Константин Сэт - Знахарь. Проявление силы [СИ]

Знахарь. Проявление силы [СИ] 1483K, 356 с. (Безымянный-1)   (скачать) - Константин Сэт

Константин Сэт
ЗНАХАРЬ. ПРОЯВЛЕНИЕ СИЛЫ


Пролог

Эх, юность, прекрасное время, ты уже не подросток, но ещё и не взрослый… Прекрасное время для влюбленности, реальность кажется тебе не более чем гранями иллюзии, что приглушают великолепие твоей возлюбленной… Один минус, мозги отключаются, а ты реагируя чисто на адреналиновых всплесках считаешь всех окружающих врагами… пусть даже это и члены твоей семьи. Точнее… особенно если это члены твоей семьи, что стоят между и тобой и твоей девушкой…

Как в таком случае поступает импульсивный юноша шестнадцати лет? Правильно, сбегает из дома, прихватив с собой часть наличных средств, а после этого похищает возлюбленную… Прямо из родового дома, с трудом прорвавшись через охрану… и сейчас, они просто гуляют по парку под светом луны.

Телефон завибрировавший в кармане, отвлек меня от размышлений и достав его из кармана, я не смотря на номер ответил:

— Слушаю.

— Вениамин, ну как там Николай? — раздался сухой старческий голос.

— Жив твой правнук, шею я ему ещё не свернул. — Недовольно проговорил я, — слушайте, Кир Львович, вот зачем вы меня подняли в час ночи и отправили за этим малолетним Ромео, выкравшим свою Джульетту из родового дома? Он стихийник первого ранга, что с ним случится?

— Вениамин… — спокойно прервал меня глава рода Седых, — что ты можешь сказать о его пассии?

— Басова Елизавета Сергеевна, стихийник третьего ранга, стихийная принадлежность «огонь». Является старшей из сестер семьи Басовых. Первая их встреча произошла при школьной поездке в Москву, на экскурсии в Оружейную палату…

— Вениамин, ты же знаешь, что я хочу о тебя услышать, хотел бы я прочитать её досье, не просил бы тебя.

— Шанс появления здорового ребенка со стихийной предрасположенностью к молнии около восьмидесяти процентов, остальные двадцать, что родится универсал огня и молнии. Вам с вопросами селекции к Зубову нужно обратиться, он специалист в этом.

— Он друг моей семьи, а ты мой воспитанник. Чувствуй разницу, Вениамин. Ладно, продолжай наблюдение. Там кстати Олег Басов должен скоро появиться, не убивай его, он ещё мне пригодится.

— Вижу его. Сейчас кто-то по шее получит.

— Вениамин? Эта… Лиза не играет с ним?

— Эта, доска два соска, не знаю, что Николая привлекло в ней. — Скучающе проговорил я, а затем легко спрыгнул с крыши небольшого кафе и двинулся к влюбленным, что не замечали приближения целого «эксперта второго ранга», — Кир Львович, я тащу эту пару домой.

— Пусть будет так. Главное чтобы они были целыми, внешне и внутренне.

— Ладно. — Я отключился и остановился в десяти метрах от лавочки, где сидела пара голубков.

— Ни шагу дальше! — резко соскочив со скамейки, жестко произнес Николай, встав на пути «эксперта» закрыв свою возлюбленную.

Первая любовь, эх… мерзко. Нужно было протащить Колю по борделям и показать что любовь чувство слишком нелогичное, а есть только наслаждение. Поздновато я хватился, нужно было сделать это годом ранее… правда, старик Кир бы осудил. Впрочем, некоторые иллюзии наследника рода Седых бы точно развеялись.

— Лиза, мы возвращаемся домой. — Не потеряв самообладание проговорил Олег, младший из братьев. — А что насчет тебя… Радуйся что в ходе твоей вылазки на территорию нашего родового гнезда никто не пострадал, иначе мы бы с тобой не разговаривали.

— Тронешь их, и я опущу тебя ниже уровня Мертвого моря. — Холодно проговорил я, неспешно выйдя под свет фонаря, — Басов, иди домой.

— Цепной пес семьи Седых, — поморщился Олег, — «лекарь» мне не соперник.

— Да неужели?! — насмешливо оскалился я, — а ты затылок почеши, может, найдешь кое-что интересное.

Олег и правда проверил одной рукой затылок, а в это время я метнул акупунктурную иглу, что точно вошла в кадык, а затем парень нелепо завалился набок в парализованном состоянии. Неспешно подойдя к нему, я опустился перед ним на корточки и тихо проговорил:

— Знаешь, щенок, я убивал и за меньшее, но сравнивать меня с псом не следовало. Сейчас я могу сделать с тобой все что угодно, фантазия у «лекарей» богатая. Страшно? Да тебе сейчас страшно, ты бы с удовольствием обмочился, но не можешь, так как не контролируешь свое тело… впрочем, тебя это ещё ожидает, через пятнадцать минут нервный спазм пройдет, и ты испытаешь все прелести трупа, чтобы через десять минут встать и пойти к себе домой…

— Вениамин… — окликнул меня Коля, — что ты здесь делаешь?

— Значит так, недоумок, я не спал двое суток, какое оправдание для своих действий ты придумаешь на этот раз?! — развернувшись, уверенно двинулся я на Николая. — Ты с ума сошел врываться в родовой дом Басовых, а затем похищать их дочь? Войны хочешь?

— Не смей разговаривать со мной в подобном тоне! — холодно проговорил Николай.

Быстро сократив расстояние я, сжав указательный и средний палец, быстрыми тычками вырубил Николая, не дав ему воспользоваться энергетическим доспехом. А после, все ещё действуя в ускоренном темпе, отправил в бессознательное состояние и его возлюбленную, чтобы забросив себе на плечи двоих подростков спокойно двинуться из парка в направлении оставленного транспорта…

Кажется у мальчика эго завышенное, не понимает когда нужно промолчать и не наглеть, вот пусть старик втолковывает ему это. Как по мне его сестра на порядок разумнее и никогда не будет действовать столь опрометчиво…

«Цепной пес семьи Седых»… Это прозвище я заслужил за то, что в частной школе исполнял роль телохранителя. Впрочем, работа была непыльной и высокооплачиваемой, только вот отношение ко мне после всего этого отвратительное… Даже не знаю что будет дальше, школу то я окончил и совсем скоро мне исполнится восемнадцать лет.

Когда я вышел из парка, возле меня с визгом остановилась иномарка, из которой выскочила молодая девушка:

— Вениамин! Ты нашел его?!

— Как видишь, Ева, — сухо проговорил я, — открывай двери, я их гружу к вам и иду спать. Побеспокоите меня в течение суток, и спасать вас будет только «профи».

Ева Седых не стала начинать выяснять отношения и просто открыла дверцу в машину, на заднее кресло которой последовал Николай, что оказался надежно закреплен ремнями, то же самое повторилось и с Лизой…

— Ну и зачем ты здесь?

— Дед сказал, что ты в Благовещенске, следишь за Николаем вот я и решила составить тебе компанию, — Спокойно проговорила Ева, — не сердись, за мной следом движется машина с охраной.

— Да, да… как последние представители семьи Седых могут передвигаться, не взяв охрану. Ты это своему брату объясни, или это сделаю я. Думаю, что месяц на больничной койке с переломанными ребрами поставит его на место.

— Веня, он тебе завидует.

— Знаю я, — устало вздохнув, я развернулся и поплелся в направлении оставленного автомобиля, — беру отгул на сутки. Не забудь напомнить старику о сверхурочных…


Глава 1. Предложение

Черт… Как же мне все это надоело, вот только выпускные экзамены сдал, а этот малолетний недоумок полез в дом Басовых, если бы я ему не помог с отвлечением основной массы охраны, в которой по удачному стечению обстоятельств не было никого выше ранга «эксперта», а затем с переводом её членов в недееспособное состояние… Седых бы сейчас сидел где-нибудь в подвалах Басовых, а старику пришлось бы дорого заплатить, чтобы его единственного правнука и наследника рода просто не прибили.

Одно плохо, с Басовыми я отношения испортил, по крайней мере, с одним из сыновей. Хотя извинений они от меня не дождутся, тот сопляк не следил за своими словами и потому немного оконфузился, пусть на собственной шкуре осознает, что есть те, кто намного сильнее его, хоть и подобным образом. Это в любом случае лучше, чем получить от «мастера».

Раздавшийся звонок в дверь заставил меня отвлечься от размышлений и отправиться открывать… Прошлепав босыми ногами по полу я благодаря своей энергетической чувствительности определил «стихийника 2 ранга» элементной направленности молния.

— Добрый вечер, что случилось? — открыв дверь, я зевая поприветствовал Еву, — чай будешь?

— Не откажусь, — оценив мой внешний вид ласковой улыбкой, Ева прошла в мою однокомнатную квартиру, — Веня, одень хоть шорты.

— Чем тебя семейные трусы не устроили? — не оборачиваясь, спросил я, направившись на кухню, — ты же прекрасно знаешь что под ними, да и мне прекрасно известно, что у тебя под одеждой, даже лучше чем тебе самой.

— Ты напрочь лишен чувства такта. — Пройдя на кухню и сев за стол, ответила Ева.

— Да, да… — неопределенно помахал я рукой, — так же как и ты, год назад забравшись мне в кровать в том красном кружевном боди. Да, ты ещё и пьяна была…

— Это было год назад. — Спокойно проговорила Ева, — сейчас все иначе.

Оглянувшись на девушку я немного по-новому посмотрел на неё… Все же Ева немного, но повзрослела за последнее время, даже на тренировках усерднее стала, обогнав в ранге своего младшего брата.

Ну и?… — поставив перед ней кружку горячего чая спросил я, — какие новости?

— Дед встретился с Басовым сегодня утром и они, выслушав брата и Лизу, договорились о помолвке.

— Хороший ход, — сев напротив Евы проговорил я, — впрочем, к этому все и шло. Слишком уж мало внимания уделял старик отношениям Ника. Ладно, что сделано то сделано, а что насчет тебя?

— А что я? — с легкой улыбкой переспросила Ева, — если ты думаешь, что я соглашусь на помолвку с кем-либо, то жестоко ошибаешься. Ты не забыл о моем обещании…

— Это плохая идея, старик будет против, несмотря на его отношение ко мне. Отдавать свою внучку за какого-то «лекаря»… нет Ева, боюсь, ничего не выйдет.

— Ты мой мужчина… единственный, которому я позволила зайти так далеко.

— Я даже жалею о том, что сделал. — Спокойно проговорил я, — мы были пьяны… оглушены музыкой и… забыли.

— Нет, Вениамин Старинов, я ничего не буду забывать. — Уверенно смотря мне в глаза, проговорила Ева, — из того, что было той ночью и тебе придется, с этим смириться. Даже если дед будет против, я смогу сделать так, что ему придется считаться с моим решением.

— Не стоит накалять ситуацию, особенно сейчас. — Спокойно проговорил я, — послушай Ева, ты ещё найдешь того…

— Давай без этого, хорошо?! — недовольно проговорила девушка, — не стоит использовать эти пустые отмазки, мы слишком хорошо друг друга знаем Вениамин.

— Ты ужинала?

— Нет, как видишь, направилась к тебе устав наблюдать за братом и его пассией.

— Тогда поможешь мне приготовить ужин.


Ближе к обеду следующего дня я появился на территории родового дома семьи Седых и спокойной походкой направился через отцветающий сад, разбитый напротив закрытой веранды…

Старика я заметил едва обошел куст с вишней, он сидел в кресле-качалке и тихо читал книгу. Как ни посмотри седой старик, с длинной бородой… прямо «дедушка божий одуванчик», а по факту «профессионал» со звучным прозвищем «Громовержец».

— Здравствуйте, Кир Львович, — пройдя мимо него, я сел в такое же кресло напротив, — вы хотели меня видеть.

— Да, добрый день, Веня. Не подскажешь, где этой ночью была моя внучка?

— У меня. — Спокойно ответил я.

— И? Ты больше не «универсал», чтобы я мог рассматривать тебя как достойную кандидатуру, даже на роль… как там, на западе, консорта.

— Если вы против данной связи выскажитесь прямо. Я оставлю этот дом и уйду, впрочем, мне и уходить не надо, меня здесь нет.

— Веня, Веня… Я никогда не был против вас, но пойми жизнь — она непредсказуема, возможно, сейчас для Евы чувства значат гораздо больше, чем слова разума, но… Ладно отложим этот разговор до лучших времен. Я позвал тебя по несколько другому делу.

Мне прекрасно известно что старику все прекрасно известно, так же как и то что данный разговор предназначен исключительно для Евы притаившейся в беседке. Однако…

Сцепив руки перед собой, я дождался, пока старик не уберет книгу на столик и сосредоточенно поинтересовался:

— Что за дело?

— Слышал об «Академии Файлет»?

— Академия закрытого типа, в которой проходят обучение бойцы из элитных кланов. Обучение считается бесплатным, но только отчасти. Именно в этом заведении можно добыть неплохую репутацию чтобы…

— Я хочу, чтобы ты поступил туда, — устало проговорил Кир Львович.

— Слишком сложно, — задумчиво проговорил я, — мне необходимо пройти специальный отбор, который начнется буквально через две недели. Сам отбор делится на две части: теоретическую и боевую. Если со второй у меня не будет проблем, то первую я завалю.

— Нет, не завалишь. — Спокойно проговорил старик, — тебе лишь нужно будет сдать диплом об окончании школы, и ты автоматически пройдешь ко второй фазе.

— Это меняет дело, только я боец-одиночка, не принадлежащий ни к какой семье, клану или правительственной организации. — Размышляя вслух, изрек я, — разве что…

— Ты правильно понял, я собираюсь поручиться за тебя, на правах твоего опекуна. — Откровенно усмехнулся старик, наблюдая за моей реакцией.

— Это хорошо, но что мне там делать? Стихийником я не являюсь. Смысл?

— Видишь ли, моим правнукам нужно учиться. Все же человек, обладающий высшим образованием, лучше ориентируется в этом изменчивом мире. Поэтому я отправлю тебя на обучение, ты сумеешь там все разузнать, наладишь связи, я знаю, ты это умеешь, чтобы на следующий год спокойно познакомить Еву с укладом в Академии. А потом можно будет и Колю отправить на обучение…

— Отказаться могу?

— Нет. — Сухо ответил дед, хотя по хитрому прищуру глаз я понял, что он шутит.

— В таком случае… мне потребуется кое-какая информация, — не став отказываться от столь выгодного предложения проговорил я, — которую предоставить может только глава семьи Седых.

— Если на этом все, не буду тебя задерживать. Останься на ужин Вениамин.

— Хорошо. Отдыхайте, Кир Львович. — Поднявшись с кресла, я вошел в дом и направился по коридору на поиски кухни.

А дед сильно сдал. Раньше он мог просто поговорить, а теперь довольно часто сидит и смотрит на сад что вырастила его жена и предается воспоминаниям о своей долгой вековой жизни. Ладно, не буду мешать лучше, правда, поищу кухню. Там сейчас все равно никого нет, Маргарита придет лишь готовить ужин, а пока мне можно там похозяйничать, так как это распоряжение самого хозяина этого дома.


Оставшееся время до вечера я провел за ноутбуком, раз за разом, проверяя и перепроверяя информацию насчет исчезновения моих родителей. Как так получилось? Мой отец Борис Старинов был «экспертом 1 ранга», чтобы захватить его, нужно было очень постараться. Нет, мой отец не был клановым бойцом, такой же, как и я, одиночка, он всего добился сам, даже техники были большей частью изучены и переделаны им под себя самостоятельно. Однако ему повезло с другом, отцом этих славных брата и сестры Седых.

Куда могли пропасть мои родители и родители погодок? Расследование ничего не дало, даже следов похищения найти не удалось. Думаю «дед» также продолжает эти бессмысленные поиски, продолжает уже десять лет…


Вечером, в половину десятого, семья Седых как обычно собралась на ужин… Мне, как приемному ребенку, там тоже было приготовлено место, однако чаще всего я занимал место не одного из членов семьи, а воспитанника, устраиваясь с самого края. Пришел я сразу после главы рода семьи Седых, а затем мы несколько минут ожидали Николая, что опять опаздывал, но «дед» в силу своих принципов не начинал ужин до тех пор пока не соберется вся семья. Когда же он появился и сел по правую руку, как и положено наследнику, Ева едва слышно вздохнула, а старик наконец перестал созерцать кружку с чаем.

— Дед, скажи, а зачем ты вызвал Вениамина? Особенно после всего, что он сделал?! — бросил на меня недовольный взгляд Николай.

— Обсудить вопрос о его поступлении в Академию «Файлет», — ответил дед не став ничего скрывать.

— С какой это стати ему там обучаться?!..

— Закрой свой рот, недомерок, — сухо проговорил глава рода, посмотрев на правнука, — если бы Вениамин отказался выполнить мою просьбу и не договорился о встрече с Басовым от моего лица, ты бы сейчас сидел где-нибудь в застенках родового дома своей возлюбленной закованный в кандалы. Ты возомнил себя главой рода?! Ты просто беззубый щенок что только и может подобно вору пробираться в чужой дом… — переведя дыхание, дед посмотрел на своего правнука что сидел с серым от страха лицом и спокойно проговорил, — а сейчас начнем ужин. Ева, передай мне сахар. А ты, Николай, с данного дня будешь проходить интенсивные тренировки, не беспокойся, Зубов не даст тебе умереть. Раз ты наследник рода, будь добр соответствовать.

Да… Это было жестко, но зря я думал что старик сдал. Нет, он не сдал, он и сейчас любого порвет как тузик грелку, если будут слишком сильно наглеть. Впрочем, лучше приступлю к ужину, Маргарита, готовит просто божественно.


Глава 2. Знахарь

Вечером того же дня я занял одну из гостевых комнат которая когда-то была моей. Расположившись на кровати, я все время проверял поступившую информацию, собранную информатором, на ноутбуке, пытаясь найти хоть какую-то зацепку, но так ничего и не найдя просто вытянулся на кровати и посмотрел в потолок.

Что же здесь не так? Почему пропали мои родители? Почему так и не нашли их тел, если их устранили? Тогда почему и родителей Седых похитили? За компанию? В любом случае странное происшествие. Да, не думаю, что похитителям нужны были проблемы пусть с небогатой, но довольно могущественной и уважаемой семьей. Во что же вы влезли «нареченные братья»? Ведь похитители были не из рядовой семьи, возможно даже из «Семерки Великих Российских семей». Тогда кто? Вопросы, одни лишь сплошные вопросы и все без ответов…

— Вениамин Старинов… — зашел в комнату без приглашения Ник.

— Что вам нужно, наследник рода Седых? — даже не делая попыток повернуть к нему голову, спросил я, — пришли продолжить обострение конфликта, как я полагаю.

— Веня…

— Слушай, Ник, ты хотел покрасоваться перед своей девушкой — ты это сделал. Даже если сейчас ты попросишь у меня прощения, не думай, что я тебя прощу. Ты ясно показал разницу в наших социальных статусах. А сейчас, закрой дверь с другой стороны, будь любезен.

Николай, поняв по моему взгляду, что ему ничего не светит, скорчил надменную мину и с гордо поднятой головой удалился из помещения, громко хлопнув дверью.

Пускай… Детство закончилось, пусть мальчишка примет данный факт. Сейчас он наследник уважаемого рода насчитывающего тысячелетнюю историю, поэтому ему стоит отдавать отчет своим словам и поступкам, если близкие ему люди смогут смириться с его завышенной самооценкой, то другие просто растопчут, стоит ему сделать ошибку.

— Можно войти? — раздался голос Евы из-за двери.

— Проходи. — Проговорил я, приняв на кровати сидячее положение.

— Ты прогнал Ника. Зачем?

— Пусть учится. Мы самые близкие ему люди во всем мире, если мы не скажем ему, как нужно правильно поступать, то уже никто не скажет. Также, только от нас он может узнать правду о себе, что за ужином прекрасно продемонстрировал старик.

— Ты по своему прав и не прав, — подойдя к кровати и сев рядом со мной, проговорила Ева, — Нику сейчас сложно, мне как его сестре это лучше заметно, чем всем остальным. Ему кажется, что все от него чего-то ожидают, вот он и пытается сделать хоть что-то, чтобы оправдать ожидания других.

— Не замечал это за ним. Ты видишь то чего нет, уж поверь я был в его возрасте и прекрасно знаю о чем думают мальчишки его возраста.

— Ты практичен и не видишь некоторых первопричин. Вспомни, раньше Ник практически не отходил от тебя, пытался навязаться на ваши тренировки с Зубовым… А ты постоянно его отталкивал вместо того чтобы просто объяснить или помочь.

— Все хороши, ты это хотела сказать? — улавливая в каком направлении, движется данный разговор, я решил его свернуть, — да простил я, Ника, простил, он сейчас максималист и видит только хорошее и плохое. Ему кажется, что его семья пытается ограничить его, и… забыли.

— Да, вот за это я тебя и полюбила когда-то, ты никогда не любил слишком долго злиться на кого-то. — Положив мне голову на колени, Ева насмешливо улыбнулась, — кстати, дед не против тебя, ну в качестве…

— Я знаю. — Спокойно ответив, я взял металлическую ручку и метнул в выключатель, погасив свет в комнате, — завтра я не появлюсь здесь, поэтому останусь на ночь, и мы будем просто спать.

— Не нужно говорить так, словно мне будет без тебя одиноко, хотя… — подняв голову с моих коленей, Ева села ко мне боком и осторожно провела ладонью по моему лицу, — мне будет скучно в этом доме, Веня. Ты скоро уедешь и…

— Иди сюда, — обняв девушку, я повалился на спину, увлекая её за собой, — ты ещё слишком юна. Через год многое изменится, мы уже не будем с тобой такими как сейчас… А сейчас давай спать.

— Может, разденемся?

— Разденемся, но позже, не хочу увлечься настолько, что меня отсюда вышвырнут, как шкодливого кота.

На эти слова Ева только искренне рассмеялась, а я вспомнив события прошлой ночи, вскоре тоже рассмеялся…


Проснувшись ранним утром, я некоторое время смотрел в потолок своей бывшей комнаты, а после некоторое время на умиротворенное лицо спящей девушки, которую по праву можно было считать моей. Осторожно выбравшись с кровати, я, одевшись, проверил свое снаряжение лекаря, включающее в себя несколько наборов акупунктурных игл, а также два длинных стилета, что я носил в качестве оружия для самообороны, поцеловал девушку в щечку, на что она лишь поморщилась, и направился на выход из поместья. Кинув парням из охраны, что несли круглосуточное дежурство, завел квадроцикл, что использовал в качестве средства передвижения и неспешно выдвинулся в направлении центра города.

На данный момент мне необходима информация об этой Академии, хотя бы базовая. Также нужно подготовить снаряжение, а для этого нужно катиться в другую часть города, где у меня схрон со всем необходимым, начиная от защитного снаряжения, заканчивая холодным и огнестрельным оружием.

Однако за информацией нужно ехать подготовившись… В этом городе информацию об Академии может достать только один человек. Только ввиду своего специфичного характера и постоянной занятости попросить его поделиться информацией можно лишь одним способом…

Информация от старика мне сейчас также необходима. Ведь это касается техник различных направлений, среди которых я могу найти и нужные мне. Пусть это и малоизвестная информация, но семья Седых имеет секретную библиотеку, в которой содержится информация о сотнях техник, попавших туда по разным причинам. Вот именно об информации из этой библиотеки и шла речь. А ведь я был там лишь один раз, ведя поиск техник способных исцелить меня, но… ничего не было. Однако десяток лекарских техник имеющих отношение к энергетической системе организма я изучил.

Прошвырнувшись по городу, я подготовился, а после остановился возле необходимого мне многоэтажного дома и быстро вошел в подъезд и начал подъем. Наконец замерев возле дверей квартиры на пятом этаже, я нажал на звонок. Отсчитывая секунды, я посмотрел в установленную на площадке камеру.

Вроде информатор дома, только чего не открывает? Может, нужен стимул?

Вытащив из пакета, удерживаемого в руках, куль конфет с черной начинкой я помахал им в воздухе. Наконец с той стороны послышались звуки открываемых замков, а затем на площадку выглянуло заспанное существо с синяками под глазами, частично скрытыми прозрачными очками, и гривой светло-русых волос находящихся в беспорядке.

— Вкусняшка? — внимательно посмотрела она на кулек конфет.

Протянув его ей, я дождался, пока она порвав пакетик, съест одну конфету, а затем удалится в квартиру, ступил следом. Похоже, что она только недавно встала, хотя сколько раз я бы ни приходил она всегда такая растрепанная. Разувшись, я прошел на кухню, положив вместительный пакет на стол. В данный момент девушка колдовала над чайником пытаясь сообразить, почему в нем нет воды, наконец, догадавшись, она, набрала воды прямо из-под крана и сев за стол занялась поеданием конфет, просыпаясь на глазах.

— Тебе нужна информация, Старинов Вениамин Борисович? Для себя или «деда»?

— Мне нужна информация об «Академии Файлет».

— Сложная работенка, — зевнув во весь рот, Ирина улыбнулась, — хотя информации не так много. Все, что есть это ничтожные огрызки с различных форумов. Все-таки закрытое учебное заведение с централизованной многоуровневой системой защиты от взлома.

— Можешь скинуть все, что есть на данный момент?

— Легко, информации там наберется от силы половина гигабайта, и то в основном снимки со спутника, — равнодушно проговорила Золотова, — ты, кстати, с какой целью интересуешься? Поступить решил?

— Да, «дед» предложил, я не смог отказаться.

— А тебе это нужно?

Многозначительно посмотрев на кулек с конфетами, я усмехнулся, похоже, что кто-то не отрабатывает свою зарплату. Чайник тем временем закипел, а Ира, отодвинув пакет в сторону от меня, принялась заваривать кофе.

Странная девушка, эта Ирина Золотова, она спокойно находит общий язык с компьютерами, но не с людьми. Я когда-то помог ей и теперь у меня есть свой информатор. Старик же просто является её постоянным заказчиком, поэтому за её безопасность не приходится волноваться.

— Будешь чаю?

— Откажусь.

— Тогда пошли, — подхватив кулек и кружку со свежезаваренным кофе, девушка двинулась в свою комнату.

Уже зная, что там увижу, я сделал кислую мину, хотя чего ещё ожидать от затворницы?.. Предчувствия меня не обманули, в комнате царил форменный бардак, авторством обязанный единственному жителю этой квартиры. Громкий шум многочисленных кулеров и вентилятора глушил все звуки, доносящиеся с улицы. Даже источником света здесь служили экраны мониторов работающих сутками. Подняв с пола элемент нижнего белья, я поинтересовался:

— За уборку так и не принималась?

— Зачем? — сев за стол девушка принялась быстро перебирать своими тонкими пальчиками по клавиатуре, выводя на экраны тексты и картинки, — у меня все находится в состоянии упорядоченного хаоса.

«Упорядоченный хаос», это так называется? Впрочем, подобные заскоки я ей прощаю, на данный момент мне будет сложно найти подобного специалиста для поиска и обработки информации. Впрочем, сейчас это неважно, отбросив трусики в сторону кучи грязного белья от которого уже довольно ощутимо попахивало, я, подойдя к девушке, встал за её спиной.

— Значит так, информацию я тебе скинула. — Быстро проговорила девушка, — общая картина такова. Академия не находится под управлением ни у одной страны. Этот остров частная собственность «ICA». Расшифровывается как: «Интернациональная корпорация ARC». Внутренний язык — английский. Думаю, у тебя не возникнет с этим проблем.

— Так, а что насчет легализации?

— При сходе с самолета ты должен будешь пройти процедуру регистрации, — проговорила девушка, после которой тебе выдадут небольшую пластиковую карту, что является идентификатором личности. Там будет указано все, начиная от твоих личных данных, заканчивая отпечатками пальцев, группой крови и твоим рангом.

— С этим понятно, так, а что насчет поединков?

— Нет информации.

— Совсем?

— Абсолютно никакой, касающейся поединков, — недовольно проговорила девушка, которой не понравилось мое недоверие, — я даже попыталась пролезть сквозь защиту для того чтобы найти хоть простые правила по пребыванию на острове, но ничего. Впрочем, оно и понятно, там проходят обучение все, начиная от таких как ты, заканчивая представителями королевских семей.

— Королевские семьи, ты серьезно? — удивленно переспросил я.

— Ты не ослышался. Недавно проходил слушок в Интернете, что там обучается второй сын императора Японии. Я бы не обратила на это внимания, сам знаешь, журналисты иногда любят приукрасить, но информацию принялись бешено удалять со всех источников.

— Защита там, должна быть на высшем уровне, раз так обстоит вопрос, — задумчиво проговорил я, наклонившись ближе к монитору на котором было изображение острова со спутника, — интересно какие ранги носят сотрудники внутренней охраны Академии. Ведь туда на обучение иной раз и начинающих «мастеров» посылают.

— Не думаю, что тебе будет проблематично туда поступить, — проговорила девушка, отчего я повернулся к ней и посмотрел в глаза, — ну ты же…

Девушка с проступающим румянцем перевела свой взгляд на один из верхних экранов, на котором была показана система наблюдения за домом Седых. Там была картинка спящей Евы в моей кровати… Да ещё так тихо и умиротворенно, что…

— Можешь сбросить видео?

— Это конфиденциальная информация, — спокойно проговорила Ирина.

— В таком случае я заберу торт, — протянул я.

— Это шантаж! Не покушайся на святое! — в лицо резко произнесла девушка.

— Да пошутил я, — улыбнулся я, взяв со стола USB-накопитель — для этого вполне хватает собственной памяти. Я ушел.

— Ага, — произнесла девушка, вернувшись к своему времяпровождению по поиску информации.

Покинув квартиру, я спустился по лестнице к выходу из подъезда, оседлав своего верного четырехколесного друга, двинулся по улочкам города.

* * *

Интересно для чего я живу в этом мире уже на протяжении двенадцати лет? Честно говоря, я не понимаю, почему именно мне выпал шанс жить в этом мире, ведь есть множество других более достойных людей даже из тех, что были мне знакомы.

Закурив сигарету, я пустил с крыши гаража, что находился в моей собственности, колечко дыма.

Что я должен делать здесь, боец из клана, название которого не имеет в этом мире никакого значения? А ведь я был молод, когда умер, двадцать семь лет, это не возраст… Хотя при тех событиях не выживали даже дети. А ведь это было лишь ответной реакцией правительства на передел власти в стране. Не стоило главам кланов пытаться перехватить бразды правления… Интересно, на что они надеялись, когда отправляли своих людей на штурм правительственных зданий? Ведь они не могли защитить себя от пуль, поэтому и умирали, ведь в том мире, использовать тот же пистолет — это значит покрыть себя позором до конца своих дней. Хотя чего теперь думать, сделанного не воротишь…

Мой клан хотел остаться в стороне, даже попытался договориться с правительством, но… Я так и не знаю, что произошло дальше, умер, выйдя из главного поместья на утреннюю тренировку, получив обжигающий кусок металла в висок от неизвестного снайпера. Банальная смерть, как ни посмотри…

Зато здесь, использование огнестрельного оружия «мастерами» простая обыденность… Как велика разница между мирами. Настолько что её размеры как у самой глубокой пропасти, я быстро это понял. Когда едва не умер во второй раз, теперь уже здесь.

Пустив ещё один дымный кружок в звездное небо, я только улыбнулся теплому июньскому ветру. Пойду прогуляюсь…


Эх, Бирск, Бирск… хорошо здесь, тихо. Впрочем, эта тишина обусловлена тем что в городе имеющем население почти в семь миллионов человек помимо семьи Седых есть и другие семьи, что обеспечивают безопасность на подконтрольных территориях. Это общепринятая позиция всех семей: защищать простых людей на подконтрольной территории, поддерживая государственные правоохранительные органы. Например, по Бирской области действует «тревожная линия» где можно анонимно сообщить о проблеме, будь то простая драка с использованием боевых искусств, заканчивая вооруженным столкновением боевых групп. Однако такая ситуация наблюдается не везде.

Войдя в третий микрорайон, что в простонародье назывался «ХимКом», я сразу наткнулся на группу людей. Так, так и что тут у нас? Неужели опять подростковые банды. Не похожи эти парни на подростков, тем более при них есть огнестрельное оружие. Впрочем, проводив мою фигуру равнодушными взглядами, группа продолжила чего-то ожидать, лузгая семечки и коптя небо никотиновым дымом.

Опять беспредел на улицах, эх, вызвать ли сейчас группу быстрого реагирования для того чтобы немного почистить «темные» улочки микрорайона? Нет, это не выход, мне нельзя привлекать внимание к этому микрорайону, у меня здесь база.

Решив срезать угол, чтобы быстрее оказаться на базе, я резко отклонился в сторону, пропуская удар короткого меча. Следующий удар не заставил себя ждать, но выхватив кинжал, я парировал удар, остановив смертоносное лезвие возле своей шеи.

Резко отскочив назад я, наконец, рассмотрел своего неожиданного противника под неярким светом, падающим из окон квартир. Длинные растрепанные волосы, черты лица скрыты маской из спекшейся крови, в руке короткий меч с покрывающими лезвие кровяными разводами…

— Убью, — прошептала она треснувшими губами.

Девушка без устали повторяла только одно слово: «Убью!», атакуя меня снова и снова.

О, боевой транс, даже удивлен, что девушка способна использовать подобную технику находясь в довольно плачевном состоянии. Ну ладно, уведу её глубже во дворы, чтобы избежать встречи с той вооруженной группой. А потом можно и вырубить, все равно никаких техник кроме энергетического доспеха она не использует.


Уклонение в сторону, пропускаю девушку совершившую выпад себе за спину, а после с резким разворотом касаюсь некоторых энергетических узлов, крохами энергии блокируя движение в них, отчего девушка нелепо взмахнув руками, выпускает меч из руки и устремляется лицом навстречу асфальту. Чего я естественно не позволил, поймав её на руки, осторожно переношу на газон, где оценив состояние тела, принимаюсь за ускоренное лечение.

Хорошо над ней поработали: черепно-мозговая травма, четыре сломанных ребра, три глубоких ножевых ранения к счастью не зацепившие внутренние органы, про ушибы я вообще молчу… При этом внутренней энергии практически нет, только на поддержку энергетического доспеха в течение десяти минут и хватит.

С кем же она так сильно не сошлась во мнениях? Может оставить её здесь? Альтруизм, как известно, наказуем. Еще раз, прикоснувшись к её голове, я досадливо поморщился, а затем, осторожно вложив меч в ножны, висящие на кожаном ремне, взял девушку на руки…

Да пропади оно все пропадом, меня называют «Знахарем» не потому что я занимаюсь излечением «болезней» города, а потому что я умудряюсь вытащить человека буквально с того света… Будь проклят Зубов, заставивший меня дать «клятву Гиппократа», первого из «лекарей» этого мира!

Осторожно, стараясь не причинить ещё больший вред, передвигаясь темными улицам микрорайона при воздействии техники «усиления тела» я быстро анализировал происходящее. Та боевая группа, разделившись, принялась прочесывать всю территорию микрорайона. Уходя от преследования, я старался быстрее прорваться к базе, оборудованной в бомбоубежище.

Удар в затылок, я скорее от неожиданности, чем от силы удара, вытянув руки, чтобы не навредить незнакомке ещё больше, проехал по асфальту приблизительно два метра, резко подскочил, быстро скрывшись в переулке.

Снайпер! Будь оно все проклято! А ведь меня спасла только случайность, а именно «энергетический доспех» поставленный на всякий случай. Только вот в нем теперь нет четверти энергии. Черт, какой калибр у них? Не менее десятого. А если судить о позиции снайпера, то он сейчас не видит меня. Сейчас проверю, опустив девушку на траву газона, я осторожно прошел, вперед стараясь почувствовать энергетику снайпера. Однако едва я вышел из-за здания, меня мотнуло от удара в висок…

Резко уйдя перекатом в сторону и назад, я спрятался за стеной дома. Вот черт, сел прямо на крыше девятиэтажки, позволяющей ему вести прицельный огонь на полкилометра, плюс есть тепловизор, возможно, что оптический прицел был оснащен им изначально. А группа приближается, в двухстах метрах первый гость… Во что же я ввязался, решив помочь девушке? Дьявол! У меня тоже есть мечты и цели в этом мире.

Рванув к девушке, я подхватил её на руки, а затем понесся прямо на стоящий возле дома автомобиль. Оттолкнувшись от него, отчего он отозвался раздраженным писком сигнализации, я кинул свое тело по направлению к стенке балкона, а затем, поддерживая себя при помощи техники «Летящего шага» буквально влетел на крышу дома, используя идущие параллельно стенки балконов в качестве ступенек.

Хотите поиграть в догонялки?

Почувствовав по вибрации воздуха пролетевшую возле моего носа пулю, я резко бросился вперед и перемахнул на крышу соседней пятиэтажки. А затем продолжил свой забег, по крышам домов удаляясь от позиции снайпера. При этом пули каждые полторы секунды пролетали мимо меня, чаще всего попадая в крыши оставляя солидные дыры. В один прекрасный момент, я понял что что-то не так… На руках было что-то теплое, а энергетика девушки резко скакнула вниз. Остановившись, я скрыл девушку за трубой вентиляции и только ужаснулся. Её правый бок представлял собой буквально сквозную дыру от попадания пули из крупнокалиберной винтовки, меня не зацепило из-за «энергетического доспеха».

Вот черт! Опустившись на колени перед девушкой, я резко прикоснулся к её груди и влил огромное количество энергии, подстегнув регенерацию в теле направив её на восстановление свежего повреждения.

Уроды! Если сначала ловили, то теперь постарались устранить, раз обнаружился неожиданный «защитник». Рана, даже несмотря на ускорившуюся в несколько раз регенерацию, заживала плохо, сказывался недостаток строительного материала. Черт, мне до моей базы осталось всего ничего, около сотни метров, только вот сейчас спускаться вниз опасно. В любом случае эта группа постарается забрать «труп» девушки в качестве доказательства выполнения задания.

Теперь девушке ещё необходимо и переливание крови, пусть я и сумел восстановить кровеносные сосуды, но вот восполнить недостаток крови мне будет сложно, энергия тоже не резиновая и так, не переставая, накладываю технику за техникой. Только для того чтобы привести её в божеский вид придется не отходить от неё в течение нескольких часов…

Ну ладно начнем, подхватив девушку на руки, я оттолкнулся от края крыши, короткий свист ветра в ушах, сгруппировавшись, я приземлился на носочки и осторожно прощупал пространство. На улице стояла практически полная тишина, только из окон на третьем этаже была слышна музыка. А затем двинулся в сторону входа в бункер.

Осторожно прокрадываясь по пустующей улице, я неожиданно услышал звуки стрельбы, откуда-то сзади. Многозначительно улыбнувшись, я, подойдя к неприметному люку, опустил девушку, а затем, сдвинув его в сторону, спустился вниз и щелкнул выключателем. Бледный свет из слабой лампочки частично осветил туннель, по бокам которого шли трубы с холодным и горячим водоснабжением.

Опустив девушку вниз, я закрыл люк и двинулся по этому тоннелю, вглубь ища неприметную дверь, сливающуюся со стеной. Наконец выйдя к развилке, я пошел налево, а затем, отсчитав пятнадцать шагов, свернул, направо, пройдя через проход, частично завешанный различными кабелями, остановился возле щитка. Достав из кармана ключ, я вставил его в незаметную на стене скважину, а затем, навалившись, заставил сдвинуться бронированную дверь. Включив рубильник расположенный прямо возле двери, я занес девушку и положил на кушетку. А затем принялся быстро выполнять стандартные действия перед длительной операцией.

Это бомбоубежище было построено на случай второй мировой войны, которой здесь просто напросто не было. Возможно, что пока не было… Да и не нужна мне война на данный момент. Сейчас я занимаюсь исследованием энергетической системы человека в поисках способов исцелить себя. Ведь то, что я не могу использовать стихийные техники, результат неудачного опыта, который едва не стоил мне этой жизни. А ведь эта жизнь сама по себе редкий шанс. Начать все с самого начала… Переиграть судьбу, если возможно.


Например, на данный момент времени, я преследую несколько целей, в частности, это вернуть себе стихийные техники и основать свою школу или клан. Конечно, чтобы проделать желаемое нужно иметь влияние, поэтому-то я и рад тому что «дед» предложил мне поступить в Академию. Вот уж где искать связи, то только там. Разумеется у меня есть кое-какой бизнес… Небольшая компания в Воскресенске, на малой родине, где у меня также есть и свой дом. Так…

Подойдя к девушке, я осторожно взял у неё кровь на анализ и сел за лабораторный стол. Нужно определить группу и резус-фактор для переливания крови, а то возможны неожиданные последствия.

Так значит третья положительная, вот и хорошо, подойдя к холодильнику я осторожно вытащил пакет с донорской кровью и взяв капельницу принялся готовить девушку к процессу ускоренной терапии. Думаю, до утра я с этим управлюсь…


Пульсометр отсчитывает сердечный ритм, извещая об этом писком, по бетонному коробу разносится тихое тиканье настенных часов… Размеренное дыхание спящей девушки, лежащей на медицинской кушетке.

Сбросив с себя спортивную кофту и кеды, я был занят тем, что возился над отработкой техники «преломляющего выпада». Эта техника включает в себя несколько базовых движений с предельной концентрацией «viz».

С помощью этой техники можно развить огромную скорость в бою, однако существует опасность травмировать себя при недостаточно тренированном теле. Помнится, я часто рвал себе мышцы из-за недостаточной их эластичности, при выполнении этой техники. Сколько же мне тогда было лет? Шесть кажется… Как много времени уже прошло.

— Хде я… — прошел по комнате звук от раздавшегося сухого голоса, — хто здесь?

Закончив движение я подошел к кровати и поднес стакан с водой и придерживая её за затылок помог напиться. Некоторое время она всматривалась в моё лицо, а затем спросила:

— Кто ты?

— Лекарь.

— Где я?

— Пока в безопасности.

— Моя голова, эмм…

— Я восстановил все повреждения. Однако на данный момент ты потеряла слишком много крови и мне приходится делать тебе переливание. — Кивнул я в сторону капельницы.

— Но почему? — удивленно посмотрела она на меня, — последнее, что я помню это… бой на окраине Бирска, до которого мне удалось добраться с большим трудом. А затем… я не помню.

— Когда я тебя нашел, у тебя была черепно-мозговая травма, четыре перелома ребра, три ножевых ранения, а в конце тебя подстрелили из крупнокалиберной снайперской винтовки, пуля прошла на вылет.

— Вот как? — проговорила девушка и задумалась.

Я же отойдя от нее, заварил себе большую кружку растворимого кофе и плюхнулся на диван. В данный момент времени я собирался насладиться напитком и просто отдохнуть от затянувшейся операции, что длилась семь часов. Девушка тоже начала осваиваться, осторожно сев на кровати она осмотрела сначала свое тело, переодетое мной в больничную пижаму, а затем и само помещение бомбоубежища.

— Мрачно у тебя тут, «Знахарь».

— Слышала обо мне? — слегка приподнял я уголки губ, изобразив улыбку. — Неожиданно для известного «универсала».

— Откуда ты…

— Приветствую вас, Валерия Чернозубова, — насмешливо проговорил я, — необычно видеть вас так далеко от дома, представительница младшей ветви семьи.

— Значит знаешь…

— Пока ты спала, я прошелся по интернету и нашел твои немногочисленные фотографии. Тебе следует остерегаться папарацци. — Проговорил я, закурив, — кстати, судя по новостям, ты погибла при попытке убийства наследника семьи, некоего Романа Чернозубова.

— Постой! Какое убийство? Да они там, что совсем уже тронулись?..

Девушка опять погрузилась в свои мысли, я же достал из шкафа комплект спортивной одежды, включающий в себя спортивную форму, комплект нательного белья и кеды, а затем положил это все на край кровати.

— Скоро переливание закончится, ты оденешься и уйдешь. Свое дело я сделал.

— Что?

— Я «лекарь», девочка. Мое дело лечить людей, а ты на данный момент абсолютно здорова и не нуждаешься в моих услугах.

— Помоги мне.

— Мне нет от этого выгоды.

— Я могу заплатить.

— Как?

— Я… придумаю.

— Да, неужели? — сев на стул возле кушетки посмотрел я в лицо Леры, — что ты мне можешь предложить? Деньги? Не смешно. Только твое лечение оценивается минимум в полмиллиона деревянных. Себя? Извини, работорговлей не увлекаюсь. Решишь торговать своим телом — сразу скажу, гиблое дело, тебе целой жизни не хватит, чтобы оплатить мои услуги. Однако…

Ситуация и впрямь складывается для этой девушки не лучшим образом. Даже если меня и смогут опознать, я могу отделаться от представителей семьи Чернозубовых своей лицензией. Все прекрасно знают что «лекарь» может захотеть лечить в любой момент согласно клятве Гиппократа.

— «Однако», что? — ухватилась девушка за спасительную соломинку.

— Если ты сейчас расскажешь мне детали своего побега из родового дома, я подумаю о возможности тебе помочь. Выбор за тобой.

Некоторое время девушка размышляла, я же в это время скурил сигарету и поставил на плиту воду на пельмени. Время-то уже обеденное, а я ещё не завтракал, да и этой нужны питательные вещества.

— Это будет долгий рассказ…

— Я не тороплюсь, — снова сев возле кушетки выжидающе посмотрел я на неё.

* * *

Некоторое время в комнате было тихо, я обдумывал рассказ девушки. Очнувшись от мыслей, отцепил капельницу и выкинул её в мешок из-под мусора и присев на диванчик, закурил.

Интересная складывается ситуация. Эта Валерия угодила в запутанный клубок внутрисемейных интриг и заговоров, из которого вырвалась с боем. Все-таки внутренние отношения «семей» всегда были тайной за семью печатями для всех остальных, однако…

— То есть ты хочешь сказать, что глава рода, Борис Чернозубов, приказал тебе стать наложницей для его сына. Однако ты воспротивилась подобному указанию и, прорвавшись с боем из города, сумела добраться до Бирска.

— Тот факт, что я бесплодна, ещё никому не давал права делать из меня подстилку для какого-то четырнадцатилетнего урода.

— Вообще-то ты не бесплодна, — устало проговорил я, стряхнув пепел с сигареты в пепельницу, — да и почему посчитали, что ты покушалась на его жизнь?

— А эта сволочь пришла в мою комнату посреди ночи, демонстрируя договор, согласно которому он получал меня в личное пользование, подписанный главой рода, и тут же полез на меня. Ну я и зарядила ему по причиндалам, а затем быстро одевшись и собрав свои немногочисленные вещи, бросилась бежать из того проклятого дома. — Зло проговорила девушка, — кстати, почему ты отвергаешь тот факт, что я бесплодна?

— Ты смеешь говорить лекарю о заболеваниях тебе неизвестных? — недовольно посмотрел я на неё, а затем, подойдя к плитке, поднял крышку с кастрюли, в которой кипели пельмени, — у тебя было пережатие «лоторного канала», что является родовой травмой. Любой лекарь исправил бы это в течение трех минут.

В этом мире правят кланы, семьи и организации, владеющие достаточным количеством мастеров боевых искусств. Случается иногда, что функции государства отходят на второй, а то и на третий план, в то время как семьи решают свои разногласия. Государство предпочитает не вмешиваться, а точнее не препятствует любым волнениям внутри семей. Ведь ослабление семей позволит правительству прижать недовольных к ногтю. Такое однажды случилось, однако семьи очень веско заявили главе государства, что вмешиваться в их дела не стоит. Да и сейчас интересы государства и семей практически не пересекаются. Исключениями являются инциденты, когда затрагивается мирное население. Однако у одной семьи все-таки есть право вмешиваться в подобные дела. Семья Ивановых, являвшаяся некогда младшим родом семьи Романовых, императорской семьи. Однако они редко проявляют себя…

— Значит, меня обманывали, но зачем?

Ты можешь сказать?

— Не знаю, я ведь просто «лекарь», — внешне спокойно проговорил я.

Если быть точным, то я просвещен в данном вопросе и понимаю, почему глава рода Чернозубовых пошел на это. «Универсалы» обладают более развитым энергетическим каркасом, что влияет на оставленное потомство. Мало кому известно, что у «универсалов» довольно часто дети могут стать «мастерами». К счастью об этом знают лишь единицы из лекарей. А девушка просто стала жертвой обстоятельств…

— Значит, мной изначально манипулировали? — проговорила девушка, — даже родители?

— Молодец, будешь пельмень? — проговорил я взяв шумовку и принялся выкладывать в тарелку пельмени, — а по поводу того что тебя предали родители, возможно что они пошли на это из-за необходимости, подчиняясь главе рода.

— Но, я не понимаю… я же их дочь, в конце концов.

— Бывает…

— Тебе легко говорить, «Знахарь».

Не спорю… Оставив пельмени остывать, я, взяв визитку протянул её девушке. Некоторое время девушка смотрела на неё, а затем осторожно взяла, прочитав:

— Открытое акционерное общество «Кедр».

— Прибудешь по указанному адресу и пройдешь к начальнику. Дальше все зависит от тебя.

— Эмм, я надеялась на более открытую помощь.

— Извини, но у меня своих дел полно, могу также помочь ещё и деньгами… В любом случае у тебя появился хоть какой-то шанс на дальнейшую жизнь. Есть будешь?

— Не откажусь.

— Вот и славно.


Глава 3. Сборы

В данном бункере было две комнаты. Одна для того чтобы жить, хотя я использовал её как больничную палату, а вторая была мини-лабораторией предназначенной для создания различных стимуляторов. Это был мой маленький секрет, который я никому не раскрывал. Все же я достаточно осторожен в вопросах сокрытия своих знаний, наличие которых вызовет множество ненужных вопросов.

Чернозубова была посажена мной на такси, на котором отправилась в Воскресенск. Однако кое-что мне во всей этой ситуации все же не нравится. Впрочем, скоро я покину Россию, отправившись на обучение. Будет не до Чернозубовой… за которой присмотрят. Разбрасываться «универсалами», которых и так мало, никто не будет.

Собрав необходимые стимуляторы, я переложил остатки материалов, многие из которых были ядовиты в больших количествах, в морозильную камеру. А затем, покинув убежище, замаскировал ход в него по стандартной схеме. Коммунальные службы сюда не сунутся, а случайные гости попросту не найдут вход в этот небольшой бункер.

Ну, а теперь можно отправиться домой…

Забросив рюкзак со всем необходимым за спину, я быстро взобрался по лестнице, а после, сдвинув канализационный люк, выбрался на поверхность, вернув люк на место, неспешно направился в центральный район города, где в одном из многоэтажных домов была расположена моя однокомнатная квартира.

Однако стоило мне дойти до квадроцикла припаркованного под окнами, раздался неожиданный телефонный звонок, достав телефон, я посмотрел, кто это и с неохотой ответил:

— Слушаю, учитель.

— Быстро дуй в больницу, в родильном отделении роженица с обширным внутренним кровотечением.

— Зубов, у меня выходной. — Недовольно проговорил я.

— Веня, быстро. У роженицы тройня, а там только Емельянов.

— Он «лекарь первого ранга», зачем ему моя помощь? — забравшись на квадроцикл, проговорил я, — да и нет у меня настроения, помогать просто так…

— Старинов! Если девочка умрет, я лишу тебя ранга.

— Ну, зачем опускаться до угроз… — Заведя двигатель, проговорил я, — впрочем, о Емельянове можешь забыть. Надоело мне его постоянно прикрывать. Это его работа, а не моя.

Веня, я понимаю, что у тебя выходной, но девочку надо спасать. Ты клятву Гиппократа давал, это обязывает тебя… А если бы это Ева была с твоим ребенком.

— Не перегибай палку, Зубов, это разные вещи. — С арктическим холодком ответил я, — в конце концов, я всегда делю людей на своих, приближенных и чужих. Созвонимся позже.

Отключившись, я быстро включил передачу и понесся по улицам города в сторону районной больницы…

Вот же… Даже отдохнуть не дают и вот так постоянно: «Веня, там мужика доставили после ДТП, рука на лоскуте висит. Не оставлять же калекой…» Как хорошо что я не сдал квалификационный экзамен на присвоение «лекаря первого ранга», да Зубов пахал бы на мне. Знаю что это более перспективно, но не хочется мне вести подобную жизнь, пусть я и «лекарь», но специализация у меня несколько иная.

Въехав прямо через главный вход, я бросил квадроцикл возле главного входа и ворвался в больницу, а затем быстро зашагал по коридору в направлении родильного отделения. Едва войдя в родильное отделение, я сбросил рюкзак и набросив на себя халат и нацепив марлевую повязку быстро направился в родильную комнату откуда раздавались отчаянные крики…

Молодой отец лежал на кушетке возле палаты, его заботливая медсестра пыталась привести в чувство нашатырем. Я же быстро оценив эту картину, резко открыл дверь в родильную комнату и оценив картину проговорил:

— Все кроме акушерки на выход. Емельянов тебе я вообще советую в течение трех часов покинуть город. Быстро! — резко проговорил я, надевая перчатки.

Вскоре в палате кроме меня и акушерки не осталось никого, молодая девушка пыталась сделать хоть что-то, но кровотечение не останавливалось, а затем за дело взялся я.

Так… Убью Емельянова, это же надо так «обезболить роды», идиот-недоучка. Ладно, кровотечение я остановил, нервный спазм с шейки матки я снял… Так, а вот и ребенок. Нет, я точно прибью Емельянова, девушка «эксперт 1 ранга», а значит, роды должны были принимать в лечебнице, под контролем трех «лекарей».

— Как ваше имя? — поинтересовался я у акушерки.

— Лариса.

— Лариса, успокойтесь, принимайте ребенка. Все хорошо. Я удержу молодую мать. Алиса, тужьтесь!..


Спустя час, я устало оперся на стену в коридоре пытаясь отдышаться. Все-таки принимать роды у одаренных это тяжелый труд, особенно сложно постоянно «держать» роженицу, а после этого нужно ещё и делать вторичную напитку энергетики новорожденных, так как первичная уже проделана матерью, но иногда этого не хватает…

— Как она?

— Все в порядке, — посмотрев на молодого отца, тихо проговорил я, — можете пройти в палату, роды прошли успешно. Поздравляю вас с тройней.

— Тройней… — как-то убито проговорил новоиспеченный отец и осторожно прошел в палату.

А я на негнущихся ногах, сорвав перчатки, что ничуть не мешали использовать техники вышел на крыльцо родильного отделения и сев на ступенях, закурил сигарету.

О, Емельянов… — заметив мелькнувшую из-за деревьев фигуру, я только довольно улыбнулся, услышав, как заводится автомобиль главного врача, что выехав со стоянки, быстро покатил, удаляясь от больницы, — ну и правильно, беги. Знаешь, что я слов на ветер не бросаю. Может, тебя когда-нибудь все-таки прибьют… Самому мне даже мерзко руки марать.

— Ну как все прошло? — положив руку мне на плечо рядом сел Зубов.

— Учитель, вы и так все знаете, зачем спрашивать?

— Кровотечение и нераскрытая шейка матки. Правильно?

Да.

— Подам в T.I.A.O.H. (Международную ассоциацию лекарей) заявку о переаттестации Емельянова. Все-таки пять смертей во время лекарской практики скажутся на его репутации.

— Отстранить бы его, он даже переломы сращивать не умеет.

— Веня, ты забываешь что ты и простые «лекари» не одно и то же. Если честно, то в некоторых вопросах по излечению людей посредством внутренней энергетики, ты обошел даже меня. Я горд, это осознавать.

— Учитель, не надо… Я боевой «лекарь» со специализацией ближний бой. Мне вот эта беготня по палатам не доставляет особого удовольствия, да и не платят особо.

— Ну конечно, я забыл, что ты идешь только вперед. Знаю я о твоих причинах выбора пути «лекаря», но сам понимаешь, что вырастить энергетические каналы это сродни фантастике.

— Знаю я… — устало вздохнув я бросил окурок в урну и достал новую сигарету что тоже закурил, — только вот сдаться не попытавшись — это не мое.

— Дело твое. Только не забывай, опыты на других людях — это автоматическая дисквалификация тебя как лекаря.

— Ну… не нужно превращать меня в монстра. — Усмехнулся я, — хотя материал нужен подготовленный. Обычного одаренного даже если и пустишь на органы, то придется, как минимум полгода настраивать его энергетическую структуру… Ладно. Пойду я.

Сняв халат, я вручил его Зубову, а затем, сняв марлевую повязку, зашвырнул её в урну, и неспешно направился за брошенным рюкзаком, чтобы в скором времени отбыть с территории больницы в направлении своего уголка.

Вновь раздавшийся телефонный звонок заставил меня нервно дернуться.

— Алло? — приняв вызов, убитым голосом ответил я.

— Вениамин, жду тебя завтра к обеду. Решим вопрос о твоем награждении. Как отдых?

— Нормально.

— Судя по твоему тону, тебя снова кто-то дернул. Ну раз это не я, значит Зубов. Надеюсь все в порядке?

— Нормально.

— В таком случае, до встречи.

Скорее бы мой день рождения, а то в последнее время Седых и Зубов просто пашут на мне. Манипуляторы старые, знают же, что никуда не денусь, да и куда мне дергаться? Хотя, могу в Воскресенск уехать, поселиться в доме своих родителей. Оттуда меня точно не достанут, знают, если я принял решение, то уже бесполезно его изменить.

Эх, спать хочу. — Забравшись на квадроцикл, я завел двигатель и неспешно поехал домой, — вторые сутки уже на ногах. Ладно, завтра с утра позвоню Леонову, узнаю как там Чернозубова. Если судить по времени то она уже должна была добраться и без проблем, иначе мне бы уже позвонили.


Утро началось для меня очень рано… А все из-за странного сна в котором меня окружало слишком много… кого? Блин, вот вечно так вроде сон, а не помнишь и все тут. Хотя содержание сна я кажется, помню, сначала было что-то эротичное, а потом… Ладно, забыли. Наступил новый день, и появились новые дела.

Да… Я в этом мире почти двенадцать лет, — прихватив кружку кофе и сигареты, я расположился на балконе, — за это время много чего произошло, однако самым значимым был случай из детства. Малыш Вениамин сумел создать технику уровня «эксперта» — «шаровую молнию», но не смог справиться с её управлением и попросту выжег себе часть энергетических каналов, главным образом ответственных за манипуляцию стихийной энергией. В этом теле я появился спустя три дня и не знаю… то ли поглотил покалеченную личность хозяина тела, то ли просто слился с ним, заняв главенствующее место. Но факт в том, что теперь Вениамин, пусть и лишившийся части воспоминаний, это я. После этого мне удалось с большим трудом и с помощью вмешательства Зубова вернуться в сознание, выйдя из состояния комы. После чего мне пришлось, заново знакомиться со своими родителями, воспоминания о которых были утеряны, да…

Достав между тем телефон, я нашел номер Ирины и услышав сонное «Да», проговорил:

— Ира, дай закрытый канал с Леоновым.

— Секунду, сейчас переключусь. — Сонно зевнув, ответила Золотова, — все готово. Переключаюсь.

После этого последовали длинные гудки, а затем ответил Леонов:

— Слушаю.

— Свят, гость доехал?

— Доехал. Отправил его к Шаману. Пусть побудет на их базе. Ты как его нашел?

— Шел, шел, а он напал из-за угла.

— Серьезно?

— Нет, блин, шутка. Ладно, Свят, информацию о моем дальнейшем пребывании ты уже получил. Если будут изменения, сообщу.

— Осторожнее там, академия тот ещё гадюшник.

— Постараюсь, ты же меня знаешь.

— Вот и предупреждаю, потому что знаю. Отбой. Дайте общий канал, у меня сделка.

Леонов отключился, но вызов не окончился, наконец, раздался голос Ирины:

— Как ты понял, Свята и Шамана я проинформировала. Что предпримем дальше?

— Пока ничего. План у Свята, есть, что делать и как он знает. Шаман его прикроет. Меня в Академии охранять не надо, да и не пустят туда никого из их компании.

— Ясно. Что насчет Седых? Мне продлить контракт?

— Соглашайся на продление. Пока ты работаешь на старика, у тебя надежная охрана. Тем более что меня долгое время здесь не будет.

— Хорошо.

— Как твои успехи по социализации в обществе.

— Да никак, — уже менее сонно ответила Ирина, — ладно я спать. — Будет скучно, звони.

— Постой, какая обстановка в поместье?

— Нормальная. Я сплю.

Убрав телефон в карман, я задумчивое пожевал губу, а затем, допив наполовину остывший кофе и докурив, направился приводить себя в порядок.


Ближе к обеду я добрался до родового поместья Седых, оставив квадроцикл возле ворот, я дружелюбно улыбнулся парням из охраны, проговорив:

— Здорова, парни, как погодка?

Отвратительная. Сейчас бы на пляж. — Жалобно проговорил Евгений Карпов.

Вы какой день уже стоите? Когда я уезжал вы были на посту.

— Пятый, — хмуро проговорил Иван Голбцев, — Игорь Седых сильно уж на нас взъелся, раз заставляет стоять в такой солнцепек.

— А за что хоть?

— Да так… — отмахнулся Иван.

— За дело. — Пояснил Евгений.

— Ну, за дело, так за дело. Что нового?

— Завтра прибывает семья Басовых, будут знакомиться. Седых приказал быть внимательнее и в случае чего дать тебе по шее если будешь себя плохо вести. — Шутливо проговорил Иван.

— Игорь так и сказал? — несколько кровожадно улыбнулся я, — а давно он переломы у Зубова сращивал?

— Да не слушай ты его. Просто приказали быть бдительнее. Не более. — Дал легкий подзатыльник Евгений напарнику, — ты, кстати, в Академию Файлет направишься?

— Откуда информация?

— Так знают уже все. — Пояснил Иван, — кстати, если тебе попадутся горячие цыпочки, можешь их номерок дать? Говорят, там красотки учатся со всех уголков мира.

— Ты просто «стихийник» на службе у дома Седых, а там сыновья и дочки глав кланов. Не светит тебе ничего. Даже если и повезет, будет у тебя роль живого вибратора.

— О… А ты оказывается знаток.

— В отличие от тебя я женат, — спокойно пояснил Евгений.

— А, Веня…

— Веня у нас, приемный сын Кира Львовича, это иной социальный статус.

— Твою ж… правильно говорят: рожденный ползать — летать не может. — Недовольно проговорил Иван, а затем обратился ко мне, — Ну… ты главное себе гарем не заведи. Тебя Ева порвет.

— Не порвет. — Спокойно ответил я, — я умею быть убедительным.

Затем я спокойно прошел на территорию родового поместья, но услышав продолжение разговора буквально замер…

— Жень, как думаешь, заведет?

— Ну, за ним еще в лицее бегали дочки глав младших семей, так что все возможно.

— А я думаю, что нет…

— Предлагаю спор. — Спокойно проговорил Евгений, — ящик водки на то, что он заведет себе гарем, хотя бы двух девушек.

— Принимаю.

Да, парням заняться нечем… Впрочем, не важно кто победит, ящик водки будут пить все. Хотя, это уже не мое дело, сейчас надо поспешить на встречу со стариком, не любит он, когда опаздывают.


Пройдя без стука в кабинет, я замер напротив стола, за которым восседал глава рода, изучая документ, удерживаемый в руках.

— Ты пунктуален, это радует, — вместо приветствия проговорил Кир Львович. — Доброго дня, Вениамин. Присядь, есть разговор.

— Доброго дня, Кир Львович. — Проговорил я сев в кресло напротив, — а о чем разговор?

— О тебе с Евой, только не делай такого недоуменного выражения лица, пусть я и стар, но я вижу, что ваши отношения уже не напоминают детскую дружбу.

— Вы решили начать этот разговор сейчас? А почему не раньше.

— Приятно видеть, что ты не трус. Однако, у нас с Евой состоялся разговор о её возможном замужестве…

— Её ответ было: «Нет?».

— Ну… Точнее ответ прозвучал в духе: «У меня уже есть любимый мужчина, и никто иной мне не нужен, но если ты так желаешь выдать меня замуж против моей воли, я просто покину род». Это не дословный вариант, но смысл был тем же.

— Каково ваше решение?

— Вы уже не дети Вениамин, решайте сами. Однако, если ты все же… ты меня понял.

— Более чем.

— Хорошо, а сейчас пойдем, подберем тебе парочку техник. Должен же мастер контактного боя соответствовать своему рангу. — Поднявшись из кресла, старик повел меня по коридорам родового поместья.

«Мастер контактного боя». Это прозвище дал мне Игорь Седых, внук младшего брата главы рода, после небольшого спарринга по причине чрезмерного употребления алкоголя на свой шестнадцатый день рождения. С тех пор за мной закрепилась слава второго по силам, после «Громовержца», в доме Седых. Признаюсь, я тогда бы несколько зол и сломал на тот момент «эксперту первого ранга» слишком много костей из-за чего он провел в постели целую неделю. Ну, сорвался слегка, сам от себя не ожидал.

