Сергей Савелов - Я в моей голове #1 [СИ]

Я в моей голове #1 [СИ] 2M, 307 с.   (скачать) - Сергей Савелов

Сергей Савелов
Я в моей голове



Глава 1 Начало

Утро.

Проснулся, похоже, рано и полностью разбитый. В голове вертелись обрывки сна, какие-то образы, воспоминания. И было чувство присутствия чего-то непонятного, страшного, чужого. Что произошло? Почему? Сев на кровати, огляделся. Темно. В изголовье нашариваю выключатель настольной лампы и зажигаю свет. Привычная моя кровать в бабушкиной комнате, за стенкой бубнит радио в комнате родителей. За половинкой окна, разделенного той же стеной — ночная темнота. Вероятно, утро. Родители собираются на работу и скоро по первым сигналам «Пионерской зорьки» отец из-за стенки начнет меня будить. Как правило, я отвечаю:

— Сейчас!

— Хватит чавкать, вставай! — он мне в ответ. Такой диалог каждое происходит каждое утро и по нескольку раз. Уже как утренний ритуал сложился в моей семье.

Но сегодня я проснулся раньше и спросонья никак не пойму, что со мной произошло, что происходит и что беспокоит. Вдруг соображаю, что через пару лет отец с матерью получат долгожданную благоустроенную квартиру в пятиэтажке в нашем Заводском поселке и переедут из этого барака. Через несколько лет этот барак признают аварийным, и бабушка переедет в другой. К 90-м годам этого века ей, как ветерану труда и труженику тыла в Великую Отечественную войну выделят квартиру в новой заводской девятиэтажке. К тому времени бабушке уже требовался уход и мама забрала ее в свою квартиру. А в девятиэтажке поселился я со своей семьей, после службы в Вооруженных Силах. Все это промелькнуло в моей голове, а также много других подробностей, знаний (воспоминаний?). Что это? Откуда это? Меня вдруг зазнобило и не от холодного пола. Ужас! Я, стиснув зубы, попытался успокоиться и, нащупав на полу тапочки, поразмышлять. Может это одна из форм сумасшествия, шизофрения, расщепление сознания? И ведь не посоветуешься не с кем. Что же делать?

За стеной слышу фанфары «Пионерской зорьки» и знакомый голос отца:

— Сергей, вставай!

— Я уже встал, — отвечаю.

Слышу, отец что-то сказал матери, и оба засмеялись.

Как сомнамбула от множества мыслей поплелся к помойному ведру. Традиционная для всех жильцов утренняя процедура в бараке, где общий коридор и общая кухня. Общественный туалет из досок, разделенный на мужское и женское отделения с двумя дырками в каждом находится на улице в углу двора. Рядом помойка. От нашего подъезда эти «удобства» — в пятидесяти метрах. Не набегаешься по малой нужде.

Не спеша натянул «треники» и пошел умываться в коридор и чистить зубы. Водопровода, как и горячей воды, конечно, нет, а есть обычный рукомойник с «соском».

— Да! Не скоро буду умываться в ванной теплой водой из водопровода и при желании, принимать утренний душ, — промелькнула мысль, — Зато бриться пока не надо! — тут же радостно подумалось. С ужасом вспоминаю, как отец каждое утро взбивает пену из обмылков в специальном стаканчике. Намыливает помазком подбородок и скребет щетину станком с лезвием «Нева»? Брр-р-р, кошмар! «Жиллет» с двойными, тройными лезвиями и другие бренды западной цивилизации пока не доступны для простого мастера сварочного цеха обычного машиностроительного завода провинциального городка, каких тысячи в СССР.

Опять эти непонятные знания! Откуда это? А может подобное не только со мной произошло? А есть ли еще знающие? Вот бы встретить и поделиться мыслями, посоветоваться. Только как узнать? Я ведь не собираюсь каждому рассказывать о моих возможностях. Наверняка, другие тоже будут таиться. А вообще-то, в этом что-то есть, надо будет обдумать.

Не зря же я всю жизнь любил читать, а в последние годы…. Какие последние годы!? А-а-а! Ужас! Тьфу ты, аж вспотел. В последние годы я подсел на книги об альтернативной истории, о попаданцах, в т. ч. и в послевоенное советское время.

Конечно, окружающим не надо знать о моих способностях. Но как это произошло? Зачем? Кому это надо? По книгам большинство попаданцев имеют какие-то бонусы: смартфон, ноут, суперспособности, сверхвозможности. Наконец, какие-то знания, профессиональные навыки, умения и прочие рояли в кустах. А я что знаю, умею, имею? Ничего! А может, я пока не знаю?

Таким образом, размышляя, я поедал вкуснейшую любимую рисовую кашу быстрого приготовления из брикета. Эталонный на всю жизнь вкус рисовой каши со сливочным маслом. В будущем… А-а-а! Опять зацепило — в будущем. Так вот, в будущем я уже не встречал подобного продукта — каши, кисели быстрого приготовления в брикетах. Заливаешь растолченный брикет необходимым количеством кипятка, закрываешь крышкой и через несколько минут — вуаля! Готовая каша. Никакого сравнения с всякими дошираками и ролтонами. В будущем, сколько не пробовал, не удавалось приготовить из большого выбора рисовых круп кашу с подобным вкусом. А вот утренний кофе!!!? М-м-да-а. Не то. Я уже многие годы пил растворимый Нескафе с молоком. Вероятно, в это время мне его будет сильно не хватать. Хотя надо будет посмотреть, что продают в магазинах сейчас. Может, что и подберу, несмотря на небольшой выбор. Не интересовал меня ассортимент магазинов в этом возрасте. В семье мама занималась снабжением.

— Так! У меня ещё и вкусы поменялись, — поймал себя на мысли, — Может всё-таки вместе со вкусом ещё что-либо изменилось у меня? Помню из книг про попаданцев, некоторые приобрели способность к быстрой регенерации организма, улучшенной памяти, ускоренной усвояемости знаний, навыков и мастерства. Я всегда занимался спортом, но разрядов не имел. На любой должности считался хорошим специалистом и профессионалом. Стреляю, наверняка, выше среднего, в технике и оружии разбираюсь. Историю, наверное, знаю получше большинства. Акцентированно ударить могу. Знаю куда бить, чтобы наверняка вывести противника из борьбы, а то и покалечить. Отработаны некоторые приемы боевого самбо. Не зря многие годы служил в войсковой разведке и в милиции.

Так, все, пора в школу в свой 9-й класс. В темпе натягиваю школьную форму. Портфель вроде ещё вчера сложил. Шапка кроличья, шарф, импортный зимний плащ, купленный матерью в Москве по случаю, сменка. Вперед, опаздываю со своими размышлениями.

Поселок.

На улице еще зима, февраль 1978 года. Как бы другими глазами осматриваюсь. Наши 2 барака и сараи (самострой) огораживают двор. Некоторые сараи оббиты железом и считаются гаражами, где хранятся мотоциклы и мопеды. Среди жильцов бараков есть только один владелец автомобиля Москвич 412, выигранного в денежно-вещевую лотерею. Хозяин редкого автомобиля — еврей, отличный слесарь-инструментальщик на нашем заводе. (И такие евреи бывают, не только, часовщики и ювелиры). Причем, непьющий — от слова совсем.

У нас тоже есть гараж с мотоциклами — Урал и Восход отцовскими. Мне ездить категорически запрещено родителями — прав нет и рано якобы. Конечно, я «угонял» их несколько раз по вечерам, покрасоваться перед ребятами и покатать девчонок.

Дальше прохожу бывший третий барак, переделанный в двухэтажный многоквартирный дом, уже с благами цивилизации — водопроводом и канализацией, только без горячей воды. (Горячей воды нет во всех благоустроенных домах города). Дом покрашен белой краской и в народе зовется Белым домом. Наши бараки, как и многие старые дома в поселке, построены пленными немцами во время и после войны. Вероятно, в наших бараках они и жили.

Мои родители поселились в бараке, когда мне было 2 года в середине 60-х. Я уже помню, что тогда бараки были сквозными с общим коридором с двумя выходами в торцах зданий. Центральное отопление было всегда на моей памяти. Потом уже каждый барак разделили на 4 секции, с отдельным выходом каждая. В каждой секции было по общей кухне с печью, но не помню, чтобы ее топили. Все пользовались керогазами. Мне, помниться, приходилось таскаться с бидоном за керосином. Потом провели газ.

Следующий четырехэтажный дом — Желтый дом (так его в народе зовут). Покрашен светло-бежевой краской. Благоустроенный, наверное, в свое время был построен для заводского начальства. А сейчас в нем живут простые работяги в коммунальных квартирах.

Дальше иду через небольшой сквер (парк), засаженный кустами черемухи и рябины. Слева ограда ясель (туда меня водили в свое время), справа тир, склад спортинвентаря, городошная площадка и заводской стадион с футбольным полем. За стадионом виден синий пивной павильон (отрада для рабочих). Рядом возвышается монументальный с колоннами заводской клуб с большой пристройкой заводского спортзала.

После парка на начинающейся улице располагаются в ряд серые благоустроенные двухэтажки из шлакоблоков. Тоже немецкое производство, да и технологии, наверное, их. Из послезнания — в таких домах трехслойные межэтажные перекрытия. Нигде не слышал о подобном в нашем строительстве. Также заселены простыми людьми, такими, как мои родители. Начальство, как правило, проживает в городе. Вот такое деление у нас сложилось.

Город разделен рекой. На нашей стороне — железнодорожная станция со всей сопутствующей инфраструктурой. Раскинулись поселки: Перевалка (народное название), Рабочий (в народе — «Дашкин»), Заводской (наш), Восточный. Множество предприятий, самое крупное из них — Машиностроительный завод, где трудятся мои родители — мать инженером-конструктором в конструкторском бюро и отец, как уже упоминал, мастером сварочного цеха, а так же многие жители этих поселков и города.

Завод занимает огромную территорию и располагается через дорогу от бараков. Через забор от моего барака (в наше окно виден) — городской растворный узел (в народе — Бетонная). Так что я живу при постоянном шуме завода и рокота тракторов и экскаваторов за окном. Рядом с заводом расположена городская ТЭЦ с высокой трубой (лазили в детстве), отапливает наш поселок и благоустроенный район города. Возле Восточного поселка довольно крупный железобетонный комбинат. За станцией — большой завод ГАРО. Есть еще на нашей стороне нефтебаза, асфальтовый завод, автотранспортное предприятие, льнозавод, хлебокомбинат и ряд мелких предприятий, складов, хранилищ, гаражей и прочих объектов. Есть возможность развернуться мальчишеской фантазии для игр и проказ. Всё это городская окраина, за которой уже расположено множество пригородных деревень. Вся молодежь этой территории училась или учится в моей средней школе.

Выхожу на перекресток, за которым раскинулась стройка жилого пятиэтажного благоустроенного дома, в котором мои родители должны получить свою отдельную квартиру. Этот дом начали строить самым первым в городе по развернувшейся в стране хрущевской программе жилищного строительства. К сожалению, родителям, как заслуженным работникам завода выделили квартиру в этом первом доме. Но по каким-то причинам, (как в пословице — первый блин пошел комом), так и первый строившийся дом превратился в долгострой. Начали строительство тогда, когда я пошел в первый класс. Проходя мимо стройки в школу, я пытался представить, как буду жить в благоустроенной квартире. Однако сдали дом тогда, когда я уже учился в военном училище, т. е. долгих 10 лет. Только в первом курсантском отпуске я смог оценить преимущества отдельного благоустроенного жилья. А дома, которые заложили значительно позже, уже заселены, в том числе многими моими друзьями детства, знакомыми и одноклассниками.

Дальше прохожу поселковый Заводской сквер, засаженный тополями, с асфальтированными дорожками (пока под снегом), скамейками и летней эстрадой. Скоро на субботнике, вероятно, снова придется убирать его. А дальше начинается территория моей школы.

Школа.

Конечно, со своими размышлениями на урок я опоздал. Поднялся на свой третий этаж. Повезло, первым уроком история. Учительница — Антонина Яковлевна нормальная. Протискиваюсь в дверь:

— Прошу прощение за опоздание, разрешите присутствовать? (Вот опять привычка из будущей армейской службы «разрешите»). Так и буду постоянно палиться. Надо повнимательнее следить за «базаром».

— Надеюсь, причина опоздания уважительная? — интересуется для порядка.

— Несомненно, — замечаю скрытую улыбку. Знаю, Яковлевна ко мне относится хорошо, да и вообще добрая и незлопамятная женщина. Обошлось. Естественно об истинной причине молчу, а врать считаю, унизительно.

Прохожу на свое место. Сижу на третьей парте у прохода в третьем ряду, вместе со своим школьным другом Юркой Филимоновым — по прозвищу Фил. Он живет в Дашкином поселке и учится со мной с первого класса. Сдружились мы с ним только в 9-м классе. Считал его своим самым близким другом в это время. Не знаю, как теперь у меня с ним сложатся теперь отношения с послезнанием.

В 90-е годы в период «дикого капитализма» Юрка сошел с ума (та самая шизофрения). Сначала накатывали периодические приступы с последующим лечением и реабилитацией. Потом — короткий промежуток на воле под присмотром психиатра, затем снова обострение и клиника. И так много раз. Его семья и соседи совсем измучались. Потом врачи ему назначили инвалидность и постоянное пребывание в психиатрической клинике. Среди знакомых выдвигались разные версии о причинах Юркиного заболевания. Кто-то утверждал про плохую наследственность, кто-то винил бизнес и нервотрепки связанные с ним. А в школе он был силен в математике и всегда учился хорошо, в отличие от меня.

До 8-го класса включительно я учился кое-как и всегда числился в отъявленных хулиганах. Даже кто-то из взрослых прочил мне тюремное будущее. После окончания восьмилетки я был согласен продолжить учебу в городском ГПТУ. Там учились или собирались учиться мои многие друзья и знакомые из тех, кто еще не сел на зону. Ни зона, ни ГПТУ меня не пугали. Категорически против ГПТУ была только моя мама — инженер-конструктор. Только она меня видела с высшим образованием. И врачом. Против высшего образования я тогда тоже не возражал, но профессию хотел бы более мужскую. Я зачитывался книгами о войне, армии, детективами про сыщиков, пограничников и шпионов. Поэтому на приписной комиссии в военкомате на вопрос:

— Кем я хочу стать?

— Работником уголовного розыска, — ответил не задумываясь.

В ответ меня уведомили, что военкомат в милицию не направляет. Но если я хочу стать офицером МВД, то меня могут направить по окончании средней школы в училище МВД. А после его окончания меня ждет служба во внутренних войсках. Служба вертухаем меня совершенно не привлекала. Мы на собеседовании сошлись просто на учебе в военном училище. Время выбора военной специальности еще было.

По окончании восьми классов вдруг выяснилось, что из трех наших классов будет формироваться только один девятый класс. Из-за моей плохой репутации у школьной администрации и низких отметок в свидетельстве о восьмилетнем образовании места для меня в девятом классе этой школы не было. Можно конечно было подать документы в другую среднюю школу города, но мама куда-то ходила, с кем-то ругалась и кого-то просила. В результате ее активности меня все-таки зачислили в сборный 9-й класс моей школы. Вся эта возня меня не задевала, т. к. мне было все равно. Когда я оказался в девятом классе, у меня появились какие-то планы на будущее. Я решил стать офицером. Взялся за учебу. Изменил свое поведение в школе и вне ее. Стал добросовестно учить уроки, порой засиживаясь до двух-трех часов ночи. Даже заново учил программы седьмых-восьмых классов. Теперь учителя удивлялись моим ответам на уроках. Им уже не приходилось «натягивать» мне тройки. Но некоторые просто не верили, что я сам мог решать какие либо задачи самостоятельно. Ведь я сидел за одной партой с Юркой Филимоновым, да и жили мы недалеко друг от друга. А он был силен в точных науках и даже являлся участником городских школьных олимпиад. Директор школы, который был первым противником зачисления меня в девятый класс его школы, видя такие изменения со мной, засунул меня в какой-то Совет старшеклассников. Когда же я вступил в комсомол, то меня избрали председателем комсомольской организации школы. Моя репутация «правильного» пацана, способного постоять за себя, заставляла даже старших ребят минимум не цеплять меня, но в большинстве случаев держаться со мной, как с равным.

Между тем уроки шли один за другим, особо меня не напрягая. На некоторых уроках я вылезал за счет выученного накануне материала, а на истории и литературе за счет более широких знаний мог дать фору учителям. Конечно, благоразумно не высовывался. При ведении записей обнаружил, что почерк практически не изменился, но чувствую, что могу писать быстрее, только моторика руки подводит. Непривычно и непонятно. Зато для ускорения записи я стал сокращать слова по будущей привычке для скорописи. Все-таки будущие привычные навыки и умения усваиваются мной нынешним.

В общем, я решил не спеша обдумать свои новые способности и решить, как мне этим наиболее рациональнее распорядиться.

Среди сверстников на переменах я не смог заставить себя вести как прежде. Что-то мне претило беситься с друзьями так, как раньше. На большой перемене я не стал участвовать в спринтерском забеге в школьную столовую, как прежде.

В классе у нас сложилась устойчивая четверка для совместного обеда, куда входили я, Юрка, Серега Иванайнен и Саня Дорохов. Обычно по звонку, мы неслись в столовую, расталкивая встречных и мешающих забегу. В буфете первый занявший очередь (как правило, одно из первых мест в очереди) пропускал на свое место Юрку. Все сдавали ему свои 50 копеек, коротко обсуждали не богатое меню. Потом кто-то из нас занимал отдельный столик на четверых, получали купленный обед и все таскали тарелки на наш столик. Обед стоил обычно 40–45 копеек. Сдачу Юрка, как правило, оставлял у себя. По мере накопления, через несколько дней покупал, что нибудь вкусненькое дополнительно на всех. Фил всегда отличался особой щепетильностью при обращении с деньгами, поэтому был негласно назначен нашим казначеем.

В этот раз я не помчался со всеми как «слонопотам» в столовку, и даже Юрку из-за своей нерасторопности неумышленно придержал. Он, торопливо протискиваясь мимо меня, прошипел:

— Ну, ты чего телишься? На диете что ли? В столовую не пойдешь? — и рванул к двери.

Я же не спеша пошел в столовую. Жрать все-таки хотелось. Когда пришел, мои друзья еще стояли в очереди. Увидев меня, Санька с Серегой замахали мне и закричали:

— Давай быстрее деньги, уже закупаем, — Юрка же молча вопросительно смотрел на меня. Опять палюсь. Но все равно бегать не буду. Если приду на 10 минут позже, уже и очередь рассосется. Все равно все в школе успевают пообедать на большой перемене.

Почему-то мне со сверстниками стало не интересно общаться. Какие-то глупые сплетни, детские интересы и проблемы. На переменах я оставался за партой и листал учебники или стоял у стены в коридоре. Но остаться в байроновском одиночестве мне не удавалось. То один, то другой из ребят приставали ко мне со своими вопросами или пытались завязать разговор. Я как мог, старался поддерживать доброжелательность и разговор, но видимо моих театральных способностей не хватало, и пацаны удивленно отставали от меня.

Меня же не переставая мучили вопросы о моих потенциальных способностях и вероятных новых возможностях. Зная свое будущее, я стал прикидывать, что мне может пригодиться? На что мне сейчас надо обратить внимание? Как мне проверить свои будущие умения и навыки у себя настоящего?

