Георгий Георгиевич Смородинский - Серые туманы Эрантии

Серые туманы Эрантии 1194K, 212 с. (Мир Аркона [СИ]-7)   (скачать) - Георгий Георгиевич Смородинский


Георгий Смородинский
Мир Аркона. Книга седьмая
Серые туманы Эрантии

Чёрно-белой межой застыло

То, что было цветной судьбой:

Или ты управляешь Силой,

Или Сила играет тобой.

Светлана Никифорова (Алькор)


Глава 1

– Ты там долго его ещё будешь тискать? Он же тебе не плюшевый мишка!

– А ты все ещё бесишься?

Алёна сунула Мраку какой-то плод, отряхнула руки и, похлопав кабана по боку, вернулась наконец к костру.

– Ну сколько уже можно? Ты прекрасно понимаешь, что у нас не получится сейчас поехать с тобой в Вайдарру. У тебя свои обязательства, у нас свои.

Она пожала плечами и, усевшись справа от меня, сложила на коленях руки, созерцая потрескивающие в пламени дрова.

– Ваши Древние будут ползти сюда целую вечность! Я видел этих тварей так же, как сейчас вижу вас! – обведя взглядом сидящих у костра бойцов, я остановил его на Максе. – Там три с половиной тысячи километров, понимаешь? А скорость у них, как у беременных коров!

– Ром, не начинай по новой, а? – Макс вздохнул, сунул в зубы трубку и спокойно прикурил от вытащенной из костра ветки. – Ты уверен, что они пойдут пешком? – Он пару раз глубоко затянулся, затем выдохнул дым и снова посмотрел мне в глаза. – Хоть один из тех, кто поставил на нас свои метки, вообще знает, что такое "пешком"?

– А храм Кираны, конечно, многое решит! – я сжал зубы, давя в зародыше приступ совершенно неуместной в этом случае ярости. – И, найдя его, вы, конечно, предотвратите это гребаное вторжение?

– Я уже говорил тебе, что…

– Погоди, Макс, – оборвал моего друга сидящий справа от него Фантик. – Ваш спор бесполезен по той причине, что Роман прекрасно понимает вашу правоту. Только принять он ее, увы, не может. Так бывает… Злишься на себя только потому, что никак не можешь повлиять на ситуацию. – Воин кивнул в сторону Кана, который вместе с моими ребятами у соседнего костра внимательно слушал командира «клинков» и, переведя взгляд на меня, спокойно произнес: – Мы, конечно, в сравнении с ними никто. Твоя сотня помножит на ноль любое из существующих игровых сообществ. Но как ты думаешь, Криан, сильно поможет она тебе, если Дважды Проклятый возьмется за тебя всерьез?

– Это не моя сотня, – буркнул я.

– Да какая разница? – пожал плечами Фантик. – Ты переживаешь за сестру и друга. Но в этом мире сейчас мало мест, где может быть опаснее, чем рядом с тобой…

Вот же, блин. А ведь он прав. В градации ненависти Вилла я стою намного выше, чем все они, вместе взятые. Я просто слишком много о себе возомнил. Звездная болезнь – не очень хорошая штука, особенно когда из-за нее могут пострадать самые близкие тебе люди. Но как же не хочется оставлять их одних!

– Да делайте как хотите! – я вздохнул, сунул в зубы трубку, прикурил и молча уставился на огонь.

– Ну, Ром, – Аленка толкнула меня плечом и попыталась заглянуть в глаза. – Мы постараемся аккуратно. Честно-честно!

– Угу, постарались уже. В Эллориане остаться… Вы же во все дерьмо, что на дороге валялось, вляпались! Серый кот, блин! У меня же племянники теперь котятами будут!

– А сам-то! – не выдержав, возмутился с той стороны костра Макс. – Мы, значит, в дерьмо, а ты в малиновое варенье? Ты в зеркало-то когда последний раз смотрелся? Глаза свои видел? А рога?

– У таких, как я, рога – признак силы, – едва сдерживая улыбку, пожал я плечами. – Жена так сказала…

– Так они всегда так говорят! – включился в разговор Фантик. – У одного знакомого жена тоже…

– Что-о-о? Ты женат?! – не дала ему договорить Алена. – А кто из них? – она посмотрела на девушек у соседнего костра, переводя взгляд с одной на другую, и толкнула меня кулаком в бок. – Ну же, колись!

– Жена нашего князя есть тайна за семью печатями! – заговорщическим тоном в повисшей над костром тишине прошептал Риис. – Ее не видел никто. Только он сам, значит – в этих своих видениях…

Вот же, гад! И я – осел: проговорился!

– Ром, ты шутишь, что ли? – Алена, по ходу, не поверила ни единому слову этого болтуна.

– Нет, не шучу, – покачал головой я, – но и говорить об этом не буду. По крайней мере, не сейчас.

– Ну и ладно, – покладисто согласилась она. – Сколько их у тебя было, жен этих… Лучше про тех драконов расскажи…

– Завтра расскажу, по дороге к этой вашей скале. А то поздно уже. Да и обдумать кое-чего нужно перед сном.

Я поднялся, кивнул сидящим у костра ребятам и не торопясь пошел к своему шатру. Нужно и впрямь отдохнуть. Слишком уж много впечатлений свалилось на мою голову за последние три дня.

Но ведь как странно мы все устроены! Ты скучаешь по человеку, переживаешь о том, что с ним, и как он там без тебя. Думаешь… Думаешь, что, окажись он рядом – и ты не отойдешь от него ни на шаг. Будешь просто сидеть около и слушать, что он тебе говорит. Все так… Но как только твои мечты сбываются, то после первых минут вселенское счастье притупляется. Нет, я по-прежнему счастлив, что нашел Аленку и Макса, но сейчас нужно думать о другом.

Всего два дня с сестрой и другом – и дальше наши пути разойдутся вновь. Макс вообще тот еще фрукт. Там, на Земле, я замечал, что он притягивал к себе хороших людей. Нет, по жизни-то он всегда был один – жена, понятно, не в счет. Но его ведь реально никто никогда на моей памяти не кидал. Ему даже какой-то мужик из властных структур бесплатно помог. Невероятно, но факт. Луффи, Трезвый, Алекс, Фантик, Масяня, Пончик… Как, скажите, в такой короткий срок можно сплотить вокруг себя столько не похожих друг на друга, но вполне адекватных людей? Почему я считаю их адекватными? А кто еще, скажите, наплевав на все, попрется следом за тобой за тридевять земель? Понятно, что адекватность в этом вот конкретном случае – это первый синоним дурости. Ну, или отмороженности. Но они пошли за моим другом. Все… Серый кот, мать его так! Я улыбнулся и на всякий случай взглянул себе под ноги. Нет, малинового варенья я там, понятно, не увидел… впрочем, и кое-чего другого тоже. Смешно… но ведь даже словами не передать, как оно все изменилось за эти несколько месяцев! И назад уже ничего не отмотать. Да и не нужно, на самом деле, ничего отматывать. Жаль, конечно, снова расставаться с сестрой, но тут уже ничего не попишешь. Фантик прав, рядом с Максом она будет в большей безопасности. Хотя, если быть совсем уж честным, то все мы умные только тогда, когда дело касается других. Сам-то Фантик тоже идет в Вайдарру, и еще Пончик с этой своей светловолосой подругой. И обитаемую часть катакомб, если верить его словам, разбойник знает, как свои пять пальцев. Тех-то ворот он, понятно, не видел. Но вряд ли их вообще видел хоть кто-нибудь из игроков. Под Вайдаррой такие же локации, как и везде, и, скорее всего, те локации, что лежат на пути к могиле этого забытого бога, по своему уровню превышают прогресс любого игрового сообщества. Не очень, правда, хочется этих деятелей за собой тащить, но просьба друга для меня не пустой звук. Да и как не взять с собой соклановцев? А то, что уровень не дотягивает, так и в бой они лезть не будут. Тут и без них есть, кому подраться.

Я остановился у своего шатра, кинул взгляд на выползшую на небо луну, вздохнул и с досадой покачал головой. Земные привычки не делись никуда. И пока я все не обдумаю – не засну. Думать в шатре неудобно. Они у лисов больше напоминают армейские палатки. Оно и понятно. Зачем мобильной группе таскать за собой лишний вес? Все эти частоколы и командирские шатры пусть используют в легионах. Рациональность – и ничего, кроме неё.

Усевшись на бревно у входа, я закурил, вытащил из сумки фляжку и сделал пару глотков. Обожравшийся и поэтому сонный Мрак завалился рядом и сразу же погрузился в свои кабаньи сны. Ну и хорошо. Под его сопение думается не в пример лучше.


С Максом мы разговаривали вчера больше пяти часов. И никакой дискриминации тут не было. Сначала – оперативные вопросы, потом все остальное. Все остальное – или, точнее, все остальные – присоединились к нам потом, и мне сызнова пришлось пересказывать все, что приключилось со мной в игре. Не рассказал только о жене и ещё некоторых моментах, которые никому знать не нужно. Смысла чего-то скрывать не было. Американец и Пончик знают этот мир лучше всех нас, вместе взятых. И пренебрегать этим может только полностью отбитый на всю голову идиот.

Мои предположения полностью оправдались. Пончик задал мне большое количество вопросов, и он же посоветовал входить в город через катакомбы. Есть там несколько неохраняемых ходов.

С «чистыми» лучше не шутить. Ненависть Приближающегося Рассвета пропадёт, как только я передам его главе оплавленный амулет Ульриха. Только до отца Себастьяна нужно как-то еще добраться. Вряд ли он будет встречать меня у городских ворот с хлебом и солью. А еще можно предположить, что «чистых» на улицах Вайдарры сейчас столько, что куда ни плюнь – обязательно в одного из них попадешь. Это я знаю, что тысячи появившихся в Вайдарре игроков никакой угрозы для Эрантии не представляют. Но орден не знает. И плевать, что с момента обновления уже почти полгода прошло. Служба государственной безопасности бывает тупой лишь в дешевых шпионских романах. А убивать ее сотрудников ни при каких обстоятельствах нельзя. Тогда от «ненависти» не отмоешься. Самый удивительный и до смешного элементарный выход предложил поначалу Риис. Передать знак магистра Кану, чтобы тот его отнес главе коллегии «чистых». Вот так изящно… и ведь ни один из игроков до этого не додумался! И не потому, что мы тупые. Просто ни одному из нас и в голову такое прийти не могло. Жаль только, не прокатило. Амулет-то я передать мог любому. Увы, в чужих руках с него волшебным образом пропадали две оплавленные полоски. Можно, конечно, кому-нибудь попросить аудиенции и попытаться все объяснить магистру, но пустое оно… Систему не обмануть. Даже пытаться не буду. Пончик сказал, что, по словам разработчиков, из катакомб можно попасть даже в Королевский Дворец, и он примерно представляет, где находится проход в храм верховного бога людей. Вернее, он это не знает, но одна из его сестер говорила… Дальше выяснилось, что о наличии двух сестер-близняшек у этого товарища в их группе не знал никто. Кроме Макса, конечно. Который сразу во всем сознался. Как всегда. Так что двигаем в Вайдарру и через катакомбы пытаемся попасть в храм Мирта. Идиотская затея на уровне мстителей. Но других-то идей нет. Пока нет. И самое поганое, что из группы мне нужно будет выходить уже на границе Эрантии. Репутация рейда измеряется по его лидеру, а командиром я сделать никого не могу. Я ж князь… В этом мире такое не прокатывает. Лидером может быть только тот, кто выше в местной табели о рангах.

Я вздохнул, щелкнул по пятаку спящего кабана и снова потянулся за фляжкой. Луна скрылась за тучами, и с болота подул теплый, пахнущий гнилыми растениями ветер. Нет, я еще тогда, в разговоре с Максом, понял, что дальше нам вместе идти нельзя. Но, как сказал Фантик: «Понять – это одно, а принять…».

В клан я взял всех ребят из группы Макса. Сказать по правде, я вообще не горю желанием принимать в свой клан игроков. НПС не способны на предательство. Пока не способны. А вот в своих соотечественниках я не уверен. Нет, я не параноик, но вокруг нас сейчас столько всего закрутилось, что доверять непроверенным людям я не собираюсь. Эти же ребята – исключение. Они с Максом и… все. Для меня это, как аксиома из геометрии. В итоге к моим семидесяти четырем процентам прироста урона добавились и их двадцать. И это без учета бонусов за мое капитанское звание и тех сорока процентов, которые добавлял Орден Двуликой богини. Сто сорок четыре процента прироста! Круто, наверное. Только я не разделял восторгов Алекса и Пончика. Ни одного по-настоящему сильного врага мне не удалось убить честно. С Нергхалом помогла нежить, с Шаартахом – Альтус, с Ргхаргом – драконы. И даже Иллиала я убивал под действием зелья. Сильно ли мне помогут эти проценты против темных богов и Чейни? Надеюсь, что да, только вот не представляю, как.

А то, что я по уши вляпался в еще одно «малиновое варенье» – это факт. Древние не спят. Кто-то этих тварей разбудил. И я даже догадываюсь, кто и с помощью чего.

Пару раз глубоко затянувшись, я выдохнул сквозь зубы дым, погладил шершавую рукоять меча и попытался вспомнить то видение.

Перед глазами тут же полыхнул, охваченный ярким пламенем, Великий Лес. Огромная, затянутая серой мглой территория. Трещины на земле, крылья за спиной – и три исполинские фигуры древних богов. Колышущееся море измененных – и ощетинившиеся пиками гномьи и людские легионы… Есть!..

«М-мать!» – я стащил с руки перчатку, вытер со лба холодный пот, восстановил дыхание и тут же огляделся. Нет… все в порядке. Ребята все еще сидят у костров, Мрак спит, а луна все так же за облаками… Картинка просто мелькнула перед глазами. Мелькнула и погасла. Но теперь я знаю, что эти Древние… не просто так они второй раз прутся к Великому Лесу. В Крайтских горах скрыт источник какой-то силы. Что за источник, и на хрена он им нужен – об этом история, понятно, умалчивает. Я в последний раз затянулся, выбил трубку о ствол и задумчиво посмотрел на запад, в сторону Великого Леса. История-то умалчивает, да вот только есть там за лесом одна, окруженная горами, долина. А беловолосая тварь, что разбудила этих чудовищ, действует по указке того урода, для которого я эту долину проектировал. Опять паранойя? Все может быть…

Луна тем временем выглянула из-за туч, заметно усилился ветер, к запаху гнили добавился запах тухлятины. Что-то там определенно сдохло. Тут, собственно, всегда что-то дохнет. Правда, в таких случаях оно, как правило, быстро сжирается, но, видимо, не на этот раз. Я перевел взгляд на перчатку, лежащую на коленях и улыбнулся:


Перчатки доблести Ингвара.

Кисти рук; латы.

Прочность: 3788/4000.

Легендарный масштабируемый. Предмет из набора «Доблесть Ингвара».

Не требует уровня.

Броня: 765

+255 к силе.

+255 к здоровью.

+12,75 % к показателю брони.

+12,75 % к физическому урону.

Вес: 1,2 кг.

Бонус от ношения 2х предметов – +20 % к здоровью.

Часть доспеха бога воинов Ингвара.


Монолитная латная рукавица защищает пястные кости с запястьем и по форме напоминает песочные часы. Фаланги пальцев, в отличие от предыдущих перчаток, здесь прикрывают полутрубки. Над костяшками подвижно закреплена дополнительная, изогнутая по форме пальцев, пластина. Основа выполнена из какой-то мягкой шершавой, но удивительно прочной кожи. На матово-черных пястях каждой руки – оскаленная морда волка. И никаких тебе затруднений при курении и потреблении спиртного. Ну и меч, понятно, держишь, словно голой рукой. В общем – загляденье, а не перчатки. Ладно, есть еще одна вещь… Я сунул руку в сумку, вытащил из нее серьгу и внимательно рассмотрел сидящую на ладони черную лисицу. Пушистый хвост, торчащие ушки – она смотрела на меня спокойным, слегка настороженным взглядом.

Все-таки не забыла… Я тяжело вздохнул и горько усмехнулся. Прощальный подарок богини. Маленькая фенечка на память…

Статов на предмете нет, но Макс говорил… Да не все ли равно, что он говорил? Я в любом случае носил бы эту серьгу.

– Потому что тоже не забыл… – я улыбнулся сидящей у меня на ладони и аккуратно вдел серьгу себе в ухо.


???????????????????????????????????????????????????????


Тело на мгновение онемело, но спустя пару секунд все вернулось на круги своя. «Ну да, – подумал я, провожая глазами системное сообщение. – Опять эти непонятки». Впрочем, Макс говорил, что Сата, спасая своих лисиц, грубо нарушила какие-то законы. Но с ним она встречалась уже после встречи со мной. И ее слова о том, останется ли она вообще, являются тому подтверждением. А я… а чего я? Я сделаю все, что от меня зависит. И не потому, что обещал или поклялся. А потому что сделаю…

– И когда это мой тихоня-муж успел задрать юбку богине?! – ирония в голосе Джаэлит прозвучала вперемешку с удивлением.

– Ревнуешь? – спорить с женой не было никакого желания.

– Идиот! Она же вложила в эту… Ррр…ааАА!! Трахнутое пророчество с его трахнутыми законами и этим трахнутым планом!

Оглушительный рев Джаэлит был сравним разве что с предсмертным ревом Нергхала, и прозвучал он настолько неожиданно, что я едва не уронил с коленей перчатку.

– Ты, это… – дождавшись, когда в голове стихнет эхо, и немного придя в себя, осторожно произнес я. – …просто обожаю мелодичный тембр твоего волшебного голоса, но как бы мне импотентом из-за этого волшебства не стать до нашей-то первой брачной ночи!

– Как станешь, так и вернем обратно, – уже нормальным голосом ответила жена. – Могу даже еще тебе отрас…

– Не надо мне ничего отращивать! – раздельно произнося слова, оборвал ее я.

– Не надо так не надо, – не стала спорить Лита. – Но серьгу эту не вздумай снимать.

– Хорошо, а Карн-то тебе чем не угодил?

– А ты ничего не ощущаешь? Хотя да – ты же наполовину хуман, – снизошла до объяснений жена. – В этом плане все те, в ком течет истинная кровь, чувствуют себя неуютно. Так же, как если хумана отправить в Преисподнюю. Чужой мир давит на нас, но твоих демонов это не касается…

– Потому что их предки родом отсюда?

Мой вопрос прозвучал уже в пустоту… Ну и ладно. Я надел на руку перчатку и наконец поднялся с бревна. В общем, без изменений. Идем вместе, пока нам по пути, а затем расходимся. Макс – искать храм Кираны, а мы – в Вайдарру. И обязательно завтра поговорю с Каном. Он должен помнить, где Альтус с Ларсом подобрали этот меч. Может быть, в тех развалинах я найду хоть какую-то информацию?

Все, пора спать.

Кинув взгляд на сидящих у костров ребят, я развернулся и зашел в свой шатер. Утро вечера мудренее и, надеюсь, на этот раз будет именно так.


Глава 2

– …и если эти два одинаковых по размеру шара взаимодействуют между собой и раскатываются после этого в разные стороны, – Фантик свел и развел два кулака, изображая при этом соударение воображаемых шаров. Лось, которого дернули при этом за узду, резко мотнул головой, но направление бега, правда, не изменил. Все-таки игровые маунты несколько отличаются от реальных животных.

– Всеми остальными силами, которые при этом действуют на шары, мы, как всегда, пренебрегаем, но не суть, – Фантик выдержал театральную паузу, затем перевел взгляд на едущего справа Рииса и кивнул на свой правый кулак. – Если скорость этого шара после взаимодействия в два раза больше, чем у второго, то как, скажите, относятся их массы?

– Но ты же сам сказал, что они одинаковые? – удивилась Раена, которая ехала по левую руку от воина.

– Я сказал, одинаковые по размерам! Но этот вот шар может быть сделан из железа, а этот вот из лошадиного дерьма! – Фантик для пущей убедительности потряс кулаком левой руки. А поскольку уздечку он держал именно в левой руке, то лось тоже покивал, полностью подтверждая слова хозяина.

– Погоди, – жестом остановил его Риис. – Ты вот сказал про дерьмо, а наш командир, – маг кивнул на меня и снова перевел взгляд на Фантика, – он тоже постоянно про него вспоминает, но никогда не говорит, что это такое. А ты вот рассказываешь, что из него можно даже делать шары…

– Хмм… – воин покосился на меня и вздохнул. – Тайна это, конечно, великая… Но, так уж и быть, поведаю вам, детишки, о сакральном смысле этого, во всех отношениях удивительного, слова… С точки зрения физики, разумеется.

"Ну да, – я вдохнул и, пожав плечами, перевел взгляд на лежащую впереди дорогу. – Ассимиляция, что называется, в действии". Как-то очень уж быстро, и без учёта расовых различий и положения в обществе. Хотя Фантик – он по меркам этого мира тоже благородный. Но ведь даже мне, человеку, которому в том мире неоднократно выносили мозг идеями всеобщего равенства и братства, дико смотреть на то, как лысый тёмный эльф объясняет закон сохранения импульса сыну Хольгрима и баронессе Ан'Тари. Которые ни разу не эльфы. Он ради этого даже в форму перекидываться не стал, а призвал купленного в Диком Лесу лося. И если бы только это. Кан, Саверус, маги и командиры лисов, буквально выпытывают из Трезвого и его бойцов правила прохождения данжей. Ваесса вообще деньги может собирать за разрешение потрогать своих драконов, ну а Мрак… Этот чернокожий предатель теперь повсюду таскается за Аленкой. Я-то не против – пусть таскается. Просто не знаю, как это чудовище может вызывать умиление у большей части женщин в отряде. Сестра и еще эта Ласка, что из бойцов Трезвого, просто затискали этого поросенка. А Алена… м-да… Как-то жутковато осознавать, что твоя сестра – кошка. Не та, что в коже и маске, а самая что ни на есть настоящая – с хвостом и пятнадцатисантиметровыми клыками! Вот только нет в этом мире армии психологов, так что со всеми своими стрессами приходится разбираться самому.

Выехав из лагеря рано утром, наш отряд уже к обеду обогнул скалы и двинулся по дороге к отмеченной на карте точке. Пейзаж разительно изменился, и местность теперь напоминала Долину Монументов. Вокруг, насколько хватало глаз, простирались красные пески, чередующиеся с участками ярко-зеленой растительности. Впереди, на небольшом расстоянии друг от друга, возвышались одинокие скалы, напоминавшие творения человеческих рук. Даже проложенная неизвестными строителями дорога походила на Сэник Драйв, что в том мире начиналась от парковки отеля The View, где мы с одной из моих подруг когда-то неплохо провели время. Даже по долине разок прокатились, ага…

Я улыбнулся своим воспоминаниям и оглядел скалы. Нет, ни Замка, ни Рукавичек, ни Сомбреро среди них не было, зато растительность вокруг куда значительнее, и буквально в сотне метров от дороги бродят какие-то очень похожие на африканских страусов птицы.

Меня не отпускало чувство, что где-то там, впереди, на западе, всего-то в пятнадцати часах езды, на берегу океана лежит жемчужина западного побережья… Сан Франциско… Нет, я совсем не хотел вернуться обратно, но где-то в глубине души скучал по этому полюбившемуся мне городу. Точно так же, как и по своей родной Москве…

…– возвращаюсь я из лаборатории, а этот малолетний кретин уже танцует на парте с приборами, – донеслось из-за спины. – Весь класс, конечно, замечает меня и перестает ржать. Ну и этот кадр оборачивается, бледнеет и… В общем, навернулся он с этой парты, с перепуга-то. Демонстрационный вольтметр разбил, порвал провода и сломал себе руку. Вот это я и называю дерьмом!

– А командир этим словом последний раз называл Ргхарга.

– Ну, этот ваш Ргхарг тоже неприятная штука, – вздохнул Фантик. – Но его-то вы замочили, а мне вот директор школы выговор объявил и премии квартальной лишил. И мамаша этого долбо… ученика, в смысле, – потом еще две недели в школу бегала. Там вся семья, по ходу, такая… – Воин еще раз вздохнул и, переведя взгляд на внимательно слушающего Рииса, подытожил: – Дерьмо – это то, что случается не к месту и не вовремя. Оно порой принимает удивительные и загадочные обличья и существует еще со времен наскальных рисунков.

– А что такое наскальные рисунки? – тут же поинтересовался маг.

– Да, сейчас вот доедем до этой скалы, и я тебе покажу, – хмыкнул Фантик. – У меня и ведерко с краской, и кисточка есть. Поупражняемся в рисовании…


День тем временем клонился к вечеру. Лучи закатного солнца окрасили вершины гор в красно-багровые тона, и по долине протянулись длинные изломанные тени. Пахнущий сухим песком и полевыми растениями ветер поменял направление, подув с реки, и в воздухе повеяло свежестью.

Практически весь день в пути – и почти сотня километров пройдена. Не так-то, казалось бы, и много, но держать скорость больше десяти километров в час даже и по ровной дороге не получилось бы. Хорошо хоть, обоза нет, иначе вообще была бы задница. До места назначения по карте – чуть больше полукилометра. Пятипалая Скала – крайняя точка нашего маршрута – за массивным прямоугольным утесом. Дорога огибала его справа, и «котята», как называла десяток Макса Ваесса, сейчас должны были уже увидеть цель нашего путешествия.

– М-да… – словно услышав мои мысли, прокомментировал увиденное Макс, а в канале разведки началось какое-то непонятное веселье.

– Чего там? – тут же поинтересовался у него я.

– Да… тут… юмористы, блин, – ответил он, едва сдерживая смех. – Подъезжайте, сами увидите! Мы подождем.

Примерно через минуту авангард нашего сборного отряда обогнул стоящую на пути преграду, и Пятипалая Скала предстала перед нами во всей своей первобытной красоте.

– Вот это я понимаю – высокое искусство авангардизма! – с восхищением в голосе воскликнул Фантик и, переведя взгляд на меня, добавил. – Я вот почему-то так и знал! У вас в конторе трудились настоящие мужики! А ты, – воин ткнул пальцем в поменявшего форму Алекса, – ты должен гордиться своим народом! Кто сказал, что американцы не креативные, и у них отсутствует чувство юмора?

– Да ну тебя, – хмыкнул рейнджер, – может, это какой-то француз рисовал.

– Да хоть эскимос, – перекрикивая ржание вываливших из за скалы «клинков», махнул рукой лысый. – Главное, что это был настоящий мужик! И кукиш в этой ситуации был бы менее актуален. А так эти Древние боги точно поймут, что их ждет в нашем Великом Лесу. Они же тут вот и должны будут, по идее, пройти.

Собственно, сама скала соответствовала своему названию примерно так же, как ковшик в небе походил на большого белого медведя. Нет, это, конечно, определенно была скала, и пальцы на ней тоже были. Один… средний. Метров так двадцати-двадцати пяти. Хотя, справедливости ради, нужно заметить, что и остальные четыре тоже угадывались, поскольку сама скала по форме выглядела как сжатый кулак с внутренней его стороны. То есть эпический жест сие произведение искусства показывало совершенно не нам, а тому, кто разглядывал бы ее с юго-восточного направления. М-да… веселые у меня были сослуживцы – этого не отнять. Герид бы обзавидовался. Но если отбросить все эти шутки в сторону, то Пятипалая Скала выглядела совсем небольшой в сравнении с окружающими ее утесами. Метров семидесяти в длину и примерно столько же в высоту – надеюсь, что искать пещеру с мертвым эльфом нам тут предстоит недолго.

– А чего они так веселятся, дар? – Ваесса придержала поводья и перевела на меня удивленный взгляд.

– В том мире это очень неприличный жест, – пожал плечами я.

– Это я знаю, – кивнула магистр. – А что в этом такого смешного?

И вот что ей на это ответить? Объяснить, как какой-то художник или программист, рискуя нарваться на неприятности, заботливо вырисовывал эту скалу и потом прятал ее за все окрестные, чтобы на общем плане, который он показывал начальству, не было видно этого его интеллектуального посыла?

– Думаю, что для того, чтобы это понять, нужно просто родиться в том мире, – с сомнением разглядывая скалу, покачал головой я.

– Да ладно, тетечка, из себя недотрогу строить, – хмыкнул из-за спины Риис. – В Покинутом храме ты на эти штуки смотрела без ложной стыдливости. А тут размер, что ли, великоват?

– Это совсем не то, что ты подумал, юноша, – легко пожала плечами магистр. – Если не веришь, то дар тебе это подтвердит. Так что свои сомнения и переживания по поводу размеров оставь при себе. Тут все-таки разумные вокруг. Постыдился бы…

Ваесса подмигнула магу, закинула за спину косу и, провожаемая задумчиво-уважительным взглядом Фантика, направила своего ящера к ожидающим в стороне драконам.

Ну и хорошо! Все вернулось на круги своя. А то я уже было подумал, что мой маг так и не придет в себя после того культурного шока.

– Тебя ждать? – уточнил в канале Макс.

– Не просто ждать, а без меня и Кана не ходить. Сам же говорил, что сегодня лучше обойтись без приключений, – ответил я и, привстав на стременах, махнул рукой вперед, приказывая отряду двигаться.


Вход в пещеру располагался примерно на двадцатиметровой высоте и был прикрыт от любопытных глаз широким козырьком, на котором сиротливо торчали четыре карликовых сосны. Впрочем, на сосны эти перекрученные уродливые деревья походили в последнюю очередь. Скорее – ёлки: те, что до майских праздников стояли в квартирах некоторых моих знакомых. В весеннем, понятно, варианте.

Обыкновенная трещина в скале – шириной два и высотой три с половиной метра. Никаким данжем она не являлась и, видимо, поэтому внутри ее было темно даже для моего демонического зрения.

Сюда мы поднялись вшестером, оставив внизу весь остальной отряд, в том числе и обиженную Аленку. Кан, Раена, Макс, Луффи, Пончик и я… Не то чтобы нам могло что-то угрожать в двести десятой локации, но брать с собой еще одного хилера, которая из-за огромной разницы в уровнях лечить будет значительно хуже, было как минимум глупо. И если Макс с Луффи стояли у истоков этого квеста, а Пончик, благодаря выбранному классу и не слишком выдающемуся телосложению, мог без мыла пролезть в любую задницу, то Кана и Раену я взял на всякий случай. И сам на всякий же случай пошел. В качестве глобальной огневой поддержки. Себе я, понятно, польстил – урон я наношу в сравнении с командором и магессой смешной, но, поскольку командиром нашего сводного отряда по известным причинам стал все-таки я, значит, и вопросов никаких быть не могло.

Мы очутились в довольно широком наклонном коридоре, который уходил сквозь толщу скалы на юг. На стенах я заметил какие-то окаменевшие потеки, по структуре напоминающие гранит. Шершавый, усыпанный мелкой щебенкой пол, неровный оплывший потолок – света магических фонарей вполне хватало, чтобы разглядеть пещеру во всех подробностях. Основной коридор, минуя четыре нешироких боковых хода, через пару десятков метров сужался и затем круто поворачивал направо.

– Вот же сука! – махнув рукой в сторону боковых ходов, покачал головой Макс. – Там, за поворотом, может, еще с десяток точно таких же. И хрен знает, который из них третий, и откуда вообще нужно считать.

– Если он за этой «дланью» вообще виден, – хмыкнул Пончик и, подойдя к стене, постучал по ней рукоятью кинжала. – Ну, стены-то мы простучим, оно не трудно. Только я не знаю, что это за заклятье такое, и будет ли вообще простукиваться. – Парень сунул кинжал обратно в ножны и с некоторой надеждой посмотрел на стоящую у входа Раену.

– Я не в курсе ни что такое эта «Длань Альварика», ни кто этот Альварик такой, – отрицательно покачала головой девушка. – Я даже не слышала никогда ни о каком глубоком рассеивании. Хотя, быть может, после применения заклинания у меня получится понять его структуру, но вот это далеко не факт.

– М-да… а свиток-то у меня всего один, – вздохнул Макс. – Впрочем, хрен с ним. Двигаем до конца пещеры и считаем по дороге боковые ходы. Там в конце и решим, что, собственно, делать дальше.

– А по стенам постучать мы с Раеной поможем, – усмехнулся Кан и двинулся следом за Максом. – Опыт у нас в таких делах есть.

– А то, что скала от этого стука рухнет – так это она сама во всем и виновата, – сокрушенно покачал головой Пончик и, пропустив вперед Раену, пошел по коридору рядом со мной.

За поворотом нас ждал облом. Нет, ничего из ряда вон выходящего не произошло, просто сама пещера на самом деле оказалась небольшой. Ещё тридцать метров – и коридор упёрся в глухую стену, поверхность которой крест-накрест пересекли две глубокие трещины. Самое поганое – эта часть пещеры тоже имела четыре рукава. По два с каждой стороны. Лично я так и не понял, правда, почему мертвый эльф, кости которого лежали у левой стены, в письме называл эти углубления именно рукавами. Как по мне, они очень напоминали ниши для саркофагов. Ну, а с какой ещё стати разумным нужно выдалбливать в скале все эти углубления? В том, что все они искусственного происхождения, ни у кого сомнений даже не возникло. Этим, скорее всего, и объясняется ровный пол коридора и отсутствие крупных камней. Какие-то разумные организовали здесь гробницу, но похоронить в ней никого не успели, потому что им помешало наступление Даркана? Как бы то ни было, теперь нужно решать, в какой из этих дыр лежит квестовая карта. Откуда нужно вести отсчёт, и по какой стене – мы не знаем, поэтому вариантов всего четыре. Это если не брать во внимание, что ниша может быть скрыта маскирующим заклинанием. Если так, то вообще труба. Можно биться лбом о стены или, как сказал Пончик, развалить к ядрене матери всю эту скалу, но так ничего и не найти. Может быть, дизайнер прекрасно знал об этом квесте? И именно потому скала изображает тот самый жест?

– Макс, Пончик, смотрите! Он вернулся! – Луффи наклонился над грудой костей и продемонстрировал товарищам череп какого-то мелкого животного.

Точно не крыса: у грызунов резцы расположены по-особому. Какой-то мелкий хищник, если судить по клыкам.

– Это Гирт. – Макс забрал с ладони Луффи череп и зачем-то протянул его мне. – Я не говорил тебе, Ром, что письмо в Великий Лес донес питомец этого темного эльфа. Этот зверек… он вернулся и умер у тела своего хозяина…

– Некоторые фамильяры привязываются к своим хозяевам настолько, что нередко между ними возникает даже астральная связь, и они могут чувствовать друг друга на любом расстоянии… – пожала плечами Раена и направилась в конец коридора, где Пончик внимательно изучал пересекающие камень трещины.

Настроение сразу испортилось. Вспомнился Хатико, и старый, еще советский фильм про белого шотландского сеттера… Я бережно взял у Макса череп и вздохнул. Он ведь совсем не обязан был умирать… как и мой Мрак, тогда, в бою, на переправе и после – в дворцовом зале Сарикаса. Только для нас все закончилось хорошо…

Стало вдруг трудно дышать, голова пошла кругом и меня резко повело в сторону…

* * *

– Aeddarse!

Фаланир, тяжело дыша, оперся об острый выступ скалы и, с трудом передвигая непослушные ноги, выбрался из пещеры на воздух. Перебирая по стене руками, он добрался до небольшого скального выступа, что располагался в паре метров справа от входа и попытался на него сесть. Тело подвело, и оборотень рухнул на камень, ощутимо приложившись о выступ скулой.

– Мара!.. – прохрипел Фаланир, и его потрескавшиеся губы исказила горькая улыбка. – Что она – вся эта боль, когда до встречи с предками остались считанные часы?..

Повторным усилием ему все-таки удалось забраться на камень. Проклиная собственную слабость, он облокотился спиной о холодную скалу и перевёл взгляд на запад. Какая-то жалкая сотня километров… утром он был бы уже в Лесу… но боги распорядились иначе… У него нет теперь даже формы. Заклятье псоглавца било по астральной проекции тела. Зелья и эликсиры оказались бессильны. Фаланир медленно повернул голову и посмотрел на висящую над горизонтом луну. Последняя в его жизни ночь… Редко кому удаётся выбрать место и время собственной смерти… Лично он предпочёл бы умереть в Великом Лесу, а не в этой заваленной камнями мертвой долине. Да вот только никто ему такого выбора не предоставил.

И не только ему… Лорд и братья погибли, прикрывая его, Фаланира, отход. И он не подвёл… не сделал их жертву напрасной. Спрятанное в защитный кокон послание сможет найти и забрать только крадущийся. Главное – знать, где… А этот маленький проказник обязательно донесёт письмо…

Рин улыбнулся, подумав о своём пушистом питомце. Гирт… он нашёл его двенадцать лет назад, на одной из стоянок, во время своего полугодового патруля. Щенок коричневого горностая умирал. Коготь ястреба тогда сильно поранил ему бок. Оборотень поделился со зверёнышем своей кровью, и Аласталь посчитал эту жертву достаточной. Он обязательно добежит… а Саэрта сразу передаст письмо своему брату… Саэрта… жену ему выбрал Гирт. Когда лучшая охотница клана Серых Теней объявила во всеуслышание, что пробежит Красную Луну с тем, кто сможет незаметно забрать у неё брошь, все в клане поняли, что её отцу, лорду Аэрику, в ближайшие годы внуков можно не ждать. Но уже на следующий день, он, рин Фаланир, сгорая от стыда, протянул девушке украшение, требуя на свою голову всевозможных кар. Ведь его питомец просто хотел сделать своего друга счастливым и только поэтому решил украсть у рины её любимое украшение… Саэрта тогда рассмеялась и остановила эту его бессвязную речь. "Ну, раз за горностая я выйти замуж не могу, – ответила она, – то придётся выходить за его хозяина"… И мир для него перевернулся.

Послание лорд мог доверить только ему – отцу своих еще неродившихся внуков. Каглин сказал, что это будут мальчик и девочка, а шаман не ошибался никогда. Он, Фаланир, никогда не увидит своих детей, так же, как и лорд Аэрик не увидит своих внуков… Так решили за них боги, и счастье, что Саэрта не пошла с их миссией в Туманную Рощу…

Фаланир сделал несколько глубоких вдохов, но ничего при этом не почувствовал: ни прохлады ночного осеннего воздуха, ни запаха растущих в долине растений. Обоняние исчезло вместе с болью. Хорошо, что проклятье только задело его, подарив тем самым трое суток жизни, и это позволило выполнить приказ лорда. Но до Леса он дойти бы уже не смог. Гирт донесет послание, его тело найдут и передадут жене. Все… пора обратно в пещеру… Собрав волю в кулак и опираясь о выступ, на котором сидел, Фаланир поднялся и в последний раз посмотрел на застывшую над долиной луну. Зрение ухудшилось настолько, что светило выглядело мутным кровавым пятном.

– Прощай, Красная Сестра… – прохрипел оборотень и медленно побрел в пещеру умирать…

* * *

Ёлочной гирляндой вспыхнул и расплылся голубой свет магических фонарей, муть исчезла, и перед глазами проступил оплывший камень стен. Я пару раз судорожно вздохнул и, окончательно придя в себя, смог наконец оглядеться по сторонам.

– Ты в порядке?

– Да. Можно уже не держать!

Хватка друга ослабла, я окинул взглядом встревоженные лица собравшихся вокруг меня бойцов и протянул Максу череп, что по-прежнему был у меня в руке.

– Это то, о чем ты рассказывал? – внимательно глядя мне в глаза, уточнил он.

– Да… Я знаю, о чем думал этот эльф, и что чувствовал перед самой своей смертью, – кивнув на лежащие под ногами кости, я пожал плечами и направился на выход. По дороге указал на крайнюю левую нишу. – Карта тут, а я подожду на улице.

Снаружи было еще светло, достаточно для того, чтобы читать какую-нибудь газету. Если она, конечно, у тебя есть. Отряд, не торопясь, располагался на ночевку. Маунтов уже отпустили, остался только мой Мрак, драконы Ваессы и ящеры патрульных. Кто-то ставил шатры, кто-то кучковался у костров. Слева за выступом трое «клинков», оживленно переговариваясь, наблюдали за каким-то не видимым мне действом. Впрочем, по их репликам можно было понять, что Фантик все-таки решил наглядно показать Риису, что же такое – эта самая наскальная живопись.

– Нашли?! – Аленка поднялась со своего бревна и чуть склонила голову набок, ожидая ответа.

Сестра, по всей видимости, решила сменить гнев на милость и не обижаться на брата за то, что он не взял ее с собой.

– Да, вроде бы, – пожал плечами я, – сейчас они достанут эту карту, спустимся и расскажем.

Оглянувшись, я нашел взглядом выступ, на котором сидел умирающий эльф. Врачи, конечно, не рекомендуют сидеть на холодных камнях, но этого мира их предостережения не касаются. Да и не такой уж он холодный, этот камень. Усевшись поудобнее, я откинулся спиной на скалу и, сунув в зубы трубку, закурил. В этом мире вообще куча разнообразных плюсов. Туристических стульчиков тут не изобрели, но двадцатикилограммовый чурбак для сидения на стоянке может таскать в инвентаре даже самая хрупкая девчонка. Еду тут можно наготовить впрок, и это не пятилитровая, недельная кастрюля борща, сваренного хозяйкой в выходные. Помещенные в инвентарь продукты не портятся. Они даже не хранятся, просто остаются такими же, как и в момент приготовления. Так что сэндвичи с мясом наконец-то для нас закончились. Если лисы в походах предпочитали питаться всухомятку, что не очень-то от этих сэндвичей отличалось, то у «клинков» дело с этим обстояло гораздо лучше. У некоторых кулинария прокачана до двухсот – уровень шеф-повара какого-нибудь парижского ресторана! И готовили они соответственно. Я вдохнул пахнущий дымом воздух и улыбнулся. Вспомнились вдруг школьные походы в лес, девчонки в косынках с поварешками в руках, водка, спрятанная на самое дно рюкзака, пачка сигарет и обязательная в таких случаях гитара. Нет, испытать те эмоции уже не получится никогда, но как же жаль, что нельзя остановить время… Хотя бы на недельку. Чтобы не нужно было никуда бежать и снова расставаться…

– Ты как? – Макс первым появился из пещеры, смерил меня внимательным взглядом, пожал плечами и уселся рядом.

– Нормально; карту нашли?

– Нашли, – Макс сунул в зубы трубку и перевел взгляд на выходящих из пещеры ребят. – Кости я тоже забрал – похороню их в Лесу.

– Он думал, что тот, кто их найдет, передаст жене. Саэрта ее зовут… или звали… из клана Серых Теней. У него еще дети должны были родиться. Но ты поступай так, как считаешь нужным. – Я выдохнул сквозь зубы дым и перевел взгляд на Макса: – Ну, что там с картой? Посмотрел?

– Нет, без тебя не хотел смотреть. Как-то неправильно, – он продемонстрировал мне свернутый в трубку свиток пергамента. – Вместе ходили за ней, вместе и смотреть будем.

– Ага, и яблоко тоже пополам, – улыбнулся я.

– Макс, давай уже, не томи, – поторопил товарища Луффи. – Мне тоже посмотреть охота, да и Таша уже беспокоится.

– Говорил Филатрим, что превратишься ты, друг, в подкаблучника, – разворачивая пергамент, сокрушенно покачал головой Макс. – Но кто же знал, что это случится настолько скоро… Ладно, давайте посмотрим.

Вот такой у меня друг. И плевать ему на все эти задания богов и прочую ерунду. Вместе влезли – обоим и получать, ну, или делить – тут как получится. А с яблоком этим вообще забавная история вышла в далеком пятом классе. Мы тогда оба в одну восьмиклассницу влюбились. Ну и решили объясниться ей в любви, а там пусть уже сама выбирает. Она на перемене на подоконнике сидела с яблоком в руках. Ну, мы подошли и объяснились… по очереди: я первый, он – второй… Она очень внимательно выслушала, потом не выдержала, прыснула, сунула нам яблоко и свинтила… Ладно, в сторону эту лирику.

Карта, к слову, оказалась довольно подробной. «Граница Великого Леса и Темной Империи» – примерно триста на четыреста километров. Рисовалась она до нашествия Древних, когда эльфы были еще единым народом, а границы Леса – совсем другими. То есть, если верить нарисованному, то Великий Лес отступил за эти две с половиной тысячи лет примерно на четыре сотни километров на запад. Пять замков, с десяток поселений, зеленая полоса: отдельно стоящие деревья, обозначающие, судя по всему, целые рощи, и раздувший щеки мужик в правом нижнем ее углу. Так, наверное, рисовали карты в древности на Земле, и художник не стал отходить от уже существующих канонов. Были тут фигурки зверей, волчьи морды, полуголые мужчины, и женщины с оленьими рогами, и четыре обозначенных красными черепами данжа. Квеста у меня не было, поэтому отметку, где хранится «посылка» я тоже видеть не мог.

– Вот, – Макс ткнул пальцем северо-восточнее того места где мы находились, – шестьдесят километров всего, и нам, Ром, по-прежнему по пути.

– Было бы странно, если бы он шел как-то по-другому, – покачал головой Пончик. – И что же, ты действительно больше ничего не видишь?

– Ты о данжах? – Макс кивнул на карту и перевел взгляд на разбойника. – Ну да… Я догадываюсь, что в них еще не было игроков, но карта-то никуда не денется. Придем когда-нибудь и…

– Вроде и кабака с девками вокруг нет, – ухмыльнулся Пончик. – Как?! Как, скажи мне, можно это не видеть?

– Ты о чем? Какой кабак, какие девки?

– Не обращай внимания, – махнул рукой Луффи. – Ты же знаешь, у него бывают приступы.

Пончик закатил глаза, громко выдохнул и сокрушенно покачал головой.

– Приступы бывают у тебя, – ткнув магу пальцем в грудь, назидательным тоном произнес он. – А в кабак ты в тот даже не ходил, на улице остался. Это после болота как раз было. Пока Макс на девок пялился, я объявления читал.

– Какие девки? – нахмурился друг. – Я у эльфа пиво покупал!

– Ну, на эльфа, какая разница? – улыбнулся разбойник. – Хотя на эльфа это, наверное, даже хуже…

– Прекращай уже свой концерт и говори, что видишь…

– Тебе не кажется, что этот эльф своими импровизациями кого-то напоминает? – задумчиво поинтересовалась Джаэлит. – Тебе совсем не хочется его убить?

Ответить я ей не успел, поскольку Пончик ткнул пальцем в самый северный замок на карте и, выдержав театральную паузу, произнес:

– Это храм Кираны, Макс! – он перевел взгляд на меня и развел раскрытые ладони. – И нам опять по пути. Заберем послание – и сразу в храм. Так что, может быть, все вместе и двинем потом в Эрантию…

– Но ведь… Да с чего ты решил? Это же вроде… – надежда в голосе моего друга мешалась с недоверием.

– Макс, я не знаю, куда ты в тот раз смотрел, но на щитах спутников богини были именно эти вот ветки! А храм – если это не святилище, а именно храм – обозначается именно такой вот фигней с тремя зубчиками! – Пончик снова ткнул в квадратик, нарисованный на самом краю леса, и потом указал на другой, похожий значок. – Вот это – замок! Видишь тут четыре зубца и маленькая цифра?

– Он дело говорит, – пожал плечами я в ответ на ошарашенный взгляд своего друга. – Пошли уже вниз, обрадуем остальных.

– Так что? Мы храм Кираны, что ли, нашли? – переводя удивленный взгляд с воина на разбойника, выдохнул Луффи.

– Нет, пока не нашли, но послезавтра уже найдем. Ты зависай почаще, и все самое интересное проспишь. Это же у меня приступы, ага… – Пончик хлопнул мага по плечу и направился в сторону спуска, оставив того в полном недоумении.

– Давайте все к костру, разговор есть, – скомандовал в канале Макс, как только мы спустились в расположение отряда.

– Что-то случилось? – в голосе Алены мелькнула тревога.

Она поднялась со своего места и направилась к нам с Максом.

– Все в порядке, – успокоил ее я. – Хорошие новости, сейчас расскажем.

– Хорошо, – не стала спорить, сестра. Губы ее тронула легкая улыбка. – Посмотрите, Древние теперь точно тут не пройдут.

Мы обернулись и… стало понятно, почему именно веселились «клинки». Держа небольшое ведерко и орудуя кисточкой, Фантик белой краской выводил на гладком камне скалы не совсем приличную фразу. Стоящий неподалеку Риис внимательно за ним наблюдал. И, похоже, несмотря на то, что писали на незнакомом ему языке, маг прекрасно понимал ее смысл. Нашли друг друга… Благородные, блин…

– Фантик! – совершенно серьезным голосом поинтересовался у воина Макс. – Неужели ты думаешь, что, если Древние действительно пройдут этой дорогой, они смогут прочитать надпись на русском языке?

Лысый дорисовал третье слово, поставил жирный восклицательный знак и отошел шагов на пять назад, любуясь своими художествами.

– Не переживай, командир! – не оборачиваясь, ответил он и указал рукой направо. – Я там еще и по-английски написал, для совсем уж непонятливых. Ну, а с направлением они, думаю, не ошибутся!

– Аут… – вздохнул Макс, махнул рукой и направился к костру своего десятка…


Глава 3

– Давно хотел поговорить с тобой, Кан, – придержав поводья кабана, я выровнял его с ящером командора.

– О чем, князь? – воин махнул рукой десятнику, видимо, показывая, что занят, затем повернулся ко мне и вопросительно поднял правую бровь.

– Ты помнишь, я рассказывал тебе о своём мече? Что он такое, и как появился на свет?

– Да, – кивнул Кан. – Ты говорил о крылатом боге из другого мира. И теперь ты хочешь знать, где находятся те развалины, в которых Ларс подобрал меч?

– Да, мне почему-то кажется, что именно там кроется ответ на вопрос, как именно можно остановить вторжение Древних, – кивнув на восток, пожал плечами я. – Ведь что, по сути, этот меч? Кровь крылатого властителя Лемурии? Да, он может пробить защиту этих титанов, но к ним ведь ещё нужно подойти! И даже если у меня это получится, то как их, в таком случае, убивать?

Мне вдруг стало смешно. Охренеть! Сижу тут и рассуждаю о спасении мира, как какой-то гребаный супергерой. И мало того, что рассуждаю, так ещё и чувствую: это в порядке вещей. Без меня тут некому об этом думать? Мне мало этого непонятного пророчества? Но ведь если рассуждать логически, то получается, что Древние – это самое пророчество и есть. Ведь не просто так Макс оказался Серым львом, появление которого напрямую связано с надвигающимся на Великий Лес геморроем? В итоге и Дикий Лес, и его народ на острие удара титанов, а Сата ясно дала понять, что наши с ним судьбы неразрывны. Нет, можно, конечно, надеяться, что меч попал ко мне совершенно случайно, а боги за прошедшие две с половиной тысячи лет прибавили настолько, что пробудившиеся Древние сейчас в сравнении с ними никто, но зачем бы они тогда носились с нами, как дурак с писаной торбой? Да ещё и Вилл, поганец, играет в какие-то свои игры… Нет, все это неспроста, а следовательно, нужно во что бы то ни стало искать этого Фалета. Он единственная в сложившейся ситуации реальная сила, и что-то мне подсказывает, что он и не подумал уходить в чертоги этого своего Небесного дракона.

– Я много размышлял над этим, эрл, – после минутного молчания заговорил Кан, – но боюсь, что помочь тебе ничем сейчас не смогу. – Командор задумчиво посмотрел на скалу, у которой пять минут назад остановился наш отряд, перевёл на меня взгляд и продолжил: – Это на южной границе Империи, где-то между Налли и Гурканой. Мы двигались в указанную точку для соединения с двумя сотнями клибанариев герцога Керата. Очередной набег дроу. Герцог хорошо платил, а уничтожение этих серокожих ублюдков в какой-то момент стало для нас едва ли не делом чести…

– Это из-за того замка, где погибла подруга Альтуса?

– Эльсу любили все, – вздохнул Кан. Было видно, что воспоминания не доставляют ему никакого удовольствия. – Она была лекарем… Я таких никогда больше не встречал… – он обернулся и кивнул на спешивающихся за нашими спинами рыцарей. – За редким исключением, каждый из нас обязан ей жизнью. Лично меня она вытаскивала из Серых Пределов четыре раза… ну, да не будем о грустном. Те руины – остатки какого-то каменного строения, дыра в земле и два этажа подвальных помещений – и ничего примечательного в них не было. Сколько я таких в своей жизни встречал, – рыцарь вздохнул и покачал головой. – Я спрашивал своих ребят – никто не помнит об этих развалинах.

– Погоди, но сперва ты сказал "сейчас не можешь помочь"? – я спешился, хлопнул кабана по боку и обернулся к командору. – А что может измениться потом?

– Записи Ларса, – пожал плечами Кан. – Уверен, они до сих пор хранятся в главной резиденции ордена. Кальтерра всего в сутках пути к западу от столицы Эрантии, и нам все равно придётся туда заезжать.

– Я понял. Спасибо.

– Не за что пока благодарить, эрл, но надеюсь, что после посещения резиденции ситуация прояснится. – Воин кивнул, развернул ящера и, тронув пятками бока, направил его к отряду.

М-да… не получилось, а ведь реально рассчитывал на этот разговор. Ну что ж, нет так нет. Жизнь, в любом случае, продолжается. Солнце все еще в небе, вокруг все те же скалы и трава, погода нормальная… и самое главное – это то, что все мы живы и как никогда здоровы…


Сюда, к указанной на карте точке, отряд добрался только на следующий день, после полудня. Казалось бы – что такое шестьдесят километров верхом? Но когда все дороги заканчиваются, и остаются одни только направления, скорость передвижения существенно падает. Карта указала на один из торчащих из земли скальных обломков, которых в окрестностях было предостаточно. Почему эльф выбрал именно этот, история умалчивала. Да и какое мне, собственно, дело? Макс и ещё пятеро ребят из его десятка отправились искать "посылку". Остальным же смысла идти не имело – скала в высоту не больше пятидесяти метров, обойти ее можно минут за пять, ну, а квестовый предмет ему подсветит Система. И я очень надеюсь, что для того, чтобы его подобрать, саму скалу рубить не придётся.

Сзади послышались шаги. Справа от меня остановился Фантик, скрестил руки на груди и, не глядя на меня, произнёс:

– Хотел спросить, командир, как все-таки тебя лучше называть?

– Дар… Криан, – пожал плечами я. – От своего настоящего имени я уже отвык.

Он кивнул:

– У нас-то с этим было проще. Хотя Алёна тоже просила поначалу называть ее Тауриэль, да вот не сложилось как-то.

– У всех же по-разному, – пожал плечами я, – к кому-то прицепилось имя, к кому-то нет.

– Это да, – улыбнулся Фантик. – Ты как думаешь, то, что они там найдут – это будет действительно все? Задание у Макса завершится? Не хотелось бы мне их оставлять. – Воин кивнул в сторону скалы и продолжил. – Завершилось бы это… а завтра-послезавтра нашли бы храм и…

Я покосился на него и усмехнулся:

– Позавчера у костра кто-то говорил другое…

– Необходимость редко совпадает с нашими желаниями, – с грустью в голосе пояснил он. – Я до сих пор считаю, что вам двоим ни в коем случае находиться рядом нельзя. Но и отпускать от себя я тоже никого не хочу. За эти месяцы мы настолько друг к другу привыкли… – он вздохнул и покачал головой. – В том мире такое давно уже невозможно. Визор, компьютер, работа… Замкнутый круг, порвать который могли лишь единицы. Мы потеряли все, и не совсем понятно, что получили… кроме того, что нашли друг друга…

– Насчет желаний – это ты точно сказал, а насчет задания – да кто его знает, где оно там последнее? Они же тут, как матрешки – одну открыл, другая появилась. А когда уже думаешь, что вот она – последняя, вылезает сразу две, и по размеру они больше, чем та, что была в самом начале.

– Хрень тут какая-то, – словно услышав мои слова, отозвался в канале Макс. – Это камень…

– В смысле?

– В самом прямом, каменном смысле, – с сарказмом пояснил он. – Похож на мяч от регби, валялся в куче таких же камней. Просто на поверхности, и ни в какую дыру за ним лазать не пришлось. Есть надпись на камне, и ее опять нужно читать. Квест на эту тему прилетел и, судя по всему, без стака… вернее, без Кираны тут опять не разобраться. Жди, сейчас вынесу – покажу.

Я коротко пересказал разговор Фантику. Тот пару секунд помолчал и, почесав с задумчивым видом затылок, сказал:

– Может, и правда – все? Храм найдем, починим. Придет богиня – выдаст нам всем положенное, и пусть они хотя бы в Эллориан отправляются, от греха? Или к тебе в княжество? Максу в Дикий Лес нельзя, он же изгнанник.

– Ты сам-то в это веришь? – глядя на появившуюся из-за скалы «поисковую группу», спросил его я.

– Нет, – отрицательно покачал головой лысый. – Но помечтать-то можно…

– Вот, глянь, – обернувшись эльфом, Макс протянул мне квестовый предмет.

Камень как камень. Навскидку около десяти килограммов. Гладкий. Что-то среднее между яйцом и мячом для американского футбола. Больше ничего особенного.

– Да нахрена оно мне? – пожал плечами я. – Квест у тебя, я все равно ничего не увижу.

– Это киндер-сюрприз такой местный, – заметил стоящий справа от меня Фантик. – Если разгрызть – получишь приз. Амулетик, судя по размерам, или колечко.

– Хочешь попробовать? – Макс приподнял бровь и протянул камень лысому.

– Да, Фантик, давай, погрызи его, – подбодрил товарища Луффи, подошедший к нам вместе с Максом. – Колечек много не бывает. Как говорится, курочка по зёрнышку…

– …и весь двор потом в курином дерьме, – закончил за него лысый и тут же отрицательно покачал головой. – Я, пожалуй, все-таки воздержусь. Квест у вас, вы и грызите.

– Ладно, потом разберёмся, – Макс убрал камень в инвентарь, свистом подозвал своего лося и, когда животное подбежало, обернулся и спросил:

– К храму?

– Ну да, – кивнул я ему, а в канал добавил: – Кан, здесь все. Выступаем, как планировали.

От разведки мы решили отказаться. Нет у нас тут соперников, и не предвидятся. Двух десятков лисов на флангах и в авангарде вполне достаточно, чтобы обнаружить любого врага. Мобы на них не агрятся из-за огромной разницы в уровнях, а следов дарканцев мы больше тут не встречали.

Минут через пять после выхода меня нагнала Ваесса. Дочь некроманта выровняла своего ящера с Мраком и молча поехала рядом. Вид у магистра был задумчивый, а я достаточно знал подругу, чтобы понять: ей обязательно нужно поговорить.

– Твоя госпожа жива, я в этом уверен, – сообщил ей я в личном канале.

Ваесса заметно вздрогнула и, не поворачивая головы, поинтересовалась:

– Ты мысли научился читать?

– Ага, научился… – хмыкнул я. – В этом мире есть всего пара вещей, на тему которых ты можешь вот так заморочиться. С Риисом и Каном все в порядке, со мной тоже. Остаются отец и Кильфата, но они накрепко связаны между собой. Исчезнет богиня, не будет и спутников, а он, я уверен, как раз из них…

– Хорошо, – Ваесса отрешенно посмотрела на торчащую прямо по курсу массивную треугольную скалу. – Почему ты решил, что Госпожа…

– Это не я решил, а Система, которую тут называют Сущим. Иногда в ее сообщениях имеются подсказки.

– Например?

– В тексте задания было сказано, что, когда мы убьем последнего спутника Вилла, я немного подрасту в глазах твоей Госпожи. Именно Кильфаты, а не какой-нибудь абстрактной богини Смерти, – на всякий случай уточнил я. – Как ты понимаешь, репутация не может вырасти с покинувшей этот мир сущностью. Текст задания не изменился, а значит, она еще здесь.

Пару минут мы ехали молча, затем губы высшей жрицы богини Смерти тронула легкая улыбка:

– А ты умеешь успокоить женщину, Черный, – с облегчением в голосе констатировала она, улыбнулась мне и, развернув своего ящера, направила его в арьергард.

– Мне кажется, она торопится с выводами, – тут же добавила Джаэлит. – Впрочем, выберусь – поглядим, как ты там умеешь успокаивать женщин.

– Ты, главное, выберись, – улыбнулся я и направил кабана в объезд выросшей на дороге скалы.

Часа примерно четыре пейзаж вокруг нас не менялся. Отряд двигался в сторону леса по широкой заброшенной дороге. Местность легко шла под уклон, все было спокойно, и у меня наконец появилась возможность нормально поговорить с сестрой и Максом. Ничего серьезного, все важные вопросы мы решили заранее, а вот просто поговорить все не получалось.

В какой-то момент торчащие из земли скальные останцы закончились, и перед нами открылась широкая, покрытая выгоревшей травой равнина. Дорога вела прямо на северо-запад и, если верить старой карте, упиралась точнехонько в цель нашего маршрута. Странно было то, что вся крупная живность исчезла вместе с так надоевшими уже камнями. Только дорога, трава, невысокие холмы и редкие пятна кустарников.

Когда солнце на западе коснулось пиков далёких гор, впереди на равнине в его лучах вспыхнули сотни багровых порталов.

– Демоны, – кивнув на строящиеся впереди боевые порядки, констатировал Макс. – И как только у них получается выстраивать порталы такими ровными линиями?

– Это Система так выстраивает. На сотню квадратов может быть только одно портальное окно, – перекрывая тревожные восклицания своих бойцов, пояснил из-за спины Трезвый. – Что делаем, командир?

– Продолжаем движение, – ответил я, а в канал добавил. – Разведчики, в общий строй! С дороги не съезжаем! Когда до них останется сотня метров, переходим на шаг!

Демоны тем временем завершали построение. Рёв командиров, утробное рычание крупных тварей из первых шеренг, треск костей, грохот железа – в считанные мгновения равнина буквально превратилась в локальный филиал Преисподней. Наблюдая за их построением, я испытал глубокое уважение к командирам строящегося войска. Трудно даже представить, как вообще возможно организовать такую огромную толпу столь разнообразных существ. Но, тем не менее, уже через пять минут демоны стояли в строю, полностью перегородив нам дорогу.

Местный искин не поскупился. Не знаю, чем он руководствовался, высылая нам навстречу всю эту орду, но, оценив количественный и качественный состав этого «комитета по встрече», я реально испытал когнитивный диссонанс, причем в самой тяжелой его форме. Два огромных квадрата пехоты по обеим сторонам дороги, и примерно по тысяче тяжелой конницы на обоих флангах. И если пехотой эту разношерстную орду можно было назвать ну с очень большим натягом, то всадники отличались от эрантийских рыцарей только горящими копытами у своих демонических коней. Уровни – не ниже трёхсотого, прямо на дороге пять рейдовых боссов: четверо четыреста пятидесятых чуть впереди строя, и пятый – в самом его конце. «Командир объединённых легионов Преисподней генерал Дагон Арх». Пятьсот восьмидесятый уровень и два с половиной миллиарда очков ХП!!!

