Екатерина Руслановна Кариди - 7 и одна ночь [СИ]

7 и одна ночь [СИ] 70K, 11 с.   (скачать) - Екатерина Руслановна Кариди

Екатерина Кариди
7 И ОДНА НОЧЬ

— В такую погоду хороший хозяин собаку из дому не выгонит, — нахмурилась хозяйка таверны, притулившейся к скале на перекрестке горных дорог. — Гроза жуткая, небо лопается, гром грохочет…

Сегодня народу в таверне было негусто. Всего три девушки, которых занес сюда странный случай.

— И не говорите, — пробормотала одна из девиц, протягивая руки к огню.

И только хозяйка собралась ответить, как у самых дверей с треском и искрами развернулся портал, а оттуда боком вывалилась еще одна посетительница в плаще. На вид угрюмая и взъерошенная.

Плащ распахнулся, а под ним оружие.

— Э… кхммм… — только и промолвила хозяйка.

Новая гостья деловито поправила плащ и огляделась по сторонам. На лице явное недоумение. Однако, быстро сориентировавшись, пошла к стойке:

— Добрый вечер. Двойной бурбон, пожалуйста.

И достала деньги.

— Но здесь не наливают за деньги, только за историю, — покачала головой хозяйка. Для начала представься, кто ты.

Новая гостья слегка замялась, очевидно, ей было что скрывать. Но слишком уж проницательный у хозяйки был взгляд, и уж она всем своим видом показывала, что ее обмануть невозможно. Остальные гостьи притихли, вытянув шеи от любопытства.

— А, была не была, — сказала девушка и вытащила на стойку жетон младшего дознавателя тайной службы надзора над магической деятельностью на имя Хильды Вольтранс.

Поскольку среди посетителей таверны в этот момент были одни магички, в воздухе сразу повеяло холодком отчуждения.

Девушка обернулась.

— Спокойно. Здесь никому ничего не грозит. Я там больше не работаю.

Пододвинула к себе жетон, повертела в пальцах и спрятала за пазуху.

— Не стала сдавать, оставила себе на память. Как охранный амулет от стражей порядка, чтобы не цеплялись. Теперь я сама нелегалка и наемница. Ну что, нальют мне бурбон?

— Милая, у меня есть чудесная наливка, сладкая как мечта. В такую погоду… — хозяйка махнула рукой показывая на бурю за окном.

Девушка усмехнулась:

— С мечтами у меня плохо. Так что бурбон будет в самый раз.

— Хорошо, — проговорила хозяйка, наливая в стакан крепкое виски. — Но только за историю. Потому что в эту таверну никто не попадает просто так. Только если приведет судьба.

Девушка затихла, уставившись перед собой. Потом стянула с головы капюшон плаща. Морщась отпила глоток бурбона.


— Историю… Хорошо.

Тогда я была еще стажером. Это потом меня взяли в штат младшим дознавателем. В отдел тайной службы надзора над магической деятельностью, между прочим. Ну, в общем…

В нашем городишке объявился один наглый колдун-нелегал, и сразу же на черном рынке обнаружился вброс партии левых артефактов отличного качества. И не определить, откуда завезены, клейма сбиты.

Естественно, все лицензированные артефакторы разом взвыли, а нашему отделу привалило работы. Отследить и изъять все левые артефакты. Изъять? Шутка, что ли, это ж, как иголку в стоге сена искать!

И в кратчайшие сроки изловить нахального нелегала. Вот только даже приблизительного портрета этого самого нелегала в наличии не было. И сколько ни трясли подпольных перекупщиков краденного, бесполезно, те попросту не видели его лица. Появлялся каждый раз под иллюзией, голос искажен. Единственное, что было известно доподлинно, это то, что колдун мужчина.

Ага, особая примета. Такая яркая. В городе, где половина населения мужчины и маги!

А появлялся он регулярно, с завидной наглостью. И каждый раз сбрасывал новую партию товара. Артефакты приходили и тут же расползались по тайным нычкам, кое-что удавалось отследить, но основная масса так и оседала неизвестно где. Парни из отдела сто раз весь город перерыли, а результат ноль. Этот колдун умел растворяться, уходил из всех ловушек. Как будто смеялся над нами.