На перемене я отправился к Михалычу, нашему учителю физкультуры. У большинства спортивных ребят старших классов школы с ним были почти дружеские отношения. Во-первых, он довольно молодой мужик, на фоне остальных учительниц, в большинстве, бальзаковского или предпенсионного возраста. Во-вторых, он разговаривал с ребятами на равных. В-третьих, он обладал харизмой и мог увлечь пацанов спортом. А мне доверял настолько, что отдал запасной ключ от спортзала, чтобы мы с желающими пацанами старших классов после школы могли заниматься со снарядами, оформив это как спортивный кружок общефизического развития.

Как обычно у него в комнате толпились ребята, в этот раз — из 10 го класса. Как я понял, обсуждался животрепещущий вопрос о чемпионате СССР по хоккею.

Я, конечно, смотрел по телевизору наиболее важные и интересные матчи нашей сборной по хоккею и футболу на чемпионатах мира или Европы, но фанатом какой либо нашей команды по футболу или по хоккею не был и чемпионатами СССР не интересовался. Меня вполне устраивало, что из года в год чемпионами по хоккею становились ЦСКА, и большинство сборников были оттуда. Конечно, сам спортом занимался, но без фанатизма. Возможности нашего города в выборе спортивной дисциплины для серьезного увлечения для меня были довольно ограниченные. Одно время ходил в заводской спортзал на секции гандбола и штанги, но быстро бросил. Волейбол и баскетбол меня не интересовали из-за моего среднего роста (170 см). Штангу потягать, поиграть в настольный теннис, в минифутбол в спортзале, мы — Заводские могли без всякой секции, т. к. зимой вечером все равно податься некуда, если кино в клубе не интересное. Вот и коротали вечера своей пацанской компанией в спортзале. Летом занимался футболом, зимой хоккеем. Иногда катался в детстве на лыжах. В этих же дисциплинах я выступал за сборную школы в своей возрастной группе. А по футболу меня даже привлекали в сборную команду юношей города.

В начале девятого класса я бросил курить (вот целеустремленность!) и больше времени стал уделять спорту. За сараями поставил турник, добыл гирю двухпудовую и летом самостоятельно занимался. А этой весной буду периодически бегать вдоль ближайшей ж.д. ветки (стеснялся прохожих). Теперь надо посерьезней отнестись к спорту. Только, как и раньше, хотелось бы заняться спортом, связанным с единоборствами, например боксом, самбо или рукопашным боем (хотя он еще не общедоступен). На растяжку бы надо настоятельно обратить внимание. Пригодится всегда.

Все-таки я со своим послезнанием уже начал планировать свое будущее. Еще бы и цель достойную выбрать или цели. Но это потом.

Вот и Михалыч выпроводив озабоченных советским хоккеем десятиклассников, уставился на меня, вопросительно задрав бровь. Вот мимика, мне бы так научиться.

— Михалыч, ребята спрашивают, да и я сам бы хотел поставить некоторые удары. А отрабатывать не на чем. В школе нет спортивной груши? Если нет, то нельзя ли достать для школы? А заодно и перчатки боксерские, — интересуюсь.

— Ага, вы наотрабатываете, а потом челюсти крушить начнете налево, направо, — отозвался он.

— Да как можно, так плохо думать о нас? Это же только для общефизического и разностороннего развития советского школьника, — ехидно заявляю я.

— Вам для развития, а мне для головной боли и бессонных ночей, — не сдается.

— Михалыч, беспристрастная советская статистика утверждает, что занятия боксом, отвлекают неустойчивого подростка от тлетворного влияния улицы. Дисциплинирует, прививает уверенность в себе и развивает всестороннюю личность для советского общества. А преступников среди боксеров не больше, чем среди шахматистов, а может даже меньше.

— Слова-то ты говоришь правильные, да… — Михалыч задумчиво взялся за подбородок…

— Ладно, поговорю кое с кем, может, достанем, — соглашается.

— Когда? — я захотел конкретики.

Но Михалыч, наверное, сам был не уверен. Я его понимал. Все-таки бокса в городе не было. Не было ни одной секции, как и тренеров. К тому же, в школьной программе и близко не было бокса.

— А ты попробуй поговорить с Горбатовым. У них больше возможностей, — предлагает он, пытаясь отвести от себя лишние заботы.

Я знал, что Горбатов заведует Заводским спортзалом. Я вздохнул:

— Попробую.

Похоже мимо. Наверное, придется самому грушу мастерить. Горбатова заинтересовать мне нечем. Не деньгами же, которых кстати нет. Секции бокса на заводе нет, и не предвидится, а спортинвентарь для несуществующего бокса заводу покупать нет необходимости. Не обосновать. А у отца с матерью не тот вес на заводе, чтобы протолкнуть неоправданную покупку в завкоме или где там выделяют деньги на спорт. Конечно, если проявить настойчивость, заинтересованные в боксе явно найдутся среди молодежи города, на заводе, в райкомах, исполкоме и в спорторганизациях. Предложение есть. Культ силы в городе и единоборства популярны. Тогда и тренер найдется, и секции появятся и спортинвентарь, только я буду уже в это время далеко от моего города — в Москве или в Питере… тьфу, в Ленинграде. А по выбитой у бюрократов боксерской груше будут стучать другие. Мне ведь сейчас надо себя проверить и навыки полезные отработать. Иначе — только в драках.

Все-таки есть у меня изменения в интересах, психике…. А еще в чем? Только сейчас обратил внимание — Михалыча я вроде удивил. Не своей просьбой, а самим разговорам на равных. Вероятно, школьник 16 лет не должен так разговаривать со старшим, тем более с учителем.

— А, ладно, пусть привыкают. Через месяц большинство будет воспринимать мое поведение, как должное. Хотя форсировать не надо. А по груше надо бы начинать подбирать комплектующие (мешки, песок, опилки, веревки). Хорошо бы еще найти среди знакомых ребят энтузиаста бокса и на него часть обязанностей в создании инвентаря скинуть. А были бы деньги, то можно грушу и перчатки купить в спортивном магазине, если не у нас, то в областном центре.

Пора на последний урок. Опять опоздал. Биология — не страшно. Биологичка молодая, некрасивая, стеснительная. Даже причину опоздания постесняется спросить. Хотя в этом случае мне скрывать нечего — разговаривал с учителем. Все равно не скажу, иначе пацаны вопросами замучают. Лучше приватно с некоторыми поговорить. Может, отыщутся энтузиасты бокса.

Если сейчас нашу секцию посещают регулярно до 15 человек, то прослышав про бокс, число явно удвоится поначалу. Ведь все хотят умело драться. А то, что умение достигается долгими постоянными тренировками, не думают. По себе знаю. Зачастую, надо переступать через себя, свою лень, боль. Лучше всего, когда дело, которое ты делаешь, тебе нравится, какое бы нудное или тяжелое оно не было или есть цель.

Черт! Что-то я опять улетел мысленно. Вон биологичка что-то посматривает, а сделать замечание за отсутствующий вид стесняется. Зачем пошла в школу преподавать, если избегает неприятных нюансов в работе со школьниками. Ведь в любом коллективе существует подчиненность, и начальник должен так поставить себя так, чтобы подчиненные решали стоящие перед коллективом задачи, не сели на шею руководителю. А балласт, имеющийся в каждом коллективе, хотя бы не мешал и не разлагал коллектив. В школе есть учителя, которые только отбывают свою повинность — бубнят учебный материал, а все в классе занимаются своими делами. Только, когда шум в классе становится нестерпимым и превышает допустимые нормы, тогда заставляет учителя отвлечься от «урока» и призвать всех или выделившихся к порядку.

Извини девушка, но твой предмет не является для меня приоритетным, даже в перечень госэкзаменов не входит.

А вот друг Юрка, почему молчит и только посматривает на меня. Все-таки за девять лет в одном классе мы изучили друг друга и знаем, что от кого можно ожидать. Что-то чувствует, но пока не подозревает. Надо ему, какую либо правдоподобную идею задвинуть. И, наверное, надо постепенно удаляться от него. А то у него мозги не туда, куда надо повернуты.

Никогда не подозревал, что он, как лучший друг, способен так плохо обо мне думать. Как я в нем ошибался! В один из его приступов шизофрении, он в присутствии посторонних людей (а дело было в приемном отделении больницы, полном посетителей), внезапно начал обвинять меня во всех грехах реальных и мнимых. Я был в милицейской форме т. к. дежурил в этот вечер в группе немедленного реагирования. Мне «повезло» доставлять психа. Этим психом оказался мой лучший школьный друг.

Сколько он тогда про меня наговорил! Тут были и развод с женой, представленный так, как будто я специально выгнал несчастную женщину с детьми на улицу, без помощи и поддержки, без денег и куска хлеба, не пожалев маленьких детей. Все ради того, чтобы остаться в квартире одному и беспрепятственно ежедневно водить к себе блядей толпами, совращать невинных девушек, спаивать их и безнаказанно пользовать их, прикрываясь своей должностью в милиции. А когда-то в школе я у него списывал, и он меня тянул в учебе. А в рабочее время я сижу, как большой начальник в своем отдельном кабинете и только приказы отдаю по телефону. Денег я не считаю, но старушке-матери не помогаю. Ни с кем не считаюсь, живу в свое удовольствие и еще много всякого дерьма. Я сначала опешил, т. к. не ожидал такого от него. Потом словами попытался его образумить. Он ни в какую, только больше распалился. Он считал, что я при исполнении и ничего ему не смогу сделать. Ведь кругом народ. Персонал тоже пытался его остановить, и только моя оплеуха от души, заткнула его фонтан. Только он тут же принялся окружающих призывать в свидетели моих неправомерных действий. Конечно, желающих пойти в свидетели не нашлось. Вот уже в машине, по пути в психушку, я оторвался на нем за всю ту грязь, в какой он меня попытался вывалять. Без следов, но болезненно.

Правда потом, через некоторое время в один из периодов нормализации, Фил приходил ко мне с бутылкой и просил прощения. Мы с ним тогда долго сидели, но полностью простить его я уже не смог. Я ведь не причинял ему зла и не создавал причин, заставивших его думать плохо обо мне. Вероятно, его всегда грызла какая-то зависть ко мне. Хотя и не понимаю — чему можно завидовать? Тех же денег, в период спекуляции водкой в 80-е у него было больше. Тем более, я не виноват в его болезни. Возможно, все это он всегда, еще со школы носил в себе. Когда приступ сорвал у него тормоза, он и выплеснул все в гипертрофированном виде, желая меня побольнее уязвить, обидеть, используя наличие посторонних людей.

Фу, наконец-то урок и учебный день подошел к концу. А мне еще надо продумать проверку других своих возможностей. Я поймал себя на мысли, что необдуманно, как будто на автомате иду по пути некоторых попаданцев из фантастических романов по альтернативной истории.

— Ты о чем сегодня все время думаешь? — наконец-то Фил проявил прямой интерес, собирая портфель.

— Да вот мир хочу покорить, — отвечаю не задумываясь.

— Тоже мне проблема, я то думал, что серьёзное, — улыбается, — В нашей стране все уже придумано до нас, «Все во имя человека, все для блага человека», — процитировал он известный лозунг и продолжил:

— У нас уже все предопределено на много лет вперед. Окончим школу, я в институт, ты в свое военное училище. Потом я на завод инженерить, ты в войнушку играть с солдатиками. Жена, квартира, дети сопливые… И где тут Мир?

— Как же ты Фил заблуждаешься!!! Через каких-то 7–9 лет ни эту страну, ни этих людей будет уже не узнать. Другие отношения между людьми будут и обстановка. А еще через десяток лет — и страна, и государственный строй, и люди, все другое будет. И никто, никто на свете кроме меня об этом не только не знает, но и не подозревает. Кстати, это тоже надо хорошенько обдумать.

— Представь себя через несколько десятков лет в кресле Министра финансов, а меня Министром обороны? — провокационно спрашиваю.

— Чур, меня! Не надо мне подобных кресел, — шутливо отшатнулся он, отмахиваясь, — Меня бы устроило положение, когда не приходилось бы считать деньги на много-много лет, до конца жизни. И внукам чтобы осталось, — уже вполне серьёзно продолжил он.

— Да ты, я смотрю батенька, уже задумывался об этом, — догадываюсь.

— Вот и я о том же. Ведь когда покоришь мир, разве будут деньги волновать? — шутливо, но с серьёзным лицом продолжил я.

— Когда ты покоришь мир, вспомни про меня сирого и убогого, — засмеялся.

Как обычно из школы отправились своей четверкой. Юрке и Сане надо в Дашкин поселок, Сереге — в дер. Иваново (за заводом). А мне — в барак.

Надо хорошенько подумать. Кстати, я раньше не заморачивался тщательным обдумыванием своих планов, да и планов, как таковых не было. Жил, куда кривая вынесет, поступал интуитивно, не затрудняя себя обдумыванием. Теперь, чувствую, я стал другим.

Условия жизни.

Подходя к своим баракам при свете дня, я обратил внимание, как же все окружающее убого выглядит. Слева, стоят в кривой ряд, кое-как сляпанные сараи. Глядя на это убожество, все же отметил, что по внешнему виду сарая можно уже сделать вывод о возможностях хозяев достать стройматериалы, фантазии и умении хозяина-строителя. Некоторые сараи, наверное, нельзя назвать убожеством. Они пошире и повыше, построены из ровных одинаковых досок, а дверь или ворота сделана вполне профессионально и качественно. Другие, кроме как курятником или собачьей конурой не назвать. В будущем собачьи жилища будут выглядеть попривлекательней. Из будущего помню — мой шлакоблочный барак к 21-му веку снесут, как аварийный, а деревянные, кое-как сляпанные сараи будут стоять.

Конечно, в это время, насколько знаю, очень трудно достать законно инструмент, стройматериалы, строительную фурнитуру. Строительных специализированных магазинов в городе вроде и нет. Естественно, у рачительного хозяина в хозяйстве найдутся молотки, клещи, пассатижи, топор, рубанок, ножовка, коловорот или ручная дрель. А вот гвозди, дверные петли, шурупы, как правило, используются старые, бывшие в употреблении. Гвозди могут использоваться по несколько раз и старые гвозди не выкидывают. Наемных мастеров-строителей частники, как правило, не привлекают. Скорее более умелого соседа позовут на помощь, впоследствии расплатившись бутылкой и вместе ее распив. На тех, кто хотел бы получить деньгами за работу, смотрят косо и за спиной осуждают. Все стройматериалы, инструмент достают, где только можно. Основные места, где это можно достать — окружающие поселок предприятия и склады. Или просто тащат с работы или договариваются со знакомыми, у которых есть необходимое на их работе. Расплачиваются так же бутылкой. Начальство смотрит на это косо, но особо не препятствует (если не зарываться), т. к. использует те же источники. Конечно, возможности у начальства в добыче дефицитных материалов пошире.

Когда отец строил дачу на выделенном от завода земельном участке в 6 соток, пиломатериалы он официально приобретал на складе ЖКО завода по остаточной стоимости. Материал был некондиционный, бросовый, зачастую бывший в употреблении, подгнивший. Однако его хватило на основной каркас, крышу и стены. При желании, можно без труда просто украсть почти любой стройматериал. У нас мимо стадиона, растворного узла (что у меня за окном за забором) идет ж.д. ветка (вдоль которой я должен этой весной бегать) на наш завод, мясокомбинат, ЖБК (железобетонный комбинат). Вдоль этой ветки расположен склад стройматериалов под открытым небом, занимающий несколько гектаров. Там располагаются штабеля различных железобетонных конструкций, целые лабиринты оконных рам, горы рулонов стальной проволоки, кучи силикатного кирпича, штабеля досок, рулонов толи и рубероида, бухты электрокабеля, битума и многое другое, что меня интересовало только в целях места для игр. Сторож всего этого богатства в нерабочее время находился в бытовке, расположенной, где-то в углу этой территории, открытой и неогороженной. В сторожах были или пенсионеры, или инвалиды, или люди, не прижившиеся на нормальной работе из-за алкоголизма или непроходимой лени. При таких обстоятельствах, несколько десятков кирпичей, пару рулонов рубероида, несколько листов шифера и кражей трудно назвать. На растворном узле, на складе, за всегда открытыми воротами — горы цемента. А прямо за моим сараем огромная песочная гора. (Стратегический объект «в боях» между бараковской и дашкинской ребятней.) За дефицитной проводкой нужно было обращаться или на завод, или к знакомым электрикам. За работу этих специалистов уже не зазорно было платить деньгами, но в большинстве своем, эти специалисты так же ограничивались распитием бутылки.

Одним из источников добычи стройматериалов еще были окрестные колхозы. Можно было, договорившись с председателем, разобрать ненужное (заброшенное) в колхозе строение под снос и вывезти еще годные для дальнейшего использования бревна, доски, рамы, кирпич. Тем более подавляющее большинство жителей наших рабочих поселков — это бывшие жители окрестных деревень и сел, до сих пор не прервавшие связи со своей малой родины. Во времена проводимой Хрущёвым новой колхозной политики, сельская молодежь потоком ринулась в города — в ПТУ, техникумы, на заводы, оставив отчий дом с родителями и хозяйством и заселив бараки. Довольствуясь несколькими квадратными метрами на семью. Мой отец тоже из деревни, только издалека — из-под областного центра. Закончив в молодости техникум в областном центре, он по распределению оказался в нашем городе, где и встретил маму. А мама родом из нашего города, можно сказать, из интеллигентной семьи. Мой дедушка (погибший на войне) и бабушка — из учителей.

Опять улетел мыслями. Между сараями и бараками водопроводная колонка, откуда жители бараков (и мы в т. ч.) ведрами берут воду.

Как же неказисто выглядят наши бараки: приземистые, обшарпанные, плохо оштукатуренные, покрашенные в какой-то бледно-розовый цвет. Вдоль всего фасада большие квадратные окна. Некоторые семьи имеют целое окно, значит и комнату целиком занимают, наверное, 4.5×4.5 метров или как у нас — большая комната разделена дощатой перегородкой на 2 маленькие комнатушки и квадратное окно пополам. Рамы окон тоже покрашены по-разному, в основном красной краской (цвет техники, выпускаемой на заводе) в зависимости от трудолюбия или возможностей хозяина. Вдоль всех фасадов — разномастные оградки палисадников, где-то покрашенные, где-то почерневшие от времени. У каждого окна свой палисадник с грядками для цветов или ягодных кустарников. По палисаднику можно так же судить о трудолюбии, возможностях или желании выделиться хозяев.

— Фабрика тщеславия, — хмыкнул про себя.

Нет палисадников только напротив окон общих кухонь. Между бараками натянуты веревки для сушки белья жильцами. Сломанные детские качели из уголка и бугор песочницы под снегом — забота о детях от завода.

У каждого подъезда скамеечки, сейчас пустые из-за зимы и рабочего времени. В праздники и без повода на этих скамейках собираются празднества из соседей с гармонистами, частушками, песнями и плясками (топотушками по-деревенски). Это когда в образовавшийся круг по очереди выскакивают наиболее отчаянные подвыпившие женщины и, притоптывая, голосят деревенские частушки, в т. ч. и похабные. Думаю, это традиции деревенских посиделок, пришедшие с бывшими деревенскими жителями. Впоследствии, этот обычай и некоторые другие ушли вместе с поколением этих жителей при расселении этих коммунальных жилищ. В вечернее и ночное время, эти скамеечки заняты молодежью. Тогда уже там звучит гитара. Позднее — редкий еще, в то время, переносной магнитофон. Чаще — переносные приемники ВЭФ или Океан.

