь, что вам тут мерзнуть. — Парень открыл люк пошире и спустил лестницу.

Люпен был благодарен ему — парень непросто их спас, но и приютил на сутки. Когда Люпен со товарищи покинули гостеприимный борт, погода прояснилась.

— Теперь куда мы подадимся? — спросил Джиген.

— Обратно на борт гостеприимного парня.

— Зачем?

— Я спрятал там и статуэтку, и карту, — улыбнулся Люпен.

— Если не получиться?

— Получиться. — Люпен почесал тыльную сторону левой ладони.

— А ну — ка, — Джиген взял Люпена за руку и осмотрел её, — давно у тебя ладонь чешется?

— С сегодняшнего утра. А что?

— А ты приглядись.

Люпен присмотрелся. Ладони с внешней и внутренней стороны были покрыты мелкими пузырьками, которые нестерпимо чесались.

— Что это такое?

— Похоже на аллергию. Погоди — ка, — Джиген пощупал Люпену лоб, — Ба, да ты горишь!

— Надо вернуться на корабль, — повторил Люпен, — нам надо спрятаться в грузовом отсеке, нас не выпустят с Территорий.

— Хорошо. Этот парень уничтожит следы нашего пребывания на корабле, ибо он, похоже, не хозяин его. — Гоемон высказался и замолчал.

— Заберёмся во время погрузки, — слабо сказал Люпен. Его начало лихорадить.

— Держись, партнёр. — Джиген набросил на Люпена свой пиджак.

На борту гостеприимного корабля началось какое — то движение. Парень вышел, смотал уловители, вернулся на корабль. Потом пришло двухметровое существо с малиновыми щупальцами вместо волос и серо белыми глазами навыкате. Джиген определил его как капитана. Оно походило, поговорило с парнем. Пришли грузчики. Они вкатили в грузовой отсек четыре бочки. Джиген сообразил, что моментом надо воспользоваться, подопнул Гоемона, взвалил на плечо Люпена, и они рванули к грузовому отсеку корабля. Улучили момент и шмыгнули в такой приветливый грузовой отсек.

Капитан закрыл люк, но не до конца.

Джиген услышал разговор. Вернее, два разговора.

— Мик!

— Да, кэп?

— Дождь собрал?

— Да. Все в ажуре.

— Я купил четыре бочки геля.

— Хорошо.

— Через сутки вылетаем.

— Нет проблем. Я проверю двигатели.

— Я соберу команду. Товар мы продали. Через шесть часов о Чемпионате узнает вся вселенная, я договорился, — Кэп хохотнул.

— О`кей.

Капитан корабля удалился, а тот парень забрался в корабль. Второй разговор состоялся спустя полчаса.

— Четыре бочки геля, ха! — прогнусавил чей — то противный голос.

— Ты упаковал три бочки? — второй голос был пронзительный и высокий.

— Да. В одной гель, а в трёх других — «красная вспышка».

— Молодец.

Голоса убрались.

— Они хотят подставить нашего спасителя, — Люпен зашелся в тяжелом кашле.

— Что будем делать?

— Вышвырнем эту заразу с корабля. Пускай я сдохну, но долг свой перед моим спасителем оплачу сполна.

Джиген открыл нижний люк, потом подкатил к нему бочку, вскрыл магнитные запоры — в этой ёмкости оказался гель. Вторая бочка была заполнена бежевым порошком, Джиген опрокинул её над люком, и вся эта гадость с легким шорохом высыпалась на пол недоделанного ангара.

И тут Мику где-то в кабине пришла мысль проверить нижние маневренные двигатели. Их было три — левый, правый и средний. Мик запустил двигатель, бежевый порошок мгновенно воспламенился и красноватым облаком улетел наружу. Джиген улыбнулся. В освободившуюся бочку он запихал Люпена, а вторую опорожнил в момент запуска среднего двигателя. Вторая бочка стала пристанищем Гоемона. Третью Джиген освободил для себя. И когда Мик спустился в отсек, чтобы прикрепить груз, ничто в отсеке не указывало на присутствие там посторонних.

Команда собралась, хотя не вся — Багси Битум глотнул свободы и остался в Территориях. Кэп был мрачен, но топливо для дозаправки «Немезиды» оплатил. Корабль взлетел. Мик повернул его к Ниндзяленду. Вывев корабль за пределы планеты, Мик стал готовить его к межзвёздному прыжку. Перед самым прыжком, Мик заметил металлический блеск где — то сзади «Немезиды».

«Немезида» вынырнула из гиперпрыжка и почти что сразу же:

— Эй, вы, на корабле! Заглушить двигатели!

— Полиция? — предположил кэп.

Мик вывел изображение неизвестного корабля на обзорное окно, посмотрел:

— Нет, это не полиция.

— Почему?

— Полиция такие корабли не использует, — прозвучал ответ, — да и расцветка не та и проблесковых маячков нет.

— Может, КБР?

— Нет, КБР на таком барахле не ездит и так корабли не останавливает.

— Рейнджеры?

— Для них этот корабль слишком шикарен.

— А ты откуда знаешь?

— Вспомнилось. — Мик поставил корабль на автопилот, встал с кресла, подумал, пошёл к грузовому отсеку.

— Эй, куда ты это собрался?

— А я думаю, что цель этого незнакомца находится в нашем грузовом отсеке.

Пришли. Мик, кэп, Гарланда, Макс и Мартин стояли посередине грузового отсека и думали, какие из этих бочек самые подозрительные. Но тут Мик заметил остатки бежевой пыли.

— Хм.

— Что?

— Гарланда, можно тебя попросить принести уксус с кухни и маленькую баночку.

— Хорошо, — Гарла ушла.

— Что нашёл? — спросил кэп.

— Бежевую пыль на полу…

— И что в ней такого особенного?

— А вот Гарла уксус принесёт и посмотрим.

Гарланда через пять минут принесла банку и уксус. Мик собрал бежевую пыль в кусок мешковины, пересыпал это в банку и капнул туда уксуса. Все уставились на банку. Бежевая пыль осела и окрасилась в красный цвет.

— Хм…

— Что такое? — взволновался кэп.

— Знаете что это такое?

— Нет, а что?

— «Красная вспышка» — один из мощнейших наркотиков вселенной. Теперь надо найти контейнер.

Все бросились искать.

— Понимаешь, Март, Мик нифига из прошлой жизни не помнит, а полицейскую работу делает.

— Правильно, — ответил Мартин, — работу он помнит. Помоги мне, Макс, с этой бочкой.

Март и Макс опрокинули одну из бочек, сняли крышку и из неё выпал человек.

— Мик, посмотри, что мы нашли!

Мик подошел и присел рядом.

— Этого парня я знаю, я его прятал на корабле…

— А как его звать?

— Не знаю. Гарланда, видишь?

— Что?

— Синий контур губ и ноздрей.

— Это что — то обозначает?

— У этого парня отравление «красной вспышкой», помноженное на странную аллергическую реакцию.

— Что предлагаешь?

— Его надо вымыть, обрить и одежду выстирать. А воду эту потом уничтожить.

— Мик, мы ещё двух нашли.

— И с ними надо так же поступить.

Гарланда взяла в помощники Макса с Мартом, и они перетащили троих больных в ванный отсек.

После бритья и мытья все больные стали выглядеть щуплыми, особенно на фоне стерильных коек. Поручив заботу о них Гарланде, Мик вернулся в кабину. Незнакомый корабль улетел. Такой неожиданное решение принял капитан корабля. Фуджико, узнав о цели корабля, расхохоталась и, обняв цилиндрическое туловище бывшего владельца статуэтки, сказала:

— Дорогой, не надо сбивать корабль. Ты хочешь отгадать секрет украденного — отдай это в руки Люпена. Если есть ключ, который ведет к сокровищам, он обязательно найдёт его. И мы сможем воспользоваться плодами трудов Люпена. А его самого пустить в расход.

Капитану эта речь показалась разумной и он повернул корабль назад.

«Немезида» летела к Ниндзяленду. До Чемпионата оставалась ровно неделя, и кэп приказал повернуть на близлежащую планету Иросакура. (Irosakura) До неё было два дня лету. Ган собирался высадить больных на планете, но Мик был против этого. В — первых, Мик считал, что парней, спасших им жизнь, не стоит вышвыривать как шкодливых котят, во — вторых, все вещи, принадлежащие троице, были учтены и лежали в приготовленных каютах и в — третьих, Мик питал особую слабость к одной из вещей — мечу. Конечно, он не признался капитану, но меч уволок к себе и по вечерам тренировался с ним.

Но капитан все — таки настоял на своем и, прибыв на Иросакуру, сдал всех троих в ближайшую больницу. Однако, кэп проявил благородство и заплатил за лечение и реабилитацию.

Но все гаджеты и Вальтер P38, вытрясенные из одного парня, смит — вессон магнум другого и меч третьего остались на «Немезиде». Ган объяснил это следующим:

— Если они захотят забрать, то пусть вернуться и заберут.

Вероятно, Ган имел на них какие — то планы. На Иросакуре от них улетел Мартин, сказав на прощание, что пришлёт вместо себя Логана и к ним прибились два пассажира. Капитан привел их на борт:

— Их попросили с пассажирского корабля за какую — то ерунду. А им ехать надо. Вот и поедут, заодно и отработают, ибо у них, пока, денег не водиться.

После этого «Немезида» отчалила в Ниндзялэнд.


Глава 7

Открытие Чемпионата прошло торжественно и помпезно. Среди почётных гостей фигурировали Джеки Чан, Стивен Сигал и многие другие знаменитые мастера. Принимающая деревня Коноха сделала всё, чтобы гости не чувствовали себя обездоленными и брошенными. Мика жюри определила в вольное искусство, а оно зиждилось на показательных выступлениях и показывалось под конец Чемпионата. Таким образом, расчёты капитана на скорое отправление с Ниндзяленда не оправдались. Прилетел Логан, но Макс решил покинуть Мика. Объяснял он свой поступок так:

— Мик жив, а нас посылали узнать, где он и что с ним. Мы выяснили, что с Миком всё в порядке. Единственный непорядок, что у него амнезия на все прошлые события, которые случились до войны и во время войны.

— Замётано, браток, — ответил на это Логан, раскуривая сигару, — где та посудина, на которой летает Мик?

Макс отвёл его к капитану. Логан великолепно с ним поладил. Его назначили стрелком, Сагару — радистом, а Шидори — поваром.

Макс ушел с корабля и перебрался на пассажирский шаттл с Новой Земли. После окончания Чемпионата он улетал, а Чемпионат длился две с половиной недели по стандартному галактическому календарю.

А в это время, через три дня после помещения троицы в больницу, пройдя необходимое лечение, очнулись Джиген и Гоемон. Их отравление носило локальный характер и не развилось в более тяжёлую форму, благодаря оперативным действиям команды «Немезиды». Однако, очнувшись, парни обнаружили отсутствие у себя оружия. Расспросы медперсонала привели к тому, что Джиген решил немедленно отправиться за «Немезидой», но Люпен всё еще не пришёл в себя. Гоемон погрузился в раздумья. Его пугало то, что он не слышит более зов Дзантэцукена и это его наводило на ещё большие раздумья.

Спустя ещё трёх дней очнулся Люпен. Он здорово похудел, волосы торчали ежиком, но его черные глаза были полны прежнего задора и азарта.

— Нас обокрали!!!!

— Да, ну? — удивился Люпен, — и что украдено, Джиген?

— Меч у Гоемона, мой магнум, твой вальтер и все твои сюрпризы.

— А кто похититель?

— Парни с того корабля.

— Нет, они у нас не украли, — засмеялся Люпен, — они хотят, чтобы мы вернулись к ним.

— Вернулись? Зачем?

— Полагаю, это как раз мы и выясним, вернувшись на корабль.

— Они улетели на Ниндзяленд.

— Мы последуем за ними, но сперва мне надо украсть кое — что из местного музея.

— Что?

Люпен раскрыл газету на интересующем его месте и передал Джигену. Заметка гласила: «Завтра в половине десятого утра состоится открытие выставки «Утерянные цивилизации». Артефакты с далёких мертвых планет, собранных археологической экспедицией мистера Анабомита».

— И что тебя в этом интересует?

— Завтра пойдем, и я тебе покажу.

— Я лечу на Ниндзяленд, — вдруг сказал Гоемон, — мы всё — таки должны решить, кто из нас подлинный хозяин Дзантэцукена.

— Хорошо, — Люпен не стал возражать, — позже мы присоединимся к тебе.

Гоемон отправился за билетами на Ниндзяленд, а Джиген и Люпен улеглись спать, ибо они ещё чувствовали слабость.

Утречком они отправились в музей. Народу было много. Экспонатов ещё больше — необычные тиары из серебристого металла, пугающие скульптуры из зеленоватого камня с золотистыми прожилками и многое другое. Люпен подвел Джигена к витрине, где лежала мелкая каменная скульптура, и показал на интересующий его предмет.

— Эй, да это копия нашего… — воскликнул Джиген.

— Правильно, только основание прямоугольное.

— И ты это собираешься? — перешёл на шепот Джиген.

— Точно, но я пойду один, а ты будешь мой отход прикрывать и билеты на шаттл до Ниндзяленда организуй.

— Хорошо, но ты в таком случае сильно не светись.

За милой беседой парни покинули музей и направились к центру реабилитации.

Вечером по случаю презентации новой выставки состоялся торжественный приём. Люпен благополучно на него проник и под помпезную атмосферу спер интересующую его скульптуру. Завязывая по дороге интересные беседы с профессурой всех планет, Люпен добрался до входа и трёх — лунная ночь скрыла его. Джиген взял два ночных билета до Ниндзяленда.

В каюте Люпен открыл статуэтку. Её основание 5х5х10 — небольшой прямоугольник. В основании лежал свиток 5х30.

— О`кей, Люпен. Статуэтка у нас. Что делаем дальше?

— Находим нашего парня и присоединяемся к команде.

— Вести спокойную жизнь? — хохотнул Джиген, — я тебя не узнаю.

— Ну, не думаю, что наша дальнейшая жизнь будет спокойной.

— Почему такие мысли?

— Фуджико. Полагаю, она также охотится за этими статуэтками, может с помощью криминальных авторитетов.

— Мы не знаем, что скрывают эти скульптуры.

— Правильно, она тоже не знает.

— Верно. Если мы расшифруем эти тексты, то узнаем, зачем мы, собственно, охотимся.

— Надеюсь, эта охота окупится с лихвою.

На Чемпионате происходило следующее. Флорида Тайгер — адепт «Белого Лотоса», магистр Серебряного Огня первой степени, академик Всегалактического Университета Белой Магии имени Святого Мерлина — была тайным агентом культа Черного Пожирателя. Культ благополучно переживал, все потрясения и укреплялся за счет новых послушников. Война свернула их планы на мировое господство, и им пришлось затаиться на время. И Флорида проявила свои способности как нельзя кстати. До и во время войны она удачно практиковала белую магию. После с ней связался магистр культа и сообщил, что время наступило, и надо готовиться к осуществлению плана захвата мира при помощи разбуженного Чёрного пожирателя. Однако, оказалось, что ключи к дверям и карты, на которых указаны необходимые данные, благополучно разворованы. Первым делом надо было найти все ключи, а потом жертву, которая сыграет роль пятого ключа.

Флорида довольно смутно помнила список требований к жертве, но немедленно приступила к поиску.

При гадании на участников Чемпионата, она заметила энергию, которая идеально подходила на роль жертвы. И она отравилась к старейшинам деревни.

— Чудовищные несчастья падут на вашу деревню, если вы не поставите могучего воина, прибывшего издалека, в ближайшее время выступать!!! — Вскричала Флорида. — Ваш чемпион погибнет!! Ваш самый знаменитый гость сломает шею при обрушении стадиона!!!

— Хорошо, — посоветовавшись друг с другом, сказали старейшины, — мы изменим ход Чемпионата.

Удовлетворенная Флорида удалилась варить магическое зелье, которое должно сломить волю намеченной жертвы.

Мик тренировался с мечом, но приходил с них настолько измученным, что замертво падал в кровать. И в одно прекрасное утро его попросили прибыть на стадион. Удивлённый Мик поспешил. И ему сообщили, что ввиду некоторых вскрывшихся обстоятельств, он будет выступать в этот день после полудня.

На стадионе было не протолкнуться.

— «Уважаемые болельщики и гости!

Ввиду некоторых обстоятельств, в программе проводится замена! Сейчас будет показано вольное искусство. На арене — Мик Меллоун, Новая Земля. Встречайте!!»

— Весьма любопытно, — обратилось к капитану худое высокое существо в серебристо — белом одеянии, — этот парень был заявлен на конец Чемпионата.

— Обстоятельства помешали, — не скрывая радости в голосе, проворчал Ган Волос.

— «Вот посмотрите на это.… Это чудо! Как он владеет мечом,… но что это? Он подымается!? Смотрите, это действительно так — он висит в воздухе. Но что это? Недовольные заменой, бойцы деревни Песка выходят на арену. Они начинаю атаку! Посмотрите внимательно, от парня, весящего в воздухе, исходит золотое сияние, меч преобразовывает её и в деревню Песка полетели золотые сюрикены, ленты и кольца! Деревня Песка повержена!

На арену выходит деревня Звука! Они без предупреждения начинают атаку! От нашего чемпиона разбрызгивается синяя энергия, которую меч преобразует в мягкие мыльные овалы! Деревня Звука обездвижена!! Пока прибирают арену, немного передохнем!»

— Молодец, — сказало, никому конкретно не обращаясь, существо в серебристо белом одеянии, — с амнезией, с мечом, который и не его вовсе, такие штуки вытворять. А ведь он раньше не преобразовывал энергию при помощи чего — то там.

— Вы так говорите, как будто вы Мика знаете уже давно? — Ган Волос посмотрел на незнакомца.

— Встречались, — пожал плечами тот и вновь уставился на арену.

— «И вот на арену выходит деревня Воды! Они жаждут крови! Атака!! От Мика стала завиваться оранжевая энергия, которая преобразуется в длинные цепи. Деревня Воды крепко накрепко связана друг с другом! Бесподобно! Фантастически! На арене появляется принимающая сторона — деревня Листа. Но попытка тщетна! Бойцы Листа обмотаны тремя лентами — голубой, белой, светло-зеленой — и не могут пошевельнуться. На арену выбегают бойцы деревни Льда! Да-а-а, похоже, они, не сочтите за грубость, весьма оплошали! Их встретила стена огня, которая преобразовалась в огненные стрелы и порхающих птиц! М-да, кажется, желающих больше нет! Посему объявляю выступление закрытым!»

Мик мягко опустился на землю и пошел к себе в гостиницу. Часть его выступления видел Гоемон. Ему не понравилась ликующая торжествующая песнь меча, очень не понравилась. Поэтому Гоемон пошел вслед за Миком, чтобы окончательно определиться, кто же на самом деле истинный владелец Дзантэцукена.

Но разговора не получилось, когда Гоемон зашел в номер, Мик вовсю спал, даже не потрудившись раздеться. Гоемон сел на пол в углу и принялся ждать.

Флорида варила зелье:

— О, Черный Пожиратель! Приенкмтнфрпеин! Приугнщ-домиеаа! Научи, как справиться с жертвой? Как затуманить мозг и одурманить его чувства? Лпрмдпри` вкенргг! Йогготтт хрпнцркггроот! Дай мне силы! Аййййййаа-аагоооттттт` хха!

В котел были сложены самые ядовитые вещества, самые смертельные настойки, самые ужасные травы и вытяжки. И все это варилось добрые полчаса и после прочтения ужасающего черного заклинания, из пара поднялась призрачная женская фигура. Изумительно сложенная, ослепительно красивая, но… она была всего лишь суккубом. Воплощенная мечта самца, но… только на пол — ночи.

— Иди! — повелительно сказала Флорида, — и возьми отвар!

Суккуб выскользнула из котла, накинула на себя плащ, слила отвар в бутыль и ушла.

А в это время Люпен и Джиген уже были в космопорте Конохи. Расспросив служащих, они установили, где проживает Мик, и отправились к нему. Суккуб шла с противоположного угла деревни, направляясь к гостинице.

Мик спал, не подозревая о присутствии Гоемона и не предполагая, что его собираются одурманить.

Суккуб и Люпен встретились в вестибюле гостиницы.

— Джиген, посмотри сюда! — воскликнул Люпен. Его глаза замаслились, изо рта закапала слюна.

— Посмотри, Джиген, воплощенная мечта идёт!

— Ага. Ты опять за своё. Нам надо найти Мика и Гоемона.

— Ты иди, а я познакомлюсь с незнакомкой — тяяян!!! — и Люпен вприпрыжку помчался за ней.

Пока Люпен бегал за суккубом, Мик проснулся и обнаружил в номере Гоемона.

— Привет, — неуверенно сказал Мик.

— Меня зовут Ишикава Гоемон Тринадцатый, и я прибыл сюда, чтобы раз и навсегда выяснить, кто истинный владелец Дзантэцукена.

— Вот как его зовут! — улыбнулся Мик, — а то он нашептывал своё имя, но я, к своему большому сожалению, не разобрал. А ты владелец меча.

— В твоих руках он поёт торжествующие песни. В моих — лишь зов.

— Я не претендую на него, ибо я пока не в силах контролировать его мощь. Он выматывает меня. — Мик слез с кровати и протянул меч Гоемону.

— Ты отказываешься от могущества? — удивился Гоемон, — почему?

— Объясняю. Я не могу им владеть, потому что он высасывает меня. Может когда-нибудь я смогу.… Но это будет неизвестно когда. И кстати, меня зовут Мик Меллоун. Хочешь работать у нас на «Немезиде»?

— А кем?

— Радистом или стрелком.

— В стрелки тебе Джигена лучше взять. — Не мне, а моему капитану. А я пилот всего лишь. Пойдем, я вас познакомлю, по дороге перекусим.

Парни вышли из номера и отправились к лестнице. В коридоре появился Джиген. Он увидел их и остановился.

— Привет.

— Джиген, это Мик. Он предлагает нам работу.

— Что за работёнка?

— Стрелок или радист.

— Я б в стрелки пошел,…а Люпена можно в радисты. У него всякие здоровские штучки получаются.

— Вот и отлично, — обрадовался Мик, — найдем Люпена и я вас отведу к нашему капитану.

— Люпен за очередной красоткой бегает.

— Где?

— В вестибюле.

Парни спустились вниз и действительно увидели сию картину. Люпен бегал за красивой незнакомкой и выпрашивал у неё поцелуй.

— Эй, да он что ослеп! — вдруг сказал Мик, — это же просто фантом!

— Это красивая девушка, — возразил Джиген.

— Не имеющая тени? А тебе это не кажется странным?

— Ну-у, да конечно, это немного необычно…

— Позови своего приятеля, — попросил Мик.

— Люпен!!!! — гаркнул Джиген.

Люпен на бегу оглянулся, споткнулся, полетел кувырком и рухнул на незнакомку. Прошёл сквозь неё и приложился к деревянному полу.

Незнакомка выронила бутыль и из неё, с ужасающим шипением, хлынула жидкость сиреневато — красного цвета. Струя была мощной, но не продолжительной. Жидкость в мгновение ока проела пол и испарилась, а незнакомка исчезла.

— И что это было? — спросил Люпен, вставая.

— Фантом, — коротко бросил Джиген, — пошли, у нас теперь работа есть.


Глава 8

Капитан одобрил выбор Мика, и теперь корабельное расписание выглядело так:

«Ган Волос — капитан;

Мик Меллоун — пилот;

Гарланда Сокс — корабельный врач;

Улиикситулу — штурман;

Логан — первый стрелок;

Дайсуке Джиген — второй стрелок;

Сосукэ Сагара — первый радист;

Арсен Люпен — второй радист;

Ишикава Гоемон — повар;

Канаме Шидори — повар/помощник врача».

Что касалось Логана, Люпена, Сагары и Джигена, то разбивка была чисто условна. Вся четверка была поистине мастерами на все руки.

Флорида была рассержена — жертва ушла, а фантом исчез. Чтобы рассеяться, она начала составлять энергетическую карту окружающего пространства и вдруг… Громкий возглас вырвался из её груди. Ибо она на фоне разных энергетических полей увидела свет двух потерянных ключей. Прибегнув к черной магии, Флорида вызвала магистра клана Чёрного Пожирателя.

— Я нашла два ключа, о, великий!

— Молодец. Теперь, используя все средства черной и белой магии, раздобудь их!

— Я немедленно займусь этим.

Изображение магистра померкло и исчезло, а Флорида заварила новый отвар. Кроме предыдущего состава, туда были добавлены кровь и плоть чёрного петуха, горстка снежной пыли, размолотый рубин. И результатом стало появление на свет очередного суккуба. Её глаза были наполнены безлунной ночью, её кожа была сравнима со свежевыпавшим снегом, её волосы мерцали звёздным цветом, её губы напоминали рубин — таков был очередной суккуб, имевший плоть, но не кровь. Флорида обмыла её сильнейшим любовным отваром и отправила, наказав забрать ключи любым способом.

Парни обживали «Немезиду», каждому выделили по каюте. Но Джиген, поразмыслив, перепрятал карты из статуэток. Пока прятал, порезался, и оба свитка срослись. Посмотрев на сросшийся свиток, Джиген принёс его Мику.

— Это что? — с любопытством спросил Мик.

— Это древний свиток, — ответил Джиген, — с острыми краями.

— Его необходимо перевести? — Мик протянул руку за свитком.

— А ты можешь?!

— Я забью его в комп…

— Сейчас? — уточнил Джиген.

— А чего мылиться? Чем быстрее переведём, тем меньше возиться потом.

Мик положил свиток под корабельный сканер, при этом умудрившись не порезаться об острые края, и запустил программу.

В коридоре послышался голос Люпена:

— Гарланда — тяяян, я счастлив как никогда!!!!

И высокий голос Гарланды ответил ему:

— Люпик — хлюпик, не стоит донимать меня.

Ответа Джиген и Мик не услышали. Компьютеру не понабилось много времени на перевод. К счастью, подобные письмена были заложены в память корабля. Текст шел по диагонали справа налево, причём значки, если читать слева направо, также складывались в текст.

«Я, Черный Пожиратель! Я есть бог! Я пожираю галактики! Я пожираю планеты! Я пожираю вселенную! Я вечен и могуществен! Я злобен и силён! Кто знает Будду? Но Будда был и Будда ушёл! Кто знает Христа? Христос был распят! Йог — Сотхотх знал меня, но где теперь он? Гибнут планеты, гибнут галактики, гибнут миры, но кто видит это? Кометы пролетают мимо, но что есть кометы? Кометы — моя отрыжка! Астероиды — это мой кашель! Где проходили Старейшины и где их города? Кто знает это? Есть врата, через которые я могу проникать в другие миры, но часть из них заперты. Трое ворот на планете Солнечной системы, но два из них заперты неснимаемым проклятьем. А одни врата одностороннего вида, они не пускают меня. Есть междумирные врата! И они ждут меня! Айхаррит-ногт! Шабнуггротинггот! И дети мои наполняют миры! И по зловонию узнаете их! И злоба переполняет их и……………………. И жду я тех, кто освободить должен меня………»

Это был текст — справа налево, часть его была на отсутствующих свитках. Текст слева направо гласил следующее: «…Возьми Черную Книгу заклятий и призыва и прочти следующее на странице семисотой шестнадцатой главы второго тома — «….. ключи вставить в пазы и повернуть. Квадратный против часовой стрелки, прямоугольный — по часовой, круглый — против часовой, овальный — по часовой и откроется пятый паз».

И жертва должна быть в сознании до самой смерти, ибо если подсунуть Черному Пожирателю труп, то будет ужасные вещи происходить. И в галактике и во вселенной. Но нам наплевать на всех, нам нужно могущество! Приенкмтнфрпеин! Приугнщдомиеаа! Лпрмдпри` вкенргг! Йогготтт хрпнцркггроот! Дай нам силы! Аййййййаааагоооттттт` хха! Айхарритногт! Шабнуггро-тинггот! Йог — Сотхотх! Йа! Шаб — Ниггурат! Н` гаи, н` гха` гхаа, багг — шоггог, й` хах! Игнаии-х…игнаиих…тхфлтхкх` нгха…Й` бтхнк…хь` ехье… н грдл` лх! Эх — я-я-я-яхьяах! Э` яяяяааа…нгх` ааа…нгх` ааа х` ююх…х` ююх!»

На этом текст заканчивался. Начало у него отсутствовало. На обратной стороне свитков оказались непонятные схемы и астрономические символы, несомненно, указывающие на врата между мирами. Важных символов недоставало.

— Во что мы вляпались?

— Извини, Мик, кажется искать сокровища с помощью этого, мне уже не кажется хорошей идеей.

— Джиген, вы собирались искать сокровища при помощи этих свитков?

— Люпену заплатили за эти поиски.

— По-моему, он продешевил.

— Ну-у, не знаю, — протянул Джиген, — всё это подозрительно пахнет.

— Посмотреть, упоминаемые в тексте, статуэтки, возможно?

— Они у Люпена, — признался Джиген.

— Пошли, поглядим, — Мик сохранил текст в памяти компьютера, вытащил свиток, свернул его и запихал в мало — заметную щель между креслом и полом. После чего они отправились на поиски Люпена. Однако на корабле его не оказалось. После расспросов, выяснилось, что Люпен, после неудачи с Гарландой, попытался сорвать поцелуй с невинных губ Шидори, за что был бит Сагарой и имел нелицеприятный разговор с Логаном. Затем он увидел на поле шикарнейшую женщину и немедля побежал за ней.

— Пойдем, поищем, — удрученно сказал Джиген.

— Поищем, — ответил Мик, — тем более это уже подозрительно.

— Почему?

— А вот мне так кажется.

Сойдя с борта корабля, парни направились к неказистому зданию космопорта. Проведя опрос всех присутствующих там, они установили, что означенные лица пробежали всё помещение и скрылись в направлении заброшенного храма. Джиген и Мик двинулись туда же. На полпути их встретил худой тип в серебристо — белом одеянии. Он обошел их, потом похлопал Мика по плечу и сказал:

— Молодец партнёр.

— Я вас знаю? — осведомился Мик, рассматривая незнакомца.

— Сейчас? Вряд ли. Но давным-давно мы друг друга знали. Ты вообще молодец — продолжил незнакомец, — с амнезией всё — таки сумел овладеть чужим мечом и заставил его трансформировать энергию планет. Силу внутренних планет, я полагаю, вернули тебе Безмолвные. Надо их поблагодарить при случае.

— Кто ты, черт подери? И о чём ты толкуешь? Я не могу понять.

— Нет, это, конечно, здорово, — незнакомец рассмеялся чарующим смехом, — это не беда. В любом случае тебя ждет долгая дорога забвения, в конце которой ты обретёшь себя целостного. Я не буду спрашивать тебя, как ты переносишь это забвение, но вижу, что ты нашёл новых друзей. — И незнакомец исчез.

— Это кто был? — спросил Джиген.

— Не знаю, — ответил Мик, — поспешим, а то мне кажется, что скоро может случиться беда.

Ворвавшись в заброшенный храм, они увидели следующее. Люпен был спеленат как мумия, и над ним склонилось само совершенство.

Мик и Джиген выстрелили одновременно. Пуля 45 — го калибра разнесла суккубу голову, а пуля 36 — го попала в плечо. Но поскольку это был суккуб, то повреждения, нанесенные пулями, ей не повредили. Повертев остатками головы, суккуб наклонилась над Люпеном. От неё несло сладковатым запахом тления. Люпен инстинктивно начал отползать от неё, хоть в бинтах это ему не удавалось.

— Статуэткиииии? — провыло существо.

— Мы-ы, — промычал Люпен.

— Отдай их, отдай!!!

Мику стало не по себе. Его пробрала дрожь, ибо он почувствовал пульсацию. Неведомую пульсацию, жадную пульсацию чего — то неведомого, невероятного и бесконечно чуждого.

Мик провел рукой по лбу и тихо сказал:

— Джиген, в этой комнате находиться что — то невероятно древнее и чуждое нашему миру.

— Это, наверное, статуэтки, — ответил Джиген, — если мы их найдем….

— Нет, — Мик тяжело вздохнул, — пусть их заберёт это существо,…я не могу больше здесь находиться, — и Мик рухнул на пол. Джиген подхватил его и посадил рядом с дверями, потом парой выстрелами развязал Люпена. Люпен резво уполз от чудовищной пародии на человека. Но оно, шатаясь и разваливаясь, пыталось унюхать статуэтки.

— Люпен, где эти статуэтки? — спросил Джиген.

— У меня, — признался тот, — во внутреннем кармане.

— Брось их этому чудищу и уходим.

— А эти…

— Их там уже нет.

Люпен достал статуэтки и бросил их в чудище. Попал прямо в брюхо, где они и исчезли.

— Архррр!! — прорычал суккуб, — Хрррахррирарр!

Джиген вновь выстрелил. Суккуб взорвался с тошнотворным звуком и, обдав всех присутствующих зловонным запахом.

Джиген поднял Мика на руки, подопнул Люпена и они все выскочили на свежий воздух.

— Господи! — слабо сказал Люпен, — чтобы красотка превращалась в нечто — первый раз вижу.

— Тебе урок, — ответил Джиген, — не будешь за юбками гоняться.

— Посмотрим. — Люпен улыбнулся, — что с Миком?

Мик приходил в себя, от чувства омерзения осталась лишь слабая головная боль.

— Как ты? — участливо спросил Люпен.

— Хреново, — Мик посмотрел на парней, — Эти статуэтки принадлежат не нашему миру. Они частица чего — то бесконечно чуждого и чудовищного, омерзительно — отвратительного. И это ключи от дверей, которые прячут за собой мир чудовищ.

— И что, значит, мы не можем искать сокровища?

— Увы, — Мик покачал головой, — вряд ли, те сокровища, что предложит спрятанный за вратами ужас, вам придутся по вкусу.

— А ты откуда это знаешь?

— Мне прошептали статуэтки… — Мик опять почувствовал недомогание.


Глава 9

Больше ничто не держало «Немезиду» на Ниндзяленде, и корабль отчалил. Ган велел лететь на Идран. Но случилась одна вещь, которая изменила курс корабля.

На второй минуте полёта у Мика произошел неконтролируемый выброс энергии Солнца и, получив столь гигантскую дозу, корабль залетел чёрт знает куда.

Логан пришел в себя от пугающе звенящей тишины. Сев на койке, он напряженно вслушивался в окружающую среду. Но корабль словно вымер. Рассудив, что больше не стоит мучиться неизвестностью, Логан отправился на поиски ответов.

В коридоре он нашел Сагару с рассеченным лбом, бедняга — то ли от ускорения, то ли от резкого торможения — не удержался на ногах и стукнулся об порог каюты. Подняв Сагару и посадив его на пол, Логан двинулся дальше. В камбузе тихо плакала Шидори. Она не пострадала, а только здорово напугалась. В рубке наблюдалось тихое движение, заключавшееся в том, что Джиген пытался привести в чувства Люпена, а у того наливался на лбу огромный синяк.

Капитана размазало по креслу, но он с трудом собирался в постоянную форму. Штурмана расплющило, Мик валялся без сознания рядом со своим креслом, а панель управления весело переливалась разноцветной радугой.

— Где мы!? — капитан пытался предать голосу начальственную нотку, но у него не получилось, и вопрос вышел жалобным.

Штурман слабо повозил щупальцами по кнопкам и стал зелёного цвета в розовый горошек.

— Да неужто!!!!! — капитан подошел к иллюминатору. За ним расстилалось черное, как свежий кофе, неведомое пространство.

— Боже мой! — благоговейно прошептал Ган, — это Система Пресвятой Каракатицы.

— Она такая страшная? — спросил Джиген.

— Представь себе Бермудский треугольник, сибирский треугольник, чёрную дыру и умножь это в десятки раз, а потом растяни — это и будет Система Пресвятой Каракатицы.

— Затягивает корабли? — с ужасом и восторгом уточнил Люпен.

— Ещё как, — мрачно пояснил капитан Волос, — Бермудский треугольник по сравнению с ней фигня.

— М-да, и как это мы тут очутились… — Мик поднялся с пола и вытер текущую из носа кровь.

— А ты не помнишь? — поинтересовался капитан.

— Помню свет… яркий золотой свет… и всё…

— Свет напитал «Немезиду» по самые борта и закинул нас в систему Пресвятой Каракатицы.

— Никогда об такой не слышал, — признался Мик.

— Её официально и нет, — подал голос Логан, с интересом рассматривающий пейзаж за иллюминатором, — про неё пишут «неопознанная система».

— Как жаль, что мы не сможем насладиться этим открытием, — с сожалением произнёс капитан, — из неё нет выхода.

— Был вход, значит, есть и выход — Мик оперся об пульт, — мы окружены гигантским скопищем кораблей. Вывожу на экран.

Замелькали картинки давно потерянных звездолётов. Они наслаивались друг на друга. По предварительным подсчётам выходило, что вокруг них плавает, на различной степени разрушения, около миллиона старых звездолётов.

— Мы бы могли нехило заработать, — грустно сказал капитан, — но, боюсь, что нам отсюда не выбраться.

— Ну это мы ещё посмотрим, — Мик возложил ладони на пульт, и все корабли стали медленно подтягиваться к «Немезиде». Они выстраивались за «Немезидой» длинным строем, соединяясь золотистым лучом, который образовывал золотую сеть, надёжно удерживающую звездолеты. Золотой луч расширился и захватил «Немезиду» в золотое сияние.

Золотое сияние исчезло около Идрана. Приземлиться «Немезида» не могла из — за кучи звездолетов, весящих на её хвосте. Мик сидел в кресле с отсутствующим видом. Он был в отключке. Капитан связался с космопортом и к ним на борт прибыли представители страховой компании Идран Корпорэйшн.

Выяснилось, что большая часть этих звездолётов столь долго были в розыске, что те компании уже исчезли. А за вторую половину, возможно, получить вознаграждение.

Представители переписали все корабли, за которые давали деньги, и уверили капитана, что они немедленно свяжутся с представителями этих компаний. Что касается очень старых звездолётов, то страховщики посоветовали продать их на металлолом, ибо они уже не на что не годились.

Через четыре дня экипаж «Немезиды» получил деньги с вырученного металлолома, а также с продажи дождя и сопутствующих продуктов, и после этого капитан решил пуститься в вольное плавание. Сие обозначало, что все товары со всех планет, которые посетит корабль, пойдут в продажу в тех местах, которые покажутся капитану наиболее перспективными в бизнесе.

— Вот так ребята! — резюмировал кэп, — мы отправляемся в вольное плаванье. Джиген был так любезен, что сообщил про сокровища и теперь мы, фактически…

— Поиск сокровищ… — встрял Люпен.

— Да, мы направляемся за сокровищами.

— Если это по этим статуэткам, то нам ничего, кроме неприятностей, не светит, — пробурчал мрачно Мик, но его никто не услышал, потому что у всех сразу же поднялось настроение.

Второй выброс энергии занёс корабль в какие — то темные заросли космоса. Растрёпанная туманность приняла в свои звездчатые объятья «Немезиду» и открыла перед ней грандиозную россыпь звёзд. И пока корабль двигался по ней сложным вихляющим курсом — ибо все то бросались к иллюминаторам правого борта, то к иллюминаторам левого борта — они приняли на борт спасательную капсулу, в которой оказался тип в сильнейшей депрессии. Типа звали Майкл Берсерк. Он был журналистом, но связно объяснить, почему оказался в спасательной капсуле, он так и не смог. Мик пришёл в себя после выброса энергии довольно быстро.

Планета, которую они посетили, местные называли Муролн, а на карте кэп отметил её как Вишнёвое кольцо. На ней росли большие кольца из вишни. Вкус был как у смеси вишни и рисовой муки с добавлением сахара. Капитан срубил пару колец, порубил на бруски и запихал в грузовой холодильник.

Шидори один обрубок забрала на камбуз и также подняла на борт рассаду вишнёвых колец для дальнейшего съедания.

Вторую планету в этой системе капитан назвал Молочный рай. Камни и горы в ней состояли из различных сортов твёрдого сыра, в реках текло молоко, озёра — из сливок и йогуртов. С неба также лилось молоко, ряженка, кефир и сыпался творог, из которого создавались местные подвиды ледников. Кэп принял и это невообразимое существование, загрузив всего помаленьку. Шидори в больший восторг привели сырные деревья, масляная лава и творожный снег. И она незамедлительно обновила ассортимент камбуза. Сырную рассаду кэп поставил у себя в каюте.

Сам кэп не ел людскую еду, ограничившись поеданием магниевых кристаллов «восковой спелости», как он сам называл. Суть этого названия он объяснить не мог, ссылаясь на какие — то забытые обряды его родины.

Следующая планета прошла в списке как — Мясное ассорти. Все мясные вещи, которые когда — либо были на свете, росли на планете в диком виде. Говяжьи деревья, котлетные цветы, окороковые горы. Соусные реки…

Здесь «Немезида» запаслась мясом, мясными изделиями, а также соусами и колбасно-мясной рассадой.

— Кэп, как вы думаете, что принесёт на эти восхитительные планеты, нашествие существ? — спросил Люпен, наблюдая за исчезающим, за бортом, мясным пейзажем.

— Ничего хорошего, — ответил за капитана Мик, — за месяц пребывания на них кого бы ни было, они превратятся в голые выжранные планеты.

— Ну, если подойти с умом, — не сдавался Люпен.

— Это уникальные планеты, и находятся они в таком месте, что ближайшее нашествие звёздных скитальцев им не светит, по — крайней мере, ещё тысячу лет, — объяснил свою позицию Мик, — так что им разорение пока не грозит.

Люпен признал это мнение правильным и перестал донимать Мика своими мыслями.

Четвертую планету назвали Макаронной пустыней и там запаслись всеми мучными изделиями, ну кроме хлеба, а пятую — Сладкоежка, ибо на ней произрастали всевозможные сладости. Там кэп уже полностью забил и трюм, и камбуз всякой всячиной и повелел Мику лететь куда-нибудь ещё.

Выброс энергии произошёл ещё в атмосфере Сладкоежки, но корабль очутился в знакомом участке космоса рядом с планетой Мовай.

Кэп признал Мовай как планету заслуживающей доверия, корабль сел в главном космопорте и кэп отправился продавать вкусняшки, лежащие у него в трюме.

Мик после приземления ушел в свою каюту и лёг на койку. Спать ему не хотелось, но он чувствовал себя очень усталым и измученным. Буквально через пару минут, Мик уснул. Спал он долго и проснулся уже в космосе. Кэп не стал его будить, а за штурвал сел Логан. Мик выспался, почистил зубы, потом заглянул в камбуз, а уж затем пришел в рубку.

— Привет, — радостно заулыбался капитан, — как отдохнул?

— Прекрасно, — Мик вернул улыбку капитану.

— Вместо тебя Логан порулил немного, — сообщил Ган, — не думаю, что Логан прекрасный пилот, но тебя заменить он, в принципе, может.

— Ага, — Логан повернулся на кресле и посмотрел на приятеля, — тебе побриться не мешало бы.

Мик провёл рукой по подбородку. Точно, жесткая кудрявая щетина заскрипела под рукой.

— Ну, вообще — то ты со щетиной выглядишь неплохо, — Логан разглядывал Мика, — нечто среднее между мной и Дайсуке. И твоё лицо стало пожестче.

— Рад, что тебе нравиться, — ухмыльнулся Мик, — а теперь брысь с моего кресла.

— Да без проблем, — Логан встал, ухватил Мика и взъерошил ему волосы на голове, — ишь ты пилот — ня.

Мик мягко освободился из объятий Логана и занял своё кресло.

— Ну, босс, куда дальше двинем?

— Лети куда-нибудь, а там посмотрим.


Глава 10

Третий выброс энергии произошёл неожиданно, и корабль попал в гиперпространственную черную дыру.

«Немезиду» стремительно затягивало, Мик старался удержать корабль и увести его от всепожирающего жерла. Приборы взбесились, искусственная гравитация вырубилась; по рубке плавали капитан, штурман и оба стрелка. Мик вложил в спасение корабля столько сил, что вторичный выброс энергии Венеры привёл к четвертому всплеску энергии Земли, и «Немезида», кувыркаясь сквозь чью-то наполненную вихрями, атмосферу, стремительно падала вниз.

Мик удерживал корабль из последних сил, но ускорение впечатало его в панель управления, и Мик потерял, вообще, всякий интерес ко всему происходящему.

Джиген очнулся от тишины. Полная чистая тишина. Он осмотрелся. Мик лежал на панели без сознания, Логан валялся около своего кресла, кэпа размазало по креслу, штурман впечатался в потолок. Джиген встал. Тут он понял, что корабль наклонён. Взгляд в обзорное окно подтвердил догадку. Они лежали в песке на боку и вокруг корабля были высокие дюны.

Дайсуке был философом по натуре, но не был чужд риску. Поэтому он вышел в коридор, открыл верхний люк, вылез на поверхность «Немезиды» и оттуда забрался на одну из дюн.

В лицо ему ударил солёный морской ветер. Он был настолько сильный, что чуть не сбил Дайсуке с ног. Джиген огляделся. Вокруг расстилался однообразный песочный пейзаж, а на горизонте вставало и клубилось что — то большое сиреневато — зеленое и от него шел вот этот сильный ветер.

Джиген не стал выяснять, что там, на горизонте; он вернулся на корабль, задраил люк и пристегнул всех кого смог. Мика прижал к полу собственным весом и тут их накрыло.

Корабль кувыркался и болтался в толще чего — то сильного и прозрачного. Затем все прекратилось. Джиген и Мик съехали к самому входу в рубку, хорошо, хоть дверь была закрыта, а то бы они в коридор вылетели. Затем на «Немезиду» что — то наступило, и корабль резко пошел вверх. Потом движение прекратилось, через некоторое время возобновилось, но ещё через какое — то время корабль полетел, крутясь в свободном полёте.

Джиген, рассудив, что свободный полёт может привести к катастрофе, поднялся с пола и побежал к штурвалу. Водить самолеты и вертолёты Дайсуке умел — а панель «Немезиды» была стандартной — поэтому, понажимав кнопки и покрутив штурвал, он все — таки сумел избежать столкновения с чем — то большим и коричневым, и, заложив пологий вираж, смог посадить корабль в небольшую пещерку на границе желтой песчаной пустыни.

Посадив корабль, Джиген тяжело, но с облегчением вздохнул. Ребята, разбросанные по полу, не подавали признаков жизни. Кэп медленно собирался в первоначальный вид, а штурман свалился с потолка. Джиген вышел в коридор, открыл верхний люк, потом нижний и выволок Мика наружу. Почему — то ему казалось, что Мика необходимо привести в чувство первым. Пещера, в которой стоял корабль, была невелика, но вместительна. Пол пещеры покрывало серое мягкое вещество, стены и потолок были коричневыми. Дайсуке присел рядом с входом — с этого места открывался прекрасный вид на море — и положил рядом Мика.

Видимо, Дайсуке задремал, потому что его разбудил Логан.

— Ой, — Джиген испуганно посмотрел на Логана, — ты так неслышно подошёл.

— Вот я и думаю, — Логан оперся об стенку пещеры, — либо это глюки, либо мы действительно попали так, что нам и не снилось.

— Ты о чем?

— А вот об этой песчаной пустыне и море за ним.

— И что в этом такого странного?

— Для нас это огромная песчаная пустыня, а для некоторых это маленький уютный пляж.

— Ой, — Джиген не на шутку испугался, но быстро взял себя в руки, — а ты уверен в этом?

— А давай я к морю сбегаю, — ухмыльнулся Логан, — и проверю свои мысли.

И рванул прямо через пустыню, нашёл какое — то корытце в песках и, добежав до моря, зачерпнул водички и понёсся обратно.

За то время, пока он бегал, около корабля прибавилось народу. Все выползли на природу, а Гарланда и Шидори начали оказывать первую помощь пострадавшим.

— Как бы мне хотелось полежать на коленях у Шидори — тян или у Гарланды — тяяян, — мечтательно произнёс Люпен, увидев, что Шидори кладет к себе на колени голову Мика, чтоб обработать пару ушибов и порезов на его лице.

— Не думаю, что эта мечта сбудется, — ухмыльнулся Джиген, — коленки Канаме и Гарланды тебе не светят, даже если ты будешь истекать кровью.

— Ну, умирающему в последней просьбе не откажут! — запальчиво крикнул Люпен.

— Мне может, и не откажут, — Дайсуке обеспокоенно взглянул на Канаме, — а тебе светят лишь руки друзей.

— Как несправедлив мир, — обиженно произнёс Люпен и удалился к противоположной стене.

— Как Мик? — Дайсуке понял, что Мик почему — то не приходит в себя.

— Сотрясения мозга у него нет, — ответила Гарла, — просто он лишился всех сил и теперь отдыхает.

— Это не опасно?

— Мик и не в такие передряги попадал, — в разговор вступил Логан. Он поставил корытце на землю и вгляделся в приятеля.

— Всё нормально. Он очнётся, но только через некоторое время.

— Ты говоришь так, как будто тебе уже приходилось видеть подобное?!

— Видел и не раз. И поэтому могу сказать, давайте Мика положим в прохладу, укроем его чем-нибудь теплым и подождём.

Так и поступили. Пока перетаскивали Мика, кэп добрался до корытца и выпил всю воду. И разом опьянел. Щупальца на его голове заплелись в косички, а цветом он стал сродни осьминогу в период брачных игр — на белом фоне серые яркие полоски по диагонали.

Но тут местные жители выползли на пляж. Рядом с их пещеркой, примерно в полукилометре от них, расположилось семейство огромных сфер фиолетово — розового цвета. Они расстелили покрывало, поставили корзинку с едой и убежали к морю.

— Принесите мне кусок от их покрывала и содержимое их корзинки! — приказал кэп, — я желаю знать, с чем мы столкнулись!

— Нет проблем, кэп — ухмыльнулся Логан, — счас сделаем. Люпен и Дайсуке, идите сюда, поможете.

Три смелых исследователя вышли из пещеры и направились к огромному блестящему покрывалу, вольготно раскинувшемуся вдалеке.… В пересчёте на земные мерки до него было пол — километра, по меркам местных — возможно, сантиметров пять, если конечно, они пользовались такими методами…

Логан не стал размениваться по мелочам и сразу же отрезал километровую ленту шириной в полметра. Материал был весьма лёгок. Логан скрутил из него рулон, отдал Люпену и велел нести до корабля. А с Дайсуке стали подбираться к «корзинке для пикников».

Корзинка представляла собой полусферу синего цвета, высотой примерно 14–15 метров и шириной в самой широкой части — около 40 метров. Для ребят это было очень большой корзинкой.

— Интересно, что они едят? — сглотнув, спросил Дайсуке.

— Меня больше интересует, смогу ли я прорезать материал, — ответил Логан, — потому что в противном случае, нам придется туда забираться.

— Да, это будет весьма проблематично, — окинув взглядом объект, крякнул Дайсуке.

Но Логан уже прорезал двухметровое отверстие в стенке, вырезанную пластину он уложил поближе, чтобы забрать её с собой. Дайсуке сунулся вовнутрь.

— Ну и вонища! — пожаловался он.

— А что ты хотел? — Логан тоже перекривился от очень резкого и плотного запаха, идущего из корзинки.

— Мы что-нибудь отсюда возьмём? — Дайсуке оглянулся на Логана. — Не думаю, что такая необходимость …

И Логан побледнел и стал оседать на покрывало.

— Я тебе держу, браток, держу, — Дайсуке подхватил его, — что случилось?

— Запах, он сводит меня с ума.… Давай уйдём отсюда, только пластину забери.

— Хорошо, — Дайсуке поставил Логана на ноги, взял пластину, и они двинули.

Кэп очень благосклонно принял дары неведомой планеты и повелел Логану наполнить бочки божественным напитком сиречь океанской водой.

— Нет, кэп, сейчас я за ним не пойду, — упёрся Логан, — сейчас там местные жители. Они могут наступить на меня и все…

Кэп немного протрезвел, подумал и разрешил пока этого не делать.

Народ разбежался по разным углам. День местный тянулся двое земных суток. Мик пришёл в себя, когда день темнел, превращаясь в вечер. В пещере практически никого не было. Народ спал на борту, Логан, пользуясь тем, что местные, наконец — то убрались с пляжа, наполнял бочки для кэпа. Рядом с Миком дремал Дайсуке. Почему он решил присмотреть за Миком, он не объяснил, а Логан возражать не стал.

— Привет, — Мик посмотрел по сторонам.

— Как ты? — Дайсуке повернулся к нему, — ты себя нормально чувствуешь?

— Да, вообще — то, а что?

— Ты очень долго не приходил в себя! Логана это, кстати, не волновало.

— А он никогда не волновался по этому поводу.

— Так значит, ты его знал до сегодняшнего путешествия?? — воскликнул Дайсуке.

— Разве, — удивился Мик, — почему ты так думаешь?

— Ты только что сказал «А он никогда не волновался по этому поводу».

— Да!? — неподдельно выпучился на Джигена Мик.

— Ладно, проехали. Как мы будем отсюда убираться?

— Великолепный пляж, — Мик поднялся на ноги и посмотрел на темнеющее море, — сбегать что ли и искупаться.

— Ну не думаю, что это хорошая идея, — в пещеру вошел Логан и вкатил последнюю бочку. — Очнулся?

— Как видишь.

— Логан, Мик сказал одну фразу «А он никогда не волновался по этому поводу», но когда я пытался расспросить его, о чём эта фраза, выяснилось, что Мик ничего не помнит.

— Вот как. — Логан подошёл к Мику и повернул за плечи. — Смотри сюда. Ты меня помнишь, Мик?

— Знаешь, — задумчиво сказал Мик, — твоё лицо мне определённо кажется знакомым. Ты в рекламах не снимался? Скажем в рекламе… э-э-э подгузников?

— Блин, — кисло сказал Логан, — это бесполезно. Хотя… юмор у него остался прежний.

— Значит, ты его знал, — Дайсуке почесал свою бородку, — почему ты мне не рассказывал?

— Знаешь ли, не думаю, что это хорошая идея. Пока, по — крайней мере.

— Страшные тайны прошлой жизни?

— Нет. У Мика нет страшных тайн. Мик, куда тебя понесло?

— Искупаться, — Мик посмотрел на Логана, — а там как водичка?

— Иди на корабль. Ты от этой водички чесаться будешь.

— Логан, ты рассердился, — Мик заулыбался.

— На тебя сердятся, а он улыбается? — Джиген покачал головой.

— Мик всегда такой. На него невозможно сердиться долго. За это я его и люблю. Иди на корабль, Мик, шлёпай, давай.

Мик вывел корабль в темнеющее небо. Но, поскольку, Мик ничего практически не видел, то он решил сделать круг над пляжем и морем. Бархатистое сиреневое море лениво несло волны к берегу, а в небе переливались яркие золотистые звёзды.

— Жалко, — грустно сказал Мик, — что я этого не увидел раньше.

— Но ты был без сознания, — ответил Джиген, — немудрено, что ты это пропустил.

— Прощай планета Гигантов! — Мик улыбнулся, — больше мы не свидимся.

Мик вывел корабль на орбиту и там вторичный выброс перебросил их в пространство космической станции USA -1. Пристыковались, и кэп торжественно понёс дары незнакомого мира на исследования учёной братии.

Учёные бились над кусочком «корзинки» и лентой от покрывала очень долго и, в конце концов, решили, что данные материалы могут применяться лишь в военных технологиях. Кэп поблагодарил учёных, забрал артефакты, и «Немезида» отчалила на ближайшую милитаризированную планету.

Прилетели, а там… Роботы и андроиды вне закона, инопланетян отстреливают, мутантов бьют смертным боем. Остальные могут ходить, но только со своим оружием.

— Так! — произнёс кэп, посмотрев в иллюминатор, — кажется, мы попали.

— Ага, — Логан выпустил когти, — порежу всех нахрен.

— Улетаем? — спросил Мик.

— Думаю, так будет лучше, — криво улыбнулся кэп.

Местные начали забрасывать корабль камнями и орать: «Отдайте андроидов! Отдайте роботов! Отдайте инопланетян!»

— Значит, такое вот дело. Джиген, Сагара и Логан, давайте за орудия.

— Мик, у нас ведь только два орудия — слева и справа! — возразил Сагара.

— Ошибаешься, — прозвучал дружелюбный ответ, — когда мне ставили орудия, я позаботился обо всём. На «Немезиде» три оружейных башни с оружием на круговых турелях. Две боковых. Сагара и Джиген — отправляйтесь на них. Одна верхняя — Логан, ты туда.

— Каким это образом? — проворчал Логан.

Мик пробежался пальцами по панели управления. За капитанским креслом выросло кресло для стрелка.

— Это мой размерчик, — ухмыльнулся Логан и полез на место. Как только он устроился, кресло ушло под потолок.

— Тебе удобно? — осведомился Мик, — всё видно?

— Очень неплохо, — донесся голос с потолка, — готов к стрельбе.

— Используй простые снаряды, — велел Мик, — нам надо взлететь без потерь, а не развязывать межпланетную войну.

— Мик, — слабо произнёс Ган, — а что мне делать?

— Командуйте, — огрызнулся Мик, — вы же капитан, разрази вас комета!

А сам выдвинул из — под основной панели, ещё одну, маленькую, и активизировал носовую лазерную пушку.

— Взлетаем! — приказал капитан.

— Отлично, — Мик потянул на себя штурвал, одновременно включая автоматическую стрельбу лазерной пушки.

«Немезида» резко взлетела в облаке плазменных взрывов. Мик вывел корабль в атмосферу и перевел в спокойный полёт.

— Почему мы остановились? — испуганным голосом спросил капитан, вообразив, что в них попали.

— Я думаю, у них тут отличный военный склад…

— И что с этого, Мик?

— С паршивой овцы хоть шерсти клок.

— И что ты хочешь?

— Ограбить этот склад, — Мик повернулся к кэпу и улыбнулся.

— Мы же не торговцы оружием?!

— А зачем продавать? Себе возьмём. Тем более я их склад нашёл. Так что все держитесь крепче и стреляйте изо всех сил.

Мик опустил нос корабля и понесся вниз. От лазерных пушек «Немезиды» на земле вырастали рубиновые цветы. Местное население разбегалось, не забывая при этом стрелять по кораблю.

Заложив крутой вираж, Мик посадил «Немезиду» рядом с оружейными ангарами. Парни ещё при вираже перестали стрелять.

— Люпен, Джиген, Логан, Сагара и все, кому ещё хочется, топайте за оружием. Берите всё, что сможете утащить. Кэп?

— Ты остаешься на борту, Мик?

— Так точно, капитан. Для огневой поддержки и поддержание корабля во взлетной готовности при необходимости!

— Хорошо, а я пойду и поруковожу ограблением.