Дело стало принимать неприятный оборот. Введения пришлось довести до столичного ведомства, а вот указания оттуда последовали довольно противоречивые и мутные. И полная секретность. Но это еще не все, столичное ведомство приняло свои меры. Поползли слухи, что в наш город с инспекцией направили старшего дознавателя из секретного отдела надзора над надзором за магдеятельностью. Разумеется, инкогнито и тайно.

Лучше бы людьми помогли и следящими артефактами! Наши-то служебные давно устарели. Кое-кто из отдела осторожно предложил воспользоваться контрафактными, изъятыми у перекупщиков. У шефа была истерика и дергался глаз. Как можно! Вещественные доказательства! Инспекция! Внезапная проверка!

После этого все чувствовали себя полными идиотами. Рыли землю дальше и подчищали хвосты, трясясь перед инспекцией и готовясь к внезапной проверке. Потому что черт его знает, что именно вздумается копнуть столичному дознавателю, а главное, когда.

Город разбили на сектора, поделили между всеми сотрудниками отдела. Мне как стажеру сбагрили единственный беспроблемный сектор — центральную улицу с самыми дорогими лавками. Там такие цены, а товары — сплошной эксклюзив от самых знаменитых брендов! Одежда, обувь, шляпки, ювелирка. А какое белье, мммм…

Я иногда позволяла себе покупать белье в одной уютной лавочке. У них отличные скидки. В последний раз брала комплект от Клаудии Сикрит серия «Провокатор» за три с половиной золотых.

Кстати, у меня там дисконтная карта.


Поскольку все уже успели подпить, новость была встречена восторженными воплями. А Хильда вытащила из кармана и показала всем скидочную карту..


— Если кому надо, могу одолжить.


Ажиотаж. Все дружно потянули руки — и мне, и мне! В общем, нормальная женская реакция, а карта досталась хозяйке. Та отсалютовала стаканом, потом с удовлетворением повертела в пальцах дисконтную карту и сунула в ее декольте.

Хильда продолжила рассказ.


Вот, значит, патрулировала я свой сектор, а ноги сами понесли к моей любимой лавочке белья. Там как раз намечалась распродажа, не хотелось пропустить. А оттуда собиралась зайти в кофейню, выпить кофе с глазированными рогаликами. У них всегда выпечка свежайшая.

И вдруг мне показалось…

Да нет, не показалось. Мужчина, что переходил улицу у соседнего дома, мне явно был незнаком. И озирался он. Да и вообще, по неуловимым мелким признакам — нездешний. А после тех недель, что мы потратили на поиски колдуна-нелегала, я уже всех жителей города мужского пола от трех до трехсот лет в лицо знала.

Мужчина лет тридцати на вид, или около того. Высокий, стройный, темные волосы собраны в хвост. А походка легкая, будто танцующая, такая бывает у хороших фехтовальщиков.

У меня же просто сигнал в голове включился! ОН!

Конечно, я сразу забыла про распродажу белья и устремилась следом. Но аккуратно, чтобы он не почувствовал слежку. Прошли мы с ним так с десяток домов. И вдруг сбоку от меня на дороге что-то как грохнуло! Я аж подпрыгнула от неожиданности и на секунду отвлеклась. А мужика как не бывало! Я давай оглядываться. Куда он мог исчезнуть???

Сунулась в одну лавку, в другую. Пусто. Ушел. Обвел вокруг пальца.

В общем, чувствуя себя ужасной дурой, что упустила нелегала, поплелась в свою любимую лавочку белья. Хоть распродажу не упустить.

Лавочка была в двух домах оттуда. Зашла, поздоровалась. Пару слов о моде, о погоде, чисто для приличия. А потом меня уже ничего, кроме белья не интересовало. Представляете, пять комплектов от Клаудии Сол! Белый кружевной, черный, красный, золотой, лиловой кожаное бюстье с вороненными металлическими вставками и к нему перчатки…

Пропала моя душа. Нагребла все, и в примерочную. Только сунулась — а там!

Тот самый тип. Голый по пояс, брючный ремень расстегнут. Медленно поднял голову и…

— Заблудилась, девочка?

