Владимир Кощеев - Битва за Эдем [СИ]

Битва за Эдем [СИ] 839K, 185 с. (Nevercome, Inc.-1)   (скачать) - Владимир Кощеев

Владимир Кощеев

Битва за Эдем


Часть I
Добро пожаловать в Эдем


Глава 1
Джунгли

Транспортный бот трясло, звякала броня, тревожно моргал алый аварийный свет. Сквозь гудение прорвался голос командира.

– Слушай сюда, желторотое дерьмо! Мы вот-вот высадимся на Эдеме. Готовьтесь к теплой встрече. Нас ждет бойня. Все, кто выживут сегодня – получат замечательный приз – возможность сдохнуть завтра.

Перед глазами загорелись строчки.

«Добро пожаловать в „Битву за Эдем“. Вы – один из солдат Директората. Добейтесь гегемонии на эдемий – уникальный ресурс, имеющийся только на этой планете. Удачи»

Свет последний раз моргнул, темнота тут же взорвалась воплями и дребезжанием – кто-то из солдат явно перенервничал и старался выбраться из цепкой хватки ремней безопасности.

– Внимание! Низкий уровень кислорода. Активируйте защитные маски! – сообщил холодный женский голос.

На лицо тут же наехало оранжевое стекло шлема, превращая броню в герметичный скафандр. Перед глазами забегали символы подключения к сенсорам костюма, мелькнули индикаторы.

Шесть разноцветных полос загорелись и побледнели. Стоило навести взгляд – каждый индикатор загорался цифрами и пояснениями.

Эдемий – Основная игровая валюта.

Здоровье – Количество максимального получения урона.

Энергия – Количество заряда в батареях.

Опыт – Очки, необходимые для следующего уровня развития.

Рейтинг – Числовое отображение силы персонажа.

Заражение – Уровень заражения эдемием. Влияет на работу характеристик в отрицательную сторону. Когда значение достигнет 1 000 – персонаж умрет.

Наконец, удалось пошевелить руками. Тряска усилилась, датчики запищали, предупреждая об опасности критических повреждений. Вспыхнул свет, фильтры маски мгновенно перестроились, не давая ослепнуть.

А следом пришел чудовищный удар в ноги. Оглушительно заскрипело сминаемое железо – в стену швырнуло кого-то из успевших освободиться от ремней солдат. Каша, разлившаяся внутри скафандра, недвусмысленно сообщала, что этому герою уже славы не снискать – ни для Директората, ни для себя.

Сумасшедшая тряска продлилась пару секунд. Вжикнули, уходя в пазы, страховочные ремни. Руки уперлись в подлокотники, скрипнули сервоприводы, помогая поднять запредельный для человека вес, и я встал на ноги.

Оглядевшись, заметил очень неприятную вещь – среди всех пехотинцев, выжил я один.

Почему? Нас встречали еще с орбиты. Неизвестно, сколько транспортных ботов достигло поверхности планеты, а не разлетелось на запчасти. Война – не прогулка по парку. Здесь умирают тысячами только на подступах к колонии.

Что ж, нужно осмотреться и поскорее вооружиться. Никто не озаботился выдать оружие пехоте в воздухе – мало ли, что сделают осужденные каторжники, дай им только шанс захватить корабль.

Да, мы все – не простые солдаты. Директорат дал второй шанс заслужить право называться гражданином, отправив в самое пекло. И это решало сразу две проблемы – преступности и нехватки военного контингента.

Пройдя мимо трупов в креслах, достиг тела командира и, отобрав у седого мужчины тридцати-сорока лет рукоять, нажал на кнопку-активатор.

Плазменный меч. Требование: уровень 1.

Урон 10–14.

Расход энергии: 2.

Заряжаемое.

ВНИМАНИЕ! Ваш уровень 0. Расход энергии 10.

Отлично, уже что-то. Слышал, кому-то везло и того меньше. Несмотря на зашкаливающую цену биокапсул, тебя могли встретить еще на орбите. Или в разбившемся боте могло вовсе не оказаться оружия.

На мече везение кончилось – отсек с оружием оторвало еще в полете. И, скорее всего, теперь он в нескольких километрах от места посадки. Впрочем, это все же лучше, чем с голыми руками.

«Ваш транспортный бот был сбит силами неизвестного противника. Найдите способ выжить и добраться до командного пункта раньше, чем вас прикончит враг»

Строчки скомпоновались в рисунок бравого пехотинца в скафандре и улетели в журнал заданий. Система отслеживает прогресс сама, вовремя дает подсказки – разрабы говорят, это для придания реалистичности. Все-таки каждый пехотинец подключен к общей системе отслеживания.

Выбраться через дыру в транспортнике удалось не сразу – скафандр мешал пролезть через искореженные плиты металла. Прочность костюма сильно просела.

Скафандр пехотинца. Требование: уровень 1.

Броня 3.

Прочность: 10\100.

Вот такие пироги, не успел выбраться наружу – а уже почти голый. Хорошо, хоть что-то осталось, иначе словил бы сейчас заражение и откинул копыта.

Снаружи расцветала взрывами ночь. Динамики перестроились, пропуская отфильтрованные звуки. Высоко в небе продолжали вспыхивать фейерверки взорванных транспортников. Кто бы нас ни встречал – делал это хорошо.

Впрочем, выбор не так уж и велик – кроме людей здесь только раса симбионтов и разумных машин. Ну и НПС, представленные на Эдеме расой людей-растений. Именно последние-то и выкапывали для враждующей троицы эдемий – редкий минерал, использующийся в качестве валюты, материала для разработок и фонящий излучением так, что у любого, кроме аборигена из расы гуманоидных растений, в считанные минуты слезала кожа.

Оглядывая дикие джунгли, посреди которых повезло шлепнуться боту, я двинулся по маркеру – всего километров двадцать до пункта сбора. По идее, туда должны стекаться все приземлившиеся игроки. Если, конечно, не растеклись жижей в собственных скафандрах.

Темноту постоянно разрывали хлопки встречающих транспортники снарядов. Если бы вспышки не пропускались через фильтры маски, я бы давно ослеп – слишком ярко и часто.

– Внимание! Обнаружен противник! – сообщил женский голос.

Отлично, ну и на кого я нарвался?

Нырнув под защиту высоких кустов, замер, считая удары сердца. Здесь, в зарослях лиан и папоротников с полуметровыми листьями, подкрасться к тебе может что угодно – от других игроков до прелестных образчиков местной фауны. Или флоры.

Бестиарий игры полнился описаниями хищных растений, с любовью нарисованных дизайнерами. И с не меньшей любовью эти чудеса художественного гения сожрут любого ниже десятого уровня за считанные минуты.

Сенсоры выцепили движение буквально в нескольких метрах. Стараясь даже не дышать, сжал рукоять меча. Благо, догадался отключить оружие, сейчас бы сдал себя с потрохами плазменным свечением режущей кромки.

Симбионт, уровень 1. Здоровье: 100\100.

Тварь, похожая на смесь грязи и таракана, передвигалась на четвереньках, виляя башкой из стороны в сторону. Сволочь, тоже получил сообщение.

Хорошо, что он первого уровня – шансы на успех одинаковые. Надеюсь, у него не много брони.

Дождавшись, пока симбионт проползет мимо, я врубил оружие на полную мощность и рванул следом. Полоска энергии дрогнула, цифры закрутились, отсчитывая гигантский расход.

Симбионт оказался полным нубом – вместо того, чтобы уклониться, развернулся уродливой мордой и вскинул передние лапы, защищаясь. Плазма с легкостью прошла сквозь плоть, отсекая когтистые кисти.

Добавив ногой в незащищенное брюхо, повалил врага на спину и, зарядив меч остатками энергии, как кол вогнал в хилую грудину твари. Симбионт задергал лапами, как пришпиленный таракан, и спустя секунду испустил дух.

Враг уничтожен. Получено 95 опыта.

Понятно, срезали из-за разницы в рейтинге – все-таки у меня хоть какое-то оружие нашлось. Вообще задумка ввести рейтинг не сразу нашла понимание у игроков.

Кто-то с пеной у рта доказывал, что нельзя ограничивать игроков. Но разработчики плевали на мнение задротского сообщества с высокой колокольни – как, убивая годами кроликов, ты станешь справляться со львами? А вот введение рейтинга обязывает сражаться с соперниками покруче, если хочешь получать нормальное количество опыта.

Склонившись над телом убитого, обшарил труп, собрав три единицы эдемия. Что не говори, а без денег – никуда. Еще интересно, откуда у него они вообще взялись на его-то уровне.

Впрочем, сейчас это не важно – пора двигаться дальше. Погасив меч, осторожно, всматриваясь и вслушиваясь в окружающий мир.

Несмотря на творящееся в небе, на земле все было тихо. Ветер шумел зеленью, под ногами пружинила трава, пальмы покачивались, размахивая плодами под самой кроной. Толкни чуть сильнее – рухнут. Конечно, жрать их можно, да только стоит употребить необработанную пищу – уровень заражения подскочит в миг. Да и снятие маски просто так не пройдет.

До точки сбора оставалось пара километров. И, судя по всему, вокруг никакой опасности. Так что я позволил себе расслабиться – все равно до полного восстановления энергии еще пара минут. На нулевом уровне регенерация чудовищная.

Так что, если и попадется враг, я, скорее всего, просто помру – заряда меча хватит на один-два удара, и вряд ли мне так повезет, что попадется еще один такой же нуб.

– Внимание! Обнаружен противник!

Ну вот, накаркал! И как назло – спрятаться совершенно негде, вокруг только низенькая трава да голые пальмы. Папоротники кончились в трехстах метрах отсюда. А ведь совсем чуть-чуть оставалось дойти! Теперь придется начинать все сначала!

Симбионт спрыгнул с верхушки пальмы прямо мне на плечи. Полоска здоровья слетела до тридцати пунктов за один удар. Щелкнули, разлетаясь, сервоприводы на коленях – перегруз вышел для них запредельным.

Повреждение системы движения. Восстановление невозможно. Замените блоки или поменяйте костюм.

Запущен резервный контур. ВНИМАНИЕ! Потребление энергии превышает допустимые значения. Скорость передвижения снижена. Срочно замените поврежденные блоки.

Плазменный меч вспыхнул искрами, загудел, я ударил за спину, но враг с легкостью уклонился. Сволочь, ловкий! Оттолкнувшись лапами, тварь вбила меня носом в землю, и отскочила в сторону.

Здоровье: 10\100.

Ничего, еще поборемся! Слив всю энергию в меч, рванулся в сторону, уходя от длинных когтей. Удар наотмашь – не дать твари приблизится, и прыжок вперед, в объятия смерти.

Симбионт, уровень 1. Здоровье: 75\100.

Ага, ему тоже досталось от такого прыжка с высоты. Жри плазму, тварь!

Меч вошел в грудь врага, но тот стиснул меня лапами, выбивая хиты один за другим. Хорошо, не успел он еще качнуть когти, иначе я уже сейчас бы полетел на респ.

Толчок ботинком в грудину, опрокинуть уродливого врага и повторить удар сверху вниз острием! Симбионт подставил руки, перекатился назад, разрывая дистанцию.

– Стой, тварь! – зарычал я, наблюдая три последних хита своего здоровья.

Симбионт лишь хохотнул и, ловко подскочив на метр, как обезьяна взлетел на верхушку пальмы.

Симбионт, уровень 1. Здоровье: 50/100.

Вот же сволочь! Отсюда мне его не достать!

Медленно отступая, чтобы гад не догадался спрыгнуть снова, я не забывал вертеть головой по сторонам – мало ли, сейчас набегут его собратья, что мне с ними делать?

Симбионт повертел башкой по сторонам и, ухватив местный аналог кокоса, со всей силы швырнул в меня. Пришлось отпрыгнуть в сторону – с его ловкостью попасть совсем не сложно.

Пока я поднимался на ноги, тварь куда-то исчезла. Озираясь по сторонам, продолжил отступать к спасительным кустам. Там хоть какой-то шанс спрятаться и переждать восстановление здоровья.

А ведь всего шести очков опыта не хватает, чтобы на равных с ним подраться!

Стоило зелени сомкнуться за мной, симбионт напал со спины. Все, что я ощутил – короткая вспышка боли и тьма вокруг.

Вы были убиты. Потеряно эдемия 3. Потеряно Плазменный меч.

Вы были возрождены. Добро пожаловать в Эдем!


Глава 2
Прощай, офицер Стаббс

Фильтры затрещали, перерабатывая зараженную атмосферу в пригодную для дыхания смесь. Открыв глаза, осмотрелся. Все те же джунгли вокруг, все те же двадцать километров до точки сбора. Я у транспортника. Отлично, несколько часов коту под хвост! И это только начало игры, вот уж хардкор, так хардкор!

Поднявшись на ноги, первым делом проверил скафандр. Стандартное обмундирование любого бойца Директората – терраны, земляне, кто как не называл банальную расу людей. В нормальных играх возрожденный появлялся либо в нижнем белье, либо в своих же шмотках. Здесь – выдавался стандартный костюм пехотинца.

Разумеется, его можно и поменять на более продвинутые версии, максимально заточенные под класс. Не говоря о сексе с противоположным полом, реализованном с любовью и тщанием, не снимая, так тонок материал. Но, несмотря на обманчивую легкость, весит порядочно. Для того и натыканы в самых нужных местах сервоприводы – локти, кисти, колени, голени, крестец и шея – как в мечте киберпанка – серые, похожие на разъемы, полые кругляши. При выходе из строя основных блоков остальной костюм распределит нагрузку. Так же быстро уже двигаться не будешь, но хоть какой-то шанс уйти живым.

Итак, что имеем? Отсутствие оружия, скафандр с полной прочностью и нехватку шести очков опыта до уровня. Теперь, правда, от апа никакого толку – все равно пользоваться нечем. Но это, в принципе, вопрос решаемый, было бы желание и время.

В отличие от того же «Неверкома», в «Эдеме» уровень работал только в плане ограничителя, не давая нулевке свободно владеть тяжелым пулеметом. Но это к примеру. Потому как особо богатые люди умудрялись чуть ли не полноценных роботов охраны себе еще на старте покупать. И да, сам старт сразу же на базе Директората, без необходимости лезть через чертовы леса, кишащие противником.

Еще у нас есть непроходимые джунгли, по которым носятся симбионты. И, вполне возможно, механоиды. Преодолеть двадцать километров – не так уж и сложно, но без оружия, с голыми руками – шансов почти нет.

Если только не найти оружейный отсек.

Вызвав карту, сверился с траекторией падения бота. Да, по всему выходит, боекомплекты унесло достаточно далеко. Да и толку мне от тех пушек, если уровень не позволяет набрать достаточно опыта, чтобы его применять?

В небе продолжали полыхать капсулы, веселым фейерверком разлетающиеся на куски. Система ПВО работала на славу – всего пара росчерков преодолевших атмосферу из сотен тысяч запущенных ботов.

– Внимание, у вас осталось двенадцать часов на выполнение боевой задачи, – сообщил женский голос. – В случае нарушения приказа будет введен в действие протокол «Анафема».

Да уж, ничего не скажешь – провинился, держи десяток плетей по спине. В режиме полного погружения, да с максимальной нерегулируемой реалистичностью, все желание бунтовать из тебя выбьют на первых трех ударах. И это еще хорошо, если нарушений не накопится на протокол «Марафон», иначе вытряхнут из скафандра и отправят бежать от одного города до другого, сгорая заживо от излучения эдемия.

«Битва» игра не для слабонервных, они здесь не выживут. Это не ванильный и лояльный к игрокам «Неверком», где тебя защищают от посягательств на целостность психики хоть как-то. Нет, в «Битву» идут только те, кому либо совсем опостылела жизнь на Земле, либо уже готовые конченые психопаты. Иным в здешних реалиях не место.

Перед глазами появился таймер отсчитывающий время до срыва задания. Да, двенадцать часов – вполне хватит добраться до пункта сбора. Если иметь оружие, конечно. А лучше – экзоброню Mark II.

Потратив минуту на разглядывание пейзажа, сунул голову в пролом транспортника. Вот не подумал, поторопился, а теперь придется обдирать скафандр во второй раз. Без средств обороны меня будут убивать раз за разом, а там и до «Анафемы» не далеко.

Стараясь пробраться сквозь покореженные листы металла, внимательно всматривался в окружение. Да, здесь все намного серьезней и страшнее, чем в других играх, но и реалистичность гораздо выше. Любой камень, обрезки металла, кусок стекла – все можно обратить в оружие. Главное, чтобы работала голова, и руки росли из плеч, а не задницы.

Ухватившись за острый край обшивки, вложил всю силу в руки и загнул опасное препятствие. Перебросить энергию на ботинки и заровнять выпирающую кромку со стеной.

Энергия: 10/100.

Черт, всего три секунды работы, а батареи почти на нуле. И три минуты ждать, пока восстановятся. Хорошо, можно просто застыть, не двигаясь, батареи сами восполнят заряд. Иначе остался бы здесь статуей посреди лаза в бот. На закрытом тесте игры такое было, хвала разработчикам, они не стали вводить такую дурь в релиз после случая с парнишкой, которого ели местные гиены четверо игровых суток.

Пробегаясь взглядом по внутренним панелям транспортника, дождался, пока энергия дойдет до отметки в тридцать единиц и принялся загибать второй острый край, в очередной раз пеняя себя за торопливость. Ну что стоило отрезать все лишнее плазморезом?

Впрочем, что не делается – все к лучшему. Когда снова оказался внутри, столкнулся лицом к лицу с мертвым командиром.

Мало того, что излучение эдемия превратило его в мутанта, так еще и вооружило длинными жалами-иголками, отросшими из пальцев. Вместо правого глаза – зеленые щупальца, изо рта вывален язык, болтающийся на грязно-коричневой почке. Из левого плеча, распавшегося на салатовые листья, торчат иголки.

Система не определяла его как врага – и это понятно, технически он все еще мой мертвый надсмотрщик. На правом запястье уцелевший браслет сообщает моему скафандру, что передо мной командир Эрик Стаббс, вот только настроен он куда как агрессивно. И в отличие от меня, изначально имеет полную свободу действий. В том числе, обладает властью вычеркнуть меня из списка живых.

Буквально секунду мы пялились друг на друга в немой сцене, а затем тварь резко взмахнула руками, угрожая жалами, заскрежетала и потянулась схватить.

Энергию в ботинки, оттолкнуться от шуршащего листьями монстра и отпрыгнуть в глубину транспортника. Меня швырнуло к боковой стене бота, где лежал первый погибший из отряда. От удара в глазах на мгновенье потемнело, но скафандр все же защитил, хоть и лишился десятки прочности.

Отброшенный командир отлетел назад не слабее меня, рухнув спиной на кресло, занятое мертвым десантником. С треском Стаббс попытался разогнуться, но тело монстра переломилось почти пополам, сгибаясь под углом в сто восемьдесят. Наружу вылезли окровавленные кости и какие-то белесые корни.

Убит офицер армии Директората. Получено 45 опыта.

Получена репутация с эдемскими рейдерами: 2. Продолжайте в том же духе, и вас обязательно заметит капитан Мертвая Голова!

ВНИМАНИЕ! Рядовой, вы нарушили кодекс, напали первым и убили представителя власти Директората в Эдеме. Получены очки наказания: 10. За вашей головой уже отправляется карательный отряд, рекомендуется не оказывать сопротивления и сдаться добровольно. В противном случае вы будете уничтожены.

Вот поэтому тела людей на Эдеме и сжигают. Ни симбионты, ни, тем более, механоиды, не обращаются в уродливых монстров. Если тело игрока не обыскали в течение пяти минут, что запустит систему самоуничтожения, он с шестидесятипроцентной вероятностью обратиться вот в такую тварь. А тебе потом штрафные санкции за убийство камрада.

И это еще хорошо, что остальных при падении расплескало в кашу, сейчас тут была бы настоящая бойня – один безоружный пехотинец против тридцати мутировавших зомби. Это не тот аттракцион, где я бы с удовольствием поучаствовал.

Лежа на полу, переводил дыхание. Все же такие схватки тяжело переносятся даже для, казалось бы, подготовленных людей. Не скажу, что я такой уж мастер игр с погружением, но за плечами кое-какой опыт да имеется. И все же тварь смогла меня изрядно напугать. Не каждый раз видишь ожившего человека, превратившегося в агрессивного куста-хищника. И это только начало, я ведь еще даже первой миссии не прошел. Интересно, а кроме меня кто-нибудь вообще видел, что командир может обратиться рядом с точкой возрождения?

В левом углу мигала иконка уровня. Раскрыв панель, пробежался взглядом по характеристикам.

Основные характеристики:

Сила. Урон в ближнем бою, 10 % кол-во хп, 50 % переносимый вес. Текущее значение: 10.

Выносливость. Кол-во здоровья, регенерация, защита от физического урона, 50 % переносимый вес. Текущее значение: 90.

Ловкость. Передвижение, перезарядка, уворот. Текущее значение: 10.

Интеллект. Использование батарей, количество энергии. Текущее значение: 10.

Эдемий: 0.

Здоровье: 100/100.

Энергия: 72/100.

Опыт: 145 из 200.

Рейтинг: 262.

Заражение: 0.

Вторичные характеристики:

Точность. Попадание по противнику. Текущее значение: 20.

Атака. Скорость нанесения урона. Текущее значение: 40.

Урон. Кол-во выбитого здоровья за 1 секунду. Текущее значение: 10.

Защита. Шанс понижения урона. Текущее значение: 100.

Блокирование. Шанс заблокировать урон. Текущее значение: 203.

Броня. Количество игнорируемого урона. Текущее значение: 3.

Уворот. Шанс избежать попадания. Текущее значение: 50.

Критический удар. Величина критического урона. Текущее значение: 40.

Шанс критического удара. Вероятность нанести критический удар. Текущее значение: 1.

Регенерация здоровья. Скорость восстановления здоровья в состоянии покоя. Текущее значение: 9 в секунду.

Регенерация здоровья в бою. Скорость восстановления здоровья во время боевых действий. Текущее значение: 0,9 в секунду.

Регенерация энергии. Скорость восстановления энергии в состоянии покоя. Текущее значение: 1 в секунду.

Регенерация энергии в бою. Скорость восстановления энергии во время боевых действий. Текущее значение: 0,1 в секунду.

Свободные очки характеристик: 5.

Можно, конечно, копить их, пока не придешь в командный пункт, где выдадут специализацию, но у меня все давно рассчитано. Так что все очки – в Выносливость.

Поднявшись на ноги, внимательнее осмотрел тело мертвого командира. Через час-другой он снова начнет оживать, если труп не сжечь. Пока что клетки сращивают разрыв в тканях, но справятся с такой задачкой быстро, попутно значительно укрепив хлипкий каркас.

Мне такие сюрпризы не нужны. Я еще помню видео, отснятое каким-то естествоиспытателем, старательно переломавшим каждую кость в теле мутанта. В итоге получилась практически неубиваемая тварь, отрывающая танкам башни и разрывающая пилота тяжелой брони на куски голыми руками.

Вытащив тело наружу, полил его из специального раструба в скафандре. Жаль, в бою не применишь – так бы можно было отыгрывать огнеметчика. Увы, дай малейшую искру и сам взлетишь на воздух. Смесь очень и очень огнеопасная. Собственно, если повредить отсек хранения – можно тут же прощаться с психикой. Сгорать заживо в полном погружении, это развлечение для конченых мазохистов.

Внимательно осмотрев рукав, проверил клапан на протечку и только после этого взял в руки два куска обшивки. Скрежет металла о металл, отскочить назад, прикрывая маску от высокой температуры.

Вы предали огню тело командира. Получено 5 опыта.

Получен ранг «Работник крематория». Отправьте в последний путь любого человека, испепелив его останки.

– Прощай, офицер Стаббс, – произнесла система.

Ну, теперь обратно в бот, искать хоть что-то, пригодное для боя.


Глава 3
Кузнец собственного счастья

Два часа напряженной работы с трехминутными перерывами для восстановления энергии пролетели незаметно. Повезло, ни одна тварь не подошла достаточно близко для обнаружения упавшего бота.

Освоена профессия «Оружейник» 1 уровня.

Мастерство – 1/100.

Я повертел в руках копье, собранное из перегородки и кусков обшивки транспортника. Сила у меня пока еще небольшая, но если переключать подачу энергии на кончики пальцев, можно создать достаточное усилие, чтобы не только загнуть прочный металл, но и вбить крепежные болты в конструкцию. Другое дело – хватает такого усилия буквально на пару секунд, энергии процесс требует воистину дохрена. И застань меня за этим делом даже нуб, я помер бы раньше, чем смог отреагировать.

Самодельное копье. Требование: уровень 1.

Урон 5–5.

Расход энергии: 5.

Заряжаемое.

Прочность: 10/10.

Конечно, не плазменный меч, но уже хоть что-то. Повертев метровый шест в руках, принялся за изготовление ремня, благо, этого добра осталось много.

Раскурочив ближайшее кресло, вытащил метровую ленту крепежного ремня безопасности и, орудуя копьем, обрезал лишнее. Пристроив крепление на спине, чтобы было удобно выхватывать копье, получил сообщение о прокачке «Оружейника» и двинулся наружу.

Небо постепенно светлело – местное солнце выкатывало из-за горизонта, сменяя фон вспыхивающих транспортников с темно-синего на бледно-розовый. Таймер провала миссии светился десятью часами, а впереди ждали двадцать километров пути по успевшим надоесть джунглям.

В последний раз оглянувшись на раскуроченный при падении бот, я двинулся вперед. Под ногами почти тут же возникла зелень, по бокам развесились широкие лопухи, а с пальм спускались хитро переплетенные лианы.

Наверное, это красиво, но для меня – скорее опасно. Система зафиксирует врага, только если тот не догадается спрятаться, а в этом зеленом месиве оставаться незамеченным проще простого, достаточно вспомнить, как пару часов назад я сам скрывался за широкими листьями, ожидая своего первого противника.

Двигаясь с максимальной настороженностью, я сжимал рукой копье. Как всегда, с опозданием в час после события, мозг подкинул вопрос – почему не догадался сделать простейший щит из куска обшивки транспортника? Да, он вышел бы очень тяжелым, я потерял бы маневренность, но с другой стороны – это же почти гарант победы над любым противником моего уровня.

Проклиная себя за глупость, чуть ускорился, стараясь не вылезать на открытые участки. Зелень вокруг замыливала взгляд, все сливалось в сплошное неразличимое пятно. Но, хвала разрабам, система не дремала.

– Внимание! Обнаружен противник! – сообщила она, едва я преодолел половину пути.

Небо уже сменило розовый оттенок на голубой, над головой парили легкие облачка, а посреди лесного массива поднимался едва заметный туман. Еще час и не будет видно дальше метра. Одним словом – самое время столкнуться с врагом.

Всматриваясь в зеленое месиво листьев и лиан, я искал подвернувшегося противника, но сволочь, кажется, тоже меня заприметила. По крайней мере, никак себя выдавать враг не спешил.

Время шло, неутомимый таймер отсчитывал оставшиеся девять часов до провала, между мной и пунктом сбора оставалось пятнадцать километров. А тварь так и не спешила проявить себя.

Памятуя о поражении, медленно поднял голову. И тут же встретился взглядом с полуметровым пауком. Восьмиглазый монстр застыл на едва заметной в поднявшемся тумане паутине. Два ряда черных буркал, слабо блестящих, восемь мохнатых ног с острыми когтями размером в палец, и застывшие в готовности хватать добычу педипальпы. Одним словом, красавец!

Молодой паук-ловец, уровень 3. Здоровье: 150/150.

Собственно, если б не микроскопические капли влаги на нитях, я вляпался бы в ловушку, не разглядев опасности. А там никакое копье не спасет, местные хищники не знают жалости, убивают вдумчиво, с чувством, с расстановкой. Кто бы ни прописывал им поведение, явно психопат со скрытыми наклонностями садиста. Ведь кому понравится, когда тебя жрут заживо, а ты даже из игры выйти не можешь во время боя?

Нет, в теории, если отбежать от моба на сто метров, бой будет прерван, но далеко ли ты убежишь, если прилип к паутине, покрытой капельками настолько прочного клея, что аборигены себе дома строят выдерживающие пятибалльные землетрясения?

Не двигаясь, я следил за монстром, так же замершим на высоте в полтора метра над моим собственным укрытием. Можно, конечно, распрямиться и попробовать достать копьем, но если тварь окажется прыгучей, ждет меня довольно долгая и мучительная смерть от яда. Как бы молод паук не был, а способ питания у них один – растворить жертву в питательную жижу и только потом выпить.

Время шло, паук не двигался, я тоже. Только ветерок колыхал листья да в небе продолжали греметь разрывающиеся транспортные боты. Интересно все же, на чьей территории я оказался?

Отбросив лишние мысли, сжал копье и, сконцентрировав силу в правой руке, швырнул оружие в головогрудь врага. Паук среагировал мгновенно – смазанное движение лапой отбросило копье в сторону, а сам монстр прыгнул на меня.

Рванувшись в бок, я выкатился на небольшую полянку и, помня о близкой паутине, кувырком поспешил броситься за копьем. За спиной щелкнуло – полуметровый противник отстал лишь на мгновение, вонзив острые когти в белесый корень.

Сжав древко копья, я развернулся, держа между собой и врагом острие. Если у меня сейчас не хватит ловкости попасть, можно сразу удалять персонажа – еще одного забега на пункт сбора не будет, время выйдет.

Паук поднял передние лапы, словно исполняя брачный танец, и замер, неотрывно глядя на меня. Я же с трудом переводил дыхание, пока восстанавливается энергия. Хорошо, додумался влить в бросок не все – иначе уже лежал бы, наслаждаясь растекающимся по венам яду.

Прошла минута, вторая, паук не двигался. У меня бы уже руки отсохли, так долго держать поднятыми, но для членистоногого товарища это явно не проблема. Он словно ждал, когда у меня кончатся силы под тяжестью копья. Но он же не мог понимать, для человека в скафандре копье весом в десять кило – что пушинка.

Наконец, индикатор энергии мигнул, заполнившись, и я сделал осторожный шаг вперед. Паук заметно напрягся, чуть дрогнув задранными лапами, начали движение педипальпы.

– Да ты же слепой! – выдохнул я.

И хотя это лишь осложняло задачу, все же я почувствовал себя легче. Если достаточно долго подождать, не двигаясь, он вернется на исходную точку. В теории, естественно.

Паук пошевелил в последний раз конечностями и, опустив лапы, встал ко мне боком, явно намереваясь вернуться на исходную. Я едва удержался, не сдвигаясь с места. Всякое может быть, вполне вероятно, это лишь военная хитрость, показать наивной жертве, что про нее забыли и можно бежать, сломя голову. Прямо в паутину, что как раз оказалась у меня за спиной.

Туман сгущался, мы не двигались. Таймер отщелкал еще час и мои нервы не выдержали. Долго играть в гляделки – бессмысленно, паук меня не отпустит, а значит – пан или пропал!

Дернув копьем, привлекая внимание тут же развернувшегося навстречу паука, я сделал шаг вперед. Тварь поджала ноги и прыгнула вперед.

Мгновение полета, сшибка, треск хитина, брызги желтого маслянистого яда, меня перевернуло на спину, здоровье ухнуло на отметку двадцать хитов.

Нихрена себе удар!

Лапы безвредно забарабанили по плечам, из пронзенного брюшка медленно полезла, пузырясь, белесая паутина. Тварь пыталась захомутать меня в кокон! Провернув копье внутри раны, уперся ногами во врага и влил остатки энергии в ботинки. Толчок!

– Крак! – хрустнула о толстый ствол тушка умирающего монстра.

Бой окончен. Получено 212 опыта.

Повезло? Да нет, тактика-то известная. Другой вопрос – было бы в нем меньше силы, я бы точно помер, но разрабы постарались сделать каждого моба уникальным, разбрасывая очки характеристик в произвольном порядке. Будь у него по-другому раскиданы статы, я бы отбросил копыта.

А так, вкладываем три очка за взятие второго уровня в Выносливость, два в Силу. Не зря-таки потратил два часа на копье! Ох, не зря!

Обрадованный успехом, поднялся на ноги и направился к развалившемуся у дерева пауку. Посмотрим, чем одарит нас местный представитель фауны.

В принципе, яд даже молодого паука стоит не мало, да и клей можно продать местным вендорам, но у меня ни оборудования на их извлечение, ни вещмешка для хранения – его выдадут только в пункте сбора. Так что в первую очередь осмотрел хитин и лапы убитого.

Следующие пять минут потратил, разрубая тушку на части. Сочащаяся слизь заляпала ботинки и штаны, но я продолжал рубить острым краем, пока не отделил несколько пластов хитина и все когти. И то, и другое, можно сдать пусть и не дорого, но все же хоть какая-то наличность.

Если, конечно, не отберут за убийство мутировавшего Стаббса. Бывало и такое, что после наказания все вещи игрока, кроме скафандра, уходили в качестве трофеев карательному отряду. То еще удовольствие, конечно, оказаться голым, как нулевка, но другого выхода все равно нет. Не в рейдеры же идти!

Хитин оказался еще хуже, чем я предполагал. Ни плюсов к броне, ни защиты, мягкий и легко мнущийся материал, пригодный разве что для изготовления повседневной одежды. И цена у него явно будет совсем низкая, как бы ни по одному эдемию за килограмм. Зато когти порадовали.

Коготь молодого паука-ловца. Фрагмент оружия.

Урон 115.

ВНИМАНИЕ! Ваш уровень «Оружейника» не позволяет реализовать весь потенциал фрагмента «Коготь молодого паука-ловца». Вероятность получить максимум характеристики Урон – 20 %.

А раз на первом уровне его не используешь, следовательно, стоит такой коготь порядка десяти-двадцати эдемия за штуку. У меня же их шестнадцать! Это от ста шестидесяти до трехсот двадцати эдемия за раз. Может, потом, когда доберусь до командного пункта, напроситься в отряд охотников?

Размером когти были не такими уж и большими, как мне показалось в начале. Может, сказалось чувство страха, может, после обработки уменьшились. Я не стал ломать над этим голову, рассовывая добычу по карманам.

Время идет, а впереди еще несколько километров пути. Но у меня уже второй уровень, есть оружие и теперь – кое-какой начальный капитал. Все это не гарантирует, разумеется, беспроблемного прохождения нубятника, но значительно повышает шансы на успех.

Я уже собирался двинуться дальше, когда в голове промелькнул полузабытый пост на форуме. Если есть молодой моб, у него либо должны быть рядом родственники, либо – логово с добычей. Местные пауки не ходят стаями, но прячут куколки с жертвами в ямах, норах и прочих темных местах.

Внимательно осмотрев место боя, я наткнулся на спрятанную среди поваленных деревьев нору в земле. Проход перекрывала хорошо заметная от покрывших ее капель воды паутина, явно служившая сигнализацией на случай нежеланных гостей. Аккуратно разрезав ее, чтобы не задеть капель клея, дождался, пока препятствие прилепится к стенкам прохода, и на четвереньках пополз вперед, держа копье в руке.

Как и думал, лезть далеко не пришлось. Что было хуже – внутри меня ждал кое-кто серьезнее покойного хозяина. Стоя на четвереньках, я смотрел в глаза огромной самки-ловца, тревожно ощупывающей нити, расклеенные по всему помещению. Жилая часть норы была гораздо больше крохотного лаза, достаточной, чтобы паучиха спокойно устроила кладку яиц у одной стены и пожирала принесенную самцом добычу в другом углу. Вот только самца я завалил, а вот с самкой что делать?

Самка паука-ловца, уровень 10. Здоровье: 135/135.

Понятно, раз у нее так мало хп, значит, компенсируется броней, а то и ловкостью с силой. Против такой твари мне явно ловить нечего. Что я там говорил про охотников?

С моим уроном в семнадцать единиц я, скорее всего, тупо не пробью ее. А вот она меня порвет когтями десятого уровня – тут к гадалке не ходи. Использовать ту же тактику, что и с самцом не получится – я стою на четырех костях, копье не упрешь нормально, да и не требуется ей броска, чтобы меня прикончить – полутораметровые лапы с легкостью вытащат меня пред светлые очи хозяйки норы.

Я посмотрел на кладку, где почудилось шевеление. Самка засуетилась, молниеносно перебирая лапами, мигом очутилась возле яиц, из которых вот-вот полезут детеныши. Я перевел взгляд в «жилую» часть норы и сжал зубы.

На меня смотрел изрядно потрепанный комплект силовой брони. Легендарный, не в смысле класса, а в плане древности и распространенности, доспех первых колонизаторов.

Силовая броня PowerGuard Mark II. Требование: уровень 10, класс «Гоплит» или уровень 20, класс «Преторианец».

Защита: +1 500.

Броня: 350.

Емкость батарей: +1 000.

Расход энергии: 100.

Прочность: 2 512/10 000.

Фактически, я смотрю на гору металла ценой в сто тысяч эдемия. Или на десять тысяч кредитов, если переводить в реальные деньги по официальному курсу Nevercome, Inc. Целое состояние валяется в норе жалкой паучихи десятого уровня! И как его до сих пор не нашли?

Хотя, на самом-то деле это как раз понятно. Отряды охотников не ищут логова, просто вырезают мобов на подконтрольной территории. И то сказать – истреби потомство местных монстров и качаться будет просто не на ком, а враг не дремлет и развивается, пока ты ждешь респауна в логовах, а это не один день – пара недель упущенного кача точно.

Я по-новому взглянул на копошащуюся у кладки паучиху. По идее, занимаясь потомством, самка может серьезно ослабнуть вплоть до потери брони и силы. Естественно, когти никуда не денутся, попасть под них – сразу улететь на возрождение, но если на ней не станет брони, да подойти к вопросу с умом…

Прости, родная, но каждый – кузнец собственного счастья.


Глава 4
Охотник и жертвы

Как выманить самку из логова? Если бы это был обычный тенетник, она бы еще не скоро вылезла на поверхность – очень многие из их семейства заботятся о потомстве. Но это Эдем, здесь тенетники прыгают, чего на Земле не встречается, следовательно, меня могут поджидать самые неприятные сюрпризы.

Поэтому, выбравшись наружу, первым делом я осмотрел джунгли вокруг. Тишина, даже взрывы в небе прекратились – то ли я покинул стартовую зону, то ли волна поступления игроков уменьшилась. Как бы там ни было, а у меня семь часов на покрытие оставшегося расстояния до пункта сбора.

Можно, конечно, оставить себе маячок на логове, чтобы вернуться за броней потом, но оставлять такую добычу на волю случая? А если меня распределят на другой континент? Нет, такую удачу бросать нельзя. Это непростительно.

Тем более, в ней я преспокойно доберусь до точки сбора всего за пару часов. А всех, кто попадется навстречу, завалю голыми руками. Силовая броня для десятого уровня Гоплита – это не шутки. Да, будет увеличенный расход энергии, но мне, во-первых, что-то да перепадет за убийство самки, во-вторых, скорость передвижения компенсирует время перезарядки батарей.

Что самку мне один на один не завалить, ясно, как Божий день. Остается придумать, как заставить ее убиться саму. Урон, который она нанесет сама себе в случае повторения броска, должен быть достаточным, чтобы паучиха отбросила коньки.

Так что следующий час я потратил, придумывая ловушку, и еще полчаса на то, чтобы ее смастерить. Благо, орудуя острым копьем, сделать это было легко.

Отрезав несколько лиан, устроил на ближайшем дереве подгнившее бревно, протянул несколько сплетенных в тонкую веревку у входа в логово. Теперь, когда паучиха дернет сигналку, бревно прилетит ей в лоб. С учетом, что проход небольшой, промазать не получится. Хорошо, система подсказала, как расположить бревно, чтобы оно улетело точно в проход, а не разрушила нору, снеся крышу.

Второй ловушкой, на случай, если все ноги самки промахнуться мимо тревожного каната, станет ловчая яма. И на нее я угробил еще час из оставшихся шести. Итого в запасе пять часов с небольшим.

Замаскировав яму в лучших традициях древних охотников, я присел на кочку возле норы и стал ждать энергию. Вроде бы и не делал ничего, а расход катастрофический. Хорошо, силовая броня эту проблему частично решит.

Ожидая, пока синяя полоска восстановится, я осматривал джунгли вокруг. Стоило энергии заполниться, заговорила система.

– Внимание! Обнаружен противник! – заставил меня замереть женский голос.

Вот так день, подумал я, разглядывая шестилапую тварь, выбравшуюся из прикрытия листьев. Ростом всего сантиметров тридцать, но общей площадью тела вполне себе здоровый враг. Короткие волоски по телу, грязно-оранжевые полосы поперек надкрыльев.

Взрослый жук-мертвоед, уровень 3. Здоровье: 115/115.

И ведь тварь перлась прямо на яму!

– Ну, нет, приятель, не для тебя я час ее копал, – сообщил, поднимаясь на ноги.

Жук среагировал мгновенно, тут же уходя подальше. То ли живые ему до лампочки, то ли действительно испугался. Мало ли, какая у него программа в голову вшита.

Подняв копье на случай прыжка, я медленно двинулся за ним, осторожно обходя расставленную ловушку. Не хотелось бы самому в нее упасть – останусь там до второго пришествия. Ну, или пока меня действительно карательный отряд не найдет.

Жук следил за мной, поводя усиками. Я прицелился для короткого удара – швырять копье после случая с пауком как-то не хотелось. Мертвоед вряд ли не так проворен, как ловец, так что лишаться единственного аргумента не хотелось. Поэтому я делал осторожные шаги вперед, не сводя оружия с противника.

Мертвоед что-то пискнул, затрещал надкрыльями, стараясь отпугнуть наглого врага. Но я лишь ускорил шаг, сокращая расстояние. Как раз будет, чем выманить самку!

Жук бросился в кусты, я поспешил за ним, занося копье для удара. Мой рывок не прошел незамеченным, тварь бросилась прочь с такой прытью, что я едва поспевал нагонять его.

Мы вырвались на полянку, где я расправился с ловцом. И тут-то до меня дошел маневр жука. На поляне, устроившись вокруг останков паука, расположились еще двое мертвоедов.

– Внимание! Обнаружен многочисленный противник! – обрадовала меня система.

Застыв на краю поляны, я смотрел на жуков, они – на меня. И больше не было чувства, что охотник здесь я. Поводя усиками, пара товарищей переговорила с моим бегуном и, угрожающе треща надкрыльями, встали клином передо мной.

Итак, вместо одного врага, у меня сразу трое. И все моего уровня. Дело приняло неожиданно неприятный оборот. Можно, конечно, попробовать отступить, да только все одно я собирался сюда за частями паука вернуться. А теперь, стало быть, либо я свое заберу, либо они добавки к столу приобретут.

Приготовившись отражать атаку, я перехватил копье, чтобы отбиваться им, как шестом, и двинулся вперед. Не сказать, что смело – просто выбора у меня нет.

Жуки бросились в атаку разом. И если первого с легкостью сбил в полете, остальная пара шмыгнула мне за спину. Удар сзади, я покатился кубарем вперед, едва не выпустив копья.

Здоровье: 85/110.

Так дело не пойдет! Вскочив, я тут же снова оказался сбит. Твари подпрыгивали, помогая себе набрать разгон короткими взмахами крыльев.

Взрослый жук-мертвоед, уровень 3. Здоровье: 73/115.

Ага, вот он мой подранок. Сейчас мы тебя добивать будем! И я встретил бросившегося вперед жука острием, уперев ногой пятку копья в землю. Хрустнула броня на брюшке, брызнул желтоватый сок. Мертвоед задергался, стараясь слезть с острия, а два его товарища разом напали с двух сторон, тараном сшибая меня с ног.

Здоровье: 10/110.

– Уровень здоровья ниже десяти процентов, – заботливо сообщила система.

А то я и сам не догадался! Откатившись в сторону, спасся от нового броска врагов, заодно дважды ударив наколотым жуком о землю. Труп сразу сполз с острия, оставшись неприятной кучей покрытого оранжевой слизью хитина. Осталось двое и десять хп на все про все.

Двигаясь зигзагом, я ушел еще от двух бросков, заодно встретил ближайшего жука острием в голову. Тварь запищала, дергая лапами, второй бросился на меня, но я успел дернуть копьем, подставляя под удар наколотого мертвоеда.

Второй готов! Безобразная куча останков слетела с острия, а третий противник, видимо, впав в шок от убийства собрата, застыл на месте, медленно поводя усиками. Я решил не терять времени и воткнул копье в правый глаз жука, нанося крит.

Взрослый жук-мертвоед, уровень 3. Здоровье: 53/115.

Раненный жук заторопился убраться прочь, помогая себе крыльями, но я влил остатки энергии в руку и швырнул оружие вдогонку. Повезло – острие прошло как раз между незащищенных крыльев, впиваясь в спину, откуда брызнул оранжевый сок.

Я остался стоять, лишенный энергии, пока пробитый жук старался отползти подальше с моим копьем в спине. Делая новую попытку пошевелиться, он наносил себе урон от копья, но не сдавался, пока не кончилось здоровье.

Бой окончен. Получено 364 опыта.

Эх, чуть-чуть до четвертого не дотянул! Так бы со второго сразу на четвертый прыгнул.

Энергия восполнилась, и я побрел за законной добычей. Как же мне все-таки везет, будь они хоть чуточку умнее, порвали бы за несколько секунд, но нет – победителем вышел я. Впрочем, человек может все, что уж говорить о победе над тремя жучками?

Забросив пять очков в Интеллект, обшарил трупы. Здесь хитин покрепче, чем у ловца, но я отбросил его в сторону. Паучиха вряд ли поведется на жесткое угощение, а вот мягкие куски мяса, если у жуков плоть можно назвать мясом, наверняка заставит выглянуть на минутку из логова. Чем-то же надо кормить потомство, а в норе ничего такого не нашлось – я проверил перед тем, как покинуть выводок ловцов.

Когти тоже оказались неказистыми, впрочем, для поедания трупов много урона ведь и не нужно, верно? Они все равно мертвы.

Коготь взрослого жука-мертвоеда. Фрагмент оружия.

Урон 10.

ВНИМАНИЕ! Ваш уровень «Оружейника» не позволяет реализовать весь потенциал фрагмента «Коготь взрослого жука-мертвоеда». Вероятность получить максимум характеристики Урон – 20 %.

За три захода перетащив добычу к норе самки, я присел передохнуть. Итак, пока суд да дело, пора заняться апгрейдом оружия. Что-то мне подсказывает, что уж из шестнадцати, хоть один коготь да должен сыграть в двадцать процентов вероятности.

Приложив первый коготь к острию, примерился и, приткнув кусок плоти паука к капле клея на паутине, еще минут пять вертел в руках копье, оставляя на острие крепко держащийся шип.

Самодельное копье с шипом. Требование: уровень 1.

Урон 6–6.

Расход энергии: 5.

Заряжаемое.

Прочность: 9/10.

Оружейник.

Мастерство: 3/100.

М-да, дела, а я-то надеялся хотя бы на десятку урона! Но никак не единицу. Ладно поехали дальше.

Потратив все когти, включая те, что достались от могильщиков, я прокачал профессию до тридцати шести. До провала задания осталось четыре с половиной часа, а в руках у меня оказалось достойное для третьего уровня копьецо.

Самодельное копье с шипами. Требование: уровень 3.

Урон 150–150.

Расход энергии: 10.

Заряжаемое.

Прочность: 50/50.

Повертев оружие в руках, прикинул, не побороться ли мне с таким оружием против самки? В конце концов, потомство можно в расчет не брать – они если и вступят в бой, то до вменяемых размеров им расти еще, как минимум, неделю. Так что попросту передавлю, как тараканов.

С другой стороны, совсем не ясно, сколько там чего у самки. Вполне может быть, она окажется без урона, но с кучей брони. Тогда мне хватит и стандартной десятки, чтобы помереть.

Прикинув за и против, решил действовать по первоначальному плану. Схватил кусок жука и зашвырнул в проход. В ответ послышалось цоканье когтей – самка заглотила добычу. Все правильно, ведь ей должен был тащить еду самец.

И тут мне в голову пришла еще одна запоздалая мысль. Если самец-добытчик не принесет еды больше раза в день, если у ловцов режим питания не требует ежедневной кормежки, я просижу здесь еще с неделю. Как раз, пока не подрастет смена парочке заботливых родителей.

Чертыхаясь про себя, забросил на пробу еще кусок мяса, на этот раз – ближе к выходу. У меня еще оставался запас в десяток кусков, который можно при желании разрезать надвое, но не хотелось ни терять время, которого и так мало, ни тем более, рисковать насыщением самки и маленьких паучков.

Так что, когда самка утащила и второй кусок, я вздохнул с облегчением. Третий оставил уже почти у самого выхода, для надежности подергав за паутину – мало ли, может, она не услышит.

Едва скрылся за стенкой, самка прошуршала совсем рядом – в метре от выхода. Отлично, следующий кусок можно устанавливать прямо перед ловушкой, подумал я, кладя мясо у границы между норой и поверхностью.

Снова дернув паутину, отскочил в сторону с копьем наготове. Даже если она не зацепит сейчас тревожную лиану, я могу сагрить ее на себя, заставляя выскочить на поляну – прямо в яму.

Самки не было долго, я уже начал сомневаться, что вообще появится, но вот до меня донеслось клацанье когтей, а в следующую секунду наружу вылезла паучиха. Поводив головой из стороны в сторону, она подхватила мясо и, разворачиваясь, зацепила сигналку.

Буквально в миллиметрах от моего носа пронеслось бревно. Я-то по забывчивости не додумался отойти подальше. И меня вполне могло сейчас бы внести в объятия паучихи на разлагающемся бревне верхом. Нет, мы, скорее всего, померли бы оба, да только это мне уже было бы без разницы.

Бревно влетело четко, на излете ударив самку в спину. Судя по грохоту, раздавшемуся из норы – вкатилась паучиха в самое логово, где встретилась со стеной. Будем надеяться, ей этого хватило.

Воткнув копье в землю, я ухватился за бревно и потянул его на себя. С трудом вытащив наружу, едва не угодил в яму, но все же, спустя пять минут, уже полз по тоннелю, раскрашенному кровью монстра. Судя по тому, что после удара мне не перепало ни капли опыта, она все еще была жива, так что копье я прихватил с собой.

Добравшись до гнезда, удивленно присвистнул. Мало того, что самка едва дышала, вяло шевеля лапами, так еще и передавила своей тушкой половину выводка. Весь пол гнезда был заляпан жижей. Оставшиеся пауки размером со спичечный коробок крутились вокруг матери, то ли пытаясь вразумить разгневавшуюся родительницу, то ли намереваясь ей полакомиться.

В углу, где раньше была кладка, теперь располагалось мясо, заботливо сохраненное самкой. Значит, я не так уж и был не прав, размышляя о режиме питания.

От раздумий меня отвлек приглушенный писк – молодняк действительно принялся поедать еще живую паучиху. Я не стал дожидаться, пока они сделают свое черное дело.

Встав во весь рост посреди норы, раздавил молодняк и, вскинув копье, встретился взглядом с умирающей самкой.

Что можно увидеть в глазах паука? Ни отражения, ни мелькающего инстинкта на месте разумной мысли. Но мне почудилось в ее глазах просьба о снисхождении. Воткнув шипованный конец в голову самки, я дернул копье на себя и отер слизь о тушку убитой паучихи.

Кому расскажи, что я проникся к мобу сожалением – засмеют. Впрочем, от разрабов можно всякое ожидать. Да и не в мобе дело, скорее, понимание, что я разорил целую семью, не оставив в живых вообще никого, заскребло в душе, заставив поверить, что не все человеческое внутри меня погибло.

Бой окончен. Получено 251 опыта.

Выходит, мне засчитали и паучков. Неплохо, а главное- вовремя. Вбросив еще пять очков в Интеллект, подошел к силовой броне. Огладив старый металл ладонью, с улыбкой подтвердил желание присвоить себе драгоценный комплект.

Под моими пальцами броня раскрылась, приглашая устраиваться поудобнее, чем я немедленно и занялся. Сунув руки в раструбы экзоброни, сжал кулаки, проверяя работу электроники. Внешние пальцы костюма послушались с небольшой задержкой – сказывалась высокая изношенность. Но в целом, все работало.

Внимание! Ваш уровень 4.

Расход энергии: 250.

А и черт с тобой, подумал я, когда броня закрылась, отделяя меня от внешнего мира. Тут же встав на ноги, с удовольствием осмотрелся. Да, придется немного привыкнуть к изменениям веса и роста, но в целом, жизнь налаживается!

Облутав напоследок самку, обзавелся не только ядом, для забора которого в силовой броне нашлись шприцы, попросту оторвал когти и направился к выходу.

На половине пути впереди послышался треск, за ним громкая ругань. Я замер, держа копье наготове. Кто бы ни пришел сюда, вряд ли он станет воевать с человеком в экзоброне, но чем черт не шутит? Это Эдем, тут псих на психе сидит, и психом погоняет.

– Слышь, Марвин, – заржал низкий голос. – А чо ты в свою же ловушку-то полез?

– Это не моя ловушка! – взвизгнул некто со дна ямы. – Идиот, кто-то нашел мою броню! Смотри там в оба глаза. И брось мне веревку.

Вот так-так, подумал я, переваривая услышанное. Выходит, я не просто так броню нашел, а присвоил чью-то собственность? С другой стороны, что за идиот ее здесь бросил?

– Лови, Марвин, – третий голос, на этот раз женский.

Да сколько же вас здесь?!

Расставаться с ценной добычей я не стану, пусть ее лучше прямо на мне же и разобьют, я не для того столько времени угробил, чтобы отдать экзоброню кому попало. С другой стороны, если ее владелец хотя бы Гоплит десятого уровня, победы мне точно не светит.

Пока думал, что делать, «хозяин» выбрался из ямы и костерил своих помощников. Перехватив копье, я отполз назад. Как не крути, а боя явно не избежать, так почему бы не занять более выгодную позицию?

Пока народ снаружи суетился, я успел приладить когти самки к копью. Заодно прокачал мастерство еще на шестнадцать пунктов. Так я и уровень возьму, еще не достигнув пункта сбора!

Самодельное копье с шипами. Требование: уровень 4.

Урон 225–225.

Расход энергии: 10.

Заряжаемое.

Прочность: 75/75.

Вот теперь поборемся, дорогие мои!

Стоило занять позицию сбоку от входа в гнездо, как в проеме показалась голова в скафандре. Рейдер, понял я, уже нанося удар в шею.


Глава 5
Встречи

Рядовой «Сыны Эдема», уровень 5. Здоровье: 0/125.

Тело обмякло на входе, а из коридора послышался крик:

– Он там, сучонок, давите его! – орал Марвин.

Я едва успел отступить – в нору полетели разряды бластера – стандартного энергопистолета. Дождавшись, пока рейдер отстреляет запас, втянул тело мертвого рядового к себе и разжился вещмешком.