На складе было, на что посмотреть, и было что взять. Конечно, об огромных ядерных и плазменных снарядах, как бы ни хотелось их взять, не могло идти и речи. Такие махины пригвоздили бы корабль к земле. Ну, все и разбежались к своему любимому оружию. Тележки набивались патронными лентами кумулятивными зарядами, минами, напалмом, динамитом. Логан волок на себе вертолетные пулемёты с шестнадцатью стволами. Архаичное оружие, но тем не менее всё равно использующееся…

Вообще, когда местные пришли выяснять, что же подозрительные чужаки делают на их военном складе, корабль был под завязку набит оружием, а все члены экипажа, кроме уборщиков и механиков, выглядели как мексиканские партизаны времен войны за независимость.

— Отчаливаем? — спросил Мик.

— О, да, — томно произнёс кэп, на нем висели два патронташа крест — накрест, а в руках он держал и нежно поглаживал автомат Томпсона.

— Логан, приготовь маленький зарядик на 13–18 килотонн…

— Зачем?

— Взорвём склад.

— Не умеешь ты, Мик, грабить, — Люпен покачал головой, — абсолютно не умеешь.

— Мик правильно мыслит, — вмешался Сагара, — уходя, надо уничтожать следы и оружие. На войне всегда так.

— Логан?!

— На 18 килотонн нет, только на пятьдесят, да и та запертая.

— Ладно, — вздохнул Мик, — как только я наберу высоту, активизируй и бросай.

— Нет проблем.

«Немезида» тяжело оторвалась от земли и стала набирать высоту. Местные подогнали плазменную зенитку и принялись прицельно бить по кораблю. Как только склад превратился в нечётко различимый прямоугольник, Логан вышвырнул плазменный ЗБ. Спустя тридцать секунд рубиновый гриб вырос на месте склада.

— Эти запертые штучки действуют весьма эффективно, — констатировал Логан.

— Верно, но они опаснее обычных бомб, потому что обычную бомбу можно обезвредить, а запертую, особенно, запертую на стадии взрыва, невозможно.

Народ в рубке с неусыпным вниманием внимал Мику.

— И тем более запертая может содержать в себе любую мощность. И если там заперли, например, ядерный взрыв на первой стадии взрыва, а он, положим, около ста мегатонн, то при раскрытии поля, взрыв будет еще сильнее и разрушительней настоящего. А также можно запирать всякие стихийные бедствия, пожары и так далее… — тут Мик перестал читать лекцию о ЗБ и обнаружил, что все его с интересом слушают.

— Весьма познавательно, — сказал Сагара, — но я, кстати, с ними никогда не сталкивался.

— Помнишь, Джиген, мы сталкивались с подобным. Миниатюрные атомные бомбы.

— Было дело, и как всегда нас туда втянула Фуджико, — ответил Джиген.

— Вы знаете Фуджико? — изумленно спросил капитан Ган Волос.

— Да, достаточно хорошо, чтобы с ней не связываться, — Джиген уставился на кэпа. — а вы с ней встречались?

— Подвозили до Территорий, — Мик оглянулся, — и она мне не понравилась, сразу же. И, вообще, мы уже благополучно вылетели за пределы не очень миролюбивой планеты, которая не любит роботов, андроидов, инопланетян и мутантов. Теперь куда?

— Куда хочешь, — развёл руками капитан, — в любую сторону.

— Звучит заманчиво, но я бы хотел отдохнуть, если не возражаете?

— Нет, конечно. А корабль поведет… — Капитан обвёл всех присутствующих строгим тяжёлым взглядом, — поведёт… Джиген.

— Вот и хорошо, — Мик поднялся с кресла, — Занимай, Дайсуке. Меня не будить, если даже что-нибудь из ряда вон случиться.


Глава 11

Мик отправился в каюту. По дороге он наподдал Майклу. Тот приобрёл на складе смит — вессон и собирался застрелиться. Пришлось его пару раз стукнуть и отобрать пушку. Логан, пришедший на шум, добавил Майклу еще пару синяков и запихал его к Гарланде.

Мик уже заходил в каюту, как его окликнул Логан.

— Мик, постой — ка!

— Да?!

— Я вот что спросить хочу… Ты, действительно, меня не помнишь?

Или ты помнишь, но делаешь вид, что не знаешь?

— Это очень сложный вопрос, — ушёл от прямого ответа Мик, — и я пока не в состоянии дать на него ответ.

— Мик, ты не увиливай, — Логан прижал его к стенке, — мне важно знать, что ты помнишь?

— Разумеется, это твоё право это знать, но, к сожалению, я не в силах тебе помочь, ибо я нахожусь как в тумане.

— Ты был ранен? У тебя контузия? — В голосе Логана слышалось плохо скрываемое беспокойство, — Что случилось после того, как ты попрощался с нами на Луне, и отправился биться с чёрным драконом зла?

— Логан…Что ты мне сейчас говоришь, не имеет смысла. Я не помню ничего из того, что ты мне сказал.

Логан со злости резко шибанул кулаком по стенке в паре сантиметров от уха Мика.

— Ты мне скажешь всё!! Тебе понятно?

— Не думаю, что твоя злость приведёт к значимым результатам, — неестественно спокойно ответил Мик, — Я действительно не помню ничего из прошлого, если оно когда-нибудь существовало.

Мик закрыл глаза. В лобных долях рождалась боль, и её пульсация была невыносимой. Ощущение щекотки в носу наросло, и побежала кровь. Мик как стоял у стены, так и сполз по ней. Он уже не слышал вопля Логана, зовущего его по имени, не слышал дробного перестука множества ног. Он не слышал уже ничего. Всю его сущность поглотил красный свет, который ширился и рос в нем, пока не вышел за пределы его тела и не захватил корабль, отправив его вновь навстречу неведомому.

Очнулся Мик у себя в каюте. Рядом с кроватью сидел Логан и спал. Корабль сотрясался как в лихорадке. Мик чувствовал себя очень хорошо. Головная боль исчезла, кровь из носа не бежала. Единственное, что он хотел, так это есть. Мик спустил ноги с кровати и осмотрел себя. Логан, похоже, даже не стал его раздевать, только сандалии снял. А так — джинсы и рубашка так и остались. Рубашка была запачкана кровью, джинсы были измяты. Мик встал и отправился в душ. Грязные вещички он покидал в корзину для белья. R.A.B.A. периодически очищала эту корзину, стирала, гладила и раскладывала по каютам. Чистую одежду Мик взял из каюты. После мытья, бритья, чистки и стрижки Мик почувствовал себя ещё лучше. После всех умывальных и очищающих действий, Мик отправился в камбуз.

— Привет, Шидори! Привет, Гоемон! У вас найдется что-нибудь перекусить?

— Кусок медного провода устроит?

— А посущественнее?

— Бифштекс, остатки рамена, немножко того, немножко этого…

— Думаю, хватит.

Шидори ему накрыла стол, заставив его тарелками с остатками пищи. Они, разумеется, были прожарены и проварены, и не могли именоваться объедками, Мик всё это подмел, поблагодарил поваров за замечательную работу и отправился в рубку.

Ему открылась суперское зрелище, едва он зашел в рубку. «Немезида» находилась на краю грандиознейшей межзвёздной битвы. Ожесточенность, с которой неведомые противники атаковали противоположную сторону, могла бы попасть в анналы истории. Набухали и взрывались белые шары, распускались алые цветы, зелёные, оранжевые и багровые молнии разрезали черное пространство космоса. И взрывы, много — много взрывов.

— Бесшумная война, — пробормотал Мик.

К нему обернулся Джиген, сидящий за штурвалом. Его лицо было бледно, черная бородка ярко выделялась.

— Мик…

— Да?

— Ты в порядке?

— Да. Все в порядке. Где это мы?

— Ули не в состоянии определить наше нахождение. Он говорит, что мы, возможно, в одной из соседних галактик. И тут идёт война.

— Я вижу. На нас не нападали?

— Пока нет. Они нас не видят.

— Хорошо, А теперь позволь занять моё место.

— Конечно.

Мик подошёл к креслу пилота. Джиген встал с него и посмотрел на Мика.

— Логан так испугался, когда ты упал там в коридоре. В этом он винит себя. Что случилось там у вас?

— Он пытался выяснить, помню ли я что-нибудь из прошлой жизни. И немного переборщил.

— Ясно. — Джиген чуть заметно ухмыльнулся, — чувствую, что ты с ним связан крепче, чем ты думаешь.

— Возможно, — Мик сел в кресло и пристегнулся, — но я не помню. Ули, дай наши координаты!

Ули вывел на экран длинную цепочку цифр, которые несли какую — то важную информацию. Мик глянул на них и нахмурился.

— Не могу поверить, что мы оказались именно здесь…

— Ты знаешь, где мы?

— Я вспомнил про это место, взглянув на цифры. Это называлось «Местом вечных войн». Сюда отправляют всех неоперившихся молодых солдат, с целью выяснить насколько их хватит.

— Меня сюда не отправляли, — мрачно заявил Сагара.

— На планетах Земной Конвенции это не практикуется, — откликнулся Мик, — только в особых случаях…

— Что за особые случаи? — Сагара ещё более мрачно посмотрел на Мика.

— Ну, всякие особые случаи. Я сейчас и не помню.

— Ладно, проехали, — вмешался Джиген, — что нам теперь делать?

— Разворачиваться и лететь отсюда! — В рубке появился капитан и раскомандовался.

И тут в них попали. Рубку залило ярким белым светом, ослепив всех находящихся там. Корабль резко встряхнуло.

— Это че было — то?

— Очевидно, в нас попали, — деловито объяснил Джиген.

— Плазменная граната, только и всего, — Мик, щурясь, пытался выяснить, кто их атаковал и откуда.

Рядом с кораблём возникли две ракеты, и вновь рубку залил слепящий ядовито — белый свет.

— Это что было?

— Плазменные боеголовки! — крикнул Мик, — это не те, кто воюет там! Они нас не видят! Это кто — то сбоку прицельно бьёт.

— Кому мы могли перейти дорогу? — Джиген тёр глаза.

— Уже неважно — мы возвращаемся. — Мик активизировал часть груза, лежащего у них в трюме, и выпустил его. Потом никто не мог понять, как Мик смог активизировать пару маленьких ядерных бомб и одну коробку ЗБ на расстоянии. Мик этого тоже не понял. Он захотел их активизировать и сбросить, и он это сделал.

Разрывы от активизированных бомб слились с красным всплеском вторичного выброса, и «Немезиду» вытолкнуло вблизи цепочки планет Системы Игр.

— Это мы где? — спросил капитан.

— Система Игр, — ответил на вопрос Логан, материализовавшийся в рубке, — место разврата и бесконечной игры.

— Оу! — капитан округлил глаза и его щупальца встали дыбом. — Тогда мы туда приземлимся и будем предаваться пороку пару дней для восстановления сил.

— Слушаюсь, — Мик повёл корабль прямо в разноцветное сияние.

Вокруг вспыхивали вывески, рекламирующие азартные игры, элитные бордели, массажные салоны, сауны, бани, наркотики и ещё чёртову прорву всякой хренотени.

— Насколько я помню, — Логан вздохнул, — это мир зажратых нуворишей и продажных политиков. Те, кто желает спокойствия и отдыха, а также спокойной игры в лучших традициях казино, сюда не суются.

— А куда? — спросил капитан.

— На Систему Казино. В созвездии Лебедя. Четыре планеты, вернее, три планеты и планетоид. Европа — 2. — копии казино Баден — Бадена, Бад — Хомбурга, Монте-Карло. Америка — 2: Лас — Вегас и Атлантик — Сити. И Азия — 2: Макао.

— И там элитные казино? — полюбопытствовал Люпен.

— Там элитные казино для элиты, а тут… — Логан махнул рукой в сторону обзорного окна, — только всякий сброд тусуется. Всякая космическая шваль с желанием поиграть на награбленное.

— Огромное поле деятельности, — мечтательно вздохнул Люпен, — как только мы приземлимся — никто никуда не выгружается. Я схожу на разведку, а потом…

— У тебя родиться какой-нибудь дерзкий план, — подал голос Джиген.

— Правильно.

Мик посадил «Немезиду» в космопорте планеты Азарт. От космопорта кругами разбегались отели — от простых рядом с космопортом, до элитных, едва виднеющихся на горизонте. Люпен выбрался из корабля и ушел.

Планеты Азарт, Гони Деньги и Козырный Туз вращались вокруг двойной звезды. При этом звезды вращались вокруг друг друга так, что на всех трёх планетах практически не было ночи. И сами планеты имели такую скорость вращения, что разницы между днем и ночью вообще не ощущалось.

Так что в какое время суток «Немезида» туда прибыла — осталось неизвестным. Люпен вернулся примерно часов через десять. Вид у него был весьма довольным, но он никому ничего не сказал, а сразу же ушел в свою каюту. Позже туда проследовал Джиген.

— Я придумал потрясающую авантюру! — сообщил Люпен, — она не просто принесёт нам денежки, но даст возможность подобраться к третьему ключу.

— Это хорошо, — ответил Джиген, удобно устроившись в мягком кресле — мешке. — Кого ты намерен использовать?

— Всех, — Люпен вытянулся на койке, — кроме уборщиков и механиков, разумеется.

— Интересно, — Джиген посмотрел на партнёра, — Не думаю, что кое — кто на эту авантюру согласиться.

— Кэп? Он — очень авантюрен, по сути. На «Немезиде» толпа разного народу…

— Ты прав. Компания и впрямь разношерстная.

— Гарланда? Она прямо создана для риска.

— Да уж. Создана, — хмыкнул Джиген.

— Что ты хочешь этим сказать? — встрепенулся Люпен.

— А ты не разве заметил? Ну ты даёшь, партнёр!

— Что с ней не так?

— Гарланда — андроид.

— О, господи! — Люпен искренне изумился, — разве это правда?

— Элитная модель, но всё же не человек. Прости, что не сказал раньше.

— Проехали. Мик? Я думаю, что он будет не против этого развлечения.

— А я думаю, что Мик будет против.

— Почему?

— Твоя авантюра — по сути своей — ограбление. Верно ведь?

— Ну да, — согласился Люпен, — но и что из этого?

— Похоже, ты до сих пор не понял, кто такой Мик.

— Андроид? — предположил Люпен, — ну этого просто не может быть.

— Нет. Мик — человек. Ты тут ошибся. Мик… Он — полицейский.

— Не может быть! — Люпен сел на койке и уставился на Джигена, — как? Почему?

— Не знаю почему, я это понял по некоторым признакам поведения. Но он необычный коп, очень необычный.

— Ладно, — Люпен вновь лёг, — если твои слова, правда, то.… Запомни, что я тебе скажу. Я хочу, чтобы Мик меня потом арестовал.

— Твоё право. Я тоже ему сдамся. Он мне нравиться. Он гораздо умнее Папаши.

— Логан? Проблем не будет. Сагара? Тоже никаких проблем. Ты и Гоемон? Тоже ведь, правда?

— Никаких, — заверил его Джиген.

— И Шидори. Думаю, тут тоже никаких проблем.

— Команда у тебя набрана, теперь осталось их уговорить.

— Ты берёшь на себя Мика, Логана, Гарланду и Шидори. А я ещё Майкла забыл, ну его тоже уговори.

— Хорошо, а ты — всех остальных.


Глава 12

Люпен достал мундир 4 —х звездного адмирала для кэпа и два вечерних платья Гарланде и Шидори. И расклад стал таковым:

[ «Богатые идиоты»

«Ган Волос — адмирал»

«Гарланда — супруга адмирала»

«Шидори — дочь адмирала»

«Сагара — жених дочери»

«Люпен — двоюродный кузен четвероюродного дедушки со стороны отца жениха»

«Группа поддержки»

1. «Мик — прожженный циник № 1»

«Логан — прожженный циник № 2»

2. «Гоемон — меч»

«Джиген — огневая поддержка»

«Майкл — все остальное»].

— Я похож на последнего свикля, — сердитым голосом пробурчал Ган, оглядывая себя.

— Вам очень идёт этот мундир, — подлизался Люпен, — и ордена вам тоже идут.

— Свикль я в нем, последний свикль, — Ган посмотрел в зеркало.

— ? — Люпен не понял.

— Идиот, болван, — перевёл Мик.

— Зато богатый свикль, — Люпен изобразил самую замечательную свою улыбку.

Примерка происходила в тесном номере самой дешевой гостиницы. Гарланда и Шидори, однако, примеряли свои наряды на борту корабля.

— Значит так. Кэп, вы берёте мундир и возвращаетесь на корабль. Мик. Ты берешь деньги и едешь снимать номера в самом элитном отеле. Пять номеров. Самых лучших.

— Ладно, — Мик ушел.

— Я не выгляжу прожженным циником, — Логан примерил смокинг, — а вот аристократом, — это да!

— Ты вообще на актёра одного земного похож, — сказал Дайсуке, — не помню имени.

— Хью Джекмен, может быть? — подсказал Логан.

— Вот — вот, — обрадовался Дайсуке, — ну просто вылитая копия.

— Может мне под него поработать? — Логан знал, что говорил, но с оглядкой на настоящего Хью, который, хоть здесь и не присутствовал, но вставал перед мысленным взором.

— Не думаю, что это хорошая идея, — отверг её Люпен, — ваша с Миком задача состоит в том, чтобы прикрывать «богатых идиотов» от всяческих проблем.

— Задача ясна, как никогда, — Логан стряхнул невидимую пылинку с плеча.

Вошел Мик.

— Пять президентских номеров в «Гранд Палас Отель Азарт». Восемь бассейнов, солярий, оранжерея, собственный песчаный пляж на десять километров. В номерах — все удобства.

— Отлично, Мик, — весело сказал Люпен.

— Через двадцать минут в космопорт прибудет лимузин для торжественной встречи адмирала Гана Волосикуса с супругой, дочерью и родственников.

— Волос не фамилия, — в разговор влез капитан, — это второе имя.

— Капитан, берите Сагару и чешите в космопорт, — раскомандовался Люпен.

— Тебе надо туда же, партнёр — Джиген ухмыльнулся, — ты же у нас — двоюродный кузен четвероюродного дедушки со стороны отца жениха.

— Ты абсолютно прав, я уже иду.

Капитан, Сагара и Люпен исчезли за дверью.

— Мик и Логан, — Дайсуке повернулся к ребятам, — Вы въезжаете в отель на полчаса позже, а мы — в составе: я, Гоемон и Майкл — остаемся жить здесь.

— Я так понял, что вам всё равно придётся посещать намеченное место встречи? — Мик посмотрел на Дайсуке.

— Верно, но вы — внутренняя группа поддержки, а мы — внешняя.

— Теперь ясно. И ещё один момент я хочу прояснить.

— Спрашивай.

— Эта авантюра…Она не будет иметь под собой никаких криминальных или незаконных оснований?

— Владелец самого крупного казино на этой планете имеет сведения об третьем ключе, мы просто хотим выяснить, что ему известно. И если бы мы явились в том, что мы носим в обычное время, нас бы поперли. Ну, под личинами богатых, мы выясним то, что нам нужно, — добавил Дайсуке про себя. — «И заберем его денежки».

— Теперь я понял, — Мик улыбнулся.

Следующая встреча происходила спустя шесть часов уже в президентском номере «Гранд Палас Отель Азарт».

— Значит, так. В казино «Грандиознейший азарт» приглашают исключительно богатых, но вы, четверо, никуда пока не пойдёте. Ошивайтесь в казино отеля, играйте по — маленькой.

— Почему это? — возмутился капитан.

— Потому что до поры до времени вам светиться нельзя, — объяснил Люпен, — мы с Миком и Логаном будем ходить и присматриваться.

— Будем рекогносцировку производить, — Логан возлежал на оттоманке в шикарнейшем банном халате и курил сигару.

— Верно, — подтвердил Люпен. Он развалился в кресле и имел довольный вид.

— Полагаю, в назначенный день нам понабиться оружие, — Мик стоял у огромного окна и озирал панораму пляжа, — хотя, возможно, и нет.

— Наверное, да, — Люпен закурил сигарету, — но туда вряд ли с оружием пустят.

— Я в себе могу пронести около трёх единиц оружия, — подал голос капитан, — структура моего тела позволяет это сделать.

— Ну вот одну проблему решили. Девушкам, наверное, нужно будет много бирюлек?

— У Гарланды есть гарнитур из чёрного жемчуга.

— А у Шидори?

— У неё точно ничего нет, — заявил Сагара, войдя в комнату, — знаю на сто процентов.

— Тогда ей надо раздобыть украшения, — задумчиво сказал Люпен, пуская в потолок колечки, — лучше всего Шидори — тян подойдут сапфиры…

— Наверное.

— И нам нужны деньги, чтобы начать играть, — Люпен напустил на себе весьма серьёзный вид. — Ну где нам это взять?

Мик, стоявший у окна, повернулся к ребятам и у него в руках обнаружился маленький дипломатик. Мик двинулся к столику, подошёл, поставил дипломат на него, открыл…

— Вот, — перед Люпеном легла пачка денег, — здесь десять тысяч.

— А это тебе, — и Логан получил десять тысяч.

И Сагара, и капитан тоже получили десять тысяч каждый.

— Где взял деньги? — тихо спросил Люпен.

— В банке, — невозмутимо ответил Мик, — это на всю нашу авантюру. Девушкам я также выделю по десять тысяч, а внешнему прикрытию — по 5 тысяч каждому.

— Мик, ты гений! — завопил Люпен, — ты нас так выручил!

— Только с одним условием, — Мик уставился на Люпена.

— Каким?

— Если в авантюре будет хоть капля криминала, деньги вернутся обратно в банк.

Логан хмыкнул, он подозревал, что Мик не поверил в сказку, сочиненную Джигеном.

— Нет проблем, — неожиданно спокойно согласился Люпен.

— Правда?! — переспросил Мик, — Если нарушишь, тебе придётся плохо.

— Ничего криминального, приятель. — Люпен улыбнулся, но на душе у него скребли кошки.

— Хорошо, тогда я пойду, отдам деньги девушкам, — Мик взял деньги и ушел.

Несколько дней «богатые идиоты» проматывали деньги в отельном казино, а группа прикрытия проникла в «Грандиознейший азарт» и произвела разведку. В частности было установлено, что искомая вещь находилась на одной из рулеток, по слухам являющейся проклятой.

Внешняя группа прикрытия втёрлась в доверие к служащим казино, добыв интересующие сведения по проклятой рулетке.

Выяснилось, что когда — то это казино и эта рулетка, в частности, не являлись проклятыми, а были обычными. Спустя несколько лет хозяин казино привёз неизвестно откуда необычную статуэтку, которую установил в центре самой большой рулетки. После чего рулетка стала проклятой. Однако, все затруднялись ответить, в чем заключается проклятье. Люпена не беспокоило проклятье, тем более в ходе розыскных действий вскрылось множество всяческих преступлений, которые следовало раскрыть.

Мик не собирался их раскрывать, хоть смутно понимал, что с этим надо что — то делать.

И вот пришёл тот день, когда адмирала с семьёй позвали на бал маскарад в «Грандиознейший азарт». За адмиралом прислали восемнадцати метровый флаер, а «прожженные циники» прибыли сами.

Казино было великолепно и роскошно. Шестьдесят этажей порока и разврата, безудержной игры и безбашенного проигрыша.

Почётных гостей провели прямо к лифту и вознесли прямо на шестидесятый этаж — в царство проклятой рулетки.

Верхний этаж представлял собой большую оранжерею, в которой росли различные растения со всех уголков вселенной. Между растениями вились дорожки, вымощенные разноцветным мрамором. По углам били четыре фонтана из хрусталя, опала, изумруда и рубина. Растительность огораживали ажурные загородки, выполненные из золота. Скамейки из черного дерева, игровые столы из кости нарвала, рулетки из кораллов — всё это заставляло онеметь от изумления всех, кто попадал в царство проклятой рулетки.

— Дорогой адмирал! — к гостям шёл высокий костлявый человек с тяжёлым взглядом и хищным разрезом рта, — какая встреча! Я так рад, что вы, наконец, посетили моё скромное заведение!

— Какие пустяки, право слово! — Ган заулыбался так, как будто посещения казино являлось для него обычным делом.

— Выбирайте любую игру! — хозяин обвел рукой помещение, — настоятельно рекомендую королевскую рулетку.

— Мы прибережем её напоследок, — царственно ответил капитан и прошествовал к ближайшему карточному столу. Гарланда — в жемчужно-белом платье и с полным гарнитуром из черного жемчуга, который выгодно оттенялся белым платьем — подошла к столу, за которым играли в двадцать одно.

Шидори в платье цвета морской волны, с ниткой средних сапфиров на шее принялась играть в рулетку, Сагара и Люпен заняли места у другой рулетки. Логан дефилировал по помещению, тихо играя по — маленькой. Мик, наоборот, больший интерес проявлял к растениям и мебели, нежели к игре.

Так прошло какое — то время. Капитан, Сагара и девушки медленно продвигались к Королевской рулетке. Люпен уже побывал там и добыл искомую вещь, и дьявольская рулетка лишилась своих тёмных сил, после чего незаметно испарился вниз навстречу внешней группе, которая тем временем благополучно вскрыла сейф и спокойно воровала золото.

Размеренное течение игры нарушился прибытием весьма пёстро разряженной толпы. Мик сразу же определил их как угрозу. Подошёл к Гарланде и прошептал ей на ухо:

— Вам надо уходить, ибо прибыл кто — то, несущий в себе неведомую угрозу.

— Хорошо, — ответила Гарла, закончила игру и встала, шурша платьем. Она подошла к Гану и оторвала его от карт, потом забрала Шидори и Сагару. Перед лифтом кэп отдал оружие Мику, и тот вернулся в зал.

— Почему они ушли? — процедил Логан, оказавшись рядом с Миком.

— Сейчас будет ограбление, и я не желаю потерять их в драке.

— Искомая вещь?

— Её уже нет. Люпен благополучно её умыкнул.

— Это уже ограбление, тебе не кажется?

— При других обстоятельствах я бы оценил это как ограбление, но теперь мне кажется, что это наиболее лучший вариант.

— Ну — у, если тебе кажется, что так лучше, так тому и быть. — Логан осмотрелся.

Вновь прибывшие собрались толпой около Королевской рулетки. Они больше проигрывали, чем выигрывали, и это их раздражало.


Глава 13

Проигрыш разозлил разряженную толпу, и они, повернувшись к другим игрокам, вдруг разом выхватили разнообразнейшее оружие.

— Это ограбление!!!! — заорал предводитель толпы и выстрелом разнёс Королевскую рулетку в щепы.

Боже, какая тут началась паника. Клиенты с визгом и воем разбегались кто куда. Лифт оборвался под тяжестью напиравших в него. Растения были снесены смерчем из пуль.

Мик и Логан застряли под карточным столом. Мик отстреливал особо занудных типов, пытающихся до них добраться. Логан щекотал когтями, всех кто к ним приближался…

Но им все-таки удалось добраться до лестницы и спуститься вниз.

— Ты идешь в космопорт и проверяешь там все, а потом остаешься там, — хмуро сказал Мик.

— Ладно, а ты? — спросил Логан.

— А я пойду, поищу Люпена. Что — то меня тревожит в его поведении. Чую, что наврал он мне.

— Ну, поищи. Не думаю, конечно, что он нас кинет, но проследить за этим надо.

Мик нашел Джигена и Люпена, вылезающих из подвала с мешками, набитыми под завязку.

— Так?! — сказал Мик тоном, ничего хорошего не предвещающим, — значит ты мне всё — таки наврал, паразит?

— Эээ…, — Люпен стушевался, — ты всё неправильно понял, Мик.

Дайсуке улыбнулся и, чтобы скрыть улыбку, закурил.

— Дайсуке, а ты — то зачем в эту авантюру влез?

— Понимаешь, Мик, мы не хотели ничего плохого. Просто.… Разве бы тебе хотелось, чтобы эти деньги пошли на криминальные делишки?

— Нет!

— А мы найдем им легальное и очень хорошее применение…

— На благотворительность они пойдут… — Мик не уточнял, Мик утверждал.

— Ага, — ответил Джиген, — а теперь не мог бы ты нам помочь?

— Угу, — ответил Мик.

Они отошли на приличное расстояние от казино, когда вторые грабители обнаружили, что золото уже исчезло. На беду один из постов, выставленный разбойниками, увидел троих, пробирающихся с мешками от сейфа. Была поднята тревога и за похитителями снаряжена погоня.

— Стоит разжиться деньгами, как тут же появляются неприятности, — пробурчал Люпен.

— А не фиг было золото брать, — огрызнулся Мик, — статуэтка у тебя?

— Вот, — Люпен вытащил статуэтку из кармана и протянул Мику.

Мик повертел статуэтку в руках, открыл её и, вытащив свиток, выбросил статуэтку в темноту.

— Эй, что ты делаешь? — встрепенулся Люпен.

И тут в него попали. Люпена отшвырнуло, и он покатился по мостовой, пока не врезался в столб.

— Вот чёрт! — ругнулся Джиген.

— Бери деньги и вали в космопорт, — рявкнул Мик, — а я займусь Люпеном.

Джиген подобрал все мешки в количестве трёх штук и рванул к космопорту. А Мик подбежал к Люпену и перевернул его на спину. Как не странно, Люпен был всё ещё жив, хотя огромная дыра в его груди указывала на то, что жить ему осталось пару минут не больше.

— «Блин», — кисло подумал Мик, — «Мне ещё этого не хватало». Но в глубине души Мик знал, что он в силах защитить Люпена и от смерти, и от тех, кто подбегал к ним, потрясая оружием.

Логан стоял около «Немезиды» и, кусая губы, смотрел в темноту. Мик задерживался. Из темноты показалась скрюченная фигура. Это был Дайсуке.

— Люпен ранен, — выдохнул он, — Мик остался с ним.

— Забирайся в корабль и садись за штурвал, — приказал Логан, — а я вернусь за Миком и Люпеном.

— Хорошо, Логан. Нет проблем.

Над городом вспыхнул свет. Яркий, но мягкий. Ослепительный, но не режущий. Где-то явственно громыхнуло, взрывная волна сильно, но мягко обдала лица Дайсуке и Логана, земля затряслась. Свет висел в воздухе — золотой переливчатый, синий сверкающий, оранжевый ослепляющий, светло-зеленый сияющий и красный светящийся — и потом резко втянулся в неведомую точку города.

— Заводи машину, Дайсуке, а я — за парнями.

Логан нашёл Мика и Люпена в городе посередине выжженной мостовой. Казино «Грандиознейший азарт» перестало существовать — на его месте дымились обгорелые стены, между ними бродили прокопченные ободранные люди.

— Молодец, Мик! — пробормотал Логан, взваливая на себя бесчувственные тела парней, — выбросил лишнюю энергию, разрушил градообразующее предприятие и отрубился. Пару часов нам обеспеченно, чтобы смыться. А там посмотрим, как и когда ты очнёшься.

При прибытии на борт «Немезиды», Логан свалил Люпена в санитарный отсек под крылышко Гарланды, а Мика он стал приводить в чувство своими методами.

После энергичной тряски и тычков, Мик открыл глаза:

— Логги, ты перебарщиваешь, вообще — то! — Мик опять обвис.

— «Логги»? — встрепенулся Логан, — «Логги»!? Мик, да очнись ты, наконец!

Мик не откликался, он погрузился в глубокий сон.

— Как Люпен и Мик? — спросил подошедший Джиген, — через минуту мы взлетим и хотелось, чтобы все были пристёгнуты.

— Люпен у Гарланды на попечении, а Мик уснул.

— Главное, что живы, — подытожил Дайсуке, — пристегни и Мика тоже.

«Немезида» взлетела с Азарта и пустилась в необъятные пучины космоса. Правда, через час выяснилось, что за ними идёт нешуточная погоня. Добрые грабители казино остались весьма недовольны тем, что тщательно разработанный план их главаря сошёл на нет, благодаря кучке «отъявленных негодяев». Сим названием они обозвали типов, осмелившихся украсть у них столь вожделенное золото. Немудрено, что как только они отошли от шока, вызванного гибелью казино, так сразу же организовали погоню.

— Разрази меня метеорит!!! — завопил кэп, — Какого чёрта они нас преследуют!!

— Кажется, им нужна наша добыча, — кисло процедил Джиген.

— Какого дьявола? Джиген?

— Понимаете, кэп, мы там разжились золотишком, — на Джигена это было мало похоже. Обычно он не лебезил не перед кем, но тут он всё — таки хотел остаться как можно дольше.

— Йаааахххррррйаа!!! — Кэп оглушительно захохотал, — Йааааххххрррраааайааа!!! Значит, наши игры в казино были прикрытием! Ах, вы чертовы муклены! Ладно, жми, Джиген, на полную катушку. Негоже отдавать законную добычу неудачникам.

Джиген повеселел и нажал на газ. То, что их преследовало, не поддавалось классификации. Это могло быть с одинаковым успехом и космической яхтой или линкором, либо прыгуном или субмариной. Это была вычурная невообразимая смесь всех мыслимых кораблей, бороздящих просторы вселенной. И это корабельный мутант был вооружен таким же архаичным и нелепым оружием, каким украшают только стенды музеев.

Несмотря на гигантские размеры, на кажущуюся неповоротливость, на то, что на этом монстре присутствовало четыре вида двигателей — субатомные, протонные, солнечные и реактивные — нелепый монстр резво догонял «Немезиду», обстреливая её из архаичных пушек.

«Немезида» уворачивалась, ныряла в облака пыли, пряталась за некрупными метеоритами, использовала как прикрытие астероиды. Всё это создавало тряску внутри корабля и недовольство всех кто, там находился. Спустя два часа, как Джиген сел на место пилота, в рубку заявился Мик. Без рубашки, всклокоченный и, держась за голову, встал рядом с дверью и усталым голосом осведомился, какого чёрта тут происходит?

— Извини, Мик, — пробурчал Дайсуке, уводя корабль от очередного ядра. — У нас тут погоня, понимаешь…

— И ты не можешь увезти корабль подальше от этих типов? — Мик присел на корточки около двери, — корабль такой мощный и скорость у него приличная.

— А вот не могу, — огрызнулся Дайсуке, — у нас на хвосте висит настоящий монстр.

— Да — да, это всё очень грустно и печально, — Мик вообще растянулся на полу рубки, — и хочется заплакать, но сил нет на слёзы.

— Эй, Мик! — Дайсуке соизволил оглянуться, — ТЫ, ТОЧНО В ПОРЯДКЕ?

— К сожалению, я бы так не сказал, — ответил Мик, — ты рули, рули, не обращай на меня внимания. Надеюсь, я сдохну быстро, чтоб вам потом не пришлось на похороны тратиться…

И объял темно-зеленый свет Мика, и распространился он на весь корабль. И исчезла «Немезида» из под носа преследователей. И остались они с носом.

Джиген вывернул штурвал, и корабль плюхнулся в мерзкое зловонную грязь. Вообще — то Джиген вряд ли смог описать местность, в которую корабль попал. Это явно было болото. Его окружали древовидные папоротники, хвощи и плауны. На горизонте, подёрнутые зыбкой полосой тумана, вырисовывались тёмные громады не то гор, не то развалин. Но тут погасло местное светило и всё погрузилось во тьму.

— «Вот влипли, однако», — подумал Дайсуке, — «И куда нас занесло? Но об этом лучше спросить Мика. А Мик, вон лежит на полу и вид у него умиротворенный донельзя… Чисто умер и всё. Это забавно. Мик, Мик, что же ты такое»?

Дайсуке слез с пилотского кресла и двинул к Мику. Мик действительно выглядел безмятежным и даже счастливым. И он крепко спал.

— Мик? — позвал Дайсуке.

— А Мика кто-нибудь видел? — в рубку заглянул Логан.

— Он тут лежит и спит. — Ответил Джиген.

— Ясно, — Логан посмотрел на Мика, — ты так вёл корабль, что Мик пару раз слетел с койки.

— Дико извиняюсь, за нами гнались люди на страхолюдном корабле.

— Ага. Просто после большого выброса, Мик должен отдохнуть.

— Какой такой большой выброс?

— А вот мы с тобой свет видели в городе — это он и был.

— Люпен почему — то остался жить, хотя я видел его рану. Он был не жилец, — сокрушенно признался Джиген.

— Мик излечил его. Он такие штуки может проделывать. Причём вне степени тяжести ранения. А теперь я бы попросил тебя не мешать и дать мне возможность отнести Мика обратно в каюту?

— Нет, конечно, ты с ним больше связан, чем я.

Логан забрал Мика и оттащил его в каюту. «Прибить бы гада за его штучки — дрючки», — подумал Логан, — «Но не буду. Возможно это последствия его амнезии. Побочные эффекты. Поэтому он толком не может вспомнить, кто я такой и не понимает, что мы путешествуем с бандой воров».

Ночь прошла быстро. Как только в небо стало светлеть, Логан проснулся и потянулся. «Надо проведать Мика», — было первой его мыслью. Что он и сделал. Но в каюте Мика не оказалось…

Логан сунулся во все остальные каюты. Шидори спала, свернувшись в калачик, и тихо посапывала. Сагара похрапывал, лёжа в строго горизонтальном положении. Люпен раскинулся на кровати, и на губах у него блуждала довольная улыбка. Гоемон спал клубочком. Берсерк спал лицом вниз и сердито сопел. Джиген вольготно развалился поперёк койки. Его мало волновало, что туловище свешивается — его сон был безмятежен.

Ули спал в своем мешке, который заменял ему койку и гамак. Все его щупальца безвольно свешивались из дыр в мешке, и цвет их был бледно-серым. Гарланда спала как человек, но никакого постороннего шума, в том числе и дыхания, не нарушало тишину каюты. Кэп смачно храпел и его щупальволосы мерно шевелились в такт храпу.

Мика не было ни на камбузе, ни в лазарете, ни в душевых — его в корабле, вообще, не было. Поняв это, Логан полез наружу. Выбравшись из верхнего люка, Логан узрел Мика. Тот, в белой майке, в синих джинсах и серых сланцах, возлежал на обшивке «Немезиды», блаженно щурясь навстречу восходящему солнышку.


Глава 14

— И как это понимать, Мик? — сердито спросил Логан, — я полагал, что ты мирно спишь у себя, приходя в себя после большого выброса?

— Логан, это так мило, что ты обо мне так заботишься, — Мик улыбнулся и заложил руки под голову для удобства.

— Ты начинаешь меня бесить, — проворчал Логан, — твои недомолвки раздражают меня всё сильнее. И мне начинает не нравиться эта разношёрстная команда.

— Тебя никто тут, вообще, не держит, — лениво ответил Мик, — насколько я понял, те ребята, что были вначале, попросили тебя за мной присмотреть. Или я не прав?

Логан подошел к Мику и тяжело опустился рядом с ним на прохладную обшивку.

— Ты прав. Они действительно просили меня об этом, по той причине, что мы с тобой хорошие друзья.

— Правда? Ой, как здорово. Значит, мы с тобой друзья, — Мик повернул голову к Логану и приветливо ему улыбнулся. — Тогда ты не должен сердиться на меня.

— Сердиться!?! — Взревел Логан, — да я готов тебя убить!!!

С быстротой молнии он развернулся, прижал Мику руки и навис над ним.

— Я чем больше думаю о том, что мне придётся присматривать за тобой во время твоих выбросов, тем меньше мне нравиться эта перспектива! — прорычал Логан, — и тем больше мне хочется убить тебя прямо здесь!

— Это всё очень мило, Логан, — в глазах Мика не была страха, — но выход из этой системы вы сможете найти, в лучшем случае, через десять тысяч лет. Так что тебе сейчас предстоит нелёгкий выбор — либо ты меня убиваешь, а потом долго — долго мучаешься сознанием, что ты бы мог провести эти года с большей пользой для себя, а не хоронить тех, кто волею судьбы стал твоими спутниками. Либо ты признаешь сейчас, что был не прав и перестанешь, наконец, изображать сверхзаботливого дядюшку.

— Ублюдок!! — Логан выпустил когти на левой руке и ударил. Он бил злобно и прицельно, но Мик умудрился задержать смертоносные когти. Они вонзились ему в ладонь, пропороли и застыли. Повисло молчание.

Тяжёлые капли крови медленно капали с кончиков когтей. Логан чертыхнулся и втянул когти. Мик освободился от Логана, встал и посмотрел на изувеченную ладонь.

— Весьма здорово, — наконец изрёк Мик, — если ты это называешь дружбой, то это немного необычно. Не находишь?

— Что ты имеешь в виду, ублюдок?

— Я не отношу себя к разряду мазохистов, поэтому у меня нет желания бессмысленно проливать кровь.

— Мне по барабану, что тебе не нравиться, — Логан хищно улыбнулся, — я тебя порву в клочки.

Вдруг Мик встрепенулся и стал прислушиваться.

— Эй ты что там делаешь? — сердито окликнул его Логан, — готовься к смерти!

— Ты слышал? — игнорируя вопрос, ответил Мик, — меня только что кто — то позвал. — И спрыгнул с корабля. А высота от того места, где они с Логаном расположились, до земли была где — то около десяти метров. Но Мик даже не убился, приземлившись в болото, он весьма резво из него вылез и побежал по направлению к неясным громадам на горизонте.

Логан помедлил, но жажда крови пересилила всё, и он устремился вслед за Миком. Найти его было абсолютно несложно, ибо из раненой руки лилась кровь, которая оставляла различимые следы на тропинке.

Следы привели в город циклопических руин. Тяжеловесные монолиты, все сплошь усеянные неведомой чуждой разуму резьбой, были, по-видимому, давно заброшены создателями и с городом приключилась та же беда, что и со всеми забытыми городами. Его поглотили джунгли. Зеленоватые блоки заросли мхом и завитками молодых папоротников. Резьба скрылась под разветвлениями узловатых корней. Колоссальные статуи и барельефы раскрошились и развалились под тяжёлой поступью времени.

Кровавые следы петляли по, выщербленной временем и заросшей мягким шелковистым мхом, дорожке, ведя к центру циклопических развалин. Наконец показалось очень высокое здание из черного камня, совершенно нетронутое временем и джунглями. Когда Логан приблизился к нему, то выяснилось, что первое впечатление было обманчивым.

Монолитное, жуткое в своей архитектуре, здание выглядело вблизи потрескавшимся и даже каким — то вялым. Казалось, что оно стоит на чём — то хрупком и вот — вот развалится или рухнет.

Внизу Логан разглядел фигурку своего приятеля. До монолита не более тридцати шагов, но фигурка казалось тщедушной и миниатюрной на фоне этого всё ещё грозного монолита. На мгновение Логан даже пожалел Мика, но жажда крови вновь поглотила его. И он, издавая дикие вопли, ринулся на своего противника.

Мик отдыхал рядом со странной закрытой дверью, когда услышал вопли Логана. Его молниеносное движение спасло ему жизнь — когти царапнули черный камень в паре миллиметров от головы. Мик отпрыгнул и мазнул окровавленной рукой по двери, и та начала открываться. Медленно, мучительно медленно. Но образовавшаяся щель спасла Мику жизнь во второй раз. Когти просвистели рядом, не задев его.

Мик очутился в огромном зале, покрытым многовековой пылью. Осмотревшись, он стал создавать маленькие пушистые шарики солнечного света. Они подымались вверх и освещали темный зал. Скоро в нем стало светло как днём. Мик направил новый шарик на излечение своей руки. И вскоре ладонь стала прежней. Раны в ней и подтёки крови исчезли.

Мик занялся изучением настенных барельефов и росписи. Кое — где ужасающая, мерзостная роспись поблекла и облезла, барельефы были в лучшем состоянии. Но они все повествовали о той расе, которая строила этот город и которая, однажды в едином безумном порыве, вдруг покинула его и устремилась к неизведанным мирам. И как они скитались от звёзд к звёздам, но нигде не задерживаясь. Видимо, кто — то в городе оставался, потому что все приключения неведомых скитальцев были расписаны по всем стенам. Это настолько увлекло Мика, что он не заметил опасности в лице Логана. И только тогда, когда Мик узрел когти Логана у себя в груди, он понял, что Логан был серьёзен. Но было уже поздно.

Логан выдернул все шесть когтей из спины Мика и торжествующе заорал. Мик осел на пол, заливая его своей кровью. Минуту постоял на коленях, потом завалился на бок Теперь он лежал, неудобно подогнув ноги, и стекленеющим взглядом наблюдал, как струйки его крови пробирались по пыльному полу.

Логан бесился в другой стороне зала, торжествующе воя и приплясывая. Жажда крови обуяла его, словно всепожирающее пламя. Хотелось убивать, кричать и веселиться. Все тёмные инстинкты, живущие в Логане, проснулись и вырвались на свободу. Дикий и свободный, поправ законы и мораль, отринув добро и зло — Логан наслаждался запахом крови.

Но вот ненасытная жажда крови внезапно покинула его, и Логан застыл. Медленно и мучительно он приходил в себя. Подняв к глазам ладони, он со страхом и изумлением обнаружил, что с когтей капает чья — то кровь. Достаточно свежая, чтобы пахнуть. Логан в ужасе стал вертеть головой, в глубине души молясь, чтобы кровь на его когтях принадлежала хищнику. Но надеждам не суждено было сбыться.

В луже крови лежал его приятель. В первый момент Логан не поверил глазам своим. Это не могло быть правдой?! Нет! Нет!? Это был не Мик? Но, к сожалению, это был Мик. И он уже не производил впечатление живого. Мелкими шажками Логан приблизился к Мику, присел рядом, переложил в более удобное положение остывающее тело. Мику нельзя было помочь — кровь быстро вытекала из него.

— Мик? — Позвал Логан, — не умирай, браток. Слышишь, не умирай!?

Губы разомкнулись, как будто хотели произнести что — то, но, из умирающего, кроме алой крови ничего не выплеснулось.

— Нет!!! Нет!! — зарыдал Логан, — Я виноват перед тобой! Сильно виноват!! Я даже не надеюсь на прощение!! Не уходи, Мик!! Как я посмотрю в глаза парням? Что я скажу девушкам? Как я буду оправдываться перед твоим начальством?

Но вдруг с потолка ударил белый сверкающий свет. Он вырвал Мика из рук Логана и вознёс вверх. Логан, щурясь, смотрел на свет, толком не понимая, что произошло, и почему всё залито мягким слепящим светом.

А потом свет исчез. Мик мягко опустился на руки Логана. На нем не было ранений, майка вновь стала белой и лужа крови на полу пропала. Мик был без сознания, но, несомненно, жив. Логан поднял его на руки, прижал и вышел из помещения, навстречу лучам утреннего солнца.

Около корабля его ожидало ужасное и неприятное зрелище. Все члены команды валялись рядом с «Немезидой». И… О, ужас! Они все, кажется, были мертвы! Логан сглотнул, внес Мика в корабль и вернулся к телам остальной команды. Капитан, Гарланда и Ули оказались менее пострадавшими, чем остальные. У кэпа было мелкое сотрясение мозга и перелом щупалец. Гарланда просто отключилась. Что — то замкнуло её цепи. А Ули кто-то сильно шмякнул об древовидный папоротник.

Дайсуке валялся на мху, истекая кровью, которая била из многочисленных пулевых ранений. У Люпена была огромная рана через всё тело от катаны. Гоемон тоже щеголял десятком дырок от магнума. Состояние у них было весьма тяжёлым, Логан абсолютно был уверен, что они не жильцы.

Сагара лежал ничком — в нем торчало пятьдесят вилок и три ножа. У Шидори был проломлен череп, черные волосы слиплись от крови. А их единственный пассажир вообще еле дышал. Он так был избит, что, казалось, все из команды приложили бедняге.

Логан затащил всех на корабль и поднял «Немезиду» в воздух. «Вот беда-то получилось», — огорчённо подумал Логан, — «как нам не повезло, вся команда ранена и многие, вообще, не выживут и не смогут дожить до цивилизации. Это чертовски плохо!!»

Но тут произошёл вторичный выброс, и корабль вынесло в просторы цивилизации. Логан посидел немного и отправился смотреть, что там с несчастными членами команды.

Капитан, Гарланда, Ули пришли в себя и зашевелились. Ган поднялся с койки и, охая, побрёл в душевую. Гарланда методично почистила загрязнившееся платье и направилась в лазарет. Ули, плавно взмахивая щупальцами, проплыл мимо Логана в рубку.

Джиген спал. Пулевые ранения исчезли, как будто их и не было. Рана Люпена также зажила и на коже не была не малейшего следа. Гоемон тоже избавился от, не украшавших его, дырок и мирно спал.

Из Сагары удалились столовые приборы. Сагара спал крепко и тяжело вздыхал во сне. Шидори возвратила себе крепкий череп. Кровь с её волос пропала, и они вновь стали красивыми. Майкл единственный из всех, кто после вторичного выброса, остался пациентом Гарланды. Большинство глубоких ран у него исчезли, но всё остальное всё ещё оставалось.

Мик спал, крепко спал. «Ну, это немудрено», — решил Логан, — «после того, что ему пришлось пережить, Мик проснётся минимум часов через десять». Логан посмотрел на спящего приятеля, тяжело вздохнул и отправился спать. Ему тоже досталось, хоть и не физически, а морально. И ещё он чувствовал страшную вину перед Миком и справедливо полагал, что за то, что он сделал, ему нет прощения.


Глава 15

Корабль приземлился на одной богом забытой планете. Пара городов на ней еле — еле сводили концы с концами. Городки поменьше либо становились городами — призраками, либо тихо прозябали в надежде на лучшие времена.

Все менялось один раз в год, когда на эту планету прилетало множество космических бродяг, чтобы испробовать одно самое экзотическое блюдо, которым эта планета славилась. Блюдо, из — за которого раз в год вся планета испытывала непродолжительный экономический подъём, называлось «Жареный королевский песчаный дракон». Пять тонн превосходного сочного жареного мяса привлекали толпу народа.

«Немезида» прилетела как раз накануне ежегодного слёта. По пути на эту планету разъяснились две тайны. Первая тайна заключалась в том, что из сейфа капитана пропали материалы, которые были добыты на Планете Гигантов. Капитан был и в ярости, и в великом недоумении одновременно. Люпен отрицал своё участие в этом деле, и как потом выяснилось, абсолютно правильно. Тайну разгадал Логан.

— Кэп, — сказал он однажды, — материалы, которые мы добыли на Планете Гигантов, остались на корабле. Вернее, в корабле. Непостижимым образом, во время выброса энергии, материалы соединились с обшивкой нашего корабля. И таким манером мы случайно создали сверхпрочный сплав.

— Офигеть, — прокомментировал капитан. — И это, значит, наш корабль теперь уникален?

— Похоже, — согласился Логан.

Вторая тайна была странной. Свиток, который Мик принёс с собой из храма. Логан клялся и божился, что руки Мика, когда он его волок, были пусты и чисты. Тем ни менее свиток появился.

Это был тонкий лист серебряной фольги, на которой с одной стороны было изображение весьма замысловатого ключа, а на второй — текст, в котором описывалось, где можно было найти части этого ключа.

— Это что такое? — спросил Люпен, с любопытством разглядывая свиток.

— Очередная тайна, — усмехнулся Мик, — и от этой тайны нет запаха зла.

— Что эта тайна нам принесёт? — Джиген затянулся, выпустил струйку дыма, — какие ещё сюрпризы?

— Много чего любопытного, — Мик смотрел на друзей, но не видел их. — Новые планеты, новые люди, новые приключения на все части тела.

— Мик, очнись, — ласково сказал Логан.

— Я и не забывался, — немного сердито огрызнулся Мик.

— Прости, — Логан смутился.

Через четыре дня после этого разговора, Логан и Мик сидели в захудалом баре в умирающем городке на богом забытой планете. Капитан велел всем отдохнуть и даже может быть попробовать основное блюдо из дракона.

Мик сидел молча и вертел в руках стакан с ромом. Логан пил пиво и слушал болтовню шестерых мужиков за соседним столиком.

— «…и вот я ему говорю «типа, а что твоя тёлка такая грудастая, для тебя долговязик и доска бы сошла», а он мне, а это типа не твоё дело».

— А ты че?

— А мне даже договорить не дали, пришёл какой-то тип и начал вещать, что, мол, он и его команда самая крутая, что благодаря ему, все выиграли войну и вообще типа он самый крутой…

— Эх, встретиться бы с этим типом, — вздохнул Логан.

— Зачем? — Мик отпил из стакана.

— А чтоб он чужую славу не присваивал. Я же знаю, кому на самом деле она принадлежит …

— И кому?

— Тебе.

— Любопытно, а почему?

— Благодаря твоей битве и твоему мужеству. А Джорджина мне сказала, что тебя до этого мучила мысль — правильно ли ты делаешь, что защищаешь мир? — и эта мысль не давала тебе покоя. Поэтому эта битва была для тебя решающей во всех смыслах. И поэтому теперь ты ничего не помнишь. Тебя благословили этой амнезией. Ты не помнишь ничего из того, что было до этого. Ты не принимаешь судьбоносных решений, тебя не волнует судьба миллиардов, тебе всё по барабану. Твой мир уменьшился до экипажа «Немезиды», с ними ты связываешь все помыслы. Ты их защищаешь в меру своих сил.

— Маленький мир? — Мик посмотрел на Логана, — мир, состоящий из нескольких родственных душ…

— Да, — Логан с нежностью глянул на приятеля, — крошечный мирок, в котором ты так нуждался всё это время. Господи, Мик, я только сейчас понял, как ты устаёшь от всего этого. Это так сложно — работать, разрываясь между долгом и честью.

— Поэтому оставь этого типа истории, — Мик улыбнулся, — всегда приятно послушать, как рождается новая легенда.

— …я, понимаешь, пошел, а там их мечник, здоровый такой тип, но кретин, а мне он не нужен был, мне нужна была их девчонка — навигатор, а с ней хотел позабавиться…

— А почему не получилось?

— Они мне всыпали по первое число. Я просто никак не ожидал, что эти две дамочки из их команды окажутся недотрогами, и…

Мик поднялся со стула, подошел к мужикам и, прокашлявшись, сказал:

— На месте этих парней я бы вас убил. Потому что получается, что вы оскорбили их женщин, а это нигде не прощается.

— Ты бы не нарывался, парень, — процедил один из мужиков, — это не твое дело, а будешь цепляться — прибьём.

— Я бы подумал прежде, чем мне угрожать, — тихо проговорил Мик, — потому что, это чревато для вашей внешности.

— Ты нам угрожаешь? — Мужики встали. Они были шире и больше Мика раза в два. Мика это не пугало.

— Вы бы извинились перед парнями, — шёпотом предложил бармен Логану, — за поведение своего приятеля.

— Зачем? Мик сам разберётся с этими придурками.

— Но ваш приятель такой маленький…

— Зато удаленький.

Минут за десять Мик аккуратно уложил всех шестерых посередине зала, не сломав при этом ни стола, ни стула.

— Ты не торопился, — произнёс Логан.

— А зачем? — удивился Мик, — я не нарывался, а они хотели подраться, они своё получили.

Мик положил на стойку тонкую золотую пластинку. Банков в этом городе не наблюдалось, поэтому каждый расплачивался, кто, чем мог.

— Я пойду, прогуляюсь по городу, — Мик дошёл до двери и кивнул Логану, — а ты не беспокойся, я не собираюсь сильно воевать в этом городке.

— Шлёпай, а я ещё посижу, посмотрю…

— Если явиться тот тип, что типа мою славу заграбастал, не бей его сильно, он этого не стоит.

Мик ушёл, а Логан пересел за стойку и заказал ещё пива. Он никуда не торопился. Побитые мужики пришли в себя и выползли из бара. В баре вновь наступила тишина. Бармен протирал стаканы, а Логан молча пил пиво.

Через полтора часа на улице раздались громкие голоса, и в бар ввалилась большая шумная компания. Обладатель пронзительного голоса прошествовал к стойке и крикнул:

— Мне и моей команде быстро налей вина, да побыстрее. Мы не любим ждать.

— И с чего такая спешка? — спросил бармен, — и как ты намерен расплачиваться?

— Ты должен нам налить бесплатную выпивку…

— Ради чего?

— Потому что я тот, благодаря кому, все выиграли эту ужасную войну!!!

Тут Логан, до этого сидевший молча, соизволил повернуть голову в сторону обладателя визгливого голоса. Ну, этот парень не отличался ничем примечательным. Большая туша, маленькие, заплывшие жирком, глазки, синий ирокез на голове, длинные руки с маленькими неуклюжими пальцами, коротенькие кривые ножки, с трудом держащие крупное тело. Одет данный тип был в потрепанный плащ, выцветшую рубашку неопределённого цвета и чёрные в белую полоску штанишки. На ногах красовались пыльные ботфорты, спёртые из ближайшего мусорного ящика.

— Это ты тут кричишь про то, что ты якобы тот человек, что помог победить? — осведомился Логан.

— Ну, я, — польщено согласился тот, — я тот самый человек.

— Ты на него совсем не похож, — изрёк Логан, поворачиваясь обратно к пиву.

— Кажется, ты мне не веришь, дедуля? — тип наморщил свой маленький лобик.

— Джи — Джи! — крикнул кто — то из его компании, — дед тебя игнорирует.

— Эй, дедок! — Джи — Джи стукнул по стойке кулаком, — я к тебе обращаюсь!

Логан допил пиво, скосил глаза на визгливого урода и, сделав молниеносное движение, прижал Джи — Джи лицом к стойке.

— Слушай сюда, браток. Я тебе повторять не буду. Ты во время войны на задворках в куличики играл, поэтому не возникай. Я был на передовой линии, я участвовал в предфинальной битве, и я лично видел того парня, который переломил ход войны и благодаря которому, такие сопляки, как ты, теперь пытаются присвоить чужую славу. Поэтому, если ты сейчас признаешь, что ты врал — я тебя отпущу, а если не признаешь, то — побью.

— Дед, думаешь, я поверю, что ты дрался на передовой? Из тебя уже песок сыпется, дедуля! — обиженно просипел Джи-Джи.

Логан стащил его со стойки и бросил на пол. Команда вруна угрожающе придвинулась ближе. Логан раскинул руки и выпустил когти. Карие глаза метали молнии, ноздри раздувались.

— Подходите молокососы! Щас вам покажу, что я умею!

Шумная компания в страхе бросилась прочь, врунишка — предводитель заковылял за ними. Как только они скрылись за дверью, Логан втянул когти и с шумом выдохнул.

— А вы, правда, воевали? — заискивающе поинтересовался бармен.

— Да, — Логан вернулся к пиву.

— Вы не обидитесь, если я спрошу, сколько вам лет?

— Тридцать пять, — ответил Логан, — самый расцвет. А этому молокососу где — то в пределах двадцати.

— А вы вправду знакомы с тем парнем, что переломил ход войны?

— А это тот парень, который шестерых уложил, — усмехнулся Логан, — налей мне ещё пивка, браток.

— Вы говорите про своего приятеля, что ром заказал? И это тот человек, благодаря которому мы теперь живы?

— Это он, — Логан отпил из стакана.

— Но он так молод.…Сколько ему лет?

— Двадцать пять.

— Да…, — протянул бармен, — а по виду и не скажешь, что такая знаменитость у нас побывала. Скромный, тихий, незаметный…

— Какой есть, — улыбнулся Логан, — тихий и спокойный, но фору даст всем, ибо он твёрдый как сталь.