Шестиметровый демон стоял, скрестив на груди свои могучие руки, и спокойно наблюдал за нашим приближающимся отрядом. Судя по званию командира – это только часть перекрывающих границы Великого Леса сил. И даже если это не так, и на заброшенной дарканской дороге собрались они все, то какой во всем этом смысл? Зачем RP-17 их всех сюда отправил? Не в смысле – этих вот прямо сюда, а в смысле – вообще?! И если, по словам Макса, Первый легион Молоха выстоял в сражении с кабаньими всадниками Кираны, то как, скажите, мимо этой силы пройти игрокам? RP-17 хотел, чтобы пришедшие в этот мир люди провели как можно больше времени со своими новыми народами с целью глобальной адаптации? Больше ведь вариантов нет – по крайней мере, я таковых не наблюдаю. Прокачать с Преисподней репутацию? Как у меня и Макса? Серьёзно?

– Ром, ты точно решил прямо через них? – тихо поинтересовалась в канале Алёна. И ведь ни капли страха в её голосе не прозвучало. Скорее, предвкушение назревающих приключений. Странная у меня сестра. Хотя все девчонки тут, по ходу, такие… безбашенные. Никакого феминизма тут нет. Они просто уже такими сюда и пришли…

– Да, Рыжик, точно решил, – я мысленно улыбнулся. – Им что-то нужно от нас, вот сейчас и узнаем, что именно.

– Макс, Кан, на два корпуса позади меня. Оружие не доставать! – скомандовал я и, переведя Мрака на шаг, направил его прямо на стоящих перед строем рейдбоссов.

Что дальше? Что делать, если они так и будут молча смотреть на меня? Самому остановиться и спросить, что им нужно? Да сейчас! Это не я встал у них на пути! Метрах в двадцати от строя человека во мне ожидаемо сменил демон, и уже в следующее мгновение четыре пятиметровых чудовища вдруг расступились и, замерев по обеим сторонам дороги, низко склонили головы. Что?! Какого…

– Высший с душой Великого Демона… – раздалось у меня в голове.

Генерал тяжело шагнул мне навстречу и, выставив вперёд раскрытую ладонь, добавил:

– Нам нужно поговорить.

Широченные плечи, метровые витые рога, тяжёлый взгляд горящих багровым пламенем глаз – внешне он напомнил мне Саад Хора. Да вот только была в облике Стоящего у Трона какая-то бесшабашность, а этот явно напряжен. Ну, да сейчас и узнаем причину. Я вскинул вверх сжатую в кулак правую руку, приказывая отряду остановиться, спрыгнул с кабана и, слыша в канале отрывистые команды десятников, направился к ожидающему меня демону.

– Мы ждали тебя, – прогрохотало у меня в голове, когда я остановился напротив генерала и, задрав голову, вопросительно на него посмотрел.

– Именно меня?

– Да! Сегодня утром Кара Цзарг сказал, что избавление придёт до заката. Я верю своему провидцу. Шар Ата говорят редко, но если говорят – не ошибаются никогда. – Демон окинул своё войско взглядом и снова посмотрел на меня. – Сущее, лишив нас памяти и Клятвы, отправило медленно умирать сюда, на эти никому не нужные пустоши… Мы хотим уйти… но не видим обратного пути. Если память нам уже не вернуть, то Клятву… её может принять у нас один из Семи Владык, крылья которого я вижу у тебя за спиной!

Охренеть!!! Он хочет присягнуть и уйти! Вместе со всем своим войском. Осада с Великого Леса будет снята, но… Но я же, мать его, не Великий Демон! Он просто видит стоящую за моей спиной тень! Внутри вдруг похолодело. Что случится, когда генерал узнает, что я ничем…

– Двенадцать ударных легионов! – продолжил тем временем Дагон Арх. – Шестьдесят тысяч бойцов! Прими нашу клятву, Черный! Прими и укажи нам путь домой! – проревел он и пристально посмотрел мне в глаза. – Я знаю, ты можешь…

И что?! Что ему отвечать?! Как объяснить, что я не тот, за кого…

Моих ноздрей неожиданно коснулся лёгкий запах фиалок, и знакомый, чуть ироничный голос произнёс:

– Я пришла, Чёрный. У меня пять минут. Ведь ты не забыл?

В следующее мгновение внутри меня словно произошёл ядерный взрыв. Земля резко улетела из-под ног, а по жилам растеклась чистая, ничем не удерживаемая Сила.

Великий Демон расправил за спиной могучие крылья, шагнул вперёд и оценивающим взглядом посмотрел на упавшего на колено легата.

– Да!.. Могу!.. – не узнавая своего голоса, проревел я, и в следующий миг сознание погасло…


Последние несколько дней Макса не оставляло чувство какой-то необъяснимой тревоги. Нет, ну ведь все, казалось бы, хорошо, Ромка вон он, рядом едет. Жив, здоров, а что изменился – так и все они никогда уже прежними не станут. Слишком уж многое произошло. Но почему же тогда так неспокойно на душе? Может быть, потому, что его друг нашёлся так быстро? Макс думал, что это произойдёт как минимум по окончании всех этих заморочек с картами и храмами, но вот же… Последние дни вообще стало весело. Нет, Макс уже бывал в рейде из трёх сотен человек, но такой силы за своей спиной не ощущал ещё ни разу. Все эти пришедшие с Ромкой люди: ироничная жрица богини Смерти, приколист-маг, задумчивая магесса, здоровенный мужик, так напоминающий Максу известного американского актёра – не знай, кто они на самом деле такие, не отличил бы от попавших в этот мир соотечественников. Люди как люди, со своими эмоциями, чувствами и сомнениями. Сам же Ромка действительно сильно изменился. Нет, это все тот же Ромка, лучший друг, человек, которому он, Макс, доверяет больше, чем себе… да вот только мелькает порой в его взгляде какая-то усталая обреченность… Ярко-синие глаза, вертикальный золотистый зрачок, да даже отрастающие в боевой форме хвост и рога – все это ерунда. Тут дело совсем в другом. И говорить об этом бесполезно: не помогут тут разговоры. Каждый осознаёт свою ответственность ровно настолько, насколько способен. Нет, одарили их, конечно, по-царски, да вот только ни ему, ни Ромке пока не выписали счёт… Но как бы то ни было, он знает своего друга лучше всех остальных, и если в чем и уверен, так это в том, что тот пойдёт до конца. Даже с минимальными шансами на успех. А он, Макс, пойдёт вместе с ним. Люди ведь с годами не меняются, кто бы там чего об этом ни говорил.

Он даже обрадовался, когда в долине появились демоны. Одно дело ждать непонятно чего, и совсем другое – понимать, что действительно тебе угрожает. Нет, атаковать их с "уважением" вроде бы не должны, но вот количество появившихся перед ними бойцов напрягало изрядно. Лиц стоящих в передних шеренгах латников видно не было, но оружия они не доставали и никакой видимой агрессии не проявляли.

Люди с годами не меняются… Когда его друг, знакомо выпятив вперёд нижнюю челюсть и слегка прищурившись, направил кабана на рейдовых боссов, вместе с притоком адреналина Макс почувствовал дежавю. Совсем как тогда, в далёком две тысячи восемнадцатом, когда, возвращаясь из кино, они натолкнулись на пятёрку перегородивших дорогу гопников. Связываться с ними не стали, как и тогда, но вот то, что четыре огромных демона, расступившись, низко склонили головы, повергло Макса в шок.

– Хрена се, – гробовую тишину канала нарушил ошарашенный шёпот Трезвого. – Я предполагал, Лакер, что твой друг не прост, но чтобы настолько!..

– Че-то мне кажется, что это ещё не конец, – тут же поддержал его Пончик.

Когда же командир демонов, выставив раскрытую ладонь, шагнул вперёд, а Ромка, спешившись, направился ему навстречу, Макс ожидал чего угодно, но действительность оказалась страшной.

В какой-то момент фигура Кожевникова вдруг стала прозрачной, и в следующее мгновение на его месте из воздуха возник чёрный крылатый демон. Семиметровый рост, могучие перепончатые крылья с изогнутыми когтями на запястьях, мощные, перевитые мускулами руки, метровые рога – в тот момент, когда его друг превратился в это жуткое чудовище, Максу на плечи словно упала гора. В канале раздались испуганно-восхищённые возгласы, губы остановившегося слева командора тронула удовлетворённая улыбка.

В следующее мгновение генерал Дагон Арх рванул из ножен меч и, полоснув себя по запястью, рухнул на левое колено. С оглушительным грохотом ударили в щиты легионеры, в торжественном салюте вскинули оружие рыцари Преисподней. Крылатый Демон шагнул вперёд и исполинским угольно-чёрным мечом, появившимся в его руке, плашмя ударил по плечу коленопреклоненного генерала.

В следующее мгновение над долиной пронёсся торжествующий рёв. Тысячи демонов взревели так, что у Макса заложило уши. Все это напоминало какой-то дикий обряд посвящения в рыцари, но что именно на самом деле произошло, он мог только догадываться. Генерал поднялся, окинул взглядом своё торжествующее войско и, проревев что-то на непонятном языке, вскинул над головой меч. В следующую секунду его фигуру охватило ярко-алое пламя, которое мгновенно перекинулось на обезумевших от радости демонов. Раздался грохот, и в следующую секунду долина опустела. Демоны словно растворились в пламени – все, кроме черного чудовища, в которое пару минут назад превратился его друг.

– Ром… Рома… Это ещё ты? – нарушив повисшую над долиной тишину, осторожно поинтересовалась Алёна.

Девушка спрыгнула со своего лося, прошла шагов десять вперёд и нерешительно замерла в нескольких метрах за спиной крылатого монстра. Макс, не долго думая, последовал за своей подругой. Услышав голоса, демон медленно повернулся, окинул замерший отряд взглядом своих ярко-синих глаз, остановил его на Алёне, едва заметно кивнул и оскалил огромные белоснежные клыки.

– Это он улыбается так? – нервно хихикнула в канале Масяня.

– Ага… такую улыбку в том мире, откуда мы сюда пришли, хорошо в качестве слабительного применять, – озабоченно заметил. Фантик. – Стопроцентный, я бы сказал, результат…

Словно услышав его слова, чудовище оскалилось ещё больше, затем тело его стало вдруг прозрачным и, спустя мгновение, Чёрный Демон исчез, а на примятой траве остался неподвижно лежать Ромка.

– Да какого!.. – воскликнула Алёна и побежала к потерявшему сознание брату.

Следом за ней сорвался с места кабан, ощутимо толкнув Макса в левое плечо. Воин покачал головой, вздохнул и направился за подругой.


Глава 4

– Мрак, уйди! – Я отпихнул нависшую надо мной массивную кабанью морду, поднялся и оглядел окруживших меня ребят.

Не, ну, все вроде на месте, значит, ничего страшного не произошло. А то, что слегка ошарашены, так я бы на себя посмотрел, если бы мой знакомый вот так на моих глазах превратился не пойми во что.

– Надеюсь, ничего не натворил? – отряхивая прилипшую к кирасе землю, поинтересовался я. – Где все эти демоны, и что, собственно, произошло?

– Ничего особенного не произошло, – с некоторой иронией ответила за остальных Ваесса. – Ты просто превратился в Великого Демона, принял у командующего присягу и отпустил их. Судя по всему, по домам. Подумаешь, ерунда-то какая… С кем не бывает.

– Иронизируешь?

– Да нет, я гадаю, ты ли это, и если да, то как такое вообще возможно?

– Это была Лилит, – пояснил стоящий чуть в стороне Саверус. – Тот же рисунок ауры, такое же воздействие силы. Некоторые из Семерых Владык могут на время вселяться в тех разумных, которым они симпатизируют. А Владыка Сладострастия и Иллюзий, как известно, благоволит вашему князю, магистр. – Маг посмотрел на меня, легко пожал плечами и перевел взгляд на Ваессу. – Так что ничего удивительного не произошло, если не считать таковым второе явление самой изменчивой и непостоянной из Семи Великих к одному и тому же разумному…

– Сладострастие, значит, – ехидно заметила в личном канале Алена. – Тебя, Кожевников, на пару месяцев стоило оставить, так ты и жениться уже непонятно на ком успел, и знакомства приобрел определенной и очень для тебя характерной направленности. Впрочем, когда ты в первый раз женился – тоже особенно с головой не дружил. Так что не очень-то я и удивлена.

– Кто бы еще говорил, – хмыкнул я и вскинул руку вверх, останавливая начавшиеся разговоры. Кивнул на Саверуса.

– Магистр объяснил все правильно. Сам не помню ничего, так что все вопросы к Лилит. Появится в следующий раз – и задавайте. А сейчас пора выдвигаться. Нам еще десятка полтора километров сегодня нужно пройти.

– Погодите! – Пончик окинул взглядом разбредающихся людей и вопросительно посмотрел на Ваессу. – Если это присяга, а тот генерал был командующим объединенными легионами Преисподней, то получается, демоны ушли?! Совсем?! Границы свободны?

– Ну да, – ответил я за магистра. – Только там нежить по границам Эрантии и Орочьих степей, по идее, еще осталась. К демонам-то она никакого отношения не имеет.

Я запрыгнул на Мрака и, стукнув его пятками по бокам, проехал мимо замершего посреди дороги разбойника. А нежить, увы, не демоны. Там так просто договориться не получится…


– И ты ничего не хочешь мне сказать? – задал я вопрос жене, как только наш отряд двинулся в направлении храма.

– А что именно ты хочешь услышать? – каким-то странным голосом ответила Лита. – Мама ушла, у неё дела. Но я не думаю, что ты сильно расстроился по этому поводу.

– То есть она только что с моей помощью поимела двенадцать легионов Преисподней и даже не удосужилась поблагодарить?

Нет, возмущался я постольку-поскольку. Ярости не было и в помине. Ведь если я требовался Лилит именно для этого, то и Харт с ней. Куда бы я засунул шестьдесят тысяч демонов? У меня-то в Преисподней княжества нету.

– Моя мать хоть и повелевает иллюзиями, но до такого примитивизма она не опустится никогда, – после десятисекундного молчания ответила Лита. – Этот забавный старик и его легионы присягнули мне, а Лилит просто выступила посредником.

– Что?!.

Услышав последнюю фразу, я охренел настолько, что просто не нашёл слов.

– Эти легионы принадлежат мне, – терпеливо пояснила жена. – Мать открыла им дорогу на Великую Равнину Иллюзий. Там, в её владениях, они будут дожидаться моего освобождения.

– Но зачем ей было давать тебе то, что она спокойно могла оставить себе?! – мысленно воскликнул я, все еще не до конца осознавая свершившееся. – Или двенадцать легионов в масштабах Преисподней ерунда?

– Нет, это очень серьезная сила, – ответила жена. – Но не все так просто… Велиал сразу же почувствует подобное усиление любого из Владык, а у Лилит с ним и так достаточно непростые взаимоотношения…

– Но клятва принесена не ей, а тебе, – продолжил я ее мысль. – Ты не Владыка, а на Равнине Иллюзий, по твоим рассказам, можно скрыть хоть половину населения Карна. Пока тебя нет, демоны подчиняются твоей матери. Отлично, но тебе не кажется…

– Нет, не кажется, – сходу уловив мою мысль, не дала мне договорить Джаэлит. – Эти легионы ничто, если за ними не стоит Великий Демон. Так что ей не выгодны ни моя смерть, ни твое поражение. Сейчас она сильна, как никогда, но против Верховного Владыки ей не выстоять. Она до сих пор на нашей стороне, если ты об этом. Целесообразность, и ничего, кроме нее…

– Хорошо, если так, – облегченно выдохнул я. – Значит, приданое у тебя уже есть.

– А что такое приданое? – тут же поинтересовалась жена.

– Там, где я жил, некоторые родители выделяли дочери кое-какое имущество, когда она выходила замуж, – пояснил я. – И когда-то давно размер приданого во многом определял популярность невест. То есть она могла быть страшной, кривоногой и тупой, но это мало кого интересовало…

– Ну ты нагле-е-ец!.. – выдохнула Джаэлит. – Да как ты..

– Почему это сразу наглец? – с трудом сдерживая смех, возмутился я. – Я-то как раз по любви женился! Это мама твоя решила. Но ты не расстраивайся, раньше подушки всякие с одеялами за невесту давали, а за тебя вон сразу целых двенадцать ударных легионов!

– Но ты же сказал, что чем страшнее невеста, тем богаче ее приданое?.. – тут же вкрадчиво поинтересовалась жена

– Ничего я такого не говорил! – мне вдруг совсем перестал нравиться этот разговор. – Я сказал, что если оно богатое, то возьмут любую! А у меня и умница, и красавица, и комсо… в смысле, приданое такое, что закачаешься!

– Ладно, выкрутился! – усмехнулась Джаэлит и отключилась.

Я поправил на поясе меч и всмотрелся в лежащие впереди холмы. Насчет «страшная» – это как на самом деле посмотреть. Внешне-то – лучше и не придумать, а вот по сути – что она, что ее мама… Тут и пятидесяти легионов кому-то мало будет для компенсации. Ладно, в сторону лирику. Губы раскатывать пока рано. Жену нужно сначала освободить, а там уже посмотрим и помечтаем…


К разрушенному храму богини Отмщения мы добрались уже на следующий день, к обеду. Собственно, никакого храма тут не было. Проем ворот, закрытый переливающейся фиолетовой пеленой входа в инстанс, и огромный квадрат площадки, обнесенный метровой каменной стеной. В центре конструкции – алтарь: массивный плоский булыжник с рунами, вокруг которого торчат двенадцать толстенных деревянных столбов, обломанных и почерневших от времени. Высотой – от полутора до пяти метров. Они образовывали круг метров тридцати в диаметре и, скорее всего, когда-то составляли основание храма. Что за сила их когда-то переломала, и почему они не сгнили за тысячи лет – неизвестно, да и не интересно. Пусть уфологи гадают над всеми этими никому не нужными загадками. В том мире у них это получалось неплохо…

Стена, окружавшая обломки, была сложена из плоских серых камней и проломлена в шести местах. Пока отряд, не торопясь, располагался на отдых, Макс со своими спокойно прошли сквозь эти проломы внутрь и попытались возложить на разрисованный рунами алтарь оплавленный кусок зеленого стекла, который разработчики обозвали Изумрудной Слезой. Система, разумеется, не отреагировала никак, богиня не появилась, абрикосовые деревья не выросли… Оно и понятно – квест без прохождения инстанса не выполнить. Десять человек без ограничения уровня. Единственное условие – наличие квестового предмета и, собственно, самого квеста у любого члена входящего в инстанс отряда. Задание есть у девяти человек, я пойду с ними десятым. Мои княжеские двадцать процентов к максимальному здоровью – это в два раза больше чем пристовский бафф, а если учесть выдаваемый мной урон, капитанское звание и процентные прибавки… Ведь в данжах, к сожалению, работают только клановые бонусы и те, что есть у находящихся внутри бойцов. Игровые законы пока никто не отменял. Рисковать глупо… Да и не отпустил бы я их одних. Нет, была, конечно, идея – отправить с ними Кана или Ваессу, но Пончик и этот опытный американец тут же объяснили мне, почему делать так ни в коем случае нельзя. Дело, оказывается, в том, что если в подобный квестовый данж идет НПС, уровень которого превышает средний уровень проходящих подземелье игроков, то мобы внутри, даже при первом прохождении, будут иметь уровень этого вот НПС. В моем же случае система, которая до сих пор считает меня игроком, просто выровняет уровень мобов по среднему уровню отряда. У меня – двести пятьдесят пятый, у Макса сто девяносто первый, у всех остальных – сто шестьдесят пятый. Если Пончик и Алекс не ошибаются, то, проведя нехитрые расчеты, можно предположить, что мобы внутри сто семьдесят седьмые, то есть на один удар моего меча. Будем надеяться, что это так. А вообще хорошо, что таких вот «фиолетовых» данжей мне раньше не встречалось. Игроков-то у меня поблизости не было – одни местные, и почти каждый выше меня по уровню…

– Так, народ, давайте все к входу! – крикнул Пончик, который исполнял обязанности командира нашего отряда.

Нет, понятно, что лидерство лежало на мне, но командовать должен самый опытный игрок. С Пончиком мог конкурировать только Алекс, но квеста у него не было, внутрь он не шел, и поэтому крайним назначили разбойника.

– В таких вот квестовых данжах никто из нас еще не был, поэтому то, что я сейчас скажу, основано на информации с форумов и околоигровых сайтов, – окинув взглядом собравшийся у храмовых ворот десяток, пожал плечами разбойник. – С Алексом я, разумеется, переговорил. Он придерживается точно такого же мнения об этом данже, как и я. – Пончик кивнул на стоящего чуть в стороне американца, указал рукой на переливающуюся фиолетовую пленку входа, сквозь которую было прекрасно видно растущую на площадке полынь и дюжину торчащих обломанных столбов, и продолжил: – Значит, так: с вероятностью процентов на девяносто – это инстанс одного босса. На самой территории пара паков элитников, а главный гад сидит, скорее всего, между этими торчащими из земли обломками. Возможно, он выползет лишь в тот момент, когда мы подойдем к алтарю, но все это только предположения. Атакуют нас, скорее всего, сразу, поэтому баффаемся сейчас. Идем, понятно, в человеческой форме, перекидываемся только по острой необходимости. Поскольку с дамагом у нас все в порядке, все слоты алхимки и еды – строго на защиту, в подобной ситуации разумнее позаботиться о собственных задницах.

– Опять, что ли, змеюку эту жрать? – со вздохом закатил глаза Луффи.

– Не змеюку, а змеиный стейк, – с улыбкой поправила товарища Алена. – И зря ты, кстати, капризничаешь, будь моя воля, я бы только этими стейками и питалась бы.

– Да зажрался он просто, – глядя на мага, поддержал мою сестру Фантик. – Его тут деликатесами всякими кормят, а он нос воротит.

– Ты вообще молчи! – огрызнулся Луффи. – Жрешь все, что шевелится, а что не шевелится – шевелишь и тоже потом жрешь. Тебе что змея, что опарыши – все сойдет. Советчик, блин, хренов…

– Хватит болтать! – сдерживая улыбку, оборвал разговоры Пончик. – Баффы проверю лично, висеть должны все!

– И антиаурная аура?

– Да, Ален, и она, – кивнул разбойник. – Повесь на всех и начинай раздавать еду.

Заметив мой недоуменный взгляд, он пояснил. Милость Клхара – друидская аура десятиметрового радиуса. Наполовину снижает враждебное аурное воздействие на группу и на восемьдесят процентов снимает негатив с самого друида.

– Сейчас он тебе про слизней расскажет, – улыбнулась Алена, передавая мне завернутый в лопух теплый кусок мяса.

– Да чего там рассказывать? – пожал плечами Пончик. – Не знала ты тогда, с кем не бывает?

– Вы мне лучше скажите, у кого та травка волшебная есть, со вкусом чеснока? – оглядев товарищей, поинтересовался Фантик. – А то горчица-то закончилась.

– Волшебная травка?.. – Масяня недобро прищурилась и смерила Пончика взглядом с головы до ног. – Вы ее скурили по пьяни! Всю! С этим вот деятелем. Так что без травки обойдетесь, наркоманы! Горчицу вон покурите…

– Так нету ж ее, – развел руками Лысый.

– Бросайте тогда, – девушка легко пожала плечами, забрала у Алены причитающуюся ей порцию и, отойдя к своему крокодилу, потеряла к разговору интерес.

– Готовность пять минут, – задумчиво глядя ей вслед, скомандовал Пончик, покачал головой и со вздохом уселся на траву.

Змея, что пошла на стейки, при жизни была толщиной с руку. По вкусу она напоминала угрей, которых мы с отцом ловили в Калининградском заливе. Дело тут, скорее всего, в ассоциациях. Мясо змеи я никогда не пробовал, а угорь внешне на нее похож, вот сознание и проводит подобные аналогии. Но Алена права, мясо действительно вкусное, а если учесть десятипроцентный бонус к максимальному здоровью – так вообще замечательно. Запив стейк тремя алхимическими мензурками, о вкусе которых лучше не вспоминать всуе, я, дождавшись команды, первым шагнул в фиолетовую пленку. Эквип у меня лучше, чем у остальных, уровень выше. Случись что – с минуту продержусь, а там и ребята подтянутся.


– И че? – вышедший следом за мной Фантик с некоторым сомнением во взгляде осмотрел совершенно не изменившуюся обстановку и, тронув за плечо Пончика, указал на торчащие в сорока метрах от нас столбы. – А мы точно перенеслись в данж?

– Точно, – кивнул разбойник. – Трава тут чуть темнее, и ворота…

Я проследил за его взглядом. И правда – сквозь пустой воротный проем виднелись далекие холмы, стадо винторогих быков – и никаких следов расположившегося на стоянку отряда.

– Жутковато, однако, – опуская лук, пожал плечами появившийся последним Рексар и, указав за спину, произнес: – Как я понимаю, туда нам лучше не ходить?

– Финишная ленточка с другой стороны, – поморщился Луффи. – Только что-то вот не видно встречающих…

Словно услышав его слова, впереди над травой одновременно закрутились десять темно-серых вихрей, а еще спустя мгновение на их месте появились изготовившиеся к бою элитные воины империи Даркан.

– Убить! – проревел закованный в полный латный доспех воин, и десяток тут же сорвался в нашу сторону.

Сто восьмидесятый уровень, по две сотни тысяч ХП у каждого. Гуманоиды, но людей среди них нет. У двоих закрытые шлемы. Остальные – ящерицы и какие-то бурундуки.

– ПВП-босс! Зеркальный! – проорал Пончик, ныряя в инвиз. – Криан! Рексар! Магов! Остальные контроль хилов и весь дамаг в рейнджера!

Время привычно замедляется, Фантик, ощутимо толкнув меня в плечо, шагает вперед и, выставив перед собой щит, принимает на него Рывок устремившегося вперед дарканского воина.

Боевая форма, и Молчание во вскинувшую посох ящерицу. Прыжок ко второму магу, Ледяной Клинок!

– Контроль по кулдауну! Фантик, прикрывай хилов!..

Вместе с критом на Ледяном Клинке срабатывает Заморозка, и не успевший опомниться дарканец осыпается в траву крупными ледяными осколками. В уши словно залили воды. Грохот железа, тупые удары стрел, хлопки заклинаний, отрывистые команды разбойника прилетают словно с другой планеты. В бок ударяет стрела, следом за ней Огненный Шар. Да какого хрена?! Второй маг так быстро сбросил с себя Молчание?! Резко оборачиваюсь – и тут же ухожу в сторону, прикрываясь щитом от атакующей меня пятнистой кошки. Очередная стрела прилетает в бедро, перед глазами мелькает оскаленная пасть. Пагуба с хрустом пробивает пантере грудину, лапа уже подохшей твари ощутимо бьет по шлему, я отшвыриваю труп и получаю в грудь второй Огненный Шар. Сука! Дыхание перехватывает. Тут же разбиваю на поясе лечилку, кидаю в мага Оковы Земли и, стиснув зубы, бегу в его сторону.

– Кузю на ханта! Хил Криана! Урон в друида!

Прилетевшее Лечение сбрасывает все неприятные ощущения, краем глаза замечаю появившийся на мне друидский хот[1] и, добежав до скованного заклинанием мага, ударом сапога опрокидываю его на траву. В груди у ящерицы стараниями Рексара уже торчат две стрелы, жизни примерно на три четверти, но плевать. Лежащий получает критический урон, и маги у противника заканчиваются.

ПВП-босс – это, если память мне не изменяет, группа НПС с такими же умениями и навыками, как и у игроков. Они не агрятся на танков, дерутся, как правило, в классических билдах и по стандартным тактикам. В противостоящем нам десятке точно такие же классы, как и у нас. Мы с Луффи маги – и эти вот тоже были ими… Один удар, – один труп. Я не совсем правильный маг, да и разница в уровнях и экипировке слишком уж велика. Все это промелькнуло в голове за то мгновение, пока я выдергивал меч из разрубленного плеча скрюченной ящерицы и, разворачиваясь к охотнику, пытался прикрыться щитом. Не успел… В плечо ударила третья по счету стрела, и небо вдруг поменялось местами с землей. Словно какая-то неведомая сила крутанула меня раз десять, а затем резко подтолкнула в спину. В себя прихожу секунд через пять. Мельком успеваю заметить повисшего на вражеском хантере Кузю, пятящегося под ударами здоровенного двуруча Фантика, вскинувшую посох сестру, как появившийся из инвиза разбойник широкой подсечкой сбивает меня с ног и разрывает мой бок двумя ударами кинжалов. Оба проходят критами, сбрасывая жизнь в желтый сектор, но упавшее Лечение и обновленный хот тут же убирают боль. Рывком поднимаюсь на ноги и, прикрываясь щитом, пытаюсь достать танцующего передо мной дарканца. Ублюдок без видимого труда уворачивается от двух моих выпадов и затем, отпрыгнув назад, снова уходит в инвиз. Сука!


– Он снял фир! Как это? – удивление в голосе Эланки мешается со злостью.

– У них кольца специальные, у всех! Урон в приста!


Кто там что с себя скинул и какие у кого кольца, мне плевать, но вот куда подевался этот урод? В ушах еще звучит последняя фраза Пончика, я оборачиваюсь, пытаюсь оценить обстановку, когда мне в бок влетает воин. Тот, что пару секунд назад атаковал Фантика. Трехсекундное оглушение, по ощущениям – словно кто-то врезал кулаком в нос, – и через мгновение мощный удар двуручем в основание шеи. Из инвиза слева вновь появляется рога, швыряет мне в бок сюрикен, продлевая тем самым наложенный воином контроль, и мое сознание не выдерживает. Твари! Темная волна кипящей ярости сметает плотину адекватности. Я ненавижу все вокруг: этот данж, этих слабосильных ублюдков, доставляющих мне столько неудобств, но в первую очередь я ненавижу себя. За тупость. Из головы словно выветрилась вся ненужная муть, с бесполезными размышлениями и оценками ситуаций. Ярость Преисподней! Тупой осел! Она снимает любой контроль, и врубать ее нужно было сразу после полученной от ханта дезориентирующей стрелы. Оглушение спадает, и щит встречает падающий сверху двуруч. Острие Пагубы со скрежетом пробивает кирасу и как в масло входит воину в грудь. Крит! Рывком высвобождаю клинок и поворачиваюсь к разбойнику. В этот момент над площадкой прокатился громогласный рев, и на отпрыгнувшем ассасине появилась серая иконка дебаффа. Удары двух стрел крутанули его тело, и прилетевший следом Огненный Шар поставил финальную точку в этом скоротечном бою.


Заметив, что врагов уже не осталось, я сменил форму, гася стучащую в висках ярость, пару раз глубоко вздохнул, успокаиваясь, и только после этого аккуратно убрал в ножны меч. Нет, ребята понимают, что с головой у меня вряд ли все в порядке, но не стоит столь явно демонстрировать свою ярость. Ни к чему это.

– А нормально так, – усмехнулся Фантик, склоняясь над телом убитого дарканца. – Быстро, в смысле. Я даже испугаться не успел.

– Ну да, пугливый ты наш, – улыбнулась Аленка и, аккуратно перешагнув через отрубленную руку, направилась ко мне.

М-да… Аркон изменил нас всех капитально. Случись такая вот живописная ситуация на Земле – с трупами, отрубленными конечностями и лужами крови, – литром сорокоградусной для каждого дело бы не обошлось. Кому водка, кому психотерапевт… И ведь не прошло и полгода, как привыкли. И мужчины, и женщины…

– Ты как? – смерив меня слегка встревоженным взглядом, поинтересовалась сестра.

Мне вдруг стало смешно. Ведь, судя по всему, ее посетили точно такие же мысли, как и меня. Только она-то не убивала сейчас никого и думает, что меня сейчас моральные терзания мучают? Впрочем, в зеркале я свою физиономию не видел…

– Все в порядке, – я подмигнул сестре и потянулся за трубкой. – В месячный запой пока не собираюсь.

– А я бы с удовольствием! – услышав мою последнюю фразу, тоскливо вздохнул Пончик. – В месячный-то запой!.. Шалашик на берегу реки. Пиво… самогон, шашлыки. Это же как к бабушке на лето…

– Хороводы вокруг ёлок, похмелье, галлюцинации определенной направленности, – в тон ему начала загибать на руке пальцы Масяня.

– Да ладно, дриада и правда же была, – оглянувшись на них, нахмурился Фантик.

– Одна была, – не стала спорить охотница. – А скольких вы там видели?

– Да хватит вам уже, – Макс подобрал с убитого разбойника лут, вытер ветошью испачканную в крови руку и указал на торчащие из земли столбы. – Вон он уже, финиш. Вернём Киране храм, а там и отдохнуть можно будет. Месячного запоя тем, кто пойдёт с нами дальше, не обещаю, но все, кто захочет, могут отправиться в Дикий Лес на каникулы. Потом порталами выдернем в Эрантию. – Он обвёл друзей насмешливым взглядом и кивнул на меня: – С Крианом мы этот вопрос уже обговорили. Ну, а если кому-то приключений уже выше крыши, то без проблем…

После его слов над площадкой повисла тишина. Такая, что стало слышно непонятно откуда взявшихся тут кузнечиков. Секунд десять все молчали, а потом неожиданно выступила Масяня.

– Насчёт Дикого Леса – это ты, пожалуй, прав. Мало от нас помощи трехсотым рыцарям и магам, – негромко произнесла девушка. – А вот насчёт остального… Ты разве забыл ту ночь у озера под Талианом? Когда мы договорились идти вместе и до конца?

– Она права, – поддержал девушку Луффи. – Приключения приключениями, но конец пути мы определим для себя сами. Поэтому не говори так больше, Макс. Не нужно нас обижать.

– Но… я просто думал, что… – друг виновато улыбнулся и покачал головой. – Замяли, в общем… и, раз уж так, то пошли приключаться дальше?

– Ага, пошли, – Пончик оторвал от своей подруги задумчиво-восхищённый взгляд, кивнул на плоский камень и первым направился к торчащим из травы столбам.

– Э! Але! Тут палка паладинская редкая! – Фантик разогнулся и продемонстрировал друзьям мифриловую палицу с шипастым шаром на конце. – Куда её?

– Себе оставь, – пожал плечами Луффи и, обогнув воина, пошёл следом за остальными.

– А и оставлю! – Фантик сделал два пробных взмаха и воинственно нахмурил брови. – Все! Перехожу на светлую сторону! И называйте меня теперь сэр Ланселот Озерный!

– Ага, один рыцарь у нас уже есть, – хмыкнул Рексар. – Пошли уже, Ланселот…

– Сэр Ланселот, – сделав ударение на первом слове, тут же поправил его Фантик.

– Да, да… – кивнул рейнджер. – Капитан Джек Воробей. Помню, как же…

– Пойдем, что ли? – Аленка тронула меня за плечо и кивнула вслед удаляющемуся Пончику. – Эти тут могут полчаса о всякой ерунде болтать.

Я пожал плечами, улыбнулся и направился следом за сестрой.


Вблизи торчащие из земли бревна напоминали старые телеграфные столбы. Таких еще много осталось в далеких российских деревнях. Вот не знаю, откуда у меня в голове возникла подобная ассоциация. Наверное, потому, что при взгляде на них возникало точно такое же чувство заброшенности? Столбы, как правило, из земли не растут, но основание храма, судя по всему, когда-то было именно выращено так, как это умеют делать только эльфы. Дерево потемнело от времени, но на поверхности столбов до сих пор не появилось ни единой трещинки. Эта древесина по прочности не уступает металлу и, скорее всего, нехило так магически укреплена. Храм Кираны смели одним-единственным ударом. Вмазать так, чтобы, как спички, сломать бревна в пять мужских обхватов, мог только бог. Суиратская пустошь – место, где три тысячи лет назад остановили Древних – в пятидесяти километрах к северо-западу отсюда. И понятно, кто тут постарался. Непонятно только, куда подевались обломки, и почему ни сама Кирана, ни те, кто участвовал в той памятной битве, не могут вспомнить, где находился этот храм. Ну не верю я, что у нас в руках единственная сохранившаяся с тех времен карта. Хотя… Это же квест. Богиня банально могла забыть, или ей принципиально нужно, чтобы святилище нашел один из ее последователей? Макс же мог узнать о его местоположении у того же Гоэрима, но вот почему-то не спросил и пошел к цели кружным путем. Впрочем, теперь-то чего уже сожалеть? Сам алтарь – плоский булыжник в форме параллелепипеда – торчал из земли там, где когда-то, наверное, находилась самая дальняя от входа стена. На площадке между бревнами трава не росла – все пространство затянул мягкий темно-зеленый мох.

– Этот мужик… он же скомандовал атаку на понятном нам языке, – кивнув на вход, Луффи перевел на Пончика вопросительный взгляд. – Как так-то? Мы же не понимали, что орали те ящерицы.

– Спроси что полегче, – пожал плечами разбойник, внимательно оглядывая один из опорных столбов. – Меня вот больше интересует, откуда тут вылезет босс.

– Так, может, его и не будет? – обернулся к Пончику Макс. – Положим Слезу и…

– Сам-то веришь? – вздохнул разбойник. – Ждем Рексара и Фантика. Без команды в круг не входить.

– Так, может быть, с той стороны и зайдем? – Эланка верхним концом посоха указала на алтарь. – Макс положит Слезу, а если что и вылезет, то продержимся до прихода богини-то?

– Не получится, – отрицательно покачал головой Пончик. – Пока босс жив – алтарь будет неактивен, а зайдя с той стороны, мы лишим себя возможности маневра. Скакать через торчащий из земли булыжник – приятного мало. А то, что с появлением босса появятся и стены, я уверен процентов на девяносто.

– Вот узнает Кирана, что ты ее алтарь булыжником называешь, – хмыкнул Луффи, – превратит тебя в кабана. Будешь скакать и хрюкать. Хотя… – маг скептически оглядел щуплую фигуру разбойника, – кабан из тебя неважный получится. Подсвинок если только…

– Много будешь болтать – расскажу Таше, как ты на тех девок смотрел, – не задумываясь, парировал Пончик. – И тогда скакать и хрюкать будешь ты. И если я еще в отдаленной, так сказать, перспективе, то ты уже скоро…

– Это каких еще девок?! – возмутился маг. – Не было никаких девок.

– Думаешь, она разбираться будет? – отмахнулся Пончик, хотел что-то еще добавить, но тут подошли Фантик с Рексаром, и взгляд разбойника стал серьезным. – Пошутили и хватит. Баффы висят. Криан, Фантик впереди, пять метров дистанция. Остальные сзади – и вертим головой на семьсот двадцать градусов. Криан на боссе, Фантик страхует. Если вылезут адды – Макс и Кузя помогают. Урон по метке. Все, пошли!

Я убрал в сумку трубку, достал из ножен меч и, слегка приподняв щит, зашёл на территорию храма. Все тихо. Мягко пружинит под подошвами ковёр изо мха, все так же торчат из земли опоры уничтоженного Древними богами святилища, и никакого босса в пределах видимости не наблюдается. Неужели так просто? В кои-то веки! Сместившись правее, я остановился в десяти метрах от алтаря, не выпуская его из поля зрения, обернулся, вопросительно посмотрев на замерших за моей спиной ребят. Стоят полукругом, обманчиво расслабленные позы. Удивлены, по ходу, не меньше моего.

– Что делаем? – остановив взгляд на Пончике, я кивнул в сторону алтаря. – Идём дальше?

– Хреновые что-то у меня предчувствия, – со вздохом покачал головой тот, – но раз…

В этот момент раздался громкий хлопок, в лицо дохнуло запахом горелой серы, ярким голубым светом вспыхнули начертанные на алтаре руны. Тело пронзила резкая боль, картинка мигнула и…


Глава 5

– Да какого хрена! – вырвалось у меня, как только я понял, что произошло.

Обстановка вокруг изменилась. Стою на каменных плитах огромного полутемного помещения. За спиной овальная арка, забранная металлической решеткой с запертой дверью. Дальний край помещения теряется во мраке. Редкие изогнутые факелы чадят на потрескавшихся каменных стенах. Стены не достигают потолка: по их верху зал ограждает высокая металлическая решетка, за которой видны ряды приземистых деревянных скамеек… Арена, мать его! Один из двухсот пятидесяти ее вариантов! Но почему я один? Это только у меня так, или у каждого из нас свой мини-данж? Плевать! Противников или противника пока не видно, и нужно решать… я приподнял чуть выше щит и, напряженно вглядываясь во тьму, быстро пробежал по навыкам. Так, из контроля у меня Превращение, Молчание, Аура Ужаса и Оковы Земли. Уйти же из него я могу только Прыжком и Яростью Преисподней. Ну, и Шагом сквозь Тьму, разумеется. Только вот он на одном кулдауне с ПрыжкомПревращение отпадает: слишком долгий каст и использовать его можно, если ты не в бою. Просто не успеешь и глупо потратишь две драгоценные секунды. Молчание – откат минута, радиус огромный, время действия десять секунд и из него нельзя уйти Прыжком! У Оков радиус сорок метров и откат тридцать секунд, у Ауры пятьдесят метров и пять минут соответственно. У Прыжка с Шагом откат двадцать пять секунд. Под Яростью Преисподней я полминуты иммунен к любому контролю, но откат у нее пять минут, и из-за критов использовать ее нужно только наверняка. Что еще? Рассеивание! Вряд ли кто-то будет бить по мне АоЕ скиллами, но 25 % абсорба[2] любого направленного урона не повредит. И какого хрена я вспомнил об этом только сейчас? Идиот! Но лучше поздно, чем никогда! С другой стороны, может, зря я морочусь? Противник, по идее, не выше двухсотого – на один удар. А если их несколько?.. Все эти мысли не заняли у меня и пары десятков секунд, а потом появился он…

– М-мать!

Аура Ужаса бесполезна… девяносто пять процентов ментала ей не пробить.

Из темноты метрах в пятидесяти от меня появился… демон. Двести пятьдесят пятый уровень. Полуметровые рога, фиолетовый доспех, меч, щит, боевая форма. Полоски над головой скрыты. Все, кроме имени… «Князь Крейда Криан». Ну, здравствуй, двойник! Первый босс был, по словам Пончика, «зеркальным», а теперь история продолжается? Харт! Но неужели я похож вот на такую коричневую рогатую обезьяну? Коричневую? У Системы закончились краски? Или мой цвет она скопировать не смогла? Впрочем, мне это поможет мало.

В подобной ситуации часто говорят, что победить самого себя невозможно. Бред выживших из ума режиссеров. Это когда с вредными привычками борешься – тяжело, а тут – как кому повезет. Этот урод – не я! Да, у него, вероятно, те же навыки, что и у меня, то же количество ХП, маны и энергии, тот же эквип и в ПВП Система понимает гораздо больше меня, но посмотрим…

Двойник тем временем оценил ситуацию и, чуть отставив в сторону меч, молча рванул в мою сторону. Как только расстояние между нами сократилось до сорока метров, сработали брошенные в него Оковы Земли и сразу же следом Молчание. Тело демона дернулось, он нелепо взмахнул руками, едва не потеряв равновесие. Случись подобное в реале – точно сломал бы ноги…

– Отдохни, урод! – усмехнулся я, уходя Прыжком вправо к стене и разрывая тем самым дистанцию.

Десять секунд. Сработает или нет?.. Есть! Глаза двойника полыхнули багровым светом, фигура заметно увеличилась. Ярость Преисподней смахнула с него мои дебаффы, он что-то там неразборчиво проревел, Прыжком сократил дистанцию, и в Оковы влетел уже я. А вот прилетевшее следом Молчание было уже лишним, мой Прыжок все равно на кулдауне, а у его навыка теперь минутный откат. «И Ярости уже семь секунд потеряно, из-за этого все, собственно, и затевалось», – думал я, глядя в багровые глаза бегущего ко мне противника.

От грохота столкнувшегося со щитом клинка вздрогнули горящие на стенах факелы. Ледяной Клинок, в ответ подставить щит, Язык Пламени… Ноги скованы, двигаться не могу, поворачиваюсь с трудом, и третий, колющий удар шагнувшего влево двойника попадает прямо в плечо. Почти половина жизни слетает в мгновение ока. Тело сковывает холодом так, словно из теплого дома на сорокаградусный мороз – на его клинке сработала Заморозка. Сука! Ярость Преисподней! Рассеивание! Дебаффы слетели, но я даже не могу разбить на поясе лечилку. Достать противника тоже не могу, демон передо мной вертится, как уж, и клинок постоянно попадает ему в щит. Если бы за моей спиной не было стены, не было бы уже и меня. Очередной выпад летит в «молоко», двойник уходит от удара и, сдвинув на подшаге мой клинок, острием попадает мне в район бицепса. Тварь! Перед глазами клубы багрового тумана, в ушах набатом стучит кровь от бешеной ярости! Кулдаун на Оковах Земли прошел.

– Получи, сука! – реву я, кидая ему под ноги Оковы, и одновременно с этим Шагом сквозь Тьму ухожу за спину. Три гребаных секунды до отката его Прыжка! Меч двойника, не найдя цель, бессильно чиркает по стене, и в то же мгновение Пагуба пламенным росчерком врубается в район его поясницы. Крит! Ярость Преисподней еще на мне! Демон дергается, но ноги скованы, и прилетевший через секунду Ледяной Клинок сбрасывает его ХП в красную зону. Сдохни! Каким-то чудом вывернувшись, двойник подставляет под падающий меч лезвие своего клинка, но Пагуба легко перерубает металл, ее лезвие раскалывает шлем, разваливает голову и едва не до половины разрубает его грудину. Fatality, сука! Великий меч – это не какое-то там дерьмо! Просто так вам его не скопировать!

Стиснув от боли зубы, разбил на поясе лечилку и пару раз глубоко вздохнул. Все! Туман перед глазами рассеялся. Перевернув труп ногой, я вытер меч о разорванный плащ двойника и в удивлении замер. По всей длине лезвия, словно играющие в салочки светлячки, хаотично бегали маленькие белые искорки. Такого не было даже после убийства Иллиала. Странно… но заморачиваться буду потом. Нужно узнать, что произошло с остальными. Словно услышав мои мысли, картинка мигнула и… первым, что я увидел, было напряженное лицо разбойника.

– Ромка! Ты как?

Обернувшись, я заметил сестру и облегченно вздохнул. Слегка помята, нижняя губа закушена, брови напряженно сведены, но цела, невредима, и ладно.

– Нормально! Где остальные, и что у вас?

– У меня подаренный Кираной Лунный Огонь. Эта сука долго не мучилась!

– Ален…

– Что – Ален!? – еще больше нахмурилась сестра.

– Ничего, – улыбнулся я. – Просто рад, что с тобой все в порядке.

– А… ты об этом? Я тоже рада, – она немного смутилась и, чтобы не встречаться со мной глазами, перевела взгляд на Пончика. – Все остальные где?

– Все остальные не такие быстрые, – пожал плечами тот. – У тебя твой Лунный Огонь, у твоего брата вообще хрен пойми что, я тоже не самый простой товарищ, а вот у них все стандартно. Кроме, пожалуй, Макса. За него-то я переживаю меньше всех. Ну, после вас, понятно…

Подтверждая его слова, в трех метрах справа из воздуха появился серый лев. Он быстро огляделся по сторонам, встретился взглядом с Аленкой, что-то удовлетворенно рыкнул и превратился в улыбающегося Макса.

– Алена! Быстро! Лечи! – заорал Пончик, указывая мне за спину. – Сначала яд сними! Потом хил!

Разбойник рванул мимо меня и, перепрыгнув через истыканный стрелами, окровавленный труп ящера, успел подхватить на руки теряющую сознание подругу. Охотнице повезло меньше, чем остальным. Кузя погиб, у нее самой, из-за тикающего ежесекундно дебаффа, ХП осталось чуть больше половины. Правый рукав кольчуги в двух местах разорван, руки едва не по локоть в крови. Кровь, судя по всему, не ее. Видимо, она, наплевав на свое ХП, пыталась хоть как-то помочь своему пету. Впрочем, здоровье у Масяни было восстановлено уже в тот момент, когда Пончик подхватывал ее на руки, у моей сестренки хорошая реакция. А вот Кузе уже не помочь. Но ничего – через сколько-то там часов призовется, как новенький, а если и потеряет пару процентов прогресса, то не особо-то от него и убудет.

– Он… – указывая на труп, отстраненным голосом произнесла охотница, когда на ее лицо вернулось осмысленное выражение. – Если бы не он… – в глазах девушки блеснули слезы. Масяня высвободилась из рук Пончика и медленно подошла к трупу. – Остальные где? – не оборачиваясь, спросила она.

В этот момент около Макса из воздуха появился Фантик в расслабленной позе и без каких-либо видимых повреждений.

– Дуэль двух консервных банок – это что-то! – заметив нас, хохотнул он. – Долго, правда, но этого-то Лжефантика Пончик своим подлым приемчикам не учил. У него даже шанса не было ни единого! – Лысый оглянулся по сторонам и вопросительно поднял бровь. – У вас ведь тоже были двойники? Или у каждого по своему Фантику?

– Тебя и так-то слишком много, – улыбнулся Макс, но уже в следующее мгновение взгляд его окаменел. – Сука! Как так?! – сквозь зубы прорычал друг…

Из правой глазницы Рексара торчит оперенное древко стрелы. Еще две: одна в правой стороне груди, вторая в бедре… Труп Гелионы перенесся в форме кошки. Жутко разодранная морда, правое ухо содрано вместе с куском шкуры, от плеча до середины корпуса зияет страшная рваная рана, из которой торчат обломки костей. У Луффи в груди оплавленная дыра. Парень лежит, широко раскинув руки, в стеклянных глазах застыло безмерное удивление. Ни под ним, ни под телом мертвой пристессы ни капли крови. Та вообще словно бы спит… Все четыре тела появились из воздуха одновременно. Видимо, Система дождалась, пока Фантик закончит свой бой, и уже потом объявила результат. Шесть – четыре в нашу пользу, но только радости мало от такой-то вот победы… В следующее мгновение реальность словно свалилась всем нам на голову. Вместе с запахами крови, горелого мяса и ткани на храмовую площадку пришла тишина. Говорят, кровь пахнет оксидом железа. Не знаю… Кровь своих всегда пахнет отвратительно, и к такому запаху не стоит привыкать…

– И что дальше? – нарушив тишину, сухо произнесла охотница.

Было видно, что девчонка держится на одних лишь понтах. На женском упрямстве, которое сродни мужеству у мужчин.

– Теперь уже все? – глядя на окаменевшее лицо Макса, негромко добавила она. – Иди уже… клади эту проклятую Слезу, и давайте закончим.

– Да, конечно, – он горько усмехнулся и перевел взгляд на алтарь. – Надеюсь…

Земля вдруг вздрогнула, в воздухе разлился запах озона. Раздался оглушительный треск, и около алтаря появилась жуткая трехметровая тварь. Уровень, имя и количество ХП скрыты. Вместо одежды – какие-то грязные лохмотья с обмотками. На поясе пять человеческих черепов с кучей тонких длинных костей. В руках короткий посох с красным пирамидальным навершием. Какой-то долбаный шаман? Общую картину довершала голая птичья башка на широкоплечем гуманоидном теле.

Одновременно с этим меч, который я до сих пор держал в руке, вдруг засветился, как люминесцентная лампа. Мой черный, мать его, меч! Матовым белым, мать его, светом! «Что еще за джедайские шутки?!» – мелькнуло в голове, когда взгляд появившегося у алтаря дятла из надменно-торжествующего стал вдруг испуганным.

– Келлас?! – тонким скрипучим голосом проорал он. Затем с трудом оторвав взгляд от меча, поднял его на меня. – Не-е-т! Ты не он! Но кровь… Хозяева… Они должны знать!

Хрустнув костями на поясе, он резким движением воткнул посох в землю у алтаря и с невероятной для таких пропорций сноровкой прыгнул в нашу сторону, метра на три, и замер, широко разведя руки.

– Бей! – проорал Макс, и все вокруг словно вышли из какого-то невероятного транса.

Из воткнутого в землю посоха в босса ударил темно-серый луч, и мох перед его застывшей фигурой рассыпался в пепел. Добежать до противника мне не хватило какого-то жалкого метра – я так и застыл со вскинутой рукой – и острием клинка, направленным в его страусиную морду.


Внимание! Вы парализованы!


Удовлетворенно кивнув, тварь запрокинула голову назад и завела какую-то заунывно-скрипучую песню.

Время парализа не указано, иконки Прыжка, Шага сквозь Тьму и Ярости Преисподней неактивны. Совсем как тогда, в гостях у ублюдка Бельвета. Боли, правда, нет – во всем теле какой-то противный зуд. Погано только, что Щит Сетары в откате…

– Что, мать его, происходит?! – проревел в канале замерший в метре от меня Макс, которого парализ поймал прямо в момент Рывка.

– Направленная аура, – сквозь зубы пояснил застывший в неестественной позе разбойник. – Работает только строго перед ним, в области ста восьмидесяти градусов.…

– Но на нас же еще висит Аленкин бафф? – возразил воин. – И почему этот урод тогда не атакует?

– Это направленная аура, – терпеливо пояснил разбойник. – Если он нанесет нам хотя бы единицу урона – она пропадет. А этот не пойми кто… он, как огня, боится твоего, Ром, меча и сейчас зовет кого-то там себе на помощь. Более того, я даже догадываюсь, кого именно он зовет, но встречаться ни с одним из них не хочу. Ален, – обратился он уже к моей сестре, – на тебе же всего двадцать процентов негативного эффекта. До края ауры – не больше метра… Ты-то двигаться можешь?

– Наконец-то вспомнили, умники, – с иронией в голосе заметила сестра. – Да, могу! Ползу вот к краю, но с огромным, правда, трудом. Говори, что делать!

– Издалека по навершию посоха своим Лунным Огнем, – пояснил слегка повеселевший Пончик. – Помнишь, как я тогда, у святилища? Везет же нам, блин, на такое вот дерьмо! Близко только не подходи к нему, – предостерег он и в конце добавил: – Масянь, ты как?

– Нормально, – буркнула охотница.

– А вот Фантика никто и не спросит, как он там, – наигранно-обиженным голосом в канале пробубнил танк. – Щекотно вот ему или нет… а я… я, может быть, есть уже хочу… вот! О, глядите, – уже нормальным голосом продолжил он, – представление начинается!

И правда, за спиной босса появилось серое облако. С каждой секундой оно росло, все больше принимая очертания портального перехода.

– Але-е-ена!! – буквально захрипел разбойник в канал. – Оно же сейчас сюда!!!

В глубине клубящегося тумана появилась огромная черная тень. Стало тяжело дышать, на плечи словно кинули пару мешков с цементом. Меч в руке уже не светился – он пылал ослепительно белым светом. Рукоять нагрелась и запульсировала в сведенной судорогой ладони, а скрипучее пение стоящей в метре твари бесило не меньше собственной беспомощности.

– Все! – Аленка вырвалась из серой пепельной области, оказавшись на шаг позади замершего босса, на одном уровне со все еще увеличивающимся портальным окном. Вскинула и резко опустила обе руки. В торчащий из земли посох ударил луч молочно-белого цвета, не нанеся, впрочем, никакого вреда. Сестра вновь взмахнула руками. С тем же результатом, затем выругалась, кинула на себя Щит, сделала три шага вперед и встала на пути серого луча.

– Алена-а-а! – заорал Макс. – Уйди-и-и!

Щит слетел с нее в ту же секунду, тело сестры дернулось, но она устояла на ногах. Окно портала перестало расти. Пирамидальное навершие торчащего из земли посоха поменяло цвет с красного на ярко-алый. Луч все не прерывался, и сестра продолжала упрямо стоять на его пути. Ярость и Ужас… Я забыл все::как дышать, как говорить… Да что же она такое творит?!

Спустя вечность раздался негромкий треск, навершие посоха разлетелось на мелкие осколки. Сократившаяся на треть полоска жизни сестры поменяла цвет с алого на серый. С громким хлюпающим звуком свернулось окно так и не раскрывшегося портала. Алена обернулась, вымученно улыбнулась и стала медленно заваливаться набок.

– Не-е-е-т! – провизжал пришедший в себя босс, обернулся, увидел Алену и нанес хлесткий удар появившейся в его руке темно-изумрудной плетью.

Рванувшийся к Алене Пончик оказался на мгновение быстрее. Он оттолкнул падающую девушку в сторону, но сам уйти от удара уже не смог. Плеть перерубила его тело пополам, оставив на земле черный, дымящийся след.

– Мразь!

В следующую секунду в глотку обернувшегося урода с шипением вонзилось острие моего пылающего белым светом клинка. С хрустом на лысую птичью башку опустился тяжелый двуруч, оставив рваный багровый рубец. Затем еще… еще! В правый бок с глухим утробным звуком одна за другой воткнулись четыре стрелы… Босс рванулся, попытался меня оттолкнуть, но это сейчас не смог бы сделать, наверное, никто. Меч, казалось, нашел свое самое любимое лакомство. Он словно прикипел к плоти этого выкормыша Древних, полностью парализовав его волю. Я просто физически ощущал голод меча и… его счастье. Полоска ХП беспомощно размахивающего руками босса таяла на глазах. Наконец, тело твари в последний раз дернулось и осыпалось нам под ноги серыми пепельными хлопьями. Меч, по ходу, сожрал его целиком. Да и по фигу! Кинув в ножны свой вновь почерневший клинок, я прыжком оказался около тела сестры и, выхватив с пояса склянку с Высшим Исцелением, аккуратно влил в ее слегка приоткрытый рот.

Алена даже не вздрогнула. Лицо, кисти рук – жуткого серого цвета. Как и полоска ее ХП, от которой осталось не больше шестидесяти процентов. Жизнь улетает по проценту в три-четыре секунды…

– Макс! Слезу на алтарь! Быстро! – проорал я, понимая, что буквально схожу с ума. Впервые не сработало зелье! И почему именно на моей сестре?!!

Макс, не говоря ни слова, убежал к алтарю. Может, богиня успеет прийти и помочь?! Я чувствую! Я откуда-то ЗНАЮ, что, если не вытащить ее сейчас, то это навсегда! Я просто потеряю самого близкого и любимого во всем мире человека. Харт! Харт! Харт! Я несколько раз глубоко вздохнул и затравленно оглянулся по сторонам, краем глаза заметив стоящую метрах в пяти Масяню. Девчонка так и не убрала лук. Рот слегка приоткрыт, полубезумный взгляд замер на огромной луже крови, в которой лежат два ужасных куска… Но Пончик оживет, а что, мать его, делать мне?!

– Положил! – Макс опустился напротив, взял в руки Аленкину ладонь и, крепко сжав челюсти, медленно поднял на меня взгляд.

– Что?..

– Фаланир! Тот эльф из пещеры! Он умирал так же. Заклятия этих мразей бьют по астральной проекции тела. Зелья бессильны!

– Двуликая ей вряд ли поможет, – холодно констатировала Джаэлит. – Она немного по другой части, если ты не забыл…

– И что же?..

– Кровь! – не дала договорить мне жена. – Только твоя кровь… Ты же говорил, что Сущее распознает вас, как брата и сестру. Вот и проверь.

– А дальше?! – буквально взвыл я.

– Дальше то кольцо, которое ты снял с Саетдина… помнишь? Оно снимет любую магию, но надеть его может только Высший. Если вы брат и сестра…

– Приди в себя!!! Рома!!!

– Да… – я оттолкнул в сторону руку трясущего меня Макса, сорвал перчатку и зубами рванул себе запястье. – Давай, родная! Живи!

Крепко сжав кулак, я поднял его над Аленкиным лицом, чтобы струйка крови попадала ей в рот, сжал зубы и замер. Все… У сестры двадцать процентов жизни… Последний шанс. Не выживет она, не жить и мне… Макс, видя все это, даже не дернулся. Мне бы его веру в меня.

– Яна, не смотри туда! Нельзя тебе, девочка! Пойдем лучше ромашки собирать? – откуда-то из-за спины донесся негромкий голос Фантика. – Где у нас тут ромашки?

На пяти процентах ХП, тело сестры вдруг выгнулось дугой, подернулось дымкой…

– Держи ее! – проорал я и, крепко сжав в руке ладонь, буквально загнал на средний палец кольцо.

Все! Полоска ХП сестры дернулась, поменяла цвет на нормальный и стала быстро прибывать.

– Жива! – выдохнул Макс. – Все! Все уже хорошо… блин!

Он поднес ладони к лицу, на несколько секунд замер, потом провел ими снизу вверх, взъерошив себе волосы и, заложив руки за голову, счастливо улыбнулся: – А ведь она нас обоих теперь точно прибьет, – кивнув на сестру, нервно хохотнул он.

Аленка все еще была без сознания. И выглядела сейчас достаточно необычно… Для темной эльфийки, понятно. Заляпанные кровью лицо и шея не в счет. А вот рога у нее получились очень даже симпатичные. Мне такие всегда у девчонок нравились. И хвост – ничего так… с рыжей кисточкой. Будет на него бантики всякие вешать… Но Макс прав, ближайшие пять минут от нее лучше держаться подальше.

– А че это сразу «нас»? – пожал плечами я. – Ты муж, тебе и отвечать.

– Ага, – снова улыбнулся друг. – Ты ей это скажи…

– Какие еще ромашки?! Ты нормальный?

– Синие, желтые, красные, – хмыкнул из-за спины Фантик. – Да не все ли равно? Ведь теперь нормальная и ты. Не забывай, пожалуйста, что это не навсегда. Оживут они все через шесть часов. Если богиня раньше не оживит…

– Спасибо, – тихо произнесла Масяня. – А откуда ты знаешь, как меня зову… звали? – поправилась девушка.

– В Талиане, в кабаке, когда с Аленкой знакомились, ты сказала… Оп-па! – Фантик замер в трех метрах справа, перевел взгляд с меня на Макса, остановил его на Алене, медленно потянулся за трубкой и, не отрывая взгляда от лежащей на земле девушки, закурил. – По-другому, как я понимаю, ее было не спасти… – выпустив сквозь зубы дым, покачал головой он. – Но, может, так оно и лучше? Теперь даже я вижу, что вы с ней похожи.

– Фига се… – выдохнула выглянувшая из-за его спины охотница. – Это вы ей расу сменили, что ли? А почему у нее рога, а у тебя нет? Или это уже боевая форма?

– Не знаю, – поднимаясь, пожал плечами я. – Наверное, потому что у меня сразу две расы…

И в этот момент Алена открыла глаза. Ярко-синие… с вертикальным зрачком… М-да…

– Чего это с вами со всеми? – уцепившись за руку Макса, она поднялась с земли, вопросительно оглядела наши лица, и тут взгляд ее натолкнулся на то, что осталось от Пончика.

– Ой… это же он из-за меня, – Алена прикрыла ладонями рот, на мгновение зажмурилась и, переведя на Масяню взгляд, тихо произнесла: – Мне правда очень жаль.

– Не переживай, оживет, с кем не бывает, – успокоила ее охотница.

– Да, конечно, я… я вообще долго провалялась? А то мне такое привиделось… Пирамиды. Раз в десять больше египетских, а меня, значит, туда, чтобы… А это что?! – заметив на ладонях кровь, она оглядела свой нагрудник и… тут заметила хвост… вскинула руку, нащупала рога, шагнула назад и оглядела нас затравленным взглядом… – Что это?!.Как!?

– Прет тебе, подруга, не по-детски, – с неподдельной завистью в голосе вздохнула Масяня. – Ты же теперь даже в нормальном виде как настоящая хищница. Сколько у тебя форм? А глаза… – восхищенно добавила охотница, – я тоже хочу так! Почему у меня нет брата демона?

