Сергей Александрович Малышонок (Седрик) - Меланхолия Синдзи Икари. Часть 1 [СИ]

Меланхолия Синдзи Икари. Часть 1 [СИ] 1898K, 417 с. (Командировки Князя Тьмы-3)   (скачать) - Сергей Александрович Малышонок (Седрик)

Седрик
Меланхолия Синдзи Икари.


Часть 1


Я открыл глаза. Через миг пришла боль по всему телу, локти, колени и левый бок саднили больше всего, явно ссадины и ушиб. Светлое пятно перед глазами медленно превращалось в асфальт, в ушах стоял звон, по голове текло что-то тёплое.

Медленно встаю и оглядываюсь. Нда…

Развороченные и обгоревшие останки вертолёта, в каких-то двух десятках метров от меня, рядом россыпь битых камней вперемешку с вывернутым асфальтом. И небоскрёбы… Нда… Очень необычные небоскрёбы. Которые сейчас с чувством и азартом разносили на пару, огромный болотного цвета угловатый монстр, отдалённо напоминающий гуманоида, и стая лупящих по нему из всех стволов вертолётов. Небоскрёбы огрызались, из установленных на крышах орудийных батарей.

Хмыкнув, перевожу взгляд на себя. Черные брюки, белая рубашка, на спине рюкзак, мягкие коричневого цвета ботинки, на поясе старенький кассетный плеер, наушники, кстати, до сих пор у меня в ушах, только вот со слухом пока проблемы, звон никак не прекращается.

Осматриваю руки. Ещё один хмык. Да всё верно. Жаль, нет зеркала, впрочем, это уже не важно. Всё прошло как и ожидалось. Я в теле Икари Синдзи, также известного как патологический нытик, размазня, природный берсерк, самовлюблённый эгоист, многократный спаситель мира и всадник Апокалипсиса в одном флаконе. В общем, личность разносторонняя, во всех отношениях. А сам-то он где?

Ага. Вот. Заперся во внутреннем мире, растерянность, страх, обречённость, полный комплект. Ну ладно, пусть пока сидит, потом поболтаем.

А тело-то не очень… Хотя могло быть и хуже, так что нормальное тело. Месяца два пройдёт, подстроится под мою душу, а пока потерпим, не критично.

Хм, а вот и слух восстанавливается. Скорпионс? Holiday? Уважаю! Ладно, с этим потом, что у нас Ангел?

Треугольник торс, нелепой формы голова, торчащая из груди и больше всего похожая на птичий череп, две руки, две ноги, узкие и угловатые. Выпирающие из тела рёбра закрывающие Ядро, по бокам несколько пар чего-то, похожего на жаберные щели, только слизи не хватает для полной картины. Расцветка опять же тёмно-зелёная, болотная. И ощущается он… Никак не ощущается. Свет с привкусом мела, самое точное определение. Впрочем, и у меня сейчас чувствительность, как у нализавшегося валерьянки кота – самоконтроль.

Над головой пронеслись десяток ракет, и Ангел скрылся в облаке взрыва. Кажется, даже парочку вертолётов задело. Вспышка. И ещё три вертушки рухнули на землю обгоревшими кучами металлолома. А Ангел ожидаемо не пострадал, только в дыму была видна, слегка искажающая вид Ангела, плёнка АТ-поля. Любопытно.

Вот плёнка АТ-поля, вокруг Ангела окрасилась золотистым свечением и он достаточно легко взмыл в воздух. Ещё минус два вертолёта, не успевших отлететь с траектории движения Ангела. Между нами было около километра, к тому же я был на возвышенности, а он в низине, однако Зелёный умудрился преодолеть это расстояние за каких-то несколько секунд и приземлился прямо около меня.

Чудовищных, до абсурдности, размеров грязно-зелёная, ступня приземлилась прямо на остатки сбитого вертолёта, вминая его в землю. Четыре огромных чёрных когтя оставили в асфальте длинные борозды, и в этот миг, видимо, сдетонировал, неразорвавшийся боезапас. Полыхнул взрыв, и меня отбросило в сторону, привычно сгруппировавшись и укрепив тело духовной энергией, я приземлился на ноги. Но тело всё же оставляло желать лучшего и, приземлившись на ноги, я не смог удержать равновесие и бухнулся на пятую точку. Стыдно, однако.

Сзади раздался резкий визг тормозов, и меня накрыло какой-то тенью.

– Прости за задержку, Синдзи-кун, давно ждёшь? – Открыв водительскую дверь и сияя лучезарной улыбкой, с солнцезащитными очками на лбу, осведомилась красивая брюнетка. Чёрное платье со стоячим воротником и короткой юбкой, поверх которого накинута короткая, красная, кожаная курточка, ну и наконец, чёрные волосы при ближайшем рассмотрении отдают фиолетовым. Ну здравствуй, Кацураги Мисато.

– Не особо. – Хмыкнул я, в темпе вскакивая и бросаясь к машине.

– Давай, живее, залезай! – Прикрикнула Мисато видя, что я направился к пассажирской двери.

– Уже. – Дверь за мной захлопнулась ещё до того как Кацураги закончила говорить. И сейчас я уже застёгивал ремень безопасности. Правда рюкзак на спине немного мешал, но это мелочи жизни.

– Держись! – Скомандовала Кацураги, предварительно одарив меня удивлённым взглядом и ударила по газам.

По крыше машины забарабанили осколки, это вертолёты, не обращая на нас внимания, продолжали поливать Ангела из всех стволов. Естественно, без всякого эффекта. Ну кроме испорченной крыши у машины и неизвестного количества потерянных нервных клеток у Мисато. Две долгие секунды и мы вырвались из опасной области, хотя… Я покосился в зеркало заднего вида, где Ангел, только что, очередной вспышкой разнёс вертолёт. Да, определённо до выхода из опасной зоны ещё далеко.

Звуки взрывов усилились, по Ангелу опять работали тяжёлым вооружением. Ствольная и реактивная артиллерия, ракеты и бомбы различного вида и калибра… Красиво…

Мисато гнала, выжимая из двигателя всё возможное, при этом умудряясь виртуозно объезжать препятствия. И хоть умом я понимал, что всё нормально и мне ничего не грозит, тело от такого обращения превратилось в заледеневший комок паники. Неприятное ощущение.

– Извини за опоздание! – Натянуто улыбаясь произнесла Мисато, не отрывая взгляд от дороги.

– Нет проблем.

– Армейские танки на побережье уже уничтожены… И не удивительно, сколько бы они не стреляли, он всё рано не получит повреждений. – Интересно, зачем она это сказала? Странный способ успокоить, или ей моя реакция интересна?

– Ясно… И что он такое? – Я с безразличным видом, скосил взгляд на Мисато.

– Знаешь, твоё поразительное спокойствие в подобной ситуации несколько.. раздражает. – Уже без улыбки произнесла Мисато, в свою очередь скосив взгляд на меня. Я промолчал, никак не отреагировав на выпад. – Шутка. – На лицо девушки вернулась улыбка. – Это «Ангел».

– Ангел? Вот это? – Я указал большим пальцем назад.

– Да, но времени на подробности сейчас нет.

Когда мы отъехали километров на десять, какофония боя внезапно прекратилась. Мисато, бросив быстрый взгляд на зеркало заднего вида, слегка сбледнула с лица и резко затормозив, на повороте полезла под сиденье, откуда достала здоровенный армейский бинокль, этакий гибрид кирпича и двух подзорных труб. После чего навалилась на меня и высунулась с ним в окно.

Хм… А грудь у неё определённо не меньше третьего размера…

– Не может быть!.. Они что, решили сбросить на город N2 бомбу?! Ложись!!!

Вспышка слева. Мисато дёрнулась, но сделать ничего не успела. Я навалился на лежащую у меня на коленях девушку и в этот же момент нас достигла ударная волна.

Машину подхватило и понесло, словно пушинку. Мисато ещё пыталась трепыхаться, видимо желая сама закрыть меня своим телом, но я просто опять усилил тело духовной энергией и все потуги девушки пропали втуне. Ещё чего не хватало, позволять ей свободно двигаться, когда машина выписывает «бочки», а на ней самой даже ремень безопасности не застёгнут.

Машина остановилась и как на зло, остановилась она на боку. На том боку, где сидел я!

Отпускаю Мисато и откидываюсь на спинку сиденья. Хм… Неприятно. Впрочем, могло быть и хуже. Так! Она собирается с меня слезать или нет? Хм, а она вообще там жива? Сейчас проверим. Хе-хе…

– Ай! – Взвизгнула Мисато. – Ты чего щипаешься?!

– Жива. – В слух, констатировал я. – Мисато-сан, Вы может быть перестанете до меня домогаться, сейчас немного не то время.

– Паршивец! Кто ещё до кого домогается!? Наглец малолетний! Ты за что меня ущипнул?!

– За то, до чего дотянулся. И вообще, я проверял, живы Вы или нет. – Чувствую, не будь у Мисато заняты руки и не виси она вверх ногами – быть бы мне битым. Возможно даже ногами.

– А зачем за задницу было щипать?!

– Насколько мне известно, у женщин это одно из самых чувствительных мест, при затрагивании которого, сразу включается ударный рефлекс.

– Паршивец!

– Грешен.

– Синдзи, с тобой всё в порядке? – Мисато извернулась и с тревогой всмотрелась в моё лицо. Похоже столь спокойные ответы, произнесённые абсолютно бесстрастным, даже в чём-то мёртвым голосом, её изрядно взволновали. А мне было просто лень проявлять эмоции и изображать смущённого подростка.

– Физически, да. А вот в своём психологическом здоровье, я уже не уверен.

– Ээм… Ну ничего, это пройдёт. Давай выбираться из этой консервной банки.

Сказать легче чем сделать. Но ничего, справились.

Хм.. Сурово!

От дороги нас отнесло, метров на тридцать, хорошо хоть дорога шла на одном уровне с землёй, без существенных перепадов, как то, метровая дорожная насыпь и придорожные канавы. Ещё одной хорошей новостью было отсутствие вдоль дороги деревьев и то, что фонарный столб находился десятью метрами дальше. Впечататься в него, боюсь, было бы фатально.

– Синдзи, с тобой точно всё нормально? А то взгляд у тебя какой-то… – Мисато замялась подбирая подходящее слово.

– Да, я в норме. Вы сами то, как, Кацураги-сан?

– Отлично! И можно просто Мисато. – Преувеличенно бодро отозвалась девушка. – Ну-ка, давай-ка, помоги мне! – Мисато навалилась спиной на крышу машины. Я встал рядом. – Готов? И раз, и два! Взяли!

Ещё разок напитать мышцы духовной энергией и машина с жалобным скрипом встаёт на колёса.

– Уфф… – Вздохнула брюнетка. – Молодец Синдзи-кун!

– Можно просто Син.

– Хорошо. – Девушка одарила меня широкой, а главное искренней улыбкой. И тут же, став преувеличенно серьёзной, с изрядной долей пафоса и протягивая руку для рукопожатия, произнесла: – Рада знакомству, Икари Синдзи! – Я слегка улыбнулся.

– Взаимно, Кацураги Мисато. -И ответил на рукопожатие.

– Ну вот, так-то лучше, а то стоишь как не живой.


Как это ни странно, но после всех выпавших на её долю издевательств, машина таки завелась и даже поехала. И хоть морально я и был к этому готов, моё уважение к её производителям, всё же, значительно возросло. Несколько отвлёкшись на мысли о предстоящем действии, я не сразу заметил, когда Мисато начала разговаривать по телефону.

– …Я должна обеспечить его безопасность, так что подготовьте платформу для машины и поезд прямого следования… Да, поскольку я сама вызвалась его встречать, я беру на себя всю ответственность… Нет, никого больше не нужно присылать, сама справлюсь. Нет, никаких вертолётов. Да… Да… Уже почти подъехали к резервному въезду. Всё, отбой. – Мисато, со вздохом выключила телефон и отложила трубку.

Я скользнул по ней взглядом. Не густо. Второй удар, видать, сильно тут всех потрепал, не до навороченных приборов гражданского пользования. Мобильник старенький, массивный, такими они были, когда только появились в свободной продаже. А ведь Кацураги далеко не обычный человек, что же тут доступно простым обывателям?

– Мисато? – Обратился я к девушке, чем видимо сбил её с невесёлых переживаний о судьбе несчастной машины.

– Да, Синдзи?

– Есть два вопроса. Первый – куда мы едем? Второй – почему Ангел? Я что-то нимба и крылышек у него не заметил.

– Кхм… – Мисато опасливо покосилась на меня. – Знаешь, для всего происходящего ты просто неприлично спокоен. – Я пожал плечами, мол какой есть. Мисато вздохнула. – Мы едем в специальный институт NERV. А по поводу Ангела… Честно говоря, сама не знаю кто придумал их так назвать. Да кстати! – Девушка залезла в бардачок и вытащила от туда брошюрку с половинкой фигового листа и надписью 'NERV' на обложке, а так же штампом «Совершенно секретно». – Вот почитай.

В этот момент впереди, прямо в заросшем травой холме, показались металлические ворота. Створки разошли в стороны, Мисато аккуратно заехала в отделанный металлом и серым пластиком коридор. В его конце оказались точно такие же ворота, а уже за ними платформа рельсового лифта для машин.

Из динамиков послышался ровный женский голос:

– Осторожно, ворота закрываются. Спецпоезд отправляется по трассе F-9.

Позади нас вновь сомкнулись металлические створки, а поверх них опустилась ещё одна бронеплита с логотипом NERV. Снизу щёлкнули фиксаторы, закрепляя колёса машины. Белый свет люминесцентных ламп погас, всё оказалось залито приятным красным светом дежурного освещения.

– Вот здесь я и работаю – сотрудник межгосударственной организации NERV, находящейся под прямым контролем ООН. Так же как и твой отец… – Улыбнулась мне в полумраке Мисато.

– Ясно.

– Ну что ты такой бука?! Знаешь хоть чем он занимается?

– Нет.

– Блиин. – Обречённо протянула девушка. – Ну как же с тобой сложно, ты прямо как Рей!

– Рей?

– Да, как-нибудь познакомишься. – Махнула рукой Мисато. – А твой отец руководит исследованиями, необходимыми для защиты всего мира!

– Пафосно.

– Да ну тебя. – Кацураги обиженно надулась и достав косметичку, принялась наводить марафет.

А я углубился в чтение ознакомительной брошюрки. Итак, что мы имеем? Пафос. Самовосхваление. Опять пафос. А реклама то тут вообще зачем? И это документ под грифом «Совершенно секретно»? Куда я попал? Так, вводная часть похоже кончилась. Угу. Ну причина второго удара мне не слишком интересна, а вот история этого мира побольше. Двухтысячный год, тринадцатого сентября, происходит второй удар, антарктические льды стремительно тают, повышается уровень мирового океана. Происходит смещение земной оси, в частности Япония оказывается практически на экваторе. Европа, США, Британия пострадали больше всего, многие крупные города просто утонули, как и некоторые страны. Десятки, если не сотни миллионов пострадавших. Плюс к этому, нашлись горячие головы решившие будто началась Третья Мировая с применением ядерного оружия и действительно её развязали, с радостью отбомбившись по горячо любимым соседям. К счастью, такие гиганты как США и Россия в этом особого участия не принимали, вернее, не стали засыпать ракетами друг друга, успев разобраться в ситуации. Но всё равно, досталось всем и существенно. Потом, в две тысячи третьем, самые крупные игроки наконец смогли договорится. Был восстановлен и обновлён ООН и фактически сейчас именно эта структура контролирует весь мир. NERV был создан ООН в 2010м году, наряду с несколькими другими институтами, официально для защиты человечества, сиречь борьбы с Ангелами. Всё.

Ну чтож, на первое время хватит, а потом, если будет нужно, поищу дополнительную информацию.

Я, по прежнему, с равнодушным видом закрыл брошюру и убрал её обратно в бардачок. Мисато покосилась на меня, но промолчала. Через пару минут тоннель кончился и лифт вошёл в Геофронт. Взгляд Мисато, которым та, якобы, незаметно следила за мной, стал ожидающим и нетерпеливым. Ну что я могу сказать про Геофронт? Большой… Шар… Вернее полусфера, так как нижняя половина погребена под землёй. Пирамиды…. Ну можно было бы сказать, что ту, которая штаб, просто вытащили из земли, а дыру засыпать забыли, если бы только дыра не была раза в четыре больше. Земля большей частью покрыта лесом и два озера, одно сильно меньше второго. С потолка свисают разной высоты здания и множество широких труб, спускающихся прямо к пирамиде штаба. Ну и в общем-то всё. Разве что ещё можно добавить естественный свет, либо его хорошую имитацию. И чего в нём нашли такого грандиозного? Ну да, согласен, для местного уровня развития человечества, это невероятно и недостижимо. Но и сказать, что тут так уж красиво нельзя.

– Ну как тебе Геофронт? – Таки не выдержала Мисато. – Он же секретный штаб организации NERV и главный оплот человечества!

– Хм… Дедушка Фрейд бы развернулся, на тему его создателей…

– Пхм! – Мисато подавилась воздухом. – Паршивец! Я тут перед ним распинаюсь! А он! Всю торжественность момента испортил! Пошляк малолетний!

– Хм… – Я с безразличным видом опёрся подбородком на кулак.

– Ох… – Мисато издала тяжёлый вздох. – Как же с тобой сложно…


Мы уже минут десять блуждали по коридорам базы, Мисато что-то неразборчиво бухтела уткнувшись в карту. Я в процесс не вмешивался, с безразличным видом следуя за капитаном и ожидая, когда она заметит, что держит карту вверх ногами. Пошёл уже пятый круг. Мне начало надоедать. Скоро уже Ангел должен подойти, а к Еве мы ни на шаг не приблизились. Я уже подумывал отстать и подождать у лифта, благо камер слежения, с момента как мы вошли на территорию базы, я насчитал уже двадцать семь штук и за нами должны были с минуты на минуту приехать, но на счастье Мисато этот самый лифт открылся буквально через десять секунд как мы его прошли.

– Вы что тут забыли, а?! – Раздался строгий женский голос, у нас за спиной. Кацураги аж подпрыгнула. – Капитан Кацураги, опаздываете!

– Ээээ… – Брюнетка медленно повернулась, с лицом нашкодившей школьницы. – Рицуко…

– Вы задержались настолько, что меня послали на поиски! Запомни, у нас нет времени на подобную чушь! – Обернувшись я увидел высокую, зеленоглазую блондинку с родинкой под левым глазом, одетую в белый, расстёгнутый халат. Акаги Рицуко собственной персоной. Очень злая Акаги Рицуко, даже руки на груди сложила и видно, что пальцы сжимаются очень даже напряжённо. Под халатом была видна форменная куртка на молнии и чёрная юбка и если Мисато носила ботинки отдалённо напоминающие берцы, то Рицуко была в элегантных чёрных туфлях.

– Ну прости! Я заблудилась, никак не могу привыкнуть к этому месту… – Мисато позорно попыталась спрятаться у меня за спиной. Как ни странно, но данный ход возымел успех.

– А это, значит, третье дитя? – Блондинка, с тёплой улыбкой, поднесла кулачок левой руки к лицу и начала меня разглядывать. Так улыбается некромант глядя на новый, интересный и качественный материал для работы. Загадочно и предвкушающе. Уж я то знаю… Страшная женщина….

– Если Вы обо мне, то меня зовут Икари Синдзи и насколько мне известно, я первенец.

– Конечно-конечно. – Рицуко улыбнулась чуть шире. – Я Акаги Рицуко, возглавляю команду инженеров, ответственных за проект «Е». Будем знакомы. А теперь пойдём, нас ждут. – И Рицуко повернулась к лифту и нажала кнопку вызова, створки открылись. Я спокойно прошёл вперёд, Мисато гуськом последовала за мной, стараясь держать меня между собой и Рицуко, я сделал вид, что этого не замечаю, Акаги закатила глаза, но промолчала.

Створки лифта закрылись и Кацураги наконец прекратила кривляться, обратившись к Рицуко:

– Я так поняла, N2 бомбы против Ангела бесполезны?

– Практически, повреждения есть, но незначительные, он продолжает наступать. – Акаги достала сигарету и щёлкнула зажигалкой, затянувшись и выпустив облачко дыма она продолжила: – Согласно анализам приведённым МАГИ, у него нет ни дистанционного питания, ни управления. Ангел – гигантская форма жизни подчиняющаяся заданной программе, но при этом способная мыслить самостоятельно.

– А, что с Евой-01?

– На неё установили снаряжение класса 'Б', сейчас идет разморозка и тестирование всех систем.

– И что, она заработает? Я слышала, что до сих пор ничего не получалось. – С едва заметным скептицизмом в голосе проговорила Мисато.

– Вероятность активации равна ноль целой, одной миллиардной процента…

– То есть работать она не будет? – Нахмурилась Мисато.

– Нет, ну что ты. Вероятность-то не ноль. – Обнадёжила капитана Акаги, я только беззвучно вздохнул. – Но всё будет зависеть от пилота… – Теперь я мысленно улыбнулся.


Лифт остановился, потом пошли коридоры, ещё один лифт, длинная лестница эскалатора, опять коридоры. За это время, женский голос из динамиков, несколько раз, передал приказ ответственным за первую линию обороны явится на посты. И вот наконец Акаги открыла очередную дверь, за которой находилось тёмное помещение. Мы прошли несколько метров в луче света, бьющем из открытой двери и дверь ожидаемо закрылась, погрузив помещение во мрак. Тут то мне и крикнуть банальное: «Кто выключил свет!?» или более оригинальное: «Спасите! Помогите! Насилуют! Педофилки старые!», но первое слишком отдаёт настоящим Синдзи, а второе опасно, мне здесь ещё жить… Так что я промолчал, тем более, в темноте я видел достаточно хорошо, чтобы начать разглядывать огромную голову Евы. Я начал чувствовать её ещё, в момент, когда мы вышли из первого лифта, очень интересное существо, а главное душа, вполне человеческая, хоть уже и начавшая меняется. Икари Юи, мать Синдзи. Сейчас она спит, но при этом всё видит и уже заметила меня. И узнала. Теперь всё, Ева 01 не примет никого, кроме меня. Жаль у меня совсем мало духовной энергии и чувствительность никакая, поговорить не получится, но главное я уже почувствовал.

Резко включился свет, заставив непроизвольно зажмурится. Проморгавшись, я недовольно покосился на Акаги, которая и дёрнула рубильник освещения, после чего опять перевёл взгляд на Евангелион. Ну чтож, теперь, при включённом свете, я мог с прискорбием констатировать, что Ева имеет ту же фиолетовую раскраску, что и в аниме, а так же рог непонятного назначения посередине лба. Ладно краска, камуфляж на такую махину всё равно наносить бесполезно, но вот зачем ей рог? Бодаться? Очень смешно! Тем более смотрит он вертикально вверх, да и тоненький до безобразия. Антенна? А где-нибудь в более безопасном месте, её установить слабо? Ну хоть броня вроде бы ничего, особенно нагрудная кираса и то радует.

– Синдзи, перед тобой универсальная антропоморфная боевая машина Евангелион. – Начала вдохновенную речь Акаги, видимо решив, что молчу я от того, что слишком впечатлился. – Это Юнит-01, биомеханоид сконструированный в обстановке строжайшей секретности и последняя надежда человечества…

– Угу. Большая, фиолетовая хрень… – В пол голоса буркнул я, дабы выдать хоть какую-то реакцию, Рицуко осеклась. – И этим занимается мой отец?

– Именно. – Разнёсся из динамиков спокойный и властный голос. Я поднял взгляд и обнаружил прямо над головой Евы окно из бронестекла, за которым стоял человек в чёрно-золотом мундире, в очках и с бородой, правую руку он держал в кармане брюк. – Давно не виделись.

Угу, даже сыном не назвал, не говоря уже о имени. Просто: «давно не виделись». Из глубины, где сидел настоящий Синдзи, пришла волна злости, обиды и неприязни. Впрочем, он был не одинок, я сам, будучи отцом, понять подобное отношение к собственному ребёнку не мог. Можно быть холодным и строгим, можно наказывать и держать на расстоянии, но бросать и вычёркивать из жизни нельзя, ребёнок всегда должен знать, что ты его любишь и порвёшь за него глотку любому, не считаясь с ценой и потерями. Мои дети это знали всегда, хоть сам я и не любил подобных разговоров, но они знали, и потому сами были готовы порвать за меня любого, будь то бог или демон, ангел или человек, разницы не существовало, так же как они были готовы, без раздумий, отдать за меня свою жизнь. И хоть разница между моей семьёй и людьми весьма велика, это ничего не меняет, в данной ситуации. Так что я с полным правом могу сказать, что Икари старший вызвал у меня презрение и неприязнь.

Так и не дождавшись от меня никакой реакции, кроме равнодушного и слегка ожидающего взгляда, Гендо продолжил говорить:

– Синдзи, – Надо же, всё таки вспомнил. – слушай меня внимательно. Ты здесь чтобы пилотировать её. Твоя задача сразится с Ангелом. – Я промолчал, зато заговорила Кацураги, для неё, видимо, это действительно было новостью:

– Что?!.. Но постойте Командующий! Ведь даже Рей понадобилось семь месяцев на то, чтобы синхронизироваться с Евой! А он только что прибыл… Это невозможно!!! – Хоть один здравомыслящий человек, реально представляющий что такое одна миллиардная процента… А вот Акаги разочаровала, либо у неё реально очень плохо с арифметикой, либо она безбожно завралась.

– Пусть просто сядет внутрь. Большего от него пока не требуется.

– Но!..

– Капитан Кацураги!! – Одёрнула девушку доктор Акаги. – Сейчас наша основная задача отразить атаку Ангела! А для этого нам необходимо посадить в Еву кого-нибудь, у кого хватит способностей хотя бы для минимальной синхронизации с ней! Или у Вас есть другие предложения?! – Мисато нахмурилась и сжала губы, предложений не было. – Синдзи-кун, сюда! – Рицуко взяла меня за плечо и потянула к Еве.

– Секунду. – Я дёрнул плечом и сбросил руку Акаги. – Поправьте меня если я ошибаюсь. – Взгляды всех троих скрестились на мне, а я продолжал говорить спокойным, с лёгким оттенком холода, голосом: – Вы хотите чтобы я сел в эту хрень и завалил другую хрень, что сейчас бродит по поверхности? При том, что вижу я этот ваш Евангелион первый раз в жизни? – Ответил мне Гендо:

– Просто сделай это. Ты подходишь лучше всех. Нет… Ты единственный кто подходит для этого.

– Отец, ты серьёзно? – Теперь в моём голосе сквозил явный скепсис.

– Если ты этого не сделаешь – человечеству конец. Ответственность за жизни всех людей сейчас лежит на тебе. – Я убрал руки в карманы и посмотрел прямо в глаза Гендо.

– Сначала ты делаешь всё, чтобы я возненавидел тебя в частности и человечество в целом, а потом, ты приглашаешь меня сюда и просишь его спасать? Ты давно был на приёме у психиатра? – Мои слова повергли всех присутствующих в ступор, даже глаза Гендо, под очками, изумлённо расширились. А чего ты интересно ждал? Неужели такой вариант развития событий не просчитывался? Брошенные дети альтруистами не вырастают, это в каноне тебе ещё повезло, ещё год и Синдзи, более чем вероятно, выдал бы нечто подобное, а мог бы и сам поспособствовать гибели человечества, всё к тому шло.

– Если ты отказываешься, то отправляйся домой. – Отмер Гендо. – На поле боя трусам нет места. Особенно если ставка в бою – человечество. – Заготовленные штампы, неужели действительно веришь, что это меня проймёт? Тем более, после того, что я сказал?

– Красиво сказано. – Вздохнул я. – Ну тогда я пошёл. – И развернувшись зашагал в сторону двери. – Да кстати, насколько я успел понять, выбраться отсюда без ключ-карты невозможно, так что «Домой» я даже из этого помещения не уйду. Что это? Глупость или некомпетентность? – Я уже дошёл до створчатых дверей и даже не пробуя их открыть прислонился к стенке. – Впрочем, чему я удивляюсь? – Вздохнул я, подняв глаза к потолку. – Ведь речь идёт о тебе.

– Синдзи! Как ты?!… – Начала было Кацураги, но я её перебил.

– А в чём дело, Мисато-сан? Это для Вас он командующий, а для меня всего лишь нерадивый отец, трусливо сбежавший от ответственности, когда погибла моя мать. Ничтожество и слабак, предавший и её и меня.

– Заткнись! – Сдавленное и сиплое шипение, с балкона где стоял Гендо. Эк его пробрало. Сколько ярости и ненависти в одном единственном слове. Я едва сдержал улыбку. Теперь надо дожать.

– Что, правда глаза режет? Или за авторитет перед подчинёнными страшно? Ну ты не переживай, скоро мы все умрём и такие мелочи уже не будут иметь значения. Наслаждайся последними вздохами. Интересно каково это осознавать, что дело всей жизни, ради которого ты предал собственную семью, будет уничтожено именно из за этого предательства? Наверное очень неприятно. – На моё лицо всё-таки вылезла улыбка и сомневаюсь, что кто-то смог бы назвать её доброй или тёплой.

– Синдзи. – Заговорила Мисато, в глазах её стоял шок. – Неужели ты сможешь просто взять и обречь всех на гибель, всё человечество?

– А почему нет? Мне незачем жить Мисато-сан и нечего терять. В этом мире нет ни одного человека, который бы представлял для меня ценность и кого я хотел бы защитить. Зато очень много тех, кому я искренне желаю отправиться в Ад, ну или Рай, если уж там живут «такие» Ангелы. А мой отец в этом списке стоит на первом месте. Человечество уже давно прогнило до основания и не вызывает у меня ничего, кроме презрения и глухой ненависти. Так какой смысл мне его защищать? – Вот теперь их по настоящему проняло. Ведь самый страшный враг, это тот, которому нечего терять. Что ты теперь сделаешь Гендо? Мы оба знаем, что Рей, Еву 01 пилотировать не сможет, а даже если и умудриться синхронизироваться, то победить Ангела у неё нет шансов. Впрочем и синхонизироваться она уже не сможет, Ева 01 теперь примет только меня, но этого ты пока не знаешь. А значит, можешь рассчитывать на использование копья Лонгиния, но даже так, это поставит крест на твоих планах. Так что же ты будешь делать, Икари Гендо?

– Капитан Кацураги, пристрелите его. – Глупый ход.


Эпилог.

Я открыл глаза и со вздохом откинулся на спинку кресла. Подумать только, она всё-таки выстрелила. Даа, Кацураги Мисато, ты хороший солдат. Мои губы растянулись в непроизвольной улыбке. Однако, всё прошло как нельзя лучше, я даже не рассчитывал на такой быстрый исход. Мой взгляд скользнул на центр зала. Огромная, сияющая голубым светом, сфера парила в полуметре над полом. Почти четыре миллиарда человеческих душ, во главе с душой целого Мира! И все они теперь принадлежат мне. Хорошая прибыль, за каких-то десять часов работы. Не правда ли?

- Ведь так, Юринэ?


Сие есть не что иное, как первый, наиболее вероятный, вариант концовки. Так как дальше предвидится много технического и организационного плагиата с фанфика Сергея Кима, те, у кого слово «Плагиат» вызывает зубовный скрежет с приступами острого психоза (Брахман я тебя помню) могут остановиться на этом. Если вы не остановились и продолжили читать, то имейте ввиду, что любые ваши претензии относительно плагиата рассмотрены не будут, ибо вас предупредили. А если вы будите упорствовать, то приравняетесь к Брахману (Поверьте на слово, Страшная судьба, вам будет стыдно перед потомками). Приятного прочтения.


***

– Что?! Н..Но… – Мисато была в шоке и это ещё очень мягкое определение её состояния.

– Человечество погибнет, но хотя бы для своего сына я хочу легкой и быстрой смерти. – Моя улыбка стала шире.

– Лжец. – По прежнему спокойно, не повышая голоса, произнёс я, но тем не менее меня услышали все. – Скажи уж честно, что хочешь отнять возможность полюбоваться на твою смерть и тем самым, получить последнее удовольствие в жизни. Впрочем, это не имеет значения. – Я улыбнулся, простой, спокойной и немного усталой улыбкой. – Мисато-сан, действительно застрелите меня, этот день выдался очень тяжёлым, а умереть от Вашей руки не так уж плохо.

В огромном ангаре для Евангелиона, установилась звенящая тишина. Ох и не такого поведения вы все ждали от четырнадцатилетнего пацана, не такого. Хуже всех Мисато, она смотрит на меня с откровенным ужасом, кожа заметно побледнела, а на лбу выступила испарина, кончики пальцев слегка подрагивают. Акаги замерла поражённой статуей, глаза расширены и видно, что доктор, что называется «не здесь». Гендо в шоке, на лице застыла маска потрясения и командующему пока никак не удаётся взять себя в руки.

– Н..но Синдзи… Зачем же ты тогда приехал? – Запинаясь прошептала Мисато.

– А у меня был выбор? – Я слегка приподнял брови. – Увы Мисато, четырнадцатилетние подростки имеют довольно мало прав, особенно, когда речь идёт о желаниях такого человека, как командующий NERV. – Опять повисла гнетущая тишина, Кацураги обхватила себя руками и нервно мяла бока куртки, с дрожью глядя на меня. Акаги вопросительно и потерянно глядела на командующего, или даже сквозь него. А Гендо заледенел, буравя меня тяжёлым взглядом. Ситуация вернулась к той, что была минуту назад. Но повторного приказа меня пристрелить так и не последовало, вместо этого, Икари старший повернулся к невидимым для нас мониторам и что-то нажав, распорядился:

– Фуюцуки… Разбуди Рей! – Внутри приятно засосало предвкушение, Аянами Рей, ещё немного и я её увижу. Из динамиков донёсся спокойный, пожилой голос:

– Разве мы можем использовать её?

– Она же не мертва.

– Действительно. – Забавно. Я внутренне улыбнулся. Конечно то, что внутренние переговоры транслируются на весь ангар, это чистая случайность.

– Перенастройте систему Евы 01 на Рей! Начать перезапуск! – Мгновенно оживилась и начала командовать Акаги, быстрым шагом направляясь в противоположную сторону, видимо там проход на командный пункт.

– Синдзи… – Мисато всё ещё была бледна и с растерянным, и испуганным выражением на лице, сделала шаг в мою сторону. Я тихо хмыкнул и отлипнув от стены пошёл к Еве. Пройдя мимо замершей девушки, я остановился напротив огромной головы и всмотрелся ей в глаза. Буквально через тридцать секунд, дверь, через которую вышла Акаги, открылась и на платформу перед Евой, двое парней, в белых халатах поверх чёрных костюмов, вкатили широкую лежанку. На ней лежала миниатюрная девушка, с пепельными, хотя нет, ошибся, всё же, голубыми волосами, правый глаз был закрыт повязкой, а левый имел рубиново красный цвет. Рей тяжело дышала, по её лицу стекал пот, правая рука была в гипсе, левая просто замотана бинтом, так же бинты выглядывали из под контактного комбинезона, кстати такого же бело-голубого, как в аниме. И всё таки Гендо – скотина. Так я и поверил, что её доставили из больнички, меньше чем за минуту, да и контактный комбинезон на ней надет чисто случайно. И конечно, санитары у нас теперь все ходят в строгих чёрных костюмах, тёмных очках и с обязательной гарнитурой в ухе. Постановка настолько бездарна, что плеваться хочется. А главное – Рей! Ей действительно больно и тяжело, не нужно владеть ни сопереживанием, ни эмпатией чтобы это почувствовать, а эти твари, сперва запихали её в контактный комбинезон, при нескольких то переломах, а затем заставили неизвестно сколько ждать выхода на сцену, дабы надавить на меня. Зуб даю, даже обезболивающее не ввели, чтобы выглядела пожалостливее. Уроды!

Ярость, похоже, всё-таки отразилась в моих глазах, так как встретившись со мной взглядом Рей ощутимо вздрогнула и поспешно отвела взгляд.

– Рей, замена оказалась бесполезной. Вся надежда на тебя. – Я его убью, а душу уничтожу. Пусть не сейчас, но я это сделаю.

– Есть… – Рей начала вставать. Самостоятельно. Эти выродки в белых халатах, оставили коляску и пошли на выход! Уничтожу! Она отчаянно сжала зубы и зажмурившись от боли, тяжело дыша, медленно поднималась с лежанки. Опёршись на сломанную руку Аянами издала болезненный стон, но двигаться не прекратила, пытаясь сесть и спустить ноги на пол. И в этот момент, сверху раздался грохот.

Здание содрогнулось. Вниз посыпались осветительные плафоны. Мисато залегла прикрывая голову, Рей со вскриком упала на пол. Один я остался стоять. А огромная фиолетовая рука, вырвав крепления, закрыла меня словно зонтиком, а за одно и Рей, рядом с которой я стоял. Юи, на миг, сбросила сон и защитила своего сына и отсутствие подачи питания её нисколько не смутило.

Глаза Гендо, за стёклами очков, изумлённо расширились, про Мисато и говорить нечего, она просто таращилась на меня и Еву отрыв рот. Акаги и 'санитаров' в ангаре уже не было, но не сомневаюсь, что сейчас весь мостик находится в таком же шоке, как и непосредственные свидетели, ведь камеры наблюдения здесь есть наверняка.

Не обращая на них внимания и только бросив задумчивый, с лёгким интересом, взгляд на Еву, я присел рядом с Рей. Девочка тяжело дышала, уже не пытаясь подняться или открыть глаза. Положив руку на горячий, покрытый испариной лоб, я слегка надавил на её сознание остатками духовной энергии и она провалилась в глубокий сон без сновидений. Рей не была человеком, я это чувствовал, её уровень духовной энергии был гораздо выше, да и ощущалась она почти как Ева. Но в тоже время, было в ней что-то… Что-то родное… Что-то, что заставляло меня хотеть её защищать и оберегать. Неужели чувства Синдзи? Да нет. Чувства вполне мои и Синдзи к ним не причастен. Хм, а ведь она действительно мне всегда нравилась.

Сзади подошла Мисато.

– Синдзи-кун… Теперь ты понимаешь? Ты очень нам нужен. Но если ты не станешь пилотировать Еву…

– Кто она? – Холодно перебил я капитана.

– Это Аянами Рей, Первое дитя, я тебе о ней говорила.

– Значит это на неё я похож. – От моей руки, по телу Рей всё ещё растекалась духовная энергия, убирая боль и подстёгивая регенерацию, её тело принимало мою энергию очень охотно и потерь практически не было. – И где же её родители? – Я не видел лица Мисато, но всё равно почувствовал, как она растерялась. Да, день сегодня явно богатый на впечатления, для красавицы капитана.

– У неё нет родителей, её опекун – я. – Ну надо же, а я то думал мне клещами придётся вытягивать эту информацию, а тут сам признался. Герой. Я встал и посмотрел в лицо Гендо.

– И почему я не удивлён? Выходит эта девочка моя сводная сестра?

– Да. И если ты откажешься пилотировать, в Еву сядет она.

– Находясь без сознания. И конечно же с лёгкостью уничтожит Ангела. – Иронию и издёвку в моём голосе, не заметил бы разве что идиот. – Что ты с ней сделал, что она, даже в таком состоянии, пытается выполнять твои приказы? – Резко сменив тон спросил я, теперь в моём голосе был только холод и презрение.

– Пилотировать Еву и сражаться с Ангелами её долг, как пилота.

– Забавно, что ты заговорил о долге, ведь сам ты о нём ничего не знаешь.

– Я знаю побольше тебя! Мальчишка! – Зарычал Гендо, уже второй раз теряя самоконтроль.

– Расскажешь это маме, когда умрёшь. Хотя сомневаюсь, что в Аду предусмотрены свидания с членами семьи. – Я демонстративно отвернулся, устремив взгляд на другой конец ангара. Наверху второй раз послышался грохот, хотя теперь здание уже не тряслось.

– Чего ты хочешь? – Зло прервал молчание Гендо, явно переступив через себя.

– А что ты можешь мне дать? Уж явно не отеческую любовь.- Я опять встретился взглядом с Гендо. Он проиграл. Мы оба это осознавали. Меня не удалось заставить работать за так и все заготовленные психологические удары оказались бесполезны. Более того, именно я, несколько раз, вывел его из себя и сейчас заставил разговор перейти в другую плоскость. И мы опять вернулись к вопросу: Что ты будешь делать, Гендо?

– У нас нет на это времени. Говори, что ты хочешь получить за управление Евой?

– А если я гарем попрошу, ты дашь? – С лёгкой ухмылкой, иронично спросил я. – Впрочем, какая разница? Что бы ты мне сейчас не пообещал, как только бой закончится, я стану не нужен и ты с чистой совестью пустишь мне пулю в лоб. После всего того, что я сегодня наговорил, уж наверняка. Или я ошибаюсь? Господин, Командующий, Икари.

– Синдзи, что ты такое говоришь?! Это же твой отец! – Мисато. А я уже и забыл о ней, непростительная небрежность. Впрочем, она очень кстати.

– Этот человек бросил меня сразу после смерти матери, последний раз я видел его три года назад, а сюда он меня вызвал только потому, что у него не было выбора. Так что он мне кто угодно, но точно не отец.

– Это не повод, чтобы обрекать на гибель всё человечество!

– Возможно. – Легко согласился я, не меняя равнодушного тона. – Но я эгоист и мне нет дела до человечества. Тем более, как я уже сказал, вне зависимости от моих действий сейчас, с вероятностью в девяносто пять процентов, до завтрашнего дня я не доживу. В лучшем случае, меня продержат живым, пока не поправится Рей, а потом, опять таки пуля в лоб или несчастный случай. Власть имущие они такие, не любят когда их макают головой, в то, что всегда всплывает и чем они по сути являются, тем более, на глазах у подчинённых.

Кацураги скрипнула зубами от досады, сама прекрасно понимая, что я могу быть более чем прав, тем более, после того приказа, что он озвучил в начале разговора. Гендо молчал. До побелевших костяшек, сжав кулаки. Сверху доносили ритмичные удар, Ангел упорно пробивал бронеплиты, не слишком быстро, но на нервы он действовал восхитительно.

– Я гарантирую, что после завершения операции, не стану предпринимать никаких действий против тебя. А также не допущу чтобы это делал кто-то другой. Также, я выполню твои требования и дам то, что ты попросишь за своё участие в операции. Естественно, если твои требования будут находится в разумных пределах. Верить мне или нет, решать тебе, но если ты откажешься, то точно не получишь ничего, а если согласишься, шансы пятьдесят на пятьдесят.

– Хмм… Хорошо. – Я выдержал небольшую паузу, глядя в глаза Гендо и собираясь с мыслями. – Тогда мне нужны все данные о смерти мамы, я хочу знать как и почему она умерла. Три миллиона йен за убийство Ангела и чтобы ты навсегда исчез из моей жизни. – Гендо молчал, внимательно глядя мне в глаза.

– Это невозможно. Кроме этого, будут и другие Ангелы, а пилотов способных управлять Евой слишком мало, так что я не могу тебя отпустить. Ты мне нужен, Синдзи. – Теперь пришла моя очередь выдерживать паузу.

– Как я понял, против двух других пунктов у тебя возражений нет? – Молчание. Конечно у него есть возражения, но нет реальных причин отказать. Причин, которые я бы принял. – Тогда я хочу офицерское звание, зарплату и право на владение, ношение и применение оружия.

– Если ты согласишься стать пилотом, то в любом случае, автоматически получишь звание младшего лейтенанта со всем, что к нему прилагается, как то привилегии и зарплата.

– Хочу быть лейтенантом, оформишь повышение за убийство Ангела.

– Хорошо. Это всё?

– Да. – И переведя взгляд на дверь, через которую вышла Акаги, добавил: – И избавься от этих уродов, что бросают тяжело раненного и особо ценного пациента, во время кризисной ситуации. – Я опять взглянул в глаза Гендо. – Ведь нас, пилотов, так мало. – Гендо молча повернулся к невидимой панели и что-то нажал.

– Доктор Акаги, пройдите в ангар. – И уже мне: – Сейчас тебе всё объяснят, готовься.

Я бросил взгляд на лежащую без сознания Рей. Её коляска была перевёрнута и валялась рядом с мостками, ведущими за спину Евы, туда, где выдвигается контактная капсула. В полуметре от неё лежало несколько упавших плафонов и всюду были разбрызганы осколки разбившихся ламп. «Санитары» возвращаться не спешили. Подойдя к лежанке, я поднял её и поставил в правильное положение, после чего вернулся к Рей и взяв девочку на руки, уложил в коляску, спиной чувствуя взгляд Командующего. В этот момент, наконец-то открылась дверь и давешние доктора в строгих, чёрных костюмах, под белыми халатами, направились к Рей, за ними следовала Акаги. Одарив «санитаров» презрительным и брезгливым взглядом, а так же хорошенько их запоминая, я перевёл взгляд на Акаги.

– Так. Кхм… – Доктор на мгновение сбилась, встретившись со мной глазами. Но быстро взяла себя в руки и заговорила, как ни в чём не бывало. – Вот, Синдзи, это нейроконтакты, – Она протянула мне пластиковый ободок с двумя белыми нашлёпками нейроконтактов, в точности такими как были у Рей. – закрепи их на голове, иначе не сможешь управлять, а теперь пойдём.

Рей увезли, а меня усадили в контактную капсулу. Короткая металлическая труба, футуристического вида кресло, без какого-либо намека на ремень безопасности, если таковым не считать некую «V»-образную конструкцию, расположенную над бёдрами и коленями. Ну и конечно, примитивный пульт управления с двумя рычагами и минимумом кнопок. Люк, с лёгким шипением, закрылся и капсула на миг погрузилась в темноту, после чего загорелось освещение.

– Правая рука закреплена! – Неизвестный мужской голос, раздался прямо в голове. Я болезненно скривился. Ничего общего с привычной мне мыслеречью тут не было, донельзя грубое и топорное вмешательство, весь звук с командного пункта просто напрямую подавался в мозг. Отвратительно.

– Охлаждение завершено! Всё готово к стыковке! – Теперь женский голос, но опять неизвестный. Я старательно отсекал негативные ощущения в голове и ставил фильтры, а то, того и гляди, спалят мне чего-нибудь, доморощенные учёные – энтузиасты.

– Принято! Ввести контактную капсулу! – Я ощутил движение, а потом лёгкий щелчок.

– Капсула зафиксирована!

