Олег Вячеславович Казаков - Эпоха пара [litres]

Эпоха пара [litres] 1074K, 213 с. (Альтерра-3)   (скачать) - Олег Вячеславович Казаков

Олег Казаков
Альтерра. Эпоха пара


Пролог

Фрагменты земной поверхности, части городов и несколько групп людей в результате неизвестного катаклизма перебрасываются в новый мир, к счастью, пригодный для проживания. Процесс растягивается на столетия, и земная флора и фауна распространяются, побеждая местные формы жизни, следы цивилизации быстро разрушаются, и людям, пришедшим последними, достается дикая планета. Небольшое племя объединяется вокруг руин старого замка и основывает колонию. Выясняется также, что пришельцы происходят из нескольких параллельных миров, общий уровень развития которых был близким, но отличался в деталях. Решив первоочередную задачу по выживанию, колония начинает расширяться. Природа катаклизма, приведшего к перебросу, остается неизвестной…


Из дневников Саньки Гоголя

28 апреля, первый год после прибытия. Сегодня большой отряд ушел к пароходу. Готовятся к походу на Питер, стягивают все силы в новую крепость. А мы идем на север. Командор приказал выйти на Заставу, там разделиться на две группы и исследовать северное побережье. Обидно, все воевать идут, а мы в стороне. Но Командор сказал: «Война войной, а картография важнее» и «Вы еще навоюетесь»… С кем там воевать на севере, глухие места совершенно?..

2 мая. Добрались до Заставы. Сегодня отоспимся, а завтра в путь. Ближайшие окрестности нам примерно знакомы, а что дальше, пока никто не знает. Берем палатки, немного продуктов, в основном сухари, вяленое мясо, лук вместо витаминов. Пару сборных двухместных байдарок – на всякий случай. Группа, которая пойдет на восток, должна пересечь реку, а там, наверное, и озера начнутся. А наша группа пойдет на северо-запад, до ближайшего берега, и потом свернем на север.

10 мая. Вышли на побережье. Ставим лагерь. Поход через лес был долгим и утомительным своей монотонностью. Лес пустой и холодный, трава еще не пробивается, листьев нет. Очень сухо, но по ночам заморозки. На море вдоль берегов в тенистых местах стоит лед. Пару дней постоим, поглядим, что вокруг, и пойдем вдоль берега на северо-восток.

12 мая. Нашли на берегу большую просторную бухту с хорошим выходом на сушу, рядом пологие холмы, ручей, даже скорее небольшая речка, отличное место для какой-нибудь будущей деревни. Сложили из камней невысокую пирамиду, заложили внутрь записку о том, что мы здесь были. Завтра отправляемся дальше…


Часть первая
Америка будет великой снова… когда-нибудь


Глава 1
Джо, покоритель индейцев

Одинокий танкер бороздил просторы океана. Дикая, истерзанная индейцами бывшая Америка осталась позади, за затянутым тучами горизонтом. Надвигался шторм…


Жизнь-то налаживалась. А как все грустно начиналось. После жуткой болтанки и нескольких ударов молний основная часть электроники вышла из строя, и обезумевший летательный аппарат, ревя форсажем двигателей, начал набирать высоту, все больше и больше ускоряясь. Положение было отчаянным, корпус трещал, грозя развалиться на куски с минуты на минуту. Машина поднялась над облачным фронтом и продолжала рваться вверх. Перегрузка вдавливала экипаж в спинки кресел. Джо с трудом поворачивал голову, пытаясь разглядеть на приборной доске хотя бы один работающий экран. Каким-то чудом штурману удалось запустить дополнительное питание, и часть датчиков ожила. Радар показывал полную кашу, альтиметр зашкалило на минусовой отметке. Небо над головой стремительно темнело, появились первые звезды. «Дело дрянь», – подумал Джо. «Прыгай!» – приказал он штурману. «Я останусь!» – раздалось в шлемофоне. «Ах так!» – Джо применил величайшее достижение российской авиации – кнопку принудительной катапультации штурмана. «Твою мать!» – донеслись сквозь помехи последние слова напарника. Принудительно отстрелив штурмана на сорокакилометровой высоте, пока под ними еще была какая-то суша, Джо попытался вернуть хоть часть управления, раз за разом перезагружая систему. Пахло горелой изоляцией, совершенно неуправляемый полет продолжался строго по прямой с набором высоты. Джо уже собрался прыгать, но полоса непогоды осталась за спиной, а далеко внизу показалось море без конца и края. Падать в воду без единого шанса на спасение было плохой идеей, и Джо решил дождаться хотя бы небольшого куска земли, пусть маленького, но острова, откуда он мог бы вернуться за партнером. Прыжок из стратосферы его не пугал. А двигатели все не успокаивались, дожигая последние капли топлива. Взлетев, как неуправляемая ракета, летательный аппарат исчерпал запасы горючего и начал медленное падение, пролетая каждую секунду несколько километров в горизонтальном направлении. Перегрузка пропала, и Джо смог наконец-то полноценно работать. «Жаль, на орбиту не вышли, – подумал он, выглядывая внизу хоть какой-нибудь клочок суши, – так бы через виток вернулся обратно…»

Машина падала, резко теряя высоту в плотных слоях атмосферы, скорость нарастала, внешняя обшивка уже начала гореть и плавиться, когда показался берег континента. Джо принялся его внимательно разглядывать, и увиденное ему очень не понравилось. Стремительно проскочившее внизу побережье за небольшой грядой холмов открыло впереди бескрайнюю степь. Ни одного города или обитаемого поселения, только несколько сотен всадников на пятнистых лошадях. Головы всадников украшали повязки с перьями. «Откуда здесь индейцы?» – задался было вопросом Джо, и тут дело приобрело неприятный оборот. Всадники увидели окутанную пламенем и оставляющую дымный след падающую машину и бросились в погоню. Джо еще успел заметить, что несколько лошадей волокло за собой на веревках два тела, бьющихся о кочки и камни. Вряд ли эти люди были живы. Встречаться с индейцами резко расхотелось.

Падение было жестким, но Джо тянул до последнего, пытаясь держать горизонт и не дать аппарату свалиться в пике, и катапультировался в последние мгновения, чтобы не потерять место падения. Когда он собирал парашют, совсем рядом в земле открылся люк, и оттуда выбрались двое подростков, девушка-азиаточка и парень-латинос в смешном синем комбинезоне. Так Джо познакомился с Бобом и Ли, их пришлось взять с собой и несколько недель скрываться от настойчивых и упорных индейцев, пробираясь обратно к побережью. Потеряв большую часть припасов и оружия, пилот и подростки оказались на плоту посреди реки, которая текла по дну глубокого ущелья, необычной трещины в земле посреди прерий Среднего Запада…


– Когда уже мы выберемся из этого каньона, – ворчал Джо. – Река становится шире, берега все ниже, если индейцы все еще идут по пятам, то скоро они найдут способ спуститься вниз. А если они еще и лодки найдут, то нам конец.

– Впереди озеро или даже море, – проговорил Боб, подбрасывая ветку в костер. – Сегодня чайку видел, раньше-то птиц не было.

– Чайка? – переспросил Джо. – Значит, большая вода близко.

На следующий день они добрались до морского побережья. Берега каньона разошлись, и впереди открылась водная гладь. Плот медленно волокло течением широко разлившейся реки.

– Там море! – крикнула Ли.

– А может, большое озеро? – засомневался Боб. – Вода соленая?

– Море – это хорошо, пусть будет море, – кивнул Джо, вглядываясь в открывшиеся просторы. – Осталось определить, в какой стороне этот ваш Нью-Йорк.

– Джо, там впереди остров, а на нем какие-то дома. – Ли указала в море. – Там город, там должны быть люди.

Ли оказалась права, прямо напротив устья реки, где-то в километре от берега моря лежал длинный остров. В средней части он весь зарос лесом, но на концах виднелись многочисленные постройки или руины, оставшиеся от стоявших там ранее домов. Кое-где из руин поднимались столбы дыма, показывавшие, что остров обитаем.

– А вдруг там индейцы? – засомневался Джо.

– Выбор у нас небогатый, – сказала Ли. – Останемся на берегу – нас догонят всадники. Поплывем вперед – попадем к горожанам. Раньше нам индейцы в городах не встречались.

– И то верно, – согласился Джо. – А вон смотрите, что там за тетка с факелом стоит справа от острова, на отдельной скале?

– Это же статуя Свободы! – закричала от радости Ли. – Джо, это Нью-Йорк! Только почему так мало небоскребов? Наверное, все упали, как в других городах. А в середине острова был Центральный парк. Видите, там лес!

– Нет-нет-нет! – наконец очнулся Боб. – Это не может быть Нью-Йорк!

– Почему? – Джо обернулся к сидящим на корме утлого плота подросткам. – Боб, ты чего? Ты как будто привидение увидел.

– Это не Нью-Йорк! – Боб помотал головой, как будто отгоняя навязчивое видение. – Нью-Йорк – огромный город, а это какой-то небольшой остров.

– Там статуя Свободы. Это Манхэттен! – уперлась Ли, стараясь отстоять свою правоту.

– А где небоскребы? – вскинулся Боб.

– Да вон же две огромные башни стоят, – показал Джо в сторону острова.

– Ты не понимаешь! Их не должно быть! – снова взвился Боб. – Это башни-близнецы! Они обрушились в две тысячи первом году!

Джо снова повернулся к подросткам.

– Значит, они здесь возникли до того, как у вас обрушились, – решил он. – Боб! Боб, очнись уже! Греби, вон наши «друзья» появились!

На вершине прибрежного холма показались первые всадники. Заметив уплывающую в море добычу, индейцы пустили лошадей вскачь, с криками и улюлюканьем бросившись вниз по склону, стремясь достичь берега и отрезать плот от моря.

Джо и Боб налегли на весла. Небольшая волна с моря мешала грести, но они успели отогнать свое плавсредство подальше от края суши. Позади упало в воду несколько стрел, а с берега донесся разочарованный рев дикарей.

– Ли! Развернись лицом к берегу и хватай автомат, если хоть одна собака стрельнет, открывай огонь! – скомандовал Джо. – Да осторожней, плот не переверни!

Ли как могла аккуратно пересела и взяла берег на прицел. Плот медленно удалялся в море, упираясь носом в небольшие, набегавшие навстречу волны.

– Вроде оторвались, повезло, что погода хорошая и ветра почти нет. Был бы прибой, убились бы прямо в нем, – сказал Джо. – Плывем дальше. Боб, расскажи, что там было с этими башнями?

Индейцы все еще метались вдоль края воды, но достать путешественников они уже не могли. Остров медленно приближался, но все еще был слишком далеко, чтобы можно было разглядеть, есть ли на нем люди.

– В них попал самолет, – сообщил Боб. – То есть два самолета. Террористы. Вся страна была в шоке. Сначала арабы захватили пассажирские самолеты, а потом направили их прямо в небоскребы. Первый самолет попал в верхние этажи одной из башен, и начался пожар. А потом второй врезался в соседнее здание. Они были самыми высокими на Манхэттене. От пожара расплавились металлические опоры, и оба небоскреба обрушились.

– А там что, взрывчатка в самолетах была? – решил уточнить Джо.

– Нет, вроде не было…

– Тогда как они могли обрушиться? Керосин горел на верхних этажах, верно? Вон смотри, обе башни стоят. У одной сверху срез косой, и как раз похоже, что верхушка сползла и рухнула вниз. По линии удара самолета, очень похоже. А на второй только угол наверху выбит, и то не до самой крыши. И обе стоят, что им сделается-то? Я, может, не очень хороший инженер, но небоскребы строят с приличным запасом прочности, поверь, я это точно знаю.

Боб молчал, не зная, что ответить. Сначала вид Манхэттена с башнями Всемирного торгового центра вверг его в состояние ступора, он же помнил картинку в телевизоре и то, как падали эти небоскребы. Сам остров, как будто выдранный целым куском из окружающего его со всех сторон города, пропавший Нью-Йорк, на месте которого теперь было море, преследующие их по пятам индейцы, которые уже несколько недель не давали им покоя, – все это выглядело как самый жуткий ночной кошмар. Сзади к спине Боба прижалась Ли, и он немного успокоился.

– Джо! Ты так и не сказал нам, а мы по-прежнему на Земле? – спросил он пилота.

Джо, сидящий на носу плотика, греб ровно и уверенно. Он немного повернул голову, чтобы его было лучше слышно:

– Это вы решили, что это Земля, я никогда такого не говорил. Я лично убежден, что это другая планета. Если бы вы знали астрономию, вы бы это тоже поняли в первую же звездную ночь. Меня как раз больше удивляет то, что здесь каким-то образом оказались вы и вот эти небоскребы. Это не Земля, но как сюда попали остатки земных городов и люди, я понять не могу. Для меня это еще более серьезная загадка, чем то, почему стоят обрушившиеся небоскребы.

– Их подорвали, – сказала вдруг Ли. – Я в Интернете об этом читала. Взорвали, чтобы они не упали на соседние дома.

– Даже так? – удивился Джо. – По их внешнему виду – так они и не собирались падать… О, смотрите, катер с острова навстречу идет!

Было похоже, что островитяне, заметив движение на берегу и утлый плотик в море, решили оказать спасшимся помощь или хотя бы выяснить причину суеты. Небольшой портовый катер в сине-белой полицейской окраске неторопливо подошел к плоту. Джо отметил торчавшую на корме дымящую трубу – кто-то из местных умельцев приспособил на катер дровяной газогенератор. Скорость у суденышка значительно упала, но гоняться за преступниками, похоже, никто и не собирался.

– Эй, на плоту! Кто такие? – крикнул выскочивший на борт огромный, голый по пояс негр, ой, простите, афроамериканец.

– Беженцы, спасаемся от индейцев! – крикнул в ответ Джо, стараясь удержать веслом качающийся на набежавшей волне плот.

– Как всегда, – произнес негр. – Кидайте на катер свои вещи и сами перебирайтесь! Добро пожаловать в Нью-Йорк!

После погрузки катер развернулся и направился к острову. На концах двух уцелевших причалов стояли сторожевые вышки, откуда наблюдали за морем вооруженные часовые, а проход к месту швартовки перекрывала построенная прямо в воде стена с рядом колючей проволоки сверху. Катер призывно свистнул, и кусок стены пополз в сторону, открывая путь.

Встав у стенки, катер с облегчением пыхнул дымом и затих. Негр-матрос помог перенести вещи на причал и махнул рукой в сторону города:

– Офис шерифа сразу за воротами порта, там вас встретят.

Джо с подростками подобрали вещи и оружие и отправились в указанном направлении. Контора шерифа занимала угловое помещение первого этажа когда-то многоэтажного кирпичного здания. Собственно, угол первого этажа – это все, что от здания сохранилось, остальное возвышалось грудой строительного мусора, из которой торчали уцелевшие куски стен. Несколько оставшихся комнат расчистили, вынесли мусор, заложили проломы, вставили стекла в окна, принесли столы и стулья, в заднем помещении отгородили решеткой место для задержанных, получился вполне приличный офис. Впрочем, камера сейчас пустовала. В офисе дремал, закинув ноги в сапогах на стол и прикрыв глаза широкополой ковбойской шляпой, сам шериф, судя по шестиконечной звезде на куртке. Услышав шаги, он приподнял шляпу:

– Новенькие? Откуда?

– Средний Запад, – ответил за всех Боб.

– Ого, далеко вам пришлось до нас добираться. – Шериф убрал ноги со стола и достал из ящика какую-то амбарную книгу. – И как там у вас дела на западе?

– Как везде, – отозвался Боб. – В руинах городов банды воюют друг с другом, а в прериях индейцы режут всех подряд.

– Да, все как у нас. – Шериф нахмурился, открывая книгу. – Надо вас записать, порядок такой. Я гляжу, стволов у вас достаточно. Повоевать пришлось?

Джо и подростки покивали головами.

– Оружие оставьте себе, но по острову с крупняком не ходите, у нас это не принято. И сразу предупреждаю: за воровство, насилие, убийство наказание одно, – шериф ткнул рукой в сторону пустой камеры, – смертная казнь. Так что всех недовольных законом пришлось ликвидировать.

– Это правильно, – поддержал шерифа Джо. – И так времена тяжелые, надо народ в строгости держать.

– Во-во. – Шериф смахнул рукой со страницы невидимую пыль, достал из ящика стола карандаш и зачем-то помусолил его во рту. – С тебя и начнем. Как звать?

– Джо, пилот, инженер-механик, капитан корабля, – отрапортовал Джо.

– Пилот, значит… – Шериф вздохнул. – Был у нас вертолет, вывозили беженцев из окрестностей. Мы все хотели пробиться в Вашингтон, связаться с властями. Вот он туда улетел и пропал… А ты действительно пилот или так, лишь бы сказать, придать вес?

– Правда-правда! – подтвердила Ли. – Он нам прямо на головы свалился, вон и парашют в мешке.

– Зачем тебе парашют? – поинтересовался шериф у Джо.

– Построю лодку, поставлю парус, – честно ответил пилот.

– И дальше что?

– Поплыву в Африку.

– В Африку? На лодке с парусом? Там же эти… афроафриканцы. – Шериф сплюнул. – Негры то есть.

Джо пожал плечами:

– Зато там тепло и нет индейцев. А с неграми я как-нибудь разберусь, – сказал он, поглаживая ствол пулемета.

– Прежняя бы власть нас за такие слова… – пробормотал шериф.

– А связь с Вашингтоном есть? – поинтересовался Боб. – По радио, может?

– Нет. – Шериф отрицательно покачал головой. – У нас на башне антенна стоит, там пара радиолюбителей наверху сидит. Они ловили какие-то сигналы, но связи ни с кем нет.

Шериф переписал данные подростков, задав пару вопросов. Боб и Ли его особо не заинтересовали – стрелять умеют, и ладно. Джо сперва удивился такому поверхностному подходу, но потом вспомнил про смертную казнь.

– Пойдете в башни, найдете там управляющего, скажете, что вновь прибывшие, он выделит вам комнату. – Шериф захлопнул книгу. – Сегодня обустраивайтесь, отдыхайте, а завтра найдем вам работу. Кормят тут за отработанные на пользу острова часы.

– Хорошо, – согласился Джо. – А вас тут много на острове?

– Почти три тысячи человек. Раньше приходили чаще, люди видели башни издалека, я сам так сюда попал.

– Похоже, мы последние, – сообщил Джо. – Одно племя, а может, и несколько шли за нами по пятам всю дорогу и сейчас стоят на берегу. Вряд ли мимо них кто-то проскочит.

Шериф хмуро поглядел на Джо:

– Плохая новость. У нас и раньше были стычки с индейцами, но мы могли все же делать вылазки на материк. – Он подошел к открытому окну и выглянул в него: – Эй! Как там тебя? Стив! Сбегай на причал, скажи, пусть дозорные последят за побережьем!

Шериф отвернулся от окна:

– Я сообщу мэру. Вечером придете на собрание, наверняка будут вопросы про индейцев…

Джо, Боб и Ли вышли из офиса. К башням Всемирного торгового центра вела расчищенная от обломков и мусора дорога. По ней сновали в обе стороны торопящиеся по своим делам островитяне. Чем ближе к башням, тем все меньше было руин по сторонам и больше уцелевших, хотя и потрепанных временем домов. Впереди показалась каменная стена, перегораживающая улицу. Окна соседних домов, в которые она упиралась, заложили кирпичом на несколько этажей. Но ворота в стене оказались открыты, а на проходе стоял часовой.

– Серьезно тут к безопасности относятся, – заметил Джо.

– Мы от шерифа, идем в башни к управляющему, – сообщил Боб часовому.

Тот молча отошел в сторону, с интересом разглядывая Ли, и махнул рукой, показывая направление.

Два огромных небоскреба высотой под четыреста метров стояли на круглой и пустой площади. Между башнями был насыпан высокий вал, по которому на уровне пятого этажа шел огороженный переход из одного здания в другое. Но сам вал, как решил Джо, насыпан для защиты от ветра, который в узкой щели между небоскребами должен чрезвычайно усиливаться. Джо прикинул на глаз, что от края и до края этой окруженной низкими или полуразрушенными домами территории будет метров триста. Дома вокруг создавали импровизированную крепость. Выходящие на площадь улицы были перекрыты высокими стенами, соединяя здания. По верху стен шла боевая галерея, уходя в проломы в домах и выходя на другой стороне на продолжение стены. Дома, составляющие крепость, активно использовались. Около них работали люди, из выведенных наружу труб шел дым, изнутри из расположенных там мастерских слышались звуки механизмов и удары молота о наковальню. Часть пространства около зданий занимали расчищенные от строительного мусора и распаханные огороды, загоны для домашней птицы. Несколько зданий разбирались, кирпич аккуратно складировался, осколки бетона собирали в кучи, разный хлам вывозили за ворота в ручных тачках. Джо почувствовал знакомый запах.

– Рыбу коптят, тут же океан, должна быть отличная рыбалка.

– А почему в центре нет огородов? – спросила Ли. – Столько места пропадает.

– Там фундамент под башнями, – ответил Боб. – А земля под посадки, скорее всего, привозная. Но тут должно быть еще несколько больших зданий. ВТЦ-семь, в нем было сорок семь этажей. Тут должен быть комплекс из семи зданий, а стоят только близнецы.

Джо вертел головой во все стороны, запоминая расположение ворот, наблюдая за тем, кто и где работает и чем занимается. Ему все было любопытно. Эта необычная колония отличалась от того, что им встречалось раньше. Небольшие группы, захватывающие супермаркет или нефтебазу, сразу начинали лихорадочно укреплять оборону, зная, что уже стали мишенью для соседней банды. Джо с ребятами довелось поучаствовать в нескольких стычках, когда одна группировка уничтожала другую, невзирая на потери, лишь бы добраться до продовольственных кладовых или цистерны с топливом. Здесь же все было спокойно и размеренно. Крепость была создана со знанием дела, но никто не опасался нападения. Люди работали, выполняя дневное задание. Колония имела неплохие шансы на выживание. Если бы не индейцы…

Управляющий оказался веселым крепышом. Новички нашли его в огромном, высотой в несколько этажей, лобби Северной башни. По центру небоскреба стояла колонна, собранная из лифтовых шахт, лестничных пролетов и здоровенных металлических опор, а по каркасу внешней стены на уровне второго этажа шла широкая галерея, через окна которой можно было наблюдать весь крепостной двор.

– На галерее у нас раздача и столовая, если захотите поесть, идите туда. Так, у нас есть свободный офис на шестом уровне. Или двухкомнатный офис на пятом, но в соседней башне.

– Давайте на пятом, все же хоть чуть-чуть ниже подниматься, – попросила Ли.

Управляющий выдал им ключи с номером офиса на бирке:

– И то верно, лифты все равно не работают. В подвалах у нас склады и хозяйственные помещения. Подождите, сейчас принесут матрасы и подушки. В офисах нет спальных принадлежностей. Умывальни и туалетные комнаты есть на этаже, вода подается на два часа утром и на два часа вечером. После захода солнца на два часа включают электричество, может, кто захочет книгу почитать, если найдет, перед сном или на компьютере поиграть.

– У вас тут что, даже компьютеры есть? – удивился Джо.

– А электричество откуда? – переспросил Боб.

– Конечно. – Управляющий, видно, привык к таким вопросам от новеньких. – Эти два здания мы нашли практически в идеальном состоянии, если не считать последствий от пожаров на верхних этажах. Но туда редко кто поднимается, только радисты в соседней башне сидят под самой крышей. Тут все осталось в целости, мебель, офисная техника, даже личные вещи, брошенные сотрудниками во время эвакуации, телефоны, сумочки с косметикой, деньги. Мы обследовали оба здания, они как будто вчера сюда попали прямо из старого Нью-Йорка. Электричество из генератора. С топливом не очень хорошо, но наши умельцы сделали газогенератор, работает на дровах, производит горючий газ. От него запитывается обычный автомобильный двигатель, он и крутит генератор.

– А вот Боб говорит, что они обрушились в две тысячи первом, – вставил Джо, пихнув Боба локтем.

– У нас многие так же говорили, пока не входили внутрь и не убеждались в обратном, – кивнул управляющий и указал пальцем вверх. – Хотя пожары точно были, но тут металл и стены из гипрока, он не горючий. И мы не нашли остатков самолетов. Так что все быстро погасло. Может, они не упали там, на Земле, а перенеслись сюда. Нам повезло, что мы обнаружили этот остров.

– Так вы не из Нью-Йорка? – спросила Ли.

– Мы все явились из разных мест, – подтвердил управляющий. – Я был одним из первых, мы пришли сюда всем поселком. Почти две сотни человек. Кто-то заметил башни и рассказал остальным. И мы решили перебраться сюда. На острове не было ни одного человека.

– А на острове много домов сохранилось? – решил выяснить Джо.

– Нет. Чем дальше отсюда, тем больше разрушений. В центре так и вовсе лес, вырос из Центрального парка. На том конце есть небольшой пятачок, там уцелело несколько зданий, но по всему острову только груды щебня, горы обломков и мусор. Мы укрепились здесь и начали понемногу расчищать улицы.

– А что за люди здесь? – полюбопытствовала Ли.

– В основном горожане с восточного побережья. Много женщин и детей. Семейные мужчины, из тех, кто умеет работать, но не хочет воевать и умирать за ящик консервов там, на материке. Тут тихая гавань, оторванное от всех место. Здесь спокойно, хотя оружие есть, и мы готовы его применить, если придется.

– И все живут здесь, в крепости? – спросил Джо.

– Да, на нижних уровнях башен. Кто-то из ремесленников живет прямо в мастерских, птичники остаются рядом с курятниками, рыбаки, бывает, уходят на несколько дней, часовые на пирсе и ночные патрули на острове заходят в офис шерифа, у них там караульное помещение. А все остальные живут здесь. Места хватает. Не хотелось бы запускать лифт, если придется заселять верхние этажи.

Рабочий принес три скатанных в рулоны матраса и мешки с подушками и простынями.

– Да, у нас не принято входить в чужую квартиру без предупреждения. Так что если вы стучитесь к соседям, а вам не открывают, значит, их нет дома, зайдите позже. И вас тоже без причины не побеспокоят, – заметил управляющий. – Вечером собрание, не забудьте, приходите обязательно, познакомитесь с людьми…

Джо и подростки подхватили свои вещи и оружие.

– Есть не хотите? – спросил Джо, но Боб и Ли только помотали головами. – Тогда пойдем обживать новую квартиру.

Пятый уровень, с учетом размера лобби на входе, оказался на высоте восьмого этажа. Без лифта, да еще полностью нагруженные, все немного запыхались. Дверь нужного офиса нашли быстро.

– А здесь даже уютно, – отметила Ли, заходя внутрь.

Офисная мебель стояла на своих местах, на одном из столов громоздился компьютер родом из двадцатого века, с маленьким экраном монитора с длинной, выступающей сзади электронно-лучевой трубкой.

– Ничего себе, какое старье, – присвистнул Боб.

Джо оглядел комнаты.

– Занимайте дальнюю, – сказал он подросткам. – А я тут у окна матрас брошу.

– Тут даже чайник электрический, – продемонстрировала находку Ли. – Можем вечером попробовать его включить.

– Да зачем, столовая же внизу, – возразил Боб.

– Туда пока спустишься, пока обратно поднимешься, снова пить захочется, – надула губки Ли.

– Надо будет спросить, можно ли включать электрооборудование, – разрешил спор Джо.

– Компьютер же можно, – все же возразил Боб.

– Компьютер – не чайник, тем более этот, много не жрет.

Джо подошел к окну, расстелил матрас.

– Какие тут окна узкие.

– Зато их много, – сказал Боб. – Это все архитектор, японец. Он высоты боялся и сделал окна, чтобы человек не мог вывалиться.

– И не жарко, – заметила Ли.

– Ага, – кивнул Джо. – А это же в этой башне радисты сидят? Боб, сколько здесь этажей?

– Сто десять. Двести восемь футов ширина стены, тысяча триста шестьдесят футов высота.

«Четыреста пятнадцать метров, неслабый домик», – подумал Джо.

– Как думаешь, сколько времени надо, чтобы на самый верх подняться?

– Пешком? Час, может, два.

– Я, пожалуй, попробую, – сказал Джо. – Когда еще будет возможность побывать на крыше небоскреба.

– Я с тобой, – решил Боб. – Ли, ты пойдешь?

– Я? Нет! – притворно возмутилась Ли. – Я устала от этого похода, от поездок, беготни, стрельбы, плавания на бревнах. Я лягу и буду спать до вечера.

– Как хочешь. Закройся изнутри, мы один комплект ключей возьмем, потом сами откроем, чтобы тебя не будить, – произнес Боб.

Плохо освещенный лестничный пролет, зажатый между двух лифтовых шахт, наматывал виток за витком. Свет сюда попадал только из коридора, через открытые двери, и то не на каждом этаже. «И как радисты тут ходят», – подумал Джо. Сзади пыхтел уставший Боб.

– Я пить хочу… У меня ноги болят… Я устал… – ворчал Боб.

– Давай выйдем на этаж, отдохнем немного, – предложил Джо.

– Половину прошли? – переводя дыхание, спросил Боб.

– Не, тридцать восьмой только. Да спешить некуда, пойдем посидим, отдышимся.

Офис с открытой дверью нашелся неподалеку. Сотрудники, услышав пожарную тревогу, убегали в спешке: на вешалке висел чей-то забытый зонтик, на столе стояла давно засыпанная пылью кофейная чашка. Боб плюхнулся в мягкое кресло и с облегчением вытянул ноги. Джо поглядел в окно.

– Океан, – проговорил он. – Надо же.

– Не думал, что до него доберешься? – спросил Боб.

– Добраться до океана – всего полдела. Мне еще надо его переплыть.

Они посидели несколько минут, отдыхая, и пошли дальше, преодолевая этаж за этажом. Наверху показался свет и подуло свежим воздухом.

– Все, дальше не пройдем, лестница кончилась, – сказал Джо.

– Как – кончилась? – Боб заглянул через плечо Джо.

– Там угол башни обвалился, несколько этажей. Надо выйти на уровень, найти другую лестницу.

– Так, может, вниз пойдем? Сколько же можно подниматься, у меня скоро колени перестанут сгибаться…

На этом этаже были заметны следы пожара. Стекла в окнах потрескались от жара, на опорах виднелись потеки расплавившегося металла, кругом все было покрыто гарью. Гипроковые стены обсыпались, потолки обвалились, но стальной каркас прочно держал на себе вес верхних этажей. Нужная лестница нашлась за шахтой грузового лифта.

– Вот, тут следы, тут радисты ходят, – обрадовался Боб.

– Пошли и мы, недолго уже осталось, – позвал Джо.

На сто восьмом этаже не было офисов. Огромное пустое пространство вокруг блока лифтовых шахт и лестничных пролетов, ограниченное квадратом шестидесятиметровых наружных стен, было засыпано мелким мусором, песком, обрезками кабелей. Или строители сюда не добрались, или перед пожаром тут планировался ремонт, вряд ли теперь это имело значение. Небольшой участок у северной стены был расчищен, здесь стояло несколько столов с радиостанцией и парой компьютеров, принесенных снизу, да пара стульев. Радист, молодой сухопарый паренек с эмблемой радиолюбительской аварийно-спасательной службы на куртке, слез с велогенератора и проверял уровень заряда автомобильного аккумулятора, когда с лестницы послышались пыхтение и чья-то ругань.

– Давненько к нам сюда никто не заглядывал, – произнес радист, увидев поднявшихся на этаж мужчину и подростка. – А вы новенькие? Я вас раньше не видел.

– Привет, – поздоровался Джо. – Я присяду, а то устал чего-то?

– Конечно, первый раз наверх забираться очень тяжело.

Джо уселся на стул, подвинул второй Бобу.

– Мы сегодня прибыли. Вот решили время не терять, подняться, посмотреть на эту красоту.

– И правильно, второй раз, может, и не соберетесь, – кивнул радист. – Я по рации слышал, катер за вами ходил?

– Да, подобрали нас. Если бы мы на берегу задержались, нас бы индейцы сцапали.

– О, хорошо, что напомнил. – Радист взял со стола большой морской бинокль и пошел к окну.

– Солидная оптика, откуда? – поинтересовался Джо.

– Шериф отдал, где нашел – не знаю, – ответил радист, глядя в бинокль через стекло. – Да их там несколько сотен!

– Они за нами шли, поймать пытались, – пояснил отдышавшийся Боб.

– А как же вы проскочили?

– Так мы по реке на плоту, сразу в море вышли…

Джо поднялся и подошел к радисту:

– Дай посмотреть.

Индейцы на берегу ставили вигвамы и разводили костры. Несколько всадников ехали по берегу, охотились или просто изучали местность. Не похоже было, что они собирались скоро уходить.

– Плохо дело, – сообщил Джо, отдавая бинокль радисту.

– Почему?

– У них там лодки.

– Где? – Радист снова поднял бинокль, разглядывая берег.

– Устье реки, потом справа два невысоких холма, дальше пологий склон и группа деревьев, – объяснил, куда глядеть, Джо.

– Точно, вижу, – подтвердил радист и, вернувшись к столу, взял с него портативную уоки-токи: – Шериф! Шериф, на связь!

– Чего тебе, башня? – раздалось из рации.

– Индейцы на берегу строят каноэ!

Рация немного пошипела.

– Понял, проверим, смотри дальше.

Отдохнувший Боб бродил по этажу, заглядывая в окна.

– Как радиостанция, работает, есть связь с кем-нибудь? – спросил Джо, указывая кивком на оборудование на столах.

– Нет. – Радист махнул рукой. – Поначалу принимали сигналы, но слабые и далеко. Потом все понемногу пропали. Один раз услышали передачу из Вашингтона. Отправили туда вертолет, теперь ни передачи, ни вертолета… У нас тут радиомаяк, если кто нас слышит, может, и придет или попытается связаться.

– А вы какие частоты проверяли? Любительские или военные?

– Да мы все, что можем, проверяем. Вот журнал даже ведем. – Радист взял со стола большую толстую тетрадь. – Один раз поймали чьи-то переговоры. Очень далеко. Где-то в Европе. Один говорил голосом, а ему отвечали морзянкой. Язык незнакомый, похож на какой-то славянский.

– Прием, на связь, не понял, повторите, – произнес Джо по-русски. – Как-то так?

– Во-во, почти один в один. Еще назвали город. Сейчас. – Радист перелистал тетрадь и нашел нужное место. – Вот оно: «Идьем вь Мур… манск… под… твьерьдите», это я сам слышал.

– Какой-то корабль шел в порт Мурманск, просил подтверждения, – перевел Джо. – Значит, в Европе тоже кто-то выжил.

– Но мы их больше не засекли. А наш маяк они могли и не поймать, все-таки мощность слабовата.

– А больше никого не слышали, из Африки, или из Азии, японцев, китайцев? – спросил Джо.

– Нет, больше никого. Радиомаяк с западного побережья слышали, с метеостанции. Долго работал, там автономный источник питания, сводка автоматом передавалась. Потом оборвало. Может, его нашел кто-то и раскурочил на железяки.

– Ага, и какой-нибудь индеец сейчас гордо носит ожерелье из радиодеталей, – засмеялся Джо.

– Если не помер, там же источники питания на радиоактивных элементах, – хмуро кивнул радист.

К ним подошел Боб:

– А на крышу можно подняться?

– Можно, конечно, – разрешил радист. – Только там может быть сильный ветер и ограждение хлипкое, прогнило все. Вы там поосторожнее. Вон по той лестнице поднимайтесь.

Джо вышел на крышу и вдохнул свежий воздух полной грудью:

– Эх, красотища!

Полоса воды между островом и берегом казалась отсюда совсем узкой. Побережье, ровной линией пересекающее половину видимого пространства, обрывалось в море высокими утесами, как будто невидимое лезвие отрезало часть континента. Волны уже начали размывать и раскалывать берег, и во многих местах крутые обрывы уже обрушились, открывая проход на равнину, тянущуюся до далекого горизонта. В этой равнине резко выделялся узкий и глубокий каньон, по дну которого и текла единственная в округе река. Джо даже сейчас, оценив вид с высоты, никак не мог понять, как же образовалась эта щель посреди равнины. На ум приходило только одно: это какое-то землетрясение и вскрывшийся разлом. Но местность не походила на сейсмоопасную, никаких гор в пределах видимости не было. Да и небоскребы стояли на острове в целости и сохранности.

Сзади послышалось какое-то шкрябанье. Джо оглянулся. Боб стоял у входа на лестницу в позе бравого морского волка во время качки. Ноги расставлены и полусогнуты, руки растопырены. Одной рукой Боб шарил по выходящему на крышу вентиляционному коробу, пытаясь за него зацепиться.

– Ты чего это? – удивился Джо.

– Это я с непривычки, – поморщился Боб. – Давно не был… на такой высоте. На открытом воздухе.

– Ты высоты боишься? К краю не подходи только. Постой, привыкни, ветер вроде не сдувает.

Чтобы не смущать подростка, Джо отошел немного в сторону.

– Вид какой, супер! Вон река, по которой мы спускались. Тетка с факелом отсюда маленькая такая. Там дальше на равнине вроде город какой-то раньше стоял…

– Джо!

– Пришел в себя?

– Джо! Посмотри на другую сторону!

Джо удивленно взглянул на парня, но перешел крышу и посмотрел на океан. Море как море, чего его рассматривать. Остров внизу тянулся длинной тонкой полоской. Океан, огромная масса воды, где-то очень далеко сливавшийся с небом, был покрыт горбами волн, устало направлявшихся к материку. А в океане где-то в миле от острова стоял на рейде…

– Ты, кажется, хотел переплыть океан? – спросил добравшийся до Джо Боб.

– Ай да островитяне! Непросты, ой непросты!..

Вдоволь наглядевшись по сторонам, Джо и Боб спустились к радисту, поблагодарили за прием и отправились потихоньку вниз, до дома. Спускаться было значительно легче, хотя полутемная лестница с ее постоянными поворотами казалась бесконечной.

– Так ты на верхотуру полез, чтобы с радистами про Африку поговорить? – начал допытываться Боб. – Можно же было внизу найти сменщиков.

– И это тоже, но на самом деле было интересно посмотреть сверху на все. Ведь когда летишь на большой скорости, на высоте в несколько километров… э-э-э… десять тысяч футов, – поправился Джо, переходя на местные единицы. – Или выше. Внизу все мелкое, не разглядишь деталей. А тут высота птичьего полета, да еще стоишь на месте. Красиво же.

– Только ноги гудят, – пожаловался Боб.

– Да ладно, один раз в жизни можно на небоскреб забраться, – улыбнулся Джо. – Ты только про то, что мы увидели, не рассказывай никому.

– И даже Ли?

– И ей не надо, а то расстроится, что пропустила такую экскурсию.

Ли дрыхла в выделенном им под квартиру офисе. Боб и Джо быстро перекусили остатками своих запасов, единогласно решив не спускаться в столовую, а немного отдохнуть после восхождения. Джо устроился у окна и, усмехаясь, слушал перебранку из соседней комнаты, где Боб пытался вытащить из-под Ли второй матрас. Но подремать перед ужином им не удалось. Со двора раздался звон колокола, а по этажу кто-то начал ходить и стучать во все двери:

– На собрание, все спускаемся на собрание!

Пришлось вставать, будить Ли и все-таки идти вниз. Народа во дворе собралось порядочно, похоже, вся колония была в сборе. Все дружно расселись прямо на земле. Перед ними на небольшом возвышении стояли шериф и еще незнакомый Джо и подросткам человек в отличном костюме-тройке.

– Поприветствуем мэра! – объявил шериф, и все дружно захлопали.

– Спасибо, спасибо! – поднял руку мэр, останавливая аплодисменты. – Во-первых, я хочу представить вам замечательных американцев, прибывших сегодня, пробравшихся к нам через племена индейцев аж со Среднего Запада. Джо, Боб и Ли, где вы там, встаньте, пожалуйста!

Джо и подростки встали под восторженные крики, помахав руками во все стороны и давая себя разглядеть.

– Спасибо, садитесь. Прошу всех помогать новичкам, пока они не освоятся, – продолжил мэр. – Теперь о неприятном. Как вы все знаете, мы потеряли последние радиосигналы с материка. С каждым днем их становилось все меньше и меньше, и они рассказывали о войнах уличных банд и о надвигающихся с запада ордах безжалостных и кровожадных дикарей. Сегодня индейцы вышли на побережье и не собираются никуда уходить. Более того, за день их стало больше. И с севера, и с юга подходят все новые племена.

– Тут охота плохая, посидят и уйдут! – крикнул кто-то из толпы.

– Не думаю, – покачал головой мэр. – Индейцы строят каноэ. Они готовятся высадиться на остров.

– Это наша земля! – опять крикнул кто-то из публики.

– Наша, это несомненно, – согласился мэр. – Наши далекие предки честно выкупили этот остров у делаваров.

«Всего за шестьдесят гульденов, если память мне не изменяет», – усмехнулся про себя Джо.

– Мы последний оплот закона и демократии! – продолжал тем временем мэр. – Мы отстоим свой остров и свою свободу!

Мэр еще поразорялся на тему равноправия и гнусных дикарей, после чего передал слово шерифу.

– Из крепости на работы выходить только вооруженными, в составе отряда и с дополнительной охраной, – распорядился шериф. – Патрули удвоить, часовым на стенах не спать! Не хватало еще, чтобы ночью кто-то пролез в крепость. Увидите индейца – стреляйте! Хороший индеец – мертвый индеец!

На том собрание и закончилось. Ночь прошла спокойно. Утром обитатели крепости степенно расходились по своим рабочим местам, а незанятые спускались вниз, в лобби первого этажа, где мастеровые набирали отряды на расчистку, в лес на заготовку дров и на другие работы. Джо уже собрался было присоединиться к одному из отрядов, когда случилось чрезвычайное происшествие, взбудоражившее всю колонию.

Часовые на воротах подняли тревогу. Джо и Боб кинулись на стену, где уже толпилась охрана, шериф и те из жителей, что оказались поблизости. За воротами метрах в сорока посреди улицы сидел на асфальте пожилой индеец в светлом свободном костюме из легкой ткани, украшенном на рукавах кожаной бахромой. Голову индейца венчал роуч с черными перьями. В одной руке он держал длинную трубку. За его спиной в паре шагов стоял молодой индеец с невозмутимым выражением лица. Оба были безоружны.

– Почему не стреляли? – прокричал шериф.

– Так у них нет оружия, – оправдывался часовой.

– Может, они на переговоры пришли, – предположил Джо.

Индейцы поняли, что их наконец заметили, увидев суету на стенах. Старший подал знак младшему. Молодой дикарь шагнул вперед и прокричал:

– Человек на плоту!

Шериф с недоумением оглянулся на Джо:

– Это тебя, что ли? Чем-то ты их достал.

– Так я пойду, узнаю, чего хотят? – спросил Джо.

Шериф выглянул за стену.

– Опасно… – Он поправил шляпу, почесал подбородок, снова выглянул наружу. – А если их там, в развалинах, сидит пара сотен? Ты выйдешь, возьмут пленного, потом начнут вымогать выкуп.

– Если в плен возьмут, обратно точно не отдадут, – сказал Джо. – Мы им изрядно насолили по дороге.

– Хорошо, иди, если начнется стрельба, беги обратно. Мы прикроем. Приготовиться к бою! – скомандовал шериф. – Смотреть в оба, без команды не стрелять.

– Джо, я с тобой, – сказал вдруг Боб.

– Зачем? – не понял Джо.

– Их двое, нас должно быть двое.

– А… Ладно, только тебе придется делать то же, что делает тот молодой индеец. Он стоит – ты стоишь, он сядет – ты сядешь. Как ноги, не болят после вчерашнего?

– Если надо будет – постою, – заверил Боб.

Они спустились к воротам.

– Шериф, отправьте людей на стены на других направлениях, вдруг они тут будут зубы заговаривать, а с той стороны уже к штурму готовятся, – предупредил Джо.

– Сделаем, – кивнул шериф. – У меня еще и снайперы сидят в башнях, на десятых этажах. Смотри в оба, если что, сразу рви назад. Открыть проход!

Джо и Боб вышли за ворота и в полной тишине направились к индейцам…


Глава 2
Великое разочарование индейцев

Старик-индеец спокойно наблюдал, как подходят Джо и Боб. Видимо, внешний вид переговорщиков его удовлетворил, и он начал неторопливо раскуривать трубку. Джо плюхнулся на землю в паре шагов от индейца, Боб встал сзади, копируя позу молодого воина.

– Сидячий Бык, да? И Виннету? – пошутил Джо.

Старик продолжал раскуривать трубку.

– Должен предупредить, у меня нет полномочий вести переговоры о заключении мира или еще о каких-то привилегиях, – уточнил Джо. – Если это трубка мира, то люди за стеной управляются не мной, и еще неизвестно, захотят ли они ее курить.

Индеец сделал затяжку, пыхнул дымом и впал в задумчивость.

– Ладно, подождем, – произнес Джо. – Солнце еще невысоко. Не жарко.

Прошла пара минут. Индеец очнулся и посмотрел на Джо.

– Сидячий Бык был убит в одна тысяча восемьсот девяностом году. А Виннету – литературный персонаж, – произнес он.

«Ага, а Слава КПСС – вообще не человек», – усмехнулся про себя Джо, хотя познания индейца его удивили.

– Меня зовут Кейкоу. Я вождь племени Совы. Я принес тебе дар.

– Мне? – удивился Джо. – Я тебя вижу в первый раз, почему ты выбрал именно меня?

– Человек, упавший с неба, – вождь ткнул трубкой в сторону Джо, – только ты способен оценить и принять наш дар. И использовать его во благо другим.

– Ты говоришь загадками, а я что-то не догоняю, о чем речь… На берегу сотни индейцев, и они были совсем не против меня поймать и поджарить.

– Это жалкое подобие былой славы индейского народа. – Вождь снова пыхнул и ненадолго замолчал, но потом продолжил: – Упавший с неба – особо ценная добыча. Тебя собирались принести в жертву.

– Ну, жалкое – не жалкое, а головы они режут, аж скальпы разлетаются. Я ничего не имею против ваших обычаев, но мой скальп хотелось бы оставить на месте, а не на шесте в каком-нибудь вигваме.

Пожилой индеец внимательно посмотрел на Джо:

– Мы ждали тебя пятьсот лет. Мы видели и раньше упавших с неба. Один упал в лодке, он оказался туристом, попавшим в водопад. Другой сорвался с моста в автомобиле, он не выжил. Третий посадил самолет на дорогу, он вылетел из одного города и попал сюда, заблудился в прериях. Это был обычный бизнесмен, не заслуживающий дара.

– А я-то чем такой особенный? – снова не понял Джо. – Вон сколько народа с неба падало, могли бы и раньше найти своего избранного.

– Мы были на месте падения твоей машины, – сообщил вождь. – Ты ведь упал из космоса.

– Не слишком ли много знаний в голове человека в перьях? – не удержался Джо.

– Это перья ворона, символа мудрости и одиночества, – показал индеец на свой головной убор.

– Я всегда думал, что у индейцев сова – символ мудрости.

– И она тоже, но наши знания не принадлежат индейцам.

– Все интересней и интересней. – Джо никак не мог понять, чего же хотят эти неведомые пришельцы. – И что же за дар вы хотите мне вручить?

– Энциклопедия Британника! – торжественно произнес вождь и снова пыхнул дымом.

– Вы гнались за мной через полконтинента, чтобы вручить мне Британскую энциклопедию???


Утро в резервации начиналось как обычно. Ночной ураган прошел стороной, только рваные клочья облаков продолжали стремительно лететь на большой высоте, почти не скрывая встающее солнце. Электричества снова не было, связь пропала, белые совсем перестали следить за телефонной линией. И радио молчало, надо было ехать на подстанцию, проверить, что там опять случилось. Вождь вышел на крыльцо своего одноэтажного бунгало. Индейцы не жили в вигвамах, что бы ни думали об этом белые люди. Поселок из вигвамов, расположившийся неподалеку от казино и городка ковбоев, был только местом для работы и привлечения туристов. Небольшое, но уютное казино, стоявшее сразу за съездом с федеральной трассы, за большими, шикарно украшенными резьбой и чучелами врагов воротами резервации, нравилось проезжающим, к тому же оно совершенно не облагалось налогами. Рядом с казино вырос ковбойский городок, пользующийся спросом у киношников, а через дорогу местные индейцы поставили несколько вигвамов, где и доили доверчивых простофиль.

По дороге между домами пропылил старый «форд» рейнджеров и резко затормозил около вождя. В окно машины выглянул молодой индеец, не уехавший, как многие раньше, в большой город.

– Школьный автобус не пришел! – крикнул он.

– Сгоняй на заправку и посмотри, может, водитель зашел в бар горло промочить, с него станется, – распорядился вождь.

Все-таки утро начиналось как-то необычно. Чего-то не хватало. Каких-то привычных, раздающихся каждый день звуков. Из переулка между домами вышли, пятясь задом, два чем-то ошарашенных подростка.

– Там… там… – только и смог произнести один из них и показал рукой.

Вождь спустился с крыльца и с важным видом двинулся наводить порядок и наказывать виновных. Но стоило ему обойти дом, как то, что он увидел, ввергло его в ступор.

Вместо привычного полупустынного пейзажа с голыми горами вдали за поселком простиралась цветущая прерия, раскинувшаяся до самого горизонта. По высокой траве медленно бродили стада огромных рогатых животных.

– Они вернулись! Бизоны вернулись! – Вождь чуть не заплясал от возбуждения, но вовремя осекся и снова принял строгий и надменный вид. – Так, а где же железная дорога?

Кормилица, платившая аренду за то, что ее пути были проложены через резервацию, и будившая поселок каждое утро грохотом проходящих составов, бесследно исчезла.

Сзади взвизгнули тормоза. Вождь обернулся. Из машины вывалился молодой рейнджер:

– Федеральная трасса! Она…

– Пропала, – догадался вождь.

– Да! И что нам теперь делать?

Утренний автобус с туристами не пришел. В казино, также лишенном связи и электричества, с ночи задержалось несколько человек. У ковбоев остались с десяток ряженых актеров, подрабатывавших каскадерским представлением, да случайно попавшая сюда провинциальная съемочная группа, решившая сделать в городке пару сцен.

– Собирай старейшин, – сказал вождь рейнджеру. – Заправка уцелела? Отправь туда двоих ребят понадежнее, с оружием. Топливо никому не наливать, это собственность резервации. Если понадобится, пусть стреляют.

Племя постепенно просыпалось, выходило из домов, офигевало от увиденного, особенно от гуляющих по прерии бизонов, и понемногу стягивалось к дому вождя, ожидая услышать его мудрые речи и узнать, когда поедут белые туристы и можно будет отправляться на работу. На дороге уже собралась порядочная толпа. Сам вождь, пребывающий в том же состоянии, что и соплеменники, лихорадочно решал, что делать дальше. Послать машину в город? А где он, город? Связаться по рации с офисом шерифа? В эфире одни помехи. Самым разумным поступком за утро будет отправить одного из охотников с хорошей оптикой и несколькими помощниками отстрелить бизона и устроить в поселке небольшой мясной пир для успокоения населения. Что и осуществили. На неширокой площади в центре поселка быстро соорудили большой очаг, соорудили из бревен вертел и начали жарить освежеванную тушу.

Пока в дом вождя подходили старейшины, сам он переговорил с рейнджерами и отправил одну машину, старый, но надежный внедорожник, покрутиться по округе, поискать дороги или хотя бы кого-нибудь, кто знал бы, что происходит. Племя расселось вокруг бизона в ожидании новостей и неожиданной порции еды, негромко переговариваясь и делясь впечатлениями. На запах жаркого в индейский поселок забрели двое бледнолицых, одетых в костюмы ковбоев по моде девятнадцатого века. Были они, как водится у ковбоев, в легком подпитии. У одного из кармана торчало горлышко уже начатой бутылки.

– Билли! Ты посмотри на этих краснокожих! – воскликнул один из ковбоев. – Тут конец света намечается, а они и в ус не дуют, жрать собрались!

Билли оглядел площадь:

– Ох… оф… Абалдеть! Индейцы! Кто р-р… разрешил вам убивать это животное! – и грязно выругался.

Один из молодых индейцев поднялся со своего места, приглашая артистов присоединиться к племени и насытиться отличным мясом, даром щедрой природы. Но вместо того чтобы принять приглашение, Билли вдруг стал хлопать себя правой рукой по бедру, пока не нащупал кобуру с револьвером. Выхватив ствол, он начал палить в землю перед собой, по той простой причине, что задрать ствол выше он оказался не в состоянии. К счастью, патроны были холостые. А вот его напарник храбро выхватил из кармана бутылку и бесстрашно бросил ее, попав прямо в очаг под тушу бизона. Пыхнуло яркое пламя, – виски было крепким, – но его быстро сбили, облив тушу ведром воды. А ковбоев сбили на землю, аккуратно вываляли в пыли и вежливо отобрали револьвер и прочие мелкие вещи из карманов. На выстрелы из своего дома выскочил вождь:

– Что тут происходит?

– Соседи буянят, – пожаловался один из подростков, с утра по случаю выхода на работу одетый в национальный индейский костюм.

– Этого еще не хватало! – Вождь с огромным неудовольствием оглядел помятые рожи ковбоев. – Выведите их из деревни и отправьте в городок к остальным. Оружие не отдавать!

В доме вождя старейшины собрались на совет и, рассевшись по лавкам вдоль стен, курили трубки. Когда дым в комнате сгустился настолько, что сидящих напротив стало не видно, один из старейшин произнес:

– Небесный отец, Великий Дух, явил нам свою волю, изгнав из наших земель бледнолицых и вернув бизонов!

Все дружно пыхнули, кивая в знак согласия.

– А Великий Дух не мог бы вернуть школу, больницу и электричество? – поинтересовался вождь.

Старейшины молча затянулись, обдумывая вопрос.

– Нет, – произнес наконец один из них. – Нам не нужна школа, у нас есть прерия. Нам не нужна больница, у нас есть шаман. Нам не нужно электричество, от него сплошной разврат, Интернет и телевизор.

– И что делать дальше, как жить? Белые остались в казино и в городке с киношниками, – внес коррективы в планы Небесного отца вождь.

Пропустив пару затяжек, один из старейшин произнес:

– Они нам не опасны.

– Да конечно! – возразил вождь. – Они уже устроили стрельбу в деревне, то ли еще будет, когда им попадутся в руки боевые патроны!

Выпустив клуб дыма через нос, старейшина подумал и сказал:

– Нас больше, но бледнолицые хитры и коварны. У них мало женщин, но полно огненной воды. К вечеру, напуганные и одинокие, они решат, что все беды на них свалились из-за нас, они напьются и пойдут по бабам. То есть, я хотел сказать, по женам добропорядочных индейцев.

– Белых надо схватить, отобрать оружие, запереть в подвале, неделю подержать на воде и пресных лепешках, чтобы ослабли, а потом заставить работать на полях, – выразил мнение совета старейшин один из них.

Все дружно затянулись, качая головами в знак согласия.

– Интересное решение, – пробормотал вождь. – И самое главное, вполне осуществимое.

Он направился на выход.

– И всю огненную воду, какую найдете, сдать совету старейшин!.. – крикнул ему вслед один из старцев.

Вождь вышел из дома, выпустив через открытую дверь огромное облако табачного дыма.

– Собирайте мужчин, вооружайтесь, – и озвучил волю старейшин и Великого Духа. – Вяжите всех, кого найдете, тащите в церковь, там подвал хороший, пустой и просторный. Все оружие забираем себе, даже ножи. Все машины отогнать к заправке, там парковка большая. И под присмотром будут, на заправочной станции наша охрана. Отправляйтесь и поторопитесь. Как раз к вашему возвращению и бизон зажарится.

Бледнолицые, не предвидевшие нападения, сдались на удивление быстро. Половина из них ожидала спасателей в баре казино и уже не могла стоять на ногах. Вторая половина сидела в таверне ковбойского городка, набираясь храбрости из узких и высоких бутылок. Когда рейнджеры и их добровольные помощники начали всех вязать и утаскивать в подвал, кто-то даже воспринял это как спасательную операцию. Неожиданно энергичное сопротивление оказал горячий латинский парень, охранник казино. До стрельбы, по счастью, не дошло, и его с почетом усадили в общий круг перед бизоном. Правда, решили пока руки и ноги не развязывать. Каким-то чудом попавший в съемочную группу негр, поняв, что происходит, вырвался из цепкой хватки индейцев, вскочил на лошадь и умчался куда-то в прерии. Без седла. Его нашли валяющимся на земле за оградой, где он свалился с коня, отбив свои совсем не стальные… э-э-э… ягодицы.

Когда бледную и черную немочь упаковали и подвал надежно заперли, к вождю подошли несколько молодых индейцев:

– Вождь, тут такое дело…

– Кто-то пострадал?

– А? Нет! У бледнолицых в городке оказалась парочка… то есть пять или шесть… белых женщин. Так мы подумали, может, ты у старейшин спросишь…

Озадаченный вождь почесал лоб, оглянулся на свой дом, из щелей которого до сих пор сочились струйки дыма не то табачного, не то чего-то уже более задиристого.

– Пожалуй, не стоит беспокоить старейшин по такому пустяку, – произнес вождь. – Под мою ответственность – забирайте. Но только чтоб по обоюдному согласию и ни одну не обидели!

Молодые парни беззвучно растворились в переулках, только пыль еще какое-то время оседала в воздухе.

К вечеру, когда от бизона осталась едва половина, вернулся внедорожник. Покрутившись по окрестностям, рейнджеры нашли единственный на всю округу высокий, но пологий холм, заехали на него, но и оттуда до самого горизонта была видна только плоская, как бильярдный стол в казино, прерия с бродившими по ней стадами. Лишь где-то далеко на востоке смутно угадывались какие-то руины, да из склона холма торчал на пару метров круглый кирпичный колодец.

– Кирпичный колодец на склоне холма? – не поверил вождь. – Глубокий?

– Мы камень внутрь бросили, воды там нет, но падал он долго, – сообщил рейнджер.

– Глубокий кирпичный колодец… Подождите, так ведь это труба старого цементного завода! – догадался вождь. – Только как он под холмом оказался?

– Без Великого Духа не обошлось, – предположил рейнджер.

– Позже разберемся, – махнул рукой вождь. – Идите отдыхайте, а то бизона без вас съедят.

Утро после такого приятного сытного вечера и всего пары рюмочек огненной воды, совсем маленьких, только не говорите старейшинам, началось с диких криков на улице. Вождь в чем был выскочил из дома. Так получилось, что спал он, приняв огненной воды, одетым, а окна и двери оставил раскрытыми нараспашку, чтобы проветрить помещения после мудрости Небесного отца, так некстати посетившего его вчера. По улице бежала симпатичная белая девушка. Так как она кричала и все время оглядывалась на догонявших ее двух молодых индейцев, то, не заметив препятствия, влетела со всего маху в объятия вождя. Оказалось, что утром она протрезвела в постели с этими горячими красавцами.

– И что с ней теперь делать? – задал вопрос вождю один из парней.

– В подвал к остальным. Хотя нет, туда нельзя… – задумался вождь. – Я же вам вчера сказал – только по обоюдному согласию!

Вождь обнял рыдающую девушку, которая никак не могла успокоиться.

– Так мы оба были согласны! – сообщил второй индеец. – А она вообще говорить не могла.

– Чей дом? – спросил вождь.

– Мой, – сознался первый парень.

– Что ж, как порядочный индеец ты теперь обязан на ней жениться.

– А чего я, пусть он женится. – Парень ткнул рукой в товарища.

– Не-не, я согласен с вождем, – шарахнулся в сторону второй. – Она же белая… И блондинка к тому же.

– Волосы покрасим, – предложил вождь. – А на поле поработает – загаром покроется, от наших не отличить будет.

Девушка обмякла в лапах вождя.

– Эй-эй! Ты чего это! – Вождь взял блондинку за плечи и слегка потряс, совсем чуть-чуть, чтобы привести в чувство.

Голова поболталась, зубы полязгали, но не выпали.

– У нас демократия, выбирай, за кого замуж пойдешь?

– А если я не согласна? – проговорила девушка.

Вождь нахмурился:

– Так, вы двое! Выведите ее за ворота резервации! Пусть там решает, останется с одним из вас или идет куда хочет. Заодно с бизонами познакомится. Все, забирайте ее!

Парни подхватили рыдающую блондинку под руки и повели к выходу из резервации.

«Фу! До чего же капризные эти… бледнолицые. Намучается с ней парень!»

После обеда на въезде в резервацию засигналил автомобиль. На заправку зарулил старенький потрепанный микрик. Из него вылез городской индеец, в хорошем костюме и шляпе-котелке.

– А котелок тебе зачем? – спросил рейнджер-охранник, стороживший магазинчик на станции.

– Для солидности, белые люди любят индейскую экзотику, – ответил городской. – Заправиться можно?

– Надо вождя спросить, он запретил так-то… Сейчас выясним.

Охранник свистнул одного из мелких пацанят, крутившихся неподалеку.

– Сгоняй за вождем, тут его решение требуется! – Мальчуган умчался по дороге. – А ты как до нас добрался?

– Да без проблем, если не гнать, то потихоньку ехать можно. Главное, в бизона не врезаться, они совсем непуганые. Я вашу деревню издалека заметил, вот в вашу сторону и рулил.

Через четверть часа к заправочной станции неспешно и торжественно выплыл вождь. За ним увязалась стайка пацанов, хотевших посмотреть на странного незнакомца, и даже несколько индейцев постарше.

– А, так это же наш родственник! – воскликнул один из них. – Сын племянника жены брата моего дедушки! Ты не помнишь? Лет двенадцать назад тебя привозили к нам в резервацию совсем еще маленьким ребенком. Но вы же все в город уехали?

– Вот это память у людей! – искренне восхитился приезжий, обнимаясь с вновь приобретенным родственником. – Признаюсь, я плохо помню ту поездку в резервацию.

– Останешься с нами поужинать? – спросил индеец.

– Конечно, разве я могу отказать родным людям, – согласился городской. – Только с вождем пару вопросов решу.

Во время всего этого знакомства и обнимашек вождь с солидным видом стоял рядом, ожидая, когда же на него обратят внимание.

– Простите, не ожидал встретить здесь семью, – обратился к нему приезжий.

– Понимаю, – кивнул головой вождь и повернулся к сопровождающим: – Идите готовьте кушанья для гостя, мы скоро подойдем.

И помахал руками, отгоняя толпу.

– Отойдем, поговорим наедине, – произнес вождь.

– Давайте я покажу вам свой груз в микроавтобусе, – предложил приезжий.

Он открыл заднюю дверь машины, багажное отделение было наполовину завалено тяжелыми, завернутыми в бумагу и связанными пластиковыми хомутами пачками.

– Что у тебя тут? Оружие? Патроны? Консервы? Или, может, туалетная бумага? – спросил вождь.

– Лучше. Это двадцать комплектов Британской энциклопедии! – Городской индеец достал из бокового ящика увесистый том. – Вот, посмотрите.

– Жестковата, – заценил вождь, перелистывая страницы. – Такой бумагой только оцарапаешься. И на папиросы не годится, посмотри, какой мелкий шрифт, тут же типографская краска, один свинец. Нет, книги твои нам не нужны!

– Да вы что, это же знания! – удивился приезжий. – Им же сейчас цены нет.