Через два часа Логан покинул гостеприимный бар и зашагал к кораблю. Аэродрома в городе не существовало, и все садили корабли вокруг города. Найти потом корабль было очень сложно, поэтому народ вывешивал флаги, привязывал корабли к деревьям или оставляли кого — нибудь на борту.

Логан обнаружил Мика под местным деревом. Тот сидел с отсутствующим видом и держал руки на трёх катанах, которые лежали у него на коленях.

— Мик!? — позвал Логан.

— Да? — Мик открыл глаза и слабо улыбнулся Логану.

— Где ты достал мечи?

— Это катаны одного парня. — Мик прикрыл глаза, — долгая история.

— Ты себя хорошо чувствуешь?

— Лучше, чем хозяин этих катан.

— Что приключилось?

— Да это так неинтересно, — попробовал увильнуть Мик, — правда. Тебе будет неинтересно.

— Дай-ка сюда катаны, — Логан протянул руку.

— Не стоит, — Мик прикрыл лезвия ладонями, — Вадо Итимондзи, Сандай Китэцу и Сюсуй ещё мне свои истории не рассказали.

— Это ещё кто такие?

— Катаны. Я хочу их усовершенствовать.

— Хозяин не будет против?

— Я думаю, что он в будущем будет благодарен мне. Это отличные мечи, но этот парень совершил недопустимую ошибку, едва не стоившую ему жизни.

— Как так? — Логан присел рядом на узловатые корни.

— Он сцепился с парнями, у которых были силовые мечи. Когда я их обнаружил, бедняга был в очень плохом состоянии. Его атаки великолепны, но, к сожалению, против силовых мечей абсолютно бесполезны.

— И ты решил ему помочь?

— Ну я же не мог пройти мимо?! Правильно? — жалобно спросил Мик.

— Правильно, — Логан посмотрел на приятеля и увидел, что тот измучен.

— Я влез в драку. Сперва нужно было огородить парня от новых атак противника. И ты знаешь, из моей ладони вылез меч. Яркий и всех цветов радуги — золотой, синий, оранжевый, светло — зелёный, красный и темно — зелёный. И я отбил все атаки. Я не могу понять этого. По той лёгкости, что я атаковал и отбивал, кажется, что я владею мечом?

— Владеешь, — ответил Логан, — у тебя есть две нормальных катаны. И одна звездная, которую ты вызываешь во время атак.

— Весьма любопытно. Я уложил этих парней, а потом взялся за хозяина катан. Ему было паршиво.

— И куда ты его дел?

— Как куда? — Мик удивлённо воззрился на Логана, — я притащил его к нам. Я не знаю, с какого он корабля, я не знаю, как его зовут. Куда я мог его девать? Он мог умереть от потери крови, и он нуждался в медицинской помощи. Ладно, пока не стемнело, мне надо сходить в магазин за улучшениями для этих катан.

Мик вложил катаны в ножны, поднялся и отправился в город. Логан поглядел ему вслед, усмехнулся и, поднявшись, пошёл на корабль.

Через час местное светило стало склоняться к горизонту. Пришла остальная команда, сердитые до предела.

— Что случилось? — спросил Логан.

— Пять тонн мяса королевского песчаного дракона были сожраны одним единственным человеком, имени которого мы не знаем.

— Тогда вся эта куча народу начнёт улетать отсюда.

— Ага, — капитан сердито хлопнул дверью каюты.

Команда расползлась по каютам, сердито бурча. Логан присел на верхнюю ступеньку трапа и стал ждать Мика.

Внезапно появившаяся фигура внизу окликнула Логана:

— Добрый человек, ты тут не видел высокого парня с зелеными волосами и тремя катанами?

Логан посмотрел на говорившего. Ещё было достаточно светло, чтобы разглядеть, кто говорит. Это оказалась молодая привлекательная женщина. Она напоминала Джорджину, но у неё были длинные черные волосы и голубые глаза. На ней был белый топ на бретельках, белые бриджи с заниженной талией и белые босоножки на каблучках.

— Парня не видел, а катаны пробегали.

— Как же так? — улыбнулась незнакомка, — катаны не умеют бегать.

— Если быть точным, они пробежали на моем приятеле. Он сейчас вернётся и, мы узнаем у него, как выглядел хозяин этих катан.

Появился Мик. Когда он подошел поближе, то стало видно, что он находиться в очень счастливом состоянии. Не дойдя до корабля, он остановился, улыбнулся и что-то пробормотал. Затем воткнул ножны всех катан в землю, вытащил одну, провел по лезвию пальцем, улыбнулся и взял её в зубы. Остальные две — в руки. Закрыл глаза. Молниеносная атака — и ближайшее дерево разлетелось веером щеп. Мик открыл глаза, вернул катаны в ножны, вытащил их из земли и направился к «Немезиде».

— Добрый вечер, — поздоровался он с незнакомкой, — вы ищите парня с зелеными волосами?

— Да, дружок, а ты знаешь, где он?

— В нашем лазарете, бедняге сильно досталось. Логан сейчас его принесёт и или приведет. Ты же это сделаешь? — обратился Мик к Логану.

— Нет проблем, — Логан поднялся и вошел в корабль.

— У вашего парня превосходные катаны. Вадо Итимондзи, Сандай Китэцу и Сюсуй — прекрасные мечи, а теперь они стали ещё лучше.

— Ты знаешь, как их зовут?

— Они мне сами сказали, — смутился Мик, — я, правда, не знаю, как это получается. Я никогда за собою такого не замечал.

— Тебе не надо оправдывается. Я передам Зоро твои слова и, думаю, ему они понравятся.

— Вот как, значит, его зовут Зоро. Прекрасно. — Мик улыбнулся, — а вас как?

— Нико Робин.

— Отличное имя и вам так подходит. Вот возьмите катаны, я их немного усовершенствовал для пользы дела. Думаю, что такой великолепный мечник, как Зоро, сам разберётся, что к чему.

— Охотно верю, — Нико улыбнулась.


Глава 16

Через пятнадцать минут мадемуазель Нико удалилась вместе с, не пришедшим в себя, Зоро. На спине у парня выросли бесчисленные ноги, которые и понесли его по дороге. Мик смотрел им вслед, стоя на верхней ступеньке трапа, и улыбался.

— Почему ты улыбаешься? — спросил Логан.

— Мы ещё их увидим, — Мик зашел в корабль, — Скоро они станут нашими постоянными спутниками.

— Ты видишь будущее? — Логан нахмурился.

— Нет, просто моя интуиция мне говорит, что это не последняя встреча с ними.

«Немезида» взлетела в фиолетовые сумерки, опускающиеся на планету. Команда была до сих пор обижена, что им не досталось главного блюда. Поэтому в рубке было только двое — Мик за штурвалом и Логан в кресле капитана. Корабли взлетали с планеты целым роем. А зачем оставаться на планете, когда главный приз уже сожран?

Вокруг них уходили к звёздам самые причудливые корабли галактики. И новейшие, сошедшие с неизвестных стапелей неведомых планет, и дремучие, побывавшие во многих передрягах. Корабли — иглы, мерцающими стрелами пронизывающие фиолетовый бархат неба, корабли, круглые как мячик, плоские как блины, квадратно — кубические, ощетинившиеся множеством модулей. Корабли — кораллы, раковины, куриные яйца, кости, блюдца, тарелки, кастрюли, сковородки, стрекоз без крыльев.

— Первый раз вижу такое множество необычных кораблей, — философски заметил Логан.

— Ну, необычно, конечно, — согласился Мик, держа курс на звёзды.

— А вон то уродство вообще на корабль не похоже, — Логан обратил внимание на необыкновенно уродливое сооружение, медленно выплывающее из облачного слоя планеты.

— Да нет, — Мик вывел изображение корабля на обзорное окно, — нормальное, просто немного неуклюжее.

Объект их обсуждения выплыл из облаков и стал подыматься выше, делая это с непреходящим изяществом и гордостью. Он был недалеко от «Немезиды» и парни внимательно его рассмотрели.

— Я затрудняюсь определить тип этого корабля, — сказал Логан.

— Правда? — Мик ещё раз окинул взглядом матовый бок проплывающего мимо корабля, — Действительно, трудновато, но то, что на них надето, это силовое поле пятнадцатого уровня.

— Почему?

— Потому что, вот этот блеск на матовой поверхности, немного маслянистая структура и слабая вытянутость на носу и корме — говорят мне, что сам корабль имеет форму, неприспособленную к полетам в открытом пространстве.

— И какую? — ляпнул Логан и тут же пожалел об этом.

— Ну.…Не знаю. — Мик посмотрел на приятеля и улыбнулся.

Но тут вышеназванный корабль начал избавляться от силового поля. Открылся нос с весёлой необычной рожицей, корма с деревьями на палубе и силовое поле остановилось. Палки на палубе стали расти, на них появились реи, а с них спали и развернулись блестящие серые паруса. Силовое поле вновь поднялось и закрыло весь корабль до нижней кромки парусов.

— Вот здорово!!! — воскликнул Мик, — Ты представь — у них солнечные паруса и они не космический корабль!!!

— Первый раз вижу такой корабль, — Логан не разделял восторга Мика.

— Так он и не космический. Это бриг или барк, не суть важно, но какой — то умелец смог переделать морской корабль в космический!!!

— Такого быть не может!! — Логан уставился на объект с великим подозрением.

Корабль, наконец, поймал солнечный свет и стал разворачиваться.

— Они используют прыжок, — Мик выглядел довольным.

Но тут по левому борту полыхнуло и «Немезиду» тряхнуло. Парни повернули головы и обнаружили по левому борту незваного гостя. Гость подкрался незаметно, впрочем, пока парни разглядывали необычный корабль, к ним могли подлететь все корабли, которые были в поле зрения.

— Это что такое? — спросил Логан.

— Это они с нами поздоровались…

— Кто они?

— Те же самые, кто проследовал нас, когда у нас на борту оказались Люпен, Дайсуке и Гоемон.

— А, Макс мне рассказал…

Ещё один взрыв тряхнул «Немезиду».

— Уходим, — Мик повернул штурвал и про себя добавил «подальше отсюда».

Выброс фиолетовой энергии совпал с третьим выстрелом. И фиолетовое сияние погребло под собой и «Немезиду», и неизвестный неуклюжий кораблик.

Мик в этот раз умудрился остаться в трезвой памяти и в сознании. Фиолетовое сияние утянуло их к неизвестной науке планете. «Немезида» приземлилась рядом с холмом, а неизвестный корабль шлепнулся, судя по звуку, в какую — то лужу. Мик осмотрелся, но в обзорное окно ничего не было видно, и поэтому Мик поспешил наружу.

«Немезида» стояла около холма, но сам холм… Мик затруднялся ответить из чего этот холм. Логан тоже выбрался и, поглазев на странный холм, сказал:

— Странное дело. Холм — то из пустых банок.

— Это скольким людям надо бросать банки, чтобы такая махина образовалась?

— Всей планете, не иначе. Давай залезем на него и осмотримся.

Полезли. Банки, за черт, знает какое время, так основательно слежались, что не раскатывались под ногами. Наконец они забрались на вершину.

Вокруг расстилался страшный в своей безжизненности пейзаж. Канавы, поваленные краны, груды щебня и бетонных плит, котлованы, и торчащие из земли трубы. Застывшие асфальтовые озёра, песчаные кратера, бетонные каньоны. Ржавые строительные краны темнели на фоне серого неба, слегка расплываясь в мареве. Трупы бульдозеров, грейдеров и прочей строительной техники немного разнообразили пейзаж. В двух шагах от баночного холма было желтоватое маслянистое озерцо, в котором плавал корабль, которым они любовались пару часов назад. Чуть дальше, ближе к горизонту чернело огромное озеро из нефти или бензина. Около него белели огромные горы неизвестно из чего.

Плавающий корабль снял силовое поле и открыл себя миру. Бриг с элементами шлюпа. А может наоборот. Команда кораблика высыпала на палубу и стала осматриваться.

— Уф, — Мик повернулся, чтобы слезть, — это не планета, это мусорка какая — то.

За «Немезидой» высились горы из перфокарт и дискет. Меж них бежал ручеек из гудрона, а за ними.… О, чудо! Росла рощица из корявых, погнутых, но вполне живых деревьев.

— Какая прелесть, — сказал Мик, улыбнувшись, — Надо сходить в эту рощу и посмотреть.

Логан обернулся:

— Какое счастье, что мы не подожгли этот гудроновый ручей.

— Верно, — согласился Мик, — пожар не самое худшее.

— А что?

— Задохнуться.

Мик спустился с баночного холма и пошел вдоль гудронового ручья. Роща оказалась небольшим островком зелени. Десять деревьев росли из почвы, щедро посыпанной стеклянным крошевом и щебнем. Посередине бил родничок, такой маленький, такой упрямый. На поверхности озерка, образованного родником, плавали листья, пятна мазута, пенопластовые шарики, оберточная пленка. Мик остановился рядом с озерцом и стал смотреть на воду.

Логан тихо подошел сзади.

— Народ выбрался из корабля и отправился на разведку.

— Хм, — Мик не обернулся, он созерцал озерцо.

— Ты, похоже, стал контролировать свои выбросы.

— Хм.

— Обычно ты терял сознание…

— Мм.

— А сейчас, ты ещё что — то делаешь.

— Возможно. — Мик обернулся к Логану, — А звери здесь водятся?

— Ну, не знаю. Вряд ли. Тут же нечего жрать.

Мимо них пронеслась веселая компания с того корабля. Верховодил парень в красной жилетке, синих бриджах и соломенной шляпе. За ним бежали — скелет в костюме, накаченный тип в плавках и гавайке. Следом поспешал маленький олень в штанишках и в шляпе.

— Забавные ребятишки, — Логан выудил сигару и засунул в рот.

— Тебе не хватает этой вонючести? — Мик сморщил нос, — потом покуришь.

Логан хмыкнул и спрятал сигару обратно. Мик посмотрел на Логана и рассмеялся.

— Ты шикарно выглядишь, Логги! Честное слово! Чувствую, что откуда-то я тебя знаю, но вот почему, не могу сказать!

— То, что ты вспомнил мое прозвище, которым, кстати, только Джорджина пользуется, — это очень здорово! И то хорошо, что память к тебе возвращается…

— Пойдем, посмотрим, чем команда занимается?

Капитан обнаружился около бумажной насыпи. Он, устроившись, на мертвом тракторе, ел магниевые батарейки. Они громоздились вокруг него подобно холмам, а кэп хрустел и чавкал. Люпен и Дайсуке ковырялись в разноцветной мешанине проводов и проволоки. Гарланда, через пару метров, раскладывала платы. Вокруг них носилась беспечная команда второго корабля, но уже с кучей всякой ерунды.

— Сагара с Майклом и механиками отправились топливо искать, — оторвавшись от проволоки, сказал Дайсуке. — Немного его осталось, на три планеты всего. Всё равно заправляться надо будет, а тут бесплатно. Можно железом запастись или чем-нибудь ещё.

— Платы и микросхемы совершенно испорчены, — вздохнула Гарланда.

— Зато железа и проволоки завались.

— Загрузим то, что годно, — ответил Мик, — зачем тащить мусор, его и без нас вполне хватает.

Гарланда потопталась, а потом пошла прочь.

— Куда это она? — спросил Дайсуке.

— К капитану пошла, а может за мусором каким-нибудь. — И не меняя интонации в голосе, Логан переключился на ребят, — может, вы меня просветите, насколько долго вы собираетесь находиться на «Немезиде»?

Парни тревожно переглянулись. Потом Дайсуке взял слово:

— Вообще — то до тех пор, пока не найдем сокровище.

— Ага, — Логан вытащил сигару и закурил, пользуясь тем, что Мик забрался на очередной холм и не мог оттуда унюхать.

— А почему тебя это вдруг так заинтересовало? — Люпен оторвался от проволоки.

— Неподходящая вы компания для него.

— Значит, я был прав, — Дайсуке присел на кожух трактора, выудил из кармана рубашки пачку, достал сигарету и закурил. — Мик — полицейский?

Логан прищурился и подозрительно осмотрел Джигена:

— Откуда ты это узнал, Дайсуке?

— Догадался.

— Ты прав. Но он не просто коп, он самый лучший из тех, кого я знаю. Почему, зная это, вы все ещё тут?

Джиген посмотрел на Люпена. Тот вздохнул и неохотно пробурчал:

— Я хочу отдать ему долг за моё спасение и моих партнёров.

— Не выйдет, — Логан затянулся и выпустил синеватое колечко, — не сможешь ты этого сделать, как бы не старался.

— Почему?

— Не успеешь.

— Почему? — повторил Люпен.

— Не получится, — Логан улыбнулся, — ты плохо знаешь Мика. Он не позволит тебе сделать это, потому что он потом будет себя чувствовать виновным в твоём ранении или твоей гибели.

— Но, позволь…Мик спас меня и ты думаешь, что я буду наблюдать за его попытками спасти меня снова, и при этом ничего не делать?

— Тебе только это и останется. Я не смогу вас выгнать с корабля, потому что Мик к вам уже привык. Но я могу сделать другое.

— Что?

— Вы должны мне поклясться, что вы больше ни при каких условиях, как бы вам хотелось, не будете совершать противозаконных поступков и деяний, — Логан со вкусом затянулся.

— Это почему же? — Дайсуке докурил сигарету и ввинтил окурок в кожух.

— Потому что вы бросаете тень на его безупречную репутацию. А кто проговорится, из-под земли достану и порежу. — Логан выпустил свои когти.

Дайсуке с уважением посмотрел на Логана и провел пальцем по внешней кромке когтей.

— Острые…

— А ты как хотел? — Когти убрались на место. — Договорились?

— Полагаю, что да, — Люпен выпросил у Джигена сигарету, — нам нравиться Мик. Расскажи про него.

— Не могу, да и не стоит.

— Но ты сказал, что Мик не даст нам оплатить долг.

— Мик может быть быстрее пули, если эта пуля летит в его друга. И, неважно, в сущности, чем он её остановит.

— Тебе и неважно? — Дайсуке снял шляпу и взлохматил волосы.

— Просто я знаю, о чём говорю. Если Мику удаться утащить друга с траектории пули — здорово, ну а если нет, то потом…

— Я правильно тебя понял? — Дайсуке поднял глаза на Логана.

— Это в зависимости, что ты понял.

— Эй, о чем речь? — Люпен потребовал объяснений.

— Мик жертвует собой, если не удается оттащить друга.

— Правильно, — улыбнулся Логан, — все правильно. Но это Мик и это его стиль. И тут не убавишь и не прибавишь.

— Люпен такой же, — Дайсуке надел шляпу, — он может пожертвовать собой.

— Вот ещё, — Люпен бросил окурок на землю и растер его. — Когда я это жертвовал собой?

— Поэтому вы и сошлись с Миком. Он себе подобных за милю чует.

И тут раздался ВОПЛЬ!

Вопль достиг крещендо и резко оборвался. Всех смело с места. И все в мгновения ока оказались около капитана, даже команда с того корабля.

— Что случилось, кэп? — Мик присел около капитана на корточки.

— Иззз холма вввыбббррался ммооонннссттр и ннааабббррро-оссилллссяя ннаа меееня…

— Куда он убежал?

— Моой крииик иииспугггалл ееего.

— И он спрятался?

— Дааа…

— Гарла, уведи его отсюда, — Мик поднял глаза на Гарланду. — А мы поищем этого монстра.

— И отпинаем, — поддержал инициативу парень в соломенной шляпе и стал осматриваться в поисках монстра.

— Благодарим, — вежливо отклонил предложение Логан, — но мы уж как-нибудь сами.

— Начнутся проблемы, только позовите. Мы тут недалеко, — парень в соломенной шляпе широко улыбнулся и убежал. За ним отправились его приятели, которые близко не подходили, а располагались на ближайшем холме.

Люпен и Дайсуке вернулись к своей проволоке. Гарланда подняла капитана и повела к кораблю. Мик и Логан остались. Мик все ещё сидел на корточках и смотрел вокруг. Логан тоже самое делал стоя.

— Может это были глюки? — нарушил молчание Логан.

— Возможно, — обронил Мик.

— Напекло голову капитану? — предположил Логан, — подавился? Переел магния?

— Не уверен, — Мик поднялся на ноги и наклонился, чтобы отряхнуть джинсы.

И тут это случилось. Логан полетел кувырком от чьего— то мощного толчка и приземлился в гору консервных банок. Ржавчина поднялась столбом. Остатки банок загрохотали. Логан прикрыл лицо руками, чтоб хоть глаза потом не пришлось залечивать, и отрубился.

Через какое то время он пришел в себя и выбрался из царства ржавчины. Отряхнувшись как собака, от остатков ржавых банок, Логан принялся искать Мика. Но того не было.

— Мик!!! Мик!!!??? Мик!!! — Заорал Логан. — Мик, откликнись!! Браток, ты где!!??

На его вопли явился Дайсуке Джиген. Он был без пиджака, галстука и шляпы, а рукава рубашки Дайсуке засучил.

— Что кричишь?

— Мик потерялся, — хмуро проворчал Логан.

— Помниться, когда мы отсюда уходили, вы вдвоем здесь оставались?

— А потом на нас кто — то набросился. Я даже не успел выпустить когти.

— И ты думаешь, что этот кто — то унес Мика?

— Думаю.

— Пойдем, поищем, — предложил Дайсуке.

— Я это и собирался сделать.

Отправились. Они обошли и прошли немало бутылочных, баночных, пленочных, дискеточных и поролоновых куч, но следов Мика не обнаружили.

— Не знаю, что и думать, — печально произнёс Логан.

— Найдем, не беспокойся, — Дайсуке был весьма решительно настроен. Тут он как раз подошел к большой странной куче. Эта куча его так поразила, что он остановился и стал её изучать.

— Что нашёл, Дайсуке?

— Посмотри сюда, Логан. Тебе эта куча ничего не напоминает?

Логан обошел кучу, сложенную из больших пластиковых бутылок, и после недолгого молчания пробормотал:

— Похоже на издохшую зверюгу.

— Кажется, это и есть наш монстр.

— А где же Мик тогда? — спросил Логан, — монстр сдох…

— Давай сдвинем его, может Мик, там, внутри? — Дайсуке принялся энергично раскидывать бутылки.

Через тридцать минут они нашли пальцы, потом освободили руку, а еще позже и Мика.

Тварь над ним поработала. Правая рука была почти, что отгрызена по плечо, рубашка в клочья, грудь тоже, левая рука украсилась парой рваных ран. От линии волос по лбу, бровь и щека по правой стороне — четыре глубоких царапины, больше похожие на раны. Мик был без сознания.


Глава 17

«Золотая река,
Золотая река.
Меж крутых берегов,
Меж зелёных лугов —
Поплыву по реке,
Поплыву налегке.
Золотая река —
Так стремнина быстра.
Меж крутых берегов,
Меж зелёных лугов.
На лодчонке плыву,
Все с собою несу.
Золотая река,
Золотая река —
Медь в мешке.
Налегке…
Золотая река,
Золотая река.
Как стрела ты пряма,
То, как угорь крива.
Золотая река.
Меж зеленых холмов,
Меж крутых берегов.
Ветер дует слегка,
И водичка свежа.
Золотая река,
Золотая река».

С планеты Мусорка «Немезида» взлетела, ведомая крепкой рукой Джигена. Мик лежал в санитарном отсеке, не приходя в сознание. Гарланда пришила ему руку, заштопала рваные раны на груди и руке, забинтовала лицо. Провела переливание крови и предоставила природе делать все остальное.

Второй корабль «Санни» летел бок о бок с «Немезидой». Их врач — маленький смешной оленёнок в красных штанишках и шляпе — предложил свои услуги. У Гарланды хватило ума их принять. Олененка звали Тони Тони Чоппер, и он оказался на редкость искусным травником. По его прогнозам выходило, что ужасные раны можно скрыть, но это потребует много времени.

«Немезида» вылетела за пределы Мусорки, но пока не могла вернуться в обитаемые миры. Нужен был выброс энергии, но всё упиралось в Мика. Логан не выходил из каюты. Джиген тоже был мрачен. Спустя сутки Мик все-таки вернул оба корабля на обитаемые территории, но при этом так и не пришёл в сознание.

«Санни» со своей сумасшедшей командой свернул в одну сторону, а «Немезида» — в другую. Мик очнулся ещё через сутки и тут же впал в страшнейшую депрессию. Он заперся в каюте, ни с кем не желал разговаривать и ходил по кораблю исключительно по ночам.

Через некоторое время кэп решил, что Мик обнаглел, и послал Логана выправить ему мозги. Логан набрал полную тарелку еды, причем Шидори положила ему самого вкусненького.

— Мик? — Логан поскрёбся в дверь каюты. — Можно?

— Вползай, раз пришёл, — отозвался Мик.

Логан вошел в каюту и увидел Мика, тот лежал на койке, одетый в джинсы и майку, смотрел на потолок и даже не соизволил повернуть голову.

— Кэп очень расстроен твоим поведением, — начал Логан, осторожно ставя тарелку с едой на выдвижную тумбочку, — Девочки тебя жалеют, а остальные завидуют.

— Не надо меня жалеть, — сухо сказал Мик, — и завидовать мне тоже не стоит.

— Если бы я тебя не знал, то подумал, что ты расстраиваешься из-за своей внешности…

— Хм, весьма интересно, — Мик повернул голову и уставился на приятеля.

Логан не отвел взгляда, но содрогнулся. Загоревшее личико его дружка портили эти ужасные шрамы на правой стороне лица. Они были багровые и воспаленные.

— Ага, теперь я красавчик, — прокомментировал Мик, — хорошо, что я не киношник.

— Раны заживут, — попробовал утешить его Логан, — Все хорошо будет.

— Я, че думаешь, из-за ран расстраиваюсь? — вскинулся Мик, — мне они вообще по барабану. Я был бесполезен, понимаешь? Я… не справился, — добавил Мик чуть тише, — я не сумел справиться…

— Не понял? — Логан посмотрел на Мика, — где это ты не справился?

— Баночное чудовище, — Мик вновь уставился в потолок, — я не смог предугадать, не определить. Я — бесполезный мусор.

— Мик, — Логан подошел к койке и присел рядом, — Ты сделал все, что в твоих силах. Не терзай себя понапрасну и не вини в том, что бы могло случиться.

Мик рывком сел на койке; правая рука была залита в жидкие бинты и, практически, не двигалась.

— Я был беспечен и поэтому получил все эти повреждения!

— И что?

— Как что? Но я же оказался не готов, как ты не понимаешь?!

— Нет, не понимаю, — Логан посмотрел в глаза Мика, понял, что ему просто худо, причём не физически, а душевно, и добавил, — Мик, я тебя очень уважаю и люблю, поэтому если тебе очень плохо, можешь даже выплакаться. Я охотно послужу тебе жилеткой.

— Правда?! — Мик пытался справиться с всхлипом, но не смог.

На следующие сутки Мик пришел в рубку и занял свое место. Душевное спокойствие у него восстановилось. Правой рукой он ещё плохо двигал, но все равно штурвал держал.

— Привет! — поздоровался с Миком Дайсуке, — как самочувствие?

— Если тебе не страшно на меня пялиться, то все отлично.

— Шрамы украшают мужчину, — философски заметил Дайсуке, — я тебе завидую, хоть у меня немало шрамов.

— Рожа — то у тебя нормальная, — огрызнулся Мик.

— Да ладно, — ничуть не обиделся Джиген, — какие наши годы…

— Так, куда теперь лежит наш путь?

— Без понятия, — Дайсуке забрался в кресло стрелка, — куда летим, туда и попадём.

— Судя по данным, который выдаёт наш сканер, мы недалеко от планеты Нью — Парадиз.

— Что за местечко?

— Если я правильно помню, весьма весёлое место, особенно если учесть, что на Нью — Парадизе воссоздана эпоха времен «сухого закона».

— Вот как…

Тут вошел капитан. Увидев Мика, он остановился и сердито произнёс:

— Твоё поведение очень плохое.

— А вы, капитан, не мой родственник, чтобы говорить об этом! — парировал Мик.

— Все равно, я был очень недоволен твоим поведением. — Капитан сел на свое кресло, — скажем так, я не хочу тебя терять, и поэтому сделаем вид, что ничего не было.

— Мы приближаемся к Нью — Парадизу. Есть ли в нашем трюме что-нибудь, что мы можем продать там?

— Куча железа и оружия, — встрял Джиген.

— Оружие — только в последний момент и то не все…

— Что ты имеешь в виду?

— Я же не видел, сколько и какое именно оружие вы доставили на борт, когда грабили военный склад? Я благодарен Логану, который принес патроны для моих кольтов, а то я был бы сейчас безоружен.

— Да. Для мужчины оружие — это вещь, — Дайсуке вытащил свой Магнум, — сколько он мне жизнь спасал!

— А я без своего Вальтера P38 уже обойтись не могу, — в рубку заявился Люпен.

— Лучше всего ТТ, надежен и вечен, как сама жизнь, — это заглянул Сагара.

— Если у нас в трюме завалялась парочка автоматов Томпсона…

— Их там семьдесят пять штук и шесть ящиков патронов к ним, а еще сто штук УЗИ и к ним семьдесят ящиков патронов, — блеснул информацией Дайсуке.

— Вот как? — Мик обернулся к народу и улыбнулся. Его улыбка выглядела, малость, кошмарно из-за шрамов на правой щеке.

— Ну тогда мы сможем это продать вместе с железом. Правда, капитан?

— Ну, полагаю, что да, — согласился капитан, — кто пойдет продавать?

— Я, — сказал Мик, — Логан, Дайсуке и Гарланда.

— А почему меня нет в списке? — спросил Люпен.

— Ты несерьёзен, — ответил Мик, — прости, но на этой планете можно получить пулю в лоб даже при косом взгляде. А мне не хочется тебя хоронить.

— Так мило с твоей стороны, — Люпен понимающе ухмыльнулся, — я это очень ценю.

— Капитан, вы бы не могли позвать Гарланду?

— Ладно, — перекривившись, сказал кэп. Нажал кнопку интеркома и сказал в не-го:

— Гарланда, зайди на минутку в рубку.

Через пару минуток, Гарла пришла в рубку.

— Что случилось?

— Мик собирается взять тебя на планету.

— А ты, Ган, почему не пойдёшь?

— Я хочу посмотреть, как ваша компания продаст эту кучу железа, что находиться в нашем трюме. В этом я Мика одобряю.

— Ну, хорошо, — Гарланда присела на ручку капитанского кресла, — что от меня требуется?

— Машинка для денег, — Мик остановил корабль, чтобы обо всем договориться, — машинка, которая сможет определить фальшивку.

— Я знаю, как отличить фальшивку от настоящей купюры. Причем это знание касается восьми тысяч различных купюр. — Улыбнулась Гарланда.

— Нам надо сделать вид, что ты — настоящая женщина, а не андроид. Поэтому, если тебя не затруднит, лучше сделай машинку размером с самую большую купюру, которую ты видела…

— За какое время?

— К моменту высадки на планету. Это, примерно, трое суток.

— Негусто, но я попробую. Что — то ещё?

— Вот тебе картинка из архива.(P.S.смотрите мода 20–30 годов двадцатого столетия) Попробуй сделать себе что-нибудь подобное, только черного цвета.

Гарланда взяла распечатку, улыбнулась и ушла. В дверях она столкнулась с Логаном.

— Что за посиделки?

— Разрабатываем план по продаже нашего железа на планете Нью — Парадиз, — заявил Люпен, — меня, правда, в команду не взяли, ну я не в обиде.

— А кто в команде?

— Ты, Мик, Гарланда и Дайсуке.

— Так, Мик, что у нас на повестке?

— Вот это, — Мик передал Логану ещё одну распечатку. (P.S.смотрите мода 20–30 годов двадцатого столетия).

— Это что?

— Это костюм, который нам надо надеть, чтоб не выделяться из доброго населения этой планеты.

— Дайсуке даже переодеваться не надо. И так сойдет.

— Оружие брать будем?

— Да. Неизвестно, что нам предстоит пережить.

— Отлично, — Логан посмотрел на Мика, — можешь на меня рассчитывать.

— И на меня тоже, — улыбнулся Дайсуке.

— Ну, тогда полетели к Нью — Парадизу.


Глава 18

Канун Рождества у Джеральда «Wire» Моргана начался как обычно. Его двоюродный непутёвый, но успешный, брат — Монтгомери «Большой Мо» Морган — пригнал свой любимый золотой Паккард, чтобы починить его.

Джерри глубоко плевать, почему у машины был оторван задний бампер и откуда на передних крыльях красовались дырки от пуль, его задача была починить машину к Рождеству.

Паккард был пригнан вчера, и большинство поломок было уже устранено. Помощники Джерри уже вовсю натирали любимую машину Большого Мо, а сам Джерри наблюдал за процессом.

Машина сама по себе была весьма примечательна. Золотое покрытие, платиновые диски, в середине каждого вставлен бриллиант. Девушки прямо млели от восторга и бросались Большому Мо на шею.

Джерри тоже хотел подобную машину. Он уже представлял, что катит по Сливовой улице на алом спортивном Паккарде, с рубиновыми подфарниками, дисками. А сидения из черной замши, с вставками из алых полос. Джерри закрыл глаза и причмокнул. Да, если у него будет такая машина, то и девушки, и денежки будут падать вокруг него.

— Босс! — окликнул его один из помощников, чумазый коротышка неопределенного возраста. — Босс, мы закончили.

— О`кей, закройте его брезентом и можете идти. Канун Рождества, и я думаю, что вы хотите его провести с семьёй.

— Спасибо, босс, — нестройным дуэтом отозвались помощники и в течение получаса испарились.

Джерри, к своим сорока годам, так и не успел обзавестись семьёй и поэтому собирался провести Рождество в гордом одиночестве.

И тут затрезвонил телефон. Джерри снял трубку. На проводе оказался Билл «Бульдог» Смартович, таможенник из аэропорта.

— С Наступающим, Джерри!

— Тебя также. Что случилось?

— К нам тут приземлились космические торговцы. Продают железо и платят за таможню золотом. Я их к тебе послал.

— Ты уверен, что это не конкуренты?

— Нет, это пришлый народ. Их четверо. Трое мужчин и одна женщина. Они опасны как гремучки. Один, похоже, босс. Два — его телохранители или советники. Женщина.… Как Большой Мо любит — стройная, 90-60-90, длинные ноги, но она …

— Босс или подруга босса?

— Думаю, советник босса по финансам.

— Ладно, спасибо, что предупредил. Посмотрим, что они продают.

Не успел Джерри положить трубку, как забрякал колокольчик на парадной двери. Джерри, как положено радушному хозяину, пошел открывать.

За дверью и впрямь оказались четверо нездешних чужаков. Джерри определил одним взглядом, что чужаки опасны, и все его фокусы по облапошиванию вряд ли пройдут, но всё-таки решил что-нибудь попробовать.

Один был такой мощный. Вещи на нем были не просто добротные, но ужас как дорогие. Часы, туфли, костюм, пальто, шляпа были круче, чем у Большого Мо. Да что там Мо, они были круче, чем у Аль Капоне. И курил этот человек не какую-нибудь там дешевку — кислую и вонючую — а самую настоящую гаванскую сигару.

— «Это БОСС», — решил Джерри.

Второй был одет попроще, но тоже было видно, что вещи дорогие. И второй предпочитал темные тона, одна рубашка сияла белым светом. Когда гости сняли пальто и манто, выяснилось, что у босса на галстуке бриллиантовый зажим, а на манжетах — бриллиантовые же запонки. А у второго — запонки и зажим — золотые.

Третий был одет вообще просто, никаких заморочек с галстуками, запонками и зажимами. Ковбойская шляпа, куртка на меху с меховым воротником, черные джинсы, ковбойские сапоги.… Вот сапоги, наверное, были самыми дорогими в его гардеробе. Он, казался, самым опасным из троицы. Внимательный взгляд, которым гость окинул все помещение, включая самого хозяина, был слишком внимательным.

— «Так эти двое очень опасны, а босс.… От него исходит сила, мощь и власть. Значит, мне надо быть весьма учтивым и прогибаться как можно ниже», — подумал Джерри.

Третий усмехнулся. Усмешка была полна угрозы. «Если ты надуешь нас — тебе не жить!» — говорила эта усмешка. Второй взглянул из-под полей шляпы, и Джерри мороз продрал по коже.

Женщина была элегантна, красива, изящна и молода. На ней было черное мерцающее платье, черные ажурные чулки, черные высокие сапожки и манто из черной пантеры. Завершала силуэт черная шляпа с черными же перьями. Она была независима и холодна.

Джерри усадил гостей на единственную крутую вещь в его жилище — марокканский диван из алого плюша с накидками из аравийского шелка.

— Дорогие гости. Вы так удачно зашли ко мне. В канун рождества. Это так удачно и так сказочно, — тараторил Джерри, — позвольте вам предложить горячий эгг-ногг?

Гости переглянулись и согласно кивнули. На улице было холодно, дул пронизывающий ветер и моросил противный дождь со снегом. Горячий эгг-ногг действительно был очень кстати.

— Ну что ж перейдем к делу? — спросил Джерри, видя, как его гости постепенно согреваются.

— Да, — ответил босс. Спокойный голос, но от него повеяло холодом.

— Мы продаем железо, мы не знаем, сколько его у нас в трюме и не знаем, сколько вы нам за него дадите. Тем не менее, мы хотим от него избавиться.

— Тогда, возможно, мы сможем съездить в аэропорт и выгрузить ваш груз?

— У вас есть вместительный грузовик? — поинтересовался второй.

— Конечно, у меня есть грузовик, — просиял Джерри. — Как только вы допьёте, так сразу же можно поехать.

Джерри за всё свою жизнь не видел столь элегантного и грозного корабля, как тот, что стоял теперь перед ним.

Босс и женщина остались вместе с Джерри около корабля, а второй и третий зашли внутрь. Бесшумно открылся трюм, выкатились бойкие дроиды и стали перетаскивать ящики из трюма в грузовик. Восемьдесят ящиков и куча железа. Джерри не мог предположить, что может находиться в ящиках, но его новые клиенты явно собирались продать ВСЁ.

Забив грузовик под завязку, второй и третий забрались в кузов, а дама и босс вновь заняли место в кабине. Джерри сел за руль, и грузовик поехал обратно в автомастерскую «У дядюшки Джерри».

Джерри загнал грузовик в гараж и там получил ответ на вопрос, который мучил его всю обратную дорогу, но который он так и не задал: «Как они собираются разгружать, ведь дроиды остались на корабле?»

Второй выбрался из кузова и спросил:

— Куда выгружать?

Джерри показал рукой на самый чистый угол и место рядом с ним.

Второй кивнул. Третий поднял брезент на кузове и стал передавать второму мотки проволоки, куски железа — вообще весь тот лом и хлам, который они намеревались продать. Босс и леди внимательно наблюдали за процессом. Джерри восторгался слаженной работой первого и третьего. Ему хотелось помочь, но как указывало его прозвище — Wire (Проволока) — мускулатуры ему не хватало.

Пока шла разгрузка железа, все было о`кей. Но ящики оказались слишком тяжелые для первого и третьего. Босс выразил неодобрение при попытках второго и третьего поднять ящик, размотал белый шарф, скинул пальто на руки Джерри, снял пиджак и, оттолкнув парней, сам поднял ящик и понес в угол, указанный Джерри.

— «Боже, какой у них босс!» — мысленно восхитился Джерри, — «Помочь своим подчиненным перетащить груз! Это великолепно! Это действительно замечательно! А Мо вообще никогда никому не помогает! Жирный свин! Правда, он иногда булькается в бассейне, играет в гольф все реже и реже, и занимается, как он сам это называет, «бегом на короткие дистанции». Очень короткие дистанции, ограниченные размерами его необъятной кровати».

Босс перетащил все ящики, третий выпрыгнул из грузовика.

— Я думаю, вам не помешало умыться? — залебезил Джерри, — пройдемте в дом, я вам покажу, где умывальники.

Пока парни умывались, Джерри приготовил нехитрое угощение и эгг-ногг. При этом он не забывал развлекать даму, но его потуги оказались напрасны. Дама была неприступна и холодна. «Настоящая снежная королева», — подумал Джерри. Наконец он смог разглядеть даму во всех подробностях. Белая кожа, серебристые волосы, серые глаза. «Хороша», — подумал Джерри, — «но не для Мо. Она слишком прекрасна для Мо. А я вообще рядом не стоял».

Парни вышли из ванной комнаты, и присели рядом с леди. Джерри осмотрел босса и его помощников. У босса аристократическое лицо. Баки лишь подчеркивали аристократизм. Второй носил баки и встрепанную бородку. У третьего.… Четыре вертикальных шрама, проходящие от линии волос до подбородка.

— Угощайтесь или сперва дело? — заискивающе спросил Джерри.

— Сперва дело, — сказал босс, — сколько вы дадите за железо?

— Одну секунду, — Джерри ушел в гараж, включил магнит, перетащил все железо на весы, и оказалось, что железа три тонны.

— Я вам дам за него три тысячи долларов. Вы же любите Гровера Кливленда?

— Конечно, это наш любимый президент, — сказал второй.

— Минутку, — Джерри ушел в свой кабинет. В сейфе у него лежало десять тысяч настоящих денег, а рядом в коробочке столько же фальшивых. Джерри помедлил. Ему ужасно хотелось надуть гостей, но жить ему тоже хотелось. Поэтому он отчитал три тысячи НАСТОЯЩИХ долларов и вернулся в гостиную.

Леди достала из невидимой сумочки небольшую машинку, похожую на портмоне, взяла пачку денег и засунула ее туда. На поверхности машинки забегали и замигали разноцветные огоньки. Это длилось минут пять. Потом всё погасло. Дама вытащила деньги и передала их боссу.

— Настоящие, — глубоким грудным, хорошо поставленным, голосом сказала леди.

— Благодарю, дорогая, — ответил босс, — ещё мы хотим продать ящики.

— Позвольте поинтересоваться, что у вас там?

— Безделица, — улыбнулся босс, — автоматы Томпсона… семьдесят пять штук и шесть ящиков патронов к ним, а еще сто штук автоматов УЗИ и к ним семьдесят ящиков патронов. Всего восемьдесят ящиков.

Джерри, где стоял там и сел. Когда первый ступор прошел, Джерри прокашлялся и заявил:

— Сколько вы хотите за эти ящики?

— Десять тысяч за ящик.

— Э-э-э, — Джерри стушевался, но подумав, сказал, — я вам дам задаток в семь тысяч, а потом мы сходим в банк.

— Хорошо.

Джерри вернулся к сейфу.… И тут его попутал бес. Он вытащил ФАЛЬШИВЫЕ деньги, отсчитал семь тысяч и вернулся к гостям. Протянув деньги боссу, Джерри сказал:

— Вот задаток.

Деньги перехватила леди. Она опять повторила операцию, вытащила деньги из машинки и.… Бросила их в лицо Джерри.

Дальнейшие события происходили стремительно. Джерри, не осознавший, что его трюк с фальшивками провален, взлетел на воздух. На его горле сжалась мощная рука босса, а помощники наставили на него пушки. Джерри опасливо заглянул в дуло большого магнума, потом в дула двух кольтов, и осознал, что он покойник. Он пытался надуть опасных людей, и его песенка спета.

— Вы меня не так поняли, — прохрипел Джерри, — это была лишь проверка.

— Кажется, ЭТО ТЫ НАС НЕ ПОНЯЛ?! — сказал тип с бородкой.

— Верно, — подтвердил босс, — МЫ СЕРЬЁЗНЫЕ ЛЮДИ!!

— И ПОЭТОМУ МЫ МОЖЕМ НАШПИГОВАТЬ ТЕБЯ ПУЛЯМИ, КАК ГРУДИНКУ — ЧЕСНОКОМ, — сказал парень со шрамами.

— Простите! Не убивайте! — возопил Джерри, понимая первый раз в жизни, что его автомастерская находиться так далеко от оживленных улиц, что если его кто убьёт, ну никто не спохватится. И позвать на помощь не удаться.

— Может загнать оружие конкурентам? — спросил парень со шрамами.

— Нет! Нет! Мы договоримся! Даю слово! — Джерри последние слова едва просипел.

— Хорошо! — босс отшвырнул Джерри, — давай договаривайся.

Джерри сполз со стены и уполз в кабинет. Там он позвонил Мо.

— Здравствуй, брат. У нас тут очень выгодное дело намечается.

— Я ведь велел тебе не беспокоить меня сегодня!! — Большой Мо был не в духе.

— Тут люди продают семьдесят пять штук Томми-гана + шесть ящиков патронов к ним и сто штук компактных автоматов узи + семьдесят ящиков патронов к ним.

На том конце трубке раздалось неясное шебуршание и, после некоторой паузы, Мо спросил:

— Ты видел товар?

— Да, — зачастил Джерри, — новенькие автоматы в смазке, не барахло, не старьё!

— Отлично. Сколько просят?

— Десять тысяч за ящик.

— Оформи все бумаги, выплати деньги, пригласи их от моего имени на сегодняшний рождественский бал в клуб «Кобальт», найди им самую крутую гостиницу, самые лучшие номера, обеспечь им все, что они захотят. Ты понял? И никаких твоих штучек?! Ясно? — Мо был взволнован как жених перед свадьбой.

— Я понял, — убитым голосом ответил Джерри.

— Я пришлю своих людей и лимузин. Они присмотрят за ними и приструнят тебя, если ты будешь выпендриваться.

— Ясно, — повторил Джерри.

Его гости были не просто опасными людьми, они были могущественными. И то, что они не убили его, могло лишь обозначать, что он, Джерри, слишком ничтожен и ЭТИ ЛЮДИ не собираются марать об него руки.


Глава 19

Большой Мо прислал черный длинный кадиллак и двух шкафообразных «горилл». Они препроводили гостей в машину, сами сели вместе с Джерри на переднее сидение и поехали в банк.

Был час дня, но из-за ветра и снега с дождем, кроме мальчишек — газетчиков никого не было.

— Стрельба в банке! Пять человек убиты! Восемь ранено! — кричал один.

— Перестрелка в полицейском участке! Трое ранено! Четверо убиты! — вторил второй.

Неоновые вывески мигали и зазывали. Кафе «У Ма Бейкер», оружейный магазин «Диллинджер», китайский ресторанчик «Фу Манчу», парикмахерская «Бонни и Клайд».

Машина приехала в Чикагский национальный банк, которым владел Майер Лански 11 — тый. Там гости в присутствии нотариуса подписали бумаги о продаже «железа» и получили восемьсот тысяч долларов, а также, в знак большой признательности Большого Мо, им ещё дали двести тысяч «для приятного округления», как выразился нотариус.

Потом гостей доставили в пятизвездочный отель «Лаки», который принадлежал Чарльзу Лучано восьмому. Президентские апартаменты — пять комнат (четыре спальни, одна гостиная), широкие просторные санузлы.

Тут же набежала толпа народу. Горничные, посыльные и еще неизвестно кто. Гориллы заняли пост у дверей, со стороны коридора.

Спустя час «снежная королева» забрала обоих «горилл» и отправилась по магазинам. Парни остались в номере одни и провели экстренное совещание.

— Продолжаем в том же духе, — сказал Мик, играющего роль парня со шрамом.

— Пока все нормально, мы получили деньги, — ответил ему Дайсуке, изображающего парня с бородкой.

— А почему они меня принимают за босса? — спросил Логан.

— В тебе больше аристократизма, — улыбнулся ему Мик, — мы с Дайсуке не тянем на аристократов, как бы мы не старались.

— Переодеваться будем в элегантные костюмы?

— Я останусь в своем, — буркнул Мик.

— Я знаю, что ты ненавидишь запонки, галстуки и прочую богатую дребедень, — подтвердил Логан.

— А Джиген…, — Мик оборвал себя на половине фразы и прислушался.

Бесшумно распахнулись двери, и прошествовала Гарланда, а за ней «гориллы», нагруженные пакетами из местных бутиков.

Ещё через полчаса посыльный доставил приглашения на рождественскую ёлку в клуб «Кобальт». В приглашении, в частности, было указано, что кадиллак подъедет к шести часам.

До приезда кадиллака оставалось полтора часа. Этого хватило, чтобы Гарланда навела марафет по полной программе, а Логану и Джигену погладили одёжку.

В семь они прибыли в клуб. Народу еще было не очень много. Их встретил лично Монтгомери «Большой Мо» Морган. Он действительно был БОЛЬШИМ. Большой жирный африканец. Судя по всему, Мо в свое время занимался боксом, в супертяжёлом весе. Но потом расплылся, обзавелся деньжищами, одел модный костюм и забыл о спорте.

Почетных гостей разместили на втором этаже, где открывался чудесный вид на сцену и на великолепнейшую пушистую ель, украшенную серебристо — синими гирляндами, замечательно вписывающиеся в общий фон.

Почетные гости не пожелали расставаться с верхней одеждой, и им принесли вешалку наверх.

На Гарланде — темно-синее платье из тонкого плюша, закрывающее грудь, с длинными распашными рукавами и обнажающее всю спину до пояса. Сапфировые серьги, ажурные чулочки и длинный мундштук с тонкой белой сигаретой завершали композицию.

Логан и Дайсуке выглядели также как и утром, да и Мик тоже. Единственное, что приятно согревало им душу, это тяжесть их пушек.

Клуб заполнялся народом. Элегантные мужчины и красивейшие женщины наполняли помещение смехом и разговорами. Почетным гостям принесли три ямайских кофе и один ромовый чай. Мик пригубил из чашки и слегка ухмыльнулся. «Сухой закон, однако, они соблюдают все, что было тогда», — мелькнула мысль у Мика.

Программа большого благотворительного рождественского ужина была весьма насыщенной и интересной. Красивая гаитянка спела песню про золотую реку, забытый рождественский спиричуэлс:

— «Золотая река,
Золотая река.
Меж крутых берегов,
Меж зелёных лугов —
Поплыву по реке,
Поплыву налегке»…

Комик и его ассистентка разыграли сценку «Неудачное свидание» на мотив известного в свое время фокстрота.

— «Тебя просил я быть на свиданье,
Мечтал о встрече, как всегда.
Ты улыбнулась, слегка смутившись,
Сказала: «Да, да, да, да!»»

Им долго хлопали. Потом вышла не особо красивая пара, они исполнили мини сценку:

«Money makes the world go around
The world go around
The world go around
Money makes the world go around»

Женщина была похожа на Лайзу Минелли. Большеглазая, большой рот искусно уменьшен помадой, худая.

Аплодисменты долго не смолкали. Конферансье был изыскан, вежлив и остроумен. Меню великолепно, вкусно и сытно. Богатые люди веселились, забыв на этот вечер о своих проблемах и заботах. В круговерти нарядов стерлись грани между начальниками ведомств, грабителями, гангстерами и аристократами.

— Хорошо быть богатым, — вздохнул Дайсуке.

— Нет, богатым быть хорошо лишь тогда, когда ты заработал деньги своим горбом, — Мик посмотрел на празднично одетых посетителей, — четверть из этих людей — взяточники, убийцы и воры.

— Теперь мы тоже в их числе, — ощерился Логан.

Мик промолчал, чем сильно встревожил приятеля.

Веселье продолжалось, в 12 часов часы пробили, и веселье вспыхнуло с новой силой. И вот в это время Мик почувствовал угрозу. Она, подобно ядовитому газу, просачивалась в помещение, обволакивая веселящихся людей.

— Что случилось? — встревожено спросил Логан, заметив, что Мик изменился в лице.

— Сейчас что-то случится. Что — то очень нехорошее …

— Нападение?

— Возможно.

— Оденем свои пальтишки и куртки, что бы быть готовыми к чему — то.

Мик осмотрел помещение быстрым взглядом.

— Сзади нас находиться огромное окно, оно задрапировано шторами.

— А ты уверен, что оно не фальшивое?

— Его открыли минут двадцать тому назад, для проветривания. Возможно, путь до входа будет отрезан…

— В таком случае — окно наш выход, — кивнул Дайсуке.

— Гарланда?

— Да?

— Из окна прыгнуть сможешь?

— Да, без проблем.

И тут все началось. Оркестр заиграл тему из «Крестного отца». Некоторые граждане, в стиле Дика Трейси, просочились в помещение и открыли стрельбу. Оркестр играл до тех пор, пока очередью не срезало дирижера, тогда музыка оборвалась. Народ с воплями стал разбегаться в разные стороны. Несколько людей с автоматами проникли на второй этаж. Часть гостей бросилась бежать, а Мик и Дайсуке открыли огонь на поражение. Они отстреливались, продвигаясь к окну. Логан выбил раму, и они все спрыгнули.

Перед ними расстилался грязный переулок с помойными баками и голодными кошками.

— Так, продвигаемся к ближайшей машине и делаем ноги.

— Как скажешь, Мик.

Они добежали до угла переулка и выглянули наружу. Ни копов, ни бандитов не наблюдалось. Зато сзади раздался негромкий голос:

— Куда путь держите, господа?

Джиген обернулся и увидел типа в латексе.

— Эй, а ты кто?

— Это неважно, кто я, важно, кто вы?

Мик, привлеченный разговором, повернулся и посмотрел на парня в латексе.

— Привет, Брюс, а чего ты на честных людей кидаешься?

— Э-э-э, — парень в черном латексе поспешил смыться.

— Кто это был? Ты его знаешь? — набросились на Мика с вопросами его приятели.

— Бэтмен. В миру он — Брюс Уэйн. И бьюсь об заклад, что он на благотворительном балу присутствовал. К, сожалению, Уэйнов штук пять, с парой я знаком, кажется, а остальные мне незнакомы. Угоняем машину и мотаем отсюда.

Они выскользнули из-за угла. И короткими перебежками добрались до ближайшего авто. Это оказался большой синий бентли — кабриолет.

Они забрались в него, Дайсуке замкнул провода, и бентли, громко взревев, помчался по дороге. Дайсуке рулил, а остальные держались за сидения, потому что пристежных ремней здесь не наблюдалось.

На рев мотора выскочил хозяин, это оказался один из напавших на клуб. По — видимому, ему не было жалко автомобиля, потому что он дал две очереди вслед.

Бентли дернулся в сторону, Дайсуке завалился на руль, Мик перехватил руль, но вторая очередь настигла и его. Логан закрыл собой Гарланду. Ему пули были нипочем. А Мик бы никогда не признался бы, что ранен. Конечно, браслет сработал на славу. И большинство пуль прошло мимо важных органов и сосудов, но ранения никуда не делись. Истекая кровью, Мик рулил в космопорт.

Снеся ворота, бентли зарулил на посадочные дорожки и с визгом остановился около «Немезиды». Мик рухнул на неподвижного Дайсуке и потерял сознание.

Мик пришел в себя только в космосе. Сев на кровати, Мик повертел головой. На второй койке лежал забинтованный Дайсуке, но Гарланды в лазарете не наблюдалось. Мик слез с койки и поперся в ванную. Там он осмотрел себя в зеркале. Бинты закрывали ему плечо и подмышечную область, но с правой стороны. Мик умылся, почистил зубы и отправился в камбуз.

Там было тихо. Шидори возилась у плиты.

— Привет.

— Здравствуй, Мик. Как дела?

— Да вроде живой. Пожевать что-нибудь найдется?

— Конечно, Мик, — улыбнулась Шидори. Ей было жалко Мика. И он ей нравился. Сагара тоже был ничего, но сильно милитаризованный. А Мик такой симпатяшка, даже эти жуткие шрамы на лице его не портили. Шидори быстро собрала Мику поесть, много вкусных вещей.

— Благодарю, — Мик принялся за еду.

Съев всё, Мик отодвинул посуду, уронил голову на стол и уснул. Шидори собрала посуду, вымыла, а потом вернулась и, несмело подойдя к спящему Мику, погладила его по голове. От её прикосновения Мик даже не пошевелился.

— Шидори! — позвали от двери.

Шидори испуганно отскочила и обернулась. На пороге стоял Логан.

— Мика не видела?

— А вот он спит. Пришел, поел и уснул.

— Бедняжка, — хмыкнул Логан, причем было непонятно, кого он имел в виду.

Мик проспал более суток и проснулся лишь тогда, когда «Немезиду» опять кто-то атаковал. Близкий разрыв встряхнул корабль и Мик слетел с койки. Разбуженный столь бесцеремонным способом, Мик чертыхнулся, встал на ноги и потопал до своего рабочего места.

За штурвалом сидел весь в бинтах злой Дайсуке и рулил аки гонщик на ралли.

— Что там такое, Дайсуке? — сердито спросил Мик.

— Полагаю, что об этом тебе лучше спросить Люпена, — огрызнулся Джиген.

— А где он?

— Капитан его трясет, ему тоже интересно, почему охота за сокровищами не похожа на увеселительную прогулку.

— Ладно, — Мик отправился искать Люпена.

Кэпа с его жертвой Мик нашел быстро. Люпен уже был в отрубе, а кэп все ещё его тряс и орал на ультразвуке:

— Какого черта! Почему ты не сказал мне, что за сокровищем охотиться столько народу!? Что это за корабль, который вечно нас преследует? Что им нужно?

— Кэп, остыньте, — Мик появился в дверном проеме, — Люпен уже вас не слышит.

— Мик. Разрази меня астероид, какого черта ты вмешиваешься не в свое дело?

— Потому что этот корабль, который нас сейчас обстреливает, тоже хочет сокровище. А я полагаю, что вы, ни под каким соусом, сокровище, какое бы оно там не было, не отдадите.

— Правильно полагаешь.

— Бросьте трясти Люпена, а то вы его убьете. И приступайте к своим обязанностям.

— А ты, как я погляжу, не так уж прост, — капитан разжал руки и Люпен осел на пол, — да и командовать мною стал. Я тут глава.

— Полностью разделяю ваше мнение, — Мик поднял Люпена с полу, — я никогда не сомневался в том, что вы капитан этого судна, а теперь может быть, вы приступите к своим прямым обязанностям?

— Вот никогда не забывай об этом, — Ган надулся от важности и зашагал к рубке.

Мик утащил Люпена в его каюту, потом почистил зубы и побрился, а затем, накинув свежую майку, вернулся в рубку. Там вовсю командовал капитан.

— Джиген, правее! Нет, левее!

— Дайсуке, иди обратно отдыхать. — Мик выпер Джигена и сам сел за штурвал.

Вопли кэпа Мик игнорировал полностью. Его внимание было сосредоточенно на уклонение от снарядов, которыми чужак их обстреливал.

«Немезида» шла сложным вихляющим курсом, подныривая под метеориты, огибая астероиды, теряясь в облаках космической пыли. Но озлобленный чужак не отставал, он шел на расстоянии выстрела от «Немезиды» и поливал ее дождем из снарядов и плазменных пучков. Мик, напрягая все силы, заставлял корабль уворачиваться от преследователя. Но силы были неравны. И вот плазменный пучок, посланный с борта чужака, стал настигать «Немезиду». Мик не собирался попадаться на его пути. Судно, лишенное энергии, с людьми, получившими полное поражение синапсов, — Мик не мог этого допустить. И на волне страха за своих друзей, злости на чужака, вторичной усталости — сине — желтая энергия урана рванула из Мика и унесла корабль неведомо куда.