– Классно выглядишь, – поддержал Масяню Фантик.

– Сговорились? – Аленка вытерла слезы, недоверчиво перевела взгляд с Фантика на Масяню, обернулась и посмотрела на Макса.

– Они правы, – друг широко улыбнулся, шагнул вперед, прижал ее к себе и что-то тихо заговорил на ухо.

«Ну, вроде пронесло», – мысленно выдохнул я.

– Высшая, чистокровная, – задумчивым голосом констатировала жена. – И ему повезло, что не суккуба. Хотя чего удивляться – какой брат, такая и сестра. Я же говорила, что просто так тебе в руки ничего ценного не попадает.

– Ты даже не представляешь, как я тебе благодарен…

– Потом сочтемся, милый, – усмехнулась, перебив меня, Лита и отключилась.

Ну да… Быстрее бы уже наступило это «потом».

– Эй, смотрите! – воскликнула Масяня, привлекая наше внимание.

– А вот и конница из-за холмов, – вздохнул Фантик, глядя на въезжающих на территорию храма кабаньих всадников. – Теперь уж действительно все.


Глава 6

Тот, кто служил в армии, прекрасно помнит ситуацию, когда в твоей части неожиданно – или ожидаемо – нарисовывается какой-нибудь проверяющий генерал со свитой. А ты в это время на тумбочке дневального… ну, или по роте дежуришь с красной повязкой на рукаве. Нормальное человеческое желание: бежать и оказаться от всей этой своры подальше – тут, увы, не работает. И не то чтобы я не был рад появлению Кираны или кого-то из ее спутников. Просто сразу за появлением богов – а порой и одновременно с ними, – в моей жизни, как правило, нарисовывается очередной межгалактический геморрой.

А ведь мы все еще находимся в данже – за воротами совершенно другая реальность. Уверен, что никто из расположившегося около храма отряда эту веселую процессию не видит. Разве что Саверус с Ваессой что-то могут почувствовать, да и то не факт.

Сама Кирана явилась в своем анимешном облике. Зеленый костюм рейнджера – тот, что был на ней в момент нашей первой встречи. Волосы на этот раз заплетены в толстую косу, на голове тирольская, под цвет костюма, шляпка с тремя разноцветными перьями, и около кабана бежит какое-то поджарое чудовище, очень отдаленно напоминающее борзую. Вепрь под богиней выглядел ничуть не крупнее моего Мрака, а кабаны ее восьмерых спутников – и того меньше. Ну да, их-то, небось, яблоками и прочими вкусностями не закармливали. А на желудях не особо-то и разожрешься…

Спутники богини были одеты примерно так же, как и их Госпожа: темно-зеленые охотничьи костюмы, луки за спиной. Из общей картины выбивался только гном, экипированный точно так, как центральный богатырь на известной картине Виктора Васнецова. Скити… Тот самый… В прошлый раз он богиню не сопровождал. Видимо, Кирана смогла определить его в спутники только после того, как снова стала Двуликой.

У торчащих из земли столбов богиня и ее спутники спешились и, осторожно ступая по выжженной заклинанием земле, зашли на территорию храма. Не останавливаясь, словно танцуя, девушка вскинула руки, соединив на мгновение запястья, руины ощутимо тряхнуло и… все стало хорошо. Как в сказке… Жаль вот только, что это еще не конец. Пепел и кровь исчезли. Все затянула моментально пробившаяся из земли изумрудно-зеленая трава, в которой прямо на глазах распустились белые бутоны похожих на лилии цветов. Изломанные бревна с треском выправились, в воздухе запахло сиренью, с неба пятью столбами ударил яркий зеленый свет, и в нем зашевелились воскресшие ребята. Уровень не потерял никто, как и в прошлый раз, после боя с некромантом, о котором мне в первый же день рассказал Макс. Кирана удовлетворенно оглядела их, на мгновение задержала взгляд на мне, легонько кивнула в ответ на мое приветствие, затем взглянула на Макса, и губы богини тронула легкая, едва заметная улыбка. Так преподаватели смотрят на любимых учеников. Встав в центре храма, Кирана замерла, ожидая, когда воскрешенные окончательно придут в себя. Свита столпилась полукругом за своей Госпожой, а кабаны и борзая просто растянулись за их спинами на траве.

– Ром, ты как? – в групповом канале спросил Макс.

– Как и договаривались. В сторонке постою, у дерева, – ответил я, направляясь к ближайшему столбу. – Квеста у меня нет. Чего под ногами-то путаться?

– Алена! Что с тобой? – заметив изменившуюся сестру, широко распахнула глаза Эланка. – Что тут произошло?

– Ага, колитесь давайте, – поднимаясь с земли, поддержала подругу Гелиона.

– Вы поболтайте еще, а богиня подождет, ага… – тут же ехидно заметил Фантик. – Сейчас она свою торжественную речь забудет и отрастит вам ослиные уши вместо масштабируемых легендарок…

– Разговоры! – рявкнул в канале Макс. – Вопросы потом! Сейчас все ко мне, и изображаем хоть какое-то подобие строя.


Как только все более-менее успокоились, Макс шагнул вперед, склонил голову в приветствии и, чеканя слова, произнес:

– Госпожа. Мы нашли его!

Повисшую тишину, казалось, можно было потрогать рукой. Бесшумно ступая по траве, Кирана приблизилась к напряженным ребятам и двинулась вдоль строя, заглядывая каждому в лицо. Дойдя до Аленки, богиня остановилась, кивнула и…

– И станет сестра рядом со своим проклятым братом, вырванная им из небытия. Два демона. Единственные, пришедшие из другого мира. И грянет следом Гром… И дрогнут кроны Отца нашего в ожидании великих и неотвратимых перемен…

– А почему «проклятый»? – встретившись с богиней глазами, с едва заметным вызовом в голосе спросила Алена.

– Yende… Ты считаешь, что пророчество чем-то отличается от проклятия? – звон колокольчиков в голосе Кираны с торжественного сменился на грустный. Богиня обернулась и кивнула на меня. – Спроси его сама… Права ли я? И может ли он сойти с этого пути?

– А что за Гром? Какие нас ждут перемены, Госпожа? – набравшись храбрости, спросил Пончик.

– Этого не знаю даже я, – легко пожала плечами богиня. – Предначертанное произошло. Значит, грядут и перемены. Ну да хватит об этом!

Кирана отступила назад, взмахнула руками, и прямо перед строем появился массивный деревянный сундук.

– Я благодарю вас, рыцари, что не отступили! Что дошли! Я не забуду этого никогда! – голос богини вновь поменял тональность. Колокольчики исчезли. Сейчас он больше всего походил на отрывистые команды легата. – Тех, кто пришли с вами и остались у ворот, тоже ожидает награда! – Кирана отступила ещё на шаг и кивнула на оббитый адамантитовыми полосами сундук. – Вы же свою награду можете выбрать сами!

В следующую секунду фигуры ребят вспыхнули золотистым светом повышения уровней. Продолжалась эта иллюминация секунд двадцать. Восемь эльфов и одна демонесса замерли, считая свалившееся на их головы счастье, и, когда все закончилось, в канале раздались их восторженные возгласы. Ну, ещё бы: по паре десятков уровней прилетело каждому. В отличие от меня, они подобными взлетами не избалованы. Уровень Макса дорос до двести пятого, остальные стали сто восемьдесят третьими.

– За подарками – организованно, – скомандовал в канале Макс. – Первый – Рексар, и дальше по порядку.

– Ален, если броню будешь брать, то только тяжёлую, – на всякий случай напомнил я.

– Какая, нафиг, броня? – огрызнулась сестра.

– Тяжёлая. Демоны носят тяжёлую броню…

– Вот пусть они её и носят, – отмахнулась сестра. – И вообще, жене своей указывай, что ей надевать.

Вот же, блин! Это у неё характер так изменился вместе с расой, или она вдруг решила меня позлить? И ведь крыть-то нечем. Орать бесполезно. Тогда точно выберет назло какую-нибудь фигню. Хотя нет, мозги у неё все-таки есть… не должна, вроде.

– Макс, ну хоть ты ей скажи… – не найдя аргументов, я бессильно развёл руками.

– Ален, ну правда… – тут же включился друг, – ты же теперь…

– Ой, да отстаньте оба, – хмыкнула сестра. – Я посох возьму, если он там есть. А броню ты мне уже и так обещал подарить. Как раз к сапогам. Или ты считаешь, что бонус от двух сетовых вещей того не стоит?

– Делай что хочешь, – вздохнул я и тут заметил, что богиня уже некоторое время смотрит в мою сторону.

– А что хочешь ты, Черный? – чуть склонив голову набок, спросила она. – Ты второй раз помог мне, и я хочу отблагодарить и тебя.

– А можно мне свинью?

Я ждал подобного вопроса и поэтому ни секунды не раздумывал над ответом.

– Свинью?!.

Брови богини поползли вверх, рот приоткрылся от удивления. Кто там сказал, что богов ничем удивить невозможно? Обращайтесь, научу…

– В смысле, не мне, а моему кабану, – нарушив повисшее в храме молчание, поправился я. – Тому, что ты мне подарила при первой нашей встрече. Я обещал ему подругу… вот и…

Не зная, что к этому ещё добавить, я просто пожал плечами и замолчал.

– Великие Семеро! – сокрушенно произнесла в голове жена. – И за кого я только вышла замуж? Впрочем, ты удивил даже меня… Не только эту черноволосую курицу…

А во взгляде богини мелькнула ирония, она медленно покачала головой, вздохнула и… улыбнулась.

– В моем святилище, что около Эллориана, ты можешь обратиться к любому из служителей. Они найдут твоему вепрю невесту. И не одну… Ты даже сможешь забрать себе часть его потомства…

– Я первая в очереди на поросёнка! – в ту же секунду выкрикнула в канале сестра. – Ты обещал!

– И куда только катится этот мир… – добавила Джаэлит, которая, судя по всему, с большим интересом следила за происходящим. – Дети… Но мне тоже одного отдашь, – неожиданно добавила она. – Мне твой поросенок нравится…

Сказать, что последняя ее фраза повергла меня в шок – не сказать ничего. Впрочем, чего удивляться… Женщинам Мрак нравится куда больше его хозяина.

– Но раз уж ты так заботишься о своем боевом товарище, я знаю, что тебе подарить, – продолжила тем временем Кирана. – Вот, возьми, – она повела в мою сторону рукой и прямо передо мной на траве появилась куча каких-то бесформенных кусков угольно-черного цвета. – Он ему подойдет и не стеснит движений. Мастера тилвит тег знают толк в обработке кожи.

Я автоматически сфокусировал зрение


«Полный кабаний доспех из кожи каменного червя»

Легендарный. Масштабируемый…


Семь кусков из похожей на пластмассу кожи. Боевое седло со стременами в комплекте. Пятьдесят один процент увеличения брони выносливости и максимального количества ХП на двести пятьдесят пятом уровне, при экипировке в полный комплект. Плюс пять и одна десятая процента ко всем максимальным защитам и единичка к особым умениям! Не доспех, а Мечта! Если мне удалось богиню удивить, то она…

С трудом сдерживая эмоции, я поднял взгляд и, склонив голову, произнес:

– Спасибо, Госпожа!

Кирана понимающе улыбнулась, кивнула и, обернувшись к одному из своих спутников, указала на алтарь. Тот не торопясь обошел склонившегося над сундуком Пончика, забрал с алтаря все еще лежащую на нем Слезу, затем опустился на колено и возложил ладони на камень…

– Вот это жесть! Откуда у них тут «Вендетта»! – дрогнувший голос разбойника вернул меня к реальности.

В канале царил маленький филиал вселенского счастья. Ребята негромко переговаривались, делились впечатлениями, все еще не до конца веря в свою удачу. Судя по разговорам, помимо масштабируемых легендарок каждому прилетело повышение. Не зря богиня в самом начале назвала их рыцарями.

В качестве призов выбирали только оружие. Алена вытащила из сундука посох – кривую сучковатую палку, Рексар и Масяня уже держали в руках луки. Фантику достался короткий обоюдоострый меч с витой гардой, похожий на оружие немецких ландскнехтов. Посох в руках Луффи окутывало легкое багровое свечение. У Эланки с Гелионой – тоже посохи. С выбором не определились только Макс и все еще рывшийся в сундуке Пончик. Наконец разбойник разогнулся и, держа в руке простенький прямой кинжал, с шальной улыбкой направился к остальным. Максу же, чтоб сделать выбор, потребовалось не больше десяти секунд. Подойдя к сундуку, он, чуть помешкав, вытащил оттуда плетеное фиолетовое колечко, с улыбкой продемонстрировал его остальным и обернулся к стоящей неподалеку богине.


– Госпожа! Мы благодарны вам за… – начал было он, но Кирана остановила его жестом.

– Не стоит слов, воин, – оглядывая окружающие площадку деревья, негромко произнесла она. – Они уже сказаны. – Кирана грустно улыбнулась и добавила: – Мой храм будет перенесен в безопасное место. Тут, в Даркане, скоро станет жарко. Мы уходим. Так что, если у кого-то из вас ко мне остались вопросы, лучше задать их сейчас.

– Вот, Госпожа, – Макс шагнул вперед и протянул богине квестовый камень. – Я снова не могу это прочитать.

Дальше случилось непонятное. Богиня небрежно провела по квестовому предмету ладонью, Макс опустил глаза и, видимо, прочитал написанное. Раздался негромкий треск, на траву упали обломки, и в руках у него осталась небольшая зеленая шкатулка. В ту же секунду лицо Кираны смертельно побледнело. Богиня отшатнулась, прикрыла ладонями рот и… Стало вдруг трудно дышать, в голове пронеслись неясные образы. Огромные вековые деревья, окутанные серебристой сверкающей пылью, ослепительно сияющее над лесом солнце…

Макс вздрогнул и, приоткрыв крышку, поднял удивленный взгляд… В следующий момент земля под ногами вздрогнула. Над головой раздался оглушительный грохот. Трава заволновалось, словно под сильным ветром, и в мгновение ока выросла едва не до колен. За спиной раздался треск – из ствола стоящего за моей спиной дерева, изгибаясь, потянулись корявые, покрытые листьями ветки, а в воздух словно кто-то выпустил веселящий газ. Что-то непонятное проорали сопровождающие богиню эльфы… Сама Кирана застыла со скрещенными на груди руками, бледность на ее лице сменили радость и умиротворение. Фигуру стоящего напротив нее Макса окутал упавший с неба столб изумрудного света. А в ушах, перекрывая раздающиеся в канале радостные крики ребят, грянул симфонический оркестр!


Внимание всем игрокам и кланам мира Аркона! Кланом «Стальные волки» обнаружены семена мэллорнов! Задание «Тысячелетний поиск» закрыто. Ликуйте, эльфы! Великий Лес выбрал своего нового Хранителя!


Секунд тридцать продолжался этот невообразимый концерт, а затем на храм рухнула оглушительная тишина. Макс, уровень которого взлетел до двести тридцатого, все еще держа в руках зеленую шкатулку, ошарашенно уставился на преклонивших колено спутников богини.

– Я знала! Я верила, что их найдут… – Кирана, на лице которой блестели дорожки слез, шагнула вперед и сделала замысловатый реверанс.

– Lesuilanta Heb Atar Taure! – торжественным голосом поприветствовала она словившего столбняк Макса.

– Lesuilanta Valie Atacarme, – склонив голову, ответил он и, по ходу, сам испугался своих слов.

– Я буду ждать тебя на границе Серебряной Рощи, брат, – уже на понятном языке произнесла богиня. – Я буду ждать тебя сколь угодно долго! Но все же поторопись… Нашему народу нужна твоя помощь…

Богиня вскинула руки, и все пропало: деревья, трава, храм, кабаны… Осталась только унылая дарканская равнина и слегка охреневший после произошедших событий десяток…


– Я ведь и правда не сплю? – глядя на горящие костры расположившегося на стоянку отряда, ошарашенно пробормотал Пончик. – Макс – Хранитель Великого Леса, и ему теперь кланяются даже боги… Мы все лорды…

– Аленка – княгиня, – поправила его Масяня.

– Но землю в Великом Лесу я выбрать себе могу, как и вы… – не отрывая взгляда от стоящего неподалеку Макса, задумчиво произнесла сестра.

– Да что происходит, черт возьми?! Что мне жене говорить? – кивнув в сторону лагеря, буквально проорал Луффи. – Она же меня живьем сожрет! Смотрите, как они все там возбуждены!

– Я должен посадить мэллорны, – после небольшой паузы пояснил, наконец, Макс. – Сам, один, в Серебряной Роще. Кирана выдала мне портал и, как вы слышали, ждет меня там. Я больше не изгнанник. И еще могу построить портал в любую точку Великого Леса. Из Даркана могу… Все! – он вскинул руки, обрывая посыпавшиеся со всех сторон вопросы. – Все потом! После того, как сам во всем этом разберусь.

Макс убрал шкатулку в сумку и, кивнув Алене, направился к лагерю.

– Семена мэллорнов… – глядя ему вслед, покачал головой Пончик. – Стальные волки… интересно, где мы тут еще не отметились?

* * *

– У тебя такой вид, словно ты недоволен тем, что произошло… – я сел справа от Макса на бревно, закурил, блаженно выдохнул дым и, привалившись спиной к торчащему позади камню, задумчиво посмотрел на подсвеченные садящимся солнцем облака. – Говори давай, а то народ там сейчас от любопытства умрет, – не глядя в его сторону, добавил я. – А эта твоя черная сестра… или племянница – хрен вас, кошек, разберешь с вашими родственными узами – ей, по ходу, вообще помощь психиатра требуется. Все радуются – она плачет… Что вообще происходит?

– Milimbeista, limbenimbe… – вздохнул Макс.

– Ты давай на нормальном языке говори, – хмыкнул я. – Понятно, что приложило тебя неслабо, но не до такой же степени.

Макс пересыпал подобранные с земли камешки из одной руки в другую, перевел на меня взгляд и улыбнулся.

– Они просто не понимают… никто, кроме нее и этого твоего длинного мага. Да и эти-то понимают немногое. – Он отшвырнул в сторону щебенку, отряхнул руки и вытащил из сумки трубку с огнивом. – Даже в русском языке не подобрать выражений на тему, что я обо всем этом думаю…

– Хранитель Великого Леса – это плохо?! Я видел слезы радости на глазах богини…

– А ты хоть какие-то бонусы в клановой или рейдовой информации заметил? – Макс закурил и отрицательно покачал головой. – Я еще не хранитель, Ром. Великий Лес выбрал хранителя, но я им еще не стал. Никаких изменений, кроме этого странного языка и кучи появившейся в голове информации…

– И что там?

– Там квест, – вздохнул Макс. – Пятисотого уровня, ранга артефакт… на посадку мэллорнов в Серебряной Роще. Не скрытый… не легендарный… А выполнить его может только тот, кого выбрал Великий Лес. В одиночку… – Он закрыл глаза, прислонился затылком к камню за спиной и, не выпуская из зубов трубки, добавил: – Если у меня не получится, то у эльфов не будет мэллорнов…

– Ну так они пару тысяч лет как-то без них обходились? – пожал плечами я. – И ничего же…

– Не говори так, Ром. – Макс открыл глаза и задумчиво посмотрел на закат. – Мэллорны для эльфов – это как улыбка любимой, как глоток кофе поутру, как первая выкуренная за день сигарета. Я это знаю, но сам пока еще не осознаю.

– А если убрать всю эту поэтическую муть? – переведя взгляд на друга, я вопросительно приподнял правую бровь. – Если нормальным языком?

– Говорила ведь Любовь Артемовна: не быть тебе, Кожевников, поэтом…

– Зато художником стал, – улыбнулся я. – А по литературе у меня, между прочим, оценки-то получше твоих были.

– Конечно… рассказывай, – засмеялся Макс. – Но ладно… я сам не до конца со всем разобрался, но вроде мэллорны дают всем находящимся на территории Великого Леса эльфам какой-то постоянный бафф…

– Даже богам?

– Да, если они рождены эльфами, – кивнул Макс. – Что за бафф, я не знаю – не спрашивай. Помимо этого, каждый получит annaalasse – ощущение постоянного счастья.

– Как только что в данже? Что-то типа наркотика?

– Нет, не то, – отрицательно покачал головой Макс. – Чтобы понять это, нужно быть эльфом. Это как вернуться после долгой разлуки домой и остаться в этом состоянии души навсегда. Я не знаю, как по-другому тебе объяснить.

– Ладно, забей, – я махнул рукой и кивнул в сторону далекого Великого Леса. – Ты хоть разобрался, как их сажать? Может быть, я все-таки как-то могу помочь?

– Ты себе помоги… – покосивщись на меня, покачал головой Макс. – Хорошо, Аленка пока не догадывается, что убивать этого Тиарана придется тебе самому.

– Чего это так? – хмыкнул я. – Пятьсот человек, сотня НПС… Разберемся…

– Сам-то веришь? – Макс задумчиво посмотрел на огниво, которое все еще сжимал в руке, убрал его в сумку и снова перевел взгляд на меня. – Ты ведь тоже думал о том, почему этих НПС, которые могут зайти с тобой в этот данж, именно сотня? Ведь, исходя из местных реалий, спутника темного бога и всю его армию без особого труда уничтожит десяток ближайших помощников короля. Над городом нависла серьезная опасность, и высшее дворянство еще и денег заплатит за возможность пойти с тобой в этот данж, но…

– Что «но»?

– Но зачем там тогда нужны игроки? Четыре сотни? Не ниже двухсотого уровня? Тебе сказать?

– Ну, скажи, – улыбнулся я.

– Та сотня, которую ты сможешь с собой взять – это будут обычные вояки не выше двести пятидесятого уровня. А учитывая то, какой по ним будет проходить урон, Тиаран сметет их всех одним-единственным ударом. – Макс вздохнул и пристально посмотрел мне в глаза. – Убивать Лорда Тьмы придется именно игрокам, и лично я даже не представляю, как такую ораву можно собрать. А уж как ими всеми управлять…

– Ты только Аленке все это не говори, умник. Система тоже может ошибаться. – Я нашел взглядом Няшу и махнул в ее сторону рукой. – Вот она – безусловное тому подтверждение. Ты лучше скажи, что там с этими твоими саженцами?

– Да непонятно там все, – Макс пожал плечами и задумчиво посмотрел себе под ноги. – В тексте квеста сказано, что минимально нужно посадить восемьдесят деревьев. Максимально возможно – сто одно.

– И от этого, как я понимаю, зависит размер того постоянного баффа и уровень эльфийского счастья?

– Так и есть, Ром, – выдохнув дым, кивнул Макс. – Восемьдесят процентов при восьмидесяти посаженных деревьях. Сто при ста, и сто двадцать при сто одном.

– Ясно. И что ты в итоге решил?

Макс, не торопясь, выбил о бревно трубку, сунул её в сумку и вытащил оттуда фляжку.

– Завтра утром отправлю вас на границу с Эрантией. – Он сделал глоток, поморщился и кивнул на походные костры. – Следующим порталом с остальными уйду к Серебряной Роще. Ну а там – кто куда: мои – в Дикий Лес, Трезвый со своими – к замку Бродяги, ну, а я… Ты, если что вдруг со мной… Аленку забери сразу. Она же теперь демонесса…

– Не неси хрень! – со вздохом покачал головой я. – Чего с тобой станет? В Буратино превратишься? – Вытащив из сумки фляжку, что когда-то принадлежала Райнеку, я последовал примеру Макса.

Фляжка у некроманта была совсем небольшая, граммов на триста, не больше, так что алкоголизм мне теперь не грозит. Райнек в своё время забрал крышку с собой. И можно было бы обойтись и без неё – в инвентаре ничего пролить невозможно, но среди ребят Трезвого нашёлся ювелир, для которого сделать крышку оказалось не сложнее, чем провести известную операцию с двумя пальцами одной руки.

– Я тебе главного не сказал, Ром, – продолжил тем временем Макс. – Тут такое дело… В общем, та раса или тот Великий дом, чью сторону примет хранитель, на своей территории усилится двукратно. Я второй, кого выбрал Великий Лес… Первый хранитель погиб во время нашествия Тёмных богов…

– А эльфы после этого передрались между собой, – продолжил я его мысль. – Хранителя же нет… а ведь, прими он сторону твоего Великого дома, никакой войны бы не случилось, и они остались бы единым народом… Мэллорны в итоге ушли, а сейчас… Сейчас все пятнадцать Великих домов замерли в напряженном ожидании… Но они же могут…

– Нет, не могут, – словно прочитав мои мысли, отрицательно покачал головой Макс. – У меня репутаций прилетело на пару страниц мелким шрифтом. Ни одно разумное существо, считающее Великий Лес своим домом, никогда не причинит хранителю вред.

– Однако… – осознав наконец всю масштабность произошедших с другом перемен, ошарашенно выдохнул я. – Хрена ты, блин, забрался!

– Никуда я не забирался, – немного смущённо улыбнулся Макс. – Хранитель – это обычный эльф, через которого Великий Лес иногда общается со своими детьми. – Что-то вроде адъютанта при главнокомандующем.

– Ага, – тут же усмехнулся я. – Тот адъютант в чине никак не ниже майора, и в рот к нему даже генералы порой заглядывают. Но тут советовать нечего. Тебя выбрали – ты и разгребай всю эту кучу…

– Сначала квест, потом все остальное. Вот если выполню…

– Не "если" а "когда", – поправил я его. – Выполнишь – куда ты теперь, блин, денешься? И хватит об этом, а то у меня голова сейчас взорвется. А она у меня одна. И раз с этим все понятно, давай по последнему вопросу?

Дождавшись его утвердительного кивка, я продолжил:

– Все вещи для вас я передам с Пончиком, как только мы доберёмся до Вайдарры. И ты бы это… Подождал бы, пока он принесёт тебе тот меч, что я с Шаартаха подобрал, и только потом уже шёл заниматься этой своей селекцией. Зря я, что ли, столько времени его хранил? – Я сделал ещё глоток и, чувствуя, как по всему телу растекается приятное тепло, добавил: – Хорошо хоть, ты не забыл о нем, когда награду за последний квест брал. Что, кстати, за кольцо?

– Зачарованная маска Дикого Воя, сетовое, – Макс продемонстрировал простенькое адамантитовое колечко. – Первое с Ценатодона выпало. На одном – броня и крит, на втором – плюс к урону. Бонус за ношение двух – десять процентов к базовой характеристике. А вот с мечом, Ром, не выйдет. Времени нет, да и не поможет мне никакой меч. Там и полк Слышащих Ветер не поможет… – Макс поднялся с бревна и махнул рукой в сторону лагеря. – Пойдём, что ли? Выспаться надо. Завтра непростой день…

– Как скажешь… – я задумчиво посмотрел на фляжку в руке, вздохнул и перевёл взгляд на стремительно темнеющее небо. – Ты знаешь, Макс, у моего отца в детстве был друг, которого он называл Воробей. Отец часто о нем рассказывал… И я всегда задавался вопросом, а почему они не общаются? Ведь дружба не может просто пройти? – Я вздохнул и покачал головой. – Наверное, у каждого мужчины в детстве был такой Воробей…

– Но это же не про нас, Ром? – Макс улыбнулся и легонько тронул мою фляжку своей. – И давай выпьем за то, чтобы это никогда не было про нас…


Глава 7

– Да не вертись ты! – рявкнул я и, крепко ухватив Мрака за бивень, повернул его к себе.

Кабан жалобно выдохнул и скосил на меня правый глаз. И столько было в его взгляде муки и боли, что, будь на моем месте Сальта или Раена, то это, возможно, сработало бы, и кабан бегал бы всю оставшуюся вечность нагишом. Так, наверное, распятый на хирургическом столе кот смотрит на тупые ножницы в руках склонившегося над ним ветеринара. Но со мной такое не прокатывает. Настроение и так было поганым, а тут ещё, в довершение ко всему, небо с самого утра затянуло тучами, пошёл дождь, и глина под ногами превратилась в противную скользкую жижу.

– Да успокойся уже, страдалец! – я сунул Мраку в зубы его любимый колючий фрукт, наклонился и стал закреплять на брюхе кабана широкие ремни.

И ведь никаких видимых неудобств доспех ему не доставлял. Он даже жрать спокойно в наморднике мог, но вот ведь артист…

Лагерь пробудился около часа назад. Лисы и ребята Трезвого не торопясь собирали шатры, завтракали, готовились к переходу, а я, "одевая" Мрака, пытался отвлечься от невеселых мыслей о предстоящем расставании. Ведь, если так подумать, то в том мире, из которого мы все сюда пришли, никто и никогда экипировкой кабанов в доспехи не занимался, и хрен бы у меня получилось натянуть на него все эти разноразмерные куски, не цепляйся Аркон за старые игровые законы. Все на самом деле просто. Точно так же, как и с лошадиной броней. В открывшиеся в окне маунта ячейки мысленно вставляешь в правильной последовательности части брони, и у тебя в голове появляется знание. В противном случае я бы тут точно свихнулся. Жаль только, оно само не надевается, как раньше. Теперь только руками… Средневековье, блин.

Провозившись почти полчаса, я все-таки затянул, наконец, последний ремень и, отойдя шагов на десять назад, удовлетворенно оглядел результат.

– Красавец! – раздался у меня из-за спины восхищенный голос Пончика. – Он и так-то жутковато выглядел, а сейчас так вообще…

Я обернулся и увидел, что за облачением кабана наблюдало как минимум человек двадцать. И не только бывшие игроки – тут и пара лисов затесалась в зрители. Мрак, словно услышав, что говорят о нем, с шумом выдохнул воздух, резко развернулся и тяжелым взглядом обвел толпу собравшихся вокруг зевак. Ну да, реноме нужно поддерживать. Это на меня он может жалобно поглядывать…

– Зайдет такой в мясной магазин и спросит культурно так: «Простите, а у вас пирожки со свининой есть?..» – задумчиво произнес из первого ряда Фантик…

– Как нету?.. – продолжил за него кто-то из ребят. – А если поискать?

«А все-таки классно!» – думал я, слушая доносящееся со всех сторон радостное ржание. Черная кожа выглядела, как металл, и внешне кабан походил на броневик начала прошлого века. Сто девяносто тысяч ХП, почти шестнадцать тысяч брони, восемьдесят к сопротивлениям, плюс один ко всем его навыкам! Во время Единства, которое автоматически стало третьим, по нему только пять процентов «физики» проходить будет, и десять – урона от магии! А разогнавшись, на четвертом-то Рывке, мы такие цифры с ним выбьем… Любой чемпион мира по боулингу обзавидуется!

Когда все уже разошлись, а Мрак аккуратно – видимо, чтобы не расплескать – опустился на брюхо в одну их луж, ко мне подошел Трезвый. Дождь закончился, и маг, скептически посмотрев на висящие над долиной свинцовые тучи, пожал плечами и вытащил из сумки самокрутку.

– Криан, нам нужно ехать с тобой, – спокойно сказал он, убирая огниво.

– Кому «нам»? – задумчиво глядя на развалившегося в луже кабана, поинтересовался я.

– Я и Мира… рейнджер из первого десятка, – пояснил маг. – У нее муж в Вайдарре, а мне народ организовывать нужно.

– Какой народ? – я перевел на него удивленный взгляд.

– Мы ночью разговаривали с Максом, и я точно так же, как и он, уверен, что убивать Лорда Тьмы игрокам не поможет никто. – Маг пожал плечами, затянулся и поднял на меня взгляд. – У нас в клане около сорока двухсотых, включая меня и Бродягу. В Вайдарре их человек двадцать…

– Да с чего вы все решили, что бывшие НПС нам не помогут? – с досадой возразил ему я. – Альтус – тот архимаг, которого я встретил сразу после обновления, он ведь не обязан был мне помогать…

– Тут дело в другом, – покачал головой Трезвый. – Система ведь указала конкретное количество и игроков, и НПС?

– И что с того?

– То, что в любом случае тебе нужно будет не меньше пяти сотен двухсотых бойцов. – Маг задумчиво поглядел на дымящуюся самокрутку, затянулся и отшвырнул её в сторону. – Неужели ты думаешь, что она не просчитала все варианты? То, что ты, к примеру, можешь взять с собой того же Мирта? Эта сотня тебе не поможет ничем. Скорее, наоборот…

– Ладно, убедил. Но вам-то с этого что? Этой твоей Мире – к мужу, это я могу понять, но лично тебе и остальным тёмным? Вы же выполнили задание своей богини. Какое вам дело до людей? У вас же тут нашествие на носу…

– Древние будут ещё не скоро, успеем. А по всему остальному… Мы игроки, Рома – это если ты не забыл, – и готовы рискнуть. Слишком велика будет награда. Те, кто в Вайдарре – тоже готовы, хотя и не знают пока об этом. А своим ребятам, – он обернулся и кивнул на лагерь, – им я уже не нужен: Вайпер доведёт их и доложит Бродяге. Мира потом подтянет всех двухсотых из Великого Леса к Вайдарре. Макс в курсе.

– Но ты же понимаешь, что гайда на его убийство у меня нет? – на всякий случай уточнил я.

– Понимаю и, зная все расклады, считаю, что шансов его убить у нас не больше трёх процентов, но…

– Почему именно три?

– Есть такая наука – аналитика. Так вот, там при расчёте любого проекта три процента сбрасывают на чудо… На него и надеюсь. – Маг пожал плечами и весело улыбнулся. – Тебе просто нереально везло раньше, должно повезти и сейчас. Ну, а мы, по мере сил, поможем вашей с Максом хвостатой подруге – удаче.

– Добро! – я хлопнул Трезвого по плечу и улыбнулся ему в ответ. – Кану только скажи, чтобы включил вас с Мирой в свои расклады.

Оглядевшись, я нашёл взглядом Макса и, осторожно ступая по мокрой траве, направился в его сторону. Мрак заметил, что я ухожу, фыркнул прямо в луже, а затем нехотя поднялся и двинулся следом.

– Вы готовы? – заметив меня, Макс кивнул стоящему рядом Луффи и указал на небольшую каменную площадку. – Портал построю тут. Точно уверены, что его нужно открывать на самую границу?

– Так решил командор. – Я вопросительно посмотрел на Кана.

– Так нам не придётся преодолевать заслон по обе стороны границы, – рыцарь указал Трезвому на Саверуса и подошёл к нам. – Уничтожим нежить на выходе из порталов. Если не получится или их будет слишком много, уйдём в сторону Керота. Главное – быстро пересечь границу. Дальше будем действовать по обстановке.

– Как скажешь, – кивнул ему Макс и, оглядев стоящих вокруг игроков, скомандовал: – Пятиминутная готовность! Вешаем баффы на уходящих и… прощаемся.

– Не скучай там без меня и помни, что я тут не одна, – на Алёнкином лице не было слез, но по его выражению я понял, что ей сейчас не легче, чем мне.

– Постараюсь, – я прижал сестру к себе, провёл ладонью по её волосам и, почувствовав гладкую поверхность рогов, улыбнулся. – Прощай, Рыжик… веди себя хорошо…

– Не прощай, а до свидания, – всхлипнула Аленка. – Победишь всех своих драконов и возвращайся. И жену привози, я ей много чего интересного про тебя расскажу…

– Первый – пятый десяток пошли! Быстро! – проревел в общем канале Кан, как только на площадке появилось изумрудное зеркало портала. – Маги следом! На выходе расходимся веером!

– Ну все, сестренка, до встречи!

Я чмокнул ее в щеку, махнул рукой остающимся ребятам и, позвав Мрака, пошел к одинокой фигуре, стоящей в нескольких метрах от портального окна.

– Береги Аленку, старик! – сжав друга в объятьях, негромко произнес я.

– Да ты ж знаешь, Ром: я скорее умру, чем дам кому-то ее обидеть… – так же тихо произнес друг.

– Знаю… но ты береги ее от нее самой…

– Лады, – улыбнулся он.

– Ну, тогда удачи тебе в твоем огородничестве!

Я хлопнул его по плечу, подхватил поводья кабана и пошел к портальному окну.

– И тебе удачи, Ром, – донеслось мне вслед прощальное пожелание друга…


Великий Лес. Северная граница. Макенский смешанный лес. Уровень локации 240–250.


– Первый-второй десятки! На сотню метров на север! Саверус, щиты! Шестой контролирует зону выхода! Эрла! Что ты чувствуешь?

Лицо опахнуло ветром, наполненным всеми запахами леса. Своего места в боевом построении у меня не было, поэтому я, чтобы не мешать разворачивающейся сотне, принял вправо, встал за драконами и внимательно оглядел окружающий лес. Офигеть! Нет, я видел Великий Лес на рисунках ребят из соседнего отдела, но те рисунки, понятно, ни в какое сравнение с реальностью не шли. Гигантские деревья, казалось, цеплялись кронами за облака. Я словно снова оказался в роще Марипоса. Только там росли секвойи, а здесь нас окружали исключительно лиственные деревья. Трава под ногами выглядела ухоженным газоном, подлесок и небольшие рощицы, над которыми небоскребами вздымались лесные исполины, и никакого тебе бурелома и пеньков… Лес просматривался на несколько километров вокруг, вот только ничего живого, кроме растений, я не увидел. Нежить, видимо, постаралась. Только ее что-то тоже не видно…

– Эрла? – повторил свой вопрос командор.

– Я ничего не чувствую, – покачала головой магистр. – Или Лес быстро разрушает аурные следы враждебных ему существ, или нежить ушла…

– Ясно! – Кан быстро сунул в ножны меч и вскинул руки, призывая своего ящера. – По коням! Идем на север! Первая группа разведки – триста метров вперед. Вторая, третья – сто метров – фланги! Четвертая – арьергард! Минутная готовность!

– Красота-а-а!.. – глядя на исполинский дуб, возле которого вышел из портала наш отряд, выдохнул стоящий справа от меня Риис.

Ну да… дерево, которое в диаметре больше полусотни метров – это и не дерево уже, а какой-то, блин, небоскреб…

– Шевелись давай, ценитель! – подтолкнула его в спину Раена. – Банджо у тебя все равно еще нет, потом будешь к местным деревьям примериваться.

– Банджо? Зачем ему банджо? – удивленно поинтересовался Пончик.

– Он тебе потом расскажет, – не оборачиваясь, бросила магесса. – И споет еще, если очень попросишь…

За моей спиной раздался хруст и довольное чавканье, я резко обернулся и испытал, что называется, культурный шок. Мрак жрал желуди!!! В глазах кабана удивление смешалось с некоторым сомнением. Примерно так выглядит человек, попробовавший жареные личинки тутового шелкопряда. Вроде и вполне съедобно, и даже вкусно, но как-то вот не комильфо…

– На родину вернулся после долгой разлуки? – хмыкнул я, забираясь в седло. – Ну, ничего, я тете Алене скажу, она тебе посылку с деликатесами организует…

– В походную колонну! По десяткам! По двое! Рысью! Ма-а-арш!

Я выровнял Мрака с ящером Ваессы и мысленно приказал следовать за замыкающими рыцарями. Маги Саверуса прикреплены каждый к своему десятку, а мы все: я, Ваесса, Раена, Риис и следующие с нами игроки – составляем одиннадцатый десяток отряда. Нет, так-то я езжу впереди, или там, где захочу, но только не в таких вот конкретно случаях. Слишком уж мы разношерстная публика, и поэтому, чтобы не мешать боевым маневрам отряда, едем позади всех. За нами только разведчики, которые сейчас выполняют функции дозорных. Главная задача – как можно скорее пересечь границу с Эрантией, до которой, если смотреть по карте, не больше семи километров на север. Чует Ваесса нежить или нет – без разницы. Со светлыми тоже не очень хочется встречаться. Нейтралитет нейтралитетом, но ну его – от греха. Они с темными на ножах, вот и обойдемся без этих встреч…

– …а какие тут водятся грибы… закачаешься… – донеслось из-за спины.

В лице Рииса Фантик нашел благодарного слушателя, и маг теперь буквально от него не отходил. Странно то, что и Раена тоже внимала речам лысого физика с огромным вниманием. А тот… Бывшему учителю, по ходу, просто не хватало учеников. Человеку, который последние двадцать лет только тем и занимался, что обучал детей премудростям своей науки, очень сложно перестроиться. Да и нужно ли?..

– Погоди, – из конца строя поддакнула Фантику Масяня, – он вам сейчас еще и про дриад местных расскажет. Они с моим тут пару месяцев назад хорошо закачались… душевно.

– Не, местных не знаю, – возразил воин. – А те, что под Эллорианом – они да… на эмо-кидов похожи…

– Эмо?.. Кто это?

Ну да, о дриадах-то и гасконец, и Раена, само собой, знают…

Отвлеченно слушая объяснения Фантика о романтизме, возвышенной любви и личных переживаниях представительниц земной субкультуры – кому-кому, а учителю все эти выверты знать было просто необходимо, – я вдруг понял, что с каким-то непонятным волнением и грустью ожидаю пересечения границы с империей людей. Людей… М-да…


Эрантия. Приграничье. Юго-западная лесостепь. Каярова балка. Уровень локации 240–250.


Лес резко оборвался, и отряд выскочил на открытое пространство. Со сменой локации полностью сменилась картинка. Впереди, насколько хватало глаз, океаном расплавленного серебра раскинулась широкая степь. Резкий порывистый ветер гнал на запад упругие седые волны. Густой, словно кисель, воздух, казалось, насквозь пропитался терпкой полынной горечью. Далеко впереди на невысоких холмах ютились небольшие редкие рощицы.

– Ковыль цветет, – негромко произнесла в канале Мира. – Как у нас в Краснодарском крае…

– Первая группа разведки – километр вперед! Вторая и третья – полкилометра фланги! Четвертая – арьергард! Шевелимся! – рев Кана оторвал нас всех от созерцания красот Эрантийской степи, и отряд, после короткой заминки, продолжил движение на север.

Скорость передвижения замедлилась, хотя, казалось бы… Но, видимо, по степи быстро могут бегать только американские индейцы и девушки в русских национальных одеждах и кокошниках, которых часто в последнее время показывали в рекламных роликах по визору. В реальности же все несколько иначе. Двигаться нужно с разумной скоростью, поскольку копыто лошади может попасть в нору какого-нибудь местного обитателя, что, собственно, и случилось через пару часов езды. Лось под Пончиком сломал себе ногу. Разбойник, понятно, не пострадал. Конечность животного залечили, но дальше все оборотни побежали пешком. У ящеров вот копыт нет, а лапы настолько широкие, что им положить с прицепом на все эти кроличьи норы. Мой кабан привык смотреть себе под ноги, а лоси… Да что с них взять? Размер растущих на голове рогов на уровень IQ, увы, не влияет никак. Я это знаю точно…

Весь день ехали без остановок, и только к вечеру, оставив за спиной полторы сотни километров, остановились на ночлег около небольшого озера у подножия двух невысоких холмов. Настроение у меня было ни к Харту, и пока ребята ходили к холмам за дровами и разводили костры, я попытался снять с Мрака броню. Именно что «попытался». Кабан категорически отказался «раздеваться». Видимо, с выросшей в полтора раза выносливостью, на которую я в последнее время внимания как-то не обращал, кабан чувствовал себя значительно комфортнее. Бегать с ним в догонялки мне не хотелось, в итоге я махнул рукой и перестал заморачиваться. Баба с возу – кобыле легче… Очень-то хотелось тратить на его экипировку по часу в день!

Сумерки сгустились незаметно, и ночь широкой темной пеленой накрыла колышущийся океан трав. На небо высыпали несчетные звезды, и ущербная красная луна уронила на поверхность воды тонкую световую дорожку. Стало вдруг поразительно тихо, словно кто-то невидимый убавил громкость. Тишина, лишь едва слышно потрескивают в костре дрова, плещется в озере рыба и негромко поет под гитару Мира. У девушки был очень глубокий, красивый голос, и у нашего костра собралась едва не треть всех отдыхающих рыцарей. Развлечений в этом мире не так много, и хмурые, видавшие виды мужчины и женщины стояли и, затаив дыхание, слушали песни, которые симпатичная лучница пела на незнакомом им языке чужого мира. Я махнул рукой обернувшейся Ваессе, показывая, что садиться не буду, встал у нее за спиной и, скрестив руки на груди, замер.

Понимаешь, это странно, очень странно,
Но такой уж я законченный чудак:
Я гоняюсь за туманом, за туманом,
И с собою мне не справиться никак.
Люди посланы делами,
Люди едут за деньгами,
Убегают от обиды, от тоски…
А я еду, а я еду за туманом,
За мечтами и за запахом тайги.
А я еду, а я еду за туманом,
За мечтами и за запахом тайги.

«Есть в этих походных песнях какая-то завораживающая магия. А такие люди, как Мира, скоро будут тут буквально на вес золота, – думал я, глядя на спокойное, чуть отрешенное лицо поющей девушки. – Может быть, и правда попросить ее научить Рииса играть?»

Понимаешь, это просто, очень просто
Для того, кто хоть однажды уходил.
Ты представь, что это остро, очень остро:
Горы, солнце, ели, песни и дожди.
Пусть полным-полно набиты
Мне в дорогу чемоданы:
Память, грусть, невозвращённые долги…[3]

И тут неожиданно в песню включился Фантик…

…а я еду, а я еду за деньгами,
За мечтами ездят только дураки…

Прыснул в кулак Пончик, легкая улыбка тронула губы Трезвого…

– Вот ты гад, – переведя на лысого убийственный взгляд, задохнулась от возмущения Масяня. – Такой момент обломал!

– Да ну вас, комнатных романтиков, – с улыбкой отмахнулся воин. – Мой отец на буровой под Уренгоем пятнадцать лет на вахтах торчал. Я к нему пару раз на каникулах ездил. У меня эта ваша таежная романтика вот здесь, – лысый чиркнул себя ладонью по горлу, потянулся и, кивнув себе за спину, добавил: – Особенно когда за кусты припрет, а там на твою многострадальную задницу миллион голодных комаров…

– Но это же мечта… – застенчиво улыбнувшись, в повисшей над костром тишине негромко произнесла Мира.

Фантик раскинул руки и поднял лицо к небу:

– Вот мечта, – серьезно ответил ей он. – Мы все уже приехали… И ты, и я, и даже они, – кивнув на стоящих у костра рыцарей, со вздохом добавил он.

– И что же?.. Теперь совсем не мечтать? – чуть наклонив голову, поинтересовалась лучница.

– Почему же?.. – немного смутившись, покачал головой лысый. – Мечтать нужно, но самое главное – не испоганить то, что у нас уже есть…

Я не стал слушать дальше. Развернулся и пошел к своему кабану. Опасность еще не миновала, и шатры никто ставить не стал. Похлопав подошедшего Мрака по морде, я заставил его лечь на землю и, привалившись к теплому кабаньему боку, попытался уснуть. За охрану лагеря беспокоиться не нужно, лисы с магами все сделают и без меня. Нужно пользоваться моментом… Доносящееся от костра пение звучало колыбельной песней, и я сам не заметил, как провалился в сон…

* * *

Огромная долина в кольце величественных скал затянута чёрным тяжёлым дымом, что клубами поднимался над развалинами укрепления, некогда стоявшего на широком каменном уступе. Обломки повсюду… Их так много, и они такие огромные, словно кто-то заложил в одну из египетских пирамид хороший гексогеновый заряд и успешно его подорвал. Часть обломков прилетела со скал, окружающих долину – в них зиял чудовищный пролом. Нет… даже ядерным взрывом такого не сотворить. На подобное способен только бог… Картинка увеличивается, и теперь отчётливо видны рваные борозды, веером расходящиеся от разрушенного укрепления… Подступы к крепости завалены грудами белеющих костей, возле обвалившихся стен чернеют неподвижные туши каких-то гигантских тварей. Перед крепостью, на развалинах которой двигаются едва различимые фигурки победителей, видны пятна слабо светящейся темно-зеленой субстанции. В дыму у самой земли медленно перемещаются какие-то огромные серые тени. Невидимый режиссер резко опускает камеру вниз и… Из обломанной каменной плиты на территории разрушенного укрепления торчит странная, похожая на смятую алюминиевую тарелку, конструкция. Размеры оценить сложно, но никак не меньше десяти метров в диаметре. Около нее, по щиколотку утопая в устилающем развалины пепле, стоит высокий худой человек. Белые волосы, ниспадающий до середины бедра плащ, короткий клинок в правой руке. За его спиной, низко склонив к земле уродливые головы – два отвратительных чудовища. Я понимал, что это сон, понимал, что являюсь только сторонним наблюдателем, но никогда еще во сне я не ощущал такого бешеного приступа ярости, как при взгляде на этих странных существ. Их просто не должно было быть! Вообще… в этом мире! Своим присутствием они извращали саму Реальность! Если льву вместо задних конечностей приделать птичьи лапы, отрастить три длинных крысиных хвоста, голову заменить крокодильим черепом, разбросать по телу десяток шевелящихся щупалец, увеличить все это до размеров Нергхала и окунуть получившееся в Первозданную Тьму… Нет… словами не передать, как в действительности омерзительно выглядели эти создания, и я даже не могу представить, зачем и из какой клоаки их вытащил этот беловолосый ублюдок. Монстры стояли, не шевелясь, вперив взгляды своих белых без радужки глаз в спину замершего впереди бога. Казалось, прошла вечность, когда фигура Проклятого вздрогнула, и он медленно повернулся…

– Здравствуй, Рома, – чуть склонив набок голову и не разжимая губ, произнес Вилл. – А я было подумал, что тут уже не осталось ни одной крысы… Ты ведь пришел посмотреть, как твою черноволосую подругу будут распинать на воротах ее цитадели? Прости… – он развел руками и, обведя взглядом развалины, с некоторым сожалением покачал головой. – Этой суке удалось ускользнуть… Но ты не расстраивайся, теперь это только вопрос времени. Сил и союзников у нее уже нет, главный оплот разрушен, а Великая Череда Перерождений скоро перейдет под мой полный контроль… Боги уходят, Рома…

Душившая меня ярость не находила выхода. Я прекрасно слышал, что говорит этот ублюдок, все понимал, но только ответить не мог. Сука! Да почему…

– Ты тоже заигрался, Рома… и я подумал, что не буду отдавать тебя нашему общему знакомому. – Губы Проклятого тронула едва заметная улыбка. – Ни тебя, ни эту девочку… Кольцо ты уже испоганил, но из нее получится неплохая наложница… а еще я слышал, что у тебя есть сестра?

Мра-а-азь! Мне казалось, что я сейчас подохну от разрывающей меня ярости и бессилия…

– До встречи, Рома, передавай привет МОИМ женщинам… – Вилл глумливо усмехнулся, затем обернулся к неподвижным монстрам и, кивнув на меня, бросил короткое:

– Убить!


Глава 8

Первые мгновения я не мог сообразить, где нахожусь. Когда сознание наконец прояснилось, я, тяжело дыша, вытер холодный пот и несколько раз сменил форму, чтобы утихомирить рвущуюся наружу ярость. Все, вроде, по-прежнему. Та же искалеченная луна над головой, те же звезды, но все равно словно что-то неуловимо изменилось…

– Аленка! – пришедшая в голову мысль заставила меня похолодеть. – Эта тварь знает о ней!

Мрак, почувствовав мое состояние, вскочил на ноги и, шумно выдохнув мне в ухо, ощутимо ткнул пятаком в плечо.

Стоп! Сжав зубы, я пару раз глубоко вздохнул, приводя мысли в порядок. Если бы Проклятый мог, то давно бы дотянулся до моей сестренки! Но она сейчас на территории Великого Леса, а враждебным сущностям туда лучше не соваться. Боги, считающие Лес своим домом, не потерпят вторжения к себе. Макс что-то об этом говорил. И что это за дешевый фарс был в конце моего видения? Как он собирался меня убивать? Нервишки не выдержали? Стал бы он идиотничать, если бы мог достать меня или сестру? Вряд ли… А раз так, то и заморачиваться на эту тему нечего.

Ну а то, что "наши" в Серых Пределах проиграли – конечно, хреново. К этому все шло, но я все-таки надеялся, что так быстро это не произойдёт. Хотя богиня не ушла окончательно, а "вопрос времени", о котором говорил этот урод, у богов может растянуться не на одну сотню лет. Дальше все грустно… Сможет ли вставший у руля перерождений бог что-то поменять? Сделать всех попавших сюда людей смертными? Не знаю… Кильфата говорила о том, что правила придумывала не она и двуживущими НПС сделать не может, но у этого белобрысого укурка на руках полно каких-то неизвестных козырей… и кто его знает, на что он действительно способен. Но как бы то ни было, Вилла нужно мочить! Любыми возможными способами.

Перед глазами снова появилась картинка из последнего видения. Титанический пролом в скальной гряде… разрушенная до основания крепость Кильфаты… Я покачал головой и, привалившись к боку успокоившегося кабана, улыбнулся луне.

Нет, я не кретин и понимаю, что ни мне, ни моим союзникам открытого боя с ним не выдержать, но Лилит говорила, что в конце пророчества останется только один… Интересно, кого она имела в виду? Если выиграю я, кто уйдёт? Вилл или все-таки Чейни? Или оба сразу? Лучше бы, конечно, оба, но не суть… В любом случае, мне и Максу просто нужно дойти до конца. Только вот знать бы ещё, где он – этот конец…

До утра ещё пара часов, да вот только спать уже не хотелось совсем. Я поднялся, потянулся, успокаивающе похлопал по боку вздрогнувшего кабана и, осторожно обходя спящих, направился к костру.

Ваесса сидела, чуть сгорбившись, и, сцепив пальцы в замок, молча смотрела на огонь. Сидящий возле неё Кан что-то тихо ей объяснял. Драконы тоже не спали – замерли за спиной своей хозяйки, со спокойствием египетских сфинксов глядя на пляшущее над дровами пламя.

Кто бы сомневался… и вряд ли Кан признаётся ей в любви… Если уж мне подобная хрень приснилась, то жрица точно должна была почувствовать, что произошло с её госпожой.

– …и я уверен, что Хозяйка Смерти не оставила этот мир… Ты зря переживаешь, эрла…

– Кильфата жива, хотя главное сражение она проиграла. – Я вытащил из костра горящую ветку, прикурил и уселся на бревно напротив. – Оплот богини разрушен, но ей самой удалось уйти…

– Каэр Толл разрушен? – оторвав взгляд от костра, упавшим голосом произнесла Ваесса.

– Я, к сожалению, не видел там ни одного дорожного указателя, но Вилл сказал, именно так… Крепость на плато, в окружённой скалами долине, если ты об этом…

– Ты разговаривал с Виллом?!

– Нет, это он разговаривал со мной. – Я пожал плечами, кинул ветку обратно в огонь и коротко пересказал своё видение.

Как только я закончил говорить, над костром повисла тишина. Лишь еле слышно потрескивали в пламени сухие ветки. Наконец, Ваесса подняла на меня подозрительно заблестевшие глаза и тихо произнесла:

– Ведь там был мой отец…

– Командор, – в свете костра появился часовой, – тут какой-то демон… Говорит, что к князю.

– Добро, – кивнул Кан.

А я поднялся и лёгким кивком поприветствовал шагнувшего из темноты тифлинга.

– Доброй ночи, мастер! Мы тут как раз о вас вспоминаем…

Черная мантия, широкие плечи, короткие, темные с проседью волосы, небольшие залысины над высоким лбом, жесткая линия губ, твердый волевой подбородок… Я узнал его сразу, сложно не узнать того, кого ты когда-то пытался убить…

Ваесса нерешительно поднялась со своего места и севшим от волнения голосом прошептала:

– Отец?!

– Князь, эрл… – два кивка в нашу сторону, затем он медленно перевел взгляд на Ваессу и тихо произнес:

– А ты выросла, дочь…

На один миг в его глазах вселенская любовь смешалась с такой же вселенской грустью, но уже в следующее мгновение Мастер Смерти взял себя в руки и, кивнув на бревно, спросил:

– Вы позволите?

Сказать, что меня обрадовало появление спутника богини – не сказать ничего. Он здесь, а значит, есть какой-то шанс. Уничтожить Вилла, вернуть Кильфату на ее законное место… Мне по фигу, я соглашусь на любой вариант. Да и подруга эта, что застыла сейчас статуей изумления, перестанет заморачиваться по пустякам. Вон даже драконы улыбаться начали… Или это так играют на их мордах тени? Да не все ли равно…


– Меня послала к тебе Госпожа, – усевшись на бревно и переведя на меня взгляд, пояснил некромант. – Времени совсем мало, и я буду краток. Прости, дочь, но на все вопросы я отвечу потом. – Он на мгновение скосил взгляд на все еще не пришедшую в себя Ваессу и едва заметно покачал головой. – В Серых Пределах идет война. Урх, Лейтон – повержены Виллом, Кин Марад и Ун Аттар разрушены, Каэр Толл пал… Велена тяжело ранена, Госпожа укрылась в своей филактерии. Силы богини на исходе, астральное тело повреждено…

– Великие Стражи повержены? – выдохнула «проснувшаяся» наконец Ваесса. – Но как такое возможно? И как ты вообще нас нашел?

– Твое кольцо… – Диартен кивнул на руку дочери. – Ты должна будешь его заблокировать. Оплот богини пал, талисман Рота захвачен, и я не хочу, чтобы Дважды Проклятый вышел на ваш след.

– Но ведь Стражи считались непобедимыми! – Ваесса накрыла перстень рукой и подняла взгляд на отца. – Скажи, как это могло произойти!?

– Дважды Проклятый призвал мортов из океана Мрака и… – некромант опустил взгляд, со вздохом покачал головой. – И ему удалось их подчинить.

– Так это были морты?! – Ваесса на мгновение остановила взгляд на мне, затем снова посмотрела на отца. – Твари Иномирья?! Но как? Их же не существует! Это же сказка! Ты сам мне об этом говорил!

Однако… Ну, мортов-то этих я, судя по всему, уже видел, хотя и не похожи они на водоплавающих. А вот то, что в этом мире есть сказки – действительно, блин, забавно.

– Откуда я мог тогда знать?.. – он тяжело вздохнул и посмотрел на меня. – Госпожа уничтожила одну из призванных тварей, но на это ушли все ее силы. Морты – неприкаянные боги, не нашедшие себе места в бесконечной веренице миров. Тьма Изнанки извратила их, сделав враждебными любому разумному существу… Вилл сейчас силен, как никогда, однако тебе, Черный, уже четыре раза удалось нанести ему ущерб. Нергхал и Ргхарг ушли в Забвение, ты не пустил Проклятого в Земли Демонов, уничтожил его марионетку и приспешников в своем княжестве…

– С Эрисхатом мне помогла твоя Госпожа, – пожал плечами я. – Со спутниками Вилла – мои воины. Но ты ведь не просто так пришел, дар? У тебя что-то для нас есть?

– Я знаю, и горжусь своей дочерью, – Диартен улыбнулся и перевел взгляд на демонессу. – Ты сделала то, чего не удалось мне. Ан Клауд… Ты все-таки его нашла…

– Кладбище до сих пор территория Госпожи. Лорд Тьмы разрушил университет, но…

– Хельстад – главный источник силы Богини Смерти на Карне, – не дал договорить дочери некромант. – Если получить над ним контроль, Кильфата оправится и сможет вернуть себе Каэр Толл. Для этого нужна Хель. Ты вырвала Киарета из-под власти Лорда Тьмы, и теперь мы знаем, что Хель не покинула этот мир. Она спит, так же как три века спал Нергхал. Проклятый не уничтожил ее… он, видимо, до сих пор не оставил мысли о захвате древнего кладбища…

Я глубоко затянулся, выдохнул дым, посмотрел на замершего Кана, перевел взгляд на Диартена и кивнул ему:

– Ты хочешь, чтобы мы нашли Хель?

– А тебе самому не кажется, князь, что близится развязка? – Диартен чуть склонил голову набок и пристально посмотрел мне в глаза. – События ускоряются… а это пророчество… Слишком многое в нем завязано на твоем противостоянии с Виллом. Госпожа уверена, что только ты и сможешь найти ее спутницу. Помоги Госпоже, Черный, и она снова придет на помощь тебе. Теперь это и ее война! Возжелавший власти Темный бог призвал мортов, тем самым грубо нарушив правила. Теперь мы имеем право на ответный ход…

Ага, а Кильфата, типа, Светлая. Хотя тут у них Темный – совсем не означает, что злой. Тут вообще нет плохих. У всех свои интересы. Гребаная целесообразность.

Я задумчиво посмотрел на дымящуюся в руке трубку, поднял взгляд на некроманта и кивнул.

– Конечно, я помогу богине. Вот только где мне ее искать?

– Этого, боюсь, не знает никто, кроме Проклятого и его слуг. Но вот, – Диартен поднялся со своего места и протянул мне небольшой серебряный колокольчик.


Вам доступно задание: «Спутница Богини Смерти».

Тип задания: легендарное;

С помощью Зова Кильфаты пробудите Хель от многовекового сна.

Награда: опыт, неизвестно.


– Это способно ее пробудить, – пояснил некромант, – достаточно просто в него позвонить.

Простенькая деревянная ручка, угловатые руны по ободу – квестовый предмет с нехитрым названием Зов Кильфаты… Такие колокольчики есть в каждой российской школе. Это когда первоклассника сажают на плечи выпускнику, и он, звоня в него, извещает всех о начале или окончании очередного учебного года. М-да… Где бы мне теперь найти того выпускника, на чьих плечах… Ладно, разберемся.

Я поднялся со своего места и протянул колокольчик Ваессе.

– Я думаю, мастер, что ваша дочь намного раньше меня почувствует присутствие Хель.

– Это тебе решать, князь, Госпожа просто передала мне, что… – Диартен вдруг поднялся на ноги и внимательно посмотрел на холмы.

– Они здесь! Морты! – он резко обернулся ко мне и указал на освещенную лунным светом возвышенность. – Уводи своих людей, князь! Быстро!

– Тревога, Кан! – кивнул я вскочившему с бревна командору. – Поднимай ребят!

Ну вот… приплыли. Кольцо Кильфаты сработало против нас. И теперь понятны последние слова Дважды Проклятого ублюдка. Тварь! Он уже тогда знал, как нас найти…

– Я же заблокировала его! – резко обернулась ко мне Ваесса.

– Талисман Рота не теряет привязанный к нему объект до десяти часов, – вглядываясь в темноту, пояснил некромант. – Вам нужно уходить, князь. Обычное оружие только поцарапает их. И, в любом случае, утром они уйдут, солнечный свет губителен для созданий Изнанки.

Вокруг шумел разбуженный лагерь: звон железа, отрывистые команды десятников. Но если лисы и маги Саверуса вели себя так, словно ничего экстраординарного не произошло, то ребята Макса просто удивленно оглядывались по сторонам. Харт! Но как же не хочется бежать! Однако не верить мастеру Смерти у меня причин нет. Нам и с одним-то богом не совладать, а уж с двумя…

– Что делаем, князь? – на хмуром лице Кана решимость, глаза чуть прищурены, челюсти крепко сжаты. Уверен, прикажи сейчас я вступить в бой – и командор тут же скомандует атаку. Но именно поэтому я так не поступлю.

– Уходим…

Я ненавижу себя за это «уходим», но терять доверившихся мне людей в глупом бесперспективном бою подло. НПС смертны, и этого боя не будет. А я… я как-нибудь это переживу.

– Разведчики! Порталы отхода! Десять метров дистанция!