– Заполнить капсулу… – Внутрь, стремительно, начала поступать оранжевая жидкость, отчётливо запахло кровью. На задворках сознания промелькнула мысль: «Если утону в крови – меня не поймут.» И ещё старая мудрость: «Самая страшная смерть от голода, а самая позорная от обжорства.» Я нервно сглотнул.

– Кхм… – Прокашлялся я, и дабы отвлечься от нервных мыслей, а так же, повинуясь необходимости играть роль, меланхолично произнёс: – Не хочу никого отвлекать, но оранжевая, пахнущая кровью жидкость в кабине, это нормально? Если нет, то я сейчас утону… – Ответила мне Акаги:

– Не волнуйся! Это LCL. Она заполнит твои легкие и будет снабжать тебя кислородом, заодно уменьшив травмоопасность за счет большей, чем у воздуха, плотности, а также позволит синхронизироваться.

– Ясно. – Когда жидкость подошла к подбородку, я выдохнул и задержал дыхание. Секунда, две, три, LCL сомкнулась над головой, ещё пару секунд чтобы дать привыкнуть глазам, никаких неприятных ощущений не возникло, даже лёгкой рези и наконец, медленный вдох через нос, уж к чему к чему, а к дыханию в воде мне не привыкать. Хм… Действительно, дышать можно. Я втянул в рот немного LCL и покатал на языке. Да и вкус не так уж плох, хотя немного жаль, что тело человеческое, в полной мере не распробовать. И чего все пилоты в аниме кривились? Как по мне, то многие популярные у молодёжи напитки, похуже будут.

Стенки контактной капсулы замерцали цветными пятнами и погасли, а в голове опять раздался незнакомый женский голос:

– Питание подключено! Все системы работают нормально!

– Синдзи, ты меня слышишь? – Раздался голос Акаги. – Я говорю с тобой по мыслесвязи. Чтобы ответить, четко произнеси про себя фразу. – А то я не заметил, хотя, в принципе мог, с их системой связи обычному человеку сложно определить откуда он слышит звук, вернее он будет уверен, что слышит ушами.

– Слышу.

– Хорошо, а теперь расслабься. – И без всякого перехода: – Начать процедуру синхронизации!

– Есть! Соединение с нервом А-10 в рабочем состоянии! Первый контакт прошёл успешно!

– Открываю двунаправленные контуры!

Я откинулся в ложементе и прикрыл глаза. Следовало подстроить сознание и энергооболочку под Еву, ну и конечно замаскироваться под Синдзи, хотя тут было проще всего, этим я занимался с момента как попал в его тело. Да и сам он присутствовал, пусть и не проявляя активности.

– Приступаем ко второй стадии синхронизации. Установить языком интерфейса японский!

Стенки капсулы окрасились интенсивным, радужным сиянием, секунда и оно сменилось картинкой ангара, поступающей прямо из глаз Евы. По телу прокатилась волна дрожи. Мгновение дезориентации и я почувствовал всё тело Евангелиона как часть себя. Сколько же в нём скрыто мощи… Столько духовной энергии… Восхитительно! Этот жалкий Ангел, даже рядом не стоял. А ведь у Евы даже Ядро не активно… Вот только добраться до этой силы тяжело, нужно личное участие Юи, но ничего, как-нибудь справлюсь.

– Невероятно… – Донёсся до меня шокированный голос Акаги.

– Контакт прошел нормально… – Другой женский голос. – Все нервные соединения успешно установлены. Пилот вступил в штатный контакт с Евангелионом-01. Уровень синхронизации 72%. Все гармоники в норме. Невероятно… – Столь же шокировано закончила она.

– Ева 01, подготовка к запуску! – О, а вот и Мисато появилась.

– Снятие первых замков фиксаторов!

– Готово! Сдвиг центрального моста! – Платформа, перед лицом Евы, начала отъезжать.

– Удаление первого и второго ограничителей!

– Снятие предохранителей с первого по пятнадцатый!

– Внутренний источник питания полностью заряжен! Соединение с внешним источником в норме!

– Переместить Еву 01 к пусковой установке! Ворота номер пять! – Ева дернулась, а потом начала двигаться, спиной вперёд. Секунд двадцать движения и я почувствовал как Еву опять закрепляют.

– Шахта свободна! Подготовка к запуску завершена!

– ЗАПУСК! – Мисато, ну зачем так орать?.. А ведь о моей готовности они так и не поинтересовались, да и инструктажа что-то не случилось… Отстранённо размышлял я, пока моё тело вдавливало инерцией в ложемент. «А то, что тут нет ремней безопасности, это упущение…» «Серьёзное упущение.» Уже чуть менее отстранённо, мысленно заметил я, потирая макушку, которой я впечатался в потолок контактной капсулы, когда Ева внезапно остановилась. Не вцепись я в рукоятки управления, шанс гибели пилота, ещё до боя, был бы весьма реален.

Никакой выдвижной коробки, имитирующей здание, по размерам Евы, в обозримом мной пространстве, не наблюдалось. Ева 01 находилась на той же платформе, на которую и была закреплена в ангаре, с двух сторон возвышались футуристического вида, затемнённые здания. Судя по всему, спрятаться под землю они не могли, а значит я нахожусь чуть в стороне от Геофронта, ну хоть это радует, а то помнится в каноне у них хватило ума выставить Еву прямо перед Ангелом. Хотя, это скорее Ангел ушёл дальше, так как ломался я куда дольше оригинального Синдзи. Послышался близкий взрыв, земля содрогнулась. Да, похоже, так и есть.

– Снять последние предохранители! Отпустить Еву 01! – Что-то Мисато разволновалась, в голосе которым она отдаёт приказы чувствуется явный мандраж. Забавно, под N2 бомбой она и то так не волновалась. Крепления за спиной щёлкнули и я ощутил свободу. – Синдзи, ты готов?

– Забавно, что спрашиваете вы об этом только сейчас. – С холодной ленцой отозвался я. Мисато, в ответ, недовольно пробурчала что-то себе под нос. – Кстати, доктор Акаги, сделайте себе пометку, установить тут ремни безопасности, иначе Вы рискуете потерять всех пилотов ещё до боя, используя этот подъёмник. Я например, чуть было не расшиб голову и это не смотря на то, что держался весьма крепко.

– Хорошо, мы это учтём. – Акаги, в отличии от Мисато, сохраняла внешнее спокойствие и ответила более чем уверенным голосом. – А теперь, Синдзи-кун, сконцентрируйся. Представь, что ты идёшь, ты должен представить себе сам процесс.

– Так? – Я сделал шаг, от чего машины на земле слегка подпрыгнули, а на асфальте осталась вмятина. Управлять телом Евангелиона было забавно, что-то подобное испытываешь, когда дистанционно берёшь управление над големами или какой-либо нежитью. Хотя ощущения всё же другие, более приятные что-ли. Всё-таки интересно, как им удалось добиться такого эффекта?

С командного пункта послышались радостные и удивлённые восклицания, вроде: «Идёт!», «Он сделал это!», «Невероятно!».

– Судя по вашим восклицаниям, всё правильно.

– Ээ.. Да! Молодец, Синдзи-кун. – Акаги быстро взяла себя в руку, хотя до этого я точно слышал её голос среди остальных. – Ангел находится слева от тебя, примерно в семистах метрах…

– Простите, что перебиваю, но может быть Вы всё-таки проведёте инструктаж? Или мне так бежать и убивать Ангела? Кстати, оружие бы тоже не помешало, хоть ножик, или что-то похожее. – Акаги смешалась, это было отчётливо слышно в наступившей на пару секунд тишине.

– Да, прости. Ангел обладает…

– Возможности Ангела я видел, меня интересует этот робот. – Акаги, явственно скрипнула зубами, явно разозлившись на то, что я её опять перебил.

– Евангелион обладает примерно теми же способностями, что и Ангел, то есть может генерировать АТ-поле, это такой шит, что защищает Ангела от атак и соответственно Ева может нейтрализовать поле Ангела. Нож у тебя есть, он находится в левом пилоне, на плече, хочешь его достать, просто пожелай, так же как ты сделал шаг. К сожалению, другого оружия нет. Обязательно следи за кабелем питания, что крепится у тебя к спине и не дай его повредить, иначе Еве хватит энергии только на пять минут боя. В остальном, Евангелион это фактически большой человек с хорошим бронированием, так что Ангела тебе придётся уничтожать врукопашную. И да, теоретически, ты будешь чувствовать все раны получаемые Евой, но не пугайся, это будут только фантомные боли, сам ты не пострадаешь. К сожалению, про уязвимые места у Ангела мы ничего сказать не можем, так что тебе придётся искать их самому, хотя предположительно ими могут быть маска и шар в центре туловища.

– Ясно. – Мысленный приказ и высокий, тонкий наплечник раскрывается, словно конверт, из него выходит грубоватая ручка квантового ножа. Вытаскиваю его правой рукой, чувствуя, как он мягко выходит из зажимов. На рукоятке обнаружилась кнопка в виде выступа, нажав на неё наблюдаю, как клинок начал слегка светиться и дрожать. Я немного размял плечи, покрутил головой, слегка поприседал и подвигал руками, окончательно привыкая к управлению и расслабляясь, после чего направился в сторону откуда доносились ритмичные удары и глухие взрывы.

– …Синхронизация 76% и продолжает расти! – Донёсся женский голос с мостика. Я слегка улыбнулся и прибавил шаг.

Так, а вот и он. Стоит спиной ко мне и с двух рук долбит выдвигающимися, сияющими, фиолетовыми копьями по земле, раз в несколько секунд генерируя энергетический удар, производя взрыв. АТ-поле активно, сейчас, благодаря Еве, я его очень чётко ощущаю, да и от собственных ударов оно Ангела защищает. А всё-таки не зря я сюда попал, первый раз вижу такой шит на основе духовной энергии, интересная конфигурация, универсальная и практичная. Хотя в данном случае несколько аморфная, видно, что структура не завершена, будь он обычным магом духа, сказал бы что не хватает опыта и энергии, но тут что-то другое. Жаль нет времени разбираться, да и в разум к нему не залезешь, вообще не понятно, чем этот Ангел является, что-то вроде искусственно созданного конструкта, этакая химера с заложенной программой поведения. Ну да это и так было ясно, а вот душа у него… Блин, не могу. Нет у Евы способностей видеть души.

Когда я подошёл примерно на триста метров, он замер и повернулся ко мне. Из штаба донёсся взволнованный голос Мисато, зачем-то требующей от меня быть осторожным. Стоим, ждём. Смотрим друг на друга. Ангел не шевелится, да и я не спешу. При ближайшем рассмотрении оказалось, что маска у Ангела не одна, хотя я точно помню, что раньше было иначе. Теперь же, та которая была выполнена в виде птичьего черепа, свёрнута набок и смотрит вправо-вверх, а под ней расположена другая, почти идеально круглая, чуть суженная к низу и с вертикальным горбом по середине, ну и с двумя круглыми отверстиями глаз, куда уж без них.

Внезапно Ангел окутывается знакомым золотистым сиянием, резко взмывает в воздух и приземляется прямо передо мной. Вспышка. От маски, в меня устремляется мощный поток разрушительной энергии, куда сильнее тех, что он использовал для пробивания бронеплит. В штабе что-то кричат, но я не обращаю внимания. Я успел развернуть собственное АТ-поле, это получилось легко, чувствуется, что вся энергоструктура Евы заточена именно на работу с ним, а вот повторить луч Ангела мне вряд ли получится. Луч врезался в невидимую стенку. Взрыв. Нас разбрасывает в разные стороны, по телу прокатилась волна жара и боли, всё-таки АТ-поле не смогло поглотить всю ударную мощь, да и Ангелу досталось.

Чёртов кабель! Мешается! Ангел успевает встать первым, и бросается ко мне поднимая правую руку. Успеваю слегка напитать мышцы Евы духовной энергией и блокировать удар. Да он хлюпик, удерживать руку вообще не проблема, а я и влил-то всего ничего. Бьёт левой, резко поднимаюсь и фиксирую её локтём, прижав к себе. Руки Ангела набухают, наращивает мышцы, идиот. Держать стало чуть сложнее, но не на много, куда хуже было бы, если бы он потратил тоже количество энергии, на усиление, а не на глупое увеличение объёма. Усиливаю нажим локтём, чуть доворачиваю и слышу хруст, тут же отпускаю и всаживаю нож под верхнюю маску, ту, которая клюв. Нож вспарывает плоть ангела, и верхняя маска падает на асфальт. Глазницы второй вспыхивают и меня словно молотом отбрасывает назад. Грудь обожжена, в центре большая оплавленная выбоина, металл брони течёт. Краем сознания отмечаю, что в углу включился таймер отсчитывающий пять минут, значит кабель повреждён, поднимаясь даю Еве команду его отстрелить. В штабе что-то кричат, женский голос сообщает о синхронизации в 80%. Перекатом ухожу от второго взрыва, бок обжигает, правая рука перебита, но вроде не оторвалась. Любопытно, раньше он так часто, а главное мощно, стрелять не мог, или это из за того, что отключил АТ-поле? Хотя не важно. Так, а теперь главное действие этой постановки. Быстро сокращаю дистанцию до Ангела и вспарываю ножом бок, плоть у него мягкая, практически никакого сопротивления. Рана почти сразу зарастает, а главное он «успевает» схватить меня за голову. Есть! Чтож, сейчас будет больно, придётся немного потерпеть. Удар! С трудом подавляю рефлекторное желание сломать ему руку. Ещё удар. Третий. Все собственные болевые рецепторы я уже отсёк, но сигналы от Евы продолжают поступать и их не проигнорируешь, иначе обрыв синхронизации. LCL, перед глазами, начала темнеть, вот вам и фантомные боли, доктор Акаги. Блин, всё-таки хорошая у них броня… УДАР! В глазах потемнело, Еву отбросило назад, от руки Ангела к голове идёт длинное фиолетовое копьё. Череп пробит. Всё. Отсекаем связь со штабом, пилот у нас потерял сознание и дальше ничего помнить не будет. А теперь… «Прости Юи, но тебе придётся немного поспать.»


Командный центр NERV:

– Степень повреждений неизвестна! Связь с кабиной пилота прервана!

– Разрыв управляющих нервов! Реверсия синхрографика! Начался отток импульсов!

– Удерживать цепи дистанционно! Остановить отток!

– Невозможно! Все наши сигналы отторгаются!

– Что с Синдзи?!

– Изображения нет… Мы не знаем жив ли он!

– Ева 01 не отвечает! Полное молчание!

– Все предыдущие приказы отменяются! Сейчас основная задача спасти пилота! Извлечь капсулу!

– Не срабатывает! Мы полностью потеряли контроль над Евой!

– Проклятье!!!

– Зафиксировано АТ-поле!

– Ангел?

– Нет… Это Ева…

– Что?!!

– Ева 01 пришла в движение! Уровень синхронизации 238%!

– Таймер остановился! Энергия поступает изнутри Евы!

– Невозможно! Это же!..

– Мощность АТ-поля Евы – полторы тысячи единиц и продолжает расти, все приборы зашкаливают!

– АТ-поле Ангела – 200!

– Не может быть! Синдзи?!..


А теперь… Крепления с челюсти бессильно осыпаются. Я буду тебя убивать! Дыра в голове уже закрылась. Вливаю в повреждённую руку энергию и она стремительно регенерирует, даже броня восстановилась. Теперь грудь и обожжённый бок… Всё! Сейчас я уже воспринимаю реальность будучи Евангелионом, а тело что внутри кабины наоборот стало чувствоваться как постороннее. Забавно, но времени мало, так что работаем в темпе. Ангел выставил слабенькое АТ-поле, жалкое зрелище, в сравнении с моим нынешним, но это максимум на что он способен. Глазницы маски разгораются, вспышка! Небрежно отмахиваюсь правой рукой и луч Ангела рассыпается безвредной тучей искр, а его АТ-поле разносит на клочки, оставляя на теле Ангела глубокие раны и опрокидывая его на землю. Быстро перемещаюсь к нему и одним движением правой руки ломаю рёбра прикрывающие Ядро, левой бью в маску, оставляя на её месте широкую дыру до самого асфальта. Ещё миг и обеими руками обхватываю красную сферу, окружая её АТ-полем, и с мясом вырывая из тела Ангела. Чувствую нарастающее в ней давление, но это уже не важно. Широко открытые челюсти Евы смыкаются на Ядре, хруст. Глоток. Осколки Ядра провалились в глубину, надо спешить, пока сокрытая в Ядре энергия, а главное, сущность, не рассеялась в пространстве. Откусываю ещё кусок и на пределе возможностей глотки, проглатываю. Ещё, ещё и ещё. Последний кусок! Всё! Поглощение!

В глубине начал нарастать жар. Сущность Ангела стремительно поглощалась, пробуждая собственное Ядро Евы и формируя ещё одно, из осколков поглощённого. По телу прошла волна судорог. Организм биомеханоида менялся. Мышечная масса нарастала разрывая сковывающие Еву доспехи, окрестности огласил звук лопающегося металла, из глотки, помимо моей воли, вырвался торжествующий вой. Согласен, ощущения восхитительные! Даже лучше диаблери! Однако, этот жалкий Ангел ещё жив. Разорванное тело судорожно пытается подняться, а потом рывком прыгает из состояния лёжа, ещё в полёте пытаясь обхватить меня. Жалкие потуги, он даже допрыгнуть не сможет, слишком повреждён. Но это кстати. Нужно заканчивать представление. Подхватываю его АТ-полем и чуть помогаю. Вязкое тело Ангела обматывают мою фигуру и… И ничего. Ядро то я поглотил, взрываться нечему. Брезгливо стряхиваю обмякший труп, прыжок похоже отнял последние крохи энергии, что в нём сохранились. И только я наклонился, чтобы вырвать из его руки нарост, в котором скрывалось копьё, прогремел взрыв.

Глупо получилось. Впрочем, я ожидаемо не пострадал и даже близлежащие здания АТ-полем от взрыва прикрыл, хоть и непреднамеренно, просто Ангел взорвался внутри моего поля. Взрыв был слабенький, в сравнении с тем, который бы случился не вырви я Ядро, но тем не менее, тело Ангела было практически полностью уничтожено, похоже он как-то перестроил свою плоть, сделав из неё взрывчатку. Уцелели только куски, что я вырвал в процессе боя, в том числе и маска, ну пусть теперь Акаги радуется. А мне нужно заканчивать, вмешательство в душу Евангелиона сложно назвать простым, я практически полностью истощил свою энергооболочку и духовное тело. Сознание уже расплывается. Усталость разума, от неё никуда не деться, да и душа…

Медленно бреду к площадке подъемника, усилием воли оставаясь в сознании и постепенно уменьшая синхронизацию. Напряжённость АТ-поля стремительно падает, я не мешаю. Резкая боль в голове и я вновь в теле Синдзи. Восстанавливаю связь Евы со штабом, но сам их уже не слышу. Ещё несколько шагов, спотыкаюсь и перед глазами встаёт асфальт. Последние мысли: «Чёртов Икари испортил мне карму!» «Здравствуй незнакомый потолок…»


Рей, воспоминание:

Командующий приказал мне находиться недалеко от ангара, на случай, если третье дитя не оправдает ожиданий. Я жду. Хочется спать, но нельзя. Я не могу подвести командующего. И дело не только в прямом приказе. Он – единственный, кто относится ко мне как к человеку, единственный в чьих глазах я вижу тепло заботы. Не холодное равнодушие, не ненависть, не презрение. И я готова на всё, чтобы быть ему полезной.

Я жду. Тянуще ноют переломы, потревоженные во время надевания контактного комбинезона. Жаль, что нельзя вколоть обезболивающее, это может повредить синхронизации. Я жду.

Дверь открылась. Зашли люди. Взялись за каталку. Вывезли меня из полутемной служебной комнатки в коридор. Ожидание окончено.

Меня везут к ноль первой. Значит её пилот не справился… не смог. Неудивительно. Всё же глупо было ожидать, что этот мальчик, впервые увидевший Евангелион, сможет сражаться с Ангелом. Без обучения… Без предварительных синхротестов… Каталку тряхнуло. Больно. Но я привыкла к боли. Я справлюсь. Только бы удалось синхронизироваться с Евой… Вот и двери ангара. Я на месте.

Этот мальчик в белой рубашке… Третье дитя? Он похож на Командующего… Кажется, его зовут Икари Синдзи… Что это? Какое странное чувство… Что-то… Родное? Он встретился со мной глазами. Его лицо не выражает никаких эмоций, но глаза… Я отвела взгляд. Мне стало страшно. Я редко пугаюсь, но это… Человек ли он? Столько ненависти… В самой глубине… Он злится на меня? Почему?

– Рей, замена оказалась бесполезной. Вся надежда на тебя.

Командующий. Я чувствую тепло. Я могу быть ему полезна.

– Есть… – С трудом встаю с каталки, стараясь не обращать внимания на боль. Я справлюсь. Справлюсь! От мальчика исходит почти физическое ощущение гнева. Я не вижу его лица, но почему-то знаю, что он в ярости. Он злится из-за того что бесполезен? Или он злится на меня? Но за что?

Внезапно раздается грохот. Здание содрогнулось. Вниз посыпались осветительные плафоны. Я почти смогла встать, но из-за толчка не удерживаю равновесие и падаю на пол. БОЛЬНО!

Сквозь ресницы вижу нависшую над головой огромную фиолетовую руку, защитившую меня и третье дитя. Рука Евы? Но как? Она же отключена от питания! И внутри нет пилота! Капитан Кацураги упала, а теперь шокировано смотрит на Еву. С трудом наклоняю голову, не могу поднять веки. Больно. Но в щель вижу как изумлённо расширились глаза Командующего. В глазах темнеет. Как это может быть? Неужели Ева защищала его? Он… Он один остался спокоен. И даже не пригнулся от осколков, как… Как будто знал, что ему ничего не грозит. Или… ему просто было всё равно?

Не могу пошевелиться. Плохо. Все тело болит. Лежу с закрытыми глазами. Надо встать. Я должна… Воздух с трудом проходит в легкие. Душно. На мой лоб ложится чья-то рука. Повеяло прохладой… Третье дитя? Что он… Мысли путаются. Сознание меркнет. Темнота.


***

Тишина. Темнота. Боль. Сознание медленно возвращается. Мысли текут вяло и с натугой. Голова гудит и весит почти тонну, даже веки поднять тяжело, да и не хочется. Совсем. Тело как будто ватное, всё занемело и едва ощущается. Вот он откат, во всей своей красе. Энергетическая оболочка в ужасном состоянии, это даже не истощение, это почти полное выжигание структуры. О любых манипуляциях с духовной энергией можно забыть, минимум, на пару месяцев. Хорошо хоть синхронизации ничего не грозит и возможности Евы я использовать смогу, хоть и без пробуждения. Впрочем… Я знал на что иду. Увеличение силы Евы 01, как то мощность АТ-поля, скорость регенерации, да и просто рост физических возможностей, вкупе с автономным источником энергии, сейчас будут однозначно полезней, способности немного увеличить свою физическую силу и регенерацию. А восстановиться я ещё успею, тем более, ещё предстоит слияние с Синдзи, как бы это лично меня не огорчало. Но придётся, второй раз обмануть Юи я уже не смогу, да и правила…

С трудом открываю глаза и жмурюсь от накатившей волны тяжести, в глазах темнеет, к горлу подступает тошнота, на несколько секунд выпадаю из реальности. Вторая попытка осмотреться, предпринятая через пару минут, оказывается более успешной. Вижу серый, скрытый в ночной темноте, потолок. Ага, незнакомый. Можно считать первый пункт программы выполненным. Знакомство с незнакомым потолком состоялось, да здравствует канон. Авэ Гендо!

Поток бреда из моей головы, вытеснила начавшая активно просыпаться боль во всём теле. Грудь и правый бок горели назойливым жжением. Правая рука представляла собой сплошную онемевшую гематому и онемение нисколько не мешало ей посылать мне в мозг волны агонии, скорее даже помогало в этом начинании. Но всё это меркло по сравнению с тем букетом ощущений, что вспыхнул у меня в голове. То, что Ева успешно регенерировала под моим руководством, в полной мере передалось моему телу, в виде остаточных фантомных болей и реальных повреждений. Причём именно сейчас, когда я пришёл в сознание! Проклятый откат!

Придётся потратить немного жизненной энергии, над ней я ещё контроль не потерял, но вот устранение таких повреждений отнимет не меньше двух лет жизни. А восстановить её, в этом теле, будет проблемой. Большой проблемой. Впрочем, я всё равно не собираюсь тут надолго задерживаться. Запустив процесс, я провалился в глубокий сон, ощущения предстояли не слишком приятные и их лучше бы было пропустить.

В следующее моё пробуждение за окном светило солнце, а в открытую форточку проникал тёплый ветерок. Тело всё ещё болело, но уже совсем иначе, как будто после тяжёлой тренировки. На пробу пошевелив пальцами, я начал медленно двигаться, проверяя работоспособность организма. Всё, вроде как, было в пределах нормы, по крайней мере, ходить и есть я могу самостоятельно. Аккуратно сев на кровати, я принялся себя осматривать. На мне была белая больничная пижама, под рубашкой, виднелись бинты охватывающие грудь, правая рука так же была перебинтована, но чисто символически, на лбу так же обнаружилась повязка. Забавно. Однако эти меры явно были нацелены не на те повреждения, что я сполна ощутил ночью. И это хорошо! Значит действия отката остались незамеченными и мне не потребуется объяснять феноменально быструю регенерацию. Впрочем, это так же значит, что какая-то часть повреждений Евы мне всё-таки передалась, причём естественным путём, а это уже не есть хорошо. Так как, раны Евы я хоть залечить и смогу, но вот это тело уже нет, по крайней мере в ближайшие три месяца, пока не устраню последствия отката. Эх, ладно. Бывало и хуже, так что прорвёмся.

Осторожно спускаю босые ноги на прохладный пол и начинаю искать взглядом тапочки. Оные обнаружились аккуратно стоящими возле кровати, моей одежды нигде не видно, впрочем, это мелочь. Надев недостающий элемент костюма, подхожу к двери, открываю её и выхожу в коридор. Тишина… Ни дежурной медсестры, ни охраны объекта особой важности, меня то-бишь. Поднимаю взгляд к потолку и со вздохом констатирую, что камер слежения тоже нет. Халтура…

Задумчиво подхожу к оконному стеклу в конце коридора и вглядываюсь в вид за окном. Солнышко, поросшие лесом сопки, лёгкий ветерок качает листву, красота.

Неожиданно раздаётся звук едущего лифта, быстро обегаю взглядом коридор и нахожу сливающиеся со стеной створки. Плавно слезаю с подоконника, на который успел взобраться и иду к лифту, ходить по лестницам меня сейчас что-то не тянет, а спуститься, или подняться, в приёмную надо, а то я тут могу до вечера куковать, с такой-то организацией наблюдения. Нажимаю кнопку вызова и жду. И почему тут не показано, на каком сейчас этаже находится кабинка?

Створки лифта с шипением открываются, а внутри… Больничная каталка, со множеством встроенного оборудования и даже визуально создающая впечатления последнего слова медицинской техники. За ней стоит симпатичная медсестра с волосами собранными в хвост, заметив меня она скорчила было недовольную мину и уже собиралась что-то сказать, но напоролась на мой взгляд и слова застряли в горле. Я же обратил всё внимание на лежащую пациентку. Здравствуй ещё раз, Аянами Рей, первое дитя.

Девочка выглядит заметно лучше чем в прошлый раз, кожа хоть и бледная, но это естественная бледность, цвет присущий самой коже, а не предсмертная белизна. Дышит ровно и без труда. Из под укрывающей её простыни, выглядывает больничный халат. Руки по прежнему в бинтах, как и голова, торс не вижу, но там наверняка тоже бинты. Правый глаз закрыт марлей, крепящейся кусочком пластыря.

Медсестра, однако, быстро взяла себя в руки и показательно перехватила ручку каталки, всем видом показывая, что ей нужно выехать, а я мешаю. Я сделал шаг в сторону, освобождая проход и всё ещё глядя на Рей. Наши глаза встретились, так же, как тогда, в ангаре. И Рей опять отвела взгляд. Что? Неужели заметила тот холод, которым я заткнул медсестру и приняла на свой счёт? Но я же убрал его из глаз…

Медсестра поспешно выкатила коляску из лифта и скорым шагом начала удалятся по коридору. Я безмолвно провожал Аянами взглядом, не обращая внимания на закрывающиеся створки лифта. Рей смотрела в сторону, в её глазах, так же как и у меня, не было никаких эмоций, но в её случае это была далеко не игра. Вот они миновали мою палату и через несколько шагов скрылись за поворотом. Нда… Я медленно закрыл и открыл глаза, после чего пошёл в свою палату, искать кого-то желания уже не было.


Аянами Рей:

Запах лекарств… Тихий гул приборов… Больничная палата… Такой знакомый потолок…

Интересно, почему я еще жива? Неужели третье дитя смог победить Ангела? Или NERV использовал какое-то другое оружие? Второе вероятней. Хочется узнать подробности. Странно… Спросить у медсестры? Но её сейчас нет, да и вряд ли она знает…

Наверное мне стоит поспать, чтобы восстановить силы…


Сон прервало ощущения движения, открываю глаза… Каталка подъезжала к лифту. Меня везут… В процедурный кабинет? Да, наверное…Каталка слегка подскочила на стыке коридора и лифта и тело пронзила резкая боль. Я сморгнула выступившие слезы. Лифт поднимается. Медленно сменяются цифры этажей. Остановка. Створки лифта с тихим шипением открываются, а за ними… Третья дитя? Такой холодный взгляд. Внутри как будто что-то напряглось и задрожало. Странно. Я опять боюсь? Меня пугает третье дитя? Но почему?

Странное чувство… Как будто этот холодный взгляд предназначался не мне. Он смотрит на медсестру? Они знакомы? Третий начинает переводить взгляд на меня и я отворачиваюсь. Не понимаю… Я привыкла к холодным взглядам, но почему-то очень не хочу чтобы на меня так смотрел сын Командующего. Почему меня это волнует?.. Его взгляд, я чувствую его почти физически. Что-то дрожит внутри, хочется спрятаться. Каталка дергается, медсестра быстро выкатывает ее из лифта и везет по коридору. Я этого почти не замечаю… Почему он так на меня смотрит?.. Почему?…


***

Минут через двадцать после моей встречи с Рей, врач всё-таки появился. Типичный, немного сутулый, пожилой азиат в круглых очках и с красными от недосыпа глазами. Быстро и профессионально меня осмотрев, он скупо поделился информацией. Бой был вчера, я же нахожусь в закрытом госпитале NERV внутри Геофронта. Доставили меня с ожогами первой и второй степени на груди и правом боку, а также обширным ушибом мягких тканей правой руки, с головой ничего серьёзного, просто глубокая царапина. Так что выписываться я могу уже вечером. После осмотра, доктор быстро удалился, успев напоследок порадовать новостью о скором завтраке. Завтрак мне действительно принесли весьма оперативно, а вместе с ним и вычищенную от LCL одежду. Последний пункт меня изрядно позабавил, ну вот медицинскому персоналу делать больше нечего, как после нападения Ангела и разрушения, чёрт знает какой, части города, заниматься постиркой копеечной по стоимости одежды пациента, да ещё и ночью… Кстати, принёсшая, вернее прикатившая на тележке, всё это, медсестра поглядывала на меня довольно странно, со смесью опаски и любопытства, видимо та с хвостиком уже успела пустить слух.

И вот теперь я сижу в приёмном покое больницы и облокотившись левой щекой на кулак, лениво созерцаю пространство. Тут было так же пусто и тихо, как и на моём этаже, видимо персонал NERV, во всей этой заварушке, пострадал незначительно, а обычным пациентам сюда вход закрыт. Ещё немного и я позорно усну в этом кресле, даже почитать нечего и куда они дели мой рюкзак? Нет, ну это надо, а? Уже шесть часов, как я проснулся, а до сих пор видел только двух врачей и трёх медсестёр. Где охрана? Где сопровождающие? Где Мисато, в конце концов? Или я теперь буду жить в этом кресле? А может они меня потеряли? Или это такой хитрый план? Эх… Чувствую, намучаюсь я ещё в этом мире…

– Привет, Синдзи-кун! – Возрадуйтесь грешники! Она явилась! Не прошло и года. Медленно открываю глаза и вижу эту довольно улыбающуюся мордашку. – Извини, что опоздала! – Мисато мило зажмурилась, состроив псевдо виноватую рожицу и поднесла раскрытую ладонь к лицу, ребром ко мне, как бы защищаясь. И это командир оперативного отдела… – Я за тобой!

– Здравствуйте, Мисато-сан…

– Синдзи, ну ты чего?! Мы же договаривались, просто Мисато! – Девушка демонстративно надула губки и сложила руки на груди, всем видом показывая какой я нехороший человек.

– Мы так же договаривались, что Вы меня будете называть Син, а не Синдзи-кун…

– Да помню я. – Махнула рукой Мисато, отведя взгляд куда-то в сторону и чуть насупившись. – Просто после того, что ты устроил в ангаре Евы… Ну в общем ты понял. – Уже чуть более тихим голосом, закончила она, покосившись на меня.

– А что я устроил? – Едва заметно приподнимаю правую бровь. От такого ответа, Кацураги опешила и вылупилась на меня.

– Нуу… Ты как бы…

– Отказывался работать за просто так? Поговорил по душам с отцом? Съел Ангела? – Начал перечислять я, не снимая с лица бесстрастного выражения.

– Аааа… Да.

– Первые два пункта вполне логичны, учитывая обстоятельства моей жизни. А с Ангелом, я очнулся только тогда, когда Ева уже запихивала в рот последний кусок этой красной фигни, а потом начала лопаться броня. Управление удалось вернуть только после взрыва Ангела, до этого я даже пошевелится едва мог. Так что претензии, к вашим научникам, не я создал этого робота.

– И… Тебя это совсем не пугает?

– Сложно сказать. Наверно всё-таки пугает. Хотя, с другой стороны, Ева ещё в ангаре прикрыла меня рукой, да и тут, судя по всему, спасла мне жизнь. Так что не волнуйтесь, я не стану отказываться от пилотирования, естественно до тех пор, пока отец не нарушит собственную часть договора.

– Я совсем не это имела ввиду! – Кацураги явно оскорбилась моей интерпретацией её вопроса. – Ты же…

– Спасибо. – Девушка подавилась воздухом и удивлённо воззрилась на меня. – Мне действительно приятно, что ты за меня переживаешь, Мисато. Хоть мы и знакомы совсем недолго, а приятным собеседником меня назвать сложно. И давай на этом закончим, я немного устал сидеть в этой больнице.

– Хорошо. – Девушка серьёзно кивнула и тут же опять улыбнулась. – Как скажешь Син! Как насчёт перекусить?

– С удовольствием. – Я встал, позволив на лице появится лёгкой улыбке.

– Ладно, Син, пошли. Я тут где-то видела парочку автоматов со сладостями и напитками…

– Шикарный перекус…

– Не будь букой, скажи спасибо, что хоть они работают.

– Спасибо, Мисато-сааан.

– Паршивец! – Я, в ответ, только хмыкнул.


Автоматы действительно были, но работал только один. С пивом. Я задумчиво окинул его взглядом, посмотрел на крупную табличку, одинаково ровно весящую на всех соседних автоматах и сообщающую «Автомат не работает» и перевёл взгляд на Мисато, чуть вскинув левую бровь.

– Ну не смотри на меня так! Я правда не заметила! – Отчаянно воскликнула девушка, всплеснув руками и состроив жалобную гримасу.

– Верю. – Кивнул я и опять посмотрел на таблички.

– СИНДЗИ!!!


Идём по коридору базы, Мисато дуется, я меланхолично молчу. Ну и что она так реагирует? Подумаешь, с кем не бывает? Ну покупала она только пиво, что в этом такого? Ну не заметила таблички на соседних автоматах. Обычное дело. Что сразу истерику закатывать? Я же ничего не сказал, даже соглашался. Ну и что, что делал это с выражением мыслящего кирпича на лице и голосом, которым только некрологи читать, разве это важно? Роль у меня такая. А она надулась, как дирижабль и давай нависать надо мной мрачной тенью, оскорблённой невинности…

Наконец-то мы пришли к нужной двери и Мисато прекратила играть обиду. Однако не успел товарищ в коричневом пиджаке сообщить, что мне выделена отдельная квартира, в шестом блоке жилого комплекса, на территории Геофронта и непонятно зачем, поинтересоваться моим мнением. Как не давая мне ответить, в разговор вклинилась Мисато:

– Разве он не будет жить с отцом? – Я едва удержался, чтобы горестно не поднять глаза к потолку.

– Мне не поступало подобных распоряжений. – Тут же отозвался чиновник.

– Но разве можно селить его одного? Он же ещё ребёнок!

– Мисато, всё нормально. – Проигнорировав «ребёнка», произнёс я. Смотреть весь этот спектакль, мне не очень хотелось.

– Ты уверен Синдзи-кун?

– Конечно, я привык быть один.

– Но жить в Геофронте… – Мисато опять повернулась к чиновнику, чьего имени я так и не узнал. – Разве его нельзя поселить на поверхности?

– Увы, тут я ничем не могу помочь. Это приказ. Это просто не в моей компетенции.

– Так, ясно! Синдзи, подожди тут. Я скоро. – С этими словами Кацураги решительно вышла за дверь, доставая телефон. Я переглянулся с чиновником.

– Подожду в коридоре. – Чиновник молча кивнул.

Мисато вернулась только через час, с донельзя довольным лицом и какой-то папкой в руках. Я уже успел немного задремать вытянувшись на расположенном неподалёку диванчике. Делать всё равно было больше нечего, не бегать же за Мисато, в самом деле?

– Сиин! – Мисато скорчила хитрую рожицу. – Я назначена твоим опекуном! Ты же не против пожить со мной? Не беспокойся, с начальством я договорилась! – Подстава…

– Не думаю, что это хорошая идея. – Бесстрастно ответил я, продолжая лежать заложив руки за голову.

– Глупости, вместе веселее!

– Возможно. – Я закрыл глаза. – Но я эгоистичная, асоциальная личность с тяжёлым характером. Плюс переходный возраст, с присущим ему гормональным взрывом. А так как ты красивая, молодая девушка, я буду до тебя домогаться и подглядывать. Как видишь, идея неудачна. – На коридор опустилась тишина. Мне очень хотелось увидеть лицо Кацураги, но я чётко понимал, что тогда просто не смогу сдержать рвущийся наружу хохот.

– Тебе кто-нибудь говорил, что ты гениально всё усложняешь? – Спустя минуту, прервала молчание Мисато.

– Нет. – Я открыл глаза, девушка буравила меня тяжёлым взглядом. – Я просто предупредил о проблемах, связанных с совместным проживанием, это не значит, что я против. В конце концов, я ещё не сошёл с ума, чтобы отказываться жить с такой красивой девушкой, но ведь ты первая, кому от этого будет тяжело.

– Аарррр!!! – Мисато с рычанием вцепилась в свои волосы и подняла глаза к потолку. – Ты монстр! Ну почему ты не можешь разговаривать нормально?! Этот твой безэмоциональный голос… И лицо! Ты вообще улыбаться умеешь?!

– Это риторические вопросы, или мне надо ответить? – Ответом мне послужил, прищуренный, убийственный взгляд.

– Так! Всё! Хватит! Держу пари, ты специально издеваешься над своим командиром…

– Есть немного. – Спокойно подтвердил я, не меняя выражения лица. Мисато аж задохнулась от такого заявления.

– ПАР-ШИ-ВЕЦ! – Раздельно произнесла девушка, стремительно багровея и нависая надо мной, уперев руки в бока. – Да ты знаешь, что я с тобой сделаю?!

– У меня есть определённые надежды, но вероятность их осуществления стремится к нулю.

– Какой ты… – Кацураги мелко трясло. – Ты… Ты это… Ты просто ужасен!

– Вот видишь, Мисато, всё как я и говорил. – Я с лёгким вздохом сел на диване и отряхнув штанину, встал. – Со мной очень тяжело жить. А я ведь только слегка пошутил. – Девушка мгновенно остыла и, сложив руки на груди, задумчиво воззрилась на меня.

– Но ведь так нельзя.

– Так удобно.

Мисато глубоко вздохнула.

– Не важно. Ты переезжаешь ко мне и точка!

– Несмотря ни на что? – Я слегка поднял правую бровь.

– Да.

– Хорошо, но при одном условии.

– Каком? – Подозрительно осведомилась Мисато.

– Мне также выделят квартиру неподалёку, чтобы в случае чего, я мог быстро переехать, а также держать там свои вещи.

– Хмм… Ну… Думаю это возможно.

Мисато, секунд двадцать, теребила пальчиками подбородок задумчиво разглядывая потолок, а потом, без всякого перехода, встрепенулась и бросив мне полное энтузиазма: «Так, подожди-ка меня здесь, я быстро!» умчалась к тому кабинету, откуда мы вышли час назад. Я проводил её долгим взглядом. Однако, садится обратно пока не спешил. Я оказался прав, не прошло и минуты, как Кацураги выскочила обратно сжимая в руках помимо своей папки, ещё и некий конверт.

– Всё! – Торжественно провозгласило это чудо природы.

– Что всё?

– Я решила вопрос с квартирой, а теперь бегом, нам ещё праздновать! – На одном дыхании протараторила она и схватив меня за руку, куда-то потащила.

– Мисато, не то чтобы я не разделяю твой энтузиазм, но мне ещё свои вещи где-то забрать надо, да и пропуск получить.

– Не волнуйся! Твои вещи доставят, а пропуск вот! – И она помахала желтоватым конвертом. – И нам ещё в магазин заскочить надо, а то у меня дома ни крошки съестного. – Обезоруживающая улыбка и какой-то очень подозрительный взгляд на конверт.

– Кстати о покупках. У меня нет денег, и за Ангела мне ещё не заплатили. – Губы Мисато растянулись в просто-таки донельзя довольную и предвкушающую улыбку.

– Тебе уже всё заплатили, я узнавала. Вот эта карточка, – Она опять потрясла конвертом, с каким-то особым блеском в глазах и мечтательной улыбкой. – одновременно является пропуском на базу, банковской картой, ключом от квартиры, документом удостоверяющим личность и даже проездным на общественный транспорт. Короче, в Токио-3 это универсальный документ, без которого никуда!

– Понятно. Ну может быть ты мне её всё-таки отдашь?

– Да, держи. – А глаза-то горят… Сейчас будет просить, или потерпит? Нет, всё-таки решила потерпеть, молодец.


– ИИИИИХААА!!! СЕГОДНЯ БУДЕМ ПРАЗДНОВАТЬ!!! – Мисато, с радостным воплем, рванула с места. Как измятая и многострадальная машина выдерживала подобное издевательство, одному богу известно. Или скорее Великой Тьме, ибо боги подобными мелочами не интересуются, а она действительно знает и видит всё, хотя тоже далеко не обязательно обращает внимание.

Из Геофронта мы выбрались без происшествий, встречи с Гендо в лифте, или где-то ещё, так и не произошло. Что, думаю, к лучшему. Не уверен, что не засветил бы ему в глаз, или в какое-либо иное, более чувствительное место. Всё-таки он меня раздражает, да и детское тело потворствует определённой импульсивности. Нет, конечно, я вряд ли действительно стал бы бить ему морду, но всё же лучше не провоцировать. По крайней мере до тех пор, пока окончательно не сольюсь с Синдзи и не исчезнет вероятность неожиданного всплеска его эмоций. А то, телом то я сейчас хоть и слаб, но вот знания о том, как и куда бить, чтобы человек лёг и больше не встал, никуда не делись.

– Не возражаешь, если мы сначала заедем в одно место?

– Хочешь показать мне что-то из достопримечательностей?

– Угу. Тебе понравится.

– Уверена? – Мисато окинула меня задумчивым взглядом.

– Хм… Теперь, когда ты спросил… Нет. Но попробовать стоит!

– Ладно вези, постараюсь проникнутся. – Мисато фыркнула.

Остановились мы на огромной смотровой площадке, расположенной на склоне одной из сопок – всё как я и ожидал. Подойдя к краю, я опёрся руками о высокие металлические перила, вглядываясь вдаль. Закатное солнце освещало великолепный пейзаж. Далёкие горы укрывали горизонт, а перед нами лежал город. Пустынный город. Мелкие деревья, клумбы, газоны, коробки ларьков, причудливые узоры дорог оплетающие огромные квадратные и шестиугольные площадки и ни одного крупного здания. Они виднеются только в самой дали, ближе к горам, а к смотровой площадке подходит только плоская равнина.

– Красиво. – Прокомментировал я, для стоящей рядом Мисато.

– Это ещё не всё. Подожди немного, скоро начнётся. – Она улыбнулась и бросила взгляд на циферблат наручных часов. – Сейчас.

По всему городу завыли сирены. Площадки исполинских люков начали медленно открываться. Послышался ровный протяжный гул, и из-под земли начали неторопливо вырастать гигантские коробки многоэтажек. Впечатляет. Величественно и красиво, но… Абсолютно бесполезно против Ангелов. Пока мы поднимались из Геофронта, я успел полюбоваться на обломки одного такого здания, рухнувшего на штаб-квартиру. А ведь Сакиил был слабейшим из Ангелов, ну, по крайней мере, один из слабейших. Хотя, возможно этот способ способен защитить здания от обычной бомбардировки, наверно против неё эта система и создавалась.

– Ну как тебе? – Улыбаясь спросила Мисато, явно ожидая восторга, похоже она сама ещё не привыкла к этому зрелищу и ей оно очень нравилось. Я не стал оскорблять чувства девушки и ответил почти правду:

– Красиво и величественно, ты была права. Я впечатлён. – И лёгкая улыбка, как никак, она старалась. Улыбка Мисато стала искренней и доброй.

– Спасибо Синдзи.

– За что?

– За то, что не стал портить момент. – Зажмурилась Мисато и повернувшись к городу, тихо, с немного грустной улыбкой произнесла: – Это Токио-3. Город-крепость. Город противостоящий Ангелам… Наш город! Город, который ты спас!

– Но я, так же, чуть было не обрёк его на гибель, причём вполне осознанно.

– Я знаю. Я же там была. Но главное, ты сделал это, чтобы тобой не двигало. И этим стоит гордится.

– Странный ты человек Мисато. – Девушка повернулась ко мне, в её глазах было удивление. – Но всё же… Ты первая, кто мне понравился, за последние несколько лет. Жаль, что мы не встретились раньше.