В городе активно ведется жилищное строительство (отсюда и переполненные складские площадки со стройматериалами). Каждый год в городе, в основном в Новом районе (народное название), возводят по несколько пятиэтажек, которые впоследствии назовут хрущевками. Уже многие семьи за мои 14 лет жизни в бараке, переселились из бараковских каморок в благоустроенные квартиры. Так ушли мои многие друзья детства. Кстати, девятиэтажка, где я поселился через двадцать с лишним лет, была заселена в большинстве своем, жителями Заводского поселка, в т. ч. жильцами моих бараков.

Наконец-то мой подъезд (ну и запахи тут!). Прямо — короткий проход. Дальше, за общим коридором — общая кухня с кухонными столами (и нашим в т. ч.) с двумя газовыми плитами на 4 конфорки каждая. Как женщины делят их, когда многим приходится готовить или кипятить белье? Никогда раньше не интересовался этим. Налево — общий коридор с дверями слева и справа. В коридоре тумбочки, комоды, старинные сундуки, на стенах тазы, баки, велосипеды, санки. Возле дверей — умывальники с помойными ведрами (вот откуда амбре) и ведра или баки с чистой водой.

Комната родителей сразу справа за кухней. Следующая комната по коридору — комната бабушки. Когда пошло расселение жителей коммуналок в благоустроенное жилье, многие стали ломать перегородки, разделяющие большие комнаты и занимали освободившуюся площадь. Мои родители стену ломать не стали, а переселили в освободившуюся комнату бабушку из коморки с печным отоплением деревянного аварийного дома и шумными соседями.

Наша комната метров 11 квадратных. Шириной — метра два с половиной, длиной от двери до половинки окна около четырех метров. У двери справа — кухонный стол-тумба с посудной полкой на стене, слева ниша с вешалкой для одежды. Рядом — платяной двустворчатый желтый, покрытый лаком платяной шкаф. Далее — диван с валиками в голове и ногах и вертикально стоящими подушками вдоль стены. Через проход справа — полуторная металлическая кровать со спинками с блестящими шишечками и перекладинами. На стене над кроватью — ковер машинной вязки с темным геометрическим орнаментом. Дальше у окна — обычный стол на 4-х ножках, за которым я обычно учу уроки, мама гладит белье и выполняется множество других хозяйственных дел. Слева над столом на стене — небольшая книжная полка. Справа от стола — комод с бельем и одеждой. На комоде — черно-белый телевизор и радиола (оба Рекорды). Пространство между кроватью и комодом я использую для отжимания, стоя на руках, опираясь пятками на стену, а комод и спинку кровати для отжимания, как на брусьях, поджав ноги.

Из-за стенки голос бабушки:

— Сережа, это ты пришел? Иди, поешь, я картошечки сварила и кисель вкусный.

Сколько себя помню, она всегда пытается меня накормить своим любимым овсяным киселем. Как она меня этим раздражала всегда. На эту серую студенистую массу, которую она называет киселем, смотреть неприятно, а уж тем более есть (я, правда, никогда не пробовал). Не отвечаю, иначе не отвяжется. Она что-то побурчала и затихла. Понимаю, что ей скучно одной. Подруг в бараках она так и не завела. (В бараках, вообще пенсионеров было мало). С отцом, они друг друга терпеть не могут, а матери все время некогда. Мама у нас главком семейный, а может и генералиссимус. Она ведет хозяйство и решает основные бытовые вопросы (что приготовить, что купить, сколько отложить денег и прочее). Что нам одеть с отцом решает тоже она. Отец вроде доволен, что ему не надо принимать решений, а я зачастую взбрыкиваю.

Глядя в окно, прислушался к себе. Все-таки жрать хочу. Куда в меня столько лезет? Скинул школьную форму, натянул домашние треники, с вытянутыми коленками и вполголоса приговаривая:

— Что-то серется и ссытся, неужели я расту? — пошлепал на кухню. На нашем столе обнаружил кастрюлю со щами из кислой капусты. Поставил на плиту разогревать, а сам присел на табурет.

Нет, так жить нельзя! Надо как-то повышать благосостояние свое и семьи. А что можно сделать для этого в период развитого социализма, который потом назовут «застоем» в мои 16 лет? Где мне можно добыть деньги, хотя бы для себя? Мать довольно прижимистая. У отца есть заначка всегда, но там не больше 10–20 рублей. Не любит он сидеть дома и в любую минуту стремится смыться куда-нибудь от материнского диктата, если мать его не отловит и не заставит что-то делать. Зимой к друзьям, летом в гараж или на дачу. Конечно, у матери можно выпросить деньги на то, что она посчитает нужным и полезным. Вон в 7-м классе, она предлагала мне начать учиться игре на гитаре у репетитора (какого то музыканта) платно, вместе с сыном ее подруги с работы. Но дело было летом и меня не прельщало куда-то ходить, когда есть столько множество более интересных занятий с пацанами. А Ленька Кравченко, сын той подруги, уже сейчас играет на бас гитаре в клубном и школьном ансамблях. А ведь безголосый, не поет, только играет.

Мать на заводе получает 135 рублей, отец — 145 рублей плюс бабушкина пенсия. (Рабочие — слесари-сборщики, сварщики или в литейке, могли зарабатывать более двухсот рублей в месяц). Еще мать в сезон ездит в колхоз от завода. (Дополнительный заработок). Что-то продается из дачного урожая. Денег хватает на скромную жизнь, но мама умудряется откладывать. Мясо и колбаса в доме почти всегда есть. Выручают поездки родителей в Москву. Раз в месяц от завода выделяется автобус Икарус для желающих съездить за дефицитом. Кроме этого, тетя Маруся из соседнего подъезда периодически нам таскает продукты с нашего мясокомбината. Когда она приходит к нам, мама меня всегда выгоняет в коридор, чтобы не смущал женщину при раздевании. Где она прячет колбасу???

Нет, не выход — каждый раз выпрашивать деньги у матери и долго доказывать необходимость их расхода.

Вот и щи разогрелись. Потащил кастрюлю в комнату, там хлеб, тарелки и ложки. Попробовав, понял, что вкус у меня тоже изменился. А утром рис понравился. За сметаной к бабушке не пошел (в ее комнате стоит холодильник). Чувствую, в щах чего-то не хватает. Остроты, аромата. Понял, мать не кладет в щи поджарку. Знает, если я увижу жареный лук в тарелке, то ложки не съем. А сейчас наоборот — чувствую нехватку. Еще бы в щи перца и томатов. Все равно тарелку умял. Хлеб не вкусный, черствый какой-то и цвет чересчур темный. Наверное, за 14 копеек. Вот за 18 копеек — вкусный. Хотя тоже надо попробовать. Может тоже не понравится. Отнес кастрюлю на кухню, надо вскипятить, чтобы не прокис. (У меня уже не раз бывало). И чайник поставить. Грязную тарелку с ложкой — тоже на кухню. Ложка неприглядная и неопрятная — из какого-то алюминиевого сплава. Вроде были в хозяйстве стальные ложки и одна даже мельхиоровая.

— А раньше, я на это внимания не обращал, — поймал себя на мысли. Заварив чай (со слоном) и убрав с плиты кастрюлю, пошел в комнату со стаканом.

— Где добыть денег? — билась мысль, пока выкладывал учебники, тетради, ручку.

— Что у нас на завтра? — смотрю в дневнике. Алгебра, физика, английский, физкультура, география, органическая химия, — С чего начать? Пожалуй, с физики, — решаю.

Постепенно увлекся, отмечая, что знания нынешнего меня в симбиозе с приобретенным опытом в будущем в освоении нового (старого) материала, позволяют ускорить изучение (вспоминание). Многое, просто проглядев текст, можно было пропускать, т. к. чувствовал, что это я знаю. Немногим больше времени потратил на алгебру и химию. Да и английский заставил полистать словарь. Кстати, надо обратить внимание на иностранные языки, обязательно английский и хотя бы немецкий. Пригодится. Опять нужен репетитор. Опять расходы.

— Вернемся к нашим баранам, а то скоро уже родители придут.

Достал чистую тетрадь. Надо будет в эту (секретную) тетрадь заносить все умные мысли. Здесь же набросаю вчерне план.

Планы.

Первое — деньги. Где их можно быстро раздобыть, хотя бы на первое время? Криминал отпадает. Мне вообще от этого надо будет держаться подальше. Хотя еще год назад, со своей старой компанией и с бараковской шпаной, участвовал в нескольких гоп-стопах («бомбили» поддатых одиноких мужиков в темных местах) и в кражах. Шел и делал как все, но не лежала душа к такой деятельности. Конечно, опасался последствий, вероятной статьи, судимости. Но не это главное. В глубине души понимал — это не правильно, это не мое. Потом двоих, самых отмороженных бараковских любителей блатной и тюремной романтики посадили. Бараковская компания распалась. В последние года три я сдружился с ребятами из других домов. Потом, одного из этой компании тоже посадили. Грузину (Саня Груздев из Желтого дома) дали 2 года условно, а меня, как самого младшего (14 лет), даже не привлекали к следствию. Тогда, нашу оставшуюся четверку можно было называть «Бригадой», как в знаменитом сериале. Так вот, от «бригады» я недавно отошел, пойдя в 9-й класс и сменив все: взгляды на жизнь, окружение, интересы. Теперь из увлечений — спорт, окружение — ровесники, на год-два младше или старше, учеба, общественная работа. Конечно, иногда выпиваем на праздники, но до криминала не доходит. Естественно, драки ни куда не делись, иначе с нами никто не будет считаться и часто на танцах в городе приходится биться.

Итак, деньги! Выигрыш в лотерею отпадает. Результатов розыгрышей Спортлото я не знаю.

Вагоны разгружать? Можно, но не постоянно. Там свои грузчики и самую выгодную работу они делают сами. А нам достается потяжелее и менее оплачиваемая разгрузка. К тому же нужно ждать случая, когда требуется срочно бригада на разгрузку, а свои рабочие или заняты или лыко не вяжут. Свою бригаду срочно не собрать, хотя бы не меньше, чем человек шесть, восемь. У кого-то учеба, кому лень, кто занят. Летом и в каникулы попроще.

Клад бы найти. Знать бы, где искать? Вспомнился мультик про дядю Федора с Матроскиным. Продать бы, что-то ненужное, но для этого надо найти, что-то ненужное. Цветмет и чермет сейчас не принимают от частных лиц.

Собрать миноискатель и заняться черной археологией? Вполне реально, но время! Если сейчас заняться миноискателем, а летом побродить по полям и местам бывших деревень? Деньги на миноискатель явно понадобятся — на комплектующие, на консультации специалиста (как-то его еще надо найти и обосновать задачи и цели). Может по линии патриотического воспитания молодежи через райком комсомола выдвинуть идею о создании поискового отряда по поиску останков погибших в ВОВ? А там уже обеспечат транспортом и миноискателем. А под шумок поискать другие ценные и годные к реализации артефакты. Нет, не реально. Пока эту идею согласуют во всех инстанциях и утвердят, я уже школу закончу.

А если заделаться «клюквенником»? Вовка Коробков из Белого дома в девяностые годы, а может и раньше, занялся иконами и хорошо поднялся на этом. Купил квартиру, машины менял часто. Как-то похвастался, что у него есть иконы, одна из которых стоит больше, чем квартира и его Лексус. Сейчас с этим бизнесом пока затишье. Конечно, занимаются отдельные искатели из столиц поиском икон по провинциям, но их единицы на нашу территорию. Естественно, надо обойтись без криминала, но тоже нужны будут хоть небольшие деньги. Сначала подобрать команду из заинтересованных в личных деньгах (таких много), не болтливых (меньше), умеющих убеждать, заводить разговор со всегда подозрительными старушками, коммуникабельными (совсем мало). Привлечь местных деревенских пацанов — они все про всех знают и не вызовут подозрений, как чужаки. Эта идея реальная! Только без криминала. Надо с Филом поговорить. Он жадный до денег, загорится. А иконы и старину понемногу возить в Москву и Питер. Там основной сбыт. Но надо по иконам пошарить информацию в библиотеке, чтобы хоть немного быть в теме, а то кинут. Кинут-то обязательно, но надо хотя бы не показать себя полным лохом. Серега Иванайнен — деревенский, правда, с натяжкой. Хоть и живет в деревне, да деревня его в 100 метрах за чертой города. Надо в этом направлении уже завтра решать потихоньку, подбирать и разговаривать с кандидатами.

Еще, какие варианты для моего положения и возраста могут быть? Я бы мог выступать генератором идей по производству товаров народного потребления. Нет, не подойдет для нашего времени. Кооперативов нет, хозяйственных артелей тоже. (При Хрущёве разогнали).

Скупать урожай и вывозить в столицы? Спекуляция. Да и на чем возить? На что закупать? Брать в долю директора автопредприятия? Никто не станет решать скользкие вопросы с подростками. Опять же это только летом и осенью. Знаю, что сосед по даче, друг отца, на своем дачном участке спилил и выкорчевал все плодовые деревья и кустарники. Всю площадь засеял луком и чесноком, а потом урожай несколько лет подряд возил для реализации на Север. В результате — через несколько лет купил Жигули.

Можно заняться «шабашками» по колхозам, как делают активные наши мужики и бригады кавказцев. Каждый год подряжаются. Мы тоже можем подсуетиться. Но это, опять же только летом. К тому же, трудно представить из нас мастеров-строителей. Реальнее пару дней в неделю вагоны разгружать летом или в весенние каникулы.

Родители.

Сзади стукнула дверь, пришла мама с работы. Вынул изо рта ручку — всю изгрыз. На первом тетрадном листе написано одно слово — Деньги. А дальше каракули, похожие на рисунки: домики, квадратики, миноискатель, сундук, кружки́. (Наверное, монетки).

— Как дела в школе? — интересуется мама, стаскивая сапоги.

— 4 по истории, — отвечаю, убирая тетрадь. Яковлевна все-таки наказала за опоздание, спросив меня в ходе урока по Истории СССР из ранее пройденного материала. Я ответил, наверное, не совсем по учебнику, т. к. не помнил, как изложен в учебнике процесс формирования СССР и кто из лидеров — Сталин или Ленин больше «виноват» в создании и существовании СССР в нынешнем виде. Яковлевна, странно посмотрев на меня, поставила оценку. Вероятно, мой ответ выходил за рамки общепринятой теории, но учительница не стала на этом акцентировать внимание, чтобы не возбуждать на уроке дискуссию и не волновать юные неокрепшие умы. Но вопросы ко мне, наверное, отложила на потом.

Мама начала было рассказывать какие-то новости, но заметив, что я ее не слушаю, переодевшись, ушла на кухню.

Через некоторое время вернулся отец с работы, за ним сразу в дверях появилась мама и сразу взялась командовать им:

— Не раздевайся, надо сходить в магазин за молоком, батоном, маслом. Посмотри, может еще что выбросят. И папиросы себе купи, — мать не обращает внимание на страдальческое выражение лица и протестующие звуки отца (ненавидит он ходить по магазинам по хозяйству), бескомпромиссно ставит задачи. Наконец снизойдя, поясняет:

— Мне ужин готовить, а Сережке заниматься надо.

Готовить отец тоже не любит, тем более что приготовленное им, будет подвергнуто острейшей критике. Теперь я могу представить, почему отец выпивает и норовит сдернуть из дома под любым предлогом. Надо выручать.

— Ладно, я схожу, все равно прогуляться надо, — встаю и убираю учебники.

Родители удивленно замолкают, т. к. знают, что я, наверное, больше отца ненавижу ходить по магазинам, стоять в очередях с уставшими после работы и раздраженными покупателями (в основном женщинами). В будущем я, столкнувшись с неорганизованностью и не способностью планировать хотя бы на несколько дней вперед супруги, а потом за продолжительный период холостяцкой жизни привык к самообеспечению. Для меня не составляло труда периодически пополнять продуктовые или хозяйственные запасы в доме.

— Только, как быть с папиросами? — вопросительно смотрю на отца.

— Мне хватит пока (мне), я к Дмитриевичу, помочь надо (маме), — обрадованно, не дожидаясь реакции мамы, отец быстро исчезает за дверью. Мать устало всплескивает руками и с негодованием смотрит на дверь.

— Вот сволочь, опять поддатый придет, — идет к своей сумке и, достав из кошелька трешку, кладет на стол.

— Что на ужин хочешь? — желает поощрить меня за готовность к подвигу.

— Фуа Гра и баранины, запеченной с ананасами, не будет? — иронизирую. — Тогда, что приготовишь.

Фыркнув, мама уходит на кухню. Одевшись, забрав деньги, бидон и авоську вышел на темную зимнюю улицу. Отмечаю — фонарей в моем времени в поселке не прибавилось. Двор освещался только фонарями от дороги, светом многочисленных бараковских окон и фонарем возле колонки.

В поселковом магазине и возле него (в народе «Восьмой», вероятно, по порядковому номеру гастронома), как и ожидалось, толпился народ. Самая большая очередь, преимущественно из мужиков, была возле алкогольного отдела, в друге отделы — из женщин, в две кассы — смешанная. Встал в молочный отдел. Какой приятный запах от молочных продуктов. Продавщица в несвежем белом халате привычно ловко разливала молоко из алюминиевого молочного бидона литровым черпаком с вертикальной длинной ручкой.

— А сколько масла то брать? Не спросил у матери. Граммов 200–300 хватит, наверное, — сходил, посмотрел на ассортимент отдела бакалеи. Нескафе и даже Пеле не пахнет. Тот же Кофе растворимый (скорее кофейный напиток), тот же чай со слоном, что и дома.

На улице подкатил местный забулдыга от группы таких же и привычно попросил 10 копеек. Вот ведь заботы у людей? Настрелять на бутылку бормотухи, «раздавить» ее на всех в подъезде соседнего дома из «горлá» и снова на «пост» — стрелять копейки. Ничего не ответил жаждущему попрошайке, отодвинул его плечом и, не прислушиваясь к бурчанию за спиной, пошел в хлебный магазин. Ведя себя вызывающе со старшим, я ничем не рисковал. В группе «бухариков» было несколько знакомых лиц.

Где-то на периферии, на углу заметил Грузина с Аниськой (Славка Антонов) — по «бригаде» мои бывшие кореши. Наверное, тоже за бухлом подвалили. «Бомбить» прохожих еще рано, да и место людное.

Хлебный магазин располагался в старом доме, вросшем в землю, так что в магазин надо спускаться — пол был ниже уровня земли. Запах — обалдеть! Батон был мягкий, наверное, завозят 2 раза в день с нашего хлебокомбината. По дороге домой встретил Серегу Яшкина из нашей компании. Он, увидев меня с авоськой и бидоном удивился, но ничего не сказал. Среди ребят было не принято ходить за продуктами (не по-понятиям, не по-пацански, если ты не домашний мальчик, маменькин сынок). Спросил:

— В спортзал не пойдешь?

Прислушавшись к себе, решил:

— Еще рано со своим изменениями из-за послезнания общаться с друзьями, не вызывая вопросов и недоумения. Отговорившись делами, пошел домой. Надо спокойно посидеть над Планом.

Я вдруг вспомнил — через 8 лет отец умрет от рака яичка. Может пора попробовать изменить будущее хотя бы своих близких?

— Первые признаки заболевания у него появились за 3 года до смерти, — вспоминал я, — А потом два года постоянно лечился и сидел на обезболивающих лекарствах.