– Че происходит-то?! – глядя на суету вокруг, громко поинтересовался Пончик. На лицах Масяни и Миры удивление, тревога во взгляде Трезвого, и лишь Фантик с любопытством оглядывается по сторонам, ухитряясь при этом еще что-то жевать.

А в следующий момент равнина содрогнулась. Вершина дальнего холма взорвалась, раздался утробный хлопок, треск… и из-под земли выстрелил чернильный фонтан.

– Ух ты ж, мать его! – восхищенно присвистнул Фантик. – У нас гости?

– Порталы не работают, – глядя на клубящуюся над холмом черноту, как-то очень уж спокойно произнес Кан. – Маги докладывают о какой-то непонятной силе…

– Сейчас! – вскинув руку, крикнул Диартен, и в следующее мгновение произошли сразу две вещи.

Чернота над холмом сгустилась в двух чудовищных монстров, а фигура отца Ваессы подернулась туманной дымкой. Харт! В видении морты не выглядели такими огромными! Сейчас же, с расстояния пары сотен метров, было заметно, что по размерам они раза в три превосходят убитого нами Нергхала. Семьсот десятые уровни! Количество ХП скрыто, но даже страшно представить, сколько его там может быть.

– Ой, мамочки! – приложив руки к губам, в повисшей над лагерем тишине воскликнула Мира.

– Может, скажем, что нас нет дома? – скосив на меня взгляд, поинтересовался Фантик. – А че, я так полгода от коллекторов прятался…

Трава под ногами вдруг рассыпалась пылью. В воздухе пахнуло тленом и разложением. В руках выросшего до пятиметровой высоты Диартена появился витой посох с навершием в виде звериного черепа. Мантию сменила порванная во многих местах хламида, а лицо стало похожим на маску смерти.

– Уходите… – прошелестело у меня в голове, и пятьсот пятидесятый некромант, спутник Кильфаты, тяжело опираясь на посох, шагнул навстречу двум двинувшимся в нашу сторону чудовищам.

– Отец!.. – рванувшуюся следом за некромантом Ваессу перехватил на полдороги Кан.

– Есть порталы! Быстро! – лисы оперативно, десятками начали вбегать в открывшиеся окна.

– Быстрее! – сжав в кулаке поводья подбежавшего ко мне кабана, ору я на замешкавшихся ребят.

Некромант взмахивает своим чудовищным посохом, и волна гнили устремляется навстречу мортам. Земля проседает под чудовищами, и лапы обеих тварей вязнут в раскисшей в мгновение ока почве. В следующую секунду оба бога Изнанки, сверкнув в темноте белесыми глазницами, распахнули крокодильи пасти и издали ужасающий вой. Жуткий, тянущий душу звук загудел в голове, превратился в скрежет, подобный скрежету железа по стеклу, отозвавшись в позвоночнике. Все суставы скрутило болезненной судорогой. В паре метров от ближайшего к нам портала вздрогнула и стала оседать на землю Мира. Трезвый с Фантиком, с которых слетело почти по половине ХП, подхватили ее с двух сторон и, едва не потеряв равновесие, как в воду, нырнули в висящий над землей проем.

– Лечение! Быстрее…

У лисов защита от ментальной магии максимальная, но все равно бьющее по процентам ХП заклятие сняло не менее четверти здоровья с каждого. Впрочем, в порталы уже забегали последние…

– Князь! – я обернулся и натолкнулся на измученный взгляд командора, крепко прижимавшего к себе тело дрожащей дочери некроманта. Драконы и Мрак еще здесь, да мать же его так!

– В портал! Тащи ее! Драконы зайдут следом! Мрак, вперед! – я подтолкнул кабана к голубому окну и мысленно повторил свой приказ.

С щупалец первого чудовища сорвались угольно-черные капли, тут же, прямо на глазах, вытянувшиеся в трехметровые копья. Морт тяжело подался вперед, взмахнул своими отвратительными конечностями… Секундой раньше Диартен выставил посох перед собой, и на пути вражеского заклинания возникла полупрозрачная пелена тумана. Раздался оглушительный треск костей. Туман не остановил копья – просто изменил их направление. Почти все упали на территорию уже покинутого лагеря, погасив сразу два портальных окна. Одно с треском воткнулось в землю в двух метрах от меня, другое ударило некроманта в плечо. Фигура мастера Смерти покачнулась, но ему все-таки удалось устоять на ногах.

Обернувшись, он с видимым усилием выдернул из плеча копье и на мгновенье наши взгляды встретились.

– Уходи, Черный! Найди Хель и… береги мою дочь… – сверкнув полыхающим синим глазницами, прохрипел он. Затем резко обернулся и, поведя посохом, ткнул навершием в освободившееся из липкого плена чудовище.

– Да, мастер, сделаю и… прощайте, – едва сдерживая рвущуюся наружу ярость, стиснув зубы, прошептал я и, глядя, как от воткнувшегося в пепел копья расползается черное пузырящееся пятно, шагнул в клубящуюся дымку портала…

Заклятие некроманта угодило переднему морту в бок. Монстр покачнулся, три его щупальца посерели и обмякли. Однако начавшую было расползаться по его телу серую гниль быстро затянула чернота. И уже в следующее мгновение оба чудовища, с ревом ломая деревья, и с невероятной для таких пропорций скоростью устремились к замершему на их пути мастеру Смерти.

* * *

– Послушай, эрла, твой отец…

– Что – мой отец? Опять пожертвовал собой ради всех остальных?! – не повернув головы, сухим безжизненным голосом произнесла демонесса.

– Поступок воина… – внимательно следя за дорогой, пожал плечами Кан. – Так поступил бы на его месте любой из нас…

– Гордится он своей дочерью… как же… – сквозь горечь в ее голосе прорвались нотки застарелой детской обиды. – Мало он проторчал в той трахнутой Хартом пещере? Он же… он же опять ушел… – Ваесса судорожно вздохнула и, отвернувшись, остановила взгляд на кружащихся в небе птицах. Драконы, словно чувствуя настроение своей хозяйки, бежали слева от строя, низко наклонив морды к земле и лишь иногда оглядываясь по сторонам.

Над нашими головами гигантским куполом раскинулось высокое небо. Солнце миновало зенит. Стало жарко. Все тот же бесконечный серебристый океан степного ковыля с тенистыми островками лиственных деревьев. Последние пару часов рощи встречались все чаще, а минуту назад на северо-западе появилась узкая полоска далекого леса.

Отпрыгнув порталами на десяток километров назад, наш отряд, оседлав призванных маунтов, двинулся на запад, подальше от места встречи с посланными по мою душу тварями. С первыми лучами солнца, когда опасность миновала окончательно, повернули направо и через пару часов пересекли границу южного баронства герцогства Керата. Нежить нам по дороге так и не встретилась, и не было смысла гадать, куда она подевалась, и была ли тут вообще. Конечно, можно предположить, что нашелся какой-то игрок, или группа, которым с выходцами из Серых Пределов повезло точно так же, как и мне с демонами, но что-то не верится в такие вот позитивные варианты. Тварей, скорее всего, забрал под свои знамена Вилл – над ним-то никакого Велиала нет. И я не знаю, сколько тут могло быть нежити, но, в любом случае, Дважды Проклятый, несмотря на недавнюю потерю двух спутников, сейчас и правда силен как никогда. Харт! Ярость и ненависть к себе за это позорное бегство стали потихоньку отступать, но на душе по-прежнему было погано. А тут еще Ваесса замкнулась и всю дорогу, несмотря на отчаянные попытки Кана и Рииса ее разговорить, ехала, словно древнеегипетская мумия.


– Моя мать… твоя подруга… Она сунула меня Херду и приказала ему уходить… следом за Зарой и Хадежей, которые уводили детей… – стараясь не смотреть на Ваессу, негромко произнес Риис. – Дальше ты знаешь… Кто-то уходит, а кто-то должен остаться… Но те, кто уходят, они потом возвращаются и мстят…

– Но это же… – Ваесса вздохнула и, крепко сжав поводья в руках, уставилась прямо перед собой.

– Да хватит уже ныть! – рявкнул на нее я. – С чего ты взяла, что твой отец погиб?

– А ты думаешь, дар, он в одиночку смог противостоять двум отвергнутым? – демонесса резко повернула голову и с вызовом посмотрела мне в глаза.

– Нет, не думаю, но даже если у него не получилось уйти – оживет.

– Спутник бога может пробыть в Забвении тысячу лет! – сверкнула глазами Ваесса.

– И что?! Если Кильфата погибнет, у него вообще не будет такой возможности! А останься мы там – много у нас было бы шансов? Ты, я, она, – я махнул рукой в сторону двигающейся чуть позади Рииса Раены. – Ну встали бы мы там, на перекрестке, возле храма Кираны, и что? Много бы мы, покалеченные, навоевали? – Я пару раз глубоко вздохнул и уже спокойным голосом продолжил: – И вот ведь незадача… У нас по-прежнему есть только один вариант: Дважды Проклятый должен уйти. А для этого всего лишь нужно уничтожить его последнего спутника, найти Хель и вытащить из этой фруктории твою Госпожу!

– Филактерии, – машинально поправила меня Ваесса.

– Да не все ли, блин, равно? – я покачал головой, отвел взгляд и посмотрел на далекие холмы. – Мне тоже жаль… но мы и правда, не могли там остаться.

Ваесса кивнула и молча опустила голову.

– Ты, главное, сам осознай это, князь, – не оборачиваясь, в личном канале заметил Кан.

Я посмотрел ему в спину и… не нашелся с ответом. Ну да… все мы умные, когда это касается кого-то еще… Пару минут ехали в тишине. Лес становился все ближе, ветер изменил направление, и в воздухе ощутимо повеяло рекой.

– Меня вот заботит одна вещь, – задумчиво произнес Риис. – Мы же в Вайдарру едем? А там балы, высшая знать… я не думаю, что командор рассказал нам неправду…

– И что же тебя такое заботит? – Кан обернулся и, приподняв бровь, с иронией во взгляде посмотрел на него.

– У вас же, тетечка, нет ни одного бального платья, – с сомнением глядя на Ваессу, покачал головой маг. – Как вы будете всем этим очарованным вашей красотой кавалерам книксены раздавать? В ваших-то штанах это будет выглядеть как минимум неприлично…

Не дожидаясь ответа, он на всякий случай придержал своего ящера, пропуская Раену вперед…

– Дорога! На ней полторы сотни под знаменем барона Рейна! – с холма доложил один из разведчиков. – Все конные. Телега с пленными. Движутся в сторону леса.

– А сам барон? – выслушав доклад, уточнил командор.

– Тут он, – в голосе лиса послышалась неприкрытая радость, – только поседел сильно. Ковл и Лайга тоже с ним!

– Свои, – в ответ на мой вопросительный взгляд улыбнулся Кан. – Барон Ульрих Ан-Рейн – вассал графа д’Арисака. Его отец погиб с Эльсой в один день… Идем к холмам! – командор привстал на стременах и рукой указал направление движения. – Саверус, давай сюда! Князь, эрла, поедем, поздороваемся со старым воякой.

– Конечно, – Ваесса с некоторой досадой посмотрела на отставшего мага и окликнула драконов.

– Кстати, эрла, в Вайдарре полно отличных мастеров и, если будет нужно, они за пару часов смогут подогнать любое готовое платье. – Оглянувшись на оживившихся бойцов, с невинным видом пояснил Кан. – Так что не переживай, все будет в лучшем виде…

Он кивнул подъехавшему Саверусу, незаметно мне подмигнул и, не дожидаясь ответа, направил ящера к холмам.

– Еще один умник… и откуда вы только беретесь все на мою голову…

Ваесса посмотрела ему вслед, со вздохом покачала головой и… улыбнулась…

Ну вот… Терапия прошла успешно… Я нашел взглядом прячущегося за строем Рииса, легонько ему кивнул и, стукнув пятками по бокам кабана, направил его следом за Каном и Саверусом.


Глава 9

Нас заметили сразу. Как только мы обогнули крайний холм, седой широкоплечий мужчина, что ехал впереди растянувшейся по широкой дороге колонны всадников, указал на нас рукой. Солдаты без особой спешки образовали какое-то подобие строя и, развернув лошадей в нашу сторону, вытащили из седельных сумок короткие арбалеты. Примерно с полкилометра до них, черт лица и уровней не разобрать, экипированы в латно-кольчужную броню. Три телеги. В двух навален какой-то хлам, в третьей – пятеро игроков с ярко-красными, не оставляющими сомнений никами. ПК? Интересно… Впрочем, ПК – это уже совершенно не то… Нет тут больше убийц-игроков. Есть просто убийцы. Хотя эти могли чего-нибудь украсть. Нужно будет поинтересоваться.

Тем временем трое: сам барон, рыжеволосая женщина и лысый гигант с прямоугольным трехцветным штандартом – медленно выехали вперед и, неторопливо надев шлемы, замерли, ожидая незваных гостей.

– Лайга – жена барона, Ковл – его двоюродный брат, – пояснил Кан, как только мой кабан поравнялся с его ящером. – Это он тогда смог вырваться из осажденного замка, а потом трое суток добирался, раненый, до Тиен Мара – городской резиденции графа, где мы с Ларсом ожидали Альтуса и его людей.

Командор горько усмехнулся и, вскинув кулак, проорал:

– Сотня! Стой! Седел без команды не покидать.

Дальше мы поехали вчетвером, если не считать Гошу и Няшу, которые, само собой, поплелись следом за своей хозяйкой. Когда до ожидающей нас троицы оставалось около полутора сотни метров, женщина указала на нас рукой, обернулась и что-то крикнула гиганту. Слов мы не услышали из-за ветра, но все было понятно и так… Барон сорвал с головы шлем и, пришпорив коня, рысью выехал нам навстречу. Его лицо… даже не передать словами… Таким взглядом, наверное, смотрят на кружащую у шеста в стриптиз-клубе учительницу… Но не ту, что по биологии, по которой сходили с ума все пацаны твоего выпускного класса, а на свою первую, которая лет за тридцать до твоего поступления в школу учила твоего отца…

– Кан?! Саверус?! Но вы же погибли! – придержав коня и вглядываясь в лицо командора, неверяще выдохнул барон. Потом перевел взгляд на меня, челюсть дернулась, а затем он разглядел наконец Ваессу и ее драконов…

– Г-госпожа! Князь! Простите, я сразу не… – он кивнул, машинально провел ладонью по вертикальной полоске на правой скуле и, словно ища поддержки, обернулся к остановившимся за его спиной спутникам.

Не, ну мужика можно понять: встретить хороших знакомых, которых три века считал погибшими, а тут еще демон какой-то верхом на кабане и высшая жрица Кильфаты с ее карманными драконами… К слову, на ящерах всегда висит отводящее глаза заклятье, которое есть у каждого игрока-некроманта. У Ваессы оно, понятно, посильнее, чем у игроков, поэтому обычный человек с семьюдесятью пятью процентами защиты от ментала разглядит их метров с пятидесяти, и то при условии, что будет о них знать. Метров с двадцати пяти уже увидит любой, но это порой такая короткая дистанция… И именно поэтому солдаты в Дорсе на площади, в момент аутодафе, заметили их не сразу.

– Вернулись не все, – Кан нахмурился и оглянулся на остановившуюся в метрах ста позади сотню. – Ларс… мессир Альтус, близнецы, Альса… Мы потеряли больше половины бойцов…

– Альтус погиб?! – жена барона подалась вместе с конем вперед и с недоверием посмотрела на Саверуса. – Но как… как тогда выжили вы?

– Это долгая история, – вздохнул маг. – Не на один час…

Барон провел ладонями по лицу, взъерошил волосы.

– Подождите! Госпожа, – кивок в сторону Ваессы. – Князь… Я приветствую вас на своей земле и приглашаю посетить мой замок. – Он обернулся и указал рукой в сторону леса. – Чуть больше двадцати километров по дороге…

– И я приветствую тебя и твоих людей, барон, – кивнул я. – Сожалею, но мы очень спешим. Вайдарре угрожает опасность.

Знаю я местное гостеприимство. Кан рассказывал. Заскочишь на денек – останешься на месяц.

– Князь еще слишком мягко обрисовал ситуацию, – подтвердил мои слова Кан. – Мы действительно очень спешим, эрл…

– Раз так, – пожал плечами Ульрих, – предлагаю разбить лагерь здесь. Люди отдохнут, а вечером Ковл отправит вас всех на границу коронных земель, к переправе через Акасану. Он был там месяц назад, когда еще нежить по границам стояла. Как вам такое предложение, князь?

Кан хмыкнул и вопросительно посмотрел на меня.

– Ну, раз так… и без этой вашей гномьей настойки, то конечно… – улыбнулся я. – И еще, эрл, скажите: кто эти люди у вас в телеге?

– Да, князь… понимаю ваш интерес. – Барон посмотрел оглянулся на упомянутые телеги и снова перевел взгляд на меня. – Вы же тоже…

– Двуживущий?

– Да! Я видел сотни твоих соотечественников, брат. – Ульрих обернулся к своим спутникам, словно приглашая их в свидетели, и снова посмотрел на меня. – Нет, таких, как ты, ни я, ни мои люди не встречали. Демон-князь, капитан ордена, лично отмеченный богом… Но, тем не менее, они приходили. По одному, и целыми сотнями. Кто-то помогал по мелочам, кто-то охотился, кто-то убивал расплодившихся за последние годы бандитов. Однажды целая тысяча двуживущих ушла пробиваться к Светлым, но назад вернулось чуть больше сотни. Остальные поднялись в Налли, у могильных камней. – Он оглядел нас и указал рукой на холмы. – Вы ведь знаете, что тут творилось всего неделю назад?

– Если ты о нежити, что перекрывала границы Эрантии, то да, знаем, – кивнул Кан. – Мы даже сталкивались с ней на восточной границе.

– Когда все это началось, граф пытался дойти до Великого Леса. Я тоже со своими ребятами присоединился. Только без толку. Три легиона мертвых… прямо на пути. Архилич во главе и почти полсотни харлотов. Они просто стояли и ждали, словно показывая, что дальше дороги нет. И мы ушли… Я предупреждал командира той тысячи, что они не пройдут, но меня не послушали. Хорошие бойцы… смелые, но…

Барон обернулся и махнул рукой в сторону телег.

– А это отрекшиеся, брат. Они каким-то образом договорились с нежитью и устроили себе убежище в балке, в разрушенном святилище Волса. Сначала жрец Мирта из Налли, потом двое моих бойцов… а замученных крестьян никто и не считал… Одной девчонке по дороге удалось сбежать. Определить, где их искать, труда не составило. Эти твари обожают осквернять чужие святилища, и, как только нежить исчезла, мы нанесли им ответный визит. – Ульрих вздохнул и пристально посмотрел мне в глаза. – Я думаю, не стоит рассказывать о том, что мы нашли в разоренном святилище?

– А ты не думаешь, что они могут сбежать? – спросил я, стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно.

– Нет, – отрицательно покачал головой Ульрих. – Адамантитовые кандалы с рунами из истинного серебра удержат и не таких. Мы убили каждого на точке привязки по десять раз. Забрали их вещи… Они уже не представляют опасности, князь. Только интерес… Для меня лично и моего палача. Я надеюсь, что удовлетворил твое любопытство, брат? Если да, то… Госпожа, князь, Кан, Саверус… Жду вас в своем шатре ровно через час.

Ульрих кивнул и, развернув коня, направил его на дорогу.

«Ну да… Люди – те, что раньше были НПС – не идиоты и смогли сложить два и два», – думал я, глядя на его широкую спину. Тот, кто был игроком, не может изменить место привязки, если он был убит коренным обитателем этого мира. Это самое слабое наше место, и не стоит никого информировать о том, где ты в очередной раз встанешь в случае смерти. А эти двуногие звери… Если и после десятка смертей их ники не изменили свой цвет, значит, тянется за ними немало… Только почему, кроме ярости, я чувствую какой-то непонятный стыд?! Потому что до сих пор ассоциирую себя с ними? Но ведь есть и другие! Та тысяча, о которой он говорил! Те, кто пойдут за мной в могилу забытого бога… Фантик, Пончик, Алекс, Луффи… Мы ведь все с одной планеты…

– Командуй, Кан, – я обернулся к командору и, кивнув на сотню у нас за спиной, указал на дорогу. – Этим людям стоит рассказать о том, как погибли те, кого они считали своими…

* * *

С детства ненавижу рыбные котлеты… Всю мою сознательную жизнь они ассоциировались с тоской. Мама никогда их не готовила, а вот во всех этих лагерях, куда меня отправляли на лето, эту гадость давали едва ли не каждый день. И не то чтобы я был совсем уж домашним ребенком, но когда ты стоишь на построении третьим с конца, там, куда девчонки даже не поворачивают головы… И пацаны не любят сильно умных, а когда этот умный еще и мелкий… Набив в первые дни пару-тройку физиономий и примерно столько же раз получив по своей, я в итоге отвоевывал себе место под солнцем. От меня отвязывались, и я оставался один. Ходил на построения, читал книги с планшета, а по вечерам ковырял вилкой эти проклятые рыбные котлеты… И вот сейчас… Ну, что мне стоило уточнить у подавальщицы, какое у них тут фирменное блюдо? И ведь как она точно попала в мое настроение, блин…

Я отодвинул тарелку, сделал пару глотков из пузатой глиняной кружки и, прислонившись спиной к стене, задумчиво огляделся

Этот трактир ничем не отличался от множества других. Оббитый неровными досками Т-образный деревянный сруб. Три этажа, барная стойка, уголок для игры в кости. Свободных столов почти нет, и это несмотря на то, что времени – десять часов утра, и рудник уже три часа как открыт для свободных шахтеров. На вертелах поджаривается с десяток румяных кур. Посетители – в основном игроки. Поглядывают в нашу сторону, но без особого, я бы сказал, удивления. Ну да, еще там, на переправе, я включил на своем кольце маскировку, скрыл звания, достижения и уровень, оставив над головой только игровой ник. Игроки игроками, но трактирщик, по ходу, мужик тертый – его провести сложнее. Утром, когда наш отряд остановился возле его заведения, и лисы закупали у него продукты, он видел, как мы прощались… М-да…

– Ты что-то надумал, кня…, Криан? – Трезвый закашлялся, на его лице мелькнуло выражение досады.

– Романом меня зовут, – усмехнулся я. – Если уж ник нормально произнести не можешь. Мне реально пофигу, кто я среди своих.

– Ну да, видел я того Романа, – улыбнулся маг. – Фантик не зря про слабительное говорил. Просто у тебя на лице такое выражение… Ты что-то хотел сказать?

– Да нет, забей, – покачал головой я. – Делаем, как договаривались: вы с Мирой к своим, Масяня с Фантиком ждут в «Колесе», а мы с Пончиком в канализацию.

– Там не совсем канализация, – улыбнулся ассасин, – ну, ты понимаешь… Тухлятина всякая, объедки, крысы двадцать седьмого уровня…

– Да хоть сто пятидесятые, – пожал плечами я и перевел взгляд на странно-молчаливого Фантика.

– Ты точно решил? Может, все-таки сразу к жене?

– Не… – смущенно потряс головой тот. – Я с вами, как договаривались. – Он сложил под столом руки, низко опустил голову и добавил: – Страшно мне, блин, чего-то… Кто бы подумать мог…

– Ну, как скажешь, – кивнул я. – Тогда доедайте и пойдем. До заката нужно успеть. Хрен его знает, сколько мы в этих катакомбах еще проторчим.


Сюда, в Шанаму, мы добирались трое суток. После почти семичасовой беседы с бароном и его людьми, из которой я ничего нового не узнал, мы порталом отправились в Гаарт – город на границе коронных земель и герцогства Керата. Переправлялись часов, наверное, пять, ночевали там же, на берегу Великой Реки и с утра взяли курс на Вайдарру. Акасана – это вообще отдельная тема. В сравнении с ней протекающий в моем княжестве Ител кажется безобидным лесным родничком. Река берет начало на северо-востоке орочьих степей, течет до Эрантии, где пересекает пять великих герцогств из восьми, и на западе впадает в Великий Океан. В том месте, где мы переправлялись, ее ширина достигала что-то около трех-четырех километров и, поскольку Золотые Ворота в этом мире строить пока не научились, форсировать реку пришлось на огромных квадратных плотах.

Еще находясь в трех с половиной сотнях километров от столицы, я испытал, что называется, культурный шок. Игроков было не просто много – их было охренительно много! Представьте чувства пигмея, которого ни с того ни с сего вдруг вывезли в Москву или в Нью-Йорк? Хотя нет, пигмеи – это, скорее, про Макса и остальных: это они же в лесу живут, а я, скорее, какой-нибудь индеец или эскимос… Замки, деревни, небольшие городки – игроки были везде. Если пересечь мое княжество – а это как раз около трех с половиной сотен километров, – да еще не заезжая при этом в деревни… Там хорошо, если сотня демонов по дороге встретится, а тут… На эльфов смотрели, как на сбежавших из зоопарка обезьян. Показывали пальцами, размахивали руками, лезли с вопросами, а когда замечали Рииса и Ваессу с ее драконами… В общем, еще утром третьего дня на них на всех повесили иллюзию, а Гошу с Няшей пришлось отпустить – ну не убивать же всех этих любопытных долбодятлов. Иллюзия просто сделала всех людьми. Черты лица, уровень, класс и специализация остались прежними. М-да… И Мрак теперь выглядит черным тяжеловозом, от греха. Саверус мне пару десятков свитков с иллюзией нарисовал, на сутки каждый. Так и живем. Локации тут, в коронных землях, не выше шестидесятых, с защитой от ментала у людей не очень, так что прокатывает. А вообще хорошо, что дороги тут рисовали не дураки, иначе ехать бы пришлось значительно дольше. А так – уже, считай, и на месте. От нубского медного рудника, вход в который находится прямо тут, на соседней улице, до Вайдарры не больше десяти километров.

Кан, Ваесса, Риис и Раена чуть больше часа назад вместе с остальными отправились в Кальтерру, в резиденцию Ордена Рыжего Пламени. А меня вот гложет какая-то непонятная тоска. Как-то привык я уже и к Саверусу, и к магам, и к неразговорчивым рыцарям. И дело совсем не в том, что с ними я чувствовал себя, как у Харта за пазухой, а… а вот хрен его знает в чем… Я вздохнул, сделал еще пару глотков из кружки и закурил. Нет, я все понимаю: наши дороги когда-нибудь должны были разойтись, но понимание настроения, увы, не улучшает. А тут еще Ваесса уперлась – полдня ей вчера объяснял, почему я должен идти в катакомбы только в сопровождении разбойника. Ну не собираюсь я никого там убивать – только дойти до храма Мирта и показать этому Себастьяну перечеркнутый амулет. Сунься мы туда всей своей развеселой компанией, и попадись нам навстречу стандартный городской патруль, в состав которого обязательно входит жрец Мирта… Ну, не станет жрица Кильфаты смотреть, как меня кто-то будет убивать. Да никто не станет… Но вроде убедил – через неделю они уже вернутся. Кану дела сдать, Раене деньги какие-то забрать, ну, а Риис с Ваессой – за компанию. Две сладкие парочки, блин, или три – если считать с драконами…

– Э! Народ!

В дверях трактира появился высокий взъерошенный воин тридцать пятого уровня. Он оглядел зал и, ткнув пальцем на дверь, весело проорал:

– Там коняга чья-то, здоровенная! Коновязь сломала и в грязи валяется, словно свинья!

– М-мать! – я прикрыл лицо и пару раз глубоко вздохнул.

– Да нормально все! – так же громко проорал в ответ Фантик. – Это у него брачный период начался! Крейдский боевой конь! Они ж перед тем, как кого-нибудь «того», – воин произвел характерные движения руками, – всегда морду в грязи мажут, как коммандос! Ну, а ты ему, видать, понравился, раз он при виде тебя…

Народ в трактире весело заржал.

– Так он же не только морду, – оглядывая смеющихся людей, пожал плечами парень. – Он же весь…

– Значит, очень понравился. Радуйся…

Я поднялся, покачал головой и двинулся на выход, пока этот «конь» там действительно кого-нибудь не «того». Проходя мимо барной стойки, положил на нее золотой и пошел к открытым дверям.

– За коновязь, – бросил я через плечо.

– Спасибо, эрл… – понимающе улыбнулся мне в спину трактирщик.


Забор был исписан всякой похабщиной, на непонятных для местного населения языках. Интересно, хозяин думает, что это какие-то волшебные символы? Или все-таки знает, что означают эти короткие слова, но ему банально пофигу? Еще бы: с таким количеством крутящихся вокруг игроков забор придется перекрашивать каждый день. А где взять столько времени и краски? Да и гонять всех этих юмористов – тоже не очень благодарное дело.

Небольшая деревенька называлась Башня Азоры и находилась в километре от Вайдарры, в пределах видимости с городских стен. И совершенно непонятно, кому пришло в голову воткнуть среди городских садов здоровенную десятиметровую башню и окружить ее десятком крестьянских домов. Какой-то сакральный стратегический смысл? Курорт для отличившихся на службе солдат? Судя по их довольным лицам – именно так и есть.

Я вздохнул и перевел взгляд на двух парней и девчонку, которые, подбадривая себя написанными на заборе выражениями, устанавливали между яблонь кривое драное пугало. Еще человек тридцать в пределах видимости окапывали плодовые деревья. Ну да, народу тут полно, и кормить никто никого даром не будет. На дворе весна. Там, на Земле, яблони цветут в конце мая. Но здесь другой климат. Сейчас начало апреля, а пригород уже прикрыт розоватым покрывалом цветущих садов. Все вокруг окутано навязчивым ароматом. Романтика, блин… только не до нее мне сейчас. И жена почти неделю молчит…

Сюда мы добрались за полчаса. Трезвый с остальными пошли к Южным городским воротам, а мы с Пончиком примерно в километре от Шанамы свернули на неширокую проселочную дорогу. Шли пешком, поскольку садиться на это обтекающее грязью недоразумение я, разумеется, не стал. Ни разу не смущенный Мрак спокойно трусил позади, нюхал дорогу и вообще выглядел вполне довольным конем. Просто вылитый Максимус, из мультика про Рапунцель, если того, конечно, перекрасить в черный цвет и обвалять хорошенько в грязи. Поскольку иллюзию я вешал на него сам, то, несмотря на все мои девяносто пять процентов защиты от ментала, наблюдаю сейчас именно коня. Все правильно, я должен иметь возможность контролировать собственные заклинания. А ну как развеется по какой-то непонятной причине в самый нужный момент? А не отпускаю его потому, что если сейчас Пончик не сможет договориться с хозяином этого вот забора, мы двинем по резервному варианту, который находится на другой стороне Вайдарры. Учитывая же то, что столица Эрантии – самый большой город на материке, топать придется километров пятнадцать-двадцать.

Ладно, надеюсь, у разбойника все срастется.

Я сунул в зубы трубку, прикурил и, прислонившись к забору, углубился в изучение местных законов, брошюрку с которыми купил у какого-то пацаненка на постоялом дворе. Поскольку в этом мире, так же, как и в том, незнание законов ни разу не избавляет тебя от ответственности, лучше уж почитать это сейчас, чем потом по незнанию влететь в какую-нибудь неприятность. В целом – все так же, как в Ниттале, но есть и существенные отличия. Применять магию и обнажать оружие в городах нельзя без соответствующего на то разрешения, если только у тебя нет «почтения» с расой людей. Благородным, правда, можно и без «почтения».

Тут вообще для них отдельные законы. Впрочем, ничего из того, что бывало порой на Земле в Средние Века. Никаких тебе крестьянок для подогрева постели, и прочих барских замашек. Хотя кто его знает, как оно на самом-то деле? Я достаточно долго был в воспоминаниях Райнека и помню… Ну да ладно, проехали, пусть у короля голова об этом болит. У меня в Крейде своих благородных хватает. За ними бы уследить.

С другой стороны, обязанностей тут у рыцарей едва ли не больше, чем прав. Попробуй не выйти во время осады на стены или не вмешаться, когда кто-то нарушает закон… А вот оружие доставать можно… Ну да…

– Слышь, друг! Тут свинья не пробегала?

Я убрал в сумку листок и с иронией во взгляде посмотрел на высокого веснушчатого парня. Короткая светлая мантия с пятнами, простенький посох, на лице выражение вселенской скуки… Жрец двадцать первого уровня по имени Вернон.

– Свинья? Ну разве что только эта вот, – пожав плечами, я кивнул в сторону развалившегося на траве кабана

– Не… Мне настоящая нужна, – с досадой покачал головой жрец. – У дуры этой старой каждый день свиньи разбегаются. И всегда в разных, мать его, направлениях! Повторяющийся квест на фоне старческого, блин, маразма. И если бы не тот эликсир на мана-реген… О, а че это с ним?

Парень наконец осознал, что перед ним на траве лежит обляпанный грязью конь.

– Дурачится… – со вздохом махнул рукой я.

– А-а-а-а, ну ладно. Спасибо, друг! Бывай!

Я проводил его взглядом, усмехнулся и хотел было вернуться к прерванному занятию, когда из калитки выглянул Пончик.

– Пошли, Ром, – махнул рукой он и, кивнув на Мрака, добавил: – Только Буцефала своего не забудь отпустить – в ту дыру даже ты-то с трудом протиснуться сможешь.

Пройдя по небольшому ухоженному огороду, мы свернули за бревенчатый одноэтажный дом и подошли к квадратной хозяйственной пристройке.

– Пойдем, – кивнул Пончик, открывая оббитую железными полосами дверь. – Хозяин в доме, и нас он, как бы, не видел.

Внутри сарая, за широким массивным верстаком, в полу зияла черная прямоугольная дыра, возле которой к стене была прислонена широкая доска с торчащими трехгранными гвоздями.

– Давай лезь, – кивнул разбойник. – Там метров тридцать – узкий каменный колодец, и потом еще метра два с половиной падать. А я сверху подтолкну, если застрянешь.

Вопреки опасениям, дыра оказалась достаточно широкой, и минут через пять я стоял по колено в отвратительно пахнущей воде, что заполняла широкий, уходящий в темноту коридор. Рядом раздался всплеск, лицо обрызгало вонючей холодной жижей. Спрыгнувший сверху разбойник повертел головой и, переведя на меня взгляд, поинтересовался:

– У тебя зелье Кошачьего Глаза есть?

– Я прекрасно вижу в темноте…

– Угу, а я так вообще кот, – усмехнулся ассасин. – Два, блин, нелюдя на прогулке…

Он махнул рукой:

– Нам туда. Примерно с километр по этим вот соплям. Из живности, как я и говорил, – крысы и разная водоплавающая мерзость. Но клинок можешь не доставать, им теперь и удара кулака за глаза хватит. Это раньше я напрягался…

– Только не похоже это на канализацию… – оглядывая потрескавшиеся каменные стены, покачал головой я.

– Да хрен его знает, что это такое на самом деле, – разбойник пожал плечами и ткнул в потолок. – Арким колодец рыл, ну, и натолкнулся на этот проход, а когда его сына стали прессовать ребята одноухого Анга, я помог. Уникальный квест на тридцать первый уровень.

– И ты хочешь сказать, что тебе настолько повезло, что ты единственный, кому известно про эту дыру?

– А таких, как я, в Арконе было не больше тысячи, – улыбнулся разбойник. – Необходимые условия для квеста – тридцать первый уровень и ачивка мастера-убийцы. Задание было уникальным, поэтому – да… думаю, так и есть. Сестры, разумеется, тоже знают, но без меня Арким вряд ли кого-то сюда пустит. Его, конечно, можно убить, но только зачем? Тут, в этой кишке, народу побывало, наверное, немало, но вряд ли кто-то заметил дыру в потолке, а если и заметил, то иди – найди, где там в нее залезать. Самому же рыть, как ты понимаешь, дело гиблое.

– Ладно, хрен с ним. Пошли уже в город, мастер-разбойник, – хмыкнул я и, обойдя Пончика, пошел в указанном направлении.

– Мастер-убийца, – поправил меня Пончик, и в голосе его промелькнули грустные нотки. – Там вот еще что, Ром… Я сам не знаю, как можно попасть в храм Мирта.

– Но ты же говорил, что…

– У Ханга, моего знакомого, есть полная карта катакомб и канализации. У меня с ним «дружба». Думаю, за пару монет он вступит в группу и откроет нам портал. У него небольшой игорный дом, в полукилометре от выхода из этой кишки.

– Ну, значит, пошли к твоему Хангу, – пожал плечами я. – По мне пусть хоть Харт нам портал строит…

– А вот Бела я так и не увидел, – со вздохом покачал головой разбойник и направился следом за мной.


Глава 10

Крыс, которыми меня пугал Пончик, я так и не увидел, а вот полутораметровые тритоны или головастики – хрен их там в этой жиже разберёшь – достали меня минут уже через пять. В итоге я врубил Ауру Ужаса и погнал всю эту мелкоуровневую мерзость перед собой. Когда действие Устрашения заканчивалось, они, уже не атакуя, просто проскальзывали мимо и направлялись к местам своего обитания. Удобно, блин… если не считать того, что уже в самом конце пути под раздачу попала группа каких-то незадачливых спелеологов. Крики ужаса впереди, ругань, и… снова только плеск от разбегающихся земноводных. Попавшие под Устрашение игроки пробегать мимо не стали, в бой тоже решили не вступать, но Ауру я все-таки убрал, форму сменил и вновь включил свою маскировку.

– Кошачий Глаз на низких уровнях работает метров на десять, а твоя Аура зацепила их с пятидесяти, – едва сдерживая смех, прояснил ситуацию Пончик. – Но, может, оно и к лучшему: двухметровый демон с горящими, как у нежити, глазами – не самое лучшее зрелище для молодых неокрепших умов. Они и без Ауры обделались бы… но зато теперь слухи пойдут гулять про жуткого невидимого монстра…

– Ага… ужас из канализации, – кивнул я, глядя на мечущихся в страхе тритонов. – И откуда вы, юмористы, только беретесь на мою голову?

Мы прошли ещё метров сто, свернули налево, минут десять спускались по пологой стене какой-то пещеры и, наконец, пройдя через длинную каменную кишку, спрыгнули с трехметровой высоты на широкий уступ и оказались в освещённом магическим светом пространстве.

– М-да… – покачал головой я, оглядывая открывшуюся перед нами картину.

И было, от чего. Это гигантское подземелье походило на ремонтный ангар какого-нибудь межзвездного линкора. Ровные ряды белых светильников, висящих под потолком, освещали его холодным неоновым светом. Какие-то стальные балки вдоль стен, лестницы, леса и непонятные, высеченные из камня, геометрические фигуры. Сравнивать это с катакомбами – все равно, что назвать белого медведя утконосом. И тот, и другой, вроде, млекопитающие, в воде плавают, опять же… но есть, блин, нюанс!

Катакомбы Вайдарры больше всего походили на один из Великих Залов подгорного народа. Художники, скорее всего, просто перенесли картинку оттуда сюда, добавив пространству каких-то отличительных деталей. Но это еще полбеды. С того места, где мы стояли, открывалось находящееся здесь поселение во всей его необыкновенной красе. Ни в одном языке мира, наверное, не найдется подходящих эпитетов, чтобы передать увиденную мною картину.

Сотни домов из похожего на песчаник материала были натыканы концепт-художником в каком-то безумном, недоступном пониманию нормального человека, порядке. Какая-то жуткая смесь африканской деревни с индийскими трущобами. Плоские крыши, отсутствие окон, магические фонари, торчащие в самых неожиданных местах. Некоторые заборы, казалось, ограждали сами себя… Создатель всего этого определённо что-то курил, нюхал и пил одновременно.

Несмотря на дневное время, людей на улицах я увидел совсем немного. С десяток торговцев и с полсотни горожан, половина из которых – игроки.

– Впечатляет? – усмехнулся разбойник.

– Да уж, – покачал головой я.

– Там дальше света гораздо меньше, – пояснил он. – Вся эта помойка тянется на пару километров в обе стороны и окружена четырехметровым забором. Войти на территорию можно через два блокпоста, но это, как ты понимаешь, не наш вариант. Где-то там есть дикие поселения, в одном из которых, скорее всего, и жил твой некромант. Потолок в некоторых местах от пола всего в двух метрах, и вот там-то как раз разработчики и оставили замаскированные выходы на поверхность.

– В летописях говорится, что это место нашли больше трех тысяч лет назад. Но меня мало волнуют летописи. Поясни, какой во всем этом смысл? Зачем разработчикам понадобилась эта клоака?

Я кивнул на лежащее внизу поселение и перевел на Пончика вопросительный взгляд.

– Да тут же, как в «Дьябло» или тому подобных играх, – пожал плечами разбойник. – Бесконечная гриндилка. Сходил на территорию, вернулся, скинул хабар, поел, попил, заглянул в бордель и обратно…

– Хабар? – переспросил его я.

– Хорошо, что ты хоть знаешь, что такое бордель, – засмеялся Пончик. – Это то же самое, что и лут. Была в прошлом тысячелетии РПГ-шка. Мой отец в нее еще играл. У него и нахватался премудростей. Ну, а если серьезно, то все дело в том, что мобы тут, за забором, уровнями от сотого до трехсотого. Где ты, думаешь, китаянка эта из Лазурных Драконов так быстро взлетела? В Вайдарре постоянно паслась куча высокоуровневых игроков, а куда пойти хаю[4], если у него не очень много времени и денег? Там же почти три десятка квадратных километров непаханой земли. Данжей одних семь штук… это если не считать того, в который мы собрались заглянуть.

– А сейчас где они все?

– Да там неймеды[5] какие-то чудовищные встречались. Сейчас на такого нарваться – и прощай уровень. Проще уж в Пограничье на стандартные выпасы… Меня другое волнует. Раньше здесь местного народа как грязи было, а сейчас-то где они все?

– Ладно, пошли уже, – махнул я рукой, и направился в сторону ведущих вниз корявых ступеней. – Ребята ждут, а мы и так с этой канализацией почти час потеряли. Надеюсь, твой букмекер никуда не свалил.

Внизу, на краю поселения, за невысокой оградкой стоял камень привязки, который мы, ни секунды не думая, обошли стороной. Портал в Вайдарру извне построить нельзя, и очень не хотелось бы вновь проделывать весь этот путь, но в случае гибели – это будет меньшим из свалившихся на наши головы зол. Обойдя кучу наваленного у крайних домов хлама, по которой неторопливо ползали здоровенные желтые жуки, мы зашли в узенький переулок и двинулись вглубь мимо перекошенных одноэтажных бараков. Вблизи они выглядели еще хуже, чем сверху. Потрескавшиеся стены, пустые дверные проемы… не знаю, что там говорит Пончик, но, судя по отсутствию каких-либо следов жизнедеятельности человека, эти дома покинуты уже давно.

Перешагнув через широкую трещину, которая пересекала не только улицу, но и два стоящих друг напротив друга барака, мы повернули направо, и…

– Хренасе! – Пончик тронул меня за руку и указал на идущего нам навстречу игрока. – Я чего-то не понимаю, или это… Эй, друг, ты какими судьбами тут?

Услышав его, идущий нам навстречу гном вздрогнул и, положив руку на висящий у пояса топор, смерил нас оценивающим взглядом.

– Таких друзей за хрен и в музей, – спокойно констатировал он. – Говори, чего надо?

Звали его Леголас. Чуть выше полутора метров ростом, широкие плечи, гладко выбритые щеки, небольшая, аккуратно подстриженная бородка, скуластое лицо, толстая короткая шея. Гном выглядел достаточно пропорционально, но из-за невысокого роста походил на моего знакомого культуриста, который недостачу сантиметров роста компенсировал сантиметрами обхвата грудной клетки и бицепсов. Сто восемьдесят пятый уровень, светлые в рыжину волосы, зеленые с хитринкой глаза, экипирован в латно-кольчужную броню и выглядит поддатым.

– Откуда ты здесь, спрашиваю! – повторил вопрос Пончик. – Или вас ни демоны, ни нежить не окружали?

– А, ты об этом, – махнул рукой гном. – Так месяц же прошёл, как мы стационар построили. Вы оба с луны, что ли, свалились?

– Из Приграничья мы свалились, – пожал плечами разбойник. – Оно, как все случилось, мы сразу туда и ушли. Только сегодня вот вернулись.

– Ну, если только так… – Леголас вытащил из сумки пузатую глиняную бутылку. Предложил нам, а когда мы вежливо отказались, сделал пару глотков сам.

– Нас три сотни вышло из Стоунфорджа, все за двухсотый, – убрав бутылку, пояснил он. Под Медвежьим хребтом, на севере гор, скалу подорвали удачно. Магические накопители, конечно, не тринитротолуол, но есть у нас мастера ювелирного подрыва. Подземная река изменила направление и смыла пару легионов мертвяков. Мы все за двести пятнадцатый апнулись и рванули по старому руслу. Хорошо, дно там каменное было, но я ту сумасшедшую гонку никогда теперь не забуду. Полсотни километров по скользким камням… Выбрались на поверхность и поскакали, как горные козлы, по скалам. В горах порталы строить не везде можно – это и спасло. Ну и потом, уже в долине, был двадцать один километр смерти… Из трёх сотен только пятеро до Предгорного замка и дошли. Их король лично в сотники легиона посвятил. Честь великая. Но и всех, кто не дошёл, тоже не обидели. Меня вот в десятники – и сразу в младшие мастера.

– Реально круто, – присвистнул Пончик. – У вас же это что-то вроде ненаследуемого дворянства? А чего у тебя над головой только ник?

– А перед кем выделываться? У твоего друга вон тоже только ник… – гном смерил меня взглядом и понимающе улыбнулся. – Местные знают и так, а каждому нубу объяснять замучаешься.

– Ром, ещё пару вопросов – и идём, – сообщил мне в канале Пончик.

– Да хоть десяток, – ответил я. – Спрашивай, мне и самому интересно…

– Слушай, друг, а как у вас там, в целом? – задал свой очередной вопрос разбойник и в его в голосе мелькнули виноватые нотки.

– Ты хочешь спросить, как это на всю жизнь оказаться запертым в теле гнома? – хмыкнул Леголас и в очередной раз приложился к бутылке.

– Не, ну…

– Да ладно – не ты первый, не ты последний. – Гном вытер ладонью усы, с некоторой досадой посмотрел на емкость в своей руке, отшвырнул её в сторону и перевел взгляд на Пончика.

– Все так же, как и у вас. Создатель в момент Обновления изменил нас, так что мы теперь и впрямь ощущаем себя гномами. Я вот, например, и с вашими женщинами могу, но… не то все это. Наши куда как милей. Жаль только, игроков среди них единицы, но и местные есть такие, что закачаешься. У Подгорного народа женщин всегда было больше, чем мужчин, так что на всех нас хватит. А во всем остальном – в Подгорном королевстве, на мой взгляд, гораздо правильнее все произошло. Вы же уехали, говоришь, многого не знаете. Видели, сколько на посадках народа вкалывает? Не хочешь идти на гринд? Иди работать. Плати деньги и живи. Законы справедливые, но никому твоя судьба не интересна. У нас же в первую неделю всех игроков в приказном порядке распределили по семи гномьим кланам. Прикрепили каждого к своему отряду и пинком отправили на прокачку. Меня до сто девяностого пропаровозили, а двухсотый я уже сам получал, и если б не погиб тогда, сейчас бы уже к двести двадцатому подбирался. Но что мы все обо мне? Колитесь, как оно там, в Пограничье?

– Да все так же, – ответил за Пончика я. – Из новостей только то, что нежить и демоны с границ ушли, и скоро тут не протолкнуться будет от эльфов разных мастей.

– Ни хрена себе! – широко улыбнулся Леголас. – У меня ж там друг из универа среди Светлых. А что, вот так прямо и ушли?

– Ну да, – пожал плечами я.

– А здесь-то что произошло? Почему народа так мало? – снова включился в разговор Пончик.

– В этом клоповнике, – Леголас кивнул на перекошенный барак с тремя пустыми дверными проемами, – могли жить только НПС. После Обновления местные поумнели и свалили отсюда наверх. Король им выделил землю за Северной стеной. Осталось только совсем уж отребье. Игроки, что на гринд – у Ручейка тусуются, а моя сотня в Коричневой Слободке, возле Пеликана. Этот год посольство от Бронзовобоких, но там наверху только дежурный десяток нужен, вот мы все здесь и торчим. Нам-то, гномам, под землей куда как привычнее. – Он перевел взгляд с Пончика на меня и, кивнув в сторону уводящей направо дороги, спросил: – Ребят, а, может, к нам? У меня четверо в десятке – такие же, как мы, попаданцы. И выпивка есть… посидим, вспомним покинутую родину. А то мы уже все анекдоты по пятому разу друг другу рассказываем.

– Сейчас не можем, ждут нас наверху, но потом обязательно заглянем. У меня еще миллион вопросов на языке вертится. – Пончик улыбнулся и, вытащив из сумки плетеную пятилитровую бутыль, протянул ее гному. – Вот, держи, темноэльфийское, из старых еще запасов. Скоро его тут полно будет, но сейчас дефицит. Обмойте с ребятами новости.

– Не, – отрицательно покачал головой Леголас, – мне отдариться сейчас нечем. Если дойдем до Слободки…

– Ты нам рассказ – мы тебе выпивку. Все честно! – Пончик сунул ему в руки бутыль. – Вот в гости заглянем, тогда и угостишь нас чем-нибудь своим. Все, бывай, друг!

– Только обязательно заходите! – крикнул нам вслед Леголас. – У меня фляга Крепкой припасена. Вы такую никогда не пробовали.

«Ага, Кюве Пьер Фрапен местного разлива, – хмыкнул про себя я. – Надеюсь, догола раздеваться и хороводы водить не придется?»


– И ты думаешь, что твой знакомый не свалил? – спросил я у Пончика, как только мы свернули на очередную ничем не приметную улочку.

– Вряд ли, – не оборачиваясь, произнёс он. – Гном же сказал, что отморозки остались тут, а к Хангу в заведение никто другой и не ходил. Если свалил, покину группу и схожу наверх. Ребят предупрежу и его найду, а ты с гномами побухаешь. К ним-то патрули не заглядывают.

– Эту помойку кто-то ещё патрулирует?

– Уверен в этом, – не колеблясь, ответил Пончик. – Тут достаточно грамотная система у местных. Два блокпоста и шесть патрульных групп. Две на самих постах, две в патруле, две в отдыхающей смене. Ты ж в армии служил – знаешь, что такое караул. Их маршруты не менялись последние четыре года, и вряд ли это произошло сейчас. Состав групп тоже стандартный. Семь человек. Командир, боевой маг, Чистый, который выступает в роли лекаря, и четыре бойца поддержки. Все за двести пятидесятый уровень. Двадцать восемь человек – это если считать с отдыхающей сменой – разнесут тут что угодно. Но патрулирование местности дело десятое. Они тут стоят из-за возможных прорывов с дикой территории. Там, бывает, приходит такое… ну, я тебе уже говорил. На моей памяти раза два было, что они даже сверху помощь запрашивали. Поэтому, Ром, есть тут патрули. Пока стоят блокпосты, патрули тут будут всегда.

Минут через пять картина резко изменилась. Бараки сменились домами, на улицах появились местные обитатели и игроки. Судя по всему, Пончик сначала провел меня по самым задворкам, но сейчас, когда до цели осталось совсем немного, пришлось, что называется, выходить к людям. Пара лотков с вяленым мясом и вьющимися над ними мухами, старуха в рванье торгует подозрительными на вид грибами, два мрачных типа возле открытой двери какого-то заведения, судя по вывеске, питейного, из которого раздается пьяный женский смех. Конечно, не Сады Семирамиды, но уже хоть какой-то намек на цивилизацию.


Нужный нам дом стоял в глубине небольшого захламленного дворика. Куча ломаных досок в углу, остатки двух деревянных бочек, гнутая медная вывеска с двумя игровыми кубиками – и два сто девяносто пятых амбала-НПС на входе. Розовые цветы на квадратной клумбе, увядающие посреди этого унылого пейзажа, выглядели каким-то божественным совершенством.

– Ром, этих на входе я не знаю, – не оборачиваясь, произнес в канале разбойник. – И цветы на клумбе завяли, Дейв-вышибала такого бы никогда не допустил! Что делаем?

– Да пошли уже, – кивнув на стоящих у дверей мужиков, ответил я. – Может быть, он и впрямь свалил.

– Ну, как скажешь. – Пончик проводил взглядом перебегающую дорогу крысу, пожал плечами и направился к входу.

– Кто такие? – выставив раскрытую ладонь, хмуро бросил тот, что стоял справа.

Второй даже не пошевелился – замер, облокотившись на дверной косяк, исподлобья изучая наши лица.

Полоска над головой Пончика вдруг мигнула. Сменился ник…

– Ты ослеп? – сквозь зубы презрительно процедил он. – Кто ВЫ такие? Где Дейв и на месте ли Ханг?

– Прости, Мастер, – тот, что справа, опустил глаза, вздохнул и добавил: – Нет больше Дейва, закончился он…

Левый бандит отлип от стены и, кивнув на дверь, произнес:

– Ханг на месте, что сказать?

– Мастер Ито, со спутником, – Пончик сплюнул на тротуар и, положив руки на поясной ремень, перекатился с каблука на носок.

– Интересно… – хмыкнул в канале я. – И откуда у тебя второй ник?

– Погоняло в гильдии убийц, – не оборачиваясь, ответил Пончик. – Я первый-то от балды брал, не собирался под ним играть…

Тем временем глаза левого бандита на мгновение затуманились, он кивнул второму, и тот потянул дверь на себя.

– Входите, мастер, Ханг ожидает вас.

– Не нравится мне все это, Ром, – проходя внутрь, посетовал Пончик. – Ты, если что, будь готов.

– Да я всегда готов, – успокоил его я и двинулся следом.

Эти двое на входе никакой опасности не представляют. Обычная математика. Я таких за время действия Ярости Преисподней больше десятка положу, если они разбегаться, конечно, не будут. Правда, совсем непонятно, что может ждать нас в доме.

Открывшееся помещение больше всего напоминало трактир в какой-нибудь оставленной жителями деревеньке. Небольшой зал. Слева от входа – высокая барная стойка. Осколки бутылочного стекла на потрескавшемся полу, и с десяток широких деревянных столов. В помещении пятеро: мужик неопределенного возраста, в серой мешковатой хламиде, сидит на единственном уцелевшем в помещении стуле и, привалившись спиной к одному из опорных столбов, холодно смотрит на нас с Пончиком. Прямо перед входом – ассасин сто девяносто восьмого уровня с ником Орт – единственный в комнате игрок. Руки скрещены на груди, на лице выражение вселенской тоски. По обеим сторонам от него – два воина в латно-кольчужной броне, взгляды настороженные, оценивающие. Еще один в двух метрах справа от меня, в невидимости. Уровни и имена НПС скрыты, полоски над головами – желтые.

– Тот, что в серой куртке – самый опасный, – быстро заговорил в канале Пончик. – Мастер-менталист двести восьмидесятого уровня. Восемь сотен тысяч ХП. Под контроль будет брать тебя. Как все начнется – его вали первым. Я возьму рогу, остальных гони Аурой. Давай только узнаем, чего хотят.

– Тут еще один – в инвизе, два метра справа, – морщась от ударившего в нос крысиного запаха и стараясь не глядеть в сторону скрывающегося в невидимости разбойника, добавил я. – И почему именно меня под контроль?

– У меня ответка на ментал в талантах, и Фиро знает об этом.

Пончик презрительно оглядел собравшихся по нашу душу уголовников и, остановив взгляд на маге, поинтересовался:

– Где Ханг? И что это у вас тут за обезьяний концерт?

Сзади хлопнули двери, но те, что находились снаружи, заходить не стали.

– Ты за базаром-то следи, – набычился разбойник, – а то…

– А то что?

– Фальку нужен изумруд, – медленно поднявшись со стула, сухим бесцветным голосом пояснил маг. – Взамен он забудет некоторые моменты из ваших непростых отношений. А ты и этот твой товарищ останетесь живы.

– И твои дорогие сестрёнки не пострадают, – глумливо улыбнулся Орт. – Думаешь, мне так легко сдерживать своих бойцов? – Он на секунду задержал взгляд на мне и снова перевёл его на Пончика. – Ну так как?

– Я думаю, у вас есть всего десять секунд, чтобы отсюда свалить, – одними губами улыбнулся Пончик. – Потом умрете…

– Ну что ж, – поджав губу, покачал головой маг, – Фальк был прав…

В его руке внезапно появился изогнутый нож, мужчина сделал выпад в мою сторону и в следующее мгновение отшатнулся, тяжело опершись на столешницу за спиной.

– Бей! – противно заорал Орт.

Боевая Форма… Ники бандитов красные, фигуры Пончика и стоящего напротив разбойника превращаются в полупрозрачные силуэты. Тот, что все время находился в инвизе, делает шаг ко мне…

Ярость Преисподней, Аура Ужаса и Молчание в потерявшего треть жизни мага.

– Что, суки?! Не ждали тут Высшего Демона?!

Пагуба срубает голову, прихватив часть плеча рванувшегося ко мне ассасина. Красные капли летят на забрало, в ноздри бьет одуряющий запах крови. С улицы доносятся крики ужаса попавших под действие Ауры бандитов. Пончик круговой подсечкой опрокидывает выдернутого из невидимости Орта. Воины сняли Устрашение и словно в замедленной съёмке поворачиваются в мою сторону. Делаю три шага вперёд – и черный клинок врубается магу в ключицу. Крит! Щит – под удар короткого клинка одного из бандитов и Ледяной Клинок в мага. Глухой чавкающий звук разрубаемой грудины сливается с треском разваленной надвое столешницы. Два глухих удара в щит. Шаг в сторону, Язык Пламени в правого воина. Он пытается блокировать удар, но два коротких меча не самая лучшая защита… Острие Пагубы легонько касается груди, удар кромкой щита, и труп бандита, нелепо взмахнув руками, ударяется о столб и медленно валится на пол. Шестьдесят уровней разницы – это уже приговор! На лице последнего воина мелькает затравленное выражение, он резко оглядывается и, держа крест-накрест мечи, начинает отступать к выходу. Дверь за его спиной распахивается, в проёме появляется один из дежуривших на улице амбалов, но, заметив, что происходит в доме, тут же отступает назад.

– Валим!

Чуть в стороне Пончик, с которого так же, как и с меня, слетела иллюзия, за волосы придерживает Орта. Глаза бандита закатились, струйка крови изо рта – и не больше десяти процентов ХП. Сам разбойник с виду не пострадал. Ну да, с его-то опытом…

– Именем короля! На землю! Быстро!

С улицы раздается топот подкованных сталью сапог, звук удара и грохот упавшего тела.

– А-а-а, черт!

Пончик аккуратно ткнул кинжалом бесчувственного бандита в шею и, оттолкнув труп, с сомнением оглядел лежащие тела.

– Че? Скажем, что это они тут сами? – с некоторой надеждой в голосе добавил он.

– Ну, да, – скосив взгляд на свой заляпанный кровью доспех, хмыкнул я. – Спиритический сеанс неправильно провели. А ведь кто-то говорил, что знает маршруты всех патрулей!

– Да не должно их тут быть! Хрень какая-то!

М-мать! Ярости не было, была злость. На себя, на этого ублюдка Ульриха, из-за которого я вынужден торчать в этих гребаных катакомбах, на этих вот дохлых уродов. Ведь с патрулем мирно разойтись не получится. Это полицейское подразделение, и в нем репутация измеряется не по командиру, а по каждому члену группы.

Тем временем, видя, что на него никто уже не обращает внимания, последний бандит рванулся к двери, толкнул створку и в следующее же мгновение был отброшен метра на три. В проеме появилась массивная фигура триста двадцатого воина. Мельком взглянув на хрипящего на полу парня, он быстро оглядел помещение, заметил меня и, не оборачиваясь, произнес:

– Тут демон!

– И тебе не хворать! – кивнул ему я и, схватив за шкирку Пончика, Шагом сквозь Тьму перенес нас за стену.

Заклинание вынесло нас на небольшую площадку, от которой в разные стороны расходились две неширокие дороги. "Приземлились" нормально, но, если я устоял, то Пончику, под ноги которого попал выбитый из брусчатки булыжник, пришлось сделать цирковой кувырок. Хорошо хоть, что я догадался выпустить из ладони его плащ…

– Хрена ты чародей! – хмыкнул он, утвердившись на ногах, и, ни мгновенья не думая, тут же указал рукой направо. – Туда!

Из дома донеслись отрывистые команды, кто-то опрокинул стол, хлопнула входная дверь, и на улице снова раздался грохот подкованных сталью сапог.

Пончик швырнул на землю серую бусину, разбросал в воздухе две пригоршни блестящего конфетти и следом за мной выбежал на улицу. За спиной послышались два едва слышных хлопка, двор и часть улицы мгновенно затянуло грязно-серым туманом.

– Именем короля! Дорогу! – заорал он и, сбив с ног двух непонятно как взявшихся тут игроков, рванул в сторону виднеющегося вдали голубого трехэтажного здания.

– Ты видел?!..

– Эльф?!.

– Да в жопу эльфа! За ним демон гонится!..

Мне вдруг стало смешно. И правда ведь слухи поползут! А если б еще Пончику в кошака перекинуться, то вообще класс! Конспираторы, блин! Хорошо хоть, форум не работает… Я сменил форму и, стараясь не отстать от товарища, попытался сообразить, куда мы, собственно, направляемся.

– Ты повторить это же сможешь? И если да, то дистанция?

– Каждые полминуты, сорок пять метров! Куда мы бежим?

– Отлично. – Пончик швырнул за спину еще один шарик и, резко повернув, втиснулся в узкий проход между двумя двухэтажными домами. – Пелена их вряд ли остановит. Слышишь, орут? Сейчас нас в четыре семерки ловить будут, если…

– Если что? – протискиваясь между зданиями и собирая с них всю возможную грязь, проревел я.

Что, блин, за привычки у некоторых – обрывать фразу на полуслове?

– …если мы не свалим за стену! Нам только до нее добежать! Тут две дороги всего. Выбирай, правая или левая?

– Левая, – без запинки ответил я, выбравшись наконец на соседнюю улицу.

– Кто бы сомневался, – хмыкнул разбойник, и мы продолжили свой сумасшедший паркур.

Минут пять по каким-то задворкам, кривым улочкам, комнатам покинутых домов. Пару раз приходилось запрыгивать на прогнившие крыши, и, хотя разбойник постоянно швырял за спину свои волшебные шарики, погоня и не думала отставать. Пончик вообще красавец. Сваливать от группы превышающих тебя на сотню уровней НПС, да еще тащить за собой такой балласт… Не будь меня – он бы точно от них ушел.

Из-за поднятого нами шума, наверное, все уже в катакомбах знали, что идет облава, и при виде нас быстро освобождали дорогу. Пару раз преследователи появлялись в пределах видимости, но нам все равно удавалось оторваться, и у меня возникло стойкое убеждение, что они просто гонят нас в западню. Так и получилось. Когда до стены оставалось не больше полутора сотен метров, прямую, окруженную двухэтажными домами улицу перегородило полтора десятка человек. Преследователи выскочили метрах в пятидесяти сзади и, обнажив оружие, не торопясь, направились к нам. Справа за домами стена, можно, конечно, попробовать уйти налево, но что-то мне говорит, что там тоже ждут.