– Вот именно, – кивнул вождь. – Ты вокруг-то погляди, эти знания сейчас никому не нужны. Белые люди пропали вместе со своими городами, дорогами и знаниями. Мы снова свободны и можем жить, как и раньше. Вот если бы у тебя была туалетная бумага…

Городской огорченно вздохнул:

– Заправиться-то можно у вас? Правда, бумажные деньги вам, скорее всего, тоже не нужны. У меня есть несколько серебряных долларов и мелочи всякой, из них можно пули лить или наконечники для стрел…

– Да ты не расстраивайся. Накачаем мы тебе газолина и канистру с собой дадим. И мяса для родственников. Знаешь, сколько у нас теперь мяса? – решил похвастаться вождь.

– Ага, я видел по дороге, бегает непугаными стадами.

– Пойдем в поселок. За машину не беспокойся, у нас честные люди, ничего не утащат. Но на всякий случай ты ее запри.

По случаю приезда гостя его дальние родственники расстарались и накрыли во дворе своего дома большой стол. Позвали всех соседей, когда еще доведется свидеться с городскими. Еды было много, не так, как вчера, конечно, когда племя съело тушу бизона, но мясо, вареная кукуруза, пиво и до поры спрятанная от вождя и старейшин огненная вода, куда ж без нее, имелись в изрядном количестве. Чтобы не гневить Верховного Духа, виски добавляли в пиво, и это чудо-зелье сильно косило ряды едоков. То один, то другой индеец вываливался из-за стола, и добровольные помощники уносили его проспаться. Приезжий стойко держался – пиво он не любил, застолья, правда, тоже, но тут уж выбора не было.

Разговоры за погоду постепенно перешли на разговоры за жизнь.

– Это Небесный отец вмешался, не иначе, – доказывал один из индейцев. – Сами посудите, он убрал белых людей, теперь у нас есть все – дома, семьи, свободная земля, стада бизонов! Мы можем жить как хотим!

– Мы все умерли и попали в верхний мир! – проговорил его сосед и упал под лавку.

– А ты как считаешь? – обратился к приезжему его родственник.

– Это не верхний мир, – сообщил городской индеец. – Наша колония стояла рядом с городом, мэрия совсем недавно согласилась признать за нами права резервации, хотя у нас там представители разных племен, но живем мы все дружно, одним товариществом. Сейчас на месте города кучи развалин, заросшие сорняками и кустарником. Как будто город был покинут десятки лет назад. Но в верхнем мире мы бы встретили ранее ушедших, а их здесь нет. Это наша земля, тут я согласен, наша по праву, и она снова стала свободной. Вот только белые люди всегда возвращаются… Сначала они вытеснили нас с побережья, потом пришли и загнали нас за Миссисипи, потом снова пришли и отправили умирать в резервации. Я убежден, что когда-нибудь они снова вернутся.

– Когда они вернутся, мы уже будем их ждать и встретим как положено, пулей в лоб, – сообщил родственник. – Давай выпьем за удачу! Это же рай на земле!..

Проснувшись утром с больной головой, выпить все же пришлось, гость засобирался в путь. Полиции на дорогах не ожидалось, как и самих дорог. От щедрот вождя и родственников микроавтобус заправили по горловину и дали-таки запасную канистру. В багажное отделение загрузили несколько пластиковых контейнеров, в каждом было фунтов по двадцать свежего бизоньего мяса. Попрощавшись со всеми и пообещав вернуться с наборами инструментов, ножами, топорами, гвоздями и прочей металлической мелочовкой, необходимой для ремонта и строительных работ, городской индеец сел в микрик, и тот выкатился за ворота.

Грунтовая дорога шла четверть мили и обрывалась в том месте, где раньше был выезд на федеральную трассу. Здесь, у пересекавшей дорогу бизоньей тропы, стоял на обочине подросток из деревни. Микроавтобус притормозил.

– Ты хотел чего? – спросил подростка водитель.

– Дайте мне одну книгу, – попросил парень.

– Послушай, одной книги будет недостаточно, нужен весь комплект. А ты его весь и не запомнишь…

И тут городского осенило:

– Запомнить! Точно! Только так можно будет сохранить все накопленные знания. Послушай, а у тебя память хорошая? – обратился он к подростку, тот кивнул в ответ. – У вас замечательное племя, но оно не стремится к знаниям, – продолжил мысль водитель. – Лет через двадцать у тебя будет дом, семья, куча детишек, кукурузное поле и лук со стрелами, ты будешь охотиться на бизонов и считать, сколько еще осталось до перехода в верхний мир. И твои дети, и твои внуки будут жить так же, только дома придут в негодность, и они переселятся в вигвамы. Я простой коммивояжер, ездил и продавал Британскую энциклопедию. Но все индейцы в нашей колонии рядом с городом, теперь уже бывшим, они все переехали туда из разных поселений, чтобы учиться новому, зарабатывать и развиваться, не стоять на месте, а получать знания и передавать их нашему народу. Ты понимаешь, о чем я? У нас можно стать кузнецом и обрабатывать металл, или стать врачом и лечить детей, или учителем, да кем угодно…

Водитель ткнул большим пальцем себе за спину:

– И эти книги у меня в багажнике нам помогут. Знаешь, я могу предложить тебе выбор. Ты можешь остаться в резервации и провести тихую спокойную жизнь фермера и охотника или поехать со мной и получить настоящую профессию, узнать массу нового и передать это своим потомкам. Решайся, садись и поедем!

Подросток посмотрел в сторону деревни, раздумывая над предложением. Хлопнула дверь, и микроавтобус свернул с дороги на тропу и покатился вдаль по цветущей прерии…


– Так мой далекий предок оказался в племени Совы, – продолжил свой рассказ Кейкоу. – В индейскую колонию приходили многие – кто торговал, кто делился новостями, кто-то оставался с нами. Мы собирали всех, кто хотел к нам присоединиться. По всему штату уцелело всего несколько резерваций, они стали началом новых могучих племен, разрастались, расселялись по прерии, и всем им требовались инструменты и оружие. Несколько случайно попавших вместе с нами в степи белых, черных и прочих цветных были или убиты, или захвачены и попали в рабство, или ассимилировались. Годы шли, а белые люди все не возвращались. Индейцы стали забывать о прошлой жизни. Между племенами начались войны. Победители присваивали себе земли и стада, а побежденные уходили все дальше, копя силы для мести. Племя Совы старалось держаться в стороне от распрей, нашей главной задачей было сохранить то, что уцелело. Книги начали приходить в негодность, и тогда мы стали заучивать их наизусть, в надежде, что когда-нибудь сможем их снова записать. Тридцать томов, шестьдесят семей Знающих, самое ценное, что осталось на этой земле.

– Секундочку, дай угадаю, – прервал индейца Джо. – Ты выучил половину тома с буквы кей до кей-оу?

Индеец кивнул в ответ.

– Обалдеть! Тебя в музей надо сдать! Извини, продолжай, пожалуйста.

– Прошло почти пятьсот лет со дня исчезновения бледнолицых, даже в племени Совы начали сомневаться, нужно ли ждать их возвращения. Но наши умения и наша работа были нужны всем индейцам, те, кто считал иначе, уходили, но мы продолжали хранить в памяти Британнику. И настал день, когда в землях индейцев пронеслась буря и появился первый город. Каково же было удивление и разочарование индейцев, когда в городских развалинах они нашли банду негров, которая яростно сражалась с бандой китайцев. Города стали появляться все чаще, то тут то там, и везде было засилье негров, латиносов, китайцев. Белые попадали сюда в незначительных количествах и быстро погибали. Но все они, любого цвета кожи, люто ненавидели индейцев. Началась охота на пришельцев. Уже несколько лет мы следили за тем, как идет война на уничтожение чужаков. Индейцев много, они храбры, необузданны, ярость их безмерна, они снесут со своих земель все до последней фермы. Все, что может им напомнить о старой жизни. Племя Совы собралось на совет. Мы решили, что надо отнести наши знания тем, кому они могут пригодиться и, возможно, спасут их жизни.

– И куда же вы собрались? – спросил Джо.

– Ты должен отвезти нас за океан, в Европу, там за островом стоит…

– Да почему я?

– Ты храбр, как индеец, хитер, как бледнолицый, ты умеешь воевать отважно, как японец, ты ругаешься русскими словами, ты совершил великий поход, который надолго запомнится индейскому народу, и ты пришел из космоса, ты человек будущего. Ты справишься.

– Я не человек будущего, я в прошлое не попадал, это вы перенеслись сюда неведомо как и откуда, – высказался Джо. – Да и корабль мне никто не отдаст.

– Тогда все на этом острове умрут, и племя Совы тоже.

«И живые позавидуют мертвым, где-то я это уже слышал», – подумал Джо.

– А что, твое племя уже переправилось на остров?

– Нет, но мы готовы это сделать в любую ближайшую ночь – угнать все лодки и сжечь индейские лагеря на берегу, – сообщил Кейкоу.

– Так, сидите здесь и ждите, мне надо переговорить с местным начальством.

Джо поднялся, разминая ноги после долгого сидения на земле. Рядом кряхтел Боб.

– Пойдем в крепость, есть новости для них, – махнул ему рукой Джо.

За воротами их с нетерпением ждал шериф:

– Ну что там? Вы два часа сидели!

– Пересказывать долго, но все по стандартной процедуре контакта: мир, дружба, жвачка, трубка мира, бутылка кока-колы, штыки в землю, топор войны зарыть! – сообщил Джо.

– А жвачка им зачем? – не понял юмора шериф.

– По большому счету она им ни к чему. Есть серьезная проблема – индейцы не уйдут. Они собираются нас уничтожить. А это племя предлагает нам помощь, – продолжил Джо.

– И в обмен на какую услугу? – спросил шериф.

– Одеяла с оспой им тоже не нужны, они хотят танкер.

– Танкер! Да я… Да как!.. – Шериф аж задохнулся от возмущения.

– Тише, тише! – Джо похлопал шерифа по спине. – Я тоже хотел вас о нем спросить, так почему бы не объединиться? Войну мы не потянем, индейцев слишком много, и у них четкая цель. – Джо показал рукой на башни. – Если танкер на ходу, нам бы сейчас оттянуть штурм как можно дальше и подготовиться к эвакуации.

– А если он на ходу, куда плыть? – Шериф вроде успокоился, и новые мысли его зацепили.

– Эти индейцы хотят в Европу к белым людям, – порадовал его Джо. – Если топлива хватит, можно поискать спокойные места в Бразилии, например, или в Африке. Выгрузиться там, основать новую колонию. А потом отвезти индейцев куда хотят.

– Я не могу такие вопросы решать в одиночку, – высказал свое мнение шериф. – Мне надо собрать начальство и все тщательно взвесить. И тебя выслушать, с подробным пересказом переговоров, с твоими предложениями, с возможным планом действий.

– Я согласен, индейцам сейчас что ответить?

– Пусть завтра приходят в это же время. Если эта орда с берега сунется через пролив, пулеметами перетопим. Первую волну отобьем.

– Я пока про пулеметы не буду им говорить? – предложил Джо. – Согласен?

– Да, отпусти их и подтягивайся в лобби Южной башни. – Шериф кивнул и пошел к небоскребам собирать руководящий состав.

…Совещание шло уже третий час. В небольшой конференц-зал набилось несколько десятков любопытных колонистов, хотя правом голоса среди них обладало всего человек десять. После того как Джо подробно рассказал о встрече с индейцами, начались традиционные для американских корпоративных совещаний дебаты, где каждый старался высказаться, переливая из пустого в порожнее, а остальные слушали и выдавали длинные бессодержательные речи в ответ. Наблюдая за происходящим, Джо никак не мог понять, как эти люди смогли построить такую великую страну и не профукать при этом все полимеры. Хотя деньги из бумаги и подвоз дешевых ресурсов со всего мира многое объясняли. С точки зрения Джо, это бесконечное совещание можно было закончить одним волевым решением, после чего назначить каждому свою зону ответственности и заняться настоящим делом. Но американцы, очевидно, считали иначе, создавая псевдодемократическую видимость коллегиального согласия.

Мэр был категорически против того, чтобы пустить на остров «дикарей», даже и выучивших наизусть Британскую энциклопедию. Он возражал и отвергал любое предложение, выдвигаемое в ходе обсуждения, вскакивал с места, чуть ли не кричал, разбрызгивая слюну, упирая на то, что васпы не должны смешиваться с остальными. При чем тут васпы и чистота расы, Джо было непонятно, в зале присутствовали и негры, и латиносы, но к закидонам мэра, похоже, все давно привыкли.

Шериф помалкивал, внимательно наблюдая за всеми. Он был себе на уме, и власти у шерифа было достаточно, чтобы переломить ситуацию в нужную ему сторону. Но пока он не проявлял явного интереса, давая людям наговориться и устать. Может, это и было правильно, дождаться нужного момента и выдать единственно верный путь, после чего заставить всех его понять, принять и пройти. По совету шерифа Джо не упоминал в своем рассказе о танкере, и пока все решали, пускать или не пускать племя Совы на Манхэттен, и если пускать, то где их поселить и как с ними общаться и вообще что с ними делать.

В конце концов шериф все-таки сказал свое веское слово. Он встал, заставив всех замолчать, и сообщил, что индейцев поселят в лесу на месте бывшего Центрального парка, и они займутся охраной острова от возможных шпионов с побережья. Даже мэр не нашелся что возразить. Так как все вымотались от многочасовой говорильни в душном помещении, то шериф объявил собрание оконченным и выгнал всех, отправив на ежедневные работы. Джо уже собрался уйти вместе со всеми, когда шериф поманил его рукой, указывая на дверь в другом конце зала.

Пройдя по коридору, шериф ввел Джо в небольшой, светлый и наполненный свежим морским воздухом офис.

– Ну как тебе наша демократия? – спросил он.

– Ужасно, – ответил Джо. – Еще немного, и надо было бы встать, выстрелить в воздух и навести порядок.

– Привыкай, у нас многое делается через… таким способом.

– Мы сюда зачем пришли? – спросил Джо.

– Разговор есть.

– Что? Опять?

– Да не волнуйся, тут серьезные люди быстро решат все серьезные вопросы.

В дверь офиса постучали, и внутрь вошли несколько человек, которых Джо видел раньше на совещании.

– Мэра не будет? – поинтересовался Джо, не заметив местное начальство.

– Пусть кукла думает, что она главная, – нахмурился шериф, – не до него сейчас. Давай расскажи подробно про индейцев, про свой поход по континенту, что нам ждать от них? Что ты думаешь о племени Совы и об остальных?

Джо припомнил все произошедшее с ним после падения на убежище Боба и начал рассказывать. Нападение на супермаркет, смерть деда-фермера, безумная погоня по прерии, сидение на островке – индейском святилище посреди ущелья, сплав на плоту…

– Думать особо не о чем. Индейцы многочисленны, хорошо организованны, злы, жестоки, и у них есть цель, – подошел Джо к концу рассказа. – Они собираются полностью зачистить материк от белого человека и от всех остальных неиндейцев. Чем-то вы им не нравитесь. Причем не нравитесь давно, это уже как религия, увидишь белого – убей!

– Хороший индеец – мертвый индеец! – произнес один из присутствовавших.

– Ага, они то же самое думают про вас. Так что выбор небогатый: сидеть в обороне, пока они нас всех не перебьют, или эвакуироваться. Я предпочитаю сбежать и обосноваться на новом месте.

– Ты не хочешь драться? – спросил шериф.

– Спросите у радиста наверху, сколько на побережье вигвамов, сколько ночью зажигается костров. Они не уйдут и не будут просто стоять на берегу. Они высадятся и начнут резать головы. Я видел, что они делают с пленными. Мы не сможем перекрыть весь остров, все начнется с небольших диверсионных групп, которые будут по ночам проникать на остров, а потом нападать на отдельные отряды. Племя Совы со своими следопытами, возможно, сможет с ними как-то бороться, но их на всех не хватит.

– А я согласен с пилотом, – сказал вдруг один из мужчин, с виду обычный работяга. – Надо уходить, нам не справиться с ними всеми. Даже если мы перебьем половину, остальные нас вырежут.

– Это-то понятно, – кивнул шериф. – Но как? У нас нет кораблей, кроме танкера, а это не круизное судно, не пассажирский лайнер, там просто негде разместить три тысячи человек.

– Ну почему же, – возразил работяга. – На том конце острова сохранился контейнерный терминал. Поставим на палубу контейнеры в два уровня, даже в три можно. Закрепим, приварим, прорежем окна и двери, и можно заселять и нормально жить.

– Насчет «приварим и прорежем» я бы поостерегся, это все ж таки танкер, – отозвался на предложение Джо. – Как бы не рвануло. Там же пожаробезопасность в первую голову, даже курить нельзя.

– Ты не волнуйся, у нас есть опытные рабочие. Все сделают в лучшем виде, – успокоил его работяга. – Докеры, такелажники, крановщики, слесари, все есть. И с техникой безопасности знакомы. Ты вот скажи, ты же вроде капитан корабля?

– Есть такое дело.

– Танкером управлять сможешь? Подвести его к берегу?

– Надо посмотреть его сначала, машину проверить, насосы запустить, откачать воду из балластных цистерн. Да и общее состояние оценить. Механики нужны, лучше судовые, если радиостанция цела, радиста сразу туда посадить, – начал перечислять Джо. – Электрик, моторист…

– То есть ты согласен, – кивнул работяга. – Людей дадим, собирайся и отправляйся на танкер, работы много, а там знающий человек будет нужен на месте. Тебе нас и спасать.

– Ага, годится, – подтвердил Джо. – Только я своих ребят с собой заберу, займем там какую-нибудь каюту небольшую, нам троим хватит.

Шериф махнул рукой в знак согласия.

– Теперь по населению. Пока никому никаких обнадеживающих новостей, – распорядился он. – Все работы строго засекречены, чтоб ни один не сболтнул лишнего. Не дай бог кто решит продать свою шкуру подороже и сбежит на берег. Выбирайте только самых надежных и проверенных, тех, кому сами доверяете как себе. Когда танкер приготовим, тогда и объявим, но надо в первую очередь погрузить женщин, детей и самых нужных специалистов, остальные по мере возможности.

– Спасаем васпов, остальных за борт? – пошутил Джо.

Шериф хмуро глянул в его сторону:

– Ты мэра не слушай, у него давняя фишка на эту тему. Вывезем тех, кого сможем, мэра можно оставить оборонять крепость. Если времени окажется достаточно, постараемся забрать всех. Индейцев, энциклопедистов твоих, как договорились, пока поселим в Центральный парк, потом разберемся, что с ними делать.

– Придется брать их с собой, много места они не займут, а польза от них несомненна, у них же не только книги в головах, они охотники, скотоводы, крестьяне, по металлу работают. Пригодятся в любом случае и на новом месте тоже. До Европы далеко, может, мы туда и не поплывем, – сказал Джо.

– Решим с ними позже, пока будет неплохо, если они пожгут своим соотечественникам все лодки и все запасы для их строительства…


Контейнерный терминал оказался на обращенной к океану стороне острова. Здесь собралась бригада докеров, в прошлом работавших в порту, пока они просто потрошили контейнеры в поисках чего-нибудь, что могло бы пригодиться для колонии. Шериф созвал их всех, рассказал об индейцах и о грозящей всем опасности и дал слово Джо.

– Для размещения всех трех тысяч человек в относительном комфорте, чтобы не пришлось давиться, как в переполненном вагоне метро, нам надо триста контейнеров, чтобы все могли нормально лечь. Путешествие будет непростым и долгим, возможны всякие неприятности. Лучше больше, чтобы можно было взять с собой разную бытовую мелочь, провиант, воду… Собирайте сорокапятифутовые и сорокафутовые стандартные, все равно в каком состоянии, главное, чтоб не разваливались, и тащите их все на причал. Весь груз выбрасывайте, сейчас не до него, лишний вес нам ни к чему. Если вдруг попадутся матрасы, одеяла, подушки, это все можно брать, стулья, табуретки, легкие столы из пластика или металлические – тоже. Собирайте стропы, бухты с кабелем, крепежные болты, стяжки, соединять контейнеры.

– Мы несколько рефрижераторов нашли, – сообщил один из докеров. – Груз испортился, мы его выбросили, но, может, их взять на корабль? Если электричество будет, можно их использовать.

– Согласен, будем про них помнить, если сможем – заберем. Сейчас главное – быстро подготовить боксы для людей, индейцы могут со дня на день начать переправу.

Бригада разошлась по терминалу. Шериф и Джо отправились к пирсу, где уже ждал их знакомый катер. Здесь же топтались несколько человек, раньше работавших на торговом флоте, а также Боб и Ли, навьюченные своим скарбом и оружием. Все погрузились на суденышко, и катер бойко побежал к стоявшему вдалеке танкеру.

– А это что там у вас? – ткнул пальцем в сторону берега Джо. – Плавкран? Рабочий? Надо будет его к терминалу перетащить.

– Зачем, на причале свой кран есть, – не понял его шериф.

– Это же не просто танкер, это супертанкер, у него осадка метров двадцать. Мы можем к берегу и не подойти, надо глубины мерить, – пояснил Джо. – А так, если еще баржу какую-нибудь поставить и плавкран, то через них мы все спокойно и перевалим.

– А к берегу ты как подойдешь без буксира?

– Придумаем что-нибудь. Нам бы сначала машину запустить…

Чем ближе катер подходил к судну, тем все выше и выше возвышался крутой борт.

– Как нам на него забраться-то? – спросил Боб.

– По якорной цепи можно, но как-то сюда команда попадала, надо обойти с кормы, – предложил Джо.

И действительно, за кормой висел спущенный трап.

– Во! Швартуемся и все наверх, – скомандовал Джо.

Все быстро поднялись на борт и собрались на корме, под навесом в тени огромной надстройки.

– Боб, Ли, от вас сейчас толку мало, идите на мостик и займитесь наблюдением, вдруг кто решит на каноэ подплыть, полюбопытствовать. Стреляйте без предупреждения, – отослал подростков Джо. – Так, кто у нас кто по специальности? Так, вы моторист, а вы электрик-механик? Хорошо, найдите дизель-генератор, проверьте, можно ли его запустить, нам нужно электричество. Что делать, знаете? Уровень масла, вода в расширительном танке, давление, температура масла, воды и топлива, проверить валопрокрутку, прокрутить вручную лубрикаторы… Заодно поищите, может, баллон с кислородом найдете, конденсат продуть. Будут вопросы, обращайтесь. Кто еще есть из мотористов, ага, идите вместе с ними, чем быстрее дадите свет, тем быстрее разберемся с остальным. Так, все, кто остался, – для начала надо обыскать надстройку, всю документацию, что найдете, несите на мостик. А я проверю состояние палубы и выясню, что в танках…

Разослав всех, Джо обернулся к шерифу:

– Если дизель-генератор заведется, то все остальное мы наладим. Не знаю, как скоро, но справимся. Вы пока отправляйтесь, готовьте оборону острова. И составляйте перечень всего, что надо взять с собой.

Подобрав в стояночной стойке рядом со спасательным катером один из разъездных велосипедов, Джо покатил на нем по огромной, размером в несколько футбольных полей, палубе на бак, в носовую часть корабля…


Глава 3
Отплытие

На мостике было тихо. Прокатившись по палубе и проверив состояние газоотводящих трубок на трюмах, Джо вернулся в рубку и занялся найденной документацией. Ли продолжала наблюдать за горизонтом, а Боб отпросился помогать в машинном отделении.

– Мы что, поплывем на этом через океан? – спросила Ли.

– Надеюсь, что да, – ответил Джо. – Тебя что-то беспокоит?

– Нет, не то чтобы беспокоит… – Ли повернулась к иллюминатору. – Просто мы все время убегали-убегали, а теперь вроде наступила какая-то безопасность, и почему-то надо опять куда-то убегать…

– А, ты не понимаешь, почему бы нам не остаться на острове, – кивнул Джо, разворачивая какие-то схемы. – Оказывается, индейцы появились тут пятьсот лет назад и все это время ждали, когда же вернутся белые люди. Ждали, чтобы убить.

– Не понимаю, – призналась Ли.

– Про резервации слышала? Их туда загоняли несколько столетий, попутно уничтожив большое количество ранее свободных племен. Индейцы все помнят – все обиды, все то унижение, испытанное от белых, все те невзгоды, что пришлось им пережить. У них была своя, своеобразная, но все же культура, они совсем не дикари, как считали завоеватели Америки.

– Я не думала об этом раньше, – призналась Ли. – Мне казалось, это было так давно…

– Я никогда не представил бы себе столкновение с индейцами в духе старых голливудских вестернов, – сказал Джо. – А для них это норма жизни, а изгнание в резервации как будто вчера было.

– Сложно это все, неужели нельзя как-то помириться, провести переговоры?

– Можно, почему нет, – снова кивнул Джо. – Вот племя Совы пришло. У них совсем другая цель, они знания сберегают. Так получилось, что местным индейцам они оказались не нужны.

Ли отошла в сторону, думая о чем-то своем. Джо раскрыл несколько папок с документами. Судя по их содержимому, танкер использовался в последние годы как плавучее нефтехранилище. Но на нем сохранялась команда, поддерживавшая судно в рабочем состоянии. Джо убедился, что трюмы залиты, что называется, «под пробку», а снизу сообщили, что топлива полные баки, да и все остальное сохранилось в приличном виде. Дизель-генератор обещали запустить уже к вечеру.

Оставив Ли на мостике, Джо спустился вниз, посмотреть, как идут дела у механиков. Две огромные судовые машины высотой в три палубы занимали почти полностью все машинное отделение. Дизель-генератор, притулившийся между ними в самом низу, казался не таким уж и большим, но только пока Джо не подошел к нему вплотную. Вокруг суетилось несколько мотористов и помогающих им рабочих. Джо разглядел Боба, со счастливым видом таскавшего за кем-то ящик с ключами. Здесь было темно, света, проникавшего через люки наверху, не хватало, и механики передвигались, держа в руках автономные лампы-переноски.

– Как успехи? – прокричал Джо через лязг и грохот.

– Все хорошо, – отозвался один из механиков. – Через пару часов закончим обслуживание, и можно будет заводить.

– Сразу со своего пульта пускайте, не ждите меня, дайте свет и начинайте воздух накачивать для основных машин, – распорядился Джо. – А где электрики и радист?

– Наверх пошли, сети проверяют.

Джо махнул рукой, мол, понял, и полез наверх по трапу. Работы хватило на всех. Солнце уже спускалось в прерии, заходя за холмы на побережье, когда на палубу выползли уставшие, но довольные мотористы.

Джо вышел на крыло мостика.

– Что там у вас? Готово? – крикнул он вниз.

Один из рабочих поднял руку, демонстрируя кулак с отогнутым вверх большим пальцем. Внизу в недрах надстройки что-то заурчало, и на мостике мигнули пару раз и зажглись лампы дежурного освещения.

– Супер! Где радист? – Джо отправился к электрикам.

Радиста он нашел в одном из коридоров, где уже горело освещение, и сразу отправил его в радиорубку, заряжать батареи, включать станцию и связаться с башней, вызвать на танкер шерифа и бригадиров докеров. А Джо вернулся на мостик, где уставший, но довольный Боб взахлеб рассказывал Ли о том, как они возились весь день вокруг мертвого механизма и в конце концов смогли его оживить. Ли разглядывала загорающиеся на пультах постов лампочки и потянула было руку к одной из кнопок…

– Замри! Не трогай это! – успел крикнуть Джо.

Ли отшатнулась, Боб испуганно оглянулся, не понимая, в чем опасность.

– Ты чего? – обратился он к Джо.

– Это туманный гудок, – объяснил Джо. – Мы же не хотим разбудить индейцев на берегу?

– А они что, услышат? – спросила Ли, пряча руки за спину. – Они же далеко.

– Еще как услышат, – убедительно ответил Джо. – Миль на десять вокруг все узнают.

Море невозмутимо плескалось волнами, а солнце уже уходило за горизонт.

– Какой огромный корабль, как аэродром, – произнес Боб.

– Он длиной почти как небоскреб, хотя лучше бы это был авианосец, – сказал Джо. – Было бы меньше проблем и спокойно всех вывезли бы.

– А ты и правда капитан корабля?

– Правда. Только не такого… большого, – с заминкой ответил Джо. – Но суть у них у всех одна.

– А как мы к берегу подойдем?

– Не знаю пока, надо эхолот запустить, проверить глубины. Хотя можно просто якоря поднять, нас волной к берегу прижмет дней через пять-шесть. Буксир все равно вызвать неоткуда.

– А почему они раньше на нем не уплыли? – не унимался Боб.

– Так он же не пассажирский, да и не нужен был до недавнего времени. На острове и так все было.

– А меня научишь управлять кораблем?

– Научу-научу, успокойся только, – улыбнулся Джо. – Я же не смогу все время на мостике торчать, придется команду рулевых обучать.

Уже стемнело, на небе показались звезды, а с моря подул легкий бриз, когда к танкеру подвалил катер. Прибыли шериф и докеры. Джо встретил их у трапа и провел по освещенным коридорам в просторную кают-компанию.

– Я смотрю, вас можно поздравить… капитан! – произнес шериф, оглядевшись вокруг и усаживаясь за широкий стол.

– Пока только с тем, что дали свет, – пожал плечами Джо. – Рассаживайтесь, сейчас расскажу, как у нас обстоят дела.

Он расстелил на столе большую схему-чертеж верхней палубы с обозначенными на ней местами под новый груз.

– Плавкран проверили, может работать? Да? Хорошо. Значит, смотрите, палуба длиной тысяча триста футов на сто девяносто шириной, то есть четыреста на шестьдесят метров. По центру идет система трубопроводов, от них отводы на трюмы. На трубы ничего ставить нельзя. Но на палубе достаточно места для размещения контейнеров. Для ускорения работ все что можно, все подготовительные, сварочные работы надо делать на берегу. А на палубу ставить уже готовые конструкции и сразу крепить. Вдоль бортов снаружи наварить крепежные скобы, для безопасности палубу рядом поливать водой. Места под скобы я отмечу. Что касается контейнеров, сорокапятифутовые ставим дверями друг к другу с расстоянием между ними в полконтейнера. Сверху на них ставим два стандартных сорокафутовых, вплотную, чтобы они перекрывали зазор между нижними. Всю эту арку свариваем и стягиваем стяжками, навариваем стойки под леерное ограждение, чтобы из верхних контейнеров никто не падал вниз на палубу. Прорезаем окна, закрываем их ставнями. И только после этого всю эту конструкцию поднимаем и ставим на танкер поперек палубы, чтобы арка перекрывала трубопроводы. Сразу крепим ее к скобам, по борту и на палубе. Начнем от надстройки и будем ставить сколько сможем. Если их сразу заготовить впрок, можно быстро перекидать на судно и уже дальше только между собой закрепить, по крышам нижних контейнеров проложить настил, натянуть ограждение, мебель, матрасы подвезти, кабель бросить, свет провести и заселяться. Места для всех должно хватить, еще и под дополнительный груз останется, весят контейнеры немного, танкер не перегрузится.

Докеры осмотрели чертеж, обсуждая, сколько и какого понадобится дополнительно железа, труб и прочего крепежа.

– Сваривать и стягивать надо хорошо, чтобы не развалилось на весу под стрелой, – предупредил Джо. – Еще – вот здесь по правому борту вертолетная площадка. Сюда надо поставить стационарный грузовой кран с вылетом стрелы метров в тридцать… э… в сто футов. Есть что-нибудь подходящее на острове?

– А кран зачем? – спросил шериф, до того молча слушавший капитана и докеров.

– Выгружаться в необорудованном месте, – пояснил Джо. – Не везде же порты нас ждут. Мы и к берегу не везде подойти сможем. Нам бы еще перевалочные баржи на нос поставить, хотя бы парочку, под контейнер размером.

– На острове точно была одна самоходная баржа, тонн на пятьдесят, – припомнил один из рабочих. – Ее можно краном дернуть и поставить. Только надо ее поближе к крану, чтобы потом скинуть на воду.

– Хорошо, тогда считайте, что вам нужно, схему можете забрать, чтобы сразу по ней расставлять контейнеры, – предложил Джо. – Чем быстрее подготовите, тем быстрее заберем всех с острова. Я надеюсь, завтра ход дадим и через день будем готовы подойти поближе.

Докеры обрадованно покивали головами и снова занялись чертежом. Шериф поднялся и вывел капитана из кают-компании.

– Поднимемся на мостик, там пока никого нет, – показал рукой в сторону трапа Джо.

Наверху было пусто. Ночью, в темноте, все равно ничего не видно, и Джо отпустил подростков отдыхать. Тем более что он не собирался подсвечивать поверхность воды прожекторами и привлекать к судну ненужное внимание. В самой рубке горело ночное освещение и вяло перемигивались лампы на пультах.

– Как судно? – спросил шериф, глядя в ночную темноту за иллюминатором.

– В хорошем состоянии, – ответил Джо. – Не знаю, как оно сюда попало, но, если бы не ваша колония, уже завтра можно было бы отправляться в океан.

– Так, может, ты завтра к вечеру и сбежишь? – с подозрением посмотрел на капитана шериф.

– Ага, а я один буду управлять этой махиной? И ваши рабочие внизу с радостью согласятся уйти в море без припасов и без женщин… Мне надо рулевых на мостик, механиков на машину, без них ничего не получится, – обиделся Джо.

– Да не переживай. – Шериф похлопал Джо по плечу. – Работа у меня такая, везде искать неприятности. Да и без индейцев ты никуда не уйдешь.

– Что с ними, кстати? Приходили сегодня? – спросил Джо, начиная подключать какой-то прибор.

– Приходили, – подтвердил шериф. – Я им сказал заселяться в лесу. Сегодня ночью должны переправиться. Вождь хочет посмотреть на танкер.

– Откуда он о нем знает?

– Наверное, видели с берега, если подходили с севера, там-то остров его не прикрывает.

– Значит, и остальным индейцам известно о корабле. Нам бы надо поторопиться, – решил Джо.

– Согласен, – отозвался шериф. – С утра отправляю всех на терминал, помогать с контейнерами.

Джо кивнул, поддерживая шерифа.

– А в море волна не смоет с палубы людей? – спросил шериф.

– Не, ну какая волна, высота борта десять метров… тридцать футов. Тут же полмиллиона тонн, три с половиной миллиона баррелей нефти. Даже качка не будет чувствоваться. К тому же мы все контейнеры скрепим между собой, будет большая жесткая связка. Если заштормит, то придется всем внутри сидеть, но смыть не смоет.

– А может заштормить?

– Ну это же море, – пожал плечами Джо. – Тут погода может меняться по несколько раз на день.

– Тогда надо в верхних боксах прорезать люки для спуска в проход между контейнерами нижнего яруса, чтобы люди могли добраться до камбуза в надстройке. Ты же не разрешишь открытый огонь разводить на палубе? – уточнил шериф.

– Какой огонь, нет, конечно. Даже курить только на корме. Про люки хорошая идея, пусть режут.

Джо наконец разобрался с управлением и подключил прибор на пульте. Загорелся зеленым небольшой круглый экран.

– Это что? – поинтересовался шериф.

– Эхолот. Сейчас прогреется и посмотрим, где тут дно.

– Эхолот?

– Сонар, он же гидролокатор, тут хорошая полнокруговая модель, – пояснил Джо. – Сейчас проверим.

Он запустил сканирование, и по экрану побежала волна. Картина окрасилась разными цветами.

– Сейчас я пошире возьму, чтобы площадь побольше охватить.

На экране горело многоцветное, непонятное для простого человека изображение.

– Дно тут ровное, глубина метров сорок… сто двадцать футов. Постепенно повышается в сторону острова, но танкер передвинуть можно.

– А вот тут что такое квадратное? – ткнул в экран шериф.

Яркое пятно заметно выделялось на более темной глубокой поверхности.

– Очень похоже на какое-то строение, может, тут дом стоял и на дно ушел, – предположил Джо.

– А вот эти точки перемещаются, – заметил шериф.

– Рыбы какие-то, довольно крупные, или целый косяк. А может, акулы. Я не рыбак, точно не скажу, – прокомментировал Джо. – Но и так понятно, что глубины достаточные, так что перейдем к острову без проблем, а вот ближе к берегу надо будет быть осторожнее.

Джо отключил прибор.

– Еще локатор есть, можно проверить, посмотреть линию побережья.

– Лагерь индейцев будет видно? – спросил шериф.

– Нет, только рельеф. Небоскребы будет видно. Если бы уцелело навигационное оборудование, бакены, маяки, его бы мы увидели и даже услышали.

– Понятно, пожалуй, нам надо уже отправляться обратно, – сообщил шериф. – Завтра работы всем хватит, да и пора начинать людей готовить к эвакуации.

Они вышли с мостика и отправились на корму, к трапу, где уже ждали шерифа готовые к погрузке на катер докеры.

– Ты уже решил, куда мы поплывем… капитан? – спросил шериф, уже стоя на трапе.

– Думаю, на юг, в Мексиканский залив. Или что там сейчас, – ответил Джо. – Если найдем безлюдный остров, Кубу или Ямайку, там можно будет новую колонию поставить. Индейцы до нее еще не скоро доберутся. Хотя мне больше нравится Бразилия. Там должно быть много лесов, крупные реки. Я просто не знаю, есть ли они в этом мире…


Среди ночи в дверь каюты забарабанили.

– Что там? – проснулся Джо.

– Капитан, поднимитесь на мостик! – прокричал через люк оставленный на ночь дежурный.

– Да что там у вас? – Джо поднялся, натянул брюки и футболку и вышел в коридор.

– На острове пожар! И стрельба!

– Этого только не хватало! Радиста в рубку! – Джо побежал к трапу.

С крыла мостика был четко виден черный силуэт острова с двумя стоявшими с края небоскребами. Но зарево пожара, как заметил Джо, находилось за островом, в том месте, где на берегу стояли индейцы. Оттуда же доносились звуки редких выстрелов. Прибежал радист.

– Запроси башню, что за шум, – приказал Джо. – Хотя, похоже, индейцы развлекаются…

Остров подтвердил, что у них все тихо. Первые каноэ с членами племени Совы подошли к пристани, где их встречал шериф. В лагере на побережье продолжался пожар, хотя что там могло гореть, кроме многочисленных вигвамов? Но племя Совы ушло громко, спалив весь запас древесины и кож для лодок и угнав все имевшиеся плавсредства. Джо представил, в какой ярости будут утром оставшиеся на берегу индейцы. Очень похоже, что Кейкоу, вождь племени Совы, намеренно устроил шум и стрельбу, чтобы отрезать путь к отступлению и поторопить бледнолицых союзников. После такого ночного шоу оставалось только ждать десанта дикарей и штурма крепости. Теперь все должны были понять, что война неизбежна. «Хитрый старый лис этот вождь! Зачем ему в Европу, вот есть белые люди, передавай знания и живи спокойно дальше, нет, надо плыть через океан…»

Получив подтверждение с острова, что у них все в порядке, Джо отправил проснувшийся экипаж досыпать и сам вернулся обратно в каюту, решив при первой возможности набрать себе заместителей, как положено по штату, хотя бы старпома и грузового помощника. Плавание предполагалось долгим, а без опытной команды, да еще в неизвестных водах, – и опасным. Надо было срочно подбирать людей.

Утро началось рано, едва из моря показался край солнца. Механики, наскоро перекусив сухпаем, отправились в машинное отделение оживлять двигатели, а Джо еще раз проверил все приборы в рубке и занялся уточнением схем погрузки. Радист нашел и раздал всем карманные уоки-токи, и Джо спокойно работал, слушая переговоры мотористов. Работа шла медленно, но постепенно приближаясь к завершению. Капитан отправил электрика и пару человек ему в помощь проверить двигатели носовых брашпилей и цепные ящики и подготовить их к подъему якорей.

Море было по-прежнему спокойным, лишь легкая рябь от слабого ветерка да невысокие горбы волн, медленно надвигающихся с океана на берег. Беззаботные чайки ловили рыбу у прибрежных камней. Среди волн мелькнули несколько острых плавников, не то дельфины, не то акулы проскользнули вдоль борта и снова ушли в глубину. Тихое размеренное утро, наполненное напряженной работой, было внезапно прервано гулким звуком орудийного выстрела. Джо бросился на мостик:

– Откуда стреляли?

– Я не заметила, – оправдывалась дежурившая в рубке Ли. – Я только услышала такое громкое «бу-у-ум!».

– Дай бинокль! – Джо вышел на крыло мостика, обращенное к берегу.

Несколько минут было тихо, но потом откуда-то из-за острова снова донесся громкий раскат залпа. На мостик вышел радист с листком бумаги, на котором он записал сообщение.

– С башни передали, индейцы начали обстрел. Первый снаряд упал в проливе, второй попал в берег. Теперь ждут, что дальше будет.

– Этого еще недоставало! Откуда у них пушка? – взвился Джо. – Свяжись с шерифом, пусть организует диверсионную группу, нам только поймать бортом снаряд на погрузке не хватает.

– Они ж там полягут все на берегу! – возразил радист.

– А-а, я ж все забываю, что вы американцы, воевать не особо горазды… – Джо задумался. – Передай шерифу, пусть поговорит с вождем племени Совы, им проще будет туда пробраться. Если нужна поддержка, я сам с ними пойду на берег.

На побережье снова бумкнуло. Где-то за холмами стояло артиллерийское орудие, которое смогло дотянуться до острова. Возможно, индейцы наткнулись на какую-то военную базу и разграбили ее или то, что от нее осталось. По сообщениям с острова стрелял всего один ствол, и пушкари были явно неопытные. Снаряды летели куда попало, но потихоньку разрывы приближались к крепости. Джо связался с шерифом и посоветовал поискать на берегу корректировщиков-наблюдателей, кто-то должен был наводить артиллеристов и управлять ведением огня…


Радист, работавший на станции на сто восьмом этаже небоскреба, только закончил очередной сеанс связи с танкером, когда на лестнице послышался топот и на этаж ввалилось несколько вооруженных человек.

– Шериф приказал… занять снайперскую позицию… – Запыхавшийся от долгого подъема стрелок согнулся и уперся руками в колени, переводя дыхание, остальные просто повалились на пол. – Сейчас снизу еще… патронов принесут…

Издалека донесся звук взрыва. Снаряды ложились все ближе к крепости. Снайперы распределились на двойки и разошлись по окнам. Наблюдатели с биноклями оглядывали прибрежные холмы, стрелки залегли у открытых оконных рам, ставя винтовки на сошки.

– Да сколько же их там за холмами? – воскликнул один из наблюдателей. – Снизу-то их почти не видно.

– Они на берег не лезут, опасаются, – сказал радист. – За холмами ночью зарево от костров стоит. А на берегу только лодки были, но их сожгли.

– Но из-за холмов не видно остров. Где-то должны сидеть наводчики…

– Холм на десять часов, группа индейцев! – сообщил один из наблюдателей.

– Далековато, – пожаловался снайпер из его двойки. – Ну-ка, все вместе надерем им…

Защелкали выстрелы винтовок.

– Ага, я попал! – крикнул один из стрелков.

– Уходят, уходят! – подтвердил наблюдатель. – Нам бы оптику помощнее. Ищите дальше, они только с холмов могут видеть, куда снаряды падают.

«Контрбатарейная стрельба» продолжалась до самых сумерек. Стоило голове в перьях показаться над вершиной холма, как со стороны острова в нее прилетало несколько увесистых сюрпризов. Плотность артиллерийского обстрела заметно снизилась. Последние снаряды падали вокруг крепости с огромным разбросом, похоже было, что стреляли просто куда-то в сторону небоскребов, которые были видны за много миль. Если где-то на берегу и затаились корректировщики, то в темноте они уже все равно ничего не видели.

– Вспышка! Я заметил вспышку от выстрела! – обрадованно крикнул один из наблюдателей на небоскребе. – Холм с двумя вершинами, за ним пушка стоит!

– Надо доложить шерифу. – Радист сел за станцию и связался с крепостью.


Молодой индеец из племени Совы бесшумно выбрался на берег. Вождь и бледнолицый с шестиконечной звездой на куртке долго инструктировали его, объясняя, что надо сделать. Дневной обстрел не нанес каких-то заметных разрушений, но продолжения на следующий день никто не хотел. Шальной снаряд мог попасть куда угодно, во двор крепости или даже в башню-небоскреб.

Ночь была темной, редкие звезды проглядывали через бегущие по небосводу рваные облака. Местные луны были не видны, а зарево от костров лишь подсвечивало силуэты холмов, мешая ориентироваться. Это только в американских фильмах ночью в лесу всегда светло, но индеец никогда не видел подобной глупости. Он прислушался и, убедившись, что вокруг тихо и никого нет, встал и мягким кошачьим шагом направился к лагерю. Часовых на подходах не было, несколько тысяч индейцев из десятка племен совершенно не опасались прятавшихся на острове бледнолицых, даже побег племени Совы не сказался на той безалаберности, с которой индейцы относились к обычной предосторожности.

Артиллерийское орудие, наделавшее столько шума днем, стояло на краю огромного лагеря. Его месторасположение определили не совсем точно по замеченной вспышке и местам падения снарядов, показывавших траекторию полета и калибр, замеренный по осколкам.

Около пушки сидели двое часовых, разложив небольшой костерок, над которым булькал кипятком почерневший от копоти котелок. Снимать часовых и поднимать шум не входило в задание молодого лазутчика, и он, затаившись в кустах, принялся терпеливо ждать. Небо на востоке уже начало светлеть, когда оба охранника, устав от долгого бдения, заснули.

Индеец-Сова, мягко ступая по траве в своих мокасинах из кожи бизона, бесшумно подобрался к орудию и, сняв с пояса, затолкал внутрь ствола длинную, сшитую из легкой ткани колбаску, набитую песком и порохом. Он уже уходил, когда заметил за грудой снарядных ящиков еще одну пушку, возможно, небоеспособную, раз она днем не стреляла, или к ней просто не нашлось обслуги. Недолго раздумывая, индеец зачерпнул несколько горстей песка из-под ног и высыпал в ствол второго орудия, после чего растворился в прибрежной темноте…


Еще ночью механики дали холостой ход, и Джо дожидался рассвета, чтобы поднять якоря и начать движение. Он был на мостике вместе с Бобом и Ли, когда до него донесся звук взрыва. Джо вышел на крыло. За островом поднималось небольшое облако дыма.

– Отлично, диверсия сработала. Боб, поднимай мотористов, даем ход и идем к терминалу!

Загремели цепи носовых бушпритов, и огромные якоря показались из воды.

– Машинное, малый назад! – скомандовал Джо, продублировав приказ по громкой связи.

Танкер чуть заметно задрожал и дюйм за дюймом пополз кормой вперед.

– Боб, вставай за штурвал! Машина, стоп! Боб, лево руля! Крути до упора! – Джо запустил эхолот и начал изучать меняющуюся на экране картинку.

– А как мы к берегу без буксира подойдем? – спросил новоиспеченный рулевой.

– Бог не выдаст, свинья не съест. Подойдем как-нибудь. Главное, свой борт не пробить, а что там у берега поломаем, то все равно бросать придется.

Танкер медленно подворачивал, отклоняя нос к берегу, продолжая ползти назад.

– Боб, прямо руль, крути, пока на ноль не встанет! Машина, самый малый вперед!

За кормой вырос водный бурун, и танкер постепенно остановился, а затем так же медленно тронулся вперед.

– До чего же он тяжелый, – посетовал Джо. – Ли, возьми уоки-токи, беги вниз, хватай велосипед и катись на нос. Будешь там наблюдать за берегом и докладывать, как близко мы к нему подошли.

Девушка убежала вниз по трапу, и через минуту на палубе показалась фигурка велосипедиста. Джо перешел к радару, отслеживая береговую линию. Танкер тяжелым утюгом полз по глади моря, приближаясь к острову. Так прошло около сорока минут, когда Джо решил, что пора совершать очередной маневр.

– Машина, стоп! Машина, малый назад! Боб, лево руля!

Танкер останавливался, медленно-медленно поворачивая и выравниваясь относительно берега.

– Боб, прямо руль! Глубины вроде достаточные, на эхолоте уже видно край острова. Машина, средний назад! Ли, где берег? – Джо успевал и проверить радар, и глянуть на экран эхолота, и запросить наблюдателя.

– Идем вдоль него, не приближаясь, но и не удаляясь, – ответила Ли по рации.

Танкер снова пошел кормой, врезаясь в поднятые винтами буруны.

– Мы сейчас мимо терминала проскочим, – забеспокоился Боб. – И выскочим за остров, нас с берега индейцы заметят.

– У нас другого выхода нет, – пожал плечами Джо. – Мы не можем к берегу кормой подходить, управляемость и так почти никакая. Придется отойти подальше и вернуться обратно, чтобы встать как можно ближе, потом подтягивать лебедками, если они выдержат, конечно. Давай лево руля!

Боб закрутил штурвал.

– А мы что, одним рулем такую махину поворачиваем? – поинтересовался он.

– Нет, конечно, я же схемы изучал, – отозвался капитан. – У нас в носовой бульбе подворачивающее устройство, сквозная шахта с винтом. Ты перекладываешь руль, винт начинает гнать воду, помогая поворачивать.

– Это как задний винт на вертолете, что ли? – переспросил Боб.

– Да. Принцип тот же.

– Круто! Я не знал, что на кораблях такое бывает.

– Это же не совсем обычное судно, – улыбнулся Джо. – Это супертанкер, тут все автоматизировано для уменьшения количества экипажа и облегчения работы.

Капитан развернул на столе карту Манхэттена и отметил на ней положение и курс танкера.

– Руль прямо! Машина, стоп! – отдал он очередную команду и поставил точку на карте.

– И что теперь? – спросил Боб.

– Ждем, когда остановится, сверяемся с береговыми ориентирами, замеряем тормозной путь. С полного-то хода он четыре мили пройдет, пока встанет, – сообщил Джо. – Но у нас сейчас скорость низкая, должны минут через десять-пятнадцать замереть.

Когда танкер остановился, Джо начал расчеты. Разбиться о берег в его планы не входило, но и проскочить мимо было нежелательно, чтобы не начинать все маневры сначала. Наконец он принял решение.

– Машинное, малый вперед! Боб, право руля! Ли, доложи, когда мы носом на плавкран пойдем, ты его видишь?

– Вижу, – ответила Ли.

– Тогда ждем.

Потянулись минуты томительного ожидания. Наконец запищал зуммер рации.

– Слушаю, капитан.

– Идем прямо на плавкран! – доложила Ли.

– Понял, смотри дальше. Боб, лево руля! Машина, стоп!

Танкер полз дальше, постепенно замедляя ход и начиная отворачивать от приближающегося берега. Бобу стало казаться, что они не успеют отойти в сторону и врежутся, он косился на капитана, но Джо был совершенно спокоен, по крайней мере, с виду, время от времени невозмутимо разглядывая берег в бинокль. Танкер прошел мимо плавкрана и наконец замер. До борта плавкрана, стоявшего у стенки терминального причала, оставалось с полсотни метров, или около ста шестидесяти футов в местных единицах, то есть четверть кабельтова, перевел Джо в морские меры и вытер вспотевший лоб.

– Ли, возвращайся, – передал он по рации. – Радист, запроси с острова катер, будем заводить швартовы и подтягивать.

На берегу собралась толпа докеров и просто любопытного населения, побросавшего свою работу, чтобы понаблюдать за столь редким шоу. Люди махали руками и что-то радостно кричали. На причале уже громоздились сваренные из контейнеров арки, которые собирали круглосуточно, чтобы не задерживать погрузку. На катере прибыл шериф. Пока судовая команда отдавала концы и катер тащил их на причал, шериф поднялся на мостик к капитану.

– Ну, ты дал, и ведь без буксира! – Он хлопнул Джо ладонью по спине. – Я уже подумал, все, сейчас в берег впишется и конец нам всем!

– Да обошлось же, – вяло отмахнулся Джо. – Вы лучше докеров на борт пришлите, чтобы сразу начинали работать. Индейцы могут в любой момент решить, что пора нас резать. Особенно после того, как танкер увидели вживую.

– Все под контролем, – заверил шериф. – Пулеметные гнезда подготовлены, как только они переправу начнут, мы их будем прямо в проливе встречать и на дно пускать.

– А если они в обход заплывут? И сразу на терминал! Чем мы тут отбиваться будем? – осадил его Джо. – Грузим все подготовленные контейнеры как можно быстрее, свет я на берег дам, забираем людей и немедленно валим отсюда. Всех не занятых на работах в терминале ставьте на защиту крепости и сюда, укрепить оборону от внезапного нападения. Все население оповестите, пусть вещи собирают и будут готовы в любой момент бежать сюда. Лучше даже начинать заселять первые контейнеры, не дожидаясь окончания работ, главное, чтоб под ногами не путались.

– Сделаем, не волнуйся, отобьемся и все успеем, – подтвердил шериф.

Подтягивать к берегу пятисоттысячетонный танкер оказалось ой как нелегко. Швартовые канаты с носа и кормы завели на берег, и лебедки подтянули их до состояния натянутой струны. Как только канат провисал, давая слабину, его подматывали, снова натягивая. У лебедок дежурили управляющие ими электрики. Метр за метром, фут за футом в течение нескольких часов огромная туша супертанкера приближалась к суше. Наконец борт танкера навис над плавкраном, почти прижав его к берегу. Можно было начинать погрузку.

И работа забурлила, на танкер переправилась бригада докеров, на берег на осветительные мачты бросили с борта кабель. С жутким скрежетом, таким громким, что, наверное, и на материке услышали, кран поднял с причала первую сварную конструкцию и перенес на палубу. Здесь ее аккуратно поставили к кормовой надстройке, стараясь не зацепить многочисленные трубопроводы, и прочно, как могли, закрепили на бортовые скобы. Джо, не вмешиваясь, наблюдал за погрузкой с мостика, приглядев себе на будущее в грузовые помощники опытного докера, руководившего всеми работами. Одна за другой вставали на палубу контейнерные арки, а на причал подтаскивали все новые и новые. Джо даже не представлял, как много успели сделать докеры на острове всего за несколько дней. Одна бригада сразу начала соединять уже поставленные на палубу конструкции между собой, стягивая их стяжками, крепя стропами и сразу устанавливая настил для перехода вдоль верхнего яруса. В те места, где нельзя было поставить арку, но было достаточно пространства хотя бы с одного борта, ставили контейнер с грузом или рефрижератор.

Когда длины стрелы крана стало не хватать, пришлось перешвартовываться, сдвигая танкер назад, чтобы подать под кран свободную палубу. Наступила ночь, но никто не собирался уходить, работа кипела, зажглись береговые осветительные мачты. Над водой разносился оглушительный грохот от работы крана, скрежета подтаскиваемых по берегу контейнеров, стука кувалд, свиста дрелей. Что думали индейцы на берегу, видя над островом зарево огней и слыша металлический лязг?

К утру половина палубы была заставлена контейнерами, на вертолетную площадку посередине по правому борту подняли и приварили раму с кабиной и стрелой, снятую с автокрана. Джо, скрипя зубами, разрешил сварочные работы, заставив залить водой всю палубу вокруг. Но обошлось, докеры все сделали чисто и быстро, дополнительно огородив место сварки листами жести. Сюда же к автокрану подняли и поставили самоходную баржу, которую собирались использовать для будущих десантов на берег. Танкер в очередной раз перешвартовался, и погрузка продолжилась. От крепости потянулись первые партии пассажиров, которых сразу размещали в уже готовые боксы, с рекомендацией не высовываться, пока не разрешат.

Треть палубы оставалась еще пустой, когда со стороны побережья раздалась стрельба. Индейцы не выдержали и начали штурм. Джо выбежал на мостик:

– Радиста в рубку, связаться с крепостью, узнать, что происходит!

Схватив ручной мегафон, капитан вышел на крыло мостика:

– Внимание, докеры, продолжаем погрузку до последнего! Спустить дополнительный трап! Крепежная бригада и остальные свободные от работ, разобрать оружие и занять оборону на территории терминала! Потом закрепим. Боб, хватай пулемет, лезь на мачту! Гражданские, из боксов не вылезать!

– У нас оружие есть! – крикнули ему снизу.

– Хорошо, у кого из пассажиров есть оружие, вставайте на борт, готовьтесь к атаке индейцев!

Джо обернулся, к нему подошла Ли с автоматом.

– Ага, ты тоже здесь, сядь тут за борт и постарайся особо-то не высовываться, а то Боб сам меня пристрелит, если с тобой что случится.

– Капитан, связь с шерифом! – позвал Джо радист.

В радиорубке было просторно и прохладно, вяло гонял воздух вентилятор.

– Шериф, что у вас за стрельба?

– Индейцы организовали атаку через пролив, но часть успела высадиться еще ночью, на берегу идет бой.

– Шериф, пока не перерезали дорогу, бросайте крепость и срочно все одной колонной отправляйтесь на танкер! – потребовал Джо.

– Отправлю кого смогу, но нам надо оставить стрелков в колонии, прикрывать отход.

– Шериф, поторопитесь, как только вы сядете на борт, мы тут же отплываем.

– Принято, ждите…

С борта танкера прозвучало несколько выстрелов. Джо выбежал на мостик.

– Не стрелять! Это племя Совы, наш союзник! – прокричал он, разглядев приближающиеся фигуры индейцев. – Вождь, поднимитесь ко мне!

Но сначала Кейкоу отправил на борт женщин и детей, навьюченных скарбом, воины племени начали занимать позиции рядом с портовыми рабочими. Только после этого вождь сам поднялся на танкер. Джо сбежал вниз, чтобы провести индейца на мостик. Под скрежет портового крана, торопившегося поставить на палубу очередную порцию груза, они поднялись наверх. С противоположного берега острова доносились пулеметные очереди.

– Мы ждем людей из крепости, будем держаться сколько сможем, потом придется уходить, – пояснил Джо.

– Они храбрые воины, – произнес вождь и, подумав, добавил: – Хотя и глупые.

– Это почему это? – недоуменно проговорил Джо.

– Такой корабль столько времени стоял рядом, и они решили его использовать только после твоего появления.

– Это не каноэ, тут веслом управлять не получится, – возразил Джо. – Нужен был знающий человек, тут я и пригодился.

Вождь только кивнул в знак согласия. Он был на корабле, его племя было рядом, цель похода была близка, а значит, не стоило волноваться. Успеют бледнолицые дойти до терминала – их счастье, не успеют – не их день сегодня. Смотри на жизнь философски, и мимо проплывет труп врага… Или китайцы как-то по-другому говорили, что-то про обезьяну на дереве? Сам Джо считал иначе. Он переключил радиста на мостик и вовсю добывал информацию, пытаясь связаться со всеми, у кого еще оставались рации.

Все эти дни индейцы на материке вязали из веток каркасы и обшивали их кожей, делая прочные и легкие каноэ. Лодки прятали за холмами, не давая бледнолицым повода для беспокойства. Артиллерийский обстрел из трофейной пушки, закончившийся разрывом ствола и смертью всего расчета, был только отвлекающим маневром. Хотя и были попытки попасть по крепости. Все это Джо узнал от вождя, еще утром племя Совы поймало несколько групп дикарей, высадившихся ночью в районе Центрального парка. Тех, кого взяли живыми, перед смертью удалось допросить. Джо не стал уточнять, какими методами племя Совы так быстро вытаскивало информацию из пленных. Вождь предупредил шерифа, но, когда от берега направилась на остров огромная флотилия лодок, племя отступило к танкеру. Умирать не входило в планы вождя.

Пулеметчики на берегу открыли огонь, но их связали боем не обнаруженные ранее группы, попавшие на Манхэттен еще ночью. В это же время началось нападение на крепость, которая, перекрыв все входы, оказалась в осаде. Еще одна группа лазутчиков растворилась где-то в городских руинах на северной оконечности острова, пробираясь к танкеру.

Огонь по приближающимся лодкам вели и с верхних этажей небоскребов. Индейцы гибли и тонули десятками, но тысячи продолжали плыть и были все ближе к берегу.

Выяснив все это, Джо снова связался с шерифом:

– Уходите из крепости! Когда основная масса высадится, весь остров будет кишеть индейцами, тогда вы точно не сможете прорваться. Пока вас атакуют небольшие группы, уходите, снесите их и прорывайтесь на терминал! Мы вышлем вам навстречу огневую группу!

– У нас еще много гражданских, – ответил шериф.

– Пусть идут вдоль берега, со стороны океана, а вы прикрывайте их огнем, не давайте индейцам прорваться к колонне! Я не смогу подойти к острову в другом месте! Идите сейчас, кто-нибудь обязательно дойдет.

Джо бросился на берег:

– Нужны добровольцы! Группа пойдет навстречу колонне из крепости, прикроет ее огнем!

К нему подошли несколько индейцев, но посмотрели они на танкер. Джо тоже оглянулся. На мостике стоял вождь. Он кивнул, давая разрешение своим воинам.

– Хорошо, кто еще?

Подошли несколько докеров.

– Оружие, патроны у всех есть? Кто будет старшим? – Джо оглядел добровольцев.

– Я старшим, я полицейский. Бывший, – вызвался один из них.

Джо кивнул.

– Колонна пойдет по берегу, обращенному к океану, ваша задача – встретить ее и прикрывать со стороны руин, чтобы индейцы… – Джо запнулся, поняв, что в его группе тоже есть индейцы. – Чтобы никто не прорвался к колонне из высадившихся на остров. Там ваши жены и дети, их надо спасти. Нападающие высаживаются через пролив, но им еще надо будет пересечь остров через заросли и руины.

Добровольцы ушли. Джо поднялся на борт, тут его вызвал по уоки-токи Боб, занявший площадку на мачте:

– С севера идут несколько десятков дикарей! Мне стрелять?

– Подпусти поближе и стреляй, – разрешил Джо и закричал: – Кончай работу, всем занять оборону, приготовиться к бою!

С мачты раздалась пулеметная очередь.

Как и предполагал Джо, нападение на крепость было организовано несколькими небольшими диверсионными группами. Перепуганные колонисты просто заперлись внутри, открывая огонь по любой тени в развалинах. Шериф, разобравшись в ситуации, быстро взял руководство в свои руки. Несколько десятков стрелков организовали вылазку и прочесали соседние дома, перебив найденных там индейцев. Во дворе крепости собиралась колонна для эвакуации. Стрельба на берегу все еще продолжалась, но было понятно, что пулеметчики долго не продержатся, шериф передал тем, с кем еще оставалась связь, приказ с боем прорываться на танкер.

Часть колонистов отказалась уходить, считая, что сможет отсидеться за стенами. Шериф орал благим матом, стрелял в воздух, но убедить этих твердолобых, что они все погибнут, так и не смог. Несколько добровольцев вызвались остаться в крепости и сражаться до последнего, что удивило даже шерифа. Времени на уговоры не осталось, надо было срочно уходить.

– Открыть ворота! – скомандовал шериф, и колонна гражданских вышла из крепости, сразу свернув к океанскому берегу.

Вооруженные стрелки шли по сторонам, готовые открыть огонь в любой момент. Шериф тяжелым взглядом окинул оставшуюся позади крепость и башни-близнецы. Закрывавший ворота рабочий махнул ему рукой, створки захлопнулись. Пути назад больше не было, оставалось дойти да танкера.

Стрельба на побережье затихла, пулеметные расчеты снялись с мест и тоже отходили. Флотилия каноэ добралась до берега, и индейцы начали высаживаться. Прогремело сразу несколько взрывов, изобретательные американцы натянули растяжки, заминировав проходы. Но даже это не могло остановить волну нападавших. Бросив раненых, индейцы собирались в отряды и направлялись в сторону танкера, туда, где ночью стоял лязг механизмов и горел яркий свет. Вожди и шаманы справедливо решили, что в первую очередь надо захватить корабль, а потом уже заняться колонистами в крепости.