В данный момент «Громовержец» вел меня в библиотеку, в которой находились все техники собранные семьей Седых за последние семьсот лет. Как ни посмотри, а наличие такого количества техник — это истинное богатство, ведь каждая техника продукт тяжкого труда и опаснейших экспериментов. Сюда меня приглашают лишь второй раз, однако лишь впервые дозволяют использовать техники из библиотеки. Разумеется, старик искал в техниках способ для моего излечения, но его попросту нет, так как информации об энергетической системе очень мало, по причине слишком малого количества лекарей способных заниматься её лечением.

Наконец Седых завел меня в небольшую библиотеку, а затем в лучшем стиле детектива сдвинул определенную книгу на полке, после чего часть пола, не имеющая никаких стыков, опустилась и отъехала в сторону, открыв путь к винтовой лестнице вниз.

— Многие книги были добавлены в эту библиотеку моими предками, некоторая часть была добавлена мной, в основном это личные техники и трофейные книги из других семей. — Задумчиво проговорил старик, принявшись спускаться вниз, — Вениамин, я даю тебе право взять пять техник. Думаю, для тебя этого будет достаточно, ведь ты имеешь и личные техники.

— Стихийные техники мне не нужны, — задумчиво проговорил я спускаясь следом за стариком, — для меня они просто бессмысленны. А вот техники на общей энергии «viz» будут как нельзя кстати.

— Тебе нужен крайний правый стеллаж. Там находятся техники на общей энергии, остальные стеллажи — это исключительно техники с использованием стихийного элемента. Будь ты универсалом, я бы дал тебе свободный доступ к этой библиотеке, а заодно обручил тебя с Евой, впрочем, не слушай ты бред старика. Даже не знаю, как тебе приходится каждый раз слышать о том, что ты… калека.

— Этот «калека» живой и даже в таком состоянии способен противостоять «мастеру». — Усмехнулся я.

— Крайний правый стеллаж, — наконец окончив спуск, указал мне направление Седых, а затем устало опустился в кресло возле стола, на котором стоял многофункциональный принтер.

Пройдя к крайнему стеллажу, я внимательно читал тематические закладки, здесь было много чего интересного: «техники комбинированные с холодным оружием, контактные техники, лекарские техники, неоконченные техники, систематизация обучения…» В общем, большой выбор направлений и книг, жаль, что у меня крайне ограниченный выбор. В общем, я сразу перешел к неоконченным техникам с пометкой «энергический каркас тела», принявшись вести ожесточенный поиск.

Спустя полчаса я, наконец, закончил поиски и, взяв два толстых тома и три небольших книги, пошел к старику, что устав меня ожидать сидел за компьютером и играл в шахматы.

Положив книги на стол перед главой рода, я терпеливо дождался, когда он закончит выигрышную партию в шахматы, а затем, внимательно осмотрев каждую книгу Седых, наконец, проговорил:

— Эти техники не закончены, а потому — опасны.

— Здесь очень много информации мне необходимой, — спокойно пояснил я, — создавать техники я тоже умею, но создание чего-то принципиально нового всегда тяжкий труд.

— Дело твое, только копии я снимать не буду. — Спокойно проговорил Седых, — пойдем отсюда. Кстати ты в курсе что, завтра, утром приедет семья Басовых?

— Слышал кое-что… — неопределенно проговорил я.

— Мне нужно твое присутствие. — Начав подъем по лестнице, проговорил глава рода Седых, — Только не отказывайся, Вениамин, раз уж мой внук выбрал себе невесту, нам остается лишь с этим смириться. Однако, семья хорошая, пусть и молодая, с Сергеем Басовым я знаком лично. Тебе это знакомство не повредит.

— Ладно, останусь. — С явной неохотой проговорил я, а затем улыбнулся, — ух, поиздеваюсь.

— Если в рамках приличий, то, пожалуйста, но грань не переходи.

— Кир Львович, у меня хорошее чувство юмора, да и издеваюсь я только над теми, кто может высказаться в ответ. С идиотами нет никакого веселья. Старшая дочь Басовых довольно умна… главное чтобы Ева все правильно поняла.

— Вениамин и это тоже. Следи за сыновьями Басовых, они как женихи моей внучке попросту не подходят.

— Намек понят.

— Вот и молодец и ещё, завтра сядешь возле Коли. Пусть они поймут, что ты часть нашей семьи.

— Это… неожиданно.

— Простая плата по счетам. — Спокойно проговорил Седых, наконец, закончив подъем по лестнице, — а сейчас, иди, изучай свои книги. Может ты, и сумеешь найти способ для своего излечения. Встретимся на ужине.

— Хорошо, — кивнул я, а затем неспешно зашагал в направлении своей комнаты.


После ужина расположившись в своей комнате, я внимательно изучал полученные техники, делая из них выписки, что заносил в стоящий рядом ноутбук.

Информации о способах выращивания энергетических каналов нет, однако есть кое-какая информация об их составе. Сами же техники не представляют интереса, в моем арсенале есть три техники, что прекрасно заменяют четыре из них, а вот пятая… и правда слишком опасна. В основе этой техники описано, как и посредством чего можно повысить живучесть тела, сделать более укрепленными мышцы, кости, кожу, но это слишком опасно, так как внесенные изменения повлияют на все реакции организма, усугубляя их.

Эх, сложно быть лекарем… Вот к примеру как можно квалифицировать лекарей по рангам: третий ранг — техники оказывающие лечебное воздействие на эпителиальные и мышечные ткани, второй ранг — техники для восстановления группы соединительных тканей и первый ранг — лечебные техники воздействующие на нервную и энергоемкую ткань.

К слову, лекарей очень мало, например, на данный момент здесь в Бирске на семь миллионов населения приходится только шесть лекарей, включая меня. Почему же нас так мало? Главная причина кроется в сложностях обучения. Чтобы использовать лекарские техники нужно уметь манипулировать общей энергией на тончайших уровнях, а этому следует обучать с детства. Даже меня Зубов в мои шесть лет не хотел брать на обучение, потому что это было уже поздно, но взял и не пожалел. Как оказалось мне, довольно легко далось переобучение на лекаря, однако между мной и обычными лекарями существует огромная разница. Тот громадный уровень опыта необходимый простым лекарям прошел буквально через мое тело…

— Веня, ты спишь? — услышал я громкий шепот из-за двери.

— Работаю. — Спокойно ответил я.

— Завтра утром прибудут Басовы для знакомства с семьей, а также переговоров насчет помолвки и дальнейшей свадьбы.

— Ева, у меня есть работа, которую могу выполнить только я. Тем более что до отъезда осталось лишь три дня. А потом будет учеба и все мои наработки… Ладно, внимательно тебя слушаю.

— Вчера у нас с дедушкой состоялся разговор, — сев на кровать и не смотря на мое лицо, проговорила Ева, — он сразу заявил что все знает и…

— Сказал разбираться нам самим.

— Он говорил с тобой.

— Выразил свое недовольство нашими отношениями.

— Он запретил мне выйти за тебя замуж, сказав, что я уже помолвлена. Веня, я не знаю что делать, дед не сказал с кем и когда меня обручили, сколько бы я ни спрашивала. Что мне делать?

Да, а вот это было неожиданно. Только вот кому мог пообещать Седых свою внучку? На территории родового дома появляются очень многие представители главных семей, разговоры с которыми ведутся в кабинете. Так что узнать, кто возможный жених Евы не представляется возможным, хотя очень многие желают этого.

— Я пошутила. — Наконец подняв лицо, с улыбкой проговорила Ева.

— Ну, спасибо, — недовольно проворчал я.

— Веня, ты обиделся?

— Нет, — усмехнулся я, — просто мысленно пожалел того кому ты достанешься в жены. Ты же любишь парней бить и вообще у тебя рука тяжелая…

— Сейчас я тебе врежу.

— Не сможешь, я быстрее. — Спокойно проговорил я. — А все-таки, что старик сказал?

— Согласия на брак не даст. Скажи, ты хоть удивился шутке? — положив голову мне на колени, спросила Ева.

— Нет. — вновь взяв книгу в руки, я принялся подбирать нужную информацию из техники, — мы с тобой из разных кругов. Я — лекарь, ученик Зубова. Ты — Ева Седых, представитель древнего рода Седых, правнучка «Громовержца» и прочая… Такой исход мог быть возможен, но…

— «Но», что?

— Ты мой друг, — весело улыбнувшись проговорил я.

— Тьфу, на тебя. Придумал же, друг…

— Лежи спокойно. Пошутил я.

— Мне будет грустно без тебя.

— Ладно, — отложив книгу, я провел по распущенным волосам девушки, — работать ты мне не дашь. Лучше уж просто лечь спать.

— Тебе даже ничего говорить не пришлось.

— Я слишком долго с тобой живу в одном доме, мне естественно разбираться в твоей манере поведения. Ложимся спать и без глупостей, иначе мои проводы на обучение обратятся похоронами. А я ещё слишком молод…


Подготовка к приезду гостей началась с раннего утра. Все слуги рода носились по поместью, приводя его в порядок, что не сильно-то и требовалась, так как порядок поддерживался всегда, но… Неважно. Охрану сменили и удвоили, это я ощутил в полной мере. Все же я имею в своем роде редкое врожденное умение, но об этом после.

Лично я праздно ходил по поместью в ожидании гостей, переодевшись в смокинг и повесив поясную кобуру, в которой находился револьвером двенадцатого калибра. Данное оружие было заменой моим отсутствующим дистанционным техникам, которых у лекарей по определению не бывает.

— Вижу, ты подготовился, но оружие — это лишнее. — Появился Кир Львович возле меня на веранде.

— Разве это оружие? — вынув револьвер из кобуры, я на вытянутой руке протянул профессионалу, — двенадцатый калибр, барабан на пять патронов. Несколько тяжеловат по сравнению с обычными пистолетами, но это мелочи. Подходит разве что стихийников гонять, даже я могу спокойно принять на пассивную защиту с десяток попаданий из подобной игрушки.

— Тульский револьвер двенадцатого калибра или сокращенно — ТРД. Применяется охраной семерки Великих семей входящих во внутренний совет. Ты где его достал? В свободной продаже их нет, только по заказу.

— По спецзаказу и достал. Дорогая игрушка, хорошо хоть патроны доступные. — Не став раскрывать причин появления данного револьвера я вернул его в кобуру.

— Это же не все твое оружие? Два стилета закрепленных на поясе за спиной, несколько наборов акупунктурных игл для разных целей. Ты хорошо подготовился.

— Лучше перебдеть, чем недобдеть. — Без улыбки проговорил я, — однако жизнь у меня лишь одна, и я не собираюсь с ней расставаться. Не теперь. У нас гости.

— Сколько? Кто? — быстро спросил Седых.

— Ожидаемые гости. — Поправился я более точно прочувствовав возмущение энергетического фона, — это Сергей Басов с семьей. Расстояние триста пятьдесят метров и потихоньку уменьшается.

— Благодарю. Идем.

— Пойду с Олегом поговорю. — Отказался я, а затем спустился в сад, — если что, я выйду победителем.

Резко ускорившись, я переместился за гараж отмечая что встречать гостей вышел Игорь Седых, являющийся главой охраны, а затем ведя неспешную беседу с Сергеем Басовым, с которым у меня уже была встреча, двинулись к парадному входу в поместье в окружении своей семьи состоящей из трех дочерей, двух сыновей и жены.

Следуя за ними, я прятался за строениями на территории поместья и деревьями по ходу пути, пребывая под действием ускоряющей техники…

— Кир Львович, — добродушно улыбнувшись, проговорил Басов, направившись вперед навстречу старику, — рад вас видеть. Здравствуй Николай, — кивнул он молодому наследнику рода, а затем повернулся к Еве, — красотой вы пошли в мать, а где…

Резко ускорившись, я переместился к Олегу, следующему последним, коснувшись двумя пальцами его затылка, запустив парализующую технику, наконец, вышел из ускоренного состояния, проговорив:

— Уважаемые члены семьи Басовых, давайте проясним ситуация. После событий в вашем родовом поместье между мной и некоторыми членами семьи…

— Отойди от моего сына! — резко прервала меня жена Сергея.

— Катерина, стой! — решительно одернул жену Басов, а затем обратился ко мне, — Здравствуй, Вениамин, я в курсе. Все действия Олега находятся под моей ответственностью.

— Вы можете меня ненавидеть, за то, что я был воспитан семьей Седых, но примите к сведению: здесь присутствует только один человек, что из схватки со мной может выйти победителем и это не вы Сергей и не Игорь, ни тем более Олег, которому поспешили присвоить ранг эксперта. Надеюсь, что ваше пребывание здесь будет продуктивным и мирным. А Олегу нужен новый учитель, что сумеет развить его интуитивное чутье на неожиданную атаку.

Убрав парализующую технику, что сковывала движения Олега, я отошел в сторону, отметив тот факт, что парень сумел удержаться на ногах без посторонней помощи, правда бросил в мою сторону лишь простой недовольный взгляд…

Ну что ж по взглядам вижу, что семья Басовых приняла к рассмотрению тот факт, что я могу представлять для любого из них смертельную опасность. Единственное что меня настораживает заинтересованный взгляд Яны, средней из сестер, но девочки в подростковом возрасте мне по определению не интересны.

Ну что ж, до моего отправления осталась лишь пара дней, которые я намерен потратить на комплектацию необходимых мне вещей, необходимое мне оружие и стимуляторы я собрал. Так что большая часть дел можно сказать сделано…


Глава 4. Академия Файлет

По прибытию в аэропорт Джексона, я прошел через стойку регистрации, где мне выдали гостевую идентификационную карту предоставляющую доступ для посещения академии Файлет и академического городка с одноименным названием.

Двадцать семь часов перелета первого класса… Эх, почаще бы так летать. Впрочем, я прохладно отношусь к перелетам, слишком уж это… опасно, да и чувство незащищенности на высоте десять тысяч метров заставляет сохранять полную готовность к защите собственной жизни. Да… я просто боюсь летать.

Некоторое время я провел в здании аэропорта, занимаясь изучением информации по академии, а так же расписания рейсовых автобусов предназначенных для перевоза абитуриентов и студентов, ведь академия Файлет — это все-таки высшее учебное заведение занимающееся подготовкой непосредственно пользователей «viz» с кафедрами, разделенными по стихийной специализации. Всего специализаций в академии четыре по количеству распространенных элементов: огонь, ветер, лед и молния. Кафедры специализации стихии воды не существует по причине слишком малого количества пользователей. А что до лекарей… При академии существует лечебница куда меня и направят для расширения специализации, это я узнал от самого старика перед отлетом.

После того как я пообедал в небольшом ресторане сразу же перебрался в автобус и вправился в маршрутном автобусе в академический городок. Отметив, что в автобусе вместе со мной находилось одиннадцать пользователей, помимо простых людей, среди которых было три «эксперта», четыре «стихийника» и три «ветерана», впрочем, на абитуриентов последние не похожи, слишком юны.

Однако кроме них рядом со мной в кресле спал «мастер второго ранга» со стихийной специализацией ветер. Причем спал довольно беззаботно, опершись головой на мое плечо и слюнявя мою рубашку без рукавов.

Впрочем, я и сам устал от долгого перелета, так что пусть поспит.

Когда мы въехали в академический городок, я легонько потормошил девушку по плечу:

— Девушка проснитесь, мы подъезжаем.

Добившись того что девушка проснулась я расслабился в кресле отмечая что после пробуждения девушка все ещё несколько сонно достала карманное зеркало и принялась приводить свое лицо в порядок… Заодно обратила внимание на то что на её лице осталась высохшая полоска слюны которую она принялась вытирать платочком. А затем, убрав все в сумочку, наклонилась и внимательно посмотрела на мое лицо, словно специально запоминая меня, пока, наконец, не проговорила на чистом английском:

— Спасибо.

— Обращайся, если понадобится подушка. — С легкой улыбкой проговорил я.

— Прости, — заметила она мокрое пятно на рубашке в области плеча, быстро сделав выводы, — я могу заплатить.

— Успокойся, Ирис, ты устала и уснула у меня на плече. На этом все.

— Академия Файлет, это конечная остановка, не забывайте своих вещей. — Наконец проговорил кондуктор. — Абитуриентам: обратитесь в регистрационный отдел академии, все вопросы, связанные с обучением и проживанием на территории академического городка решаются в третьем кабинете. Здание находится напротив остановки.

Выбравшись из автобуса в числе первых, я удовлетворенно потянулся, а затем, забросив дорожную сумку за спину, неспешно направился через переход к указанному зданию, на вывеске которого значилось: «Регистрационный отдел академии Файлет».

Уверенно направившись вперед, я первым вошел в кабинет и сразу же направился к молодой женщине сидящей слева.

— Ваш паспорт, загранпаспорт и идентификационную карту. — Спокойно проговорила она, — также, если вы пройдете, отбор вам потребуется предоставить медицинскую карту и ряд других документов.

— Мне сказали о возможности пройти теоретическую часть испытания, предоставив диплом об окончании лицея. — Протянув требуемые документы, проговорил я.

— Это решает приемная комиссия. — Спокойно проговорила женщина, ах, да если вы пройдете, испытания и будете включены в состав студентов академии, вам потребуется сменить идентификационную карту. Карта обязательный документ при нахождении в академии Файлет. В случае её утери, вам необходимо придти сюда и написать заявление о восстановлении. Услуга восстановления идентификационной карты составляет примерно три тысячи рублей.

— Простите, а вы всегда говорите в подобной манере?

— Ваши документы и ключ от квартиры в общежитии для абитуриентов. — Равнодушно проговорила девушка, — при включении вас в состав студентов вам будет предоставлено общежитие на общих для студентов условиях. Вся подробная информация будет дана вам позже. Если вы заинтересованы самостоятельно ознакомится с правилами академии Файлет, советую посетить наш сайт, где найдется вся необходимая информация.

— Спасибо. — Проговорил я, убирая документы и ключ в карман сумки.

— Если честно, я привыкла. — С легкой улыбкой проговорила женщина, — добро пожаловать в академию Файлет, Старинов Вениамин. А сейчас идите… Следующий!

Выбравшись из здания, я достал ключ на котором была бирка с улицей, домом и квартирой моего дальнейшего проживания… Однако я не стал спешить, и присев в тенек под раскидистой пальмой закурил…

Кто придумал построить академию мирового уровня на острове Новая Гвинея, где экваториальный и субэкваториальный климат? Помимо этого здесь много опасных для здоровья насекомых, что перетаскивают кучу опаснейших бактерий… Впрочем, убивающий меня момент это невыносимая жара, соседствующая с высокой влажностью. Уже домой захотелось… в Сибирь, там холодно.

Так… Нужно пробить кое-какую информацию, пока не забыл… Все-таки повстречать дочь хозяина академии, фотографию которой случайно всплыла в памяти после изучения информации по академии, в столь нестандартной обстановке — редкость…

— Ира, мне нужна кое-какая информация… — дождавшись соединения, проговорил я.

— Что интересует? — сонно проговорила девушка.

— Ирис Уайт.

— Ну… дочь главы ICA, Джонатана Уайта, являющегося одним из немногих профессионалов. Насколько известно отношения в семье несколько натянутые, общается только с братом Беном. Является «мастером второго ранга», стихийной направленности ветер. В личной жизни глухо.

— А подробнее по последнему пункту.

— Она ненавидит мужчин. Больше информации нет, но я попробую найти.

— Спасибо.

— Кстати, я нашла кое-какую информацию, думаю, ты сильно удивишься. Созвонимся ночью, а пока я буду заниматься поисками подхода к защите академии.

— Какая ты у меня умница.

— У тебя? Хорошо пусть будет у тебя. — Ехидно ответила Ирина.

Значит, вот ты какой. — Неожиданно раздался недовольный голос из-за спины.

Обернувшись, я увидел перед собой Ирис, что скрестив руки на груди, стояла и смотрела на меня пристальным взглядом, словно прицеливаясь в какую точку мне нанести удар.

— О чем ты? — сдержанно улыбнулся я, пытаясь понять, почему я не ощутил её присутствия при помощи повышенной энергетической чувствительности.

— Не успели, встретиться, как ты начал искать информацию обо мне, — сдержанно проговорила девушка, — зачем это тебе? Можешь не лгать, я слышала весь разговор и свободно говорю по-русски.

Так… Оказывается Ирис неплохая шпионка, умеет скрывать свой энергетический след, при этом владеет какими-то техниками для улучшения слышимости… Помнится я слышал о таких техниках на основе её стихийного элемента.

— Что скажешь в свое оправдание?

— А зачем мне оправдываться перед тобой? — внешне спокойно проговорил я.

Внутренне же принявшись формировать техники, что потребуются мне для отступления с открытой местности, все же мастер для меня серьезный противник, пусть я и знаю, что выйду из данного боя победителем.

— Поясни.

— Мы совершенно незнакомые друг другу люди, между которыми была небольшая казусная ситуация, что разрешилась довольно мирно. Однако я выдвигаю встречное заявление: как ты оправдаешь слежку за мной?

— Я куплю тебе новую рубашку.

— Твою… Тебя заклинило?

— Грубо говорить такое девушке.

— Короче, забыли. — Поднявшись, я подхватил сумку с вещами и двинулся подальше от Ирис.

Слава всем существующим богам она за мной не пошла, оставшись стоять возле скамейки и просто провожать взглядом, чтобы затем направиться в ином направлении.

Да… Теперь пристальное внимание одной из особ занимающих ведущее положение в академии мне обеспечено, не знаю во что это выльется, но предчувствие у меня нехорошее. Впрочем, проштудирую информацию о данной персоне и попытаюсь понять, что же с этой девушкой не так. Одно я знаю точно, пусть Ирис и ненавидит мужчин, она вполне уравновешенная девушка… Впрочем, не мне с ней встречаться.

Сама особенность существования пользователей «viz» со стихийным элементом основана на особом строении энергетического каркаса тела, и виды энергетических каркасов делятся по видам в зависимости от стихии. Несколько другая история с универсалами, пользователями с врожденными способностями к двум и более элементам. Данные пользователи имеют наиболее сложную структуру энергетического каркаса, состоящего из меридиан и энергетических каналов и узлов, а также акупунктурных точек посредством которых осуществляется подпитка энергией.

Вот, к примеру, количество акупунктурных точек зависит от энергетического каркаса и у каждого ранга оно разное, у ветеранов, пользователей, не обладающих стихийной предрасположенностью до тысячи подобных точек, у мастеров — от двух до трех тысяч, у универсалов от пяти до шести тысяч подобных точек, но не все они используются.

Знаю несколько запутанно, но и для меня в свое время весь этот пласт информацию представлялся собой просто клубок из канатов, а потому я просто выучил каналы, места их расположения и свойства.

Добравшись до выделенной квартиры, я проник внутрь, проверив убранство комнаты. Ничего располагающего к роскоши не обнаружилось, в комнате стояли кровать, застеленная чистым постельным бельем, и письменный стол со стулом. Кухня оказалась стандартной… с абсолютно пустым холодильником, что компенсировалось посудой рассчитанной на одного человека.

Так, что дальше, мало мне Ирис так теперь ещё и это…Впрочем, все равно хотел купить парочку мелочей. Ладно, пойду до магазина… где-то неподалеку я видел один, только ноутбук на зарядку поставлю.


Долгое время я ходил среди полок с товарами занимаясь выбором… Оказывается здесь встречались многие продукты что подходят практически всем кухням мира. Все-таки академия интернациональная и это накладывает свой отпечаток.

Так… О чем же я размышлял. Ах, да, о различиях представителей пользователей «viz» согласно ранговой таблице. Помимо различного строения энергетического каркаса, происходит деление и по используемым техникам. Следует сразу отнести представителей рангов ученика, ветерана и лекаря к исключительно контактным техникам. Да, это к сожалению так… «Viz» согласно своей структуре просто не способна долгое время находиться вне энергетической системы человека и рассеивается в пространстве. Далее ветвь пользователей специализированных на одной стихии, стихийник, эксперт, мастер и профессионал. Отличия в техниках начинаются сразу, помимо контактных техник бойцам в ранге стихийник добавляются одиночные дистанционные техники. Переход на ранг эксперта осуществляется при достижении контроля стихийником трех и более техник одновременно. На уровень мастера десять техник и наконец, профессионал — тридцать техник одновременно. Как это получается? Учитываются все техники используемые бойцом, будь то техники пассивной или активной защиты, контактные или дистанционные техники, но только основанные на стихийном элементе.

— Опять ты? Следишь? — раздался недовольный шепот из-за спины.

— Учитывая, кто находится за спиной, то в слежке принимаешь участие исключительно ты, а я лишь невинная жертва. — Проговорил я, с неохотой развернувшись к мастеру.

— Вениамин, может нам уменьшить чисто наших «случайных» встреч? Иначе в скором времени для нас станет проблематично вот так общаться.

— А есть более остроумный вариант? — иронично улыбнулся я.

— Есть, — после секундной паузы, подойдя ко мне с тележкой, Ирис протянула руку для рукопожатия, — Ирис Уайт, «мастер второго ранга». Студентка четвертого года обучения академии Файлет.

— Вениамин Старинов, «лекарь второго ранга». Абитуриент, прибывший на вступительные экзамены в академию Файлет. — Ответив на рукопожатие, проговорил я, — приятно познакомиться.

— Не сказала бы чтобы особо, но взаимно. — Поджав губы, проговорила Ирис, — если не секрет, почему ты поступаешь сюда?

— Ну… А ты ответишь на мой вопрос?

— Это невежливо, но, да, отвечу, если это не будет заходить за рамки приличий.

— Обучение в данной академии это всегда ценный опыт, тем более что здесь обучаются будущие главы многих кланов и семей мира. Ладно, я сам хотел поступить сюда, но у меня бы не получилось, если бы кое-кто не попросил бы об этом и я не смог отказаться.

— За тебя попросила семья Седых. — Добавила Ирис, показываю свою осведомленность, — да, спасибо тебе за честность. Возможно я не пожалею о том что познакомилась с тобой. Хорошо, задавай свой вопрос.

— Ты знаешь русский язык на довольно высоком уровне, не подскажешь, как это удалось англичанке?

— Мой учитель из России. — Кратко ответила Ирис, — теперь моя очередь, ты не против?

— Задавай.

— Ты меня не боишься. Причина? У меня довольно нестандартная репутация в Академии, поэтому очень немногие решаются заговорить со мной. Ты мог это заметить когда ехал со мной в автобусе.

— Это какая-то проверка? — внимательно посмотрел я на неё.

— Нет. Мне просто интересно, в чем же твоя причина, ты либо из тех кто сознательно ищет способа познакомиться со мной, либо это просто случайность и ты уверен в своих силах.

— Второе.

— Вот как. Интересно.

В принципе как человек ты адекватна, но я не представляю себя в роли… твоего парня.

— А универсал представляет. — Вновь продемонстрировала осведомленность Ирис в отношении моей персоны, чем я не мог похвастать в её отношении.

— Универсал умер, как тебе известно, остался лишь лекарь. — Сухо проговорил я.

— Я тебя обидела? Прости. Ладно, теперь твой вопрос.

Узнать я хочу многое… Однако меня интересует немного иной вопрос.

— Как проходят бои между студентами?

— Дуэли, договорные бои и спарринги проводятся на специализированных наземных и подземных аренах. Подробнее тебе об это расскажут на подготовительных лекциях, что будут идти с десятого августа, если ты сумеешь выдержать вступительный отбор. Если ты о правилах, то все ответы на твои вопросы имеются в дуэльном кодексе академии. Ты легко найдешь его на главном сайте.

— Так, о чем бы спросить… Мне интересен один слух про лекарей, пойми меня правильно я ничего не имею в виду, но… — несколько смутившись, но сумев сохранить лицо, проговорила Ирис, — Это правда что в первый раз с лекарями не больно.

— Правда. — С искренней улыбкой проговорил я, видя некоторую растерянность Ирис, — удаление девственной плевы относится к платным процедурам и делается без какого-либо нервного спазма. Неожиданный вопрос… на тему секса.

— Больше такого не повторится. Просто мне было интересно и мне не у кого было спросить. Слушай, может, пойдем?

— Да, ты права, — оглядевшись по сторонам, проговорил я, — а то мы уже пять минут стоим на одном месте.

— Кстати, а почему именно холостяцкий набор? — кивнула она в сторону продуктовой тележки.

— А какой должен быть? Я похож на женатого человека или на любителя готовить?

— Думала, ты больше заботишься о своем здоровье, ты ведь лекарь.

— Разве я перестал быть человеком? — остановившись возле стеллажа с хлебобулочными изделиями.

— Нет, но еда должна быть более сбалансированной.

— Ты что, вегетарианка?

— Нет, но…

— На диете?

— Нет… Постой.

— Что? — подхватив две булки хлеба, я внимательно посмотрел Ирис в глаза, — ты так хотела обсудить проблему моего питания?

— Я пытаюсь найти темы для разговора. — Тихо проговорила Ирис.

Не обижайся. Просто мне в новинку слышать подобную заботу.

— Ты ошибаешься, это не забота. Впрочем, я уже все пояснила. До встречи.

А как же мой вопрос? Ну ладно, раз тебе хочется идти — иди, никогда не бегал за девушками, избегающими моего общества. Ладно, пойду, расплачусь за покупки и домой… там мне ещё с информацией найденной Ириной разбираться.


Интересно, почему Ирис назвала пельмени и специи к ним холостяцким набором? Это всего лишь простое блюдо, которое не нужно готовить, сварил и съел, вот и весь разговор.

Придя домой, я обнаружил сетевой кабель для доступа к сети в комнате и сразу подключил его к ноутбуку, несколько удивившись тому, что он оказался без пароля. После чего поужинав, сел за стол и включив кондиционер, наслаждался относительной прохладой.

— Ира, что ты там нашла? Можешь показать? — созвонился я с информатором.

— Закончу настраивать сеть для доступа к твоему ПК, и все узнаешь, пока можешь покурить. Все равно мне ещё десять минут потребуется на создание защищенного канала.

— Так уже, — довольно закурив, проговорил я, удалившись на балкон, — кстати, ты нашла информацию по Ирис Уайт?

— Не недооценивай меня. — Глухо проговорила Ирина, быстро перебирая пальцами по клавиатуре, — так, я закончила, семь минут и три секунды. Ну, давай, похвали меня.

— Жирно будет, — усмехнулся я, в ответ, услышав высокомерное фырканье от информатора, — ладно, ты просто умница.

Ложка дегтя, ложка меда… Считай что я осталась довольна.

— Ты всегда такая смелая по телефону, — тихо рассмеялся я, затушив сигарету и устроившись за стол, проговорил, — ну продемонстрируй мне свой гений, Ирина.

— Данное видео было снято в Северной Африке в песках Сахары, — открыв и развернув плеер, запустила видео Ира, — посмотри видео, после чего скажешь свое мнение.

Так на видео показан штурм группы каких-то бойцов охраняемой базы, видны мелькания техник на основе огня, ветра, молнии и льда причем делается это…

— Стоп. — Резко проговорил я, увидев процесс формирования сразу трех техник разных стихий, — приблизь.

— Молодец, я в тебе не ошиблась. — Проговорила Ирина, приблизив лицо одного из бойцов, которым оказалась девочка лет двенадцати что, прикрывая основную группу, метала техники трех стихий в сторону вышки, где стоял пулемет.

Так… Темные русые волосы, нос прямой, глаза голубые… Форма облегченная, видимого оружия нет, кроме небольшого пистолета.

— Сделай сравнение между членами семьи Стариновых.

Готово, — довольно проговорила Золотова, выведя на экран фотографии последних Стариновых, то есть меня и моих родителей, а затем стала сравнивать черты лица.

— Совпадение девяносто семь процентов. — Спокойно проговорила Ирина, — также есть информация, что это сделала наемная группа «Пустынных грифов», но больше ничего.

Значит это или моя младшая сестра или просто очень похожая девочка-универсал… Странно, очень странно, однако это обнадеживает что я не последний из Стариновых. Послать туда группу Шамана я не могу, на данный момент на севере Африки слишком неспокойно, не хочется терять надежных людей…

— Вениамин… — осторожно позвала меня Ирина, используя динамики ноутбука.

— Слушаю, просто задумался.

— Вениамин, мы сумеем разгадать тот клубок интриг в отношении семьи Стариновых и Седых, сейчас у нас появилась кое-какая зацепка, но… ты должен понимать, что у тебя на данный момент времени другие обязательства.

— Я понимаю это, Ира. Только вот легче не становится… Ладно что за вторая новость.

— Сегодня утром к Киру Львовичу приезжал глава рода Ивановых, Данил Федорович. Был конфликт… если хочешь посмотреть видео.

— Не стоит. Что ещё известно? — спокойно проговорил я зная что прослушивающих устройств в поместье Седых нет.

— Информацию я получила из третьих уст, но разговор касался тебя.

— Главе рода универсалов потребовался бывший универсал? Неожиданно… А что ещё известно?

— Ничего. — Спокойно проговорила Ира, — разговор состоялся в кабинете старика. Сразу после разговора Иванов отбыл.

— А как ты получила данную информацию?

— Перехватила телефонный звонок Игоря Седых… — несколько недовольно проговорила Ирина, — там была просьба о прибытии некоего Вепря на встречу с Киром Львовичем. Вот там то и упоминали твое имя…

— Стоило мне уехать, так сразу появились неожиданные секреты, ты не знаешь, чьи это проделки?

— Не имею ни малейшего понятия. — Скучающе проговорила информатор.

— Ладно, что насчет Ирис?

— Будь с ней помягче.

— Это все?

— Официальное прозвище Ирис Уайт — «Дикий Ирис», возникло оно после неудачных ухаживаний за ней некоторых мастеров, одним из которых был Михаил Морозов, которому сломали только руку.

— Ира… мне нужна развернутая информация.

— Причину ненависти к мужчинам я тебе не открою, даже не проси, впрочем, можешь сам у неё спросить, но не ожидай, что она ответит. Хотя, сам догадаешься, ты не дурак… А сейчас спокойной ночи, Веня, с тебя торт.

— Ага, свадебный.

— С тебя приглашение. — Беззаботно ответила Золотова и отключилась.

Так, а почему сломала только руку? Частично, я понимаю, почему Ирис недолюбливает мужской пол, все-таки быть дочерью Джонатана Чейза, главы международной компании несколько накладно. Никто не вечен и это все прекрасно понимают, поэтому заиметь себе богатую и красивую невесту довольно соблазнительно… Однако, Ирис получила поддержку Ирины, что предполагает наличие кое-каких моментов в прошлом, вызывающих жалость. Ладно, не буду лезть в прошлое Уайт, захочет — сама расскажет.


Через день, что я провел во временной квартире, первого августа я направился на церемонию открытия вступительных испытаний. Сама церемония проходила в огромном зале, где для всех присутствующих были подготовлены сидячие места.

— Добро пожаловать, уважаемые абитуриенты, в академию Файлет… — именно с этих слов начал свою речь ректор, Джон Нортон.

Да, да… Я тоже рад, что вы рады, нашей радости по поводу… Вчерашний день у меня не получилось провести даром, была поднята вся имеющаяся информация с сайта Академии, плюс кое-где информация была добыта Ириной. Итогом стало то что мне известен не только внутренний распорядок в академии, но и расположение некоторых арен, в данном случае пяти, на которых будет проводиться боевая аттестация абитуриентов. Само поступление занимает десять дней, однако основной наплыв желающих обучатся здесь, приходится как раз на первые дни.

— …Расписание проводимых испытаний можно узнать на главной странице сайта. На этом заканчиваю приветственную речь.

— Уважаемые абитуриенты, сегодня проводится теоретическая часть испытания. — Вышел на трибуну молодой преподаватель, — завтра будет боевая часть испытания. Каждый из вас должен прибыть на испытание в строго указанное время. Сертификаты, определяющие у вас наличие полного образования, следует предъявлять приемной комиссии. А сейчас, приглашаю вас всех на завтрак.

Приветственная речь закончилась, и абитуриенты стали расходиться в разных направлениях. Я же, уже более уверенно ориентируясь в академии, направился в столовую, где блюда были расставлены в стиле шведского стола, после чего сел за столик в углу столовой.

Так… Судя по информации с сайта академии приемная комиссия работает с восьми до двадцати часов по местному времени, куда можно предоставить сертификат о образовании, после чего комиссия решает стоит ли тебе сдавать экзамен. Грамотно ничего не скажешь… Тем более что я закреплен за третьей группой.

— Какая встреча! Ты заблудился? — неожиданно раздался высокомерный голос, о котором я надеялся забыть.

— Жданов Глеб… — смерил я взглядом семнадцатилетнего парня, что сидел за соседним столиком, — твое присутствие портит престиж академии.

— О престиже говорит щенок без рода и племени? Какая дерзость.

— Пустозвон. — Пренебрежительно усмехнулся я.

— Я вызову тебя на бой!..

— Бои между абитуриентами запрещены. Если хочешь вылететь — нападай. — Скучающе проговорил я, — дуэли — привилегия студентов, однако я не думаю, что кое-кому хватит умственных способностей, чтобы пройти испытания.

Жданов на этот выпад заскрипел зубами в порыве бессильной ярости…

— У тебя глисты? Обратись в академическую лечебницу.

— Пошел на…

Жданов Глеб, лицеист, принадлежит к младшему роду Ждановых, старшей семьи Сколковых, входящей в Великую Семерку, отсюда и гонор. Является «экспертом третьего ранга», стихийной направленности ветер. Завистлив, груб, хитер, но неосторожен. Был одним из претендентов на руку и сердце Евы Седых, но после дуэли со мной и прямого отказа правнучки Кира, ретировался. Пешка…

Странно, продолжив завтрак, размышлял я, больше никого из лицеистов мною не было встречено. Неужели не сумели поступить? Если вспомнить, на моем потоке были и отличники и хорошисты, однако никого ранга «мастер», не было, лишь несколько экспертов.

— Привет, — села рядом со мной Ирис.

— Рад тебя видеть. — Оторвавшись от размышлений, проговорил я.

— Рад?

— Ну, ты единственный человек, с которым я познакомился в академии на данный момент.

Кроме некоторых, бросил я взгляд на Глеба, что сидел и просто пожирал фигурку Ирис голодным взглядом… Да, некоторых только могила исправит и то сомневаюсь.

— Что у тебя сейчас?

— Теоретический экзамен. — Проговорил я, а затем оценил меню девушки, — неплохо, завтрак сбалансирован близко к идеальному.

— Раз ты решил вернуться к прошлой теме разговора, замечу, твой завтрак состоит практически из одного мяса.

— У меня растущий организм. — Улыбнулся я.

— На что намекаешь? — с недобрым прищуром ответила Ирис.

— Не ищи подвоха там, где его нет. — Закончив завтрак, проговорил я, — увидимся.

Выйдя из столовой, я предварительно оставил поднос с пустой посудой, после чего направился искать приемную комиссию…


Сам теоретический экзамен оказался несложным, проверив мой диплом лицеиста, мне вернули диплом и после десятка вопросов поставили зачет. Хотя я был одним из немногих, у кого получилось подобное, а на сегодняшний день было назначено боевое испытание и в данный момент я курил, ожидая приезда лифтовой площадки, что должна доставить меня на пятую подземную арену.

Спустя некоторое время, наконец, разошлись створки, и снизу поднялась лифтовая площадка, на которой находилась пятерка охраны, среди которых был один «мастер первого ранга». Докурив, я обойдя защитное ограждение встал на площадку и осмотрелся по сторонам в поисках какого-нибудь управляющего устройства…

— Куда? — спокойно спросил мастер.

— Пятая арена.

— Пятая арена, — повторил в микрофон наемник.

Затем площадка начала опускаться вниз, но спуск был недолгим, и она нырнула в правый проход. Оказывается, под академией был огромный подземный уровень, на котором есть не только арены, но и другие объекты. Платформа между тем принялась притормаживать и наконец, остановилась возле каменной арки за которой я видел нескольких абитуриентов…

— Вениамин Старинов? — вышел ко мне один из администраторов, что значилось на бэйджике.

— Проведите идентификационной картой по считывающему устройству. — Протянул он мне считывающее устройство, по которому я провел картой, — теперь можете отдохнуть. Система выберет вам противника, о чем вы будет проинформированы. Желаю удачи.

Однако не успел я сделать и пару шагов:

— Седьмой бой, «лекарь второго ранга» Вениамин Старинов против «эксперта первого ранга» Окада Мии.

Меня выставили против девушки? Ну что скажешь, повезло, по-другому это и не назовешь. Даже газировки выпить не успел. Вон кстати и администратор, сейчас скажет куда идти…

После недолгого спуска на одноместном лифте, во время которого мне удалось полностью абстрагироваться от эмоций, я наконец ступил на пол подземной арены, внимательно осматривая искусственные препятствия.

— Бой! — прозвучала команда из динамиков.

Бросив взгляд на противоположную сторону арены, я увидел, как вокруг девушки начинает формироваться техника, однако это меня не смутило, и я продолжил осмотр помещения. Бетонный короб шириной пятьдесят и длиной сто метров по периметру, которого было множество плит выполненных из непонятного материала больше напоминающего пластмассу… Хм, камер и других устройств не видно, однако это не значит, что их нет. Хорошее место для боя…

Вот это да… удивленно посмотрел я прямо на летящую в меня технику. «Солнечный луч» — это уровень даже не «эксперта», а «мастера»… Только затратная очень, в плане вкладываемой энергии. Значит, решила закончить бой одним ударом, девочка?.. Резко отпрыгивая в сторону, я метнулся за препятствие, а затем в мою спину ударила волна раскаленного воздуха, образовавшаяся от столкновения техники и стены… Это будет интересно!

Выхватив пистолет, я принялся осторожно красться, обходя противницу полукругом. Моя задача подобраться как можно ближе, при этом максимально ослабить противника. Меч и пистолет это конечно хорошо, только этого недостаточно для «эксперта», придется также использовать кинжалы и иглы, собственные техники демонстрировать нельзя. Я не «Знахарь»…

Похоже, что девушка готовится, удерживая три техники, о чем свидетельствует энергия, сконцентрированная возле неё… Значит вот как? Ну ладно. Осторожно положив взведенный револьвер и меч на бетонный пол, я резко оттолкнулся от пола. А затем, развив огромную скорость благодаря технике «Стремительного наскока» выскочил сбоку от девушки, преодолевая разделяющее нас расстояние прямо по стене… В меня сразу полетели три техники, все они оказались банальными «огненными снарядами» только с функцией самонаведения и кумулятивным эффектом, это я понял, когда снаряд, врезавшись в стену, буквально выел в ней тридцатисантиметровую дыру. Не став атаковать в лоб, я уклонился от двух других снарядов, буквально подпрыгнув к потолку и оттуда метнул иглы россыпью.

Неожиданно для меня девушка схватила посох и, раскрутив его с огромной силой, использовала технику, огненного серпа, высчитав мою траекторию падения. Иглы же осыпались на пол, не нанеся никакого вреда девушке ушедшей из зоны атаки. Я же сближаясь с горизонтальной поверхностью, на технике «танцующего мертвеца» отклонился от волны пламени, а затем, прокручиваясь на носке, возвращаясь в вертикальное положение, нанес чудовищный удар, ногой сверху вниз разламывая посох пополам. Следующим ударом, проведенным рукой в грудь, я отправил девушку в недолгий полет спиной вперед в одно из препятствий, летя к которому она успела использовать «огненное тело».

Перемахнув через несколько препятствий, я вернулся к оставленному оружию, а затем отдышался… Беглый осмотр противника показал — лапать можно, но нежелательно. Не люблю японцев, что поделаешь… Так сосредоточиться! Девушка перенесла бой без фатальных повреждений, а вот у меня уже подпалены брови. Ну ладно…

Подхватив оружие, я вышел из-за препятствия и пустил пулю в то место, где ощущал энергетику девушки. Громкий звук выстрела и тишина принятой на «энергетический доспех» пули. Бросившись на сближение, заходя со спины, я выпустил ещё одну пулю, которая с визгом отразилась от одного из препятствий, улетев вглубь комнаты. Однако я своего добился, девушка развернулась и у меня над головой пролетела техника «огненного вала».

Правильно девушка, так и надо, используй больше энергии… ведь у тебя резерв не резиновый. Уклонившись от ещё одного вала, который прошелся по прямому коридору от девушки, спрятавшись для этого за препятствие, я взвел курок…

Рывок, нажать на спусковой крючок, вернуть револьвер в кобуру, резкий продольный удар оказался отклонен одной из половинок посоха, а затем девушка резко отмахнулась от меня двумя руками, высвобождая технику. «Опаленные крылья феникса» — это техника включающая в себя две перекрестных волны для того чтобы разорвать дистанцию оттолкнув противника. Что с успехом и проделала девушка, заставив меня взлететь по одному из препятствий чтобы, уклонившись, достать меч из ножен, атаковать, приблизившись на контактную дистанцию. Удар «энергетического клинка» разрубил вскинутые в защите половинки посоха и легко оцарапал бок девушки. Несколько следующих ударов с использованием контактных техник на основе пламени, мне пришлось спешно отводить в сторону, чтобы в последний момент использовать технику «безудержного касания» буквально вбив в стену и проломив «энергетический доспех». Девушка, однако, не рухнула как подкошенная, а, только улыбнувшись окровавленными губами, шагнулавперед сформировав огненный клинок собираясь меня пронзить, но я блокировал технику энергетическим клинком, после чего легко коснулся указательным пальцем лба девушки и использовал технику «грез», погружая ту в сон.

— Бой окончен. — Раздался сухой голос в динамиках.

Это хорошо, увидев, как стена отъехала в сторону и на арену вошла тройка лекарей, в сопровождении пятерки охраны, один из которых имел первый ранг, теперь можно и немного расслабиться.

— Поздравляю с чистой победой. — Дружелюбно проговорил один из лекарей, — спасибо, что не создал нам дополнительной работы.

— Я надеюсь, боев больше не будет? — поинтересовался я у него.

— Нет. Всегда проходит только один испытательный бой. — Проговорил лекарь первого ранга, закончив обследование японки, — а сейчас мы завершим твою проверку, и ты пойдешь дальше.

— Хорошо. — Согласился я.

Что ж игнорируя сканирующую технику лекаря, я бледно улыбнулся, я прошел вступительные испытания в академию, посмотрим, что из этого выйдет…


Глава 5. Вызов принят

Сразу после завершения боевого испытания, меня проверили лекари и отпустили, а после на лифтовой платформе увезли японку в лечебницу, меня тоже захватили за компанию, а после повторной проверки «лекарем первого ранга» по имени Филипп, отпустили домой.

Едва я покинул лечебницу, как тут же взглядом наткнулся на Ирис, что сидела на скамейке, уставившись в планшет, и казалось, не замечала абитуриентов, что один за другим выходили из здания. Подойдя, я взглянул на планшет, где обнаружил запись моего боя, что в данный момент изучала Ирис.

— Если ты хочешь поговорить, сядь рядом, не нужно стоять надо мной, я давно тебя заметила.

— Обнаружила техникой личного пространства? — осторожно спросил я.

— А ты неплохо разбираешься в техниках, я оценила, с какой легкостью ты завершил свой бой против «эксперта первого ранга», на основании этого я могу с уверенностью заявить, что данный бой был для тебя не более чем разминкой.

— Не тараторь. — Опустился я рядом с Ирис, — слушай, а почему я привлек твое внимание? Может, пояснишь?

— Это сложный вопрос, ответ на который я просто не смогу сформулировать, так как он содержит в себе слишком много личных соображений.

— А сюда включено что-то вроде: интересно, раз он был универсалом, будут ли дети от него обладать более развитой энергетикой, чтобы впоследствии стать «профессионалами».

— Еще не размышляла по данному поводу, но данная информация мне известна. Пока, я просто не против общения с тобой, ты достаточно умен, хотя твои намеки довольно грубы.

— Ну, прости, — осторожно прикоснулся я к её руке, а затем ощутил как воздух вокруг меня неестественно дрогнул, вздрогнула и девушка, — не принимай этих шуток близко к сердцу, просто мне нравится подшучивать над окружающими.

— Тебе лучше убрать руку… я…

— У тебя проблема? — выполнив её просьбу, спросил я.

— Нет, просто я несколько ненавижу и боюсь мужчин… поэтому-то иногда и веду себя несколько неадекватно.

— Ага, как с Морозовым… — усмехнулся я.

— Вижу, ты уже покопался в моем досье.

— Ты сделала то же самое.

— Спорить не буду. Может, прогуляемся? Мне нужно купить продуктов к обеду и ужину, разумеется, можно поесть и в академической столовой, но я всегда ценила блюда, приготовленные своими руками.

— Не против, — поднявшись, проговорил я, — кстати, может тебя попробовать приучить к объятьям? У тебя видимо с этим проблема…

— Обойдусь. — Поднявшись, проговорила мне Ирис, глядя в глаза, а затем на её губах появилась даже не улыбка, а лишь её тень, — но, если мы когда-нибудь и станем друзьями я не буду против, но только друзьями, Вениамин.

— Ты жестока, сразу во френдзону меня отправила. — Неспешно направившись в сторону ближайшего гипермаркета, проговорил я.

— Не будь таким наглым! — возмущенно ответила Ирис, а затем как-то потупилась, — я боюсь ошибиться…

— В чем ошибиться?

— Доверится кому-либо, чтобы в итоге стать постельной игрушкой или ещё хуже… стать просто содержанкой своего мужа, что после свадьбы предпочтет мне более молодых и красивых девушек.

— Некоторые встречаются иногда и просто ради секса, — усмехнулся я, — однако помимо этого они могут ходить в рестораны, на танцы, в театр, да куда пожелают, с ясным итогом.

— А я не хочу подобного самообмана. — Твердо проговорила Ирис. — Довольно часто после подобных хождений появляются дети, что никому не нужны. Скажи, Вениамин, ты делал принудительное прерывание беременности?..

— Нет, — спокойно ответил я, — даже если и обращались за огромные деньги, в основном это были девушки из младших родов, но я просто убеждал что дети в первую очередь принадлежат им и отказываться от них не стоит.

— А ты не лжешь, чтобы в моих глазах казаться лучше?

В ответ я только пробежался подушечками пальцев у неё по спине, чем несколько смутил девушку, а возможно и испугал… Однако она несколько успокоилась.

— Параноик. — Насмешливо фыркнув, проговорил я.

— Спасибо. — Спокойно ответила Ирис, — но ты не оригинален, я довольно часто слышу подобную классификацию собственной личности.

Не оригинален… Ладно, я съел, не подавился. Однако если судить по натуре Ирис, она довольно открытый человек, просто ей общения не хватает, этому мешает статус и ранг, а также репутация. Жестоко, однако, ну ладно мне не привыкать, в свойской манере общаться с представителями сильнейших рангов, однако если раньше мне делали поблажку на возраст, то сейчас показателем моей силы является полученный ранг.

Хотя если подумать, я сильно отличаюсь от других лекарей, причина этого возникла от подхода к обучению Зубова. Когда-то давно учитель нашел методики обучения лекарей специализировавшихся на контактном бое, однако обучать по лично переосмысленной и дополненной схеме начал лишь меня, хотя у него были о так трое учеников, лишь один из которых сумел защитить первый ранг.

Между тем мы вошли в гипермаркет, где занялись выбором продуктов, причем все проходило в молчаливой обстановке.

— Такого я ещё не видела… — неожиданно кто-то проговорил сзади на английском, — Ирис, рядом с тобой мужчина.

— Знаю…

— Бей его! — задорно проговорила девушка.

— Не буду, — недовольно ответила девушка, — здравствуй, Шу.

Обернувшись, я обнаружил стоящую китаянку с продуктовой тележкой, что стояла и заинтересованно рассматривала нас. Рост около ста шестидесяти сантиметров, каштановые волосы заплетенные в две косы были расположены на груди, а грудь… твердый второй размер, серые глаза, на губах легкая насмешливая улыбка.

— Меня зовут Куан Шу, а как вас, молодой человек, укротивший дикорастущую Ирис?!

— Вениамин Старинов, и я не укротил Ирис, скорее только пытаюсь просто вести беседу.

— Вот как, — отпустив тележку и сцепив руки за спиной, Шу обошла нас по кругу, одаривая насмешливой улыбкой, а после, остановилась напротив Ирис, проговорив, — кажется, кое-кто что-то задумал. Ладно, оставлю вас, мне есть охота, нужно купить кое-что… — уверенно покатила китаянка коляску в другом направлении.

— Ты приехала слишком рано, что-то случилось Шу? — развернувшись, спросила Ирис.

— Обручилась… — горько сказала Куан Шу, не оборачиваясь, — впрочем, большего вам знать не нужно.

А затем китаянка скрылась в глубине гипермаркета, оставив нас возле полок с различными приправами…

— Оказывается ты не такая уж и одинокая. — Заметил я.

— Мы с Шу просто общаемся, друзьями нас нельзя называть.

— Ты сама отталкиваешь от себя людей, зачем? Без общества человек не может существовать даже склонный к одиночеству…

— Нам ещё рано переходить на подобные темы для разговора. — Несколько резко ответила Ирис, а затем, ускорившись, удалилась в другую часть гипермаркета.

Ну и ладно… Что поделаешь, настрой у девушки изменился и все в подобном духе… Ладно пойду ещё кое-что возьму и можно домой.


Вечером этого же дня, я обнаружил информационный баннер на главной странице сайта академии: «Абитуриентам, сдавшим вступительные испытания, явиться в регистрационное бюро для замены идентификационных карт, а также обсудить вопрос дальнейшего места жительства.»

К сообщению также прилагался список поступивших, на трех языках, имен оказалось немного, но я к своему удивлению нашел троих россиян, все они являлись представителями главных родов рядовых семей, что нисколько меня не заинтересовало, так как семьи и их бизнес располагались в восточной части России.

— Веня… за тобой следят. — Неожиданно раздался голос Ирины.

— Кто?

— Я. — Лаконично проговорила девушка с веселым смешком, — кстати, хочешь вкусную информацию?

— Ну, попробую…

— Мне тут одна переписка на глаза попалась, согласно полученным сведениям Кир Седых вот уже четырнадцать лет отказывает главам семей в обручении Евы. Причем две их этих семей великие, в данном случае Морозовы и Громовы.

— Ладно, с Морозовыми понятно, будет энергетический конфликт, а что Громовы?

— Ты может, помнишь, но у них там небольшое происшествие было… погиб наследник, попав под технику «черной молнии» использованной одним из членов семьи во время тренировки.

— Данная техника относится к рангу «мастер», так что случайность это или нет… сложный вопрос.

— Кстати, ты рад информации? Вы вроде с Евой в таких отношениях…

— Такие, да не такие. — Озадаченно почесав голову, проговорил я, — нам просто нравится находиться в компании друг друга, секс используется только как инструмент для получения наслаждения, а если ты про любовь… Сложно сказать. Так что ближайшая ассоциация это — очень близкие друзья.

— Как можно называть вас друзьями, если вы спите вместе?.. — несколько озадаченно спросила Ира.

А вот так.

— Ладно, все понятно с тобой, ты просто не признаешь, что любишь её.

— Ты сейчас решила покопаться в моих чувствах? А если я сейчас вернусь в Россию, вытащу тебя из дома и перевезу к семье Седых чтобы попросить Кира Львовича проконтролировать посещение школы или лицея?

— Молчу, мой рот на замке, а знаешь, это грубо играть на слабостях близких тебе людей.

— А копаться в чувствах не грубо? — проговорил я, сидя за столом и выстраивая формулу поглощающей техники на основе стихии ветра, — ах, да, можешь поискать информацию по некой Куан Шу.

— Попробую…

Наше знакомство с Ириной Золотовой произошло довольно-таки давно… Семь лет назад если быть точным, в то время я как раз сдал квалификационный экзамен у Зубова на присвоение мне «лекаря третьего ранга» что было неплохим результатом для моего возраста. После чего я, уже имея кое-какие связи через «Шамана» узнал о том, что семья Ивановых заинтересована в одной юной девочке-вундеркинде. Ну, а я под предлогом что хочу пожить какое-то время в своем доме, между тем совместно с «Шаманом» решили вмешаться в данную историю и не мы одни… Некая семья Зубакиных тоже включилась в партию и произошло мелкое столкновение, из которого естественным победителем вышла великая семья Ивановых, а мы между тем с «Шаманом» под шумок утащили Ирину… имеющую стихийную предрасположенность к воде и льду. Однако она так и не захотела развиваться в данном направлении, полностью погрузившись в обучение.

— Веня, скажи ты на проблемы нарываться приехал в академию? — раздался спустя пятнадцать минут несколько уставший голос Иры.

— Что случилось?

— Начала я значит копаться в базах данных ведя поиск Куан Шу и тут… попадаю под защиту данных службы безопасности Императорской семьи Китая. Еле за собой почистить следы успела, и смотаться пока не обнаружили, хотя шла по защищенному каналу.

— Только вот какое она имеет отношение к императорской династии? — удивленно поинтересовался я.

— Не знаю, но пока я не буду понимать китайский язык, не жди, что я сумею получить информацию о данной девушке. Кстати, тут по поводу лекарей информация интересная есть. Нужна?

— Ира… — протянул я.

— Так вот лекарей в Академию собираются набирать, начиная с две тысячи четвертого года, то есть через три года. Тебя же приняли в рамках эксперимента, не знаю, что они там придумают насчет твоего обучения. А сейчас, спокойной ночи, я буду учить китайский язык.

— Тебе тоже… — с улыбкой проговорил я, глядя в камеру, через которую наблюдала за мной информатор.


Утро следующего дня наступило для меня рано, по причине возобновившихся фантомных болей от выжженных энергетических каналов. С трудом заблокировав боль, я выбрался на балкон, где встретил рассвет с кружкой кофе и сигаретой, что уже давно стало моей привычкой, сразу после этого я совершил обычный утренний моцион, проще говоря, выполнил комплекс разминочных упражнений.

Да, помимо выгодных знакомств, в академии нужно иметь и личный авторитет. Главный вопрос как его заработать? Думаю, у меня будут для этого возможности, ведь все держится на личной силе, и всегда найдутся те, кто захочет испытать меня, таким образом, увеличив собственное влияние, мне даже не потребуется никого вызвать на дуэль и так будет много желающих, так как ранг «лекаря» по силам стоит между стихийником и экспертом. Чую весело будет…

Добравшись до регистрационного отдела, я некоторое время изучал информацию, выведенную на электронный стенд, касательно пребывания студентов в академии. Там было много интересного, однако единственное о чем я узнал, так это о существовании социальной сети академии, где можно было пройти регистрацию и общаться с другими студентами.

Затем прошел в кабинет и сразу направился к прошлому работнику регистрации:

— Доброе утро, вот необходимые документы, — выложил я на стол идентификационную карту, два паспорта и медицинскую карту.

— Здравствуйте. Заполните анкету для предоставления вам общежития. Для этого вам потребуется только паспорт. Остальное я пока использую для создания вашего профиля в студенческом архиве. — Проговорила мне менеджер, вернув паспорт и дав анкету.

Усевшись за столик, я взял ручку и принялся изучать анкету… Помимо стандартных пунктов, типа семейный или нет, которым предоставлялась двухкомнатная квартира в отдельном общежитии, был ещё пункт о курении, а также привычный климат, наличие аллергии на какое-либо вещество… Практично подошло руководство академии к расселению студентов.

Заполнив анкету, я передал её менеджеру, а она вернула мой загранпаспорт и выдала новую идентификационную карту:

— Поздравляю вас с поступлением в академию Файлет. Торжественное мероприятие назначено на десятое августа, а пока переселитесь в мужское общежитие номер три, — протянув мне ключ, проговорила женщина, — а пока у вас появилось свободное время, можете посетить нашу библиотеку, также академический пляж — вход свободный. Ключ от временного общежития оставьте администратору. Поздравляю, Вениамин.

— Благодарю. — Кивнул я, забрав ключ.

А попрощавшись, неспешно пошел на выход из регистрационного отдела, направившись в сторону пляжа, что располагался в южной части города.

По дороге я зашел в гипермаркет и купил себе рюкзак, а также пляжные шорты. Все-таки находиться на пляже в брюках и рубашке, было выше моих сил…

Переодевшись в пляжной кабинке, я занял место под зонтиком и долго рассматривал вышку, что располагалась в пяти метрах над поверхностью воды, также на месте обнаружился пост спасателя, что дежурил несмотря на полупустой пляж…

— Какая здесь глубина? — взобравшись на вышку, где спасатель в ранге стихийника ветра устроил себе наблюдательный пост.

— Пятнадцать метров. А вы не боитесь?

— Прыгал и с более высоких сооружений и не в воду, а на бетон. — С улыбкой проговорил я, а затем с разбегу сиганул в море.

В момент вхождения в воду я даже немного испугался, однако затем, сориентировавшись, глотнул воздуха и с каким-то удовлетворением принялся плавать в теплой воде моря…


Вдоволь накупавшись, я выбрался на берег и пребывая в блаженстве направился к занятому месту, где просто плюхнулся на горячий песок пляжа…

Вот за это я люблю теплые страны, можно купаться хоть круглый год, но вот проблема подхватить какое-нибудь местное заболевание шансы в разы выше из-за этого, же жаркого и сырого климата. Впрочем, хорошо, что я до обеда решил искупаться, после обеда чаще всего дождь и на улице становится вообще невыносимо душно.

Не боишься обгореть на солнце, Вениамин? — неожиданно раздался знакомый голос.

Открыв глаза я увидел что передо мной стоит Куан Шу и спустив солнцезащитные очки на кончик носа внимательно рассматривает меня…Некоторое время я тоже её рассматривал обратив внимание на комплект белого бикини через который все было прекрасно видно так как девушка только что вышла из воды…

— Шу, — подожди секунду, резко поднявшись, я быстро отошел к своему рюкзаку, а затем вернул и передал рубашку девушке, — вот надень.

— Хм, — с усмешкой приняла рубашку и набросив на себя довольно потянулась, — что ты задумал?

— Сейчас, не шевелись, — достав телефон, я сделал снимок, а затем продемонстрировал девушке, — что ты на это скажешь?

— У тебя странные вкусы… — косо посмотрела она в район паха и поджала губы, — но для чего тебе это?

Как хорошо что я взял с утра запасную рубашку… Иначе бы подобного кадра не получилось. Однако, девушка заинтересовалась.

— Ну, как ты и сказала у меня странные вкусы и мне нравятся девушки в белых рубашках, но…

— На голое тело, я тебя поняла. — С улыбкой проговорила девушка, а затем, внимательно посмотрев на прилипшую к телу рубашку, добавила, — да, так я выгляжу только более возбуждающе, чем просто в белом бикини.

Возбуждающе… Смуглая кожа и мокрая, почти прозрачная одежда довольно располагают. Впрочем, она уже обручена, так что придется поискать другую жертву…

— Будь ты не обручена, я бы попытался. — Откровенно высказался я, — впрочем, ты и так себя слишком откровенно ведешь.

— Слушай, Вениамин, если бы ты знал что у тебя остался всего год относительной свободы, то как бы ты себя вел? Впрочем, ты не поймешь, для русского восточные традиции всегда кажутся странными. Хотя, я могу себе позволить маленькую интрижку, но ничего кроме воспоминаний это не оставит…

— Я знаю о восточных традициях, знаю, что женщины в Японии и Корее практически не покидают родовых домов и на них возложено воспитание детей. Только вот интрижка оставит после себя горькие воспоминания… Впрочем, ты и сама это знаешь.

Неожиданно я почувствовал, как формируется контактная техника на основе льда, а затем, резко ускорившись, перехватил занесенную для удара руку молодого «эксперта» закованную в лед. Шу тоже отреагировала и отпрыгнула в сторону, а затем попыталась сформировать дистанционную технику и освободиться, но не получилось…

Дикий крик полный боли разнесся по пляжу, привлекая внимание всех купающихся… Я несильно удерживая своего противника только запускал одну технику за другой ударяя по нервным узлам, вызывая такую боль что обычный человек давно бы лишился сознания… А азиат кричал и кричал страшно…

— Ну и что тебе надо? Не видишь мы просто разговариваем? — спокойно спросил я уменьшив воздействие.

— Ты пожалеешь о том что сделал… — проговорил он глядя на меня, а затем высказался в направлении китаянки, — Шлюха!

— А вот оскорблять девушку без повода в моем присутствия просто глупо… — хладнокровно проговорил я, а затем мой противник принялся просто кататься по песку пытаясь сделать хоть что-то чтобы уменьшить эту боль.

— Вениамин… только не убивай. — Бросив презрительный взгляд на азиата, который что-то кричал на языке, в котором я узнал японский, — тебе не нужно в это вмешиваться.

— Знаю, за убийство отчисляют, без права восстановления, но у него нет повреждений, только боль…

Слабая техника ветра, прилетевшая в бок встретила только стандартный энергетический доспех, но намек я понял и отпустил японца что остался кататься по песку от боли, а вскоре затих, так как именно я не давал ему испытать болевой шок.