Я как последняя дура застыла, разинув рот. Нет, чтобы спросить у него, сам-то не заблудился? В примерочной женского белья?


— Так может, он гей? — раздался вопрос.

— Нет, девочки. Натурал, — покачала головой Хильда.


Нет, ну правда, такой мужчина… Плечи, бицепсы, кубики. И кожа такая смуглая, гладкая, блестящая, прямо как глазурь на моих любимых рогаликах… Так и захотелось лизнуть. Бреееед.

Но тут этот гад понимающе хмыкнул, улыбнулся и насмешливо на меня уставился, а я чуть со стыла не сгорела, что на него пялилась. Задернула занавеску и выскочила оттуда как ошпаренная.

И только потом у меня в голове щелкнуло. Это же ОН! Тот самый тип! Колдун-нелегал! Я рванулась в примерочную обратно, а там уже никого. Пусто.

Так опростоволоситься…!!!

С досады купила все пять комплектов. Разорилась, но надо же было хоть чем-то себя порадовать, к тому же, белья у девушки никогда не бывает слишком много.

Но уже выйдя из лавки, поняла, что вообще-то не так все плохо. Я его видела настоящим! Почему-то на сто процентов была уверена, что в тот момент он был не под иллюзией. Естественно, с этой мыслью и пакетом купленного белья помчалась в участок.

И там, игнорируя подколы по поводу моего пристрастия к тряпкам, в течение двух часов плотной работы с техномагическим фиксатором изображений мы наконец получили довольно точный портрет нахального колдуна-нелегала, который столько времени водил за нос всю городскую службу.

Конечно, это не сильно приблизило нас к поимке злодея, работавшего под иллюзией. Но это было хоть что-то. Его могли видеть, знать места, где он появляется. Оставалось только запустить информацию в тайную агентурную сеть. А дальше машина заработает, колесики закрутятся.

Энтузиазма и рабочей злости у наших парней прибавилось. Видели бы вы, как они все дружно хлопали меня по плечу и говорили:

— Хммм… Оказывается, и от блондиночек бывает польза?

Пффф! Как бы то ни было, а меня в тот же день приняли в штат и произвели в младшие дознаватели.


Раздался дружный хор голосов:

— За это надо выпить!


Портрет-то мы составили, но время шло, а положение не менялась. Зато нашего шефа теперь ежедневно вызывали в секретный отдел на ковер. А потом он собирал всех дознавателей и вопил, что результат наших усилий нулевой, и если так дальше пойдет, он просто уволится, а нас всех разгонят к чертовой матери.

Добавьте к этому еще упорно бродившие среди наших слухи о тайной проверке, и ситуация станет ясна. Не удивительно, что в такой обстановке мне этот тип везде мерещился. То здесь мелькнет, то там. И только покажется, что вот, сейчас я его достану, так нет. Исчезал, будто его и не было!

Понятное дело, не я одна его разыскивала, но я единственная видела его в лицо. И у меня были к нему личные счеты. Хотелось отомстить за ту улыбочку гадскую и насмешку во взгляде. Взять его с поличным и сказать:

— Попался, мальчик?

И потому когда мне дали наводку, что некто располагает информацией и готов ею поделиться, но только при личной встрече, я согласилась без колебаний.

Если бы я знала, на что соглашаюсь.

С самого начала мне показалась подозрительной эта затрапезная гостиница на окраине. Одеться пришлось так, чтобы не было на лбу написано крупными буквами: младший дознаватель тайной службы надзора над магической деятельностью. Ну, и шляпку с вуалью.

Короче, вид у меня был как у горничной, пробирающейся на тайное свидание.

И мало того, встреча еще была назначена не в общем зале, а в номере где-то под самой крышей. Ну точно, тайное свидание. Если кто-то из ребят узнает, вовек не отмазаться, достанут насмешками.

Я сердито пыхтела, карабкаясь вверх по узкой кривой лестнице, и озиралась по сторонам. Вертеп, самый настоящий. Пока поднималась, получила несколько сальных предложений от проходивших мимо сомнительных типчиков. Поистине, этот некто должен предоставить предоставить слишком ценные сведения, чтобы я могла его простить!