Именно это и спасло колонну. Они благополучно прошли половину пути, когда им навстречу вышла группа добровольцев с терминала. Получив подкрепление, колонна ускорила шаг, торопясь быстрее добраться до танкера. Они уже вышли на территорию порта, когда первые отряды индейцев, медленно пробираясь среди незнакомых городских развалин, пересекли остров и попали под огонь защитников терминала. Невооруженные колонисты побежали к кораблю, а шериф и его люди заняли оборону, постепенно отходя и прикрывая гражданских, подбирая отставших и раненых. Вышедшие с другого берега пулеметные расчеты тут же заняли место в цепи обороняющихся, получили патроны и вступили в бой. Воины племени Совы не уступали стрелкам бледнолицых, посылая свои стрелы точно в нападавших. Первая атака индейцев была отбита, дикари откатились за руины и стали дожидаться подхода основных сил.

А Джо тем временем принимал женщин и детей. У трапов чуть было не получилась давка. Перепуганные люди рвались на борт. Пришлось организовать цепь из здоровых мужчин, сдерживавших обезумевшую толпу. Но погрузка шла, все больше людей поднималось наверх, и постепенно народ успокоился. Подтянулся шериф со своим отрядом. Джо приказал отдать швартовы и всем уходить с берега, занимать места на палубе вдоль борта.

Индейцы, накопив силы, снова бросились в атаку, подбадривая себя боевыми криками. Их встретил дружный залп с борта танкера. Теряя людей под огнем, прячась среди брошенных контейнеров и прикрываясь подобранными тут же кусками металла, индейцы все ближе подходили к танкеру, ухитряясь внезапно выскочить на открытое место, пустить стрелу в защитников и снова скрыться. То один, то другой стрелок на борту падал, пронзенный насквозь. Шериф отстреливался внизу, пока все его люди не поднялись на танкер. Только тогда он последним взбежал по трапу.

– Затаскивайте трап! Не давайте им подняться! – скомандовал Джо, выпуская по берегу очередной магазин. – Машинное, малый вперед! Всем укрыться за бортом, не лезьте под стрелы!

Он вбежал в надстройку и бросился наверх, на мостик. Стрельба с борта продолжалась, но танкер уже дрожал, начиная движение. Заметив, что добыча уходит, на берегу взвыли сотни индейских глоток. Джо подбежал к штурвалу и переложил руль налево, а затем передал команду дать полный ход. Танкер начал отворачивать от берега, набирая скорость. За бортом затрещал задетый кормой корпус плавкрана, а после и сам кран рухнул в воду. На мостик ввалился Боб, расстрелявший с мачты все патроны.

– У тебя кровь на рукаве, – заметил Джо.

– А, царапина, – отмахнулся Боб.

– Ли, – позвал Джо, – перевяжи его, и отправляйтесь к раненым.

Берег уходил все дальше. Капитан вызвал на мостик шерифа:

– Что с крепостью, много там людей осталось?

– Много, сотни две, – хмуро произнес шериф. – Часть отказалась уходить, ребята остались их защищать.

Джо сплюнул и протянул руку, вдавливая кнопку на пульте. Над морем и островом раздался протяжный и громкий гудок.


– Всё, мы сами по себе. Танкер ушел, – сообщил один из стрелков небольшого отряда, собравшегося на стене над воротами крепости.

Отчаянная стрельба и крики дикарей на другом конце острова стихли. С моря раздался долгий прощальный гудок.

– И что теперь, парни? – обратился к стрелкам управляющий башнями.

– Теперь ждем, когда индейцы вспомнят про нас, – махнул рукой один из бойцов. – Долго ждать не придется. А вы почему не ушли со всеми вместе?

Управляющий оглянулся на небоскребы:

– Парни, ну как я их брошу, я ж вместе с этими башнями жил еще в прошлом, когда вокруг был большой Нью-Йорк…

– Ясно. Теперь тут будут жить индейцы. Собирайте всех, кто остался, и отводите на верхние этажи, может, вы сумеете там забаррикадироваться и проживете еще несколько дней.

– И что нам это даст? – спросил управляющий. – Все равно ведь всех схватят. Или голодом уморят. Помирать – так сразу. В небоскребах заложена взрывчатка, там система сноса предусмотрена, можно подорвать, и обе башни упадут, тут половину острова засыплет обломками.

– И забрать с собой как можно больше краснокожих? Хорошая идея, за нее стоит умереть. Идите в башни. Мы будем сражаться сколько сможем. Когда дикари ворвутся во двор крепости, вы знаете, что делать…


Джо остановил танкер в нескольких милях от острова.

– Почему стоим? – зашел на мостик поинтересоваться шериф.

– Надо осмотреть корму, нет ли пробоины. Мы на отходе плавкран утопили, могли борт пробить. Я уже отправил команду. Если повреждения небольшие, ну, там, вмятина обычная, корпус-то крепкий, тогда отправимся дальше. Электрики пока протянут кабель и начнут давать свет пассажирам.

– Что ж, вы капитан, вам виднее, – не стал спорить шериф.

– Как люди на борту, что с ранеными?

– Размещаем всех по контейнерам, не хоромы, но куда деваться. Разъясняем, как себя вести, что огонь нельзя зажигать. Индейцы ваши перебрались поближе к носу, заселили там самые первые боксы. Раненых собрали в надстройке, заняли кают-компанию и соседние каюты, врачи им помогают.

– Шериф, это наши индейцы, не мои, – напомнил Джо. – Нам с ними теперь надо дружить, в бою их воины неплохо себя показали.

– Согласен, они хорошо воевали, – кивнул шериф. – Хотя вождь их скользкий, как лягушка.

– Что есть, то есть, у него своя великая цель.

Яркая вспышка ослепила глаза. Бу-ум! Задрожали стекла иллюминаторов, воздушная волна толкнула в грудь.

– Да что там происходит? – Джо вышел на крыло мостика.

Башни-близнецы падали, а над ними поднималось огромное грибовидное облако.

– Да вы издеваетесь!..


Глава 4
«Таити, Таити…
Нас и здесь неплохо кормят!»

Ночной шторм прошел, море еще волновалось, но сквозь тучи уже проглядывало солнце, дождь закончился. Танкер полз по океану на экономичном ходу. Джо отправил помощника проверить состояние контейнеров в носовой части, их больше всего потрепало ночью захлестывающими через фальшборт волнами. Пассажиры же начали выползать из боксов, открывая пошире створки, чтобы просушить отсыревшее за ночь постельное белье и одежду. Супертанкер уже напоминал огромный цыганский табор, развесивший по металлическому острову на натянутых там и здесь веревках простыни и тряпки. Джо терпел все это безобразие, понимая, что три тысячи человек на такой ограниченной площадке, в условиях жуткой скученности и в отсутствие хоть какого-то дела, которое заняло бы руки и головы, с трудом удерживаются в относительных дисциплинарных рамках. Впрочем, за порядком следил шериф со своим отрядом, он уже утихомирил нескольких буянов, отобрал оружие у пары нарушителей, а его люди постоянно патрулировали палубу.

Люди уже начали выстраиваться в очередь к кормовой надстройке, чтобы получить скудный завтрак. Продовольствие заканчивалось, надо было искать землю и организовать охоту для пополнения запасов мяса. Воды было достаточно, на танкере работал опреснитель, так что жажда им не грозила, но пищевой паек пришлось урезать. Заядлые рыбаки пытались ловить акул прямо с борта. Джо выделил им место на корме, и на камбузе стала появляться свежая рыба, но на три тысячи человек этого все равно не хватало.

Супертанкер шел на юг. Джо в который раз взглянул на экран радара и снова убедился, что море чисто и никаких островов вокруг нет. Карта материков не соответствовала земным. По земной карте танкер должен был сейчас идти вдоль берега Флориды. Но радар не показывал ничего. Радисты в радиорубке часами искали хоть какой-нибудь сигнал, радиомаяк, передачу с метеостанции, чьи-нибудь переговоры, чтобы определить место, где еще осталась цивилизация, но и в эфире было пусто. Связаться с русскими, которые находились где-то под Мурманском, тоже не удавалось.

На мостик к капитану поднялся шериф, в неизменной шляпе с широкими полями, шестиконечной звездой на куртке и с револьвером на боку. Джо кивнул, приветствуя этого энергичного и не теряющего бодрости духа ковбоя.

– Люди начинают беспокоиться, нервничать, – сообщил шериф. – Мэр собирает людей и мутит воду.

– Чего хотят? – поинтересовался Джо.

– Если сразу с козырей зайти, то обратно на Землю, в старую привычную жизнь.

– Ну, извини, – развел руками капитан. – Пароходы туда пока еще не ходят. Я даже представить не могу, где сейчас старая Земля. Тут звездное небо совсем другое.

– Да это я все понимаю, – вздохнул шериф. – Но мы даже не знаем, куда плывем…

– Точно сказать не могу, у меня есть только очень приблизительная карта материков, – пожал плечами Джо.

– Откуда? – удивился шериф.

– Забыл? Я же из космоса упал, – улыбнулся капитан. – Успел по дороге посмотреть. Вот, я как мог точнее нарисовал.

Джо развернул на столе карту Земли, на которую он нанес примерную линию берегов местных континентов.

– Это что за загогулина такая? – спросил шериф, разглядывая длинную неровную полосу, частично перекрывающую обе Америки.

– Континент, который идет с севера на юг до самого Южного полюса. Берег не совпадает с земным. Вот точка – Манхэттен. Вам повезло, что остров перенесся целиком и глубины были небольшие, он попал на мелководье.

– А Вашингтон, получается, весь под воду ушел? – Шериф разглядывал северо-восточную часть Соединенных Штатов.

– Может, его и вовсе тут не было, – поспешил напомнить Джо. – Мы пока к берегу пробирались, я все пытался понять, как именно куски местности со старой Земли попали сюда и есть ли какая-то система. Надо бы об этом с Совами поговорить, они здесь уже давно, и города появлялись у них на глазах. Но сюда попали и совершенно разные по размерам территории, и абсолютно фрагментарно. В одном месте посреди холмов мы нашли совершенно круглую площадку в пару миль диаметром, на которой была половина озера и кусок леса… Причем сами холмы были каменными, без зарослей.

– Как это половина озера? – не понял шериф.

– А оно краем площадки как будто отрезано было. Со стороны леса мелководье, камыш, утки, а со стороны границы резко вниз сразу на глубину берег обрывался. Потом в прерии нашли такую же гору – с одной стороны пологий подъем, а дальше как будто пополам разрезали и вторую половину выбросили, обрыв до самой равнины. И с городами то же самое: то пара кварталов прямо посреди прерий, а вокруг степь, то круг, забитый руинами. Еще заметил – чем крупнее фрагмент, тем он старше, больше разрушений. Вспомни остров, где Центральный парк разросся и лесом стал.

– Да, было такое, сам видел, – подтвердил шериф. – А Флориды нет, значит, и космодромов не осталось?

Джо кивнул и продолжил объяснения:

– Еще интереснее с индейцами. Вы-то сюда попали два-три года назад, а они около пятисот лет уже кочуют. И они не были первыми. По их рассказам, когда они здесь появились, по прериям уже бродили огромные стада бизонов. Они тоже не за один год размножились.

– Получается, самые старые территории появились где-то в середине Америки, а потом – чем дальше к океанам, тем куски моложе, – догадался шериф.

– Получается, так, хотя подтвердить я это не могу, – ответил Джо.

– Тогда чем дальше от Штатов, тем больше вероятность найти нормальный, почти целый город? Например, у этих твоих русских в Европе?

– Это было бы неплохо, радиосвязь у них точно есть, возможно, и города сохранились, хотя этих старых центров может быть больше одного, – не стал обнадеживать капитан.

– Никто, кроме Соединенных Штатов, не смог бы такое сотворить, – убежденно произнес шериф. – Мы исключительная и самая продвинутая нация. Это могло быть испытание машины времени или какой-то другой научный эксперимент, телепортация, какие-нибудь звездные врата, я в кино такое видел…

– Возможно, ты и прав, – не стал спорить Джо. – Тогда на другой стороне планеты могли сохраниться вполне благополучные районы с городами, электричеством, связью. Где-нибудь в Азии… Просто мы их пока не слышим.

– Да. Я ведь чего пришел-то, – вспомнил шериф. – Мэр мутит народ, подбивает поднять бучу, чтобы заставить тебя повернуть к берегу.

– И снова попасть к индейцам? Посмотри на карту, материк идет одной сплошной полосой. Если они смогли пройти полконтинента до Нью-Йорка, то и на юге их полно. Надо идти дальше, в бывшую Южную Америку, или искать острова. Хотя что вы будете делать на островах, там же придется начинать цивилизацию с нуля, а вы городские, к такому не привыкли.

– И что же нам делать? – спросил шериф.

– Что делать? Патроны у вас когда-нибудь закончатся, придется учиться у индейцев, как создавать луки, копья, как охотиться, как плести сети, ловить рыбу, как выращивать кукурузу и картофель, обрабатывать кожу, шить одежду. Как находить рудные жилы и плавить металл, делать из него инструменты и оружие. Чем раньше начнете, тем лучше.

– А может, найдем цивилизованное место?

– Попробовать поискать, конечно, стоит, но топлива хватит только на пятнадцать тысяч миль. А еще надо людей кормить всю дорогу. – Джо мельком глянул на лежащую на столе карту. – Я бы вас всех высадил в теплом и безлюдном месте, где вам бы ничего не угрожало, а потом отправился на поиски, но что-то мне кажется, твои люди не согласятся. Через пару дней мы должны дойти до большого архипелага, это примерно там, где раньше была Куба. Там придется остановиться и заняться заготовками. Решайте пока, будете высаживаться или встанем ненадолго и дальше поплывем.

– Вечером собрание будет, я постараюсь все утрясти, – пообещал шериф и отправился на палубу.

А Джо зашел в радиорубку. Радисты спорили о чем-то, обсуждая, как дальше искать сигналы.

– Что, глухо пока? – спросил капитан.

– Ничего, тишина в эфире.

– Проверьте вот эту частоту. – Джо написал цифру на бумажке.

– А это что? – спросил один из радистов. – Мы в этом диапазоне не работали.

– Космическая связь, обычно на поверхности не используется.

Радисты настроили станцию и включили динамик. Послышалось обычное шипение, шелчки, свист, шум эфира. Радист покрутил верньер настройки.

– Погодите-ка, что-то есть, – сказал он и начал подключать какие-то фильтры, очищая сигнал. – Похоже на маяк, но очень слабый и очень далеко.

– Направление определить сможете? – полюбопытствовал Джо.

– Попробуем, точности не будет большой, но примерно, куда рукой махнуть, скажем, – засмеялся радист. – А что это?

– Наземный приводной маяк, возможно, там станция связи или еще что-то сохранилось. Работайте, определите место.

За день капитан обошел все судно, переговорил со всей командой. Экипаж был готов плыть как можно дальше и дольше, но не высаживаться на дикий берег. Члены команды уверяли, что побеседуют с родными и друзьями, и все они будут следовать за капитаном хоть на край света. А вечером на палубе разгорелся жаркий спор. Часть пассажиров требовала немедленно найти хоть какой-нибудь остров и выгрузить на него всех людей и все припасы, основать новую колонию. То, что танкер не сможет подойти к берегу, а баржа, таская по одному контейнеру, должна будет совершить несколько сотен рейсов и сожжет все топливо, в расчет не принималось. Шериф, поддерживаемый своими людьми, упирал на то, что на новом месте придется вернуться в каменный век, и это в лучшем случае, и надо искать города и других людей столько, сколько понадобится, даже если для этого потребуется плыть через океан.

Джо прекрасно понимал людей, вынужденных проводить ночи в переполненных тесных боксах, а дни – на раскаленной палубе. Мысль о длительном путешествии должна казаться им невыносимой. Многие были согласны сойти на берег, чтобы выбраться из этого кошмара, но нашлись и такие, для кого супертанкер оставался последней ниточкой, привязывавшей их к старой Земле. Пассажиры постепенно разбились на два лагеря, в каждом из которых было еще несколько десятков групп и компаний, со своим мнением, видением ситуации и целым набором готовых решений. Правда, никто не предлагал строить дома, которые выдержат тропические ураганы. Джо решительно выбросил из головы все эти разборки. Надо людям чем-то заняться, пусть спорят. Спасший всех супертанкер был отличным транспортным средством, но для спасения цивилизации не годился, тут нужны доступные технологии, а не огромный корпус сверхдорогой и совершенно бесполезной на берегу посудины.

На следующий день на экране радара показался остров. Джо был в это время на носу, где проводило дни племя Совы. Белые старались сюда не заходить, только шериф, прислушавшись к капитану, прислал несколько человек обучаться охоте из лука. Индейцы и сами не стремились к тесному общению с американцами, возможно, заложенные между ними противоречия были гораздо глубже, чем казалось Джо.

– Капитан, ответьте мостику, – прозвучал запрос из рации.

– Слушаю, капитан, – отозвался Джо.

– На радаре что-то появилось, похоже, земля.

– Ждите, сейчас подойду. – Джо сел на велосипед и покатил на корму.

Открытие острова взволновало пассажиров. Не больше пятнадцати километров в поперечнике, он протянулся с севера на юг, похожий на экране радара на погрызенную грушу. Капитан провел танкер по широкой дуге вокруг, высматривая место, где можно было бы высадиться, пока не увидел хорошую бухту, окруженную песчаным пляжем. От океана она была отгорожена цепью рифов, но между ними пролегали широкие проходы, через которые свободно могла пройти легкая плоскодонная баржа. Танкер бросил якоря в полумиле от берега и дал долгий гудок, оповещая остров о прибытии. Над островом поднялись стаи встревоженных птиц, но они быстро успокоились и снова спустились в окружавшие невысокую гору леса.

Джо вызвали в кают-компанию, где мэр спорил с шерифом.

– Нам надо отпустить людей на берег, – требовал мэр. – Люди должны отдохнуть.

– Нельзя этого делать! – настаивал шериф. – Мы не знаем, что там, на берегу, и не наткнемся ли мы на очередное племя дикарей.

– На первый взгляд, совершенно необитаемый остров, – высказал свое мнение капитан, усаживаясь за стол. – Дыма от костров не видно, ни лодок на берегу, ни хижин. Надо отправить отряд на разведку и индейцев, пусть охотятся, чтобы не жечь зря патроны. А заодно заготовить древесину под копья, луки и стрелы на будущее. Сегодня подберите людей, мы пока баржу спустим на воду, а завтра на рассвете пусть отправляются. Но не обнадеживайте никого, высаживать тысячу человек на берег, только чтобы размять ноги, я не буду.

– Там в бухту вроде ручей или речка впадает, – сообщил шериф, успевший изучить берега в бинокль.

– Вот и хорошо, заодно свежей водой запасемся, не все же опреснитель гонять, – кивнул капитан.

Ночное наблюдение не обнаружило на острове ни одного огонька, что еще раз подтвердило мнение Джо о его необитаемости. Едва взошло солнце, как малая баржа, забитая разведчиками и охотниками, направилась через полосу прибоя к пляжу. Люди сошли на берег и растворились в прибрежном лесу. Пассажиры на борту то и дело посматривали в сторону острова, кто мечтая самому там оказаться, кто ожидая возвращения исследовательской партии. Через пару часов вернулась баржа с первой добычей – несколькими тушами коз и диких свиней. Джо приказал готовить рефрижераторы: если охота окажется удачной, то в течение трех дней можно было бы забить все холодильники мясом и отправляться дальше.

Освежеванные туши передали на камбуз, а индейцы взялись выделывать шкуры и кожу, благо морской соленой воды вокруг целый океан. К ним присоединилось несколько американцев, решивших освоить это примитивное, но необходимое для выживания ремесло. Индейцы удивили белых и тем, что пустили в ход почти все, что осталось от мертвых животных: сухожилия, кости, кишки. Джо догадывался, что из сухожилий можно делать тетиву для луков, для чего нужно все остальное, не знал даже он.

К вечеру баржа сходила на остров еще раз и привезла разведчиков, индейцы остались на берегу, чтобы с утра продолжить охоту. Как и предполагалось, следов людей так и не обнаружили. Пальмовые рощи вдоль берега сменялись широколиственным тропическим лесом, а гора в центральной части острова заросла хвойными породами. Из небольшого озера под горой, в котором били ключи, вытекал ручей, и он тек до самой бухты. Лес заселяло огромное количество птиц, на полянах паслись стада диких коз, а в лесу бродили стада свиней. В болоте около озера заметили нескольких крокодилов, а на берегу – ламантинов, морских коров. Этому райскому месту не хватало только причала и отеля на берегу, с небольшой электростанцией и вертолетной площадкой.

На ночь глядя на танкере снова разгорелись споры. Кто-то хотел остаться здесь, кто-то – уплывать. Одна делегация пришла к капитану на мостик.

– Шерифа позови, – отправил Джо дежурного на поиски и обернулся к небольшой группе пассажиров: – Я вас слушаю.

– Мы приняли твердое решение и хотим остаться на этом острове.

– «Мы» – это сколько? – уточнил Джо.

– Десять семей, чуть больше сорока человек.

– Вы понимаете, что, оставив вас здесь, мы уйдем, скорее всего, навсегда и вы на долгие годы останетесь одни? Никакой поддержки и никакой связи с остальным миром не будет.

– Мы это все понимаем и согласны, – продолжал настаивать на своем глава делегации. – Все остальные могут плыть дальше и искать города, нас это место полностью устраивает.

На мостик поднялся шериф:

– Что тут у вас?

– Разбирайся сам, я не могу людей насильно удерживать на судне, – махнул рукой Джо. – Только не забывайте про остров Пасхи. Этот клочок земли слишком мал, ваше поселение будет разрастаться, и настанет день, когда вы срубите последнее дерево и убьете последнюю козу.

– Это будет еще не скоро, к тому времени, мы надеемся, появится помощь или корабли из других колоний.

– Все, я сдаюсь. – Джо развел руками. – Шериф, поговори с ними, может, ты сможешь их переубедить.

– Это протестанты, вряд ли даже у меня получится, – пробурчал шериф. – Но я попробую, конечно…

Танкер стоял у острова несколько дней. Рефрижераторы забивали мясом, баржа несколько раз привозила груз бочек, заполненных свежей питьевой водой. На остров выгрузили два контейнера под жилье для остающихся, на первое время – партию инструмента, оружие и ящик с патронами. Индейцы подарили поселенцам охотничьи луки и копья, но смотрели на них с жалостью, как на больных. Даже они понимали, что выжить на одиноком острове посреди океана будет нелегко.

Настал день отплытия. Танкер поднял на борт баржу, дал гудок и отправился дальше в океан. Несколько десятков колонистов, решивших остаться, провожали его с берега. Если кто-то и жалел о своем решении, то вернуться обратно на танкер он уже не мог. После отбытия на борту недосчитались еще нескольких человек, каким-то образом в последние дни сбежавших на остров. Джо отказался разворачивать танкер.

– Это их решение, они захотели остаться и остались. Я веду судно дальше.

Но сам он с тяжелым сердцем нанес на карту и занес в судовой журнал координаты открытого острова, названного Первенцем, и запись об оставшейся на нем колонии.

День шел за днем, танкер шел на юг, иногда открывались новые острова, чуть больше или чуть меньше Первенца. Людей на них не было. Джо заполнял карту, один раз встали, чтобы пополнить запасы. Больших островов, которые смогли бы принять и прокормить несколько тысяч человек, пока не попадалось. Наконец радар показал длинную сплошную линию берега, идущую с запада на восток. Они добрались до материка. Джо приказал поворачивать и идти вдоль берега, пока не найдут реку. Материк, насколько хватало видимости, весь зарос джунглями. Пассажиров охватило радостное возбуждение, все надеялись, что путешествие окончено и они нашли новые свободные земли, где можно будет высадиться и основать колонию. Люди сотнями стояли вдоль борта, разглядывая далекий берег.

Большая река обнаружилась на следующий день. И городок в устье. Вот только городок горел. Джо приказал бросить якорь и отправить на сушу баржу с вооруженным отрядом, но десант встретили с берега пулеметной очередью. Пришельцам здесь явно были не рады. Подняв баржу, танкер двинулся дальше, но через несколько миль с побережья кто-то отчаянно засигналил, пуская ракеты и размахивая горящими факелами. Пришлось снова останавливаться. Высадились со всеми предосторожностями и привезли на судно несколько голодных оборванцев, говоривших по-испански.

Их накормили, и шериф провел допрос.

– Несколько отрядов колумбийских партизан, узнав, что цивилизация пропала, устроили тотальную войну как друг с другом, так и с уцелевшими поселениями. Именно они сожгли прибрежный городок, – рассказывал один из найденных людей. – Они уничтожают всех, стараясь захватить как можно больше ресурсов.

– Выкуривать из джунглей партизан… Что-то мне не нравится эта идея. Придется идти дальше, искать Французскую Гвиану, там космодром должен быть, или Бразилию, – сказал присутствовавший на беседе капитан.

– Так нет никакой Бразилии, – быстро проговорил один из колумбийцев. – На западе горы, и там вулкан дымится, уже два землетрясения было, скоро взорвется, а с юга люди приходили полгода назад, там камни и пустыня, нет там ни Амазонки, ни джунглей, ни Бразилии. Возьмите нас с собой, тут только смерть вокруг!

Джо переглянулся с шерифом и пожал плечами. Он не против был взять новичков, но такие вопросы решал не капитан. И все-таки колумбийцев не стали выкидывать за борт и выделили им место в одном из контейнеров. Танкер отправился дальше. Показания новичков подтверждались, берег начал уходить на юг, а джунгли редели, уступая место сначала степи, а потом и голой каменной пустыне. Хуже всего пришлось на экваторе: жуткая жара загнала людей в тень, но железные контейнеры раскалялись под жгучим солнцем. Джо распорядился запустить противопожарную систему, танкер закрылся фонтанами воды, но это плохо помогало. Над проходами на палубе растянули остатки брезента, но и в тени жар от корпуса судна разливался вокруг, не давая отдохнуть. Даже ночь не спасала, раскаленная за день палуба обжигала через подошвы ботинок. Джо созвал командиров, чтобы решить, что делать дальше.

Мэр, шериф, капитан и представители наиболее крупных группировок на борту собрались в кают-компании. Здесь работал кондиционер, и дышалось гораздо легче, чем под открытым небом. К сожалению, все три тысячи пассажиров затолкнуть в кормовую надстройку не было никакой возможности.

– Надо идти дальше на юг, – выразил мнение своих людей шериф. – Экватор мы пересекли, теперь будет легче. Это адово пекло никакие индейцы не пересекут. Найдем подходящее место в районе Аргентины…

– А я согласен с шерифом, – поддержал мэр. – Если Рио уцелел, мы могли бы там устроиться.

– Мы не получили оттуда ни одного сообщения, – доложил Джо. – К тому же материк тянется на юг до самого полюса, и береговая линия не совпадает. Точка, где мог бы быть Рио-де-Жанейро, находится далеко в глубине материка. Там или горы, или продолжение этой жуткой пустыни.

– И что вы предлагаете? – спросил мэр.

– Идти на сигналы маяков, которые мы принимаем.

– Что за сигналы?

Джо указал рукой на сидевшего вместе с ними радиста, давая ему слово. Радист развернул на столе карту:

– Сначала мы поймали приводной маяк космической связи, а потом поискали на соседних с ним частотах и обнаружили еще сигналы. Один из них появляется, когда над нами пролетает какой-то спутник…

– Неужели? Над нами есть спутники? – Шериф был ошеломлен новостью, да и остальные тоже.

Джо улыбнулся, не зря он приберег известия, не раскрывая их никому. С другой стороны, толкать людей в нужном лично ему направлении он не хотел, справедливо полагая, что с тысячей человек, вдруг решивших захватить танкер, он явно не справится. Радист прекрасно работал, вода лилась на мельницу капитана сама собой.

– Да, сигнал от спутника, – подтвердил радист. – Еще один маячок работает в том же направлении, что и приводной, они там где-то рядом. Но самый ближний сигнал идет из Южной Африки. Надо только пересечь океан.

– А мы сможем это сделать? – спросил мэр. – Все-таки одно дело плыть вдоль берегов, а другое – ползти тысячи миль по океану, не зная, куда приплывем.

– Сигнал… – Шериф уже представлял себе Африку. – Значит, там есть люди и города! А приводной маяк и второй сигнал, где они находятся?

– В Европе, территориально в России, – сообщил радист.

– Нет уж, лучше в Африку! – решительно стукнул кулаком по столу шериф. – С неграми мы как-нибудь справимся. Сколько нам туда плыть?

– За неделю доберемся, – сказал капитан.

На том и порешили, к величайшему удовольствию Джо. Танкер повернул на юго-восток и прибавил ход, отправляясь в Южную Африку.

Дней через пять, когда Джо и Боб дежурили на мостике, к ним поднялась Ли, закутавшаяся в куртку и пару шарфов. Снаружи заметно похолодало. Пассажиры, всего несколько дней назад страдавшие от жары, теперь прятались от холода в контейнерах, надев всю имевшуюся одежду и сбиваясь в небольшие кучки поплотнее, стараясь согреться. Джо уже распорядился оборудовать электрообогреватели, но их катастрофически не хватало, да и мощности генератора были на пределе.

– Там по правому борту айсберг, – сообщила девушка.

– Да, я видел, – подтвердил капитан. – Его видно на радаре, а на эхолоте и вообще впечатляющая картина. Он же почти весь под водой.

– Ничего себе, – удивилась Ли. – Да я когда его увидела, чуть в штаны не наложила, сразу «Титаник» вспомнился.

– А, это тот фильм, – припомнил Боб. – Там еще такая девушка!..

И тут же получил локтем под ребра.

– То есть я хотел сказать, там такой главный герой! – поправился он и нашел, как выкрутиться: – Джо, а ты же вроде говорил, что тебе надо в Африку.

– Говорил, – не стал отрицать капитан.

– А ты знал, что здесь так холодно?

– Нет, откуда. Но по карте местные материки уходят гораздо дальше на юг, может, это как-то влияет на климат.

– Сколько нам еще плыть? – спросила Ли.

– Да дня два осталось. – Джо посмотрел на карту. – Завтра к вечеру начнем снижать скорость и внимательнее следить за радаром. Не так уж и холодно тут, целых восемь градусов по Цельсию, то есть сорок шесть по Фаренгейту.

– Да на экваторе было втрое выше, – закипела Ли.

– Это по Фаренгейту? Ну, не совсем втрое, там вроде сто десять было, – проверил Джо судовой журнал.

– Не придирайся к мелочам, – оборвала его Ли. – Что там будет в твоей Африке?

– Не знаю, – не совсем честно признался Джо. – Радисты поймали сигнал, мы идем его проверять. Он оказался ближе остальных.

Тут капитана позвали в радиорубку.

– Привет, спецы, связались с кем-нибудь? – спросил Джо, входя в рубку.

– Не совсем. Мы решили еще поискать и расширили диапазон, – ответил один из радистов. – И обнаружили непонятный сигнал. Мощный и буквально рядом.

– Насколько рядом?

– Мы думаем, он где-то на корабле.

Джо молча закатал левый рукав и продемонстрировал широкий, в полторы ладони, металлический браслет, на котором помаргивал зеленый огонек.

– Это он? – Радист протянул было руку, но, спохватившись, быстро ее отдернул. – Почему вы нам раньше не сказали? Это космические технологии?

– Потому и не сказал, это как бы секретная информация, военная тайна. Но сигнал вы нашли, молодцы. Только не говорите больше никому.

– Ну что вы, капитан, мы же понимаем… Да, еще, сигнал, к которому мы идем, он перемещается.

– Мы же плывем к нему, – сказал капитан.

– Мы это учитываем. Он перемещается в нашу сторону, медленно, но движется навстречу.

– Это хорошо, проще будет искать.

«Ничего-то вы не понимаете, – думал Джо, выходя из помещения радистов. – Но, может, оно и к лучшему…»

На следующий день танкер попал в полосу снежного заряда. Палуба сразу покрылась коркой быстро замерзающего снега, на глазах превращающегося в лед. Джо еще сбавил скорость и распорядился начать очистку палубы. Замерзшие пассажиры нехотя выползали из боксов. Джо, подгоняя и подбадривая рабочие бригады, добрался до носа судна и заметил стоящую там одинокую фигуру. Поднявшись на бак, капитан узнал вождя. Закутавшись в пончо, отороченное мехом какого-то зверя, Кейкоу стоял на носу корабля, глядя через снежную завесу на серые водяные валы, мерно катящиеся куда-то по своим неведомым путям. Джо постоял рядом и вздохнул:

– И как вам белые люди, еще не разочаровали? Пока что все, кого мы встречали, предпочитали убивать друг друга.

Вождь покосился на капитана и отрицательно покачал головой:

– Американцы испорчены. Смешение с негритянской кровью, латиноамериканцами, низкая мораль, высокая преступность, разнузданность, псевдосвободы, позволяющие всякие извращенные обряды, желание утвердиться за счет других народов… Надо плыть в Европу, в Африке мы не найдем тех, кому можно передать истинные знания.

– В Европе вроде был замес между коренными народами и арабами, да европейцы и сами соседей порубить были всегда рады. Боюсь, там будет то же самое, – сказал Джо.

– Чтобы узнать, надо туда попасть. Как скоро мы туда доберемся?

– Я думаю, через месяц окажемся в Европе. Мне надо будет добраться до маяка. Сколько смогу, буду держаться за танкер. Только это территория России, там вряд ли говорят по-английски.

– Это ничего, – проговорил вождь, поплотнее закутываясь в пончо. – Были бы люди хорошие, а языкам мы их научим.

Джо попрощался с вождем и отправился обратно на корму по другому борту. «А вот интересно, что будут делать индейцы, когда выполнят свою миссию?» – пришла в голову неожиданная мысль.

Выглянуло и прогрело воздух солнце, ветер разогнал тучи, лед на палубе растаял, и сама палуба просохла и прогрелась, когда сначала на радаре, а потом и на горизонте показался высокий обрывистый берег, чем-то неуловимо напоминающий английские утесы. Джо завел супертанкер в огромную глубоководную бухту, найденную с помощью радара и проверенную эхолотом. В центре бухты танкер встал, отдав якоря. Прибрежные утесы расступались, открывая пологий, усыпанный камнями берег, а на горизонте громоздились горы. Даже с моря было видно, что долины между горами заполнены ползущими вниз ледниками. Да и на берегу, поросшем редким хвойным лесом, в тени холмов в оврагах лежал нерастаявший снег.

Танкер дал долгий гудок, слышимый за много километров. Джо вышел на крыло мостика, оглядывая в бинокль окрестности. К нему поднялся шериф:

– Тут нет никакого города! Тут вообще ничего нет! Это точно Африка?

– Мы шли по пеленгу. Сигнал идет оттуда. – Джо показал рукой в сторону скрытых ледниками гор. – Надо высаживаться, проверить местность. Я возьму радиста с собой и тоже пойду на берег. Передатчик где-то недалеко.

– Тогда я подготовлю отряд бойцов с оружием, будут охранять. Найдите источник сигнала!

Баржа, рабочая лошадка всего похода, бодро бежала к пляжу. Радист крутил вокруг себя самодельный пеленгатор:

– Вроде я поймал направление, надо идти на юго-восток.

Высадились на засыпанный галькой берег, отряд собрался в небольшую колонну, и Джо приказал начать движение. Прибрежная равнина только казалась ровной, незаметные поначалу спуски и подъемы затрудняли перемещение. «Пыль, пыль, пыль, пыль, мы идем по Африке…» – вспомнились Джо стихи Киплинга. Замерзшие бойцы, идущие со стволами на изготовку, поначалу пытались переговариваться и шутить про жаркую-жаркую… но как же холодно здесь. Разговоры быстро закончились, отряд переваливал с подъема на спуск и опять на подъем, как по бесконечной лестнице. Да, это вам не Таити!

– Стой! Впереди дым! И кто-то идет навстречу! – доложил головной дозор.

– Стоим, отдыхаем! – скомандовал Джо и огляделся вокруг.

Ушли они не так далеко, танкер посреди бухты был отлично виден, хотя и казался совсем маленьким, если не знать настоящего расстояния до моря. Из-за ближайшего бугра показалась и тоже встала странно одетая группа людей. То есть это американцам она показалась странной, одеты все были как раз по погоде: меховые полушубки, меховые штаны, сапоги из меха, шапки из волчьих шкур. В руках у них были длинные тяжелые копья. Джо сделал несколько шагов вперед, выйдя из отряда. От группы копейщиков донесся отборный русский мат, и навстречу Джо вышел выделяющийся высоким ростом охотник:

– Ты, паразит, ты меня выбросил!

– И я тоже счастлив тебя видеть, Игорь! – ответил Джо, улыбаясь. – Ты же должен понять, вдвоем мы бы упали в океан… Ваша замечательная русская система позволила мне отстрелить тебя принудительно.

– Где наш катер и что это за дура? – Штурман ткнул рукой в сторону бухты.

– А, это… – Джо оглянулся на танкер. – Махнул не глядя. Думал побыстрее тебя найти. Ой!

– Чего? – Теперь пришла очередь Игоря оглядываться.

В нескольких десятках метров от них, громко хрустя сломанными ветками, вывалилось из хвойняка жуткое волосатое животное.

– Ты и здесь мамонтов приручил?

– А, нет, это местные, – отвернулся от заросшего шерстью слона Игорь. – Мы их не трогаем, они нас.

– Это ж сколько мяса! – восхитился Джо и, вспомнив про своих, повернулся к отряду: – Не стрелять! Ждите!

– Нам его не взять, – посетовал Игорь. – Пробовали раньше, только людей потеряли.

– А это кто у тебя? Неужели местные негры?

– Шутишь? Негры если и были тут, то перемерзли давным-давно. Я думаю, это потомки буров и африканеров, только одичавшие малость, до уровня пещерного человека.

– Сколько же они уже тут живут? – Джо разглядывал дикарей, удивляясь их способности к выживанию.

– Тут – недолго, мы сами пришли совсем недавно, я как понял, что ты перемещаешься, решил тоже выдвигаться. Так-то мы ближе к горам были. А там… По их рассказам, ледники поперли около трехсот лет назад, до этого они вполне себе спокойно жили, били слонов, и их было много. Я прикинул, лет пятьсот они уже тут.

– Пошли на судно, расскажешь, что с тобой случилось, как ты тут держался, – предложил Джо. – Я тебя с индейцами познакомлю.

– Настоящие индейцы?

– Настоящие, североамериканские, – засмеялся Джо. – Идем.

– Подожди, мне ж надо людям объяснить, сейчас…

Штурман вернулся к своим и начал им что-то объяснять. Пещерные люди сначала недоверчиво косились на Джо и его отряд, но как-то Игорь их убедил, и они закивали головами.

– Все, пойдем, – махнул рукой Игорь, вернувшись к Джо. – Я им сказал перенести лагерь на берег. А вечером я к ним вернусь. Придется с ними о многом поговорить.

– Хочешь взять их с собой? – спросил Джо.

– Они же отличные ребята, ну дикие немного, жалко бросать, правда…

– Я тебя понимаю. Ну, идем, покажу настоящий супертанкер.

На обратном пути Джо коротко рассказал о своих приключениях. Игорь только восхищенно ахал, сам-то он всего лишь пережил суровую зимовку с племенем дикарей. Особенно его заинтересовали индейцы-совы и примерный расклад выпадения фрагментов Земли на эту планету.

– Получается, что два центра мы уже нашли, надо бы нанести на карту и подумать, где могут быть еще такие районы, – сказал штурман. – Но странный какой расклад, индейцы, буры. Кто еще мог так попасть, корейцы, может?

– Почему корейцы? – переспросил Джо.

– Во-первых, далеко, во-вторых, они тоже в свое время пострадали от американцев.

– Да ну, бред, буры воевали с англичанами. Это просто совпадения, – отмел предположения Игоря Джо.

– Да какая разница, англичане, американцы. – Игоря уже захватила выдвинутая им самим идея. – У тебя в танкере сколько топлива?

– До Европы хватит, потом придется строить перегонный завод, будем нефть перегонять.

– А что там, в Европе, интересного? – спросил Игорь.

– Там была радиосвязь, рыбаки мурманские с кем-то переговаривались. Потом оттуда идет сигнал маяка.

– Маяк – это хорошо, надо будет его найти обязательно, – согласился Игорь. – Потом перегонный куб построим, это несложно.

– Ты не спеши так, тебе еще американцев забалтывать, они-то думали, что здесь их города с электричеством ждут.

– Это без проблем, расскажу все, что видел, честно и даже правдиво. Врать не придется, но жить здесь они не захотят.

Уже на берегу Игорь разглядел получше супертанкер и восхищенно зацокал языком, видимо переняв эту привычку у своих пещерных соплеменников. Баржа приняла отряд и побежала к судну.

– Ось яка гарна цацка! – не переставал восторгаться штурман. – Где ты такую отхватил? Там еще есть такие?

– Это что за язык, это твои дикари так разговаривают? – улыбнулся Джо.

– А, не, это тоже древний, но украинский, «гарна дивчина» – красивая девушка, очень красивая – «перегарна», – пошутил Игорь. – Не, командир, ну ты просто монстр, такую железяку отхватил!

– Я думаю, это единственный такой на всю планету, – вздохнул Джо. – Надо космодромы искать. Мыса Канаверал здесь нет, Французской Гвианы тоже. Что у нас еще было в двадцатом веке?

– А почему двадцатый? Так-то Плесецк, Байконур, Восточный? Из тех, что на материках стояли. В Китае был космодром, в Индии, в Японии вроде что-то. Связь есть?

– Нет связи, глухо в эфире.

– Нехорошо, – покачал головой Игорь. – Но выберемся как-нибудь, не первый же раз.

– Не все так просто, – предостерег Джо. – Есть тут одна странность. Американцы мои все из двадцатого и двадцать первого веков, но есть разночтения…

Он рассказал о башнях-близнецах, про которые одни говорили, что они упали, а другие – что ничего подобного не было. Про то, что многие американцы гордились высадкой на Луну, а другие спорили с ними, утверждая, что «Аполлон-11» разбился при посадке на соседку Земли, после чего всю программу свернули.

– То есть ты считаешь, что здесь перемешаны разные варианты реальности? – уточнил Игорь. – А мы как же?

– Пока из всех, кого я встречал, мы самые молодые.

– Интересно. Думаешь, мы можем обнаружить кого-нибудь из будущего?

– Не знаю, не хотелось бы, – поежился Джо. – Надо найти маяк и понять, что происходит.

– Найдем, – согласился штурман и вдруг оглядел отряд Джо с новым интересом. – Слушай, у тебя нет одежды какой, мне б переодеться?

– Ты в шкурах выглядишь очень впечатляюще! – засмеялся Джо. – У тебя вроде комбинезон под ними?

– Ага, а в комби я буду выглядеть как марсианин перед индейцами. Нет уж, подбери мне джинсы, куртку, рубаху какую-нибудь. И шляпу, как у ковбоя!

Прибытие баржи взбудоражило всех на борту танкера. Не меньше половины пассажиров сбежалось поглазеть на возвышающегося над всеми гиганта в шкурах, с огромным копьем на плече. Даже невозмутимые индейцы пришли посмотреть на «неведому зверушку». Игорь снял меховую шапку и пробирался через толпу, улыбаясь во все стороны и приветствуя любопытную публику. Джо провел его в свою каюту и выгнал из нее Боба и Ли, давая напарнику время передохнуть перед встречей с делегацией американцев.

– Какой у тебя тут ковчег, – сказал Игорь, выходя из душевой. – Я все никак в себя не приду, столько народа. Не ожидал!

– Скорее вавилонское столпотворение, американцы, индейцы, колумбийцы, белые, желтые, негры, кого только нет, – подтвердил Джо.

– Только воняет у вас тут, как на скотобазе… – тут же опустил капитана штурман.

– Пытаемся гигиену поддерживать, но тут же три тысячи человек, морской водой особо не намоешься, весь коркой соли покроешься, а опреснителя только-только хватает для питьевой воды да тебя отмыть, – пошутил Джо.

– А на берегу сейчас тоже не курорт… Ладно, переживем и это. Я бороду не буду сбривать, подровняю только, – заявил Игорь. – А то мои меня потом не узнают. Ничего, что не по уставу?

– Ты все шутишь? – усмехнулся Джо. – Когда ты жил по уставу?

– И то верно, – согласился Игорь, влезая в почти новые джинсы. – Отличная одежка у твоих американцев. И оружия много, у каждого ствол.

– Ты бы видел, что в Штатах творилось, ежедневная бойня.

– Понятное дело, отобрать у ближнего то, что можно сожрать, – понимающе кивнул штурман. – Так, я готов, пошли, что ли? Потом покажешь мне мостик и штурманскую рубку.

– Извини, место чифа уже занято, – посочувствовал Джо.

– Да ничего, навигатор все равно будет нужен.

В кают-компании уже собрались все заинтересованные лица, как всегда мэр, шериф, представители группировок. Пришел даже вождь индейцев, обычно не присутствующий на таких собраниях.

– Прошу знакомиться, – начал Джо, – Игорь, мой друг и напарник, инженер, отличный штурман. Он провел здесь много месяцев и подробно изучил местность.

– Здесь есть города, другие люди? – Мэр задал интересующий всех вопрос.

– К сожалению, нет, – огорчил собравшихся штурман. – Никаких руин мы не нашли. Местные племена появились где-то пятьсот лет назад, как и ваши индейцы, и сразу попали в сложные условия. Местный материк идет далеко на юг, и с Южного полюса на него наползает ледник. За горами огромная равнина, полностью закрытая ледяным щитом высотой никак не меньше километра. Если там и было что-то, то сейчас все раздавлено этой толщей. Я не знаю, тут морские течения не работают или оледенение как-то связано с геологическими процессами, пока неясно, а действующих вулканов, например, здесь нет. Когда я нашел свое племя, они оказались в отчаянном положении, в долине, окруженной со всех сторон горами и наползающими на нее ледниками. Они искали какую-то землю предков…

– И что вы обнаружили? – спросил шериф.

– Подземную базу. Огромную пещеру под искусственно созданной горой, там было озеро, полное рыбы, зоны релаксации, все сделано очень красиво, как бы под игру природы. Сверху через проемы в крыше туда попадал солнечный свет. Я нашел несколько обвалившихся проходов на нижние уровни, но, как понимаете, строительной техники для работы в завалах у меня не было, и разобрать их я не смог. Внизу, может, и уцелело что, но оттуда никто не пытался выйти.

– База военная? – уточнил шериф.

– Нет, это скорее похоже на убежище, возможно, научная станция. Никаких ракетных шахт, складов с оружием, там вообще, кроме озера, ничего не было доступно. Я поискал вентиляционные каналы, если они и существовали, то их давно засыпало. Возможно, в озере были проходы, подача воды вниз. Но у меня пока жабры не выросли, так что там смотреть я не стал.

– Но ваши пещерные люди искали именно это место? – спросил мэр.

– Да, чем-то оно у них в памяти отметилось. Если бы была техника и достаточно времени, можно было бы там покопать, но, повторюсь, там со всех сторон наступали льды, через год-два ту долину задавят ледники, все, что под землей, просто не выдержит тяжести и обвалится. Возвращаться туда бессмысленно.

– А как вы выбрались? – спросил кто-то из американцев.

– Обловили всю рыбу в озере, набрали с собой столько запасов, сколько могли унести и навьючить на пони, и пошли через горы к побережью.

– А почему именно сюда, к океану?

– Так тут значительно теплее, – улыбнулся Игорь. – Зверья для охоты больше. Море рядом, опять же рыба. Ледяной щит, скорее всего, останется за горами, а ледяные языки сюда не доползут. Так что здесь гораздо комфортнее, чем в горах. Ну, для тех, кто привык спать на снегу.

Мэр поежился, остальные загудели, переговариваясь друг с другом.

– Ты сказал «пони»? Вы приручили лошадей? – спросил Джо.

– Ага, два десятка пони, отличные выносливые лошадки, на монгольских похожи. Верхом мы на них не ездили, это седла надо делать, упряжь, но как вьючные очень неплохи. Еще собаки есть, – ответил Игорь.

– Так. Давайте решим, что нам делать дальше, здесь оставаться нельзя, – произнес шериф.

Все согласно покивали головами, жизнь во льдах никого не радовала.

– А у нас выбора особого нет. Надо идти в Европу, – сообщил Джо.

– К русским, – поморщился мэр.

– Если найдем Англию, можем попробовать туда заглянуть, – предложил Джо. – Здесь слишком холодно, на экваторе настоящее пекло, на западе пустыни, колумбийские партизаны и орды индейцев. Прохода в Азию нет, так что остается только Европа.

– У нас скоро еда закончится, – сообщил шериф.

– О, это не проблема, – обрадовался Игорь. – Вы когда-нибудь видели живого мамонта? С вашим оружием мы их набьем на три года вперед! Лучше бы их живьем брать, вдруг довезем до северных морей. Но их тогда кормить придется, да и убирать за ними, они же такие кучи наваливают, брр! Так что предлагаю поохотиться.

Вечером Игорь засобирался на берег, снова натянул свои шкуры и отправился на баржу. Джо был удивлен, когда на погрузку явились несколько индейцев во главе с вождем. Но Игорь, напротив, обрадовался попутчикам. Чем-то вождя привлекло новое племя, может быть, тем, что белые люди оказались так похожи на самих краснокожих. Ночью на берегу горели костры, где пещерные люди общались с индейцами. Охотники всегда найдут общие темы для разговоров. Утром, когда Джо привез на берег отряд охотников со слонобоем, в лагере уже никого не было, только вождь курил свою трубку, а Игорь что-то ему увлеченно рассказывал про далекую северную страну, где раньше среди снегов жили добрые трудолюбивые люди, да паслось рядом с десяток пони.

– А где все? – поинтересовался капитан.

– А на охоту пошли. Прямо с рассветом и ушли.

– А когда вернутся? Мы хотели пару мамонов завалить, нам люди будут нужны, носильщики.

– Так пойдем, вождь пока здесь побудет, а мамонтов потом на пони перевезем. К обеду все соберутся, индейцы пообещали показать луки в действии.

Охота удалась, непуганые мамонты падали, так и не поняв, что за невидимый враг пробивал их толстую шкуру. Уже к вечеру груженная мясом баржа ушла на танкер. Пещерные охотники быстро адаптировались, а индейцы обещали потесниться, дав место и новым пассажирам. Через несколько дней можно было бы и отправляться на север. Джо и Игорь спорили из-за пони, штурман никак не хотел их бросать.

– Да что мы, лошадей не найдем? – в который раз спрашивал капитан. – А эти твои пони на экваторе от жары сдохнут.

– Да откуда в Европе лошади, ты вспомни, там же кругом были города и машины. А это пони, выносливые, неприхотливые, жрут мало. За пару дней можно им сена запасти на месяц дороги, даже больше, у тебя столько народа на пароходе, им давно пора сойти на берег и заняться делом. Экватор проскочим – выдержат.

В конце концов, Игорь победил. Танкер остался еще на несколько дней, пони загрузили в сделанный для них загон на палубе, а бригады заготовителей мотались на берег и обратно с утра до вечера. Но любая стоянка рано или поздно заканчивается. Загрузив последних сборщиков и охотников, подняв на борт баржу, супертанкер выполз кормой вперед из бухты, развернулся и дал полный ход, отправляясь на север.

– Джо, можно задать вопрос? – обратилась к капитану Ли.

– Давай, – согласился Джо.

– Мы переплыли океан, чтобы найти одного человека?

– Он мой друг, товарищ, сослуживец и член экипажа. Мы своих не бросаем. Тебя же не бросили, несмотря на вредный, гадкий и даже в какой-то мере противный характер.

– Это ты так пошутил сейчас?

– Да, считай, шутка не удалась…


Побережье бывшего Северного моря

– Господин барон! Господин барон! Мой фюрер!

– А?! Чего орешь? – Фриц Габсбург Розендорф Дюссельдорфский вылез из перин и объятий новой белокурой пассии.

– Там! Там, на море! Вы должны это видеть!

– Да что там? – Барон был готов удавить привратника, столь возмутительным образом разбудившего его в столь ранний час.

Но служка уже пихал ему в руку подзорную трубу:

– Там остров! Остров! Плывет мимо нашего берега!

– У тебя кукушку сорвало? – Барон все-таки не выдержал и пнул что есть мочи зарвавшегося человечка, но тот, даже упав, только показывал рукой в сторону окна.

Запахнув халат на своей мощной чернокожей груди, барон, самостоятельно открыв, неслыханное дело, высокую витражную оконную раму, глянул в сторону моря и выпучил глаза от удивления. Остров – не остров, но что-то огромное медленно перемещалось мимо замка и небольшого прибрежного городка. Барон навел на это подзорную трубу. Какие-то кучи с натянутыми повсюду веревками, на которых висели разные лохмотья, под ними копошились люди. А на конце торчал целый многоэтажный дом с большой дымящейся трубой. Барон резко выдохнул, припоминая прошлую жизнь.

– Седлайте коней! Рассылайте гонцов вассалам, поднимайте всех! Мы отправляемся в погоню! Рано или поздно они пристанут к берегу…


Часть вторая
Эпоха пара


Глава 1
Возвращение

Одинокая яхта стремительно летела по мягким волнам. Впрочем, одинокой она была, пока не вышла из полосы легкого тумана. Да и яхтой тоже… Две мачты с прямыми парусами рассекли белую дымку, и на открытую воду вышла отличная, достаточно быстроходная шнява, к которой кто-то приделал большую квадратную корму. Из кормы торчала средних размеров, скошенная назад труба, из нее вился легкий дымок, а по бокам висели два пятиметровых гребных колеса, закрытых сверху здоровыми полукруглыми кожухами. Ветер был попутный, и машина на странном гибриде пароходошнявы не работала. Капитан Эдвард Соснов, когда-то студент корабелки и для друзей просто Эдик, а теперь морской офицер, хотя и гражданского флота, вышел на мостик и огляделся кругом.

Вдалеке в море стояло несколько рыбацких баркасов. Слева по курсу открылся недалекий берег, вдоль которого и бежало судно. По прибрежным холмам, пыхтя и выпуская клубы пара, полз по неширокой колее небольшой паровоз о шести колесах и одном машинисте, трудолюбиво таща за собой три маленьких вагончика. Машинист заметил судно, и паровозик издал пронзительный свисток, в ответ над морем прозвучал басовитый ревун, звук которого отразился от берега и пошел гулять эхом над волнами. Навстречу составу выскочила из-за поворота курьерская дрезина, небольшая двухместная тележка. Сидящий впереди подросток уже отжал рычаги, тормозя и отсоединяя привод к колесам от тяжелого, почти метрового маховика за своей спиной. Второй курьер, стоявший сзади, держась за поручни, прекратил раскачиваться на педалях, раскручивающих маховик. Дрезина встала, и курьеры, соскочив со своих мест, с заметным усилием подняли ее с двух сторон и сняли с рельсов. Маховик продолжал вращаться. Машинист приветливо помахал курьерам, проезжая мимо них, и дал очередной свисток. Молодежь в этом мире без работы не сидела.

На борту, наблюдая за происходящим, стоял молодой парень лет восемнадцати, одетый в кожаные брюки и куртку следопыта. В прошлом командир скаутов Санька Гоголь, а нынче лейтенант дальней разведки Александр Гоголев опирался на фальшборт, лениво разглядывая окрестности. В выделенной ему каюте лежал уже законченный отчет о последнем походе, и наконец-то появилось свободное время, когда не надо было никуда бежать и ничего делать. Пароходик очень удачно встретился возвращающейся группе в отдаленной рыбацкой деревушке. «Прямо мечта поэта – сельская идиллия и мирная пастораль… Птички летают, рыбаки сети закинули, на берегу поля и леса, паровоз как напоминание о цивилизации… Хм… А я думал, его не раньше осени пустят, надо будет уточнить в городе… Знал бы, пошли бы вдоль железной дороги». Его внимание отвлек жаркий спор на палубе. Несколько матросов расплетали канатную бухту, и самый старший из них что-то горячо и громко рассказывал под смех остальных.

– Ты молодой еще, тебя с нами не было, – говорил старый матрос, не прекращая работу. – Здесь держи… Вот так… Да. А мы той весной, после того как нападение отбили, пошли на Питер. Собрали всех, кого могли, оставили только малолеток да стариков, ну и немного мужиков постарше, чтобы было кому работать, не все же на баб-то оставлять. Ну вот… Нас тогда вдоль берега на яхте довезли километров за тридцать от «Крестов»-то. Там еще пролив неширокий, а может, фьорд, узкий, длинный, скалы кругом. Пешком-то мы бы его долго обходили, а так по воде-то сразу на тот берег и высадили. Несколько отрядов до нас прибыли и уже лагерь разбили. Кого-то из опытных вояк заслали под самый город, прочесывать округу. Говорят, в самом Питере еще с зимы наши-то сидели, скорешились с местными и ждали, когда мы нападем. Но про то я точно не знаю, хотя слухи ходили… Ага… Так мы, значит, как все собрались, так и пошли всей толпой, разбили нас на отряды, командиров назначили. Ну, там, пограничников и тех, кто с опытом, – их-то в штурмовые группы, а мы, значит, ополчение, прикрывать должны были. Вышли за пару дней, не спеша, на луг какой-то, и там на окраине леса и встали. Из леса разведка вышла, до Питера-то всего ничего, пара километров и осталась. Ну и вроде начали лагерь ставить. Я гляжу, вояки помоложе костер налаживают. И как крикну им, вы что, значит, делаете! Сейчас все здесь запылает! Они мне, ты чего, мол, дед, это я-то дед… А я им – вы вокруг-то поглядите. А погода была жаркая, сухо, дождей недели три не было. Ну вот как сейчас прямо. Снег сошел давно, а свежая-то зелень не идет, на полях да в лесу трава да листья как порох, спичку кинь и вспыхнет. А они место не расчистили, костер камнями не обложили… И рассказываю им случай один. Еще на Земле было, по молодости, да… Пошли мы как-то с приятелями в конце апреля на залив, шашлыки – не шашлыки, сосиски у костра пожарить, бутылочку распить, девушку взяли, не самим же жарить. Выбрали местечко, камень такой огромный, что дачный домик, а ветер был, дуло сильно, но солнце грело все же. Берег, вода. Вдалеке палатки стояли, там туристы с машинами приехали, как раз под выходные дело было. Все отлично, сложили костерок как раз под камнем тем. Я еще тогда тоже сказал, давайте, мол, камушками обложим, будем туда прутья втыкать, чтобы не в руках сосиски держать. А старшой-то тогда и говорит: «Да, давай, соберите камней вокруг», а сам запалил костер-то. Думал, прогорит пока. И как тут ветер дунул! И как тут все вдруг пыхнуло! Сначала трава и листья прошлогодние, потом на тростник пошло, потом кусты запылали! За секунду вся наша стоянка в огне оказалась. Мы давай тушить, кто ногами топчет, кто ветку схватил – хлещет, а огонь все больше… В одном месте забьешь, а он с другой стороны подползает. Дым вокруг. А ветер-то на палатки дует. И вот туда летит облако дыма, за ним огненный вал, и мы мечемся, загасить пытаемся. Я как тогда представил, что сейчас огонь до машин дойдет, мне сразу там же и поплохело. Гляжу, от палаток уже народ бежит кто с чем, кто с лопатой, кто с матюгами… Но видят, что мы тушим, и давай нам помогать тоже. Так общими силами и забили. И вот сидим мы на погорелище том, полоса выжженной земли метров сорок на шестьдесят, и уже никто ни сосисок не хочет, ни девушку… Да, осталось что вспомнить. Так я тот случай-то и рассказал. Посмеялись, конечно, все, но под кострами все до земли расчистили и обложили как положено. А я оборачиваюсь, гляжу, Командор стоит с офицерами. Они-то тоже слышали, как я рассказывал про поджог наш… Но ничего он мне не сказал тогда, повернулся да ушел. Переночевали, значит. Утром из палатки выползаю, солнце встает, на небе ни облачка. И ветер. Северный, я еще подумал, хорошо, в спину дуть будет. А тут приказ – готовить факелы. Наше дело маленькое, сказали – значит, надо. Вышли мы на Питер. Штурмовые группы вперед ушли, там уже затаились где-то. А нам командир говорит – до края леса метров двести осталось, дальше поля одни, растягиваемся цепью, факелы готовьте. Тут-то до меня дошло, что решили командиры под дымовой завесой в бой идти. Ну и так оказалось, что наш отряд с самого края справа встал, а я как раз самый правофланговый и есть. И пошли, идем, все подряд поджигаем, ветер дым вперед гонит. Потом слышу – кричат. Оглянулся, а сзади уже не то что дым, а уже ветки горящие ветром несет, лес-то сухой, пока разгорался, а уж как запылало!.. И мы давай вперед бегом! Но по дороге я не забывал еще факелом по кустам махать, чтоб, значит, дыма-то побольше… Сзади жаром в спину пышет, все в дыму, не видать ничего. Тут слева кричат, стягиваемся к командиру. Я влево и побежал. Да, видно, в кутерьме этой с маршрута сбился, выскакиваю на край леса, вокруг никого. А выскочил как раз на огороды питерские. Глянул, из леса дым стеной валит, ветер его к земле пригибает. И фигурки вроде побежали. Мои, значит. Я так решил, сейчас наискосок-то проскочу, как раз своих и догоню. Тут как раз кучи валежника лежали, видимо, чистили поля в том году еще. Я факел-то в них бросил и давай за своими. И вдруг навстречу пять мужиков со стволами. Все, думаю, сейчас меня как поджигателя тут и кончат. Но булаву свою перехватил. А это наши штурмовики оказались. Как раз урковский патруль положили. Давай, говорят, с нами, один не бегай. Мне что, с вами так с вами… И рванули мы напрямую прямо в дым. А там гляжу, мама дорогая, пятиэтажка стоит раздолбанная вся, стены одни, а вокруг лачуги какие-то, землянки накопаны. Вояки-то кричат местным: «Все по норам забились, не высовывайтесь!» И бежим дальше. Дым все гуще. Из дыма выскочил кто-то, его сразу в землю носом, по затылку прикладом – хресь! Готов. Хватай, кричат, ствол у него, погнали дальше. Гляжу – обрез, цапнул, пояс с патронами стащил с трупа и дальше… А впереди-то «Кресты»! Сверху кто-то стрелять начал, да в таком дыму разве чего углядишь. Лупят в белый свет… Мы под стену, тут ворота рядом, еще штурмовики наши подтягиваются со стороны. На вышке караульной кого-то завалили сразу. Все, говорят, стой у ворот, жди своих, а мы внутрь, если что, мол, стреляй не задумывайся. И все в ворота и ломанулись, а там уж стрельба вовсю пошла. Я перезарядил, к стене привалился, жду. Тут ополчение наше подваливает. Я с перепугу чуть не пальнул. Внутри-то поутихло уже, командир кричит: «Разбились на тройки-пятерки, бегом прочесывать, вдруг кто затаился где». И побежали мы внутрь. Только уцелевшие зэки все в одно крыло ушли и на верхнем этаже заперлись. Хотели через крышу уйти, да пограничники их и там прижали. На том бой и кончился. Просидели они три дня наверху, а потом и сдались. Только главный их с помощниками ближайшими, как оказалось, деру дал сразу, как только дым повалил из леса. Почуял, видно, что жареным запахло. Говорят, за море утек. Может, в Москву подался, если она стоит еще… Да… А меня потом сам Командор перед всеми вызвал и благодарность объявил за отличную идею с дымом… Ага…

– Ты чем дальше рассказываешь, тем больше подробностей вспоминаешь, – засмеялся под общий ржач молодой матрос. – В следующий раз медаль покажешь!..