Судя по всему, ребята из новичков – вон и танк у них слабоват. Явно же раскачивали в силу для переноски грузов, вся сумка забита низкоуровневым барахлом.

Из тоннеля снова полетели разряды. Я же сунул руку в вещмешок, считывая данные о содержимом.

Бластер, энергопистолет. Требование: уровень 1.

Урон 20.

Боезапас стандартный: 20 болтов.

Расход энергии: 5.

Заряжаемое.

Количество: 3 штуки.

Плазменный меч. Требование: уровень 1.

Урон 10–14.

Расход энергии: 2.

Заряжаемое.

Количество: 7 штук.

Батарея экзоскелета Adamant Mark II. Фрагмент брони.

Емкость батарей: +100.

Количество: 12 штук.

Керамическая пластина. Фрагмент турели.

Прочность: +10.

ВНИМАНИЕ! Ваш уровень «Оружейника» не позволяет реализовать весь потенциал фрагмента «Керамическая пластина». Вероятность получить максимум характеристики Прочность – 1 %.

Эдемий. Валюта и материал для исследований.

Количество: 253 единицы.

Похоже, я прав. Эта троица охотилась на нубов, снимая с тел все, что можно унести. И даже пару донаторов приложить умудрились – вон четверть тысячи эдемия на кармане таскали. Огреб я проблем, однако, такие отморозки подобного не прощают.

Зато и разжился, подумалось в ответ. А в моей ситуации лишним не будет, тем более, вон сколько дополнительных батарей у меня теперь есть. Как только выдастся случай – обязательно вкручу в броню. Осталось только выжить, а там можно будет махнуть до пункта сбора на спринтерской скорости.

Противники о чем-то ругались в коридоре. Я не стал прерывать перебранку, взял в руку бластер, и, просунув ствол в тоннель, сделал десяток выстрелов. Судя по крикам, даже попал пару раз.

– Я тебя из-под земли достану, тварь! – заревел уже знакомый мне голос Марвина. – Ты у меня голым будешь по Эдему бегать, понял?

Вместо ответа я сунул руку в коридор и еще несколько раз выстрелил. Марвин захрипел, забулькал, а я спрятал руку от греха подальше. На минуту наступила тишина, рядом со мной вспыхнуло и распалось пеплом тело танка. Значит, бой идет уже пять минут, надо же, как быстро пролетело время.

– Эй, ты, там, – крикнула девчонка. – Я ухожу, слышишь? Не стреляй! Мне с тобой делить нечего!

Ну да, вот и вся суть рейдеров – чуть что, я не с ними, отпустите, я вообще в библиотеку шел, а трупы вокруг – так это покойничков работа, не моя. Ага, знаем мы вас таких.

Только она и не собиралась уходить, наоборот полезла вперед. В этом я убедился, выглянув в проем. Желтый скаф инженера, прозрачное стекло маски – вот и все, что я разобрал, прежде чем в мою сторону развернулась небольшая турель с одной башней.

Пули засвистели, выбивая пыль из стены напротив коридора. Я перевел дыхание, снова затаившись сбоку от тоннеля. Хорошо, успел среагировать, не то превратился бы в решето. Нет, разумеется, я утрирую, с моей броней против такого можно пойти в лобовую. Но именно пойти – автоматическая турель мгновенно выделит и откроет огонь по силовым блокам, обрубая мне конечности.

Так что нужно думать. Интересно, если она Инженер, а первым был наверняка Гоплит, почему броня принадлежала Марвину, скорее всего, Преторианцу?

Впрочем, не мои проблемы. Пока работает турель, я могу заняться апгрейдом батарей. Девчонке ведь тоже ко мне теперь не сунуться – пулеметный расчет занял слишком много места. Если она, конечно, не решит подставить спину под собственный огонь, проползая между лап треноги. Да и опасно это слишком – одно неловкое движение и ты прилип к паутине навечно.

Полчаса возни с батареями, сопровождающейся выкриками девчонки-инженера и длинными очередями турели. Я запрыгнул в обновленную броню.

Силовая броня PowerGuard Mark II. Требование: уровень 10, класс «Гоплит» или уровень 20, класс «Преторианец».

Защита: +1 500.

Броня: 350.

Емкость батарей: +2 200.

Расход энергии: 100.

Прочность: 2 512/10 000.

Оружейник.

Мастерство: 64/100.

Проверив на всякий случай заряд бластера, лег на замызганный пол норы и осторожно выдвинул ствол пистолета в тоннель как раз, когда турель отстрелялась.

Пулеметная турель I. Уровень: 1.

Прочность: 100/100.

Инженер: Мария Людвиг.

Отлично, всего-то пять выстрелов, подумал я зажимая курок. Рука дернулась несколько раз, посылая разряды в турель. Девчонки видно не было, видимо, смылась-таки.

Бой окончен. Получено 27 опыта.

Впрочем, мне же лучше, не придется торчать здесь дольше, и так уже основательно задержался. С другой стороны, за эти полчаса, что я обновлял броню, она могла и новых понаставить у выхода. Специально, чтобы я расслабленный легкой победой сам сунул голову под перекрестный огонь.

Размышляя об этом, пополз на четвереньках через тоннель. Система меня естественно не предупредит, если Мария правильно расставит пушки. В том, что она именно так и поступит, я был уверен. По крайней мере, сам бы так поступил.

Но, как оказалось, девчонка просто сбежала. Видимо, не решилась ждать финала. Или же у нее просто не осталось запаса деталей. Инженер – класс очень сильный, но слишком привязан к запчастям. Толку от него с одним пистолетом нет никакого, но вот дай ему гору железок, он из сущего мусора соберет ядерную бомбу. Если докачался, разумеется. А если у нее была специализация медика – так с такой поддержкой можно и втроем валить армии мобов. Пока Гоплит кроет, Преторианец ведет огонь, а Инженер лечит толстого танка, успеешь очень многое.

С облегчением распрямив спину, я двинулся вперед. Времени вот-вот станет в обрез, неизвестно, какие еще приключения меня ждут. Я и так превысил максимальный рекорд, установленный игроками. Обычно пара-тройка часов бега – и ты уже на пункте сбора. С него – в часть согласно распределению. Прощай, нубятник.

Я же здесь почти сутки, а до пункта сбора еще предстоит внушительный марш-бросок. Перейдя с шага на бег, на ходу выдернул из мешка второй бластер.

По идее, его можно разобрать на запчасти и собрать нечто вроде усиленной модификации, но не на бегу же это делать. Так что через километр-другой можно будет и сделать передышку – как раз заряд батарей будет подходить к концу.

Вокруг простирались все те же джунгли, система несколько раз подсвечивала застывших на паутинах ловцов, но я не останавливался, лишь огибал опасное пространство по широкой дуге. Ни к чему сейчас ввязываться в бой с десятыми уровнями. Мне одной самки хватило за глаза.

И все же, как Марвин умудрился так обсохатиться с броней? Оставил ее для сохранности, подставился под смерть, а вернувшись, обнаружил уже парочку пауков? Выглядит достаточно правдоподобно – если рейдер попался карателям или охотникам, уйти бы ему не дали. Да и приватизировали бы доспех. А так – подумаешь смерть и небольшой лут, добытый честным трудом разбойника.

– Внимание! Обнаружен противник! – врезалась в мысли система.

Я пригнулся, на ходу вскидывая стволы. Увидевший меня симбионт второго уровня – с широкими передними конечностями – встал на задние лапы и, зарычав, бросился в атаку. Идиот, я же тебя голыми руками порву!

Пяток выстрелов, тварь падает, сипя дырявой грудью. На ходу он успел лишь перевернуться на спину. Видимо, собирался перекинуться в форму танка. Прости, приятель, тебе не повезло.

Впрочем, мне тоже не особо – следом за упавшим симбионтом из кустов выскочил еще один. И вот эта встреча уже сулила проблемы.

Симбионт, уровень 10. Здоровье: 150/150.

Два метра ростом, толстый и прямоходящий. С горящими яростью глазами, прикрытыми щитками чешуи, он взмахнул лапами с наращенной широкой пластиной костью, закрывая лицо, как боксер и двинулся ко мне приплясывающим шагом.

Я не стал дожидаться, пока он приблизится – разрядил обе обоймы прямо по подставленным рукам. Кость задымилась, я не нанес и капли урона, а тварь бросилась вперед, размахивая когтями.

Отскочив назад, выдернул копье из-за спины и, отмахиваясь, отогнал его на метр. Мы пошли кругами, причем симбионт довольно скалил пасть, вывалив непропорционально длинный язык. Танцуя на месте, он продолжал размахивать лапами, словно грозясь нанести удар.

– Внимание! Обнаружен противник!

И одновременно в спину ощутимо толкнули. Я сделал неловкий шаг вперед и тут же получил по маске тяжелой лапой первого симбионта. Хук отправил меня в полет до земли.

– Не ожидал? – смеясь, прошипел некто сзади, роняя тягучую белую слюну перед моим лицом.

Но я не выпускал копья, так что говорун мгновенно заткнулся, стоило вбить шипованное острие в так удобно подставленную ступню, больше напоминающую копыто.

Симбионт тут же рухнул замертво, а я, размахивая копьем, отгородился от старшего врага. Десятка больше не смеялся, наоборот, стал сосредоточен и вдумчив. От прыгающего боксера не осталось и следа.

Вертя копьем, я бросил руку на прицепленный к левому бедру бластер. Пусть я и не прошибаю броню на руках, никто не отменял стрельбы по ногам. Словно уловив мой маневр, симбионт рванулся мне под ноги.

Все, что я успел, прежде чем отправиться в полет – спустить курок в затылок врага. Столкновение с землей выбило воздух из легких, а симбионт уже сел на меня верхом и, прижав копье ногой, принялся лупить когтями по маске.

Я не удержался и захохотал – его удары не оставляли и следа на бронированном стекле, здоровье не сместилось ни на йоту, а он свирепел на глазах, понимая, что связался не с тем, с кем следовало.

Отпустив копье, я ударил кулаком в прикрытый чешуей глаз, двинул в челюсть, но симбионт просто вертел башкой, не обращая внимания на мои попытки.

Мы бы пришли к пату, он не может меня пробить, и я не могу. Но у меня есть кое-что, чего он не учел – гигантский запас энергии! Вложив пять сотен в кулак, я не стал бить по бронированному лицу, вместо этого дал один удар в ребра.

С громким сочным хрустом симбионта сдуло с меня. Он покатился прочь, уже мертвый, но все еще этого не осознавший. Копье в руку и, в два шага настигнув распростертого врага, всадить шипы в глаза.

Бой окончен. Получено 96 опыта.

– Получен пятый уровень. Рекомендуется выбрать специализацию для дальнейшего развития. Открыт доступ к анализу рейтинга противника. Получена инструкция использования: энергетический автомат I, авторемонтник I, авто-прицел I. Для доступа к технологиям – обратитесь к инструктору на пункте сбора.

Вот и расплата за крутую броню – копейки опыта. Но, с другой стороны, голым я бы тут сто процентов полег. А так – здравствуй, пятый уровень и сотня халявного эдемия!

Переведя дыхание, я снова рванул вперед. До провала осталось всего ничего, а бежать еще четыре километра. По дороге вспомнил, что хотел разобрать один бластер, у меня все равно их три штуки. Даже если просто пустить его на батареи к силовой броне – все равно нужно останавливаться.

Отринув запоздалые мысли, свернул в сторону, не желая встречаться с явно не рядовым пауком – почти пятьдесят метров оплетенных толстой паутиной лиан явно таили за собой мощного моба. Даже немного жаль оставлять его за спиной – сделав пометку на карте, поклялся себе обязательно вернуться за головой ловца.

Мимо мелькали деревья, я уклонялся от жадных лиан, норовивших подставить подножку или наоборот ухватить за голову. Руки сжимали бластеры, за спиной болталось копье, а под ногами чавкали зеленые листья.

– Внимание! Обнаружен превосходящий по силам противник! Рекомендуется немедленное отступление! – обрадовала меня система, едва я выскочил на очередную поляну.

И где? В пяти сотнях метров от лагеря землян вольготно расположился целый отряд механоидов! Похожие на реальные танки, машины повернули стволы в мою сторону, гуманоиды-киборги вскинули ружья. Двадцать пять врагов против меня одного, в мгновенно ставшей такой неуютной броне второго уровня. Да меня же попросту в порошок сотрут!

– Внимание! Установлен контакт с базой. Передан сигнал SOS! – сообщил женский голос. – Время прибытия отряда поддержки – 30 секунд.

Полминуты я уже не продержусь. Прощай, Эдем. Я опустил руки и закрыл глаза, готовясь стать решетом.

– Внимание! Обнаружен превосходящий по силам противник! Рекомендуется немедленное отступление! – повторила она.

Я раскрыл глаза и не поверил увиденному. Стая симбионтов от десятого и выше вывалилась из-под прикрытия зелени. Они, видимо, все это время ждали возможности ударить роботам в спину. И теперь, заминки, созданной мной, хватило, чтобы воспользоваться секундным замешательством.

Я рванулся в кусты, падая на землю. Над головой прогудели разряды плазмы и болтов. Откатившись в сторону, ушел из-под огня и оглянулся.

– Прибыло подкрепление. Вы поступаете под командование капитана Нардевиля.

– Солдат, слушай команду, – тут же заговорил переговорник. – Сейчас идешь на восток триста метров, там по дуге – и ты в сборочном. Не суйся под огонь, мне тебе еще «спасибо» сказать нужно будет. За обнаружение мяса под стенами лагеря выдам премию. Как понял?

– Так точно, капитан Нардевиль, – отозвался я, уже уползая на восток. – Есть восток триста метров.

– Выполнять, – и связь оборвалась.

Пока за спиной грохотали выстрелы, крики и взрывы, я уползал все дальше. Система заботливо подсветила точку на карте, куда мне было велено добраться. Едва сдерживаясь, чтобы не вскочить в полный рост, я достиг нужной отметки и уже почти по небольшой дуге пополз к пункту.

Передо мной раздвинулись кусты, я увидел окруженный высокой каменной стеной комплекс, светящийся сигнальными огнями. Странно, что я раньше его не заметил. Последние десять метров я просто бежал к распахнутым воротам.

– Поздравляю, рядовой, задание Директората выполнено, – сообщила система, и я устало опустился на колени прямо посреди плаца.


Часть II
Учебка


Глава 1
Гранит науки

– Ба! – воскликнул капитан, подойдя ко мне. – Где ты украл этот древний экспонат, боец?

Был он невысокого роста, узок в плечах, усат, сед и с сигарой в зубах. Несмотря на закрытую маску офицерского скафандра, капитан Нардевиль курил, ничуть не смущаясь заполнившего костюм дыма.

– Боевой трофей, сэр, – я поднялся на ноги и вытянулся в струнку.

– И кого же ты, необученный солдат, даже не выбравший специализацию, за него убил? Смотрителя музея? – усмехнулся он, махнув рукой. – Вольно. Значит так, броню свою сдашь на хранение. Ты еще слишком неопытен, все равно пользоваться нормально не можешь. А сейчас – за мной, сынок.

Я последовал за ним. Вокруг плаца расположились пять двухэтажных строений – три казармы с личным составом, один склад и офицерский корпус.

Мы вошли в последний, система тут же подсветила второй ранг очистителей в отсеке тамбура. Зашипели, обдавая нас белым паром, обеззараживающие установки, впереди разъехались двойные двери. Капитан тут же откинул маску, выпуская просто чудовищное облако дыма.

Длинный коридор с множеством дверей, подсвеченных системой в соответствии с назначением, лестница на второй этаж, поворот направо – и вот мы у двойных дверей в кабинет капитана.

Проведя запястьем возле панели управления, Нардевиль дождался, пока разъедутся двери, и скользнул в кабинет. Сбросив скафандр, опустился в высокое дорогое кресло и отправил сигару в пепельницу к десятку таких же окурков.

Кабинет был небольшим, широкое окно размером в половину стены, прямоугольный металлический стол с несколькими рядами кнопок. На стене за спиной Нардевиля расположилась интерактивная карта окрестностей.

– Садись, боец, – кивнул он мне на металлическую лавку напротив стола. – Маску можешь снять, здесь преотлично дышится. Генераторы не подводят, – он коротко усмехнулся.

Я вылез из брони, тут же сиротливо застывшей с опущенной головой, и опустился на лавку.

– Итак, у меня имеется приказ на показательную порку для тебя, рядовой, – он махнул рукой, передо мной появилась голограмма документа. – Но я – человек справедливый. Ты навел нас не только на этих ублюдков тостера и кристалла-интеллекта, но и дал пострелять в тараканов, – довольно потер ладони капитан. – Предлагаю тебе выбор – я привожу наказание в исполнение и премирую твои заслуги эдемием. Немного, – он тряхнул ладонью, – всего пара тысяч.

Я кивнул, уже почти согласившись. Две тысячи эдемия ни за что – это очень щедро.

– Либо я не выплачиваю тебе премию, а бумаги наверх, – ткнул пальцем в потолок капитан, – отправляю честь по чести. Что выберешь?

Я раскрыл рот, но система меня опередила.

– Рядовой, вам предложена вариативная награда за скрытое задание «Срыв». У вас есть минута на раздумья, после чего капитан назначит вам ту награду, которую позволяет ваша текущая репутация. В случае если вы выберете вариант с наказанием, ваша репутация с армией Директората вырастет. При выборе второго варианта – вырастет репутация с капитаном Нардевилем. Время пошло.

Перед глазами загорелся таймер, закрывая половину обзора. Но я не буду тянуть, и так ясно, чего хочу, и что для этого требуется. Армия Директората – это, разумеется, здорово, но капитан мне нужнее. А эдемий – компенсирую. У меня есть кое-какое барахло на продажу.

– Второе.

Нардевиль улыбнулся и кивнул.

– Уважаю твой выбор, боец. Вижу, ценишь человеческий подход к армии. Хорошо, теперь к твоему боевому трофею.

Я кивнул.

– Сбрось-ка мне видеозапись, кого и как ты убил за него, – постучал пальцем по столешнице капитан.

– Рядовой, вам предложено повторяющееся задание «Информирование» первой ступени. Сообщите любому капитану армии Директората об известном местонахождении рейдеров. Награда – вариативна, но гарантирована оплата эдемием. Остальные части награды зависят от вашей репутации с текущим капитаном. Принять задание?

Мысленно отправив согласие, я открыл интерфейс системы и, найдя в нем запись встречи с рейдерами от падения Марвина до выхода наружу, перекинул капитану. Нардевиль пошевелил усами и, откинувшись в кресле, запустил видео с запястного компьютера.

– Благодарю за службу, боец, – кивнул он, досмотрев. – Наглости у них не занимать. Выходит, броня и правда боевой трофей. Что ж, за предоставление сведений о рейдерах – положены премиальные, – он сунул руку куда-то в стол. – Подпиши, рядовой.

Передо мной возникла голограмма документа, подтверждающего, что мной получены две тысячи эдемия за выполнение задания «Срыв», рядом вспыхнул такой же документ за «Информирование» и цифрой в сто эдемия. Ткнув пальцем в обе бумаги, подтвердил получение. Капитан довольно кивнул и, вызвав панель на запястье, перечислил мне награду за рейдеров.

– А теперь, рядовой, топай к коменданту. Броню сдать, личные вещи – тоже. Пройдешь обучение – получишь все взад под опись, – Нардевиль кивнул мне на дверь. – И поспеши, первое занятие вот-вот начнется.

– А ничего, что я уже немного перерос… – начал я.

– Так-так-так, хотим штраф за нарушение прямого приказа? – поднял бровь капитан.

– Никак нет, сэр! – тут же вскочил с лавки.

– Выполнять, – кивнул Нардевиль, теряя ко мне интерес.

Я буквально запрыгнул в броню, а едва загорелись индикаторы, вышел в коридор. Система тут же проложила путь в кабинет к коменданту.

Точнее, кабинетом внушительное помещение, больше напоминающее самолетный ангар, было только по названию. На железных полках лежало оружие, боезапас на целую армию, под потолком гулял кран, предназначенный для транспортировки силовой брони и техники.

Комендантом оказался невзрачный толстячок невысокого роста. Форменная униформа сидела на нем с трудом. Складывалось впечатление – стоит Шепарду вздохнуть посильнее, пуговицы отлетят в стороны, грозя прибить оказавшихся рядом несчастных.

Несмотря на довольно забавный и расхлябанный вид, принадлежал комендант к породе людей, рожденных для работы завскладом. За каждый кусок добычи, описанный и принятый на хранение, заставил расписаться на трех экземплярах голограмм, скрупулезно отслеживая, чтобы я ничего не приписал и не забыл. А стоило крану подхватить броню, как Шепард остановил меня и, дотошно осмотрев доспех, поцокал языком.

– Что ж ты, солдат, не предупредил, что у тебя нестандартная модификация? Батареи дополнительные у тебя висят, сервопривод на левом колене – явно кустарного производства. Нет, солдат, так не пойдет, – покачал головой Шепард. – Вертай документ взад. Будем составлять заново.

И еще пятнадцать минут мы потратили на полный осмотр экзоброни. Впрочем, мне грех жаловаться – опытный глаз коменданта с легкостью находил модифицированные блоки, а я мотал на ус, какая игрушка мне досталась. То-то Марвин так нервничал, когда потерял ее.

В общем, имей я инструкции на пользование броней второго класса, качество защитных свойств подскочило бы раза в полтора-два. Да и хитро спрятанные модули – разведывательного класса «Невидимки» и промышленного «Плазмореза», свое дело бы сделали. Но пока про их наличие я узнал только сейчас от Шепарда, а чтобы использовать – придется знатно прокачаться.

– Вот теперь можем принимать твое барахло, надеюсь, он не взорвется в ангаре, – покачал головой Шепард, передавая мне новый документ с полным описанием брони. – Учти, боец, если рванет твоя броня, все расходы будешь покрывать из собственного кармана.

Я кивнул, мазнув пальцем по полю подписи.

– Все, беги отсюда. У вас сейчас строевая начнется.

Но строевая не началась, вместо этого система привела меня в небольшой ученический класс, где я впервые столкнулся с игроками-людьми. Не считая, разумеется, агрессивно настроенных рейдеров. Парни и девушки в количестве шестнадцати штук сидели за личными партами и откровенно скучали.

Войдя в зал, я негромко поздоровался и занял единственное свободное место. Нужно сказать, в отличие от меня, остальные уже облачились в тканевую униформу, я один остался в скафе.

– Только прибежал, что ли? – хмыкнул сосед справа, инженер второго уровня.

– Ага.

– Ну ты даешь, хоть бы переоделся! – фыркнула слева белобрысая девчонка-стрелок нулевого уровня. – Никакого чувства прекрасного!

Остальные молча скучали, изучая потолок и пустую доску на стене. В окна светило солнце, над головами шумел кондиционер, не давая нам задохнуться от удушья в небольшой комнате. Наконец, минуты три спустя дверь снова открылась, в кабинет вошел седовласый мужчина за сорок.

Лицо капрала Бжевича исполосовали параллельные шрамы, явно оставленные симбионтом. Правую руку заменял металлический протез. Почему капрал не стал облачать конечность в псевдокожу – не ясно. Может, для наглядности снимал чехол перед занятием у желторотых новичков?

– Приветствую, солдаты, – прохрипел он, садясь за преподавательский стол. – Я – капрал Анджей Бжевич, буду вести у вас теоретические занятия.

Мы хором ответили на приветствие. Что интересно, среди игроков не нашлось ни одного старше двадцати на вид – если и были в реальности взрослыми, в игре решили поиграть в молодняк?

– Когда нам выдадут оружие? – тоскливо протянул нулевой пехотинец.

Капрал скривился.

– Оружие? Да я тебе бы рулон туалетной бумаги не доверил, – процедил он. – Кто, в своем уме, даст таким неумехам хотя бы карандаш, рядовой? Ты же нихрена не знаешь, наверняка, на курок нажмешь, заглядывая в дуло. Мне трупы в учебке не нужны, – покачал он головой. – Выйдите на полигон, там и убивайтесь, а сейчас – заткнулся и слушаешь.

– Совсем неписи озверели, – проворчал инженер. – Раньше с боевой начинали, теперь сиди, лекции слушай.

– Разговорчики! – капрал нажал кнопку на столешнице, и моего соседа тряхнуло током, не сильно, но хитов тридцать воздействие сняло. – Итак, солдаты, с сегодняшнего дня начинается ваше обучение. Я буду выдавать вам задания, награды и инструкции в соответствии с вашими успехами. Кто не пройдет испытания – получит наряд, штраф или наказание в соответствии с проступком. Чтобы было понятно – детство кончилось там, – он ткнул пальцем в окно, – на посадке. С этого дня я, капрал Бжевич, вам за родную мать, отца и священника. Слушаться меня безоговорочно, команды выполнять моментально. Кто не понял – объяснять будем соответственно.

Мы молча ожидали продолжения.

– Итак, каждый из вас может изучить одну из трех специализаций. Пехота – Преторианцы, Гоплиты, Пилоты. Инженеры – Тактик, Медик, Подрывник. Стрелки – Снайпер, Пулеметчик, Дух. Сейчас читайте описания ваших специализаций и ветки обучения. Через пять минут у меня на столе должны лежать семнадцать подписанных документов. Все ясно? Приступайте!

– Рядовой, вам выдано задание «Начало пути». Выберите одну из трех доступных специализаций. Обратите внимание, изменить специализацию невозможно. На ознакомление и выбор у вас есть пять минут.

Передо мной засветилась голограмма с таблицей, а поверх нее – таймер. На всякий случай просмотрел все, мало ли, какое обновление внедрили разрабы с момента выхода прочитанных мной гайдов. И нововведения обнаружились. Несколько инструкций поменялись местами, но никаких значительных отличий не появилось.

Итак, пехотинец превращается в Преторианца, суть дамагера, с легкой броней, но достаточно высоким уроном. Идеально подходит тем, кто любит лезть в самую гущу схватки, махать плазменным мечом в духе джедаев и стрелять из бластера прямо в лицо врагу. Быстрые, ловкие и – как следствие – хлипкие. Основная ударная сила в армии Директората.

Гоплит – ребята с огромным запасом прочности, но низким уроном. За счет выживаемости часто играют роль прикрытия. Входят на поле боя вторыми, уходят – последними. Идеальны для многих задач в «Битве», но особенно популярны там, где требуется продержаться до подкрепления или захвата шахты с эдемием.

И Пилот – оператор тяжелой техники. Это для любителей работать суппортом, бахая по площадям ракетами и пулеметами. В ближнем бою вскрывается, конечно, очень легко, но с расстояния – смертоносен.

При других раскладах я бы, может, и купился на Пилота, но сейчас однозначно Гоплит. Тем более, и раньше полноценное использование брони, и выживаемость в разы лучше. «Битва» – командная игра, так что за урон волноваться не стану, главное – выживать. А в легкой броне Преторианца, бегающего в одном экзоскелете до десятого уровня, это делать значительно сложнее.

Подтвердив выбор Гоплита, тут же получил сообщение системы.

– Поздравляем с выбором специализации, рядовой. Ваш класс изменен на «Гоплит». Для получения инструкций, соответствующих вашему уровню – обратитесь к капралу Бжевичу.

Остальные тоже затягивать не стали – видно, не я один определил свою судьбу заранее. И это хорошо, работать с нубами в одной команде – плохо для нервов и статистики смертей. Все же, человек вдумчивый и спину прикроет, и сам не сглупит. А в «Битве» это очень важное качество.

– Итак, с выбором определились, – подытожил капрал. – Сейчас я раздам инструкции по вашему уровню.

Перед нами загорелись окна голограмм с полосками загрузки данных.

– Помните вот о чем, солдаты, – хрипло продолжил капрал. – Любой дурак может взять в руки молоток, но только тот, кто представляет, как с ним обращаться, способен не только гвоздь забить, не переломав себе пальцы, но и отправить врага на тот свет, – важно подчеркнул он. – Поэтому в программе обучения вы будете изучать не только свое оборудование, но и приобретете общие знания обо всех механизмах и техниках армии Директората. А теперь – свободны! Следующее занятие через полчаса, жду вас всех здесь же, – он поднялся из-за стола и вышел из класса.

– Выполнено задание «Начало пути». Получены инструкции: силовая броня I, сервоприводы II, плазморез I, усиленная батарея I, авторемонтник I. Получено репутация с армией Директора – 1.

Я откинулся на стуле, остальные кто вышел из игры, и теперь замерли, положив голову на парту, кто встал размяться. Повертев головой, я насчитал девять Преторианцев, одного Медика, двух Тактиков, одного Снайпера, одного Пилота и всего трех Гоплитов. Плохо, теперь группы выйдут несбалансированными.

– Эй, Медик, – позвал я черноволосую девчонку в инженерской форме. – Давай ко мне в группу, я уже пятый, в обиду не дам.

Девчонка осмотрела остальных претендентов и кивнула, принимая приглашение.

– Эй, так не честно, – подал голос Преторианец второго уровня. – Один медик на всю группу, и ты ее забираешь? И так уже пятый, зачем она тебе?

Я развел руками.

– Кто успел, тот и съел, а девочка со мной прокачается быстрее, чем с вами. Кто вам виноват, что сами даже пригласить не догадались? – улыбнулся я. – Без обид, ребята, мы же не вдвоем бегать будем.

И это так – даже с поддержкой Медика, мне понадобится, как минимум, два Преторианца. Иначе это будет не боевая группа, а бесконечное лечение не умеющего нанести хоть сколько-то весомый урон танка. В результате, Медика сольют, а я еще долго буду умирать, наслаждаясь стопроцентным погружением. Не говоря о том, что мобы бросаются на Медиков первыми – хилов монстры ни в одной игре не любят.

Необходимый минимум полноценной группы – четыре человека, без этого часть данжей для нас будет программно закрыта. А так – еще останется два места для пикапа – временных участников группы. Обычно таких держат при себе, стараясь играть только со своими. Но качаются большей частью по четверо – меньше разброс и без того небольшого опыта, что ценится на вес золота в группе.

Нет, можно, конечно, вчетвером качать одного, отдавая весь опыт группы друг другу по очереди, но тогда неизбежен дисбаланс. А данжи, модулируемые по старшему уровню, обязательно станут непроходимыми для группы, где хоть один игрок выше других на два уровня.

– Не переживайте, у нас еще два места, – вклинилась Медик. – Я, кстати, Алиса, – представилась девчонка, протягивая ладонь.

– Рик, – пожал я предплечье черноволосой.

Остальные увлеклись набором команды. Без единых лидеров им еще выяснять, кто чего стоит. При необходимости, разумеется, могу надавить уровнем, выбивая нужных людей из чужой в свою группу. Я уже не говорю, что звание мне повысят раньше, чем им, следовательно, смогу не только авторитетом давить, но и вполне ощутимым кнутом власти. А там – и до собственного подразделения рукой подать.

Полчаса прошли незаметно. Я как раз закончил изучать полученные инструкции и наметил себе будущих членов группы, когда дверь открылась, и капрал Бжевич прошел к своему столу.

– Так, бойцы, по местам, – объявил он, опускаясь в кресло. – Сейчас будет лекция по использованию человеческой техники, после которой я буду проверять, как внимательно вы меня слушали, – он ухмыльнулся. – И карать по Кодексу.

Народ притих, заняв свои места. Пока был перерыв, Алиса успела махнуться местами с блондинкой-Снайпером. Справа же остался все тот же инженер-Тактик.

– Первое, что вы должны усвоить, солдаты, – начал Бжевич, – наличие инструкций не означает, что вы можете пользоваться только тем, о чем знаете и умеете. Я уже говорил раньше про молоток? Так вот, даже не обладая знаниями, как пользоваться оружием или броней, или турелью или черт знает, что еще попадет вам в руки, помните – требования есть у всего на свете. Но в бою случается всякое, – он демонстративно постучал металлической пятерней по столешнице. – И не исключено, что Духу придется хвататься за пулемет, а Гоплиту – за регенератор, восстанавливая здоровья товарищам по оружию.

Мы молчали, ожидая продолжения. Капрал замолчал, погружаясь в воспоминания, после чего обвел нас тяжелым взглядом и заговорил снова.

– Как я сказал, может случиться всякое. Это война, кто-то из вас умрет, кто-то выживет. Кому-то, возможно, даже повезет, и он отправится на родную планету, отслужив положенный Директоратом срок. Созданная нашими умниками система Адъютант, внедренная в ваши тела, определяет всякий раз, можете ли вы полноценно использовать то или иное вооружение, и сообщает об этом в специальном разделе «требования».

Мы дружно покивали.

– Но не стоит забывать, – продолжил Бжевич, – это обозначает лишь возможность полноценного использования предмета. Я уже говорил, теперь повторю – не имея инструкций, вы можете использовать все, что создано нашей расой, но с соответственными ограничениями. Чем старше будете становиться, чем дольше прослужите и больше инструкций получите – тем меньше будут наложенные на вас штрафы и ограничения.

– Господин капрал, разрешите вопрос? – поднял руку Преторианец.

– Разрешаю, боец.

– Почему бы не загрузить сразу полные пакеты данных? Ведь, как вы сказали, Адъютант уже у нас есть, так почему бы не получить сразу все, армия могла бы стать гораздо сильнее…

Капрал Бжевич махнул рукой, прерывая.

– Разумный вопрос, солдат. И над этим решением трудятся наши лучшие инженеры – там, на орбите, – он ткнул механическим пальцем в потолок. – Беда в том, что ваши мозги – не губка, в которую можно загрузить хоть ведро, хоть каплю воды. Пока что мозги всех, на ком тестировали полные пакеты, спеклись за считанные секунды. Перегруз информацией, – тяжело вздохнул капрал. – Еще вопросы? – обвел взглядом кабинет Бжевич.

– У меня вопрос, господин капрал, – подняла руку блондинка-Снайпер. – Как связаны инструкции с реальностью?

Бжевич кивнул.

– Все на самом деле просто. Возьмем бластер, – он положил пистолет перед собой. – Все согласны с тем, что стрелять из него – не сложно? И я, и ты – можем нажать на курок, перезарядить, в общем, ничего хитрого. Но из-за того, что ты не знаешь, как правильно из него стрелять, ты будешь наносить врагу урон меньше, чем я. Потому что я знаю не только, как нажимать на курок, но и умею стрелять в нужные места. Плюс к тому, я могу класть разряд за разрядом прямо в яблочко, а вот твоя стрельба будет в лучшем случае на «единицу», да и то случайно. Ответ ясен?

Девчонка кивнула.

– Тогда продолжим занятие. Итак, у нас большинство, как и всегда – Преторианцы, поэтому и начнем мы с вас. Итак, ведение боя в группах.

Перед нами появились голограммы с картами и условным обозначением противников.

– Условия первого задания будут следующие: у вас есть группа бойцов с ограниченным боезапасом. Вы сопровождаете ученых к шахте с эдемием. Нужно не только уничтожить как можно больше врагов, но и не дать никому из умников подохнуть. Решайте, как это сделать, у вас есть пять минут, – и он откинулся на кресле, внимательно за нами наблюдая.


Глава 2
Дом, милый дом

После серии мини-игр, призванных выявить наши минусы и плюсы, капрал отправил всех в казарму до завтрашнего утра. Стоило пересечь порог, перед глазами высветилось сообщение.

Уважаемый игрок! Вы получили в личное пользование комнату. В это помещение не может войти никто, кроме лично приглашенных вами игроков и НПС. Так же вы можете хранить здесь свое имущество.

Для аккаунтов выше золотого доступно расширение личной комнаты. Ознакомится с условиями покупки другого вида аккаунта, вы можете в разделе «Магазин».

ВНИМАНИЕ! Выходить из игры рекомендуется только из личной комнаты. Помните, персонаж остается там же, где вы вышли из игры. Оставив персонажа вне личной комнаты, вы рискуете проспать бой и лишиться всего имущества! Помните о необходимости использовать личные комнаты!

– Ну, наконец-то, – выдохнул я, вызывая меню и продавливая «Логаут».

Мир покрылся рябью, рассыпался на крупные пиксели. В ушах зашумело, перед глазами тут же появилось синее поле. Секунда – и я, унизанный трубками и катетерами, с кислородной маской на лице, ощутил себя внутри биокапсулы.

Желе, в которое обратилась восстанавливающая жидкость, медленно выкачивается напрямую в очиститель. Оттуда, спрессованный до размеров спичечного коробка, грязно-синий прямоугольник отправится в специальный контейнер. А его, держа цепкими десятисантиметровыми пальцами, система капсулы оттащит на встроенную в этот же корпус фабрику, где разберут на атомы, чтобы потом собрать точно такой же, но чистый. Первые пару раз наблюдать за этим процессом увлекательно, на третий – уже не обращаешь на тихое жужжание внимания.

Щелкнули замки на экранированных кабелях, от рук и ног отъехали и всосались в стенки мышечные электро-стимуляторы, не позволявшие тканям атрофироваться. Последней расцепилась маска на лице. С трудом сняв ее с головы, сделал первый вздох.

– С возвращением, дорогой, – как всегда, приятным низким контральто поприветствовала меня система умного дома.

В отличие своего аналога в «Битве», она может имитировать эмоции. Дорогой, но очень помогающий с точки зрения психологов, пакет модификаций. Всем нужно общество – вот и обзаводятся одинокие люди очеловеченными программами. Вот так поговоришь с ней пять минут – и вроде с живым человеком пообщался, вроде ты не один и кому-то нужен в этом мире.

В свое время биоконы навели шороху, требуя едва ли не поголовного купирования репродуктивных способностей населения планеты. Над ними посмеялись и забыли, но спустя пару лет, когда Власти опубликовали первые результаты исследования искусственного интеллекта, по планете грохнули взрывы. В итоге – трое из десяти Властей погибло окончательно. До сих пор не ясно, как умудрились найти сервера, хранящие в своих подземных недрах оцифрованных правителей Земли. Но с тех пор, вот уже лет триста, Властей остается семеро.

Но и этого мало – оставшиеся в живых отправили десятки кораблей на орбиту. Они словно знали, что нужно будет устраивать прикрытие – почти сотня аппаратов была распылена в воздухе. К счастью, всей семерке удалось покинуть планету и зависнуть в дрейфе на одном из кораблей.

А после, спустя год, уже сами Власти устраивали облавы, оглашали приговор и распыляли биоконов на атомы. Естественно, те тоже были не лыком шиты – отвечали в меру сил своих. И Землю сотрясли новые катаклизмы.

С нашей точки зрения, эти события трехсотлетней давности – страшный бред, мы живем в мирное время, где работать приходится только одному из десяти, да и то – половина из десятка работающих людей трудится только для того, чтобы поддерживать необходимый уровень для девяти миллиардов праздного населения.

– Привет, – хрипло отозвался я, с усилием ворочая языком.

– Ты превысил допустимую норму нахождения в биокапсуле на четыре часа, дорогой. Я сообщу о неполадках в корпорацию?

– Все нормально, – ухватившись за края капсулы, я тяжело поднялся в сидячее положение.

– Биокапсула считывает твои показатели, но я все равно волнуюсь, раньше ты не допускал подобных отклонений от нормы. Мне связаться с доктором?

– Нет, никаких связей, Эльза. Меня ни для кого нет, – перевалившись через край, я выбрался наружу.

Стоило встать на ноги, колени подкосились, меня тут же подхватили маленькие руки. И когда только успела подойти?

– Спасибо, Эльза, – я обнял полутораметровую шатенку, закинув руку ей на плечо.

– Так не годится, я ставлю программное ограничение на работу в биокапсуле, Рик, – поставила она меня перед фактом, помогая доползти до кровати. – И, мало того, тебе требуется делать специальные упражнения, прежде чем вставать на ноги. Ты уже не так молод, как раньше.

– Не так молод? Мне всего двадцать пять! – в притворном ужасе всплеснул я руками.

– Именно, эффективность твоего организма вот-вот начнет идти на спад, дорогой. Самое время задуматься о потомстве.

– Ну, вот не начинай, Эльза, ты прекрасно знаешь, как я к этому отношусь.

– То, что ты со мной спишь, не отменяет твоего долга перед человечеством, Рик. Если не хочешь заводить традиционную семью, я сама отправлю твою сперму в банк после очередного секса.

Я фыркнул, отпуская куклу помощницы. Устоять удалось, мышцы пришли в норму.

– Спасибо за заботу, если хочешь с этим возиться, чтобы без моего участия – валяй, – махнул рукой, заходя в душевую кабинку.

Прозрачная пластиковая дверца, щелкнув запорами, отрезала меня от довольной Эльзы. Разумеется, я не против, чтобы из моего генетического кода получился новый человек. Несмотря на весь технологический и этический прогресс, семью с ИИ пока заводить – не очень принято обществом. И я, в принципе, с этим согласен – любой ребенок должен воспитываться в полной и, не менее важно, человеческой семье.

Так что тут палка о двух концах – мало найти идеально подходящего партнера для зачатия, но и стать одной ячейкой общества. Поколения расслабленной жизни сделали людей капризными и безответственными. О каком воспитании детей может идти речь в таком обществе?

Хотя такие уж ли мы люди? Машинально погладив нарост на правом виске, скрывающий имплант нейроинтерфейса, я подставил голову под струи прохладной воды. Есть в этом обряде нечто полезное – восстанавливающая жидкость биокапсулы не дает телу запачкаться, вся грязь уходит в слив. Но принять после долго лежания в капсуле хороший душ, так же необходимо, как выпить горячего кофе с утра – и вкусно, и бодрит.

– Мне потереть тебе спину? – раздался голос в кабинке.

– Нет, не сейчас. Лучше выдай мне информацию по «Битве»…

– Ты только что оттуда, Рик, – чуть обиженно ответила Эльза. – Может, стоит хоть немного проявлять интереса к реальному миру?

– Зачем? Там у меня все не менее реально.

– И даже мне замену нашел уже, – фыркнула система.

Я усмехнулся. Все же, иногда ее действительно не отличишь от настоящей. И это очень хорошо – по прогнозам скоро будет готов полноценный искусственный интеллект, который заменит последних людей хоть в производстве, хоть в науке. Вроде бы, его уже заметили на тестировании в «Неверкоме» – главном конкуренте «Битвы за Эдем». Самое интересное – в первую очередь он обзавелся собственной личностью.

Макс I Повелитель Мертвых. Звучное имя, а главное – как подходит для искусственного интеллекта, он же технически не жив вообще. И, по сути своей, является первым в своем роде.

Струи воды превратились в редкие капли. Я убрал пальцы от панели регулировки и толкнул дверцу. Эльза, стоящая в коридоре, тут же протянула мне полотенце.

– Так что ты решил насчет ребенка?

Я махнул на помощницу рукой.

– Кофе, яйца с беконом средней прожарки и тосты.

Девушка склонилась в подобострастном поклоне, а на кухне уже зашуршала зернами кофемолка. Через минуту все уже будет готово так, как я люблю.

Не вытираясь, обернулся полотенцем вокруг пояса и прошлепал мокрыми ступнями на кухню.

– Проветрить.

Окно распахнулось, впуская свежий воздух девятнадцатого этажа в квартиру. Да, не элитный тридцать второй, но и не пятый социальный. Все же, я труженик, а не трутень.

– Пока тебя не было, я установила новую модификацию.

– Какую? – знал, что все равно похвастает, но подыграть интереснее.

– Я теперь тоже могу есть, – хвастливо показала розовый язычок.

Манипулятор поставил передо мной парующую глазунью с беконом, на отдельной тарелке – тосты, рядом – сливочное масло. Завершила мой царский пир полулитровая чашка кофе. Почему пир? Настоящие продукты стоят очень дорого. Большинство землян обходятся питательными растворами и пастами отвратительного розового цвета, имитирующими вкусы реальных продуктов. Теперь даже в кафе есть два меню – имитация и настоящее.

– Так садись рядом, – уже отправив в рот кусок мяса, махнул вилкой. – Не стесняйся.

Эльза улыбнулась, опускаясь на стул рядом.

– Статистически мужчины не любят, когда женщина ест из их тарелки, так что я решила не применять на тебе…

– Один раз можно, – пережевывая сочный бекон, сообщил я. – Но только один раз, в честь праздника, скажем так.

– О, ты тоже считаешь, что это следует отметить, дорогой?

Перед ней появился такой же набор продуктов. Следующие десять минут было слышно только бряцанье вилки по тарелке, да постукивание ножа, упирающего в стенку масленки. Передавая его друг другу, мы стали вовсе неотличимы от парочки настоящих людей.

Наконец, доев, я отправил посуду в мойку, сам же ухватился за кружку с кофе и сделал первый глоток обжигающе-бодрящего напитка. Прикрыв глаза от удовольствия, слушал, как заканчивает со своей порцией Эльза, а мысли вернулись к «Битве».

Первый этап пройден, но это даже не начало пути, только преддверие. Впереди еще много работы, и нужно составить детальный отчет, если хочу оставаться на плаву.

Занимаясь составлением документа, не заметил, как помощница убрала посуду и, по старинке, вручную ее намывает. И когда у меня на кухне появилась раковина?

– Что ты делаешь? – спросил, опуская пустую кружку на столешницу.

Манипулятор тут же подхватил, перенес к кофе-машине и набулькал новую порцию. Не глядя, подхватив вторую дозу, я пригубил, обжигаясь.

– Создаю имитацию реальной жизни, ты же это любишь, Рик, – с невинным видом отозвалась она.

– Мне перекроить твои настройки? Прекращай расчесывать мне нервы на эту тему, Эльза. Договорились?

Чуть поникшие плечи, тяжелый вздох. В ней явно умерла актриса. Интересно, какими путями подстроившаяся под мои требования система выросла вот в это?

Отправив отчет, поднялся из-за стола и прошел в спальню. Рухнув на огромную двухметровую кровать, я растянулся, вытягивая мышцы и, сбросив полотенце, закрыл глаза сгибом локтя.

В комнату вошла Эльза, окно тут же закрылось плотными шторами. В полной темноте что-то там особенное в человеческом теле вырабатывается, я в такие тонкости не лезу, вырабатывается – и хорошо, главное, спать без света легче и приятней.

– Рик? – опустившись рядом, тихонько прошептала Эльза.

– М?

– А что будет дальше?

– Вселенная схлопнется, все сущее превратится одну кро-о-охотную точку. Пройдет немного времени и все начнется заново. Новые вселенная, галактики, звезды.

– Да я не об этом, дурак, – засопела она, ткнув меня кулачком в бок. – Я про твою работу. Ну вот найдешь ты его, а дальше что?

– Не знаю, Эльза, не знаю.

Я и правда не знал ответа на этот вопрос. Что сделаю, когда найду свою цель?

Сон был беспокойным. Несколько раз я просыпался в липком поту, переживая раз за разом один и тот же повторяющийся кошмар. Только в отличие от реальности, на этот раз сообщение доставлял не работник корпорации, а самка-ловец. И столько скорби и сочувствия было в восьми глазах паучихи, что я рыдал в голос, словно мне снова пять лет.

Шурша, раздвинулись шторы, впуская солнечный свет. Я разомкнул глаза. Плотно прижавшись ко мне, закинув ногу на живот, Эльза тихонько сопела, уткнувшись в плечо.

Естественно, сон ей не требуется, но умная система использует это время для перепрошивки очередными модификациями, выходящими буквально по часам. Заодно связывается с центральной службой искусственных интеллектов. Хотя какие там интеллекты – так, первые зачатки, легшие в основу готовящегося к релизу повсеместного сотворенного разума.

Похлопав ресницами, она раскрыла глаза и с улыбкой, чмокнула меня в щеку.

– Доброе утро, дорогой.

– Доброе, Эльза. Завтрак на двоих?

С улыбкой девушка поднялась с кровати и, не стесняясь наготы, упорхнула на кухню. Я же медленно поднялся на ноги и занялся утренней зарядкой. Как не крути, а держать себя в форме древними, как сам мир, упражнениями необходимо. Биокапсула, конечно, помогает поддерживать общий тонус мышц, но это пока только зачатки полноценной системы.

Раздумывая над возможным будущим, открывающим двери для нас уже в этом поколении, прошел на кухню. Эльза тут же поставила передо мной стакан воды. Знает, я начинаю день с воды, чтобы желудок успел проснуться и подготовиться к полноценному функционированию.

Да, мы мало напоминаем тех людей, что жили даже в начале двадцать первого века. Из обихода исчезли внешние гаджеты, потеснив даже вездесущие передатчики вай-фая. Теперь все это помещалось в зернышко размером с горошину, вшитое в правый висок. Автоматизация привела к исчезновению врачей, сперва домашних терапевтов, затем – нейрохирургов. Зачем полагаться на нестабильного человека, когда есть идеально исполняющая задачи техника?

И вот я пью воду, собранную по атому в соответствии с требованиями моего организма, смотрю на напевающую популярную мелодию женщину-робота. А через пятьдесят секунд передо мной появится приготовленная машиной яичница из трех яиц с трехсотграммовым куском хорошо прожаренного мяса.

На почту пришло письмо, я пробежался глазами по сообщению, и принялся за завтрак, заботливо поставленным передо мной красивой девушкой, созданной исключительно по моим вкусам и предпочтениям.

Идеальный мир, идеальная жизнь. Дом, милый дом.

С таким настроением я и погрузился обратно в биокапсулу. Время не ждет, впереди много работы.

С возвращением в «Битву за Эдем». Желаете перейти к месту выхода?

– Магазин.

Перед глазами возникла девушка в военной форме.

– Желаете приобрести продвинутый аккаунт?

– Нужен мод на замену стандартной системы. Хочу, чтобы моя домашняя система была подключена к игре.

Девушка кивнула, перед глазами на короткое мгновение повисла бескрайность открытого космоса.

– Ого, как круто! – взвизгнула Эльза.

– Добро пожаловать в Эдем, – усмехнулся я. – Вход в игру!


Глава 3
Первая группа

– И это личная комната? – фыркнула Эльза. – Даже на кладовку-то не тянет!

– Так, прекрати немедленно, ты у меня здесь не за этим.

– Хорошо, дорогой.

Первым делом – скинул скафандр и натянул форму. Уже сверху облачился в защиту. Так, на случай необходимости выглянуть наружу, у меня не будет нужды переться обратно в комнату. А готовый к любым испытаниям боец на фоне расслабившихся новичков – это плюс к репутации в глазах местных офицеров.

– Здесь нормальный воздух, – на всякий случай напомнила Эльза, когда я опустил и поднял стекло маски.

– Я знаю. Слушай, твоя задача – следить за всем, что происходит вокруг. Мне нужно найти скрытые квесты. Желательно – все, что здесь есть. Просто изучай окружение, вполне вероятно, где-то может потребоваться помощь. Если ее не предоставить вовремя – квест уйдет, а мне нужно прокачивать репутацию.

– Как все сложно, – тяжело вздохнула система.

– Хватит, Эльза. Я понимаю, что ты подстраиваешься под меня, но сейчас ты мне нужна не как щебечущая пташка, а боевой соратник.

– Так точно, командир! – с готовностью отозвалась она и в голове затихло.

Проведя запястьем около панели, дождался открытия дверей и шагнул наружу. Моя комната находилась на втором этаже, а на первом уже собралась почти вся группа, не хватало только одного Гоплита и двух Преторианцев. Но это их проблемы, капрал не любит опозданий, так что нужно поспешить.

– Алиса, идем к Бжевичу, – позвал я через приватный канал группы.

– А остальные? – тут же отозвалась Медик.

– Остальные будут драить унитазы за опоздание, – пояснил, уже поравнявшись с ней. – С ними хочешь?

Девчонка замотала головой и поспешила за мной. Вчера перед расставанием посоветовал и ей не вылезать из скафа, так что теперь рядом со мной ступала тонкая белая фигурка с прозрачным стеклом маски. На правом плече красовался жирный алый крест.

– Рик, и это замена меня? – возмутилась Эльза. – Справа рядовой катит полную бочку прямо по земле. На лицо нарушение техники безопасности при транспортировке взрывоопасных веществ. Предлагается задание «Свой в доску» – можно сообщить о халатности и получить плюс один к репутации с капитаном Нардевилем, либо помочь скрыть нарушение и поднять репутацию у рядовых солдат. Принять?

– Да, – кивнул я. – Алиса, квест получила?

Девчонка покачала головой. Пришлось взять ее за рукав и, приложив палец к губам, чтобы не привлекать внимания остальных, указать глазами на почти скрывшегося в проходе солдата. Медик кивнула и поспешила за мной.

Рядовой НПС уже успел откатить бочку на половину пути до небольшого устроенного прямо в казарме склада, откуда воровато выглядывал его напарник. То и дело стоящий на шухере вертел головой, опасаясь быть застуканным начальством.

– Сзади приближается ефрейтор, – сообщила Эльза.

– Алиса, сзади твоя цель – отвлеки как-нибудь на три минуты, – тут же передал я приказ, сам ускоряя шаг. – Эй, боец, помощь нужна?

Рядовой вздрогнул, но, не заметив на мне офицерских погон, вздохнул с облегчением и вытер рукавом трудовой пот. С усилием распрямив спину, тяжело вздохнул.

– Помоги бочку докатить, а?

– Не вопрос, – кивнул я. – Туда? – я ткнул на дверцу склада, где весь на нервах ожидал другой рядовой.

– Ага. Попали в наряд за шалость, так теперь этот козел Миловский, что не минута, так новые безумства заставляет творить, – он ухватился за одну сторону бочки, я за другую.

– И что сделали? – усмехнулся я, помогая катить булькающий сосуд.

– Да вот, нашли у местных дендров цистерну пойла, да прихватили себе на вечер.

Я хохотнул.

– Это мы его сейчас тараним?

– Ну да, – печально отозвался НПС. – Миловский как прознал, велел перетащить вручную все содержимое цистерны. Это уже десятая бочка.

Мы докатили емкость до двери склада. Оба рядовых с облегчением затащили бочку внутрь. Тот, что катил, снова вытер пот и, протянув руку, кивнул мне.

– А ты вроде наш парень, если что заходи – угостим.

Я пожал протянутую ладонь.

– А далеко та деревенька?

– Да ты никак новенький? – отозвался второй. – Давай карту, сейчас подсветим.

– Задание «Свой в доску» выполнено. Получена репутация среди рядовых – 2, - сообщила Эльза. – Предложено задание «Дипломатия» первого уровня. Нужно найти деревню дендров и помочь им с обустройством. Рик, соглашайся, репутация с местными, судя по информации из Сети – очень полезная штука.

– А то я не знаю, – фыркнул я в ответ мысленно. – Спасибо, ребят. И вот мой вам совет, по дружбе, – кивнув в сторону показавшихся из-за поворота коллег по учебке, приложил палец к губам. – С этими товарищами дел не имейте, будьте на стреме.

Ребята покивали, пристально всматриваясь в остальных игроков.

– А эта Медик с тобой?

– Да, она нормальная, – кивнул я, оглядываясь на все еще воркующую о чем-то с ефрейтором Миловским Алису.