Добралась до нужной двери, десятой по счету, постучала как было условленно. Дверь приоткрылась, и я скользнула в полутемный номер. Стоило мне оказаться внутри, как дверь тут же плотно закрылась, а в комнате, резанув по глазам, разом вспыхнул ярчайший магический свет.

Однако свет мягко погас, и тут я услышала:

— Попалась, девочка.

Ну что тут сказать… Я, конечно, пыталась оказать сопротивление.

Но этот… Во-первых, он оказался слишком сильным магом, я не могла даже шевельнуться. А во-вторых, я просто не могла отвести от него глаз. Он был слишком хорош. И эта его гладкая кожа в вырезе расстегнутой рубашки. И голос…

Я чуть не сгорела со стыда, когда он спросил:

— Ты надела то сексуальное белье, девочка? Дай угадаю. Белое?

Потому что я действительно надела тот белый кружевной комплект с крохотными серебряными бабочками. Но первый момент неожиданности схлынул, и я наконец вспомнила-таки, что при истолнеии. Выпрямилась, собираясь зачитать ему его права.

Но тут он подошел вплотную и мягко проговорил, касаясь костяшками пальцев моей щеки:

— Тшшш, девочка. Не надо. Я так давно наблюдаю за тобой.

Смотрел на меня, будто гипнотизировал, касался так нежно.

— И ты мне очень нравишься.

И голос, голос у него… Я почувствовала, что просто растекаюсь сладкой патокой, и сглотнула. Надо как-то бороться, он наверняка применяет ментальное воздействие. В конце концов, я же младший дознаватель!

— Не надо, не борись.

Теперь он стоял вплотную. Смотрел на меня сверху, сведя брови. А уголок его губ чуть заметно дернулся, обозначилась ямочка на щеке. И его шея прямо напротив моих глаз, гладкая кожа, пульсирующая жилка.

Он гладил меня по щеке, шептал, а я терялась, таяла.

Не стало дыхания, только обжигающе сладкие ощущения. Малейшее касание, словно разряд молнии. Глаза мои закрылись, и только его тихий голос в ушах. Сбитое горячее дыхание…

Когда мы успели переместиться на кровать, когда он умудрился раздеть меня и разделся сам, я и не заметила. Теперь мы лежали рядом, кожа к коже, и такое чувство, будто мир вокруг нас смазывается, летит в тартарары, а он держит меня над пропастью. Его руки, его губы. Его сильное тело, дурманящий запах.

Я кажется, сошла с ума, потому что готова была умолять. Но он не спешил. Медленно, безжалостно нежно, раз за разом поднимая к вершине и останавливаясь у самого края, пока я не заплакала. Тогда он наконец поднялся и навис надо мной, лаская своим телом, покрывая поцелуями, шепча:

— Еще немного, потерпи девочка. Сейчас. Это же твой первый раз, я хочу, чтобы было волшебно…

И под его шепот, я не заметила, в какой момент это произошло. Просто одновременно был укус там, где шея переходит в плечо и легкая боль. А потом только наслаждение, от которого улетает душа и отключаются мозги.

Пришла в себя я в его руках. Смотрел на меня и едва заметно улыбался уголком губ. Молчал. И пережитое наслаждение между нами. И знание.

Он нелегал. А я при исполнении.

И ни слова.

Молча смотрел, как я оделась и выбежала на лестницу.

Пришла я в себя только в двух кварталах оттуда. В полном раздрае и смятении. В его молчании было доверие. Он словно говорил мне, я весь твой, решай сама…

И я поняла, что не смогу сдать его.

НЕ СМОГУ! Не смогу…

Кое-как добралась домой. Наутро надо было отчитаться о проделанной работе. Я писать отчет, а в голове вчерашняя ночь. Кое-как скомкала. И так дерьмово на душе, я же должна, он преступник. А я… Не могу.

Влюбилась? Нет! Просто это его доверие…

Кого я хотела обмануть.

День прошел, словно в дурном сне. Все думала о нем. О том, что он знал обо мне слишком много. И о его словах, что давно наблюдает за мной. Так ушла в себя, что не заметила, когда меня толкнул пробегавший мимо мальчика. Когда вскинула голову, мальчишка уже сбежал, а я с удивлением обнаружила в руке какую-то бумажку.