— Что здесь происходит? Это дуэль?

— Нет, «мастер», — хладнокровно проговорил я, — этот японец попытался атаковать мою знакомую, вот мне пришлось его немного утихомирить.

— Это правда? — обратился мастер из охраны к Шу, на что получил согласный кивок.

— Кто ещё видел атаку на эту девушку? — громко обратился мастер к другим купающимся.

— Мы видели, — неожиданно вышла молодая пара из-за моей спины, — без какого-либо повреждения этот японец атаковал этих девушку и парня, а также обозвал девушку… дамой легкого поведения. — Несколько сбилась девушка, — хотя ничего такого и не было.

— Публичное оскорбление и нападение, — констатировал мастер, а затем обратился к своим бойцам, — этого к лекарям, остальные предоставьте мне свои идентификационные карты.

Процедура не заняла много времени, оказалось что свидетелей было пятеро ещё кроме парочки что дружелюбно нам покивали удалились продолжать отдых, а мастер взяв мою карту долго её изучал и пробормотал себе под нос: «будут с ним проблемы, раз он еще не успел начать обучение». А затем трое бойцов охраны спокойной походкой удалились в направлении лечебницы, куда потащили бессознательного японца.

— Оперативно работают, — уважительно проговорил я глядя им вслед.

— Спасибо. — Как-то робко улыбнулась Куан Шу.

— Не благодари… Ты бы и сама могла с ним легко справится и без моей помощи, эксперт, но по какой-то причине для тебя это было невозможно, не так ли?!

— Можно и так сказать… Кстати, иди сюда, отряхну твою спину от песка. — Вновь на лице Шу появилась ехидная улыбка, — а после отведу тебя в небольшое кафе здесь на пляже, там делают чудесные фруктовые коктейли. Считай это моей маленькой благодарностью…


Кафе, где продавали фруктовые коктейли, оказалось расположенным под навесом, под которым стояли столики, за одним из таких столиков оказались, и я с Шу… Мы так и не переодевшись расхаживали в пляжной одежде.

— И все-таки зря ты в это вмешался, этот мальчишка был из того же рода что и мой жених, — задумчиво проговорила Шу, а затем сделала глоток охлажденного коктейля, — мне за это ничего не будет, но поползут неприятные слухи…

— А кто-то говорит об интрижке, — протянул я, сделав глоток выбранного китаянкой коктейля, что охлаждал и имел приятную кислинку, — все ведь проходит на несколько ином уровне, иначе бы ты так не секретничала.

— О чем ты? — с улыбкой переспросила Шу, хотя взгляд при этом стал цепким, — это лишь простая помолвка…

— С простой политикой кланов. — Вернул я насмешку Шу.

— Не стоит тебе сюда вмешиваться, Вениамин…

— Лучше просто, Веня. Кстати, Шу… Хотел спросить тебя об Ирис, вы друзья или нет.

— Нет. Да мы общаемся, но дружеских отношений не поддерживаем, но ты хочешь узнать не это. Ирис в силу своих обстоятельств не сближается со студентами, многие парни вообще от неё шарахаются, исключения составляют лишь немногое «мастера».

— Сложная девушка… Впрочем, не мне судить. Кстати, а твоих наблюдателей много в академии?

— Испугался? — одарив меня хитрой улыбкой, проговорила Шу, — а я-то думала, что мне повезло и русский парень…

— Не хочу заливать академию реками крови, если кто-то неправильно будет воспринимать наше общение. — Хладнокровно проговорил я, закуривая сигарету, — одно дело, когда тебя вызывают на бой, но совсем другое, когда попытаются ударить в спину. Такое не прощается… Не с моим менталитетом.

— Говоришь так, словно ты профессионал. — Оценивающим взглядом прошлась девушка по моей фигуре.

— Нет, не профессионал, но обладаю достаточной силой, чтобы поставить на место и обнаглевшего мастера. Профи — это просто элита, которых мало и они реже всех других рангов участвуют в боевых столкновениях.

— А ты самоуверен…

— Самоуверенность и уверенность в своих силах — разные вещи, впрочем, когда лекарь говорит что может победить мастера — это выглядит довольно смешно.

— Да нет, я тебе верю. — Китаянка задумчиво покрутила в руках трубочку для коктейля — мне приходилось видеть бой лекаря и мастера… Ведь вреда от лечебных техник при умелом использовании гораздо больше чем от боевых.

— Ну… таких лекарей мало.

— Да, до мировой войны лекари были мастерами контактного боя и сеяли страх и ужас в рядах своих противников, тройка лекарей могла без труда уничтожить профессионала, но и гибли они, десятками попадая под дистанционные техники. Вот и спустя восемьсот лет ранг лекарь выродился, нет больше мастеров контактного боя. Там говорят, даже подход к тренировкам был иной.

— Однако и они были не самыми опасными… — задумчиво проговорил я.

— Ты говоришь сейчас про двухранговых, — кивнула Шу, — да… эти бойцы были настоящими демонами на боле боя. «Бич профи» так их кажется, называли и вполне заслуженно. Однако их и тогда было слишком мало, а после войны их вообще не стало. В России, в семье Романовых было трое таких, но это не спасло их род.

— Как думаешь, ещё наблюдатели есть?

— Скорее да, чем нет… — не смотря на меня, ответила Шу, — впрочем, тебе лучше перестать общаться со мной. Меня контролируют, довольно жестко контролируют, такова политика клана.

— Тогда может тебе разорвать помолвку?

— Боюсь это невозможно. Спасибо тебе за помощь Веня, ты очень добр, может быть я, и соглашусь на интрижку. Будет хоть какое-то утешение во время вынужденного замужества.

— Какая милая… беседа. — Неожиданно сзади раздался голос.

Так… Целый «мастер» причем стихийной направленности огонь…

Обернувшись, я обнаружил у себя за спиной европейца с пепельными волосами, что сверху вниз смотрел на меня…

— Вы откуда все беретесь? — по-русски пробормотал я.

— Вопрос в другом, откуда ты такой вылез? — показывая, что прекрасно меня понял, проговорил мастер по-русски, — ты слишком нагл для лекаря, Старинов. Не успел поступить, а уже познакомился с Ирис…

— Очередной ревнивый идиот?

— Идиот — это роман. А я мастер первого ранга, осторожнее со словами, иначе мне придется тебя научить хорошим манерам.

— Ты бедолага из средневековья выпал или просто нравится покрасоваться красотой речи? — усмехнулся я, — хочешь подраться, так валяй, вызывай на бой, а нет — проваливай.

— Это твои последние слова? В таком случае ожидай вызова.

— Вызов принят, а теперь исчезни или нет, принеси мне ещё коктейля.

Вот тут мастер покраснел от ярости, но сумел себя удержать от необдуманных поступков и просто развернулся и отправился восвояси…

— Ты жесток… Впрочем, это один из тех кто хочет затащить Ирис в кровать ради богатства её папочки. Имя, к сожалению не помню.

— Ты знаешь русский?

— В общих чертах, но разговаривать на нем не буду. Кстати, он тебя на бой вызвал?

— Не совсем. Сказал что вызовет, но в будущем.

— Скорее всего не вызовет… — задумчиво проговорила Шу, — хотел бы вызвать с самого начала бы говорил на английском, а раз перешел на твой родной язык просто хотел напугать. Такое здесь часто бывает.

— Меня сложно напугать… — протянул я, а затем посмотрел на небо, по которому в направлении пляжа двигалась черная дождевая туча, — впрочем, мы засиделись, пора и по домам. Сейчас как будет лить как из ведра.

На что китаянка ответила согласным кивком и направилась в ближайшую пляжную кабинку…


После того как мы вместе с Шу переждали дождь, я попрощался и направился в занимаемую квартиру, где быстро собрал вещи и сдав ключ от комнаты администратору отправился к новому месту жительства.

Третье общежитие было расположено севернее комплекса зданий академии, в то же время восточнее главной арены…

Квартиру, что мне выделили, оказалась на порядок лучше прошлой, один только раздельный санузел, чего стоит. Открытый балкон, широкоформатный телевизор напротив кровати, современная кухня. Да, престижная академия, добавить нечего.

А затем ожидая когда закипит чайник, я внимательно ходил и приглядывался к углам в поисках скрытых камер… Однако ни одной не нашел. С одной стороны — это вторжение в личную жизнь, а с другой мера безопасности направленная на сохранение жизни студентам.

А все-таки в довольно сложной ситуации оказалась Шу, что тут сказать, политический брак, контролируемый обеими сторонами. Только вот девушка не в восторге от всего этого… Помочь я ей могу, например сделать так чтобы её признали неспособной рожать детей, но боюсь что это не поможет, существуют лекари что гораздо опытнее меня, они и живут по две сотни лет соответственно. Могу, конечно, поступить и грубее, но боюсь что это не разрешит ситуацию, все-таки я не представитель какой-либо семьи и после переговоров на высоком уровне я могу просто исчезнуть. Осыпаться пеплом, который соберут в вазу и подарят Куан Шу… Впрочем, если я все-таки захочу влезть в подобную авантюру, то для начала продумаю каждый свой ход, а также узнаю кто жених Шу и чем он дышит, а пока пусть все идет как идет.

Ну что ж похоже что это мое место жительства на ближайший год, думаю потихоньку обживу… Все-таки я люблю когда моем доме уютно. Так, а теперь пороюсь я в студенческой сети академии… Кое-какую информацию нужно найти.

Так, пройдя регистрацию на сайте, я некоторое время изучал информацию об академии. Основана академия Файлет была триста восемьдесят четыре года назад на острове Новая Гвинея. Однако до мировой войны данный остров был колонией Великобритании. После событий войны остров стал спорной территорией между Великобританией, Японией и Китаем, здесь шли довольно крупные боевые столкновения заинтересованных сторон в попытке удержать территорию. Однако четыреста лет назад неизвестно откуда появляется англичанин Стен Уайт, что предоставляет всем сторонам, документ, подтверждающий, что данный остров был куплен его отцом, а после этого сумев заручиться поддержкой глав других государств, основывает на острове академию Файлет. После чего территория острова была защищена статусом неприкосновенности, что было согласовано с главами всех держав. В общем, это лишь краткая выжимка из текста, так как в тексте хватало деталей касательно вкладов каждого представителя семьи Уайт в развитие академии.

Тем временем я параллельно с этим нашел Ирис в студенческой сети и связался через видео-чат…

— Привет, Ирис, что делаешь? — дружелюбно проговорил я, а затем заметил, что девушка стоит напротив камеры в одном нижнем белье и пытается сообразить, кто с ней разговаривает…

«Соединение завершено» — вылезло сообщение на экран.

Ого, оказывается у Ирис неплохой вкус касательно нижнего белья, черное кружевное белье ей идет… Я даже несколько удивился, увидев её в таков виде. Впрочем, главное чтобы она восприняла это нормально…


Глава 6. Новые проблемы

На следующий день я никуда не выходил, занимаясь тем, что составлял формулы для техник, что были мною не воссозданы…

Тут надо разобраться, все имеющиеся у меня техники делятся на три категории, первая категория: техники которые я получил в процессе обучения у Зубова. Вторая категория: техники, что мне удалось воссоздать из прошлой жизни, самые дорогие и редко используемые, но вот воссозданы не все техники. Третья категория: техники, что я создал самостоятельно. Честно говоря, довольно сложный процесс, завязанный на отлаженных, сложных формулах управления энергетикой, а затем также необходимо отточить технику, как раз последнее и было самым сложным моментом… Многие кстати умирали если неправильно создавали технику. Жесткий отсев, одним словом.

— Ир, пожалуйста, дай мне связь с Святом и Шаманом, — в задумчивости перебирая пальцами по столу, проговорил я зная что девушка за мной наблюдает, — кстати, что насчет Академии? Удалось приникнуть через защиту?

— Частично, создала парочку подчиненных мне каналов. Да, систему видеонаблюдения я трогать не стала, там сидят пять операторов и они сразу заметят, что кто-то влез, но есть один несомненный плюс — прослушивающие устройства я просто удалила из системы. — Довольным голосом проговорила Ирина, — Вот пусть сидят и думают, куда они пропали… Ведь я подтерла запись диктофона? в твоей комнате даже из архивов. Пока они найдут… пока разберутся… Однако новые ставить не будут. Чтобы переселить студента в другую квартиру, нужны веские основания.

— Молодец. Премию ты сама себе выпишешь. — Проговорил я, — так, а что насчет дам?

— Ничего нового. Кстати, подожди, Шамана нет на месте, сейчас, придет, установлю соединение.

Кивнув, я принялся ожидать…

Хм, «Кедр»… Данная компания изначально была создана моим дедом, Игорем Стариновым, однако после его исчезновения все легло на плечи отца, что принялся активно развивать её, именно в молодости он познакомился с Леоновым Святославом Петровичем, по прозвищу Свят, назначив его на пост генерального директора. После его исчезновения компания перешла в мою собственность по причине наличия в моем наследстве контрольного пакета акций.

А Шаман или Шаманаев Геннадий Петрович — это глава небольшой группы бойцов, некогда был учеником моего деда… Как так получилось, Шаман не рассказывал, но когда он нашел меня в двенадцать лет и предложил свою помощь, я не смог отказаться. Именно он частично ввел меня в курс дела… После этого я познакомился Леоновым и сумел договориться о моем вмешательстве в дела компании что и так будет управляться мной. Однако на данный момент этим занимается Леонов и менять его я не собираюсь, человек проверенный, верный своим принципам и главное умеющий управлять.

— Доброго дня, господа.

— Привет, Веня, что за срочность? — приветливо улыбнулся Шаман.

— Мне тоже интересно, зачем ты нас неожиданно оторвал от дел. — Одарив меня цепким взглядом, проговорил Святослав.

— Свят, не ворчи. Парень без причины никогда нас не беспокоит. У него тоже времени свободного иной раз нет. — Вступился за меня Шаман.

— Приступим к делу. — Проговорил я, — как вам известно, четвертого ноября мне исполняется восемнадцать лет и компания «Кедр» переходит в мое полное пользование…

— Дальше, Вениамин, — воспользовавшись возникшей паузой, поторопил Свят, — мы это уже обсуждали и не раз. Что изменилось?

— Кир Львович туманно намекнул о возможности вступления меня в семью Седых, в качестве главы малого рода.

— Боюсь что ни мне, ни моей группе это ничем не поможет. — Спокойно проговорил Шаман, — сам знаешь, моя группа состоит из бойцов добровольно покинувших свои семьи, да мы числимся как небольшая наемная организация, но это не даст нам никаких благ.

— Как я понимаю подобное возможно через твой брак с Евой Седых, — кивнул Свят, — если ты хочешь, так и будет, но я думаю, что это лишь запасной вариант на случай… продолжай, Вениамин.

— Возможность получить статус основателя семьи должна быть чем-то подкреплена. На данный момент я могу заявить о своем желании, но кто из глав «Великих семей» поддержит меня? А мне нужно три голоса из семи, но выхода на членов семей у меня нет. Пока нет.

— Ты хочешь раскрыться, я правильно тебя понял? — Задумчиво проговорил Шаман, — да, этим ты привлечешь внимание, но так ты и получишь могущественных врагов, Вениамин. Осторожнее… мы и так слишком долго идем к этому, и у нас существуют договоренности.

— Я помню… — кивнул я, — Свят, что скажешь ты?

— Это неприемлемо. Пусть семья Седых и друзья твоего отца, но я не хочу чтобы компания стала подконтрольной со стороны.

— Значит так, — задумчиво проговорил я, — сделаем вот что. Святослав Петрович, составьте план на строительство медицинского центра. Раз не получается зайти с этой стороны, зайдем с другой. «Великие семьи» сами захотят меня удержать в стране, когда узнают что я «Знахарь».

— Решил зайти с позиции лекаря. — Одобрительно кивнул Свят.

— Это единственное в чем я сильнее большинства. Зубов научил меня многому, а ещё большее я узнал самостоятельно. А другого пути не остается… На данный момент я не «универсал», неизвестно будут ли дети от меня обладать более развитой энергетической системой. Так что… это единственный выход из положения.

— Есть ещё один… — напомнил мне Шаман с легкой улыбкой.

— Пока ничего не могу сказать по данному направлению, но кое-что есть, однако не буду вас обнадеживать. Сами понимаете.

— Хорошо. Значит, мне начинать составлять план на строительство лечебницы…

— Не лечебницы, а медицинского центра. — Поправил я, — У нас и так есть два «лекаря» что ошиваются без дела, также есть выход ещё на троих что не окончили своего обучения.

— Предлагаешь лекарями заняться мне? — чуточку поразмыслив, Шаман проговорил, — хорошо, я этим займусь.

— Хорошо, тогда я подготовлю план медицинского центра. — Кивнул Святослав, — если будут какие-нибудь изменения, свяжусь через Ирину.

Леонов разорвал соединение и остался только Шаман что внимательно на меня смотрел, о чем-то размышляя…

— Как там гостья? — поинтересовался я.

— Учим потихоньку. — Равнодушно проговорил Шаман, — сам прекрасно знаешь в какой она ситуации и кто ведет за ней охоту и с какой целью. В общем, девушка умная — не пропадет, но… Ты опять лезешь в авантюру, Веня.

— Какую авантюру? — притворился я непонимающим.

— Веня, я слишком хорошо тебя знаю… Ты бы не стал начинать этого разговора, если бы чего-нибудь не задумал.

— Пока рано говорить о чем-то Шаман, — вздохнул я.

— Будь осмотрительнее! — указал мне Шаманаев и отключился.

Задумчиво перебирая кончиками пальцев по столу, я долгое время размышлял: Да, «Кедр» и группа Шамана были созданы не мной, однако я тоже вложил немалое количество своих сил и средств в их развитие, и сейчас это окупилось вполне. Единственный минус, Свят и Шаман не воспринимают меня начальником, нет, скорее они воспринимают меня равным им, а это уже неплохо…

Если копнуть поглубже в историю, когда-то мой дед был частью главного рода какой-то семьи, простой семьи, не «великой» и не представителем младшего рода… Однако семью уничтожили когда ему было около десяти лет, а ему удалось сбежать, а затем прибиться к вольным пользователям «viz», что приняли его как сына. Затем последовал отрезок жизни деда, о котором мне неизвестно, а потом он появился перед главами великих семей, однако его прогнали, посмеявшись, но благодаря этому он нашел надежных друзей; Зубова, Седых и Самойлова…

— Веня, — оторвала меня от размышлений Ира, — будь осторожнее в академии, здесь обучаются те, кто привык вариться в этом супе интриг.

— Твое беспокойство прям бальзам на душу.

— Ты мой работодатель, — отрезала Ирина, — мне не хочется тебя менять, вот и все.

— Да, да, я тебя тоже люблю. — С натянутой улыбкой помахал я в камеру, но ответа не последовало.


На следующий день, я гулял по территории академического городка, присматривался, оценивал и делал выводы.

В общем, город сам по себе неплохо продуман, в восточной части расположен район, где проживают работники академии, разумеется, там есть и детские сады, и игровые площадки. На севере города оказалось семейное общежитие, мне повстречалось довольное большое количество молодых семей, при этом можно было довольно часто встретить картину мужа прогуливающегося с двумя женами, один раз даже видел парня с тремя женами…

Сам факт наличия многоженства обуславливается тем фактором, что мужчины часто гибнут в схватках с другими бойцами. Также среди пользователей «viz» детская смертность одно из самых распространенных явлений, особенно среди сильного пола. Слабый же пол из-за развитого инстинкта самосохранения всегда более осторожен…


В обед я направился в академическую столовую, в любом случае там кормят бесплатно, а я люблю слово халява, в конце концов студент я или не студент…

Обнаружив угловой столик пустым, я с подносом уверенно направился к нему, внимательно прощупывая пространство на наличие сильных пользователей, коих было слишком много. Особое внимание я уделял мастерам, все-таки достигнуть подобного ранга в двадцать лет большой труд. Некоторые и за всю жизнь с трудом добираются до ранга эксперта… Что сказать селекция и естественный отбор очень многое решают.

— Извиниться не хочешь? — раздался прохладный голос Ирис.

— Присядь, пожалуйста, — с легкой улыбкой попросил я, а после выполнения просьбы девушкой, добавил, — ты сейчас зла, понимаю, но не принимай этот маленький нюанс близко к сердцу. Я оставлю все в тайне.

— Не стоит пытаться флиртовать со мной, я не настолько глупа. — Зло смотря на меня, процедила Ирис.

— Я не флиртую, — с легкой улыбкой ответил я, — ну разве что чуть-чуть, но… Пойми Ирис, я не хочу вражды. Да, я видел тебя, но это не повод рвать отношения. Кстати, а ты красива.

— Оставь свои комплименты при себе. — Надулась Ирис, скрестив руки на груди.

Ну вот обиделась… Эх, не понимаю чему тут обижаться, ну увидел тебя парень в нижнем белье. Ладно…

Надо бы информацию о студентах академии собрать, больше всего меня интересует, сколько здесь мастеров, ведь только они для меня представляют реальную опасность. В любом случае будут недовольные тем, что сюда приняли на обучение лекаря…

— Здравствуй, Ирис, — раздался приторный голос парня из-за спины, — вижу, ты нашла себе компанию лекаря… Интересно, кто придумал взять столь слабого бойца в академию?

Ну, началось! Чуял, что найдутся недовольные нашим знакомством, целый «мастер первого ранга» стихийной направленности молния с группой поддержки… ещё двух мастеров. Будет сложно…

— Леонардо, я не помню, чтобы когда-либо отчитывалась перед тобой и твоими слугами. — Процедила Ирис, на что девушка стихийной направленности лед дернулась, — насколько я помню прошлый наш бой… прошел в одностороннем порядке, окончившись моей безоговорочной победой.

— Не стоит ворошить прошлое, — проговорил Леонардо, — прошло уже два года, за которые я поднял свой ранг. Исход нашего возможного боя может быть совершенно иным…

— Назад! — резко крикнула девушка-мастер, оттаскивая Леонардо от нашего столика.

— Можешь поблагодарить своего сенсора, мастер первого ранга. — Спокойно проговорил я, развернувшись на стуле, — если бы не она… ты бы концом своего существования испортил аппетит всем студентам.

— Концом своего существования? Ты настолько уверен в своих силах, лекарь?

— Стой, Леонардо, — удерживая парня и смотря на меня, проговорила девушка с каштановыми волосами, — пусть у него и разрушена часть энергетики, но по показателям энергии этот парень превосходит тебя вдвое. Ты не выиграешь этот бой.

— Не выиграю? — выслушав девушку, несколько озадаченно проговорил парень, смотря на меня, — да, где мои манеры…

— Не играй шута, Леонардо Бенуа, — с легкой улыбкой проговорил я, а затем отсалютовал ему стаканом с соком, — хотя, можешь продолжать, я оценю и выплачу тебе премию за хорошую игру.

— Не зарывайся!

— А я и не собирался, — показывая что держу ситуацию под своим контролем, нарочно медленно я поставил стакан на стол, — если весь этот спектакль был сыгран лишь для того чтобы вызвать на бой меня или Ирис, то ты проиграл… Прости, Селена, но боюсь что даже ты сильнее своего… хозяина. Не понимаю, почему ты ему подчиняешься.

— Мы друзья, не смей называть меня слугой. — Веско проговорила Селена.

— Я человек простой, что вижу, то и говорю. — Развел я руками, нахально улыбнувшись, — только вот вы больше похожи на банду, если уж говорить прямо. Ходите группой, защищаете босса…

— Мы ещё встретимся. — Посмотрев на меня оценивающим взглядом, проговорил Леонардо, а затем несколько нервно пошел от нашего столика, а за ним следом пошла, Селена и третий участник, что являлся азиатом.

Правильно я сделал, изучив собранную информацию об Ирис, иначе мне было бы сложно вести разговор с этим Леонардо Бенуа, третьим сыном из дома Бенуа. А вот Селена и этот азиат мне незнакомы, нужно будет это исправить… Хм, Селена… О, вспомнил, это она тот самый сенсор что обладает повышенной энергетической чувствительностью с зоной покрытия в два километра. Да… странно, что она в компании с этим недоумком, даже из-под удара техники «путей Мудреца» сумела спасти, впрочем, я бы и не ударил, так испугал бы немного.

— Теперь я верю, что ты не врал что сильнее многих… — по-новому прошлась оценивающим взглядом Ирис по мне, — если даже Селена Нери сказала что ты в состоянии победить мастера первого ранга…

— Селена Лия Анна Нери… — озвучил я полное имя итальянки, — говорят, что она сильнейший сенсор за последний век.

— Ты знаешь её?

— Сейчас знаю, — улыбнулся я, — для меня то, что она была с твоим бывшим ухажером большая новость.

— Он им никогда не был… — отрицательно покачала головой Ирис, — тебе как лекарю должно быть известно о такой вещи как энергетический конфликт. Но пытался им стать, не спорю.

— Привет Ирис, здравствуй Веня, я тут встретила кое-кого… — присела за наш столик Шу.

— Угадай… — закрыв мне глаза со спины, проговорил мне кто-то знакомым голосом.

— Знакомьтесь, Ева Седых, правнучка главы рода и семьи Седых. — Представил я девушку, а затем прикоснулся к её ладоням, которые тут же исчезли, а Ева села справа от меня, — не ожидал, что ты решишься поступить в один год со мной…

— Веня, пусть я и на год младше, но училась по ускоренному курсу и сейчас прошла вступительные испытания, — улыбаясь, проговорила она, только вот взгляд был колючим, — а я смотрю, ты времени не теряешь… ладно Шу, она обручена, но вот Ирис… подлец, какой подлец.

— У нас нет даже дружеских отношений, не стоит выставлять все в непонятном свете. — Прохладно проговорила Ирис.

— Ирис, правильно? — поинтересовалась Ева, а затем, получив утвердительный кивок, продолжила, — пойми, я знаю Вениамина с самых юных лет и за ним всегда бегали девушки… Если между вами что-то и есть, я не собираюсь вмешиваться. Однако предупрежу, если ты ему когда-нибудь признаешься, он сделает все возможное, чтобы тебя не интересовали другие мужчины. Разумеется, он будет отнекиваться, но… собственнический инстинкт у него развит.

— Я вообще-то здесь, — одарив Еву косым взглядом, проговорил я, — а собственнический инстинкт мы обсудим с тобой позже.

— О ваших отношениях даже спрашивать не буду, — с легкой улыбкой посмотрела на нас Шу, — только вот…

Вениамин, ты начал опасную игру против Леонардо. Мы с Евой стали свидетелями данного разговора, и я советую тебе быть осторожней.

— Опять ты ищешь неприятности, — устало вздохнула Ева, — тебе видимо мало того что тебя буквально ненавидели в лицее… впрочем эта ненависть шла от страха.

— В любом случае, — помешивая ложкой остывший чай, проговорил я. — Леонардо не сможет на меня надавить со своего положения и бросать мне вызов не станет. Слишком большой урон престижу мастера принесет ему бой с лекарем, на который он не пойдет. Однако существует вероятность, что он может заплатить кому-нибудь, сделать это… только вот мне нельзя его вызывать на бой, это сразу же даст мне неприятную репутацию даже в случае победы. Разумеется, со мной будут после этого считаться, но это не самый лучший способ сгладить обстановку.

— А ты, оказывается, повзрослел… — удивленно посмотрела на меня Ева.

— В лицее мы были детьми, где сила стояла на первом месте, однако академия — это площадка для более тонкой игры, где сила является лишь одним из способов играть партию, но для победы нужно что-то большее.

— Неожиданные слова, — заметила Шу, — полностью отражающие обстановку в академии. Веня, а что ты делаешь завтра?

— Сплю, работаю, ем…

— Мне нужно твое участие в довольно щекотливом деле. — Несколько замявшись, проговорила Куан Шу, — это буквально на два часа, не более.

— Если нужно — поучаствую. — Согласился я, — где и когда пройдет мероприятие?

— Договорились. — С каким-то облегчением проговорила Шу, — Завтра в два скажем у твоего общежития.

— Я пойду, нужно заняться работой. — Проговорила вместо прощания Ирис и удалилась.

— А она не слишком дружелюбна… — прокомментировала Ева.

— Не обращай внимания. Ирис даже при всем своем нежелании сближаться с кем-либо, довольно открытая девушка. Веня так вообще постоянно играет на ее струнах души и ничего, пока живой. Чем же ты так её зацепил, хитрый лис?

— Ты о чем?

— Неважно. Ладно, я пойду, у меня должна сегодня подруга из Кореи приехать, позже вас познакомлю. — Помахав нам рукой на прощание, проговорила китаянка, быстро покинув столовую.

— Может, мы тоже пойдем? — дожевав салат, спросила Ева.

— Ну, пойдем…

Ну, старик, ну, спасибо за подлянку. Ничего я тебе это ещё припомню… Однако не сейчас.


Двинулись мы в гипермаркет, где мне предстояло докупить кое-что в квартиру, список составил ещё вчерашним вечером, вот в данный момент ходил и выбирал необходимое… Куда вошла вафельница, большой столовый сервиз, две кастрюли, так как у меня была только маленькая в которой и пачку пельменей не сваришь, а также чайник-термос…

Ева только наблюдала за моим выбором, никак не комментируя. Ведь именно она когда-то назвала меня хозяйственным человеком, что предпочитает уют, но никак не роскошь. С чем я никогда и не спорил… Все-таки дом, должен быть домом, а не гостиничным номером.

— Ну и зачем старик послал мне тебя в нагрузку? Разве он не осведомлен о положении дел? — подхватив шесть пакетов с общей нагрузкой почти в сотню килограмм, мрачно поинтересовался я, — ты и сама понимаешь, что мне будет сложно найти здесь свое место.

— Ты защищаешь меня, а я прикрою тебя престижем семьи Седых, что все ещё имеет влияние.

— Как и всегда? — нахмурился я, — Ева, ты прекрасно знаешь, что было в лицее, и какой из этого вышел итог. Не надо повторять. Лучше уж я сам потихоньку. Не могу же я всю жизнь провести у твоего деда за пазухой. Ему уже за сотню… Неизвестно, сколько он ещё продержится.

— Не говори так. — Глухо проговорила девушка.

— Я сказал лишь правду, принять или не принять её — тебе решать. Мы далеко не вечны и потому я не собираюсь терять время на бессмысленные манипуляции.

— Самое противное, что ты прав. — Поджав губы, проговорила Ева, — ну хорошо, посвяти меня в свои планы.

— На каком основании? — бросил я короткий взгляд на девушку.

— Мы… Ах ты паразит. Значит, годы нашей дружбы для тебя ничто не значат?..

— Ева, дружба дружбой, но мои планы — это только мои планы. Не забывайся.

— Вот значит, как ты расставляешь приоритеты… — протянула Ева, но поймав мой холодный взгляд, несколько стушевалась, — ладно, я молчу… Если и дальше буду пытаться тебя переупрямить, мы опять не будем разговаривать целый месяц.

— Точнее ты не будешь со мной говорить…

— А ты будешь делать вид, что ничего не случилось. Я знаю тебя слишком хорошо, Вениамин и тебе меня не обмануть. Кстати, тебе не тяжело?

— Таскал и больше, немного осталось.

В скором времени мы добрались до квартиры, где я сразу избавился от груза, посадив Еву пить чай, затем занялся разбором покупок. Это прошло быстро… А затем я взялся за приготовление полдника, занявшись горячими бутербродами.

Знаешь, за что я тебя полюбила? — обняв меня со спины и заглянув через плечо, спросила девушка.

— Ева, подобный разговор в прошлый раз закончился… несколько неудачно. — Отправив первую партию бутербродов, я занимался нарезкой ингредиентов салата, — да, конечно это поднимает мою самооценку, но все же какой-то неприятный осадок остается… Словно я невольно тебя обманываю. Странно, да.

— Ну, ты меня редко обманываешь, скажем, недоговариваешь всей правды… как в отношении Воскресенска, так и в отношении себя и собственной силы, хотя по последнему пункту я и не особо печалюсь. Мужчина должен быть сильнее чем кажется на первый взгляд, на то он и мужчина. Кстати, а почему неудачно? Мне понравилось.

— Ну, а мне… Ты же прекрасно знаешь и знала, что чаще всего я встречался с девушками только ради секса, поэтому та ночь что прошла в день твоего шестнадцатилетнего дня рождения выглядела… Ай! Ты чего дерешься? — получив больной подзатыльник, выполненный тяжелой рукой, возмутился я.

— Веня, тебе семнадцать, не тридцать и не сорок чтобы говорить о сексе со мной как о совращении малолетней. Как же ты меня злишь в эти моменты… Хотя изюминка есть, особенно в постели.

Ну, это частичная правда… Впрочем, иногда у меня бывают подобные заскоки, опыт сказывается наверное?..

— Ладно, только вот мне непонятно чего ты хочешь от Ирис и Шу?.. Тут даже не секс, что же ты задумал? Не скажу, чтобы я их знала, но эти двое не из тех, что так легко соблазнятся.

— Ты что-то спросила?

— Не прикидывайся шлангом! — Вспылила Ева, но тут же успокоилась, — ладно, если отметить что ты держишься с ними не так как со мной, а также не так как с простыми девушками… это больше похоже на выстраивание дружеских отношений, хотя намеки на близость присутствуют.

— Ничего.

— Веня, сколько бы ты не скрывал, я всегда докопаюсь до первопричин.

— Бутерброды готовы. — Ответил я, отстранив от себя девушку, — есть будешь?

— Немного, мы буквально только что обедали, хотя время уже пять вечера… — бросив короткий взгляд на часы, Ева быстро переменила решение, — Буду, все равно никаких диет я не соблюдаю и не собираюсь.

— Кстати, ты там что-то хотела сказать?

— Ты о чем? — с улыбкой поинтересовалась Ева.

Ну и ладно…


Проводив вечером Еву к гостевому общежитию, я вернулся обратно. Ничего не было, но и это было неплохо… Впрочем, посвящать в свои дела девушку я никогда и не собирался, особенно касательно намеков старика Кира, может ещё обидится… Впрочем, это не по её части, она слишком умна чтобы обижаться на подобное.

Однако при попытке связаться с Ириной ничего не вышло… Телефон, тоже постоянно сбрасывал соединение. Попытки выхода в интернет заканчивались сбросом соединения.

Похоже что Ирина всерьез взялась за защиту серверов Академии… Разумеется это могут быть и посторонние хакеры, но я склоняюсь именно к Ирининой работе, уж она-то не знает что такое сдаться.

Впрочем, это не помешало мне сесть за составление формулы техники «Искрящегося пепла», особенностью которой было полное испепеление тела противника… Выглядела техника как пепел с угольками что накрывал противника вместе с его защитой, а затем под действием температуры в несколько тысяч градусов превращал в пепел. Правда существует аналог этой техники под названием «Пепельная яма», но он чаще всего используется как ловушка, со схожим принципом действия.

— Веня… что делаешь?

— А ты словно не видишь?

— Не до этого сейчас, впрочем, раз ты за ноутбуком, значит, опять составляешь формулу какой-то стихийной техники. Только вот непонятно зачем… Ты же не универсал. Впрочем, даже если ты им и не станешь, то можешь продать данные формулы. Очень уж немногие могут подобное составить правильно…

— Ладно, что-то случилось?

— Да нет, пока ничего. — Зевнула Ира, — просто поговорить с тобой хотела.

— Кстати, ты почему меня не предупредила, что Ева приехала в академию? Ирина, что за безответственность, я не ожидал от тебя такого. — Холодно проговорил я.

— Ну не сердись. Ева меня просила… хотела сделать тебе сюрприз.

— Так она тебе зарплату платит или я? Золотова Ирина Игоревна, это халатность при исполнении своих обязанностей.

— Этого больше не повторится. — Твердо проговорила она. — Прошу прощения, Вениамин, я не подумала…

— Теперь мне придется как-то корректировать свои планы с поправкой на то, что Ева будет учиться вместе со мной. Старик бы не стал меня так подставлять, ведь он не просто так посылал меня на обучение на год раньше. Ир, у тебя есть информация?

— Она поставила старику ультиматум. Насчет чего я не знаю, но старику пришлось согласиться на ее обучение. — Задумчиво проговорила Ирина, — попробую выяснить, но ничего не обещаю.

— Не стоит. Сосредоточься на академии, мне нужна информация обо всех членах великих семей обучающихся здесь. Также информация о Куан Шу и ее окружении. Также собери информацию о Силене Лии Анне Нери, а также о Леонардо Бенуа, о последнем мне надо знать все. Похоже, что у меня здесь назревает небольшое противостояние. Запомнила?

— Твое умение находить себе проблемы меня пугает. — Глухо проговорила Ирина, оценив объем работы, — хорошо, Вениамин.

— Кстати, что с интернетом?

— Как закончу, сообщу. — Проговорила Ирина, — пока особых успехов нет.


На следующий день, я согласно договору прибыл на место и терпеливо ожидал китаянку, раскуривая сигарету…

Куан Шу пришла не одна, а в компании кореянки, что держала в руках большой изогнутый меч, в котором я узнал чхандо, что использовался в средние века преимущественно всадниками.

— Привет. Долго ждешь?

— Доброе утро, дамы. Две с половиной минуты, — проговорил я стряхнув пепел с наполовину скуренной сигареты, — сигарету выкуриваю за пять минут.

— Вижу, ты подготовился, — оценила она пояс с револьвером и ножнами, — кстати, познакомься, Ким Ню.

— Эксперт второго ранга стихийной направленности лед. — Сложив руки в жесте уважения, я изобразил приветственный поклон.

— Приветствую лекаря второго ранга, — ответила Ким Ню поклонившись мне чуть ниже, чем следовало.

Так… Что-то мне не нравится в состоянии этой кореянки. Синяки под глазами, вздутые капилляры в глазах, можно сказать что она не выспалась…

— Разрешите? — без церемоний я коснулся руки девушки, запустив технику «внутреннего взора», а затем отстранился и внимательно посмотрел на девушку.

Интересно, я заметил следы расслоения энергетических каналов что были вылечены, однако существовала вероятность повторного расслоения при слишком большом количестве испускаемой энергии.

Девушка же несколько испугалась и отступила от меня на несколько шагов, схватившись за рукоять меча и готовясь сформировать технику…

— Ким Ню, прошу прощения, но вам лучше не использовать техники ближайшие несколько дней. Энергетические каналы все ещё не восстановились, поэтому существует высокая вероятность их разрывов. Не стоит перенапрягаться. — Успокаивающе проговорил я, — Шу, так по какому делу ты меня позвала?

— Идем. Объясню на месте. — Проговорила китаянка, поправив ножны с двумя короткими китайскими мечами за спиной, — Ню, не бойся, он просто лекарь.

— Я даже среагировать не успела, когда он взял меня за руку.

— Мастер тоже не может успеть за ним, по крайней мере, Леонардо, не успел — проговорила Шу, — его Селена выдернула.

— Лекарь и сенсор, необычное сочетание. — Задумчиво проговорила Ню.

— Называть меня сенсором неправильно, я не дотягиваю до этого звания по причине слишком малой зоны покрытия энергетической чувствительности.

— Вот как… бывший универсал.

— В этой академии хоть кто-нибудь умеет не лезть в чужие тайны?

— А чего ты хотел? — непонимающе посмотрела на меня Шу, — каждый из обучающихся здесь студентов — клановый представитель, что обязан знать, с кем он обучается. Такова ситуация в академии.

— Неважно. — Буркнул я.

— Да не ворчи ты. Все нормально… привыкнешь. Кстати, мне твоя помощь требовалась в одном довольно щекотливом деле. Я, решила подраться с одним китайцем, будешь моим свидетелем.

— Я уже согласился, однако мне ясен твой расчет. Лекарь может остановить дуэль, если посчитает, что один из противников больше не может продолжать бой. С кем бой?

— С экспертом первого ранга стихийной направленности ветер.

Старайся не навязывать ему контактный бой, если у него есть техники личного пространства — ты проиграешь.

— Ого, неплохие познания. Впрочем, это естественно для бойца контактного боя.

К этому моменту мы подошли к главной арене, возле входа на которую нас уже ожидал противник в сопровождении двух свидетелей… Судьей был мастер из пятерки охраны, что предложил отказаться от дуэли, но получив отрицательные ответы, направил противников к разным выходам на арену. Нас он пригласил на судейский пост, внутри которого стояли мониторы, полностью отображающие арену.

Как я сумел оценить, противник энергетически слабее Шу, однако судить об итогах боя было сложно, тем более что на дуэль собралось посмотреть довольно большое количество студентов…

Мысленно пожелав удачи Шу, я внимательно стал смотреть в экраны…

— Бой! — известил судья, и бой начался…


Глава 7. Предложение

Следя за ходом боя, я отметил, что у Куан Шу есть опыт дуэльных схваток, но нет опыта реального боя. Это особенно сильно бросалось в глаза, когда китаянка двигалась, уклоняясь от техник противника. К сожалению, я не мог почувствовать, какие техники использовали противники, ведь визуально было видно лишь их часть.

— Шу побеждает. — Заметила кореянка.

— Скорее, она тянет время, — ответил я, отметив, что девушка использует слабонасыщенные техники, в то время как ее противник бил в полную силу, — вся её энергия уходит на поддержание пассивной защиты, в то время как дистанционные техники служат для отвлечения внимания. О, я прав!..

Китаянка, в этот момент отступавшая от противника, наконец, атаковала мощной волной пламени, заставив противника отскочить в сторону прямо в технику-ловушку, а затем раздался чудовищный по своей силе взрыв… сила которого была настолько велика что китайца отбросило на десяток метров от эпицентра, сорвав защиту.

— Бой окончен! — известил мастер, — необходима помощь лекарей.

— Стойте, Мин ещё может сражаться. — Попытались было вмешаться секунданты китайца, указывая, что китаец пытается подняться на ноги.

— Сила взрыва была слишком велика и с вашего друга слетела вся защита. — Спокойно проговорил мастер.

На экране было показано, что китаец так и не сумел подняться на ноги, а затем его скрутила тройка лекарей, что сноровисто стали оказывать ему первую помощь, а затем госпитализировали его с арены. Двое других лекарей в это время осмотрели китаянку, залечив несколько царапин, направились следом за ушедшими лекарями.

Шу же с гордо поднятой головой вошла на судейский пост и смерив взглядом свидетелей, проговорила:

— Если вы хотите оспорить результаты дуэли, можете повторно вызвать меня, но никто не имеет права вмешиваться в мою личную жизнь.

— Это ещё не конец. — Сухо проговорил китаец и в компании с товарищем удалился с судейского поста.

Похоже, что Шу сильно не нравится эта помолвка, а также контроль со стороны. Удивительно, что мне не бросили вызов, но думаю это лишь вопрос времени. Впрочем, бегать я не буду…

— Я победила! — с довольной улыбкой известила китаянка, — а сейчас идем праздновать! Веня, ты с нами, буду тебя с Ню знакомить.

— Мы вроде бы уже познакомились… — бросив на меня взгляд проговорила кореянка, — однако, сближаться с ним… Шу, ты уверена что он…

— Не понимаю о чем разговор. — Посмотрев на девушек, проговорил я.

— Ну, видишь ли, здесь сложно найти тех, с кем можно было бы завести дружеские отношения, — двинулась вперед Шу, — поэтому многие проявляют осторожность и не напрасно.

— Дружба здесь — товар для продажи. — Тихо проговорила Ню.

— Когда-то Ню предали. Сложно заново научиться доверять людям. — Проговорила Шу, — а вот ты интересный, даже с Ирис сумел найти общий язык, а это дорогого стоит.

— Шу, не надо делиться с ним информацией о моей личной жизни. — Строго проговорила кореянка, — если будет необходимость, я сделаю это сама.

— Ню, я знаю, что он в твоем вкусе, смотри, подтянут, не смазлив…

— Шу!

— Да ладно тебе… Веня, что скажешь о Еве?

— А что я должен сказать?

— Ну… судя по ее словам у вас довольно близкие отношения. Даже сказала бы интимные… однако боюсь что это может тебя задеть.

— Спроси у Евы, я не буду комментировать наши дружеские отношения.

— Можно спросить?

— Можно.

— Какая у тебя лекарская специализация? — в лоб спросила Ким Ню.

— А тебе зачем? — внимательно посмотрел я на неё.

Специализация у лекарей обычное явление, все-таки мы те же врачи, как хирурги, окулисты и подобные им, что обладают расширенными знаниями именно в своей области. Лично меня Зубов натаскивал по всем направлениям, так как обладал помимо лекарского ранга и врачебной лицензией хирурга. Хотя при этом он больше всего специализируется на селекции… Вот такой вот странный человек, что вбил мне в голову практически все имеющиеся у него знания по лечению человека, а до многих я дошел самостоятельно. Слишком уж система обучения к этому располагала.

— Мне нужно это знать… от ответа зависит слишком многое.

— Я, Старинов Вениамин Борисович, лекарь второго ранга со специализацией восстановление энергетического каркаса. — Внимательно смотря на кореянку, проговорил я.

— А разве лечением энергетического каркаса занимаются не лекари первого ранга? — задумчиво посмотрела на меня Шу.

— Ты права, но я специализируюсь именно на данном направлении.

— Ты способен заняться лечением больной с врожденным переплетением энергетического каркаса второй стадии Лонг Си.

— Лечить могу, но не факт что сумею вылечить. — Проговорил я.

Вторая стадия… в принципе я могу попытаться, однако существует вероятность, что это лекарская ошибка и заболевание относится к первой стадии, что считается неизлечимой. Почему именно в порядке от двух к одному… так все давно уже пришли к соглашению, что стадии заболеваний излечимые только лекарями, выставляют в обратном градационном порядке, чтобы не было путаницы с простыми заболеваниями.

— Вениамин, это очень важно.

— Могу, но для этого мне нужно слишком многое, начиная от личной медицинской карты пациента, заканчивая аттестационным экзаменом на получение лекаря первого ранга. Однако самая большая сложность заключается в том, что лекари отказываются заниматься лечением данного заболевания по причине низких шансов на успех.

— Спасибо. Не буду тебя торопить. — Кивнула головой Ню, задумавшись.

Наконец, мы дошли до небольшого кафе и разместились за столиком…

— Я угощаю. — Заявила Шу, — заказывайте что угодно.

Да… С этой жарой нужно что-то делать, я даже квас в банках поставил на балконе чтобы хоть как-то охлаждаться, хотя в планах была окрошка, на которую собирался позвать всех… Укрепить наши отношения в конце концов, навести мосты так сказать. Пока что об Ирис и Шу я ничего сильно сказать не могу, но они довольно яркие личности…

После чего мы сделали заказ, я заказал себе лишь томатного сока, в то время как девушки атаковали вазочки с мороженым.

— Веня, скажи, а тебе приходилось убивать? — внимательно смотря на меня, спросила китаянка.

— Да. — Тихо проговорил я, а затем почесал затылок, пояснив, — точнее мне приходилось убивать, но исключительно в бою, где либо ты — либо тебя. Только вот я не думаю, что данная тема для разговора уместна здесь и сейчас. Лучше расскажи, как вы встретились.

— Ну… мы подрались. — Несколько удивленная моим прямым ответом, ответила Шу, — точнее нас стравили. Мы обе студентки третьего года обучения, так что некоторые «друзья» наговорили нам всякие гадости… ну, а потом был бой, окончившийся ничьей. А после того как мы выбрались из лечебницы было весело.

— Да… мы были моложе и глупее и как итог вспыльчивее. — С легкой улыбкой проговорила Ню, — только вот лежать тогда в лечебнице первые дни с тобой было… неприятно. Пока мы, наконец, не разобрались в ситуации.

— Моложе… скажешь тоже, — через веселый смех проговорила Шу, нам сейчас всего по двадцать лет…

— Знаешь, Вениамин, честно говоря, я рада, что у меня есть такой друг как Шу. — Проговорила Ню, — здесь в академии очень странное…

— Это ты Старинов?! — неожиданно для девушек легла тяжелая рука мне на плечо.

Так… А вот и первые стрижи прилетели. Похоже, что от боя не получится отказаться…

Если не уберешь руку — можешь умереть. — Сделав несколько глотков сока, я демонстративно медленно повернулся к незваному гостю.

Рука между тем исчезла с моего плеча, и незнакомец отступил на шаг от нашего стола, давая мне его рассмотреть… обычный негритянин, обычный мастер третьего ранга со стихийной специализацией огонь. Только вот рост в два метра и цельнометаллическое копье в его руке… делали из него опасного противника.

— Мое имя Эше Камо и я вызываю тебя на бой.

— За что?

— Если ты воин у тебя нет причины отказываться от боя. — Веско высказался он.

— Если бой мне не интересен я могу отказаться. Хотя отказываться я не буду, хорошо, Камо, встретимся на арене через час.

— Трусам не место в этой академии. — Бросил он и удалился.

— Сейчас начнется… Чертов негр, настроение только испортил. Впрочем, если бы не он, так другие бы мастера нашлись. На студенческом форуме со вчерашнего дня идут споры о твоем поведении в отношении Леонардо.

— Я в курсе. — Ответил я, достав телефон, обнаружив сообщение о только что брошенном вызове, — видимо здесь есть какая-то скрытая лига сильнейших…

— Веня, не здесь. — Остановила меня Шу, указав взглядом по сторонам, — этот вопрос мы позже обсудим. Ну, так что… ты принял вызов. Кого в свидетели позовешь?

— Сходите со мной? Номера Ирис у меня нет, а Ева занимается переездом в общежитие, а больше позвать мне некого.

— Хорошо. — Кивнула Ню, — только ты уверен, Камо — мастер, а ты лишь… лекарь. Пусть ты и силен в ближнем бою, но тебе для начала нужно сократить дистанцию до него.

— Я тоже соглашусь. — Хитро улыбнувшись, ответила Шу, — мне просто интересно, чем же ты так испугал Селену, ведь она отозвалась о тебе как чуть ли не сильнейшем в академии.

— Ну, подраться я люблю, особенно с сильным противником. В любом случае ему не удастся нанести мне раны несовместимые с жизнью. — Проговорил я.

— Ну что ж посмотрим, что сейчас за тебя говорит, уверенность или самоуверенность, — проговорила Ню, бросив на меня скептический взгляд.

— Посмотрим…

После того как девушки доели мороженое, мы двинулись в обратном направлении на арену, где начался небольшой ажиотаж… Студенческий форум кипел в ожидании дуэли, даже ставки делали, чего я не ожидал. В итоге пройдя на судейский пост, мы расположились в креслах в ожидании начала боя…

— Академия кипит. — Войдя, проговорила Ирис, сев рядом со мной, — мастер бросил вызов лекарю, что вчера оскорбил Леонардо. Чего ты хочешь?

— Показательно продемонстрировать, что я не тот, кто будет бояться мастеров только из-за их ранга. — Проговорил я смотря девушке в глаза, — спасибо за то что пришла сюда и прости за беспокойство обо мне.

— О тебе я не беспокоюсь. — Глухо проговорила Ирис, — мне не нравится приблизительная концовка данной ситуации.

— А чем, по-твоему, это кончится?

— Есть несколько мыслей, но пока не буду их оглашать, рано.

Как хочешь. Только вот мне непонятно, какую сторону займешь во всем этом ты.

— Ты о чем?

— Позже объясню. Не все так однозначно.

— Может, вы будете говорить по-английски? — с тихим возмущением поинтересовалась Шу, — сама дуэль вызывает резонанс только по поводу слишком уж разных соотношений сил между противниками.

— Вениамин, ты мастер контактного боя? — внимательно смотря на меня, поинтересовалась Ню, — другой причины твоего бесстрашия я просто не вижу.

— Ню, это практически невозможно. Сама система подготовки мастеров контактного боя была признана излишне жестокой, ведь в процессе обучения этим лекарям приходится восстанавливать свои повреждения в ходе боя и неважно, что у тебя за повреждения, перелом или колото-резаная рана. Да, согласна, что они были сильными, но…

— А ты не трус. — Войдя на судейский пост в сопровождении двух свидетелей экспертов той же расы, проговорил Эше Камо, ты готов к бою?

— Не вижу повода тянуть с этим. — Сухо проговорил я, поднявшись, а затем быстро отцепил пояс с ножнами и кобурой, протянув Ню, — можешь присмотреть за этим, пока я не вернусь.

— Хорошо, но это не очень умно. — Приняла пояс кореянка.

В таком случае я тоже не буду пользоваться оружием, — проговорил Камо, отдав копье одному из свидетелей, — судья, мы хотим назначить бой.

— Мне уже все известно. — Спокойно проговорил мастер, — правила вам известны. Добавлю, что в случае необходимости, бой будет остановлен. Готовы? — получив от нас согласие, мастер просто указал на двойки экспертов, — они вас проводят. Следуйте за ними.

Подойдя к двойке экспертов, я неспешно двинулся по коридорам к выходу, осматриваясь по сторонам…

Если бы я не согласился на этот бой, в будущем бы мне пришлось приносить свои извинения Леонардо, что мне сильно не по душе, а так я только привлеку к себе внимание очень многих… Впрочем, мне и так предстоит привлекать внимание представителей Великих семей в академии, так что этот ход был наиболее перспективным.

Интересно, неужели в академии существует нечто подобное ранговой таблицы сильнейших… Ладно со ставками понятно, но вот такое. Нужно будет покопаться в вопросе более подробно.

Выйдя на арену, что располагалась на пять метров ниже трибун, я некоторое время осматривался по сторонам, оценивая пространство для боя, а затем неспешно двинулся к центру, сцепив руки в локтях за спиной.

Как много зрителей и как мало среди них мастеров…Большая часть так вообще только стихийники, стоп, — посмотрев направо, я внимательно посмотрел на девушку, что стояла возле самого края арены и смотрела на меня, — это целый профессионал, но кто она такая?.. Да, а обстановка в академии не так однозначна. Впрочем, мне сейчас нужно сосредоточиться на бое.

— Ты ещё можешь отказаться. — Известил меня негр.

— Может, ты сдашься? — выдвинул я встречное предложение, остановившись в пяти метрах от него.

Ну что ж продемонстрирую маленькую часть из того на что способен… как мастер контактного боя.

— Бой!

Противник облачился в технику пассивной защиты и сформировав шар метнул в меня… Резкой уйдя с траектория движения техники, я сосредоточился, а затем рванул с места…

«Пространственный скос» и я, возникая прямо над противником, а затем, создав ступень у себя над головой, отталкиваюсь от нее руками, совершаю технику «Пути Мудреца: Грозовой шаг дикого дракона». Энергетический импульс от применения техники буквально вбил моего противника в землю, образовав полуметровый котлован в поверхности арены.

Да, — подождав пока пыль, осядет, я опустился в гулкой тишине на корточки и проверил состояние противника, — перестарался немного, небольшая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга средней степени тяжести, несколько трещин в шейных позвонках, впрочем, жить будет.

— Бой окончен. Лекарям немедленно прибыть на арену. — Известил меня голос судьи.

Встав в полный рост возле неподвижного противника, я терпеливо дождался, когда лекари приблизятся, дав им, проверить себя и неспешно направился к выходу с арены в абсолютной тишине.

Да, неудобно получилось, впрочем, парню повезло, что я не применил технику в полную силу, рассчитав количество вложенной энергии, чтобы ему череп не раздавить. А все-таки как мастер этот негритянин слабоват.

Выйдя на судейский пост, я сразу оказался в центре внимания…

— А чего вы ожидали? — спросил я забрав пояс у Ню и вернул его на место, — если хотите отпраздновать, я угощаю.

— Нет, пожалуй, мы откажемся. — Проговорила Шу, бросив взгляд на Ню, что с ней согласилась, — это был хороший бой. Поздравляю.

— Пойдем. Нужно поговорить в другом месте. — Тихо проговорила Ирис и двинулась к выходу с арены.

Не став задавать вопросов я двинулся за ней следом. Шу и Ню вышли за нами, но двинулись на выходе в другом направлении…

Так и что это здесь происходит? Ну, победил лекарь мастера, так почему ему организовывают чуть ли не сопровождение? Снова бросить мне вызов сейчас никто не сможет, я могу просто отказаться, сославшись на то, что потратил много энергии, все-таки здесь у меня есть возможность для маневра.


Проведя меня какими-то переулками и закоулками, Ирис увела меня в юго-восточную часть города, где остановившись возле небольшого частного домика на берегу моря, некоторое время искала ключи, а затем открыла дверь в дом.

— Проходи, не стесняйся. Это дом моего учителя, что в данный момент отсутствует по своим делам.

— А ты гостеприимна. Может, пояснишь, что вообще происходит?

— Чаю будешь?

— Нет.

— А я буду. — Проговорила Ирис, проведя меня на кухню, где сразу поставила чайник кипятиться, — ты спрашиваешь что случилось, а я поясню: ты нарушил баланс сил своим боем. Да, конечно, это рано или поздно бы произошло, но на данный момент двадцать первое место согласно ранговой таблице перешло к тебе.

— Ну, хорошо и что это значит? — проговорил я присев на кресло, — разумеется, я понял, что меня будут ожидать бои тех, кто желает пробиться повыше и наоборот тех, кто захочет сбросить с этого места.

— Ты ударил по престижу мастеров в этой академии, это было несколько безумно, но своим боем ты ясно дал знать, что мастера не такие уж и сильные и их вполне можно победить, даже без особого труда.

— Ну, прости раз я настолько сильный.

— Слушай, мастер контактного боя, ты откуда вообще вылез?

— Оттуда же, откуда и ты. — Усмехнулся я, — кстати, а почему Шу и Ню так резко ретировались?

— А ты хотел, чтобы их вызвали на групповую дуэль? Ладно, мы с тобой, но они, то только эксперты, причем у Шу уже был сегодня бой, в ходе которого он потратила слишком много энергии.

Ладно, с этим понаятно, но почему ты меня спасла? Зачем это тебе?

— У меня… — повернувшись ко мне спиной, проговорила Ирис, — совершенно нет друзей, единственными людьми с которыми я поддерживаю теплые отношения, являются брат и учитель. Ты хоть знаешь, каково это когда общения с тобой избегают.

Поднявшись, я обошел стол, обхватив девушку руками за талию и прижав к себе, тихо проговорил:

— Спасибо.

— Отпусти… — слабо дернулась Ирис, а затем немного расслабилась, — нет, постой так ещё немного.

Некоторое время Ирис просто стояла удерживаемая в моих объятиях, а затем несильно хлопнула по руке, показывая, что достаточно объятий, и я не став спорить, отпустил её и вернулся на кресло.

— Оказывается, я тебя не боюсь. — Бросив на меня косой взгляд, проговорила девушка задумчиво.

— Я безобидный. — Миролюбиво улыбнувшись, я поднял руки вверх.

— Безобидный… жди, я что-нибудь приготовлю. Проявлю гостеприимство.

Не став отказываться, я прикрыл глаза, наблюдая за девушкой, принялся обдумывать полученную информацию…


Да, непростая погода в академии, впрочем, о чем-то таком я и подозревал. Все же в мире, где правит закон личной силы, все будут стараться забраться повыше в ранговой таблице. Единственная за кого я беспокоюсь в этой ситуации так это Ева, но ее никто не посмеет тронуть без веской причины, все, же старик Кир не просто так носит ранг профессионала стихийной специализации молния. Однако он стар и потому некоторые могут попытаться спровоцировать ее, чтобы таким образом достать меня, но все же таких глупцов будет малое количество. Все же статус входящей в главный род семьи когда-то бывшей Великой не останется не рассмотренным. Быстрее бы ноябрь, после моего дня рождения у многих просто отпадет причина как-то притеснять Еву, ведь на тот момент я уже буду независимым лекарем.

— О чем думаешь? — поинтересовалась Ирис, идя рядом со мной.

— Анализирую.

— Сколько не анализируй, но проблема не решится сама собой. — Веско проговорила Ирис, — сейчас важнее то, что я занимаю лишь двенадцатое место в рейтинге, так что на мое заступничество не надейся.

— А что ты можешь сказать насчет Евы?

— Семья Седых имеет вес и у нее есть друзья. Однако возможности воздействовать на тебя через нее не отрицаю. Особенно когда у твоих противников будет на руках информация о ваших отношениях. Все мы пришли. Меня провожать не надо.

Развернувшись, Ирис неспешно двинулась в сторону женского общежития… Задумчиво посмотрев ей вслед, я усмехнулся, а затем вошел в общежитие, поднявшись на лифте, подошел к дверям своей квартиры, но остановился.

Так… Интересно, как она вообще могла пробраться в мою квартиру если дверь открывается только идентификационной картой, а также и личным паролем и ключом, с чем, но вот с безопасностью в академии полный порядок. Ну ладно…

Открыв дверь, я неспешно прошел в дом, закрывшись, прошел на кухню…

— Добрый вечер. — Проговорила моя неожиданная и нежданная гостья.

— Добрый, — кивнул я, а затем указал на дверь, — как?

— Балкон. — Проговорила она, сидя за столом и наблюдая за мной.

— Что привело тебя сюда, Селена?

Так… Вот уж кого не ожидал увидеть здесь так это ее, особенно после моих высказываний.

— Хочу тебя предупредить. Леонардо не тот противник, что будет играть по правилам. — Спокойно проговорила девушка, а затем сделала глоток из кружки, — ты начал опасную игру, универсал.

Как я уже понял, каждый из студентов ведет свою игру. Продолжай, мне интересно узнать о твоих мотивах.

— Причина проста, когда-то один из представителей твоей семьи оказал услугу дому Нери, я лишь хочу вернуть этот долг, также мной движет и личный интерес.

— А поподробнее нельзя? Твой рассказ слишком поверхностный, это настораживает. — Задумчиво проговорил я.

— Боюсь, ничем не могу помочь. — Холодно смотря на меня, ответила Селена, — также хочу предупредить тебя о том, чтобы не высовывался из квартиры до официальной церемонии. Дай ситуации улечься, таким способом ты покажешь, что сегодняшняя дуэль не прошла для тебя бесследно. Тот, кто быстро и высоко взлетает — быстро и низко падает, ведь не всегда полет ограничивается только возвышением. А сейчас мне пора. Не провожай меня.

Поднявшись из-за стола Селена, прошла в комнату и двинулась к балкону…

— Прости меня за те резкие слова. — С некоторой неохотой проговорил я.

— Ты не слишком ошибся в своих словах, — проговорила Селена, обернувшись, — моя семья имеет обязательства перед домом Бенуа, так что я, как ты и сказал, практически слуга Леонардо. Но спасибо, мне известно что ты довольно неплохой человек… До встречи.

Перемахнув через перила, Селена используя свою стихию, спокойно спустилась на землю и скрылась из вида за домами. Выйдя на балкон, я закурил, отслеживая перемещения студентов в своих комнатах…

Так, интересно получается в этой академии у меня, оказывается, есть и друзья. Только вот что связывает семьи Стариновых и Нери, интересно было бы узнать, но информации нет… Бедная Ирина, загружу я ее сегодня…

— Может, уже покажешься?

— Не вижу смысла в этом, — ответили мне с балкона этажом выше, — то, что хотела узнать — я узнала. Мне неинтересна мышиная возня вокруг, пока мыши не начинают пытаться откусить кусок, который не смогут проглотить.

— Знаешь, профи, мышью…

— А кто сказал, что мышью я назвала тебя? — в голосе девушки пробежали веселые нотки, — ты больше похож на кота. Внешне теплый и пушистый, однако, в случае опасности ты превращаешься в зверя, я знаю, что ты знаешь, что я смотрела твой бой. А сейчас пока, еще поговорим, если у меня появится желание. Только никому обо мне не рассказывай, я не люблю постороннего внимания. Разговор с тобой я начала только потому, что ты в какой-то степени сенсор.

А затем девушка не давая и возможности сказать хоть слово, просто исчезла…

Да, колоритный здесь профи живет, только вот непонятно что ей надо и для чего. Поиздевалась и ушла… шикарно.

Сразу за этим раздался звонок в дверь, от которого я нервно дернулся… Но тем не менее двинулся открывать, ведь все мои гости были мне знакомы.

— Ну и во что ты ввязался? — начала с порога Ева.

— Если будешь начинать разговор с претензий пойдешь домой. — Спокойно проговорил я, посмотрев девушке в глаза, — проходите, располагайтесь.

— Извини за вторжение, мы просто решили составить компанию Ню что хотела у тебя что-то спросить. — Как-то грустно улыбнулась Шу, проскочив на кухню, — да и Ева рвалась к тебе.

— Это я уже понял. — Бросил я холодный взгляд на Еву, что некоторое время в бессилии сжимала кулаки, а затем вздохнула и последней прошла в квартиру, пропустив перед собой Ню.

— Если ты не против, я приготовлю ужин… — Предложила Шу.

— Мы приготовим. — Добавила Ева.

— Делайте что хотите, а с тобой Ню мы сейчас поговорим. Пойдем на балкон.

— Хорошо.

Выйдя на балкон, я вновь закурил сигарету, так как не накурился.