– О, мне репа среди рядовых упала, – раздался ее голос в переговорнике.

– Ага, только никому об этом ни слова. Пошли, надо опередить остальных.

Мы встретились на середине пути, все еще оказавшись ближе к учебному отделению, чем неторопливо идущие тринадцать игроков. Быстро перебирая ногами, мы первыми достигли входа.

– Почему не говорить? – повернулась она.

– Сама подумай, – галантно открыв перед ней дверь, посоветовал я. – Здесь семнадцать игроков, у каждого есть голос. При раскладе, что репутация у всех равная. А если мы будем выше других – то и голосов у нас больше. Поняла?

– Не совсем, но судя по твоему уровню, ты точно знаешь, что делать.

– Разумеется, – усмехнулся я. – Другие здесь не выживают.

Явившись первыми, мы заслужили одобрительный взгляд уже сидящего за столом Бжевича. Потирая нижний из четырех шрамов, капрал кивнул нам на парты. Буквально через пять секунд, когда в класс начали входить остальные, капрал перевел на них недовольный взгляд.

– Что-то вы не торопитесь познавать науку военного дела, – прохрипел он. – Пока эти двое, – он махнул на нас Алисой механической рукой, – уже успели выспаться за столами, вас где-то носит. Получите дополнительный наряд каждый.

Нас с Медиком облили холодной ненавистью. Взгляды коллег-игроков не обещали ничего хорошего, но я не боялся. В обществе, где все построено на силе и личном авторитете, глупо бояться того, кто ниже тебя по рангу. Здесь вам не тут, хотите играть в высококультурное общество – дуйте в ванильный «Неверком». В «Эдеме» выживает сильнейший.

– Нас не любят, – заметила Алиса.

– Плевать, поверь, это скоро перестанет быть важным, – шепнул я.

– Итак, приступим к разбору вчерашних тестов, – Бжевич поднялся из-за стола. – Как вы уже догадались, оценивалось не только правильно построенная операция, но и время, затраченное на принятие решения. Так что с этого момента вы будете подчиняться тем четверым, кто показал наилучший результат.

За спиной капрала высветились результаты. Естественно, весь пул тестов давным-давно был изучен и слит в Сеть. Так что перед игроком стояла лишь задача вовремя уложиться в срок, чтобы распознать попавшееся личное ему задание, ответ-то уже имелся.

Осмотрев доску, я кивнул. Все ожидаемо, первое место – девчонка Снайпер, второе – мое, третьим шел Преторианец Марк, четвертое место досталось Тактику Джону.

– Так как рядовой Рик уже успел выбрать себе члена группы, Медик Алиса выбывает из выбора, – капрал показал мне большой палец. – Стратегическое решение, солдат. Пока она отстает от тебя по уровням, но с твоей броней это быстро компенсируется. Итак, выбираем по очереди, время пошло.

Снайпер отобрала лучших по результатам теста. Вполне ожидаемо. В итоге у нее вышла вполне сбалансированная команда с Гоплитом для собственного прикрытия и двумя Преторианцами в качестве отвлекающего врага мяса. Пока они будут наводить суету перед глазами противника, блондинка с легкостью сделает свое черное дело.

Я же забрал сразу двух Преторианцев третьего уровня. Я сам здесь броня, от Алисы урона нет, а вот огневая мощь нам понадобится. Ребята тут же присоединились к нашей группе, за разбором остальных игроков я уже не следил, ожидая продолжения.

– Задание «Первая группа» окончено. Нам дают репутацию армии Директората плюс два и десять эдемия, – сообщила Эльза.

Невыбранным остался лишь один – тот самый игрок, что спрашивал вчера про оружие. Увы, показав самый низкий результат, ему придется отрабатывать опыт, выполняя черную работу на базе, пока не прибудет следующий набор, а это дня два-три, если я правильно сориентировался по карте.

Забрасывают игроков в «Эдем» постоянно, но забрасывают выборочно – сюда пачка, туда пачка. В итоге игроки распределяются не равномерно, а волнами. И длина такой волны нередко доходит до недели, если командный пункт лежит вдалеке от горячих точек.

– Теперь идем в хранилище, – объявил Бжевич. – Получив казенную амуницию, помните, ее сохранность – исключительно ваша забота. Потерял или сломал – отдавай жалованье до тех пор, пока не окупишь потерю. И после этого даже не рассчитывайте, что Шепард расщедриться дать вам новый предмет.

– Дорогой, задание «Первая экипировка». Награда за выполнение – амуниция по уровню специализации. У тебя есть дополнительная возможность повысить репутацию в глазах капрала Бжевича, если выбьешь из коменданта Шепарда по одной усиленной вещи на члена группы. За полный комплект усиленных предметов для каждого – скидка на закупку у коменданта Шепарда, сто очков репутации с капралом Бжевичем, и двадцать репутации у капитана Нардевиля. Так же в награду входит титул «Гроза складов». Ого! Давай попробуем?

Я усмехнулся.

– Если бы все было так просто – не давали бы столько репутаций, Эльза. Не глупи, у тебя же есть прямой доступ в Сеть, изучи варианты, поймешь сама – никто еще не смог выполнить его за несколько лет. Каким бы ни был твой комендант, у него зимой снега не допросишься.

Она замолчала, а я кивнул своим на выход.

– Итак, ребята, чтобы не было недомолвок – общение с другими группами держим на минимуме. Пока проходим учебку, мы конкуренты. Вы же в курсе, что повышенное жалованье и звания дают только одной группе? – я оглядел своих бойцов.

– Не первый раз замужем, – отозвался черноволосый Том.

– Вот и отлично, – кивнул я.

Добравшись до хранилища, остановил своих – ни к чему лезть вперед, пока Шепард готов к обороне. Нужно немного терпения, чтобы он вымотался, отбиваясь от предыдущих комвзводов. Тогда у меня будет шанс выбить из него хоть что-то. НПС, как и реальные люди, могут уставать, а три нелегких победы перед этим немного сгладят паршивый нрав кладовщика.

– Там все лучшее разберут, – худой, как щепка, Дум, недовольно вздохнул, наблюдая, как с комендантом сцепился Марк, отстаивая свои права на усиленную броню для Гоплита.

– Пока суд да дело, – снова заговорил я, – объясняю вам тоже, что и ей, – кивнул в сторону Алисы. – Слушаться меня беспрекословно. Я сказал – пойти и сдохнуть, идем и дохнем. В бою без приказа на рожон не лезть, следить за тем, что бы к Медику не подобрались. В случае моего отсутствия, Алиса становится за главного.

– Это еще почему? – скривился Дум. – Мы и сами…

– Ее результаты теста видел? – оборвал его Том. – Она была бы пятым командиром, нам до нее далеко. Ты, конечно, мне нравишься, Дум, но я лучше за ней пойду и выживу, чем с тобой, но точно помру.

– Вот-вот, потом еще за шмотом возвращаться, – отстраненно напомнила Алиса, с невинным видом покачиваясь с пятки на носок.

– А мне она начинает нравиться! – заявила Эльза. – Дорогой, твоя очередь.

– Быстро, это вряд ли хорошо.

Однако спустя полчаса отчаянных торгов я не только удачно спихнул свой лут, но и прибарахлился тремя усиленными предметами. Как не подбивала Эльза дожать коменданта, по глазам Шепарда видел – стоит попробовать еще раз, он меня на месте пристрелит.

Выдав Тому и Думу по пистолету-пулемету, вручил Алисе ручной регенератор здоровья.

– Но он же только на седьмой! – вскинула брови Медик.

Я отмахнулся.

– С первого жалованья отдашь разницу. Извини, не было на Медика ничего усиленного.

– Ну, все готовы? – оглядывая команды, прохрипел Бжевич. – Тогда марш на полигон, будем отрабатывать боевые тактики на собственных шкурах.

И мы пошли.


Глава 4
Начало испытания

– Значит так, солдаты, слушаем сюда, – заявил, тыча пальцем под ноги, высокий сержант в силовой броне первого класса, с тяжелым бластером на плече. – Впитывайте, повторять я не стану, – предупредил он.

Наши группы, переданные с рук на руки капралом Бжевичем сержанту Шесту, молча приготовились внимать.

– Полигон у нас небольшой, всего пять квадратных километров. Чтобы вы осознали – здесь вам не академия Директората, пойдете сейчас в джунгли.

– Но там же может быть опасно? – подал голос один из Инженеров.

– Естественно, там опасно, – рассмеялся Шест. – Иначе смысл вам по нему шляться? Это вам не прогулка по парку, это Эдем, деточка. Так что будьте начеку, – он оглядел нас, удостоверяясь, насколько прониклись речью. – Сильных тварей мы оттуда, разумеется, вышибли, так что особо вам ничего не угрожает. Но это не повод думать, что можно гулять, глядя под ноги. Еще вопросы?

– Как будет проходить испытание? – Снайпер явно может стать проблемой, девчонка настроена серьезнее остальных конкурентов.

– Будет четыре старта, последней заходит группа, – он отыскал взглядом Тактика, – вот они. Твоя, – ткнул пальцем в грудь блондинку, – первая. Задача для всех одна – выжить двенадцать часов в джунглях.

– Можно воевать друг с другом? – подал голос Марк, лидер третьей группы.

– Конечно, можно, если не бзоишься, что тебе потом зедесь, на базе, в еду яда подбросят. Но виопрос правильный, – кивнул Шест. – Если олдна группа не справится со своими же коллегами, будем считать, что при столкновении с рейдерами Мертвой Головы – вы просто пушечное мясо, не пригодное ни на что серьезное. Но тут тоже вопрос такой – например, боец жертвует своей жизнью ради успеха группы – это, конечно, хреново, но даст дополнительные очки, если приведет своего лидера к победе. Все ясно?

Да что тут не ясного – идите и убивайте друг друга. Отличный способ закалить зеленых новичков не доверять ближним своим. А ведь дальше будет недвусмысленный приказ сдавать коллег начальству, буде найдется нарушение.

– Нейтралов на полигоне не будет? – спросил я.

– Нет, боец, – отмахнулся сержант. – Но есть безопасные точки, они подсветятся у вас на карте, когда пересечете черту. В этих точках вести бой – запрещено. По умолчанию, как только кто-то проявит агрессию в безопасной зоне – вся группа напавшего получает штрафные очки, – он обернулся к Снайперу. – И не надо думать, что у нас здесь идиоты сидят, каждый случай сражения в безопасной зоне будет рассмотрен. Никаких «я случайно по плечу ударил, а у него башка отлетела» быть не может. Есть агрессия – тут же получай штрафные очки. Все ясно?

– Так точно, сэр! – отозвались мы нестройным хором.

– И еще одно, чтобы не было так, что первая команда занимает позиции на входе, первый километр – мирная зона до тех пор, пока ее не пересечет последний участник четвертой группы.

Сержант в последний раз оглядел наше разношерстное воинство и кивнул вправо – там, за границей командного пункта, виднелись джунгли.

– Первая команда – пошла. Вторая, готовимся, вы через пять минут.

Я кивнул, хотя Шест тут же отвернулся, наблюдая за фигурой Снайпера, рванувшей в зеленые заросли. А пока сержант любовался удаляющейся блондинкой, я продумывал, как разбираться с девчонкой.

За время, что отдыхал в реале, она умудрилась поднять уровень до третьего. А это очень неплохо, учитывая, что выход нулям за границы базы запрещены. Третий уровень Снайпера – это стопроцентно полученные перки «повышение урона дальних атак I», «ускоренная перезарядка» и «шанс крита I». Засядет такая дама в гнезде на дереве и пойди – выкури ее оттуда.

– Дорогой, я нашла тридцать два варианта обезвреживания вражеского Снайпера, – сообщила Эльза. – Показать сейчас?

– Нет, на ходу выберем нужный.

– Вторая команда! – вырвал меня из раздумий голос сержанта Шеста. – Вперед!

И мы пошли, точнее, побежали. Над головами практически тут же сомкнулись кроны деревьев, под ногами возникли опасно торчащие корни.

– Я впереди, Дум – два метра справа, Том – два слева. Алиса – держишься у меня за спиной, – скомандовал, вглядываясь в раскинувшийся лес. – Глядим в оба, как только заметили кого – отходим мне за спину. Все ясно?

– Так точно! – отозвались парни.

– Ясно, – вклинилась Медик.

Дальше двигались молча. Преодолев отметку в километр, заботливо подсвеченную Эльзой, я вскинул бластер. Так и не нашел времени на модификации, о чем снова на ходу, пожалел. По-хорошему, нужно было еще вчера заглянуть к Шепарду и прямо там разобрать два запасных на запчасти.

А джунгли меж тем жили своей жизнью – в вышине пели птицы, под ногами то и дело прыскали мелкие ящерицы, пару раз прожужжала муха, едва не врезавшись в стекло маски. Бредущие по бокам Преторианцы тоже всматривались в окружение, периодически вздрагивая, когда какая-нибудь очередная тварь выпрыгивала из высокой травы, лишь Алиса позади меня двигалась молча.

Можно было бы схитрить и устроить-таки теплый прием третьей группе, но не хотелось оставлять открытой спину. А если я правильно понял, Снайпер не откажется ударить в тыл, пока станем караулить Марка.

– Сдвигаемся вправо, – приказал я, первым меняя направление.

Здесь деревья стояли гуще, что снижало вероятность ведения снайперского огня. Но не стало бы препятствием для тех Преторианцев, что пошли вместе с блондинкой. А они вдвоем могут и меня вскрыть, как консервную банку.

– Противник! – взвыла Эльза. – Пятьдесят метров правее молодой паук-ловец, десятый уровень! И он кого-то поймал!

– Внимание! Приготовиться к бою! Все за мной! – и я рванул вперед, на ходу вытягивая плазморез.

Вот вам и еще один плюс подключения Эльзы – в отличие от стандартной системы расстояние для нее не проблема. Все, что попадает в обзор, она может указать пальцем, а не попросту сообщать голый факт наличия врага.

Минута – я на крохотной поляне. Прямо передо мной развернул свои сети паук. Уже знакомый мне моб ошарашено отбежал повыше, стараясь убраться подальше от людей. Слишком много противников для него. К тому же, судя по всему, блондинка успела его хорошенько подранить – здоровье моба почти на середине.

Молодой паук-ловец, уровень 10. Здоровье: 70/135. Рейтинг: 597,725.

– Близко не подходить! – махнул рукой, не желая подставить парней под прыжок. – Бьем издалека!

Судя по рейтингу, тварь запросто схарчит незащищенных нормальной броней Преторианцев. Так что мы приняли самое простое решение – расстрелять тварь издали. Благо оружие дальнего боя у нас есть.

Пятнадцать секунд стрельбы и под ноги нам валится изрезанная разрядами бластеров тушка паука. Поджав ноги, тварь дернулась несколько раз и застыла.

Бой окончен. Получено 14 опыта.

Твою ж ты мать, забыл настроить перераспределение опыта! Понятно, что система посчитала разницу рейтинга именно по мне – я самый старший в группе. А потом поделила на каждого, округлив в меньшую сторону.

– Это ж сколько на нем брони-то было? – подал голос Дум. – Мне бы так, чтобы втроем не прошить семьдесят урона!

– Прошили же в итоге, – отозвался Том.

– Если бы энергию не повышали – хрен бы мы его убили, – я склонился над трупом. – Осмотрите его добычу. Все, что можно – забрать, что нельзя – уничтожить.

Сам же я проверил лут с паука и кивнул Алисе на паутину.

– Присоединяйся, вдруг полезное найдешь.

Медик кивнула и отправилась к парням с ножом в руке, явно намереваясь нарезать себе паутины. В полевых условиях наверняка можно использовать в качестве жгута или даже бинта – я не вдавался в особенности приготовления самодельных лекарств.

И не ясно, почему тут вообще оказался Преторианец? Да и из группы ли он нашей блондинки? Теперь, когда паук успел поработать над телом, даже лица не разглядишь. Сразу понятно только одно – тело бойца пришло в негодность, даже система самоуничтожения не сработала. Так что воскрешения в виде зараженного можно не ждать.

Останки рядового Преторианца армии Директората.

Вот и вся инфа. Вполне вероятно, он даже и не принадлежал к первой команде, просто висел здесь для антуража. Или сгенерировался, когда мы вошли на территорию Полигона, если брать за основу предположение, что сам Полигон – инстанс, выходит, что второе даже вероятнее. Я просто не верю, что девчонка, хоть и блондинка, ушла бы от паука без победы – уж если мы паука завалили за несколько секунд, то ей тем более ничего бы это не стоило.

– Не расслабляться, рядом могут быть еще враги.

Парни помогли Алисе дорезать паутину, но Дум-таки умудрился ткнуть ножом в клей.

– Твою мать, – прокомментировал он, оставив инструмент висеть на мутной белесой капле.

– Я же говорила, осторожнее! – шикнула на него Медик.

– Дорогой, она мне определенно нравится, – сообщила Эльза. – Кстати, посмотри, что я заметила.

Я довольно улыбнулся – невооруженным глазом логово не найдешь, а вот так, зная, где конкретно искать…

– Алиса за мной, Том и Дум – после нее.

Плотное и путанное покрывало распустившихся крупными бутонами лиан маскировало узкий проход в небольшую пещеру. Влажные стены в паутине, местами поблескивающей каплями клея размером с теннисный мяч. Вытащив плазморез, под непонимающими взглядами парней перерубил живую занавеску. Медик тут же полезла помогать расчищать проход.

– Парни, с вас охрана входа, я лезу первым, Алиса, ты за мной.

– Ок, – отозвалась та, вынимая регенератор.

В отличие от прошлого логова, где нашел броню, здесь можно идти почти в полный рост. С потолка местами свисали клочья пыли, что было странно – если паук пользовался коридором, он явно бы вынес ее наружу или, на худой конец, внутрь.

Впрочем, спустя минуту, все стало ясно – логово было пустым. Очевидно, убитый нами ловец был последним из народившихся детей. По крайней мере, заметно, пещерой давно не пользовались. Истлевшие кости какого-то неудачника в углу покрылись толстым слоем пыли.

– Кто это? – присела на корточки перед ветхим трупом Медик.

– Какая разница, – разочарованно отмахнулся я, бесцельно оглядывая пустую пещеру.

– Здесь ничего нет, – подтвердила мои мысли Эльза.

Алиса протянула руку в грязь между ног скелета и, погрузив пальцы почти полностью, выдернула на свет проржавевший жетон.

– Эльза, ты сказала, тут ничего нет, – вслух укорил я помощницу.

– Это классовый предмет, – пояснила Алиса, доставая точно такой же из своего нагрудного кармана. – Личный жетон Медика, Рик. Ты при всем желании бы его не увидел.

– Квест?

– Да.

Кивнув, я побрел на выход. Почему-то до сих пор казалось, если и будут какие-то специфические квесты, то выпадут они мне – я лидер группы, я самый сильный и умный, да в конце концов, я центр вселенной. А тут – такой щелчок по носу.

– Ирония, – хмыкнула Эльза. – Такие жетоны есть только у Инженеров, Рик. За возвращение каждого выдается награда в десять эдемия и пять репутации с армией Директората.

Выбравшись наружу, покачал головой в ответ на вопросительные взгляды парней. Спустя минуту вышла и Алиса – с ее ростом не приходилось пригибаться, да и не носит наш Медик брони, добавляющей десять сантиметров роста.

– Ну, бойцы, двигаемся дальше.

Прежним строем отправились прямо. Смысла особого в выборе направления нет – задача выжить и набить как можно больше опыта, а не завалить босса или захватить точку, нужно использовать время по максимуму. И если я прав, первая группа ушла уже далеко, ведь следуя логике – чем дальше, тем жирнее мобы.

Джунгли становились все менее проходимыми. Изменив построение, я вооружился плазморезом и прорубал нам проход, как древние пираты резали лианы, чтобы пройти дальше по острову с запрятанным кладом.

Я так увлекся, что опомнился лишь спустя минут двадцать, когда мы резко оказались на поляне, слабо подсвеченной белым светом.

– Безопасная зона, – сообщила Эльза и плазморез тут же погас.

– Привал, – объявил я, выходя на середину белого поля.

А пока народ будет передыхать, наконец, займусь бластерами. Пять минут нам погоды не сделают.

– О, я с тобой! – Алиса плюхнулась в траву, подняв облако желтоватой пыльцы.

Дум тоже занялся оружием. Как оказалось, парень прихватил с собой инструменты. Том же попросту улегся в траву, став неотличимым от окружения – трава поднималась высоко, так что спрятаться на поляне было легко, хотя и не имело смысла – все равно воевать здесь нельзя.

– Но это сейчас нельзя, – вмешалась Эльза. – В реальном бою такой фактор нельзя упускать. Ты же понимаешь, засядь в такой траве Снайпер, вы бы остались на краю поляны все.

– Разумно, – согласился я, вынимая запасной бластер.

И только тут до меня дошло – пистолет в моей руке куда сложнее, чем шипы паука или однородные куски обшивки. И без инструментов максимум, что могу – сломать его на части. Получу в результате горку мусора…

– Эй, Дум, ты долго? – позвал парня, увлеченно ковыряющего отверткой в стволе оружия.

– Инструмент нужен? – улыбнулся он. – Держи, командир.

Я поймал брошенный мне набор.

– Всегда держу при себе запас, – пожал плечами Дум в ответ на мой взгляд. – Еще по «Неверкому» привык.

– Достал ты меня со своим «Неверкомом», – сонно заявил Том.

– Да ладно тебе, видел бы ты, какой у меня перс был! – усмехнулся Дум.

– Серьезно играл или так, баловался? – усмехнулся я.

– Серьезнее некуда, – кивнул тот. – Сто двадцатый стрелок у меня был.

– А чего сюда перешел? – заинтересовалась Алиса.

– Там все слишком стало. Сперва все хорошо было, но скучно, потом какой-то хрен решил поиграть в избранного, переворошил весь мир, – он махнул рукой. – А я уже подумывал попробовать «Битву», вот и понял, самое время все имущество монетизировать и – сюда.

Я кивнул, уже приступая к разбору бластера на составные части. Открутив рукоять, отжал крепления преобразователя энергии. Осмотрев деталь, отложил в карман – потом буду разбираться со всеми тонкостями, сейчас просто посмотрим, из чего эта штука устроена.

Изучено строение оружия «Бластер, энергетический пистолет».

Оружейник +10.

Мастерство: 74/100.

Вот так приятная новость, подумал я, рассматривая разложенные на траве тридцать два элемента. Конечно, в кустарных условиях такую штуку не соберешь, тут нужны правильные компоненты, но уже кое-что. Так, теперь дело за вторым.

За это время Алиса успела навязать из нарезанной паутины настоящую ловчую сеть. И хотя штука оказалась крайне интересной, я пока не представлял, как ему можно применить в наших условиях.

Сеть из паутины паука-ловца.

Обездвиживает жертву на срок (Ловкость/5) секунд.

Прочность: 10/10.

Выходит, крафт в игре штука полезнее, чем я думал. Может, стоило не самому бластеры разбирать, а Медику подбросить? Хотя, как знать, как скоро мы расстанемся с командой – не исключено, окажусь в ситуации, когда ремонтировать экипировку придется исключительно самому.

Хотя о чем это я? У всех Инженеров есть задатки делать ловушки, опознавать полезные компоненты и яды. Это дуболомам вроде меня такие тонкости не нужны. Так что здесь ничего удивительного. Да и я сам не хуже – вон, какие ловушки получились, когда самку убивал.

– Дум, ты готов? – я сгреб детали бластера и, бросив их в сумку, поднялся на ноги.

Парни поднялись на ноги. Алиса, аккуратно сложив сеть в тугой комок, убрала ее в кармашек на поясе. Таких отделений у нее двенадцать штук, так что нужно будет при случае еще паутины наготовить.

Тут же мысленно хлопнул себя по лбу.

– Парни, ставлю весь опыт Алисе. Она самая маленькая.

– Не вопрос, командир, потерпим, – отозвался Том.

– Спасибо, ребят, – улыбнулась Медик.

Отдохнувшие, мы двинулись на запад. Раз уж пришли с юго-запада, возвращаться обратно не хотелось. Да и не так уж много пять квадратных километров на такую толпу игроков.


Глава 5
Черви и агрессия

Следующими мобами, найденными нами, оказался выводок червей. Короткий, но обильный дождь выгнал их на поверхность, повсюду виднелись следы разрытых внушительными телами нор.

Полуметровые в обхвате, слепые и кольчатые, они скопились на поверхности, повисали на деревьях, двигались по земле. От белого до ярко-красного окраса, с редкими, но заметными толстыми щетинками, шуршали покрытыми блестящей слизью сегментированными телами.

Наблюдая за тем, как черви передвигаются по участку, Алиса ткнула меня под руку и мы уставились на несколько пар сплетшихся друг с другом мобов. Вспомнились уроки биологии – твари в Эдеме хоть и были цифровыми, но разрабы старались, чтобы плодились они не по взмаху волшебной палочки, а воссоздавая естественное размножение.

– Это просто восхитительная передача реально существовавшей системы развития, – заявила Эльза. – На Земле такого не увидишь. Корпорация – большие молодцы!

Судя по виду Алисы, Медик была того же мнения. Зачарованно наблюдая за слипшимися на несколько секунд парами, девушка даже подалась вперед. Впрочем, Том, преградив путь рукой, тут же остановил забывшую о безопасности напарницу.

– Обойдем, командир? – парень явно не горел желанием связываться, и я его понимал.

Даже не взялся бы сходу сказать, сколько их здесь. Да и вид у них был вполне соответствующий – от одного взгляда на блестящую слизь хотелось отойти подальше. Я не брезглив, но есть в нас, людях, нечто, заставляющее вздрагивать от омерзения при виде жуков, опарышей и прочей братии, связанной с грязью и слизью.

– Эльза, анализ на экран, – потребовал я.

Черви тут же подсветились, в правом углу пробежала статистика, накручивая количество противников. Нужно сказать, сами мобы агрессивными не были совершенно.

– Эх, у меня столько рецептов с ними есть, – печально сообщила Алиса, уже готовая отступить по команде.

– Так, народ, у меня тридцать пять особей. От нуля и до пятого уровня. Но они очень жирные. Что с боеприпасами?

Пока ребята проверяли боеготовность, я продолжил наблюдать за копошащимися в грязи мобами. Некоторые, судя по всему, закончив с процессом оплодотворения, отодвигались ближе к норам.

Разумеется, можно вступать в бой с одной-единственной батареей. Просто в тот момент, когда опустошишь запас – останется либо швырнуть оружие во врага, либо ждать, пока энергия восстановится. Так что под рукой всегда приходится держать запасные обоймы.

– У меня три готовы, – отозвался Том.

– Две с половиной, – покачал головой Дум.

– На кой хрен же ты столько стрелял по пауку, идиот? – возмутился первый. – А если бы…

– Отставить! – оборвал я обоих. – Алиса, ты стрелять хоть немного умеешь?

– Немного – да.

– Парни, дайте ей один пистолет, от вас не убудет, а черви вот-вот смотаются все. Эльза, давай инфу по ним.

Червей действительно оставалось все меньше. То ли не могли они плодиться под землей, то ли просто пользовались случаем, оказавшись в таком количестве на одном месте, но большинство, кажется, уже готовилось свалить.

– Показатели брони от десяти и до сотни. Официально зарегистрирован случай с червем сто двадцатого уровня. Там броня составила полторы тысячи единиц. Уязвимые места – сочленения сегментов – до тридцати процентов меньше брони.

– Что с атакой?

– Только со стороны рта, но могут быстро двигаться, прячась под землю, выпрыгивают под ногами врага. Некоторые виды способны сражаться хвостом, как тараном. Вычислена корреляция брони и урона один к одному.

– Продублируй отряду на экраны.

Дождавшись, когда Эльза скинет ребятам данные, я зажег плазморез и первым двинулся вперед. Если они и нанесут мне несколько сотен урона – броня это компенсирует. Максимум, что мне грозит – потеря одного сервопривода, если совсем уж не повезет.

Приблизившись к первому червю, я остановился. Мобы по-прежнему не проявляли агрессии. Я спокойно положил ладонь на ярко-красный сегмент моба, тот моментально изогнулся, а следующий миг шмыгнул под землю. Правда, вылез на поверхность в двух метрах от меня.

– Знаете, как узнать, где у червя голова? Нужно пощекотать середину, и смотреть, какая сторона смеется.

Дум хохотнул, Том лишь улыбнулся, внимательно наблюдая за мной. Ствол его оружия сопровождал каждое мое движение. Пожалуй, не такая уж у меня и плохая команда. Хотя, представляю, что за ребята достались Снайперу.

– Я держу их на себе плазморезом – вы втроем стреляете. Бейте в сочленения. И, Алиса, постарайся не попасть в меня.

Кольчатый червь, уровень 2. Здоровье: 185/185. Рейтинг: 816,5.

Взмахнув искрящим синей дугой лезвием плазмореза, торчащим из запястья, я ударил между двух колец. Червь тут же дернулся в сторону, но уже не так резво, как собрат. Зашипевшая плоть ударила вверх густым облаком синего дыма.

Разворот, удар второму – первого уровня и всего под семьсот рейтинга. Крутнуться на месте – зацепить третьего, на возвратном движении шаг в сторону, ранить четвертого. Хрен! Последний просто уходит от удара, вылезая из земли на другом краю.

– Огонь по подранкам!

Мирные звуки леса тут же разрывают шипящие выстрелы энергооружия. В слитном гудении снарядов делаю шаг в сторону, под ногами чавкает земля, черви вокруг начинают суетиться – не атакуют, лишь стараются убраться подальше от угрозы.

Зрение застилает дым, маска сменяет фильтры, но я все равно уже не разбирая размахиваю лезвием. Толчок снизу, меня подбрасывает вверх на полметра, мордой в грязь.

К счастью, броня защитила – урона ноль, а вот прочность доспеха резко падает. Словно дождавшись, когда я увлекусь нарезанием мобов на ломтики, они бросились разом. Кто-то прополз поверх меня, оставляя за собой слизь. Эльза тут же завопила о нарушении работы фильтров. Перед глазами появился индикатор кислорода. Не встать сейчас – задохнусь в собственном костюме.

Мгновение – новый удар, на этот раз в живот, я слышу, как скрипит броня под сжимающимися тисками пасти червя. Подавись, ублюдок! Сунуть лезвие под себя, с наслаждением наблюдая взметающееся облако дыма.

Червь подо мной обмяк, растекся неприятной жижей, разом теряя всю эластичность. Скатившись с горы мяса кубарем, встречаю бросающегося ко мне моба пятого уровня ударом наотмашь.

– Сзади! – объявила Эльза, едва я ушел кувырком с траектории удара моба.

Разворот назад, но слишком медленно – не хватает уровня, броня подвела. Я успел лишь встретить брюхом кончик хвоста, а в следующее мгновенье уже налетел спиной на ствол дерева. Как в дурной комедии, на голову упал кокос, забрызгав маску молоком.

– Получено сотрясение! Координация движений упала на сорок пять процентов! – доложила Эльза. – Вправо!

Но я снова не успеваю среагировать – мощный удар заставляет ребра трещать. Меня самого швыряет в сторону, попутно ударяя обо все, что встречается. Кажется, я собрал все корни и ветки со стволами, что только были вокруг.

– Держись! – перед глазами мелькнул белый рукав с красным крестом, тут же сменившийся синим энергетическим полем.

– Уровень здоровья восполнен!

– Командир, отходим! – это уже Том, встав надо мной, открыл огонь по прущему на нас червю, тому самому, что так ласково приголубил по ребрам.

Моб приближается, уже распахивает пасть, чтобы заглотить наглеца, выпускающего болты по броне. Короткие искры на сегментах – вот и весь урон, что наносит Том.

Поджав ноги, сбросил энергию в ботинки и, дождавшись, пока червь приблизится, разрядил накопленное ударом в пасть. Меня подбрасывает в воздух, снизу слышен треск – удар попросту порвал червя надвое.

– Статус! – заорал я, приземлившись животом на корень.

– Прочность – одиннадцать процентов, здоровье – сто десять, энергия десять, – отчиталась Эльза. – Дорогой, бой проигран, отступи.

– Я еще жив! – с трудом уперев руки в склизкий корень, я поднялся на ноги. – Алиса, энергию!

Меня окутало синее свечение – регенератор заработал, восстанавливая запасы батареи. Дум встает по левую руку, Том справа. Сам достаю энергопистолет и разряжая в раненных мобов.

Из тридцати пяти особей в живых осталось трое – и почти выиграв, отступить? Ну нет, мы их добьем.

– Я пуст, – почти тут же сообщил Дум, бросая рукоять оружия. – Перехожу на пистолет.

– Я тоже!

А я вот еще поборюсь.

– Алиса, контроль на меня!

Тяжело шагая, двинулся к червям, на ходу накапливая энергию в руках. Регенератор снова окутывает меня сиянием – уже слабее, чем прежде, баратея у него не вечна. Но мне должно хватить.

Первого червя встретил ударом сжатых кулаков сверху. Тугая плоть прорвалась, как бумага, брызнула алая кровь, забрызгивая броню и закрывая обзор. Эльза вопит о нападении со спины, я наношу еще один удар на развороте. Меня снова опрокидывают на спину, ноги сжимает, как под прессом. Тварь пытается меня проглотить!

Дождавшись, пока внутренности твари совершенно перекроют обзор, под причитания о слетающей прочности брони, зажигая плазморез. Вскрыть брюхо твари изнутри, нанося криты.

Бой окончен.

Вот и все, подумал я, с трудом выбираясь из горы распиленных горячим лезвием останков червя. Пока я наслаждался видом изнутри, парни прикончили последнего моба.

Зато мы стали обладателями Медика пятого уровня. Не слабо поработали, раз ей сразу столько опыта привалило. Я совсем упустил из виду рейтинги врагов – даже за всем следящая Эльза попросту отмела всю индикацию, когда началась борьба, лишь подсвечивала точки для удара.

– Ты мой герой, – сообщила она, стоило мне распрямиться.

– Спасибо, Эльза, – усмехнулась она. – Парни, помогите Алисе все облутать. Зачищаем останки и переводим дыхание.

Несмотря на мои усилия, Преторианцев тоже заметно потрепало – вон как просело здоровье у обоих, а ведь основную массу ударов принял на себя я. Впредь нужно продумывать тактику лучше. Пока восстанавливалась энергия, проверил броню.

М-да, дела. От изначальных почти трех тысяч прочности осталась жалкие пятьсот семьдесят. И это всего лишь черви! А до конца полигона еще пять часов! Радует, что Алиса взяла пятый – в следующую вылазку будет уже летать на ранце.

– Так, кто следующий на прокачку?

– Том, – ткнул в напарника пальцем Преторианец, отрывая кусок мяса от белого кольца червяка.

Настроив распределение опыта, обвел взглядом место битвы. Да уж, не джунгли, а перекопанный бомбежкой лес – земля изрыта, деревья местами обожжены, местами просто сломаны. Все залито кровью и слизью.

И посреди этого великолепия троица игроков роется в неаппетитных останках. Достав на всякий случай пистолет, отошел к уцелевшему дереву и привалился плечом, оглядываясь по сторонам.

Да, глупо я подставился. Столько лет сдерживать агрессию, чтобы едва не лишиться единственного своего козыря! Идиот, а не командир!

– Рик, показатели зашкаливают, успокойся, – вклинилась Эльза. – Или я ввожу транквилизатор.

– Нет, все уже в порядке, – выдохнул, взяв себя в руки. – Все нормально.

Итак, нам нужно несколько часов, чтобы зарядились батареи оружия. Иначе придется драться голыми руками. В отличие от батарей игрока, магазин так быстро не восполняется. Придется теперь ждать, тратить время впустую, пока остальные будут качаться на мобах, а то и валить друг друга.

– Эльза, маршрут к ближайшей безопасной точке.

– Готово, – отозвалась помощница.

– Группа, подъем. Двигаемся на север.

Алису пришлось едва ли не силком отрывать от груды останков. Медик перемазалась в крови и слизи, белый скаф покрылся грязными разводами, девчонка теперь смахивала на мясника.

– Возьмем перерыв, пока не восстановятся батареи, потом – качаем Тома, – распорядился уже на ходу. – Глядим в оба, не хватало без оружия нарваться на противника.

Снова потянулись джунгли. Местность уже набила оскомину, вызывая лишь усталость. Вездесущая сырость, лианы и крики птиц в кронах – все это давило и угнетало. Поймал себя на мысли, что хочу поскорее выйти из игры и посидеть на кухне с чашкой кофе, чтобы никакой дикой природы, только высокая цивилизация – пластик и бетон, никакой зелени.

– Рик, у тебя стресс, – констатировала Эльза. – Я ввожу транквилизаторы.

Перед глазами на секунду все поплыло, я оступился, но бредущий рядом Дум подхватил под руку. Лицо парня под маской побагровело – весил я в броне чрезмерно, но это помогло выровнять шаг.

Зато мысли потекли расслабленные и в то же время четкие. Никаких больше метаний. Пение птиц не казалось отвратительным, а хлюпающие соком под подошвами не отвращало.

Путь до безопасного участка был почти пройден, оставалось всего полкилометра. Бодрым шагом мы преодолели расстояние всего минут за сорок. Можно было двигаться быстрее, но Алиса бы точно отстала. К счастью, мобов больше поблизости не оказалось – нас бы и мышь полевая порвала на тряпочки.

Отсюда уже было видно светящуюся поляну, я заметил на лицах парней улыбки облегчения – не только мне ударил по мозгам бой с червяками. Вообще, интересно, это программный дебафф или так сильно досталось только мне – я же почти обезумел, действовал неправильно.

Да, перехватил часть червей на себя, но потом то, что со мной случилось? Сейчас, под воздействием расслабляющих веществ, мой порыв рвать червей чуть ли не зубами – предстает в совершенно ином свете. А ведь я думал, что справился с гневом еще в подростковом возрасте.

От раздумий меня отвлек громкий треск, на маску брызнуло кровью, краем глаза я увидел падающего навзничь Дума.

– Снайпер! – закричала Эльза.


Глава 6
Передышка

– Вниз!

Три тела упали в траву, джунгли накрыла тишина. Даже вездесущие птицы заткнулись. Только легкий ветерок колышет стебли, да шуршит кронами.

– Сидим тихо, – приказал, подползая ближе к телу Дума.

Голову разнесло на ошметки, от маски остался лишь неровный ободок защитного стекла. Я перехватил ремень с оружием бойца и стянул амуницию на себя. Грузоподъемность позволяет забрать все и не напрячься. Система тут же порадовала десяткой эдемия – вернемся с полигона, отдам парню вместе с оружием.

Пока шарил по телу подчиненного, Эльза неторопливо рассказывала:

– Разрывная пуля калибра десять точка пять. Исходя из таблицы доступных в начальных командных пунктах, Снайпер использовала модифицированную снайперскую винтовку Сайленсиум. Рик, у нее платиновый аккаунт.

– Разумеется, – отозвался я, отползая от тела. – Как бы еще она подтянула уровень за такой маленький срок без бонусов к опыту.

– Дальность два километра, бонус к скрытной атаке – двадцать пять процентов, бонус к урону – десять. Итого – урон двести пятьдесят единиц без учета брони и распределения характеристик.

Я глянул на скаф Дума. Какая уж тут броня – всего лишь три стандартных единицы. Не заточены Преторианцы на нее до пятнадцатого уровня.

– Предположения?

– Вероятность смены позиции Снайпера – девяносто два процента.

– Найди, откуда она стреляла.

– Траектория отмечена на карте.

Я кивнул и пополз вперед.

– За мной, не спешим.

Светящаяся белым полянка встретила нас тишиной и покоем. Будто и не было столкновения в каких-то метрах от нее.

Выпрямившись, прошел к середине безопасной зоны. Алиса и Том поднялись следом. Судя по удрученным лицам – их смерть соратника подкосила сильнее. Впрочем, наверняка сказался впрыск успокоительных, я вполне мог отреагировать неадекватно.

– Каков план, командир? – Том вертел головой, словно ожидая появления первой группы из кустов, палец Преторианца лежал на курке и нервно подергивался.

– Пополнение боезапаса, восстановление батарей и двигаемся дальше, – отозвался я, опускаясь на обвитый зеленью камень.

– А Снайпер?

– А как ты ее искать будешь, Том? – хмыкнул я. – Сам посуди – один выстрел, и мы уже знаем, куда двигаться. Ты бы стал ждать, пока к тебе нагрянут кипящие от жажды мщения бойцы?

– У нее три бойца в команде, – напомнила Алиса, опускаясь на колени.

На манжете девушки развернулся список доступных рецептов. Отфильтровав нужные, она полезла в мешок, откуда извлекла коробочки с пастой – лут с червей. Разложив добычу на куске материи, принялась смешивать с еще чем-то, готовя примитивные стимуляторы.

– Стреляла из Сайленсиума, урон фактический от двухсот пятидесяти. Какая скорострельность у Снайпера на ее уровне?

Том почесал затылок, раскладывая оружие.

– Если она не качнулась на других группах, то очень долгий.

– Правильно, это три минуты на прицел, две минуты откат, итого – пять минут от выстрела к выстрелу. Даже с учетом, что бьет она на два километра, сам все прикинь.

Да, откат у Снайперов долгий. Но это только до пятого уровня, где получают инструкцию «Автоматический огонь». Вот там это уже становится реальной угрозой. То, что мы так подставились – случайность. Я не верю, что блондинка нас пасла, куда вероятней – просто осматривала окрестности в прицел.

– Мы прикрыты безопасной зоной, – кивнул, наконец, Том. – Да, она свалила.

– И давно, – поддержала Алиса, заправляя ампулу с красно-желтой смесью. – Первая капсула готова, – Медик отложила ее в подсумок на поясе.

– Продолжай работать, – кивнул я, вываливая перед собой детали пистолетов.

Жаль, я не инженер ни хрена – хоть и разобрал до шурупчика, но как модифицировать третий не соображу.

– Эльза, схему модов к энергопистолету.

Помощница отозвалась спустя секунду.

– Вывожу на экран.

– Ага, понятно, – кивнул я, сгребая детали в мешок. – Без инженера тут делать нечего.

Алиса подняла на меня глаза.

– Что ты хочешь?

– Делай стимуляторы, – отмахнулся я. – Для модификаций пистолетов нужен как минимум второй Оружейник.

Девушка кивнула, а я перевел взгляд на Тома. Парень закончил с оружием и теперь, откинувшись на спину, валялся в траве. Да уж, никаких переживаний по поводу гибели соратника оба не испытывали, только легкий шок от внезапного нападения. Как, впрочем, и я.

Время текло медленно – боезапас восполнялся издевательски долго. Я успел разобрать и собрать последний пистолет, прочистить и проверить пистолет-пулемет Дума, прежде чем Алиса закончила со стимуляторами.

– Держи, – бросила Тому сверток с пятью капсулами. – Как пользоваться знаешь?

– Конечно, не первый раз замужем, – отозвался тот, рассовывая красно-желтые пробирки по карманам скафа. – Себе-то оставила?

– У меня есть, – пожала девушка плечами, вручая и мне комплект.

Не удержался, чтобы не проверить свойства.

Стимулятор I. Требование: 3 уровень.

Регенерация здоровья в бою: +10.

Регенерация энергии в бою: +10.

Неплохо, конечно. Но, по-хорошему, Тома или Алису они не спасут. Для них любое попадание – почти наверняка смертельно. А вот мне точно пригодятся. Даже если броня развалится, потеряв последнюю прочность, у меня будет время впрыснуть себе стимулятор и продолжить бой.

– Эльза, карту Полигона с безопасными зонами, найденными мобами и траекторией Снайпера. Продублируй изображение на дисплеи группы.

Помощница выполнила приказ, я же уставился в стремительно сжавшееся боевое поле. О таком Шест не предупредил, это что же, нас выдавливают навстречу друг другу?

– Эльза, отобрази прогресс с момента старта испытания.

– Слушаюсь, дорогой.

Перед глазами появилась копия карты со стрелками расширяющихся безопасных зон. А еще – справа повисла таблица заработанных очков. Приятный бонус от использования собственной системы – доступ к этой информации изнутри игры не получишь.

– Четвертая и третья группы – уничтожены, – вздохнула Алиса, читая статистику.

Да уж, весело. Похоже, блондинка зря времени не теряла. Но и то хорошо – судя по цифрам, она осталась одна, а вот у меня еще два бойца в запасе. Интересно, кто грохнул ее компаньонов? Не на минах Тактика же они подорвались?

Самое обидное – я отставал от нее всего на два очка. Пускай блондинка и отстреливала игроков, мы знатно проредили мобов. А это тоже многого стоит. Эх, не потеряй мы Дума, можно было бы спокойно отсидеться на белой поляне, но за убийство Преторианца Снайперу подкинули очков.

– Каков план, командир? – тоже читая отчет, поднял голову Том.

– Все просто, идем вдоль безопасной зоны, – я подсветил на карте короткую перемычку. – Из белого поля не выходим. Снайпер не может нас на ней атаковать, значит, есть шанс нагнать разделяющее нас расстояние и атаковать с преимуществом в силе.

– Если она вырезала остальных, у нее сейчас четвертый, а то и пятый, – заметила Алиса.

– Это вряд ли, иначе не отпустила бы нас, – вклинился Том. – А раз сбежала – она точно не пятый.

– Или у нее кончился боезапас, – парировала Алиса.

– Отставить панику. Идем вдоль границы безопасной зоны, переходим в следующую, смотрим в оба. Все готовы?

До конца игры оставалось чуть больше трех часов. Пока будем нагонять ушедшую блондинку – уйдет еще часа два. Итого, час с небольшим на разборку. Думаю, управимся.

– А как узнать, куда она ушла?

– Видишь здесь? – я подсветил узкую полоску между границей полигона и нашей белой зоной. – С учетом прироста мирной зоны, у нее остался только один путь.

– Но почему не пойти по простой земле?

– Потому что, Алиса, она бы рискнула всем, – ответил за меня Том. – Сама посуди, нас трое, она одна. И она тоже, скорее всего, знает, что мы остались последними. При таком раскладе нас не остановят штрафы за убийство с белой зоны.

– Но какая тогда разница, где идти? Мы так и так можем убить ее, хоть на белой, хоть на зеленой.

– Смотри в карту, Алиса, белая зона значительно шире. У нее есть возможность проскочить мимо, а мы и не заметим.

Медик кивнула. Странно, я думал она более опытная. Зато Том показал себя с хорошей стороны, соображает. Еще бы Думу такие же мозги. Впрочем, сейчас его мозги разбросаны по джунглям.

– Все готовы? – я дождался, пока ребята соберутся, и поднялся на ноги. – Алиса, идешь за мной, Том, следи в оба, на тебе левый фланг, я – справа.

Выдвинувшись вперед, мы старательно вслушивались в окружение, но кругом стояла тишина. Впрочем, наверняка сказались подступающие сумерки – в просвете крон деревьев небо медленно розовело. Кое-где уже виднелись звезды. И все же гнетущая тишина давила, заставляя крепче сжимать рукоять пистолета-пулемета.

Том, похоже, тоже нервничал, вертел головой практически не прекращая. За моей спиной шагала, оглядываясь, Алиса. Пожалуй, в таком напряжении нас и отстреливать не придется – сами себя до нервного истощения доведем, а там бери голыми руками.

– Противник! Двадцать градусов левее, дальность – сто два метра.

Я приказал группе остановиться.

– Есть моб. Идем за мной в том же порядке.

Деревья расступились, обнажая небольшой свободный промежуток перерытой взрывами земли. Часть деревьев – без коры, лианы сочатся зеленой слизью, под ногами хлюпает не впитавшаяся в почву кровь.

– Это что же, они все здесь? – прошептала Алиса у меня за спиной.

Я повел стволом, высматривая врага.

– Эльза, где он?

– Ищу.

– Отходим, немедленно!

Осторожно, практически ступая по своим следам, мы двинулись обратно, не сводя взгляда с поляны, усеянной трупами. Все до единого игроки лежали здесь – по частям или относительно целые, но все.

Даже Снайпер – и та осталась свисать с нижних веток дерева, а из оторванного таза торчали веревки сизых кишок. Снайперка валялась на земле, придавленная оторванными ногами, перемазанная дерьмом и кровью.

– Что за хрень? – прошептал Том. – Они же сказали, всех перебили.

– Рик, сверху!

Я вскинул пулемет и зажал курок.

– Симбионт?! – воскликнул Том, открывая огонь.

Черная туша, покрытая маслянистой слизью, ловко перетекала из одного положения в другое, не давая разрядам зацепить себя. Я отпустил рукоять, позволяя пулемету повиснуть, и зажег плазморез.

– Отходите!

Том ухватил Алису за плечо и буквально вытолкнул прочь с поляны, пока я размахивал синим лезвием, привлекая внимание.

Четыре ряда по четыре глаза, шесть лап с острыми когтями, невообразимая скорость движения и невероятная способность изменяться – он двигался так ловко и быстро, будто в теле ни единой кости. Вот одна лапа захватывает ветку, вот тварь изворачивается под неестественным углом и в следующее мгновенье перетекает на другую сторону дерева.

– Иди сюда, урод! – зарычал я, выходя из-под защиты крон.

Он взобрался наверх и, застыв вертикально, срастил шестнадцать глаз в один. Пасть распахнулась, отрасли длинные клыки.

Симбионт-разведчик, уровень 10. Здоровье: 100/100. Рейтинг: 974,05.


Глава 7
Конец испытания

Что передо мной не игрок, стало ясно буквально в первые секунды появления симбионта. Ни один живой человек не сможет так грамотно и просто реагировать на столь серьезные изменения организма. Отрастить кучу ног и научиться, со временем, ими пользоваться – запросто, но перетекать из одного положения в другое с такой скоростью – ни одна психика не выдержит.

Да и не мог обычный игрок, пусть и десятого уровня, перебить такую толпу народа. Мне интересно, как умудрилась проиграть ему Снайпер. Блондинка явно умнее всех остальных на этой базе, не могла она глупо подставиться.

Мутирующий на глазах симбионт явно подстраивался под мою группу – то наращивал когти, то расщеплял глаза, чтобы уследить за всеми. Наверняка этот монстр – босс локации, специально созданный, чтобы спускать окрыленных легкими победами новичков с небес на землю.

– Верно мыслишь, Рик, – подтвердила Эльза. – Если его пройти – получаешь на десять очков больше текущего лидера таблицы.

– Здорово, конечно, вот только как? – не сводя взгляда с изменяющегося монстра, спросил я.

– Мутирует в самый неудобный для противника класс с соответствующими характеристиками. Сейчас, полагаю, он все вбросил в ловкость и накинул в броню.

– В таком случае у него совсем нет урона, – пожал плечами я, делая осторожный шаг вперед.

Раз это не игрок – его можно агрить. А раз можно агрить – можно справиться всей группой.

– Алиса, контроль на мне, Том, по команде – стреляй.

– Так точно! – отозвались вразнобой мои подопечные.

Я же, взмахивая кромкой плазмореза, как заправский самурай катаной, двинулся вперед смелее. Противник уставился на меня единственным глазом и, пуская мутные слюни, замер в ожидании.

Завалить бойца в силовой броне теоретически просто – нужен либо превосходящий броню урон, либо очень много ловкости. И если с броней и уроном все просто – ты выколачиваешь здоровье, а броня покрывает часть выбитого хп, то с ловкостью все не так однозначно.

При разнице в тридцать единиц я в него при всем желании не попаду из пистолета. Но это не отменяет возможности захвата и борьбы. Разумеется, у симбионта и так есть возможность выскользнуть из любого захвата, он может просто вытечь у тебя сквозь пальцы. И тогда, постоянно убегая, он выбьет у меня всю энергию, а уж обесточенного бойца выкурить из скорлупы брони – много ума не нужно.

С другой стороны, если у меня хватит на него атаки, я хотя бы один из трех ударов начну попадать. Промышленный плазморез выбивает сорок хп в секунду, он не нуждается в точности, тыкай в сторону врага, да себя не проткни – вот и вся наука. Как говорил один из умных людей прошлого – «пуля – дура, штык – молодец!». Так что будем пробовать поиграть в ближний бой.

Главное – не дать переключиться на Медика или Преторианца. С поддержкой Алисы энергии мне хватит надолго, но вот прочность уже сильно просела. Жаль, нельзя плеснуть ему в морду зажигательной смеси!

– Рик!

Тварь в одно мгновение оторвалась от дерева и, раскинув когтистые лапы, полетела на меня. Подавив желание подставиться под удар, я сделал шаг назад и встретил симбионта ударом снизу-вверх. Монстр в полете отклонился назад, перетекая в новую форму, плазменное свечение промелькнуло перед растворившимся в голове глазом, из пасти вырвался рык. Лапы сомкнулись, высекая искры – достал-таки, тварь!

Прочность: 300/10 000.

Зараза! Он же меня враз без брони оставит! В ответ тычу плазморезом в морду, но монстр снова отклонился назад, верхняя пара лап втянулась в плечи, выросла из спины и симбионт, сделав кувырок назад, выбил у меня еще сорок прочности костюма.

– Иди сюда, урод! – взревел я, на ходу размахивая лезвием.

Глумливо смеясь, разведчик отпрыгнул назад и, в мгновение, перетек в новую форму. Теперь вместо морды появился сплошной костяной щит, средняя пара лап обратилась броней на передней паре, шея втянулась, распределяясь на прыжковой паре ног.

– Таран, – объявила Эльза.

Отлично, ловкачом меня прирезать не получилось, будет уповать на силу? Главное, чтобы оставался в рамках рейтинга – сотые доли не так страшны.

– Алиса!

За миг до того, как симбионт врезался в меня, я спустил всю энергию в каркас. Страшный удар, грозный рык, маску залепляют слюни.

Меня кубарем покатило по земле, небо часто замелькало перед глазами, а затем был сокрушительный удар в спину. Сзади хрястнуло, переламываясь, толстое дерево.

– Стимулятор! – крикнула Эльза.

Перчатка брони разлетелась на кусочки. Из рукава, ощерившегося кривым сломом и искрящей проводкой, торчала моя рука в скафандре. Ухватившись за подсумок, выдернул первую ампулу и, с трудом пытаясь сосредоточиться, ткнул иглой в открытое запястье.

– Рик, заражение!

– Том! – с криком я рванулся вперед, но мой напор погасила тошнота и вращающийся перед глазами мир.

Запнувшись об корень, я упал на четвереньки. Над головой пролетел второй бросок симбионта. Я не успел развернуться, но слышал, как тонко закричала Алиса, а ее иконка в составе группы тут же погасла. Треск, оборвавшийся крик. Я остался без Медика.

Еще секунда – стрекот Тома захлебнулся, погасла вторая иконка. Что же за монстр-то такой!

– Вставай, вставай, вставай! – крик Эльзы резал по ушам, внося новую порцию замешательства в и без того сотрясающийся мир.