– Ладно, что-то меня все это уже достало. – Я выгнал Пончика из группы, вынул из ножен меч и не спеша двинулся в сторону перегородивших дорогу бойцов. – Ребятам все объяснишь. Ханга найди. Встретимся в том же трактире в Шанаме.

Ярость Преисподней откатилась, и одного-двух я точно заберу с собой. Если же кто-то из них использует АоЕ – заберу всех…

– Да погоди ты! – крикнул мне в спину разбойник. – Там же… А-а-а, черт!

В этот момент к моим ногам подкатился небольшой разноцветный шарик. Раздалось противное скрипучее хихиканье, и все вокруг неуловимо изменилось. Необычная легкость во всем теле, патрульные с одной и другой стороны видны словно через стекло, отвисшая челюсть Пончика, и какой-то наряженный во фрак смутно знакомый мужик в узком тупике справа от меня.

– Стоять! – командир преследующей нас группы побежал вперед, следом сорвались остальные.

Ну а я, находясь в какой-то странной прострации, уже второй раз за последние пятнадцать минут схватил за шиворот Пончика и, повинуясь жесту непонятного мужика, протиснулся в щель между домами.

– Они вас не видят, – грустно-ироничным голосом успокоил незнакомец.

И правда – в следующую же секунду семерка патрульных пронеслась мимо, даже не посмотрев в нашу сторону.

– Мордред, – сняв с головы цилиндр, мужчина изящно развел руками.

На вид ему было не больше сорока лет. Тонкое лицо, нос с горбинкой, большие глаза. Одет в черный безупречный фрак. Белая кружевная сорочка, трость, цилиндр – его можно было принять за английского аристократа конца девятнадцатого века. Вот только ядовито-оранжевая, в красный горошек бабочка и торчащий из кармана рваный замызганный платок как-то не очень вписывались в образ. Полоска над головой зеленая, уровень скрыт…

– Ром, это… Это же… Безумный Лорд! – прошептал в канале Пончик, и мелькнуло в его голосе что-то такое…

– Да, молодой человек, вы правы, но для друзей я Мордред. – Он чуть склонил голову, словно бы прислушиваясь к раздающимся с улицы крикам, и губы его тронула легкая улыбка.

– Господа! Пока воины Пресветлого Мирта размышляют, что на самом деле произошло, и гоняются за вашими двойниками, нам следует отсюда уйти. И не то чтобы я верю в их способность соображать, но не думаю, что вам хочется попусту терять в ожидании свое драгоценное время… Вы ведь к могиле Аркама собирались? Если так, то прошу…

Мордред сделал едва заметное движение тростью, и прямо на стене появилось рваное окошко портала. Словно безумный художник выплеснул с палитры старательно перемешанные краски… Хотя о чем это я? Пончик же сказал, что… Да и пофигу! Недолго думая, я в третий раз за сегодня схватил за шиворот все еще не пришедшего в себя разбойника и вместе с ним шагнул в переливающееся всеми цветами радуги пятно.


Глава 11

Вход в гробницу Забытого Бога. Уровень локации 200.


Широкий пустой коридор, гладкие светло-коричневые стены, восемь белых фонарей на высоком потолке и огромные двустворчатые ворота. Ну да, тут я уже был… Боло стоял тогда там, у стены, а я подошёл… Харт! Я отогнал от себя чужие воспоминания, вздохнул и перевёл взгляд на Мордреда. На языке вертелась куча вопросов. Какого хрена он нам помог? Во что нам эта помощь обойдётся, и где я все-таки его…

– Это спутник Бела! – словно прочитав мои мысли, в канале пояснил уже вполне нормальным голосом Пончик. – Его амплуа – злые шутки и розыгрыши. Считалось, что он мертв…

– Не совсем так, – Мордред погрозил Пончику пальцем. – Добрых и злых шуток не бывает! Вот вы, молодой человек, знаете, где между ними грань?

Не дождавшись ответа, он почему-то состроил обиженное лицо и, скрестив руки на груди, оперся спиной о стену.


Спутник Бела, значит… Но с богом воров мы в расчете, тогда почему он нам помог? И где-то же я его видел! Светлая кожа, разноцветные глаза, прямой нос, цилиндр… Точно! Джокер! Одновременно с этим до меня наконец дошел смысл его последних слов.

– Ты что же, можешь слышать то, о чем мы говорим между собой?

– Ох, если бы вы знали… – Мордред закрыл глаза, картинно поднес пальцы обеих рук ко лбу, на мгновение замер, а затем так же картинно развел руки в стороны. – Я даже мысли большинства разумных могу читать на небольшом расстоянии. Почему ты, думаешь, меня называют безумным? Чужие мысли сведут с ума кого угодно. – Он всплеснул руками, на мгновение закатил глаза, а потом уже нормальным голосом произнес: – Твои вот, правда, не могу. Никто не может. Кроме того, что и так написано у тебя на лице. – Он задумчиво покрутил в воздухе указательным пальцем… – А вот твой друг почему-то счастлив. И ни его беременная подруга, ни великий кинжал, который он не так давно получил, ни сегодняшнее чудесное избавление тут совершенно ни при чем! Он вообще здоров?! Ведь счастье идет рука об руку с безумием.

– М-да… – понимая, что представление затягивается, а вопросы мы сможем задать только после его окончания, я вздохнул, сунул в зубы трубку и покосился на Пончика.

Тот стоял и улыбался безмятежной улыбкой. Этот его взгляд… дети так смотрят на Деда Мороза. Робкое ожидание Чуда: вдруг да и окажется в красном мешке новенький радиоуправляемый вертолет. Хотя мы-то с Максом свои вертолеты лет в двадцать пять купили. Нам все мальчишки во дворе завидовали черной завистью. Жены, правда, пальцем у виска крутили, ну да женщинам не понять. Так что пусть себе улыбается, с ума бы не сдвинулся, и ладно.

Мордред тем временем продемонстрировал нам пустые ладони, снял цилиндр, засунул в него по локоть правую руку и вытащил оторванную кроличью голову. Причем, судя по упавшим на землю каплям, оторвал он ее только что. Отшвырнув голову в сторону, он опрокинул цилиндр и вытряхнул из него окровавленную безголовую тушку какой-то птицы, и только с третьего раза из цилиндра показалась белка, что сидела в прошлый раз у него на плече. Показалась в том смысле, что Мордред тащил ее оттуда за хвост. Животное истошно верещало, упиралось, цеплялось за цилиндр лапами, но после двух ударов о стену успокоилось и заняло, наконец, свое место.

– А золото тебе зачем нужно было? – спросил я, видя, что представление подошло к концу.

– Я получил монеты, ты – уверенность, – пожал плечами Мордред. – Попроси я меньше – ты бы просто не поверил. Но Сатла позади, ты здесь, все получилось.

– Так это Харт отправил тебя туда? Но зачем? Ему-то какое дело до меня?

– Каждый из Великих всегда озабочен только собственной выгодой. Союзы, войны, размен ключевых фигур… но бывает, наступают времена, когда каждому обязательно нужно выбрать какую-то сторону.

Куда-то исчез Шляпник из безумного чаепития. То существо, что стояло сейчас напротив меня, на человека не походило совсем. Мудрость в его разноцветных глазах сменила безумие. Спутник бога воров больше всего сейчас напоминал древнего змея, которому по какой-то причине пришлось принять человеческий облик.

Сбоку раздался шорох. Пончик медленно опустился на землю и замер, уставившись в потолок остекленевшим взглядом.

– С ним все в порядке, очнется через пять минут, – успокоил меня Мордред. – Вот, возьми, – он вытащил из кармана и протянул мне простенькое серебряное колечко, – передай его девочке. Надеюсь, она не забыла…


«Память Мордреда».

Аксессуар; кольцо.

Прочность 3700/3700.

Легендарное, масштабируемое.

Персональное при надевании.

Не требует уровня

+ 255 к интеллекту.

+ 127 к здоровью.

Усиливает связь с призванными существами.

Вес: 0,010 кг.


– Это Ваессе?!

Мне вдруг начало казаться, что это именно я потихоньку схожу с ума.

Так, спокойно! Я на всякий случай огляделся. Ворота в данж с пятиконечной звездой на стыке створок, черный камень привязки у входа, широкий, исчезающий во мраке коридор. Пончик на полу… Все вроде так, но…

– Три века назад тот, кого ты поминаешь чаще других, послал меня в Крейд, – с отстраненной улыбкой пояснил Мордред. – Диартену дар Луану требовался слуга и помощник. А через пять лет у некроманта родилась дочь…

– Да, я знаю. Слуга спас Ваессу и оставил записку ее отцу.

– Я не имел права вмешиваться. Прямое воздействие – не наш с Господином метод. Да и не помогло бы оно тогда. Потом была диадема Лоэтии, нож Каэллы, череп Ульма… – он вздохнул и поднял на меня взгляд. – А потом Великий Обманщик отправил меня за Звездой Хиттары…

Примерно с минуту мы молчали. Мордред с легкой улыбкой гладил свою белку, я пытался осмыслить полученную информацию. Нет, то, что это именно его душу я вытаскивал из того гребаного хранилища, я догадался. Это многое объясняет, но не все…

– А откуда Харт знал о планах Дважды Проклятого? – спросил я, задумчиво глядя на все еще неподвижного Пончика.

– Ему не нужно это знать. Любая Великая Сущность всегда ведет собственную игру, противодействуя тем Великим Сущностям, что попали в зону ее интересов. Открыто это происходит или через цепочки вероятностей – не важно. Главное то, что это происходит всегда и препятствует возвышению кого-то одного.

– Но Вилл смог получить силу извне, и сейчас все играют против него?

– Не все, – отрицательно покачал головой Мордред. – Только те, чьи интересы это затрагивает. Вилл усилился, Сущее в противовес ему выбрало Черного демона, и цепочки вероятностей всех заинтересованных сошлись на тебе. Но, как ты уже, наверное, знаешь, никто из них открыто не будет тебе помогать. Великое Равновесие нарушать нельзя, но иногда…

– Что иногда?

– За мое спасение с тобой рассчитались, и сам я отблагодарить тебя не могу. Но ты бросил на одну из чаш тридцать килограммов золота, не зная, за что тебе приходится платить. – Мордред всплеснул руками и снова превратился в сумасшедшего Шляпника. – Я обманул тебя, Черный, и Сущее засчитало мне этот обман. А раз так, я могу положить что-нибудь и на свою чашу.

– Ты помог нам со стражей, открыл портал к могиле Забытого бога и можешь помочь еще?

Я не очень понимал всех этих расчетов. Вот сколько, к примеру, нужно золота, чтобы отвесить Виллу хорошего пинка? Пусть даже без ущерба для его здоровья? Ну да и хрен с ним. По всему получается, что то золото я отдал все-таки не зря, и там даже что-то еще осталось на сдачу…

– Храм Мирта стоит как раз над могилой Аркама, и я могу вам помочь в него попасть.

– Ты хочешь пойти туда с нами?

– Увы, нет, – Мордред сокрушенно развел руками. – На территорию храма я не пойду. – Хотелось бы, конечно, заглянуть и поглядеть, что там изменилось с прошлого раза, но сейчас не стоит злить этих медноголовых служителей Добра. Главное здание храмового комплекса, где находится кабинет Себастьяна, сейчас закрыто из-за обвалившегося некоторое время назад барельефа. Туда можно пройти через усыпальницы, вход в которые находится не так далеко отсюда.

– Даже не спрашиваю, откуда тебе известно, кто именно мне нужен, и откуда ты знаешь, что мы собирались в Храм, – с улыбкой покачал головой я.

– Ты действительно думаешь, что о свихнувшемся магистре, кроме тебя, не знает никто? Представляешь, даже я знаю, что рассмотреть порчу на его амулете может только Великий Магистр, – с улыбкой пояснил Мордред и, кивнув на Пончика, добавил: – На самом деле с этими кошками не оберёшься проблем, но на этот раз все прошло нормально. Твой друг через минуту придет в себя, и если ты, конечно, прямо сейчас не собираешься навестить останки почившего бога, то…

– Погоди, – жестом остановил его я. – Мне ещё нужно осмотреть ворота. Но сначала расскажи, что там с тем барельефом?

– Каэнтийский барельеф работы мага-архитектора Велькато – одна из главных достопримечательностей Храма Пресветлого Мирта в Вайдарре, – пояснил Мордред. – Его левая часть обрушивается всякий раз, когда гневается тот, в чью честь возведён этот храм. Чуть больше месяца назад святоши что-то натворили и… – Он выпучил глаза и, потешно поджав губу, взмахнул руками, изображая, как, по его мнению, все оно там рухнуло. – На моей памяти они так развлекаются уже в шестой раз. Один рушит – остальные собирают…

– Понял, спасибо, – я подошёл к камню привязки и положил на него руку. Конечно, не хотелось светить место своего оживления даже дружественному НПС, но вариантов нет. Есть данжи, информация о которых доступна только после активации камня на входе. Этот как раз из таких.


Могила забытого бога.


Уникальный. Для прохождения группой игроков 200+ уровня. Размер группы не более 500 человек. Вход для неигровых персонажей запрещён. Исключения:

1. Паладины Ордена забытого бога.

2. НПС, вступившие в игровые кланы и изменившие при этом свои характеристики.


Засада… я даже Кана с Раеной не смогу с собой взять… Им-то я характеристики и таланты не менял. Я обернулся к Мордреду и поинтересовался:

– Ты что-нибудь знаешь об Ордене забытого бога? Кто они? Где их искать?

– А я думал, когда же ты наконец спросишь об этих деятелях. – Мордред щёлкнул по носу белку, с сомнением окинул взглядом все ещё неподвижного Пончика, и снова посмотрел на меня.

– Это бывшие служители Аркама. Когда их бог решил умереть, они немного тронулись умом и с тех пор ждут момента его пробуждения.

– Пять тысяч лет ждут?!

– А что в этом такого? Этот мир знавал и гораздо более удивительные проявления человеческого идиотизма. Когда их бог отправился за мудростью к океану Мрака, он что-то там такое нашёл. После чего рядом с ним не могло находиться больше сотни посвящённых. Остальные мгновенно умирали. Его это, понятно, сильно расстроило, и он попросил своего друга его похоронить. По слухам, Мирту это далось очень нелегко. И с тех пор могила Аркама закрыта сотворенными им воротами.

– Стой, но если он умер, то опасности уже нет?

– А зачем тогда, по-твоему, нужны эти ворота? – усмехнулся Мордред.

– Сейчас Тиаран там копит войско вторжения, и…

– Я знаю, Криан. С известного тебе момента я пристально следил за своим спасителем. И я в курсе, что тебе, Черный, нужно его уничтожить, – засмеялся он. – Привыкай… когда Сущее указало на тебя, приходится соответствовать. Хотя в этом случае я бы не очень переживал.

– Ты о чем?

– Их всегда сто человек. Мужчин и женщин. Их воспитывали и готовили именно для такого дня. Они могут противостоять магии Аркама, ну а вас, двуживущих, она даже не заденет. Сотня воинов и магов легко уничтожат Лорда Тьмы и все его приведённое туда войско.

– Осталось только с ними договориться, – пожал плечами я.

– Их резиденция в Нантском графстве, в трехстах километрах от Вайдарры. И если тебе удастся договориться с Себастьяном, они прибудут в столицу уже на третий день. Эти люди ждали этого момента несколько тысяч лет. Так что не переживай, Демон, это приключение покажется тебе лёгкой прогулкой.

– М-мать, – Пончик зашевелился, приподнялся на локте и, морща лоб, медленно огляделся по сторонам. – Ром, долго я так валялся? – Разбойник с видимым трудом поднялся на ноги, и… челюсть его поползла вниз. Он повернул голову к Мордреду и низко склонил голову.

– Спасибо!!!

– Великий Обманщик иногда может отмечать понравившихся ему двуживущих через своих спутников, – улыбнулся тот. – Да и заслужил ты, если судить по деяниям. К тому же прямо сейчас тебе это пригодится.

– Седьмая пелена по пятибальной! Двенадцатый инвиз на группу!!! Да меня сейчас королевская стража не увидит!! Плюс пять процентов к критам из инвиза! Да я… Да я теперь круче Макса!

– Я слабо все это понимаю, – улыбнулся я, – но Харт, судя по всему, исполнил чью-то мечту?

– Рома!!! Двенадцатый инвиз… Его просто не бывает! – он кивнул на улыбающегося спутника бога. – Он только у таких! А я же обычный…Как же жаль, что лидером группы можешь быть только ты… а то мы бы такое тут…

– Мастер-убийца, сопровождающий Черного демона Пророчества, – кивнул Мордред и, обернувшись, указал куда-то рукой. – Господа, если у юного Мастера восторги прошли, а ты, Чёрный, готов идти в храм, то пора.

Он сделал круговое движение рукой, сотворил такой же рваный портал и жестом пригласил нас следовать за собой


Портал нас вывел в узкую нишу, которая примыкала к длинному, хорошо освещенному коридору с неровными серыми стенами.

– Стоп! – скомандовал Мордред, как только мы вышли из переливающегося всеми цветами радуги окошка, и, протянув мне коричневую мензурку, добавил: – Вот, кольцо Господина и это позволят тебе остаться незамеченным. А твой друг пройдёт теперь и так.


Великий эликсир невидимости.

Легендарное.

Время действия – один час.

Разумного, принявшего эликсир, обнаружить не может никто, пока он не произведёт кражу или любое атакующее действие.


После того, как я выпил эликсир, а Пончик заюзал то, что ему прилетело в подарок, Мордред вывел нас в коридор и указал на освещенную комнату недалеко от той ниши, в которой мы вышли из портала.

– Та дверь, слева от входа – дорога в центральный храмовый корпус, – пояснил он. – Прямо – путь в казармы стражи. И если в это помещение я еще зайти могу, то за дверью, где начинается территория Храма, мое присутствие почувствует Великий магистр, и сюда, пылая праведным гневом, сбежится вся свободная стража. Нам ведь это сейчас незачем?

– Хорошо, а с этими двумя что? – я кивнул на рыцарей, что дежурили у входа в обозначенное Мордредом помещение. На вид не старше восемнадцати лет. Трехсотые уровни, латно-кольчужные доспехи, треугольные щиты, висящие на поясах ножны. Все логично: если в храм можно пройти с дикой территории катакомб, то, разумеется, без охраны тут никак.

– Это самая большая проблема, – пояснил Мордред. – Ключ от входа у правого. Их можно убить… выкрасть ключ, но сразу поднимется тревога. Дверь в храм должен открыть один из них…

– И что делать? – как-то уж совсем робко поинтересовался Пончик.

– Неофит, ты забыл, кто тут с тобой? – хмыкнул Мордред. – Пошли, подождете у двери.

Чувствуя себя дважды идиотом, я следом за этими продвинутыми умниками прошел мимо стоящих на входе ребят и по приказу Мордреда замер.

– Слушаем! – сказал спутник бога и…

– Мит, ты и правда болван, – правый рыцарь покачал головой и кивнул на пустой коридор, откуда мы только что пришли… – В первый же день вызваться в караул… не будь я твоим другом…

– Чего не так? – с улыбкой ответил второй. – Мой отец всегда говорил, что первые отличившиеся получают самое лучшее распределение.

– Граф Линак, конечно, он лучше знает!

– А что не так? – резко ответил тот, которого звали Митом.

– Да твой отец в сражении у Арны всю свою славу получил, а мы тут что? Мы же только из лагерей… Ты хоть знаешь?

– Что знаешь?

– У нас же капитан – Картлайт! Ты ее видел вообще? Говорят, она таких, как мы…

– Не верь глупым слухам, – пожал плечами Мит. – Эти идиоты нас просто пугали. Вряд ли эрла Дедивия такая уж… да и осталось нам всего сорок минут. Может, и не проверят…

– Не верить? Она же, когда Родский полк к своим выводила, четверых – тех, кто не выдержали перехода – лично, зарубила. И теперь из-за того случая новобранцам от нее совсем не жизнь… гоняет нашего брата похлеще сержантов Первого легиона… а ну, как придет с проверкой?

– Все просто, – прошептал Мордред. – Сейчас откроют. Только вы быстро заходите и идите, куда этот молодой рыцарь вас доведет. Прямо к отцу Себастьяну. Он сейчас как раз в главном храмовом зале. Можете даже передать ему от меня привет!

– Ты что задумал?! – находясь в некоторой прострации, спросил я.

– Увидишь, – усмехнулся спутник бога. – Идите за белкой, она покажет вам путь. А я прощаюсь, при всем желании туда мне хода нет.

Раздался едва слышный хлопок. Мордред исчез, но сразу следом за этим из глубины коридора послышался звон лошадиных подков.

Ребята, что стояли на входе, обернулись и выпали, что называется, в осадок, насколько это может произойти с готовыми к любой неприятности бойцами.

Из дальнего конца коридора, верхом на ослепительно белом коне, ехала женщина. Конь без брони, с ярким голубым плюмажем, вышагивал, с презрением глядя по сторонам. Сама же капитан ордена Дедивия Картлайт, о которой минуту назад вспоминали дежурившие на входе рыцари, выглядела достаточно необычно, да и идущий рядом с конем невысокий тип в желтой рясе, с лицом, скрытым под капюшоном, очень слабо походил на монаха. «Ужас всех местных новобранцев» одета была довольно легко… Узкий серебряный обруч на светлых, рассыпавшихся по плечам волосах, коротенькая латная юбка, коричневые кожаные сапоги… Ее тяжелую грудь, что раскачивалась в такт шагам коня, едва прикрывал небольшой кольчужный бюстгальтер. Дедивия выглядела так, что даже у меня на мгновение захватило дух.

– Высший пилотаж… – с завистью прошептал в канале Пончик.

– Воины! – не слезая с коня, командирским тоном скомандовала женщина. – Доклад! И быстро! Мало времени!

– Капитан! – У того, которого звали Митом, по виску стекла струйка пота. Он сглотнул и, шагнув ей навстречу, выпятил грудь. – За время нашего…

– Вижу, – женщина спрыгнула с коня и, подойдя к воину практически вплотную, поинтересовалась:

– Вы новенькие?

– Да, эрла! – в оба голоса проревели стражи.

– Значит, вечером в мой кабинет на инструктаж, а сейчас ты, – обратилась она ко второму воину, указывая на своего спутника, – проводи брата Белку к отцу Себастьяну. Он ждет его, а я пока с твоим другом покараулю эти ворота.

Во взгляде второго паладина сверкнула зависть, но он подошел к двери, с трудом ее открыл, и мы следом за спутником Мордреда направились во внутренние покои храма.


Наш проводник шел, не оборачиваясь, видимо, под впечатлением того, что там, в коридоре, с его другом осталась женщина, которая в его восприятии реальности никак не вязалась с гордым капитаном прославленного ордена. А может, у рыцаря были какие-то свои молодые мечты о назначенном им обоим вечернем инструктаже?

Белка растворился в воздухе, как только мы прошли через дверь, но рыцарь шел дальше все так же, не оглядываясь. Думаю, что у них, благородных, это просто западло. Рыцарь сказал – рыцарь сделал, а уж по приказу капитана… Шли мы мимо каких-то надгробий. Подземный зал храма – что тут еще может быть? Поднявшись по широким ступеням, попали в огромный зал и… Я задохнулся от восхищения. Сотни витражей, колонны. Скамейки и скульптуры… Вот обычному человеку это не осознать и даже близко не воспринять, а я – глупый художник – сразу влюбился в это Чудо, которое словами не передать… Фрески на каждой стене такие, что… и на правой стене храма барельеф… Рабочие как раз заканчивают возведение. Но даже сейчас: неземной красоты женщина с кувшином наливает в чашу высокому мужчине. Женщина прекрасна. Лицо мужчины серьезно. И все это метров на сто…

– Великий Магистр! К вам мастер Белка! – проорал ведущий нас рыцарь и, обернувшись, поискал глазами того, кого он только что провожал. Невидимость спала.

Тишина в зале. Шесть паладинов, в полном доспехе стоящие у столбов, поворачивают головы в нашу сторону. Четырехсотые уровни, в глазах … да в жопу, что там в их глазах. Стражи храма. Ну их… Шагаю вперед и, выхватив из сумки оплавленный амулет, демонстрирую его стоящему у алтаря человеку.

– Ты понимаешь, что нас тут сразу… – тихо произносит в канале Пончик. – Он не поверит…

– В кои-то веки соглашусь, – со смешком в голосе констатирует неожиданно проснувшаяся жена. – Но если этот святоша не убьет тебя, то… обещаю быть с тобой такой милой…

– Принято, – хмыкнул я. – Жду не дождусь…

Фигура в сером плаще медленно поворачивается в мою сторону.

– Здравствуй, Себастьян! – спокойно произношу я, протягивая амулет. – Твой магистр оказался предателем и получил помощь одного из Дважды Проклятых богов! Вот тому подтверждение!

– Демон? – Он внимательно смотрит мне в глаза, его фигура на мгновение подергивается дымкой. Седой величественный мужик в бежевой рясе…

– Ты думаешь, что я поверю демону, обманом пробравшемуся в святая святых?

Рыцари, стоящие по сторонам, вскидывают молоты и шагают ко мне.

– Ты думаешь, нечистый, я поверю, что мой брат… предал наше служение? – магистр презрительно усмехается и, кивнув на меня, бросает короткое: – Убить его!

Блокирую щитом размашистый удар жуткого молота. Отпрыгиваю к колонне, сокращая количество врагов передо собой.

– Рома, нет!!! – орет мне в канале Пончик

Молот второго паладина выбивает из каменного столба крошку в том месте, где только что находилась моя голова.

Храм вздрагивает…

Рыцарь, что атаковал меня, отскакивает в сторону, освобождая место товарищу

Пол сильно ударяет по ногам. Потом еще, еще…

И в этот момент начинается армагеддон. Четыре колонны справа обрушиваются и проседают, рабочие отбегают от барельефа, который с оглушительным треском валится на пол храма. Грохот, пыль, трещины на полу и…

– Стойте!!! – орет магистр и поворачивает ко мне изумленное лицо.

– Ты… Ты… кто… такой?! – хриплым голосом спрашивает он.


Глава 12

Ну да… Оглядывая валяющиеся вокруг камни, пожимаю плечами я. Большой Босс прислал ему свою СМС-ку.

– В стороны, – выставив перед собой ладонь, командует великий магистр, но паладины уже и не думают атаковать. Изумление на их лицах смешивается с какой-то детской обидой.

Не дали убить демона? Или каждому за попытку убийства прилетело неслабо?

– Ты кто такой? – повторяет свой вопрос магистр, делает пять шагов ко мне и внимательно вглядывается в лицо.

Около шести футов ростом. На вид не старше пятидесяти лет. Серые, узко посаженные глаза, квадратный подбородок, глубокие залысины – внешне он походил на какого-нибудь средней руки купца, но вот над его головой… Пятьсот тридцатый уровень и три миллиарда очков ХП. Мастер Себастьян, великий магистр Ордена Приближающегося Рассвета.

– Князь Крейда Криан, посол Владыки Ахримана к Королю Эрантии, к вашим услугам, магистр! – и я, положив руку на рукоять так и не выхваченного меча, кивком поприветствовал главу Коллегии Чистых. – На моей земле свили гнездо последователи Сирата. Во главе приспешников Дважды Проклятого стоял твой человек. – Я протянул Себастьяну оплавленный серебряный диск с изображенными на нем мечом и чашей. – Вот доказательство его измены!

Магистр принял у меня из рук амулет, внимательно рассмотрел, и на скулах у него заходили желваки.

– Что он сотворил? – в висящей в храме тишине негромко поинтересовался Себастьян.

Было видно, что слова давались магистру с трудом.

– Наслал на провинцию Гаэрдов, – пожал плечами я. – Ульрих ошибся в предсказании, и решил что мы – главное зло. Я уничтожил его. Вместе с ним исчезла и Чума. А Кильфата излечила жителей…

– Богиня вмешалась в дела смертных? – брови магистра поползли вверх.

– Давай, давай, – тут же подначила меня жена. – Так, как ты умеешь! Расскажи ему свои сказки…

– Ты помнишь же, что обещала пять минут назад?

– Не цепляйся к словам глупой женщины! – хмыкнула Лита. – Расскажи ему! Ну же…

Мне и самому показалось все это забавным. Я поочередно вывел над головой метки обративших на меня внимание сущностей и, наслаждаясь произведенным эффектом, добавил:

– Это именно Кильфата попросила меня уничтожить затаившееся в моем княжестве зло. Приспешники Сирата ушли, и на моей территории сейчас стоит ее храм. Кстати, высшая жрица богини скоро посетит Эрантию, она следовала из Земель Демонов вместе со мной.


Задание «Правда о магистре Ульрихе» выполнено!

Повышение репутации с Орденом Приближающегося Рассвета! Члены Ордена Приближающегося Рассвета теперь относятся к Вам с уважением.


Паладины, что атаковали меня пару минут назад, по ходу, выпали в полный осадок; рабочие у обрушенного барельефа вообще забыли, как дышать, и только на лице Пончика сияла довольная улыбка – как у парня, чей брат пришел во двор и махом навалял всем, кто обидел его пару часов назад. Ну, и жена… Видимо, постоянная связь со мной добавила ей человечности, и Лита сейчас откровенно забавлялась, наблюдая за выражением лица главного врага. Ведь коллегия, как мне известно, в давние времена была создана именно для борьбы с порождениями Преисподней.

Однако великий магистр умел держать удар. Эмоции на его лице мелькнули и пропали. Он кивнул, медленно оглядел творящийся в храме беспорядок, пожал плечами и снова перевел взгляд на меня.

– Двуживущий… – покачал головой он. – Ты первый из всех иномирян, кто смог меня удивить. Но тогда объясни мне, зачем обласканный богами князь демонов явился в нашу скромную обитель? Что тебе предательство моего паладина? Ты считаешь, что выданный тебе Ахриманом Знак Посланника не избавил бы тебя от нашего скромного внимания? Ты мог спокойно требовать аудиенции у Райана Благоразумного! Но ведь ты, рискуя, пришел именно ко мне?!

«Идиот!» – мысленно простонал я.

– Ну, я бы не судила так строго, – хмыкнула Джаэлит. – Хотя что-то в этом все-таки есть.

– Заткнись!

Ну как?! Как можно быть таким тупым? Но теперь уж чего? Все срослось, и нужно выдержать марку.

– Отец Себастьян… я надеюсь, можно вас так называть? – дождавшись утвердительного кивка великого магистра, я продолжил: – Я подумал, что та информация, которую я принес, будет в первую очередь интересна именно вам.

– И что же? – Себастьян окинул взглядом находящихся в храме людей и успокаивающе махнул рукой. – Тут все свои, князь. Говори…

– Ром, мне прилетело он них благословение, – прошептал в канале Пончик. – Теперь мы с сестрами… Да ну нах, потом расскажу! Скажи уже ему…

– Вот, – я вытащил из инвентаря ключ и протянул его Себастьяну. – В могиле Аркама Тиарам собирает армию нежити. Они, видимо, не восприимчивы для магии ушедшего бога. Командор Кан предположил, что Эрантия будет атакована извне Виллом. Нежить с границ исчезла. Кильфата потерпела поражение в Серых Пределах. И Дважды Проклятый сейчас силен, как никогда.

– Ты уверен в этом? – голос магистра сорвался на шепот.

– Да, поэтому я здесь.

В зале наступила тишина. Паладины и рабочие превратились в совсем уж восковые статуи. Даже Пончик перестал улыбаться.

– Ну что ж, – Себастьян кивнул в сторону ведущей наверх лестницы. – Вы, – он указал рабочим на разрушенный барельеф, – восстанавливайте. Цена двойная. Все, что услышали – забудьте. Пойдем, князь, разговор нам предстоит долгий.

Мы поднялись на второй этаж по застеленной мягким ковром мраморной лестнице, а потом долго шли по гулким коридорам мимо квадратных кадок с приятно пахнущими растениями и огромных полотен, изображающих великие деяния людских королей. Ни одной картины с сельскими и городскими пейзажами – какая-то бесконечная Бородинская панорама. Хотя Мирт, помимо всего прочего, является богом воинской чести, так что все вполне объяснимо.

Забавно было наблюдать изумление на лицах стоящих на страже закованных в латы воинов. Ну еще бы – внизу там что-то прогрохотало, а сейчас великий магистр идет куда-то в сопровождении синеглазого (боевую форму я, понятное дело, сменил) демона и невысокого щуплого разбойника. Явно – не самые частые гости в святая святых Храма Пресветлого Мирта. Вместо того, чтобы обдумывать предстоящий разговор, мне в голову почему-то лезли мысли о том, почему Мирта называют Пресветлым? Самого его я, понятное дело, не видел, но, судя по изображениям, богу людей больше подошли бы эпитеты: «Грозный», «Суровый», но вот же, блин… Тут, видимо, какие-то аналогии с покинутым нами миром.

Пончик, на которого я изредка косился, вертел головой на все триста шестьдесят градусов и напоминал Алладина, совершенно случайно забредшего в сокровищницу султана. Скорее даже, не Алладина, а его приятеля Яго. Понятно… у парня профессиональный интерес: тут-то он еще, видимо, не бывал. Нужно, кстати, не забыть спросить его об изумруде, который у него требовали те придурки, и о том, почему он вдруг решил, что его сестры в безопасности. Ведь покойный Орт явно на что-то там намекал…

Себастьян, судя по всему, не только работал в своем кабинете, но еще и жил. Ни на какие султанские покои эта комната совершенно не походила. Довольно просторное помещение, обставленное дубовой, грубо сколоченной мебелью. С десяток картин на стенах, небольшой алтарь в самом дальнем углу – и книги… Толстые, обтянутые потрескавшейся кожей фолианты с мифриловыми застежками и оббитыми золотом уголками, потрепанные пергаментные свитки старинных летописей, украшенные затейливым узором, скрепленные светящимися в магическом зрении печатями тубусы. Книги, казалось, были повсюду: в шкафах, на специальных подставках, на висящих вдоль стен полках. Даже на широком, грубо оструганном дубовом столе, за который нас и пригласил присесть Себастьян.

К слову, стол этот вблизи оказался не таким уж и грубым. Было похоже, что неизвестный мастер специально вырезал каждую трещинку и неровность. Деревянные стулья оказались на удивление удобными. Эдакий визуально наведенный аскетизм? Впрочем, фигура подобного масштаба может позволить себе потакать любому своему желанию. Уж я-то точно ничего не имею против.

Неприметный служитель расставил перед нами чашки с дымящимся травяным настоем и вазочки с какими-то сладостями – и удалился. Сам хозяин кабинета, убрав со стола несколько книг, сел напротив, на стул с высокой спинкой, и подперев ладонями подбородок, замер.

Молчание длилось не меньше минуты, пока он, наконец, не кивнул каким-то своим мыслям, затем сделал небольшой глоток из стоящей перед ним чашки и негромко произнес:

– Пробуйте. Это настой из трав, доставленных нам еще полгода назад из Великого Леса. Я помню, что вы, двуживущие, привыкли к чаю или кофе, но это, поверьте, ничуть не хуже. Жаль вот только, запасы его подходят к концу, хотя, если нежить исчезла с границ – это уже не проблема.

Дождавшись, пока мы попробовали предложенный напиток, по вкусу оказавшийся похожим на имбирный чай, который еще в прошлой жизни обожала одна из моих хороших знакомых, Себастьян улыбнулся, словно добрый дедушка и, чуть склонив голову, пристально посмотрел мне в глаза.

– Там внизу ты говорил о командоре Кане?

– Да, думаю, мы говорим об одном и том же человеке. – Я поставил чашку на стол, машинально вытащил из инвентаря трубку и, дождавшись кивка, закурил. – Так вот, те рыцари и маги, что по приказу короля ушли три века назад в Земли Демонов, выполнили приказ. – Я выдохнул сквозь зубы дым, пожал плечами и перевел взгляд на глубокую трещинку на столе. – Только выжили они, увы, не все. Мессир Альтус, магистр Ларс и примерно две трети личного состава остались там, в Проклятом княжестве, которое сейчас принадлежит мне.

– А как там оказался ты? Хотя… – Себастьян откинулся на спинку стула и, скрестив руки на груди, задумчиво покачал головой. – Ты прикрыт каким-то странным заклятием, но сейчас, когда ты сам приоткрыл завесу, я понимаю, почему вновь обрушился Каэнтийский барельеф. Черный демон Пророчества… Видящий.

Магистр поднялся из-за стола, подошел к одной из треног с лежавшей на ней раскрытой книгой, перелистнул пару страниц, затем вздохнул и снова сел на место.

– Я хочу услышать все, – негромко произнес он. – Все, что касается угрозы моей стране. Я приношу извинения за то, что сразу не разобрал, кто ты такой, но…

– Все в порядке, – улыбнулся я. – На другой прием мы и не рассчитывали.

– Тогда рассказывай, демон, – горько усмехнулся магистр. – Времени у нас много. Ужин и вино подадут сюда же, а если нам не хватит времени, я выделю вам покои в этом крыле храма…


Рассказывал я часа три. В окно уже заглянула луна, прохладный вечерний ветерок шевелил узорчатые занавески, но с улицы не доносилось ни звука. То ли над этой комнатой висит блокирующее шум заклятье, то ли на территории храма просто не принято шуметь. А может быть, и то, и другое. Пончик молчал, задумчиво ковырял серебряной вилкой поданную на ужин рыбу, сильно напоминающую змею, пил довольно крепкое красное вино и разглядывал висящие на стенах картины. Себастьян к еде не притронулся. Внимательно слушал мой рассказ, изредка задавал наводящие вопросы. А видя, насколько четко он, судя по вопросам, запоминал каждую мелочь, казалось, что в его голове работало с десяток диктофонов. Каким цветом светились руны на колоннах в усыпальнице Эраста Великого, расположение комнат в убежище отрекшегося Ургама, черты лица самого отрекшегося и его помощника, как выглядел явившийся на встречу с Райнеком Тиаран. Под конец рассказа он попросил два раза продиктовать условие полученного мной задания, затем залпом осушил нетронутый бокал вина, подошел к окну и замер, скрестив руки на груди.

Кривая розовая луна прочно утвердилась на небе. Странно, над Дарканом и в Пограничье она всегда кроваво-красная, а здесь… тут даже звезды светят как-то по-другому. Впрочем, какая мне разница. В голове приятно шумело от выпитого вина. В отличие от отца Себастьяна, я себя воздержанием не утруждал. За ожидающих нас Фантика и Масяню мы тоже не переживали, потому как еще пару часов назад магистр отправил в «Колесо» посыльного. А поскольку тот трактир не лучшее место для благородного сословия, их разместят в «Единороге» – центральном постоялом дворе на Площади Героев – за счет заведения, понятно.

Молчание длилось минут пять, наконец магистр вернулся к столу, налил себе еще полбокала вина и со вздохом поведал:

– Орден Забытого Бога уничтожен. Замок барона Адриса, который являлся резиденцией Ордена, снесен до основания. Не выжил никто. – Себастьян раскачал в бокале вино, выпил и, откинувшись на спинку стула, добавил: – Страшный прорыв из Серых Пределов и, судя по рассказам крестьян из соседних деревень, там побывали Морты. То есть я только сейчас, после твоего рассказа, понял, что это были за чудовища. Король как раз убыл в Нантское графство, и твоя аудиенция у него откладывается на неопределенный срок. Я отправлю гонца и постараюсь, чтобы она произошла как можно скорее, но лучше это сделать после ликвидации угрозы городу.

– То есть воевать с Тиараном придется именно нам? Игрокам? – впервые за вечер подал голос Пончик.

– Магия Аркама смертельна для любого, кроме вас – пришедших сюда из другого мира, – пожал плечами Себастьян. – А вам, как никому другому, нужно найти себе место под этим солнцем. Тебя, демон, выбрало само Сущее, и не о тебе речь, но всем остальным нужно позаботиться о той земле, на которой им придется жить.

– Ты думаешь, что мне удастся найти тут пять сотен человек? Меня же тут не знает никто. – Наплевав на манеры, я налил себе еще один бокал и сделал пару глотков.

– Сущее выбрало тебя, Криан, и только тебе решать, кто достоин пойти следом за тобой в могилу Забытого Бога. А я, в меру своих невеликих сил, тебе в этом помогу, – улыбнулся магистр.


Задание: «Защита Великого города II» изменено.

Тип задания: скрытое; цепочка заданий.

Откройте в катакомбах Вайдарры Врата Неизбежности и уничтожьте войско Великого Лорда Тьмы Тиарана.

Награда: опыт; повышение репутации с богом Мудрости и Воинской Чести Миртом; богиней Смерти и Перерождений Кильфатой; богиней Искусства Лианой; повышение репутации с расой людей; повышение репутации со всеми расами Мира Аркона до неприязни (в случае уже имеющейся более высокой репутации с какой-либо расой эта репутация поднимется на необходимое количество пунктов); неизвестно.

Внимание! Для выполнения этого задания Вам потребуется помощь не более четырехсот девяноста девяти игроков, уровень которых рекомендованно должен быть не ниже двухсотого.

При привлечении союзников Вы, именем Короля Эрантии Райана I Эраста, по факту успешного выполнения задания, можете гарантировать лидерам двух привлеченных отрядов титулы наследных графов Эрантии со всеми полагающимися им привилегиями и землями в Приграничье; сумму в двести тысяч золотых, необходимую для строительства графского замка, и возможность возвести в наследное баронское звание двенадцать своих вассалов, которые, в свою очередь, получат по пятьдесят тысяч золотых для строительства собственных замков.

Все остальные участники по факту успешного выполнения задания получат по тысяче золотых из королевской казны.

Внимание! Задание ограниченно по времени! Если Вы не уничтожите войско Великого Лорда Тьмы Тиарана за отведенное на это время, задание будет считаться проваленным.

239.59…239.58…239.57


– Охренеть, – выдохнул я, читая строчки системного сообщения. – Вот это действительно по-царски! И это обязательно должно сработать!

– Все эти ваши так называемые «игровые сообщества» скоро уйдут в забвение, – спокойно пояснил Себастьян, – и в лучшем случае превратятся в отряды наемников. Но наемников не очень жалуют в этом мире, хотя, не буду спорить, есть и очень уважаемые отряды. Орден Рыжего Пламени, Синие Саламандры тому примером, но таких мало.

– А почему срок в задании изменился до десяти суток? – поинтересовался я.

– Ты думаешь, Орден Забытого Бога уничтожен просто так? – пожал плечами Себастьян. – Вилл знает, что ты в Вайдарре, а то, что знает бог, знает и его спутник. Поэтому время пошло уже на часы. Однако я не думаю, что в могиле Аркама собрано большое войско. Великий Лорд Тьмы Тиаран – мастер эпидемий и отложенной смерти. И прямая атака – совершенно не его метод. Боюсь, Вайдарре грозит сильнейшая эпидемия, и давить Тварь нужно до того, как он напустит ее на город.

– Сделаю, магистр, – я допил вино и сунул в зубы подругу-трубку. – Я и так знал, что мне от всего этого не отвертеться. Так чего уж там…

– А что хочешь ты сам для себя? Что я могу предложить тому, кого выбрало Сущее?

– Мастер Ургам, – не задумываясь, ответил я. – Тот, который готовил и отправлял в Ан Клауд Райнека из моего видения. Если его нет в могиле Аркама, я хотел бы, чтобы твои люди его нашли. У него есть то, что нужно мне. К тому же, я точно знаю, что он где-то на территории города.

– Область выполнения задания? – улыбнулся Себастьян и, заметив мой удивленный взгляд, пояснил: – Неужели ты думаешь, что я не в курсе всех этих ваших квестов и прочего, с ними связанного? Когда в твою страну прибывает несколько миллионов чужаков, приходится со всем этим разбираться.

– Ну, раз так, то да, – улыбнулся я. – Область его поисков – вся западная половина города.

– Хорошо, мы поищем его, обещаю, – кивнул Себастьян. – Но у меня будет для тебя еще один подарок, который не нарушит тех законов, которые довлеют над тобой, и поможет тебе в выполнении этого задания. Ты же танк?

– С этим дядькой хорошо в рейды ходить. Он точно не игрок? – хмыкнул в канале Пончик.

– Ага, – вернул ему усмешку я, а вслух добавил: – Да, в своем отряде я часто выполняю подобную роль. Хорошая броня, отличный щит…

– …и очень необычный меч, – задумчиво добавил магистр и, подойдя к одному из стеллажей, продолжил: – Все эти ваши насмешки, провокации и прочие штучки сейчас действуют только на диких тварей, а вот это… – он подошел и положил на стол небольшой пергаментный свиток. – Это магия, и она будет работать всегда.


Чары для щита «Оковы Войны».

Легендарное. Магическое.

Любое существо, получившее критический урон от Вашей атаки, в течение десяти секунд обязано нанести Вам ответный удар. Это не мешает ему творить массовые заклинания и атаковать несколько целей подряд. Даже в случае промаха, блокировки и уклонения, ответный удар будет засчитан.


– Отличная вещь, спасибо, – я взял со стола свиток и сразу же использовал на свой щит.

Резисты – ерунда, у меня в группе всегда есть те, кто их на меня повесит, да и алхимию с едой не отменял никто. А это зачарование хоть и криво, но все-таки поможет оттанковать любую тварь в этом мире, а их танковать мне, чувствую, придется еще предостаточно. Хорошо бы его Кану, но командор со мной в могилу Аркама, увы, не пойдет.

– Вот ваши бирки на право нахождения в городе, – Себастьян выложил на стол два небольших серебряных диска с изображением меча и чаши. – Внешность можете не менять, хотя это ваше личное дело, а в сопровождение я выделю вам брата Тукарда. Я посвящу его в подробности, и он найдет вас в «Единороге», или по этим вот биркам. С ним вы будете чувствовать себя спокойнее, и его присутствие, в любом случае, добавит веса вашим словам.

– Да, магистр, – я убрал свою бирку в сумку и следом за Пончиком поднялся со своего места. – Спасибо и до свидания.

– До выхода из Храма вас проводит Орлин, – Себастьян кивнул на появившегося в дверях невысокого монаха, который прислуживал нам за столом. – Но уже ночь, и вы можете остаться у нас до утра.

– Нет, спасибо, мы, пожалуй, пойдем, друзья заждались, да и охота посмотреть на ночную столицу.

– Тогда до встречи! – кивнул магистр. – Принеси мне голову этой Твари, демон, и Вайдарра будет перед тобой в долгу.


– Ты прикинь – бирки-то у нас фирменные, орденские, – хмыкнул в канале Пончик, когда мы шли по коридору следом за монахом. – Они тут круче дворянских! Важные гости, блин!

– Мне бы твои заботы, – со вздохом покачал головой я.

– Да ладно тебе, грохнешь ты этого Тиарана, и все публичные дома Вайдарры откроют тебе свои гостеприимные двери. – Он на секунду задумался и, добавив в голос грусти, произнес: – Хотя да, ты говорил, что только с суккубами, но да ладно. Приведешь меня, представишь как своего друга, а сам посидишь на диванчике, подождешь.

– Ты точно там ничего не курил? – улыбнулся я. – А то гляди, я еще и Масяню приведу посидеть там, на диванчике: в общеобразовательных, так сказать, целях.

– Ну тебя… – махнул рукой ассасин и, переведя взгляд на спину бредущего впереди монаха, поинтересовался:

– Послушайте, уважаемый, а правду говорят, что по улицам города по ночам бродит огромная черная собака? А то мне вот друг рассказал…

– Это ваши идиоты иллюзиями стражу пугали, – не оборачиваясь, пояснил тот. – Сейчас в Шанаме мастерство иллюзий оттачивают на крысах и пауках.

– Вот так всегда, – притворно горестно вздохнул ассасин, – только поверишь в сказку – и на тебе. – Он перевел взгляд на меня и широко улыбнулся. – Ладно, тут и без собаки много чего интересного есть. Так что пойдем, князь, покажу тебе ночную Вайдарру.

Территория Храма Пресветлого Мирта по площади была никак не меньше пары квадратных километров, и по периметру обнесена пятиметровой каменной стеной. Без провожатого мы бы тут плутали до утра. Но все хорошо, что хорошо заканчивается, и в итоге, миновав все фонтаны, статуи и величественные постройки, мы вышли к Главным Храмовым Воротам, которые, как ни странно, были открыты. Судя по зажженным огням, посещение главного святилища Вайдарры разрешено даже ночью. Махнув рукой скучающим на воротах стражам, наш провожатый повернулся ко мне и негромким голосом произнес:

– Брат Тукард, которого великий магистр выделил вам в сопровождение, как никто другой предан служению Пресветлому Мирту. Правда, он немного странный, так что не удивляйтесь ничему.

– В смысле – «странный»? – переспросил я.

– Вы увидите сами, – улыбнулся монах. – Не стоит торопить события. Удачи вам, князь, в вашем нелегком деле, и прощайте.

Монах кивнул и отправился назад, оставив меня размышлять над его последними словами.

– Да ладно тебе, – потянул меня за рукав Пончик. – Не чудовище же он какое. Пошли уже, тут до Площади Героев всего-то пара сотен метров.

Центр ночной столицы был освещен не хуже центра того же Сан-Франциско, а людей на улицах было едва ли не больше. Маскировку я все-таки включил и заставил это сделать и Пончика. Как-то не очень хотелось останавливаться и каждому встречному объяснять, откуда в Вайдарре появились остроухие. А уж про демонов-то я вообще молчу.

На самой площади я был еще в той жизни, направляясь по рекомендации коллеги в одно из местных развеселых заведений. Тогда я мало оглядывался по сторонам, а вот сейчас реальность превзошла все мои ожидания. Это было просто непередаваемо красиво. Площадь Героев Вайдарры напомнила мне центральную площадь Праги, только была раза в три-четыре больше. Окруженная домами с фасадами различных архитектурных стилей: готического, ренессанса, рококо – она утопала в зелени и свете мощных магических прожекторов, так что на мгновение у меня создалось впечатление, что я попал в волшебную сказку Уолта Диснея. Ее противоположный край упирался в светлые стены Городской Королевской Цитадели, а по бокам, примерно через каждые тридцать метров, высились величественные мраморные фигуры тех, в чью честь площадь и получила свое название.

Отель «Единорог» – а постоялым двором назвать каменное пятиэтажное здание у меня не повернулся бы язык – находился в полутора сотнях метрах справа от нас и светился огнями не хуже отеля Nicco из Сан Франциско, в котором мне пару раз довелось останавливаться.

– Вот сколько раз тут бываю, а все равно, видя это, минуту не могу сойти с места, – перекрикивая пьяный смех проходящих мимо гуляк, пояснил Пончик. – Пойдем, – он снова потянул меня за рукав, к выходу с площади. Заметив мой удивленный взгляд, махнул рукой:

– Наши пять минут подождут, а мы копыта коснемся и сразу к ним.

– Какого копыта?!

– Да сейчас, подожди, тут близко!

Обойдя два окруженных деревьями фонтана, разноцветные струи которых рисовали какие-то слабо угадываемые фигуры, мы вышли к огромной скульптурной композиции, у которой толпилось не меньше сотни игроков.

Слева шестиметровый мраморный гном, наглухо прикрывшись щитом, казалось, пятился под ударами кого-то чудовищного врага, но на лице непреклонность, губы сведены в злой упрямой усмешке, молот в правой руке занесен для удара так, что не возникает даже сомнения: этот удар сейчас повергнет невидимого соперника наземь. Справа атакующая врага магесса-эльфийка. Рот перекошен в безмолвном яростном крике, левая ладонь выставлена вперед, короткий посох занесен над головой. Я видел такое много раз… Сейчас с ее ладони сорвется Ледяное Копье и… не хотел бы я оказаться на его пути. Венчает композицию фигура мраморного рыцаря. В правой руке копье, левая отведена назад, рот приоткрыт, мрачная решимость на лице – художнику настолько точно удалось передать момент начала движения, что мне пару мгновений казалось, что я слышу топот копыт срывающейся за его спиной в атаку конной тысячи.

– Скульптура героев сражения в Волчьих Пустошах, – пояснил стоящий за спиной разбойник. – Этот рыцарь в центре – генерал Маркус Джонатан, командир объединенной тяжелой конницы эрантийских герцогов. По преданию, в том сражении они опрокинули гортов – элитную конницу Велиала – и ударили демонам в тыл. В том бою он погиб… – со вздохом закончил разбойник. – Пойдем, встанем в очередь и коснемся копыта его коня, оно приносит удачу, которая не помешает ни мне, ни тебе.

– Согласен, – улыбнулся я, не отрывая взгляда от лица мраморного рыцаря. – Удача нам сейчас ох как понадобится.

Стоящие по краям композиции стражи с молчаливым пониманием и улыбками смотрели на выстроившуюся к скульптуре очередь, в которой я заметил даже нескольких местных жителей. Все прошло быстро, я провел ладонью по холодному мрамору, подождал товарища, и мы вместе направились в «Единорог».

– Ты знаешь, – по дороге в отель пояснил Пончик, – скульптура Маркуса Джонатана – она тут не просто так. Это дань уважения разработчиков мира Аркона другой великой игре. Там он был командиром обороны Штормвинда… и там он тоже погиб. А кто-то из ваших решил увековечить в мраморе его память… Такое вот пересечение миров.


Глава 13

Едва мы зашли в небольшой ухоженный садик постоялого двора, прозвучал тревожный сигнал. На декоративном кустике справа вспыхнул магический красный огонёк и спустя мгновение поменял цвет на светло-зеленый.

– Стойте где стоите! – раздалось слева, и через мгновение к нам из темноты шагнули три высокие фигуры в кожаных доспехах.

Местная охрана, надо понимать. Двое вооружённых короткими клинками солдат и экипированный в бежевую мантию маг. Солдаты трёхсотые, маг – на тридцать уровней выше. Оружие в ножнах. Видимой агрессии не проявляют.

– Эльф? – удивлённо произнёс правый солдат, и только тут я заметил, что иллюзия с Пончика спала. М-да… А поменявшийся огонек показал, что все уже в порядке? Ага, конечно, колечко-то бога воров местной защитной системе не по зубам. Что слетела защита в Храме Мирта – это понятно. Все-таки главный служитель бога – это вам не трактирная охрана. А тут – обломитесь.

– Лорд Великого Леса, Рыцарь Ордена Богини Отмщения к вашим услугам, – ни разу не смутившись, с ленцой в голосе произнёс Пончик. – И если я не ошибаюсь, у вас гостят уже два представителя Великого Леса. Так чем вызвано твоё удивление, солдат?

– Простите, рин, – выступил вперёд маг. – Правила нахождения в этом заведении исключают наведение иллюзий. Поэтому на входе в здание висит заклинание архимага Ставуса, исключающее любые наведённые мороки. Но если вы настаиваете на том, чтобы находиться в здании под личиной, то вам необходимо получить разрешение в Коллегии Чистых или канцелярии герцога Гельта.

– У нас уже есть такое разрешение, – я протянул магу выданную мне Себастьяном бирку и, обернувшись к Пончику, улыбнулся: – Дай ему и свою.

Вот ради таких моментов стоит жить. Маг взял в руку мою бирку и небрежно провёл над ней ладонью. Потом вдруг дёрнулся, на мгновение замер, а затем медленно поднял на меня взгляд. И было на его лице что-то такое… Вот, наверное, точно так же я бы смотрел на настоящего живого Дональда Дака.

– Мое почтение, князь, – кивнул мне он, кинул взгляд на зеленеющий над кустом огонек, а затем снова посмотрел на меня.

– Рину и тем представителям Великого Леса, на кого он укажет, будут выданы противодействующие заклинанию архимага амулеты. Вам, как я понимаю, такой амулет без надобности. Ещё раз прошу простить нас за задержку, и добро пожаловать в «Единорог»!


Беззвучно открылись высокие стеклянные двери, заиграла приятная музыка, воздух благоухал от растущих в вазонах цветов. Склонился стоящий на входе швейцар.

– Я такое только на картинках видел, – хмыкнул вошедший следом за мной Пончик.

Приёмный зал был выполнен в светло-коричневых тонах. Декоративные мраморные фонтаны, широкие диваны и кресла, книги, в кажущемся беспорядке разложенные на столиках… Утонченная небрежность – так бы я назвал открывшуюся перед нами картину. Если кто-то останавливался в отелях со стоимостью номера свыше тысячи долларов за ночь, поймёт, что я имею в виду. С другой стороны, каким ещё может быть центральный отель Вайдарры?


Портье, напомнивший мне бармена из фильма «Сияние» с Джеком Николсоном, учтиво поклонился. Положил руки на наши с Пончиком бирки и, не выразив ровным счетом никаких чувств, выдал мне ключи от моего номера, а Пончику сказал, что его ключи забрала жена, которая сейчас находится в соседнем зале, в компании достаточно экстравагантного рина. Как оказалось, Орден Приближающегося Рассвета взял нас четверых на полный пансион сроком на две недели. Ну да, через две-то недели все по любому решится. Так что поживем на казенных харчах, я не против. Да и Орден вряд ли от этого обеднеет.

Получив у портье три амулета, о которых нам сказал маг, мы прошли в соседний зал, такой же безлюдный, и заметили сидящего у окна «экстравагантного рина» в обществе читающей какую-то книгу Масяни. При виде заставленного закусками стола, двух заполненных янтарной жидкостью хрустальных графинов, мне показалось, что Орден от таких-то «харчей» и впрямь может обеднеть. Ну и хрен с ними – сами напросились.

Фантик полулежал на кожаном диване с огромным бокалом в левой руке и плавно водил в воздухе правой, словно дирижировал каким-то невидимым оркестром.

– А вы, смотрю, тут неплохо устроились, – хмыкнул Пончик, оглядывая все это великолепие.

– Празднуем ваши уцелевшие задницы, – пьяно хохотнул лысый, допил содержимое своего бокала и, наконец, принял нормальное сидячее положение.

– Не знаю, что это за коньяк, – кивнув на графины, хмыкнул он, – но, по словам того плешивого дядьки, это лучшее, что было в этом клоповнике! И оно, поверьте, того стоит! – Он поднялся, по очереди пожал нам руки и широким жестом указал на кресла.

– Садитесь, друзья, опрокинем по чарке, а то я тут сопьюсь в одиночку в обществе этого синего ученого чулка!

– От же урод, – отложив в сторону книгу, улыбнулась Масяня. – Пустили, блин, алкоголика в «all inclusive»…

Девушка поднялась, кивнула мне, чмокнула Пончика в щеку и только потом заметила висящий над его головой ник.

– Что это за мастер Ито? – чуть выставив вперед подбородок, поинтересовалась она. – Мастер чего? И где этот мастер уже успел залить за воротник?

– Так мы только церковное вино, во славу местного бога, – указав на потолок, не задумываясь, отмазался Пончик. – Магистр Себастьян нам так и сказал: без пары бокалов беседовать никак нельзя. А мастер… это мы с сестрами фартуки шили…

– В горошек, – поддакнул Фантик, разливая по бокалам коньяк. – Моя тоже в горошек шила. Они завсегда дороже продавались, но теперь-то я хоть знаю, кто у нас был конкурент!

– Пара бокалов, значит… и фартуки… – Масяня уперла руки в бока, но не выдержала и рассмеялась. – Пончика мне верни! И имейте уже совесть, расскажите, чем у вас там все закончилось?

– Вот что ты, Масянь, за женщина такая? – со вздохом покачал головой Фантик. – Люди только с дороги. Не поели, не выпили… Дай им покушать, а я тебе сам чего-нить расскажу.

– Да ты мне и так уже все мозги вынес! – хмыкнула охотница, дождалась, пока Пончик наконец сменит ник, и села за стол рядом с ним.

Я тоже сел и, слушая их беззлобную перепалку, принял у лысого протянутый стакан. Коньяк и впрямь оказался выше всяких похвал; мы выпили, закусили и кратко поведали о наших приключениях. Причем из поддатого Пончика вытянули абсолютно все: от драки в игорном доме и бега по пересеченной местности, до встречи со спутником бога воров. С другой стороны, о подобной встрече он мечтал несколько лет, и как же не поделиться с любимым человеком? Масяня, впрочем, отнеслась ко всему этому вполне нормально: то ли и так догадывалась, то ли выпытала еще раньше у Макса.

– Ты, это, Масянь… – в конце рассказа опустил глаза разбойник, – иди спать ложись, а мне сестер повидать нужно. Я только ночью это сделать могу. Тот дохлый урод намекал, что они у него, но это вряд ли. Изумруд был у них, и он бы и так его забрал, но все равно на душе кошки…

– А пил тогда зачем? – сухим голосом поинтересовалась та.

– Да я чуть-чуть, – пожал плечами разбойник. – По ветерку проветрюсь. Там безопасно…

– Безопасно?!.

– Я с ним схожу, – успокоил девушку я. – Со мной-то по любому безопаснее. Да и не пил я почти.

– Ну идите, – пожала плечами Масяня. – И… спасибо, Ром…

– И я пойду, – пьяно пробубнил Фантик.

– Не, друг, ты лучше спать иди, – остановил его Пончик. – Ты там такого шума наделаешь, а шум нам совсем ни к чему.

– Ну и идите, – махнул рукой Лысый. – Я и тут побуду. Тут классно! Видели, у них фонтаны из чистого золота? Жаль только, унитазов нет. А то бы я посидел… – мечтательно добавил он. – Пару суток бы посидел…

– Нам к жене твоей утром идти, не забыл? Посиделец! – улыбнулась девушка.

– Так вот я и настраиваюсь заранее, – буркнул Фантик.

– Давайте, ребят, осторожнее там, – вздохнула нам в спину Масяня.

– Одна нога здесь – другая тоже здесь, – чмокнул ее в щеку Пончик и следом за мной отправился на выход.

Покинув отель, мы вышли с площади и направились, как я понял, в сторону портовых районов города. Времени на часах было уже хорошо так за полночь, и народа на улицах значительно поубавилось.

Чем дальше мы удалялись от центра, тем беднее становились улицы, меньше становилось торговых лавок, однако ночная жизнь не прекращалась и здесь. Из окон трактиров лилась самая разнообразная музыка, раздавался смех. Два раза нас останавливали патрульные группы, но, проверив бирки, извинялись и проходили по своим солдатским делам дальше. Совсем уж неподалеку от порта, когда в воздухе заметно повеяло рекой, дорогу нам перегородили четыре характерных субъекта, но Пончик, который вновь сменил над головой ник, сделал какой-то ломаный жест левой рукой, и представители местного преступного мира молча растворились в тени стоящих вдоль дороги деревьев.

– Нам ведь не нужна лишняя кровь? – пожал плечами он и, остановившись, вытащил из сумки подозрительно знакомую хрустальную бутыль. – Давай лучше по маленькой? А то я как прихожу в этот район, у меня такая ностальгия… аж до слез!

Он залпом отхлебнул почти четверть литрового графина, занюхал выпивку рукавом и протянул емкость мне.

– Хорошее такое «по маленькой», – усмехнулся я. – А бутыль-то зачем спер? Могли бы по дороге купить.

Я в свою очередь сделал пару глотков и, передав графин обратно, потянулся за трубкой.

– У тебя есть лишняя сотня золотых? – хмыкнул ассасин и сделал еще пару глотков, таких, что в бутылке осталось не больше четверти. – К тому же, один наш знакомый товарищ, возможно, не так сегодня нажрется. Так что я еще и доброе дело сделал, – поморщившись, добавил он.