Разговор пойдет о, Ким Лиен-Сун, которой требуется лечение. Я созвонилась главой днем и рассказала о тебе и он дал согласие на то чтобы ты занялся этим.

Ладно, — выпустив облако табачного дыма, я посмотрел на кореянку, — я соглашусь, но для начала мне нужна ее медицинская книжка со всеми вкладками касающимися вмешательства лекарей в ее энергетический каркас. Также мне потребуется время чтобы пригласит сюда учителя и пройти аттестацию на лекаря первого ранга, а там уже видно будет… Так же я попрошу сделать мне максимально полный снимок ее энергетического каркаса, впрочем, если у клана…

— «Молодого дракона» — пояснила Ню.

— … «Молодого дракона» есть лекарь, то он знает, что мне будет нужно для лечения девушки.

— Да, в моем клане есть лекарь. — Кивнула Ню, а затем со слабой улыбкой добавила, — спасибо что согласился.

— Это не согласие, — отрицательно покачал я головой, — для начала мне нужно видеть перед собой заболевание чтобы я мог точно оценить свои силы, а уже потом я вынесу решение: сумею я вылечить девушку или нет. Не хочу давать пустую надежду.

— Но все равно спасибо. Лекари из академии, которых мы просили о помощи сразу же отказывались, впрочем, все постоянно только отказывались.

— Ладно, с этим мы пока закончим. Я начну выполнять свою часть, а ты свою часть плана. А сейчас мне больше интересно, что там делают девушки на моей кухне.


Интерлюдия. Лицей имени Михаила Федоровича Романова.


Апрель 1998 года.


— Мне кажется ты, слишком сильно сблизился с дочерью из рода Седых, слишком близко для безродного ублюдка. — Высокомерно заявил мне глава группы.

— Так Ева просто любит не тебя, вот ты и бесишься. — С улыбкой проговорил я, — только вот я одного не пойму, кто из вас так желает получить ее благосклонность, ты или кто-то иной из твоей группы шакалов? Что-то слишком много вас для одной девушки.

Как же я не люблю представителей родов в подростковом возрасте… Каждый из них старается подняться выше над сверстниками и прибрать лучшее к рукам.

— Если ты считаешь, что мы позвали тебя сюда только чтобы избить, то ошибаешься, ты умрешь здесь и сейчас, но не от наших рук.

— Надеюсь ты имеешь в виду того эксперта стихии огня что в данный момент пытается подкрасться ко мне со спины, то он мне не соперник, как и все вы маленькие стихийники.

В следующий момент я уже мчался между постройками разрушенного кирпичного завода, уходя из-под прицела снайпера которого засек на крыше…

Эх, детишки решили поиграть силой, ну что ж я подготовился, тем более что у меня была целая неделя, плюс подключил к этому дела Шамана и его команду. Кстати, а они оперативно работают, снайпера уже по-тихому сняли, просто, пробив его в лежке большой сосулькой, неплохо работает «Холодец». А второй наемник бежит за мной, в то время пока детишки стоят и веселятся…

Резко свернув в небольшой переулок, я в прыжке пронесся над установленным в узком проходе подарком и спрятался за стеной гаража. Дальше пути не было, впрочем мне это было и не надо… Нащупав в траве гранатомет, я быстро привел его в боевое состояние, а затем раздался взрыв противопехотной мины, на которую наступил наемник и в этот момент я пользуясь тем что противник спешно занимается восстановлением слетевшей защиты вышел из-за стены и запустил ему снаряд практически не прицеливаясь… чтобы тут же нырнуть за стену, прячась от осколков.

Когда стихло эхо, я, вытянув короткий китайский меч под названием цзянь из ножен, неспешно приблизился к эксперту что ничком лежал между стен посеченных осколками, а потом коротким взмахом с использованием техники «Секущего листа» отделил голову от тела и подняв голову за обгоревшие волосы внимательно посмотрел на черты лица.

Хм, Крот, вот уж кого не ожидал увидеть так это его… Значит детишки не играли, раз сумели выйти на наемных убийц. Впрочем, данные наемники не более чем мусор, как впрочем, и эти дети, пусть они и представители семей, но вот у них нет особого влияния, как впрочем, и мастеров. Ведь я тоже не играл… даже забавно слышать, как Шаман учит детишек уважению к взрослым, впрочем, расчет был на то, что меня будут недооценивать, и он себя оправдал.

Так, а это что… ТРД, редкая игрушка, мне неизвестно как он попал в руки наемнику, но эта игрушка убойная, так что заберу как трофей, мне он нужнее.

— Вижу, вы уже закончили, — выйдя к группе Шамана лица, которых были скрыты под балаклавой, удерживающих на прицеле пятерых лицеистов, — ну что, детишки, закопать вас или просто прирезать?

— За что? Мы ничего не сделали! — закричал один из них по имени Глеб.

— Думаете вы одни такие умные? А ситуацию с Евой Седых, что вы хотели просто изнасиловать, используя её младшего брата в качестве заложника, я придумал? — опустившись на корточки, я за волосы поднял голову Глеба и посмотрел ему в глаза, — вы считали, раз глава у семьи Седых стар, то ничего за это вам не будет. Ошибаетесь! — коротко макнул я его лицом в землю, — знаете, мне, наверное, стоило рассказать об этом самому Киру Львовичу, но как видите, я решил разобраться своими силами. Так что теперь вы будете делать то, что я вам скажу, иначе вы не проживете и трех месяцев, мне как лекарю прекрасно известны техники замедленной смерти. Ну что ж… кто первый хочет выкупить свою жизнь?

— Мой отец…

— Слушай сюда, ты ублюдок, — наступив другому лицеисту на гол я принялся вжимать его лицо в землю, — если я захочу, ваши мелкие семьи будут просто уничтожены, и никто мне и слова против не скажет, так как я могу предоставить видеозапись разговора.

— Цепной пес!

— Да, пес, — злорадно проговорил я, а затем пнул в бок Глеба, являющегося главой данной группы, — у меня есть обязательства перед семьей Седых и уничтожив вас погашу кое-какую часть долга. Ну, так и кто первый хочет выкупить свою жизнь?.. Повторять не буду, закопаю и поеду отсюда. Есть желающие?..


Глава 8. Разрыв

Жарко… Именно так можно было назвать погоду и состояние всех обитателей академического города.

Но в квартире стояла приятная прохлада благодаря технике кореянки, что в данный момент, расположившись у меня на кровати, смотрела телевизор со всей нашей компанией. За исключением Ирис, что сидела на кухне и наблюдала за тем, как я готовлю…

— Ева, а все-таки какие у вас отношения с Веней? — весьма заинтересованно спросила Шу.

— Сложные, — ответила девушка, — знаешь, когда ты с детства живешь в одном доме с мужчиной, не являющимся твоим кровным родственником, но и при этом близком человеком, то появляются чувства… далеко не родственные.

— Значит, ты его любишь?

— Веня, я тебя люблю, — вместо ответа Шу проговорила Седых.

— Я знаю, но смысл, который ты вкладываешь в это признание, мне не понятен, слишком уж разностороннее чувство эта любовь. — Проговорил я, нарезая колбасу.

— Вот так всегда… как видишь, он прекрасно все понимает, но узнать, что он чувствует, не представляется возможным. Хотя… когда-то ещё во времена, когда мы обучались в лицее, меня пытались принудить к групповому сексу несколько членов семей. Только позже я узнала, что Вениамин оскорбил их, а они в ответ вызвали его на бой… В тот момент у нашей семьи были кое-какие проблемы с одной из семей, так что у меня не было возможности покидать дом, а Веня жил отдельно и чем он занимался мне неизвестно. Только знаю что те кто пытался меня принудить к групповому сексу умерли через два месяца после того как Вениамин был вызван на бой. Разумеется их семьи пытались обвинить Вениамина, но вот никаких доказательств не было… После этого одна из семей подверглась нападению наемников и была практически полностью уничтожена, в живых остались только старики, женщины и дети. После чего Вениамина стали обходить стороной. Вот такая вот ситуация. Как видишь, Шу, он очень сложный человек и понять что у него на уме практически невозможно, пока он сам не скажет… При этом если кто-то из вас захочет перевести отношения в разряд горизонтальных предупреждаю — он не верный.

— Только не надо на меня смотреть взглядом жен поймавших мужа с любовницей, соблюдайте субординацию. — Холодно проговорил я. — Ева, а ты перестань рассказывать окружающим о наших отношениях.

— А смысл это скрывать? Все равно собравшиеся не похожи на тех, кто использует данную информацию в собственных интересах, у них это просто не получится из-за недостаточной её полноты.

Хитрая лиса… Словно я не понимаю что ты это делаешь для моего сближения с девушками, только вот с какой целью? Если подумать ты меня никогда не ревновала, впрочем я никогда и не давал на это повод, ну почти никогда… Если честно даже прожив большую часть жизни с Евой в одном доме, я до сих пор не разобрался с ее гением, впрочем, она игрок… причем довольно опасный игрок, ведь ту семью уничтожил не я, впрочем и Кир Львович никогда не поднимал данную тему…

— Вы не обращайте внимания, что он резок, Веня у нас добряк, каких ещё поискать нужно… Правда с врагами он не церемонится и может прибить, хотя и не любит это.

— Ева… — бросив многозначительный взгляд на девушку, я хладнокровно проговорил, — то какой я есть касается только меня и никого больше, если у тебя такое желание делиться информацией обо мне, делай это не в моем присутствии. Лучше поспрашивай о положении дел в академии…

Однако, девушки продолжили разговор, но уже громким шепотом… Бросив на них короткий взгляд, я лишь устало выдохнул.

Все же это я их пригласил на окрошку что сейчас готовил… Да, я последовал совету Селены и не покидал общежитие кроме нескольких прогулок до гипермаркета. А днями у меня в гостях чаще всего пребывала Ева. Кстати, насчет той истории…

Тем лицеистам я все-таки отомстил и они умерли, да в разное время и от разных симптомов, но оставлять врагов за спиной я не стал. Не в моих правилах это.

Обстановка в академии между тем несколько разрядилось и ажиотаж возникший возле моей фигуры несколько угас… Студенческий форум больше не взрывался сообщениями, все вели подготовку к официальной церемонии поступлении, что была назначена на завтрашний день. Чую будет громкий ажиотаж…

— Вениамин, насколько ты силен? — задумчиво проговорила Ирис.

— Мой предел два мастера первого ранга, однако, после этого боя я скорее всего либо просто умру, ну или получу такие повреждения что не смогу продолжать бой. Маленькое уточнение, если против меня выступит мастер первого ранга с боевым опытом, то я, скорее всего, проиграю, но это касается только тех мастеров, чей возраст перевалил отметку в полвека. Голый опыт, одним словом…

— Значит большинство студентов тебе не соперники.

— Можно и так сказать, но вот те мастера, что находятся на переходной ступени к рангу профи, меня просто в порошок сотрут. Однако пока что я не заметил ни одного такого мастера. — Обернувшись, проговорил я, — однако, сила здесь не главное. Да и не люблю я бои.

— Ну да, ты же лекарь… — кивнула Ирис.

— Окрошка готова. Попрошу за стол. — Проговорил я.

Разлив блюдо по тарелкам, я накрыл на стол, а сам тем временем с удовольствием отпил из большой кружки охлажденного кваса…

— Странно видеть, чтобы мужчина готовил, — задумчиво проговорила Ню, придирчиво смотря на окрошку в тарелке.

— Как видишь, в России традиции иные, раз даже мужчины готовят. Дома так и мне иногда приходилось этим заниматься… — проговорила Шу.

— Я готовлю самостоятельно. — Включилась в разговор Ирис.

— Та же история… Веня у нас большую часть жизни живет самостоятельно, потому и научился.

— Мужчина должен уметь все.

— Детей рожать тоже? — шутливо спросила китаянка.

— Не путай быт с физиологией. — Бросил я косой взгляд на Шу, — да и на счет физиологии тебе лучше не шутить, мне известны все слабые точки женского тела.

— Прозвучало как угроза. — Смотря на меня, проговорила Ирис, — только вот непонятно как ты относишься к бою с представителями противоположного пола?..

— А чем вы отличаетесь? — насмешливо улыбнулся я, — прошу прощения, но вы свой выбор сделали, вступив на путь развития в боевых искусствах, а сейчас хотите заявить, что мужчина должен быть мягче к женщинам… Ладно, конкретно я довольно мягок, однако чтобы вывести девушку из боя я пользуюсь нестандартными способами. Как насчет спарринга со мной?

— Не соглашайтесь. — С искренним испугом проговорила Ева, — когда-то я согласилась на такое… Мы были в ссоре. Не самое приятное ощущение.

— Ты хотела сказать приятное… — с мягкой улыбкой посмотрел я на Еву.

Ева залилась густой краской и отвернулась от меня, остальные же девушки прошлись по мне новыми оценивающими взглядами, подозревая что-то…

— Давайте есть. Приятного аппетита. — Проговорила Ирис, принявшись за окрошку…


Утром следующего дня состоялась официальная церемония поступления в академию Файлет. В почетных гостях оказался наследный принц Японии, Харухито, также был замечен глава семьи Ивановых, Данил Федорович, что беседовал с японским универсалом. Также были замечены еще несколько глав домов из Европы но на них я внимания не обратил, так как они не были мне известны… Каждый из приглашенных выступил с речью к новоявленным студентам, а завершил церемонию сам Джонатан Уайт, отец Ирис.

После чего в большом банкетом зале академии состоялось самое большое мероприятие… Это было простое приветственное мероприятие завязанное на то чтобы студенты могли познакомиться и пообщаться.

— Вениамин, можешь пригласить меня на танец? Сейчас будет вальс. — Отвлекла меня от размышлений Ева, прося с жалобным выражением, — ты же не откажешься?

— Один танец. — Проговорил я с улыбкой, — я устал от танцев еще два года назад, когда старик попросил меня быть твоим партнером. Ева, позволите пригласить вас на танец? — с легким церемониальным поклоном пригласил я девушку.

— Позволю, — приняла мою руку девушка, и мы неспешно направились в круг для танцев, где начиналась мелодия вальса.

Вот такой был момент был в моей жизни… Помимо лицея где проходили лекции о основах этикета принятого в разных странах, мне пришлось обучаться и танцам. Для этого стариком был приглашен учитель хореографии, что взялся за обучение Евы… меня же просто принудили к этому, мотивировав тем, что девушке нужен партнер, а также мне подобное умение не повредит. Пришлось согласиться.

Я подхватил девушку, и мы медленно закружились в танце… Ева держалась уже более уверенно, но все равно совершала ошибки в некоторых па, я даже невольно улыбнулся, вспомнив первые уроки…

— Не улыбайся так, я чувствую себя неуверенно. — Проговорила Ева, наряженная в вечернее платье, с небольшим вырезом на бедре, — знаю, что ты лучше меня танцуешь, но ведь так и должно быть. Ведь ты ведешь в танце!..

— Не пояснишь, зачем ты рассказываешь обо мне девушкам? Ева, вызвав их заинтересованность, ты сильно рискуешь.

— Чем? Твоим расположением? Нет. — С многозначительной улыбкой проговорила Ева, — своими чувствами? Тоже мимо. Ты меня недопонимаешь Веня, я не ревнива, иначе у нас было бы множество скандалов еще во время обучения в лицее… если вспомнить я довольно часто чуяла чужие ароматы духов от твоей одежды, даже своих подруг.

Хитрая… расчетливая и верная, Ева такой и была, она всегда такой была, слишком много понимающей и еще меньше говорящей…

— Однако если кто-нибудь из девушек захочет со мной близости у тебя все же может взыграть чувство собственности.

— Не отрицаю, но я не собираюсь отказываться и от части, ведь если я захочу тебя присвоить — ты просто сбежишь от меня. Знаю, ты хочешь получить статус основателя и это невозможно без взятия в жены девушки более высокой по статусу. Я же представительница древней семьи и за свадьбу на мне ты можешь получить только право основания рода под руководством моего деда. Я поднимала данную тему в разговоре с ним еще в шестнадцать лет, однако дедушка сказал сразу, что ты откажешься от подобного, потому как это противоречит твоим планам.

Меня переиграли, до того как я успел закончить ход… Немного обидно, но ничего, переживу.

— Не ожидал от тебя такого.

— Сама себе удивляюсь, — мягко улыбнулась Ева, — впрочем, если у тебя будет поддержка из девушек, занимающих весомое место в академии, значит, и я выиграю.

Мелодия между тем закончилась, остановившись, мы, отстранились друг от друга, а затем разошлись. Ева между тем удалилась к Ирис стоящей в одиночестве и просто буравящей взглядом своего отца. Джонатан Уайт тем временем неспешно направился ко мне…

— Вениамин Старинов, рад видеть вас здесь. Вижу, вы не отказались от возможности обучаться в моей академии.

— Мистер Уайт, — кивнул я, благодарю за подаренную возможность. Однако, не думаю что среди студентов будет много лекарей, все же наш ранг не предрасположен для боевых столкновений.

— Это говорит лекарь, победивший мастера третьего ранга? А может правильней будет вас именовать мастером контактного боя, думаю, вы заслужили этот ранг. Ведь вы сейчас практически единственный кто может получить его.

— Зачем вы начали этот разговор?

— Если у тебя когда-нибудь будут дети, что будут ненавидеть тебя за совершенные ошибки, ты меня поймешь. — Проговорил Джонатан, а затем быстрым движением взял бокал с подноса официанта, а затем посмотрел на меня со слабой улыбкой, отметив тот факт, что я уследил за его движением, — спасибо, что сумел разрушить одиночество Ирис. Можешь рассчитывать на мою поддержку, дом Уайт всегда платит по счетам.

Кивнув мне, Джонатан отошел к Харухито, что находился в компании того же универсала, что искал взглядом кого-то по залу, однако не находил…

Итак… интересно получается. Джонатан специально подошел ко мне и официально предложил поддержку посреди зала, где собрались студенты, и большинство его слышало, так как была музыкальная пауза. Расчет? Скорее всего, но с какой целью? Думаю, что его информаторы начали копать под меня, а значит ему многое известно, ну ладно…

Отойдя к шведскому столу, я переключился на неспешное поглощение еды… Что немного отличалась качеством от той что подавали в обычные дни. Ко мне через какое-то время подошла Ню, что некоторое время просто наблюдала, а затем присоединилась…

— Ты не видел, Шу?

— Нет. — Внимательно посмотрел я на Ню, — она же говорила что придет.

— Не пришла и на телефон не отвечает. — Отрицательно покачала головой кореянка.

— Может ее жених приехал?

— Не знаю. Она только сообщила о факте своего обручения с японцем, большего я не знаю. — Проговорила Ню.

Все ты знаешь… Только вот ее отсутствие тебя несколько испугало, раз ты даже покинула группу студентов с которыми провела большую часть церемонии.

— Вениамин, можно мне с вами поговорить? — неожиданно отвлек меня от обеда старческий голос.

Обернувшись, я увидел перед собой главу Великой семьи, Иванова Данила Федоровича, что совершенно не ощущался моими способностями сенсора…

— Здравствуйте, Данил Федорович, не ожидал, что заинтересую вас.

Вы всегда интересовали семью Ивановых, как универсал, мы даже хотели предложить вам вступить в наш род, но… видимо не судьба. Скажите, вот вы как лекарь не ощущаете себя несколько не полноценным бойцом?

— К чему этот разговор?

— Есть шанс, но довольно малый, вернуть вам вашу универсальность.

— Ценой этого будет мой отказ от влияния на своих детей, что появятся благодаря моей женитьбе на одной из представительниц вашего рода.

— Универсалов и так практически нет, мы вырождаемся из поколения в поколение, сейчас очень редки случаи, чтобы универсалы вообще появлялись на свет.

— Мой ответ отрицательный.

— На это я и надеялся, впрочем, вы сын своего отца, непонятно только что ваша мать в нем нашла. Такой же гордый, наглый…

— Еще слово и я буду вынужден вызвать вас на бой насмерть. — Холодно проговорил я, сложив руки за спиной.

— Прошу прощения за свои слова, — сухо извинился Иванов, — уверен этот бой окончился бы вашей победой, что и не удивительно. Только вот сейчас вы находитесь в более плачевном положении, особенно если учесть что вы единственный кто обладает рангом, мастера контактного боя.

— Если это все, то попрошу меня оставить.

— Не пойми меня неправильно, Вениамин, — покачал седой головой Иванов, — я просто не хочу, чтобы универсалы исчезли. Мы еще встретимся.

Изобразив легкий полупоклон Иванов, скрылся среди студентов, Ню, стоящая рядом, осторожно поинтересовалась:

— О чем разговаривали? Ты выглядишь недовольным.

— Обо всем помаленьку. — Как можно спокойнее проговорил я, — веселись, а я пойду домой. Как-то неприятно все-таки.

Предупредив Еву, находящуюся в компании Ирис, о своем уходе я покинул территорию академии и неспешно направился к своему месту обитания…

Странный разговор, но вернуть себе способности универсала?.. Больше похоже на бред, так как этого неизвестно даже лекарям, однако у этого древнего рода есть техники и методики что они скрывают… В любом случае это не вариант для меня, мне нужен статус основателя семьи, а не главы младшего рода, слишком уж это неравнозначные вещи.

А дождь то холодный, я не промок только потому что, поставил стандартный энергетический доспех, интересно, где же может быть Шу? Стоп, а это еще что такое?

Уловив на краю своей чувствительности знакомую энергетическую систему, я свернул в небольшой парк, где и обнаружил через пелену дождя одинокий силуэт на скамейке, подойдя ближе, я различил, что это Шу наряженная в красное вечернее платье промокшими волосами, сохраняющими еще форму прически, просто сидит и смотрит в землю…

— Ты что делаешь, глупая?

— Кто это здесь, глупая? — несколько пьяно переспросила Шу, поднявшись на ноги, посмотрела на меня, а затем, узнав, улыбнулась, — это лишь ты… тебя Ню отправила?

— Ты что делаешь? — еще раз спросил я.

— Предаюсь одиночеству, — горьковато улыбнулась Шу, — а сейчас иди куда шел..

Ага, разбежался!..

Подхватив девушку на руки, я не обращая внимание на ее пьяный протест, в первую очередь увеличил площадь энергетического доспеха, чтобы китаянка не продолжала мокнуть, а затем несколькими техниками прочистил желудок девушки. Ее несколько раз вырвало, но при этом протест кончился, а я, передвигаясь быстрым шагом за несколько минут дошел до мужского общежития и быстро кивнув администратору, поднялся на лифте, и занес девушку в квартиру… и, прихватив халат, затащил в ванную комнату…

— О, меня соблазняют… — улыбнулась Шу.

— Ни слова! — косо посмотрел я на нее, а затем включил душ с оптимальной температурой, расстегнул мокрое платье…

Китаянка с улыбкой помогала мне в его снятии, только больше мешая… Наконец, борьба с платьем закончилась и быстрыми движениями используя «энергетический клинок» я просто срезал с нее нижнее белье и поставил под душ постепенно увеличивая температуру…

Ума палата, тут экваториальный климат, малейшее переохлаждение может вызвать такое воспаление, что никакой лекарь тебе уже попросту не поможет, пусть я и несколько груб в своей заботе, но не собираюсь искать компромисс в подобной ситуации…

Не давая китаянке времени на возмущения, я используя профилактические техники массажем разогревал ее тело, чем вызвал лишь возмущенный взгляд… После чего, я закутал ее в махровый халат и быстро обмотав полотенцем волосы, вынес ее из ванной комнаты и уложил на кровать, укрыв теплым одеялом… После чего включил кондиционер на обогрев и закрыв окна, принялся копаться в своих вещах в поисках антибиотика. Наконец обнаружив искомое, я ушел на кухню, а затем вернулся к девушке со стаканом воды…

— Вот выпей лекарство, это боевой стимулятор, предназначенный для людей после полевых операций, в составе антибиотик и прочее…

Без возмущения выпив стимулятор, Шу запила его, а затем сев в кровати принялась полотенцем сушить волосы, а я ушел на кухню где быстро вернул стакан на место…После чего переоделся в сухую одежду закинув костюм с рубашкой в стирку, а затем сев на край кровати и смотрел на китаянку что закончила сушку волос вернув мне полотенце, после чего закуталась в одеяло и отвернулась к стенке…

— Довольно глупый способ свести счеты с жизнью. — Наконец проговорил я.

— Зря ты меня остановил… — с болью проговорила китаянка.

— Шу, не надо.

— Ты ничего не знаешь ни обо мне, ни о ситуации вокруг меня. — Тихо проговорила она.

— Член императорской семьи Китая что против политической помолвки с женихом приходящимся приближенным к императору Японии… Не стоит считать людей глупыми. Так что случилось?

— Он приехал за мной, с целью провести свадьбу, хотя все были согласны, что она пройдет летом следующего года… — тихо проговорила Шу. — Вениамин, ты же знаешь, что права жены в Японии сильно отличаются… Точнее их вовсе нет, муж получает рабыню для постельных утех, что рожает детей, будучи покорной.

— Это же японцы… — развел я руками.

— От этого мне не становится легче. — Проговорила Шу, — надо было все же завести с тобой интрижку до того как ты все узнал.

Лучше постарайся уснуть, — успокаивающе погладил я девушку по голове, — есть такая поговорка: утро вечера мудренее.

— Хорошая поговорка. — Тихо проговорила Шу, — спасибо. А ты нахал… я уж было подумала, что ты меня прямо под душем…

Ничего не ответив, я вышел на балкон и закурив, устало вздохнул…


Проснулся я утром от телефонного звонка и частых звонков в дверь… Подхватив телефон, я принял вызов, а затем подошел к двери…

— Вениамин, не открывай!.. — раздался крик Ирис.

— Да, да, — сонно проговорил я в трубку, но, тем не менее, дверь отпер…

В следующий момент на мне уже была защитная техника «воплощение эфира». Что со стороны выглядела волнами пламени окружающими мое тело, но на самом деле это была лишь сконцентрированная энергия, что гасила стихийные техники. Мой гость, ударив «огненной сферой» уже влетал в противоположную от двери стену, получив полный заряд техники «взмаха колибри».

— Так это ты у нас жених Шу, — скептически посмотрел на японца лет тридцати, — ты знаешь, где ты находишься, но все равно атакуешь студента…

Однако тут же последовала атака, что окончилась еще одним сниманием стены, после чего японец посмотрел на меня с яростью…

Противник был «универсалом первого ранга» со стихийными предрасположенностями огонь, ветер и молния. А также обладал зачатками «лекаря третьего ранга» что я заметил после того как на его щеке затянулась неглубокая царапина… Хороший противник, ступень мастера, но вот энергетический запас слишком мал.

В следующий момент уже кипел бой, противник пытался пробить мою защиту контактными стихийными техниками, а я насколько позволяло пространство коридора, уклонялся от них с переменным успехом, ведь некоторые техники все же доходили до моего тела, оставляя на нем раны…

А затем коридор кончился, резко взвинтив темп, я провел технику «Пути мудреца. Взмах крыльев дикого дракона» отчего мой противник вместе с куском стены вылетел за пределы общежития направившись к земле, не став останавливаться пользуясь тем что с противника спала защита, я используя «призрачные ступени», технику создающую прозрачные опоры в пространстве на целую секунду, наконец, применил «нулевое касание»… Громкий хлопок, а затем под действием техники моего противника просто растерло по земле выбив валом энергии пятиметровый котлован на месте прошедшего через противника импульса… Мягко приземлившись на ноги, я подошел к краю и посмотрел на то, что осталось от японского универсала… только конечности, так как туловище представляло собой кусок фарша с дырой по центру груди.

Ну и на что он надеялся? Посчитал, что я уйду с его пути позволив забрать Шу?.. Глупо, даже для приближенного к императору лица. Конечно маленьких обижать нехорошо, но все же неплохо я развлекся, подрался практически на максимуме своих сил, впрочем все равно бы пришлось раскрываться… Кажется сейчас начнется веселье, иначе зачем столько боевых пятерок, о и Ирис бежит…

— Вениамин, ты в порядке? — несколько испуганно принялась меня осматривать девушка, сосредоточив свое внимание на кровоподтеках, оставшихся от исцеленных ран, — да скажи ты уже что-нибудь не молчи!

— Да все хорошо, — несколько озадаченно наблюдая за девушкой, проговорил я, — подрался немного. Да и кажется, противник умер.

— Пойдем, — решительно подхватив меня за руку, повела меня девушка к входу в общежитие, — тебе не следует разгуливать по академии в одних трусах.

Ведомый Ирис, я поднялся на лифте, а затем наконец вошел на мой этаж… Коридор представлял собой забавное зрелище, стены иссечены и подпалены техниками, через пролом открывается вид на центр города…

Пройдя в квартиру, я обнаружил Шу что сидела на кухне в моей рубашке и спокойно пила чай… Ирис заперла за мной дверь и присела за стол…

— Вы представляете что натворили?

— А ничего и не было. — Спокойно проговорил я. — Был злой японец с утра пораньше, что, не дав мне сказать и слова, бросился в бой, ну и проиграл… с летальным исходом.

— Санада Кеншин мертв… — кивнула Шу сидя за столом, — спасибо.

Неожиданно для нас с Ирис, Шу беззвучно заплакала… Ирис же растерянно посмотрела по сторонам, не зная, что делать, а затем посмотрела на меня, на что я с улыбкой кивнул на китаянку. Некоторое время она сидела, а затем пододвинулась к девушке, обняв ее, принялась успокаивающе гладить по голове. Теперь Шу заплакала уже не сдерживаясь, чем вызвала легкую панику у Ирис… Однако, она не стала отстраняться.

Хм, вот и еще один маленький шаг для девушки, у которой никогда не было близких ей людей. Выглядит довольно мило. Эх, ладно я светился только на уровне академии, но сейчас я засветился даже перед членами императорских семей. Политический брак — это довольно сложная штука, имеющая под собой какие-то договоренности императоров, что теперь могут быть нарушены от исхода этого боя. Также не стоит забывать, что будущее Шу находится в плавающем состоянии и все зависит от ее воли. Я влип…

Раздавшийся телефонный звонок заставил всех посмотреть в прихожую, где обнаружился мой телефон, надрывающийся от входящего вызова.

— Слушаю? — ответил я, смотря, что девушки тоже внимательно слушают.

— Вениамин Старинов, это Джон Нортон, не покидайте своей квартиры до нормализации ситуации на территории академии. Об исходе несанкционированного нападения на вас проводится проверка. Также уведомляю вас, что в восемь часов вечера будет проведено заседание, на котором будет присутствовать Харухито и Джонатан Уайт. Если ваша гостья все еще находится с вами, уведомите ее, что академия отправила информацию о случившемся императору Китая. До встречи.

Телефонный звонок окончился, а я, пересказав суть девушкам, ушел курить на балкон…

Так, учитывая невмешательство охраны академии, а также то что японец прибыл совместно с Харухито, я могу получить из всей этой ситуации неплохую прибыль… Если поставят ребром вопрос я запрошу солидную сумму, все же я очень недолюбливаю японцев. Что касается Джонатана… вопрос о компенсации, я поднимать пока не буду, мне еще долго учиться в этой академии.

После этого я направился под душ чтобы смыть с себя собственную засохшую кровь… Все-таки окровавленный юноша в одних трусах выглядел несколько дико.

Выбравшись из душа, с обмотанным вокруг пояса полотенцем я попал под пристальный взгляд двух молодых особ… Всему виной были простые причины… я был физически сильнее большинства людей, что отразилось на моем рельефе мускулатуры, хотя я этому и не придавал значения.

— Что? Я лекарь, у меня и должна быть такая мускулатура, ведь я полностью контролирую рост своих мышц и сухожилий…

— Всех?

— Если вам хочется проверить… — многозначительно посмотрел я на Ирис, — то так и быть я соглашусь.

— А ты вообще знаешь, что такое комплексы или смущение? — прохладно поинтересовалась Ирис.

Демонстративно сняв полотенце, я тем временем взял с полки трусы и спокойно их одел. Затем последовала очередь футболки и шорт…

— Дамы, я лекарь, мне доводилось принимать роды, не говоря уже об операциях на половых органах. — Обернувшись, проговорил я, — да и не акцентируйте свое внимание на убийстве японца. Если бы возникла подобная ситуация я бы поступил точно так же с любым из мастеров, даже с профессионалом… Хотя в последнем случае проиграл. Впрочем, я вам это уже говорил, и возвращаться к этому разговору больше не буду.

— Не похоже, что ты шутишь. — Холодно проговорила Ирис.

— А я редко шучу, хотя в данном случае это не шутка. — Усмехнулся я, — ведь я не помолвлен, так что в этой ситуации мне можно быть с любой девушкой…

— Только этим можешь разрушить все выстроенные отношения. — Заметила Шу.

— Мое дело — предложить, ваше — отказаться. — Развел я руками, — ладно, соображу что-нибудь на завтрак…


К восьми часам вечера обстановка разрядилась, Ню сходила за вещами для китаянки, ведь пребывание в одной рубашке для девушки стало очень стеснительным после того как заявилась Ева время от времени выжидающе смотря на нее, что вгоняло Шу в краску…

Переодевшись в костюм, я к назначенному времени спокойно сидел и ждал, наконец раздавшийся звонок в дверь заставил меня подняться, открыв двери, я увидел перед собой Джона Нортона.

— Вениамин, я буду вашим сопровождающим. — Проговорил он, а затем заметил любопытные лица девушек смотрящих на него из кухни, прокомментировав, — похоже, что в мужское общежитие также необходимо ограничить допуск студенток. Впрочем, я не думаю, что вы тут чем-то занимаетесь, но все же…

— Ректор Нортон, а мое присутствие необходимо? — спросила Шу.

— Нет, прибывший представитель Императора Шунь просил личной встречи с Вениамином Стариновым, по какому вопросу пройдет встреча мне неизвестно. Вы готовы?

— Да, ректор. — Обувшись, проговорил я, — надеюсь, разбирательство не продлится долго.

— Оно уже идет… — проговорил Нортон, поморщившись.

Не все так гладко как казалось… Впрочем, буду импровизировать, главное не зарваться. Ну что ж…

— Девчата, я ушел, скоро вернусь. — Помахал я четверке девушек и вышел из квартиры следом за ректором.

В скором времени мы покинули общежитие, а после погрузились в машину…

— Вы же знаете, кто скрывается под маской, Куан Шу? — спросил ректор.

— Член императорской семьи. Только я не понимаю для чего создавать такую секретность…

— В академии учится довольно много членов различных королевских и императорских родов, многие из них неизвестны широкой публике, но благодаря своему родству они имеют вес… Потому академия придерживается подобной политики.

— Зачем вы мне это сейчас говорите? Разве вы не нарушаете правила?

— В данной ситуации нет, ведь вам станет известно о личности Шу от представителя Императора. Нуо Циан, а именно так звучит ее имя, весьма ценный политический элемент…

— Вы хотели сказать политический предмет?

— Вениамин, вы меня прекрасно поняли. — Улыбнулся ректор.

Похоже, это будет долгое совещание, одного я так и не понял ректор, зачем меня посадили под домашний арест, а возле моей комнаты расположили охрану?..

— «Кровная месть». Это самая большая проблема академии за все время ее существования, — неохотно ответил ректор, не беспокойтесь, после совещания защиту уберут. Харухито уже в своем заявлении студентам из Японии пригрозил, что все это может окончиться неприятностями, впрочем, желающих отомстить не было, все же вы пока являетесь, приемным сыном главы семьи Седых…

— Хорошо. — Кивнул я.

А обстановка становится все более неоднозначной…


Глава 9. Диалог и его итоги

Пройдя по коридорам администрации академии Файлет, ведомый ректором, я, наконец, оказался в небольшом кабинете, где помимо Харухито, с молодой помощницей, за большим столом находились Джонатан Уайт и Иванов Данил Федорович, а также незнакомый мне азиат, что одарил меня внимательным взглядом…

— Присаживайтесь, Вениамин, мы вас ожидали, — указал мне Джонатан на свободное место, ректор же расположился рядом с ним, — позвольте вам, представить, Ли Лао Ше, представитель императора Циан Шунь.

— Мы поговорим после данного совещания. — Ответил мне китаец с легким кивком.

Ну и как вы объясните свой поступок, Вениамин Старинов? — Внимательно смотря на меня, спросил Харухито, ужасно коверкая мое имя.

— Ну, во-первых, вас Харухито я попрошу не предъявлять мне претензий, так как делать вы этого не вправе, ведь я, не подданный вашей страны, — спокойно проговорил я, — однако, даже так, я отвечу на заданный вопрос. Сегодня, в шесть часов утра по местному времени, я был разбужен звонком в дверь, после чего был атакован… Впрочем, дальнейшее вам известно из видеозаписей предоставленных академией. У меня же, как у пострадавшей стороны, да господа, именно пострадавшей стороны, возникло лишь два вопроса. Во-первых, на каком основании Санада Кеншин, двухранговый универсал-лекарь, прибывший как сопровождающее лицо вашего императорского высочества, атаковал студента данной академии без всяких на то оснований? Поясните мне Харухито, ведь вы ответственная сторона.

Ну, что не ожидал японец, думал, насядешь на мальчика, что ничего не понимает, и выйдешь сухим из воды? Просчитался ты, однако, хм, а чего это Иванов сидит с довольной улыбкой, и… кивнул мне одобрительно. Хм, да и Джонатан… впрочем.

— Основания для боя были, вы находились в квартире с его невестой, Циан Нуо. — Проговорил он, — вы не находите данный факт оскорбительным и веским для дуэли?

— Для дуэли, а не разбойного нападения. — Проговорил я, сохраняя невозмутимое выражение лица, — ведь именно в таком свете было это исполнено. Теперь пройдем по пунктам… Циан Нуо, я привел в занимаемую квартиру после того как диагностировал у нее сильнейшее отравление, а также переохлаждение организма. После этого я провел лечение…

— Между вами был половой акт? — Спросил Иванов.

— Нет, не было, если вы мне не верите, можете направить девушку на медицинское освидетельствование, если вас всех так это беспокоит. — Бросил я короткий осуждающий взгляд на Иванова, что напротив только улыбнулся.

— После чего девушка провела ночь в моей кровати. Наутро я провел повторную диагностику и сделал заключение, что девушка абсолютно здорова. Это было уже сделано после того скоротечного боя для которого не было оснований. Еще вопросы есть?

— Почему же именно вы решили провести ее лечение? Для этого можно было доставить Нуо в лечебницу, где находятся компетентные лекари.

— А я не захотел, потому, как девушка находилась в состоянии истерики, вызванной переносом времени свадьбы. А также замечу, за время своего пребывания в академии я успел создать между нами дружеские отношения.

— Вениамин, вы сказали, что погибший Санада Кеншин был двухранговым, можете это пояснить? — попросил Джонатан.

— Хорошо, Кеншин имел два ранга, это официальный «универсал первого ранга» и замеченные мною лекарские техники по которым можно присвоить «лекаря третьего ранга».

— Как это понимать, Харухито? — бросил недовольный взгляд Джонатан на принца, — сокрытие ранга в академии является противозаконным. Да, администрация академия идет на то чтобы сокрыть истинный ранг студентов, но это не распространяется на гостей.

Приношу свои официальные извинения за данную оплошность. — Ограничился легким кивком головы принц, — также я советую заметить, что Вениамин Старинов тоже сокрыл свой ранг… «мастера контактного боя».

— Ну, во-первых, как господин Уайт и сказал я студент данной академии, а во-вторых… сейчас в мире нет ни одного человека обладающего рангом «мастер контактного боя», потому мне непонятна ваша претензия, ведь никто не может присвоить данный ранг представители которого исчезли после событий мировой войны.

Черт, надо бы закругляться, конечно я думал над своими словами в течение дня, но вот справится с напряжением и сохранить лицо довольно сложно…

— Если вы позволите, подведу итог, вина Санада Кеншин была полностью доказана. Потому мне интересна конечная позиция японской стороны, — сложив руки в замок перед собой на столе, внимательно посмотрел я на японца.

Переведя дыхание, я перевел взгляд на хозяина академии:

— А теперь, во-вторых: Джонатан Уайт, на каком основании гость академии, передвигаясь без сопровождения, сумел попасть в жилые помещения студентов, безопасность которых ставится в приоритет?

— Я приношу извинения за данный инцидент, господин Старинов, разумеется, мы поговорим о компенсации, но думаю этот вопрос можно отложить… на другой срок, когда вы определитесь с нанесенным уроном. — Проговорил Джонатан, на что удовлетворенно кивнули как Иванов, так и Ли Лао Ше.

Неприятная ситуация выходит… Японец не хочет признавать свои вину, оно и понятно, данное событие может вылиться в грандиозный скандал. Хорошо, что многие из присутствующих это понимают…

— Если мы не придем к соглашению, я буду настаивать на личной встрече с вашим отцом, — спокойно проговорил Иванов, обращаясь к Харухито, — думаю, он по-иному расценит данную ситуацию. Вы здесь не единственный член императорской семьи, Харухито, семья Ивановых также имеет частицу императорской крови, даже менее разбавленную, чем ваша.

— Господин Иванов, не стоит переходить к оскорблениям, — спокойно проговорил Харухито, а затем поднялся из-за стола и с низким поклоном проговорил, японская сторона приносит свои официальные извинения вам, Старинов Вениамин, больше такого не повторится…

— Принимаю ваши извинения, Харухито, очень надеюсь на это, но вы главное в спину не бейте, — позволил я себе легкую усмешку, — особенности японского менталитета и все такое…

Смерив меня взглядом, Харухито сделав еще один поклон присутствующим, удалился из комнаты уверенной походкой. Его же секретарь немного задержалась и спросила:

— На какую сумму компенсации вы надеетесь? — спросила она, быстро что-то записывая в блокноте.

— Максимально возможную, — несколько нагло улыбнулся я, — также заметьте, что академии Файлет также необходима компенсация за разрушения, нанесенные в ходе боя.

— Я свяжусь с вами позже, господин Старинов, — ответила она с поклоном и удалилась.

— Давайте обсудим сумму компенсации при нашей следующей встрече, Вениамин, — поднялся со своего кресла Джонатан, — а сейчас прошу меня простить, есть дела, требующие моего непосредственного участия. До встречи.

После того как Уайт удалился вместе с ректором, в кабинете осталось лишь трое… Иванов же сидел и оценивающе наблюдал за тем как я держусь за столом, за моей мимикой, жестами, тоном… это я заметил во время данного диалога.

— Признаться честно, я удивлен тому, что услышал, — наконец проговорил он, — ты интересный человек, Вениамин, впрочем, заслуги как Бориса, так и Кира в этом нет… А сейчас я удаляюсь, через несколько часов у меня самолет. Всего доброго.

После ухода Иванова, мы с китайцем сидели в тишине, после чего представитель императора некоторое время сидел с бумагами…

Честно говоря, я не знаю, чем обернется данный разговор… Мне так и не понятна позиция императора по отношению к Циан Нуо. Однако это политика, и личные предпочтения чаще всего не в приоритете…

— Ознакомьтесь с постановлением Императора, Вениамин Старинов. — Протянул Ли Лао Ше мне бумагу через стол, — это окончательное решение и пересмотру не подлежит. Этот вариант указа останется у вас. А сейчас прошу меня простить, мне необходимо удалиться.

После того быстрого прощания, я наконец склонился над документом…


Вернулся я в квартиру довольно быстро, отказавшись от транспорта предложенного ректором… Нужно было подумать, да и покурить хотелось.

Открыв двери в дом, я прошел на кухню где на меня уставилось четыре пары глаз требующих рассказа… Устало вздохнув, я положил указ императора на стол перед Нуо… хотя правильнее ее все же называть Шу.

— Ознакомься. — Проговорил я, а затем удалился в комнату переодеваться.

Ну, что же, можно сказать, что конфликт разрешен, как на это будет реагировать японская сторона спорный вопрос, однако я не считаю, что императорская семья Японии будет как-то пытаться отомстить, ведь они потеряли универсала, а это довольно существенная потеря. Для меня же ситуация наоборот выигрышная, да я привлек внимание, точнее сейчас я свечусь как единственная звезда на безлунном ночном небе…

— Странно… — наконец раздался голос Шу с кухни.

— Можно? — А после непродолжительной паузы, проговорила, — Касательно Циан Нуо, дочери моего брата, я предоставляю ей полную свободу в личной жизни, надеюсь, она распорядится ею правильно. Подпись и печать Императора Циан Шунь.

— Получается, теперь ты свободна?.. — задумчиво проговорила Ирис.

— Не совсем, — несколько раздосадовано проговорила Шу, — «распорядится ею правильно»… Шунь никогда не скажет ни слова, не имеющего определенного подтекста. В данном случае это… Ню, дай, я кое-что перепроверю.

Похоже что не только я способен читать между строк… Только как к этому отнестись? С одной стороны как-то мне не нравится отношение к девушке как к «политическому товару», а с другой, если я не отнесусь к этому нормально, судьба Шу будет печальной.

— Ну и что теперь? Кого из нас можно поздравить? — едва я вышел на кухню, спросила Шу.

— Ну… — протянул я, а затем улыбнулся, — в данной ситуации можно поздравить меня, что я так легко отделался, при этом еще и получил себе невесту из императорского рода.

— Что-то я не поняла? Кто это тут невеста? — недобро прищурившись, спросила Ева, по волосам у которой стали пробегать электрические разряды.

— Успокойся, не думаю что это официальная помолвка, — проговорил я, поглаживая Еву по голове, — скорее это больше похоже на совет императора, которым не стоит пренебрегать ибо чревато.

— Перестань, мне уже не шесть лет, чтобы ты меня утешал подобным образом, — с озорной улыбкой сбросила девушка мою руку с головы, — однако, ты не боишься такого внимания к себе или подобное входило в твои планы?

— Хм, я ожидал внимания от «Великих семей», но никак не императорских. Однако, это тоже неплохо… Теперь решить бы этот вопрос с помолвкой… не по душе мне что Шу принуждают к подобному.

— Спасибо. — Мягко улыбнулась Шу. — Только вот я тоже подневольный человек, так что приятно познакомиться, мой дорогой жених…

— Кстати, вы решили у меня остаться? Конечно я не против, но боюсь, у меня не найдется спальных мест, чтобы вас всех разместить. — С многозначительной улыбкой прошелся я по девушкам.

— Мне одной показалось или Вениамин задумал что-то довольно развратное? — тихо поинтересовалась Ирис, — впрочем, мы и правда засиделись, кстати, мы тебе ужин приготовили.

Внимательнее присмотревшись к кухне, я обнаружил следы постороннего вмешательства… Похоже готовили все вместе. В кастрюле обнаружилась какая-то лапша с подливом из мяса и овощей… Выглядит и пахнет вкусно, однако… Они мне весь холодильник разворошили, теперь надо все заново складывать, плюс оставили кучу грязной посуды.

— А ну стоять! — Рявкнул я, когда, наконец, закончил осмотр, но в ответ услышал только громко хлопнувшую дверь, а затем веселый смех Евы и Шу.

Выглянув в коридор общежития я внимательно посмотрел на девушек что стояли возле лифта, на что они мне помахали на прощание… Ответив на это усталым вздохом, я развернулся и пошел наводить на кухне порядок… да и поесть не мешало, оценю результаты их совместной готовки.


— Так Ир, обрадуй меня. — Соединившись с информатором, проговорил я, — что тебе удалось найти?

— Информацию о Леонардо Бенуа, а также о членах его дома я скинула тебе в документы, там же ты найдешь информацию и о Селене. Теперь перейдем к Куан Шу… что правильнее назвать Циан Нуо, племяннице действующего императора. Бой в академии дал информационный резонанс, и всплыли некоторые подробности, как о тебе, так и о Нуо и Санада Кеншине. Если о тебе не всплыло ничего серьезного, так вот о Нуо всплыли любопытные факты… в частности то, что она была рождена вне брака и была воспитана матерью императора. Однако наиболее любопытно, что сейчас происходит в Японии… там буквально идет истерика о том, что они потеряли одного из девяти универсалов. Причем об этом Кеншине всплывают такие подробности, что его становится не жалко, о чем заявило уже большинство глав аристократических семей.

— Весело у них… главное чтобы они о кровной мести не вспомнили. Не хочется мне проливать реки крови, защищаясь от глупости японцев.

— Да, через три дня состоится встреча трех императоров, Японии, Китая и Кореи в Сеуле, где будет поднят вопрос о произошедшем. Буду держать тебя в курсе дела. Кстати, тебя можно поздравить? Ты у нас теперь жених.

— Ты изучила китайский?

— Я очень умная, пусть и слабая. — С довольной улыбкой проговорила Ирина. — Что планируешь делать?

— Как и всегда продвигаться к своей цели, что еще остается, — устало вздохнул я, — впрочем, девушку я нервировать не буду, пусть поживет спокойно, у нас еще три года впереди, многое может измениться до того как она окончит академию.

— Кстати, я взломала защиту академии! — Гордо заявила Золотова.

— Ты маньяк… поменьше экспрессии и все будут думать, что ты нормальная, — прохладно проговорил я, успокаивая Ирину, а затем одобрительно кивнул, — хорошо. Ты заслужила премию. Закажу тебе большой торт…

Свадебный?

На какой-то момент возникла пауза… Я сидел и смотрел на Ирину, а она смотрела на меня, пока, наконец, не добавила, несколько смутившись:

— Я имею в виду по размерам торт как свадебный.

— Придется мне вызвать тебе на дом Зубова, чтобы прочистил желудок.

— Вечно ты со своим лекарским юмором, считай, я на тебя обиделась. — Проговорила девушка и отключилась, хотя я знал, что она по-прежнему наблюдает через камеру.

Ну, ладно, пора работать… чую, опять у меня будет бессонная ночь благодаря Ирине, впрочем, это моя работа разбираться с полученной информацией, а затем искать способы ее применения…


Как «весело» я живу, — стоя на балконе и встречая рассвет, размышлял я, — не успел проучиться ни одного дня, уже обзавелся невестой, а так же получил кучу проблем с японцами. Впрочем, я японцев и так ненавижу, так что сильно не расстраиваюсь по данному поводу.

Никакой особо интересной информации по дому Бенуа, к которому принадлежал Леонардо, обнаружить не удалось… Ну аристократический дом имеющий кровную связь с королевской семьей, так в Европе подобное не редкость… Однако моя интуиция подсказывала что все далеко не просто, раз Леонардо имеет подобное влияние на членов других домов.

Леонардо Бенуа, является, вторым сыном в доме Бенуа, относящегося к французской аристократии имеющей кровную связь с царствующими монархами. Его можно охарактеризовать как наглого и циничного человека, однако он никогда не действует своими руками, об этом предупреждала Селена, а Ирина только подтвердила. Имеет огромные возможности…Впрочем, здесь большинство учащихся их имеют, даже я. «Профессионалов» в семье нет. Ничего примечательного…

Однако моя интуиция говорит о том что семья далеко не проста, раз имеет такое влияние на представителей родов иных государств… Ирина все еще ищет информацию, так что… Время покажет во что это выльется.

Раздавшийся телефонный звонок отвлек меня от размышлений:

— Да, Кир Львович?

— Слышал у тебя проблемы.

— Разрешил уже. — Добродушно ответил я, — только скажите почему вам было так сложно выполнить договоренность, из-за чего мне пришлось менять свои планы.

— Прошу прощения за действия Евы, но она настаивала на скорейшем поступлении в академию Файлет. — С некоторой неохотой проговорил старик, — кстати, Иванов с тобой встречался?

— Хотел, чтобы я стал главой младшего рода, — скучающе проговорил я, — впрочем, я его послал. Находиться в жестком подчинении — это не мое.

— Это твое решение и осуждать я его не буду. — Спокойно проговорил Кир Львович, — кстати, что там надо было японцам?

— Вы и так в курсе всей ситуации, зачем же задавать вопросы, — несколько недовольно переспросил я, — Кир Львович хоть вы эту игру не ведите, я не маленький мальчик.

Не опасаешься возмездия? Смерть универсала тебе не простят.

— Знаю, только больше за Еву беспокоюсь, ее бы в это не втянули. Не хочется мне, потом устраивать здесь «Кровавый полдень». Впрочем, сейчас я буду находиться под пристальным вниманием охраны академии, так что можно особо не беспокоиться.

— Хорошо. Раз ты уверен…

— Кир Львович, можете передать Зубову, что я хочу пройти ранговые испытания для получения «лекаря первого ранга». В данный момент он не доступен, а я могу и забыть, да и пока ассоциация решит вопрос о дате испытания…

— Передам. Если будут проблемы, ты всегда можешь позвонить. — Спокойно проговорил глава семьи Седых и отключился.

Только вот потом мне придется так же оказывать вам услугу в решении какой-нибудь проблемы, причем это может пойти в разрез с моими планами… Так что просить помощи у старика мне просто обременительно.

Хм, интересно, что думает Ева о моем неофициальном обручении с Шу? Вчера она восприняла новость в штыки, но быстро успокоилась…

Когда исчезли наши родители, Ева очень много грустила по этому поводу, однако избрала именно меня, проживающего на территории поместья Седых в качестве воспитанника, в качестве поддержки. Особенно усугубляли ситуацию представители других семей, каждый из которых считал своим долгом напомнить детям о том, что их родителей нет, разумеется, Ева не выдерживала и время от времени приходила ко мне поплакаться. Впрочем, она не плакала, скорее, просто искала поддержку, взамен родительской заботы, которой неожиданно лишилась… В причину своего возраста я пожалел девочку, на свою беду просто влюбив ее в себя. Вот это все и вылилось в ту ночь на ее шестнадцатый день рождения… Хотя я делал попытки чтобы девушка разочаровалась во мне, но… она слишком долго жила со мной и потому знает обо мне почти все.

Впрочем, сделанного не вернуть, так что… насчет возраста, я не особо и парюсь, мне семнадцать лет, сколько я там прожил в прошлой жизни не суть важно, да это дает мне дополнительный опыт, но молодым быть намного лучше. А сейчас нужно собираться на учебу… Первые лекции я вчера умудрился пропустить, так же стоит заметить что мой план показать что дуэль для меня была бы обременительной рухнул в одночасье, теперь придется что-то предпринять…


Неспешно выдвинувшись на ознакомительные лекции, я прошел мимо котлована образованного техникой «нулевого касания», оценив мастерство выполнении техники на троечку… К сожалению, данная техника требует долгого времени оттачивания, однако это вызывает некоторые трудности, техника энергоемкая и разрушительная, потому частое ее использование практически невозможно. Да и где использовать? У меня нет специального полигона для испытания техник. Хм, у меня остались лишь техники из стиля «Пути мудреца»… Одну я уже продемонстрировал, не хочется мне прибегать к ним из-за их эффективности, ведь в будущих противостояниях я могу потерять преимущество.

— Вень-Вень, утро доброе. — По-детски передразнивая, весело поприветствовала меня Ева, — ты чего такой задумчивый?

— А ты чего такая веселая? Мне после ваших поварских навыков пришлось час кухню отмывать. — Ворчливо проговорил я.

— Ну не злись… — хлопнула меня по спине Ева, — пойдем, ты вчера многое пропустил. Будешь нагонять.

Да, да… Между тем ответил Еве легкой улыбкой, я коснулся кончиками пальцев ее шеи, использовав слабое воздействие собственной энергетики, от пробежавшего по спине холодка девушка вздрогнула, а затем несколько расслабилась, видя что мое настроение чуточку приподнялось…


Интерлюдия. Поместье Великой семьи Седых.

Август 1965 года.


— Держать оборону! Да уберите вы кто-нибудь эту пулеметную точку. — Прокричал Савелий Седых, а затем, как-то нелепо взмахнув руками, упал лицом в грязь…

Ночное нападение семьи Лапиных оказалось неожиданным, а как удачно подгадали момент… «Громовержец» был на встрече великих семей, а дома остались только внук и его друзья…

Подбежавший к нему Игорь Старинов перевернул тело и только поморщился… В голову попала пуля двенадцатого калибра что сняла остатки защиты и прошла навылет через голову… Покачав головой, Игорь только сжал зубы, а затем принялся формировать комбинационную технику вкладывая в нее половину своего резерва…

«Огненно-штормовой вал» ударил по позиции ударного соединения семьи Лапиных и буквально стер пулеметную точку и всех кто там находился, оставив после себя только пятидесятиметровую полосу выжженной земли.

— Где Зубов?! — крикнул через канонаду оружия и техник ближайшему бойцу Игорь, — где Василий?

— На правом фланге, там самоходка пытается прорваться к поместью… — прокричал ему один воинов рода Седых.

— В следующий момент на востоке стало светло как днем от росчерков молний… Там во всей красе происходило столкновение двух «мастеров» стихийной направленности молния… Раздался жуткий взрыв, а затем установилась полная тишина…

Бросившись на правый фланг, Игорь обнажил взорвавшуюся самоходку, и множество людей оглушенных взрывом… Зубов обнаружился быстро, он как лекарь быстрее всех сумел оправиться от последствий взрыва, и сейчас кивнув Старинову начал ходить между тел оглушенных, добивая нападавших и оказывая первую помощь своим, ведя поиск Василия.

Вдвоем с Игорем они быстро его нашли… Всего в двух шагах от самоходки с детонировавшим боезапасом. Опустившись на колени перед другом Зубов, пальцами закрыл ему глаза, смотрящие в небо…

Неожиданно к ним навстречу вышел отряд в десяток человек, однако практически в тот же был сметен невидимой техникой что просто растерзала их тела… Оглянувшиь Игорь увидел что к ним вышел Лев и двигаясь рваной походкой подошел к ним и с болью проговорил:

— Дарья и Илья мертвы… Не успел.

Игорь подойдя к нему положил ему руку на плечо и крепко сжал… А Лев посмотрел на тело убитого друга и только до скрежета сжал зубы…


Через два дня, в родовом поместье собрались все участники, по крайней мере, те, кого Кир пригласил…

— Помимо бойцов семьи Лапиных, в бою против нас приняли участие боевые отряды семей Егорьевых и Яшиных. — Проговорил новый командующий защиты поместья взамен погибшего Савелию.

— Егорьевы… Великая семья. — С ненавистью проговорил Лев Самойлов, — именно они атаковали дом, где была моя семья.

— Мы отомстим, — сухо проговорил Кир Львович, — я потерял сына и брата в этом нападении, но эти твари пожалеют, что они это сделали! А сейчас не время поддаваться эмоциям. Лев, Павел и Игорь… вы друзья моего сына. Поможете мне в этой войне?

— Если вы объявите войну семье Егорьевых, то потеряете статус Великой семьи… — задумчиво проговорил Игорь Старинов, — однако, сейчас также нужно сосредоточиться на защите Георгия. Без него у семьи Седых нет будущего… Я с вами, меня в покое не оставят.

— Мы не допустим того чтобы погибали дети. — Кивнул Кир, — что скажешь ты Лев… я тоже потерял сына. Однако те кто отдал приказ еще живы.

— Я должен уничтожить их всех… даже без вашей помощи. — Смотря в стол, проговорил Лев Самойлов. — Однако мне не справиться одному… Мы должны держаться вместе. Вы же мне друзья?

— Да, Лев, мы будем убивать их. — Проговорил Павел Зубов, — старик Кир, мы будем драться с вами. Василий был хорошим другом… Однако я не думаю что наши противники забудут о том что потеряли троих членов главного рода. Только для начала нам нужно не поддаваться эмоциям… Нужно продумать каждый наш шаг, ведь мы в меньшинстве, пусть и сильнее.

— На том и решим… У меня есть план. Только потребуется ваша помощь…


Глава 10. Сотрудничество и тени прошлого

Лекции… Ненавижу высшую математику, однако приходится в ней разбираться. Хотя я лучше бы с расчетом техник посидел… Впрочем, там переменные иные и некоторые из них более сложны для понимания.

Ну ладно, если не учитывать того что в академии преподается общая программа университета, углубленное же изучение касается только лекций об энергетиках и техниках… Стихийные кафедры… только вот я пока не понимаю в каком мне направлении податься. Универсалом я не являюсь, а значит, мне необходимы только несколько общих лекций…

Интересно чему меня касательно моего ранга будут учить… впрочем, узким специалистом в чем-либо я не являюсь, хотя нет, в лечении энергетической структуры человека я по своим знаниям превосхожу даже Зубова, в то время как он сильнее меня в лечении онкологических заболеваний…

— Веня, — шепотом проговорила Ева, — помнишь твой конфликт с Олегом Шлак? Вы чего тогда не поделили?

— С «Немцем»? — также шепотом переспросил я, на что Ева кивнула, а затем принялся вспоминать, — я общался с девушкой, что ему нравилась… А он не решался подойти. Ревнивый… пусть и трус.

— А… кстати он сейчас здесь. Здоровался со мной на завтраке. — Задумчиво проговорила Ева, — вот и вспомнила.

— Ясно… — кивнул я, а затем заметил внимательный взгляд лектора, — после обсудим. Мы мешаем.

Ну, тогда мы с «Немцем» вроде бы ничего и не делили. Я общался с Инной Лопаревой, она была старше меня на два года, но в меру своего бойкого и боевитого характера вкупе с хорошей фигурой была одной из тех на кого в лицее пускали слюни очень многие, это при том что она в свои пятнадцать была «экспертом первого ранга» стихийной направленности огонь…

После того как я вышел победителем из боя с Инной на меня обратили внимание очень многие… Инна вопреки всему предложила мне свою дружбу и до окончания лицея, а это был ее предпоследний год она иногда разговаривала со мной, чаще всего советуясь по поводу мужской психологии. Она не рассматривала меня как парня, а я ее как девушку — не сошлись характерами и мировоззрением.

После этого меня и начал донимать Олег, представитель обрусевших немцев, правда, после трепки несколько успокоился… «Немец» оказался достаточно адекватным, но несколько мнительным в отношении с девушками. Вот я его и погонял по арене…

Однако меня сейчас иное интересует… Сорок лет назад, наши с Евой деды вступили в противостояние с несколькими семьями, одна из них была даже Великой… Как впрочем, и семья Седых, что потеряла статус после смерти Василия Седых, сына Кира. Почему началась эта война, и какие у нее были последствия… ни Зубов, ни Седых никогда не затрагивали данной темы. Кого и чего мне опасаться. Уверен у Стариновых и Седых достаточно противников осталось…

После окончания лекции по высшей математике, я забросил за спину рюкзак с письменными принадлежностями, неспешно двинулся следом за Евой в направлении столовой…

В любом случае в данный момент проходят повторительно-обобщающие лекции, которые можно и не посещать, но присутствуя сегодня, я понял, что это попросту необходимо. Первая лекция была посвящена правилам академии, ее внутреннему распорядку, на следующей лекции обещали поговорить о дуэльном кодексе используемом в стенах академии…

— О чем задумался?

— Да так…

— Думаешь о том, как выбраться из этого вороха проблем, начиная Леонардо заканчивая японцами?

— Не угадала. Об этом я утром думал. — Улыбнулся я, — а сейчас думаю о порядках в академии… Мне интересно, куда мне податься. Следующей лекции у меня нет, а у всех остальных лекции по их стихийной принадлежности.

— Мне бы твои проблемы.

— Уверена? — ответил я девушке косым взглядом, — если хочешь могу организовать парочку.

— Нет, спасибо. Буду и дальше думать о том, как поступить так чтобы тебя не прибили раньше времени. Пока получается, как видишь. — Проговорила с улыбкой Ева, — Вень-Вень, будь поосторожнее… Несмотря на всю твою силу, ты не бессмертный, а здесь а академии масса тех кто может убить тебя просто за косой взгляд. Ты храбрый и смелый, но не стоит быть безумным.

— Ева… Опять? — бросив на нее многозначительный взгляд спросил я.

— Что опять? — хитро посмотрела на меня девушка, — не думай что я собираюсь тебя делить с некоторыми особами, вот и оставлю жирный намек.

— Ева, старик меня убьет, если что-то случится…

— А что случится?

— Ты это серьезно?

— Разумеется… нет. — Рассмеялась Ева, — ты, что думаешь, что я буду тебя ревновать? Драться за тебя? Нет Вень-Вень, я все-таки представительница древней семьи и мне просто запрещено подобное поведение в отношении безродного парня. Хотя… нет, с тобой подобный фокус не сработает, да и я на такое не пойду.

Да… Есть в наших отношениях один маленький нюанс, не Ева моя любовница, а я ее любовник… Так по крайней мере это выглядит в глазах окружающих. А все, потому что у нас слишком разный социальный статус. Безродный пользователь — такое определение имеют все пользователи «viz» не входящие в состав семей, кланов и подобных образований. Хотя тут смотря, с какой позиции смотреть…

Между тем мы устроились за столиком и под шум разговоров студентов, что изредка бросали на меня взгляды приступили к обеду.

Хм, сейчас я двадцать третий по рейтингу сильнейших в академии, в принципе это неплохо, но вызывает некий дискомфорт, завидую я тому «профессионалу» что умудряется скрывать свой энергетический каркас и оставаться вдалеке от всех этих неприятностей… Интересно как ей удалось провернуть подобное. Все же нужно быть гением, чтобы стать профи в двадцать лет. Эх не моя бы детская глупость и я сейчас мог бы спокойно… Впрочем, у меня была бы совсем другая жизнь.