– И покажу, – возмутился рассказчик. – Она у меня дома лежит, в тряпочке, не на тельняшку же ее прикалывать!

Санька посмеялся вместе со всеми и решил вернуться в каюту. Сам он в штурме «Крестов» не участвовал, его со скаутами отослали изучать побережье вдоль западного и северного краев острова. На найденных ими тогда местах и до сих пор строились все новые рыбацкие деревни. Целый год прошел с тех пор, пролетел как один день. Колония разрасталась. В бывшем Питере налаживалась нормальная жизнь, на юге, за Туманным проливом, отстраивалась береговая крепость, и уже тянулись туда крестьяне, на новые богатые земли. Санька и его группа возвращались из долгого, почти годового северного похода. Прошел он тяжело, пришлось зимовать на острове посреди замерзшего моря и возвращаться через западных соседей. Им повезло, что, выйдя к деревне, группа встретила каботажную шняву. Капитан, знакомый с разведкой, без особых заморочек взял всех на борт. Наконец-то несколько дней можно было отдохнуть.

На корму тем временем вышла из кают группа людей, одетых в яркие куртки и джинсы, с любопытством разглядывавших все вокруг. Санька подошел к капитану:

– А это кто такие?

– Финское посольство. Мы их и дожидались, так бы вы пешком дальше и топали, – ответил капитан. – Вчера они прибыли, и мы сразу и отправились обратно в Замок.

– А чего хотят, не говорили?

– Да кто ж их поймет. По-своему лопочут. Переводчик есть у них, еще парочка вроде плохо, но говорит по-русски. Торговать хотят, может, еще что…

– Был я у них на хуторах. Ухожено все. Этой зимой через них шли… Только их мало совсем, и разбросаны они по островам. – Санька вспомнил, как им подкладывали молодых девушек, финнам требовалась свежая кровь. – Чем с ними торговать? Лесом если и железом… Женихами еще.

– Не знаю, придем в Замок, там все выяснится. Отдыхай давай, если погода не испортится, завтра уже будем на месте. Пока разгрузимся, пока решат, куда дальше пойдем. Глядишь, еще раз вас подкинем по назначению…

Замок похорошел. Башня обзавелась конусообразной крышей, продолжая служить самым высоким на изученном пока пространстве карты маяком. Деревянные стены, образованные двойным частоколом, с земляной и каменной забутовкой, начали и снаружи обкладывать камнем, но, поскольку внешней угрозы вроде не намечалось, работы, как водится, шли медленно и долго, растянувшись на многие годы. Небольшая бригада строителей не успевала перерабатывать подвозимые с карьера гранитные блоки, и каменная гора на берегу пролива напротив замка постепенно расползалась вширь, занимая все большую часть побережья. Но с другой стороны, это было и хорошо, так как город начал застраиваться каменными домами, используя тот же гранит. Город тоже понемногу разрастался, скоро мыс перед замком будет полностью застроен. На вершинах холмов торчали ветряные мельницы. Кузница на старинном бастионе выросла в обширные мастерские. Городские архитекторы четко выдерживали старый уличный план, не давая строить новые дома где попало. Основную часть новодела возвели на старых, откопанных и восстановленных фундаментах. По сравнению с былым великолепием и кирпичными громадами почти полностью деревянный и малоэтажный городок смотрелся бы блекло, но люди еще помнили, каким шоком стал для них заросший лесом берег на месте, где раньше стоял город…

Сойдя на сушу, Санька отпустил группу, и небольшой отряд радостно устремился к стоявшему в отдалении крупному строению, служившему для дальней разведки и центром общения, и общежитием, и столовой, и, если надо, казармой. Сам Санька направился в штаб разведки, где сдал отчет и новые карты, коротко рассказал о походе, взял пачку чистой бумаги, желтоватые плотные листы, изготавливаемые на Базе Байкеров, пузырек чернил и несколько металлических перьев, писать гусиными он так и не научился. Дежурный офицер порадовался возвращению группы, но все в городе были заняты прибывшим посольством, и Санька получил несколько дней для отдыха.

Дома, а центр дальней разведки для многих уже стал родным домом, уже накрывался вкусный стол. Все, кто оказался на месте, собирались, встречая вернувшихся. Для большинства жителей города эти бывшие скауты-переростки, продолжающие бегать по лесам и не нашедшие себе более достойного занятия, были малоинтересны, если только они не отыскивали чего-нибудь ценного или нужного для колонии. Но в своей компании они все были героями сегодня. Группы пока еще редко уходили так далеко и так надолго.

– А что сразу-то не вернулись? – спросил кто-то за столом. – И где Алина с Серегой?

– Да долгая история, – отозвался Санька. – Ленка ногу подвернула. Вот ее и спросите. А Алю пришлось с мужем оставить у финнов, куда ей с маленьким ребенком идти. К осени, может, привезем.

– Лен, рассказывай, что там было, – начали теребить подружку соседки.

Лена, вернувшаяся из похода в интересном положении, краснела, обнимая руками свой большой живот, но понемногу разговорилась:

– Это я виновата. Мы уже дошли до последней намеченной точки и собирались возвращаться. Осень уже, заморозки по утрам. Мы и так далеко забрались. Я утром пошла до кустиков и вдруг увидела пачку сигаретную, почти новую, она на ветке висела. Я испугалась, побежала, и нога между камней попала, подвернула. Очень больно было. Я кричать начала…

– А чего испугалась-то?

– Сама не знаю, показалось, может, люди рядом, а места глухие… Так я упала и ору. Парни подбежали, меня подняли, а я идти не могу. А нам полста километров лесом до пролива… Пару дней решили переждать, а потом метель началась, все снегом завалило, так неожиданно. Мы в палатке чуть не замерзли. Ну и подумали, что, может, на байдарках вокруг острова обойдем, пока море льдом не закрыло…

– Только зря мы на это рассчитывали, – продолжил рассказ Василий, разведчик-новичок, для которого это был первый поход, оказавшийся таким долгим и трудным. – Пока Ленка в палатке сидела, мы по холмам вокруг побегали. Остров огромный просто… Мы его поперек прошли, похоже, в самом узком месте. Мы когда по ранней весне его с западной стороны все же обошли, там крюк в сто с лишним верст. А в другую сторону пока даже и не ясно. Мы тогда и не знали, как дальше быть. Тащить Ленку на руках по снегу… проще было ее съесть на месте.

Все дружно засмеялись. Шутки о каннибализме среди разведчиков были главной пугалкой у молодых мам, отговаривающих своих подросших чад от побега в скауты или, прости господи, в дальнюю разведку… Еще курьером подработать можно, но потом надо дом поднимать, семье помогать, огород опять-таки, осенью картошку копать, коноплю да лен собирать, зимой ткать или канаты-веревки вязать… В крестьянских, да и в городских хозяйствах работы всегда хватало. А эти… Только и умеют, что по лесам бегать да девкам животы надувать.

– Ну, так тут мы опять про эту сигаретную пачку и вспомнили, – продолжал Василий. – Свежая она была. А вокруг никого. Тогда Саша и предложил через пролив дальше на север идти, пока совсем не застыло все. Мы остров на севере еле разглядели, но он там точно был. Собрали байдарки и поплыли, холодно было, но зато море спокойное, стылое. И мы нашли этот остров, а на нем зимовье. Строили его прочно и знающие люди. Дом деревянный, бревенчатый, наполовину в землю вкопанный, крыша слоем земли засыпана. Внутри печка сложена, небольшая, правда, но грела хорошо. Лес там рядом рубили, видно было, что пеньки торчат. Внутри несколько банок жестяных, там крупы немного, макароны, спички, сигареты. Может, хозяева и не думали возвращаться, но о будущих гостях позаботились. Там мы и остались. Зайцев били, птицу, рыбу ловили. Так зима и прошла. Когда уходили, тоже оставили, что смогли, крючки рыболовные, леску, арбалет… Рыбу вяленую, может, не испортится. Мясо сушеное. Да, мы же записку нашли. Рыбаки это были с сейнера. Откуда-то из Мурманска. Они обратно на север пошли, за судном своим. Вроде по радио сигнал получили… Мы тоже записку написали, кто мы, откуда. Как пригревать стало да море вскрылось, домой засобирались. Остров обошли и на юг, там уже и финские хутора. У них ночевали… Там уже легче было.

– Мы там еще остров нашли, черный весь, – добавил Санька. – Еще дальше на север. Тоже почти на горизонте был. Только по цвету и заметили, выделялся на белом фоне. А за ним уже открытое море, не видно ничего. Может, дальше и есть острова, но на байдарках туда не доплыть. Остров странный, камни да лишайники, все черное… Вот, смотрите.

Санька вытащил из кармана небольшую, выдолбленную из дерева баночку, открыл и насыпал на стол немного черного порошка.

– Воды дайте.

Капнул немного, и порошок начал пузыриться.

– Ого! И что это? А сколько надо воды? – посыпались со всех сторон вопросы.

– Лишнюю воду он не берет, а так я думаю, это или мох, или гриб какой-то. Это споры какие-то. Оживают от воды. Свечку дайте.

На стол поставили горящую свечу, и черная лужица вдруг собралась в плотный комочек и медленно, переваливаясь с боку на бок, поползла на свечку.

– Он живой? Что он делает?

– К теплу тянется, сейчас доползет и начнет вверх карабкаться. Если в огонь попадет, вода высохнет, и опять рассыплется в порошок. Я думаю, это какая-то местная форма жизни, просто до того острова земная растительность не добралась еще.

– А он не опасен, может, ядовитый?

– Да вроде нет, – ответил Санька. – Мы же пока не померли. Посадите его в банку какую-нибудь, посмотрим, будет расти или нет. Зимой не рос.

Семейные пары засобирались по домам, остальные решили пойти в клуб на танцы. Санька подошел к окну, осмотрел скаутскую слободу. За год в ней появилось два новых домика, кто-то из ребят еще обженился, и им всем миром поставили новое жилье. Сам Санька решил отлежаться в своей комнате на втором этаже. Идти на танцы изображать из себя героя совсем не хотелось, а дома все же относительно тихо и уютно. Второй этаж был обычной общагой коридорного типа с комнатами на обе стороны, с мужскими и женскими удобствами по разные концы коридора. В комнатах жили по два-три человека, но обычно большая часть разведчиков была в походах, так что полный состав собирался только зимой. Саньке как первому командиру выделили персональную комнатуху, маленькую, но зато полностью свою. Ему бы и дом поставили, но от этого Санька категорически отказался, рассудив, что семейным оно нужнее. Дверь в комнату была открыта, на пороге стояло ведро с водой, а в проеме болтался чей-то тощий зад в оборванных джинсиках. Из-за двери доносилось шуршание тряпки по полу: шшурхх, шшурхх…

– Ты там поосторожней, ведро собьешь, будешь еще и коридор намывать, – окликнул Санька «джинсики».

– Ой! – В дверях появилась худенькая девушка, поправляя челку мокрой рукой. – А я тут решила быстренько… А то давно не убирались, пыль протереть, пол…

– А я тебя помню, – отметил Санька. – Тебя вроде Катя зовут. Ты к нам в скауты пришла в прошлом году. Только мне казалось, ты ниже ростом.

– Катя, – подтвердила девушка, подхватывая ведро. – Выросла, ничего странного. Вам воды нагрели в душевой, помойтесь с дороги. Побежала я…

– Угу, давай, и это, спасибо!

Санька вошел в комнату и скинул у порога сапоги, чтобы не топтаться по еще не просохшему полу. Келья два на три, койка, стол, одно окно, тумбочка для личных вещей, найденная где-то в развалинах. Вешалка на стене, в углу кран над раковиной. Вода поступала по глиняным трубам из бака на крыше, а туда ее загонял небольшой насос на ветровой тяге. В подвале был построен резервуар, наполнявшийся из ближайшего родника. Оттуда и поднимали. Санька растянулся на кровати. Наконец-то он был дома…

Когда уже стемнело и Санька почти заснул, намытый и благоухающий, на чистых простынях, дверь легонько скрипнула, и кто-то проскользнул в комнату. Пока Санька продирал глаза, к нему под одеяло заползло щуплое обнаженное тело, прижалось горячим боком, маленькие, но уже упругие груди уперлись под ребра. Голова девушки приникла к его плечу.

– Я тебя так ждала, так ждала, а тебя все не было и не было… – Санька почувствовал на плече влагу и понял, что девушка плачет. – Я так боялась, что вы не вернетесь…

– Катя, ты, что ли?

– Я! Я! Я тут вся извелась, а ты даже не поздоровался!

– Прости. – Санька подвинулся и приобнял девушку, пытаясь ее успокоить. – А с какого перепугу ты так волновалась? Я разве повод давал какой-то?

– Чурбан ты бесчувственный! Неужели ты не видел, как я на тебя смотрела! Как старалась все время возле тебя быть! – Девушка готова была уже разрыдаться в полный голос. – Я тебя сразу, как только увидела, сразу поняла, что люблю только тебя одного… А ты ушел с группой и даже меня с собой не позвал.

– Слушай, – Санька поднял голову девушки и просушил ей глаза губами, – я-то откуда знал? Мало ли малолеток к нам приходит, я что, каждую должен проверять, не влюблена ли она? Да и не помню я ничего такого…

– Неужели ты меня совсем-совсем не любишь, ну хоть немножечко? – Голос девушки звучал умоляюще.

– Нет, – подумав, ответил Санька. – Нет, ты симпатичная девчонка, но я же тебя практически не знаю совсем…

– А можно я, ну хотя бы сегодня, останусь с тобой? – как-то обреченно спросила Катя.

«Ох уж мне эти гормональные взрывы, – подумал Санька, – Как там говорили – химия любви?.. Господи, опять ночь не спать… Хотя почему бы и нет».

Утром, как только рассвело, или сразу после завтрака, который Санька проспал, или еще часа через два… В общем, в дверь начали сильно барабанить. Катя проснулась, ойкнула и спряталась под одеяло, зыркая оттуда испуганными глазами.

– Кто там? Заходите, – отозвался наконец Санька.

В дверь вошел посыльный. Сразу оценив ситуацию, он звонко рассмеялся:

– А я-то все голову ломал, почему вас всегда возвращается больше, чем уходит! А вы и здесь время не теряете.

– Чего пришел-то? – хмуро спросил Санька.

– Лейтенант, вас вызывают в штаб, – сразу посерьезнел посыльный. – На доклад к адмиралу и для получения дальнейших распоряжений.

– Да мы только вчера пришли! – возмутился Санька.

– И группу свою предупредите, пусть собираются. Адмирал ждет через полчаса.

– Ладно, – махнул рукой Санька. – Будем. Спустись вниз, глянь там, наверняка они жрут что-то. Заодно и скажешь. Только Ленку с ее парнем придется оставить, ей рожать скоро. Так что нас трое останется.

Посыльный ушел, а лейтенант начал собираться.

– А я? Сашенька, ты опять уйдешь и меня оставишь? – высунулось из-под одеяла ночное растрепанное чудо.

– Солнце мое! Я разве тебе что-то обещал? – удивленно обернулся Санька. – С тобой было хорошо, не спорю, но это было по твоему желанию и для тебя, ты сама этого хотела.

Девушка фыркнула, взгляд ее потемнел, казалось, что она сейчас вылетит из-под одеяла злобной фурией в чем была, то есть без ничего, и расцарапает парню лицо.

– Вот только не надо тут устраивать истерики! – повысил голос Санька. – Я был с тобой предельно честен, я сказал, что не люблю тебя. Было такое? Было. Ты решила все равно остаться. Ты думала, что прошедшая ночь что-то изменит? Прости, что не оправдал твоих ожиданий, меня вызывают.

Санька вышел, хлопнув дверью.

– Я все равно буду тебя ждать! – донеслось ему вслед.

«Вот дура малолетняя, – сплюнул с горечью Санька. – Вбила себе в голову черт знает что…»

В штабе было, как обычно, малолюдно, но в кабинете адмирала чувствовалось какое-то оживление. Санька попросил разрешения войти и вошел, как всегда, не дожидаясь ответа. Из-за стола, где уже сидело несколько человек, поднялся «дядя» Андрей, первый и пока единственный адмирал колонии.

– Заходи-заходи, лейтенант. Я смотрю, ты еще больше вырос.

– Да бросьте вы, просто давно не виделись, – отмахнулся Санька. – Чего звали-то?

– Эх, Саша, когда ж мы тебя к дисциплине приучим, – вздохнул адмирал.

– Да, наверное, никогда, – пошутил Санька. – Сами-то вы в адмиралы тоже по случаю попали.

За столом все дружно рассмеялись. Большинство из присутствовавших не были в прошлом военными людьми, и жизнь по уставу казалась им чем-то далеким и неинтересным. А единственный действующий офицер среди них был следователем военной прокуратуры и тоже придерживался весьма своеобразных взглядов на казарменное уложение. Так что в разведке царили слегка расхлябанные порядки, но это, как ни странно, помогало людям держаться вместе и вместе делать одно, крайне важное для выживания колонии дело. Картография и исследование территорий являлись только частью общей для всех работы, хотя иногда казалось, что дальние походы были визитной карточкой скаутов, и именно это привлекало новых людей, не умеющих сидеть ровно на одном месте. Но у разведки имелись конечно же и другие, более замаскированные функции…

– У меня отпуск, мы только вернулись, – заявил с порога Санька.

– Знаю-знаю, – отозвался Андрей. – Поэтому мы приготовили вам настоящий круиз на лайнере по курортным местам. Ваша группа не вернулась к зиме, и мы решили, что с вами что-то случилось. На всякий пожарный мы пока закрыли северное направление, и все ваши группы ушли на юг и восток. Так что твои парни сейчас без дела. Считай, что мы вас приписали к флоту, временно.

– Яхта, пляжи, обнаженные красотки? – решил уточнить Санька.

– Э-э, не совсем, – ответил адмирал. – Шнява, угольные погрузки, каботажное плавание Питер – Пулково – Южная крепость и обратно, ну и пара мелочей еще. Да не расстраивайся, отдохнуть успеешь. К тому же я с вами пойду.

– Да, я понял, вам палубных матросов не хватает, – заметил Санька. – А что, точно ничего не случилось?

– Пока нет. Вечером все узнаешь, собирайтесь, после обеда отправляемся.

– Есть, адмирал! – вытянулся во фрунт лейтенант Санька. – Разрешите идти! Разрешите бегом!

И, не дожидаясь ответа, выскочил в коридор. Тем временем в кабинете адмирала продолжался уже подзатянувшийся разговор, но никто не жаловался, дело было важнее.

– Вы считаете, этот лейтенант вам подходит? – спросил грузный, почти лысый человек, сидевший с края стола.

– Вполне, – ответил адмирал. – Я Саньку давно знаю, с самого начала, он молод, порой горяч, но всегда делает именно то, что от него требуется в настоящее время.

– Поддерживаю, – вступил в разговор бывший следователь. – Отличный руководитель группы, ни одной потери в походах, четко формулирует увиденное, делает хорошую аналитику, внимателен, хотя иногда балбес балбесом, как и все подростки. Но тут дети быстро взрослеют. Могу сказать, что найденные его группой места под новые поселения всегда были самыми лучшими в округе, и там уже ставят хутора и деревни. Так что глаза у парня на месте. Хотя, как я понимаю, нам сейчас надо не строить, а как раз наоборот…

– Время еще есть, возможно, мы преувеличиваем угрозу. Но дополнительная помощь нам все же понадобится, – задумчиво ответил грузный… и икнул.

«Что за тип, – думал как раз о нем Санька, торопливо шагая обратно к дому. – Вроде я его раньше не видел, питерский, что ли, просидел молча, только глазами стрелял, как прицеливался или приценивался…» Погулять по морю под парусами было бы, конечно, неплохо, тем более что все задания розданы, и группы уже ушли либо собирались. Полную команду сейчас Санька все равно бы не собрал, а раскапывать со скаутами ближайшие руины все лето совсем не хотелось. Что бы там ни задумал адмирал, дело должно стать интересным.

Когда во второй половине дня трое парней вышли на небольшой причал напротив замка, на шняве уже заканчивалась погрузка. Огромные повозки, запряженные быками, уже разворачивались и уезжали с площадки, где была навалена большая куча тюков. Адмирал находился на борту и, заметив ребят, махнул им рукой:

– Бросайте свои мешки в каюту и подключайтесь к работе. Второй трюм добьем и выходим.

Цепочка матросов сноровисто бегала по двум трапам, как колонна муравьев. Тюки оказались небольшими, но увесистыми. Пахло кожей. В трюме было полутемно, но заметно, что он уже наполовину забит какими-то железками, прикрытыми брезентом.

– А куда кожа-то? – спросил Санька соседа по цепочке, подхватывая очередной тюк.

– Говорят, к Пароходу пойдем, там разгрузимся и селитру затаривать будем, – ответил матрос и ушел вперед по трапу.

Все работы закончились часа через два, трюм задраили, и шнява под машиной отошла от берега. С причала махали вслед несколько женщин с детьми, пришедшие проводить мужей. Гребные колеса мерно шлепали по воде, а навстречу раскрывалось огромное зеркало залива. Санька вышел на корму, его всегда завораживало это медленное, казалось бы, движение, когда большие деревья и холмы на берегах вдруг отдаляются, становясь незначительной частью горизонта, а вокруг все до самого неба – волны и сверху – кажущийся безбрежным небесный купол, как огромная крыша мира. И тишина, только поскрипывает что-то на ветру. Ветер усилился, машину остановили и подняли паруса… По левому борту под берегом, на территории старого порта, сразу под бастионом с металломастерскими стоял артиллерийский катер. Угольная куча на суше заметно поубавилась. На корму вышел адмирал.

– Дядя Андрей, а что катер тут стоит, а не у замка?

– Вчера на Комитете долго решали, что создавать в первую очередь. Представители поселений хотели второй паровоз, но мы их убедили, что сначала надо на катере паровой двигатель поставить. Там проще, винты делать не надо ему, уже есть, а паруса ставить – только если на самый крайний случай, тяжеловат он для них.

– И как это Комитет согласился? – спросил Санька.

– А у них другого выбора нет. Финны попросили помощи, а к ним без флота, сам знаешь, можно и не соваться.

– На них что, напали? – не понял Санька.

– Пока нет, но они очень не хотят, чтобы это случилось. – Адмирал помолчал немного. – Вечером все узнаешь, мы на острове Командора ночевать будем. И, кстати, посольство тоже туда везем. Если торговые вопросы Комитет сам решает, то по поводу военной помощи послал их к Командору.

– А чего финны хотят?

– Паровоз хотят, точнее, трактор на паровом движке. Металл, инструменты. Ветряные мельницы. Кирпич. Бумагу, удобрения… Канаты, веревки, у них там конопли-то нет. Ткань льняную. Взамен обещают лес, точнее, пиломатериалы, у них там нормальная лесопилка сохранилась, только им электрогенератор нужен или опять же паровая машина, еще дают картошку, зерно, собак ездовых и охотничьих и на будущее – лошадей. У них осталось несколько, вроде они собрались их разводить. Так что есть что на что менять.

– Вроде они позатой зимой, да? Назад, на нас в набег приходили, тогда еще на Пасеку наехали, пограбили слегка, в осаду взяли. Потом пограничники с Заставы подтянулись, отбились, – припомнил Санька. – Мы только-только замок освободили, зиму едва пережили… А теперь, значит, помощи просят.

– Так то с голодухи было, ты вспомни тот год, мы и сами не шиковали, – заметил адмирал. – Потом-то мы мирный договор заключили, начали друг к другу караваны торговые пускать. Ты и сам через их земли проходил.

– Да мы первый раз когда пошли, нас там чуть и не убили тут же… Хотя потом разобрались все же. Наладились отношения. У них там как раз банда какая-то шуровала, а на нас подумали. А мы куда идем-то?

– Сначала к Командору, кирпич выгрузим, заберем генераторы, потом на Пароход, кожу отдадим и все железо, там берем селитру и идем в Питер, заходим на Институтский остров, был там когда-нибудь, нет? Поглядишь заодно. Дальше в Пулково и потом на запад через пролив в Южную крепость. По дороге селитру раздаем, грузим торф, у институтских – семена. В Южной крепости удобрения сгружаем, берем зерно и гравий. Гравий тащим в Пулково, там меняем его и часть зерна на свинину, потом опять заходим в Питер и возвращаемся обратно. Думаю, за месяц управимся со всеми остановками и делами по дороге. Шнява у нас пока единственная рабочая лошадка. А в следующем году начнем новый пароход строить. Да и железку, может, когда дотянем до Парохода сначала, а там и до Питера. Тогда полегче будет с перевозками.

– Я все же не понимаю, а мы зачем? – не удержался Санька.

– Да в основном чтоб без дела не болтались, – усмехнулся адмирал. – Да и у Командора для вас есть сюрприз…

Остров Командора лежал в нескольких сотнях метров от материкового берега, на полпути между Замком и Пароходом. На горизонте виднелась башня замка, по прямой, по воде, до него было часа два хода под парусом. Остров явно перенесся с Земли. Обращенная к суше часть полого уходила в воду большими гранитными, отполированными ледниками и морскими волнами за тысячелетия, склонами, а край, смотрящий на море, был будто обрублен, словно каравай хлеба разрубили пополам и одну половинку убрали. Высокий скалистый обрыв понемногу разрушался, но за те несколько сотен лет, прошедших после переноса, еще сохранял свой почти ровный и слишком правильный для естественного природного образования вид. Там, наверху, берег уже укрепляли, и там же и стояла усадьба Командора, скорее даже маленькая крепость… Внизу, на обращенной к Большой земле стороне, в бухте поставили деревянный причал для приходящих судов. Шнява пришвартовалась, посольство сошло на берег, и охрана повела их наверх, в усадьбу, а команда приступила к разгрузке. Капитан приказал полностью освободить первый трюм. Кирпич оттуда выносили и складировали прямо на берегу у причала. Сначала, как обычно, начали кидать в кучу, но потом, после того как несколько блоков разломалось, боцман разорался и назначил двоих матросов собирать аккуратно сложенные палеты. Еще до темноты работу закончили. На шняве всех, кто свободен от вахт, капитан отпустил на сушу, но матросы бывали здесь уже не раз, и портовых кабаков на острове не предвиделось. Так что команда просто развела костер на берегу и жарила шашлыки.

– А наверх как поднимать? – поинтересовался Санька.

– Они сами заберут. За пару дней на тачках перевозят, – ответил адмирал и улыбнулся. – Дружинники все равно здесь тренируются, будет для них силовая подготовка… Пойдем, пока на судне делать нечего, мы с тобой у Командора погостим.

Остров был всего пару сотен шагов в ширину, но зато вытянутый в длину, и напоминал огромный, лежащий на воде лук. Крепость Командора стояла на самом высоком месте посередине, а на сужающихся краях виднелись караульные вышки.

– Хорошее место. И берег прикрывают, и сами во все стороны все видят, – заметил Санька.

– Да. – Андрей остановился и, стоя на широкой, как следует утоптанной и посыпанной галькой и песком дорожке, ведущей вверх по склону, обернулся к проливу. – Там по берегу как раз железная дорога проходит, она тут почти к воде подошла. На той стороне тоже причал стоит, и, наверное, будут станцию строить. А потом и деревню. Со временем, может, и перевалочный пункт появится, порт, железка, форт с моря. Место неплохое. А сейчас как раз через эти места к Пароходу тянут железную дорогу…

Дорожка прошла через небольшую рощицу и вышла к огородам, за которыми уже стояла большая деревянная стена, примыкающая краями к обрыву и отрезающая часть берега.

– Да тут и правда крепость! – восхитился Санька. – Это когда же успели построить?

– Тебя давно не было, – заметил адмирал. – Целый год болтался где-то… В последнее время много строят. Народа добавилось, хотя и недостаточно. Ты же не был на юге? Там за проливом сохранились в Пулково поселения. И по берегу нашлись еще. Забираем людей сюда, строим. А строить надо много, жилья не хватает, земли для крестьян. Скоро от Заставы до Парохода все в хуторах будет. Вокруг Питера северного тоже. На юге, в Южной крепости, там даже не хутора, там надо села ставить, там земля богатая. Если трактора начнем делать, то на юге житница зерновая будет. А людей не хватает на все. Главная нехватка в них. Мы уже пятнадцатилетним предлагаем из семей уходить и собственным хозяйством обзаводиться, даже браки разрешили у подростков, лишь бы они сами, своим умом жили и детей рожали. Очень рабочих рук не хватает. Поэтому приходится брать одно-два направления, а остальные постольку-поскольку… И что самое печальное, народ начал забивать на общие стройки. Помнишь первый год? Как все дружно брались, все ладилось, как вместе бандитов ловили. А сейчас мужик дом поставил, жену привел, поля вспахал, корову на урожай выменял, налепил горшков, за зиму лен да коноплю в ткань перевели, приоделись. И все, ничего ему не надо. Живет на своей земле, детишек плодит, а до остальных ему дела нет. Помогли хозяйством обзавестись – и до свидания. И таких все больше. И ничего не сделаешь, только налогом обложить.

– А я на Пасеке школу-интернат видел и армейское училище в городе, – вспомнил Санька.

– Так приходится! Детей забираем на зиму, чтобы выучить, вдолбить им, что жить только для себя – это для нас смерть. Дети – они же как пластилин, что вылепишь, с тем и будут всю жизнь. Если его родители убедят, что хутор и корова да девка в доме – это главное, то он так и будет всю жизнь поля пахать, да еще урожай прятать, чтобы налог поменьше сдавать. А нам инженеры нужны, строители, химики, геологи. Порох делать, нефть в бензин перегонять, руду искать, не будем же мы вечно болота осушать и железо из болотной руды выколупывать. Много чего надо, не сделаем сейчас – через поколение-два забудут все.

– Введите налог на железную руду, я читал, в Швеции в Средневековье крестьяне железом сдавали, сами его копали, сами выплавляли, – припомнил Санька.

– Ага, а сколько они леса сожгли и сколько руды в отходы ушло? Они же меньше тридцати процентов из руды вынимали, и качество было – только в повторную переплавку. Нет, это не выход. Ну да ничего, будем живы – разберемся… Или пароход разберем, он большой, надолго хватит.

Дорога тем временем подвела их к раскрытым воротам. Во внутреннем дворе ковырялись в пыли куры, несколько девушек приглядывали за небольшой группой малолетних детишек, правда, болтали при этом и смотрели плохо.

– Эй, красавицы, у вас ребенок в собачью будку полез! – крикнул им Санька.

Одна из девушек сорвалась с места, побежала вытаскивать мелкого из конуры.

– Балаболки, – буркнул Андрей, – даже с этим не могут справиться. Говорят, недавно ребенок под крыльцо забрался и с кошками там уснул. А потом дружина по всему острову бегала его искала, мать чуть с ума не сошла, думали даже, что с обрыва упал. Хорошо Командор женщин с детьми на зиму решил с острова в город отослать.

Стена стояла и вдоль обрыва, на углах возвышались небольшие башенки, а в центре заграждение соединялось с огромным двухэтажным каменным домом. На крыше с одной стороны поднималась башня, с другой такая же еще строилась.

– Это мы для башен кирпич привезли?

– Точно, – подтвердил адмирал. – С моря там бойницы, как у крепости, поверху галерея для стрелков, а над башней, видишь, антенна стоит, там радист сидит.

– Настоящее радио? – восхитился Санька.

– Пока искровой приемопередатчик. Азбукой Морзе помехи создаем, а в Замке их принимают. Потом по станциям телеграф поставим. Может, и с берега сюда кабель бросим, под проливом. Пока специалисты есть, будем восстанавливать цивилизацию. Связь нам очень нужна.

– А это в углу что там за труба, забором огорожена? – Санька указал на высоченное сооружение метров шесть в диаметре.

– Это ветровая электростанция. Там внутри лопасти стоят по всей высоте, тяга в трубе постоянная, внизу генератор и редуктор, малооборотистые вентиляторы его крутят, а он уже на генератор выдает как положено. В подвале под домом аккумуляторная станция, из Питера приволокли, там гараж нашли. По дому лампочки автомобильные висят. Насос воду качает из колодца в бак на чердаке.

– У нас такой же, только ветряной двигатель на крыше…

– Здесь проще, ветер нужен только для электричества. Радисту подвели питание и свет. Лампочки, наверное, будем скоро сами делать, пока с угольными стержнями вместо вольфрамовых нитей накаливания. Тут у Командора много интересного, в левом крыле типографский станок стоит, ручной, правда, газету издают. Он потом сам покажет. В правом – слесарня, стволы сверлят, ружья делают. Правда, и скорострельность, и дальность слабовата, конечно, не снайперки, и даже не винтовка Мосина получается, скорее помесь мушкета с берданкой.

– Здорово, а где сам Командор-то? – Санька не то чтобы соскучился, но давно не видел предводителя.

– А сейчас узнаем. – Адмирал как раз подошел к крыльцу, на котором скучал охранник. – Начальник где?

– На берег уплыл, – вскочил дружинник, увидев адмирала. – Состав с рельсами не прошел вовремя, а из Замка передали, что вышел по расписанию, так второй взвод весь и отправился вместе с Командором, узнать, в чем дело. Да вы заходите, в гостиной стол накрывают, вы как раз к ужину.

…Когда уже стемнело, в большую гостиную вошел Командор. Он скинул на вешалку у входа кожаную куртку и прошел к столу. Финское посольство встало, приветствуя предводителя колонии. Дворовые закивали, приветствуя командира, адмирал махнул ему рукой, продолжая грызть куриную ножку, а Санька вдруг расплылся в улыбке от уха и до уха.

– Садитесь-садитесь, господа, – произнес Командор. – Привет адмиралу. О, Санька, сколько лет, сколько зим…

Командор подошел к Саньке, тот встал, и они обнялись. Потом Командор отодвинул Саньку, держа его за плечи:

– Ты вроде еще подрос!

– Да вы что, сговорились все, что ли, – шутливо обиделся Санька. – Всего-то год не виделись.

– У нас тут такие дела творятся. Ты вроде только из похода? – Командор прошел к своему месту во главе стола. – Представляете, какой-то гад отвинтил сегодня рельс на дороге. Хорошо дрезина шла, курьеры заметили, паровоз остановили. Следы нашли, послали людей с собакой, не знаю, поймают ли…

Командор уселся и начал активно поглощать припасы, выставленные на стол. Зал-гостиная был большой и предназначался не только для торжественных обедов, но и для приемов, балов и заседаний, в том числе – аудиенций. Когда все уже наелись и стол освободили от остатков пиршества, дворовые прибрали в зале и удалились. На чистую столешницу выложили карты. Кроме Командора и финского посольства, в зале остались адмирал, воевода – командир дружины и Санька. Финны покосились на молодого паренька, но, видя, что Командор и остальные относятся к нему как к равному, промолчали.

– Прошу простить за вынужденное опоздание, – начал Командор. – Если вы не считаете, что уже слишком поздно, то предлагаю начать обсуждение ваших проблем прямо сейчас. Быстрее договоримся – быстрее отправим вас обратно… Утром придет яхта. Она отвезет вас домой.

Пожилой солидный финн начал говорить, а молодая женщина переводила на русский с легким балтийским акцентом. Остальные посольские молча слушали.

– Наши торговые предложения уже обсудил ваш Комитет, ваши представители готовы послать караван с купцами, но утвердить его решение должен Командор. Но у нас есть еще одна, крайне неприятная новость, которая, как нам кажется, будет представлять и для вас определенную опасность. Мы просим вас выделить отряд для охраны наших северных хуторов. Там шалит какая-то банда.

– А что именно происходит? – уточнил адмирал. – В чем шалость-то заключается?

– Больше года назад у нас сожгли северный хутор…

– Я знаю! – влез в разговор Санька. – Мы как раз возвращались через те места из похода, в конце зимы это было. Вышли на берег их острова и нашли пожарище, думали, может, угорели хуторяне и не уследили. А потом финны подвалили, начали нас обвинять, что это мы хутор сожгли, но в конце концов разобрались. Так ведь и прошлой осенью на севере случилось что-то. Мы слышали, когда месяц назад через них шли, опять что-то сгорело.

– Да, – подтвердил пожилой финн, – где-то в конце осени на севере были уничтожены два хутора. Один сожгли полностью, на втором частично сохранились постройки. Мы успели, загасили пожар. Потом разобрали развалины, нашли тела. И еще вот это…

На стол выложили что-то округлое, завернутое в тряпку. Один из финнов развернул предмет, и все увидели круглый щит, примерно метр в диаметре, с большим медным шишаком посередине, обитый по краю кожей. Одна сторона немного обгорела, но в целом щит был не поврежден.

– Санька, ну-ка примерь, – попросил Командор.

Санька взял щит и надел его на руку, согнул локоть, прикрывая торс.

– Смотрите, здесь зубы! – заметил он. – Кто-то край грыз!

И действительно, кожа и дерево верхнего края были явно обкусаны, даже не хватало нескольких щепок и кожа была содрана. Щит явно очень и очень странный.

– Это же сколько мухоморов надо съесть, чтобы собственный щит кусать, – произнес адмирал. – А может, кому по зубам досталось как раз краем?

– Мухоморы, говоришь? – медленно и задумчиво проговорил Командор. – А покажите-ка на карте, где были нападения?

Финны сгрудились вокруг стола. Карта была нарисована от руки на кальке, наложенной на старую земную карту.

– Вот здесь. Это первый хутор, он почти на самом севере. Где-то в феврале как раз его сожгли. Вот здесь, чуть западнее, – еще два, в прошлом году, в середине осени…

– Август, – сказал Санька.

– Что? – Все обернулись к нему.

– Следующее нападение, если оно будет, придется на конец лета, и скорее всего, вот на эту деревню. – Санька показал место на карте. – Это единственное поселение на севере, на берегу. Оно последнее… Дальше надо идти вглубь острова.

– А почему летом? – спросил на плохом русском кто-то из финнов.

– Я так прикинул, кто бы это ни был, они идут с севера и каждый год подходят все ближе. В первый раз пришла небольшая группа, может, разведка, скорее всего, им уже надо было возвращаться. Напали на хутор и по льду ушли. К лету основное войско было уже ближе, и выслали большой отряд, они напали уже на два хутора, и у них было время, чтобы ограбить и сжечь первый, но со второго их, видимо, спугнули ваши жители, прибежавшие на пожар… Может, они действовали двумя группами… Я бы на их месте еще разведку разослал по округе, поглядеть цели для будущей атаки. Мелких хуторов там не осталось, а в дне пути – одна деревня. Очень серьезная и беззащитная цель. Налетчики, видя свою безнаказанность, должны прийти большим войском, может, даже все придут, и вполне могут захотеть там и остаться. Тогда будет война…

– Жуткая перспектива, – ответил финский лидер. – И, похоже, вы правы. Тем более мы вынуждены просить вашей помощи. У нас мало людей, они разбросаны по удаленным островам, и нет подготовленных к бою вооруженных сил.

– Викинги с отрядом берсеркеров, – внезапно сказал Командор. – Полуголые, обожравшиеся мухоморов, грызущие свои щиты и бросающиеся в бой с одним топором, откинув щит в сторону, неукротимые, злобные, мстительные и… очень уязвимые, так как идут в бой без доспехов. Но могут биться, пока не упадут замертво, так как не чувствуют боли, отравленные галлюциногенами… А за ними следом идет хорошо бронированная дружина, добивая раненых. В той деревне есть хотя бы частокол? И отряд самообороны?

– Мы не думали, что нам придется столкнуться с варварами, – вздохнул пожилой финн.

– Теперь придется подумать, – жестко отозвался Командор. – Сначала они снесут вас, а потом пойдут по нашим землям. Жить мирно такой сброд не умеет. Всё, все свободны, время позднее, завтра решим, что делать дальше…

Финнов отправили отдыхать, а Командор с адмиралом и воеводой засели над картами, думая, как им быть. Санька прогулялся по галерее на обращенной к морю стене усадьбы и тоже пошел в койку в отведенной ему комнате. Ночь стояла тихая и безветренная. Море стыло, и с него поднимался густой туман. К утру затянуло так, что от одной стены крепостицы не было видно другой. Туман стоял высокий и плотный, с башен не проглядывалась вода под обрывом. Солнце только-только взошло и еле пробивалось сквозь пелену блеклым кружочком.

В двери дома ворвался караульный:

– Вставайте все! С моря гудки, пароход идет!..


Глава 2
Туманное утро

Наш славный пароходик уткнулся лбом в причал.
Волна качает сходни, приехали, финал…[1]

Не спалось. Долгое путешествие, переход через чудовищно жаркий экватор, голые каменистые пустыни вместо африканских берегов. Раздробленная на огромное количество островов Европа, Англия не нашлась, видимо, осталась на дне. Смешные люди на лошадях, с длинными копьями в руках и ведрами на головах, пытавшиеся по суше преследовать супертанкер. Сигнал маяка, который становился все ближе. Впечатлений было много, но жизнь на корабле текла в своей неспешной манере, как проплывающие мимо берега. Игорь вышел на мостик.

– Ну, что у нас плохого? – спросил он, мельком глянув на экран сонара.

– У нас хорошее, мы склисса нашли, – пошутил стоявший у руля Боб, которому совсем недавно Игорь пересказал чудный древний мультик. – А так туман, мы скорость на самый малый сбавили.

– Это правильно, – согласился Игорь, зевая. – Как молоко, ничего не видно. На радаре что?

– А радар это… не работает! – доложил растерявшийся Боб.

– Как – не работает? Я только что видел, антенна крутится!

– Экран не работает. – Голос у Боба совсем упал.

– Мы чего, вслепую идем?

Игорь подошел к тумбе-стойке радара и с неожиданным проворством поднырнул под нее.

– Я сколько раз вам говорил, – принялся он отчитывать рулевого, – после уборщицы проверяйте подключение, вот же кабель, опять выдрали.

Он воткнул на место разъем, закрепил и вылез из-под стойки. На медленно прогревающемся экране начало появляться изображение.

– Боб, дави на гудок! – закричал Игорь. – Допрыгались! Капитана на мостик! Машина, самый полный назад!

Буквально через несколько секунд в рубку вломился Джо, тут же бросился к радару, оценил и отдал команду:

– Лево руля! Перекладывай до упора! Игорь, с ракетницей на правое крыло!

– Да что там? – чуть не плакал Боб.

– Если на камни напоремся, все, считай, отплавались, – мрачно сообщил Джо. – Идем прямо на какой-то остров.

Капитан перешел к эхолоту, проверил показания.

– Глубины пока достаточные, главное, отвернуть в сторону.

На мостик всунулся на секунду Игорь:

– Выстрел с берега, похоже, пушка!

– Дай ракету, – скомандовал капитан. – Боб, гудок каждую минуту по пять секунд.

Капитан раздраженно походил по мостику, глядя в туманное молоко за иллюминаторами. Потом взялся за громкую связь:

– Внимание, экипаж, внимание, пассажиры! Мы идем на берег, возможно столкновение! Всем не занятым в работах укрыться в боксах! Уйти с палубы!

Снова в тумане разнесся тревожный гудок. Танкер отворачивал влево, но слишком медленно. На правом борту раздался какой-то скрежет.

– Игорь, на палубу, что там случилось? Я с мостика ничего не вижу.

– Сейчас, капитан, все выясним!

Штурман убежал вниз. Уже через минуту он доложил по рации:

– Кран сорвало, плохо закрепили, стрела упала и висит за бортом. Поднять не можем, трос лопнул, и гидравлика потекла.

– Игорь, уйди оттуда, сейчас по правому борту берег будет, если кран его зацепит, там вырвет все вместе с куском борта!

– Понял, укроюсь рядом.

– Люди как?

– Попрятались!

Туман, казалось, становился только гуще. Откуда-то издалека послышались мерные удары о металл, не то кто-то стучал в рельс, не то в колокол. Время шло.

– Джо, берег совсем под бортом! – сообщил по уоки-токи штурман, перегнувшийся через фальшборт. – Быстро поднимается, на берегу факелы!

Гранитная скала медленно проявлялась за бортом, становясь все выше и все ближе. К штурману подбежал один из пассажиров, дернул Игоря за плечо, указывая на скрывающийся в тумане берег:

– Кричат!

Цепочка факелов прервалась, один из них упал, раздались новые крики, люди на побережье уворачивались от висящей стрелы. Внезапно кто-то с берега прыгнул, уцепившись за нее, и пополз на танкер.

– Санька! Стой, куда! – раздалось с берега.

– Уберите стрелу! Уберите! – кричал карабкавшийся по ней человек. – Ап эроу крейн! Вашу мать![2]

Игорь рванулся к крану и втащил на борт чуть не сорвавшегося вниз молодого парня.

– Дом, там дом впереди! Хоум, кастл![3]

Игорь бросил парня на палубу и быстро огляделся, схватил валявшийся между контейнерами кусок трубы и надел его на рукоять маховика.

– Давай помогай! Поднять не получится, попробуем повернуть!

Парень вскочил и ухватился за трубу рядом с Игорем. Они дернули и с трудом провернули проржавевшую резьбу.

– Давай еще! И-и раз! – скомандовал Игорь.

На помощь уже бежали пассажиры. Кто-то встал рядом с Игорем и незнакомцем с берега, кто-то закинул веревку с крюком на стрелу, и сразу несколько человек начали тянуть ее к борту. Стрела медленно, со скрежетом поддавалась и поворачивалась.

– Внимание всем! Отдаю якоря! – раздалось по громкой связи, и тут же за кормой загремели якорные цепи.

Танкер все еще полз в опасной близости от берега. Стрелу удалось прижать к танкеру, мимо проплыл деревянный частокол и большой дом. Игорь содрогнулся, представив, что было бы, если бы стрела крана цепанула здание.

– Джо, что с глубинами? – запросил он по рации.

– Плохо, похоже, заденем, – ответил капитан.

«Ну, точно все, дальше пешком», – подумал Игорь и обернулся к парню с берега:

– Эй, ты откуда такой шустрый?

– Живу я тут, Санькой зовут, – мрачно ответил парень. – Это вы тут расплавались!

– Ага, это мы пока можем. Я Игорь, штурман. Хочешь, я тебя с индейцами познакомлю? Только они по-русски не говорят.

– Успеется, – ответил парень, цепко оглядывая палубу. – Это что, контейнеровоз какой-то?

– Танкер, модернизированный, – пошутил Игорь. – Слушай, а у вас тут спутник не падал? Может, находили?

– И спутник падал, и какая-то здоровая комета или астероид. Мы думали, рванет, а она, наверное, далеко улетела, не слышали взрыва. Вам надо с Командором поговорить. Мы встанем когда-нибудь или до самого берега ползти будем, пока не уткнемся?

– Встанем, уже скоро, – успокоил Игорь. – Просто очень тяжелый танкер, не получается сразу на тормоз нажать. О, а это что у вас?

Парень обернулся посмотреть, что там заметил штурман.

– А, это замок, я же говорил.

– Что, правда натуральный замок? – восхитился Игорь и взялся рукой за коробку рации, прикрепленную к вороту куртки, связался с мостиком: – Джо, видишь крышу над туманом? Там замок стоит. Что у нас с движением?

– Встаем, – сообщил капитан. – Боюсь, якоря оторвет.

– Носовые скинь, теперь уже все равно, похоже, встанем надолго.

– Согласен, – подтвердил Джо, и через секунду послышался лязг цепей на носу.

Еще пара минут, и танкер наконец замер. С мостика раздался длинный гудок.

– И вам здрасте, – произнес парень. – А это что у вас вместо шлюпки?

– Баржа самоходная, из Америки тащим. Только надо кран починить теперь.

– Не надо, трап есть у вас? Сейчас шнява подойдет. Ух и всыплет вам дядя Командор.

– Да за что, радоваться надо, что полмиллиона тонн нефти на берег не вылилось, – попытался порадовать парня Игорь.

Из тумана послышался гудок парохода. Игорь окликнул людей на борту.

– Трап на правый борт, сейчас пароход подойдет!

Внизу под бортом показался корпус пароходошнявы.

– Вот, это наш Командор, – показал Санька вниз. – Рядом наш адмирал, а это наш флот, почти весь.

– Ну чего, солидно, – улыбнулся Игорь. – Если сами делали, а не готовую нашли.

– Шняву нашли, сами только паровую машину поставили, – сообщил скаут. – А вы свой танкер сами делали?

– Ага, всего за двести лет собрали, по винтику, – рассмеялся Игорь. – Да нет, это Джо, капитан наш, надыбал вещь. Правда, ему пришлось океан сначала перелететь, а потом переплыть в обратную сторону.

– Повезло, – сказал Санька. – Видели мы одного пилота, он на дереве висел, под парашютом, а волки ему ногу отгрызли.

– Наш? – нахмурился Игорь.

– Вроде нет, шлем от него остался, где-то в замке лежит, для будущего музея.

Спустили трап. Шнява пришвартовалась к борту. Снизу поднялись несколько человек.

– Санька, сучий потрох, ты живой? – крикнул высокий бородатый мужчина.

– Да все в порядке, навожу связи с местным руководством. – Скаут подвел Игоря к прибывшим. – Это Игорь, штурман, Командор, руководитель нашей колонии, Андрей, адмирал. И охрана, куда без нее.

– Приветствую на борту. – Игорь пожал всем по очереди руки. – Пойдемте в кают-компанию, у нас там обычно совещания проводятся. По-английски говорит кто-нибудь? А то тут большинство американцы. Ага, вот и шериф бежит.

Где-то на палубе послышался собачий лай.

– У вас тут еще и собаки, – проговорил Санька, наклоняясь к Игорю.

– Точно. А еще пони в загоне и настоящие мамонты, правда, замороженные.

Игорь отошел от ошеломленного скаута и указал рукой в сторону кормы:

– Что ж, прошу за мной, господа, или товарищи, как тут у вас принято?

– По-всякому можно, – сказал Командор. – Ведите.

И снова в кают-компанию набилось много народу, пришлось даже часть любопытных выгонять. Пришел капитан, шериф, обычный состав руководителей от американцев. Очередным шоком для гостей стало появление вождя, который успел по дороге оценить пароходошняву.

– У вас тут американцы… коренные? – только и спросил Командор.

Игорь подтолкнул Саньку, мол, я же обещал индейцев, и ответил:

– Не все, только одно небольшое племя. В основном белые, есть немного негров и других рас и национальностей.

– И много у вас людей? – спросил адмирал.

– Более трех тысяч человек, основная часть эвакуировалась из Америки, часть подобрали по дороге в бывшей Колумбии, еще первобытное племя из Африки, собрали кого могли.

– Понятно, – кивнул Командор. – А мы только вчера говорили о нехватке людей.

– Воюете? – спросил Джо.

– Строимся, – ответил Командор. – Планов много, людей не хватает.

Вождь незаметно кивнул головой, довольный ответом.

– Но повоевать пришлось и еще придется. Наши соседи, финны, сообщили о набегах на северные деревни. Ждут следующего нападения.

– С охраной поселений мы окажем любую помощь, – сказал шериф. – Люди у нас опытные и стрелять умеют. Мы еще заметили по дороге какие-то рыцарские сообщества на западе. Они явно собирались следовать за нами, а значит, стоит ждать и их тоже.

Игорь перевел. Адмирал говорил по-английски свободно, Командор понимал смысл, но сам не говорил, Санька знал несколько слов, но в основном игровой английский. Командор кивнул.

– Надо назвать какое-нибудь озеро Чудским, – пошутил Командор и продолжил: – Мы будем благодарны за любую помощь. Нам нужны не только стрелки, но и технические специалисты, строители, учителя, врачи. Я был бы рад, если бы вы согласились влиться в нашу колонию, но это сначала надо обсудить с нашим Комитетом. Скорее всего, они захотят распределить вас по разным поселениям, возникнут некоторые… языковые сложности. К тому же вы, возможно, захотите осесть компактно, одной группой…

– Нам тоже надо это обсудить, – высказался мэр. – В любом случае спасибо за предложение.

Андрей склонился к Командору:

– Надо их финнам отдать, по-английски они говорят неплохо, люди им нужны, заодно и от викингов отобьются.

Командор отрицательно покачал головой:

– Не думаю, что это хорошая идея – усиливать соседей. Лучше финнов ассимилировать.

Игорь заметил переговоры руководителей колонии, но не стал привлекать к ним внимание, мало ли, свои какие-то терки, а по-русски тут говорили только он и Джо, так что никто ничего не понял. Но мысль про соседей он услышал и внутренне согласился с Командором: людей надо собирать в кулак, а не разбрасываться ими. Мэр и шериф если что-то и заметили, то все равно русского не знали.

Командор встал:

– Спасибо за прием и позвольте откланяться. Сформируйте делегацию для переговоров, и мы встретимся с вами в замке вместе с Комитетом. Там все и обсудим окончательно с учетом ваших предпочтений. Скажу честно, я бы с радостью использовал ваших людей по специальности, люди нам нужны, и мест для работы гораздо больше, чем рабочих рук, но если вы захотите поселиться локально или даже отправиться дальше, мы пойдем вам навстречу. Еще раз спасибо, ждем вас у себя и приглашаем посетить замок и город.

Командор и его люди вышли. Следом за ними вышел и вождь, Игорь метнулся к Джо:

– Я с ними, надо поговорить с этим Командором!

– С краном что, совсем плохо? Попроси местных на пароходе обойти вокруг, осмотреть борт. Давай, сообщи потом, как пройдет.

Игорь умчался на палубу. Вождь стоял около трапа и провожал гостей. Игорь заприметил Саньку и подошел к нему:

– Слышь, парень, попроси вашего начальника взять нас с собой, разговор есть.

Пока скаут пошел договариваться, Игорь обернулся к вождю:

– Что-то не так? Что вас тревожит?

– Эти люди. Я не знаю их языка, они не знают нашего, как мы будем передавать им знания?

– А вы решили, что они достойны? Почему же, многие из них вполне свободно говорят по-английски. Вон их адмирал хотя бы. – Игорь увидел, что Санька снизу машет им рукой. – Пойдем, приглашают.

Они спустились по трапу на борт парохода. Игорь смотрел на все с интересом, хотя в парусном вооружении он мало понимал, но увидеть паровую машину не отказался бы. Да и механикам с танкера было бы полезно познакомиться, в ближайшем будущем все равно придется переходить на паровую тягу. Но пока его интересовали другие вопросы. Запищал вызов рации.

– Слушаю, штурман.

– Игорь, я тут с сонаром поколдовал, короче, вписались чудом, но кругом мели, скалы, и, похоже, назад выйти не получится, своим ходом не вылезем. Мы тут как в люльке, – сообщил Джо. – Буксир, может, и вытащил бы, но тут он вряд ли есть. И я не знаю, что с корпусом, если днище пробили, то балластные цистерны зальет, и мы на дно ляжем. Тут неглубоко, будем сидеть на мели.

– Я понял, скажи Бобу спасибо, что не угробил нас всех. Шерифу доложи, что плавание окончено, пусть думает.

Игорь отключил рацию, оглянувшись на ожидавших его вождя и Саньку:

– Извините, капитан вызывал.

На корме шнявы закрутились колеса, пароходик отошел назад и начал разворачиваться, возвращаясь к островку в заливе. Санька провел Игоря и индейца в каюту адмирала. Матросы на палубе вытаращили глаза на необычный костюм и перья вождя, кто-то произнес вдогонку: «Чингачгук!»

Командор и адмирал что-то обсуждали, но замолчали, когда открылась дверь каюты. Санька завел гостей и остался стоять у двери. Командор молча показал рукой на свободные места за небольшим столиком.

– Добрый день еще раз, – поздоровался Игорь, присаживаясь. – Позвольте вам представить Кейкоу, вождя племени Совы. Он хранит в своей памяти половину двадцать первого тома Британской энциклопедии.

– Надо будет при библиотеке отдел переписчиков организовать, чтобы записать, – среагировал Командор.

– И переводчиков, вождь, к сожалению, не владеет русским, – добавил Игорь. – Адмирал, вы, кажется, свободно говорите на английском? Не могли бы вы обсудить с вождем ваше возможное сотрудничество? Его племя помнит всю Британнику, а там четыре миллиона слов.

– Ого! – Адмирал был не просто удивлен, а очень-очень удивлен, и он спросил по-английски: – А как вы добились такого невероятного развития памяти?

Вождь поднял руку, демонстрируя трубку.

– Медикаментозное воздействие? Наркотики? Впрочем, расскажете позже, давайте перейдем в кают-компанию, побеседуем там, не будем мешать.

Адмирал вывел вождя из каюты.

– Да, наш капитан просил, если ваш пароход не сильно занят, вернуться к танкеру и осмотреть борт на предмет повреждений, – вспомнил Игорь.

– Санька, сбегай на мостик, передай, – распорядился Командор. – И сам там побудь, проконтролируй.

Скаут фыркнул, но ушел, даже не сказав, что он думает про Командора.

– Итак, мы остались одни, – произнес Командор. – Что вы от меня хотели?

– Не буду развозить, перейду сразу к делу, – ответил Игорь. – Где-то в вашем районе упал спутник-картограф.

– Откуда вы знаете? – Командор даже вида не подал, что удивился.

– Видите ли, мы с Джо, капитаном танкера, космонавты, попали сюда случайно.

– Мы все тут случайно, – сказал Командор. – Да и великоваты вы для космонавта.

– Может, в ваше время и брали в космонавты всякую мелочь, а у нас это обычное явление, берут не по росту, а по специальности, – улыбнулся Игорь.

– Спутник у нас, мы его нашли в болоте и перевезли в хранилище, в замок. Зачем он вам?

– Раз он до сих пор работает, значит, вскрыть вы его не пытались, – сделал вывод Игорь.

– Вглубь не лезли, но сняли какой-то лючок снаружи, там экран показывает карту континентов, то есть это я думаю, что это карта, – поправился Командор.

– Какой-то монитор внешнего обслуживания скорее всего. Но правильно, это и есть карта, ее передает оставшийся на орбите зонд.

– Вот, я же говорил, что карта, – наконец обрадовался и проявил эмоции Командор. – А мне никто не верит, думают, что это графики какие-то. Сейчас к острову подойдем, я вам в усадьбе покажу ее, я перерисовал с монитора и наложил на карту Земли.

– Можно на «ты», – предложил Игорь, Командор кивнул. – Что касается «зачем»… Во-первых, скачать точную карту, думаю, вашей колонии она тоже пригодится. Во-вторых, определить координаты приводного маяка, он где-то дальше на восток.

– А, это та светящаяся точка, которая рядом с нашей, – припомнил Командор. – Подожди, так там было еще две точки.

Игорь поднял левую руку и закатал рукав, демонстрируя широкий браслет на предплечье.

– Тоже маяк, но слабенький. Скорее маркер. А то, что мы ищем, – настоящий приводной маяк, мощный.

– Ты надеешься связаться со своими? – спросил Командор.

– Я хочу хотя бы понять, где мы и что происходит.

– В первую осень, когда мы сюда попали, в небе пролетело что-то, как огромный метеорит, все в дыму. Мы думали, астероид падает, будет взрыв, но от него отделилось два маленьких объекта, один упал, это был спутник, который мы нашли, а второй крутился вокруг большого, пока они не ушли вместе за горизонт…

– Может, спасательная капсула с экипажем? – Игорь отчего-то облегченно вздохнул.

– Я второй год собираюсь отправиться на поиски! – с горечью произнес Командор. – А кругом столько дел, такая текучка, что не продохнуть, то одно, то другое. То набег, то мятеж, то болезни начались… Комитет выбрали, думал, будет полегче, какое там…

Раздался короткий гудок, пароход качнуло, и он замер на месте.

– Прибыли, пойдем, в усадьбе расскажешь о себе. – Командор поднялся, следом за ним и Игорь вышел из каюты.

– Только, Командор, ты о нас с Джо не рассказывай никому, – попросил штурман. – Не хотелось бы ненужного внимания. Мы будем обычными инженерами, работавшими в космической отрасли, таких на Земле десятки тысяч, ничего необычного.

– Как скажешь, хотя да, представлять вас космонавтами будет как-то несерьезно, – усмехнулся Командор.

Туман уже рассеивался, высоко поднявшееся солнце припекало, шнява выгрузила начальство и ушла обратно к танкеру. С дальнего берега раздался свисток возвращавшегося в город паровоза. Вождь, до этого внимательно слушавший охмурявшего его адмирала, резко повернулся и вгляделся в бегущий по рельсам состав. Игорь тоже оглянулся.

– Музейный? – спросил он.

– Обижаешь, сами сделали, – похвастался Командор. – Мы уже четыре паровых машины сделали, первую в городе в мастерских поставили, она самая громоздкая получилась. Вторую на шняву приспособили, уже опыта поднабрались. А потом решили, что пора паровоз собрать, и вот, бегает! Сейчас четвертую хотим на пограничный катер вместо дизеля воткнуть, скорость, конечно, упадет, но зато будет дополнительный транспорт.

– Так, может, перегонный куб и из нефти гнать бензин и соляру, а ваши паровые машины на мазут перевести? – высказал свою идею Игорь.

– Много нефти?

– Полмиллиона тонн!

– Ого! Солидный запас по нынешним временам, – уважительно произнес Командор. – Только чтобы ваши американцы да добровольно разрешили ее использовать…

– Это верно, просто так не отдадут, – вздохнул Игорь. – А я уж размечтался махнуть танкер на ваш катер и отправиться дальше. Придется пешком.

– Пешком не получится. – Командор направился к усадьбе. – Пойдем, покажу на карте.

Население крепостицы дружно высыпало навстречу подходящим с причала людям. Дружинники, их молодые жены, дети, даже собаки, все вышли посмотреть на новых людей. Звездой шоу, конечно, стал вождь индейцев в своем костюме из оленьей кожи с бахромой по швам и роуче с черными и белыми перьями на голове. Вождь степенно шел среди толпы, вежливо улыбаясь приветствовавшим его молодым людям и гладя по голове подбегающих потрогать «живого индейца» детей. На Игоря никто особо внимания не обращал, чему тот был только рад, постаравшись побыстрее проскользнуть в дверь следом за Командором. А адмиралу с вождем пришлось задержаться на крыльце, индеец обернулся к толпе и поднял руку. «Хау!» – дружно отозвалась толпа.

– Удивительно, как наши люди до сих пор любят индейцев, – улыбнулся Игорь, идя по коридору за Командором.

– Это все Гойко Митич виноват и старые фильмы, мы раскопали фильмотеку в руинах библиотеки, – сообщил Командор.

– Ах вот оно что, – догадался Игорь. – Я-то не помню этого актера, но хорошо, что ваши люди не знают, какие это на самом деле кровожадные и злобные твари. Джо потом расскажет, как он от них через всю Америку убегал.

Комната Командора была большой, но не просторной, вдоль стен все было заставлено шкафами, середину занимал массивный стол, на котором лежал лист с картой.

– Это что? – спросил Игорь.

– Местная карта, – ответил Командор. – Санька и его скауты бегают, составляют. Ищут, где можно новые поселения ставить, родники, озера, удобные бухты. Мест полно, людей не хватает. Финны вот приехали, у них там серьезная проблема, людей совсем мало, а теперь еще с севера кто-то набеги начал устраивать. Я бы вот не против завод построить металлообрабатывающий, а ни специалистов, ни рук рабочих на него нет. Будет жаль, если ваши люди решат уйти. Удержать их мне нечем.

– Как же нечем, сейчас паровоз по берегу пробежит, они от удивления танкер перевернут, – пошутил Игорь.