Не знаю, что меня торкнуло, только сердце сразу заколотилось где-то в горле, а в глазах потемнело. Он…

Читать прямо на улице записку не рискнула. Огляделась незаметно, пока никто не видит, нырнула в ближайшую подворотню, и там наконец решилась прочитать.

«Сегодня ночью буду ждать. Приходи».

Он. ОН! Не знаю, как я дожила до ночи. Как пробиралась в ту гостиницу, не чуя ног под собой. Как поднималась в ту комнату.

Он ждал меня…

И снова было счастье. Взрывом. Ярким сполохом света.

А потом я снова ушла в ночь.


Все примолкли, ожидая, когда Хильда допьет свой бурбон.


Неделю я жила этой безумной жизнью. Но я же понимала, что мое глупое тайное счастье не может продолжаться вечно! Он должен будет уйти, иначе его поймают.

Я сразу поняла, что эта ночь последняя, завтра он уйдет. Все было иначе, я словно прощалась. Он смотрел так странно… И молчал. Как всегда.

Уходя, я не выдержала, обернулась:

— Береги себя. И… прощай.

И выбежала, потому что слезы душили, а он не должен был видеть моих слез. Я не хотела. Завтра он уйдет. А я при исполнении.

Проплакала всю ночь, утром пришла в участок. Первое, что я увидела, это в окружении парней из отдела стоял он. И шеф там же. У меня сердце упало.

Выследили, взяли. Из-за меня!

Неконтролируемо потянулась к ним, оглядываясь, ища, чем ему помочь. И тут услышала:

— Младший дознаватель Вольтранс, подойдите. Познакомьтесь.

Пошла к ним на ватных ногах, не в силах отвести от него взгляд. А он смотрел так странно. Звоночек прозвенел в мозгу, но я не успела додумать…

— Познакомьтесь, это наш младший дознаватель Хильда Вольтранс. Именно она помогла составить точный портрет нашего колдуна-нелегала.

И общий гогот, который я слышала словно сквозь вату. Потому что шеф говорил дальше:

— Да, очень хороший портрет, полное сходство с оригиналом.

И опять смех. Очень нехорошее предчувствие комом росло у меня в груди, но я все же нашла в себе силы улыбнуться.

— Знакомьтесь, леди. Ваш колдун-нелегал не кто иной, как старший дознаватель секретного отдела надзора над надзором Маркус Кармэйн. Направлен к нам с инспекцией из столицы.

Я продолжала улыбаться.

Но теперь взглянуть на него не смогла бы себя заставить. Ни за что! И никогда! Если бы сейчас потолок лопнул над головой и обвалился на меня, раздавливая, вряд ли было бы тяжелее и больнее.

А шеф с удовольствием вещал, как я чуть не сорвала сверхсекретную операцию секретного отдела по выявлению, внедрению, и черт еще знает, чему. Это я уже не слушала.

А смех вокруг звучал на все лады, конечно, все благополучно разъяснилось, нашли козла отпущения — блондинку. Действительно. Это же наверное, так смешно.

— Одну минутку. Я сейчас вернусь, — проговорила я, продолжая улыбаться и потихоньку отодвигаясь.

— Зайдите ко мне в кабинет, младший дознаватель Вольтранс, — сказал шеф.

— Да, я только положу свои вещи. С вашего позволения.

И ускользнула.

Этот… дернулся было в мою сторону, но я успела раньше. И слава Богу, что весь отдел торчал сейчас там. Всего минута нужна была мне. Быстро черкнуть заявление об уходе. Забежать в хранилище вещдоков, разжиться там парой артефактов и многоразовым порталом, как раз из последней партии. Это было справедливо. Я их честно заработала.

И уйти.

К чертовой матери уйти оттуда.

Где и как я проболталась день, не спрашивайте. Я и сама плохо помню.

А когда наступила ночь…

Я не знаю, зачем я это сделала. Говорят, преступника тянет на место преступления. Вот и меня потянуло в ту гостиницу. В тот проклятый номер под самой крышей. Не знаю! Никогда не призналась бы себе, что…

Он был там.