— Вы по-прежнему вместе, как я погляжу. — Уселась на свободное место девушка.

— Привет, Инна, — тепло улыбнулась русоволосой девушке Ева, — ты тоже здесь?

— А где мне еще быть? Глава приказал — пришлось хватить манатки и ехать учиться. Ненавижу змей, пауков и насекомых… — поежилась Инна, — Старинов, а ты чего молчишь?

— Жую, — проговорил я, а закончив процесс, проговорил, — привет Инна, вижу, ты стала посильнее с нашей последней встречи. «Мастер первого ранга».

— Ты не ошибся… — вздохнула девушка, — только вот здесь приходится отстаивать свою позицию. Кстати, слушал об академическом турнире в конце года? Участвовать будешь?

— Скорее да, чем нет, но это не точно. Мне бы дожить до конца года. — Мрачновато проговорил я.

— Если ты о Леонардо, то да… умеет этот урод пакостить, подставлять и все в таком духе… Могу посоветовать только присоединиться к какой-нибудь группе… К примеру Морозов сейчас занимает седьмую строчку рейтинга…

— Хочешь, чтобы я был слугой? Обойдусь.

— Похоже, твой комплекс гордости остался неизменным, — шутливо проговорила Инна, — ладно не кипятись. Морозов тот еще… Хотя тут все такие.

— Это я уже понял. А «Немец»…

— Он вроде как мой муж, — вытянув руку вперед, продемонстрировала Инна кольцо на пальце, — холодный, ревнивый… При этом довольно умный, с ним есть о чем поговорить наедине, не любит он больших собраний людей. Ладно пойду я… Ах, да, не считай меня человеком Морозова, я как и всегда держусь подальше от всех этих игр. Пока.

Ага как же… Не человек Морозова она, впрочем, все мы меняемся с ходом времени, некоторые под воздействием жизненных факторов меняются кардинально. Ева… Ну не надо на меня с такой тоской смотреть, тебе все еще семнадцать лет, да… Девушки раньше задумываются о семье и детях, пресловутый инстинкт. Пусть никогда и не говорят об этом прямо…

Инна между тем присоединилась к «немцу» и они спокойно покинули столовую… Посмотрев им вслед, я отметил что студентов других годов обучения в столовой очень мало, в основном первокурсники…

— А где все?

— Студенты второго и последующих годов обучения все время до первого сентября посещают только факультативные занятия, у них нет лекций, неудивительно, что никого нет. — Задумчиво проговорила Ева, — только не говори, что ты не знал?

— Нет.

— Вень-Вень… ты иногда меня поражаешь. — Улыбнулась девушка, — ладно я на лекцию, а ты займись чем-нибудь раз у тебя окно.

Быстро подхватив поднос с грязной посудой, Ева убрала его на специальный стол, а после, послав мне, воздушный поцелуй скрылась из вида…

Ну и что мне делать? Идти к ректору? Чем не вариант… Все же мое поступление сюда некий эксперимент, не думаю что в академии вообще есть учебная программа рассчитанная на лекарей… Скорее всего меня просто отправят в лечебницу… Разбежался. Халявы — не будет.

Впрочем, идти все равно придется, так что не буду откладывать это дело.

Поставив грязную посуду на стол, я забросил рюкзак за спину и неспешно двинулся в направлении административного корпуса…

Итак… Единственная возможность воздействовать на меня у неких лиц, это только через моих близких… Вот только из по-настоящему близких мне людей в академии только Ева, но с ней все ясно. Ирис тоже не подходит… отец хозяин академии, тут у охраны в приоритете ее защита. Шу тоже… особенно после недавнего происшествия, я думаю, что только слепой и глухой не знает о том, что она из Императорской семьи, информация уже просочилась и обсуждается на местном форуме. Разве что Ким Ню… хм, скорее всего следующий удар что Леонардо, что японцы попробуют нанести по ней, так как она из молодого клана, что практически не имеет политического влияния за пределами Кореи.

Русский! — неожиданно окликнули меня.

Остановившись, я увидел негритянина что неспешно направлялся мне на перерез со своим копьем… Вздохнув, я проговорил:

— Что? Опять драться?

— Спокойнее, — довольно дружелюбно проговорил Эше Камо, — у нас был бой и ты вышел из него победителем. Ты сильный воин.

— Ну и зачем этот разговор?

— Я уважаю тебя.

— И? — непонимающе посмотрел я на него.

— Ты не понимаешь… Сильного и честного воина принято уважать.

— Эше Камо, ты из Объединения Африканских Республик?

— Да, Вениамин Старинов. — Улыбнулся негр, — пойми меня правильно, когда я вызывал тебя на бой — это было мое решение, я хотел проверить есть ли за твоими словами нужная сила чтобы ты мог в подобной форме разговаривать с «мастером». Но, я не понимаю, почему ты не хочешь продемонстрировать свою силу другим… Бой со мной, а после с тем азиатом что был «двухранговым» показал, что ты намного сильнее тех, что находятся в ранговом списке.

Да… Эше Камо далеко не дурак, только вот смотрит на все с позиции личной силы. Гибкость мышления…

— Когда ты слишком силен, появляется много завистников что слабее и трусливее, чтобы открыто предложить бой, они начинают атаковать тех, кто ближе к тебе и в то же время слабее. Вообще-то я бы предпочел оставаться подальше от этих ранговых игр…

— Я понял тебя, Старинов… — неожиданно по-русски проговорил негр, — семья и род всегда выше наших собственных интересов. А сейчас прости, у меня практические занятия по построению техник…

Ну и что это было? — посмотрел я вслед ушедшему негру, — разговор был без определенной темы, но видимо он что-то понял для себя… Эх, менталитет некоторых представителей стран этой планеты мне никогда не будет понятен.


— Джон Нортон, разрешите? — открыв дверь, я замер на пороге.

— Проходите, Старинов, присаживайтесь, — указал он мне на кресло, — да, я все понял. Спасибо. Нет… На подобное мы не пойдем.

Пройдя, я уселся в предложенное кресло и внимательно осмотрел кабинет. Он был небольшим, при этом довольно правильным… Даже книги на полках стояли в тематическом порядке, однако больше всего внимания я уделил расположенное за спиной у ректора стенке с раритетным холодным оружием разных стран.

— Вижу, вы заинтересованы в холодном оружии Вениамин, — проговорил ректор, закончив телефонный разговор.

— Привык относить себя к воинам, использующим его, не более, — проговорил я, переведя взгляд на Джона Нортона, — мне непонятна позиция тех, кто воспринимает его как украшение интерьера. Оружие — это лишь инструмент для лишения жизни, не больше и не меньше.

— Позвольте с вами не согласиться. Оружие — это краеугольный камень нашей истории, — философски заметил ректор, — с течением времени оно меняется, но его смертоносная красота не блекнет. Так и о чем вы хотели поговорить?

Что касательно моего обучения как лекаря?

— Вы в курсе, что являетесь единственным лекарем, что сумел пройти вступительные испытания?

— Сейчас, да.

— Академия Файлет хотела набрать группу лекарей в качестве эксперимента, но на наше приглашение ответили только три человека, включая вас, двое других не прошли испытания и покинули академию. А приглашения мы рассылали очень и очень многим… Однако, в причину того что лекарь не считается боевым рангом мы получили массу отказов, ведь многие оказались не готовы к отборочным состязаниям.

— Значит, все дело в том, что академия Файлет принимает только тех, кто способен выйти за рамки обычного лекаря.

— Вениамин, при всем моем уважении, лекари — это такая категория людей, что не принимает и не применяет насилие.

— Это я знаю, что теперь будет со мной?

Какой у вас ранг, только честно?! Судя по вашему бою с Санада Кеншином, вы имеете ранг мастера контактного боя, что в свою очередь является утраченным.

— Попросил учителя подать заявку на присвоение лекаря первого ранга. — Неохотно проговорил я.

— Тогда, чему вас учить? — сложив руки перед собой, проговорил ректор Нортон, — даже в лечебнице академии всего три лекаря обладают первым рангом. Остальные все еще относятся ко второму рангу. Вениамин, будем реалистами, руководство академии Файлет просто не знает, как и чему вас обучать кроме общего высшего образования.

Да… Вот это я попал. Мало того что моя группа так и не была сформирована, так еще и то что я уже практически достиг пика в лекарском искусстве ставят и меня и руководство академии в неловкое положение. Давить на академию в данном случае не следует… Хотя есть кое-что что мне не помешает.

— Ректор Нортон, в архивах академии имеются лекарские техники, либо их наработки?

— Разумеется, подобное есть. Мы активно сотрудничаем с Международной ассоциацией лекарей и обмениваемся некоторыми техниками.

— А я могу получить к ним допуск?

— На данный момент вы имеете доступ к тем техникам, что находятся в общем пользовании, но вот те техники, что… Хорошо я подниму данную тему в разговоре с господином Уайт, но в обмен на услугу.

— Какую?

— Вы поможете разработать учебную программу для лекарей.

— Простите?

— Филипп Лонэ в данный момент является главой лекарского состава лечебницы и ответственным за обучение молодых лекарей. На следующий учебный год мы проведем повторный набор студентов на данное направление, однако нам нужен «мастер контактного боя», что даст нам несколько советов о том как нужно вести силовую подготовку данных студентов.

— Техники предоставить не смогу. — Сразу выставил я условие.

— Не беспокойтесь, Академия имеет необходимую базу контактных не стихийных техник. Ну как вы согласны?

— То есть, я буду посещать общие лекции касательно общей образовательной программы университета, а свободное время проводить за личным обучением, а также возможным составлением программы обучения будущих «боевых» лекарей. Где обман?

— Никакого обмана. — Спокойно проговорил ректор, — академия допустила просчет и в данный момент пытается его исправить, вы же наиболее удобная для нас кандидатура. Если же дело в финансах, то академия согласна оплачивать вам ставку помощника лектора. Вы согласны на данные условия?

— Я склонен принять ваше предложение Джон Нортон…

— Хорошо, Вениамин, я сообщу господину Уайту, что мы достигли соглашения по данному вопросу.

— Ладно, а что насчет этого Филиппа?

— Он лучший лекарь академии, думаю, что в беседах с ним вы почерпнете много информации касательно лекарства. Кстати, как вам атмосфера в академии?

— Непонятная, пока…

— Ничего, вы привыкнете. — Улыбнулся ректор, — в любом случае охрана после недавних событий получила новые инструкции и теперь безопасность студентов повысилась в разы. А сейчас, попрошу меня оставить, мне нужно сделать важный звонок.

Благодарю ректор, — проговорил я, а затем поднялся из-за стола и подойдя к двери неожиданно вспомнил и обернувшись спросил, — а что насчет профи в академии? Чего мне от нее ожидать?

Реакция ректора была несколько нервной… Положив телефон на стол, ректор внимательно посмотрел на меня и проговорил:

— Она… Значит вы с ней уже разговаривали. Вениамин, данная особа имеет в академии Файлет особый статус, подобный Куан Шу, но в данном случае все серьезнее. Я категорически не советую пытаться искать встречи с ней, это принесет вам только лишние проблемы.

— Она из одного из европейских королевских домов?

— Даже больше, она наследная принцесса. Разумеется, некоторые лица из студенческого состава в Академии осведомлены о ней, но она не любит когда ей докучают. Если это все… Доброго дня, господин Старинов.

— Благодарю за ответ, ректор Нортон. — Проговорил я.

Выйдя из административного корпуса, я некоторое время постоял осмысливая произошедший разговор медленно раскуривая сигарету…

Да, а Нортон боится эту профи, впрочем, я тоже ее опасаюсь, так как ничего противопоставить не могу… Королевские дома, да?.. Нет, во что я не буду ввязывать так это в подобные интриги, мне еще с японцами делать что-то надо… Ну и ладно, забыли, у меня уже есть принцесса на примете и других мне не надо…


Ну что ж, лечебница… Хотя правильнее будет назвать медицинским центром, где есть как лекари, так и простые врачи… Впрочем, я в данный момент планирую создать подобное, так что нужно побольше разузнать о том как тут все устроено. Для начала нужно найти этого Филиппа Лонэ…

Впрочем, интересно получилось, в причину того что лекари у нас с течением времени из боевого ранга превратились в каких-то жалких пацифистов. Зубова кстати не очень-то и любят в международной ассоциации лекарей за его мнение о том, что лекарь должен быть готовым к бою. Его методика обучения, кстати, оказалась довольно продуктивной, мне на своей шкуре пришлось использовать все те техники, которым меня обучал Зубов, чтобы не помереть… дисциплинирует. Иногда мне кажется, что Зубов обучал меня так назло всем…

— Добрый день, могу я вам помочь? — едва я вошел в здание, спросила меня девушка, сидящая в приемной.

— Мне нужен Филипп Лонэ, где я могу его найти? — спросил я с легкой улыбкой.

— Вам в кабинет главного лекаря, это на втором этаже. А для начала вашу идентификационную карту, у нас идет учет всех кто обращается в лечебницу.

— Как будет угодно, — проговорил я, протянув девушке требуемое.

— Благодарю за содействие, Вениамин Старинов. — Вернула мне карту девушка и тут же ее отвлек телефонный звонок…

А хорошую задачу мне подбросил ректор, впрочем, я думаю что, скорее всего это сделал Джонатан, что довольно прохладно воспринял провал набора лекарей на обучение. Впрочем, мне здесь учиться еще довольно долго, создать хорошие отношения с руководством академии предпочтительно. Особенно если учесть что они мне должны…

Между тем, я поднялся на второй этаж и пошел по коридору, визуально ведя поиск необходимого мне кабинета. Вскоре он обнаружился, постучав в дверь, я открыл двери и вошел:

— Добрый день, Филипп Лонэ.

— Добрый день. Полное медицинское обследование первокурсников назначено на следующую неделю, — не поднимая головы, ответил мне лекарь, сидящий за столом и что-то пишущий, — если у вас есть какие-то жалобы, обратитесь к дежурному лекарю.

— Зачем лекарю — лекарь?

— А подобная бесцеремонность является грубостью, Вениамин Старинов, — спокойно проговорил мне Филипп, — присядь пока, я скоро закончу с этим документом и мы перейдем к разговору.

Ну, подожду… — присев в кресло, возле двери, — я осмотрелся по сторонам, все-таки можно многое сказать о хозяине только оценив его место обитания. Ну… про данного лекаря я могу сказать что у него все находится там где удобно ему, то есть порядок в кабинете есть, но довольно специфичный, плюс много зелени… Одно только мандариновое дерево с зелеными плодами чего стоит… Интересное решение.

Итак… если судить по энергетическому резерву в лечебнице есть пять человек что находятся на ступени мастера, это только по вместимости резерва, а так у них нет стихийной предрасположенности, они просто обычные лекари. Ладно, не мне людей судить, каждый выбирает для себя.

Интересно, какие будут последствия за то что я помогаю академии… Думаю ректор прекрасно знает о моих проблемах с некоторыми личностями и это один из способов меня оградить. Вполне вероятно, учитывая то, что я создал какие-никакие, но отношения с Ирис.

— Значит, мастер контактного боя, — наконец посмотрел на меня Филипп, — кто же так поиздевался над твоим обучением как лекаря? Зубов, да? Известная личность, только вот сейчас такие как ты нужны, только вот нету у вас мастеров.

— Зубов с самого начала предупредил меня, что будет готовить по экспериментальной методике, основанной на довоенной основе обучения лекарей. Я ничего не потерял, приобрел только больше. — Честно проговорил я.

— Да… И что мы имеем, призрак прошлого столкнулся с существующим порядком и медленно, но уверенно его разрушает. — Улыбнулся Филипп, — да, Вениамин, я в курсе что задумал Джонатан… Кстати, правильное решение. Только вот как вбить в головы лекарям, что им нужно уметь защищать свои жизни? Может, ты подскажешь?

— Сломать что-нибудь.

— Да, это поможет, только вот эта бюрократия… Лекарей приглашают не только из рядовых семей, некоторые из них будут жаловаться, что их калечат на тренировках. Нужно придумать что-то другое…

— Есть множество способов вынудить человека драться. — Развел я руками, — Тут нужен систематизированный подход, доступность техник для лекарей, иные возможности применения лечебных техник… нужно научить их думать как бойца.

— А ты хорошо разбираешься в этом. — Кивнул Филипп, — значит так, Вениамин, эту неделю и всю последующую я буду занят медицинским обследованием студентов. Эта ответственность полностью лежит на мне и здесь с этим не шутят.

— Однако бои со смертельным исходом случаются. — Осторожно заметил я.

— Случаются, — скривился Филипп, — всегда найдутся те кто захочет боя не на аренах, а где-то в ином месте… Иногда успевает сработать охрана, а иногда руководству приходится разгребать последствия.

— Значит, займемся этим через две недели?

— К тому времени, я думаю, мы закончим с обязательным медицинским осмотром всех студентов. А пока я займусь поисками необходимых техник… В данный момент также решается вопрос с ассоциацией лекарей о том какие техники они могут предоставить в общий доступ, сам знаешь как это все серьезно.

Тогда ладно, — кивнул я, — если что я пока буду осваиваться в академии. Все же я студент. Не буду мешать.

— Мне, было, приятно познакомится, Вениамин. — Улыбнулся Филипп, — но как ты понимаешь, — указал он на стол, заваленный бумагами, — у меня тоже не так много времени, которое я могу потратить на то что мне действительно интересно. До встречи.

Кивнув на прощание, я неспешно направился в обратном направлении… Лекции у меня на сегодня закончились, так что можно было передохнуть… Однако помимо этого у меня есть много дел. Прекрасно понимаю Филиппа…


Выйдя из лечебницы, я неспешно направился домой, через гипермаркет… Эти любительницы в поварском искусстве только кучу продуктов перепортили…

Так, а пока дело с учебной программой отложилось буду заниматься своими планами, во-первых, нужно будет проверить состояние планов о постройке медицинского центра, во-вторых, раз Ира взломала базу данных академии нужно внимательно пройтись по студентам и завести полезные знакомства, с Морозовым тоже нужно разобраться, но подход к нему нужно искать с другой стороны. В-третьих, Ню должна будет предоставить информацию о дочери главы «Молодого дракона», с этой информацией нужно будет внимательно ознакомится… В-четвертых… что-то много получается, впрочем, как и обычно буду барахтаться, мне не привыкать.

— Вениамин, у тебя нет лекций? — неожиданно раздался голос Уайт.

Обернувшись, я увидел следующую ко мне девушку по-прозвищу «Дикий Ирис»… Впрочем, никакая она не дикая… необщительная просто.

— Представляешь, сегодня лично ректор освободил от лекций, по причине того что нет группы.

— Лекарей не набрали, я знаю.

— Кстати, ты не в курсе где все? Кроме тебя только с Евой виделся.

— Шу и Ню отдыхают… распивая вино в общежитии. — Несколько неохотно ответила Ирис.

— И по какому это поводу? Впрочем, если бы хотели — пригласили. — А ты куда направляешься, Ирис?

— В дом учителя. Он должен прибыть сегодня вечером, хочу ему ужин приготовить.

— Тебе помочь?

— Сама справлюсь. — Несколько раздраженно отказалась девушка.

— Просто хотел помочь, — пожал я плечами, — впрочем, я в гипермаркет, нужно продукты купить.

Прости, — тихо проговорила Ирис, опустив голову, — я просто нервничаю…

— Я тоже иногда срываюсь по пустякам, главное чтобы это не входило в привычку, мы же люди, — усмехнулся я, — а все люди морально устают.

— Составлю тебе компанию… Не против?

— Да, пожалуйста, так даже интереснее, хоть поговорю с тобой о пустяках. Пойдем…


Интерлюдия. Великобритания. Родовой дом Уайт.

Март 1991 года.


Сидя на краю туманного Альбиона, Лев придавался воспоминаниям о своей прошедшей жизни…

Зачем мы вообще развязали эту войну? Нами двигала жажда крови… Да, желание отомстить было очень сильным, я потерял свою жену и сына которому было лишь два года… Нам нужно было отомстить. Только вот…

А что в итоге? Война затянулась на пять лет, мы потеряли очень и очень многих, семья Седых потеряла статус «Великой» из-за смерти наследника и большей части бойцов из младших родов. Хорошо хоть Виктор выжил, это даст возможность семье возродить былое величие, но… Сколько же ошибок мы совершили. Раньше я хотел быть главой семьи, а сейчас мне ничего не надо… Гложущая пустота внутри, подобна язве.

Что же с нами стало… Игорь все еще носится по миру ведя поиск тех, кто заказал его жену, да он любил Марию, впрочем, ему проще с его-то рангом он сумеет найти их всех и отомстить. Да, после боя с лекарем из семьи Егорьевых я ослеп… никто из лекарей не способен мне помочь, все что мне остается это сидеть и слушать ветер… Зубов после смерти жены ушел в медицину… Нашел отдушину, если можно так сказать, а старик Кир… остался воспитывать внуков, как жаль что Василий тогда умер… Жаль да, только кому мы сейчас нужны? Бойцы с болезненными воспоминаниями, лишившиеся нормальной жизни по вине нескольких ублюдков, что пожелали власти… Власть, да… власть — она извращает, делает тебя заложником обстоятельств…

А кто это идет сюда? Если ощущения меня не обманывают это Ирис… При этом она плачет. Эх, ну что опять…

Пройдя мимо слепца, Ирис встала на самом краю берега и смотря на гладь моря внизу замерла.

— Что случилось, Ирис? Почему ты плачешь? — заботливо спросил Лев.

— Все меня ненавидят. — Тихо прошептала девочка, но слепец услышал.

— Нет, Ирис, не все…

— Все! — крикнула девочка, вокруг которой начал кружиться вихрь не сдерживаемой силы, — отец… он сказал… он сказал, что было бы лучше, если бы я не рождалась! Он сказал, что я виновата, что мама умерла! Он… он… даже ударил Леона, когда тот заступился за меня, сказав, что я просто обуза, которую нужно отдать быстрее в жены! Меня ненавидят!

Вихрь между тем превратился в полноценный смерч, что кружил вокруг десятилетней девочки, поднимая в воздух легкие предметы… Поднявшись на ноги, Лев сделал короткий пас и смерч опал разбросав вокруг куски дерна и камни… Однако они не повредили ни старику, ни девочке из-за прозрачного купола…

— Тише, девочка, тише, — подойдя, обнял Ирис Самойлов.

— Меня ненавидят, я никому не нужна.

— Не говори глупостей… Ты мне нужна, ты же моя ученица.

— А вы любите меня учитель?

— Разумеется, как ученицу.

— Тогда скажите мне честно, я правда виновата в том, что мама умерла? Только не обманывайте. Вы же знаете правду.

— Твоя мама очень хотела, чтобы ты родилась, она так сильно хотела такую красивую и смелую девочку, — мягко проговорил Лев, успокаивающе поглаживая Ирис по голове, — даже твой отец радовался, когда ты родилась. Ты не виновата в том, что твоя мама умерла, она сильно заболела после родов и ей просто не сумели помочь лекари.

— Тогда почему отец обвиняет меня? Если я не виновата?

— Он еще молод и не оправился от потери. Дай ему время. Мы взрослые, тоже совершаем ошибки, от которых нам в итоге очень больно.

— Вот как… А сколько времени?

— Прости меня Ирис, но я, правда, не могу дать ответ на твой вопрос.

— Учитель, а что значит парень? Девочки в школе говорили, что мальчики любят девочек. — Несколько успокоившись, спросила Ирис, — только вот что значит любить… Леон говорит, что любит меня как сестру, вы — как ученицу. Только вот это сильно отличается… А как любить мальчика? Они же гадкие.

— Ты задаешься вопросами несвойственными твоему возрасту… — улыбнулся Самойлов, — когда-нибудь в будущем, ты встретишь такого мальчика что будет относиться к тебе как к простой девочке, не дочери Джонатана Уайта, а как к Ирис… Вот тогда ты и поймешь как можно любить мальчика и желать остаться рядом с ним…

— А такой действительно появится? — с сомнением проговорила Ирис.

— Разумеется, ты же очень красивая девочка и я думаю, у тебя будет хороший мальчик, который сумеет тебя защитить.

— Мальчики слабые… — все еще сомневаясь, протянула Ирис.

— Ирис, помнишь, мы говорили о том, что ты потенциальный мастер, так вот каждый становится сильным с разной скоростью. Посмотри на меня, я старый, но я все-таки мастер.

— Вы не старый учитель.

— Мне скоро будет пятьдесят лет, а это считается старостью. — С улыбкой проговорила слепец, а сейчас пойдем, я буду обучать тебя технике «личного пространства». Я же обещал тебе, помнишь…

— Да, учитель, — по-детски улыбнулась Ирис.

Взяв девочку за руку слепец, ориентируясь только благодаря своим способностям, что развил после потери зрения, неспешно повел девочку в сторону небольшого каменного дома…


Глава 11. Объявление войны и старый друг

Неделя пролетела быстро, я крутился, вертелся, впрочем, все как и должно шло своим чередом… Свят заканчивал разработку плана постройки лечебного центра, начались строительные работы по возведению двух подземных уровней будущего здания, а также прокладка коммуникаций, они должны закончиться до наступления холодов…

Жизнь в академии шла своим чередом… Леонардо затаился, японцы пока никаких телодвижений не совершают… Единственное что изменилось, так это отношение девушек ко мне. Ирис пропадала в доме учителя, и мне редко удавалось перекинуться с ней хоть словом, Шу и Ню общались, как и обычно, но и здесь были изменения, которых я не понимал…

— Ева, ты знаешь, что происходит с Шу? В последнее время она как-то отгородилась от меня и мне непонятно почему, — проговорил я, повернув голову.

— Значит ты в ней все-таки заинтересован, — несильно ущипнула меня за бок, Ева, устроив свою голову у меня на плече, — да… здесь все не так просто Вень-Вень. До тех событий с японцем ты был для нее лишь одним из лекарей, славящихся своими умениями в постели, который подходил для короткой интрижки, что осталась бы просто приятным воспоминанием, но сейчас ты ее жених, пусть и неофициально и пока не сказал своего слова. Вот не понимаю я, чего ты тянешь? Ты можешь спокойно отказаться от этой помолвки, ведь она совершена в одностороннем порядке. Вот наша знакомая китаянка императорских кровей и не знает что делать… С одной стороны указ императора, а с другой неясные перспективы с незнакомым женихом, который вроде как и не жених.

— Значит надо с ней поговорить…

— Не надо, а нужно Вениамин, — сладко зевнула Ева, — знаешь, а мне совсем не хочется тебя с кем-то делить, но я кое-что знаю и потому мне проще.

— Что ты знаешь?

— Не скажу.

— Ева, не играй со мной.

— Уж кто бы говорил. — Весело рассмеялась девушка, — ладно, скажу, если у тебя будет такая невеста как Шу, то ты с некоторыми трудностями но сумеешь получить статус основателя семьи. Веня, я знаю, что ты этого хочешь, впрочем, этого хотели как твой отец, так и дед и я понимаю почему.

— Значит ты не против?..

— Я представительница древней семьи, которой важно удачно выйти замуж, ведь от того, за кого я выйду, и как, будет зависеть моя последующая жизнь. Так что я уже давно выбрала быть с тем, кто любим… видишь, я довольно эгоистичная. Не боишься, Веня.?

— Тебя? — насмешливо фыркнул я, — не в этой жизни. Кстати, а ты познакомилась с кем-нибудь из нашего потока? Я то с вами только на обычных лекциях…

— Ну, завела парочку знакомств. Ничего примечательного. — Грустно проговорила Ева, — всегда и везде все видят во мне представительницу бывшей «Великой» семьи. Слишком уж многие хотят получить с моей помощью непонятно что… Каждому нужны непонятные блага за чужой счет. Честно говоря, мне комфортней с Шу и Ню общаться, может потому, что они уже прошли через это все, но сумели остаться собой…

— Вот как… — Протянул я.

— Кстати, что ты скажешь об Ирис?

— Ничего.

— Вот как значит, а мне казалось вы немного, но подружились.

— Ева… Честно говоря я не знаю ничего об этой девушке. Да, она стала более открытой, но… такое ощущение, что она просто боится. Не забывай, чья она дочь.

Возможно, ты и прав, однако… Ладно, не буду забивать тебе голову лишними предположениями на ее счет, попробую разобраться самостоятельно. — После этого Ева зевнула, повозившись, устраиваясь поудобнее, замолчала, показывая, что диалог окончен.

За что я люблю Еву так это за то, что она очень гибкая в достижении личных планов, видимо это ее собственное умение искать компромисс…

Ладно, а я пока посплю… Завтра выходные дни, так что можно спокойно заснуть после рассвета.


Неспешно прогуливаясь по пляжу, я наблюдал за купающимися… Все же я несколько акклиматизировался, благодаря своим способностям лекаря… А вот Ева все еще мучается, впрочем ее спасает море и как ни странно Ню, что умеет создавать компактные техники завязанные на понижение температуры в заданном пространстве. Вот они сейчас и плещутся вдалеке.

Вениамин… — окликнули меня.

Развернувшись, я увидел неспешно идущую ко мне Силену Нери, несколько насторожившись, проверил окружающее пространство. В ближайших трехстах метрах не обнаружилось ни одного мастера, кроме Силены…

— Прогуляемся, — проговорила Селена, поравнявшись со мной.

— Сок будешь? — протянул я ей тетра пак из рюкзака.

— Томатный? Спасибо, это то, что нужно при этой жаре. — Проговорила Селена, без какого-либо намека на улыбку.

Ну и зачем она со мной встретилась?.. Ладно, девушка настроена ко мне довольно дружественно, так что нужно ее выслушать.

— Похоже, ты из тех, кто любит располагать к себе людей, используя информацию из какого-то источника… Иначе как объяснить то что ты знал что мне нравится томатный сок?

— Может, потому что сам его пью, — демонстративно достал я новый пак из рюкзака и сделал несколько глотков.

А ты умеешь играть. — Оценивающе посмотрела на меня Селена, — впрочем, я хочу пояснить тебе причину своего доброжелательного отношения. Ты знаешь о доме Крус?

— Крус — это дом в Испании, славящийся своими винами. Думаю тебе прекрасно известно, что моя бабушка Мария, была из этого дома. Однако у меня нет информации о связях домов Нери и Крус. Может, мой дед кое-что и знал, но он считается пропавшим без вести.

— Андре Круз, действующий глава, приходится моим родственником.

— Так мы родственники… Ну, тогда все ясно. У меня нет доступа к информации о составе домов Нери и Крус.

Ну, теперь все встало на свои места…

— Ты рад?

— Нет, обидно, что все оказывается такой банальностью. Ты являешься моей родственницей…. Впрочем, родственники мы довольно далекие.

— Обижен… А мне понятно. — Смерила меня взглядом Селена, а затем вытащила из кармана флеш-накопитель, протянув мне, — держи, здесь указаны все студенты академии, что будут выполнять указания Леонардо.

— Не боишься, что кто-нибудь узнает? — С опаской проговорил я, убрав флеш-накопитель в карман, — Это двойная игра, Селена.

— Поясняю, это у дома Нери есть обязательства перед домом Бенуа, а не у меня перед Леонардо. Мне нужен лишь малый повод чтобы выйти из его группы… все же быть фактически слугой у такого человека как он… Сюда! — Резко ухватив меня за руку, Селена ускорила шаг, уводя меня между пляжными кабинками.

Так, а понятно… Селена увидела некого студента с рангом стихийник, что мог рассказать Леонардо о нашей встрече, что сейчас идет за нами. Что делать? Бежать нет смысла, так что нужно спрятаться… О, идеально.

Остановившись, я удержал Селену и кивнул в закуток, она же секунду размышляла, а затем кивнула, так как парень приближался… Спрятавшись в полумраке закутка, мы притаились затаив дыхание, вот парень начал приближаться, что было теперь слышно по поскрипыванию песка, все ближе и ближе…

Ну что же иного выбора не остается…

Отметив, что парень направился к закутку, я обхватил Селену за талию, а затем, ласково улыбнувшись, отчего девушка нервно вздрогнула, начал долгий поцелуй…

— Ошибся… — раздался голос из-за спины, — думал, Селена, а тут просто парочка извращенцев…

Проговоривший, между тем вздохнул и двинулся дальше… А я проведя Селене рукой бедру пользуясь тем что она была в джинсовых шортах, страстно целовал девушку, что довольно умело отвечала на это… Минуты через две мы наконец остановились, Селена же несколько разгоряченная потянулась за поцелуем, а затем замерла…

— Ты хоть понимаешь что сделал? — сорвалась Селена, рассержено прошипев, — ладно отметем факт нашего родства, но если бы он решил рассмотреть нас?

— Все нормальные люди этим занимаются, — подняв пак с томатным соком, проговорил я, — ничего в этом странного нет. Ты же не девочка, что такого?

— Я дорожу своей репутацией. — Прошипела Селена.

— Ну не шипи, — проговорил я, обняв Селену, — если честно, то ты очень красива и умна. Не удержался.

— Теперь понятно как ты играешь и почему в твоей компании только девушки… Ты один из тех, кто привык доминировать. Манера поведения строится в зависимости от ситуации, имеющейся информации и эмоционального настроя. Основная направленность твоих действий обуславливается тем…

— Долго подбирала слова?

— Чтобы говорить подобное, мне не нужно подбирать, я умна и это твои слова.

— Моя оплошность… — признал я, сделав быстрый шаг назад.

— Не советую повторять. — Спокойно проговорила Селена, пройдя мимо меня, — в следующий раз я не поддамся… обстоятельствам, тебя будет ожидать только грубый отказ. И еще Вениамин… Лео уже нацелился на первую жертву, я не знаю на кого, но присмотри за девушками окружающими тебя. В этом противостоянии они лишь… твоя слабость. До встречи, Вениамин Старинов.

Ну… Вот и поговорили… — Посмотрев вслед уходящей Селене, я развернулся и направился в обратном направлении на пляж, — все-таки направляясь сюда я ставил целью поговорить с Куан Шу, обозначив свою позицию в сложившейся ситуации. Впрочем, она должна быть где-то на пляже, так что стоит поискать…

Шу я все же нашел… Она находясь в полулежащем положении медленно намазывала себя солнцезащитным кремом… Подойдя я присел рядом с ней на песок, найдя взглядом Еву и Ню что находись на вышке…

— Привет, Шу.

— Здравствуй, Вениамин. — Прохладно проговорила девушка. — Что-то случилось?

— Да, вот получил невесту… теперь думаю, как к ней подойти.

— А что невеста? Глупа, уродлива или сумасшедшая раз ты не знаешь как к ней подойти?

— Нет, она довольно привлекательна, остроумна и мыслит довольно ясно. Однако… я совершенно ее не знаю и сейчас эта невеста отгородилась от меня. Разумеется, осознаю, что как жених я для нее не очень-то и знатный, но все-же…Мне бы хотелось понимать, о чем она думает.

— А если ничего кроме как подчиниться воле дарителя?!

— Ну, в таком случае я оставлю выбор за ней, за три оставшихся года невеста может полюбить совершенно другого, и мешать ей в этом я не буду.

— Хочешь сказать, что я свободна от обязательств? — прекратив игру, внимательно посмотрела мне в глаза Шу.

— Ты в академии, не у себя дома, тебя никто не заставляет идти на сближение с новым женихом. — Ответил я с легкой улыбкой, — ведь меня никто не принуждает быть женихом, с какой это стати невеста должна решать все в одностороннем порядке?!

Ну и что скажешь Шу… Я долго думал над прозвучавшими словами, так что действительно тебе решать. Ты можешь выполнять волю императора Шунь и без принуждения. Просто, общаясь со мной как равным себе.

— Спасибо. — Тихо проговорила Шу, прижав колени к груди и смотря вдаль горизонта, — честно говоря, после твоего боя мне было несколько стыдно за свое поведение. Китаянка, императорских кровей, тащит незнакомого лекаря в постель.

— Обычная потребность в сексе. Была бы ты моей девушкой, я бы еще мог на тебя обижаться или винить, но… не в данном случае.

— Эмм, у меня еще не было секса. — Тихо проговорила Шу, заливаясь румянцем, — даже… этого лишилась, когда делала растяжку.

— Если хочешь — исправлю, — прикоснувшись к ее руке, я запустил диагностическую технику, а затем добавил, — когда будешь готова. Только Еве не говори…

На это Шу только весело рассмеялась… Пожав плечами, я только достал еще один пак с томатным соком и принялся неспешно его пить.

Все-таки Селена права, для меня важно обладать информацией о нужном мне человеке прежде чем я вообще пойду с ним на какое-либо сближение… С томатным соком та же история, я просто вытащил информацию из архивов академии. Все же я привык контролировать ситуацию…

— Веня, ты просто… даже не знаю, как тебя назвать. — Смеясь, проговорила Шу, — впрочем, я подумаю над твоим предложением. Только дай мне время, все же я… устала от всех этих закулисных игр связанных с моим скорым обручением.

— У тебя есть три года… Шу, тебе решать. — Проговорил я, а затем зевнул, — кстати, а что вы тогда с Ню праздновали?..

— Мою отложенную свадьбу. — Проговорила китаянка, — кстати, ты Ирис не видел?..

— Так она тренируется в доме учителя. Захочет с нами погулять — выберется.

— Веня, купи мне коктейль «Банановый бум». — попросила Шу, — ты все равно не занят, а мне нужно… — указав взглядом на китайца что держался на расстоянии поглядывая в нашу сторону, — сказать кое-кому пару слов.

Кивнув, я отряхнул шорты от песка и неспешно пошел в сторону пляжного кафе…


Этим вечером Ева отправилась ночевать в общежитие в компании Шу и Ню, а я вновь сел за ноутбук и принялся рыться в информации предоставленной Селеной…

Да, оказывается у этого отпрыска из дома Бенуа в команде помимо четырех мастеров, есть одиннадцать «должников» ранга эксперт… Чем же таким владеет этот дом раз у его даже ненаследника столько «слуг»?

— Ира, что у тебя есть по дому Бенуа? — задал я вопрос, прекрасно зная, что девушка за мной наблюдает.

— Значит так, официальный бизнес дома построен на разработке и создании индивидуального огнестрельного оружия. Бизнес довольно прибыльный, учитывая, что у них закупаются элитные бойцы различных СБ. Также есть небольшая продовольственная сеть… Однако интересен именно их теневой бизнес. Согласно найденной информации у дома Бенуа есть несколько лабораторий по созданию боевых стимуляторов различного назначения. Впрочем, в данном вопросе ты разбираешься лучше меня, если необходимо могу дать сделать заказ через теневую сеть.

— Не надо. — Отказался я, а затем откинувшись на спинку кресла, принялся вслух рассуждать, — боевые стимуляторы всегда были чем-то запретным… Учитывая сложность изготовления и их свойства. Самые простые могут превратить бойца в монстра не испытывающего ни страха, ни боли… Самые сложные — дать огромное количество энергии в нужный момент боя. Не удивительно, что многие заинтересованы подобным…

— А что насчет тебя, Вениамин, ты тоже создаешь стимуляторы?!

— Да, но вот только у моих нет отрицательных или неизвестных свойств. Помнится мне попадался подобный стимулятор… как говорится «высшего качества», только вот после его приема и краткого мига всемогущества организм просто отказывает, в лучшем случае человек останется инвалидом…

— Думаю, многие просто не понимают риска…

— Ира, они прекрасно все понимают и осознано идут на их использование ради краткого могущества. — Поморщился я, — многие главы допускают использование стимуляторов своими бойцами, но никогда не членами семьи. Такая вот политика. Однако, всего же легальных поставщиков боевых стимуляторов на основной рынок всего три: французский Ретельский дом, российская Семья Котовых и корейский клан «Сокровище Трех лун». Все боевые стимуляторы из этих трех источников подлежат обязательной сертификации Ассоциации лекарей.

— Вывести на чистую воду дом Бенуа не получится… Информация пусть и из надежного источника, но чтобы подорвать престиж подобного дома его не хватит.

— Ладно, разберусь потихоньку… Все же мне приходилось уже сталкиваться с подобным, даже если вспомнить семью Ивановых… В крайнем случае, просто сделаю так, чтобы этот Леонардо тихо умер в своей постели от кровоизлияния в мозг. Только вот слишком уж много здесь свидетелей и лекарей первого ранга, что способны отследить действие подобных техник.

— Неправильного ты себе противника выбрал, Вениамин.

— Ира, кто из нас неправильный противник еще стоит посмотреть. В конце концов, у меня есть десяток идей, как сделать так чтобы Леонардо конкретно опозорился и просто сбежал из академии. Однако я пока попробую играть красиво, если же нет… буду играть грязно.

— Старание сохранить лицо, может плохо для тебя окончиться. — Задумчиво проговорила Ирина.

— Убить меня не убьют, а нервы я сам себе восстановить способен. — Усмехнулся я, — Ира, ты сейчас над чем работаешь?

— Веду поиск того видео, может, удастся найти еще какую-нибудь информацию… Пока ничего особенного не нашла. Может, не в том направлении веду поиск?! Вениамин, отдохни, ты конечно лекарь, но тебе тоже нужен сон.

— Спасибо за заботу, только вот никто мою работу за меня выполнять не будет. — Проговорил я, внимательно изучая группу Бенуа, — кстати, ты же нашла мне информацию о членах Великих семей обучающихся в академии.

— Да, только вот там всего два человека помимо Морозова, остальные же просто из младших родов, но информацию я подготовила. Все-таки постарайся отдохнуть.

Конечно постараюсь… Только вот сначала хотя бы запомню всех членов группы Бенуа, а потом можно и отдохнуть…


Интересно… На данный момент мне известно только о двух группах студентов образовавшихся вокруг влиятельных лиц, а где же другие? Пока что мне они незнакомы, но думаю что они могут вступить в эту игру, навязанную Леонардо, но только вот чью сторону они займут?.. Нужно будет разбираться, тем более что я могу спросить об этом у Ирис, что заняла нейтральную позицию не присоединившись ни к одной из групп. Так на всю академию на данный момент приходится приблизительно сорок студентов с рангом мастер, при этом у многих представителей королевских и императорских родов ранг занижен, а то и вовсе скрыт, яркий пример тому Шу… что учится с рангом стихийника, являясь на деле экспертом второго ранга.

Может мне свою группу организовать? Найти подход к нескольким нейтральным мастерам… Есть одна проблема, с парнями будет сложно, они будут сыпать комплименты девушкам… на которых я нацелен, а это приведет к конфликту. Можно конечно набрать одних девушек, только вот как это скажется на моей репутации и девушек… Впрочем, кому я нужен, не так-то просто даже завести приятное знакомство.

— Да, Старинов на связи. — Принял я вызов с неизвестного номера.

— Вениамин, сейчас начнется бой Ню и какого-то корейца, не мог бы ты подойти к главной арене? Ева со мной в качестве свидетеля. — Проговорила Шу.

— Через пять минут буду, — спокойно проговорил я, — только меня не пустят на судейский пост, буду наблюдать со зрительских мест.

— Хорошо, — облегченно проговорила Шу.

Ну что ж, за пять минут я успею… Все равно шел мимо арены в сторону садов академии, где можно приобрести местные фрукты…

Значит, Леонардо сделал свой ход, это было предсказуемо, впрочем, мне нужно больше деталей. Ладно… поспешу.


Выйдя на арену и встав на краю, как раз в это время Ким Ню и ее противник начали сближаться… Прозвучала команда: «Бой», а затем противники принялись осыпать друг друга градом техник льда и огня…

— Здравствуй, Старинов. — Подошел ко мне Михаил Морозов, — как я вижу, сражается девушка из твоей команды.

— Михаил, только давай без этих игр, ты прекрасно знаешь, чьих это рук дело… — поморщился я.

— Знаю, — кивнул он, — только, видишь ли… я не стану помогать тебе, даже если ты попросишь, так как ты заполучил себе то что по праву принадлежало мне.

— У нее есть право выбора — не забывайся.

— Я не забываюсь, просто обозначил свою позицию. — Прохладно проговорил он, — семья Стариновых для глав Великих семей как бельмо на глазу. Если бы твоего деда тогда добили, много чего бы не случилось, не исчезла бы великая семья Егорьевых, за день лишившаяся всех наследников мужского пола.

— Ну и что теперь? Ты хочешь всколыхнуть историю, я тоже могу припомнить, что твой отец взял себе в жены безродную, да он был молод… Однако репутация семьи сильно от этого пострадала. — Несколько насмешливо проговорил я. — Не тебе говорить о недавнем прошлом.

— Будь ты хотя бы универсалом, наш бой бы произошел следующим, — проговорил он, — однако, ты лишь лекарь, и я не буду вызывать тебя. Я занимаю пятое место в рейтинге академии, так что будь вежливее.

— Ты первый начал предъявлять претензии, о том, что тебе хотелось, но ты не заполучил. Впрочем, раз ты лишен таланта дипломата, мне придется найти тех, кто будет только рад товарищеским отношениям со мной.

— Ищи, я мешать не буду. Ты все же слишком мелок чтобы я обращал на тебя свое внимание… Кстати, девушка похоже проигрывает. А пока до встречи.

Да, Ню определенно теряет позиции… Странно, с ее энергетическим резервом не должно быть подобного, даже скорость формирования техник упала. Стоп…

Резко сорвавшись с места, я спрыгнул на арену, используя «зеркальные ступени» опустился на площадку, а затем, взвинтив темп метнулся к кореянке, с которой спала защита, а она сама находясь в полуобморочном состоянии пыталась уклониться от техники…

Подхватив девушку, я закрылся «энергетическим доспехом» от огненного потока что, бессильно лизнув по защите, исчез. Уложив девушку, что отправилась в забытье, на площадку арены, я запустил диагностическую технику…

Разрыв левого меридиана… Черт! «Мембрана» блокирующая течение энергии здесь не поможет, нужно быстрее срастить разрыв…

Только и успевая создавать и контролировать действия техник, я выпал из реального течения времени, ускорившись в несколько раз. Меридианы — это основные энергетические каналы в теле человека, именно в них циркулирует большая часть энергии человека, формирующая энергетический резерв. А его разрыв лишь в одном случае из ста не оканчивается смертью бойца… Ведь энергия воздействуя напрямую на ткани приводит к их деформации и видоизменению, отсюда и образование различных опухолей, как доброкачественных, так и злокачественных. Вот девушка сейчас и получила себе…

Закончив, я отпрянул от девушки, чувствуя как с меня, градом течет пот… Резкое ускорение это всегда чудовищная нагрузка, а сколько прошло?..

— Бой остановлен! Срочно нужны лекари! — раздался громкий голос судьи.

Ничего себе, да я … нужно спешить. Началось формирование опухоли, если девушку не прооперировать, то для нее жизнь бойца окончится сегодня.

Подхватив девушку на руки, я ускорился и быстро стал двигаться к платформе, лекари, видя, что пациентка уже направляется к ним, быстро приготовили каталку…

— Необходима операция. Разрыл левого меридиана. Мне нужен лекарь, что способен заниматься поддержкой на протяжении получаса. — Хрипло проговорил я, укладывая Ню на каталку, тем временем платформа уже двинулась…

— Вениамин, я помогу, — проговорил Филипп, которого я даже не сразу узнал.

— Хорошо, — проговорил я, доставая акупунктурные иглы, а затем принялся их осторожно вводить в тело кореянки, безжалостно срезав спортивный топ, этим самым блокируя увеличения опухоли, и нормализуя энергетический обмен.

Через пять минут мы уже находились в лечебнице и быстро направлялись в операционную… Пока Филипп занимался подключением девушки к медицинской аппаратуре, я быстро переоделся в стерильную одежду, с чем мне помог один из лекарей…

Едва я вошел в операционную раздался голосовой сигнал:

«Идет операция»…


Находясь возле дверей операционной девушки, сильно нервничали… Операция началась более шести часов назад, однако пока ничего не было известно. Шу ходила туда-сюда по коридору, закусив губу, а Ева сидела и грызла ногти…

— Шу, как ты думаешь, почему Хан Сон вызвал Ню на бой? — попыталась отвлечься от переживаний, спросила Ева.

— Не знаю. — Хмуро проговорила китаянка. — Мне малоизвестно о политике клана «Молодого дракона». Возможно, этот безотлагательный вызов был вызван действиями клана, а может это работа нашего общего знакомого из дома Бенуа. Кстати, ты видела, с какой скоростью двигался Вениамин, когда Ню потеряла сознание… Он, буквально размазался тенью.

— Он может и быстрее. — Задумавшись над ответом китаянки, проговорила Ева, — только вот я одно не пойму… как так получилось, что у нее произошел разрыв меридиан? Считается что они самые прочные и энергоемкие каналы в теле человека.

— Кажется, Вениамин говорил о чем-то подобном… Это было перед моей дуэлью. Он сказал Ню не использовать техники по крайней мере несколько дней… Только вот она посещала дополнительные практические лекции.

— Когда Вениамин советует — нужно делать. — Проговорила Ева, — может, как человек он далеко не идеален, но он действительно талантливый лекарь. Его учитель буквально светится от гордости, когда хвалят подготовку Вени.

— Постой, ты сказала, что он может быть еще быстрее? Это вообще возможно? — удивленно посмотрела на Еву китаянка.

— Я была непосредственным свидетелем его боя с мастером первого ранга, рядом с которым блекнет большинство студентов. Также он не использовал и половины своих техник, а арсенал у него очень обширный. Вениамин просто не любит чрезмерного внимания к своей персоне, иначе он бы давно вызвал некоторых недоброжелателей на бой, он этого не сделает потому что не хочет подставлять свое окружение под удар. Он довольно осторожен, но…

В этот момент из операционной вышел Филипп Лонэ, что посмотрел на девушек и устало улыбнулся, проговорив:

— Операция прошла успешно. Ким Ню была переведена из операционного отделения в палату интенсивной терапии.

— А что с Вениамином?

— Проводит общее укрепление энергетического каркаса пациентки. — Пояснил Филипп, — на подобную операцию требуется несколько часов, это просто профилактика. А сейчас идите, на улице ночь, а вы устали.

— Спасибо, лекарь, — сложив руки в жесте уважения, коротко поклонилась Куан Шу. Ева же просто благодарно улыбнулась…

После чего девушки молча, направились на выход из лечебницы.


Стоя возле открытого окна, я встречал рассвет, раскуривая сигарету…

Да, неплохо поработал, целый выходной день пошел насмарку, а все из-за глупости некоторых лиц, что уже очнулись и сейчас лежат и не могут понять, почему находятся в лечебнице…

— Успокойся и лежи, тебе пока что рано двигаться. — Проговорил я затушив сигарету и выкинув окурок в урну, — скажи мне Ню ты о чем думала когда соглашалась на этот бой?..

— Это не важно.

— Нет, важно. — Подойдя, я постучал указательным пальцем по лбу кореянки и прокомментировал, — звук глухой значит не все потеряно.

— Не издевайся…

— Да и не издеваюсь я, — устало вздохнув, я сел в кресло возле кровати девушки, — значит так, разрыв меридиана удалось сшить, а после удалить все следы разрыва. Так же была удалена опухоль, размером… хочешь, покажу? — Ню на это только испуганно покачала головой, — после чего я провел небольшую операцию по расширению и укреплению энергетических каналов.

— А когда меня выпишут?

— Не ранее чем через неделю, — ответил вошедший в палату Филипп Лонэ, — Ким Ню, будьте благодарны Вениамину, если бы не его вмешательство вы бы не очнулись. Поясню почему… Когда происходит разрыв меридиана у лекаря есть лишь сто двадцать секунд на то чтобы восстановить его целостность. Признаюсь честно, в моей лечебнице кроме меня есть только один человек, что способен провести подобную операцию, но только в паре со мной. А нормализацией вашего состояния всецело занимался только Вениамин, я же только поддерживал его своей энергией.

Спасибо, — благодарно посмотрела на меня Ню.

— Забыли… — зевнул я, а затем поднялся с кресла, — ладно Филипп, оставляю ее на вас. Недельный же срок наблюдения считаю излишним, сократите его до трех дней с полным отстранением от практического применения боевых техник. А я пойду у меня сегодня три лекции…

— Постарайся отдохнуть, Вениамин, ты провел сложную операцию, что может сказаться на твоем физическом состоянии.

— Я запомнил… — ответил я, а после, махнув Ню на прощание, просто вышел из палаты и двинулся на выход.


В довольно сонном состоянии я неспешно продвигался в направлении столовой…

Все же у меня не бесконечный запас энергии, так как на саму операцию я затратил половину своего резерва, а ведь Филипп передал мне еще столько же энергии… Вот сейчас меня и плющит.

Ну что ж, Леонардо сделал свой ход, слишком уж много совпадений в последнее время, так же этот кореец из его команды и не начал бы бой без указания сверху…

Как хорошо что лекции у меня на сегодня закончились… Все же очень много лекций здесь посвящено стихийным аспектам.

Повернув в коридоре к столовой, я неожиданно для себя столкнулся лицом к лицу лично с Леонардо Бенуа…

— Какая неожиданная встреча, Старинов, слышал девушка из твоей компании, попала в лечебницу, какая досада, — злорадно проговорил Леонардо Бенуа. — Интересно, если бы ты не успел, умерла бы она? Хотя какое кому дело до мусора…

В следующий момент два мастера что сопровождали Бенуа летели в стену, даже не успев выставить защиту, а я схватив Леонардо за шею правой рукой просто вбил в стену…

— Если ты так хочешь сыграть, я сыграю. Только ты выбрал для себя неудобного врага, — с арктическим холодом в голосе проговорил я, сдавливая шею парня, — я скажу лишь один раз, тронешь любую из тех, что меня окружает, и я тебя просто убью.

— Я…

— Ничтожество, — брезгливо поморщившись, потому что от парня потянуло неприятным душком, я просто отбросил его от себя.

— Да ты хоть знаешь, кто я? — вскочил на ноги Леонардо, возле которого заняли свои места его слуги, что были просто отброшены.

— Знаю, но ты не у себя дома. Я все сказал… — бросил я, а после, поправив рюкзак на плече, двинулся мимо студентов, что подобно зевакам наблюдали за представлением, дальше к столовой.

Ну, ты сам объявил мне войну Леонардо из дома Бенуа…

Да… Все же переходить на свои настоящие показатели скорости и силы не стоило. Впрочем, ладно, зато теперь можно не играть в параноика и просто сделать свой ход. Ведь сейчас мой черед…

Пойду поем, все равно ничего опасного для здоровья я не сделал.… Ну, расслабил одному уроду мышцы, с кем не бывает…


Устроившись за столиком, я следил за сообщениями форума, где шла грандиозная баталия о произошедшем конфликте. В общем-то, все прекрасно видели ситуацию и знали, что Хан Сон был из группы Бенуа, так что большая часть комментариев была одобрительной, немногие же при этом считали меня выскочкой.

Ну и ладно… Рано или поздно этот конфликт развернулся бы, а так я обозначил противнику свои позиции, если же он еще раз втянет девушек то я просто вызову его на бой… Хорошо хоть Селены с ним не было, не хотелось бы чтобы она пострадала…

Как же я хочу спать. Мало того что почти всю прошлую ночь просидел перебирая информацию о группе этого Бенуа, так еще и взялся за информацию о членах главных родов Великих семей. Голова совсем не варит…

— Тебе нравится создавать неприятности? — присела со мной за столик Ирис.

— Привет, нет. — Проговорил я отстранившись от еды, — просто ситуация так повернулась.

— Только вот ты своими действиями показал что девушки тебе далеко не безразличны, это только подтолкнет его к действиям.

— В таком случае мне придется оставить академию и искать альтернативное место для продолжения обучения.

— Ты это серьезно?

— Абсолютно. — Нахмурился я, — впрочем, я думаю что если у этого парня есть информация обо мне, а она есть то он просто изменит тактику игры… Будет делать так что его вина будет косвенной. Это же происшествие было что-то вроде пробного выстрела… По крайней мере, я сужу согласно имеющейся информации о Леонардо.

В чем-то ты прав… — Протянула Ирис, — впрочем, я к тебе подошла не просто так. Мой учитель хочет с тобой встретиться.

— Хочет — встречусь, но позже.

— Его имя, Лев Самойлов… Он сказал, что это тебя поторопит.

Самойлов…

Друг моего деда, Павла Зубова и погибшего Василия Седых. Крепкая компания из друзей что сумели пройти войну между Великими семьями, жаль не в полном составе… А ведь именно после сражения в котором приняли участие мой дед и Самойлов они попросту исчезли… Так что единственным человеком что может знать о том жив ли мой дед или нет является только Самойлов…

— Он прав, когда пойдем?

— Сразу после того как ты поешь, операция подорвала твои силы, — с некоторой заботой проговорила Ирис.

Ну ладно… Хоть что-то за сегодняшний день хорошее случилось…


Интерлюдия. Поместье семьи Седых.

Октябрь 2001 года.


Седовласый старец, возраст которого уже составлял более века, сидел в кресле-качалке, укрывшись теплым пледом, наблюдал за последним листопадом…

Неожиданно он услышал легкий шорох, а затем в кресло напротив него сел тот кого он очень давно не видел, что закурив сигарету улыбнулся старцу, проговорив:

— Здравствуй Кир, давно не виделись.

— Здравствуй Игорь, да давно, кажется двенадцать лет прошло… нет, шестнадцать. Ты постарел…

— Есть немного, — все еще улыбаясь, проговорил Игорь Старинов, — даже двухранговые не могут обмануть беспощадное время.

— Что с охраной? Ты слишком тихо сюда попал…

— Ты же знаешь, что меня нельзя заметить, если я сам этого не захочу. Кстати, ты в курсе о Самойлове?

— Что он жив, но потерял зрение… Знаю, Павел уже разговаривал со мной на эту тему и в скором времени должен направиться в академию для аттестации твоего внука и встречи со старым другом.

— Да… Вениамин. Умеет он искать на свою шкуру приключений.

— Весь в тебя. Проблемы у него…

— Знаю, я уже подключил старые связи, ему помогут. Только вот нужна ли ему моя помощь? Он и сам неплохо справляется. — Довольно улыбнулся Игорь.

— Кстати, приезжал Данил Иванов, требовал, чтобы я отдал Вениамина ему, мотивируя это тем, что он универсал и его внук…

— Он потерял право называть Вениамина своим внуком, когда дозволил, чтобы его отец изгнал родную внучку из родового дома. А то что Вениамин универсал… Нет, Кир, пусть даже и так, но я не пойду на сближение с ним не после того как он выгнал твоего сына когда тот просил о помощи.

— Я сказал ему тоже самое… — Кивнул Кир Седых, — Ладно, куда ты сейчас?

— Отправлюсь в Америку, нашел след одного человека… — Проговорил Игорь поднявшись.

Игорь, а мой внук, он жив?

Пока не забыл. — Достал из внутреннего кармана пиджака Игорь фотографию, протянув ее Киру, — здесь они все. А затем указал пальцем на двух девочек лет десяти сидящих вместе, — это Лера, а это Анна, моя внучка.

Лера… — несколько надломленным голосом проговорил Кир, а затем посмотрел на своего внука и его жену что улыбались ему с фотографии, — как думаешь, правильно ли я тогда поступил?..

— Если бы ты этого не сделал, то они бы были мертвы, а так пусть они и скрываются, но живы, — тихо проговорил Игорь, — спасибо, Кир. Кстати, что насчет Вениамина и Евы?.. Ты не разорвал нашу договоренность?..

— Все по-прежнему. — Улыбнулся Седых.

— Тогда до встречи, Кир, я теперь часто буду появляться. Все опять закрутилось…

В следующий момент Игорь Старинов уже исчез, а старец, посмотрев на фотографию, спрятал ее в карман…


Глава 12.История семьи и надежда

Неспешно направляясь к уже известному мне небольшому домику на берегу моря, мы с Ирис некоторое время шли, молча, причем девушка постоянно использовала свой планшет…

— Ирис, чем ты занимаешься сидя в планшете?

— А? — на мгновение, оторвавшись, девушка внимательно посмотрела на меня, а затем проговорила, — в данный момент веду торги на бирже.

— Ого, впрочем, ты же у нас бизнес-леди, для тебя это нормально. — С некоторым уважением проговорил я.

— Словно ты не знал…

— Знал, но не придавал этому особого значения. — Проговорил я, насмешливо фыркнув.

— И… Тебе не интересно, сколько у меня денег?

— Нужны они мне… — скучающе проговорил я, — слушай, только не надо меня считать одним из тех, кому нужны твои деньги и влияние как представительницы дома Уайт.

— Я тебе не верю… Все с кем я пыталась общаться так или иначе…

— Ирис, ты, что в детство впала? Поверь, если бы мне нужны были твои деньги, я бы выстраивал наши отношения несколько иным способом. Спорить у кого больше денег просто бессмысленно, деньги — это деньги, именно от них зависит твой достаток, но и они не должны лежать мертвым грузом…

— Ты говоришь про денежный оборот.

— Именно, ты как биржевой игрок прекрасно знаешь, что деньги лишь один из ключевых фигур на финансовой арене. Впрочем, не буду мешать тебе, вести бизнес… Лучше расскажи, как так получилось, что Самойлов стал твоим учителем? Шестнадцать лет назад он пропал без вести, никто не знал жив он или нет… А тут раз и появился, тем более в качестве твоего учителя.

— Я не знаю… Он появился в доме Уайт, когда мне было семь, с тех пор он занимается моим обучением.

— Не хочешь говорить?

— Если нужно он тебе сам расскажет. — Проговорила Ирис, — я тебя не понимаю, ты едва не вызвал Леонардо на бой, но твое поведение… странное.

— Ну почему? — улыбнулся я, — этот был лишь небольшой эмоциональный порыв, не вижу смысла портить себе настроение, только зациклившись на нем. В любом случае, это противостояние с пока неясными итогами и целями вылилось бы в конфликт, я лишь подтолкнул события к скорой развязке.

— Ты — страшный человек…

— Ирис, не надо, — прохладно проговорил я, — в любом случае с этим делом нужно быстрее заканчивать. Мне не хочется провести весь год в состоянии войны с французским глупцом. Не я начал это противостояние, но мне придется его закончить, если потребуется, жестким способом.

— Ты начал опасную игру, Вениамин. Впрочем, обстановка в академии и так была не самой однозначной, ты лишь запустил процесс. Мы пришли.

Зайдя следом за Ирис в дом, я обнаружил в кресле возле окна старика, одетого в халат, его энергетический резерв был на уровне сильного мастера… Присмотревшись внимательнее я обнаружил навязанную поверх глаз узкую полоску ткани.

— Ну, здравствуй Вениамин Старинов, не стоит так резко менять моторику движений, двигайся свободнее, расслабься, здесь нет врагов, а только старик и его ученица.

— Здравствуйте, Лев Сергеевич.

Довольно бодро подскочив с кресла, Лев разорвал разделяющее нас расстояние и ткнул меня деревянным шестом в манере копья… Блокировав окончание посоха тыльной стороной руки, я полностью погасил инерцию, а после ударом ноги по центральной части подбросил его вверх… Однако, отступив Лев используя технику «личного пространства» заставил посох вернуться к нему в руки.

— Довоенная подготовка мастеров контактного боя… — уважительно проговорил Лев, — значит Зубов все же воплотил свою мечту в жизнь и обучил того кто способен противостоять мастеру не используя стихийные техники.

— Могли бы и спросить, чтобы это узнать.

— Вениамин, ты в данный момент заметная фигура в этой академии, а мне нужно было знать, какой силой ты обладаешь. Мне известно о том, что ты выжег себе часть энергетической системы, потому было странно слышать о том, что ты сумел победить мастера.

Понятная логика… Впрочем, я совершенно не знаю о личности Льва Сергеевича, все что у меня имеется это немногие рассказы Зубова и Седых…

Лев Сергеевич, а как так получилось что вы стали без вести пропавшим?

— Если ты знаешь, впрочем я сомневаюсь что Кир рассказал тебе многое… Впрочем, не вини его, он всегда был таким. — Усевшись в кресло, указав мне на соседнее, в которое я и сел, проговорил старик, — в то время мы вышли на тех, кто заказал убийство Марии Крус, твоей бабушки. Это были аристократы из дома Аретин… Да, да, после этого дом прекратил свое существование, мы не тронули только детей, что были переданы на воспитание другим домам. Так вот… после этого боя я лишился зрения, — с кислой улыбкой коснулся повязки Лев, — после чего на нас начали охоту немецкие дома… впрочем, мы были к этому готовы, знали, на что шли. Мне пришлось разделиться с Игорем, я некоторое время скрывался у своих старых знакомых в Англии, пытался найти способ вернуть зрение, но… Через год я встретился с Игорем в Лондоне, он предлагал мне отправится с ним, но я отказался… А чем я мог ему помочь? Слепой, усталый от войны и…

Старик замолчал, о чем-то задумавшись… Ирис тем временем ушла в кухню, где принялась заваривать чай, откуда донесся приятный аромат…

Честно говоря мне плохо известна история своей семьи… Да, Ира искала информацию о тех событиях, но это лишь обрывки… Мне известно о том что произошло с моей бабушкой, меня даже обучали итальянскому языку, делал это в основном отец, однако это было давно…

— Не обижай Ирис, Вениамин, она сложная девочка.