Как больно было чувствовать себя беспомощным, глядя на угасающего, но бодрящегося отца. В то же время, меня удивляло то, что зная о смертельной болезни, отец в периоды облегчения строил планы на будущее, говорил о ремонте в гараже, устройстве на работу, когда снимут инвалидность.

Дома, отчитавшись за покупки, я поделился с мамой:

— Сегодня в очереди слышал разговор про умершего от рака яичка мужика. В молодости его ударили по яйцам, и от этого через много лет у него развился рак. Наш отец рассказывал, что в молодости в футболе он тоже получал по яйцам.

— Я его раньше убью, до сих пор, паразит, шляется где-то, — злится мама на неоправданно задерживающегося отца, поглядывая на часы.

— Может заставить его пройти обследование у специалиста. Я где-то читал — на ранних стадиях обнаружения рак легко излечивается, — настаиваю я.

— Какие у нас специалисты? — отмахивается она. — Может только в области или в Москве? — продолжает, — Иди, ешь, я картошку пожарила.

— Все равно попытаться надо. Хуже потом жалеть, что могли вовремя принять меры и не сделали, — не отступаю.

— Какое ему обследование? Посмотри, твой отец не просыхает от своей водки, — вновь взрывается мать.

Не отвечая на риторический вопрос, разворачиваю газету с программой телевизионных передач. Всего 2 программы. Через несколько минут начнется фильм «Небесный тихоход» с молодым Крючковым. Вроде его звездность гаснет уже. Не помню его в главных ролях современных популярных фильмов. Зато Фаина Раневская еще долго будет популярна на вторых ролях.

— Потом надо будет посмотреть программу «Время», — планирую.

На кухне здороваюсь с соседями, накладываю себе тарелку картошки, добавляю пару соленых огурцов прошлогоднего дачного урожая на край тарелки и иду в комнату за свой стол. Не обращая внимания на вкус не очень любимого блюда, снова погружаюсь в свои мысли о деньгах, предварительно раскрыв перед собой учебник истории. (Теперь всю оставшуюся жизнь так и буду шифроваться?)

Планы.

Еще в наше время можно зарабатывать репетиторством. Хоть это не совсем законно, но вроде ОБХСС особо не зверствует. Только какой из меня репетитор? Что я знаю и умею? Отпадает.

Может попробовать знания и навыки, приобретенные в будущем? А что я знаю? Популярные в будущем песни, художественные книги, сценарии, знание компьютера, Винды, компьютерных программ. Последние пункты лет на 15 можно забыть. А вот поп-музыка и книги может выстрелить. А это идея! Помнится, в книгах про попаданцев, некоторые герои пользовались смартфоном, ноутбуком, суперпамятью, идеальным слухом, широким диапазоном голоса, идеальным знанием иностранных языков для демонстрации и исполнения отечественных и зарубежных шлягеров и продавали их, выдавая за свои. А что я могу? Слов многих хороших песен я до конца наверняка не помню. Может только смогу вспомнить и промычать первый куплет с припевом. В тексте можно попробовать заполнить лакуны собственными рифмами. Надо пробовать. Может, получится? Получше оригинала! (Ха-ха). Как быть с мотивом? Я ведь даже не знаю, как у меня с голосом и слухом. Подозреваю, что со слухом у меня все в порядке, т. к. чужую фальшь сразу улавливаю, но только при сольном исполнении. Нотной грамоты не знаю, на инструментах играть не умею.

На гитаре бренчал в лейтенантские годы. В общаге, где жили холостые офицеры, были гитары. Вот тогда и загорелся. Даже что-то стало получаться. Но на публике старался пока не демонстрировать свое умение. Играл, как мог для себя в одиночестве. Правда, как-то по-пьяни, взялся поразить изумленную публику. Если бы был трезв, может и смог. Но, не имея наработанных навыков, да пьяный — смог только развеселить окружающих. Потом друзья долго подшучивали над «бардом». После того конфуза я яростно продолжил осваивать гитару, тайно от всех. Потом повредил кисть левой руки, затем меня перевели в другую часть. Так с гитарой у меня и не сложилось. Смогу ли я сейчас воспроизвести наработанное. Слух у меня однозначно есть. Помнится, в той же армии, на одной из посиделок за рюмкой чая, весь вечер в нашей компании играл признанный всеми нами гитарист. А мне весь вечер резало слух дребезжание одной из струн. Как сейчас помню — третьей или четвертой. Меня удивляло, что музыкант этого не замечает. Когда я порекомендовал подстроить гитару — он удивленно заявил, что все в порядке, гитара полностью настроена. Я, взяв гитару, показал не чистый звук на струне. Он и окружающие стали отрицать очевидное. Я сдался, подумав, что ошибаюсь.

Смогу ли я сейчас сыграть на гитаре, чтобы воспроизвести мотив песни? Вряд ли. Наверное, чтобы переложить мелодию на ноты, придется петь «а капелла» перед специалистом. Смогу ли я правильно передать мотив своим голосом?

Задумавшись, про чай я забыл. Кстати, в чае лимон не помешает. Интересно, их сейчас можно купить? То, что лимонную кислоту в магазинах продают, знаю. А вот на наличие лимонов на прилавках овощных магазинов не обращал внимание.

Где моя тетрадь? Надо придумать, где ее хранить, чтобы мать не сунула нос. У нее есть привычка проверять карманы отца (в моих-то ничего нет). Зато открыть мои тетради, блокноты вполне может и не считает свои действия предосудительными.

В тетради от слова Деньги провожу стрелочку и пишу — Старина, еще стрелочку — Песни, еще стрелочку — Книги. От Старины — команда: Филимонов, Иванайнен, Федоренко Валерка (Фрол), сосед по коридору, учится на год младше в 8-м классе. Его семья всего несколько лет назад переехала в наш барак из деревни. Надо с каждым кандидатом в «искусствоведы» разговаривать отдельно. Так подольше наша деятельность может сохраниться в секрете.

Продолжаю. От песен — стрелка — музыкальные инструменты, магнитофон (на нем можно записывать свое мычание для демонстрации песен потенциальным покупателям). Подумал и дописал — гитара. Мама ведь собиралась мне ее купить, когда загорелась идеей сделать из меня музыканта. Хотя, наверняка, основная идея была оторвать меня от уличной шпаны. Сейчас этим ее не мотивировать — я стал почти примерным сыном.

— Мам! А ты не смогла бы поговорить со знакомыми, может, кто продает гитару или в магазине посмотреть, поговорить, — поворачиваюсь к чего-то шьющей и увлеченно посматривающей в телевизор матери.

— Зачем тебе гитара? Тебе учиться надо, — пытается идти в отказ, но без убежденности в голосе.

— Одно другому не помешает. Многие ребята тренькают что-то, а у меня в голове порой какие-то мелодии крутятся. Может, что-то путное из этого выйдет? — объясняю.

— Для этого надо в музыкальной школе учиться, но тебе уже поздно, — заключает она.

— Вот и думаю, что гитара подойдет, — продолжаю убеждать я.

— Слух у тебя есть, пел в детстве ты не плохо, — задумчиво смотрит на меня. (Вот это новость, а я не помню, что меня когда-то искренне хвалили за редкие сольные выступления на детских утренниках?)

— Наверное, для мелодии лучше подойдет гармонь или аккордеон, но они дорогие, — огорчается она. — Ладно, поговорю на работе, — наконец соглашается мама.

Процесс пошел. Моральных терзаний за плагиаторство и полузаконный бизнес с иконами, я не испытывал. Других законных способов заработка я не видел.

Что-то планов громадье. Потяну ли? Я всегда считал себя великим лентяем. Старался не делать того, в чем был не уверен. Конечно, упорства мне не занимать, но вот стремиться к чему-то запредельному попыток не делал. Может поэтому ничего выдающегося и не достиг в жизни? Хотя и жалеть мне не о чем. Довольствовался достигнутым. Может теперь появятся более высокие цели, и я смогу добиться большего? Теперь намечается какая-то цель, ведь я знаю, что нас всех ждет впереди.

Хотя можно плыть по течению, немного корректируя свою жизнь и жизнь близких. Например, сейчас плотно заняться английским и немецким. Постараться получше окончить школу и поступить не в военное училище, а, например, в институт народного хозяйства и стать финансистом или экономистом. Можно поступить в нефтяной институт или институт радиоэлектроники (компьютеры в будущем всё). Очень важно поступить в Московский институт, а там и знакомства нужные завести и возможностей больше куда-то или к кому-то пристроиться, ведь фамилии будущих олигархов знаю. Только не к Березовскому или Чубайсу — таких надо давить в колыбели. Мышление у меня инженерное — по будущему знаю и с техникой на Ты.

После смерти отца мама решила продать, оставшийся никому не нужным мотоцикл «Урал». Я в это время служил на Дальнем востоке. «Урал» стоял в гараже с разобранным двигателем уже несколько лет. Зачем отец его разбирал? Детали двигателя «Урала» были в беспорядке разбросаны по всему гаражу вперемешку с деталями от «Восхода». Это выяснилось в моем очередном отпуске. Я решил попробовать, и выполнить материнскую просьбу — собрать и подготовить мотоцикл для продажи. До этого, я с мотоциклами никогда дело не имел.

В училище я получил специальность инженера по эксплуатации колесных и гусеничных машин. Первая офицерская должность у меня была — командир взвода учебно-боевых машин (БМП). Но гайки я не крутил. А обслуживание и ремонт боевой техники от офицера требуют только грамотно и вовремя ставить задачи подчиненным. Советовать. Конечно, приходилось вникать в поломки дизеля или электрооборудования БМП. Опыта я поднабрался. Поэтому, в дальнейшем, в других частях, стал считаться специалистом по боевым машинам на базе БМП. Даже классную квалификацию имел. (Правда, это все офицеры имели). В армии был дизель, а здесь разобранный «Урал» и куча деталей от двух разных мотоциклов. (ЛЕГО, блин!)

Так вот мотоцикл я собрал самостоятельно и даже завел, используя замызганную инструкцию по эксплуатации и ремонту мотоцикла «Урал», найденную в гараже. Похоже, мама, да и я сам не верил, что у меня получится, что я способен на подобное. Я потом вспоминал, как отец подолгу возился с «Восходом», а потом с «Уралом». Видимо, человеку не все дано.

А у меня с песнями получится? Надо попробовать и постараться.

Явился отец и, похоже, поддатый. Ну, все — начался разбор полетов. Теперь мать не остановить. Надо сваливать или попытаться спасти отца от распятия, потребовав тишины:

— Уважаемые родители, нельзя ли обеспечить сыну-школьнику благоприятные условия для учебы, отложив семейные разборки на потом. К тому же семейные скандалы отрицательно влияют не неокрепшую детскую психику.

Мама резко прервалась на полуслове от неожиданности, отец благодарно хмыкнул. Но разве можно мать остановить даже изысканностью просьбы. Ведь не все высказано, и она продолжила монолог, только злым шепотом. Отец только оправдывался междометиями, невнятными звуками и тоже старался шепотом. Но шепот не передает всю гамму эмоций и мама постепенно затихла.

Фильм и программа «Время» уже закончились. (Черт, а «Время» ведь хотел посмотреть).

Отец слинял на кухню курить, ужинать и поболтать с соседями, мама стала разбирать постели, готовясь ко сну.

Возвращаюсь к Плану. Песни. Надо как-то проверить свой слух и вокальные данные. Может подойти к учительнице пения в школе и попросить профессионально оценить мои возможности? А может попросить одноклассницу Наташку Морякову? У нее вроде нет близких подруг, с которыми можно поделиться мнением о моих вокальных потугах. Мать у нее пианистка в детском саду. Сама она ходила в музыкальную школу. Дома у них есть пианино. И живут они вдвоем с матерью в нашем бараке. Ладно, потом решу к кому обратиться. Самому поискать гитару, поспрашивав школьных и знакомых музыкантов? Забытые тексты песен я попробую написать сам, а вот музыку желательно переложить на ноты. Кто сможет с голоса записать ноты? Наташка? Тоже отложу на потом. С каких песен начать? Тоже на потом.

Куда, кому продавать? Конечно тому, кто зарабатывает песнями. Значит, надо будет обращаться в ансамбль в единственном приличном ресторане города. В наглую подойти и предложить музыкантам готовые песни или поискать к ним подходы через знакомых? А может за несколько песен среди них найти репетитора игры на гитаре? Нет, лучше маму попросить оплатить услуги репетитора. Ведь хорошая песня — это потенциальные деньги. А если хорошую песню предложить профессиональному популярному исполнителю, то это большие деньги. Только встает вопрос о регистрации собственности. В стране должна быть контора, которая регистрирует права на интеллектуальную собственность и защищает его права. Как и где это выяснить? Как не хватает Интернета! В книгах про «попаданцев» упоминается какой-то ВААП. Узнать бы, где это? Для регистрации песни вот и понадобятся слова с нотами.

На сегодня все. Все улеглись, пора и мне в свою кровать в бабушкину комнату.

Вот и прошел день у меня с новой памятью. Надо начинать выполнять свой план.

— Па! Ты когда встаешь? — спрашиваю отца.

— В седьмом часу, а тебе зачем? — отвечает заинтересованно.

— Меня разбуди, на зарядку сбегаю, — прикинул, времени на сорокаминутную зарядку хватит, а там «Пионерская зорька» и все как обычно. Вот засада, а в чем побегу? Пока не заснули, пошел искать лыжный костюм, шерстяные носки, лыжную шапочку и зимние боты «прощай молодость». Больше ничего подходящего в моем гардеробе не нашлось.

— Что это с тобой? Влюбился? Новую жизнь решил начать? Так обычно это начинают с понедельника, — начал сыпать он вопросами, веселясь. Придя в себя от моего неожиданного заявления, — Ладно, спортсмен, гаси свет, разбужу. Посмотрю, как ты встанешь, заставлять вставать не буду.

— Спокойной ночи! — с получившемся, неожиданно большим свертком я отправился в бабушкину комнату. Ответов я уже не слышал, прикрыв дверь. Тормозят родители от моей прорезавшейся вежливости, отметил про себя. Ладно, пусть привыкают. Если у меня что-то получится из запланированного, еще не так будут удивлены.


Глава 2. Второй день

«А поутру они проснулись…» Утром, услышав голос отца, матерясь про себя, я натянул лыжный костюм и выскочил на морозную улицу. Вчера вечером перед сном я перебирал подходящие места для пробежек. Вариантов было немного. Не хотелось бы удивлять своей самоотверженностью ранних прохожих. Не хватало мне дополнительных сплетен среди населения о своей необычности, ведь еще не было популярных идей о здоровом образе жизни. Не был еще популярен бег или ходьба на свежем воздухе по утрам. Конечно, были люди в городе, которые постоянно бегали по утрам, но их было единицы. И это были люди, посвятившие себя спорту.

Я уже отмечал, что спорт в городе был довольно популярен. При заводах имелось множество спортивных секций, в которых занимались все, от мала до велика. На каждом предприятии и школах города имелись спортзалы, спортивные сооружения, спортивные команды по многим видам спорта. Например, на нашем заводе регулярно проводились соревнования между командами крупных цехов по футболу, хоккею, волейболу, шахматам и шашкам, городкам. В городе проводились соревнования между сборными командами заводов, школ, средне-специальных учебных заведений по тем же видам спорта, плюс по легкой атлетике, гандболу, настольному теннису, стрельбе из малокалиберной винтовки, лыжные гонки, волейболу и баскетболу. Причем, в школах было по три команды по футболу и хоккею (три возрастные группы). Соответственно, в области были организованы соревнования между сборными городов области и соседних областей. Каждое воскресенье в городе проводятся, какие либо состязания между сборными городов, популярные у населения и собирающее большое количество зрителей. В сборных города по футболу и хоккею было тоже по три команды разных возрастных групп. Тренировки в секциях и сборных проводились, как правило, во второй половине дня и вечером.

А вот утренний спорт необычен для обывателей. Выбор мест для занятий у меня не большой. Стадион, заваленный снегом, дороги поселка, тропинка вдоль территории завода в сторону дер. Иваново и вдоль ж.д. ветки. Когда я вышел на улицу и, обратив внимание на утреннюю темноту, решил однозначно — стадион. А то, что он завален снегом, то это дополнительная физическая нагрузка при беге по сугробам. Все, побежал… в туалет.

Не пробежав по стадиону и круга, я понял, как я погорячился. Бегать в снегу по колено, покрытому коркой наста, это что-то! Каждый шаг дается с трудом. Ноги с усилием приходится поднимать повыше. Дыхание сбилось уже через сто метров, а еще через 200 метров от меня валил пар, дыхалки уже не хватало, ноги не поднимались. Еще «пробежав» метров 100 я выдохся окончательно. Я был удивлен. Да что там кокетничать — я был поражен своей слабостью. Теперь я понял, что надо серьезно заняться своей выносливостью. Отдышавшись и вытоптав небольшую площадку, я провел разминку, выполнил несколько упражнений на растяжку (тоже надо обратить внимание), попрыгал, поприседал. Провел «бой с тенью» как я его понимал, представляя перед собой виртуального не то боксера, не то кикбоксера. Сбегал уже по натоптанной тропинке к спортзалу и поподтягивался, попереворачивался на турнике. Поотжимался на брусьях. Хорошо, что эти снаряды год назад поставили на улице перед входом в спортзал завода. Все, вроде время на зарядку вышло. Побежал домой, удивляя немногочисленных ранних прохожих. Время для основного сплошного потока работников завода еще не пришло. Дома вымылся, насколько возможно сделать это под умывальником. Как же не хватает душа, даже с холодной водой! Снегом обтираться возле барака побрезговал. Некоторые жильцы выплескивают грязную воду в сугроб, возле подъезда.

* * *

В школе все шло своим чередом. Пришлось побегать по своим комсомольским делам. Впереди мероприятия к празднованию 23 февраля — Дня Советской Армии и Флота. Планируется школьный концерт, спортивные межшкольные соревнования, конкурс рисунков и поделок про армию. У пионеров — смотры строя и песни и Зарница.

Продумав, на перемене завел разговор с Филом про бизнес с иконами. Все-таки у него голова варит — может, предложит свои оригинальные идеи, ведь речь идет о деньгах. Ему я, ничего не скрывая, выложил всю схему — под какой легендой промышлять, где искать, как, кому договариваться, как рассчитываться, кому, где и как сбывать, чем это может нам грозить. Кого можно привлечь в команду на постоянной основе, а кого привлекать разово. Как распределять доход. Привлекательность идеи Фил оценил сразу, а продуманность его если и удивила, то удивления он не проявил. Подумав некоторое время, Фил стал фонтанировать идеями. Зацепило! С некоторыми предложениями я соглашался, некоторые отвергал сразу, об иных спорили. Действовать решили в ближайшее воскресенье.

Я знал, что ближайшим летом будет создана в нашем классе туристическая команда школы и организован тематический туристический поход. Руководителем похода будет Михалыч. Он же и предложит маршрут похода — по руслу начинающейся и протекающий через район и город реки.

Волоча. Маршрут — почти от истока и вниз по течению до границы района. Конечно, маршрут Михалычем был выбран с умыслом, как заядлым рыбаком. А нам все равно было куда идти, лишь бы в поход. На маршруте в разных деревнях, заселенных и заброшенных мы побывали во многих старых, заброшенных, разрушающихся церквях и храмах, на старых кладбищах, уже не использующихся. В деревне Душкино, расположенной в километрах в 10–15 от города (большую часть пути до нее можно было проехать на рейсовом автобусе) в деревянной полуразрушенной церкви мы нашли много старых деревянных икон, валяющихся прямо под ногами.