– Зато сейчас, чувствую, нажрется другой, – глубоко затянувшись, покачал головой я. – А тот второй себе еще пару бутылок закажет без особых проблем. А что, и правда сотня золотых?

– Кав-в-велийский коньяк, – с трудом выговорил название Пончик. – Его так просто не купить. Только в магазинах королевского двора.

– Ты пока не напился окончательно, скажи, где искать твоих сестер? А то будем сейчас плутать полгода по этим трущобам.

– Нет, все! – отрицательно потряс головой ассасин и убрал бутылку в инвентарь. – Хорош! А то что-то действительно как-то сильно зацепило. А что насчет Дианки и Эрики, так Арким, тот мужик, через колодец которого мы лезли, записку с сыном отправил. Тот положил ее в укромное место. Так что все путем. Должны дождаться. Докури и пойдем, тут уж совсем немного осталось.

– Вот пока я курю, расскажи, что там с этим изумрудом на самом деле было?

– Да ничего такого, – пожал плечами Пончик. – Мы с сестрами позаимствовали его у одного проезжего купца. Потом предложили этому кретину Фальку. Тот отказался, и мы продали изумруд Блэкмастеру из Клинков за триста золотых монет. А когда он, Блэкмастер в смысле, стал выпендриваться своими ловушками, выкрали его и у него. Ну а на следующий день случилось Обновление. Вот такая веселая история.

– Прямо проклятый изумруд какой-то, – хмыкнул я, убрал в сумку трубку и мы двинулись дальше.


Вскоре Пончик завел меня в какую-то местную «промзону». Уже слышно было, как шумит река и перекрикиваются дежурные матросы на стоящих у причала кораблях. Жилые дома закончились, и по обеим сторонам улицы за перекошенными заборами стояли какие-то здания, склады и другие портовые постройки. Остановившись в начале широкого пятидесятиметрового переулка, освещенного одним лишь покачивающимся на ветру фонарем, Пончик издал какой-то странный, похожий на кваканье огромной лягушки звук, пожал плечами, вытащил из сумки бутылку, сделал пару глотков и протянул ее мне. Видно было, что парень уже хорошо так навеселе, поэтому бутылку я ему возвращать не стал. Просто стоял и маленькими глотками приканчивал содержимое.

Стояли мы так уже минут десять. Погода испортилась. Заметно похолодало. Дующий с реки ветер скрыл луну за облаками, и стало совсем темно. Нет, демоническое зрение позволяло мне прекрасно видеть и переулок, и выглядывающие из-за заборов крыши домов, но торчать в этом хартовом порту всю ночь никакого желания не возникало. Я сделал еще один глоток из бутылки, прошел вперед по переулку и, облокотившись на дерево, хмуро посмотрел на немного сконфуженного разбойника.

– Ну и где твои сестры? – рявкнул я, перекрикивая порывы усилившегося ветра.

– Я это знаю так же, как и то, зачем Фальку вдруг понадобился этот гребаный изумруд, – опустив голову, вздохнул он. – Я думаю…

В этот момент ко мне от соседнего дерева метнулась серая тень ассасина. Сука! И здесь достали, уроды!

– Пончик, бой! – заорал я в канал, а поскольку в руке у меня была зажата бутылка, встретил атакующего кулаком куда-то в область груди.

Звон разбитого стекла! Метнувшийся ко мне бандит катится по брусчатке, потеряв больше трети своего ХП, но и моя рука, на которую пришелся удар его кинжала, резко начинает неметь. Яд на клинке?!

Ярость Преисподней! И в ту же секунду мне на плечи валится второй. Я перешел в боевую форму, и его клинки вместо незащищенного горла ударили по резко отросшим рогам и вонзились в плечи, сбрасывая четверть моего ХП.

– Ленька, беги! – женским голосом кричит отброшенный убийца, рывком поднимается на ноги и, блеснув в свете фонаря кинжалами, прыгает ко мне.

Стащив упавшего мне за плечи, рывком ставлю перед собой, выхватывая одновременно с этим из ножен меч, и…

– Рома! Не-е-е-т! – истошно орет Пончик. – Не бей!

Сука! Получаю в грудь два удара кинжалами, но человек побеждает во мне демона. Просто швыряю пойманного убийцу в бегущего, и они оба катятся по мостовой. В следующую секунду между мной и напавшими появляется Пончик.

– Дуры! Это ж свой! – орет он так, что слышно, наверное, на палубах стоящих на рейде кораблей. – Какого хрена вы полезли?!

– Ну, извини, раз свой… – низким приятным голосом, произнесла одна из девчонок и, сняв с пояса склянку, разбила, её о бок неподвижно лежащей сестры. – И когда ты, мелкий, успел познакомиться с этим чудовищем?

Лиц за капюшонами не видно. Ники у обеих красные. Гюрза и Эрика. Уровень – сто восьмидесятый, и это хорошо: не будь такой огромной разницы – не заметил бы рванувшеюся ко мне в инвизе разбойницу. И так пять ударов пропустил, почти треть ХП слетело, вот же, блин. Я снова сменил форму, использовал лечилку и, вновь повесив на себя маскировку, прислонился спиной к древесному стволу.

– Что «извини»? – с досадой произнес Пончик и опустился рядом с сестрами на землю. – На хрена я вам квакал?

– Он рявкнул на тебя, ты про Фалька вспомнил, и голос у тебя был, будто ты одурманен чем. Фиро – менталист, и на расстоянии тебя вести мог.

– Кавелийским коньяком одурманивался, – хмыкнул я и вытащил из сумки уже собственную фляжку. – А ты, значит, Леонид?

– Ну да, – кивнул Пончик и снова повернулся к сестре. – Нет больше Фиро, – со вздохом произнес он. – Орт тоже на оживлялке, и еще трое с ним, мы кончили их в притоне у Ханга. А вы красные или?..

– Или, – усмехнулась сестра. – Пятнадцать минут же не прошло еще после атаки. А так не убивали никого уже давно. Как дом в аренду сдали, так и свалили в катакомбы качаться…

В этот момент очнулась вторая сестра. Та, которая Эрика. Девчонка выпила какую-то мензурку, откинула капюшон и повисла на шее у брата.

– Ленька!..

– Э, подруга, – толкнула ее в плечо вторая, – мы тут хорошего парня чуть не завалили.

– Кто еще кого чуть не завалил, – буркнула Эрика, затем все-таки поднялась на ноги и отвесила мне дурашливый книксен. – Ну, извините! Больше не будем.

– Да, извините, – Гюрза в точности повторила жест сестры. – Больше не будем.

– А больше и не надо, – счастливо улыбнулся Пончик и притянул обеих девчонок к себе.

Я стоял, пил коньяк, курил и думал о том, что день сегодня все-таки прошел не зря. Хотя бы даже потому, что Пончик наконец нашел своих родных. Смешно ведь подумать, но мы с сестрой нашлись гораздо раньше. А этим троим сейчас просто нужно наговориться, ведь первые минуты встречи – они всегда самые яркие и эмоциональные. Я не слушал, о чем они говорят: это как подглядывать в замочную скважину. Хорошо, что мой слух устроен так, что я могу не слышать того, чего слышать не хочу.

Ветер стих, луна снова показалась из-за облаков, осветив высокий забор на другой стороне переулка, треугольные крыши портовых построек и сидящую на брусчатке троицу. Эта идиллия продолжалась минут пять, когда со стороны порта неожиданно послышался грохот подкованных сталью сапог. Навскидку – не меньше десятка человек, как минимум половина в кольчугах и латах. Патруль?

– Портовая стража! – подскочила на ноги Гюрза. – Быстро уходим!

– Рома, в группу их, срочно! – крикнул в канале Пончик. – Они еще не отмокли.

Я тут же кинул девчонкам приглашение, убрал в сумку трубку и выступил на середину дороги.

– Хрена се бонусы!!! – вступив в группу, выдохнула вторая сестра. – Ребят, где вы так погуляли?!

– Уходим! – Гюрза дернула брата за рукав. – Это ж портовые! Забыл, что ли, этих ублюдков?!

– Бежать от солдат?! Ты серьезно? – усмехнулся я и, выведя над головой свое княжеское звание, выступил на середину дороги навстречу приближающемуся шуму.

Секунд через пятнадцать под свет фонаря выбежал десяток солдат и, заметив нас, быстро рассредоточился по переулку. Четверо арбалетчиков сзади – взведенное оружие направлено на нас, пятеро солдат с обнаженными клинками и десятник в открытом шлеме с именем Чемер. Солдаты двухсотые, командир на пятьдесят уровней выше. Одновременно с их появлением на всех нас повисли охотничьи метки.

– Приплыли! Говорила же… – выругалась в канале Гюрза. – Этот урод теперь не отстанет!


Десятник – двухметровый мужик с раскосыми глазами и неприятными чертами лица – выступил вперед и, глядя на ребят за моей спиной, плотоядно усмехнулся.

– Поганый эльфенок и две его суки-сестры?! А неплохая нам сегодня попалась добыча! – Он окинул нас взглядом и громко проорал: – На колени, твари! Оружие не вынимать, кто дернется – получит болт…

Первые пару мгновений я буквально испытал когнитивный диссонанс. Десяток нейтрально настроенных солдат просто не может так себя вести. Но уже в следующую секунду ярость ударила по вискам, и я…

– Ты не видишь, кто стоит перед тобой, солдат? – с трудом сдерживая ярость, сквозь зубы процедил я.

– На колени, ублюдок! – переведя на меня взгляд, проревел Чемер, и это стало последней каплей.

Ярость Преисподней! И свистнувшая из ножен Пагуба Ледяным Клинком снесла десятнику часть башки, попутно перерубив запястье поднимавшейся руки. Кисть с зажатым в ней мечом еще падает на брусчатку, а я хватаю левой рукой убитого и прикрываюсь им от выстрелов стоящих полукругом арбалетчиков. Одновременно со звоном упавшего на брусчатку меча, в труп бывшего десятника с чавкающим звуком ударяют два арбалетных болта. Третий бьет мне в плечо, четвертый уходит куда-то за спину.

Со стороны порта слышится грохот копыт. Слева на меня прыгает солдат. Кидаю в него останки его командира и, сдернув со спины щит, прикрываюсь от удара следующего.

– Это демон! Руби его! – орет один из арбалетчиков, выхватывая короткий клинок.

Отвечаю атаковавшему солдату Языком Пламени. Подставленный под удар щит с обиженным звоном переламывается на две части, и солдат, с которого слетело больше половины ХП, медленно валится на мостовую. Из-за спины раздается яростный Львиный Рев, и бросившиеся на нас солдаты падают на колени, сжимая головы руками. А дальше происходит и вовсе невероятное. Троих оставшихся на ногах арбалетчиков сбивает появившийся у них из-за спин чудовищный рыцарь на таком же чудовищном вороном коне, который по размерам совсем немного уступил бы моему Мраку. Рыцарь проезжает еще с десяток метров и, небрежно придержав своего скакуна, останавливается прямо напротив меня.

– Прекратить бой, – скомандовал я в канал, разглядев имя нежданного гостя, и, кивнув на лежащий в трех метрах труп бывшего десятника, громко и отчетливо произнес:

– Этот ублюдок оскорбил сразу двух благородных! В Вайдарре за последние сутки успели поменяться законы?

Четыреста пятидесятый уровень! Под два с половиной метра ростом! Миллиард ХП! Командор Ордена Приближающегося Рассвета Тукард. Ну да, магистр же говорил, что он при случае найдет нас по нашим биркам.

Широкая массивная челюсть, аккуратно подстриженная бородка. На лице ни эмоции, словно перед ним не рогатый двухметровый мужик, а обычный фонарный столб. С десяток секунд играем с ним в гляделки, а затем со стонами начинают подниматься с земли солдаты.

Видимо, удовлетворившись увиденным, он ткнул пальцем в одного из стражников и, чуть согнув кисть, так же молча отчертил в воздухе линию.

– Да, эрл! – кивнул патрульный. – Сейчас! Сюда! Быстро строимся!

– Ты чего-нибудь понимаешь? – осторожно спросил меня в канале Пончик.

– Не больше твоего, – пожал плечами я. – Ну разве только то, что это тот товарищ, которого отрядил нам в помощь Себастьян.

Солдаты тем временем споро похватали с земли оброненное оружие и бегом выстроились в шеренгу – справа от замершего на коне рыцаря. Даже тот, что остался без щита, подлеченный одним из товарищей, поднялся и занял своё место в строю. Видя, что боя больше не будет, я сменил форму, убрал в ножны меч и вновь накинул на себя маскировку. Ярость прошла, её сменило удивление. Кто такой этот командор, если даже солдаты не связанных с ним подразделений понимают его жесты? Портовую-то стражу вряд ли можно хоть как-то отнести к орденским подразделениям. А этот страх? Построившиеся бойцы портовой стражи буквально дрожали, как осиновые листики. Словно их сейчас будут убивать. Хотя кто знает… в любом случае вмешиваться я не собираюсь.

Командор обвёл тяжёлым взглядом строй, коснулся знака у себя на груди, затем дотронулся до плеча, кивнул в сторону порта и показал строю раскрытую ладонь. Последним жестом он ткнул в лежащий под копытами коня труп и небрежно махнул рукой.

– Так точно, командор! – с облегчением заорал тот солдат, на которого до этого указал Тукард. – Есть доложить коменданту порта! Есть по пять суток холодной каждому! Есть забрать труп! Разрешите выполнять?!

Лёгкий кивок, и солдаты в считанные мгновения подхватили тело мертвого командира с земли, не забыв отрубленную кисть с мечом, и, поддерживая раненого, грохоча сапогами, скрылись в том направлении, откуда пришли.

– Аут, – с тихой завистью пробормотала в канале Эрика. – Мне бы в роту такого старшину. Я надеюсь, нам-то в холодную не надо?

– Тебе б комбата такого, – немного нервно хмыкнула Диана – та, которая Гюрза, – так скакала бы по плацу на каждое подмигивание. А насчёт холодной даже не знаю: вчетвером нам его точно не завалить, но надеюсь, наш новый рогатый друг с ним договорится. Они вон даже похожи с ним в чем-то. А рыбак рыбака…

Едва стих грохот солдатских сапог, командор окинул нас ничего не выражающим взглядом, легонько кивнул и, тронув пятками бока своего чудовищного коня, скрылся в противоположном от порта направлении.

– Однако… – я проводил его взглядом, сунул в зубы трубку и задумчиво произнёс: – Действительно он немного странный, не находите?

– Ты лучше скажи, когда ты законы успел узнать? – глядя мне в глаза, прищурился Пончик.

– Да пока ты на девок глазел в том кабаке в Шанаме, кто-то же должен был их изучить? – пожал плечами я. – А там, между прочим, говорится, что за прилюдное оскорбление благородного можно и умереть. Что, собственно, и случилось…

– Это тебе Макс, что ли, наябедничал, как я тогда его подколол? – засмеялся Пончик. – Ну ладно, один-один…

– Давай колись, с каких это пор рóга может во льва превращаться, и когда это ты в благородные успел записаться? – Диана ткнула брата кулаком в бок.

– Да, и про бонусы тоже давай говори! Откуда они у вас такие огромные? – добавила свои пять копеек Эрика.

– Я…я… – промямлил Пончик и перевёл на меня вымученный взгляд.

– Стоп вопросы! – выставив ладонь, я решил прийти на помощь своему утопающему товарищу. – Сейчас все вместе идём в "Единорог", мы снимем вам номер, и общайтесь хоть до утра.

– Неплохо вы устроились, – хмыкнула Диана. – Единорог… по тридцать желтяков за ночь…

– Как есть, – пожал плечами я. – А там он вам расскажет обо всех своих приключениях и познакомит со своей беременной женой. Все, идём, – махнул рукой я и направился в сторону отеля.

– С кем, с кем? – выдохнула Диана.

– У нас скоро будет племяшка! – хлопнула в ладоши Эрика.

– Вот же ты, Рома, и гад, – вздохнул в канале Пончик. – А я ведь поспать ещё сегодня хотел.

– Потом отоспишься, – хмыкнул я. – И давайте не отставайте, а то и так во все возможное дерьмо уже вляпались.

– Да идём, идём, – обречённо вздохнул Пончик, и вся троица двинулась следом за мной.


Глава 14

К девяти часам утра солнце уже поднялось над краем стены королевского дворца, ласково тронуло мраморные статуи древних героев Вайдарры, и город предстал совершенно в новом свете. Уже открылись небольшие магазинчики, на площади появились уличные торговцы, за стенами цитадели закончился развод караула. Под утро прошел дождь, и над блестящими булыжниками мостовой поднималось легкое дрожащее марево.

– Берегись!

Мимо нас к западным воротам легкой рысью проскакал десяток конных гвардейцев верхом на одномастных гнедых жеребцах. Красные плащи, серебристые латы, небольшие, едва заметные крылышки на шлемах. Среброкрылые – лучшая конница Карна. Я помнил их ещё из первого своего видения, и даже имя командира гвардии тоже не забыл. Герцог Кале… Харт, как же давно все это было.

– Вот чего ты трусишь, скажи? Ты взрослый мужик, который вытаскивал нас из кучи передряг!

Звонкий голос идущей позади охотницы вернул меня к действительности из не вовремя накатившей меланхолии. Я проводил гвардейцев взглядом, обернулся и скептически оглядел понуро бредущего Фантика. Вид у Лысого и впрямь был "не очень". И начинающееся похмелье служило лишь отчасти тому виной. Танк заметно трусил. Действительно странно. Он уже пять раз успел бы найти свою жену, но все равно оттягивал это до самого последнего момента.

– Масянь, ты слышала когда-нибудь о коте Шрёдингера? – переведя взгляд на охотницу, со вздохом поинтересовался он.

– Ты о том, что для того, чтобы узнать, жив или нет запертый в ящике кот, нужно этот ящик открыть? – ответил за подругу Пончик.

– Да, – Фантик задержал взгляд на вывеске алхимического магазина и снова упёр его в мостовую. – Я боюсь открывать этот ящик… Понимаете? Я сейчас ещё иду и надеюсь, а минут через десять, может быть…

– Прекрати уже ныть, – оборвала его Масяня и сунула ему в руку небольшую фляжку. – На вот, хлебни для храбрости. Можешь хоть все вылакать! Мы тебя жене пьяного сдадим – пусть она теперь с тобой возится.

– Масянь, а это точно ты? – с отвисшей до земли челюстью пробормотал Пончик.

– Отвали, – отрезала охотница. – Пусть пьёт…

Фантик с благодарностью посмотрел на Масяню, сжал в руке переданную ему фляжку, вздохнул и… убрал её в сумку.

– Не, не сейчас, – покачал головой он. – Я сохраню её как память об одной блондинке, которая теперь и не блондинка вовсе. Слушай, – он скосил взгляд на Масяню и улыбнулся. – Ну если совсем уж не хочешь перекрашиваться, то давай мы тебя хоть наголо побреем? Знаю я тут неподалёку одного цирюльника…

– Шевелись давай, цирюльник, – подтолкнула его в спину охотница. – Далеко ещё?

– Да вот уже почти пришли, – Лысый кивнул на угловатое трехэтажное здание. – За этой мастерской направо, четвёртый дом.


Из отеля мы логично выдвинулись вчетвером. Сестры Пончика, которые, как ни странно, все свои вопросы и знакомство с женой брата перенесли на сегодня, дав тем самым Пончику выспаться, остались в отеле досыпать. Наскоро позавтракав, я в назначенное время спустился в холл, где обнаружил нашего вчерашнего знакомого. Командор Тукард в полном латном доспехе, но без шлема, сидел возле входа на коричневом кожаном диване и внимательно изучал узор на рукояти своего молота. Конь рыцаря был припаркован прямо у дверей, и с мордой существа, познавшего изначальное Дао, объедал ближайший декоративный куст. На заднем дворе отеля находились просторные конюшни, и оставлять лошадей у дверей, насколько я знаю, запрещалось даже благородному сословию, но ни командор, ни, тем более, его конь об этом, видимо, не знали, а охрана не спешила им об этом напоминать.

В ответ на мое приветствие паладин медленно поднял на меня взгляд, еле заметно кивнул и вернулся к прерванному занятию.

– Мы сейчас прогуляемся по одному неотложному делу, а потом я к двум часам дня отправлюсь в городской дом клана Ферата, что находится неподалёку от Западных городских ворот, – продолжил я, – и там, командор, мне, возможно, понадобится ваше присутствие на переговорах с лидером клана. Именно присутствие, – на всякий случай уточнил я. – Разносить по брёвнам там ничего не нужно.

Тукард снова поднял на меня взгляд, снова кивнул и снова вернулся к разглядыванию узора на рукояти своего боевого молота.

Ну и ладно, не хочет говорить – не надо, но тяжёлая артиллерия за спиной мне не помешает. Правая Рука отца Себастьяна, Карающая Длань Мирта – о чем ещё ночью успел просветить нас портье – лишним на переговорах не будет.

Ещё Трезвый в дороге посоветовал мне в первую очередь обратиться за помощью к руководству Фераты именно из-за адекватности их клан-лидера Фенрира. В своё время клан был в топ-5 Мира Аркона и состоял в основном из представителей человеческой расы, в большинстве своем из русских, украинских, американских и европейских игроков. С ними, думаю, договориться будет не в пример проще, чем с теми же корейцами, в менталитете которых сломает ногу даже Харт. Нет, все яйца в одну корзину я, понятно, складывать не собираюсь и к Лазурным тоже пойду, но потом. Сначала Ферата.


– Вот этот дом, – указав на калитку в высоком зеленом заборе, со вздохом произнес Фантик. – Мы с Аннушкой тут комнату у хозяйки на полгода вперед оплатили… еще неделя, может быть, две осталось… но…

– Ну так пошли! Чего встал? – подтолкнула его в спину охотница.

– Гребаный кот Шредингера, – покачал головой воин и с обреченным видом потянул калитку на себя.

Она оказалась не заперта, и мы вчетвером зашли в небольшой ухоженный садик. Посыпанная гравием дорожка мимо грядок и цветочных клумб вела к прячущемуся за фруктовыми деревьями небольшому одноэтажному дому. На скрип калитки из дома выглянула худая светловолосая женщина. Заметив нас, она приветливо улыбнулась, хотела что-то сказать, но тут взгляд ее остановился на Фантике… Глаза женщины расширились, она покачнулась, оперлась о перила крыльца, затем прикрыла рот руками и убежала обратно в дом.

На Фантика же напал столбняк. Он повернул к Пончику вымученно-серое лицо и с тоской в голосе произнес:

– Ну вот… по ходу, зря я надеялся на ребенка…

Тут дверь дома снова открылась, и на пороге появилась та же женщина с маленьким ребенком на руках, аккуратно сошла с крыльца и со слезами на глазах направилась к нам.

– Володя… Володенька… ты пришел, – негромко произнесла она. – К нам пришел…

Фантик мертвой хваткой вцепился в плечо стоящего рядом Пончика, на внезапно побелевшем лице воина надежда смешалась с испугом, он оглядел нас неверящим взглядом и снова перевел его на жену.

– Да иди уже к ней, придурок, – зашипела на него Масяня и, сунув ему в руку небольшой букет каких-то розово-красных цветов, которые мгновением раньше вытащила из сумки, ощутимо подтолкнула в спину. – Все о вас, мужиках, заботиться надо, – с улыбкой глядя ему вслед, покачала головой она. – Полгода где-то шлялся, и даже цветы забыл жене купить.

На полдороги Фантик наконец пришел в себя, подхватил на руки плачущую жену вместе с ребенком, что-то у нее спросил и, обернувшись, крикнул.

– Это девочка! Люба! У меня теперь есть большая маленькая любовь!

– Так, по-быстрому сваливаем, – скомандовала нам Масяня – Дайте людям наговориться. А он сам со своими женщинами в «Единорог» подтянется.

Охотница буквально вытолкала нас за забор.

– Ждем в «Единороге»! – крикнула напоследок она, а в сторону добавила. – Блондинки ему, блин, не нравятся! А у самого-то! Убила бы гада…


Клановый дом Фераты – четырехэтажное каменное здание с пристроенным трактиром, конюшнями и ещё какими-то непонятными каменными постройками, напомнил мне один из выставочных павильонов в Сокольниках, под предлогом посещения которого мы частенько захаживали с Максом в парк для того, чтобы банально попить пивка. М-да… Неплохо так живут топовые кланы. Почти гектар земли на территории Вайдарры. Пусть оно и всего-то в паре сотен метров от городских стен, но стоит, наверное, как не самое захудалое баронство. А насколько я помню из рассказов Трезвого, клан-лидер Фераты Фенрир как раз имеет баронское звание и замок где-то в Западном Приграничье. Но вот уровень его клана и статус все-таки, скорее всего, обусловлены, в первую очередь, именно этим вот четырёхэтажным домом на территории столицы людей. Может, и себе тут тоже чего-нибудь такое же прикупить на досуге? А чего, грохнем Главного Гада, возьму у отца Себастьяна ипотечный кредит… Я улыбнулся своим мыслям и, сунув в зубы трубку, потянулся за огнивом. Большое дело должно начинаться с большого перекура.

Оставив одуревшего от счастья Фантика с женой, я отправил Масяню с Пончиком общаться с сёстрами, а сам, не торопясь, пешочком прогулялся до Западной стены. Погода отличная, воздух свежий – чего бы не погулять? Хотел призвать Мрака, но все-таки не стал этого делать. Сам я хожу под маскировкой, а вот кабана под иллюзией по улицам города не потаскаешь. Габариты не те. Даже у огромного коня необщительного командора Чистых грудная клетка раза в полтора уже морды моего поросёнка. Это примерно как на «Хаммер» повесить иллюзию «Фольксвагена»-жука. То есть на автомагистрали оно ещё прокатит, но на нешироких улицах города уже никак. Заденет кого, потом визгу не оберешься. В смысле визжать-то будет не он, но, тем не менее… А если без иллюзии – то какой-то непонятный хмырь на кабане размером крупнее африканского носорога вызовет слишком много вопросов. Откуда у него, спрашивается, такой симпатичный поросенок? Игроки точно вынесут мозг. Где купил? Как поймал? Что за квест? Не хочу я пока светить ни своё княжеское звание, ни демоническую сущность. И к клан-лидеру Фераты пойду под маскировкой. Нужно на деле проверить его адекватность. Мне с ним все-таки не подснежники собирать, и абы кому я прикрывать свою задницу не доверю. Тут, в Вайдарре, если что, есть ещё пара достойных кланов. А обещанные за убийство Тиарана графства и баронства на дороге не валяются.

На Западных воротах ударил гонг – час дня. Ладно, пора заглянуть внутрь. Ждать командора я не стал: зачем же сразу открывать всех козырных тузов? Выбив о стоящий рядом столб трубку, убрал ее в сумку и направился ко входу в трактир. Ворота кланового дома распахнуты, стражи нет, а вот у входа в сам дом дежурила черноволосая девчонка с ником Алата. Парные клинки на поясе, двести десятый уровень, кожаная броня – и выражение вселенской скуки на симпатичном лице. Задержав на мгновение взгляд на висящем над входом в трактир клановом знаке – латинской букве «F» в венке из каких-то золотых лопухов, я кашлянул, обращая на себя внимание, и поздоровался со стоящей у входа девушкой.

– Привет, мажор! – оживившись, улыбнулась мне она. – Ты в клан вступать? Если да, то Каша с Рисом сейчас на совещании, придется подождать.

– Каша… что? – слегка опешил я.

– Каша с Рисом – зам. главы по набору таких, как ты, в клан, – терпеливо пояснила девчонка. – У нее ник Киширису – вот мы ее за глаза Кашей и зовем. А нефиг себе имена такие придумывать, что без стакана не выговоришь.

– Я вообще-то не в клан, – отрицательно покачал головой я. – Мне Фенрир нужен.

– Да ты че?! – сделав круглые глаза, всплеснула руками девчонка. – Вот прям сразу и Фенрир?

– Давай-давай, начинай представление, – хмыкнула у меня в голове неожиданно проснувшаяся жена, – а я послушаю, а то скучно чего-то вдруг стало.

– Да, именно Фенрир, – сдерживая улыбку, ответил ей я. – Информация у меня для него есть.

– И какая же, синеглазый, у тебя для него информация? Ты бы хоть уровень свой показал. Обновление же прошло, какая тут на хрен маскировка? Ни жена, ни мама уже не узнают, по каким борделям ты тут шлялся. Хотя… – девчонка сделала заговорщическое лицо и шепотом произнесла: – Может быть, ты эльфийский князь инкогнито? Тогда конечно…

– А тебя, судя по всему, за болтливость сюда поставили? – так же, шепотом, спросил ее я.

– Ну да, – не стала спорить Алата, – матерюсь я иногда… через слово, а этот гад, Яр, закон свой гребаный издал, что если не в бою мат, то или штраф, или в караул. – Девчонка сделала грустное лицо и вздохнула. – Хрен ему, а не мои деньги, я лучше тут постою. Ну да ладно, говори, что там у тебя за дело. К нашему барону теперь на ссаной козе не подъедешь. Причина нужна веская. Понял?

– Четырехсотый рейдовый босс достаточно веская причина? – улыбнулся я.

Нет, понятно, что уровень Тиарана ближе к шестисотому, но скажи я это – меня банально могли принять за болтуна. Оно мне надо?

– Достаточно веская… – глаза Алаты сразу стали серьезными. – И где он, этот босс?

– Вот тут, – я постучал себя указательным пальцем по лбу. – Скажу только Фенриру.

– Денег, значит, хочешь поднять, – немного разочаровано констатировала девчонка, затем ткнула мне пальцем в грудь и добавила: – Они сейчас совещаются, я доложу, но как срубишь с нашего барона бабла, с тебя пузырь Кавелийского. Идет?

– Да хоть прямо сейчас, – улыбнулся я и протянул девушке хрустальную бутылку, прихваченную с утра из номера.

– Точно мажор, – хмыкнула она и, забрав бутылку, потянула дверь на себя. – Пошли, подождешь в баре, я сгоняю наверх и предупрежу барона. Тебя позовут.

Я вошел и словно попал в другую реальность. Это как в жаркий летний день зайти в прохладный супермаркет, или выйти из дома на улицу – и сразу оказаться в проходящей мимо твоего подъезда толпе фанатов местной футбольной команды. Обеденный зал трактира был огромен, и меня посетило странное чувство. Вот разве возможно смешать батальонную солдатскую столовую и дорогой французский ресторан? Оказывается да… Это сейчас я и наблюдал. Глаза видели ряды расставленных по-армейски прямоугольных дубовых столов, а обоняние говорило, что кормят здесь так, как в лучших ресторанах Парижа. Оно и понятно: прокачанный за триста навык приготовления пищи – это где-то за гранью добра и зла. Из куска мяса, горстки специй и пучка овощей можно приготовить такое, что еда буквально становится наркотиком. А таких поваров в Ферате, наверное, никак не меньше десятка. Длинная барная стойка сейчас была переделана под армейскую раздачу, к которой стояла очередь. Большая квадратная площадка с широким прямоугольным возвышением подозрительно напоминала танцпол. Видимо, ближе к вечеру столовая превращается в ночной клуб. Логично… Народу же нужно как-то отдыхать. Вот ведь, блин, я прямо белой завистью позавидовал мудрости руководства Фераты. Жестко вырванные из привычной реальности люди должны получать хоть какую-то отдушину – кусочек привычного им мира. Они же здесь сидят, как за компьютерами в своих московских, нью-йоркских, лондонских квартирах, уходят приключаться в сказочный мир и потом возвращаются обратно, в знакомую им среду. Гениальная адаптация. Забота о своих людях – главная задача любого лидера клана, и тут, на пороге этого необычного трактира, рейтинг Фенрира вырос в моих глазах сразу на несколько пунктов. Обеденный зал был заполнен до отказа, но шумели тут не больше, чем в деревенском трактире. Скорее всего, над каждым столом висело какое-то звукоизолирующее заклинание.

– Обед, блин, – вздохнула Алата. – Там с другого выхода есть спуск в катакомбы и на портальную площадку. В город у нас только по увольнению. Свободный выход – не ниже двухсотого. Прокачайся и гуляй, когда тебе вздумается. Так, ладно, пойдем – посажу тебя куда-нибудь. Подождешь, пока начальство освободится.

Она поискала глазами свободное место и, взяв меня за руку, подвела к столу, где сидела достаточно пестрая компания игроков: лысый воин, судя по всему – танк, с ником Злой Инженер; рядом с ним – одетый в украшенную красной вязью робу, похожую на больничный халат, темнокожий прист по имени Хану; напротив него – коротко стриженный худой маг – Кицум. Рядом с магом – лысый паладин с разрисованным красными татуировками лицом и ником Сплет, и во главе стола Ридер – скуластый разбойник с коротко подстриженной бородкой и небольшим шрамом на правой щеке, в похожей на маскхалат робе. Все бойцы – двухсотого-двести десятого уровней. Они, судя по всему, уже закончили обедать. На столе оставался только небольшой пузатый бочонок, и ребята, лениво потягивая из глиняных кружек пиво, слушали рассказ сидящего во главе стола разбойника.

– Вот, – девушка подтолкнула меня к свободному месту за столом, – посиди тут с алкоголиками, а я пока сбегаю, доложу начальству.

– Алкобратьями, – медленно повернув голову, спокойно поправил ее воин.

– Да не все ли, мать его, равно? – хмыкнула Алата. – Алкоголики, алкобратья… Что яйцами о бревно, что бревном по яйцам – один хрен бревну больно. Он к Фенриру. Пусть пока у вас посидит, а я пойду, доложу его, блин, светлости.

– Алкобратья – название нашего КП[6], – проводив девушку взглядом, пояснил Злой Инженер. – Кружка есть?

Я с улыбкой вытащил из сумки кружку, и он тут же наполнил ее из стоящего на столе бочонка.

– Новенький? – поинтересовался прист.

– Не, я инфу вашему клан-лидеру принес об уникальном рейдовом боссе. Если сговоримся…

– А уровень?

– За четыреста, – пожал плечами я.

– Ого, – хмыкнул сидящий напротив меня паладин. – Если так, то точно сговоритесь. Обожает Женя подобные авантюры, а четырехсотый РБ – это сильно. Ладно, – улыбнулся он, – не будем тебя пытать, – и, обернувшись к разбойнику, попросил: – Давай, Ген, рассказывай дальше.

– Да чего рассказывать? – пожал плечами разбойник. – Мы на той осаде вынесли четыре форпоста. Остались только укрепления клана «Русь». Ну и кучкуемся возле своей башни, а ассасины бегают по территории, ищут, где эти деятели свой форпост заныкали.

– Это когда Хидель брали? – уточнил прист.

– Ну да, – кивнул Ридер, – мы еще там удобно так на горке стояли. Час, наверное, курили, ждали, когда, наконец, Деволье орет в основной канал: «Вижу «Русь!!!»». А Фенрир, значит, на коня своего белого, которого ему Акелла подогнал, медленно залазит, оглядывает нашу толпу, мечом так пафосно указывает на северо-запад и командует: «Все! Идем на Русь!»

А мы такие, в канале хором:

– Слушаем тебя, Великий Батый!..

Разбойник замолчал, сделал глоток из кружки и, откинувшись на спинку стула, скрестил руки на груди.

– И… что дальше? – маг перевел на него вопросительный взгляд.

– Историю России учи, блин, дальше, – усмехнулся разбойник. – Вы ж, американцы, только свою войну между Севером и Югом в школах изучаете. Томас Джексон, Улисс Грант… а кто такой Батый, знает, наверное, только Сплет, и то потому, что на Украине жил…

– Да ладно тебе, – улыбнулся Кицум. – Хидель-то хоть захватили тогда?

– Захватили, – кивнул Ридер, – были же времена… Наш флаг полгода над городом развевался…

Над столом действительно висело звукоизолирующее заклинание, так что совершенно не было слышно, о чем говорят даже сидящие за соседними столами игроки. Я же сидел, слушал этих ребят, пил горьковатое пиво и думал, что, может быть, зря я не играл во все эти игры раньше? Хотя что было, то было… Тогда не играл, зато сейчас наигрался так, что уже, блин, воротит… и конца-края этим моим «играм» не видно.

– Ген, а про данж тот, в Туманных холмах, расскажи, – попросил татуированный паладин. – Вы ж там, на боссе, только вдвоем вроде выжили.

– Я тебе чего, сказочник? – улыбнулся разбойник.

– А кто ты? – удивленно посмотрев в его сторону, поддержал паладина воин.

– Нет уж, – покачал головой Ридер. – Пусть сначала Сплет расскажет, почему он до сих пор единорога не вывел.

– Да-да… – засмеялся прист, – поведай нам, почему тебя опять твоя кобыла подвела?

– Да хрен ее знает, – пожал плечами Сплет, – я ж и свиток на коня поюзал, и кормил их обоих, как в книге написано. На одну жрачку триста золотых спустил…

– А слова какие ласковые говорил? – развеселился Хану. – Ну, когда процесс у них, в смысле, шел? Может быть, погладить надо было, или даже поцеловать?..

– Отвали, – вместе с остальными засмеялся Сплет, – отхватил себе рарника – сиди теперь и помалкивай.

– Я за этим рарным бараном четыре месяца по холмам скакал, – еще больше рассмеялся прист. – Я теперь и без него могу на любую гору, как муха, заползти… Натренировался, блин.

– Ладно, народ, – отсмеявшись, хлопнул рукой по столу Ридер, – мы сегодня качаться в ущелье идем, или как?

– Ну, если никто вечером никого не будет купать, то идем, – переведя взгляд на Злого Инженера, пожал плечами маг. – В ущелье-то без танка никак…

– Чего ты на меня смотришь? – тут же возмутился воин. – Мы с женой и детьми только по субботам в баню ходим. Еще с реала привыкли.

– С женой-то и детьми по субботам, – покивал ему маг. – А с одной женой уже четвертый день подряд ходишь. Пачкаетесь сильно, однако…

– Да ну вас, – махнул рукой воин и, переведя на меня взгляд, усмехнулся. – Врут они все, не слушай. Пива еще налить?

Только я хотел согласиться, как возле стола появилась Алата.

– Пошли, мажор, – потянула она меня за рукав. – Начальство ожидает.

– Спасибо, ребят, за пиво и за интересные рассказы, – я поднялся из-за стола, пожал руку каждому из этой веселой КП и, следом за девушкой направился к ведущей наверх лестнице.

Переговорная, в которую меня провела Алата, находилась на втором этаже здания, примерно в двадцати метрах по коридору от лестницы. Зайдя в приемную, где за массивным канцелярским столом со скучающим видом красила ногти курносая рыжеволосая девчонка, моя сопровождающая кивнула на высокую дубовую дверь.

– Ну давай, удачной торговли тебе, Криан, – впервые назвала меня по имени девушка и, потянув на себя резную бронзовую ручку, буквально затолкала внутрь.

Просторное, хорошо освещенное помещение выходило окнами на задний двор кланового дома и было обставлено в стиле кабинетов покинутого нами мира. Огромный овальный стол для совещаний с парой десятков стульев вокруг, герб Фераты над креслом руководителя. Карта материка на правой стене и макет замка в левом углу. В правом дальнем углу – длинный кожаный диван, восемь широких кресел и невысокий прямоугольный столик черного дерева, за которым – четверо. Фенрир – светловолосый рейнджер двести тридцать седьмого уровня. Широкий нос, твердый подбородок, в ухе поблескивает какая-то очень непростая серьга. Справа от него в кресле двести двадцать восьмая пристесса в светлой, украшенной угловатым рунным узором мантии – Киширису. Та самая «Каша с рисом», о которой говорила Алата. Напротив нее Яр – воин двести тридцать четвертого уровня. Открытое мужественное лицо, волевой подбородок, короткая стрижка – практически идеальная внешность для положительного супергероя. Рядом с воином невысокая пепельноволосая магесса двести седьмого уровня с ником Чин-Чин. Бежевая мантия, короткие до плеч волосы, огромные зеленые глаза, правильные черты лица – девчонка в свое время явно пересмотрела аниме. Все четверо со спокойным интересом смотрят на меня.

– Здравствуй, Фенрир, – кивнул с порога я. – И вы здравствуйте.

– Господин барон Фенрир, – тут же поправил меня воин.

– Хорошо, – не стал спорить я, – здравствуйте, господин барон Фенрир.

– Яр, перестань, – поморщился лидер Фераты. Затем перевел взгляд на меня, едва заметно кивнул и, указав на одно из кресел, спокойно произнес: – И тебе здравствуй. Проходи, присаживайся, рассказывай.

Я прошел по мягкой ковровой дорожке и, заняв предложенное мне кресло, с деланным любопытством во взгляде огляделся.

– А неплохо тут у вас!

– Ты почему под маскировкой? – холодно спросила пристесса. – Тебе есть что скрывать?

– Я думаю, каждому здесь сидящему есть что скрывать, – с улыбкой глядя ей в глаза, ответил я. – Кому-то больше, кому-то меньше. Так вот я из тех – кому больше…

– Давай по делу, – с едва мелькнувшим раздражением в голосе попросил Фенрир. – У нас не так много времени. Алата сказала, что у тебя есть информация. Вот давай об этом и поговорим. Ты рассказываешь, что конкретно у тебя есть, а я решу – стоит это у тебя покупать, или нет.

– А кто сказал, что я пришел сюда что-то продать? – переведя на него взгляд, усмехнулся я. – Нет, у меня просто есть для вас предложение.

– Интересно, – хмыкнул Яр. – Значит, никакого четырехсотого босса нет?

– Босс есть, – пожал плечами я, – только он не четырехсотый.

– Ты можешь конкретно сформулировать, что тебе от нас нужно? – раздельно, попросил Фенрир.

– Подожди, командир, – приподняв левую руку, мягким голосом произнесла Чин-Чин и, повернувшись ко мне, спросила: – Ты кто такой, Криан?

Я перевел на нее взгляд, наши глаза встретились, и в следующее мгновение магесса охнула и потеряла сознание. Попытки взять меня под контроль не было, полоска ее ХП не сократилась и не покраснела. Тогда почему? Нет, я прекрасно знаю, что мой взгляд в момент ярости действует на разумных, мягко говоря, угнетающе, но маскировка это гасит – проверено. Да и не было сейчас никакой ярости…

Фератовцы отреагировали мгновенно: Яр вскочил на ноги и направил мне в лицо острие выхваченного из ножен клинка, кисти рук Киширису затянула голубая дымка, но сам Фенрир даже не пошевелился. Изменился лишь его взгляд: он стал тяжелым, оценивающим.

– Что ты с ней сделал? – с холодной яростью в голосе, сквозь зубы, процедил воин.

– Ничего, – спокойно глядя ему в глаза, покачал головой я. – Думаю, это вы сейчас должны мне объяснить, что она попыталась сделать со мной. А еще мне очень интересно, – переведя взгляд на Фенрира, с иронией в голосе поинтересовался я, – у вас в Ферате всегда так встречают гостей?

– Сядь, Яр, – холодно произнес клан-лидер и, дождавшись пока воин выполнит его команду, продолжил: – Она медиум, после Обновления появился талант. Это не было агрессией, если ты об этом. Просто иногда она может видеть суть и цвет замыслов разумных. Я не знаю, что…

– Его нет! – указав на меня, прошептала очнувшаяся магесса. – Он чистый лист, пустота… я… я не знаю, кто это… – девушка покачала головой и, глядя себе под ноги, вытащила из сумки платок, вытерла текущую из носа кровь.

– Давай так, – по-прежнему холодно продолжил Фенрир, – ты снимаешь маскировку и показываешь, кто ты есть на самом деле, и мы говорим. – В противном случае разговор не состоится. Ты просто уйдешь. Тебя не тронет никто. Ты пришел к нам, как гость, и твоя жизнь вне опасности на территории клана. Решай…

– Хорошо, – пожал плечами я и, приняв боевую демоническую форму, спокойно посмотрел в их округлившиеся глаза. – Так достаточно?

Что-то черное мелькнуло на краю зрения, я чуть повернул голову и увидел у себя за спиной сотканные из тьмы, огромные перепончатые крылья…

– А вот так прикольнее, – хихикнула в голове Лита. – Смотри, как этих хуманов проняло. Летать, конечно, не сможешь, но они-то об этом не знают.

Да уж, нахваталась благоверная у меня словечек. Сидеть стало неудобно, мешал хвост, да и увеличившиеся размеры плохо соответствовали ширине предложенного мне кресла, поэтому я подождал еще секунд десять, и сменил форму на обычную.

– Достаточно… – медленно покачал головой опомнившийся первым Фенрир. – Демон-игрок… Стальные волки? Самый таинственный игровой клан. Это же вы недавно нашли семена мэллорнов? Убили Нергхала пару месяцев назад?

– И еще Ргхарга, – кивнул ему я. – И вот об этом я как раз хотел с тобой поговорить, господин барон.

– Да оставь ты эту ерунду, – усмехнулся Фенрир. – Яр просто указ издал по клану, чтобы ребята быстрее привыкали к окружающей нас действительности. Попробуй в городе какого-нибудь благородного НПС непочтительно назвать! Дерьма потом столько вычерпывать придется… Наш замок в Приграничье, а здесь, в городе, мы кто? Провинциальный барон и его дружина? Не самый, я тебе скажу, высокий статус. У нас и увольнения в город только после предварительного инструктажа. Какой-нибудь бестолковый баран своим поведением может нагадить так, что…

– А что у Лазурных?

– Да та же хрень, – махнул рукой рейнджер. – Ксингджуан тоже баронесса, и замок у них в трех сотнях километров от нашего. И нужна бы нам была эта Вайдарра, но клановый дом восьмого уровня на ее территории весит больше восьмого замка. Плюс социалка, иначе десятый уровень клана не вытянуть, но… – рейнджер на секунду замолчал, оглядел замерших в креслах соклановцев и снова перевел взгляд на меня. – Погоди, ты сказал, что вы убили Ргхарга? Еще одного спутника бога Мучительной Смерти? Но как? Не было же об этом информации.

– Он сдох в Сатле, призрачном городе межмирья, поэтому и не было никакого сообщения в мир. – Чтобы исключить любые сомнения, я вывел над головой звание убийцы Ргхарга.

– Но ты же сам в начале разговора сказал, что есть какой-то босс. Разве клан, уничтоживший двух спутников Дважды Проклятого бога, нуждается в чьей-то помощи?


– Мой клан остался в Землях Демонов и не сможет выбраться оттуда ещё год, – со вздохом пояснил ему я. – Здесь, в Вайдарре, со мной не больше десятка человек, большинство из которых не дотягивают до двухсотого. Ещё десяток в Великом Лесу занимается мэллорнами. А времени осталось чуть больше девяти дней.

– Времени до чего?

– В катакомбах Вайдарры, в могиле Забытого бога, Тиаран собирает армию нежити. У НПС туда хода нет. У меня есть ключ от могилы и квест на пять сотен двухсотых игроков. Тварь должна подохнуть в течение определённого магистром Себастьяном времени. Ни гайда на его убийство, ни ещё какой-то информации у меня нет. Скажу больше: Нергхал и Ргхарг убиты скорее благодаря благоприятному стечению обстоятельств, поэтому, помимо людей, нужен еще и адекватный командир. Танковать же босса буду я сам.

Над столом повисла мертвая тишина, было слышно, как тикают висящие на стене гномьи часы. Фенрир медленно вытащил из сумки и поставил на стол массивную бронзовую пепельницу, закурил и наконец поднял на меня взгляд.

– Какой смысл армии в катакомбах, и почему на территорию этой могилы не могут зайти НПС? Это данж?

– Да, данж, – кивнул я и, наплевав на неодобрительные взгляды девушек, тоже закурил. – Но дело не в том. Аркам, Забытый бог, что-то такое нашёл в Океане Мрака, отчего все вокруг него стали умирать. Он сам пожелал уйти, а хоронил его Мирт. Территория гробницы смертельна для любого живого, рождённого в этом мире существа. А смысл армии в том, что мастер Эпидемий и Отложенной Смерти Тиаран, по мнению отца Себастьяна, нашлет на Вайдарру какую-нибудь жуткую чуму. Одновременно с этим в Эрантию вторгнется армия Вилла.

– Он говорит правду, – тихо прошептала Чин-Чин, – по крайней мере, сам он уверен в этом.

– Первоначально в задании говорилось, что я могу привлечь к его выполнению сотню паладинов из ордена Забытого бога. Но резиденция ордена разгромлена двумя неприкаянными богами, которых Вилл призвал из Океана Мрака. Один раз я уже с ними сталкивался. В ордене не выжил никто, поэтому убивать Тиарана придётся нам…

– А что такое этот Океан Мрака? – задумчиво глядя на пепельницу, спросила Киширису.

– Сам не знаю, – выдохнув дым, пожал плечами я. – Какая-то сущность, которая омывает все планы.

– А как ты себе это представляешь? – после некоторого молчания поинтересовался Фенрир. – У меня только триста семь двухсотых игроков.

– Со мной пойдет человек семь – вряд ли у меня получится их отговорить. Еще человек сорок пришлют «Ночные Клинки», остальных предположительно должны дать ты и Ксингджуан. Ну а я соберу вас всех в объединенный отряд.

– Погоди, – Фенрир положил трубку в пепельницу и потер пальцами виски. – Ты можешь объединить несколько кланов в один отряд?

– Легко, – пожал плечами я и кинул ему приглашение

Фенрир на секунду завис, взгляд его затуманился, затем громко выдохнул, покачал головой и потянулся за трубкой.

– Князь Крейда Криан, капитан ордена Разящей стали, легендарный полководец и восемьдесят четыре процента кланового прироста урона, – ошарашенно пробормотал он. – Когда ты все это успел?

– Жизнь заставила, – усмехнулся я. – Эльфы и мои ребята добавят еще процентов семьдесят-семьдесят пять…

– О каких эльфах он говорит? – переведя взгляд на командира, поинтересовался Яр. – Они же…

– Демоны и нежить с границ ушли, – не дал договорить ему я, – но если демоны вернулись в Преисподнюю, то нежить, скорее всего, забрал под свои знамена Вилл. В Серых Пределах была большая война, несколько богов повержены, оплот богини Смерти разрушен, и Вилл теперь там за главного. Дважды Проклятый получил огромную силу и теперь он лезет на Карн.

В приемной что-то грохнуло, раздался испуганный вскрик секретаря, дверь распахнулась и на пороге появилась закованная в латы фигура.

На часах два. Пунктуальности командора можно позавидовать. Обернувшись, я кивнул рыцарю, сдерживая при этом наползающую на губы улыбку. Впрочем, начни я ржать в полый голос, никто бы и не заметил. Фератовцы просто зависли в изумлении. Командор оглядел помещение тяжелым взглядом, подошел к нашему столу, кинул на него скрепленный сургучной печатью свиток и так же спокойно удалился.

– Чего это было? – ошарашенно прошептала Киширису.

– Это со мной, – стараясь, чтобы мой голос звучал серьезно, пояснил я. – Магистр Себастьян выделил мне брата Тукарда в сопровождение. Сказал, что его присутствие добавит веса моим словам.

– Да куда уж еще-то добавлять, – нервно усмехнулся Фенрир, – и так складывать уже некуда. – Он с некоторым подозрением посмотрел на свиток и перевел на меня взгляд. – Что это?

Я сломал печать и, развернув тонкий пергамент, расстелил его на столе. Карта могилы Аркама – двухсотметровой ширины коридор тянется на полкилометра и упирается в огромный пятиугольный зал. Слишком просто, но в нашей ситуации это скорее плюс. Провести полтысячи человек по узким проходам было бы куда как труднее.

– Забыл сказать, – оторвав взгляд от карты, я глубоко затянулся и, откинувшись на спинку кресла, произнес: – В случае успешного завершения квеста, помимо репутации и всего прочего, лидеры участвующих в убийстве Тиарана кланов получат титулы наследных графов Эрантии, деньги на строительство замков в Приграничье и право на возведение в баронское звание двенадцати своих вассалов. Так что думай, господин барон, хочешь ли ты стать господином графом…

– Ты знаешь, князь, – после десятисекундного молчания, спокойно глядя мне в глаза, ответил Фенрир, – я пошел бы на это, даже если бы не было всех этих обещаний. Кроме нас ведь некому? А этот мир уже полгода как стал нашим домом, и я не хочу, чтобы он превратился в могильник. Я не слишком хорошо вел себя там, в той жизни, но здесь нужно жить правильно, потому что по-другому не выжить. И умирать – тоже правильно, даже если потом не к камню, а сразу в Серые Пределы. До омерзения пафосно звучит, но это так, как есть. Ферата с тобой, князь, с Ксингджуан я договорюсь и уверен в ее решении. Если границы свободны, то Джин Хо – ее муж и лучший рейд-лидер, которого я знаю – будет здесь со дня на день со своими бойцами.

– Значит, по рукам?

– По рукам, – улыбнулся Фенрир, крепко пожал протянутую ему ладонь и, кивнув на карту добавил. – Ну что, давай обговаривать детали?


Глава 15

Небольшой окруженный домами дворик с четырьмя ухоженными клумбами. Лавка торговца амулетами, справа от входа в которую молодая девушка в простеньком синем платье со скучающим видом раскладывает на лотке огурцы. Оббитая железом дубовая дверь в арочной нише дома напротив. Прямо над ней герб, на котором в обрамлении каких-то ветвей на голубом поле изображен пересеченный молнией клинок. Именно сюда привел меня квест на обретение доспеха. «До Вайдарры ты должен добраться сам…» – со вздохом вспомнил я произнесенные Ингваром слова. Что ж, вот я и добрался…

У фератовцев я задержался до шести часов вечера. Решали в основном организационные задачи. Тактику и прочие вопросы будем обсуждать через пару дней, когда в Вайдарру прибудут эльфы. А так – ничего серьезного. Деньги с босса разделим поровну – по количеству участвующих бойцов, лут – по очереди. Я выбираю первым, а очередность между Клинками, Фератой и Лазурными определит жребий. Четыре баронских звания уйдут Клинкам: в том случае, если они пожелают сменить клан, но это пусть уже решают без меня. Не хотелось думать о том, что у нас что-то может не получиться. Тиаран подохнет, и я в этом ничуть не сомневаюсь. По-другому просто не может быть. Нет смысла затевать это все, если ты сомневаешься в успехе.

Под конец разговора Фенрир царским жестом выдал мне две склянки легендарного «Эликсира божественной защиты», который в течение десяти минут на двести процентов поднимает броню и на пять увеличивает все максимальные резисты. Яд Шаартаха и три с половиной сотни лучших ДД мира Аркона… тут не выживет даже бог. Выданный мне Ахриманом свиток решили не применять, а просто иметь его в виду. Все-таки яд в нашей ситуации выглядит куда как надежнее. Ладно, проехали. Следующее совещание – ориентировочно через три дня, ребята из Фераты будут держать меня в курсе. Поход в могилу Аркама – на седьмой от этого день. Вот и не буду пока заморачиваться на эту тему, сейчас нужно решить пару других, уже наболевших по времени вопросов.

Знамя гномьего легиона и командор Ордена Разящей Стали Джонатан. Интересно, не родственник ли он того Джонатона, за копыто чьего коня мы с Пончиком подержались меньше суток назад? Сейчас вот и узнаю заодно.

Выйдя из здания городской резиденции Фераты, я сверился с картой и решил в первую очередь навестить командора. Его местоположение, как и посольство Подгорного Королевства, находились в шаговой доступности от Площади Героев, но сюда все-таки было ближе идти. В посольство зайду чуть позже, если останется время. По словам встреченного в катакомбах гнома, там как раз сейчас те, кто мне нужен, так что моя задача существенно упрощается.


– Слушай, друг, – кивнув на дверь, обратился я к тридцать третьему игроку-магу, который салатовой краской старательно закрашивал оправу из декоративных камней вокруг клумбы, – не знаешь, что это за контора?

– У тебя курить есть?

Парень кинул кисточку в небольшое ведёрко и, разогнувшись, размял затёкшие плечи.

– Да, держи, – я протянул ему мешочек с табаком и махнул рукой. – Оставь себе.

– Спасибо, – кивнул маг и, вытащив из сумки трубку, пояснил: – Это фехтовальный клуб. Только тут что-то вроде служебного входа, главный – с другой стороны. Там конюшни, тренировочные площадки и стена метра четыре еще. Но если ты решил заглянуть, поискать квестов – без толку это. Нашему брату туда дороги нет. Я тут уже третий день заборы с домами раскрашиваю, так при мне отшили уже человек пять.

– В смысле, для местных только заведение?

– Скорее, для дворян, – пожал плечами маг, – хотя, врать не буду, заходили туда и сержанты из Первого королевского легиона.

– А ты здесь на социалках?

– Ну да, – сделав пару затяжек и прикрыв от удовольствия глаза, кивнул он. – Моя КПшка на север отправилась квест сдавать, а у меня его не было, я и решил репу с местными подтянуть.

– Значит, фехтовальный клуб, – улыбнулся я. – Спасибо, но я все-таки попробую туда заглянуть.

– Попробуй, – пожал плечами маг, – а вдруг да и прокатит?

Я попрощался со словоохотливым парнем, подошёл ко входу и, убрав маскировку, три раза ударил дверным молотком по специально предназначенной для этого пластине.

Буквально через полминуты дверь открылась, а появившийся на пороге двухметровый воин в длинной кольчуге и кожаных укреплённых мифриловыми пластинами сапогах при виде меня удивлённо приподнял правую бровь.

– Старший? – негромко произнёс он и, сместившись влево, добавил: – Проходи.

Я оказался в нешироком коридоре с тремя окнами по левой стороне.

– Я к командору Джонатану, – сообщил я открывшему дверь воину.

– Да, – кивнул тот, – мастер сейчас у себя. Направо по лестнице на второй этаж, вторая дверь слева – со скрещёнными молнией и клинком. Не ошибёшься.

Поблагодарив, я пошел дальше, а воин скрылся за небольшой дверью – видимо, там находилась комната для дежурных.

«Неужели вот так все просто?» – думал я, поднимаясь по каменной лестнице со стертыми множеством ног ступенями. Не нужно никому ничего доказывать и подтверждать. Нет, понятно, что командор вряд ли вручит мне весь утерянный комплект доспехов Ингвара, но в былые времена по легендарному заданию пришлось бы побегать по всей Эрантии до тех пор, пока он соизволил бы со мной поговорить. С другой стороны, я уже тоже не мальчик – целый отмеченный богом капитан. Ладно, посмотрим еще, что он мне скажет.

Командор Ордена Разящей Стали Квентин Джонатан – сухощавый светловолосый мужчина с прямым носом, широкой челюстью и четко очерченным ртом – сидел за небольшим письменным столом и что-то быстро записывал в каком-то свитке. При моем появлении он поднял голову, на мгновение нахмурился, а затем приветливо улыбнулся.

– Капитан Волчонок! Как же, как же, наслышан о твоих подвигах. – Он отодвинул перо и свиток в сторону и сделал приглашающий жест, указав на стоящий у стены диван. – Хотя на волчонка ты уже мало похож, скорей, трехлетка. В это время они набирают достаточно сил и, как правило, уже находят себе подругу.

– Здравствуйте, мастер, – улыбнулся ему в ответ я и, усевшись на предложенное место, огляделся по сторонам.

Ну, что сказать? Кабинет, что называется, соответствовал. Письменный стол, диван, два кресла, книжный шкаф, адамантитовый доспех в углу на подставке и оружие… Одноручные и двуручные мечи, кинжалы, копья, глефы – они висели на стенах, стояли и лежали на специальных подставках. Оружия было столько, что казалось – им можно экипировать как минимум полную легионную полусотню.

– Сожалею, что не могу уделить беседе с тобой достаточно времени, – со вздохом развел руками хозяин кабинета. – Через полчаса я отбываю в Нантское графство.

– Прорыв из Серых Пределов? Стертый с лица земли замок барона Адриса? – поинтересовался я.

– Ты… ты что-то знаешь об этом? – командор пристально посмотрел мне в глаза. Улыбка с его лица исчезла.

– Замок разрушили морты, которых Вилл призвал из Океана Мрака. Его целью был Орден Забытого Бога…

Я коротко изложил Квентину события последних дней. Он слушал, не перебивая, а под конец рассказа вздохнул и потер ладонями виски.

– Каэр Толл разрушен, Тиаран в Вайдарре – это объясняет непонятные шевеления нежити на руинах Аркитании, – со вздохом покачал головой он.

– Аркитания? Что это за место? – в свою очередь спросил я.

– Мертвое герцогство на территории Даркана в ста милях от южной границы между Эрантией и Степями Орков, – пояснил Квентин. – Меньше тысячи лет назад там произошел самый значительный прорыв из Серых Пределов. Вилл и Сират пытались возвести на Карне оплот, но Ингвар, Дхорш и Каэлла загнали Дважды Проклятых в ту дыру, откуда они попытались выползти.

– То есть ты хочешь сказать, что именно оттуда и последует нападение на Эрантию?

– Я не знаю… – покачал головой он. – Пути и замыслы богов понятны только им самим. Возможно, если вам удастся уничтожить Тиарана, атаки не произойдет. Ведь если рассуждать логически, Вилл ожидает паники в Вайдарре, и только тогда будет атаковать. Впрочем, это только мои предположения. Все, капитан, – командор поднялся со своего стула, прошелся по комнате и остановился напротив меня. – Король, скорее всего, уже в курсе, не сомневаюсь, что магистр успел ему передать все то, что ты мне рассказал. Но нужно сообщить Ингвару. Давай разберемся с твоим делом, и мне нужно уходить.

– Я, собственно, по поводу утерянного доспеха.

– Знаю, и, как вижу, перчатки ты уже нашел, – улыбнулся Квентин. – У меня же есть информация о шлеме и кирасе.


Задание: «Обретение доспеха» выполнено.

Вам доступно задание: «Кираса доблести Ингвара».

Тип задания: легендарное.

Найдите в Хар Каторе рыцаря-капитана Ордена Разящей Стали Гордрима и расспросите его об утерянной кирасе Ингвара.

Награда: опыт


Вам доступно задание: «Шлем доблести Ингвара».

Тип задания: легендарное.

Найдите в Лууу рыцаря Ордена Разящей Стали Алто-Ауна Алеана и расспросите его об утерянном шлеме Ингвара.

Награда: опыт


– Куда попали наплечники, наручи, латная юбка и сапоги, – я не знаю, но кираса точно где-то у гномов, шлем у дроу.

– Подскажи мне одну вещь, мастер, – приняв задание и поднимаясь с дивана, напоследок поинтересовался я. – Как случилось так, что доспех оказался утерян?

– В этом нет никакого секрета, – пожал плечами он. – Черное железо – самый восприимчивый к магии металл. В Фертанской битве Велиал с Молохом ударили по Ингвару магией Хаоса, которая проникла в него и… – Квентин окинул меня взглядом с ног до головы и улыбнулся. – Стихия, с которой ты подружился, губительна даже для богов. Ингвару пришлось скинуть с себя доспех и буквально расшвырять его по миру. Остался только пояс, который он подарил тебе…

– То есть с любым, кто носит что-то из этого металла, может случиться то же самое?

– Если его одновременно атакуют два Великих демона, то наверное, – улыбнулся командор, – но ты можешь не переживать. Первозданный Хаос – странная стихия, он сам выбирает своих адептов. Это может быть кто угодно, и тот, кто оказался в их числе, получает полный иммунитет на то время, пока стихия ему благоволит. Все, брат, – он хлопнул меня по плечу и крепко сжал в ладони руку. – Мне и правда нужно спешить.