— Что?

— Каждый день я только и слышу твое имя из ее уст. Причем часто это, как и критика, так и напротив похвала. Делай выводы сам, если ты на это способен, — с легкой издевкой проговорил старик улыбнувшись, — скоро будет чай. Ирис любит хороший чай, именно поэтому она и общается с той китаянкой… они страстные поклонницы хорошего чая.

— Вы о Куан Шу?

— Думаю, что ты знаешь ее и под другим именем. Впрочем, это твое дело…

Ему все прекрасно известно от Ирис, что выступает в качестве его информатора, а может у него имеются связи в Китае?.. Возможно. Честно говоря, я не знал о существовании Льва, так что информации о том кто его союзники, а кто противники, просто нет.

— А вот и чай, спасибо Ирис, а почему нашему гостю не предложила? — поблагодарил старик девушку, протянувшую ему кружку.

— Он пьет только кофе. — Проговорила девушка сев на диван и уставилась в планшет.

Необщительная она, хотя как посмотреть… Ирис у нас любит мягкие игрушки и хороший шоколад.

— Учитель, не делитесь конфиденциальной информацией с ним. — Прохладно проговорила девушка. — Этот хитрец воспользуется ей ради получения собственной выгоды.

Хорошо, Ирис, хорошо… Так и о чем ты хотел бы еще узнать Вениамин? О твоем деде я рассказал… О событиях войны между великими семьями поговорим позже, это будет долгая беседа.

— Два вопроса… Как так получилось что вы стали обучать Ирис?

— А тут… Видишь ли я потерял зрение, но так и не научился сдаваться. Потому я разработал собственную технику на основе техники личного пространства что позволяет мне ориентироваться в пространстве… Проще говоря я «вижу» материальные предметы, могу их спокойно перемещать, — задумчиво проговорил слепец заставив посох взлететь над собственной головой, а затем плавно вернуться в руку, — разумеется я стал известен. Благодаря этой славе меня нашел Джонатан Уайт и оценив мои способности предложил обучение собственной дочери, что в то время очень часто теряла контроль над своей силой. Также ключевым фактором было то что я безродный и просто не смогу использовать девочку в каких-то родовых махинациях. Ладно, давай следующий вопрос…

— Я не уверен, что могу задать его в присутствии Ирис. Это касается моей семьи.

— Насчет нее не беспокойся, Ирис очень умная девочка и не станет раскрывать информацию, которая может повредить ее…

— Учитель. — Обжигающе холодным тоном одернула слепца Ирис.

Ладно… Да я слышал о том что ты и Ева неожиданно лишились своих родителей… Мне неизвестен ответ на твой вопрос, Вениамин, возможно что ты просто не там ищешь. Однако скажу следующее, я сомневаюсь, что сын двухрангового универсала-лекаря, мог вот так просто исчезнуть… Твой отец, как впрочем и твоя мать были универсалами первого ранга и владели техниками «стихийного слияния», что по мощности превышают техники мастеров.

— Вы сказали, что моя мать — универсал, значит вы в курсе кто ее родители.

— Я был на их свадьбе, Вениамин, разумеется, я знаю, что твоя мать раньше принадлежала к главному роду Великой семьи Ивановых. Однако была изгнана за любовь к твоему отцу… хотя правильной причиной будет беременность. Ведь тебе было четыре месяца когда они сыграли свадьбу…

— Учитель, это получается что дедушка Вениамина — это Иванов Данил Федорович, но… я не понимаю почему он не признал Вениамина своим внуком после исчезновения его родителей.

— Скорее всего, он пытался, но этого не позволил Кир Седых, в причину того что изгнанный из рода считается безродным и потому все претензии были изначально пусты.

— Но, кровь…

— Ирис, Вениамин у нас имеет кровную связь с очень и очень многими, если я правильно помню генеалогическое древо семьи Стариновых, у него есть кровная связь как королевскими домами Германии, Италии, России… кажется еще кого-то, но я просто не помню. Ты ведь в курсе о подвале в Воскресенске?

— О каком подвале? — непонимающе посмотрел я на него.

— В доме твоих родителей. Там у Игоря было что-то вроде тайника где он держал свои ежедневники, некоторые договора и прочие несомненно важные вещи. Там кстати и ваше генеалогическое древо семьи изображено.

— Не знал. — Честно проговорил я.

— Будут каникулы, съезди, я был там лишь единожды, все-таки Игорь редко показывал его кому-либо. — Задумчиво проговорил Лев Сергеевич. — Ирис, Вениамин пусть и безродный, но… Сама догадаешься, не маленькая.

Я одного не пойму, почему Стариновы не являются семьей? Как я поняла, у них имеется все что нужно…

— Они были семьей, Ирис, небольшой, но очень сильной семьей, где каждый представитель был, как минимум универсалом… Их влияние в свое время было настолько велико, что они могли соперничать с Великими семьями, но… многим это не нравилось. Давно, когда еще я был ребенком, разразилась чудовищная гражданская война, когда из всей семьи Стариновых в живых остался только Игорь… Да ему удалось выжить и вернуть себе принадлежность к роду Стариновых, но вот «Семьи» уже не существовало, был лишь единственный ребенок на пепелище…

— Темная история. — Тихо проговорила Ирис.

— Не то слово, я повстречал Игоря, когда ему было уже двадцать, и он никогда и никому не рассказывал о том, что происходило в последние десять лет его жизни. Знаешь, все конечно печально, но сейчас, когда универсалов осталось так мало очень и очень многие признали, что фактически полное уничтожение семьи Стариновых было ошибкой. Может ты заметила, но в академии уже двенадцать лет, нет, ни одного универсала что обучался бы здесь… Сейчас все буквально трясутся над каждым универсалом, потому что именно от них рождаются «профессионалы».

— Мне известно это, учитель. — Тихо проговорила Ирис.

— Ладно, забудем об этом, Вениамин, если у тебя проблемы ты всегда можешь попросить о помощи, пусть я и старый, но у меня пока еще есть связи. Я из тех кто привык ценить близких друзей.

— В данный момент мне достаточно и своих сил. — Проговорил я, — меня нельзя недооценивать.

— О да, с этим я не спорю, Стариновы всегда были непредсказуемыми, в этом вашей семье не откажешь. — Весело улыбнулся Лев Сергеевич, а затем расслабился в кресле…

— Уснул. — Тихо проговорила Ирис, а затем, достав плед, накрыла старика, — ему уже тяжело вести столь продолжительные беседы… Сказывается травма, можешь осмотреть его.

Кивнув, я коснулся руки Самойлова, запустив диагностическую технику…

Посмотрим, да, тот кто проделал подобное настоящее чудовище… Ткани расположенные в глазница просто спаяны вместе, представляя из себя просто огромную опухоль… Вот здесь видны следы вмешательства, о, лечили лобную долю мозга которой тоже досталось, но сейчас она функционирует как и положено, но вот глаза… Можно конечно заново вырастить глазной нерв, а также удалить те опухоли, только вот общее состояние здоровья старика уже не такое уж и хорошее… Если провести операцию по пересадке глаз, при наличии донора, старик сможет видеть, но это скажется на его здоровье…

— Он проживет еще лет тридцать, — ответил я Ирис, — это если его положить на лечение к профессиональным лекарям что восстановят его энергетическую систему, уберут следы физических повреждений тела, в том числе переломов и шрамов.

— А если не лечить?

— Пять, может десять лет. Все же он просто израсходовал большую часть ресурсов, подобное я наблюдал у многих участников боевых действий.

— Он не хочет ложиться на лечение, — заботливо погладила старика по щеке Ирис, — он один из самых близких мне людей и я хочу, чтобы он был со мной подольше.

— Думаю я смогу помочь…

— Как?

— Приглашу в академию его старого друга — лекаря, что заставит его лечь на лечение. — Задумчиво проговорил я, — мой учитель может быть убедительным.

— А ты меня не обманываешь? — недоверчиво посмотрела на меня Ирис.

— Зачем? — несколько удивленно спросил я, — Лев Сергеевич давний друг моего деда и когда-то сражался рядом с ним, я умею ценить дружбу. Если же не получится, я могу и сам заняться его лечением…

— Если ты говоришь все это только…

— Ирис, не надо разводить еще не наведенные мосты. Надеюсь, ты меня поняла?.. — задумчиво посмотрел я на девушку.

— Я подумаю… — Кивнула Ирис.

— Хорошо, торопить не буду, а пока Лев спит, я немного подлечу его.


Выйдя из дома Льва Самойлова, я неспешно направился в направлении лечебницы…

Как ни посмотри, а я много новой информации почерпнул из разговора с Самойловым. Часть информации, мне была известна от Зубова и Седых, но… Кир Львович такой человек, что не особо любит говорить о прошлом, тем более, если это касалось дел семьи Седых… В основном о том что происходило мне рассказывал Зубов, но и он о многом умалчивал. Все же правильно говорят: «Во многой мудрости много печали», а для стариков вспоминать и заново переживать те события не особо приятно… Даже Самойлов с трудом рассказывал мне о тех временах. О, пока не забыл…

Дозвонившись до Золотовой, я спокойно проговорил:

— Ир, сделай закрытый канал с Зубовым.

— Готово, перенаправляю, — как-то быстро проговорила Ирина, словно отмахнулась от меня.

Так, похоже, что кто-то занимается чем-то интересным. Нужно будет потом спросить: «чем». Думаю, что это касается информации…

— Слушаю, кто говорит? — несколько вяло проговорил Зубов.

— Учитель, добрый день, это Вениамин.

— А… понятно. Что случилось? Твой запрос я передал в ассоциацию и пока что он находится на рассмотрении. Сам знаешь, как долго они тянут с аттестационными экзаменами.

— Знаю, — довольно проговорил я. — А что случилось… Я, Льва Самойлова встретил…

Некоторое время из трубки не доносилось ни звука, а затем я услышал тяжелый вздох Зубова, что проговорил:

— Он жив? — охрипшим голосом проговорил он.

— Да, в данный момент находится в академии. В ближайшее время вроде никуда не собирается отправляться. Только вот уставший он, ослепший и неожиданно старый.

— Посмотрим, какой ты будешь в свои шестьдесят, — спокойно проговорил Зубов, — значит так, пока не говори ему об этом разговоре, а я постараюсь прилететь. Мне хочется узнать где он пропадал последние шестнадцать лет.

— Хорошо, учитель.

— Будь осторожнее в академии… А то я слышал что ты там уже умудрился какую-то девицу с японцами не поделить. Вениамин, даже если ты и силен, есть ситуации, когда сила вообще никакой роли не играет. Созвонимся.

Отключился… Впрочем, Зубов всегда отличался краткостью в разговорах, на заданные вопросы он отвечал не вдаваясь в подробности… Однако это касалось только разговоров на посторонние темы, не касающиеся лекарства, здесь же Зубов был прекрасным учителем способным объяснить какие симптомы у того или иного заболевания и как их лечить.

— Ира…

— Да.

— Скажи Шаману, что я хочу с ним поговорить.

— Хорошо.

— Чем занимаешься?

— Выполнением твоих указаний. Об итогах проинформирую позже.

— Ладно, работай, не буду отвлекать. — Проговорил я и отключился.

Ну что ж приятно осознавать, что о тебе беспокоятся, но, то, что даже Зубов показал осведомленность в сложившейся у меня ситуации, несколько настораживает. Учитывая это можно сказать что и Седых прекрасно знает обо всем… Эх, старые интриганы, чем же вы занимаетесь?.. Ну ладно. Ломать голову я могу и дальше.

Значит так, Леонардо… Как ни посмотри, а его стоит немного принизить, сегодняшний инцидент не в счет, ну станет он несколько осторожен, не более того… Серьезно можно опасаться только подстав, только вот какого рода?.. Нужно будет поискать информацию о тех, кто перешел этому парню дорогу и что с ними случилось. Что-то потенциально нового он не придумает, а если знать стратегию противника можно контролировать ход этого конфликта.

Между тем отметившись у стойки регистрации, я неспешно прошел в палату к Ким Ню, где обнаружил Куан Шу, что весело переговаривалась с девушкой…

— Ну и как ваше самочувствие?

— Спасибо, лекарь, все хорошо. Через два дня должны выписать. — Проговорила Ню.

— Ню, запомни на будущее, когда лекарь говорит что тебе нужно осторожно использовать энергоемкие техники, его нужно слушать. — Строго проговорил я, — если бы я не обладал способностями сенсора, то мог бы и не заметить момент разрыва меридиана.

— Я поняла… — замявшись, ответила девушка, а затем внимательно посмотрела на меня и спросила, — Вениамин, Филипп Лонэ сказал, что мне очень повезло, что ты оказался рядом. Сращивание разорванного меридиана требует усилие как минимум двух лекарей первого ранга, итоги операции же далеко не всегда положительные, часто после операции бойцы просто становятся инвалидами, неспособными использовать техники, хотя и могли вести полноценную жизнь.

— Лечение энергетического каркаса тела — моя специализация, — задумчиво проговорил я, — вам прекрасно известно что я перестал быть универсалом, но сумел стать лекарем… Это просто альтернативный путь развития в желании вернуть что мною утрачено.

— Значит, ты пошел в лекари, чтобы вновь стать универсалом… Логично, — уважительно кивнула Куан Шу. — Только вот я не знаю о способах заново вырастить энергетические ткани…

— Если они и есть, то тщательно скрываются. — Пожал я плечами, — теперь о главном, Ню приношу свои извинения за эту дуэль… Хан Сон, подчиненный Леонардо Бенуа, вызвав на бой тебя…

— Не все так просто, Вениамин, — покачала головой кореянка, — я тоже думала об этом, но у Сона были и личные мотивы. Однако я принимаю твои извинения, ты честен, но не обязан был меня спасать… Потому, я обязуюсь вернуть этот долг.

— «Долг жизни», мне? Лекарю? — улыбнулся я, а затем, ответив на кивок девушки с серьезным выражением лица только немного посмеялся и добавил, — знаешь, Ню, мы лекари постоянно спасаем жизни, это наша профессия. Не накладывай на себя ненужных обязательств.

— Но…

— Ню, не надо, мы и так поддерживаем хорошие отношения, и я не вижу смысла в подобных «долгах». — Развел я руками.

— Тебе не кажется, что ты слишком сильно располагаешь к себе, Вениамин? Мне — свободу, Ню — прощение долга жизни, Ирис — просто мягкое общение, а Еве… Что ты задумал хитрый лис? — подозрительно прищурившись, Шу посмотрела на меня.

Легкомысленно улыбнувшись, я лишь развел руками…

Ясно с этого момента буду внимательно…

Резко ускорившись, я просто переместился за спину китаянки и несильно дернул ее за косы, а затем так же быстро переместился к двери и демонстративно зевнул…

— Что? — в этот момент китаянка быстро обернулась за спину, а затем несколько удивленно посмотрела на меня, — как ты это сделал? Я даже не заметила тебя…

— Ну… — улыбнулся я.

А затем меня накрыл откат от полного опустошения своего энергетического резерва, и я просто стек по косяку и некоторое время наблюдал за тем, как комната вращается…

Когда зрение восстановилось, я обнаружил что просто сижу на полу возле стены, а также смотрю Куан Шу в глаза… Некоторое время я сидел удивленно моргая, а затем мне отвесили солидную пощечину:

— Не смей меня так пугать!

А затем девушка вскочила на ноги и выбежала из палаты. Я же, обнаружил Филиппа что, будучи свидетелем данной сцены, просто улыбался…

— Зачем девушек пугаешь?

— Просто неудачно пошутил. — Поднявшись на ноги, я придерживаясь рукой за стену косо посмотрел на Филиппа, — когда начнем работать?

— У меня еще пятый курс обследование не прошел, — уведомил меня француз. Не спеши с этим, это будет довольно тяжелый процесс… Оставлю вас, да и постарайся отдохнуть.

Кивнув мне, он незамедлительно покинул палату. Ню, внимательно наблюдая за мной, задумчиво проговорила:

— Нуо испугалась за тебя, Вениамин, да и я тоже… Шутки шутками, но ты провел сложную операцию и потратил слишком много сил.

— Хорошо, сейчас я иду и ложусь спать, только один вопрос: когда сможешь предоставить мне информацию о Ким Лиен-Сун, мне тоже необходимо побыстрее разобраться с этим делом и решить смогу я выполнить операцию или нет.

— Через несколько дней должен прибыть член нашего клана, он и доставит необходимые документы. Иди, отдохни, Вениамин.

— Ну, раз вы просите… Забегу к тебе завтра, проверю состояние энергетической системы… — помахав кореянке рукой, я вышел из палаты, а затем потащился на выход из лечебницы, только отметив, что Шу провожает меня долгим взглядом из-за угла коридора…


Интерлюдия. Поместье клана «Молодого дракона».

Сентябрь 2001 года.


Сидя на берегу искусственного водоема, расположенного во внутреннем дворе поместья, девочка с белыми волосами смотрела на последний в этом году красный цветок лотоса…Опустившись на колени, девочка осторожно подхватила бутон, а после осторожно коснулась бутона… А затем так же осторожно опустила последний цветок этого года на водную гладь…

— Брат, ты понимаешь, что это уже безумие? Бюджет клана может не выдержать еще одной операции, да и Лиен-Сун устала от этого… — Ким Ен, отец Ню, — да, этот лекарь специализируется на лечении энергетической системы тела, но что если и у него ничего не выйдет?..

— Ли Тху, а что скажете вы? — обратился к клановому лекарю, идущему рядом, глава клана.

— Мальчик в одиночку сумел срастить лопнувший от перенапряжения меридиан, а так же удалить опасную опухоль… — задумчиво проговорил старик, сложив руки перед собой, — думаю я, что шанс у него есть, ведь его слова подтверждены делами. Только вот Лиен-Сун и правда устала…

— Да, я это понимаю… — тихо проговорил глава клана, — только вот я хочу, чтобы она жила полноценной жизнью, а не вела существование при помощи лекаря, как это происходит сейчас. А деньги… всегда можно заработать, у нас крепкая компания по производству компьютерной техники.

— Однако запрашиваемые суммы всегда были весомыми, это лишь бизнес Международной ассоциации лекарей, — задумчиво проговорил Ли Тху, — также этот русский лекарь ничего пока не сказал о…

— Вы опять собираетесь меня лечить? — тихо проговорила Ким Лиен-Сун, выйдя навстречу членам клана «Молодого дракона», — могу я получить информацию по данному поводу?

— Лиен… мы только направили материалы этому лекарю, он еще ничего не говорил… — неуверенно проговорил Ким Сон под взглядом дочери.

— Отец, мне не нужны отговорки, ты можешь сказать кто он и чем знаменит кроме того что сумел в одиночку срастить разорванный меридиан? — не повышая тона голоса проговорила дочь главы клана, а затем убрала прядь белых волос выбившихся из прически. — Мне уже пришлось пережить три опасных операции и это нисколько не улучшило мое состояние. Может уже пора сдаться? Мне двадцать четыре года, но я выгляжу куда моложе…

Посмотрев на дочь, губы которой тронула горькая улыбка, Ким Сон подойдя приобняв дочь, неспешно повел ее в само здание поместья, проговорив:

— Лиен, я не могу видеть, как ты мучаешься, я знаю, что тебе тяжело, но я сделаю все, чтобы ты смогла жить полноценной жизнью…

— Может меня уже пора оставить в покое? Если нет возможности излечения, я просто проведу остаток жизни в лечебнице, для меня это будет лучшим исходом…

— Лиен, мы найдем выход. А о лекаре можно сказать следующее… Его имя, Вениамин Старинов, студент первого курса академии Файлет. Является, судя по боевым навыкам «мастером контактного боя», имеет отличные способности как «лекарь первого ранга». Его учитель Зубов Павел Сергеевич, член Международной ассоциации, специализирующийся на онкологии. Он когда-то давно уже обследовал тебя… Однако побоялся взяться за операцию, не уверенный в ее успехе.

— Это тот, который в шляпе был? — улыбнулась Лиен-Сун, — он забавный, кажется он еще с господином Ли Тху спорил по какому-то поводу… Мне было жаль переводчика.

— Да, юная госпожа, тот спор был как раз о подготовке «мастера контактного боя», чьим обучением в то время занимался Павел… Я считаю что для ребенка подобное обучение слишком жестокое, так как довоенная подготовка лекарей была признана антигуманной и потому попала под запрет, Зубов же нарушил запрет, только вот ученик самостоятельно настоял на продолжении обучения… Впрочем, члены семьи Стариновых никогда не умели признавать поражение.

— Стариновы… Никогда не слышала о подобной семье. — Отрицательно покачала головой Лиен-Сун.

— Они были самыми обсуждаемыми чуть более пятидесяти лет назад, так как именно в составе семьи, были пять двухранговых, лекарей-универсалов. — Тихо проговорил Ли Тху, — сейчас о тех событиях предпочитают не упоминать, ведь тогда в России гремела самая настоящая война что изменила сферы влияния как на внутренней политической арене, так и на внешней…

— Двухранговые… это большая редкость и роскошь для любого клана, тем более если данный боец — универсал. Только что с ними стало?

— Стариновы как семья прекратили свое существование, в живых остался только Игорь Старинов, что считается пропавшим без вести. Глава, если Лиен-Сун заинтересована, может, предоставить ей необходимую информацию?

— Буду благодарна. А что насчет этого Вениамина?

— Он бывший универсал, последний представитель некогда едва не ставшей «Великой» семьи. Вся история семьи Стариновых является огромной загадкой… — задумчиво проговорил Ким Сон, — со слов Ким Ню, он довольно сложный человек, хорошо образованный и умеющий располагать к себе людей, в частности женский пол…

— А сколько ему лет?

— Семнадцать, в начале ноября ему исполнится восемнадцать, и он станет совершеннолетним и выйдет из-под опеки семьи Седых. Об этой семье я думаю, ты слышала…

— Совершеннолетие в восемнадцать… Впрочем он Российский подданный. Да о семье Седых, некогда бывших «Великой» я слышала… Только вот это еще больше заинтересовало меня. Хорошо отец, я соглашусь на эту операцию, но это будет в последний раз, мне надоело быть обузой тебе и клану «Молодого дракона»…


Глава 13. Диалог и исчезнувшие

В эти же выходные, я, изучая доклад о проделанной работе присланный Леоновым, ожидал разговора с Шаманом…

Так, план будущего медицинского центра был доработан при участии привлеченного со стороны архитектора, сейчас идет закупка стройматериалов… Были сформированы местные бригады строителей, заключен контракт со строительной компанией управляемой семьей Маркиных. В целом «лед тронулся»…

— Ира, у тебя есть какая-нибудь новая информация о семье Стариновых?

— Все что нашла, я тебе предоставила. А что случилось?

— Самойлов нашелся.

— Вот как… — задумчиво проговорила Золотова, — прости, но похоже кто-то очень тщательно подтирает всю информацию о твоей семье уже очень и очень долго… Просто не может информация о целой семье просто взять и испариться.

Я того же мнения… Только кому это может быть надо? Самойлов намекнул что в ходе войны между семьями Седых и Егорьевых были задействованы силы и третьих семей… Думаю что кто-то из них до сих пор копает как под Стариновых, так и под Седых…

— Откуда такая мысль?

— Да как-то все сходится… Война, лишение статуса «Великой» семьи, недовольство итогами проигравших, новая цепь интриг и как итог исчезновение будущих глав семей. Теперь бы обнаружить хоть маленькую зацепку… кусочек пазла…

Озадачил я Иру… Впрочем, эта мысль давно уже крутилась у меня в голове, только вот Самойлов своими намеками подтвердил это, осталось только найти реальное подтверждение… Только вот как? Полной картины взаимоотношений семей участвовавших в конфликте полувековой давности у меня нет, если брать информацию, то только у Самойлова или ехать в Воскресенск и попробовать найти тайник деда. Честно говоря, у меня голова пухнет от всего этого обилия информации…

— Попробую что-нибудь найти, — задумчиво проговорила Ирина, — а ты пока обсуди, что хотел с Шаманом, соединяю…

На экране в это время появилось окно видео-чата, в котором я увидел Шамана с его «любимой» легкой небритостью, что образовывалась, когда ученик моего деда погружался в дела…

— Здравствуй, Вениамин, Ира сказала, что ты хотел поговорить со мной.

— Привет, Шаман, — улыбнулся я, — начну с новостей, твой учитель жив и это информация из уст одного из четверки стариков, как ты их называешь.

— Неожиданно, — улыбнулся Шаман, — только вот ожидаемо, все-таки я сильно сомневался в смерти твоего деда. Новость хорошая, теперь к делу.

— Что с Чернозубовой?

— Все в порядке, ее тут не обижают, сам знаешь наш контингент. Правда, ее ищут, но ничего мы за ней присмотрим.

— Осторожнее, Шаман, ты сам понимаешь, насколько ценен «универсал» и на что некоторые готовы пойти ради обладания им, тем более девушкой.

— Если кому и стоит опасаться так это тебе, — усмехнулся Шаман, — особенно когда главы семей узнают что два универсала, находятся под твоей защитой. Это может вылиться в грандиозный конфликт…

— Если выльется, придется поломать некоторым загребущие руки. — Ответил я довольно сдержанно, — теперь давай о важном: Шаман, направь парочку мастеров в Воскресенск, пусть они присмотрят за стройкой, не хочется мне сюрпризов.

— Подозреваешь кого-то?

— Просто подстраховываюсь. Не хочется, чтобы дело, на которое мы затратили столько усилий, превратилось в кучу мусора.

— Добро, отправлю туда Холодца и Пьяного, они разведают обстановку. — Кивнул Шаман, — также Леску направлю, она как сенсор может вывести на чистую воду кого угодно. Ах, да, на нас вышел один из твоих лекарей первого ранга, мы пока его направили в Воскресенск, пока присмотрим за ним.

— Это уже неплохо, — кивнул я, — ну и на этом, у меня, пожалуй, все.

— У меня как ни странно тоже. Тогда до связи. — Коротко попрощался Шаман и отключился.

Так с одним разобрались теперь другое… Где там информация о членах «Семерки Великих Семей», так двое и… парень и девушка, ладно, посмотрим: Белоусова Екатерина Васильевна, двадцать лет, старшая дочь… Интересы: дизайн и классическая музыка. Является экспертом второго ранга стихийной специализацией лед. Так… Ладно. Потемкин Петр Николаевич, двадцать лет, второй сын. Интересы: путешествия и охота. Эксперт третьего ранга стихии огонь.

— Ира, а более личной информации по этим двоим, нет?

— Только то, что они в довольно плохих отношениях, что они постоянно демонстрируют. Насчет женихов и невест информация пока отсутствует.

— Понятно, — протянул я, — только вот… наши интересы полностью отличаются. Так что… пока можно отложить их дела в долгий ящик. Однако отказываться не буду, только в крайнем случае.

— Вениамин, а когда ты окажешься в Бирске?

— Не знаю, может, появлюсь на Новый год, но это не точно… Так что скорее всего летом… что-то случилось?

— Нет, ничего, просто интересовалась. — Несколько расстроенно проговорила Ира. — Впрочем, это мой личный каприз. Ах, да, отключаюсь к тебе гостья.

И в самом деле, раздался звонок в дверь…

Иногда меня самого несколько напрягает что Ирина слишком уж полно любит контролировать ситуацию… Конечно ее род деятельности к этому обязывает, но…

Между тем подойдя к двери, я обнаружил за ней терпеливо ожидающую Ким Ню. Некоторое время, повозившись с замком, я отворил дверь:

— Привет. Неожиданный визит.

— Доставили документы. Прости что так поздно. — Проговорила Ню, пройдя в квартиру, — у тебя никого?

— Ева в компании с Шу ушли с Ирис в дом ее учителя. Меня приглашали, но я и так слишком занят. Тебе же дозвониться, не могли… — пройдя следом за кореянкой на кухню, я взглядом отметил наличие у нее в руках папки, что она положила на стол, — ужинать будешь?

— Не откажусь, только что приехала из аэропорта, куда прибыл представитель нашего клана… Это те документы что ты просил, чтобы оценить общее состояние Лиен-Сун и вынести решение о возможности или невозможности операции.

— Можешь пока положить их возле ноутбука, вот поужинаем, и я смогу разобраться с этим делом… Вам ведь тоже нужны результаты.

Некоторое время я принялся накрывать на стол. Ню же стала ждать, хотя по ее состоянию я видел, что она не знает, куда деть свои руки…

— Расслабься, я тебя не съем. — Проговорил я, нарезая ингредиенты для салата, — знаешь, Ню, спешить по жизни не рекомендуется… Спешка — это всегда излишнее количество энергии, что затрачивает человек на выполнение порой мелкого и незначительного действия, чаще всего оканчивающегося неудачей. А если дело большое и от него зависит чужая жизнь, спешка запрещена.

— Я понимаю…

— Ню, я с самого начала говорил, что не буду давать пустых надежд. — Покачал я головой, — кстати, что насчет этого Хан Сона? Какие у него могут быть претензии, если это дела твоего клана, можешь не отвечать.

— Не отвечу. — Отрицательно покачала головой Ню.

— Только вот по имеющейся у меня информации он подчиненный Леонардо… Во что может это вылиться…

— Это личное, — отрицательно покачал головой Ню.

— Ну, тогда у меня развязаны руки, — пожал я плечами.

Ты хочешь бросить ему вызов?

— Я уже это сделал, — с кровожадным оскалом посмотрел я на Ню, — Леонардо опозорился перед студентами… После чего его подчиненный атаковал тебя… Теперь мой ход.

— Ты меня пугаешь…

— А тебе бояться нечего, если ты не мой враг конечно. — Уже с нормальной улыбкой ответил я, — с врагами я никогда не церемонился. Ладно, давай ужинать, я тоже сегодня засиделся…


После ужина я сидел и внимательно изучал материалы дела под пристальным взглядом кореянки… «Переплетение энергетического каркаса Лонг Си первой степени», это действительно страшное врожденное заболевание энергетической системы. Если сравнить его с несуществующими в этом мире ВИЧ и СПИД, то он как бы окажется хуже… Начнем с того что просто нет специалистов что будут способны хоть как-то в общем улучшить состояние пациента, занимаясь только искусственным перенаправлением внутренней энергии, однако этого мало… Также нельзя вести нормальный образ жизни. Даже незначительные физически нагрузки могут привести к разрывам различных групп тканей, в том числе и энергетических, что вызовет шок Бооса… Его едва не испытала Ню, но… забыли. Помимо всего этого люди с подобным заболеванием имеют проблемы с физиологическим развитием, это особенно сильно заметно у Лиен-Сун, фотография которой прилагалась, в свои двадцать четыре она выглядит как тринадцати, максимум четырнадцатилетняя девочка. Также сюда можно включить просто невозможность рожать детей… Для мужчин конечно это не применимо, но мой пациент девушка.

Для снятия снимков энергетического каркаса необходим аппарат силового проецирования, что предоставляет картинку всех энергетических каналов в теле человека в зависимости от их насыщенности… Только вот что мне не нравится так это то что у девушки смещены и связаны лишними энергетическими каналами четыре меридиана… нет, шесть, четыре поперечных и два продольных, «первая степень» во всей своей красе… А вот вмешательство других лекарей что пытались лечить девушку, сделало общую картину более… нелицеприятной. Наблюдаются ухудшения в трех энергетических узлах, которых бы не было, если бы не их «лечение».

Общее заключение… Мне хватит сил и знаний, чтобы провести подобную операцию. Будет сложно, потребуется три этапа, но я справлюсь, даже сейчас могу прикинуть что, где и как исправлять, но спешка в этом деле… запрещена.

— Думаю, что возьмусь за эту операцию, — задумчиво проговорил я, отложив снимок, — правда мне потребуется некоторое время на подготовку. Подобная операция для меня несколько сложна.

— Правда? — недоверчиво спросила Ню.

— Мне хватит сил и знаний для этого, — пожал я плечами, — разумеется, есть риск, но думаю, что все обойдется.

Между тем вскочив из-за стола Ню, склонилась передо мной в глубоком поклоне, проговорив:

— Вы не представляете…

— Ню, сядь! — добавив жесткие нотки в голос, я добился того что девушка несколько растерялась, но выполнила указание, а затем продолжил уже в нормальной тональности, — чтобы у меня появилась возможность мне необходимо пройти квалификационный экзамен на получение лекаря первого ранга. Если я этого не сделаю, то после операции, вне зависимости от ее исхода, просто потеряю лицензию лекаря. В случае с тобой, как мне объяснил Филипп, я просто действовал по обстоятельствам… Однако это не значит что мне это было позволительно, пусть и не было ноты недовольства от Ассоциации. Мне тоже приходится действовать в определенных рамках, иначе я бы уже завтра отправился в Корею, но так нельзя… Я еще не сделал ничего, что бы заслуживало твоей такой… благодарности.

— Все так сложно… — тихо проговорила Ню.

— Пока что я подал заявку в Ассоциацию на прохождение экзамена и ожидаю ответа. А пока займусь приготовлениями к операции…

— Спасибо.

— Ню… не надо. — Поморщился я.

— В таком случае, я пойду. Папку оставлю тебе, это лишь копии документов, но тебе они будут необходимы…

— Вот за это спасибо, — усмехнулся я, — мне нужно видеть картину того во что я буду вносить изменения.

Быстро собравшись, Ню покинула квартиру… Хотя я стоя возле приоткрытой двери заметил что она оглянулась и словно размышляет не вернуться бы, а после покачав головой просто вызвала лифт… Заперев дверь, я вышел на кухню и услышал ехидный голос Иры:

— Интересно, какая будет реакция у Евы, узнай она о том, что здесь была другая девушка…

— Ты думаешь, она не знает? — ухмыльнулся я, — в чем я буду подозревать Еву в последнюю очередь, так это в глупости…

Как хорошо осознавать, что ты несколько остепенился или это просто пресыщение.

— Мне кажется или ты в последнее время очень часто стала упоминать секс в нашем общении… Шалишь?

Однако ответа не последовало…

— Ира?

Да, вот уж о кого настоящие проблемы так это у девушки, что практически не покидает четырех стен своей квартиры, проводя большую часть жизни в интернете… Больше всего обидно то, что я тоже виноват в этой ситуации… но иначе было нельзя.


Собравшись с утра, я направился в лечебницу, срок в две недели кончился, так что стоило поторопить француза в выдаче информации, по которой придется согласно договору с академией составлять учебную программу…

Честно говоря, мне очень интересно получить доступ к техникам, как со стороны академии, так и ассоциации, что очень редко делится существующими у них данными… А информации у них множество, все-таки международная организация…

Миновав стойку регистрации я двинулся напрямую в кабинет Филиппа Лонэ что был на месте несмотря на выходной день… Обменявшись приветствиями с некоторыми лекарями с которыми уже успел познакомиться здесь, я после короткого стука в дверь вошел в кабинет… Вообще-то на стук никто не ответил, так как хозяин кабинета просто спал сидя за столом…

Некоторое время я наблюдал за Филиппом спящим в кресле, а затем достал телефон и сидел на форуме академии… Вообще-то здесь было весело, шли споры и обсуждения различных происшествий, только вот я заметил один маленький нюанс, никогда не всплывало ни одного упоминания о членах императорских или королевских семей…

Все же академия элитное заведение, где каждый студент старается забраться повыше, неважно: ранговой таблице, образовании и «вечерах» что устраивались некоторыми привилегированными личностями, к которым относился Морозов.

Позиция академии была мне понятна, пусть различные наследники покажут свое богатство, ведь по факту остров и все заведения находятся в собственности Джонатана Уайта, в чей карман оседают деньги студентов… Впрочем, это просто бизнес…

— Давно сидишь? — резко выпрямившись в кресле, Филипп широко зевнул, — прости, работал всю ночь.

— Нет, только пришел, — проговорил я убрав телефон в карман, — Филипп, что скажешь по предстоящей работе… Ты вроде бы должен был закончить с обследованием студентов.

— Закончил, — кивнул француз, — мне уже предоставили техники необходимые для обучения лекарей. Ну что ж, давай я проясню ситуацию, чтобы ты лучше ориентировался. Нам нужно подготовить учебную программу для боевых лекарей, где на тебе лежит задача создать базу по боевой подготовке… на пять лет.

— Это я уже понял… Только вот мои услуги будут стоит довольно много, ну… не дороже денег. Только вот я не знаю, насколько жесткой должна быть эта боевая база. Боюсь что учить будущих студентов как учили меня попросту не получится… Плюс это не реализуемо, нельзя за каждым студентом закрепить лекаря.

— Согласно соглашению ассоциация пришлет шесть лекарей второго ранга и двух первого, для того чтобы обеспечить достаточную подготовленность будущих лекарей, они же выделили три десятка техник, как боевого так и лекарского характера. Остальные техники из архивов академии… В общем тебе хватит.

— Мне неясно одно, — задумчиво проговорил я, — если даже мы составим учебную программу, это не значит что мы сможем обучить всех до лекаря первого ранга… В принципе мы сейчас пытаемся сломать сложившуюся систему «учитель-ученик» это применимо абсолютно ко всем рангам… Да, академия сумела создать базу для обучения ветви стихийников, но вот с лекарями будет сложно…

— Будем готовить, как и остальных. Ты не знаешь, но у нас довольно гибкая система подачи знаний… Например, все практические занятия проходят в соответствии с занимаемым рангом, нет такого чтобы мастер тренировался с экспертами или стихийникам. Так что если мы сумеем дать даже теоретическую базу, это не значит что будущие студенты будут допущены до практики, да будет отсев, но не такой суровый как существующий… Вот сколько учеников за свою жизнь может обучить лекарь первого ранга? Пять или шесть? А сколько из них сможет защитить второй ранг? Около половины и лишь один при должном старании сравняется в ранге с учителем.

— Ну, тут все зависит от компетентности учителя, Зубов на данный момент довел до первого ранга двоих учеников, еще двое находятся на втором.

— Таких как Зубов можно по пальцам одной руки пересчитать, — с уважением проговорил француз, — он один из лучших врачей онкологов в мире, впрочем ты сам это знаешь… Впрочем, ты тоже довольно талантлив, впрочем одного таланта мало чтобы стать мастером контактного боя помимо лекаря первого ранга, упорный труд и самосовершенствование… Ладно, давай определимся что тебе сейчас нужно?

— Дай мне техники, и я пока начну составлять программу для первого курса обучения, все равно начинать придется с основ. Ты пока будешь составлять свою версию, а по завершению мы просто согласуем полученную систему, внеся поправки.

Сразу разбей полученную систему на три потока, теоретические знания, практические техники и боевая подготовка. Будем начинать с трех учебных частей…

— Хорошо. — Улыбнулся я, — еще одно, если прибудут лекари из ассоциации, есть ли вероятность что тебя могут подвинуть?

— Нет, — улыбнулся Филипп, — за это можешь, не беспокоиться, у меня контракт с господином Уайтом в котором ясно указано: главный лекарь академии Файлет. А в чем причина для данного вопроса?

— Не хочу искать подход к незнакомому человеку, — пожал я плечами, — ты меня устраиваешь, как главный лекарь и коллега.

Держи, — протянул мне флеш-накопитель Филипп, — я сюда занес пока, что всю имеющуюся информацию, как техники, так и теоретические знания, в общем разберешься. Да и еще, тебя Джон просил зайти, заключить официальный договор с академией. Бюрократия, — развел он руками.

— Понимаю, — взяв флеш-накопитель, я убрал его в карман, — зайду в течение недели, сегодня посмотрю информацию и постараюсь ее немного отсортировать.

— Вот еще возьми, — протянул Филипп мне визитку, — здесь почта и телефон, можешь звонить, если возникнут вопросы.

— Постарайся отдохнуть, лучше возьми выходной, иногда можно даже выпить…

— Хороший совет, впрочем, так и поступлю. — Улыбнулся Филипп, поднявшись с кресла, — пойду, встречусь с несколькими знакомыми, они не откажутся составить мне компанию в баре. Пригласил бы тебя, но ты несовершеннолетний…

— Ну и ладно, — улыбнулся я, — все равно меня алкоголь не берет, только если я сам этого не хочу…

— Ну, удачи с разбором информации…. — с усмешкой проговорил Филипп.

Махнув французу на прощание, я неспешно направился на выход из лечебницы…


После встречи с Филиппом, я направился в столовую академии, где устроившись за столиком, наблюдал за теми несколькими студентами, что прибыли сюда позавтракать…

— Привет, ты уже позавтракал? — с веселой улыбкой проговорила Ева, устроившись за столом, — подождешь меня, я быстро.

— Что за спешка?

— Хочу с тобой прогуляться по городу. Заодно расскажу о том, как провела вчерашний день. Да и обсудить кое-что надо, без лишних ушей.

— Это где?

— Думаю, сады для этого подойдут… Ты же не против того что я отнимаю у тебя свободное время?

— Нет, хочу сегодня сделать выходной. — Задумчиво проговорил я.

На что Ева только улыбнулась…


Да сады были великолепны… Посаженные плантациями кокосовые пальмы, бананы и дынное дерево поставляли всегда свежие фрукты на стол академии. Прогулки разрешались, но только по существующим тропам, так же, можно бесплатно полакомиться выложенными фруктами…

— Ну и о чем ты хотела поговорить Ева? — спросил я молчавшую всю дорогу девушку.

— Кто я для тебя и какое место занимаю в этой жизни? — задала вопрос Ева, заглянув в глаза. — Если подумать, то у нас с тобой довольно размытые рамки отношений… Мы и близкие друзья и любовники… Хочется уже конкретики, мы уже не дети, Вень-Вень. В марте мне уже восемнадцать лет исполнится…

Да… Впрочем, этот разговор все равно бы состоялся, только вот это лишь первые вопросы… Все гораздо сложнее.

— Ты одна из самых близких мне людей…

— Которая не знает, чем занимается «Знахарь», как ведет управление компанией отца и куда отправляет боевой отряд… — горько проговорила Ева, — прости, Веня, но ты не думал, что от меня подобное сложно скрыть?

— Хочешь поговорить о доверии? — бросил я на нее косой взгляд, — просто я не привык складывать все секреты в одно место. Лучше скажи, где ты это все откопала?

— Нашла дело в личном сейфе старика. Года два назад… — задумчиво проговорила девушка, — надеялась что со временем ты мне откроешься, но это не произошло… Так что часть информации пришлось искать самой. Как и об исчезнувшем в Бирске универсале.

Спасибо старик услужил… Ведь знал что под меня копаешь, но чтобы настолько подробно… А что теперь делать с Евой, доверие…

Ну и кто кроме тебя знает о том, что ты рассказала?

Таких нет, по крайней мере, распространяться о тебе… я и не собиралась. — Сделав глубокий вздох, Ева продолжила, — помнишь ваш бой с Игорем?

— Помню.

— А с чего он начался? Помнишь?

— Да не особо… — попытался я уйти от скользкой темы.

— А я вот помню как ты благим матом орал на него и на всю охрану… Наверное с тех пор они и стали тебя побаиваться… только вот я так и не поняла из-за чего… Никто мне так и не сказал.

Рассказать тебе о том, что тебя пытались похитить, и всей ситуации удалось избежать только благодаря моим способностям сенсора… Вот потом я и «погонял» всю охрану поместья Седых и в хвост и в гриву…

— Знаешь, еще с детских пор, я заметила, что ты надежный и четко обозначила свое отношение к тебе… Правда, в то время это выглядело довольно забавно… Еще я поняла что ты не поддаешься на манипуляции, тобой невозможно командовать, но вот договориться всегда возможно… Стариковская непреклонность, что тут еще скажешь.

— Ну если ты определилась, что тебе нужно от меня…

— Ну, для начала несколько ответов на важные вопросы: кто я для тебя?

— Подруга, очень близкая подруга, но никогда не любовница. — Честно проговорил я, — только вот я чего не пойму, на что можно надеяться тебе… возможно я никогда и не стану…

— Тс! — прикрыла мне рот ладошкой Ева, — не нужно сейчас грубых слов… Вень-Вень, как уже и сказала, я выбрала свое место и оно рядом с тобой… Это не только мои чувства влюбленной дуры, но и просто грубый расчет… Как ни посмотри, а мне повезло с тобой, даже несмотря на твои недостатки, такие как любвеобильность, иногда грубость… Интересно, почему я все-таки сумела полюбить такого неидеального человека или может это просто привязанность? Впрочем, понятие об идеальности субъективно…

— Ты сама откровенность…

— Просто размышляю вслух, как ты делаешь, когда пытаешься сосредоточиться, и одновременно с этим, успокоиться…

— Значит, ты все же не откажешься от того что имеешь? Похвально, но все равно есть определенные риски…

— А когда их не было, Вень-Вень? — насмешливо улыбнулась Ева, — сколько я себя помню, все окружающие меня люди пытались разобраться со своим ворохом проблем, возникающих порой из банального непонимания ситуации…

— Ладно, но что дальше?

— А ничего. Трогать твои дела я не буду, захочешь — сам поделишься. Мне другое интересно, ты не Игорь и не Борис… Однолюб — это не про тебя… Ну и кто из них?

— Ева… — протянул я.

— Знаю, ты не любишь разговоров на такие темы, но все же я пойду на уступки… Всегда знала что придется уступать, хоть и не хотелось… Да, не хотелось делить тебя еще с кем-то, но такова жизнь. У некоторых, даже глав российских семей почти по десятку жен… Как они уживаются вместе? Везде сплошные уступки…

— Так что ты хочешь узнать?

— Кого из них ты видишь рядом с собой?

— Бить не будешь? — кисло посмотрел я на Еву, на что она только помотала головой, — ну… это от них зависит. Ай! Ты чего дерешься?!

— Не уходи от ответа, — погладила Ева костяшки на руке, — думаешь я не вижу как вы все друг на друга смотрите… Оставить любую из этой троицы с тобой после недели без секса и… итог будет ясен. Любвеобильный гад, впрочем, никто еще не возмущался качеством услуг. Каждая из них своеобразная личность… только я так пока и не поняла, как они к тебе будут относиться… но заинтересованы все.

— А что если всех? — осторожно проговорил я.

— Если ты сейчас это скажешь — будешь бит… — задумчиво проговорила Ева, — эх, не хватает тебе гибкости, этой игры полунамеками… Впрочем, ты мужчина, тебе это позволительно.

— Что ты задумала?

— Ну… всех так всех, — пожала плечами Ева, — приму твое решение с покорностью верной жены… Пока буду осторожно наводить мостики взаимоотношений между нами, однако не надейся что я буду помогать тебе в их соблазнении… Для меня главное будет то чтобы они не рассорились между собой из-за тебя. А там уже видно будет… Ты то найдешь способ чтобы их всех к себе привязать… Как когда-то привязал меня.

— Я тебя не привязывал…

— Осознанно, нет, но вот плести паутину ты умеешь прекрасно.

То гад, то паук… Ну Ева обсуждает всю ситуацию без фальши… Такой разговор между нами все равно бы состоялся, рано или поздно, только он мог быть уже отягощен чем-либо…

— Ладно, я понял…

— Ничего ты не понял, Вениамин, прости, но тебе нужно было родиться девушкой, чтобы понимать все, что я тебе говорю…

— Читать между строк я умею.

— Однако полунамеки так и не научился понимать, — усмехнулась Ева, — пойдем, я хочу попробовать плод дынного дерева. Подобные разговоры я буду заводить в зависимости от того как будет складываться ситуация на твоем личном фронте…


Интерлюдия. Оазис в песках Сахары.

Сентябрь 2001 года.


— Вали его! — с азартным криком перешла в наступление девочка, бросившись к застанному в расслабленном состоянии двухцентовому негру…

Однако мужчина только отошел в сторону и девочка двенадцати лет взвившаяся в прыжке улетела на маты… Вторая же девочка, того же возраста, действовала куда осмотрительнее, внимательно наблюдая за противником что был больше ее и физически сильнее, она осторожно заходила с боку…

— Как думаешь, сколько времени им потребуется, чтобы завалить Баако? — спросила Олеся Седых, — думаю, около трех минут.

— Нет, — отрицательно покачала головой Надежда Старинова, — смотри, Анна что-то задумала… три…

Резко вскочив на ноги Валерия, уже принялась осмотрительнее приближаться к негру что наблюдал за перемещающимися вокруг него девочками с веселым оскалом…

— Два…

Обменявшись взглядами девочки, резко одновременно метнулись к своему огромному противнику, зайдя с разных сторон… Попытавшись было блокировать одну из девушек, негр неожиданно для себя просто провалился в пустоту… так как Анна бросилась ему под ноги, а Лера оказалась на спине.

— Один…

Две стандартных техники ранга ветеран под названием «Пробивающий удар» сработали одновременно, от Анны под опорное колено, а от Валерии в затылок…

— Готов. — Указала Надежда на девочек, что тяжело дышали после использования ускоряющих техник…

— Победа! — крикнула Лера.

— Ты как, Баако? — между тем опустилась на корточки Анна перед лежачим противником.

А затем негр неожиданно размазался в воздухе, а в следующий момент уже стоял в полный рост удерживая девочек за талию…

— Подлец, а я думала ему больно, — обиженно проговорила Анна, приняв расслабленное положение.

— Да пусти ты меня! — Возмутилась Лера, но после безуспешных попыток освободиться, тоже приняла расслабленную позу, — мама, спаси.

— Думаю, на сегодня хватит, спасибо Баако, — проговорила Надежда Старинова.

— Они быстро учатся, жаль, что они не мои ученики, — бережно уложив девочек на пол, проговорил негр, а затем кивнул и удалился из спортзала.

— Ну, зачем вы остановили бой? Весело же было! — недовольно поинтересовалась Лера.

— Баако — мастер, он просто заблокировал ваши удары щитовой техникой стихии ветра, а после притворился, что находится в бессознательном состоянии. Это была ваша ошибка. — Спокойно проговорила Надежда.

— Я поняла, мама. — Задумавшись, кивнула Анна.

Идите, примите душ, девочки должны быть опрятны, — наставительно проговорила Олеся, приметив приближение секретаря, — Надя…

— Идите.

— Ну вот, когда начинается интересное, нас отправляют подальше, — ворчливо проговорила Лера, нарочно идя медленно.

— Не ворчи, на старуху становишься похожа, даже морщины появляются… — беззлобно проговорила Анна.

— А что если я чувствую себя очень старой?..

— Госпожа Старинова, госпожа Седых, пришла информация, что ваши мужья прибудут через два часа…

— Ура! — раздался радостный крик Леры.

— Опять будут отчитывать за плохое поведение, — теперь уже ворчливо проговорила Анна.

— А ну бегом в душ! — рявкнула Надежда.

Ответом ей стал лишь быстрый топот ног девочек… обе девочки прекрасно знали, что Надежда могла и отлупить… поэтому побаивались ее больше чем Олесю, у которой был более мягкий характер…

— Продолжай, Света. — Мягко проговорила Олеся, бросив короткий взгляд на Надежду.

— Также стало известно, что Вениамин Старинов и Ева Седых поступили на первый курс академии Файлет. Еще произошел скандал между Ивановым Даниилом Федоровичем и Харухито вызванным нападением на Вениамина двухранговым универсалом из членов японской аристократии по имени Санада Кеншин, бой окончился победой вашего сына, Надежда, японец же погиб…

— Света, пожалуйста, не все сразу, — прервала секретаря Олеся. — Можешь поподробней?

— Вся информация о последних событиях касательно Вениамина и Евы, — протянула девушка флеш-накопитель, который быстро перекочевал в руки Олеси.

— Благодарю. Можешь отдохнуть.

— Ну и что думаешь, Надя? — задумчиво проговорила Олеся, — как долго мы еще будем прятаться? Мне это все нравится меньше всего, да и девочки растут, им надо учиться. Наши уроки для них это не более чем жалкая замена…

— Однако здесь они в безопасности. — Проговорила Надя. — Разумеется, я понимаю, что тебе тоже хочется увидеть свои детей, но пока нельзя… Мы так и не смогли выйти на тех, кто послал ту боевую группу при поддержке профессионала, так что наш вопрос о возвращении пока остается неопределенным.

— Да, но… — тихо проговорила Олеся, а затем просто заплакала.

— Тише, подруга, тише, — обняв Олесю, Надя принялась гладить ее по спине, — мы не виноваты в сложившейся ситуации, но будем надеяться что ситуация разрешится… Давай успокаивайся, у тебя муж возвращается после двухмесячной отлучки.

— Спасибо, Надя, я в порядке, — отпрянула Олеся от подруги. — Пойдем, подготовимся…

Обожаю когда ты становишься серьезна… — посмотрев на сосредоточенное лицо подруги, проговорила Надя, а затем двинулась за ней следом, тихо посмеиваясь…


Глава 14. Возмездие и соглашение

Сидя в своей квартире за столом я неспешно разбирал информацию предоставленную мне Филиппом… Информации неожиданно оказалось много, но по большей части она мне была известна, а вот техники… Техники меня заинтересовали, некоторые я даже отложил для дальнейшего изучения, но вот думал я совсем о другом…

Осведомленность Евы несколько неприятно удивила, однако, зная девушку и услышав ее позицию в сложившейся ситуации, я несколько расслабился… А вот то что старик под меня копал оказалось верным. Неприятно осознавать, что за мной присматривают, однако стоит отдать ему должное напрямую он никогда не пытался на меня воздействовать, как впрочем и на «Кедр» и на группу «Шамана». Понять бы только, зачем это ему…

— Ира, я знаю, что ты меня слышишь, — отодвинувшись от стола, я принял расслабленную позу в кресле, — давай поговорим.

— Я спать хочу… — раздалось из динамиков ноутбука.

— После этого разговора даю трое суток выходных, — проговорил я, — Ир, действительно важный разговор.

— Словно я не понимаю. — Появилось окно видео-чата на экране ноутбука, в котором появилось лицо Золотовой, — рассказывай, можешь пропустить разговор с Евой, я прослушивала ваши мобильники. О том, что она располагает такой информацией о тебе, я не знала… Честно.

— Есть мысль, как устроить Леонардо Бенуа «веселье». Только вот я здесь мало что смогу сделать и хочу, чтобы ты занялась этим в первую очередь.

— Ну рассказывай… Зачем тянуть, начальник?

— Ир, ну зачем ты так… — устало вздохнул я, — хорошо, ты знаешь что такое информационная война?

— Еще бы не знала. — Фыркнула Ирина, — значит, ты хочешь чтобы я используя различную информацию из разных источников занялась подрывом авторитета семьи Бенуа… Этим самым заставляя попасть весь дом, а точнее Леонардо под пристальное внимание их политических и физических противников… Ты страшный человек, тебе об этом говорили?

— Пару раз, — честно ответил я, — ну как оцениваешь свои силы.

— В принципе я могу за это взяться… Правда придется подготовиться, более подробно оценить ситуацию… Есть у меня и кое-какие свои мысли в данном замысле.

— Поделишься?

— Да меня пытается прижать одна группа хакеров, хочу вот сделать так, чтобы они мне не мешали… Хорошо, я возьмусь, но как думаешь, Леонардо догадается?

— Будет подозревать, но если тебя вычислят, в чем я сильно сомневаюсь, то будет небольшая война… с кучкой трупов.

— Как обычно рискуешь, хотя, когда было иначе?.. — протянула Ира. — Это все?

— Нет, Ира, давай поговорим о тебе.

— Ха! — как-то грустно улыбнулась девушка, — ну давай, хотя я даже не знаю о чем говорить. Меня все устраивает, есть оплачиваемая работа, выходные, когда захочу, торты…

— Уверена?

— Давай обсудим это с глазу на глаз, по возможности, конечно, так я тебе все равно ничего не расскажу… — улыбнулась Ира.

— Ты точно уверена?

— Точно. Спокойно ночи, Веня. — Помахала мне Золотова и отключилась.

Да… Информационная война против Леонардо Бенуа показалась мне самой лучшей идеей из всех… Почему? Причины просты: у меня есть та, кто способен прекрасно использовать полученную информацию в любых целях, так же я не буду «светиться», да меня будут подозревать, только вот… Противников у Бенуа намного больше, меня же просто не примут во внимание, ну, не подхожу я по статусу. Конечно я бы мог вызвать всю группу Леонардо и просто избить, но это будет не слишком-то и красиво, пусть и действенно, но так я заставлю его сильно понервничать… А потом можно будет его и просто вызвать на бой.

— Веня, ты что-то говорил о трех выходных… Это серьезно.

— Ты хорошо поработала. Отдохни Ира, мне хочется видеть тебя веселой и бодрой… Ты важна для меня.

— Как прикажете начальник, к отдыху приступаю… — устало, но довольно проговорила Золотова и теперь уже окончательно отключилась.

Эх, все разговор с Евой из головы никак не выпадет… Ладно, позиция девушки и увлеченность мною конечно приятны, но кто же из девушек мне близок? Помнится я сказал «все» и это к моему сожалению так… Чего врать самому себе, я действительно хочу переспать с любой из них… Только вот Ева говорила о нашем будущем, о семье. Да, плохо я представляю себя в роли мужа и отца, ну нет у меня такого опыта, даже в той прошлой жизни я уделял большее внимание красивым девушкам только в плане постельных утех… Как-то ущербно я провел ту жизнь…

У каждого есть недостатки…

Поднявшись с кресла, я вышел на балкон и привычно закурил…

Помимо Бенуа и Морозова осталось еще несколько глав групп студентов, что не обозначили свои позиций. Неизвестно чью сторону они примут, но будет неприятно, если меня попытаются прижать… Это вполне возможно, если найти способы, только вот я тоже прекрасно осведомлен о них и потому это становится сложно реализовать…. Но возможно… Всего учесть попросту невозможно. Пойду спать, что-то я сегодня вымотался…


После занятий, я просто шатался по территории академии в поисках чего-нибудь интересного… Только вот ничего интересного мною замечено не было, кроме кокосовой пальмы на которой висели спелые плоды… Некоторое время я ходил вокруг просто присматриваясь, а затем резко размазавшись в воздухе, подскочил на три метра вверх и срезал один кокос… А затем успев в воздухе вернуть меч в ножны, я приземлился на носочки и даже не смотря просто поймал упавший в руку кокос…

— Браво, какая пластика, какое мастерство, — неожиданно захлопали рядом со мной в ладоши.

Оглянувшись по сторонам и не обнаружив никого я замер… Чтобы обмануть сенсора существуют техники, но они редки и потому очень ценны…

— Может, выйдешь? — проговорил я в направлении кустов, откуда доносился голос.

— Хорошо, раз ты так боишься… — неожиданно мягко ответили мне, а затем ко мне вышла девушка, что наблюдала за моим удивленным от узнавания лицом, — ну чего ты так… Я просто лежала и дремала, а тут ты возле кокосовой пальмы танцуешь…

— Железкова Виолетта? — несколько удивленно посмотрел я на финалистку прошлогоднего турнира и официально сильнейшего мастера в академии Файлет.

— Сомневаешься? — неожиданно вытянула девушка, что ростом была мне всего по грудь шпагу из ножен и направила на меня, встав в стойку, — доставай свой меч, Старинов. Посмотрим, умеешь ли ты фехтовать, так же как и драться.

Опустив кокос на землю, я вновь вынул меч из ножен, а затем просто ушел в глухую оборону, спасаясь от мелькающего лезвия шпаги, что со свистом рассекало воздух возле девушки с поразительной скоростью…

Да, а она хороша, — блокируя и отклоняя удары, не сходя с места, размышлял я, — Виолетту по праву называют мастером не только как бойца со стихией ветра, но и как талантливого фехтовальщика… Происходит она из болгарской семьи Железковых, занимающихся сталелитейной промышленностью, с давних времен известных как прекрасных дуэлянтов… Вот только.

Резко взвинтив темп, я перешел в наступление, сделав шаг к Виолетте, теперь уже девушке пришлось уйти в глухую оборону, так как короткий китайский меч мелькал слишком быстро… А затем девушка допустила маленькую ошибку уведя слишком далеко свою руку и шпага с неожиданным для нее звоном оказалась выбитой из ее руки и перешла в мою… Внимательно осмотрев лезвие я только сдержанно хмыкнул, все-таки сейчас все холодное оружие делают из современных сплавов, более приспособленных для использования в комбинациях с определенными техниками…

— Проиграла… — несколько удивленно посмотрела на свои руки Виолетта, — вот так просто… проиграла.

А чего ты хотела, не используя никаких ускоряющих техник? Я сражаюсь в контактном бою, а значит, мои показатели скорости и реакции должны быть выше, чем у… противника. — Неожиданно запнулся я в собственном монологе, так как девушка уже стояла вплотную ко мне, держа в руках кокос.

— Отдай, — решительно выхватила она у меня из рук собственную шпагу, тут же вернув ее в ножны, — возьми кокос, ты его заслужил, только вот я ожидала чего-то большего…

— Чего именно?

— Ну скажем, — коснулась она указательным пальцев своих губ, — чего-то более страстного, а не просто холодной сосредоточенности… Тогда бы сама игра в бой была бы веселее.

— Знаешь…

— До встречи, — похлопала она меня по щеке ладошкой, а затем просто скрылась за кустами, — встретимся на турнире, буду ожидать твоего участия.

Меня оценили, потискали и признали временно негодным для дальнейшего знакомства… Неприятно.

Раздавшийся телефонный звонок оторвал меня от размышлений…

— Веня, ты где?

— В парке, гуляю.

— Следуй к Самойлову, мы хотим, чтобы ты оценил.

— Что именно я должен оценить?

— Придешь и узнаешь. — Недовольно фыркнула Ева в трубку и отключилась.

Так… Дамы о чем-то сговорились и не поставили меня в известность… Все женщины так или иначе являются манипуляторами, а мы мужчины им всегда доверяем…


Уже придя к Самойлову, я оценил задумку девушек… Они просто хотели посидеть всей компанией, пожарить шашлыков… Меня же к готовке не допустили отправив в компанию к старику что стоял на выходе из дома и слушал шум моря… Я же просто сел на перила и закурил… размышляя о недавнем бое с первым номером академии…

— Смотри, как стараются… Позавчера весь вечер обсуждали что бы сделать тебе приятное.

— И что? — все еще пребывая в своих мыслях ответил я.

— Что чувство собственной важности проснулось? — язвительно проговорил Самойлов, — не замечал такого за Стариновыми, вы всегда были как-то помягче с окружающими, не демонстрировали свой нрав…

— А я не демонстрирую, просто зная, что девушки во мне заинтересованы, причем каждая по-своему, я не стремлюсь… переводить наши развивающиеся отношения в какую-либо однобокую сторону…

— Вот как, интересное видение… — задумчиво проговорил Лев, — ты хочешь и дружбы и любви… Сложный путь, но верный… Я о чем, Иванов с тобой говорил, если не секрет о чем…

— Предлагал возвращение способностей универсала в обмен на… работу, определенного характера. — Не стал я делать тайну на пустом месте.

— Не понравилось то, что придется стать суррогатным отцом или, то, что тебя просто хотят купить?

— И то и другое, есть еще и третье, спать мне придется со своими сестрами… или тетками, неприятно это… хочется уже чего-то своего… настоящего. Мне скоро восемнадцать лет…

— Мог бы раз и потерпеть… Хотя, жалел бы потом. — Задумчиво проговорил Лев, — да, Стариновская порода. Не прогибаемые, не ломаемые… потому и не любимые многими. Правда, всегда яркие… привлекающие внимание, в том числе и женское…

— Да и я Зубову рассказал, что вы живы…

— Рассказал да, рассказал, — отмахнулся Самойлов, — все равно он постоянно занят у себя в лечебнице…

— Он прилетит на мой квалификационный экзамен, где-то недели через две… может три.

— Видел Павла злым? — улыбнулся Лев Сергеевич.

— А он бывает добрым?.. — поморщился я от воспоминаний об ученичестве. — Хотя нет, не видел, лишь один раз он при мне вспылил, но и то за дело…

— Когда он проверит меня, — коснулся кончиками пальцев Самойлов полоски ткани на глазах, он будет очень сильно зол… Тебе лучше не присутствовать на нашей встрече, Ирис я тоже предупрежу, еще попадет под горячую руку…

В этот момент прозвучал звуковой сигнал, сообщивший о текстовом сообщении… Достав телефон я открыл сообщение и улыбнулся, поступила сумма в несколько миллионов рублей на мой персональный счет. Следом пришло еще одно сообщение… на английском от секретаря Харухито, что в краткой форме принесла извинения и сообщила о компенсации.

— Что там? — спросил Самойлов.

— Японцы долг отдали.

— Ушлый малый. — Рассмеялся Лев Сергеевич. — Значит, сумел повернуть всю ситуацию в свою сторону… невеста и деньги, неплохо.

— Учитель, Веня, идите снимать пробу с мяса. — Крикнула нам Ирис.