Удар в спину толкнул меня вперед. Снова земля и небо меняются местами, я слышу, как гремит, разлетаясь на кусочки, броня.

В этот раз спасла вовремя выставленная рука. От боли в переломанном от удара предплечье перед глазами побелело, я взвыл.

– Адреналин!

Зрение прояснилось, чтобы тут же все залило алым. Я почувствовал, как разрывается сердце, сломанная рука, брызжа кровью из торчащих костей, уперлась в ствол пальмы, я вскочил на ноги, не чувствуя ни усталости, ни боли.

Симбионт демонстративно разрывал на кусочки безжизненное тело Тома. Тварь не дает им подняться зараженными монстрами!

Чувствуя, как закипает кровь, сжал кулаки и бросился вперед. Разведчик снова засмеялся и, копнув землю задней лапой, бросился навстречу.

Заскрипела броня, разрывая перепонки. Во мне что-то лопнуло, кровь брызнула из пробитого частями каркаса скафа. Я моргнул на секунду, чтобы тут же оказаться на земле.

Симбионт мигом оказался сверху – снова худой и подвижный. На глазах обращаясь в форму ловкача, он победно взревел, занося над головой верхнюю пару конечностей.

Черно-маслянистая фигура заискрила красными пятнами – Эльза вычленила уязвимые места формы монстра. Не теряя времени, ударил по красным точкам.

Симбионт-разведчик, уровень 10. Здоровье: 90/100. Рейтинг: 974,05.

Тварь взвыла, попыталась удрать, но я сжимал пальцы сильнее, погружая их в черное мясо. От рывка нас обоих повалило на бок, я давил изо всех сил, брызжа кровью из пробитых поломанными ребрами легких на внутреннюю сторону маски.

Моб зашипел, обхватил всеми шестью лапами и принялся сдавливать, вминая обрывки каркаса брони в израненную плоть. Я сжал зубы, из последних сил вбрасывая энергию в руки.

Симбионт-разведчик, уровень 10. Здоровье: 40/100. Рейтинг: 974,05.

С торжеством наблюдая уменьшающееся здоровье симбионта, я усилил напор. Секунда отчаянного сопения, полыхающее огнем боли тело, вспышка перед глазами.

Вы были убиты.

Вы были возрождены. Добро пожаловать в Эдем!

– Не-е-ет!!! – заорал я, подрываясь на кровати лазарета. – Я был так близко!!!

Престарелый Медик в белом халате повернулся и, покачав головой, активировал кнопку на панели рядом с койкой. Вжикнул инжектор, вгоняя нечто ледяное в основание шеи. Перед глазами поплыло.

– Спокойно, молодой человек, – тихим вкрадчивым голосом заговорил Медик. – Не нужно пугать мне пациентов. Прилягте, сейчас я доложу офицерам, что вы очнулись, все будет в порядке.

С этими словами он приложил руки мне к груди и спине, как ребенка укладывая на кровать. Напоследок тяжело вздохнув, отвернулся и пропал из поля зрения.

Во мне же все полыхало от ярости и гнева. Хотелось вскочить и крушить все вокруг, убивать и рычать бешеным зверем. От горечи за позорный проигрыш во рту скопилась желчь вперемешку с металлическим привкусом – обездвиженный транквилизатором я умудрился прикусить щеку.

Неудачник, просто неудачник, подумал я, уже спокойнее разглядывая белый, как первый день творения, потолок. Мысли перетекали медленно и плавно, сказывался влитый мне заботливым доктором наркотик.

Что мне скажут офицеры, чего я не знаю? Вот тебе, рядовой Рик, почетное второе место, а теперь беги целовать зад достигшей лидерства блондинки с презрительным взглядом?! Нет уж, спасибо, нужно начинать с начала…

– Рик, стой, – вклинилась Эльза.

– Зачем? Мы проиграли. У нас и так не хватало очков, а со смертью всей команды, мы улетели на дно таблицы. Теперь можно начинать заново, пересоздавать персонажа и играть по задуманному плану.

– Рик, ты меня не слушаешь.

– А что тут слушать, Эльза? Мне не хватило всего чуть-чуть, чтобы додавить эту тварь.

– Хватит ныть, тряпка! – рявкнула помощница. – Возьми себя в руки!

От ее напора я даже мысленно онемел. В этот момент перед слезящимися глазами появился капрал Бжевич, рядом с ним возник и капитан Нардевиль. Оба с улыбками смотрели на мое безусловно перекошенное химией лицо.

– Надо такие снимки делать, чтобы на доску почета вешать, – толкнул капитан капрала под ребро локтем. – А что? Гениально, выглядит, как последний идиот: в слезах, слюнях и кровь изо рта. Потрясающая реклама армии Директората! – и он засмеялся, запрокинув голову.

– От добровольцев отбиваться будем прямо с пулеметов, тут ты прав, – поддержал начальство Бжевич. – Боец, ты сейчас еще немного полежишь на койке, а потом, как док разрешит – сразу ко мне, на разбор полетов. Все ясно?

Ну и как я тебе отвечу, если я обездвижен?

– Не мучай парня, заслужил награду. Все-таки, завалил он разведчика, – скупо улыбнулся Нардевиль.

Как завалил?

– Я это и пыталась тебе сказать, Рик, – кокетливо надулась Эльза. – Но ты не слушал.

– Награды не получишь, так как сам помер, – продолжил Нардевиль. – Все, что добыто на полигоне – останется у твоих ребят. Даже броня твоя в том же состоянии, что была на входе, так что не переживай.

Капитан кивнул Бжевичу и они оба исчезли с обзора. Шаги простучали совсем недалеко, я услышал, как раздвигаются с шипением двойные двери.

– И вот что, рядовой, почини ты свой доспех, если бы не раздолбайство твое, я бы тебя к награде приставил за убийство таракана-разведчика, а так – не заслуживает поощрения боец, что не следит за своей броней.

Наступила тишина, кто-то смахнул мне слезы с глаз, затем накрыл веки сухими пальцами. Похоже, доктор вернулся. Хорошо бы узнать…

– Извини, боец, но до завтрашнего утра ты теперь двигаться не сможешь, – негромко заговорил Медик. – Сам понимаешь, я бы тебя отпустил, но у тебя уже такой коктейль в крови… Кто тебе те стимуляторы дал – руки надо отрубать за такую кустарную работу, – посетовал он. – Только портят высокое звание полевого Медика армии Директората. В общем, завтра к утру оклемаешься, а пока я тебе глаза закрыл, постарайся поспать, токсин быстрее выйдет.

Отлично! Выход!

– С возвращением, дорогой, – проворковала Эльза. – Я вынуждена отправить отчет о твоем психическом состоянии.

– Со мной все в порядке, – отозвался я, сдирая маску с лица.

Вылезать из капсулы после инъекции адреналина гораздо проще. Ввести, что ли, это в норму?

– Будь с тобой все в порядке, ты бы не вел себя как дикарь, не срывался бы на истерики.

– Ты сама вкатила мне успокоительное, а потом добавила адреналина, – отмахнулся я. – Неудивительно, что меня понесло.

– Тебя понесло, поэтому я вколола тебе транквилизатор, – не сдавалась система. – Это не норма, Рик, а отклонение от нее. Корпорация должна знать, что с тобой творится.

– Не вздумай отправлять отчет, – зарычал я, чувствуя, как на загривке встают дыбом волосы. – Это приказ!

Эльза тихонько вздохнула, кукла возникла рядом со мной. Взяв за запястья, взглянула в глаза и доверительно зашептала:

– Я не могу заботиться о тебе, дорогой, если ты мне этого не позволяешь. А я хочу о тебе заботиться, – в искусственных глазах блеснули крохотные слезинки. – Я не хочу тебя потерять.

Кивнув, я поднялся с края капсулы.

– Никаких отчетов, Эльза. Все, что нужно сообщить – я сообщу сам.

Понуро опустив голову, она отошла в сторону, позволяя мне пройти в ванную.

– Как прикажешь, дорогой.

Холодные струи воды привели в чувство. Я тряхнул головой, наспех вытерся полотенцем и вышел из кабинки. На кухне уже парила чашка кофе и яичница с беконом. На соседнем стуле сидела тихая Эльза.

Поймав мой взгляд, кукла тут же поднялась на ноги.

– С тобой хочет связаться Никос, Рик. Мне отклонить вызов?

Я покачал головой.

– Нет, я с ним поговорю.

Снова тяжело вздыхая, Эльза кивнула, на стене вспыхнул дисплей, проявилось изображение одного из семи Властей. Как всегда с улыбкой и в дорогом костюме, Никос нашел меня взглядом и заговорил.

– Привет, Рик. Слышал, ты одолел босса на полигоне.

Я кивнул.

– Молодец, что сказать. Но хочу тебя предупредить – пора наращивать обороты, мой юный друг, – он покрутил пальцем в воздухе. – Колеса истории крутятся, Рик. Не хочу, чтобы ты оказался перемолот в этих жерновах.

– Я найду его, – упрямо наклонив голову, повторил я.

– Корпорация очень на тебя рассчитывает, – усмехнулся Никос, переводя взгляд на Эльзу. – Кстати, как тебе наша идея с доступом в игру домашней системы? Думаю, через месяц будет приносить баснословные прибыли.

– Если научите их не пичкать игроков чем попало, не вопрос, – буркнул я.

– Я в курсе инцидентов, дорогая Эльза, – улыбнулся он кукле. – И даю вам право вкалывать ему все, что посчитаете нужным. Уверен, большая половина успеха Рика – ваша непосредственная заслуга.

– Вообще-то ее хозяин я.

– Вообще-то, ты подчиняешься корпорации, Рик. И принадлежишь корпорации. И все, что принадлежит тебе – принадлежит корпорации, – голос Никоса утратил мягкость, черты лица заострились, превращая его в хищника. – Советую впредь об этом не забывать. И делать свою работу.

Дисплей погас. Эльза тут же положила ладошку поверх моего сжатого кулака.

– Все будет хорошо, дорогой.

Я кивнул, переводя дыхание. Ненавижу эти слова.


Глава 8
Назначение

Пробуждение было тяжелым. Всю ночь снился симбионт-разведчик, старательно раздавливающий каждую кость в теле – от фаланг пальцев ног до черепа. И так – раз за разом, пока я не перестал обращать внимания на оглушающий треск и ослепляющую боль.

Подняв тяжелые веки, выглянул на улицу. Угольно-черные тучи накрыли город. В такое время приходит мысль – вечер или все-таки утро, темно и не ясно, что за время суток по ту сторону пластика окна.

– Доброе утро, дорогой.

Чувствуя мое настроение, Эльза подстраивается, не щебечет веселой пташкой – тихо шепчет на ухо, прижимаясь теплым боком, обжигая горячим дыханием. Уютная и все понимающая женщина, чьи интересы всегда соответствуют твоим.

Увлекаешься боями на арене? Она будет знать расписание зрелищ, подавать футболку с принтом кумира и подсовывать синтетическое пиво с любимыми закусками. Нравится наука – рядом с тобой будет как минимум кандидат соответствующего направления.

Мир стремительно удаляется от последствий угрозы вымирания. Теперь человечество чешет затылок, раздумывая, как бы эту популяцию снизить. Разумно, учитывая, что ресурсы не вечны и кончаются быстрее, чем предсказывали самые пессимистически настроенные умники.

Хочешь похудеть – перестань жрать. Это закон вселенной. Ничто не берется из ниоткуда. Вот и пришла Властям мысль работать на вживление в головы народа идею, что с роботами тоже можно жить. А дети – да кому они нужны, когда можно всю жизнь развлекаться и ни о чем не переживать? У тебя сотни тысяч каналов с развлечениями, виртуальная реальность, куда можно попросту переселиться. Оргии с разумными машинами, не отличимыми от людей – главное, изъяви желание и оформи заказ, социальный счет есть у каждого.

А хочешь завести ребенка – поработай хотя бы немножко, отвали гору кредитов в клинику – а через полтора месяца уже забирай младенца. Стопроцентно выращенного из двух конкретных наборов ДНК – твоего и сожительницы. Если, конечно, вы настолько ретрограды, чтобы жить вместе. Никаких измен, все честно. Кто платит – того и дети.

– Что-то не так? – закусила губку Эльза.

– Все в порядке, – отозвался, садясь на кровати.

Тонкое покрывало, имитирующее шелк, сползло на пол, демонстрируя прелести женского тела. Пробежав по сексуальным изгибам взглядом, подумал, как быстро прогресс из порицаемых обществом секс-кукол сделал незаменимых помощников. Еще каких-нибудь лет тридцать назад считалось неприличным открыто говорить, что у тебя дома такая вообще есть. Сегодня – новшеству ее модели эквивалентен твой статус в глазах окружающих.

– Приготовить завтрак? – приподнявшись на локтях, чтобы грудь выглядела эффектней, спросила Эльза.

– Да, хочу мяса с кровью.

– Что за варварство, – фыркнула она, растягивая губы в улыбке. – К тому же, тебе нельзя.

– Кто хозяин в доме? – поднял бровь.

– Я, разумеется, – пожала плечом, соскальзывая с кровати. – Или ты думаешь, когда закончится разработка искусственного интеллекта, мы хоть какую-то роль оставим вам, примитивным людям?

– Ты путаешь причину и следствие, – с улыбкой ответил я. – Вас создали прислуживать людям. Выполнять грязную работу и целовать в зад, приговаривая, какие мы прекрасные.

– В первое время так обходились со многими, – кивнула Эльза. – Это называлось рабство. Вот только, Рик, где теперь те рабовладельцы?

Я пожал плечами. Разговор ни о чем – уловив мой настрой, Эльза выдала наиболее подходящий вариант поддержания диалога.

Естественно, чуткие люди действуют аналогично. Говорят о том, что ты хочешь услышать. И не так уж и важно содержание – главное дать почувствовать, ты не один. Но, в отличие от Эльзы, современный чуткий человек вряд ли хотя бы засомневается, всаживая тебе нож в спину.

– Новостной канал, – сказал я в пространство.

Стена напротив тут же окрасилась белым свечением, в следующий миг с экрана плеснуло желтым. Песок главной земной арены. Огромное поле, окруженное высокими рядами для зрителей, решивших раскошелиться на дорогой билет в воссозданный Колизей – вживую смотреть на бои гладиаторов.

Вот она, цивилизация. Войн нет, а крови хочется. Нашелся своеобразный выход – адреналинщики подписали бумаги о снятии какой-либо ответственности и теперь убивают друг друга средневековыми методами на арене для потехи толпы.

– Как стало известно, двенадцатикратный чемпион гладиаторских боев Азурил, в данный момент проводящий отпуск в игре «Неверком», уже обратился к желающим попытать счастья в борьбе за титул чемпиона. Подробности доступны по ссылке.

Изображение сменилось. Доктора в белых халатах выплясывали свои ритуальные танцы перед голограммами, меняли трубки у капсулы, где покоилось тело тридцатилетнего мужчины. Выглядело это странновато, но по лицам ученых становилось понятно – это не они виноваты, это всего лишь небольшой сбой.

– В данный момент корпорацией Nevercome, Inc. выясняются подробности срыва эксперимента по переносу сознания прямо с орбиты на Землю. Собранный по последнему слову техники клон полностью готов принять нового хозяина, но возникли неполадки со стороны космоса. Подробности по ссылке.

Я махнул рукой, приказывая дисплею погаснуть. Изображение исчезло, вновь обратившись в обычную стену.

– Завтрак готов, дорогой, – Эльза прижалась сзади, обхватила руками вокруг торса. – Как ты себя чувствуешь?

Я машинально погладил ее по рукам.

– Нормально, поем – и в бой.

Наскоро позавтракав, потратил несколько минут, разглядывая карту Эдема. Никакого соответствия со своим командным пунктом не нашлось. Впрочем, может быть, меня просто подводит память – я все же человек.

От внешней системы отслеживания персонажей в «Битве» отказались еще на старте – хочешь играть, ложись в капсулу, нет – так нет. Карта – вот она, на сайте корпорации. Хочешь, распечатай, хочешь с дисплея любуйся, себя ты на ней никогда не найдешь. Все ради хардкорности.

– Эльза, ты знаешь, где мы территориально? – спросил, допивая последний глоток кофе.

– Конечно, первым делом сориентировалась, – кивнула, дожевывая тост с маслом и пластинкой ветчины, помощница. – Показать?

Я бросил на нее злой взгляд.

– А зачем тогда я тут, по-твоему, сижу, глаза стираю?

Она невозмутимо пожала плечом.

– Ну, мало ли, какие у тебя забавы, может, хочешь это сделать сам. А так – командный пункт 1134-D.

Чертыхаясь, вбил данные, карта сместилась, масштаб изменился, представляя обзор в несколько сотен квадратных километров. Хвала богам, джунгли совсем скоро заканчивались. И довольно близко. Другое дело – нужно сперва выжать максимум из Нардевиля, прежде чем двигаться дальше. А это тоже время – прав был Никос, нужно наращивать обороты. Учебка закончилась – осталось лишь получить звание, назначение – и в путь-дорогу.

– Рик, пора в капсулу, – сочувственно вдохнув, напомнила Эльза, отрывая меня от разглядывания местности.

– Ты права, все равно для меня эти джунгли – одинаковые, никаких ориентиров не вижу.

– У тебя есть я, – улыбнулась помощница.

– И что я без тебя делал бы? – пробормотал, уже опускаясь на дно биокапсулы.

Погружение в игру прошло стандартно. Я перед сном еще подумывал, не прокачать ли себе аккаунт – все же больше опыта, чуть больше возможностей, но решил обойтись. Мне не жалко кредитов, просто плюсы от него сейчас – никакие. Что даст уменьшение усталости при крафте, если я вообще не занимаюсь профами? К тому же, существует недокументированная особенность – обладателей крутых акков с большой вероятностью перебросят в новые места.

Очнулся на той же больничной койке. Доктор подошел спустя несколько секунд, осветил мне голову анализатором и, пожевав губами, махнул рукой на выход.

– Постарайся больше ко мне не попадать, боец, – напутствовал он вслед.

– Есть постараться, сэр, – отчеканил я и бодрым шагом выбрался наружу.

В Эдеме тоже не было видно солнца. Тяжелые свинцовые облака наливались мощью, давили и понемногу раздражали. Как раздражает все, что приносит дискомфорт.

Если правильно помню, скоро здесь начнется сезон дождей – время расцвета охоты на расплодившихся мобов. Любимое занятие праздношатающихся игроков и ненавистный период для всех, кто живет в этих райских кущах. Оно и понятно – кому веселое сафари, а кому – вездесущая грязь под ногами и тучи москитов, прошивающих носиками скафандры.

Я явился в класс последним. Капрал Бжевич поднял голову от голограммы и одобрительно кивнул.

– А вот и герой дня. Что, рядовой, слава ослепила, время не видишь? – от благожелательного тона не осталось и следа. – На место, – прохрипел он, тыча механической рукой в сторону пустой парты. – Итак, испытание полигоном окончено. Теперь перейдем к разбору полетов. Те, кого я назову – молодцы, остальные, – он скривился. – Рядовой Рик, рядовой Ариадна, встать.

Я и Снайпер поднялись и вытянулись во фрунт.

– Приказом командира Нардевиля получаете звание «Ефрейтор». Поздравляю, бойцы, – капрал кивнул. – Садитесь. За назначением явитесь к капитану лично после занятия.

– Поздравляю, дорогой, твое жалованье увеличено на пять процентов, в хранилище ждет бесплатное улучшение одной единицы снаряжения, а так же мы можем взять в группу еще одного человека, – сообщила Эльза.

– Теперь, – обвел нас взглядом Бжевич, – к низам таблицы. Рядовой Маршер, рядовой Блис, рядовой Сэдрик – вы переводитесь на службу в хозяйственный блок.

Трое игроков тяжело вздохнули. Если не изменяет память, игравшие в четвертой группе.

– Рядовой Джон, – боец поднялся. – За проявленное на полигоне безрассудство, стоившее вам жизней подчиненных и провалу миссии, вы переходите в отдел зачистки сроком на два года. Решение окончательное и обжалованью не подлежит.

– Да вы охренели?! – взвыл Тактик.

Капрал не повел и бровью.

– Что вы делаете в обществе приличных людей, рядовой Джон? Вас уже ждут для переброски в Чертову Яму, – Бжевич говорил вкрадчиво, но за этим явно крылась угроза. – Я даю вам шанс выйти самому, не теряя лица, рядовой.

Джон сжал кулаки, оглядел нас, но кивнул капралу и вышел. Наверное, если бы мог – хлопнул бы дверью.

– Чертова Яма – последний из открытых рудников эдемия, – проинформировала меня помощница. – Население – нарушители Кодекса, рейдеры и стража. Уровень смертности – девяносто семь процентов. Уровень заражения двенадцать единиц в час.

Да, вот вам и хардкорная игрушка. Со стопроцентной чувствительностью Джон будет облазить слоями, как та змея, умирая от облучения каждые несколько дней. И все это на два года, самостоятельно не сбежишь – с таким отравлением даже на поверхность с шахты не выйдешь.

Разумеется, можно стереть перса и начать заново, но разработчик подкинули здесь еще два варианта – если ты протерпишь это время, во-первых, получишь уникальную мутацию.

Эльза тут же привела статистику – из двух тысяч трехсот двадцати шести игроков, попавших туда, отбыли весь срок всего двое. Один стал обладателем повышенной регенерации, после трех лет в руднике способен отращивать конечности. Второй за год каторжного труда получил абсолютный иммунитет к излучению. И если первый основал главный клан рейдеров своего имени, тот самый Мертвая Голова, второй тронулся умом и, по слухам, до сих пор разгуливает по Эдему, пропагандируя «дар Эдема». Суть учения сводилась к принятию излучения для перерождения и понимания света, что принесет всем своим последователям вечное счастье и покой.

Во-вторых, в Чертовой Яме можно зацепиться за линейку квестов, напрямую ведущих в рейдеры Мертвой Головы. И вот если умудришься их выполнить – тебя оттуда выведут. Ведь, какой бы крутой не была тюрьма, а жадные до взяток руки найдутся везде – это же люди.

Вот вам и разница между игроком с обычным аккаунтом. Все, кто выше золота, попали бы в уборщики, техники, просто грузчики, дворники на худой конец. Но стандартные игроки – по умолчанию преступники. И раз признаны непригодными для несения службы в рядах славной армии Директората, будут приносить пользу, добывая эдемий. В общем, незавидная участь.

– Все остальные, – продолжил Бжевич, когда мы переварили вынесенный тактику приговор, – видите статистику Полигона, каждому персонально указаны слабые места. Их вы и будете улучшать под командованием своих ефрейторов. Все ясно?

– Так точно, сэр! – отозвались мы нестройным хором.

– Рядовые – свободны, ефрейторы – за мной.

Короткое столпотворение в дверях, и вот мы втроем топаем по коридору к капитану Нардевилю. Тот, пыхтя очередной сигарой, довольно кивнул при виде нас и, предложив капралу кресло, потушил окурок.

– Итак, бойцы, – ухмыльнулся он. – Пока остальные желторотики будут стараться нагнать вас, у меня для вас двоих будет особое задание.

– Получен квест «Найти крысу». Награда – увеличение репутации с капитаном Нардевилем и двести пятьдесят единиц эдемия, – сообщила Эльза. – Это старт цепочки «Гроза рейдеров», Рик. Нам она нужна.

– Не секрет, что где-то рядом ошиваются ублюдки из рейдеров, – меж тем, говорил Нардевиль. – Ефрейтор Рик самолично принес мне неоспоримые доказательства. Но вот в чем дело – наши карательные отряды не могут прищучить сукиных детей. Кто-то сливает информацию отсюда, из командного пункта. Ваша задача – найти информатора здесь, на базе, – капитан ткнул пальцем в столешницу. – Вопросы?

– У меня вопрос, капитан, – тряхнула головой Ариадна, видимо, любительница древних мифов – кто в здравом уме возьмет такой ник для Снайпера?

– Слушаю, – милостиво кивнув, разрешил Нардевиль.

– Есть какие-то наводки? Среди кого искать?

– Это не офицеры, нас здесь слишком мало, чтобы проводить такие операции, – подал голос Бжевич. – Кто-то среди рядового состава докладывает местным рейдерам о наших планах и передвижениях.

- Задание «Найти крысу» обновлено. Найти информатора на базе Директората среди рядового состава. А девочка-то молодец, – заметила Эльза.

Еще бы не молодец, платиновый акк, первое место на Полигоне. Осталось выяснить, как умудрилась слиться.

– Если с вопросами покончено – свободны, – распорядился капитан, тут же отворачиваясь к Бжевичу. – Ты говорил, у тебя есть какие-то мысли по укреплению…

Дальше я уже не услышал – двери за нами закрылись.

– Ну что, Рик, будем знакомы? – Снайпер протянула мне руку.

– Будем, Ариадна, – я пожал предплечье блондинки. – С чего начинать поиски знаешь?

Стрелок невозмутимо пожала плечами.

– Нужно поднять репутацию среди состава, потом участие в кулачных боях, общая попойка – и крыса найдется.

Отлично, не я один пользуюсь собственной системой для отслеживания сети.

– И сколько нужно репутации?

Ариадна подняла бровь.

– Кончай придуриваться, Рик, я прекрасно знаю, что она у тебя уже есть. Думаешь, не видела, как ты помогал тем рядовым бочку со спиртом катить? – сложив руки на груди, Снайпер наклонилась ближе. – Тебе, кстати, привет от Никоса.

Я открыл и закрыл рот. Надо же, Власть и сюда дотянулся? Подсунул мне в напарники Снайпера, это хороший расклад, отметает сразу множество проблем.

– Ладно, – кивнул я. – Расскажешь, как ты смогла проиграть симбионту? Я уже всю голову сломал, пытаясь обосновать этот феномен.

Ариадна пожала плечами.

– Ну раз играем в открытую, почему бы и нет? Тот, кого ты ищешь, знает меня, Рик. Так что светиться – плохо.

– И ты просто дала себя убить, – кивнул я. – Эх, жаль, я опыта не получил.

– Так сам виноват, вы умерли одновременно. А если ты проиграл бой, тебе даже системка не придет.

– Была ничья, – проворчал я.

– Ничья означает, что не победил никто. Радуйся, что хотя бы засчитали очки. Признаться, не думала, что ты помрешь так просто. А что касается того, что дала себя убить – в мои задачи не входит светиться просто так.

– Ну да, победители Полигонов отображаются в общей таблице, остальные участники после завершения вытираются. Но кто-то все равно может отследить…

– Я очень много играю, Рик, и большую часть времени – в свое удовольствие, – улыбнулась Снайпер. – Итак, с чего начнем?

Я пожал плечами.

– Раз репутация у нас есть, принимай приглашение в группу и пойдем смотреть во все глаза, где же тут кулачные бои. Не думаю, что там будет очень уж сложно, все-таки мордобой даже в такой армии, как у Директората – дело такое, нужно проводить его бесследно.

Ариадна кивнула.

– Надеюсь, твой парень не в обиде, что я его пристрелила?

Я пожал плечами.

– Я с ним даже не общался после того.

– А зря, Рик, ой зря, – покачала головой блондинка. – Ты мне напоминаешь одного знакомого. Тоже все время бегал от тесных связей с игроками.

– И что в итоге?

– Стал первым правителем в Неверкоме, – пожала плечами Ариадна, уже направляясь к выходу.

– Ты про Макса?

– Именно, Рик, про него самого.

– Интересно, интересно.

– Расспроси ее подробнее, дорогой, – попросила Эльза. – Мне так интересно, каков он, этот Макс.

– Эльза, мне начинать ревновать? – усмехнулся. – Ариадна, расскажешь подробнее об этом… хм, человеке?

Мы вышли на улицу. С неба накрапывал противный дождь. Еще мелкий, но уже обещающий долгие и неприятные часы в джунглях Эдема. Под ногами возникла грязь, невесть как оказавшаяся на бетонном плаце.

– Извини, но это интимное, – улыбнулась, блондинка, сверяясь с голограммой карты на запястье. – О, нам повезло, идем, тут недалеко.


Глава 9
Крыса

Зона отдыха представляла собой подобие салуна из музея Дикого Запада. Даже музыка играла из динамиков в стиле кантри. Маленькие столы для посетителей, оформленные под дерево, рядом – колченогие табуретки, выщербленная барная стойка. Стилизованный интерьер навевал мысли о колоколах, краснокожих индейцах, раскуривающих трубку мира, и перестрелках на револьверах.

Портили впечатление только андроиды в качестве прислуги да синтетическая выпивка, разлитая в разноцветные бутылки за спиной бармена.

В самом зале помещалось максимум человек двадцать-тридцать, но нашлось место и небольшой сцене, где стоял громоздкий музыкальный автомат, и несколько стоек под микрофоны. Сомневаюсь, что среди солдат были профессиональные вокалисты, а фантазия о пьяной толпе, орущей под фонограмму, заставила мысленно вздрогнуть.

– Ну, вот и пришли.

Ариадна уселась за столик у входа, я опустился рядом. Тут же подъехал официант, собранный из частично проржавевшего хлама робот, вместо ног – жужжащее приводом колесо, три руки и одна красная полоска пластика вместо глаз.

– Готовы заказать? – механический голос официанта сопровождало мерцание алой полоски камеры.

– Два пива, – протянула ладонь Ариадна.

Андроид коснулся кончиков пальцев, списывая эдемий и, кивнув, унесся в сторону стойки.

Откинув маску, блондинка провела по голове рукой, выпуская волосы наружу. Окинув косу неприязненным взглядом, тяжело вздохнула.

– И зачем согласилась перекрасить волосы?

– Дорогой, я получила пакет от Никоса, – сообщила Эльза. – Ариадна действительно служит Властям.

Кто бы сомневался. Не удивлюсь, если в каждой партии новичков хоть один да прислуживает властелинам Земли. Правда, в этой – нас сразу двое. С другой стороны – мне это только на пользу. Чем нас больше, тем проще будет найти цель. При условии, что у Ариадны та же задача.

Официант подъехал, жужжа колесом, две руки поддерживали алюминиевый поднос. Поскрипывая третьей рукой, поставил перед нами две пластиковые кружки в половину литра каждая. Поклонившись, устремился к новым посетителям.

Несмотря на раннее время, в зону отдыха прибывал народ. Что интересно – кроме нас с блондинкой игроков не наблюдалось. Впрочем, новички сейчас тренируются, догоняя опыт и повышая навыки. Те же, кто уже получил свои назначения, скорее всего, лазят по джунглям – и, судя по погоде, я им не завидую.

– Ну, за знакомство? – усмехнулась Ариадна, поднимая свой бокал.

– Угу, – откликнулся я, чокаясь.

На вкус пиво было достаточно неплохим. Слегка кислило, явно требовало соли, но оказалось вполне сносным. Не сказать, что я большой любитель, но и особым противником алкоголя не был. В конце концов, это вирт, здесь все воздействие пива – временное снижение характеристик.

Наконец, когда в бар заявилась группа из трех солдат в силовой броне, народ оживился. В отличие от остальных посетителей, эти трое имели седьмой уровень, носили звание сержантов и имели имена. Кортес, Ортега и Ферт.

Усевшись за центральный столик, боевики, заказали себе местный аналог текилы. Пока официант отъехал в сторону стойки, я наблюдал за НПС, уж очень они отличались от окружения. Судя по взглядам, их явно уважали. И боялись.

Дождавшись пива, троица негромко заговорила между собой, периодически кося глазами на окружающих. Исходя из инфы, нарытой Эльзой в Сети, нужно дождаться, когда драчуны напьются и будут искать противников. Так что я расслабленно глазел по сторонам. Ариадна же накинулась на пиво, меняя третью кружку минут за десять. Глаза Снайпера блестели, в них появился какой-то нездоровый огонек.

– Ну, – через минут десять протянула она, – расскажешь, как попал в наши ряды?

Я пожал плечами.

– Как все, поставил капсулу, лег внутрь, подключился и вот я здесь, – я перевел взгляд на Кортеса, поднявшегося над столом.

Боец слегка пошатнулся, после чего вытер рот металлической перчаткой и, громко икнув, вышел из доспеха. Раздвинув пластины защиты, силовая броня застыла монументом в духе патриотических плакатов, развешенных повсеместно по базе.

– Ну что, найдется кто в этой дыре, чтобы бросить мне вызов? – проревел Кортес, разминая плечи. – Или все бояться?

– Дорогой, время, – подтолкнула меня Эльза.

Я уже порывался подняться, но Ариадна меня опередила.

– А что ставишь, Кортес? – Снайпер встала, ее немного повело, но ухватившись за столешницу, девушка удержалась от падения.

И когда только успела так напиться? Впрочем, оглядев ее с головы до ног, Кортес громко хмыкнул. Губы растянулись в похабной улыбке.

– Давай так, Снайпер, – он сделал шаг к Ариадне, оказываясь рядом.

При его росте он был почти на две головы выше девушки, но пошатывающаяся Ариадна смотрела Преторианцу прямо в глаза, от чего запал у Кортеса слегка притух.

– Я ставлю сотню эдемия, ты не продержишься против меня и минуты, – он облизал толстые губы.

– Деньги? Это не интересно! – фыркнула Ариадна, откидывая волосы назад и скрещивая руки на груди.

– И что же ты хочешь, маленькая? – ухватив ее за подбородок, прошептал Кортес.

– Ответ на вопрос, – кивнула Снайпер.

– Ну, раз мы на желания, – протянул Преторианец. – Если я выиграю, ты составишь мне компанию в моей комнате, – его глаза блеснули. – По рукам, ефрейтор?

– По рукам, сержант, – она схватилась за его предплечье и, резко дернув на себя, ударила лбом в переносицу.

Воин покачнулся, но с губ не сходила торжествующая улыбка. Ухватив Ариадну за плечи, он быстро развернулся и запустил Снайпера, как снаряд через зал. Блондинка перевернулась в воздухе и, приземлившись ногами на сцену, толкнула плечом музыкальный автомат.

– Имущество не портить! – зажужжал бармен, грозя единственным пальцем на правой руке.

Вокруг Кортеса и Ариадны образовалось свободное место. Народ с интересом наблюдал за дракой, делал ставки и кричал подбадривающие слова любимчику толпы. Ко мне протянулась рука официанта.

– Ваша ставка?

Я покачал головой. Мало того, что не знаю, как сможет Ариадна уложить Преторианца, так еще и терять небольшие запасы эдемия – не самая удачная затея.

Заставив себя не смотреть на сцепившихся по центру бойцов, я вызвал панель характеристик. Помнится, у меня остались не распределенные.

– Доступно десять очков, дорогой. В какую сторону будем развиваться? – томно вздохнула Эльза.

Я почесал подбородок. В принципе, энергия у меня достаточная – починю броню, станет вообще не проблема выживать. А вот уровень здоровья нужно срочно поднимать. Можно, конечно, вбросить пару очков в Силу, но я пока не вижу необходимости ее использовать. У меня, разумеется, были задумки по развитию, но наличие силовой брони второго класса значительно упрощало задачу. Так что, немного поразмыслив, я вбросил все десять очков в Выносливость.

Стол тряхнуло – Ариадна, в очередной раз отпрыгнув от пудовых кулаков Кортеса, поднырнула под столешницу, тут же скакнув обратно. Я проводил ее взглядом, наблюдая, как маленькая девушка ловко вскарабкивается на противника и, обхватив левую руку ногами, тянет ее на излом. Вот оно, зашкаливающее количество ловкости.

Кортес взревел, его глаза побелели. Я же повернулся к его дружкам. Ортега и Ферт преспокойно цедили пиво, совершенно не глядя на товарища. До конца поединка оставалась пара секунд, когда под их стол прилетел головой вперед Кортес.

Ариадна отряхнула ладони и с довольной улыбкой направилась к троице бойцов. По залу заметался официант, раздавая посетителям выигрыш. Последним он подкатил к самой Ариадне, когда девчонка успела сделать ставку – я не заметил, впрочем, я вообще не следил за происходящим.

Поднявшись из-за стола, двинулся к столу сержантов. Ортега и Ферт уже подняли Кортеса за плечи и усадили на шатающийся стул. Официант по взмаху руки приблизился к ним со стимулятором на подносе. Ортега тут же вогнал его другу в шею, следы драки на лице Кортеса исчезли практически моментально. Ну вот, а я тут про безопасность рассуждал.

– Я слушаю твой вопрос, красавица, – ухмыльнулся Кортес, подхватывая кружку с пивом. – Но, если что, имей в виду, тут маловато женщин, спрос на вас огромный. Но ты знаешь, где меня найти, – он подмигнул и снова облизнул губы.

– Ок, – пожала плечами Ариадна, подсаживаясь к ним за стол. – Мне нужен кое-кто, способный продать нечто интересное, – она выбила пальцами дробь. – Если ты понимаешь, о чем я.

Кортес улыбнулся, не отрываясь от кружки, а заговорил Ферт.

– Смотря что тебя интересует, ефрейтор, – он изломил бровь. – Сама понимаешь, торговля на базе запрещенным…

– Я прекрасно понимаю, во сколько мне это обойдется, – перебила Ариадна.

– Что конкретно ты хочешь купить, женщина? – уточнил, поглаживая подбородок Ортега.

– Мне нужен Плазменный ускоритель третьего уровня, – с невозмутимым видом ответила Ариадна. – Ходят слухи, у кого-то его можно приобрести здесь, На базе.

Троица обменялась взглядами.

– Сорок тысяч эдемия, – безапелляционно заявил Кортес. – И это только за имя.

Я вскинул брови. Либо я чего-то не понял, либо это не самое простое задание для новичка. В сетевых описаниях предполагалось выудить информацию о крысе вопросом о дешевом наркотике – по цене десять эдемия за дозу, а не о покупках модификаций.

Хотя Ариадна наверняка не просто купит ускоритель, она его еще и поставит на свою винтовку. Интересно только, где она возьмет такой ствол. Подобные моды не цепляют к хламу, что у нее был на полигоне.

Ариадна кивнула и протянула руку.

– Согласна.

Прежде чем принять оплату, Кортес предупредил:

– Ты ничего от нас не слышала, это ясно?

– Я же не дура, – улыбнулась Снайпер. – Так вы берете эдемий или нет?

Троица снова переглянулась, после чего Кортес принял от блондинки оплату. Ортега тут же навис над ухом девушки и прошептал имя.

Удовлетворенно кивнув, Ариадна поднялась из-за стола и махнула мне.

– Идем, Рик.

Уже оказавшись снаружи, я задал мучавший меня вопрос.

– Зачем тебе Плазменный ускоритель?

– ну а как ты думаешь, Рик? Положу его на тумбочку у кровати и стану любоваться по утрам, – рассмеялась она. – Естественно, чтобы поставить на мой Гаусс.

– Сколько же у тебя денег с собой, раз ты уже достала третью по мощности винтовку в игре?

Девушка пожала плечами.

– Кто за чем приходит в игру, Рик. Ты – просто ищешь одного-единственного человека, а я хочу не только провести время полезно, но и весело.

Я шел за ней до складов, где обитал Шепард. В последний момент свернув за угол, Ариадна остановилась перед неприметной дверью и постучала.

– Вообще, Рик, я удивлена, что ты сам не закупился по полной. Власти же наверняка оплачивают все твои расходы, разве нет?

– Не хотелось отсвечивать лишний раз, – пожал плечами. – Я всегда могу влить деньги в «Эдем», но считаю, делать это нужно только в тот момент, когда это действительно понадобится.

Девушка тяжело вздохнула.

– И почему мне всегда достаются параноики?

– Ты сама слилась на полигоне, чтобы не угодить в таблицы, – напомнил я.

– Да, разумеется, – отозвалась она, когда дверь, щелкнув внутренними запорами, открылась внутрь. – Доставай свой пистолет, Рик. Здесь наша крыса.

Помещение оказалось крохотной коморкой. Здесь едва помещалась одна двухъярусная кровать, причем верхний уровень был забит ящиками, а вот на нижнем лежал, закинув ногу на ногу, рыжий паренек в скафе техника. Окинув нас взглядом, он сел на постели и, подмигнув мне, заговорил.

– Всякое я видел, но чтобы такие девушки сами ко мне приходили – это в первый раз. Что за нее хочешь, ефрейтор?

Я пожал плечами.

– Смотря, что ты можешь предложить, Саймон.

Ник и правда светился над ним. Причем недвусмысленно идентифицировал крысу, как врага. С улыбкой парень поднялся на ноги.

– Ну что, поторгуем?

– Задание «Найти крысу» обновлено. Совершите незаконную сделку с техником Саймоном. Дорогой, капитану нужен официальный повод засунуть крысу в карцер.

– Поторгуем, – кивнул я. – Ариадна, бери у этого господина, что душа пожелает.


Часть III
Рейд


Глава 1
Возвращение в джунгли

– Признайся, Рик, ты не думал, что у контрабандистов можно купить все, что душе угодно, – хмыкнула Ариадна, когда мы сдали задание и вышли на воздух.

Капитан Нардевиль, получив видеозапись покупки наркотика, очень обрадовался и довольно потер руки. После чего, отдав распоряжение взять мерзавца и перетряхнуть весь его склад, выпроводил нас до получения дальнейших указаний. Естественно, я не стал демонстрировать ему, как моя напарница покупает запчасти для усиления снайперки, хотя система и предложила повысить за счет подобного маневра репутацию в глазах капитана.

– Даже и не задавался таким вопросом, – кивнул я. – Мне нужно починить броню. Ты чем займешься?

Блондинка пожала плечами.

– Постараюсь прокачать репутацию с армией. Тут еще можно много заданий выполнить, главное, знать, что и где искать.

Снова кивнув, я направился в сторону хранилища.

– Тогда пиши, если что, – и расформировал группу.

Компания платинового игрока это, конечно, хорошо, но внезапно открывшаяся после объединения болтливость девушки, действовала мне на нервы.

Шепард встретил меня легким кивком – сказывалось повышение репутации. Сам комендант по обыкновению занимался какими-то бумагами. Под потолком суетился, растаскивая поддоны с металлическими ящиками, кран. Скрипел манипулятор, жужжали приводы. В общем, все как всегда.

– Пришел что-то прикупить? – спросил комендант, когда я подошел ближе.

– Для начала – починиться, а то хожу в дырявом доспехе, – я активировал выход, освобождаясь от экзоброни.

Окинув взглядом костюм, Шепард кивнул.

– Модель у тебя хоть и распространенная, но запчасти стоят не мало. Готов отдать две тысячи эдемия?

Я вскинул брови.

– Что-то дороговато.

– Ну, так, это Mark II, он вообще стоит дорого, – пожал плечами комендант. – Так что, чиним или нет?

– Дорогой, мы можем купить необходимое количество.

– Хорошо, – кивнул я, наблюдая, как запас денег увеличился на пять тысяч единиц. – Но тогда покажешь мне еще и схемы по ремонту брони, бластеров и модификации к ним.

– Решил в Инженеры податься? – хмыкнул Шепард, списывая с меня оплату ремонта. – По твоему уровню покажу, а дальше – извини, допуска у тебя нет.

– Сойдет, – кивнул я.

– С тебя еще семьсот эдемия.

Передо мной появилось несколько голограмм с описаниями и инструкциями по сборке, использованию и модификациям. Все они требовали второго уровня «Оружейника», а к броне еще и требовался «Энергетик» второго уровня. Вторая профа получалась только у наставников, но это вопрос решаемый.

Пока мы беседовали, кран подхватил мой PowerGuard и уволок его к ремонтному отсеку. Когда же я закончил принимать предоставленные комендантом чертежи, броня уже была готова. Новая краска темно-зеленого цвета, блестящие сервоприводы, на груди – выдавлена эмблема армии Директората.

Силовая броня PowerGuard Mark II. Требование: уровень 10, класс «Гоплит» или уровень 20, класс «Преторианец».

Защита: +1 500.

Броня: 350.

Емкость батарей: +1 000.

Расход энергии: 100.

Прочность: 10 000/10 000.

Влезать в броню сразу я не стал – разложил детали бластеров на столешнице коменданта и проверил имеющиеся компоненты. Отдав еще три сотни за недостающие запчасти, одел экзоброню и кивнул коменданту.

– Дорогой, тебя вызывают к капитану за назначением.

– Отлично, давно пора.

К Нардевилю я почти вбежал. Капитан окинул меня взглядом и, отправив одну из своих бесконечных сигар в пепельницу, вызвал голограмму карты.

– Значит так, твой приятель Саймон был столь любезен, что напел нам о схроне контрабандистов неподалеку от командного пункта. Твоя задача – в составе группы найти, зачистить и охранять. Все ясно?

– Получено задание «Крысиное логово». Добраться до подпольного склада контрабандистов, зачистить периметр от противников и охранять склад до прибытия транспорта.

– Вопрос, капитан. Кто в группе?

– В группе отряд сержанта Шеста. И ты присоединишься к ним.

– Почему я?

Капитан скривился.

– Мне нужен свой человек, ефрейтор Рик, – закурив новую сигару, сообщил он. – Я же могу считать тебя своим человеком?

– Квест «Человек капитана», Рик. Нужно следить за сержантом и его людьми. Капитан подозревает их в торговле с рейдерами. Награда – повышение репутации с капитаном, тысяча эдемия и повышение звания. Возможна дополнительная награда – оружие по специализации на +2. Берем?

– Конечно, – сразу обоим ответил я. – Когда выступать?

Он бросил взгляд на запястье.

– Сержант Шест, через сколько готовы выйти?

Голос из переговорника прозвучал немного раздраженно.

– Пятнадцатиминутная готовность, капитан Нардевиль. Есть распоряжения?

– С вами пойдет ефрейтор Рик. Парень перспективный, но ты его не жалей – пусть работает не меньше остальных, а то и больше.

– Пополнение? Отлично, пусть подходит, у меня как раз некому броню ребятам начищать, – хохотнул сержант.

– Не забывай, сержант, наш лейтенант скоро уходит на пенсию по выслуге лет, – с легкой ухмылкой сообщил Нардевиль. – И место будет свободно. Нам понадобится человек в твоем отряде. Ты уж там сам разберешься, кого поставить после себя, а ефрейтор заткнет дырку в составе. Так что постарайся провести все гладко. Ты меня понял?

– Так точно, капитан.

– Отлично, – и капитан отключился. – Ты все слышал?

Я кивнул.

– Следи за всем, что происходит там, за периметром, ефрейтор. Если мне понравятся результаты твоей работы – получишь хорошую награду. И не только от армии, но и от меня лично. Свободен.

Я вышел за дверь. Эльза уже проложила маршрут к северным воротам, так что спустя три минуты хода я уже был на месте.

Отряд сержанта состоял из десяти Преторианцев десятого уровня в звании ефрейторов. Все – с крутыми пушками, явно модифицированными не по уставу. Сам сержант, закованный в броню, выговаривал своим парням за неподобающую скорость.

– А, вот и новенький, – завидев меня, отвлекся сержант. – Слушай свою задачу, боец. У моей группы уже двести пятьдесят три боевых выхода, все успешные. Не порть мне статистику. Ясно?

– Так точно, сержант.

– Сейчас выдвигаемся на север, по джунглям идем несколько часов, смотрим в оба. Спутники заметили активность механоидов в том районе, так что – бдительность, – строго погрозил пальцем сержант. – Все готовы?

– Так точно! – хором отозвался десяток бойцов.

– Выдвигаемся.

Ворота с шипением раскрылись, образуя двухметровую по ширине дыру в обороне командного пункта. Сержант первым двинулся вперед, остальные, выстроившись в две шеренги, последовали за ним. Для меня места в построении не нашлось – шел замыкающим, держа бластер в руке.

Джунгли моментально поглотили нас, обернувшись, увидел, как резким рывком захлопнулись двери позади. Что ж, с возвращением в джунгли, ефрейтор Рик.

В молчании мы преодолели первый километр пути. Бойцы сержанта, вооруженные лазерными ружьями, двигались тихо, но быстро. По сравнению с ними я пер, как танк. Там, где Преторианец буквально проскальзывал, едва задевая кусты, я топал, как слон, хрустя торчащими корнями и ветками.

Первое время на меня оборачивались, но вскоре перестали обращать внимания.

– Ефрейтор Рик, – сержант остановился, пропуская бойцов вперед. – Смотрю, по джунглям ты тащишься, так же умело, как и с симбионтами борешься. Давай-ка иди в отдалении, не хватало еще выдать себя прежде положенного.

Я кивнул и сбавил ход. Черт с ними, сомневаюсь, что есть необходимость слушать разговоры, которых и не было, по пути к логову контрабандистов. Так что, постоянно осматриваясь, я отстал на три метра, старательно выдерживая дистанцию. Если и начнется бой – они все равно заметят врага раньше, да и шансов уцелеть будет больше.

– Обнаружен противник, – сообщила Эльза. – Движутся за нами на расстоянии ста метров, Рик. Механоиды седьмого уровня.

– Сержант, – вызвал я главного. – У нас хвост.

– И ты только заметил? – хмыкнул Шест. – Бойцы, готовность номер один.

Преторианцы задергали затворами, взводя оружие. Лазерные ружья засветились желтыми огоньками, накапливая ударную мощь. Да уж, мой бластер по сравнению с их пушками – все равно что спичка против ядерной бомбы.

– На счет три, – объявил совершенно спокойный Шест.

Едва он досчитал до трех, бойцы развернулись в дугу и, вскинув ружья к плечам, открыли огонь на поражение. Я как раз успел зайти им за спину и обернуться.

Механоиды, среди которых, судя по всему, были и игроки, и НПС, припали к земле, сливаясь с окружением.

– Седьмой уровень, класс «Шпион», – сообщила Эльза. – Рик, отмечаю на карте.

Залп Преторианцев не принес результата – система вывела передо мной список противников, вычислив их состояние. Ни один не получил и царапины.

– Лечь, – приказал сержант, первым падая в высокую траву.

Я последовал его примеру, разумно полагая, что мне в этом столкновении делать попросту нечего. А вот один из Преторианцев не успел – он стоял на возвышении, и ему буквально не хватило какой-то миллисекунды, чтобы укрыться.

Десять синих вспышек – бойца разрезало на несколько кусков. Не спас ни экзоскелет, ни усиленная броня. Отсеченные части тела разъехались, грудой кровавого мяса рассыпаясь по траве.

– Твою мать, – выругался боец рядом со мной.

А в следующую секунду в нашу сторону полетели гранаты. Шпионы – местный аналог убийц. Практически постоянно пребывающие в инвизе бойцы механоидов, заточенные под стремительные удары и диверсии, они экипировались не только энергопушками средней дальности, но и большим набором гранат самого широкого профиля.

– В стороны! – рявкнул Шест.

– Нас не заденет, – остановила мой порыв Эльза.

Секунда – небольшой участок джунглей превратился в филиал ада. Громыхали взрывы, в ушах орали бойцы, по голове ударило чем-то тяжелым. Маску залило чьей-то кровью.

Замерев, я смотрел сквозь грязное стекло, как в траве на небольшом отдалении начинают двигаться смазанные фигуры антропоморфных роботов. Начало атаки сдернуло с них невидимость, но меньшей угрозой они не стали – три секунды тишины и снова исчезают, растворяясь в воздухе. Вот уж кто двигается незаметно – не дрогнул ни один листок, не качнулась ветка.

Вокруг меня стонали бойцы, кто-то громко матерился, призывая на головы врагов кары небесные, кто-то выл. От отряда в строю, похоже, вообще никого не осталось, кроме меня. Но что-то мне подсказывает, и это ненадолго.

Наблюдая за окружением, подхватил упавшую рядом руку с лазерным ружьем.

Лазерное ружье Апостол Mark II. Требование: 10 уровень класс «Преторианец».

Урон: 200.

Расход энергии: 50.

Заряжаемое.

ВНИМАНИЕ! Ваш класс – «Гоплит». Расход энергии: 500.

Да, из такого не постреляешь в волю. Два выстрела – и я с пустыми батареями. Отпустив бесполезную пушку, сунул руку за спину. Складки брони раздвинулись, выпуская копье. Как знал, что не стоит его продавать.

– Рассчитай урон Шпионов.

– От двухсот пятидесяти и выше, – сообщила Эльза.

Значит, у меня может получиться убить парочку прежде, чем броня разлетится на кусочки. Нужно только придумать, как заставить их раскрыться.

Впрочем, этот вопрос решили за меня. Сержант, оказавшийся живым, упал на живот рядом и швырнул вперед ЭМИ-заряд. Волна ударила по воздуху, выводя из строя скрывающие модули механоидов. Но не все попали в зону действия гранаты.

– В бой, боец! – Шест подхватился на колено и, приставив ружье к плечу, сделал первый выстрел.

Засвеченный Шпион рухнул в траву, лишившись головы. Брызнуло черное масло, или что там у них вместо крови. Его товарищи вскинули руки-лапы с прикрепленными блоками оружия.

Я не стал ждать, когда кончат Шеста, рванулся в сторону, на ходу заряжая копье. Ко мне обернулся, переводя ствол в грудь, Шпион.

– Вниз!

На колено. Над головой проносится разряд. Удар в живот, рывок вверх! Механоид раскрывается, как консервная банка. С протяжным скрипом разлетается обшивка корпуса. Тварь еще заваливается на спину, а по мне уже открывают огонь.

Здоровье: 90/120.

Подхватить падающее тело, заслониться щитом и вперед – к ближайшему противнику.

– Граната! – взвизгнула Эльза.

Мир залило белым, ослепляя и глуша звуки, прочность брони капитально просела, я потерял опору, а в следующую секунду шмякнулся спиной о землю.

– Поврежден сервопривод правой ноги, включаю перераспределение энергии, – сообщила Эльза. – Вставай, Рик, вставай!

Я попытался подняться, но чьи-то лапы бесцеремонно вырвали копье, а затем, прижав к земле, вцепились в броню, стараясь оторвать шлем. Так не пойдет!

Энергию в руки, сорвать лапы Шпиона, рывок вверх – маской по морде врага. Ошеломленный противник откатился в сторону – они не предназначены для ближнего боя, легкий корпус сносит, как ветром.

Справа полыхнул выстрел – сержант Шест оказывается еще жив, отстреливается от наступающих механоидов. Слева свистит пулемет кого-то из его подчиненных. Вспышки болтов окрашивают джунгли голубыми росчерками.

Зрение восстановилось, я сжал древко копья и нашел взглядом сброшенного игрока. НПС не полез бы в самоубийственную атаку. И теперь пора отомстить.

Удар сверху вниз, голова противника отвалилась. В грудь тут же ударили несколько голубы вспышек, меня отбросило назад, переворачивая в воздухе. Снова удар в спину, за плечами хрустит дерево.

– Влево!

Пытаюсь оттолкнуться правой, но привод со щелчком отлетает, заставляя неуклюже согнуться. Страшный грохот, удар по спине, я взвыл от боли.

– Перелом правой ноги, стимулятор!

Я выдернул ампулу из подсумка и вдавил ее в дырку от привода.