Глава 20

Шидори первая пришла в себя. Поднявшись с пола, потерев ушибленную коленку и локоть, Шидори побрела в рубку. Корабль казался пустым. За всеми дверями царила тишина. Двигатели не шумели, освещение периодически мигало, как бы проверяя — погаснуть или нет.

Шидори нравился корабль, нравились люди, которые здесь работали. Они все были старше её и Сагары, но они все относились к ней очень хорошо.

Логан годился ей в дедушки, Гарланда могла стать старшей сестрой. Мик, Люпен и Джиген — старшими братьями.

Шидори очень любила Гарлу и советовалась с ней по различным вопросам. В частности по одежде. Школьная форма не подходила для работы на корабле и поэтому Канаме закупила себе много всякой одежды — брюк, леггинсов, шорт, бриджей, маек, кофт, блузок, сандалет, туфлей и тапок.

Формы на корабле не наблюдалось, поэтому все ходили, кто во что горазд.

Канаме добрела до рубки и проникла в помещение. В обзорное окно виднелась красно-коричневая выжженная равнина и багрово — красное небо. Обзор был великолепен. Шидори прильнула к окну, стараясь разглядеть хоть чуточку зелени в этой пустыне. Но нет. Зелени там не наблюдалось, единственное, что она увидела — необычные сооружения где-то на горизонте. Возможно, это был город, мертвый город.

Над горизонтом возникла маленькая черная точка. Она увеличилась до размеров большой мухи на стекле. И от нее стал отделяться крошечная точка. Канаме следила за этой точкой, недоумевая, что это может быть. Точка достигла земли. Слепящий свет залил равнину, но он не ослепил Канаме. Что-то защищало корабль, что-то с поляризующим эффектом. Ослепительный свет померк, и на горизонте вырос ядерный взрыв.

А за ним еще один уже ближе, и ещё. Шидори вдруг подумала: «А что если такая вот бомба упадет на корабль? Скорее всего, мы все умрем…»

Она представила, как плавиться корабль, и они сперва превращаются в скелеты, а потом — в пепел. Картина в ее воображении получилась настолько яркой и пугающе — реалистичной, что Шидори расплакалась и, подбежав к Мику, который обмякнув, сидел в кресле, и стала его приводить в чувства.

Она энергично трясла Мика и плакала. Примерно полчаса ничего не происходило. Потом Мик зашевелился и открыл глаза.

— Ты почему плачешь, Шидори? — были его первые слова.

— Мик…Там… Там…, — всхлипывала Шидори, — там с неба снаружи падают бомбы они нас всех убьют мы все погибнем давай улетать отсюда.!

— Ну-ну, не стоит так огорчаться, — Мик поднялся с кресла и обнял Шидори за плечи, — наш корабль очень прочный, и он выдержит любое попадание.

— Там атомные или ядерные или еще какие там есть бомбы падают, — заревела Канаме в полный голос.

— Это интересно, — Мик глянул в окно. На его глазах недалеко от корабля — в километрах шести — пяти — вырос ядерный гриб.

— Дааа, — протянул Мик, — любопытно, однако.

— Мик, это не может быть прикольно, — рыдала Шидори, — это страшно.

— Успокойся, — твердо сказал Мик, — все поправимо, мы улетим отсюда, но сперва я должен отдохнуть.

— И как долго ты собираешься отдыхать? — спросила Канаме, вытирая слёзы.

— Пока даже не представляю, — ответил Мик, — я должен отдохнуть, я это знаю точно. А ты попей водички на кухне и иди, полежи, успокойся. Все будет хорошо.

— Хорошо, — ответила Канаме и пошла к двери. Мик посмотрел на безжизненную равнину и сел на свое кресло. Ему было неуютно, и он вполне хорошо понимал Шидори. Он бы сам мог расплакаться, но это могло быть расценено как непростительная слабость. Особенно в глазах Шидори, поскольку Мику почему-то казалось, что Канаме испытывает к нему какие-то чувства.

Но вдруг он услышал в своей голове тусклый безжизненный голос:

— «Приди к нам и освободи нас. Приди к нам и освободи нас».

— Кто вы? — спросил испуганно Мик.

Спросил вслух, ибо не понял, откуда пришел голос.

— «Мы — жители этого мира. Мы умерли от наших же изобретений. Приди и освободи нас».

— Как же я вас освобожу, если вы уже мертвы?

— «Очисти наши души, что блуждают по этой планете и по этому пространству уже несколько миллиардов веков. Освободи нас он нашего проклятья. Дай нам свет очищения».

— Боюсь, что вы не по адресу, — ответил Мик, — я не смогу вам помочь.

— «Тогда мы будем вынуждены призвать тебя, и ты придешь к нам и сделаешь нас счастливыми».

Чудовищный мысленный удар обрушился на Мика. Мик зашатался, из ушей, глаз и носа хлынула кровь. Шидори, вернувшаяся в рубку, увидела, что Мик бьётся в конвульсиях на полу. Напугалась и бросилась за помощью.

— Логан! Логан! На помощь! — отчаянный крик Шидори разбудил всех на корабле, впрочем они и не спали вовсе. Они отрубились в момент удара и теперь медленно приходили в себя. А призывы Шидори ускорили это действие.

— Что случилось? — Логан, натянув штаны и майку, поскольку он действительно к тому моменту спал, выскочил в коридор.

Там металась встревоженная заплаканная Шидори. Увидев Логана, она стремительно кинулась к нему.

— Мик в рубке! Ему плохо! У него конвульсии! Господи, Логан — сан, сделайте что-нибудь!?

— Пошли, — Логан пошел к рубке. Шидори побежала вслед. Пока дошли, обросли народом, который тоже хотел знать, что, черт побери, случилось?

В рубке никого не было, кроме капитана, который, хоть и собрался в изначальную форму, но все ещё не подавал признаков жизни.

— Где Мик? — спросил Логан.

— Он был тут, у кресла, — ответила Шидори, растерянно осматривая рубку, — смотрите, Логан — сама, тут кровь.

Логан подошел к креслу пилота и присел рядом. Мазнул пальцем по подозрительной жидкости, поднёс к глазам, понюхал, лизнул и глухо пробормотал:

— Ты права, это кровь.

— Ага, — Шидори повертела головой и подошла к окну. Ей казалось, что Мик где-то на корабле, потому-то вне корабля была радиация. Но она увидела Мика.

— Логан — сама! — закричала она, — Мик снаружи!

Логан подскочил к окну и посмотрел. Там был Мик. И он шел. От корабля. Его походка была неверной, спотыкающейся, но он упрямо брел к горизонту.

— Там наверное чертова прорва радиации? — вдруг спросил Дайсуке, все это время стоявший около дверей и посматривающий на Шидори и Логана

— 100 000 рад, — ответила ему Гарланда, — Мику конец. Он не выживет.

— Но мы же не можем его так бросить!? — Дайсуке испугался.

— Нет, конечно, — прорычал Логан, — я иду за ним.

— Нет, только не это, — все вцепились в Логана, — тебя убьёт радиация!

— Дайте подумать, — Логан стряхнул с себя народ и сел в кресло пилота. Все столпились рядом и уставились на него.

Прошло больше часа. Шидори плакала на плече у Гарланды. Дайсуке и Сагара прохаживались по рубке в заметном волнении. Майкл сидел на полу и вертел головой. Остальные топтались на месте и ждали.

— Мы летим за Миком, — возвестил Логан, — возможно, спасти мы его не сможем, но хотя бы пусть умрёт на руках друзей.

Народ признал решение верным и разбежался. Капитана оттащили в каюту. Дайсуке сел за штурвал, а Логан встал у обзорного окна. Шидори тоже осталась у окна.

Дайсуке потянул штурвал на себя. По «Немезиде» прошла дрожь. Раздался скрежет, поднялась пыль и «Немезида» взлетела. Оказалось, что при падении на поверхность она угодила в воронку, и поэтому с нее открывался столь великолепный обзор.

Поднявшись достаточно высоко, корабль завис. Логан выглядывал Мика.

Через пару минут он его обнаружил. Тот брёл спотыкающимся шагом к развалинам мертвого города.

— Летим за ним, — сказал Логан.

— Хорошо, — ответил Дайсуке.

Корабль двинулся вслед за Миком. Скорость была приличной, пока они его не догнали. Потом сбросили скорость и поползли за ним как обкуренные черепахи.

— Я не чувствую, что Мик умирает, — вдруг сказала Гарланда, она тоже вернулась в рубку.

— Ясно, — после некоторого раздумья, ответил Логан, — я понимаю.

— Он не болен и почему-то радиация его не тронула.

— Его защищает браслет, — Логан закусил губу, — только…надолго ли энергии браслета хватит?

— У тебя такой же на запястье.

— Ну да. Мик мне его дал, — похвастался Логан, — он всем своим друзьям их дает. Это универсальный энергетический силовой бронежилет. Спасает от всего, в том числе и от прямого попадания термоядерной бомбы.

— Значит, Мик в безопасности?

— Пока да. Но неизвестно насколько.

Мик в это время добрел до города и нырнул в каменные джунгли. Улицы этого города были достаточно широкие, чтобы «Немезида» могла пролететь.

Изогнутые, сплавленные в невообразимые гротескные скульптуры, остовы домов нависали над улицами. Улицы покрывал слой черной пыли.

— Это что такое? — печально спросила Шидори.

— Сажа, — Логан зябко поёжился. Он вдруг подумал о своем друге, там внизу, бредущему по мертвому городу.

— Ему, наверное, очень страшно.

— Мику?

— Да. А тебе бы не было страшно?

— Я б, наверное, с воплями уже бежала обратно, — призналась Шидори.

— Ты его любишь, — прокомментировал Логан, — ну что ж…я не против.

— Я…не знаю, что сказать, — смутилась Канаме, — я даже не могу определить, что я чувствую к Мику.

— Ясно, — Логан улыбнулся.

— Смотри, Логан, пепел оживает! — закричала Гарланда.

Они все прильнули к окну. В городе действительно творилось что-то странное. Пепел стал принимать формы, формы длинных гротескных существ с непропорциональными пропорциями, уродливых шариков, конусообразных тварей.

— Что это такое?

— Они идут за Миком. Что они хотят от него?

Мик выполз на площадь, прошел несколько шагов и повалился в черную лёгкую пыль. Она взметнулась от его падения и осела на неподвижное тело. Тени надвинулись и закрыли Мика от мира, и от взгляда его друзей.

— Что там происходит? — Логан метался по рубке раненым тигром. Прошло минут сорок. Вдруг Шидори крикнула:

— Смотрите!

Все прильнули к окнам. Мик поднялся, покрытый пеплом, черный как мавр. Постоял, подумал, зябко повел плечами. Плеснули и раскрылись огромные крылья. Крылья черные как ночь, крылья серые как зола. Они ритмично заработали и подняли Мика в воздух. Под ноги Мика легла первая ступенька из тени, за ней вторая, третья… Множество ступенек вело к самой высокой башне мёртвого города. Над ней висело угрожающего вида сооружение, ощетинившееся шипами. От шипов отлетали капли, которые бомбили мертвую планету. Мик шел по ступеням, которые исчезали за ним. Крылья не держали Мика, поскольку были из пепла и теней. Они не принадлежали Мику, и он не мог их контролировать.

Логан, Шидори и Гарланда смотрели на такое необычное восхождение со страхом и любопытством. Мик шел, друзья наблюдали за ним. Башня весьма кстати находилась на краю города, и путь к ней был не близок. Мик добрался до ощетинившегося шара и взлетел на него. Крылья росли, подпитываясь бывшими ступеньками.

— Я думаю, Мику тяжело… — пробормотал Логан. — Эти крылья… они чужды ему…

— Что Мик хочет сделать? — спросила Шидори, — он ведь выживет, правда?

— Конечно, можешь не сомневаться, — уверил её Логан, — мы обязательно спасем его. Дайсуке, подымай корабль выше, над городом. Мы снимем Мика.

«Немезида» поднялась над городом. Джиген выбирал более удобную позицию для того, что бы снять Мика с шара. Логан ему что-то втолковывал, а Шидори пялилась в обзорное окно. И она увидела следующее.

Мик присел на одно колено и со всей силой ударил по шипастому шару. Яркий свет опоясал шар по вертикали и от него во все стороны брызнули сверкающие нити. Они догоняли капли с бомбами и останавливали их. И вскоре все небо над городом, нет над планетой, было в сияющей паутине. «Немезида» зависла над паутиной, нацелилась на Мика и полетела к нему. Логан убежал вниз приготовить захват, Гарланда направляла Дайсуке.

Но Шидори этого не видела, она видела только то, что Мик повел себя странно. Он поднялся на ноги, повертел головой, а потом стал исчезать. Не просто исчезать, не стираться словно ластиком, а разваливаться точно, слетевший со стола, пазл. Сперва крылья — они рассыпались по кусочкам медленно — медленно. Отлетевшие клочки истаивали в воздухе. Крылья исчезли. Пришла очередь Мика. Медленно таял Мик, а Шидори со страхом смотрела на это, не в силах ничего сделать.

Прибежал Логан. Шидори плакала, уткнувшись в стекло.

— Что случилось? Где Мик?

— Мик исчез! — проревела Шидори, — Он только что истлел, даже кусочка не осталось!! Теперь мы тоже здесь умрем!! Без Мика нам не выбраться!!

— Не умрем! — оборвал её Логан, — сдается мне, что это мы не Мика видели, а Мик до сих пор на площади лежит.

— Тогда вернемся обратно и поищем его! Сканеры или что там у нас есть?

— Проблема в том, что сияющая паутина не дает нам снизиться. Но мы попробуем.

«Немезида» развернулась и полетела обратно. Пока они летели, никто не смотрел на то, что происходит в рубке. Все смотрели вниз — искали Мика. А на капитанском кресле материализовалась черная фигура. Постепенно, по кусочкам. Ноги, руки, тело, голова — но когда она сложилась, стала черной мумией. И тут Логан обернулся к Дайсуке. И увидел.

— Что там такое сидит? — выдохнул он.

Дайсуке оглянулся, поставил корабль на автопилот и присоединился к Логану. Шидори и Гарланда тоже боязливо подошли. Логан когтем дотронулся до черной фигуры и она рассыпался. Чернота истаяла, а на кресле остался Мик. Живой и сонный.

Логан присел на корточки рядом, взял в свои ручищи холодные ладошки Мика и стал согревать.

— Шидори, намочи полотенце и принеси его.

Шидори убежала. Минут через пять принесла, сложила втрое и положила Мику на голову. Струйки воды побежали по волосам, смывая остатки пыли.

— Мик? — проникновенно позвал Логан.

Медленно открылись глаза, в них не было узнавания и понимания. Они были другого цвета. Не голубовато-серые, а словно припорошенные золой. В них не было человеческого, а только что-то неземное и даже потустороннее.

— Мик?! — с тревогой в голосе повторил Логан, — ты меня слышишь?

Глаза переключились на Логана, потом моргнули, Мик глубоко вздохнул, и серая пелена ушла из его глаз.

— Привет, ребята, — неуверенно произнес он, — надеюсь, вы все в порядке?

— Мы — то да, а вот ты заставил нас поволноваться, — снисходительно сказал Логан, — как это тебе взбрело в голову отправиться на прогулку по радиоактивной планете?

— Меня призвали, — виновато признался Мик, — их ментальная сила подчинила меня, извини.

— Кто они? — спросила Шидори.

— Обитатели этого мира, — слабо улыбнулся Мик, — они были очень развитым сообществом, но однажды они, себе на горе, придумали систему, которая должна была защищать их от внешних угроз. Система сломалась, и их мир, их вселенная превратилась в ядерный хаос. Все, кто населял эту вселенную, были стерты с лица земли разбушевавшейся системой. Они погибли в течение нескольких минут. И их ментальные сущности, души, они оказались сплоченными, спаянными.

— И поэтому они призвали тебя? — Логан посмотрел на друга, — но у тебя ведь недостаточно сил…

— У меня да, а у них очень большие силы…были. Но все, они ушли с миром. Больше ядерный хаос им не препятствует.

— Что ты помнишь? — Гарланда вспомнила, что она типа доктор.

— Что я падаю в пыль на площади, и меня затягивает в какую-то странную глубину. А потом я вот здесь, рядом с вами, очнулся.

— Я думала, что ты умер! — утирая слёзы радости, сказала Шидори. — я видела, как твой двойник развалился, и подумала, что это был ты.

— Они взяли мою силу и соединили её со своей. Они были очень напуганы и одновременно очень счастливы. И когда они уходили, я ощутил всплеск радости. Они соединились все и ушли все.

— Ты можешь нас вывести отсюда? — мрачно сказал Дайсуке.

— Наверное, — Мик освободил ладони из рук Логана, снял полотенце, обтерся им, — нам надо поднять корабль как можно выше от паутины. Паутина нестабильна и поэтому возможен огромный ядерный взрыв, который навсегда закроет эту вселенную от всех.

— Мы улетим раньше? — подозрительно глядя на Мика, уточнил Дайсуке.

— Конечно, я ведь не могу позволить вам умереть.

— Ага, особенно после того, как очистил души обитателей этой планеты, — издевательски протянул Логан, — что значит полтора миллиарда человек против десяти?

— Ты не прав, — Мик, казалось, не заметил издевки. — Ваши души мне ценней во много раз. И я охотно отдам жизнь за каждого на нашем корабле. И я всегда готов на это, тебе ли это не знать, Логан. А обитателей этого мира было больше — около семисот миллиардов существ — вся вселенная. Я рад, что моя несовершенная сила помогла им очиститься и уйти.


Глава 21

Мик собрал остатки сил, и вторичный выброс вынес «Немезиду» из начинающейся взрываться системы. После этого Мик отправился спать.

Корабль медленно плыл по космическим течениям. Они вынырнули где-то вдали от оживленных путей, и поэтому торопиться им было некуда. Мик должен был отдохнуть, в этот раз он выложился до конца, и ему абсолютно не хотелось ничего делать.

На корабле царила расслабляющая атмосфера. Никто ничего не делал. Логан сожалел о словах, которыми он, по его мнению, оскорбил Мика. Ведь он точно знал, что Мик всегда готов отдать свою жизнь за жизнь друга, а уж за напарника — так это вообще святое. Только многие это не понимали, и Мик сменил многих напарников. Они уходили сами. Это была загадка, достойная Фокса Малдера.

Шидори так восхитилась поступком Мика, что её любовь к нему вспыхнула подобно факелу. Пока это выливалось в мелкие знаки внимания. Самые вкусные кусочки на тарелку и тому подобное. Позже она заметила, что и Гарланда тоже оказывает Мику благосклонность. Где погладит невзначай, где нечаянно прижмется, где случайно ткнется головой в грудь или плечо.

Мик упорно не замечал этих знаков. Прошло около недели после ядерного хаоса, и корабль подлетел к чистенькой маленькой планете.

— Это что? — спросил капитан.

— Великая Британия, — откликнулся Мик, — если координаты, данные Ули, правильны.

Ули покрылся сиреневыми пятнами.

— Да я шучу, Ули, — улыбнулся Мик, — я прекрасно знаю, что ты превосходный навигатор.

Ули порозовел.

— А что это за планета? — капитан хотел знать все.

— Англия. Викторианская эпоха. Началось с подражания, во что вылилось — не знаю. Замки, зеленые лужайки, кринолины.… Да что говорить, спустимся да и посмотрим.

— Ладно, приземляемся, — решил капитан. В последнее время он был не в духе. Мик повел корабль на снижение.

Как и ожидалось, у планеты не было не радаров, не спутников, и поэтому приземление «Немезиды» прошло абсолютно незамеченным. Корабль приземлился в лесу на большой поляне. Вокруг неё росли густые деревья и кустарники. Поляна была большая и на ней могли бы разместиться два таких корабля.

Не успел экипаж «Немезиды» выбраться наружу, сверху что-то загрохотало, и на поляну опустился «Санни». Из бортов у него вылезли огромные суставчатые ноги, которые плотно и крепко установили «Санни» на земле.

Из «Санни» высыпала вся его команда, которая мигом разбежалась. У корабля остались лишь мечник, который сел дремать, и скелет в костюме. Скелет начал носиться по поляне и собирать цветочки. Команда «Немезиды» тоже выбралась и стала осматриваться.

— Ну, куда пойдем? — спросила Шидори.

— Подождем, когда капитан «Санни» вернется, — ответил Мик.

— Почему? — недовольно проворчал Сагара.

— А ты сам, что не слышал, что капитан кричал? «Мясо»! «Мясо»! Значит, он его где-то унюхал. Деревня близко, только где?

— Ну, тогда подождем, — улыбнулся Сагара.

Шидори и Гарланда ушли вглубь поляны — цветочки порвать и посплетничать. Гоемон сел медитировать. Дайсуке с Люпеном притащили шланг и стали мыть корабль. Капитан подышал воздухом и пошел обратно, спать. Сагара растянулся на травке и вскоре задремал. Майкл пошел по грибы, правда, недалеко. Мик сидел около Сагары и улыбался, а Логан стоял рядом, осматривая окрестности.

Капитан «Санни» прибежал довольный.

— Деревня недалеко! Мяса мало! В замке рядом какие-то проблемы! Там много народу! Много проблем! Давайте им поможем! А?

— А что там за проблемы? — спросил Логан.

— Похитили дочь владельца замка. Неделю назад.

— Это здорово! — сказал Логан, — Мик, не хочешь поработать сыщиком?

— А почему бы нет? — Мик вскочил на ноги, — замечательная идея. Тогда надо собрать команду.

Мик оглядел всю кучу народа и изрек:

— Со мной пойдут… Логан, Робин, Дайсуке, Люпен и …

Мик еще раз обвел хитрым взглядом всех присутствующих.

— И ваш мечник, Зоро, кажется?

— Одобряю, — важно сказал капитан «Санни». — Меня, кстати, зовут Луффи Д. Монки. Зоро необходимо проветриться. Забирай. А тебя как звать?

— Мик Меллоун.

Команда собралась и отправилась в замок. Выйдя из лесу, народ зашагал к замку, который виднелся неподалеку. У ворот их остановил привратник.

— Кто вы такие? И зачем идете в замок?

— Мы услыхали, что у вас здесь возникла проблема, — сказал Логан, — и наша команда, состоящая из превосходных специалистов, решила прийти к вам на помощь.

— У нас тут уже неделю толкутся всякие сыщики и детективы, а толку никакого. Как вас представить?

— Меллоун и компания, — не моргнув глазом, отрапортовал Логан. — Прибыли из …заграницы.

— Ну ладно, — привратник отправился докладывать, а Мик напустился на Логана:

— Ёшкин кот, почему именно «Меллоун и компания»?

— А почему бы и нет? — весело ответил Логан, — не о чем не беспокойся, мы сами все сделаем.

Пришел привратник:

— Велено провести к хозяину. Прошу за мной.

Они ступили на мощеную дорожку, ведущую к главному входу, как вдруг Мик хлопнул себя по лбу.

— Ешкин кот, я ведь забыл самое главное!

— Что именно? — спросил Дайсуке.

— Робин, если тебя не затруднит, могла бы ты привести сюда вашего оленя.

— Нет, конечно, а зачем?

— У него должен быть острый нюх, а поскольку у нас нет служебно-розыскной собаки, то у нас будет служебно-розыскной олень.

— Вот как, — Робин улыбнулась, — я сейчас вернусь за ним.

— И ещё. Когда придете, обойдите вокруг замка, обнюхайтесь. Уважаемый, — обратился Мик к привратнику. — Наша коллега ненадолго отлучиться, а потом вернётся.

— Нет проблем, — ответил привратник, — такую эффектную даму трудно забыть.

Робин пошла за оленем, а остальные проследовали дальше. Граф встретил их в большом зале. Высокие стрельчатые окна, тяжёлые шторы цвета красного вина. Стены обиты зеленым бархатом, диван и пара кресел — тот же бархат, но оттенком потемней.

Сам граф был высоким мужчиной лет сорока. Черные с сединой волосы, бакенбарды. Одет в черный стеганый халат. Лицо выражало тревогу и озабоченность. Говорил граф на стандартном английском, но с каким-то странным акцентом.

— Прошу, располагайтесь, — граф сделал широкий жест, — уже целую неделю у меня в замке толпятся профессиональные сыщики, и сыщики — любители, и любители острых ощущений, и просто охотники за вознаграждением.

— Мы — самая крутая команда профессионалов, — высокопарно произнес Логан. — Это Дайси Джиген — спец по разруливанию ситуаций.

Дайсуке, занявший пост у стены, коротко кивнул.

— Люк Арсен — спец по взлому и похищениям.

Люпен выдал самую замечательную улыбку.

— Но позвольте, что значит «спец по взлому»?

— Это значит, что нет ничего, что бы укрылось от его взора.

Люпен скромно потупился.

— А этот парень, что подпирает стену около окна, Зоро — великолепный мечник, способный найти все выходы из всех возможных.

— Меня зовут Ророноа Зоро, — хмуро буркнул мечник.

— А меня зовут Логан, просто Логан. И я спец во всем — собирании улик, допросов, нахождении преступников и жертв. А это наш мозг — Мик Меллоун. Он берёт нашу информацию, строит логическую цепочку и вылавливает преступника.

— Это очень хорошо, — сказал граф, — вы сможете найти мою дочь?

— Да. Поэтому приступим, — Мик поднялся с кресла и подошел к графу.

— Расскажите, что произошло неделю назад.

— Я работал в кабинете, — начал граф.

— В каком часу это было? — спросил Мик.

— Примерно без четверти одиннадцать.

— До какого часу вы были в кабинете?

— До двух.

— Что было дальше?

— Я закрыл кабинет и пошел в спальню. По дороге заглянул в комнату дочери.

— Она спала?

— Да, я подоткнул ей одеяло и пошел к себе. Лег. А утром меня разбудил крик Лизабет, горничной моей дочери Лианны.

— Вы не слышали ни криков, ни других подозрительных шумов?

— Нет.

— Окно в комнате вашей дочери было открыто?

— Нет.

— Ну, хорошо, — Мик повернулся к своим. Они уставились на него.

— Нам надо осмотреть комнату вашей дочери. Надеюсь, вы не прибирали там?

— Пока нет. Пойдемте, я вам покажу. — Граф вышел в коридор и направился к широкой лестнице, ведущей на второй этаж. Ребята следовали за ним, внимательно осматриваясь. Граф привел их к резным дверям.

— Это комната моей пропавшей дочери, — тяжело вздохнул он. — Постарайтесь там ничего не нарушить.

— Мы попробуем, — сказал Мик и отпер дверь.

Комната Лианны была типичной девичьей. Вторжение четырех парней казалось неестественным, но это было место преступления. Стены были обиты шелком цвета бедра испуганной нимфы. Пара пуфиков и два кресла — бархатом нежного розового цвета. Кровать из красного дерева, бельё — вихрь розового шелка и кружев. Китайская ширма — танцующие журавли на белом фоне — загораживала будуар. В нем трельяж из венецианского стекла. Тумбочка, шкафчик, шкатулки с разным девичьим барахлом. В гардеробе — много легких домашних платьев. И слабый запах лаванды.

— Приступим, — сказал Мик после первоначального осмотра.

— Что искать? — спросил Дайсуке.

— Царапины на полу, стенах, дверях.

— Какого вида царапины? Ты что-то уже сложил в уме? — Дайсуке пытливо посмотрел на Мика.

— Возможно, я тоже буду искать, так что не беспокойся.

Царапины они вскоре обнаружили. На полу, около ручки двери, на рамах окон.

— Как ты думаешь? — спросил Логан Мика, сидя на корточках и разглядывая длинные царапины на полу из мореного дуба, — Об этих царапинах?

— Это не человек…

— Зверь? Откуда?

— А ты понюхай.

Дайсуке с трудом открыл окно и высунулся наружу. Там он увидел Робин и оленя.

— Эй, привет, что вы там нашли?

— Чоппер говорит, что около подвала пахнет зверем. — Робин улыбнулась.

— Каким зверем?

— Большим, а каким он не знает.

— Робин, подымайтесь сюда, — это Мик присоединился к разговору.

— Пахнет зверем, — сказал Логан, — вперемешку с лавандой и розовой водой. Откуда тут зверь?

— А сейчас спросим.

Граф переминался с ноги на ногу около двери.

— У вас есть домашние питомцы? Ручные обезьяны? Медведи? — спросил Мик.

— Нет, ничего подобного. Только дворовые псы и пара кошек.

— Точно? — Зоро уставился на хозяина. Тот побледнел, задрожал и, криво улыбнувшись, скороговоркой:

— Я вынужден оставить вас на пару минут. Вы позволите?

— Да, конечно. — Мик потерял интерес к графу.

Граф, сохраняя напускную степенность, дошел до конца коридора, а потом припустил во всю мочь.

— Ну как тебе не стыдно, Зоро, — по лестнице поднялась Робин, ведя за собой оленя, — разве так можно доводить человека?

— А что я такого сделал? — Зоро хмуро глянул на Робин.

— Лечу запор. Взглядом. Бедный граф.

— Я к этому не причастен.

— Я хочу сказать, что из подвала несет запахом зверя, — вступил в разговор олень, — очень большим животным.

— Чоппер всегда прав в запахах, — заметила Робин.

— Царапины говорят о том же, — сказал Мик, — Логан, одолжи свои когти.

— Без проблем, — ответил Логан и выпустил когти.

— Иди сюда, — Мик присел около царапин, которые находились рядом с кроватью, — а ну-ка приложи свои когти.

Логан приложил — царапины оказались намного короче. Мик посмотрел на это и задумался. Логан втянул когти и посмотрел на приятеля. Чоппер усиленно нюхал воздух, Зоро изучал царапины на двери, а Джиген рассматривал замок. Люпен, пуская слюни, разглядывал постельное бельё.

— Значит так, — изрек Мик, — кто-то проник в эту комнату из коридора. Открыл дверь, что подтверждают царапины около ручки. Он дошел до кровати и сгреб бедную девочку. Люпен, ты там что-нибудь нашел?

— Бельишко подрано, да так аккуратно, как будто лезвием.

— Спасибо, Люпен. Слезай с кровати, сейчас пойдем дальше. И этот кто-то унес её в коридор. А сейчас мы отправимся вслед за царапинами и узнаем, куда они приведут.

Они вышли в коридор и стали осматривать пол. Пол в коридоре был сделан из светлого дерева. Его недавно натирали, но следы царапин парни все же обнаружили. Царапины вели к одной из комнат, расположенных на втором этаже. Парни подошли к массивной дубовой двери и стали осматривать мощную бронзовую ручку.

— Позвольте, уважаемые, — к ним подошел граф, — что вы здесь делаете?

— Улики, найденные в спальне вашей дочери, привели нас к дверям этой комнаты, — ответил Мик, — что это за комната?

— Это мой кабинет.

— Будете ли вы так любезны, открыть двери?

— Извольте, — граф отпер дверь и распахнул её.

Прямоугольная комната. Четыре стрельчатых окна, стены обиты темно-зеленым бархатом. С левой стороны — громадный камин. С правой — мощный дубовый книжный шкаф, посередине которого располагалось большое круглое зеркало. На полу лежала шкура медведя, на ней стоял большой дубовый секретер и тяжелый стул с высокой спинкой.

Это Мик увидел, а вот войдя в кабинет, понял, что в комнате находится зло. И это зло чудовищно. Логан увидел, что Мик страшно побледнел.

— Что случилось, Мик?

— Если ты не против, то я посижу в коридоре.

— Хорошо, — кивнул Логан.

Мик вышел в коридор и сел на пол рядом со стеной. Чуть позже к нему вышла Робин.

— Почему ты не в кабинете?

— Извини, но там зло. И мне плохо стало.

— Зло? О чем ты?

— К сожалению, я не смогу объяснить толком, но ключ к похищению находиться именно в этой комнате. Ты обратила внимание на каминную доску?

— Там действительно необычное украшение в виде розетки щупалец… — протянула Робин.

— Мы уже подобное встречали…

— Мик, можно тебя на минутку? — Из комнаты выглянул Дайсуке.

— Да, конечно, — Мик поднялся и вошел в комнату. И опять это ощущение чудовищной злобы нахлынуло, но теперь Мик ясно понял, откуда оно идёт — от камина.

Он бочком-бочком пробрался к шкафу.

— Что нашли?

— Те же царапины, да вот место нахождения их, нас смутило.

— И где? — с интересом спросил Мик.

— Иди к столу. Посмотришь.

Мик подошёл к столу и наклонился над ним. Логан, вылезший из-под стола, улыбнулся приятелю и сказал:

— Царапины на столе и, что самое интересное, под столом.

Мик очень хитро посмотрел на друга:

— А знаешь, складывается очень интересная теория. А теперь надо допросить домочадцев. Правда, ещё пообедать бы неплохо. Граф! — Мик повернулся к хозяину, — часть расследования уже позади, осталось самое важное. Но, поскольку мы очень утомились, не могли бы вы разрешить нам перекусить?

— Конечно, не проблем. Спускайтесь в кухню, я прикажу кухарке.

— И ещё, граф, прикажите своим людям собраться на кухне. Я хочу расспросить их о той ночи, когда была похищена ваша дочь.

— Вы считаете, что это необходимо?

— Да, — отрубил Мик.

Граф не стал возражать. Они двинулись из кабинета. Граф показывал дорогу. Спустились по лестнице молча, повернули на кухню. И вдруг Мик спросил:

— Сэр, можно ли вас спросить?

— Да, конечно.

— Как вы относитесь к оборотням?

Граф обернулся к Мику и улыбнулся:

— Боже мой, мистер, неужели вы верите в эти детские сказки?

— Я просто спросил, — пожал плечами Мик, — и нечего более.

— Нет, я не верю этим сказкам, — граф замолчал.

Хозяин привел их в кухню. Немного мрачное помещение, длинное, закопченные стены и потолок. Длинный стол и длинные скамьи по бокам.

Ребята расселись. Кухарка быстро собрала нехитрое угощение — копченое мясо и хлеб — и ушла. А граф пошел наверх, чтобы вызвать лакея и передать ему приказ о сборе всех, кто работает в замке, на кухне.

Народ ел и разговаривал.

— Логан, ты возьмешь Зоро, Дайсуке и Люпена. Вернёшься в кабинет. Поручаю вам следующее. Внимательнейшим и тщательнейшим образом осмотрите камин. Простучите все. Там должен быть потайной вход.

— Розетка, да?

— Да. Постарайся открутить ее.

— А ты?

— А я, Робин и Чоппер останемся здесь.


Глава 22

После еды Логан, Зоро, Люпен и Джиген поднялись обратно в кабинет графа, а Мик, Робин и Чоппер остались внизу.

— Значит так. Робин, ты сидишь с этой стороны. Ты будешь хорошим полицейским. Чоппер останется с тобой. Есть ли у него есть какие-нибудь формы, кроме оленьей?

— Чиби-форма и человекообразная.

— Ладно, пусть остается оленем.

— Зачем? — спросил Чоппер.

— Будешь тыкаться носом в руки людей для успокоение их нервов.

Мик встал из-за стола, прошелся по комнате, осмотрелся. Открыл закрытые окна, впустил в помещение солнца. Разлохматил волосы на голове, закатал рукава на своей рубашке, поправил жилетку, отряхнул свои черные джинсы и улыбнулся Робин.

Робин тоже встала и потянулась. Она была одета в открытый черный топ с кружевными вставками и черные расклешенные брюки.

— Ты ведь уже понял, кто похитил девочку?

— Кажется, да, но мне надо получить некоторые доказательства моей теории. Ребята сейчас трудятся над каминной доской. А мы поговорим с домочадцами и кое-что уточним.

В кухню вошла высокая молодая женщина примерно двадцати лет. Она была одета в длинное синее казинетовое платье, белый кружевной фартучек и белый чепчик, прикрывавший рыжие волосы, которые мелкими кудряшками все равно выбивались из-под него. Лицо у неё было самое простое, к тому же усыпанное веснушками.

Мик вернулся к столу, сел за него и, посмотрев на вошедшую, сказал:

— Присаживайтесь, мисс.

Девушка робко подошла к столу и села.

— Ничего не бойтесь, — Мик ласково улыбнулся ей, — я вас просто расспрошу о той ночи, когда была похищена дочь владельца замка.

Девушка кивнула.

— Ваше имя?

— Лизабет Беркли.

— Кем вы работаете?

— Я горничная мисс Лианны.

— А теперь рассказывайте.

— Я помогла мисс Лианне с подготовкой ко сну, — немного запинаясь, начала свой рассказ Лизабет, — Помогла ей снять платье, расчесала волосы и приготовила постель. Когда она забралась в кровать, я спросила, не нужно ли её ещё грелок.… У нас вообще-то ночи холодные бывают, несмотря на то, что лето, а в тот вечер вообще ветер такой злой дул прям страшно.

— Не волнуйтесь, — подбодрил её Мик, а Чоппер подошел и ткнулся ей в руки. Она бессознательно уцепилась за его шерсть и стала гладить. Это придало ей уверенности, и девушка продолжила свой рассказ.

— Но мисс Лианне грелка не нужна была и она меня отослала. Я пошла на кухню, попила чаю с сухариками и пошла к себе в комнату.

— Извините, я вас перебью. Хотелось бы узнать, как мисс Лианна вызывала вас к себе?

— А то, как же, мистер. Колокольчик у нас проведен. У хозяйки — шнурочек, она подергает, и я уже к ней спешу.

— Ясно. Продолжайте.

— Ну, я легла и уснула, а утром проснулась, батюшки святы, солнышко светит во всю, а я ещё и не прибрана, и вода для хозяйки не нагрета, и вообще. Ну, я быстренько все сделала и пошла к хозяйке. Подошла, глядь, а дверь-то приоткрыта. Я заглянула, позвала хозяйку-то, а её и нет вообще. Ну, я крик и подняла. Хозяин прибежал. И вот уже неделю у нас поиски.

— Вы все прекрасно изложили, но я б хотел уточнить. Ночью вы ничего подозрительного не слышали? Странные шумы? Тяжелые шаги? Скобление? Скрипение? И в комнате хозяйки утром, когда вы пришли, ничем не пахло?

— Нет, мистер, не слышала я ничего ночью, а в комнате пахло мокрой собакой. И царапки на полу от собаки были. Я подумала было, что это один из дворовых псов, негодник этакий, зашел. Унюхал чего-то и прибежал, но потом посмотрели — собаки на ночь не спускались.

— Благодарю. Вы нам помогли, — улыбнулся Мик.

Лизабет встала из-за стола и пошла к выходу, но по пути обернулась и спросила:

— А хозяйку вы найдете?

— Обещаю, найдем, — серьезно заверил ее Мик.

Второй человек, лет тридцати с хвостиком, который зашел в кухню, был кряжист и низкоросл. Рыжие волосы курчавились у него на голове, переходя в рыжие отвислые усы. Одет он был в суконную ливрею и черные штаны.

— Проходите, пожалуйста, садитесь, — Мик пригласил человека сесть.

Тот сел, подозрительно оглядывая Мика.

— Как вас зовут?

— Седрик Беркли.

— Лизабет Беркли вам кем приходиться?

— Сестра.

— Ясно. Кем вы работаете здесь?

— Лакей графа.

— А как графа зовут?

— Рейджинальд Миллоуроуд баронет Кентский.

— Хорошо.

— Расскажите, пожалуйста, о ночи, когда похитили мисс Лианну.

— Ну я приготовил хозяину постель и пришел к нему, а он сидел в гостиной и разговаривал с управляющим деревни. А он мне сказал, что я свободен, потому что после этого он ещё в кабинете намеривался поработать. И я пошел к себе. Помог супруге своей на кухне, попил чайку с сестрой и пошел в комнату.

— Так, а теперь давайте уточним. Кто ваша жена?

— Кухарка тутошняя. Анжела Беркли.

— Ясно. Ночью ничего не слышали, подозрительного?

— Шум слышал.

— А примерно, в каком часу?

— А в два примерно, как будто тяжелое что-то бегало.

— Хм, а скажите, уважаемый, вы каких-нибудь действий не предприняли?

— Потом шаги эти исчезли, да и все, а я спать лег. Утром хозяин мне и рассказал, что молодая хозяйка пропала.

— Вот как. Управляющий зачем приходил?

— Да зверь дикий у нас в лесу завелся, то ли медведь, то ли волк. Мелких зверей жрет гад, домашнюю птицу, кошек, собак, ягнят и телят, — охотно поделился мистер Беркли, — я в деревню — то хожу иногда, жители ужас как жалуются, но я его не видел-то никогда. Вот управляющий и пришел, узнать — можно ли на него облаву сделать.

— Так с костями и ест? — удивилась Робин.

— Ага, мэм. Ничего не остаётся — ни костей, ни перьев, просто ужас какой то.

— Ну что ж, — Мик посмотрел на мистера Беркли, — вы нам дали весьма исчерпывающую информацию, большое спасибо. Можете идти.

Мистер Беркли поднялся и двинулся к двери. Как только он за ней скрылся, Робин спросила:

— Тот зверь, что завелся у них в лесу, имеет отношение к похищению?

— Самое прямое, — подтвердил Мик, — видишь ли, я все-таки думаю, что у них тут оборотень орудует.

— А мы с ним справимся? А наши друзья, которые на кораблях остались, они не подвергнутся опасности?

— Не думаю, основные события конца дня и ночи будут развиваться в замке. Конечно, если бы сюда можно было вызвать команду охотников за приведениями, может нам бы сейчас и не пришлось все это делать. Но мы тут…

— Я поняла, — улыбнулась Робин, — раз мы за это взялись, то почему бы нам не довести это до конца, правильно?

В кухне появилась еще одна женщина. Лет тридцати пяти — семи, полная, одетая в жоржетовое платье темно-синего цвета, в большой белый передник и в белом же кружевном чепчике. Темные локоны, цвета переспелой вишни, выбивались из-под чепчика, она их судорожно поправляла. Лицо было круглое, глаза, темные и живые, испуганно оглядывали присутствующих.

— Садитесь, миссис Беркли, — пригласил её Мик.

Она медленно подошла к скамье и робко уселась на неё.

— Расскажите, пожалуйста, все, что вы помните о событиях той ночи, когда была похищена молодая хозяйка?

— А я и толком-то и не помню, мистер. Хозяйка утречком весела была, похвалила за коричные булочки, она их страсть как любит, а к обеду я ей-то пирожки со щавелем испекла. Граф-то не очень такое любит, а мисс Лианне — то нравиться. А к ужину я-то барашка подала жареного и сладкие булочки с вареньем. И все, потом Седрик мне помог, хозяин его-то раньше отпустил. Только я вам, мистер, скажу — не нравиться мне сейчас-то аппетит хозяина, ох не нравиться.

— А почему это?

— Странный хозяин-то стал, очень странный, а все-то с покупки розетки на камин началось, поверьте мне, не надо было ему такую страсть-то покупать.

— А она разве не всегда здесь была?

— Нет. Купил хозяин наш её в городе, ему вишь не нравилось-то, что доска — то голой кажется, сим-мет-рии, — проговорила миссис Беркли по слогам, непонятное ей слово, — ему не хватало. Ну и установил, а теперь вообще страсти-то. Утречком-то обычно Седрик ему коврижку и кофе приносил, а сейчас-то он сытый просыпается, и не коврижек не ест и кофе-то не пьёт. И бифштекс ему подавай полусырой, а где-то это видано, чтоб графы полусырое мясо ели как звери какие-то.

— Благодарим за сотрудничество, — подчеркнуто вежливо, сказал Мик, — можете идти.

— А мисс Лианну найдете-то?

— Найдем. Можете не беспокоиться.

Миссис Беркли важно выплыла из кухни.

— Ну что же, получается, ты был прав, Мик, — подытожила Робин. — Оборотень — граф.

— Получается, что так, — ответил Мик, — девушка где-то в замке.

— Она еще жива?

— Это неизвестно. Если в графе проснулись низменные инстинкты, то возможно, что и нет.

— А если не проснулись?

— То этой ночью мы её найдем.

Вошел еще один мужчина, лет пятидесяти, одетый зеленый потрепанный камзол, не сходящийся на животе, черные штаны и потрепанную соломенную шляпу.

— Здравствуйте, вы кто? Как вас зовут?

— Найджел Боунс. Я — садовник.

— Садитесь и расскажите нам обо всех тех странных событиях, которые здесь происходят.

— Зверь у нас завелся, и молодая хозяйка так некстати пропала.

— Подробней про зверя.

— Я его видел. Дайте — ка припомнить, правильно в ночь, когда молодая хозяйка пропала. Сижу я у себя и вдруг слышу, как что-то ломиться через кусты, да грузное такое, тяжело дышит, ворчит и сопит. Я в окно-то посмотрел, а там мелькнуло чёрное с проседью и мохнатое.

— Откуда зверь бежал?

— От замка, что меня и удивило.

— А в каком часу вы увидели этого зверя?

— Да около трех часов ночи. Там около дома кусты боярышника растут, подвал закрывают. Он оттуда и пер.

— А вы кусты утром проверяли?

— Ага, посмотрел, но ничего не нашел.

— Спасибо за информацию.

— Да вот еще, этот зверь мне клумбу помял, цветов раздавил много, споткнулся быть может.

— Большой зверь, стало быть?

— Думаю, метра три в холке будет.

— Благодарим за помощь в поисках.

Садовник ушел, появился ещё один. Они его знали, это был привратник. Толстеющий мужчина сорока лет, слегка лысоват, нос картошкой. Когда они первый раз увидели, то не слишком разглядывали. А теперь он сидел напротив Мика и мял в руках картуз.

— Как вас зовут?

— Фрэнки Робертс. Привратник.

— Мы с вами встречались уже.

— Ага, но я ведь не знал, что вы сыщики-то.

— Ну это никому не дано. А теперь расскажите о ночи похищения.

— Спал в сторожке. Тихо было. Потом кто-то грузный и большой подошел к воротам. А ворота, сами ведь видели, у нас красивые, ажурные. И полез. Да тяжел больно был, сопел, кряхтел. Я на звуки и вышел, дубинку прихватил и топор. Гляжу, а у ворот-то тварь неведомая копошиться. Я ей — брысь, а она мордень повернула, батюшки святы. Большой весь, черный, с проседью, на морде типа усов что-то свисает, глаза круглые красные, пасти не видно, кряхтит, слюни пускает, ворчит, рычит и ко мне двинулась. На двух ногах, а лапы передние свисают как у обезьяна. И дышит так тяжело прям, как будто бежало. Я от него да в сторожку, двери закрыл на все запоры. И до утра трясся. А утром обнаружилось, что хозяйка пропала.

— Высок был зверь?

— Да повыше меня будет в раза три и мощный. Жуть страшная. Я его до этого видел вблизи, но так близко никогда в жизни.

— А откуда он к воротам подошел?

— Со стороны замка, помню, удивился я, как это чудище такое по замку-то разгуливает, откуда взялось? Добро бы из лесу пришло, лес дикий, мало кто жить может.

— Большое спасибо, — улыбнулся ему Мик, — ваш рассказ расставил многие точки над «и». Благодарим.

Привратник вышел. Мик посмотрел на Робин и сказал:

— Пойдем, поищем графа, надо ему сообщить о нашем решении.

Они вышли из кухни и прошли в гостиную. Там сидели граф и парни. Логан, увидев Мика, помахал ему рукой:

— Как успехи на поприще допроса?

— Весьма успешно, — ответил Мик, — а как ваши?

— Продуктивно. Очень даже.

— Сэр, — обратился Мик к хозяину, — мы знаем, кто похитил вашу дочь, но для завершения дела нам надо переночевать в вашем замке. Это возможно?

— Это прекрасная новость. Конечно, я это устрою. Вы будете ужинать? День клониться к вечеру, а вы устали и утомились?

— Да. Я думаю это неплохое предложение, — кивнул Мик.

— Я проведу вас в комнаты для гостей. Вы отдохнете, а потом мой лакей поможет вам найти нашу столовую.

Оставшись в выделенной комнате, народ решил обсудить, что произошло за день и послушать, что скажет Мик.

— Что мы имеем? — сказал Дайсуке.

— Похищение, — откликнулся Зоро.

— Не просто похищение, а похищение оборотнем, — Мик сидел на полу, прислонившись спиной к кровати.

— Ты, что веришь в эти сказки про оборотней? — спросил Зоро.

— Если факты подтверждают это существование, то верю. А факты подтверждают.

— И кто же оборотень?

— Граф.

— Не смеши меня, — сердито сказал Зоро, — граф не может быть оборотнем.

— Может. И он наметил себе новую жертву.

— Как это? — напрягся Зоро.

— А ты бы разве оставил у себя дома кучу народа, неизвестно откуда взявшегося?

— Скорее всего, нет.

— А граф согласился, да так любезно. Думаю, он хочет забрать Робин. Ты не хочешь сыграть роль приманки?

— Полагаю, что мое мнение вряд ли изменит положение?

— Если не захочешь, то мы сможем сделать ловушку прямо в его кабинете, просто, — Мик закинул руки за голову, — при этом могут быть жертвы.

— А при похищении Робин, что, жертв не будет?

— Если все пойдет, как я думаю, то жертв не только не будет, но и мы найдем девушку.

— Если она жива… — недовольно пробурчал Зоро.

— Жива, пока еще.

— Робин ляжет спать в соседней комнате, Чоппер с нами, — подал голос Логан, — Мы будем ждать, как только мы унюхаем зверя, мы будим вас…

— И освобождаем девушек, — подтвердил Мик.

Ужин был торжествен и тих. Подавали в столовой. В окна лился свежий вечер, около канделябров вились мотыльки, привлеченные открытым огнем.

На столе лежал запеченный поросенок, пудинг, сладкие коврижки и пирожки. Из спиртного — только сидр. Граф был необычайно любезен, посетовал, что в его погребах нет хороших вин. Но присутствующие его извинили.

После ужина все разошлись по комнатам. В предоставленной комнате были — кровать, два пуфика, два кресла и мягкий ковер на полу. Логан подтянул пуфик к креслу, вытянул ноги и погрузился в сон. На его животе примостился Чоппер, вернувшийся в мини-форму. Мик свернулся в кресле, благо оно было большое и широкое. Люпен и Джиген легли на кровать: один — с левой стороны, второй — с правой. Зоро сел на ковер, прислонился к кровати и задремал.

Посереди ночи Логан внезапно открыл глаза. Чоппер тоже.

— Зверь?

— Зверь, — подтвердил Чоппер.

Логан тихо спустил Чоппера на пол, встал сам и направился будить ребят. Мик уже проснулся и таращил на Логана глаза, прямо как внезапно разбуженная сова.

— Зверь пришел?

— Да, мы его учуяли с Чоппером на пару.

— Ну, тогда встаем и идем.

Чоппер аккуратно разбудил остальных, потыкавшись холодным носом в шеи парней. Весьма эффективное средство.

Все собрались в коридоре, там стояла страшная вонища. Зоро ткнулся в комнату Робин, но её там не было.

— Ты оказался прав, Мик. Её похитили.


Глава 23

Народ толпился в коридоре. Дверь в комнату Робин щеголяла свежими царапинами. Зоро был мрачен. Он снял свою зеленую бандану с руки и повязал на голову. Он был готов. Люпен достал вальтер, Джиген — магнум, Логан выпустил когти. Чоппер принял оленью форму и беспокойно переминался с ноги на ногу. Один Мик не проявлял беспокойства.

— Нюхай, Чоппер, — наконец произнес Зоро, — мы должны знать, куда монстр унес Робин.

— Пойдемте за мной, — прошептал Чоппер и двинулся по коридору. След привел к дверям кабинета. Люпен вытащил из своего кармана отмычку, поковырялся в замке и распахнул дверь. Но Мик задержал всех на пороге, не дав вломиться в помещение.

— Что ты делаешь, черт тебя возьми? — проворчал Зоро.

— Я пытаюсь осмотреться, — обронил Мик.

— Не мешай ему, — прошептал Логан, — Мик чувствует зло так же, как мы чувствуем запахи.

— Посмотри, Логан, — Мик указал на каминную доску.

А там действительно творилось что-то несусветное. Из ближайшего к камину окна лунный луч падал на зеркало, а от него, отраженный, попадал на каминную розетку, которая по утверждению кухарки, служила источником всех несчастий. И в этом лунном луче, казалось, что щупальца на розетке шевелятся и изгибаются.

— Чертовы дела, Мик! Мне кажется или они действительно шевелятся? — хрипло прошептал Зоро.

— Да, они изгибаются, — спокойно сказал Мик, — и мы не сможем пройти к камину, пока свет падает на розетку. Зоро, будь добр, поднырни под свет и закрой крайнее окно.

— Сейчас, — Зоро подошел к отлично видимому лучу, поднырнул под него, выпрямился с другой стороны и, подойдя к окну, задернул тяжелую портьеру.

Отраженный свет какое-то время слабо светился, а потом погас — щупальца застыли.

— Так, Логан, открути розетку и вынь свиток. Мы заберем потом и розетку, чтобы избавиться от нее.

Логан резким движением открутил её, стукнул по днищу, оно отвалилось и из розетки выпал свиток. Логан подхватил его и кинул Мику. Тот поймал и засунул в карман джинс.

— Давай её обратно и открывай ход.

Логан вставил розетку обратно и повернул раз налево и два направо. Камин заскрежетал и отъехал вправо. Открылся черный провал потайного входа.

— Там темно…и страшно, — дрожащим голосом возвестил Чоппер, — но запах Робин идет оттуда.

— Нет проблем, — Мик засветил в руках два золотых пушистых шара. Они давали превосходный свет. Сразу же стала видна винтовая каменная лестница, уходившая вниз.

— Разветви рога, Чоппер, — попросил Зоро, — Мик положит эти шары тебе на рога и будет достаточно света.

— Они, наверное, горячие, — жалобно сказал Чоппер, — я не обожгусь?

— Они приятные на ощупь, — ответил Мик и положил их на рога Чопперу.

— Хорошие ощущения, — возвестил Чоппер через некоторое время, — пошли, наконец, у нас мало времени.

Чоппер шел впереди и освещал все вокруг. За ним — Мик, Зоро, Джиген, Люпен и замыкал цепочку Логан. Лестница уходила вглубь, запах Робин становился все сильнее. А вонь монстра все слабее и слабее. Наконец они вышли в большое помещение. Вокруг располагались шкафчики с винами. Большинство из них были пусты, но они все были покрыты густой паутиной.

— Винный погреб графа, — сказал Люпен, — но, похоже, он сюда давно не ходит.

— Судя по пыли на полу, — Мик присел на корточки, разглядывая огромные следы, ведущие в темный угол, — здесь кроме монстра, никто и не бывал до последнего времени.

— Может он сам тут только сегодня прошел? — возразил Люпен.

— Нет, он тут давно ходит, — Мик поднялся на ноги, — наслоения старых и новых следов. Он ходит, не сворачивая, по прямой, вон в тот угол.

— Запах ведет как раз туда, — подтвердил Чоппер.

— Двинули.

Темный угол при приближении светлел, и в нем обнаружилась дверь. А на двери много царапин — новых, старых. От них на полу организовалась большая куча стружек.

— Мы на верном пути, — улыбнулся Логан.

— Давайте быстрее, — сказал Зоро, — Робин не может вечно ждать.

— Не торопись, — Джиген положил руку ему на плечо, — если ты будешь торопиться, то ты сам можешь пострадать, а Мик этого не перенесет.

— Мы обязательно спасем Робин и вторую девушку, — Мик улыбнулся Зоро, — не беспокойся. Мы уже близко.

— А почему запах монстра исчез? — спросил Чоппер.

— Его здесь больше нет,…он пошел охотиться на мелкую живность, — ответил Логан, — правильно, Мик?

— Да. Он думает, что его пленницы не сумеют сбежать, а мы не сможем их найти. — Мик осмотрел дверь сверху донизу и открыл её. За ней была еще одна винтовая лестница.

— Меня беспокоит несколько вещей, — пробормотал Мик, спускаясь вниз вслед за Зоро, который шел за Чоппером.

— Каких же? — спросил Дайсуке, идя следом.

— Первая вещь — это то, что, по описаниям садовника и привратника, монстр примерно три метра ростом и очень мощный. А граф, как ты сам мог заметить, примерно твоего роста и телосложением как Люпен.

— Ну да, — согласился Дайсуке, — скорее щуплый, чем мощный, хотя Люпен довольно мускулист, а у графа не наблюдается мускулов. А вот мне похищение непонятно.

— Кого? — рассеянно спросил Мик, думая о чем-то другом.

— О похищении графской дочки.

— Ну, это просто, — Мик начал излагать свои соображения, — граф, по показаниям лакея, поговорил с управляющим деревни и прошел в кабинет поработать. После чего он попал под действие излучения розетки. Она напиталась лунным светом и начала действовать. Помнишь, мне стало плохо, когда я первый раз вошел в кабинет?

— Угу, — ответил Дайсуке.

— Вот, концентрация зла в тот момент превышала допустимую, поэтому мне пришлось отправить вас, поскольку вы невосприимчивые. А граф оказался восприимчивым и превратился в чудовище.

— Он сперва дочь спер? Или потом?

— Полагаю что, это он сделал в первую очередь. А потом пошел бродить.

— А как ты узнал, что девушка в замке?

— Привратник сказал, что тварь шла от замка, а садовник показал, что на кустах боярышника у дома утром не было клочков. У него тут разветвленная система тоннелей. Хотя дому нет еще и пяти лет, но он кажется таким мрачным и пугающим.

— А он не мог её съесть?

— Ну-у…Я думаю, что тут один инстинкт переборол второй, не менее важный для любого существа. Понимаешь?

— Ухватываю, — ответил Дайсуке мрачно, — вот тварь — то. За это его убить надо. А почему он не помнит?

— Думаю, помнит, но воспринимает это как ночной кошмар. Если граф о чем-то догадывается, то каждый раз, как только он об этом вспоминает, он говорит себе: «это мне приснилось. Это всего лишь ночной кошмар».

— Хорошая позиция, — хмыкнул Джиген, — дочери нет, толпа народу её ищет, а он знай себе твердит «это сон, всего лишь сон».

— Это трагедия, — сказал Мик, — надеюсь, все ещё не слишком поздно, и возможна корректировка воспоминаний.

— Интересное местечко — эта Великая Англия, — переменил тему Джиген.

— Ага. Начиналось все с ролевиков и исторических обществ, — откликнулся Мик, — эпоха воссоздана полностью с поправкой на некоторые изменения. Все как тогда. Есть свои колонии. И людям, которые тут обитают, поверь вовсе неважно, что Англия один остров, Новая Англия — второй, китайская колония — третий и так далее.

— Хорошо, Мик, как только мы с этим делом закруглимся, ты мне про эту планету расскажешь.

— Как пожелаешь.

Лестница кончилась, и они вышли на небольшую площадку. На ней около стены, прикованные тяжелыми цепями, сидели две фигуры.