Вот так всегда… на самом интересном месте. Попрощавшись с Квентином, я направился на выход и уже на улице вспомнил, что забыл его спросить о том всаднике на площади. С другой стороны, так ли это важно? Узнал-то я, по сути, немало, и информация о шлеме и кирасе тут далеко не в приоритете. Какая-то, мать ее, Аркитания, с ее непонятными шевелениями… Ну да, разработчики в свое время создали замечательный мир, заполнив его не менее замечательным контентом, но беда любого игрового мира в том, что для привлечения аудитории все в нем, как правило, про борьбу с какими-нибудь плохими парнями. И когда этот мир вдруг оживает, тем, кто в нем оказался, это оборачивается боком. Но как красиво командор рассказал про утерю доспеха! Сколько тут, в Арконе, разбросано божественных сетов? Да любой здравомыслящий человек подумает: с какого это хрена Великой сущности терять или прятать где-то свои шмотки? А тут даже и не подкопаешься. Может быть, и правда Аркон существовал все эти тысячи лет, а игра просто была его копией? К Харту философию, сейчас в реальности окружающего я не сомневаюсь, и ладно. А вот то, что у меня иммунитет к Хаосу – это действительно классно! Хоть какая-то позитивная новость.

Я вдохнул полной грудью прохладный вечерний воздух, кинул взгляд на клонящееся к закату солнце и, поправив на поясе ножны с мечом, направился к следующей точке моего маршрута.


Посольство гномов скрывалось за высоким четырехметровым забором, так что с улицы была видна только небольшая часть металлической крыши. Чёрные кованые ворота с небольшой дверью – и два стража на входе. Все правильно, в мире, где нет камер наблюдения, часовые должны стоять именно перед, а не за воротами. Хотя специалист по охране объектов из меня, прямо скажем, хреновый. Могу и ошибаться. Может быть, у гномов просто так принято.

Оба стража – НПС – имели двести двадцатый уровень и с ног до головы были облачены в латы. Открытые шлемы, круглые щиты, короткие топоры – гномы выглядели предельно внушительно, а оскаленные кабаньи морды, выгравированные на лицевой стороне их кирас, подтвердили мне, что я явился по адресу.

– Добрый вечер, – обратился я к тому, что стоял справа. – Мне срочно нужно переговорить с вашим послом.

Гном, которого звали Гисли, смерил меня взглядом и небрежно хмыкнул.

– А мне нужно сейчас пару кружек темного эля и пригоршню соленых сухариков, – глядя мне в глаза, сквозь зубы процедил он. – Посол принимает до обеда. Завтра приходи, с бумагой из канцелярии короля.

– Какой еще бумагой?

– Мы на территории хуманов, демон, – все так же сквозь зубы процедил гном. – С вами у нас мира нет, но если за тебя попросит король, то господин посол, возможно, сможет тебя принять.

Однако… Мой нейтралитет, по ходу, им до известного места. Нет, можно, конечно, сходить в катакомбы, найти этого Леголаса и попросить его, но что-то мне кажется, что и такой вариант не прокатит. Да и какого хрена?! Кто тут кому чем обязан?

– Позови начальника караула, солдат, – сдерживая всколыхнувшуюся ярость, и стараясь, чтобы мой голос звучал спокойно, попросил я. – Я попытаюсь объяснить ему…

– Никого я не буду звать, – с наглой ухмылкой ответил он. – Попробуй объяснить мне.

– Я принес ваше Знамя…

– Знамя? – усмехнулся гном. – Вот завтра и приноси, вместе с бумагой от короля. Уходи, демон! Будь ты хоть трижды князь – тебе здесь не рады! – отрезал он, и с вызовом посмотрел мне в глаза.

Ярость ударила по вискам, но… перед моим внутренним взором вдруг пронеслась картина гибнущего легиона. Лязг железа, рев демонов Преисподней, резкие команды легата… Заваленное трупами поле и последний оставшийся в живых легионер, тяжело опирающийся на древко развевающегося на ветру знамени… Те воины не виноваты в том, что у них такие вот идиоты потомки. Видимо, у меня в глазах что-то мелькнуло. Взгляды обоих стражей стали серьезными, руки легли на топоры. «А, да пошло оно все!» – мелькнула в голове здравая мысль. Эти тупые упрямые недомерки… Ничего мне от них не нужно…

– На, возьми, – я сунул сверток со знаменем гному в руки. – Сам передашь главе своего рода. И валите к Харту со своими понтами! Ну, или к королю за бумагой, мне плевать!

Я развернулся и быстрым шагом пошел в сторону «Единорога». С меня достаточно. Портить настроение из-за этих ублюдков я не собираюсь. Хватает проблем и без них. Награду за квест пусть засунут себе в задницу. На ходу открыв квест-лог, я попытался отказаться от задания. Не получилось… Да и хрен с ним, пусть висит. Одним больше, одним меньше – мне без разницы.

– Эй, демон! – раздалось у меня за спиной, но я не обратил на этот окрик внимания.

Сами пусть теперь разбираются. Я свой долг перед теми воинами выполнил. Повернув за угол, пересек улицу и продолжил свой путь к отелю. На сегодня с впечатлениями нужно завязывать, и так нахватался уже выше крыши.


– Добрый вечер, князь, – поприветствовал меня портье, как только я переступил порог отеля. – Ваши спутники ожидают вас в соседнем зале.

Я кивнул и прошёл по ковровой дорожке направо.

– А знаете, за что мне нравится этот мир? – с порога услышал я голос Фантика. – За то, что здесь пива можно пить сколько влезет, и не бегать в известное место, по известной потребности.

– Сколько влезет… – покачала головой Масяня. – Да в тебя шланг можно вставить от цистерны с бухлом, уйти на месяц, потом вернуться, а в тебя все ещё будет "влезать".

– А я о чем говорю? – похлопал себя по животу Фантик. – Употребление без отрыва, так сказать, от процесса. Я в том мире о таком и не мечтал. О, приветствую, князь, – заметив меня, махнул рукой он. – Надеюсь, у тебя все сложилось? А то братец Тук появился тут час назад, обвёл нас всех своим героическим взглядом и куда-то упылил. Мы даже заволновались.

– Все в порядке, – улыбнулся я, просто физически ощущая, как ко мне возвращается настроение. Братец Тук… Блин. Фантик, конечно, кадр ещё тот.

– А где все остальные? – усаживаясь на свободное место, спросил я. – И почему вы опять здесь? Там же, вроде, есть ресторан.

– Да там местные на каких-то скрипках играют, и мужик песни унылые поёт, – махнул рукой Лысый. – "Мурку" он не знает, я спрашивал. Так что лучше уж здесь. Пожрать они и сюда приносят, если что. – Фантик разлил по кружкам тёмное пиво из стоящего на столе бочонка, пододвинул одну из них ко мне и, кивнув на Пончика, продолжил: – Сестры этого вот деятеля чистят пёрышки наверху, они сегодня весь день с нашей блондинкой по магазинам шлялись. А в мою жену неожиданно вселилась душа погибшего прапорщика. Она вещи собирает и с хозяйкой прощаться сегодня будет. Так что я сегодня свободный и неженатый. Поскольку Пончик тут с довеском в виде сидящей около него особи противоположного пола, и из нашей мужской компании выпадает, предлагаю пуститься во все тяжкие! Когда ещё я вдохну этот чистый воздух свободы?

– Рот бы тебе заткнуть, чтобы вообще не дышал и не говорил ерунду всякую, – со вздохом покачала головой Масяня. – Да где только кляп такой найти…

Фантик изменился… Это примерно как идёшь по улице, смотришь на идущего навстречу человека и понимаешь, что он по-настоящему счастлив. Так и с ним. Его приколы, поведение остались прежними, но вот мелькает во взгляде что-то неуловимое, так, что сразу начинаешь по-доброму ему завидовать. Может быть, и я когда-нибудь "поймаю" подобное состояние? Кто знает…

– Привет всем, кого не видели!

За размышлениями я не заметил, как к столу подошли сестры Пончика.

М-да, интересно, какие пёрышки они там себе чистили? Как по мне – внешне девушки не изменились ни разу. Короткие полусапожки без каблука, кожаные штаны, приталенные куртки. Не было только плащей и прикрывающих лица капюшонов. Впрочем, мужчине порой сложно заметить произошедшие с женщиной изменения. Так-то девчонки выглядели сногсшибательно. Мечта байкера или какого-нибудь охотника на вампиров из комиксов. А ещё они были одинаковыми. Вообще. Уровень, класс, одежда, короткая стрижка. Отличались только цветом волос. У Дианы – той, что с ником Гюрза – волосы светло-рыжие, у второй – Эрики – темно-русые. Девчонки, видимо, не очень заморачивались с редактором персонажей. Может быть, только добавили себе еще большего сходства. Все-таки близнецы к тридцати годам немного отличаются, а тут просто две зеркальные копии. Пончик тоже очень на них походил, но я хотя бы его мог гарантированно отличить.

– Ну наконец-то, – усмехнулся он, – не прошло и полгода…

– Молчи, мелкий, – хмыкнула, усаживаясь на свое место, Эрика, – что бы ты понимал в… ой, прости, Масянь, – она перевела взгляд на охотницу и виновато пожала плечами. – Он же теперь женат…

– Ты думаешь, он за это время повзрослел? – улыбнулась охотница. – Чего-то я такого не заметила…

– Спелись, короче, – с притворной горечью вздохнул Пончик и разлил по бокалам коньяк.

– Ник классный, – кивнув на Диану, с уважением заметил Фантик и неожиданно выдал:

Я наводчица Катя, по кликухе Гюрза.
Темно-синее платье, голубые глаза…

Над столом на мгновение повисла тишина. Диана удивленно на него посмотрела, потом вдруг пропела в ответ:

Как пришили мне дело, я братву не сдала.
Я в «Бутырке» сидела, но в сознанку не шла.

– Тоже знаешь? – подмигнув Фантику, улыбнулась она. – Классная песня! Я свой ник как раз благодаря ей когда-то и выбрала. Ну, – девушка подняла свой бокал, – давайте за знакомство?

Мы выпили. Диана перевела на меня вопросительный взгляд:

– Надеюсь, мы ничего не пропустили, и ты расскажешь, когда поведешь нас убивать босса из катакомб?

– А вы-то тут каким боком? – улыбнулся я.

– Но ты же не оставишь двух одиноких беззащитных женщин и возьмешь их под свое могучее крыло, князь? – беззаботно пожала плечами Эрика. – Ну а мы, поверь, чего-то да стоим. Отдамажим не хуже двухсотых…

– Ага, конечно, – покачал головой я, – насчет одиночества не знаю, а вот насчет беззащитности еще бы поспорил… – Я кинул им приглашение в клан, вытащил из сумки трубку и уселся поудобнее. – Ладно, слушайте, что у нас дальше по плану…


Рассказывал я недолго – да и что там было рассказывать? Встреча в Ферате? Обозначенные даты? Под конец рассказа я обвёл взглядом всех сидящих за столом и с улыбкой произнёс:

– Отговаривать никого не буду. Со мной пойдут все, кто захочет, за исключением Масяни.

– Чего это? – тут же возмутилась охотница.

– Ты командира-то слушай, – Пончик скосил на подругу взгляд и легонько толкнул её плечом. – Он дело говорит.

– Ты и сама прекрасно знаешь об этом, – глядя в глаза охотнице, пояснил я, – никто не знает, как все это может отразиться на будущем ребёнке. Потерпи немного, а потом хоть на драконов, хоть на джиннов. Я понимаю, ты добавишь рейду семь процентов урона, но у нас на четыре клана и так под триста процентов прироста. Давай не будем попусту рисковать?

Масяня опустила глаза, вздохнула и покачала головой.

– Развели тут, понимаешь, сексизм, – переведя взгляд на Пончика, с улыбкой произнесла она и ткнула его кулаком в бок. – Ладно уж, подожду вас на входе, но только попробуйте не завалить мне этого гада!

– Да грохнем мы его, не парься, – беззаботно махнул рукой Фантик и, кивнув на блюдо с мясом, добавил: – Кушай вон лучше. А то ты худая и поэтому всегда злая…

– Эх… быстрее бы уже твоя жена сюда переехала, – закатила глаза охотница. – Я ей даже скалку по этому случаю подарю! Мне не мясо, мне успокоительное нужно пригоршнями жрать! Я же уже почти полгода тебя терплю!

– Господин князь! – раздалось от входа в зал. – Тут вас спрашивают!

Я кивнул портье и жестом успокоил ребят.

– У меня дело, скорее всего, одно образовалось. Вы продолжайте, а я ненадолго отлучусь.

Допив оставшийся в бокале коньяк, я поднялся и проследовал ко входу, где ожидаемо обнаружил двух уже знакомых мне гномов. Ну да… Знамя главе их рода, скорее всего, смогу передать только я. В противном случае у меня получилось бы отказаться от этого задания. Как они меня нашли? Да элементарно. Демон-князь в столице людей – я бы тоже в первую очередь искал в "Единороге". Злился ли я на этих двоих? Наверное, уже нет. Ярость давно утихла, а чего злиться на дураков? Оба гнома замерли у входа, без шлемов. Тот, который Гисли, бережно, словно младенца, придерживал перед грудью свернутое знамя. Заметив меня, гномы низко опустили головы, Гисли шагнул вперёд и негромко произнёс.

– Кто ж знал, о чем ты ведёшь речь, князь?.. Мы ж… даже помыслить не могли… Идиоты, что сказать… – Гном тяжело вздохнул и продолжил: – Горвин… построил сотню на территории посольства. Сказал – будут стоять, пока не упадут, а мы за это время тебя должны привести. Ведь только ты можешь возложить его на Алтарь Предков. Только тот, кто вернул, может… Не приведём тебя со знаменем… Позор… У меня в том ущелье отец со старшим братом остались лежать… Мы даже тризну правильно провести по ним не могли… – Гисли поднял на меня взгляд и твердым голосом произнёс: – Убей нас, князь, если твоя обида того стоит! Убей, но отнеси Знамя…

М-да… Я ничего не ответил. Принял Знамя Шестого Гномьего легиона, и, так же бережно держа его перед собой, вышел из отеля и направился к посольству. Гномы молча пошли следом за мной.


Глава 16

В распахнутых настежь воротах замерла шеренга облаченных в мифрил гномов. За их спинами сотня воинов Подгорного королевства образовала широкий коридор, в конце которого, в свете ярко горящих факелов, застыла фигура седого посла. Старший Мастер Горвин, гном четыреста пятидесятого уровня, стоял, расставив ноги и держа на одном из своих немалых плеч огромную секиру, лезвие которой окутывало алое магическое пламя. Перед посольством собралась целая толпа любопытных, среди которых я заприметил пару десятков игроков.

Когда до ворот осталось метров тридцать, сопровождающие меня гномы одним движением сорвали с пояса топоры и, выдвинувшись с двух сторон вперёд, перешли на строевой шаг.

– Дорогу! – проревел Гисли, и толпа отшатнулась.

Чтобы соответствовать моменту, я перекинулся в боевую форму и вывел своё княжеское звание над головой. Произошло это скорее машинально. Я просто чувствовал, что так будет правильно.

– Дорогу Реликвии! – перекрывая удивлённые возгласы зевак, сухо, как выстрел, прогремел над площадью голос сотника.

Слева раздалась барабанная дробь. Шесть гномов из стоящей в воротах шеренге шагнули вперёд и чётко разомкнули строй.

– Смирно! – проревел командир сотни, а стоящий в конце "коридора" седой гном скинул с плеча секиру и ударил её древком по камням мостовой.

– Слава! – рявкнул сотник и грохнул топором о сорванный со спины щит.

– Слава! – слитно проревел в ответ строй.

Гномы с оглушительным лязгом ударили себя кулаком в грудь и, низко склонив головы, замерли.

Гисли с товарищем отстали, барабанная дробь сменила ритм и сейчас звучала, как тогда, в легионе, стоящем на пути пятикратно превосходящих по численности демонов.

А мне вдруг стало неудобно… Это не моя слава. Я даже в убийстве Шаартаха поучаствовал только косвенно. Просто забредший на праздник чужак, но… Но по-другому нельзя. Мне не нужна чужая слава, но, раз она зависит от меня…

Барабанная дробь оборвалась. Я остановился напротив посла и, чётко разделяя слова, произнёс в повисшей над площадью тишине:

– Знамя Шестого Гномьего Легиона!

– Приветствую тебя, князь Крейда Криан! – гном оторвал от знамени взгляд заблестевших глаз и поднял его на меня. – Подгорный народ благодарен тебе! Окажи нам честь – возложи Реликвию на Алтарь!

Дождавшись моего кивка, он бросил короткое:

– Пойдем, князь, – и, ловко закинув на плечо секиру, направился вдоль здания посольства направо, чтобы свернуть за угол.

На внутреннем дворе обнаружилась площадка, в центре которой, переливаясь всеми оттенками коричневого, висело квадратное окно портала. Гном вошёл в него, и я, не колеблясь, последовал за ним. Глупо было бы предположить, что Алтарь Предков Бронзовобоких находится в здании посольства. Я ещё в "Единороге" понял, что придётся отправляться в горы.


Крайтские горы; Недра Северного хребта; Стоунфордж; Зал Старейшин; уровень локации 400.


– Слава! – от крика восьми стоящих в портальной комнате часовых у меня заложило уши. Я проморгался после выхода и следом за Горвином прошествовал в длинный, освещённый магическими светильниками, коридор. До самого Зала Старейшин мы добирались минут семь, и за это время я едва не оглох. Часовые стояли через каждые двадцать метров, а эхо в коридорах было ужасное. Если кто-то взрывал новогодние петарды в небольшой закрытой комнате – он меня точно поймёт. Такое количество часовых и уверенная походка посла свидетельствовали о том, что глава рода проинформирован и в тронном зале нас уже ожидают.

Пока мы шли, я быстро заглянул в летописи и узнал, что Зал Старейшин как раз и является тронным залом тана. У гномов своя, не очень похожая на другие, иерархия. Главой рода тут называют правителя. Тан – эквивалент эрантийского герцога, хотя и достаточно приближенно.

Коридор вывел нас в огромное помещение со стоящими вдоль стен статуями. В его дальнем конце, возле шестиметровых мифриловых дверей с выгравированными на них оскаленными кабаньими мордами, застыл почетный караул. Десяток закованных в адамантит гномов с сотником во главе.

– Сразу проходи к алтарю, он в правом дальнем углу, – пояснил Горвин и, остановившись напротив сотника, скомандовал: – Дорогу Реликвии!

– Слава! – рявкнули в ответ воины и, расступившись, распахнули передо мной двери.

– Ну, иди, князь… – напутствовал меня Горвин и, отступив, освободил мне путь.


Тронный зал, что называется, соответствовал. У меня даже в первый момент создалось впечатление, что я попал на одну из станций московского метрополитена. Нет, помещение не было таким же огромным, но вот потолок… Украшенный странным ломаным узором, испускающим мягкий оранжевый свет, он возносился в такую высь, что, для того, чтобы его увидеть, требовалось задрать голову – что я, собственно, и сделал: сразу, как зашел. В остальном зал вполне соответствовал представлениям среднестатистического игрока о тронном зале гномьего города. Пол, сложенный из плотно подогнанных друг к другу гранитных плит. Мраморные барельефы на стенах, огромный бронзовый трон на возвышении и длинный стол из красноватого камня. Два ряда кресел, вырезанных из того же материала.

В зале нас ожидали девять гномов разного возраста. Тан Гунбранд, могучий двухметровый гном пятьсот девяностого уровня, замер около алтаря. Восемь старейшин выстроились слева неровной шеренгой. Спокойные изучающие взгляды направлены на меня. Сам алтарь – коричневый прямоугольный камень метровой высоты с тремя неровными глубокими трещинами – стоял прямо напротив двери, справа от огромного камина, в глубине которого тлела груда каменного угля. Ну да, логично: город расположен глубоко в недрах горного хребта. Деревья здесь не растут, а до ближайшего выхода на поверхность никак не меньше сотни-другой километров.

Медлить я не стал и, переступив порог, сразу направился к алтарю, испытывая при этом нешуточный мандраж. Посол забыл мне объяснить, как именно нужно возлагать Знамя, эти тоже вряд ли подскажут… Блин, а вдруг я что-то сделаю не так?

– Слава Героям! – не отрывая взгляда от знамени у меня в руках, произнёс тан. Его негромкие слова отразились от стен и, казалось, медленно поднялись к потолку.

– Слава! – эхом отозвались старейшины.

Я подошёл к алтарю, аккуратно развернул полотнище и бережно накрыл им коричневый камень…

В следующее мгновение пол под ногами ощутимо качнулся, сверкнули алым глаза вышитого на знамени кабана, ярко вспыхнули в камине угли. Раздался каменный скрежет. Алтарь дрогнул, трещины на нем исчезли. Прямо на глазах срослись дыры на полотнище. Осталась только кровь… Кровь последнего легионера, который своим подвигом изменил ход великой битвы. Ведь потерпи Кирана поражение, и Багерит с Шаартахом вломились бы в строй прикрывающих армию магов, а рыцари вряд ли смогли бы их остановить.


Внимание всем игрокам, выбравшим расу Подгорного народа! В Стоунфордж вернулась Реликвия! Отныне все жители Подгорного королевства (за исключением тех, кто принадлежит к клану «Бронзовобокие») получают 1 %-е увеличение наносимого физического и магического урона, 1 %-е увеличение рейтинга брони и всех защит, 1 %-е увеличение лечебных заклинаний, 1 %-е увеличение получаемого опыта. Отныне все принадлежащие к клану «Бронзовобокие» гномы получают: 7 %-е увеличение наносимого физического и магического урона, 7 %-е увеличение рейтинга брони и всех защит, 7 %-е увеличение лечебных заклинаний, 7 %-е увеличение получаемого опыта.

«Интересно, – думал я, глядя на бегущие строки системного сообщения, – в задании говорилось передать знамя главе рода, а гномы попросили возложить его на алтарь. Это одно и то же? Или нужно сделать что-то еще?»

– Я благодарю тебя, князь Криан, за возвращение знамени наших отцов! – низкий голос гномьего тана прервал мои размышления. – Вот, владей этим по праву и в благодарность от нашего народа! – Он протянул мне три черных, выгнутых куска металла с болтающимися ремнями и замками по краям. В первый момент я не понял, что это, а когда разглядел… И мне снова стало стыдно. Награда должна соответствовать деяниям. Я очень хорошо осознал это там, на площади Крейда, когда принимал присягу у своих бойцов. Может быть, с княжеским званием что-то изменилось во мне, но…

– Я благодарю тебя, тан Гунбранд, – жестом остановил его я, – но это слишком ценный подарок. Ту тварь, что забрала ваше знамя, убивал не я. Призрак архимага Альтуса… Я встретил его в тот самый день, когда попал в ваш мир. Смерть Шаартаха нужна была мне, чтобы выполнить его задание, ему – чтобы обрести покой. Я еще не набрал тогда силу, тан, и не мог ему ничем помочь. Демона убил архимаг и только он. Я просто взял с его трупа знамя. Не много чести в возвращении того, что и так принадлежало вашему роду…

– Я ценю твою скромность, князь, – задумчиво усмехнулся Гунбранд, – но я вижу гораздо больше, чем ты говоришь. Ты пролил в том бою свою кровь и сам убедил мага помочь тебе. Ты слишком мало знаешь о наших реликвиях. Они никогда не откликнутся рукам недостойного. Владей по праву, князь! Ты это заслужил.

Гунбранд шагнул ко мне и сунул в руки кирасу…


Задание «Возвращение Реликвии» выполнено!

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 256.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 258.


Вам доступны тринадцать единиц очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступно 39 единиц характеристик.

Вами получен предмет: «Кираса доблести Ингвара».


Задание: «Кираса доблести Ингвара» отменено.


Повышение репутации. Гномы теперь относятся к Вам с уважением.

Повышение репутации. Гномы клана «Бронзовобокие» относятся к Вам с почтением.

Внимание! Вы обратили на себя внимание высшего существа. Бог Подгорного народа, покровитель кузнечного и шахтерского ремесла Гримнир знает о Вашем существовании.


«Надо бы таланты наконец с характеристиками разложить», – отстраненно думал я, глядя на сокровище в своих руках. Три части: нагрудник, набрюшник и наспинник. Едва заметное ребро жесткости посередине нагрудника, подвижный упор для копья… Она… она была совершенна, как юная красавица. А кровь – да… текла из ушей, когда Альтус убивал Шаартаха. Может, и правда Система на этот раз не ошиблась?..


Кираса доблести Ингвара.

Нагрудник; латы.

Прочность: 3788/4000.

Легендарный масштабируемый. Предмет из набора «Доблесть Ингвара».

Не требует уровня.

Броня: 1548

+129 к силе.

+387 к здоровью.

Поглощает 12,9 % входящего магического урона.

Вес: 10,2 кг.

Бонус от ношения 3-х предметов:

+20 % к здоровью.

+5 % ко всем максимальным сопротивлениям

Часть доспеха бога воинов Ингвара.


– Присаживайся, князь, – Гунбранд сделал приглашающий жест рукой. – Сейчас принесут эль, нужно помянуть наших предков.

– Конечно, – кивнул я, сменил форму, убрал кирасу в сумку и сел на предложенное место на торце стола. Я слабо разбираюсь в гномьем этикете, но, судя по всему, именно это место предназначено для почетных гостей.

– А пока будут нам накрывать, – продолжил тем временем тан, – расскажи, как ты смог выбраться из запечатанного богами плана и… – правитель гномов на мгновение замялся, вздохнул и посмотрел мне в глаза. – У меня и здесь сидящих есть просьба к тебе, князь.

– Слушаю?

Я внутренне собрался, ожидая очередного безумного задания, но все оказалось значительно проще.

– Ты же видящий, князь, – чуть помедлив, произнёс он. – С помощью Ока Хьера ты можешь показать нам, как погиб легион. Передавать видения через Око – не самое приятное занятие, но… – Гунбранд сел на другом конце, как раз напротив меня, и, положив на стол два своих огромных кулака, вздохнул, – но мы хотим знать, как погиб Шестой Легион.

– Я покажу вам, если кто-то объяснит мне, как это сделать, – пожал плечами я. – Но тогда у меня будет встречная просьба.

– Говори…

– Я хочу, чтобы то, что я покажу, увидел сын Скити и Дарны, дочери мастера Горина. Скити был простым легионером одиннадцатой сотни. Приведите его сына и несите свой артефакт.

– Никого приводить не нужно, – удивлённо произнёс тан и перевёл взгляд на одного из старейшин.

– Что… сделал… мой… отец? – севшим от волнения голосом произнёс тот.

"Хрен вам, а не спойлеры", – хмыкнул про себя я, а вслух произнёс:

– Ты все узнаешь из видения, Мастер.

Чёрные волосы, аккуратно подстриженная бородка, карие глаза – я ни разу в видении не видел лица Скити, поэтому догадаться шансов не было. И да, сын в мастерстве далеко превзошёл своего отца. Великий Мастер Торвард… Скити погиб учеником…

У гномов вообще странная пирамида власти. Ещё в катакомбах из пояснений Пончика я понял, что у этой расы все плотно связано с их ремесленными заслугами. Все старейшины за столом носили ранг Великих Мастеров. Все, кроме тана. "Говорящий с металлом"… – выше, наверное, только звезды. Интересно – сколько это в цифрах? Или цифрами подобное не измерить?

Пока несли артефакт и накрывали на стол, я разглядывал будущих сотрапезников и думал, что отец Рэя был прав. Все эти навязанные разработчиками прошлого века бороды сменили аккуратные бородки. Изменился мир, вместе с ним исчез и идиотизм. Совсем им без бороды, наверное, нельзя, тут одних только традиций на целую Ленинскую библиотеку. Хотя, может быть, дело как раз в том, что короткая борода банально предохраняет часть лица? Кто знает…

Ждать пришлось недолго, прошло не больше пяти минут, когда зашедший в зал седой гном по указанию тана поставил передо мной небольшую шипастую полусферу. Око Хьера было похоже на половинку каштана. Зелёный цвет, торчащие во все стороны шипы – мне не очень хотелось выступать в роли проектора, но личная просьба правителя… Да и заслужили те воины, чтобы потомки увидели их подвиг.

– Просто положи на него руку и вспомни… – посоветовал Гунбранд. – Будет больно, но что такое эта боль…

Я пожал плечами и, прикрыв глаза, накрыл артефакт рукой. Никакой боли я не почувствовал. Ощущение такое, что ты накрыл ладонью дрожащего котёнка. Во всем теле появилась необычайная легкость, а сознание прояснилось и упорядочилось настолько, что я мог просматривать свои воспоминания, словно выложенные на Ютубе ролики. По крайней мере, казалось именно так. Понадобилась минута, пока я справился с накатившими на меня впечатлениями, потом мысленно потянулся и…

"И чего ты скалишься? – Дранг, скривившись, хмуро посмотрел на Скити. – Вроде взрослый уже, сын есть, а все как лет тридцать назад: будто шило в заднице, вертишься…"


Это не было видением, я прекрасно понимал, кто я такой, где нахожусь, и почему все это вокруг меня происходит. Я по-прежнему оставался сторонним наблюдателем, запертым в тело легионера, ощущал и чувствовал то же, что и он, никак не мог повлиять на происходящее, но я ЗНАЛ… Каждую секунду знал, что в следующий момент произойдет. Когда все закончилось, я потянулся и показал момент прибытия Кираны со спутниками к своему разрушенному храму…


Внимание! Вы обратили на себя внимание высшего существа. Богиня Справедливости Сетара относится к Вам благосклонно.

Вы можете использовать способность «Щит Сетары» не чаще одного раза в пятнадцать дней.

Вы можете прикрыть Щитом любого своего союзника. На расстоянии не более сорока метров от Вас возникнет купол трехметрового диаметра.

Щит Сетары снимает любую недружественную магию и в течение 20 секунд защищает Вас и выбранных Вами союзников от любых видов урона и проклятий.


Когда я открыл глаза, в зале стояла гробовая тишина. Так бывает в кинотеатрах в конце сеанса, когда фильм зацепил так, что боишься даже выдохнуть. Медленно поднялся со своего места тан, его ладонь с такой силой сжала ручку металлической кружки, что даже мне со своего места было видно, как побелели костяшки. Следом встали старейшины. Я подхватил со стола заботливо поставленную передо мной огромную кружку и тоже поднялся со своего места.

– Легион не отступил, – дрогнувшим от волнения голосом произнес тан, – ни один не показал врагу спину. – Он обвел взглядом старейшин и отсалютовал кружкой. – Так давайте выпьем за тех, кто остался лежать в Саакумском ущелье…

Мы выпили. Гунбранд подошел к камину и вылил остатки пива на угли. Полыхнуло так, словно в его кружке был, по меньшей мере, бензин. Тан обернулся, удивленно посмотрел на меня, затем перевел взгляд на лежащее на алтаре знамя и с задумчивым видом вернулся к столу.

Как только все снова расселись, слово взял Торвард. Мастер выглядел, словно он только что выиграл в лотерею тысячу долларов, а придя за деньгами, узнал, что на самом деле там миллион.

– Отец был не прав, – справившись с эмоциями, грустно улыбнулся он. – Дед любил его, как сына, а в учениках держал, потому что по-настоящему понять камень и металл, по его мнению, можно только, пока ты не начал делать действительно серьезные вещи. Я и сам у него в учениках проходил почти полтысячи лет. – Он перевел взгляд на меня и спросил: – Ты увидишь его еще раз, князь? Ведь спутники богов могут приходить к родным? Почему же он не пришел?

– Он не сразу стал спутником богини Отмщения, – поставив свою кружку на стол, покачал головой я. – Кирана вернулась меньше полугода назад. При первой нашей с ней встрече его в ее свите не было. А сейчас, когда Великий Лес и Крайтские горы под угрозой нашествия Древних, он просто не может оставить свою Госпожу.

– Какая опасность угрожает нашему народу? – тут же включился в разговор тан.

– Цель Древних совсем не Великий Лес, они пойдут к Источнику Силы, который скрыт в ваших горах, и я даже догадываюсь, где он примерно находится…

Гунбрад устало потер рукой лоб, в очередной раз посмотрел на алтарь и со вздохом покачал головой.

– Я все больше убеждаюсь в том, что Реликвия выбрала тебя не случайно, – вытащив трубку и переведя взгляд на меня, произнес он. – Ты ведь расскажешь нам, что знаешь об этом нашествии?

– Это будет долгий рассказ, но… – Я оглядел заставленный блюдами и небольшими бочонками стол и улыбнулся. – Пиво у вас отменное, так почему бы не поговорить…

Рассказывал я долго. С момента своего появления в этом мире. Говорил только то, что хоть как-то касалось нашествия Древних и грядущей войны. О непонятном Пророчестве, о встречах с богами, о крылатых властителях Лемурии, о Древних Дорогах, войне в Серых Пределах, Белом Драконе и разговоре с Сиратом. Показал на карте, где, по моему мнению, находится Лазурная долина, в которой сидит Чейни со своими уродами.

Пиво у гномов и впрямь было классное. Горьковатое, темное, в точности, как мой любимый «Гиннесс», только по плотности превосходило его раза так в полтора. Пара десятков видов жареных и копченых колбасок, тушеные овощи, вяленая рыба – в процессе рассказа я для себя железно решил, что, как только мне в следующий раз захочется пива, я обязательно отправлюсь в Стоунфордж. И пусть портал можно построить только раз в сутки – ничего, я и сутки тут где-нибудь в кабаке просижу. Макса только нужно будет взять с собой, и остальных. Одному все-таки скучно.

Чем больше я говорил, тем больше мрачнело лицо правителя Стоунфорджа. Старейшины молчали, лишь изредка кто-то задавал уточняющий вопрос и снова обращался в слух. А я… а мне просто было хорошо. От выпитого пива приятно шумело в голове, в сумке лежала врученная гномами кираса, Сетара подарила очередную полезную фишку, плечи больше не давило полученное полгода назад задание. А то, что впереди… Да пусть оно пока там и останется. Думать об этом сейчас настроения никакого. Но Гунбранд все-таки прав – вовремя я подвернулся с этим заданием. Они же тут сидели в горах и решали какие-то свои первостепенные задачи. Да и не только они…

– Значит, Древние подойдут к Великому Лесу уже этим летом? – еще раз уточнил тан, когда мой рассказ подошел к концу.

– Это то, что мне известно от эльфов, – пожал плечами я. – Проще, наверное, спросить у них самих. Нежить и демоны ушли, границы свободны.

– Да, спасибо, князь.

Гунбранд поднялся из-за стола, подошел к алтарю и, заложив руки за спину, замер. Молчал он минут пять, потом обернулся и оглядел сидящих за столом старейшин взглядом принявшего нелегкое решение человека.

– Завтра я буду говорить с королем, – переведя взгляд на меня, пояснил он. – Если у него возникнут какие-то вопросы, я передам их через посла. Через него же тебе отправят недостающий комплект экипировки. Пояс, перчатки, кираса у тебя есть. Доспех бога нам не повторить, но мы найдем подходящую броню взамен той, которая на тебе.

– Но…

– Никаких "но", князь, – остановил меня тан. – Идти на спутника Проклятого бога в том, что сейчас на тебе, не стоит. Или, рассказав все это, ты опять считаешь, что ничем не помог моему народу? – Он усмехнулся, снова уселся за стол и продолжил: – В зачаровании на твоем щите чувствуется сила Мирта, поэтому щит мы делать не будем. А меч… Я всю свою жизнь ковал оружие и немного в нем разбираюсь, но то, что ты носишь у себя на поясе… Даже я не могу сказать, какая в твоем мече сокрыта сила. И последнее. Когда я выливал в очаг эль, услышал ответ, но понял его только после твоего рассказа. – Он кивнул на алтарь и пристально посмотрел мне в глаза. – Ты еще увидишь их, Черный. Я не знаю как, когда и что для этого должно произойти, но они придут… Недаром я говорил, что Реликвия никогда не откликнется рукам недостойного. – Он поднялся и отсалютовал мне кружкой. – Мы много пили за нас, но теперь давай выпьем за тебя, князь. За то, чтобы Тиаран и все, кто стоит за ним, подохли! За то, чтобы ты дошел до конца! Да будет так!

Услышав тост, встали и подняли кружки старейшины Стоунфорджа…

– Да, за это обязательно нужно выпить, – поднявшись со своего места, улыбнулся я. – Пусть эти твари подохнут!


Глава 17

– Перестань действовать мне на нервы! – в глазах дочери некроманта мелькнуло обещание скорой смерти.

– Ох уж эти варвары! – Риис закатил глаза к потолку, но все-таки убрал гитару в сумку. – Ничего не понимают в современном искусстве. И как мне теперь хвалебные оды нашему князю сочинять?

– Если ты ещё и запоёшь, – улыбнулась Раена, – то из "Единорога" разбежится даже прислуга.

– Она скорее разбежится от вида тетечкиных трико, – сделав невинное лицо, пожал плечами Риис. – Видели, как портье вчера побледнел?

Ваесса поискала взглядом какой-нибудь тяжёлый предмет и, не найдя ничего подходящего, со вздохом махнула рукой.

– Хотя определенные плюсы в этом, конечно, есть, – продолжил свои рассуждения маг. – Очередь в город стоять не пришлось, и дядечка этот в высокой красной шапке на карете нас встретил. А вот не будь трико, кто его знает, как бы оно все повернулось? Так что, может быть, ну их, все эти бальные платья?

В "Единороге" мы остались впятером, потому как все остальные уже ушли к храму. Прибывший в Вайдарру Джин-Хо сходу включился в работу. С азиатской дотошностью все участники предстоящего мероприятия в тот же день были распределены по отрядам, и весь остаток времени прошёл в бесконечных тренировках.

Ваесса, Кан, Риис и Раена прибыли в город только вчера вечером. Впрочем, я давно решил, что со мной пойдут только дочь некроманта и маг. Кану и Раене вход в гробницу заказан. А сбрасывать им характеристики ради одного только рейда – верх идиотизма, примерно как скинуть два туза при раздаче в холдеме. По какому принципу Джин-Хо распределял людей по группам, я не знаю, да мне по большому счёту и все равно. Отвлекать человека вопросами – лишь тратить его драгоценное время. К тому же, бой в составе легиона очень сильно отличается от рейда в данж, а в Крейде и Алкмене у меня учителей хоть отбавляй. Вот поеду к тестю в гости, попрошу Саад Хора, и пусть обучает меня управлению легионом, тем более что он обещал. А в данж я и с Каном могу, если что, сходить. Они там с Раеной и без тактик любого босса затащат.

В предстоящем походе в катакомбы у танка одна-единственная задача: взять Тиарана на себя и повернуть его задницей к рейду. Для этого под меня лично выделен целый десяток. Восемь саппортов и хилов, ну, и Ваесса с Риисом. Они в общих тренировках не участвовали, поэтому вместе со мной будут дамажить босса.

Когда Джин-Хо понял, что лучшей кандидатуры для танкования ему не подобрать, он познакомил меня с приданной восьмеркой и больше на эту тему мы практически не общались. Об этом корейце и его китаянке-жене вообще разговор особый. Нет, ничего такого, но просто когда два самых влиятельных игрока похожи на персонажей из аниме-сериала о какой-нибудь девочке-волшебнице – это поначалу немного сбивает с толку. Впрочем, ощущение подмены пропадает уже на пятой минуте общения, так что вполне вероятно, что такой внешний вид был выбран ими обоими специально. Есть такая наука – психология.

На третий день после моего посещения Стоунфорджа в гостиницу заглянул Горвин с тремя десятилитровыми бочонками так понравившегося мне эля. Он задал пару уточняющих вопросов, а потом в личной беседе по большому секрету поведал, что семь легионов Подгорного Королевства выступят навстречу Древним богам в том случае, если эльфы подтвердят переданную мной информацию, и с ними будет достигнуто соглашение. И – да… вместе с пивом посол принёс пять частей доспеха, кольца и амулеты. Шлем, наплечники, наручи, латная юбка и сапоги – части сета "Ярость каменного дракона" – были выкованы из титана, покрашены в черный цвет и, помимо всего прочего, в качестве бонуса выдавали сорок процентов к здоровью, пять – ко всем максимальным защитам от стихий и полный иммунитет к оглушению. Кольца и амулет я выбрал из четырёх предложенных мне комплектов, а поскольку все мое танкование было завязано на шанс нанесения критического урона, выбрал те, которые в сумме давали семь с половиной процентов к шансу нанесения и пятнадцать – к максимальному его значению.

От серьги отказался – свою чёрную лисицу я не променяю ни на что…

– Князь, ты здесь?

– Да… что? – я отогнал от себя видение чернохвостой красавицы и, оглядевшись, увидел иронию в глазах сидящих за столом соратников.

– Да, дар, – серьезным тоном произнес Риис, – я бы на твоем месте женился на обеих…

– Ты о чем? – улыбнулся я.

– Просто я знаю тебя дольше всех тут сидящих, – пожал плечами маг, – и примерно представляю, о чем ты думаешь с таким вот выражением лица. Да и для хвалебных песен оно только лучше… Грозный князь в окружении двух томных красавиц…

«Неужели, блин, так заметно?» – подумал я и, соскальзывая с темы, перевел взгляд на командора.

– Кан, ты что-то хотел сказать?

– Да, – воин отодвинул в сторону тарелку и чашку, расстелил на столе карту и перевел на меня взгляд. – Ты слышал об Аркитании, князь?

– Мертвое герцогство в ста милях от южной границы между Эрантией и Степями Орков? – вспомнив слова Джонатана, пожал плечами я. – Там еще нежить в последнее время зашевелилась.

– Она не просто зашевелилась, – вздохнул Кан. – Разведчики герцога Дарского, который нанял в ордене все свободные отряды, выяснили, что в Аркитании собирается огромное войско нежити.

– То есть, если мы не остановим Тиарана, нежить вторгнется в Эрантию?

– Не знаю, – покачал головой командор. – Но это еще не все. Ты же сам считаешь, что Древних богов разбудил Вилл, и атака Великого Леса спровоцирована теми, кто сидит в Лазурной долине?

– И?

– Райан Эраст, имея под боком такую угрозу, не сможет отправить свои легионы в Великий Лес. Мирт и те, кто с ним, тоже останутся здесь. – Кан кивнул на карту и перевел взгляд на меня. – Вилл не идиот. Я думаю, Древние подойдут к Великому Лесу в течение месяца, и он атакует одновременно с ними. Иначе зачем собирать это войско сейчас? Возможно, если вам удастся уничтожить Тиарана, нежить не пойдет в Эрантию, а вторгнется в Орочьи Степи…

– Да хоть куда! Орки, люди… какая мне разница, где ловить этого ублюдка? – пожал плечами я и, поднявшись из-за стола, добавил: – Все, нам пора. Риис, Ваесса, пошли.

– Не прощаюсь, – улыбнулся командор и, переведя взгляд на мага, добавил: – Береги эрлу, парень.

– Да, – кивнул Риис, – конечно, – и, тронув ладонь сидящей рядом Раены, поднялся, чтобы первым отправиться на выход.


На площади перед главным зданием храма – том, в котором мы с Пончиком уже успели побывать – народа собралось, как в хороший базарный день. Готовящиеся к рейду игроки расположились по сотням вокруг стоящей напротив портика семиметровой статуи Мирта. Через каждые десять метров вдоль забора стояли маги-НПС в светло-серых мантиях, с десяток паладинов на входе в храм и оцепление из гвардейцев у ведущих к площади ступеней.

Еще на выходе из отеля меня посетило чувство какой-то неправильности происходящего. Словно что-то я не учел. Всю дорогу к Храму я думал над этим, но так ничего и не понял. Все не так… Ощущение тревоги… Статуи героев Вайдарры смотрели нам вслед, будто бы прощаясь. Но что? Что я мог пропустить? Все же продумано… Я просто себя так накручиваю? Таланты и характеристики разложил. «Ледяной Клинок» и «Язык Пламени» уже четырнадцатые. Последнее очко кинул в «Силу Первозданного Хаоса», до двадцати процентов усилив заклинания этой магии. Но что еще? Тут, на площади, чувство тревоги только усилилось. Я остановился и на всякий случай глянул на свои характеристики.


Сила – 2494

Здоровье – 3580

Запас сил – 350

Ловкость – 1150

Интеллект – 758

Дух – 503


Броня – 18350 (94,1 – поглощение физического урона)


С учетом сетовых надбавок и княжеского звания, у меня сейчас 64 444 ХП! И это без рейдовых баффов. С ними это число увеличится вдвое. У главного танка Лазурных, для сравнения, на сорок тысяч больше, чем у меня, но он сильно отстает по броне и максимальной защите от магии Тьмы. Да и нет тут ни у кого такого, как у меня, зачарования, а без него Лорда Тьмы танковать будет гораздо сложнее. 36,95 % к шансу нанесения критического урона – это тоже где-то на грани баланса. Такой показатель может быть у ДД, но никак не у танкующего персонажа. Ради выживаемости танкам приходится серьезно жертвовать уроном, но и это совершенно не мой случай.


"Ледяной Клинок ХIV" – 113 098–143 354 – физический урон.

"Язык Пламени ХIV" – 113 098–143 354 – физический урон.


В храме Кираны Пагуба не зря светилась, подобно джедайскому лайтсаберу. Вытянув жизнь из птицеголового урода, мой меч изрядно прибавил в уроне, так что с учетом подарков Подгорного народа в рейде передамажить меня не сможет никто. Да и числа эти – пока только с учетом моих семидесяти четырех процентов и того, что есть на экипировке. С рейдовыми надбавками урон вырастет примерно в два с половиной раза. Но откуда тогда это непонятное чувство тревоги?..

– Криан! – Зеленоволосая большеглазая девушка, стоящая в окружении четырех мужчин возле статуи Мирта, приветственно махнула мне рукой и сделала приглашающий жест: – Давай к нам!

– Ваесса, Риис, за мной!

Сразу, чтобы не тянуть резину, я кинул приглашение в рейд Ксингжуан, Фенриру и Бродяге. Подойдя, я с улыбкой поприветствовал клан-лидера Лазурных и пожал руку стоящим около нее мужчинам.

– Госпожа, мы рады приветствовать вас… – начала было Ксингжуан, но Ваесса тут же ее оборвала:

– Оставьте, девушка, все эти политесы для официальных приемов, – улыбнулась дочь некроманта. – Давайте лучше по существу. Сейчас и в бою ко мне лучше обращаться по имени.

– Да… – Джин-Хо, которого я в рейдовом списке возвел в ранг полутысячника, быстро назначил сотников и, отдав все необходимые команды, повернулся к высшей жрице богини Смерти.

– Госпожа, Криан говорил, что вы можете ослабить Тиарана и заставить замолчать его на пять минут?

– Постоянное десятипроцентное ослабление выдаваемого урона и всех защит, – пояснила Ваесса. – Заставить замолчать – только при условии, что его уровень не выше шестисотого. Из полезных заклинаний, которые могут сегодня пригодиться, есть Развоплощение нежити. Раз в пять минут на расстоянии до пятидесяти метров в круге тридцатиметрового диаметра вся нежить, имеющая меньше миллиона ХП, обратится в кости и гнилое мясо. Ну и… – дочь некроманта запрокинула к небу лицо и картинно развела в стороны руки…

Гоша, как всегда, появился первым. Женщины у драконов не очень-то и отличаются от человеческих. Впрочем, Няша тоже долго ждать себя не заставила. Оба дракона тяжелыми взглядами обвели собравшийся на площади народ и, не найдя ничего интересного, важно прошествовали к своей мамочке под восторженные крики собравшихся у храма игроков.

– От четырехсот тысяч до миллиона урона от удара лапой, – положив руки на морды подошедших питомцев, ответила Ваесса на невысказанный вопрос. – Нежитью не брезгуют, если поймают зубами – урон можно умножать на пять.

– Нормально так… – с восхищением во взгляде покачал головой Блэкмастер. – Эх… И где мой триста пятидесятый…

Бродяга привел в Вайдарру сорок семь эльфов. С теми, что находились здесь, Клинки в общей сложности выставили восемьдесят бойцов. Всех моих ребят как раз записали в сотню к Блэкмастеру, худому длинноволосому некроманту-призывателю. Сам бродяга РЛить[7] не будет. Управлять кланом – это одно, водить рейды – совершенно другое. Уж кто-кто, а я эту позицию полностью одобряю.

Заметив, что из Храма показался отец Себастьян в сопровождении брата Тукарда, я оставил ребят и направился к ним. Ваесса за мной не пошла: великий магистр и командор встретили ее вчера у ворот и успели уже пообщаться. В смысле – один пообщался, другой послушал.

– Ты уже слышал об Аркитании, князь? – рассеянно кивнув на приветствие и задумчиво глядя на статую Мирта, поинтересовался магистр.

– Если речь идёт о том войске нежити, которое собирается на территории Мертвого герцогства, то да, слышал.

– Я не буду говорить тебе, как важно уничтожить Лорда Тьмы. – Он кивнул на замерших по периметру площади "чистых" – и перевёл взгляд на меня. – Даже находясь в месте Силы, мы вряд ли сможем предотвратить распространение заразы. В городе сейчас дежурят четыре сотни коронных магов и некромантов, но это ничтожно мало. Обывателей солдаты выгоняют за городские стены, но… Тиарана не зря называют Мастером Эпидемий. Гарзага, Вир, Лива после его атак вымерли в течение двух недель, и я не хочу, чтобы Вайдарра повторила их участь.

– Мне бы тоже очень не хотелось этого, Мастер, – пожал плечами я. – Но пообещать могу только то, что сделаю все возможное.

– Я знаю, – кивнул Себастьян. – Вы, пришедшие из другого мира, практически ничем не отличаетесь от нас… и я рад, что в эти непростые времена вы появились в этом мире. Если у тебя остались какие-то вопросы – задавай.

– Только один вопрос, – глядя на застывшего за его спиной командора, пожал плечами я. – Брат Тукард – он всегда молчит потому, что…

– Потому что считает, что, чем меньше человек говорит, тем больший вес приобретают его слова, – улыбнулся магистр. – Некоторым здесь, в Вайдарре, не мешало бы поступать так же, как он.

– Заходим! По сотням! – скомандовал в канале Джин-Хо, и первая сотня организованно двинулась ко входу в храм.

– Я не прощаюсь, князь, – тронув меня за запястье, негромко произнес отец Себастьян и не торопясь пошел к стоящим возле забора магам.

– Удачи! – пробасил командор и, хлопнув меня по плечу, последовал за магистром.

– Спасибо!

Я секунд пять стоял и осмысливал произошедшее, потом покачал головой, улыбнулся и следом за остальными игроками направился в храм.


Вход в гробницу Забытого Бога. Уровень локации 200.


Десятиметровые металлические ворота, светло-коричневые стены, белые магические светильники на потолке – за прошедшую неделю тут не изменилось ничего. Несмотря на то, что могила Аркама находилась прямо под храмовым комплексом, идти пришлось кружным путем. Катакомбы Вайдарры такого войска не видели, наверное, никогда. Первая сотня оперативно освобождала дорогу, командиры раздавали какие-то там инструкции, а я шел и пытался разобраться со своими предчувствиями.

Несмотря на отсутствие гайда, настроение у народа было приподнятое. Двести девяносто четыре процента увеличения урона! На тренировках, которые проводились за городом на полигоне в Ливендуме, рейд выдавал что-то около двух миллиардов в минуту. Поэтому, если не случится ничего из ряда вон выходящего, Тиаран не проживет и десяти минут. Это если ничего не случится…

Сами ворота – из темно-зеленого металла. Симметричный рисунок на створках – какие-то знаки, похожие на руны, что мы видели в гробнице Эраста, и пятиконечная выемка на стыке в полутора метрах от земли. Я стоял, смотрел на них, ждал, пока полутысяча за моей спиной обвешается всеми возможными баффами, и, Харт… как же мне не хотелось их открывать!

Джин-Хо вышел из-за спины и молча встал рядом. Внешне он походил на Эрена из первого сезона «Атаки Титанов», который так любила пересматривать одна из моих подруг. Впрочем, я могу ошибаться – для меня все персонажи аниме на одно лицо. Примерно так же, как и их создатели.

– Что-то не так? – кивнув на ворота, спросил он.

– Да нет, все так… – пожал плечами я.

– Надеюсь, ничего не забыл? Яд по команде, защиту сразу, как заберешь Тиарана, и… – эльф посмотрел на меня и дотронулся пальцем до уха. – Общий канал отключи, только сбивать будут. Никого, кроме меня, не слушай. Если лягу, по коду шесть-семь-семь – рейд перейдет на Фенрира. Откроешь ворота – и отходи к стене. Как говорили. Внутрь со своими сразу за второй сотней.

– Добро…

– И, ты знаешь, – чуть поколебавшись, добавил он, – у меня тоже не очень хорошие предчувствия. Но это ничего не значит. Всегда так, когда идешь куда-то без гайда.

– Да, наверное, ты прав… – вздохнул я. – Неизвестность пугает неопределенностью, но там, за воротами, она уже перестанет быть неизвестностью.

– Там, за этими воротами, сидит огромное геймерское Счастье… – в голосе эльфа мелькнула грусть. – Этот мир скоро перестанет быть игровым. Замки, наделы, рутина… Конечно, будут еще приключения, но таких уже не случится. Я тридцать три года вожу рейды, и пусть именно этот станет последним аккордом уходящего игрового мира. – Джин-Хо улыбнулся и, махнув рукой в сторону ворот, добавил: – Все готовы. Открывай! Пойдем, заберем наш последний трофей.


«Не знаю, как кому, но мне, кроме этого, еще нужно как минимум пять, – думал я, направляясь к воротам. – Вилл, Чейни, Ургам, еще орк – третий по квесту моей жены, – и какая-то тварь, которую просила убить Сата… Ладно, сначала с этим сейчас разберемся, а потом уже буду думать о том, кого убивать следующим…»

Когда я подносил пластину к выемке, сработал магический магнит, или хрен его знает, как эту штуку назвать, но звезду рвануло из руки, и она, звякнув, плотно встала в предназначенное для нее место. «Главное, чтобы ворота не шлепнулись», – подумал я в тот момент, когда пол под ногами заходил ходуном. Впрочем, отпрыгнуть успею всегда, так что я, как договаривались, отошел к левой стене и продолжил наблюдать за разворачивающимся передо мной действом. Вот, спрашивается, какой смысл несут в себе все эти вспыхивающие разными цветами руны, бегающие по поверхности искры, крутящаяся звезда и ярко-синий свет по периметру створок? Я и так верю, что этот мир магический. Или это Мирт, запирая могилу своего друга, подвесил сюда всю эту светомузыку? Поизображав пару минут игровой автомат, ворота все-таки решили, наконец, открыться, створки дрогнули и с противным лязгом поползли в стороны.


ERROR 757#%^&34!


Прямо на глазах висящая за воротами пленка входа в данж поменяла цвет с синего на оранжевый, а к описанию подземелья добавилось слово «Уникальный». Нормально… У нас будет только одна-единственная попытка. После этого пленка исчезнет, и все, что там внутри есть, радостно полезет в Вайдарру. Впрочем, на вторую попытку никто особо и не рассчитывал.

– Готово! – я обернулся и с улыбкой посмотрел на замершего посредине тоннеля Джин Хо.

Эльф на мгновение встретился со мной глазами, едва заметно кивнул и, отойдя в сторону, скомандовал:

– Первая сотня! Вперед!

Вот все-таки чем отличаются бывшие игроки от такого нуба, как я. Подойдя к висящей за воротами пленке, никто сразу заходить не стал. Ребята построились в колонну по десять так, что буквально дышали друг другу в затылок. Следом на расстоянии вытянутой руки точно так же выстроилась вторая сотня, в хвост которой пристроился мой десяток и Ваесса со своими драконами. За ними третья, четвертая и пятая. Первые две зайдут практически одновременно и, случись чего, отвоюют себе плацдарм. Третья и остальные – с разницей в минуту. Майн Танка или МТ в первых рядах не пускают, потому что, если рейд будет атакован сразу, он ввяжется в бой и не сможет правильно оценить ситуацию. Моя задача – выбрать самого опасного моба, и на это у меня будет несколько секунд.

– Заходим! – рявкнул Джин Хо и, пропустив танков первой шеренги вперед, вместе с остальными скрылся за оранжевой пленкой.

Вся первая сотня зашла в данж в течение трех секунд, следом сразу начала заходить вторая.

«А может быть, меня поставили сюда, чтобы я просто не мешался у людей под ногами?» – в последний момент мелькнула запоздалая мысль.

Оранжевая вспышка перед глазами, тупой удар в грудь, запах горелых костей – и тишина взорвалась оглушительной какофонией звуков.

– Вторая! Направо! Выровнять строй! Масс хил! Луки, маги, АоЕ на максимальную дальность!

Машинально прикрыв грудь щитом, я шагнул вправо и, проморгавшись, быстро огляделся. Все, как на карте: широкий, уводящий вдаль коридор освещали сотни магических светильников. Остатки массивных стальных конструкций вдоль стен и тридцатиметровые потолки – еще бараков наставить, и получится точная копия жилой части катакомб. Только местным бараки совсем не нужны… Сотни мертвых латников наседают на замерших в первой шеренге танков. Огромные скелеты-лучники издалека обрушивают на нас ливень стрел. За их спинами маячит здоровенная туша босса. Уровень нежити не выше двести пятидесятого, но их очень много, и положение осложняется тем, что вход в данж расположен в самом центре коридора, а скелеты прут со всех сторон.

– Держать строй!

Убедившись, что до босса еще далеко, я аккуратно обошел замерших с поднятыми руками магов и, добравшись до центра первой вражеской шеренги, нанес резкий удар Ледяным Клинком. Крит! Кости латника вместе с проржавелым железом осыпаются на пол, и его место сразу занимает другой. Два удара в щит, одна из стрел рикошетит от шлема. Язык Пламени! Скелет блокирует выпад щитом, и мой удар снимает ему чуть больше трети ХП. М-мать! Сюда бы Мрака и моих ребят, и мы вынесли бы этот коридор минут за пять. В пешем же строю атаковать можно только колющими ударами, движения ограничены, и щиты в руках латников заметно снижают эффективность твоих атак. Ярость Преисподней поберегу для того вон урода-переростка. Полшага вперед, блокировать ответный удар. Ледяной Клинок! Следующий! По ушам бьет грохот. Лязг железа, хруст костей, рев пламени, тупые удары ледяных и каменных глыб. Впереди над ржавыми шлемами лютующей нежити разверзлись небеса. АоЕ выкашивает скелетов десятками, но их места тут же занимают новые. За первую минуту мы не продвинулись ни на шаг. Ледяной Клинок, закрыться щитом…

– Давим! Давим!

Голос Джин-Хо спокоен, серых иконок нет, а скелеты когда-нибудь да закончатся. Язык Пламени! Крит! Очередной латник валится на плиты пола, но я на подшаге пропускаю сразу два удара. Меньше пяти процентов ХП – даже не серьезно, висящие на мне ХоТы восстанавливают здоровье за пару секунд. Блокирую удар следующего скелета, и в этот момент воздух впереди начинает темнеть. Хлопок, и вся находящаяся перед строем нежить на мгновение замирает и с хрустом ломающихся костей валится на пол.

Стоящий в тридцати метрах напротив минибосс, с которого заклинание Ваессы сняло чуть меньше миллиона ХП, натягивает свой чудовищный лук и бьет по нашему строю прямой наводкой. Сразу две стрелы ударяют в щит, третья, попав в плечо, опрокидывает на землю замешкавшегося бойца, и ярость, что дремала где-то на задворках сознания, вдруг захлестывает меня с головой.

Прыжок вперед, над головой – синее мерцание глазниц обнаглевшей твари, и Пагуба с хрустом врубается скелету в бедро. Крит! На Ледяном Клинке срабатывает Заморозка, и скелет на десять секунд превращается в ледяной столб.

– Куда-а-а?! – бьет по ушам запоздалый крик командира рейда. – Третья, в центр на прорыв! Рейнж! Стоп АоЕ, фокус цели МТ.

У скелета шестьдесят миллионов ХП. Язык Пламени, Ледяной Клинок… Крит! Уже не слезет[8]. Латники окружают меня со всех сторон. Рассеивание. Хил достает, ХоТы висят, четверть урона режет Рассеивание и восемь обступивших меня скелетов не могут сбросить мне даже десяти процентов ХП. Язык Пламени! Сзади раздается знакомый рев, и два трехметровых дракона, в мгновение ока разбросав обступившую меня нежить, опрокидывают минибосса на землю.

– Четвертая! Пятая! Пошли давить! Аллард! Хватай второго! Рейнж первой и второй! Фокус оставшегося!

Ну да, этого уже фокусить не нужно. Скелет валится к моим ногам, и я, перехватив Пагубу на манер кинжала, безостановочно бью ею в распахнутую в беззвучном крике глотку. Крит! Крит! Крит!

Танки обходят рвущих добычу драконов и, сдвинув дезориентированных латников, смыкают строй впереди.

– Дар, дай мне!

Повинуясь оклику, отшагиваю в сторону и освобождаю место.

– Спасибо!

Ваесса склоняется над дергающимся на плитах скелетом, кладет руку ему на лоб, и оставшиеся двадцать миллионов ХП улетают в мгновение ока.

– Так же быстрее, да? – дочь некроманта поднимает на меня взгляд и дурашливо пожимает плечами.

– Намного…

Подобрав отвисшую челюсть и отпихнув в сторону Гошину морду, протискиваюсь между драконом и костяком, когда из стены огня, полыхающей впереди, вываливается шестиметровое чудовище. Похоже на темного жреца Магриба – того ублюдка, что на Фаротской пустоши убил моих ребят. Четыреста двадцатый уровень и пять миллиардов ХП… в руках два огромных изогнутых тесака с лезвиями, окутанными темно-зеленой дымкой. Моргх Гарнг – Ужас Катакомб. И придумывают же всяким уродам имена…

Оглядев тяжелым взглядом шеренгу замерших на его дороге танков, босс с видимым усилием развел руки с зажатыми в них чудовищными тесаками, и все лежащие вокруг него кости зашевелились и поднялись в воздух. Тварь повела плечами, словно проворачивая невидимый ворот, и вся эта груда костей медленно поползла по кругу.

– МТ – босса! Ваесса, заткни его! – проорал в канал Джин-Хо, но ни меня, ни Ваессу просить было не нужно.

Одновременно с этим приказом морду босса окутала серая дымка, а я, Шагом сквозь Тьму перепрыгнув напирающих на первую шеренгу скелетов, пробил ему брюхо Ледяным Клинком. Ярость Преисподней! Точно такая же мразь убила моих людей! Язык Пламени! Крит!

– Макс! Дамаг в босса! Палы![9] Ярость Света на свои группы!

Моргх отвечает сдвоенным ударом своих тесаков. Правый принимаю на щит, левый задевает плечо, скидывая мне двадцать процентов ХП. Вонь от него такая, что даже мой желудок, привычный к подобным вещам, непроизвольно подкатывает к горлу. Ледяной Клинок! Шаг в сторону – и два чудовищных тесака, промахнувшись, на четверть погружаются в каменные плиты. Шаг вперед и вправо. Язык Пламени! Я здесь, урод! Босс выдергивает свое оружие и, крутанувшись, бьет. Один из напирающих со спины скелетов сбивает мне щит и оба тесака Моргха попадают в грудь.