Над площадкой повисла тишина. Воздух наполнился стрёкотом цикад, тёплый вечерний ветер приятно шевелил волосы. Скоро на небе зажгутся звёзды. Ночь, моё любимое время…

– Ладно, Мисато. – Я оторвался от перил. – Спасибо за этот вид, но нам ещё надо успеть в магазин, к тому же, я кроме больничного завтрака ещё ничего не ел.

– Что?! И ты молчал?!

– Ты не спрашивала. – Про автоматы я решил не напоминать.

– Блииин. Ты же и вчера не ужинал… Чего стоишь? Пошли быстрее! – Я внутренне улыбнулся и побрёл к машине. Забавная она всё-таки.


Мы с Мисато неторопливо брели между полок в торговом центре. Вернее неторопливо брёл я, внимательно разглядывая продукты, а Мисато с недовольной миной на лице шла следом, толкая битком набитую тележку, полную пива, заварной лапши, консервов и парочки готовых обедов, из риса с тушёным мясом, в лотках. Справедливости ради, стоит отметить, что пиво, большей частью, было безалкогольное и занимало меньше трети всего объёма.

– Син, ну скоро уже? – Жалобно проскулила Мисато.

– Да, я почти закончил. Ты лучше пока иди, выбери тортик, только без крема, не люблю их.

– Угу, я тоже. Как насчёт шоколадного?

– Полностью за.

– Отлично. – И Мисато радостно укатила в кондитерский отдел.

Магазин был почти пуст, в плане посетителей, а вот ассортимент радовал. Правда, уже очищенная картошка, меня позабавила. Нет, я конечно и раньше такое видел, но всё равно забавно. Я уже проверил баланс на карточке, Гендо не обманул, ровно три миллиона двести тысяч Йен, двести тысяч видимо зарплата или аванс. Так же на карточке, уже красовалось моё спокойное лицо, а надпись гласила, что я являюсь лейтенантом специальных сил ООН, и конкретно института NERV. Любопытной подробностью можно было считать то, что на фотографии я был в мундире, которого ещё даже не получал. Всё-таки фотошоп это страшное изобретение.

В тележку отправилась пара пакетов яблочного сока, увы, местных марок я не знал, так что приходилось ориентироваться на цену и интуицию. Дальше был найден чай Эрл-Грей, давно я его не пил, несколько приправ, сомневаюсь что у Мисато есть даже банальный перец и в общем, покупки можно было считать законченными, остальное уже и так покоилось в тележке.

– Я всё! – Вынырнула из-за угла довольная Мисато, везя на тележке натуральную Прагу, в смысле торт «Прага». Подумать только, ещё помню… Слегка улыбнувшись своим мыслям, я кивнул Мисато и повернул к кассе.


Дом Кацураги представлял собой одиннадцати этажное здание, вполне скромного вида, без всяких футуристических наворотов. Стоянка для машин, была практически пуста, хоть и довольно вместительна. Рядом располагался парк и вроде бы детская площадка.

– Дом ещё только заселяется, так что жильцов пока мало. – Прокомментировала Мисато, когда мы вылезали из машины. Я кивнул и направился к задней двери, чтобы забрать пакеты.

Благодаря манере езды Мисато, пакеты благополучно опрокинулись и мне пришлось собирать продукты с пола. Даже не смотря на предусмотрительно завязанные мной ручки, кое что умудрилось вывалиться. Впрочем, я и так, ни мгновения не сомневался в таланте Кацураги.

– Син, поможешь? – Раздался жалобный писк от багажника, когда я уже почти закончил.

Картина мне предстала презабавнейшая. Согнутая в три погибели Мисато пыталась дотянутся до очередного пакета в глубине багажника, но связка, которую она уже держала в руке, этому отчаянно мешала. Судя по всему Кацураги вознамерилась перенести всё за один раз, а учитывая, что багажник был забит под завязку, да ещё и на заднем сиденье пакеты наличествовали, то связки пакетов в руках девушки приняли весьма угрожающий размер. Пожалуй, уже раза в два превзойдя по объёму саму девушку, но она была упорная и сдаваться явно не собиралась.

– Мисато, что ты делаешь?

– Как что? Достаю пакет.

– Зачем?

Злобный взгляд обещающий жестокую расправу.

– Мисато, ты конечно выглядишь очень мило когда злишься. Но если ты хочешь перенести всё за один раз, у нас это не получится.

– Но осталось то всего чуть-чуть. – Злобный взгляд сменился жалостливым, а на щеках появился предательский румянец.

– И как ты планируешь пролезть в дверь с этими баулами? – Мисато замерла, подозрительно посмотрела на меня, потом покосилась на здание, потом на свои руки и видимо до неё дошло. Связки пакетов глухо плюхнулись на асфальт, а бравый капитан страдальчески начала разминать плечи и потирать спину.

– Ну блин. Син! Зачем было столько всего покупать? И что нам теперь делать?

– Сходим несколько раз. Это не сложно. – Мисато одарила пакеты страдальческим взглядом.


Покупки мы перетаскали за два захода, всё-таки большую часть занимали лёгкие, но объёмные вещи вроде лапши быстрого приготовления, чипсов, сухариков и бумажных полотенец. У дверей квартиры нас ждала груда коробок, которую Мисато тут же окрестила моими вещами, хотя я и не спрашивал. А внутри…

Хммммнда… Аниме даже в малой степени не отражало всей глубины и ужаса реальности.

Кучи коробок с вещами, которые капитан всё ещё не удосужилась распаковать. Вещи, раскиданы по полу в беспорядке и, конечно же, чудовищный бардак на кухне. Гора немытой посуды в раковине и на столе, куча погрызенных палочек для еды, стопки каких-то журналов под столом, несколько пластиковых чаплашек из-под лапши, остатки пиццы, бутылки, пивные банки…

Нет, я понимаю выражение «творческий беспорядок», но такого, не было даже у меня, в худшие годы ученичества! Блин, подземные пещеры орков и то выглядят опрятней! Хотя, чему я удивляюсь? Всё это было ожидаемо… Хоть и не в таких масштабах.

– Син, ну чего ты там застыл? Проходи, у меня тут правда чуточку не прибрано, но ты не обращай внимания! – Донеслось, откуда-то из глубин квартиры.

… Чуточку?.. Я ещё раз обвёл взглядом натюрморт именуемый кухней. Самокритичность, явно не входит в число недостатков командира оперативного отдела.

Когда, переодетая в домашнее, Кацураги зашла в кухню, я как раз заканчивал распихивать скоропортящиеся продукты по холодильнику. Задача была нетривиальная, но я справился. Благо, пивных банок в нём было всё же меньше чем я опасался.

– О, Синдзи! Ты уже убрал продукты? Молодец!

– Мисато, где у тебя ящик для овощей, или что-то подобное? – Встав вполоборота спросил я. В процессе отметив, что на Мисато одета бесформенная, бежевая футболка и мягкие, хлопковые штаны. Либо, в данном случае, канон врал, либо мои угрозы о домогательстве приняты к сведению и учтены.

– Ээ… – Девушка старательно закатила глаза и поднесла указательный пальчик ко рту, всем видом выражая тяжёлую работу мысли.

– Понятно. Тогда где кастрюли и сковородки?

– А, это где-то здесь! Я недавно видела… Где же это… А вот! – Кацураги гордо указала на картонную коробку, из которой действительно выглядывала чёрная ручка, неизвестного элемента кухонной утвари.

– Хорошо. Тогда ужин будет примерно через час. Потерпишь?

– Нуу… Если обещаешь, что будет вкусно.

– Обещаю.

– Тогда я в душ! – Девушка вихрем вылетела из кухни и уже откуда-то из коридора добавила: – И не смей подглядывать!

Я хмыкнул. Эх, Мисато, Мисато… Знала бы ты, сколько у меня было женщин, да ещё каких… Впрочем, тебе действительно лучше не знать. По крайней мере, до тех пор, пока вся эта история не подойдёт к концу. Ну, а там, может и познакомитесь. Как-никак, ты действительно очень красива, особенно для человека. Да и специалист неплохой…

Поставив тушиться мясо и вариться картошку, я принялся приводить кухню в удобоваримый вид. Благо, эти блюда постоянного присмотра не требуют. Мисато как чувствовала, что стоит ей показаться в пределах видимости, как я непременно припахаю её к уборке. Не могу сказать, что она была так уж неправа, хоть я и предпочитаю, по привычке, убирать всё самостоятельно, но мысли возникали… Однако, как бы то ни было, Мисато схоронилась в ванне и вылезла только по истечении оговорённого часа. Мокрая и счастливая. К тому моменту, я уже фактически закончил, оставалось только тряпкой пройтись. Так что, я решил пощадить девушку, уговаривать её всё равно вышло бы дольше, чем сделать самому, а я как-никак был довольно голоден.

– Ммм… Как вкусно пахнет. – Жмурясь, промурлыкало это чудо, подскакивая к плите.

– Садись, сейчас положу. – Вздохнул я, доставая тарелки.

– Синдзи, ты чудо!

– Вот. Приятного аппетита. – Я поставил перед Мисато тарелку с пюре и тушёным мясом.

– Красота! Ммм… Вкусно! Где научился готовить?

– Нигде. Я часто сидел дома один и готовить мне было некому, пришлось учиться самому. – Ответил я чистую правду, причём это было правдой и для меня и для Синдзи.

– Понятно… – Кацураги немного смешалась, видимо вспомнив о моём «счастливом» детстве. – Ну, а я вот так и не научилась, ничего сложнее риса и лапши не получается. Кстати, Синдзи…

– М? – Я поднял взгляд от тарелки, рот был занят.

– Я хочу поговорить о вчерашнем бое. – Серьёзно глядя на меня, произнесла Мисато.

– Ты выбрала очень подходящий момент.

– А что? Совместим приятное с полезным. – И Мисато палочками отправила в рот очередную порцию пюре. Одарив Мисато скептическим взглядом, я пожал плечами.

– Хорошо, поговорим. Первый вопрос, что случилось, когда я потерял сознание?

– Кхм… Вообще-то я должна была спросить первой. – Я обозначил удивление поднятием левой брови, так как рот опять был занят. – Хорошо-хорошо! Расскажу. В общем, когда Ангел пробил головную броню Евы, мы потеряли связь с капсулой, было неизвестно жив ты или нет, сигналы на принудительное катапультирование не проходили, синхронизация стремительно падала, мы ничего не могли сделать. Но потом, вдруг, что-то произошло. Ева начала двигаться, синхронизация резко подскочила до двухсот с лишним процентов, а датчики регистрирующие АТ-поле вообще взбесились, поле Евы подскочило до полутора тысяч единиц, для сравнения, АТ-поле Ангела весь бой держалось в районе двухсот. После этого, Ева в несколько секунд размазала Ангела по асфальту и вырвав Ядро начала его поедать. Честно, это было очень страшно, Синдзи… Я первый раз видела, чтобы Рицуко так побледнела. Ведь, если бы Ева 01 начала крушить всё подряд, мы бы никак не смогли её остановить, а при таком поле, даже ядерная бомбардировка, не гарантировала её уничтожение. Ты даже не представляешь, как у нас отлегло от сердца, когда Ева остановилась.

– А зачем ядерная бомбардировка? У меня же кабель перебило, там энергии то, небось, оставалось, максимум, на минуту работы.

– О чём ты?! Ева поглотила ядро Ангела! Теперь у неё собственный, бесконечный источник энергии!

– Хочешь сказать, что прожёванное и перемолотое Ядро, продолжает работать? – Вскинув бровь, спросил я и задумчиво перевёл взгляд на палочки, которыми сжимал кусочек мяса. – Однако…

– Да я откуда знаю?! Это у Рицуко спрашивать надо, но то, что у Евы 01 теперь есть внутренний источник питания – факт!

– Ну и? Разве это плохо?

– Да чёрт его знает… – Мисато, с грустным видом, начала возить палочками в тарелке. – Наверно хорошо… Ты мне другое скажи. Вот ты можешь объяснить, как у тебя так легко получилось с АТ-полем? Ты же первый раз выставил его за какой-то миг до атаки Ангела, а Ева вообще потом такое творила… Рицуко сегодня чуть собственный халат не сгрызла, пытаясь во всём этом разобраться… Мы таких возможностей Ев даже и не предполагали, а тут ты в первый раз садишься в неё и сразу такое…

– Ну, что творила Ева пока я был в отключке, я знать не могу… А что не так с выставленным мной АТ-полем?

– Ну, я же говорю, ты так легко его выставил…

– А разве не должен был?

– Чёрт! Синдзи! Нет! Возможность генерации АТ-поля Евами, предполагалась только теоретически, а попытка активации Нулевого вообще, чуть было, не окончилась гибелью пилота! А тут ты, мало того, что в первом же контакте переваливаешь по уровню синхронизации за восемьдесят процентов, так ещё и АТ-поле ставишь за какую-то миллисекунду, без всякой подготовки!

– Хмм… – Я задумчиво жевал, глядя в потолок. – Занятно…

– И это всё, что ты можешь сказать?

– Нет, я могу сказать многое, но цензурных слов там будет крайне мало. – Я перевёл тяжёлый взгляд на Кацураги. – Я молчу про то, что вы засунули ОЯШа, в ОБЧР и послали его спасать мир, пусть это останется на вашей совести. Хотя замечу, что додумайся какой-нибудь журналист представить ситуацию с этого ракурса и на репутации NERV можно будет смело ставить жирную точку. Однако, посылать меня в бой, даже приблизительно не зная возможностей собственноручно созданного оружия, а потом ещё, у меня же, пытаться узнать как оно работает, это просто неописуемо. Я даже слов таких не знаю, чтобы выразить своё отношение к происходящему.

– Но Синдзи… – Мисато выглядела крайне пришиблено, как нашкодившая школьница, которую отчитывает директор, при вызванных в школу родителях. – Это же не я придумала…

– А я тебя и не обвиняю.

– Значит, ты поможешь нам разобраться с Евой?

– Перечислите мне зарплату доктора Акаги, а также всего научного отдела, занимающегося Евангелионами и я с удовольствием помогу. А до этого момента вопросы функционирования, природы и способностей Ев, не моя работа.

Мисато закусила губу от досады, как не посмотри, я кругом был прав и объяснять научникам, как и что работает, я тоже не обязан. Не то чтобы мне был нужен конфликт с научным отделом, но и позволять делать из себя лабораторную крысу я не собирался. Хотят выяснять, пусть выясняют сами, а я найду для своего времени более достойное применение, чем каждодневное, многочасовое сидение на синхротестах и в лабораториях. А если уж им так надо, то пусть, по всей форме, оформляют официальный запрос в тактический отдел, с просьбой к лейтенанту Икари посодействовать в исследованиях, в качестве испытателя и консультанта, с почасовой оплатой и чёткими сроками, ограничивающими время экспериментов с моим участием. Вот тогда, я подумаю и даже, возможно, соглашусь. Хотя могут попробовать надавить через Командующего, но это будет совсем глупо с их стороны.

Пока Кацураги предавалась мрачным мыслям, я спокойно доел свою порцию и отложив в сторону тарелку, опёрся локтями о стол, и в точности как Гендо, сложил руки домиком перед лицом. Мисато, от этого зрелища, слегка икнула и чуть отодвинулась. А я предупреждал, что момент для разговора выбран неудачно, но раз уж красавица капитан решила совместить приятное с полезным, грех не помочь ей в этом начинании.

– Мисато, не пойми меня неправильно. – Начал я спокойным и даже немного тёплым голосом. – Я не против помочь, отнюдь. Но я не стану подопытным кроликом доктора Акаги, тем более бесплатно. Как и что работает в Еве, я понятия не имею. И вам вообще очень повезло, что информацию о том, что Ева может и не включить АТ-поле, как и то, что вообще всё, что мне наговорили про Евангелион, это чисто теоретические догадки и допущения, без малейшего материального подтверждения, я узнал только сейчас, а не перед боем. Надеюсь ты понимаешь почему? – Неуверенный кивок в ответ. – Это хорошо. Однако, в будущем, я бы очень(!) хотел получать подобную информацию, до того, как меня с риском для жизни заставят испытывать, что-то, что, с вероятностью около девяноста процентов, работать не будет. Надеюсь в этом, ты меня тоже понимаешь и как непосредственный командир, постараешься, впредь, таких ситуаций не допускать. – Я убрал руки от лица и откинулся на стуле. – И давай пока закончим на этом, или ты уже передумала праздновать?

– Скажешь тоже! И не надейся! – Несколько картинно подпрыгнула Кацураги. – А вообще, Синдзи… – Девушка опять стала серьёзной и согнулась над столом, опустив плечи. – Возможно тебе это будет не слишком приятно услышать, но… Ты настоящий сын своего отца. Аж в дрожь бросает…

Я молча смотрел в глаза Мисато, она, в свою очередь, ждала пока я отвечу, не отводя глаз.

– Пусть так. – Наконец прервал молчание я. – Но, честно говоря, Икари Гендо, это не та тема, которую я готов обсуждать сидя за столом. – Накрытие и попадание! Мисато аж крякнула, выпучив на меня ошалелые глаза.

– Ты… Ты… Ты… – Мисато заело.

– Ты доедать будешь? Или доставать тортик?

– Ээ… – Мисато захлопала глазами с открытым ртом.

– Ну если не будешь, я сам съем. – Встаю и поворачиваюсь к холодильнику.

– Чёрт!!! Синдзи паршивец! Ты невыносим!

– А зачем меня выносить? Я же не мусор… – Абсолютно спокойно, с едва заметной толикой удивления в голосе, спросил я, открывая холодильник и заглядывая внутрь.

– Убью! – Кацураги вся побагровела от негодования.

– Сядешь…

Я уже достал торт и начал его распаковывать. Лица Мисато я не видел, так как стоял к ней спиной, но судя по угрюмому молчанию, девушка просто не могла подобрать слов для ответа. Закончив с тортом, я повернулся обратно к столу, держа тарелки в руках. Мисато сидела по-турецки на стуле и облокотившись подбородком на ладонь, вдохновенно дулась, лениво ковыряясь в тарелке. Я даже почти поверил, что она действительно обиделась, хотя бы на то, что подобрать адекватный ответ так и не смогла. Вот только бравого капитана выдавали глаза, которые нет-нет, да и косились на тарелки в моих руках.

В этот момент, из противоположного угла кухни, раздался тихий писк и звук открывающегося холодильника. Повернув голову, уже догадываясь, что сейчас увижу, я узрел ЕГО! Дверца холодильника открылась и оттуда вылез крупный, донельзя бровастый пингвин с маленьким пластиковым рюкзаком за спиной, как будто бы приросшим к телу и рожей злобного профессора по биологии, только что съевшего лимон и потерявшего очки, почему-то у меня возникла именно такая ассоциация. Уж больно пингвин многозначительно щурился. На груди у «профессора» висела табличка с надписью «PEN-2». Не удостоив нас с Мисато своего внимания, гордый птиц прошествовал в ванную, откуда через несколько секунд послышался шум воды. Всё действие происходило в полном молчании, Мисато с предвкушением смотрела на меня, ожидая реакции, я наблюдал за Птицем.

– Мисато…

– Да Синдзи? – Медовым голосом пропела девушка, старательно пряча в уголках губ улыбку.

– Если хочешь тортик, сначала доешь то, что у тебя в тарелке. – С бесстрастным лицом, сел я на свой стул и поставил рядом тарелки, демонстративно отодвинув их от Мисато. На лице Кацураги крупными буквами выступило слово «Облом».

– Эм… Син?

– Чего?

– А ты, что не удивился?

– Чему?

– Пингвину.

– Нет.

– Почему?

– Я заглядывал в тот холодильник, когда убирал продукты. – Вру, даже не пытался.

– И тебе не интересно, что он тут делает?

– Интересно.

– А почему не спрашиваешь?

– Не успел.

– А сейчас?

– А сейчас занят.

– Чем?

– Отвечаю на твои вопросы.

– … – Наверно, я всё-таки перестарался… Так как у Кацураги нервно задёргался правый глаз. Ладно, сжалимся.

– Так что это за пингвин? – Спрашиваю, отправляя в рот кусочек торта. Мисато проводила его тяжёлым взглядом и горестно вздохнула, на миг уронив голову.

– Ооох… Как с тобой сложно… Эх… – Капитан подняла усталый взгляд на меня. – Это был Пен-Пен, новая порода тепловодных пингвинов. Он мой домашний питомец. – И видя, что я по прежнему её внимательно слушаю, даже изобразив на лице лёгкий интерес, Мисато не очень охотно продолжила: – Он был подопытным животным в какой-то лаборатории NERV. Кажется, там занимались разработками в области биотехнологий… Проект прикрыли, а животных частью сдали в зоопарки, частью позабирали домой сотрудники, вот Рицуко мне Пен-Пена и подарила, она, вроде бы, в то время там работала.

– Ясно. А что за рюкзачок у него на спине?

– Там биологический компьютер, я же говорю он из лаборатории, там на нём ставили опыты по киберизации и вот что-то получилось. Так что имей ввиду, он очень умный и всё понимает. – Мисато отправила в рот кусочек торта и зажмурилась, тарелку она у меня «украла», ещё посередине рассказа, в момент, когда я «отвлёкся». Я же старательно делал вид, что ничего не замечаю.


– Так, кстати!.. – Оживилась Кацураги, когда с тортиком было покончено. К пиву она, кстати, так, ни разу, за весь вечер и не притронулась. – Раз уж это теперь и твой дом тоже, давай разделим домашние обязанности! – Глаза капитана нехорошо блеснули.

Я задумался. С одной стороны доверять этому чуду природы, хоть какую-то работу по дому, было бы, мягко говоря, ошибкой. Фактов не просто говорящих, а истошно воющих об этом была целая квартира, вернее сама квартира являлась таковым фактом. Нет, конечно её можно пинать и она даже, скорее всего, будет что-то делать. Но вот качество… Как не крути, Мисато не приспособлена к работе по дому, вообще. Но и убираться за ней тоже нет особого желания. Нда, дилемма.

– Синдзи?

– Согласен, это будет разумно. – Решился я. – Как станем делить?

– Отлично! Давай в «камень-ножницы-бумагу»? – С затаённой надеждой спросила Мисато. Впрочем, надежда была какая-то бледная, она похоже и сама не верила что я могу согласится.

– Ты уверена? Не думаю, что это хороший метод.

– За-то весело и быстро! Ну давай! – Не услышав от меня сразу категоричного «Нет», Мисато воспрянула духом и принялась меня убеждать. Ну-ну… Я внутренне расплылся в ехидной улыбке.

– Ну даже не знаю… Это так не надёжно…

– Да ладно тебе, Син! Не будь букой, соглашайся! – Не умеет Мисато играть, совсем не умеет. Даже если не знать всей подноготной, при таким блеске в глазах девушки, даже полный тюфяк что-то обязательно бы заподозрил.

– Ладно, уговорила, только потом не жалуйся.

– Ииииха! – Кацураги аж подпрыгнула на стуле от радости. Ну-ну… – Так, давай! Готов?! КАМЕНЬ! НОЖНИЦЫ! БУМАГА!

Мисато моргнула и слегка тряхнула головой глядя на мою руку, у меня был камень, у неё ножницы.

– Вот, Син. Тебе повезло! Поздравляю! – Улыбнулась девушка, устраиваясь поудобнее. – Поехали дальше! КАМЕНЬ!..


– ДА КАК ЭТО МОЖЕТ БЫТЬ?!! Это же невозможно! – Растрёпанная Мисато, ошалело уставилась на мою раскрытую ладонь и свой кулак. У капитана в одночасье рухнула вся картина мира и это слабо сказано. – Как можно выиграть тридцать раз подряд?!! Синдзи! Я тебя спрашиваю! Как ты это сделал?! – И полный отчаяния, ужаса и непонимания взгляд на меня.

– Я сразу сказал, это плохой метод. Слишком случайный и ненадёжный. – Равнодушно пожав плечами, ответил я и отхлебнул из чашки остывшего чая. А вообще, нашла с кем в игры играть, у любого опытного мага интуиция возведена в ранг безусловных рефлексов, иначе от собственных экспериментов спечёшься, в прямом смысле и до хрустящей корочки. А вообще, я просто не смог отказать себе в удовольствии в очередной раз обломать Мисато, хотя признаю, было тяжело, реакция у девушки всё же лучше чем у моего нынешнего тела.

– Сииииндзииии… – Жалостливо протянула красавица капитан, состроив умоляющее лицо, ещё чуть-чуть и того и гляди, слезу пустит.

– Мисато, ты уже жалуешься?

– Нееет, я хочу чтобы ты меня пожалел. Ну будь мужчиной.

– Хм… Ты знаешь, что эта фраза звучит весьма двусмысленно? – Приподняв брови, поинтересовался я, глядя в лицо девушки.

– Паршивец! Я совсем не это имела ввиду! – Вскочила с места Мисато, мгновенно вспыхнув.

– Верю. Хоть и жаль.

– Паршивец! – И сразу, вообще без всякого перехода: – Ну Синдзи, ну пожалуйста! – Контраст между праведной яростью и умоляющим тоном, маленькой девочки, которая выпрашивает у мамы конфетку, был восхитителен. Я почти растаял. У меня и раньше были весьма эксцентричные знакомые, в том числе и крайне непосредственные девушки, но вот так резко переходить из одного состояния в другое, даже среди них никто не умел, по крайней мере без всяких причин и посередине фразы.

– Так я паршивец, или мне тебя всё-таки пожалеть? Ты определись.

– Пожалеть! – Не потратив на раздумье ни доли мгновения, отозвалась Мисато.

– Хорошо. – Мисато расцвела. Я встал, подошёл к девушке и начал гладить по голове, спокойным и бесстрастным голосом приговаривая: – Бедная, несчастная Мисато, как тебе тяжело…

– СИИИНДЗИИИ!!!

– Ладно, пошутил. – Я убрал руку с головы Кацураги и начал собирать тарелки со стола. – Готовку, помывку посуды и уборку, так и быть, возьму себе, а на тебе стирка, вынос мусора и поливка цветов. Но учти, это не значит, что за собой можно теперь не убирать, а посуду только сваливать в раковину.

– Синдзи, ты прелесть! – Возликовала Мисато. Хотя готов поспорить, что предложил я этот вариант с самого начала, меня бы ждал двухчасовой торг, на повышенных тонах и с применением всех женских хитростей. – Слуушай, а давай разберём твои вещи! – Внезапно предложило это чудо, когда я уже складывал посуду в мойку.

– Завтра.

– Что завтра?

– Завтра буду разбирать, сегодня уже поздно, спать хочется.

– Но ведь там были коробки из NERV, неужели тебе не интересно, что внутри?

– Скорее всего, форма и оружие, но это не отменяет того факта, что я устал.

– Но ведь завтра, у тебя, с самого утра школа, разбирать вещи будет некогда! – И тут до Мисато дошла фраза про оружие. – Какое оружие?!

– Разберу после школы. – Очередная вымытая тарелка отправилась в сушильный шкаф. – Кстати, где она? Вернее, как я туда попаду, я же города не знаю.

– Не переживай, я тебя отвезу. – И тряхнув головой: – Так какое оружие?!

– Спасибо. – Я убрал последнюю тарелку и повернулся к девушке, вытирая руки полотенцем. – Обычное оружие, то о котором мы с отцом договаривались в ангаре. Правда конкретную марку я тебе не назову, ибо ещё не видел. Да, и если ты забыла, я теперь лейтенант NERV и иметь личное оружие мне положено по уставу.

– Ты же его даже не читал!

– Не читал, но сомневаюсь что там нет такого пункта.

– Верно. – Вынужденно признала Кацураги, под моим ожидающим взглядом. – Все сотрудники NERV имеют право на ношение оружия, а офицеры всегда обязаны иметь его при себе.

– И о чём тогда спорить? Или ты опасаешься, что я себе что-то отстрелю?

– Вот именно!

– Тогда организуй мне инструктаж и посещение тира, в чём проблема?

– Ну если ты так ставишь вопрос… – Мисато задумчиво почесала за ухом. – То тогда да, я проблем не вижу. Только сперва ты пройдёшь инструктаж, так чтобы я была полностью уверена, что ты ничего себе не отстрелишь и только потом станешь таскать оружие!

– Естественно. Или ты думала, что я с ним в школу попрусь, да ещё и китель форменный одену? Чтобы, так сказать, покрасоваться перед сверстниками?

– Нуу… Честно говоря – да.

– Мисато, я кажется не давал причин сомневаться в собственной вменяемости и адекватности.

– Ну прости, не подумала. – Смутилась Кацураги.

– Ладно забыли. Как думаешь, этот твой пингвин долго ещё ванну занимать будет? А то, я перед сном ополоснуться хотел…


Я растянулся на футоне, поправив влажные волосы, которые норовили залезть в глаза, из за ускорения регенерации в больнице, они слегка отросли, на первый взгляд не заметно, но в мокром состоянии до глаз они уже доставали. Надо будет потом подстричься, при случае…

Итак. Что же мы имеем?

В целом, всё прошло удачно. Не идеально конечно, но достаточно хорошо, чтобы не обращать внимания на мелочи. Правда, остаётся открытым вопрос с наблюдением, но он не критичен, по крайней мере на данном этапе. Теперь Мисато. Если подумать, у Мисато и Синдзи очень похожая судьба. Мисато ненавидела своего отца и совершенно не понимала, но он спас её, а сам остался умирать в той злополучной экспедиции в Антарктиду. Сильный ход. Но слова по прежнему остались недосказаны, да и понимания больше не стало. Видимо, поэтому то Мисато так и привязалась к оригинальному Синдзи, почувствовав в нём родственную душу, человека испытавшего то же, что и она. Не знаю, что она увидела во мне, возможно тоже самое, ведь вёл я себя опираясь на историю жизни Синдзи, хоть и совсем не как закомплексованный ребёнок, но главное, что нужный посыл я сделал. Нда, сложная ситуация. Но тоже, в целом, положительная. Ведь от меня совершенно не требуется лечить её душевные травмы, тем более, что я не канонный Синдзи и бередить их, даже не замечая этого, не буду.

Вопрос с переездом, так же, не очень ясен. С одной стороны, Мисато явно не тот человек, которому можно доверить слежку, тем более, из всего руководства NERV она наименее посвящённая. Но в тоже время, не смотря на всё вышесказанное, вот так приглашать, довольно стрёмного подростка, жить у себя, это странно. Ладно, спишем на упругость реальности, в конце концов, я и не надеялся сразу получить полную самостоятельность, хотя мог бы конечно, если бы действительно захотел, но мне это просто не нужно.

Ладно, пора спать. Завтра будет насыщенный день.


Проснулся я рано, так как будильник валялся где-то среди не разобранных вещей, ориентироваться пришлось на внутреннее ощущение времени, а оно меня почему-то всегда будит за полчаса до рассвета, в чём причина такого выверта сознания, я до сих пор так и не разобрался. Хотя, не очень то и пытался, если честно.

Встав с футона, сразу направился в ванную. Сознание хоть и проснулось, но вот глаза настойчиво не хотели разлипаться, нда, ощущение весьма непривычное. Душ и последующее приготовление чая, не отняли много времени, завтракать не хотелось, Мисато всё ещё спала. Тишина. Бросив, в кружку со сладким чаем, кусочек льда из морозилки, я вышел на балкон. Тишина. Улицы пустынны, редкий щебет птиц, прохладный утренний ветерок, крыши домов уже окрасились в яркие лучи восходящего солнца. Красота.

– Мм… Син, ты уже проснулся? – Мисато выглянула на балкон, морщась заспанными глазами на утренний свет и давя непрошеный зевок. Я уже успел допить чай и сейчас просто любовался видом. – А я думала тебя придётся будить… – Зевок всё-таки прорвался и девушка богатырски потянулась. – Слушай, сготовишь завтрак пока я в душе, м?

– Хорошо, тебе кофе или чай?

– Кофе.

– Сливки, сахар?

– Сливки, сахара одну ложку.

– Сейчас сделаю.

– Син, ты прелесть! – Девушка улыбнулась и ещё раз зевнув, вяло потопала в ванну.

Слегка улыбнувшись вслед Кацураги, я отлип от перил и пошёл на кухню.


– Ммм… Божественно… – Мисато, закатив глаза, отхлебнула ещё один глоток из чашки. Она уже успела переодеться на работу и сейчас равномерно растекалась по стулу сонной, релаксирующей лужицей.

– Мисато, я зачем тебе завтрак готовил? Чтобы ты один кофе пила?

– Не бухти, Син, мне хорошо…

– Я вижу и очень жалею, что нет фотоаппарата.

– Бука. – И разлепив один глаз, подозрительно воззрилась на меня. – Ты в школу то уже собрался?

– Да, пока ты отмокала в ванне.

– Молодец… – Глаз опять закрылся. – Не трогай меня минут десять… – Мисато зевнула. – Я тут… самую чуточку… – Дальше бормотание девушки стали совсем неразборчивы.

Я не смог подавить улыбку. Обожаю заспанных, красивых девушек, есть у меня такая слабость. В школу я действительно уже собрался, чтобы найти портфель и чистые тетради пришлось немного порыться в коробках, но к счастью вещей у Синдзи было не так уж много. Нервовские посылки я также вскрыл. Как я и думал, в большой коробке оказалась форма, два полных комплекта, такого же фасона и расцветки, что была на Гендо, то есть чёрный китель и брюки, с золотой окантовкой, а также два футляра, один со знаками различия лейтенанта NERV, а второй с мобильным телефоном, в точности таким, как у Мисато. Во второй коробке находилась ещё одна, пластиковая, и в ней покоился пистолет Глок-17, стреляющий девяти миллиметровыми патронами, что было крайне чётко и лаконично написано на стволе, и запас боеприпасов к нему. Трогать оружие, я, согласно договору с Мисато, не стал и просто отложил коробку в сторону. К счастью, огнестрельное оружие это не меч и залегендировать навыки обращения с ним можно будет посидев пару часов в тире, а вот с фехтованием придётся думать, так как если моё «начальство» не полное идиоты, то натаскивать меня на ближний бой будут и если не дай Великий Мрак, инструктор окажется мастером, то мои навыки он обязательно заметит. Правда, откуда тут взяться настоящему мастеру? Хотя NERV контора серьёзная, откопать могут, было бы желание.

Наконец Мисато глубоко вздохнула и открыла глаза. Посверлив меня грустным и обречённым взглядом, она вздохнула ещё раз и опустив взгляд на тарелку, взяла палочки и начала есть.


Синяя спортивная машина, чьей марки я до сих пор так и не узнал, с визгом остановилась на стоянке возле школы.

– Мисато, ты совсем не любишь свою машину. – Констатировал я, опираясь подбородком на ладонь.

– Это ещё почему?! – Праведно возмутилась девушка.

– Потому что, ты упорно пытаешься доделать то, что не удалось N2 бомбе, нельзя так издеваться над техникой, она и так еле живая.

– Ой, какой ты у нас умный! А когда бы я её, по твоему, в ремонт отдала? Да и эти жлобы из канцелярии никак не хотят оплачивать ремонт, а я, между прочим, была на боевом задании! Ну ничего я им сегодня ещё покажу! – Мисато злобно устраивалась куда-то в пространство, чуть ли не руки потирая от нетерпения. Я хмыкнул, уж больно потешно она в этот момент выглядела. – Да ну тебя! – Фыркнула Мисато, впрочем ни капли обиды в её голосе не было. – Значит так! Вот тебе документы о переводе, или что-то вроде того, их надо отнести директору, ну или кому-нибудь, разберёшься. – Кацураги достала из бардачка пухлый, коричневый конверт и вручила мне. – Вот мой номер телефона, если что звони. – В мои руки перекочевала бумажка с цифрами, которую Мисато достала из кармана. – Телефон у тебя есть. – И уже тише, с лёгкой долей обиды: – Распотрошил таки коробки, поганец, нет бы меня позвать…

– Прямо из душа? – Заинтересованно посмотрел я на девушку, вскинув бровь. – И ты бы вышла? – Кацураги побагровела, а руль в её руках жалобно скрипнул. – Ну прости-прости… Ещё что-нибудь?

– Вроде всё… – Спустя секунд десять, ответила капитан, чуть остыв. И на миг задумавшись спросила: – Дорогу до дома ты же запомнил?

– Да.

– Отлично. Ну тогда удачи в школе.

– Спасибо. Тебе тоже удачного дня. – Я открыл дверь и вылез из машины.

– Угу. – Послышалось сзади. Дверь закрылась и машина тронулась. – И если вдруг найдёшь себе девушку, даже не вздумай сообщить кому-то раньше чем мне! Не прощу! – Воинственно и весело прокричала Мисато, из открытой форточки, напоследок мне подмигнув и ударила по газам.

Ещё раз хмыкнув и покачав головой, я развернулся к школе.

Несмотря на весьма солидный размер, в школе было довольно пусто. За весь путь от парковки до кабинета директора, мне попалась всего лишь пара учителей, у которых я уточнил направление и от силы десяток учеников. Внимания я не привлекал, в белую рубашку и чёрные брюки тут были одеты практически все встреченные мной парни, а внешность учеников разнилась от типично европейской, до индийской и азиатской, только, разве что, чёрных не было. Кстати, как я успел заметить, смешение крови тут было обычным делом, чистокровных азиатов среди относительно молодых людей было крайне мало, та же Мисато на азиатку походила весьма слабо, хотя черты всё же присутствовали, про Акаги я вообще молчу. Да и сам я, вернее Синдзи, выглядел скорее европейцем, чем японцем.

Постучавшись в дверь, и дождавшись разрешающего окрика, я вошёл. Директор оказался пожилым, классическим японцем в тёмно-сером костюме и овальных, явно служащий не первый год, очках.

– Здравствуйте. Меня зовут Синдзи Икари, вот документы о моём переводе в вашу школу. – Я протянул ему конверт.

– Хм, присаживайтесь, давайте посмотрим… – Директор принял конверт и указал мне на гостевое кресло. – Да, меня действительно информировали о переводе в школу нового ученика… – Произнёс директор, через минуту, закрыв моё личное дело. – Только вот безо всяких подробностей… Мне следует ещё что-нибудь знать о вас, Икари? – Фамилию он выделил голосом особо, видимо личность главы NERV секретом тут не являлась.

– Нет. – Последовал лаконичный и бесстрастный ответ.

– Кхм… – Мужчина ещё раз заглянул в папку, вынутую из конверта. – Хорошо, Икари. Ваш класс А2, можете идти, скоро уже звонок. Учителей я предупрежу.

– Благодарю. – Я встал с кресла и покинул кабинет, так и не дождавшись больше никаких реплик директора. Всё же интересно, что там написали в моём личном деле? Хотя, нет, куда больше интересно, почему меня не просветили относительно того, какую информацию я могу разглашать, а какую нет? Варианта два, либо школа под полным контролем и я могу нести тут всё что захочу, либо подстава, хотя одно совершенно не исключает другое.

Найдя нужный кабинет я остановился возле двери, чему несколько удивился и только через секунду понял, что сработала память Синдзи, ведь новый ученик сперва должен представиться классу, а это следует делать после прихода учителя. Нда, восточный церемониал неистребим, даже в средней школе. Ну чтож подождём, раз надо, мне не сложно. Облокотившись на стену, я стал ждать. Внимания я по прежнему не привлекал и взгляды, входящих в класс учеников, просто скользили по мне не замечая. Наконец к классу подошёл пожилой учитель, тоже типично азиатской наружности.

– Здравствуйте, я новый ученик…

– Ааа, да, Икари кажется? – Не дослушав перебил меня старик. – Пойдёмте, представитесь классу и садитесь на свободную парту.

Мы вместе вошли в класс, гомон учеников несколько утих и большинство взглядов обратилось ко мне. Я осмотрел помещение, около половины парт было свободно, ученики преимущественно европейской внешности, девочек больше. В глаза сразу бросились двое парней. Один растрёпанный блондин в очках, с камерой и макетами самолётов на парте, второй – дылда в спортивном костюме и с нагловатым выражением лица, каковое сейчас выражало, прямо-таки, вселенскую скуку. Ну и конечно Рей. Не заметить девочку с голубыми волосами было весьма сложно, особенно если целенаправленно её ищешь. Голова забинтована, как и руки, правая в гипсе на перевязи, глаз по прежнему закрыт марлей, сидит на предпоследней парте и равнодушно смотрит в окно. Даже не повернулась, когда я зашёл. Вокруг девочки пустое пространство, ни одна из ближайших парт не занята, прямо-таки зона отчуждения какая-то.

– В нашу школу перевели нового ученика, теперь он будет учиться с вами. – Однотонно проскрипел дедок, похоже даже не заботясь, услышат его или нет. – Представьтесь пожалуйста. – Старик слегка повернул голову ко мне и тут же отвернувшись, направился к своему столу.

– Здравствуйте. Меня зовут Икари Синдзи. Я замкнутый, безынициативный лентяй с комплексом неполноценности. Большое количество народа меня угнетает, к общению индифферентен. Приятно познакомится. – Мертвенным голосом продекламировал я. И пока все тихо офигевали, дружно уронив челюсти, я с безразличным видом прошёл к парте за спиной Рей и сел, отвернувшись к окну и оперевшись подбородком в сцепленные домиком пальцы. Наверно переигрываю, но общаться с тем же Тодзи и Кенске у меня нет никакого желания, про остальных одноклассников вообще молчу.

Когда я проходил рядом с Рей, успел заметить, что девочка, на миг, оторвала взгляд от окна и скосила его на меня. Но миг кончился и рубиновый глаз Аянами опять вернулся к окну, как будто ничего и не было. Жаль здесь парты одноместные…

– Хорошо. – Произнёс старик. Уверен, он даже не слышал, что я сказал. – Доставайте тетради, начнём урок.

Народ не сразу, но послушался, тем не менее, то и дело искоса поглядывая на меня и Рей, похоже сравнивая. У большинства моих одноклассников, даже Рей, на партах стоял старенького вида ноутбук, у меня такой тоже обнаружился, в нише под столешницей. Не долго думая, я его достал и включил, чтобы особо не выделятся, правда включением мои действия и ограничились, у Аянами так же на экране висела только картинка рабочего стола с логотипом «Windows 2003».

– Итак… – Медленно заговорил старик. – Человечество всегда гордилось развитием культуры, которое происходит вместе с развитием науки… – Я начинаю понимать, почему его никто никогда не слушал. – …Пришедшие времена обратили всё в руины. Это был последний год двадцатого века. – Похоже на анонс фильма катастрофы… Только голос надо более глубокий и трагичный, а так никакого эффекта. – Я уверен, что вы все знаете о сильнейшем метеоритном ударе в Антарктике, от которого, весь лёд континента мгновенно растаял, и уровень воды мирового океана поднялся более чем на шестьдесят метров. Мир был на грани уничтожения из-за засух, наводнений, вулканической активности и последовавшими экономическими кризисами, и межнациональными конфликтами. За шесть месяцев половина населения земли была навечно потеряна… Это событие получило название Второго Удара…

И вся лекция проходила в таком ключе, старик вещал о героической борьбе наших родителей с последствиями Второго удара, о величии человечества и колоссальных жертвах, а ученики тихо шушукались друг с другом и занимались всякой фигнёй, не особо обращая внимания на преподавателя.

Я перевёл взгляд от окна на сидящую передо мной Рей. Честно говоря, я не очень-то надеялся увидеть её в школе уже сегодня, слишком уж плохо она выглядела всего два дня назад. Либо её состояние изначально было не таким тяжёлым, как мне показалось, либо вливание моей духовной энергии помогло, а скорее всего и то и другое, ведь ещё неизвестно как долго её держали возле ангара, ожидая моего появления. Жаль я сейчас не могу её почувствовать…

Урок заканчивается. Учитель поднялся и вышел из класса. Ко мне подскочили две девочки, чёрненькая с короткой стрижкой, и светленькая с хвостиком и вьющимися волосами, во время урока они постоянно шушукались и посматривали в мою сторону.

– Эй, Икари! Есть минутка? – Я молча перевёл взгляд от окна на девушек.

– Чегой-то тебя сюда переводят, когда все отсюда эвакуируются? – Напористо начала светленькая.

– М?

– Так значит этот слух правда, да?! – Тут же вступила чёрненькая.

– Какой слух?

– Хватит дурачка строить! Слух, что ты пилот робота! – Негодующе вспылила брюнетка.

– Это правда, а?! – В унисон ей, вторила светленькая.

Ох уж мне эта детская непосредственность… А ведь кто-то умышленно пустил этот слух, причём именно в моём классе. И что-то мне подсказывает, что виднеются за этим уши одной очкастой, бородатой сволочи… Хотя, конечно, можно ещё предположить, что кто-то из родителей этих детишек работает в NERV и даже видел меня в Геофронте, а потом случайно проговорился дражайшему чаду. Вот только, чтобы слух укрепился за один неполный день… В принципе возможно, конечно… Но не настолько же дырявая СБ у Гендо, что бы такое пропустить.

– Ну, чего молчишь? Отвечай, ты пилот робота?!

– Нет, я австралийский тушканчик. – Смотря девушкам прямо в глаза, серьёзно ответил я.

– Эй! Ты чего хамишь, новичок?! – О, вот и Тодзи нарисовался. Ты мне злобную рожу то не корчи и пострашнее видал, и даже кушал.

– Какой вопрос, такой и ответ. – Равнодушно ответил я и отвернулся к окну. – Не люблю глупые шутки.

– Ты типа чё? Очень умный да? – Полез в бутылку «спортсмен».

– Я просто не люблю глупые шутки. – Всё так же равнодушно ответил я, глядя в окно.

Тодзи собирался ещё что-то сказать, но тут его за ухо схватила очень рассерженная, веснушчатая девочка с двумя косичками.

– Судзухара! Ты что творишь?! Как ты себя вообще ведёшь!? Он же новичок! Совсем страх потерял?!

– Староста! Да он сам хамить начал, я только за девчонок вступился! – Завыл этот, с позволения сказать, заступник, согнувшись в три погибели и скорчившись от боли в ухе.

– А нечего вопросы глупые задавать! Ишь, чего удумали! А ну живо по местам! – Девочек как ветром сдуло. – И ты Судзухара, давай тоже на место! И чтобы я больше не видела, как ты к нему пристаёшь! – Огонь девка!.. И слона на скаку остановит, и хобот ему оторвёт…

– Я Хикари Хораки, староста класса. – Девочка повернулась ко мне и улыбнулась. – Извини за произошедшее. Судзухара у нас несколько несдержан…

– Всё в порядке, не стоит извиняться. – Проговорил я, не отрывая взгляда от окна.

– Ты не обиделся?

– Нет.

– Эмм… Ну тогда я пойду. Если что, обращайся.