– Ну, поглядим, – кивнул Командор. – Значит, на востоке сейчас Ладожское море. Как далеко оно на север и можно ли его обойти с юга, мы пока не знаем. У адмирала есть яхта, но его одного отпустить в экспедицию я не могу. Если честно, самому очень хочется узнать, что же там упало.

– У нас на танкере самоходная баржа-пятидесятитонка, для моря не годится, но вдоль берега ползти может. Только топливо надо, – сообщил Игорь.

– Не, не пойдет, барже вашей и здесь работы будет много. Места неизвестные, надо брать отряд, хотя бы человек сорок – пятьдесят, а их надо кормить, все припасы с собой, палатки хотя бы. А если за морем будут острова, а потом опять пролив, то все равно какой-то морской транспорт нужен.

– Да что мы гадаем, отведите меня к картографу, я вам точную карту скачаю и точку на карте укажу, где маяк упал, – отмел сомнения Командора Игорь. – Тогда и маршрут определим. А на танкере у нас двадцать вьючных пони, мы их из самой Африки везли.

– Лошади? Круто! – обрадовался Командор. – Нам их так не хватает.

– Пони, конечно, лошади, но мало на что годятся, пахать на них нельзя, в тележку запрячь можно, верхом ездить, они выносливые.

– Сначала надо увеличить поголовье, – трезво рассудил Командор. – Пока придется обходиться без них. Скауты на байдарках по морю ходят, вроде пока все целы. И мы справимся.

– Индейцев возьмем с собой, они каноэ могут из этого… кожи и палок сделать.

– Да, это хорошая идея, – согласился Командор. – Кожа у нас есть. А завтра отправимся в замок, все равно вашу делегацию надо к Комитету везти.

Игорь еще раз осмотрел карту на столе, береговая линия была отмечена достаточно подробно, а на островах стояли значки ориентиров и реперные точки.

– А что это за круги? – ткнул он рукой в центр карты.

– Это мы отметили все места, где находятся куски старой Земли, наш кластер. Был у нас, – Командор поморщился, будто испытал приступ боли, – один хороший аналитик, он разработал теорию капель.

– Был? А что с ним стало?

– На нас напали. Он решил, что надо встать на сторону более сильного противника, привел захватчиков, поднял мятеж, попытался меня убить, – нехотя сказал Командор. – Сам погиб, как мы считали поначалу. Оказалось, был ранен, тяжело. Но выжил, его вывезли, сейчас где-то у финнов на островах прячется.

– Не хотите его найти? – спросил штурман.

– Зачем? В глаза ему посмотреть? Если он здесь появится, половина колонии потребует его казнить самым жестоким образом, причем несколько раз.

– Понятно. А про теорию капель? Интересно, расскажите, – попросил Игорь.

– Мы думаем, что первыми сюда попали большие фрагменты, вот как наш, включающий замковый остров, город на мысу и окрестности в радиусе нескольких километров. Там местность полностью совпадает с земной. Как давно это было, сказать трудно, но город от старости весь в руины превратился, а это каменные дома. Замок тоже пострадал, хотя не так сильно, его восстановить можно. Это была первая, самая большая «капля». Потом полетели «брызги», фрагменты поменьше, включающие небольшие локальные объекты: обработанное поле, деревню, отдельные строения. Растения, рыбы и животные сюда попали давно, лес успел разрастись и заглушить местную жизнь, животные, птицы, рыбы – расплодились.

– А местная живность еще встречается? – спросил Игорь.

– Да, видели необычных животных и растения неизвестные, но я не биолог, может, это из прошлых геологических эпох земные виды, вымершие.

– Мы в Африке на мамонтов охотились, – сообщил Игорь.

– Вот, значит, что-то из еще более ранних времен, – кивнул в подтверждение своих слов Командор. – Ну и последними сюда попали люди, почти все в один временной промежуток, плюс-минус несколько дней. Причем многие здесь оказались вместе со своим имуществом или с тем, с чем были рядом. Я автобусную остановку нашел в лесу, с людьми. И сам сюда на яхте попал.

– Действительно интересная теория, есть над чем подумать, – сказал Игорь. – Но это ваш кластер, а вот остальные круги, там что?

– Там не так просто. Пасека, Застава, Печниково, База Байкеров – попали сюда целиком, вместе с домами и жителями.

– То есть это отдельные микрокластеры, которые не разбрызгались, из-за своего размера, например, – предположил Игорь.

Командор с уважением посмотрел на штурмана, космонавт ему нравился своей открытостью и готовностью к сотрудничеству.

– Только непонятно, почему их во времени не разбросало, они все появились примерно в одно время с нами.

– Это что, индейцы здесь уже пятьсот лет, а до них прерии успели зарасти, и бизоны тысячными стадами бродили. А города стали появляться несколько лет назад, и большая часть уже в виде руин. В Африке я встретил первобытное племя – потомки буров, они тоже лет пятьсот назад здесь очутились. Они сейчас с индейцами на танкере, я их не смог бросить. Но в теории капель что-то есть, Джо, мой напарник, рассказывал, что в Америке ему попадались такие же круглые фрагменты. Горы, пополам перерезанные, как ваш остров, кстати. А на юге что?

– На юго-востоке Петербург-Петроград-Ленинград.

– Что, вот такое тройное название? – удивился Игорь.

– Люди из трех разных альтернативных реальностей. У нас здесь то же самое. Там вместо Невы широкий пролив, на севере осталось несколько зон, на юге Пулковская обсерватория, в проливе остров, там Институт генетики и биотехнологий. Раньше выводили кур с четырьмя ногами, для трудящихся, теперь просто разводят сельскохозяйственных животных. Тем и живут. А на юго-западе за морем почти субтропики, хорошие плодородные земли, мы там крепость на берегу заложили и уже четыре деревни заселили. Если на танкере есть фермеры, можно было бы их туда определить.

– То есть колония растет? – уточнил Игорь.

– Нет, уже нет. Мы выбрали весь человеческий ресурс, на сотню километров вокруг все обыскали, там людей больше нет. Теперь рост возможен только за счет подрастающего поколения, а это очень долго. Мы достигли предела роста, теперь только медленное, постепенное развитие. Очень медленное – если собрать девять женщин в одной комнате, они все равно не родят через месяц. Почему я и рассчитываю на ваших людей, даже если это будут американцы, не знающие языка. Нам просто нужны рабочие руки.

– Мы еще в Америке были, когда поймали какие-то переговоры с Мурманском…

– Да, мы пробовали связаться с сейнером, – подтвердил Командор. – Они где-то далеко, вроде пытаются к нам пробиться. Но если финны сказали правду, то между нами и сейнером какое-то племя варваров, что-то вроде викингов, финны привезли круглый, обгрызенный по краю щит.

– Викинги? – не поверил Игорь. – Хотя сейчас все возможно, после индейцев и рыцарей в Европе я, пожалуй, уже ничему не удивлюсь.

Во дворе ударил колокол. Командор выглянул в окно.

– Пойдем пообедаем, а потом в общем зале расскажешь моим о том, как вы сюда из Америки добирались. Я карту Земли свою принесу, заодно поправишь ее, уточнишь, где и как континенты сейчас лежат.

– А пойдем, – согласился Игорь. – Надо, наверное, и вождя спасать, а то дети его замучают.

Обед был недолгим, но сытным. После этого из зала-гостиной вынесли стол, и туда начал стягиваться народ со своими табуретами и скамейками. Командор повесил на стену карту Земли с нанесенными от руки поверх изображения линиями новых континентов. В целом, как оценил Игорь, карта была более-менее точна, не хватало мелочей вроде островов, заливов, но общая картина совпадала. Те, кому не хватило стульев, стояли вдоль стен. Народа набилось много, похоже, кто-то уже успел добраться до усадьбы Командора из города. В первом ряду сидел молодой человек с блокнотом, быстро зарисовывая говоривших и записывая речи выступавших, очевидно, местный журналист, готовивший статью в газету. Командор сообщил о неожиданном появлении гигантского супертанкера и вывел вперед Игоря, дав ему слово.

– Я рад приветствовать соотечественников, – под аплодисменты зрителей начал рассказ штурман. – Мы все тут собратья по несчастью, и надеюсь, будем и дальше держаться вместе. Сам я сначала попал в Африку, в окруженную ледниками горную долину…

Игорь рассказал об оледенении в Южном полушарии, о мамонтах, мясо, шкуры, скелеты и бивни которых они привезли с собой. О том, что его командир, катапультировав напарника, унесся в океан на неуправляемом летательном аппарате и попал в Америку, откуда с боями выходил сначала к побережью, а потом, восстановив найденный танкер, через океан. Рассказал про колумбийских партизан, про голую каменистую Южную Америку, про острова, на которые оказалась разбита Европа. Все это он показывал на карте, не забыв упомянуть вождя индейцев, который мог бы многое поведать про оборону Манхэттена как непосредственный участник.

– И вот в утреннем тумане мы влетели к вам в залив, как забитый кувалдой болт…

– Болт обычно кладут, – высказался кто-то в зале, и слушатели дружно рассмеялись.

– В нашем случае его забили, – улыбнулся Игорь. – И назад без буксира вытащить не получится. Мы еще не знаем, не повреждено ли дно, глубины тут мелкие, вполне могли продрать о ваши скалы. Тогда танкер просто ляжет на мель. В любом случае он отсюда еще очень не скоро сможет уйти.

– Так это ж здорово! Такая куча железа! – выкрикнул кто-то из зала.

Попросили выступить вождя, и тот с помощью переводчика рассказал историю своего племени, а потом долго отвечал на вопросы. Уже к вечеру изрядно уставшего вождя и штурмана отвезли обратно на танкер. Командор пообещал на прощанье завтра же отправиться с Джо и Игорем в замок. В закрытом с трех сторон островами заливе не было крупной волны, над гранитными скалами и прибрежным камышом парили чайки, охотясь на мелкую рыбу, подплывающую к берегу в более теплую, прогретую за день солнцем воду. Вдалеке у горизонта высилась башня замка, а рядом на краю острова возвышался холм, на котором сбились в кучу многочисленные строения нового города. Солнце клонилось к горизонту, ветер стих, вокруг стояла удивительная тишина, нарушаемая только плеском воды под бортом да криками чаек.

– Какие доброжелательные, терпимые люди, – восторгался вождь, отбросив свою традиционную невозмутимость. – Им все равно, какого цвета кожа.

– У нас всегда было многонациональное государство, людей всегда было мало, и мы научились уживаться со всеми соседями, – сказал Игорь. – Если они, конечно, не начинали качать права и требовать каких-то особых привилегий. Но если кто-то приходил с войной, то получал по заслугам от всех народов, населяющих нашу страну. Хотя ребенка-негритенка в школе могли дразнить, дети обычно жестоки к сверстникам…

– Да, пока не вырастут и не поумнеют, – кивнул Кейкоу.

Поднявшись по трапу на танкер, вождь сразу ушел к своему племени, сообщить новости и рассказать о местном населении. Игорь отправился искать капитана. По дороге его несколько раз остановили, рассказывая, как по берегу пробежал настоящий паровоз. Люди были возбуждены и радостны, все считали, что путешествие наконец-то закончилось. В воздухе витал дух первых пионеров и фронтира времен освоения Дикого Запада. После долгого утомительного плавания пассажиры хотели высадиться на неизвестные земли и начать новую жизнь. А вот руководство, похоже, считало иначе. Джо находился на мостике, споря с мэром и шерифом. Если шериф всего лишь призывал к осторожности и советовал не торопиться, присмотреться к местным, провести переговоры, то мэр был против объединения с русскими и требовал любым способом вывести танкер на открытую воду и продолжить плавание. Как он совершенно правильно понял, земли здесь много, и можно уйти достаточно далеко, найти незаселенные территории и основать там свою собственную колонию. Игорь постоял, послушал спор и сказал:

– У вас же демократия, устройте голосование, тех, кто захочет уйти, можно даже отпустить. Танкер все равно дальше не пойдет, мы сидим на мели, и без помощи нам его с места не сдвинуть.

– Вы специально загнали его сюда! – вскипел мэр. – Чтобы сдать его русским!

– Ты на меня не ори! – вспылил Игорь. – Горлом иди своих прихлебателей дави! Никто у вас танкер не отнимает, сидите тут хоть до морковкиного заговенья!

Мэр сразу как-то сник, не ожидая такого резкого отпора.

– Игорь, что значит «морковкино заговенье»? – спросил шериф.

– Ну, это пока рак на горе не свистнет.

– А раки разве умеют свистеть? – не врубился в русский юмор шериф.

– Считается, что нет, – ответил Игорь. – Мы с Джо завтра едем в замок, советую вам подумать и собрать делегацию для переговоров. И подумайте еще вот о чем. Индейцы, скорее всего, сойдут на берег, свое племя я тоже заберу, я за них в ответе. Здесь я точно не останусь. Джо сдаст вам танкер, выбирайте нового капитана и попытайтесь вылезти из этой лужи. Но лучше все же завтра выслушать местных и только потом принять решение. Джо, пойдем, надо поговорить.

Джо кивнул, попрощался с шерифом, и они направились в каюту капитана.

– Ну что? – спросил капитан.

– Хорошие люди, пытаются выжить, даже что-то строят, – ответил Игорь. – Это ты и сам видел.

– Я не об этом, – одернул его Джо.

– Картограф у них, в замке, завтра нас Командор туда отвезет. Около двух лет назад упал корабль.

– Почему ты думаешь, что это корабль?

– Он сбросил картограф. Активно тормозил. И его сопровождала или шлюпка, или спасательная капсула.

– Шлюпка? Значит, там был экипаж? – Джо не казался обрадованным новостями.

– Именно. Надо их найти.

– Делов-то, попросим вождя, они сделают нам каноэ, и отправимся, – предложил Джо.

– Не все так просто, – сказал Игорь. – Ты же слышал, что говорил Командор? Через два-три месяца сюда нагрянут викинги. Надо бы сначала помочь. Потом Командор готов организовать большую экспедицию и отправиться вместе с нами на поиски.

– Что ж, думаю, пару месяцев можно тут посидеть, может, и пригодимся, заодно узнаем этих людей поближе, хотя я бы не стал к ним сильно привязываться, даже если это твои соотечественники, – нехотя согласился Джо. – Вдвоем путешествовать нам привычно, но если тут викинги гуляют или еще какие дикари, то лучше большой группой передвигаться.

Весь вечер и часть ночи штурману пришлось провести на палубе, рассказывая людям о местных землях и о русской колонии. Вопросы не прекращались, и толпа на палубе не убывала. На носу корабля вождь собрал племя и тоже рассказывал о поездке на остров Командора, о том, как его там встретили. Между двумя этими точками курсировал мэр со своими людьми, собирая делегацию на утро и предлагая устроить голосование по итогам переговоров. А ночью над башней замка загорелся маячный огонь, и люди долго стояли у борта, вспоминая оставленный Манхэттен…


Конунг стоял над скалистым обрывом, а внизу ревело море варваров, угрожающе вскидывающих руки с булавами, мечами и копьями. Вождь глядел вниз и ждал того, кто первый рискнет полезть вверх, карабкаясь по отвесной стене, цепляясь за малейшие выступы и трещинки, на встречу с острым лезвием варяжского меча. Варвары, видимо, понадеявшись на легкую добычу, не стреляли из луков, но десятиметровый обрыв все же был серьезной преградой, даже если его край охранялся всего одним меченосцем, и они решали, пойти на штурм всем сразу или пустить нескольких самых опытных скалолазов.

За спиной у вождя викингов лежало несколько десятков тел. Здесь, на длинном и пологом склоне, идущем вдоль горной гряды и отрезанном от равнины скальным разломом, сошлось два отряда. Заговоренная настойка из сушеных мухоморов не помогла, и русские дружинники разили викингов наповал, но и сами несли потери. Сейчас на поле лежали только мертвые и умирающие. Битва окончилась поражением, и проиграли обе стороны. Только теперь конунг понял это, глядя вниз на армию варваров, которая вывалилась из леса на краю равнины и волнами накатывалась на горы, бушуя, как прибой под каменным склоном.

– Вождь! Мы предлагали переговоры, но вы решили биться. Ты не знал, что армия варваров на подходе?

Конунг обернулся на голос. К нему приближался Санька, командир отряда мечников. Санька шел по полю, прикрываясь щитом и держа меч наготове, но все же оглядываясь вокруг, пытаясь увидеть хоть одного раненого, которого можно было бы спасти. Чуть в отдалении виднелось еще несколько дружинников. Вождь викингов опустил меч. Воевать со своими вчерашними врагами он уже не хотел. Но исправить положение не мог.

– Теперь твои деревни будут беззащитны, – проговорил Санька, приближаясь к краю обрыва.

Варвары внизу взревели еще громче, увидев новую цель.

– Сначала они сметут вас, а потом пойдут на наши города. Но у нас хотя бы будет время собрать ополчение, – продолжал Санька, – если только мы сможем сегодня выбраться отсюда, с этого склона.

– Скажи, дружинник, – спросил вождь, – у вас есть корабли? Вы могли бы вывезти моих людей еще до нападения?

– Надо предупредить флот. Думаю, мы можем это сделать, только бы ваши не сопротивлялись.

– Отдай им это, – вождь снял с шеи толстую цепь с большим оберегом, – тебе поверят.

В нескольких шагах за спиной вождя поднялся с земли, тряся головой, пожилой бородатый викинг. Во время боя его сильно ударили по затылку и оглушили, но сейчас он пришел в себя. Увидев Саньку, он с яростным криком бросился в атаку, вскидывая над собой огромный двуручный топор. Санька прикрылся щитом, а вождь викингов бросил меч, подкинул ногой лежащее у его ног копье и, перехватив его двумя руками, даже не развернувшись, ткнул его назад, себе за спину, только присел немного. Нападавший с разбегу всем весом продавил себя, пропуская копье насквозь, наколовшись, как бабочка на иголку.

– За что? – Одной рукой он ухватился за копье, рука с топором упала, и воин так и остался стоять, упершись древком в землю. Острие копья вышло из спины.

– Жрец, ты ошибся, – произнес вождь. – Это не враги. Русские шли нам помочь, хотя мы столько раз грабили их прибрежные деревни. Но ты решил, что их надо уничтожить. Теперь нас всех убьют. И родных, и близких, и друзей, деревни сожгут, и только чайки будут помнить о быстрых кораблях с головами драконов на носу. И то недолго…

– Я не знал… – прохрипел жрец.

Каким-то чудом он еще оставался в сознании, не испытывая болевого шока, – мухоморы, похоже, все же действовали. К Саньке уже подбегали его бойцы.

– Я знаю, у вас есть греческий огонь… – прохрипел жрец. – Пусть очищающий огонь снимет с меня часть вины…

– Ты собрался прыгнуть вниз? – поинтересовался Санька. – Тебя возьмут на копья еще до того, как ты упадешь на землю.

– Тем лучше, огонь разольется шире… Конунг, переруби копье, – попросил жрец.

Вождь викингов одним ударом переломил древко, жрец качнулся, но устоял на ногах:

– Я готов уйти в Валгаллу…

– Дело ваше, – махнул рукой Санька, убивать вчерашних врагов, да еще на виду у толпы дикарей, беснующихся внизу, он не собирался. Обернувшись к своим, скомандовал: – Бурдюки сюда!

Два больших кожаных мешка повесили за спину жреца, перехватив его грудь ремнями крест-накрест.

– Ты, главное, до земли долети, – посоветовал Санька с издевкой. – А там уж Один тебя примет.

Хмурый вождь указал рукой на молодую лучницу-дружинницу:

– Пусть поможет огненной стрелой.

– И то дело, – согласился Санька.

Еще два дружинника с оставшимися бурдюками по приказу Саньки встали чуть поодаль с обеих сторон. На мешках в их руках и за спиной у жреца запалили длинные фитили. Дружинники угрюмо оглядывались, действовать заодно с врагами, даже бывшими, было неприятно.

– Давай не томи уже, – поторопил жреца один из дружинников, так же хмуро осматриваясь кругом.

Жрец внезапно выпрямился, как будто не из его груди торчал обрубок копья. Глаза его засверкали. Он снова вскинул топор и в два прыжка оказался на краю обрыва:

– Один!!!

Как какая-то огромная птица с раскинутыми руками-крыльями, оставляя за собой два чадящих дымных следа, жрец летел вниз прямо в толпу варваров.

Внизу на мгновение стихло, и море голов вдруг ощетинилось острыми копьями, готовясь принять тело врага. А лучница уже пустила следом огненную стрелу. И не успел жрец умереть, проткнутый десятком копий, как стрела впилась в один из бурдюков, и огненный шар вспыхнул на месте падения жреца. Толпа варваров отхлынула, жутко крича. Горящие дикари катались по земле, пытаясь сбить неугасимое пламя, одни варвары стремились отбежать от этого места как можно скорее, а те, что были поодаль, старались, наоборот, подбежать и помочь горящим товарищам, а дружинники уже метнули вниз еще два огненных снаряда. Им не понадобилась помощь лучников, два следующих взрыва бухнули по обе стороны от первого, накрывая еще более плотную толпу. Внизу разверзлось просто море огня, среди которого метались люди.

– Пора и мне. – Конунг поднял с земли еще один меч. – Помни, ты обещал помочь моим людям.

– Ты тоже собрался прыгать? Только ноги переломаешь, а напалма у нас больше нет, – заметил Санька и предложил: – Уйдем вместе.

– Нет, – отказался вождь. – Сегодня мы покрыли себя позором, лишь смерть в бою снимет его.

Санька не нашелся что ответить, битва на склоне выкосила отряд викингов, но и дружинников проредила очень сильно. Их осталась всего пара десятков человек, включая раненых, да еще несколько крестьянских семей шло с ними, спасаясь от нашествия. Пока Санька искал нужные слова, чтобы задержать вождя, тот разбежался и сиганул вниз. Перед самым падением вождь выкинул вперед ноги и оттолкнулся от какого-то обезумевшего в огне варвара, проломив тому грудь и отбросив вбок, а сам покатился по земле, свернувшись в шар, как еж, с торчащими в стороны мечами. Потом конунг ловко вскочил на ноги. Если он и пострадал при падении, сверху, с десятиметровой высоты, этого было не заметно, а внизу началась форменная мясорубка. Вождь викингов вертелся колесом, как вертолет с двумя винтами, успевая отбивать удары и нанося свои. Варвары взвыли и бросились в огонь на упавшего с неба врага, не замечая, что их шкуры и лохмотья тоже горят. Равнина пылала. Безумие и огонь, кошмар и страх разлились повсюду, сплетаясь в одну песню Смерти, поддерживаемую хрипами и стонами умирающих.

Санька отвернулся от обрыва. Разглядывать то, что творилось у подножия, было некогда, настало время спасать людей.

– Быстро собираем щиты и оружие, – скомандовал он. – Берите варяжские, они крупнее. Как бы варвары не додумались нас из луков обстрелять. Огнестрельное, если увидите, все забирайте.

Санька обернулся к лучнице, которая методично, как на стрельбище, посылала вниз стрелу за стрелой:

– Прекрати стрелять, побереги запас, нам еще отбиваться от погони. Поищи, может, запасной колчан найдешь.

Воины рассыпались по полю битвы, подбирая оружие и оглядывая погибших. Хоронить их было некогда, и скорее всего, никого не останется, чтобы вернуться сюда когда-нибудь. Тяжелое чувство вины и боли придавило все разговоры, отряд Саньки, сопровождавший беженцев, опоздал к битве всего на час, а здесь уже все закончилось.

– Варвары склон обходят, – заметил кто-то из дружинников.

И действительно, часть армии варваров отошла вдоль все понижающегося склона и где-то в километре нашла место, где можно быстро и безопасно взобраться на стену. Вдалеке уже было видно, как варвары выбираются на склон и сразу бросаются наверх, к месту битвы. Они не сгруппировывались в отряды, а просто бежали вверх, сначала несколько человек, а за ними все больше и больше. Все новые и новые воины преодолевали стену и появлялись наверху. Там, на месте прорыва, уже появился один из вождей варваров, который сразу начал наводить какое-то подобие порядка, собирая вокруг себя отряд.

– Всё, уходим, – скомандовал Санька. – Они будут здесь через четверть часа.

– Браток, – послышалось с земли.

Санька пригляделся. Раненый дружинник пришел в себя и звал своих. Бойцы сбежались на голос. Один из дружинников покачал головой. Раненый был обречен.

– Вам меня не вытащить, я понимаю, – проговорил раненый, – а сил не осталось почти. Привалите меня вон к тому камню…

Его посадили, прислонив спиной к большому, торчащему из земли валуну.

– Копье рядом положите…

Но поднять лежащее копье одной рукой он не смог.

– Поставьте, я за него рукой возьмусь. – Копье поставили, и небольшой вымпел под его острием развернулся на ветру. – Когда варвары дойдут или я умру, рука упадет и копье вместе с ним. Вы увидите…

– Прощай, брат, – сказал Санька. – Уходим вверх по склону, быстрее.

А снизу накатывалась, как черная волна, толпа варваров…


Глава 3
Южная крепость

Санька проснулся, весь мокрый от пота. Сердце колотилось, как будто он только что бежал по горному склону. «Так это был сон!» Санька глубоко вздохнул, вспоминая пережитое. «Неужели такое действительно возможно? Вроде Командор говорил, что ему снились всякие необычные сны…» За бортом мерно плескалась волна. Пароход шел на юг, с рассветом снявшись с якоря. Поход и так задержался на сутки из-за внезапно появившегося танкера. В усадьбе Командора всю ночь работал печатный станочек, и уже к утру на шняву прибежал молодой журналист с большой пачкой свежего выпуска газеты. «Три тысячи новых колонистов!» – кричал заголовок передовицы. Описывалось удивительное появление из тумана гигантского судна, рассказывалось о переговорах с пришельцами, о том, что часть из них уже готова встать под знамена Командора. Отдельная заметка сообщала про индейцев, ее украшала гравюра с изображением вождя в головном уборе из перьев, вышло очень похоже. Гравюру полночи вырезали на тонкой дощечке по рисунку журналиста и потом вставили в набор. Получилось немного грязненько, краска пачкалась, зато картинка сразу привлекала внимание читателей, создавая иллюзию настоящей газеты из прошлой жизни.

Остановка у Парохода, поселка рыбаков рядом с выбросившимся на берег сухогрузом, была короткой. Разгрузили тюки с кожей, закинули мешки с селитрой, на все ушло всего несколько часов; поделились новостями, оставили десяток свежих газет и отправились дальше на юг. До самого поворота в Питерский пролив тянулись малозаселенные берега. Только в одном месте удалось заметить дым от костра какой-то охотничьей стоянки, да кое-где возвышались геодезические знаки: то столб с табличкой наверху, то сколоченная из бревен пирамида, которые ставили в районах будущих поселений. К вечеру, уже в сумерках, дошли до Северного Ленинграда, назвали его так из-за большого скопления еще советской застройки, от которой уцелело несколько хрущевок, и местное население оказалось в основе своей из Советского Союза. От многомиллионного города и всех пригородов в новый мир перенеслось всего несколько тысяч человек, часть из которых уже успела повоевать и погибнуть в набеге на Замок, организованном взявшими власть зэками. Но не «Крестами» же называть будущий город. А сами «Кресты» понемногу разбирали на кирпич, после разгрома урок жить в них никто не хотел, а использовать под склады было неудобно, слишком много мелких камер, нет просторных помещений. Прибытие рейсового парохода уже никто не воспринимал как выдающееся событие, привыкли. Выгружать груз решили утром, когда рассветет.

Ночь прошла спокойно, и после завтрака Санька со своими скаутами присоединился к разгрузочным работам. Таскали на берег мешки с селитрой, потом причальным краном, большим деревянным сооружением с поворотным колесом, внутри которого, как белки, ходили два местных «двигателя», подняли из трюма и со всеми предосторожностями перенесли на берег несколько металлических конструкций, части будущих механизмов. Как выяснил Санька, это были станки для мастерских, их строили рядом с водяной мельницей на впадавшей в пролив реке.

Во второй половине дня, закончив работы в Северном Ленинграде, шнява перешла к Институтскому острову, лежащему прямо посередине Питерского пролива в десяти километрах от берега. Пришвартовались к уцелевшему фрагменту набережной, на которой и стояло здание НИИ. До вечера разгружались, складируя груз прямо на мостовой, а уже в сумерках ректор пригласил адмирала отужинать с сотрудниками. Адмирал прихватил с собой и Саньку, который до этого так далеко на юг не забирался.

Бывший Институт генетики и биотехнологий занимал огромное трехэтажное здание девятнадцатого века с высокими потолками и большими арочными окнами. Как рассказал ректор, проводя по длинным коридорам гостей, перенос на новую планету произошел в самый разгар рабочего дня. Стоял солнечный, что по питерским меркам редкость, и теплый день, в институте было полно народа, как сотрудников, так и прибывших по делам посетителей. Приближалось время обеда, и из соседних школ к родителям прибежали дети-школьники. По набережной мчался поток машин, а в огороженном каменным забором институтском парке было тихо, пели птицы, в оранжереях работали садовники и ученые, ничто не предвещало внезапного изменения погоды.

Ветер поднялся совершенно неожиданно, буквально на ровном месте, все вокруг затянуло стеной поднятой пыли, как будто здание попало в центр воздушного смерча. Отключилось электричество, захлопали от сквозняка открытые форточки. Пробивающийся через пылевое облако солнечный свет приобрел какой-то странный розовый оттенок, и вдруг здание ощутимо просело, зазвенели лопнувшие стекла, где-то внутри попадали плохо закрепленные неустойчивые шкафы. Ветер стих, пыль осела, и институт оказался на острове посреди моря, как тогда подумалось людям внутри. Сколько таких историй наслушался Санька, но эта была самой удивительной. Обычно во всех рассказах перенос происходил ночью, во время внезапной бури.

Здание института, кусок набережной, парк и несколько развалившихся от старости на кирпичи соседних строений очутились на самом краю небольшого, заросшего лесом и кустарником острова. После первого пережитого шока, попыток дозвониться хоть в какую-нибудь службу спасения, подключения автономного генератора и проверки сигнала на радиоприемниках и в телевизорах, который, разумеется, отсутствовал, сотрудники института решились выйти наружу. Далеко на севере виднелся берег, где красовались питерские «Кресты». Уже тогда, в первые, самые страшные часы ректор, опытный хозяйственник, понял, что положение тяжелое, но искать помощь на севере он не будет ни за что и никогда. Собрав тех, кто попал на остров, в актовом зале, ректор взял все в свои руки и начал борьбу за выживание. Руководил он жестко, но справедливо, предлагая недовольным отправляться в «Кресты». Желающих обычно не находилось. Дальнейшее изучение окрестностей выявило далеко на юге второй берег, на котором виднелись купола Пулковской обсерватории, но и туда до поры до времени решили не соваться. Ждали спасателей, скучали по пропавшим семьям, по прошлому, но бытовая текучка брала свое, затягивая в круговорот обязательных ежедневных дел.

Всю растительность на острове вырубили и поля засадили зерном из семенного запаса, хранившегося в подвалах. От опытов по разведению четвероногих кур-мутантов «по ножке каждому в большой семье» пришлось отказаться, занявшись обычными курами и поросятами. Охрана разыскала в подвалах еще с войны оставленный и забытый там склад с колючей проволокой и обмотала ею по периметру весь остров. В обширных помещениях института выделили комнаты семейным, аудитории побольше отдали под общежитие для остальных. Из бочек собирали печки-буржуйки, генератор не использовали из-за нехватки топлива. Вместо холодильников в подвалах организовали ледники для хранения продуктов. Попытки «северян» высадиться немедленно пресекались, по счастью, зимой пролив не замерзал, а вот с южным побережьем пришлось-таки налаживать отношения, меняя зерно и картошку на дрова и редкое железо. Так они прожили год, пока к набережной не подошла яхта с Командором на борту…

Тут ректор ввел гостей в просторный зал и усадил за стол, на котором стояли котлы с вареной картошкой, сковороды с жареным мясом и лежал теплый, из собственной пекарни, хлеб. Но Санька ничего этого уже не замечал. Как только он уселся на свое место и поднял голову, то тут же утонул в огромных серых глазах прелестной девушки, сидящей напротив. Что-то бухало в груди, во рту пересохло. «А скаут-то наш поплыл…» – отметил про себя адмирал.

Кое-как отсидев обязательную часть, даже ухитрившись что-то проглотить и выпить, Санька извинился и засобирался на выход. Немного поплутав по коридорам, он выбрался на крыльцо и глубоко вздохнул, отходя от пережитого.

– А хотите, я вам парк покажу? – раздался сзади веселый девчачий голос.

Санька обернулся и совсем сомлел. Девушка, которую он видел за столом, стояла в дверях и приветливо улыбалась, разглядывая скаута восхищенным взглядом своих удивительных глаз.

– Я… это… меня Санька зовут, – выдавил наконец из себя скаут.

– А меня Алена, – представилась девушка. – Пойдем в парк?

И сошла с крыльца, отправляясь в сторону ворот в каменном заборе.

– Да… конечно, пойдем, – покорно направился вслед за ней Санька.

Все вокруг потеряло значение, Санька шел рядом с девушкой, которая что-то рассказывала своим звенящим, как ручеек, голосом, не улавливая смысла, а просто наслаждаясь этим журчанием, ощущением теплоты и мягкости, исходящим от Алены. В густеющих сумерках они нашли скамейку на окруженной кустарником лужайке и сели рядом, девушка прижалась к парню, и он понял, что Алена замерзла, все же весенние ночи все еще были прохладными. Санька снял куртку и накинул на ее плечи, девушка благодарно прижалась к нему еще плотнее. В надвигающейся темноте раздалась птичья трель.

– Это что, соловьи? – спросил Санька.

– Точно, – подтвердила Алена. – У нас их тут много.

– А можно… можно я тебя поцелую, – робея, спросил Санька.

– Конечно. – Алена подняла голову, подставляя мягкие податливые губы.

Они так и просидели всю ночь под пение соловьев, пока на востоке не поднялось раннее солнце. Время пролетело как один миг. Санька проводил девушку до входа в институт.

– Ты останешься со мной? – спросила Алена, поднявшись на ступеньки.

– Конечно! – подтвердил Санька, у которого в память об этой ночи сохранились горячие поцелуи да щемящее чувство непередаваемой нежности, испытываемой им к этой девушке. – Только мне на пароход надо… Я вернусь за тобой… через неделю. Или через две, как дела пойдут.

Девушка улыбнулась, чмокнула его в щеку и скрылась за дверями. А Санька побрел по набережной, отходя от пережитого, полный счастья и любви. На палубе шнявы его встретил зачем-то вышедший на воздух адмирал:

– Санька, ты где был-то?

– Да я… я это… вот… – начал мямлить скаут.

– Ладно, ладно, я вижу, что ночь бессонная была, – рассмеялся адмирал. – Глаза вон как у бешеного кролика. Иди отсыпайся, утром на погрузке мы без тебя справимся. Потом уходим на юг, в Пулково.

«Разве можно заснуть, когда перед глазами до сих пор стоит она, аж дыхание перехватывает…» – подумал Санька, опускаясь в койку. Но как только голова коснулась подушки, он моментально провалился в сон. Разбудил его плеск волн. Санька, зевая, вышел на палубу. Солнце было уже высоко, пароходик подходил к пристани на пологом берегу.

– О, ты проснулся! – подошел к нему один из скаутов. – Есть хочешь?

– А что, я завтрак проспал? – прикрывая рот в очередном зевке, спросил Санька.

– И завтрак, и обед, – кивнул скаут. – Мы уже в Пулково пришли, вон, видишь, мужики на берегу встречают.

На причале действительно стояло несколько человек, рядом с ними была груда тачек.

– А чего это они? – поинтересовался Санька.

– Мы ж в институте загрузились семенной картошкой, – пояснил товарищ. – Сейчас они ее быстро растащат по полям. Адмирал говорил, к вечеру уже в море выйдем.

Сон сняло как рукой.

– А мы что, даже на берег не сойдем?

– Не знаю, – ответил скаут. – Вроде не собирались.

– А адмирал где? – спросил Санька.

– Да на мостике, вместе с капитаном.

Санька кивнул и отправился искать адмирала. Андрей, как и сказал скаут, был вместе с капитаном в рубке.

– Очухался наконец, – с улыбкой поприветствовал он Саньку. – Как ее хоть зовут-то?

– Да ну вас, – отмахнулся молодой лейтенант. – Алена ее звать. Я чего спросить хотел, можно мне сбегать обсерваторию посмотреть?

– А ты там не был, что ли? – удивился Андрей.

– Да там же… – начал было капитан, но тут адмирал толкнул его локтем в бок. – Не, ну пусть сходит, мы часа три простоим, как раз успеет.

– Давай вместе, – предложил Андрей. – У меня пока тоже дел никаких, прогуляемся.

– Идет, – согласился Санька.

Шнява пришвартовалась, и команда начала таскать из трюма мешки с картошкой и уже привычной селитрой, мужики на причале кидали их в тачки и увозили с берега.

– А много их тут, – отметил Санька, сходя по трапу.

– Вся деревня собралась, – подтвердил адмирал, поздоровавшись с кем-то за руку и перемолвившись парой фраз. – Это староста местный, говорит, в обсерватории сейчас пара рабочих, они нам все покажут.

– Так пойдем скорей, – заторопился скаут.

Прибрежная деревенька блистала архитектурным разнообразием. Стандартные щитовые садовые домики стояли вперемешку с бревенчатыми избами, между ними затесалось несколько кирпичных коттеджей, около которых торчали мачты с ветряными двигателями.

– А что тут раньше-то было? На садоводство не похоже, на деревню тоже… – не понял Санька.

– Так тут же пригороды питерские, – пояснил Андрей. – Кто-то из городских выкупил участок, построил коттедж, кто-то избу привез из провинции. Там дальше новые избы стоят, их уже построили после катастрофы, когда люди собираться стали отовсюду.

Санька обратил внимание на стоящий на вышке бак, на боку которого сияло ослепительно-яркое здоровое пятно солнечного зайчика от установленного внизу трехметрового круглого зеркала с дырой посередине.

– Это горячее водоснабжение, – заметил взгляд скаута Андрей.

– Они что, телескоп разобрали? – возмутился Санька.

– Скорее откопали, – пожал плечами адмирал. – Им волю дай, они все по дворам растащат, со своей крестьянской хитростью. Мужики всегда такие.

– Как – откопали, а обсерватория где? – опять не понял скаут.

– Да сейчас увидишь, мы почти пришли. Она почему-то почти вся под землю ушла.

Сразу за деревней над небольшим холмом возвышалось одноэтажное здание, увенчанное внушительным куполом, – это все, что осталось на виду от главного корпуса Пулковской обсерватории. Из склонов холма выступали кое-где остатки стен со следами обвалов и разбора на кирпичи. На вершину холма вела широкая прямая дорожка.

– А корпус не откапывали? – спросил Санька.

– Там все землей забито, пока некому этим заниматься.

– Жаль, я читал, там внизу музей был, – огорчился скаут.

– Ну, ничего, зато главный купол на виду, – подбодрил его адмирал, улыбнувшись.

Они поднялись наверх. Вместо пары окон был прорублен проход, закрытый широкими дверями. Рядом суетились двое крестьян с тележкой, на которой стояла пара бочек.

– Вам чего тут? – обратился к скауту и адмиралу один из них, опираясь на вилы.

– Я хотел обсерваторию посмотреть, – ответил Санька.

– Обсерваторию! О как! – Мужик обернулся к напарнику: – Петро, давай открывай, проведи экскурсию.

– Это мы мигом, – отозвался второй крестьянин. – Щас мы тебе всех наших астрономов покажем.

Он подошел к дверям и занялся замком.

– Что-то здесь как-то пахнет, – проговорил Санька.

– То ли еще будет, – сказал адмирал. – Я когда тут первый раз оказался, сам был в шоке.

Тут Петро справился с замком и обернулся к гостям:

– Обычно мы поворотный круг руками вертим, когда пасмурно. А так-то у нас наверху солнечная батарея и внизу моторчик.

Он распахнул двери и нажал на кнопку в стене. Послышалось жужжание электромотора, и сбоку, перекрывая проход, вползла в проем установленная на платформе клеть, из которой на Саньку уставилось большое свинячье рыло.

– Подвинься-ка. – Крестьянин подкатил поближе тележку и стал наваливать из бочки в короб смесь отрубей и отходов.

Свинья довольно захрюкала и уткнулась рылом в месиво.

Петро нажал на кнопку, и хрюшка уехала вбок, на ее место выплыла еще одна клеть.

– Это как же! – У Саньки даже голос пропал. – Это что же вы…

– А что, свиньям нравится, – отозвался Петро. – На карусели катаются. И нам удобнее – навалил, подвинул, и так по кругу. И убирать проще, навоз весь в середине, сгреб в кучу, тележку закатил, вывез.

– Слово «обсерватория» приобрело неожиданное значение, – произнес адмирал.

– А ты знал и ничего не сказал! – догадался ошеломленный Санька.

– Пойдем отсюда, – подхватил его под руку адмирал. – Мужики, спасибо за экскурсию!

Те покивали в ответ, не отрываясь от раздачи корма очередному хряку.

– Если бы я тебе просто рассказал, ты бы, может, и не поверил, – объяснился Андрей, когда они уже спустились с холма. – А так лично увидел, ощутил, можно сказать, всю прелесть.

– Тут Стругацкие работали, – тоскливо произнес Санька, оглядываясь на купол.

– Это кто такие? – спросил Андрей.

– Писатели-фантасты…

– Хорошие книги писали?

– Не знаю, я не читал, только кино видел, – сознался Санька.

– Незнакомая фамилия, я таких не помню, – произнес адмирал. – Надо Командора спросить или из Союза кого-нибудь.

Пароход уже готовился к отплытию. Деревенские разошлись, и только несколько матросов слонялись по пристани.

– Санька, да ты чего, расстроился? – толкнул скаута в плечо адмирал.

– Нет. – Санька снова оглянулся на деревню и холм с куполом за ней. – Просто получил еще одно подтверждение, что мы на чужой планете и каждый выживает как может.

– Не на чужой, она теперь наша, – убежденно сказал Андрей. – Да, попали мы сюда случайно, но теперь это наша земля, наш новый дом. Так что будем жить, заводить семьи, учить детей. Ты еще не думал о детях?

– Я? – поперхнулся Санька. – Нет. Хотя… Вот с Аленой…

– Она так-то дочь ректора, – известил скаута Андрей. – Забежала к отцу на обед, а тут вдруг бац! И они уже здесь. Зато ты у нас теперь видный жених, целый лейтенант.

– В каком смысле целый? С руками и ногами? – не понял юмора Санька. – Да и какой из меня лейтенант, так, за верную службу назначили.

– Верность долгу порой важнее знаний, – проговорил адмирал. – Я и сам это не сразу понял.

– Отправляемся! – скомандовал с мостика Соснов. – Все на борт! Отдать швартовы!

Пароход пыхнул дымом из трубы и отвалил от пирса. Пулковский берег отходил все дальше на юг, а шнява бежала по солнечной дорожке на запад вслед за садящимся светилом. В небе появились первые звезды, и сзади накатывала ночная тьма.

– Ветер попутный, машина стоп! Паруса поднять! – скомандовал капитан.

– А как мы ночью пойдем? – спросил Санька, поднявшись на мостик.

– По компасу, на запад. По карте впереди открытое море, – разъяснил Соснов. – Утром повернем на юг, вернемся к берегу и уже в его видимости пойдем к Южной крепости. За сутки дойдем не спеша, если в туман не попадем… Тут теплое течение идет нам навстречу.

– Вот и танкер так в туман попал, – припомнил Санька. – Чуть усадьбу Командора не снесли.

– А шли бы южнее, проскочили бы в Питерский пролив и нас не заметили бы. Так и ушли бы дальше на восток, – предположил капитан.

– Я вот тоже все голову ломаю, как они так прямо на нас выскочили, – задумался Санька.

Этой ночью ему снилась Алена, сидящая у телескопа в окружении свиней-астрономов. А разбудил его крик смотрящего на палубе:

– Парус! Идет к нам от берега!

Санька оделся и вышел наружу. Шнява уже остановилась и поджидала подходивший рыбацкий баркас. Один из матросов бросил лодке канат. На борт взобрался пожилой рыбак.

– Я из Южной крепости, иду в Пулково, рыбу менять на мясо. На ночь остановился на берегу, чтоб по темноте не шастать, а тут на костер из леса три мужика вышли. Ну как вышли, двое вышли, третьего они на себе тащили, – начал рассказывать рыбак. – Не наши, говорят, с юга с материка идут. Напарник их под медведя попал. Я уж думал назад в крепость идти, да вас заметил.

Капитан, услышав новости, распорядился подойти поближе к суше. Гребные колеса завертелись, и пароход медленно двинулся к темневшему вдалеке побережью, волоча за собой баркас. Рыбак на мостике показывал, откуда можно будет дойти до места стоянки на шлюпке. Подойти вплотную к берегу большому кораблю мешали камни, а лодки проходили свободно. Это место часто использовали для ночевки при переходах из крепости к поселениям в Питерском проливе и обратно, а также когда рыбаки выходили на лов, чтобы не тратить время и не возвращаться домой пустыми.

У костра на берегу сидели двое. Услышав резкие крики потревоженных чаек и заметив приближающийся пароход, они встали, обернувшись к морю. У каждого на поясе висели ножны с коротким, в локоть длиной, мечом. Когда с парохода спустили шлюпку, пришлые, поняв, что это за ними, вытащили из стоявшего неподалеку шалаша самодельные носилки, на которых лежал их товарищ.

Соснов сам отправился на берег. Как только шлюпка зацепила дном прибрежный песок, он выпрыгнул прямо в воду и вышел к костру. Мельком оглядев носилки, капитан обернулся к матросам:

– Раненого в шлюпку! А вас, – он обратился к незнакомцам, – заберем вторым рейсом. Костер залейте пока.

Рыбак, распрощавшись с моряками, отправился дальше на восток. А пароход, забрав людей с берега, повернул на запад. Пришельцев провели в кают-компанию, небольшой салон в кормовой надстройке. Сюда же пригласили и Саньку с адмиралом.

– Приветствую, – поздоровался со всеми капитан. – Меня вы уже видели, а это наш адмирал и лейтенант скаутов. А вы кто такие и откуда?

– Евгений, – представился один из мужчин.

– Мыкола я, – сказал второй. – Из Одессы мы.

– Ого! – удивился адмирал. – Это ж пара тысяч километров!

– Так мы еще прошлым летом выдвинулись, – сообщил Евгений. – По зиме перешли белорусские болота, вот только вчера вышли к морю.

– У вас же там свое море, Черное, – сказал Санька.

– А нету больше Черного моря! – в сердцах произнес Микола. – Пустыня там теперь, Черноморская…

Как рассказали одесситы, остатки города теперь лежали на краю пустыни. И что самое неприятное, пустыня активно продвигалась на север, засыпая песком улицы, выжигая редкие оставшиеся клочки растительности. Летом горячий суховей нес с юга пылевые бури, колодцы пересыхали, стены домов трескались от жары. Зимой не легче: пустыня замерзала, но осадков не было, ветер все так же гонял пыль, забивающуюся во все щели и окна. Одесса умирала, и власти приняли решение уходить на север, в сторону Киева, где, по слухам, еще оставались озера и климат был значительно более пригодным для проживания.

– А сюда вы как попали? – поинтересовался адмирал. – Все-таки не к соседям в гости, за тысячу километров махнули.

– Выполняем задание императора, – ответил Евгений.

– А у вас там империя? – удивился Санька.

– Конечно, как же без этого, – сказал Микола. – Без властей нельзя, народ помрет или одичает.

– Давайте дальше рассказывайте, что за империя, какое задание, – поторопил их капитан.

После того как власть в Одессе установилась и император сверг городской совет, началась экспансия на север. Все найденные поселения захватывались и подчинялись империи, там ставился небольшой гарнизон, зачастую из местных же жителей, а легионы шли все дальше в поисках новых благоприятных земель. Была большая надежда на многомиллионный Киев, но от него осталось всего несколько домов. Разведчики не соврали, остатки водохранилища образовали большое прохладное озеро, подпитываемое ключами и стекающимися со всех сторон ручьями и реками. Зеленые поля и разросшиеся бесхозные лесополосы приятно радовали глаз после ужасов жаркой песчаной пустыни, лежавшей в котловине бывшего Черного моря. Здесь, на руинах Киева, император решил построить новую столицу.

– А Крым-то остался? – перебил рассказчика Санька. – Ой, извините…

– Мы в ту сторону не ходили, – сообщил Евгений. – Но как говорили, там только песок и камни, остатки старых гор. Люди оттуда не появлялись.

– Хорошо, вы собрали людей, основали столицу, когда это было? – спросил адмирал.

– К Киеву мы вышли после первой зимы, где-то год назад, сразу стали строиться, тянуть дороги, линии электропередач… – продолжил Евгений.

– Извини, у вас там электричество есть? – снова перебил его капитан.

– Да! Я ж не дорассказал – мы нашли атомную электростанцию, – сообщил Евгений.

– Ого! Вот это да! Ну и ну! – восхищенно выдохнули слушатели.

Реактор, даже на минимальном контролируемом уровне, обслуживаемый опытными сотрудниками станции, стал настоящим подарком небес для империи. Электричество для двигателей и станков, горячая вода, освещение – все это могло вернуть цивилизацию в привычное русло. Жаль только, самого реактора хватит всего лет на пятьдесят, но так далеко никто не заглядывал. Появилась возможность подать свет в столицу, обеспечить работу мастерских, наконец, запустить технику и начать бурить скважины в поисках воды. У оазисов в пустыне затеплилась надежда. Император был бы счастлив, что все так устроилось, если бы не был болен.

– У него диабет, – огорошил слушателей Микола. – Нас послали искать инсулин.

– На Украине в целом плохо с инсулином, – пояснил Евгений. – Разведка имеет приказ искать любые запасы медикаментов и сразу доставлять их в столицу. Все вокруг Киева на пятьсот километров обыскали. И людей много нашли, тысяч двадцать. К концу прошлого лета император собрал несколько групп, которые должны были пробиться к городам-миллионникам, столицам соседних государств, просто пройти по местам, где раньше могли быть крупные города или фармацевтические заводы. Мы шли с другой группой на север, она потом свернула к Минску и должна была дальше в Прибалтику уйти, а мы выбрались на развалины Витебска. Нам повезло, мы нашли небольшой склад, какая-то аптека. Двоих с медикаментами отправили обратно, а сами пошли в сторону Питера.

– Не боялись промахнуться? – спросил адмирал.

– Так по компасу строго на север. Мимо моря не пройдешь, – пожал плечами Евгений. – Если бы не встреча с медведем, мы бы на неделю раньше на берег вышли. А так пришлось Грицко на себе нести. Хорошо, что геодезический знак заметили, по нему и сориентировались.

– Боюсь, он не выживет или инвалидом останется, – покачал головой капитан. – Его надо срочно в Замок везти.

– От судьбы не уйдешь, – развел руками Микола. – Питер отсюда на восток или на запад?

– На восток, только там мало что осталось, – ответил адмирал.

– Но вы же на запад плывете? – уточнил Евгений.

– Не волнуйся, бывший Питер у нас в подчинении. А с инсулином придумаем что-нибудь, – сказал капитан.

– Отвезите их к Командору, – предложил Санька. – Мы же на пасеке химика-технолога нашли.

– Ты еще не знаешь, мы его и нескольких лаборантов отправили в институт, мы же его там видели, на ужине, – сказал Андрей. – Хотя да, ты был другим занят. Хорошо! Пара дней погоды не сделает, в Южной крепости есть передатчик, свяжемся с Командором, доложим. Обратно вы как, тоже пешком собирались добираться?

– Мы карту составили по дороге, ориентиры, метки оставляли, назад быстрее будет, – ответил Евгений.

– Все равно далеко, – сокрушенно произнес адмирал. – Санька, на танкере вроде были пони?

– А у вас и танкер есть? – пришла очередь удивляться одесситам.

– Это не наш, это американский, – сообщил Санька. – Но пони там были, думаю, договоримся.

– Что ж, пока ситуация ясна, – подвел итог капитан. – Вы не переживайте, чем сможем – поможем. И связь с вашей империей надо бы установить. Командор вас еще захочет подробно расспросить обо всем, так что придется вам с нами немного попутешествовать. Пока располагайтесь, отдыхайте, матросы вам покажут место в кубрике.

– А что это за мечи у вас? – задержал уже собравшихся выйти из кают-компании одесситов Санька.

– Это гладий, по римскому образцу, – ответил Евгений, выкладывая на стол свой серебристо-белый меч, короткий, но с острым концом.

– Можно? – спросил Санька и взял меч в руку. – Рубить им, наверное, не очень удобно?

– Это ж не Средневековье какое-то, это меч для строевого боя, для колющих ударов, – пояснил Евгений.

– А легкий какой, – восхитился Санька, немного покрутив рукой с мечом.

– Так он же титановый, из корпуса подводной лодки, – похвастался одессит.

Во второй половине дня, как это часто бывает на море, погода резко изменилась, задул встречный ветер, небо стало затягивать облаками. Пароход перешел на машину и устало шлепал гребными колесами по воде, пробиваясь через волну, капитан старался держать берег в зоне видимости, но то и дело налетавшие заряды дождя скрывали его. Свободные от работ матросы собрались в кубрике, где одесситы рассказывали про свою империю. К вечеру стало понятно, что до крепости сегодня не дойти, и капитан приказал встать на якорь, идти ночью в непогоде, не видя даже звездного неба, ему не хотелось. К тому же, как ни мала скорость, можно проскочить поселок, маячные огни которого были всего лишь кострами на вышках, и тогда завтра пришлось бы возвращаться. Проще переждать до рассвета и тогда уже продолжить путь. Якорные цепи натянулись, и судно встало носом к волне и ветру.

Уже ночью полоса непогоды прошла, в разрывах облаков начали появляться звезды, и видимость значительно улучшилась. Хотя ветер не поменялся, но стал слабее, и волна была уже не такой высокой. Шнява выбрала якорь и под машиной пошла дальше. В утренних сумерках вахта заметила на берегу огни. Показалась Южная крепость.

Неглубокую бухту перегораживал волнолом, а к широкому бревенчатому причалу с установленным на нем деревянным краном можно было встать с двух сторон, для одновременной разгрузки. Но сейчас оба места у стенки пустовали. Капитан завел пароход в бухту и дал гудок, оповещая берег о прибытии.

Адмирал заглянул в каюту к скаутам, приказав собираться с вещами на берег.

– В крепость пойдем. Моряки тут без вас справятся.

Скауты уже вышли на палубу, когда Саньку окликнул одессит Евгений. Он подошел к лейтенанту и протянул ему ножны с мечом:

– Держи, подарок от нас. Грицко ночью помер, ему теперь без надобности.

– Спасибо, – искренне поблагодарил Санька. – Правда… Шикарный меч. Но, может, лучше его адмиралу отдать?

– Да на шо он ему? – улыбнулся Евгений. – У него кортик и пароход есть. А ты по лесам бегаешь, мало ли что, тебе нужнее будет.

– Ну, раз так, спасибо тебе огромное, – сказал Санька. – А с медикаментами мы вам поможем, не сомневайся.

Крепость на морском берегу совсем рядом с портовой бухтой огородилась высоким частоколом, который служил внешней стороной широкой стены. Крепость ставили большую и надежную, чтобы застолбить территории, но поскольку никакой внешней опасности не ожидалось, то рвом окапывать ее никто не стал, а восточные и западные ворота стояли настежь открытыми, только виднелись в них часовые. Перед крепостью приткнулось несколько одноосных тележек, груженных какими-то мешками, а во дворе собирался народ, по виду крестьяне. «Они, наверное, тележки и притащили», – подумал Санька, проходя с адмиралом и своими скаутами через толпу в двухэтажное здание, стоявшее внутри крепости вплотную к обращенной к морю стене.

Поднялись на второй этаж, там в большом зале с огромным столом их встретила майор.

– О, тетя Анна, здрасте! – не удержался Санька.

– Санька, ты, что ли? Опять вырос! Гляди-ка, целый лейтенант! – пошутила Анна.

– Да целый я, целый, руки, ноги – все на месте!

– Главное, голова! – Анна постучала себя костяшками пальцев по лбу. – Отправь пока своих охламонов на балкон, пусть посмотрят, что там за шум на дворе.

Санька махнул скаутам рукой, посылая на выход.

– Адмирал! Майор! – поприветствовали друг друга высокие должностные лица.

– Циркулярную пилу для лесопилки привезли? – сразу взяла быка за рога Анна. – Или хотя бы молот механический?

– Сегодня только кожа, селитра и картошка, – не порадовал адмирал. – Побойся Бога, Аня, мы тебе в прошлый раз токарный станок привезли, от сердца оторвали, можно сказать.

– От сердца… Вы какой-то музей раскопали и грабанули, – закипела Анна. – Это старье только на помойку!

– Какой музей, новый станок! – возмутился в ответ Андрей. – Такого даже в Питере еще нет.

– А что я буду мастерам говорить? Что нас снабжают по остаточному принципу? Про кузницу еще зимой договаривались, про лесопилку я уже сколько раз говорила! Мне лесопилка нужна, мы тут крепость и четыре деревни из одних бревен построили! Ты видишь тут хоть одну доску?

– Я вижу, – подтвердил Санька. – Вот же стол стоит.

– Это Командор привез месяц назад, – отмахнулась Анна.

– Да нам ни людей, ни материала не хватает, – начал оправдываться адмирал. – Дай срок, все привезем. И машину паровую, и пресс для кузни, все будет.

– Паровую машину, да? – Майор искоса посмотрела на Андрея. – Когда будет готова, к зиме?

– Э-э… К зиме навряд ли успеем, – дал заднюю адмирал. – Хотя если американцы помогут…

– Какие американцы?

– Да сейчас расскажу, – обрадовался смене темы Андрей. – К нам тут на днях супертанкер заплыл и в заливе между островами застрял, а у них там чего только нет. Мы газету свежую привезли, будешь читать?

Снаружи снова зашумели, Анна посмотрела в сторону балконных окон:

– Сань, там на балконе комендант крепости стоит, ты, может, помнишь его, из пограничников моих, сходи выясни, что там, пусть успокоит народ. Давай, адмирал, рассказывай новости.

Санька вышел на балкон, галереей опоясывающий здание. Там уже стояли оба скаута и переговаривались с бывшим пограничником, а теперь комендантом Южной крепости, невозмутимым латышом Янисом со смешной фамилией Стуцка.

– Что тут происходит?

– Колхозники бузят из Дальней деревни, они как шальные сегодня, – сказал комендант.

– А чего хотят-то? – спросил Санька.

– Да разве их поймешь? Зерно на удобрение поменять мешок на мешок, свободы от нашей власти, инструмент бесплатно, каждому мужику по бабе, каждой бабе по корове, каждой корове по стойлу… Говорю же, они сегодня как обдолбанные, с утра пришли и кричат все время.

– Не, не все время, – покачал головой один из скаутов. – Вон тот мужик в черной шапке, слева, крикнет – и все подхватывают. А потом второй заводила с другой стороны, куртка серая с меховым воротником, начнет – и все подхватывают.

– Ишь ты, глазастый какой, – не удержался Янис. – А кто между ними бегает, заметили?

– А как же, мужичонка такой тщедушный, – отозвался второй скаут. – Только он все время возвращается за толпу к тому вон длинному в черном не то пальто, не то плаще, как будто советуется.

– Надо брать, – проговорил Санька.

– Надо, только как? – пробормотал в ответ комендант. – Чуть шухер начнется, толпа встрянет, а этот длинный за ворота выскочит, пока тут бойня будет.

– Значит, надо их сзади брать.

– Разумно, – согласился комендант и перегнулся через край: – Старшина, поднимись ко мне!

По наружной лестнице забухали сапоги, и прибежал еще один пограничник.

– Так, сейчас берешь пятерых ребят из казармы, выходите через дальние ворота, бегом вокруг крепости и, как только толпа опять кричать начнет, валите двух зачинщиков, вытаскиваете за ворота и так же вокруг ведете их в подвал.

– Я с ними, покажу кого вязать, – предложил один из скаутов.

– Давай, заодно за воротами постоишь, если вырвется – там встретишь, – согласился комендант. – Старшина, брать тихо, чтобы толпу не взбудоражить, понял? Только крестьянского бунта нам тут и не хватает.

– Обыскать не забудьте, – добавил Санька в спину пограничнику.

Старшина ушел, а Янис обернулся ко второму скауту:

– Выйди по балкону на стену, там проход есть. Обойди до ворот, часовых предупреди, чтоб оружие готовили. На воротах скажешь – как этих двоих выведут, ворота закрыть.

– Понял, я мигом. – Скаут развернулся и отправился по галерее в сторону упирающейся в дом крепостной стены.

– А мы что делать будем? – спросил Санька.

– Стоять, смотреть на народ, отвлекать внимание.

Прошло несколько минут, в воротах позади двора показались пограничники.

– Вроде пора, – проговорил Санька.

– Чего ты на нас с верхотуры зенки пялишь! Спустись вниз, поговори с людями! – крикнул из толпы Черная Шапка.

Толпа взбудораженно зашумела.

– Говорить не умеет? – спросил вполголоса Санька.

– Косит под неграмотного, пытается казаться бывалым крестьянином, – отозвался комендант.

– Где майор? Пусть выйдет к людям! – заорал во дворе Серая Куртка.

– Тема поменялась, – проговорил комендант и закричал толпе: – Сейчас я спущусь, и вы мне все подробно расскажете, чего хотите, кого и за сколько!

Толпа заревела, и в тот же миг пограничники подхватили под руки и, зажав рты, потащили со двора стоявших до этого сзади длинного заводилу и мужичка-бегунка рядом с ним. Крестьяне из-за шума так ничего и не заметили, а часовые уже закрывали ворота.

– Санька, идем, наш выход, прикрывать будешь.

Комендант со скаутом спустились вниз и приблизились к толпе.

– Так! Майору вас всех слушать некогда, – начал комендант. – Выберите делегацию, человек пять, я их в дом проведу, там спокойно разберемся!

Толпа озадаченно притихла. Крикуны начали оглядываться, пытаясь понять, куда делся бегунок с ценными указаниями.

– Я пойду, – вышел вперед молодой плечистый гигант.

– Хорошо, – согласился комендант. – Ты вроде кузнец из Дальней?

– Ага, – подтвердил гигант.

– Годится, – кивнул комендант. – Кто еще?

Толпа молчала.

– Кто тут был самый голосистый? – начал разглядывать людей Янис. – Ты, в черной шапке, выходи вперед!

– А чего я-то, чего я?..

Но крикуна уже вытолкнули из первых рядов прямо к коменданту.

– Вроде еще кто-то был? Вот ты, в серой куртке! – Комендант ткнул рукой в толпу. – Давай, не прячься за спинами, майор не кусается… вроде бы…

Толпа выпихнула из себя упирающегося мужика и снова замерла.

– Что, больше нет желающих? И хорошо. Ждите здесь, а вы трое за мной.

Санька пропустил всех вперед и пошел следом, приглядывая, чтобы никто не сбежал. Да и куда было бежать из закрытого двора. Комендант завел делегацию на второй этаж, где все еще беседовали майор и адмирал.

– А Командор, как он? – спросила Анна.

– Командор? Жив-здоров, – рассеянно ответил адмирал.

– Жив-здоров? – расстроенно переспросила майор.