Туда и наметили первую пробную вылазку пока вдвоем. На другой перемене отловил соседа по коридору своего барака Валерку Фрола. Его тоже попросил поспрашивать у себя в деревне иконы и старые вещи. Обосновал это идеей об оказании помощи в комплектации краеведческого музея. (Школы, города или области не уточнял). Такое предложение может прокатить, как от комсомольского активиста. Стимулировал поиски тем, что за особо ценные вещи можно получить деньги, конечно после заключения специалиста. Валерка с хозяином вещи может получить немалый процент от этой суммы. Поэтому необходима небольшая канцелярская работа — т. е. записывать информацию о полученной вещи для памяти с адресом и ФИО владельца. Узнать и записать историю вещи, название или как ее называли в семье владельца. Отметил, что не подходящие для музея (ха-ха 3 раза), предметы старины, по желанию владельца могут ему возвращены. Строго предупредил о недопустимости кражи чужого имущества и незаконном обороте оружия. Увидев, заинтересованность и понимание в глазах и ответив на некоторые вопросы (чувствую, потом количество вопросов возрастет геометрически и не на все я смогу ответить), помчался на урок географии.

Пришлось отвечать по домашнему заданию, и еле вытянул на 4-ку, т. к. еще не отошел от первого и важного разговора с потенциальным членом команды. А потом на уроке мы с Филом получили по замечанию от учительницы Валентины Ивановны (заодно нашего классного руководителя) за активность не связанную с уроком. У Фила свербело и все больше возникало вопросов по делу и без. Юрка почувствовал запах халявных денег и его энтузиазм неизмеримо вырос, что даже стало меня немного пугать. Ладно, первый этап сбора антиквариата и последующая реализация покажет выгоду и неизменные трудности. Но думаю, что дело пойдет, и выгода будет очевидной. Ведь в будущем читал про ребят, занимающихся много лет поиском и продажей икон, про их прочесывание деревень Севера и Сибири. Если им выгодно, то почему не может получиться у нас?

На одной из перемен подкатил к однокласснику Сереге Семихину по поводу гитары. Знаю, что он давно уже тренькает на любительском уровне дома и в кругу близких друзей. (Я не вхож, т. к. он домашний мальчик и живет в Новом районе). В 10-м классе Сема будет играть и петь!!! В школьном ВИА. Попытался выяснить — не знает ли у кого есть гитара на продажу? Где и у кого он учился играть? Оказывается он музыкальный вундеркинд. Дома сам репетировал, узнавал и записывал по знакомым аккорды популярных песен и дома отрабатывал. Освоил гитару где-то за полгода. Мог бы и раньше, если бы репетировал каждые день или хотя бы почаще, чем это было у него. Достиг того уровня, когда стал способен сам подбирать аккорды к незнакомой мелодии. Взял у него обещание поспрашивать в своем кругу о продающихся гитарах. Все-таки гитары в это время популярны у молодежи и в магазине не лежат. Да и качество предлагаемых нашей торговлей гитар низкое. Хотелось бы заиметь гитару, если не эксклюзивную, но и не дрова.

Сегодня вторник — спортивная секция в школьном спортзале. Хотя ноги и пресс начинали болеть после утренней зарядки или можно назвать тренировки, но надо идти, ведь ребята собираются.

Сегодня собралось семь человек. Самостоятельно поразминались. Я позанимался на турнике, брусьях, порастягивался, погнулся на полу и у гимнастической стенки. Удивил ребят, отжимаясь от пола на кулаках, бою с тенью и отработкой ударов ногами. Через пару часов свернул секцию, отговорившись делами. Пусть в будущем интенсивней занимаются, а то много болтают и смотрят, разинув варежки, как другие тренируются.

Двинул в массы идею о боксерской груше. (Михалыч молчит). Через недельку нужно снова поднять вопрос, если сами не сделаем. А вот боксерские перчатки он вполне может достать (их не сделать). Надо Михалычу намекнуть, что во второй и пятой школах вроде есть и груша и перчатки. Он человек амбициозный и не захочет терпеть, что кто-то из его коллег его обошел. А если мои сведения не подтвердятся, (вдруг будет выяснять?), то всегда можно отговориться, что меня самого ввели в заблуждение. Поймал себя на мысли, что мне все больше приходится врать и выкручиваться. Но моя цель того стоит. Не зря иезуиты веками действовали и процветали под лозунгом — «цель оправдывает средства»!

Дома уроки заняли опять немного времени, а там пришел отец и позднее мама, т. к. заходила в магазин. Сегодня отцу не удалось улизнуть, и его заставили заниматься чем-то по хозяйству. Заскочил Валерка с возникшими вопросами. Как смог ответил. Он обещал уже заняться нашим делом в ближайшие выходные. Мысленно отметил, что наши идеологи упускают хорошую возможность занятия досуга полезными делами молодежи из-за отсутствия мотивации, в т. ч. материальной заинтересованности. Знаю пацана из школы, скептически и снисходительно относящегося ко всем пионерским и комсомольским инициативам (конечно бесплатным). Но куда делась его «печоринская» поза, когда его мать стимулировала рублем за каждую тачку навоза, доставленного от недалекого коровника на их дачный участок. Десяток тачек за несколько часов и червонец в кармане!

Вечер с ребятами.

Делать дома было нечего. Решил сходить в спортзал потусоваться с ребятами. Своих нашел в раздевалке спортзала. Как всегда шел треп не о чем, пока Юрка Крюков не спросил меня про боксерскую грушу.

— Груша здорово помогает при отработке различных ударов — прямых, боковых, апперкотов, в голову, по корпусу. Не зря груша входит в обязательный перечень спортинвентаря боксеров. Без нее не научиться сильному и точному удару. Может, кто знает, где ее можно достать? И самим делать не придется, — попытался заинтересовать.

Разом заговорили, кто по теме, а кто просто про бокс. Двое вскочили и стали шутливо боксировать, изображая удары, уклоны, нырки и довольно правдоподобно.

— Ладно. Недельку поищем, а потом делать начнем, — подытожил я.

Серега Леднев (самый старший из нас и самый рыжий) вдруг заметил:

— Перчатки еще нужны, без них даже по груше не постучишь.

Я с ним был согласен, но промолчал. Ждал, пока другие выскажутся. Большинство все же склонялось, что можно обойтись без перчаток. Наконец, кто-то вспомнил про Горбатова.

— Перчатки лишними не будут. В крайнем случае, кисти можно забинтовать, — отметил я, — тем более перчатки не мешок, хороших не сделать. Кто к нему пойдет разговаривать? — спрашиваю.

Молчат, переглядываются.

— Кто хоть знает, как его отчество? — озадачиваюсь сам.

Сошлись на том, что его все зовут Лехой, а по отчеству никто его не зовет. Леха, да Леха. Постепенно разговор перешел на поселковые сплетни. Послушал, подумал. А вдруг?

— Никто не знает, кто-нибудь гитару продает? — опять подкинул тему.

Все опять оживились, загомонили, посыпались шуточки. Не отвечая на подколки, пояснил:

— Никто из нас не играет ни на чем, кроме нервов. Скучно. Вот я и решил привнести культуру в наш дружный коллектив.

Леднев вдруг заявил с сомнением:

— У моего брата есть, только даст ли?

Я вспомнил про старшего брата Сереги, не рыжего, скорее блондина. Братья внешностью друг на друга были не похожи.

— Я хочу купить, — обнадежил я его.

— Спрошу, когда увижу. В последнее время дома не ночует, — пояснил.

Опять новая тема обсуждения, шутки, смех. Редко, кто из нас живет в благоустроенной квартире или имеет отдельную комнату, куда можно привести подружку, тем более на ночь.

— Где-то в городе, — уточнил Серега.

Замолчали. Конечно, жизнь в городе, как на другой планете. Там в новых пятиэтажках жильцы не теснятся впятером на восьми метрах с печкой, как у Сереги Яшкина.

— Серега, пойдем, сходим к Горбатову Лехе. Ты солиднее выглядишь, — предлагаю Ледневу, вставая. Неохотно Серега пошел за мной.

— Все равно ты говорить будешь, — утвердил он.

Мы поднялись на второй этаж. Там находились тренерские, раздевалки, кладовые и другие технические помещения. Горбатова мы обнаружили в помещении, полном мужиков, в разной степени поддатости.

Таких «клубов по интересам» вне рабочее время в нашей жизни полно. Есть околомузыкальная тусовка, гаражная, пивная и алкогольная, карточная, а здесь — околоспортивная. Выпивка приветствуется везде.

В нынешнее время у людей дефицит общения. Выбор не богат — лежать на диване перед телевизором, в котором смотреть нечего или пойти в свою сложившуюся компанию в гаражах, в клуб, в спортзал, в пивнушку, в чью-либо квартиру (летом во двор) поиграть в домино или карты. Когда появились компьютеры и интернет, лавинообразно возросла популярность социальных сетей. Зато пропал у подростков интерес к спорту. Не стало мужских гаражных посиделок. Днем можно только встретить группы прогуливающихся мужчин-пенсионеров, выгуливающих здоровье и старушек занимающих лавочки.

В помещении плавали клубы табачного дыма, что глаза заслезились. Стоял неумолкаемый деловой шум, слышались пьяные голоса, смех. Кто-то играл за столами в шашки, а вокруг толпились болельщики, бурно выражая свое мнение об игре и вслух обсуждая варианты ходов. Естественно, на наиболее удачные подсказки игроки обиженно возмущались. Где-то звенели стаканы. Кто-то просто в компании чего-то обсуждали. Хотя чего гадать? — завершающийся чемпионат СССР по хоккею. Тут все болельщики.

Выглядев Горбатова в одной из компаний, я подошел и, потянув его за рукав, начал быстро говорить:

— Дядя Леша! Простите, не знаю вашего отчества. Можно Вас на минуточку?

Удивленно посмотрев на нас с Серегой, стоящим у меня за спиной, мужики озадаченно замолчали. Выйдя в коридор я, стараясь быть убедительным, изложил свою просьбу Горбатову. Озадаченное выражение его лица сменилось на снисходительно-ироничное.

— Да зови, как звал, племянничек, — насмешливо протянул он и предсказуемо спросил: — А зачем вам? — с хитринкой, за очками прищурив глаза.

Уф! Сразу не отказал. Выдаю заранее подготовленную легенду:

— В школе у нас ведется секция, под общим контролем Геннадия Михайловича. В Восточном поселке есть парень после армии, готовый на общественных началах позаниматься с нами боксом и сам форму хочет поддерживать. Раньше он занимался где-то боксом. Перворазрядник. Если необходимо, можем из школы запрос подготовить.

Немного привирая, я ничем не рисковал. Завод шефствует над школой. Михалыч в курсе моей затеи. А мифический тренер-общественник может и «передумать».

Глядя на хитро задумавшегося дядю Лешу, разглядываю его. В прежней памяти мне он казался старше. Среднего роста поджарый мужичок, лет пятидесяти. Морщинистое лицо, с претензией на интеллигентность (из-за очков?). Он в спортзале был за всех — директором, снабженцем, кладовщиком, бухгалтером и обслуживающим персоналом. Летом ухаживал за футбольным полем (сеял и косил траву, делал разметку, красил ворота) и стадионом. Зимой заливал, наносил разметку и чистил снег на хоккейном корте.

Наконец он принял какое-то решение:

— Ты смотри, какая смена растет? — улыбается открыто, — Старенькие груши, лапу и перчатки я найду, где-то были. Но передать на баланс школы не смогу официально из-за финансовых заморочек, — изображает огорчение.

— Но вы ребята мне симпатичны, я вас знаю, — лукавит. — Я всегда готов поддержать стремление молодежи к спорту, — опять задумался, хитро поглядывая на меня. И заканчивает:

— Передать не могу, а вот продать…? Рублей за 70? — открыто рассматривает наши озадаченные лица. — Ладно, за 40, - скидывает он. И тут же начинает убеждать:

— Инвентарь старый, но пригодный и еще послужит. Мог бы ринг предложить, но он может уже и подгнил, ремонта требует, да вам, наверное, и не к чему пока. Могу еще боксерки посмотреть? — выжидающе посматривает на нас.

— Мы на соревнования не собираемся, только для себя, — задумчиво тяну я. — Надо с ребятами посоветоваться. Скорее всего, купим груши, перчатки и лапу.

— Ну, вот и договорились. На следующей неделе буду разбирать склад, достану. Тогда и приходите, — поворачиваясь к двери, довольно улыбается он и, обернувшись на нас, хмыкает. Вот ведь жук! Наверняка все это давно списано — лень выбрасывать или для подобных случаев. Сейчас радуется, небось — развел малолеток. Тут он не угадал.

Я немного в растерянности. Не ожидал, что так легко и быстро решу вопрос. Ребята скинутся, пусть понемногу, остальное выпрошу у родителей. Зря что-ли, я стал примерным сыном и даже учусь без троек — поощрение требуется. Прикидываю — нас, постоянно посещающих секцию человек 10–15. Боксом заинтересуются, допустим, человек 10. Итого по 4 рубля. Неужели не найдут? Надо на днях посетить библиотеку и поискать методички по боксу. И по иконам литературку — вспоминаю. Кстати про иконы — может ребятам сказать? Или персонально разговаривать?

Возвращаемся к нашим ребятам. О, опять кто-то курил? С недавнего времени мы приняли решение (по моей инициативе) вести здоровый образ жизни и большинство бросили курить. Но некоторые, особенно упертые, как Саня Михалишин (Миха) наотрез отказались расставаться с вредной привычкой, а глядя на них и другие изредка потягивают сигареты.

Пацаны сообщили, что приходили Дракон с Женькой Стрижевым и предлагали в субботу на танцах быть готовым к драке со станционными. Мутные они — Серега Кондрашов (Дракон) и Стриж. Всегда готовые что-нибудь украсть, подломать ларек, очистить карманы у спящего пьяного, а в драке не надежные. Наверняка, добычу не поделили с такими же. На станции подобных личностей хватает — шарят по грузовым вагонам, контейнерам. В будущем и Дракон, и Стриж неоднократно сходят на зону. Дракон сопьется и опустится до бомжа. А Женька к пятидесяти годам остепенится, и где-то оставшись в Сибири, начнет строить храмы, часовни и церкви, объяснив это мне по Интернету отработкой грехов.

На наше заявление о найденном спортинвентаре ребята воодушевились и не даже не огорчились, узнав о сборе по 4 рубля. Быть умелым в драке и иметь сильный удар хотелось многим. Знаю, что тем же Михе, Ледневу и еще некоторым, бокс не интересен и деньги они, наверняка не принесут. Обойдемся.

Постепенно стали расходиться по домам, в спортзале секции заканчиваются и скоро всех начнут выгонять. Вдруг вернулся Крюк:

— На улице, в жопу пьяная Маринка Жаркова. Черт с Крокодилом пытаются ее куда-то драть утащить, — выпалил он в дверях.

Черт с Геной Крокодилом учатся в нашей школе и живут у станции. Маринка — их одноклассница или с параллельного класса — на год младше меня. Черт, всегда сексуально озабоченный. (Слишком много слухов ходит о его домогательствах к девчонкам). Мою одноклассницу — Надьку Федорычеву из Дашкина поселка, отловив где-то на станции, Черт со своей компанией пытались трахнуть, но прохожие спугнули. Коренастый, неопрятный, с бледной нездоровой прыщавой кожей на лице и похотливой улыбочкой. Черт — одним словом! Как он не загремел по 117-й? (Из будущего я этого не помню про него).

Мы поспешили на улицу. У клуба, покачиваясь и держась за скамейку, стояла Маринка Жаркова с какой-то подругой. Из-под короткой зимней куртки свисала выбившаяся белая ночнушка.

— Уже штаны стаскивали, — догадался.

Рядом с ними стояли Черт с Крокодилом. Черт что-то говорил Маринке. Она, похоже, ничего не соображала. Только пьяно улыбалась или набивала цену, считая, что кокетничает. Мне было все равно, что с ней будет. Оторва еще та! Многое про нее всем известно. Гена стоял, кивал и улыбался, слушая Черта. Крокодил — парень атлетически сложенный, высокий, в драке неплохой боец. Увидев подходящих нас, Черт прервался и досадливо поморщился. Я отозвал Гену в сторону и предупредил о возможной драке на танцах. Не хочется мне вписываться за интересы Дракона, тем более среди станционных много нормальных ребят. Бывало нас поддерживали при разборках с городскими. Гена кивнул, не сказав ничего. Ладно, пусть сам решает. Я все, что мог, сделал. Будет драка, будем биться. Видя, что мы не вмешиваемся, Черт продолжил уговоры. Подошли еще несколько поселковых, среди них мои бывшие корешки из «бригады».

— Вот кто меня проводит! — пьяно воскликнула Маринка, протягивая руку к Славке Антонову. Аниська, со смазливым лицом и высоким ростом, всегда нравился девчонкам. Он, снисходительно улыбаясь, позволил Маринке ухватиться за себя, с видом превосходства кивнул всем и повел ее в сторону Маринкиного барака. Подруга, как корова пошла за ними. Переждав вал скабрезных шуток в их адрес, Черт с Геной потихоньку, как шакалы пошли за ними. (Вдруг и им перепадет чего).

Мне не очень хотелось общаться с Грузином, и мы с Ледневым, распрощавшись со своими, пошли домой. Серега жил в Белом доме.

Уже в постели подвожу итоги прошедшего дня. Доволен. Процесс пошел. Главное не сбавлять темпа. Незаметно засыпаю.


Глава 3. Третий день

Утром, стеная и проклиная все и всех, собираюсь на зарядку. Кажется, не болят только лицевые мышцы.

— Спортсменом назывался! — ехидничаю про себя.

На стадионе стараюсь не снижать вчерашнего темпа. Разогревшись, тело уже не так болит, а бег по снегу дается легче. Может потому, что бегу по вчерашним следам? В разминку добавляю маховые движения ногами с шагом для растяжки.

В школе на математике я добросовестно пытаюсь вникнуть в преподаваемый материал, но постоянно ловлю себя, что постоянно уплываю мысленно. Если пытаюсь осознать алгебру, то пока обдумываю — отвлекаюсь и через некоторое время понимаю, что учительница ушла уже вперед. Я, не поняв сказанное, не понимаю о чем говориться сейчас. Мне всегда было легче учить по учебнику или записанному автоматически. А тут еще мысли всякие приходят, не связанные с алгеброй, что тоже мешает пониманию. Все-таки я — визуал. Смирившись с тем, что никогда не получалось учить уроки со слов преподавателя, успокоился и перестал слушать вообще. Дома прочитаю.

А вообще-то, правы в чем-то некоторые теоретики реформы образования. Многое, чему нас учат в школе — в жизни не пригодится и надо упрощать школьную программу. Например, если не думаешь связывать свою жизнь с математическими науками — зачем нам этот анализ? Также и с химией, физикой, литературой и другими предметами.

Вот хвалятся, что образование в СССР лучшее в мире. Может это и так. Мы выигрываем на международных школьных олимпиадах. А на студенческих уже на равных. А современных нобелевских лауреатов у СССР в науке почти нет.