— Робин! — Чоппер с восторженным воплем бросился к одной из них. Робин подняла голову и уткнулась в теплый бок Чоппера. Парни подошли ближе. Робин, в целом, не пострадала, а вот второй пленнице пришлось хуже. Зоро разрубил цепи Робин, а Логан проделал то же со вторыми цепями. Чоппер, приняв чибиформу, суетился рядом с дочкой графа, безжизненно лежащей на руках Робин.

— Как она? — спросил Мик.

— Без сознания, — пропищал Чоппер, — шоковое состояние. Множество засосов и порезов. Бедняжка.

Логан скинул куртку и укутал девочку.

— Попадись этот гад — убил бы.

— Мы не должны его убивать, — возразил Мик, — в противном случае девочка останется без отца.

— Но, черт побери! Он должен понести заслуженное наказание!

— Он и так будет его нести.…Всю жизнь.…До самой смерти.…Потому что нет ничего хуже собственной совести.

— Ну, если так, ладно. Не буду его убивать.

— Ребята! — Мик обернулся к парням, — всех касается — монстра не убивать!

— Ясно уже, — нестройным хором ответили ребята. — Когда обратно пойдем?

— Сейчас немного приведем в порядок мисс Лианну и пойдем.

Мик сел рядом с девушкой, простер над ней длани и от них пошел теплый мягкий свет. Мисс Лианна лежала на куртке Логана, а под головой были коленки Робин. Мик сидел рядом, с другой стороны, лечил. Чоппер — со стороны Робин и зачаровано наблюдал за светом. Парни стояли полукругом и молча созерцали процесс излечения. Почему-то никто не подумал, что тварь может напасть, тем более, что золотые шарики погасли.

Мик подбирался к середине процедуры, как вдруг огромная когтистая лапа выросла из темноты позади Мика и схватила его за плечо. Когти были твердые и острые. Они прорезали жилетку, рубашку, плоть и с хрустом сомкнулись под лопаткой. Свет мгновенно исчез. Рубашка пропиталась кровью, а Мик перестал чувствовать левую руку. Монстр поднял Мика и швырнул его. Полет Мика окончился встречей с каменной стенкой. Тело с мягким звуком ударилось об стенку и обвалилось мешком на пол. Но тут и началось.

Чоппер перебрался в оленью форму. Зоро выхватил катаны. Прежде чем взять одну из катан в зубы, он крикнул Чопперу:

— Защищай девушек, Чоппер! Они полностью на тебе!

— Отлично, Зоро!

Зоро — катану в зубы, и прыгнул на монстра. Тот махнул лапой, и Зоро улетел в ту же стену. Рухнул недалеко от Мика. Вскочил, осмотрелся. Проблема была в том, что света не было. Зоро и так отличался топографическим кретинизмом, а в темноте он и подавно не видел.

— Мик? Ты где? — позвал он негромко.

Хриплое чертыханье было ему ответом. Зоро добрался до него.

— Как ты?

— Плохо. Но со мной все в порядке будет… потом.

— Встать сможешь? Давай помогу. — Зоро приподнял Мика и посадил, прислонив к стене.

— Ты пока сиди, а мы с этим гадом разберемся. Свяжем голубчика!

— Береги себя, — хриплое напутствие Мика достигло ушей Зоро, когда тот уже отправился на битву.

— Постараюсь.

В темноте Зоро наскочил на кого-то огромного, сопящего, кряхтящего и пускающего слюни. Зоро тут же полез в драку. С одной стороны он слышал хриплые ругательства Логана, с другой — стрельбу Джигена и Люпена.

Драка продолжалась долго и была ожесточенной до предела. Потом от стены отделился шарик света и осветил поле битвы. Зоро был основательно подран — его майка превратилась в окровавленные лохмотья, штаны — в пыли. Логан выглядел не лучше. Но с его способностью к исцелению, ран уже не было. Относительно лучше всех выглядели Люпен и Джиген. Правда, они оба потеряли пиджаки, которые теперь годились лишь на огородные чучела, да и рубашки у них выглядели не ахти. Мик криво сидел около стены и также криво улыбался. Монстр был целехонек, но зато они смогли его разглядеть.

Большой, черный с проседью, на морде — щупальца, а может недоразвитые хоботы, на кончиках которых наблюдались недоразвитые рты. И большие красные глазищи.

— Зоро! Живой? — Логан сплюнул на пол.

— Да! Живой! Сам-то как?

— Жить буду! Ещё лет сто проживу! Люпен! Дайсуке! Как вы там ребята?

— Живы ещё! Как там Мик?

— Спроси его сам! Вон сидит около стенки! — Логан повернулся к твари, — а сейчас приступим.

— Остынь, Логан, — раздался голос Мика. Спокойный холодный голос.

— Что ты собираешься сделать?

— Связать гада.

— И как?

Мик протянул руку, из нее выплеснулись три ленты света — белая, голубая и зеленая. Они пролетели до монстра и мгновенно обвязали его. Монстр взвыл и рухнул. Замер. Мик кое-как поднялся на ноги. Левая рука висела плетью, по ней стекала кровь.

Мик подошел к поверженному монстру.

— Мисс Лианна поедет на Чоппере. Логан, если тебя не затруднит, потащишь тварь. Можешь взять кого-нибудь из ребят. Робин, идти можешь?

— Да, вполне, я просто…испугалась.

— Я помогу Логану, — вызвался Зоро, снимая бандану и засовывая катаны за пояс, — это мне по плечу.

— Хорошо, — кивнул Мик.

— Обопрись на меня, — к Мику подошел Дайсуке, — ты теряешь много крови.

— Спасибо, я и сам дойду.

— Не ершись. Мне не тяжело. — И повернувшись ко всем, крикнул, — пошли обратно!

И все двинулись в обратный путь. Дорога была не так легка, как вначале. Чоппер аккуратно нес на себе бессознательное тело мисс Лианны, из — за этого шел тихо. Логан и Зоро волокли монстра и чертыхались на каждой ступеньке. Робин шла рядом с Чоппером и следила, чтобы девушка не свалилась с оленя. Дайсуке и Люпен тащили Мика, потому что после четвертой ступеньки Мик просто вырубился.

Добрались до кабинета графа. Логан закрыл проход и открутил розетку.

— Девушку — в комнату! — прошептал очнувшийся Мик, — а тварь — на стул и связать. А потом, когда он начнет превращаться, приведете меня в сознание, — и отрубился вновь.

— Так, — Логан шлёпнул тварь на стул, из портьер наделал веревок и связал монстра. После этого дела осмотрелся:

— Чоппер и Робин несут мисс Лианну в её комнату. Потом будите её горничную и сидите в комнате. Из неё — ни ногой! Чоппер, принеси для Мика подушку, пожалуйста.

— Хорошо, — Чоппер, Робин ушли и с собою унесли мисс Лианну.

Зоро встал около окна и вгляделся в небо.

— Полежать не хочешь? Поспать? — окликнул его Дайсуке.

— Нет, пока нет.

Люпен и Джиген расположились слева и справа от камина. Логан уложил Мика на пол, отрезал кусок шкуры и сделал своему приятелю мягкую постельку. Потом открутил розетку и отдал её Джигену. Из остатков своей рубашки Логан сделал импровизированные бинты для руки Мика и сел рядом. Чоппер принес подушку и убежал обратно.

Пришлось ждать долго, но когда небо стало светлеть, монстр стал изменяться. Логан стал приводить в чувство своего приятеля. Но ничего не помогало. Подошел Дайсуке, нажал пальцем на плечо. Мик выдохнул, открыл глаза, увидел ребят:

— Спасибо! Он изменяется?

— Ага, — Логан зашипел на Джигена, — как ты мог применить такое к Мику? Ему ведь больно!

— Больше не буду.

— Тихо!

Монстр пузырился и стремительно уменьшался. Через полчаса на стуле остался лишь граф собственной персоной. Его домашний халат был сильно изодран, волосы стояли дыбом и он был сильно испуган.

— Что случилось? — его крик сорвался на визг, — почему я связан?

— Потому что вы и были тем монстром, который похитил вашу дочь, а также тем зверем, который терроризовал деревню — выпалил на одном дыхании Мик. — Но вы виноваты в этих преступлениях лишь косвенно, вами управляла тварь, которая жила в розетке для камина.

— Но позвольте…, — растерянно произнес граф, — как же так?

— А так. Ваша дочь не пострадала — это хорошо. Я подкорректировал ей воспоминания, она будет воспринимать вас, как человека, который её спас. А теперь все, — и Мик уже окончательно вырубился.

— Мик довольно мягко с вами обошелся, — Логан поднялся с пола, — а с моей стороны, вы так просто не отделайтесь.

Подошел вплотную к графу и уставился ему в лицо.

— Из-за вас мои друзья ранены! Вы похитили нашу коллегу! Из-за вас Мик может потерять руку! — и коротким тычком разбил графу губы.

Затем Зоро дал графу в глаз и Джиген после добавил. Люпен приложил по темечку своим вальтером.

Подождали, когда он очнется, и преступили к денежному вопросу. Граф не знал, как благодарить и как избавиться от столь неудобных сыщиков, поэтому подарил им двухметровый золотой столб, на котором восседали два рубиновых дракона. Неизвестно для чего эта вещь предназначалась. Логан разделил столб пополам, Зоро получил свою половину, а Джиген забрал вторую.

Потом, взяв свою плату — пресловутый золотой столб — парни откланялись. Забрав Чоппера и Робин, все двинулись к кораблям. Заодно выяснялось, что в подземелье они пробыли ночь и день.

Добравшись до «Санни» и «Немезиды», все тепло попрощались и, забравшись в корабли, взлетели в голубое небо.


Глава 24

«Санни» полетел по своим дела, не иначе как продавать свою часть добычи, а «Немезида» направилась, куда глаза глядят.

Мик провалялся в лазарете трое суток. Руку, благодаря искусной помощи Гарланды, Мик не потерял, но и даже более укрепил ее.

И вот однажды, после смены Мик решил понежиться в ванне. Такие идеи ему в голову приходили редко, особенно в космосе. Но тут Мик решил не противиться возникшему желанию.

Дождавшись вечера, когда уже все население корабля угомонилось, Мик отправился потакать своему желанию.

Санузел корабля был обширен и включал в себя — три туалета со всеми прибамбасами, три душевых кабины и две ванные комнаты. Так что в санузле могли одновременно находиться восемь человек и при этом не нарушать личного пространства.

Мик занял одну ванную комнату. «Да здравствует мыло душистое, И полотенце пушистое, И зубной порошок, И густой гребешок!»

Ну, на самом деле присутствовало лишь полотенце и гребешок. А роль мыла исполняли — соли, гели и пена для ванн. Да и порошка уже лет сто не водилось в помине.

Мик погрузился в душистую горячую воду и сразу же забалдел. Полежав с чуток, Мик задремал. А что? Тепло, хорошо, никто в дверь не ломиться. Тишина. И вот эту тишину нарушили два голоса. Мик навострил уши.

— Ты как хочешь, Кана — тян, а Мик мой будет.

— Это ты чего захотела, Гарла?

— Он взрослый серьезный парень и ему надо серьезную женщину. Зачем ему связаться с малолетками?

— А развалины ему тоже не нужны, — отпарировала Канаме, — я собираюсь начать военные действия.

— А я буду тебе мешать, — в, обычно бесстрастном, голосе Гарланды зазвучали жесткие нотки. — Тебе не видать Мика.

— Как же, — живо возразила Шидори, судя по звукам, собирающаяся залезть под душ, — у тебя есть капитан!

— А у тебя — Сагара!

— Фу.

Мик представил, как она сморщила носик. Ему было немного не по себе, потому что девушки не знали, что он тут, и разговаривали совершенно спокойно. С другой стороны, Мику было любопытно, что же они на самом деле о нем думают. Поэтому он сидел тихо и не шумел.

— Капитан — уродец, — заявила Шидори, включая душ, — Не понимаю, что ты в нем нашла?

— Зато твой очень миленький, — ответила Гарланда, — такой кавайненький, растрепка. Просто муси-пуси.

— Можешь забрать, если нравиться, — Шидори была не против, — а я заберу Мика.

— Ну вот еще, — весело сказала Гарланда, — Мик мне самой нужен. Он тоже такой миленький.

— И храбрый.

— Мне это так нравиться. Всегда хотела иметь надежное мужское плечо.

— На корабле их до фига, — заявила Шидори, — Логан — сама, Джиген — сан, Майкл — кун…

— И ты предлагаешь мне их всех? Я могу посоветовать тебе тоже самое.

— Они твои ровесники, а Мик чуть-чуть старше меня …

— Ой-ой, — насмешливо ответила Гарланда, — мелюзга норовит перебежать опытным профи дорогу?

— Ты что ли профи? — сердито ответила Шидори. Она уже вышла из душа и энергично вытиралась.

Мик начал мерзнуть. Вода остывала.

— Я буду первая, кто начнет действия, — заявила Шидори.

— Ошибаешься, милочка, — это я буду.

Затихли шаги, и в санузле установилась тишина. Мик выбрался из воды, вытерся, оделся и тихо пробрался к себе в каюту.

На следующий день Мик сделал вид, что ничего не замечает. А замечать было что. Обе девушки лезли из кожи вон, чтобы понравиться Мику. К концу дня девочки буквально цвели от комплементов, которыми их осыпали.

Мик сохранял спокойствие весь день. Вечерком, передав штурвал Дайсуке, отправился на боковую. Полночи прошло спокойно. Потом Мик сквозь сон унюхал запах. Радостный запах свежести. Мята, пихта и озон. Мик приоткрыл один глаз. Спал он как всегда — носом в подушку. Увидел немного — призрачная фигура скользила по каюте, расставляя свечи. Каюта наполнилась запахами мяты и пихты. Мик вжался в койку. Ставни на иллюминаторах Мик не опустил на ночь, и в звездном свете призрачная фигура обернулась Гарландой.

На ней был кружевной пеньюар, который, практически, ничего не скрывал, но и не показывал всего.

«Я ведь никогда не видел Гарланду в раздетом виде», — мелькнула мысль у Мика, — «никаких купальников у нее не замечал… Она — андроид. Андроид. А если я западу на андроида, кем я буду? Правильно — извращенцем. Андифилом. А! Не хочу… Спокойствие, только спокойствие. Что мне говорил сенсей? Держи себя в руках».

Мик вжался в койку со всей силой, зажмурил глаза и стал себя уговаривать.

Гарланда приблизилась, положила руки на спину Мику и стала делать массаж. Прохладные сильные пальцы разминали Мику плечи. Мику было хорошо, но немного больно. Закончив с плечами, пальцы переместились на спину. Одуряющее пахло ментолом, и веяло свежестью. Мик закрыл глаза и провалился в глубокий сон.

Гарланда сделала массаж всего, что было ей доступно — головы, плечи, спины, ног и рук. Таким образом, первый раунд военных действий, окончился неудачно.

Гарланда забрала свечи, и выскользнув из каюты Мика, отправилась к себе. Её никто не видел. Она заперлась в каюте и стала думать, что ей делать дальше. Сон ей не требовался. В распоряжении была целая ночь.

«Буду рассуждать здраво», — подумала Гарланда, — «Я красива? Красива. Я — идеал». Скинула пеньюар и подошла к зеркалу. Зеркало было большим. Но Гарланде показалось, что в каюте темно. Она включила свет. Распустила волосы. Посмотрела в зеркало. «Я, определенно, великолепна».

С точки зрения любого мужчины. Гарланда была идеалом в квадрате. Все в ней было совершенно. 90-60-90, длинные стройные ноги, идеальная фигура без лишнего веса, четко вылепленное лицо, большие серые глаза, опушенные серебристыми ресницами. Римский нос с нервными ноздрями, в меру пухлые губы одинакового размера, белые зубы — ровные и без изъянов. Серебряные волосы, спускающиеся до пояса. Артистичные руки, изящные пальцы.

Мало кто знал, что на затылке у неё были три родимых пятна, располагающиеся вертикальной линией. И уж никто не догадывался, что эти пятна на самом деле были замаскированными разъемами для шифровальной техники.

Да, Гарланда — андроид! Мик правильно догадался. Но этот тип андроидов никогда Мику не встречался, потому что был выпущен ограниченной партией.

«AS-ы — экспериментальные андроиды по заказу министерства обороны. Ограниченная партия.

AS — GOLD — модель «Золотая блондинка»

AS — SILVER — модель «Серебряная блондинка»

AS — BLACK — модель «Африканка»

AS — BLOND — модель «Гламурная блондинка»

AS — RED — модель «Рыжая стерва»

AS — BROWN — модель «Экзотическая мулатка»

Отличаются повышенной чувствительностью и хорошей обучаемостью. Должны были использоваться только в шпионских целях».

Гарланда — модель «Серебряная блондинка», но, к сожалению, в результате несчастного случая в ней все замкнуло, и из-за этого она абсолютно ничего не помнила.

Гарланда сидела перед зеркалом и смотрелась в него. Она искренне недоумевала, почему Мик не польстился на неё. Но поразмыслив, решила, что пора применить другую тактику. «Ночной соблазнительницей не вышло, примерим другой образ. Страстной гурией? Невинной монашкой? Властной госпожой? Холодной бизнес-леди? Экзотичной гейшей? Щедрой куртизанкой? Неприступной интеллектуалкой? Какой образ применить, чтобы уж наверняка? Какой образ найдет трещину в крепости по имени Мик?»

— Ночь будет моей территорией охоты, а день я отдам Шидори, — решила, наконец, Гарланда, — это решено.

Встав от зеркала, Гарланда одела бельишко — кружевное, с рюшечками и бантиками — и легла на кровать. Просто полежать.

Мик в это время тихо спал и не о чем не думал. Ему приснился сон. Сон про тех, которых Мик не помнил, и про то, что с ним случилось в прошлой жизни. Он находился в каком-то месте, смутно знакомом. Впереди маячили фигуры людей. Казалось, Мик их знал, но никак не мог вспомнить. И вдруг он почувствовал, что у него выросли крылья, и ощущение полета. Восхитительное ощущение — полет, и свобода, и сила, и счастье. С ощущением потрясающего счастья Мик проснулся. Лежал и улыбался. В дверь постучали.

— Входи! — крикнул Мик.

В каюту ввалился Логан:

— Как дела? — принюхался, — кажется, у тебя были ночные гости?

— Возможно, я не заметил.

— Ага, — ухмыльнулся Логан, — но я тебе верю.

— Я летал во сне, — радостно сообщил Мик, — у меня были огромные серебристые крылья.

— Хм, — Логан опять ухмыльнулся, — память к тебе возвращается. А вот скажи мне, дружище, можно ли мошенников считать преступниками?

Мик встал с кровати, потянулся:

— Это как рассматривать. Под каким углом. Если они как Робин гуды, то можно и не считать их преступниками, а если они причастны к смерти людей, — то они, безусловно, являются преступниками.

— Расплывчато. А поконкретней?

— Ну, если взять, например тебя. Ты спер деньги у капитана, при этом, не украв их, а обманув. Ты, безусловно, являешься мошенником. А вот если кэп застукал тебя, а ты его кокнул — вот тогда ты преступник. А если у тебя много таких преступлений, то ты уже матёрый уголовник — и тебя стоит либо посадить, либо пристрелить. Достаточно конкретно?

— А что ты думаешь о Люпене и Джигене?

— Нормальные парни, а что?

— Они — мошенники.

— Правда? Ну, может их на этот путь что-нибудь толкнуло. Несчастная любовь, долги.… Да мало ли.

— Кажется, ты их склонен оправдывать. Ну ладно. Я тебя покидаю, встретимся за завтраком. Да и ещё. Пока тебя не было, на Земле произошли кое-какие изменения.

— И что там случилось? — любопытно спросил Мик.

— Кто-то пустил слух, что ту войну, на которой ты сражался, развязали мутанты.

— Но ведь это неправда… — Мик поднял глаза на Логана, — война пришла из космоса.

— Нашлись люди, которые в это поверили, и у них были последователи.

— Жертв удалось избежать?

— Да, — Логан улыбнулся, — Мы с девочками постарались, чтобы никто не пострадал в этой массовой истерии. Так что, счастлив, сообщить, что виновные пойманы и наказаны. А мутанты обзавелись собственной планетой.

— Ты прибыл на борт «Немезиды» с этой новой планеты?

— Нет, с Земли. На новой планете в основном живут те, кто …хм…немного непохож на человека или вообще не человек.

— Мм, — Мик почесал подбородок, — кажется, у тебя были какие-то странные приятели — синие, мохнатые, с крыльями, с хвостами…

— Курт, Уоррен и Хэнк были одни из первых, которых Джо телепортировала на новую родину. Координаты этого места знают лишь Джо и Ди. Остальные, которых находит Ди, если не похожи на человека, то прямиком отправляются на СВОЮ планету.

— Отличная новость! — Мик расцвел улыбкой, — спасибо.

За завтраком Шидори подкидывала самые вкусные кусочки Мику, не забывая при этом бросать злобные взгляды на Гарланду. В этот раз завтрак был типично русским — пельмени.

— Мик, тебе не передать перец? — вкрадчиво пропела Шидори.

— Лучше всего майонез, кетчуп, горчицу и уксус.

— Прекрасно. — Шидори передала все вышеуказанное, — кушай на здоровье.

— Спасибо, Кана-тян.

Шидори смущено зарделась. Сагара злобно зыркнул на Мика.

После завтрака Мик занял свое привычное место пилота. Его никто не тревожил. В рубке было пусто и тихо. Ули где-то ошивался. Ган торчал в каюте Гарланды. Мик поставил «Немезиду» на автопилот и позвонил по адресу space.net@worldbiblio.

На экране после пяти минут ожидания появилась хорошенькое девичье личико.

— Здравствуйте, чем мы можем вам помочь?

— Я хотел взять у вас две книги, фильм и аудиодиск.

— Очень хорошо. Какие книги вы бы хотели взять?

— «Евгений Онегин», «Алые паруса».

— Хм. Очень необычный выбор. Вам какой перевод нужен?

— Я бы предпочел на языке оригинала.

— Хорошо. Скажите название вашего корабля и через полчаса мы пришлем книгоношу. И, будьте любезны, сообщить какой фильм вы бы хотели?

— «Остров погибших кораблей» и саундтреки к нему.

— Прекрасно. Но я жду название вашего корабля.

— Немезида.

— Прекрасно. Наша система засекла вас. Благодарим, что воспользовались услугами Всемирной Библиотеки. — Экран компа погас.

Идея всемирной библиотеки принадлежала группке энтузиастов. Интернет завоевывал все больше пространства, и времени на обычное чтение практически не оставалось. Да многие просто не желали читать, проводя в виртуальной реальности все свое время. Люди вышли за пределы Земли, и интернет вышел вслед за ними. Была всемирная паутина, стала всепланетной. Люди завоевывали планеты, интернет двигался вслед. Из всепланетной системы, он превратился в всегалактическую, а потом — в всекосмическую. Его адрес стал — space.net.

Но те, кто читал, решили вернуть утраченные ценности. Они создали огромный искусственный планетоид и учредили на нем Всемирную Библиотеку. В ней находились все книги, карты, фильмы, песни, письма, картины, фото и прочее.

Там было все. Книги Александрийской Библиотеки, выхваченные буквально из огня. Книги, утащенные из костров всех веков и народов. Книги оригинальные, написанные перьями, напечатанных на шелке, папирусе, пергаменте, шкурах, выбитых на камнях, золоте, серебре.

Оригиналы заменялись копиями, чтобы не нарушался ход истории. Будучи привезенными в будущее, отстоящее, от создания оригинала на многие века, книги пропитывались специальным составом во избежание рассыпания от ветхости. Ни одна библиотека прошлого не могла похвастаться столь обширным собранием.

Кроме книг, Всемирная Библиотека собирала карты — очень редкие и оригинальные вещи попадались, монеты — первобытнообщинные деньги и те были, фильмы — очень старые присутствовали, причем на пленке времен первого сеанса. Песни — от завываний времен питекантропов до завываний нынешних. Все существовавшие, существующие направления в музыке были представлены винилом, DVD, CD и кристаллами. Картины, скульптуры, украшения, фотографии — это все было оригинальным. И ведущие археологи, и историки признавали значимость и подлинность собранных сокровищ. К концу 2054 года Всемирная Библиотека превратилась в супер музей с открытым и закрытым доступом. В открытом доступе находилось примерно 64 процента содержимого Всемирной Библиотеки, а остальные — в закрытом.

Но не надо думать, что во Всемирной Библиотеке находилось лишь культурное достояние человечества, там были оригиналы культуры ВСЕХ планет вне зависимости, кто на них обитал. Например была представлена Живая Книга с планеты Мха. Книгу эту, в понимании человека нельзя было назвать книгой, она представляла собой лохматый шар из разного мха. Мох был живой, и он входил в телепатический контакт со всеми, кто к нему прикасался.

Поскольку человечество обитало теперь на разных планетах, да и в космосе его было навалом, встал вопрос — как выдавать книги? И кто будет это делать? Первоначально на места библиотекарей пророчились андроиды. Но первые анди были несовершенны, и этот вопрос отпал сам собой. Затем после утрясания денежных и жилищных вопросов, на планетоиде стихийно возник кампус, вскоре разросшийся до размеров университетского городка. Библиотекари, библиографы, историки, графологи, антиквары и прочая толпа народа, которая толчется по крупным библиотекам и музеям. Решив один вопрос, перешли ко второму. И решение оказалось весьма оригинальным. Всемирная Библиотека призвала на помощь книгонош. Они представляли собой прямоугольный ящик 1000х10х50 см, снабженный четырьмя реактивными двигателями, памятью в шесть терабайт, собственным телепортом и сверхпрочным корпусом. Они разносили книги, фильмы и аудио всем желающим в космосе. И все стали довольны.

Кто хотел, тот сидел в Спайснете, а остальные читали книги.

Мик всегда брал книги во Всемирной Библиотеке. Его данные были забиты в главный компьютер, вместе с еще несколькими миллиардами читателей.


Глава 25

Через полчаса прилетел книгоноша. Телепортировался прямо в рубку. Мик открыл его. Н крышке высветились слова — «Спасибо, что воспользовались услугами Всемирной Библиотеки».

Мик вынул книги и диски, одну — «Евгений Онегин» — положил на пульт, а остальные, вместе с книгоношей отнес в каюту.

Вернувшись, проверил курс, сел в кресло, активировал подставку для ног, положил туда ноги и погрузился в чтение. Амнезия амнезией, а если русский является вторым языком, то читать ты все равно будешь, и даже что-то понимать.

Подставки для ног появились в результате размышлений одного умного пилота, обожающего складывать ноги на пульт управления. При таком раскладе пульт пачкался, кнопки и рычаги ломались. Но в результате долгих и напряжённых дум родилась супер идея. Патент был получен, и пульты стали делать с одной или двумя подставками для ног, представляющие собой прямоугольные или овальные автоматические куски металла, выдвигающиеся из-под пульта В пультах, рассчитанных на трех или четырех пилотов, подставок доходило до шести — восьми.

Мик со вкусом читал Пушкина. Ему попалось почти, что рукописное издание:

«Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил,
И лучше выдумать не мог;
Его пример другим наука:
Но, боже мой, какая скука,
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!»

Вскоре пушкинские завитушки Мика утомили и он задремал. Томик «Онегина» выскользнул из рук и уютно примостился между Миком и подлокотником. Мик в полудреме опустил спинку кресла пониже и уже заснул окончательно.

Спустя полчаса в рубку, тишину которой нарушало лишь посапывание Мика, вошла Гарланда. Она подозрительно осмотрела помещение и приблизилась к пилоту. Опустила ладони на плечи Мика. Стала разминать. Мик не отреагировал. На нем сегодня была рубашка в мелкую фиолетовую клетку с коротким рукавом. Ладони Гарланды соскользнули с плеч и забрались под рубашку. Неведомой магией пуговицы на рубашке стали расстегиваться. Ладони скользнули по груди Мика вниз и уперлись в край джинсов. Замерли и вернулись наверх. Гарланда нависала над спящим Миком. И если бы он сейчас открыл глаза, то его взгляд бы уперся в… Но довольно, Мик спал, поэтому Гарланда, обхватив лицо Мика и запрокинув его, страстно и беззастенчиво впилась в губы.

Мик вздрогнул и вывернулся. Открыл глаза. Увидел Гарланду.

— Что? Что ты делаешь?

— Целую тебя, дорогой.

Мик вытер губы ладонью и схватился за расстегнутую рубаху.

— Ты не должна этого делать. Это … непозволительно.

— Что так? — Гарланда томно потянулась, и платье соскользнуло с неё. Она осталась в черном кружевном лифчике, в трусиках — стрингах, в ажурных чулочках и туфлях на высоком каблуке. — Разве я не красива? Разве я не желанна?

Мику стало жарко, и он уставился в пол, глухо пробормотав:

— Возможно.

— Что ты там бурчишь? — В голосе Гарланды появились стальные нотки.

— Я говорю, что ты красива. Я это вижу. — Мик поднял глаза и смотрел прямо на неё, — Я допускаю, что ты для кого-то желанна, но я не тот мужчина, который тебе нужен.

— Что!!? Значит, ты хочешь связать свою жизнь с этой профурсеткой?

— Ты кого имеешь в виду?

— Канаме! — завопила Гарланда, — Эту маленькую противную шмакодявку!

— Закрой рот, Гарланда! — рявкнул Мик, — Не смей обижать Шидори!

— А, значит, ты её все же любишь! Так УМРИ!!!!!

Прекрасно, что у Мика была хорошая реакция, приобретенная ежедневной работой в полиции. Острый каблук туфельки ударил точно в то место, где была голова Мика, но головы, как и самого Мика там уже не было.

— Гарланда, стой! — процедил Мик, — я не хочу тебя бить, но, кажется, придётся.

— Ты ей не ДОСТАНЕШЬСЯ!!!! — лицо Гарланды потеряло свою привлекательность и женственность. Теперь это было лицо андроида убийцы. Невероятно красивой и дорогой игрушки. Мик никогда не видел лиц разгневанных женщин, но он мог поклясться, что такое лицо было у медузы — горгоны.

Может быть, для некоторых сочетание гнева и красоты могло считаться привлекательным, но Мик к этой категории не относился. И он видел в Гарланде, пускай очень красивого, но сильного и опасного противника.

Он носился по рубке, уворачиваясь от ударов, которая наносила Гарланда. Пару ударов, на излете, ему достались, но они были неопасны.

— Ты не ударишь ЖЕНЩИНУ! — вопила Гарланда, носясь за Миком.

— Я не вижу здесь женщину, — огрызался Мик, уворачиваясь от очередного удара.

Они бегали по рубке около часа. Рубашка Мика превратилась в окровавленные лохмотья. Мик устал и его начала посещать мысль — поддаться Гарланде и прекратить эту бессмысленную борьбу.

Но тут в рубку зашел капитан. Мик бежал прямо на него. Увидев капитана, Мик изумился, потом закричал:

— Кэп, убегайте! Гарланда сошла с ума!

Капитан стоял как вкопанный. Щупальца на его голове тихо шевелились. Картина была весьма недвусмысленной. Полуголая красотка в соблазнительном белье и парень в разорванной рубашке.

Мик добежал до капитана и развернулся лицом к разъяренному андроиду.

— Кэп! Уходите!

— Что тут происходит?

— А разве не видно?

Тут Гарланда нанесла удар. Кэп узрел изящную ладонь, которая с хрустом пронзила плоть Мика, и вышла из спины. С тонких наманикюренных пальцев капала алая кровь, напоминая, небрежно положенный, лак. Мик выдохнул. Но он не успел выдернуть её левую руку из своего правого плеча, как правая рука Гарланды сомкнулась на его горле. Если учесть, что Гарланда была андроидом, то становиться ясно, что душила она Мика с нечеловеческой силой.

Мик задыхался. Перед глазами завертелись разноцветные круги, и сознание стало угасать. Но внезапно все кончилось. Мик очутился на полу, судорожно глотая воздух. Проморгавшись, выяснил, что в рубке никого нет, а единственные пятна крови — его собственные. Отполз к стене, поднялся по ней, поморщился от боли в плече. Приложил ладонь к ране, стал лечить. Морщась и закусив губу, Мик посылал в рану теплый пушистый свет солнца.

Залечить рану ему не удалось, в рубку ворвался Ган. Он был свекольного цвета в темно-серую полоску и черный горошек. Щупальца стояли ирокезом. При виде Мика они перестроились во что-то напоминающее пику.

— Мерзавец! — заревел капитан, — я убью тебя, сволочь!

Капитан подбежал, и щупальца обмотали горло Мика. Если вас никогда не душили стальной проволокой диаметром пять сантиметров, или ваше горло не обматывали толстым кабелем, то вы просто не знаете, как это ужасно. Мик, не отошедший от первого удушения, отрубился в первые три минуты. Он уже ничего не видел, не слышал и не чувствовал.

Смертоубийство предотвратил Логан. Вбежав в рубку, на вопль капитана и увидев, что кэп душит Мика, а тот уже не подает признаков жизни, Логан не стал раздумывать. Прямым ударом в челюсть он отправил капитана в нокаут, размотал ослабевшие щупальца, вынул Мика и отнес его в каюту. Там он уложил Мика, проверил пульс и, принеся из камбуза лед, сделал на горле Мика ледяную примочку. Потом вернулся в рубку, забрал книгу, схватил кэпа за шкирку и вышвырнул его в коридор. Вызвал Джигена и велел ему сесть за штурвал.

Через трое суток Мик пришел в себя. Сел на кровати, помотал головой. Ничего не болело. Мик встал и отправился в ванную комнату. Умылся, почистил зубы, потом вернулся в каюту. Переоделся в чистое и направился прямо в рубку.

А в рубке было тихо. Капитан отсутствовал, Ули колдовал над панелью, а в кресле пилота сидел Дайсуке и чистил ногти.

— Привет, Дайсуке!

— А, и тебе того же, Мик. Как самочувствие?

— Да вроде ничего, — Мик присел около кресла пилота, — куда летим?

— Хрен его знает, Мик. Трое суток мотаемся по пространству, куда глаза глядят.

— Интересно, — Мик встал и посмотрел на мигающую панель, — судя по этим данным, мы недалеко от Спайс — Сити.

— А это что такое?

— То же самое, что и Территории, только более цивилизованные. И они по эту сторону закона.

— И что это нам даст?

— Если это именно тот Спайс — Сити, то возможно мы найдем кое— что любопытное.

— Знаешь, Мик, — Дайсуке улыбнулся, — мы тут свиток перевели и одни координаты совпадают с этим местом. Но здесь ничего нет.

— А мы просто не тем путем плывем, не той дорогой пробираемся. Давай, Дайсуке, освобождай место.

— А я все думаю, когда ты это скажешь.

— Этот Спайс — Сити весьма своеобразное местечко, — Мик сел в кресло и повернул штурвал влево, — планета, три планетоида и десять искусственных спутников, монорельсовые дороги. Таких городов тоже штук десять.

— И что ж на них народ живет?

— Живет, Дайсуке, ещё как живет. Сейчас вывернем на главную дорожку.

— Ладно, а что ты не спрашиваешь, что эти трое суток здесь было?

— Не хочу, — сердито сказал Мик, — если учесть, что я чуть не умер из-за сбоя в программе у Гарлы и кэпа.

— Логан избил капитана, так, что мы его сутки не видели, — Дайсуке скривился, — а потом Ули все эмоции у кэпа съел и все…Тишина. Теперь кэп желает извиниться…

— Что? Лично? — Мик обернулся, нахмурился, — черт, Дайсуке! Ты хоть понимаешь, что это неприемлемо?

— Понимаю, Мик, — Дайсуке положил руку ему на плечо, — не горячись. Я поговорю с кэпом. Видишь ли, капитан искренне огорчен положением дела, он неправильно понял ситуацию. У Гарланды произошел сбой.

— Андроид…Чувствую, мы с ней хлебнем горя.

«Немезида» вывернула на широченную многополоску. Поскольку корабль вышел с окольных путей, то «Немезида» оказалась на самой крайней полосе.

— Мик! — протянул восхищенно Дайсуке, — водятся же у людей деньги.

Вокруг вспыхивали огромные рекламные щиты. Около «Немезиды» появился корпус очень большого корабля. Он подымался откуда-то снизу, степенный и величавый.

— Что это?

Мик обернулся, глаза его сверкали:

— «Мэри Куин» — восьмое поколение — межгалактический круизный лайнер.

— Не слыхал о таком, — усмехнулся Дайсуке.

— А я вспомнил, — Мик улыбнулся, — а вон там, видишь, за лайнером?

— Разобрать не могу. Поезд, что ли?

— Поезд…

— А что он в космосе делает?

— Вообще тебе повезло, Дайсуке. Ты видел очень редкое зрелище. Это не просто поезд — это галактический экспресс 999.

Галактический экспресс пропустил круизный лайнер и ушел в звездное пространство.

— Куда он?

— Не знаю, — Мик посмотрел ему вслед, — у меня мурашки от него.

— А откуда ты его знаешь?

— В моей прошлой жизни, которой я не помню, у меня была встреча с этим экспрессом. Весьма неприятная, но, благодаря одному парню, окончившаяся для меня гораздо лучше, чем я думал.

— Мы отправляемся в Спайс — Сити за этим парнем?

— Ага, если это тот город, который я смутно вспоминаю. А если не этот, то искать придется самим.

— Смотри — ка, Мик, звезды потускнели.

— Мы вошли в туннель, который нас приведет к гравитационным посадочным площадкам. Отправляйся к народу и скажи, чтобы пристегивались. Нас мягко посадят, но чтоб эксцессов потом не было.

Дайсуке ушел. Мик посмотрел на приближающиеся посадочные площадки и очень тепло улыбнулся своему отражению в обзорном окне.

Гравитационные лучи легко подхватили «Немезиду» и опустили на одну из площадок, привольно раскинувшихся около космопорта. Мик выполнил все положенные процедуры и покинул рубку, чтобы переодеться.

Все население корабля покинуло свои каюты и пришло в рубку полюбоваться величественным видом.

— Это Спайс — Сити, — сказал Дайсуке.

— А ты откуда знаешь? — спросил Логан.

— Мик сказал.

— А почему он мне не сказал?

— Тебя в рубке не было…

— Хорошо, — успокоил их Сагара, — что мы забыли в этом городе?

— Здесь мы найдем одну из частей ключа.

Народ обернулся и увидел Мика. Тот стоял в дверях рубки, чуть опираясь на косяк. Одет Мик был в синюю рубашку, черные джинсы, черную кожанку, обут в черные берцы.

— Я сейчас направлюсь в город. Со мной пойдут Дайсуке и Люпен.

— Мик, — капитан потянулся к нему.

— Кэп, не заикайтесь. — Мик в упор посмотрел на капитана.

Капитан, видимо, не увидел ничего хорошего во взгляде своего пилота, потому что сник и отвернулся.

— А почему именно Люпен и Джиген? — ревниво спросил Логан.

— Тот парень не пропустит ни одной хорошенькой девушки, — Мик смотрел на Люпена и в глазах у него были озорные огоньки, — никого не напоминает?

— На живца ловить будешь? — понимающе хмыкнул Логан.

— Я увижу множество хорошеньких девушек! — завопил Люпен и помчался переодеваться.

— Пойду куртку накину, — ухмыльнулся Джиген и слинял.

Народ тоже расползся по каютам. Скорее всего, все собирались смыться в город и посмотреть, где потратить денежку. Рубка опустела. В ней остались лишь Мик, Логан и кэп.

— Мик, — капитан предпринял новую попытку.

— Нет, капитан, даже не старайтесь. Если вы начнете говорить, то вам придется искать нового пилота. Вы к этому повороту готовы?

Капитан сгорбился в своем кресле, щупальца у него поникли. Мик вышел из рубки и направился к выходу. Спустя пары минут его догнал Логан.

— Ты слишком круто взял, браток. Кэп уже и так двое суток пытается с тобой помириться.

Мик остановился и посмотрел на приятеля.

— Понимаешь, Логги, я его простил давно. Как — никак, у меня было время подумать. На самом деле та ситуация была весьма недвусмысленной, и он не мог поступить иначе… Ему не надо было усугублять её.

— Значит, я ему могу сказать…

— Не можешь, — Мик искоса посмотрел на Логана, — я должен сам это разрулить. Неважно, что я думаю СЕЙЧАС про капитана, но если ему понабиться моя помощь, то я с радостью ему её окажу, даже если придется рискнуть. Но, тебе ли это не знать.

— Ладно, я не буду ему говорить про то, что ты его простил.


Глава 26

Люпен восторженно выплясывал вокруг друзей с воплем:

— А я девушек люблю!

— Полно, Люпен, — сказал Джиген, глядя на партнера, — от твоих воплей все девушки разбегутся.

— А ты точно знаешь, Мик, что там, куда мы идем, много красивых девушек?

— Сперва я выясню, тот ли этот город, — Мик стоял около автоматического справочника и вспоминал нужную улицу.

В космопорте было тихо. Там было семь уровней. Те, что были повыше, бурлили жизнью, а те, что пониже, дышали спокойствием.

— Мидори — стрит есть, значит это тот город, где я был однажды. Пошли, поймаем такси.

Роботакси остановилось быстро и вскоре они очутились на Мидори — стрит.

— Прямо цветник, — ухмыльнулся Джиген.

— Девушки!!! — Люпена сдуло ветром.

— А мы следом за ним, — Мик посмотрел вдоль улицы, — через Люпена мы выйдем на нашего человека.

— Ты его хоть знаешь? — спросил Дайсуке, пытаясь уследить за Люпеном.

— Только по имени и по физиономии, — откликнулся Мик.

— И больше ничего? Как же мы найдем его?

— Он любит хорошеньких девушек, — Мик улыбнулся двум девушкам, проходящим мимо, — а эта улица прямо как охотничьи угодья.

Зеленая куртка Люпена мелькнула около входа в кафешку. Парни поспешили туда. Мик зашел туда, бросил взгляд на посетителей и вышел.

— Прокол?

— Здесь нет. Но на улице восемь кафе и один ресторан. Может в оставшихся, нам повезет больше.

— Ну что ж, пошли дальше.

Хорошенькие, симпатичные, красивые и очень красивые девушки попадались на каждом шагу. У Люпена одна щека распухла в два раза из-за того, что все, к кому он протягивал свои шаловливые ручонки, нещадно его лупили.

— Охота на живца? Она мне уже не кажется хорошей, — философски заявил Дайсуке, — единственное утешает, что Люпен долгое время на девушек смотреть не будет.

— А ты его хорошо знаешь?

— Давненько.

— Горбатого могила исправит.

— Не исправит, — хохотнул Дайсуке, — абсолютно не исправит.

Впереди послышались дикие вопли, и затем глухой удар.

— Кажется, мы его нашли, — радостно сказал Мик, — поспешим.

Люпен благополучно проскользнул в ресторанчик. Парни последовали за ним. Мик остановился около входа, осмотрелся и двинул к столику у окна. Там сидели двое. Молодая хорошенькая женщина с короткими каштаново-красными волосами, одетая в рубашку, мастерку и черные брючки. И широкоплечий парень с черными растрепанными волосами, одетый в белую куртку и черные джинсы. Мик подошел к ним, кашлянул и произнес:

— Привет, Рё! Давно не виделись!

Парень встал и посмотрел на Мика. Он был высокий и возвышался над Миком.

— Привет, Рё! — повторил Мик, — не признаешь?

Парень внимательно осмотрел Мика, потом Джиген увидел в его черных глазах искорку узнавания, затем.

— Привет, Мик. Какими судьбами?

— Пролетал мимо. Присесть можно?

— Садись. А кто это с тобой?

— Это Дайсуке, — представил Мик своего нового приятеля, — а это Рё и Каори. А вон тот тип, который получает очередную порцию битья, Люпен.

— А я свою порцию уже получил, — заржал Рё, — что тебя привело сюда, в нашу тихую обитель?

— У меня к тебе просьба есть.

— Ты же знаешь мои требования.

— И что? — Мик пожал плечами, — тебе не нужны деньги?

— Деньги нужны, — весело сказала Каори, — хоть одна работа за последний месяц. Мик, ты прямо дар божий.

— Моккори… — робко вякнул Рё.

— Поможешь нам — дадим тебе моккори в избытке. По рукам? — Мик пытливо посмотрел на Рё.

— По рукам. Выкладывай, что тебе нужно.

Мик достал свиток с изображением ключа и бумагу с координатами.

— Судя по этим цифрам, один кусочек этого ключа находиться здесь. Помоги нам его отыскать — получишь деньги.

— Опасное дело или нет?

Мик посмотрел на Рё и улыбнулся:

— Думаю, без стрельбы не обойдется.

— Хорошо, я посмотрю, чем я тебе могу помочь. Как с тобой потом связаться?

— В космопорте, третья линия, десятая площадка. Корабль называется «Немезида».

— Кажется, у твоего корабля было другое название.

— Это не мой корабль, — Мик опять улыбнулся, — я — пилот этого корабля, а владелец — наш капитан.

— Бумагу с изображением ключа оставишь?

— Только копию, — Мик протянул Рё листок бумаги. — Копия не ахти, но что есть.

— Ладно, Мик. А напиться за встречу не желаешь?

— Как найдешь, так и напьемся. А теперь, пока.

— Пока, Мик.

Джиген поймал Люпена, и они вышли из ресторанчика.

— А что такое моккори?

— А фиг его знает, Дайсуке. Знаю, что он любит девушек щупать.

— Хм, надеюсь, ты не Шидори имеешь в виду?

— Вообще — то я Гарланду хочу подсунуть. Андроиду что сделается от щупанья.

— Думаю ничего.

— Вот и здорово.

Вернулись на «Немезиду» в самом лучшем расположении духа. На борту, кроме дроидов и Ули, никого не было. Люпен ушел в свою каюту переваривать свои эротические фантазии, а Мик и Джиген собрались перекусить.

— Как ты познакомился с Рё? Могу я его по имени?

— Называй, — разрешил Мик, ковыряясь в холодильнике, — Я толком и не помню. В — первых, у меня сам знаешь — амнезия, во-вторых, это было так давно, что я уже и подзабыл половину.

— А если вспомнить?

— Вообще это началось на каком-то складе в Восточном Лос-Анджелесе. Я и мой тогдашний напарник Той Чанг отстреливались от кучки очень отъявленных негодяев. Один из них приволок испаритель, знаешь, что это?

— Не видел, но слыхал.

— За считанные минуты они превратили склад в решето. Нам бы с Тоем крышка, но тут я очень искренне пожелал оттуда смыться и Тоя убрать, чтоб мы не умерли. Вот, а потом была вспышка. Разноцветные круги, веселые лопающиеся пузырьки, и я открыл глаза. Смотрю, а вокруг расстилается черное пространство, все усыпанное звездами. И на меня несется поезд, возникший из неоткуда.

— Галактический экспресс…

— Ага, ну я опять вырубился.

— И где очнулся?

— В квартире Рё, только я тогда этого не знал, — хохотнул Мик, вытаскивая из холодильника еду, — мне потом Каори рассказала, что я прямо на голову Рё приземлился. Меня поезд сшиб. У него есть такая штука, он на полчаса появляется в метрополитенах городов и на монорельсовых дорогах. Вот и тут. Они под монорельсом ехали, а он появился со мною на буфере.

— То есть, он тебя сшиб…

— Ага, а потом я от него отвалился и Рё на голову свалился. Ну неделю я у него пробыл, а потом вернулся обратно. Мои меня уже похоронили, заказали службу, а я тут как тут.

— Это и была та неприятная история?

— А что может быт приятного, когда тебя поезд сшибает?

— Ну думаю, только то, когда в тебя стреляют.

— Это тоже не очень приятно, — согласился Мик, — как тебе городок?

— Лучше Территорий. Не ожидал я, что вот будем мы с партнером в космосе летать и сокровища искать. Наше ремесло более оседлого характера.

— А так арестовать могут. В космосе кто вас искать — то будет, кому вы тут нужны. Здесь у всех своих дел немерено, да и встречи разные случаются необычные — знаковые и не очень. — Мик разогрел пищу и подвинул тарелки к Дайсуке, — кто его знал, что у меня будет амнезия и окажусь в глубоком космосе с толпой очень разношёрстного люду? Никто не знал, и я в первую очередь. А вот поди же. Сижу в компании с парнем, у которого, возможно, еще более темное прошлое, чем у Логана.

— Тебя это беспокоит? — настороженно спросил Дайсуке.

— Нисколько, — ухмыльнулся Мик, — с чего я должен об этом беспокоиться? Теперь вы мои друзья. А вот насколько вы хорошие друзья, я узнаю в ходе нашего путешествия. Если я смогу доверять вам троим так же, как я доверяю Логану, то это наложит на вас определённые обязательства. Но не бойся. Я не допущу, чтобы вы погибли из-за меня или были ранены.

— Можно подумать, что мы будем смотреть, как всякие придурки будут стрелять в тебя, и при этом ничего не делать. Ты ошибаешься, Мик! — Дайсуке поднял глаза и уставился на Мика, — Ты не сделаешь этого. Я не позволю тебе рисковать собою ради нас, когда мы можем сделать это вдвоем.

— Втроем, — поправил Мик, — ты забыл Логана.

— А Люпен, Майкл, Гоемон и Сагара?

— Когда они мне об этом сами скажут, тогда и посмотрим. А сейчас, что уж греха таить, из четверых я слегка доверяю Сагаре. Гоемон сам себе на уме, Люпен скользкий как угорь и придурок, каких свет не видывал. А Майкл не рыба, не мясо. Тихий и суицидально-нервный тип.

— Ну, ты и сказал про Люпена! — засмеялся Джиген, — но ты прав, интуиция у тебя стопроцентная. Ты и Рё, наверное, так же вычислил.

— Куда мне его вычислять? Я сидел неделю бесполезным грузом. Знаю только, что он по эту сторону закона, но пользуется оригинальными методами. И реакция у него молниеносная. А в деле я его не видел, поэтому больше сказать не могу.

— Ты тоже быстр в стрельбе, а твои выбросы — это вообще что-то невероятное.

— Если бы я их еще мог контролировать, но я абсолютно не помню, как это делать.

— Ты говорил все это только для меня, правда?

— Конечно, — Мик откусил кусок мяса и невнятно пробурчал, — не трепись, то доверять перестану.

— Не беспокойся, я не трепло. Но буду знать. Рё с нами свяжется?

— Думаю, при самом лучшем раскладе это займет пару — тройку дней. При плохом — неделю.

— А почему ты думаешь, что стрельба будет?

— Интуиция подсказывает.

Неделя шла на убыль, а от Рё не было никаких вестей. Капитан продал дракона на столбе и выручил за это неплохие деньги. Люпен проводил все свободное время в охоте на девушек. Сагара и Шидори гуляли по городу. Гарланда из каюты вообще не выходила. Остальные маялись от скуки и безделья.

Однажды к вечеру в дверь каюты Гарланды постучались.

— Входите! — крикнула она.

На пороге появился Мик и встал в дверях.

— Привет, Гарла.

— Что же ты тут забыл?

— Поговорить надо.

— Так зашел бы в каюту, — вежливо пригласила его Гарланда. Инцидент она уже не помнила, потому что у неё произошло что-то вроде инсульта. Проводки в её позитроном мозге как-то переплавились, и она получила урок на будущее — силой любить никого не заставишь.

— На корабле все равно никого, — сказал Мик, но с места не сдвинулся.

— А чем ты хотел меня попросить?

— Я нанял парня, который ищет нам часть ключа, но кроме денег, ему надо еще …женщину.

— Ты думаешь, что я продаюсь?

— Я так не думаю, я думаю, что ты не прочь была бы сама развеяться. Ну, в компании привлекательного молодого человека.

— Ты правда так думаешь, Мик? — Гарланда потупила глаза, — я все еще остаюсь привлекательной для мужчин?

— Сделаешь? Для общего дела?

— Конечно, мой милый. Но тебе это будет стоить в, — Гарланда задумалась, — в один приятный вечер с тобой в любое время, когда я захочу.

— Главное, чтобы капитан этого не узнал. А то он меня убьет.

— Не узнает, — Гарланда обворожительно улыбнулась, — но мне теперь необходимо отлучиться с корабля. Я должна быть супер.

— Спасибо, Гарланда.

Мик ушел. Вернулся в каюту, сел на кровать и уставился в иллюминатор. Так его и Дайсуке нашел.

— Гарланда упорхнула за шмотками, что ты ей сказал?

— Я попросил её рассчитаться с Рё.

— Пресловутое моккори…

— Угу. Её же сделали специально для этой цели.

— Ты думаешь?

— Я знаю, — Мик повернулся к Дайсуке, — когда она меня ударила, то я увидел. Её ладонь превратилась в обоюдоострый клинок. Напрашивается вывод, что это не случайно. Это боевая модель андроида.

— Но она ведь выглядит как очень красивая женщина, — Дайсуке, не отрываясь, смотрел на Мика, — кому пришло в голову сделать ТАКОГО боевого робота?

— Тому, у кого есть деньги. Ты сам должен знать, на что мы западаем?

— На хорошеньких женщин, — обреченно произнес Дайсуке.

— Правильно, — Мик моргнул, — а от женщин мы не ожидаем нападения. А тут мы имеем боевого андроида с привлекательной внешностью. Не знаю с какой целью и сколько еще их сделали, но могу сказать одно — проблемы от неё еще будут.

— Я был прав. У тебя интуиция и наблюдательность, и еще умение анализировать факты. Ты настоящий полицейский.

— Правда? Да ладно тебе, Дайсуке, — Мик уставился в стену, — если я еще только детектив третьего класса, какой от меня толк?

— Твои сведения устарели. Мне Логан сказал, что ты уже четыре года как детектив первого класса.

— Ух-ты! Я — детектив первого класса? Я — детектив первого класса?! Я? Детектив? Первого? Класса? Фуу. Это здорово. — Мик улыбнулся, — значит, я хороший коп.

— Кто же сомневается? — Дайсуке радостно ухмыльнулся.

— Ладно. Теперь нам надо ждать Рё и молиться, чтобы то моккори, что мы приготовили, ему понравилось.


Глава 27

Неделя шла к концу. Рё не подавал весточки. И вот вечером в субботу в борт «Немезиды» постучались. На борту было трое — Гарланда, Мик и Дайсуке. Мик высунулся наружу и узрел служащего космопорта.

— Что случилось?

— Молодая женщина хочет с вами поговорить.

— Двадцати восьми лет, каштановые волосы с красноватым отливом?

— Да это она. Стоит около терминала.

— Скажите ей, что мы сейчас будем.

Мик повернулся и крикнул:

— Дайсуке! Гарла! Каори пришла! Собирайтесь! — а сам отправился в каюту капитана, чтобы взять деньги.

Золото, украденное из казино, они так и не реализовали, и оно мирно покоилось в сейфе капитана. Мик взял один слиточек, вернулся в каюту, накинул куртку и забрал свои кольты. Выйдя в коридор, он увидел Гарланду и Джигена.

— Каори нас ждет у терминала, — сказал Мик, не к кому конкретно не обращаясь.

— Хорошо. Поспешим туда.

Каори их ждала, и даже издали было видно, что она взволнована. Увидев их, она побежала навстречу.

— Мы нашли то, что вы хотели! Рё остался дома, а я — к вам!

— Хорошо, Каори, — успокоил её Мик, — ты на машине?

— Ага, — Каори сморщила носик, разглядывая Гарланду, — это та ЖЕНЩИНА?

Гарланда была одета в лучших традициях бизнесвумен. Жемчужно-серые тона делового костюма делали её просто неотразимой. Юбка до колен, аппетитно обтягивающая формы, белая блузка, жакет, подчеркивающий соблазнительные выпуклости, туфли на среднем каблуке, легкий макияж, деловые серьги в изящных ушках, волосы, собранные в простую прическу.

— М-да, — сказала Каори, — моккори Рё обеспеченно.

— Как вы нашли часть ключа? — спросил Дайсуке, садясь в машину. Мик и Каори сели спереди.

Каори на водительском сидении, а Мик — рядом. А Дайсуке и Гарланда — сзади.

— Совершенно случайно. Рё поспрашивал народ о тех координатах, что вы нам дали. И ему указали на один особняк в пригороде. — Каори вела машину и взахлеб делилась информацией, — особняк пуст и заброшен, хоть Спайс-Сити нет и двадцати лет, у нас уже как в больших городах. Старые кварталы, заброшенные дома, бродяги — все как положено. Вот Рё туда пошел, а там уже и дома так такового не существует. А ограда частично сохранилась. И в ограде он эту часть и нашел. А потом навел справки. Там, значит, сперва один из основателей Спайс-Сити жил, а потом с ним что-то случилось. И дом перекупила организация. Они прожили там пару лет, и их прикрыла полиция. Дом весь уже развалился, если и было там что-то важное, то уже утерялось. Рё проверял — кроме крыс и паутины — ничего не нашел. Хотя, — Каори повернулась к Мику, — он оттуда, кроме части, принес книжку.

— Книжку? — переспросил Дайсуке, — какую книжку?

— Старую и замызганную. Её в руки взять противно, не то что читать. Рё её принес, завернутую в тряпки, сказал, что руки марать об нее не хотел. И за ним кто-то следил от дома. Рё не уверен, что это человек был. Хотя, может, Рё хватку теряет?

— Мы заберем книгу, — Дайсуке увидел, что лицо Мика, когда он говорил это, окаменело.

— Ты думаешь, Мик, что эта книга чем-то нам поможет?

— В любом случае, мы её должны унести отсюда, чтобы она не причинила вреда.

За мирным разговором доехали до дома Рё. Пятиэтажный дом из красного кирпича, потемневшего от времени и завитого плющом.

— Он никому не нужен, — объяснила Каори, — а это место вроде как парковой зоной считается. Ремонтируем своими силами.

Высадила их у крыльца, а сама поехала в гараж — машину ставить. Гости ждали на крылечке. Вокруг было темно. Один только фонарь горел на дороге, бросая тусклый свет на асфальт.

Каори впустила гостей и закричала:

— Рё! Мик пришел! Ты где?

— Я в гостиной! Тащи его сюда.

— Гарланда пусть с тобой постоит, — сказал Мик, — потом позовем.

— Ладно, понимаю, — ответила Каори, — пусть предвкушает.

Мик и Дайсуке направились в гостиную.

— Привет, Рё. Ты нашел?

— Нашел, — Рё привстал, пожал руки ребятам и опять сел, — и еще кое-что.

Придвинул Мику часть ключа и небольшую книжку тетрадного формата. Мик не стал брать её в руки, а ограничился поверхностным осмотром.

Переплет — темно-коричневая кожа, потрескавшаяся от времени. На обложке непонятные символы и рисунки. Название — готический шрифт, позолота выцвела.

— Ты её открывал?

— Нет, — Рё посмотрел на Мика, — а что это такое?

— Кталхунш моноре, — прочитал Мик.

В комнате потемнело и повеяло холодом.