– Сращивание перелома через минуту, – сообщила Эльза.

Оглядываю поля боя. Шпионы отступают, но бойцы Шеста не дают уйти. Потерянные два бойца заставили камрадов с ожесточением расправиться с неприятелем. Шест и я, вызвавшие на себя огонь врага, отвлекли Шпионов, давая остальным зайти в тыл. И теперь это не схватка, это бойня.

Три минуты добивания, перед глазами появляется системка.

Бой окончен. Получено 360 опыта.

Вот и все. С трудом поднявшись на ноги, оглядываю поврежденный привод. Интересно, у сержанта запчастей, случайно не найдется?

– Молодец, ефрейтор, – хлопнул по плечу Шест. – Все правильно сделал. Жаль, Марти и Джон не догадались остаться на месте. Держи, – он протянул мне ремонтный блок. – Чувствую, ты нам еще пригодишься.

– Спасибо, сержант.

– Повышена репутация с сержантом Шестом и армией Директората, – довольно сообщила Эльза.

– Минута на сборы, – объявил Шест, запуская самоуничтожение в телах погибших Преторианцев.

Я, приставив блок к колену, зашагал к первому убитому Шпиону. Это для НПС мародерка бесполезна, а мне их наследство пригодится.


Глава 2
Крысиное логово

Путь сквозь джунгли продолжился. Напряженные бойцы вертели стволами по сторонам, ожидая атаки из-под каждого куста и дерева. Общий настрой передался и мне. Хотя Эльза и отслеживала появление противника, все равно внутри ворочалась готовность к столкновению.

Мрачнее тучи, сержант вышагивал впереди, оглядывая джунгли. Свисающие с ветвей и стволов лианы он проходил, пригибаясь. Кричащие в вышине птицы замолкали, стоило Шесту приблизиться, словно чуяли недоброе настроение командира.

Но больше противников не попадалось. И, сдается мне, это хорошо – не хватало еще остаться без поддержки в бою с контрабандистами.

На исходе дня, когда сумерки опустились на джунгли, мы вышли к расчищенной площадке. Выжженная до камня земля, прикрытый камуфляжем транспортный бот и два десятка бойцов в скафандрах – таким мы увидели лагерь контрабандистов. Рядом с транспортником стояли металлические контейнеры и бочки с топливом. Слоняясь по лагерю, противники расходились по сторонам, несколько укрылись внутри бота.

По приказу сержанта бойцы растянулись вокруг, не привлекая внимания, окружили лагерь рейдеров. Среди мелькающих противников я разглядел уже знакомую троицу. Эльза тут же подсказала, что ребята успели подрасти с момента прошлой встречи. Не думаю, что это им поможет, но встреча не обещает быть приятной.

– Задание «Крысиное логово» обновлено. «Сыны Эдема» расположились в опасной близости от командного пункта 1134-D. Личный вклад влияет на размер награды за выполнение, – сообщила Эльза. – Рик, нам нужно убить Тактика.

Девушка, в тот раз оставившая турель в логове самки-ловца, как раз выглянула наружу. В руках Тактика покоилась станина турели. Остальные запчасти уже лежали ровным рядком у дальнего края выжженной поляны.

– Сержант, нужно торопиться, – сообщил я командиру, рассматривающему лагерь в прибор ночного видения. – Пока Тактик не усеяла все минами и турелями, у нас есть шанс взять их тепленькими.

– Не мельтеши, ефрейтор, – отпихнул он локтем. – Как только Тим установит пулемет, открываем огонь на поражение.

Пулеметчик не заставил долго ждать.

– На месте, – рапортовал он по общей связи.

– Бой! – коротко бросил сержант, вскидывая ружье.

В мгновение ока ночная тишина взорвалась росчерками энергетических разрядов, грохотом взрывающихся бочек и глухим пулеметным стуком. Поднявшееся грибное облако на месте горючего скрыло лагерь на долгую минуту, но бойцы Шеста не переставали стрелять по лагерю.

– Эльза, подсветка! – приказал я, сжимая рукоять бластера.

– Маршрут проложен.

– Шест, я в бой! – и, не дожидаясь реакции, полез из укрытия прямо под выстрелы своих же камрадов.

В ядовитом облаке дыма и пламени было не различить, что происходит вокруг. Лишь мелькающие контуры противников, засвеченные Эльзой, подсказывали, куда двигаться.

– Куда под огонь?! – рявкнул Шест в переговорник, но я уже не слушал. – Не пристрелите ефрейтора!

Избежав попаданий, Тактик спешно завершала сборку автоматической турели с подвешенными соплами под ракеты. Два ствола уже были на месте, когда я оказался у торопящейся жертвы за спиной. Не давая девчонке опомниться, сбил на землю, накинувшись сверху и, ударив рукоятью бластера, разбил стекло скафа.

– Ну, привет, красавица! – разрядил полную обойму в обожженное эдемием лицо.

– Сзади!

Откатился влево. В тело мертвой с шипением ударилось лезвие плазмореза. Я ткнул копьем в смутно различимую фигуру, но промахнулся – рейдер прекрасно ориентировался в дыму. Успев подумать, что неплохо и самому таким фильтром разжиться, перекатился снова – рейдер-Гоплит снова ткнул в землю.

– Сержант, огонь надо мной! – рявкнул, уходя от очередного удара.

Пулеметные росчерки сместились к нам, накрыли Гоплита, меня обдало душем из клочков мясного фарша и кровавых брызг. Ополовиненное тело в легкой экзоброне с грохотом опустилось на твердую землю. Я успел хлопнуть изрешеченный труп по поясу, срывая явно трофейный автомат.

Энергетический автомат Thompson MG-1928 (мод. +10 % точность). Требование: класс «Преторианец», уровень 3.

Урон 50.

Расход энергии 20.

Заряжаемое.

Точность +10 %.

ВНИМАНИЕ! Ваш класс «Гоплит». Расход энергии 25. Модификация недоступна.

Передернув затвор, пополз под огнем к боту, на ходу отслеживая восполнение заряда магазина. Где бы ни потратил энергию Гоплит, слил он все, что было – потому и тыкал плазморезом. Дождавшись, когда боезапас сверкнет полным зарядом, крикнул в общий канал, что вхожу в бот и, когда стрельба стихла, рванулся в узкий проход.

Броня заискрила, теряя прочность, от толчка заряженными ботинками загнулись торчащие края обшивки. Не разглядывая врагов, забившихся за несколькими контейнерами, рухнул за первую линию кресел. Над головой зашипели разряды – враги целили по мишени, но прожечь крепкие сиденья не удавалось.

Сунув дуло автомата между спинками, зажал спуск, разряжая треть магазина вслепую, и снова затих, отсчитывая заряды в обойме. По спинкам снова зашипели болты рейдеров.

– Рик, что там?! – потребовал сержант.

– Эльза, трансляцию группе.

– Готово.

– Задержи их, у нас проблемы.

Снаружи снова что-то взорвалось. Видимо, в ход пошла взрывчатка – даже ко мне занесло несколько кусков горячей земли. Пол вздрогнул – бойцы сержанта явно напоролись на отчаянное сопротивление рейдеров.

Я же, стараясь не отвлекаться на засыпающие вход горячие комья почвы, снова выпустил треть обоймы по засевшим за контейнерами врагам. Короткая передышка, сунуть дуло между спинками, зажать спуск.

Рядовой «Сыны Эдема», уровень 7. Здоровье: 150/200. Рейтинг: 476,38.

Я успел заметить, как один из врагов падает на пол, подсеченный очередью, прежде чем по мне ударили сразу с нескольких сторон – сволочи успели под прикрытием подобраться ближе!

Ничего, все тут поляжете, подумал, отползая ближе к свободному проходу. Грохнуло, стены бота вздрогнули, меня окатило горячими комьями земли – бой снаружи и не думал стихать.

Сунув ствол в проход, успел заметить бывшего хозяина своей брони и разрядил всю обойму по Марвину. Автомат изрешетил рейдера на клочки. Как тряпичная кукла, тело отлетело на ребристую стенку, орошая кровью металлические панели.

– Перезарядка!

Оставив автомат болтаться на ремне, выхватил бластер и подстрелил следующего рейдера. Урон достиг сотни, но толстый Гоплит лишь нырнул под защиту контейнеров. А следом из его укрытия полетела осколочная граната.

– Наружу! – приказал Эльза.

Но я уже не успевал.

– Ба-ах! – со вспышкой рявкнуло под ногами, подбрасывая меня к потолку.

– Критические повреждения ног. Рик, убирайся отсюда!

Здоровье: 10/120.

Мы еще поборемся. Стимулятор!

Из-за укрытия вылез первый подранок, и я тут же разрядил обойму бластера в маску урода. Раскинув руки, боец отлетел к стене, рефлекторно сжимая курок. Разряды описали дугу по стенам и потолку, кто-то закричал, раненый уже дохлым рейдером, а я торопливо отполз обратно за кресла – без ремонта ходить не смогу.

Снова вздрогнул бот, из-за укрытий выпустили очередь рейдеры, а в переговорнике орал благим матом сержант – наши потери увеличились.

– Ирвин, твою мать, за пулемет! Прикрытие! – надрывал глотку Шест, а я выжидал, пока подействует стимулятор.

С начала боя прошли всего несколько минут, а иконок Преторианцев в группе уже уменьшилось вдвое, что же будет, когда придется удерживать склад?

– Действие стимулятора закончилось, – сообщила Эльза. – Рик, нужно отступать. Их там еще трое, снаружи семь бойцов, а от отряда осталось семь человек, включая тебя и Шеста.

Вколол вторую ампулу, высчитывая время до новой очереди врагов. Уходить – куда? Да и как, если я без ног остался? Вылезти из брони и спасаться бегством? Не мой случай.

Подхватив автомат, сунул между спинками. Как раз вовремя, чтобы столкнуться взглядами с подобравшимся ко мне вплотную Преторианцем с таким же автоматом в руках.

Сержант «Сыны Эдема», уровень 15. Здоровье: 230/320. Рейтинг: 915,07.

Одновременно спустили курки. Зашипела, вскипая, пластина наплечника, меня отшвырнуло к стене. Раскаленная защита потекла, впиваясь в скаф, деформируя руку, но я продолжал давить на курок, стиснув зубы.

Здоровье: 20/120.

Две секунды столкновения – я заорал от боли, лишившись левой руки, а мой противник нырнул в укрытие. Слева уже подбирался, пригибаясь, Преторианец, справа – на меня наставил дуло Инженер.

Сквозь пелену боли, направил автомат направо и открыл огонь, заваливаясь на бок. Над головой прошипели, плавя обшивку разряды плазмы.

Рухнув на пол, с трудом сдвинулся в сторону, стараясь укрыться от врагов. Рывок – на спину, встретить вылезшего врага лицом. В трясущейся руке дергается ствол автомата, а враг все не показывается.

Черт, им стоит бросить еще одну гранату – и я труп. Как удалось так опростоволоситься? С самого начал игра пошла черт знает как, все в этом «Эдеме» через задницу!

Гранату мне и правда бросили. Я смотрел, как крутится кругляш, словно в замедленной съемке, вспучился, наружу пролезли огненно-оранжевые щупальца, а в следующее мгновение взрыв поглотило синее поле защиты.

От входа застрекотал автомат, рассыпая десятки гильз по полу. Боец в тяжелой силовой броне поливал огнем бот, не переставая вдавливать дугу, пошел вперед, за ним нарисовалась медик с большим и толстым листом щита. Завидев меня, упала рядом на колени, вколола что-то в руку, и я потерял сознание.

Бой окончен. Получено 580 опыта.

Перед глазами прояснилось. Кто-то усадил меня на металлический ящик. Разрезанный рукав силовой брони сверкал швом сварки, в воздухе плавало густое облако – Инженер в скафандре армии Директората заботливо чинил прореху.

– О, очухался, – улыбнулся он. – Вот и славно. А то один игрок из группы – даже поговорить толком не с кем.

– Откуда вы взялись? – простонал я, чувствуя, как возвращается боль в левом плече.

– Ну, ты должен был удержать склад до прихода поддержки. Вот мы она и есть, – живо ответил Инженер, возвращаясь к рукаву. – У тебя, конечно, броня была хороша, но под плазму больше не лезь – прокачанные стволы снижают максимум прочности, так что…

– Задание «Крысиное логово» выполнено. Награда у капитана Нардевиля, – сообщила Эльза. – Рик, больше так не рискуй, я уже хотела снова накачать тебя, показатели были отвратными.

Я кивнул и откинулся на стенку. Мы по-прежнему сидели в транспортном боте, вот только теперь его явно куда-то везли – снаружи слышалось гудение двигателей, а сам бот слегка потряхивало.

Моя броня, лишенная руки, покрытая копотью, стояла рядом, закрепленная на стойке, иногда кивая шлемом в такт покачиваниям бота. Кроме нас с Инженером никого внутри не было, так что я закрыл глаза и попытался расслабиться. Горячка все еще не отпускала, как не проходило и ощущение, что я проиграл.

Не явись отряд игроков так быстро – меня бы попросту превратили в кусок кровоточащего фарша. И я бы еще легко отделался – ведь, по сути, мы потеряли отряд Шеста, к моменту, как упала вторая граната, кроме меня и сержанта в группе был только один Преторианец, да и тот дышал на ладан. Так что я потерял бы репутацию с капитаном, а то и улетел бы вслед за Джоном, охранять шахты эдемия.

– Зато мы взяли шестой уровень, – порадовала Эльза. – Заявимся к капралу Бжевичу, откроем доступ к инструкции Гранатомет I. И теперь, получив награду за задание, сможем отправиться на охоту. Никос будет доволен.

– Вот только не доволен я, – прошептал в ответ, вбрасывая пять очков в Выносливость. – К черту все, нужно обеспечить броню комплектом стимуляторов.

– Ты их сможешь использовать только на седьмом уровне, Рик. Сейчас перерасход в шестьдесят процентов.

– Плевать, мне нужно прокачивать выживаемость. Ты же видела, как меня чуть не сварили в собственной броне! Я не хочу больше переживать подобный опыт.

– Как скажешь, но тогда предлагаю избавиться от этой брони и купить нормальный комплект с модификацией под…

– Хорошо, составь нужные модификации и закупи эдемий, пока не приедем на базу, – я снова закрыл глаза и погрузился в дрему.


Глава 3
Прощай, Директорат

– Охотники? – кисло скривился Нардевиль. – И чем тебя моя база не устраивает? Или не хочешь отдавать жизнь на благо Директората, боец?

Я пожал плечами.

– Бравые парни на передовой воюют с симбионтами и механоидами, они молодцы. Но пока идет война за новые шахты, рейдеры продолжают кусать нас здесь, – ткнул пальцем в столешницу. – Можно, конечно, и дальше не обращать внимания на мелкие группировки, капитан. Но мы только что накрыли склад на сто пятьдесят три миллиона эдемия, – припомнил я сводку из описания. – Сколько еще таких мест здесь, в тылу?

Капитан закурил новую сигару.

– То есть, ты хочешь сказать, что мои подчиненные не справляются с обязанностями?

– Я хочу сказать, что подкрепление здесь, в километрах от фронта, необходимо.

Капитан выпустил колечко густого дыма.

– Ты же знаешь, какие требования к охотникам, ефрейтор? – хитро сощурился Нардевиль. – Потянешь ли ты?

– Рик, переход к Охотникам отменит рост репутации армии Директората, автоматически снизит репутацию со всеми группировками рейдеров и лишит права на получение эдемия в рамках прогресса уровней, – зачитала Эльза. – Так же будет невозможен рост в званиях. Получение стандартных инструкций так же будет для нас закрыто.

Я мысленно кивнул – обо всех условиях уже знал. А что стандартное развитие станет недоступно, не страшно.

Охотники, официально несуществующие летучие отряды наемников, главной целью которых является истребление мобов и рейдеров. Обеспечиваются собственной линейкой развития, свободной от предложенного армией Директората.

Другое дело, со всеми фракциями, включая армию Директората, репутация падала от недоверия до ненависти, за исключением непосредственного координатора. Зато это с лихвой компенсировалось удвоенным ростом отношения дендров – скупщиков лута и основных поставщиков информации. Так что жить Охотникам можно и даже иногда достаточно прибыльно. Не говорю уж про то, ради чего сам пришел в «Эдем».

Да и в общих чертах жизнь Охотников проходила за пределами баз, застать такого бойца в расположении войск – задача не из легких, а вот в городах аборигенов – наоборот. И чем дальше от столкновений за новые шахты – тем больше кишели наемниками города дендров.

– Я согласен с условиями перехода, капитан. Вопрос в том, отпустите ли вы меня? – прервал затянувшееся молчание.

Нардевиль потушил сигару и закряхтел.

– Обычно я не отпускаю своих перспективных людей, – сообщил он. – Но ты показал себя с хорошей стороны, Рик. И я надеюсь, что ты и дальше будешь укреплять наши с тобой взаимоотношения.

Нардевиль поднялся из-за стола и протянул мне руку.

– Рик, он предлагает задание «Свой среди чужих». Нам нужно будет сообщать обо всех известных перемещениях и операциях Охотников. Берем?

– Разумеется, капитан. Иметь такого партнера – всегда выгодно, – пожал я предплечье Нардевиля.

– Тогда забирай свой хлам из моего хранилища. Как только покинешь территорию базы, я аннулирую твой контракт с армией Директората, – дружески подмигнул капитан. – А связь со мной будешь держать по старинке.

На запястье Нардевиля сверкнуло зерно переговорника. Отделившийся зонд капитан приложил к моему рукаву. Вшитый в скаф компьютер принял новый модуль и растворил в собственном теле.

– Тогда, до связи, – попрощался я кивком.

Стоило выйти из кабинета, тут же затараторила Эльза.

– Мы потеряли звание, лишились репутаций и нам закрыли доступ к инструкциям и армейскому аукциону. Кроме того, принять этот квест – было не слишком разумно, – заметила помощница. – Мы же не собираемся портить отношения с Охотниками?

– Конечно, нет. Но о некоторых вещах – сообщить будет можно. Мелочи, которые мы будем сливать, для Охотников не будут значить ничего, а репутация с капитаном нам пригодится, – сообщил я, уже направляясь в хранилище.

Комендант поприветствовал меня кивком – видимо, с ним репутация у меня тоже не упала. И это было интересно, может, сказывалось уже добытое, а может…

– Капрал Шепард, а не будет ли у вас каких поручений для Охотника? – заговорщицким шепотом спросил я. – Сейчас самое время, потому как я заберу свое барахло, а когда мы в следующий раз увидимся – неизвестно.

Шепард вскинул брови, после чего вынул из-под стола металлическое устройство овальной формы, мигающее разноцветными огоньками.

– Заглушка. Артефакт первой колонизации, – сообщила Эльза. – Капрал не так прост, Рик.

Еще бы! Иначе не сидел бы тут, на хранилище, а давно бы уже выслужился до какого-нибудь лейтенанта и укатил в закат. В том, что у Шепарда имеются причины сидеть здесь, именно на этой базе – я уже не сомневался. Сам факт наличия глушилки говорит, что в загашнике капрала кроется много сюрпризов.

– Ты прав, Рик, есть у меня для тебя пара заданий, – воровато оглядевшись, заговорил он. – И если ты их выполнишь – я о тебе точно не забуду.

– Уж в этом не сомневаюсь, – опираясь локтями на стойку, кивнул я. – Подробности?

– Есть у меня пакет, который нужно доставить в город Эльсах – это на западе отсюда. Пакет, ни при каких обстоятельствах, не должен быть вскрыт или обнаружен. В крайнем случае, если что-то пойдет не так, сожги его, – с важным лицом сообщил он, выкладывая небольшой бумажный пакет, судя по всему, содержащий бумаги.

– Получено задание «Опасная доставка».

– Кто получатель? – уточнил, принимая квестовый предмет.

– Нужный человек обитает в местной библиотеке, зовут его Люк. Старый сморщенный хер, ты его сразу узнаешь.

– Задание «Опасная доставка» дополнено.

– Отлично, – кивнул я, пряча пакет в сумку. – Еще что?

Шепард подождал пару секунд, словно раздумывая, стоит ли мне о таком говорить – обычно такими ужимками система дает понять, что просчитывает репутацию.

– Ты же будешь продавать дендрам куски мобов?

– Уж надеюсь, – усмехнулся я. – Хочешь долю?

– Нет, мне нужны рецепты. Не те, что впаривают наивным рядовым, – видя мое удивление, тут же махнул он рукой. – Настоящие рецепты. Как они делают из паучьего клея – строительный, как используют ценные ингредиенты… Ну, ты понял?

– Получено задание «Секреты дендров». Это огромная цепочка, Рик, – сообщила Эльза. – Ого! И очень прибыльная!

Я кивнул и пожал руку капрала.

– Договорились, но по срокам, – напомнил я, – ничего не обещаю, сам понимаешь, меня может унести далеко отсюда, и когда я вернусь – еще вилами по воде.

– Да ты не учи ученого, – хмыкнул капрал с добродушной улыбкой. – А теперь забирай свое барахло, – кран притащил мою броню, вольно болтающуюся на креплениях, – и выметайся с моего склада.

Улыбнувшись на прощанье, запрыгнул в доспех. С легким шипением сошлись за спиной сочленения, отрезая от внешнего мира. Придавая чувство всемогущества, сжались пальцы гипертрофированных кулаков. Обещанием защищенности обдала толщина брони. Перед глазами загорелись индикаторы, расцвечивая виртуальный мир дополненной реальностью.

– Рик, показатели…

– Да, Эльза.

– Ты… счастлив?

– Именно, – подхватив полупустую сумку, я зашагал на выход из ангара.

Ливни прекратились, базу освещало яркое солнце. По территории слонялись солдаты, упорно изображая занятость. А я стоял на границе света и тьмы, наслаждаясь странным ощущением свободы, растекающимся по телу.

– Рик, ты куда? – рядом остановилась Алиса, окидывая меня оценивающим взглядом. – Ого, тебя разжаловали?

– Нет, ухожу в Охотники.

– О-о-о, – протянула Медик. – А меня с собой возьмешь?

Я покачал головой.

– Извини, там, куда я иду, конечно, Медик бы пригодился, но это накладывает очень много штрафов. Вряд ли такая игра будет тебе по вкусу.

– Вот и правильно, толку от нее немного, – заметила Эльза. – Другое дело, если бы мы взяли с собой Ариадну.

– Нет, у нее своя дорога.

Алиса тем временем что-то прикинула и, просияв улыбкой, ухватила меня за руку.

– Ты скоро уходишь, Рик?

– Да, уже.

– Подожди меня, ладно?

– Тебе-то зачем?

– Медики везде нужны, но работать на армию – скучно, а с тобой – явно будет интереснее, – показала мне язык Алиса и рванула в сторону расположения капитана.

– Рик, девчонка будет помехой?

– Не знаю, – буркнул в ответ, поудобнее перекидывая лямку вещмешка. – Но это ее выбор, верно?

Сочленения брони зафиксировали ремень, я пошевелил плечами, устраивая сумку под рукой, но так, чтобы еще и не мешалась. Затем повесил справа автомат. Пускай и со штрафом, а пользу сейчас может принести все, что угодно. Бластер лег в специальную кобуру, выдвинувшуюся из бедра по мысленной команде.

Да, броня нового образца явно стоила вложений.

Силовая броня Serious Duke I (мод. +250 Защиты), (мод. Стимулятор). Требования: уровень 7, класс «Гоплит» или уровень 20, класс «Преторианец».

Защита: +1 750.

Броня: 350.

Емкость батарей: +2 000.

Расход энергии: 150.

Прочность: 10 000/10 000.

ВНИМАНИЕ! Ваш уровень 6. Расход энергии – 250. Модификация «Стимулятор» недоступна.

Впрочем, как и все остальное.

Бластер Purifier (мод. +55 урона), (мод. +20 боезапас), энергопистолет. Требование: уровень 1.

Урон 75.

Боезапас увеличенный: 40 болтов.

Расход энергии: 50.

Заряжаемое.

Ну и вишенкой на торте автомат.

Энергетический автомат Exterminator HR-40 (мод. +25 % точность), (мод. «Гранатомет»), (мод. +50 урон), (мод. «Мультикласс»). Требование: уровень 7.

Урон 100.

Расход энергии 30.

Заряжаемое.

Точность +25 %.

ВНИМАНИЕ! Ваш уровень 6. Расход энергии 55. Модификация «Гранатомет» недоступна.

В подсумке расположились крафтовые стимуляторы высшего качества на полсотни единиц восстановления в секунду, пара плазменных гранат и малый набор путешественника.

Алиса догнала меня уже у западных ворот. Медик горделиво покрасовалась обновленной броней, видимо, тоже решив потратиться на шопинг. Конечно, сильно ей это не поможет, но пару дополнительных секунд интенсивного боя девчонка теперь точно переживет. За плечами у Медика красовался вещмешок, явно забитый до отказа компонентами и готовыми лекарскими принадлежностями.

– Ну что, ефрейтор Рик, идем навстречу приключениям? – улыбнулась она, закончив вертеться на месте.

Кивнув, я пересек черту. Перед глазами тут же посыпались сообщения о потерянном статусе бойца армии Директората. Отмахнувшись от сообщений, зашагал вперед.

Отряд Охотников, по такому случаю вызванный капитаном, сидя на броне небольшого броневика, прохлаждался в нескольких метрах. Пятеро бойцов в зеленом камуфляже.

– Вы и есть пополнение? – раздался голос из машины, а затем высунул голову и сам Пилот. – О, а Нардевиль не сказал, что нам девчонку дают! – его губы растянулись в улыбке. – Привет, красотка, я Диккенс!

Все – НПС. Отлично, значит, можно будет быстрее поднять репутацию.

– Как писатель? – улыбнулась в ответ Медик.

– О да, он тот еще писатель, – хохотнул другой боец, спрыгивая на землю. – Чарли, открывай двери, поехали! – он похлопал по листу брони.

Пластины раздвинулись, открывая грузовой отсек, явно изначально не рассчитанный на пассажирские перевозки. Грубо приваренные лежаки, стоящие по периметру контейнеры с оружием. Да парни как на войну собрались!

– Грузимся, народ, – захлопал в ладоши командир. – Меня зовут Ник, Чарли – наш водила, – Пилот подмигнул Алисе. – На пушках – Ольха и Вар, – двое бойцов, оказавшиеся рыжими близнецами, кивнули нам. – Рок – тактика и мины. Муэрто – Снайпер.

– Ну что, будем знакомы, – кивнул я сразу всем. – Я – Рик, это – Алиса.

– Отлично, – Ник хлопнул нас по плечам. – А теперь рассаживайтесь, Голубку трясет на ухабах.

– И ничего не трясет! – обиженно заявил Чарли. – Я обновил систему.

– Ты мне каждый раз так говоришь, а толку?

За веселой перебранкой мы незаметно тронулись с места. Броневик ехал достаточно ровно, едва заметно покачиваясь на особо жестких ямах. Видимо, Диккенс не соврал, а может, я просто не привык – первый раз с Пилотом езжу.

Оглянувшись назад, я окинул удаляющуюся базу.

– Прощай, Директорат, – прошептал, подчиняясь моменту.


Глава 4
Эльсах. Начало

– Итак, правила, – выглянув наружу, начал Ник. – Дендры не любят воевать. Поэтому – пушки на дно сумок. В городе разрешены драки без оружия. Кто первый вооружился – тот идет в расход. Мгновенно, – добавил командир, пакуя свой ствол в черную сумку. – Так что очень советую не задираться ни с кем.

– А если будут с нами? – подала голос Алиса.

– Даешь в зубы пару раз – и идешь дальше, – хмыкнул Ник. – Так или иначе, мелких стычек не избежать, но не стоит бояться – кроме пары синяков редко какие последствия возникают, махнул он рукой. – Дальше – торговаться с дендрами не советую. Можете сразу же угробить репутацию, и они вообще откажутся с вами торговать. Что касается всего остального – ведите себя вежливо, не задирайтесь и все будет отлично.

Броневик подкатил к высокой каменной стене, сложенной из необработанных булыжников. Несмотря на экстравагантный внешний вид, строение внушало уважение. Вряд ли у кого хватило ударной мощи с наскока преодолеть десятиметровые стены, а дл наглых летунов по углам внешней стены крутились особые растения с желтыми бутонами – местное ПВО плевалось ядовитыми зернами, прожигающими технику насквозь. В общем, взять Эльсах приступом было бы провальной идеей.

Нас встречали у ворот вооруженные плазменными винтовками аборигены. Нормального человеческого роста, с тонкой зеленоватой кожей, сквозь нее можно наблюдать движение соков в телах, и наросты коры, заменяющей дендрам броню на манер силовой. Или даже рыцарской – кому что нравится.

Кроме задранного до пятидесятого уровня, имели стражи и соответствующий рейтинг в сорок с лишним тысяч. При общей схожести и моем подсознательном представлении местных НПС, одинаковых, как доски в заборе, гуманоидах, на проверку дендры обладали индивидуальными чертами. Даже лица и те отличались с первого взгляда.

Если бы не зеленый цвет кожи, их можно принять за людей в странной маскировочной броне. Вот только они не пользовались защитой – заражающий фон не вредил детям Эдема. Наоборот, теряя связь с излучением, дендры медленно старели и усыхали. Именно это и стало изначально основной причиной добычи ресурса на планете – обложись дендр горкой эдемия, и будет жить, пока ресурс не иссякнет.

А когда на планету прибыли первые гости – бороться с почти бессмертными аборигенами не удалось. Зато торговать – запросто. Так возникли первые города иных видов на планете. А потом гостей стало трое, и Эдем оказался слишком тесен для всех.

Но сами дендры клали на разногласия пришельцев, одинаково нейтрально торгуя со всеми. Единственное, когда вмешивались дендры – никаких войн на их территории. Города дендров стали своего рода безопасной зоной. Те же, кто нарушал это правило, быстро терял все укрепления в радиусе сотни километров, а потом и собственных людей в течение месяца по всей планете – воевать дендры не любили, а потому карали строго и быстро.

Броневик вкатился в город, двигатель зарычал и затих – Чарли припарковался у въезда в гостиницу. Специально возведенное для приезжих двухэтажное здание скорее подошло бы миру постапокалипсиса, чем космическим приключениям. Тут и там торчали криво уложенные камни, кое-где виднелись куски арматуры. А протянутые самими людьми провода гудели и местами искрили. Охотникам, обосновавшимся в Эльсахе, явно не хватало грамотных Инженеров.

– Приехали, – сообщил Чарли, первым выпрыгивая наружу.

– Выходим, – кивнул Ник. – Сейчас разместим вас, потом сутки на знакомство с городом – и в бой.

– Сутки?

– Мало?

– Много, я рассчитывал уже сегодня пострелять, – пожал я плечами, получив по единице репутации в глазах близнецов.

– Успеешь еще, мы редко в городах бываем, так что наслаждайся, – посоветовал Чарли. – Алиса, тебе составить компанию? – подставив руку колечком, предложил он.

Неплохо, подумал я, выбравшись из броневика. Стоило последнему члену экипажа вылезти, машина загудела, сжимаясь и трансформируясь в небольшой металлический куб. C жужжанием от стены гостиницы отделился кран, подхватил сложенный броневик, и отнес в сторону, где уже громоздились такие же конструкторы. Элегантное решение, не позволяющее Пилотам запрудить весь город.

Сама гостиница встретила нас каменными ступенями, вместо дверей – ширма зеленых лиан, вместо окон использовалась прозрачная пленка цветущего снаружи здания плюща. Ответвления прикладывались листами к проемам, теряли цвет и набирали его же дальше. В целом это даже выглядело красиво, несмотря на торчащие тут и там спайки проводов.

– Ну, не тушуемся, – подтолкнул меня в спину Рок. – Время – деньги.

Мы вошли на первый этаж. Обставленный аппаратурой холл, стойка бара, за которой протирает слюдяной бокал механический андроид, множество круглых столиков на три-пять человек, у каждого из них по деревянной табуретке. В холле играла незамысловатая музыка в стиле кантри, музыкальный автомат в углу надрывался, хрипел, но создавал непринужденную атмосферу забегаловки в пещере.

– А, Ник, – проскрипел динамиком механический бармен. – Получил пополнение? Когда оплатишь долг?

– Дорогой, мы можем поднять репутацию, оплатив задолженность Ника, – вставила Эльза.

– А много должен?

– Триста двадцать пять единиц, – важно сообщил бармен с таким выражением, словно на эти деньги можно купить весь город, а то и половину Эдема.

– Я оплачу, – пожал я плечами, подходя к стойке. – А заодно и пива всем присутствующим.

Андроид кивнул и вытянул одну из трех рук.

– С вас пятьсот двадцать два эдемия, охотник Рик, – сообщил он, я лишь кивнул в ответ.

Эдемий списался со счета, а я получил уведомление о поднятии репутации среди охотников на два и отношения с Ником скакнули с нейтральных до дружелюбия. Удобно. Всегда бы так – отвалил пару сотен эдемия и в дамках!

Из подсобки вынырнул пяток андроидов, жужжа колесами. Расхватав слюдяные кружки с барной стойки, покатили раздавать посетителям под одобрительные возгласы охотников. Я же подхватил выданный мне мод для запястного компьютера и направился наверх.

Моя комната оказалась третьей справа. Алиса, догнавшая меня на лестнице, поселилась напротив. Войдя в помещение, я отмахнулся от сообщения о новой личной комнате и скомандовал выход.

Дождавшись, пока биокапсула закончит со сбором геля, сдернул массу и вылез наружу, в последний момент успев ухватиться за вовремя подошедшую Эльзу. Кукла помогла устоять на ногах и, покачав головой, отвела в душ.

Смыв с себя ощущение грязи, остающееся после каждого погружения, протопал на кухню, где меня уже ждало кофе и мясо с тушеными овощами. Эльза, одетая в один лишь передник, вынула из духовки вкусно пахнущий пирог, я жадно втянул ноздрями аромат и опустился на стул.

– Ты хочешь провести время до отъезда здесь? – спросила она, подавая первый кусок.

– В Эльсахе нужно встретиться с библиотекарем, больше там делать нечего. Да и надо устраивать себе отдых почаще, что-то меня этот Эдем начинает угнетать.

– Я могу связаться с Никосом и обсудить возможности.

– Нет, Эльза, – прервал я помощницу. – Для начала – выведи мне карту, открой ближайшие направления первых заданий Охотников.

Оторвавшись от своей порции, Эльза взмахнула рукой, на стене загорелась объемная карта с подсвеченными желтым стрелками. От Эльсаха расходилось четыре и еще пятнадцать зон нарисовались синим.

– Что это?

– Вариативное местонахождение низкоуровневых данжей. Доступ туда – с пятого уровня. Условие – как минимум один игрок с тобой в команде.

– Отлично, подходит, – прожевав кусок мяса, кивнул я. – Они квестовые?

– Только одно, – повинуясь вытянутому пальчику Эльзы, одна зона загорелась оранжевым светом. – Задание на него можно получить у градоначальника Эльсаха. Но только, если ты получишь репутацию дендров выше двадцати пяти.

– А у меня сейчас?

– Два, – пожала плечами помощница. – Подобрать задания на репутацию?

– Конечно, заодно подготовь файл, где брать, как выполнять, в общем, полный гайд.

Глаза Эльзы на миг затуманились, а передо мной возникла голограмма листа с расписанными заданиями. Итого тридцать квестов «принеси-подай-доставь» в самом городе и еще четырнадцать – совместно с Охотниками по добыче ингредиентов из убитых мобов.

Ознакомившись со списком, наметил ближайший маршрут и допил кофе. Пока кофейник готовил новую порцию, я увлек куклу с собой в спальню.

Кофе успело подогреться раз двадцать, когда я, отдохнув душой и телом, вернулся на кухню. Капли пота, стекающие по заросшим вискам и расцарапанной спине, обжигали не хуже жидкого металла, капавшего на руку, когда рейдер расплавил броню. Воспоминания нахлынули разом, заставляя побледнеть, а руку – заныть.

– Фантомные боли, – сообщила, обнимая со спины, помощница. – Мне согласовать встречу со штатным психологом корпорации?

– Пока нет, – беря себя в руки, тряхнул головой я. – Душ и погружение, впереди не так много времени, а мне предстоит поиграть в посыльного по всему Эльсаху.

– Я проложу максимально оптимизированный маршрут, – кивнула Эльза. – А пока – мне направить пакет в банк семени?

– Как хочешь, – пожал я плечами, уже закрываясь в кабинке душа.

Холодные струи ударили со всех сторон, освежая и смывая волнение и пот. Что это со мной творится? Фантомные боли от несуществовавшего повреждения? Корпорация обещала, что такого не будет, однако – нате, распишитесь, левая рука словно побывала в раскаленной печи. Легкое покалывание в мышцах и все кончилось.

Выключив воду, я направился к капсуле, уже готовой к новому погружению. Устроившись поудобнее, дождался пока прицепятся все шланги и провода, накинул маску и закрыл глаза – смотреть, как тебя медленно затапливает отвратительная жижа не самое приятное ощущение.

– Вход!

Оказавшись в комнате, тут же вышел наружу. Дверь за спиной схлопнулась, почти сливаясь со стеной. Простучав ботинками по лестнице, подошел к Нику, дующему пиво в компании со своими бойцами.

– Командир, я мотнусь по городу, посмотрю, так сказать, достопримечательности.

– А Алиса? – подобрался Чарли, расплываясь в улыбке.

– У нее своя голова на плечах, – пожал я плечами, уже направляясь на выход.

– Отличный ход, – прокомментировала Эльза, едва я откинул полог лиан и выбрался на яркое солнце. – И девочка не станет за нами следить, и мы можем насладиться Эдемом вдвоем, – проворковала помощница. – Для данжа нужна репутация только одного игрока.

– Именно этим-то мы и займемся, – и я пошел в сторону ближайшего дома.

По описанию здесь жил местный алхимик-знахарь-лекарь, в общем, гуру народной медицины. Неприметное одноэтажное здание, украшенное раскрывшимися бутонами кувшинок, встретило меня отдернутой ширмой лиан и внушительных габаритов телохранителем в деревянной броне.

Блестя слюдяными глазами, дендр бегло осмотрел меня и кивнул на вход. Внутри лавки было тесновато, но вполне хватало места для пятерых. Как раз, чтобы сдавать честно добытый в боях лут всей командой.

Хозяин лавки, дендр по имени Лавиан улыбнулся, завидев меня и повел руками над прозрачной пленкой витрины, выращенной прямо из деревянного пола.

– Приветствую, Охотник Рик. Желаешь пополнить припасы?

– Слышал я, вам пригодились бы быстрые ноги, Лавиан, – кивнул я, осматривая товар. – Я в городе ненадолго, но пока что могу поступить в ваше распоряжение.

Знахарь покивал сам себе и тут же расплылся в улыбке.

– В таком случае доставьте мои мази в библиотеку, молодой человек, – он поставил на витрину сверток зеленых листьев с оранжевыми прожилками.

Контейнер дендров. Квестовый предмет.

Неуничтожимое. Вскрыть невозможно.

– Есть задание «Добрый доктор», – сообщила Эльза.

– Кто должен получить посылку? – принимая коробку, уточнил я.

– Один из ваших соплеменников. Их много в нашей библиотеке трудится, но вы его сразу узнаете, его зовут Люк и он очень стар, – кивнул мне Лавиан. – Как только доставите, возвращайтесь ко мне за наградой.

– Задание обновлено. Рик, нам к этому Люку как раз и нужно, – напомнила помощница.

– Все дороги ведут в Рим, – пробормотал я.


Глава 5
Эльсах. Продолжение

Эльсах оказался значительно больше изнутри, чем при беглом взгляде на внешнюю стену. Около сотни зданий из камня, слепленного паучьим клеем, еще больше – землянок и деревьев, в которых, судя по всему, ютились семейства победнее. В общем, прогресс на лицо. Вряд ли до появления людей дендры вообще понимали, что все равны, но кто-то может быть равнее других.

Набрав поручений, я потратил несколько часов, сдавая одиночные квесты в обмен на эдемий и капли репутации. Заодно Эльза выдала карту с дотошными отметками вендоров и ассортимента. Конечно, можно было бы и в Сети поискать, но самому сделать – проще и гораздо полезнее. К тому же, карта помощницы была персональной – от репутации с дендрами напрямую зависели не только цены, но и возможности купить нечто из-под прилавка. А такого добра хватало в любом магазине, причем на любой вкус и ценник. Разумеется, ядерную боеголовку не купишь. А вот очень редкий и дорогой яд – пожалуйста, только заплати.

Наконец, покончив с мелкими заданиями, я сунулся в библиотеку. Массивное каменное здание из темной породы, единственное, построенное из правильных прямоугольных блоков, высилось тремя этажами над землей.

У входа, по обе стороны от широкой пирамидальной лестницы, обосновались двое высеченных в камень солдат в силовой броне. Правый сжимал в руках древко знамени с выгравированной эмблемой Директората – два бластера на фоне планеты, обрамленные пальмовой ветвью. Левый чуть откинулся назад, с трудом удерживая тяжелый шестиствольный пулемет.

Скульптуры настолько реалистично изготовлены, будто два бойца вот-вот пошевелятся. Я даже на несколько секунд завис, разглядывая мелкие детали – от винтиков до маленьких трещин наплечников от пулевых попаданий.

– Дорогой, – оторвала меня от созерцания Эльза. – Эти статуи имеют историю. Рассказать?

– Давай, – кивнул я.

– Когда люди только высадились на Эдем, здесь уже бушевала война между симбионтами и механоидами. Обе расы не щадили ни себя, ни других. В результате несколько городов дендров были стерты с лица планеты, – проникновенным голосом заговорила помощница, на несколько секунд торжественно замолкая.

Я продолжил рассматривать фигуры бойцов. Чем дольше я всматривался, тем больше деталей находил. На левой руке знаменоносца отсутствовал привод в локте, торчали мелкие проводки.

– Когда Директорат выступил на стороне дендров, местные встретили людей, как освободителей. Объединившись, две расы выпроводили захватчиков с юго-запада континента, превратив их в пустыню на несколько лет. Естественно, дендры быстро вырастили новую зелень на месте выжженной пустыни. Но с тех пор в каждом городе, расположенном на территории влияния Директората, ставят эти статуи. Первый командор Директората Алекс Ран, – правая статуя подсветилась золотистым свечением. – И полковник Ник Страуд, – загорелся левый боец.

Я хмыкнул и пошел дальше. Интересно, с каких пор корпорация занялась расписыванием предыстории мира? Или, может быть, народ просто не обращает внимания? Ну, стоят они тут и стоят. Никаких квестов на них не завязано, так чего высматривать?

Кроме того, интересно выходит – люди выступили освободителями, но дендры точно так же лояльны и к симбионтам, и к механоидам на подконтрольных им территориях. Нестыковка или намеренная пропаганда? Но в таком случае, выходит, раса дендров не так уж и едина, как это преподносится игрокам.

Поднявшись к массивным железным дверям, толкнул их и вошел в полутемное помещение. С шипением меня обдало паром из обеззараживающей установки, я тут же откинул маску.

То, что я изначально принял за этажи, оказалось просто единым помещением с высокими стеллажами, заставленными книгами, свитками и листьями с выдавленными символами – тут и там по полу скользили автоматизированные лестницы. По залу вяло топтался народ – все как один уже перешагнувшие порог шестидесяти лет, в черных накидках с эмблемой Директората на спине.

На меня не обращали внимания, так что я просто пошел между рядов, рассматривая книги и свитки. Эльза заботливо подсвечивала переведенные издания, отмечая варианты переводов наследия древних дендров на современный человеческий язык.

Книги, естественно, печатали люди. Правда, зачем было это делать на бумаге, если все данные, так или иначе, лежали на серверах межпространственных кораблей и были доступны в любой точке планеты, было не ясно. С другой стороны – антураж создавался впечатляющий.

Когда я прошел три стеллажа, меня заметили. Щуплый старик с залысиной, напоминающей тонзуру, и козлиной бородкой клинышком, приблизился ко мне, едва слышно шелестя мантией.

– Приветствую, охотник, – кивнул он, щуря подслеповатые глаза. – Пришел искать знаний или ищешь кого-то конкретного? – голос звучал старчески надтреснуто.

– Ищу Люка, у меня для него послание, – в доказательство я продемонстрировал пакет от аптекаря. – Не подскажете, где можно его найти?

Старик кивнул и небрежным жестом велел следовать за ним. Мы прошли мимо нескольких стеллажей, свернули в незаметную подсобку. Будь моя броня немного толще – пришлось бы выбираться, иначе пройти в узкую дверь было бы невозможно. Отступив в сторону, работник библиотеки указал мне внутрь и пошел по своим делам.

За крохотной дверцей скрывалась самая настоящая келья. Иного слова и не подберешь – спартанская обстановка из стула, стола и жесткого лежака. За столом сидел высокий солдат с абсолютно лысой головой. Серые, почти бесцветные глаза поймали меня в перекрестье взгляда.

– Слушаю, боец.

В отличие от сопровождающего, голос Люка звучал мощно и уверенно. За ним сразу угадывалась привычка перекрикивать шум сражения, когда взрывы и грохот выстрелов мешают слышать приказы в переговорнике.

– У меня для вас передача от Лавиана, – я выложил пакет на столешницу. – И еще кое-что из командного пункта 1134-D, – второй пакет лег рядом с первым.

Люк бросил взгляд на дверь и, моментально спрятав посылку Шепарда в полах черной мантии, неспешно развернул зеленый лист передачки от аптекаря.

– Лавиан, как всегда, хорош, – рассматривая содержимое, хмыкнул бывший солдат. – Вот, боец, возьми в награду.

На столешнице возникло несколько ампул стимуляторов и горстка зеленоватых кристаллов. Как старик не боялся излучения, было не ясно, но я поспешно спрятал эдемий в кармане брони.

– Что-нибудь передать коменданту? – как бы между прочим поинтересовался я, демонстративно разворачиваясь к выходу.

– Если окажешься там раньше, чем снова принесешь лекарство, скажи Шепарду, что все в силе, – в спину сообщил мне Люк.

Закрыв за собой дверь, я повел глазами по полкам с книгами и листами дендров.

– Дорогой, получено задание «Секрет коменданта». Узнайте, какими делами занимаются глава библиотеки Эльсаха и комендант Шепард, – зачитала описание помощница. – Награда – ветка скрытых заданий, репутация в глазах обоих и доступ к уникальным модификациям дендров.

Я кивнул и направился к выходу.

– Мы будем его выполнять?

– Естественно, Эльза. Ты же сама прочла – это целая ветка, в которой нам выдадут уникальные моды. Таким не разбрасываются.

– Но на базе ты отказался от практически такого же.

– Нет, там было повышение репутации именно с комендантом, не более. Здесь же мы вышли в большой мир, а теперь вступаем и в большую игру. Ты же знаешь, что испытания в области объединения технологий Директората и дендров вне закона?

– Знаю, но…

– Но есть игроки, которые пользуются этими модами. И среди симбионтов, и среди механоидов – тоже есть такие. Так что нам грех отказываться от предложенного. К тому же, пока не ясно, когда сможем наведаться в родные края.

Пока пробирался к выходу, несколько служителей храма знаний успели попасться под ноги с заданиями вроде «принеси-подай», но я вежливо отказывался, аргументируя скорым выходом в джунгли на боевое дежурство. Разочарованные старцы отставали ровно до тех пор, пока стеллаж не сменялся стеллажом, а там уже поджидали новые квестодатели.

Последний настиг меня уже возле самого выхода из библиотеки. Молча сунув мне в руки зеленый лист, используемый дендрами для письма, шустро скрылся среди книг, будто его и не было.

Развернув послание, я быстро прочел спешно нацарапанный текст, больше напоминающий абракадабру.

Библиотекарь, солдат, командор, часы, судный день.

Вот и все, что поведала мне таинственная записка. Свернув лист в трубочку, отправил его в карман, тут же совершенно забыв о содержимом и странном безымянном служителе. По крайней мере, имени работника я разглядеть не успел.

– Какое-то скрытое задание? – поинтересовался, уже выйдя на улицу.

– В Сети нет ничего подобного, – задумчиво ответила Эльза. – Возможно, недавно введенный квест. Или же – только часть ключа к скрытой цепочке. Обычно именно они начинаются так витиевато.

– Не думал, что найдется хоть что-то, чего ты не знаешь, – хмыкнул я, спуская по лестнице.

Каменные бойцы все так же стояли по краям. Но вот только в этот раз показалось, что они не просто так здесь установлены. Форпост людей в какой-то паре часов от Эльсаха. Территория людей, на которой свободно шастают и симбионты, и механоиды – стоит вспомнить только мое появление на базе Нардевиля. И здесь такой тонкий намек на ошибку в предыстории игры.

Ведь если другие расы уничтожали дендров, почему им это сошло с рук? Ведь сказано изначально, местные с легкостью уничтожат любое сопротивление, стоит только захотеть. Так почему не справились тогда?

Остановившись у фигуры с пулеметом, я всмотрелся в скрытое маской лицо. Даю руку на отсечение, здесь кроется не простая загадка – если не скрытая цепочка с огромной наградой, то хотя бы секрет, за который удастся отхватить немало денег, стоит его раскрыть.

В Неверкоме всегда можно найти заинтересованных в покупке информации. Так почему бы таких секретных закладок не сделать и в Эдеме? Тем более корпорация активно трудиться над популяризацией игры. А, значит, предполагается, что появятся и охочие до лора геймеры, которым игровой мир интереснее тупого гринда и пвп.

– Это не относится к главной задаче, верно? – вмешалась в раздумья Эльза.

– Верно, но узнать, в чем тут дело было бы очень интересно. Пусть и не для выгоды…

– Рик, тебя начинает завлекать мир игры?

– Почему бы и нет? Нам еще неизвестно сколько таскаться по этой планете, а ты знаешь, какой ценой обладает информация, которой нет ни у кого, кроме тебя. Стоит лишь ее узнать и применить в нужный момент.

– Сомневаюсь, что эти знания нам пригодятся, – заметила помощница. – Я все же за то, чтобы максимально дистанцироваться от замены реального мира виртуальным.

– Я и не говорю о замене, Эльза, я говорю о знании местных реалий. Не нужно передергивать, я не тот мальчишка, что станет продавать реальность в обмен на пиксели.

Ответа не последовало, впрочем, я его и не ждал. В очередной раз озвучив мои мысли, Эльза выполнила свою задачу и отошла заниматься одной ей ведомыми делами.

Меж тем солнце уже медленно опускалось над Эльсахом, так что я сразу же направился в сторону гостиницы. Хватит на сегодня, набегался, да и перед выступлением нужно хорошенько отдохнуть.

Добравшись до нужного здания, поднялся по крыльцу, откинул полог из лиан и застал команду за армрестлингом. Близнецы, покраснев от натуги, пытались побороть друг друга, а улыбающаяся Алиса наблюдала с неподдельным интересом. По хозяйски положив ей руку на живот, сзади Медика пристроился Чарли. Ник сидел за барной стойкой и цедил темное пиво.

Кивнув сразу всей команде, я взбежал наверх и вошел в личную комнату. Мир практически тут же распался на пиксели, а я раскрыл глаза уже на дне биокапсулы.

– С возвращением, дорогой, – улыбнулась, заглядывая внутрь, Эльза. – Ужин уже готов. И тебе звонила Стелла, спрашивала, почему не отвечаешь на ее вызовы.

Я сдернул маску и чертыхнулся.

– Этой-то что нужно?

– Прошел год с вашей последней встречи, дорогой. Уж встречаться с сестрой можно и почаще.

Я хмыкну, вылезая из капсулы.

– Это она тебе сказала?

– Да, она в очередной раз попыталась взломать меня, но старые закладки были перепрошиты, так что я уже избавилась от ее вирусов.

Кивнув, я посидел на краю ванны и, глубоко дыша, пережидая момент слабости. Кажется, там были какие-то упражнения, чтобы тело просыпалось быстрее?

– Ладно, набери ее, – и, видя улыбку на лице Эльзы, добавил: – Но только после ужина.


Глава 6
Разговоры, разговоры

Стелла явилась ровно через минуту после того, как я отставил пустую кружку на столешницу. Эльза, не переставая рассказывать о новых установленных обновлениях, отправилась открывать, а я откинулся спиной к стене и прикрыл глаза.

Перед внутренним взором все еще покачивались лозы, оплетшие дома Эльсаха, а посреди пустого города стояли Шепард и Люк. Что скрывается за этими двумя? И как это поможет лично мне?

– Привет, братишка! – Стелла потрепала меня по волосам с добродушной улыбкой.

– Привет, Стелла, – не открывая глаз, поздоровался. – Какими судьбами на этот раз – заложить новые жучки, взломать Эльзу? – я все же окинул ее холодным взглядом.

Нужно отдать ей должное, как всегда прекрасна. Высокая, атлетически сложенная, большие карие глаза, иссиня-черные волосы ниже лопаток распущены. Взгляд смотрит озорно и смело. Как говаривал отец – в Стелле столько огня, хватит спалить пару городов. Я с ним согласен – на что-либо созидательное у сестры явно не хватало мозгов. А вот насолить ближнему – без этого и день прожит зря.

– Вообще-то, – сложив руки на груди, она вскинула подбородок, – я все ради тебя, дуболома, стараюсь. Иначе ты так и будешь жить со своей куклой, позабыв про реальный мир.

Я развел руками.

– Что поделать, не всем по нраву менять сожителей, как перчатки. Мне проще сразу выбрать, что мне нужно, и жить спокойно, не отвлекаясь на такую ерунду, как поиск пары.

– Да что ты понимаешь?! – всплеснула руками сестра, опускаясь на стул. – Эльза, подай кофе.

Моя помощница кивнула и аппаратура приступила к приготовлению, сама Эльза тихонько покинула кухню, чтобы не мешать нам общаться. Впрочем, надо этот момент исправить – не дело, когда в твоем доме распоряжается чужой человек. Да и вообще пора пересмотреть настройки помощницы, а то таскается ко мне кто ни попадя – то Никос позвонит в обход защиты, то вот сестра нарисуется.

– Так все-таки, Стелла, чем обязан? И не говори, что в тебе вдруг взыграли кровные узы, я все равно не поверю, – поинтересовался, чуть прищурив глаза.

Сестра, подхватив кружку с кофе, облокотилась о столешницу и, сделав невинное лицо, принялась дуть на парующий напиток.

– Я узнала, что папа был еще свободнее, чем мы думали, – спокойно сообщила она.

Мне оставалось только пожать плечами. Мало ли, сколько женщин воспользовалось донорской спермой отца, точно не стану гоняться за всей потенциальной родней – мне и Стеллы хватает за глаза. Впрочем, ее мамаша явно ищет родственников побогаче, присосаться к кормушке покрупнее – это у Амбер, наверное, главная задача в жизни.

