Владимир Владимирович Абибок - Резиновые тропы [СИ]

Резиновые тропы [СИ] 1018K, 80 с. (На Западе Диком-2)   (скачать) - Владимир Владимирович Абибок

Абибок Владимир Владимирович

Резиновые тропы



Резиновые тропы



Глава 1



Хаотичные метания в процессе решения текущих задач, всегда приводят к сбоям системы. Заложенные очередные две яхты явно не успевали достроиться за отведённый месяц, несмотря на полностью подготовленные стапеля с кран-балками, доведённой до ума мастерской и прочие улучшения верфи, которые за отсутствие Олега доделывали под моим присмотром. Пришлось одно строительство заморозить, а второе довести до конца, имеется в виду, когда присутствие и контроль Олега не является необходимостью. Таким образом планы по полной перевозке девушек с Эдзо накрывались медным тазом. Максимум возможного, это стала доставка 300 человек, несмотря на внушительные размеры яхты, равные по размерам галеоны могли возить гораздо большее число людей. Жаль, опять убытки, если здесь мы могли получить от них максимальную пользу, в крайнем случае, выгодно продать, то на острове они могли только себя прокормить. Остаться и доводить яхты до ума, значит отменить поход, так что выбор был весьма ограничен.

Месяц на подготовку подходил к концу, Лхадус, Йэлшан и ещё пятеро тоэнов приехали со своей братвой, с учётом Малой Дружины и морской пехоты набиралось под полтысячи бойцов, больше не имело смысла набирать, а то некуда будет девать добычу (с клыков жадно закапала слюна). Идти решили на двух яхтах, и три шлюпа проводить до Кочимы, всё что приготовили для переселенцев, в том числе комплекты щитовых домиков и сами переселенцы числом 204, на шлюпы никак не помещались. Единственный минус, смогли выделить на всех только 6 фургонов, два коня и десять кобыл, из которых пара фургонов была выделена Тлехи под заряды и инструмент, для прокладки нормальной дороги до долины, а там ещё кучу мостов делать. Никогда особо не интересовался дорожным строительством, но когда пришлось, то выяснилось, положить асфальт или бетонные плиты - это не так просто, даже если их привезёшь. Земля ни фига не круглая и ровная, как выясняется, а вся изрезана буераками и в прыщах гор и холмов. Да ещё и деревья растут как попало и где не надо. Оставили мы Тлехи с народом и отправились в путь, отрывая новые горизонты.

Величественно вырастали горы, с каждым моментом нашего приближения к намеченной цели, невероятная красота текущих с гор туманов, рассеивающихся под лучами восходящего солнца. Этот остров был последним ориентиром нашего маршрута, на всякий случай, мы решили разделиться и обойти остров с разных сторон. Моя яхта заходила с юга, возможно это было чуть больший крюк или ветер был не попутный, но факт остаётся фактом - мы пришли чуть позже Олега, тяжёлые взрывы фугасов уже были слышны. Атаку проводили без разведки, поэтому можно сказать шли наобум и на авось, тем не менее определённую накачку по тактике народ получил. И я отдал приказ спускать на воду умиаки с штурмовыми бригадами, в их задачу было зайти с юга к защитным рубежам города. Сами мы даже не представляли, есть ли крепость или острог какой у защитников, но пёрли с упорством бизона. Лёгкие умиаки, обтянутые кожей тюленей, полетели навстречу долгожданной битве, синхронные взмахи вёсел вздымали водную гладь, выбивая искрящиеся на солнце брызги. Яхта, не снижая скорости, начала обходить мыс, спеша к сражению, поскольку порт явно находился на той стороне мыса.

Представшая взору картина не могла меня не порадовать. Четыре довольно приличного размера галеона и пять-шесть небольшого размера одномачтовых шлюпа не порывались в побег, более того, на ближнем галеоне уже во всю хозяйничала десятка морских пехотинцев, уверен - на других та же картина.

-Ну что, Йэлшан, готов к настоящей битве или лучше беззащитных сиу и черноногих грабить? - Тесть был вместе со мной на одной яхте.

-Если нет воина, значит нет добычи. Много воинов - много добычи. Это хорошо, что у них много воинов, посмотрим мы, а не они, что стоит в бою настоящий человек (тлинкит) , а настоящего боя, друг Игорь, не бывает. Всякий бой - это только бой. Иного не бывает.

-Хорошо, Йэлшан, бери своих, людей Шаха и ещё одного тоэна, займёшь вон ту кучу домиков, что не за стеной. - Жаль,что тесть не доживёт до времён 'странных' войн и прочей гибридно-пустопорожней хрени, а может и к лучшему.

Потихоньку мы подрулили к корме первой яхты, как тут испанцы дали залп по нашим умиакам. Слава Ворону, выстрелы были ядрами и все мимо, наш ответ Чемберлену не заставил себя ждать, по всем видимым и не очень позициям вражеской артиллерии наши четыре пушки вели беглый огонь фугасами, я правда и не делал других видов зарядов. Вернусь, подумаю о шрапнели, хоть и не представляю пока, как это технически сделать. А пока Олег начал спускать десантные умиаки и большую шлюпку, то же повторил я. Вдруг земля за стеной вспухла мощным взрывом, вырвав из защиты добрый кусок стены, она и так была несерьёзной, в самом высоком месте не больше 5 метров, но против пехоты достаточно. Взрыв стал словно катализатором для наших парней, гребцы работали так, словно вот-вот взлетят. Те немногие, кому не хватило места за вёслами, внимательно через прицел высматривали неосторожных адресатов для пули, такие однако находились, даже под таким серьёзным обстрелом.

Нет, это конечно здорово, но это всё - практически никакого толком сопротивления и наши парни уже начинают сгонять в кучи пленных и местное население. На большой шлюп загрузили обе полевые пушки и четыре подготовленных фургона, лошадей надеялись взять на месте и надежды нас не обманули. Теперь уже вся наша армия была готова к продолжению раздачи слонов, кроме команд яхт и четырёх десятков бойцов оставленных для контроля пленных, а их даже на побережье набралось больше тысячи человек, оставшихся вне загона раненых и продолжающих брыкаться, с деловитой невозмутимостью гвардейцы резали своими любимыми кинжалами. Картина - даже для средневекового жителя невесёлая, особенно если следующим можешь стать ты.

-Олег, ты по-любому остаёшься здесь, хочешь на яхте, хочешь на берегу. Попробуй с кем-нибудь поговорить, у тебя же в команде двое знают турецкий, может среди этих кто понимает. - Я кивнул в сторону трясущихся кучек из людей. - А нет, да и хрен с ними, займись вентиляцией складов и амбаров, тоже нужное дело.

-Да я и не рвусь повоевать, ты же знаешь. Мог бы и не зыркать на меня своими грозными очами.

-Да это я так, переживаю перед боем.

-Ну не знаю, уж очень легко мы их уделали, думаешь в самой Лиме сопротивляться будут сильнее? Давай может ещё снимем с кораблей пару пушек.

-Нет, нужно темп не терять. Ладно, давай. - Посмотрел на дружину. - В три колонны становись, Лхадус, твои пусть идут со взводом Джако, пойдёте вдоль по реке, ваша задача в бой не ввязываться, но не дать уйти отступающим за реку.

-Ни пуха. - Хлопнул меня по плечу Олег.

-Ну пойду посмотрю на иезуитских чертей.

Вроде и быстро управились, но солнце перевалило таки за полдень и начинало немного теплеть. Парни хотя и скинули штурмовые кирасы на фургоны, но в тёплых меховых поддёвках можно было упариться. Несмотря на июнь жара была за 20 градусов явно, даже у них тут и зима вроде, но один чёрт. Как только мы стартовали, небо затянуло облаками и дышать стало полегче. Вдоль дороги редкие домишки были покинуты жителями, успели видно предупредить, значит кто-то всё же сбежал. Да мы и не окружили конечно весь порт, но всё-таки я рассчитывал на внезапность, а её как видно не случилось.

Охренеть - не встать, эти весёлые ребята решили нас встретить в поле! Уже на подходе к основному городу за пару километров, я увидел построения конницы и пехоты. Всадников было человек пятьдесят, остальные пешие, пушки выкатывают - наверно это плохая новость, сейчас посмотрим.

-Кирасы одеть, рассредоточится цепью. Пушки на позицию, Катлиан, твой взвод займёт вот ту рощу или лесок слева, осторожно, может быть засада. - Раздал приказы, а сам встал между пушкарями.

По сути для наших парней это было первое столкновение с всадниками, одно утешало, в отличие от других индейцев, они уже знают чего ожидать. Наш же противник уже ждал давно, когда мы доковыляем до его славных рядов. Сначала шагом, потом всё быстрее и быстрее, идальго разворачивали казачью лаву, но не менее быстро наши пушкари установили пушки.

-По коннице, прямой наводкой, огонь. - Выдал приказ.

Не слишком точные, но близко от уже несущейся лавы вспухли облачка разрывов. Никого не убили, но пяток всадников навернулся в возникших воронках. Второй выстрел пушек слился с грохотом дружного залпа первой роты. Всё. Кавалерия противника кончилась.

-По пушкам противника, Дронов, пристрелочным, огонь. - Пушкарь из той самой первой десятки стрельцов, не просто научился считать, но и отлично чувствовал расстояние. - Первая рота, цепью, шагом, вперёд.

-Товарищ директор, у реки было полсотни ополченцев врага, а Джако видит храм, как на картинках, какой приказ ему передать? - Подъехал ещё один русский, я его не знал, наверно из моряков Олега, кому достались лошади под седлом, были назначены дозорными и гонцами.

-Было, я так полагаю уже нет? - С моим отсутствием армейского опыта, требовать большего трудно.

-Так точно. - Держа гарцующую лошадь за уздечку, доложил боец.

-Занять храм, разместить наблюдателей на крыше и контролировать окрестность. Передашь приказ, возвращайся назад. - Добавил, вскочившему на лошадь за долю секунды, бойцу.

Тем временем первая рота подошла на расстояние прицельного выстрела и началось форменное избиение, как я и приказывал, сначала били по пушечной прислуге, наши пушкари к тому времени пристрелялись и массово давили вражескую артиллерию. Не ожидавшие такой пакости, испанцы выпустили из своих пукалок залп в белый свет, хотя вроде кто-то из наших упал, но это было несерьёзно и я отдал приказ второй роте атаковать по правому флангу нетронутый строй пехоты врага, которые почему-то остались без поддержки пушками. Развернувшись в цепь, вторая рота по отработанной тактике бег- шаг- выстрел атаковала впятеро превосходящего противника, что, впрочем, буквально после первого отстрелянного магазина, уравняло количество бойцов с обеих сторон. А потом ещё одна неожиданность для испанцев: вторая рота залегла!!! Для них это было шок, но прошло около минуты, нужной для перезарядки магазина самому медленному бойцу, как рота поднялась и разрывая расстояние не дала сбежать, ринувшимся остаткам врага в открытые ворота. Одновременно с ними первая рота также бросилась на врага, последние метры до ворот, закинув винтовки за спину, драпающих испанцев с азартом рубили шашками. К сожалению, не все выполнили мой приказ: в большие дома, без предварительного броска гранаты, не входить, поэтому, после зачистки города и сбора всех жителей на главной площади, число погибших дошло до полной десятки. При том, что до штурма города в главной битве в поле ни один не погиб, только во взводе Джако был один погибший, там где нарвались на засаду ополченцев у реки.

Ночью пара человек попыталась сбежать с площади, за что были зарублены, потом, выдернув из толпы ещё десятерых мужчин и женщин, прирезали в назидание прочим беглецам. Пока Малая Дружина занималась зачисткой города, вольные тоэны были направлены по тропам, ведущим от города в горы, в поисках разных вкусностей и полезностей, почти как на разведку.

Наутро, сначала мы попытались найти общий язык с задержанным населением, однако попытка не увенчалась успехом. Потом занялись сортировкой на туземцев, негров, а их было немало - успели завести, поганцы, и собственно самих поганцев, то есть испанцев. Результаты впечатляли: шесть тысяч испанцев, три негров и почти тысяча индейцев. Негритянок отделили и переместили в некое подобие парка неподалёку, потом всех индейцев, кроме богато одетых, вывели из города и отправили по дороге на юг, идите мол, не путайтесь под ногами. Когда ходил вокруг занимаясь разделением людей, ближе к вечеру вижу - явно меня зовут, подхожу.

-Что голос прорезался? - Спрашиваю у белого оборванца, но в дорогих лохмотьях.

-Do you speak English? - Опа, думаю, даже сейчас английский в ходу.

За четыре года стал уже забывать, да и у испанца язык был так себе, но худо-бедно смогли поговорить. Сначала этот дебил пытался меня стращать карами небесными, потом увещевать, потом всё таки решил поработать просто переводчиком. Это сняло сразу кучу проблем, особенно с кормёжкой пленных, мы их поили водой, но вот кормить руки не дошли. Негров припахали к собиранию трофеев, а их набралось прилично, поэтому решили брать только особо ценное. Почти неделю провозились с разными вопросами, касаемыми того города, испанских женщин и детей увели на третий день в порт. Выяснил у испанца, который оказался не то евреем, не то иудеем, кто является главным врагом испанцев среди туземцев, мне его имя ничего не говорило, но я вызвал богато одетых индейцев и поговорив с каждым по отдельности выяснил, кто поможет повстанца этого или кого из его окружения мне найти. Трое гонцов и индеец поехали за местными противниками испанцев.

Только на четвёртый день мне удалось найти кусок каучука в одном из домов, до этого правда особо и искать времени не было. Я ему радовался как манне небесной и даже пожалел, что отпустил индейцев, но промучившись три дня над вопросом, как решить проблему с закупкой каучука, так и не нашёл, а тут вернулся десяток от Йэлшана. Тесть передал, что буквально в двух дневных переходах, большая добыча разных металлов идёт. Учитывая скорость бойцов это было не меньше сотни километров. А ещё просил прислать рабов и телег для вывоза продукции, тех что там были, они всех убили ненароком. Пришлось выделить сорок негров и столько же повозок. На исходе суетной недели возмущение, томящихся на площади испанцев стало потихоньку булькать, видимо на дрожжах загаженной отходами жизнедеятельности площади. Посовещавшись со своими командирами, решил разделить оставшихся белых. Большую часть вывели в поля за стеной города, самых богато одетых заперли в храме на той же площади, серьёзно уменьшив количество часовых. На всех оставшихся телегах, начали потихоньку перевозить в порт трофеи, каковых набралось столько, что я понимал уже сейчас, что на наших яхтах их не увести. Головняков было столько, что начал разговаривать сам с собой, гвардейцы помочь с этими вопросами не могли, сгонять к Олегу поговорить, пока не находил возможности, да к тому же на лошади ездить так и не научился толком. Как ни странно, самые большие сложности создавали пленные, а конкретно - их кормление и присмотр. Даже следя за теми двумя сотнями, запертыми в храме, приходилось выставлять караулы, что уж говорить про две тысячи за городом.

Но всё же чудо свершилось и спустя две недели от захвата Лимы в город прибыли представители мятежных индейцев. Как выяснилось в переговорах, они узнали о произошедшем по слухам, видимо от тех индейцев, что мы отпустили, а никакого посольства не видели. Попытка правильно понять, что мы хотим от повстанцев, повергла в шок не только их, но и нашего горе-переводчика. А предлагали мы ни много, ни мало возрождения империи Инков и изгнание испанцев. Кроме того, передавал под ответственность прибывших оставшихся в плену индейцев. Впечатлённый нашим захватом столь малыми силами Лимы, еврей был уверен, что у нас получится это легко. Знал бы он, что это почти все вооружённые силы нашей державы. Всё вооружение и пушки с запасом пороха мы оставляли индейцам, взамен я хотел, чтобы их дети ходили в нашу школу, которую мы поставим в следующем году и организовать поставки каучука в максимальном объёме. А пока я оставлял одну роту и две наших пушки в порту. Окончательно ограбив город, согнали всех испанцев в одну кучу и погнали в порт, где меня ожидала приятная во всех отношениях новость.

-Я конечно рассчитывал на дополнительный транспорт, но это же просто чудо какое-то! - Воскликнул я, когда получил подробности произошедшего сегодня днём события. Мы же тащились почти пять часов от города до порта, поэтому отправив посланца о нашем прибытии утром, сами пришли после обеда.

-Сам просто ошалел, но как наши парни сработали, без подсказки, тихонько подвели шлюпы к прибывшим кораблям кораблям и взяли все разом галеоны без шума и пыли. - С гордостью добавил к рассказу брат.

-Погоди, там же огромные команды и ещё солдаты. - Я не мог поверить очередной лёгкой победе.

-Да с шумом брали, это я загнул, а по третьему, который отставал, ещё из пушек всадили, теперь чинить его. Но в целом сработали чётко, а вот на этих кораблях команды по полста человек команды и груз, всё. - Олег сделал паузу. И дальше после глубокого вздоха. - И груз - всё. Негров там везли, ну наши парни выводили их всех и за борт, почти никто до берега не доплыл. Они же их не расковали, так в колодках и бросали.

-Блин, и матросов утопили?

-На все три галеона успели сдаться 40 человек, их не утопили, я же ещё в первый раз говорил, по возможности моряков брать в плен. А про негров я тут пока сидели рассказывал, что да как, а особенно их ненужность и даже вредность в обществе. Вот ребятки и проявили инициативу, заметь гуманно поступили, не резали, как обычно, а отпускали на волю.

-Что ни говори, но мы становимся жёстче. Раньше ты не рассказывал с искромётным юмором об убийстве..., сколько их там было?

-Я не считал, может две, может больше.

-Да, двух тысяч человек, хоть и негров.

-А я и не хочу этого, но вынужден, какие времена, такие и нравы. На тризне, я слышал, по три пленных каждому воину в дорогу дали? -Спокойно, без малейшего возмущения, ответил председатель-батюшка.

-Обычай!

-Ну так хоть прирезали бы их, нет, вы же живых сожгли! Вот она тонкая грань, Гор, почувствуй разницу. Ладно, о тонком и душе дома поговорим, пошли что покажу.

Пока шли на склад, выслушал пару докладов о выполненных заданиях, раздал новые и посмотрел на стоящие в гаване корабли. Пусть они и тихоходные, но по маршруту до Эдзо и обратно дойдут спокойно, были бы команды. Наши то привыкли без всяких лазаний по мачтам работать, лебёдку крутишь и всего делов.

-Смотри. - И протягивает мне пучок ваты.

-Вижу, хлопок, и?

-Да не щупай, а смотри! У них волоски по 5-6 сантиметров, а у нашего пух не больше двух.

-И ты молчал всё время? Да это же прорыв в текстильном производстве, а я всё думал, что у нас такие толстые и неказистые нити получаются, для начала хоть армию в приличное бельё оденем. - Сразу усталость отступила перед нахлынувшей радостью.

-Сам только на днях обратил внимание, а что делать то, мы же весь хлопок собрали уже.

-Саженцев набрать, да в Кочиме посадить, у нас продовольственная безопасность уже явно перевыполняется, даже с учётом семи тысяч пленных испанцев. А с таким хлопком, будет и текстильная отрасль на высоте, тот же Китай завалим. Пошлю взвод, пусть заставят негров саженцев накопать. Я думаю их отпустить, но не как ты, а живыми, пусть банды в горах делают, будет чем испанцев занять.

-Ты же хотел возрождать империю инков? -Удивился Олег.

-Шутишь? Мы поможем удержать порт, но смогут ли инки удержать хотя бы Лиму, большой вопрос. Но как только мы уйдём, их сразу порвут как тузик грелку, даже воинственных арауканов в Чили продавили, а ты - инки.

-А зачем нам отсюда уходить, сам же говоришь, что сырья никогда не бывает достаточно, а каучук нужен, как воздух.

-Сразу не уйдём, пару-тройку лет побуяним в округе, закинем русский код и всё, наш приоритет Северная Америка и Азия. Кроме того, пока будем буянить испанцы будут вынуждены перенаправить силы сюда, а то уже забрались далеко в верховья Рио-Гранде. Я, когда разговаривал с Кайтенаем, услышал про городок Санта-Фе, как машина хёндэ, посмотрел на карте и охренел, там до Юты пару лаптей. Может это и не тот Санта-Фе, но тоже хорошего мало, я как раз думал рудознатцев привезти и часть на Большое Солёное озеро отправить.

-А если что получится с инками?

-В смысле получится?

-Ну смогут и испанцев сдержать, и империю развить. Это реально, если мы им дадим эти два-три года.

-Посмотрим. - Я закруглил разговор.

На следующее утро стали готовиться к отплытию, отправили часть испанцев отдраивать трюмы от той жуткой вони, что там стояла. Самым сложным было подобрать команды на галеоны, большую часть моряков перебили, а те которые оставались не внушали доверия, от слова совсем. Загружали все корабли товаром награбленным в порту и Лиме, весь балласт заменили слитками разных металлов. В одном из галеонов, захваченных в самом начале, были слитки серебра, среди которых нашли платиновые, чувствую поход удался, дело за малым - вернуться. Группу богатеньких буратин держали отдельно от остальных, как чувствовали, так и случилось. Мерзавцы подняли бунт, напали на троих гвардейцев и попытались захватить умиаки и шлюпки стоявшие на берегу, случился правда у них облом, на ночь мы обязательно уносили все вёсла в казарму, вернее большой и относительно чистый дом, который приспособили под казарму. А поскольку дело было на рассвете, то ещё никто не выносил весла и нам удалось заблокировать бунтовщиков на берегу, троих с оружием и ещё четверых самых буйных пристрелили сразу. К вечеру собрали всех остальных испанцев на узкой части мыса и продемонстрировали несуразность подобных попыток. Из толпы бунтовщиков выводили по десятку и по крику 'хей' одновременно десять кинжалов вспарывали горла, следующая десятка выводилась сразу же, не давая успеть затихнуть агонии предыдущих. После всего, на подготовленные костры с тремя погибшими гвардейцами привели оставшихся девять бузотёров и положили их на специальную полку для рабов, отправляющихся в путь с хозяином. Справили тризну честь по чести.

В последний вечер перед отплытием домой, появилась делегация инков. Привезли пару возов каучука и своего главаря на переговоры. Весь вечер до глубокой ночи обсуждали возможности взаимодействия, ужасно устал, но результат был обнадёживающий, этот парень по имени Виракоча, я ещё подумал, что где-то читал про него, толковый малый оказался. Поблагодарил за оружие, сказал, что может выставить больше десяти тысяч воинов, но владеющих огнестрелом очень мало, тем более пушками. Просил помочь с пушкарями, с трудом сумел ему объяснить или не сумел, тяжело понять, что у нас гранаты другой системы. Попенял на сложности языкового барьера, предложил обучать русскому языку, на что Виракоча предложил, чтобы пятеро его мальчишек поехали с нами и научились языку сразу, когда мы вернёмся в следующий раз можно было бы уже говорить без посторонних ушей. Я хоть и понимал, что мы пойдём с перегрузом сверх меры, тем не менее согласился. Ну а утром мы отправились домой.



Глава 2.


Невероятно скучное и унылое путешествие. На свою яхту отобрал детей от 5 до 10 лет, коих набралось числом под полтыщи, хорошо, что они маленькие, иначе столько бы не поместилось. Остальных детей от 2 лет и до 12 разместили на яхту к Олегу, чтобы старшие следили за младшими, присовокупив к ним около десятка женщин. Это был наш самый ценный груз, остальных забили на галеоны так, как сами испанцы забивают негров. После месяца плавания, я не выдержал и перебрался к Олегу.