– Хил МТ!

В прорезях шлема мелькают висящие на потолке лампы. Чудовищный удар отбрасывает меня на толпящихся за спиной скелетов, и я, расшвыряв их в разные стороны, отлетаю метров на пять назад.

– Страйк, блин!

Четыре удара устоявших на ногах латников проходят по мне критами, но в меня сейчас прилетает столько Лечения, что половина слетевшего ХП восстанавливается в следующую же секунду. Рывком поднимаюсь, пинком отбрасываю встающего с плит латника, выставляю перед собой щит, но рванувшегося ко мне босса останавливают вцепившиеся ему в задницу драконы. Нежить вокруг меня осыпается на пол, а у туши Моргха появляется с десяток мили ДД. Скелетов вокруг уже нет, и лучники с магами расстреливают чудовище в широкую спину. Шаг вперед, щит под тесаки, Ледяной Клинок! Крит!

– Дамажим! Дамажим! Не спим! – голос РЛа снова звучит спокойно. – Аллард, Фантик, разведите своих по углам!

Щит под топоры, Язык Пламени! Драконы не дают Маргху повернуться, и блокировать его удары уже не составляет труда. Еще три минуты продолжается эта возня, когда туша чудовища дергается, тесаки выпадают у него из лап, и Гоша с Няшей опрокидывают труп босса на спину.


Вами получено уникальное достижение «Убийца Моргха Гарнга». Моргх Гарнг уникальный босс. Убить его можно только единожды. Вы и Ваши соратники получаете пятипроцентное увеличение физического и магического урона.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 259.

Вам доступна одна единица очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступны 3 единицы характеристик.


– Грац всех! – устало произнес Джин-Хо. – Добиваем оставшихся.

Эльф медленно провел ладонями по лицу и, найдя меня взглядом, со вздохом покачал головой.

– Не, ну вы, конечно, красавцы, но я бы такого танка загнал на тренировки в какой-нибудь двадцатый данж… Спасибо, в общем, – он перевел на Ваессу взгляд и, положив правую руку на левое плечо, отвесил легкий поклон. – Госпожа…

– Обращайтесь, – с улыбкой махнула рукой дочь некроманта. – А князь… он просто так привык, а мы привыкли за ним бегать…

– Да я и заметил…

Эльф оглядел заваленный костями коридор, смерил глазами тушу убитого босса и, указав на одну из металлических конструкций впереди, произнес:

– Сотники ко мне, остальные – отдых, дальше той черты не заходить. Всем спасибо за фан!


Глава 18

Валявшийся у стен металл очень напоминал перекрученные части башенного крана. А поскольку сбор и распределение лута меня интересовали мало – эта ответственная миссия была переложена на Пончика – я нашел какую-то железку, сел на нее и, сделав глоток воды из фляжки, вытащил из сумки трубку. Пять миллиардов ХП… таких чудовищ мне еще убивать не приходилось. Хотя, в принципе, все тут объяснимо. Количество ХП босса обусловлено уровнем данжа. У среднеэкипированных двухсотых игроков ДПС[10] редко когда переваливает за двадцать пять тысяч. Даже три сотни ДД, удобно расположившись вокруг, ковыряли бы его минут десять – пятнадцать. Только кто бы им это позволил сделать? Та хрень, которую он пытался сотворить, называется Вихрь Костей. Вряд ли какой-то рейд смог бы долго под ним простоять. Нужно отбегать, а это значительное увеличение времени трая[11]. И не факт, что у этого урода был только лишь Вихрь Костей

Блин, я за эти несколько дней столько словечек набрался, что скоро начну даже думать, как нормальный игрок. Вовремя, ага… Мир соскальзывает с игровой тематики, а я только начинаю в ней более-менее нормально разбираться. Как жираф в том анекдоте про съеденного зайца.

Я выдохнул колечко дыма, улыбнулся и покачал головой. Ладно, в любом случае лишним не будет.

Лут собирали и делили около часа. Судя по разговорам в канале, с босса выпало шестнадцать легендарных предметов, четыре из которых оказались масштабируемыми. Прямо как на заказ. А поскольку три предмета из четырех оказались частями паладинской брони, Пончик вполне логично забрал танковый шлем. Дальше я уже не слушал, голова была забита немного другими мыслями.

– О чем задумался?

Джин-Хо смахнул пыль с соседней железки, сел, закурил и задумчиво посмотрел на испачканную ржавчиной ладонь.

– Этот данж, – я окинул взглядом лежащие повсюду кости, – он же раньше никак не был связан со спутником Дважды Проклятого. У босса была приписка «Ужас катакомб»…

– Тут вообще много всего странного, – пожал плечами эльф. – Катакомбы так устроены, что, чтобы попасть в некоторые их части, нужно знать тайные ходы. Никто из игроков этот данж не находил ни разу, иначе в первую очередь обратились бы к нам. Мы хорошо платили за информацию и никогда не кидали тех, кто ее приносил. – Джин-Хо выдохнул дым и кивком указал на уводящий в глубь катакомб коридор. – Наверное, ты прав, это подземелье планировалось как финальное. Быть может, разработчики хотели запустить тут какой-то ивент…

– Раньше было так, чтобы мобы не давали рейду развернуться? – переведя на него взгляд, поинтересовался я.

Эльф наклонился, подобрал с пола небольшую железку и пару раз подкинул ее на руке.

– Было по-другому. Рейд заходил в данж и начинался отсчет. Не менее пяти минут, чтобы игроки успели занять удобные позиции. Бывало даже, что мобы шли волнами. Три-пять групп и, под конец, босс. Но только не так, как здесь. Тут сагрился сразу весь коридор. Видимо, пленка на входе не просто так поменяла свой цвет. Гадать можно долго. Возможно, эти мобы всего лишь остатки того, что здесь было когда-то, но это же все равно не важно?

– Не важно, – кивнул я и, поднявшись, убрал в сумку давно уже погасшую трубку. – Идем дальше?

– Да, – Джин-Хо поднялся следом за мной и, кинув железку на пол, задумчиво поглядел на нее. – Я чего подошел… Хотел тебя попросить больше не импровизировать. Твоя смерть означает провал. Будет обидно… – эльф пожал плечами и, не оборачиваясь, направился к ожидающим его командирам.

– Я постараюсь…


Огромный пятиугольник зала освещался мягким голубым светом, льющимся от геометрического орнамента на потолке. Сама гробница находилась метров на двадцать ниже, и с того места, где Джин-Хо остановил отряд, можно было разглядеть ее целиком. Над огромным каменным саркофагом, стоящим на постаменте, прямо в воздухе горели какие-то неразличимые отсюда знаки. Знакомые руны на стенах и гигантские фигуры со скрещенными на груди руками, стоящие в каждом углу – тот, кто рисовал этот зал, не очень заморачивался с дизайном. Да и плевать – сюда мы заявились не на экскурсию…

Тиаран – закутанный в серый саван, обтянутый кожей скелет шестьсот девятого уровня – стоял в сотне метров от саркофага, сжимая в руке небольшой серп. То есть, оружие просто казалось небольшим в руке почти семиметрового чудовища, а так-то, по размерам и форме, оно ничуть не уступало косе моего деда. Рукоять только покороче и раза в четыре потолще.

По обеим сторонам его ног – две ядовито-зеленые, пузырящиеся лужи. За его спиной – два стационарных портала, откуда вереницей в зал тянутся зомби. Какой-то гребаный сюрреализм. Нежить тащит в руках куски гниющего мяса, заходит в лужи и исчезает там с головой. Поскольку порталы стационарные, над каждым висит коричневая полоска прочности. Сам Тиаран нас пока не видит, потому как пребывает в каком-то гипнотическом состоянии. Вокруг него едва заметный силовой щит, полоска ХП скрыта, от луж на полу восходит тонкое, зеленоватое свечение, окутывая тварь. Смысл творящегося тут действа доходит до меня с трудом, но, по всей видимости, эти лужи как-то связаны с той болезнью или проклятием, которые спутник Вилла хочет наслать на Вайдарру. Себастьян оказался прав: кроме Тиарана, в зале лишь сотня трехсотых рыцарей Смерти и два четыреста пятидесятых босса. С такой армией Вайдарру не захватить.

Рыцари на конях, в две шеренги справа и слева от луж, по сто миллионов ХП у каждого. Командиры этих жутковатых полусотен – уже знакомые мне персонажи. Г’Ларн и Ургам… вот только на людей они уже не похожи ни разу. Два пятиметровых, закованных в адамантит рыцаря Смерти. Четыре миллиарда ХП, двуручные мечи и горящие багровым светом щели опущенных забрал – за прошедшие полторы тысячи лет оба урода, судя по всему, выслужили себе повышение. Без коней, стоят позади полусотен. Вайдарру они, конечно, не захватят, а вот нам этой дряни может хватить за глаза. Но как по мне – так даже лучше. Двух зайцев одним ударом… и не нужно будет бегать потом по Вайдарре, разыскивать этих козлов.

Что меня действительно удивляло, так это то, что из пятисот человек ни один не произнёс ни слова. Впрочем, все объяснимо: больше половины из присутствующих в рейде начали играть ещё до моего рождения. Старая школа, такой опыт уже не пропить…

– Госпожа, – повернув голову к Ваессе, наконец нарушил молчание Джин-Хо. – Может быть, вы понимаете, что здесь, собственно, происходит?

– Ничуть не больше любого из здесь присутствующих, – отрицательно покачала головой та. – Могу сказать только, что жидкость в водоёмах пока для нас не опасна.

– Зелёная Агва, – неожиданно подсказала Джаэлит. – Беловолосый ублюдок и его прихвостень спелись с кем-то из Семерых. Той мерзости, что есть в этом зале, хватит на половину Эрантии. Но твоя подруга права – эта дрянь пока не опасна. Тиаран должен доставить ее наверх и активировать.

– А здесь он это сделать не может?

– Может, но получится только пшик. Активирующее заклинание из темной магии, и оно сразу использует все накопленное. Тут же недостаточно воздуха для такого количества этой отравы. Вам-то, конечно, хватит, но до Вайдарры зараза уже не дойдёт. Не найдя больше жертв, просто распадётся на составляющие. Все, хватит вопросов, я чувствую что-то под его щитом, но понять пока не могу, а ты мне мешаешь.

Лита фыркнула и отключилась, а я передал все сказанное Ваессе и тем, кто находился в командном чате.

– Принято, – вздохнул Джин-Хо и, кивнув на замерших рыцарей Смерти, произнес: – Они нас видят. Не атакуют только из-за лестницы. На месте стоят, потому как нужен разгон. Сейчас первая и третья сотни – налево, вторая – центр, четвертая и пятая, соответственно, право. Юонг берет Г’Ларна, Аллард – Ургама. Спускаемся до третьей ступени, а потом по команде сбегаем вниз. Все, как на тренировке: ловушки перед строем, щиты на танков, хоты – сразу после команды, палы помогают хилам. Вторая сотня страхует остальные и вливает урон в Тиарана. Сносим всех, уничтожаем порталы и переключаемся на босса. МТ – отведи его от этих луж. Если всем все понятно – баффаемся и на исходную. Ждем команды.

Я на всякий случай проверил лежащие в поясных ячейках бутылочки и следом за остальными спустился вниз до третьей ступени. Заняв позицию прямо напротив Тиарана, стал ждать команды на атаку. Спустя мгновение фигура босса подернулась дымкой, саван сменили серебристые латы, и стало видно количество его ХП. Одиннадцать с половиной миллиардов… Нормально так…

– Я ждал тебя, демон! – его низкий обволакивающий голос прозвучал, казалось, со всех сторон. – Ждал тебя и тех, кого ты приведешь за собой. Для активации заклинания нужна Жертва, и пара сотен разумных как раз для этой цели подойдут. Вас даже больше чем нужно, и Вайдарра сегодня же превратится в главный оплот Господина на Карне…

– Вперед! – рявкнул Джин-Хо, и сотни, сорвавшись с места, рванули к обозначенным позициям.

– Бей! – одновременно проревели Г’Ларн с Ургамом, и рыцари, опустив копья, ринулись на выстраивающихся напротив них игроков.

– Ловушки! Хоты! Танки – глухую оборону!

Прыгнув далеко вперед и не обращая внимания на сорвавшихся с места рыцарей, я разбил на поясе одну из выданных мне Фенриром мензурок и побежал к Тиарану. Не добежав десяти метров, блокировал щитом пущенное в меня Копье Тьмы и, продолжив движение, наконец сократил дистанцию.

Ярость Преисподней! Ледяной Клинок! Тиаран настолько огромен, что достать мечом могу только до середины его бедра. В плечо бьет острие косы, в грудь прилетает очередное Копье Тьмы, сбрасывая около четверти моего ХП. При такой разнице в росте сложно блокировать атаки изогнутого оружия, но урон терпимый, хоты висят, а подбежавшие хилеры тут же доводят мое здоровье до максимума. В ноздри бьет отвратительная вонь, за спиной раздается треск и грохот сработавших ловушек. Крики боли, рев пламени и глухие удары ледяных и каменных глыб.

– Масс хил! Палы – Щиты Веры на танков! Дебаффы снять! Хоты обновить!

Блокирую очередной удар чудовищной косы, получаю в грудь еще одно Копье Тьмы, отвечаю Языком Пламени в колено и перекатом ухожу Тиарану за спину. Щит под косу развернувшегося следом за мной босса, Ледяной Клинок… Начинаю пятиться, отводя его от луж, и одновременно пытаюсь хоть как-то оценить ситуацию.

Все идет не так, как планировалось. В ловушки попало не больше трети рыцарей Смерти, остальные вломились в строй. В рейде появились серые иконки, но ребята пока держатся. Размен идет примерно один к одному, больше половины оставшихся рыцарей спешены и висят на преградивших им дорогу танках. За ногами босса вижу ребят второй сотни и Ваессу с Риисом, которые, наплевав на Тиарана, сейчас помогают остальным. Гоша с Няшей прикрывают хилеров моего десятка. Все правильно: если лягу я – скорее всего, лягут все. И словно подтверждая эту мысль, Тиаран разворачивается и, не обращая внимания на мои удары, вскидывает над головой руки. Над первой и третьей сотней появляется темное облако, и из него на бойцов сыплется какая-то мерзость.

– Дебаффы снять! Масс хил! Первая, третья! Выходим из этого дерьма!

Голос командира спокоен. Сам он стоит вместе со второй сотней, чтобы наблюдать всю картину боя.

Ледяной Клинок! Щит под косу! Язык Пламени! Два шага назад. По обеим сторонам от меня, не обращая на происходящее вокруг никакого внимания, медленно бредут из порталов зомби.

Ледяной Клинок! Щит под косу! М-мать! Лужи на полу начинают течь следом за боссом. Эта тварь тащит их за собой.

Щит под косу, и в следующий момент чудовищный удар двуручного меча опрокидывает меня на плиты. Ургам наплевал на своего танка и, перепрыгнув через лужу, атаковал меня со спины. Следующий удар косы и Копье Тьмы проходят по мне критами, сбрасывая жизнь процентов до тридцати.

– Хил МТ! Быстро! Вторая вперед! Фокус Ургама!

– Твари!

Захлестнувшая сознание ярость смывает боль. Откатываюсь в одну из луж, уходя от следующего удара двуручного меча, и Шагом сквозь Тьму прыгаю Ургаму за спину. Ледяной Клинок! Рассеивание! Язык Пламени! Крит! Теперь не слезешь! Щит под очередной его удар! Шаг в сторону, щит под косу. Ледяной Клинок! Крит! Оба босса на мне. Лечения прилетает достаточно, Рассеивание режет четверть входящего урона. Между лужами не больше пяти метров, в слизь чудовища заходить не хотят и поэтому заметно мешают друг другу. Сообразив, что Ургам с меня не слезет и так, стараюсь дамажить только Тиарана, заодно прикрываясь его тушей от двуручного меча рыцаря Смерти.

Вторая сотня уже заняла свои позиции, и ХП Ургама дернулось и поползло вниз. Минут десять-двенадцать пролетает в этом невероятном танце. Тиаран примерно раз в минуту атакует рейд своими АоЕ спелами, но хилеры справляются. Я тоже приноровился к атакам обоих боссов. Ругань, стоны, лязг железа, рев драконов, команды сотников долетают откуда-то издалека. Ярость Преисподней уже давно откатилась, но берегу ее на финальный заход. Щит под удар косы. Ледяной Клинок! Шаг назад и вправо. Язык Пламени! Щит под удар меча. Шаг назад. Щит под удар косы. Ледяной Клинок! Командиры сотен докладывают об уничтожении рыцарей и о потере примерно трети своих бойцов. Ургам, ХП которого просело процентов до десяти, разворачивается и бросается на игроков второй сотни, но, не добежав до строя, спотыкается и валится на плиты.

– Портал готов! Второй готов!

Вереница зомби прекращает свое сюрреалистическое шествие…

– Криан! Яд!

Сорванная с пояса бутылка разбивается о правое бедро чудовища, и ХП Тиарана слетает до восьмисот миллионов. Какого хрена? Там же… Впрочем, удивляться буду потом.

Ярость Преисподней! Щит под косу!

– Дамажим! Дамажим! Палы! Ярость Света на свои группы!

– Твари! Вам не помешать мне!

Тиаран отбрасывает в сторону косу и с усилием поднимает руки. Тянущееся к его плечам свечение вспыхивает ядовитой зеленью, и ХП босса полностью восстанавливается.

– Сдохните!

– Она в нем! Хель в нем! Колокольчик! Прикрой Ваессу!

Голос Джаэлит срывается на крик.

– Ваесса! Колокольчик! Быстро…

Рассеивание на кулдауне, но плевать! Щит Сетары накрывает дочь некроманта и стоящего рядом с ней Рииса. В следующую секунду Тиаран опускает руки и все вокруг заполняет ядовито-зеленый свет…


Навык «стойкость» увеличен до 64 %

Навык «стойкость» увеличен до 65 %


– Да вставай ты уже! – голос жены вырывает меня из небытия.

Сумасшедшая боль рвет тело на части, машинально разбиваю на поясе мензурку Высшего Исцеления и, тяжело дыша, оглядываюсь по сторонам. Не выжил почти никто… Только я, Риис, Ваесса и драконы. Заклинание Тиарана отшвырнуло меня метров на пятнадцать в сторону к стоящего на ступенях саркофагу. Все вокруг завалено трупами. Тишину нарушают лишь лязг шагов приближающегося ко мне Тиарана и мелодичный звон колокольчика.

– Ты проиграл, демон…

В голосе чудовища звучит неприкрытое торжество.

– Да сейчас!

Подставляю щит под Копье Тьмы и слегка отвожу меч.

Когда до босса остается метров пять, его тело вдруг дергается, и из груди вырывается луч светло-серого цвета. Затем второй, третий… Появившаяся на кирасе дыра расширяется на глазах.

– Не-е-ет! – ярость в предсмертном реве последнего спутника Дважды Проклятого бога мешается с удивлением. Спустя мгновение из него вылетает жуткий, закутанный в саван скелет, раздается глухой утробный хлопок, и тело Тиарана разлетается тысячей гнилых ошметков.


Вами получено уникальное достижение «Убийца Тиарана». Тиаран уникальный босс. Убить его можно только единожды. Вы и Ваши соратники получаете семипроцентное увеличение физического и магического урона.


Задание: «Защита Великого города II» выполнено.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 260.

Вами получен новый уровень!..

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 268.


Вам доступны десять единиц очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступно 30 единиц характеристик.


Внимание! Вы обратили на себя внимание высшего существа. Бог Мудрости и Воинской Чести Мирт относится к Вам благосклонно.

Вами получена разовая способность «Благословение Мирта». Отныне две Ваши основные характеристики увеличены на десять процентов каждая.


Внимание! Вы обратили на себя внимание высшего существа. Богиня Искусств Лиана относится к Вам благосклонно.

Вами получена разовая способность «Обретение внутренней гармонии». Отныне Вы можете выбрать на одну профессию больше. Рост каждой профессии увеличен на 10 %.


Внимание! Вы обратили на себя внимание высшего существа. Богиня Смерти и Перерождений Кильфата относится к Вам благосклонно.

Вами получена разовая способность «Благословение Кильфаты». Отныне все обитатели Серых Пределов, считающие Кильфату своей госпожой, относятся к Вам нейтрально.

Повышение репутации с расой светлых эльфов. Светлые эльфы теперь относятся к Вам с уважением.


Повышение репутации с расой людей. Люди теперь относятся к Вам с уважением.


Повышение репутации с расой дроу. Дроу теперь относятся к Вам с уважением.


Повышение репутации с расой гномов. Гномы теперь относятся к Вам с уважением.


Повышение репутации с расой орков. Орки теперь относятся к Вам с уважением.


– Вот видишь, как иногда полезно искупаться в какой-нибудь дряни? – с иронией в голосе произнесла Джаэлит. – Не нырни ты в Агву – лежал бы сейчас вместе со всеми. Да и жену слушать тоже полезно, согласись.

– Спасибо…

– Обращайся, – усмехнулась она. – И камень не забудь из этого урода забрать!

– Да уж не забуду…

Я задержал взгляд на разбросанных вокруг вещах, некоторые из которых подсвечивались темно-бронзовым, вздохнул и перевел его на Хель. Выглядела спутница богини, прямо скажем, «не очень». Разорванный саван, жуткий оскал на полуистлевшем черепе с остатками ссохшейся кожи – я не знаю, как раньше выглядела спутница богини Смерти, но сейчас она вряд ли бы смогла претендовать на призовое место в каком-нибудь, даже районном, конкурсе красоты. Призрак повисел некоторое время над полом, затем медленно полетел к возвышавшемуся на ступенях саркофагу. Добравшись до гроба Забытого Бога, Хель упала на него сверху и исчезла. Я пожал плечами и, не обращая внимания на скрипящее под сапогами золото, что вперемешку с гнилыми ошметками было рассыпано на полу, направился к сидящим на плитах Риису и Ваессе. Гоша с Няшей тоже сидели рядом с вполне себе довольными физиономиями. Драконы связаны со своей мамочкой, и, накрыв Ваессу, я прикрыл и их? Или, может, на них просто не действуют болезни разумных? Да не все ли равно?.. По дороге я наклонился над трупом Ургама и вытащил из него камень души Джаэлит. Все вещи будем делить потом, а камень все равно могу увидеть и подобрать только я.

– Все в порядке? – остановившись рядом с сидящими на плитах соклановцами, негромко поинтересовался я.

– Так-то да, – пожал плечами Риис, – а то, что тетечка слегка тронулась от счастья с ума – так это же пройдет?

– Гад, – Ваесса ткнула мага кулаком в бок, и с улыбкой посмотрела на меня.

– У тебя кровь, – я протянул ей платок и только хотел усесться рядом, как раздался сухой треск. Крышка саркофага слетела, и из него вылетела вполне себе симпатичная женщина.


Внимание! Проклятие с могилы Аркама снято!


«Ну вот, – подумал про себя я. – Кому-то тут смерть, а кому-то институт красоты». И даже смотреть не пойду, что она там сделала с трупом.

Спутница Кильфаты тем временем подлетела ко мне и аккуратно провела по моей щеке ладонью. В лицо дохнуло могильным холодом, но неприятные ощущения тут же пропали.


Повышение репутации! Хель относится к Вам с уважением!

Задание: «Спутница Богини Смерти» выполнено!

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 269.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 270


Вам доступны двенадцать единиц очков таланта.

Классовый бонус: + 1 к интеллекту; + 1 к духу.

Вам доступно 36 единиц характеристик.

Вами получена разовая способность «Дар Хель». Теперь Вы в случае смерти, при желании, сможете подняться в месте своей гибели в течение тридцати секунд.


Следом за мной Хель провела точно такую же процедуру с Ваессой и Риисом и, спустя мгновение, просто растворилась в воздухе…

– Еще две руны… теперь я знаю, как работают девятнадцать из сорока…

Ваесса вытерла текущую из носа кровь и привычным движением убрала мой платок себе в карман.

– Ты знаешь, Черный, – задумчиво произнесла она, – теперь даже я верю, что когда-нибудь мы дойдем до конца этого долгого пути.

Я окинул помещение взглядом, улыбнулся и кивнул сидящей на плитах женщине.

– Конечно, дойдем! Я в этом не сомневался никогда…


Глава 19

– Ну, а вы чего ждете? – Макс оторвал взгляд от портала, в котором только что скрылись бойцы Трезвого, и вопросительно оглядел оставшихся ребят.

– А мы с тобой, – пожала плечами Гелиона. – Подождем, пока ты деревья посадишь, и посмотрим, что будет дальше.

– Но мы же говорили, что…

– Это не мы говорили, а ты говорил, – похлопала его по плечу Алена. – А когда ты это говорил, командиром был еще Ромка. Сейчас командир снова ты, но уже не катит, потому что мы здесь, а неверные приказания изменять ведь нельзя. Логично?

– Вообще, не придерешься, – с улыбкой поддержала девушку Таша. – Вот прямо моими словами сказала.

– И ты туда же, – покачал головой Макс.

– А я что? – Таша взяла Луффи под руку и сделала невинное лицо. – Я слабая девушка, что муж скажет, то и делаю…

– Ты почаще так говори, и в это поверю даже я, – хмыкнул маг и, переведя взгляд на друга, добавил: – Что нам делать-то без тебя? Уже привыкли толпой, и нечего отвыкать. Я даже по Фантику уже соскучиться успел, не говоря об остальных…

– А к Ирвайну вам не надо? Землю получать я за вас буду?

– И че нам эта земля? – пожал плечами Рексар. – Редиску на ней сажать? Или замок по брёвнышку складывать? Вот вместе и поедем к Великому Князю. Ты такой впереди на белом коне, о котором нам Фантик рассказывал, а мы сзади мантию подержим, ну, или подтолкнём, в зависимости от ситуации.

– До нашествия Древних смысла заморачиваться со всей этой землёй нет, – поддержал товарищей Алекс. – Вот отобьёмся и двинем бунгало строить. Ведь там, как ни странно, даже мне перепало немного. Но сейчас-то оно зачем? Нам и тут неплохо, – он оглядел деревья, вокруг поляны, и кивнул на маячащих в сотне метров от них эльфов. – Я вот в Роще Мира никогда не бывал, и вряд ли нас туда когда-нибудь без тебя пропустят.

– Бунт на корабле, значит, – с улыбкой оглядел товарищей Макс. – Ну ладно, пошли, раз уж вы все такие умные.

– Мы хорошие! – вставила свои пять копеек Эланка. – А Кирана, думаешь, уже там?

– Я знаю это, – ответил ей Макс и первым направился в сторону часовых.

Роща Мира или, по-другому, Серебряная роща – небольшой участок, размером так на сто квадратных километров, находилась на границе светлых и тёмных эльфийских земель. Маленькая точка на карте безбрежного зеленого океана. Рощей Мира она стала после исчезновения мэллорнов. Эльфы в память о них запретили на её территории любую агрессию. Здесь иногда проводили переговоры короли и великие князья, и здесь нельзя было обмануть оппонента. Поэтому подписанные в Роще Мира договоры считались нерушимыми. И теперь только от Макса зависело, станет ли она снова Серебряной.

Он даже не думал над тем, что будет делать, когда посадит деревья, не разбирался в потоке свалившихся ему на голову репутаций. Зачем? Квест пятисотого уровня исключал даже мысли о каком-либо планировании. Всю ночь он пытался в летописях найти хоть какую-то ниточку, которая приведёт к ответу, как их все-таки сажать, но так и не преуспел в этом деле. Да, Макс не знал, как их посадить, но ни секунды не сомневался, что сделает это. По-другому никак.

Порталы он мог строить теперь значительно чаще, поэтому утром, попрощавшись с Ромкой, сразу открыл портал к Роще Мира. Тянуть с выполнением квеста воин не собирался. Решит все сейчас и сразу, а отдыхать и планировать будет потом.


Великий Лес. Роща Мира. Уровень локации: отсутствует.


Два темных эльфа в зеленой броне с коричневыми узорами, положив правую руку на левое плечо, низко склонили головы. Макс поприветствовал их и, обойдя огромную выращенную беседку, по узкой тропинке направился к густому молодому подлеску.

– Смотри, это же думонтинии! – обрадованно воскликнула Эланка за его спиной.

– Рина, вы считаете, что эльфийской дворянке пристало бегать по лесу с лукошком? – назидательным тоном тут же заметил Луффи.

– Ты мне зубы не заговаривай, – усмехнулась девушка. – Я нашла – я и соберу. Сейчас вот Макса сдадим с рук на руки… ой, смотрите, туман!

Подлесок закончился, и группа выбралась на широкую, похожую на подстриженный газон поляну, над которой висела молочно-белая пелена. Макс точно знал, что ему нужно именно туда. Видимо, туман – естественная защита Великого Леса. Он прикрыл им земли пятнадцатого Великого Дома, а здесь прикрывает место, где когда-то произрастали мэллорны. Воин не понимал, какой в этом смысл, но, может быть, подскажет Кирана? Ее одинокая фигурка застыла в сотне метров напротив туманной преграды. Без спутников, да и зачем в подобном месте спутники?

– Все, давайте за грибами, а я пошел, – обернувшись к ребятам, улыбнулся он. – Костры тут только не вздумайте жечь.

– Я не дам ему портить лес, – скосив взгляд на мужа, подмигнула Таша.

– А чего сразу я? – наигранно возмутился Луффи, шагнул вперед и крепко сжал руку Макса. – Удачи тебе, брат! – уже серьезным голосом произнес он.

Макс попрощался со всеми, чмокнул в щеку странно-серьезную Аленку и уже направился к богине, когда девушка неожиданно окликнула его:

– Подожди! – Алена догнала Макса, обвила руками шею и, положив голову ему на грудь, прошептала: – Я знаю, ты там пробудешь долго. Тебе будет нелегко, но я знаю – справишься. Береги себя и не забывай, что я тебя жду…

Девушка отстранилась и, не оборачиваясь, направилась к ребятам. Макс пару мгновений с улыбкой смотрел, как покачивается из стороны в сторону кончик ее хвоста, затем вздохнул и пошел к ожидающей его богине.

– Ты пришел? – не поворачивая головы, тихо произнесла Кирана.

– Да… Не вижу смысла тянуть с этим делом, – остановившись возле нее, вздохнул Макс. – Что я должен делать? Как их нужно сажать?

– Я не знаю, – так же тихо ответила она. – Это можешь узнать только ты сам. Я не могу знать, какой жертвы потребует Отец за то, что мы совершили… Скажу только одно: мэллорн должен вырасти сразу. Если это не произошло – ты что-то сделал не так.

– Хорошо. Тогда я пойду?..

– Подожди, – Кирана придержала его за руку и, медленно подняв голову, внимательно посмотрела в глаза. – Скоро здесь соберутся все облеченные властью. Мы… будем ждать. Нашествия Древних без мэллорнов не остановить… – богиня потупилась и вздохнула. – Когда роща будет посажена, Хранитель должен объявить свою волю. Его воля священна для всех… даже для богов… Подумай над этим…

– Да, – кивнул Макс и направился к туманной преграде.

– Удачи тебе, Серый… – тихо донеслось ему вслед.


Пелена расступилась, Макс прошел сквозь нее и оказался на огромном поле, покрытом серым стелющимся мхом. Ни травинки, ни дерева – ничего живого в пределах видимости. Только мох и торчащие из земли валуны. Тлен и запустение… Как тогда, возле разрушенного святилища Кираны. Только отрекшиеся тут ни при чем – это сделал его, Макса, народ… Что может быть хуже гражданской войны? Наверное, все отрекшиеся за тысячи лет не нанесли эльфам столько вреда, сколько те причинили его сами себе… Метрах в двадцати справа из-под треснувшего угловатого камня пробивался тоненький ручеек. Журчащая в тишине вода образовывала небольшой естественный водоем. Маленький кусочек жизни… Подойдя к луже, Макс подмигнул своему отражению, сполоснул лицо и, разогнувшись, еще раз оглядел заполонившую поле мерзость.

– Сейчас… Сейчас мы тут все исправим, – тихо произнес он. – Но сначала одно дело. Важное…

Отойдя шагов на тридцать от ручья, Макс вытащил из инвентаря заранее приготовленную лопату и, расчистив небольшой участок от мха, выкопал глубокую могилу. Потом бережно сложил в нее кости эльфа и его питомца – тех двоих, благодаря которым возвращение мэллорнов из мечты превратилось в реальность. Засыпав могилу землей, он закурил и несколько минут стоял, молча глядя на небольшой, чернеющий среди мха бугорок. Ромка говорил, что рин хотел, чтобы его останки передали жене, но Макс решил иначе. Никто так не заслуживает быть похороненным в Серебряной роще, как этот погибший две с половиной тысячи лет назад эльф вместе со своим горностаем. Он потом найдет его жену и детей и расскажет им… Рин Фаланир был оборотнем… но мэллорны – они для всех. А оборотни – это такие же эльфы, что бы они там себе ни думали.

– Este et ilu talyon[12]… – негромко произнес Макс и, убрав в сумку трубку, сделал небольшой глоток из фляги.

Смешно подумать, но он не знал, как эльфы поминают своих предков. Поэтому поступил так, как привык. Да и важно ли, как тебя поминают? Главное, чтобы помнили…

Пройдя по полю, он обнаружил небольшие правильные углубления в земле, расположенные в двухстах метрах одно от другого. Около метра глубиной – они так же были скрыты слоем мха, но их все равно можно было различить. Видимо, Великий Лес подсказывал своему Хранителю, где именно нужно сажать деревья. Подсказал бы еще, как… Впрочем, может, он зря ломает себе голову? А уровень и ранг квеста так высоки только из-за его запредельной важности? Вот и проверим. Макс вернулся к ручейку, набрал ведро воды и направился к ближайшему от могилы отверстию. Расчистив все вокруг ото мха, он опустил на дно углубления одно из семечек, засыпал землей и обильно полил водой. «Давай, расти», – отряхнув от земли руки, негромко произнес он, и, отойдя на пару метров в сторону, стал ждать. Минуты текли за минутами, но ничего не происходило, и в голову стали закрадываться разные мысли. Может быть, эти отверстия совсем не для этого? За тысячи лет испортились семена? Вода в ручье отравлена? Да нет, если с семенами было бы что-то не так, в мир бы не ушло сообщение. Вода? Он поднял ведро и сделал несколько больших глотков. Вода как вода. Холодная, вкусная, и никакого дебаффа на нем не появилось. Что же тогда? Макс на всякий случай расчистил от мха метров десять вокруг отверстия, но тщетно. Мэллорн и не думал расти. Кирана сказала, что он должен вырасти сразу. Может быть, она просто ошиблась? Нет, богиня не говорила бы так, не будучи стопроцентно уверенной в своих словах. А еще она говорила о жертве… Но что может отдать он? Вещи тут вряд ли нужны, а что у него есть еще? Макс кинул взгляд на могилу эльфа, отдавшего жизнь за эти вот семена, и усмехнулся. Ну да, это есть у каждого… Он скинул с себя броню и, оставшись в одной рубахе, закатал правый рукав и вскрыл кинжалом вены. Крепко сжав кулак, Макс поднял над посаженным семечком руку и стал молча смотреть, как тяжелые темно-красные капли падают на разрыхленную землю. Он не был уверен в результате, но других вариантов не осталось. Если нужно умереть, он умрет, но деревья будут посажены. Говорят, раньше в игре нельзя было убить себя таким способом, но мир изменился, и сейчас это ему только на руку. Полоска ХП дрогнула и медленно стала убывать. «Смерть – ерунда, главное – перетерпеть боль», – отстраненно думал он, глядя как кровь медленно впитывается в землю. И боль пришла… Сначала это были лишь покалывания в запястье, потом она переросла в тянущую, и, когда жизни осталось меньше половины, стало казаться, что кто-то рвет его руку зубами. Мэллорн все не показывался. Макс прикрыл глаза и попытался подумать о чем-то приятном…


Ваш навык «стойкость» увеличен до 25 %.


Думать при постоянно нарастающей боли не получалось. «С-сука…», – выдохнул он и стиснул зубы, чтобы не заорать, когда кто-то невидимый поднес к его запястью циркулярную пилу. Казалось, прошла вечность, когда перед глазами наконец полыхнул багровый туман. В голове мелькнули какие-то неясные образы, а потом боль вдруг оборвалась. Его тело потеряло чувствительность, а сознание словно взлетело над лесом. Он на мгновение увидел себя, склонившегося над посаженным семечком, среди бесконечной равнины пепла, а затем прямо перед ним вспыхнула ослепительно-яркая звезда, и мир погрузился во мрак…


Внимание! В связи со смертью Ваш персонаж теряет 20 % уровней. В настоящий момент Ваш уровень 184.

Внимание! В связи со смертью Ваш персонаж теряет 138 единиц очков характеристик. В настоящий момент Ваши характеристики распределены следующим образом: ловкость – 200, сила – 218, здоровье – 217, интеллект – 20, дух – 20, запас сил – 200.

Внимание! Ваше астральное тело повреждено на 3,9 %. Прочность астрального тела 96,1 %

Внимание! Повреждение астрального тела влечет за собой изменения в восприятии и управляемости персонажа.

Внимание! Полное уничтожение астрального тела влечет за собой потерю персонажа!


Макс пришёл в себя и понял, что лежит на земле. Открыв глаза, на мгновение задержал взгляд на висящем в небе солнце и рывком сел. Никакого камня привязки – он очнулся на том же месте, где умирал. Он проводил взглядом бегущие цифры и усмехнулся. Как пришло, так и ушло… Да и плевать, навыки разложить успел, а уровень себе когда-нибудь да восстановит. Из всего случившегося напрягало только повреждение почти четырёх процентов астрального тела. Судя по сообщению, да и по словам Ромки, полная его потеря ведёт к окончательной смерти. Так что может и не хватить, но как бы то ни было, нужно идти до конца. Потому что не зря…

Макс улыбнулся и, протянув руку, дотронулся до веточки маленького серебристого растения. Не больше полуметра в высоту, оно было похоже на искусственную ёлку, которые перед Новым годом торговцы выставляли за витринами своих магазинов в Москве. Почувствовав прикосновение, мэллорн вздрогнул, а потом чуть наклонился и сам ответно коснулся ладони посадившего его эльфа.

– Ну вот, рин, все в порядке, – Макс сделал глоток из фляжки, перевёл взгляд налево и замер. Могила исчезла. На том месте, где были зарыты кости эльфа и его преданного зверька, росло невысокое серебристое деревце. Великий Лес умеет быть благодарным, а свою жертву Фаланир и его Гирт уже принесли.

Макс поднялся на ноги, отряхнулся, посмотрел на часы и удивлённо хмыкнул. С момента его смерти прошло чуть больше часа. С другой стороны, и камня привязки тоже рядом с ним не случилось, так что удивляться нечего. Наоборот, нужно радоваться, что ему понадобится гораздо меньше времени на все. И Аленка дождётся… Впрочем, рыжая кошка дождется своего мужчину и так.

Воин улыбнулся и, подхватив ведро, направился к следующему углублению в земле. Когда полив ничего не принёс, он вздохнул и закатал на правой руке рукав…


Внимание! В связи со смертью Ваш персонаж теряет 20 % уровней. В настоящий момент Ваш уровень 147.

Внимание! В связи со смертью Ваш персонаж теряет 111 единиц очков характеристик. В настоящий момент Ваши характеристики распределены следующим образом: ловкость – 181, сила – 181, здоровье – 181, интеллект – 20, дух – 20, запас сил – 181.

Внимание! Ваше астральное тело повреждено на 0,71 %. Прочность астрального тела 95,39 %

Внимание! Повреждение астрального тела влечет за собой изменения в восприятии и управляемости персонажа.

Внимание! Полное уничтожение астрального тела влечет за собой потерю персонажа!


– Ладно, – Макс оперся локтем о землю, сел и улыбнулся третьему по счёту мэллорну. – Надеюсь, ниже тридцатого я все-таки не упаду?

Он опустил глаза, вздохнул и покачал головой. Броня исчезла. Все вещи обнаружились в сумке. Кинжалом тоже больше вены не вскрыть. Нет, взять его в руку, конечно, можно, но это будет просто тупая стальная болванка. Плевать, у него есть широкий, не требующий уровня разделочный нож. Было бы только желание. Самой радостной новостью, помимо посаженного мэллорна, было то, что его астральное тело повредилось меньше чем на процент. Значит, все-таки есть какой-то шанс? Он не хотел умирать, но в мире есть вещи, которые гораздо страшнее смерти. Между "погиб, выполняя" и "сдался" лежит целая вселенная. Отступить? Даже не смешно! Как после этого можно смотреть в глаза своей женщине и ее брату? Они с Ромкой договорились идти до конца и дойдут, потому что им обоим с прицепом класть на это астральное тело! Макс поднялся на ноги, взял ведро и направился дальше.


Ваш навык «стойкость» увеличен до 44 %.

Внимание! Ваше астральное тело повреждено на 1,35 %. Прочность астрального тела 65,47 %

Внимание! Повреждение астрального тела влечет за собой изменения в восприятии и управляемости персонажа.

Внимание! Полное уничтожение астрального тела влечет за собой потерю персонажа!

Прошло уже больше суток с того момента, как он прошел туманную пелену. День ожидаемо сменил ночь, но для него не изменилось ничего. Мэллорны отказывались расти сами по себе…

– Все-таки жаль, что нельзя убить себя быстрым ударом ножа, – вздохнул Макс, прислонившись к стволу молодого дерева у себя за спиной. Он попробовал так сделать на четвёртом дереве, но от удара ножом в сердце умирал так же долго и мучительно, и в разы неудобнее было поливать кровью росток. Рукава он оторвал себе на одиннадцатом дереве, как раз когда перестал падать уровень. Тридцатый? Ну да и что? Он уже был тридцатым, не страшно. Зато двадцать одно дерево уже посажено. Осталось совсем немного…

Первые изменения в себе он почувствовал, потеряв тридцать процентов астрального тела. Не переставая болела голова, навалились усталость и апатия. Макс пробовал спать, но у него не получалось уснуть. В итоге махнул на эти попытки рукой. Он вытащил из сумки приготовленный Алёной сэндвич и принялся запивать его из фляги водой. Еды и воды у него много. Хватит и на тысячу деревьев, хватило бы всего остального.

А мэллорны подросли. С каждым посаженным деревом они прибавляли в размерах, причём новое сразу вырастало до уровня остальных. Метров около шести высотой, они стояли двумя ровными рядами, распушив в стороны свои серебристые ветви, и были похожи на юных девчонок из какого-нибудь танцевального ансамбля. Классно!

Макс доел сэндвич и уже было собирался вставать, когда вдруг заметил непонятное шевеление на одном из деревьев. На том, которое стояло над могилой рина Фаланира. Одна, затем другая ветка дернулись, мэллорн вздрогнул, словно пытался сбросить с себя листву и… По его стволу сбежал небольшой серебристый зверек и, забавно подпрыгивая, побежал к воину.

«А вот и песец, – с улыбкой подумал Макс. – Только быстро что-то, еще же шестьдесят пять процентов вроде есть». Зверь на самом деле был очень похож на хорька, которого у себя дома держала одна из его знакомых, только был немного крупнее. Чуть больше полуметра длиной, серебристая шерсть, пушистый хвост, треугольная мордочка и ушки, вытянутое туловище и короткие лапки. Никакой информации над ним не было видно. Полоска ХП и название скрыты. Не добежав до Макса трех метров, он поднялся на задние лапки и, чуть склонив голову, уставился на воина черными бусинами своих глаз.

– Ну, привет, глюк, – улыбнулся воин. – Ты на дереве вырос?

Словно услышав эти слова, полоска ХП животного мигнула, и над ним появилось имя: «Глюк».


Поздравляем! Вы только что дали имя своему фамильяру! Для того, чтобы навсегда закрепить животное за собой, дайте ему капельку своей крови.


– Чего? – ошарашенно выдохнул Макс. – Ты…

Зверек, словно прочитав системное сообщение, подбежал к Максу и в мгновение ока проскользнув под правой рукой, вцепился в большой палец левой. Воина передернуло от боли…


???????????????????????????????????????????

Ваш навык «стойкость» увеличен до 54 %.


– М-мать, – выдохнул Макс, – фига ты…

Полоска ХП осталась на месте, палец тоже с виду не пострадал. Глюк что-то пискнул, каким-то невероятным образом извернулся и лизнул Макса в щеку. Уже в следующее мгновение он оказался у него на плече, обвился вокруг шеи подобно воротнику, лизнул в другую щеку и стёк воину на колени. Именно стёк, потому как по-другому это назвать было нельзя.

Макс провел ладонью по его мягкой шерстке, Глюк играючи огрызнулся, снова перетек на плечо и что-то тявкнул на ухо.

– Да посиди ты спокойно! – улыбнулся Макс и вытащил из сумки кусок вяленого мяса.

Глюк схватил зубами угощение и, соскользнув на землю, смешно морща мордочку, начал есть. Макс поставил рядом с ним тарелку с водой, закурил и задумчиво посмотрел на стоящее неподалеку от ручья дерево.

Великий Лес подарил ему фамильяра? А как еще назвать то, что в локации, куда закрыта дорога любому живому существу, – а Макс не видел здесь даже дождевых червей – с дерева вдруг спускается это серебристое чудо? Причем с дерева, под которым лежат кости другого фамильяра. Тут даже два плюс два складывать не нужно.

Зверек тем временем расправился с куском мяса, полакал немножко воды и, опрокинув тарелку, снова забрался Максу на плечо.

– Спасибо, – погладив зверька, улыбнулся воин. – Вдвоем нам тут всяко будет веселей. Ладно, – Макс убрал трубку с тарелкой в сумку, поднялся на ноги и направился к очередному отверстию в земле. – Еще десять тысяч ведер, и золотой ключик точно будет мой…


Ваш навык «стойкость» увеличен до 72 %.

Внимание! Ваше астральное тело повреждено на 0,65 %. Прочность астрального тела 13,87 %.

Внимание! Повреждение астрального тела влечет за собой изменения в восприятии и управляемости персонажа.

Внимание! Полное уничтожение астрального тела влечет за собой потерю персонажа!


Внимание! Условия задания «Возвращение мэллорнов» выполнены!

Посажено 80 мэллорнов из возможных 102.

Поздравляем! Мэллорны уже не покинут Великий Лес.

Постоянное усиление «Благодать Великого Леса», распространяемое на всех без исключения эльфов, находящихся на территории Великого Леса, а также на прилегающих к нему территориях (не дальше 10 км) возможно только с 80 % его значением.

Внимание! Вы можете продолжить выполнение задания и увеличить размер постоянного усиления «Благодать Великого Леса».

Внимание! Вы можете прекратить выполнение задания и зафиксировать постоянное усиление «Благодать Великого Леса» в 80 % его значении.

В том случае, если Вы не справитесь с дальнейшим выполнением задания, постоянное усиление «Благодать Великого Леса» будет зафиксировано в 80 % его значении.

Вы хотите продолжить выполнение задания?

Да… Нет


Макс медленно повернул голову и увидел сидящего у него на груди Глюка. Увидел… Он окончательно ослеп на шестьдесят третьем дереве. Как только пропало зрение, системные сообщения начали доводиться до него отстраненным женским голосом. Система… Она заботится об игроках, а поскольку поиск мест посадки в условие задания не входил, он каким-то образом знал, где нужно сажать очередное дерево. Зрение вернулось не полностью, какая-то странная смесь тепловизора и прибора ночного видения. Но он все-таки видел. Прямо над ним серебристым факелом пылала крона только что посаженного мэллорна. Отдельных ветвей с этим псевдозрением он различить отсюда не мог, как не мог и оценить размеры посаженного дерева. Наверное, большое… Каждый мэллорн, вырастая, отодвигал тело Макса своим стволом в сторону, поэтому теперь он каждый раз приходил в сознание рядом с древесным стволом.

Видя, что хозяин очнулся, Глюк подался вперед, лизнул его в щеку и легонько укусил за мочку уха.

– Сейчас, – прошептал Макс и, перевернувшись на живот, оттолкнулся руками от земли, медленно сел и прислонился к шершавой древесной коре.

Воин стиснул зубы, пережидая вызванную этими движениями боль, пару раз глубоко вздохнул и медленно потянулся за фляжкой. «Сделал, – отстраненно подумал он. – Теперь не уйдут».

Интересно, а почему в сообщении сказано о ста двух деревьях? Первоначально в квесте говорилось о ста одном, но, видимо, Система в тот раз не учла того, которое появилось не из семечка. С этими мэллорнами вообще все странно и непонятно. Ладно…

Он сделал из фляжки несколько глотков, дернулся от накатившего приступа боли и выронил емкость из рук. Стойкость помогала мало, боль приносили даже мысли, чего уж говорить обо всем остальном. Стиснув зубы, он подобрал флягу с колен, убрал ее в сумку и, вытащив оттуда кусок мяса, протянул его Глюку. Зверек аккуратно принял угощение, но есть не стал. Видимо, сыт… Макс не мог вспомнить, когда последний раз его кормил. Он не знал, сколько времени прошло с того момента, как он прошел через туманную пелену. Не знал, какое сейчас время суток, цифры на часах сливались в одно светло-зеленое пятно. Давно уже не чувствовал вкуса и запаха… Иконка формы кота стала неактивной после потери пятидесяти процентов прочности астрального тела. Но он все-таки дошел… Если бы не Глюк… Каждый раз, приходя в себя после очередной смерти, Макс видел сидящего у него на груди фамильяра, а когда ослеп, просто знал, что он там сидит… И с тех пор он ни разу не потерял больше процента. Видимо, зверек как-то его прикрывал.

Ладно, сидеть смысла больше нет, нужно со всем этим делом заканчивать. Макс стиснул зубы и, опираясь на выступы в древесной коре, медленно поднялся на ноги. С минуту простоял, ожидая, пока утихнет прострелившая тело боль, а потом вывел перед глазами последнее сообщение и заставил систему снова его повторить.


………

Вы хотите продолжить выполнение задания?

Да… Нет


– Да! – прохрипел Макс и, тяжело ступая по мягкому мху, направился к очередному углублению в земле.


Внимание! Ваше астральное тело повреждено на 0,61 %. Прочность астрального тела 0,27 %.

Внимание! Повреждение астрального тела влечет за собой изменения в восприятии и управляемости персонажа.

Внимание! Полное уничтожение астрального тела влечет за собой потерю персонажа!


Внимание! Условия задания «Возвращение мэллорнов» выполнены!

Посажен 101 мэллорн из возможных 102.

Постоянное усиление «Благодать Великого Леса», распространяемое на всех без исключения эльфов, находящихся на территории Великого Леса, а так же на прилегающих к нему территориях (не дальше 40 км) возможно с 120 % его значением.

Внимание! Вы можете продолжить выполнение задания и увеличить размер постоянного усиления «Благодать Великого Леса».

Внимание! Вы можете прекратить выполнение задания и зафиксировать постоянное усиление «Благодать Великого Леса» в 120 % его значении.

В том случае, если Вы не справитесь с дальнейшим выполнением задания, постоянное усиление «Благодать Великого Леса» будет зафиксировано в 120 % его значении.

Вы хотите продолжить выполнение задания?

Да… Нет


– ДА!..


Боли нет… Есть бесконечный океан серебра и снов… Тех, которые приходят, когда ты не спишь. Макс мог поклясться, что не спал… никогда… Одна картина сменяла другую. Огромные окутанные мраком фигуры наступающих на Великий Лес монстров, горящие эльфийские города и уходящие в Дикий Лес оборотни. Братоубийственная война, кровь, лежащие на полянах трупы и Богиня Отмщения с обнаженным клинком и отрубленной головой короля-предателя… Он видел все и присутствовал в каждом из этих снов. А боль… вся, которая была – лишь зеркальное отражение боли того, кто сделал его своим Хранителем. Это не жертва. Великому Лесу не нужна его кровь… Мэллорны на ней не растут… Это всего лишь испытание и… возможность… Возможность простить…

Сотня деревьев стоит правильным квадратом. Одно чуть впереди – то, под которым лежит Фаланир. Это последнее будет стоять как раз напротив, и под ним похоронят его. Меньше трети процента… ему не выжить, тут не поможет даже Глюк. Но мэллорн вырастет все равно, и награда за квест будет увеличена! Первый Хранитель не погиб… он сознательно принес себя в жертву и ценой своей жизни прикрыл защищающую Великий Лес Армию. И он, Макс, поступит так же. Даже если к общему бонусу добавится процентов пять, значит, уже не напрасно.

Боль ушла, но рук и ног он почти не чувствовал. К последним трём деревьям добирался ползком. Двести метров по земле… Иногда они кажутся вечностью.

Правый локоть, левый… оттолкнуться коленом… Он ненавидел себя за эту беспомощность, но скоро уже все закончится… Глюк, словно чувствуя настроение своего хозяина, носился вокруг него серебристой молнией. Наверное, пытался хоть как-то отвлечь. Правый локоть, левый, колено… Гирт вернулся и умер на теле своего хозяина, и Максу не хотелось, чтобы то же самое произошло и с его зверьком. За эти несколько дней он настолько к нему привык, что… «Ерунда, – успокаивал он сам себя, – слишком мало мы ещё вместе… Забудет и убежит в лес…»

Правый локоть, левый – вот она, последняя лунка! Он с трудом приподнял голову и посмотрел на туманную преграду, которая в его теперешнем зрении выглядела монолитной серой стеной. Где-то там, метрах в ста, Кирана ждёт своего бывшего рыцаря, а чуть дальше его рыжая кошка и друзья… Нет, неправильно! Бывших рыцарей не бывает! Каждый мужчина может быть рыцарем! И не важно: касался ли король мечом твоего плеча или нет. Важно, кем ты себя считаешь сам.

Макс улыбнулся, вспомнив их с Ромкой детскую теорию, и потянулся за последним семечком. Все-таки хорошо, что стена все ещё стоит! Он мог представить, как сейчас выглядит, и не хотел, чтобы его таким видели другие. А что будет потом – уже не важно. Трупам, как известно, плевать на все.

Кинув на дно семечко, Макс минут за пять, ковыряя края углубления ножом, кое-как прикрыл его землёй. Он давно уже не мог закапывать отверстия целиком. Да оно, как выяснилось, и не надо.

Вот и все… Перед его внутренним взором вдруг появились два самых дорогих ему человека. Аленка встревоженно хмурила брови, Ромка стоял рядом с задумчивым видом. Во взгляде друга Макс прочитал одобрение.

– Да, Ром, – стараясь не смотреть на жену, тихо произнёс Макс, – до конца – это значит именно до конца… и никаких промежуточных финишей! – Он занёс над запястьем нож, но неожиданно вырвавшийся из земли росток выбил оружие из его руки. Неведомая сила бережно подхватила Макса и, перенеся его метров на двадцать в сторону, аккуратно опустила на землю.

– Как? – удивлённо прохрипел он, но его голос тут же утонул в оглушительном треске стремительно растущего дерева.

Сто второй мэллорн решил вырасти сам. Великий Лес отказался от его жертвы. Раздающийся в ширину ствол приблизился вплотную. Треск сменился весёлым звоном маленьких колокольчиков. Земля ощутимо вздрогнула. Один раз, другой – и из неё, сбрасывая остатки серого мха, полезла молодая трава. Звон нарастал, словно тысячи колокольчиков слетались к нему со всего Великого Леса. В какой-то момент все вокруг стихло, но уже спустя мгновение в ушах у Макса грянула торжественная музыка.


Задание «Возвращение мэллорнов» выполнено!

Вами восстановлен 31-й уровень! Текущий уровень: 31.

Вам доступны 3 единицы характеристик.

Вами восстановлен 32-й уровень! Текущий уровень: 32.

Вам доступны 6 единиц характеристик.

……………………………………………………………

Вами восстановлен 230-й уровень! Текущий уровень: 230.

Вам доступны 600 единиц характеристик.

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 231

Вам доступна одна единица очков талантов.

Классовый бонус: + 1 к силе; + 1 к здоровью.

Вам доступны 603 единицы характеристик.

Вами получен новый уровень!..

……………………………………………………………

Вами получен новый уровень! Текущий уровень: 297

Вам доступны шестьдесят семь единиц очков талантов.

Классовый бонус: + 1 к силе; + 1 к здоровью.

Вам доступна 801 единица характеристик.

Вами получено звание Хранитель Великого Леса!

Вами получено одно дополнительное очко вечности!


Постоянное усиление «Благодать Великого Леса», распространяемое на всех без исключения эльфов, находящихся на территории Великого Леса, а также на прилегающих к нему территориях (не дальше 100 км) имеет 200 % значение.

Внимание! Произошла смена географического названия. Роща Мира [Великий Лес] переименована в Серебряную Рощу.

Внимание всем игрокам и кланам! В мир вернулись мэллорны! Новый Хранитель встал на защиту Великого Леса! На всех эльфов снизошла Благодать


Макс отмахнулся от потока системных сообщений и, приподняв голову, огляделся по сторонам. Он потом будет разбираться со всеми этими цифрами, если, конечно, доживет до этого «потом»… Сейчас нужно отыграть эту роль до конца. Серая стена пропала, и он увидел их… двадцать застывших полукругом фигур. Пятнадцать Великих князей и пять богов. Все в сборе, нет только Саты. Он видел их всех в своих серебряных снах. Знал каждого в лицо и по имени, но… но ему нужно встать! Ему обязательно нужно встать! Чтобы сказать им… Макс попытался подняться, но не смог оторвать свое тело от земли.

– Сука! – прохрипел он и в бессилии ударил по стволу кулаком.

Его тело свело судорогой, словно кто-то пропустил через него электрический разряд. А в следующий момент Макс понял, что может идти. Недалеко… За счет той оставшейся трети процента. Великий Лес, как мог, помогал своему Хранителю. Цепляясь за кору, он медленно поднялся на ноги и пошел…


– Разумное время истекло, – хмуро произнес высокий воин и, скосив взгляд на Кирану, добавил: – Сестра, ты все еще думаешь, что он справится?

– Я уверена в этом, Алак, – негромко произнесла, богиня. – Он состоял в моем ордене, и я чувствую малую часть его страданий. – Девушка перевела на собеседника взгляд, в глазах ее стояли слезы. – Раньше я считала, что Сущее не может возложить ни на кого из нас непосильную ношу. Я ошибалась, думая так, брат. Он и его друг – чужаки… Пришельцы из другого мира. Я знаю их обоих. Мне казалось несправедливым то, что Сущее выбрало именно их… Вот ответ… Никто из нас через это бы не прошел…

– Ты знаешь, что там происходит? – эльф кивнул на стену тумана и пристально посмотрел ей в глаза.

– Он платит. За всех нас… – окинув взглядом застывшие фигуры, громко произнесла она. – За то, что мы сотворили со своим народом! И я не удивлюсь, если он попросит нас уйти…


Землю под ногами ощутимо качнуло. Затрещали окружающие поляну деревья, по траве пробежала волна, потянулись к солнцу и раскрылись тысячи разноцветных бутонов. Туман исчез, и перед ними предстала волшебная возрожденная роща. Огромные деревья тянули к солнцу свои серебристые ветви. Их кроны, переплетаясь на огромной высоте, образовывали сверкающее серебряное море. Прекрасная, умиротворяющая картина. Прямо на глазах замерших эльфов на мэллорнах распустились золотисто-желтые цветы. В то же мгновение воздух наполнился их медовыми ароматами.

– Они вернулись, – сквозь слезы прошептала Кирана, – но где…

Возле ствола ближнего к ним мэллорна, в траве, зашевелилась бесформенная фигура. Медленно цепляясь за кору, Хранитель поднялся на ноги и, оттолкнувшись от ствола, направился в их сторону. Вид его был страшен. Бурые кровавые разводы на грязной, разорванной рубахе, сквозь дыры в штанах виднелись распухшие, черные от въевшейся в них земли колени, щеки ввалились и заросли щетиной, грязные седые волосы падали на лоб спутанными прядями. По нетвердой походке и перекошенному лицу было видно, что каждый шаг давался ему с мучительным трудом. На его плечах, обвив шею подобно воротнику, сидел небольшой серебристый зверек, и его хвост мерно раскачивался в такт шагам идущего к ним Хранителя.

– Госпожа! Он же сейчас уйдет! – один из светлых князей резко обернулся к ослепительно красивой эльфийке. – Мы не можем его потерять!.

На лице богини застыла маска боли, Лоэтия на мгновение зажмурилась, затем опустила голову и тихо произнесла.

– Нельзя… он должен сказать…

Макс остановился в десяти метрах напротив, медленно оглядел их немигающим взглядом и, стараясь говорить четко, прохрипел:


– Quendi… ata… er… lie… [13]


В следующую секунду над рощей прогрохотал громовой разряд. Ветвистая молния ударила в кроны мэллорнов, и серебряное море на мгновение вспыхнуло мириадами ослепительно-ярких огней. Зверек на плече Хранителя оскалил зубы и зарычал, его рык громом прокатился по всему Великому Лесу. Лица высшей эльфийской знати побледнели, словно это был не полуметровый хорек, а десяток выползших из Океана Мрака чудовищ.

– Quendi… ata… er… lie… quendi… ata… er… lie… – в упавшей на поляну тишине несколько раз прошептало далекое эхо…


Ноги Макса подкосились, и он начал медленно заваливаться набок…

– Держись, брат! – Лоэтия вскинула над головой посох, и тело Хранителя подхватило мягкое зеленое свечение.

В следующую секунду открылось зеленое окошко портала. Богиня сделала приглашающий жест спрыгнувшему на землю зверьку и следом за ним, подхватив тело, шагнула в изумрудную дымку.

Почти минуту над поляной висела гробовая тишина, когда, наконец, эльф, которого Кирана назвала Алаком, покачал головой и задумчиво произнес:

– А нам всем, как я понимаю, предстоит долгий нелегкий разговор…


4 апреля 2017 года. Москва.


Примечания


1

HoT (Сокр. от англ. heal over time – исцеление за время) – Бафф, который постепенно лечит игрока

(обратно)


2

Абсорб (от англ. Absorb) – поглощение входящего урона.

(обратно)


3

Ю. Кукин «За туманом»

(обратно)


4

Хай (от англ. High level) – высокоуровневый игрок.

(обратно)


5

Неймед (от англ. Name – имя) – Именной моб.

(обратно)


6

КП (сокр. от англ. constant party) – Постоянная, не меняющаяся со временем группа игроков, качающихся вместе. Кроме того, эта, как правило, хорошо слаженная группа может ходить на боссов и обязана участвовать в клановых войнах и других массовых ивентах).

(обратно)


7

РЛ – рейд лидер. РЛить – управлять рейдом.

(обратно)


8

Не отагрится (игровой сленг).

(обратно)


9

Паладины.

(обратно)


10

ДПС (сокр. от англ. damage per second) – урон в секунду.

(обратно)


11

Try (англ.) – попытка. Как правило, траями называют подходы к боссу. Неудачный трай заканчивается вайпом рейда.

(обратно)


12

Покойся с миром, герой

(обратно)


13

Эльфы снова единый народ.

(обратно)

Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • Глава 18
  • Глава 19
  • X