– Спасибо. Я запомню. – Девочка смущённо кинула и отошла, предварительно переведя взгляд с меня на Аянами и обратно. Теперь всё, если уж и не полный игнор, то некое его подобие мне в классе обеспечено, что не может не радовать.

Через некоторое время, вернулся тот же самый учитель, и начался урок. Снова идёт обществоведение, если я конечно не путаю название предмета. Преподаватель все также бубнит что-то про Второй Удар. Я смотрю в окно и иногда на волосы Рей. Время течет незаметно.

Больше в школе ничего интересного не случилось, после второго обществоведения, или обществознания, чёрт его знает, как правильно, было две математики и география. Математика прошла довольно скучно, хотя было видно, что мало кто готов со мной согласиться, по этому вопросу. А вот География меня немного развлекла, всё-таки карта мира, после второго удара, изрядно изменилась. Во время обеденного перерыва я и Рей были единственными кто не ел, так как просто было нечего, я сознательно не стал брать завтрак в школу, по нескольким причинами, ну, а с Рей всё тоже понятно, почему в школе отсутствует столовая, осталось для меня полной загадкой. Говорить со мной больше никто не пытался, хотя косится не перестали, но уже к концу учебного дня интерес поугас.

Наконец уроки закончились и все засобирались домой. Выключив компьютер и убрав его под стол, я подхватил портфель и никуда не спеша, направился к выходу. Впереди, столь же неторопливо, шла Рей. Когда мы подошли к воротам школы, практически все ученики уже давно нас обогнали и сейчас мы были фактически одни.

– Рей? – Позвал я девушку, сокращая расстояние. Она остановилась и медленно повернулась ко мне, с лёгкой задержкой взглянув мне в глаза. Взгляд внимательный и внешне равнодушный, но вот в самой глубине есть что-то… Напряжённое?.. Неужели это страх? – Ты далеко живёшь? – Во взгляде девушки скользнуло удивление.

– Нет…

– Тогда я тебя провожу. – Я слегка улыбнулся, можно сказать, одними глазами. – Пойдём, и давай я понесу твой портфель.

– Зачем? – Вот теперь, во взгляде девушки неподдельное удивление.

– Ты ранена и хочу тебе помочь.

– Мои ранения не критичны.

– И по этому ты должна напрягаться? – Рей задумалась, чуть склонив голову вбок. – Давай я облегчу тебе раздумья, ты ведь младший лейтенант?

– Да. – Непонимание никак не хотело уходить из взгляда Рей.

– Тогда как старший по званию, приказываю отдать мне портфель и больше не напрягаться, если в этом не будет острой необходимости. – Я тепло улыбнулся, глядя в удивлённое лицо Аянами.

Рей моргнула, задумалась, внимательно посмотрела на меня… И неуверенно протянула мне свой потрёпанный коричневый портфель.

– Хорошо. Если это приказ, я не буду напрягаться.

– Умница. – Я взял портфель, всё ещё с тёплой улыбкой глядя на девушку. – Пойдём? – Рей проводила долгим взглядом мою руку и молча кивнула.


Молча идём по улице, прохожих почти нет, зато всюду слышен непрерывный стрёкот цикад. Пустынные улочки, летнее солнце, тёплый ветерок и молча шагающая рядом Рей. Для своего официального возраста, в четырнадцать, или даже тринадцать лет, Рей выглядела очень развито и… хрупко. Очень худенькая, бледная и грустная, именно такое ощущение складывалось от её равнодушного вида, а гипс и бинты только добавляли этому образу большую выразительность.

Я не пытался заговорить, просто шёл рядом и любовался девушкой. Да и какой смысл в разговорах? На то, ради чего я пошёл с ней, они всё равно никак не повлияют, а говорить о чём-то действительно важном сейчас просто рано.

Где-то через полчаса мы добрались, до ещё более пустынной части города. Людей здесь не встречалось вообще, всюду строительный мусор, покосившиеся фонарные столбы, перевёрнутые урны и поломанные скамейки. Старые здания, некоторые из них разваливаются чуть ли не на глазах, а примерно половина застыла недостроенной и уже успела начать зарастать зеленью. Дом Рей выглядел на общем фоне… гармонично. Серое, унылое здание, на которое даже штукатурку не нанесли, либо она вся давно отвалилась, стёкла во многих окнах разбиты, проход к подъезду завален строительным мусором, который приходится сильно огибать, а внутри… Внутри ещё хуже.

Освещения в подъезде нет, лифт не работает, на полу горы мусора и обвалившейся штукатурки, из стен торчат кабели, всюду пыль и грязь. Здание – иллюстрация конца света. А что? Очень даже может быть… Да, весьма вероятно, что так и есть… Чтож, всё в точности как я и ожидал. Даже несколько хуже. И это, как ни странно, хорошо.

Рей, не обращая ни на что внимания, направляется к лестнице, привычно обходя мусор. Поднимаясь до седьмого этажа, я успел вдоволь налюбоваться на рассыпанные осколки стекла, ободранные, а скорее даже так и не прошедшие отделку, ржавые и покрытые шипами перила, ну и конечно на мусор. Откуда он тут взялся, оставалось загадкой, ведь жильцов в доме, кроме Рей, вроде как не было. Дойдя до квартиры с номером 402, Рей, просто толкнула обшарпанную дверь и вошла внутрь, так и не посмотрев на меня, я шагнул следом.

Квартира Аянами оказалась однокомнатной и полностью соответствовала общему стилю здания. Из стен торчала проводка, следов краски или обоев на них, так же, не наблюдалось. Кухня, если ЭТО можно было так назвать, располагалась прямо в прихожей, вернее в коридоре ведущем в единственную комнату. Мебели в комнате был минимум, кровать со следами крови на подушке, одинокий стул по центру комнаты, сиротливая тумбочка возле закрытого плотными шторами окна, маленький холодильник и картонная коробка, заполненная пластиковыми упаковками из под заварной лапши и окровавленными бинтами. Пол покрыт пылью, но особой грязи и мусора, нет, кое-где валяются элементы одежды.

Рей остановилась и молча обернулась ко мне, ожидающе глядя в глаза. Я окинул комнату ещё одним взглядом и перевёл его на Рей.

– Устала? – Кажется мой вопрос её удивил, так как прежде чем ответить Аянами, едва заметно, но всё-таки наклонила голову вбок.

– Да. Немного.

– Травмы болят?

– Нет.

– Это хорошо. – Ещё раз обвожу взглядом комнату, остановив его на мусорной коробке. – Ты всегда этим питаешься? – Кивнул я на коробку. Рей моргнула и тоже повернулась в ту сторону.

– Ты спрашиваешь о заварной лапше? – Спустя несколько секунд молчания, уточнила девочка.

– Да.

– Нет не всегда, я ещё ем в столовой, внутри штаб-квартиры, там такой еды не бывает. – Рей опять повернулась ко мне.

– Понятно. – Действительно, всё уже было понятно. Надеюсь я не встречусь в ближайшее время с Икари старшим. А то, подавлять желание его убить, гораздо легче, когда он далеко. – Прости Рей, у тебя есть вместительная сумка?

– Нет. Только школьный ранец. – Взгляд Аянами вновь стал непонимающим. – И за что я должна тебя прощать?

– Собери пожалуйста дорогие тебе вещи, если они здесь есть, и смену одежды. Ты переезжаешь. – Рей опять наклонила голову.

– Ты не ответил на вопрос. – Я внутренне улыбнулся, всё-таки эмоции у Аянами есть, как и настойчивость и я её заинтересовал.

– Я попросил прощения потому что ты устала, а до моего дома отсюда идти довольно далеко. – Рей моргнула.

– Почему я должна переезжать? И почему к тебе?

– Этот дом находится в ужасном состоянии, лифт не работает и тебе приходится подниматься на седьмой этаж по лестнице, в то время как ты ранена, тебе нельзя напрягаться и требуется уход. Ко мне, потому что это, сейчас, единственное место куда я могу тебя переселить. – Рей несколько секунд глядела на меня, а потом перевела взгляд на свою кровать, постояв так ещё несколько секунд, она вновь посмотрела мне в глаза и ответила:

– Я не могу самовольно переселится в другое место, без соответствующего приказа. – Вот только в голосе и взгляде, едва заметно, но всё-таки чувствуется неуверенность.

– Приказ будет. А пока воспринимай это как поход в гости с ночёвкой.

– Гости? – Тааак… Лучше, чтобы я Гендо не видел, минимум месяц.

– Да, люди часто ходят друг к другу в гости, для того чтобы поесть в хорошей компании и просто пообщаться. Так что даже если с переездом не получится, ты можешь просто ходить ко мне в гости, чтобы вкусно поесть, или если тебе вдруг понадобится помощь.

– Я поняла. – Рей опустила задумчивый взгляд к полу. – Хорошо, я сейчас соберусь. – Улыбаюсь и ставлю её школьный ранец на стул. Ну чтож, Гендо, посмотрим, что ты будешь делать теперь.


Из дома мы вышли минут через десять. Я шёл на пол шага впереди, Рей молча шла следом, задумчиво глядя на мою руку, в которой я нёс её школьный портфель, на дне которого покоился один примечательный футляр для очков. Не заметить то, как она его убирала было сложно, хотя должен признать, подавить очередной порыв раздражения при виде этой вещи стоило мне некоторых усилий. Если мне не изменяет память, то Рей, за всю её жизнь, никто, ни разу не помогал, если не считать помощью, открытие Командующим аварийно катапультированной контактной капсулы, при неудачной попытке активации Евы 00, конечно. По крайней мере, первое своё «спасибо» Аянами сказала именно Синдзи, за то, что он убрался в её комнате, а это показатель. Интересно, о чём она думает? Я слегка повернул голову и скосил взгляд на девушку. Она это заметила и моргнув, подняла свой рубиновый глаз на меня. Смотрим друг другу в глаза. Молчим. При этом, продолжая идти вперёд, чтобы видеть дорогу мне вполне хватает периферийного зрения. Забавная ситуация. И всё-таки есть в ней что-то такое, от чего хочется на неё просто смотреть и что меня привлекает. Странное чувство. Хотя и знакомое. Плотским влечением это сложно назвать, хотя Рей безусловно красива и полностью отвечает моим эстетическим предпочтениям, но всё равно это не оно.

Мы вышли из тени здания, и неожиданный, яркий луч солнца ударил прямо по глазам Рей, от чего девочка болезненно зажмурилась. Зрительный контакт прервался. В груди кольнуло досадой. И не только моей. Хм? Синдзи? А ты оказывается наблюдаешь? Ну и как? Смущение, волнение, тревога, пустота… Опять спрятался. Ну ладно.

– Рей, где здесь ближайший магазин? – Девочка проморгалась и с небольшой задержкой поняла руку, указывая направление, немного в сторону от нашего пути.

– Там.

– До него долго идти?

– Около двадцати минут, я точно не знаю.

– Там можно купить тёмные очки? – Девочка задумалась.

– Да, они продаются рядом с кассой.

– Тогда пойдём. – Рей моргнула, в её взгляде опять мелькнуло непонимание, но возражать она не стала и молча пошла за мной.

В магазине действительно продавали солнцезащитные очки, выбор был правда так себе, но подходящий фасон и для меня и для Рей нашёлся. Расплатившись на кассе, благо немного наличных я снял с карточки ещё в торговом центре, а также купив мороженное в простом вафельном стаканчике, я вышел на улицу. Аянами всё это время, естественно, молчала, только внимательно следила за всеми моими действиями.

– Держи. – Я едва заметно улыбнулся и протянул девушке стаканчик, предварительно сняв целлофановую обёртку и бумажку. – Только за раз много не кусай. – Рей, глядя мне в глаза, как-то машинально взяла мороженное и опустила свой взгляд на него. Пока она задумчиво смотрела на стаканчик, я раскрыл купленные для неё очки и аккуратно надел их на девушку. Взгляд Аянами опять поднялся на меня.

– Пойдём? – Я опять не смог сдержать улыбку, уж больно она забавно выглядела, почему-то возникли ассоциации с растрёпанным воробушком.

– Да. – Последовал тихий ответ и Рей опустила единственный открытый глаз к мороженному. Постояв так несколько секунд, она всё-так решилась и откусила маленький кусочек.

Я отвернулся и зашагал по улице, внутренне улыбаясь. Рей пошла следом, не отрывая глаз от мороженного. Забавная она… И очень милая.


По дороге я, даже не приглядываясь, несколько раз замечал слежку, но велась она настолько топорно и непрофессионально, что плакать хотелось. Где их Гендо только набирал? Свои навыки незаметности, вернее их полное отсутствие, агенты службы безопасности NERVа, компенсировали удалённостью от объекта наблюдения, то есть шли чёрт знает на каком расстоянии от нас, создавая огромный радиус охвата, но совершенно не контролируя ситуацию. А учитывая, что их было не больше десятка человек… Не удивительно, что Синдзи, в каноне, мог ими теряться на несколько дней, да и те нескольких диверсий, что эти рыцари плаща и кинжала героически проморгали, становится закономерным. И вообще, какой идиот додумался одеть «наружку» в форменные костюмы? Одним словом, общий уровень нашей охраны удручал и устойчиво наводил на мысли о необходимости, круглосуточно, носить оружие при себе. Так, на всякий случай.

До квартиры Мисато мы дошли примерно через час. Рей уже давно съела мороженное и хоть её вид оставался по прежнему бесстрастным и равнодушным, я видел что девушка устала. Электронный замок пикнул и я открыл дверь, убирая карточку обратно в карман. В прихожей мы сняли обувь и молча прошли на кухню, портфели я оставил в углу.

– Воды?

– Да.

Журчание наполняющей стаканы воды. Я подал Рей её кружку, а когда она взяла, аккуратно снял с неё очки и положил рядом. Короткий взгляд Аянами проводил мои руки, а потом вернулся к стакану. Рей сделала глоток. Молча пьём, глядя друг другу в глаза. Желания о чём-то говорить нет. Тишина…

– Хочешь кушать?

Кивок.

– Мясо с картошкой будешь?

– Я не ем мяса.

– Ты вегетарианка?

– Вегетарианка? – С непониманием во взгляде, переспросила Рей. «Гендо… За такое воспитание ребёнка тебя четвертовать мало.»

– Ты не знаешь что это значит?

– Да.

– Вегетарианец, это человек который не ест продуктов животного происхождения.

– Тогда я не вегетарианка. Я просто не ем мясо… – Аянами на миг задумалась и перевела взгляд на холодильник. – И не люблю когда еда красного цвета.

– Понятно. Буду знать. – Я слегка улыбнулся. – Подожди немного, я скоро что-нибудь приготовлю.

– Хорошо.

Разогреть в микроволновке вчерашнюю картошку и приготовить простенький салат, без помидор, не заняло много времени. Кушали мы молча, Рей сперва следила за мной какое-то время, не притрагиваясь к еде, а потом, словно проснувшись, принялась за свою порцию. Ела она очень медленно и обстоятельно, тщательно прожевывая и не торопясь, я даже невольно залюбовался. Естественно закончил я раньше и пока Рей доедала свою порцию, просто смотрел на неё, размышляя над предстоящим разговором с Мисато.

Тарелка опустела.

– Спасибо. Было очень вкусно. – Я моргнул, с удивлением воззрившись на Рей. Она это действительно сказала? Аянами, под моим взглядом, едва заметно порозовела и отвернулась. Однако…

– Очень рад, что тебе понравилось. – Искренне произнёс я, с легкой, тёплой улыбкой. – Если хочешь отдохнуть, в гостиной есть удобный диван, приляг.

– Хорошо, тогда я пойду туда. – Рей встала и немного поспешно вышла из кухни, на миг остановившись перед выходом, и окинув меня странным взглядом, чью эмоциональную окраску я не берусь идентифицировать.

Занятно… Внутренне улыбнувшись, я взял грязные тарелки и пошёл к раковине, мне ещё предстояло приготовить ужин к приходу Мисато, а также окончательно решить, какой из вариантов моих дальнейших действий реализовывать.


На сковороде шипела последняя порция кабачков, рядом с плитой стояла глубокая тарелка с горкой румяных, поджаренных кругляшиков, на соседней конфорке тихо побулькивала кастрюля с картошкой, я нарезал овощи в салат, из форточки дул прохладный вечерний ветерок. Хорошо…

Рей тихо посапывала на диване, чуть приоткрыв ротик и свернувшись калачиком на левом боку. Я обнаружил это пару минут назад, когда заглядывал в гостиную, пришлось ходить за одеялом и укрывать, а то из открытого балкона тоже начало холодить. Во сне она была ещё более милой, впрочем, как и все девушки.

Холодильник в углу, с тихим пиканьем, открылся и наружу вылез суровый пингвин.

– Привет Пен-Пен, как жизнь? – Поздоровался я, с интересом наблюдая за этим чудом научной мысли. Окинув меня подозрительным взглядом, птиц решил ответить:

– Уарк!

– Это правильно. – Кивнул я. – Кушать хочешь?

– Уарк!

– Действительно, чего это я? – Отложив нож, я повернулся к продуктовому холодильнику и спустя несколько секунд поисков достал оттуда запакованную рыбу.

– Приятного аппетита.

– Уарк! – Важно ответил пингвин и наклонился к выданной мной рыбе. Забавный, он всё-таки…


В прихожей раздался тихий писк открываемого электронного замка. Вот и Кацураги вернулась. Пен-Пен, уже доевший свою рыбу и сейчас внимательно за мной наблюдавший, встрепенулся, повернулся к коридору, склонил голову на бок и быстро скрылся в своём холодильнике. Занятно… Из коридора донеслось неразборчивое бормотание, явно с ругательным оттенком. Едва различимое топанье босых ног и в кухню заглядывает мрачная физиономия бравого капитана.

– Сиииндзиии… Зачем твоя Ева сожрала то проклятое Ядро? – Выдало это чудо убитым голосом в конец измученного человека.

– Проголодалась? – Озвучил я предположение, слегка вскинув бровь и отложив в сторону бутылку масла, которым поливал салат.

– Ууууууууухухухуху… – Мисато рухнула на стул, оперевшись подбородком о столешницу. – Ты невозможен.

– А в чём собственно дело? – На меня поднялся мрачный и усталый взгляд.

– Объём мышечных тканей Евы 01 увеличился на двадцать процентов, теперь почти вся грудная броня, что есть на складе, ей не подходит, а ещё полетело почти всё дистанционное управление, Ева просто отказывается принимать любые управляющие сигналы. Син, это ужасно! Я так с армии не уставала…

– А при чём здесь ты, ты же начальник оперативного отдела, а не заведующий хозяйственной частью и уж тем более не научник?

– А я знаю?! Командующий с заместителем куда-то укатили, на Рицуко надежды никакой, ты ей столько материала для исследований предоставил, что она уже третьи сутки из лаборатории не вылезает, даже подходить к ней страшно, всё с той маской Ангела возится, да с Евой твоей. А все проблемы должна решать я! Ну почему такая несправедливость?! – Мисато рухнула лбом на сложенные на столе руки.

– Нда… Сочувствую.

– Ты кстати готовься, завтра после школы повезу тебя на синхротесты. – Измученно буркнула Мисато, с поверхности стола.

– Угу. – На стол перед Кацураги ложится тарелка с пюре и жаренными кабачками. – Майонез дать?

Девушка поднимает голову с рук и мутным взглядом осматривает тарелку, с каждым мигом её взгляд становится всё более осмысленным, а на лице расплывается улыбка.

– Синдзи, ты чудо. Давай! Хотя стой! Я сейчас, пойду переоденусь и тогда поем. Да! И пиво мне достань, пожалуйста. – Мисато с довольной улыбкой встала и сладко потянувшись покинула кухню.

Прошло десять секунд. В кухню мееедленно, спиной вперёд, возвращается Мисато.

– Синдзи. – Голова капитана поворачивается в мою сторону, глаза у неё широко открытые и очень удивлённые. – Что в нашей квартире делает Рей?

– Спит.

– Почему Рей спит в нашей квартире?

– Устала.

– Так! Спокойно. – Кацураги тряхнула головой. – Ну-ка, быстро мне всё рассказывай. Что случилось?

– После окончания уроков, я проводил Рей до её дома, помогая нести школьный портфель…

– Ты?! Помогал!? Не верю… Или… – Лицо Мисато приняло очень ехидное выражение. – Неужели ты влюбился? Аяяй! А был такой холодный мальчик. Ну и как? Взаимно?

– Мисато, ты хочешь услышать историю или повеселится? – На моём лице не дрогнул ни один мускул, а уж как вогнать меня в краску, я даже не представляю, уж точно не такой детской подколкой.

– Ладно, рассказывай. – Девушка помрачнела и сложила руки на груди.

– Дом Аянами это полуразрушенное здание, в настоящих трущобах. Лифт не работает, из стен торчат кабели и проводка, местами даже не изолированная, освещения в подъезде нет. Живёт она на седьмом этаже, перил на лестнице нет, только железная конструкция с торчащими шипами и без покрытия. Стены – голый бетон. Всюду грязь и мусор. Продолжать?

– А ты не преувеличиваешь? – Девушка была ошарашена.

– Приуменьшаю. Я ещё не рассказал про саму квартиру, которая мало чем выделяется на фоне остального дома, а также про то, что ближайший магазин находится в получасе ходьбы. Правда очень хорошие условия для жизни травмированной девочки? – Мисато была в шоке и молчала почти минуту, неверяще глядя мне в глаза, потом сложила руки на груди и со злобой в глазах, глядя куда-то в пространство, серьёзно спросила:

– И что ты решил? Ну допустим, сегодня она переночует у нас, а дальше?

– У меня есть квартира, где она может поселится, да и остальные на этаже, вроде как, свободны, если уж тебя не устраивает перспектива обретения ещё одного сожителя.

– Эй-эй-эй! Ты чего? Я не против, чтобы Рей пожила с нами, но у неё же есть свой опекун, да и такие вопросы нужно решать с командованием!

– Мисато, позволь мне промолчать о том, что я думаю о её опекуне. А решить вопрос не сложно, просто сообщи Командующему, что это моё очередное условие.

– Ээээ… Син, ты меня иногда пугаешь.

– Прости. – Я отвернулся к окну и заложил руки в карманы. – Всё дело в том, Мисато, что я… в бешенстве. – Сказано это было всё тем же равнодушным и безэмоциональным тоном, но от этого эффект только усилился. Мисато сглотнула.

– Хорошо, я разберусь. А ты сам не хочешь… Впрочем, о чём я? – Оборвала себя девушка и плюхнулась на стул. – Давай сюда пиво, буду думать.

– А переодеться?

– Чёрт! Хотя пиво всё равно давай! – Я молча открыл холодильник и достал прохладную банку. Получив желаемое, Мисато встала, посмотрела на меня, вздохнула, посмотрела на банку, приложила её ко лбу, опять посмотрела на меня, ещё раз вздохнула и вышла. Я же принялся накладывать ужин на всех, всё-таки с Рей мы, можно сказать, только обедали, хоть и несколько позже чем принято.

Через минуту в кухню зашла Рей и встала, молча глядя на меня.

– Отдохнула?

– Да. – И после секундного раздумья, добавила: – Я заснула на диване.

– Я видел. – Улыбаюсь одними глазами. – Что-нибудь болит?

– Нет, всё в порядке. – Рей почему-то отвела глаза.

– Тогда садись, сейчас будем ужинать. – Я кивнул на своё место.

– Хорошо. – Аянами, не поднимая на меня взгляда, обогнула стол и села на стул рядом с моим.

Ещё минута и всё, что нужно, стоит на столе. Последним наливаю всем воды, хотя Мисато вряд ли будет её пить. Рей выглядит очень комично, немигающим взглядом, разглядывая свою порцию, наверно я всё-таки много ей положил. Но всё равно, рука будто сама тянется погладить её по голове, как котёнка. Что поделать, от старых привычек сложно избавится. Сажусь рядом, периферийным зрением отмечая, что Рей скосила взгляд в мою сторону.

– Что-то не так?

– Нет, всё в порядке. – Смотрим друг другу в глаза.

– Тогда, приятного аппетита.

– Да. Тебе тоже. – Рей поворачивается к своей тарелке и спустя пару секунд, берёт в руку палочки. На губы, сама собой, вылезает улыбка, может Мисато была не так уж и неправа?


– Какая у вас тут идиллия… – Раздался медовый голос входящей на кухню Кацураги. Вот сегодня она оделась как в каноне, коротенькие джинсовые шортики и розовая маечка, которая скорее подчёркивает её красивую грудь нежели скрывает, и собственно всё, разве что волосы собраны в аккуратный хвостик. Девушка улыбнулась и сделала глоток из алюминиевой банки, в её глазах зажглись лукавые огоньки. – Привет Рей! Как тебе ваш первый совместный ужин, нравится? – Рей прекратила есть и подняла взгляд на Мисато, я синхронно повторил её движение. Так и знал, что без подколок не обойдётся, вот только чего она хочет добиться? Смущения у Рей? Или чтобы мы начали оправдываться и всё отрицать? Смешно. Я повернулся к Аянами. Лицо девочки выражало только лёгкую задумчивость и то читалось это большей частью в глубине глаз.

– Да, лейтенант Икари готовит очень вкусно. – Наконец ответила Рей и перевела взгляд на меня. В её глазах отразился робкий вопрос.

– Рей, зови меня Синдзи, лейтенантом меня имеет смысл называть только в официальной обстановке, я же не называю тебя – младший лейтенант Аянами. – Мои губы тронула едва заметная улыбка.

– Хорошо. – И повернувшись к удивлённо наблюдающей за всем этим Кацураги, повторила: – Синдзи готовит очень вкусно. – После чего опять уткнулась в тарелку.

– Нда… Вы идеальная пара. – Безапелляционно констатировала Мисато, спустя десяток секунд и ещё раз отпила из банки. Мы с Рей, естественно, промолчали.


На протяжении всего ужина, Мисато практически непрерывно переводила взгляд с меня на Рей и обратно. Мы с Аянами это полностью игнорировали, с аристократической неспешностью и практически синхронно вкушая еду.

– Вы прямо как брат и сестра… Близнецы какие-то… Только внешне разные. – Нарушила молчание Кацураги.

– В определённом смысле мы и есть брат и сестра, сводные. Ведь опекун Рей, мой отец. – Спокойно ответил я, не отрываясь от процесса. Рей на миг замерла, но тут же вернулась к еде, если бы я специально за ней не следил, то ничего бы не заметил.

– Точно! – Мисато возбуждённо вскинула палочки в сжатом кулаке. – Вы же получается одна семья, тогда всё понятно… – Лицо Кацураги стало задумчивым, а взгляд обратился к потолку.

Рей отложила палочки и молча уставилась на остатки еды в тарелке, не съедена была ещё примерно половина.

– Наелась? – Я повернулся к девушке.

– Да.

– Хочешь, ещё что-нибудь?

– Воды. – Глаз девочки остановился на пустом стакане.

– Сейчас. – Я встал и взяв стакан Рей, направился к кухонному столику возле плиты, где стоял кувшин с водой. По пути отметив лукавый взгляд Мисато. Когда я поставил уже наполненный стакан перед Аянами, Кацураги наконец не выдержала:

– Ну, признавайтесь же, когда у вас свадьба!? Учти Син, ты просто обязан меня пригласить!

Аянами никак не прореагировала на вопрос и не торопясь, мелкими глотками, начали пить из стакана. Я сел рядом и с тем же выражением лица, начал доедать свою порцию. Потом Рей поставила стакан на стол, перевела свой льдисто-спокойный взгляд на меня и тихо спросила:

– Почему капитан Кацураги думает, что у нас будет свадьба? – Я буквально кожей ощутил охреневший взгляд Мисато. Рей, я тебя обожаю! Ты просто прелесть! Прости меня Мисато, но не отыграть такую партию, будет преступлением!

– Не знаю. – Спокойно ответил я, тоже повернувшись к Рей. – Она часто говорит непонятные вещи, либо делает выводы без всяких к ним логических предпосылок и чему-то радуется… – Пожимаю плечами и возвращаюсь к еде.

– Это необычно. – Поделилась со мной своими мыслями Аянами, после пары секунд раздумий.

– Согласен. Странная она. Но ты не обращай внимания, большей частью Мисато очень милая. – Рей посмотрела на ошалевшую и очень комично выглядевшую Кацураги.

– Ясно. – И опять взяла стакан, больше не проявляя интереса к разговору.

– АХ ВЫ!… – У Мисато явно не хватало слов, она аж задохнулась от возмущения. – Инопланетяне чёртовы! Это я то странная?! Да я!…

– Задала бессмысленный вопрос про свадьбу, двум несовершеннолетним подросткам. Которые, к тому же, знают друг друга всего три дня. Ты очень странная Мисато… – Девушка открыла рот чтобы что-то ответить, закрыла его, опять открыла, ещё раз закрыла… И надулась.

– Кстати, как дела с ремонтом машины? – Решил я несколько разрядить обстановку.

– Обещали оплатить ремонт в конце месяца. – Грустно ответила девушка, но обида из её глаз всё же ушла.

– И что? Ты так и будешь на ней ездить, рискуя в любой момент разбиться?

– А что мне ещё делать? Ты же мне денег на ремонт не одолжишь, а больше некому, не у Рицуко же просить. – Мисато грустно уставилась на стоящую на столе и зажатую у неё в кулаке, пивную банку и лениво начала водить указательным пальцем по металлическому ободку.

– Почему не одолжу? – Мне действительно стало интересно, я то всё ждал, когда она начнёт клянчить, а тут в голосе полная обречённость и уверенность, что это бесполезно.

Мисато подняла на меня подозрительно-прищуренный взгляд.

– А ты одолжишь?

– А ты отдашь, когда получишь зарплату?

– Даа. – На лице Мисато появилось лёгкое удивление, смешанное с недоверием.

– Тогда одолжу, в чем проблема то? – Кацураги замерла и задумалась, скосив взгляд куда-то в угол за моей спиной. Посидев в таком состоянии секунд пять, она тяжело вздохнула и выдала глубокомысленное:

– Блииин… – После чего опять посмотрела мне в глаза. – Ты невозможен…

Я вопросительно поднял бровь.

– Ничего-ничего… – Мисато замотала головой, правда не сказать чтобы поспешно, скорее устало-удивлённо и подняла руки в защитном жесте, в одной до сих пор сжимая банку. – Спасибо, Синдзи. – Девушка тепло улыбнулась. – Ты меня спас!

– Пожалуйста… – Я положил палочки в уже пустую тарелку и допил воду и стакана. – И всё-таки ты странная… Хотя, тебе идёт.

– Не можешь без подколок, да? – Кацураги опять опасно сощурилась.

– Хм… – Я опять вздёрнул бровь. – Кто бы говорил… Впрочем, я всего-лишь констатирую факт. Тебе очень идёт быть той, кто ты есть и не стоит этого менять. – И повернувшись к молчащей и казалось бы, даже не слушающей нас Аянами, спросил: – Рей ты чего-нибудь ещё хочешь?

– Нет, я всё. – Последовал равнодушный ответ.

– Хорошо. Мисато у тебя же найдётся запасное постельное бельё?

– Ээ… Да. – Я продолжал ожидающе смотреть на Мисато. – Кхм… – До Кацураги дошло, но не прошло и секунды, как её взгляд наполнился лукавством и азартом, а потом началась: – Рей! Этот злобный, эгоистичный тиран прогоняет нас с кухни! Нет, ну ты посмотри на его бессовестную рожу! Пошли быстрее, выберем тебе чего-нибудь!

От этой малосвязанной с логикой тирады, меня слегка заклинило и не меня одного. Рей изменила своей обычной равнодушности и удивлённо перевела взгляд с Мисато на меня, видимо пытаясь обнаружить на моём лице «бессовестную рожу». Но Кацураги не собиралась давать кому-то время, чтобы прийти в себя и подскочив со стула ухватила Рей за здоровую руку и потащила из кухни, приговаривая:

– Пойдём-пойдём. Насмотришься ещё на своего кавалера. – В общем, Рей покинула кухню имея вид растрёпанный и удивлённый. А я, глядя на это, грустно вздохнул и возвёл очи-горе.

Всё-таки Мисато это нечто.


Я лежал на футоне в своей комнате и уткнувшись взглядом в сакральный потолок, с которым так и не соизволил нормально познакомится, размышлял. Не познакомился же я с потолком по очень простой причине, я просто не представлял как можно выпить на брудершафт с потолком, или хотя бы просто выпить, а значит и нормальное, дружеское знакомство состояться не могло. Но это так, лирическое отступление, так сказать дань уважения местному мирозданию.

Аянами разместилась на диване и уже спала. Мисато, скорее всего, тоже. Я же размышлял. В целом, день прошёл удачно, даже более того. Конечно ещё оставалась неизвестной реакция Гендо, но по сути он мало что может сделать, да и вряд ли захочет. Ему, как-никак, нужен рычаг давления на меня и Рей на эту роль вполне подходит, к тому же так изначально и планировалось. Осталось только закончить последнее на сегодня дело и пожалуй оно будет наиболее трудным.

Достав плеер Синдзи, я одел наушники и включил его любимую кассету с альбомом «Holiday». После чего закрыл глаза и, с первыми звуками мелодии, нырнул сразу на третий уровень сна. Вокруг раскинулось бесконечное пространство, наполненное клубящейся тьмой, никаких привычных человеческому глазу образов тут не существовало, да и не нужны они мне были. Мир снов уже давно стал для меня родным и в привычном для человеческого разума окружении, для работы здесь, я уже давно не нуждался. Волевое усилие и прямо передо мной возникает металлическая дверь с потёртой от времени ручкой и мутным стеклом, через которое струится оранжевый свет.

Ручка оказалась немного тугой, но неудобства это не доставило. Распахнув дверь, я был вынужден на миг зажмуриться, из-за бьющего прямо в глаза света, но уже через миг моё зрение адаптировалось. За дверью оказался, обычный старенький вагон электрички, разве что чуть уже чем было принято в Московском метро. Вагон двигался, это чувствовалось в окружающем пространстве, а из окон, с обоих сторон вагона, лился яркий закатный свет, именно закатный, а не рассветный. Тишина и спокойствие царившее в этом месте ощущалось просто физически и даже лёгкий стук колёс, только усиливал это впечатление.

Чтож, должен признать, что Синдзи удалось создать очень хорошее место, не каждый псионик на такое способен, если бы он только научился находиться одновременно и здесь, и в реальном мире, то давно бы уже забыл о всех своих комплексах и проблемах.

Сам хозяин этого места сидел в дальнем от меня конце вагона и опустив голову слушал музыку через наушники, держа плеер в руках. Выглядел Синдзи как мальчик восьми-девяти лет, в шортах и футболке, точно так же он был одет, когда Гендо оставил его у дома своего брата и молча ушёл.

Сделав шаг вперёд я почувствовал сопротивление, а перед лицом материализовалась тонкая плёнка АТ-поля. Лёгкое движения плечами и из под моего плаща пивафви устремилась волна тьмы, мгновенно растворяя АТ-поле и прячась обратно под плащ.

«Кстати да. Чуть не забыл.» Внешне я выглядел самим собой в привычной броне и при оружии, а это было не слишком уместно в нынешней ситуации. Так что потратив ещё пару секунд я изменил свою одежду на строгий чёрный костюм, с серебристой рубашкой и чёрным галстуком, да и глаза сделал голубыми как у Синдзи. «Вот теперь можно и начинать.»

– Ну привет, Синдзи, давай что-ли знакомиться. – Улыбнулся я, присаживаясь напротив парня.

Мальчик вскинул голову, и удивлённо уставился на меня, его глаза поражённо расширились.

– Ты?!.. – Наушники, казалось бы, сами по себе, выпали из ушей Синдзи.

– Я.

– А кто ты.. то есть Вы такой?

– Хм… Это сложный вопрос. Вы – люди называете таких как я демонами. Хотя в отношении меня это не совсем корректно.

– Т.. Ты демон?

– А что тебя удивляет? Впрочем, как я уже сказал, я не совсем демон, я имею честь быть Князем Тьмы, это одновременно и титул и видовая принадлежность, хотя всё объяснить слишком сложно.

– И.. Чего ты хочешь? Зачем ты захватил моё тело?! И как тебя зовут?! – Парня слегка потряхивало, вон даже не может определиться как ко мне обращаться, да и голос скачет с шёпота до требовательного, почти что, крика.

– Хм. – Я усмехнулся и чуть прищурился, позволив на миг радужке глаз принять свой естественный красный цвет. – Хочешь узнать всё сразу? А не боишься, что я действительно отвечу?

– Извините… – Синдзи смутился и отвёл взгляд.

– Да уж, тяжёлый случай. – Моя улыбка стала шире. – Меня зовут Фобос, а чего я хочу? Ну, скажем так, определённых планов у меня нет. Может быть ты, что посоветуешь?

– Я?.. – Очередная волна удивления и взгляд мальчика вновь обратился ко мне.

– Ну, а что такого? У тебя же есть желания, мечты, надежды. А поскольку мы сейчас одно целое, то почему бы их не осуществить?

– Аааа… – Я терпеливо ждал, с улыбкой глядя на мальчика. – Вы сейчас шутите, да?

– Нет, я вполне серьёзно. Назови свои желания и посмотрим, можно ли их реализовать. Например, деньги и девушки у нас уже есть, правда если ты хочешь большой гарем придётся немного подождать, я и так слишком много шокирую окружающих, но всё решаемо, так что не стесняйся, заказывай. Только без извращений, я их не люблю.

При словах о гареме Синдзи покраснел, до состояния перезрелого томата и стыдливо опустил взгляд, а «извращения» вообще вогнали его в ступор.

– Ну и перед кем ты смущаешься? Я конечно не инкуб, но уж поверь видел и делал такое, на что у тебя даже фантазии не хватит. Так что смелее, не стесняйся.

– Я.. Я хочу спросить…

– М?

– Что тут вообще происходит? Что это за монстр напал на город? И вообще всё! Я.. я видел обрывки твоих.. Ваших воспоминаний, как будто всё это уже было… Я ничего не понимаю!

– Понимаешь Синдзи. – Я откинулся на спинку сидения. – Этот мир умирает. Вернее он на грани гибели. Не знаю какие причины привели к нынешней ситуации, но она возникла. Эти монстры – Ангелы являются проводниками некой Силы, которая хочет этот мир добить и соответственно что-то с этого поиметь. Варианты могут быть разными, но скорее всего этой Силе нужны души, души людей и душа самого мира, ну и энергия конечно, которую можно получить от смерти целого мира.

– А что это за Сила такая? Кто управляет Ангелами?

– Не знаю. Скорее всего, какой-то светлый бог, ну или несуществующий бог, такие тоже бывают, ещё та мерзость скажу я тебе, но мне в принципе это не важно.

– Бог? А что значит несуществующий? Как он может при этом быть?

– Тебе известно понятие эгрегор? – Он кивнул. – Ну, несуществующий бог, это что-то вроде. Они неполноценны, прежде всего в плане личности, но довольно сильны, этакие вампиры высших сфер, возникают на основе веры и существуют только благодаря ей, выпивая своих последователей досуха, а после смерти поглощают их души.

– Но кто будет поклоняться такому богу?

– Очень многие. В том-то и дело, что несуществующий бог не ограничен своей областью влияния, ну скажем любовью, природой, разрушением, или ещё чем-то другим. Его пророки всегда кричат о абсолютизме, единстве, что всё по воле его и других богов нет, ну ты понимаешь. При этом он позиционируется как нечто очень благое, доброе и всепрощающее, что в его царстве все равны и прочая чушь, для толпы. Вот только позиционируя его как абсолют, они сами, не понимая этого, опровергают тезис о его благости, таким образом давая ему право и даже обязанность, творить всё что в голову взбредёт, ведь «На всё воля божья». – Я криво улыбнулся. – И любое зло выходит тоже его рук дело. Но об этом увы мало кто задумывается. А сами несуществующие боги, как я уже сказал, неполноценны. Их можно сравнить с некой компьютерной программой выполняющей ряд действий для которых она была написана, а этот ряд, в свою очередь, формируется догмами соответствующей религии и от мыслей и надежд самих верующих мало зависит. Вот и получается, что даже сам такой бог, не имея ограничений в спектре деятельности, не обладает свободой выбора, для этих самых действий и вынужден заниматься всем, что ему приписывают, но так как многие догмы противоречат друг другу, одновременное их осуществление приводит к довольно жутким результатам. Вот и выходит, что такой божок будет поопаснее многих архидемонов и тёмных богов. Абсолютизм, Синдзи, до добра не доводит. – Я замолчал, обдумывая сказанное, честно говоря, подобные сущности действительно очень страшны и вызывают у меня гораздо большую неприязнь чем самые одиозные Светлые. Одно хорошо, возникают они очень редко. – Теперь к вопросу о моих воспоминаниях… – Я вновь улыбнулся и встретился с Синдзи взглядом, передавая нужную память. Глаза мальчика остекленели, плеер выпал из рук, а над ближайшей дверью появился плоский экран, в котором начался показ аниме «Евангелион». Посмотрев на это, я хмыкнул. Всё-таки парень талантлив, даже не замечает как воздействует на свой внутренний мир. Устроившись поудобнее на сидении, в состоянии полулёжа, я присоединился к просмотру. Увы, это не реальный мир, время тут течёт в соответствии с восприятием Синдзи, а он только начал усваивать полученную информацию. Так что, придётся подождать.

Через несколько часов местного времени, Синдзи наконец моргнул и уставился на меня. Аниме только что подошло к концу, явив зрителям море LCL и новых Адама и Еву. Печально…

– И, что? Всё так и будет? – Спросил через несколько минут мой собеседник, находясь в полушоковом состоянии.

– Сейчас, грубо говоря, существует три основных варианта развития событий. Первый, побеждают Ангелы и этот мир уходит их хозяину, кем бы он ни был. Воплощение второго варианта ты только что видел, это полное перерождение мира с нуля совмещённое с гибелью человечества. Третий же вариант, человечество побеждает, мир выживает без экстренных мер, таких как поглощение всех душ и продолжает развиваться. И какой из этих вариантов осуществится, практически целиком и полностью, зависит от нас, классно да? Согласись, восхитительное ощущение. – Я почти непроизвольно оскалился.

– Такая ответственность… – Прошептал побледневший Син.

– Ой, да ладно тебе, нашёл из за чего переживать. Вот у меня реально глобальная проблема… – Я многозначительно замолчал задумчиво гладя на потолок вагона.

– Какая? – Всё же проявил любопытство Синдзи. А значит и от увиденного уже начал отходить.

– Большая, Синдзи, большая. Я бы даже сказал краеугольный вопрос нашего бытия… – Я опять замолчал, с удовольствием отметив возросший уровень интереса собеседника. – Вопрос звучит так… Совратить мне Аску, когда мы будем в кабине Евы 02, во время атаки Гигаила или не стоит и лучше подождать?

По вагону разнёсся грохот, Синдзи от избытка чувств грохнулся с места.

– Полегчало? – Участливо поинтересовался я, даже не думая прятать ехидную улыбку.

– Ты больной, ты точно больной!

– Зато, ты больше не напоминаешь прокисший кисель, да и от увиденного отошёл.

– А.. А про Аску это шутка, да?

– Я же говорю, ещё не решил. – Состроил я самое невинное лицо.

– Издеваешься?

– Есть немного.

– Так. – Синдзи мотнул головой. – Ну и что ты собираешься со мной делать?

– Ничего, мы и так со временем сольёмся воедино, а пока мне нужно только твоё согласие на сотрудничество, тебя же как я понимаю, всё устраивает и уничтожать мир ты не шибко хочешь.

– Ну да, в принципе… Но, а всё-таки, зачем демону спасать мир и какой вариант ты сам хочешь воплотить?

– Третий. А зачем… Ну, как тебе сказать?.. Понимаешь, в магии есть такое понятие как долг жизни, это не просто абстрактное понятие, целиком и полностью лежащее на совести спасённого, а вполне себе вещественная вещь. Фактически, если я спасу жизнь этому миру, то она станет принадлежать мне, другими словами, я, в каком-то смысле, стану хозяином этого мира. Конечно я объяснил всё очень грубо, но ведь суть ты уловил? И согласись, награда довольно существенна, чтобы за неё поработать.

– Ааа…

– Слушай, давай прекратим разговоры о фундаментальных законах вселенского устройства, я всё равно не смогу тебе объяснить и половины, так как ты просто не знаешь, да и не способен понять, большую часть необходимых слов и определений, а в человеческих языках, увы, просто нет подходящих терминов.

– Эм… Простите…

– Ты неисправим. – Я покачал головой. – Ну так что, всадник ты мой апокалипсиса, на сотрудничество согласен?

– Да.

– Вот и отлично. – Я с улыбкой встал и потянулся. – Засиделся я тут у тебя, мне просыпаться уже давно пора, девушек кормить, а я тут сижу с каким-то парнем подозрительной наружности, в ещё более подозрительном вагоне, едущим непонятно где… Короче бывай. – Синдзи, глядя на меня, хохотнул.

– Мисато же двадцать девять лет. – С улыбкой, заметил парень.

– И что с того? Ты хоть знаешь сколько мне лет? Для меня, что Мисато, что Фуюцуки, что наш учитель обществознания, все такие дети…

– Эээ…

– Вот, то-то же! – Я веско поднял указательный палец вверх и хитро подмигнув Сину, растаял облаком тьмы, выходя из внутреннего мира.


Проснувшись, я некоторое время наслаждался утренней тишиной, глядя в потолок. За окном царила предрассветная темнота, а через открытую форточку в комнату проникал прохладный ветерок.

Получилось неплохо. Конечно до полного слияния ещё далеко, но даже так, проблем с синхронизацией у меня уже не возникнет. Ладно, пора вставать.

Поднявшись, я заправил футон и взяв одежду, направился в ванну. Быстро приняв душ, стараясь при этом не шуметь, я пошёл на кухню, но дойдя до гостиной остановился.

Аянами сидела на диване и путалась в бинтах, сосредоточенно пытаясь перевязать себя одной рукой. У неё это получалось, но очень медленно и с явным трудом, однако девочка терпела. Было видно, что делает она это уже не первый раз.

– Ну и что ты делаешь? – Спросил я, остановившись в дверном проёме и глядя на девушку. Рей замерла и поняла на меня взгляд своего рубинового глаза.

– Провожу перевязку.

– Эх… – Я устало вздохнул и с грустной улыбкой направился к Рей. – Иди сюда, чудо ты моё. – И сев рядом с удивившимся, но почти никак это не проявившим, «чудом», я аккуратно взял руку Рей и начал разматывать старые бинты, девочка не сопротивлялась.