-Я так понимаю, плетёмся мы как галапагосские черепахи, - заскочили мы на Галапагос для отдыха на пару дней и дозаправки свежей водой, а то дистиллированная быстро набивает оскомину, как ни разводи её морской, - потому как испанские лайнеры нас тормозят?

-Это да, но и ветер для похода на север не попутный, вот и идём зигзагами. - Адмирал Флота что-то в очередной раз собирал из железок в своей походной мастерской.

-А где мы сейчас?

-Спросил бы у своего капитана, не доверять ему нельзя, иначе это не флот, а пиратская шайка. Он парень толковый.

-Во так так, а ты его и картами снабдил что ли? Этот Наум, он же Никона брат младший, думаешь я его не знаю? Вот только, что настолько продвинулся в обучении не думал, он так особо и не командует.

-Это он тебя боится, вот и ходит по тихому приказы раздаёт. Отличный он капитан и штурман неплохой, надо бы конечно штурмана отдельного иметь, но что есть, то есть. - рассмеялся Олег.

-Ну ладно, так где мы?

-Подходим параллельно к самому краешку Калифорнии, только в полутора тысячах километров западнее, сейчас у нас северный ветер по побережью.

-Так погоди, то что мы проходим за 19 дней с заходом в Кочиму, с этими неваляшками нам тащиться два месяца? - Сказать, что я был расстроен, значит ничего не сказать. - Твою же дивизию! Никуда не годится, значит есть предложение: я отрываюсь вперёд, а ты веди остальных сам. Заодно подготовлю встречу на острове Победы, на берег нам надо быстрее, у меня человек сорок детей зелёные ходят, знал бы что такая разница в сроках, сразу бы ушёл.

-Да не вопрос, сейчас можно, но сам понимаешь, пока испанские маршруты пересекали нужно быть вместе. Да я и сам думал тебе предложить этот вариант, только завтра.

-Вот ты жук, Олежек.

Как только я вернулся на яхту, рванули мы полным ветром домой. Но даже так, быстрее чем за неделю дойти не смогли, четверо детишек умерли, ну что делать, я не врач ни разу - всё равно им не смог бы помочь. Такова грустная правда жизни. По приезду, детей перевезли в Зюзино, с тамошней инфраструктурой переборщили маленько и пяток бараков фактически пустовал. Поставил задачу достроить ещё пять и к каждому пристроить отдельную комнату для дополнительной печи и кухни, на каждые 50 ребят я планировал выделить по три вожатых и шефство в плане техподдержки, со стороны русских жителей Зюзина, пусть приобщаются к социальным нагрузкам. Несмотря на разгар уборочной, часть мужчин находили время и приходили к детям, когда через месяц я смог там побывать, то увидел у многих разные деревянные, тряпичные и прочего вида игрушки. Да и ребята явно лучше стали говорить по-русски, а у некоторых помоложе даже акцент менялся. Три десятка вожатых, да ещё и с опытом преподавания, найти было невероятно трудно, опять помог Тамило. Уж не знаю по какому он принципу отбирал ребят, но нашёл всех сколько нужно, ещё и присоветовал в женские бараки отправить только по два вожатых и двоих из испанских матерей, которые смогут лучше других пройти его экзаменовку. Вообще он считал, что у мужчин и у женщин должна быть надежда на восстановление семьи, холоп без надежды в лучшее - бунтовщик.

-Проявил инициативу - делай! - 'Обрадовал' своим решением дьяка Директорского Приказа, это он сам негодяй придумал себе должность, мол так его лучше слушать будут. А я и не против, надёжные помощники из первой десятки стрельцов получаются, как будет с прочим пополнением пока неизвестно, а эти молодцы как один.

-Так точно, государь, справим как велишь. Токмо их дюже много, дозволь в помощь пяток вожатых пока у себя оставить.

-Ты мне дьяк или так? Коли напортачишь - будешь наказан, а спрашивать у меня каждую мелочь будешь, тоже накажу.

-Внял, государь. Разреши идти, ещё баб разместить надо, да их покуда немых перепишешь семь потов сойдёт.

-Слушаю я тебя, Тамило, и точно уверен - твоя ноша самая тяжёлая. Никто мне столько про трудности не рассказывает, как ты!

-Никак нет, государь, твоя ноша самая трудная, да председатель-батюшка тоже из всех сил бьётся за нас, никудышных. Так я пойду?

-Иди уже, балаболка.

Пятерых пацанов, которых дал мне Виракоча на обучение, тоже заселил в Зюзино, правда они вроде как постарше остальных, но ничего страшного, притрутся. Пока плыли на яхте пятеро инков тёрлись с нами на палубе чаще испанцев и даже ночевали в одной каюте с моряками. Ребята оказались настоящими полиглотами, не зря именно их отправили, так и сами быстро учились и ещё десяток других мальчишек из испанцев подтягивали. Им первым из новобранцев я и подарил сборники рекомендованных 'Сказок и Былей земли Аркаима' для детей и отроков, нарезка из сказок и книг, что у нас были, маленько переработанные. А самое трудное было добавить в книгу сказки сэлишей и тлинкитов, адаптировать нужно так, чтобы они их распознали как свои и в то же время направить в русле Книги Прави. Несколько сказок почитал в одном бараке сам, если поначалу слушали внимательно, то на Колобке началось.

-Останься, Колобок, не уходи, дед и бабка плакать будут без тебя. - Это самое начало.

-Вернись пока не поздно, съедят же! - Это в середине, но самый гвалт начался после лисы, кто костерил колобка, кто лису, кто-то догадался, что заяц, как травоядный, должен был правильно подсказать герою сказки, а не пугать будто съест. Такие были реплики, что я сам многое открыл для себя нового в этой простенькой сказке.

В целом с пацанами посидели душевно, жаль Добрыня маловат пока, а то можно было бы включить в работу по воспитанию подрастающей смены. Поговорил с вожатыми, вместе обсудили методы воспитания, я порекомендовал телесные наказания применять в крайнем случае, лучше трудотерапия. Как говорится, от каждого по способности с утра и до ночи. Один из вожатых прошёл школу единения имени Тлехи, но в данном ключе, как ни странно, поддержал идею с минимальным телесным воздействием.

-Слушай, так ты умеешь в городки играть, верно? - Вспомнил я свой совет Тлехи по единению.

-И в городки и в лапту тоже умею.

-Вот отлично, но у меня есть ещё одна игра. - Повернулся к Локо. - В фургоне лежит синяя сумка, принеси сюда.

-А если кто не захочет играть, тогда как быть? - Задал вопрос один из вожатых.

-Ничего страшного, значит будет сидеть на лавке и смотреть, может у человека другие в жизни интересы. И привыкайте к главному - все люди разные, для кого мёд всласть, а кому-то море страсть.

-Твой сумка, шеф. - Поставил на лавку рядом и молча ждёт.

Я стал доставать из сумки мячи свежесшитые и резиновую дулю, наконец свершилась мечта и у нас будет чем занять народ, кроме резни и мордобоя. Когда достал насос, Локо протянул руку.

-Мой будет качать. - Уж очень ему нравилось чудо превращения смятой кожаной тряпицы в ровный шар, по чести сказать, не очень ровный, шнуровка никак не получалась скрытой и мяч был похож на тот, с которым играли в первую мировую.

-Сейчас Локо покажет, как надо накачивать и делать шнуровку.

Как назвать футбол по-новому я не придумал, поэтому оставил это на волю народа. После все вместе пошли на поле, поставили ворота, как я объяснил, натянули сетку, крюки я тоже захватил с собой.

-Так, кто сможет быть ответственным за правила и судьёй этой игры? -Бодренько я поискал глазами желающих.

-Я готов, товарищ директор! - Смело, из нескольких десятков мнущихся юношей, сделал шаг на встречу неизвестному городошник.

-Держи, - протянул я ему листок плотной бумаги с наспех и по памяти написанными правилами, увы, ни я, ни Олег не являлись апологетами этой игры миллионов, - это правила игры, только их можно дополнять при необходимости. Играть можно 6х6 или 10х10 и вратари в воротах.

Минут сорок я ещё показывал, как управляться с мячом, некоторые финты, что умел сам, долго объяснял, что сначала нужно научится с мячом обращаться, а уже потом выходить на поле. Накачали ещё четыре мяча, глядя на алчную толпу в почти три сотни пар горящих глаз, пожалел, что сделал так мало мячей. Просто подумал, пока научатся, пока понравится, а тут ещё и не начали, но даже мелкие уже выползли смотреть. Наконец, после всех объяснений, начали играть пока 6х6, я же принял временную должность судьи, чтобы будущий главный арбитр пока посмотрел на это со стороны. Поиграв 20 минут , объявил перерыв.

-Товарищ директор, а когда мяч попадает в ворота всегда нужно кричать гол? - Выдал вопрос один из футболистов.

-Можно просто молча радоваться, но обычно все игроки кричат гол и болельщики за полем тоже.

-А почему называется 'гол'? -Это уже другого вопрос.

-Раньше сетку вешали без крюков и когда мяч попадал в ворота, то сбивал сетку и ворота становились голы. Потому и поныне называется так. - На ходу придумал версию.

Дольше вопросы посыпались как из рога изобилия, пока резкий детский крик не провозгласил: 'Играть давай!' Тут уж я не выдержал и отсмеявшись, пожелал успехов в воспитании ребят и попрощавшись, уехал в Аркаим.

Вернувшись поздно вечером, в столовой обнаружил загрустившую Машу и хлопочущую возле Анушку.

-Привет, что грустим? - Уставшим, но весёлым голосом определил текущее настроение домашних.

-Потому что, Игорь, у всех тоэнов по две-три жены, а у самого большого тоэна-директора одна! - Удивительное прочтение женской логики, завести себе конкурентку, чтобы потом биться за право любимой жены - мужчинам не понять.

-У Ольги была?

-Не только, отца видела в порту, он мне тоже сказал, что все тоэны должны иметь много рабов и много жён, рабов у тебя много, а жён - нет. - Как я теперь догадался, с напускной грустью склонила голову первая жена, пока единственная.

-Это не повод для грусти, найдём жену - вон сколько молодок привезли. Расскажи лучше как Добрыня, Ставр наш младшенький? - А сам думаю, на кой мне это надо, я и Машу взял в жёны, лишь бы Йэлшан выделил парней для дружины. - С мячом играет? Я вон сегодня в Зюзино ребятам показывал новую игру с мячом. Все были в восторге.

-Да не просто играет, Игорь Владимирович, спит с ним. Едва отобрала, чтобы помыть, так бы с грязным и лёг. - Вставила свои пять копеек неугомонная домработница.

-Все фигурки стеклянные, что Кетл приносил, пришлось в отдельную комнату относить, он же не только во дворе, но и по дворцу гоняет. - Пожаловалась на сына мать.

-Ничего, я завтра ему проясню время и место для игр. - Добрыня в свои 3 года, слушался хорошо, что удивительно, но только меня. - Да он и сам, думаю так, поиграет неделю и успокоится, на железной дороге уже редко просит покатать, а раньше не стащишь.

С моим пополнением разобрались, что до тех, которых привёз Олег с ними было сложнее. После обязательной прививки и двухнедельного карантина, решено было отправить всех мелких в Кочиму и там распределить по семьям и общежитиям, а может они там уже все с семьями определились, мужчин там было на порядок больше, но мы планировали девушек из айнов напрямую везти на южную границу и создать там второй центр текстильной промышленности с упором на хлопок. В столице будет больше шерстяная, шёлковая и синтетическая нить, не капрон пока, но вискозу мы учились варить уже два года и чувствую близки к освоению процесса. Перед отправкой решили сделать изящный ход, ведущий к лояльности женщин испанок, вместе с Луисом пришли к женщинам отобрать тех, кто лучше всего выучил русский и тем предоставить отдельный барак и вернуть детей.

-Дорогие женщины, кто хоть немного понимает по-русски, подходим ко мне. - После построения на площадке возле их бараков, объявил я.

-Ла... .-Дёрнулся было переводить ушлый еврей.

-Погоди, я скажу что переводить. - Одёрнул я торопыгу.

Часть женщин то переминаясь с ноги на ногу, то теребя подол или платок в руках вышли после моей краткой речи, впрочем не сильно ко мне приближаясь.

-Моя мало говорить, но понимать. - Как-то на такой уровень понимания языка вышли около сорока женщин.

-Вот теперь будешь переводить. - Обратился я к Луису де Леону Пинело, именно так звали того еврея, который только благодаря знанию английского, да и тому, что я его знаю, выжил почти чудом. Напомню, все богатые, а он был раньше таковым, были казнены после бунта. За два с половиной месяца он наловчился и по-русски неплохо говорить.

-Эти женщины, - показал я на отобранных, - хорошо учили русский язык и были послушны, поэтому мы предоставляем им отдельный барак, где они будут жить со своими детьми. Если вы и ваши мужья будете столь же прилежны и послушны, то возможно и вы сможете получить свой дом и жить семьёй. Пока же вы будете усердно трудиться и ждать, когда моя милость к вам вернёт свободу и ваших мужчин. Кто же будет упорствовать и не повиноваться, того продадим в дикие племена, там вас быстро научат свободу любить.

Особо долго смысла распинаться не было и я их отпустил по баракам, тех же сорок женщин повезли в Южный Залив, где для них сделали бараки, целых три, с большим внутренним двором. Среди сорока двух отобранных у шестерых детей не оказалось, они даже замужем не были, но раз уж решение было принято, то они поехали с остальными. Забегая вперёд, скажу, с одной из них я и сдружился, в смысле, взял себе в качестве второй жены. Неплохая девка оказалась, хоть и дочь одного из убитых в бою маркизов, хорошо, что не из казнённых, а погибнуть в бою, вполне себе достойная смерть для маркиза.

-Дозволь, товарищ директор, мне тоже, жену свою и сына с собой поселить. - Воспользовался моим благодушным настроением Пинело. И не снижая скорости речи, решил умаслить сходу ещё больше. - Ещё я хотел бы помочь с некоторыми законами, многих важных не хватает в твоём, государь, Судебнике.

-А ты что его читал?

-Пока не научился хорошо, но учусь, мне Тамило читал. Дьяк твой.

-Кто такой Тамило я и сам знаю, хрен с тобой, дом будешь сам строить себе. С семьёй жить в Приказной Избе запрещаю. Инструмент и материалы можешь у дружка своего, дьяка, попросить, может и не откажет, хотя парень он прижимистый.

К сожалению, после переписи испанок, выяснилось, что ни одна из них не владеет никакой нужной и полезной работой, хотя уход за детьми и возня по хозяйству в нынешних реалиях тоже можно назвать полезным навыком. Так, как присматривают за детьми индейцы, для нас до сих пор казалось даже не жестоким, а скорее небрежным уходом, вернее его полным отсутствием. Часть женщин была, по договоренности дележа добычи, передана присоединившимся к походу тоэнам. Но мы не особо расстроились, от тех, что мы отдали, для нас вообще никакого прока, в наших руках оказалось почти три сотни монашек. Пусть теперь служат своему богу в более подходящих условиях, достойных любого аскета и стоика. Большую часть оставшихся у нас женщин пристроили в текстильном, бумажном деле и на рыбопереработку. Олегу было достаточно один раз попасть в цех переработки рыбы, чтобы при случае, в новых реалиях, скопировать всю систему, пришлось правда исключить заморозку, пока не хватало сил создать производительные мощности. Даже для себя смогли сделать только маленькие холодильники, вернее мини-бары, работающие на спиртовке. Тех же женщин, которых не смогли распределить в городе, отправили в Спокан на уборку урожая. Я переживал, что с этим могут возникнуть сложности именно из-за нехватки рабочих рук.

Когда прибыли мелкие дети со старшими, первым делом провели санобработку и сделали прививки от оспы, а как только все отдохнули собрали и отправили в Кочиму. Собственно, такую мысль подкинул Луис, вернее натолкнул. Как-то зашёл разговор о погоде.

-А ты бывал в Англии? -Спрашиваю его.

-Да, осенью напоролись на мель, корабль в ремонт, а у меня тоже нашлась работа, так в Портсмуте и провёл всю зиму, только пару раз выезжал в Лондон. Еле пережил, ужасная погода, там у них даже снег бывает лежит и не тает по многу дней. Только доброе токайское спасало. - Пожаловался на климат Оловянных островов южанин.

-Так у нас тут и похлеще будет зимой и сугробы лежат выше человека, и мороз под... , ну очень холодно в-общем. - Споткнулся я на определении температуры.

-Значит мы умрём все? - Расстроился Луис.

-Ну ты смешной. - Я весело хохотнул и хлопнул его по плечу. - Я тебе открою страшную тайну, как выжить не прибегая к помощи токайского. Тем более у нас его мало, самому не хватит.

-Как же? - Не выдержал еврей моей паузы.

-Да очень просто, в каждом доме есть печь, уголь мы добываем, сушняк для растопки тоже надо заранее запасать. Да ты, кстати, себе обязательно печь поставь. И ещё нужно тепло одеться и сапоги меховые надеть, но самое главное, - Пинело аж подобрался весь внимая, - радоваться снегу и зиме!

-Ты, товарищ директор, шутишь над добрым марраном, а я даже не могу в толк взять, где шутка, а где правда. - Он действительно был огорошен. - Может ещё плохо понимаю русский.

-Всё истинная правда, Лу. Но вот твои страхи меня убедили в одном, маленькие дети тяжело будут переносить акклиматизацию, поэтому мы их отправим туда, где так же тепло как у вас в Лиме.

-Тогда не пойму, зачем делать столицу в Аркаиме, если в твоей империи есть такие благодатные места?

-Загадочная русская душа, её не могут разгадать тысячелетия, когда ты станешь русским, Лу, поймёшь.

-Это невозможно по природе вещей, государь, уж прости за прения. Я уже рождён евреем, можно выучить хоть тысячу других языков, даже начать думать на другом языке, но невозможно поменять кровь данную в утробе матери.

-В мире много такого, друг Луис, что и не снилось вашим мудрецам. Скоро, может уже наши ближайшие потомки, научатся не только кровь человеку менять, но и даже менять мужчину на женщину и наоборот.

-Тьфу ты мерзость, прости господи, прости, государь. Да это же последние часы человечества настанут, откроются врата ада, не дай... э-э-э-э провидение, нам дожить до такого. Я же вижу, то известно тебе точно, не пойму только откуда. Но я не буду задавать вопросы, государь, мне моя голова ещё пригодится и тебе тоже. - Не на шутку парень разволновался.

-Сразу чувствуется в тебе юрист и сын юриста - начали говорить о погоде, а дошли до проблем конца света. Могу тебя успокоить, не грядёт на землю Апокалипсис, но люди сами его создадут, только лишь тремя усилиями: жадностью, глупостью и завистью.

-Это пороки, государь, их наоборот нужно преодолевать усилием доброй воли.

-Возможно и так, но трёхглавый Змей Горыныч жадности, глупости и зависти однажды сам предпримет усилие и сломает сопротивления всякой воли. Победить его возможно, только если всё человечество будет искать в себе стремление к справедливости. Потому как только стремление иссякнет, это и будет конец человечеству. Не справедливость, а именно бесконечное к ней стремление, в этом и больше ни в чём, я и вижу спасение человечества. Поскольку сама истинная справедливость недостижима, то и время человечества может быть бесконечным и решать это только самому человечеству. Понимаешь мою мысль?

-Прости, государь, я действительно всего лишь доктор права, для понимания сути вещей мне всегда надо время. - Сделал невинные глазки ушлый пройдоха.

-Не увиливай, либо ты понимаешь, либо нет. Вот как ты считаешь, Правильно и по справедливости мы поступили, перевозя твоих соплеменников в тех же условиях в которых они возили негров? - Перешёл я в практическую плоскость.

-Вероятно правильно, как ни горько это осознавать, воздалось по справедливости. Око за око. - Явно неуверенно и с оговорками высказал свою точку зрения Луис.

-А вот и нет! Воздаяние не должно быть равным потере, а всегда с премией: откусил палец, лишаешься кисти, например. И никогда не будет справедливым коллективная ответственность, может среди вас были люди, боровшиеся за гуманизм, а их ваши власти давили, наказывали, но попав к нам, они получили вместо признания заслуг наказание за тех, против гнусной сущности которых боролись, возможно именно такие титаны и были среди того множества погибших. - Я задумался о том, что мы совершаем и почему так, но понимал, вариантов лучше и справедливее нам пока не найти.

Невероятно, но за два месяца похода из практически 6 тысяч испанцев осталось процентов 80, дети-то были на яхтах у нас с Олегом, поэтому потери от болезней нам были известны, что они есть, но сколько, не было ни времени, ни интереса уточнять. Когда же стали упорядочивать поступающих и распределять по работам, выяснились те катастрофические потери при переезде. Основной мор случился на одном из небольших галеонов, там из 600 человек умудрились помереть от дизентерии практически половина. Понятно, что у наших моряков и пленных испанцев были разные условия содержания, но!!! У нас, среди команд, гвардии и братвы, не было ни единой потери, в том числе среди заболевших, а болели в походе очень многие и некоторые довольно тяжело. Действовать в режиме махания кулаками после драки, желания не возникало, но выводы были сделаны.

-У вас всегда так люди гибнут при длительных переходах через море? - Решил проконсультироваться у нашего еврея.

-Потери среди экипажа - это нормально, хотя обычно такие потери бывают при походе в Индию, у голландцев всегда так, главное, чтобы не было бунта, тогда и офицеры гибнут. - Немного задумавшись, ответил Луис. - Но среди рабов, которых везут в Новую Испанию и до половины гибнет. Человек же не морское существо, отрываясь от земли теряет с ней духовную связь, а их ещё и пищи духовной лишили, вы же монахов и священников отдельно везли. Так без причастия и сгинули в морской пучине.

-Ладно, примем к сведению, только у нас не так, мы людей бережём. А вот твои монахи показали не меньшую смертность, даром что их был полный трюм. - Заметил несуразность отсыла к духовному.

-Государь, таких кораблей, как твои, в мире нет - и удобство, и питание, и вода, всё такое, что будь такие корабли у всех, то и не было бы совсем смертей. На таких я и сам готов хоть годами жить или в походы ходить, а я всё же сухопутный житель.

-Вот ты - юрист - никогда не буду с тобой спорить, тебя казнить легче.



Глава 3




Ворон, Перун, Касатка и Сармат - в конце концов решили дать имена яхтам, вот уже два года как на них ходим, а названия не было. Собственно, ходили только на Вороне и Перуне, а Касатка и Сармат - это свеженькое пополнение флота. А ситуация с названиями возникла очень нелепо. Моя будущая жена, тогда ещё леди Амалия де Мендоса поинтересовалась, на какой яхте я находился в этом походе. Не выслушав ответ, продолжила рассказывать, что на галеоне Сен-Джозеф где её содержали, условия были ужасны, но самое ужасное, по её мнению, что все были в единых условиях и кухарки, и леди. Но мне это было не интересно, а вот название калоши, с громким именем Сен-Джозеф напомнило мне, что неплохо было бы и нашим кораблям дать названия. Так мы с Олегом их и придумали, за чашкой вечернего кофе, а названия шлюпам предложили искать самим капитанам этих лодок. Осенью же отправили до начала штормов Касатку на Эдзо для восполнения недостающих, но весьма необходимых на острове вещей.