В промышленности, новых технологиях, электронике мы отстаем от запада на годы, и разрыв все больше увеличивается. Да и то, что производит наша промышленность, особенно легкая не отличается ассортиментом и привлекательностью. Вот все и гоняются за импортом. Накормить свое население не можем. А дальше, все будет только хуже. Всем помогаем по всему миру, а апельсинов, бананов и других экзотических фруктов не видно.

Урожаи собираем, а сохранить не можем. Хвалимся собранным урожаем, а сколько его дошло до потребителя — молчат. Может треть или половину сгноили. Поэтому зерно покупаем в Канаде и США. Фрукты покупаем в других странах. У матери осенью регулярная головная боль — куда девать часть дачного урожая? На семью много. А по стране? Конечно, никто не голодает, в холодильниках все есть. Но почему в провинции всем все приходится доставать, а не покупать в местных магазинах. Почему в кавказских республиках, в Прибалтике, в Белоруссии и на Украине живут значительно богаче, чем у нас в городе или соседних колхозах? Из послезнания — потому, что живут союзные республики за счет нас, моих родителей, родителей моих друзей и одноклассников. В СССР, только РСФСР, Белоруссия (высокотехнологическая промышленность) и Азербайджан (нефть) — не дотационные республики. Да и Белоруссию поднимали всей страной до нынешнего уровня. Вот поэтому все в национальных республиках не зная, реального положения вещей, считают себя умнее, ловчее, умелей русских. А кто может сказать правду? Политика такая. Популярны лозунги: Украина — общесоюзная житница, Кавказ — общесоюзная здравница, Прибалтика — витрина СССР и т. д. А что делать?

Перекроить СССР, отменив деление по национальным республикам. Переделить страну на губернии (или придумать другое название) с областями. Поставить все регионы в равные условия. Может тогда в РСФСР поднимется уровень жизни, и на исконно русской территории будет жизнь привлекательнее, чем на какой-нибудь Украине или не хуже. Вот и не будет «парада суверенитетов» в 90-е, когда экономика рухнет вследствие преступного бездействия (застой) или преступных решений партийного руководства (Афганистан, безалкогольная компания) и ослабнут партийные скрепы.

За рубежом надо оказывать помощь тем странам, которые предоставили нам территорию под наши военные базы, или которые расплачивались бы своими товарами или полезными ископаемыми. И догмы социализма надо бы менять, а то и отменять.

От нынешней жизни молодежь бежит в большие города, где больше возможностей и лучше со снабжением. После окончания моего десятого класса школы из одноклассников в городе останутся единицы.

Надо вернуть сталинские артели, мелкую частную собственность в сельском хозяйстве, легкой промышленности, общепите, частную инициативу. В тяжелой промышленности ликвидировать уравниловку, заинтересовать всех от директора до уборщицы в сбыте качественной продукции, снижении издержек производства, повышении производительности труда.

Вот и урок закончился. Надо записать, что задают на дом. Неужели я такой тупой, что не могу понять алгебру на уроке. Все-таки я лучше усваиваю написанную информацию, чем на слух. Надо спросить у Фила, зачем он записывает за учительницей и все ли понимает, что она говорит.

Сегодня последним уроком физкультура — лыжи. Вспомнил, что Михалыч на прошлом уроке объявлял, чтобы принесли из дома свои лыжи. Вон в углу несколько пар стоят. Будет лыжная гонка на время. У кого не будет своих лыж, будет ставить рекорды на школьных дровах, которые называются лыжами. Лыжами я не увлекался, поэтому из старых детских лыж я уже вырос, а новые не собирался заводить. Пробегу и на дровах. Хотя у Михалыча вроде есть более нормальные лыжи (несколько пар с ботинками). Не достанутся и ладно.

Кстати, зимы в это время более снежные и морозные. Особенно в этом году. Температура ставила рекорды — опускалась до минус 42 градуса. В зимние месяцы только в одну из зим помню лужи на улицах несколько дней. А в будущем веке оттепели зимой ежегодные. А лыжню на снегу в будущем, можно за все зиму не увидеть. Сейчас же все умеют кататься на коньках и на лыжах. Катки в вечернее время полны детворы и молодежи. В поселке заливают два катка (один при спортзале — корт), не считая прудов. В городе организуют большой каток при заводе ГАРО — целый стадион залит. Есть раздевалка, пункт проката и музыка. Иногда своей компанией ходим туда поприкалываться над девчонками (познакомиться) или подраться с пацанами из других районов города. В воскресенье на реке и ее берегах толпы лыжников.

Сегодня, после уроков — расширенное комсомольское бюро школы, где кроме членов бюро должны присутствовать комсорги классов. Главный вопрос — подготовка мероприятий к празднованию 23 февраля. Пойду, пробегусь по этажам, напомню членам бюро.

Лыжами мы занимались по обыкновению за ж.д. линией вдоль лесопосадок.

Эти лесопосадки вдоль железной дороги играли большую роль в жизни поселка. Все их называли — «Березки». Лесов около города не было поблизости. Поэтому в Березках мужики ближайших предприятий устраивали посиделки с распитием спиртного. Парочки искали места для уединения. Молодежь организовывала пикники. Детвора находили места для игр. Наш класс отмечал в Березках последние звонки после окончания восьмого и десятого классов, как и многие в нашей школе. Там же проводятся Зарницы и лыжные гонки. В сезон можно искать грибы и собирать березовый сок.

Михалыч объяснил маршрут и объявил, что результат будет оцениваться в журнал, а заодно будет производиться отбор кандидатов в лыжную сборную школы. Сборная будет в ближайшее воскресенье участвовать в общегородских соревнованиях по лыжным гонкам и лыжной эстафете.

Мне без дополнительных усилий достались неплохие лыжи с ботинками. Я никогда не отличался высокими результатами в беге на лыжах, а сегодня решил просто проверить себя. К своему удивлению я показал второй результат, после нашего лыжника Толи Чапеля. Михалыч был тоже удивлен моим результатом и даже усомнился — всю ли дистанцию я пробежал. Но так как со старта Михалыч запускал каждого через 10 секунд — были свидетели из девчонок моего поворота в установленном месте, о чем я и сообщил. Безапелляционно Михалыч объявил о моем участии в городских соревнованиях и даже предложил отобрать лыжи получше из школьных и забрать их домой для тренировки, если нет своих. Зачем мне это? Ведь запланирована наша с Филом вылазка за иконами на воскресенье. Ловлю вопросительный взгляд Фила. Пожимаю плечами в ответ. Будем думать. Обижать Михалыча отказом и терять его расположение не хочется. Всю дорогу в школу Фил возмущенно шипел и упрекал меня:

— Не мог похуже пробежать? Ведь срывается важнейшая операция!

— Не мог. Сам не знал, что покажу такой результат, — отвечаю.

— Надо было тебя за штаны держать. Придумай что-нибудь для отмазки от соревнований. Может тебе ногу сломать на воскресенье? — продолжает он фонтанировать идеями.

— Придется школу прогулять, только выбрать надо день посвободней, — решаю я.

— Давай завтра? У тебя на завтра нет никаких собраний-заседаний? — намекает на мою общественную нагрузку.

Пытаюсь вспомнить свои планы на ближайшие дни. Сегодня — расширенное заседание комсомольского бюро и секция по ОФП. Завтра в пятницу — первая и единственная тренировка по стрельбе из малокалиберной винтовки в тире. Я вхожу в сборную школы по стрельбе. На следующей неделе — соревнования по стрельбе между школами города, так же приурочены к празднику. В субботу? Пожалуй, в субботу. В воскресенье — лыжи и у пионеров — Зарница. На следующей неделе, вплоть до праздника, свободных дней не будет вовсе наверняка. Решено — суббота. Так Филу и заявляю.

— Прогуливать будем? Всегда готов! — дурачится.

— Нет. Попробую к Сан Санычу подойти, — задумчиво тяну.

— В долю возьмем? — ехидно спрашивает Фил. Радость от не отложенного мероприятия Фила не оставляет.

— А это мысль! — внезапно озаряет меня. Фил опешил и вопросительно заглядывает мне в лицо.

— Ты что, серьезно? — опасается за мое здравомыслие.

— Нам в команду нужен кто-то взрослый с паспортом, — терпеливо объясняю пришедшую мысль (у меня-то паспорт есть — получил в ноябре, а у Фила еще нет), — Вроде зиц-председателя Фунта, готового немного рискнуть и немного заработать. Пойми, нам лучше всего предлагать старину в антикварные магазины. Там больше вероятности, что дадут цену, близкую к реальной. Конечно, постараются максимально опустить ее. С нами — детьми, по сути, серьезно разговаривать не будут, если только потом, когда связи наладим. Там придется, наверное, сдавать антиквариат официально по паспорту. К неофициальным антикварам нам, без взрослого соваться совсем не с руки — 100 % кинут или даже попытаются отнять наш товар, как только поймут, что за нами никто серьезный не стоит.

— И здесь засада, — теперь Фил задумался. — Кого позовем? — он решил не отступать.

— Время еще есть, подумаем над кандидатом в Фунты. Нужен тот, у кого язык на замке. Нет своей компании. Без завышенных амбиций, согласный слушать нас. Не жадный до денег, готовый на небольшой риск. Способный съездить с нами в Москву, когда скажем и, который не прочь заработать.

— Ага, и швец, и жнец и на дуде…, - теперь всерьез задумался Фил, но довольный, что он во всех планах присутствует.

В школе, отбирая лыжи себе на соревнования, обрадовал Михалыча результатом беседы с Горбатовым и выбил разрешение хранить боксерский спортинвентарь в школе.

После уроков.

Передал Филу (он тоже иногда посещает секцию) ключ от спортзала и попросил передать мою просьбу спортсменам не разбегаться до моего прихода с бюро. От меня будет важное сообщение.

На бюро быстренько разобрались с планом мероприятий к празднику. Проблема возникла с Зарницей. Присутствующий военрук попросил выделить ответственных старшеклассников для командиров отрядов (классов), участвующих в игре. Поставил задачу комсомольским секретарям классов — завтра подобрать и представить кандидатов (пару от класса). Потом, вдруг выступила член бюро из 8-го класса Светка Воронкова, активная, пробивная по жизни, зажигалочка. Она заявила, что многие девочки хотят выступать на концерте. Некоторые присутствующие девчонки одобрительно закивали. Номера школьных концертов уже сложились за много лет. Учительница пения по вокальным данным отбирает из школьников кандидатов в школьный хор, для сольных исполнений, дуэтов, трио и т. д. и репетирует с ними вокальные номера. Учительница литературы выставляет чтецов. Танцы представляют участники клубных танцевальных кружков младших возрастов и ансамбль бального танца «Вдохновение», где занимаются с профессиональным хореографом преимущественно школьники старших классов нашей школы. И отдельные музыкальные номера учащихся нашей и музыкальной школ. Завершает концерт, как правило, школьный вокально-инструментальный ансамбль. Все уже продумано до нас.

Я неодобрительно посмотрел на инициативницу. Девочки, конечно, хотят обратить на себя дополнительное внимание ребят. А если…? Промелькнула какая-то мысль. Пусть инициатива — имеет инициатора.

— Хорошо. Пусть с этой идеей согласные и желающие, останутся после бюро, обкашляем, — решаю я.

Обсудив остальные вопросы, (текучку — задолженности по взносам, выдающиеся проступки комсомольцев, прием новых членов ВЛКСМ, выполнение планов мероприятий членами бюро на год и на квартал, общественная работа в классах и др.), завершил заседание.

Все довольные разбежались. Смотрю на пять оставшихся девчонок. Подозреваю, что две из них неравнодушны ко мне. Удивлен, что среди оставшихся — одна из нашего и одна из десятого класса.

— Теперь по вашей инициативе, — задумчиво тяну я, глядя в основном на Светку.

— Правда кандидатки есть? — спрашиваю иронично. Девчонки кивают, кто активно, а кто нерешительно, — И сколько таких? — продолжаю допрос. Знаю по себе, как правило, на публичные выступления редко найдешь добровольцев. Оказывается, в восьмых (а их в школе три) набирается около десяти человек и несколько из нашего и десятого. (Как гормоны играют у девочек-подростков?) Не успели проявиться вторичные половые признаки, а туда-же, — иронично промелькнула мысль. Но я, наверное, не прав и сужу по себе и себе, подобным ребятам в недалеком прошлом, когда любая общественная активность считалась «западло».

— И что же вы и они умеют? — скептически спрашиваю. Начали наперебой перечислять фамилии, умения, кто, где, в чем уже себя проявил. Я даже растерялся от потока выплеснувшейся информации.

— Стоп, стоп, стоп, — я даже поднял ладони.

— Мы так со всеми ничего не решим. Давайте разбираться в целом. И не забывайте про сроки. До концерта осталось всего несколько дней. Петь все умеют? — задумались, потом начали перечислять каких-то девочек.

— Петь ВСЕ не умеют, — заключаю я.

— Танцевать? — продолжаю опускать девчонок.

— На танцах танцуют все, — неуверенно заявил кто-то.

— Отпадает! Времени не хватит разучить и подготовить танец. А костюмы найти и подобрать, тоже не успеть.

— Вот вам реальность жизни, — мстительно думаю и продолжаю:

— Сценку подготовить со всеми желающими реально, но тоже не хватит времени.

Гляжу на огорченные девичьи лица и размышляю:

— Что можно сделать? Чем я нынешний, могу помочь? — вспоминаю, виденный когда-то в Интернете необычный и незатейливый танец.

— Yes! «Вы хочите песен, их есть у меня»! — я загадочно улыбаюсь. Видя, улыбающегося меня у некоторых девчонок тоже появляются неуверенные улыбки. Они наивно верят, что я сейчас, как фокусник из рукава, вытащу номер и осчастливлю всех.

— Есть у меня мысль, как вы с подругами можете поразить наповал зрителей. Такого еще никто не видел. Это танец, но незатейливый, разучивается на раз и не требует танцевальных способностей. Можно задействовать всех желающих, — по мере перечисления плюсов девчонки все больше оживляются и смотрят уже с нетерпением.

— А теперь минусы, — держу «мхатовскую» паузу.

— Необходимы сценические костюмы, — на лицах удивление. (Все-таки, могу держать аудиторию).

— На костюмы пойдут дешевые спортивные трикотажные костюмы черного цвета, черные банданы и черные солнечные очки. Так же потребуется белая краска. Банданы — это платки или косынки, которые вы иногда носите, подвязанные сзади, — показываю на свой затылок.

— Очки для единообразия и для загадочности, — продолжаю интриговать.

— А белая краска нужна для покраски костюмов, — удивляю.

— Танец назовем… (делаю вид, что задумываюсь) — Домино! Света и ты Таня (обращаюсь к однокласснице) идите сюда, — показываю на середину комнаты. Встаю радом со смущенно улыбающимися девчонками.

— Берем друг друга сзади за талии, — уверенно обнимаю их, выстраивая в ряд.

— А теперь представьте, что мы в спортивной форме, покрашенной в белый и черный цвет пополам, — рукой показываю на себе.

— Причем черный цвет соседствует с черным, а белый — с белым, — показываю на себе и соседке.

— Одинаковые цвета, одежда, платки, очки, если найдете, скрывают вашу индивидуальность. Но, в тоже время, создают иллюзию еще одного человека между соседями, если мы начнем шагать под музыку и делать другие движения одновременно соседними ногами, — вижу недоверчивые лица.

— Давайте девчонки попробуем шагать. Таня, ты шагаешь левой ногой, я правой вперед и назад — обращаюсь к стоящей справа от меня, — Света тоже шагаешь левой. Поняли? — неуверенно кивнули.

— Пошли. Раз! Шаг вперед, Два! Шаг назад, — не поняли, сбились.

— Еще раз. Шаг вперед — Раз! Шаг назад — Два! — получилось.

— А теперь делаем по два шага вперед и два назад. Пошли вперед — Раз, два, назад — раз, два. Вот уже лучше. Не трудно ведь? — смотрю на развеселившихся девчонок.

— А теперь вместо шагов, делаем махи ногами, опять я правой, а вы левыми. Раз, два, раз, два. Зрители будут видеть, что виртуальный человечек в черном или белом раскачивается между нами, — я кивнул вправо и влево.

— Так же можем шагать влево и вправо. Начинаем с тех же ног. Пробуем, влево — раз, два. Вправо — раз, два.

Остановились, расцепились.

— Ну вот, как-то так. Можно еще добавить движений, приседаний. Проявите фантазию, — заключаю я.

— Еще надо бы музыку подходящую подобрать. А для музыкального сопровождения танца можно задействовать баян или аккордеон. Да и баяниста подобрать, — вновь озадачиваю.

— Ну, что скажете, подходит? — спрашиваю, глядя на Светку. Она задумчиво медлит с ответом и неуверенно кивает. Зато Танька — одноклассница не утерпела:

— Соловьев, а ты откуда…, где это видел?

— А, не помню уже, — легкомысленно отмахиваюсь.

— Но, как парень говорю, меня зацепило. И девочки, так привлекательно выглядели! — провокационно продолжаю. Вижу смущенные девичьи лица. Но есть заинтересованность и мечтательность во взглядах. А Танька продолжает меня сверлить взглядом. Тут я вспоминаю — она же постоянно на переменах смотрит на меня. Влюбилась она, что-ли? Пора сваливать. Пусть переваривают предложение. Лучшего, все равно ничего не сделать за оставшееся время.

— Все, мне некогда. Оставайтесь, решайте. Татьяна, тебе ключ от комнаты, завтра отдашь. Если решите, мне сообщите тоже завтра. И ответственного выберите, — вспоминаю я в дверях.

В спортзале качались человек десять. Пока переодевался, обступившим ребятам заявил о возможности приобретения боксерского спортинвентаря. Сообщил о сумме — по 4 рубля с каждого. Услышав о груше, лапе и перчатках воодушевились. О деньгах — не озадачились.

— Тогда с завтрашнего дня приносите мне деньги. На следующей неделе надо выкупать, — объявляю.


Глава 4. Четвертый день

На следующий день я постоянно ловил заинтересованные или любопытствующие девичьи взгляды, но на переменах мне было некогда. Еще на первой перемене я договорился с военруком о предстоящем инструктаже, отобранных из старшеклассников, командиров отрядов для Зарницы. Сценария Зарницы я сам не знал, да и не хотел знать. От попыток привлечь меня, хотя бы к судейству отговорился кое-как. Вот еще, игры в войну на себя вешать! Есть Совет пионерской дружины и пионервожатая — внештатник. Хватит. Пообещал быть сегодня на стрельбе.

Потом на переменах ко мне потянулись комсорги классов со списками, а кто и с кандидатами в командиры. Всех отправлял на… инструктаж к военруку и ознакомление со сценарием Зарницы. Удивило, что некоторыми командирами были выбраны девчонки.

— Вероятно, у комсорга авторитета не хватило привлечь ребят, — догадался. Конечно, есть девчонки, способные дать фору пацану, но не в военной же игре. Наконец, на третьей перемене ко мне подскочила возбужденная Светка Воронкова с подружкой и затараторила:

— Согласны! И желающих много, даже не знаю, что делать? — выпалила на бегу.

— Так, стоп! Кого выбрали ответственным? — торможу этот шквал эмоций.

— Кого, кого? Меня конечно, — обиженно и лукаво выглянув из-под челки, сверкнула глазами.

— Понятно. А что с девятым и десятыми классами? Есть желающие? — продолжаю допрос.

— Еще никто не подходил. Ну их! Нас и так больше, чем надо набирается, — отвечает.