Всю процедуру перевязки, Рей завороженно смотрела на мои руки или в мои глаза, когда я перематывал её голову, но молчала. Бинты и пластырь находились у неё в школьном ранце, и занимали довольно весомую часть объёма, портфель стоял ту же, рядом с диваном. Завязав последний узелок, я сам посмотрел ей в глаза.

– Давно проснулась?

– Нет.

– Ты всегда так рано просыпаешься?

– Нет. Но мне нужно было провести перевязку.

– Ясно. – Я тепло улыбнулся, едва подавив желание погладить её по голове, уж больно она сейчас опять напоминала милого растрёпанного котёнка. – Ну теперь ты можешь ещё немного поспать, я тебя разбужу когда приготовлю завтрак. – Рей едва заметно порозовела.

– Хорошо, я посплю. – И отвела взгляд, уперев его в куда-то в пол.

– Молодец. – Я встал и всё-таки не удержался и разок провёл ладонью по волосам девушки. – Отдыхай. – После чего быстро прошёл на кухню, прихватив с собой использованные бинты. Лица Аянами я не увидел.


С завтраком я особо не спешил, так как было ещё слишком рано, да и не принято тут, как-то, плотно наедаться в начале дня, а значит и что-то существенного готовить нет смысла. Рей действительно в скором времени уснула, свернувшись калачиком на диване, я проверял. Так что рассвет я, как и вчера, встретил в одиночестве стоя на балконе и потягивая холодный, сладкий чай.

Когда проснулась Мисато, до выхода в школу оставалось примерно полчаса. Промурлыкав что-то невнятное, когда, после выхода из ванны и прихода на кухню, сразу получила свой кофе, Мисато в нирване растеклась по стулу, а я пошёл будить Рей. Завтрак прошёл в молчании, Аянами, с задумчивым видом, пила сваренное мной какао, не отрывая глаз от чашки, Кацураги, глядя на нас, чему-то мечтательно улыбалась, а я просто наслаждался тишиной и прекрасным окружением.

– Эх… – Кацураги грустно вздохнула, поставив пустую чашку на стол. – Пора… Вас до школы подбросить?

– Нет, мы сами дойдём. – Мисато смерила меня подозрительным взглядом, потом видимо о чём-то вспомнила и вздохнула.

– Ну как знаешь. – Я кивнул и встал.

– Рей, ты закончила?

– Да.

– Тогда пойдём.

– Хорошо. – Аянами тоже поставила пустою чашку на стол и поднялась.


Как только мы вышли из здания я достал из кармана купленные вчера для Рей очки и передал их хозяйке, получив в ответ странный взгляд и едва заметный кивок. Рей, в тёмных очках и светлой школьной форме, выглядела немного забавно, как на мой взгляд, а вот для случайных прохожих образ был просто немного странным но объяснимым, всё-таки солнце слепило нещадно. Да и красные глаза теперь не привлекали внимания.

Нацепив собственные очки, я поудобней перехватил ручки обоих портфелей и жестом показал Рей идти за мной. Шли мы не спеша и как и вчера, молча, правда не думаю, что кто-то из нас испытывал по этому поводу дискомфорт, скорее наоборот. Опять, всю дорогу, на заднем плане, раздражающе маячила охрана, показывая свою полную профнепригодность. Но всё же, до школы мы дошли спокойно и с запасом времени. А вот внутри возникли первые неприятности, если так конечно можно назвать шепотки за спиной, вроде: 'О смотри! Роботы идут!' или 'Вон тот ненормальный, про которого я рассказывал! И эта рядом с ним!', ну и всё в таком же духе. Лично мне мнение всех этих детишек было абсолютно безразлично и никак меня не задевало. Ну честное слово, кто они и кто я? Так что пусть шепчутся, тем более, что я сам хотел добиться такой реакции. Рей тоже никак не реагировала на шепотки за спиной и молча прошла к классу. Там почти никого не было, за исключение старосты и парочки девочек с которыми она увлечённо общалась, так что наше появление даже осталось незамеченным.

Пройдя рядом с партой Рей я положил на неё ранец Аянами, а сам сел за следующую. Рей, без малейшей задержки, повторила моё движение и заняла свою парту. Ещё пара секунд достать и разложить вещи, и мы почти синхронно замираем глядя в окно, оперев голову на левую руку. И всё это в полной тишине, даже не глядя друг на друга.

Спустя пару минут Хикари всё-таки заметила наше появление и поспешила подойти.

– Привет, Икари, Аянами. – Поздоровалась девочка, немного скованно встав рядом с моей партой и держа в руках какой-то листок.

– Привет, Хикари. – Ничего не выражающим голосом ответил я, оторвав взгляд от окна и скосив его на старосту. Рей никак не отреагировала на происходящее.

– Эм.. Ну… – Она слегка замялась и протянула мне листок. – Вот расписание дежурств по уборке класса, я поставила тебя в конец списка. У тебя есть какие-то возражения?

Я принял лист и внимательно прочитал. Класс убирали группами по два-три человека и Хораки записала меня в группу к Кенске и Судзухаре. Нда…

– Поставь меня пожалуйста в группу с Рей. – Спокойно попросил я, возвращая расписание дежурств и вновь отворачиваясь к окну.

– А вы уже познакомились? – Кажется Хикари даже обрадовалась.

– Да.

– Хорошо, я поставлю вас вместе. – С энтузиазмом произнесла девочки и взялась что-то писать на листке, неизвестно откуда взятым карандашом. – Тогда ваша очередь будет в следующий четверг. – Улыбнулась веснушчатая девочка.

– Хорошо.

– Ну тогда всё, если что-то понадобится обращайся. – Продолжая улыбаться, староста дождалась моего кивка и мотнув косичками повернулась к своим прежним собеседницам. А спустя минуту, от компании девочек послышались приглушённые, но энергичные шепотки, кого они обсуждали догадаться было не сложно.

Первым уроком опять было обществознание. Признаться, меня восхищала выдержка учителя, ибо пофигизм пофигизмом, но терпеть такое вопиющее неуважение к себе, со стороны учеников, это надо уметь. Ну не настолько же он глухой и слепой в самом деле, да и если бы происходящее ему было безразлично, сидел бы дома на заслуженной пенсии, так нет, ходит сюда и читает лекции толпе гомонящих детей, которые его даже ради приличия не слушают. Кстати, сегодня он рассказывал о Корейской войне, случившейся после Второго удара и ядерной бомбардировке Японии, обоими сторонами конфликта. Весьма интересно, если конечно приноровится к стилю изложения лектора, а с этим, у моих одноклассников, была явная беда. Чего нельзя сказать о другой области.

Так как класс был объединён в единую сеть, посредством компьютеров, то болтать между собой народ мог сидя в разных концах помещения. Уж не знаю, что им там поведали подружки Хикари, но уже на десятой минуте урока на мой компьютер пришёл анонимный вопрос: «А это правда, что вы с Аянами встречаетесь?» Чего-то подобного я и ждал, правда не так скоро. Хотя и вопрос о пилотировании я тоже не ожидал услышать в первый же день. Сплетни, воистину, распространяются быстрее скорости света. Естественно, вопрос я проигнорировал, только лениво скользнул по нему взглядом и опять вернулся к созерцанию пейзажа за окном. Ещё минут двадцать женская часть класса пыталась меня растормошить, просто завалив экран моего ноутбука сообщениями, но потом, видя, что я не проявляю никакой реакции, всё же успокоились. На перемене ко мне никто так и не подошёл, даже Тодзи, хоть последний и зыркал на меня с другого конца класса.

После обществознания было два урока математики, которую вёл подтянутый азиат среднего возраста, в прямоугольных очках, тут уж моим одноклассникам было не до болтовни и пустых сплетен. Хотя как по мне, все задачи были элементарными. Ну, а на большой перемене меня ожидал сюрприз.

Когда все начали разбредаться, собираясь в компании по интересам, или просто желая пообедать на свежем воздухе, Рей встала из за парты и подошла ко мне.

– Я иду на улицу. – Сообщила девушка, глядя мне в глаза. «Интересно.» А вчера она всю большую перемену просидела в классе…

– Хорошо. – Я начал вставать.

– Ты идёшь со мной?

– Да.

Рей кивнула, чуть наклонив голову вбок и отойдя к своей парте взяла портфель, видимо сейчас отдавать его мне она не собиралась. Всё любопытней и любопытней.

Под заинтересованными и внимательными взглядами женской, да и пожалуй мужской части класса, тех кто ещё не разошёлся, мы молча вышли за дверь.


Аянами села на скамейку, недалеко от главного входа и достав из портфеля книгу углубилась в чтение. Что-то мне это сильно напомнило… Ах да, точно. Кажется именно здесь, согласно сериалу, приехавшая Аска впервые заговорила с Рей и предложила той дружить. Мне этот момент особо запомнился тем, что Аска сперва встала так, чтобы отбросить тень на книгу Аянами и таким образом привлечь внимание, а Рей, увидев это, даже не поднимая головы, просто подвинулась, чтобы солнце опять осветило страницы и так целых два раза. Помню, я тогда очень умилился этой картиной, хотя было мне лет тринадцать и до становления Князем Тьмы мне было ещё очень далеко.

Полюбовавшись девушкой пару мгновений, я присел рядом и полез в собственный портфель.

– Рей, будешь яблоки или йогурт? – Аянами оторвалась от книги и подняла взгляд на меня, а потом перевела его на пакетик с тремя зелёными яблоками и двумя небольшими бутылками питьевого йогурта, что я держал в руках.

– Ты взял мне обед?

– Да. – Рей замерла, не отрывая взгляда от моих рук и только спустя десять секунд ответила:

– Я буду йогурт. – И отвернулась, но не к книге, а просто в сторону.

– Держи. – Я протянул означенный продукт, Аянами не глядя на меня приняла бутылочку.

– Спасибо. – Я успел откусить яблоко, когда Рей это сказала и признаться, оказался в очередной раз удивлён.

– Пожалуйста…


После уроков за нами приехала чёрная машина, косящая под внедорожник. За рулём оказалась Мисато. Очень угрюмая Мисато.

– Что-то случилось? – Поинтересовался я, после того как пропустив вперёд себя Рей, сам тоже сел на заднее сидение.

– С чего ты взял? – Недовольно буркнула капитан.

– Мисато, ты правда хочешь, чтобы я это объяснил, или всё-таки ответишь? – Спокойным голосом уточнил я, пристёгивая Аянами ремень безопасности, во взгляде девочки скользнуло удивление, но быстро прошло.

– Я была в квартире Рей. – Ещё более угрюмо ответила девушка и тут же взъярилась: – Нет, ты представляешь!? Там сегодня даже горячей воды не было! А бинты?! Окровавленные бинты?! Рей, ты что сама делала себе перевязки?

– Да. – Последовал лаконичный ответ.

– Чёрт!.. И сегодня тоже?

– Сегодня мне помог Синдзи.

– А часто у тебя не бывает горячей воды?

– Нет. – И видимо поняв, что ответ недостаточно полон, Рей, спустя секунду, пояснила. – Её никогда не бывает.

Шок. Единственное слово, которым можно выразить состояние в которое впала Кацураги. Я нечто подобное предполагал и то едва зубами не скрипнул, а уж Синдзи внутри, так и вообще впал в ступор, а потом вылил на меня волну жалости к Аянами и злости на отца. «Вот теперь ты понимаешь почему я к ней так отношусь?» Изнутри пришёл кивок и ещё одна волна, на этот раз, нежности по отношению к рубиновоглазому ангелочку.

– И когда Рей сможет официально переехать? – Прервал я затянувшееся молчание.

– Скоро! Точно не скажу, но скоро, Синдзи, скоро. – Решимости в голосе, Мисато было не занимать, решимости и злости.

– Это хорошо, но думаю нам всё же пора ехать в штаб-квартиру.

– Да, ты прав. – Мисато глубоко вздохнула, поудобнее перехватила руль и машина тронулась.

Дорога до Геофронта прошла спокойно, Кацураги не гнала, уж не знаю, из-за травмы ли Рей или потому, что сама машина к лихачеству не располагала, но ехали мы вполне цивилизованно и аккуратно. Внутри тоже ничего необычного не произошло, разве что Кацураги опять чуть было не заблудилась, но к счастью с нами была Рей, которая и привела нас в научный отдел.

– О, вот и вы, проходите. – Едва повернув голову, махнула рукой Рицуко и опять отвернулась к монитору, в процессе успев приложиться к стаканчику с кофе. – Вижу ты привезла с собой Рей… Синдзи подожди немного, я скоро закончу и начнём синхротесты.

– Привет Рицуко, думаю нам нужно поговорить. – Многообещающим голосом поздоровалась Кацураги. – Привет Майя. – Без всякого перехода, улыбнулась она девушке сидящей в уголке помещения за компьютером.

– Здравствуйте, капитан Кацураги. – Смущённо пискнула та и ещё сильнее согнулась перед монитором.

– О чём поговорить? – Не оборачиваясь осведомилась зеленоглазая блондинка.

– О важном. – Ещё сильнее улыбнулась Мисато, выделяя слова голосом.

– Хм?.. – Акаги всё-таки обернулась и встретилась взглядом с Кацураги. – Это не может подождать?

– Нет.

– Хорошо. – Доктор встала, спрятав руки в карманы халата. – Майя, выдай пока Синдзи контактный комбинезон, я скоро вернусь.

Женщины вышли за дверь, а Майя неуверенно встала.

– Эм… Привет Синдзи-кун, меня зовут Майя Ибуки, я администратор технического отдела NERV и оператор «МАГИ». Ты наверно слышал меня во время боя, я сообщала данные о синхронизации. – Немного застенчиво улыбнулась девушка. Она была довольно симпатичной, приятные черты лица, идеальная фигура, тёмно-коричневые волосы, короткая аккуратная стрижка с челкой, ну и бежевая униформа технического персонала. Безусловно девушка была красива, хоть и не совсем в моём вкусе.

– Приятно познакомится, Майя-сан…

– Можно просто Майя.

– Хорошо, Майя. Насколько я понял, сегодня я должен проходить некие синхротесты? Хотелось бы узнать поподробней, что это значит?

– Ну, ты просто сядешь в контактную капсулу и будешь синхронизироваться с Евой, а мы станем снимать показатели приборов.

– Допустим… – Я перевёл взгляд на молчаливо стоящую чуть позади меня Рей. – А сколько времени это займёт?

– Нуу… Думаю, как решит доктор Акаги…

– Ясно. – Мой безразличный голос, похоже заставил Майю нервничать.

– Я сейчас принесу контактный комбинезон. – Пискнула девушка и выскочила в боковую дверь.

– Рей, ты же уже проходила синхротесты?

– Да. Но только на первой стадии синхронизации… – Мне на миг показалось, что Рей хочет продолжить, но она так и не решилась. Чтож, можно немного и подбодрить…

– А вторая стадия?

– Две недели назад, я первый раз попыталась пройти вторую стадию. Произошла авария.

– Травмы оттуда?

– Да.

Стоим. Смотрим друг другу в глаза. Взгляд Рей ничего не выражает. Даже в самой глубине ледяная броня спокойствия и безразличия. Интересно, с моим взглядом так же или она всё-таки видит отражение моих чувств?

– А как долго обычно длились синхротесты? – Прервал молчание я, а за одно и сменил тему.

– От двух до четырёх часов, как решит доктор Акаги.

– Понятно. – Ну, посмотрим, как у товарища доктора получится на четыре часа запихать в LCL меня, думаю будет весело.

Хм.. Что-то долго Майя ходит, да и Мисато с Рицуко задерживаются. Ну с господами начальниками отделов всё понятно, Мисато, скорее всего, вдохновенно полоскает мозги Рицуко, на тему жилищных условий Рей. А вот куда Майя пропала? Сомневаюсь, что комбинезон лежит где-то далеко, или девушка была среди тех кто слышал мой разговор с Гендо в ангаре? Если так, то всё тоже понятно. Небось под дверью подслушивает и войти не решается, пугаю я её. Я внутренне, невесело улыбнулся.

– Рей, а у тебя какие сегодня дела в Геофронте?

– Никаких. – Я вопросительно приподнял бровь. Аянами отвела взгляд в сторону. Очень интересно… Впрочем…

– Спасибо, Рей.

– За что? – Вот. Взгляд опять вернулся ко мне, а в глубине глаза отразилось удивление.

– За то, что составила компанию. – И я сам повернулся к мониторам компьютеров, прерывая зрительный контакт. В комнате опять наступила тишина.


В коридоре послышались быстрые шаги, а спустя пару секунд, входная дверь резко распахнулась. Первой в помещение вступила чем-то раздосадованная Акаги, а за ней, след в след, шла сосредоточенная, но явно довольная Мисато. Тут же открылась и другая дверь, куда ушла Майя, тем самым подтвердив мою догадку. Девушка в бежевой форме застенчиво улыбнулась и прошмыгнула в комнату, держа в руках нечто резиновое и тёмно синее.

– Синдзи, ты ещё не в комбинезоне? – «Удивилась» Акаги, скользнув по мне взглядом. – Давай быстрее переодевайся и начнём. – Сказано всё это было абсолютно безапелляционным голосом, будь на моём месте реальный Синдзи, оделся бы раньше чем осознал происходящее. Из глубины пришёл стыдливый вздох, пополам с грустным согласием и лёгкой дрожью по отношению к доктору. Забавно…

– Не так быстро, доктор. Сперва у меня есть несколько вопросов.

– Все вопросы потом, вон за той дверью раздевалка, иди переоденься. – Акаги махнула в сторону ещё одной двери, в конце помещения, рукой, в которой уже дымила прикуренная сигарета.

– Доктор Акаги. – Мой голос мгновенно стал арктическим холодным. – Я кажется вполне внятно сказал, что сперва хочу услышать ответы на свои вопросы.

Все замерли, изумлённо и со страхом глядя на меня, Майя даже немного отодвинулась. Всё правильно, не часто можно встретить четырнадцатилетнего подростка, в чьём взгляде сквозит многолетняя привычка приказывать и убивать, вы то конечно этой привычки там не увидите, не тот опыт, но подсознательно угрозу почувствуете, да и голос мой вам поможет. Единственным исключением была Рей, она как и прежде равнодушно смотрела на меня, правда теперь ещё и разглядывала лица других участников спектакля.

– Хорошо, Синдзи. Что ты хочешь узнать? – Первой справилась с собой Акаги.

– Для начала вот это. – Я упёр палец в пластырь на лбу, под которым была глубокая ранка. – Помнится перед боем Вы говорили, что фантомные повреждения не опасны и пострадает только Ева.

– Да, я это говорила. И сейчас повторяю: повреждения Евы не должны передаваться пилоту, ни при каких обстоятельствах. Но то, что случилось с тобой я объяснить не могу, это противоречит всем нашим расчётам. Это, кстати, одна из причин почему нужно проводить синхротесты, нам нужны новые данные для анализа.

– Другими словами, все ваши расчёты оказались абсолютно бесполезны, и о возможностях Евы вы нихрена не знаете. Весело… – Акаги аж задохнулась от возмущения, но что-то вставить я ей не дал. – Могу ли я умереть от повреждений Евангелиона, Вы как я понимаю тоже не в курсе?

– Нет… – Буркнула доктор.

– Отлично! Просто великолепно! Я в восхищении. – Спокойным но полным сарказма и издёвки голосом прокомментировал я. И опять не дав доктору ничего вставить, продолжил: – Второй вопрос. Вооружение. Один единственный нож, спрятанный в наплечнике это нормально? И кто додумался до такой формы? Еве им не консервы в походе вскрывать, а драться, это должен быть боевой кинжал, загнутый, чтобы лучше резал и больший по размеру, а то это не оружие против Ангелов, а просто зубочистка. Теперь цвет. Этот зелёно-фиолетовый гламур ужасен, не позорьтесь и не позорьте меня, перекрасьте Еву 01 в чёрный, или хотя бы серый. Мы с вами не в комиксе или второсортной манге. Четвёртый вопрос. На кой Еве нужен рог? Ладно бы он был бронированным и толстым, чтобы им можно было бодаться, но это убожество что там сейчас… Я вообще не понимаю, как он уцелел. Убрать. И последнее. Сразу поясню, я вам не подопытный кролик, чтобы сидеть в капсуле по четыре часа в день. Час в неделю. Если вам мало, это не мои проблемы, хотите больше – доплачивайте. У меня всё.

Вся тирада была произнесена выразительно, но абсолютно холодным и безэмоциональным голосом, а на моём лице отразилась лёгкая небрежность вкупе с разочарованием в научных светилах NERV.

Эффект был восхитительный! Лица Мисато, Майи, а в особенности Акаги надо было видеть. Сдаётся мне с доктором давно никто «Так» не разговаривал, если такое вообще случалось. Впрочем, дошедшее до немого изумления, возмущение доктора, было не единственной реакцией. Майя испуганно переводила взгляд с меня на Акаги, неосознанно прикрыв рот моим контактным комбинезоном, глаза девушки были почти на мокром месте, но удивление и тут преобладало над другими чувствами. Выражение лица Мисато вообще было сложно определить как-то однозначно, с одной стороны она яростно стиснула зубы, так что даже поджатые губу побелели, с другой её глаза как и у доктора были выпучены, правда отражали помимо негодования смесь восхищением с удовольствием. Что чувствует начальник оперативного отдела и как реагировать, похоже, не понимала и она сама. Из внутреннего мира до меня доносился гомерический и истеричный хохот Синдзи, пополам с рыданиями и сетованиями, что он в каноне до этого не додумался.

– Ещё что-нибудь? – С вызовом произнесла Акаги, через минуту, злобно глядя на меня и непроизвольно сминая фильтр сигареты в правой руке.

– Пока всё. – Всё с тем же равнодушием в голосе, ответил я, спокойно глядя в глаза Рицуко.

– «Пока»?

– Если у меня возникнут ещё какие-нибудь вопросы к научному отделу, Вы первая об этом узнаете.

Рицуко окончательно дожала сигарету и та разломилась на две части, упав тлеющим огоньком на пол.

– Вам не кажется, лейтенант Икари, что Вы несколько забываетесь? – Процедила сквозь зубы женщина.

– Отнюдь, доктор. Если уж я пилот Евы, то и вести себя буду соответственно, как никак, воевать внутри неё мне. А выглядеть при этом клоуном, я совершенно не собираюсь. – Акаги собралась ответить что-то резкое, это явно промелькнуло в её взгляде, но увы, наш диалог прервала Мисато:

– ТАК ВСЁ, ТИХО!!! Прекратите оба! Синдзи, мы тебя поняли.. И Рицуко, он прав! Ева 01, действительно выглядит смешно, в этой фиолетово-зелёной раскраске.

– Тцсс… – Акаги, отвернувшись от меня, достала из кармана пачку сигарет и вытащив одну – прикурила.

– Синдзи, иди переодевайся и начнём наконец эти синхротесты. – Кацураги упёрла взгляд в меня, впрочем по ней нельзя было сказать, что она сильно злится, скорее капитан работала на публику и я был практически уверен, что она в последний момент пропустила слово «грёбаные», или нечто подобное.

– Так точно, товарищ капитан. – Продолжая играть полную невозмутимость, ответил я, произнеся слово «товарищ» на русском языке, и подойдя к Майе, принял комбинезон, после чего направился к указанной ранее двери.

Возникла мысль попросить о помощи Рей, всё-таки с устройством комбинезона я не знаком, там вроде клапаны какие-то, да и привычных молний нет. Обдумав её пару мгновений, а так же представив возможную реакцию, как самой Аянами, так и свидетелей, я всё же решил справится сам. Нет, Рей конечно бы помочь согласилась, да и смущение наготы ей полностью чуждо, но вот лишний раз накалять обстановку с Акаги я не хотел, по крайней мере сейчас. «Бравый» доктор и так может попытаться как-то подпортить мне жизнь, и даже скорее всего попытается. А я и так, достаточно однозначно, выразил свой интерес к Рей, а она, как никак, числится в научном отделе, если я ничего не путаю конечно. А даже если и путаю, то всё равно Акаги регулярно проводит с ней различные эксперименты для создания псевдо-пилота и давать поводы для ухудшения условиях этих экспериментов мне совершенно без надобности.

Уже в раздевалке, я понял, что помощь, вообще говоря, мне бы не помешала. Ибо комбинезон следовало ещё как-то предварительно открыть, вернее растянуть, так как залезать в него через шейное отверстие было, мягко говоря, не комильфо. Но ничего, справился, хотя осадок остался. Но ругаться из-за таких мелочей, как отсутствие инструкции, стало бы полным ребячеством.


– Переоделся наконец? – Вопрос, как риторический, я проигнорировал, молча прикрывая за собой дверь. – Хорошо, Майя проводи лейтенанта Икари до контактной капсулы.

– А.. Хорошо, Акаги-сенсей! – Девушка явно не испытывала желания находится со мной рядом, но авторитет доктора был сильнее. Так что, Майя взяв себя в руки обратилась ко мне: – Пойдём, Синдзи-кун, я покажу как пройти к Еве.

Я, всё также, молча кивнул и скользнув взглядом по лицам Мисато и Рей, последовал за девушкой. Несколько поворотов, лифт, коридор и вот я опять в ангаре Ев.

Ну привет Юи. Да уж, выглядит моя Ева не важно… Грудной брони нет, вместо неё какие-то широкие ленты из непонятного материала с заклёпками, обматывают корпус по образу бинта. Руки тоже замотаны, видимо мышечная ткань и там превзошла по объёму расчётную величину и подходящей брони на складе не нашлось. Ну хоть шлем на месте, а значит череп от напора мозга не лопнул. Хе-хе…

Пока я залезал в капсулу, Майя пискнула что-то нечленораздельное, в чём кажется промелькнуло пожелание удачи, и упорхнула обратно к Акаги. Ремней безопасности в кресле-ложементе… Всё ещё не было. Нда… Вот интересно, вроде бы авария с Нулевым произошла две недели назад и как я понимаю, большую часть травм Рей получила именно из-за невозможности пристегнутся, так неужели Великий Гений Акаги, она же главный научный мыслитель NERV, не догадалась озаботится небольшой модификацией кресла пилота, да и я про ремни ещё перед боем сказал, здесь же дел на десять минут работы! Обмотал сбруей кресло и всё, ведь когда следующий Ангел нападёт неизвестно, так зачем ждать заводской вариант со встроенными ремнями? Хотя ещё не факт, что этот заводской вариант уже заказан, но уж не будем совсем плохо думать о докторе. Пока…

Как только я устроился в ложементе, из динамиков раздался голос Кацураги:

– Синдзи, ты готов?

– Да. Вот только ремней безопасности тут так и не появилось, халтурите господа студенты.

– Почему студенты? – Искренне удивилась Мисато.

– Ну так у нас же институт, значит студенты, преподавателей я тут пока как-то не встречал… – На той стороне повисла тишина, какая бывает при напряжённой работе мозга. Наконец тишину прервал тихий, но выразительный вердикт Мисато:

– Паршивец.

– Нахал, – согласилась с ней Акаги.

– Это вы так признаёте мою правоту? – с лёгким интересом в голосе, осведомился я.

– НЕТ! – рявкнула в микрофон Мисато. – И вообще хватит болтать! Начинаем процедуру синхронизации!

Через пару мгновений, крышка люка с шипением встала на место, капсула начала плавное движение, остановилась и внутрь хлынула LCL.

Кровь Лилит и в этот раз не вызвала никаких негативных ощущений. Кстати, вот интересно, а в Германию к Еве 02, для тренировок Аски, LCL доставляют прямо отсюда, или её всё же можно производить и без наличия тела Ангела? Впрочем, сейчас это не важно. Из кабинета Акаги, послышались команды к началу синхронизации. Ну что, Синдзи, приступим? Изнутри пришёл кивок, а в следующий момент, капсула осветилась всеми цветами радуги.


Комната управления, она же кабинет Акаги:

– Первая стадия синхронизации завершена успешно. Соединение с нервом А-10 в рабочем состоянии. – Доложила Майя.

– Приступить ко второй стадии синхронизации. – Скомандовала Акаги.

– Вторая стадия… Все нервные соединения успешно установлены. Уровень синхронизации 58%. Все гармоники в норме.

– Хм… – Акаги отпила кофе из пластикового стаканчика. – Синхронизация ниже чем в прошлый раз… Сигналы?

– Ева 01 штатно реагирует на наши сигналы, сбоев и помех не обнаружено. Удивительно, как будто этих трёх дней и не было… – Удивлённо добавила про себя Ибуки.

– Да, странно…

– Хочешь сказать, что все ваши проблемы по управлению Евой исчезли, как только в неё сел Синдзи? – Вступила в разговор, молчавшая до этого, Кацураги.

– Как ни удивительно, но да это так… Майя, проверь на реакцию блоки с пятого по седьмой.

– Да, Акаги-сенсей! … Блоки с пятого по седьмой реагируют в штатном режиме, помех и задержки сигнала не обнаружено.

– Ясно…

– Почему это удивительно? – Поинтересовалась Мисато, сложив руки на груди.

– У меня были сомнения, что он вообще сможет с ней синхронизироваться, после всего, что случилось. А тут из всех проблем, только понизившийся уровень синхронизации. – Акаги кинула взгляд на один из мониторов. – Даже S2 двигатель работает нормально, выделяя строго определённое количество энергии. И это удивительно.

Кацураги обвела взглядом мониторы, потом бросила взгляд на молчаливо стоящую в стороне Рей, которая через бронированную, стеклянную перегородку неотрывно глядела на Евангелион, и закусив губу о чём то задумалась. Через секунду, приняв решение, капитан подошла к большому микрофону и повысив голос произнесла:

– Синдзи, ты как?

– Нормально.- Пришёл лаконичный ответ.

– Твой уровень синхронизации ниже чем в тот раз, попробуй его повысить, если сможешь конечно.

– Хорошо.

– Уровень синхронизации начал расти! – Встревоженным голосом воскликнула Майя. – 60% 63, 67, 70, 75, 80!

– СТОП! Синдзи хватит! У тебя уже восемьдесят процентов!

– …

– Рост синхроуровня остановился, 82%!

– Синдзи?! – Встревоженно произнесла Кацураги в микрофон.

– Мисато? – Последовал, по прежнему, спокойный ответ.

– Фуф!.. – Облегчённо вздохнула Кацураги. – Не пугай так больше.

– А что я сделал?

– Испугал нас, вот что! Я уж подумала, что Ева опять из под контроля вышла. – В ответ молчание. – Ладно, сиди, больше не отвлекаю. – Подождав, несколько секунд но так и не услышав ответа, Кацураги буркнула себе под нос, что-то неразборчивое и отключила микрофон. – Ну вот, – обернулась она к Акаги, – а ты говоришь «понизившийся уровень синхронизации». Вот как он всё это делает?

– Чтобы это выяснить, нам и нужны эти тесты. – Пожала плечами та, закуривая сигарету и задумчиво глядя на голову Евы, через бронестекло.

– Я бы на твоём месте постаралась уложится в один час. – Улыбнулась Кацураги стрельнув глазами в свою подругу и снова складывая руки на груди.

– Этого совершенно недостаточно. Или ты всерьёз воспринимаешь его гонор? – Акаги выдохнула струйку дыма, переведя взгляд на монитор.

– В том то и дело, что это не гонор. Если его что-то не устроит, он тут всё по камушкам разнесёт и не поморщится.

– Ты серьёзно так думаешь?

– Поверь, – Кацураги невесело усмехнулась. – Синдзи кто угодно, но не послушный ребёнок беспрекословно подчиняющийся старшим.

– Даже если так, мы можем в любой момент прервать его контакт с Евой. – Небрежно отмахнулась глава научного отдела, делая глоток кофе и набирая что-то на клавиатуре.

– Да? Кстати, а попробуй-ка! Я хочу на это посмотреть.

– У нас сейчас другие дела, тем более…

– А ты всё же попробуй, считай это запросом оперативного отдела.

– Ну хорошо. – Угрюмый взгляд доктора упёрся в капитана. – Отрубить все нервные соединения.

– Да! – Нервно воскликнула Майя, явно находясь не в своей тарелке.

– Ну? В чём дело?

– Я не знаю, Акаги-сенсей… Сигнал прошёл, но Ева не реагирует…

– Невозможно… Повтори ещё.

– Я пытаюсь, но результата нет… – В голосе оператора явно промелькнула паника.

– И почему я не удивлена. – Произнесла Мисато.

– Хочешь сказать ты этого ожидала?!

– Не конкретно этого, но чего-то подобного… Выходит, если Синдзи вдруг решит устроить здесь погром, мы ничем не сможем его остановить?

– Поднять давление LCL в кабине пилота! – Рявкнула Акаги.

– А… Да!

– Ну?!

– Сигнал прошёл, Ева не реагирует!

– Да как такое возможно!? – Акаги вскочила с кресла и в два шага, стремительно, подошла к Майе.

– Ничем. – Констатировала Мисато. – И с энергией у него тоже проблем нет.

– Нужно как-то вытащить его из Евы… – Пробормотала доктор, через несколько секунд мучений клавиатуры.

– Рицуко, чего ты суетишься? Ты же сама его туда посадила. – Абсолютно спокойно, с нотками удивления в голосе, спросила Кацураги, в пол оборота гладя на подругу.

– Я тогда не знала чем это обернётся.

– А чем это обернулось? По моему, Синдзи спокойно сидит в капсуле и ничего крушить не собирается, да и Ева даже не шелохнулась. Так что не паникуй.

– Как ты можешь быть такой спокойной?

– Наверно от Синдзи заразилась. Да успокойся ты, ничего сверхординарного не произошло.

– Как это не произошло? А отказ Евы выполнять команды системы это по твоему нормально? У нас ведь, даже связь с ней не пропала, сигналы спокойно проходят, но реакции нет!

– И что? Нет, ну серьёзно, Рицуко. Сначала Ева защищает его в ангаре не имея ни питания, ни пилота, потом во время боя с ангелом, неизвестно откуда берёт энергию, ещё до поглощения Ядра, наконец всё то, что она продемонстрировала оставшись без управления… На этом фоне, простое неприятие программы выглядит сущей мелочью. Я вообще не удивлюсь, если Син вскоре сможет ей управлять даже не приближаясь штаб-квартире. По крайней мере, на общем фоне, это было бы логично…

– Это невозможно…

– Не слишком ли много невозможного? Впрочем, ты права, про дистанционное управления это я загнула, но вот пытаться его игнорировать, или использовать, помимо воли, ты даже не думай! Хлопнет дверью, мало не покажется.

– И тебя это не смущает?

– Знаешь, нет, в конце концов, он сын своего отца.

– И что прикажешь мне делать? Часа в неделю совершенно недостаточно.

– Пиши запрос по всей форме, как он там сказал? «доплачивайте», да? Вот и оформим ему посещение научного отдела как служебную командировку. – Мисато лукаво улыбнулась. – Хотя на много всё равно не рассчитывай, хорошо ещё если на два часа в день уговорить удастся.

– Да уж… – Акаги прикурила новую сигарету и выдохнула струйку дыма. – Похоже действительно придётся… Майя, как с записью данных?

– Всё в порядке, Акаги-сенсей, МАГИ уже приступили к обработке…

На протяжении всего разговора, Аянами Рей неотрывно смотрела на стоящую в ангаре громаду Евангелиона, с того самого места, где встала, стоило третьему дитя покинуть комнату.


Мисато только что отключила микрофон. Я внутренне усмехнулся. Может и не стоило их пугать таким резким ростом синхронизации, но увы процесс синхронизации для меня слишком прост, почти столь же естественен как дыхание, сказывается опыт слияния сознаний с Деймосом, а ведь там не было никаких вспомогательных средств контакта. И всё же, кого я обманываю? Мне самому нравится ощущать мир через тело Евангелиона. А то вне этой капсулы чувствуешь себя слепым, глухим, да и паралитиком к тому же, и это если забыть о всех тех ограничениях, что наложило на меня посещение этого мира. Эх…

Вон Рей, стоит около стекла и смотрит на меня. Даже если не обращать внимание на зрение Евы, ангелочек ощущается весьма отчётливо. Приятный «аромат». Не могу сказать чем именно, но очень притягательный. И снова это чувство, ощущение чего-то родного, близкого, нужного… Не понимаю. Чем же ты меня так цепляешь, Аянами Рей?

Сейчас её состояние явно лучше чем при нашей первой встрече. Хотя ауры всё равно видеть не могу, только чувствую, но определённо лучше. А вон и Лилит, в самой глубине Геофронта, действительно здорово фонит, не мудрено с такими-то ранами. Хм… А ведь у Евы чувствительность к излучению Лилит искусственно занижена, практически вырвана напрочь. А значит и других Ангелов, заблаговременно не почувствуешь. Спасает только поглощённое Ангельское Ядро, кое как восстановившее естественные способности. Любопытно… Хотя и не удивительно. Куда важнее…

Плавное течение моих мыслей, довольно грубо, прервали, попытавшись отсечь от управления Евой. Они там, что, свихнулись? Хм… Не похоже. Или похоже? Да хватит уже на кнопку тыкать! Всё равно бесполезно, я с Евой синхронизируясь не только через биологический интерфейс. С трудом удерживаюсь чтобы не мотнут головой Евы. Бьющий по мозгам сигнал, с командой отсечения нервных соединений, ужасно раздражает, как будто комар в ухо залез и пищит.

Блин! Да вы там совсем охренели! Давление LCL на кой повышать? Чтобы меня тут раздавило? Всё! Достали! Терплю ещё три минуты и если не прекратите, Халк начнёт крушить! Сымитирую срабатывание сигнала, собственную потерю сознания и берсерк! А дальше хана лабораториям Акаги, до приезда Аски восстанавливать будут!

Я дёрнул головой, взбудораженная резким движением LCL немного освежила лицо. Нужно понижать синхронизацию и вообще вылезать отсюда. Эмоциональность Синдзи слишком сильно на меня влияет, пусть он мой проводник для контакта с Евой, но и мир я сейчас ощущаю через призму его чувств. Столь сильные эмоции на такую мелочь, тем более предвиденную, это явно не хорошо. Ясно же, что проверять в первую очередь будут системы контроля за пилотом. И теперь они знают, что эти системы работать не будут. На меня конечно никто не подумает, решат, что всё дело в Еве. Но всё равно ситуация щекотливая. Пока я единственный пилот, но когда Рей окончательно поправится и перезапустит Еву 00, а потом когда приедет Аска, кое кому может прийти в голову «умнейшая» мысль, что наглый лейтенант Икари больше не нужен, тем более если его нельзя контролировать. Правда, подобная угроза существовала в любом случае и меня она особо не пугает, точнее вообще не пугает. Просто это будет означать, что мне придётся немного менять планы, вот и всё. Я конечно помню, что Ева 01 и конкретно Синдзи, ключевые фигуры плана как Гендо так и комитета, вернее комитету нужна только Ева. Но вот насколько эти фигуры незаменимы, ещё вопрос. Но как бы то ни было, ситуация может стать очень интересной.

Ну вот, вроде бы успокоились. Я помассировал глаза и лицо, после чего расслабленно откинулся в ложементе. Что-то молчат, о самочувствии не спрашивают. Значит уверены, что я ничего не заметил и вообще на меня не думают. Хорошо, что мне сейчас доступны все системы Евы, в том числе и контролирующие состояние пилота, могу отключить, могу обмануть. Опять же, хорошо, что я за ними сейчас присматривал и когда начались попытки моего отсечения сразу заблокировал реальную информацию. Не хватало ещё, что бы при разборе сегодняшнего инцидента, кто-то заметил мой участившийся пульс и прочее. Я закрыл глаза, полностью отрешаясь от окружающего мира. Главное только синхронизацию не поднять, да и АТ-поле случайно не развернуть. И всё-таки, какой дурацкий мир… Неужели во всех техно-мирах апокалипсис, с божественным участием, проходит подобным образом? Жуть…

Через час с момента моего залезания в капсулу, микрофон в комнате управления опять включился и Мисато сообщила, что я могу вылезать. Чем изрядно меня удивила. И даже несколько напрягла. Но тщательная проверка чувствами Евы окрестных коридоров, так и не выявила ни одной группы захвата и вообще концентрации сотрудников. Когда LCL начала убывать и моя голова оказалась над поверхностью жидкости, мою грудь пронзил разряд, источником которого, судя по всему, была нагрудная панель комбинезона, после чего уже меня самого скрутило в рвотном спазме. Дальнейшие несколько секунд позволили мне с полна насладится процессом выхода LCL из лёгких. Не слишком приятным процессом, надо сказать.

После того, как я вылез из Евы, ожидаемой группы захвата тоже не появилось. Либо я чего-то не понимаю, либо одно из двух… Ну не могла же Акаги вдруг раскаяться в измывательствах над «рабочими образцами» и встать на путь истинный, в самом то деле? Или это Мисато подсуетилась? Жаааль…

Дверь в ангар с шелестом открылась и ко мне вышла Рей.

– Меня послала капитан Кацураги. – Остановившись на проходе произнесла девочка. – Тебе надо в душ, я покажу где это. – И замолчала, ожидающе глядя мне в глаза.

– Хорошо. – Я провёл ладонью по мокрым волосам смахивая назад капли LCL, одновременно с этим шагая к Аянами. – Спасибо, Рей. – Она отвела взгляд и кивнула, после чего развернулась и начала показывать дорогу.

– Рей, а почему доктор Акаги меня так быстро выпустила?

– Её убедила капитан Кацураги.

– Ясно…

До душевой мы дошли в молчании. Забавно, что помещение оказалось без разделения на мужскую и женскую часть. При этом размерами не многим уступало школьному спортзалу. Раздевалка тоже была здесь и судя по количеству шкафчиков рассчитана она была человек на тридцать. Кстати о раздевалке. Мои вещи то остались в другой раздевалке. Нет, я конечно могу и голышом по штабу пройтись, чай не простужусь, но вряд ли встречу понимание у персонала. Уже хотел было обратится к Рей, но заметил на одном из шкафчиков табличку с именем «Икари Синдзи». Внутри обнаружился уже знакомый мне комплект формы, со всем необходимым, вплоть до нижнего белья. Секунд на десять, я в прямом смысле завис, тупо глядя на эту картину. То-есть за три дня, установить в Еву хоть какой-то комплект ремней безопасности наш передовой и жуть какой серьёзный институт времени не нашёл, а закупить мне трусы и носки по размеру, а потом ещё и оставить их в шкафчике, куда я может вообще никогда не загляну, это они сподобились? Великий Мрак, куда я попал?!..


Закончив мыться, я не торопясь облачился в форму, оказавшуюся на удивление удобной и пригладив ладонью влажные волосы назад, вышел в коридор. В коридоре было пусто.

– Всё страньше и страньше… – Буквально себе под нос прокомментировал я отсутствие Рей, медленно обводя взглядом коридор.

Впрочем, как пройти в комнату управления я помнил и, не долго думая, направился туда. Пройдя всего около десятка метров, я услышал впереди тихие шаги и уже на следующем повороте встретился нос к носу с Рей. Девушка остановилась и равнодушно уставилась на неожиданную преграду. В отличии от неё, шёл я абсолютно бесшумно, хоть и специально не стремился к этому, но сказалась застаревшая привычка, да и медленный шаг способствовал. Прошло всего мгновение и глаз Рей чуть расширился в удивлении и опустился с моего лица на китель, задержался там на пару секунд и вернулся обратно.

– Я принесла одежду. – Произнесла девушка, прямо глядя мне в глаза и протянула пакет, что она держала в здоровой руке.

– Спасибо, Рей, ты просто умница. – Я тепло улыбнулся Аянами и принял пакет, та в ответ едва заметно порозовела и отвела взгляд, чуть повернув голову. – Но кто-то уже оставил форму в моём шкафчике, так что переодеваться я пока не буду. Мисато, что-нибудь говорила?

– Капитан Кацураги сказала, чтобы, когда ты оденешься, мы подошли к ней. – Не глядя на меня, сообщила Аянами.

– Хорошо. Пойдём.


– О, вот вы где? Быстро. Я уже собралась сама за вами идти… – Поприветствовала нас Мисато, как только дверь отъехала в сторону и вперёд прошла пропущенная мной Аянами, и тут взгляд капитана упёрся в меня. – Ээ… Классно выглядишь, Син! Прям офицер! Эй, Рицуко глянь, какой к нам видный лейтенант зашёл!

– Хм? – Доктор, оторвавшись от монитора, чуть повернулась на своём крутящемся компьютерном кресле и мазнула по мне взглядом. – Угу. Хорош. – И повернулась назад.

– Вот Мисато, – Назидательно начал я. – это правильная реакция делового человека, учись.

– Нахал! Ну до чего нахал, а?! – Всплеснула руками Кацураги, картинно выпучив глаза. Я никак не отреагировал на реплику девушки, с равнодушным видом разглядывая голову Евы виднеющуюся за бронестеклом. – Ладно, пошли, у нас ещё пара дел намечена, а времени всего ничего осталось.

– Каких дел? – Поинтересовался я, следуя за капитаном. Рей шла следом.

– Ну, прежде всего, проверим твою стрелковую подготовку, раз уж у тебя личное табельное оружие есть. А потом составим план тренировок, посмотрим физическую форму, подумаем, что подтянуть… – В уголках губ Мисато, зародилась тщательно скрываемая предвкушающая улыбка.

– Какого рода тренировок?

– Ну, там рукопашный бой, общее физическое развитие, для повышения выносливости, ещё что-нибудь… – Улыбка стала заметней и в ней добавилось немного мечтательности. Я не удержался и хмыкнул. – Что?

– Мисато, твоё лицо тебя выдаёт. Что, решила устроить мне полный курс молодого бойца, чтобы я отсюда только на четвереньках выползать мог? – Взгляд Кацураги ушёл куда-то в сторону, а на лице поселилось выражение нашкодившей и пойманной за руку школьницы.

– Ну что ты сразу… Ничего такого…

– Врёшь. – Вздохнул я.

– Ну, а даже если и так?! Ты теперь военнослужащий ООН и должен соответствовать! Тем более, тренировки тебе необходимы для победы над Ангелами! – Назидательно продекламировала Кацураги, только разве что палец в верх не подняла.

– Значит кроссы с полной выкладкой, турники, боевые искусства? – С тщательно скрываемой иронией, спросил я, невероятным усилием воли не позволяя вылезти на лицо улыбке.

– Именно! – Довольно ответила Мисато. – Я рада, что ты понимаешь. – Угу, как же, понимаю я, я вообще очень сознательный гражданин, с развитым чувством гражданской ответственности и долга перед родиной.

– Скажи Мисато, а в чём заключается моя работа, как пилота Евы?