А таковых было невероятно много, начиная от простейшей посуды и столовых приборов до полного отсутствия правовестников на таком важном участке транзитного маршрута. Вишенкой на торте было назначение Да-Тлана воеводой острова, его семёрка отправлялась с ним. Если в следующем году оставшихся гвардейцев, должна сменить следующая команда и так ежегодно, то тлинткинтский хохол был наказан воеводством на семь лет. Для его деятельной натуры и горячего желания отправиться с нами на Русь - это было самым жестоким наказанием, по моему мнению, за проявленную халатность во время встречи с апачами.

-Взводный Да-Тлан прибыл по твоему приказу. - Объявил Локо, в последнее время он стал выполнять кроме должности кучера, задачи ещё и денщика, помощника и посыльного.

-Ну заходи, дорогой друг, чувствуешь издалека, что жареным запахло? - Обычно Да-Тлан, да и почти все парни из Малой Дружины не обременяли себя церемониями.

-Здравствуй, директор Игорь! За что гневаешься на меня? - Смущённым однако даже не удосужился притвориться, расслабленная поза бывалого воина, кричала на всю столицу о готовности к любому исходу.

-Ух ты, слово какое подобрал красивое!

-Так новые русские говорят, Игорь. - Просветил невежу боец.

-В дружине ты уже три года, теперь уже взводным стал, не тяжела ноша? - Зашёл я издалека.

-Все дети Ворона - воины, победить или умереть, ты сам нас так учил. Я - жив.

-Это да, но я тебе припас две новости, а ты сам осмыслишь, хорошие они или плохие, может одна хорошая, а другая плохая - неважно. Я хочу назначить тебя воеводой, потому что уверен в тебе, как в настоящем воине и человеке, умеющем повести за собой других. А другая новость, ты станешь воеводой на острове Эдзо и твоя мечта поехать на Русь отодвигается на семь лет. Догадываешься, почему так?

-Да, государь! - Спокойно и с достоинством принял известие новоиспечённый воевода, и нежно погладил на груди золотой знак вздыбленной лошади, имеющийся только у восьмерых людей во всём Аркаиме. - Как ты поставил меня взводным, так уже год об этом и думаю, больше и больше. Только что мне делать на том острове, чтобы не допустить других нелепых ошибок, не навлечь позор на Аркаим и клан Ворона?

-Нет, дорогой друг, этого я тебе не скажу, потому что принимать решения будешь ты. Тебе за них и ответ держать. Но подсказку дам: на севере есть остров, там хорошая охота, есть уголь, мирные жители, но пока он нам не нужен, на юге тоже остров, он тоже нам пока не нужен, зато на нём живут люди, которые могут нам помешать спокойно развивать торговлю, ну и сам остров, на нём живут воинственные люди, они должны стать честными православными аркаимцами. Вот ты воевода, дальше тебе решать как быть.

-Разреши взять тогда сотню испанцев, рабы нужны, а местный раб всегда может убежать.

-Хм, вот видишь, ты уже принял первое решение в должности воеводы Эдзо! Пока думаю, что решение верное, но следи за ними надёжно, вас же самих будет не больше полусотни, больше пока нельзя выделить, сам понимаешь, опытных воинов мало. А мальцов и необстрелянных я тебе не дам. А сейчас расскажи, что ты сам думаешь делать и что тебе для этого нужно?

-Я думаю, что лучше ты бы меня десятником с собой на Русь взял. Сам столько рассказывал, а теперь мне с дикарями на острове в прятки играть! - Вроде и без претензии, но с таким несчастным голосом сказал, что я чуть не заколебался. Шучу, я в последний год нервы закалил прочнее стали. - Да и не думал я ни о чём. Ты же мне только сейчас об этом сказал.

-Ладно, осмотришься на месте - решишь. Возьмёшь с собой всех своих из десятки разведчиков и второй взвод морской пехоты, дружинников я всех забираю с собой. И ещё, если кто пожелает остаться на Эдзо, из тех к кому ты идёшь на смену, пусть остаются. Впишешь их в Крепостной Гарнизон. Правовестников беречь в первую очередь, в крепости построишь храм и детинец из камня, это обязательно, цемент и детали для храма уже готовы к погрузке, дальше смотри по силам. План развития возьмёшь у Олега, он там пока был, кое-что уже сделал и проспекты набросал.

-А если перед отъездом, я что-то нужное захочу с собой взять, у Олега можно попросить?

-Можно, да и у меня можно, - глянув в лицо Да-Тлана, догадался, что это какие-то личные договоренности между ними. - Только в желаниях не переусердствуй!

Я, конечно, не считал таким уж важным Эдзо для развития разных производств и земледелия, но как опорный пункт в Азиатском краю был весьма недурен. Это не жалкий островок, а довольно большая земля, которую по мере подчинения, можно сделать отдельным княжеством, например, для Ставра. А там глядишь, и русские выйдут к устью Амура, можно будет с ними торговлю вести и тем самым открыть второй фронт взаимодействия, а в дальнейшем и как источник переселенцев из России. Не захочет царь русский дать послабления и поддержку казакам Дальнего Востока - добро пожаловать в Аркаим, там глядишь и одумается Москва, даст и свободу и поддержку, только бы не бежали, а осваивали земли на московской части. Не оставим мы Родину без поддержки, хоть и такой своеобразной: рыбу им давать вредно, удочку - бесполезно, но заставить самому удочку делать - это всегда - пожалуйста. Даже Сахалин я пока не рассматривал как объект для поглощения, только Камчатку и Курилы, да и то исключительно ради транзитного удобства. Не должно быть никаких сторонних государств, даже России или что там получится из Московии после нашего появления, на пути из Аркаима в азиатские части нашего государства.

К слову говоря, на смену гарнизона Эдзо, первый и последний раз отправлялась Касатка, Сармат, увы, был недоделан, а уже в следующем году на маршрут должны встать захваченные галеоны, которые пока готовились к переделке, включая лебедочное оборудование для парусов и якорей. Зато Олег принял решение, в ущерб возможности перевезти большее число девушек, снарядить яхту двойной командой молодняка, чтобы поднабрались опыта. Сам же председатель засел за работу над новыми сплавами и двигателями под паровые котлы. Сотрясательные столы были доработаны сразу по приезду и отправлены на обогащение руды с острова Победы, как мы узнали, что среди пленных испанцев были два рудознатца. Эти негодяи признались в этом, уже когда их выгрузили на острове и стали ставить задачу. Почему негодяи? Да все просто - в тех условиях, в которых они перевозились то, что они выжили - было просто чудом. Если бы предупредили сразу о полезности своих навыков, их везли бы в более комфортных условиях, но они, как и довольно большая часть наивных кабальеро, думали сбежать..., ага, вперёд на мины, твёрже шаг. Хотя не скрою, человек десять убежали, то есть с работ сбежали, наверно побродить по острову захотели, пока пару мишек не нашли. Когда же семеро вернулись, мы их обрадовали, что теперь они и ещё две сотни особо непонятливых особей, поедут в следующем году на север, добывать золото, на фоне прекрасной и дивной природы, в любящем окружении местных индейцев, всегда готовых принять их в своё рабство, где у теплолюбивых беляшей выжить не останется ни единого шанса. Напомню, что у тлинкитов и атапасков рабы не имеют права жить в доме, скорее в жилище пустят собак, чем раба.

Буквально на следующей же неделе, после отъезда воеводы острова Эдзо, взбунтовались и некоторые женщины, уж не знаю как они узнали об этом, потому как отобранные испанцы были забраны сразу с острова Победы, где рыли шахты и строили себе жилища, мы же не злые, разрешаем рабам жить в домах, только пусть сами и строят. Но факт остаётся - узнали. Благо учёт мы старались делать во всём, поэтому списки у нас были.

-Дорогие женщины, - обратился я посредством Луиса к бунтовщицам, - ничего из того, что я вам обещал, не меняется. Давайте для начала сверим со списком отправленных мужчин, а потом будем разбираться с теми, чьи мужья отправлены на Эдзо.

-Мы видим, что вы цивилизованный правитель, так почему вы так варварски относитесь к другому столь же цивилизованному народу, вы просто обязаны вернуть нас к нашим мужчинам. - С места в карьер завелись барышни.

-Отрицать свою принадлежность к цивилизованному миру было бы не честным, однако говорить то же о вас, язык не поворачивается. Вы, те, кто растоптал великие цивилизации инков, ацтеков, майя, те, для которых ложь и предательство считается доблестью, те, кому золотой телец дороже чести. И ещё вы верите в небесную твердь! - Некоторые гвардейцы не выдержали и прыснули смехом. - Поэтому мы будем поступать так, как вы того достойны. Осталось дело за вами - докажите свою честь, доблесть и верность, тогда и получите, то что обещано. Аркаим верен своему слову всегда.

-Тогда мы отказываемся работать! - Выкрикнула по-русски, не выходя из толпы, пожилая, лет под сорок, женщина.

-О, браво! Вы делаете успехи, как всегда к месту. Прошу подойти. Нет. - Это уже гвардейцам, ринувшимся вытаскивать её из толпы. - Пусть сама подойдёт, мы же говорим пока, а среди цивилизованных народов принято договариваться, а не ломать кости друг другу. Не так ли, женщина?

-Я не знаю. - Уже не так бойко, а скорее с опаской проговорила бунтарка, выйдя из толпы лишь на пару шагов.

-Как имя твоего мужа, женщина? - Спросил я, раскрывая книгу со списком отбывших.

-Альберто Тауро дель Пино и ещё сын Франциско, а обе дочери со мной. - С огромной надеждой, правда непонятно на что, уставилась на книгу.

-Таких в отправленных нет, возможно они остались на острове Победы, как вы уже знаете - это недалеко. - Пробежав глазами по списку, таких не увидел. Но решать вопрос с остальными нужно сейчас, не давая распространяться пожару в маленьких головах. - Ещё раз повторяю, слово мы держим, неважно где будут ваши мужчины, если они проявят верность, то у вас будет шанс воссоединиться, не рушьте, усилия своих мужчин, бунтом. Дайте им шанс на надежду, ведь и вы, в первую очередь, должны доказать право на воссоединение. А вы бунт устроили, нехорошо!

--Простите нас, господин, мы просто хотели узнать кого отправили на дальний остров! - Перевёл Луис реплику из толпы, на испанском.

-Тогда это просто, но вы потревожили меня, поэтому наказание понесёте, а список отправленных - вам прочитает позже товарищ Пинело. - Сразу после этих слов, я развернулся и передав книгу еврею, быстро ушёл к фургону.

В свете последних событий, необходимость увеличивать армию назрела крайне сильно. 14-16-летние, безусловно, отлично подходили для длительного похода, но оставлять их присматривать за ушлыми и прожжёнными конкистадорами было бы весьма не мудро. Оставлять же гвардию тоже нельзя, без опытных и хладнокровных воинов пацанву порвут и не заметят, даже технически отсталые европейцы. Выход, как это часто бывает, нашёлся сам-собой.

-Игорь, вчера Анахуц вернулся, говорит, что дорога за Споканом очень плохая для фургонов. Я тут подумал с Шахом, хочу просить тебя дать мне пять-шесть сотен белых рабов, они дорогу хорошо могут строить. - Тесть, как всегда, был предельно откровенен в своих желаниях.

-Вы только с Шахом это хотите или другим тоэнам дорога к сиу тоже интересна?

-Нет, только мы. Ты разреши нам только острог поставить на той дороге, чтобы никто из других тоэнов не торговал с сиу и не отправлял своих охотников убивать бизонов. Мы с Шахом только вместе будем, не нужен нам никто другой, пусть рыбу ловят и нерпу.

-Интересно, значит ты хочешь монополизировать торговлю со всем востоком и никого туда не пускать. А если сиу или дикари эти, как их..., абсалока, захотят что-то купить в Спокане или может в Аркаиме, ты их тоже не пустишь? - Да уж, родич - за ним только глаз да глаз.

-Что я хочу?! Не надо мне монополизировать торговлю, я и так торговать умею.

-Вот почему ты, мой родич и друг, а боишься спросить, что значат какие-то незнакомые слова? Моно - значит один, а монополизировать - единолично иметь что-то. В твоём случае - торговлю с сиу и вообще доступ на восток и обратно.

-Вот и я говорю, что не надо мне твоё моно, я же не один буду, там и Шах, и Анахуц, и ещё две сотни наших... и твоих тоже родичей. - Я даже понимал искреннее возмущение тестя, жалко, что наши последние цари, особенно Коленька, ещё и принимали это, губя экономику державы.

-Хорошо, слушай внимательно, хоть я тебе уже тысячу раз это говорил: никому директор не имеет права давать преимущества по сравнению с другими гражданами, хоть ты тесть, хоть жена, хоть брат родной. Закон должен быть один для всех и права каждого гражданина равны, нельзя разрушать эти важнейшие основы даже на йоту. Иначе это подорвёт развитие и хозяйство Аркаима. А мы должны, нет - просто обязаны, расти и развиваться очень быстро, в противном случае более сильные державы нас съедят. Как родичу, я всегда могу тебе помочь, подсказать, даже дать рабов, но никогда и никому не дам монополию ни на что.

-И что же теперь делать, я сказал Шаху, что ты обязательно поможешь? - Расстройство купца было очевидным, надежды на новый гигантский доход рушились на глазах.

-Опять... . Ладно, вот тебе будет указ директора: взять 500 рабов из государственного казначейства, проложить дорогу от Спокана до равнин реки Валиме, поставить острог и взимать плату, за каждого проезжающего по дороге, в два рубля с каждого фургона и по полтине с лошади. Десятину со сборов сдавать в казну. После завершения прокладки этого участка, продолжить работы до долин Сиу по согласованному с Директорским Приказом пути. - Я смотрел на Йэлшана, наблюдая как неуловимо светлеет его лицо. - Вот такой указ тебе подходит, доволен?

-Ты мудр,Игорь, как и подобает большому тоэну! - Мазнул лестью хитрец. - Только зачем мне два рубля, у нас и так твоих рублей полные сундуки, лучше брать одеялами или шкурами, так надёжно!

-Это дело уже твоё, как и чем брать, ты главное в казну по 20 копеек с фургона клади и с проезжающих цену не завышай. Стоит, например, шкура 3 рубля - рубль на сдачу верни! Ну и само-собой государственные люди должны проезжать свободно, без оплаты. Срок указа 12 лет, два года тебе на прокладку дороги и десять лет на сбор пошлины. Потом поставишь по всей дороге гостиницы с кабаками и на том будешь прибыль иметь.

-Трудные у тебя условия, но я согласен. - С каменным лицом, подвёл итог встрече купец.

Когда ушёл тесть, я подумал: 'А что это мы всё сами да сами, вдвоём с Олегом, тянем?' После захвата Лимы и богатой добычи, а кроме того, что мы выдали тоэнам в качестве платы, они же ещё и сами набрали себе барахлишка, которое нам было не интересным и в общий котёл не шло, другие тоэны выстроились в очередь, в предвкушении новых грабительских походов. Численность нашей армии резко выросла за прошедший год, мы просто вынуждены были создать военное училище, настолько огромен был поток желающих стать воином в красивой форме. Особенно это усилилось после возвращения Олега, когда в обмундировании появились шёлковые трусы и рубашки.

Мы с Олегом довольно прохладно относились к разного рода побрякушкам и красивым шмоткам, но в то же время понимали, что народ невероятно обожает красивую форму и разные бирюльки на ней. В течении месяца я проводил мозговые штурмы с нашими портными и сапожниками.

-Для морской пехоты нужен короткий бушлат, чтобы удобно было перепрыгивать в шлюпку и из неё. А ты бы ещё до земли хвостов навязал. - Пенял я одному портному, обвешавшему полы бушлата лисьими хвостами.

-Так же красиво, товарищ Директор, ну тогда давай простыми кисточками из оленьей кожи подшивать будем - быстрее будет сохнуть.

-Может для медалей отдельную накидку сделать? - Задумался вслух другой.

-А вот это идея хорошая и на одежду для разной погоды можно одевать. - Поддержал я идею.

-Сапоги твои, товарищ Директор, очень хорошо, только шить тяжело, мокасины всегда носили. - Реплика от сапожника.

-Если их конечно не расшивать, то много можно делать, однако воин красивым не будет в таких сапогах. - Другой сапожник.

И так в течении месяца, при этом, я вообще не лез в технологии шитья, просто выдал им батин старый плащ и брюки. Сам до сих пор не могу понять, как они карман пришивают внутренний, что все швы скрытые. Поэтому мои замечания относились исключительно к форме одежды и требованиям к функциональности.

Но не внешние атрибуты были главным движущим мотивом парней, а явно выраженная мощь и непобедимость нашего войска, вместе с богатой добычей и малыми потерями, возможностью стать командирами или уйти в отставку через семь лет(рядовой состав имел право прекратить контракт через семь лет, если продолжал служить дальше, то потом каждые три года продлевался срок, по желанию), получив участок земли с рабами или приличную выплату за выслугу. Однако, были и в этом быстром росте свои недостатки, например, дисциплина - вообще краеугольный камень всех воинов, привыкших брать ответственность исключительно на себя. Зато обучались стрельбе очень быстро и легко, глазомер, чувство расстояния - просто поражали нас, рафинированных горожан. И всё равно, я считал, что стоит придержать приём в армию, чтобы не обескровить и без того малозаселённый север. Но вот дать возможность ходить в походы и возвращаться - всегда пожалуйста.

-Насколько я помню, испанцы вывозили товары из Азии в Акапулько, которую мы собрались грабить. - За вечерним кофе обсуждали с Олегом планы своей конкисты.

-Ты же знаешь, я и в нашей истории не силён, что там делали они, я не знаю. То что есть Акапулько и Панама, мы уже знаем. То что там и народу меньше, чем в Лиме, тоже знаем. Значит и добычи будет мало, а ты спокойно пойдёшь дальше, не мороча голову с переброской награбленного в Аркаим. Возьмёшь с собой четыре галеона, больше я думаю не успеем переделать, да и команд нет. Сам удивляюсь, как мы из Перу вернулись, ни единого корабля не потеряв, с теми то командами, что у нас были.

-Вот, а у меня братва жаждет добычи и крови. Отсюда есть идея: берём Акапулько, сами отправляемся в Панаму, а братву высаживаем и... .

-Товарищ актёр погорелого театра, я уже всё понял, пока ты паузу держал. - Не дав мне продолжить, сказал брат. - Хочешь их отправить грабить Мехико - круто, отчаянно, но мне кажется рано ещё.

-Ни фига, наоборот, надо наращивать темп атаки, не дать им сконцентрироваться, бить их везде, не давая покоя.

-Да какими силами мы это сможем? Три калеки и на всех один гладкоствол?

-Спокойно, Олежек, ты и про Лиму так думал сначала, а потом ничего так - втянулся!

-Да, я не верил, но я же и не спорил тогда. Мы же всеми силами нападали, опытная гвардия и морпехи, да твоя братва, заметь, не особо в боях и участвовала, в основном мы сами всё сделали. Но совсем другое дело атаковать силами тоэнов столицу Новой Испании, а если гранды ответку зарядят? - Продолжал нервничать Председатель. - Ты уходишь, у меня остаётся один взвод гвардии и куча пока бестолкового молодняка из последнего набора. В Кочиме вообще полтора десятка бойцов, мне их даже усилить будет некем. А тут идальго нагрянут, как тогда быть?

-Пытаясь понять логику испанцев, я пришёл к выводу, что скорее всего они направят все свои силы в Перу, где наша рота во взаимодействии с инками надеюсь не сидит сложа руки. Потом дальше, случается атака на Мехико, значит надо отбивать Акапулько и идти на Перу! Про нас им и думать нет времени, а информацию им никто не даст. Наши гвардейцы вряд ли сумеют объяснить, где находится наша столица, а даже если они и узнают - приоритет для испанцев всё равно вернуть то, на чём они уже зарабатывали, а уж потом... . Короче, у тебя будет как минимум два, а то и три года на подготовку новых рот.

-Блин, с одной стороны я тебе верю, а с другой как-то нелогично получается: наоборот, надо бить по столице, производственным мощностям, а они будут сражаться с гидрой, чьи головы отрастают быстрее, чем испанцы сумеют разбить хоть один наш взвод!

-Верно, так и будет, только в их понимании, как раз всё логично, поскольку они сражаются с неизвестностью. Хотя Кочиму надо бы укреплять, на всякий пожарный, там же у нас дети, наш производственный и научный потенциал.

-Как? - Приподнял бровь, в ожидании продолжения, Олег.

-Там больше сотни русских мужчин, ну славян в смысле, неужели не сможем хоть половину научить владеть гладкостволом - сможем, да я собственно и говорил в напутствие, что они должны научиться себя защищать сами, пока не подоспеет подмога. Оружия в Кочиме полно, там штук двести гладкого и двадцать нарезного оружия, патроны снаряжённые пулей Минье и оболочечные под нарезку, две пушки и местные тоже на нашей стороне. Но вот системы предупреждения нет, жаль я не продумал. Внезапная атака силами пары сотен аркебузиров может иметь успех. Но придётся рискнуть, пока твои не подрастут бойцы. Да главное не это всё. Важно то, что я хочу наших подведомственных князей выпустить в свободную охоту. Ты же сам помнишь,как всё натужно начиналось, а сейчас они рвутся в бой. А самая фишка в том, что новые племена, встающие под наше крыло будут понимать, где и с кем оно - счастье. Либо ты с нами, либо тебя грабят, причём не только мы! Самое сложное не допускать свары между своими, поэтому, чем больше врага внешнего и вкусного, тем недосуг грызться между собой.

-Ясно, мне остаётся только надеяться на то, что испанцы завязнут в Перу и твои бандиты, князьями наших тоэнов назвать можно с большой натяжкой, оттянут остальные силы на себя. - Вздохнул председатель.

-А вот это ты зря! Знаешь где пропадал Шах последние два года? Континентальные ребятки убили нашего правовестника и растащили стёкла и кровлю храма. Так вот Шах, не уведомляя меня, все эти два года наводил порядок, собрал кучу меди и золота, шкурок, кожи, вырезал бунтовщиков целыми племенами и только потом, когда понял, что народ внял Прави, пришёл ко мне и рассказал, что случилось. И как налог, передал почти всё награбленное в казну, а ты говоришь - бандиты.

-А-а-а, ну да. Это по твоему не бандитизм? Они же мирные жители, нашёл бы виновных и всё.

-Так он и нашёл виновных, кто помогал в поиске или хотя бы не препятствовал, тех не трогали. - Я должен был отстоять достоинство своих князей, даже перед лицом брата.

-Всё, не хочу. Они твои владетельные князья, тебе их и оценивать, только не ошибись. - Сдался Олег. - Надо ещё материально-техническую базу обсудить.

-Да вроде все решили давно. Я вон кордовых шин понаделал, баллонов кучу, стволов почти две тысячи, патронов бумажных полтора миллиона, и револьверных тысячу. Двадцать пушек полевых и ещё четырнадцать на яхты, подумал пусть по 5пять на яхту будет, стволов запасных штук сорок, правда шрапнель не получилась у меня, поэтому снаряды только фугасные. Ещё сделал 30 миномётов, как положено 76-го калибра, попробуем, как сможем из применять в боевых условиях, только мин и тысячи штук не сделали, на снаряды упор делал. Новую вагранку отлил, на новом месте будем тоже металлургию развивать. - Вдохнул, чтобы продолжить, но брат перебил.