— Черная магия, — Мик достал слиток золота, — думаю, этого хватит, чтобы покрыть все твои расходы. Книжку мы заберем с собой.

— Ладно, по деньгам рассчитались, а где обещанное моккори?

— Гарланда! — позвал Мик, — твой выход.

Вошла Гарланда. От Рё пошел пар и с воплем: «Моккори-красотка!» буквально прыгнул к Гарланде. Она мило порозовела:

— Это как-то неожиданно…

Рё принялся расточать комплименты, и они оба незаметно испарились на верхний этаж.

— Как вы её смогли уговорить на такое? — Каори принялась готовить ужин, — поужинаете, а потом я вас отвезу. Возражения не принимаются.

— Она — андроид, — буднично сказал Мик, рассматривая книжку и не решаясь взять её в руки.

— От неё не убудет, — поддержал Джиген, — роботу все равно. Возьми в руки, да и осмотри, как следует.

— Не могу.

— Почему это?

— Это очень темные знания и я, — Мик зябко поёжился, — чувствую в ней поток ЧЕРНОЙ энергии.

— Ну это вообще никуда не годится, — Дайсуке взял книжку в руки и стал листать, — бумага какая-то странная.

— Это не бумага, — тихо сказал Мик.

— А что? — Дайсуке ничего не понимал в мешанине символов и значков на страницах, но собирался разобраться.

— Это кожа, пергамент, но вот из чего его сделали, только экспертиза может показать.

— Кожа, говоришь? А вроде пергамент толще должен быть.

— А он разный бывает. И помягче, и пожёстче.

— И не такого цвета.

— А что за цвет? — полюбопытствовал Мик.

— Бело-розоватый с оливковым отливом.

Мик заглянул Дайсуке через плечо на раскрытую страницу и шумно выдохнул:

— Ой.

— Что такое, Мик? — спросил Дайсуке.

— Книжку открыли, читаете, — в комнату зашла Каори, — вычитали что-нибудь интересное?

— Там какая — то бессмыслица, — ответил Дайсуке, — меня Мик беспокоит. У него от этой книжонки — мурашки по коже.

Джиген положил книгу на стол, а Каори нечаянно её смахнула. Мик поймал книжку в ладони и тут же уронил. Съёжился на полу, сжался в комочек и беззвучно заплакал.

— Мик! Мик? Что с тобой? — Дайсуке беспокойно нагнулся над приятелем.

— Много времени прошло, прежде чем оно нашло путь в космической дали, и поймать мы не смогли. Книгу сделали тогда, записали мы дела, и дитяти кожа на переплет похожа. Кровью мы писали книгу, поддались мы мигу. Слезами книга не омыта, в крови она утопла, нету сил её очистить, нету сил её закончить, — выпалив это все на едином дыхании, Мик резко вытянулся на полу и продолжил, — Зло проникло в наши души, омрачились мы рассудком и за эту нашу книгу мы убили много душ. Мылись мы в кровавых реках, поедая плоть живую, зло вдруг стало человеком — не хотим мы жизнь иную. Зло нас губит постоянно, мы ему тем же платим. И поэтому путь дитяти нам уже не исправить. — Мик перестал дышать.

Общими усилиями Каори и Дайсуке, Мик был приведен в чувство.

— Что это было, Мик? — спросила Каори.

— Книга плачет, — ответил Мик, — это её слезы и боль.

— О чем ты? — Дайсуке взял книгу и перелистал, — какие слёзы?

— Ты не понял? — резко сказал Мик, — переплёт очень древний — он из кожи ребенка. Страницы из человеческой кожи поновее будут — лет пятнадцати не более. Посмотри на эти значки на титульном листе. Знаешь, что это?

— Нет.

— Пиктограммы народов майя. Скорее всего, текст в этой книге — древний. Древнее нашей цивилизации. Кто написал её — мы не узнаем и думаю, что даже не стоит пытаться.

— Бесчеловечно сдирать с людей кожу…, — дрожащим голосом произнесла Каори.

— Учти, что сдирали с живых, — уточнил Мик, — книга плачет, а поделать ничего не может.

— Ладно. Что мы с ней делать будем? — Дайсуке аккуратно закрыл книгу и бережно положил на стол.

— С собой заберем. — Мик повернулся к Каори, — наверное, нам лучше не напрягать тебя и самим до космопорта доехать.

— Вот ещё, — Каори сердито посмотрела на Мика, — лучше я с вами проедусь, чем ждать, когда у Рё моккори кончится.

— И то верно, — согласился Дайсуке, — тем более вы же не муж и жена.

— Я и Рё? — Каори оглушительно захохотала, — чтоб я связала жизнь с этим извращенцем? Дайсуке — сан, вы большой шутник!

Дайсуке покраснел, а Мик улыбнулся. Не переставая смеяться, Каори закончила приготовление пищи и уставила стол всякой вкусной едой. Мик и Джиген воздали должное искусству прекрасной Каори, и после ужина вся троица спустилась в гараж.

— Давай я поведу, — предложил Мик.

— Даже не думай, — сказала Каори, устраиваясь на водительском сидении, — я знаю местность, тем более этот Мини Купер только меня слушается.

— А почему бы мне не попробовать порулить Мини Купером? Я никогда не водил эти машинки.

— Нет, нет, — Каори была категорична, — не проси — не дам.

— Что это тебя так волнует, Мик? — Дайсуке полез на заднее сидение.

— У меня плохие предчувствия.

— Очень плохие или не очень?

— Крайне плохие. Каори, можно тогда рядом с тобой сесть?

— Запросто, но рулить не дам.

— Ладно, проехали, — Мик устроился рядом с Каори, — поехали?

— Поехали, — Каори включила мотор, нажала на газ, и Мини Купер сорвался с места.

— Все еще на бензине?

— Неа, на электролите.

Маленькая красная машинка резво неслась по плохо освещённой улице. Ка-ори сидела, вцепившись в руль с таким видом, как будто гналась за преступником.

На одном из поворотов раздался оглушительный треск, переднее стекло пошло трещинами, машина вильнула в сторону и врезалась в ограду.

— Мик! — закричал Джиген, — что случилось?

— Предчувствия оправдались! — ответил Мик, — прикрывай нас сзади, а я вытащу Каори.

— Она в порядке?

— Сейчас посмотрим.

Мик вытащил Каори из разбитой машины и наклонился над ней. Каори была одета в белую рубашку, желтую мастерку и синие джинсы. И на ее белой рубашке сейчас расплывалось алое пятно. Мик пытался нащупать пульс, но пульс был так слаб, что практически пропадал.

— Как она? — спросил Дайсуке. Он сидел сзади Мика и крепко держал свой магнум. Дорога была темна и пустынна. Далеко от места аварии тускло горел фонарь, под ним шевелились какие-то тени. Мрачно шумела листва на темных деревьях.

— Плохо, — Мик повернул голову и посмотрел на приятеля, — Каори умирает. Мне надо было настоять и сесть за руль.

— Сейчас сам лежал с пробитой грудью, — проворчал Джиген, — и я бы успокаивал Каори.

— Она не умрет, — злобно огрызнулся Мик, — я не позволю ей.

Мик уложил Каори поудобней. Левой рукой он поддерживал её за плечи, а правую положил на пулевое отверстие, из которого била кровь.

— «Сила Внутренних планет, дай мне силу излечить эту девушку!» — и из его ладони потек разноцветный свет, который вскоре смешался в однородный белый светящийся поток.

Но тут невидимые враги решили пострелять. Пули свистели около Джигена и Мика. Дайсуке отстреливался, а Мик лечил Каори, не обращая внимания на то, что пролетающие пули пару раз поцарапали ему щеку и плечо.

— Мик! — завопил Дайсуке, — тебя же убьют! Ты сидишь на открытом месте! Каори уже не спасешь!

Но Мик не слышал. Каори объял белый свет. «Живи, Каори, живи! Ради меня, ради Рё, ради себя!»— бормотал Мик про себя, — «Ты будешь жить, даже если я сам умру, отдав тебе всю силу жизни. Ты должна жить!»

Джиген оглянулся на приятеля, перезаряжая свой револьвер, и чуть не просыпал все патроны. У Мика на спине выросли два громадных крыла, метров восемь каждое. До места сгиба они были различимы, а после сгиба они незаметно сходили на нет. Кончики крыльев угадывались лишь по слабому светящему контуру. Крылья распахнулись и вновь закрылись, заключив в себе Каори. Пули щелкали по крыльям, не проникая вовнутрь.

— «Ты должна жить», — повторял Мик уже вслух, — «Должна. Рё не сможет жить без тебя. Это идиот тебя любит. Любит по-настоящему. Ты хочешь оставить его одного? Не думаю, что это так. Потому что ты его тоже любишь».

— Люблю, — пробормотала Каори и открыла глаза. Она увидела печальные серо-голубые глаза над собой. Моргнула. Присмотрелась. Глаза отодвинулись, и она обнаружила, что это Мик смотрит на неё.

— Я… умерла?

— Нет, — хрипло ответил Мик, — уже нет.

— Я ничего не помню, — сказала Каори.

— В нас стреляли, и ты оказалась на траектории пули. Прости, я не смог прикрыть тебя.

— Но ты вылечил меня. Я не сержусь на тебя.

— Спасибо. Я старался.

— Я чувствую себя легкой и теплой. Наверное, я все-таки умерла.

— Нет, ты не умерла и не умрешь, потому что я не могу допустить, чтобы Рё страдал без тебя.

— Почему?

— Потому что он тебя любит, и ты его любишь.

— Ты вправду так думаешь, Мик?

— Да. И я тебе дам сейчас энергию жизни, что бы вы, оба, смогли жить.

— Энергию жизни? А это не убьет тебя?

— Нет, не убьет, — Мик приподнял Каори голову и прикоснулся губами к её губам. Это не был страстный или грубый поцелуй, это был робкий поцелуй, обжегший, однако, Каори до самых пяток. Она почувствовала, что обжигающее пламя наполняет каждую клеточку, каждую молекулу, каждый атом её тела. «Боже!», — подумала Каори, — «Я не знаю, что со мной, но я хочу это чувствовать всегда».

Но тут она почувствовала, что Мик отпрянул от неё.

— Что ты чувствуешь?

— Я чувствую себя лавой в вулкане, — Каори посмотрела на Мика, — это энергия жизни?

— Ты передашь часть энергии Рё, чтобы он мог тебя спасти, когда это потребуется.

— Её можно передавать через прикосновения?

— Только через поцелуй. Прошу тебя, Каори, передай часть этой энергии Рё. Я люблю вас обоих, поэтому я хочу спасти вас.

— Хорошо, Мик, — Каори улыбнулась, — я попробую.

— Спасибо, — Мик раскрыл крылья, встал на ноги и поднял Каори, — беги к Дайсуке, а я попробую избавиться от наших противников.


Глава 28

Мик посмотрел по сторонам. Крылья сложились за спиной и не мешали Мику. Противники замаскировались, но Мик их чувствовал. Тревога за Каори обострила все его чувства, они, помноженные на энергию внутренних планет, позволяли Мику видеть всех противников одно-временно.

Осмотревшись, Мик выхватил свои кольты и — бах, бах.…Двенадцать выстрелов, и двенадцать противников из четырнадцати, отправились на тот свет.

— Круто, — произнес сзади восхищенный голос, — я бы так не смог.

— Смог бы, Рё. У тебя реакция лучше моей. — Мик даже не повернул головы, — у нас такой вот расклад.

— Каори в порядке?

— Сейчас в порядке, — ответил Джиген.

— Что значит «сейчас»?

— Она была ранена, но Мик её вылечил.

— Каори была ранена? Каори!

Сзади послышалась возня, и около Мика появился Ре с оружием наизготовку.

— Спасибо за Каори.

— Не за что, Рё. У нас два противника. Один стоит напротив нас.

— Я его не вижу.

— А ты его не увидишь, это потому что и не человек вовсе. А второй сидит в километре отсюда. И они связаны. Он стрелял по Каори, и ты тоже в его списке.

— Почему?

— Потому что, мы с Дайсуке были у него на прицеле, а он нас проигнорировал.

— А я теперь стою рядом, а он по мне не стреляет?

— А теперь стрелок тебя не видит.

— Он мой.

— Нет, он мой, а ты прикрывай Каори и Гарланду.

Мик соединил оба кольта — из них получилось странное светящееся ружьё. Бах — в километре от Мика расцвел яркий шар — и стало тихо.

Из темноты вышла фигура и произнесла хриплым мрачным голосом:

— Отдай ключ.

— Я не могу отдать тебе, то что ты просишь, — ответил Мик.

— Тогда я убью тебя.

— Я не боюсь этого, ты не сможешь убить меня.

— Все бояться смерти, особенно люди.

— Я не боюсь смерти, — повторил Мик, раскрывая крылья, чтобы закрыть друзей от существа, с которым разговаривал. — Я уважаю смерть, потому что я всегда хожу по краю. Смерть — мой партнер, мой друг. Я не боюсь её. А ты трус, и ты боишься смерти даже сейчас.

— Умри! — прогремел выстрел. Мик покачнулся, но не упал. Левое крыло повисло, и друзья увидели того, кто стрелял в Мика. Но эта мрачная фигура вызывала только дрожь в коленках.

— Почему ты не падаешь? — спросил противник, — умри и не морочь мне голову.

Ещё семь выстрелов, но хоть Мик и качался при попадании пуль, однако не падал.

— Восемь пуль в сердце!? — закричал противник, — я тебе стрелял в сердце! Почему ты не падаешь?

— Ты промахнулся, — невозмутимо ответил Мик, — может быть ты и стрелял мне в сердце, но, видишь ли, в мое сердце могут попасть только очень немногие. Сзади меня стоят двое ребят, вот они могут попасть в мое сердце, и им понабиться всего по одной пуле. А ты как не целишься — не сможешь этого сделать.

Мик говорил негромко, но очень весомо. Рё и Дайсуке слышали каждое слово. Они переглянулись.

— Мик что-то такое сказал? — Рё с тревогой посмотрел на Дайсуке.

— Мне кажется, что Мик этими словами сказал нам, что он нам доверит свою жизнь настолько, насколько это возможно.

— Но я не смогу убить Мика, да и ты тоже…

— Конечно, нет…

— …ты плохо целишься и поэтому ты боишься меня. Ты думал перестрелять нас и забрать интересующую тебя вещь, но ты прокололся. Ты даже меня убить не можешь. Потому что ты трус! Понятно? Ты — трус. Могу повторить по буквам. Т-Ы-Т-Р-У-С! Понятно?

— Умри!!! — заверещал стрелок и всадил в Мика оставшиеся две пули.

— Идиот, — с жалостью сказал Мик, — ты ни черта не понял из того, что я тебе сказал.

Сзади бабахнул выстрел, и собеседник Мика рухнул с простреленной головой.

— Рё… — выдохнул Мик и стал медленно оседать. Его поймали в четыре руки и, перед тем как потерять сознание, Мик увидел грустные глаза Рё, полные тревоги глаза Дайсуке и заплаканные глаза Каори, а потом Мик отключился.

Очнулся уже в космосе через три дня в лазарете. Первое, что Мик почувствовал, открыв глаза, что грудь туго перебинтована. В лазарете было темно, и лишь звездная каша пронизывала темноту тонкими лучиками. Мик заворочался на койке, застонал от боли. За дверью лазарета послышались шаги. Мик затих, прикрыл глаза. Дверь открылась, пахнуло знакомым запахом. Это был Дайсуке. Мик наблюдал за ним, полузакрыв глаза. Дайсуке был в майке, брюках и тапках на босу ногу. Дайсуке подошел к Мику, посмотрел на него и сел на соседнюю койку.

— Ты не поверишь, Мик, — тихо проговорил Дайсуке, — твой приятель наставал на том, чтобы отправиться с нами, но Логан его отговорил. Не уверен, что ты меня слышишь. Гарланда, вообще, боялась, что мы тебя потеряем. Рё и Каори сидели около корабля и ждали, как операция пройдет. Рё дал кровь, Сагара дал кровь и я дал. Так что теперь мы братья по крови. Я страшно рад этому. Мне все не дают покоя те слова, что ты сказал там на улице. Про твоё сердце. Хотел бы я знать, что это значит?

— То и значит, — Мик открыл глаза и уставился в потолок, — если ты или Рё захотите меня убить, то вы не промахнётесь. И одной пули тут будет достаточно.

— Мик! — Дайсуке вскочил с койки, подбежал и нагнулся над приятелем, — ты когда очнулся?

— Да только что. Ты мне каялся, пока я был без сознания? Успокойся, я ничего не слышал.

— Ну, не совсем, — смутился Дайсуке, — но многое, я думаю, тебе бы не понравилось.

— Я тебе объясню, Дайсуке, — Мик посмотрел на друга, — доступным языком. Наш корабль — это сейф, а мы все в нем — золотые слитки разных размеров и чистоты. А потом приходит грабитель с желанием вскрыть этот банк и забрать золото себе. Но если золото безмолвно, то мы живые мыслящие существа, и если можно пожертвовать одним слитком, одной жизнью ради остальных.… Почему бы и нет.

— Нет! — Дайсуке обеспокоился, — ты не должен так говорить!

— Почему?

— Умирать за друзей почетно, не спорю. Но зачем так думать?

— Хм, — Мик принял полусидящее положение, — я — одиночка, Дайсуке, самый настоящий. Даже имея до черта друзей и знакомых, я остаюсь одиночкой. У меня долгое время не было друзей, потом они появились, затем весь хлам человечий отсеялся — остались немногие, которым я мог бы довериться. Да и то. Я им доверяю ровно в половину. Я не уверен в них, понимаешь? Поэтому я беспокоюсь об них сильнее обычного, я боюсь их потерять и вновь остаться в одиночестве. Тешу себя иллюзией того, что у меня есть друзья. Возможно, это действительно мираж, который я себе придумал. Может, у меня и друзей нет? Может, я просто сам собою веду беседу? Я — мрачный флегматичный меланхолик с суицидальными мазохистскими наклонностями, которые выражаются в том, что я охотнее всего подставляюсь под пули, которые летят не в меня. Я не знаю, почему я стараюсь спасти людей, которые меня видят первый и последний раз.

— Нет, — Дайсуке обнял Мика за плечи, — ты вполне нормальный парень без извращений, просто ты очень тщательно выбираешь себе друзей. Именно тех, которые тебе воспринимают таким, каким ты есть.

— Ага. Отдам ноги в хорошие руки. Так что ли? — Мик обнюхал Дайсуке. Его запах ему нравился. Смесь пороха и кожи. — Кстати, ты хорошо пахнешь.

— Спасибо. Тебе не надо беспокоиться об этом, Мик, мы — твои друзья и мы сами побеспокоимся об том, чтобы ты так не думал.

— Все ли так просто? — Мик освободился от рук Дайсуке, — может, ты тоже иллюзия?

— Нет, я реален. Значит, мы вместе сошли с ума. Ты и я.

— Одной крови. Тяжело в лечении — легко в гробу. Если я ненароком помру, кремируйте меня.

— Еще чего, — Дайсуке рассердился, — даже не заикайся об этом. Ты не умрёшь.

— Почему такая реакция? — Мик грустно смотрел на Дайсуке, — я вполне серьезно об этом говорю.

— Нет! И еще раз нет! — Дайсуке забегал по лазарету, — это неправильно…

— Что тебя смущает?

— Разговоры о смерти! Разговоры о кремации!

— Вполне нормально, а если я погибну и не смогу вам сказать, как я хочу быть похоронен. А ты будешь знать.

— Идиот! — Дайсуке подскочил к Мику и залепил ему пощечину, но потом сообразил, что больно круто взял, — прости, я не хотел.

Мик потер щеку и улыбнулся:

— Все зависит от того, где я у вас останусь. Если в сердце и в памяти, то абсолютно неважно, как и где я буду похоронен. А если в круговерти времени вы, через пару дней, про меня забудете, то тем более не имеет значения.

— Идиот, — выдохнул Дайсуке, — ты самый настоящий придурок!

— А я думаю, что это и есть самое то, когда друг знает, где и как его приятель хочет уснуть вечным сном.

Джиген подошел со спины, опять обнял Мика за плечи, и Мик почувствовал слезы на своем лице.

— Дайсуке? Ты чего? Не плачь. Я не собираюсь умирать в ближайшее время.

— Ты обещаешь мне? — всхлипнул Дайсуке, — точно обещаешь?

— Обещаю, но рисковать за вас жизнью буду.

— Ладно, это твоя привычка.

— Ты бы принес мне водички, а то, после нашей дискуссии, у меня в горле пересохло.

— Хорошо. Но когда я вернусь, мы разговор продолжим.

— Ладно. — Мик сполз обратно и закрыл глаза. Дайсуке ушел.

Через некоторое время в лазарет проник новый запах. Запах Логана.

— Ну привет, браток, — Логан, в полной уверенности, что Мик все еще в отключке, подошел к нему и потрепал по щеке, — досталось же тебе по полной программе. Но я-то знаю, что тебе такие решения даются непросто. Все надо взвесить и решить. Поэтому я понимаю, почему ты с этим парнем, Рё, умудрился познакомиться. Он такой же, как и ты. Я не пустил их на борт. Пусть остаются, нам тебя вполне хватает.

Мик приоткрыл левый глаз — Логан сидел на соседней койке.

— Дайсуке тебя не уберег, хотя, возможно, старался. Не завидую я ему. С тобой связываться — это надо быть психом или таким же, как ты. Но если бы он тебя не пытался защитить, я б его убил. Честно тебе говорю. А ты, хоть меня не слышишь, но нутром чувствуешь, что я прав.

Мик уловил движение от двери — появился Дайсуке. К чести Джигена, он быстро просек ситуацию.

— Черт, Мик! Как я за тебя переживаю? Возможно, что я в дедушки тебе гожусь, а, возможно, потому, что я тебя люблю, — Логан не видел Дайсуке и не чувствовал, что Мик за ним наблюдает. — Черт подери! Мик?! — Логан вздохнул и стукнул по койке. Ему, явно, не хватало слов, и он не знал, как выразить чувства, его переполняющие.

— Не знаю, слышишь меня или нет, но больше никогда, НИКОГДА такого не делай! Хотя, о чем это я? Конечно, ты будешь так поступать. И еще много-много раз ты будешь валяться на больничной койке с различными ранениями.

— Логан, — Дайсуке подошел к нему, предусмотрительно оставив стакан с водой у двери на тумбочке, — Я знаю, что это неприятно, но ведь Мика не переделаешь.

— Кто тут? — встрепенулся Логан, но увидев Дайсуке, успокоился, — ты много слышал?

— Достаточно, что бы понять, почему Мик к тебе так относиться.

— Мика не переделаешь — это верно. Ты знаешь, у него есть крылья, как у ангела.

— Я видел, — Дайсуке посмотрел на Мика, словно желая убедиться, что Мик наблюдает за ними, — он лечил Каори и у него выросли крылья.

— Нет, у него огромные серебряные крылья. Крыльями он платит дань. Когда они у него прорезаются, Мик испытывает нечеловеческую боль. Потом боль проходит, и Мик получает возможность ими пользоваться.

— Мик сказал одну вещь, там на улице, когда его ранили — «может быть, ты и стрелял мне в сердце, но, видишь ли, в мое сердце могут попасть только очень немногие. Сзади меня стоят двое ребят, вот они могут попасть в мое сердце, и им понабиться всего по одной пуле». Может, ты сможешь объяснить, что Мик имел в виду?

— Мик такое сказал? — Логан изумленно воззрился на Дайсуке, — Ты, ТОЧНО, это слышал?

— Как тебя сейчас.

— Мне он такого не говорил, — сокрушённо ответил Логан, — не значит ли это, что вам двоим он доверяет больше чем мне?

— Ну-у, — Дайсуке потупил глаза, он действительно не знал, что ответить. Но его выручил Мик.

— Вы оба дороги мне, — Мик открыл глаза и уставился на ребят, — вопрос не в том, сможете ли вы меня убить, вопрос в том, КАК вы это сделаете?

— Мик? Очнулся? — Логан облегченно вздохнул, — ты нас напугал.

— А вы воспользовались случаем и выговорились.

— Понимаешь, — Логан вперил взгляд в иллюминатор, — грех было такой случай упустить.

— Небось, все пришли покаяться? Кажется, вы меня за умирающего держали? Ладно. Прощаю вас заочно, потому что ничего не слышал. Я могу получить пулю от врага в спину только при одном случае — прикрывая гражданское лицо, а так…

— Ты встречаешь врага с открытым лицом, а за спиной находятся твои друзья, — Дайсуке оторвался от изучения пола и взглянул на Мика.

— Правильно. При таком раскладе, пулю в спину я могу получить только от друзей.

— Я не сделаю этого! — Дайсуке опять рассердился.

— Обстоятельства могут вынудить тебя на это, — Мик печально взглянул на Дайсуке, — причины бывают разные. Логан, например, не собирался меня убивать на планете Ктулху, но обстоятельства были выше его…

— Ты убил Мика? — Тут Дайсуке всерьез рассердился, — признавайся?

Тут до него дошло, и он повернулся к Мику:

— Если он тебя убил, то почему ты до сих пор жив?

— Обстоятельства вмешались, — улыбнулся Мик, — деритесь где-нибудь не здесь. Логан здесь не причем. И капитан не собирался меня душить, это тоже бы-ли обстоятельства, а Гарланда…Боевая модель андроида. Что с неё возьмешь?

— Ты что-то фаталистом стал, не узнаю я тебя, — Логан поднялся с койки и прошелся по лазарету.

— Ребята, если вас ранят, я тоже с вами говорить буду. А теперь, Дайсуке, дай мне воды, пожалуйста, и выметайтесь оба отсюда.

Дайсуке дал Мику воды. Тот выпил. Логан забрал стакан, и они вместе с Дайсуке покинули лазарет.


Глава 29

Через неделю Мик вернулся к работе. «Немезида» болталась в космосе без курса и без дела. Ули не желал прокладывать путь, капитан не командовал, остальные спали, ели и фигели от тоски и безделья.

— Ну что ж, Ули, побаловались и хватит, — сказал Мик, войдя в рубку, — пора курс прокладывать к дальнейшей точке.

Ули стал нежно-розовым, и по этому фону у него появились синенькие волнистые полоски.

— Взаимно, Ули. Я рад, что ты счастлив меня видеть.

Розоватость сменилась пурпурным цветом в розовый горошек.

— А капитан так и не появлялся? На него не похоже.

Пурпурный поменялся на бежево-серый.

— Он до сих пор жалеет, что не может со мной помириться? Это он может проделать в любое удобное ему время. Прокладывай курс, Ули, по этим координатам и давай поворачивай эту посудину.

«Немезида», кряхтя и стеная, ложилась на новый курс. Мик был счастлив вновь оказаться за штурвалом. Перед кораблем расстилалась безбрежное звездное пространство и, куда их еще могло занести, не знал даже Мик. «Немезида» устремилась вперед.

А в это время Фуджико сидела и чистила ногти. В её распоряжении была гигантская каюта со всеми мыслимыми удобствами. Она сидела на необъятном диване, в розовом полупрозрачном пеньюаре, и занималась личной гигиеной.

— Дорогая! — В каюту вдвинулся шкафообразных монстр, — мы засекли твоих друзей.

— Бывших, — поправила его Фуджико, — сколько до них ходу?

— Три гиперпространственных прыжка.

— Мило, — Фуджико улыбнулась монстру, — надо напомнить им о нашем присутствии. Распорядись, дорогой.

— Сию секунду, — монстр задвинулся обратно в коридор, и дверь каюты захлопнулась.

— «Ну, определено, все мужики тупые», — подумала Фуджико, — «Один любит без ума, без памяти. Грабит, грабит, а я у него ворую. А он счастлив. Мазохист. И этот тоже угождает и даже не догадывается, что он лишь средство для достижения цели».

Огромный корабль с трудновыговариваемым названием задрожал и ушел в гиперпространство. Через полчаса он оказался в двухстах милях сзади «Немезиды».

— Кэп! — доложил рулевой, — мы видим интересующий нас корабль, но дистанция слишком велика для выстрела. Подойти поближе?

— Дорогая? — капитан обратился к Фуджико, которая пришла на мостик. На ней было пурпурное обтягивающее платье с опушкой из горностаевой шиншиллы. — Что прикажешь?

— Подбираемся поближе и слегка пугаем. Нам же не надо их убивать, нам нужно лишь напомнить о себе.

— Вы слышали приказ нашей гостьи? Выполняйте.

Корабль рванул за «Немезидой».

Рубка «Немезиды» заполнялась народом. Пришел Дайсуке, потом Логан, затем Люпен, а позже всех притащился капитан.

— Куда летим? — спросил Люпен.

— На поиски очередной части ключа, — ответил Мик, — если ничего по пути не случиться, то через десять дней достигнем цели.

— А что так долго? — Дайсуке разлохматил свою челку, — быстрее никак?

— А зачем торопится? — Мик посмотрел в обзорное окно.

Но тут слева и справа взорвались ракеты. Корабль тряхнуло. Люпен и Джиген покатились по полу и остановились, уткнувшись в пульт управления. Капитан слетел с кресла, а Мика приложило о штурвал.

— Какого черта?! — заорал кэп, — какая сволочь нас посмела обстрелять?!

— Сейчас развернемся и посмотрим, — ответил Мик, отрываясь от штурвала и поворачивая корабль.

«Немезида» заложила крутой вираж, разворачиваясь, чтобы взглянуть на противника.

Противник был большим. Он нависал над «Немезидой», подобно огромной грозовой туче. Его могучее прямоугольное тело ощетинилось кучей стволов разных диаметров.

— Кэп… — Мик оглянулся на капитана, — вот эта сволочь. Что будем делать?

— Атаковать! — капитан был зол, его щупальца встали дыбом и посинели.

— Уничтожить гада! — Капитан сорвался на визг.

— Как хотите, — Мик крутанул штурвал и корабль, подчиняясь пилоту, помчался прямо на противника.

— Что ты делаешь??? — Дайсуке попытался вскочить на ноги, но ускорение его вновь отбросило на пол, — мы же разобьёмся!!!!

— Верь мне, — прошипел Мик, а сам подумал про себя: «Неплохо бы сейчас оказаться где-нибудь не здесь». И объял его изумрудный свет, распространившийся на весь корабль, и «Немезида» исчезла как раз в тот миг, когда её нос уже касался борта противника.

Вырвавшись в сияющее звездное скопление, «Немезида» потеряла управление. Мик был без сознания. Остальных тоже приложило. Неуправляемый корабль падал сквозь вихри и потоки пыли. Но потом его падение затормозилось. Он попал в электромагнитное поле планеты, которая пряталась в этом звездном скоплении.

Навстречу кораблю с планеты поднялись светлые и темные столбы. Они заключили корабль в кокон, и он повис недалеко от поверхности планеты. Около кокона появились светлые вихри, они ввинтились в него. Мик пришел в себя и огляделся. Его друзья лежали на полу, сбившись в кучу. Мик вытер кровь, текущую из носа и поднялся на ноги. Растащил друзей по углам и увидел нечто, что его заставило притвориться таким же бессознательным телом, как его товарищи.

По коридору бродили светлые вихри. Они наклонялись над приборами и стенами корабля. Дрожь, свидетельствующая об том, что двигатели все ещё работали, резко прекратилась. Освещение вырубилось, приборы погасли. «Немезида» превратилась в бесполезный кусок металла без признаков жизни. Мик наблюдал за этим, полузакрыв глаза. Вихри стали удаляться. Они больше не были светлыми. Один впитал в себя скрежет корабля и стал светло-серым. Второй сиял как новогодняя елка и издавал различные попискивания. Третий был как огонь, и огненный свет был звуком работающих двигателей.

Большие вихри убрались, но на их место пришли маленькие. Они покружились по коридору, и часть из них втянулась в каюты, а вторая направилась к рубке. Мик сидел в дверях рубки. Один белый вихрь остановился около него. Остальные проплыли мимо и рассредоточились рядам с телами друзей.

Мик взглянул на вихрь. Ничего особенного. Маленький смерч белого цвета, но, казалось, это существо разглядывало Мика. Смерч надвинулся на Мика. Внутри оказалось очень много белых полос, которые вертелись с бешеной скоростью. Мик закрыл глаза и почувствовал. Много маленьких острых иголочек вонзились ему в кожу, во внутренние органы, в мозг, в кровеносные сосуды, в нервы. Вонзились и стали высасывать из организма что-то нужное для них. Мик отрубился вновь.

Вихрь высасывал из тела лишь ему ведомые элементы и становился похожим на подопытного. Потом Мик из вихря выпал, а смерч стал призрачной тенью Мика. И остальные смерчи стали похожи на тех, кого высасывали.

Смерч Мика имел изумрудно-синий цвет и музыка его, не считая биения сердца, импульсов мозга, бурчания желудка и прочих внутренних мелодий, напоминала сложную смесь блюза, кантри, классики и советской эстрады времен семидесятых годов.

Вихрь Дайсуке был темно-зеленый с вкраплениями черного и коричневого, напоминая по звукам поле битвы — стрельба, рев моторов, ругань и глухие звуки разрывов. У смерча Люпена, к общей массе, добавлялись розовые всполохи с красным орнаментом и страстными вскриками на фоне стрельбы и взрывов.

Смерч Логана щеголял зеленым фоном, на котором, причудливо сплетаясь, соседствовали стрельба, рев моторов, визг пил, рокот вертолетов, плеск воды, свист мечей, гвалт людских голосов, сменявшиеся дробью дождя и шорохом листьев.

Вихрь капитана напоминал коралловую ветвь. Оттенки белого, бежевого и розовато-красного, а мелодия выглядела коктейлем из блюза, хип-хопа, бибопа и протяжной восточной музыки.

Смерч Ули искрился, переливаясь нежными оттенками розового, желтого, красного и золотисто-синего. Музыка его была ближе всего к хард-року со сложными элементами регги и фолка.

Шесть вихрей грузно выплыли в коридор, соединились там с другими, и покинули безжизненную «Немезиду». Другие более мощные вихри освободили корабль из кокона и выкинули из электромагнитного поля планеты.

«Немезида» медленно приходила в себя. Мик, когда её ремонтировал, поставил дублирующую аварийную систему, которая, в обычное время, не подавала признаков жизни, а в экстренных случаях могла заменить собой и первичную систему, и аварийную…

И теперь эта система включилась. Однако, если корабль смог преодолеть свою слабость, люди на корабле не могли продублироваться. Прошло какое-то время, и первой очнулась Гарланда. Позитронный мозг включил аварийную систему, и Гарланда пришла в себя. Первые её движения были такими человеческими. Она поправила волосы, похлопала глазами и встала. Отряхнула шорты, расправила майку и вышла в коридор. Заглянула в каюты. Все остальные были живы, но истощены до такой степени, как будто провели пару месяцев в пустыне Сахаре без воды и пищи. Гарланда их, по одному, отнесла в лазарет и поставила питательные вливания. Через час Сагара пришел в себя.

— Как ты себя чувствуешь? — Спросила Гарла.

— Выжатым и тусклым, — ответил Сагара, — как будто из меня высосали все воспоминания и мысли.

— Наверное, ты прав. Я предполагаю тоже, но я не могла найти слов. А ты очень метко сказал — «ВЫЖАТЫЙ и ТУСКЛЫЙ».

— Ну, теперь мы разобрались, что к чему, поэтому нам надо привести народ в чувство и выяснить, что делать дальше.

Сагара и Гарланда занялись всеми, кто ещё в себя не пришел. Вторым очнувшимся стал Майкл Берсерк, затем Гоемон, Логан, Шидори. Через три часа очнулись Люпен, Дайсуке, Мик и Ули. Капитан очнулся позже всех и был долгое время не в духе.

— Во-первых, где мы находимся? — первый вопрос задал Логан.

— Черт знает где, — ответил Мик просматривая координаты, установленные Ули.

— В результате выброса нас закинуло незнамо куда, где мы подверглись нападению незнамо кого, — подытожил Логан.

— Получается что так, — Мик пожал плечами, — у меня нет сил на вторичный выброс. Остается лишь одно — рассчитать координаты нашего пункта назначения и точки, где мы сейчас находимся.

— И попробовать гиперпрыжок? — предположил Дайсуке.

— Точно, — улыбнулся Мик.

Они с Ули засели за расчеты и спустя сутки путь был рассчитан с точностью до миллиметра. Мик ушел спать, а когда вернулся, «Немезида» совершила первый гиперпрыжок.

— Мы сейчас находимся у края звёздного скопления, — объявил Мик, — готовимся ко второму прыжку.

Второй прыжок вынес корабль в чистый космос.

— Нам еще далеко до точки назначения? — спросил капитан.

— Да, мы в чистом космосе, но Ули говорит, что он тут не бывал. Готовимся к третьему прыжку.

Третий прыжок привел их в астероидный поток, но Ули это не смутило. Он сменил свой цвет с тусклого на ярко красный и замахал всеми щупальцами.

— Мы там, где надо? Ты уверен?

Красный цвет Ули стал ярким и интенсивным.

— Ну, хорошо. Господа! — сказал Мик по громкой связи, — счастлив, сообщить, что мы прибыли туда, куда хотели! Кому хочется порулить, добро пожаловать в рубку!

Мик дождался прибытия Логана и отправился спать. В коридоре его нагнал Ули.

— Что случилось? — спросил Мик.

Ули порозовел, потом потускнел и стал белым.

— Говоришь, у нас бесплатный пассажир?

Ули ярко покраснел.

— Он с той планеты, что совершила на нас нападение?

Красный цвет Ули стал интенсивным.

— А выгнать его нельзя?

Ули потускнел — красный сменился серым.

— Ты не знаешь? Что ты знаешь?

Ули взмахнул щупальцами, побелел, потом на этом фоне появились разноцветные волнистые полоски. Они весело мерцали, пробегая по Ули, словно неоновые лампочки.

— Нечего так волноваться! Я не могу понять, что ты имеешь в виду?

Движение полосок стало более хаотичным, они уже не были вертикальными. Полоски заплетались в косички, вились змеями, а потом разом исчезли. Ули изобразил на своем теле бежево-розовый овал, в котором шевелились разноцветные полоски.

— Это мы?

Ули заалел.

— А в нас кишки?

Алый цвет сменился черным.

— Наши воспоминания? — предположил Мик.

Черный перешел в сероватый.

— Музыка?

Ули весь стал красным. Вновь появились овалы, по числу членов команды, разноцветные полоски в них изгибались. Потом с левого края возник силуэт вихря, он прошел вдоль, из овалов исчезли полосы.

— Планета забрала нашу внутреннюю музыку и наши воспоминания?

Ули превратился в волосатый помидор.

— То-то я смотрю, что все недавние воспоминания похожи на плесневый сыр. Тусклые и невыразительные. Ладно, Ули, иди спать. Может, мы вернем своим воспоминаниям былую яркость.

— Хитрый Мик, — Логан рулил что есть мочи, пытаясь избежать столкновения с астероидами, — хитрющий как лис.

— Почему? — спросил Дайсуке, — они с Ули выложились, высчитывая курс. Да и гиперпрыжки выматывают.

— Может оно и так, но бросить нас посередине астероидного потока? Это никуда не годиться.

— Судя по расчетам Ули, мы где-то недалеко от цели. Но какой смысл прятать фрагменты в астероидах?

— Возможно, на момент поиска здесь была планета, — пояснил Логан, — это же его запрятали черт знает когда.

— Вон тот астероид нам и нужен.

В обзорном окне показался огромный выщербленный каменюга.

— И как нам тут искать фрагмент? — опечалился Дайсуке, — сколько времени мы убьём на то, чтобы прочесать его вдоль и поперек?

— Ничего, — Логан поставил корабль на автопилот, — тащи первый фрагмент, сейчас что-нибудь придумаем.

Пока Мик спал, Дайсуке, Люпен и Логан придумали прибор для обнаружения фрагментов ключа. Радиус действия этого прибора составлял десять километров, сканирующий узкий пучок мог проникать во все предметы вне зависимости содержания. Они его придумали, сделали, опробовали на астероиде и его соседях. Получилось, что они зря сюда летели, прибор ничего не показал. Второго фрагмента не было.

— Так, — сказал Логан, — фрагмента нет. Что у нас есть поблизости?

— Карты показывают, что примерно в парсеке отсюда есть планета, — ответил Дайсуке, — попытаем счастье там?

— Нам терять нечего, — Люпен был не против.

Логан сел обратно за штурвал, и «Немезида» двинулась к неизвестной планете.

Планета, к которой они летели, появилась в результате заселения весьма ортодоксальных личностей. Она жила по правилам феодальной Европы. У них было святое католичество, весьма далеко ушедшее от Святого Ватикана. У них были рыцари, каждый год воевавшие, с ортодоксальными евреями, за чашу Святого Грааля. Каждые два года проводились собрания Рыцарей Круглого Стола. У них была инквизиция, которой по жестокости не было равных. У них были ведьмы, колдуны и ведуньи. Вся эта компания владела заклинаниями, магией и безуспешно искала философский камень.

Флорида Тайгер — адепт «Белого Лотоса», магистр Серебряного Огня первой степени, академик Всегалактического Университета Белой Магии имени Святого Мерлина — проходила здесь практику на звание белой колдуньи.

Университет Белой Магии имени Святого Мерлина (УБМСМ) поддерживал очень тесные связи с этой планетой, поскольку тут процветали две основных ветви магии — черная и белая. К первым отсылали нерадивых учеников, а у вторых отличники проходили практику.

К пришельцам извне жители планеты относились настороженно и с опаской. Достаточно было сказать, что из ста человек, попавших на планету в результате крушений и падений, возвращалось всего десять. Остальные гибли в застенках инквизиции, от разъяренных крестьян, от рыцарей и от диких зверей, которых на планете водилось великое множество.

Так что решение Логана посетить эту планету было неправильным, но команда «Немезиды» об этом не знала.

«Немезида» летела вперед, планета приближалась, прибор молчал. Но Фуджико и её новый ухажер не дремали. Когда «Немезида» приблизилась к планете, прямоугольный монстр выскочил им наперерез. Если бы они столкнулись, от «Немезиды» ничего бы не осталось. А так — «…судьба Онегина хранила, ему лишь ногу отдавило, и пару раз толкнув в живот, ему сказали «идиот»…».

«Немезиду» закрутило в потоках воздуха и кинуло в планету. На полной скорости она вошла в атмосферу и, к великой радости пары придворных астрологов, и как убедительное доказательство одного черного мага, а также к вящему ужасу всех остальных жителей, прочертила огненную дугу в небе и рухнула в какой-то дальний лес, пользующийся у местных дурной славой.

Переломав до черта деревьев и убив, случайно, вервольфа, «Немезида» грохнулась в овраг и застыла.

— Приехали, — выдохнул Логан.

— Вопрос — куда? — ответил ему Дайсуке.


Глава 30

Разбуженные падением корабля, члены команды двинулись в рубку — убивать пилота.

— Какого черта? — капитан выражал недовольство, — что случилось?

— Мы свалились, — объяснил Логан, — в овраг без названия.

— Надо сходить и узнать, что это за планета! — приказал капитан.

— Давайте сперва выясним, что с кораблём, — сказал Сагара, — а вдруг мы что-нибудь повредили?

— Разумная идея, — одобрил Дайсуке, — а ты, Мик, что скажешь?

— А то и скажу. До местных жителей пока не пойдем, надо выяснить, что да как, а потом уже идти на разведку. А вдруг жители недружелюбно к нам будут настроены?

— И то верно, — согласился капитан, — значит, сперва осматриваем корабль, потом наблюдаем за местными жителями.

— Ладно, — нестройным хором отозвалась команда и разбежалась.

— Деревья с корабля снимать будем? — спросил Гоемон, приготовив меч.

— Нет, — буркнул Мик, — они нас закроют от врагов.

— Разумно, — согласился Гоемон и присел на вывороченный ствол.

— Пока мы сидим в овраге, Кана-тян, может, что-нибудь приготовишь?

— Конечно, Мик-кун, сейчас сготовлю.

Парни завалили ветками и листьями корпус корабля, что бы он ни просматривался, ни сверху, ни сбоку. Лес казался мрачным из-за обилия в нем елей — высоких, колючих. Кое-где росли тоненькие дрожащие осинки, корявые березы и разлапистые дубы. Недалеко от оврага виднелась зеленая прогалина, Сагара сбегал туда, нашел там родниковое озерцо. По берегам озерца росли мясистые хвощи и лохматые папоротники. Конечно, падение корабля потревожило всех лесных жителей, но, спустя час, лес оставался таким же безмолвным. Кроме двух здоровенных воронов, которые материализовались неизвестно откуда, ни птиц, ни животных не было видно. Вороны сидели на ободранном дереве и хрипло каркали.

— Мерзкие твари, — пожаловался Майкл.

— Ух ты, а мы думали, что ты — немой! — засмеялся Сагара, — с того момента, как мы тебя подобрали, ты не произнес ни слова.

— Подходящего момента не было.

— Мик, Майкл заговорил, — поделился радостью Сагара.

— Слышу, а вороны, и правда, больно мерзко каркают.

— Как будто обсуждают. А может это и есть местные жители. Представляете, цивилизация воронов? — сказал Майкл.

— На этой планете люди живут, — улыбнулся Мик.

— Почему так думаешь?

— Интуиция подсказывает. А ты откуда, Майкл?

— С Земли.

— С Новой Земли?

— Ага.

— А почему в спасательной капсуле был?

— Корабль, на котором я летел, подвергся внезапному нападению. Я не знаю, кто они были и не знаю, что им от нашего корабля нужно было. Но они действовали очень жестко и хладнокровно. Они вскрыли корабль, как жестянку, с трех сторон, а потом взорвали. Скорее всего, я — единственный выживший. Мне повезло, я в момент нападения находился около капсул. И когда все стало взрываться, я забрался в одну. Вот и выжил.

— Ясно, — Мик посмотрел на него, — тебе действительно повезло.

— Сейчас я этих ворон сгоню, — Майкл встал, взял палку и кинул в птиц.

Они взлетели, хлопая крыльями, сели на другую ель и еще пуще закаркали.

— Пристрелить их надо, — сердито сказал Сагара, вытащил пистолет и произвел два выстрела в сторону летающих объектов. Объекты снялись с ветки и, возмущенно каркая, улетели.

— Ну, вот тихо стало. Интересно, а сколько сейчас времени?

— Местного или корабельного?

— Ну, сколько? — пристал Майкл к Сагаре.

— Да без понятия, — попробовал отвязаться от него Сагара.

— Пять часов вечера, — ответил за него Мик, — семнадцать часов, кому не понятно.

— Местного или корабельного?

— Стандартного. А если смотреть по теням от деревьев, то здесь примерно часов шесть.

— Что-то мрачно становится. Вам не кажется? — Майкл поежился.

Гоемон встал со ствола и пошел к кораблю. Сагара проводил его взглядом. На прогалине зашевелились чьи-то силуэты. Воздух прорезал дикий и злобный вой.

— Ой, что это? — Майкл и Сагара вскочили на ноги.

— Волки, а возможно, кто-то похуже, — Мик не соизволил даже подняться со ствола.

— Ты не боишься? — спросил Майкл.

— Сзади — корабль. Солнце еще не село. Как только они подойдут, я уйду.

— А мы пойдем, — ребята открыли верхний люк и исчезли в нем. Мик остался сидеть. Тени стали длиннее, и между деревьев вспыхнули красные огни, слишком маленькие, чтобы быть факелами, но достаточно большие, чтобы оказаться глазами. Хриплое рычание доносилось повсюду. Мик забрался на корабль и сел около люка. Черные силуэты сбились в кучу у поваленных деревьев. Они потусовались там до полной темноты. А потом несколько тварей рванули к Мику. Мик разрядил в них свой кольт и спрыгнул в люк, который заранее открыл.

— Ну и кто это был? — дрожа от нетерпения, спросил Майкл, — это были волки, правда?

Мик вытряхнул пустые гильзы на пол и опустился, чтобы их собрать.

— Ошибаешься. Это были волколаки и пара оборотней. Милая планета, хм, все такие добрые. Что нам утро принесет?

— А завтра и посмотрим, — ответил Дайсуке, услышавший последние слова, — идите есть, а то Кана-тян накрывать без вас не хочет.

Мик собрал гильзы, поднялся и кивнул:

— Хорошо, сейчас придем.

Ночь прошла спокойно. За бортом выли и дрались волколаки, но вовнутрь они не прорвались. С наступлением рассвета порождения ночи исчезли.

Девочки встали рано, решив украсить каюты и камбуз зеленью, отправились в лес. Солнце позолотило верхушки елей, меж стволов клубился туман, влажные от росы хвощи хлюпали под ногами. Длинные пряди мха свисали с нижних обломанных веток. Они колыхались, когда их задевали. Девочки, не боясь, уходили все дальше в лес, пока не вышли на опушку. Вокруг прогалины росли длинные дрожащие осины, кудрявые березы и развесистые яблони. А на самой поляне — россыпь колокольчиков, незабудок и ромашек. Девочки пришли в восторг и стали их собирать.

Парни проснулись позже. Логан первый обнаружил отсутствие девушек, а когда остальные пришли завтракать, так между делом сообщил:

— А Канаме и Гарланды нет на борту.

— Как нет? — удивился Сагара, — куда же они подевались?

— Погулять, возможно, вышли? — предположил Майкл.

— Надо за ними пойти и спасти от возможных неприятностей, — предложил Люпен и его физиономия приобрела мечтательное выражение.

— Что ты подразумеваешь под неприятностями? — спросил Сагара.

— Страшные птицы, черный мрачный лес, стоны, скрипы и прочие непонятные леденящие душу звуки.

— Ну, не стоит так увлекаться, Люпен, — Мик оторвался от процесса поглощения еды и посмотрел на своих спутников, — мы обязаны пойти за девочками, не для того чтобы спасать от скрипов и шумов, а от конкретной угрозы, которую могут представлять собой местные жители.

— Достаточно конкретно, — ухмыльнулся Логан, — и цель определена, и обстановка проанализирована. Молодец.

— Хорошо, — ответил Люпен, — завтракаем. Берем оружие, на всякий случай, и идем искать наших красавиц.

— Согласны, — ответили все и принялись есть.

За девушками пошли Сагара, Мик, Люпен, Джиген, Логан и Гоемон. Майкла оставили караулить корабль вместе с капитаном. Вооружились, но не до зубов, а только для обороны, и отправились.

Солнце поднялось, от тумана остались лишь жалкие клочки, беспомощно цепляющиеся за сучья, хвощи поскрипывали под ногами. Парни прошли по следам до елей, а там они остановились. На хвое, покрывавшей землю, не было не малейшего следа.

— Что будем делать дальше? — спросил Сагара.

— Слушать, — ответил Гоемон.

Все затихли и стали слушать. Вокруг было тихо. Еле слышный скрип доносился сверху, то скрипели ветви ели, трясь корой друг об друга. И вдруг тишина принесла далекие крики и лязг металла.

— Север, — прошептал Мик, — там что-то происходит?

— Чуть-чуть восточней, — пробормотал Гоемон и сорвался с места. Остальные рванули за ним. Минут через тридцать-сорок парни вылетели на прогалину, а там…

Девушки стояли спиной к спине. У Гарланды в руках была палка, а Канаме сжимала камень. Вокруг них, на конях, скакали рыцари с копьями и мечами. Они что-то орали и пытались ударить девушек.

— Девчонки! Держитесь! — заорал Люпен, — помощь пришла!

Мик, Дайсуке, Люпен и Сагара выхватили свои пушки и произвели одновременный залп по ближайшим рыцарям. Гоемон вытащил меч и стал носиться с ним по периметру. Логан выпустил когти и прыгнул в самую кучу.

Четыре рыцаря скатились с коней, семеро лишились своей брони и убежали, один лишился чувств и валялся на траве бесполезной кучей металла. Но силы были неравны. Шестеро против тридцати хорошо обученных тяжеловооруженных рыцарей. Парни своё дело делали. Они оттеснили девушек от рыцарей и увели их под защиту елей.

— Они могут отправиться за нами? — обеспокоенно проговорил Сагара.

— Вы с Люпеном уведете девушек, а мы прикроем, — ответил Мик, — блин, патроны кончаются.

— Дать тебе ТТ.? — Сагара протянул Мику пистолет.

— Спасибо, — Мик отвел руку Сагары, — не люблю пистолеты. И он уже не поможет.

Тут Мик увидел, что к Дайсуке со спины крадется, сброшенный Логаном, рыцарь с булавой. Расстояние между Миком и Дайсуке было точно таким же, как между рыцарем и Джигеном.

— Дайсуке! Сзади! — закричал Мик, кидаясь к приятелю. Все случилось мгновенно, и Дайсуке не смог среагировать быстрее. Мик оказался сзади Джигена как раз в тот момент, когда булава уже опускалась. Пуля, выпущенная Миком, попала рыцарю в глаз, срикошетировав об край прорези шлема. А булава, вместо того чтобы размозжить голову Дайсуке, пришлась по касательной и попала по Мику, ободрав ему кожу на голове и оглушив. Рыцарь завалился назад. Мик последовал за ним, но упав на траву, пару минут пытался встать. Слабость победила. Мик потерял сознание.

Спустя некоторое время на него рухнул Джиген, получив удар рукояткой меча. Но Мик этого не чувствовал и не ведал, что происходит.

Через примерно семь часов Мик очнулся. Открыв глаза, ничего не увидел. Было темно и холодно. И под собой Мик почувствовал вместо теплого матраса что-то жесткое и волглое.

— Мик? — послышалось в темноте, и к нему подошел Логан. Наклонился над ним. Одежда на Логане представляла собой лохмотья.

— Весьма оригинальное дизайнерское решение в моде, — пошутил Мик и сморщился от боли в голове.

— Тише, браток, тебе булавой дали по голове.

— Я помню. — Мик посмотрел на приятеля и спросил, — где Дайсуке и остальные? Что случилось?

— Дайсуке здесь. Он получил эфесом меча по голове, но сотрясения мозга избежать удалось. Остальные спаслись. Гоемон порубил парочку в лапшу, это послужило уроком.

— Полагаю, мы не на корабле?

— Правильно, мы в местном замке, в темнице. Были в кандалах, но я вас освободил.

— «Сижу за решеткой в темнице сырой. Вскормленный в неволе орел молодой». Ну что ж, думаю, мои предчувствия оправдались на все двести процентов, — Мик попытался поднять, но Логан его остановил:

— Лежи, отдыхай.

— Ладно, нас с Дайсуке забрали, пока мы были без сознания, а ты как сюда попал?

— А я бучу им устроил. Не знаю за кого они меня приняли, но запихали к вам. У них очень странный выговор, напоминает старофранцузский в смеси с латинским языком. Я его не очень хорошо понимаю, но, — Логан довольно хохотнул, — кажется, они нас считают демонами!

— Не понимаю, что здесь смешного? — Мик уставился на приятеля, — ты понимаешь, чем нам это грозит?

— По-моему, мы вляпались по полной, — из темноты выполз Дайсуке, таща за собой матрас, — а что может быть хуже?

— Логан говорит, что нас приняли за нечистую силу, а это наводит на мысль, что тихой жизни нам, в ближайшее время, не видать.

— Это почему? — спросил Дайсуке, устраиваясь на матрасе, — оружия нет, мы с Миком ранены, одна надежда на Логана.

— Логану, все происходящее, наверняка, покажется весьма хорошей и бесплатной прогулкой. — Мик закрыл глаза.

— О чем это он? — спросил Дайсуке.

— Думаю, что Мик что-то уже просёк, но не хочет раньше времени тебя пугать.

— Хорошо. А теперь спать. — Дайсуке свернулся клубочком на жестком соломенном матрасе и засопел.

Следующий день у ребят начался рано. К сожалению, в том месте, где они находились, не было окон и выяснить, что сейчас за окном — день или ночь, не представлялось возможным. Их привели в большое помещение, в котором сидели трое священников в коричневых рясах и несколько больших джентльменов с бандитскими рожами. Вокруг висели, громоздились и стояли всякие хитроумные приспособления, неизвестного для чего предназначавшиеся.

— Демоны! Отрекаетесь ли вы от демонических идей?

— Что этот тип говорит? — спросил Дайсуке, — что-то я не уловил.

— Кажется, он спрашивает о демонах, — ответил Логан, — этот язык такой забавный, что я тоже мало чего понимаю.

— А! — один из священников что-то написал в листе, лежавшем перед ним, — займитесь ими.

Большие джентльмены схватили ребят, раздели догола и растащили по углам. Ноги Логана запихали в некое приспособление, напоминающее железный рот. Двое дюжих здоровяков стали крутить винты, находящиеся поверху этой конструкции. Рот стал сжиматься, сжимая голени к бедрам. С железных зубьев рта закапала кровь, но Логан воспринимал происходящее абсолютно несерьезно. Он отпускал шуточки, ржал над ними и искренне удивлялся, почему никто не улыбается.

На шею Мика надели кольцо с шипами внутри, так что он не мог пошевелить головой, не причиняя вреда, а самого посадили на такое большое железное кресло, все в шипах. Там палачи очень жестко зафиксировали Мика, что он не мог пошевелиться, и развели под сидением огонь. Дайсуке приковали на что-то такое, похожее на кровать, и тоже разожгли огонь под ним.

Первые пять минут всем было больно и неудобно, потом Мику и Дайсуке стало жарко, а потом очень жарко, а затем невыносимо жарко. Джиген заорал и потерял сознание. Его отвязали, плеснули в него водой. Спина у Дайсуке напоминала хорошо прожаренный бифштекс. Джиген очнулся, да зря. Беднягу водрузили на кол, привязали к ногам грузы и Джиген стал надеваться на кол, чувствуя, как остриё все глубже и глубже проникает ему в кишки.

Мик продержался недолго на раскаленном стуле, вскоре после Дайсуке, он тоже потерял сознание. Его отвязали, привели в чувство, уложили на стол и запихали ему в зад некое приспособление. Палачи возились, возились, и резкая боль пронзила Мика, он заорал.

Теперь они орали дуэтом. Но ничего полезного священники для себя не услыхали, если только их словарь не обогатился новыми ругательствами.

Логана освободили от коленодробилки и подвесили на дыбе. И эту процедуру Логан воспринял абсолютно не так как требовалось. Когда Логан почувствовал себя более бодрым, чем в начале процедур, он выпустил когти. Двух взмахов хватило, чтобы превратить коленодробилку и дыбу-подвес в бесполезный хлам. Потянувшись и осмотревшись, Логан двинул к Дайсуке. Жаровня и шейная ловушка мимоходом были превращены в металлолом. Логан подошел к колу, разрезал его и снял, потерявшего сознание, Дайсуке. Уложил на пол и одел, потом повернулся к Мику. Тот тоже уже отрубился. Логан разогнал палачей, освободил Мика, одел его, оделся сам, забрал обоих и отправился в темницу.