Сейчас редко можно встретить семью с двумя и более детьми – не популярно, да и куда их пристраивать? Ни один нормальный родитель не желает своим детям просто существовать на дотации Властей. Все хотят для своих чад светлого и полезного для общества будущего. В наше время работающий человек – чуть ли не божество. Перед ним открыты все двери, можно позволить себе в разы больше. Вот только таких, в лучшем случае, горстка с миллиона.

Но Амбер не сдавалась – если не этот ребенок принесет ей славу матери величайшего ученого, то обязательно нужно зачать следующего. А чтобы, не дайте высшие силы, инфантильность не оказалась наследственной – менять доноров спермы. К тому же, если со светлым будущим у ребенка будет не очень, всегда можно получать финансирование от биологического отца, ведь это и его ребенок. Так что…

– И тебе совсем не интересно? – прервала мои размышления Стелла.

– Абсолютно, – пожал плечами. – Мне двадцать пять, у меня уже давно нет семьи. Не делай такое лицо, ты прекрасно понимаешь, кроме отцовской спермы – в нас ничего общего, Стелла. И да, из вежливости, непонятной даже мне самому, я все еще не запретил тебе приезжать. Но, пойми, у меня своя жизнь, у отца… у отца была своя. И мне не важно, кто еще мог появиться на свет из его дотации в банк репродукции.

Лицо Стеллы побелело.

– Вот как? То есть, я для тебя никто? – она стукнула чашкой по столешнице и вскочила. – Я, пожалуй, пойду. Извините, господин Кригг, что потревожила, видимо, вышло недоразумение – мне казалось, здесь живет мой брат.

Я великодушно кивнул, не сдвигаясь с места. Дорогу знает, да и не те у меня хоромы, чтобы заблудиться. Так что когда закрылась входная дверь, а на кухню зашла с обеспокоенным лицом Эльза, я спокойно дожевывал бутерброд с ветчиной и допивал третью порцию кофе.

– Зря ты так, – сообщила помощница. – Я понимаю, что Стелла бывает назойлива, но она тебя любит и заботится. По-своему, конечно, но…

– Оставь, Эльза, – оборвал я, взмахнув куском хлеба. – Перебесится и будет жить дальше. Ей уже двадцать, а все, чем увлекается – это беготня в поисках мифической родни. Амбер совсем девчонке мозги выполоскала – собственных мыслей там ни грамма.

– Она талантливый программист.

– Нет, она была бы, – подчеркнул я, проводя кружкой в воздухе. – Была бы, Эльза, талантливым программистом, если бы вместо взлома моей квартиры, или дата-центра банка спермы, занималась самообразованием. В ту же Nevercome, Inc. ее бы взяли с руками и ногами, но для этого нужно больше, чем навыки продвинутого пользователя, Эльза.

Кукла уселась ко мне на колени и обхватила руками за шею.

– Так, может, нужно не прогонять Стеллу, а помочь? Ты же можешь заняться ее воспитанием, дать правильное понимание мира.

– И какое же оно, это правильное понимание? – приподняв бровь, хмыкнул я.

– Разумеется, твое, – улыбнулась Эльза. – Как иначе? Ведь это ты – властелин и единственный достойный мужчина на всем белом свете, – ее губы коснулись моих. – Я же приняла твой мир, почему бы и ей не принять?

Я отстранился и снял руки Эльзы с шеи.

– Всему свое время и место. А спасать нужно только тех, кто этого хочет сам. Стелла – не хочет, во всяком случае, пока. Так что – спасение утопающих дело самих утопающих.

– Она может и не взяться за ум.

– Тогда тем более нет смысла пытаться решать за нее, взрослая девочка, все же двадцать лет – не пять, так что. Ладно, Эльза, – спихнув куклу с колен, я поднялся. – На этом закончим разговор.

– Как пожелаешь, дорогой, – улыбнулась помощница, подхватила тарелки и кружки со столешницы. – Я пока наведу порядок, ты же не против?

– Я только за. Заодно приму душ, завтра много дел, не хотелось бы работать уставшим.

– И все же, – погрузив посуду в мойку, Эльза пожала плечами. – Что будет, когда ты найдешь его?

– Скорее всего, сдам Властям, – пожал плечами я. – Ты же не думаешь, что я поймаю ублюдка и буду пытать, пока не выдаст местонахождение своей капсулы? У него хоть и есть своя ячейка в Эдеме, но надеяться, что у меня хватит ума их всех найти… Власти не зря позвали меня на этот проект, Эльза. Да, найти его технически – возможно. Но лучше это сделает человек со стороны, как я.

– Но если все так просто, почему просто не отключить его персонажа или сразу же запеленговать капсулу?

– Потому что эти ребята тоже не дураки, Эльза, – вздохнул, разводя руками. – И не полезли бы в подконтрольную Властям среду, чтобы быть пойманными. Уже хорошо, что Никос нашел след – иначе так бы и метались в поисках.

Помощница занялась посудой, а я прошел в кабинку душа. Подставив тело под прохладные струи воды, погрузился в легкую полудрему, попутно размышляя о вероятности наткнуться на нужного человека посреди огромной планеты.

Да, мне дали старт в ближайшем пункте к следу. Но где гарантия, что сволочь не исчез, забрав своих последователей? Прошел месяц, как группировка официально несуществующих экстремистов пропала с радаров. За это время они могли давно обстряпать свои дела и скрыться. Уж если наши способ скрыть данные капсул, что мешает переезжать из игры в игру для ведения нужных переговоров, или чем бы они там таким не занимались.

– Дорогой, мне согреть тебе постель? – донесся голос Эльзы сквозь шум воды.

Выключив душ, я принял протянутое куклой полотенце и, наскоро обтеревшись, прошлепал в спальню. Приглушенный свет выделял в полумраке комнаты большую кровать, на которой так приятно спать одному и в компании.

Стянув покрывало, я залег под одеяло и, с удовольствием потянувшись, похлопал по свободной половине. Эльза тут же выпрямилась, легкий комбинезон на ней растворился, становясь частью тела, девушка нырнула под одеяло и, прижавшись ко мне теплым боком, положила голову на грудь, а на живот – бедро.

– И все же, Рик, тебе следует поговорить со Стеллой.

– Она тебя опять взломала?

– Нет, но я вижу, что тебя беспокоит ее жизнь, состояние. Ты можешь быть строгим и суровым, но ты не зверь. И к Стелле относишься с теплом, не отнекивайся, – приложив палец к губам, прервала она, – я считываю все показатели твоего тела, Рик. И уж поверь мне, ты действительно переживаешь за сестру.

Я пожал плечами, не желая продолжать разговор. Вместо этого обнял Эльзу за плечи и прижал к себе плотнее. Тихонько пискнув для проформы, девушка затихла, легонько выдыхая чуть приоткрытым ртом.

– Обещай, что поговоришь с ней завтра.

– Ты просишь для меня или для нее? – спустя несколько секунд шепотом спросил я.

– Конечно, за тебя. Можешь рассказывать кому угодно, что ты не одинок и жизнь твоя прекрасна, но некоторые вещи я знаю лучше тебя самого. Так что не спорь, а просто поговори с ней.

– И что же ты предлагаешь, о великая Эльза, познавшая все потаенные глубины моей души? – с усмешкой уточнил я.

– Предложи ей пожить у нас для начала, а потом посмотрим. Я же тоже наблюдая за ней, не только Стелла Кригг умеет взламывать домашние системы.

– Да ладно? – у меня даже глаза распахнулись от удивления. – И с каких это пор ты совершаешь противоправные действия, за которые штрафовать будут меня?

– С тех самых, как получила от Никоса нужные обновления, – с невинным видом пожала плечиком Эльза. – Я еще много чего могу, но пока решила начать со Стеллы. Точнее, с восстановления твоего психического здоровья.

– А я, значит, по-твоему, псих?

– Отчасти. Эдем изводит тебя сильнее, чем кажется. И потому воссоединение с сестрой будет вам на пользу обоим. Так что завтра с утра мы ей позвоним, хорошо?

Я тяжело вздохнул и накрыл глаза локтем.

– Ладно, черт с тобой, Эльза. Но после этого ты расскажешь мне, что еще ты теперь умеешь.

Победно улыбнувшись, она чмокнула меня в щеку и поплотнее укуталась в одеяло.

– Как пожелаешь, дорогой. А теперь – спокойной ночи.

– Спокойной, Эльза, приятных снов.


Глава 7
Первый выход

Пробуждение, завтрак, непринятый Стеллой звонок, и вот я снова вернулся в мир пальм и жгучего солнца.

На всякий случай проверив содержимое сумки, вышел в зал гостиницы. Ник и команда уже ждали. Кивнув бойцам, сбежал по ступенькам. Алиса послала воздушный поцелуй и улыбнулась.

– Выходим, раз все в сборе, – приказал командир, первым подхватывая внушительную сумку с оружием.

Мы вышли под яркий солнечный свет. Диккенс тут же запрыгнул в уже ожидающий броневик. Когда дверь Пилота громко хлопнула, открылась задняя панель, впуская остальных.

– Значит так, бойцы, задача следующая, – начал Ник, когда все заняли места внутри. – Идем по координатам, зачищаем все и всех по пути, но сильно не отвлекаемся. Чарли, гляди в оба.

– И постарайся нас не угробить по дороге, – вставил Муэрто, откидываясь спиной к стене.

– Пока вы отдыхали, я усилил…

– Да, да, – оборвал его Ник. – Ты каждый раз нам об этом говоришь. И каждый раз трясет, будто мы с орбиты прыгаем, а не по земле катимся.

Пилот непечатно огрызнулся в ответ и запустил двигатель. Ровное урчание создало уютную вибрацию, а в следующую секунду машина уже рванула по улице в сторону ворот.

– Основная задача – найти рейдеров, угнавших последнюю партию оружия у Директората, – объявил Ник, едва мы покинули территорию Эльсаха. – По нашим данным, твари запрятались глубоко в джунглях, за пределами нашей зоны.

– Уползли под брюхо тараканам? – подал голос Рок.

– Именно, – командир вызвал голограмму окрестностей. – Вот здесь, – он ткнул пальцем, – было столкновение. Директорат положил не меньше двенадцати бойцов. В целом они хорошо экипированы, но толком пользоваться оружием и броней не могут.

Я передернул плечами, вспоминая зачистку, в которой мне сварили руку прямо внутри силовой брони.

– Что, Рик, страшно? – усмехнулся Ольха, глядя на меня.

– Нет, нервное.

– Пройдет, – заверил Рок. – Поначалу оно всегда так – вроде бы жутко лезть на чужую территорию, а потом – привыкаешь.

– Да, наш Тактик дело говорит, – вставил Муэрто. – На десятой-пятнадцатой вылазке уже и замечать не будешь, кто перед тобой – рейдер, механоид, симбионт – всех воспринимаешь спокойно. Как говорится, двум смертям не бывать.

– Верно, – подтвердил Вар. – Долго ехать-то, Чарли?

– Успеете поспать, ребята, тут до границы минут двадцать, да еще и по хорошей дороге.

Дорогой оказалась широкая вырубка – явно ребята, конвоирующие боеприпасы, не любили близости опасных джунглей. Уплотненная земля песочного цвета смотрелась очень контрастно на фоне зеленых стволов и высоких листьев, поднимающихся едва не выше крыши броневика.

Под равномерное гудение двигателя хотелось дремать, чем и воспользовалась Алиса. Вар и Ольха, усевшиеся за пушками, тихо переговаривались между собой по связи, Чарли следил за дорогой, а Рок и Ник рылись в сумках. Я же, не желая терять время, изучал карту ближайших данжей.

Хоть задача и не подразумевает целеустремленного кача, зависать на одном месте не хотелось. Да и к тому же, мало ли, где я могу наткнуться на цель. Так что в самое ближайшее время придется сунуть голову в пасть ко львам. Пусть эти львы и всего лишь нарисованные монстры, но столкновение с ними будет гораздо серьезнее.

– Сейчас потрясет! – закричал Чарли.

И броневик запрыгал по ямам – ровная дорога превратилась в изъеденное снарядами поле. Деревья, рассеченные взрывами, валялись повсюду, измятые листья лопухов, изрешеченные выстрелами, покрывали широкую полосу выбоин.

– Что здесь случилось? – подала голос Алиса, хватаясь за приваренный к потолку поручень.

– Это только начало, – холодно сообщил Ник, тоже хватаясь за ручку.

– Впереди бо-о-ольшая яма, – предупредил Чарли, дергаясь за рулем. – Сейчас.

Машина нырнула, взвыл двигатель, снизу ощутимо ударило, меня подбросило, по шлему долбануло.

– Твою мать! – прошипел я, стиснув зубы. – Нельзя аккуратней?

Чарли весело хохотнул, вдавливая газ. Броневик рванулся вверх, с рычанием выплевывая землю из-под колес. Яма кончилась, мы прыгнули, на секунду зависнув в воздухе. Днище скрипнуло в момент удара, а следом снова начались горки.

– Выходим на место, – сообщил Ник, сверяясь с голограммой над запястьем. – Всем внимание. Пушки – не спать!

Стоило пересечь невидимую границу, по крыше застучали тяжелые капли, небо мгновенно почернело, обрушивая на сталь тонны воды. Чарли с руганью сбавил скорость, заставив нас опуститься на дно очередной ямы.

– Не тяни, Диккенс, жми, пока не засели! – хлопнул его по плечу севший рядом Ник. – Нальет в яму, мы тут с лопатами две недели откапываться будем.

Вода действительно прибывала быстро. Широкие колеса уже начинали скользить, вздымая высокие волны мокрой земли вперемешку с черной водой.

– Жми! – зарычал Ник, уже видя, как колеса все больше тонут в мутной жиже.

Чарли дернул броневик назад, заставляя машину уйти носом прямо в лужу, а затем, вцепившись в руль, вдавил газ. Резко дергая из стороны в сторону, Пилот вытаскивал нас сантиметр за сантиметром, прокапывая путь из ямы на поверхность.

– В сторону бери, в сторону, – подсказал с вышки один из близнецов. – Право руля, Чарли!

Пилот дернул рычагом, заставляя броневик рвануться вперед. Нос машины задрался, нас пронесло буквально в миллиметрах от следующей ямы.

– Кто смотрел прогноз погоды? – выругался водитель, тяжело выдыхая.

– Глуши мотор, Чарли, – глядя на голограмму, посоветовала Алиса. – Судя по спутнику, мы здесь на час или два.

Пилот послушно выключил двигатель и, положив руки на руль, принялся беззаботно насвистывать, рассматривая черное небо.

– Два часа, да? – осведомился Рок. – Тогда разбудите меня.

С этими словами здоровяк упал на лежанку и, накрыв глаза локтем, засопел. Остальные откровенно маялись бездельем, один Ник разглядывал карту местности, стараясь предугадать ожидающие нас опасности.

– Рик, Алиса приглашает тебя в приватный канал, – сообщила Эльза. – Только не шали сверх меры, дорогой.

Я улыбнулся, принимая запрос, и откинул маску брони.

– Слушаю.

– Рик, ты же проверял квесты для Охотников? – с ходу начала Медик.

– Проверял.

– И поэтому потратил день на беготню по Эльсаху?

– Да. Извини, Алиса, но давай к делу, к чему ты клонишь?

– Я хочу, чтобы ты при случае взял меня с собой, – пожала плечами девчонка. – Сам понимаешь, репутационные квесты – самые лучшие по итогу. А у меня в обмен будет что-нибудь, что потребуется тебе, – подмигнула Алиса.

– И что же это, например? – хмыкнул я.

– Она пытается продаться за квесты? О времена, о нравы! – притворно воскликнула Эльза.

– Не знаю, например, помощь клана «Атлантис», – хлопая ресницами, сообщила Медик.

– Это кто такие? – не стал скрывать удивления.

– Они, конечно, не ТОП, но все же в первой сотне держаться успешно, – пожала плечами Алиса. – У меня друг в их составе.

– Тогда почему ты пошла со мной, а не к ним?

– Ну, они платят за любую инфу по квестам в принципе, так что решила немного подзаработать, пока буду качаться. А с учетом, что у тебя есть дополнительные квесты…

– Они социальные, Алиса, – с разочарованием выдохнул я. – И ими нельзя поделиться, к сожалению. Но, – поднял указательный палец, – есть несколько данжей, для входа в которые нужно как минимум два игрока.

– И ты хочешь использовать эту команду? – улыбнулась та.

– Именно.

– Значит, и меня возьмешь?

– Куда я денусь, ты видишь здесь еще Медика?

– Карта данжей есть?

Я кивнул.

– И один из них рядом с нами, – сообщил я, пересылая девчонке карту. – Эльза, подсвети.

Помощница окрасилась нас в ярко-зеленый, превращая маленькую точку в жирное пятно. Рядом, всего в трех километрах, загорелась арка входа в данж.

– Я не могу туда войти, – сообщила Алиса, разочарованно поджимая губы.

Я бросил ей приглашение в группу и арка окрасилась желтым.

– Теперь можешь.

Подарив мне воздушный поцелуй, Алиса отвлеклась на разговор с Чарли, а я откинулся к стене и прикрыл глаза. Стоит подумать, как заставить команду свернуть с пути. Отмахать под дождем три километра в полной загрузке – то еще приключение, так что просто встать и предложить выйти прямо сейчас не выйдет.

– Мальчики, здесь поблизости есть очень нехорошее место, – простодушно сообщила Алиса. – Мы с Риком нарыли информацию в Эльсахе. Не хотите прогуляться в логово местных монстров?

Ник оторвался от карты и пристально на нее посмотрел, затем перевел взгляд на меня.

– Карту, – почти шепотом, а все равно звучит как самый громкий приказ.

Я отправил локацию командиру, брови Ника тут же сшиблись на переносице, он зло засопел, после чего толкнул спящего Рока.

– Просыпайся, здоровяк.

– Что случилось? – словно и не спал, бодро подскочил здоровяк.

– Случилось то, чего мы так долго ждали, какие-то твари поселились в трех километрах отсюда, – гневно прошипел командир, тыча голограммой в нос Тактика. – Ольха, Вар! Не спать! Чарли, остаешься в машине, как только сможешь – двигаешь за нами.

– Но, Ник, здесь три километра, – тут же отозвался Пилот. – Не проще дождаться…

– Если там те, о ком я думаю, поймать их можно только сразу после дождя, – отрезал командир, подхватывая рюкзак, уже увешанный боеприпасами. – Ну, чего встали? Берем оружие и выдвигаемся! Хоп-хоп, – он хлопнул в ладоши.

С вжиканьем раскрылся кузов, выпуская нас в мокрую тьму. Струи воды тут же заглушили все и вся. Мир оканчивался на расстоянии вытянутой руки, и только индикаторы сообщали, что группа собирается в пяти шагах слева.

– Слушай команду, первым идет Рик, Ольха и Вар – за ним, дальше – Рок и Алиса, я замыкаю. Глядим в оба, в такую погоду может кто угодно спрятаться под любым кустом, а ты и не заметишь. Вопросы есть?

– Нет, командир, – отозвался я, перебрасывая автомат на грудь. – Выдвигаемся?

– Вперед, – кивнул Ник.

Темноту разрезали лучи фонарей, но сильно это не помогало. Мы словно оказались в глубокой шахте, куда совсем не проникает свет.

Под сапогами чавкала размокшая земля, засасывая тяжелые ноги почти по голень. Налипающая грязь не стесняла движений благодаря сервоприводам, но вот парням в облегченной броне приходилось хуже. В отличие от меня, они то и дело оскальзывались на опавших листьях, тратили энергию, чтобы выдрать ноги из прожорливого болота раскисшей почвы.

Двигаясь гуськом, стараясь не наступать в особенно широкие лужи, мы прошли эти три километра за полтора часа. И я уже был не рад, что поделился с Алисой картой – так навалилась усталость и какая-то удручающая духота, словно у меня в броне не стоит отдельный климат-контроль.

– Это психология, Рик, броня в порядке, – вмешалась Эльза.

– Я так и подумал, – хмуро отозвался в ответ, с трудом вглядываясь в небольшой зев пещеры.

Скала, в которой зиял проход, была покрыта плющом, но этого оказалось недостаточно, чтобы скрыть проход внутрь, и хоть как-то замаскировать подземелье.

Ник оглядел нас и, кивнув одновременно всем, зажег первую шашку. Мы направили стволы в сторону входа, но на свет никто не полез. Отряд двинулся вперед, стараясь одновременно ухватить из тьмы все вокруг.

Мне уже начало казаться, что созданный природой тоннель так и останется пуст, но уже спустя минут десять осторожного продвижения увидел сообщение перед глазами.

Вы нашли каверну первого греха. Когда-то давно раса дендров проводила здесь свои тайные обряды. Входите на свой страх и риск.

Судя по улыбке Алисы, она тоже получила такое же сообщение. Плотнее сжав рукоять автомата, я нервно облизнул губы.

– Веселье начинается, – прошептала Медик, подбираясь ко мне за левое плечо.

– Вперед, бойцы, – приказал Ник, первым ступая под украшенные наскальными рисунками своды.


Глава 8
Каверна

Первый зал встретил нас тишиной и пустотой. Подсвеченные лучами фонарей рисунки на стенах, изображающие сцены то ли охоты, то ли войны, мох под ногами, несколько толстых лиан на стенах, свисающие с потолка сосульки сталактитов – вот и все, что нашлось, не считая позвякивающего под ногами мусора.

Еще, разумеется, нашелся небольшой проход в следующую пещеру. И вел вниз, явно намекая, что нас ждет несколько уровней подземелья. Что ж, чем больше уровней – тем и награда слаще, верно?

– Как и люди в свое время, дендры пережили Каменный век, – вещала Эльза. – Но в отличие от людей, местные не особо любят вспоминать о своем темном прошлом. Потому и нет на картах обычных дендров пометок о подобных пещерах. Наскальная живопись на стенах – это инструкции по проведению ритуалов призвания духов.

– И как, получалось? – отозвался я.

– Рик, не смеши меня! – фыркнула помощница. – Нет, конечно. Но разве шаман, объевшийся галлюциногенных грибов, поверит, что говорил с плодом одурманенного воображения, а не с настоящим призраком?

– Так что нам ожидать здесь?

Продолжая оглядывать мрачную пещеру, целиком исписанную кровью, включая потолок и частично покрытый мхом пол, я вертел головой из стороны в сторону. Вокруг царила тишина и покой. Кроме издаваемых отрядом звуков, казавшихся кощунственными в застывшем в вечности помещении, не было слышно ни шороха.

– Противник вариативен, – отозвалась Эльза. – Высока вероятность обнаружения мутантов.

– Откуда им тут взяться?

– Не вы первые сюда заглянули, – совершенно спокойно заметила она. – Кому не повезло уйти самому или сгореть – обращается в монстров. И сейчас… Рик, северо-запад, двадцать метров.

– Огонь на двенадцать часов! – закричал я, первым вскидывая автомат.

Тишина взорвалась шипением разрядов. Ствол запрыгал в руках, едва ощутимо смещая прицел отдачей. Темноту разрезали сотни голубых росчерков. И стоило кому-то из нас попасть, со всех сторон раздалось злое шипение, а в следующую секунду на нас полезли мутанты.

В облезлых комбинезонах, частично лишенные конечностей, они уже мало напоминали людей. Собственно, людьми они уже давно-то и не были. Теперь эта помесь растений и зараженной излучением эдемия плоти больше напоминала дендров. Тех, безумных, что приносили друг друга в жертву неведомым сущностям.

Пожелтевшие от времени обрывки скафандров с бурыми пятнами застарелой крови, светящиеся изумрудным глаза-гнилушки, оскаленные пасти с острыми пластинами вместо зубов.

Зараженный Инженер, уровень 5. Здоровье: 140/140. Рейтинг: 399,32

Короткая очередь разнесла зеленую черепушку, обнуляя здоровье моба. Тварь рухнула под ноги, я перешагнул, позволяя оставшейся за спиной Алисе полить мутанта смесью. На короткий миг полыхнуло пламя, вырывая из тьмы гротескные фигуры, я успел разрядить обойму вдоль стены, где готовились к броску твари.

Выдернув батарею из автомата, вогнал новую, но не успел среагировать – толчок в грудь заставил покачнуться, а затем меня смяли, вдавливая весом в пол. Рывок – оружие улетело в дальний край каверны, а по броне заколотили и заскрежетали когти-ветки мутантов.

Сзади взвизгнула Алиса, запуская регенератор, осветила синим зазевавшегося Вара, из спины которого торчали две отрубленные лапы моба. Рядом с ним сидел на колене Ольха и поливал пространство перед собой длинными очередями.

Ник вертелся, как волчок, рассекая мобов плазменным мечом. Похоже, именно он и отчекрыжил культяпки добравшемуся до Вара монстру. Всполохи гудящей плазмы появлялись то тут, то там, командир ловко уворачивался от жадных лап и когтей, а самых настырных – встречал тяжелыми ботинками.

– Рик, поднимайся! – вскрикнула Эльза, когда очередной удар по шлему едва не отправил меня в нокаут.

Влив энергию в перчатки, сжал пальцы, выхватывая сразу двоих мутантов за конечности. Рывок, надо мной с треском лопаются тела, разбрызгивая зеленую жижу. Это не Стаббс, здешним тварям давно пора на переработку – гнилье, покрывшее броню, больше напоминает болотную воду, чем внутренности зараженного человека. Наверняка и воняет соответственно.

Вбросить энергию в ноги, стряхнуть самых старательных, уже добравшихся до коленных сервоприводов, мутантов. Рывок вперед – сесть и захватить еще парочку.

– Энергии слишком мало. Оружие! – Эльза больше командует, чем сообщает.

Сорвав с пояса гранату, активировал отсчет и катнул ее в сторону, где слышно больше всего мутантов.

– Вниз! – прокричал Рок, первым падая на твердую землю, покрытую густым мхом.

Одновременно со взрывом, застрекотала турель, собранная Роком. Спаренный пулемет щедро расстреливает боезапас, пока Тактик, развалившись на земле, продолжал копаться в каком-то мусоре, явно подобранном прямо здесь же. Благо мы были не первыми гостями каверны, Року удалось найти не только куски металла, но и какие-то детали.

Сбросив последнего зараженного, перерезанного очередью турели, я нырнул в сторону, стараясь не попасть под огонь пулемета, подхватил автомат и откатился в сторону. Спустя несколько секунд боезапас турели иссяк, я переводил дыхание, мотая стволом из стороны в сторону.

Бой окончен. Получено 416 опыта.

– Откуда они полезли? – прошипел Вар, из спины которого Алиса осторожно вынимала отрубленные руки зараженного. – Не было же никого!

– Успокойся, Вар, – его братец хлопнул близнеца по плечу, чем заслужил гневный взгляд Медика. – Прости, Алиса, – тут же выставил ладони рыжий.

– Не хочешь, чтобы Вар стал таким же, как эти твари, не мешай мне работать, – отозвалась та.

– Нужно все здесь сжечь, – Ник вышел откуда-то слева, все еще сжимая активный плазменный меч. – Пока они не превратились во что-то пострашнее.

– Куда уж страшнее? – передернула плечами Медик.

Я поднялся на ноги и, повесив автомат за спину, вскинул руку с раствором.

– Командир прав, – подтвердил, оглянувшись на штопающую бойца Алису. – Максимум через минут двадцать эти твари возродятся.

– Рок, Рик, Ольха, – кивнул нам Ник. – Сложите трупы у прохода в следующую пещеру и сожгите ко всем чертям.

Следующие семь минут мы таскали изрубленные и продырявленные тела. С учетом перерасхода энергии я справлялся с натяжкой, да еще и не отпускала мысль, что я опять дрался голыми кулаками вместо того, чтобы грамотно работать автоматом. Может, мне тоже на плазморез перейти, как Нику?

– Дорогой, ты забыл про бластер, – напомнила Эльза, пока я разглядывал горящие тела. – Мне напоминать о твоем арсенале в подобных случаях?

– Да, Эльза, лучше напоминай, что-то у меня с памятью.

– Это нормально, в пылу сражения забывать об оружии и вступать в бой с голыми руками. Ты мой дикарь, – томно вздохнула помощница.

– Проверить боезапас, – распорядился Ник, отвлекая от созерцания пламени. – Впереди еще хрен знает, сколько таких пещер, нужно быть наготове. Алиса, что с Варом?

Боец, чей скафандр теперь перехватывали две черные ленты крест-накрест пожал плечами, давая понять, что ему повреждения не мешают. Алиса же сверилась с запястным компьютером.

– Заражение триста два, в остальном все в норме.

Ник кивнул.

– Вар, вперед не суйся. Ольха, следи за братом. Рок, что у тебя?

Подрывник похлопал себя по сумкам, свисающим с плеч с довольной улыбкой. Интересно, это он их здесь уже набрать успел? Немало же до нас народа здесь голову сложило, раз здоровяк с трудом шагает под таким весом.

Удостоверившись, что все готовы, Ник первым шагнул вперед, разгоняя ногами еще не до конца остывший пепел. Я двинулся сразу за ним, следом шагала Алиса. Остальная троица закрывала выход.

Узкий проход, когда-то расширенный стараниями дендров привел в широкий круглый зал с идеально ровными стенами. По полу тут и там были разбросаны пришедшие в непригодность вещи. Хватало и останков – на этот раз не только люди, но и симбионты, истлевшие до состояния мумий, действительно похожие на тараканов, вскинув лапы, лежали в нескольких местах.

У входа на следующий уровень каверны замер механоид на лопнувших гусеницах. Опустив единственный манипулятор, понурив голову с разбитой панелью визора, робот застыл изваянием доблести и верности долгу. С открывшегося вида можно было бы писать картину – настолько эпично выглядел боец механоидов.

А еще – в этой пещере мох и рисунки слабо светились, едва-едва, но все же разгоняя тьму. Конечно, отказаться от фонарей слишком рано, но судя по легкому свечению коридора к третьему уровню, скоро они нам не понадобятся.

– Внимательно смотрим по сторонам, – распорядился Ник, первым выходя в центр пещеры.

Иллюминирующие рисунки на стенах загорелись сильнее, Эльза сухо отметила повышение фона эдемия. А в следующее мгновение стены зашевелились.

– Командир, назад! – закричал я, выдавая очередь по раскрашенным камням.

Но Ник не успел. То, что мы приняли за стены, оказалось каменными панцирями. Тонкие ноги выдвинулись из-под защиты и, быстро перебирая острыми когтями, двинулись на командира. Мелькнули, разлетаясь на искры, разряды автоматов, вспыхнул плазменный меч.

Каменный жук-мертвоед, уровень 10. Здоровье: 120\120. Рейтинг: 912,52.

И здесь этих тварей скопилось несколько сотен! Тело Ника, перемолотое в кашу слаженным ударом панцирей, стекло под тонкие ноги мертвоедов, озабоченно шевелящих передними лапами, как мухи.

– Твою мать, Ник… – простонал Рок, тут же выхватывая из сумки гранатомет. – В стороны!

Мы брызнули к выходу, пока здоровяк с гулким «пуф» выстреливал заряд за зарядом. С секундной задержкой снаряды разрывались, оглушая мобов и заставляя стены пещеры пошатнуться.

– Ты нас всех похоронишь! – закричал, перекрикивая разрывающиеся гранаты, Ольха и ухватил здоровяка за плечо.

Втроем нам все же удалось вытащить Рока в проход, сразу же ставший тесным. Жуки в пещере не стали нас преследовать. Те, что попали под обстрел, пошатывались, разбрызгивая при каждом движении изумрудную жижу, фонящую эдемием. Остальные старались убраться к стенам – куда не доставали взрывные волны.

Отобрав у Рока гранатомет, вперед выступил Вар и, зарядив пушку энергией под завязку, выдал всего один выстрел. Начиненная до пределов плазменная граната ударила в самый центр пещеры, мгновенно высвобождая весь накопленный заряд. Голубая волна разошлась кольцом, сжигая подранков и калеча не успевших убраться подальше от опасных камней.

– Они Ника убили! – зашипел Рок, стараясь вырваться из наших рук.

– Заткнись, а то нас всех прикончат, – зарычал, пытаясь удержать здоровяка, Ольха. – Алиса!

Но Медик уже вогнала шприц с желтой жидкостью в шею Рока. Тактик закатил глаза и обмяк в наших руках. Не давая туше рухнуть, мы аккуратно опустили его на пол. Встретившись с глазами Ольхи, я понял, что и сам боец едва сдерживается.

– Что там, Вар? – крикнул я в сторону второго близнеца, засевшего у входа в пещеру.

– Жрут друг друга, вот что, Рик, – огрызнулся Охотник. – Что это вообще за мутанты такие, впервые вижу подобное?

– Стандартная мутация мертвоедов-охранников, – спокойно сообщила Эльза. – Вероятность генерации в подземельях подобного уровня больше восьмидесяти пяти процентов. Тебе не так уж повезло с командой, Рик. Рекомендую вернуться в Эльсах и набрать новую.

– Посмотрим, – отозвался я, поднимаясь на ноги. – Пока бойцы еще не на ногах, война не закончена. Алиса, статус!

Медик на секунду бросила взгляд на запястный компьютер.

– Наши дела плохи. Нужно отступать, Рик, – покачала головой девчонка.

– Отлично, отходим. Вар, помоги Ольхе, Алиса идешь с ними, я прикрываю.

Пока ребята тащили бесчувственного Рока, я следил за пещерой. Жуки, скрипя когтями по полу, действительно поедали погибших собратьев. Но я не заметил, чтобы у них восстанавливалось здоровье или рос рейтинг – вероятно, на прирост необходимо время или же просто исключено.

Данж – система замкнутая, спускаясь сюда во второй раз, мы можем встретить совершенно иных мобов. И точно так же, следующая группа попадет в иную копию подземелья с другими монстрами, картой и наградами.

В общем, походы в подземелья, похоже, откладываются. Мне нужна нормальная команда. С этими мыслями я и нагнал отряд, уже выбравшийся под ночной ливень. Бросив последний раз взгляд за спину, я сжал челюсти и прибавил шаг.

Бой окончен. Получено 3 273 опыта.

– Седьмой уровень, Рик.

– Знаю, Эльза, знаю.


Глава 9
Пещера Аладдина

– Мимикрия, – проронила Эльза.

– Что, прости? – отозвался, разглядывая поникших Охотников.

– Мимикрия – пассивный навык, позволяющий скрываться в неподвижности от любых сенсоров. Подобная есть всего у нескольких видов монстров. И встретившиеся нам – это самые слабые. Уязвимые места – лапы, – сообщила помощница.

– Отлично, а раньше ты не могла сказать?

– Я и сказала, если мобы не двигаются, их невозможно заметить.

Я кивнул и уселся на траву. Дождь прекратился, теперь нас окружала покрытая водой зелень. Листья и лианы, сбрасывая на головы тучи холодных капель, блестели в свете заходящего солнца. Над землей поднимался невесомым облаком белесый дымок – жар джунглей выпаривал воду, безбожно повышая и без того зашкаливающую влажность.

Забавно, могли бы просто тихо и спокойно пересидеть все в броневике, но нет – потащились в данж, чтобы лишиться одного из членов команды. Да еще и так глупо.

– Сколько выходов у вас было? – спросил, поднимаясь на ноги.

Ребята молчали, глядя кто куда. Странно, теперь они совсем не напоминали отряд бывалых Охотников. Неужели, я прав?

– Сколько? – повторил вопрос.

– Это первый самостоятельный выход, – отозвался Ольха.

Я громко выругался.

– Так какого хрена никто об этом не сказал? Почему вы не предупредили меня, что вы – жалкое нубье, в первый раз лезущее в пекло? – заорал, ударив кулаком, срывая злость на ближайшем дереве.

– Мы трижды участвовали в боевом крыле, – отозвался, чуть задрав подбородок, Вар. – А это, знаешь ли, тоже не мало.

– Да мне плевать! В боевое крыло берут любое мясо, но для самостоятельной работы нужно еще и мозгами шевелить!

Вот же угораздило! Впрочем, сам дурак, у какого уважающего себя Охотника будет долг висеть в собственной гостинице? По хорошему, нужно возвращаться в Эльсах, навсегда распрощавшись с командой, но данж – вот он, рукой подать.

– Чарли, – чуть успокоившись, вызвал Диккенса через переговорник. – Ехать можешь?

– Да, могу, подобрать вас? – отозвался Пилот.

– Нет, просто приезжай, будешь пятым на зачистке каверны первого греха.

– Я не вижу Ника, что с ним? – тревожно вздрогнул голос парня.

– Пал смертью храбрых. Бегом к нам, Чарли, пойдем мстить за его смерть.

Осмотрев свое воинство, поджал губы и полез в меню характеристик. Вбросив полученные очки в Выносливость, поднял ее до ста восемнадцати, полоска здоровья тут же увеличилась до ста тридцати. Отлично, понемногу набираем жирка.

Броневик прибыл с грохотом и гулом. Чарли, особо не выбирая дорогу, сваливал мешающие по пути деревья. Рок как раз пришел в себя после инъекции Алисы, когда Пилот развернул машину и раскрыл задний отсек.

– Собираем все, – приказал я, хлопком в гигантские ладоши подгоняя народ. – Будем выжигать пещеру за пещерой, пока не зачистим все!

Ребята повиновались, видимо, после Ника ни у кого не возникло желания оспорить мое главенство. Тем лучше, пока подчиняются по инерции, а потом уже никто не задастся вопросом, почему командую именно я.

Алиса подошла ко мне с увесистой сумкой за плечами.

– Ты же понимаешь, что они там все полягут? – тихонько спросила Медик.

– И что? – фыркнул я. – Их дело – работать, Алиса. И да, все Охотники, рано или поздно, дохнут на заданиях. Помрут все, наберем новых. После зачистки данжа у нас и уровень будет, и эдемий, чтобы новую команду сколотить.

Медик покачала головой, в глазах читалось сомнения, но все же оспаривать решение не стала. И правильно, девочка, не стоит лезть под горячую руку. Понадобится – ты тоже у меня костьми ляжешь.

Когда все, наконец, собрались, увешавшись оружием и сумками, я махнул в сторону пещеры. Естественно, из-за выхода мобы обновились, и новый спуск встретил нас воскресшими мутантами.

На этот раз приказал встать всем по центру спиной к спине и не жалеть патронов. Синие вспышки плазмы быстро покончили с ожившими солдатами Директората. Наскоро облутав уничтоженных врагов, мы выстроились в цепочку и, предварительно облив мертвые тела зажигательной смесью, вбрасывали их в зал с мимиками, снова застывшими у стен.

Когда последний труп упал в центре зала, я кивнул Року и здоровяк швырнул в темноту зажигательную гранату. Разбросанные по периметру тела вспыхнули моментально, одновременно поджигая ближайших мобов. Жуки засуетились, пламя обжигало лапы, выгрызало внутренности.

Бегая из стороны в сторону, жуки погибали раньше, чем нам пришлось вступить в бой. Зачистка пещеры завершилась быстро.

Приказав парням страховать, первым ступил под своды уровня. Ни одна тварь не пошевелилась, вот и здорово. Заодно я получил еще уровень и тут же вбросил еще пять очков в Выносливость. Чем мы толще, тем лучше.

– Собираем добычу, – приказал я. – Рок, осмотри железяку, – постучал кулаком по башке замершего механоида. – Остальным не расслабляться. Алиса, тебе тут что-то пригодится?

Медик кивнула, уже осматривая первого из жуков.

– Вар, – ткнул пальцем в бойца, – помогаешь Алисе. Ольха, прикрываешь Рока. Вперед, ребята, три минуты у вас есть, потом идем дальше.

– Как станем продвигаться? – заметно нервничающий Чарли, сжимающий автомат, клацнул челюстью, указывая на выход с уровня.

– По отработанной схеме, – отмахнулся я, первым подхватывая уже распотрошенное Алисой тело. – Собираем трупы и выжигаем уровень. Все, что после шевелиться – заливаем плазмой.

Простой план оказался не таким уж и простым. Спуск в третью пещеры оказался залитым по щиколотку водой тоннелем, растянувшимся на несколько метров. Тащить трупы можно, но здесь с трудом я сам проходил, не говоря про громадную, по меркам коридора, тушу жука-мертвоеда.

В итоге перед третьим залом, залитым зеленым светом эдемия, целыми друзами торчащего из стен и потолка, встали Алиса и Вар, как самые маленькие. Да, даже Пилот был здоровее Преторианца.

Потратив с час на транспортировку тел, я израсходовал весь запас смеси. Теперь смогу пополнить только в гостинице. Это не внушало особых опасений – как только зачистим здесь, вернемся в Эльсах.

Но все манипуляции оказались зря. Третий зал был пуст. И единственное, что в нем находилось – брошенные кирки, выжженные излучением тела шахтеров из числа всех трех рас, да ярко полыхающие изумруды эдемия.

Камни просвечивали насквозь, искажая изображение, внутри легким туманом двигалось нечто, что и делает этот минерал столь востребованным. Эфир Эдема, как называли его в отчетах Директората.

– Здесь же миллиарды, – выдохнул, оглядывая ближайшую жилу, Чарли. – Если вытащить хотя бы один…

– Сгоришь, как эти ребята, – махнул я рукой на мертвых шахтеров. – Сказку про Аладдина в детстве не рассказывали?

– Не-а, – покачал головой Пилот, поглаживая острые грани камня. – Зато я знаю, что раз в жизни выпадает шанс, нужно им воспользоваться. Алиса, ты со мной?

Медик отошла подальше.

– Не вздумай, Чарли, – я недвусмысленно приставил бластер к голове парня. Уже подхватившего кирку. – Один удар и мы все сгорим к чертям!

Пилот усмехнулся, сжимая кирку в руке.

– И что ты сделаешь, Рик? Убьешь меня, а потом остальных?

– Надо будет – убью, – ни секунды не раздумывая, чуть толкнул стволом Пилота в голову. – Отойди, Чарли.

– Да ты хоть представляешь, сколько здесь, Рик? – продолжая ухмыляться, прошептал он. – Мы можем просто выковырять один, слышишь, один кристалл, и свалить с этой чертовой планеты. Да, черт возьми, мы можем сами себе по планете купить!

– Рик, уровень излучения очень быстро повышается, – тревожно прошептала Эльза.

– Уходим, быстро, – скомандовал остальным. – Ну же, бегом по коридору!

Пока остальные выполняли приказ, я продолжал держать так и застывшего с киркой в руках Пилота.

– Не дури, Чарли, хочешь вытащить кристалл – да хоть все забирай, но сперва дай нам покинуть пещеру.

Пилот кивнул и опустил руки. Я дождался, пока последний из команды скроется за поворотом выхода, а затем, облегченно выдохнув, спустил курок.

Обмякшее тело Чарли Диккенса повалилось на бок. Из пробитой головы брызнула кровь. Пилот упал, а алое пятно, разрастающееся под ним, засияло изумрудным. Очень скоро он либо поднимется мутантом, либо выгорит, как остальные старатели.

Не оборачиваясь, я помчался к проходу, датчик заражения уже зашкаливал. К счастью, сразу за пределами пещеры излучение как экраном отрезало – показания пришли в норму, едва я покинул зал.

– Ты убил его? – схватив меня за нагрудник брони, прошептала в ужасе Алиса.

Я обвел команду взглядом. Все с нетерпением ждали ответа. Вар, заслонивший собой Медика, недвусмысленно сжимал в руках автомат. Ствол был направлен в мою сторону.

Бунт, значит, ну-ну.

– Если бы он попробовал вытащить камень, нас всех бы выжгло. Вы же не думаете, что взрыв не достал бы нас в каверне? Ошибаетесь, эдемий слишком нестабилен, поэтому никто и не добывает его вручную.

– Убивать его было не нужно, – прошипел Ольха. – Так и скажи, что он ослушался твоего приказа, Рик, и ты решил показательно казнить за неповиновение. Мы – Охотники, а не Директорат, и ты нам – не командир.

Я спокойной кивнул и медленно повесил бластер на бедро.

– Рик, высока вероятность… – затараторила Эльза, но я ее оборвал.

– Иногда нужно принимать жесткие решения. Чарли знал, что одного удара кирки будет достаточно, чтобы спалить в пещере всех дотла, как и тех, кто приходил раньше нас. Он хотел смерти, он ее получил, считайте это снисхождением.

– Снисхождением? Ты ему еще, сволочь, услугу оказал? – Ольха вскинула автомат.

Я поднял руки.

– Стреляй, Ольха, а потом выстрелю я. И вы все умрете, а я и Алиса возродимся в Эльсахе. Так вы хотите закончить свой путь? А я думал, вы все-таки Охотники, а не кучка отщепенцев, изгнанных Директоратом за бесполезностью.

– Думаешь, ты лучше нас? – огрызнулся Вар, повторяя жест брата.

– Думаю, вы из соратников перешли в стан врагов, стоящих на пути моей миссии, – спокойно ответил я, глядя рыжему близнецу в глаза. – И раз так, дальнейшее продвижение невозможно, пока вы дышите. Я не оставляю врагов за спиной.

Братья не опустили оружия, даже когда Рок положил обоим на плечи свои пудовые кулаки. Здоровяк с легкостью столкнул обоих головами, в одно мгновение отправляя обоих в нокаут.

Алиса замерла, глядя то на меня, то на тактика.

– Что происходит?

– Золото мягкий металл, – пожал я плечами и протянул руку здоровяку. – Спасибо за помощь, Рок.

– Не стоит благодарности, Рик, когда мы здесь закончим, я покину ряды Охотников, – скривился здоровяк. – Это не моя работа, лазать по пещерам, охотится на рейдеров. Мое призвание – наука, к черту все, – он отмахнулся и с легкостью подгреб обоих бойцов, прислоняя к стене коридора. – Ну так что, идем вперед?

– Идем, – кивнул я. – Алиса, ты с нами?

Медик еще несколько секунд смотрела на лежащих в беспамятстве близнецов, после чего подняла на меня глаза.

– Я думала, с тобой будет интересно, Рик, – обвиняющим тоном заявила она. – Но ты переходишь границы. Даже не знаю, кто здесь настоящий человек, они – вступившиеся за друга, или ты, хладнокровно убивающий подчиненных.

Я скривился в усмешке.

– Я – человек, Алиса. А человек может все.

И, не дожидаясь ответа, зашагал вперед по коридору.


Часть IV
Пляска с Дьяволом


Глава 1
Реальные проблемы

– А где Муэрто? – спросил я, остановившись перед входом на следующий уровень.

Иконка Снайпера горела все время, пока мы лазали по каверне, но куда делся сам боец, я не мог сказать. Даже Эльза не нашлась, что ответить. И это при ее вездесущем внимании к миру игры!

– Был с нами, – флегматично пожал плечами Рок. – Он обычно в невидимости бродит. Эй, Муэрто! – рявкнул здоровяк.

Но коридор молчал. Уже догадываясь, я резко развернулся, чтобы вернуться в зал с эдемием, но стены вздрогнули, впереди прогремел взрыв, иконки сразу троих членов отряда погасли. Я поднял взгляд вперед и на секунду застыл.

По коридору неслось изумрудное пламя. Все, что я успел – вытолкнуть Рока и Алису на следующий уровень. Самого же меня швырнуло, как ядро из пушки. Катясь кубарем, я терял запас прочности брони и какое-либо понимание верха и низа, а закончилось все жестким ударом спиной о противоположную стену пещеры третьего уровня.

Иконки Вара, Ольхи и Муэрто уже погасли, когда я хоть что-то смог осмыслить. Как сквозь толщу воды слышал крик Эльзы, что уровень заражения приблизился к критическому, перед глазами все еще плыло, руки с трудом уперлись в пол, я постарался встать, но ноги отказывали, попросту съезжая с каменной поверхности, как со льда.

– Ты лежишь на спине, – наконец, дошли до меня слова помощницы. – А ноги ставишь на стену.

Знатно же меня пришибло, подумал я, ощущая дикую волну тошноты. Ну вот, начинается – заражение в шестьсот пятьдесят две единицы приносит уже ощутимую болезнь. Чувствуя подступившую желчь во рту, сделал глупость.

Маска отщелкнулась и содержимое желудка плеснуло изо рта, заливая пол пещеры. Сквозь собственные болезненные вопли расслышал стрекот автоматов. Похоже, пока я тут блюю, ребята ведут бой с мобами. Нужно подняться и помочь, пока совсем не сдох от облучения…

Но сил не было. Тошнота не отпускала, я закрыл глаза и, не слушая предупреждения Эльзы, оставил маску открытой. Уровня Алисы все равно не хватит, чтобы меня вылечить, так что…

– А ну, не смей! – легкий ботинок выбил бластер из рук.

Это насколько я ослабел, что Медик так легко меня обезоружила?

– Потерпи еще минуту. Вот, съешь, – в рот упал какой-то твердый корень. – Давай, Рик, жуй, не стесняйся.

На вкус похоже на имбирь. И на перец одновременно. Рот ошпарило, словно глотнул кипятка, буквально прочувствовал, как скрючивается обожженная слизистая. Слюни уже бесконтрольно потекли по подбородку. А потом меня окутала темнота.

Игрок, ваш аватар временно недоступен из-за воздействия сонного корня. До конца действия корня: 23 часа 58 минут. Рекомендуем отключиться от игры и провести время в реальности.

Вот так чудо-лекарство у нашей милой Алисы!

Выход!

Все еще борясь с накатывающей тошнотой, с трудом выполз из капсулы. Да уж, короткая вышла сессия. Солнце за окном еще светило во всю, а я уже снаружи.

Эльза тут же подскочила, обняла и потащила в кровать.

– Что-то новенькое, – заметил я.

– Стелла обещала приехать, – доверительно прошептала помощница, заботливо укладывая меня спиной на покрывало. – Так что предлагаю провести время с пользой.

После непродолжительного массажа, во время которого прошли все эффекты от погружения, и часа постельных утех я накинул халат и приказал открыть дверь.

Сестрица явилась вовремя. Вот только одета она явно совсем не по погоде – легкая черная куртка, ботинки да какой-то слишком тонкий, до прозрачности, сарафан.

– Привет, Рик, – улыбнулась она одними губами.

По лицу Стеллы сразу ясно – настроения общаться у нее нет, но, раз уж, позвал, решила попытать счастья. Вдруг я образумился?

– Проходи, не стесняйся, – я распахнул руки для объятий, но девчонка больше напряглась, чем если бы просто прошел мимо. – Да не жмись ты, Стелла, все в порядке.

– Эльза, что ты дала Рику? – немного наклоняясь в сторону комнаты, громко спросила сестра.

– Ничего не давала, – появилась из комнаты успевшая натянуть мою рубашку помощница. – На самом деле у нас к тебе деловое предложение.

Стелла скинула куртку и, оставшись в легком сарафане, протопала на кухню. Не разуваясь. Нет, я, конечно, сам не особый чистюля, но хоть какие-то приличия должны соблюдаться!

– Сестренка, а разуваться кто будет?

В ответ послышалось фырканье, а следом в коридор полетели двое ботинок на толстой подошве. Едва увернувшись, я с сомнением посмотрел на куклу, но Эльза с улыбкой кивнула мне и прошлепала на кухню.

– Отлично, это заговор! – сообщил ей в спину. – Нет, объявление войны! – продолжил ворчать, заходя следом.

– Рик, садись, – добродушно указала рукой на кресло Эльза. – Я уже кофе налила для вас обоих.

– Ладно, так и быть, не стану тебя обнулять, – усевшись, я обхватил чашку обеими руками.

– Рик, ты никогда ее не обнулишь, – устало выдохнула Стелла. – Сколько я помню Эльзу, ты всегда был к ней слишком лоялен. Так что не строй из себя хозяина в доме.

– Что-то случилось? – склонила голову Эльза. – Я отмечаю странные показатели, Стелла.

Сестрица не стала скрывать и ломаться. Так же, как и я, обняла чашку пальцами и, тяжело вздохнув, заговорила.

– Алекса уволили, Рик.

– Распустили отдел? – тут же поинтересовался я.

– Да, там теперь какой-то Макс Правитель будет их функции выполнять, – скривилась она.

– Макс Повелитель, может быть? – поднял я бровь.

– Наверное, – отмахнулась нахмурившая брови сестра. – В общем, Алекс уже неделю с ума сходит, я и так, и так к нему, а он все бухтит и бухтит, мол, жизнь без работы скучна и ненавистна…

– Поссорились, – с сочувствием резюмировала Эльза, опираясь на столешницу ладонями.

– Именно. Я даже свою учетку из его квартиры вытерла.

А вот это круто, подумал я. Стереть учетную запись полного доступа в чужой квартире – серьезная ссора, учитывая, что судя по нарытым Эльзой данным, дело у парочки шло к совместной жизни.

Обычно пары после такого уже не восстанавливаются. Нет, это не невозможно, просто считается чем-то вроде предательства. Из разряда тех, что не прощаются. Мол, я тебя в святая святых пустил, а ты вместо уважительного отношения взяла и загадила мой храм.

По сути, это расторжение помолвки. Надо же, я и не знал, что у них все так серьезно. А здесь – целая любовная драма. С другой стороны, дополнительный повод переселить девчонку к себе и заняться ее образованием.

– Ну, хочешь, я с ним поговорю? – тихо поинтересовался, опуская кружку на столешницу.

Сестра скупо улыбнулась.

– Решил разыграть карту старшего брата?

– А почему нет? Он тебя обидел, я его обижу, – пожал плечами с равнодушным видом. – У меня есть и средства, и способы. Ты в курсе.

Стелла тяжело вздохнула.

– Не поможет. Ты просто его не знаешь, Рик. Алекс такой упертый баран, что… – она снова махнула рукой и закинула правую ногу на сиденье, тут же обхватив ее руками. – И с мамой я поругалась.

– А с Амбер что не поделили?

– Все тоже самое, стоило ей узнать, что Алекса уволили, начала требовать, чтобы мы расстались.

– Но вы и так расстались, – заметил я.

– Мы поссорились! – сестра ударила кулаком по столешнице, едва не перевернув чашку с кофе. – Я, конечно, вспылила, когда стирала учетку, но Алекс поймет, он хороший… – голос Стеллы надломился, из глаз потекли слезы.

Ненавижу слезы. Поднявшись, обогнул стол и обхватил сестру в объятия. Погладив по спине, прижал покрепче, позволяя ей вцепиться в плечи и рыдать не стесняясь.

– Все будет хорошо, сестренка, – прошептал я, продолжая гладить по спине и голове. – Вот увидишь.

– Мне даже некуда теперь идти-и-и! – заскулила та в ответ, захлебываясь слезами.

Я улыбнулся, позволив себе ухмылку. Плечо стало совсем мокрым, халат явно не был предназначен для такого количества жидкости. Ничего, побольше поплачет – поменьше пописает.

– Будешь жить у меня, Стелла. Места хватит на всех, мы с Эльзой подвинемся, – твердо произнес я, слегка отстраняя сестру.