-Вот об этом я и хотел сказать, ты пытаешься сделать всё, что нужно на новом месте, но это не реально. Значит, придётся брать и мастеров, и пару-тройку базовых станков, тогда промышленность на новом месте становится реальностью. Я сделал чертежи станин - на месте отольёшь, основные детали станков, резцы и свёрла, шесть паровых двигателей, помнишь, я рассказывал - нам в училище немцы привозили 'звёздочку' с замкнутым циклом пара. Вот типа такой, только без алюминиевых поршней и карбоновых колец, ну и к ним четыре генератора и четыре электродвигателя. И Тлехи всё таки придётся тебе с собой брать, как бы он мне ни был нужен здесь.

Вечер в техническом плане удался, согласовали усилия по материально-технической подготовке к походу на Русь, обсудили, что важнее, а что можно и не делать пока. Когда доели Анушкин пирог, Олег ушёл к себе по галерее, которую наконец начали засаживать красивыми цветами из Перу, Кореи(поздно вспомнил о цветах тогдашний начальник экспедиции) и Кочимы.



Глава 4



В попытках раскидать пленных испанцев, мы преуспели изрядно и в итоге на острове Победы (бывший Ванкувер) случилась нехватка рабочей силы. Поскольку изначально высадили всех там, то и домов поставили в избытке, и план работ Кетл (его с десятком учеников отправили контролировать добычу руды) расписал с учётом прибывших. В итоге тех, оставшихся трёхсот, оказалось недостаточно, для заявленных объёмов выработки и два из четырёх сотрясательных столов простаивали. А как их будет не хватать на Юконе? Собственно, не это самое страшное, другое дело как стало увеличиваться, с приходом пополнения, число аварий и прочих производственных травм. Вот такой тотальной безграмотности и бестолковости от белых людей я никак не ожидал, уж на что я злился, когда приходилось объяснять индейцам простые вещи по десять раз, но эти побили все рекорды тупости.

-Вот такие дела, товарищ директор. - Закончил описание происходящего, приехавший с докладом руководитель горнодобывающей отрасли.

-Не даёшь скучать, Кетл. - Выходя из-за стола, я направился к выходу.

-Они ещё и дерутся между собой! - Продолжая доклад, вышел на улицу и Кетл.

-Даже так. - Вздохнул, поглядев на небо. - Ещё и тучи небо затянули. - Я оценил погоду и грустно ухмыльнулся. - А как ты их наказываешь?

-Я - никак. Это Нана их наказывает. Обычно бьёт палкой, иногда заставляет чистить сортиры, у него опыт есть, как с испанцами обращаться.

-Ясно, как вернёшься - посади пару самых буйных на кол возле их бараков и пусть сидят, пока вороны не склюют их до костей. Эти люди не совсем осознали, куда они попали - надо просветлить ребяткам головы.

-Нана говорит, лучше руки отрубать и пусть дальше работают, испанцы сами так делали. Тачки возить и без рук можно.

-Нет, Кетл, мы же не дикие испанцы, мало будет парочки, ещё можешь двоих к столбу за ноги подвесить, калечить не надо. Судя по тому, что ты рассказал - они сами себя покалечат. Я же тебя как раз про Нану хотел спросить, ты, как, справишься без него?

-Так председатель Олег, говорил, чтобы Нана за всем следил, а я в Аркаим к зиме вернусь. - Удивился вопросу индеец.

-Понятно, а кто же справится с оборудованием и за печью будет следить?

-Так я уже выдал трём ученикам серебряные знаки розмысла! - Гордо выпятив грудь выдал старший розмысл. - Они теперь и будут, я-то там и не нужен, только за людьми следить, лучше Нану оставить.

-Молодец. - Заслуженная похвала для Кетла, учитывая его нелюдимый характер.

-Директор Игорь, я хотел попробовать сделать такую же коляску, как твоя, только ещё попросить на неё мягкие колёса, как ты сделал. - Заискивающе, как тот кот из Шрека, смотрит.

-Ты же будешь главным розмыслом, а я скоро уеду, надолго. Поэтому такие вопросы ты должен решать сам, а что серьёзнее - спрашивай у Олега.

-А Тлехи?

-Он со мной поедет, поэтому тебе ещё и за прокладкой дорог следить, и за асфальтированием города, и прочим разным, чем Тлехи занимался! - Обрадовал я новой нагрузкой розмысла. - И пусть с тобой десятник из гвардии ходит, а то ты даже прикрикнуть порой боишься на тунеядцев разных.

-А можно лучше Шурика взять - он часто мне помогает? Он же многих моих учеников читать, писать и математике учит.

-Шурика ты 'взять' не можешь, помочь тебе - да, только у него и без твоих проблем работы хватает, а вот воина подбери обязательно.

Помяни чёрта, Шурик и появится.

-Директор Игорь! - Как всегда с неистребимой улыбкой, подкатил на полуфургоне, облегчённой и укороченной версией фургона, где на двух разновысоких арках тент натягивался только для седока, да сзади оставалось места лишь около метра.

-Здоров, Шурик!

-Здравствуй! Я по делу, в Спокане беда! - И паузу держит, мерзавец. - Три трактора сломали, только один работает, руками весь урожай не соберут, погибнет.

-Вот и отлично! А мы тут стоим с Кетлом, делать нам нечего - думаем, чем заняться! Выяснил в чём поломка? - Стою, злюсь.

-Так я это..., Кетла ищу, ему записку передали, там и про поломки..., наверно. - Сразу стушевался Шурик.

-Ты глава Хлебного Приказа, а значит, ты отвечаешь за урожай, с тебя спрошу в первую голову! Тогда подумай и скажи, какую глупость ты сейчас сморозил?

-Э-э-э, что беда?

-Ты глава Приказа, тогда выходит записку предали не Кетлу, а тебе, и ты, негодяй, должен был её прочитать, а потом искать Кетла, да и не сам, а послать посыльного. Или ты хочешь всех голодом уморить, когда я уеду?

-Нет, я же... .

-Всё, разбирайся сам, хоть колосок урожая потеряешь - будешь всю зиму сортиры чистить, ох и посмеются над приказным главой люди! - Прервал я мычание Шурика, и уже запрыгивая на сиденье своего фургона, добавил. - Если что, у Йэлшана дорогу от Спокана будут строить 500 испанцев, возьмёшь на уборку у него людей.

Локо аккуратно направил фургон между, заполонившими площадку, различными транспортными средствами. Город потихоньку наполнялся гужевым транспортом, к сожалению, из Перу удалось довезти только трёх кобыл, конь умер в дороге, а больше и не стали грузить - некуда. Но то, что народ привыкал к лошадям, было большим плюсом в общей системе восприятия общественного развития. Даже наличие у нескольких тоэнов, ходившими с нами на Лиму, повозок с лошадьми, явилось чуть ли не самым важным фактором, подвигнувшим остальных, к просьбам взять их в следующие набеги.

Для всех очередников выбрали участки ответственности, по диким и неустроенным горным районам и в верховья реки Змеиная(бывшая Снейк). Задача стояла уже довольно привычная: по организации оседлого образа жизни, развития сельского хозяйства и обучения языку и культуре. Всё проходило по отлаженной схеме, с предоставлением железных орудий труда, обеспечением правовестниками, учителями( иногда эти должности совпадали), а взамен по 3-4 пацана из детей вождей, для обучения в Аркаиме. В части налоговой обязанности, включалось строительство дороги от Зюзино до Большого Солёного Озера, местной дорожной сети, возведение храмов и будущих приказных домов. Собирать десятину в виде продуктов, с производительностью индейцев, было глупо, наши мощности и так обеспечивали нас продовольствием сверх меры.

По сути, тоэны не были феодалами в привычном европейском виде, скорее это был вариант управляющего сбором налогов и смотрящим за соблюдением права. Взять и переложить на аркаимскую действительность османскую систему невозможно, просто по причине отсутствия бюрократии как класса, поэтому пришлось выдумывать, а скорее модернизировать, систему отношений сложившуюся в местном обществе. Может это и покажется странным, но все тоэны, чифы и прочие вожди с полуслова уловили суть системы, приняли её и весьма успешно внедряли. Пока же удручало только одно - дороги, а если вернее, то дорога до озера Эри, которая не просто отсутствовала, но до туда даже никто и не доходил. Что ждёт нас там и как будем строить отношения с местными пока было непонятно. Те наши разведчики, которые ходили на Восток, насколько я понял, были в районе озера Верхнего. Учитывая вечную миграцию народов, бегать и искать тех, с кем провели лишь разовую сделку - бессмысленно, была маленькая надежда, что Анахуц наладит более качественные взаимоотношения. Но даже и в этом случае, нужно было идти с запада, а потом искать наилучший путь с востока. Хуже всего, что экономического обоснования под взаимоотношения с восточным побережьем не было - от слова совсем. Плюнув на тяжёлые думы о будущем, пошёл разбавлять их радостью семейных отношений!

Семейная жизнь заиграла новыми красками, после появления Амалии. Я, как и положено султану гарема, решил не вмешиваться в их разборки, которые должны были случится и они таки случились. Гордая дочь благородного маркиза поначалу сделала попытку показать себя, как единственно годную королеву бала, но очень, настолько очень, что даже я охренел, быстро была поставлена на место номер два.

Вспоминая тот весёлый день свадьбы, который как и положено, закончился на брачном ложе, не могу не отметить, достойное поведение Амалии, действительно приличное, а может её успели просветить, что такое, на самом деле благородное поведение - не знаю, но факт был. И насколько же скромным её поведение стало к вечеру, когда я вернулся с продолжающегося веселья, свадьба плавно перетекла в потлач, как всегда.

-Маша, как вы тут - познакомились?

-Да, Игорь, Амалия весьма приличная и скромная женщина, мы обязательно подружимся с ней, верно, жена моего мужа? - Ласково улыбнулась Маша, да чёрт побери, действительно ласково, совсем не наиграно.

-Как тебе наш замок, понравился? -Обратился уже ко второй жене.

-Здесь всё такое необычное, зеркала везде, такие невозможно даже вообразить, ретрете совсем не отхожее место, там запах леса, а свет из лампочек - это же чудо, я ещё каталась на железной дороге, интересно! - Защебетала королева.

А вот лампочки мы смогли сделать только недавно, да и то спираль была не вольфрамовая, а молибденовая, эти камни нам привозили с побережья напротив Тасу. Сначала мы долго ломали голову, но потом по описанию, да и по свойствам догадались, что это молибден, ну а дальше, как говорится, за неимением вольфрама светим молибденом. Да и то, как лампочки делать мы не знали, один ртутный насос сооружали год, поэтому лампочки делали только для себя и как опытное производство. Да и извлечение молибдена весьма трудоёмкая и затратная морока, возможности нашей научной подготовки пока оставляют желать лучшего, вот и этот нужный металл извлекали по наитию, методом научного тыка.

-Это хорошо, помощницу по хозяйству тебе, Маша подберёт отдельно, она лучше ориентируется кого можно, сделаешь Маш? - Посмотрел на первую жену, ожидая реакции.

-Конечно, Игорь, у меня даже есть женщина хорошая на примете, только недавно замуж отдали. - С гордостью в голосе, ответила - да уж, не много женщине надо для счастья. В количественном выражении, конечно, много, но всегда удивлялся, что они так радуются мелким приобретениям, жалким подобиям победы над товарками, прочей дешёвой ерунде.

-Скоро я опять уеду, в этот раз вероятно надолго, поэтому вы должны не просто подружиться, но и поддерживать друг друга, за воспитанием Добрыни и Ставра присмотрит Олег, он остаётся. Впрочем, об этом мы ещё поговорим, время пока есть.

-А шоколад привезёшь? - Вспомнила Маша.

-В этот раз обязательно, только я передам какао-бобы Олегу, а сам поеду дальше, так что когда приеду, то вы уже научитесь делать сами вкусные шоколадные конфеты, торты и прочие вкусности.

-А я ела какао-бобы, ещё и напиток из них пила, мне не очень понравилось. - Вставила реплику Амалия.

-Просто вы не умеете их готовить. Наверно поэтому я и не нашёл в Лиме ни одного зёрнышка.

-В Панаме этих плодов всюду полно. Можно там их купить. - На слове 'купить' меня бросило в гомерический хохот.

-Вот как раз в Панаме и 'купим'! -Отсмеявшись, произнёс с акцентом, имитируя испанский второй жены.

-У тебя столько необычных вещей, что нет даже у богатейших королей просвещённого мира! Значит, ты самый богатый монарх мира, зачем же тебе ездить самому, когда есть тысячи подданных, готовых отправиться в поход за почестями и славой? - Вполне себе резонный вопрос.

-Я бы с удовольствием сидел в столице, но увы, есть ситуации, когда моё присутствие весьма необходимо, чтобы решать вопросы по возникающим обстоятельствам. Но я рассчитываю после этого похода, долго сидеть в столице, не выезжая дольше чем на неделю-другую. Ну а пока, этот поход очень важен для государства, да и для меня лично.

-А зато у вас нет светских собраний и других развлечений для женщин. Даже на ваши потлачи не пускают женщин, вот ты уедешь - чем мне заниматься, я же сойду с ума со скуки. - Жалобно-просительное выражение на лице. Так умиляла простота игры местных людей, особенно в сравнении с тем лицемерным гадюшником, в котором я работал последние годы перед попаданием сюда. И если поначалу мы думали, что это индейцы такие, то после столкновения с испанцами мы удивились и весьма. Если индейцы не жульничали, то эти хоть и пытались, но настолько примитивно, что я научился читать мысли, как экстрасенс. Почему-то сразу вспомнилась мегера из департамента тезнадзора по СВАО, вот у кого местным учиться и учиться - циничная мразь возведённая в абсолют.

-Всё будет - как только вернусь, сразу займусь борьбой со скукой и созданием увеселительных мероприятий. - И даже не лукавлю, действительно важное в обществе дело. Не хлебом единым... . - Пока можете посовещаться с Олегом - он подскажет, что можно сделать, пока меня не будет в столице.

-Я же тебе говорила, что у нас весело и без твоих дворянских собраний и балов, мы всегда собираемся с жёнами наших тоэнов и ... . - Осеклась Маша, подбирая слово, которое наиболее выгодно могло отразить веселье их посиделок, но не найдя, просто продолжила. - Ты младшая жена, когда родишь, тогда и ты будешь с нами сидеть.

-Ну не будь слишком строга, я же скоро уезжаю, вдруг не получится Амалии забеременеть, неужели ты дашь ей засохнуть от тоски? - Я поднял руки в примирительном жесте. - А пока будем стараться, раз уж старшая жена требует!

-Да! - Ещё бы чуть-чуть, и вторая жена показала первой язык, но довольная была, как кот, обожравшийся сметаны.

-Тогда беги в душ! Знаешь как пользоваться?

-Да, я уже пробовала. - Подпрыгивая от радости на стуле, ответила Амалия, бывшая де Мендоса.

Утро красит нежным цветом... , только после столь же нежной ночи, ещё бы высыпаться не помешало, ну тут уж ничего не поделаешь, приходится успевать везде - долг руководителя любого предприятия, а тем паче державы. Душ, кофе и надо лететь в промзону, где третий день шесть десятков испанцев, отобранных для металлургического производства, вникали в поставленные задачи. Как уверял меня Кетл - это были самые толковые и, при этом, не замеченные в бунтарских разговорах. Однако после его описания поведения еврородственничков, я предпочитал дуть на воду. А производство было достаточно опасным и ответственным: помимо новой вагранки построили печь по перегреву чугуна, гигантская дура, почти как старые мартены, но без нее никак не получалось растворять лантан в расплаве, чтобы получить нормальный лантановый чугун. Попытки устроить конвейерное производство, где каждый будет отвечать только за отдельный участок работы, разбивались о скалы невежества и косности. Но основная причина - всё-таки недостаток квалифицированных работников. С поднятием на начальственный уровень наших лучших учеников и подключения к работе русских стрельцов дело вроде сдвинулось с мёртвой точки, но потом развитие застопорилось без нашего личного участия. А это навевало на печальные мысли, что станет с Аркаимом, исключи нас с Олегом на данном этапе от контроля над отраслями промышленности, городского хозяйства и управления общественной жизнью.

Помимо человечинки, нашей добычей в Лиме была масса различных металлов, шерсти и хлопка. Необходимостью правильно их пристроить, я и занимался, попутно с решением остальных задач. Платину сразу определили в резерв и часть на химпроизводство. Мучения с созданием сетки просто словами не описать, ниточки должны были быть очень тонкими по 25-30 микрон, но в отличии от золота платина в холодную не тянется, хоть тресни. Самое обидное, я даже подсказать парням ничего не мог, сами мучились, однако буквально через две недели смогли таки запустить первую контактную версию синтеза азотки. И получилось отлично, ну в том плане, что расход электричества упал в разы на производство единицы кислоты. Увеличить производство патронов возможности уже не было, но выработать дополнительные запасы нитропороха, тротила - такая возможность появилась. Кстати, о тротиле: пока наибольший расход и весьма значительный приходился на горнопроходческие работы, связанные с прокладкой дорог и добычей руды. Именно на эти работы приходилась большая часть покалеченных и погибших, а таковые тоже были, испанцев. Нет, если киркой не пытаться забить тротиловую шашку в плохо пробуренное отверстие, то ничего и не случится, но людская лень исправно поставляла из рядов горняков и дорожников калек и мертвецов.

Ещё из платины получились отличные фильеры для вискозных нитей, что увеличило производство этого продукта. Собственно само вискозное волокно получилось как побочный вариант экспериментов на бумажном комбинате. Единственным его применением было добавка в текстильное производство второй нитью, но тем не менее, разнообразие цветов, в которые окрашивали выходящую нить, давало художникам от моды разные варианты для фантазий. Не знаю, как там в Европах, но местные любили многообразие цветов. Посмотреть, как они разукрасили мою парадную форму, подаренную после возвращения из Лимы, реально стоило. Так, появление качественной шерсти и длинноволокнистого хлопка, встречено было с великим энтузиазмом. Если бы я не вмешался, перевели бы на всякую ерунду, а так были созданы большие партии самых разнообразных тканей. Все текстильщики разом, как один, отказались от платы в золотых монетах и перешли на долевое участие в производстве тканей. Такую же попытку сделали было и портные, но этих я осадил, заметив, что желающих шить одежду по моим заказам от Зюзино и до Кочимы хоть отбавляй. Надо сказать Олегу, чтобы швейную машинку создал, что-ли.

Наконец моя армия стала походить на настоящую, единообразное вооружение было уже давно, теперь и обмундирование привели к общему знаменателю. Собственно мы были окончательно к выходу в большой мир, все пять лет нашим основным усилием было собирание племён в единое государство, обучение людей и производство продукции группы 'А', то бишь производственного оборудования, станков и первично переработанного сырья, вкупе с созданием самой сырьевой базы. А вот группу 'Б' надлежит развивать самим людям и у них это благополучно получалось. Не у всех благополучно впрочем, но это мелкие издержки роста. Ещё на заре становления, мы пришли с Олегом к выводу, что контроль государства должен быть только над ресурсами, группой 'А' и транспортной инфраструктурой с приставкой мега, остальное должны развивать частной инициативой граждане. Наша задача была только подтолкнуть их в нужном направлении. Уже сейчас, нашего непосредственного участия не было ни в одном из предприятий лёгкой промышленности, даже форму для армии нам шили по заказу частные компании. Вновь же создаваемые текстильно-прядильные станки передавались в управление с правом выкупа также частникам, конечно это были наши верные кланы и племена, но по сути частники.

Не забывали мы и о стекольной отрасли, это для нас, за последнее время, стали привычными огромные зеркала и стеклянные окна, у большинства бывшие даже двойными. А вот в Европе, до сих пор, в своей дремучести обходились жалкими мутными огрызками. Подготовили плотно заполненные ящики с зеркалами, отдельно оклады везли только на небольшую часть зеркал, в этот раз решили обойтись только окладами из рыбьего зуба. Собственно это был единственный товар, кроме тканей, который мы планировали использовать на продажу в Европе. Ткани были отобраны исключительно вискозные или с добавлением оной.

-Вот разные куски тканей, какую ты выберешь и почему? - Решил я поэкспериментировать на Луисе, что брать с собой.

-Это смотря для чего, если на верхнюю, то лучше брать ту, что потеплее, если же на портьеры, то ту, которая мягкая как шёлк.

-Да нет, вот представь, что ты купец из Севильи или Амстердама и она нужна тебе, чтобы заработать побольше, тогда какую возьмёшь?

-Я хоть и не купец, но думаю, что выбрал бы вот эту, эту. - Начал откладывать в сторону куски материи Пинело.

-Эти все ткани содержат нить, которой у вас не делают, с чего ты думаешь, что они понравятся другим людям, они же необычные и неизведанные?

-Государь, ты прости, что я скажу, но богатые люди предпочитают что-то необычное и новое, даже если это откровенная дрянь. Но эти ткани ещё ко всему прочему ещё и хорошие, ты же сам мне подарил рубашку из этого. - Потрогал Луис пальцами свою рубашку из смесовки с хлопком, экспериментальная на тот момент, как ткань, так и модель.

-Да я тоже так думал, но лучше лишний раз посоветоваться.

-Удивительный ты владыка, государь. Говорю это совсем без лести, государи бывают разные, я много читал, а ещё больше слышал, но никто из них не любит тратить лишнее время на совет,если уже имеют своё мнение. А ты, что ни день устраиваешь 'мозговой штурм', где ищешь любых советов и требуешь спора. - Бесстрашно выдал юрист.

-Ну раз так, то пойду ещё посовещаюсь с кем-нибудь. Две головы хорошо, а третья для симметрии не помешает.

Так и выбирали разные товары и не только для Европы, но и для местной торговли, и про азиатов нельзя забывать.



Глава 5.


Унылая пора, очей очарованье в этот год явно запаздывала, не только потому, что стояла тёплая погода, но и сама природа цвела, жужжала и грелась на камнях в нежных лучах солнца. Даже утренняя роса, сброшенная с перил, приятно обволакивала руку, звала к свершениям в наступающем деньке нового мира. Выложенная булыжником тропинка повела меня навстречу тихому фырканью уже бодрых лошадей, переминающихся возле условных ворот, которые знаменовала собой арка с сидящем на ней гигантским вороном. Ветер вдалеке играл клубами сиреневого тумана, рассеивая возле моих плавно ступающих ног. Безумно захотелось взлететь и парить над заливом, словно могучий бессмертный ворон, жаль не сподобились даже дельтаплан сделать.

-Добрый утро, государь, твой куда ехать? -Хриплым голосом оборвал красоту тишины Локо.

-Доброе, доброе. Поехали в оружейку, только по дороге вдоль залива и не гони. - Умиротворённо откинулся на спинку мягкого дивана. Небольшое усовершенствование фургона сделано по инициативе Локо, он его подглядел у Шурика.