Понятно. Не хочет терпеть высокомерие старшеклассниц, а те не хотят терпеть сопливое командование. Хотя Светка — вполне сформировавшаяся девушка. И на личико приятная, похожая на актрису Марину Дюжеву в молодости. Вот только росточком подкачала. Откуда, что берется? Сегодня заметил — уже семиклассницы пытаются глазки строить. (Отвлекся). Вон и Светка покраснела. Чувствует, что ли — о чем думаю некстати.

— Если будут кандидаты из старших классов — не отказывай. Не правильно это. Вчера шла речь обо всех желающих, а не только из восьмых классов. Вот подбирать кандидатов, желательно по определенным параметрам, — девчонка покраснела еще больше, — Главное, чтобы не сильно отличались по росту. Хотя всех можно построить по ранжиру, — заметив удивленный взгляд, пояснил:

— По росту. Не зрелищно из зрительного зала будут выглядеть, стоящие рядом, высокая и малорослая девчонки, — кивают обе.

— Дальше. Твердо определившись, кто с кем стоит, костюмы красить централизованно в одном месте и одной краской, — снова кивают, — Важно, чтобы все отобранные были твердо уверены, что будут выступать на концерте. Иначе отсутствие одной в ряду, автоматически исключает участие соседки в представлении, — задумалась.

— Что насчет мелодии и исполнителя? — интересуюсь.

— Мы думали, но может ты, чего подскажешь? — вот хитрюги. Делаю строгое лицо:

— Мы ведь договаривались что, все делаете сами. А музыкант? Надо из школы, ведь здесь репетировать будете? — вспоминаю.

— Мы думали, — тянет неопределенно.

— Учительница музыки или мальчик есть один в «а» классе. Он ходил в музыкалку по классу аккордеона, — вдруг прорезалась подружка.

— С ним еще не говорили, — вмешивается Светка. Задумываюсь:

— Учительница предпочтительней, опыт есть, всегда в школе под рукой. Только, как у нее занятость с концертом? Поговорите с обоими, — наконец решаю я. Вдруг баянист окажется гением малолетним.

— Все пора на урок, звонок уже давно был. Главное носы не вешать при встрече с трудностями. Если что — обращайтесь, — задорно улыбаюсь. Две неуверенные улыбки в ответ.

После урока химичка стала меня пытать про вчерашнее заседание, т. к. отсутствовала на Бюро по уважительной причине. (Мне это надо объяснять?) Химичка отвечала за внеклассную работу в школе. Но для этой работы совсем не подходит. По характеру — добрая и покладистая. Вероятно, в свое время, не смогла отвертеться от этой нагрузки. Старается быть полезной и поэтому излишне активная. Но возраст и отсутствие креативности, только мешают. Ее предложения в лучшем случае вызывают усмешки, в худшем — раздражение. Сам стараюсь с ней быть максимально корректным и проявлять уважение. Жалко ее — добрая она. Я пересказал повестку дня и решения и, распрощавшись, поторопился к директору школы. Директор у нас в школе, в прошлом военный медик. Довольно серьезный и крутой мужик и мне кажется, не совсем уважает женщин. Это немного заметно при его общении с ребятами и с девчонками или учителями-женщинами.

— А, Сергей, заходи. Сам хотел вызывать тебя, — воскликнул он, когда я, постучав, вошел в его кабинет.

— Разрешите, я начну, раз уж сам пришел? — доверительно улыбаюсь. Надо сбить его с его темы, а то потребует чего-то на завтра и все наши планы накроются. Он, удивленно улыбаясь в ответ, кивает.

— Нам с Филимоновым нужен завтра свободный день для своих дел. Каких, сказать не могу — не только мой секрет. Вас я уважаю, потому не собираюсь врать. Вот и пришел сообщить Вам, что завтра на занятиях нас двоих не будет. Вы нас знаете — на учебе и общественной работе это не отразится, — подробно излагаю.

— Та-ак, — протянул задумчиво он и полез в стол за папиросами. Потом одумался, наверное, вспомнив, что я подросток и спортсмен и захлопнул стол.

— Что это за танец ты придумал, что восьмые на головах стоят? — берет паузу, чтобы собраться с мыслями, понимаю я. Видимо, сильно я нарушаю его планы на завтра в отношении меня.

— Ничего особенного не придумывал. Видел где-то похожее выступление, представил, как позрелищнее можно сделать и подал девчонкам идею. А они уж сами дальше фантазируют. Посмотрим, что получится, — неопределенно пожимаю плечами. (Не надо мне авторства).

— А сбор информации у директора поставлен. В нашем классе есть стукачи? Хотя в жизни они есть всегда и везде. Почему их в школе не должно быть? Как быстро до директора дойдут слухи о наших махинациях с иконами? — мелькает мысль.

— А все говорят про танец Соловьева, — настаивает.

Я опять пожимаю плечами. (Мало ли, кто, что говорит?)

— Учителя с трудом на уроках порядок наводят, — продолжает он держать паузу.

— Если все получится, как у них запланировано, на концерте всех шокируют, — продолжаю дистанциирование от танца, но намекаю, что держу под контролем.

— Все эти танцы, концерты — вторично. Учеба — главное, — заявляет без убеждения в голосе.

— Как идет подготовка к празднику, в целом? — как будто и не заявлял о важности учебы только что, — А мысли-то у директора враздрай скачут. Что же он от меня хотел? — мучаюсь вопросом.

— Все по планам. Сбоев быть не должно, — уверенно заявляю.

— Ладно, иди на урок, — отпускает меня.

— Алло, гараж? А как же моя просьба? — мысленно ору. Иду в класс, и до меня доходит:

— Какое разрешение я от него ждал? Чего я хотел? Чтобы он сказал — давайте прогуливайте завтра? Я его поставил в известность, он не запретил. Завтра едем.

Опять опоздал на урок. Что-то это входит в привычку. Учительница литературы только недовольно поджала губы, но ничего не сказала, разрешив сесть на место. Обрадовал исстрадавшегося Фила завтрашней поездкой. Он начал было допытываться, что сказал директор. Ведь не принято было уведомлять начальство о предстоящем прогуле. Я коротко ответил правду:

— Ничего.

Фил, похоже, не понял, но замолчал.

Передали записку от Таньки Филиной: «Соловьев, ты почему не предложил Домино нашим девчонкам? Готовься!»

— Не понял, что за наезды? А кто выступил с инициативой? Где была сама Танька? Почему сейчас не хотят вступить в проект? Достоинство боятся уронить? Готовиться к чему? — мысленно удивляюсь и возмущаюсь.

Заметил, что Фил пытается заглянуть в записку. Свернул, убрал в карман. Фил рядом обиженно засопел.

После урока меня обступили несколько возмущенных одноклассниц. Когда основной накал страстей спал — задал те же вопросы, что пришли в голову на уроке. С логикой у женщин всегда проблемы или она какая-то извращенная. Меня обвинили в непатриотизме к классу и потребовали придумать что-нибудь подобное для них.

— Я что, генератор эстрадных идей? — мысленно взвыл и, пообещав подумать, сбежал в школьную раздевалку под непрерывными шутками заинтригованных ребят. Уж больно необычен был наезд девчонок.

По дороге домой, друзьям объяснил причину поведения девчонок. Танец показывать и объяснять концепцию наотрез отказался. На концерте увидят. Отдельно с Филом обговорили время и место завтрашней встречи, а так же, что будем с собой брать. Кроме того, Фил предложил еще двух кандидатов в сборщики. Предложил отложить принятие решения по результатам завтрашней нашей поездки на понедельник.

С собой пришлось тащить выбранные лыжи с палками и ботинками. Михалыч рекомендовал в субботу (завтра) обкатать их. Но завтра у нас с Филом первый поход за антиквариатом.

Дома поев, оделся потеплее и пошел к назначенному времени к спортзалу. Там собирались школьные стрелки с военруком во главе. Все вместе прошли к Горбатову получать винтовки, патроны и мишени. Горбатов, увидев меня, кивнул.

— Здравствуйте дядя Леша, — поздоровался я.

— Ты еще и стрелок? — пошутил он.

— …я еще и крестиком вышивать могу, и на машинке тоже…, - голосом Матроскина-Табакова заявляю. Он хрюкнул и заржал в голос.

Заводской тир располагался с краю стадиона между стадионными трибунами и сараями Желтого и Белого домов. В юности мы с пацанами только слышали из-за бетонных стен хлесткие выстрелы и иногда лазали через бетонные стены за гильзами (особенно ценились желтые латунные), свинцовыми пулями и дырявыми мишенями. Больше ничего интересного там не было. Кому-нибудь везло, когда находился целый патрон.

Теперь стреляю сам, а кто-то завидует за забором. Настрелялись вдоволь. Горбатов патронов не пожалел. Подобрал себе винтовку с диоптрическим прицелом. Результатом остался доволен. Из десяти выстрелов на 50 метров лежа с упора под конец выбивал 85–90 очков. Военрук похвалил. Единственная девчонка в стрелковой команде из восьмого класса в вынужденных перерывах (окон для стрельбы было четыре) тоже стала доставать меня вопросами о танце. Послал ее… к Воронковой. Наверное, обиделась.


Глава 5. Пятый день

Наутро, объявил родителям, что в школу не иду. Дела! Мама попыталась возмутиться и выяснить причину. У нее пунктик — нет никакой уважительной причины для пропуска учебы или работы. Нытье про головную боль, температуру, боль в животе — не прокатит. Наверное, только госпитализация в больницу заставит ее смириться. Заявление о том, что директор школы в курсе моих дел и поддержка отца заставили ее смириться.

— Совсем большой стал, — то ли огорчилась, то ли констатировала она.

На автовокзале купили билеты на ближайший рейсовый автобус, следующий в нужном нам направлении. Через некоторое время мчались мимо заснеженных полей и лесов за приключениями. Я не знал, где нам выходить (ведь карт Гугл нет), поэтому пришлось просить водителя остановить в нужном месте. Остановившись на безымянном перекрестке, он махнул рукой в нужную нам сторону. По не наезженному, заваленному снегом зимнику пришлось идти до нужной нам деревни около часа.

Издалека, на возвышенности среди деревьев увидели темную от времени постройку с разрушенной верхней частью. Наша цель! Пришлось часть пути пройти по сугробам. От старой, почерневшей от времени деревянной церкви остались стены с частью кровли.

Главная дверь оказалась на замке. Следов возле церкви не было. Пошли вокруг постройки, продираясь через кустарник, какой-то мусор, сугробы. Обнаружили окно с оторванной кованой решеткой. Решили проникнуть внутрь через него. Использовав Фила в качестве опоры, залез внутрь. Принял наше имущество и помог Филу подняться ко мне.

Внутри было сумрачно. Хорошо, что Фил додумался захватить фонарик (вчера я про него забыл). Мы обошли это захламленное помещение. Полы кое-где были вскрыты. Похоже, эта церковь до недавнего времени использовалась, как склад и хранилище зерна. На стенах были какие-то огромные религиозные картины на холсте. Вероятно, церковь была бедная. Поэтому, в свое время, здесь украшали стены таким образом. Деревянных икон на стенах не было. Их мы стали находить на полу или прислонёнными к стенам. Икон в окладах не было совсем. Обошли и осмотрели все помещения церкви. Некоторые двери и дверцы пришлось вскрывать принесенным инструментом. Заодно обнаружили другой выход, через который можно будет выйти на улицу. Другой церковной утвари не нашли. Возможно, для этого пришлось бы разгрести кучи мусора, которого здесь хватает. У нас набралось 14 икон, две из них были под полтора метра в высоту и три метровых. Тяжеленные!

Переглянувшись, стали складывать найденное в удобононосимые стопки, обматывали их принесенной материей и перевязывать веревками. Получилось четыре баула. С учетом Юркиного рюкзака и моей сумки — с горем пополам мы могли все это унести, включая высокие иконы. Их мы решили пока спрятать в церкви. Стоит ли мучится из-за сомнительной ценности найденного? Вышли нагруженные на улицу. С этой стороны виднелась плохо наезженная дорога, которую мы раньше не видели. В ста метрах вдоль нее стояли дома, похоже, не жилые.

— Пройдемся? — предложил Фил. Почему бы нет? Время есть.

Прошли деревню насквозь по колее, когда-то пробитой трактором. Деревня не жилая. Хотя вдоль дороги стояли столбы с проводами. Еще не пришло время повальной добычи цветного и черного металла. Некоторые дома выглядели совершенно заброшенными, а некоторые еще — ничего, в них можно еще было жить. Возможно, они еще используются в летнее время. Во всяком случае, так же не пришло время скупки домов в деревнях москвичами для летнего отдыха или охоты.

Посовещавшись с Филом, решили побывать в заброшенных домах, которые явно не используются для проживания. Посетив несколько, испачкались как черти. Вдобавок, Фил куртку порвал. Зато нашей добычей стали еще несколько икон (одна даже раскладывающаяся, некоторые с окладами) и несколько религиозных финтифлюшек, типа подсвечников и лампадок. Так же нашли большой самовар с помятой крышкой и пару старинных толстых книг с ятями и ерами.

Решили так: за два раза перетаскиваем все, что сегодня нашли, к автотрассе. Что не сможем сегодня отвезти, прячем где нибудь поблизости от перекрестка. А в следующий выходной еще раз делаем вылазку в эту деревню. Похоже, здесь еще многим можно поживиться.

Получилось еще два свертка и самовар. Крупные иконы завернуть уже было не во что. Пришлось из половых досок церкви и ломаных деревянных конструкций мастерить что-то типа стеллажей, чтобы добраться до верхнего края холстяных икон и вырезать их из рам. Конечно, нам бы хватило и одной или просто куска холста. Но мне почему-то стало жалко портить иконы. Наверное, жажда добычи или жадность. Зачем срезать одну икону, если мы собрали целый стеллаж. Срезали три. В одну завернули деревянные самые крупные иконы. Взятых с собой веревок не хватило. Пришлось идти в один из домов и срывать проводку. Время уже поджимало и мы нагрузившись, отправились в первый рейс. Потом еле заставили себя сделать второй. До чего будет обидно, если наши мучения не окупятся.

Приведя себя в порядок, принялись голосовать попуткам. Остановился какой-то мужик на Москвиче и согласился подбросить нас до города за рубль (на автобусе дешевле), неодобрительно покосившись на наши баулы. Мужик ехал проездом через город мимо наших поселков, и мы вылезли около железнодорожного вокзала (оттуда ближе всего до дома Фила). Хранить добычу решили пока в его сарае.

Сегодня суббота. Банно-стаканный день. Договорились с Филом сходить в баню. Решили встретиться у меня.

В поселке имелась общественная баня. Поселковая традиция — в субботу у всех в поселке банный день. На нашем заводе и других предприятиях в каждом цеху есть свои душевые, а в некоторых и парилки, где после смены все рабочие мылись каждый день. Меня удивляло, зачем идти в баню, если моешься каждый день. Меня заверяли, что мытье под душем это не помывка, а размазывание грязи по телу. Вымыться по-настоящему можно только в бане. Подрасту — пойму. (Вот сейчас подрос и… не понял). Но в субботу все мужчины и женщины поселка, многие со своими тазиками и вениками шли в общественную баню. Конечно с детьми. Ребенком, мне тоже приходилось с отцом ходить в баню.

Отец выбирал в сарае березовый веник, заготовленный с прошлого лета, брал у матери законный рубль или трешку и мы шли в баню, по пути здороваясь со многими знакомыми. В кассе отец покупал билеты, занимал место в многолюдной очереди и присоединялся к своим знакомым или шел в пивнушку, расположенную рядом с баней, оставив меня в очереди. Через час, а может больше, дождавшись своей очереди, мы шли в раздевалку, отдав билеты бабушке, сидящей у входа. Она нанизывала их на конструкцию со спицей вверх. В раздевалке шли на свои места или раздевались на одном. Шкафчиков не было, а были длинные ряды деревянных кресел, разделенных подлокотниками, с высокой спинкой с крючками вешалок. Уже в раздевалке было очень жарко.

Раздевшись догола, шли в помывочное помещение. Найдя свободные тазики и место на бетонных лавках, отец ошпаривал кипятком тазики и лавку. Потом запарив веник, шел с ним в парилку. Иногда и меня маленького тащил с собой.

В парилке одна тусклая лампочка под потолком еле разгоняла темноту и клубы пара. Пар подавался из трубы с вентилем. Под самый потолок высокими и широкими ступенями поднимались деревянные скамьи. Все ступени заняты голыми телами парящихся. В парилке было нестерпимо жарко, душно, пахло сырым паром и потом. Уже при входе, на коже выступал пот или оседал конденсат пара. Погревшись, я пытался улизнуть из парилки и окатиться проточной водой под душем. Отец, сделав несколько заходов в парилку, начинал, наконец, мыть меня и мылся сам.

Я никогда не любил ходить в поселковую баню. Сидение в очереди тяготило. Если отец находил знакомых собеседников в кассовом зале или в пивнушке, то мне совершенно нечем было заняться. Кафельный пол во всех помещениях, скамьи в помывочном, лавки в парилке и тазики были скользкими и казались жирными (а может такими и были), несмотря на то, что тазики, места для сидения отец ошпаривал кипятком и пытался оттереть старыми вениками, которых было полно по углам. На улице я никогда не встречал столько людей с дефектами или инвалидов. Наглядные физические недостатки мужиков выглядели отталкивающе. Кожа у большинства не знала загара. Загорелое лицо или верхняя часть (летом у дачников) тела темно-коричневая и молочно-белая ниже. В парилке я не получал удовольствия и не понимал отца и других. Душная сырая жара, жирная лавка, постоянные случайные касания потных тел соседей — вызывали неприятие и отвращение. Повзрослев, в парилку не ходил или заходил ненадолго, когда там было посвободней. После парилки, меня маленького отец мыл и натирал мочалкой. Став старше — я мылся сам. Спину терли по очереди. Когда я возмущался усердию отца при надраивании моей спины, отец привычно заявлял:

— Терпи казак, атаманом будешь!

Однажды я не выдержал и спросил:

— Ты себя с такой же силой трешь мочалкой?

Он не нашелся с ответом, но усердствовать перестал.

После помывки одеваясь в раздевалке, снова потеешь. Приходится чистое белье и одежду надевать на мокрое тело, что не добавляло комфорта и удовольствия.

Окна женского отделения бани выходили на огромный пруд. Некоторые пацаны ходили вечером подсматривать в открытые форточки женской раздевалки. Когда женщины замечали извращенца — могли плеснуть кипятком в лицо. Иногда жаловались мужикам в мужском отделении. С охотничьим азартом, они окружали с двух сторон баню. Бежать было некуда, если пруд был не замерзший зимой. Пойманный, получал трепку от мужиков и разгневанных женщин, порку дома и позор на весь поселок и школу. Наиболее удачливые потом хвастались, что видели обнаженных одноклассниц и моих в том числе. Я никогда не ходил подсматривать в баню. Опасался позора. К тому же, среди нормальных пацанов это занятие не приветствовалось.

Став постарше, я перестал ходить с отцом в баню по субботам. Мыться ходили с друзьями в душ цехов родителей, на ТЭЦ или в баню в будни, когда там не было очередей. Там тоже старались попасть в душевое отделение. На завод или в ТЭЦ можно было попасть через многочисленные лазейки в заборе, конечно известные нам.