— Пойдем, оценим старания девушек, хватит уже витать в своих мыслях… А то становишься сильно на Игоря похожим…

— Серьезно?

— Абсолютно, но об этом я потом расскажу, а сейчас пойдем. Не стоит заставлять нас ждать… Дамы любят пунктуальных мужчин.


Значит, подведем итоги… На данный момент в академии Файлет есть пять групп студентов поддерживающих между собой партнерские отношения… Сейчас мне известно только о трех главах этих групп; Морозове, Бенуа и принц Фумихито, втором сыне императора Японии. Об остальных я пока информацию не изучал… Хотя она у меня имеется…

— О чем задумался?

— Да так… о многом.

— Если не хочешь отвечать — не отвечай, но не надо играть или темнить. — Тихо проговорила Ирис, а затем протянула мне шампур с кусками жареного мяса, от которого шел приятный аромат, — на — поешь, может настроение появится…

— Да оно и не пропадало, улыбнулся я, взяв шампур, — просто все враз навалилось, а ведь ближе к Новому году еще и сессия, но лучше об этом не думать…

— Лучше не думай, — кивнула Ирис, — ну так и о чем ты думал?

— Может нам группу свою создать? Так сказать во избежание сложных ситуаций…

— Что? Группу? — несколько удивленно посмотрела на меня Ирис.

— Рассуди… — перешел я на английский, — поодиночке мы не представляем угрозы, но мы не одиночки и поддерживаем друг с другом приятельские, а то и дружеские отношения которые многим не нравятся… Дуэль Ню лишь первый звоночек, дальше возможно будет только хуже, нас попытаются рассорить или вовсе свести в бою.

— А можно поподробней, — присоединилась Ню, прекратив телефонный разговор, — идея довольно интересная…

Идея интересная, только вот толку от нее мало. Да… Мы будем более защищены благодаря взаимовыручке, но… Как вы себе это представляете? — бросила на меня косой взгляд Ирис, — как вообще будет выглядеть такая группа в глазах студентов? Да и кто будет возглавлять.

— Ты излишне всполошилась, где твое былое хладнокровие, — сдержанно улыбнулась Ню, — что на счет главенства — я предлагаю тебя? Ты сильнейшая из нас…

— Боюсь что это не так… — уже несколько спокойно проговорила Ирис. — просто вся наша группа будет выглядеть лишь гаремом одного лекаря…

— Ева, она это сказала, — раздался насмешливый голос Шу из-за спины.

А затем, наконец, подошли девушки что отходили «припудрить носик»… Самойлов ушел, раньше отправившись в свою комнату, где все еще не спал и громко смотрел телевизор… Ева подойдя, обвила руками шею сидящей на лавочке Ирис и проговорила:

— Да, Шу я слышала, только вот я никому из вас его не отдам… — шутливо проговорила она, — хотя некоторым, могу одолжить… на ночь или две… сами вернете с непривычки.

— Можно без подробностей? — прохладно отозвалась Ню.

— А ты словно никогда не расценивала с момента вашего знакомства Вениамина как партнера… Шу…

— Знаете, вот как ни посмотри, но не тянет Вениамин на роль нашего общего любовника… Извини, Ирис, но твое мнение не обосновано. — Задумчиво проговорила китаянка, присев на край лавочки, — да ходят по академии слухи, но ты ведь сама знаешь им цену… Помнится про тебя и Морозова ходил подобный, а что толку…

— Конечно, объединить нашу компанию в группу неплохо, только вот никакой от этого выгоды нет. У нас всех разный социальный статус… так что группа выглядит просто компанией друзей, которым нравится проводить время вместе.

— Мне как-то мой статус не важен… — нагло забравшись к Ирис на колени проговорила Ева, — ну да я старшая дочь главного рода некогда Великой семьи… Шу так вообще принцесса…

— Дамы, я все еще здесь, — осторожно проговорил я, — просто поймите, я не хочу, чтобы из-за моих действий пострадали вы. Мне в целом, нравится наша компания… только у других иное мнение.

Перестань меня тискать, — холодно проговорила Ирис, но Еву не оттолкнула, — Вениамин, все не так просто…

— А что сложного? — улыбнулась Ева, — кстати, а что ты делал сегодня в парке? Мы значит готовились, тебе приятное сделать, а ты гуляешь непонятно где…

— С Виолеттой пересекся… Ну с первым номером в ранговом списке. — Задумчиво проговорил я, — немного с ней пофехтовал и она ушла. Все.

— Ева, можно спросить кое-что личное, Вениамин всегда притягивал к себе девушек или это он просто здесь так себя ведет… — спросила Ню.

— А он такой, сколько я себя помню, — улыбнулась Ева, — потому и предупреждаю сразу, что он не особо-то и верный. Он всегда казался умнее, разумнее и несколько взрослее многих своих сверстников и даже тех, кто был его старше… Вот только он никогда не заводил дружбы с парнями. Вот с мужиками из охраны он дружил, но с ровесниками — никогда.

Ну и о чем мне было говорить со своими сверстниками… О «птичках»? Мне извините в той жизни, почти тридцать лет было, какие сверстники, о чем вообще разговор… Мой психологический возраст — тридцать лет. Хотя гордится то особо и нечем, тем более что я веду себя далеко не в соответствии с ним. Блин, только настроение испортили… Хотя…

Поднявшись со скамейки, я повернулся к девушкам и с улыбкой проговорил:

— Спасибо за этот вечер, мне понравилось. А теперь давайте приберем за собой и пойдем отдыхать… У всех завтра лекции…

Да, пожалуйста, — ответила Шу.

— С ней кивнув, согласилась Ню, Ирис же просто отвела взгляд, а Ева ее только покрепче обняла за шею и в тот же момент спустилась с ее колен…


Через некоторое время, когда мы убрали за собой, вымыли посуду и неспешно направились к женскому общежитию, завязался разговор…

— Кстати, мы говорили о группе, а вот кто действительно сильнейший из нас? — задумчиво проговорила Ева.

— А тебе не все равно? — ответила Ню.

— Сильнейшие у нас Веня и Ирис, но кто именно… — задумчиво проговорила Шу постучав подушечкой указательного пальца по кончику носа. — Мы трое только эксперты…

— В корне с вами не согласен, — улыбнулся я идя позади группы, — Ню ты не чувствуешь изменений? Запас энергии не увеличился? Ты уже должна была восстановить свой энергетический запас.

— Это твоя работа?

— Ну да, я же расширял твои меридианы и энергетические каналы, при этом укрепляя их, разумеется энергетический запас у тебя должен существенно подрасти… Также я не просто так просил Филиппа Лонэ освободить тебя от практических занятий. Тебе сейчас необходимо улучшить контроль над своей энергией… А он у тебя несколько ослаб, это я тебе как сенсор скажу.

— Ты хочешь сказать, что Ню уже не эксперт? — несколько озадаченно спросила Шу.

— Нет, пока еще эксперт, но если она сумеет восстановить свой контроль, то через примерно полгода сумеет с легкостью выйти на мастера третьего ранга. Могу даже подсказать, какие техники для этого нужны.

Нет, спасибо, ты и так много сделал.

— О, а ты хорош, — стукнула меня кулаком по плечу Шу, — только теперь что мне делать со смущенной подругой… Бедняжка, ночью не уснет…

— А ну иди сюда, ты…

Резко развернувшись, бросилась на китаянку Ким Ню, на что китаянка только спряталась за мою спину и оттуда улыбалась… Ню посмотрев на это только вздохнула и проворчав что-то на корейском двинулась дальше…

Ева же и Ирис переговариваясь между собой двигались немного впереди нас… А Ню когда китаянка наконец перестала прятаться, поймала подругу и несильно стукнула ребром ладони по голове, после чего удовлетворенно кивнула и двинулась дальше, изредка бросая на меня внимательные взгляды…

Да, хороший сегодня вечер…


Во время четвертой лекции я устроился за столиком в столовой и неспешно ел… Девушки успели пообедать в перерыве между лекциями и все еще находились на занятиях, потому я в одиночестве сидел за столиком. Впрочем, находился я в столовой далеко не в одиночестве, большинство столиков было занято студентами, у которых лекции уже закончились…

— А все-таки неплохо ты провел прошлую дуэль, — проговорил по-корейски парень, сидящий за соседним столиком, — только я так и не понял, почему ее остановили…

— Разрыв меридиана, можно сказать, что та выскочка из молодого клана просто не рассчитала своих сил, — пренебрежительно ответил ему второй кореец, — если бы, не этот боевой лекарь… я бы ее там же добил.

— Одного не пойму для чего ты вызвал Ким Ню, многие говорят что по указу…

— А ты больше слушай, — фыркнул Хан Сон, — если ты не забыл, очень и очень многие парни были просто проигнорированы, но стоило появиться этому русскому лекарю так она сразу как-то к нему потянулась… Правду же говорят что лекари умеют доставить удовольствие в постели… Он ее наверное и раком и…

— Да, лекари умеют доставлять удовольствие в постели девушкам, по причине того что человеческое тело для нас как открытая книга, — спокойно проговорил я на английском, прерывая бывшего противника Ню, — а у некоторых просто ревность взыграла, потому что она предпочла мою компанию.

— Не забывай, где ты находишься, безродный, не стоит вмешиваться в чужой разговор… — отмахнулся от меня Хан Сон.

Поднявшись со стула, я повернулся к большому числу студентов академии, что уже стали свидетелями разговора…

— Студенты академии Файлет, — громко обратился я ко всем присутствующим, — многие из вас происходят из древних родов, где понятия о чести и гордости еще не забыты.

— Чего ты хочешь, мастер контактного боя?

— Некий человек вынудил мою подругу вызвать его на дуэль, — лаконично проговорил я, — вынудил оскорблениями и откровенными издевательствами и хочу показать, что для мужчины издевательство над девушкой непозволительно и бесчестно. Мне нужны два свидетеля для проведения дуэли. Здесь есть мужчины или только такие как Хан Сон?

Грязный ход, да, но точно такой же какой использовал этот кореец, вынуждая Ким Ню на бой… Однако студенты не глупы и в столовой установилось напряженное молчание, меня услышали все и сейчас парни находящиеся в женской компании себя несколько неуютно чувствуют… А затем парни начали подниматься со своих мест, поднялись к моему удивлению очень и очень многие…

— Здесь есть мужчины, есть воины и те кто готов помочь отстоять честь оскорбленной девушки, — неожиданно гулко проговорил Эше Камо, — я буду свидетелем Вениамин Старинов.

— Я тоже… — негромко проговорил китаец стоящий несколько в стороне.

Остальные же студенты оценили кандидатуры и ничего не сказав сели на свои места…

— Ты все слышал Хан Сон, через полчаса на главной арене академии. — Проговорил я, а затем выплеснул остатки сока из стакана, добавив на корейском с «добродушным» оскалом: тебе же не привыкать, любовник?!

После чего я пошел относить грязную посуду, направившись к выходу, затем ко мне присоединился негр, похлопавший меня по плечу, и незнакомый мне китаец, что одобрительно кивнул, молчаливо следуя за мной…


Взойдя на судейский пост, мы расположились в креслах ожидая противника со свидетелями… Я курил, успокаиваясь перед боем, негр о чем-то размышлял, а китаец сидел в телефоне…

— Грязная игра против «грязного» игрока… справедлива. — Негромко проговорил китаец, а затем представился, — Вейдун Ло, будем знакомы мастер контактного боя, я занимаю семнадцатую строчку во внутреннем рейтинге сильнейших мастеров.

Приятно познакомится. — Кивнул я. — Не ожидал, что со мной пойдет двое мастеров…

— Ты доказал свою силу после боя со мной, Вениамин, — проговорил Эше Камо, — за твоими словами есть сила, а это ценно. Также ты не высокомерен, честен и в целом довольно разумный человек…

— Мне, конечно, лестно это слышать, но у вас должны быть и личные мотивы… — задумчиво проговорил я.

— Ты выдал довольно сильную речь… Не знаю чего ты добивался, но вот тех кто будет относится в академии к тебе более благосклонно, прибавится, — усмехнулся Вейдун, — все же ты был прав… В той ситуации я попросту не мог вмешаться, прямой указ.

Ясно… Значит, Вейдун один из наблюдателей что присматривают за Куан Шу… и дать подобный указ могла лишь она. Все становится довольно интересно и запутано.

— А вот и противник со свидетелями… — проговорил я, за пару секунд до того как вошел Хан Сон в компании с двумя парнями из подчиненных Бенуа.

Значит дуэлянты… Какие правила? — поинтересовался судья.

— Бой без оружия. — Вынес условие Хан Сон.

— Хорошо, — улыбнулся я, снимая пояс и передавая его негру, — не буду лишать преимущества.

Кореец в ответ на мою издевку только поморщился… Впрочем, он и так был взвинчен, ему только дай команду и он начнет ломать и крушить… если сможет конечно.

— В таком случае, свидетели займите свои места. — Проговорил судья, — противники, бойцы вас сопроводят.

Двинувшись к выходу на арену, я только усмехнулся…

Интересно о чем думал Бенуа, натравливая своего подопечного на Ню? Думал, что я забуду о нем и буду вести войну только против высокопоставленного члена семьи… Как бы не так. Ну что ж, никто не уйдет обиженным…


Выйдя быстрым шагом на трибуну арены, Ева замерла возле самого ограждения, наблюдая, как противники медленно приближаются друг к другу…

— Что происходит? — в скором времени присоединилась к ней Куан Шу в компании с Ким Ню.

— Знаю только то, что Веня вызвал Хан Сона на бой.

— А почему он руки сложил за спиной? — несколько удивленно поинтересовалась Шу, наблюдая за противниками, что замерли друг напротив друга на расстоянии.

— Бой! — прозвучала команда бойцам.

— Это что-то вроде его сигнала о том, что он будет полностью серьезен, я лишь однажды видела подобное и…

В следующий момент Вениамин уже размазался в воздухе и буквально через семь секунд на арену упал окровавленный человек с неестественно вывернутыми конечностями и порезами по всему телу.

— Вот и все. — Тихо закончила Ева, наблюдая, как Вениамин неспешно идет к выходу с арены, а лекари спешат к эксперту, что не успел даже поставить защиту…

— Бой окончен. Срочно лекарей! — Запоздало крикнул судья.

— Ты знаешь, насколько он силен? — задумчиво смотря на парня спросила Ню.

— Он победит любого мастера в этой академии, за исключением тех кто обладает обширным боевым опытом, таких как Самойлов, но студенты ему не противники. — Проговорила Ева, а затем улыбнулась, проговорила, — пойдем, поздравим Вень-Вень с победой…


Интерлюдия. Болгария. Ахелой. Родовое поместье семьи Железковых.

27 сентября 2001 года.


В странном поместье с видом на Черное море, расположившись на открытом балконе женщна в возрасте сидела на диванчике и поглаживая кошку сидящую рядом пила чай…

Она ожидала визита своего старого знакомого… Который шагнул на балкон из неизвестности и отвесил легкий церемониальный поклон:

— Здравствуй, Габриэлла, спасибо, что ответила на мое сообщение.

— Проходи, Игорь, присаживайся, — указала дама на кресло напротив дивана, — да, я была удивлена, что спустя целых семь лет Старинов умудрился вспомнить о старой женщине.

— Тебе еще рано называть себя старой, еще в самом расцвете сил. А я вот старый… седьмой десяток подходит. — Быстро проговорил Игорь. — Только давай сразу к делу, у меня мало времени…

Некоторое время дама размышляла, а потом проговорила:

— Ты просишь вернуть долг… Хорошо, Игорь, я верну долг, только вот не равноценный возврат получится.

— Мы оба прекрасно знаем, что самое важное — родиться универсалом, от этого и зависит, будет ли сильное потомство. Тем более что его энергетика сейчас по запасу энергии и так находится на уровне мастера.

— Ты я смотрю, любишь быть в курсе событий.

— А как иначе, Игорь, если уж я в свои годы буду упускать талантливых людей из своих рук, то какая я вообще управительница.

— Я не могу на это пойти…

— А я не предлагаю тебе стать суррогатным отцом, я предлагаю тебе объединить наши семьи, — твердо смотря в глаза Игорю, проговорила Габриэлла, — ты помнишь Игорь, нашу семью тоже затронул тот хаос пятьдесят лет назад. Я потеряла своего мужа, и только благодаря тебе сумела сохранить жизнь своему сыну, но и он умер через месяц после рождения единственной дочери и наследницы, сейчас от семьи Железковых остались лишь три женщины, что пытаются управлять делами семьи.

— Это сложный вопрос. Лично я уже не могу иметь детей, а мой сын…

— Твой сын сейчас где-то в Африке вместе со своей женой и маленькой дочерью и он не пойдет на брак с еще одной женщиной в своем возрасте, но твой внук — да.

— У него уже есть обязательства…

— Ты про его помолвку с Евой Седых… Банально, не находишь? Это уже поняли все главы семей что имеют хоть часть извилин, — постучала по виску дама, — только вот ты складываешь все яйца в одну корзину Игорь… Не боишься провала? А может… твой внук просто не знает о том хаосе, что творится вокруг него?

— Не стоит пока Вениамину впутываться во все это, он будет входить в курс дел постепенно, без спешки, чтобы не сломался. — Уверенно проговорил Игорь. Хорошо, Элла, я согласен на твое предложение… Только решение по нему будет принимать Вениамин.

— Не беспокойся об этом, твой внук на удивление сообразительный юноша, я уже попросила Виолетту присмотреться к нему. Пока что она охарактеризовала его как немного забавного… чуточку пафосного, но при этом очень хитрого молодого человека.

Ну и кто ты после этого?.. — несколько осуждающе посмотрел на даму Игорь Старинов.

— Я глава рода Железковых, и просто умная женщина. — Скромно улыбнулась Габриэлла, отпив из бокала, — присоединяйся к моей трапезе, неизвестно когда мы встретимся вновь Игорь и встретимся ли… нельзя в этой жизни быть уверенной в том, что не контролируешь.


Глава 15. Личный мотив и встреча

Соединившись по видео-чату с Филиппом, мы неспешно обговаривали учебный план:

— Давай пока отойдем от темы боевых техник и перейдем к лечебным техникам третьего ранга, сюда входят техники восстановления эпителиальных и мышечных тканей, как ты представляешь себе обучение таких лекарей без страховки со стороны учителя? Существующая система обучения подразумевает собой действие пары учитель-ученик в подобном лечении, однако мы собираемся вышвырнуть из пары учителя, оставив лишь ученика, что научился создавать техники, но не применять их нужным образом.

— А как учили тебя?

— Меня в это время обучали бою с холодным оружием, при этом фехтовал я даже без стандартного «энергетического доспеха», так что это заставило меня очень быстро научиться лечить себя.

— Можешь рассказать подробней о самом процессе?.. — покачав головой, проговорил Филипп.

— Мне было восемь лет… Сейчас и не вспомню об этом… — задумчиво проговорил я, — впрочем, лекаря третьего ранга я как раз получил в десять лет… не потому что медленно учился, а потому что раньше нельзя.

— В десять… Постой, ты получил второй ранг лекаря уже в пятнадцать, а сейчас тебе семнадцать… Методика Зубова и в самом деле такая эффективная? В семье Лонэ поколениями воспитывают лекарей, но первый ранг защитили на данный момент всего трое.

— Понятия не имею… Но то что я гораздо опытнее многих, даже академических лекарей, это просто горький факт…

— Может ты придешь и вылечишь того бедолагу, который у нас уже третий день в палате интенсивной терапии находится? — хмуро посмотрел на меня Лонэ.

— Нет. — Спокойно ответил я, — давай вернемся к боевым техникам… — Меня учили фехтованию одновременно с подготовкой на получение третьей ступени, может сделаем подобное… Звучит конечно не гуманно, но лекарь не может искать легких путей в обучении. В противном случае такие лекари будут просто бесполезны…

— Самое грустное, что ты прав, только вот не даст нам ассоциация учить их, так как учили тебя, хотя можно использовать и щадящий режим… На этом все?

— Пожалуй, да, — проговорил я, — материалы пока разобрал несколько приблизительно, но прогресс есть.

— Тогда если что можешь со мной всегда связаться, а я пойду, у меня сегодня ночное дежурство. — Проговорил Филипп Лонэ и отключился.

Да… После событий боя трехдневной давности Хан Сон все еще не покинул лечебницу. Ситуация в академии же стала более напряженной, «неожиданно» сильный эксперт оказался заперт в операционной практически на сутки благодаря какому-то лекарю… что оказывается, превратил его просто в кусок фарша, а ведь он же уже побеждал мастера… Теперь даже самые недалекие из студентов в академии прекрасно знают о том что я далеко не слабый, как принято считать большинство лекарей.

Однако я все еще думаю над словами Евы… После боя я заметил что Ню стала бросать на меня задумчивые взгляды, разумеется стал для нее более… даже слова подобрать не могу, но наверное «интересен». Конечно, каждый мужчина любит секс и чем больше у него женщин, тем более он утверждается как в себе, так и в глазах окружения, неважно мужского или женского… Кто же скажет что мужчины, не любвеобильны, полигамны — лицемер. Люди не лебеди, нет у нас такой преданности друг к другу… правда встречаются исключения, но и они редки, как среди мужчин, так и женщин… Все люди — эгоисты.

— На какую тему размышляешь? — участливо поинтересовалась Ира.

— О человеческой природе. — Честно ответил я, — впрочем, она неизменна. Я смотрю ты отдохнула… Как самочувствие?

— Неплохо… — протянула Золотова, — кстати, начала первые атаки… думаю, ты о них скоро узнаешь. Не буду портить тебе сюрприз, да и если ты будешь знать и не отреагируешь, это будет выглядеть странно.

— Ир, есть еще что-то кроме того видео?

— Пока ничего, — отрицательно покачала головой Золотова, — даже видео исчезло, сейчас оно если и найдется то только в сохраненном виде… Странно это, впрочем, у Седых тоже тишина. Кир Львович ни с кем не встречался, ни с кем не созванивался, ну а Николай только со своей невестой гуляет…

— Настораживает затишье?

— Есть немного, — принялась грызть ноготь на пальце Ира, — только вот я ничего не знаю и в каком направлении искать непонятно.

— Не беспокойся по этому поводу сильно. Кстати, что там, у Свята и Шамана?

— Строятся… Прибыло несколько человек для охраны. Ничего интересного нет. Тоже тихо.

— Ир, мне кажется, у тебя уже развивается паранойя, может тебя в отпуск отправить?

— А что мне делать в отпуске? Лежать на кровати и смотреть в потолок? Все равно чем-нибудь да буду заниматься… — продолжая грызть ноготь, ответила Ира. — Кстати, насчет паранойи, ты сам-то другой? Ты даже спишь в пол глаза и вполуха… часто просыпаешься, смотришь в темноту, проверяя окружающее пространство своими сенсорными способностями, чтобы в итоге снова заснуть…

— Ладно, ладно, — улыбнулся я, — ты права, кое-что зреет… Только что? Уже целый год прошел без покушений на меня и Еву… Даже странно… Выжидают удобного случая? Скорее всего…

— А за Николая ты не беспокоишься?

— Николай — наследник семьи, за ним постоянно следуют два мастера… Даже когда он ворвался в дом Басовых они прикрывали его, действуя независимо от меня. Кир не дурак и своего наследника без защиты не оставит… да и у Евы тоже была защита, но… девушка не особо ценна семье Седых, так что ее охрана лежала практически только на моих плечах. Девять покушений за четыре года и год тишины… сам не знаю что думать.

— Только вот Ева не знает об этом…

— Мне неизвестно на кого были направлены покушения, на меня или Еву, но вот попытка похищения была единственной… Впрочем, есть между всем этим одно общее, исполнители предпочитали смерть от быстродействующего яда, настолько быстрого что даже лекарь первого ранга не сумеет их спасти. Все из них были наемниками, но вот что самое странное, что они вообще соглашались на подобное, самым, же главным что найм осуществлялся не через сеть, а при личной встрече… только, где и с кем?..

— Гадать бесполезно. — Пожала плечами Ира, — другой вопрос, что же на самом деле произошло с твоими родителями и родителями Евы?.. Информации нет. Следов похищения нет. Трупов от возможного столкновения и тех нет. Такое ощущение, что… не знаю, над всеми откровенно так посмеялись, были люди и вот их уже нет.

— Ир, а что насчет твоих родителей? Нашла что-нибудь?

— Тихо… как в гробу. Словно и не было той попытки похищения, не было столкновения Ивановых и Зубакиных… Словно и меня нет.

Да так оно и есть… вся информация о семейной чете Золотовых, а также их дочери просто исчезла… Чьи это происки? Ивановых? Остатков семьи Зубакиных? Неясно, только вот девочку не ищут, потому, что она исчезла в Бирске, где хозяйничает «Громовержец», которому пригодится… универсал. Впрочем, Кир уже давно дал понять что ему Ирина нужна как член службы безопасности, не более того… Впрочем, по данному вопросу я особого доверия к Киру Львовичу не питаю, ведь у меня есть еще и Чернозубова… Обойдутся «Великие семьи» без моих универсалов, мне и так больших сил стоило спрятать их. Только вот насчет родителей Ирины ничего не ясно… Универсалы рождаются у универсалов, конечно, бывают единичные случаи появления такжеих детей и у простых стихийников, но это у практически исключение из правил. Только вот касательно родителей Иры у меня неприятная теория… даже озвучивать ее не буду.

— Ладно, давай закругляться, завтра у меня опять лекции…

— Зубов прибудет через три дня, — проинформировала меня Ирина, — сама аттестация на лекаря первого ранга пройдет на следующих выходных.

— А мне опять ничего не сказали… — вздохнул я, — спасибо Ира, что не дала получить мне неприятный сюрприз.

— Да не за что… — проговорила она, — первые результаты касательно Бенуа будут доступны уже завтра, кстати, мне работать только с ним или задействовать и членов его семьи?

— Задействуй всю семью, если под информационным ударом окажется, лишь Леонардо это сразу вызовет подозрения. Да и… не перестарайся.

— Не беспокойся, — улыбнулась Ирина, — спокойной ночи.

— Тебе тоже… — проговорил я за миг до того как информатор отключилась.

Только вот как мне спать… После ужина я занимаюсь повторением изученного на лекциях, а затем сижу с учебной программой для будущих студентов-лекарей… Сколько помню всегда был трудягой, все таки талантливым человеком невозможно стать, им можно только родиться. Мой талант в том, что я умею трудиться… ради достижения своих целей. Пусть так и будет…


Утром следующего дня мы всей компанией из пяти человек собрались за завтраком… Ели молча, ведь в воздухе уже чувствовалось напряжение от того что сказывалась некоторая усталость от количества учебного материала предоставляемого студентам в качестве лекций… Плюс у всех девушек шли практические занятия, что выматывали физически. Даже Ню как-то устала… впрочем, ее энергетика уже выглядит более сглаженной, значит, девушка делает упражнения на контроль, что тоже довольно тяжело.

— Ева, в воскресенье Зубов прилетает…

— Ну и что? — хмуро посмотрела на меня девушка.

Вы чего такие вялые…

— Тебе бы столько практических занятий, — отодвинув от себя тарелку с фруктовым десертом, проговорила Ирис, — хочу освобождение, ведь меня еще и учитель учит новому.

— Редко тебя можно увидеть такой, — посмотрела на британку Шу, — впрочем, я тоже устала… Хочу выходные.

— Не нойте завтра — пятница. — Спокойно проговорила Ню, но получив в ответ три взгляда в каждом, из котором читалась некоторая зависть, а так же, желание возмездия, как-то нервно улыбнулась и проговорила, — молчу…

— К нам идет клоун… — проговорила Ирис, первой заметив Бенуа, что в сопровождении трех человек направлялся к нашему столику.

— Как я вижу, ты по-прежнему пребываешь в обществе дам не подходящих тебе по статусу.

— Тебе тоже доброго утра, Леонардо, ты как я понимаю, пришел принести извинения за действия личного слуги? — с улыбкой поприветствовал я француза, — А что на счет дам, они общаются со мной только по личному интересу, а не по приказу или за деньги… Впрочем, об их причинах ты можешь спросить сам, правда я не уверен что ты получишь ответ. Да и на счет твоего окружения… говорят «короля играет свита», только вот «свита» лучше и сильнее «короля». Странно это…

— А чем ты лучше меня?

— Значит, не отрицаешь… удивлен. Только вот, я — не «король» и мое окружение не «свита». Они мои друзья, по крайней мере, я их так воспринимаю.

Ты уже проиграл в этой словесной дуэли Бенуа и судя по тому что начал кривиться прекрасно это понял… Тебя бы сейчас Еву противопоставить в ее тринадцать лет, она бы тебя смачно макнула… Это она сейчас образец тактичности и терпимости, раньше она была совсем иной.

— Ты забыл, с кем разговариваешь?

— Меня удивляет, как ты еще не распух от собственной важности… — скучающе проговорил я, — если хочешь подраться — вызывай, а если нет… ну не знаю. Иди уже позавтракай, наконец, может, подобреешь.

— Я тебе это припомню…

— Всенепременно. — Отмахнулся я, увидев легкую улыбку, на миг возникшую у Селены.

— Выражаю вам благодарность Леонардо Бенуа за поднятое настроение… — встав за столом, проговорила Ева в спину удаляющемуся французу.

Некоторые студенты, являющиеся свидетелями разговора, улыбнулись на данную шпильку в адрес француза…

— Клоун… Даже Морозов ведет себя не в пример… элегантней, — тихо проговорила Ирис, — как жаль что таких как он называют «элитой»… Даже стыдно как-то за такого индивида.

— Подобных ему везде хватает, — поморщившись, покивала головой Шу соглашаясь со словами британки, а затем улыбнулась, — а ведь и правда настроение поднял.

— Кстати, а причем, здесь вообще «личный слуга»? — непонимающе спросила Ирис.

— Во Франции во второй половине пятнадцатого века так называли любовников лиц дворянского происхождения, — продемонстрировала прекрасное знание истории Ева, — Вень-Вень, не надо… Не надо искать конфликта с жалкими людьми, что просто не понимают глубины своей ничтожности.

— А если он уже идет.

— Ты всегда можешь поставить точку, словом или делом, способ оставлю на твое усмотрение. — Лаконично проговорила Ева.

— Ты меня пугаешь… — проговорил я.

— Я умею говорить красиво, — привычно улыбнулась Ева, — просто иногда лучше сглаживать конфликтную ситуацию, особенно если не уверен, что выйдешь из нее победителем.

— Всенепременно. — Повторил я.

— Вениамин Старинов? — одарила меня косым взглядом Ева. — Где отключается ваша наглость?

— Она врожденная и включена по умолчанию, — парировал я.

— Тебе врезать?

— Ева, ты чего?

— Настроение себе поднимаю. — Показала мне кончик языка, Седых, дружелюбно улыбнувшись.

— Ну, кончено, а испортить его надо мне… — хмуро проговорил я.

— Словно ты обиделся и не понял, что я шучу. — Развела руками Ева.

— Еще четыре года назад это бы звучало как объявление долгой, долгой войны… — Протянул я, а затем поднялся со стула, — у меня высшая математика… пойду готовиться.

— А ну стой трус, заверши перепалку, — по-русски негромко проговорила мне Ева, но я даже не обернулся и лишь помахал рукой…


Сидя на скамейке, я, задумчиво смотря в направлении горизонта неспешно раскуривал сигарету…

Информационную войну я уже начал… Ирина уже выложила в сеть некоторые биографические факты представителей дома Бенуа, начав со старшего брата Леонардо, естественно начался ажиотаж… люди как вороны накинулись на грязное белье и растащили его по сети… Даже на форуме академии началось обсуждение, но это меня мало волновало…

У каждого из людей живущих в этом мире есть слабое место… У каждого свое. Дом… когда-то я был членом клана, название которого стерлось из памяти, как впрочем и мое имя от которого я попросту отказался… В той жизни меня не держало ничего… Даже вспомнить сейчас не могу ни одного яркого события, кроме боевых столкновений, нет смысла в жизни где есть война, но почему я хочу дом… Я был одним из членов клана, но не членом рода, для меня были недостижимыми привилегии члена рода… А я завидовал, завидовал членам рода которые были всегда просто счастливыми людьми… Тьфу, даже как-то стыдно признаваться… однако, несмотря на дальнее родство, я не был членом рода, просто ученик одного из старейшин, да и все пожалуй. Вот и сейчас мысли о доме и своей семье давно перешли в простую манию, может в чем-то и бессмысленную, но… Одиночка решил обзавестись семьей и детьми, хотя ему уже было тридцать лет когда-то…

Меня сейчас больше волновало то что у меня есть живые родители… Не знаю, почему я стремлюсь их найти… может потому что никогда не испытывал той ласки и чего страстно желал получить от женщин… Тьфу, психология какая-то получается, но все же спустя десять лет я узнал что у меня есть кровные родственники, что на маленький шаг приближает меня к тайной мечте… Впрочем, их еще найти надо.

Учитывая военное положение в Африке из-за идущей там войны, практически невозможно отследить конкретного человека… Ира серьезно постаралась чтобы найти то видео, но и оно исчезло из сети… Также мой дед жив и занимается непонятно чем, свет на его занятия может помочь информация из дома родителей в Воскресенске, но я пока не могу туда вернуться, здесь тоже достаточно работы. Также интересно было бы узнать о существующих договорах и «прочих, несомненно, важных вещах».

А все-таки неплохо быть студентом…

Есть какая-то своя притягательная атмосфера в этом жизненном отрезке. Вон играют в пляжный волейбол, вон парень стихийник удирает от девушки того же ранга… Не всегда вся жизнь ограничивается только войной и бесконечными проблемами, есть кое-что светлое и теплое, как например парочка что сидит на соседней скамейке… Точнее сидит парень, а девушка устроив свою голову у него на коленях тихо читает книгу… Самое же забавное наблюдать за Ирис что стоит прислонившись плечом к пальме, смотрит в сторону моря, похоже, что ей нравится это зрелище, вид на тихое и безмятежное море несколько успокаивает, позволяет отвлечься… Мешать я ей не стал, незачем. Впрочем, это не помешало ей самой подойти и осторожно сесть рядом…

— Спасибо что не помешал. — Тихо проговорила Ирис.

— Тебе тоже, — кивнул я, — мне было о чем подумать в одиночестве.

Сегодня годовщина смерти ее матери… она умерла когда Ирис было семь, несмотря на привлечение лекарей со всех уголков страны… Просто истощение энергетики, ведь она дала жизнь двоим «мастерам» что смело к сорока годам могут претендовать на ранг «профи»… Это та информация что мне доступна, но я не буду ее озвучивать, нет, я просто сделаю другое…

— Ирис… — мягко проговорил я, пододвинувшись к девушке, а после, легко пересадив себе на колени, обнял.

Девушка однако даже не дернулась, просто посмотрела мне в глаза и опустила голову… Не нужно было ничего говорить, это просто был жест заботы, поддержки…

— На нас смотрят…

— Пусть.

Впрочем, Ирис все же не стала задерживаться у меня в объятьях, отстранившись, она села рядом, принявшись наблюдать за студентами, некоторые из которых хотели искупаться после лекций, некоторые целенаправленно шли за фруктовыми коктейлями в кафе…

— Завидую тебе, ты непосредственный, спокойный…

— Ты плохо меня знаешь, — усмехнулся я, достав пак с томатным соком, — будешь?

— Нет, спасибо.

— Ну… меня называют «цепным псом семьи Седых», причем делают это не только потому что я выполнял функции телохранителя Евы в лицее, но и за то что я безжалостен в бою… Впрочем об этом ты уже знаешь. Мой прошлый противник еще долго не выйдет из лечебницы.

— На это была веская причина.

— Смешное оправдание моим поступкам, учитывая нашу с Ханом Сон, разницу в личной силе… Он даже не успел поставить защиту, когда я атаковал. Впрочем себя я осуждать не буду, я не люблю когда мои враги науськивают верных псов чтобы атаковать близких мне людей вместо того чтобы в лоб вызвать на бой.

— Мне ясно, чем основывается Леонардо, но боюсь, что это противостояние разрушит его репутацию в академии, точнее рушит ее… — проговорила Ирис, поднявшись, — я пойду.

— Постой, ты не хочешь прогуляться?

— Спасибо, Веня, но нет, сегодня я хочу побыть одна. Мне что-нибудь передать от тебя учителю?

— В воскресенье Зубов приедет. — Кивнул я, — ну, до завтра?

— До завтра, — кивнула британка и неспешно двинулась по дорожке в направлении дома учителя…

Смотря уходящей девушке вслед я только покачал головой… Слишком многое она держит в себе, это часто приводит к срывам. Хотя я сам нисколько не иной… Есть конечно близкие люди с которыми я могу поделиться своими горестями и надеждами, но не делаю этого потому что у них и самих их слишком много в этой жизни.


Так… Вращая в руке два металлических шарика я наконец отодвинулся от компьютера…

Ну вот я сделал приблизительный учебный план для первого года обучения будущих лекарей… Для этого я сделал собственную очередность тем лекарства и последовательность изучаемых техник… как лекарского, так и боевого плана. Можно было немного отдохнуть… Пусть теперь Филипп смотрит и обдумывает, материал я скинул ему.

— Ира, что нового? — устало, проговорил я.

Пока ничего, но я стараюсь, постой… есть кое-что. — Проговорила девушка, а затем вывела на экран ноутбука картинку, — эту фотографию я получила снимая информацию с камер наблюдения в поместье Седых… Немного размыто, но…

Всмотревшись в картинку, я обнаружил стареющего мужчину пятидесяти лет, волосы которого были тронуты сединой, детали одежды я не мог разглядеть, но вот лицо с глубокими морщинами я разглядел полностью… Впрочем, старик и так улыбался в камеру, словно зная что его заметят.

— Это Игорь Седых. Он жив.

— Информация Самойлова подтвердилась. — Кивнул я, — Ира он не появлялся возле лечебницы Зубова?

— Нет, я после этого сразу влезла к ним на сервера, но там вообще ничего не было.

— Значит, он не стал встречаться с Павлом, какая может быть для этого причина? Они ведь друзья.

— Причин может быть множество.

— Понимаю… — задумчиво проговорил я.

Все еще вращая шарики в руке, я несильно их сжал, использовав технику, после чего шарики просто распались на ровные дольки с идеально ровными краями… Ну что ж технику «эфирного среза» можно считать восстановленной…

— На этом пока все, отдыхай, — положив части шариков на стол, я потянулся, — завтра у нас пятница, а там уже и выходные. Хорошо хоть лекции для меня не особо сложны.

— Спокойно ночи, — пожелала мне Ира, помахав рукой.

— Тебе тоже, до завтра, — проговорил я, тем временем сохраняя документы и выключая ноутбук…


В субботу я организовал уборку в своей квартире, перестирал всю одежду и постельное белье, уже после вечером я сидел на балконе в компании Евы, что пришла просто провести вечер в моей компании, днем же занимаясь докладом…

Я прибыл в аэропорт Джексона в девять часов утра, устроившись за столиком в небольшом кафе… Все же я решил самостоятельно встретить Павла Сергеевича, ведь он мой учитель.

Чем дальше я вникаю в историю своей семьи — тем больше понимаю что врагов, тайных и явных у меня слишком много… Мало мне тех что я противопоставил себе, так мне они еще и по наследству достаются… Только вот как ни них выйти? Поговорить бы с дедом, он бы мог пролить свет на пока не известные мне взаимоотношения неких лиц с представителями нашей семьи. Только вот он избегает встречи…

Отвлекшись от своих мыслей, я ответил на телефонный вызов:

— Вениамин, — проговорил Зубов, — я прошел стойку регистрации. Ты где?

— Прямо над вами, — проговорил я, отслеживая энергетику лекаря, — сейчас буду.

— Ладно, подожду. Эх, старость, а раньше я любил летать, даже летчиком хотел стать… — проговорил Зубов, перед тем как отключиться.

Спустившись, я быстро нашел Зубова, что ждал меня в зале ожидания, а затем, подойдя, пожал ему руку, но он только хмыкнул…

— Ну как ты тут? — Спросил он, в то время пока я закидывал его дорожную сумку себе на плечо, — в последнее время ты не слишком часто звонишь мне.

— Были кое-какие вопросы, но я их решил задать лично, не телефонный это разговор. — Улыбнулся я, — как перелет?

— Долго. Пришлось читать, благо я взял парочку романов — время скоротал. Кстати, я прибыл раньше, Кир просил его внучку проверить…

— Они и так созваниваются каждый день, — пожал я плечами, — с Колей иногда и по нескольку раз. Тем более я здесь, чего ему опасаться.

— А ты я смотрю наглеешь… — усмехнулся Павел, — впрочем, если бы Кир был против ваших отношений их бы просто не существовало, сам понимаешь. Ну ладно, что скажешь о Льве?

— Старый слепой уставший старик, которому для жизни нужна только ученица, что стала ему не знаю… скорее внучкой, чем дочерью.

— Сильно его жизнь помотала, — покачал головой Павел, — раньше о таком даже подумать было нельзя. Годы то идут, а проблем становится только больше… То ли это не мы не такие, толи жизнь уже не такая…

— Перекусить не хотите? До академии пару часов на автобусе ехать. — Предложил я.

— Нет спасибо, пока не хочу. — Проговорил Зубов, — кстати, а как тебе местный контингент? Элита же…

— Видел я эту элиту на одном причинном месте, интриганы малолетние. — Поморщился я, — впрочем, далеко не все такие… как и везде впрочем.

Когда встретимся с Самойловым, я хочу кое о чем с тобой поговорить.

Ну, тогда следуйте за мной, учитель, купим билеты и в академию… — кивнул я, а затем неспешно повел старика по известному мне маршруту.


По прибытию в академию, я отвел Зубова, как это и положено, в регистрационное бюро, где ему предоставили как гостю академии место проживания, а также узнали о цели визита… После чего мы направились напрямую к дому Самойлову, неспешно разговаривая…

— А здесь хорошо, тепло, в России уже снег выпал.

— Середина октября же, чему удивляться. — Пожал я плечами, — только вот боюсь что за долгое время своего пребывания здесь, вы возненавидите эту жару…

— Что ты за человек такой, зимой ты возмущался что холодно, летом что жарко… Как тебе угодить?

— Люблю тихие осенние дни, без ветра, можно даже пасмурные… — задумавшись, ответил я, — впрочем, человек та еще скотина, ей сложно угодить. Кстати, мы пришли.

После этого Зубов замер возле двери в дом Самойлова, а после решительно проследовал внутрь…

— Приехал, значит, — вышел ему навстречу Самойлов, а затем замер, — Вениамин, ты тоже заходи. Проходи, старый друг, давно мы не встречались.

— Ну, здравствуй старый друг, — эмоционально обнял Льва Зубов, — рад, что ты жив, но не доволен, что ты скрывался все эти годы…

— Драться не будете? — уточнил я.

— Ты что своего учителя за зверя считаешь?.. — отпустил Павел Самойлова.

— Проходите, присаживайтесь. — Предложил между тем хозяин дома, сам же разместившись в кресле, — о чем поговорим?

— Если вы не против, я бы хотел чтобы мы поговорили по существу… — проговорил я, а после достал телефон и протянул его учителю, — эта фотография взята с камер наблюдения в доме Седых… — проговорил я, протянув телефон учителю.

— Значит, он жив, — задумчиво проговорил Павел, а после вернул мне телефон, — я бы сильно удивился новости о том, что его сумели убить.

— Если Игорь не хочет встречи с тобой, значит на то есть причины, может это часть его планов, а может он так от тебя врагов отводит… Если подумать, ты ведь знаешь очень и очень мало об истории своей семьи, а значит не обладая нужной информацией просто не представляешь противникам какой-либо угрозы. Да и хватит уже… — Принялся рассуждать Самойлов, а затем «взорвался», — Даже так ты не имеешь права отказываться от борьбы! Ты Старинов, а они никогда не сдаются насколько бы плохой не была ситуация… Подумай, Игорь в десять лет оказался единственным выжившим из всей семьи и?! Ты что оказался в роли пленника Великого дома что использует тебя в качестве оплодотворителя из-за твоей универсальности… Не тебе ныть!

— Спокойнее, — мелко рассмеялся Павел, — ты плохо знаешь Вениамина, даже когда он потерял свои способности универсала — не смог сдаться и пошел ко мне, лишь потому, что это был единственный выход, он не мог следовать стихийному пути силы, но проложил свой… сейчас он «мастер контактного боя» и как его учитель я доволен.

— Слушай, а ты в курсе, что у него тут есть невеста?

— Ты о Нуо Циан? Разумеется. — Кивнул Зубов, — мне непонятно чем руководствовался император, но Вениамина заметили и отметили. Только вот многие остались недовольны…

— Пусть уже успокоятся, Стариновы — «Семья», что слишком многие предпочли забыть… Восстановить статус несложно, главное чтобы он был обоснован, сейчас в России нет императора и все функции по статусу семей на плечах совета семерки «Великих» семей, здесь же нужно набрать четыре голоса из семи. Что думаешь, Вениамин?

— Будь что будет, — пожал я плечами, — подлизываться к главам семей я не намерен, откажут — так в другой раз. Впрочем, глава может и поменяться…

— Вы кого воспитали, это же… — довольно оскалился Самойлов.

— Ты его плохо знаешь, Лев, — усмехнулся Зубов, — как впрочем, и я. Нельзя сказать, что все что происходит вокруг Вениамина это не часть его плана, нельзя сказать и обратного…

— Кстати, помимо китаянки у него тут еще несколько особ… требующих особого внимания, это я уже не говорю о Еве, что постоянно с ним.

— Ты меня не удивил, — осуждающе покачал головой Зубов, — Вениамин еще в Бирске прославился… Он самых красивых девушек того… Лекарь же.

— Завидуете, старички? — ухмыльнулся я.

Похоже, что старики поняли по моему тону что развивать тему не следует… Просто из соображений безопасности.

— Перейдем к другой теме… Лева, а ты не обнаглел? Четырнадцать лет без весточки, еще друг называется.

— Давай без этого у меня на это свои причины. — Спокойно проговорил Лев.

— Зачем ты меня приглашал, учитель? Как я вижу, вы будете сидеть, вспоминая о былых приключениях.

— Думаю сейчас это не к спеху, но… — задумчиво проговорил Зубов, — Чернозубовы попросили о помощи Кира в поисках Валерии Чернозубовой, что исчезла где-то в Бирске. Официально попросили. Что ты на это скажешь?

— Ничего, — пожал я плечами.

— Вениамин, я прекрасно знаю, на что ты способен и за какой маской прячешь свои настоящие силы в лекарстве, но девушку надо вернуть. Слишком многим не понравится то, что семья Седых приберет к рукам «универсала». Не надо развязывать новую войну… Ивановы тогда отступились от Золотовой только потому, что у них не было официальных причин на это.

— Валерии в Бирске нет, — спокойно проговорил я, — пусть ищут, на Кире Львовиче только город, но не область. Однако я понял что они хотят… Пусть потянет время, четвертого ноября опека семьи Седых с меня спадает и воздействовать через Кира как моего опекуна на меня уже не получится.

— Значит, это все-таки ты… Только для чего тебе два универсала? Вениамин — не надо развязывать новую войну.

— Чернозубовы не найдут поддержки у других глав семей по той причине что позволили «универсалу» сбежать… Если говорить прямо, то войны не будет. Да всем нужен универсал, но вот бросаться скопом на мастера контактного боя — это просто безумие.

— Ты уверен в своих силах, почему? Компания «Кедр» — это не военная база…

— Думаю дело в «Шамане»… — задумчиво проговорил Лев, — помнишь ученика Игоря? Так вот он все же сумел создать команду из родовых изгоев. Сколько из них «мастеров» известно только Шаману и… Вениамину, что может заявлять о том, что они пойдут за ним.

А старики неплохо осведомлены, как я погляжу… Павел только слышал об ученике моего деда, но Самойлов встречался с ним лично. Иногда даже принимая участие в обучении…

— Интересно получается. — Задумчиво проговорил Зубов, глядя на меня, — так ты не просто так все это делаешь…

— Пока не знаю. Однако универсалов, что попросили меня когда-то о помощи, я не отдам никому. — Прямо ответил я, глядя учителю в глаза, — попытаются забрать силой — церемониться не стану, даже без привлечения упомянутого «Шамана» я имею выходы на несколько групп наемников, что будут только рады пощипать пух некоторым зарвавшимся главам семей.

— Осторожнее Вениамин, это игра может плохо кончиться… — покачал головой Зубов.

— Если на этом все, я пойду, все равно я не намерен ставить вас в известность ни о своих планах, ни действиях… — поднявшись с кресла, проговорил я, — а требовать с меня этого просто бессмысленно.

— Когда мы с Львом решим кое-какие вопросы, я бы хотел вернуться к этому разговору, ученик. — Проговорил мне в спину Зубов.

— Хорошо, но не ожидайте от меня откровенности. — Кивнул я, а после покинул дом.

Чтобы выйдя, закурить, направившись в прогулку по пляжу…


Глава 16. Восхождение и исход

В сети интернет царил хаос… Шли бурные обсуждения между разными лицами о информации касательно представителей дома Бенуа. Причем информация была самой разной, начиная секретными лабораториями по производству боевых стимуляторов, заканчивая личной перепиской членов дома. В общем… шла обыкновенная информационная война, где участников день ото дня становилось все больше и больше…

Да, что-то мне страшно становится… Я не из тех людей что все свои тайны складывает в одно место, но Золотова самый доверенный мне человек и если она предаст меня… Даже боюсь представить последствия, только информация о том, что именно я виновен в смерти некоторых мешавших мне членов «семей» может обернуться для меня надгробием над медленно разлагающимся телом… Однако, я доверяю Ирине и отвечаю на ее доверие, но… она гений… чей ход мыслей мне так до конца и не ясен.

— У тебя в субботу будет проходить ранговая экзаменация, волнуешься? — поинтересовалась Ирина.

— Не особо. — Проговорил я, выстраивая план проведения операции, Ким Лиен-Сун, — мне вот что интересно, старики показали свою прекрасную осведомленность о моих резерва в виде «Кедра» и группы Шамана, но ничего не сказали о состоянии дел…

— К чему ведешь?

— Для чего им вмешиваться в мои дела? Помочь они особо мне ничем не смогут, но вот испортить… несложно.

— Они тебе не посторонние люди, но ты такой недоверчивый… никому не рассказываешь о своих проблемах.

— Кроме тебя. — Подперев голову рукой, посмотрел я в камеру, — даже странно это…

— Я ценю это, — улыбнулась Ира, — я очень хорошая девочка.

— Конечно, ты очень хорошая…

Однако после моих слов Ирина замолчала и залилась густым румянцем. Об это особенности девушки я знаю с нашей первой встречи… Если она себя хвалит — это лишь показывает что она довольна что ее ценят, а вот если ее хвалят… «Все так сложно» — как говорит Ню.

— Ладно, продолжай пока вести давление на эту семейку… Если будет что-то срочное от Шамана или Свята, передавай сразу.

— Хорошо. — Кивнула мне Золотова. — Спокойной ночи, — а затем отключилась.

Как ни посмотри, а операцию придется проводить в три этапа… Первый этап будет включать в себя тщательный разбор течения энергий в системе, затем после этого нужно будет делать перетяжку некоторых каналов чтобы заставить организм принять нормальный процесс циркуляции. Вот после этого вступает в силу второй этап, нужно будет резать сами энергетические каналы, некоторые окончательно, но не удалять, нет их нужно будет перенаправить… Техники, чтобы сращивать каналы у меня имеются. А вот третий этап… тут все сложно, по состоянию энергетики я могу сказать что она могла бы стать как минимум экспертом стихийной принадлежности лед, но вот в чем загадка… энергетические каналы расположены так что ей будет больше подходить стихия ветра… Впрочем, моя основная задача нормализовать ее состояние, вернув девушке полноценную жизнь… Буду дальше работать.


Сонно кивая носом, я сидел в столовой в этот… и мысленно проклинал понедельник. Настроение было ниже планки — плохо, большую часть ночи я просидел за составление плана операции, но сделал только половину…

— Привет. Не выспался? — участливо поинтересовалась Ева, что пропадала где-то все выходные дни.

— Доброе утро, заработался, — кивнул я, — сейчас бы кому-нибудь в глаз дать, о я даже знаю кому… Где пропадала?

— Зачем спрашиваешь то, что знаешь?

— Хороший способ уйти от ответа, но я, правда, не знаю. В пятницу тебя на лекциях не было, а в выходные ты не появилась… А, ты же… прости, сплю.

— Ничего, — покачала головой Ирис, — как там старики? Не подрались?

— Не знаю, вроде тихо было. — Пожал я плечами, — кстати, вопрос об операции они не поднимали. Надо бы поговорить с ними на эту тему.

— Когда сможешь?

— После занятий, только спать хочу.

— Хорошо, буду тебя ждать.

— О, вы идете на свидание? — вклинилась в разговор подошедшая Ева, — ничего не имею против подобного времяпровождения. Да и некоторым просто надо расслабиться…

— Ты ошибаешься. — Не поворачиваясь к Еве, заявила Ирис.

— А ты хочешь на свидание с Веней? — продолжила Ева с улыбкой.

— Нет.

— Врешь. — Ухмыльнулась Ева.

Слушая перепалку девушек, я направил свои мысли в другую сторону…

Интересно, есть ли у Стариновых союзники… Просто интересно стало, есть дом Нери чем-то обязанный деду, но не думаю что они единственные кто может быть… Хотело бы восстановить старые связи семьи, тем более что как намекнул Самойлов есть у нашей семьи старые друзья.

А пока буду работать с тем что имею… Тем более что имею я немало, учитывая нашу договоренность с Джонатаном, а так же то что меня отметил лично Циан Шунь… Видимо договоренности с японской стороной по данному браку были невыгодны китайцам, иначе ситуация имела бы совершенно другой исход…

— Ну, хорошо, я пойду с ним на свидание, как только захочу. Ты этого добивалась? — недовольно посмотрела на Еву, Ирис.

— Ну вот, ты хотя бы разозлилась, а то сидишь такая грустная… мне тебя даже жалко стало. — Мягко улыбнувшись, проговорила Ева.

— Как обычно веселитесь. — Проговорила севшая за стол кореянка.

— Привет, Ню, — проговорила Ева, — ну почему они такие кислые с утра… Веня так вообще такое ощущение, что не спал. Ты в какой комнате женского общежития ночевал?

— Меня не пустили, поэтому пришлось спать у себя. — Протянул я, а после чего зевнул, — ненавижу понедельники.


Сразу после занятий мы направились к старикам, что к моему с Ирис удивлению сидели и разыгрывали партию в шахматы…

Немного подремав на лекциях, я чувствовал себя гораздо лучше…

— Доброго дня.

— Проходите, мы скоро закончим. — Проговорил Самойлов.

— Только после твоего поражения. — С вызовом ответил Зубов, после чего быстро перевел своего ферзя на одну линию с вражеским королем, перед которым стояло три пешки, — шах и мат.

— Постой…

— Пешка не ходит назад, — удовлетворенно проговорил Зубов.

Некоторое время Самойлов изучал фигуры на доске, а после откинулся на спинку кресла… — ладно, мат, так мат.

— Ну и о чем поговорим?

— Я сегодня слишком сонный чтобы продолжать тот разговор… Так что, учитель, пожалуйста проверьте Самойлова… Его состояние вызывает опасения.

— Не надо ничего проверять…

— Учитель, пожалуйста. — Попросила Ирис.

— Ладно, старый друг, проверь меня, пусть уже молодежь успокоится… — сдался, под молящим взглядом ученицы, слепец.

— Хорошо, — поднявшись с кресла Зубов, подошел к сидящему Самойлову.

— Только без фокусов.

— Как получится. — Проговорил Зубов.

Коснувшись пальцами лба, Зубов, некоторое время проверял состояние пациента, а после злобно заскрежетал зубами, и резко лишил Самойлова сознания… После чего на наших глаза, забросил слепца к себе на плечо и проговорил:

— Значит так, я в лечебницу, Лев Самойлов сам обратился ко мне за операцией, вы ничего не видели…

— Ирис… не надо. — Покачал я головой, когда девушка начала формировать технику, — Зубов, знает что делает…

— А с этим упрямцем по-другому нельзя, — бросил мой учитель, после чего потрепал Ирис по голове, взлохматив волосы, — не бойся, я вылечу его. Увидимся завтра.

После чего Зубов вышел из дома и направился в направлении лечебницы…

Подойдя, я осторожно обнял Ирис, несколько озадаченно посмотрев мне в глаза, девушка поджала губы, а затем, просто уткнулась лицом в грудь, заплакав. Успокаивающе поглаживая ее по спине, я лишь улыбнулся, тихо спросив:

— Ну чего ты? Все будет хорошо…

— Знаю, — тихо проговорила Ирис, — только у меня не так много близких людей и я боюсь их потерять…

— Тише, тише… Хватит плакать. Ты же сильная девочка?..

— Девочка? — бросила на меня свирепый взгляд Ирис.

Чувствуя, что девушка с огромной скоростью формирует технику на основе своей стихии, я коротко улыбнулся, а после впился в ее губы долгим поцелуем…

Меня укусили за губу, дали под дых, даже попытались пнуть по причинному месту, но все же вспышка гнева прошла у Ирис на удивление быстро и она несколько расслабившись в моих объятьях, мягко отвечала на долгий… долгий поцелуй. Вот только мы переместились в горизонтальное положение, заняв диван…

— Остановись… — тихо прошептала Ирис, оборвав поцелуй.

— Ты успокоилась? — склонившись над ее лицом, спросил я.

— Я имела в виду не заходить дальше, — залившись легким румянцем, Ирис мягко и впервые улыбнулась мне, обняв за шею, — еще…


Час спустя мы сидели за столом на кухне, и пили чай… Молча.

Да… Какая-то нестандартная ситуация получилась. Какую-то неприятную ситуацию я создаю на ровном месте… Как бы это не вылилось… во что-нибудь.

Громко вздохнув, я пригубил чай…

— Я поддалась настрою…

— Понимаю.

— Это ничего не значило.

— Ясно.

— Тебе хоть понравилось?

— Конечно.

— Ты издеваешься, отвечая так односложно?

— Естественно… нет, — улыбнулся я, — Ирис, ты приятная девушка и мне понравился этот жест… такой невинный, даже не ожидал… «Еще»… — прошептал я с интонацией Ирис.

— Я… молчи. Ты сейчас так издеваешься надо мной? — с легким румянцем обиженно посмотрела на меня Ирис.

— Нет, мне, правда, понравилось. Только вот какая-то неудовлетворенность…

— Могу удалить.

— Жалеть не будешь?

— Чем тебе врезать?

— Остановимся на «тебе»… Мне просто интересно, что дальше?

— Ничего. — Опустила голову Ирис, — я и сама толком не понимаю что испытываю… Это сильно отличается от того что я испытывала до этого. Может это и так называемая «любовь», но… я не понимаю смысла данного слова, слишком уж оно субъективно.

— Неожиданно зрелое обозначение. — Кивнул я. — Только вот я не тот, кто скажет тебе «нет», ты должна для себя найти ответ.

— Какой «ответ»?

— Поддаться этим чувствам или продолжить словно недавнего нюанса не было…

После этого Ирис громко рассмеялась… Несколько удивившись ее реакции, я только наблюдал как девушка подавшись веселью хлопает по столу ладонью… что немного поскрипывал от такого обращения.

— Прости, — утирая выступившие слезинки, ответила Ирис, а затем вернула себе внешне безэмоциональный вид, — впервые меня не соблазняют, а напротив пытаются сохранить в друзьях… Даже странно как-то. Спасибо, Веня.

— А ответ?

— Какой ответ?

— Ясно, — вздохнул я, — что ничего не ясно.

— Долить чаю?

На что я, молча, протянул кружку, просто наблюдая за девушкой, что открылась мне с необычной стороны…


После того как я ушел из дома Самойлова… проводив до общежития Ирис то просто отключился, даже не поговорив с Ириной… А следующим утром у меня на почте обнаружилась просьба перезвонить…

— Алло, Филипп, — связался я с главным лекарем академии, стоя на балконе, — что конкретно можешь сказать об учебном плане?

— Он неплох, но требует кое-каких доработок, но я думаю, что возьму это на себя. Кстати, встретил вчера твоего учителя… он настоящий профессионал.

— Как прошла операция Самойлова?

— Хорошо, вот только… у нас не было доноров на глаза.

— И?

— Зубов отдал свой. А сейчас угнал одного из санитаров на поиски кожаной повязки и широкополой шляпы…

— Учитель впал в детство. Но глаз… как прошло приживление, есть отторжение?

— Нет, все прошло успешно. Но Самойлова мы поместили в палату интенсивной терапии, сейчас с ним работают старые лекари…

— А где, Зубов?

— Он твоего противника отправился лечить по моей просьбе. Мы так и не смогли исправить все, что ты с ним сделал. — Недовольно проговорил Филипп. — Как ты можешь после этого себя лекарем называть?

— Не надо экспрессии, по крайней мере, я его не убило… хотя это было бы гуманней. — Задумчиво проговорил я, — ладно, зайду к вам сегодня после лекций.

— Буду ждать. — Проговорил Филипп и отключился.

Нет, я конечно всего ожидал от Зубова, но чтобы он выступил в качестве донора для пересадки глаза… Впрочем, может это и называется настоящей дружбой и следованию пути настоящего лекаря?..

А мне пора… Мне еще нужно собраться. Сегодня я напротив — чувствую себя отдохнувшим…


После окончания лекций, я разминулся с Евой, что в компании Шу и Ню направились в гипермаркет, я пошел в лечебницу… Нужно было проверить Самойлова, да и с Лонэ я договорился о встрече…

Как обычно отметившись возле регистрационной стойки, я взял белый халат и неспешно направился по коридорам лечебницы.

— Ну как вы здесь? — проговорил я пройдя в палату Самойлова, где уже была Ирис.

— Хорошо, я теперь вижу… Даже как-то странно, — проговорил Лев смотря на меня, в то время когда большая часть его лица была скрыта под повязкой, — не ожидал такого от Паши.

— Ну и сколько вам назначили больничного покоя?

— Целую неделю, только на выходных выпустят, — недовольно проговорил Лев, — ладно, хоть Паша будет здесь, есть с кем поговорить…

— Выздоравливайте тогда, а я пойду Филиппа найду.

— Это касательно того что предложил тебе ректор? — спросила Ирис.

— Да, разрабатываем программу подготовки лекарей, — ответил я с улыбкой, — это мне в нагрузку за отсутствие профильных предметов. Так что потихоньку…

Выйдя из платы, я ориентируясь на свои способности сенсора двинулся в поиске сильной энергетики без стихийного «окраса»… Вскоре я нашел главного лекаря, он сидел в своем кабинете и опять занимался бумажной волокитой…

— Здравствуй, Филипп, как успехи? — Проговорил я пройдя в кабинет и устроившись на кресле.

— Учитывая проделанную тобой работу, мне остается только кое-что изменить и поправить, после чего передам материалы Нортону, все-таки я не преподаватель. — Ответил француз, оторвавшись от бумаг, — пока займись вторым годом обучения, а я буду редактировать существующий вариант.

— Можно получить подробности о том, что здесь мой учитель устроил?

— Я уже все рассказал, — отмахнулся от меня француз, — сам я в этом не участвовал, только утром попросил подлечить Хана Сона, которому ты повредил все энергетические узлы в организме…

— Не надо на меня так смотреть, — спокойно ответил я, — пусть радуется, что только повредил, а не уничтожил, так ему год придется нормально восстанавливаться, мог вообще инвалидом оставить.

— Мстительный ты, плохое это качество для лекаря.

— Мы по-разному воспринимает ранг «лекаря», — усмехнулся я, — кстати, в выходные будет моя ранговая экзаменация.

Знаю, из ассоциации уже пришло письмо, — кивнул Филипп, — ты хоть чувствуешь себя готовым?

— Это был риторический вопрос?

— Ясно. Пожелаю тебе удачи, отложи пока учебный план.

— О, это хорошо, — кивнул я, — а то у нас последнее время и на лекциях что-то сильно напирают… Даже боюсь пропускать лекции, а то пропустишь тему и все… потом не нагонишь.

— Ладно, иди уже, кстати, Зубов получил свою повязку и шляпу, сейчас, остановился в гостевом номере. Просил до завтра его не беспокоить.

— Хорошо, тогда я пошел, — проговорил я, поднявшись с кресла, — пока что у меня есть чем заняться.

Двинувшись на выход, я прикидывал продолжение разработки плана по излечению Ким Лиен-Сун…


Неделя пролетела незаметно, с Зубовым мы практически не пересекались… Время проводил в основном за лекциями и подготовкой к экзамену…

А вот Леонардо приходилось несладко… ко мне он не приближался, но изредка одаривал взглядом, подозревая в том что это я устроил… Впрочем, много чего «интересного» вылезло про дом Бенуа, все члены семейства оказались хороши… Но я старался не забивать себе мозги этой информацией и просто листал новости…

— Мм, Веня, ну что ты определился? — сонно спросила Ева устроив голову у меня на плече.