Оружейка представляла собой военный гарнизон, с полигоном, складом оружия, казармами для новичков и дежурных командиров. Именно на этом полигоне и проводили испытания новых образцов оружия, но сегодня предполагалось провести натурные испытания гранат, поскольку страх от применения, в бою может привести к неоправданным потерям, чего собственно при помощи использования гранат и пытался избежать. В той же Лиме, многие даже не пытались использовать гранаты, что и закончилось десятком погибших.

-Доброго здоровья, государь! - Встретил меня за блок-постом Хорлам.

-Здоров, хорошо что ты здесь. Дронов, ты почему списки личного состава до сих пор не принёс в Директорский Приказ?

-Так сегодня собирался принесть. - А сам сапогом пыль загребает, как нашкодившая собака.

-Какой 'сегодня', Дронов? Мы завтра отплываем, а я вчера у Тамилы не могу выяснить, сколько кого едет, ладно пайки кому не хватит, а ежели места на корабле не будет заготовлено, то тебя на якоре будем тащить. - Обычное разгильдяйство, к которому я, наверно, никогда не привыкну. После Лимы Дронова назначили товарищем главы Пушкарского приказа, вменив обязанность к подготовке походов, в том числе и в Европу.

-Так ить, немедля, государь, к Тамиле отнесу, там токма про трёх надо прояснить пушкарей. - К подобным угрозам народ относился серьёзно, просто потому, что они частенько исполнялись, а не были пустым сотрясением воздуха.

-А что с теми тремя?

-Валеас - так не вернулся из дому пока, другие двое животом мучаются, однак пушкари добрые - оставлять жалко.

-Если серьёзно болеют - пусть остаются, здесь тоже надо пушкарей готовить.

-Так это, Софон с Обрамом весточку передали, мол в другой год приедут, только на Эдзо научат себе смену и вернутся в Аркаим, оне с местными замирились, так десяток мальцов нынче обучают, что сиротами остались.

-Смотри сам, Хорлам, в походе ты будешь пушкарским воеводой. Так и за воев своих своей головой и отвечаешь.

-Так точно, государь. Дозволь пойти, за погрузкой надо присмотреть. - Настроение у пушкаря приподнятое, как обычно, в предвкушении исчезновения с глаз начальства.

-Беги, чего уж идти. - Нечего расслабляться, боярин хренов.

Уже подойдя ко входу на полигон, услышал хлопок взрыва - работают с утречка, молодцы. Сосредоточенно следящие за действиями подчинённых, командиры не обратили внимание на моё появление.

-Букуас, не прохлопай ушами - враг с тыла. - Неловко пошутил, отрывая ротного от занятий с личным составом.

-Здравия желаю, товарищ директор. Роты проводят практические занятия по взятию малых укреплений - типа дом, сарай, амбар.

-Ну ты, прям как великий воин, достойный лучшего места Ирия. Получается? Никто не ранен? - Перешёл на серьёзный тон.

-Никак нет, за весь месяц только тогда... , ну ты знаешь, когда молодой ногу сломал на полосе, больше не было ничего. Выявили дюжину меткачей, как ты советовал - после долгого забега сходу стреляли, так и отобрали лучших. Только из них всех один крепкий, а остальные - отроки хлипкие, это так Ларя отозвался. - Доложил по сути Букуас.

-А что это Ларя у тебя на полигоне делал? Он же отвечает за подготовку боезапаса, время свободное девать некуда?

-Да ты что, товарищ директор, он для меткачей новые патроны из металла и новые винтари приносил, следил, как они лучше иль что подправить.

-Вот с одной стороны - хорошее нужное дело, а с другой - у нас и так времени в обрез. Ладно, Букуас, но ты не розмысл, а воин, потому действуй только по приказу, уяснил?

-Так точно.

С полчаса походил по полигону, раздал кнутов и пряников, учитывая возрастной состав большей части армии, всё было на весьма достойном уровне и пряников роздано было больше. Главное, все действовали в соответствии с тактическими задачами, не пытаясь в одиночку одним махом всех побиваша. Этого я как раз и боялся больше всего, поэтому и делал упор в воспитании с детских лет, если бы ещё воспитателей хватало, а то приходилось вечно самим разрываться на всё. Но этот выпуск меня однозначно радовал, смущал один момент, что выпускаю в жестокий мир войны совсем сопливых, по меркам 21-го века, детишек по 12-14 лет. А их отцы-командиры немногим старше, тому же Букуасу 20 лет, но с другой стороны он уже четыре года воюет, причём весьма успешно и грамотно. Уже завтра мы отправимся вдогонку, вышедшей на полторы недели раньше, флотилии галеонов, умиаков и шлюпов. Все вожди, собравшие воинов в поход, должны были вместе с галеонами ждать нас на южной оконечности бывшей Калифорнии, просто скорость основной флотилии и наших яхт была несоизмерима, поэтому решили их выпустить пораньше.

-Живём рядом, а встречаемся только на верфи или в промзоне. - Увидев Олега , сообщил ему банальную мысль.

-Привет, ну сегодня вечером посидим, покалякаем на дорожку. - Протягивая руку, ответил брат.

-Так что решим, насчёт новых кораблей? - Это продолжение наших мыслей, обсуждавшихся уже полгода. Понятно было, что четырьмя яхтами осилить переселенческую программу было не реально, поэтому пытались найти наиболее подходящее решение.

-Я думаю начать строительство цельнометаллической баржи с буксиром на парогенераторе, нужно устранить зависимость от ветра поставок руды с Тасу и Победы. Опять же отработаем технологии.

-А почему не самоходную баржу? Мы же вроде обсуждали, что она больше похожа на реальный теплоход.

-Стапеля придётся переделывать тогда, а так уже начали потихоньку делать, как три дня назад выпустили из ремонта Ворона и Перуна, так и приступили. Но баржа - это просто корыто, а вот буксир по сути самостоятельный корабль. Кроме того, как логистику рассчитать, ты уж сам - в текущих реалиях, может тебя пять лет зря учили? - Поддел Олег, подмигнув. - Шучу, но в каждой шутке сам знаешь. Так вот, на базе буксира, я думаю делать военный корабль. Извини, не успел поделиться с тобой идеей. Но в любом случае надо отработать все нюансы, чтобы потом сырые баркасы не лепить.

-Да какой из буксира боевой корабль - он же маленький!

-Ты по картинкам из прошлого судишь! В реальности, по нынешним меркам это немаленький корабль, 30 метров по ватерлинии, сам прикинь. Это лишь на четверть меньше наших яхт. А если поставить 30мм брони, то он тупо тараном весь испанский флот, вместе с английским снесёт. Опять же, боевой на базе буксира буду строить, но не такой, а больше чуток.

-Ну и за сколько ты его планируешь построить? Опять годы, а у нас времени в обрез - жизнь она не долгая. Что-то мне не нравится такая перспектива.

-В любом случае, чтобы мы ни придумали - нужны года, хотя бы потому, что некому это делать и учить людей нужны годы. Опять же, ты сам говорил, если что-то делаешь, то не надо шарахаться по посторонним задачам. Поэтому, я буду решать свои задачи в Аркаиме, но тщательно и упорно, а твоя задача переправить сюда славянский народ. Вот мы помню учили, что дубы с низовья Миссисипи наиболее подходят для деревянных кораблей, может стоит часть людей отправить чуть выше от устья, пусть строят верфь, чертежи я уже дал Науму. Чем отсюда гонять, проще там строить и дерево более качественное, опять же.

-Опять же. - Передразнил председателя. - Где-то словечко такое подцепил.

-Обычное слово, а вот ты о слове божьем не подумал! Сколько ты Книг подготовил?

-Да более чем, почти тысячу, места занимает - мама не горюй.

-Да это ни о чём, в Европе одних государств штук двести, если не больше.

-Олежек, я и не собираюсь сейчас распространять нашу веру нигде, кроме Аркаима и подвластных территорий. Так что нам на первое время хватит, а там поглядим. Не знаю, как у меня получится, но поголовье католиков мало-мало уменьшим. Так что готовься принять ещё человечинки, если не из Акапулько, то из Панамы точно народа пригоним.

-Да хрен с ними - определим, мы же тех двоих рудознатцев в Спокан отправили, уверен, должны что-то найти, так что людей есть куда пристроить. Меня другое беспокоит: 12 лет -самый старший из тех, на кого возможно опереться в будущем, имею в виду технарей, кто может заменять на важных участках меня, зато это будет не механистически, а осознанно. Так что лет пять ещё никого роста не будет, думаю сосредоточится на том, чтобы подтягивать на уровень уже тех, кто нам подчиняется. Я тут на досуге прикинул вместе с Тамилой, мы контролируем почти миллион народа, как бы ни рассказывали нам псевдоисторики, индейцы - нормальные люди, если через мелкое сито пропускать, то потихоньку можно и из них создать цивилизацию.

-И сколько веков через твоё сито пропускать? - Я точно знал про научную работу по генетическому анализу рас, увы для всех, но единственная раса обладающая пассионарным геном - европеоидный тип, а мне нужно не просто крутить гайки и уметь ловко убивать себе подобных, но развивать научный прогресс. Понятно, что среди других рас такие индивиды тоже есть, но это такое сито надо.

-Да знаю твою эту теорию!

-Это не теория, а практическое исследование.

-Не важно. -Отмахнулся от моих доводов Олег. - Я и говорю, что мне сейчас нужны механики, химики и металлурги, без всяких стремлений к научным изысканиям, пусть просто повторяют, что нами уже сделано. Это даже китайцы умеют, но даже для этого, их надо учить не один год. Опять же, есть пять сотен с лишком испанских детей, вот среди них мы и найдём, по твоей теории, - с нажимом проговорил брат, - полтора десятка будущих учёных и к ним 25 помощников. Считаю, что нам этого пока достаточно, важно не упустить этих возможностей. Вот мне даже кажется, хорошо, что мы сидим в жопе мира, иначе, ни хрена нам не дали бы так развернуться. И хорошо, что ты устраиваешь эту операцию с переселением, там и на тебя внимание обратят. Вроде и есть мощное оружие, быстрые корабли, а где взял, как сделал - пойди найди.

-Да не такие они и тупые, сразу скумекают, что у нас где-то есть база.

-Ну так, я говорю - пойди найди, а даже проследят, ты же не в Аркаим будешь возвращаться, пусть ищут по прериям. Пленных, кроме тебя и десятка сведущих моряков брать бессмысленно, никто даже приблизительно не опишет, где мы находимся. - Облегчённо откинулся на спинку стула председатель.

-Я вот всё думаю, а стоит нам так упираться в Перу, может не стоит туда правовестников и учителей везти? Народа обученного и так не хватает. - Перевёл я тему на текущий маршрут.

-Так ты сам же предлагал так сделать? - Недоуменно выставился на меня Олег.

-Да, знаю, может я ошибаюсь, тогда то решение принимал по ходу дела, а сейчас какое-никакое время прошло и терзают сомнения в необходимости нашего присутствия вообще в Южной Америке. Грабить испанцев выгодно и удобно, но держать там гарнизон, да ещё и самим добывать золото, серебро и прочие нужные вещи, значит отвлекать серьёзные ресурсы.

-Знаешь, я считаю, что то твоё решение, хоть и было спонтанным, на волне успеха, но оно верное, каучук же мы сможем получать только оттуда, а весь полученный в тот раз - ты уже перевёл, значит нам нужны резиновые тропы в своих руках. И даже не 2-3 года, как поначалу предлагал, а подольше, как минимум, до изобретения картофельного каучука, лично я, даже не представляю как его делать, поэтому эта война надолго.

Как всегда, в крайний, перед отплытием, день, выясняется, что не всё готово, не все готовы и ещё кое-что надо подправить, кое-что добавить. Обычная суета витала во всём городе лёгкими бурунчиками, созданной мечущимися людьми, пусть бы не переросла в ураган. Я же, до обеда пройдясь по ключевым точкам, вызвал к себе Тамилу, покорпеть над списками грузов и личного состава.

-Уверен, что Па Той справится со всеми задачами? - Спросил Тамилу, когда все списки были перелопачены, а помощников отправили с задачами по погрузке неучтённых ранее нужностей.

-Государь, я и сам со всем не справляюсь, но всё это время он был со мной и помогал во всём. Ты же меня брать с собой не желаешь, а другого кроме Па Тоя присоветовать не могу, не будь ему только 15 лет, я бы у тебя просил назначить его товарищем своим.

-Так я и говорю, не рано ему ещё самостоятельно дела вести, поди ещё голова вскружится от доверия? Может назначить кого постарше, а Па пусть его товарищем будет?

-Как велишь, государь, да только из подлого назначать нельзя - невместно, Па Той, какой-ни на есть, а княжич. - Как Ясин, опять Тамило со всем согласен.

-Нет уж, я то велю, но решение за тобой, любишь ты все сложные решения на мои плечи перекладывать. Как будто сам не назначил себя дьяком Приказа.

-Так для пользы дела, государь, коли должон что-нибудь сделать, так и потребна должность для сего, никак иначе. - И вытянулся с неистовым рвением к исполнению приказа.

-Должон - так и делай, ты когда в нормальном режиме работы, вроде человек путёвый, а как со мной просто обсуждаешь что, так сразу дурак-дураком. И да, когда я уеду, обязанность создать полный учёт с тебя не снимается. В Спокане и Кочиме вообще никакого учёта, воеводы берут сколько надо, а нужно, чтобы всякий гражданин налога отдавал десятину. Ни в коем случае не больше, но и не меньше, только тогда можно требовать исполнять законы Прави, когда сам по Прави поступаешь. А воеводы и Директорский Приказ, в том порукой быть должны, а ежели кто мздоимством испоганит должность, того гнать на рудники, а то и на кол, по мере вины.

-Государь, так я со всем усердием слежу и учёт виду, да мало товарищей в приказной избе твоей! Только научу кого, так и отправлю и в Кочиму, и в Спокан, а в Эдзо, батюшка-государь, я ужо отправил.

-Кого это? - Опять моё упущение, даже в таком маленьком государстве, ручной режим управления ни хрена не работает. Система нужна.

-Так это, из правовестников твоих, сын младшой Шаха, боле некому было, а я и книгу учёта расчертил, и податной уклад справил. Я ить ещё чего попросить хотел, государь. Вот ты уедешь, а мы то и не граждане совсем остаёмся, невместно нам командовать, коли сословия рабского. Просим тебя, принять нас гражданами!

-Так ты же только на 5 лет раб, а после можешь на службу московскому царю вернуться! - Естественно, я лукавил, даже ежу понятно, что вернуться они могут в лучшем случае теми же стрельцами, да вернее всего, их на дыбу 'в награду' потащат.

-Желаем, в царстве твоём, гражданами быть, как в Книге сказано: свобода выбора - единственное, что у человека не отнять ни богам, ни царям. - Нетерпение, страх, вожделение - всё это бурлило эмоциями в дьяке Иванове, с замиранием сердца готовившегося принять мой вердикт.

-Прошение удовлетворяю, подготовь удостоверения, Олег подпишет. - Я не стал банально держать паузы и развозить сопли по щекам, человеку ещё работать - лишний стресс не нужен.

-Готово, государь, позволь тебя просить, самому подписать.

-Уверен был, что не откажу? - Нисколечко не удивился, зная характер приближенного главы Приказа.

-Прости, государь, не гневайся - всем миром решение принимали, окромя Софона и Обрама, но те на Эдзо.

-На них тоже делай, не откажутся - как думаешь? - Решил разрядить атмосферу, о желании стрельцов получить гражданство, я знал уже давно.

-Разве что, если разумом повредятся.

-Поздравляю, теперь вы граждане Аркаима, только сильно не праздновать, нам завтра в дорогу. - Когда посыльные собрали всех бывших стрельцов, кто находился в городе, устроил парням торжественный приём с клятвами, напутствиями и прочей ерундой, вроде построения гвардейцев и громогласными криками. - Не осрамите честь гражданина, не то опечалите меня.

Когда мы с дьяком Директорского Приказа подсчитали население только переписанных деревень, кочевий и острогов, то цифра реально впечатлила, без малого миллион населения, при этом гражданами были от силы тысяч шесть. Только русским дали гражданство по факту прибытия (теперь не знаю, может и зря), от остальных получение гражданства требовало участие в служении государству, на ниве труда или в ратном поле, значения не имело. Сейчас, в меньшей степени, граждане получали преимущества перед остальными, с каждым годом открывая всё новые и новые возможности. Почему-то я решил, что граждан надо выделять как-то, чуйка была, но обоснование не было времени подводить.

Утренняя суматоха погрузки... . Я подумал, что начинаю привыкать смотреть на это отстранённо, только недавно я сам таскал тюки, возил тачки, а теперь смотрю как работают другие и даже не вмешиваюсь. К сожалению, пока один, но к счастью, уже один погрузочный кран у нас уже работал, всё на том же газогенераторе, как у трактора, только сдвоенный: один на поворот, второй на подъём-опускание, по другому я не придумал как сделать. Да и в целом, я всё больше уходил в планирование и управление, как буду один без Олега решать вопросы производства - не знаю. Как назло, есть такое слово 'надо'.

Я стоял и никто меня не тревожил, наблюдая, как морской бриз воевал с терпким запахом пота и гари, разгоняя их с клубами пыли по портовой мостовой. Собственно, сама погрузка была закончена ещё к вчерашнему вечеру, это затаскивали воду и личный скарб последние пассажиры, ещё не занявшие места, согласно расписанию. Мимо проходили крепкие торсы на кривеньких ножках, с лёгкостью тащившие огромные рюкзаки, настало и мне время отправляться на борт. Последние обнимашки, поцелуи и слова остались за бортом, берег медленно удалялся, отдавая корабли морю. Ворон, также медленно, раскрывал свои чёрные паруса, с каждым мигом ускоряя свой бег в очередное Большое Приключение.

В Кочиму заходить не стали, сразу взяв курс на точку соединения с остальным флотом, ожидавшим нас на самой южной оконечности Калифорнии. По факту мы их догнали, когда зашли в бухту, выяснилось, что последние шлюпы прибыли только вчера. В районе самой бухты жили люди, как удалось узнать, уровня каменного века, но тем не менее занимались не только собирательством, но кое-чего выращивали. Сама природа мне понравилась, учитывая выжженный солнцем пустынный берег , который мы наблюдали последние два дня, кактусы, вперемешку с деревьями, создавали живой вид местности. На собрании, предваряющем последний рывок, узнал о наличии неподалёку и пресной воды в виде речки. В свою очередь, я предложил устроить здесь промежуточную базу, если дело по ограблению испанцев не закончится одним набегом. Потом обсудили план атаки, хотя и особо обсуждать нечего было, мы так и не сумели получить от пленных испанцев понимание, сколько в Акапулько бойцов, а уж про крепость или какие-то укрепления полный ноль информации, более того, многие были весьма удивлены нашей осведомлённости о наличии этого города, поскольку сами испанцы не все о нём даже слышали.

-По-моему, я предупреждал, чтобы на собрании все говорили на едином языке - русском, может поведаете, о чём вы там шептались? - Сделал я замечание двоим тоэнам из китематов, хоть тлинкиты, их соседи, могли понять с пятого на десятое, но я не для того открывал русские школы, чтобы они на непонятном языке бельмекали.

-Приносим своё уважение тебе, государь, вам друзья. - Встал один из них, прижав руку к груди, сказал тоэн. - Мой друг плохо понимает русский.

-Плохо это всегда плохо, тогда пусть сидит немым, после ему расскажешь. - Медленно провёл тяжёлым взглядом по остальным вождям, продолжил на прерванном месте. - Каждый должен выделить по одному воину из десяти, которые останутся строить острог на месте города испанцев и охранять порт и корабли в гавани. Как мы раньше договаривались, оставлю вам две пушки, воины Йэлшана умеют с ними обращаться, но предлагаю захваченные пушки тоже использовать. Для чего надо захватить, сведущих в стрельбе из их древних пушек, несколько пленников. Поэтому ещё раз предупреждаю, старайтесь не убивать всех, а взять больше в плен.

-Доблесть воина - повергнуть врага, а это значит не убить, но и в рабы можно взять! -Вставил реплику Шах. Где-то я уже это слышал, уж не я ли ему это говорил, когда он хвастался количеством убитых атапасков.

-Мои воины любят рабов, мы их ловим больше, чем тюленей! - привычно глотая букву 'Б', пророкотал один из владетельных князей Севера с пудовыми кулачищами.

Передохнув ночь, утром вся флотилия полетела на юг. Попутный ветер разогнал на максимальной скорости весь флот, но мы(четыре наши яхты) прибыли всё же раньше, высота парусов имеет значение. Не имея ни малейшего желания сидеть до прихода остальных, выпустил два взвода, уже по традиции, в тыл предполагаемого города. Судили мы по крепости на карте 21-го века, там ли враги на самом деле или город переносили, гадать не имело смысла. Сами пошли в лагуну, где нас ожидало веселье с фейерверками и смертельными танцами. Когда проходили уже между полуостровом и красивым скалистым островом, утопающем в зелёной пелене густого леса, нас заметили.

-Здесь добычи много не соберёшь! - С презрительным равнодушием, оглядывая картину открывающегося перед нами порта, протянул Тлехи.

-Это просто порт, Тлехи, основная добыча далеко в горах, но это уже не нам её добывать. - Убогость действительности Акапулько могла навевать только тоску: пара ущербных корабликов, только отдалённо напоминающих те галеоны, которые мы взяли в Перу. Причём один валялся на боку вытащенный на берег, ни стапелей, ни мало-мальски приличного причала, не считать же таковым жалкие мостки, выходящие в море лишь на десять двенадцать метров. Сиротские домики, с такими маленькими окошками, что терялись на фоне трещин с выпирающими камнями стены. - Зато посмотри, как дерзко и отчаянно они готовы защищать свою нищету.

-Это они, конечно, зря, разреши, Игорь, я сам встану командиром пушки - давно не стрелял, так и забыть недолго! - И повернулся к расчёту, скашивая на меня жуликоватый глаз.

-А я думал ты каждую пушку отстреливаешь на пробу!

-Так то работа, а тут бой - разные чувства.

-Надо было Кетла с собой брать, зачем мне розмысл, который в бой рвётся?

-Как зачем? А как я улучшу оружие, если в бою не проверить. И Кетл и Тлехи тлинкиты, в бой мы всегда готовы. Просто Кетл - добрая собака(перевод имени с тлинкитского, прим. автора.), но и у доброй собаки есть зубы. - Не на шутку разнервничался главная надежда промышленности Восточных пределов.

-Так я тебе и разрешаю, только если что с тобой случится - ответишь по полной.

-Благодарю, директор Игорь. - И не дожидаясь, пока я передумаю, рванул к расчёту.

Два дня я накачивал своих бойцов, что расслабление смерти подобно, но при виде такого противника, даже у меня было закрались шапкозакидательские мысли. Учитывая, что все ветераны знакомы с мощью испанских аркебуз и пушек, своим мнением они сейчас, с шутками и прибаутками, делились с молодыми.

-Умиаки на воду, морской пехоте приготовится к высадке! - Отдал я приказ, что сразу продублировал сигнальщик на другие корабли.