Сегодня, из-за позднего времени, с Филом решили сходить помыться в заводской душ. Поближе, чем баня. Попросил отца, находящегося дома, провести нас на завод через заводскую проходную. Не хотелось тащиться в темноте к ближайшей лазейке на территорию завода. Немного поддатый отец (суббота!), согласился провести нас в душ кузницы (считающийся лучшим на заводе). Наверное, решил смыться от матери по уважительной причине и «добавить» где нибудь.

Уже лежа в постели с удовлетворением констатировал — процесс пошел. Еще родители сообщили, что меня искали ребята, а кто и зачем не знают. Они вообще не знают никого из моих друзей, кроме тех, кто живет в бараках. Гадая, кто ко мне приходил и зачем, вдруг вспомнил — Танцы. А я и забыл. Ничего — разберутся ребята сами в случае заварухи. Вымотался я сегодня.


Глава 6 Шестой день

Утром сделал облегченную, уже становившуюся привычной зарядку. К назначенному времени отправился с лыжами в город к машиностроительному техникуму. Он располагался на окраине города и за ним уже начинались колхозные поля, где всегда проводились городские лыжные соревнования. Пока шел, пожалел, что сразу надел лыжные ботинки. Подошва на натоптанном снегу скользит как на льду.

Я не ожидал, что такое количество народа соберется на рядовые, в общем, школьные лыжные соревнования. Еще и оркестр наигрывал какие-то спортивные марши. Футбольные и хоккейные турниры, в которых я участвовал, проводились скромнее без оркестра. Михалыч выдал всем номера и сообщил кто, где, когда участвует. Оказалось, я побегу эстафету. Эстафета будет проходить на одном круге. А сейчас будет торжественное открытие соревнований. Выстроившись командами (оказалось десять команд по числу средних школ города и района), прослушали выступления каких-то важных мужиков. Кого-то стали награждать за вклад в развитие городского спорта. Все хлопали и оркестр играл туш.

Постарался присмотреться к музыкантам, т. к. знал, как правило, это многостаночники. Днем он стучит в тарелки, вечером лабает в кабаке, а завтра поет песни со сцены. Может, придется с кем нибудь из них пересечься.

Потом, мы вчетвером пошли к старту эстафеты. Все мои партнеры из десятых классов — две девчонки и парнишка. Даже не знаю, как кого зовут.

Прибежал возбужденный Михалыч, распределил, кто за кем бежит, показал где будет «Старт», он же «Финиш», зону передачи эстафеты и снова умчался.

Я бежал вторым. Когда я поинтересовался — где держать эстафетную палочку, ведь в руках лыжные палки? На меня все посмотрели, как на идиота.

— Что-то тебя парень, я не видел на футболе или хоккее. Ты там все правила знаешь? — обиженно подумал.

Оказывается здесь эстафета передается касанием в зоне эстафеты. Десятиклассник стал меня инструктировать, как надо принимать и передавать эстафету, когда стартовать, как рассчитывать силы на дистанции, забирать или отдавать лыжню и т. д. Оказывается и здесь хватает хитростей.

Позвали на старт. Снова появился взволнованный Михалыч. Пытался дать последние советы первой стартующей девчонке и нам. Волнения не было, чего не скажешь про моих старших напарников. Все казалось какой-то игрой.

Первая десятка убежала. Надел лыжи. Ноги-то в лыжных ботинках стали подмерзать. Опытный десятиклассник, только сейчас стал надевать лыжные ботинки. Покатил с соперниками в зону. А соревнующиеся-то здорово растянулись. Моя пришла четвертой, можно сказать в группе лидеров. Молодец девочка — полностью выложилась. Рванул за ближайшей спиной. Бежал спокойно, как на уроке. Решил — рвану, когда старт увижу, метров за триста. Лыжники еще больше растянулись. Спокойно обошел стартующего впереди меня. Попытался догнать идущего вторым. Приблизился метров на 5, но перед финишем он смог снова увеличить разрыв, хотя я и рванул, как планировал. Передал эстафету третьим. Третьими мы и финишировали. Ребята меня хвалили. Михалыч от радости хлопнул по плечу.

Потом было награждение. Давали какие-то красные вымпелы и грамоты. Школа в общекомандном зачете заняла 2-е место. Первое, конечно 1-я школа. 1-я школа в городе считается элитной и самой многочисленной. Поэтому, там и отбор школьников для соревнований легче. Зато мы в футболе, хоккее, гандболе, настольном теннисе, как правило, сильнее. Все спортивные секции заводского спортзала укомплектованы преимущественно учениками нашей школы. Ведь в этих видах спорта нужна не только выносливость, а умения и командная сыгранность.

Пока тянулось это мероприятие замерз жутко. На эстафете вспотел, а сейчас все заледенело. Ног уже не чувствовал. Даже выдаваемый горячий чай не помог. Живущий недалеко одноклассник Чапель Толя (он бежал гонку на 10 км), позвал к себе домой погреться. Зашел, выдул с ним еще кружку чая и согревшись, помчался домой.

Всё-таки в Советское время власти уделяли молодежному спорту очень много внимания. В следующем веке такого не будет. Почему бы этого не сохранить?

Я в будущем перестал участвовать и следить за городскими спортивными мероприятиями, но все же был в курсе. Школьных ежегодных «Кожаного мяча» и «Золотой шайбы» не стало. Не стало многих бесплатных спортивных секций. Перестали проводить областные соревнования по футболу, хоккею, тяжелой атлетике, гандболу, баскетболу, настольному теннису. Пропали в городе лыжники (склоны реки пустые), городошники (городошная площадка заросла и ограда разрушается).

Осталась одна любительская команда в городе по минифутболу, укомплектованная преимущественно мужиками в возрасте, которые еще участвовали в «Кожаном мяче». Осталась одна бесплатная секция по волейболу (даже ездят на соревнования). Появились залы для фитнесса, тяжелой атлетике, но платные. Зато появилась секция бокса, рукопашного боя, карате. Тоже платные. Даже межрайонные соревнования по боксу проводятся.

Так же проводятся соревнования между школьниками по легкой атлетике. Как правило, бег на среднюю и длинную дистанцию и эстафета. Бывает, устраивают лыжные соревнования среди школьников на реке, но редко и не каждый год.

Остался один наш стадион на весь город, переданный на баланс городской администрации, как правило, пустующий. Грустно.

Зато появилось много людей разного возраста и пола, занимающихся спортом самостоятельно. Уже привычно видеть по утрам и вечерам бегунов и женщин, как правило, занимающихся скандинавской ходьбой.


Глава 7. Седьмой день

В понедельник девчонки в классе молча косились на меня, но молчали. А на одной из перемен ко мне подлетела Воронкова с неизменной подругой (одна боится ходить, что-ли) и начала восторженно хвастаться успехами. Танец получается просто здорово. Репетировали все эти дни, даже в воскресенье. Костюмы и платки у всех есть, только готовы будут только завтра. Очки тоже вроде бы все нашли. Сегодня тоже будут репетировать. Приглашают меня посмотреть и оценить. Восьмиклассника с аккордеоном уговорили играть и он уже играет им на репетициях. Сначала он, ни за что не соглашался, но они его уговорили. Только он согласился играть не на сцене, а из-за кулис. Стесняется. Из-за этого, он категорически отказывался участвовать в концертах. Играет здорово. Им он уже играл всякие мелодии (наверное, измучили парня своими хотелками). Ему танец тоже нравится. Костюмы покрасить согласилась мама Ирки Моргуновой. (Знать бы еще, кто это такая?) Вот только нужно мне прослушать подобранные мелодии. Может у меня есть другое предложение. Толик (значит Толик?) с аккордеоном готов мне сейчас их проиграть. (Нашли композитора, блин!) А спортивные костюмы пришлось покупать всем. Всех размеров не нашлось, но помогла мама Ани Смирновой, работающая в Торге. Костюмы будут красить сегодня. Все это девчонки, сверкая глазками, выплеснули наперебой без всякой последовательности на мою многострадальную голову.

— Так, — пытаюсь систематизировать полученную информацию.

— Танец разучен, каждая свое место знает, музыка подобрана, музыкант подготовлен. Костюмы в доработке. Осталось прослушать мелодию и посмотреть ваш танец критическим взглядом, — подвожу итоги. Синхронно кивают и смотрят выжидающе.

— Старшеклассницы есть? — вспоминаю наезд одноклассниц.

— Есть. Филина и Оськина из твоего класса, — отвечает Светка, чем-то недовольная (вот чем вызвано молчание одноклассниц). Пытаюсь вопросительно поднять бровь (как Михалыч). Светка, поняв правильно мою мимику и вздохнув огорченно, неохотно отвечает:

— Пришлось нашим девочкам отказывать. (Да у них нешуточная борьба за место развернулась!) и дополняет:

— Вашим тоже пришлось отказывать, кроме этих двух. (Конечно, Филиной разве откажешь?)

— Хорошо! Приводите своего маэстро с гармошкой в Бюро на следующей перемене, — принимаю решение, — Когда репетиция? — вспоминаю просьбу.

— Договорились сегодня в 4 собраться. Только мы теперь репетируем в нашем Красном уголке заводоуправления ЖБК. В школе все лезут посмотреть, мешают, — смущенно сообщает.

Вспоминаю про сегодняшние соревнования по стрельбе:

— Завтра посмотрю вашу генеральную репетицию, уже в костюмах. Сегодня не могу. Всё, все по пещерам! Т. е. по классам! — вижу Валерку Федоренко, в нетерпении мнущегося в сторонке.

Времени уже не оставалось, и я на бегу договорился встретиться с ним вечером дома.

На следующей перемене в комнату комсомольского бюро девчонки привели круглолицего коренастого паренька с аккордеоном. Серьезный такой парнишечка. Такие ребята с детства уже становятся мужичками. Как его девчонки обрабатывали? Такие всегда имеют свой взгляд на вещи и не всегда этот взгляд совпадает с общественным.

— Ну, давай композитор, доставай свою физгармонь, изобрази что нибудь…, - голосом Попандопулы из «Свадьбы в Малиновке» шутливо начал я и прервался, натолкнувшись на серьезный укоризненный взгляд пацана. (Да, мальчик, досталось тебе от сверстников за учебу в музыкальной школе.)

— Ладно, Толя исполни, что вы там подобрали, не стесняйся, — немного смущенно подбодрил его я.

Парнишка довольно уверенно сыграл две какие-то танцевальные мелодии. Я задумался — вроде мелодии подходят для танца, но вроде бы чего-то не хватает. Экспрессии что-ли, более четкой отсечки моментов для движений в танце. Возможно, какой либо ударный инструмент выручит? Хотя, я уверен, что с аккордеоном можно обойтись без ударных. Я поднял голову и уперся в три пары вопросительных глаз. (Гуру нашли — музыкального!). Я честно поделился:

— Мелодии подходят, но мне кажется чего-то не хватает в них.

Светкина подружка (так и не знаю имени) встрепенулась и довольная воскликнула:

— А я говорила, говорила!

Надо попробовать вспомнить ту, интернетовскую мелодию для этого танца. Вот и настает момент истины. Не ожидал, что так скоро придется воспроизводить мелодию голосом.

— Есть у меня вроде подходящая мелодия для этого танца. Только не знаю, смогу ли я правильно воспроизвести ее голосом? А ты сможешь подобрать аккорды с моего голоса? — обращаюсь к музыканту.

— Не знаю, не уверен, может кто поопытней? — неуверенно ответил тот, посмотрев виновато на девчонок. (Да ты боишься опростоволоситься?) Наверняка, к кому-то из этих пигалиц ты не ровно дышишь.

— Хорошо! Вы двигайте на урок, — указываю девчонкам.

— Ты, за мной, — командую мужичку. Мы пошли к учительской. Девчонки не торопились в класс, и постоянно оглядываясь, что-то обсуждали. (Вот любопытные). Я показал им кулак. Рассмеялись.

Из учительской вызвал учительницу музыки. Она с улыбкой выслушала наши проблемы. Видимо, знает о танце и тоже заинтригована.

— И тебя Толя привлекли? — интересуется она.

— Я там, за кулисами…, - смущенно промычал тот.

— Хорошо, помогу Вам. У меня сейчас как раз окно. Но как вам быть с уроком? — спрашивает.

Я про себя решу и смотрю на Толика.

— Что у тебя сейчас? Кто учитель? — спрашиваю мнущегося подростка. (Ты парнишка, еще ни одного урока не прогуливал?)

— История. Антонина Яковлевна, — Yes! Яковлевна — свой человек. Сбегал, договорился за себя и за того парня.

Евгения Сергеевна, сидит за пианино и в ожидании смотрит на меня. Толик сидит рядом с аккордеоном. Я пытаюсь восстановить в памяти мелодию. Потом начинаю:

— Ля-ля-ля-ля, трам-пам…, - отстукивая ритм ладонью по столу. Некоторое время учительница сосредоточенно вслушивается в мотив, потом сначала неуверенно начинает нажимать клавиши, постепенно ускоряясь. Толик, тоже пытается что-то подобрать. Через минут 15 после неоднократного моего мычания, нескольких моих советов и обсуждения втроем, она уже самостоятельно сыграла мелодию, близкую к оригиналу. Сразу видно профессионала. Толик тоже вроде стал играть поуверенней и в нужной тональности, но на всякий случай захотел ноты. Евгения Сергеевна стала заполнять нотную тетрадь, иногда проигрывая некоторые отрезки мелодии на пианино. Изредка что-то стирала и записывала заново.

— Как тебе, нравится? — спросил его. Он неуверенно кивнул.

Наконец учительница протянула Толику тетрадь с нотами. Поглядывая в тетрадь, он заиграл мелодию, сначала медленно, потом все уверенней. Еще и еще раз. Вслушавшись, понял, что не хватает опять этих «отсечек» или акцентов. Попытался объяснить музыкантам — чего я хочу. (Ну, не музыкант я!) Учительница вроде поняла мое косноязычие. Стала какими-то музыкальными терминами объяснить Толику мою цель, затем проиграла на пианино эту мелодию. Толик снова стал мучать свой инструмент. К концу урока я решил — все, лучше уже не сыграть. Но мелодия звучала близко от той, что я слышал в интернете.

— Что же у вас за танец такой, о котором вся школа гудит? — поинтересовалась она. Я пожал плечами.

— Сегодня и завтра у девчонок репетиции, можете сходить посмотреть. Завтра я сам собираюсь подойти. Заодно Толику поможете, — предлагаю. Она, подумав, помотала головой.

— А вы на генеральную репетицию не пойдете? — вдруг спросила она.

— Я и не знал, что будет генеральная, — растерялся я.

— Завтра, начало в четыре дня, — уточнила она, — Там и звук по-другому звучать будет, — продолжила.

— А без нее никак? — я что-то сомневаюсь, что девчонки захотят показывать танец до премьеры. Да и костюмы надо обкатать.

— Можно конечно. Не все будут на генеральной репетиции. Не тот уровень, — усмехнулась.

— Толик, сообщи девчонкам о предложении Евгении Сергеевны. Пусть сами решают и мне сообщат, — озадачил гармониста.

Учительница, забрав свою тетрадь у опешившего Толика, решительно вырвала лист с нотами и вернула ему. Потом уставилась на меня:

— Сережа, откуда это у тебя? Раньше я в тебе таких талантов не замечала.

— Шифровался, — отшутился я. (Не надо мне лишних подозрений, тем более в гениальности).

— Евгения Сергеевна, я вот что еще у Вас хотел попросить. Вы можете оценить мой музыкальный слух и мой вокал? — решился я.

— Со слухом, я тебе сразу скажу — более, чем хорошо. А вокальные данные…? Спой чего нибудь, — предложила она.

Я повернулся к Толику, убирающему свой аккордеон. Увидев его умоляющие глаза, вздохнул и не стал выпроваживать его из класса. Задумался:

— Что спеть? Н ромашки же? — вспомнил понравившуюся когда-то песню юности и начал:

  Ребята, надо верить в чудеса,
  Когда-нибудь весенним утром ранним
  Над океаном алые взметнутся паруса,
  И скрипка пропоёт над океаном.
  Над океаном алые взметнутся паруса,
  И скрипка пропоёт над океаном…

Стою, смотрю на задумавшуюся учительницу. В ходе песни она опять повернулась к пианино и стала подбирать мелодию.

По окончании спросила:

— А эта песня откуда? Я ее не слышала.

За это я не опасался. Услышу ее нынешним летом. Поэтому смело заявляю:

— В пионерлагере слышал.

— Странно. Хорошая песня, если бы я ее слышала, запомнила. Еще раз спой, пожалуйста, я мотив подберу.

— А с голосом как у меня? — меня интересовало другое.

— Хорошо у тебя с голосом. Я еще не определила твой диапазон, но петь ты можешь, даже на сцене. Конечно не оперной. Ну что, споешь? — ее другое интересует.

Я повторил на бис. Она уже довольно правильно подыгрывала мне мотив. Потом схватила нотную тетрадь и стала записывать ноты, опять проигрывая мелодию на пианино. Закончив спросила:

— Слова напишешь?

— У меня почерк неразборчивый, — отговорился. Заметил непонятный внимательный взгляд Толика на меня. Учительница прямо в нотной тетради записала слова песни. Потом шевеля губами и покачивая в такт головой, видимо про себя, пропела песню.

Закончив, она опять на меня посмотрела:

— Ты сам не желаешь выступить на концерте?

— В качестве кого? Вообще-то, я не планировал пока на сцену, — многозначительно ответил.

Она не сразу, но выцепила слово «пока».

— Певца конечно. А почему пока? — заинтересовалась.

— Гитару приличную ищу. Вот буду уверенно играть, тогда можно будет подумать, — закинул пробный шар.

— У меня есть гитара. Я могу Вам подарить ее. Я все равно на ней не играю, — вдруг влез в разговор Толик. (Вот тебе и мужичок!) Да еще на Вы меня назвал. Дела! Я на него посмотрел по-новому:

— Спасибо. Дарить ничего не надо. Если гитара приличная — куплю, если твои родители не будут против и назовут цену, — обломал я его благородный порыв. (Чего это его подвигло?) Я чего-то не понимаю?

— Не надо ничего дарить. Я могу помочь тебе с гитарой. «Ленинградка» тебя устроит? — вмешалась Евгения Сергеевна. (Не фига себе!) Не было гроша, а тут алтын!

— Конечно. Если цена приемлемая, — тут же отзываюсь я. (Еще бы). Ленинградки — лучшие гитары в Союзе.

— Приемлемая, — утверждает она.

Я начинаю подозревать эпидемию небывалой щедрости.

— А это Ваша гитара? — подозрительно спрашиваю.

— Это не важно. Договоримся, — ответила, чуть смутившись.

Я взглянул на нее по-новому. А она еще совсем молодая. Лет 30, наверное. Стройная и симпатичная. Гитара друга, скорее всего. (Что-то раньше я этого не замечал). Наверное, срабатывал стереотип ученик — учительница.

— Договоримся, — отзеркалил ей и виновато улыбнулся Толику.

— Тогда у меня будет условие. Ты выступишь на школьном концерте к 8-му марта. Можешь с этой своей песней, — озадачила.

Я, конечно, могу кровь сдать за «Ленинградку». Но выступать!? Поторгуемся:

— Тогда и у меня условие. Мне нужен хороший репетитор по гитаре. Платно, — добавляю.

Теперь она задумалась.

— Сейчас, так сразу, ничего не могу сказать. Надо переговорить кое с кем, — отвечает, погрузившись в раздумья.

— Спасибо за помощь. Мы пойдем? Перемена уже, — киваю Толи