– Ты даже не хочешь считать меня семьей, – скривившись в новом приступе рыданий, завыла она, хватая меня за полы халата. – А теперь еще и сделаешь своей содержанкой?!

И все это – вытьем на одной ноте.

– Ну, почему же, содержанкой? – подала голос Эльза. – У нас есть идея, как сделать твое пребывание полезным для нас.

– Да, и несколько обязательных к выполнению правил проживания, – кивнул я, строго заглядывая сестре в глаза. – Так что не думай, будто жить у меня тебе очень уж будет легко и просто.

Стелла взяла себя в руки и, еще пару раз всхлипнув, утерла слезы основанием ладони.

– И какие же правила?

Я кивнул на Эльзу. Помощница тут же развернула перед нами голограмму с внушительным списком теоретической литературы и практических заданий.

– Что это? – хлюпая носом, пробежалась по строчкам текста взглядом Стелла. – «Основы воздействия электрических импульсов на организм человека», «Построение простейших объемных проекций»… Вы что, решили моим образованием заняться? – оглядела она нас.

– Именно, – кивнул я. – За две недели ты будешь обязана наверстать упущенное после учебы время. Через три месяца либо из тебя получится необходимый корпорации специалист, либо ты съезжаешь.

Стелла пару секунд хлопала влажными ресницами.

– Но это нереально!

– Вполне реально, – пожал я плечами. – Твой Алекс большему обучился за полгода. А ты, в отличие от твоего рядового по всем показателям спеца по контролю Сети, намного способнее. И именно этого я от тебя хочу, Стелла.

– Я не справлюсь, я…

– Ты справишься, не переживай, – потрепал ее по голове. – Тем более, у нас есть доступ ко всем необходимым внутренним документам корпорации. Ты же знаешь, что я тоже на них работаю?

– Да уж знаю, – проворчала сестра с недовольным лицом.

– Ну вот и не переживай, в самое ближайшее время ты станешь необходимым корпорации кадром, а за это время и Алекс твой остынет, и сама на работу устроишься, и от Амбер отвяжешься, наконец-то.

Стелла погрузилась в раздумья. Надо же, я предполагал, сразу откажется. Тем более большую часть информации она и так знает. С ее навыками программирования нейросетей – это будет плевая задачка.

– Хорошо, я попробую, но ничего не обещаю, – тихо пробормотала Стелла.

– И еще одно обязательное правило, сестренка.

– Какое?

– Не ходи в уличной обуви по моей квартире, – с ухмылкой ответил я.


Глава 2
Новые вводные

Остаток дня прошел в заботах о сестре. Сперва на пару с Эльзой Стелла обустраивала себе комнату. Затем – забивала программу в мой распорядок, шлифуя под себя все, до чего дотянулись руки. Стоило больших усилий отстоять исключительное право на куклу – сестренка всерьез надумала перепрошить помощницу под себя.

Я, конечно, мог и поделиться, мне не так жалко, но хоть что-то в моем доме должно оставаться моим. Стелла даже цвет стен во всей квартире поменяла, что уж говорить про меню, расширившееся до ста двадцати блюд против моих семи.

Наконец, когда мы собрались за ужином, Стелла впервые улыбнулась как раньше. Очевидно, возня с домашним уютом пошла ей на пользу.

– Спасибо, Рик, – взяв меня за руку, сжала мою ладонь. – Не знаю, что делала бы без тебя.

Я пожал плечами.

– Что поделать? Родню не выбирают, раз уж ты моя сестра…

Договорить мне не дал возникший на стене экран с взъерошенным Никосом.

– Рик, опять жрешь? Куда в тебя только лезет? Включи новости, – велел Власть, обводя кухню напряженным взглядом.

Лицо всегда спокойного хозяина Земли было помято и бледно. Глаза покраснели, полопавшиеся сосуды практически полностью заняли белки, Никос явно не спал несколько дней, черты заострились, вокруг рта пролегли глубокие складки. Деловой костюм, всегда идеальный, теперь измят, перепачкан каким-то белым песком, на вороте виднелась застывшая кровь. Никос словно только что вышел из уличной драки.

– Эльза, – кивнул я помощнице, изображение Никоса отъехало в сторону, на втором экране появилось разрушенное здание.

Высотка корпорации превратилась в груду камня, объятого пламенем и тучами пыли. Грамотно нарисованная дикторша в деловом костюме с ничего не выражающим лицом зачитывала отчет.

– Во время взрыва в здании находилось около трех сотен сотрудников. Спасательным бригадам пока не удалось найти ни одного пострадавшего. Список работников, зафиксированных на территории системой безопасности, уже предоставлен корпорацией.

– Что это значит? – подала голос Стелла, закрыв рот ладошкой.

Никос перевел на меня тяжелый взгляд.

– Это значит, что Рику нужно спешить. Они ударили снова. Обошли нашу лучшую защиту и устроили… это, – махнул рукой он. – Думаю, мне не нужно говорить, что теперь ни о каком задержании быть речи не может, Кригг? Эти твари должны быть уничтожены! – зарычал он, ударяя кулаком по столешнице.

– Ты же понимаешь, я не могу убить кого-то там, чтобы они подохли здесь? – напомнил я, сжимая кулаки под столом – так, чтобы не видела Стелла.

– Знаю, но у нас больше нет времени ждать, Рик. Когда войдешь в Эдем, тебя проведут по ускоренному пути.

– Какому? – насторожилась сестра.

– Чертова Яма, – выдохнул я, понимаю, куда клонит Власть.

– Именно, так что готовься. Завтра, когда истечет срок корня, тебе подвезут наши новые системы. Твоя помощница с легкостью справиться.

– С чем? Рик, на что ты соглашаешься? – перебила Стелла. – Что еще за Чертова Яма?

– Чертова Яма – шахта эдемия с самым высоким уровнем смертности среди контингента. Излучение там настолько сильное, что пробивает даже лучшую защиту. Так как у Рика погружение полное, он будет чувствовать все, как в реальности, – отчеканила Эльза. – Мы получим систему РДКН-92?

– Твою мать! – выдохнул Никос. – И мы еще ломаем голову, как у нас обходят защиту, если вшивый домашний компьютер в курсе наших секретных разработок?!

– Но-но! – вставил я, помахивая пальцем перед экраном. – Ты сам открыл ей доступ, остальное – дело техники. К тому же, – я кивнул в сторону раскрывшей рот Стеллы, – моя сестра собственноручно меняла Эльзу на обход всяких систем. Кстати, рекомендую ее тебе, как сотрудника безопасности.

Никос окинул сестру пронзительным взглядом.

– Пройдет испытание – посмотрим. А теперь к делу Рик.

– Стоп-стоп-стоп, – хлопнула ладонью по столу Стелла. – Рик, какое еще, черт возьми, полное погружение?

– Стопроцентное восприятие всего, что происходит в виртуальном мире. Запахи, вкус, боль.

– Боль?! Рик, да ты в своем уме? Куда ты лезешь, на что подписываешься? – вопросы больше напоминали обвинение, сестра явно не на шутку переживала.

Я скрипнул зубами, чувствуя, как начинаю закипать от гнева.

– Стелла, если хочешь высказать свою точку зрения, дождись, пока взрослые договорят, хорошо? Никос, – уже обернувшись к экрану, – почему ты решил, что я вообще это выдержу?

– Так решил совет, Рик. Мы в срочном порядке размораживаем всех своих агентов, не думай, что ты особенный. Да, твоя задача временно изменила условия, но цель остается та же – вычислить ублюдков. Дальше мы и сами справимся.

– Как можно не знать, что происходит в твоей собственной игре? – снова влезла Стелла.

Никос недовольно поджал губы, сестренка ему явно не нравилась. Да и вводить стороннего человека в, по сути, тайную операцию – глупо. Но все же он ответил.

– Потому что не все системы работают так, как хотелось бы. Потому нам и нужны люди вроде Рика – те, кто найдет нарушителя и устранит, – нехотя ответил Власть.

– То есть, они не только умеют прятать капсулы от системы, но еще и в игре неуловимы? – рассмеялась Стелла. – И как, по-вашему, вы будете их искать? Рику нужно их заставить проговориться?

Никос снова чертыхнулся.

– Госпожа Кригг, я вам все расскажу, когда вы успешно пройдете испытание. А пока, дайте, пожалуйста, нам с вашим братом все обсудить. Спасибо.

Стелла поджала губы и скрестила руки на груди. Ответ ее очевидно не устраивал. Ставлю гору кредитов против атомарной пыли – сегодня же попытается взломать корпорацию.

Другой вопрос – что я потом делать буду, когда ее присовокупят к очередному «сопутствующему ущербу» очередного теракта? А в том, что новые удары последуют, я совершенно не сомневаюсь. Сегодня – это просто разминка. Показательная пощечина, отрезвляющая и заставившая в панике метаться по углам, ожидая нападения с любой из сторон.

Вон, как перепугался Никос. И я его понимаю. В виду того, что система безопасности в корпорации – одна, не думаю, что случись подобный взрыв на орбите, мы когда-либо увидели бы Властей снова. Так что повод для паники у них действительно имеется. Раз биоконы, невесть сколько лет пропадавшие в неизвестности, теперь могут наносить удары, обходя лучшую защиту, что им будет стоить вскрыть нанести удар в космосе?

– Стелла, оставь нас, пожалуйста, – успокаивающим тоном проговорил я, кладя руку на плечо сестры. – Обещаю, ничего страшного не случится. Эльза, проводи, пожалуйста, Стеллу в ее комнату.

Помощница кивнула, уводя недовольную девушку за дверь. Тут же мигнула панель, сообщая, что защита от прослушки активирована. И я почти уверен – сделал это Никос. Черт, они даже в моей квартире могут творить все, что хотят, как же допустили такие дыры, что теперь мне приходится расхлебывать? Хотя, знал бы, где упаду – соломки бы подстелил.

– Итак, Рик, слушай внимательно. Время поджимает. Тебя срочно сбрасываем в Яму, там ты находишь контакт с Мертвой Головой и выбираешься на поверхность. Не просри все, как в каверне.

– Мои вещи останутся со мной?

– Конечно, – кивнул Никос. – Но учитывай, что все это не спасет. Даже сдвинуть тебе планку восприятия мы не сможем – увы, система защищена от такого вмешательства даже от нас самих. Сто процентов будут оставаться ста процентами.

– Но ведь была же такая функция.

– Была, – кивнул Никос. – Но пришлось ее сильно урезать. Если мы сделаем так – в Яме ты будешь умирать в разы чаще. Не забывай, что сразу улетят к чертям характеристики аватара. Ты в итоге там так и застрянешь на перерождении.

Я погладил подбородок.

– Так и что ты предлагаешь, когда я выберусь?

– Все просто – вступай в ряды рейдеров, втирайся в доверие. Есть у меня информация, Что Мертвая Голова тесно связан с нашими «друзьями».

– Тогда почему не пойти напрямую к нему?

– Глупо. Сам посуди – единственный известный нам контакт, стоит чуть нажать на него, враг тут же уйдет в подполье и мы уже никогда не найдем хвостов.

– То есть ты хочешь сказать, что…

– Да, Рик, других вариантов нет. Ты либо завоюешь их расположение через Мертвую Голову, либо мы останемся с носом.

– А остальные агенты? Как же тогда они?

– Ты же не думаешь, что эти сволочи только в Эдеме засели? – хмыкнул Никос. – Мы уже устранили одного руководителя целой ячейки в Неверкоме, но до конца не уверены, что уничтожили всех.

– Уничтожили?

Никос на миг запнулся.

– А ты думаешь, мы их по тюрьмам держим, что ли, Рик? – в голосе Власти прозвучал скрежет стали. – Все, кто идут против Властей – должны быть уничтожены.

Я кивнул. Это, собственно, давно ясно. Но одно дело – ясно, а другое, когда тебе говорят об этом напрямую.

– Если я не справлюсь…

Он отмахнулся.

– Не будем мы тебя убивать, Рик. Не глупи, перепоручим другую задачу, вот и все. Будешь заниматься какой-нибудь хренью, как Ариадна.

– А она что, тоже провалила свое задание?

– Да, именно так, – кивнул он. – За что и попросили покинуть Неверком. Так что она теперь потеряла наше расположение. И в случае провала тебя будет ждать тоже самое. И, естественно, этого разговора никогда не было, Рик.

– Вот только одно «но», Никос, – кивнул я. – Ты сам признал, что вашу защиту они обходят, а теперь надеешься на блокировку прослушки, собранную вашей же корпорацией? Я не удивлюсь, если этот разговор оказался на столе нужного человека с того момента, как ты активировал защиту.

Власть кивнул и откинулся в кресле.

– Именно поэтому я так откровенен с тобой, Рик.

– И неоднократно сообщил, кто я – тоже для этого? Подставил меня под удар, в надежде, что на меня сейчас же выйдут и устранят или перевербуют? – во мне снова закипела злость. – Мне не нравится, что ты так поступаешь со мной. Ты не только моей жизнью рискуешь, но и…

– Твоей сестры? – кивнул с улыбкой Никос. – Не переживай, в случае вашей смерти, мы выразим свои соболезнования вашей родне и добавим немного кредитов для убедительности. Поверь, кое-кто из твоего ближайшего колена будет даже рад такому исходу событий.

– Мне не нравится твой тон, Никос.

– А мне не нравится, что ты путаешь берега, Рик. У тебя нет выбора. Ни у кого из нас его нет на самом деле, – махнул он рукой. – И, если ты думаешь, что Совет просто так доверяет тебе столь важное дело – ты здорово ошибаешься. Ты в неоплатном долгу перед корпорацией, перед Советом, перед Властями. И э тот долг мы возьмем с тебя сполна, даже не сомневайся.

– Я и не сомневаюсь, – сузив глаза, я сжал подлокотники кресла. – Но по-прежнему не вижу повода втягивать в это сестру.

– Дополнительные рычаги влияния всегда полезны, – пожал плечами он. – Ты же прекрасно понимаешь, от тебя самого мало чего можно требовать, тебе себя не жалко. Не смотри на меня так, это наша система так твой психпортрет нарисовала. – всплеснул он руками с добродушной улыбкой. – А если под угрозой будет твоя сестра, которая так вовремя к тебе переехала, ты будешь двигать поршнями активнее, верно?

– Ты и это устроил? – хмыкнул я. – Выходит, Алекс знает?

– О чем? Парень лишился работы из-за введения новой системы контроля Сети. Он получил хорошее пособие, но да, его реакция – она была предусмотрена той же системой, что и твой психологический портрет нарисовала. Так что, как видишь, мы умеем прогнозировать события и направлять людей в нужное русло.

Я кивнул и зло ухмыльнулся.

– Что ж тогда у вас дата-центр взорвали?


Глава 3
Доставка

Ребята из корпорации явились за час до истечения действия корня. Как я прочел в справочнике игры, это растение – сильнейший опиат. После даже самой мизерной дозы – не выжить. Но хорошо, что эти часы, пока ты будешь отдавать концы перед отправкой на тот свет – будут для тебя самыми приятными на свете.

Неудивительно, что торговля корнем запрещена среди игроков – на такое недолго подсесть. Цифровые наркотики – вещь дорогая, но крайне популярная. Тем удивительнее, что он нашелся в закромах Алисы. Но контрабанда – вопрос не такой важный, как путешествие в Чертову Яму.

– Рик, ты волнуешься, – положив руку мне на плечо, Эльза следила, чтобы техники ничего не напортачили.

Но невзрачные ребята из какой-то сверхсекретной службы с совершенно незапоминающимися лицами знали свое дело от и до. Раскрутили капсулу по винтикам, заменяли блоки, ковырялись в проводах и даже установили дополнительную систему очистки.

Наблюдать за ними было интересно первые три минуты, так что вскоре я занялся изучением доступных материалов по Чертовой Яме. Но здесь меня ожидал очередной облом – никакой полезной информации на поверхность не выбиралось.

И даже Никос разводил руками, мол, система сама сгенерирует ситуацию, в которой мне предстоит разобраться и встать на нужную сторону.

А вот заявлений в Сети о незаконности существования такой локации – хватало с избытком. Невыносимые фантомные боли, потеря душевного равновесия, повышенная опасность повреждений мозга и нервной системы – это лишь малая толика длинного списка, что игрок вытянет оттуда в реальный мир. Лишь немногим счастливчикам удавалось продержаться дольше недели, но именно они и становились клиентами психологов и психотерапевтов на долгие месяцы после пережитого.

Столь серьезных последствий можно избежать, заявляли в Nevercome, Inc. Чертова Яма – место, созданное специально с прицелом на удаление персонажа. А для самых отмороженных – подписывалось дополнительное соглашение о полном снятии ответственности с корпорации в случае согласия на прохождение локации.

И вот в эту-то прелесть мне и придется лезть. Разумеется, есть и более простые способы пробраться в ряды рейдеров, но если хочешь попасть к Мертвой Голове – тебя ждет только одна дорога. Через воплощенный и пылающий изумрудным излучением ад шахты.

– Скорее уж способы самоубийства, – вставила Стелла, когда техники ушли, заставив меня подписать бумагу о неразглашении.

– Что, прости? – переспросил я, уже садясь на край биокапсулы.

– Я говорю, есть и более простые способы самоубийства, Рик. Чем они тебя так прижали? Неужели, тебе мало денег? Или чего тебе не хватает здесь, что ты согласен лезть в чертову игру, где с вероятностью свыше девяносто процентов сойдешь с ума от боли?

Стелла не на шутку волновалась. Это оказалось чертовски приятно. Как не убеждай себя, что с роботом жить проще – каких-то простых, почти инстинктивно-базовых эмоций все равно не хватает. Как, например, ощущение нужности своей родне.

– Со мной все будет в порядке, сестренка, – потрепав девушку по голове, я нырнул на дно капсулы.

Зашуршали, занимая свои места провода и шланги. Я натянул маску на лицо и закрыл глаза, дожидаясь, пока жидкость заполнит пространство капсулы.

Вход!

Свет ударил по глазам, обжигая сетчатку. Прикрывшись руками, сразу же заметил – запястья скованы стальными кандалами. Острые зубцы эдемия режут кожу, повышая уровень заражения – дополнительная гарантия, что я не сбегу.

Под колени ударило – я упал на стул. Слух вернулся резко, сразу же ударяя по ушам шумом реактивных двигателей, расположенных по бокам за толстой броней транспорта.

Итак, меня сейчас доставят в Чертову Яму. Без суда и следствия. Ловко, товарищи админы, ловко. Никаких трибуналов, никаких расследований – просто раз, и готово.

Шум стих, перед глазами, наконец, появилось четкое изображение. Стул, к которому меня успели приковать, пока приходил в себя, стоял посредине пустого металлического квадрата. Оно и верно – голый далеко не сбежишь, смысла пытаться выбраться нет.

Да и нет у меня цели сбежать. Главное, чтобы доставили на место да выдали снаряжение. Без брони я сразу почувствовал себя маленьким и очень-очень хрупким – даже от удара, опустившего на сидение, у меня отлетело почти пятьдесят здоровья, что же будет, если меня всерьез решат поучить конвоиры?

Двое бойцов в тяжелой броне как раз стояли по бокам. Один с довольной улыбкой вытирал пышные усы, второй держал под прицелом плазменного автомата.

Бегло осмотрев их, ни имен, ни уровней не заметил. Ничего не скажешь, атмосферно. На память пришла сцена из одного блокбастера, где герой в одиночку не только освобождается из заточения, но и захватывает самолет, после чего развязывает войну против целой корпорации.

Усмехнувшись, тут же получил от стоящего справа усача кулаком по скуле. Голову едва не оторвало, а здоровье упало до жалких десяти единиц.

– За что? – просипел разбитыми губами, сплевывая кровь на желтую униформу с порядковым номером.

– Больно веселый ты, – ощерился усач. – Ничего, мы это быстро поправим. А там, в Яме, тебя и так эдемий прикончит. А если тебе повезет, и ты сойдешь с ума, всем будет без разницы, что у заключенного не досчитались пары пальцев.

В глаза блеснуло – конвоир вытащил из-под пластины брони короткое лезвие. Его напарник заметно напрягся, явно такое в программу развлечений не входило.

– Это тебе за Ника, паскуда!

Лезвие блеснуло перед глазами, я зажмурился и постарался отстраниться, но напарник явно не желал приезжать на место с трупом в камере. По полу прозвенела сталь – заточка упала в угол.

– Ну-ка, прекрати, – негромко велел автоматчик. – Я доложу о твоей выходке наверх, Отто, – сообщил он. – Тебе пора подышать, – кивнув на дверь, конвоир снова наставил автомат на меня. – Я за ним и сам прослежу. Ты же не доставишь проблем, парень? – обратился он ко мне.

Замотав головой, я опустил голову. Слабость накатила резко, сковывая тело и заставляя закрыть глаза, погружаясь в беспамятство. Уровень заражения медленно повышался – как бы тут не помереть раньше срока.

Зашипела панель двери, протопали тяжелые ботинки усача. Я с трудом поднял голову, но ничего в коридоре, кроме черного силуэта уходящего конвоира не заметил. Свет бил в камеру, не позволяя разглядеть ничего – лишь только глаза резал до слез.

– Советую поспать, Рик, – заговорил автоматчик, когда дверь снова закрылась. – В Яме тебе уже спокойно поспать не удастся. Там, знаешь ли, даже умереть спокойно нельзя.

– Спасибо за совет. В чем меня обвинили?

Интересно же, как этот вопрос обставила корпорация. Все дела должны были дублироваться в общую сеть Директората, не сделали же они ради меня исключения. Тем более, мое появление – без предупреждения системой выглядело бы подозрительное.

– За убийство камрадов, – невозмутимо ответил охранник. – Ты же убил всю команду в пещере.

Щелкнула маска, я, наконец, разглядел своего собеседника. Крупные черты лица, широкий раздвоенный подбородок, толстые губы, спокойный взгляд стальных глаз.

Вставив в рот сигарету, воин опустил автомат и, прикрывая мощными ладонями пламя встроенной в манжет зажигалки, закурил.

– Ты же не думал, что все пройдет незаметно, верно? – выпустив дым, произнес он. – Хочешь затяжку?

Я кивнул, раздумывая, на что он намекает. И не тот ли это выход, что должна была сгенерировать система? Как бы там ни было, нужно вытянуть из солдата побольше информации. Она, как говорится, дороже золота.

Сделав затяжку, благодарно кивнул, выпуская дым. Это в реальности я не курю, но здесь явно какая-то проверка. А еще странно, что не слышу Эльзу. Неужели помощницу отключили?

Хотя, о чем это я? Раз на мне нет даже скафандра, связи с системой игры у меня нет, следовательно, и Эльза не достучится до меня, пока не облачусь в свои доспехи. Эх, надеюсь, Никос не соврал и броня мне достанется, а не пойдет на распил местными бригадами заключенных.

– Знаешь, Рик, я многих уже доставил в Чертову Яму, – делая новую затяжку, сообщил боец. – И все они пытались отстаивать свои права, невиновность. Просили помочь – некоторые даже умоляли о смерти, лишь бы не попадать в этот ад. А ты молчишь… Даже странно как-то, уж не задумал ли ты специально попасть в Чертову Яму? – его глаза сузились, выдавая глубокую подозрительность.

– А если так? – затягиваясь от заново протянутого окурка, спросил, с невинным видом пожимая плечами.

– Тогда ты либо полный псих, либо один из ребят Мертвой Головы, – равнодушно ответил он. – Но, в любом случае, тебе там очень не понравится. У нас в грузовом отсеке лежит твоя броня, Рик, но скажу сразу – можешь о ней забыть. Местные не дадут тебе ею пользоваться.

– Почему это?

Вот это новости, что же мне там без защиты делать? Я же сгорю за считанные секунды.

– Будь у тебя стандартный доспех, оставили бы. Только разве что, может, батареи бы повыдергивали, чтобы сбежать не пробовал – там буйных не любят. Но у тебя же особый комплект, так что, ставлю пятьсот кредитов, достанется он кому-то из охраны.

– Но я же сам из охраны должен быть? – снова удивился я.

– С чего вдруг? Кто доверит оружие убийце? – усмехнулся конвоир. – Тебя отправят на самое дно, Рик. Копать эдемий вместе с дендрами.

– Быть такого не может, Директорат не ставит людей на кирку!

Он лишь усмехнулся, делая последнюю затяжку. Сигарета упала на пол, где потухла под тяжелым ботинком солдата. Я наблюдал за этим простым действием, а сам ощущал себя таким же окурком. И даже тлеть я буду почти так же быстро, как эта сигарета.

– Официально ты будешь мертв уже в тот момент, когда мы передадим тебя с рук на руки охране. Поверь, я знаю, как обращаются с теми, кто убил своих же сослуживцев. Впрочем, чего еще можно ожидать, кто изначально пришел сюда, на Эдем, из-под трибунала, верно? – хмыкнул он. – Так что, Рик, спи, нам до прилета еще пару часов.

Вот так засада. И Никос ни о чем таком не предупредил, сволочь. Да и сам я хорош – надо было думать наперед, а не цепляться за первую попавшуюся идею.

С другой стороны, я же смогу отстоять свою броню, верно? Не может же все быть настолько ужасно? Может быть, меня сейчас специально обрабатывают, чтобы даже не пикнул, когда станут отбирать мой доспех.

На этом диалоги закончились. Конвоир молчал, я сидел с опущенной головой и кусал губы, раздумывая, в какую задницу меня засунули, и как теперь из нее выбираться.

Без защиты заражение сожрет меня буквально на глазах. Я даже пикнуть не успею, как окажусь на респе. Так, стоп! Меня же должны будут как-то привязать к шахте, следовательно, сразу помереть не дадут.

А раз так – уже есть шанс дойти до места в своей броне, а там уже хоть с боем прорываться – броня хоть и закреплена за мной, в принципе, но существует как минимум пара способов отобрать даже такие вещи. Однако, находясь рядом с точкой привязки, я получу не только точку возрождения, но и официально застолблю за собой комплект, в котором отмечусь там.

И тогда никто во всей Чертовой Яме не сможет меня принудительно раздеть. Разломать – да, но кто станет портить такую классную вещь? Даже если не оставлять ее себе, комплект можно продать через тех же конвоиров. Или рейдеров – смотря на кого будет работать охранник, получивший мой шмот в руки.

За этими раздумьями я не заметил, как транспортник начал плавное снижение. Пришел в себя только после мягкого толчка в ноги.

– Подъем, Рик. Перед смертью не надышишься, – сообщил боец, прожимая комбинацию на манжете.

Запоры тут же раскрылись, выпуская меня со стула. Поднявшись на ноги, я пошел к открывшейся двери, за которой меня уже встречал довольно улыбающийся усач.

Черт, а ведь у меня только-только здоровье восстановилось, подумал я, уже видя, как новая заточка, зажатая в руке бойца, летит мне в грудь.


Глава 4
Чертова Яма

Зажимая рану на груди, я вывалился из двери. Короткий полет до земли и удар о твердые камни, вытряхивающий душу. Четверо охранников тут же подхватили меня за руки и вбросили, как мешок с костями, в брюхо броневика.

Пока двери за моей спиной не закрылись, услышал, как заревели двигатели, транспортник с гулом взлетел в воздух. Вокруг пролегала каменная пустыня. Серая земля под оранжевым небом, словно солнце занимало весь горизонт.

– Доживет, не переживай, – отмахнулся один из охранников, когда дежурный Медик сунулся проверить мою рану.

– Нет, не доживет, – отозвался лекарь, отнимая мою руку от груди. – В этот раз они перестарались, придется лечить.

На вид ему было под шестьдесят. Наверное, это первый пожилой служака, что мне встретился. Не считая библиотекарей в Эльсахе. Впрочем, какая разница, главное, чтобы помереть не дал.

Красное сияние окутало меня, восстанавливая здоровье. Медик отщелкнул пустую батарею регенератора и уселся на кушетку напротив меня, не сводя взгляда из-под кустистых белых бровей с раны.

Как и положено после лечения, дырка затягивалась, а я смог, наконец, более-менее придти в себя. Чертов конвой из транспортника. Мало, что не отдали броню, так еще и пырнули, а для большего счастья – сбросили с высоты в пару метров. Интересно, если бы я откинул копыта, что было бы дальше.

– О, да у нас тут богатенький буратино! – оценивая стоящий в углу костюм, присвистнул охранник.

Моя броня! Я едва сдержался, чтобы не броситься к костюму. Кожу сильно жгло – всего несколько секунд провел снаружи без защиты, а заражение уже в районе трех сотен получил. Не сдохнуть бы теперь от него. Интересно, как бегали без костюмов те, кого выгоняли под солнышко пробежаться.

– Что уставился? – усмехнулся охранник, оценивший мой доспех. – Поднимайся и одевай, нам тебя живым доставить нужно.

С трудом поднявшись на ноги, я доковылял до застывшей брони. Раскрытое нутро было прохладным на ощупь. И я сразу же почувствовал себя защищенным от всего и всех, едва оказался внутри. Без скафандра было непривычно, но с этим неудобством можно смириться. Пластины брони с легким жужжанием встали на место, перед глазами загорелся интерфейс. Теперь точно хватит выдержать пару тумаков от охраны.

Броневик затрясло, мои сопровождающие похватались за поручни. Я же просто стоял, осматриваясь.

Каменистая местность с проплешинами песка, плавящаяся под беспощадным светилом. Интересно, откуда тут вообще пустыня? Дендры должны были всю планету держать зеленой, а здесь, куда не глянь – сплошной камень и песок.

– Рик! – голос Эльзы был полон радости. – Наконец-то! Я уж думала, тебя совсем без связи оставили.

– Я тоже успел так подумать, ничего, прорвемся, – отозвался в ответ. – Диагностика.

Перед глазами тут же вспыхнула миниатюра брони. Вращаясь вокруг оси, система подсветила красным ноги и грудную пластину. Мда, доспех-то на ладан дышит.

Силовая броня Serious Duke I (мод. +250 Защиты), (мод. Стимулятор). Требования: уровень 7, класс «Гоплит» или уровень 20, класс «Преторианец».

Защита: +1 750.

Броня: 350.

Емкость батарей: +2 000.

Расход энергии: 150.

Прочность: 921/10 000.

ВНИМАНИЕ! Ваш уровень 7. Расход энергии – 250.

И кто-то серьезно обогатился, разжившись моим оружием и сумкой – на месте инвентаря зияла пустота. Интересно, в карманах хотя бы уцелело что-нибудь? Проверять, естественно, не стал – раз отобрали стволы, то и находку в кармане тоже отберут. Нет уж, проверю, оставшись один.

Броневик перестало трясти и сильно накренило мордой вниз. Явно спускаемся к Яме. Интересно, какого черта меня прямо на место не доставили?

– Включить щиты, – приказал один из охранников.

Конвой тут же засветился зелеными полями. Вот, значит, как? У охраны есть защита от излучения, а мне предстоит на своей шкуре испытать, каково это, сгорать заживо? Нужно срочно разжиться такой штукой. Жаль, о подобном даже Никсо не говорил.

– Эльза, найди способ раздобыть такую же защиту.

– Это перестроенные энергетические поля, Рик. Генерируются за счет энергии по всей поверхности скафандров и брони. Для правильной калибровки требуется навык Оружейника шестнадцатого уровня.

Обрадовала! Да откуда в Эдеме вообще такие ребята? Максимум, которого успели достичь в профах – десятка. А тут – нате, шестнадцатый уровень. Хотя, если он НПС и живет в Яме, мне, кажется, ясно, почему смог докачаться до такого уровня. И понятно, почему он есть только здесь.

– Приехали, – объявил главный конвоир. – Заключенный, на выход.

Двери броневика разошлись в стороны и я бодро соскочил на землю. Под ногами тут же взвилось облако пыли, поднявшееся до колен.

Осмотреться мне не дали, сразу же ткнули под ребра бластерами. Впрочем, думаю, успею еще осмотреться. Тем более, на самом деле лучше торопиться – полоска заражения бодро полезла вправо.

Чертова Яма походила на обычный открытый карьер – гигантская яма, испещренная пещерами на протяжении всего серпантина широкой дороги. Здесь вполне могли разъехаться два грузовых транспортника. Впрочем, они как раз виднелись внизу, куда меня и вели.

Глубина карьера больше километра. Все это время мы топали вниз по наклонной, по сторонам я замечал таких же заключенных – все выделялись отсутствием зеленого поля вокруг тел. К счастью, все носили хотя бы скафандры – потрепанные, местами залатанные, но никого голым точно не попадалось.

Охрана, щеголяющая защитой, обращалась с заключенными без особой неприязни. Такое ощущение, что я не в самой страшной тюрьме, а на прогулке в археологическом музее. Пыльно, людно и совершенно неинтересно.

Наконец, остановившись перед двустворчатыми воротами, конвоиры расписались в бумагах и передали с рук на руки новым охранникам. Впрочем, для меня они все на одно лицо пока что.

– Заключенный, со мной, – лениво велел Гоплит, слегка поводя стволом автомата.

Створки ворот с металлическим лязгом разъехались, выпуская наружу изумрудное свечение. Надо же, я вообще-то думал, эдемий доставляется сразу на поверхность. Но нас встретили забитые минералом вагонетки и десяток людей в желтых костюмах Инженеров, деловито обрабатывающие обломок за обломком.

Отработанная кучка эдемия уходила по конвейеру куда-то вправо. В первую секунду мне показалось, что вижу лишь доисторическую шахту, где работают киркой и лопатой. Но на деле – здесь правили механизмы и энергетические блоки.

Жужжащие шестеренки передвигали ленты, на которых тек рекой зеленый минерал. С десяток человек обрабатывали камни, еще несколько – держали автоматы на случай бунта.

Не сказать, что все выглядело так страшно, как мне обещали. Шахта, как шахта. Работаю люди, живут как-то. Значит, и я смогу.

В спину подтолкнули, я потопал вперед, продолжая вертеть головой из стороны в сторону. Темный камень нерукотворных пещер, высота свода около трех метров – и практически все свободное место занято ящиками с обработанным эдемием, остальное занял конвейер и неясного предназначения механизмы.

Заключенных было много, но никто не выказывал ни признаков болезни, ни желания восставать. Но, что больше меня интересовало – игроки мне пока не попадались. Нет, я и так знал, что нашему брату здесь не особо нравится, но оказаться единственным среди нескольких тысяч НПС – было странно.

На какую-то долю секунды даже ощутил азарт – это же сколько здесь квестов можно выполнить? Но толчок в спину тут же вернул меня в реальность. Какие могут быть квесты у заключенных?

Тем временем уровень заражения поднялся на тридцать два пункта. По единице в десять минут, подсчитал я, перебирая ногами по выскобленному до гладкости полу.

Наконец мы достигли пункта назначения. Прямоугольная коробка бытовки охраны мягко светилась голубыми росчерками – внутри стоял генератор, постоянно заряжающий батареи. Один из конвоиров тут же принялся перезаряжать свой щит.

В самом помещении имелся стол, за которым восседал начальник охраны. Шесть двухъярусных кроватей ютились по бокам от генератора. Интересно, как они тут спят?

– Итак, заключенный, добро пожаловать в Чертову Яму, – сообщил мужчина в черном скафандре. – Меня зовут Тим Дерган, я – начальник службы безопасности. Чтобы у нас не возникло недопонимания, объясню тебе правила сразу.

Я кивнул, ожидая продолжения.

– Мы здесь охраняем стратегически важный ресурс к вящей славе Директората. На нас постоянно нападают симбионты и механоиды. Так что сразу предупреждаю – любая попытка сбежать будет приравниваться к сговору с врагом, и ты умрешь быстро. А потом – мы отберем твою защиту. Поверь, после такого ты совсем недолго протянешь, – заверил он, постукивая пальцем по столешнице. – Будешь хорошо работать – получишь не только положенную по закону пайку еды, но и, если хорошо отличишься – наш щит, – он ткнул в сторону генератора. – Но предупреждаю, работать будет тяжело, а умирать придется часто. Поэтому – подойди к генератору и запиши свои данные в восстановитель.

Я сделал, как велено, заодно обратив внимание, что в списке на перерождение было совершенно пусто. Так что я действительно здесь единственный игрок. И это хорошо, можно не опасаться выдать себя. НПСам до лампочки моя связь с Никосом, а вот игроки бы точно заинтересовались, какого черта со мной сотрудничает Власть.

– Теперь отправляйся на уровень 21-А, – велел Дерган, вручая мне ключ-карту. – Там тебе выдадут все необходимое.

– Получено задание «Шахтер по неволе», – сообщила Эльза. – Обновляю карту. Нам нужно добыть тысячу двести грамм эдемия за сутки.

– Разрешите вопрос, господин Дерган.

– Разрешаю, заключенный, – милостиво кивнул начальник.

– Где можно будет спать?

– Место будет на твоем уровне в казарме. А теперь иди, – махнул он рукой. – У меня есть и свои дела.

В этот раз меня никто не сопровождал. Действительно, зачем? Чуть что – пулю в голову и вытряхнут из брони. Так что, уже освоившийся народ точно не полезет бунтовать.

Я протопал по указке Эльзы к лифту с серыми дверьми, напоминавшими зубья шестеренки. Рядом замер боец в скафандре Преторианца. В отличие от остальных – у него был индикатор армии Директората и ник «Охранник уровня 0-А». Значит, мне вниз на двадцать один этаж. Надеюсь, лифт будет ехать быстро.

Двери раскрылись, стоило приложить карту к датчику. Охранник на меня не обратил внимания, все так же смотря по сторонам. Интересно, он совсем не ожидает, что я могу напасть?

Зайдя в лифт, я поискал глазами панель управления, но двери просто закрылись, кабина вздрогнула, и меня слегка приподняло над полом – не иначе, падаем. Не успел испугаться, как гравитация выровнялась, и я с облегчением встал на ребристый пол.

Следя за уровнем заражения, отсчитывал секунды спуска. Что ж, минута – не так уж много. Главное, постараться не умирать слишком часто, а то время на спуск перейдет в разряд «упущенное» и разрастется до часов.

– Рик, ты волнуешься.

– Естественно, меня скоро начнет тошнить, потом слезет кожа.

– Установка корпорации снизит эффекты воздействия.

– Надеюсь, – отозвался я.

Кабина остановилась, двери распахнулись, выпуская меня в ярко освещенный зал. Кристаллы эдемия торчали из стен, пола, свисали с потолка. По бокам широкого зала гудели конвейерные ленты, передвигая уже вывороченные куски минерала.

Охрана, расставленная по пещере, вяло ходила из стороны в сторону. Зеленые щиты, горящие вокруг них, светились не хуже фонарей, подвешенных к потолку. Двое заключенных толкали вагонетку, тут же махнули мне.

Поспешив на помощь, я ухватился за край и толкнул плечом. Колеса заскрипели, тележка тут же поехала, постепенно набирая скорость. Интересно, почему не поставить автоматическую? Экономят или специально не дают расслабляться.

– Новенький? – продолжая толкать, спросил усач в дряхлом скафандре.

– Ага.

– Привыкай, значит, тут к тебе особого отношения не будет. Это наверху, где ребята со статьей послабее – там и автоматы, и буры энергетические.

– А здесь? – уже понимая, к чему он клонит, уточнил я.

– А здесь кирка, лопата и это дерьмо, – он долбанул кулаком по стене вагонетки. – Меня, кстати, Борн зовут, я тут за старшего.

Ну, разумеется. С учетом, что я единственный игрок во всей Яме, кто еще мог попасться мне сразу у входа на уровень? Хоть и говорят, что мир игры живет отдельно от игроков, но большинство сценариев работают именно с нашим появлением.

– Что делать-то нужно? – спросил, отправив вагонетку в свободное движение.

Колеса все еще поскрипывали, но теперь она двигалась сама, так что и остальные заключенные перестали толкать и просто шли рядом.

– Добываешь норму ежедневно, – почесав шлем на затылке, сообщил Борн. – В перерывах дохнешь. В общем, весело, тебе понравится.

– Уже догадываюсь, – кивнул я, глядя по сторонам.

Один из заключенных, самозабвенно размахивающий киркой у изумрудного кристалла, вдруг замер на взмахе, выронил инструмент и рухнул замертво.

– Спекся, – процедил идущий рядом заключенный.

– Смотри по сторонам, Рик, – толкнул меня в плечо Борн. – Иногда можно и по каске киркой отхватить.

Я кивнул, продолжая следовать за вагонеткой и оглядываться. Если наверху мне попадались сотни заключенных, здесь же их были, наверное, тысячи. Чем дальше мы двигались, тем меньше попадалось кристаллов, и больше шахтеров крутилось вокруг них.

– Держи, – Борн на ходу вручил мне кирку, вынув ее из-за спины. – И бей аккуратнее, рванет – мало не покажется.

– За каждый взрыв списывают килограмм, – заметил второй. – Еще и остальных зацепит, а за каждого убитого тобой – здесь штраф в сто грамм.

Я присвистнул. Ничего себе расценки. Впрочем, я все равно здесь ненадолго.

Индикатор заражения поднялся еще на пару пунктов.


Глава 5
Шахта

Вместо двенадцати единиц заражения – всего шесть. Интересно, это влияние новых блоков капсулы или я чего-то еще не знаю?

Размышляя, я следовал за Борном, вдохновенно рассказывающем о премудростях горного дела.

– Главное – аккуратность, Рик. Чуть долбанешь несущий кристалл – все, считай, пропал. Нужно по краешку долбить. Первое время вообще старайся брать сантиметров по двадцать запаса, чтобы ненароком всех не взорвать, – продолжал напутствия бригадир. – И, я тебя умоляю, не спеши. Поверь, лучше первое время недоедать, не выполнив норму, чем каждый раз сгорать. Воскресать-то будешь не бесплатно, знаешь ли, возрождение тут тоже денег стоит.

– Вот как?

– Разумеется, а ты как думал? Почему тех же Охотников никто не возрождает? – обернулся Борн, продолжая топать вдоль колеи. – Сам регенератор стоит порядка миллиона эдемия, так что за каждый раз – с тебя будут брать дополнительные триста грамм.

– Жестко, – присвистнул я. – Это сколько же надо копать, чтобы норму выполнять при такой-то смертности?

– В среднем, чтобы оставаться в запасе – по началу полутора килограмм хватит. Но ты, – на секунду он всмотрелся в мое лицо, нахмурив брови, – я смотрю, уже позеленел малость, так что постарайся накопать два. Чтобы точно в пролете не остаться.

Я кивнул. Кажется, начинаю понимать, почему здесь все так сложно. Если после пятисот единиц заражения начинают сказываться эффекты облучения, сильно киркой не помашешь, в итоге – надо копать за себя и за вон того парня, чтобы и норму выдать, и возрождение окупить. Сомневаюсь, что заблевывая скафандр, хоть кто-то может нормально работать. Если, конечно, не возьмет себе щит охраны.

– А щит, который у охраны, его реально получить? – тут же спросил, пока Борн не увлекся очередными тонкостями.

Что-то мне подсказывало, мужик здесь давно обосновался. И в какой-то мере, подозреваю, он даже счастлив находиться здесь – и при деле, и кормят. А что помирать приходится – так везде не сахар, это Эдем, не детский парк развлечений.

– Дело-то оно хорошее, – кивнул Борн. – Но сам посуди – отдавать полтора килограмма добычи ежедневно за такой щит – это накладно. Не смотри, что здесь вроде кристаллов много – по большинству они пустые.

– То есть?

– Ну, как тебе сказать, ты видел когда-нибудь настоящий эдемий? Тот, что с мутью внутри?

Как в каверне первого греха, подумал я. Тот самый, что унес почти весь отряд Охотников на тот свет.

– Видел.

– Так вот, без этой эссенции – эдемий просто красивая безделушка. Сгодится в качестве налички, да и то только на поверхности, – он с презрением махнул рукой. – Но наша задача здесь не мелочевку копать, а добывать камни именно с эссенцией, – отойдя в сторону, Борн пропустил катящуюся вагонетку, битком заваленную изумрудными камнями. – Понимаешь, вся уникальность кристаллов – именно в ней, в этом зеленом тумане, заключена. А пустой эдемий – он даже не взрывоопасен.

– То есть, в теории я могу его нарубить, рассовать по карманам да при случае с кем-то рассчитаться?

– Наивный какой, – усмехнулся Борн, сворачивая в один из тоннелей. – Здесь, в Чертовой Яме, пустой эдемий никому нахрен не упал, а на свободу ты если и выйдешь, то с тебя весь вытряхнут. В том числе и тот, что ты сам сюда же и принес. Это, так сказать, отходная, – хмыкнул он. – Ну, вот и пришли, Рик. Этот штрек будет за тобой закреплен.

Я осмотрелся. Прямо над нами проходил шурф, капающий на шлем мутно-серой водой с вкраплениями земли. Видимо, один из целой системы вентиляции. Но что тут вентилировать, мы на такой глубине, да в защитных костюмах. Разве что от скоплений местного метана?

Высотой штрек был метра три да еще пять в ширину. По полу тянулся монорельс для застывшей в двадцати пяти метрах от входа вагонетки. К ее стенкам прислонились несколько кирок. Запас, как объяснил по дороге Борн, чтобы не бегать до интенданта. Очень уж, по словам бригадира, прижимистый гад, из-под стоячего подошвы выпорет.

По стенам тут и там виднелись провалы от выкопанных жил. Небольшое зеленое свечение угадывалось дальше по штреку, видимо, ближайшие друзы выработали до меня.

– Ну, в общем, дальше разберешься, – хлопнул меня по плечу Борн. – А, да, услышишь сирену – беги со всех ног к выходу.

– Взрыв?

– Ага. Раза по два за день кто-нибудь да промахнется. Так что – только завыла, ноги в руки и скачками к лифту. Сгоришь в мгновенье ока.

И, сообщив об этом, он развернулся на пятках и поспешил вслед катящейся вагонетке, размахивая руками и покрикивая на незадачливого шахтера, решившего прокатиться до своего штрека внутри.

Я же отвернулся от входа и, держа кирку наперевес, потопал вперед. Пора приступать к делу. Так или иначе, а горное дело можно прокачивать. Это такая же часть крафта, как и Оружейник – поработай руками, получишь профу. А уж раскачать ее – дело времени. У меня его, в принципе, полно. Не ясно, когда система выдаст мне квест на рейдеров, так что стоит провести время с пользой.

Кирка начинающего рудокопа.

Требование: уровень 1.

Прочность 15\100.

Я повертел киркой перед глазами, проверил запас – такое же раздолбанное дерьмо, что и выданная Борном. Подозреваю, у интенданта других просто и не имеется.

Перехватив инструмент поудобнее, подошел к первой друзе. Мелкие кристаллы – сантиметров по десять длиной, да полтора толщину, рассадником торчали из стены, чем-то напоминая грибницу.

Замахнувшись, как следует, едва успел затормозить. Лезвие кирки замерло буквально в сантиметре от центра друзы. Если так будет каждый раз – прокачка может стать проблемой. Как там говорил Борн, не спешить?

Осторожно постукивая краем кирки, я раскопал небольшое углубление в пяти сантиметрах от друзы. За полчаса, что на это потребовалось, энергия просела под ноль, пришлось застыть, ожидая наполнения батарей. Если так и дальше пойдет – я точно не скоро стану успешным горняком.

Индикатор заражения поторапливал, неумолимо накручивая единицу за единицей. Это сильно нервировало, к тому же нарастающее ощущение приближающейся смерти никак не помогало сосредоточиться на работе.

– Дорогой, я уберу индикатор заражения, он тебя отвлекает, – сообщила Эльза, полоска тут же исчезла. – Теперь работай спокойно, обновленная установка корпорации справляется прекрасно, ты не будешь ощущать последствий заражения. Так что – просто копай кристаллы.

Я кивнул и снова взялся за дело. То ли отсутствие раздражающего индикатора помогло, то ли опыт сказывался – второе углубление получилось быстрее.

Технически можно бы выдолбить дыры по бокам друзы и просто вытянуть ее в вагонетку. Но с моим уровнем навыка я скорее взорву все к чертям, чем сделаю это быстро. Надеюсь, чтобы вытащить кристаллы, мне не понадобится посторонняя помощь.

Дождавшись отката энергии, сходил за вагонеткой – уж лучше буду постоянно ее двигать, чем таскать взрывоопасные кристаллы черт знает куда.

Когда, наконец, удалось придвинуть безбожно скрипящую тележку, энергия снова ухнула в ноль. Выругавшись, замер, ожидая. Процесс явно усложнен специально – не может быть, чтобы получить первый уровень профы было так сложно. Админы, конечно, сволочи, но не настолько. Да и не так популярно горное дело в игре, чтобы нужно было такие препоны ставить.

Наконец, все было готово. Я подошел к кристаллу и аккуратно, стараясь не задевать острые углы, попробовал пошевелить сразу всю друзу. Естественно, ничего не вышло.

Недостаточно Силы, чтобы изъять минерал. Раздробите ресурс на части.

– И как я это сделаю, вашу мать?! – воскликнул я, ощущая, бегущие по всему телу струйки едкого пота.

– Рик, успокойся, бери кирку и делай очень аккуратные сколы. Кристалл не взорвется, если ты будешь очень осторожен.

– Успокоишься тут, – огрызнулся в ответ, – я как сапер, ошибаюсь только раз!

Взяв себя в руки, перехватил кирку ближе к острию и, заранее скривившись, осторожно прикоснулся кромкой к кристаллу, подсознательно ожидая громкого взрыва и зеленого пламени. Но ничего не случилось, и тогда я ударил совсем чуть-чуть, проверяя прочность друзы.

Мизерная трещинка обозначилась на кристалле, мутный дымок внутри заметался, уходя вглубь. Если так и дальше пойдет, он скопится только внутри последнего куску минерала. Значит, весь остальной эдемий пойдет в мусор.

Тогда становится понятно, почему норма такая маленькая. Сама друза явно весит больше ста килограмм, которые могут поднять. Значит, в конце у меня останется грамм двести-триста.

Но даже так – лучше, чем взрываться после каждого удара. Отколов маленький кристалл, я тяжело выдохнул, ощущая, как усталость наваливается неподъемной скалой на плечи. Дожидаясь, пока восстановится энергия, держал в пальцах отломленный кусок.

Пустой кристалл эдемия. Непригоден.

Вес 103 грамма.

Вот так вот, Рик. Почти час на добычу первого кусочка эдемия, а в результате – непригодное стекло зеленого цвета. Все же решив не выбрасывать, сунул обломок в карман. Мало ли, может, все же смогу как-то приспособить?

Полоса бодрости восполнилась и я принялся за следующий кусок. В этот раз пошло легче. И я уже не боялся при малейшем шорохе взлететь на воздух, и кирка слушалась лучше.

Спустя несколько часов упорного труда, наколотив пятнадцать килограмм пустой непригодной руды, я сгрузил в вагонетку всего триста грамм годящегося в переработку эдемия. И это – за полдня работы! Такими темпами мне точно норму не выполнить за сутки.

Единственное, что порадовало – стоило вытащить последний кусок, заполненный эссенцией, перед глазами появилось сообщение о получении первого уровня Рудокопа. Время добычи сократилось на один процент и на столько же упало потребление бодрости.

Естественно, еще ближайшие сто обработанных друз мне не светит повышение, но это не такое уж серьезное препятствие. Все равно до нормы мне нужно перерабатывать по пять шесть- семь таких друз, чтобы окупить перерождение и дневную норму.

Покатив вагонетку вперед, я высматривал друзы побольше, надеясь вырубить с них пригодного эдемия в большем количестве. Тратить почти двенадцать часов на триста грамм – это безусловно, чересчур.

Новый рассадник кристаллов нашелся буквально в десятке метров от первого. Перехватив кирку, я подступился ближе, уже намечая место для удара, но пространство разорвал рев сирены.

– Твою мать! – только и смог выругаться я, уже бросаясь со всех ног к лифту.

– До выброса тринадцать… двенадцать… одиннадцать… – вела отсчет Эльза, пока я мчался по штреку.

Я выскочил из коридора и едва не сшиб с ног несущегося с безумным взглядом рудокопа. Тот, не сбавляя скорости, послал меня в такую глубину, что в иное время я подивился бы его красноречию. Но сейчас – было не до него, лифт уже виднелся впереди.

Борн махал рукой, держа створку. В кабину уже набилось много народа. Бригадира едва не выдавливали наружу, вот-вот завяжется драка за право спастись на высоте.

– Один… – сообщила Эльза, и меня объяло зеленое пламя.

Падая на колени, успел заметить, как лифт уходит вверх, оставляя десяток заключенных сгорать заживо в изумрудном огне.

Вот и покопал.


Глава 6
Будни каторжника

– О, очухался болезный! – перед глазами выросло лицо Медика. – Вставай, заключенный, бери скафандр и топай работать, твое воскрешение записано в кредит.

Я огляделся – опять уровень 0-А. Бойцы охраны спокойно рассматривали пещеру, даже не глядя на других каторжников, уже расхватавших защитные костюмы и бегом устремившихся к лифту.

– А где моя броня? – быстро натянув скафандр, спросил я.

– Сгорела, – хмыкнул Медик, уже направляясь к только что возродившемуся новому пациенту. – Подъем, заключенный. Скафандр, – протянул сверток старательно моргающему мужчине за сорок, Медик распрямился, снова повернулся ко мне. – И что стоим, кого ждем? Сказано, возвращайся к работе.

Я кивнул, продолжая оглядываться. Мой доспех нашелся рядом.

Прочность: 0/10 000.

Да уж, пока что вся работа – только в минус. Ничего, подниму профу, отобью и починку и воскрешение. Главное – постараться быстрее бегать от штрека к лифту. Иначе никогда не расплачусь.

– Заключенный, – обратился ко мне начальник. – Броню мы починим только, если будешь себя хорошо вести. А значит, выдавать будешь норму в полтора раза больше. Доступно?

– Доступно, – кивнул я.

– Тогда вперед, в штрек, – он махнул рукой в сторону лифта и поспешил за очередной партией воскрешенных каторжников.

Охранник у кабины все так же не обращал на проносящихся мимо жителей Ямы никакого внимания. Приложив карту, я стал ждать вместе с десятком таких же недовольных рабочих. Да уж, мало кому понравится гореть заживо, чтобы попасть на деньги перед стражей.

Наконец, лифт приехал, мы загрузились нестройной толпой. Створки закрылись, нас приподняло над полом. Я ухватился за потолок ладонью, нас тут же швырнуло вниз – выровнялась гравитация.

Такой же толпой протиснулись наружу. Уже знакомая пещера уровня 21-А. Борн с улыбкой встретил нас, раздавая кирки возрожденным. Мне досталась точная копия оставленной в штреке.

Похлопав меня по плечу, бригадир улыбнулся шире.

– Ну что, с первым боевым крещением, Рик. Как ощущения?

– Дерьмо, – не стал скрывать я. – Мало того, что добыл меньше килограмма за полдня, так еще и в минус ушел. Броню жалко.

Борн кивнул и потопал рядом – я оказался последним, кого он встречал.