Какой ни есть, а всё же корабль, на его захват я также отправил одну шлюпку, с морской пехотой, усиленную меткачами и умиак со стрелками. Это уже стало становиться практикой в подобных захватах: по мере приближения к кораблю, стрелки выбивали орудийную прислугу и встречающих бойцов у борта. Потом штурмовая команда в тяжёлых нагрудниках и шлемах занимала участок корабля, а стрелки с умиака, не приближаясь, чтобы сохранить обзор палубы, отстреливали защитников. Упорные тренировки не прошли даром: уже в на этапе преодоления борта штурмовиками, в зоне видимости живых защитников не наблюдалось.

Прогрохотали первые выстрелы с берега, навстречу лодкам, идущим к высадке на берег. Уже без подсказки, пушкари дали ответку по обнаруженным целям, огненные цветы раскрывались на рубежах испанцев, пожирая их католические туши. В паре сотен метров, правее от высадки, велось какое-то строительство, как я понял это намечалось крепостное сооружение, а не те жалкие заборы , которые нашим парням предстояло преодолеть. Тут уж кто не успел - тот опоздал. Отдал приказ приблизится к берегу всем кораблям, вдруг придётся орудийную поддержку оказывать в глубине порта.

Ну что ж, хорошая разминка перед Панамой, осталось только дождаться остальной флот и двигать дальше.



Глава 6.


-Дорогие мои, я понимаю, что у вас каждый воин на вес золота, но каждый десятый всё равно останется в порту. Во-первых, ваши корабли должен кто-то охранять, это вам не пустынный и честный Север, здесь сопрут и глазом не успеешь моргнуть. Во-вторых, многие защитники порта разбежались по окрестным лесам и их надо вылавливать. В-третьих, необходимо налаживать контакты с местными, чтобы они не устраивали вам лесную войну. - Уже не первый час мы распределяли обязанности для вождей, при этом, всякий и каждый норовили увильнуть от возложенных обязанностей. Успокаивало одно - если согласятся, то так и сделают, слово стоило дорого. Но торговаться любят, гады - столько времени терять приходится и прямо приказать нельзя, будут хитрить и лукавить изворачиваясь, проще получить обещания сразу.

-Ты всегда говоришь верно, хотя и не всегда понятно. Я дам воинов. - Выразил поддержку в мой адрес Шах.

-Я согласен, важное место надо охранять, если мы хотим ходить за добычей чаще. - Поддержал сосед Шаха.

-А лошадей мы тут сможем взять? - Спросил новичок в наших набегах, из абсалока, один из немногих вождей, давший достойный отпор пару лет назад воинам Йэлшана, но потом вставший на нашу сторону, теперь уже сам совершал набеги. К его сожалению, возможности совершать набеги на небольшом расстоянии быстро кончились, по банальной причине, вхождения всех приличных племён в директорию Аркаима, а грабить нищих собирателей, невыгодно. Теперь же я мог рассчитывать, что дорога к Абсалока заживёт доброй торговлей, а там и до Большого Солёного рукой подать, можно будет о снабжении рудокопов не беспокоиться.

-Лошади, золото, серебро, одеяла и испанские рабы есть, а вот сможете ли вы их взять - зависит от вашего умения и общих усилий. Если каждый будет тянуть одеяло на себя, то все голые останутся.

-Вот странные эти испанцы, золото и серебро собирают, а в окнах нормальных стёкол нет. - Выдал знакомый вождь, вроде из чехалис, в Зюзино я его часто видел.

-Так, вожди уважаемые, мы что, ещё полдня будем молоть воду в ступе? Закончим уже с выделением воинов на охрану порта, что скажешь? - Обернулся к вождю из абсалока.

-Я согласен.

-Я согласен. - И так три с лишним десятка вождей выдали свой вердикт.

Для тех, кто скажет, зачем вся эта суета с уговорами - мол проголосовали и точка. Отвечу: 'Нет, ребята, всё не так!' При голосовании обязательно будет много проголосовавших против, и что теперь оставлять порт и лодки без охраны? А когда идёт волна согласия, тут даже и противники будут за, чисто психологически трудно не поддержать соратников. Ну а потом, повторюсь, эти парни не цивилизованные европейцы или азиаты, если слово дали - умрут, но исполнят. Вообще нести людям благо против их воли, невероятно трудно, но возможно и даже нужно. Это я знаю, что будет с индейцами Северной Америки, а они нет, вот и путают направление в пространстве, где их польза и благо. Собственно говоря, современный народ, тот, который остался в 21-м веке, тоже этого не понимает, именно поэтому и ждёт их участь индейцев, и это в лучшем случае.

-Директор Игорь, а если местные подчинятся твоей воле и примут сторону Прави, а жить пожелают по твоему Судебнику, как быть? Кого нам тогда грабить, если они будут под твоей и Ворона защитой? - Вполне правомерный вопрос, 'пострадавшего' в подобной ситуации, вождя абсалоков.

-Хороший вопрос, друзья. Не всегда вам придётся грабить, хотя на вашу жизнь и вашим детям - хватит. Как вам известно из Судебника, каждое племя, добровольно вошедшее в круг директории, платит десятину налога. Если же кто из вождей силой приведёт племя под мою руку, то он собирает на той земле десятину, а половину передаёт в казну Директорского Приказа - вот вам и доход без войны. Да ещё и торговлю можно совершать выгодную, может кому напомнить, как вы жили и чем торговали, пока мы не создали Директорию? Теперь у каждого есть: дома светлые с окнами, красивые одежды, ружья, лучшие в мире! - Опять вынужден проводить ликбез, когда только забывать успевают?

-Государь, твои винтари лучше! - Выкрикнул кто-то из задних рядов. Часть зала весело захихикала над этой репликой.

-И то и другое - моё оружие, но даже худшее из нашего оружия - лучшее в мире. Не все из вас были в Лиме, но то, что видите здесь, почти та же самая грязь и нищета.

-У них даже рукомойников нет, а на кухне - вонь, как на болоте. Сейчас мои воины следят, чтобы эти грязнули хорошо отмыли весь дом, там останутся мои воины на охране порта. - Выложив на лице все морщины от отвращения, сказал вождь Кокуитлам, чьим именем назвали реку, бывшую на карте как, Фрейзер. Его сын Дсонокуа, был одним из взводных гвардии. Не стану напоминать, как ещё пять лет назад, я, через силу, приучал их самих к гигиене.

-Точно. Вот тогда, кто останется пусть не сидят просто, а построят нормальный причал, как в Аркаиме. - Начал было один из селишей, как был перебит соседом.

-Не надорвёшься? Пусть просто нормальный причал поставят, Аркаим не один год строили. И храм Ворона, а мы из добычи купим стекло на колонны и модель солнца хочу, всегда на неё хожу смотреть. - Определил свои приоритеты худощавый верзила.

-Ты путаешь, в храме Ворона можно только передать весть Богу, а модель солнца в храме Рода. - Поправил его другой, сидящий напротив.

-А я так и сказал..., ой, оговорился. - Встал во весь свой длиннющий рост, прижав руку к сердцу и слегка запрокинув голову с быстро бегающем по горлу кадыком, произнёс глухим голосом. - Уважение тебе Род, и тебе Ворон, и вам друзья.

Народ одобрительно загудел, наш спонтанный манёвр с объединяющей верой, без садистского уклона, как ни странно, давал невиданные всходы. Конечно, нас с Олегом несколько удручало, как отдельные проводники веры насаживали её, подобно крестителям Руси, времён Владимира КС. Хотя они и не рубили и не сжигали людей, как христиане, но изгнание из общины, во многих случаях, равносильно смерти. Храм же Ворона, совсем не наша придумка, не помню, кто первый это сделал, но для некоторых племён строительство полноценного храма, даже с учётом халявного стекла и материала на кровлю, было неподъёмным. Тогда нашли выход: раз Ворон помнит Бога, пусть ему и передаёт о тяжкой судьбе и радостях людей. Единственное правило для строительства храма, купол из медного или золотого листа, за формой далеко ходить не стали - стандартная луковица - простенько , но узнаваемо.

-Друзья, всё что вы здесь сделаете - ваше дело, главное жить по Прави. Как правильно строить город - знаете, но не забывайте - главная добыча ждёт в горах, где была столица ацтеков Теночтитлан, местные укажут вам дорогу. Хочу лишь напомнить - ваши враги испанцы, а местных ацтеков делайте своими друзьями. Пока я вас ждал целый день, ваши враги разбежались кто куда, та сотня человек, которых мы захватили - слабое подспорье в ваших задумках по строительству. Идите и возьмите, что ваше по праву. - Последнее напутствие сделано, можно было отправляться дальше, откровенно говоря, заходить в Панаму совсем не хотелось, но хромающее животноводство Аркаима, требовало коров и овец, которые, как я узнал, в обилии были в Панаме. А какао-бобов и в Акапулько оказалось много.

-Кайтенай, ты единственный, кто сможет хоть как-то убедить местных принять нашу сторону, поэтому покатайся по горам, поговори с вождями, расскажи им, что можно ожидать от испанцев, а что они получат,если станут частью директории Аркаима. Я оставил тебе сотню стёкол, хватит на несколько красивых и светлых домов, построй себе получше, пусть видят и сравнивают. Пока Тамило не прислал никого, остаёшься ответственным за порт Акапулько - ты! - Обрисовал текущие задачи для апача.

-Директор Игорь, я тут поговорил уже, не наш у них речь, но понятно трошки. Одно не понять, как им бумаги с договором давать, ежели по-русски не кумекают, а я вовсе писать не умею. - Серьёзно поменялась речь у Кайтеная, после долгого общения на конюшне с русскими.

-Так и давать, пусть знак племени ставят на месте подписи, а текст ты и так знаешь, на словах расскажешь. - Успокоил индейца, впервые столкнувшегося с такой ответственностью.

-Со своими я и без бумаги могу договориться. Эти чужие, как им верить? - Продолжал нервничать апач. - Вот если бы мы к нашим поехали.

-Наши, Кайтенай, такие же как ты - граждане Аркаима, может ты присягу забыл?

-Что ты, директор Игорь, потому и хочу, чтобы навахо, арапахи, ассинбоины, оглалы и чейенны, все апачи вышли за Аркаим на тропу войны с испанцами. - Воодушевлённо, глядя с надеждой в глаза, сказал апач.

-Выйдут, как только мы будем готовы их поддержать, а то получится, как с тобой.

-Мой маленький был, слабый!

-Что у нас с трофеями, большой силач?

-Золота, серебра мало совсем, шёлка много, всё погрузили на Ворона и Перуна, как ты сказал. Больше ничего полезного нет, только немного мешков с какой-то ерундой, запах сильный даёт, но не перец, хоть и жжётся.

-Ты всё в рот опять тащишь? А если это яд? Ладно, эти мешки тоже грузи.

-Так погрузил, потому и говорю, это еда такая, как табаско, медленно надо есть.

-Ты ружья испанцев собрал?

-Собрал, у них там склад пороха, туда положил. - Ткнул пальцем в сторону большого дома, видимо служившего казармой и арсеналом.

-Так вот, когда будешь договариваться с местными, обещай на каждых десять воинов давать по одному ружью.

-Они же плохие совсем, пока из него выпалишь, я уже десять раз стрелка убью. - Похлопал по своей винтовке, довольный боец.

-Это для нас они плохие, а для местных будет очень ценный подарок. По другому ружья не отдавать, никому не продавать , ни менять, ни дарить. Уяснил?

-Понимаю, директор Игорь, для местных - они дороги. А для нас тьфу, а не трофеи. -Кайтенай, задумчиво посмотрел на папку со списком захваченного, которую составлял его единственный помощник. Выпросил таки для себя мальчишку из Зюзино, умевшего читать и писать, с обязательством, оберегать пуще глаза.

С трофеями в Акапулько действительно было не очень, сам городок маленький, кругом навоз, пылища, домики стоят, кто во что горазд, понятно, что на такой бугристой местности выстроить линии сложно, но такой хаос - тоже не дело. Велел, новые дома строить, образуя улицы, чтобы выход из дома был в одну сторону у всех домов улицы. И так, чтобы улицы выходили от моря до реки, а дома не перекрывали выходы к воде. Ну и привычный порядок, как само-собой разумеющееся.

Утром, отправились догонять галеоны, вышедшие сразу вчера, как только выгрузили 'безлошадных' завоевателей Мексики. Очередная неделя в дороге, вроде уже пять лет почти в этом мире, но до сих пор не могу свыкнуться с ужасной скоростью транспортных сообщений. И это ещё быстро, когда я впервые узнал, что местные торгаши ходят в путешествие по месяцу, чтобы обменять товара размером с рюкзак, больше просто ногами не дотащить. Немудрено, что с такими темпами товарооборота они до сих пор в каменном веке. Те же дакота и сиу, а если верить рассказам Локо и Катеная, то и апачи, ни фига не великие воины прерий, живут по берегам рек, охота на бизона опасное и редкое дело, часто заканчивающееся смертью охотников. Получается, что только с получением лошадей их темпы развития скакнули галопом по цивилизационной лестнице, что впоследствии сумели долго сражаться даже с регулярными войсками, но всё равно они не успели. Только государственная система способна противостоять государствам Европы, поэтому в интересах индейцев входить в наш состав, иначе всех вырежут, а остатки загонят в резервации, где их развитие и остановится на том же уровне каменного века. Что мы с Олегом и проделываем весьма успешно.

Надо признаться, что некоторые наши усилия, на которые мы вообще не возлагали никаких надежд, стали стали самыми сильными скрепами. Например, возможность грабить не покорившихся соседей, используя наше оружие, а теперь и дальние походы против испанцев, настолько воодушевило все племена, что мы с Олегом просто обалдели. Вереницы просителей шли просто нескончаемым потоком, и это только вожди племён. Всего в этот набег мы взяли больше пятидесяти племён, многие из них правда смогли выставить лишь по десятку воинов, большинство не имело морского транспорта и готовы ждать в Акапулько, пока их заберут с награбленным, сколько потребуется. Как я слышал, многие воины из тех племён, которые не попали в поход, просили взять их с собой, прося в качестве награды десять одеял! Рисковать жизнью, отправляясь в многомесячное(как получится) путешествие, за десять одеял? Десять одеял, Карл!!! Как бы там ни было, но за моей спиной остались почти три тысячи хорошо вооружённых, выносливых и голодных к добыче воинов, ушедших в горы менять Историю этого мира.

Второй же скрепой, но первой по значимости, оказалась православная религия, что для нас, убеждённых апатеистов, стало реальным откровением. Мы же на коленке это всё придумали, лишь бы не участвовать в тлинкитских танцах и обрядах. Ну нет времени, как можно танцевать неделями, когда столько работы. Но последователи Прави выросли буквально в геометрической прогрессии, при всём при том, что мы об этом - ни сном, ни духом. Мы сидим воспитываем, обучаем правильных правовестников, а там народ, из уст в уста передавая догматы и сказки, уже вовсю режет несогласных. Пока мы закрыли на это глаза, просто по банальной причине - непонимание, как это остановить, чтобы проводить религию мирным путём. Вот и попытались создать религию без садизма и людоедства, только кровь льётся такая же человеческая, как ни крути.

Впрочем, я сильно не забивал голову, оставленным за спиной, а сосредоточенно готовился к Старому Свету, при огромном обилии книг на разную тематику, у отца дома не нашлось ни единого учебника по истории этого времени, поэтому кто там и кого режет я не знал. На пару с Олегом с трудом выжали из памяти события Смуты до убийства Годунова-младшего, потом провал и события года. Оставалось преть наобум, как мы и делали всё это время.

Медленное движение до Панамы начинало раздражать невыносимо, мы уже догнали и перегнали галеоны, но конца этой дороги не видно.

-Капитан Колесников! - Понимаю, что срываться нельзя, просто вопросительно смотрю.

-Почти прибыли, государь! Ежели встречный не пойдёт ветер, уже к полудню будем на месте. - Бодро отрапортовал капитан, сам уже изъеденный моим занудством от самой столицы.

-Отлично, Наум, слушай, а тебе не кажется подозрительным, что ни одного паруса на горизонте, я так понял, у испанцев это главный перевалочный пункт в Атлантику?

-То мне, государь, неведомо. Олег Владимирович все точки на карте отметил, так ныне должна появиться Панама, иного быть не может, Олег Владимирович не ошибается!

-А ты?

-Прости, государь, грешен. Токмо сотню раз ужо перепроверил - как есть Панама будет.

Как и обещал Наум, да видно перестраховался, уже через пару часов мы обогнули островок, за которым отчётливо виднелись паруса, спешащих видимо в порт, двух кораблей. Жаль, но при всей нашей скорости мы за ними не успевали никак. Ничего, в порту нас дождутся. В этот раз, привычный манёвр с обхватом решили не делать, потому что город стоял не на мысу, а на вогнутой дуге материка.

Маневрируя одним парусом, медленно приближались к порту, нас явно встречали, потому как сбежавших, да и вообще кораблей, видно не было, наверняка скрылись в реке за портом.

-Вот же хитрые сволочи! - Неожиданно тишину разорвал грохот пушечного залпа, за лесистым островком на мели сидели те самые два корабля. Стоило нам выкатиться на простреливаемое место, как они сразу атаковали.

-Государь, две пробоины в борту! - Доложил капитан.

-И одна на борту! - Потирая ладонь, отбитую при падении от попаданий в борт. В этот же момент, рявкнули две наши бортовые пушки.

-Добейте этих, и в линию, атакуем порт. Морпехам приготовиться к высадке. Передать эскадре. - Отдал ожидаемые приказы и чуть потише добавил, в сторону суетившихся на линии обороны, врагам. - Я сейчас вас буду поздравлять, суки, с первым попаданием в Ворона.

-Да что за бой! - Меня снова швырнуло спиной на борт - это вторым залпом попали в пороховой погреб одного из кораблей, взрывной волной опрокинуло на бок второй корабль испанцев, опять не галеоны, а пузатые каракки, вроде так Олег говорил, и до меня тоже докатилось. Как там парни на высадке?

-Товарищ командующий, прикажешь брать горные пушки? - Взбежал на мостик ротный командир.

-А-а, Джако, - потёр локоть, - да, гвардия пойдёт за морпехами, берите штатно по полной форме. Миномёты выставишь, сразу пройди волной по городу, надо их проредить. Два взвода с миномётами на ту сторону реки, пусть пройдутся вдоль реки вверх. Скажи Букуасу пусть со своими идёт, а его третий взвод с тобой - там одни мальцы.

-Разреши исполнять?

-Действуй!


Бой глазами Джако.

-Директор Игорь сказал. - Ответил я на возмущение Букуаса принятым решением Игоря.

-Так я и собирался третий взвод позади держать, но остальные то у меня..., самые лучшие, ты же знаешь.

-Знаю, потому тебя туда и посылают, может там опасней будет.

-Да я сражаться хочу, а не по кустам рабов отлавливать. А-а. - Махнул рукой прославленный командир и побежал к своим.

Вот что мне с чужими мальцами делать, когда у самого больше трети таких. Погрузились успешно, слава Богу, теперь только грести правильно. Как пойдёт огненный вал, так надо укоряться, а как ускоряться, если страшно лететь под свои же взрывы. Ну да ладно, мне тоже страшно, но лучше спокойно закрепиться на берегу, чем потом с воды стрелять. Ну да впереди морпехи, эти прикроют.

-Налегай, раз-и, раз-и, скорость братья, морпехи уже высадились. - Кричу во всю глотку, четыре больших шлюпки растянулись сильно, да грохот взрывов ещё сильнее заглушает мой крик.

-Высадились. - Упал на песок боец.

-Подъём! - Продолжаю орать, хоть и горло уже хрипит от боли. - Установить миномёты, расчёты горных на позицию морпехов, второй взвод прикрывает, вперёд.

Эх, не видел я тот, первый бой, в Перу, тогда ещё взводом командовал, так меня на перехват отступающих сразу отправили, да сразились мы с одной сотней врага, а потом до конца захвата просидели в засаде зря. Понятно, того же и Букуас боится, без толку просидеть в засаде на том берегу. Морпехи залегли в разбитых укреплениях береговых пушек, вяло стреляя по высовывающимся из бойниц испанцам. Для них пока тупик, наш выход.

-Пушкари, выбить ворота, потом ещё по выстрелу в коридор.

-Есть! - Сопливый совсем командир у горной пушки, но зато читает, пишет и главное хорошо считает.

-Миномёты, прицел 340, дальность 300, товсь.

-Готов.

-Готов.

-Готов. - По одному миномёту на взвод, когда Катлиан попытался сказать, что этого мало, ох и досталось ему. А всё потому, что много или мало покажет только война, а эта - первая для миномётов. У нас в роте, только два миномёта, но зато две горных пушки.

-Огонь! - Хорошо бахает, но пушки громче. - На одно деление дальность в плюс. Огонь.

Прошлись по крепости хорошо, морпехи в ворота помчались, я же отправил троих самых ловких метнуть гранаты в бойницы. Если ворон в глаз не клюнет, то попадут, специально учились до кровавых мозолей.

Бух, бух, бух - три глухих взрыва подряд, попали, слава Богу. В одном месте крышу снесло у крепости, так я туда первый взвод отправил, второй в поддержку морпехам в ворота.

-Третий взвод, обойти крепость слева, контроль за задней и левой стеной. Взвод 'Б' - да, вы, - это я мальцам Букуаса, - поддержать третий взвод, в бойницы гранаты больше не метать, там уже наши могут быть.

Сам встал с миномётами. Стою, как пень, что делать - не знаю и не спросишь никого, у всех рот свои задачи. Моя - эта крепость. Нет, ну почему такая звенящая тишина? Бух, глухой взрыв гранаты внутри крепости вернул все звуки боя, интересно сколько длилась тишина?

-Товарищ командир, там за крепостью воины врага, много. - Прибежал посыльный третьего взвода.

-Все за мной, бегом. - Хватаю ящик с минами и бегу за крепость вперёд пушкарей и миномётчиков.

У крепости рва нет, но кочек и ям полно. Вылетаю за угол крепости: да сколько же их, ну точно не меньше тысячи. И четыре, нет, пять пушек с собой тащат, но идут не на нас, а к основным крепостям, наша то, на отшибе, одинокая. Да и атаковали мы позже других, уж не знаю почему, с первого корабля назад пришлось возвращаться, а морпехи берег взяли и нас дожидались, загорая.

-Третий взвод, взвод 'Б' развернуться в цепь. - Прикидываю сколько до пушек испанских. Их аркебузы на большом расстоянии вещь не страшная, а вот пушки могут и наделать беды.

-Второй расчёт готов! - Слышу за спиной звонкий голос.

-Как думаешь, сколько?- Оборачиваюсь на звук.

-700-750, если до края.

-А до пушек?

-Там ещё плюс 30-50.

-Прицел 60, дальность 800, огонь! - Беру расчёт на себя, я хоть и хуже расстояние чувствую, но командир, деваться некуда.

-Поправка на 70! - Кричит миномётчик. Мина упала мимо пушек, но середину строя разметало в куски., дальность

-Первый готов.

-Третий готов! - Ещё не развернув рога, докладывают запоздавшие. Ну это и понятно, у второго оба заряжающих - бывалые воины из тлинкитов. У них каждый руками пуму задушить может.

-Прицел 70, дальность 800, огонь! - Уже лучше - одна пушка без прислуги, но не пострадала сама.

-Джако! - Кручу головой, может послышалось или это Ворон уже меня зовёт на пир?

-Чтоб тебя старуха... . - Ругаюсь на себя, это из бойницы орёт морпех, может и знакомый, но я то, я, забыл контроль за бойницами вести, всех в цепь послал. - Что в крепости? - Это уже морпеху кричу.