– Ну да, – произнес Андрей и вдруг спохватился, поняв, что сказал совсем не то, чего от него ожидали. – Но очень скучает!

– Скучает, – загадочно улыбнулась Анна.

– Очень. Просто безумно, – пылко подтвердил адмирал. – Вот как с радиостанции в типографию спускается, вот только о тебе и думает!

– А потом в типографии, – заулыбалась Анна.

– А потом у него из головы все вылетает, и он забывает обо всем, – не удержался Андрей и тут же получил кулаком в бок.

Комендант покашлял для приличия, пытаясь обратить на себя внимание.

– Делегация от крестьян на переговоры, – доложил пограничник.

Анна посмотрела на вошедших:

– И какие у вас требования?

– Нам бы это, зерно на удобрения посменять, – произнес кузнец.

– Пароход на рассвете пришел, сегодня же вам отгрузят селитру, – кивнула Анна. – Что-то еще?

Тут лихорадочно оглядывающийся по сторонам Черная Шапка вдруг взвыл и, выхватив что-то из-под полы, замер… уткнувшись взглядом в направленный ему между глаз ствол Санькиного автомата. Кузнец отшатнулся к стене, а комендант с адмиралом уже винтили Серую Куртку, завалив его на пол.

– Кузнец! Повернулся, руки на стену и не шевелись! – среагировала майор.

– Медленно и плавно, – обратился Санька к своей мишени. – Присел и положил это на пол! Выпрямился! Медленно! Руки на затылок! Два шага назад!

Подскочил комендант, заломил мужику руки и начал вязать их ремнем. На шум в двери ворвались опоздавшие пограничники и скауты.

– Этих двоих в подвал, – распорядилась майор. – И все вон отсюда!

Арестованных увели. В зале остались майор, адмирал, Санька да замерший у стены кузнец, боявшийся пошевелиться.

– Слышь, кузнец, руки можно опустить и повернуться, – разрешила Анна.

Санька подошел к кузнецу, на ходу убирая автомат и поднимая с пола заточку:

– Что-то от тебя воняет кислятиной какой-то, ты там не обоссался от страха?

– Да нет, сухой я, – угрюмо ответил кузнец.

– А чего так пахнет-то? – принюхался Санька.

– Да это хлеб у меня в кармане, мамо с собой завернула.

– Дай-ка!

Кузнец достал из большого кармана что-то, завернутое в тряпицу.

– Вот, хлеб наш, ржаной, из нашего зерна.

– Он у них все время кислятиной отдает, – подтвердила майор. – Я пробовала не раз, есть невозможно.

– А вы как же? – обернулся к кузнецу Санька.

– Да привыкли ужо, – ответил тот, пожимая своими огромными плечами. – Я-то так не люблю его, а тут в дорогу пекарь наш на всех напек, с собой много взяли, пришлось есть.

Санька взял завернутые в тряпку ломти, понюхал и положил на стол.

– Что за пекарь? – поинтересовался адмирал.

– Да высокий такой, он сзади стоял, – сказал кузнец.

– Уже в подвале, – добавил Санька.

В дверь заглянул комендант, Анна махнула ему рукой, мол, зайди.

– Кузнец, ты же хороший человек, – произнесла майор.

Мужик молча кивнул.

– Эти люди, – Анна показала рукой на дверь, – это ваши?

– Наши, – подтвердил кузнец. – Год назад пришли. Сказали, что были у финнов и решили на юг податься.

– А сколько их было? – спросил Санька.

– А шестеро. Один-то хороший мельник и пекарь. Другой, как наш староста помер, сам старостой стал.

– Староста? Что с ним случилось? – снова спросил Санька.

– Да заболел он. Это еще зимой было, – припомнил кузнец. – Сначала заговариваться начал, все ему кто-то мерещился. Потом совсем плох на голову стал. А как у него дом с семьей загорелся, он сначала по деревне бегал, а потом и сам в огонь прыгнул, не удержали. Так всех в рядок и похоронили потом.

– Ничего себе, – не удержался Санька. – И много у вас домов сгорело?

– Не, этот один, и все, – сказал кузнец.

Майор, молча слушавшая весь диалог, прервала Саньку, который уже хотел спросить еще что-то, и обернулась к мужику:

– Сейчас с комендантом выйдешь на двор, о том, что тут произошло, никому не говори, скажешь, остальные сидят на переговорах. Пойдете в порт, зерно выгрузите на склад, с парохода выдадут селитру. Отправишь всех домой, сам жди в порту вот этого скаута. – Анна положила руку Саньке на плечо. – Все понял? Иди!

Кузнец и комендант вышли.

– И часто у вас здесь такое? – спросил адмирал.

– Такое в первый раз, – ответила Анна. – Может кто объяснить, что это было?

– Допросить бы надо… задержанных, – предложил Санька и положил на стол заточку. – Покушение на целого майора как-никак. И хлеб этот…

Санька закрутился около стола, принюхиваясь, потом взял ломоть хлеба, снова понюхал, надкусил, попробовал.

– Какой-то смутно знакомый запах. Как будто я его… как будто я его курил когда-то… – ошарашенно произнес скаут.

– Конопля, что ли? – нахмурился адмирал.

– Да не, какая конопля, что-то более… более тяжелое. – Санька задумался. – Вспомнил! От покойницы нашей, помните, в первую зиму умерла девушка у нас, так же пахло, правда, она тогда еще жива была.

– Зерно бы посмотреть, – сказал адмирал.

– Санька, крикни Янису с балкона, пусть мешок зерна оставят, – распорядилась Анна.

Санька выскочил на галерею.

Пока ждали, когда принесут мешок, Анна возбужденно ходила по комнате.

– Чего они хотели? – в который раз спросила она.

– Убить жену Командора, – невозмутимо предположил адмирал. – Ты бы вышла во двор, в тебя кинули заточку, начинается бойня, тебя кончают, толпу расстреляет охрана, зачинщики под шумок сбегают. Командор в ярости устраивает геноцид, крестьяне поднимают бунт, выгодополучатель…

– И что имеет выгодополучатель? – спросила Анна.

– Южную крепость и четыре деревни, всю нашу зерновую республику. Для начала, – уточнил адмирал. – Вы же нас всех кормите, на севере зерно плохо растет. Потом он выдвигает свои какие-то требования, получает независимость, начинает зерновую торговлю. Это так, на первый взгляд.

– Константин! – произнес сидевший до этого молча Санька.

– Ты думаешь, он здесь? – удивленно посмотрел на скаута Андрей.

– А больше вроде некому от финнов-то прийти, – пожал плечами скаут.

– Нет, он бы сюда не полез, – отрезала майор. – Тут, если его узнает кто, сразу выдаст Командору. Люди его могли, если у него кто-то остался. А тебя, Санька, в таком случае нельзя на юг отпускать. Я хотела тебя с кузнецом отправить, но, видимо, придется вернуться к первоначальному плану – картографии побережья.

– Почему нельзя? Я им ничего плохого не сделал, наоборот, я тогда тете Тане помог. Я ж не знал…

– А пожалуй, он прав, – согласился адмирал. – Если это люди Константина и кто-то узнает Саньку, могут попробовать его завербовать. Пусть идет.

– А если убьют? – мрачно произнесла Анна.

– Пленных допросим, потом решите, – предложил скаут.

– Хорошо, – кивнула майор.

В зал вошел комендант, неся в руках тяжелый мешок.

– Открой, – распорядилась Анна.

Адмирал зачерпнул рукой прямо из мешка и вынул горсть:

– Обычное нечищеное зерно.

– Тут какие-то черные загогулины, – присмотрелась Анна.

Санька заглянул им через плечи.

– Спорынья, лизергиновая кислота, психоделик, ядовитый грибок, – уверенно произнес он.

Все присутствующие удивленно уставились на скаута.

– Ты откуда слова-то такие знаешь? – прервал общую паузу адмирал.


Глава 4
Сложное решение

К утру удалось наладить кран и спустить баржу на воду. Усилившийся ветер не дал туману скопиться над водой, яркое солнце поднималось все выше. Берега манили к себе небольшими пляжами в уютных, окруженных гранитными скалами бухточках, густыми лесами, где могли бы найти свою добычу заядлые охотники, обширными лугами, которые были видны с борта танкера. Пассажиры волновались, требуя отпустить их на берег, хотя бы на день. Людей можно понять, все устали и хотели наконец-то ощутить под ногами твердую землю, полежать на траве, развести костер, побродить по лесу. Индейцы уже точно решили съезжать с танкера и ждали только разрешения от Командора. Но были и те, кто не хотел бросать судно и даже согласились бы остаться здесь надолго. Игорь наблюдал с мостика за творящимся на палубе. Кто-то удил рыбу прямо с борта, кто-то уговаривал мэра, выпрашивая место в барже, а кто-то уже паковал вещи.

На мостик поднялся Джо, посмотрел в иллюминатор.

– Мне кажется, часть из них, как только сойдет на берег, попытается поискать счастья самостоятельно и раствориться в лесах, – сказал он.

– Ничего не получится, – подумав, решил Игорь. – Это хоть и большой, но все же остров. Куда им отсюда деваться?

– Надо спросить у Командора, может, он разрешит разбить временный лагерь на берегу.

– А вон он, видишь, яхта подходит. Пойдем, нам тоже пора отправляться.

К трапу по правому борту швартовалась красивая двухмачтовая яхта. Командор был на палубе, но руководил работами кто-то из команды, по всей видимости, капитан.

– Чем больше я размышляю, – сказал Джо, – тем больше мне не нравится идея Командора принять всех американцев и расселить среди своих людей.

– Это почему же? – не понял Игорь.

– Они активны, агрессивны и хорошо вооружены. Ты говорил, адмирал предлагал передать их финнам. Я считаю, это хорошее предложение. Они будут жить отдельно, переваривать спокойных финнов. Отобьются от викингов, начнут с местными торговать.

– Командору не понравится, что рядом сильный сосед, – возразил штурман.

– Патроны у них когда-нибудь да закончатся, – пожал плечами Джо. – Тогда и можно обсудить объединение.

– Не знаю, поговори с Командором, пусть он решает. Танкер все равно они захотят оставить себе.

– Пойдем, зовут вроде, по дороге и побеседуем. – Джо направился на палубу, Игорь последовал за ним.

На палубе творился подлинный бедлам. Американцы толпились у трапа, галдя и перекрикиваясь с находившимися под бортом рыбацкими баркасами. Кроме яхты, на которой прибыл Командор, на воде болталось несколько лодок, владельцы которых трясли поднятыми на руки свежими рыбинами, одеждой из кожи, демонстрируя ящики с картошкой, пытаясь устроить какой-нибудь обмен. Самый умный, или хитрый, как посмотреть, привез несколько мешков со свежим хлебом и встал почти под борт.

– Эй, нигра, хлеба хочешь? Брэд! Брекфаст![4] – кричал снизу рыбак.

– Слышь, мужик, у них так не принято, обидеться могут, называй их афроамериканами! – крикнул ему с борта Игорь.

– Он же черный, какой же он американ! – крикнул в ответ рыбак, но кричалку-завлекалку поменял: – Американы! Хот брэд! Вери хот, вери брэд![5] Эй! Ты из наших, спроси у них, крючки рыболовные есть или блесны? А может, леска будет для спиннинга?

Ему сбросили сверху веревку, и несколько поднятых наверх караваев разодрали на куски и съели за считаные минуты. Американцы соскучились по хлебу на мясной и рыбной диете. Просьбу рыбака Игорь перевел, но как там шел обмен дальше, уже не следил. По палубе метался мэр, пытаясь навести хоть какой-то порядок, тут же был и шериф, понявший полную бесполезность действий мэра и потому спокойно следивший за тем, чтобы никто случайно не вывалился за борт с десятиметровой высоты.

– Пустите рыбаков на борт, – посоветовал поднявшийся на палубу Командор. – Попробуйте с ними чем-нибудь поменяться, только найдите переводчика или словарь хотя бы.

Джо и Игорь пробились через толпу возбужденных пассажиров к Командору.

– Весело у вас тут! – поприветствовал их Командор.

– Так берег рядом, народ устал в море болтаться, – попытался оправдать американцев Игорь.

– Может, вы разрешите высадиться, а то народ сам сорвется? – спросил Джо.

– Это-то понятно, все хотят на землю, да и помыться им не помешало бы, все-таки с гигиеной у вас тут не очень. – Командор огляделся. – Вы еще не видели, что на берегу творится, там, по-моему, весь город сбежался посмотреть на ваш танкер. Придется вас высаживать, на барже топлива много?

– Пока достаточно, и запас есть, сможем заправить, – ответил Джо.

– А где ваше гражданское начальство? – Командор завертел головой и, заметив шерифа, махнул ему рукой. – Давайте на мостик перейдем, там поспокойнее.

На мостике было тихо, все население танкера сейчас бушевало на палубе. Судно стояло на якорях, и, воспользовавшись этим, даже команда оставила свои посты.

– Здорово у вас тут, – позавидовал Командор. – Электричество есть, приборы работают.

– У нас был дикий аврал, когда мы запускали двигатели и восстанавливали электропитание, – пояснил Джо. – Но когда топливо закончится, генератор встанет, так что это все снова превратиться в мертвое железо.

– А генератор можно снять? – поинтересовался Командор. – У нас есть хорошее место, где можно построить гидроэлектростанцию, не очень большую и высокую, но там сильный водный поток.

– Надо будет обсудить это с командой и разрешение получить от начальства.

– Хорошо, вернемся к этому вопросу позже, – согласился Командор. – Пока предлагаю следующее. Шериф, смотрите сюда. Береговую линию видите? Вон прямо напротив нас на каменной скале дозорная вышка. Справа от нее бухта с удобным выходом на берег, там выше по склону железная дорога проходит. Паровоз же видели вчера? Отсюда не углядеть, но в бухте в море впадает небольшая речка. Начинайте высаживать туда людей, ставьте шатры, не знаю, вигвамы, разводите костры, организуйте народу помывочный день. Все сразу там не поместятся, придется устроить очередность высадки. Можете там разбить лагерь, но хочу предупредить – под постоянное поселение это место не годится, только если пару домов воткнуть, для рыбаков.

– Мы можем освободить пару контейнеров и вывезти их на берег? – спросил шериф. – Тогда можно было бы организовать сразу и мужскую, и женскую баню.

– Я не против, – сказал Джо.

– Везите, – согласился Командор. – Только поторопитесь, назначьте помощников, после обеда нас будут ждать в замке, Комитет соберется.

Шериф кивнул и отправился руководить работами. Новость о съезде на берег радостно всколыхнула всех пассажиров, заскрипел кран, спуская на баржу пустой контейнер, мэр вел запись, согласовывая очередь из групп, отправляемых на землю.

– Что ж, думаю, пара часов у нас есть, потом двинемся в замок, – произнес Командор, проводя рукой по пульту главного поста. – Да, нам бы такое пару лет назад…

– А как вы здесь выживали? – спросил Джо.

– Первый год было тяжелее всего, – вздохнул Командор. – От города остались одни развалины, кругом лес, неизвестное море, чужое небо. Спасло только то, что к нам собирались не жители мегаполиса, а простые туристы, дачники, грибники, люди, знакомые с лесом, которые не боялись спать в палатках у костра. Первый шок прошел, паника, истерика – все это схлынуло. Пришлось вводить достаточно жесткое регулирование, не хватало самого необходимого – оружия, одежды, еды. Потом мы нашли тех, кому повезло больше. Хутора, деревни с населением. Студенты наши оказались отличными мастерами, из дерьма и палок все что хочешь собрать могли. Начали с кузницы. Скауты, подростки наши, город раскапывали. Постепенно строились, разведку вели, пароход нашли…

– Целый? – уточнил Джо.

– Не, он на берег выбросился, – качнул головой Командор. – Хотя я там в машину не ходил, у нас не было знающих по судовым дизелям такого класса. Может, вы посмотрите? А то рыбаки его на металл распилят.

– Можно, что ж не посмотреть, – согласился Джо. – Там и генератор должен быть.

– А ведь точно, как я про это не подумал. Почему-то сразу все решили, что он ни на что не годен, – вспомнил Командор.

– Так вы строились и спокойно развивались, пока мы не появились? – спросил Игорь.

– Нет, к сожалению, пришлось повоевать. И даже организовать небольшую войну, отбить и захватить поселения бывшего Петербурга. Сразу после этого прошлым летом заложили крепость на южном берегу пролива, там уже материковый берег, хорошие места, тепло, фрукты дикие растут. Сейчас там зерно выращивают, пшеницу, рожь. Видели, как ваши американцы на хлеб набросились?

– Это большое дело, – не стал спорить Игорь. – А из соседей у вас только финны?

– Да, они сидят на своих островах. Мы все вокруг обыскали сколько смогли, других отдельных поселков тут нет. Может быть, дальше, к Новгороду или в Москве кто-то есть, но так далеко мы не можем пока отправиться, нам здесь бы освоиться, кругом пустые, безлюдные земли и звери дикие. Вот только с севера ждем викингов, если финны не врут.

– А вы говорили про жесткое распределение, – напомнил Джо. – Сейчас так же?

– Сейчас полегче, тут у нас какое-никакое производство налаживается, на юге сельское хозяйство, вокруг Питерского пролива животноводство, свиньи в основном, но есть птица, кролики, даже коровы. Вот лошадей нет нигде, мы пытались найти хоть что-то от конезаводов бывших – пусто.

– Эх, в Америке было столько лошадей, – вздохнул Джо. – Но ничего, наладим производство тракторов.

– На паровые металла много надо, и придется дороги расширять да новые прокладывать, – напомнил Командор.

– Паровоз же у вас уже есть, – возразил Джо. – Металла целый пароход свой. А трактора можно строить на газогенераторах. Только их все равно придется топить, дровами или торфом. Или углем.

– А управляете как? – поинтересовался Игорь.

– Сначала я был единоличным… кхм… диктатором, можно сказать, – улыбнулся Командор. – Так уж получилось, что на меня свалили всю ответственность. Потом поселения стали выдвигать своих депутатов, и из них выбирали Комитет, который и занимается управлением, а я остался таким… почетным патриархом, пытаюсь двигать науки, сохранять и восстанавливать технологии. Пока ко мне прислушиваются, но, думаю, это ненадолго. Постепенно Комитет прибирает к рукам все полномочия, да и людей, которые хотели бы порулить, становится все больше. До сих пор везло, в основном люди попадались честные и порядочные, болеющие за колонию. Может, это потому, что мы пока не ввели деньги и обмен идет по бартеру, хотя неудобно, конечно. И производство приходится планировать, весь металл идет только под заказ. Я все надеюсь, появится опытный администратор, хозяйственник, я-то сам понимаю, что из меня начальник не особо качественный, свой потолок компетентности я уже давно перешагнул.

– Вместо денег введите векселя, пусть люди расписки пишут друг другу, – предложил Игорь.

– А отслеживать как, спорные вопросы решать? Нужен суд, законы, которых все придерживаться будут, – сказал Командор. – Пока это все висит на старостах поселений и на военных комендантах. В Комитете тоже об этом думают, все равно к денежной системе придем рано или поздно. У людей появляется жилье, хозяйство, имущество, уже начинают подниматься вопросы, почему я должен отдавать свою картошку в город, кормить дармоедов, почему за ящик гвоздей мне дают всего один мешок зерна, и таких становится все больше. Пока отправка на каменоломню помогала, но, видимо, и тюрьма скоро понадобится. Воровать начали, уже были случаи самосуда, когда ловили таких.

– А людей много у вас? – спросил Джо.

– Взрослого населения уже двенадцать тысяч, немало детей. Но появляются болезни, от которых нет лекарств, люди от травм умирают, от обычной простуды зимой, когда невозможно быстро прислать медика. Так что население стабилизировалось и растет медленно.

– Наши три тысячи американцев – это очень прилично, – произнес Игорь. – Другой язык, другой менталитет. Вы их не сможете ассимилировать.

– Возможно, – кивнул Командор. – Мы из-за языкового барьера и финнов не смогли привлечь. Пусть Комитет решает, у нас полно свободных территорий. Хотя я бы предпочел, чтобы вы влились в нашу колонию.

– Мне кажется, мэр будет против, – сказал Джо. – Вот шериф наоборот – человек рациональный, выгоду чувствует. Если решит, что с вами ему лучше, то так и сделает и людей своих переманит. А вот и он, легок на помине…

На мостик поднялся шериф.

– Отправка налажена, порядок на берегу наведем, здесь тоже все под контролем, можно собираться и ехать к вашему Комитету, – сообщил он.

– Хорошо, жду вас всех на яхте, – ответил Командор, выслушав перевод фразы шерифа. – Финская делегация уже в замке, тоже нас дожидается.

– Я только к индейцам сбегаю, – предупредил Игорь. – Джо, к тебе твоя сладкая парочка.

Командор и Игорь вышли на палубу, шериф ушел собирать боссов группировок. На мостике остались Джо и мнущиеся у люка в коридор Боб и Ли.

– Вы чего такие смущенные, что-то случилось? – обратился к ним Джо.

– Я так понимаю, наше путешествие закончилось? – поинтересовался Боб.

– Состав дальше не пойдет, конечная станция, – улыбнулся в ответ Джо.

– И что дальше? – подняла взгляд на капитана девушка.

– Дальше… – Джо почесал лоб. – Не знаю пока, надо распределить пассажиров, решить, останутся они тут или нет, законсервировать танкер. Хотя здесь все равно придется команду оставлять.

– А ты со своим штурманом что потом будешь делать? – допытывался Боб.

– Мы пойдем дальше на восток, но это ближе к осени, тут пока дел по горло. Не то чтобы я сильно переживал за здешнее население, но бросать вас, то есть наших пассажиров, на полдороге не в моих принципах, да и Игорь привязался к своим африканерам и индейцам. Пока он их не обустроит, вряд ли с места сдвинется.

– А мы как же? – спросила Ли.

– А что вы? – не понял Джо. – Осмотритесь, определитесь, чего хотите, тут хорошие люди, правда, постройте дом, женитесь и живите долго и счастливо. Тут в городе нужны специалисты по металлу, слесари, станочники. Хотите – на хуторе поселитесь, фермерствовать будете.

– А если мы не хотим? – с вызовом произнесла Ли.

– Послушайте, ребята, я вам не нянька. Мы добрались до безопасного места, дальше вам придется самим разруливать. – Джо внимательно посмотрел на расстроенных подростков. – Давайте не будем ссориться, пороть горячку. Съездите на берег, познакомьтесь с людьми, посмотрите город, погуляйте по твердой земле. Никто же вас не гонит прямо сейчас с танкера. Как поймете, чего хотите, тогда поговорим еще раз, вместе подумаем, что для вас лучше.

– А там, на востоке, куда вы собрались, что там? – спросил Боб.

– Я и сам не знаю, – пожал плечами Джо. – Сигнал маяка оттуда идет, но вполне возможно, что мы найдем там только большую воронку и кучу обломков.

– И вы все равно туда пойдете? – уточнила Ли.

– Пойдем, – кивнул Джо. – Все, мне надо бежать, местное начальство ждет.

Одинокая яхта… Впрочем, какая же она одинокая, когда позади огромной металлической горой возвышался над водой застывший на якорной стоянке супертанкер размером с остров Командора. Вокруг суетились рыбацкие лодки, подвозившие товары на обмен. По берегу бодро бежал паровозик, пуская в небо клубы дыма. На берегу на невысоком холме справа по борту уже был виден небольшой, но хорошо спланированный рабочий город с поднимавшимися над ним ветряными мельницами. А впереди на приближавшемся острове вздымался все выше старинный средневековый замок с огромной башней-донжоном.

– Это что, настоящий замок, не сами строили? – спросил стоявший на палубе Игорь.

– Настоящий, – подтвердил Командор. – Пришлось, правда, разобрать завалы и отремонтировать главный корпус, вон тот, рядом с башней. Но сама башня почти не пострадала, хотя наверху пришлось восстанавливать стены, которые перекрыли крышей.

– На небоскреб похоже, мэру должно понравиться, – заметил Игорь.

– Там всего семь этажей, для американцев, наверное, маловато будет, – усмехнулся Командор.

– А на башне наверху вроде антенна?

– Да, мы привезли радиостанцию с Заставы, теперь у нас тут главный узел связи.

– Так радиосвязь у вас есть? – снова спросил Игорь.

– В больших поселках искровые приемопередатчики, маломощные, хватает только километров на сто, по расчетам, но нам пока достаточно, бьют морзянкой в определенные часы утром и вечером, нам слышно, им отвечаем. Круглосуточного вещания нет, да и принимать его нечем, а важные новости передаем и получаем, – пояснил Командор.

– Джо, у тебя радисты все еще дежурят на танкере? – обернулся Игорь к капитану.

– Да, надо бы дать им частоту для связи с замком, мало ли что понадобится.

– Это было бы очень неплохо, – подхватил Командор. – Вы же все равно еще долго на нем будете сидеть, можно и вашу радиостанцию использовать.

– Игорь, а как там индейцы и африканеры? – спросил стоящий рядом Джо.

– Вождь спокоен, как всегда, ждет, когда ему разрешат высадиться и укажут, где можно поселиться. Мое племя с ними удивительным образом скорешилось, у них оказалось немало общего. Узнали много новых интересных слов.

– А, я слышал как-то, «мать-мать-мать», – усмехнулся Джо.

– Нет, эти слова они узнали гораздо раньше… Этому скорее они индейцев научат.

Верхний двор замка с одной стороны закрывался башней донжона, а с остальных трех – п-образным главным корпусом, подъем во двор шел через узкие ворота. В просторный зал для заседаний на втором этаже главного корпуса стащили несколько дополнительных деревянных скамей, расставили их в несколько рядов вдоль трех стен амфитеатром. Как пояснил Командор, раньше здесь находился краеведческий музей. На четвертую стену из старого темно-красного кирпича повесили большую, нарисованную вручную, но очень подробную карту. К ней и вышел Командор, открывая встречу «трех цивилизаций».

– Добрый день, дамы и господа, если все готовы, то начнем! В правом углу ринга… кхм… то есть справа от меня вы можете поприветствовать наш Комитет, являющийся правительством нашей колонии, в середине у нас американская делегация, слева финская. Переводчиками на английский будут капитан танкера Джо и его напарник Игорь. С финской стороны…

– У на-ас е-эст сво-ой перево-одчик, – представился вставший со своего места финн, тянувший русские слова с заметным прибалтийским акцентом.

– Очень хорошо. – Командор мельком оглянулся на карту. – Как вы все знаете, к нам прибыл огромный танкер с беженцами из Америки. Прошу принять во внимание, что в поисках убежища они пересекли океан с севера на юг и обратно, проплыв половину мира…

– И что, кроме как у нас, не нашлось места? – подал голос кто-то из Комитета.

– Попрошу не прерывать! Так получилось, что они попали к нам. Три тысячи человек, хорошо вооруженные, умеющие воевать, и самое главное, отличные работники, знающие и опытные специалисты. Вы все прекрасно знаете, как нам и нашим финским соседям не хватает людей. Первоначально я хотел предложить нашим американским партнерам влиться в нашу колонию, но, пожалуй, мы все вместе должны выработать какое-то коллегиальное решение, предусматривающее интересы всех сторон и группировок. Поэтому, прежде чем мы начнем обсуждение, я коротко расскажу нашим гостям о том, в какую местность они попали, и о том, как развивается наша колония и финские острова. Финская делегация после сможет дополнить информацию, если сочтет нужным. Все согласны?

Присутствующие покивали или просто промолчали, давая понять, что ждут продолжения.

– Вот и хорошо, – сказал Командор. – Прошу всех обратить внимание на карту. Мы с вами находимся на Замковом острове, рядом на береговом мысу стоит город, это столица нашей колонии, общепринятое название Замок. Здесь находятся порт, наши кузнечный и механический цеха, и вся промышленность развивается отсюда. Железная дорога проложена из столицы по побережью в северном и южном направлении, пока до ближайших поселков, далее предполагается тянуть ее на юге до Ленинграда-Петербурга, на севере – сделать поворот от берега на восток, до Пасеки и Заставы, далее на юг через Базу Байкеров и вернуться к побережью в районе Парохода. Все это планы на долгие годы вперед. Сейчас просто нам не хватает металла на рельсы. Танкер американцев стоит вот здесь, около берега, я дал разрешение на организацию рядом временного лагеря. Как вы заметили, я перечислил несколько наших поселений, вот они на карте…

Командор длинной указкой, сделанной из прямой ветки, указал обозначенные точки.

– Кроме этого, на карте указано еще несколько деревень, связанных с Замком обычными дорогами, вы можете позже подойти и посмотреть самостоятельно. Также у нас начинает развиваться сеть хуторов, для фермеров или охотников, желающих жить отдельно. Поскольку военной угрозы до недавнего времени не просматривалось, – тут Командор посмотрел в сторону финской делегации, где его слова торопливо переводил светловолосый переводчик, – то жизнь на хуторах не казалась нам опасной, и мы приветствовали желание крестьян и охотников съехать из города, это помогало охватить значительные территории и использовать больше природных ресурсов. У нас есть два анклава на юге: Ленинград-Петербург на северном побережье Питерского пролива, Институтский остров и Пулково на южном берегу, это все остатки мегаполиса, и второй мы строили самостоятельно, это Южная крепость и сельскохозяйственные деревни вокруг нее. Пока это все земли, которые мы смогли заселить. Из тех задач, что стоят перед нами сейчас, в первую очередь – это организация производства паровых машин для новых цехов, мельниц, пароходов, паровозов и тракторов. Строительство электростанции, без нее мы не можем начать освоение выходов бокситов и открыть производство алюминия. Трактора позволили бы увеличить объемы обрабатываемых земель, поднять урожаи. Транспортная связность тоже очень низка, без лошадей, хороших дорог и автомобилей мы можем рассчитывать только на железную дорогу и водные пути. Так что для желающих влиться в нашу колонию работы будет очень много, жилье построить поможем всем миром, едой, инструментами обеспечим. Кроме того, я думаю, и Комитет согласится, мы готовы выделить земли для строительства новых поселений для компактного проживания американских граждан, если кто-то захочет жить в привычном коллективе. Единственное требование – подчинение нашей колонии, выполнение ее законов, выдвижение делегатов и работа в Комитете, при необходимости помощь на общественных стройках и в военном деле. Со временем эти новые поселки станут нашими полноценными поселениями, организуются торговые связи с другими деревнями, появятся смешанные семьи, ваши люди будут переезжать к нам, наши к вам, так потихоньку и объединимся. На ваш танкер никто не претендует, это ваша собственность, и вы вправе им распоряжаться по собственному усмотрению. Тут широкое поле для сотрудничества, от производства топлива, создания на его основе базы рыболовов до использования станочного парка и электрогенератора, так что есть о чем поговорить и что предложить всем сторонам. Для тех, кто захочет поселиться отдельной независимой колонией, мы предложим несколько перспективных мест на южном материковом побережье, куда мы можем организовать доставку силами нашего флота и оказать первоначальную помощь, после чего поддерживать связь рейсовыми пароходами. Если кто-то захочет путешествовать дальше, можем только вывезти таких на материк и указать направление на бывшие крупные города. Мы рады принять всех, но давайте все делать цивилизованно. Если вы начнете разбегаться, то пропадете в лесах.

Командор прервался, оглядывая карту, припоминая, обо всем ли рассказал, о чем хотел.

– Несколько слов о наших соседях. Финского населения сейчас несколько сотен человек. – Командор взглянул на финскую делегацию, их предводитель кивнул. – От их территорий остались достаточно крупные острова, бывшие земли Озерного края. Население разбросано по хуторам, в основном занимается земледелием, рыбалкой и охотой. Есть несколько деревень, скорее даже группы рядом стоящих хуторов. При всем уважении к нашим финским партнерам население разбросано по островам, проедает остатки былой цивилизации, пытаясь приспособиться к новым реалиям. Много пустующих земель. Я думаю, о своих проблемах и ожиданиях они сами расскажут. Самая главная и опасная проблема сейчас одна – приближение организованной банды захватчиков, предположительно шведских или норвежских викингов или людей, решивших стать викингами, то есть одичавшими варварами и морскими пиратами. Будущее нападение необходимо отбить, а угрозу ликвидировать раз и навсегда, иначе на северной границе будут постоянные набеги, жертвы и сражения. Пока это все, я попрошу перед началом общей дискуссии капитана танкера рассказать о вашем плавании.

Джо встал и вышел к карте. Коротко, но с сочными деталями он описал свой поход по Америке, где ему пришлось бежать от орд диких индейцев, осаду на Манхэттене, очередную гибель башен-близнецов, долгое плавание на юг, адское пекло экватора, айсберги и ледники южных материков, странное рыцарское сообщество, замеченное на берегах бывшей Европы.

– В целом те люди, что попали на эту планету значительно раньше нас, одичали, деградировали, у них нет никаких морально-этических тормозов, что позволяет им спокойно воевать за ресурсы, уничтожая, вырезая и подчиняя соседние племена и появляющиеся время от времени цивилизованные группы. Я думаю, что и ваши северные викинги из такой же деградировавшей деревни, случайно оказавшейся далеко на севере много лет назад. И теперь они идут на юг. Признаюсь, тем удивительнее мне было увидеть здесь не древнерусские крестьянские хозяйства с сидящими в кремлях князьями, собирающими дань зерном и мехами, а настоящее технологичное общество, стремящееся к развитию. И не мне одному, – припомнил Джо индейцев из племени Совы и реакцию американцев на паровоз.

После слова попросил представитель финнов, который с помощью переводчика разъяснил их общую позицию. Как выяснилось, финны вовсе не горели желанием принимать у себя тысячи новых колонистов. Не то они переживали за свою идентичность, не то боялись, что их ассимилируют, или еще была жива память о неграх и арабах, мигрантах, бежавших от «арабской весны», заполонивших все города не только Финляндии, но и всей Скандинавии и творящих беспредел. Кроме военной базы-поселения на самом «танкоопасном» направлении и прохода экспедиционного корпуса для отражения нападения финны были согласны только на организацию регулярной торговли. Командор с удивлением услышал про «оранжевые революции», раскол Ближнего Востока, миллионы мигрантов, отметив себе в памяти, что надо бы узнать побольше о «будущей прошлой» истории Земли, о том, что происходило после того, как он попал на эту планету.

И начались споры. Комитет ожидаемо раскололся на несколько групп, от желавших принять всех американцев до тех, кто этому категорически препятствовал. Сами американцы, похоже, запутались в обилии открывшихся перспектив и тоже не могли принять единое решение. Все понятно было только с финнами, которым обещали всяческую помощь, причем со всех сторон. На финскую территорию решили отправить военную комиссию для оценки состояния обороны, после чего их и выпроводили восвояси. Воспользовавшись уходом соседей, Командор поспешил объявить перерыв и вышел на свежий воздух, отдохнуть от шума и горячих споров. Вслед за ним вышли и Джо с Игорем, работавшие переводчиками, отчего и нагрузка на них сразу удвоилась.

– Устали? – спросил Командор. – Вам все приходится дважды повторять, причем на двух языках…

– Еще бы, – подтвердил Игорь.

– Надо дать американцам время подумать и посоветоваться с остальными, так будет проще, – предложил Джо. – Пусть у них в головах все это поварится пару дней, да и ваши между собой договорятся.

– Пожалуй, соглашусь, – кивнул в ответ Командор. – Иначе мы тут до утра просидим и все равно ничего не родим.

После перерыва Командор распустил собрание, озвучив предложение Джо. Американцы отправились на танкер договариваться с народом, Джо согласовал с Командором и сообщил шерифу частоту для радиосвязи. Комитет остался приводить свою общую идею к единому знаменателю. Командор, сославшись на дела, покинул их и вышел из зала. Его уже ждали Джо и Игорь.

– Когда пойдем смотреть на спутник? Вы обещали, – напомнил Игорь.

– Спутник? Какой спутник? Я обещал? – еще не отошел от гвалта в зале заседаний Командор. – Шучу. Сейчас пойдем. Надо башню обойти.

Они вышли из верхнего двора и направились вниз по дороге, ведущей к воротам вокруг возвышающегося в центре острова донжона. Дорога шла по спирали, от ворот у остатков моста через нижний двор, мимо крепостных стен наверх, в верхний двор, защищенный со всех сторон главной башней и основным корпусом замка.

– Зимой у нас в главном корпусе школа, – объяснял Командор. – Сейчас на лето все разъехались по домам. В замке только караул и склады. И Комитет собирается по мере необходимости. Вы их сильно взбудоражили своим появлением. Может, и хорошо, а то повседневная бытовуха начинает затягивать, как в болото. Так, здесь налево и наверх.

Дорога, спустившись в нижний двор, огибала небольшую, обложенную камнем возвышенность, прикрывавшую донжон. По верху каменного вала стоял частокол. По двору слонялся часовой, больше в замке никого не было видно, караул на воротах во двор не заглядывал, а на складах если кто и был, то сейчас на глаза не показывался. Командор подошел к узким воротцам в частоколе и открыл их своим ключом.

– Тут раньше был кузнечный дворик, – поведал он. – А сейчас просто закрытая площадка, когда-нибудь тут дом поставим, если понадобится. Здесь отдельный вход в подвалы донжона, нам туда.

Командор остановился перед кованой железной дверью в каменной стене возвышающейся над ними башни и достал следующий ключ.

– А что еще в подвалах, зачем столько дверей? – поинтересовался Джо.

– Арсенал, – ответил Командор. – Оружия у нас немного, но пока оно есть. Автоматы, ружья, пистолеты, патроны к ним. Сейчас огнестрел на руках только у офицеров и у охраны замка, Южной крепости и Заставы. И стараемся его без нужды не применять. Производство пороха мы, может, и наладим, но гильзы и капсюли вряд ли сами осилим.

– Под гильзы нужен обычный пресс, если не ставить роторную линию и термохимобработку, – припомнил Игорь. – Можно даже обычный ручной станочек, я такой видел у одних любителей на станции… на полярной станции. С капсюлями посложнее, нужна или ртуть, а значит, надо искать месторождение киновари хотя бы, или бертолетова соль, хлор не такой надежный, но его можно добыть из морской соли.

– А ты все это откуда знаешь? – заинтересовался Командор. – Ты не химик, случаем?

– Геолог он, – подсказал Джо. – Недоученный…

– Да, в том числе и геолог, – подтвердил Игорь.

– Так вы сможете наладить производство патронов? – зацепился за волновавшую его идею Командор.

– Что, вот так сразу? – Игорь даже слегка оторопел от скорости хотелок Командора. – Нет, ну тут же не просто станок и порох. Если вы не золотые патроны, по цене в смысле, хотите, и чтоб при каждом выстреле не думать, осечка будет, затяжной выстрел или сразу патрон выбросить, тут просто взмахом руки не сделаешь, нужно электричество, станки, металлы разные, а их еще добыть надо, химия всякая, а не кирпич и глина. Химическая промышленность нужна, автоматика, чтобы массовое производство шло, точное машиностроение, да много чего еще. Я думаю, не один год уйдет, это если знаешь, что и как делать. А опытным путем так и лет десять-пятнадцать.

– А зачем вам автоматы? Обычные мушкеты можно достаточно просто делать, – сказал Джо. – Да, стрелять будет раз в минуту, ну так что ж, зато пробьет любую броню.

– Да не только автоматы, – вздохнул Командор, открывая дверь. – У нас тут пара пулеметов, а патронов всего ничего осталось. А вдруг война, а мы без огнестрела… Не закрывайте, внутри темно.

– Паровой пулемет можно, вы же паровые машины делаете уже, – предложил Игорь.

В тесном коридорчике со сводчатым потолком было несколько дверей по разные стороны. Командор подошел к последней справа и вытащил еще один ключ.

– Вы их всегда с собой носите? – спросил Джо.

– Ключи-то? Нет, они обычно в караулке в сейфе. Под охраной.

Командор вошел в маленькую каморку, достал из кармана и включил маленький, но очень мощный, светящий ярким белым светом фонарик.

– Вы же говорили, что у вас нет электричества, – заметил Игорь.

– Это аккумуляторный, ребята подарили, говорят, китайский. А я только термосы китайские помню, – улыбнулся Командор. – Заряжаем, у нас ветрогенератор на малой башне стоит, пока работает. Хватит света?

– Да, вполне, подсветите от той стены. – Игорь уже подсел к объемному металлическому шару.

Открыв небольшой щиток, он посмотрел на монитор наблюдения.

– Все еще работает? – спросил Джо.

– Да что с ним станется, – задумчиво отозвался Игорь и нажал несколько кнопок под экранчиком.

– Это ты что сейчас сделал? – спросил Командор.

– Запустил процедуру обслуживания, смена расходников, замена картриджей с элементами мощности.

Сбоку у шара щелкнуло, и часть сферы отошла вниз, открылся ранее не замеченный никем люк. Игорь засунул туда руку и вытащил выдвигающийся на салазках блок, из которого торчало несколько пучков проводов.

– Наш? – спросил взволнованным голосом Джо.

– Не похоже, – ответил удивительно спокойный Игорь, запуская руку в блок. – То есть технологии-то наши, но номер не присвоен, похоже, с консервации срочно сняли.

– Не поясните, что вы делаете? – обратился Командор. – И что это за спутник?

– Да без проблем, – кивнул Игорь. – Это стандартный картограф, он же маяк. Обычно в батарее четыре штуки. Запускаются все четыре по очереди с равным промежутком. Этот оказался последним, раз упал на поверхность. Батарея была на консервации, значит, это был не исследователь, а транспорт, возможно, грузовой корабль. С него, скорее всего, и запускали в спешке, когда уже падали.

Джо облегченно вздохнул.

– В этом блоке, – продолжил Игорь, – находятся карты памяти и всякое прочее, но нам сейчас интересна информация.

– А питание у него какое? – спросил Командор. – Тоже аккумуляторы?

– Нет, источник изотопов, так что внутрь лучше без подготовки не лезть. Пусть так в подвале и лежит.

– А карты памяти – это типа флешки что-то?

– Флешка? Да, вроде того, только защищенная. Нам нужна одна, там дублирование идет. И вот еще что… – Игорь снова посмотрел на мониторчик. – Три картографа еще на орбите, они все между собой связаны. Информация до сих пор поступает. Так что мы получим полную подробную карту планеты. Надо только как-то ее увидеть. У вас компьютеры есть?

– Есть один, – подтвердил Командор. – Мы его из института привезли, нам надо было восстановить информацию с разбитого ноутбука. Надо вернуться в главный корпус.

Игорь встал. Спутник втянул блок приборов и защелкнул боковой люк.

– Тогда идемте. Тут мы закончили.

– А на танкере у вас нет компьютера? – спросил Командор.

– Да он семьдесят второго года постройки, – хмыкнул Игорь.

– Семьдесят шестого, – поправил Джо. – Тысяча девятьсот семьдесят шестого, если по документам. Какие там компьютеры, тогда они только начинались. А потом его на прикол поставили, модернизацию не проводили.

Командор закрыл все ранее открытые двери в обратном порядке, и они вышли на нижний двор.

– Как все просто, – удивлялся Командор. – Достал, открыл… Нашел танкер, запустил двигатели, переплыл океан.

– Просто, когда знаешь, что и как надо делать, – невозмутимо отозвался Игорь. – Вот мы знаем, что есть рентгеновские лучи, что они используются в медицине. И что толку, если нет ни радия, ни фотопленки, ни свинцовой камеры. То есть наши знания пока что совершенно бесполезны. И наверняка мы о них забудем, как и о том, кто такой Рентген. А лет через сто или через двести кто-нибудь другой откроет эти лучи заново. К тому времени и танкер на иголки разберут.

– Мы пытаемся восстановить и сохранить все, что помним или находим, – сказал Командор, направляясь вверх по дороге. – У нас активно раскапывается библиотека, мы уже нашли книгохранилище.

– Это все здорово, – согласился Игорь. – Только вопрос в том, много ли желающих приобщиться к этим знаниям. Я вот смотрю на индейцев, которых Джо привез, и не перестаю ими восхищаться, это ж надо, столько лет хранить в памяти целую энциклопедию. А тысячам индейцев, оставшимся в Америке, эти знания были даром не нужны. И, возможно, вам они тоже не пригодятся. Надо же английский знать для начала.

– Техники развития памяти у них должны быть замечательные, это точно будет востребовано, – не согласился Джо.

– Пусть приходят, я их поселю рядом с библиотекой, – решил Командор. – А там разберемся, что нам нужно, а что можно пока отложить.

В верхнем дворе Командор указал на дверь в другом крыле корпуса, где сейчас располагалась школа, а раньше была библиотека музея. По узкому коридору они добрались до винтовой лестницы и поднялись под самую крышу. Там в небольшой каморке хранилась вся важнейшая информация, статистические данные, рукописные записи и дневники скаутов, самодельные карты, картотека данных колонистов, имя, профессия, семейное положение и многое другое, что могло бы пригодиться или использоваться. Все, что можно было перенести на бумагу, записали в здоровые амбарные книги. На столе у стены, рядом с узким окном стоял внушительных размеров монитор с длинной электролучевой трубкой.

– Это че?.. Это что такое? – изумленно уставился на раритет Джо.

– Это монитор, одна из последних моделей, – с гордостью сказал Командор. – В институт их только-только привезли, они даже не успели часть из них распаковать. Системный блок вот рядом, на подставке, а под подставкой аккумулятор от грузовика, двадцатичетырехвольтовый. Наши электрики намотали трансформаторы переходные и схему собрали для запуска. Так что компьютер включается как обычно, кнопкой, и работает стабильно. Там у стены запасной аккумулятор, меняется легко, только клеммы перекинуть. Правда, на подзарядку приходится вниз носить.

– Действительно музейная вещь, – восхищенно произнес Игорь. – Если еще и работает, ему цены нет.

– А как мы к нему подключимся? – сокрушенно отмахнулся от Игоря Джо. – Это ж такое… старье.

– Да придумаем что-нибудь, – ответил Игорь, заглядывая за системный блок, где торчали из тыльной стенки провода. – Вон там разъемы какие-то есть, нам бы только паяльник…

– Паяльник я организую, должен быть, – сказал Командор.

– А как мы данные будем переписывать? Тут же непонятно на чем это все работает, какие форматы используются, – продолжал расстраиваться Джо.

– Да что ты раньше времени панику наводишь, – возмутился Игорь и обратился к Командору: – У вас там в институте, кроме компьютеров, не было, случайно, программиста?

– Нет, – отрицательно покачал головой Командор. – Системный администратор есть, но он только обслуживал компьютеры и сеть настраивал.

– Жаль, придется самим, – проговорил Игорь.

– А наши данные не пропадут? – опасливо спросил Командор.

– Нет, ну что вы, мы осторожно будем работать, только разберемся, что тут и как. И, похоже, тут не на один день придется застрять, вы нам ночлег не организуете? И паяльник.

– Сделаем, сейчас пойду распоряжусь, – кивнул Командор. – Вам показать, как включать?

– Уж с этим-то мы справимся, – улыбнулся Игорь. – Джо, садись за стол и нажми вон на ту большую круглую кнопку на коробке сбоку. И за аккумулятором кого-нибудь пришлите часа через три, чтоб забрали на подзарядку…

Командор вышел из каморки и, уже прикрывая дверь, услышал огорченный голос Джо:

– Как? Ну как мы к этому подключимся?

Ответа Игоря он не расслышал. Выйдя во двор, Командор наткнулся на всклокоченного делегата от Заставы.

– Ну как там?

– Да все спорят, я уже не выдержал, вышел подышать, остыть, – ответил делегат.

– А в чем проблема-то?

– Опасаются. Пасека сразу встала на дыбы, не пустим к себе американцев, и все тут. В городе, – делегат махнул рукой в сторону берега, – рабочие нужны, мехмастерские надо расширять, но они боятся, что пришлые с оружием начнут свои порядки устраивать. С ножом против ружья не особо поспоришь.

– Это мы решим, надеюсь, – пообещал Командор. – Длинноствол можно хранить на танкере, если они откажутся сдать в арсенал. Мне их шериф показался вполне вменяемым человеком, он за порядок отвечает. А остальные что, вы сами как?

– Нам на самом севере как раз вооруженный отряд будет только на пользу, если эти, как их, викинги решат вдруг свернуть, то попадут к нам, больше по реке некуда выходить. Пароход тоже готов заселить к себе людей, они вроде хотят сухогруз начать разбирать на металл. Байкеры тоже не против. На юге, кроме фермеров, никто не нужен. По остальным поселкам кто так, кто эдак говорит. Пока получается, нам их всех никак не распихать по нашим деревням.

– Значит, посчитайте и список составьте, какие поселения сколько человек готовы принять и какие специальности нужны, – распорядился Командор. – Остальным предложим свой городок построить, может, и не один. Отпускать их никак нельзя, в стороне поселятся, как финны, потом сами же на нас и полезут, когда оголодают или замерзнут зимой. Присматривать за ними надо, под себя тянуть. Языкам обучать и самим учиться. Вот у тебя сын приведет жену-американку, как ты с ней разговаривать будешь?

– Как-как… хэлоу, май диа френд, садись к столу, обедать будем, – почесал в затылке делегат. – Надо бы в школе спросить, вдруг у них разговорники какие есть.

– Короче, иди назад, составляйте заявку, кому кого сколько и какие профессии нужны. С оружием разберемся, патроны у всех скоро закончатся, – сказал Командор. – И лучше подумайте, как их поаккуратнее на нашу сторону перетягивать, вечера совместные там проводить или культурный обмен, не знаю, концерты самодеятельные, думайте, в общем…

– Да что тут думать, с утра половина города на берег убежала, смотреть, как американцы моются, – засмеялся делегат. – Там сейчас такой обмен стоит, как бы у нас демографический взрыв не случился после этого.

– Лишь бы они не разбежались от нас во все стороны, – улыбнулся в ответ Командор.

Спровадив делегата, Командор вошел в донжон, направляясь на самый верх, к радиостанции. После того как башню расчистили и заложили проломы и трещины в стенах, в старые проемы вставили новые балки и настелили деревянные полы. В ранее пустой, как труба, башне появилось сразу несколько этажей, а лестницу пустили по стене спиралью до самого верха. Но зимой в ней все равно было холодно, протопить объем сорокаметровой высоты никак не получалось. Да и летом внутри башни гораздо прохладней, чем снаружи. Ее использовали как склад, только под самой крышей, под маяком, поставили печку, там установили радиостанцию и принимали сообщения из поселков. Здесь и нашел Командор двух бывших студентов-электронщиков.

– Привет, ребята, из вас кто-нибудь разбирается в компьютерах? – обратился он.

– Да, я собирал даже, подрабатывал в магазине, – ответил один из студентов.

– Тогда беги вниз, в школу, там в картотеке капитан танкера с напарником, помоги им разобраться с нашим компом, а то еще сожгут случайно.

– Хорошо, я тогда пошел. – Студент направился вниз.

Командор обернулся ко второму радисту:

– Проверь вот эту частоту, – и показал записанную в блокноте цифру. – Попробуй вызвать, попробуем с танкером связаться. Ты понимаешь по-английски?

Студент кивнул и принялся настраивать станцию.

– Танкер, ответьте замку, танкер, вызывает замок! О, ответили! Ю ар велком! Хау ду ю ду?[6]

Выслушав ответ, студент повернулся к Командору:

– Говорят, делегация вернулась, обсуждают что-то. И часть пассажиров отказывается возвращаться на судно.

– Началось, – нахмурился Командор. – Передай, пусть шерифу скажут, можно в лагере на берегу ночевать, только пусть следит, чтобы не разбегались.

Радист забубнил в микрофон.

– До связи, удачи! Все, передал, вечером еще договорились пообщаться.

– Хорошо, я поднимусь наверх к маячникам.

Верхний ярус надежно перекрыли и на столбах подняли шатровую крышу. Постоянно действующий в ночное время маяк был устроен на специально оборудованном, приподнятом очаге, свет от костра хоть и слабый, но виден далеко. Дым уходил через дыру в середине крыши, а от ветра маяк закрывали со всех сторон большими застекленными деревянными рамами, стекло было кривое и местами мутное, с пузырьками, стеклодувы пока никак не могли освоить литье ровных и прямых пластин. Вокруг маяка, прикрытая крышей, шла широкая галерея, на которой обычно находился один часовой, смотрел, нет ли где пожара, да и просто для порядка: военный комендант считал несение караульной службы важным, дисциплинирующим моментом воспитания. Сюда и поднялся Командор, кивнув охраннику.

Вид с башни, с высоты в семьдесят метров, как всегда, завораживал. Огромный замок внизу занимал весь лежавший посреди пролива остров, раскинувшись вокруг донжона многочисленными постройками, спускавшимися по склонам и прижимавшимися к старым стенам на краю воды и земли. Полоса воды между соседним, вытянувшимся дугой островом и береговым мысом сверху казалась совсем неширокой. Напротив замка, совсем рядом, вырос еще не такой красивый, не такой высокий и не такой большой, как раньше, но уже настоящий город, с четкой планировкой, размеченными под будущие постройки участками, возвышающимися над зданиями ветряными мельницами. А вокруг раскинулись поделенные пополам землей и водой просторы. С одной стороны за городом вздымались лесистые холмы, тянущиеся до самого края суши, берега скатывались в море крутыми гранитными лбами, сглаженными и отполированными тысячи лет назад еще на Земле многокилометровой высоты ледниками; с другой – в небо упиралась водная гладь, из которой поднимались редкие острова, а теперь еще и корпус гигантского супертанкера примерно на полдороги до горизонта, да где-то далеко-далеко на пределе видимости едва проглядывали финские земли. Огромный купол неба накрывал все это великолепие, а в невообразимой вышине плыли легкие перистые облака. Да откуда-то с запада надвигались штормовые тучи, тяжелые, темные, готовые пролиться ливнями.

На лестнице послышался топот, из люка показалась голова электронщика:

– Командор здесь? Там эти ваши американцы весь компьютер на запчасти разобрали!..


Глава 5
Лагерь на берегу

К вечеру следующего дня сборка считывающего устройства была завершена. Полдня ругани, перепайки старого, найденного по всем сохранившимся помойкам и сложенного в закрома кладовщиков радиотехнического хлама, многократные попытки объяснить двум толковым студентам задачу, написание достаточно простой программы для сканирования, которую поняла бы имеющаяся операционная система, – все это в конце концов закончилось. Командора позвали в сразу ставшее маленьким и тесным помещение картотеки, где уже собрали обратно рабочий комп, ранее применявшийся только для учета личных и статистических данных. Оба студента сидели за столом и наблюдали за работой, на экране время от времени сменялись картинки, демонстрируя виды с орбиты на разные участки местности. Джо и Игорь стояли у них за спинами и комментировали. Командор постоял рядом, наблюдая и пытаясь понять, что он видит.

– Может, все-таки расскажете, что это и как использовать? – заинтересованно спросил он у Игоря.

– На самом деле не так все сложно и страшно, как нам казалось сначала. Блок данных удалось подключить, и ваш компьютер его распознает, наша программа, прописанная внутри блока, выводит фрагмент карты в память видеокарты, на экране мы видим результат, повезло, что на видеокарте был аналоговый вход. А вторая программа, которую эти умельцы создали, снимает попиксельно картинку и переводит уже на родной винчестер в знакомом операционной системе формате. Дальше ее можно переписывать, резать на куски, перерисовывать, уточнять, все что хочешь можно делать. Самым сложным было разобраться с видеосигналом. Потом можно хоть прямо с экрана срисовывать, но с программой проще, она сама, в автоматическом режиме выполнит всю серьезную работу.

– И сколько времени надо, чтобы отсканировать и перенести в наш компьютер всю карту планеты? – спросил Командор.

– А зачем всю-то? – недоуменно переспросил Джо. – Это же огромный массив данных. По тысяче километров во все стороны разве не хватит?

– Из врожденной любознательности мне очень хочется увидеть новую планету, – хитро улыбнулся Командор. – Да и глобус надо делать для школы.

– Будет вам и глобус, и карты мира, все будет, – поспешил вмешаться в разговор Игорь. – Только надо еще пару жестких дисков найти и подключить, а то места не хватит. В низком разрешении можно быстро перегнать, но вам, как я понимаю, нужны подробности. Пока мы переводим карту в мелком масштабе, и то пару дней потребуется, к тому же почти весь диск забьем. Если появится возможность всю карту со всеми деталями переформатировать, то это недели на две, хотя вашим ребятам спешить некуда, пусть сидят, аккумуляторы меняют.

– А прямо сейчас уже можно что-то увидеть? – сгорая от нетерпения, полюбопытствовал Командор.

– В кинозале проектор, туда можно флешку воткнуть, – обернулся и с гордостью сообщил один из студентов. – Мы скинули часть инфы, там и общие карты, и наши территории.

– Да, пойдемте, не будем мешать парням, – предложил Джо. – Мы тут уже не нужны, дальше они сами справятся.

В соседнем крыле главного корпуса на первом этаже в небольшом, но чистом и достаточно просторном, хорошо проветриваемом зале, где можно было разместить сотню человек, а при желании утолкать и вдвое больше, стоял на специально сколоченной под него высокой тумбе мультимедиа-проектор, а на противоположной стене висел широкий самодельный экран. Работало все, как и прочая электротехника на острове, от аккумулятора.

– Вам тут явно нужна электростанция, – заметил Джо. – Эти чемоданы двацатикилограммовые, конечно, солидно выглядят, но рано или поздно посыплются.

– Будем создавать свои, технология не самая мудреная, – глянув в сторону стоящего под тумбой ящика, отозвался Командор. – Стекло мы уже умеем делать, медь есть, кислоту тоже не так сложно производить.

– Все равно, их надо постоянно заряжать, переносить, неудобно, – стоял на своем Джо. – Для замка можно ветрогенератор помощнее придумать, а не то, что у вас там над малой башней крутится, вместе с банком аккумуляторов. Их все как раз в одной точке собрать, развести провода по помещениям. И уже на месте – розетки для прямого подключения. Надо только правильно рассчитать требуемую мощность и параметры электросети. Электрики у вас должны быть. Медь есть – значит, можно провода тянуть, пусть без изоляции, открытым способом, на изоляторы крепить. Надо прикинуть, я думаю, вполне реально вас обеспечить электричеством и даже освещение дать в комнаты.

– Вас послушать – мы через пару лет в космос улетим, – засмеялся Командор.

– Нет, не через пару лет, – возразил Игорь, вертевшийся в это время около проектора. – Еще два года ждать – это слишком долго. Через год полетим. Хочешь посмотреть на свою планету из космоса?

– Кто ж от такого откажется, – горячо подтвердил Командор. – Только как это возможно – космодром, ракета, топливо, расчет орбиты? У нас просто металла не хватит, людей, их же учить надо, знания-то есть, а преподавателей не хватает. Заводы нужны.

– Ну, не все так грустно, – подбодрил Игорь. – Слушай, я сдаюсь, как эта примитивная техника работает?

– Там пульт, – подсказал Командор. – Батареек нет, пришлось на провода переделать.

– Тогда сам включай, а я буду объяснять, что мы видим. Там все файлы по порядку идут, начинай с самого первого.

Командор воткнул флешку в разъем, взял в руки пульт с тянущимися от него проводами, включил питание. Загорелась лампа проектора. На экране появилось изображение большой, полностью освещенной солнцем планеты.

– Это наше полушарие, один из снимков с высокой орбиты, – пояснил Игорь. – Карту нам собирать некогда было, это вы теперь и сами можете сделать.

– Океан идет с севера на юг, это Атлантика? – спросил Командор.

– Он совпадает с Атлантическим океаном на Земле при наложении земной карты, но не во всем и не является его точным подобием. Там, если приглядеться, много лишних островов, ну, то есть на Земле они были бы лишними. Береговая линия совсем другая. С геологической точки зрения, это глубокий разлом, на севере он значительно шире, никакого намека на Гренландию, в Южном полушарии уже постепенно сходит на нет. В Южном полушарии смыкаются три массива суши, пока неясно, есть ли между ними проливы, там все закрыто ледником. Карта течений тоже не совсем ясна, но, похоже, на крайнем юге нет циркуляции, поэтому и стоит лед. Вам повезло, что вы оказались на краю архипелага, а не посреди океана.

– То есть если бы эта планета была повернута чуть по-другому… – задумался Командор.

– То вы могли бы оказаться над многокилометровой глубиной, – подсказал Джо. – Приятного мало – вдруг ощутить себя посреди океана без средств спасения.

– Да, я уже размышлял над этим, – вздохнул Командор. – А когда мы увидели Питерский пролив… Я даже представить не могу, что там на дне.

– Скорее всего, ничего нет, – поспешил успокоить его Игорь. – Размеры кластеров невелики, мегаполис туда бы не поместился. Вот ваш Институтский остров уцелел же.

– Надо там с эхолотом походить, – предложил Джо. – Вдруг найдем на дне что-то ценное.

– Я все же до последнего надеялся, что мы еще на Земле, – с горечью произнес Командор. – Пусть в другом времени, пусть материки переместились, но теперь, похоже, все надежды растаяли.

– Это другая планета, – безжалостно подтвердил Джо. – Как бы нам ни хотелось верить во что-то другое, но это так.

– Давайте продолжим, – сказал Игорь. – Этот снимок и многое другое потом можно внимательно рассмотреть, мы флешку оставим. Размер планеты немного больше земного, поэтому фрагменты как бы натянуты на увеличенную оболочку и расстояния между известными ориентирами значительнее. Вот это место совпадает с Южной Африкой, то, где я оказался. Потому что кто-то меня катапультировал!

– Да ладно, ты до конца жизни мне теперь это припоминать будешь, все ведь обошлось, – встал на дыбы Джо.

– Подколоть командира – священная обязанность первого помощника, – засмеялся Игорь. – Поехали дальше. Тут горы и снег. Племя, деградировавшее до первобытного состояния, оказалось между хребтами, в зоне, куда со всех сторон ползли ледники. Люди бы там погибли, перебив всех животных, на которых охотились. Я вместе с ними вышел к океану. Вот красивая удобная бухта видна. Там нас подобрал танкер.

– Он вас нашел по радиомаяку? – уточнил Командор.

– Точно так. Включи следующий кадр. Это материк, частично совпадающий с Северной Америкой. На самом деле он значительно больше, не такой гористый, то есть горы есть, но старые, невысокие. С запада свободно идут теплые, насыщенные влагой воздушные массы. На севере леса, в центре огромные прерии, которые тянутся через весь материк от побережья к побережью. Джо упал где-то там, по аналогии с Землей – на Среднем Западе. Точно мы определить не смогли, нашли только большой каньон с рекой, по которому он с местными подростками уходил к океану. Тоже интересное место, очередной разлом, но совсем недавний, через пару миллионов лет вполне может стать частью моря. На берегу они обнаружили Манхэттен, часть Нью-Йорка. На следующем кадре он увеличен.

Командор переключил изображение, на экране появился вытянутый с севера на юг остров и еще один островок рядом.

– Он же должен граничить с остальными районами города? – поразился увиденному Командор.

– Ничего, только остатки мостов, статуя Свободы и море вокруг, – дополнил картинку Джо.

– А на южной оконечности, похоже, кратер?

– Это воронка от взрыва, снимок сделан уже после того, как мы оттуда свалили, – пояснил Джо. – Башни-близнецы были подорваны оставшимся там персоналом во время нападения индейцев.

– Много людей погибло?

– Я точно не знаю, было похоже на ядерный заряд. – Джо припомнил ночь на танкере, когда они на полной скорости уходили от района возможного выпадения радиоактивных осадков. – Там должны были все умереть после взрыва, индейцам я тоже не завидую, смерть от лучевой болезни – не самая легкая.