– В том, чтобы пилотировать Еву. – Не поняла вопрос Кацураги. Кстати, Рей тоже с интересом слушает и смотрит на меня.

– Нет Мисато, моя работа, как пилота Евы, состоит в том, чтобы убивать Ангелов…

– Чёрт! Ты меня сбил!

– … И так получилось, – Продолжил я, не обращая внимания на реплику капитана. – что в нашем мире, я пока единственный человек с удачным опытом осуществления подобных операций. Ты понимаешь, что это значит? – Ехидно покосившись на хмурую Кацураги, поинтересовался я. Так как она стала хмурой, то скорее всего понимала и не преминула это доказать.

– То, что тебе лучше знать, какие нужны тренировки, а какие нет? – Совсем грустным голосом, ответила она.

– Совершенно верно, студент Кацураги, давайте Вашу зачётку.

– Паршивец! – Как то вяло, скорее рефлекторно, отмахнулась Мисато. И тут у неё что-то щёлкнуло: – Гадёныш малолетний! Профессор блин выискался! Да чтобы ты знал! Я всегда вовремя всё сдавала! Ни одного хвоста со второго курса!

– Э?..

– … – Кацураги замерла, её взгляд ушёл куда-то вверх, а на лице отразилась работы мысли. – Забудь. – Крайне выразительным голосом потребовала она через пару десятков секунд. – Мы говорили про тир. – Я выразительно вздёрнул бровь. – А я сказала «про тир»! И чтобы никому!

– Хорошо. Значит, сейчас мы направляемся в тир?

– Угу.

– Отлично. – Мисато искоса с подозрением глянула на меня, но промолчала.

Интересно, что же это за история такая случилась в её студенческой жизни, связанная с зачёткой? Я помню только, что она с Кадзи две недели из постели не вылезала и вроде бы всё. Любопытно, любопытно…


В помещении тира нас встретил немолодой азиат с сединой на висках, сидевший за бронестеклом и листавший какую-то малоразмерную книжечку. Увидив входящую Кацураги, он отложил книжку и поспешно подобравшись, обратился к капитану:

– Чем могу быть полезен, капитан Кацураги?

– Лейтенанту Икари нужно пройти инструктаж по обращению с личным оружием и провести практические занятия. – Придав лицу максимально казённое выражение, ответила девушка. Правда, я готов поклясться, что в её голосе проскользнули нотки издёвки в мой адрес.

– Хорошо. О каком оружии идёт речь?

– Глок-17, стандартная модель.

– Понятно. Чтож, лейтенант Икари, прошу сюда, – Азиат встал со стула и открыл дверь в свою вахтёрку. – сейчас я Вам всё объясню…

Дальше интендант достал в своих закромах аналогичный моему Глок и последовала подробная лекция. Очень подробная. Фактически для человека, которые ни разу в жизни пистолет даже не видел. Впрочем, рассказывал сержант Соума довольно хорошо и доходчиво, я же просто молча слушал, кивая в нужных местах и не перебивал, хоть в большей части выдаваемой информации и не нуждался. Рей, кстати, тоже стояла рядом и внимательно слушала, а Мисато, с мученическим видом и тоской в глазах, скучала в углу. Когда лекция наконец закончилась, настала пора практических занятий и тут стало несколько веселее. Особенно меня веселили постоянные напоминания оживившейся Мисато, что и как делать, изливаемые на меня во время надевания и подгонки наушников, как будто прошедшей только что лекции не было. Ну и в целом, ничего особо интересного дальше не происходило, я много и старательно мазал, постепенно улучшая результат, Мисато много и активно советовала оттерев сержанта, Рей молча стояла за спиной и смотрела. Наконец Мисато это надоело:

– Всё, Син, на сегодня хватит. – Положила она руку мне на плечо и чуть сжала. В принципе вовремя, руки уже побаливали от непривычной нагрузки, особенно указательный палец, да и «достиг» я уже «приемлемого» уровня…

– Хорошо. Как часто я могу посещать тир? – Вопрос я задал без конкретного адресата, глядя в стойку, во время снятия наушников, но ответил сержант Соума, буквально на миг опередив и тем самым перебив Кацураги:

– Да хоть каждый день…

– Мы соста… вим расписание… – Обернувшись, я успел заметить недовольный взгляд капитана.

– Ясно. Спасибо Вам сержант. – Я протянул мужчине разряженный пистолет. – Каким ещё оружием я могу пользоваться в тире? – Соума принял Глок, и обменявшись быстрыми взглядами с Кацураги немного зажато ответил:

– Вы офицер NERV, так что любым, что есть на складе. Правда, я не рекомендовал бы Вам, использовать что-то помимо мелкокалиберного и вообще лёгкого вооружения…

– Понятно, благодарю. Мисато?

– Э… Да. Пошли. Рей. Спасибо за помощь сержант. – Тот в ответ только кивнул, а мы уже двигались к выходу.

– Даа, Синдзи… – Протянула капитан, спустя минуту после того, как мы вышли из помещения тира.

– М?

– Тебя хоть что-нибудь может пробить?!

– Свая? – Предположил я.

– Да при чём здесь свая, паршивец?! Ты же парень! Самец! Мужик, в конце концов! А ты впервые взяв в руки ствол, стрелял как робот какой-то, словно каждый день этим занимаешься! Хотя бы разок улыбнулся или язык высунул! Нормальные парни, впервые дорвавшись до оружия, должны пускать слюну и палить не убирая с лица дебильную улыбку! Да я спецов видела, что пройдя несколько горячих точек, от этой улыбки не избавились! А ты блин, чистильщик долбаный, как в том фильме про мафию, название забыла! Жуть!

– Мисато, ты меня извини… Но я не понял, ты ругаешься или восхищаешься?

– УУУУ!!!… Гадёныш!… Рей, стукни его за меня! – Мы с Аянами синхронно повернулись друг к другу и пару секунд обменивались взглядом. Потом Рей опять повернула голову к Мисато и невозмутимо поинтересовалась

– Это приказ?

– Нет. – Уже тише буркнула Кацураги, насупившись. – Это выражение обуревающих меня экспрессивных эмоций. Блииин.. ну за что мне всё это?!

– Карма? – По прежнему невозмутимо, предположил я.

– Син, молчи. Не доводи до греха.

– Как скажешь. – Покорно согласился я и тут же добавил: – Хотя грехи разные бывают, прелюбодеяние, например, мне очень даже импонирует… И я в общем не против… Мы кстати сейчас куда? – Ответом мне был свирепый взгляд Кацураги, в котором очевидно читалось желание убивать, уничтожать и калечить. Но капитан сдержалась и сделав глубокий вздох, произнесла почти спокойным голосом:

– В тренировочный зал, покажу тебе его, а потом на мостик…. – Ещё один глубокий вздох. – Всё равно сейчас инструкторов ещё нет, а ставить тебе тренером кого-то из простого персонала неразумно.

– И когда оные инструктора появятся? И почему их сейчас нет?

– Не знаю.

– Это как?

– Да так! Не готовы мы были к появлению Ангела, предполагалось, что ты поживёшь здесь пару месяцев, привыкнешь, потом постепенно начнём готовить программу обучения. Честно говоря только на одну первичную синхронизацию с Евой ожидалось потратить не меньше шести месяцев. Какие в такой ситуации инструкторы? Тут даже половины штатного персонала сейчас не наберётся. Да и не знали мы чему и как тебя учить, тебе же тринадцать лет всего.

– Ну положим, уже почти четырнадцать… Впрочем, я тебя понял. Сейчас то мысли по обучению уже есть?

– Мысли то есть… – Мисато уже совсем успокоилась и даже сбросила свою обычную весёлую маску. – Но вот потянешь ли?

– Поживём увидим…


Экскурсия продолжалась ещё примерно минут сорок. Тренировочный зал ничем особо не отличался от своих собратьев, разве что тренажёров больше. На мостике было практически пусто, только двое дежурных на втором сверху ярусе пирамиды и немногочисленная охрана при входе. Сам командный центр имел пирамидальную форму, ступенями поднимающуюся вверх и словно обрезанную по середине стеной, так что на виду оставалась только половина пирамиды. На каждом уровне располагались, разнящиеся по численности и плотности расположения, места для операторов. На третьем сверху уровне, также стояли огромные блоки, красного цвета, расположенные как бы на вершинах углов равнобедренного треугольника, скорее всего являющиеся тем самым легендарным биокомпьютером МАГИ, созданным матерью Рицуко.

Противоположная от пирамиды стена представляла из себя то-ли бессовестных размеров плазменный экран, то-ли, такого же размера, экран для проектора. Второй вариант кажется мне более правдоподобным, хотя трёхмерное изображение графиков какого-то излучения, висящее в пространстве перед экраном, заставляет подозревать, что там всё устроено несколько сложнее чем в обычных кинотеатрах. Само помещение командного центра, даже превосходило по размерам ангар моего Евангелиона, по крайней мере Ева 01 здесь бы спокойно разместилась, даже не задевая пирамиды. В общем и целом, это место вполне точно было отражено в сериале, насколько я его помню, конечно.

Мы же находились на втором, верхнем ярусе пирамиды, последний, над нами, предназначался лично для Командующего и его заместителя и был совсем маленьким. Не успели мы сделать и десяти шагов от входной двери, как Мисато торжественно провозгласила:

– Ребята, знакомьтесь. Угрюмый ужас нашего института – Третье Дитя Икари Синдзи!

Я в этот момент как раз разглядывал ровный график неизвестного излучения, судя по всему, в реальном времени отражающий показания удалённых датчиков и на слова Мисато не отреагировал никак, продолжая гадать чтобы могла значить буква «J» перед словом излучение.

– Лейтенант Шигеру Аоба. – Крутанувшись на кресле в нашу сторону, представился парень, с длинными, до плеч, светло-коричневыми волосами, одетый в такую же форму как и Майя. – Мой профиль – системы вооружения Евы и можно просто Аоба. – Оторвав взгляд от графика, я молча кивнул на приветствие лейтенанта.

– Лейтенант Хьюга Макото, аналитик. – Улыбнулся второй парень с короткими, тёмными и зачёсанными назад волосами, в больших очках и такой же форме, вставая со своего места. – Можно просто Макото.

– Приятно познакомиться. – Я скользнул по его лицу по прежнему безразличным взглядом и опять кивнул. Мисато тяжело вздохнула.

– Ты это что-то… Мог бы хоть пару слов сказать. – Тихо произнесла она, обречённо прикрыв глаза и чуть склонив голову. Я на это пожал плечами.

– А что говорить? Выглядит всё тут конечно жуть как пафосно и футуристично, вот только дедушка Фрейд знатно бы оттянулся на проектировщике этого зала.

– Язва. – Буркнула Кацураги. – Где ты хоть Фрейда читал?

– У меня было тяжёлое детство, которое я топил в книгах. – Равнодушно ответил я, вновь разглядывал график. Капитан ещё раз тяжело вздохнула. Боковым зрением я отметил, что Аоба с Макото растерянно переводят взгляды с меня на Мисато.

– Ладно ребята, я вас друг другу представила, а теперь мне этого робота ещё домой везти. – Устало произнесла Мисато повернувшись к лейтенантам, те в ответ вымученно улыбнулись, явно не очень представляя себе причины такого состояния капитана. – Пошли уж, утопленник. Взялся же на мою голову…


Сев в машину вслед за Рей, я опять её пристегнул, стараясь не задеть бинты и занялся собственным ремнём безопасности. Щелчок. С переднего сидения служебного псевдо-внедорожника нас оглядела Мисато и видимо удовлетворившись осмотром, молча повернулась назад и завела машину.

– Мисато. – Привлёк я внимание девушки, через несколько минут удивительно неспешной езды.

– Мм?

– Надо заехать в магазин.

– Мы же в прошлый раз кучу продуктов накупили!? – Удивлённо воскликнула Кацураги, обернувшись ко мне.

– Картошка и овощи уже почти кончились, к тому же нас теперь трое. – Спокойно пояснил я, не отрывая взгляда от окна.

– А, ну да… – Мисато смешалась и бросив взгляд на Рей, повернулась обратно.


Приехали мы в тот же самый магазин, что и в прошлый раз. Народу тут особо не прибавилось, хотя всё же было больше чем тогда. Едва я переступил порог, как на меня начали коситься, что естественно, так как я не переодевался и соответственно был в форме, да ещё и с нашивками «полного» лейтенанта на рукавах. Угу, четырнадцатилетний пацан в форме офицера NERV, да ещё в городе где NERV контролирует абсолютно всё, а девяносто процентов населения, так или иначе, связаны с данной организацией, сложно ожидать иной реакции. Впрочем, меня это внимание нисколько не трогало, хотя тень неудовольствия всё же мелькнула, ведь среди посетителей мог быть кто-то из моих одноклассников, а головная боль с классом мне абсолютно не сдалась. Так что в следующий раз следует переодеться, хотя…

Мисато, услышав сакральную фразу, что за покупки плачу я, расплылась в улыбке и состроив кавайную рожицу, невинно вопросила: «Син, вы же без меня справитесь?» Получив от меня утвердительный ответ, она почти мгновенно упорхнула в неизвестном направлении. Как мало некоторым надо для счастья…

Сейчас мы с Рей проходили в овощном отделе. Подождать в машине девочка не захотела и теперь терпеливо следовала за мной, пока я не торопясь выбирал продукты, а иные посетители, соответственно, на нас косились. Парочкой мы, как никак, были весьма приметной.

Картошка, огурцы и кабачки уже покоились в тележке и я занимался тем, что выискивал не красные продукты. Собственно их покупка и была основной причиной заехать в магазин, а отнюдь не «опустевшие закрома родины». Наконец поиск увенчался успехом и в тележку отправился лоток с жёлтыми помидорами. Потом за ними последовали бананы, апельсины и зелёные яблоки, к сожалению ягод в магазине не оказалось, даже винограда, но невелика беда.

Когда мы после овощного прошли и молочный отдел, а тележка соответственно ещё немного наполнилась, моей руки коснулась ладошка Рей. Дождавшись пока я повернусь, девочка несколько секунд молча смотрела мне в глаза, а потом спросила:

– Почему ты всё это делаешь?

– Что именно?

– Ты специально выбираешь продукты без красного цвета, даже тогда когда это не разумно с практической точки зрения. – Пояснила девушка, сосредоточенно глядя мне в глаза. Я задумчиво осмотрел Рей, чуть склонив голову вбок, так же как это делала она.

– В каком смысле «практической»? – Рей моргнула, её взгляд стал более… суровым что-ли…

– Они дороже, или до них сложнее добраться. Только что ты доставал йогурт из последнего ряда, только потому, что он был персиковым, хотя клубничный взять было намного проще.

– И тебя интересует, почему я так поступаю?

– Да.

– Но ведь ты и сама понимаешь.

– Ты берёшь эти продукты для меня? – Я кивнул. – Но почему? Зачем тебе заботится обо мне? – Для стороннего слушателя, голос Рей никак не изменился, оставаясь по прежнему тихим и бесстрастным, и только я заметил, что он чуть дрогнул, во время второго вопроса.

– А разве нужна причина? – Аянами опять моргнула и в её взгляде появилось удивление.

– Да, нужна. Люди ничего не делают без причины. – Спустя пару секунд раздумий, уверенно ответила девушка.

– Тогда… – Я на миг замолчал, взвешивая ответ. – Считай, что я не человек.

Рей замерла. Даже дышать на несколько секунд перестала. Такой ответ для неё точно был сюрпризом. Причём сюрпризом с особым для неё смыслом. Я же спокойно смотрел ей в глаза и ждал. Так мы и стояли, парень в чёрной форме офицера NERV и замотанная бинтами девочка в обычной школьной форме, с голубыми волосами и единственным открытым рубиновым глазом. Стояли и смотрели друг другу в глаза, без малейших эмоций на лицах…

– Эй, у вас всё в порядке? – Повернувшись на голос, я увидел молодую девушку в униформе работников магазина, с тревогой глядящую на нас.

– Да, у нас всё в порядке.

– Эээ… Ну хорошо, только вы не могли бы освободить проход?

– Конечно, прошу прощения.

– Н..ничего. – Девушка как-то стушевалась и поспешила отойти, спрятавшись за полками. Я повернулся к Аянами:

– Пойдём? – Едва заметная пауза и странный взгляд, после чего тихий ответ:

– Да.


С Мисато мы встретились около касс, она была чем-то сильно недовольна, похоже идея купить нечто за мой счёт, что без сомнения родилась у неё при входе в магазин, провалилась. Наверняка оного «нечта» в продаже просто не оказалось. Впрочем, спрашивать подробности я не стал и мы, спокойно заплатив, пошли к машине. Весь оставшийся вечер, Рей была очень задумчивой и почти не разговаривала, то-есть ещё меньше чем обычно. Только смотрела на меня и молчала, даже отдохнуть не пошла, просто села в кухне на стул и ждала пока я готовил, а после накладывал еду. Прервалась только на ужин, хотя и после него продолжила наблюдать, теперь уже, как я мыл посуду. Впрочем, мне это не доставляло дискомфорта, даже наоборот, было во взгляде Рей, что-то такое, что меня успокаивало, а может и не во взгляде, а в самой Рей, не знаю. Да и не важно это.

Мисато весь вечер тоже вела себя как-то тихо, витая где-то в облаках и гипнотизируя при этом банку с безалкогольным пивом, лишь иногда окидывая нас с Аянами задумчивым взглядом. А после ужина, сразу пожелала спокойной ночи ушла к себе в комнату, так и не отпустив ни одной шутки. Странно я влияю на людей. Да и день насыщенный выдался.

Мы с Рей легли где-то через час, так и не продолжив прерванный в магазине разговор.


Утро для меня опять началось за полчаса до рассвета. Полежав минут десять на футоне, гипнотизируя при этом потолок взглядом, я встал и прихватив чистую одежду отправился в ванную. «И всё-таки, так рано вставать это не совсем правильно, да и полезно для человеческого организма, надо разобрать вещи, надо.» Думая эту не слишком хитрую мысль, я неподвижно стоял под прохладными струями воды, медленно приходя в себя. Не смотря на то, что моё сознание было более чем бодрым и проснувшимся, про тело этого сказать было нельзя. Голова шумела и настойчиво стремилась на что-нибудь прилечь, глаза же вообще отказывались открываться стоило только включить свет, а если открыть мне их и удавалось, то они слипались уже через секунду. Наконец мой организм более-менее проснулся и водные процедуры подошли к концу, после чего, вылезая из ванны, я начал вытирать голову.

Однако, этот процесс оказался неожиданно прерван тихим звуком открывающейся двери и ворвавшейся в ванну струйкой холодного воздуха.

Я медленно поднял взгляд, одновременно убирая с глаз полотенце.

В дверях стояла Рей и с лёгким удивлением смотрела на меня. Бинты на теле девочки немного слежались и кое-где явно разболтались, да и пластырь удерживающий марлю на глазу почти полностью отклеился и требовал замены. Из одежды на ней была только короткая белая рубашка, от школьной формы, с расстёгнутым воротом и белые трусики, которые оная рубашка была совершенно не способна скрыть. Всё.

У меня в голове отчётливо возникла картина из аниме: Выходящая из душа и вытирающей голову Аянами, и шокированный Синдзи, первый раз увидевшего голую девушку. В который раз убеждаюсь, что у вселенной своеобразное чувство юмора.

– С добрым утром, Рей, тебе нужна ванная? – Через пару секунд, ушедших на осмысление ситуации и разглядывание девушки, совершенно спокойно поинтересовался я, даже не думая при этом прикрываться.

Рей моргнула и сосредоточила внимание на моих глазах. Всё-таки у неё восхитительно получается совмещать во взгляде, одновременно, внимательность и равнодушие.

– С добрым утром, Синдзи, нет я пришла умыться.

– Хорошо. – Я слегка улыбнулся, самым краешком губ и сделал пару шагов в сторону, освобождая место перед раковиной, после чего спокойно продолжил вытираться, продолжая, правда, следить за Аянами боковым зрением.

Рей проводила меня взглядом. Постояла пару секунд о чём-то размышляя. И шагнула к раковине, включая воду. Очень быстро стало понятно, что умывание одним лицом не ограниченно, так как девочка начала расстёгивать рубашку, а сняв её, стала аккуратно обмывать тело стараясь не задеть бинты. Я уже закончил вытираться и даже успел одеться, так что теперь совершенно беззастенчиво разглядывал Аянами. Конечно бинты несколько портили картину, но в остальном Рей радовала глаз. Ровные ножки, подтянутая попка, узкая талия и удивительно чистая кожа, какой просто не бывает у обычных людей. Но не смотря на это, я почему-то всё ещё не испытывал к ней никакого сексуального интереса, ни психологически, ни физически, хотя подростковое тело, вроде бы, просто обязано было отреагировать на увиденное. Это было странно, ведь та же Мисато меня вполне возбуждала, а Рей, в определённом смысле, куда более красивая, не вызывала у меня ничего кроме эстетического удовольствия и иррационального желания заботится. Ничего не понимаю…

– Тебе помочь? – Прервал я молчание, так и не сумев разобраться в своих чувствах. Я бы впрочем и дальше не вмешивался, пусть я и не слишком солидарен с представлениями среднестатистического человека о приличиях, но лапать травмированную девушку даже для меня выглядит, мягко говоря, не очень вежливо, но Рей начала снимать разболтавшиеся бинты. А делать это одной рукой, удовольствие ниже среднего.

Аянами посмотрела на моё отражение в зеркале и молча кивнула, опустив руку и поворачиваясь так, чтобы узлы на бинтах оказались ближе ко мне.

Сделав шаг к девушке, я начал развязывать туго стянувшиеся узлы. Рей молчала и со странным выражением во взгляде следила за моим лицом. Всё почти как в прошлый раз, только тогда её больше интересовали мои руки. Кстати о прошлом разе…

– А почему ты сегодня проснулась так рано? Опять из-за перевязки?

– Нет. – Рей замолчала о чём-то раздумывая. Я поднял взгляд и изобразил на лице вопросительное выражение. Несколько секунд мы играли в гляделки, а потом Рей произнесла: – Я не знаю. Я проснулась и больше не смогла заснуть. А потом услышала шум воды в ванне и решила пойти умыться… Бинты очень чешутся… – Последние слова она произнесла чуть тише и как-то… смущённо… И сразу отвела взгляд, чуть порозовев. Если бы не от природы бледная кожа, то этот румянец был бы совсем незаметен.

– Понятно… – Последний узелок сдался и я начал аккуратно разматывать бинты, стараясь не тревожить повреждённые места. – Всё. Обмывайся, а я пока приготовлю свежие бинты. – Рей кивнула, а я, взяв в руки отработавшую своё ткань, вышел из ванны.


Дальнейшие медицинские процедуры прошли спокойно. Правда отдыхать после них Рей отказалась и вместо этого, всё утро сидела на кухне, наблюдая как я готовлю завтрак, а также обеды в школу. Когда и то и другое было закончено, я заварил свежий чай и мы с Рей вышли на балкон, где и простояли в молчании, до момента пробуждения Мисато, наблюдая за просыпающимся городом.

Картина «растрёпанный, сонный капитан» повторилась в точности до междометий. Угрюмо щурясь Мисато вылезла на балкон, окинула нас с Рей подозрительным взглядом, мы оба, кстати, уже были полностью одеты в школьную форму, и остановила взгляд на почти пустых стаканах в наших руках. Долгие десять секунд шла работа мысли, а выражение лица девушки медленно принимало жалобно-мечтательно выражение.

– Сииииин… Ты же спасёшь своего командира?

– Конечно. – Невозмутимо подтвердил я, одним глотком допивая чай, на котором до этого с вожделением сосредоточился взгляд Мисато. – Чем я могу тебя спасти? – Мисато выразительно фыркнула, а в её глазах появились смешинки.

– Горячим кофе и вкусным завтраком!

– Завтрак готов, кофе сейчас будет.

– Класс! Эх, Рей, повезло тебе с парнем! – И Кацураги, хитро улыбнувшись, скрылась в глубине квартиры. Я посмотрел на Рей, девочка невозмутимо допивала чай мелкими глотками и спокойно встретилась со мной взглядом…

Тишина… Нет ни шума машин, ни лая собак, только вдалеке слышен редкий щебет птиц и вездесущий стрёкот цикад. Через несколько секунд, к ним добавился звук открытой воды, донёсшийся из глубины квартиры…

– Пойдём, или ещё постоишь? – Нарушил я тишину.

– Я пойду с тобой. – Последовал невозмутимый ответ.

Я слегка улыбнулся и опустил взгляд на уже пустой стакан в её руках, после чего опять взглянул на неё изобразив на лице вопрос. В глубине глаза Аянами появилось едва заметное удивление. Пару секунд она изучала моё лицо, потом ещё несколько секунд ушли на пристальное изучение стакана, потом действия повторились и наконец после очередного короткого раздумья, Рей неуверенно протянула стакан мне.

От созерцания этой сценки меня буквально затопило волной неконтролируемого умиления, к счастью я смог сдержаться и почти никак это не проявил внешне. Приняв стакан, я кивнул девочке и шагнул внутрь квартиры, не переставая улыбаться.


На протяжении всего завтрака, Мисато являла собой живое воплощение простого человеческого счастья, для полной картины ей не хватало только кошачьих ушек и мурлыканья, а так, просто няшка. Рей, пока ела, о чём-то задумалась и казалось даже перестала воспринимать окружающую реальность, невидящим взглядом уткнувшись в тарелку и совершенно механически работая палочками. Правда когда та опустела, девочка пришла в себя и заметила, что я за ней внимательно наблюдаю. Около секунды мы играли в гляделки, после чего Аянами отвела взгляд и опустила его на столешницу, едва заметно порозовев, хотя может мне и показалось.

Но всё равно, очень интересная реакция…


Дорога до школы не отличилась событиями, да и сама школа встретила нас почти так же как и в прошлый раз, хоть мы и пришли с изрядным запасом времени до уроков. Издевательские шепотки за спиной вперемешку с хихиканьем и тыканьем пальцами, в общем стандартный детский набор по отношению к «белым воронам». Но если это кого и волновало, то явно не нас. Хотя всё же немного любопытно, что тут делает столько народу в такую рань, да и слегка подозрительно, чего уж греха таить. По крайней мере, после столь оперативного возникновения слухов о моём «пилотстве» любая паранойя уже не кажется чрезмерной.

Уроки впрочем прошли спокойно, единственным неожиданным моментом стало то, что Судзухара, по какой-то причине, в школе не появился, в результате чего Кенске получил шумный выговор от Хикари с наказом отнести тому домашнее задание. Вялая попытка очкарика открестится от подобной чести, была в корне задавлена танковой группой Гудериана, эм… ну в смысле очередной отповедью старосты, теперь основанной на трёх ключевых тезисах: «Вы же с ним товарищи!», «Помощь ближнему – долг любого порядочного человека» и «Социальная ответственность каждого отдельного гражданина, есть основа общества в наше тяжёлое время.». Кенске был уничтожен. И судя по глазам, мечтал только о позорном бегстве, желательно до канадской границы, но шансов ему предусмотрительно не давали. Признаться, слушая этот монолог, я открыл для себя парочку интересных решений, как можно словесно уничтожить собеседника на пустом месте, хотя моему имиджу они мало подходили, но всё же были весьма интересными. Пожалуй староста действительно неровно дышит к «спортсмену», ибо иной причины для такой бурной реакции лично я не вижу. Ну да это не моё дело.

Во время большой перемены, Рей, как и вчера, встала из-за парты и повернулась ко мне, правда сказать ничего не успела, так как я тоже уже встал и просто понимающе и согласно ей кивнул, одновременно забирая из её руки портфель. Проводив тот странным взглядом, девочка подняла его на меня и спустя секунду, так же едва заметно кивнула, после чего развернулась и пошла к двери.

Обедали мы на той же скамеечке, что и вчера, причём молча, так как даже спрашивать о том, что именно она хочет у меня не было никакой нужды, ибо обе порции были одинаковы. Сама Рей тоже не спешила начинать разговор и доев своё бенто, достала из портфеля учебник по биологии и углубилась в чтение. Я же предпочёл скоротать время за чтением учебника новейшей истории. Так и сидели. Вообще, как я чуть позже отметил, за весь день в школе, ни я ни Аянами не произнесли ни единого слова, даже с классом я поздоровался одним коротким кивком, Рей же вообще этого сделать не соизволила. Прекрасный пример социальной адаптации, не правда ли? Чувствую Аске с нами будет очень весело…


Центр управления:

– Синхронизация 78 процентов! – Звонко доложила Майя.

– Отлично. Синдзи, как себя чувствуешь? – Спросила в микрофон Акаги.

– Как обычно, хочу спать. – Пришёл равнодушный ответ из динамиков. Стоящая рядом Кацураги страдальчески подняла глаза к потолку и произнесла:

– Синдзи, пожалуйста, будь серьёзней и просто расскажи нам как ты себя чувствуешь.

– Хорошо. Я чувствую себя как ОЯШ засунутый стрёмной организацией в ОБЧР, то-есть весьма своеобразно. – Пришёл очередной ответ всё тем же безразличным голосом.

В помещении повисла тишина. Через секунду, Майя сдавлено прыснула и согнулась над клавиатурой, прошептав смущённые извинения. Аоба и Хъюга почти синхронно хрюкнули и как и Майя уткнулись в мониторы. Акаги, прикрыв глаза, помассировала большим и указательным пальцем переносицу. Мисато скривилась, она была абсолютно уверена, что эта язва желудка, по совместительству являющаяся сыном командующего и пилотом Евы, сейчас едва заметно ухмыляется. В такие моменты Мисато его просто ненавидела, в первую очередь за то, что ему было абсолютно нечего возразить.

– Ладно, признаю, это был глупый вопрос. – Вздохнула Кацураги, спустя пару секунд и переглянувшись с Рицуко продолжила: – Негативных ощущений нет?

– Нет.

– Хорошо, Синдзи. – Перехватила нить разговора Акаги. – Сейчас мы проведём несколько тестов, а потом подключим тебя к компьютерному симулятору Евы и проведём тренировку с оружием. Ничего серьёзного, но тебе нужно научиться им пользоваться, пусть стрельба и будет пока виртуальной.

– Понял.

– Хорошо, начнём минут через десять. – Ответа не последовало, подождав некоторое время Акаги отключила микрофон и вздохнула. – И как ты только с ним живёшь?

– Знаешь, как ни странно, нормально. Он конечно временами совершенно невыносим, но в целом жить с ним довольно легко. Правда… – Кацураги задумчиво замолчала.

– М? – Подала голос Акаги, прерывая затянувшуюся паузу, правда от экрана монитора, куда до этого уткнулась, так и не оторвалась.

– Я его совершенно не понимаю и просто не знаю о чём с ним разговаривать.

– Ну ему всего четырнадцать, – Несколько отстранёно пробормотала Рицуко, глядя в экран. – вспомни какой ты была в его возрасте.

– Дело не в этом. Знаешь, что он мне ответил на вопрос о школе и одноклассниках?

– И что же?

– «Безмозглая толпа лохов.» – Процитировала Мисато. – А на мой вопрос – «Прямо таки все?», ответил, что исключения есть, но они не существенны.

– Ну, нормальная реакция, дети часто не сходятся характерами…

– Да-да, только вот каким тоном это было сказано, ему же на них действительно плевать, вообще, ни тени недовольства или раздражения, просто констатация факта. А иногда у него такой взгляд, как будто он размышляет: «убить всех вокруг прямо сейчас, или ещё подождать?», аж в дрожь бросает… Знаешь, если бы не некоторые моменты и его отношение к Рей, я бы всерьёз подумала, что он… ну не знаю… ненавидит всё живое?

– Да, по его поведению действительно можно сделать такой вывод… – Рицуко взяв в руки планшет и перелистнув пару страниц, вдумчиво туда что-то записывала, периодически сверяясь с данными на экране.

– Знаешь, меня другое волнует… – Кацураги опять замолчала задумчиво глядя в сторону бронестекла. Акаги молчала, увлечённо строча карандашом и одновременно набивая что-то на клавиатуре второй рукой. Наконец Мисато продолжила: – Просто он уже неделю здесь, а его родные так и не позвонили ни разу…

– Ты это к чему?

– Ну, они же заботились о нём десять лет… Они бы позвонили хотя бы просто проверить, как он… Разве нет?

– Думаю, ты права. Интересно, почему они так не сделали?

Мисато перевела взгляд на подругу, та всё также была погружена в показания приборов. Вздохнув, глава оперативного отдела опять перевела взгляд на голову Евы-01, которая находилась за бронестеклом и что-то тихо прошептала себе под нос.


***

Я заложил руки за голову и расслабленно откинулся в ложементе. Пошла уже третья неделя с момента моего появления в этом мире и за всё это время ничего существенно не изменилось. Инструкторов мне пока так и не нашли, так что тренировки, до сегодняшнего дня, ограничивались только посещением тира и заучиванием мест расположения пусковых шахт, вооружённых строений и резервных проходов на базу.

Лекции, кстати, читала Мисато. Лично! На её счастье, запомнил я всё сразу и особо это не маскировал, хотя поначалу были мысли немного помучить девушку, но когда дошло до дела, мне стало её искренне жалко. С первого мгновения, первого, и единственного, занятия, я отчётливо понял, что «преподавание» это не её… Для начала, она умудрилась «потерять» план занятий и запутаться в карте. Уж не знаю, существовал ли вообще этот план в реальности, но карту мы совместными усилиями расшифровали… Она оказалась не той. Дааа… То-есть нужных отметок и обозначений в ней просто не было. А сама Мисато, местонахождение всех площадок для вывода Евангелиона на поверхность, с сопутствующими им арсеналами и автоматическими батареями, не знала. Вооот… Минут двадцать ушло на поиск нужной карты. Карта найдена не была… В общем, занятие плавно превратилось в логическую игрушку – «Найди нужный объект по косвенным признакам», в которую с азартом играла Мисато сама с собой, заявив, что: «Мы и так справимся!». Ситуацию спасла Рей, вернувшаяся с медицинского обследования в вотчине Акаги. Зайдя в кабинет главы оперативного отдела она несколько секунд разглядывала нас с Кацураги и видимо что-то заметила у меня на лице, так как сам я в этот момент всеми силами старался не заржать, после чего подошла ближе и стала наблюдать за процессом. Через минуту Аянами, она же – моя прррееееелесссть, тихо и как обычно невозмутимо задала мне невинный вопрос: «Что делает капитан Кацураги?» и получила ответ, что та ищет пусковую шахту за номером тридцать пять. Ещё десять секунд синевласка странным взглядом буравила Кацураги, после чего опустив взгляд на карту, молча ткнула пальцем в нужную точку. В общем, Рей нас спасла, ибо знала все схемы вплоть до самых резервных, что называется «на зубок». Я же в процессе получил море удовольствия!

В школе также ничего существенного не происходило. Ко мне постепенно привыкли и даже коситься почти перестали. Попыток наездов от местных «пацанов по понятиям», с целью отобрать карманные деньги, так и не случилось, к счастью для них. Хотя может таких тут и не было, я не интересовался. Наружка, правда, по прежнему раздражала, но тут уж я просто старался не обращать внимания. Машину Мисато отремонтировала, слегка облегчив мой счёт, но к счастью не существенно. Короче говоря, жизнь была спокойна и размеренна. Вот только эта бородатая сволочь Гендо, до сих пор моталась где-то по заграницам, преимущественно в европейской части континента, периодически даже мелькая в новостях и ручкаясь с различными президентами или премьерами. Естественно, что никакой информации по матери Синдзи мне в таких условиях не выдавали, что меня пока устраивало. Так как изображать какие-то душевные переживания от осознания того, что «Моя мама погибла в кабине моей же Евы», со всеми сопутствующими элементами, как то нежелание садится в кабину, ненависть, страх и так далее, мне было откровенно влом. Так что желание Гендо дать мне сперва притерпеться к Еве, дабы минимизировать последствия, полностью совпадали с моим нежеланием устраивать драматический спектакль. Правда сволочью очкастый от этого быть не перестал, просто его «хитрожопость» временно была мне на руку. Конечно эмоциональные истерики, мягко говоря, не шибко бы вписывались в мой имидж, но тут крайне важна причина, ведь я «очень люблю мать» и вообще, якобы ненавижу Гендо, в том числе, и из-за её смерти. Так что полное отсутствие реакции с моей стороны выглядело бы странным и нелогичным, плюс, с Гендо бы сталось показать мне видеозапись из контактной капсулы, так сказать, с «полным процессом»… Так что, изображать некую «истерику» мне бы наверняка пришлось, а сейчас же у меня есть весомый повод значительно снизить накал страстей.

Мысленно вздохнув, я медленно открыл глаза. Картинка ангара совершенно не изменилась. Повинуясь моей мысли, левый глаз Евы плавно повернулся в сторону центра управления. Рей сегодня осталась дома, немного жаль конечно, но таскать её с собой, просто потому, что мне хочется, в очередной раз, ощутить её духовную энергию через Еву, я считал излишним. А самой Аянами сегодня в штаб-квартире делать было нечего, так что лучше пусть отдохнёт лишний раз.

– Синдзи, мы закончили, сейчас начнём тренировку. – Послышался голос Акаги.

– Хорошо.

Мостки перед грудью Евы 01 начали отъезжать в стороны, платформа плавно тронулась. Через пару минут Ева вкатилась в соседнее помещение, где крепления отсоединились, частью уйдя в пол, а частью отъехав назад. Правда, на теле Евы остались закреплены несколько кабелей, в том числе и бывший питающий, хотя необходимости в нём, моими усилиями, уже не было. Получив свободу движений, я слегка повёл плечами и размял шею, хотя мышцы у Евы и не затекали, но всё равно, ощущать что стоит тебе пошевелиться и всё вокруг сразу сломается, крайне неприятно. Плюс чисто психологический дискомфорт от долгого сохранения одной позы, усугубляющийся тем, что, в отличии от нормальных пилотов, тело Евы я ощущал лучше чем то, что находится в капсуле.

Помещение было не слишком большим, по меркам Евы разумеется, прямоугольным с голыми белыми стенами, на которых виднелись некие стеклянные секции, установленные с чёткой периодичностью. Вдоль правой от меня стены, на рельсах, стоял металлический контейнер с откинутой крышкой и в нём лежал образец оружия для Евангелиона, внешне напоминающий винтовку. С тихим шипением, за моей спиной начали закрываться створки ворот, образующие такую же белую стену как и три других.

– Так, Синдзи, слышишь меня? – Раздался в голове мужской голос, вроде как Аобы.

– Да.

– Отлично! Рядом с тобой, в контейнере, лежит экспериментальная винтовка GG-2 или же Gross Gewehr-2[1], сконструированная специально и исключительно для вооружения Евангелионов. Входит в снаряжение класса С. Калибр 155 мм, компоновка булл-пап[2], затвор клиновой, перезаряжание осуществляется посредством электрической системы с автономным источником питания. Оснащена гидропневматическими противооткатными устройствами, эжектором и дульным тормозом. Магазин секторный на тридцать безгильзовых выстрелов. В комплект могут входить бронебойные, фугасные, зажигательные и управляемые снаряды. Режим огня полуавтоматический, с двумя режимами ведения стрельбы – с помощью спускового крючка и через прямую передачу сигнала. Прицел интегрирован в системы наведения Евы, так что совмещать мушку и целик тебе, скорее всего, не придётся…

– Это всё конечно шикарно, футуристично и денег небось на разработке попилили уйму. – Вставил я, когда парень слегка задумался. – Только нафига она мне, если Ангела артиллерия не берёт?

На том конце задумались. Об этом явственно свидетельствовала повисшая тишина. Ответила же мне Акаги:

– Согласно нашим расчётам, АТ-поле Ангела, теоретически, можно перегрузить, также оно требует для своего поддержания энергию, а значит заставляя его отражать атаки мы тем самым можем истощить Ангела.

– Теоретически? – С тщательно скрытым ехидством, сочувственно уточнил я.

– Да.

– Ясно… – Я выдержал небольшую паузу и усталым голосом констатировал: – Тогда это просто бесполезная пукалка.

Тишина… Похоже микрофон опять отключили.

– Почему ты так считаешь? – Наконец раздался осторожный голос Мисато.

– Потому что я сам раньше сдохну от голода, чем расстреляю в Ангела хотя бы половину того объёма боеприпасов, что военные вывалили на последнего представителя этого занимательного вида. А учитывая, что даже они не добились эффекта, думаю становится очевидно, что эта пукалка совершенно бесполезна.

Опять тишина…

– Ну ты можешь, сперва нейтрализовать поле Ангела и уже потом начать стрелять…

– Да, но насколько я помню по своему опыту, дистанция нейтрализации АТ-поля это уже дистанция рукопашной схватки и там особо не прицелишься. Приклад у этой GG хоть выдержит удар нанесённый с силой Евангелиона?

– Нууу… – Я буквально наяву увидел как Мисато бросает растерянный взгляд на Акаги.

– Яаасно…

– Лейтенант Икари! – Раздражённо вклинилась Акаги, видимо моё небрежное поношение результатов её научного труда, вывело доктора из равновесия. – Раз уж Вы у нас такой опытный, может поделитесь с нами и расскажите, что по Вашему является идеальным оружием для Евангелиона?!

– Разумеется доктор, с удовольствием. – Покладисто и абсолютно бесстрастно ответил я. – Идеальным оружием для Евангелиона является лом. – А ещё танец Казачёк. Правда последнее я добавил уже про себя и в первую очередь для Синдзи. Надо будет, кстати, как-нибудь попробовать…

– Ч.. что?… – Опять Мисато, доктор чувствую зависла. Сегодня я определённо в ударе! Из глубины пришло согласное хихиканье Синдзи, он как и я искренне наслаждался спектаклем.

– Ну такая большая, тяжёлая железяка, этакий фигурный дрын аля фомка. – Терпеливо пояснил я, Синдзи внутри уже не смеялся, а надрывно стонал…

– Так, хорошо… А что такое 'дрын'?

– Дрын, Мисато, это квинтэссенция тупой неудержимой мощи, выражающаяся в тяжёлой палкообразной конструкции аля бревно. Данное орудие труда, пришло к нам из глубины веков и было прообразом всего остального оружия. Лом же это почти тоже самое, только цельнометаллическое…


Центр управления:

Мисато, зажмурившись, медленно массировала переносицу большим и указательным пальцами правой руки. Помогало плохо.

Лом… Фигурный дрын… Это у неё даже в голове не укладывалось… А ведь всё казалось таким простым! Вот сейчас он возьмёт пушку и начнёт отстреливать Ангелов в симуляции, и уже через час можно будет ехать домой… Ага ЩАЗ!!! Ну какого дьявола Аоба начал его грузить техническими подробностями?! И самое обидное, что эта мстительная сволочь – Синдзи, скорее всего опять прав! Ну вот как у него, всё время, получается, парой слов, опускать одну из самых могущественных и секретных организаций в мире ниже плинтуса?! Это же уму непостижимо!

Тяжело выдохнув, капитан Кацураги открыла глаза и скосила взгляд на Рицуко. На лицо сама собой вылезла ехидная улыбка. Взбешённая и оскорблённая в лучших чувствах подруга, была настолько редким и волшебным зрелищем, что в душе девушки прямо таки растеклось море наслаждения, а собственные переживания оказались почти мгновенно забыты.

Позволив себе ещё несколько секунд полюбоваться яростно сжавшей зубы и вцепившейся обеими руками в планшет подругой, так что последний сохранял целостность не иначе как чудом, Мисато, напустив на себя официальный вид, хотя предательская ухмылка так и норовила вылезти на лицо, обратилась в микрофон:

– Так Синдзи! Твои гениальные идеи мы обсудим позже, а сейчас быстро взял в руки винтовку и начал тренировку!

– Как скажешь… – Пришёл очередной абсолютно бесстрастный ответ и Ева нагнулась к контейнеру…


***

Переднее сиденье подо мной слегка скрипнуло кожей и я с тихим хлопком закрыл дверцу, после чего начал неторопливо пристёгиваться.

Тренировка, если это конечно можно так назвать, закончилась. Конечно я был не против вспомнить очень далёкие годы моего детства и слегка понастальгировать, но всё же в моё время компьютерные стрелялки были подинамичней…Тут же чисто стационарное действие, всего-то и разницы, что Ангелы появляются в разных местах передней полусферы, да то, что вес винтовки чувствуешь. Впрочем, в качестве тира данный симулятор был неплох, а большего для тринадцатилетнего пацана и не надо. По крайней мере, на начальном этапе.

Рядом бухнулась Мисато, при этом громко хлопнув дверцей. Облегчённо вздохнув, она на несколько секунд откинулась на спинку кресла и на полном автомате натянула свои водительские перчатки.

– Ну и что мне с тобой делать? Новатор ты доморощенный. – Наконец вопросила девушка, вяло подняв голову и повернувшись ко мне.

– У меня есть некоторые идеи, но лучше я оставлю их не озвученными, а то ты обидишься. – Я отвернулся к окну и опёрся подбородком на подставленный кулак правой руки.

– Это ещё с чего? – Подозрительно сощурилась Мисато.

– Ну как тебе сказать… – Я скосил на неё задумчивый взгляд и спустя секунду раздумий, демонстративно оглядел фигуру девушки. – Мои идеи не из тех, что принято озвучивать в приличном обществе. – И в довершение выходки, я нагло и ехидно улыбнулся.

Мисато потребовалось ровно три секунды на то, чтобы отвлечься от факта неожиданного проявления эмоций на моём лице и осмыслить сказанное. После чего лицо девушки резко побагровело, а распахнутые в удивлении глаза выпучились, но уже в приступе крайнего возмущения.

– Ах ты… – Она задохнулась воздухом пытаясь подобрать слова и начав рефлекторно подтягивать перчатки. – Паршивец!.. – На лице Кацураги возник опасный оскал, который несведущий и не слишком умный человек мог бы принять за улыбку.

– Кстати, – Невежливо перебил я девушку. – вот мне всегда было интересно, почему женщины в подобных случаях злятся? Ведь по логике вещей они радоваться должны…

– Я тебе порадуюсь! – Правая рука капитана обхватила меня за шею и притянула ближе, а левая, предварительно сжавшись в кулак, упёрлась в макушку, начав её упорно тереть. – Я тебе щас так порадуюсь! Век будешь помнить! Гадёныш малолетний! Да я тебя!…

Дальнейшую лекцию, безусловно полную живой экспрессии и искромётного вдохновения, я благополучно пропустил мимо ушей, отстранившись от болевых ощущений, что передавала макушка и полностью сосредоточившись на ощущении женской груди у себя под щекой, эх гормоны, гормоны… Чтож мне с вами делать?… Рей травмирована, Мисато сама не готова, поскорей бы что-ли Аска приехала, хотя… Вот интересно, в Токио-3 есть квартал красных фонарей?