-Порядок! Здесь иезуиты были, последних добиваем. Помощь нужна?

-Нет, только моих пришли, тут ещё небольшая заварушка!

-Какая зверушка? Твои уже пошли из тех ворот, в которые входили.

-Спасибо, брат!

-Посыльный, - ору, что ору - он рядом стоит, - передай приказ первому и второму взводу, обходить крепость справа и атаковать врага цепью. Они на выходе, да ты слышал..., бегом!

Миномёты отработали, за деревьями виднелась дорога, за которою отступили испанцы, отдал приказ догонять нашу цепь, рванув бегом к ним.

-Использовать преимущество в дальности, не сближаться! - Кричу на бегу, особо вырвавшимся вперёд. - Закрепиться сразу за дорогой! Взвод 'Б' держаться с третьим взводом.

Как раз мальцы Букуаса и вырвались вперёд, сколько их учишь, что человек дороже пули, нет, всё рвутся вперёд, как говорит Игорь, с томагавками наголо. Всё спросить у него хочу, что за томагавки такие, может нам такие завести себе, а то с саблей долго учиться управляться. Враги, теперь видно, что среди них не только испанцы, но и местные, отступили к домикам позади крепости, все пять пушек и кучу повозок бросили на дороге. А врагов то побольше тысячи, вон на дальней дороге ещё идут. Как раз от реки, вот будет радость Букуасу, если их ещё и за рекой полно.

-Товарищ командир, они перестраиваются, собираются нас атаковать. - Оторвал меня воин от расстановки орудийных расчётов.

-Отлично! Миномёты, прицел 90, дальность 800, огонь! Рота, цепь-три, стрелять прицельно, вперёд. - В этот момент первые два взвода открыли огонь с правого фланга.

-Заметались, людоеды! - Оценил свой выстрел боец третьего расчёта.

А вот на дороге, откуда согнали испанцев, трупов было не очень много, от такого кучного поражения, я рассчитывал на больший урон. Было 10-12 точных в толпу попаданий, а убитых, на глаз, не больше трёх десятков. Этот же выстрел разметал кучу мелких камней, в груду которых попал, снеся с ног почти полсотни воинов врага. В ответ они не побежали, а наоборот поднялись и уже бегом побежали в нашу сторону.

-Стрелять прицельно, пушки - огонь по готовности, посыльный, приказ первому и второму - цепь шагом. - Вокруг грохот, мои стрелки выцеливают с такой дальности, но вижу враги падают, значит не зря, скидываю из заплечного положения свой винтарь - дело плохо, когда командир начинает стрелять сам. Так нас учил Игорь, но врагов слишком много.

-Третий взвод, приготовить гранаты, бросать по команде. - Последние две сотни метров до оскаленных рож бешено кричащих врагов, а мальчишки Букуаса растерялись. - Взвод 'Б', на колено - продолжать огонь.

-Гранатами огонь, ложись! - Ору во всю глотку, вереница взрывов сливается в один протяжный грохот. Вскакиваю, бросаю винтарь пушкарю, сразу выхватываю саблю и револьвер(оружие последнего рубежа). Хриплю пушкарям. - Прикрой.

-Рота, сабли к бою! - Это уже кричит мой взводный - я охрип совсем.

Сразу три грязные от пыли рожи, скаля сверкающие на солнце зубы, медленно, как замороженные, поднимают свои аркебузы, тлеющий огонёк уже коснулся пороха, когда я падаю на правый бок и практически слитно стреляю сразу по троим, вскакиваю на колено - попал в каждого!!! Но ранения пустяковые, главное сбил им прицел. Бью прямо в рожу без замаха и сразу доворачиваю корпусом, вырывая из черепа саблю вместе с остатками глаза, бью по второй роже, третий визжит, катаясь по земле. Хрен с ним - мальцы добьют. Оставшуюся вечность рубил уже убегающие спины, пока не улетел головой в воронку от мины.

Из воронки выполз, как побитая собака, на четвереньках. Стянул с головы каску - спасла родная, разноцветные звёздочки бегали в глазах вокруг спокойно идущих по полю бойцов моей роты, лениво взмахивавшими саблями, будто рубили траву. Между деревьями сидела кучка пленных, человек с полсотни, когда только сдаться успели. Левая рука отозвалась колючей болью, оказывается, я по-прежнему, судорожно сжимал опустевший револьвер.




Глава 7.


-Славная была битва! Здесь нас встретили войска, готовящиеся к отправке в Лиму, если бы мы не пришли к ним сегодня, то завтра они пришли бы уже к нам! Мы победили, конечно, это лишь малая часть войска, которое есть у короля Испании, но мы готовы встретить их всех! Для рабов у нас есть работа. - На следующее утро я собрал своих командиров для разбора битвы.

Случилась такая весёлая неожиданность и в Панаме нас встретил не трусливый гарнизон с ополчением, а полноценная семитысячная армия. Безусловно, я рассчитывал на тренировку для молодых и лёгкую прогулку, но иногда бывает и так. Каждый воин для меня ценен, а в этой битве наша армия потеряла 12 убитыми и ещё четверо калеками останутся точно, а уж лёгкие ранения почти у всей гвардии. Да и морпехам досталось, среди калек - один как раз морпех, это при том что все они шли в броне и тяжёлых касках.

Хорошо уже то, что моральный дух поднялся до немыслимых высот, а погибших восхваляли так, что я подозревать начал, что живые завидуют мёртвым. Хотя с причудами индейской морали я так и не разобрался до сих пор.

-Государь, у меня четверо погибли, дозволь взять на тризну и девиц, по одной только. - Джако принял на себя самый основной удар, благодаря его своевременной атаке, роты, бравшие центральную часть города, сумели перегруппироваться, и подтащив миномёты, мощным фланговым ударом смели основную армию, располагавшуюся в посаде Панамы.

-Нет, Джако, так нельзя. Все воины участвовали в битве на равных и каждый достоин равной со всеми тризны. Не забывайте, мы все братья и каждый вправе получить по заслугам. - Нет ничего хуже, когда за равный вклад, кто-то получает сверхпривилегии. - На тризне, каждого должны проводить по два раба и девица.

-Слава государю!!! - Дружно поддержали остальные командиры благодарность от Джако.

-А что с местными делать? Они тоже против нас воевали! - Вопрос от Катлиана, который сражался как раз против рекрутов из индейцев.

-Сколько влезет в один галеон, тех отвезём в Перу, будут рабами у инков, а остальных... , пока пусть поработают на сборе трофеев, а потом решим.

-Так у нас же четыре галеона! - Возразил кто-то.

-Значит так, даю задачу на три дня! Ровно на столько мы здесь задержимся. Собрать лучших коров, овец, к ним конечно и по несколько быков и баранов, разместить их на остальных трёх галеонах, один галеон забить оружием и порохом, захваченным у испанцев, всё серебро и золото на Касатку и Перуна, самых молодых испанцев на галеоны к животным, остальных отпустим потом. Ну и остальные трофеи тоже по мере ценности на галеоны, рис на яхты грузим, будем есть в дороге.

-А рис - это что?

-Это такое зерно белого цвета, я видел у них на кухне, значит ещё есть. Да какао-бобов собрать везде и тоже на галеоны. В целом это главное, ответственный за всё Наум Колесников, Па Той товарищ.

-А с девками что делать? - Редкий вопрос от индейца, они не так как белые заморочены на эту тему.

-У вас три дня! С собой девок не брать. - На этой фразе покинул почтенное собрание командиров, оставив наедине с кучей задач.

Валить надо было, как можно быстрее, пока стояла хорошая погода с попутным ветром. В другом раскладе, можно было зависнуть на месяц-полтора, как тогда в Лиме. Пошерстить закрома в горах, может до карибского побережья сходить. А так получились довольно скудные трофеи, принимая во внимание, какой ценой досталась Панама. С другой стороны, наверно это и хорошо, первая рота, сторожившая Кальяо - порт в Перу, такой силе не могла противостоять, просто кончились бы боеприпасы.

Одного парнишку из инков, который за три месяца довольно сносно научился говорить по-русски, взял с собой, особенно важно, что он единственный из пятерых хорошо говорил и по-испански. Вот с ним мы пошли пройтись по организованным загонам для пленных. В этот раз их было чрезвычайно мало, обозлённые воины Аркаима, впервые получившие столь серьёзный отпор, в последней атаке проявили настоящую ярость. Что до взятия самого города, то, наконец, стали применять гранаты в полном объёме, все помещения типа подвалов или больших комнат предварительно забрасывали гранатами. Огромный, да просто чудовищный расход гранат, совсем меня не расстроил, нечто подобного я и ожидал - рано или поздно. Безусловно, выживших было гораздо больше, чем могли бы вместить наши галеоны, но качество выживших не подходило нашим задачам. Негры, индейцы, кроме ренегатов на службе короля, нас не интересовали от слова совсем. Испанцы в возрасте тоже относились к категории лишних: как ни странно, но именно взрослые отцы семейств поднимали бунты и пытались бежать, молодые же, спокойней относились к участи пленных. Да и отдача от молодых больше, если здоровые.

С умным видом походил по полям, присаживаясь и пытаясь понять, что за хрень растёт, потом по загонам почесал, нет коров и овец не чесал, но потрогал, чтобы не терять образ знатока, чуть окрасил его барским поведением - мол невместно мне коровок щупать! Собрал с собой русских моряков и попросил всячески помочь Науму отобрать животных, он с животными почти как я разбирается, только ещё лошадей запрягать умеет. Наконец, добрался и до пленных.

Прилично, по европейским меркам, одетый и почти не помятый крепыш молился своим богам, нарочито продолжая игнорировать вошедших гвардейцев со мной вместе. Судя по тревожной реакции остальных, этот мужчина явно бросал мне вызов своим поведением. Вычурный стул, одиноко стоящий возле стены, принял мою царственную тушку. Я кивнул головой гвардейцам в сторону бунтовщика на коленях.

-Сейчас вы победили, но ваша победа последняя, скоро король пришлёт войска и тогда всех пиратов поймают и вздёрнут на виселице. Жариться вам всем в пекле за все злодеяния. Зачем вы убили всех монахов-доминиканцев, зачем вы убили епископа? Вы дикари!!! - С большим трудом перевёл куда как более словообильные изливания испанца мой толмач.

-Кто ты? - Не в пример короче был мой первый вопрос.

-Хорхе бла-бла-бла де Касерас (А может Кацирес). - Мне хватило вырвать из трескотни - Хорхе де Касерас, ох уж эти испанцы со своими длинными именами веселят неимоверно, наверно, имена не только отца, а всех, кто свечку при зачатии держал, вписывают.

-Ты, Хорхе, в бога веришь? - слегка оторвав спину от спинки стула, навис над ним.

Услышав перевод, этот придурок опять начал сжимать ладошки и бормотать молитвы.

-Запомни, чудик, ко мне прилетал Ворон и передал весть от Создателя, что сжечь осиное гнездо вероотступников в Панаме - богоугодное дело, только поэтому мы здесь. - Нет, не до конца инка к работе переводчика готов, вон как долго слова подбирает.

-Но вы же не католики! - Немного подрастерялся Обсерас.

-Вот видишь, Хорхе, это твое главное преступление против Бога, ты веришь не в него, а в католиков. Что сказал бы тебе на это пророк Иисус? Теперь ты понял, что место в долине Хелы уже для тебя готово? - Пусть подумает, если есть чем.

-Я буду молиться о прощении, Бог милостив. - Ещё одно неуверенное возражение.

-Если ты так уверен в милосердии Бога, значит и моих воинов он уже давно простил. Видишь, как они счастливы. А ты подумай пока, почему он так поступает. На той ли ты стороне веры, хорошо думай! - Вброс новой информации, исключительно, чтобы этим идиотам было о чём подумать на досуге, вымывая мысли о бунте. Не хочется их убивать просто потому, что они не поместятся в галеоны, злодейство должно быть рациональным, не ради самого злодейства.

Жуткое пекло не располагало к прогулкам, поэтому я устроил перекур под кроной раскидистого дерева. Обилие фруктовых деревьев на столь небольшом клочке земли поражало, тут были и апельсины, и лимоны, и авокадо, ещё целая куча разных плодовых деревьев и кустов, названия которых я даже не знал, но поручение набрать саженцев, для высадки на Кочиме, отдал. Если бы не адская жара, то это было бы райское место, но особенно трудно было моим парням из тлинкитов, для многих это был первый поход и такой жары они просто не видели, да ещё и осень по календарю - организм настроился к морозам, а тут пекло.

-Директор Игорь, смотри какую ящерицу огромную мы поймали. - Вырвал из полуденной дрёмы, вернувшийся из разведки вверх по реке Букуас. - Убить пришлось, она сожрать хотела последнего испанца.

-Букуас, я тебя в разведку посылал или за ящерицами охотится? - Сощурил глаза, рассматривая измазюканного по пояс в грязи ротного.

-Так точно, товарищ директор, разведал, на той стороне реки и в сторону севера много садов, негры там рабами, их не трогал, а всех испанцев убили, только одного взяли с собой, но он сбежать хотел, а потом раз и его ящерица схватила, ну мы её и убили.

-Веди. - Превозмогая сопротивление лени, как расплавленную смолу, вырвал расслабленное тело из плетённого кресла. Небрежно махнул рукой, зовя за собой толмача.

Не доходя до реки метров двухсот, в тени апельсиновой рощи, расположился один взвод Букуаса. При моём появлении вскочили на ноги.

-Здравия желаем, товарищ директор. - Обессилено вырвали из чрева положенное приветствие.

Меня же короткая прогулка даже взбодрила и я поприветствовав парней, подошёл к туше ... , ну точно крокодил, если это не самый крупный экземпляр, то живут они тут рисково. Длина туши за три метра, зубки с палец, причём заметно, что часть уже выдрали на сувениры. Опять приходится возглавлять, ну из той оперы, когда не можешь предотвратить - возглавь.

-Так , воины, зубы вырвать себе на память, только поделить между всеми честно, шкуру снимите и найдите местных, кто умеет их выделывать. Сделаете каждому кусочек на нашивку рукава, отныне ваша рота, называется Кайман, так зовут эту ящерицу(хотя сам был в этом не уверен). Не хватит на всех, разрешаю ещё поймать этих кайманов, только осторожно. - Перевёл взгляд на пострадавшего от укуса каймана. Серьёзно, разорвал всю ногу от колена до пояса, как причиндалы не вырвал - видимо чудом.

-Ты зачем бежал, разве не знал, что здесь эти чудовища? - Хлопаю по плечу инку, чтобы перевёл.

-Они редко нападают на первого выпрыгнувшего из лодки, обычно в середину нападают, мне не повезло!

-Меня интересует, сколько таких плантаций, как твоя, в округе, кто из вас занимается добычей серебра, золота и меди! Где находятся склады готового металла.

-Благородный идальго не скажет тебе ничего. - Как-то не так он это произнёс, но толмач перевёл в таком виде.

-Ладно. - С улыбкой развожу руками от пленного в сторону реки. - Букуас, а вот и готовая приманка для охоты на каймана.

Не хочет дебил конструктивно общаться - пытать не буду, тем более все ближние схроны парни уже обнаружили. Всегда есть, кто добровольно, выпрыгивая из штанов, готов сдать своих. Никогда не понимал, на что эти предатели рассчитывают, после получения информации - все они взойдут на погребальный костёр, провожать в Ирий души наших воинов. Нам предатели и подлецы даже на рудниках не нужны.

Из огня, да в полымя. Морской бриз короткого путешествия из пекла Панамы в Кальяо сменился весенней жарой Перу. Впрочем вечером, жара сменилась приятной обволакивающей теплотой сумерек. Один из домов перестроили - не забыли, по моему пожеланию, именно для подобных посещений. В спешном порядке в течении дня, вставили стёкла, установили среди красивой испанской мебели пару зеркал, отрядили десяток служанок из индианок и негритянок на приведение порядка и готовки ужина. В такой умиротворяющей обстановке я, наконец, сумел спокойно поговорить с командирами первой роты, получившей тоже собственное наименование. Нетрудно догадаться, что ничего, кроме как Перуанская, в голову не пришло, было правда предложено ещё 'инка', но народ решил выбрать первый вариант.

-Директор Игорь, узнали мы, что богатые города тут есть, два взвода ходили вместе с Сайре в Куско, забрать у испанцев их город. - Начал рассказ про дежурство роты в Перу Хуц-ка.

-Вы ешьте, парни, кто не рассказывает - тот ест! - Отвлёк, заворожённых началом повествования, остальных командиров, большинство которых уже узнали подробности пока я носился по порту с указаниями, что делать и куда разместить народ.

-Долго мы шли туда, по нашему больше месяца, всё потому, что инка - слабые воины, они всё это время учатся стрелять из аркебуз, так только сотни две смогли научится, а уж из пушек только палить умеют, да всё мимо. Дошли до Морокочи, там Сайре сказал, что на север тоже были испанцы, они их убили, а рабов инка освободили, теперь там только негры работают. Потом долго шли на юг, слегка на восток отклоняясь, по дороге три раза сражались с испанцами, всех убили и инки нам обещали сами отправить добычу в наш порт Какан-Тек, только бы мы дальше с ними пошли.

-Стой, а почему Какан-Тек? Кроме того, раз даёшь названия, не забывай вносить в реестр земельный. Завтра же подойдёшь к Па Тойю, чтобы он внёс. - Прервал рассказчика, порядок должен быть всегда.

-Так у нас тут только солнце и камни, так и назвали по нашему Какан-Тек. - Растерянно, как будто я должен знать тлинкитский, пояснил ротный.

-Ну молодец, только раз название дал, придётся нам здесь жить, сами то твои воины как, нравится им это место?

-А про это я расскажу по порядку, сам же говоришь: 'Порядок во всём, порядок всегда!' - Набрал воздуха в широкую грудь и прыгнул в пучину повествования Хуц-ка. - Дошли до Куско, главный город у инков, но близко сразу не стали подходить, а дождались пока разведчики донесут, что происходит в городе. Так мы узнали, что испанцы укрепили крепость по-своему, добавив на стены пушки и самое плохое, нас уже ждут. Наверняка предатели есть и среди инка. Тогда мы придумали прокрасться в город незаметно, чтобы ночью напасть на их гарнизон. Договорились с инками, что они нападут сразу, как только услышат выстрелы. Местные проводники показали места, по которым мы незаметно пробрались в город. Только немного воинов были в общем доме, остальные по разным домам находились, но мы напали, забросав их гранатами, ворвались и убили всех испанцев, одновременно наши убили стражу на стене и повернули пушки внутрь. Потоком хлынули инки в открытые ворота и весь день длилось сражение, многие враги попрятались в каменных домах и стреляли из аркебуз в окна, но мы своё дело сделали славно.

-Так сколько защитников было в Куско, если десять тысяч инков потратили целый день, чтобы взять открытый город? - Я действительно был удивлён.

-Немного, около тысячи, но испанцы воины, а эти только визжат громко.

-Я сам видел, товарищ директор, как они штурмовали здание с тремя испанцами - просто смех. Они бросались на крепкие двери, пытаясь разбить их маленькими топориками, а испанцы спокойно стреляли, а иногда и копьём били в окошко двери. И так длилось больше часа, когда дверь сломали и ворвались внутрь, то в рукопашной схватке испанцы убили ещё с десяток инков. - Влез, уважительно подняв руку, взводный.

-А ты почему не стал им помогать? - Зная любовь к бесконечным сражениям воинов первой роты, на то она и была первой, удивился я!

-Ротный велел не мешать инкам восстанавливать свою честь, кто же знал, что они такие слабые воины. - Пожал плечами командир тлинкитов.

-А как сам город? - Продолжая наслаждаться фруктовым изобилием и рассказами моих воинов, пытался представить себе Куско: мечущихся по узким улочкам полуголых индейцев и надменно взирающих за бестолковой толкотнёй своих бойцов.

-Большой и тесный, ну кто так строит: ни простора, ни удобства, но защищать удобно. Это просто глупые испанцы думали, что против них идут такие же глупые инки, которые только и могут ломиться в закрытую дверь, мы же по стенам на крюках залезли бесшумно. В наших горах им вообще делать нечего, я со своей ротой любую такую армию уничтожу, лишь бы патронов хватило... , а не хватит, буду саблей рубить, пока не сотрётся вся. Мы же потом взяли проводников и атаковали серебряные рудники сами, теперь зато половину добычи Сайре нам привозит, как ты велел, давать инкам лучшие условия. Я просто спросил, как они нас благодарить будут, так Сайре сам предложил половину нам отдавать, пока мы будем здесь, а чтобы мы дольше тут задержались, хочет, чтобы мы в этой долине до гор жили всегда. Поэтому, для нас собрали две сотни молодых испанок и подарили как рабынь, теперь у каждого воина есть по одной, по две, а у меня три рабыни. - Заметно посоловев, видимо предвкушая встречу со своими рабынями, сполз из героического в сладострастный тембр голос Хуц-Ка.

-Так вот причина того, что вам нравится Перу! - Разгадка как всегда проста: золото и бабы. - Тогда вам поручение, собрать армию из местных мальчишек 10-12 лет и учить их, чтобы все могли читать, писать и считать, учителя одного вам оставлю. Да и среди вас поди не все до сих пор читать умеют!

-Рады стараться! - Вскочил, отбрасывая стул, ротный во весь свой гигантский рост. Недаром его имя человек-медведь.

-Вижу, стараетесь и так держать. Только за дружеским обедом не надо так вскакивать из-за стола. Я же учил вас приличиям - не забывайте - когда вскакивать, а когда просто словом сказать.

-Так сейчас вроде ужин. - Сделал вид покорного щеночка Хуц-ка и резко вернулся в привычный вид. - А сколько армию из местных делать в человеках?

-Пока на каждого воина по два пацана, а там как получится, через год Олег вам пришлёт ещё припасы и новое оружие, так я ему напишу, чтобы ещё учителей прислал. Ладно, об этом потом - список задач я вам напишу и ещё многое надо решить. Рассказывай, что ещё интересного и важного произошло. - История не просто заворачивала в другое русло, а раскручивала гигантский водоворот.

-Ещё..., да много всего, вот, например, эти придурки стали верить в лживые сказки про бога, который сидит на облаке и отправляет всех честных воинов в ад. Нескольких особо упёртых пришлось зарубить.

-О как, а Виракоча что сказал на это?

-Виракоча - это их бог, который им рассказал как появились местные на этом свете, мы его не видели.

-Погоди, а тот с кем я разговаривал тогда кто?

-Это Сайре, их главный, сам себя называет Сайре Топа Юпанке, говорил будто видел Виракочу и он ему сказал, что инки должны прогнать испанцев. Сайре смелый воин, не как другие, так мы ему правильную историю про настоящего Бога рассказали, так он сказал, что так и есть, только вместо старухи Агишануку у них вредит Супай, верховный же бог-солнце говорил с его предками. Я ему и сказал, что человеческое лицо на солнце его предки увидели, когда Род говорил с Первым человеком, а так Род - единственный Бог-Создатель, остальные лишь духи, как Ворон или его Пачакамак.

-Да ты прям правовестник готовый. - Похвалил ротного.

-Нет, директор Игорь, плохой я правовестник, видишь, пришлось зарубить некоторых - не смог им втолковать по Прави. - Горестно вздохнув, действительно расстроился добровольный проводник православия.