В темнице Логан осмотрел своих приятелей. Они оба были жестоко покалечены, но Логан надеялся на энергию Мика. Прошло немало времени. К ним никто не заглядывал, кроме одного сморщенного типа, который принес хлеб и воду. Время тянулось бесконечно, наконец очнулся Мик. Логан его уложил на живот, когда принес, потому что у Мика был ожог на ягодицах и заднепроходное отверстие разорвано. Дайсуке тоже лежал на животе — огромный ожог спины и покалеченная задница.

— Больно, — заскулил Мик, едва очнувшись, — черт, как больно!

— Тише, друг, тише, — Логан погладил Мика по голове, — есть хочешь?

— А воды не найдется?

Логан сунул ему чашку. Вода отдавала затхлостью и воняла болотом. Мик отпил пару глотков:

— Тебе массаж сделали и ты доволен. Откуда им знать, что у тебя стальной скелет и фантастическая заживляемость? А мы — то, бедные несчастные, из плоти и обычных костей. — Мик повернул голову и посмотрел на Логана. — это они еще разогревались, дальше хуже будет.

— Давайте убежим? — сказал Логан.

— И как ты это представляешь? Ты не сможешь тащить нас и одновременно сражаться.

— Я об этом не подумал, извини.

Мик его уже не слушал, он положил ладони на свою покалеченную задницу и прошептал: «Сила Солнца, излечи меня». От его ладоней потек золотой свет и ожог, а также подтеки крови стали исчезать. Лечение отняло немного времени — полчаса или около того. Излечив себя, Мик натянул на себя бельишко и штаны.

— А теперь приступим к Дайсуке.

На Джигена ушла энергия Меркурия. После излечения, парни поели и легли спать.

— Вот будут рожи у наших палачей завтра, когда они сообразят, что на нас нет не единой царапины, — хохотнул Дайсуке.

— И они не побояться сделать нам много новых ран, потому что это отлично вписывается в их теорию о нашем демоническом происхождении, — ответил Мик.

— А может мы — АНГЕЛЫ? — вдруг сказал Логан, — они не могут это принять.


Глава 31

Выспаться им не дали. Пришли палачи и забрали их. И парни вновь очутились в той же комнате. Священников в этот раз было пятеро, а палачей — десять. Один из священников встал и произнес длинную речь, из которой Логан понял только часть и объяснил её парням.

— Они призывают нас отречься от демонической веры и принять бога благого Иисуса Христа. В противном случае нас ждут пытки до полного признания нашей ереси и сношений с Сатаной.

— Я и так в бога верую, — ответил Дайсуке, — как им это объяснить?

— А я — католический буддист! — засмеялся Мик, — только верую в бога как космическую сущность.

— Еретик, — Логан хмыкнул и попытался объясниться со священником. Попытка не дала никаких результатов, священники истово закрестились и стали хором читать молитвы. Палачи разобрали клиентов, содрали с них лохмотья и приготовили новые инструменты.

Джигена подвесили на металлической раме, привязав за руки и ноги. Палач стал затягивать винт и Дайсуке стал растягиваться в разные стороны. Вытягивающееся конечности причиняли боль, но под спиной находились шипы, которые по мере вытягивания, раздирали кожу и плоть.

Мика растянули на столе, засунули в рот тряпичную кишку и стали наливать туда воду. Мик брыкался и отбивался. Палачам это надоело, они заковали конечности Мика в железные колодки. Как только тряпичная кишка пропиталась, горло раздулось, и Мик вынужден был дышать носом.

Логана повесили на большой железный крест в позе распятого и разожгли жаровню. На огонь были положены всякие щипцы, клемма и прочие орудия труда.

Джигена растянули так, что его суставы вывихнулись и кожа потрескалась. Для Дайсуке это оказалось последней каплей, и он потерял сознание. Его сняли с вешалки, привели в чувство и посадили за стол. Руки связали, а на шею привязали необычное приспособление — двустороннюю стальную вилку с четырьмя острыми шипами, вонзающимися в тело под подбородком и в районе грудины. Джиген не мог пошевелить головой, чтобы не вызвать боли. Священники стали его расспрашивать, а он в ответ что-то бормотал свистящим шепотом.

В Мика влили воды столько, что живот раздулся, а потом со всего маху ударили по животу. Вода хлынула из-за рта вместе с кровью и кишкой. Мик при этом не умер, но гарантировано потерял сознание. Пока второй грешник был без сознания, его запихали в железный саркофаг, подвесили, чтоб не упал, закрыли и стали протыкать шипами через специальные отверстия. Но Мик был без сознания, да и браслет, который они так и не могли с него снять, действовал. Благодаря шипам, Мик получил много колотых ран, но не одной смертельной.

Логан висел на кресте, а его в это время прижигали каленым железом, били кнутами и читали молитвы, призванные изгнать дьявола. После часа пыток, священники пришли к выводу, что такой закоренелый грешник, как этот клиент, заслуживает более изощренной пытки, чем применяемая. Логана сняли с креста и повесили его за ребро на крюк. Но данная ситуация Логану не понравилась. Он выпустил когти, измельчил в лапшу — тряпичную кишку, нюренбергскую деву — предварительно Мика оттуда вытащил — молитвенный крест, вешалку, крюк и вилку, которая была в Дайсуке. А после этого раздел священников, потому что их собственная одежда уже одеждой не являлась, одел ребят, оделся сам, подхватил своих приятелей и отправился в темницу, провожаемый богохульствами.

В этот раз прошло больше суток, прежде чем ребята открыли глаза. У Логана все ожоги и раны зажили в течение шести часов, а вот у парней все повреждения никуда не делись и даже стали гноиться. Первым глаза открыл Джиген и его первыми словами были:

— Прикончи меня, Логан, жизнь опротивела!

— Еще чего! — Логан подошел поближе и сел рядом. Дайсуке весь распух от гноя и крови, похудел и оброс, чувствовал себя погано.

— Мик очнется и вылечит тебя.

— А что Мик все еще без сознания?

— Никак не может прийти в себя.

— Я не хочу создавать проблемы для Мика, — просипел Дайсуке, — ему тоже досталось и я тут со своими болячками. У него может не хватить сил на себя, а я еще потребую энергии для своего лечения. А тебе, Логан, надо меньше полагаться на силы Мика, а вдруг что-нибудь случиться?

— Заткнись, — устало произнес Логан, — Мик выживет. Он всегда выживает. При любых обстоятельствах. При любых шансах, если даже шансов нет. Он выживал при таких ранениях, которые вогнали бы в гроб любого. При взрывах, которые разносили на куски здания и автомобили. Не сгорал в огненных вихрях. Мик выживет и тебя спасет. А я жизнь положу, чтобы вы оба выжили.

— Живучий, однако, парень. — Дайсуке сипло закашлялся.

— Ага, поэтому не говори, что ты — обуза. У Мика есть сила, которая может отправить в тартарары весь этот замок, а люди не пострадают.

На матрасе заворочался Мик, закашлялся.

— Ты как? — Логан нагнулся над ним.

— Плохо, — Мик сплюнул сгусток крови с гноем, — думаю, у меня до черта внутренних повреждений. Чувствую себя барабаном.

Логан пощупал ему лоб:

— Ты весь горишь, тебе лечение требуется.

— Не доживу я до лечения, — грустно сообщил Мик, почесав щетину на подбородке, — в животе все загноилось. Мне хана.

— Э, нет, — Логан был против такого настроя, — тебе не нужно так говорить, ты должен верить в то, что ты выживешь.

— Тащи сюда Дайсуке, — ответил на это Мик, — сам не выживу, так хоть его спасу.

— Нет-нет! — запротестовал Дайсуке, — вылечи себя, а меня оставь. Я все равно пропащий, по мне тюрьма плачет.

— Закройся, — Мик с усилием поднялся, сотрясаясь в мучительном кашле. Отполз в угол. Его стало рвать. Дайсуке и Логан старались туда даже не смотреть. Дайсуке подбирал слова, чтобы уговорить Мика, не лечить его, а Логан пытался придумать, как бы Мика отвлечь от фатальных мыслей, и дать ему возможность вылечится и Дайсуке вылечить. Мик приполз из угла и наклонился над Джигеном.

— Так, дело хреновое, но поправимое. Лечение займет кучу времени, и отлеживаться ты будешь долго. Но я не хочу, что бы ты помер.

— Мик, — чуть не плача, просипел Дайсуке, — оставь меня и займись лучше собой.

— Лежи тихо. — Мик возложил на грудь Дайсуке руки и прошептал: «Сила Венеры, исцели моего друга». От рук стало распространяться оранжевая энергия с вкраплениями желтого и синего цветов. Она объяла всего Джигена в своеобразный кокон, который становился все насыщенней и насыщенней. Наконец все тело Дайсуке было закрыто световым коконом, а Мик повалился без чувств. Логан поймал его и уложил на матрас.

Джиген лежал в коконе и плакал. Нет, ему было хорошо. Его раны заживали, в его тело вливалась сила, но вспомнив, Мика, Дайсуке заливался слезами.

А в это время, Мик пришел в себя и начал свое лечение посредством Силы Земли. Завернув свое искалеченное тело в бело-зелено-голубой кокон, Мик уснул. Логан сгреб своих приятелей к себе и тоже закемарил.

Прошло очень много часов, прежде чем оба кокона потускнели и раскрылись. Логан за это время три раза поспал, шесть раз поел и десять раз облегчился. Камера вся провоняла, но уборку тут никто не проводил. Не успели Мик и Дайсуке восстать от лечебных коконов, за ними пришли. Однако их просто переводили в другую камеру, повыше ярусом. В этом помещении было маленькое оконце, забранное решеткой. Матрасы здесь были, из соломы, но не такие подранные. Мик и Дайсуке свалились на них и уснули. Логан подошел к окошку, но достать до него не смог. Из окна дуло и воняло.

Когда в окно проник маленький лучик солнца, за ними явились палачи. Священники не сомневались, что уж в этот раз эти закоренелые грешники раскаются в своих прегрешениях и их, погрязшие в ереси, души можно будет спасти. Они ошибались, но ещё не знали об этом.

Ребят вновь привели в комнату пыток. В ней прибавилось места. Священников было двенадцать, по числу апостолов, палачей десять. Один, из коллегии по пыткам, встал и произнес длинную проповедь, из которой Логан ухватил только суть, о чем и поведал своим приятелям.

— Они надеются, что финальная стадия данных процедур направит наши души на праведный путь, а в противном случае им придется казнить нас. Но ведь, если они от нас ничего не добьются, то это все было напрасно?

— Не бери в голову, — ответил Мик, — они нас бы все равно бы казнили, а тут мы доставили им садистское удовольствие.

— Ну, если так смотреть, — задумался Логан, — то, возможно, ты прав.

Священник поняв, что его никто из грешников не слушает, махнул рукой, и ребят потащили на встречу с неизвестным. Дайсуке посадили за стол, поместили на его голову странное сооружение, напоминающее котелок с винтом, и стали старательно закручивать винт. Дайсуке заорал, но пару поворотов хватило, чтобы он замолчал, подавившись мешаниной костей челюсти.

Мика подняли на деревянного коня, у которого вместо плоской спинки, было острое ребро. К ногам и рукам привязали груз. Боль была, но Мик терпел и не орал. Логан, при помощи добрых людей, сел на трехногий стул, у которого сидение было пирамидой. Его подняли, а потом опять опустили. И так много-много раз.

Дайсуке потерял сознание, после того, как у него из ушей потекла кровь. Его привели в чувство, но он уже ничего не соображал. На вопросы священника, Дайсуке вдруг принялся распевать священные тексты на японском, хотя раздробленная челюсть не давала ему петь в полную силу, чем вверг в шоковое состояние присутствующих. Его посадили обратно. Одну руку положили под пресс, у второй — только пальцы, а одну ногу надели железный сапог с винтами, на вторую — железный башмак. Один палач дробил Дайсуке кисть, второй — руку, третий-ногу, четвертый — ступню. А Дайсуке заливался слезами и мычал что-то неразборчивое.

Мика сняли с коня и привязали на стену лицом к стене. Палач взял что-то похожее на грабли и начал чесать Мика по спине, сдирая кожу и плоть. Вот тут Мик стал орать на одной ноте, перемежая ор матом и руганью. Когда спина превратилась в кровавое месиво, его перевесили.

Логана освободили от странного стула и растянули на дыбе, хорошо растянули, но коли скелет из металла, то не одна дыба не поможет. Логана растягивали, растягивали, пока веревки не лопнули, а сама дыба не развалилась. После чего Логан встал, освободился от остатков веревки, пошел и порезал нахрен все прессы, испанский сапог, железный башмак, тиски, коня, щекотало и бдение. Забрал парней, одел и пошел в новую камеру. А священники остались с раскрытыми ртами и полной уверенностью в том, что данные грешники есть порождения сатаны и очистить души их не представляется возможным.

В камере Дайсуке все еще плакал — у него была раздроблена челюсть, кисть, рука и обе ноги. А Мик превратился в месиво с обеих сторон. Логану повезло больше.

— Займись собой, — сказал Логан Мику, когда тот пришел в себя, — ты пострадал больше, чем Дайсуке.

— Нет, сперва Дайсуке, — ответил Мик, — наше приключение подбирается к кульминации.

Излечив Джигена, а потом себя, Мик уснул. Спустя час принесли похлебку, воду и хлеб. Дайсуке и Логан поели, а потом уснули. Посередине ночи Логан проснулся он от тихих слов.

— Молю тебя сила феникса, помоги мне спасти моих друзей, даже если мне это будет стоить жизни. Пожалуйста, дай мне силы совершить задуманное. Помоги мне.

— «Мик», — подумал Логан, — «А почему он обращается к Фениксу, разве он не в нем? Надо будет спросить его завтра».

Утром все крепко спали, их никто не потревожил. Где-то ближе к полдню проснулся Логан. Потянулся, встал, подошел к двери и стал долбиться в неё. Грохот разбудил Мика и Дайсуке.

— Ну, чего ты долбишься? — недовольно спросил Джиген, — что ты хочешь?

— Пожрать, — ответил Логан, — не мешало ещё бы вымыться, но думаю — у них тут проблемы с этим.

— Правильно думаешь, — заметил Мик, чеша свою бороду, — и побриться невозможно.

— Как ты думаешь, что они с нами сделают? — Дайсуке сел на матрасе.

— Казнят, — Мик пожал плечами, — мы же, в их понимании, неисправимые грешники.

— Я вот все это время думал, — Дайсуке посмотрел на Мика, — зачем ты лечишь меня и себя? Не проще ли было смириться с происходящим?

— Ты хотел умереть от пыток? — поинтересовался Мик, — а почему?

— Не знаю. Просто я вдруг осознал свою никчемность. Одни враги, друзей мало, жен не было, хоть и были женщины, которых я любил, и которые меня любили. А при том образе жизни, что мы ведем с Люпеном, запросто можем погибнуть от шальной пули полиции и конкурентов, киллеров и просто придурков.

— Ну, вообще-то это не так, — улыбнулся Мик, — мы встретились. Это оказалась знаковая встреча.

— Ты — коп, — ответил Дайсуке, — как только к тебе вернется память, ты нас арестуешь.

— Зачем? — Мик посмотрел на друга, — я не собираюсь вас арестовывать. Вы не сделали мне ничего плохого, а вашу деятельность я расцениваю как робингудство.

— Мы тебе все равно сдадимся.

— Ну, это в будущем, а в реальности — ты мне нравишься, поэтому я тебя и лечил. И прошу не думать, что я это делал с неохотой. Наоборот, я желаю тебе самого наилучшего.

— Но я — стрелок, вор, мошенник! Как Логан сказал — «мы не подходящая для тебя компания».

— Логан, ты это говорил? — Мик повернулся к приятелю.

— Ну, говорил. И что?

— Я сам выбираю тех, с кем хочу дружить. И твои слова мне не указ. — Мик рассердился, — ты мне не брат, не родственник и не начальство.

— Ну, вообще-то брат. По крови.

— Все равно. Дайсуке мне нравиться. Он теперь мой друг. Все, точка.

— Хорошо. Хорошо, — проворчал Логан. — Если он тебя предаст, то я буду не причем.

— О чем ты? — вскинулся Дайсуке, — я не придам Мика, потому что это единственное, что у меня осталось.

— Что у тебя с Фениксом? — спросил Логан.

— Я думал, ты уже понял, — Мик удивленно посмотрел на Логана, — во мне теперь нет Феникса, и я не могу контролировать свои выбросы.

— Вот в чем проблема! — вскрикнул Логан, — а я-то думал, что ты выжидаешь, чтобы использовать силу Феникса.

— Нет, я не выжидал, я просто не мог. Но я, ребята, прошу — доверьтесь мне. От казни я вас спасу.

— Ладно, — кивнул Логан, — я тебе верю.

Тут распахнулись двери, зашли дюжие мужики, сгребли ребят и отнесли их в большую комнату. В комнате стояли три больших бочки с водой, а рядом лежали приготовленные белые суконные рубахи и штаны. В помещении оказался один из священников. Он толканул речь, из которой следовало, что парни оказались закоренелыми грешниками и попытки, наставить их на путь истинный, не увенчались успехом. Поэтому по указу Священного Синода их казнят, но перед этим, грешникам позволено искупаться в святой воде для очищения тела от скверны сатаны.

— Как мило, — сказал Логан, — мы выкупаемся.

— Правда? — Мик посмотрел на воду, — замечательно. Вот ещё бы мыла и мочало.

Логан вступил в дискуссию со священником, результатом которой явилось появление трех соломенных мочал и трех пучков травы.

— Что за трава? — спросил Дайсуке.

— Мыльнянка, — блеснул знаниями Мик, — при трении создает пену.

Парни залезли в бочки и стали мыться.

— Хороша водичка!

— Погорячее бы!

— Не каркай, а то еще захотят сварить.

— Для инквизиции неслыханное отступление от реальности.

— Почему?

— Купание считалось грешным делом. В истории есть пример одного умника, который десять лет не мылся, но зато угодил в святые.

— Фу, Мик. Мы же моемся.

— Вот я и говорю, отступились они от нашей истории.

Вымывшись, парни вылезли из бочек. И тут оказалось, что приготовленная одежда великовата для Мика и Дайсуке, а для Логана мала.

— Да уж, — сокрушено разглядывая рубахи, проговорил Логан, — с кого это они мерку брали?

— Явно не с нас! — веселился Мик. Его рубаха напоминала платье, а штаны походили на бриджи.

Священник, увидев столь сильное несоответствие, изобразил виноватое выражение и позвал слуг. Те пришли, сняли мерку и незаметно испарились.

— Логан такой широкоплечий, — сказал Дайсуке, — аж завидно.

— А мы с тобой — два вредных тощих глиста, — заявил Мик.

Ну, на самом деле Мик несколько преувеличивал. Они с Дайсуке были вполне крепкими натренированными парнями с поправкой на вынужденное голодание. Конечно, Логан действительно был шире в плечах и помускулистей, но ведь они не собирались участвовать в конкурсах.

Ближе к вечеру им принесли одежду, которая им подошла.

— Нам надо выспаться, — заявил Дайсуке, — завтра нам предстоит много работы.

— Ну куда нам торопиться? — лениво ответил Мик, — завтра нам ничего делать не надо, все без нас сделают.

На следующий день парни проснулись с первыми лучами солнца, но за ними пришли лишь ближе к полудню. Их пытались заковать в цепи, но Логан порвал все, и палачи не решились навязываться демонам. Их погрузили в тележку и выкатили на площадь. Рев толпы оглушил парней.

— Нас так любят, — умиленно сказал Дайсуке. Тут ему в голову попал камень.

— Не думаю, что это так, — ответил на это Мик, помогая Джигену подняться, — просто мы — главный хит сезона!

— У нас будет пикник? — Дайсуке стер кровь с лица.

— Ага, только мы будем изображать барбекю.

Логан повернулся к ним, жуя яблоко:

— Хотите фруктов? Тут на мои когти прилетели яблоки, репа, брюква.

— Давай.

Ребята весело захрустели овощами, народ на площади вопил. Телега подъехала к месту казни. Парней выгрузили, привязали к столбам, обложили хворостом, и священник завел скучную проповедь о грешных душах.

— Я чего-то не въезжаю, — сказал задумчиво Дайсуке, — нас, что, сжигать будут?

— Вообще-то да, а ты о чем думал?

— Я этого не ожидал. В меня стреляли, топили, резали, но еще никогда не сжигали, — криво усмехнулся Дайсуке.

— Всегда что-то бывает впервые, — утешил его Мик.

— Спасибо, — Дайсуке тепло ему улыбнулся, — встретимся в лучшем мире, приятель.

— А вот за это не беспокойся, — Мик посмотрел на него, — мы еще поживем.


Глава 32

После того, как священник закончил читать проповедь, был подан знак. Палачи сунули факелы в хворост. Ветки занялись быстро. Дайсуке повернул голову и посмотрел на приятелей. Мик смотрел в небо и его губы шевелились, казалось, что он читает молитву. Логан со скучающим видом разглядывал площадь. «Ну что ж», — подумал Джиген, — «вот наше приключение подошло к концу. Возможно, эта смерть не самая легкая, но хоть компания хорошая. Умирать легче будет».

Но вдруг с неба на площадь упал свет. Белый и непрозрачный, он скрыл грешников от толпы. Священники молились, толпа вопила в экстазе. Главный священник видя, что свет не рассевается, поднял руку и на площади все затихло.

— Братья и сестры! — начал он, — вы видите происки Сатаны. Эти порождения мрака были столь отъявленными грешниками, что Вельзевул сам поднялся из ада забрать их. Помолимся же, братья и сестры!

Но только он стал читать молитву, как свет рассеялся. Зрелище представшее, собравшимся на площади, было потрясающим. Костров не было, а вместо них росли три куста роз с белыми, розовыми и красными цветами. Около кустов стояли три ангела небесных в белых сверкающих одеждах, с крыльями и сияющими нимбами. И от них исходил замах мирры и елея.

— Чудо!! — выдохнула толпа одновременно, — божественное чудо!

Толпа упала на колени и стала в едином экстазе молиться. Священники, отойдя от первого шока, подбежали к ангелам и распростерлись на глиняном месиве.

Ангел, стоявший посередине, что-то шепнул левому ангелу, тот кивнул головой и подошел к распростертым священникам.

— Мы не сердимся на вас, что вы, по неразумению вашему, приняли нас за демонов, — тожественно проговорил Дайсуке, при этом с трудом сохраняя серьезное выражение лица, — мы — посланники бога доброго и, как бы, не хотели, не можем просто так покарать вас.

Один из священников встал на колени и, заслоняясь рукавом от света, исходящего от ангелов, проговорил:

— Во имя Господа нашего, благого Иисуса Христа, чьим посланниками вы являетесь, можете наложить на нас любое наказание.

— Слушай, Мик, а почему я теперь понимаю, о чем они говорят? — спросил Дайсуке.

— А потому, что сила Феникса дает тебе эту возможность, — улыбнулся Мик, — правда, Феникс?

— Правда, — из-за рта Мика раздался приятный баритон, ничего общего с голосом Мика не имеющий, — я рад, что могу вновь видеть тебя, Мик, но как только я убедюсь, что ты в безопасности, то сразу покину тебя.

— А Мик не пострадает, если ты покинешь его? — спросил Джиген.

— Нет, но пока я с вами. Идея, предложенная Миком, мне понравилась.

Священники не понимали, о чем толкуют ангелы, и были готовы понести любое наказание.

— В чем заключается его идея?

— Он останется в замке для того, чтобы покарать тех, кто вас чуть не убил, а потом покарав, вернется к вам на корабль, — ответил Феникс.

— Дурацкая идея, — проворчал Логан.

Мик выступил вперед и тожественно заговорил:

— Бог велел одному из нас остаться на земле, чтобы очистить погрязшие в скверне души и сердца, посеяв в них зерна милосердия. А братья мои покинут вас, возносясь на небеса.

И взлетели Дайсуке и Логан, и устремились в небо, и, скрывшись из виду, совершили телепортический прыжок прямо к «Немезиде». Там они вымылись и переоделись.

— Мик выживет? — спросил Дайсуке, ни кому конкретно не обращаясь.

— Да, — с неба раздался голос Феникса, — соберите ему одежку и я одного из вас перенесу обратно в замок.

— Иди ты, Дайсуке, — Логан вынес охапку вещей и бросил их ему, — отнесешь, спросишь, что он еще хочет.

Свист ветра…и Дайсуке очутился в комнате. Грязная комната, с заплесневелыми гобеленами, рваным покрывалом на огромной кровати.

— Они не могли тебе выделить что-нибудь более чистое?

— Это комната хозяина, — Мик поднял голову и посмотрел на Дайсуке.

Тот вернул взгляд, отметив, что Мик выглядит усталым, а крылья бессильно повисли.

— Я принес тебе одежку, — Дайсуке всучил ему охапку.

— Спасибо, — Мик встал с кровати и отошел в угол, Дайсуке тактично отвернулся и стал разглядывать выцветшие гобелены, изображающие псовую охоту.

— Все, — Дайсуке развернулся. В чистой одежке — в джинсах и рубашке — Мик не был ангелом.

— Не похож?

— Не очень, — признался Дайсуке, — чего-то не хватает.

— Знаю, но ничего поделать не могу…пока.

— Тебе что-нибудь еще надо?

— Я тебе скажу. Слушай внимательно. Я проживу тут неделю, потом я как бы скончаюсь, ты придешь, заберешь меня и похоронишь. А затем ты меня выкопаешь и… — Мик тяжело вздохнул, — мы все отсюда смоемся.

— Я понял, но я против.

— Спасибо.

— Могу я с тобой остаться?

— Хочешь — оставайся, мне все равно, у меня уже нет сил, — проговорив это, Мик пошатнулся и стал заваливаться набок.

Дайсуке, мгновенно среагировав, подхватил своего приятеля и унес на кровать.

— Поспи, день был тяжелый. И тебе опять досталось по полной программе.

Мик распластался на кровати, разбросав крылья и конечности в разные стороны. Дайсуке прикорнул на потертой кушетке.

Примерно в полночь в комнату кто-то пробрался. Дайсуке проснулся и насторожился. В комнате было холодно и темно. И в этой темноте пробиралась странная тень. Дайсуке прыгнул на пришельца. Тень заверещала. Мик сел в кровати и стал таращиться.

— Дай свет, Мик, — попросил Дайсуке, — надо же узнать, кто к нам пришел?

Мик засветил золотистый шарик. Его света хватило на то, что бы разглядеть незнакомца.

Это оказался хозяин замка. В руке он держал топор.

— И что это значит? — гневно спросил Дайсуке, — на ангела, который осчастливив ваш замок своим присутствием, вы нападаете как вор с топором?

— Наш колдун и маг сказал, что кровь и перья ангела являются очень могучими афродизиаками…, -пролепетал хозяин.

— И поэтому ты, жалкий человечишка, приперся сюда?! — заорал Дайсуке, — убить ангела, да?

— Подожди, Дайсуке, — остановил его Мик.

— Что ты хочешь сделать?

Мик слез с кровати и подошел к хозяину. Тот трясся, но топор из рук не выпускал.

— Ты хотел меня убить, так вот я. Давай.

— Что ты делаешь?!!! — Дайсуке сорвался на крик.

Хозяин замахнулся на Мика, но Дайсуке прикрыл собой своего приятеля, зажмурился и стал ждать удара.

Но удара не последовало, наоборот, хозяин уронил топор, затрясся и повалился на колени. Из его рта посыпались бессвязные молитвы. Дайсуке приоткрыл один глаз, хозяин ползал на коленях и умолял не карать.

— Что случилось?

— Он познал гнев господа, — ответил Мик, отправляясь обратно в кровать. Хозяин уполз за дверь.

Утром никто не заикнулся о происшествии. Мик ходил в обличии ангельском, освещал и молился. Священники ходили за ним и возносили благодарственные молитвы. Вечером Мик вернулся в свою комнату. Дайсуке прибрался в комнате, насколько это было возможно.

— Думаешь, сегодня ночью еще кто-нибудь пожалует? — Мик сел на кровать.

— Я буду готов к этому, — решительно ответил Дайсуке, — я не позволю никому дотрагиваться до тебя.

— Хм, — Мик улыбнулся, — даже так?

— Ты спас меня, пока мы с тобой сидели в темнице, причем ты спасал мне жизнь абсолютно бесплатно и …

— Я твой друг, так что это естественно, что я тебя спасаю.

— А теперь моя очередь.

— Ладно, спокойной ночи, Дайсуке.

— Спокойной ночи, Мик.

В полночь к ним опять пришли гости. На этот раз это оказалась дебелая и очень некрасивая дочь хозяина замка. Её намерения были ясны как безоблачное небо. Только Мик не собирался потакать её прихотям. Как только дочь хозяина сбросила се свои одежки и, тряся телесами, кинулась на Мика, бормоча в исступлении молитвы, Мик рванул с кровати. Оказавшись на кровати, дама развернулась:

— Убить ангела…напиться его крови…вечная молодость…молодая …красивая… крылья оборвать…Йаааа!

Её телеса обрушились на Мика и придавили его. Дайсуке оказался рядом, оторвал даму и отбросил её. Она метнулась к одежде, вытащила кинжал и швырнула его в Дайсуке.

— Дайсуке! Берегись! — отчаянно закричал Мик. Дайсуке обернулся и кинжал, летевший ему в спину, вонзился ему в грудь.

— Вот черт, — пробормотал Дайсуке, потрясенно уставившись на рукоятку кинжала. По белой рубашке стало расползаться алое пятно.

— Я, кажется, не смогу тебя защитить, Мик… — Дайсуке опустился на колени, но Мик не дал ему упасть.

— Почему ты плачешь? — Дайсуке смотрел на Мика и видел не только слезы, но и распрямившиеся крылья, которым стало внезапно тесно в комнате. Где-то слышался писк толстой бабы, но и он вскоре затих. Дайсуке закрыл глаза. Ему было хорошо на руках у Мика, он чувствовал тепло, но полагал, что это уже приближение смерти.

Утром Дайсуке открыл глаза и удивился. «Я умер…или нет? Вот интересно? Может, я уже действительно мертв!» Приподнялся на локтях, огляделся. Он лежал на кровати, рядом спал Мик. Одно крыло прикрывало его, а второе — хозяина. Дайсуке опустил глаза, на рубашке был лишь разрез, но пятен крови уже не было.

Мик пошевелился, крылья сложились. Мик сел на кровати и повернулся к Дайсуке.

— Добро пожаловать в мир живых, Дайсуке Джиген!

— Я не умер?

— Нет, — Мик улыбнулся, — но ты меня напугал, я думал, что потеряю тебя. А я, знаешь ли, не люблю терять друзей.

— Ты вернул меня с того света?

— Можно сказать и так…

— А та толстая баба?

— Она ушла, я не причинил ей вреда, но не исполнил её желаний. Мне было не до неё, я вытаскивал тебя с того света.

— Спасибо. Ты опять это сделал.

— Не опять, а снова.

Следующие три дня прошли спокойно. На Мика никто не покушался, и Дайсуке был этим обстоятельством очень доволен. Но вскоре он стал замечать, что роль ангела Мика утомляет. Теперь Мик все больше спал, крылья у него потускнели, перья стали выпадать.

В один прекрасный вечер Мик вернулся в комнату и, не говоря ни слова, свалился на кровать.

— Мик, — подал голос Дайсуке, — тебя спросить можно?

— О чем? — Мик перевернулся на спину.

— В чем заключался гнев божий?

— А…Ты про хозяина? Когда в руках плавиться топор — думаю, что это не очень прекрасное зрелище.

— А я почему этого не видел?

— Ты же зажмурился. А я обнял тебя своими крыльями.

— Это значит, что твои крылья раскалены?

— Пощупай, — равнодушно ответил Мик и перевернулся на живот, раскинув крылья по кровати.

Дайсуке подошел к кровати и прощупал все крыло — от спины до кончика.

— Нормальной температуры, хм, — хмыкнул и спросил опять, — почему топор расплавился?

— Подумай обо мне со всей ненавистью и поймешь.

Дайсуке принялся сердиться на Мика, но это у него никак не получалось. Наконец он рассердился на себя за то, что не может рассердиться на своего приятеля, и схватился за середину крыла.

— ААА!!! Горячо!! — Принялся дуть на ладонь.

— А теперь за конец крыла возьмись, — предложил Мик.

Дайсуке взялся за конец крыла и отдернул руку:

— Черт! Ледяная! Но как же ты эту температуру терпишь?

Мик повернул голову и искоса посмотрел на Дайсуке:

— А у спины она — 36,6 градусов, к сгибу она повышается до трех тысяч градусов, а к концу крыла понижается до абсолютного нуля. Так что я просто крылья не чувствую.

— Три тысячи градусов? — повторил Дайсуке, — а почему я не изжарился?

— Потому что, сейчас там температура примерно градусов сорок, мы же с тобой знаем, что все, что ты подумал — неправда.

— Ага.

— Ну раз во всем разобрались, давай спать. Спокойных снов, Дайсуке!

— Спокойных снов, Мик.

Дайсуке сел на свою кушетку и приготовился лечь, но остановился. Что-то в интонации Мика ему не понравилось — Мик желал ему спокойных снов так, как будто прощался с ним.

— «Все это чушь!», — подумал Дайсуке, — «Все очень просто объясняется. Мик устал, и я устал. Поэтому у меня уже глюки. Все — спать и никаких больше волнений».

На следующий день Дайсуке проснулся поздно. В комнате стояла звенящая тишина.

— «Мик уже ушел, а я чего-то разоспался», — подумал Дайсуке и сел на кушетке. Но бросив взгляд на кровать, Дайсуке понял, что ошибся по поводу Мика. Тот тоже еще не вставал.

— «Видимо, усталость берет свое», — с этой мыслёй, Дайсуке окончательно слез с кровати и направился будить Мика.

— Мик, просыпайся! — радостно заявил Дайсуке, — Мы благополучно проспали завтрак!

Мик не шелохнулся и не отреагировал.

— Вставай! — Дайсуке потряс Мика за плечо. Потом еще, и еще, и еще.… Пока не понял, что Мик вряд ли проснется в ближайшие часы. Но Дайсуке не собирался сдаваться. С трудом перекатив холодное и неподъемное тело Мика на спину, он стал приводить его в чувство. Но спустя некоторое время, понял, что и это уже бесполезно. Мик был мертв. Окончательно и бесповоротно. Посидев, некоторое время, рядом с мертвым другом и подумав, Дайсуке завернул Мика в простыню.

Тут раздался стук в дверь.

— Войдите! — крикнул Дайсуке.

На пороге появились трое местных святых отцов.

— Мы пришли за Ангелом Божьим, — робко сказал один из них, — мы собираемся сегодня заложить новый храм. Храм в честь ангелов. И вот…

— Ангел вознесся сегодня ночью к Божьему Престолу, — глухо сказал Дайсуке, — оставив телесную оболочку на земле.

От такого известия все святые отцы пошатнулись как от удара. Придя в себя, стали совещаться.

— Тогда мы захороним тело ангела в фундаменте нашего храма…

— Нет, — ответил на это Дайсуке, — чтобы благословление осталось на вашем городе, необходимо похоронить ангела в лесу.

— Хорошо, — сникли святые отцы.

Похоронная процессия растянулась на километр. Впереди шел архиепископ, за ним — святые отцы. Они махали кадилами и громко молились. За ними — трубадуры, игравшие реквием местного композитора. За трубадурами — Дайсуке, несший на руках, завернутого в простыню, Мика. А за Дайсуке поспешали жители города.

Процессия вышла на ту поляну, где Мик попал в плен. Тут Дайсуке остановился. Появились могильщики, они живо выкопали яму. Дайсуке спрыгнул туда и аккуратно уложил Мика на дно. Потом вылез и могильщики быстро закопали могилу.

Дайсуке повернулся к плачущей толпе:

— Я останусь здесь. В бдении у могилы моего напарника. Таковы законы нашего мира. Вы же придете сюда лишь через три дня и три ночи, на восходе солнца, чтобы получить благословление божье. А теперь идите.

Жители покинули скорбную поляну, а Дайсуке остался. Когда шаги людей затихли, и на поляне установилась тишина, Дайсуке рухнул на свежий могильный холмик и дал волю слезам.

Примерно через полтора часа, когда Дайсуке выплакал все слезы и уже просто лежал, уткнувшись лицом в землю, он услышал знакомый баритон:

— И ты думаешь, что лежание на сырой земле чем — то Мику поможет?

— Не вижу смысла подыматься, — сердито сказал Дайсуке, скашивая глаза в сторону говорящего. Но в лежачем виде обладателя голоса не было видно, поэтому Дайсуке все-таки поднялся и сел. Рядом с могилой стояла огромная белая птица и внимательно разглядывала Дайсуке.

— То, что поднялся — хорошо, — птица опустила голову прямо к лицу Дайсуке.

— Ты кто?

— Серебряный Феникс, — представилась птица, — присматриваю за Миком. Если говорить точно, то мы с ним — партнеры.

— Хороши партнеры, — проворчал Дайсуке, — позволил Мику умереть…

— Ну, вообще-то, Мик не умер, — сообщил Феникс, — он перерождается.

— Да ладно лапшу вешать на уши. Я Мика пытался привести в чувство — он был холоден как ледышка.

— Весьма тронут, — хмыкнул Феникс, — но все-таки я полагаю, что твои заботы о Мике просто неправдоподобны.

— Еще чего!!! — Дайсуке сжал кулаки, — ты думаешь, что мои чувства к Мику не настоящие? Что я не смогу его защитить?

— Не надо так волноваться, — невозмутимо ответил Феникс, — я пытаюсь разобраться.

— И что это даст?

— Очень многое. Достоин ли ты Мика? Или тебя надо гнать? — Феникс толкнул Дайсуке клювом и тот упал на спину.

— Убить хочешь? — Дайсуке рванул рубашку на груди, — бей, только сделай так, что бы я мог защитить могилу Мика от оборотней и волколаков.

— Мертвые не смогут никого защитить, — произнес Феникс, вставая одной когтистой лапой на левую руку Дайсуке, а второй — на правую. Дайсуке лежал ничком на могиле, но не поперек, а вдоль. Руки, зажатые лапами Феникса, покоились по бокам могильного холмика. Дайсуке, не отрываясь, смотрел на стремительно приближающуюся голову Феникса и, когда острый загнутый клюв приблизился к нему, закрыл глаза.

— А ну быстро открыл! — скомандовал Феникс, — встречай все с открытыми глазами!

Дайсуке покорно открыл глаза. Клюв вонзился ему в грудь, но боли Дайсуке не почувствовал. Но услышал удовлетворенный вздох Феникса.

— Молодец! — Феникс выпустил Дайсуке и отошел.

Дайсуке поднялся на ноги и осмотрелся. На поляне было тихо. В небе плыли золотисто — розовые облака, день клонился к вечеру. Феникс стоял недалеко от могилы и тихо светился серебристым светом. Дайсуке посмотрел на него — птица действительно была серебряной.

— Что этим хотел добиться?

— Ты не лгал, — ответил Феникс, — твое сердце говорило правду. Ты достоин Мика. А теперь давай его выкапывай!

— Зачем? — Дайсуке оторопел.

— Затем, что день клонится к вечеру, а нам нужно сделать ещё кучу важных дел.

— Так у нас лопаты нет?

— Руками, — Феникс еще раз внимательно посмотрел на Дайсуке. От взгляда глубоких сапфировых глаз ему стало не по себе. Он опустился на колени и стал копать землю. Хвала небесам, земля была еще рыхлая, но это не помешало Дайсуке ободрать все ногти и пальцы. Наконец Дайсуке откопал Мика и вытащил его наружу.

— Приводи в чувство, — подсказал Феникс.

Дайсуке стал тормошить Мика, в глубине сердца не надеясь на благополучный исход. Но Мик вдруг глубоко вздохнул и открыл глаза.

— Добрый вечер, Дайсуке.

— Добро пожаловать обратно, Мик, — Дайсуке всхлипнул.

— Подожди плакать, — Мик сел, потом встал, осмотрелся.

— Так. Сейчас посадим дерево, а потом Феникс нас отсюда заберет.

— О чем ты? Какое — такое дерево?

— Сложи ладони в замок, Дайсуке, — Мик повернулся к приятелю и улыбнулся ему.

Дайсуке сделал, как велели. Мик подошел и дунул между пальцев. Дыхание Мика пощекотало ладони Дайсуке. А Мик еще и поцеловал. Дайсуке страшно смутился.

— Открывай ладони, — попросил Мик.

Дайсуке открыл — на ладошке лежало семечко, размером с желудь, похожее на сердце, серебристого цвета. Мик взял семечко и бросил его в разверстую могилу.

— А теперь. Феникс, телепортируй нас на «Немезиду», а потом, вместе с кораблем, с планеты в космос.

— Сейчас, — отозвался Феникс.

Через два часа «Немезида» уже удалялась с этой нехорошей планеты. Все на борту спали, кроме Мика и Дайсуке. Они сидели в рубке и направляли корабль, куда глаза глядят.


Глава 33

Первые два дня, после бегства с планеты, все только и делали, что ходили и глазели на Мика. Потом Мику это надоело. Он накостылял Логану и Майклу, и все сразу же оставили его в покое.

Девочек восхитило мужество Мика и их чувства опять вспыхнули с новой силой. Гарланда извивалась змеёй, пытаясь соблазнить Мика, а Шидори оказывала Мику повышенное внимание.

Прошла неделя. Прибор по обнаружению ключа ничего конкретного не показывал. «Немезида» летела прямо, на борту происходила обычная возня. Однажды вечерком, когда Мик уже задремывал, в его каюту кто-то вошел. Мик не удосужился поприветствовать вошедшего, он перевернулся на живот и погрузился в сон.

Но его сон был бесцеремонно прерван. К его затылку приставили пистолет, и голос Сагары произнес:

— Сейчас я положу конец этой игре!

Но проходили секунды, а выстрела так и не последовало.

— Перевернись и возьми револьвер, — сказал наконец Сагара, — пока ты лежишь ко мне затылком и не вооружен, я не могу тебя убить.

Мик повернулся на спину, открыл глаза и сел на кровати. Сагара бросил ему на одеяло револьвер, но Мик к нему не притронулся.

— Возьми оружие! — зло выкрикнул Сагара, — возьми и умри как мужчина!

— Еще чего, — Мик уставился на Сагару, — ради чего я буду это делать? Если пришел убивать, то давай и не точи лясы.

Сагара наставил на Мика ТТ и положил палец на курок. Мик сидел, а Сагара стоял. Мик равнодушно смотрел в черный зрачок ствола. Рука Сагары стала дрожать. Он сел на кровать. Теперь ТТ был нацелен Мику не в голову, а в грудь. Мик молчал. Сагара стал потеть, рука дрожала все сильней. Наконец Сагара выронил пистолет.

— Черт подери! — выругался он, — я хочу тебя убить, но я не могу тебя убить! Не могу…когда ты сидишь тут и…просто смотришь на меня,…не сопротивляясь,…не спрашивая, почему!? ПОЧЕМУ!!!??? — выкрикнул Сагара, — почему, Мик?

— Если я тебе отвечу, ты меня не убьешь? — осведомился Мик.

— Нет.

— Я просто не понимаю, почему ты хочешь меня убить?

— Шидори…

— Я не испытываю к ней никаких чувств, — Мик посмотрел на Сагару, — я не замахиваюсь на ваши чувства.

— Врешь… — Сагара недоверчиво посмотрел на Мика.

— Зачем? — Мик перевел взгляд на ТТ. и револьвер, — я не собирался отвечать на все проявления чувств Шидори и Гарланды. Это, конечно, круто — чувствовать себя на высоте положения, но не за счет других.

— Я тебе не верю, — ответил Сагара. — Шидори постоянно нас сравнивает и меня это раздражает…

— А моя смерть что-то изменит? Не думаю. Сравнение будет не в твою пользу.

— Так что же мне делать? — Сагара обхватил голову руками, — я не понимаю?

— Пойдем, надеремся, — предложил Мик, — просто так, а потом может и подеремся…

— Давай, — безучастно согласился Сагара.

Спустя десять минут они сидели в камбузе и пили. Сагара был без майки, но в камуфляжных штанах и берцах. Мик — в синих джинсах и белой майке. Начали с рома. Выпили бутылку рома на двоих. Показалось мало. Нашли еще. Приговорили. А потом еще, и ещё, и ещё…. Через шесть часов, они оба были в доску пьяны, хотя может быть упились до звезд.

— Пон-н-нимаешь, — Мик объяснял Сагаре, — это раньше из-за баб на дуэль вызывали…

— Сл-л-лыхал… — подтверждал Сагара, пытаясь сообразить, что к чему.

— В-о-от…а сейчас…нельзя…не-ет…не-ет, — Мик икнул, — ител…интил…и-н-т-е-л-е-г-е-н-т-н-ы-е лю-юди решю…решают все мирно…дааа-да…

— Поне…пони…понимаю, — всхлипнул Сагара, — др-у-у-г…ты… мнея… меня прооо-стишшь за то…что я …того.

— Бе-е-з-з про-о-б-лем, — Мик икнул снова, — обыд…обеиме…обнимемся дрк…друг.

Они обнялись. Сагара стал заливать слезами плечо Мика, а тот, что-то неясно бормоча, принялся утешать. Идиллия длилась недолго. В камбуз завалился Логан.

— Вот гады! Сами пьют, а нас не зовут! Мик, ты чего малолетку спаиваешь?

— Иди, куда ше-е-ел, — Мик опять икнул, распространив по кухне сильный запах алкоголя.

— Боюсь, придется вашу идиллию прервать, — Логан взял обоих за загривок и поволок в душ. После помывки закинул парней в каюты.

Утром Мик чувствовал себя погано, но лучше чем Сагара. Тот вообще не появлялся не в рубке, не в камбузе, а тихо валялся в каюте, страдая от похмела.

Мик сидел и молча крутил штурвал. Дайсуке и Логан сидели по обе стороны панели управления, наблюдая за Миком.

Спустя час картина не поменялась.

Еще час прошел. Потом еще. В начале следующего часа, Мик не вытерпел:

— Нечего мне давить на нервы! — рявкнул он на парней, — уселись тут как стервятники!

— Мы просто сидим, — лениво обронил Дайсуке.

— Позволь тебе не поверить, Дайсуке-кун. Когда ты просто сидишь, ты насвистываешь мелодии или храпишь. А тут ты сидишь и нагнетаешь тишину.

— И что? — Дайсуке посмотрел на Мика.

— Надоело, — Мик поставил корабль на автопилот, слез с кресла и двинул к Дайсуке.

Дайсуке Джиген встал, потянулся, засучил рукава рубашки и стал ждать.

Мик близко не подошел. Стоял и рассматривал.

— Ты вчера надрался, — подал голос Логан, — и Сагару напоил.

— Он меня убить хотел, — ответил Мик, — из-за Шидори, приревновал парень.

— Вот как, — ухмыльнулся Логан, — понятно.

— Давайте убивайте, — зло сказал Мик, — теперь я беспомощен, у меня нет сил, а стрелять я здесь не буду.

— Ты чего? — опасливо спросил Дайсуке, — что с тобой?

— Надоело мне быть бесполезным, — ответил Мик и набросился с кулаками на Дайсуке. Драки не получилось. Мик первой атакой сшиб Джигена, но получив хук от Дайсуке и удар, отправивший его в полет в противоположную стенку, потерял интерес к драке. Сидя у стены и мотая головой, Мик вдруг засмеялся.

— Мик?! — Дайсуке подошел к нему, — с тобой все в порядке?

— Нет, не в порядке…я идиот, верно? Я не могу радоваться… надо бы,… а я не могу. Простите меня, парни…за все, что я наговорил или сделал,… я понимаю, что мой характер далеко не сахар и ужиться со мной не так просто…

— Не говори так, — встревожено сказал Логан, — ты как будто прощаешься с нами…

— Все может быть, ребята, — Мик прекратил смеяться и взглянул на парней необыкновенно нежным взглядом, грустно улыбаясь.

— Что ты задумал? — Логан схватил Мика за плечи и встряхнул его, — я знаю этот взгляд и знаю, что после него обычно следует. Давай колись.

— Ничего, — Мик грустно посмотрел на Логана, — прости меня. Я вечно тебе неприятности доставляю.

— Заткнись, — устало ответил Логан, — мне не за что тебя прощать. Нет таких проступков. Ты ведь не собираешься умирать в ближайшее время?

Мик посмотрел на Логана, но взгляд не был адресован другу. Он шел сквозь него и был обращен куда-то в потусторонние миры.

— Мик? — позвал его Дайсуке.

Мик перевел на него взгляд, склонил голову, улыбнулся:

— Ты яркий, — сообщил оторопевшему Дайсуке, — ты мне нравишься, парень. Ты не должен со мной связываться, у тебя и так проблем хватает. Земля — II. Ограбление финансовой империи Батуриных. Венера. Ограбление музея естественных наук. Сакура. Похищение золотой ладьи айнов. Продолжить?

— Нет, — Дайсуке опустил голову, — ты прав. Но, — Дайсуке вновь поднял голову, — можешь меня прямо здесь убить или арестовать, я хочу остаться с тобой и пройти этот путь до конца.

— Хорошо, я не против этого. «Когда долгожитель споет свою последнюю песню, когда путь скорби будет усыпан алыми розами — сокровище будет найдено». Вы оба умрете, а потом вернетесь к жизни, но…

— Что «но»? — спросил Дайсуке, — ловушка, да?

— Нет, сокровища и ваша жизнь вернется лишь тогда, когда крылатое создание принесут в жертву.

— Но…ты же — крылатое создание?!

— Правильно, я — крылатое создание. Готовы ли вы к осознанию этого?

— Твоя жизнь за сокровище? Для меня это слишком дорогая цена, — сказал Логан.

— Для меня тоже, — поддержал Дайсуке.

— Хорошо, — Мик обмяк, глаза у него закатились и он бы упал, если бы его Логан и Дайсуке не подхватили. Но на этом сюрпризы не кончились. Мика объял серо-малиновый свет, захвативший весь корабль и перебросивший «Немезиду» сквозь пространство и время, неизвестно куда.

Корабль завис рядом с серо-зеленой планетой. Мик не подавал признаков жизни. Парни, посовещавшись, решили приземлиться. Логан утащил Мика в каюту и вернулся в рубку. Дайсуке вовсю рулил. «Немезида» вошла в атмосферу планеты и, по плавной кривой, скользнула к поверхности.

Корабль шел на высоте 10 тысяч метров над поверхностью самого удивительного океана. Цвет волн был коричневым, перетекающий в светло-песочный и янтарный.

— Логан! Я вижу берег и очень знакомое судно, стоящее на якоре, — возвестил Дайсуке, вглядываясь в обзорные экраны, — до берега около километра.

— Приводняемся рядом, — велел Логан.

«Немезида» сделала круг над судном и плюхнулась в волны. Янтарные брызги взметнулись, омыв корпус корабля, коричневые волны побежали к берегу.

Логан и Джиген выбрались наружу. Вдохнули и чуть не слетели с корабля. Океан пах ромом.

— Эй, на «Санни»!? Есть кто живой?!

Высунулся скелетик в гавайской рубашке:

— Хо-хо-хо! Привет, меня зовут Брук! Вся команда на берегу! Хо-хо-хо!

— А ты чего здесь?

— Я вдыхаю запах моря. Но я же скелет и у меня нет носа! Хо-хо-хо!

— Ладно, тогда, — Дайсуке спустился вниз, чтобы направить «Немезиду» к берегу, а Логан остался наверху.

Разрезая темно-коричневые волны, «Немезида» повернула к берегу. На причаливание ушло пять минут. Корабль выехал на берег и удобно устроился на отмели. Добрая команда «Немезиды» с радостным криком высыпала из корабля и устремилась исследовать берег.

— Я с Миком останусь, — сказал Дайсуке Логану, — а ты присмотри за народом.

— Ладно, — Логан зачерпнул рому и пригубил его, — отличная выпивка. Выдержанная.

— Вот тебе и причина, чтобы присмотреть за командой, — засмеялся Дайсуке, — а я за Миком пригляжу.

Логан ушел вслед за веселым людом, а Дайсуке обратился к Бруку:

— Как вас сюда занесло?

— А, ерунда. — Брук посмотрел на Джигена, — мы попали в космический вихрь, а потом нас засосала черная дыра.

— Ясно. А остальные где?

— На берегу, пьют, наверное.

Дайсуке покачал головой и спустился к Мику. Тот спал.

— Я не понимаю, Мик, что ты, вообще, делаешь? — Дайсуке посмотрел на лицо спящего, — почему ты это делаешь? И зачем? Я тебя очень люблю…

— Я знаю, — Мик открыл глаза, — прости…

— Мы реально испугались, когда ты упал.

— И куда мы залетели? — Мик сел на кровати.

— В океан рома.

— Что, действительно? — Мик удивлено уставился на приятеля.

— Ага.

— Пошли, посмотрим.

Мик слез с постели и отправился наружу. Дайсуке пошел за ним.

— Замечательное местечко, — Мик вдохнул пьянящий воздух, — зашибись!

— Пары алкоголя, — Дайсуке помрачнел, — плохо могут на тебя подействовать.

— Я плавать пошел, — Мик разделся и плюхнулся в волны.

— Стоит ли тебе это делать? — Дайсуке подошел к ромовому прибою и вперил взгляд в Мика.

Мик вынырнул из янтарной волны и выполз на берег.

— В кои веки, Дайсуке, ты оказался прав! — Мик улыбнулся, посмотрел на приятеля снизу вверх и окатил его янтарными брызгами.

— Черт подери, Мик! — Дайсуке отпрыгнул, поскользнулся на гальке, упал и был немедленно утащен Миком в янтарную глубину.

Отфыркиваясь и отплевываясь, Дайсуке вынырнул и поплыл к берегу. Но Мик, расшалившись, вновь утянул его вглубь. Дайсуке вновь выплыл, выбрался на берег, снял с себя промокшую одежду и вернулся в ромовый океан.

Брук, облокотившись об борт «Санни», с завистью смотрел на купающихся ребят.

— Ну все, Мик, — Дайсуке в изнеможении вылез на берег, распространяя ромовые флюиды, — я больше не могу…сил моих нет…наглотался рома на всю оставшуюся жизнь…и пропах им.

— Какая ерунда! — Мик выглянул из рома, улыбнулся и лег на дно. Полежав там пару минут, опять вынырнул.

— Заканчивай, Мик, — Дайсуке отполз подальше от янтарного прибоя. К счастью ветер переменился и теперь дул от берега.

— Голова заболела, — Дайсуке забился в тень, которую делали большие, пузатые в стволе, деревья с огромными жесткими, на вид, листьями.

Мик выплыл на берег, полежал на линии прибоя какое-то время, блаженно щурясь, потом встал, встряхнулся как собака и, собрав всю одежду, присоединился к Дайсуке.

— Как голова?

— Побаливает, — ответил Дайсуке, — никогда не думал, что от рома мне может стать худо.

— От стаканчика, быть может, и не бывает ничего. От бутылки — похмелье, а от океана — головная боль.

Тут над лесом прокатился вопль, полный боли и ужаса.

— Что там такое? — Мик уставился в глубину леса. Крик не повторялся, но было слышно, как кто-то бежит. Мик быстро напялил свою одежку — джинсы, рубашку и сандалеты — и направился в глубину леса. Дайсуке, чуть помедлив, поднялся, оделся и пошел вслед.

На лесной тропе они встретили толпу народа. Народ был напуган. Народ перемешался и помешался от какого-то ужаса. Они перли как танки, но, увидев сердитого Дайсуке, тормознули и смешались в кучу малу.

Мик и Дайсуке разобрали кучу, разложив команды по кучкам. В команде «Немезиды» были все, кто ушел на берег, кроме Логана. В команде «Санни» недосчитывалось троих, но Брука можно было не считать — он был на судне, а вот Луффи и Зоро не было.

— Где ваш капитан? — спросил Мик Робин, — и Зоро? И Логан?

— Луффи попался в ловушку, а Зоро остался там. Он пытается вызволить Луффи. Логан — сан тоже там.

— А кто орал?

— Мы все, — смущенно ответила Робин, — на нас вылезло чудовище, правда мы его поколотили, и оно само заорало.

— Мы слышали лишь один крик…

— Полный боли и ужаса…

— Ужас — наш, — вновь Робин смущенно потупилась, а Шидори её поддержала:

— А боль была чудовища! Крики, скорее всего, наложились друг на друга.

— Ладно, — Мик улыбнулся всем присутствующим, — прогуляюсь я до вашего капитана и посмотрю, чем помочь. Дайсуке, помоги народу добраться до кораблей.

— Ещё чего, — Дайсуке весь напружинился, — я с тобой пойду.

— Там Логан. — Мик спокойно похлопал Дайсуке по плечу, — со мной ничего не может приключиться.

— С тобой всегда что-нибудь приключается, и поэтому я иду с тобой, хочешь ты этого или нет.

— Ладно, — Мик засунул руки в карманы джинсов и, насвистывая что-то, двинулся по тропинке в глубину таинственного леса.

Дайсуке скрипнул зубами, построил обе команды и подопнул в сторону берега. Посмотрел вслед, как они, толкаясь и ругаясь, спешат к берегу и, удовлетворенный этой картиной, отправился вслед за Миком, который уже практически скрылся за поворотом.

Дайсуке шел за Миком, выдерживая расстояние в несколько метров, не выпуская его из виду. Мик не обращал на него внимания. Тропинка была весьма извилиста, и Дайсуке приходилось прилагать усилия, чтобы не потерять Мика. Спустя какое-то время:

— И долго ты собираешься тащиться за мной? — сердито спросил Мик, останавливаясь и поворачиваясь к Дайсуке.

— Всю оставшуюся жизнь, — пробурчал Дайсуке.

— Тебе не кажется, что это смешно?

— Почему?

— Я — взрослый человек и я сам могу отвечать за свои поступки.

— Можешь, — согласился Дайсуке, — но лучше за тобой присмотреть, чтобы потом ничего не было.

Мик на это заявление ничего не сказал, повернулся и пошел дальше. Дайсуке последовал за ним.

Через полчаса они вышли на равнину, покрытую рыжеватой ломкой травой. На равнине возвышалось сооружение, похожее на конусную раковину улитки. Цвет стен был — от нежно — песочного на выпуклостях до темно-терракотового в тех местах, где выпуклости смыкались с друг другом.

С одной стороны сооружение атаковал Зоро, с другой — Логан. Попытки обоих не увенчивались успехом. На сооружении не было ни царапины.

— А залезть пробовали? — спросил Мик, подходя к Логану.

— И как ты это представляешь? — Логан соизволил обернуться, — сооружение прочное, но мне кажется, что оно рассыплется под ногами.

— Давай я попробую, — Мик скинул сандалеты и забрался на нижний уровень. Упираясь руками в стену, он продвигался по уровням, пока не очутился на самой вершине.

— Эй, — крикнул он ребятам, — а вершины тут как раз то и нет!

— Дырку видишь? — Зоро поднял голову.

— Вижу. И что?

— Туда Луффи и провалился!

— Сейчас покричу! — Мик сунул голову в отверстие и крикнул, — Луффи! Лу-фф-иии!