– А ваше племя Совы все равно решило отправляться с вами? Даже после того, что они увидели? – спросил Командор.

– У них свой путь и свое предназначение, вождь сам решает, куда идти и с кем. Какое-то время нам было по пути, теперь они останутся у вас. – Джо взглянул на экран. – Давайте следующую картинку посмотрим.

Командор переключился на очередной файл.

– Это остров, где мы остановились в первый раз, там высадилось несколько семей, – прокомментировал Джо. – На Земле это было бы в Карибском море.

– Видно крыши домов и поля, – заметил Командор.

– Да, похоже, им удалось закрепиться, – кивнул Джо. – Тем лучше, будет хорошая новость для пассажиров танкера. Я не хотел их там оставлять, но пришлось отпустить.

– Давайте вернемся в Европу, – предложил Игорь, Командор переключился на следующую картинку. – Сначала общий план. То, что у нас было Северной Африкой и Европой, тут составляет единый материк. Внизу, где могло бы быть Средиземное море, сейчас пустыня, да и дальше на юг тоже. Экватор – по-настоящему жаркое место. Верхняя половина этой «Европы» – один протяженный архипелаг, уходящий до полярного круга, который здесь находится выше, чем на Земле.

– Наклон планеты не такой большой, как у Земли, но все же есть, – дополнил Джо. – По снимкам за год было видно зону полярной ночи.

– Из-за того что на юге пустыня, у вас тут должно быть теплее, чем на Земле, – продолжил Игорь.

– Да, так и есть, – кивнул в ответ Командор.

– А широкие проливы между группами островов несут теплую океанскую воду вглубь архипелага. Где-то дальше на восток начинается здоровый материк, там теплые течения собираются и уходят на север.

– А ночных снимков нет? – с вновь возникшим интересом спросил Командор. – Вдруг где-то остались города. Свет можно заметить.

– Мы ночные снимки не смотрели, – признался Игорь. – Но вы можете своих ребят озадачить, пусть проверят. База теперь ваша. Хотя я сомневаюсь, что свет костров реально увидеть с орбиты. Специально их никто искать не будет, обратной связи со спутниками у нас нет. Да и не должно быть никаких крупных городов, разница в скорости вращения планет, их движение в пространстве – это все наверняка сказывается. Если из поезда выбросить камень, то он не замрет на месте, а будет какое-то время катиться. Так что появление здесь целых объектов – это пока необъяснимое и совершенно невероятное явление.

– Я ничего особенного не почувствовал, когда сюда попал, только заметил странное свечение.

– Я и говорю – необъяснимое явление, – подтвердил Игорь.

– Давай ваши территории посмотрим, они дальше, – сказал Джо. – Заодно проверите точность ваших карт.

Командор нажал кнопку на пульте, картинка сменилась.

– Да, действительно, все видно, и очень четко, – констатировал он, разглядывая экран. – Вон замок, Южная крепость за морем, Питерский пролив. Скаутам должно сильно помочь.

– Более того, если сделать хорошее увеличение, можно будет сразу определять интересные точки и посылать группы сразу туда, а не просто бродить по лесам и вдоль берегов или по рекам, – добавил Игорь. – Теперь вы можете составить подробную карту и заняться поисками необходимых ресурсов. Сразу можно делать наметки для будущих поселений, карту лесов составить, определить реки и озера. Польза будет огромная.

– Да, согласен с тобой, – снова кивнул Командор. – Это нам годы работы сэкономит. А нельзя просмотреть северное направление и найти лагеря бандитов, напавших на финнов?

– Можно, – ответил Джо. – Только надо учесть, что мы сняли текущую карту, новые снимки можно будет получить, если присоединить блок обратно к картографу. Обновление проходит не так часто, над нами всего три спутника, и после первоначального составления карты они присылают данные, только если замечают какие-то изменения по сравнению с прошлым состоянием. Так как на планете ничего глобального не происходит, то и снимки редко обновляются. Если с севера идут корабли, то им надо попасть под камеру, тогда мы, вероятно, их увидим. В базе хранится зимнее и летнее состояние, можно попробовать поискать на зимних изображениях следы дыма, например.

– Надо запросить данные по изменениям на карте в конкретном районе, – дополнил Игорь. – Если объект достаточно крупный и попал под съемку, его удастся найти. Корабль в море будет распознан как небольшой остров, которого раньше не было, так можно будет увидеть его перемещение. С этим мы вполне готовы помочь.

– Ну это же отлично! – обрадовался Командор. – Если мы их найдем, то сумеем вычислить и скорость движения, и время набега, и их силы.

– Да, это хорошая идея, надо попробовать, – одобрил Джо. – Не факт, что найдем, но лагерь или поселок можно обнаружить.

– И напоследок то место, куда мы все так сильно стремимся, – произнес Игорь.

Появилась новая картинка. Все подошли ближе к экрану.

– Опять воронка? – присмотрелся Командор.

– Нет, на этот раз как раз кратер, – хмуро произнес Джо. – Кратер от падения чего-то большого.

– Я не вижу ничего большого, – разглядывая изображение, сказал Командор. – А падало что-то просто огромное, все в дыму и пламени.

– Вот и я не вижу, – согласился Игорь. – Борозда от падения, выгоревший лес вокруг. Половина кратера и… Что там, болото, что ли?

– Какой-то полукруглый кусок торчит над поверхностью, все остальное, скорее всего, под водой, надо увеличить, изучить тщательнее, – сказал Джо.

– А это какой-то дом, – ткнул в экран Командор.

– Какой-то навес и что-то под ним, не разобрать, – уточнил Джо. – Ничего не понятно, надо туда самим идти, на месте изучать.

– Как далеко? – поинтересовался Командор.

– Почти семьсот километров, из преград – два широких пролива, или обходить большой остров по неизученным водам. Надо составлять маршрут, просчитывать затраты. Так что требуется время, с ходу туда не дойти. А пока можем вам помочь чем сумеем.

– Что ж, хорошо, это пока все? – спросил Командор.

– Да, можно выключать. Потом с компьютера будете брать, что вам понадобится, – кивнул Игорь. – Дайте вашим студентам указания, пусть проверяют северное направление.

Командор выключил проектор и забрал флешку.

– Тогда пойдемте в город, скоро поезд отправится на юг. Подвезу вас до временного лагеря американцев, там вас, наверное, потеряли уже, а сам потом на свой остров отправлюсь.

Из ворот замка под сложенной из огромных гранитных валунов стеной крепостного вала налево, в сторону городского мыса, вела по берегу грунтовая дорога.

– Это что, сначала надо половину острова снаружи обойти, а потом еще внутри по улитке пробежаться, чтобы в верхний двор попасть? – не понял Игорь. – Вы от кого-то обороняться собираетесь?

– Сейчас уже нет, но прецедент имеется, – ответил Командор, ведя гостей к мосту. – В первую зиму замок был захвачен, пришлось его брать в осаду и отбивать.

– Весело вы тут живете, – посочувствовал Джо.

– Уже спокойнее, всех, кто не с нами, выбили.

От Замкового острова на берег вел узкий пешеходный мостик, две опорные сваи были забиты в один берег, две в другой, между ними натянуты прочные конопляные канаты, держащие сколоченные из бревен части моста, плавающие на поверхности воды.

– Интересно придумано, – одобрил Игорь.

– Легко менять, если дерево прогниет, на зиму можно убрать на просушку, а при нападении просто перерубить канаты, и мост уплывет, – ответил Командор.

– А грузы на чем возите? – спросил Джо.

– Паром чуть дальше, вон канаты видите, перекинуты на тот берег? Пока хватает, а со временем или нормальный мост построим, или дамбу насыпать можно, а поверх нее дорогу положить. Тогда, правда, обрубить канаты не получится.

Береговой мыс, на котором стоял растущий город, опоясывала по побережью дорога, частично мощенная осколками камня, булыжником и щебнем. Мостовую делали из отходов стройматериалов с ближайших строек. Через прибрежные стройки вверх по уже застроенному деревянными домами холму мимо ветряной мельницы на вершине вела широкая, хотя и крутая, улица. Пока шли через город, каждый встречный здоровался с Командором, приветствуя верховного правителя. Командор кивал в ответ, говорил что-то, но шаг не сдерживал, так что несколько улиц проскочили в быстром темпе, свернули и снова вышли на берег. Паровозное депо и железнодорожная станция находились рядом с бывшим портом, отсюда удобно вести дорогу как на север, так и на юг, вдоль побережья, а у причалов можно переваливать грузы с вагонов прямо в трюм. У перрона станции пыхтел маленький паровозик. Две платформы и полувагон, составляющие поезд, уже были загружены мешками и ящиками.

– Неужели вы и рельсы сами катаете? – спросил Джо.

– Нет, откуда, – почему-то смутился Командор. – Для этого надо прокатный стан строить, да и металла у нас не хватает. Рельсы ищем, снимаем и собираем отовсюду, куда можем дотянуться. В Питере рядом с «Крестами» их много было, там находился район вокзалов, заводов и товарных станций, оттуда на пароходе вывозили целыми секциями. На востоке нашли частично сохранившуюся ветку. Шпалы-то мы можем напилить, костыли выковать, а прокатку рельсов пока не тянем. Так что дотянулись до двух поселков с севера и с юга, и пока на этом все.

– А зачем тогда строили паровоз? Это же уйма рабочего времени, масса затрат, в том числе и металла, – удивился Игорь.

– Отрабатывали технологию, все ж делалось из головы на голом энтузиазме, – сознался Командор и улыбнулся. – А когда первую паровую машину смастерили, парней было уже не остановить, давай им паровоз, и все тут. Найденных рельсов хватит, чтобы проложить дорогу до Парохода, поселка рядом с выброшенным на берег сухогрузом. Дальше будем прикидывать. В дальние поселения проще пароходом добираться, так что я студентов озадачил, пусть думают о верфи.

– А автомобили есть у вас? – поинтересовался Джо.

– И автомобили есть, и трактор, – подтвердил Командор. – Только под них дорог нет и бензина с соляркой.

– Из пары бочек можно сделать газогенератор, – сообщил Игорь. – Тогда на дровах кататься можно. А дорог и грунтовых хватит. Хотя с бензином мы теперь тоже можем помочь, если нефть в дело пустить.

– Рано или поздно, но она тоже закончится, – покачал головой Командор. – Да и по грунтовой дороге только летом, непогода ее в полосу сплошной грязи превратит, а зимой – чистить от снега постоянно, опять же, трактор надо гонять.

– Новые автомобили вы все равно еще не скоро производить начнете, так что вашему автопарку хватит надолго.

– Автомобиль можно на рельсы вместо паровоза поставить, – подсказал Игорю Джо. – Железная дорога гораздо выгодней и удобнее грунтовых.

– Я, может, о самолете мечтаю, – усмехнулся Командор.

– Это совсем просто, – поддержал его идею Джо. – Деревянный винт, крылья из просмоленной ткани, моторчик от мотоцикла сгодится, и можно лететь.

– Вы серьезно можете построить самолет из… из ткани и палок?

– Конечно, я же пилот, инженерного образования хватает. Построим мы вам самолет, еще пассажиров и почту возить будете. Только пока недалеко, километров на сто – сто пятьдесят.

– Этого вполне хватит, чтобы летать внутри треугольника Замок – Питер – Южная крепость, – решил Командор. – Почту, газеты, больных эвакуировать, вполне годится, дайте два!

– Найдите подходящий двигатель, я сделаю вам самолет, – согласился Джо. – И летать научу.

– Договорились!

Уселись в полувагон прямо на ящики. Паровоз свистнул и дернулся вперед, вагоны лязгнули, и поезд неторопливо пополз по железнодорожной колее, выходя из города и огибая поля и постройки Садоводства.

– Далеко ехать? – спросил Игорь. – А то мы все по воде, отвыкли уже прикидывать расстояние по суше.

– Километров шесть, – ответил Командор. – Не торопясь, минут за двадцать доедем. Там дорога к берегу выходит, да вы видели с танкера.

Рельсы уходили в лес. Деревья вдоль дороги нещадно вырубались, то слева, то справа появлялись все новые штабели бревен, подготовленных к вывозу.

– Вы лес совсем не бережете, – заметил Джо.

– Так его тут до горизонта, тайга кругом, – не понял упрека Командор. – Лесничеств нет, до этого пока руки не доходят. А то, что здесь валим, так удобно же, сразу вагонами вывозим, что на лесопилку, что на дрова, что на бумагу пускаем. Тут сначала просеку пробили, когда рельсы клали, а потом начали по сторонам зачищать. Поезд с утра рабочих высадит и сам дальше идет, вечером обратно, грузимся, людей подбираем и в город. С северной стороны то же самое. Но туда реже паровоз пускаем, сейчас южное направление важнее.

Дорога выскочила из леса на берег залива, справа показалась сигнальная вышка. Паровозик подал сигнал и начал тормозить, поезд медленно подполз к небрежно сколоченной из бревен платформе полустанка и замер. Машинист сразу отправился отцеплять последний вагон, который должны были разгрузить до его возвращения. От берега к поезду уже направилась группа грузчиков, в которых Джо узнал людей шерифа. А на прибрежной поляне выстроились в два ряда выгруженные с танкера контейнеры, горели костры, ходили люди, слышался легкий шум повседневных бытовых забот, кто-то мыл сковородки в ручье, где-то играла гитара. Американцы начали обживаться на новой земле. Перед лагерем на пути к станции сидело в ряд несколько человек, около которых крутились любопытные.

– Это еще что такое? – удивился Джо.

– Пока вы с картой разбирались, тут покупатели понаехали, – пояснил Командор. – Вербуют новых поселенцев к себе.

– А мэр не возражает? – спросил Игорь.

– Он вроде пытался, но ему людей уже не удержать. Решили отпустить всех, кто захочет уйти, а с оставшимися организовать новый город, – поведал Командор.

Завидев Игоря и Джо, бывшие пассажиры танкера тут же обступили их с просьбами помочь с переводом. Со знанием языков было туго. Из Замка привезли двух учительниц английского, но на всех желающих их не хватало. Джо начал дергать за руку высокий мускулистый негр.

– Чего он хочет? – спросил Командор.

– Спрашивает, есть ли у вас мусульмане.

– Есть, и мусульмане и православные, и мечеть и церковь, все есть. – Командор огляделся, отыскивая кого-нибудь из Садоводства. – Степаныч, аллах акбар?

– Воистину акбар! – раздалось в ответ.

– Вон к нему иди, там узбеки в Садоводстве, их раньше тоже черными считали, – ткнул рукой в нужную сторону Командор. – Только переведи, что на велфере тут никто не сидит, придется работать.

Из города от кузнечных мастерских было сразу двое представителей, рядом стояла большая кувалда.

– Инструмент-то зачем? – поинтересовался у них Игорь.

– Людей в мастерские надо, чтоб не слабосильные какие, – ответил один из парней.

– Тут хорошие слесаря и автомеханики есть, необязательно им кувалдой махать, – улыбнулся Игорь.

– Да мы поняли, вот, список составляем, прикидываем, куда их расселять…

Мужик в неизменной кожаной куртке, прибывший с Базы Байкеров, набирал рабочих на строительство кирпичного завода. На разборку сухогруза житель поселка Пароход нанимал бывших докеров. Пожилой финн беседовал с двумя вооруженными американцами, обсуждая создание отряда для защиты от грядущего нападения. Жизнь на поляне бурлила. Заметив Командора, к нему подошел невысокий, хорошо одетый мужчина средних лет, работавший помощником мэра. Джо начал переводить. Игорь отошел побеседовать к стоявшим поодаль индейцам.

– Мы хотели бы обсудить творящееся здесь безобразие!

– А что вас не устраивает? – спросил Командор.

– Наши люди активно вербуются вашими и собираются покинуть лагерь и танкер!

– Это место я выделил вам своей властью, здесь можно построить целый город, рядом железная дорога, удобная бухта для порта, – напомнил Командор. – Танкер остается в вашей собственности. Пока мы помогаем чем можем, на станции стоит еще один вагон с продовольствием и стройматериалами. А как вы удержите своих людей, извините, это не моя забота. Если они хотят переселиться, то, думаю, запретить вы им не сможете.

– Но хотят уйти отличные специалисты, рабочие, кто будет строить город? – возмутился помощник мэра.

– Неужели все три тысячи человек собираются вас покинуть?

– Нет, не все, – сбавил тон мужчина. – Многие остаются, но возникает еще одна проблема – чем мы будем их кормить? Чем заниматься на этих землях? Кто-то из нас раньше работал в сфере услуг, есть менеджеры, банкиры…

– Моя бы воля, менеджеров и банкиров я бы посадил на пароход и отправил обратно в Америку, и угля бы не давал, пусть веслами гребут, – хмуро произнес Командор. – Это не переводи. Если у вас есть толковые финансисты, действительно толковые, а не биржевые купи-продай, то ждем их в замке, назрела необходимость в денежной реформе, соберите группу, пусть плотно поработает с нашим Комитетом. С бартером все тяжелее, жесткое распределение тоже нельзя долго поддерживать. Надо деньги вводить, хотя бы в форме векселей.

– Это мы можем, я найду нужных людей, – согласился помощник мэра.

– Что касается сферы услуг, парикмахеры и массажисты есть у вас? Косметологи, мастера педикюра, всякие спа-специалисты и врачи? Есть, хорошо. Давно хотел организовать выездную бригаду, кузнечным мастерским закажем изготовить полноценный пассажирский вагон. Я вас уверяю, у них отбоя не будет от клиентов. После парикмахера женщина добреет, так что это всем на пользу пойдет. Вы представьте только, к русской женщине в деревню приезжает настоящий стилист из Нью-Йорка. Да их на руках носить станут. Врачи-терапевты, хирурги, стоматологи если есть – это вторая выездная бригада, медосмотры, консультации тоже очень востребованы. А потом надо строить под них поликлинику и хорошую больницу, это, пожалуй, даже первоочередная задача. Жилищное строительство надо начинать срочно, в контейнерах вы зимой перемерзнете. Землю нарезать под огороды, с семенами мы поможем. И свою сельхозобщину вам тоже не помешало бы организовать, земли вокруг много, пастбище для лошадок опять же. Мастерские на танкере, с него же можно и кабель на берег бросить, свет подать. Если поискать да вокруг поглядеть, тут для вас поле непаханое, стройте, обживайтесь. Школу поставьте, кому надо – церковь. Этим и людей привлечете. Составьте список, если еще не делали, всех поименно, с профессиями, пожеланиями, кто чем заниматься хочет. Давайте жить вместе, сотрудничать, мы со своей стороны готовы оказать любую посильную помощь.

– Я передам все мэру, и мы представим наши предложения, – пообещал помощник и отошел в сторону.

Вернулся Игорь.

– Что там? – спросил Джо.

– Спрашивают, когда можно будет перебраться в город. Тут их никто не держит, так что готовы в любое время. И африканеров с собой заберут.

– Сейчас решим. – Командор покрутил головой и заметил пару скаутов, крутившихся на поляне: – Парни, идите сюда!

Двое подростков из нового набора пришли в лагерь американцев из любопытства и глазели по сторонам, удивляясь и восхищаясь, особенно когда видели кого-нибудь с огнестрельным оружием. Услышав, что их зовут, они подошли к Командору.

– На задании или свободны? – спросил он.

– Свободны, просто глянуть пришли, – ответил один из пацанов.

– Что ж, посмотрели, теперь вам задание, – распорядился Командор. – Завтра с утра отведете индейцев и первобытных к себе в скаутскую слободу, выделите им место под стойбище, поближе к библиотеке. Спросите у учительниц, вон они переводят в толпе, кто от них остался в городе, найдете, и пусть начинают вас языкам учить. Все скауты должны учить английский, хотя бы разговорный, в самом минимуме, чтобы могли объясняться для начала, а вы станете учить индейцев русскому.

– Они с нами жить будут? – уточнил один из скаутов.

– С вами, – подтвердил Командор.

– Круто! – восхитился скаут.

– Так, вроде первоочередные задачи раскидали, – облегченно выдохнул Командор. – Меня на берегу яхта ждет, подбросить кого до танкера?

– Я останусь, помогу, – предложил Игорь. – Переночую с африканерами, и с утра вместе отправимся, провожу, посмотрю, как устроились.

– Давай, – согласился Джо. – Я танкер шерифу сдам и через пару дней найду тебя в городе.

Людей на судне оставалось еще много. Докеры демонтировали контейнеры, готовя их к выгрузке, работали мастерские, наладив производство пил и топоров, группа рыбаков решила остаться на танкере на постоянной основе, хотя это и могло вызвать определенные трудности зимой. Шериф формировал отряд для отправки к финнам по уже согласованному списку.

Джо поднялся на мостик, где нашел Боба и Ли.

– Мы думали, ты нас бросил, – с обидой произнесла девушка вместо приветствия.

– Я же радировал из замка, что задержусь на день. И да, я тоже рад вас видеть, – отозвался Джо, обмениваясь с Бобом крепким рукопожатием.

– Мы подумали и решили пойти с тобой дальше, – сообщил Боб.

– Хорошо, – кивнул Джо. – В любом случае теперь нам будет куда вернуться. Тогда сегодня отдыхаем, завтра я сдаю танкер, и переезжаем в город. Оружие придется отнести в замок, в арсенал.

– Что, все отдать? – снова вспыхнула Ли.

– Ножи и пистолеты, наверное, оставят, а ходить с пулеметом тут не принято, все-таки заведенный порядок надо соблюдать, – спокойно разъяснил Джо.

– На пулемет патронов мало осталось, – сказал Боб.

– Ну, тем более, что его таскать. Оружие будет приписано к вам, храниться в арсенале на черный день. Черный день наступит через пару-тройку месяцев.

– Откуда ты знаешь? – спросила Ли.

– По сообщениям местных жителей, с севера приближаются какие-то налетчики, они уже приходили в прошлом году, пробовали на зуб пару хуторов.

– Придется повоевать? – спросил Боб.

– Возможно, – ответил Джо. – Хотя, может, на этот раз обойдутся без нас. Все, сегодня отдыхаем.

А с утра Джо с первым помощником облазили весь танкер, капитан в сотый раз напомнил о правилах пожаробезопасности, наметил будущие работы на борту по подготовке к зимовке, по прокладке кабеля электропитания на берег, вместе они составили список судовых специалистов, которых предстояло отправить осмотреть выброшенный на берег сухогруз с удобрениями. Уже к вечеру они все же закончили осмотр, команда выстроилась на палубе, и Джо торжественно передал должность капитана первому помощнику.

– Для меня было честью служить с вами! – произнес он стандартную формулу и внезапно расчувствовался, команда отсалютовала ему в ответ.

Последняя ночь на танкере прошла спокойно. Джо поднялся на ставший почти родным мостик, прошелся вдоль приборных терминалов, постоял, глядя в иллюминатор на затягивавшую звезды облачность. Где-то далеко в море сверкали молнии, и оттуда доносились приглушенные раскаты грома. В рубку зашел шериф.

– Не хочется уходить? – спросил он.

– Привык, – вздохнул Джо. – Всегда тяжело покидать корабль.

– Так оставайся, тут работы на много лет вперед.

– Нам надо идти дальше, на восток.

– Тебе с напарником? – спросил шериф.

– Да, с Игорем. Командор тоже заинтересован, обещал отправить экспедицию.

– Так что там, на востоке?

– Там большая воронка, сгоревший лес и глубокое болото. И еще оттуда идет сигнал. Раз мы его слышим, значит, источник не под водой, а наверху. Надо проверить. Если ничего не найдем – вернемся.

– Будем надеяться, что найдете то, что ищете, и все равно вернетесь, – улыбнулся шериф.

– Там видно будет, – отозвался Джо.

– Ты скажи лучше, как там русские на берегу, с ними можно работать?

– Конечно, – подтвердил Джо. – Они вполне договороспособны, выполняют взятые обязательства. Хотя и среди них могут попасться гнилые деревья, так где их нет, вспомни, как на борту дебоширов усмирял. Я считаю, вы сработаетесь, может, и не сразу, но перемешаетесь так, что будет уже не отделить один народ от другого. Тут ведь как – чем людей больше, тем выше шансы на выживание, тем устойчивее общество, в этом преимущество. Вон их соседи финны, их мало, и они со временем или вымрут, или будут вынуждены влиться в местную колонию. И хорошо если удастся сохранить свою общину и язык. Обычно детям уже проще общаться с многочисленными ровесниками на их языке, чем с родственниками на родном.

– Я понимаю, – отозвался шериф. – То есть ты предлагаешь присоединиться к их обществу и подчиняться их законам?

– Здесь на танкере и в лагере на берегу – ваши территории, вы можете поддерживать автономию со своими порядками. Но в других поселках да, придется жить с русскими по их законам. Тут говорят – в чужой монастырь со своим уставом не ходят.

– Интересно, жаль, не знал об этом раньше, когда в Нью-Йорке принимали закон об однополых браках.

– Ага, с этим тут поосторожней, традиционные семейные уклады, понимаешь ли. За радужный флаг можно и по морде схлопотать, – засмеялся Джо.

– А мне нравятся эти русские! – усмехнулся в ответ шериф.

– Еще учти – этот танкер и эта нефть, возможно, единственные на всю планету. Игорь рассказывал, что на Земле долго спорили о биологическом и абиогенном происхождении нефти и углеводородов, но так и не пришли к общему мнению. Угля и нефти здесь, скорее всего, нет, или они очень глубоко и без шахт и буровых просто недоступны. Так что эта нефть, – Джо постучал костяшками пальцев по переборке, – на вес золота. Но когда-нибудь и она закончится. Берегите танкер.

– Это хороший козырь в переговорах с русскими, переработку нефти мы возьмем в свои руки, – кивнул шериф.

На следующее утро баржа доставила Джо и подростков в береговой лагерь. Тут уже со всех сторон стучали топоры, размечались участки под будущую застройку. Навьюченные оружием и вещами Джо, Боб и Ли вышли на железную дорогу и отправились вперед по шпалам, в город. На полдороге их догнал возвращавшийся в депо поезд.

– Залезайте, что ноги топтать! – весело крикнул из кабины молодой машинист.

От станции и порта до скаутской слободы добрались вокруг города по обходящим его тропкам, чтобы не подниматься по идущим по крутому склону холма улицам. Появление широкоплечего Боба с пулеметом на загривке, узкоглазой девушки с автоматом и Джо с двумя стволами, один на груди, второй за спиной, произвело на скаутов неизгладимое впечатление. Из большого общежития и стоявших рядом домиков вывалило почти все имевшееся в наличии население. Джо улыбался и махал рукой, Ли таращилась внезапно округлившимися глазами, напоминая героя аниме. Только Боб хмурился, он устал тащить тяжелый пулемет и к тому же замечал, как смотрят на его девушку будущие потенциальные кавалеры, молодые и задорные, которых тут было с избытком. Сразу за домами семейных скаутов виднелись вигвамы и шалаши африканеров, оттуда уже спешил навстречу Игорь:

– Пойдемте, индейцы поставили вам отдельный вигвам, со скаутами потом пообщаетесь.

– Как прошел переезд? – поинтересовался Джо.

– Да без проблем, но пока через город шли! Это надо было видеть, такое шоу этот город еще не скоро забудет, – разулыбался Игорь. – Впереди вождь в перьях, за ним племя в национальных костюмах, вождь решил проявить чувство юмора и пройти с барабанным боем, а позади первобытные охотники в шкурах тащили ребра и бивни мамонта.

– А ребра зачем? – спросил Джо.

– Хижины ставить. Ребра связывают, сверху шкуры – и дом готов, – пояснил Игорь. – В городе был полный аншлаг. Дружинники перекрывали улицы, чтобы пропустить нашу колонну, женщины бросали в воздух чепчики и падали в обморок, все как положено.

– Какие чепчики? – не понял Джо.

– Ну, это я преувеличил слегка, но народ был в восторге. Потом скауты, ты видел, как вас встречали, а с индейцами было еще круче. Сначала стойбище ставили, все старались помочь. Потом вместе обедали, многие неплохо владеют английским, не настолько, чтобы свободно общаться, но слова понимают и даже пытаются разговаривать. Как мне один из ребят объяснил – это игровой английский, дети компьютерных игр. А после индейцы устроили показательные стрельбы из лука. Учительницы пришли, первые уроки, начинаются языковые курсы.

– Понятно. Дальше что у нас по планам?

– Дальше? Оружие надо будет сдать в арсенал…

– Это я знаю, вечером отнесем. По взаимодействию с местными что?

– Я планировал смотаться на Базу Байкеров, там, как говорят, есть выходы бокситов. Если получится, сможем добывать алюминий. С тобой Командор хотел сходить в Междуозерье, это на севере, там есть перепад высот в узком проходе, можно плотину поставить. Если соорудим электростанцию, тут же все завертится с совсем другой скоростью. Алюминий и электричество – это же переход на новый технологический уклад.

– За пару месяцев мы много не сделаем, – заметил Джо.

– Но дадим направление, куда развиваться. Это неплохие люди, им надо помочь, – встрепенулся Игорь.

– Да я не отказываюсь, поможем, – согласился Джо. – Я на танкере перед уходом дал команду обследовать сухогруз, который на берег выбросился. А что это за кладбище вокруг?

– Это не кладбище, это руины города, тут была главная улица. Сейчас их раскапывают и разбирают на камень и кирпич. Иногда находят что-нибудь ценное, стекло, например.

– А почему полоса леса не срублена?

– Тут был городской парк, решили его оставить, только прочистили и проредили. В лесу стояла городская библиотека, скауты нашли подвальное книгохранилище. Командор распорядился расчистить завалы и построить над ним новое здание, там и займутся переносом Британники на бумагу. Вождь еще не знает, что это займет много лет.

– Да уж. Это, что ли, наш вигвам?

– Да, вот он, – указал Игорь.

– Ребята, заселяйтесь, – обернулся к подросткам Джо. – Потом еще в замок надо сходить, оружие сдать. Мы пока тут побродим вокруг.

Игоря отвлек один из африканеров, а Джо заметил сидящего неподалеку под деревом вождя и подошел к нему. Кейкоу кивнул. Джо уселся рядом.

– Эти дети, – вождь указал концом неизменной трубки в сторону скаутов, – занимаются разведкой?

– Да, местные следопыты, исследуют территории, ищут старые вещи, новые дороги.

– Удивительный народ, они доверяют детям взрослую работу.

– У них выбора нет, – пожал плечами Джо. – Кузнец должен работать в кузнице, крестьянин пахать землю, им некогда бродить по лесам. Слишком мало людей, это только кажется, что их тут много, потому что город рядом, а на самом деле вокруг бескрайние дикие леса. Взрослеть приходится рано.

– Мои люди хорошие следопыты и охотники, – заметил вождь. – Мы поможем.

– Ваша помощь будет принята с благодарностью, – кивнул Джо. – Вам надо с Командором пообщаться.

Вернулся Игорь.

– Чего хотели? – спросил Джо.

– Они с индейцами на охоту собрались, с собой звали.

– Пусть возьмут пару местных мальчишек. Им полезно вместе походить, и окрестности скауты лучше знают.

– Да, ты прав, сейчас передам, – согласился Игорь.

Со стороны города показался посыльный, заметив Джо, он подошел к нему:

– Вас с напарником Командор зовет срочно в замок.

– Сейчас идем.

Джо поднялся и подошел к своему вигваму:

– Боб, Ли, надо в замок идти, заодно и в арсенал, собирайте оружие, выходим.

Подростки вылезли наружу, Боб тащил пулемет и ящик с патронами, Ли вынесла и отдала Джо его стволы.

– А как это, – Ли указала пальцем на вигвам, – запирается?

– У индейцев не принято воровать, – подсказал подошедший Игорь. – Полог зашнуровывается, снаружи оставляется приметный узелок, все видят, что хозяина нет дома. Можешь вплести в узелок какую-нибудь ленточку.

– И это работает? – удивилась девушка.

– Вообще-то да, у индейцев строгие табу, система запретов. Вплетенная ленточка может быть оберегом, значит, вигвам находится под защитой духов.

– Да-а… – протянула девушка. – Ладно, сейчас сделаем узелок.

– Они знают наизусть Британнику и верят в духов? – спросил Боб.

– Ничего необычного, – ответил Джо. – Как без помощи духов выучить целую энциклопедию?

Дорога в замок не заняла много времени. Зайдя в караулку и отправив Боба и Ли в арсенал, Джо и Игорь пошли в главный корпус к Командору. Тот сидел со студентами около компьютера.

– Что-то случилось? – спросил Игорь.

– Да. Как часто над нами пролетает спутник и меняет картинку?

– Раз в два дня, это тот, что на нижней наклонной орбите, – ответил Игорь. – Тот, что на полярной, реже, он через полюса крутится, а по долготе смещается незначительно. Дальний обходит планету вдоль экватора за неделю.

– Мы немного обновили программу, – обернулся к Игорю один из студентов. – Подключили поиск по координатам и внесенным изменениям и начали просматривать данные от нас и на север.

– И что нашли? – заинтересовался Джо.

– Нашли зимний лагерь. Вот картинка. – Студент развернул изображение.

– Увеличить можно? И как далеко они отсюда? – спросил Игорь.

Картинка приблизилась, стали заметны дым от костров, протоптанные тропинки и два корабля, вытащенных на заснеженный берег.

– Может быть, у них был всего один корабль и они строили новые, – выдвинул гипотезу Командор. – Или они рассылали корабли в разные стороны в поисках добычи.

– Вот это место сейчас. – Студент открыл новую, уже летнюю картинку.

– Пусто, – заметил Джо.

– Да, но есть еще изображение. Совсем свежее, где-то пару недель назад.

На экране появилась поверхность моря, на которой были заметны три черточки, оставляющие за собой кильватерный след. Картинка увеличилась.

– Один узкий, похоже, боевой дракар, – разглядел Игорь. – Нос и корма одинаковые, может ходить вперед-назад, не разворачиваясь. А еще два – это кнорры, что ли, пошире, не такие быстроходные. Они решили переехать поближе?

– Я считаю, они получили доклад о найденных деревнях финнов и за зиму построили грузовые суда. Сейчас плывут в нашу сторону, – поделился соображениями Командор. – Скорее всего, хотят напасть и захватить, обосноваться на новом месте, набрать рабов.

– Как далеко, когда ждать? – уточнил Джо.

– Мы уже прикидывали, если нигде не будут останавливаться, недели три, максимум месяц.

– На новом месте надо успеть до зимы построить крепость, – произнес Игорь. – И запастись на зиму провизией, дровами. Они будут торопиться, а мы можем не успеть подготовить оборону. Финнов уже обрадовали?

– Еще нет, – качнул головой Командор.

– Надо срочно радировать на танкер шерифу, пусть высылает отряд немедленно, – предложил Джо. – Попросим вождя, чтобы дал своих разведчиков, и бригаду строительную надо туда отправить, пусть вокруг деревень частокол ставят и вышки для стрелков.

– Частокол бойца не остановит, закинет топор на веревке наверх и сам переберется, – хмуро отозвался Командор. – Надо их ловить на берегу, когда высаживаться будут. Пойду собирать людей, на танкер отправлю сержанта от пограничников и нашего особиста, пусть проверят, что там за оружие и сколько патронов. Пора и нам арсенал распаковывать.

В дверь постучали, в и без того тесную комнатку вошел радист:

– Радиограмма из Южной крепости.

– Читай, что там, – распорядился Командор.

– «Группа из Одессы, подробности прибытию, нужен инсулин, «целую» зачеркнуто, «адмирал» зачеркнуто, Анна».

– Не понял, кто кого целовал и зачеркнул, – хмыкнул Командор. – Что-то еще?

– «Пароход возвращается в Замок, будет завтра».

– Спасибо, иди на пост. Адмирал приедет – расскажет.

Студенты заспорили у компьютера. Один что-то доказывал другому.

– Это не могут быть люди оттуда, это же две тысячи километров. Командор, мы можем посмотреть на Одессу, – сказал наконец один из них.

– Ах, Одесса, красавица у моря, – пропел второй и потянулся к мышке. – Стоп, а где же море, тут голимая пустыня!..


Глава 6
Деревня дальняя

Комендант отпросился и ушел по своим делам.

– Так где ты таких слов набрался? – снова спросил адмирал.

– А чего я-то сразу? – насупился Санька. – Учительница у нас была, биологичка, она еще и химию вела. Что биология, что химия – жутко занудные предметы, никто их особо не любил. Вот она и привлекала нас всякими забавными историями, про коноплю, про грибы, про промокашку, про то, что «Момент» и бензин лучше не нюхать. Еще рассказывала, как после такого ржаного хлеба крестьянам демоны мерещились и они староверов жгли…

– Похоже, продвинутая учителка была, – заметила майор. – Она сама это все не пробовала?

– Этого я не знаю, – признался Санька. – Про нее по школе слухов не ходило, аккуратная была.

Он подвинулся к столу и вынул из мешка несколько горстей зерна, разровнял получившуюся кучку и начал разбирать, откладывая зараженные в сторону:

– Много их как, и крупные. Я такие только на фотографиях видел, но там «рожки» поменьше.

– Может, мутировали, – предположил адмирал, разглядывая черные наросты на колосьях. – Рожь была в запасах в институте, но находили и дикорастущую, там и заразилась она.

– И чем эта мутировавшая спорынья опасна? – спросила Анна.

– Ядовитая, – пояснил Санька. – В небольших дозах сначала глюки вызывает, потом панику и депрессию. У человека могут всякие психические заболевания начаться. Только вот «кислота» обычно горчит и не пахнет, а тут кислый запах, очень сильный… Тут что-то еще.

– Может, мутация дала необычный запах? – озвучил свою версию Андрей.

– Значит, вот как они старосту в могилу свели, – проговорила майор. – Надо бы узнать, много ли таких в деревне, кого психоделиками подкармливают.

– Что ж они зерно-то не чистят? – недоумевал Андрей. – Вроде несложно перебрать и сжечь заразу.

– Они такие же крестьяне, как мы с тобой, то есть никакие, – усмехнулась Анна. – Люди пришли в деревню, им сказали работать на земле, они работают как умеют. Я вот тоже не догадалась бы, что зерно чистить надо. Пойдем, надо поговорить с арестованными.

Они спустились в подвал, большое сухое помещение под зданием, разгороженное на клети для хранения и на каморки для содержания преступников, которых до недавнего времени не попадалось.

– Тетя Аня, а почему вы здесь? Я думал, вы в Замке, с Командором, – спросил по дороге Санька.

– Сыну здесь полезнее, теплое море, горячий песок, свежие фрукты, – ответила майор. – И кому-то надо здесь руководить, держать эти деревни, заниматься текучкой повседневной. Вот он меня и послал… сюда.

– На курорт, значит? – улыбнулся Санька.

– Ага… На курорт… – мрачно зыркнула на него майор так, что у скаута улыбку сразу стерло с лица.

В связи с появлением первых заключенных комендант назначил в подвал караульного, который разжег на стенах масляные лампы. Света они давали мало, только-только чтобы разглядеть стены и не стукнуться головой о нависающие балки. Увидев в полутьме входящее начальство, караульный подскочил с табурета, на котором до этого сидел.

– Как задержанные? – спросила Анна.

– А все по-разному, – ответил караульный. – Один воет все время, второй головой в стену бьется, вон, слышите?

Действительно, в подвальной мгле раздавались глухие ритмичные удары.

– Давно это с ним? Почему не предотвращаете? – снова спросила майор.

– Я один к нему не пойду, а дозваться никого не мог, пост покидать не велено, – сообщил караульный.

– Да пусть пока стучит, потом сверху пришлем кого-нибудь, свяжут, – предложил адмирал.

Анна махнула рукой.

– Мелкий их в угол забился, в комок сжался, трясется весь и плачет, все твердит, что это не он, – продолжил караульный.

– Их всех, что ли, перекормили? – не поняла майор.

– Отходняк у них, – пояснил Санька. – Сначала-то все яркое и красочное, готов горы свернуть, а потом накатывает обратка. Тут надо бы пересидеть в тихом уютном месте, а не в камере с часовым за дверью, любой в штаны наделает.

– А вот тот высокий вроде нормальный, – добавил караульный. – Стоит себе спокойно, молчит.

– Обыскали? Ремни, шнурки?

– Все забрали, – подтвердил караульный. – Сразу как повязали. Ничего необычного, ножи, мелочовка всякая.

– Открой нам последнего, – распорядилась майор.

В тесной каморке у дальней от двери стены стоял высокий, немолодой уже мужчина в длинном темном пальто. С невозмутимым видом он посмотрел на вошедших.

– Мне шутки шутить некогда, – предупредила Анна. – Мне нужны ответы на вопросы. Кто вас прислал сюда на юг? Зачем убрали старосту? Какова ваша задача и конечная цель? Как осуществляется связь с финнами и с вашими людьми на севере?

Мужчина усмехнулся и стал внимательно разглядывать стены.

– В молчанку играть будем? – начала заводиться майор.

– Давайте его накормим его же зерном, – предложил Санька. – Через пару часов все расскажет.

– Слишком долго, – отмахнулся адмирал. – Используем терморектальный криптоанализатор.

– Да, хороший вариант, идемте. – Анна направилась на выход.

До пекаря что-то дошло, и он всполошился.

– Термо куда, чего? – испуганно раздалось в спины уходящим.

– Паяльник, – пояснил, обернувшись, Санька и показал большим пальцем куда именно.

– Майор, майор! Не надо паяльник! – вскрикнул арестованный. – Мы же цивилизованные люди, я все скажу, все, сам!

Анна развернулась и уставилась на арестанта:

– Рассказывай.

– После мятежа мы на севере оказались и решили уйти к финнам, думали там пересидеть. Поначалу вроде все было неплохо, финны не особо нам радовались, но и не гнали. А потом на них напал кто-то. Старший наш решил, что надо валить на юг. Собрал нас, у одного финна на хуторе забрали лодку и двинулись сюда. С берега решили сразу уходить, чтобы на глаза не попасть кому из знакомых. А в Дальней люди были с южного побережья, никто никого не знал. Туда и направились. Пахан хотел дальше на юг, но потом выяснилось, что там людей нет, решили осесть. Начали обживаться, решать, как верх взять над деревней. А когда нашли «чертовы рожки», тут и поняли, как местного старосту сковырнуть да на его место сесть. Наркоты в муку насыпать, хлеб отравленный подсунуть…

– Убили зачем, что помешало просто тихо сидеть? – нахмурился адмирал.

– Тихо сидеть – это ж работать надо, – недоуменно посмотрел на него пекарь. – Где это видано, чтобы порядочный зэк работал.

– Странно такое слышать от мельника и по совместительству пекаря. В крепость зачем пришли? Зачем бузить стали? – спросила Анна.

– Так когда вас Командор прислал, стало понятно, что рано или поздно до нас доберутся, узнают, кто наш староста. Да и те, с кем мы сюда выбирались, начали от рук отбиваться, пахан решил их в расход пустить и заодно и вас с комендантом порешить, если получится. Тут бы, пока шум да разборки, не до нас бы стало. А если бы приперло, мы б ушли в сторону Прибалтики, не может быть, чтобы там никого не было.

– С кем на финской стороне поддерживаете связь и как? – продолжила допрос майор.

– Да ни с кем. Я об этом ничего не знаю, никогда никого оттуда не видел.

Анна развернулась и вышла из камеры, следом за ней вышли адмирал и Санька. Караульный запер дверь. Поднялись наверх.

– Врет он как сивый мерин, – высказался наконец Андрей. – Точно что-то знает, но недоговаривает. Он же сам организатор, людей наркотиками накормил, толпу собрал, заводил расставил, координировал этот митинг. Надо старосту этого брать и трясти как грушу. Да и остальных допросить с пристрастием.

Вернулись в зал на втором этаже, Анна смахнула зерно со стола обратно в мешок.

– Неправильно это все, – покачала она головой, отряхивая руки. – Нелогично. Сбежали, должны затаиться, спрятаться, сидеть, как мышь под веником. Зачем устраивать эти наркоманские пляски? Перехватить власть в деревне – это я себе представляю, но зачем надо было затевать шоу в крепости?

– Ты уже забыла? – Андрей повернулся к Анне. – Тот, который в подвале воет, он на тебя с заточкой бросился. Если бы не Санька… А если бы ты во двор вышла? Там в суматохе могло бы все гораздо хуже закончиться.

– Программа в нем была, он же под глюками, – сказал Санька. – Как вас увидит, сразу бить. Его, видно, сильнее других накачали.

– Да зачем? – снова не поняла майор. – Примчался бы Командор, разобрался со всеми подряд, наказал кого ни попадя.

– Так, может, целились не в тебя, а в Командора? А свалили бы все потом на крестьян, – предположил Андрей. – Он же обязательно поехал бы в ту деревню на разборки.

– Опять заговор! – стукнула кулаком в ладонь Анна. – Санька, будешь у финнов, найди Константина и придуши по-тихому, все дерьмо от него идет.

– А может, финны – это только легенда? – сказал скаут. – Если здесь что-то затевается, найдут, как Командора выманить. А вот ребенка вы бы, теть Ань, отправили в Замок, там спокойнее.

– Нет уж, со мной он целее будет. Я пока тут покопаю, может, отыщутся связи этого старосты, а ты со своими ребятами отправляйся в порт, найдешь кузнеца и идите с ним в Дальнюю. Официальное задание – картография и прикидки по прокладке дороги на юг, расскажешь об имперской группе, меч свой покажешь. А неофициально посмотришь, что там за люди, подкараулишь старосту, вдруг на него выйдет кто из крепости или он сам куда соберется. Если что-то заметишь, сразу берешь его за хобот и тащишь сюда на допрос.

– Газет возьми на шняве, заодно повод будет про танкер рассказать и узнать, примут ли они новых поселенцев, – добавил адмирал. – Мы вечером пойдем напрямую в Замок, повезем одесситов к Командору, но не позже чем через неделю вернемся.

– Понял, я тогда пойду, постараюсь все быстро выяснить. – Санька вышел из зала, позвал своих скаутов и отправился в порт.

Кузнец уже весь измаялся около своей тележки, когда к нему подошли скауты.

– Пошли, что ли, в твою деревню, – позвал Санька. – Помочь с телегой?

– Не надо, я сам, – ответил кузнец, встав между оглоблями. – Она не тяжелая.

– Тебя звать-то как?

– Федор я.

– Ага, а я Санька, – представился скаут. – Это Леха, это Георгий. Будем от вас дорогу на юг искать.

– Зачем?

– А ты не слышал разве, мы вчера на берегу подобрали людей с юга, от самого Черного моря пешком шли?

– Я видел, тело выносили с парохода…

– Да, один ночью помер, его медведь помял, – подтвердил Санька.

Дорога из порта пролегла мимо крепости через деревню на пару десятков дворов и потянулась сначала через поля, потом завернула в лес.

– А почему на одних полях еще нет ничего, а на других уже трава растет? – спросил Санька, вышагивая рядом с Федором.

– Это не трава, это озимые, – пояснил кузнец. – В деревнях на берегу почвы хорошие, тут пшеницу сеют. А у нас деревня в удобном месте, рядом с рекой, а агроном приезжал, сказал, земли негодные, поэтому мы рожь сажаем, а с озимых урожай лучше, они за осень и весну больше воды собирают.

По обе стороны дороги шумел на ветру лиственный лес, пели птицы, не обращая внимания на людей.

– А ты местный, Федор? – спросил скаут.

– Не, мы из-под Тихвина. Пошли семьей на болота за брусникой, не знаю как, но заблудились, потом вышли на какую-то дорогу, еще людей увидели таких же. И решили город искать. Долго шли, в лесу ночевали, съели все, даже ягоды, пока купол не приметили. Оказалось, на Пулково вышли. А потом уже нас сюда привезли. Места здесь хорошие, тихие. Люди спокойные были, сейчас все дерганые, нервные, друг на друга косятся, боятся чего-то.

«Еще бы им не бояться, каждый день психоделики жрут, под глюками ходят», – подумал Санька.

Лес разошелся по сторонам, дорога выскочила на равнину, только кое-где на редких буграх росли небольшие рощицы, окруженные полосами кустарника.

– Далеко еще? – спросил скаут.

– Да вон река уже показалась, вдоль не пойдем, еще час – и будем на месте, – ответил Федор. – А с мужиками с нашими что будет? Они ж не виноваты ни в чем.

– Да они как будто пьяные, – подумав, что кузнец все равно расскажет в деревне обо всем, произнес Санька. – Проспятся, майор им палок всыплет да отпустит. Завтра, может, и вернутся уже.

– То-то они мне странными какими-то показались, – облегченно вздохнул наивный кузнец.

– Слышь, Федор, а ты кузницу сам себе сделал? – подтянулся Леха, отвлекая крестьянина от ненужных мыслей.

– Сам, – подтвердил Федор. – Мне только наковальню привезли. А печь, меха – все сам.

– А железо где берешь, в крепости?

– Да не, железо свое.

– Как – свое? Тут же нет болот, откуда железо?

– У меня копанка своя, за деревней, в лесу. Мальчишки как-то принесли необычный камень, я его в горн бросил, он и расплавился. Железа немного с куска выходит, но, как от шлака отобьешь, вполне годное.

– Здорово, покажешь, где это? – спросил Санька.

– Покажу, только мало его там, – вздохнул Федор. – На деревенские нужды хватит, а если все набегут, то сразу всю руду и выкопают. Я потому и не рассказывал никому.

– Ладно-ладно, не оправдывайся, – рассмеялся Санька. – Знаю я вас, новых крестьян, все, что есть, под себя прячете. Может, и правильно, в своем хозяйстве нужнее будет. Ты покажи, как руда выглядит, раз одну жилу нашел, должны быть и другие, если найдем, тебе же все спасибо и скажут.

– Завтра сходим, – согласился кузнец. – А вот и поля наши показались.

С одной стороны от дороги пролегал весь заросший желтыми одуванчиками пологий берег спокойной и неширокой речки, текущей на север, а с другой – большие общинные поля. Мелких наделов не было, деревня работала одним коллективом, что позволяло обрабатывать немалые площади.

– А личное хозяйство есть у вас? – спросил скаут Леха.

– Есть, огороды за домами, – подтвердил кузнец. – Но там по мелочи – огурчики, помидорчики, зеленуха всякая. Так что мы все вместе копаем, сеем, что зерно, что картошку. Так быстрее получается и пользы больше.

– Колхоз, короче, – подытожил Санька.

– Колхоз? – переспросил Федор. – А, ну так и есть, коллективное хозяйство.

– А продукты кто распределяет с урожая? Что тут у вас, трудодни или как-то по-другому учитываете? – снова поинтересовался Леха.

– Распределяет староста. Как учитывает, не знаю, но никого пока не обижал, – отозвался кузнец.

– Все-таки непонятно. Один, к примеру, в поле, а второй дома остался, не знаю, хлеб испечь, постираться… – предположил Санька.

– Нет, я же говорил, – перебил его кузнец. – Хлеб печет пекарь, на всю деревню. Он же и муку мелет. И живет на мельнице, рядом с плотиной.

Санька достал из наплечной кожаной сумки и развернул лист бумаги.

– Это что у тебя? – полюбопытствовал Федор.

– Карта. Тут же до вас уже проходили скауты, прежде чем выбрали место под деревню, – сказал Санька. – Правда, она неполная, тогда ни запруды не было, ни мельницы, ни самой деревни. Ты вперед иди, мы пока осмотримся и позже подойдем.

Кузнец взялся за тележку и направился дальше по дороге.

– Постой, я забыл совсем. – Санька достал тоненькую пачку газет. – На, раздашь народу, пусть новости почитают.

Федор свернул газеты и засунул за пазуху, после чего отправился в деревню. Скауты сбились в кучку.

– А чего встали? – спросил Георгий. – Шли бы с ним…

– Надо договориться, что будем делать в деревне, – пояснил Санька. – И все равно изменения в карту надо внести, там чуть дальше холмик на берегу, оттуда будет видно все вокруг. Двигаем туда.

– Да что тут думать, идем в деревню, берем старосту, ведем в крепость, – предложил Леха, направляясь на вершину невысокого холма.

– Не так быстро, – осадил его Санька. – Кузнец сказал, их шестеро было, четверых вроде взяли. Кроме старосты, надо бы прихватить и подельника, а если он не один, то и всех, кто с ними связан.

– И что, староста так и будет сидеть и ждать, пока за ним конвой придет? – спросил Георгий. – Он же не дурак, наверное, раз деревню под себя подмял, да и селяне, скорее всего, уже всем рассказали, что их делегатов в крепости задержали.

– Сейчас кузнец доберется, скажет, что завтра их отпустят, – высказал свое мнение Санька. – Это всех успокоит. Правда, ненадолго. А мы пока отсюда посмотрим, не побежит ли кто. Тут вроде одна дорога, на север. Со всех сторон поля, видно далеко. Дальше дикие земли, там на сто километров нет никого. Бежать в лес? Смысла никакого. Мне кажется, они будут ждать новостей из крепости, или возвращения своих людей, или известия о покушении на майора.

– Зачем им майора убивать? – спросил Леха. – Бессмыслица какая-то.

– Крестьянский бунт, бессмысленный и беспощадный, – продекламировал Георгий. – Ка-ак даст дубиной!

– Ты это сам придумал? – повернулся к нему Леха.

– Нет, мне это в школе Лев Толстой сказал. Или не мне… Но сказал точно он.

– Пока мы всего не знаем, – пожал плечами Санька. – Может, это случайно получилось, у мужика кукушку сорвало, начал с ножом бросаться. А может, планировали Командору гадость сделать, да руки коротки, решили на тете Анне отыграться. Вы вот что – если в деревне увидите знакомое лицо, не надо сразу к нему бросаться с криками: «А я тебя помню, ты пароход штурмовал» или «Я от тебя убегал, когда ты замок в осаду брал». Морду кирпичом, типа не узнал, и мне доложить. Если таких найдем, ночью по-тихому вяжем и прячем, пока всех не переловим.

– Думаешь, это урки питерские? – спросил Георгий.

– А почему нет, их тогда много разбежалось. Так, вот мы и на холмике, что видно?

Река, вдоль которой они двигались последние несколько сотен метров, вытекала из водостока в перегородившей течение рукотворной дамбе. По верху дамбы шла тропинка на другой берег, а со стороны деревни впритык к берегу стояло здание мельницы. Выступающее за край дома здоровое колесо с опущенными в поток воды деревянными лопатками было неподвижно, мельница не работала. За плотиной разлилось небольшое озерцо, по одному берегу которого, сразу за мельницей, и встала деревня Дальняя. Дорога из крепости проходила мимо дамбы и поворачивала в поселение, став единственной улицей. Дома стояли по обе стороны, достаточно широко, далеко друг от друга, не теснились, за ними прятались огороженные плетнями личные участки. Садов и плодовых кустов не наблюдалось, если они и были, то не успели вырасти за год. А вот на улице и в нескольких дворах сохранились почему-то не вырубленные высокие деревья. Вокруг деревни лежали общинные поля. А за ними начинался густой зеленый лес, отгородившийся от полей полосой кустарника и невысокого подлеска.

– Тут рыбалка, наверное, хорошая, – мечтательно произнес Леха. – И ходить далеко не надо, прямо рядом готовое озеро.

– Дамба невысокая, мельница с нижней подачей воды, – отмечал на карте Санька. – Для лесопилки не годится, слишком слабая.

– Семнадцать дворов, – посчитал Георгий. – Почему они все с одной стороны?

– С другой берег пологий, весной заливает, – предположил Санька. – Потом в деревне спросим.

– По дороге идет кто-то, – сообщил Леха.

– Я вроде все отметил, уточним позже детали. – Санька свернул карту. – Пойдем навстречу, поздороваемся.

Скауты снова вышли на дорогу и отправились к деревне. Навстречу им поспешал мужичок среднего роста, одетый неряшливо, но в чистую, не заляпанную пятнами одежду.

– Эй, шантрапа, вы кто такие? Что тут делаете? – окликнул он парней.

– Мьсе – француз? – тут же среагировал Георгий.

– Чего? – недоуменно протянул мужик.

– «Шантрапа» – французское слово, – пояснил скаут.

– Я щас старосту кликну, народ вас мигом на колья поднимет, тогда и посмотрим, кто тут француз! – начал угрожать селянин.

– Мы скауты Командора, – вышел вперед Санька. – Прибыли на доразведку местности. Кузнеца встретил по дороге?

Мужик кивнул, кося глазом на стоящих по бокам парней, привычно взявших незнакомца в «коробочку». Поняв, что можно и по башке получить, он заметно присмирел.

– То есть новости знаешь – прибыло судно с новыми колонистами, будем их расселять.

– Самим жрать нечего, а они еще людей сюда гонят, – снова начал возмущаться мужик.

Где-то в деревне прокричал петух, залаяла собака.

– Врешь, колхозник, – сказал Санька. – Раз курей и собак не сожрали, значит, с едой у вас все в порядке. Сам кто такой, куда идешь?

– Староста в крепость послал, узнать, где там пекарь наш.

– И ты на ночь глядя туда отправился? – не поверил Леха.

– Засветло доберусь, – махнул рукой крестьянин. – Там переночую, утром обратно.

– А, ну иди, иди, – разрешил Санька.

– Дом старосты где? – спросил Георгий.

– У колодца, там увидите, крыльцо с резными наличниками… Некогда мне тут с вами, пошел я.

Скауты постояли, провожая взглядом удаляющегося мужика.

– Не похож он на уголовника, – проговорил Леха.

– Помнишь, мужик из-под Луги рассказывал, что он на химзаводе работал, срок мотал? Может, этот тоже с поселения, – сказал Санька. – Бывшая Луга отсюда дальше на юго-восток. Этого никто из вас раньше нигде не видел? Нет? Вот и я его не помню. Обычный селянин. Только нервный.

Парни оглянулись на деревню, спокойно лежащую вдали.

– Пошли, что ли, – предложил Георгий.

– Зайдем сначала на мельницу, – решил Санька.

Дело близилось к вечеру, но на улице не было видно праздношатающихся крестьян, не то все сидели по домам, не то работали где-то, но скорее всего, получив в порту удобрения, растащили мешки по дворам и сейчас ковырялись в своих огородах. Скауты приблизились к дамбе. Санька заметил, что у мельницы оказалось два колеса, стоящих друг за другом вдоль одной стены. Зашли во двор. Леха постучал в дверь, но, как и ожидалось, никто не ответил. Зашли внутрь. Выпирающая из стены ось водяного колеса пролегала над самым полом, входя в редуктор, над которым были закреплены на вертикальном валу два жернова и короб для сбора муки. Вдоль стен стояли мешки. Санька заглянул в один из них.

– Странно, – хмыкнул он. – Черная зараза есть, но совсем мало, в том мешке в крепости ее было больше.

– Сань, сюда глянь, – позвал Леха, открыв несколько мешков, стоящих отдельно в дальнем углу.

Даже на первый взгляд было очевидно, что зерно заражено, «чертовы рожки» виднелись почти на половине зерен.

– Эй, вы чего тут делаете? – раздался голос от двери.

Скауты обернулись к выходу и увидели подростка лет двенадцати.

– На мельницу решили посмотреть, – ответил Георгий. – Мы скауты, к старосте шли, а потом заметили, что тут два колеса. Зачем второе?

– А пекарня где? – влез в разговор Леха.

– Пекарня там, в средней части, – показал рукой на дверь подросток. – Только пекаря нет, он с утра в порт пошел с остальными.

– Посмотреть можно? – спросил Санька, мальчуган кивнул. – А ты сам кто?

– Помогаю тут, мешки таскаю, дрова к печке. А вы правда скауты?

– Правда, у нас и карта есть, потом покажу, – улыбнулся Санька. – Ты нам расскажешь, как вы тут живете? Тебя зовут-то как?

– Расскажу, – пообещал подросток. – Петька я, свинаря сын. Только мне со свиньями возиться не нравится, так я сюда напросился.

Пекарня оказалась комнатой в середине здания, с отдельным выходом во двор и просто гигантской печью с широким устьем и окном над шестком.

– Ого, какая огромина, – удивился Леха.

– Так хлеб на всю деревню печем, сразу по восемь караваев закладываем, и все равно приходится вторую партию делать, на всех едва хватает, – пояснил подросток.

– А как ваш пекарь, он же еще и мельник, все сам успевает? – поинтересовался Санька.

– Так он же не один, – пояснил Петька. – Пока мы с ним муку мелем, женщины приходят, тесто замешивают. Но он и сам, бывает, месит, когда надо больше хлеба или на работе все. А утром я печь растоплю, он караваи ставит. Потом только вынимай да раздавай. Старосте он сам носит, остальное я по дворам раздаю.

– Хм… занятно, – пробормотал Георгий. – А второе колесо-то зачем?

– Так там пилорама у нас. – Петька подошел к противоположной от входа на мельницу двери. – Небольшая, на короткие бревна, но на табуретки да на мебель разную хватает. Бревно в длину располовинить, там, или брус напилить. А обрезки в печку. Только медленно пилит.

Скауты вышли из пекарни на пилораму. Дальней стены у дома не было, здесь под крышей стоял длинный стол, под которым находился редуктор мельницы, а сверху над столом выступал диск циркулярки.

– Можно две пилы рядом поставить, – объяснял Петька. – Но если вода низко, то слабо крутит, может застрять в бревне. Там внизу в коробке можно переставить шестерни, тогда пила быстрее крутится.

– Вот откуда доски на резные наличники, – догадался Санька. – А я уже начал голову ломать, кто тут у вас такой умелец.

– Надо было вам верхнюю подачу воды делать, – сказал Леха. – Если бы третье колесо поставили, чтобы воду поднимало и сверху ее пускало. И еще одну стену убрать, тогда можно было бы длинные бревна пилой обрезать.

– Петька, а ты еще и на лесопилке помогаешь? – спросил Санька.

– Нет, тут мужики приходят, сами все делают, когда им надо. Я только на мельнице и немного на пекарне. И то с весны до осени, а зимой нас в крепость забирают, там в деревне школа. Зимой все равно воды мало, пилорама не работает.

– А мельницу вы когда построили? – спросил Георгий.

– А еще при прошлом старосте, это он ее и придумал, – ответил Петька. – Умный был, этот, инженер, вот. Жаль, сгорел. Он тогда и кузнецу помог, подсказал, как пилу круговую сделать и шестерни.

Скауты хмуро переглянулись. Судьба погибшего старосты была понятна, но не рассказывать же об этом подростку.

– Петька, спасибо, пойдем мы, – решил попрощаться Санька.

– Вы у старосты спросите, пусть к нам на ночлег отправит, у нас дом большой, места хватит, – предложил пацан.

– Спросим, – пообещал Санька.

Вышли на улицу, молча отошли от мельницы.

– Мельник, значит, эту гадость в муку подсыпает, кому сколько надо. И в тесто добавляет, для усиления эффекта, – высказал версию Георгий.

– Надо бы съесть горсть этих черняшек, попробовать посмотреть, что за глюки им мерещатся, – сказал Леха.

– Я тебе попробую! – погрозил кулаком Санька. – Надо выяснить, где берут. Зерно не перебирали и не чистили, те мешки, что в стороне стояли, явно с отдельного поля. Не может такого быть, что все поля нормальные, а одно вдруг черное. Даже местные заметили бы. Может, они и не крестьяне в прошлом, но отличить зараженное зерно от обычного несложно даже просто на взгляд. Мы же заметили.

Скауты прошли по сонной пустынной улице. Отсутствие деревенских удивляло. Хоть кто-нибудь да должен был оказаться на дороге, за водой пойти, к соседям поболтать сбегать. Но ничего подобного тут не наблюдалось, деревня словно вымерла.