-Теперь то вам полегче будет, тот учитель, которого я вам привёз - он ещё и правовестник учёный. Берегите его сильнее, чем себя.

-Благодарность наших воинов тебе, товарищ директор, огромная!

-Прекрасно, а то не у кого спросить, по Прави ли я делаю, тяжело, одни мученья без правовестника. - добавил один из взводных перуанской роты.

Я хренею, дорогая передача, тысячи лет жили без наших с Олегом сказок, а теперь страдают, когда некому направить на путь истинный. В целом, я остался доволен продвижением дел в Перу. Все эти несколько месяцев парни не сидели сложа руки, все негры города перешли в нашу армейскую собственность и теперь усердно трудились на тех же местах, что и при конкистадорах, только уже не только за страх, но и за совесть. Уйти в горы и устраивать свою жизнь самостоятельно решили поначалу больше половины захваченных рабов, однако послонявшись с месяц свободными, основная их часть вернулась в Лиму. Грабить некого, более того, другие племена индейцев устроили на них свою охоту, а идти грабить территории контролируемые испанцами - далеко и страшно. Что ни говори, а тлинкиты не только прирождённые воины, но и торгаши изрядные, так что торговые отношения наладили будь здоров. Конечно большей частью пока распродавались некоторые трофеи, но и продукция сельского хозяйства тоже оказалась востребованной, особенно в горнодобывающей части инкского хозяйства.

Нужно было как-то подвести под сложившиеся отношения правовую базу. Поэтому было решено, что все доходы делятся напополам, вторая же половина в виде золотых и серебряных монет выплачивалась в казну роты, из которой не больше десятой части выдавалось в вознаграждение всем воинам. По истечении семилетнего срока службы, если боец не продолжает воинский договор, то его доля выдаётся и выделяется участок земли, где он вправе устраивать своё хозяйство. То же самое с командным составом, с поправкой на 20 лет службы для младшего состава и 25 лет для старших воевод, но заводить собственное хозяйство из собственного жалования разрешалось также по истечении семи лет службы, просто без выплаты из армейской казны.

Как раз к месту и подошло новое обмундирование, сшитое из того хлопка и шерсти, которое из Лимы вывезли в прошлый раз. Ну и к новому обмундированию, новые звания, поскольку решение созрело буквально перед поездкой, то решили, что я сам посвящу армию в новый порядок в Перу, утвердив с Олегом единообразие званий. Он же, как обычно, настаивал на отдельном для моряков порядке, я не возражал, но предложил лучше подумать, а пока оставить как есть. Ну не хотел я эти мичманы и боцманы голландского происхождения у себя на флоте слышать.

Десятник или командир отделения стал называться ка-тлан, только слитно, это типа большой человек, потом старшина - замкомвзвода, командир взвода - прапорщик, первый уровень подразделений, имеющий собственный знак, правда тотемные палки не особо походили на прапора, но тут как получилось исторически. Командир роты соответственно стал ро-тлан, его заместитель - поручик. Батальонный уровень пока не приняли, за отсутствием оного. Десять рот гвардии и три морпехов, не считая разбросанных взводов или полу взводов по окраинным острогам, управлялись пока напрямую более чем нормально. Понимание важности полностью сформированной структуры было, но в единую армию собирались лишь однажды - в этом походе, необходимость дробить армию на части удобнее по-ротно. А то что такая необходимость будет, понятно, как ясный день.

Через несколько дней, когда все важные дела были сделаны, перед отплытием галеона с грузом шерсти, хлопка, меди и самое главное каучука, устроили грандиозный парад с выдачей новеньких лент и звёзд на погоны. Как обычно, всё закончилось бурным весельем с танцами и пиром. Каучук инки продолжали привозить в рамках договора о передаче им трофейного оружия. Ещё не менее важная новость, полученная от Перуанской роты, связана с заходом в порт кораблей испанцев. То ли, они не получили информацию о захвате, то ли, непонятно на что надеялись, но семь кораблей посетили Какан-Тек. В три захода. Лишь один корабль удалось захватить целым, когда он зашёл в бухту, дежурный взвод как раз проводил учебный курс по вождению захваченных шлюпов, которые мы естественно оставили в порту. Так получилось, что замешательство испанцев позволило парням захватить корабль очень быстро. Остальные два из той тройки были потоплены береговыми пушками. Только после того, как проверили груз, парни поняли, насколько они были близки к общей гибели - почти весь трюм был набит порохом. Потом было ещё два визита по два корабля, из которых одна пара успела улизнуть, теперь уже благодаря оплошности наших пушкарей.

Порох удачно вошёл в тренировочный процесс инков, появилась возможность проводить пусть не много, хотя бы по нескольку выстрелов, но натуральные стрельбы, а не голую теорию. Делать же чёрный порох, я даже и не собирался пытаться, уголь+сера+селитра - это единственное, что я знал из его состава, а тратить огромное количество времени и средств на выработку рабочего состава, нет - увольте. В последнее время было не до изобретательства, важнее наладить в нормальном русле работу того, что уже есть. И на эту тему в Перу тоже были свои задумки, о чём я и написал Олегу, надеюсь галеон вернётся обратно целым и невредимым. Трофейный галеон мало того, что требовал ремонта, так и от его экипажа осталось 20 матросов, умеющих только лазать по мачтам, а координировать их действия оказалось некому. Последняя весточка перед долгим расставанием, которую составлял целых три дня, не считая заметок по ходу приключений.



Глава 8.


'Пишу тебе, разлюбезная Катерина Матвевна, из далёкого и жаркого Перу. Где чайки соревнуются с волнами, разбивающимися о скалы, в силе шума. Солёный океан взбивая пену, покрывает каменистый берег игривыми пузырьками. Позади меня расстилаются поля с пожухлой травой, всё более зеленеющей в сторону гор, редкие рощи деревьев сгущают цвет трав огромными весенними листьями, завершая мой взор изумрудными скалами. С тоской напоминая о твоих глазах цвета весенних гор перуанского берега. Скоро же, разлюбезная Катерина Матвевна, мой путь продолжится в далёкую Русь, сердце моё разрывается между долгом перед Отчизной и страстью к встрече с тобой. Но разум требует исполнить предначертанное богом, ещё более разжигая сердечную боль'.

Ещё в прошлый приезд в Перу, когда начал разговаривать сам с собой, нашёл выход в рецепте тов. Сухова, под кодовым названием 'письма разлюбезной Катерине Матвевне'. Помню, под восторженные вздохи бати, посмотрел эту древнюю тягомотину лет в четырнадцать, но тов. Сухов как-то запал в душу, хотя сам фильм и не помню про что. Маша и Амалия с невинным совсем незаинтересованным видом не один раз пытались выяснить, кто эта новая соперница, которой я сочиняю такие красивые и душевные письма. Интересно, как они там без меня, знать бы ещё - на сколько затянется это путешествие. Получится у Амалии родить или так и будет бездетной приживалкой в глазах прочих кумушек. Как и у многих народов мира, в среде атапасков и сэлишей в частности, присутствовало негласное правило, что настоящая жена - только родившая ребёнка. Когда уезжал, вторая жена говорила о тяжести, но как выйдет, покажет время через 9 месяцев. Я же с ней прожил всего две недели и попал ли момент на нужную точку, не знаю. Ну никакой я специалист в овуляшках и прочих женских делах.

После отбытия галеона, отправился в Лиму, посмотреть как обустроились в бытовом смысле мои бойцы. Большинство поселилось в домах конкистадоров, а поскольку в портовом городе приличные дома были сразу пущены в использование для общих нужд, то выбор места жительства, а не службы, сделать было не трудно.

Лима встретила разрухой и могильной тишиной, только пронзительный скрип редких ставень кричал о заброшенности. Но уже буквально через пару кварталов наша кавалькада окунулась в шумный гомон городской жизни. На узких(вот не понимаю, места мало что ли) улочках прижимаясь к стенам домов с любопытством разглядывали нас женщины белого и чёрного цвета. Как я догадался по животам белой части женского населения, не все рабыни использовались одинаково. Наконец, выехали на главную площадь города, где должны были отремонтировать здание бывшей церкви, где держал оборону взвод Джако и потом гадили 200 богатеньких конкистадоров. Что и сказать - порадовали, дворец и собор переделали до неузнаваемости. Работы проводили видимо не просто инки, но даже без присмотра наших парней. Красивейший овальный стол на причудливых ножках по всему периметру, создавали видимость цельного куска камня, сама столешница из идеально отполированных и подогнанных каменных плит. Вокруг разные горшки или вазы, не знаю, с ручками шиворот-навыворот, от маленьких для питья до гигантских выше моего роста. На стенах и потолке содрали все католические картинки и разукрасили мифическими животными, выглядит просто феерично, я даже залюбовался, выпав из реальности.

-Товарищ Директор, тебя видеть хочет посланник от Тито Кусси Юпанки! - Вырвал из созерцания сделанного гвардеец из перуанской роты.

-А сам Виракоча приехал?

-Нет, государь, только два десятка воинов и посланник.

-Скажи, что я приму их в этом зале.

Усевшись во главе стола на мягкие подушки из шкуры, набитой хлопком, приготовился встретить послов, как я понял, не нашего Виракочи, а кого-то другого, хотя сразу и не сообразил - Юпанки и Юпанки.

-Быр-быр-быр. - Что-то пробормотали вошедшие послы.

-Толмача позовите или я должен это объяснять каждый раз? - Инка-переводчик встретив их на площади, перевёл гвардейцам кто пришёл и думает дальше я сам буду говорить.

Забежав в зал, парнишка перекинулся с инками несколькими фразами и обойдя вокруг стола стоящих гвардейцев, подошёл к моему месту.

-Они приветствуют тебя.

-Да это понятно, вопрос как они приветствуют? - Задал я ему уточняющий вопрос.

-Приветствуют великого воина, прогнавшего испанцев, на земле своих предков. - Наивно озвучил толмач завуалированную претензию посланцев, взявших сходу быка за рога. Зато понятно в каком ключе будем вести разговор.

-Переводи дословно: мы рады встретить в нашем доме живых потомков прославленных воинов кечуа.

Обменявшись любезностями, пустыми фразами, наконец дошли до сути разговора.

-Сайре Топа Юпанке не законный наследник Сапа Инки Тупак Амару, нужно привезти настоящего наследника и передать ему правление. - Неслабая претензия. Пойди туда - не знаю куда, приведи того - неведомо кого. Учитывая, что мне на их проблемы глубоко наплевать. Удивительно.

-Отлично, я согласен. Только вы, ребятки, сами приведёте своего наследника к Сайре и если он признает его Сапа Инкой, так тому и быть, а пока хочу спросить. Какой армией располагаете?

-Мы жрецы из храма Солнца, у нас нет никакой армии.

-Хорошо, а ваш Тито Юпанки какую имеет армию, он же вас послал?!

-Государь, Тито Кусси Юпанки давно умер, они хранители его тела, украденного у испанцев, когда те хотели его сжечь. - Даже не обращаясь к жрецам, ответил сам толмач.

-Всё чудесатее и чудесатее, сказала Алиса. -Пробормотал я под нос, а громче сказал. - Я не лезу в ваши дела, ребята, пока вы со мной дружите, поэтому свои отношения выясняйте между собой, идите к Сайре, договаривайтесь с ним, а не получится, значит это ваш кысмет.

-А кысмет - это что. - Задал уточняющий вопрос толмач.

-Это... , да просто никак не переводи, оставь слово, как есть.

После обеда засели за проработку системы выслуги и вознаграждений для Перуанской роты, с намерением в дальнейшем распространить на остальную армию. В мире, где добрую часть воинского дохода добывают в банальных грабежах, экономить на жалованье, даже таких верных воинов, преступление. То-то бродячие шайки бывших солдат разживались грабежом по всей Европе в это время, да и Московия была совсем не лучше. Меня же очень радовало настроение моих парней иметь большую часть с дохода от торговли с теми же инками, чем от грабежа окрестных земель.

Вот на этих моментах стоило сконцентрировать наибольшее внимание, поскольку вопрос с трофеями решался довольно просто, то контроль за хозяйством Аркаима, имея ввиду тот факт, что у командного состава появляется своё хозяйство, пусть я и оттянул его создание ещё на пару-тройку лет до семилетней выслуги командиров, должен быть весьма скрупулёзным, в силу возможной коррупционной составляющей.

Самым простым в этой ситуации виделось создание долевого участия с гражданскими купцами, но таковых не наблюдалось на расстоянии в несколько тысяч километров, речь о своих, чужие нам не нать. Другой вариант, применить перекрёстный контроль за хозяйством, с единственным ответственным из командного состава. Это уже легче, только и в этом случае необходимо присылать инспекции из столицы, поэтому надо как-то развить этот вариант без отягощения сторонней проверкой. И тут как громом ударила мысль про соцсоревнование! Только не гнать план по валу, а создать целостную структуру оценки предприятия, включая и визуальную демонстрацию хозяйства и праздник победы в соревновании.

-Хуц-ка, скажи , каждый взвод занимается торговлей и выращивает одно и тоже?

-Да все вместе, то одним, то другим, а за рабами следят те, кто не на дежурстве в порту.

-Тогда смотри, я предлагаю, пусть каждый взвод возьмёт себе по участку ответственности. Например, первый взвод - строительством и стройматериалами, второй - торговлей с рудниками Морокочи и другими, а третий с инками по шерсти, хлопку и прочим товарам.

-Ты конечно директор, но так не получится, у нас всей торговлей занимается только командир второго взвода и ещё десятник из третьего, остальные только делают, что они велят. Все договоры они вдвоём составляют со всеми инками, к тому же они родственники - им так проще. - Обломал все мои наработки ротлан.

-А почему братья в разных взводах?

-Так старший только через год пришёл, а младший уже тогда десятником был и десяток его полный. Вот так и сложилось. Когда ты нас принимал, он на жирных тропах был, а потом пока ходил - год и прошёл. Хорошо хоть в нашу роту попал, а то и вообще могли в дальние горы отправить к дикарям, как остальных из второго года. - Без эмоций рассказал историю двух братьев их командир.

-Ясно, тогда занимайтесь как есть, только необходимо, чтобы каждый доход распределялся по всем воинам в соответствии со званием, это будет стимулировать к служебному росту. Кроме того учёт очень важен, пусть кто-нибудь смышлёный займёт должность твоего товарища по хозяйству.

-Да это как раз и не трудно, да только как им расти в службе, если все на своих местах, кого-то снимать значит?

-Зачем снимать, есть местные мальчишки - набирайте их и если они способны, так каждый десятник станет взводным, а трое лучших - десятниками. И соответственно звания им присвоишь прапорщиков, старшин и катланов, а наберётся лишних три взвода, лучшего из прапорщиков или поручиков назначишь ротным, только со званием поручик.

-А я могу стать больше, чем ро-тланом? - С затаённым сердцем спросил Хуц-ка.

-Конечно, ты уже сейчас назначаешься воеводой Перу, а вот сколько под твоим руководством будет воинов, на столько твое воеводство будет сильным и весомым. Только пока звание ро-тлан самое старшее в армии, но когда я вернусь, то введём новые звания, а уж от тебя зависит, какое звание получишь. Кроме того, у тебя появляются много пленных испанцев, а они не все готовы преданно служить своему королю, попробуй может их использовать на какие-то хозяйские дела. Тех же моряков можно к рыбной ловле приспособить - я написал Олегу, чтобы он прислал нормальные сети и лебёдки. - Закидывал приманку в виде пряника. С кнутом у нас всё просто.

-Хотел я продать испанцев Сайре, да он не берёт, говорит их скоро будет много, незачем покупать. А к чему их пристроить я не знаю, за всеми следить трудно, у меня даже негры без надсмотрщиков работают. - Сокрушался местный хозяин.

-Пока же мы с тобой займёмся хозяйственными делами. Там и решим куда пристроить всех рабов. Во-первых, половина города пустует, если так и будет дальше, то в мёртвых домах поселятся духи нави. Во-вторых, очень много земель заброшено, много деревьев так и остались с плодами и они гниют на земле, поэтому и деревья засыхают, что за ними не ухаживают и не поливают.. В-третьих, нужно поставить хоть какую приличную кузницу, а не то убожество, где вы ковыряетесь на коленке.

-Так же это, у нас и так фруктов полно, а дома заселять некем, не раздавать же их дикарям с гор.

-Не будем раздавать, но у тебя рабы без присмотра живут и бараках, так пусть те, кто лучше работает получают дома и живут, с условием замостить камнем прилегающие дороги, а то едешь по городу пыли - просто ужас. Поэтому пока мы здесь ещё, все вместе будем обустраивать город, как положено, по-аркаимски.

-Директор Игорь, а я к тебе! - С порога крикнул главный розмысл, быстрым шагом подходя к столу. - Есть идеи, чем заниматься в Лиме!

-Ну вот, на ловца и зверь бежит. Выкладывай свои задумки.

-Чесальные и прядильные машины и ткацкий станок. За неделю сделаем, только машину делать придётся паровую, как те, что мы раньше делали с Олегом. Свои же не будем оставлять, да и не справятся они с ремонтом и наладкой без меня.

-А топливо где брать? Тут ни нефти, ни угля, ни деревьев. - Озадачил я энтузиаста промышленности.

-Как нет, Хуц-ка, у вас вообще ничего тут нет? - Обвинил Тлехи без вины виноватого.

-По дороге в Морокочу есть немного деревьев, но тебе же для машины много надо, быстро вырубим всё - не доброе дело. Только за горами далеко растут большие леса, откуда нам каучук возят.

-Не переживай, Тлехи, есть два выхода: поставить фабрику за перевалом или сделать привод от ворота, который будут крутить быки или волы, я в них не разбираюсь. - Подсказал варианты, что мне в голову пришло.

-За перевал далеко, если с грузом, а нам ещё в порту дежурить, воинов мало. - Выдал ответ на единственное решение воевода Перу.

-Ну вот и займитесь, Хуц-ка, ты выдели людей, которые потом работать будут на станках и старшего, обязательно из наших воинов.

Я же посидел над чертежом нового города, после того как воевода с розмыслом укатили исполнять принятые решения, для этого города важным посчитал наличие парковых зон в каждом квартале, таким образом из каждого расчерченного испанцами квадратика заштриховал середину. Получилось, возможно слишком много парковых зон, но я сделал пометки, там где штриховка кружками, там парковая зона, с дальнейшей застройкой учебными заведениями исключительно. Но что делать с отсутствием энергии для города, я не придумал пока, не хотелось держать гарнизон, даже в виде одной роты, для контроля над одной торговой точкой. Промышленность необходимо развивать, не кустарщину, а реальную промышленность, иначе придётся за каждым патроном гонять корабли в Аркаим.

Следующие две недели занимались активной перепланировкой города, обучением воинов Сайре стрельбе из аркебуз, строевому шагу и тактике боя. Сам вождь инков не появился, видимо сильно занят у себя в Куско, хотя он же не знает, что я приехал, дату я ему не говорил. Тлехи удалось запустить ткацкую фабрику, не знаю только на сколько хватит ресурса до поломки, когда мы уедем, но хоть что-то. Самое для меня важное, что школу мы открыли и уже больше сотни испанских детишек, переданных нам в нагрузку к девицам, не слонялись по городу беспризорно, а были пристроены.

Конечно наш правовестник, он же учитель, был в шоке, узнав, что после этой сотни, будут ещё бесконечные сотни и тысячи местных мальчишек, и это всё тащить ему одному. Да ещё и чтения по Прави с нашими воинами и инкскими.

Погостили мы в Перу изрядно, да пора и честь знать. Тут как раз прискакал взмыленный гонец от Наума и передал, что ветер добрый, попутный, да все уже готовы к дальней дороге. Попрощался с новообретёнными знакомцами, мальчишкой-толмачом, наказал жить всем дружно, но борьбу с испанцами не ослабевать до их полного изгнания из Империи Инков.

Через неделю шустрого плавания, меня, дремавшего в неге полуденной жары, разбудили крики вперёдсмотрящего: 'Корабли на горизонте!' Пришлось вставать, вылезать из под навеса и тащиться к Науму на нос.

-Ну что там видно, адмирал? - Бодро попытался я пошутить.

-Государь, паруса видны, но пока кто и сколько не понятно. - Серьёзно, не восприняв моего шутливого тона, ответил Наум.

-Разрешаю топить. Действуй сам без моих подсказок, да смотри, чтоб не как в Панаме, нам чиниться некогда, да и желания нет занозы в ладони получить. - Вспомнил я инцидент, когда испанцы ловко устроили засаду.

Уж не знаю как далеко они были, но догнали мы вражеские корабли, только через час. Вернее как догнали, это они ещё и нам навстречу шли. Как же в море всё медленно и нудно. Корабли начали странные манёвры, что наши, что встречные, для меня по крайней мере странные, три приличного вида галеона и штук семь пузатых кораблей против наших четырёх. Судя по построению, галеоны были готовы принять удар на себя или они думают, что нанести удар нам.

-Спустить паруса, передать флагом.

Вот чё их спускать-то, никогда не пойму, если их скрутить надо, а не спускать. Гравк, рявкнула бортовая пушка, ух, фонтан брызг с перелётом. Лёгкие волны покачивали яхту и мне в голову пришла дурная мысль о гироскопе, вот только кому бы поручить его сделать, раз у Олега не получилось. Я ж и говорю - мысль дурная. Адмирал Колесников действительно решил действовать с большой оглядкой и мы сбросили ход, явно вне досягаемости современных пушек. Тем не менее, разбившись на пары, Ворон и Перун отошли мористее, а Сармат и Касатка устремились в сторону материка, буквально тут же опустив паруса - боковой ветер не давал возможности для нормального прицеливания. И первой попадание сделала как раз вторая пара, тут же поразив и второй корабль противника. Я вглядывался в чужие корабли в поисках флага, но так и не сумел заметить ни на одной мачте хоть какого-то опознавательного знака.

Поняв, что это не дуэль, а избиение, вражеская эскадра сделала отчаянную попытку рывка в нашу сторону, что только привело к полной потере плавучести всех трёх галеонов. Насколько я мог судить, расстояние до берега весьма внушительное, но добраться на шлюпках возможно. В этот раз я решил не кровожадничать, потому что были подозрения, что это пираты. А почему бы не устроить дополнительную головную боль нашим врагам, пусть и таким образом.

-Адмирал, спасательные шлюпки не топить. - Озвучил я свою идею.

Хоть и за явным преимуществом, но бой продлился добрых два часа манёвров с опусканием и поднятием парусов, разворота-поворотами, догонялками и попадалками. Удивительно, но ни одна посудина не взорвалась, хотя одна, от удачного попадания, наверно киль разорвало, раскрылась как цветок и растеклась обломками по воде, буквально за минуту. Галеоны тонули медленно и величаво, дольше всех продержался тот, в который попали первым, его сначала почти завалило набок, но потом его всё же решили добить, а то совсем тонуть не хотел. Нет, ребята, вы уж ножками-ножками.

-Браво, адмирал. Всех отличившихся представить к награде 'Морской бой', лучших к 'Серебряной Боевой Звезде'

-Служу Аркаиму!


Оглавление

  • Глава 1
  • Глава 2.
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5.
  • Глава 6.
  • Глава 7.
  • Глава 8.
  • X