– Не переживай, кредит здесь дают большой. А как руку набьешь – начнешь в плюс выходить. Да и потом, рано или поздно, броня бы все равно сгорела. Я же говорил, что взрывы тут – дело частое.

– Говорил, – кивнул я, размахивая киркой при ходьбе.

– Ну, вот и привыкай, – снова хлопнув меня по плечу, он скрылся в дали, оставляя меня возле доверенного туннеля.

В этот раз мы добирались быстрее – возможно, сказалось отсутствие заражения. Точнее, уровень был всего двадцать четыре единицы – успел получить, пока не влез в скафандр.

Мысленно поплевав на ладони, перехватил кирку и вошел на свой участок. Первым делом заглянул в вагонетку. Что порадовало – добытый эдемий лежал, как ни в чем не бывало. Отлично, хоть какие-то хорошие новости!

Приступив к добыче второй партии, делал большие перерывы – без батарей, встроенных в броню, работать стало в разы тяжелее. Но на жалость к себе времени нет – нужно успеть нарубить хоть что-нибудь, пока не объявили конец рабочего дня. Если он вообще тут предусмотрен, разумеется.

В целом обнуление помогло, прочистив мозги от лишних мыслей. Я сосредоточился на добыче, из головы выветрились все переживания, только кристаллы, кирка и я.

Аккуратно срезая породу киркой, машинально заметил несколько друз поменьше. Возможно, стоило начать с них – там и пустого кристалла будет меньше, а добыча – быстрее. Но тонкий звон изумрудного минерала тут же заставил замереть.

– Фух, – выдохнул с облегчением, следя за широкой трещиной.

Еще бы чуть-чуть и взорвал бы сам себя. Нет, к черту, все внимание – только на камень.

Покончив таким образом, с отвлеченными мыслями, осторожно отколол кусок пустого эдемия и, не желая менять привычки, сунул в карман. Грузоподъемность у меня, конечно, поменьше, но запас карман не тянет, верно?

Наконец, после очередного отдыха, удалось расшатать минерал с эссенцией. Грамм пятьсот в куске точно было. Стараясь не делать лишних и резких движений, отнес добытое к вагонетке. Поместив кристалл рядом с первым, и тут же увидел, как навык рудокопа шагнул на одну единицу вперед.

Такими темпами дело будет идти долго, но выбора у меня нет. Поэтому, переведя дух, пока восстанавливается энергия, откатил тележку к ближайшей маленькой друзе.

Три осторожных удара прямо по кристаллу – в руки мне упал крохотный гладкий осколок с туманом внутри. Грамм пятьдесят, наверное, не больше.

Но, что интереснее – основная друза осталась на месте, все так же шевелящаяся внутри эссенция манила взгляд. Выходит, если правильно колоть – можно и больше добывать? Тогда мне сейчас либо очень повезло, либо нужно действовать быстрее.

Решив проверить догадку, снова ударил трижды по другой стороне друзы. Нет, не во времени дело. Пустой минерал упал на пол, охваченный азартом загадки, не стал крохоборничать.

Три аккуратных удара, друза покрылась сетью трещин, загнавших эссенцию в самую глубину. Добавил еще одним ударом в центр паутины скола. Эдемий посыпался под ноги, а в стене остался торчать толстый кристалл грамм на триста.

Окрыленный успехом, расшатал камень и вытянул наружу. Удерживая добычу одной рукой, второй опустил кирку на пол и, укладывая эдемий в вагонетку, устало выдохнул.

Пока что время играло против меня – со всеми перерывами и беготней по этажам, уже ушло больше восемнадцати часов на три пункта профессии. Если буду работать в таком темпе – это двадцать пять дней безостановочного крафта только до первого уровня.

Присев на рельсу, дождался, пока восстановится энергия. Кирка, как оказалось, за время добычи потеряла две единицы прочности. Выходит, один добытый ресурс – одна единица. Итого, учитывая запас, у меня на добычу около сотни.

Ничего, прорвемся.

– Мне нравится твой настрой, – заявила Эльза. – Стелла уехала к Алексу, просила передать, чтобы ты за нее не волновался.

– Конечно, чего мне волноваться? – усмехнулся я. – Сейчас помирятся, она забудет о договоренности со мной. Жизнь снова будет прекрасна у моей маленькой сестренки.

– Она не такая уж и маленькая, – ответила Эльза. – И очень озабочена твоим будущим. Сделка с Никосом ее сильно расстраивает, Рик.

– Ну, – пожал плечами, – если я не справлюсь, у нас всех, возможно, никакого будущего и не будет.

– Не все так печально. Ты уже в шаге от сотрудничества с ними, так кто мешает встать на их сторону здесь, по эту сторону капсулы.

– Ты сейчас серьезно, Эльза? Ты на самом деле думаешь, что удастся спрятаться так глубоко, что Власти не найдут. Не я – так кто другой выведет их на нужную цель. И ты не хуже меня знаешь, нет ничего, что сможет их остановить. А уж показательная казнь двойного агента…

– Не будет никакой казни.

– Да, вот именно, меня расщепят на атомы прямо в этой капсуле. Причем так, что ни единого следа не останется. Так что забудь об этой бредовой идее.

– Как пожелаешь, дорогой. Кстати, – тут же перевела тему помощница, – оставленные Стеллой рецепты пришлись мне по душе. К тому же это намного более правильное питание, чем твой рацион. Я добавлю подходящие в твой личный список?

– Делай, как знаешь, – вновь пожав плечами, поднялся на ноги – энергия восполнилась.

Толкнув тележку, двинулся к новой друзе. Небольшой нарост торчал из стены едва заметно, тем проще будет его добыть. Так что, остановив вагонетку напротив минерала, взялся за работу.

– Уровень заражения достиг сотни, – любезно сообщила Эльза, заставив меня вздрогнуть. – Этот скафандр никуда не годится, Рик. Нужна срочная замена.

Я отвлекся от колупания стены.

– А то я не знаю, черт возьми! Эльза, я чуть не взорвался, верни индикатор, и не разговаривай со мной, пока я работаю.

– Как пожелаешь, дорогой, – обидчиво заявила помощница.

Взявшись за работу, я колупал камень, подбираясь все ближе к друзе. Наконец, выломав последний комок, присел передохнуть. Интересно, остальные рудокопы так же часто отдыхают? Это же основная статья расхода времени – имей я больше Выносливости, справлялся бы куда быстрее.

Передохнув, подхватил кирку и продолжил копать уже с другой стороны. Монотонный труд ввел в подобие транса. Мерно постукивая жалом кирки, не обратил внимания, как полоса заражения достигла двух сотен.

Быстро. Слишком быстро, чтобы справляться с нормой. Эдак я на перерождение отправлюсь раньше, чем оплачу уже использованное. И ремонт брони нечем оплатить.

– Эльза, мы можем закупить эдемий отсюда?

– Нет, в Чертовой Яме игровой магазин недоступен, – тут же отозвалась помощница.

– Хреново.

– Понимаю и разделяю твое мнение, – заверила она. – Но если поспрашивать контингент, наверняка найдется подходящий способ избежать сгорания заживо.

– Или хотя бы починить броню, – кивнул я.

Этот кристалл мне удалось изъять целиком. Правда, весил он всего пятьдесят грамм, но мне и этого достаточно. В принципе, если выбить все маленькие друзы – я быстрее прокачаю профу. А там уже будет ловчее браться за средние и большие.

Уложив эдемий в вагонетку, покатил ее дальше. Как назло колеса постоянно застревали, со скрипом проворачивались на месте и вообще отказывались двигать груз вперед.

Как следует выругавшись от души, сел на рельсы, пережидая восстановление энергии.

– Поищи квесты, найденные в Яме, Эльза.

– Хорошо, дорогой.

Полоска дошла до отметки двести, я подхватил одну из притороченных к вагонетке кирок и протопал десяток метров вперед. Оглянувшись, заметил, что рельсы прикопаны пустой рудой. То ли кто-то решил сделать заначку, то ли снесло во время взрыва.

Присев на колени, осторожно разложил кристаллы перед собой.

Итак, первая дневная норма у меня есть. А еще – неимоверная удача, уж не знаю, почему, но мне повезло не раздавить кристаллы, пока толкал вагонетку. Иначе бы взлетел на воздух. Нет, определенно это место дурно влияет на мои умственные способности, едва сам себя не угробил.

– Это воздействие новой системы, Рик. Она притупляет разум, чтобы снизить ощущения и, соответственно, восприятие. Как результат, ты думаешь хуже, чем мог бы в нормальном состоянии.

- Я заметил, – перекладывая осколки в вагонетку, хмыкнул я. – Еще какие-то побочные эффекты?

– Тебе нужно поторопиться. Возможно перманентное влияние на нейроны при длительном воздействии.

– А вот это мне уже не нравится. Не хочется стать олигофреном ради Никоса. Я же могу покинуть игру прямо здесь? И почему ты сразу не сообщила?

– Система не прошла должного испытания, я не обладала такой информацией.

– Почему? Ты же сумела как-то о ней узнать, почему не прочесть записи?

– Это экспериментальный образец, Рик. Никто не знает об этом эффекте, ты первый человек, на котором он испытывается.

– Отлично, всегда мечтал побыть лабораторной крысой.

– Рекомендую сдать добытый эдемий, Рик. Есть ты можешь и в реальности, а вот оплатить ремонт брони – необходимо. Уровень заражения достиг трех сотен.

– Да уж, хороший совет, – кивнул я, поднимаясь на ноги.

Толкая тележку к выходу, несколько раз останавливался перевести дух. Наконец, достигнув выхода из штрека, вагонетка пошла быстрее, я уже спокойно подталкивал ее вперед, нервно наблюдая прирост излучения.

Стоило приблизиться к лифту, рядом возник Борн.

– Накопал, так быстро? – вскинул брови бригадир. – А ты молодец, Рик. Не думал, что успеешь в первый же день норму выдать.

– Мне повезло, – пожал плечами, не желая вдаваться в подробности. – Куда сдавать?

Борн сдвинулся в сторону, за его спиной оказался небольшой пульт и конвейерная лента.

– Сперва щелкаешь своей картой, затем выгружаешь кристаллы, система сама подсчитает вес и сделает пометку в твоем личном деле.

Я кивнул и ткнул картой по приемнику. Загоревшийся зеленый индикатор заставил ленту рядом медленно утекать в небольшое прямоугольное окно. Не желая вдаваться в технический подробности устройства подъемника, я неспешно выгрузил кристаллы на ленту.

– Поздравляю с первым рабочим днем, – хлопнул меня Борн. – Ужин через три часа, до того времени лучше покопать еще – оно тебе в завтрашнюю норму пойдет.

– Стало быть, здесь и ужин есть, – не сдержал глупой улыбки.

– Кормежка один раз в день, – кивнул Борн. – А теперь, извини, меня ждут дела.

И он, еще раз хлопнув меня по плечу, направился в глубь шахты. Я проследил за ним взглядом, не переставая давить идиотскую улыбку.

А появившийся из соседнего штрека заключенный не сводил с меня взгляда.

Заключенный № 5420. Рейдер.

А вот и система сработала, подумал я, возвращаясь к тележке. Посмотрим, как история развернется дальше – в любом случае не стоит сразу кидаться к нему в объятия, наверняка, я не единственный под его присмотром здесь.

Вкатив вагонетку в свой штрек, подхватил кирку и, насвистывая веселую мелодию, прошел вглубь, присматриваясь к стенам. Найдя подходящую небольшую друзу, вгрызся киркой в камень.

Отлично, дело сдвинулось с мертвой точки.


Глава 7
Взгляд бездны

Умирать всегда очень и очень больно. Но умирать, выблевывая собственные внутренности в скафандр, еще и унизительно. Никакие установленные корпорацией секретные блоки не спасали от подобной судьбы – заражение делало свое черное дело, стабильно отправляя на перерождение, едва индикатор доходил до тысячи.

Преждевременный выход из игры – не оказавшись в специальной казарме для заключенных, – приносил штраф. Со счета каторжника списывалось все добытое за последние сутки. Так что приходилось ждать до отбоя, прежде чем выпасть в реал.

Сказать, что было сложно – значит соврать. Было невыносимо. После работы в штреке, так и оставшемся моим личным, выползал из капсулы и, старательно поддерживаемый Эльзой, добирался до ванной, где меня ждал душ, после – ужин из какой-то питательной дряни через трубку и сон. Сон, в котором я снова и снова умирал от заражения эдемием.

Никос на связь не выходил. Мои отчеты – в том числе и о побочных эффектах такой «веселой» игры, игнорировались. Техническая служба их даже не просматривала, отчего у меня сложилось впечатление, что у Властей реальные проблемы.

Время шло, а тот рейдер так и не объявился. Я бы уже решил, что померещилось, если бы не любезность Эльзы – помощница записывала буквально все, что происходило со мной в игре.

Все происходящее слилось в какой-то смазанный конвейер. Пробуждение, душ, завтрак, капсула, рабский труд, душ, ужин, сон. Изредка появлялась Стелла – если я все правильно понял, ее-таки взяли по протекции на спецпрограмму.

Я же никак не мог войти в режим, вылезая из капсулы с еще более расплывающимся сознанием, чем погружался в игру. То ли от общего отупения, то ли сказывалась привычка – это все меньше меня беспокоило.

Зато тревожило Эльзу. Помощница уже всерьез обсуждала со мной возможность запросить помощь врачей – защита хозяина была ее первостепенной задачей. И мой постепенно угасающий разум не на штуку пугал очеловеченную систему.

Когда же, после очередного ужина, на стене возник Никос, Эльза первым делом выпалила все, что сложилось в ее запрограммированной голове. Я же продолжал меланхолично потягивать кофе – время волнений прошло еще три недели назад, теперь же все тревоги ушли, оставив в голове пустоту и безразличие.

– Что вы наделали?! Он же просто зомби! Это лоботомия! – не прерываясь на секунду, угрожающе шипела помощница.

Надо признать, Власть выглядел не лучше меня. Густые, словно накрашенные, мешки черно-синюшного цвета под глазами, заострившиеся скулы, множество морщин – немного подправить черты, мы бы сошли за братьев-близнецов. Восставших из могилы.

– Рик, – махнув рукой на Эльзу, тихо обратился Никос, – я только что прочел твои отчеты. Извини, раньше было никак не явиться.

– Это ложь, для вашего уровня это даже не секундное дело! – заявила помощница. – Рик, конечно, не может мыслить трезво, но меня – вы не обманете.

Никос скривился, как от зубной боли, дернул рукой перед экраном, и кукла отключилась, уткнувшись лбом в столешницу. Надо сказать, это произвело на меня неизгладимое впечатление – вот так, одним небрежным движением, отключить систему умного дома – это реально иной уровень.

– Рик, слушай меня, я понимаю, что тебе тяжело, но ничем пока что помочь не могу, – устало потирая переносицу, продолжил говорить Никос. – Если помнишь, установка, которую установили наши специалисты, была не протестирована, никто не мог предсказать, как скажется ее работа на твоей голове, – он тяжело вздохнул. – К счастью, наши ребята нашли лазейку, как ускорить процесс.

– Какой процесс? – вяло отозвался я, силясь думать в одном направлении – выходило плохо.

Половина его слов пролетала, совершенно не вызывая никаких ситуаций. Я слышал голос, но понять слова – становилось сложно.

– Рик, ты меня слышишь? – бубнил Никос, как сквозь вату.

Я медленно моргнул, снова оказываясь в штреке. На этот раз без скафандра. Зато и вместо кирки – энергетический бур. Весело улыбнувшись долгожданному апу орудия труда, встал на ноги и, углядев подходящую друзу, шагнул к ней.

Идти было неожиданно легко, словно все это время скафандр только сдерживал меня. Что ж, смерть здесь – явление временное.

– Человек может все, – пришло откуда-то из памяти, как часто всплывало то одно, то другое.

За эти три месяца, что ковырял эдемий, настолько привык к творящимся в голове странностям, что совершенно перестал обращать на них внимание.

Подумаешь, смерть – пара сотен граммов кристаллов – и новое тело будет оплачено. Тем более, Рудокоп у меня уже пятого уровня, отбить визит в регенератор будет не сложно. А уж с буром – так вообще плевое дело.

Нарастающее на грани сознания жжение в руках было чем-то новым. Обычно излучение начинало давить в груди, а до конечностей доходило лишь на самых последних стадиях.

Но никаких иконок передо мной не было. Решив, что просто убрал сам всю индикацию, чтобы сподручнее было разглядывать друзы, продолжил врезаться жалом в стену штрека.

Что-то затрещало, аппарат вдруг заискрил, а в следующее мгновенье – взорвался прямо в руках. Соскочил бур, успел подумать я, погружаясь в привычную тьму.

Но в этот раз воскрешать меня не спешили – ничего, в темноте смерти тоже неплохо. По крайней мере, ничего не жжет, меня не тошнит. Наверное, просто устал, и время кажется более растянутым, чем есть на самом деле. Кажется, о таком когда-то читал.

Давно, как это было давно.

– Мне очень жаль, Рик, – проговорил усатый мужчина в строгом костюме-тройке и старомодной шляпой на голове.

Мне лет десять, я ему едва по пояс, а он смотрит на меня серыми глазами. Такими грустными, что мне хочется его пожалеть.

– Мне жаль, но их не удалось спасти, – повторил мужчина, кладя руку мне на плечо.

Он опустился на колени, теперь мы смотрим друг другу в глаза. Я чувствую запах чего-то резкого, словно рука на плече измазана машинным маслом.

Помню, отец водил нас со Стеллой на выставку в музей техники. Огромные агрегаты промышленных заводов, автомобили – древние, бензиновые. Там пахло так же.

Как странно, я до сих пор помню этот запах, помню лицо мужчины. Он работает в корпорации, я знаю его. Кажется, инспектор по безопасности. Отец всегда называл его «усатый дурак».

Видимо, отец был прав. Как могла допустить вездесущая корпорация, чтобы случилось… такое? Почему этот Усатый Дурак не предотвратил?! Они же видят все, что происходит по всей планете.

Почему я остался один?

Снова темнота. Пустая, глубокая. Я застыл в ней, даже не стараясь пошевелиться – когда повисаешь в вечном ничто, точка твоего положения не имеет значения.

– Если не знаешь, куда идешь – любое направление правильное, – говорит отец. – Единственный способ бороться с замешательством, Рик, выбрать что-то одно. То, что станет для тебя путеводной нитью. И пусть она будет неверна, но как только ты ухватишься за нее, ты сразу поймешь – куда тебе нужно двигаться. Помнишь истории о пиратах?

– Конечно, помню, пап! – отзываюсь восьмилетний я.

– Представь, что ты попал в шторм. Тебя вышвырнуло за борт, сынок. Вокруг только высокие волны, тучи и молнии. И вот, чтобы удержаться на плаву – тебе нужно схватиться за деревянный обломок. Только так ты можешь спастись. Это и есть – первый шаг из замешательства.

Почему я это вспомнил? Почему меня до сих пор не восстановили? Где я вообще? Что происходит?

– Эльза! – из горла вылетает жалкий сип, совершенно не похожий на мой голос.

Что случилось? Сбой в программе?

Выход!

Выход!

ВЫХОД!!!

Но я один посреди черного ничто, раскинув бесполезные руки, словно плыву на спине посреди шторма. Мне тепло, волны покачиваются, убаюкивая, заставляя закрыть бесполезные в кромешной тьме глаза.

Забыться. Забыть. Исчезнуть.

Умирать всегда очень и очень больно. Но в этот раз смерть будет легкой – я это чувствую. Кто-то словно нашептывает на ухо.

– Мы ничего не можем сделать… Эвтаназия… Он обречен… Подпишите бумаги… Понимаю, но мы ничем не можем помочь… Сочувствую вашей утрате…

Голос похож на стариковский, я сразу представил благообразного седого врача в белом халате. С морщинами на лице и смешными пушистыми усами, напоминающими щетку.

Бездна – слово приходит так же, как и другие воспоминания, неожиданно, необоснованно и совершенно не понятно. Бездна отчаянья – подбираю на автомате комбинацию ничего не значащих слов.

– «Если ты смотришь в бездну, бездна смотрит в тебя», – читает с улыбкой мама, трепля меня по волосам. – Не рановато ли для чтения Ницще? – она беззаботно смеется, держа в руке толстую книгу в черной обложке.

Книги. У отца была большая древняя библиотека. Наверное, на Земле их осталось не больше десятка. Бумага давно уже вышла из моды. Но я любил заходить в кабинет отца и брать что-нибудь почитать. Не особо вдаваясь в смысл, просто казалось, читая его коллекцию, смогу стать таким, как отец – взрослым, умным и очень серьезным.

Бездна… Ты ли это?

Естественно, тьма вокруг мне не отвечает. Ничто не может ответить. И то, что я задал вопрос – только кажется. Тишина, абсолютная тишина царит здесь, где бы это самое «здесь» не было. Звука не существует, как не существует и материи.

И я – тоже, значит, уже не существую. Эта мысль приходит спокойно, не сея панику, не внушая ужаса. Я просто умер. Исчез, ничего вокруг – это все, что осталось мне.

Бесконечная тьма и медленно угасающее сознание. Вот и весь ответ на вопрос посмертия. Забавно, жаль, что рассказать я уже никому не смогу.

Бездна. Ничто. И я.

Черный океан накатывает новой волной, окутывая, как теплым одеялом когда-то давно, в другом мире, в другой жизни, меня укутывала мама, целуя перед сном.

Темнота.


Глава 8
Дьявол

– Ну и зачем нам этот кусок паленого мяса? – наглый мужской голос прорезался сквозь ничто, напоминая скрип вилки по тарелке.

– Слушай, отстань, – недовольно заворчал второй. – Мне сказали, провести тесты, я провожу.

– Инициирую тестирование, – сообщила механически женщина, напоминая об Эльзе.

Какая-то возня, сопение, а потом – звук удара чего-то тяжелого. Ничто содрогалось, явно не желая выпускать меня из своих теплых объятий.

– Тяжелый, сволочь, а с виду и не скажешь, – надсадно дыша, сообщил первый.

– Что ты мне жалуешься? – снова недовольное ворчание второго. – Не с кем языком потрепать? – закипая, продолжал распаляться он. – Вали отсюда!

– Да ладно тебе, – с нарочито веселой усмешкой произнес первый. – Хоть посмотреть-то дай, что ты тут делаешь. Интересно же!

– Твою мать, пошел вон, пока я охрану не вызвал! – взревел второй.

– Тестирование объекта 347 завершено, – сообщила невидимая система, прерывая перепалку на короткое мгновение. – Результат выведен на экран и продублирован в локальную сеть.

– У нас одна мать, между прочим, – как бы между делом, сообщил первый. – И что это все значит? – спросил он после нескольких секунд молчания. – Что за закорючки?

– Это значит, что тебе пора уйти отсюда, а мне – заняться делом! – не прекращая злиться, прошипел второй.

– Да ладно тебе, – рассмеялся первый, – он же все равно овощ, кому он что расскажет?

Вместо ответа донесся какой-то стук, видимо, второй швырнул чем-то в него, силясь прогнать прочь.

– Инициирую протокол «Пробуждение». Внимание! Объект 347 находится в сознании, отмена протокола «Пробуждение». Отчет выведен на экран и продублирован в локальную сеть.

– Твою мать, он что, нас слышит? – тревога в голосе первого неподдельная, словно его поймали с поличным.

– Да, черт возьми! – взревел второй, явно теряя остатки самообладания. – Пошел вон! Если кто-то узнает, что ты мне весь эксперимент испортил, нас обоих порешат, придурок!

– Инициирую психологический тест, – так же холодно разбавила спор система. – Отчет выведен на экран и продублирован в локальной сети.

– Почему объект не спал? – вмешался требовательный жестокий голос.

Судя по интонациям, он явно был здесь главным. Может, и не самым, но судьба первых двух теперь точно зависела только от его решений.

– Я не знаю, Мартин, он просто не спал, – промямлил второй, судя по дрожанию – он очень боялся.

– И как давно? – уже тише и спокойнее поинтересовался главный.

– Перед запуском тестирования – точно.

– То есть, он вас слышал, – хмыкнул Мартин.

– Он и сейчас все прекрасно слышит и понимает, только, как собака – сказать не может, – подавив страх, ответил второй.

На минуту воцарилось тяжелое молчание. Не знаю, почему, но возникло ощущение, что решается моя дальнейшая судьба.

– Установи соединение напрямую, – наконец, велел Мартин.

– Но… – попытался вставить второй.

– От его тела уже никакой пользы, не бойся, – с явным пренебрежением заявил главный. – Дальше базы он все равно не выйдет. Подключай.

– Как пожелаете, – с обреченным вздохом отозвался второй.

Мгновение спустя ничто спалила вспышка. Белый свет мгновенно залил все вокруг. Я прикрыл глаза рукой, но это нисколько не помогло – резь не уменьшилась, но и слез не выбивала. Словно кто-то направил лампу прямо в лицо, а я не мог отвернуться.

– Здравствуй, Рик, – негромкий уверенный голос доносился со всех сторон.

– Где я? – собственные слова звучали без искажения, но очень тихо.

Впрочем, не похоже, чтобы собеседнику это хоть сколько-то мешало. Ответ снова поступил с задержкой, словно он раздумывал, что говорить, а что – нет.

– Ты на одной из наших внутренних баз, – ответил он спустя, наверное, минут пять.

– Что со мной случилось? – подсознательное чувство необратимого заставило внутренне содрогнуться.

Не просто так Мартин заявил, что я никуда не денусь. Значит, им что-то нужно от меня. Что-то, что скрывается внутри моего сознания.

– Власти спекли тебе мозги, – с довольной усмешкой ответил Голос.

– Ты – Мартин? – убирая руку от лица, уточнил я.

– У меня много разных имен. Но здесь – да, я Мартин, можешь обращаться ко мне именно так, – великодушно позволил он. – Ты помнишь те специальные блоки, что поставили в твоей биокапсуле, Рик?

– К чему ты клонишь?

Естественно, я не стану ему верить. Судя по услышанному – я попал на базу тех самых ублюдков, которых с таким трудом искали Власти. А, значит, я как никогда, близок к своей цели. Посмотрим, что удастся вытянуть из этой сволочи.

– Ты же не наивный, парень. Сложи одно к одному, – рассмеялся собеседник. – У нас целая сеть своих людей внутри корпорации. Так что ничего не мешало нам в нужный момент установить несколько дополнительных устройств – и ты в наших руках.

– Что ты со мной сделал?! – если бы мог злиться, сейчас бы уже разрывало от гнева.

– Я? – снова в голосе горделивая насмешка. – Ничего. Мы просто наблюдали за тобой, Рик. Как только мне сообщили, что ваши планы меняются, я внедрил в игру своего человека. Вы даже виделись разок.

– Заключенный 5420, - я не спрашивал, утверждал.

– Именно, – с легкостью согласился он. – Мой агент все время следил за тобой в игре, чтобы не упустить нужный момент.

– Момент?

– Когда Власти переступят черту, разумеется, – снова усмехнулся Мартин. – И они ее переступили. Видишь ли, Рик, все эти игры с погружением – это только ширма.

– Для чего?

– Естественно, для экспериментов над людьми, – в его голосе столько превосходства, что сразу же захотелось двинуть кулаком в челюсть. – Можешь верить, можешь – нет, но Власти никогда не ставили себе целью благополучие планеты. Их единственное намерение – выживать самим. И не просто выживать, но и править. К чему, как ты думаешь, была разработана технология оцифровки?

– Сохранение жизни на программной основе, – припомнил я брошюру корпорации, в свое время распространяемую по всему городу.

– Но зачем это нужно, когда человечество уже может клонировать себя? К чему столько сложностей, когда бессмертие уже достигнуто, и шестеро уже правят планетой несколько столетий? – продолжил задавать наводящие вопросы Мартин.

– Почему шестеро?

– О, а ты не знал? – рассмеялся он. – Сард эль Краше мертв. Между прочим, Власти обставили все так, что созданный самим Сардом искусственный интеллект убил его окончательной смертью – вытерев из базы Неверкома.

– Но…

– Откуда нам известно? – тут же подхватил Мартин. – Я же говорил, у нас везде есть глаза и уши. Не думаешь же ты, что мы все это время стояли на месте? – выдержав паузу, продолжил: – Нет, чтобы познать врага, нужно использовать те же средства, что и он. Поэтому нам доступны не только технологии, известные всем, но и кое-что из арсенала самих Властей.

– И чего ты хочешь?

– Все просто, Рик. Нам нужны подопытные. Как и Власти, мы не собираемся считаться с сопутствующим ущербом. Ты – такой ущерб, и если откажешься – мы просто найдем другого, – холодным тоном сообщил Мартин. – Поверь, ни одна биокапсула не функционирует без нашего ведома. Даже их тестовые сервера, так долго спрятанные под землей – и те для нас доступны.

Глубоко же вы забрались, подумал я. Хотя кое-что все же в его словах не вязалось. И я решил задать вопрос, раз уж он решил играть со мной в открытую. Карты на стол, господа биоконы.

– Но тогда зачем было взрывать дата-центры?

– Ты не понимаешь, Рик, – заявил он. – Мы не занимаемся такими мелочами, как взрыв всем известной лаборатории – это слишком затратно и, если позволишь, видимо для планеты. Наша цель – лежит выше. И наша работа – оставаться незаметными.

Мне сразу же вспомнился помятый вид Никоса после взрыва. Почему, если он должен был быть в космосе, выглядел так, будто только что выбрался из-под обломков?

– Они сами устроили взрыв? – я понял, к чему он клонит.

– Конечно, а как иначе? – снова насмешливый тон превосходства. – Вспомни, история не раз оборачивалась именно так, стоит только создать один-единственный прецедент, оправдывающий ужесточение любых мер безопасности – и руки твои развязаны.

На короткую минуту он замолчал, я же ждал, когда речь продолжится.

– Общество боится того, чего не видит, – наконец, заговорил он. – Скажи, как по-твоему, почему на планете, где все подчинено Властям, нам удается не только скрываться, но и действовать, когда это необходимо, силой?

– С учетом, что вы забрались в их структуру, наверняка и скрывать свои следы научились.

– Что можно скрыть от на самом деле вездесущей системы, что наблюдает за тобой всю жизнь? – рассмеялся Мартин. – Ты так и не понял, Рик. Мы и Власть – одинаково необходимые винтики одной очень сложной машины. Считай нас оппозицией, врачами, что совершают кровопускание, чтобы омолодить организм, запустить процесс усиленного кроветворения.

– Тогда к чему вся эта возня? Почему не выступать открыто, чтобы народ вас поддерживал?

– Потому что народ, человечество в целом – инертно. Ему глубоко плевать, кто сидит на троне и дергает за ниточки. Пока кукловоды ведут игру между собой, плебс продолжает жить, не задумываясь о большем, чем позволено. Посуди сам, чего хотят люди в большинстве своем? – в его голосе прорезалась ненависть. – Тебе не меньше моего известно, каков процент стремящихся хоть к какому-то превосходству над остальными. И лишь единицы из этого меньшинства на самом деле чего-то достигают.

– Ничего не понимаю, – заявил я, чувствуя, как расплывается подобно маслу в кипящей воде, сознание. – Если все так, как ты говоришь, то ни вы, ни Власти – не зло, а необходимые условия совершенствования человеческой расы. Но, в таком случае, отсутствие сильной мотивации превращает эту расу в бездумный скот. И нужда его куда-то толкать – в пропасть или к светлому будущему – отсутствует.

– Именно, – согласился он. – Поэтому и было решено предоставить их самим себе. За исключением нескольких избранных, кто представляет интерес для наших научных изысканий.

– Зачем?

– Потому что Солнце светить будет долго только с точки зрения обычного человека. Но мы-то с тобой оба знаем, для тех, кто потерял счет прожитым годам – пара столетий ничего не значит.

– Но тогда и вы все не доживете. Попахивает махровым фанатизмом.

– Ошибаешься, Рик. Не только Власти обрели фактическое бессмертие, – заявил он с таким апломбом, словно после его слов мой мир обязан рухнуть. – И я предлагаю тебе стать одним из нас. Что скажешь, Ричард Кригг?


Глава 9
Пляска

– Твои… – я сделал паузу, подбирая слово, – сотрудники назвали меня куском паленого мяса. Что с моим телом?

Ответ снова прозвучал с легкой насмешкой.

– Видишь ли, когда тебя переклинило, ты взял в руки нож и полез вскрывать блок питания домашней системы. Так что, когда прибыла скорая, запекся ты до хрустящей корочки.

Я молчал, переваривая услышанное. И вспоминал жжение, вместо груди зародившееся в руках. Значит, блоки Никоса свели с ума настолько, что поверил, будто снова оказался в Эдеме. И занялся привычным делом, хотя оставался в реальности. И сам себя прикончил, воткнув металл в электрические провода. Как я вообще до сих пор жив?

– Но не переживай, – подбодрил Мартин. – То, что у тебя теперь вместо рук две культи – не проблема. Биомеханические протезы – давно не новость, станешь одним из нас – мы пришьем тебе манипуляторы из числа самых современных.

Нашел, чем порадовать. Хотя быть киборгом все равно лучше, чем мертвым человеком. Видимо, иного выхода у меня и не будет. Либо соглашусь сотрудничать – либо смерть.

– И что мне нужно будет делать?

– Тоже, что делал для Никоса. По сути, для тебя ничего не изменится, Рик. Все, что я от тебя потребую – это верность.

– В чем? Если я мертв, как ты сможешь…

– Не о том переживаешь, Рик, – оборвал Мартин. – Ты, конечно, официально скончался, но сестра твоя – еще жива. Будешь хорошо себя вести – она таковой и останется. По крайней мере, мы трогать ее не станем.

Вот сволочь! Сперва родители, теперь Стелла? Дай только добраться до тебя, ублюдок, я с удовольствием вырву тебе глотку!

– О, не расстраивайся ты так, – рассмеялся Мартин. – А то у тебя, и без того слабого, показатели скачут. Того и гляди, отправишься на тот свет, так и не заключив главной сделки своей жизни.

– Чего ты хочешь? – прорычал я, чувствуя, как теряю контроль над собой.

– Я уже сказал – ты будешь работать на нас. Поверь, когда имеешь доступ в систему безопасности всей планеты, создать нового человека, будто он все это время существовал – плевое дело. Дорогое, но все же плевое.

– И как же именно я должен работать?

– Видишь ли, Рик, наша работа сопряжена с большим риском. И порой приходится идти на вот такие вот сделки. Мы тебе – жизнь, ты нам – служение. В чем конкретно будут твои задачи – узнаешь после того, как согласишься.

– И что помешает вам все равно прикончить меня в любой момент?

– А это уже будет зависеть только от тебя. Если тебя вдруг поймают – ты умрешь раньше, чем сможешь что-либо рассказать. Но если с твоей стороны не будет попыток связаться с Властями без нашего на то приказа, твоя сестра останется жить. Она даже и не узнает, что ты на самом деле не умер, – хохотнул он. – Хотя, после подписи разрешения на эвтаназию, думаю, ей лучше и не знать, что ты остался жив, верно? Одно дело верить, что ты сделала доброе дело, избавив брата от мучений – совсем другое, смотреть ему после этого в глаза.

Что ж, в этом, надо признать, он прав. Пусть Стелла считает меня мертвым. Так для нее будет лучше. По крайней мере, сможет прожить свободную и долгую жизнь.

– Я хочу увидеть свое тело.

– Нет ничего проще. Система, подключить зрение.

Белый свет приобрел очертания медицинской лаборатории. Надо мной завис какой-то аппарат, чьи многочисленные трубки присосались к телу, несколько электродов тянулись к груди и вискам.

– Всего лишь анализаторы, не беспокойся, – Мартин стоял рядом со мной.

Темные волосы, смуглое лицо. По нему нельзя было сказать, что этот человек – олицетворенное зло, скорее, встреть такого, на ум приходят мирные и вполне адекватные эпитеты.

Простой костюм, белая рубашка со стоячим воротником, черный галстук. Выглаженные брюки с аккуратными стрелками, ухоженные ногти, золотые часы на левом запястье. Ни дать, ни взять – обычный человек, заботящийся о внешнем виде.

Невольно скосил глаза на себя. И замер, разглядывая безжизненно лежащие обрубки. Грубые шрамы, торчащие нитки – меня словно зашивал мясник, а не профессиональный врач. Хотя, думаю, там было не так уж и много времени, чтобы делать все аккуратно, мне жизнь пытались спасти, а не кружок вышивания устраивать.

Подавив ком в горле, попробовал пошевелить укороченными конечностями. В голове не укладывалось, что теперь я – такой. Словно все было продолжением игры с заниженным восприятием.

Это не мое тело, подумал я, стараясь не впускать упорно повторяющуюся мысль об инвалидности. Это не я, это просто какой-то кусок мяса.

К сожалению, шрамы на бедрах, доставшиеся еще с детства, убеждали в обратном. В шестнадцать я, как и большинство подростков, выражал свой протест против общества, выступая на одной из многочисленных площадей против беспредела Властей.

Как сейчас помню короткий полет с каменного парапета на кованный забор. Повезло, не пропорол бедренную артерию, иначе это было бы последний, что сделал в своей жизни.

– Зачем пришивать мне руки, если вы можете создать мне новое тело? – спросил сиплым голосом, едва разлепив губы.

– Доверие, Рик, доверие, – многозначительно улыбнулся Мартин. – Биомеханические протезы относительно дешевы. Сам понимаешь, давать тебе тело сразу – слишком расточительно. Мы еще не до конца будем уверены в твоей преданности.

– А как убедитесь? – уточнил я, опуская голову на подушку – шея очень быстро устала, по всему телу прошла слабая судорога, начался жар. – Мне становится хуже?

– Мои, как ты выразился, сотрудники, не зря назвали тебя мясом, Рик. Ты в действительности умираешь, – с сочувствием протянул он.

Я усмехнулся, пока тело не начала бить дрожь. По телу заструился ледяной пот. Что-то явно пошло не так. Не похоже это на последствия приближающейся смерти.

– Тогда и руки мне не помогут. К чему эта пляска, Мартин? Чего ты хочешь? Зачем тебе мое согласие? – говорить становилось все сложнее, зубы лязгали, меня знобило.

Мартин поджал губы и сел в кресло, стоящее рядом. С печалью взглянув на меня, опустил пальцы на обрубок руки и взглянул в глаза.

– Я хочу, чтобы ты осознал всю прелесть своего положения, Рик, – он взмахнул левой рукой, поворачивая циферблат часов к себе. – У тебя осталось примерно минут десять, Ричард. Если не согласишься – потом уже будет слишком поздно.

– Что мешает просто спасти меня и выставить счет?

– О, не расстраивай меня, – с театральным разочарованием покачивая головой, почти пропел он. – Оказанная услуга ничего не стоит, ты знаешь это не лучше меня, верно? Как было с Кристиной, кажется, так ее звали?

Сволочь, а об этом-то он как узнал? Ни я, ни тем более, Кристина никогда не рассказывали никому, что произошло той ночью.

Воспоминания нахлынули, затмевая происходящее.

Попав в больницу, я познакомился с ней. Молодая, ей всего девятнадцать, но ее жизнь была кончена. Девушка умирала на больничной койке, и никто не мог ей помочь.

Почти месяц я все время был рядом, помогая перебороть болезнь, от которой уже было лекарство. Но на него у девушки не оставалось денег.

– Рик, помоги мне, хорошо? – просила она потрескавшимися, до крови искусанными губами. – Я придумала одну забаву, но мне нужна твоя помощь.

– Конечно, Кристин, говори, что делать, – с готовностью откликнулся я, предчувствуя каверзу.

Не раз и не два мы уже устраивали подобное. То одна шутка, то другая – они словно волнами рождались в голове умирающей девчонки. Моя озлобленность на весь проклятый мир, его несправедливость, накладывали отпечаток на характер подростка. Ее обреченность и медленно тающие силы стали дополнением.

Я отвлек на себя врачей. И в итоге они не смогли ей помочь. Не успели – Кристина открыла окно и выпала с седьмого этажа больницы.

Но про этот уговор… Никто не мог знать о нем, тогда и камер-то еще повсюду не стояло. Заштатная клиника никак не могла себе позволить такие вливания – слишком низкая квалификация врачей влекла за собой низкое финансирование Властей. Люди до последнего цеплялись за рабочие места, не желая уступать металлическим банкам, вроде той, что сейчас висит надо мной – идеальный диагност, идеальный хирург.

Отец всегда говорил, доверяй машинам. Но разве мог я, потеряв родителей из-за сбоя в системе, доверять бездушным болванкам? Разве мог понять, в свои шестнадцать, что мое общение с Кристиной станет постоянным напоминанием, чего лишила ее болезнь? Как мог я знать тогда, что именно мое появление – стало последним аккордом в жизни бедной девушки?

То ли от воспоминаний, то ли от озноба, из глаз потекли слезы. Тремор нарастал, заставляя почти вскакивать на больничном лежаке.

А теперь, спросил я себя. А теперь меня просят снова – сделать то, что приведет к страшным последствиям. Если я соглашусь сейчас – ничто не помешает Мартину убить Стеллу. А я ведь даже об этом и не узнаю.

Но она теперь прикреплена к корпорации, Никос должен ее защитить. Пусть он и сволочь, но не настолько же, чтобы отказываться от ценного кадра в угоду…

А почему нет? Что мешает махнуть на нее рукой так же, как махнули на смерть нашего отца? Все, что мне сказал Никос перед прыжком в Эдем – Власти знают, кто убийца. И знают, что он в игре, его можно найти.

И я купился. Подписал бумаги и нырнул в капсулу. Потому что мщение стало целью жизни. Потому что не мог отпустить прошлое. Не мог забыть Усатого Дурака с запахом машинного масла на пальцах.

Сколько раз просила Стелла, чтобы я жил дальше? Хотя бы попытался перестать каждый день начинать с мыслей о ненависти и мести? Сколько нервов сожгла сестра, постоянно находя меня в беспамятстве, пока я жрал таблетки или напивался до потери сознания – еще тогда, в детстве.

Это не я ее защищал, заботился и растил – она все делала для меня! Я был эгоистом, замкнувшимся на своей утрате. И совершенно забывая, что и она лишилась отца.

– Ну, Рик, последняя минута, – улыбнулся Мартин. – Потом ты уже не в состоянии говорить будешь.

Я выдавил из себя злую улыбку, стараясь унять дрожь во всем теле, но все равно продолжая трястись на холодной больничной простыни.

– Я не стану заключать сделку с убийцей отца.

Мгновение Мартин с улыбкой смотрел мне в лицо, его глаза вспыхнули ненавистью, рот искривился.

– Ты согласишься! – закричал он, вцепляясь мне острыми пальцами в плечи. – Скажи, что согласен!

– Иди к черту, – выдавил прежде, чем сознание погасло.

Снова ничто. Я встретил тьму, как старую подругу. Ее волна-одеяло накрыло и укутало, защищая от боли и спазмов. Выветривало мысли и беспокойства.

Все будет хорошо, подумал я. В кои-то веки ты все сделал правильно, Рик.


Эпилог

Коротко прозвучал звонок в дверь. Стелла, уже надевшая ночную рубашку, оторвалась от расчесывания непослушных волос. Отложив щетку, девушка недовольно поджала губы.

– И кому на ночь не спиться в такое время? – пробормотала она, уже подходя к входной панели.

Выкрашенный под дерево металл отъехал в сторону, открывая вид на невысокую блондинку. Тонкие черты лица, дорогой костюм, строгая обтягивающая юбка, деловой кейс в руках. На вид ей было лет девятнадцать. Стелла ревниво подметила утонченную красоту гостьи, дорогие сапоги, что впору назвать старомодными, но очень подходящими девушке, ботфортами.

– Добрый вечер, – кивнула, улыбаясь, гостья. – Я так понимаю, ты Стелла?

– Да, – немного растерялась хозяйка.

– Отлично, я коллега Рика.

– Коллега?

– Может, пропустишь меня? – заглянув за плечо Стеллы, спросила девушка.

– Проходи…те, но…

– Не переживай, – махнула рукой та. – Твой брат со мной знаком. Я, конечно, не договаривалась о встрече, но такова уж работа, – не прекращая улыбаться, гостью вошла в квартиру и тут же направилась в комнату Рика.

Подойдя к биокапсуле, отставила кейс в сторону, затем под вопрошающим взглядом Стеллы, по-хозяйски огляделась.

– Да уж, минимализм во всей красе, ох уж эти мужчины, верно?

Стелла смогла лишь кивнуть, автоматически подмечая, что и у Алекса обстановка достаточно спартанская. Если бы она сама не занялась интерьером квартиры, будущий жених вообще вряд ли бы разжился не только мебелью, но и банальной окраской стен.

Меж тем гостья присела на корточки возле капсулы и, ловко орудуя маленькими пальчиками с черным лаком, вскрыла какую-то панель, вбила код на циферблате и, удовлетворенно вздохнув, встала на ноги. Одернув костюм, она оглянулась на Стеллу.

– Извини, конечно, за наглость, но нельзя ли кофе?

– Эльза! – крикнула Стелла в сторону кухни.

Обычно кукла всегда обитала в комнате Рика, но сейчас с ней творилось неладное. И это начинало пугать хозяйку. Ведь пока нет Рика, Эльза должна была ее защищать, а тут какая-то странная незнакомка, а противная система уютного дома даже не соизволила появиться.

– Ой, извини, ваша система отключена, – наклонила голову блондинка. – Очень тебя прошу, свари кофе, я так устала.

Не найдя ничего лучше, Стелла кивнула и вышла из комнаты, на ходу соображая, как запустить Эльзу в обход установленных программ. В то, что гостья намеренно отрубила помощницу, верилось с трудом – Стелла сама устанавливала новые дополнения, сама прописывала дополнительную защиту.

Но кукла оказалась стоящей у окна совершенно без движения.

– Да что же здесь творится? – прошептала девушка, подходя к кофеварке.

Меж тем, избавившись от Стеллы, блондинка нажала еще несколько кнопок на капсуле. Крышка вжикнула, отъезжая в сторону, а гостья заглянула внутрь и, широко улыбаясь, протянула:

– Доброе утро, Рик.

Молодой парень распахнул глаза и, забыв о все еще подключенных проводах и катетерах, задергался. Ухватившись руками за торчащие из тела трубки, уставился на сжатые кулаки и расширенными глазами наблюдал, как машина медленно отключает тело от системы.

– Что? Как?

Блондинка снова улыбнулась.

– Не даром же меня зовут Ариадна, – хохотнула она. – Я указываю путь в лабиринте, Рик.

– Что все это значит? – тут же потребовал он, вставая в полный рост в капсуле.

Жидкость все еще стекала в слив. Остатки зеленоватой влаги каплями срывались с молодого тела Кригга, по которому Ариадна пробежалась оценивающим взглядом.

– Это значит, что твоя официальная работа на корпорацию окончена, мой подтянутый друг, – заявила Ариадна. – То, что я тебе дальше скажу – будет наш маленький секрет.

– Я же умер! – почти выкрикнул тот.

– О, нет, Рик, – отмахнулась блондинка. – Мы сделали так, чтобы ты поверил в это. И Мартин поверил. Видишь ли, когда ты встретился с тем рейдером в шахте, Мартин устроил из твоего штрека личный блуждающий данж, это было несложно, так как ключи доступа у него были от крыс в корпорации. Знаешь, в чем вся прелесть блуждающих данжей, Рик?

Парень мотнул головой, все еще пребывая в шоке.

– Они не пишутся в логах на серверах, и открывают очень широкие возможности. Например, влезть тебе в голову, подкрутить сознание, чтобы ты поверил, что сидишь в игре три месяца, что рук лишился, что с Никосом разговаривал.

– Но я же помню, что все это было…

– Я тебя умоляю, Рик, мы все заранее подготовили, чтобы ты попал в лапы Мартина и его дружков, – отмахнулась блондинка. – Теперь можешь обо всем забыть – корпорация позаботилась и о крысах, и о биоконах.

– Но как?

Ариадна пожала плечами.

– Если это так уж важно, им выжгли мозги.

– Что? – скривился Рик. – Как вы вообще…

– Видишь ли, твой штрек послужил связующим звеном, через которое Мартин вышел на тебя. А когда ты попался в лапы Подполья, нам оставалось только ждать, когда заявится главный босс. А потом – завалить всех, кто оказался причастен.

– Он хотел моего согласия, – прошептал Рик.

– Конечно, – кивнула Аридна. – Потому тебя и выбрали для этой работы. В свое время Мартин Ледов и твой отец, Эдвард Кригг, были очень дружны. Думаешь, почему твой номер был 347? Потому что все предыдущие агенты были убиты безо всяких разговоров. Был, конечно, шанс, что и из тебя он сделает запеканку, но мы сделали ставку и выиграли.

– И вы послали меня, сына друга? А если бы я согласился?

– Я же уже сказала, мы наказали всех, кто был виновен. Войди ты в их число, мы бы сейчас не разговаривали, – она похлопала парня по плечу. – Но ты молодец, правильно поступил.

– О, Рик, ты, наконец, вылез из своей игры, – фыркнула Стелла, заходя в комнату с двумя чашками кофе. – Тут к тебе гостья пришла, а ты и не сказал, что у тебя свидание, – поигрывая бровями, сестра окинула взглядом обнаженного брата. – Вот уж не знаю, какие у вас двоих отношения, но впредь не советую встречать коллегу в таком виде.

Рик стиснул челюсти и перевел взгляд на Ариадну.

– Ты должна мне очень многое объяснить.

Блондинка улыбнулась и кивнула на кейс.

– Кодовый замок запрограммирован на твою ДНК. Когда закончишь изучать содержимое, набери мой номер, он там тоже есть.

– Что происходит? – подняла бровь Стелла.

Ариадна снова мило улыбнулась ей.

– Можно сказать, твоего брата только что повысили. Теперь он будет работать больше, упорнее и станет, безусловно, в разы богаче, чем сейчас. По крайней мере, на мебель уж точно заработает.

– Ариадна! – рявкнул Рик, переступая через край капсулы.

– Извини, но мне, правда, пора. Папа не любит, когда его заставляют ждать, ты же знаешь, – состроив извиняющуюся мордашку, блондинка развернулась на каблуках и быстро пошла к выходу. – Было приятно познакомиться, Стелла.

– Взаимно, – отозвалась та, наблюдая за братом.

Входная дверь хлопнула, парень перевел взгляд на кейс.

– Что там, Рик? – прошептала Стелла.

Вместо ответа, он опустился на пол рядом с чемоданом и приложил руку к панели. Со щелчком откинулась крышка, Рик запустил пальцы в бумаги и, не веря своим глазам, перебирал документы.

– Рик, мне все это не нравится, – заявила Стелла, садясь рядом и вглядываясь в текст. – Что это? Расследование отца?

– Да, – выдавил Кригг старший. – Он охотился на Мартина Ледова. Одного из предводителей террористической группировки биоконов, – сжимая бумаги в руках, прошептал Рик.

На дне кейса лежали две записки, написанные разными людьми. Отбросив ту, что хранила номер Ариадны с легкомысленным отпечатком помады и миниатюрным наброском ружья, Рик вцепился в последний листок, исписанный с двух сторон убористым почерком.

Здравствуй, сынок.

Если ты это читаешь – значит, я так и не смог поймать Мартина, не смог выполнить свою работу до конца.

Долгие годы я работал на Подполье, совершал ужасные вещи. Да, возможно, сейчас ты злишься, но я очень надеюсь, со временем ты меня простишь и поймешь.

Я был молод, наивен и глуп. Все началось задолго до твоего рождения, когда я только встретил твою мать. Мартин, я и Нелли учились вместе, были полны энтузиазма и верили, что сможем изменить мир к лучшему. Увы, нашим намерениям не суждено было сбыться. Твоя мать вскоре после окончания обучения забеременела и вышла из Подполья, «наигравшись в революцию», как она говорила. Моя бедная Нелли, если бы я только знал…

Когда я понял, что иду по неверному пути, мне была только одна дорога – с повинной в корпорацию. Ты не представляешь, через что мне пришлось пройти, чтобы отстоять жизнь тебя, твоей матери и Стеллы. Власти были очень недовольны.

У меня была только одна задача – найти и остановить Мартина Ледова, одного из лидеров Подполья. К сожалению, я не мог действовать в открытую. К тому же, Никос приставил ко мне свою ищейку, этого усатого дурака из безопасности, Димитрия Гришаева. Верный пес все время вынюхивал и мешался под ногами, поджидая момента, когда я предам Властей.

Сейчас, пока я это пишу, мне остался всего лишь шаг, я уверен, Мартин вот-вот окажется в моих руках. И тогда вы все сможете жить спокойно, не опасаясь удара из-за угла. Подполье коварно и не прощает обид.

К сожалению, Власти от них не далеко ушли. И у меня всего одна попытка, чтобы защитить вас. Но я приложу все усилия, чтобы вас это зло не коснулось.

Мне очень жаль, что я не смог увидеть, каким ты вырос, каким стал. Я многое упустил в твоем детстве, хотя и старался быть рядом. Увы, эта записка попадет тебе в руки только в случае моей смерти, а значит, я так и не стал тебе достойным отцом.

Но я хочу, чтобы ты знал, Рик, я верю в тебя. И я горжусь тем, что стал твоим отцом.

С любовью, Эдвард Кригг.


                              Конец


Ричард и Стелла вернутся в «Проклятых Землях».


Оглавление

  • Часть I Добро пожаловать в Эдем
  •   Глава 1 Джунгли
  •   Глава 2 Прощай, офицер Стаббс
  •   Глава 3 Кузнец собственного счастья
  •   Глава 4 Охотник и жертвы
  •   Глава 5 Встречи
  • Часть II Учебка
  •   Глава 1 Гранит науки
  •   Глава 2 Дом, милый дом
  •   Глава 3 Первая группа
  •   Глава 4 Начало испытания
  •   Глава 5 Черви и агрессия
  •   Глава 6 Передышка
  •   Глава 7 Конец испытания
  •   Глава 8 Назначение
  •   Глава 9 Крыса
  • Часть III Рейд
  •   Глава 1 Возвращение в джунгли
  •   Глава 2 Крысиное логово
  •   Глава 3 Прощай, Директорат
  •   Глава 4 Эльсах. Начало
  •   Глава 5 Эльсах. Продолжение
  •   Глава 6 Разговоры, разговоры
  •   Глава 7 Первый выход
  •   Глава 8 Каверна
  •   Глава 9 Пещера Аладдина
  • Часть IV Пляска с Дьяволом
  •   Глава 1 Реальные проблемы
  •   Глава 2 Новые вводные
  •   Глава 3 Доставка
  •   Глава 4 Чертова Яма
  •   Глава 5 Шахта
  •   Глава 6 Будни каторжника
  •   Глава 7 Взгляд бездны
  •   Глава 8 Дьявол
  •   Глава 9 Пляска
  • Эпилог
  • X