Из темной глубины донесся еле слышный ответ.

— Он где-то внизу! — Мик посмотрел вниз на равнину, — слышно плохо.…Ох.

Вершина пошла трещинами и обрушилась вниз, увлекая за собой Мика.

— Ухо-дии-тее! — ребята услышали лишь это, и воцарилась тишина.

— Мне послышалось или Мик действительно велел нам уходить? — спросил Зоро.

— Не послышалось, — ответил Логан.

— Но может нам туда же забраться, — предложил Дайсуке, — помочь Луффи и Мику?

— Тогда мы тоже упадем, — решительно отверг идею Логан, — низ крепче, чем вершина, а мы крепкие и, вследствие этого, тяжелые.

— Я легче вас, — заявил Дайсуке, и было полез на сооружение, но Логан взял их обоих за шкирку и поволок прочь.


Глава 34

Когда глаза Мика привыкли к темноте, он различил внизу Луффи. Бестолково размахивая руками ногами, Луффи пытался зацепиться за стены. Мик последовал его примеру, но оказалось, что стены покрыты острыми шипами, за которые невозможно зацепиться, но можно порезаться.

Сталкиваясь со стенами, они очень сильно поранились. В конце концов, они сцепились друг с другом и скорость их падения увеличилась.

— Башня метров тридцать в высоту, — прошептал Мик, — а мы уже долго падаем, как будто с очень большой высоты летим.

— А дна не видно, — подтвердил Луффи, — и своими способностями я отчего-то воспользоваться не могу.

— Странно это…

Туннель, по которому они летели, стал заметно расширяться. Стены исчезали в темноте, и уже не было ясно, куда они летят.

Дна так и не было видно, но из неведомых глубин задули потоки воздуха, острого как бритва. Мик и Луффи ближе прижались друг к другу. Ветер хаотично дул, не позволяя выяснить направление. Тысячи острых воздушных клинков вонзились в их плоть, но это вскоре кончилось. Пару метров они пролетели в относительной тиши. И вдруг из всех сторон выплеснулся сухой горячий ветер. Он пронесся через них, сквозь них и исчез. А они полетели дальше.

Еще через пару метров внизу показался свет. Их скорость увеличилась, и вскоре они рухнули на огромный круглый мозаичный пол. Упали и откатились друг от друга.

— Поздравляю с удачным приземлением! — сказал Мик, уставившись в темноту, из которой они прилетели.

— Спасибо, — откликнулся Луффи, — но я не в силах пошевельнуться. Чувствую себя так, как будто я выдержал драку с огромным чудовищем.

— Полностью с тобой согласен.

Полежав так минут сорок, Мик нашел в себе силы подняться. Усевшись, он стал оглядываться. Края пола утопали в темноте, мозаичный рисунок не производил впечатления нового.

— Жалко, что здесь нет Робин, — сказал Луффи, — она бы быстро определила, куда мы попали.

— Куда-то в древность, — ответил Мик, — к сожалению, примерную дату этого сооружения я тебе не скажу.

Но тут послышался свист, и между Миком и Луффи приземлился большой валун. От удара мелкие крошки мозаики брызнули во все стороны. Мик закрыл голову руками, но пара крошек его все-таки поцарапала. Спустя несколько минут еще одна глыба ударилась в пол рядом с ними. Потом как будто прорвало камневод — огромные, средние и мелкие каменюги стали сыпаться из темноты. Только успевай уворачиваться. Ребята бегали по залу, пытаясь защититься от камней, но когда их силы были уже на исходе, камнепад кончился.

— Что это было? — спросил Луффи.

— Проверка на прочность, — ответил Мик.

— У кого-то наверху очень плохое чувство юмора, — рассмеялся Луффи.

— Угу, — Мик фыркнул.

Они забрались на валуны и осмотрелись. Весь зал был завален камнями.

— Думаешь, это всё? — спросил Луффи.

— Нет, полагаю, что это только начало.

В подтверждении его слов из темноты на них обрушились длинные и острые колья. Проблема создавалась ещё и тем, что колья были не цельные, а состояли из многих сочленений. При ударе такого колышка об камень, происходил рикошет, и остриё устремлялось вбок, или назад, или вниз, или ещё куда-нибудь.

Парни бегали и скакали по камням со скоростью горных баранов, убегающих от волков. Но это их не спасло, колья их нашли и пришпилили к стенкам в позах древнеегипетских рисунков.

А остальные в это время, под чутким и мудрым руководством Логана и Гана, приготовились к аварийному взлету. Команда «Санни» роптала, не желая покидать планету без капитана, но Логан им объяснил, что когда они покинут этот океан, капитан будет уже на борту.

Но тут подул ветер. Он дул от берега, со свистом вырываясь из-под полога леса, вздымая белые буруны янтарных волн. «Санни» закачался под ударами ветра и Нами — навигатор этой безумной команды — велела развернуть корабль, поставив его так, чтобы ветер дул в паруса.

«Немезида» противостояла ветру, но ветер набирал силу, и громада корабля стала съезжать с берега в океан.

Над лесом набухли облака, и вырос разноцветный гриб. В его шляпке крутились темно-зеленый и розовый, фиолетовый и черный, синий и желтый, синий и изумрудный, серый и малиновый цвета. Разнообразие цветов блекло и исчезало в белом ярком сгустке, сияющем в ножке облачного гриба. А потом произошла ярчайшая вспышка, и все потонуло в белом сиянии.

Ган Волос, Логан и Дайсуке обрели способность видеть только тогда, когда в обзорном окне появилась быстро приближающаяся планета.

— ААА!! МЫ ПАДАЕМ!!!

— Кончайте орать, капитан! Сейчас разберемся.

— Где Мик? Я спрашиваю, где Мик, черт подери?

— Капитан. ТИХО!!! Тут Мик. На полу. Рядом с Дайсуке.

— Он жив? — частично успокоившись, спросил капитан.

— Дышит, — ответил Дайсуке, — я его отнесу в каюту, а потом вернусь.

— Правильно, Логан — ты за штурвал. А где Ули?

— А вон там висит, в углу.

— Ули! Быстро на свое место и координаты нам живее!

Ули заполосатился — малиновые полосы на коричневом фоне — и, подплыв к консоли, стал разбираться в координатах.

Дайсуке отнес Мика в каюту и уложил на койку. Потом вернулся в рубку. Несмотря на все старания Логана, «Немезида» стремительно приближалась к неустановленной планете.

Капитан бегал по рубке и проклинал все и вся. Ули лихорадочно выяснял координаты, а Логан крепко держался за штурвал.

На той ночной половине планеты, к какой стремительно приближалась «Немезида», что-то праздновали. Небо было расцвечено яркими всплесками салютов, и никто не обратил внимание на яркую полоску, расчертившую звездный небосклон. На шум падения никто не явился, а лесные жители спросонья ничего не поняли.

«Немезида» шлепнулась в болото, погрузившись полностью под воду, а потом частично всплыла. И установилась тишина, прерываемая лишь криками ночных зверей и птиц.

Мик проснулся, потянулся и сел на койке. Осмотрелся. Последнее, что он помнил, то, как они с Луффи висели на стене, пришпиленные множеством гибких копий. Поскольку теперь Мик видел свою каюту, он заключил, что приключение это закончилось для него хорошо, но неизвестно как они сумели выбраться.

Мик подошел к иллюминатору и поднял внутренний ставень. То, что он увидел, сильно удивило его. За иллюминатором была зыбкая, пронизанная солнечными лучами и гибкими зелеными стеблями, субстанция напоминающая воду. Присмотревшись, Мик установил что это и впрямь вода. Из глубины подымались пузырьки воздуха, шевеля стебли кубышек и кувшинок, поодаль виднелись корни мангровых деревьев. Мимо проплыл крокодил. «Ё-моё», — подумал Мик, — «Это стопроцентно Новая Земля. Нехило нас закинуло. С Пьяной планеты к Новой Земле. Это как минимум десять гиперпрыжков или пять лет лету. Что же я такое выкинул?» Вывод напрашивался сам собой. Большой выброс — объединенные силы внешних планет. Мик хмыкнул, накинул на себя майку, джинсы и отправился подвергаться гигиеническим процедурам.

Спустя час умытый, побритый, с чищеными зубами и одетый, Мик заявился на камбуз. Но там никого не было. Мик пошарился в холодильнике, перекусил тем, что нашел и направился к верхнему люку.

За ночь выступающая часть корабля обсохла и Мик, выбравшись на неё, расположился с максимальным комфортом. Солнце уже встало. Оно светило сквозь ветви мангров, создавая на поверхности воды зыбкие причудливые узоры. Пели птицы, невидимые глазу. Плескались рыбы. Мик сидел и наслаждался видом.

— Ну и что это такое? — кто-то прервал утреннюю нирвану Мика.

Мик обернулся. На обшивку вылез Дайсуке. Он был в синих джинсах, серой майке и без шляпы. Черные волосы топорщились в разные стороны. Но было видно, что длинные волосы Джигена, которые обычно закрывали ему шею, наконец, встретились с ножницами. Теперь у него была короткая прическа, плавно переходящая в бородку.

— Привет, Дайсуке, — ответил Мик, — тебя, наконец, подравняли?

— Да, — Дайсуке присел рядом с Миком, — Шидори меня подстригла. Ну и что тут у нас?

— Полагаю, мы на Новой Земле.

— Что!? — Дайсуке так резко дернулся, что чуть не слетел в воду.

— А чего ты так разволновался? — Мик внимательно на него посмотрел, — если бы кто-то знал, что вы здесь, мы бы так спокойненько не сидели.

— Да, ты прав. Прости.

— Да ладно, проехали. Народ зашевелился?

— Угу, — Дайсуке постучал по обшивке.

Из люка высунулся Люпен:

— Чего стучишь, Джиген? А у вас тут хорошо. Сейчас я к вам присоединюсь.

И точно. Не прошло и полчаса, как Люпен оказался рядом с Миком и Дайсуке. На нем были черные джинсы и синяя рубашка с коротким рукавом.

— Какое это счастье сидеть здесь, никуда не торопясь и ни о чем не думая, — с чувством сказал Люпен, растягиваясь подле Мика, — из всех наших приключений — это самое спокойное и счастливое.

— В нас стреляли, — заметил Дайсуке.

— А в нас всегда стреляют, — ответил Люпен.

— За нами охотятся.

— Что поделаешь — за нами всегда охотятся.

— За нами охотятся Фуджико с её новым приятелем, секстанты неизвестно какой веры и еще целая куча неизвестно кого.

— Фуджико, милая Фуджико, — Люпен грустно улыбнулся, — ну должно когда-нибудь нам повезти…

— Не говори так. Понимаешь, Мик, все, что этот обалдуй награбит, утаскивается этой сучкой.

— Ну не все, — обиделся Люпен, — а только то, что я ей сам позволяю забрать.

— Так что ж вы её терпите? — Мик недоуменно посмотрел на ребят, — не работайте с ней и все.

— Не получатся. У нее нюх на все наши дела. Хотя… много дел она обстряпывает сама.

— Да ну её в болото, — сказал Мик, — давайте о чем — нибудь другом поговорим.

— Да, ты прав, — Люпен улыбнулся, — Фуджико тут нет, Папаши — тоже. Мы живы и веселы.

Из люка высунулся Логан:

— Живей спускайтесь, будем собрание проводить.

— Сейчас придем.

Собрание проводили в камбузе. Все члены команды сидели за столом и смотрели на капитана Гана Волоса, а тот вещал:

— Наши трюмы забиты всякой фигней, наш корабль лежит в каком-то болоте. Неизвестно, где мы находимся. Ули так и не смог выяснить, куда мы залетели.

— Я знаю, куда мы залетели, — подал голос Мик.

— И ты поделишься с нами этим знанием? — вкрадчиво спросил капитан.

— Конечно, — Мик улыбнулся, — Мы — на Новой Земле.

Капитан выпучил глаза:

— Раздолбай меня комета! А у нас потому и координат нет, потому что мы сюда никогда не летали!

— Ну, теперь будут, — усмехнулся Мик.

— Ули, введи координаты Новой Земли в регистр нашего корабля.

Ули стал ярко-розовым, потом окрасился в пиксельную радугу и улетел в рубку.

— Хорошо. С одним разобрались, теперь надо выбраться на берег и точно выяснить, где мы находимся.

— Я думаю, — выступил Логан, — что надо разобраться, кто куда пойдет и кто тут останется.

— Если пойдут кэп и Ули — могут быть проблемы, — сказал Мик.

— Почему?

— Потому что они оба инопланетного происхождения, а насколько я помню, есть некие правила о нахождении инопланетян на Новой Земле. И одно из правил гласит — «…в случае инопланетного контакта, не через официальные каналы, следует вызывать MiB», а оно нам надо?

— Я не знаю, что за птицы такие эти MiB, но они нам нафиг не нужны, — ответил капитан.

— Итого у нас получается следующее: на экскурсию во внешний мир могут пойти — я, Логан, Дайсуке, Люпен, Гоемон, Майкл, Гарланда, Шидори и Сагара. Но…, — Мик выдержал многозначительную паузу, — Дайсуке, Люпен и Гоемон тоже не пойдут во внешний мир.

— Ещё чего!!

— Вы, ребята, сильно популярны в некоторых кругах, поэтому будете сидеть на корабле.

— Это значит, — Логан посмотрел на погрустневшую троицу, — Мик, я, Шидори, Сагара, Майкл и Гарланда могут курсировать между миром и кораблем.

— Так, это разъяснили, — капитан самодовольно улыбнулся, — теперь надо собрать команду и отправиться на поиски ответов. Но это бремя я взваливаю на ваши плечи. Вы, ребята, умные — сами сообразите, — и капитан отправился к себе в каюту.

— Я пошел, — сказал Гоемон и убрался из каюты.

— Я тоже, — Люпен поднялся со скамейки, — Гоемон отправился медитировать, а я, пожалуй, посплю.

— А я здесь останусь, — мрачно заявил Дайсуке.

— Кого пошлем во внешний мир? — спросила Шидори.

— Можно вас, — предложил Майкл, — пойдете парочкой — ты и Сагара.

— Нет, — отверг предложение Логан, — они молодые и к тому же японцы.

— И что?

— А если спросят — откуда? Что тогда?

— Ничего страшного, — Мик весело посмотрел на Логана, — пойду я, Сагара и Шидори. И все будет нормально.

— Хорошо, — Логан согласился с предложенным планом. — В пятистах метрах от нас имеется дорога, выбираетесь на нее и идете на север.

— А как мы доберемся до дороги?

— Вплавь. А крокодилов мы отвлечем.

Сагара, Мик и Шидори поднялись на обшивку «Немезиды». Обрядившись в купальные костюмы, а носильные вещи спрятали в водонепроницаемых мешках, они были готовы к путешествию.

Логан отозвал Мика:

— Послушай, что я тебе скажу. Будь внимателен. Постарайся выяснить о нашем местоположении все, что можешь добыть.

— Хорошо, Логан, я сделаю все как положено.

— Ступай с Богом!

Прыгнули втроем, подняв кучу брызг. Поплыли. Вода была теплой, стебли водяных растений то и дело норовили зацепиться за ноги и руки. Но эта троица была хорошими пловцами.

Под ними кипела бурная речная жизнь, над их головами проносились птицы. Они упорно плыли к иллюзорному берегу, пока не достигли его.

Сагара и Шидори выбрались, а Мик плыл сзади и ненароком запутался в ка-ком-то растении.

— Ребята, меня подождите, — крикнул Мик, — сейчас распутаюсь.

— Тебе помочь? — спросил Сагара.

— Брось мне нож, чертово растение на удивление прочное.

— Лови!

Мик поймал нож и нырнул. Через полчаса вынырнул и поплыл к берегу.

— Ну что там? — Сагара протянул Мику руку, помогая выбраться на берег.

— Ничего хорошего, — Мик, оказавшись на берегу, вернул нож владельцу и стал одеваться.

— Ну все — таки, — пристал Сагара, — что это было за растение?

— Нейлоновый шнур диаметром в четыре миллиметра и длиной в метров десять. А на его конце — убитый мужик.

— Да ты чё?

— Я, конечно, не эксперт, но, судя по состоянию тела, убит недавно.

— Считаешь, что мы должны сообщить властям об этом?

— Думаю, что это надо сделать обязательно. Говорить с властями буду я, а вы только поддакиваете.

— Хорошо.

На дорогу вышла Шидори, она переодевалась в кустах.

— Ну что пойдем?

— Да, мы уже готовы.

— Логан сказал — двигаться к северу?

— Туда и двинем.

И они отправились в путь.


Глава 35

На шоссе их подобрал грузовичок, полный жизнерадостных хиппи. Они попытались угостить их травкой, побренчали на гитаре и высадили на окраине Хомстеда. Так назывался город, в который они прибыли.

Они пошли вдоль улицы, держась за руки. Город все еще просыпался. Улицы были пустынны. Пройдя пару кварталов, они наткнулись на филиал Bank of America. Он был уже открыт.

— Я загляну в него, — сказал Мик, — неизвестно, сколько мы тут проходим, а нам и поесть надо, и что-нибудь купить.

— Мы с тобой.

Они зашли в банк. Сагара и Шидори стали разглядывать красочные буклеты, а Мик подошел к банкомату. Но спустя минут, понял, что не помнит собственного пин-кода, да и карточки у него тоже нет. Тогда он подошел к кассе.

— Доброе утро! — жизнерадостно поздоровался он с кассиром, — я б хотел узнать есть ли на моем счету деньги?

— Просьба, конечно, уместная в восемь утра, — ответил кассир, уставясь на Мика немигающим взглядом змеи, — позвольте ваше имя, уважаемый?

— Мик Меллоун.

— Хо-рро-ошо, — протянул кассир голосом, не предвещающим ничего хорошего, — а теперь распишитесь.

Он протянул Мику специальную панель и специальную ручку. Мик расписался. Его роспись уже отсканировалась и теперь сверялась с банком памяти. Данная процедура занимала от десяти секунд до минуты.

Наконец ожидание закончилось. Кассир расплылся в самой наидобрейшей улыбке:

— Мистер Меллоун, какая честь для нас! Мы так счастливы, что Вы нас посетили! Я бы посоветовал Вам взять карточку!

— Все это очень хорошо, — ответил Мик, обескураженный таким поведением кассира, — но я бы предпочел наличкой.

— Конечно, конечно, подождите минутку, — кассир позвонил по внутреннему телефону.

Спустя минуту появился управляющий. С исключительной вежливостью, граничащей с подобострастием, он провел всю троицу в кабинет, напоил чаем и кофе, угостил свежей выпечкой и всучил все-таки Мику золотую карточку Visa. Конечно, Мику выдали еще и наличку, так что из банка они ушли разбогатевшие и довольные.

— Теперь надо найти полицейский участок и заявить о находке.

Еще через квартал они набрели на полицейский участок. Зашли, и Мик обратился к дежурному.

— Здрасте! Хотим сообщить о находке.

Дежурный поднял на Мика глаза, минут пять изучал его, потом посмотрел на Сагару и Шидори, затем устало сказал:

— И что же вы нашли?

— Труп.

— Да, неужели? — искренне удивился дежурный, — и где же вы его видели?

— Он плавает в болоте под манграми.

— И вы там его нашли, да? А описать можете?

— Да без проблем, — Мик, с раздражением, начал перечислять приметы утопленника, — полный, лет сорока, залысины на лбу, нос картошкой, четырех зубов на верхней челюсти не хватает, уши маленькие, одет в черные тренировочные штаны, черную майку — спецназов-ку.…Хватит?

— Ба, так вы Боба Харшопа нашли! А жена вчера заявила об его пропаже. Ладно, дело серьезное. Подождите, я детектива позову.

Ребята уселись на жесткую скамью в коридоре.

— Я спросить тебя хочу, — сказал Сагара, — золотую карту Visa абы как не дают, а тебе, почему так повезло?

— А я сам не знаю, — ответил Мик, — я не помню, чтобы у меня какие-то накопления были. Но, видимо, есть. Причем, не только на Новой Земле, но в Галактическом банке.

— И сколько там у тебя?

— 100 миллиардов долларов.

— Нифига себе, имея такие деньжищи на счету, ты мог просто прожигать их в свое удовольствие!

— Ну, во-первых, я не уверен в этих деньгах, а во-вторых, я сперва выясню, откуда они ВООБЩЕ!

— Что ВООБЩЕ? — около них появился высокий худой парень.

— А это мы про свое, — Мик перевел взгляд с Сагары на парня.

— Это вы нашли Боба?

— Да.

— Хорошо. Меня зовут Том «Лаки» Брид. Вы мне сейчас, в кабинете, расскажите, где и как вы его обнаружили.

— Угу.

Офицер Брид провел их в свой кабинет, правильней сказать закуток, усадил и сел напротив:

— Давайте рассказывайте.

— Мы шли по берегу болота.

— Это кто «мы»?

— Правильно, — Мик постарался вспомнить свое полицейское прошлое, — Это я — Мик…, — замялся, не зная стоит ли открываться, потом решил идти напролом, — Мик Меллоун, Сагара Сосукэ и Шидори Канаме. Мы шли по берегу болота, можем показать на карте, где именно. Шидори увидела что-то белое на воде и попросила достать. Я вошел в воду, опасаясь крокодилов и водяных змей, но моя нога запуталась в чем-то. Я попросил Сагару дать нож, чтобы разрезать, как я думал, стебель растения. Но это оказалось не растение, а нейлоновый шнур диаметром в четыре миллиметра и длиной в метров десять, а на конце этого шнура находился ваш пропавший.

— М-да, — офицер Брид почесал за ухом, — интересная история. Однако Боб пропал два месяца назад…

— Если вы считаете, офицер, что тело, которое я видел, пролежало в воде два месяца, то вы очень ошибаетесь.

— Почему?

— Я могу с уверенностью сказать, что этого беднягу убили часа за два-три до того, как мы его нашли.

— А почему вы уверены, что он убит? Может он просто запутался в шнуре, оступился и утонул?

— Ваша версия, детектив, не лишена оригинальности, но если у тела отсутствует затылочная часть черепа и в переносице зияет дыра от сорок пятого разрывного, вряд ли это можно назвать случайностью.

— Так, — жестко сказал офицер Брид, — смотрю я, вы что-то больно много о нашей работе знаете, мистер Меллоун. И имя у вас знакомое.

— А вы проверьте, офицер, — предложил Мик, — волноваться не о чем.

— А я так и сделаю, — офицер Брид ввел имя Мика в комп. Пока данные загружались, Брид внимательно разглядывал Мика и его друзей, а они также старательно рассматривали его. Ситуация была непростой, но Мик был уверен, его интуиция подсказывала, что ничего плохого не будет.

Данные загрузились. Офицер Брид их прочитал и расплылся в улыбке:

— Коллега, извините, не признал.

— Хорошо, я тут — инкогнито, так что без лишнего пафоса и давай на ты.

— Значит, Мик, считаешь, что Боб был убит?

— Да, я не знаю, где он пропадал два месяца, но убили его ИМЕННО до наступления утра.

— Показать сможете, где вы его нашли? Поедем на моем лендровера, — Том встал из-за стола.

— Конечно.

Минут через тридцать они ехали к месту расположения трупа. У Тома оказался Land Rover Discovery серия 10— экологически чистая, как и все внедорожники этой серии.

— Ты меня прости, что я так подозрителен к тебе был, — Том вел машину и разговаривал с Миком, который сидел рядом. Сагара и Шидори находились на заднем сидении.

— У нас год урожайным на всякие убийства вышел. Поговаривают, что в болотах маньяк завелся. Якобы по ночам выходит он из болот и режет всех на маленькие клочки, а потом их развешивает по заборам.

— Маньяк? — Мик повернулся к Тому, — в болоте?

— Да, я вообще-то склонен в это верить. Два таких трупа мы обнаружили, ими теперь CSI занимается. Потом детей стали похищать, и до сих пор похищают — поймать не можем. Секта на болотах какая-то активизировалась, тоже всякие там ритуальные убийства. Трупы находим, а преступников — нет. Может, ты нам поможешь?

— Посмотрим, — ответил Мик, — останавливайся, приехали.

Сагара и Шидори из машины не выходили, а все заботы об утопленнике переложили на плечи Мика и Тома.

Том залез в воду, окунулся, увидел труп и вылез на берег.

— Сейчас позвоню начальству, узнаю, что делать дальше?

— Что делать? Вызвать труповозку, народ, который отпечатками и уликами занимается, фотографа.

— Ты прав. Сейчас я их всех обзвоню.

Часа через четыре на проселочной дороге было куча машин и толпа народу. Том отправил Мика в машину, а сам стал объяснять вновь прибывшим ситуацию. Последними прибыли люди из CSI. Они стали искать улики и снимать отпечатки протекторов с дороги.

— Ну все, — Том забрался в лендровер, — я вас устрою в гостинице, если вы им будете нужны, то они вас вызовут.

Том отвез ребят в придорожную гостиницу, устроил со всеми удобствами и уехал. А ребята стали держать совет.

— Я считаю, что Шидори надо отправить на корабль, — сказал Мик, — из-за этих всех маньяков, которые тут орудуют.

— Мы, что не сможем защитить Шидори от них? — злобно спросил Сагара.

— Ну почему же, — Мик посмотрел на Сагару, — защитить сможем, но зачем подвергать нежную девичью психику таким стрессам? А вдруг что-нибудь пойдет не так, и ситуация вырвется из-под контроля? Для похитителя детей Шидори, конечно, не представляет интереса, а для «Лоскутника» — очень может быть. Тем более, Сагара, гостиница наша на отшибе города. Она — пятизвездочная и все такое, но тут до болот рукой подать, думаешь безопасно оставлять Шидори здесь?

— Умф, — Сагара подумав, поглядел на Шидори, которая сидела с отсутствующим видом, и подтвердил опасения Мика, — да, я согласен. Не стоит её здесь оставлять.

— За тобой заедет Логан и вернет тебя на корабль, — Мик повернулся к девушке.

— Прекрасно, — язвительно сказала Шидори, — взяли девушку проветриться, а теперь обратно отсылают.

— Только ради твоей безопасности, — смиренно сказал Мик, — трупу не нужны ни цацки, ни шмотки.

— Я вернусь на корабль с одним условием…

— С каким? — Сагара подозрительно посмотрел на Шидори.

— Шоп-тур по местным магазинам и ужин в самом дорогом ресторане этого города. И — ночная дискотека, самая крутая и элитная.

— Я правильно тебя понял? — Мик улыбнулся, глядя на сердитую Шидори, — для этого всего — ты намерена воспользоваться моей кредитной картой?

Шидори подарила Мику самую умильную улыбку, на которую была способна. Скорчила невинную рожицу и заморгала глазками. Ангел, да и только.

— Ладно, — Мик махнул рукой, — я позвоню в банк и договорюсь с ними.

— Спасибо, Мик! — Шидори все ещё оставалась в образе невинной глупышки.

Мик позвонил в банк, договорился с ними по поводу кредита для Шидори и заодно узнал, сколько всего у него денег на счету. Потом по браслету вызвал Логана и объяснил ему ситуацию.

— Через пару часов приеду, — Логан не впечатлился ситуацией, — на дороге все ещё много народу. К нашему кораблю они, правда, не подплывают, поскольку не видят.

— Ладно, отель называется «Мангровое дерево», стоит на отшибе.

Логан прибыл к отелю спустя два часа. Мик уже пригнал спортивный синий скиммер последней модели, который взял напрокат. Так что, отправляя Логана и Шидори на шоп-тур по Майами, Мик мог быть за них спокоен. Логан был в силах её защитить, а им, теперь, надо только беспокоиться за себя.

Вечер прошел спокойно. В семь часов, когда с болот потянуло влажностью, а на землю опустилась ночь, в дверь номера постучались.

— Кто там? — спросил Мик, появляясь из ванной комнаты. Он чистил зубы, и вопрос вышел не совсем внятным.

— Это я, Сагара.

— Что случилось?

— Ты меня впустишь?

— Да, конечно, — Мик открыл Сагаре дверь и ушел дочищать зубы.

— Не могу уснуть, — Сагара расположился в кресле. С собой он принес все оружие, которое притащил ему и Мику Логан, одежду и одеяло.

— Ты решил в моем номере окопаться? — поинтересовался Мик, появляясь в комнате.

— Да, тревожно мне что-то. За Шидори я не беспокоюсь. Логан — сенсей в состоянии переубивать все негодяев, которые к ним приблизятся, ближе, чем на километр. А я — за нас.

— Не бери в голову и располагайся, — Мик сел на кровать, достал кольты, проверил их и зарядил.

— Ты тоже чего-то ждешь? — спросил Сагара.

— Я всегда чего — то жду, — ответил Мик, — привычка такая выработалась. Потому и оружие держу заряженным, мало ли что.

— Круто, — Сагара достал свой ТТ, осмотрел его и загнал обойму в рукоять, — ну, а теперь — спать.

Глубокой ночью, когда кроме криков ночных птиц, никаких звуков не слышалось, Мик вдруг проснулся. Лежал на кровати, таращась на темный потолок комнаты, и слушал тишину. Нет, не тишину. В соседней комнате что-то происходило. Оттуда доносились храпы, сапы и зловещее бульканье.

— Слышал? — Сагара выпутался из одеяла и потянулся к пистолету.

— Проверим? — Мик соскользнул с кровати, натянул джинсы, вытащил оба кольта, запихал в карманы джинс пару запасных обойм и двинул к внешней двери. В номерах нижнего уровня было две двери — внутренняя — выходящая в гостиничный коридор и внешняя — на лужайку.

Мик и Сагара вышли за дверь, расположившись рядом с внешней дверью, которая была полуоткрыта. Из темноты доносилось тяжелое дыхание и терпкий запах свежей крови.

Мик показал Сагаре два пальца и ткнул в темноту соседнего номера, тот кивнул. Они ворвались к соседу тихо и бесшумно. Самому соседу тишина уже была не к чему, для него, как потом оказалось, смерть наступила за час до того, как ребята пришли его спасать. Они увидели огромное существо, склонившееся над телом, распростертого на кровати, человека. Оно увлеченно размахивало здоровенным ножом.

Ребята не стали орать, а просто выстрелили в него. Чудовище повернулось и заорало. Вопль был ужасен и разбудил всю гостиницу вплоть до собаки, сидевшей на другой стороне гостиничной территории. Парни выстрелили еще раз. Сагара стрелял в голову, а Мик — в ноги и руки. Это не возымело не малейшего действия. Ранить они его не ранили, но зато напугали. Чудовище рвануло мимо них. Сагара поскользнулся и попал в застывающую кровь, но быстро поднялся и бросился вдогонку. Нельзя было оставлять Мика наедине с этим чудовищем.

Чудовище грузно бежало к темной воде через лужайку. Мик несся следом и непрерывно стрелял. Потом остановился и стал перезаряжать оружие. Сагара подбежал к нему, Мик мотнул головой в сторону чудовища. Сагара тщательно прицелился и вновь выстрелил в голову. Никакого эффекта. Но чудище что-то придумало. Оно развернулось и потрусило к парням, размахивая окровавленным ножом.

Три выстрела почти, что в упор. Мик отлетел к дереву, ударился и рухнул на траву, а Сагару чудовище схватило за волосы и занесло над ним нож.

Сагара выпустил все оставшиеся пули прямо в развернутую пасть твари и приготовился пасть достойной смертью. Но его чаяниям не суждено было сбыться. Тварь жалобно взревела, отшвырнула Сагару, и стало топтаться на лужайке.

Гостиница проснулась, и многие повылазили из своих номеров на балконы, чтобы посмотреть, что случилось. Где-то слышались, быстро приближающиеся, сирены полицейских машин.

Чудовище топталось на лужайке, жалобно подвывая, не решаясь куда-то идти. Мик поднялся с травы и подошел к Сагаре.

— Ты в порядке?

— Я уж попрощался с белым светом, — ответил Сагара, — мы угрохали на него столько пуль, а оно даже не умерло.

— Потому что ЭТО — не человек, — сказал Мик, поглядывая на топчущееся чудовище.

Тут кто-то из постояльцев второго этажа, желая детально разглядеть причину шума, вынес на балкон лампу и осветил чудовище. То подняло голову, и ребята увидели. Это был безобразно уродливый гуманоид, одетый в потрепанный серо-синий комбинезон. Лицо обрамляла пышная серая шевелюра, придававшее ему сходство с известным портретом Эйнштейна. Носа не было, из огромного рта текла кровь, но самое ужасное заключалось в его теле. Все мускулы шевелились во все стороны, а кожа выглядела обожженной, и на ней топорщились сморщенные клочки. Ужасно заорав, чудовище бросилось к источнику света. Мик кинулся наперерез, поскользнулся на траве и проехал на спине под чудовищем, разрядив в него оба кольта. Чудовище качнулось вперед, потом назад. Нож у него выпал и вонзился в непосредственной близости от Мика, который мгновенно оттуда удрал. Чудовище еще покачалось взад — вперед, упало и больше не шевелилось. Мик присел около стены отеля и облегченно вздохнул. Сагара подошел к нему и сел рядом. Так их полиция и нашла.

— Я испугался, — сказал Сагара Мику, когда полиция выяснила, кто они и оставила их в покое.

— Немудрено, — ответил Мик, закрывая глаза и растягиваясь на кровати.

— Ты не понял. Я испугался за тебя.

— Правда? — удивился Мик, но глаза не открыл.

— Да, — Сагара смущенно потупился, — я…подумал, что ты можешь погибнуть, если это чудище упадет на тебя, я… бы наверное…смог поменяться с тобой местами, но я … я, — Сагара стукнул кулаком по креслу, — да, я признаю, что я струсил.

— Не видел, что бы ты вел себя трусливо, — Мик открыл глаза и посмотрел на Сагару, — зачем рисковать понапрасну?

— Но ТЫ ЖЕ РИСКУЕШЬ?

— Рискую, но это я, а это — ты, — Мик сел на кровати, — не вини себя, ты сделал все, что надо и результат мне нравится. Мы сработаемся.

— Уверен?

— Угу, — Мик лег обратно.

В номер ворвался Том.

— Ну, вообще, ребята, вы даете! — чуть ли не с восхищением завопил он, — первый день в городе и уже поймали «Лоскутника»!

— Да ладно, — устало сказал Мик, — но мы не выспались.

— Нет проблем, — радостно заявил Том, — у меня поживете. Собирайтесь.

Уже в машине Том, не скрывая своего восхищения, обратился к Мику:

— Ты как его вычислил? Мы уже с ног сбились! CSI ни одной улики не нашла, кроме как от жертв, а ты в первую же ночь.… И вот преподносишь его на блюде!

— Он сам виноват, — Мик сонно улыбнулся, — нефиг было в отель лезть.


Глава 36

Следующим днем, отоспавшись после ночных стрельбищ, Мик вернулся в отель. Он собирался там встретиться с Логаном и узнать, насколько они с Шидори облегчили его счет.

Логан уже подъехал и нервно курил на подъездной дорожке.

— Ты где шляешься, Мик?

— Мы переехали, — сообщил Мик, — тебе разве портье не рассказал о том, что произошло ночью?

— Нет, впрочем, я не спрашивал. Вот твоя карточка. Пришлось держать аппетиты и запросы Шидори в узде, но больше я за ней присматривать не буду. Роль заботливого папаши не для меня.

— И насколько вы мой счет уменьшили?

— Тыщ так на сорок.

— Вот как? — Мик выглядел удивленным, — много купили?

— Да нет, я себе гардероб на барахолке подобрал, а Шидори — ей бренды подавай. А еще бутики всякие, и спа — салон, и парикмахер, и сауна, и плюс к этому самая элитная дискотека.

— И ты таскался за ней?

— А ты как думаешь? Конечно. Ты видишь перед собой крутого мачо, которому сделали много всяких спа-процедур, педикюр, маникюр, прическу, а потом еще назвали классным парнем!!!!

— Неплохо вы повеселились на мои денежки, — заметил Мик, засовывая карточку во внутренний карман куртки.

— Шидори на борту. Народ решил выделить тебе в качестве дополнительной защиты Гарланду.

— А на кой она мне нужна?

— Андроид, да ещё боевой, никогда не помешает, — утешил Мика Логан, забираясь в машину, — я ей скиммер отдам, а тут ты сам с ней будешь разбираться. Дайсуке говорит, что где-то рядом есть часть ключа.

— Стоит задержаться, — Мик улыбнулся своему приятелю, — ладно, пускай появляется.

Логан уехал, а Мик возвратился к Тому. Сагара уже проснулся и вдумчиво завтракал на кухне. У Тома оказался весьма уютный и большой домик. Шесть комнат, огромная гостиная, средняя кухня и даже подобие бассейна во дворе.

Сагара сидел на кухне и увлеченно расправлялся с яичницей.

— Логан сказал, что к нам Гарланда присоединиться.

— Вот как? А зачем?

— Для поддержки. Она же все-таки андроид, и её мало чем убить можно.

— Разумно, — согласился Сагара, — но что скажет Том на то, что мы приведем в его дом незнакомую женщину?

— Дождемся Тома и спросим.

На том и порешили. Из второго этажа дома открывался прелестный вид на парк, а плоская крыша дома позволяла загорать.

Спросить Тома не удалось, поскольку с работы он вернулся с Гарландой.

— Она вас искала, — сказал Том, — вы, наверное, знакомы?

— Да, — ответил Сагара.

— Вот как, — упавшим голосом произнес Том, но внезапно повеселев, добавил, — вы не будете возражать, если она поживёт здесь?

— А почему мы должны быть против? — изумился Сагара, — мы у тебя в гостях, ты — хозяин и твое личное дело, кто будет жить у тебя в доме.

— Решено. Гарланда займет одну из комнат верхнего этажа. А где Мик?

— А он в парк пошел. Сказал — почему бы не расслабиться!

— Ну, хорошо, — Том проводил гостью в комнату, потом спустился и стал готовить ужин. Сагара вышел в сад, а через полчаса пришел Мик.

— Гарланда прибыла, — огорошил его Сагара.

— Знаю, скиммер видел.

— Том от нее без ума.

— Как бы она не выглядела — сущность у неё одинакова — боевой андроид.

— Тому скажем?

— Нет, и не стоит.

— Почему?

— Мы не знаем, кто её создал, где создал и с какой целью? Зачем нам рисковать, да ещё и чужой жизнью. Понаблюдаем.

— Ладно, — Сагара посмотрел на Мика, потом перевел взгляд на дом.

— Идите ужинать, — позвал Том.

После ужина, Гарланда ушла в комнату, а парни остались в гостиной.

— Ребята из CSI хотят вас видеть.

— Зачем? — спросил Мик.

— Что-то у них в уликах не сходится по делу «Лоскутника».

— Да, кстати, а они с телом разобрались? — Сагара поглядел на Тома.

— Да, — Том весь перекосился, — это оказалось вообще не человеком. Его даже мутантом назвать трудно. Криминалисты до сих пор понять не могут, у него какие-то ужасные гены.

— Может это жертва бесчеловечных экспериментов? — принялся размышлять Мик.

Мик оказался недалеко от истины, просто в тот момент, он об этом не знал. Мик, вообще, много чего об этом человеке не знал и не догадывался. Но последующие действия показали, что их случайное приземление рядом с Майами, нарушило тщательно спланированную операцию местных террористов по подверганию Флориды в хаос.

— Ну, ты даешь, Мик! — сказал Том, — хотя возможно ты и прав. Похититель детей приостановил свою деятельность, но мы до сих пор не можем никого найти.

— А какую категорию похищают?

— 10–11 лет, пол, размер и цвет кожи не имеют значения. Знаю, знаю, — Том поднял руку, предупреждая вопрос Мика, — мы решили, что это педофил и проверили всех. Это ничего не дало. Потом мы проверили торговцев живым товаров. Это тоже оказалось тупиком. Затем мы перетрясли всех сутенеров. Пусто. А потом похитили дочку мэра и сына посла какой-то дыры в Африке. — Том развел руками, — за дело взялись ФБР, но у них тоже ничего не выходит.

— Интересная ситуация у вас складывается, — Мик откинулся на спинку дивана и принялся изучать потолок.

— Твои соображения по этому поводу?

— Никаких. Пока, — Мик нашел особо интересную трещину на потолке.

— Из них готовят солдат! — заявил Сагара, — я такое видел, потому что сам через это прошел. Ребенок не видит разницы в этом всем. Он играет в войнушку и при этом не испытывает никаких угрызений совести. Говорят ведь, что самые жестокие существа на свете — маленькие дети!

— Да ты никак философом заделался! — Мик оторвался от трещины и изумленно посмотрел на Сагару.

— Просто это тот возраст, в котором ни черта не страшно, а очень даже весело.

— Если они делают из них солдат, то для чего? — спросил Том.

— А вот для чего, мы, может быть, узнаем, а быть может, и нет! — Мик опять вернулся к изучению трещины.

— А она будет не против, если я за ней поухаживаю? — переменил тему Том.

— Кто? — спросил Сагара.

— Гарланда, — смутился Том.

— Я думаю, что тебе не удаться за ней поухаживать, но попробуй.

— Ладно, Том. Ты говоришь, что нам завтра предстоит много работы, поэтому я предлагаю лечь спать, — Мик поднялся с дивана и отправился к себе в комнату.

Утром решили так — Том на лендровере поедет вперед, а ребята на скиммере — сзади.

— Ты покажешь нам дорогу и отправишься на работу, а обратно мы сами доедем, — объяснил Мик.

Парни уехали, а Гарланда вышла позагорать на крышу. Она могла находиться на солнце круглые сутки, не причиняя вреда коже и волосам.

Том и ребята доехали до здания криминалистической лаборатории. Там офицер Брид их проводил до кабинета лейтенанта Кейна и отправился на работу. Мику и Сагаре выдали бейджи с надписью «Визитер». Они сидели в большом кабинете с множеством окон и рассматривали окружающую среду. В кабинет зашел рыжий человек в черных брюках и пиджаке, в белой рубашке с расстегнутой верхней пуговицей, без галстука. Он напомнил Мику мокрого взъерошенного воробья. Человек обошел стол и сел напротив ребят.

— Я — лейтенант Кейн.

— А меня зовут — Мик Меллоун, а это — Сагара Сосукэ.

— Я бы хотел, чтобы вы рассказали о том, что случилось вчера ночью в отеле «Мангровое дерево».

— А что вы конкретно хотели бы услышать? — спросил Сагара.

— Просто говорите, а я буду уточнять.

Ребята переглянулись, скрывать им было нечего, и Мик начал рассказ:

— В семь Сагара пришел ко мне в номер. Ему не спалось и что-то тревожило. Я разрешил ему остаться. Мы поговорили и легли спать. Ночью проснулся от странных шумов в соседней комнате.

— Вы всегда, ложась спать, кладете оружие на тумбочку у кровати?

— Вы же проверили отпечатки и знаете, кто я? — Мик посмотрел на лейтенанта Кейна. Тот склонил голову и искоса глянул на Мика.

— Да, я в курсе. Мои люди проверили ваши отпечатки пальцев, и я знаю, кто вы такой, но вы не ответили на мой вопрос?

— Если вы это знаете, то понимаете, что эта работа вырабатывает свои привычки. И это одна из них. В незнакомом мне месте я всегда кладу оружие на прикроватную тумбочку или под подушку.

— Пока все верно. А ваш друг ночевал в кресле?

— Да.

— И свое оружие вы держали под одеялом?

— Да.

— Хорошо. Что же было дальше?

— Я натянул джинсы и взял оружие, Сагара сделал то же самое. Мы вышли через внешнюю дверь, и подошли к внешней двери соседнего номера.

— Почему вы решили, что убийца не рванет через внутреннюю дверь?

— Интуиция, лейтенант.

— Что случилось потом?

— Внешняя дверь была полуоткрыта. Я показал Сагаре, как мы будем действовать, и мы ворвались в номер.

— Что вы там увидели?

— Убийцу. Он стоял над жертвой и размахивал ножом, — сказал Сагара, — тело было практически неразличимо, но весь воздух в номере был пропитан запахом крови.

— И страха, — добавил Мик, — думаю, что жертва, в момент совершения над ней насилия, непроизвольно обмочилась или опорожнилась. Но это мои домыслы, конечно. В тот момент нам было не до того, парня мы уже не могли спасти, но нам надо было убрать убийцу из гостиницы.

— Если бы все полицейские обладали вашей интуицией, в мире бы не осталось незавершенных дел, — лейтенант Кейн склонил голову на другой бок и улыбнулся, — знаете, а вы правы. Мы нашли органические выделения.

— Спасибо.

— Идите к нам, в отдел. Нам такие люди нужны.

— Я подумаю, — Мик вернул улыбку и продолжил, — я стрелял в руки и ноги, а Сагара — в голову, но эффекта это не дало. Убийца выбежал на улицу.

— Толкнув меня, — добавил Сагара, — я упал в лужу крови, но быстро встал и побежал за Миком.

— Пока все сходиться, — подтвердил лейтенант Кейн, — у вас какой марки оружие?

— У меня ТТ, — сказал Сагара, вытаскивая пистолет и кладя на стол.

— А у меня кольт спейшал питон, две штуки, — Мик вынул оба револьвера, — насколько я помню, мои револьверы, которыми я пользуюсь на работе, двенадцатизарядные.

— Двенадцатизарядных револьверов не существует в природе.

— Существуют. Два револьвера смит-вессон двенадцатизарядные спейшал LA. Они были сделаны по заказу и аналогов не имеют.

— А почему они не у вас?

— А, ничего, — махнул рукой Мик, — я и из этих хорошо стреляю.

Лейтенант вызвал своих людей, те забрали оружие парней и унесли на экспертизу.

— Мы потом вернем ваше оружие, — примирительно сказал лейтенант Кейн, — просто проведем экспертизу. Что было дальше?

— Убийца бежал к болоту, Мик — следом, стреляя в него, — нить повествования захватил Сагара, — я догнал Мика, когда он остановился перезарядить револьверы. Я выстрелил убийце в голову. Он остановился и потрусил к нам. Мик разрядил в него револьверы, а оно ударило Мика рукой, и Мик улетел в дерево, ударился об него и упал. А убийца схватил меня за волосы и поднял нож. Я выпустил оставшиеся пули ему в рот и приготовился умереть, а оно меня отшвырнуло и стало топтаться на месте.

— А я зарядил револьверы и подошел к Сагаре. Если бы некий идиот из номера со второго этажа, который вышел на балкон с лампой, мы бы взяли бы маньяка живым, — Мик перехватил у Сагары повествование, — убийца кинулся на этого идиота, я — наперерез, поскользнулся, проехал на спине под убийцей и разрядил в него револьверы. Оно выронило нож, пошаталось и упало. Все.

— Убийца был жив и прожил еще три часа, а потом умер. Когда наш патологоанатом его вскрыл, то оказалось, что все ваши пули одновременно есть причина его смерти и в то же время были абсолютно бесполезны для его организма.

— Ну, за это мы не отвечаем, — развел руками Мик, — нам интересно, кем он оказался, этот ваш «лоскутник»?

— Мы бы сами хотели об этом знать, — сказал лейтенант Кейн, — у нас нет отпечатков, мы не можем установить ДНК преступника, мы не знаем, кто он по расовой, национальной и половой принадлежности. Мы ничего не знаем, кроме одного — вся кожа на нем принадлежала жертвам. Мы насчитали пятнадцать разных генотипов, полиция Хомстед — Бея нашла только четверых. Остальных мы опознали по ДНК, но тел так и не обнаружили.

— «Лоскутник» — только вершина, — ответил Мик, — я думаю, что совокупность всех улик даст нам такое знание, которое мы не готовы принять и понять.

— У вас есть какие-то мысли?

— Пока нет, но моя интуиция говорит, что здесь происходит что-то такое, о чем мы можем впоследствии пожалеть. Я не знаю, как вы к этому отнесетесь, лейтенант Кейн, но давайте сотрудничать…

— Я подумаю.

Спустя полчаса им вернули оружие, и ребята отправились домой. А Гарланда в это время занималась следующим. Позагорав на крыше пару часов, она заметила подозрительного мужчину лет тридцати пяти, который передвигался на сером пикапе. Мужчина подходил к играющим детям, разговаривал с ними и прятался, если появлялись другие люди. После долгих поисков, он заманил себе в машину ребенка лет шести. Он не видел Гарланду, но она его — прекрасно. Подозрительный мужчина уехал, но спустя час Гарланда вновь его увидела. Поразмыслив, она решила проследить за ним.

Выпуская Гарланду с корабля, Логан дал ей денег, что бы она приоделась и не выглядела белой вороной. Гарланда накупила себе одежды и приобрела два мобильника новейшего поколения. Вот и сейчас, одевшись в сарафан — по белому полю крупные цветы сакуры, белые босоножки с розовыми цветами, белую широкополую шляпку, взяв белую сумочку с огромным цветком посередине, Гарланда положила один мобильный на подзеркальный столик в прихожей, а второй взяла с собой. Захлопнула за собой дверь. Перешла дорогу и расположилась на скамейке, наблюдая за подозрительным мужчиной. Тот смог уговорить еще одного ребенка. Как только серый пикап двинулся с места, Гарланда пошла за ним.

Водитель пикапа не обращал внимания на женщину, которая неизменно мелькала в зеркале заднего вида. Мало ли кто ходит, тем более в такой одежде прогуливалось чуть не половина женского населения Хомстеда. Пикап свернул с 210 авеню на 399 стрит, проехал пару метров и завернул на подъездную дорожку виллы. Гарланда спряталась в лесу, подумала и забралась на крайнее дерево. С него открывался вид на виллу и часть внутреннего дворика. Она увидела, что мужчина вытащил ребенка из машины и увел в дом.

— «Так», — подумала Гарланда, — «полагаю, что это похититель детей. И об этом надо сообщить Мику».

Она достала мобильный и набрала номер Мика.

Парни только зашли в дом, как затрезвонил мобильный телефон.

— Это Том забыл? — спросил Сагара.

Мик поискал мобильник, нашел и сказал:

— Это Гарланда звонит. Алло, Гарланда, что случилось?

— Я на пересечении 210 авеню с 399 стрит, тут какой-то подозрительный мужчина похищает маленьких детей.

— Хорошо, едем. Ты оставайся на месте.

Мик сунул мобильник в карман куртки и сказал Сагаре:

— Кажется, Гарланда напала на след нашего похитителя. Едем.

— Угу, — ответил Сагара.

Через полчаса они были на месте. В скиммере был встроенный GPS — навигатор, который с точностью до метра определял куда ехать, за сколько и самую короткую дорогу до места назначения. Мик остановил скиммер под деревом. В ветвях зашуршало, и рядом с машиной приземлилась Гарланда.

— Они усаживают детей в школьный автобус. Тридцать детей, двое взрослых, — доложила Гарланда, — Дети маленькие, самому старшему лет десять.

— Хорошо. Мы — за ним, а ты сообщишь Тому об этом.

— Ладно, Мик. А что ты собираешься делать?

— А мы попытаемся остановить автобус и вернуть детей.

Распахнулись ворота, и желтый автобус выехал на улицу. Мик позволил ему проехать, а потом пристроился в хвост. Если даже водитель и увидел синий скиммер, то не придал не малейшего значения. Как только машины скрылись из виду, Гарланда отправилась искать Тома.

Через час она его нашла и сообщила про находку. За этот час машины выехали на 281 шоссе и стали двигаться к материку.

Мик пытался прижать автобус к обочине, чтобы обойти, но у него ничего не получалось. Водитель, заподозрив неладное, увеличил скорость. Теперь детей могли спасти только непредвиденные обстоятельства.

— Давай выстрелим по колесам, — предложил Сагара.

— Там же дети, — ответил Мик, вновь пытаясь прижать автобус к обочине.

— Тебе что — дороги мало!? — водитель высунулся и погрозил кулаком Мику.

— Съезжай на обочину, придурок! У тебя из выхлопной трубы черный дым валит!

— Так я тебе и поверил, дурило!!?

— Съезжай, кому сказано!

Водитель направил машину на скиммер Мика, Мик отвел машину вправо. Хорошо, что на шоссе никого не было. Но хорошие обстоятельства быстро кончаются. На встречную полосу, перед автобусом выскочил неуправляемый большегруз. Мик направил скиммер между двумя машинами. Автобус вылетел на обочину и скатился в канаву. Скиммер закрутило, а большегруз врезался в разделительную полосу.

Через час.

— Сагара, ты в порядке?

— А ты?

— Да вроде. Пойдем, посмотрим, что там с детьми.

— Я посмотрю, как там водитель фуры, а ты — к автобусу.

— Хорошо, Сагара.

Мик опустил скиммер на землю. Сагара пошел к большегрузу, а Мик — к автобусу. Автобус стоял нем и тих. Мик испугался, что дети погибли, но прислушавшись, услышал плач.

— Эй! Есть кто живой? — Мик постучал по борту автобуса. Просвистевшая мимо уха пуля доказала, что живые все-таки есть.

— Эй ты! Отойди от автобуса!

Мик обернулся. На обочине стоял человек с автоматом.

— Тебе говорят! Быстро отойди от автобуса! — и выразительно повел стволом.

— А зачем так грубо? — Мик посмотрел на него, — может спасти, кого требуется?

— Давай двигай, — Мужик стал спускаться, — не нужны нам всякие помощники.

— «Он меня убьет, поскольку я его лицо видел», — подумал Мик, — «поэтому мне надо попробовать сделать так, чтобы и самому не сдохнуть, и детей спасти. Где же Сагара? И где полиция?» Сагара возник сзади мужика и заорал:

— Быстро бросай автомат и живо на землю! А то пристрелю!

Мужик стал разворачиваться. Мик бросился на него, схватил автомат за дуло и дернул на себя. Ошалевший мужик выпустил оружие из рук, и Мик отправил его в нокаут. Но в пылу драки Мик забыл об том, кто сидел внутри. Второй, услышав шум, высунулся и заорал:

— Брось пушку, а не то я всех детей здесь перестреляю!

— Хорошо! — Сагара присел и положил пистолет на землю.

— Идиот! — заржал преступник и нажал на курок. Прозвучали выстрелы. Сагара мог поклясться, что слышал два выстрела. Преступник завалился назад в кабину водителя. Сагара подбежал к Мику.

— Ты стрелял?

Мик медленно перевел взгляд на Сагару, моргнул и тихо ответил:

— Нет, я не стрелял. А что?

— Я слышал два выстрела.

— Вот как, — Мик поднял руку и посмотрел на неё, — нет, я не стрелял.

Взгляд у него затуманился, ноги подогнулись,…Сагара подхватил Мика на руки.

— Что с тобой? Что? Тебя ранили? Мик? Мик, держись! — Сагара пытаясь понять, что же произошло с Миком, не видел, как появилась полиция.

Полицейские арестовали мужика, которого обезоружил Мик, и вытащили детей из автобуса. Они были целы, но напуганы.

Том, вместе с лейтенантом Кейном, оторвал Сагару от Мика.

— Что с Миком?! — заорал оторванный Сагара.

— Его ранили, — ответил Том, — но он выживет. Я тебе обещаю.

— Как вы на них вышли? — спросил лейтенант Кейн, — как вы вычислили этого преступника?

— Нам помогла Гарланда, — ответил Сагара, — она заметила его, когда загорала, и решила проверить.

— А кто такая Гарланда?

— Она наш друг, — у Сагары хватило ума не выдать тайну Гарланды.

— Вы должны меня познакомить с ней. Женщина, обладающая столь мощным аналитическим умом, это редкость.

— «Ага, редкость», — подумал Сагара, — «если ты узнаешь, кто она на самом деле, тебе это не понравиться». А вслух сказал:

— Конечно, мы сведем вас с Гарландой, но только тогда, когда очнется Мик. Я должен знать, что он в порядке.

— Да, конечно, — ответил лейтенант Кейн, — я понимаю. У вашего друга очень нетипичное ранение. И наш врач не понимает, как он выжил, потому что, по всем статьям, мистер Меллоун должен умереть.

— Зовите его Мик, пожалуйста, — машинально поправил Сагара, — он всегда выживает. Я не знаю, кто стрелял и убил второго преступника, но думаю, что Мик пытался защитить меня и детей в автобусе.

К Тому подошел патрульный и что-то прошептал на ухо.

— Мы нашли стрелка, — сказал Том, — в автобусе был еще один, только не взрослый, а ребенок. Хотя нет, уже не ребенок, подросток. Он стрелял из автобуса. Патрульный услышал, как он хвастался, что убил человека. Его стали спрашивать, и он ответил, что стрелял в парня, который разоружил мистера Сокси. Вот так то.


Глава 37

— Мне вот интересно знать, — сказал Сагара, — если Мик не стрелял, то кто тогда убил бандита?

Том и лейтенант Кейн озадачено переглянулись.

— А ведь верно, — Том уставился на Сагару, — ты ведь слышал ДВА выстрела. Парень стрелял в Мика.

— Джентльмены, — лейтенант Кейн снял свои черные очки, — у нас ДВА стрелка! Том, ты с ребятами езжай в больницу и держи меня в курсе, а я с моей командой тут все прочешем и выясним, кем был этот второй.

— Хорошо, лейтенант.

Мика погрузили в санитарную машину. С ним сели Сагара и Том. Машина, завывая сиреной, помчалась по дороге. Лейтенант Кейн посмотрел ей вслед, надел очки и приступил к поиску второго стрелка.

Мика привезли в госпиталь по восстановлению. Ранение у него было тяжелое, но не смертельное. Доктор, осмотрев его, назначил три часа акватерапии. Мика увезли на процедуру, а парням доктор посоветовал попить лечебной водички. После питья парни очень быстро заснули.

Проснулись все почти что одновременно. Мика выписали, предварительно подвергнув осмотру.

— Ты стал выглядеть моложе, — сообщил Том Мику, покидая больницу.

— Такое впечатление, что ты сам не испытывал последствий акватерапии.

— Ну почему же, — обиделся Том, — пару раз за год прохожу.

— Ладно, — пересек разговор Сагара, — лейтенант звонил?

— Пока нет. А я его сейчас наберу, — Том достал мобильный и стал вызванивать лейтенанта Кейна.

Том звонил, а парни на него смотрели. Вдруг к больнице подлетел их скиммер и подъехал хаммер CSI. Скиммер приземлился, из него выскочил высокий парень со смуглой кожей и очень короткими волосами. Он подошел к парням.

— Меня зовут Эрик Делко, я помощник лейтенанта Кейна. Эйч попросил пригнать вам ваш скиммер.

— Что-нибудь выяснили по поводу второго стрелка?

— Да, — коротко ответил мистер Делко, — Эйч хочет вас видеть.

— Нет проблем, — сказал Том, — нас только что выписали, так что мы готовы.

— Единственное, — встрял Сагара, — поесть бы.

— Когда мы решим все вопросы, вы сможете поесть.

Когда они прибыли, лейтенант вывел на экран следующее.

— Вот диспозиция прямо после аварии. Правильно?

— Нет, Сагара пошел смотреть грузовик, а я — к автобусу, — сказал Мик.

— Ага, вот первая схема.

— Потом я сцепился со вторым вод