Стоило мне его увидеть, не помня себя понеслась по лестнице вниз. Мне нельзя было приходить! Это слишком глупо, стыдно…

Какие узкие лестницы в этих трактирах! Узкие и крутые. Наверное, специально для того, что посетители ломали тут ноги! Все, что угодно. Все! Только не думать об этом… мерзком, гадком! Не плакать!

А вдогонку мне уже грохотали его шаги. И крик:

— Стой! Остановись сейчас же, дуреха! Я же тебя…

Дослушивать, я не стала. Многоразовый портал, что я сперла из вещдоков, висел на цепочке у меня на шее. Надо было только его сжать. А дальше было ощущение, будто вокруг меня схлопываются гигантские крылья, пытаясь удержать, но меня уже вынесло из этого проклятого трактира.


С минуту стояла тишина, а Хильда смотрела в свой пустой стакан.

— Можно мне еще бурбона, пожалуйста.

Потом усмехнулась:

— Ну вот… а остальное вы знаете. Теперь ваша очередь.

Пока девушки по очереди рассказывали свои истории, Хильда молчала, время от времени ерзая на стуле и все смотрела в окно. Тем временем наступил рассвет, гроза стихла.

Выглянув в окно, в очередной раз, Хильда бодро проговорила:

— Надо уходить, девочки. Время не ждет.

Попрощалась со всеми, с хозяйкой. За эту ночь как родные стали. Усмехнулась, стерла слезы. И активировала портал.


Снова это ощущение схлопнувшихся вокруг меня крыльев. Портал сбился и меня выбросило тут же, у самой гостиницы. Удивительно, но я и впрямь оказалась завернута, как в кулечек, в плотный кокон из карминно-красных кожистых крыльев.

Красный дракон? Но откуда…?

Однако ощущение мгновенно сменилось, теперь меня крепко обнимали сильные мужские руки. Я хорошо их помнила. Его руки. Они обнимали меня семь ночей. И еще одну ночь, которую я провела в воспоминаниях.

Горечь поднялась волной. Я не стала вырываться.

Дракон. Секретный отдел. Теперь ясно, почему он так легко уходил от слежки. Бессмысленно, если он смог найти и сбить портал, он все равно из-под земли меня достанет. Стало даже смешно, такую величину задействовать для задержания мелкой нарушительницы вроде меня?

Не желая видеть его, смотреть в его глаза, сказала:

— Можете уже отпустить. Я не стану оказывать сопротивление при аресте. Все похищенное готова вернуть.

Он молчал, только крепче сжал руки. Я сейчас задохнусь, а еще того хуже, расплачусь. Повторила:

— Отпустите. — горло сжалось. — Мне… больно.

— Нет. Не отпущу, — на удивление глухо прозвучал его голос. — Зачем ты сбежала от меня, глупая девочка?!

Зачем?

— Зачем?! — меня аж перекосило. — Ты… Вы… Посмеялись надо мной! Ты обманул меня! Обманул!

Попыталась оттолкнуть его, понимая, что слезы уже не удержать, и от этого только разозлилась на себя. Но где там, легче каменную скалу с места сдвинуть, чем этого вредного дракона!

— Я не обманывал тебя! Я дал тебе то, чего ты хотела!

— Неправда! — я продолжала вырываться, а он заглядывал мне в лицо.

— Скажи честно, ты что, хотела старшего дознавателя из секретного отдела надзора над надзором за магдеятельностью Маркуса Кармэйна? Нет! Назови я тебе сразу свое имя, ты бы тут же сбежала.

— Да я бы и так никогда…! Это все ты!

— Не лги мне! Ты хотела своего колдуна-нелегала! И я был им все семь ночей. И готов быть им для тебя всю жизнь.

Он странно на меня глянул и застыл, а потом резко выдохнул:

— Потому что люблю тебя.

И защелкнул на моих запястьях артефактные магические наручники! Я обомлела…

— Так ты все-таки пришел арестовать меня?

— Это чтобы ты больше никуда не сбежала, — блеснул он глазами, а по губам скользнула такая знакомая хищная улыбка. — Пока не обвенчаемся как положено.

— Ты…!

А его ладони уже забрались мне под плащ.

— Мммм… — шепнул он мне на ушко. — Ты надела то бюстье?

Ну, скажите… Разве я могла дальше на него обижаться?

X