Последний вопрос я адресовал Синдзи, в ответ мне пришла волна смущения, стыда, нерешительности и робкой надежды. Всё-таки парень не совсем пропащий, работать можно. Внутренне хохотнув, я вернулся к ощущениям окружающего мира и решил подать голос:

– Мисато, между прочим, то, что ты сейчас делаешь довольно неприятно и отношения у нас ещё не настолько тёплые, чтобы я был готов терпеть подобные неудобства ради твоей прихоти… – Девушка замерла. – Хотя должен признать, лежать у тебя на груди довольно приятно, ещё бы ты мне макушку не натирала…

– Убью! – Меня резко отбросило обратно в кресло, чему я совершенно не сопротивлялся. Поправив встрёпанные волосы, я с лёгким интересом взглянул на пылающую красным лицом Кацураги.

– И всё-таки, чего ты злишься? Я же предупреждал о вероятности подобных моментов перед заселением в твою квартиру.

– Ты… Ты… Ты… Паразит! Невозможный, озабоченный паразит!

– Ммммм… – Я глубокомысленно перевёл взгляд на переднее стекло. – Ты потрясающе проницательна…

– Паразит! – Сдавленное шипение с водительского места прозвучало вердиктом.


По дороге, мы как обычно заехали в магазин. Пока я набирал обычных продуктов, обиженная на жизнь Мисато закупалась дополнительными банками пива и всяческими вялеными закусками к нему. При этом не забывая демонстративно зыркать на меня взглядом обещающим скорую и «узасную» «мстю». Во время очередного зырка, я не удержался и сбросил в тележку, с очень кстати подвернувшейся соответствующей полочки, пачку презервативов, после чего, встретился взглядом с Мисато и изобразил на лице некоторую тень задумчивости, внимательно изучая фигуру девушки. Через пару мгновений я слегка кивнул, якобы придя к какому-то решению и обернувшись к полке бросил в тележку ещё одну пачку. Девушка подавилась воздухом и побагровела, а я не дожидаясь пока она обретёт дар речи оперативно скользнул в следующий отдел. Впрочем, как и следовало ожидать, возмездие настигло меня быстро:

– Ты что творишь, паршивец!? – Шёпотом прошипела Кацураги, выкручивая мне ухо между полками с мучными изделиями с одной стороны и консервами с другой.

– Выбираю макароны. – Невозмутимо ответил я, отправляя упаковку лапши в тележку, и полностью игнорируя мучения многострадального уха.

– Я не про это!

– А про что? – Изобразил я «самый честный взгляд». Синдзи внутри зашёлся хохотом.

– Я про презервативы, паршивец! – С ещё большим остервенением прошипела она, предварительно бросив быстрый взгляд вокруг.

– Думаешь мало взял? – Моё лицо приняло задумчивое и глубоко озабоченное проблемой выражение. – Ну не знаю… У меня ещё довольно молодой организм, выносливость ни к чёрту… – Синдзи бился в истерике, я был с ним солидарен, но нужно было держать лицо, а потому я терпел. А вот Мисато уже похоже была готова меня убить, причём не факт из-за чего больше, гнева или смущения. Тем не менее, от сего необдуманного поступка бравый капитан себя всё же удержала и только сипло, с нотками обречённости и искренней ненависти, выдохнула:

– Скотина!

– Я тебя тоже очень люблю, Мисато. – Улыбнулся я. – Знала бы ты насколько мило выглядишь, когда злишься.

– Если тебя не убьют ангелы, это сделаю я! – Мрачно пообещала Мисато, освобождая моё ухо.

– Эх, ну почему всегда так, сделаешь девушке пару комплиментов, а она сразу «Убью» кричит… – Я потёр пострадавший орган, изобразив лёгкую грусть. – Одна Рей святая…

– Слушай, Синдзи… – Как-то подозрительно сощурилась Кацураги. – А ты случайно не знаешь человека по имени Кадзи?

– Хмм… – Интересный поворот событий. – Кадзи Ядомару, учился в моём классе в прошлой школе. – Ответил я чистую правду, быстро пробежавшись по памяти Синдзи. – А что такое?

– Да так, ничего. – Мисато отвернулась в сторону, явно о чём-то задумавшись…


Дома нас встретила тишина и полный осуждения взгляд пингвина, который плавно перетёк с наших лиц на пакеты с покупками, после чего в нём появился лёгкий оттенок безумия. Скинув обувь и перехватив одной рукой пакеты, я внутренне хмыкнув прошёл на кухню. Пен-Пен с алчным взглядом проследовал за мной. Мисато же, буркнув что-то про душ и чтобы я не смел подсматривать, пошла в другую сторону.

Стоило мне отвернутся, дабы убрать в холодильник свежее молоко, как дикий пингвин подверг яростному разграблению один из пакетов и не успел я закрыть дверцу холодильника, как он уже на крейсерской скорости скрывался с добычей в коридоре.

– Стоять! Пернатое чудовище! – От моего голоса ворюга только шибче припустил по коридору. Бросив взгляд на пакет, я отметил отсутствие любимых Мисато копчёных колбасок. – Верни колбасу! Я всё прощу!

Увы, меня ждал тот же ответ, что и незабвенного Великого Комбинатора, в аналогичной ситуации. Впрочем, в отличии от него догнать похитителя я мог, что и проделал с должной оперативностью. Пен-Пен скрылся в комнате Мисато, где усевшись на её… ну пусть это будет кровать, уже извлёк первую колбаску и даже начал её употреблять.

– Отдай сюда, бессовестное животное. – Я вырвал из цепких коготков упаковку, проигнорировав возмущённое уарканье, хотя уже экспроприированную колбаску всё же оставил и окинув комнату печальным взглядом, вышел в коридор. В этот момент, из дверей моей комнаты вышла растрёпанная Аянами и аккуратно прикрыв дверь ожидающе посмотрела на меня.

– Привет Рей. Мы тебя разбудили?

– Нет. – Девочка моргнула и ещё раз пройдя по моей фигуре взглядом, добавила: – Я просто думала.

– Ясно. – Я улыбнулся. Думать она может часами лёжа в одной позе и почти не реагируя на внешние раздражители. Особенно если этих самых раздражителей в окрестностях не наблюдается. – Хочешь чая? Я сейчас заварю.

– Да.

– Тогда пойдём. – Я опять улыбнулся. Девушка молча кивнула…


– Ц-хаааа… – Цокнув языком, выдохнула Мисато, растекаясь по стулу. – Эх, ребята… Ничего не может быть лучше холодного пива после горячего душа! – Уверенно постановила девушка, делая очередной глоток вышеупомянутого напитка.

Это спорное утверждение, мы с Рей дружно проигнорировали, продолжая невозмутимо есть. За то время, что Мисато проторчала в ванне, я успел пожарить мясо, отварить вермишель и персонально для Рей приготовить овощную подливку на сметане. Естественно, всё это под пристально изучающим мою спину взглядом рубиновоглазого ангелочка. А вот наш неотразимый капитан, за это же время, видимо успела успокоиться и вернуться к своему обычному игривому настроению. Это она окончательно доказала следующей же своей фразой, произнесённой практически без паузы:

– Как насчёт попробовать один глоточек?… – И хитрая улыбка вместе с протянутой в мою сторону банкой. Рей на миг замерла и обратила свой единственный открытый глаз на Кацураги. У меня же в этот момент проскользнула мысль о размерах вероятности присутствия в ванной комнате скрытого бара с напитками. По крайней мере это бы многое объяснило. Надо будет обязательно проверить…

– Мисато, ты знаешь что нам не положено, мы не совершеннолетние. – Ответил я, даже не поднимая взгляда от тарелки и попутно отправляя в рот очередной кусочек мяса. Аянами, согласно промолчав, также вернулась к еде. Удивительная она всё-таки, ведь ни кивка, ни даже намёка на опускание век не было, а вот чувство, что она меня поддерживает появилось. Прелесть.

– Фу! Ты такой резкий… – Надулась Кацураги, многозначительно сощурившись.

На это заявление я поднял взгляд и задумчиво осмотрел Кацураги, размышляя о том действительно ли она пьяна или придуривается? Так и не придя ни к какому конкретному выводу, я вернулся к еде.


– И всё-таки, Синдзи. – Прервала тишину Кацураги, когда я уже разливал чай. Откинувшись на спинку стула, Мисато задумчиво буравила меня взглядом, отстранёно теребя левой рукой прядку волос. – То, что ты так быстро осваиваешься с Евой это конечно замечательно, но тебе стоит научиться быстрее реагировать на команды, а не устраивать эти свои… – Девушка сделала неопределённый жест рукой подбирая слова. – В общем, выполнять команды, не начиная их обсуждать и комментировать.

– Увы, Мисато. Ничем не могу с этим помочь. Оно сильнее меня. – Я разбавил заварку в стакане Рей холодной водой и сам сел рядом, беря в руки свою чашку. – Кроме того, ты забываешь. Я пилотирую Еву и служу в NERV не потому, что хочу этого. Будь моя воля, я бы сейчас пребывал очень далеко отсюда. – И я равнодушно глядя в сторону коридора, сделал глоток из кружки.

– Э! Что за мысли такие!? Существование всего человечества зависит от тебя! И тебе следует об этом помнить! Если будешь пилотировать Еву в духе: «Мне всё равно» то очень скоро погибнешь!

– Ну и прекрасно. – Я облокотился подбородком на левую руку и чуть зевнув закончил мысль: – Мне всё равно. Для меня моя смерть ничего не значит… – После чего сделал очередной глоток из стакана.

Весь этот короткий диалог, Рей внимательно разглядывала меня странным взглядом, прочитать в котором я мог только интерес, без примеси иных эмоций. Но сейчас Аянами вынужденно отвлеклась и повернулась к Мисато, так как та со всей богатырской силушки заехала пивной банкой по столешнице:

– Ты хоть думай, что говоришь! – Вскочила со стула раскрасневшаяся от гнева капитан. – Для тебя смерть может ничего и не значить, но остальным умирать пока что неохота! Ты для нас важен как пилот! Так что ты себе больше не принадлежишь! – Сколько экспрессии… Сколько чувств… Я даже внутренне улыбнулся.

– И кому же я по твоему принадлежу?… Мисато? – Моя внутренняя улыбка слегка отразилась на лице, что в сочетании с чуть прищуренным взглядом и рукой под подбородком придавало мне весьма язвительный и многозначительный образ. Единственное чего не хватало для полноты эффекта, это заставить радужку сиять алым светом, как у моих настоящих глаз.

– Ты принадлежишь всему человечеству! – Упрямо буркнула Кацураги, хотя и заметно сбавила тон, видимо нужный эффект таки был достигнут.

– Ошибаешься Мисато. В этом агонизирующем мире я принадлежу лишь себе. – Я отставил пустой стакан и не переставая улыбаться встал из-за стола. – Но не волнуйся, я сдержу слово и в кровавый фарш разорву всех вражеских Ангелов, что посмеют явиться к Токио-3. – Я обогнул стол и начал движение к двери, чуть притормозив рядом со стулом Мисато. – Ведь именно это является моим настоящим предназначением на службе Нерв. – Девушка чуть вздрогнула. Даже любопытно почему, ведь инфразвук в голос, в этом теле, я добавлять не могу.

– Эй!.. Синдзи погоди, ты куда?

– Спать. Посуду вымою завтра. – Я не оборачиваясь махнул рукой и добавив в голос дружелюбные нотки произнёс: – Спокойно ночи.

Мисато в ответ потрясённо промолчала.


К своей комнате я подошёл в радужном настроении. Разговор прошёл как нельзя лучше. Даже интересно почитать, что про меня напишут составляя психологический портрет, или что напишет Мисато в своей характеристике на меня. Даа, очень любопытно. Хотя наиболее интересно, что же подумала Рей, наблюдая нашу перепалку?

Открыв дверь, я на пару мгновений замер в нерешительности и только спустя полторы секунды понял, что же именно меня напрягло. В паре метров от моего футона, на полу лежал ещё один, уже заправленный и даже носящий на себе следы использования. Вообще-то мы действительно заказывали такой с доставкой на дом, вернее заказывал я, как наиболее платёжеспособный обитатель квартиры, не всё же время Рей спать на диване, но так как в прихожей его не было, как и сопутствующей ему упаковки не наблюдалось в мусорном ведре, я решил, что доставят его завтра и благополучно выкинул из головы. Но видимо, пока нас не было Аянами занималась не только отдыхом…

Пока я размышлял стоя рядом с футоном, дверь в комнату вновь открылась и на пороге возникла Аянами. Постояв там пару секунд разглядывая меня, девочка прошла внутрь и встала рядом, также опустив взгляд на матрас.

– Рей, а что в моей комнате делает второй футон? – Наконец задал интересующий вопрос я.

– Его привезли днём, я его распаковала и принесла сюда, так как других свободных помещений в квартире нет, только твоя комната и гостиная. – Чётко ответила девушка, подняв на меня взгляд. В принципе она была права, третья комната, где по идее, согласно канону, предстояло жить Аске, сейчас была завалена не разобранными коробками Мисато, ну и парочкой моих, уборку же планировалось провести уже после появления «постели». Ну, а про комнату Мисато говорить вообще не стоит…

– Понятно…

– Ты не хочешь чтобы я спала в твоей комнате? – С детской непосредственностью спросила Рей, заглядывая мне в глаза. Я оторвал взгляд от футона и встретился им с девушкой, после чего чуть улыбнулся.

– Нет, я не возражаю. Но вот Мисато боюсь будет сильно против.

– Мнение капитана Кацураги не имеет значения. – Без тени сомнения заявила Аянами.

Я с большим интересом осмотрел девушку.

– Вот как… А ты сама-то хочешь здесь спать? – Рей задумалась и опустила взгляд вниз.

– Да… Я этого хочу. – Рубиновый глаз опять поднялся на меня, а в его глубине появился отблеск тревоги. Как будто девочка боялась, что я сейчас её прогоню… Внутри зашевелился Синдзи, пробурчав что-то неразборчиво-смущённое. Я улыбнулся.

– Тогда располагайся. – И пройдя до своей постели, я начал расстёгивать рубашку…


Через полчаса, когда мы оба уже давно устроились под одеялами, тишину нарушил тихий голос девочки:

– Синдзи…

– Что Рей?

– Ты тогда сказал, что ты не человек… Если это так, то кто ты?

Несколько долгих секунд тишины, в которой слышно только едва различимое, мерное дыхание двух подростков…

– Ну раз я убиваю Ангелов… То видимо – демон…


Больше этим вечером мы не разговаривали, Рей погрузилась в размышления и сама не заметила как заснула. Ближе к часу ночи в комнату заглянула Мисато, но постояв несколько минут на пороге – ушла, так ничего и не сказав. Ещё через час, я услышал звонок её сотового телефона, глухо донёсшийся из глубины квартиры. Короткий разговор и Мисато, тихо ругаясь про себя, оделась и покинула квартиру, напоследок опять заглянув к нам. Всё это время я честно спал, просто многолетняя привычка отслеживать окружающую обстановку сыграла и тут, так что всё происходящее в доме я прекрасно слышал сквозь сон, насколько позволял человеческий слух и тишина ночи естественно. Примерно в пять утра, Мисато вернулась, специфический звук шагов, а также шелест снимаемой одежды, красноречиво говорили о том, что девушка смертельно устала, а хлопок дверцы холодильника авторитетно заявил о изъятии из оного банки пива. Топанье босых ног по квартире длилось около двух минут, после чего послышался приглушённый удар упавшего на футон тела и всё затихло…


Утро выдалось на редкость приятным. Вид мирно спящей рядом Аянами подействовал на меня жутко умиротворяюще, настолько, что любуясь лицом девушки я почти час провалялся в постели, до тех пор пока «долг перед родиной» меня из неё не выгнал. Я бы без малейшего зазрения совести послал оный долг подальше, но увы, почти на половину он состоял из того, что Рей надо было по пробуждении накормить, вторая же половина заключалась в необходимости кормить Мисато. Так что встать я таки был вынужден. Впрочем, настроение моё это никак не омрачило.

На кухне меня встретил мрачный пингвин, вид которого странным образом вызывал ассоциации с тяжёлым похмельем. Интереса картине добавляли несколько пустых банок пива, валяющихся на полу и обглоданная копчёная колбаска на которую хмуро взирал пингвин. Терзаемый смутными подозрениями, я выдал Пен Пену вскрытую упаковку свежей рыбы из холодильника. Тот медленно отвёл взгляд от колбасы, смерил им рыбу и изобразив ещё большую мрачность, взял пачку и проковылял к собственному жилью, где и скрылся.

Ситуация, что называется: «без комментариев»…


Приготовив на завтрак жареной картошки, я уже собрался было идти будить Аянами, но девочка пришла сама. Сонная, растрёпанная, в одной школьной рубашке, что как обычно была почти полностью расстёгнута и умилительно протирающая глаз кулачком. Жалеть об отсутствии фотоаппарата я в этот раз не стал, а взял заранее подготовленный и вообще специально для этого купленный накануне девайс и сделал несколько фото.

Рей убрала руку от лица и с лёгкой тенью непонимания во взгляде проводила оным взглядом фотоаппарат, после чего перевела его на меня.

– С добрым утром, Рей. Выспалась? – Тепло улыбнулся я, откладывая фотоаппарат в сторону.

– С добрым утром… – Эхом откликнулась девочка. – Да.

– Сначала покушаешь, или проведём перевязку? – Девочка посмотрела на обмотанную бинтами руку и вернув взгляд на меня молча кивнула. Вот и гадай, что она этим сказала. Впрочем, для меня это загадкой не являлось, а потому уже через минуту мы сидели в гостинной и я разматывал старые бинты.

Когда мы с Рей уже позавтракали и полностью собрались в школу, я постучался в комнату Кацураги:

– Мисато, тебе на работу не пора?

– Мммммм… – Пришло страдальческое мычание с той стороны.

– Мисато?

– Синдзи… У меня сегодня было ночное дежурство. Я еле живая.

– Ночное дежурство? – Добавив в голос удивления, переспросил я.

– Не важно… – Из-за двери донеслись звуки ёрзанья в кровати, перемежаемые сонным мычанием. – Идите в школу… – Явно слышный зевок. – А я спаать… – Ещё один зевок, окончившийся сладким вздохом в подушку.

– Хорошо. Завтрак на плите. Удачно отдохнуть.

– Угхух… – Невнятно прогундосило из-за двери.

Хмыкнув, я бросил взгляд на Рей, что внимательно наблюдала за всей сценой и пошёл в коридор.


Дорога до школы сюрпризов не принесла. В школе также не происходило ничего нового. Единственным отличием от обычных дней являлось то, что сегодня по графику была наша с Рей очередь убирать в классе после уроков. Да пожалуй особо злобные взгляды, что на меня бросал Судзухара. Мне на миг даже стало интересно, с чего вдруг такое внимание? Но уже в следующий момент этот интерес благополучно затух.

Первые два урока были опять посвящены Обществознанию, как и в мой первый учебный день, старичок-учитель тихо бубнил себе под нос практически тот же самый текст о Втором Ударе, а весь класс вдохновенно страдал фигнёй. Я же неторопливо рылся в памяти школьного ноутбука, прежде всего выискивая чего бы почитать? Увы выбор был фактически только из истории и литературы, да и то последняя большей частью была японской, а значит чтивом являлась весьма специфическим. Рей спокойно смотрела в окно, о чём-то думая. Класс тихо шептался. В общем, идиллия…

Звонок на большую перемену, был встречен школьниками с энтузиазмом достойным лучшего применения и уже через несколько секунд здание наполнилось топотом «бешеного стада бегемотов», разве что девушки вели себя более сдержанно, да и то…

Как обычно расположившись на лавочке, мы с Рей быстро прикончили обеды и каждый углубился в свои дела. Но спокойно почитать нам не дало появление Судзухары и хвостиком маячившего за ним Кенске:

– Эй ты! Новенький! – «Дружелюбно» поприветствовал меня спортсмен, загородив солнечный свет падающий на книгу и демонстративно сложив руки на груди, видимо эту позу он считал крутой.

– Что? – Не отрываясь от книги, небрежно откликнулся я.

– Ты ведь Икари, так?!

– Да.

– Я знаю, что это ты пилотировал того робота! Мои отец и дед работают в лаборатории NERV и слышали, что пилота зовут Икари! Из тебя пострадала моя сестра! Её завалило обломками когда ты начал крушить город!

Я внутренне тяжело вздохнул, чувствуя, что похоже начинаю медленно ненавидеть NERV…

– Сильно пострадала? – Всё тем же равнодушным голосом, проявил любопытство я.

– Она сломала ногу! – Буквально взорвался негодованием Судзухара.

– Заживёт… – Я перелистнул страницу.

– Ах ты ублюдок!… – Парень резко схватил меня за ворот рубашки и дёрнул вверх, но тут же с глухим сипением отпустил и сложился пополам держась за живот. Я спокойно закрыл книгу, предварительно вложив закладку и перевёл взгляд на скорчившегося на земле парня. Публика, наблюдавшая за этим спектаклем, пребывала в тихом шоке, даже Рей, оторвав взгляд от книги, смотрела на сценку с оттенком интереса.

– Странный ты парень. Бросаешься с кулаками из-за перелома ноги, хотя в альтернативе было полное уничтожение города вместе со всеми жителями. Уж не знаю, что тебе там наплели отец и дед, но похоже спеша похвастаться знанием каких-то секретов, они забыли объяснить очевидные для любого разумного человека вещи. – Я слегка качнул головой и на миг закатив глаза, выражая своё к этому отношение, после чего сел обратно на скамейку. Тут сквозь собравшуюся толпу пробилась Хикари:

– Что у вас тут происходит? Судзухара!? – Я ещё раз внутренне тяжело вздохнул, теперь и с ней объяснятся, а день так хорошо начинался… Эх, скорее бы Аска приехала, с ней хоть не так уныло будет.

– Ничего особенного, просто лёгкое недопонимание, которое мы уже разрешили. – Веснушчатая девочка с удивлением уставилась на меня, а Судзухара с земли что-то прохрипел, что с некоторой долей воображения можно было принять за «Не вмешивайся староста.»

– Что ты с ним сделал?!

– Да почти ничего. Через пару минут пройдёт. – Хикари недовольно надулась, но ругаться не стала, а только склонилась над Судзухарой.

Не обращая внимания на любопытных школьников и начавших выяснять отношения старосту и «спортсмена», я убрал книгу в свой портфель, подхватил портфель Аянами и взглядом позвал девочку за собой. Рей удивилась, но послушно закрыла учебник и поднявшись пошла следом. Не успели мы удалиться от толпы и на десяток метров, как в моём портфеле зазвонил телефон, чем полностью подтвердил мучающие меня предчувствия.

– Да? – Спросил я, достав на ходу трубку и двигаясь в сторону школьных ворот.

– Синдзи! Рей с тобой?! – Донёсся из трубки взвинченный и возбуждённый голос Мисато.

– Да.

– Хватай её и идите к выходу из школы, у нас боевая тревога! За вами уже выехали!

– Понял. – Отключив аппарат я едва не расплылся в кровожадной улыбке. Ну вот и началось, четвёртый Ангел, если я не ошибаюсь. Наконец-то, а то я уже устал ждать… Однако подавив порыв радостного предвкушения, я спокойно обратился к Рей: – Звонила Мисато, объявлена боевая тревога, сейчас за нами приедут.

Разглядывающая меня до этого девушка понимающе кивнула и перевела взгляд на дорогу. Её спина при этом едва заметно напряглась.


Машины прибыли быстро, не прошло и трёх минут после звонка Мисато, а к школе уже подъехали три чёрных внедорожника. Двое ребят из службы безопасности сразу выскочили наружу и направились к нам, мы естественно тоже сразу пошли навстречу.

– Лейтенант Икари! Нам пр…

– Знаю. – Не замедляя шага, оборвал я безопасника, проходя мимо, по направлению к центральному внедорожнику, Рей шла следом.

Пропустив вперёд девочку, я сел в машину. Безопасники быстро переглянулись, но пытаться рассадить нас в разные машины не стали, хотя видимо изначально планировали именно это. Тот что пытался заговорить, быстро скользнул на свободное переднее сиденье, а второй вернулся в заднюю машину. Секунда и колонна рванула с места.

Закончив пристёгивать девушку, я откинулся на сиденье и повернулся к окну. Итак, четвёртый Ангел, не помню как его зовут, но это и не важно. Проблемой он не станет, но вопрос в другом – смогу ли я восстановить с его помощью объём своей духовной энергии? В теории – да, но как оно получится на практике? Сможет ли Ева поглотить его сущность не поедая Ядро? Одни вопросы. А поедать второе Ядро сейчас категорически нельзя, и ладно бы только фактор «комитета» мешал, но не в нём дело… Эх, ладно, узнаю всё на месте.

За окном мелькали пустынные улицы Токио-3, судя по брошенным тут и там вещам, а также в спешке оставленным нараспашку машинам, тревогу уже объявили. Чтож, оперативно. Хотя гула сирены, я из-за шума мотора не слышал. Хм, и светофоры все красным горят, совсем как в первый день моего тут пребывания. Вот только вместо симпатичного капитана Кацураги, на водительском месте сидит весь вспотевший парень лет двадцати пяти, до побелевших костяшек пальцев вцепившийся в руль и над головой не свистят рвущиеся бомбы и снаряды.

Оторвавшись от своих мыслей я повернулся к Рей. Аянами выглядела спокойно и с обычным для себя отрешённым видом смотрела в окно. На фоне её невозмутимости, очевидно трясущиеся, ребята из службы безопасности смотрелись откровенно жалко. Я внутренне улыбнулся, всё-таки она невероятно интересная девочка… Просто таки – моя прррееелессссть. Почувствовав мой взгляд, Рей прервала своё занятие и повернулась ко мне. Но я в ответ только слегка ей улыбнулся, одними глазами и самым краешком губ, этакой радостно-предвкушающей улыбкой и повернулся к своему окну. Настроение неуклонно ползло вверх.

Через несколько минут наш кортеж подъехал к центральному пропускному пункту в Геофронт, несколько секунд задержки у шлагбаума и наш внедорожник продолжает путь к лифту, а две другие машины отворачивают. Пока мы проезжали внутренние коридоры подземной парковки, я заметил стоящую на своём месте машину Мисато, а также то, что припарковалась девушка не слишком ровно – явно спешила. Вот и створки броневых дверей, ещё несколько секунд задержки и вставшие на платформу колёса обхватываются металлическими захватами. Лифт трогается…


Центр управления.

– Синдзи готов? – Отрывисто спросила Кацураги в микрофон.

– Почти, заканчивает надевать комбинезон. – Пришёл ответ голосом Акаги.

– Отлично, пусть сразу садится в Еву и…

– Да знаю-знаю, не учи учёную.

– Прости, мандраж. – Усмехнулась капитан. – Кстати, как он там?

– Как обычно – полный дзэн. Он тут похоже единственный кого предстоящие события не напрягают.

– Ну так уж и единственный, ведь есть ещё Рей. – Повторно усмехнулась Кацураги, хотя неожиданно почувствовала укол зависти к пилотам.

– Ну разве что…

Тут по мостику разнёсся напряжённый голос Макото:

– Получено визуальное подтверждение! Прорыв в территориальные воды! – С лица Кацураги мигом слетела улыбка.

– Вывести на экран! Всему персоналу первый уровень боеготовности!

– Есть!

На экране появилось изображение летящего в нескольких десятках метров над землёй вытянутого насекомоподобного тела. Огромная ромбовидная голова с двумя расположенными на макушке глазами и узкое длинное брюшко, покрытое красным хитином.

– На этот раз это жук… Оригинально. – Кацураги, внешне пытаясь быть равнодушной, сложила руки на груди, глядя на экран. – Что там с гражданским населением?!

– Уже получено сообщение о завершении эвакуации! – Отозвался Аоба.

– Ну хоть одной проблемой меньше… Майя, как скоро эта штука будет здесь?

– Судя по нынешней скорости Ангела, не раньше чем через час!

– Хорошо… – Мисато с секунду пожевала губу разглядывая Ангела. – Перевести в укрытие центральный блок, подготовить зенитные батареи!

– Есть! Токио-3 переходит в боевой режим!… – По зданию командного центра разнёсся далёкий глухой гул работающих силовых механизмов. На мостике повисло молчание. Ангел с показной неспешностью покрывал расстояние от побережья до Токио-3, высокомерно не обращая внимания на простирающийся под ним ландшафт. Напряжённую тишину командного центра прервал голос Макото:

– Предыдущий дал нам пятнадцать лет передышки, этот – только три недели…

– Наши дела их совершенно не волнуют… – Эхом отозвалась Мисато, грустно усмехнувшись. – А ведь некоторые мужчины ведут себя так же отвратительно.

– Не стоит быть столь категоричной к нашему пилоту… – На мостик поднялась Акаги, держа руки в карманах белого халата. За ней шла Рей. – Всё-таки свою задачу он выполняет.

– Я вообще-то не о Синдзи. – Сощурилась Мисато, глядя на подругу.

– Может быть, однако под описание он подпадает. – Невозмутимо парировала Рицуко, вставая рядом с главой оперативного отдела. Кацураги в ответ немного скривилась, на миг подняв глаза к потолку.

– Как он, кстати?

– Уже внутри.

– Хорошо…

– Центральный блок и районы с первого по седьмой переведены в укрытие! Вооружённые здания и противовоздушные системы работают на 48%! – Вклинился в разговор звонкий голос Майи.

В этот момент, Ангел на экране достиг первой линии обороны за пределами города и заранее занявшие свои места войска нанесли удар. Ракеты, бомбы, снаряды стволовой артиллерии, всё это в один миг обрушилось на Ангела, но усилия наземных и воздушных сил ожидаемо не принесли никаких результатов, кроме разве что визуального обнаружения границ АТ-поля. Ангел же продолжал неспешно двигаться вперёд, полностью игнорируя потуги военных и просто пролетая над позициями.

– Бесполезная трата средств. – Буркнула себе под нос Кацураги. – Только старые снаряды утилизировать.

– Капитан Кацураги! – Аоба резко положил телефонную трубку, что только что держал у лица. – Комитет требует запуска Евангелионов!

– Вот идиоты, как будто мы сами не собираемся это сделать. – Недовольно проворчала капитан. Ангел в этот момент вышел из зоны досягаемости наземных войск и теперь терпел нападки только от авиации. – Сколько ещё его ждать?!

– Двадцать минут до контакта! – Тут же отозвалась Майя.

– Хм… Синдзи! Ты готов?! – Тишина. – Синдзи!? Синдзи, ты меня слышишь?!

– Незачем так орать, Мисато. Я вовсе не глухой. – Пришёл сонный голос из динамиков закончившийся откровенным зевком. Кацураги зажмурилась пытаясь отогнать наваждение, но перед глазами упорно стояла полная пофигизма и вселенской скуки физиономия Синдзи, после чего медленно спросила:

– Ты что спал?

– Дремал. – Невозмутимо ответил тот, чем на миг прервал работу всех находящихся в командном центре.

– Как ты можешь дремать в такой ситуации!!? Нет, стоп. Как ты вообще можешь дремать в капсуле заполненной LCL??!

– Легко и непринуждённо. – Ещё один зевок. У Кацураги дёрнулся глаз. – Расслабься, Мисато, всё будет пучком, я его сделаю.

– Не будь таким самоуверенным! Ты даже ничего не знаешь о его возможностях! – «И что это за слово „пучком“?» Правда последнюю мысль Кацураги благоразумно озвучивать не стала, помятуя аналогичную ситуацию на тренировке.

– Это временное явление.

Мисато зажмурила глаза и несколько раз глубоко вздохнула.

«Однако, должна признать, что от мандража перед битвой он меня отвлёк виртуозно.» Пронеслась в голове капитана предательская мыслишка. И тут же вторая: «Хотя по идее, это я должна была его успокаивать… Вот же паршивец!»

– Ангел в зоне досягаемости датчиков! Регистрируемая напряжённость АТ-поля Ангела – 475 единиц! – Прозвенел над штабом взволнованный голос Майи…


***

– Ангел в зоне досягаемости датчиков! Регистрируемая напряжённость АТ-поля Ангела – 475 единиц!

Я слегка усмехнулся, также ощущая сквозь толщу земли, отделяющую меня от поверхности, мощный источник духовной энергии. Ещё немного и начнётся веселье…

Убрав правую руку с ручки управления, я поудобнее поправил ремень безопасности. Их всё-таки установили, хоть и, так сказать, кустарным методом, просто привинтив все нужные крепления к креслу. Выглядела эта конструкция несколько комично, особенно если учесть общий футуризм института и в частности контактной капсулы, но вроде держала крепко, а большего от неё и не требовалось. А вот перекрасить Еву и поменять ей шлем наши доблестные «студенты» института NERV не успели. Впрочем как-то заострять на этом внимание я не стал, если уж хотят позориться – это их дело.

Шевеление на мостике стало куда более активным, рапорты и доклады шли один за другим и далеко не всегда это были знакомые мне голоса техников. Мисато с Рицуко отвлеклись от моей скромной персоны и следующие пять минут я имел удовольствие наслаждаться звуками управляемого хаоса, сиречь штатной работой штаба NERV в нештатной ситуации. Наконец обо мне вспомнили, Ангел к тому моменту уже добрался до пригородов Токио-3:

– Итак, лейтенант Икари, – Напряжённым голосом обратилась ко мне Акаги. – В настоящий момент Ангел находится в двадцати километрах к юго-востоку от Токио-3, его размер около ста двадцати метров, тип оружия неизвестен, уязвимой точкой предположительно также является Ядро. Судя по видеозаписям, оно расположено на брюхе Ангела и обращено к земле.

– И ещё, Синдзи… – Вступила в разговор Кацураги. – Правительством принято решение не использовать N2-бомбы до огневого контакта с Евой, так что тебе придётся иметь дело с полностью здоровым Ангелом, так как все усилия военных ожидаемо не принесли результатов. Ты готов?

– Так точно.

– Винтовку возьмёшь из арсенала рядом с точкой выхода…

– Постарайся сперва нейтрализовать АТ-поле Ангела и прикончить его артиллерийским огнём…

– Понял. – Хмыкнул я на взволнованные советы глав оперативного и научного отделов. Платформа Евы начала двигаться, сопровождаемая командами операторов с мостика, и через десяток секунд Евангелион оказался закреплён в на стартовой площадке.

– Удачи, Синдзи. – Пожелала Мисато и тут же рявкнула как заправский комбат: – Ева-01! Запуск!

Меня резко вдавило в кресло и спустя несколько долгих секунд полёта, также резко бросило вверх, натягивая ремни безопасности.

Удар тормозов лифта, резкий стук фиксирующихся механизмов, а перед глазами открывается панорама окраин города. Ева точно также как и в прошлый раз сразу появилась на поверхности, без всяких лифтовых кабинок в виде домов, долженствующих маскировать это появление, хотя они как я уже знал действительно существовали, просто большую часть ещё не успели ввести в эксплуатацию.

– Выход Д-22! Транспортировка Евы прошла нормально! – Раздался у меня в голове женский голос неизвестного оператора, мало похожий на голос Майи.

– Разблокировать предохранительные фиксаторы!

– Есть! – За спиной раздался щелчок, скрип и быстрое шипение исчезающих под землёй ограничителей, а я ощутил приятное чувство свободы движений. – Предохранительные фиксаторы разблокированы! – Вновь отрапортовала оператор.

С правого боку раздалось ещё одно шипение и скосив туда взгляд, я узрел в действии механизм открытия арсенала – стена стоящего там здания буквально сложилась гармошкой вверх и вниз открывая стелаж с двумя закреплёнными винтовками GG-2. Взяв в руки одну, я подождал пару секунд пока произойдёт синхронизация орудия с бортовым компьютером Евы и подключение системы прицеливания, после чего слегка размял плечи оглядываясь.

Ангел ощущался за ближайшей, поросшей зеленью, горной грядой на юго-востоке, там же в воздухе были видны несколько точек мельтешащих вертолётов.

– Синдзи, Ангел выйдет к тебе примерно через две минуты, приготовься! – Поделилась ценными указаниями Кацураги. Всё-таки её сейчас бьёт сильный мандраж, ведь ни Командующего, ни его зама в Токио-3 нет и ответственность за операцию лежит целиком и полностью на её хрупких плечах.

Хмыкнув в ответ, что-то презрительно-жизнеутверждающее, я не торопясь зашагал навстречу «насекомому», одновременно разворачивая АТ-поле, слабенькое – единиц на 300, но большего мне пока было не нужно.

Через минуту неспешного шага, навстречу мне из-за гор лениво выплыл Ангел, вися примерно на высоте семидесяти метров. Выглядел он почти также как в аниме, разве что расцветка была насыщенней и общие черты более хищными и реальными – здоровенный, красный кабачок, здорово вытянутый в длину и с аляповатой ромбовидной головой. Летел он вытянувшись в горизонтальной плоскости и в тени его туловища различались мелкие, относительно остального тела, ножки, здорово смахивающие на аналогичные конечности у мухи. Вслед за Ангелом летели несколько эскадрилий вертолётов, непрерывно поливая его снарядами и ракетами, без всякого результата. Ангел же их полностью игнорировал.

Расстояние между нами сократилось до пятисот метров, когда Ангел резко остановился и встал на дыбы обратив в мою сторону брюхо с Ядром, вслед за ним, я также прекратил движение, чуть наклонив голову и опустив винтовку. Уж не знаю о чём думал он, но лично я воспользовавшись этой паузой изучал конфигурацию его АТ-поля, пытаясь понять принцип полёта, что он использует. Где-то на периферии, что-то нервно командовала Мисато, а доктор Акаги ей активно вторила, вертолёты получив какой-то приказ прекратили стрельбу и поспешили скрыться за горкой в сторонке, а мы продолжали стоять сверля друг друга взглядом и не обращая внимания на окружающий мир.

Миг. И Ангел, наконец выйдя из транса, шустро устремляется ко мне. Поднимаю уровень напряжённости своего АТ-поля до пятисот единиц, накрывая им максимально возможное пространство впереди Евы и вскидываю винтовку. Ангел на полной скорости врезается в невидимую стену, заставляя моё АТ-поле на пару секунд проявится в видимом спектре, а я нажимаю курок…


Центр управления:

Капитан Кацураги с силой сжала губы и пальцы на руках, сердце девушки бешено колотилось и внутри всё напряглось. На экране, Ангел только что с разгону врезался в поле Евы и тут же пришёл доклад от Майи:

– Напряжённость АТ-поля Ангела упала до 120 единиц! Поле Евы – 450! Поля стабилизировались, нейтрализация АТ-поля Ангела прекратилась!

Ева на экране уже вскинула винтовку и начала размеренно всаживать в замершего Ангела всю обойму. Снаряды ложились кучно, все в область Ядра, но не смотря на столкновение АТ-полей, поле Ангела и не думало пропадать, хоть и ослабнув, оно успешно отражало все смертоносные заряды. Через несколько секунд обойма опустела и стрельба прекратилась, так и не достигнув никаких результатов, а волнение Мисато только возросло.

Но вот Ева-01 вытягивает правую руку с винтовкой в сторону, а из динамиков доносится обречённо-равнодушный голос, первой же нотой заставивший капитана напрячься в ожидании какой-нибудь пакости:

– Я же говорил. Бесполезная пукалка… – Полностью оправдал её ожидания Синдзи Икари и разжал пальцы правой руки. Винтовка с глухим звуком упала на землю, оставив приличную рытвину. Но как-то отреагировать ни Мисато, ни Рицуко не успели, так как Евангелион каким-то небрежным, единым движением выхватил квантовый нож из наплечного пилона и одновременно двинулся к Ангелу. Больше всего Мисато в этот момент поразило, что никакого напряжения или опаски в движениях Евы не было, они были расслабленны и даже ленивы, как будто Синдзи ДЕЙСТВИТЕЛЬНО не воспринимал Ангела как угрозу. Но обдумать это откровение девушка также не успела, так как одновременно случилось сразу два события. АТ-поле Ангела пошло радужными разводами и лопнуло, что тут же подтвердила со своего места Майя, звонко доложив о нейтрализации. В тот же момент из боковых отростков на теле Ангела резко появились два хлыста, мгновенно окутавшиеся белым сиянием и устремились к успевшему приблизиться почти вплотную Евангелиону.

– Осторожно! Синдзи! – Крик вырвался машинально, но опоздал.

Ева с невероятной скоростью оттолкнулась ногами от земли и отпрыгнула на сотню метров назад, а на том месте где она только что стояла появились две глубокие выжженные борозды, в которых спокойно могли бы разместиться пара танков, стоящих бортами друг к другу. Евангелион удачно приземлился на ноги, но Ангел был уже близко и сияющие хлысты опять рванули в сторону закованной в броню фигуры.

Скорость хлыстов была огромна, для Мисато их движения сливались в размытые линии, но тем не менее, Ева опять уклонилась, сместившись на пару шагов в сторону и наклонив корпус. Ещё одна атака, и опять уклонение. Атаки Ангела слились в непрерывный сияющий вихрь, но каким-то образом Синдзи удавалось уклоняться и чем дальше, тем более уверенно и спокойно он это делал. Кацураги просто не могла поверить своим глазам, это было каким-то бредом и нереальностью, но оно было – четырнадцатилетний пацан, без всякой подготовки, уверенно и грамотно уходил от всех ударов Ангела, причём проведённых на скорости просто недоступной человеческому восприятию, ну по крайней мере без должных тренировок. «Но ведь этих тренировок не было!» Мысленно возопила капитан. И в тот же момент один из хлыстов Ангела достал до тела Евангелиона, прочертив глубокую борозду у него на груди.

– Тц!… – Донеслось из динамиков, чуть раздражённым голосом. – Ну всё, ты мне надоел. Молись пернатый. – Контуры Евы-01 окутала прозрачная дымка, сильно похожая на светящийся туман.

– АТ-поле Евы – тысяча единиц! И продолжает расти! Контакт с кабиной пилота потерян! АТ-поле заглушает сигнал! – С какими-то паническими нотками воскликнула Майя, а у главы оперативного отдела резко выступила испарина и ёкнуло сердце…


***

На моём лице в кабине Евангелиона появился предвкушающий оскал. Мягкая пульсация Ядра чуть ускорилась откликаясь на моё настроение, а по обоим телам разлилась агрессивная и почти ничем не сдерживаемая духовная энергия. Рана на груди практически мгновенно зарастает, восстанавливая даже грудную броню. Но Ангел ещё ничего не понял и в очередной раз двинулся вперёд сокращая дистанцию. Хлысты, с достойной уважения скоростью, устремились ко мне. И хоть я «пилот» уже не имел того уровня восприятия и реакции, что был мне привычен, но благодаря Еве всё равно с лёгкостью видел все его движения.

Поднять правую руку. И на пути хлыстов возникает стена АТ-поля. Хлысты бессильно врезались в возникшую преграду и скрутившись кольцами начинают непрерывно елозить по плоскости АТ-поля, очень при этом напоминая каких-нибудь дождевых червей, пытающихся пробуриться в землю через стекло. Давление практически не ощущается, но АТ-поле сияя радужными всполохами уже перешло в видимый спектр. Из глубины доносится радость и азарт Синдзи, ведь он тоже чувствует эту разницу в силах, пропасть между мной и Ангелом. Юи… Она тоже рядом, но не вмешивается, наслаждаясь эмоциями сына.

– Си…..и! О…..ай! Разр….. ди….а….ю! – Сквозь гул помех донёсся взволнованный крик Мисато. Хм… А я и забыл, что АТ-поле создаёт помехи для радиосвязи… 'Синдзи. Отступай. Разрывай дистанцию.' значит. Ну чтож, Мисато, ты очень вовремя.

– Успокойся Мисато. Я уже заканчиваю… – Произнёс я в эфир, на миг ослабив АТ-поле со спины, так что сигнал должен был пройти достаточно чётко.

Хищный оскал на моём лице становится чуть шире, всё-таки ощущать полноту силы после слабости человеческого тела, это ни с чем несравнимое удовольствие, тут даже мой самоконтроль даёт трещины. За записи приборов в капсуле я не волновался, их я контролировал постоянно, так что 'улыбку' мою начальство даже на записи не увидит, ну, а оперативная связь… Так это передатчик слабый, я то тут причём? Хи-хи…

Опять резко усиливаю АТ-поле и толкаю его вперёд, одновременно с броском квантового ножа. Ангел успел отшатнуться, но и только, волна спрессованного АТ-поля врезалась в его тело опрокидывая и проволакивая по земле, а нож входит в плоть перерубив одну из ножек у его Ядра. Прыжок и я хватаюсь за белые, беспорядочно метающиеся хлысты. Руки обжигает, но уже в следующий момент бурлящая в теле духовная энергия, найдя для себя выход, полностью заглушает боль и врывается в плоть Ангела прерывая его собственные потоки. Оба хлыста конвульсивно дёргаются и обвисают, от кистей Евы, по сияющей поверхности хлыстов, медленно распространяется серое пятно, а я уже тяну Ангела на себя. Ещё один удар АТ-полем, прямо в корпус Ангела, минуя конечности и правое щупальце, не выдержав давления, обрывается орошая землю фиолетовой кровью. Отбрасываю бесполезный обрубок и, шагнув к Ангелу, выдёргиваю из него квантовых нож. Удар в место, которое можно было бы назвать подбородком, хитин не желает поддаваться, резко диссонируя с мягкой плотью Сакиила, но сейчас это не имеет значения, слишком сильно мышцы Евы напитаны духовной энергией. Глубокая рана буквально пополам разрывает нижнюю часть головы Ангела и его алое Ядро заливает потоками фиолетовой крови. Оставив нож в ране, хватаюсь за сочленение тела и головы и навалившись окончательно опрокидываю на землю пытающегося подняться Ангела. Правая нога врезается ему в грудь ломая сразу две лапки и прижимает гиганта к земле, в тот же момент делаю левой рукой круговое движение, наматывая щупальце на кулак и резко дёргаю, вырывая второе оружие Ангела вместе с внушительным куском плоти.