— Ты о чем? — непонимающе переспросил я, листая студенческий форум.

— Так… Ты что был серьезен, когда сказал: «всех»?

— А, об этом… Прости как-то не задумывался. Дел много.

— Только вот Ирис в последние дни очень и очень задумчиво на тебя смотрит…

— Ревнуешь?

— Не совсем, — задумчиво проговорила Ева, — эх, жаль у меня не характер: «если ты достанешься мне — так не достанься же больше никому»… Вот весело бы было.

— Понятно, значит, ты хочешь моей смерти, — грустно проговорил я, а затем девушка ущипнула меня за бедро, — за что?!

— За все хорошее… — буркнула Ева, — впрочем, тебе еще стоит поискать такую как я… Далеко не все девушки способны простить измену, хотя «измену» ли… Мы даже не встречаемся, так любовники, что мозолят одному старику глаза. Так и чем вы занимались?

— Просто целовались.

— И все?

— Все. — Утвердительно кивнул я.

— А ты все-таки ее боишься… — улыбнулась Ева, — кстати, знаешь что греет мое самолюбие?

— Нет.

— То, что я с тобой уже много лет, а в постели уже два года…

— Ты что-то задумала?

— Догадался, — ехидно улыбнулась Ева, — только вот не жди этого сюрприза в ближайшем будущем. Вот только потом не убегай…

— Что-то мне уже не нравится, что ты задумала…

— Ого, я тебя испугала.

— Просто не люблю сюрпризы… особенно когда не знаю их природу…

— Не беспокойся, тебе понравится, только вот мне нужно все подготовить…

— Буду на это надеяться. — Вздохнул я, понимая, что отговорить Еву от запланированного сюрприза уже не получится.

Девушка же только улыбнулась и принялась засыпать, удобнее устроившись на мне, положив голову на грудь…


В субботний день, я стоял возле аудитории номер три, где в данный момент собрались прибывшие лекари из ассоциации, а также мой учитель и приглашенный в качестве свидетеля Филипп Лонэ.

Я шел к этому рангу целых двенадцать лет и вот настал момент когда передо мной откроются все двери в лекарском искусстве… Впрочем, это лишь официальное принятие, но… Все равно я напряжен. Ну ладно…

Открыв двери, я вошел в аудиторию, где находилось пять человек, проговорив:

— Вениамин Старинов прибыл на экзамен для получения лекаря первого ранга.

— Проходите, Вениамин, — ответил мне старый китаец, один из старейших членов ассоциации которому было почти сто сорок лет, Вэйшенг Да, — признаться я был удивлен когда самый молодой ученик присутствующего здесь, Павла Зубова, заявил о своей готовности получить первый ранг.

— Ассоциации больше интересно, почему Зубов вообще стал обучать кого-либо по старой системе подготовки лекарей… — влез в разговор молодой лекарь имени, которого я не знал.

— Не говори за всю ассоциацию, — одернул его Зубов, — это было мое право учителя, и я им воспользовался.

— Джон Говард, оставьте свои комментарии при себе, — спокойно встал на защиту учителя Филипп, — вы пока еще слишком юны чтобы хоть как-то комментировать старейших и опытнейших лекарей.

— Прошу прощения. — Склонил голову Джон, бросив на француза недовольный взгляд, что тот проигнорировал.

— Вениамин, — улыбнулся мне Вэйшенг, после чего указал мне на стол где лежали перевернутые листы, — возьмите любой из этих вопросов и можете готовиться, у вас есть час. После сдачи каждый из присутствующих задаст вам по одному вопросу, относящемуся к знаниям доступным только лекарю первого ранга.

— Хорошо, — проговорил я.

А после взял лист с пятью вопросами и сев на первый ряд принялся неспешно вчитываться в вопросы.

Вроде бы ничего сложного, но кроме этого прибывшие лекари из ассоциации будут задавать вопросы по материалу, весьма обширному… Неожиданно, но мне помогли данные, что я повторил из разрабатываемой учебной программы для лекарей… Есть еще кое-что что мне не нравится… Пять вопросов от пяти лекарей… Что-то это много для меня одного. Впрочем, буду готовиться.


Через полчаса я закончил отвечать на вопросы, а после отдал лист с ответами Вэйшенг Да, — что некоторое время внимательно изучал текст на английском языке, а после передал лист с ответами второму экзаменатору, спросив, — назовите, что такое, акупунктурная точка?

— Акупунктурная точка — это место выхода энергетического канала на поверхности тела человека, количество точек зависит от развитости энергетической системы. Точка акупунктуры выполняет две функции, всасывания и высвобождения энергии «viz»…

— Достаточно. Вы прошли. — Спокойно ответил Вейшенг Да, — Лукас Харсен, теперь ваш вопрос.

— Секунду, — закончив читать мои ответы, датчанин, некоторое время размышлял, а потом спросил, — срединный энергоузел, что это?

— Срединный энергетический узел — это место схождения всех меридиан в единой точке, является ключевым элементом в энергетическом обмене. Нарушения в его работе, приводят к различным патологиям в виде ухудшения энергетического снабжения некоторых участков тела…

— Хватит, вы знаете материал. Мое уважение, — кивнул седой датчанин.

— Что такое эфаз? — улыбнувшись, спросил Говард.

Это не тот материал, что может знать лекарь первого ранга, — недовольно проговорил Филипп.

— Согласен с Филиппом, эта информация доступна только старейшим лекарям…

— Тем не менее я отвечу, эфаз — это методика омоложения тела, о которой мечтают очень и очень многие… Относится она к тайным лекарским практикам, так как способна продлить жизнь человека на три-четыре десятилетия. Существует восемь методик…

— Довольно. — Проговорил Вейшенг, — вы были не вправе задавать подобный вопрос юному лекарю!

— Мы затрагивали тему ложного бессмертия тела на занятиях, — проговорил Зубов, к которому перешел лист с ответами. — Филипп, ваш вопрос.

— По какому каналу идет контроль стихийной энергии?

— Энергетическому каналу Эфу, его повреждения или уничтожение приводят к угнетению вторичной энергетической системы человека. Если же часть энергетики уничтожена — при перенапряжении или истощении энергетики бывают фантомные боли.

— Хорошо. Зубов, теперь вы.

— Возможно, ли создать дистанционную технику используя только общую энергию?

— Да, — кивнул я, — все зависит от плотности используемой энергии, если ее показатель будет выше трех по «системе Табакова», подобная техника просуществует в окружающем пространстве в течении двух минут. Однако есть сложности в концентрации такого количества энергии… По крайней мере лишь трое из присутствующих здесь смогут вообще сконцентрировать такое количество энергии, а затем высвободить в качестве техники.

Молодец, я доволен.

Да… Сложный тест, Джон Говард пытался меня откровенно завалить, да и Зубов задал довольно каверзный вопрос… Ну ладно.

— Ну и что теперь? Теоретическую част экзамена я сдал, а вот практическую… Себя я калечить не дам, у меня и так части энергетических каналов нет. Могу, конечно, уничтожить и потом восстановить парочку нервных узлов, но… Смысл?

— Уважаемые экзаменаторы, я считаю, что Вениамин Старинов уже прошел практическое испытание, — взял слово, Филипп Лонэ, — недавно прошла дуэль, в ходе которой у одного из противников произошел разрыв меридиана. Вениамин, действуя согласно инструкции, успел срастить энергоемкий канал, а после в ходе операции удалил опухоль, что образовалась от истечения «viz». Данную операцию засвидетельствовали все лекари академии Файлет.

— Если проводить экзамен — боем, боюсь что мастеру контактного боя нам нечего противопоставить. — проговорил с явной неохотой проговорил Говард.

— Мы, основываясь на рассказе Филиппа Лонэ, можем лишить господина Старинова его лицензии, но… не станем. С этого момента вы Старинов Вениамин Борисович — «лекарь первого ранга». Мои поздравления, но ученика вы можете взять только с момента совершеннолетия, в общем порядке. — Проговорил Вэйшенг Да. — Доброго дня.

После чего вся компания из лекарей ассоциации поднялась и молча, покинула кабинет…

— Поздравляю, — кивнул Филипп, — ты самый молодой лекарь первого ранга в истории.

— Молодец, я доволен, значит, время на твое обучение я потратил не зря. Теперь ты самостоятельный лекарь…

— Вы всегда будете моим учителем, — подойдя крепко стиснул я Зубова в своих объятиях, в этом есть и ваша заслуга.

— Ну чего ты… — проговорил старик, как-то резко постарев, — да хватит, тебе говорю…

Отпустив старика, я довольно улыбнулся… Да, я достиг того к чему шел, теперь у меня другой путь, я не собираюсь останавливаться на достигнутом…


По общему итогу празднование мы решили перенести на мой день рождения, только было жаль что Зубов улетал уже в воскресенье… а Самойлов так и не покинул больничную палату, из-за того что его оставили там еще на пять дней.

Зубов попросил его не провожать, отбыв ранним утром… Впрочем, я не сильно расстроился, по крайней мере мы посидели вдвоем как учитель и ученик и предались воспоминаниям о моих проделках во время обучения… Мне вспомнили все. Как я свалился с крыши снимая оттуда Николая, как попытался остановить удар меча усиленный комбинированной техникой голой рукой… Даже какая-то меланхолия напала. А затем началась новая неделя…

Ситуация вокруг дома Бенуа, становилась все более пугающей, факты выкладываемые в сеть все более неприятными, что вызывало обсуждение не только на академическом форуме, но и в мировой паутине… Одни только сексуальные пристрастия сестры Леонардо вызвали у меня только омерзение. Конечно, я знал что чем богаче человек тем больше у него «едет крыша» по экзотике, но… Впрочем, я не лез к Леонардо, у меня была масса дел которыми мне заниматься нравилось больше, но…


Появившись в столовой, я некоторое время озирался по сторонам, а затем увидев Шу направился к ней… Только вот по мере приближения я понял что она разговаривает…

— Тебе лучше помолчать, подаренная «принцесса». — С омерзением проговорил Леонардо, с силой оттолкнув от себя, не ожидавшую подобного китаянку. — Подстилка безродного ублюдка.

Быстро приблизившись, я поймал за талию девушку, а затем, восстановив ей равновесие, задвинул к себе за спину:

— Дорогу к арене найдешь самостоятельно или тебя туда за шкирку утащить? — Смотря Леонардо в глаза, спросил я, — это вызов на дуэль и мне не важно, что ты занимаешь седьмое место в рейтинге, ты оскорбил мою невесту, а значит, знал, чем это кончится. Что так было страшно бросить вызов самому?

— Я принимаю твой вызов, посмотрим, кто из нас окажется трусом, жду тебя на арене через час. Бой без оружия.

Цепко посмотрев в спину удаляющейся группе Бенуа, я только поморщился…

За три дня до дня рождения, ну не сволочь нет, только весь настрой испортил… Жаль что я появился слишком поздно и не был свидетелем всего разговора между ним и Шу. Так, а где все остальные… А вон Ирис сюда спешит, только вот Евы и Ню не видно.

— Зачем?

— Надоело, сначала Ню, теперь ты… — процедил я сквозь стиснутые зубы, — пойдем обедать. Ирис, присоединяйся.

Прежде всего, мы выбрали блюда, коими хотели отобедать, а после устроились за нашим столиком. Позже к нам присоединились остальные участники группы…

— Значит, ты все-таки вызвал Леонардо. — Задумчиво проговорила Ева, — к этому все и шло, если бы не ты, то он бы тебя вызвал… Тем более повод более чем веский.

— Оскорбление члена императорской семьи отрицательно скажется на авторитете Леонардо, это понимают все… Только похоже что после того как на дом Бенуа посыпались все эти обвинения, большая часть из которых оказались правдивыми, Леонардо растерял последнее хладнокровие и действует необдуманно. — Задумчиво проговорила Ирис.

— Леонардо не может выставить замену, возможно, что таким образом он хочет сбросить с Вениамина со счетов, посмотрим на это глобально, — начала монолог Шу. — Веня, был оценен моим дядей, плюс получил поддержку от Джонатана, также перед ним пришлось извиняться наследнику Императорского престола Японии. Плюс, сюда можно занести личную заинтересованность главы дома Ивановых. Как-то много получается для одного человека, кто ты такой?

— Старинов. — Ответил я с легкой улыбкой.

— Все с тобой понятно. Кто будет тебя сопровождать в качестве свидетелей?

— Шу и Ирис как непосредственные свидетели конфликта. Таково положение дуэльного кодекса.

— Ню, думаю, мы с тобой прекрасно расположимся на зрительских местах, — кивнул Ева, — хорошо, ты главное не объедайся, сам знаешь, как тяжело драться с полным животом…

— Это не будет боем, но избиением… — усмехнулся я, а после продолжил обед, не вступая в диалог девушек.

Странно, что Леонардо оскорбил китаянку, она все-таки имеет статус невесты и представительницы императорской семьи… Я ожидал, что он направит свои действия на Еву или Ирис, но… Может у него есть какой-то план?!..

— Шу, о чем был разговор? — закончив обед, спросил я.

— Леонардо, хотел меня купить, — фыркнула китаянка, — чтобы я стала членом его группы… Идиот.

— Понятно, впрочем, давайте собираться. Я не собираюсь уклоняться от дуэли…


До арены мы добрались за двадцать минут до начала дуэли и просто расположились на судейском посту.

— Может все же не стоило? — поинтересовалась Шу, — Бенуа сильный противник и входит в десятку сильнейших.

— Я планировал вызвать его после того как его крысы атаковали Ню… Так что я напротив затянул конфликт.

В бою Леонардо будет держаться на расстоянии, используя дистанционные техники, тебе же придется прорываться через огонь…

— Не беспокойся, Ирис, я сенсор и меня будет сложно удивить какой-то техникой. — С улыбкой проговорил я. — Ведь у меня несомненное преимущество — я намного быстрее.

— Учитывая твою прошлую дуэль… Да, это действительно преимущество. — Кивнула Ирис, — но недооценивай Леонардо, седьмое место в рейтинге не дается просто так.

— Я подготовился. — Уверенно проговорил я.

Ты уверен в себе… это привлекает. — Тихо проговорила Ирис.

Услышав этот ответ, Шу поджала губы, а затем как-то уверенно улыбнулась…

Тем временем, Леонардо, наконец появился, на судейском посту в сопровождении двух свидетелей… одной из которых была и Селена.

— Опаздываешь, — недовольно проговорил я, — что подгузник менял?

— Следи за языком… — резко бросил Бенуа.

— Ну, в прошлый раз ты был похож на маленького мальчика. — С издевкой улыбнулся я, а затем добавил без улыбки. — Пора в этом противостоянии поставить точку.

— Твоей кровью. — Добавил Леонардо, — учти лекарь, я не буду сдерживаться и надолго отправлю тебя в лечебницу…

— Пустые слова. — Усмехнулся я.

— Посмотрим. — Кивнул он, внешне сохраняя спокойный вид.

Дуэлянты! Приготовиться! — Прозвучал сигнал от судьи.

После чего я неспешно направился на выход на арену в компании двух охранников…


Выйдя на середину арены я, сложив руки за спиной, равнодушно посмотрел на противника, после чего неприкрыто зевнул, показывая свое отношение…

— Бой! — прозвучала команда судьи.

После чего в меня полетел десяток техник огненной стихии… относящихся к рангу эксперта. Все они летели по-прямой и потому, когда я стремительно сместился на четыре метра вправо, они все ударили в площадь арены утопив ее в огне и взрывах…

Приняв осколки на стандартный энергетический доспех, я лишь помахал рукой Леонардо…

«Теперь мой черед!..»

Затем я взвинтил темп на максимум своих возможностей и метнулся к Леонардо, что принялся формировать технику масштабного удара… что сформировалась очень быстро и прямо на моем пути… Благо я успел уйти в сторону и техника просто взорвалась в стороне, разбрасывая в стороны вырванные куски земли, образовав неглубокий котлован…

Леонардо, в это время уже создал вторую технику, но в этот момент приблизился я и нанес быстрый удар техникой «Пути мудреца. Взмах крыльев дикого дракона» просто отшвырнув своего противника в стену арены… А меня в этот момент отшвырнуло от него ударом огненной волны… Что не помешало мне вырвавшись из пламени взлететь по вертикальной стене и ударить вбитого в стену Леонардонардо «эфирным срезом», от чего его защита слетела, выдержав удар, но вот по стене арены прошло пять полос в пять метров…

«Метеоритный удар»… отшвырнул меня от Лео заставив закрыться в технике пассивной защиты под названием «Воплощение эфира»… Что была создана для гашения ударов техник имеющих стихийную природу…

Замерев на площадке арены, я внимательно посмотрел на Леонардо что уже восстановил защиту и сейчас просто молча, наблюдает за мной формируя техники… Что через два мгновения распахали то место где я до этого стоял, а Леонардо опять летел в стену, на этот раз уже от техники «Нулевого касания» что смяла его защиту и просто оторвала левую руку… после чего вмяла в стену. Лео был жив, но пребывал в бессознательном состоянии…

— Бой окончен. Победитель Старинов Вениамин.

А насчет лекарей судья даже не заикался… Три лекаря уже спешили к проигравшему, а я между тем развернулся и все еще сложив руки за спиной неспешно направился на выход с арены…


Леонардо я прописал на два дня в лечебнице… Все-таки он почти сумел увернуться от техники «нулевого касания», но от этого ему оторвало руку… В общем, вызвали всех лекарей чтобы спасти этого парня от инвалидности, даже глава дома Бенуа появлялся, но со мной встречи искать не стал, только передав через Филиппа что извиняется за поведение своего сына…

Ну, а я стал главной новостью академии, заняв седьмое место в рейтинге, что стало несколько резонансным… Однако вопреки моему ожиданию на меня не посыпались вызовы на дуэль, но вот отношение ко мне несколько поменялось, стало если не теплее, то уж точнее пристальнее…

Проснувшись субботним утром, я сонно почесывая живот, направился в ванную и на некоторое время замер перед зеркалом… разглядывая пушок на подбородке…

Вот мне и восемнадцать лет. Опека семьи Седых с меня спала и я стал просто Вениамином Стариновым… Я многого добился за эти четыре месяца, только это лишь часть из того что я запланировал…

Раздавшийся звонок в дверь оторвал меня от восхваления и планирования своих «наполеоновских» планов… Открыв дверь, я несколько удивился всей компании за дверью что задумчиво осматривали мой вид…

— Может нам позже зайти? — спросила Ню.

— Время и так два часа дня. Веня, ты что спал? — несколько удивилась Ева.

— Угу, — тряхнул я головой, — проходите, дайте мне десять минут и я проснусь…

— Ты чем, кстати, занимался всю ночь?

— Ответ там, — указал я на холодильник, — а после отправился на балкон курить.

Эх, вчера весь вечер готовил… разные блюда. Готовился так сказать к дню рождения, зная что придут гостьи… Только вот Самойлов не придет, его только завтра выпустят из лечебницы… Повязки уже сняли и глаз прижился нормально.

— Так он все уже приготовил! — раздался возмущенный возглас Шу из квартиры, — а мы хотели вместе…

— День еще длинный и этой еды не хватит на нашу компанию… — оценив количества съестного, проговорила Ню, так что достаем то что есть и пока убираем то, что купили…

— А подарки? — тихо спросила Ева.

— Дарим сразу. — Проговорила Ирис. — Хм, странно…

— Что именно?

— Я впервые дарю что-то не члену своей семьи и не учителю…

— О чем это говорит?

— Он мой друг.

— Смотря, что ты подразумеваешь под этим словом, вы же уже…

Ева!

— А я-то тебе что? Не надо на меня кричать, я только помочь хочу, если любишь — так люби, я не запрещаю.

Тихо вы, дверь на балкон открыта. — Проговорила Шу.

После чего девушки расположились на кухне, принявшись накрывать на стол. Я же, вернувшись в комнату, некоторое время одевался, а после прислонился к дверному косяку и просто наблюдал за тем, как девушки справляются без меня. Ирис прятала подарки за кресло, Ева и Шу накрывали на стол, Ню занималась посудой…

— Красиво. — С мягкой улыбкой проговорил я.

— Ты о чем?

— Да так. — Неопределенно пожал я плечами, оценив платья на девушках, — кстати, была идея сходить в ресторан…

— Нет, такие праздники только в кругу друзей. — Резко высказалась Ева. — Мы так только породим новую порцию слухов о том, что Старинов завел себе гарем…

— А кто в нем записан? — спросила Ню, — я как-то не обращаю внимания на подобное.

— Все присутствующие. — С улыбкой ответила Ева.

— Такое уже давно, я привыкла. — Проговорила Ирис.

— Ну да, ты же первая назвала нашу дружескую группу — гаремом, — проговорила Ева.

Ну вот опять вы с этой темой, — недовольно проговорила Шу, — Поздравляю с днем рождения, теперь ты совершеннолетний… так что тебе это можно, — протянула мне бутылку китаянка.

— Это что?

— Маотай, ну или китайская водка, элитный продукт.

— Вот и попробуем этот элитный продукт, завтра все равно выходной. — Проговорил я, — спасибо, Шу, очень знаковый подарок.

— А мне можно? — осторожно поинтересовалась Ева.

— Нас не посадят, она несовершеннолетняя? — Проговорила Ню.

— Нет, — покачала головой Ирис, только вот, ответственность будет на старшем члене группы, то есть на мне.

— Ирис… — жалостливо протянула Ева.

— Веня, как у нее с алкоголем? Она буйная?

— Нет, но отрубается быстро. Да и немного ей надо.

— Вы уже пили вместе? — несколько удивленно спросила Шу, а затем поправилась, — это был риторический вопрос.

— Ну, пару раз… Веня у нас вообще стойкий к алкоголю и довольно часто меня спящую домой просто на себе тащил… — ответила Ева, — только вот… я не буйная, но меня заносит…

— Вениамин? — косым взглядом одарила меня Ирис.

— Мы уже разрешили, что теперь… запретить?

— Ладно, но только немного…

— Ирис, а ты сама хорошо алкоголь переносишь? Не кинешься, потом со всеми обниматься в духе: «ты меня уважаешь?»

Я хорошо переношу алкоголь… Получше чем мой брат. — Ответила британка.

Ну наливай Веня, будем пробовать китайский элитный продукт… — ухмыльнулась Ева.

Естественно одной литровой бутылки на компанию из пяти человек оказалось мало, так что в дело пустили виной что я достал к празднику… В итоге все оказались изрядно навеселе, причем празднование дня рождения и получения моего нового ранга затянулось далеко за полночь и мне стоило огромных трудов не позволить девушкам отправится на поиски приключений… Буйной оказалась Ню, что порывалась идти и набить морду Леонардо еще раз, также она стала первой из тех кто отправился в царство грез…


Утром следующего дня, я по просьбе позвонившего Самойлова пришел к нему в дом, предварительно сняв похмельный синдром у спящих в моей квартире девушек… После чего мы сели играть партию в шахматы:

— Так нам и не удалось побеседовать. — Задумчиво проговорил Самойлов, выдвинув вперед «пешку», — а это все Паша…Сначала засунул меня в лечебницу, а затем свалил. Кстати, он меня здесь просил тебе передать кое-что… Впрочем потом, там старая форма мастера контактного боя… из Китая. Ну и мой подарок…

— О чем хоть разговор? — заблокировал я движение «пешки», поставив свою.

— Мы собираемся помочь тебе в меру своих сил. Возможно, и возродить связи старого альянса… Думаю о последнем ты слышал. Пятьдесят лет назад его члены были довольно весомой силой… возглавляемые твоим дедом. Это кстати, была одна из причин того хаоса… слишком многие испугались и в итоге альянс распался, это произошло после исчезновения твоего деда.

— Предлагаете мне стать звеном, что сплотит возле себя многих лиц… Ничего не выйдет.

— В той форме что он был пятьдесят лет назад — нет, но аппетиты сторонников с тех пор поубавились… У всех перед глазами все еще стоит тот хаос. — Поставил «коня» Лев перед королем. — Просто это будут твои сторонники… не более.

— У меня и свои партнеры есть.

— Много ли их?

— Не особо, но пока хватает, чтобы не привлекать внимания. — Проговорил я, сделав рокировку, — разумеется, сейчас я привлек внимание, но уже меньшее. Все знают, что я мастер контактного боя, но не более того.

— А, «Знахарь»? Предполагаешь, ему стоит исчезнуть?

— Он просто талантливый лекарь, не более того. Однако, действительно умные люди сумеют провести связь между мной и им.

— Ты не хочешь раскрываться… Этим ты чем-то похож на Игоря, он тоже частенько скрывал очень и очень многое.

— Шах и мат. — Проговорил я, поставив ферзя перед королем загнанным в угол.

— Где? — несколько удивленно посмотрел на доску Самойлов, а затем устало вздохнул… — Да, теперь я понял, почему тебя отдали на воспитание старику Киру, семье Стариновых нужен был «игрок» — они его получили.

— Еще партию?

— Давай, все равно ученица где-то шатается…

— Они всей компанией спят в моей комнате в общежитии.

— А вот бабников среди рода Стариновых еще не было.

— Всегда есть исключения из правил… — усмехнулся я, заново расставляя фигуры на доске.

Ну и пусть вы знаете кое-что обо мне, но я не дам вам полной картины… В этой жизни более полно я доверяю только себе.


Интерлюдия. Академический город. Ночной клуб «Голубая лагуна»
4 ноября 2001 года

После дуэли Леонардонардо два дня находился в лечебнице, а после захотел немного расслабиться в своей компании, сняв для этого апартаменты для богатых особ.

Играла громкая музыка, танцевали приглашенные студенты и студентки… Однако Лео, уже изрядно выпив, пребывал в довольно мрачном расположении духа, а затем некоторое время смотря на Селену что не поддавалась атмосфере веселья, приглушил музыку…

— Почему ты не хочешь веселиться?

— Праздник на фоне поражения — выглядит жалко. — Резко ответила Селена, даже не притронулась к выпивке.

— Селена!

— Не повышай на меня голос, Леонардо Бенуа.

— Раздевайся!

— Что? — бросила уничижительный взгляд на Лео, Селена.

— Я сказал тебе, раздеваться… хочу, чтобы ты для меня станцевала.

— Не буду. Я никогда не позволяла тебе подобного, неужели ты думаешь, что позволю сегодня?

— Ты всегда такая колкая… Жаль что мне не удалось поиметь тебя. — Улыбнулся Леонардо, — в таком случае, я слышал что у Старинова сегодня день рождения… Иди к нему и принеси мне его голову, я знаю это для тебя несложно.

— Нет.

— Да как ты смеешь! — резко поднявшись с места, попытался отвесить Леонардо пощечину девушке, но…

— Похоже, что информационная война и дуэль заставили тебя потерять последние остатки самообладания, — ледяным голосом проговорила Селена, удерживая руку Леонардо так и не коснувшуюся ее лица.

А тем временем в VIP комнате температура упала на минус тридцать градусов по Цельсию, заставив всех присутствующих закрыться в защите спасаясь от переохлаждения. Тем временем окна покрылись инеем, дорогие коктейли замерзли… Несколько бутылок просто взорвалось…

— Да как смеет член дома Нери разговаривать так со мной?! — в ярости выкрикнул Леонардо Бенуа, отступив от девушки.

— Тебя еще не уведомили? Мой отец разорвал все договоренности с домом Бенуа, больше я тебе не подчиняюсь… С этого момента я сама по себе.

— Я не позволю тебе уйти… — начал было формировать технику Леонардо, но пролетевшая шпага через всю комнату вонзилась как раз над его головой.

— А сил у тебя на это хватит? — весело поинтересовалась Виолетта, — ты больше не седьмой номер, ты даже не в десятке сильнейших, какое у тебя есть на это право?

— Значит, ты теперь с ней?

— Она не относится ко мне как к слуге. — Проговорила Селена, после чего ловко выдернула из стены шпагу и направилась на выход, — если кто-то еще желает покинуть этого мерзкого ублюдка, лучше это сделать сейчас…

Между тем протянув шпагу Виолетте, что вернула ее в ножны, Селена молча, направилась на выход, тем не менее, сильнейшая из мастеров академии ехидно улыбнулась Бенуа и помахала рукой, чем вызвала у него ярость…

Выйдя из ночного клуба Селена некоторое время смотрела в небо, а после устало вздохнула, Виолетта видя что девушке сложно похлопала ее по плечу, проговорив:

— Семья Стариновых будет возрождена.

— Откуда информация? — несколько удивленно поинтересовалась Селена.

— Из проверенного источника. Как впрочем, и причина изменения политики дома Нери.

— Значит, Старинов сделал свой ход… Спасибо, Виола.

— Такова работа моей семьи, — лишь развела руками болгарка, — впрочем, — пока еще не все так просто…


Глава 17. Размолвка и приглашение

Вернувшись в квартиру во второй половине дня, я застал Ирис сидящей за кухонным столом в моем халате…

— Прости, я… воспользовалась твоим халатом.

— Мне не жалко, — проговорил я с улыбкой.

После чего заглянул в комнату где сидящая на моей кровати Шу сонно потирала заспанные глаза и обнаружив что я за ней наблюдаю, закрылась пледом чтобы не показывать мне свое нижнее белье… Также по звукам из душа я нашел Еву что приводила себя в порядок, Ню же оказалась на балконе где стояла и с улыбкой расчесывала волосы, только выйдя из душа…

— Мне кажется я понимаю почему ты не любишь мужскую компанию… Не любишь конкуренцию. — Задумчиво проговорила Ирис.

— Слишком неожиданное начало разговора… — проговорил я, а после с неохотой сказал, — я не из той категории людей что любят делиться… особенно женским вниманием.

— Ты — бабник, — по-русски квалифицировала меня Ирис, — только вот странный… нет, тут будет ближе «Казанова» или «Донжуан», хотя все эти слова синонимы…

— К чему этот разговор, Ирис? — проговорил я заваривая себе кофе, — буду честен, я не заставляю вас делать ничего против вашей воли…

Однако ты не любишь никого…

— В первую очередь я люблю себя, — лаконично проговорил я, — а если бы не любил, то… давно бы повесился на какой-нибудь пальме, признав свое ничтожество…

— Не надо играть в психологию, ты не нарцисс, они себя так не ведут.

— Только вот эту игру начал не я, но раз ты хочешь сыграть в искренность, будь готова к подобным вопросам, — проговорил я снова сев за стол, — поясню, я — собственник, не надо вешать на меня ярлыки бабника…

— Однако, со слов Евы, ты не являешься примерным парнем. — Проговорила Ирис, одарив меня косым взглядом, — одно мне непонятно, почему же она тебя не возненавидела, зная о многочисленных изменах…

— Ты затронула тему, что тебя не касается, Ирис, — улыбнулся я, — впрочем, я всегда разделял всех девушек на два лагеря: на тех с кем хочу просто переспать, а с кем завести долгосрочные отношения. Только не надо выставлять меня подонком, я как уже сказал ни одна из девушек не легла в кровать со мной против своей воли… Знаешь, Ирис, ты по сути маленькая девочка что очень мало понимает в подобного рода отношениях, но нет… разговор не о тебе. За все время пребывания в этом общежитии я каждую ночь отслеживал своими способностями сенсора, отслеживал студентов что занимаются сексом… Занимаются по разному, например один из парней живущий на два этажа выше меня занимается сексом одновременно с двумя девушками. Есть два парня, что запираются в одной из квартир с одной девушкой… и это ей нравится, иначе бы она не приходила. Есть даже парень, что живет этажом ниже и приглашает к себе компанию из четырех девушек, причем спит он только с одной, а остальные удовлетворяют друг друга… В этой жизни одинаковых людей нет и вот так судить о ком-то как-то грубо, все мы разные и у всех свои предпочтения…

— Это… как-то… — несколько озадаченно проговорила Ирис.

Просто здесь живут студенты, а это довольно неоднозначная прослойка общества… уже не дети, но еще и не взрослые, но вокруг столько «интересного». Да, Ирис, я собственник, но у меня есть две нелюбимых категории девушек в постели…

— Какие?

— «Бревно» и «животное»… Пояснить?

— С определением первого я знакома, а вот со вторым — нет.

— Ну, сюда можно отнести нимфоманок, пояснять я думаю не надо, — улыбнувшись, проговорил я, отметив, что Ирис согласно кивнула, — так же… может ты слышала, но некоторые лекари во время полового акта увеличивают чувствительность эрогенных зон, что заставляет терять даже самых умных девушек остатки разума от избыточного перевозбуждения. Впрочем, все…

— Вот как…

— Я считаю что во время секса все участники должны получать удовольствие, и уметь этим наслаждаться… Впрочем, это только мои сексуальные пристрастия.

— Какой обстоятельный разговор, — встав в дверях кухни, проговорила Ева, облаченная в халат, неспешно вытирая волосы полотенцем, — Ирис, я конечно разрешила соблазнять Веню, но вот играть в ревность не надо…

— Это не ревность… — недовольно ответила Ирис.

— Ну, а что же еще? — фыркнула Седых, — ладно, поясню… Веня ты не против?

— Говори, что уж теперь, все хотели искренности. — Пожал я плечами, после чего сделал глоток кофе. — Все одного не пойму, куда заходят наши отношения…

— Даже между близкими друзьями иногда бывают ссоры. — Ответила Ева, — ладно, Веня уже несколько насытился женским полом… так что он куда спокойней чем был раньше. Это кстати, также связано и с тем, что он, теперь, жених Нуо… так что у него есть определенные мотивы чтобы не вести прежний образ жизни.

— Постой, я не пойму… но Нуо ты же сам сказал что она может делать эти три года что хочет. — Непонимающе проговорила Ирис.

— От своих слов я не отказываюсь, но… — озадаченно почесав затылок, я только поморщился, — вот только и она и я прекрасно понимаем, что это лишь отсрочка, да трехлетняя, но все же, отсрочка. Пусть я и не подданный Китайской империи, но отказываться от подобного жеста действующего императора будет просто оскорбительно, да и… Нуо подобрали бы другого жениха, что отнесся бы к ней далеко не так как я.

Заглянув в комнату, я обнаружил Шу и Ну сидящих на кровати и внимательно слушающих идущий обмен мнениями, при этом китаянка несколько потупилась от моего взгляда, а после мягко улыбнулась…

— Постойте… это что получается. Вениамин спит только с тобой, тем самым не давая опозориться Нуо, как невесте?

— Интересный вопрос, самой хочется получить на него ответ…

— Сейчас кто-то отправится спать, будучи удовлетворенным сверх меры… — ласково оскалился я, — вопрос останется без ответа. Дамы вы зашли слишком далеко…

— И правда… — задумчиво проговорила Ирис, а затем залилась густым румянцем.

— С добрым утром… впрочем, уже обед, — прокомментировала Ева изменившийся настрой британки.

— Ну, а теперь дамы разбор полетов… — проговорил я вставая из-за стола, а вот «дамы» как-то резко занервничали и начали делать вид что они вообще ни при чем, но это меня не остановило, — так, Ню, тебе нельзя много пить… ты буйная, весь вечер порывалась идти и набить морду Леонардо и всей его компании, Шу… ты вела себя на удивление адекватно, но…

— Я помню. — Смущенно проговорила китаянка, — больше так не буду…

— Взял и поверил, ага, — усмехнулся я, — теперь Ирис… ты хоть что-то помнишь? Даже если и нет, то тебе никто не расскажет…

— О чем не расскажет? Что я говорила?

— Мне рассказать? — задумчиво спросила Ева, смотря на меня, — вот уж от кого не ожидала подобного поведения, так это от самой неэмоциональной девушки из всей компании…

— Ева… ты просто уснула, ну… что сказать, хорошо отдохнули.

Да, хорошо посидели, ничего не скажешь, только вот Ирис… чего я не ожидал так это игривого поведения от этой девушки. Нет, после происшествия в доме Самойлова я стал лучше понимать девушку, но все же, пьяной ее я видел впервые, и она меня несколько озадачила… как впрочем, и Еву, впрочем, студенты мы или как?!

— Отыгрался, — улыбнулась Ева, — ладно, давайте не будем пока возвращаться к теме прошлого разговора, мне он тоже не особо приятен… Словно мы всей компанией переспали.

— Ева… — осуждающе проговорила Ню.

— Как есть, так и сказала, ничего лишнего. Впрочем, я все же надеюсь, до подобной оргии дело не дойдет. Очень надеюсь! — одарила меня Ева донельзя колючим взглядом. — Да и еще по высказанному, не думаю что это ложь, но почему так?

— Ты о сексуальных похождениях студентов? — спросил я, на что получил утвердительный кивок, — знаешь, тут есть несколько факторов, один из них — это большая отдаленность от дома, где все несколько иначе… второй фактор: здесь именно элиты, членов влиятельных родов, мало, особенно по отношению к общему числу студентов. Третий же фактор… секс — хороший способ привязать к себе человека, особенно мужчину, впрочем, это и с девушками работает.

— Довольно неоднозначная ситуация… — протянула Ева, сев за стол и принявшись доедать салат.

— Это обыкновенный расчет… — добавила вошедшая на кухню Ню, в то время как Шу унеслась в ванную, — то, что рассказал Вениамин — голая правда, были прецеденты, когда мужчина не мог определиться и за него решали девушки… чаще всего двое, но бывало и трое.

— А что насчет тебя?

— Меня вполне устраивают сложившиеся дружественные отношения с Вениамином, — спокойно ответила Ню на поставленный вопрос, — он довольно честный и не даст в обиду своих друзей…

— «Друзей» ли? — ехидно улыбнулась Ева.

— Понимай, как хочешь.

— Сколько же у вас всех самомнения, вы, что думаете, раз мне восемнадцать так я просто глупый баран, которого можно вот так куда-то затащить? — довольно прохладно поинтересовался я, — мне кажется дамы, вы слишком далеко заходите в этой мнимой дележке… Я всегда сам выбирал с кем мне быть… Так что если в итоге вы еще и решите подраться из-за меня… Мы просто расстанемся.

После чего я, молча, поднялся из-за стола и удалился на балкон, где смотря на море, закурил…

Ну и зачем они мне настроение испортили? Покопались в личной жизни… Оценили сексуальные пристрастия… Ну ничего я еще с ними поквитаюсь, только не сейчас, у меня пока прибавится головной боли от исхода боя с Леонардо, чье место в рейтинге академии я занял. Эх, дамы, почему же вы так любите усложнять жизнь…

— Обиделся? — подойдя сзади, оперлась на мою спину Ева.

— Не особо, но не заслужил я подобного. — Несколько недовольно проговорил я.

— Не обижайся на Ирис…

— Да я и не обижаюсь, она не умеет общаться с парнями… Что тут поделать, придется учить.

— Вень-Вень, ты что задумал?

— Пакость маленькую… Для всей компании.

— А мы-то причем? Ню так вообще за тебя вступилась.

— За компанию… Однако я не сказал что пакость вам не понравится.

— Поняла, — вздохнула Ева, — ты решил проделать то же, что и я, но… ты уверен что наши идеи совпадают?

— Не уверен, но… я же сказал что вам понравится. — Искоса посмотрел на девушку с искренней улыбкой, — осталось лишь дождаться сессии.

— Не надо, Веня… — нервно вздрогнув, проговорила Ева, — там и так будет очень напряженная ситуация, а тут еще и ты…

— Своего мнения я не изменю, но… вам понравится. — Пожав плечами, я только тихо рассмеялся.

Вздохнув, в знак капитуляции, Ева только грустно улыбнулась и удалилась с балкона, оставив меня наедине со своими мыслями, что были далеки от девичьих разборок…


Воскресным вечером я сидел и вносил последние правки в план операции Ким Лиен-Сун…

— Неплохо сегодня прошлись по твоим личностным признакам. — Задумчиво проговорила Ира, — даже как-то обидно за тебя стало. Какая-то предвзятая оценка, прошлись по тому, что не соответствует личным ожиданиям…

— Слушала?

— Мельком, но и этого хватило. — Развернув окно видео-чата, развела руками Ирина, — у всех нас есть недостатки, остается только смириться с ними… За собой следить надо, прежде чем осуждать других.

— Не все так страшно, — улыбнулся я, — но все же осадок остался. Впрочем, у девушек своих тараканов по определению больше чем у мужчин, так уж сложилось… Не в обиду.

— О своих знаю, — рассмеялась Золотова, — иногда пытаюсь контролировать, но бывают, что и они больно кусают, как меня, так и окружающих…

— Перейдем к делу. Что у Леонова с темпами строительства, как обстоят дела в Бирске, что нового у Шамана?

— Давай по порядку, строительство идет в соответствии с планами, заканчивают с подземным уровнем, уже провели коммуникации. Происшествий на стройке зафиксировано не было. В Бирске с момента прибытия Зубова везде ползают люди семьи Чернозубовых… безрезультатно впрочем. Кстати, Седых едва не нашел лабораторию «Знахаря»… он так намекнул мне при недавней встрече.

— О чем говорили? — заинтересованно поинтересовался я.

— Спросил, нужны ли дополнительные камеры на подходах к городской сети видеонаблюдения, да и все впрочем, сейчас устанавливают… Похоже, что-то назревает.

— Давно, — кивнул я, — только вот откуда ждать беды?

— Тут я бессильна, подозревать можно многих… Только вот нельзя назвать ни одного конкретного лица. Кстати, у Шамана тихо, Лера занимается обучением…

— Спасибо, Ира. — Кивнул я.

— Кстати, со вчерашнего дня ты больше не воспитанник дома Седых…

— Есть такое, — кивнул я, — именно по этой причине, я и пытался быстрее выйти в десятку академического рейтинга. Что не говорили, но те, кто в десятке реже всех участвуют в личных дуэлях… так что у меня сейчас довольно устойчивая позиция.

Резко повернувшись, я бросил внимательный взгляд на балкон, на который неспешно влезла, Селена и приветливо помахала мне рукой…

— Неожиданный визит, — громко проговорил я, одновременно приветствуя девушку и давая сигнал Ирине, а тем временем открыл дверь, — что привело тебя ко мне в столь поздний час, красавица?

— Нужно поговорить, — не разделяя моего энтузиазма, прохладно проговорила Селена, — обстоятельно поговорить.

— Чай, кофе… вина? — поинтересовался я, следуя на кухню.

— Остановимся на кофе, без сахара. — Ответила Селена. — Но со сливками.

— Есть только сухие…

— Подойдет. — Ответила Селена сев за стол.

Интересно… о чем же разговор пойдет? О событиях в клубе «Голубая лагуна» мне известно из академического форума… Как я понял Селена там жестко «послала» Леонардо и присоединилась к Виолетте, что до этого времени была одиночкой… что имеет нейтральные отношения со всеми известными мне группами. Однако мне также известно из новостей, что дом Нери, являющийся одним из крупнейших в Италии производителем вин, разорвал контракт о поставках с домом Бенуа… после публикации материалов о финансовых махинациях последнего.

— Держи, — поставил я кружку перед Селеной.

После поставил на стол упаковку сливок, вазочку со сладостями и наконец, вооружившись кружкой с кофе сам сел за стол, после чего принялся неспешно грызть печенье…

— Спасибо, — отстраненно кивнула мне Селена, — думаю, ты уже в курсе происходящего.

— В курсе, только вот часть причин найти не могу… — кивнул я, — твой выход из группы Леонардо сильно пошатнет его авторитет. Также непонятны причины разрыва отношений между вашими домами…

— Мы вывели свой дом из-под удара, — спокойно проговорила Селена, — разумеется, мы понесли финансовые убытки от этого, но, тем не менее, сохранили бизнес, при этом заключив контракт с семьей Железковых…

— Разумно. — Согласил я, — учитывая, что французы и испанцы сейчас ссорятся по поводу спорных территорий, это лучший выход.

— Союзный контракт. — Проговорила Селена, смотря мне в глаза, — что был заключен благодаря инициативе, Игоря Старинова.

— Значит, он все-таки объявился, — задумчиво проговорил я, — только вот мне непонятно что он обещает такому вот союзу со своей стороны…

— Для нас, только выход из-под финансовой зависимости от дома Бенуа, но насчет семьи Железковых мне ничего не известно.

— Однако о личных договоренностях тебе ничего неизвестно…

— Нет.

— Понятно и что теперь? Мне ожидать с твоей стороны какой-то поддержки или… не знаю.

— Открытой помощи от меня ожидать в первое время ты не можешь, слишком уж я «громко» покинула группу Леонардо и он заподозрит меня… Поэтому буду в компании Виолетты, она неплохой человек, правда большую часть времени лишь играет в притворство…

— Тогда будь осторожна. — Улыбнулся я, — впрочем, говорить подобное кому-то сильнее себя просто глупо, наверное…

— Мне еще далеко до ранга профессионала, но я сильнее Морозова или Бенуа… наши с Виолеттой силы примерно равны, но я не собираюсь участвовать в академическом турнире, просто не вижу смысла в насилии.

— Ясно, значит, мне стоит ожидать к себе повышенного внимания… ничего нового. — Проговорил я.

— Ты сегодня один? — оглядевшись, хотя этого и не требовалось для сенсора, спросила Селена.

— Как видишь, все ушли готовиться.

— Я останусь у тебя?

— Причина?

— Ты не станешь болтать о том, что будет. А мне это не нужно… — проговорила девушка. — На первом году обучения я попалась на романтических чувствах… Не хочу повторять.

— Я не против… — ответил я внимательно посмотрев на девушку.

— Приятно встретить умного человека. — Кивнула Селена.

Да, я как ни странно в курсе что над девушкой тогда посмеялись… Правда тот человек умер через сутки в лечебнице после дуэли. Так что…


Селена ушла перед рассветом… Проводив девушку что пыталась сохранить лицо, словно ничего и не было, прощальным поцелуем от которого она сильно смутилась, я отправился в душ, а после сел за работу над учебной программой…


За обедом я в одиночестве расположился за столиком, не захотев садиться с девушками что активно что-то обсуждали немного в стороне… Также это было сделано чтобы создать у студентов неправильное видение ситуации, для скорейшего развития и разрешения конфликтов… Однако вопреки всему, за столик рядом со мной сел Морозов:

— Не отвлеку?

— Нет, Михаил. — Ответил я, — как я понимаю, ты поговорить хочешь…

— Именно, слушай, ты занял место в десятке сильнейших, но сейчас ты просто независимый лекарь первого ранга… Защита семьи Седых на тебя больше не распространяется, а это значит что даже так ты в выигрышной позиции… Мои поздравления.

— С чем?

— Сильный пожирает слабого… Ты это прекрасно понимаешь, Старинов, не надо юлить. Бенуа проиграл битву и войну, а ты выиграл, а значит ты гораздо лучше его…

— В чем же если не секрет, «лучше»? — хмыкнул я, утирая кончики губ салфеткой.

— В умении расположить к себе. Это неплохое умение, некоторые им не обладают… — улыбнулся Михаил, — немного пафоса, немного иронии и… вот противник уже потерял над собой контроль. Впрочем, в хладнокровии тебе тоже не откажешь… ты опасный игрок.

— Мы все играем в игру под названием «жизнь»… Кто-то проигрывает — выигрывая, кто-то выигрывает — проигрывая… главное какую перед собой поставить цель. — Рассуждая, проговорил я, — только вот сейчас я не хочу играть… надоело.

— Придется, иначе ты быстро окажешься, отброшен назад… академия это большая игровая площадка для таких студентов как мы. Именно здесь все учатся плести сети заговоров и интриг…

— Только вот не любят здесь использовать свою жизнь как ставку… слишком трусливы для этого. Даже тот же Леонардо слишком сильно сдал после поражения… лекарю.

Принижаешь себя… странный ты человек, Старинов, впрочем, внимание ты к себе привлек изрядное и даже умудрился заслужить одобрение большинства студентов академии… Как впрочем и мое.

— А я думал тебе плевать…

— Было бы плевать, я бы не наблюдал за твоей с Леонардо партией… Так что, дам тебе маленькую ступеньку чтобы забраться повыше, впрочем… эта ступенька может оказаться лишь неустойчивым камнем… что сбросит тебя глубоко вниз.

— Что ты задумал?

— Небольшую проверку, — ответил Морозов, — однако, не сегодня и не завтра, но в ближайшем будущем, благодарю за беседу…

Ожидаю пригласительного письма на вечер, Михаил.

Ответив мне внимательным взглядом, Михаил тем временем удалился из столовой…


Сидя на скамейке, я наблюдал, как девушки в купальниках играют в пляжный волейбол… Приятное зрелище, учитывая молодость, а также комплекцию девушек примерно двадцати лет… Эх, старый я извращенец, всю ночь кувыркался с девушкой и все равно мало…

— Так и почему это ты нас сегодня избегаешь? — скрестив руки на груди наклонилась вперед Ева, — Вень-Вень, ты что реально обиделся?

— Я создаю картину… что надо?

— Нет, это нормально, да? Значит, сначала «друзья», а теперь что… решил неожиданно поиграть в одиночную партию? Вениамин, пойми, очень много в отношениях держится как раз на нашей компании…

— А ты сейчас прилюдно читаешь мне нотацию… — проворчал я, скосив взгляд на играющих девушек, — чем я это заслужил, не понимаю?

— Да не заслужил ты, успокойся, уже, неприятно согласна, — потрепала меня по голове Шу, — но Вениамин, ты сейчас слишком похож на обиженного подростка…

— Мне кажется или, Вениамин, делает все, чтобы его пожалели? — поинтересовалась Ирис, сев слева от меня, — слишком уж знакомое поведение… только с какой целью?

— Прибедняется он на моей памяти лишь один раз… — задумчиво проговорила Ева, а затем густо покраснела, — нет, и еще раз нет, я на это не пойду…

— Ева, ты уверена, что наши мысли совпадают? — усмехнулся я, доставая сигарету.

— Абсолютно… это я поняла из недавнего разговора.

— Что плохого в разнообразии? — ласково посмотрел я на нее, — тем более что если все предопределено? Заодно это забавный опыт… сама же разрешила.

— А о чем вообще разговор? — непонимающе поинтересовалась Ню сев рядом с Ирис.

— Хорошо, но… мне нужно подготовится. — Сдавшись, проговорила Ева, внимательно посмотрев поверх моей головы на китаянку, что замерла.

— Ты что задумала? — несколько нервно проговорила Шу, отступив от скамейки.

— Ева, если честно я пошутил, — проговорил я без тени улыбки, — вообще-то я размышлял о приглашении Морозова на один из его вечеров, пригласительные письма на которые должны будут доставить…

— Можно я тебя убью? — сухим голосом, но глазами что метали яростные молнии, поинтересовалась Ева, шагнув ко мне, — вообще-то я не шутила…

— Ева… — обхватив девушку за талию, я почувствовал, как меня ударило слабым разрядом, что не причинил мне никакого ущерба, а после развернул и поселил рядом с собой, по-прежнему обнимая девушку, — извини…

— Не прощу. — Фыркнула девушка.

— Ну как хочешь…

— Забавные у вас взаимоотношения, только вот я так и не поняла, почему ты так разозлилась?.. — непонимающе ткнула в щеку указательным пальцем Ирис, расстроенную в личных чувствах девушку.

— Может, пойдем, мороженое поедим?.. — спросила китаянка, разряжая обстановку, — Ева, ну не злись на него… Вениамин, своеобразный человек…

— Его «своеобразность» когда-нибудь его убьет… если он и дальше будет играть на моих струнах души, — Прошипела по-русски мне на ухо девушка, а затем ловко вскочила на ноги, — ну и кого ждем, идемте…


Устроившись за столиком в одном из кафе, я угощая девушек мороженым на их вкус… неуверенно проговорил:

— Морозов, сегодня на обеде намекнул, что хочет пригласить меня на один из «Тихих вечеров», однако есть несколько нюансов…

— Я пас, — резко отказалась Ирис, — не пытайся пригласить меня, у меня с Морозовым довольно… давняя неприязнь, стоившая ему открытого перелома руки.

— Там собирается элита академия… в числе приглашенных всегда оказывается сильнейшая десятка и представители самых влиятельных домов… это место опасно, — задумчиво проговорила Ню. — Шу, ты же недавно получила приглашение?

— Да, только вот, я не хочу быть там как член императорской семьи Китая, у меня есть личные причины избегать подобных празднеств… Слишком уж часто я бывала на них дома и это наложило свой отпечаток, — поморщилась, по видимому от не самых приятных воспоминаний китаянка.

После чего хапнула слишком большую порцию мороженого и сидела несколько секунд учащенно дыша, чтобы оно скорее растаяло.

— Мне тоже нет смысла там появляться, я уже отослала отказ, — проговорила Ева, ковыряясь в вазочке с мороженым, — тем более, если я появлюсь там с Вениамином — это будет, лишь подтверждением, гуляющим по академии слухам, о том, что мы якобы любовники. Пусть для меня это не особо много значит, но может отрицательно сказаться на репутации моей семьи, на такое я не пойду.

— Остаешься только ты, Ню… хотя я предпочел бы компанию Шу или Евы. — Посмотрел я на кореянку, — также замечу, что наш статус практически равен, что нельзя сказать об остальных присутствующих…

Не думаю, что могу быть хорошей заменой. — Неуверенно ответила девушка.

— А я не прошу быть заменой, — улыбнулся я, — раз остальные отказались в ряд личных причин, можешь составить мне компанию на «Тихий вечер»… — неожиданно завибрировавший в кармане телефон прервал меня, — Секунду. Слушаю.

— Атака на строящийся лечебный центр… — проговорила Ирина.

— Понял, — резко проговорил я, поднимаясь из-за столика, — дамы, прошу меня простить, но мне нужно идти…

Развернувшись, я между тем быстрой походкой направился к мужскому общежитию…


Интерлюдия. Воскресенск.

Июль 1995 года.


Открыв дверь в двухэтажный коттедж, я неспешно прошел внутрь… Однако вопреки моему мнению в доме не было пыли, что обеспечивалось домоправительнице моих исчезнувших родителей… что по прежнему следила за домом и садом.

— Шаман, напомни, чтобы я выплатил премию домоправительнице… — проговорил я мастеру, стоящему за моей спиной.

— Будешь жить здесь?

— В течение двух недель что запланировал, — кивнул я, — нужно будет купить продуктов…

— Хорошо, я скажу Алисе, что ей нужно будет прийти, с готовкой сам управишься или тебе помочь? Могу остаться…

— Не стоит, не маленький мальчик, сам о себе позабочусь, но сегодня, пожалуй, тебе придется побыть моим проводником, понятия не имею, где расположен офис компании…

Да слышать от тебя то что ты не маленький… — усмехнулся Шаман, — ладно пусть будет по-твоему, помогу с покупками, все равно я на машине… Поехали.


Выйдя перед главной конторой компании «Кедр» я несколько поразился ее размерам… Все-таки компания была создана чтобы охватить почти все сферы в жизни города со стотысячным населением и сейчас идет к этому, пусть и неспешными шагами…

— Ну, вот и детище твоего отца, как тебе размах?.. — наблюдая за мной, спросил Шаман.

— Есть откуда развиваться, особенно учитывая денежные обороты в миллионы деревянных, — улыбнулся я, — пока что я займусь тем что изучу ресурсы компании, мне как владельцу контрольного пакета акций в один прекрасные момент взять ее под свой контроль…

— Бизнесмен хренов… — шутливо проворчал Геннадий, — ладно… постой, — быстро достав из кармана телефон, он ответил на звонок, — да, Свят. Да, приехали. Сейчас вот к тебе идем… Что за конфликт? Ясно. Все понял.

— Ну что там? — спросил я, едва звонок окончился.

— Да притащился какой-то хозяин магазина, сейчас возмущается у Леонова в кабинете.

— А почем «Свят»?

— Святослав же… просто сокращаю имя. Леоном по молодости он быть не захотел, хотя твой отец предлагал… Жаль что я с ним так и не познакомился.

— Идем. Разберемся с торгашом. Знаешь куда идти?

— Знаю. Посмотрим, на что ты способен… — усмехнулся Шаманаев.


Пройдя по коридорам компании, мы остановились возле открытых дверей в кабинет, где один собеседник вел громкий монолог…

— На каком основании вы построили продуктовый магазин возле моего? Я занимаю эту торговую точку уже десять лет и…

— Нигде не написано что магазин нашей компании не может быть расположен рядом с вашим… Пусть и на окраине города. — Не теряя самообладания, ответил Леонов, знакомым мне хриплым голосом, — если вы понесли от этого убытки здесь мы не при чем…

— Это моя торговая зона…

— Уважаемый Петр Попов, покупатели из местного населения сами выбирают, где и что им покупать, ваша же ошибка в чрезмерной накрутке цен.

— Да что вы себе позволяете?

— Переадресую вопрос, что это вы себе позволяете, приходя сюда и устраивая истерику, — равнодушно проговорил я, проходя в кабинет, — вы занялись бизнесом, открыв торговую точку, вы накручивали цены… Однако когда открылся магазин от моей компании вы «неожиданно» начали терпеть убытки… Ведь покупатель тоже не дурак и понимает что соотношение цены и качества для него гораздо лучше.

— Да ты щенок… я тебя с землей….

— Вы мне можете это гарантировать? — сложив руки на груди, внимательно посмотрел я на полного собеседника, одетого в костюм темно-зеленного оттенка, — на данный момент я воспитанник семьи Седых, а вы просто торговец… Хотите померится силами? Могу организовать вам несколько проверок от потребительского надзора, а чтобы не было обидно, приглашу их и к себе.

— Ты… — лицо Попова приняло пепельный оттенок, — не посмеешь.

— Посмею, я хозяин компании «Кедр» зачем мне дешевый фарс… А пока будьте любезны покинуть мой кабинет, вы не соответствуете своему статусу, плюс не смогли найти более подходящего костюма для данной встречи.

Проглотив вставший комок в горле, Попов, сжал кулаки, а затем решительно отправился на выход…

— Леонов, проследите за ним, — едва гость тяжелым шагом покинул здание, посоветовал я, — кажется, что кто-то быстро покинет бизнес, а для «Кедра» — это напротив повод для укрепления своих позиций.

— Ты жуткий человек… — заметил Шаман.

— Был бы «жутким», если бы прибил его на месте за оскорбление. — Помахал я рукой не принимаю такую оценку, — а теперь мне нужна экскурсия… Хочу посмотреть своими глазами чем занимается «Кедр» и в каком направлении его можно развивать…

— Да, Шаман, ты оказался прав… — задумчиво посмотрел на меня Леонов, — Старинов действительно необычный парень.

— Я тебе говорил… — пожал он плечами.

— Итак? — перевел я взгляд с Леонова на Шамана и обратно.

— Думаю, мы сделаем это вместе, — проговорил Леонов, протянув руку, — приятно познакомится, Вениамин Старинов.

— Взаимно, Святослав Леонов… — ответил я на рукопожатие.


Глава 18. Начать партию и Тихий вечер

Ворвавшись в свою квартиру в общежитии, я заперся, а затем быстро перебрался в комнату…

— Ира, кто нас атаковал? Как идет бой? Есть потери?

— Бой окончился. Соединяю с Шаманом и Леоновым, они оба на месте. — Проговорила Золотова.

На экране появилось окно чата, с которого на меня смотрели два мужчины…

— Что у вас творится?

— Уже ничего. — Спокойно проговорил Шаман, — отбили нападение двух групп, что попытались разведать обстановку на стройке боем… У нас потерь нет, только вот «Холодец» сейчас отлеживается у Зои, он оказался в самом пекле боя, но жить будет.

— Кто это был? Вы взяли «языка»?

— А тут и без «языка» было понятно что это люди Чернозубовых… Видимо поняли в каком направлении упорхнул их «универсал» и решили узнать наверняка… О чем они думали неясно, но кроме трупов ничего не получили…

— Что по самой стройке?

— Уничтожили линию электропередач. — Недовольно проговорил Леонов, — сейчас наши занимаются ремонтом… Погибло пять рабочих… один из них был Маркиных, мы им уже сообщили.

Твою… Беда пришла, откуда не ждали. Ладно… Семья Чернозубовых не особо то и сильна, у них всего два мастера, семь экспертов и куча бойцов рангом ниже… Пусть на фоне «Великих семей» они выглядят и не очень, но по сравнению с рядовыми семьями довольно сильны…

— Значит так, охрану на объекте усилить, Шаман, ты лучше знаешь, как это сделать. Свят, необходимо будет выплатить компенсацию семьям погибших… Ира, задействуйте мои активы. Теперь так…

— Парень успокойся, — усмехнулся Шаман, — они здесь угробили двоих экспертов — больше открыто не полезут. Сейчас интересно как ты отреагируешь на это… ты ведь настоящий хозяин «Кедра», Свят только директор…

— Ира, ломай сеть Чернозубовых, я хочу поговорить с главой семьи, — с холодной яростью проговорил я. — Шаман, я теперь совершеннолетний и сидеть, сложа руки, когда атакуют мою собственность, не буду…

— Понял, пойду, займусь делом. — Кивнул Шаман, после чего покинул кабинет.

— Значит… ты решил объявить им войну.

— Нет, пока нет, — покачал головой я, — просто поговорить…

— Хорошо, остановимся на этом, — кивнул Леонов, — строительство продолжится, по поводу компенсации не беспокойся… До связи.

— Ира?

— Работаю…

— Ладно, ожидаю, — достав телефон, я набрал номер Кира Львовича.

— Слушаю, Вениамин.

— Здравствуйте, Кир Львович, вы уже в курсе ситуации?

— Сразу к делу… да я в курсе нападения на «Кедр», ведь ты с самого начала был его хозяином. Кстати, поздравляю с совершеннолетием…

— Простите, что раньше не позвонил, у меня были кое-какие проблемы… личного характера.

— О твоих проблемах я в курсе, Ева мне сообщила, рад, что ты нашел из них выход, — с легкой усмешкой в голосе ответил старик, — что намерен предпринять? Сейчас я не твой опекун и потому… мало что могу сделать, Воскресенск находится вне моей юрисдикции.

— Мне нужно выиграть время, хотя бы до лета… Сейчас я просто физически не могу покинуть Академию.

— Помощи, значит, просишь… — Задумчиво проговорил глава рода Седых, — значит, действительно пока не можешь повлиять на ситуацию… Хорошо, я помогу.

— Ира, что у тебя? — Зажав микрофон, спросил я.

— А у них ничего нет… Только телефоны. — Разочарованно протянула Золотова.

— Тогда не надо. Спасибо, отдыхай.

Вновь переключившись на разговор с главой семьей Седых:

— Вениамин, услуга за услугу… — сухо проговорил Кир.

— И что вы попросите?

— Пока оставим это… Что у вас с Евой, все по-прежнему?

— Эмм… да.

— Вениамин?

— Если вы против этого так и скажите.

— Нет, просто мне нужны гарантии. Не хочу, чтобы моя правнучка в итоге была использована и выброшена как ненужный котенок.

— Что вы хотите?

— Если в итоге у тебя ничего не получится — ты станешь главой младшего рода семьи Седых. Ты можешь мне это пообещать? Твое слово многое значит.

Понимаю его причины… Впрочем, если мне откажут в получении статуса «основателя», придется пойти подчиненным в одну из семей… Седых думает о том как уберечь свою правнучку от позора, если вдруг всем станет известно о моих с ней отношениях.

— Хорошо. Обещаю. — Проглотив ком в горле, ответил я.

— Значит, ты способен переступить и через свою гордость, если дело касается Евы… Удивлен. Хорошо остановимся пока на этом. Главу семьи Чернозубовых я отрезвлю и намекну, что не стоит играть с моим приемным сыном, воспитанием которого я занимался до недавнего времени. Доброго дня.

Неужели я настолько предсказуем?! Впрочем, стоит отдать должное старику Седых, он практически любую ситуациюможет обернуть в свою пользу, исключительно благодаря своему опыту… Ладно, что дальше?

— На твоем почтовом ящике болтаются пригласительные письма на «Тихий вечер» от Морозова Михаила. — Уведомила меня Ирина.

— Спасибо, Ира… — устало проговорил я.

Ну что ж… Будем дальше работать. За просьбу о помощи старик с меня взял конечно взял плату, но она вполне нормальная… заигрался я. Вопрос с Чернозубовыми пока отложен, но не закрыт.

Ира, есть ли у Чернозубовых какие-нибудь доказательства о моей причастности к исчезновению Валерии?

— Никаких. — Развела руками девушка, — причина нападения на «Кедр» несколько иная… они соперники по сбыту мебельной продукции.

— Значит, говоришь соперники… ладно. — Улыбнулся я, — можешь оставить дом Бенуа в покое, шум мы создали и дело идет уже без нашей инициативы. Ты добилась желаемого?

— Нет, эти умники смотались в другую страну, как только жареным запахло… Ну что мне как я понимаю целиком заняться семьей Чернозубовых?

— Да, нам объявлена война с их стороны, игнорировать это нельзя… придется ответить, плюс Седых нам даст время, чтобы подготовиться.