– Город-призрак какой-то, – выразил общее впечатление Леха.

– Да, как-то здесь неуютно, – согласился Санька. – Вон крыльцо с резными наличниками.

Примерно в середине деревни улица немного расширялась, превращаясь в небольшую площадь. Тут же с краю стоял сруб колодца. За распахнутыми настежь воротами виднелся красивый дом с высоким крыльцом, украшенным выпиленными из доски узорчатыми накладками. Санька огляделся вокруг – все остальные ворота и калитки, выходящие на площадь, были надежно заперты. Только в промежутке между двумя домами вместо избы чернела проплешина старого пожарища. Похоже, особого выбора нет, скауты вошли во двор. Там высокая и какая-то вся серая от своей невзрачности женщина развешивала мокрое белье на растянутой веревке.

– Мы к старосте, – упредил ее вопросительный взгляд Санька.

Она молча махнула в сторону дома. «Немая, что ли?» – подумал Санька, поднимаясь по ступенькам.

За просторными сенями посреди большой комнаты они нашли среднего роста упитанного мужчину, с легкими залысинами, в мятом пиджаке, рукава были явно коротковаты, как и брюки, из которых торчали длинные худые ноги. «Какой-то он весь несуразный, как цыпленок», – тут же оценил старосту Санька.

– Добрый день! Скауты? Ждал, ждал! – заговорил мужчина. – Что привело вас в наши богом забытые места?

Санька выглянул в окно, женщина запирала ворота.

– Почему ж забытые? Очень красивая и уютная деревня, – пожал он плечами.

– Вы так считаете? – улыбнулся староста.

– Конечно, – убедительно ответил Санька. – Отличная планировка, надежные прочные дома, а поля вокруг – чистые, ухоженные. Не говоря уж про мельницу, это просто гениальное решение – объединить три производства в одном здании. Вы просто замечательный хозяйственник, это же видно с первого взгляда.

Староста буквально расцвел от комплиментов.

– Я смотрю, вы в этом понимаете, – проговорил он.

– А как же, мы же скауты, наша задача не только карты рисовать, но и искать для Комитета опытных и знающих руководителей, тех, кто может повести нашу колонию вперед, – заливался соловьем Санька. – Сразу видно, что вы один из таких, толковых и крайне необходимых нам в Замке. Жаль, что мы вас сразу не приметили!

– Не желаете ли отужинать? – предложил староста.

– Нет, спасибо, мы не голодны, – отказался Санька.

– Тогда чаю? Присаживайтесь к столу, любезный. Любушка, поставь нам самовар, – крикнул староста в дверь. – Иван-чай, замечательный витаминный напиток, стократ лучше индийского, который мы еще не скоро увидим.

– Чаю можно, – согласился Санька и показал рукой остальным, чтобы садились.

– Признаюсь, не ожидал увидеть в вашем лице в достаточной мере компетентных людей, – сообщил староста. – Думал, придут обычные геодезисты.

Высокая женщина появилась в дверях и прошла к столу, поставив на него похожий на старое ведро самовар. Да вроде и сделали его из старого ведра. Пока она хлопотала у стола, Санька по возможности осторожно изучил комнату. Ничего необычного он не обнаружил, дом как дом. Только вот полочка на стене и несколько книжек, подпертых самодельной подставкой, чтобы не упали. «Ницше, – заметил он на переплете. – А что там еще? Кастанеда и… «История ВКПб», вау… Какой разносторонний староста».

– Как я уже сказал, мы не только картами занимаемся, – пояснил Санька. – Простите, а ваше имя-отчество?

– Николай Анатольевич.

– Александр, Алексей, Георгий, – представился сам и представил остальных Санька. – Николай Анатольевич, а почему вы так странно говорите – «отужинать», «любезный»?

– Мы сейчас живем с простым народом, с самыми низовыми его представителями, – ответил староста. – И стараемся говорить на простом и доступном им языке.

– Да из них половина – бывшие горожане, которые козу от коровы научились отличать только по картинке в букваре и лопату в руки взяли, лишь попав сюда, – усмехнулся Санька.

– Возможно, вы и правы, – чуть поразмыслив, согласился староста. – Но меня они прекрасно понимают и вполне подчиняются моим требованиям.

– А как вам удается поддерживать трудовую дисциплину? Это же не так просто, вывести всех и обязать работать сообща, расскажите, ваш опыт очень интересен и важен, – попросил Санька.

– С удовольствием, – обрадовался Николай Анатольевич. – В бытность свою я ознакомился с европейскими общественными коммунами и творчески развил эту организацию. Представьте себе предприятие, на котором весь коллектив – как один…

– Управляемый мудрым и опытным руководителем, – вставил Санька.

– Несомненно! – подтвердил староста. – Все как один идут в нужном направлении и выполняют общую единую задачу, стремясь к высокой цели. Коммуна едина и в работе, и в отдыхе, не угнетая личную свободу и предоставляя справедливое распределение благ. Как сказал один политический деятель прошлого: «Мы пойдем другим путем!» Никакого угнетения личности, только полное единение в общих устремлениях. Никакого деспотизма, согласие народа и руководства, общие для всех законы, высокие достижимые цели, повышение благосостояния, улучшение условий жизни, строгий учет и всеобщее равенство…

Староста раскинул руки, как бы обнимая все вокруг.

– Представьте единение простых людей и настоящих руководителей, которые не ради прибыли, а во имя великой идеи трудятся совместно и идут из убогого настоящего в развитое, продвинутое будущее. Начав с малого, мы можем присоединить все деревни на этом побережье и своим примером увлечь за собой и жителей северных районов. Увидев наши успехи, за нами пойдут и все остальные. «Свобода, равенство, братство» – хоть и старый, но не устаревший лозунг. Творчески развив европейскую философскую и политическую мысль потерянного прошлого, мы можем, даже используя имеющийся людской потенциал, достичь невиданных высот, обеспечив всех доступным жильем, достаточным количеством пропитания, культурным досугом, образованием. Рассвет наук и производства, увеличение населения, расширение освоенных территорий. От перспектив дух захватывает!

– Землю крестьянам, воду матросам, – произнес Леха, тут же получил под столом пинок от Саньки и уткнулся в кружку с чаем.

– Удивительно, просто удивительно, – покачал головой Санька. – Я тоже думал о всеобщей справедливости и теперь понимаю, что вам надо немедля ехать в Южную крепость. Я готов похлопотать перед майором, вы достойны занять должность губернатора всего южного региона. Я все больше убеждаюсь в том, что вы именно тот человек, который нам нужен в Комитете. Организовав работу здесь, в этом регионе, вы получите возможность выдвинуться в делегаты, переедете в замок, а там, даст бог, и станете председателем Комитета.

– А майор в крепости? – внезапно с подозрением спросил староста.

– Да, когда мы уходили, она разговаривала с вашими крестьянами, – легко ответил Санька, староста заметно успокоился. – Я смотрю, у вас свежая газета на столе?

– Да, кузнец мимо шел, занес, – подтвердил Николай Анатольевич.

– Тогда вы уже знаете о новых колонистах и понимаете, как важно встроить их в наше общество.

– Вы про американцев? Конечно, их опыт в построении действительно демократического общества очень нам пригодится. То, что они так неожиданно появились, большая удача для всей нашей колонии. Переняв их методы управления, мы сможем доминировать не только на наших территориях, но в дальнейшем и на всем континенте, став сильнее, чем все остальные народы, которые мы, несомненно, когда-нибудь встретим, – тотчас согласился староста. – Так что вы говорили про Комитет?

– Я как лейтенант скаутов имею доступ к определенной информации оттуда. – Санька показал пальцем вверх, и староста даже посмотрел в потолок. – Мне известно, что происходит в Комитете. Я с ними знаком и даже знаю пару человек, которые могли бы вам помочь в продвижении вашего метода управления, я про коммуны. Как только мы закончим здесь, я сразу же отправлюсь в Замок и постараюсь организовать вам вызов для более близкого знакомства с нужными людьми. Если вы убедите их, а вы справитесь, я в этом не сомневаюсь, то со временем вы соберете собственную команду, или даже партию, которая будет всячески вас поддерживать и продвигать вверх по карьерной лестнице.

Староста даже встал, ошеломленный перспективами:

– Александр! Признаюсь, я не ожидал, совсем не ожидал встретить в вашем лице единомышленника, с близкими мне взглядами, да еще и с возможностью помочь в этом важнейшем для нашего народа начинании. Если я стану председателем Комитета, я обещаю, я о вас не забуду!

– Не «если», а «когда», – поправил Санька, тоже поднимаясь с табурета и протягивая старосте руку.

Они обменялись крепким рукопожатием.

– А теперь я должен извиниться, нам надо где-то еще на ночлег устраиваться, – сказал Санька. – Кузнец обещал нам завтра с утра в лесу кое-что показать.

– Что именно? – взволнованным голосом произнес староста.

– Кажется, он нашел выход железной руды, небогатый, но интересный, такие находки очень нужны колонии, – сообщил Санька.

– А, это, – облегченно вздохнул староста. – Да, пусть покажет, это любопытное место. К нему и идите, дом у него просторный, места вам хватит. Скажите, я прислал.

– Спасибо за радушный прием, – искренне поблагодарил Санька. – Я думаю, мы задержимся на несколько дней, и я еще смогу с вами поговорить, выработать программу по вашему продвижению в Комитет.

Попрощавшись со старостой, скауты вышли во двор. Следом за ними прошла и высокая женщина, отворяя им ворота.

– Какие у вас узоры замечательные по крыльцу идут, – похвалил Леха. – Сами делали?

– В деревне плотник есть, – процедила женщина, закрывая за ними ворота.

Отойдя подальше по улице, Леха завертел головой, не подслушивает ли кто.

– Это что сейчас было, что за пургу ты нес? – обернулся он к Саньке.

– Ох, артист! – засмеялся Георгий. – Я только не понял, кто кого вербовал.

Санька посмотрел вдоль улицы, потом на скаутов:

– Пока ясно одно – это не Константин. Староста не питерский урка, скорее какой-то городской интеллигент, книжек обчитавшийся. В голове полно своих тараканов, и пока непонятно, от хлебушка этого пекаря или свои.

– Да свои, свои, такое ни в одном глюке не привидится, – усмехнулся Леха.

– Тогда, опять же, неясно, он искренне убежден, что держит деревню в подчинении, а мельник-пекарь его за нос водит, или они на пару используют грибок для лучшей внушаемости. Книжки на полке видели? От таких крыша поедет сама, без всяких грибов.

– Одна шайка-лейка, – рубанул ладонью воздух Георгий. – Надо его вязать и в крепость тащить. А то ему волю дай, он всю колонию на спорынью подсадит. И про мельницу – он же не сказал, что это не он ее построил, решил присвоить чужие заслуги.

– Рано, – поосторожничал Санька. – Подождем до утра, и надо зараженное поле найти.

Так за разговором они прошли оставшуюся половину деревни и добрались до последнего дома. Забор у кузнеца был пожиже, чем у остальных, но ворота, как и у всех, заперты.

– Кузнец, открывай! – забухал кулаком по створке Георгий. – Скауты пришли!

– Чего вам? – раздался из-за забора осторожный голос.

– Федор, это мы! – ответил Санька. – Староста прислал к тебе на ночлег, с утра пойдем руду смотреть.

– А, ну заходите.

Ворота слегка приоткрылись, и скауты протиснулись во двор.

– Слышь, Федор, а чего вы все запираетесь? – решил выяснить Леха.

– А все закрываются, и мы стали тоже, – ответил кузнец. – По зиме как-то лось из леса забрел, бегал по дороге. Да мало ли, волки придут или еще зверь какой.

– Как-то ты странно волков боишься – со стороны деревни. – Санька указал рукой на видневшийся из-за дома огород. – Со стороны леса у тебя даже забора нет.

– Почему нет, там плетень, – не согласился Федор. – Пока хватает. А кроме волков иногда и люди дурят, так что приходится предостерегаться. Пойдемте в дом. Мамо, у нас гости!

В дверях дома показалась пожилая женщина и кивнула парням.

– Федя, сходи за водой тогда, помыться и чай поставить.

Федор схватил два ведра, стоявших в сенях.

– Я с тобой пройдусь, – предложил Санька и обернулся к женщине: – Вы покажите ребятам, где разместиться.

Солнце уже уходило за лес на другом берегу реки, а на площади у колодца, как заметил Санька, начала собираться небольшая толпа.

– Федор, а ты почему ржаной хлеб не ешь? – спросил Санька, отбирая у кузнеца одно ведро.

– Почему не ем? Ем. – Кузнец немного замешкался. – Ты не говори никому, мамо сама печет. Хороший вкусный хлеб на ржаной закваске. А тот, что пекарь делает, не могу, у меня от него голова болит. Мы его поросенку отдаем.

– Поросенок себя хорошо чувствует после этого?

– Спит много, на то он и свинья.

Набрали воды, Санька с любопытством посмотрел на толпу. Высокий, худой, как гардеробная вешалка, старик, на нем даже пальто болталось, как на вешалке, что-то вещал кучке собравшихся крестьян. Санька подошел поближе, прислушиваясь.

– …наступает эпоха мировых сов и небесных коней! – изрекал старик. – Уже скоро, скоро вы все это увидите!

Федор подошел к Саньке и потянул его за рукав.

– Узурпаторы!!! – Старик выбросил костлявую руку со скрюченными пальцами, указывая на Саньку. – Захватили символ мирового древа! Башня Олафа в замке, она наш символ! Мировое древо отделяет мир космоса от мира хаоса! Не дайте миру хаоса победить!

Вся толпа неодобрительно уставилась на Саньку, символ узурпаторов.

– Пошли отсюда, – прошептал кузнец, оттаскивая скаута подальше.

– Это что у вас такое, секта какая-то? – оглянулся на старика Санька.

– Они каждый вечер собираются, а это помощник старосты, мозги им промывает.

– Ничего себе сюрпризы, – фыркнул Санька.

«Они же бунт готовят, – думал он по дороге. – Надо сюда целый отряд присылать, вычищать эту заразу. Надо все срочно записать в журнал».

Санька рассказал остальным про старика и про нападки на «узурпаторов». Ждали неприятностей, но ночь прошла на удивление спокойно. Утром скаутов разыскал Петька, помощник мельника, посмотреть на обещанную карту. Санька как раз уточнял у кузнеца, где и как проходит река, где находится край леса и копанка с рудой. Пацан жадно рассматривал лист бумаги, нанесенные на него линии дорог, символы домов и полей.

– А вот тут еще одно поле, – ткнул он пальцем в то место, где на карте был обозначен лес.

– Нет там никакого поля, путаешь ты что-то, – попытался поправить его кузнец.

– Дядя Федя, вы же в лес далеко не ходите, вы там не были, – возразил Петька. – А мы с ребятами все вокруг облазили, только на закрытую поляну не ходили. Там точно есть поле, небольшое, вдвоем вскопать можно.

Санька поднял голову и посмотрел на Георгия, тот кивнул в ответ.

– Так, давайте сделаем следующее. Гера, ты с Петькой иди, осмотри это поле. Леха, ты пройдешь по краю пруда, потом обойдешь деревню с другой стороны, по дороге присматривайся, не будет ли за тобой кто ходить следом, по полям вернешься сюда и ждешь нас. С местными не связывайся, конфликтов избегай. А мы с Федором, как решили, посмотрим на копанку. Потом все собираемся здесь и думаем, как быть дальше.

На том и разошлись. По тропинке между полями кузнец вывел Саньку к лесу. Место, где он добывал руду, оказалось недалеко, почти сразу за полосой кустарника и первыми старыми деревьями. Невысокий, метра четыре, бугор торчал неровным пузырем посреди зарослей малины. Федор оттащил в сторону грубо сколоченный деревянный щит, прикрывавший вход в яму.

– Это чтоб не провалился никто. И от дождя прикрывает немного, – пояснил он.

Выкопав яму в рост человека, кузнец дальше вел ход вглубь бугра, где, как он сам и рассказал, камень был лучше, с большим содержанием железа. Федор спрыгнул вниз и зашел в лаз, оттуда послышались удары, инструмент он оставлял здесь же, на месте работ. Удары стихли, и кузнец вылез наверх.

– Вот, неплохая руда, меня устраивает, а для промышленного завода она бедновата.

Светло-коричневый камень совсем не походил на железную руду, знакомую Саньке по учебнику.

– А других образцов не приносили? – спросил он Федора.

– Охотники как-то зимой далеко на юг ушли, байку рассказывали, что у одного нож к земле прилип. Врут, наверное. Может, мокрый был и примерз. Больше они туда не ходили, так что летом это место не найдут.

– Я возьму этот кусок, – сказал скаут, забирая обломок. – Покажу в замке, пусть посмотрят. Надо будет поискать вокруг, вдруг еще найдем.

Закрыв вход в яму, они вышли из леса обратно на поле. Навстречу им бежал Леха:

– Санька, Санька!

Скаут подбежал к кузнецу и лейтенанту и согнулся, пытаясь отдышаться.

– Там, в доме… Мать его связанная была… Я развязал, спросил… Мужик вчерашний, на дороге, вернулся сегодня.

– Что с мамой? – заволновался кузнец.

– В порядке… – Леха распрямился, переводя дыхание. – Он в наших вещах рылся, потом побежал за деревню куда-то.

– Куда? – спросил Санька.

– Не знаю. Где Гера и Петька?

– Там дальше, по краю леса, – махнул рукой Санька. – С полкилометра будет.

– Бежим туда. – Леха припустил по полю в указанном направлении.

Далеко идти не пришлось – из полосы кустов, окружающих лес, вывалился им под ноги Георгий. Леха бросился к нему, поднимая. Санька и Федор подбежали ближе, чтобы помочь.

– Гера, как ты? Что случилось?

– Жить буду, – отозвался скаут, приходя в себя. – На затылке шишка, по башне двинули, я даже не заметил кто. Сейчас отлежусь пару минут и, считайте, в порядке.

– Петька где? – спросил кузнец.

И тут из леса раздался дикий крик подростка. Санька скинул с плеча автомат, болтавшийся до того на ремне без дела, снял с предохранителя, передернул затвор, досылая патрон.

– Леха, тащи Геру в дом к Федору, потом бегом к старосте, вяжи его, всех, кто попытается помешать, вали без разбора, Аллах потом разберет, кто свои.

– Я помогу, – прохрипел Георгий, вставая на ноги.

– Главное, не мешай и не будь обузой, сможешь – помогай, – распорядился Санька. – Федор, ты лес лучше знаешь, веди туда, откуда кричали.

Кузнец и скаут бросились в лес. Санька бежал следом за Федором, уворачиваясь от веток, но потом деревья стали реже, кустарник почти пропал. Заметив вдалеке человеческую фигуру, скаут бросился вперед, обогнав кузнеца.

– Сашка, стой! Замри! – истошно закричал сзади Федор. – Петька! Не шевелись!

Санька замер на месте как столб, чуть не выпав из-за крайних деревьев на изумрудно-зеленую траву замечательной круглой поляны…


Глава 7
Ведьмина поляна

На изумрудно-зеленой траве замечательной круглой поляны, посреди засохшего леса, метрах в пяти от края стоял неподвижно Петька, помощник мельника. Левая сторона лица у него была покрыта ссадинами, на скуле наливался синяк. Ближе к середине поляны стоял, обернувшись к преследователям, уже знакомый им мужик, встреченный Санькой вчера на дороге.

– Давай выходи! – закричал мужик. – Спаси своего стукачка!

– Не вздумай, – пробубнил сзади подобравшийся ближе кузнец. – Это ведьмина поляна, она людей жрет.

– Болото, что ли? Мелкого сможем вытащить? – спросил вполголоса Санька.

– Не болото. Не знаю, далеко стоит, можем не успеть…

– Найди какую-нибудь жердину или бревно, чтобы дотянуться до него, – потребовал скаут.

– Это я мигом. – Кузнец отошел назад в лес.

Мужик на поляне терял терпение. Топнув по траве ногой, Санька заметил, что она заколыхалась, словно пошла волнами. Мужик снова закричал:

– Выходи, командорский прихвостень, я тебя своими руками прикончу!

– У тебя пена на губах, – заметил Санька. – Что, молоко не обсохло? Или это не молоко?

– Ах ты ж гаденыш! – Мужик вытер рот рукавом и шагнул в сторону скаута, но тут одна нога у него провалилась по щиколотку, и он застрял. – Нет! Нет! Еще рано!

Сзади раздался гулкий удар и хруст падающего дерева. Санька обернулся – кузнец волок к нему сломанную, полузасохшую березку.

– Это ты ее рукой заломал?

– Ногой, тут деревья хлипкие, – хмуро сказал Федор. – Дальше что?

– Дядя скаут, меня засасывает! – крикнул с поляны Петька.

Санька обернулся. Мужик каким-то образом ухитрился вытащить ногу и осторожно, плавными движениями, но очень медленно пытался перейти поближе к подростку.

– Петька, прыгать умеешь? Как бросим тебе березу, прыгай на нее и сразу к нам! – крикнул Санька и шагнул в сторону.

– Федор, как я выстрелю, сразу бросай, – предупредил он кузнеца и поднял автомат. – Мужик, а ну, стой! А то сам пристрелю! Это староста тебя послал нас сюда заманить?

– Сука! – отозвался мужик, но остановился. – Я тебя достану!

Изо рта у него снова пошла пена.

– Не будет толку, – решил Санька, вдохнул-выдохнул, прицелился и плавно, как учили, нажал на спусковой крючок.

Раздался выстрел, мужик схватился рукой за простреленную выше колена ногу и рухнул на траву с жутким воем. Федор бросил в сторону Петьки дерево, а подросток присел и что было сил прыгнул прямо на ветки.

– Тащи! – крикнул Санька, кидаясь на помощь Федору.

Петька попытался дернуться вперед, но сорвался и одной ногой упал на траву, сразу увязнув по колено.

– Тяни! Еще! – выкрикнул Федор.

Рубаха на его спине затрещала, распираемая изнутри напрягшимися мышцами. Санька дернул бревно, обдирая руки о шершавую кору и получив веткой с пожухлыми листьями по глазам. Трава позади Петьки встала дыбом, но кузнец уже дотянулся, схватил подростка за руки и одним рывком выхватил его с поляны, упав вместе с ним назад в лес. Санька отпрыгнул в сторону, присел и направил автомат на поляну, на которой творилось что-то невообразимое. Посредине нее катался, непрерывно воя и уворачиваясь от нападающих на него волн изумрудной травы, раненый мужик, зачем-то разливающий вокруг себя воду из жестяной фляжки.

– Кровь почуяла, сволочь, – хрипло проговорил поднявшийся кузнец, придерживая Петьку.

Внезапно трава под ногами мужика лопнула, и он сразу провалился по пояс, истошно завопил, отмахиваясь от взметнувшихся вокруг него страшных черных ошметков. Черная масса захлестнула его, и мужик провалился под поверхность. Крик захлебнулся где-то внизу, трещина затянулась, и поверх нее снова поднялась свежая, манящая своей красотой трава. Все стихло.

– А башмак, башмак мой! – спохватился вдруг Петька.

– Куда, сдурел совсем? – удержал его Федор. – Тоже хочешь, чтоб тебя сожрали?

– Да объясните наконец, что это такое! – заорал Санька, отходя от пережитого.

На поляне чавкнуло, и Петьке прямо каблуком в лоб прилетел его потерянный башмак. Пацан рухнул на землю, а из ботинка полезло что-то черное. Санька прыгнул к мальцу, схватил ботинок за носок и вытряхнул из него какой-то темный бесформенный комок. В остервенении он начал колотить каблуком по этой непонятной массе, разбивая ее в пыль, пока непонятное существо не рассыпалось в прах, смешавшись с грязью и землей.

– Держи свой башмак, – сунул Санька ботинок поднимающемуся со стоном Петьке, у которого на лбу набухала шишка. – Ну и? Что это?

– Ведьмина поляна, – только и ответил Федор. – Вон, смотри.

Сломанная береза, конец которой так и остался лежать на траве, медленно вздрагивала, с каждым раздающимся смачным чавком уходя все глубже под траву. Всего за пару минут поляна полностью засосала дерево, от которого не осталось и следа.

– Ничего себе, – только и смог сказать Санька, шаря по карманам.

Наконец он нащупал небольшую металлическую фляжку, в два глотка выпил из нее всю воду, потряс, выливая последние капли, и начал собирать в нее черные крошки, зачерпывая их вместе с землей.

– Это зачем тебе? – спросил кузнец.

– Мы такую пыль видели на севере. Только там был остров, холодно, зимой случилось, и морская вода кругом, – пояснил Санька. – Там споры какие-то, воды им надо немного, к теплу тянутся, к огню особенно. Но от огня высыхают и снова рассыпаются. Надо показать на Институтском острове, они должны разобраться, что это такое. А вы про эту поляну давно знаете?

– Про нее вся деревня знает, – сказал Петька. – Охотники ее нашли, они оленя гнали, так он увяз в траве, сначала решили, что болото, а потом это как начало чавкать. И схавало его.

– Почему сразу нам не сообщили? И почему это, – Санька ткнул рукой в сторону поляны, – не разрослось и весь лес не сожрало?

– Не сообщили, так как думали, староста сказал, – ответил кузнец. – А тут оно в яме сидит, в сухости. Лес влажный, поэтому туда и не лезет.

– Воды боится, значит. Ну да, на острове к морю эта пыль не тянулась. Так, Федор. Вокруг тут все вырубить, поляну оградить. Пусть на солнце поджаривается, сохнет. И запретить селянам сюда ходить, пока мы ученых не привезем. Все, пошли отсюда!

Выбрались из леса, впереди через поле показалась деревня. Кто-то бегал по улице, пытаясь укрыться от настигающего его противника.

– Гляди, скаут твой жреца гоняет, – показал вперед Федор.

– Пока дойдем, прибьет, – равнодушно произнес Санька. – Туда и дорога. Пусть к небесным коням отправляется.

– Не, он прыткий, убежит, спрячется где-нибудь, – возразил Петька.

Добрались до дома кузнеца. Санька вышел на дорогу.

– Леха, брось эту падаль, иди сюда! – позвал он скаута.

Леха, поймавший-таки полузадохшегося старика за грудки и уже занесший сжатую в кулак руку для удара, оглянулся и увидел Саньку. Бросив деда прямо на дороге, он сплюнул и, развернувшись, пошел к кузнице.

– Староста где? – спросил его Санька.

– Сбежал. Как стрельбу услышал, так и рванул, даже книжки успел прихватить и бабу свою, эту метлу страшенную. Этот пытался помешать мне дом обыскивать. Будем догонять?

– Нет, – отказался Санька. – По лесу за ним бегать нет смысла, сам к людям потом выйдет, разошлем ориентировку, безопасники его поймают. И мне кажется, не он тут главным был.

– А если он обратно к финнам уйдет?

– Лишь бы у нас не задержался, а там пусть хоть коммунизм, хоть демократию строит, финнов мало, им уже ничего не поможет. Вымрут, как мамонты. Как там Гера?

– Плохо, я его к кузнецу в дом затащил. Ему отлежаться надо, наверное, сотрясение.

– Вернемся в крепость, отправим сюда врача, – решил Санька. – Давай сгоняй народ на площадь, к колодцу, сейчас будем строить всех.

– Это можно, это я бегом, – кивнул Леха и помчался колотить по воротам, вытаскивая селян из теплых и уютных домов пинками и матюгами.

Санька вернулся в дом кузнеца. Мать Федора хлопотала около Георгия, лежавшего в кровати. Тут же рядом суетился Петька. Сам кузнец сидел за столом, отпаиваясь иван-чаем.

– Федор, Петька, пошли на собрание! Вы сами справитесь? – спросил Санька у женщины.

– Справлюсь, идите.

Леха уже выгнал на улицу почти всех деревенских, загоняя их на площадь. Санька вышел к колодцу.

– Внимание все! Тихо там! Слушать меня! – начал Санька. – В связи с безвременной кончиной одного гада и побегом старосты ваша деревня осталась без руководства. Как лейтенант скаутов я являюсь представителем властей. Назначаю временным старостой Федора! Потом из крепости приедет майор, проведет выборы…

– Да пусть Федор будет! – крикнул кто-то из толпы. – Он мужик справный, голова на месте, кулаки что надо.

– Решено, – подтвердил Санька. – Дальше! Всю муку с мельницы, слышите, всю! Перевести на корм скоту! Весь хлеб, который еще остался, тоже скормить скоту! Все зерно перед помолом перебрать, спорынью вытащить и сжечь. Главным по мельнице назначается Петька!

– Меловат он для начальства, – прозвучал из толпы чей-то ехидный голос.

– Работать на мельнице вы будете сами, – отрезал Санька. – Петька будет следить за состоянием зерна и качеством муки. Мы через пару дней вернемся, проверим. С лесопилкой сами разберетесь. Дальше! Зараженное поле в лесу сжечь! Тихо, я сказал! Вокруг ведьминой поляны лес вырубить, весь сухостой, поляну огородить! Федор скажет, кому этим заняться.

– Со жрецом что делать? – спросили из толпы.

– Заприте куда-нибудь на пару дней, хлебом не кормить, пусть иван-чай пьет. Если после этого ему мировые совы не перестанут мерещиться, сдать в крепость, там с ним разберутся. На этом все, пошли работать!

Санька обернулся к Федору, наблюдавшему, как расходится народ:

– Справишься?

– Придется, – пробасил кузнец.

– Давай, держись. Если надо, из крепости пришлем пару человек в помощь на первое время.

– Да не надо, народ у нас смирный, все наладится.

– Хорошо, тогда нам пора. – Санька протянул руку на прощанье. – Мы вернемся через несколько дней, Георгия забрать. И майор, скорее всего, пришлет следователя, выяснить, что тут у вас творилось.

– Пусть приходит, – ответил Федор, пожимая протянутую руку.

Собрание уже разошлось, на площади остались только Леха и Петька.

– Леха, пора возвращаться, Петька, проводи нас до мельницы, – распорядился Санька.

Народ уже рассосался по дворам, но на улице появились открытые ворота. Не то побег старосты и назначение нового подействовали на людей или просто бояться стали меньше, но во дворах слышались веселые голоса, чего раньше не замечалось. Скауты набрали на мельнице небольшой мешочек зараженного зерна и вышли за околицу, направляясь на север.

– Я вот все думаю, – произнес Леха. – На той поляне, о которой ты говорил, там ведь черная пыль?

– Да, я собрал во фляжку сколько смог, – подтвердил Санька.

– Спорынья-мутант тоже черная, – продолжил Леха. – И споры, которые мы привезли с севера…

– Это какая-то местная форма жизни, с нашей земной она плохо справляется, а то давно бы все вокруг было в черной плесени, – сказал Санька.

– Но на поляне она приспособилась как-то, – отмел Санькину мысль Леха. – Значит, где-то в лесах может быть еще и не одна такая поляна. Мне кажется, что эта спорынья тоже как-то объединилась с этими спорами.

– На северном берегу ничего такого нет, зимой эта гадость не выживает.

– Это хорошо, – согласился Леха. – Надо у одесситов поспрашивать, видели они что-то такое или нет.

– Подожди-ка, но с севера викинги плывут, которые грызут свои щиты! – вспомнил Санька.

– Они обычно мухоморы жрали, – напомнил Леха.

– А вдруг они нашли тот остров и надышались этих спор? И к нашему берегу придет корабль, полный психов? Надо все майору рассказать.

Обратный путь прошел спокойно, день был теплый, и по дороге скаутам никто не встретился. Деревня рядом с крепостью сонно дремала в тишине и покое. Но стоило Саньке с Лехой войти в ворота крепости, как сразу почувствовалось какое-то напряжение в воздухе. По двору бегали в разные стороны посыльные, что-то разбирали внутри открытых амбаров, непонятная возня и грохот стояли в кузнице. Но к майору скаутов проводили сразу же. Анна что-то изучала на карте, советуясь с комендантом. Увидев входящих скаутов, она отпустила подчиненного.

– Что, уже разобрались со спорыньей? – спросила она.

– Хуже! – с ходу огорошил ее Санька. – Староста с подручной сбежал, один человек погиб. Мой скаут остался там с сотрясением мозга, нужен врач. В лесу нашли специально зараженное поле и поляну, наполненную черной плесенью. Я взял образцы, надо привезти еще колбу со спорами, я ее в слободе оставил. И вместе со спорыньей все это отправить на Институтский остров, они ученые, должны в этом разобраться. На остров я могу сам съездить…

– У него зазноба там, – тут же вставил Леха.

– Цыц! Еще нужен геолог, на юге есть выход железной руды, и вроде признаки крупного месторождения. Пока все.

– Так, – произнесла Анна. – Теперь все с самого начала и поподробней.

Санька рассказывал долго. Наконец майор выяснила все, что ее интересовало.

– Надо будет этого мельника еще раз допросить… с пристрастием, – решила она. – И старосту с этим жрецом сразу вязать надо было и сюда вести. Ну ничего, отловим. По спорам и геологу сейчас решим, отправим радиограмму на север.

– Врача бы еще, – напомнил Санька.

– Как все не вовремя… – с досадой сказала Анна. – Утром радио пришло, собрать незанятых бойцов и подготовить к отправке в Замок. Викинги ожидаются раньше времени.

Анна подошла к окну.

– С врачом сейчас решим. Комендант! – крикнула она, увидев нужного человека. – Зайди!

Уже через пару десятков секунд за дверями затопали сапоги, и в комнату ввалился Янис.

– Выделишь четверых человек, пусть найдут в деревне доктора и отправляются в Дальнюю. Там раненный скаут с сотрясением мозга. Двое останутся там, не морщись, это на пару дней всего, помогут новому старосте. Вторая двойка заберет задержанного шамана или жреца, там старик какой-то, похоже, наш клиент, и ведет его сюда, связать пусть не забудут. Врач, если там все без него обойдется, с ними же и придет обратно. Все, выполняй! Да, скаутам выдели комнату, пусть отдохнут. Санька, с тебя подробный письменный отчет, начиная с бузы в крепости, и описание сбежавшего старосты. Идите. А я к радисту, сообщу новости.

Весь день до самой ночи Санька составлял отчет, стараясь писать без помарок и ошибок. Леха помогал как мог, вспоминая детали. Особенно тщательно проработали словесный портрет старосты, чтобы прочитавший мог легко вычислить нужного человека в любой обстановке. Вспомнили даже его слабый акцент, любимые выражения и названия книг, стоявших на полке. А на следующий день пришел пароход, и в крепости сразу стало шумно. Санька как раз выскочил во двор сполоснуться из бочки с водой, когда в ворота вошли, о чем-то громко споря, Командор и напарник капитана танкера Игорь.

– Да если бы у нас катер был на ходу, вышли бы в море и расстреляли их из пушки!

– Так поставьте дизель обратно, – предлагал Игорь.

– Он же разобранный, за две недели не успеем никак… Мы ж не знали, что вы с топливом нагрянете.

– О, Санька, привет, – заметил скаута Игорь.

– Привет, скаут, – кивнул Командор. – Так, размещайте людей и через десять минут поднимайтесь к майору.

В ворота уже заходили два индейца с большими луками, несколько бойцов, сопровождавших Командора, и Илья Андреевич, бывший следователь военной прокуратуры, а теперь главный дознаватель.

– Не многовато? – спросил Санька.

– Еще на пароходе люди остались, – сказал Игорь. – А индейцы со мной. Тебе вот просили передать.

Игорь достал из кармана стеклянный пузырек с черным порошком:

– Кстати, что это?

– Сам не знаю, споры какие-то, – пожал плечами Санька. – Тут в лесу что-то похожее нашли. Вам-то такое не встречалось?

– Нет, никогда не видел ничего похожего, – покачал головой Игорь.

К ним подошел следователь, но Игорь отправился устраивать индейцев.

– Здравствуйте, лейтенант, я хотел бы почитать ваш отчет.

– Пойдемте, он у меня в комнате. Вы будете мельника допрашивать?

– Да, думаю, с него и начну, после того как изучу ваши бумаги.

Наверху у майора в кабинете были только сама Анна, Командор и Игорь. Когда Санька поднялся на второй этаж и вошел, Командор как раз рассказывал про викингов:

– Три корабля идут на юг, по нашим расчетам, через три недели будут у финских островов. Дальше как повезет, если сразу в бой полезут – можем не успеть перехватить, если начнут разведку – береговые посты их должны заметить.

– А что за корабли, сколько примерно людей? – спросила Анна.

– Один боевой дракар, – сказал Игорь. – Пятьдесят – сто человек, если битком набит. Быстрый, верткий, может ходить по мелководью. Два кнорра, тяжелые торговые, обычно применяются для перевозки грузов, видимо, везут припасы, и если викинги действительно решили перебраться на юг, сейчас перевозят все их население – женщин, детей, рабов, коров. Туда можно запихать до двухсот человек. Никаких следов берегового лагеря на севере нет, думаю, они мигрируют.

– Пятьсот человек, неизвестно чем вооруженных, много… – протянула майор.

– Не все из них будут воевать, – заметил Командор. – Кнорр, если это действительно он, по мелководью не ходит, то есть не к каждому берегу сможет подойти. Благодаря Игорю и его компаньону мы теперь можем составлять точные и подробные карты. А индейцы расскажут все, что знают о викингах.

– Они помнят о том, как викинги открыли Америку? – недоверчиво спросила майор.

– Нет, они помнят наизусть Британскую энциклопедию, там есть очень серьезные исторические сведения, но нас интересует тактика викингов.

– Значит, надо ехать на север и готовиться встречать гостей, – сказала Анна.

– Там сейчас адмирал с нашими людьми и американцами, мы как раз успеем вернуться до нападения, – отметил Командор. – С викингами, кем бы они ни были, мы справимся, гораздо важнее то, что нашел Санька.

– Вы про черные споры? – уточнил скаут, подходя поближе к столу.

– Да нет, с этим пусть ученые разбираются, я про железо. Вот Игоря специально привез, он геолог.

– В том числе и геолог, – подтвердил Игорь.

– А, это. – Санька достал из котомки желтоватый камень. – Кузнец в Дальней добывает руду, говорит, ее мало и она слабая.

– Дай-ка. – Игорь взял из рук скаута минерал и принялся его разглядывать. – На лимонит похоже, бурый железняк. Там болото или луговая местность?

– Там опушка леса, раньше, наверное, были луга, пока лес не вырос. Но там действительно небольшая шишка торчит, бугор в лесу. А по рассказам охотников, дальше к югу у одного из них нож к земле прилип. Зимой дело было, вряд ли далеко уходили.

– А вот это интересно, – призадумался Игорь. – А на какое расстояние, не говорили?

– Надо в деревне спросить, они скажут.

В дверь постучали, заглянул комендант.

– Что еще? – спросила майор.

– Вернулись врач и два бойца.

– Шамана привели?

– Сбежал… Иди, докладывай! – Комендант впихнул в дверь смущенного солдатика.

– Мы пришли в деревню, – начал рассказывать боец. – Доктор пошел осматривать скаута, а мы к погребу, где заперли этого… жреца. Подходим, дверь открыта, на пороге тетка бьется, изо рта пена идет. Пока за врачом бегали, пока он ее откачал, жреца мы так и не нашли.

– Ясно, упустили, – подвела итог майор. – Комендант, где ты там?

– Здесь я, – зашел в комнату комендант, стоявший сразу за дверью.

– Следователь где?

– В подвал пошел.

– Сообщите ему про жреца, пусть надавит на задержанных, узнает побольше.

А Игорь уже разворачивал на столе лист бумаги с нарисованной на нем картой.

– Это что, южное побережье? – удивленно спросил Санька. – А когда успели его так плотно пройти? А масштаб соблюден?

– С масштабом все нормально. Это мы вчера перерисовывали со спутникового снимка. Вы же в первую зиму спутник нашли, – пояснил Игорь.

– Так он в замке лежал, тогда деревень не было. – Санька ткнул пальцем в карту. – Вот Южная крепость, вот деревни по бокам, вот Дальняя в глубине. Их не было в позапрошлую зиму.

– Там еще один летает и вниз данные передает, – сказал Командор. – Теперь мы можем все это увидеть.

– Так это ж здорово! – восхитился скаут. – Нам работы насколько меньше будет.

– А вам лишь бы не работать, – засмеялся Командор.

Игорь тем временем измерял пальцами карту, прикидывая, как далеко от деревни могло быть место, о котором рассказывали охотники.

– За деревней подробностей немного, но если по реке пойти, то километров в сорока как раз леса расходятся, и там небольшая возвышенность, несколько холмов, очень похоже, что нам туда, дальше вокруг равнина и тайга.

– Как быстро сумеете проверить? – спросил Командор.

– Два, может, три дня туда, пару дней на месте, два дня назад, за неделю должны обернуться, – прикинул Игорь. – Еще в деревне уточним, там искать или где-то в стороне.

– Хорошо, бери скаутов, грузитесь всем, что необходимо, и отправляйтесь. Найдите мне железо!

Санька замялся, хмыкнув и потупив глаза.

– Ты чего жмешься? – спросил его Командор.

– Да мне бы… я хотел на Институтский остров.

– А, ты с этими черными спорами хочешь разобраться, – не совсем верно понял намерения Саньки Командор. – Тоже надо, но не горит. Давай так, мы сейчас собираем данные обо всех доступных химиках и фармацевтах, будем их в институт отправлять. Через шесть дней я пришлю сюда яхту, она будет вас ждать, вернешься, и на ней отправитесь к ученым. Игорь, ты не против сделать небольшой крюк?

– Я только за, – ответил штурман. – И индейцам будет интересно.

– Если и за железом, и на остров, я так на войну не успею, – попытался настоять на своем Санька.

– Санька, не спорь с командиром, – пригрозил ему пальцем Командор. – Не успеешь – значит, повезло, дольше проживешь. В следующий раз повоюешь, нам теперь еще в Одессу поход собирать придется. Ну что, согласен?

Санька кивнул, исчерпав все легальные аргументы.

– Договорились, – кивнул Командор. – Идете на юг, потом везете споры ученым и на яхте вернетесь в Замок. Мы как раз отряды соберем и выдвигаемся к финнам. Глядишь, еще и повоюете. Все, идите, идите! А мне тут с майором… еще посовещаться надо.

Игорь с Санькой вышли, спустились на первый этаж.

– Ну все, Командор приехал, теперь пару дней будут демографическую проблему решать, – произнес как бы сам себе часовой, мимо которого они проходили.

Игорь удивленно обернулся на часового, но прошел дальше. Потом все-таки не выдержал и спросил у Саньки:

– А у Командора с этой… с майором что-то…

– У них ребенок общий, – сообщил Санька.

– Так она его жена? – еще больше удивился Игорь.

– Официально нет, но все считают, что жена.

– А почему же он ее не рядом держит, а сюда сослал?

– Если честно, я не знаю. Наверное, так он ее пытается уберечь. Тут спокойно, народ в основном тихий и легко управляемый, а на севере всяко может быть, одно покушение на Командора уже было. Поэтому он всю административную работу понемногу переваливает на Комитет, пусть они между собой грызутся, а не его пилят.

– Разумно, особенно если Командор почувствовал свой предел компетенции, – произнес Игорь. – Лучше быть живой легендой где-то в отдалении, чем тупым начальником, не умеющим управлять персоналом.

– Да. Андрей, адмирал наш, как-то сказал: «Короля делает свита».

– Тоже правильно, хорошая команда может справиться с серьезными задачами.

Они дошли до крыльца.

– Когда отправляемся? – спросил Санька. – До деревни дорога уже знакома, как раз там переночевали бы и разузнали, куда дальше двигать.

– Так я хоть сейчас, индейцев позову и пойдем.

– Они с нами отправятся?

– Да, вождь их ко мне прикрепил, на языковую практику и посмотреть, как тут люди живут.

– Тогда ждите во дворе, сейчас вещи заберу, Леху крикну, и в путь…

Дорога в Дальнюю уже привычно бежала под ногами. Сосны на прибрежных песчаных дюнах уступили место мохнатым елкам, густо росшим по сторонам, а затем начался плотный лиственный лес. В лесу пели многочисленные птицы, заманивая самок в гнезда. Скауты и Игорь шли впереди, а индейцы чуть сзади, мягко ступая по дорожной пыли и внимательно оглядываясь по сторонам. Внезапно один из них встал, медленно достал стрелу, неслышно поднял лук и мгновенно, почти не целясь, выстрелил куда-то в кусты, сразу бросившись следом за улетевшей стрелой.

– Куда это он? – недоуменно спросил Леха, только сейчас услышавший позади какой-то шум.

Из кустов вышел стрелок, волоча за уши тушку большого серого зайца.

– Рэббит, – произнес индеец, демонстрируя добычу.

– Ага, заяц, – кивнул Игорь. – Считай, ужин уже есть.

– За-я-тс, за-я-кц, за-яц, – повторял сзади новое слово удачливый охотник.

– Это они так язык учат? – спросил у Игоря Санька.

– Ага. А что, удобно, видишь предмет, сразу запоминаешь, как называется. С грамматикой тяжелее, все эти наши времена, падежи до них пока плохо доходят.

Лес поредел, и дорога вышла на поля. Индейцы снова остановились.

– Что, опять заяц? – обернулся Санька.

– Дым, – ответил один из индейцев.

Санька принюхался:

– Ничего не чувствую.

– Ноу. – Индеец показал рукой на глаза. – Си айс.

И показал рукой куда-то вдаль. Санька пригляделся, в стороне от показавшейся на горизонте деревни, где-то в лесу действительно поднимался столб дыма, настолько слабо различимый, что скауты его даже не заметили бы, если бы глазастый индейский следопыт не указал, куда смотреть.

– Леха, в том направлении вроде поле? – Скаут кивнул в ответ. – Это зараженное поле жгут, мы когда уходили, я кузнецу сказал его уничтожить.

Игорь перевел, и группа двинулась дальше. Мельница, первое местное технологичное производство, привлекла их внимание, но заходить туда пока не стали. Деревня всего за пару дней заметно оживилась. Ворота и калитки стояли нараспашку, во дворах слышались веселые голоса, на улице на вынесенных скамеечках сидели старики, с изумлением рассматривая краснокожих черноволосых охотников с перьями в заплетенных косах.

Федор был у себя в кузнице, возился с горном, рядом сидел, наблюдая за его работой, Георгий.

– Привет, страдалец! Как, башню не сносит? – поприветствовал его Леха.

– Врач сказал еще несколько дней отлежаться.

Федор поздоровался со всеми, с удивлением поглядев на индейцев, но и им, немного замявшись, протянул свою руку, которую они с уважением пожали. Кузнецов индейцы особенно почитали как людей, способных работать с металлом.

– Дым в лесу?.. – начал вопрос Санька.

– Поле жгут, – подтвердил догадку кузнец. – Ваши из крепости сегодня туда отправились.

– Уголь вы где берете? – спросил Игорь, разглядывая плавильную печь.

– У меня яма за кузней, дрова перегоняю, – объяснил Федор.

– Да, много так не наработаешь, – сокрушенно покачал головой Игорь. – Кузнец, а ты не против стать директором металлургического комбината?

– Это шутка такая?

– Ни в коем случае. Если действительно на юге есть железо, его придется добывать, переплавлять, строить электростанцию, доменные печи, хотя на древесном угле много не наработаешь… лучше электропечи, прокатные станы, катать рельсы, варить сталь. Кто с этим справится лучше, чем человек, который все это умеет делать сам, от добычи руды до изготовления конечного изделия?

– Да нет там ничего, приврали охотники, – помахал рукой Федор.

– Вот мы и проверим, – закончил разговор Игорь. – А ты готовься, быть тебе начальником крупного производства.

Ночь прошла спокойно, с утра вышли на юг вдоль реки, как и планировали. Игорь хотел было пройти мимо ведьминой поляны, но решили туда зайти на обратном пути. На этот раз индейцы шли впереди, выбирая дорогу, а Игорь и скауты – следом.

– Зачем ты так с кузнецом вчера? – спросил Санька.

– А чего, пусть привыкает, – отозвался Игорь. – Людей в помощь ему наберут. Не справится – заменят, вернется обратно в свою кузницу. Пусть попробует, как ваш Командор, мне кажется, он потянет.

– Надо еще найти железную руду, может, он прав и впереди нет ничего, – подключился к разговору Леха.

– Гораздо хуже будет, если там что-то есть, – неожиданно сказал Игорь и пояснил: – Все эти леса вокруг переведут на уголь. Железа понадобится много, очень много, просто колоссальное количество. А каменного угля здесь нет. Заводы, железная дорога, пароходы – это огромные объемы. Вы сможете подняться до уровня девятнадцатого века примерно. Потом настанет период роста, необходимо будет многократно увеличить население. Без этого колония просто не справится со строительством тех же электростанций, придется заново переоткрывать многие забытые технологии.

– А что потом? – спросил Санька.

– Потом? Выход в космос, разумеется. Где-то там, – Игорь ткнул пальцем в небо, – летит Солнце, Земля, разве не хочется вам туда вернуться?

– Глупости это все, – отмахнулся Леха. – На чем мы в космос полетим, на воздушном шаре с березовыми дровами в жаровне? Мы два года назад оказались здесь совершенно голые, без еды, инструментов, оружия…

– Если вы не будете мечтать, вы не будете знать, к чему стремиться, – пожал плечами Игорь. – С теми знаниями, что у нас с вами уже есть, мы можем выйти в космос через пару сотен лет. Главное, задать направление.

– Мы не доживем, – покачал головой Санька.

– Если так рассуждать, тогда ваши внуки будут пахать землю, выращивая скудные урожаи, и ваши правнуки, и так далее, столетиями осваивая эти бескрайние просторы. Пока не появятся новые Ломоносов, Ньютон, фон Браун. Только вот у вас есть Командор, который толкает вас вверх, пытаясь восстановить хоть что-то из былых достижений цивилизации.

– Нашелся бы кто-нибудь другой на его место, – сказал Леха.

– Да, один уже нашелся, – со злостью произнес Санька, вспоминая уходящую по заснеженной равнине Татьяну. – Чуть всех нас в рабов не превратил…

Индейцы впереди остановились, высматривая что-то через прибрежные кусты. Игорь подошел к ним, переговорил о чем-то, кивнул и вернулся к скаутам.

– Впереди водопой, предлагают поохотиться. Передохнем, подождем свежего мяса, – сообщил Игорь Саньке с Лехой, после чего уселся прямо на траву и достал из кармана бумажную карту. – Заодно определимся, где находимся.

– Мы прошли километров десять, скауты так далеко еще не забирались, – сказал Санька, усаживаясь рядом и разглядывая карту. – Вот приметный поворот реки, мы его миновали полчаса назад.

– Ага, значит, мы где-то здесь. – Игорь поставил точку на карте. – Часа через два начнем искать место для ночевки.

От реки послышался истошный звериный визг.

– Свинью подстрелили, кабанчика, – сообщил Леха, сбегавший полюбопытствовать.

Река текла по равнине спокойно, широко разливаясь на мелких участках, лес отступил, отгородившись от воды полосой кустарника. Идти по прибрежному пологому склону, заросшему травой, было легко.

– Почему лес не растет по самому берегу? – спросил Леха.

– Впереди холмы, даже скорее невысокие горы, – пояснил Игорь. – Зимой на них копится снег, весной сходит, устраивая половодье. Берега затапливаются, деревья подмывает и уносит. Все просто.

До заката было еще далеко, но впереди на очередном повороте реки показался высокий, обрывистый утес, вершина которого представляла собой удобную плоскую площадку, где росло несколько сосен. Решили ночевать здесь. Леха ушел в лес собирать хворост для костра и срубить сосенку на дрова, охотники свежевали тушку, Игорь с края утеса изучал окрестности.

– Я на дерево залезу, посмотрю оттуда, – предложил Санька.

– Давай, только не свались, тащить тебя обратно не хотелось бы, – «по-доброму» напутствовал его Игорь.

Стоявшая отдельно сосна, не сжатая соседями, привольно раскинула во все стороны свои кривые, но крепкие ветви. Санька залез на нижнюю и начал подниматься к вершине, не торопясь, выбирая надежную опору и проверяя руками верхние ветви, выдержат ли. За пару минут он добрался до самого верха и обломал пару веточек, мешавших обзору. Со всех сторон лежала покрытая лесом равнина. Тонкая полоска воды внизу, огибающая утес, блестела в лучах идущего на закат солнца. Даже птицы, весь день певшие в кустах и на деревьях, почему-то притихли.

– Санька, горы видно? – крикнул снизу Игорь.

– Да! – Санька огляделся и заметил в южной стороне почти у самого горизонта выпирающие из равнины невысокие, с пологими склонами сопки.

Снизу потянуло дымом от костра и запахом жарившегося мяса. Сразу захотелось впиться зубами в еще горячий, сочащийся растопившимся жиром кусок. Санька еще раз осмотрелся вокруг, запоминая ориентиры, и стал спускаться.

– Холмы на юге, километров двадцать, идти придется по лесу, река дальше поворачивает на восток, – доложил он.

Мясо получилось восхитительное, в меру прожаренное, не жесткое, все досыта наелись. В костер на ночь подбросили полено побольше, чтобы хватило надолго, и начали готовиться к ночевке. В небе появились первые звезды, взошла одна из местных лун.

– Игорь, а ты в космосе был? – спросил Санька, лежа на спине и разглядывая звездные узоры в вышине.

– Был, – коротко ответил Игорь.

– На МКС?

– Где-где? – переспросил Игорь.

– На международной космической станции.

– А, нет, мы с Джо работали отдельно.

– А чем занимались?

– Одно время я разрабатывал астероиды, шахтерил, – сонно ответил Игорь.

– Здорово! – Санька представил себе космический корабль, подлетающий к астероиду. – Как Брюс Уиллис в «Армагеддоне»?

– Виллис? Автомобиль? – переспросил Игорь.

– Нет, актер, он играл в фильме, где шахтеры спасали Землю.

– Не помню такого, – признался Игорь. – Мы в поясе астероидов работали, обычная добыча руды.

– А на Луне был? – Саньке стало интересно, сон пропал.

– Нет, на Луне не был.

– А сюда как попал?

– Сюда? Мы на посадку шли, внезапно провалились в шторм. Джо меня катапультировал и улетел дальше. А я упал в Африке.

– А с какой высоты?

– Точно не помню, километров двадцать было, – ответил Игорь тихим голосом засыпающего человека.

– Хватит вам уже, бу-бу-бу да бу-бу-бу, мешаете, – прервал их разговор Леха.

А Санька еще долго глядел в вышину, представляя, как полетит в космос на одну из лун, а может, и на Землю. Легкий ветерок и дым от тлеющего в костре полена отгоняли надоедливую мошкару. Где-то внизу в лесу прошел крупный зверь, хрустя сломанными ветками. «Наверное, лось», – подумал Санька, засыпая.

Утро началось с запаха жареной рыбы. Еще до рассвета индейцы спустились к реке и наловили молодых щучек. После завтрака закопали кости, засыпали кострище землей и двинулись к далеким сопкам. Река ушла в сторону, пришлось через нее перебраться на другой берег, к счастью, нашелся перекат с выступающими над водой камнями. По ним и перешли.

Лес начал редеть, стало меньше кустарника, высокие, раскидистые, широколиственные деревья стояли далеко друг от друга, забивая своей тенью пространство под собой и не давая солнцу пробиться к поверхности. Даже неприхотливая трава внизу под деревьями росла хуже. Стало тише, ветер гулял над верхушками, не залетая вниз.

Индейцы четко выдерживали направление и шли так быстро, как только было возможно в лесу, Игорь и скауты держались к ним поближе. Всем хотелось сегодня же достичь цели своего путешествия и не ночевать в зарослях под деревьями, а выйти на какую-нибудь возвышенность. В середине дня остановились на небольшой полянке на привал. Перекусили остатками заготовленного с вечера мяса. На этот раз на дерево полез Леха, подтвердив, что идут правильно и до сопок осталось совсем немного. А через пару часов вышли на склон, как-то незаметно проявившийся под ногами и постепенно поднимавшийся все выше. Наконец деревья расступились, и показалась вершина холма.

Один из индейцев удивленно вскрикнул, небольшой топорик, который он держал в руке, ощутимо потянуло к земле.

– Дошли, – облегченно выдохнул Леха.

– Нашли, – радостно произнес Санька.

– Копайте, парни, – распорядился Игорь. – А охотники пока ночлег приготовят.

Саперные лопатки скаутов быстро содрали тонкий слой почвы и уперлись в каменную россыпь. Санька постучал, выламывая кусок покрупнее, вытащил руками обломок и смахнул с него остатки земли и пыли.

– Надо же, пирамидки черненькие, – заметил Леха, – и блестят.

– Магнитный железняк, какая-то разновидность магнетитов, – подтвердил Игорь. – Редкая удача, вот так с ходу найти такую жилу.

– Это железо? – уточнил Санька.

– Это минерал, но в нем железа процентов восемьдесят, так на первый взгляд. И другие металлы, скорее всего, но их мы выделить и очистить пока не сможем.

– И чего такую красоту в переплавку отдавать? – пробубнил Леха.

– Этот возьми себе, – предложил Игорь. – Сделаешь девушке браслет магнитный или бусы. А все остальное, что найдем, пойдет в домну. Давайте, пока светло, вокруг вершины покопаем в разных местах, попробуем определить границы месторождения.

Несколько шурфов не удалось пробить глубже полуметра, везде, где бы ни пробовали копать, лопаты упирались в россыпи черных блестящих кристаллов. Санька и Леха набрали каждый по мешку, Игорь честно предупредил, что тащить будут сами, ему хватит и пары килограммов. Но скаутов охватил непреодолимый охотничий азарт.

– На другие сопки завтра пойдем?

– Нет, – осадил парней Игорь. – Задачи полностью исследовать эти земли не стояло, вам и этой горы на сто лет хватит. Остальные горы пусть изучают те, кто сюда работать придет. Санька, ты вроде на войну торопился?

– Не то чтобы на войну, – засмущался скаут.

– Ему в Питер надо, у него там… – начал было Леха и охнул, получив кулаком под ребра.

– Ну, не важно, – сделав вид, что ничего не заметил, сказал Игорь. – Железо мы нашли, даже навскидку его тут очень много. Так что переночуем и завтра обратно.

Дорога в деревню показалась быстрой и легкой. Возвращаться по уже проторенному пути всегда проще, чем идти вперед. Леха время от времени останавливался и выбрасывал из тяжелого мешка пару камней, к концу перехода его котомка стала вдвое легче. Санька терпел, считая, что сил хватит и свой груз он донесет полностью. Остановились на уже знакомом утесе, а с утра пораньше сделали рывок вдоль реки и уже к обеду подошли к Дальней.

Санька провел группу по краю леса мимо сгоревшего поля и вывел на край жуткой поляны, вокруг которой уже начали вырубать остатки деревьев. Ровный круг ярко-зеленой травы был неподвижен.

– Говоришь, эти споры огня боятся? – Игорь подобрал какой-то сук под ногами, намотал на конец сухой травы и коры от поваленных деревьев. – Ну-ка, подпали!

Леха достал из кармана огниво и выбил сноп искр, самодельный факел задымился. Игорь помахал немного горящим суком, разжигая пламя, и, когда огонь охватил всю сухую траву, бросил факел в центр поляны. Зеленая трава вокруг огня зашипела, высыхая и загораясь, но тут прямо под горящей веткой образовался провал, и факел ушел под поверхность. Трава вокруг ямы пришла в движение, как ряска на воде после падения камня, и быстро затянула дыру. Напоследок из нее вылетел клуб дыма, и все закончилось.

– Интересно, симбиоз с травой, защитные механизмы, – произнес Игорь и обратился к индейцам: – Видели что-нибудь подобное?

Охотники отрицательно покачали головами.

– Придется как-нибудь и сюда снова вернуться. Санька, запиши потом для биологов – неизвестная форма жизни, объединяющаяся с земными растениями. Питается животными, как росянка насекомыми, активно противостоит разрушению. Все, я лично насмотрелся, пойдем в деревню.

Когда вышли на поля, Игорь добавил:

– Надо определить, насколько это опасно, ее бы изолировать и высушить, а после решить, уничтожить это существо, или колонию спор, или что бы это ни было, либо изучать и потом как-то использовать.

– Я за то, чтобы уничтожить, – высказался Санька.

– Так-то я с тобой согласен, но вдруг из этих спор можно будет выделить какие-то полезные вещества. Изучать надо…

Федор снова был в кузнице и только изумленно крякнул, когда перед ним вывалили кучку минералов, блестевших металлическим отсветом.

– Как далеко? – спросил кузнец, перебирая камни.

– Километров тридцать, – ответил Игорь. – Туда по-хорошему надо железную дорогу тянуть. Очень удобно вдоль реки идти, но надо через дамбу на другой берег, по этой стороне придется переправу делать на повороте, там, где река на восток уходит.

– Командор дорожную бригаду пришлет, они разберутся, где лучше, – добавил Санька.

– А что, много там такого? – с интересом спросил Федор.

– Да там этого до!.. – Леха осекся, заметив обращенные на него взгляды, и поднял руки, изображая руками огромные горы. – Там целые сопки, набитые железом, мы даже копать не могли, чуть траву сдерешь, и уже можно эти минералы грести.

– Без каменного угля будет тяжело, надо электропечи строить, – разочаровал всех Игорь. – Федор, ты попробуй эту руду переплавить, посмотреть, что получится. А нам надо в крепость, докладывать.

Игорь махнул рукой скаутам и направился на выход со двора, но потом обернулся к кузнецу:

– К осени через вашу деревню будут караванные пути идти, так что стройте постоялый двор для усталых путников. А ты готовься, придется тебе, Федор, перебираться на месторождение!


Эпилог

Яхта адмирала рассекала волны, направляясь на восток. Все последние новости были рассказаны майору и переданы по радио в замок. Где-то далеко с севера направлялась к финским островам флотилия викингов, а еще дальше к полярному кругу затерялись российские рыбаки. Где-то на юге расширялась Одесская империя со страдающим от диабета императором. Где-то на востоке лежал неизвестный объект, упавший из космоса, который так хотел найти Командор. Где-то за островами на западе собирал войско чернокожий рыцарь, самоназванный барон. Где-то за океаном племена индейцев хоронили погибших от страшной болезни, от которой вылезали волосы и шелушилась кожа. Где-то на планете были еще попавшие сюда люди, о которых только предстояло узнать через долгие годы или найти их останки.

Все это сейчас не интересовало стоявшего на носу яхты Саньку. Он летел на встречу со своим сероглазым счастьем…

Выборг, 2017


Сноски


1

«Финальная». Муз. Максима Дунаевского, слова Олега Наумова.

(обратно)


2

Стрелу крана вверх! (англ.)

(обратно)


3

Дом, замок! (англ.)

(обратно)


4

Хлеб! Завтрак! (англ.)

(обратно)


5

Горячий хлеб! Очень горячий, очень хлеб! (англ.)

(обратно)


6

Добро пожаловать! Как поживаете? (англ.)

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Часть первая Америка будет великой снова… когда-нибудь
  •   Глава 1 Джо, покоритель индейцев
  •   Глава 2 Великое разочарование индейцев
  •   Глава 3 Отплытие
  •   Глава 4 «Таити, Таити… Нас и здесь неплохо кормят!»
  • Часть вторая Эпоха пара
  •   Глава 1 Возвращение
  •   Глава 2 Туманное утро
  •   Глава 3 Южная крепость
  •   Глава 4 Сложное решение
  •   Глава 5 Лагерь на берегу
  •   Глава 6 Деревня дальняя
  •   Глава 7 Ведьмина поляна
  • Эпилог
  • X