Ядро… Оно так близко… и теперь совершенно беззащитно… Только наклониться, открыть челюсть и сожрать… Так хочется… Но нельзя. Прошлое Ядро и так дало очень много, если я поглощу ещё одно – Ева вполне может пробудиться и не просто на время боя, а насовсем. Пусть её душа это душа Юи, но вот инстинкты принадлежат хищному необузданному монстру, а Юи… не смотря на все свои достоинства и любовь к сыну, она остаётся обычным человеком. Который, максимум, сможет направить, но никак не удержать или подавить эти инстинкты. И что ещё более важно, не сумев их обуздать, она, скорее всего, просто перестанет существовать, полностью потеряв свою личность в потоке чужого безумия. Я то конечно это безумие удержу и даже её от него закрою, но хоть мне и нравится вкус LCL, но жить в контактной капсуле у меня нет ни малейшего желания. Так что смирим жажду и подождём, тем более, что проснувшееся Ядро Евы ещё далеко не полностью раскрыло свой потенциал. Ну, а ждать… Ждать я умел всегда.

Повинуясь моей воле инстинкты Евы затихают. Чувствую как мне пытается помочь Юи, но в этом нет необходимости и взволнованная мать Синдзи быстро успокаивается, вновь прячась в глубине своего внутреннего мира.

Ангел дёргается, раны усиленно пытаются регенерировать, но поздно. Квантовый нож опять в руке, миг, и гудящая сталь с хрустом пробивает твёрдую оболочку Ядра. Из пробитой щели вырывается непрерывный поток белых искр, а я чувствую как рука сжимающая квантовый нож холодеет от потока изливающейся на неё духовной энергии Ангела. Жизнь, сила, сущность всё это бурным потоком выливается в пространство оставляя несуразно огромное тело, а так как я нахожусь прямо над раной, этот поток бьёт прежде всего в меня. Забавно, но человек бы этот поток даже не заметил, а мне наоборот стало трудно дышать, как будто сходу влетел в раскалённую парную, или нет, скорее уж из тёплого летнего дня вдруг попал в ледяную пустыню Кании. Но неприятное ощущение быстро прошло и я начал спешно вбирать изливающуюся на меня дармовую силу. Получить так весь объём энергии, что был в Ангеле, не стоит даже мечтать, максимум удастся присвоить процентов десять, да и те маловероятны, но чтобы восстановить некоторые повреждения и даже немного наполнить мои собственные резервы должно хватить.

Хм… Вот интересно, после всего этого представления, меня сегодня выпустят из штаб-квартиры?


Командный центр.

Кацураги напряжённо смотрела на центральный экран. Фактически разорванный на части Ангел окончательно затих, только спустя минуту после того, как его Ядро было пробито квантовым ножом Евы. «Просто потрясающая живучесть!» Но хуже всего было другое…

Мисато нервно прикусила губу лихорадочно пытаясь прикинуть все те неприятности, что обязательно свалятся на неё после сегодняшнего… избиения Ангела. И чем больше она думала, тем страшнее ей становилось… и сильнее хотелось сбежать куда-нибудь в отпуск, желательно в Россию, там точно не найдут.

Синдзи… превзошёл сам себя. Нет, то, что Ангел уничтожен это хорошо, но то КАК он уничтожен явно не оставят без внимания, в конце концов, Ева-01 уже второй раз демонстрирует результаты минимум в трое превосходящие самые оптимистичные прогнозы по её возможностям. А главное, второй раз это происходило без потери контроля пилотом…

Кацураги вздохнула, постаравшись сделать это незаметно. «Всё-таки этот шкет неподражаем…»

– АТ-поле Евы упало до трёхсот единиц! Связь с кабиной пилота восстановлена! – Мисато ещё раз глубоко вздохнула и на миг зажмурилась. «Синдзи, пожалуйста, очень тебя прошу, промолчи сейчас, будь человеком!»


Я медленно выпрямился, постепенно снижая мощность АТ-поля. Теперь, после того как мы с Евой поглотили часть рассеивающейся энергии Ангела, требовалось как можно скорее вернуться в состояние покоя, иначе вся поглощённая энергия просто потратится в пустую, совершенно не усвоившись. Подняв к лицу, всё ещё сжимаемый в руках квантовый нож, я осмотрел лезвие. Налицо была явная деформация, а спустя пару секунд он вообще прекратил работать, белое свечение угасло и глазам открылась тёмно-серая, слегка оплавленная поверхность материала, острого кончика у ножа уже не было.

– Синдзи, как ты? – Прозвучал в голове голос Мисато, отрывая меня от созерцания погибшего оружия.

– В порядке. – Спокойно ответил я, опустив руку и повернувшись корпусом Евы в сторону шахты от которой пришёл.

Шаг, один, второй, третий… При полностью свёрнутом АТ-поле, ноги Евы сильно увязают в земле, но это мелочь. Плохо другое, поглощённая энергия буквально вылетает в трубу, тратясь вперёд собственных сил Евы. Жалко, однако… С каждым следующим шагом, проснувшаяся жадность и профессиональная скупость даже на крохи личного могущества, зудели всё сильнее, упорно нашёптывая, что доставить Еву-01 в ангар NERV и сам сможет не надорвётся и вообще – мавр сделал своё дело – мавр может уходить. Секунд десять искренне, ну почти, сопротивляясь напору, я признал разумность доводов «внутреннего хомяка» и остановился.

– Мисато, моя задача выполнена? – Поинтересовался я, разминая шею внутри кабины пилота. Ответ пришёл только через несколько секунд и несколько осторожным тоном.

– Да…

– Отлично. – Я повёл плечами Евы и левой рукой пару раз сжал правую, та после всего произошедшего сильно зудела. – Ева немного устала, так что я припаркуюсь тут наверху. Эвакуатор пришлёте?

– Ээээ… – Ответил мне вмиг умолкший, даже на фоновые шумы, командный центр.

– Спасибо, командир, я всегда в тебя верил. – И пока Мисато не успела отреагировать, быстро установил Еву в сидячее положение, дополнительно оперевшись руками о землю и активировал процесс извлечения капсулы.

– Стоять паршивец!!! Какой прип… – Капсула мигнула и погрузилась во тьму, одновременно отрубая связь. Упс… Ну допустим, я этого уже не слышал. Не могу же я в глаза врать своему командиру? Я честный и исполнительный пилот! Ведь правда? Из глубины пришло зловещее хихиканье Синдзи. Плохо я на него влияю, плохо…

Дождавшись пока LCL вытечет из капсулы и пережив процесс очистки лёгких, я не спеша выбрался на свежий воздух. Картина с верхатуры Евангелиона, открывалась эпичная, в драбадан перерытые пара квадратных километров почвы, до несуразности огромная, разорванная на части туша Ангела и на фоне всего этого ясное солнышко и приятный чуть тёплый ветерок с запахом листвы. Красота…

Пару минут полюбовавшись видом и позволив тёплому ветру немного просушить влажные волосы, я вытащил из кабины аптечку и стал спускаться вниз. Самому мне было куда проще удерживать полученный объём духовной энергии, но та всё равно упорно стремилась начать регенерировать «фантомную» рану на груди и ожоги на ладонях, чего было никак нельзя допускать. А раз нельзя применить «паранормальные» методы лечения, то приходится действовать обычными, рана то никуда не девается, а очень даже наоборот.

Присев рядом с Евой и облокотившись на покрытую металлом коленку, я начал снимать верхнюю часть комбинезона. Боль от ожогов – фигня, уж по сравнению с несварением желудка точно, пожалуй ничто не способно доставить такие мучения организму как некоторая еда. И хоть я – вампир существо в принципе всеядное, но с этим мнением по-прежнему согласен, уж каково бывает после некоторых видов крови я наверно буду помнить всю оставшуюся жизнь, или скорее – все оставшиеся жизни. Так что содрать с рук перчатки, как и исполнять акробатические трюки по выдиранию рук из рукавов при обожжённой до мяса и кровоточащей груди, я смог без особых проблем и даже почти культурно всё это комментировал. Ну как «почти»? Я разговаривал на чистом гоблинском иногда переходя на простонародный диалект Дроу. Если в первом меня основательно подковал Рунг, можно даже сказать – виртуозно, то во втором… впрочем не будем об этом. Важно, что вселенная, в лице данного конкретного комбинезона, узнала от меня много нового, я бы даже сказал – сокровенного о своей биографии и психологическом портрете. Прониклась. И даже заслушалась.

В такой тёплой, дружеской и душевной обстановке, на фоне мирной, идеалистической картины, я и провёл следующие десять минут совершая над собой все необходимые операции скорой медицинской помощи. Синдзи давно затих и по ощущениям, пребывал в глубоком культурном шоке. Наконец, возможности аптечки себя исчерпали и я слегка поморщившись, окончательно улёгся на траве…

Чувствую себя выходцем из клана Нара… Да… А ещё чувствую, что Мисато очень хочет меня побить… И возможно не она одна… Даже скорее всего… Мммм… Облака реально тащат…


Из заслуженной дрёмы меня вырвало появление вертолёта, даже двух. Жуткие чудовища, посмевшие вмешаться в священный процесс созерцания небес заходили на посадку метрах в двадцати от меня, при этом безбожно пыля и шумя. И чёрт бы с ним, с шумом, но когда мне в глаз прилетела то-ли веточка, то-ли высохший стебелёк травы мне сразу захотелось кого-нибудь убить. Состояние релаксации однако всё ещё держалось и мысли об убийстве натыкались на потрескавшуюся, но всё ещё крепкую и даже в чём-то монументальную, стену лени.

Тем временем вертолёты сели и из них выскочили трое человек, вытащив бортовые аптечки все трое лихо ломанулись ко мне, а вот четвёртый пилот кабину не покинул и насколько я мог судить, сейчас активно докладывал ситуацию. Наблюдал я за всем этим не меняя позы и только скосив вниз глаза, при этом тихо и аккуратно офигевая. Причиной офигения были яркие красные звёзды на корпусах обоих вертушек, нарисованные чуть позади крыла, а также подозрительно знакомая форма пилотов. Не то чтобы я был большим специалистом, да и Синдзи таковым не являлся, но отличить российскую форму от японской мы совместными усилиями всё же могли. Медленно, но верно во мне поднимался ряд вопросов к одной милой моему сердцу и душе сероглазой особе…

Наконец лётчики подбежали ко мне и самый резвый, опередивший своих товарищей на пару метров, так как не вынимал аптечку, встревоженно обратился ко мне:

– Пацан, ты как, живой?! – Вопрос был задан на русском, да и сам вопрошавший на классического японца не походил вообще. Вывод? Передо мной русский. Гениально. Однако это… неожиданно.

– Серёга, да он по-нашему не понимает! – Подскочил второй, мужик лет тридцати, с чёрными волосами и лёгкой небритостью, прямо на ходу открывая аптечку и с разгону садясь рядом. – Слав, ты вроде на инглише получше, попробуй а? – Это уже было адресовано третьему пилоту, также успевшему бухнуться на землю с другой стороны от моего тела.

– Ща…

– Не надо, я и так понимаю. – Подал голос я, начав подниматься, лежать уже как-то расхотелось. Получилось правда с акцентом, сказывалось отсутствие у данного тела языковой практики, в принципе убрать его не проблема, но… лучше не надо.

– Ээ…

– Ёп…..

Высказали общую мысль двое пилотов и только третий, оставшийся безымянным, проявил попытку как-то среагировать:

– Э! Куда?…

– Да всё в порядке, царапина. – Махнул рукой я вставая на ноги, видать ребята слишком удивились моему знанию языка, так как оперативно предотвратить моё поднятие всё же не успели, хотя я и не спешил.

– Ну, пацан, даёшь… – Протянул первый, который Серёга.

– Да, блин, малой ты ошалел, куда прыгаешь?! Рана через всю грудь, ща околеешь и чё нам твоим рассказывать?! – Взвился «безымянный».

– Я говорю – нормально всё. – И без перехода: – У вас выпить есть? – Как они на меня посмотрели… Да, ради этого стоило задержаться на поверхности.

– Парень, а тебе можно?

– Конечно нет, я несовершеннолетний. Ну так поделитесь?

– Кхм… Хрена себе самурай… – Как-то сдавленно хрюкнул Слава, то-ли давя смешок, то-ли прокашливаясь.

– Ну на, коль не шутишь… – Сергей полез куда-то во внутренний карман и извлёк на свет плоскую флягу.

– Серёга… – Предостерегающе начал третий.

– Нормально, парень заслужил. – Фляга перешла мне в руки.

Отвентив крышку, я под тремя слегка ошалевшими и удивлёнными взглядами сделал большой глоток. Хм… Коньяк… Хороший коньяк. По телу от пищевода прошла приятная волна тепла и в голове слегка зашумело. Не опасно, запьянеть по настоящему я всё равно не могу, даже в этом теле, только самый минимум, после чего вступает в действие врождённая защита разума, а там уже даже самые тяжёлые наркотики ничего сделать не смогут, не говоря уже о простом алкоголе.

– Хорошо… – Я протянул флягу обратно, разглядывая панораму с убиенным Ангелом. – Жаль командир скоро примчится…

– Это почему? – Спросил Сергей принимая ёмкость и задумчиво окинув её взглядом, сам приложился к горлышку.

– Убивать меня будет… Ну или калечить, это как повезёт…

– Да. Начальство оно такое. – Согласился Слава тоже доставая откуда-то фляжку и сделав глоток, протянул её третьему пилоту.

Тот принял, очень скептически и подозрительно оглядел меня, но всё же выпил, после чего представился:

– Валерий Григорьевич Стогин, старший лейтенант ВВС России.

– Синдзи Икари, лейтенант NERV. – Пожали руки, после чего Валера опомнился и опять взорвался: – Твою мать, лейтенант! У тебя же все руки в ожогах!

– Бывает. – Философски ответил я, опять начав разглядывать вид. Через несколько секунд отборного мата, фляжка вновь была у меня в руках. Выпили…


Мисато Кацураги, где-то…

«Убью!!! Паршивец!!! Скотина малолетняя!!! Шкет ненормальный! Пофигист хренов!!! Я тут чуть от волнения не поседела, а он с русскими бухает! И ладно бы пиво! Коньяк хлещет! Дрянь мелкая! А мне нельзя-я-я-я! УБЬЮ!!!»

Внутренний монолог Мисато мог бы продолжаться ещё долго, но был прерван спокойным и чуть снисходительным тоном:

– Расслабься, Мисато, всё хорошо. Ангел уничтожен, пилот не пострадал, Ева повреждений не имеет, всё отлично.

Кацураги побагровела, слов на то чтобы выразить бушующие внутри эмоции у неё уже не хватало, только отчаянно хотелось, ну хоть чуточку, за горлышко подержать одно мелкое воплощение дьявола, что сидело напротив.

– Значит пилот не пострадал, да? Ты себя в зеркало давно видел!? Да на тебе живого места нет! Как ты вообще ходить можешь?! Ты пластом должен лежать, в бессознанке, а не меня успокаивать! – Синдзи равнодушно пожал плечами и не отрывая прислонённой к стенке вертолёта головы размеренно ответил:

– Вот такой я странный зверёк, Мисато. Все претензии к мирозданию.

– Ты…Ты… – Мисато буквально подавилась воздухом от возмущения, а сидящий напротив парень не показывая ни малейшего беспокойства или неудобства от ран, повернулся к стеклу иллюминатора и стал со скучающим видом разглядывать проносящийся за ним пейзаж. – А ну быстро лёг на койку и не сметь шевелиться! – Взорвалась капитан спустя неполную минуту.

– Между прочим, Мисато, это звучит как сексуальное домогательство. – Не отрывая взгляда от стекла заметил Синдзи. – Не то чтобы я был против, но мы как бы не одни.

Девчонки медики, что до этого старательно вжимались в уголок и притворялись деталями интерьера, отчаянно мечтая о том, чтобы командирский гнев их не затронул, и вообще о них не вспоминали, сжались ещё сильнее. Что не ускользнуло от взгляда разом вспыхнувшей Кацураги.

– Убью! Я тебя сама убью! Без всяких Ангелов! Если немедленно не ляжешь! Ты дурак, неужели не понимаешь, что сейчас кровью истечёшь?! – В ответ Синдзи окинул её грустным взглядом и с обречённым вздохом всё-таки переместился на ожидающие в готовности носилки, где и растянулся глядя в потолок. – Уфф… Ну почему с тобой всегда так сложно?

– Ммм… – Задумчиво протянул Икари. – Этому есть несколько причин. Прежде всего я мизантроп…

– Молчи! Синдзи, молчи! Я этого не вынесу! – Взмолилась капитан, для наглядности даже сжав руки вместе.

– Как скажешь…


Спустя час, в госпитале NERV:

– Рицуко, ты не представляешь как меня колотило… – Тяжело выдохнула Мисато привалившись к стене.

– Мм? – Удивлённо вскинула бровь доктор Акаги, оторвав взгляд от планшета.

– Вот представь, сидит передо мной четырнадцатилетний подросток с замотанными, обожжёнными кистями рук и туго перебинтованным торсом, через который идёт глубокая рана… и совершенно этим не тяготился. Ему даже было скучно от происходящего, как будто ни боль, ни перспектива близкой смерти его действительно совершенно не волновали. А ведь он мог умереть в любой момент! Но даже ложиться отказался! Сумасшедший болван… А эти две? Ну что это за врачи?! Только перебинтовали и весь полёт в углу просидели боясь вздохнуть! Никакой помощи!

– Ну положим, умереть прямо там он не мог. – Успокаивающе начала Рицуко. – Рана конечно глубокая, но по сути поврежден только кожный покров и совсем немного мышечная ткань, да и кровотечения почти не было, кровь свернулась очень быстро. Хотя болевой порог действительно впечатляет…

– Я то этого не знала! – Экспрессивно перебила подругу Мисато, впрочем та на это внимания не обратила, продолжая говорить:

– … А насчёт «тех двух», то это очень перспективные специалисты, хирурги от бога, если хочешь. Конечно опыта им немного не хватает но… И вообще, ты себя то в зеркало видела, когда из вертолёта спускалась? Не понимаю, как они вообще в сознании остались.

– Издеваешься, да? – Прищурилась Мисато.

– Немного. – Тепло улыбнулась подруге Акаги. – Ты же знаешь, когда ты злишься к тебе страшно подходить. Чего ты хотела от двадцатилетних девчонок, которых к нам всего месяц назад перевели? Тем более, своё дело они сделали очень качественно.

– Ладно. – Мисато сдулась и устало вздохнула. – С Синдзи точно всё в порядке?

– Ну если к нему применим этот термин…

– А серьёзно?

– Серьёзно, могло быть гораздо хуже. Кисти рук – ожёг первой и второй степени. Торс – ровный срез с ожогом второй и третьей степени, но ничего серьёзного не задето. Конечно заживать будет долго, всё-таки ожоги, но недели через две выпишем.

– Две недели? А раньше никак? – Встревожилась, очевидно расслабившаяся во время рассказа Кацураги.

– М?.. – Доктор окинула подругу удивлённым взглядом. – Только не говори мне, что всё дело в том, что он у тебя готовит.

– Нуу… – Глава оперативного отдела показательно смутилась.

Акаги прикрыла лицо ладонью, хотя лёгкая улыбка её губы всё же посетила.

– Ты неисправима… Только что ты боялась за его жизнь и вот теперь опять хочешь заставить батрачить на себя… Неужели не стыдно?

– Ну прости, прости. – Дурачливо наклонилась Мисато, выставив перед лицом раскрытую ладонь, ребром к подруге. – Просто он так вкусно готовит… – Мечтательно закончила она.

В ответ Акаги только тяжело вздохнула. «Всё-таки Мисато умеет разряжать обстановку… когда сама не трясётся от волнения.» Внутренне усмехнулась доктор…


– Ну что, герой, как режим? Соблюдаем? – Ворвалась ко мне в палату Мисато, держа на лице азартную улыбку.

– Мисато, принеси пожалуйста мой плеер, да и остальные вещи желательно.

– Э… – Девушка дёрнула головой. – Нахал бессовестный! Что за обращение к старшему по званию?! – Притворно возмутилась капитан, причём очень притворно.

– Могу придумать тебе десяток нежных и ласковых прозвищ, а ты выберешь какое тебе нравится. – Невозмутимо предложил я.

– Не надо. – В миг помертвевшим голосом прочеканила Мисато и сделала чёткий шаг назад.

– Хорошо, не буду, но без плеера тут действительно скучно.

– Тебя только это волнует? – Устало опустила плечи девушка.

– Нет конечно, меня волнуют много вещей, но остальные мои проблемы ты решить не способна.

– Что, неужели вообще никаких?

– Нуу… – Я задумчиво оглядел Кацураги. – В определённом плане способности то у тебя есть, но ты просто не станешь этого делать.

– Так, стоп! Это сейчас опять был намёк на интим?

– Он самый.

– Паразит!

– Скорее симбионт.

– Паршивец!

– У каждого есть недостатки.

– Рррррр!!! Где ты всего этого нахватался?! Четырнадцатилетние подростки так себя вести не должны!

– Ты сейчас заставляешь меня повторяться.

Мисато скрипнула зубами, кулаки у неё и так уже были сжаты до побелевших костяшек. Однако, от дальнейшего позора бедную девочку Кацураги спасла открывшаяся дверь. На пороге стояла Аянами, держа какой-то пакет здоровой рукой и внимательно-нейтральным взором обводя комнату.

– Я принесла вещи Синдзи… – Рей на миг о чём-то задумалась и посмотрела на меня. – Или сейчас надо говорить «лейтенанта Икари»?

– Полагаю, раз мы не в командном центре и тут только свои, «Синдзи» подходит лучше всего.

– Ясно. – Девочка шагнула в палату и аккуратно прикрыв дверь, прошла к моей постели, где и положила пакет на стул для посетителей.

– Спасибо. – Я взял пакет на колени и довольно быстро обнаружил там плеер, благо Рей взяла все мои вещи. – Присаживайся. – Кивнул я девушке на освободившийся стул. – Кстати, Мисато, надеюсь мой гонорар за убийство Ангела останется на прежнем уровне, я конечно не против увеличения, но с вашей конторы скорее станется его урезать.

– Чё ты мне то это говоришь? – Надулась капитан, аж голову опустила. – Как будто это я зарплату назначаю…

– Ну если я ничего не путаю в теории производственных отношений, то вопросы премий и увеличения зарплаты сотрудников должно пробивать их непосредственное начальство. – Пакет занял своё место на полу рядом с кроватью, а «капельки» наушников разместились у меня в ушах.

– Ишь ты, какие мы умные слова знаем. – Ворчливо пробурчала Мисато, многозначительно сощурившись. – Кто бы мне самой увеличение зарплаты пробил. Ты хоть знаешь какой это геморрой?

– Догадываюсь. – Монотонно отозвался я, устраиваясь в кровати поудобнее и запуская плеер. – Потому, собственно я и использовал термин «надеюсь», ибо как говорил один очень умный человек – надежда глупое чувство. – Я прикрыл глаза и вздохнув, слегка зевнул. – Уж в моей-то ситуации точно.

Несколько секунд в палате стояла тишина, только у меня в ушах тихо играла мелодия «Always Somewhere», потом сбоку ощутилось некоторое движение и ещё спустя миг мне на голову опустилась «Карающая Длань Кацураги».

– Гад! Мелкий, противный, самовлюблённый, нахальный гад! Бессовестное, меланхоличное чудовище! Паршивец! Нет! Паразит! Просто паразит! Ну никакого зла не хватает! – Свою экспрессивную речь Мисато сопровождала вдохновенным тормошением моей головы, этаким максимально извращённым видом взлохмачивания волос, с элементами садизма в виде острых коготков впивающихся в кожу и таскания за эти самые волосы. Кстати, хоть Мисато и проделывала всё это очень даже от души, но границу не переходила.

– Рей, сейчас ты наблюдаешь типичное поведение представителя Homo sapiens‎, обвинять своего спасителя во всех смертных грехах, как только непосредственная опасность исчезла, это так по человечески… – Мерно произнося слова, поделился я опытом с Аянами, даже не открывая глаз.

– Ясно. – С едва заметной ноткой удивления в голосе, ответила девочка.

– УБЬЮ!!!


***

Моя рука ложится на потёртую металлическую ручку и спустя секунду в глаза бьёт яркий оранжевый свет. Вот и знакомый вагон электрички. Синдзи тоже здесь, только выглядит в этот раз чуть старше, лет 10-12, правда одежда не сильно изменилась, только на футболке другой узор. И АТ-поля нет. Впрочем, с чего бы ему тут собственно быть? Слияние то уже началось…

Спокойно пройдя по чуть качающемуся на невидимых рельсах вагону, я сел напротив мальчишки и откинулся на спинку сидения.

– Ну привет, Синдзи, о чём хотел поговорить?

– А… Эээ… Я не хотел… – Смутился парень опустив взгляд.

– Конечно, только вот зудящее любопытство я от тебя уже часа четыре наблюдаю, еле до вечера дотянул, хорошо хоть Мисато быстро выдохлась и сбежала утащив с собой Рей и я смог спокойно уснуть. Так в чём дело?

– Ну… Я… Просто… Зачем ты подставился под тот удар Ангела?

– А сразу спросить не мог? – Я был искренне удивлён. – Зачем было байкот устраивать так, что до тебя не докричишься? – Синдзи ещё сильнее опустил голову изливая волны стыда напополам со смущением. – Ладно. Вариант, что я пропустил его случайно тебя не удовлетворяет?

– Нет. – Икари замотал головой. – Я же видел и чувствовал, ну что ты специально…

– Хм… – Несколько секунд я задумчиво разглядывал парня. – Ну… На это было несколько причин… – Волевое усилие и в моей руке возник стакан с холодным чаем. Переведя взгляд на окно я сделал глоток. – Во-первых, мне откровенно не хотелось участвовать в «разборе полётов» сразу после того как вылезу из капсулы, но это так – мелочь. – Я сделал ещё один глоток. – Куда важнее было то, как ситуация выглядит со стороны. Ты же понимаешь, что это странно, когда какой-то левый пацан и месяца не проведя в тренировках, заваливает Ангела не получив даже царапины?

– Но ведь… – Под моим ожидающим взглядом Синдзи чуть стушевался, однако закончил. – Ведь ты же так уклонялся… это тоже странно…

– Верно. – Довольно кивнул я, создавая второй стакан уже перед Синдзи. – Но одно дело убить Ангела не получив ни малейших повреждений и совсем другое, когда пилота после боя срочно увозят в госпиталь, чувствуешь разницу? Сама ситуация уже будет рассматриваться иначе, даже не смотря на все прочие обстоятельства. Плюс… – Я хитро подмигнул парню. – Я оставил птенцам Акаги небольшой подарок в чёрном ящике.

– К-какой? – Нетерпеливо-удивлённо подбодрил меня Икари, сжимая в руках стакан.

– Да полный набор, повышенная активность мозга, всплеск адреналина, сердцебиение, в общем всё, что нужно нашим научникам для создания стройной, всё объясняющей теории. Хе-хе… Акаги будет собой гордиться.

– Аааа… – Синдзи проникся и завис на несколько секунд, после чего расплылся в довольно-ехидной улыбке.

– Но даже не это главное, в конце концов залегендировать себя я мог и десятком других способов, а мог и вообще плюнуть на легенды, не суть. Главным было то, что мне банально было нужно время для усвоения полученной энергии. Время в спокойной обстановке, без лишнего напряжения и отвлекающих факторов. Я конечно слегка не рассчитал и рана получилась чуток глубже, что признаю и сожалею, ведь в результате домашний больничный помахал ручкой, но и так неплохо. – Я опять приложился к стакану, который никак не показывал дно и скосив взгляд на задумчивого Синдзи, весело улыбнулся. – Неделька в госпитале и может быть даже смогу ставить слабенькое АТ-поле… Может быть… Если сильно повезёт… Наверное…

– Ты сейчас шутишь, да?

– Конечно. Ещё вопросы есть? Давай задавай, пока есть такая возможность.

– Ну… – Икари опять стушевался. – Насчёт Аянами…

– И что насчёт Аянами? – Улыбнувшись, подбодрил я.

– Ну… – Парень сильно покраснел. – Ты её перевязывал… Вы ведь спали в одной комнате и вообще… – С каждым словом голос становился тише, ну, а глаза так уже давно были опущены к полу.

– Ты хочешь знать какие у меня на неё планы? – Синдзи судорожно кивнул. – Да никаких. – Парень встрепенулся и уставился на меня донельзя удивлёнными глазами. – Ну что ты на меня так смотришь? Только не говори, что не улавливал моих эмоций, не поверю.

– Ну я… не всегда их понимаю… да и мысли твои тоже…

– Вот как? Хмм… – Я задумался, внимательно разглядывая парня. В принципе это возможно, ведь даже я только его эмоции воспринимаю, да и то не всегда, но всё же он сидит во внутреннем мире и возможностей у него должно быть больше. Хотя… – Ладно. – Глубоко вздохнув, отставляю стакан в сторону. – Любопытство знаешь ли наказуемо, так что крепись. – И не дожидаясь реакции передаю ему весь букет эмоций, что испытываю к Аянами.

Синдзи замер. Потом обхватил себя руками и начал мелко дрожать, полностью погрузившись в себя. В таком состоянии он пребывал минут пять, может чуть больше, а потом шумно выдохнул.

– Это… это…

– Сложно? – Подсказал я. Икари дёргано кивнул одновременно сглатывая. – Вооот, а ты ещё просишь от меня конкретных ответов. Чувства они знаешь ли такая вещь… в общем ладно. Ты, кстати, ничего нового не надумал насчёт желаний, фантазий, мечт в конце концов?

– Чего?

– Мечты спрашиваю сообразил? Ну для реализации.

– Аэээм… Нет.

– Жаль. – Констатировал я, пустым взглядом глядя в окно. – Тогда давай расходиться, мне ещё энергосистему латать, а времени мало.

– Угу. И эээ… спасибо… – Синдзи опять смутился, спрятав глаза в чашке с чаем.

– Хм. Обращайся…


Открыв глаза, я несколько секунд лежал созерцая тёмную палату. Из окна лился бледный свет ночного освещения, в госпитале стояла тишина. Часы в мобильнике показывали четыре тридцать пять утра. Спать уже совершенно не хотелось, да и некогда было. Положив мобильник обратно на стул, я лёг на спину и вновь прикрыв глаза, погрузился в работу. До момента как мне принесут завтрак, или же решат устроить утренний осмотр, следовало закончить хотя бы с основными повреждениями энергооболочки, а это как ни смотри дело не быстрое.

Последующие три с половиной часа прошли для меня в отчаянных попытках удержать «утекающую сквозь пальцы» духовную энергию Ангела и только когда в девять ноль пять в палату зашёл врач пришлось прерваться. Впрочем, после осмотра, плавно перешедшего в завтрак, работа продолжилась.

Вообще, больница это чудесное место, если конечно у тебя есть такая роскошь как личная палата. Никто не мешает, не дёргает по пустякам, даже поговорить не с кем, не говоря уже об отсутствии таких отвлекающих факторов как компьютер, телевизор или радио. Просто лежи себе и думай. Осмысляй прожитую жизнь, строй планы, фантазируй… Красота! Идеальные условия для тихой и незаметной со стороны работы над тонкими материями…


– Привет, Рей. – Тихо поздоровался я, не открывая глаз.

Девочка зашла в палату в первом часу дня, чем меня немного удивила. Вернее не совсем так, её приближение я почувствовал ещё секунд тридцать назад и уже успел свернуть все работы с энергооболочкой, но всё равно её появление было неожиданным, ведь уроки в школе идут до трёх. Разрушений в городе в результате боя с Ангелом не было, следовательно школа должна работать, а Рей не тот человек, что станет уклоняться от своих обязанностей по первому желанию.

– Привет, Синдзи. – Пришёл столь же тихий и спокойный ответ. – Как ты узнал, что это я?

– По звуку шагов. – Не говорить же девочке про частично вернувшееся восприятие, причём я действительно мог выделить её шаги среди остальных, даже сам не заметил как начал это делать.

– Ясно… – Девочка встала рядом с кроватью, не решаясь подойти ближе.

– Почему ты не в школе?

– Мисато сказала чтобы я не ходила, а навестила тебя. Вот… – Я открыл глаза и увидел как Аянами немного смущаясь, что выражалось только в направлении взгляда, показывает удерживаемый в руке пакет с какими-то фруктами.

– Вы были в магазине?

– Да.

– А где Мисато?

– Ушла к себе в кабинет, сказала, что зайдёт через полчаса.

– Понятно… – Я слегка улыбнулся. – Не стой там, присаживайся. – Киваю на стул.

– Хорошо.

Девочка подошла ближе и опять остановилась. Несколько секунд она внимательно осматривала стул, койку и ближайшее к ним пространство, как будто что-то ища, потом, приняв какое-то решение, развернулась, обошла кровать и положив пакет там, вернулась обратно и молча села на стул. Взгляд рубинового глаза, сосредоточенно и в тоже время отстранёно остановился на моём лице.

Молчим.

– Аянами…

Девочка моргнула.

– Что?.. – Небольшая пауза. – Икари…

– Ты прелесть. – Вот теперь на её лице действительно появилось удивление, даже бровка вверх поползла. Жаль из-за повязки не видно второго глаза, но ничего, ещё успею налюбоваться.

Впрочем, лицо девочки быстро вернулось в обычное состояние и вопрос не заставил себя ждать:

– Что ты имел ввиду?

– Тебе незнаком термин «прелесть»?

– Знаком. Но почему ты используешь его по отношению ко мне? – Я задумался. Не то чтобы вопрос ставил меня в тупик… но что-то близкое к этому в нём несомненно было. А ещё этот взгляд… требовательный, ожидающий, да с оттенком академического интереса… И всё это в самой глубине глаз, на абсолютно безэмоциональном лице. Одно слово – прелесть!

– Хм… Полагаю, потому что он наиболее точно характеризует испытываемые мной ощущения.

– Я не понимаю. Прелесть это один из флейворов в кварковой модели, переносимый b-кварком… – Ух ё, как всё запущенно…

Видимо, что-то такое отразилось на моём лице, так как Рей замолчала.

– Флейвор это… – Я на миг прервался откапывая в памяти материалы по физике. – если не ошибаюсь, симметрия в физике частицы?

Кивок.

«Я убью Гендо. Я точно убью Гендо. Честное, благородное слово – я его прикончу!!! Так, спокойно. Глубокий вдох. Дышим носом. Глаза прикрыть. Дышим. Ещё дышим. Игнорируем гогот из внутреннего мира. Игнорируем, я сказал! Уф… Вот, кажись отпустило.»

– Рей… – Открываю глаза и встречаюсь с непонимающим взглядом девочки. – ты молодец. Просто умница. – Моя рука потянулась за пакетом. – Фрукты будешь? – Взгляд Аянами неуловимо изменился и она перевела его на пакет.

– Да…


– Привет, голубки! Воркуете? – В палату ворвался неистовый вихрь под названием Кацураги, причём оглашать стены госпиталя энтузиазмом он начал ещё до того, как открыл дверь.

– Обсуждаем терминологию обозначения симметрий в физике частицы. – Откликнулся я, прожевав кусочек яблока.

– Ась?… – Девушка замерла и на миг скрылась за дверью. – Не палатой не ошиблась… Синдзи, признавайся, тебя Рицуко не покусала?!

– Это возможно, но маловероятно.

– Уф… А то я уж испугалась. – Картинно всплеснула руками Мисато. – Ну, а если серьёзно? Признайся же, ворковали. – И ехидная улыбка.

Я же, вместо ответа, молча жевал яблоко, нейтрально глядя на капитана. Рей была со мной солидарна и точно также работая челюстями, сверлила девушку своим фирменным взглядом. Хрум, хрум, хрум, хрум, мы даже откусывать начали синхронно.

Через минуту Мисато скисла.

– Вы просто невозможны… – Начальница оперативного отдела, грустно уронив голову, прошла к кровати и стащив пакет у меня с колен начала там рыться. Наконец, после нескольких секунд шелеста, из пакета была извлечена груша, а пакет возвращён. – Значит так. Мням… Ева повреждений не имеет. Это раз. Как ты умудрился восстановить броню мы не знаем, Рицуко неистовствует. Это два. Мням… В городе разрушений нет. Мням… Завтра прилетает Командующий. Мням… И пять – со следующей недели начнутся тренировки, инструкторов тебе нашли… Вкусная груша… Так, что я забыла?

– Деньги. – Коротко и ёмко. Последний кусок яблока отправился в желудок.

– Да! Тебе уже заплатили, всё на счету.

– Сколько?

– Полтора миллиона.

– Скупердяи.

– Это дааа… – Грустно протянула Мисато, вздыхая. Похоже она сама расстроена тем, что мне не перепало как в прошлый раз трёх миллионов. – Но ничего! У тебя всё равно аж целых четыре с половиной миллиона! Очень неплохо для твоего возраста! – Преувеличенно бодро «успокоила» меня девушка.

– Кстати… раз уж речь зашла о деньгах, мне в голову пришла отличная мысль… – Кацураги как-то сразу напряглась, неужто уже научилась предчувствовать подлянки с моей стороны? – Как думаешь, я много сэкономил денег NERV не допустив разрушений в городе и отремонтировав Еву во время боя?

– Нет!.. То-есть нет! В смысле, даже не думай!

– Почему? Это хорошая идея. – У меня в уголках губ появилась лёгкая тень предвкушающей улыбки.

– Нет, Син, это плохая идея. Очень плохая идея! Тем более тебе и так по должности это положено!

– Чинить Еву тоже? – Вздёрнул бровь я, сохраняя невозмутимое выражение лица.

– Н-нет. – Замялась девушка. – Но избегать разрушений в городе – да!

– Где?

– Что «где»?

– Где именно в моём контракте прописан пункт об избегании разрушений в городе?

– Каком контракте? – Мисато непонимающе захлопала глазами.

– Действительно, каком? – Сарказм в моём голосе так и сочился, а взгляд поднялся к потолку. – Рей, ты заключала с NERVом контракт?

– Нет. – Лаконично сообщила девочка.

– И я не заключал…

– Так! Стоп! Молчать! Ничего не хочу слышать! У меня и так работа нервная, ещё и ты тут! И не вздёргивай мне тут бровь! Нашёлся, сёгун недоделанный!

– Мисато…

– Тихо! Тихо, я сказала! Я слабая девушка, меня нужно жалеть и оберегать, а не устраивать перманентный вынос мозга вместе с нервами!

– Мисато…

– Син, молчи! Я тебя предупреждаю, я тебя по хорошему предупреждаю! Если сейчас заикнёшься о деньгах, я жизнь положу, но Ева и твой комбинезон будут перекрашены в нежно розовый цвет с изображением зелёных бабочек!

Я задумался. Угроза была… сильной. Перед мысленным взором предстала картина… Нежно розовый Еваннгелион в ядовито зелёных бабочках… Бррр…

– Нда… Ну у тебя и фантазия… – Наконец прервал я тишину, отрываясь от созерцания воображаемой картины. – Но вообще-то я хотел сказать другое.

– И что же? – Подозрительно сощурилась Мисато.

– Ты флейвор в кварковой модели, переносимый b-кварком. – Изрекаю с невозмутимым лицом.

– Ась?… – Накрытие и попадание. Девушку реально заклинило. «Ох… какое умилительно выражение лица… Я в нирване…»

– Ты прелесть, говорю.

– А?… – Кацураги продолжала непонимающе моргать, потом резко мотнула головой и в её глазах зажглось недоброе пламя. – Так, я точно знаю, что ты надо мной сейчас издеваешься…

– Но ты не понимаешь каким образом. – Равнодушно констатирую я, доставая из пакета ещё одно яблоко.

– Арррр!!! Паршивец! Мерзкий… маленький… гадёныш…

– Предлагаю сделку. – Прервал я багровую и активно распаляющуюся девушку. Вот как она только до сих пор себя сдерживает? Героическая женщина!

Мисато засопела, очень «ласково» сверля меня взглядом прищуренных глаз, но всё же сдержалась и спустя около минуты, почти спокойно спросила:

– Что за сделка?

– Ты организовываешь мою выписку на дом, а я перестану целенаправленно делать те действия которые тебя так раздражают.

Кацураги задумалась.

– С чего такая щедрость? – Меня окатили крайне подозрительным взглядом.

– Больничная еда – Зло.

– В чём подвох?

– Договор действует до момента появления следующего Ангела.

– Хммм… – Задумчиво протянула девушка. – И если ты опять окажешься на больничной койке, его можно будет продлить? – Быстро сообразила суть капитан, а газа недобро сверкнули.

– Зависит от обстоятельств. – Намёк в моём взгляде и голосе не увидеть было крайне сложно.

– Хмм… – Намёк понят, нездоровый огонёк в глазах потух. – Идёт! Но учти, ты обещал!

– Само собой.


Мисато убежала. Интересно, скоро она сообразит, что по сути ничего не изменилось? Ведь внезапный порыв души не является целенаправленным и спланированным действием. Впрочем, ладно, это действительно уже стало надоедать, так что оставлю капитана в покое… на некоторое время.

– Почему ты хочешь скорее покинуть больницу? – Нарушила тишину Аянами, спустя пару минут после бегства Мисато.

– Потому что дома я чувствую себя комфортней.

– Но травмы необходимо лечить под надзором специалистов, в противном случае возможны осложнения. – Ровно произнесла Аянами, внимательно изучая моё лицо. Сегодня она как-то подозрительно разговорчива. Даже приятно.

– Ты права. Но мне, откровенно говоря, плевать на состояние своего организма. – Взгляд Рей немного изменился, а спустя пару мгновений она опустила его на мою грудь.

– Это опрометчиво. – Тихо заметила девочка через минуту.

– Возможно. – На моём лице появилась чуть грустная улыбка. – Но давай оставим эту тему. Хочешь послушать музыку?

– Музыку?

В ответ я просто поднял плеер.


***

Рей просидела со мной до вечера. Большую часть времени мы слушали музыку, разделив на двоих капельки наушников от плеера и читали, иногда прерываясь чтобы обменяться парой реплик. Дважды мне приносили поесть, первый раз – безвкусный, слипшийся рис с отвратными рыбными палочками, второй – непонятное, кислое нечто, супного вида, с мелкой лапшой и чем-то вроде варёного сала. Определённо это была месть кого-то из персонала, я даже подозреваю кого, вот только эти потуги вызвали у меня лишь ироническую улыбку, а вся еда была спокойно поглощена. Правда предлагать её Рей я, по понятным причинам, не решился, так что девочку пришлось кормить принесёнными ей же фруктами, но какого бы то ни было неудовольствия этим фактом я у неё не заметил, а идти в местную столовую она сама отказалась. Также меня дважды осматривали и один раз перевязали. А вечером явилась Мисато и стараясь скрыть усталость показательным энтузиазмом, осчастливила меня выпиской, чем изрядно удивила. Я то с ней хоть и договорился, но реально не рассчитывал покинуть госпиталь раньше чем через два-три дня, но похоже явно недооценил пробивную способность начальника оперативного отдела.

Уже в машине на нас с Аянами, хотя, всё же, в первую очередь на меня, была вывалена эпическая поэма доблести одинокого солдата, приправленная массой экспрессии и полным отсутствием пояснений. Может для самой Мисато все эти имена и названия имели какое-то значение и даже скорее всего, но для меня что «имбицил» Аото Яхи не способный вовремя и самостоятельно справиться с отделом чего-то там, что Яхуро Муэ, удостоенный гордого звания «ленивый морж» и опять же, где-то там не успевший, особой разницы не имели. Так что я нацепив на лицо умное выражение, сочувственно и с полным согласием кивал, особо не вслушиваясь в монолог девушки и отмечая только ключевые моменты. Что делала Рей не знаю, но судя по отстранённому взгляду за стекло, она тоже пребывала мыслями отнюдь не в салоне машины.

Собственно, большая часть жалоб Кацураги крутились вокруг воздвигаемого у тела Ангела исследовательского центра и всей управленческой деятельности, которую она должна была осуществить по этому поводу, будучи старшим офицером NERV в отсутствии Командующего с заместителем. Тут я её очень понимал и сочувствовал более чем искренне, сам всю эту начальственную деятельность ненавижу, а ведь ей тут не кем-нибудь, а людьми командовать приходится и возможности жахнуть ужасом по площадям нету. Рицуко, кстати, от нашего милашки капитана тоже досталось, какими только эпитетами Мисато не награждала подругу, сразу взявшуюся за исследования и бросившую её одну тянуть всю организаторскую деятельность… В общем, излияние души прекратилось только на пороге дома и я не берусь утверждать, что была озвучена хотя бы половина наболевшего списка.


– Уф… – Выдохнула Мисато, после того как сбросила обувь и расслабив плечи, запрокинула голову назад закрывая глаза. – Сиииин, ты же приготовишь что-нибудь вкусненького усталому командиру-освободителю?

– А ты пустишь меня в ванну потереть тебе спинку, когда пойдёшь мыться?

Расслабленная поза Кацураги как-то мгновенно закаменела, после чего девушка медленно повернулась ко мне и с расстановкой произнесла:

– Ты обещал.

– То-есть против самой идеи ты не возражаешь?

– Ты обещал, Синдзи!

– Мисато, у тебя паранойя, я всего-лишь задал невинный вопрос, естественный для моего возраста. Я же не виноват, что моё тело переживает период бурной гормональной нестабильности, а ты обладаешь такой впечатляющей внешностью.

– Аа… эээ… – Она явно хотела мне что-то возразить, например про то, что вопрос является крайне неестественным для моего возраста, но в последний момент передумала. – Сделай мне кофе. Пожалуйста.

– Хорошо.

– Вот и чудесно! – И девушка резво исчезла где-то в глубине квартиры. Проводив её взглядом, я обернулся к Аянами, что уже разулась и молчаливо наблюдала за диалогом. На лице девочки ничего не отражалось, разве что едва заметная толика ожидания в глубине глаз.

– Рей, ты голодна?

– Немного.

– Тогда пойдём.

Усадив Рей за стол, я быстро пожарил яичницу, заварил чай и приготовил кофе для Мисато. Замарачиваться с чем-то более существенным было несколько… проблематично, не то чтобы рана на теле доставляла большое беспокойство, но вот с ожогами на руках что-то мыть, чистить и резать, всё же малость неудобно. Да и подозрительно. Так что когда Мисато соизволила покинуть ванну и почтить нас своим присутствием, её ждала порция глазуньи, а мы уже попивали чай.

– Хммм… – С нотками грусти, протянула девушка, глядя на тарелку. Не знаю, что она там ожидала увидеть, но явно нечто большее чем простую яичницу. К хорошему быстро привыкаешь. Впрочем, у Кацураги хватило разумения промолчать.

Пока Мисато ковырялась в тарелке и блаженно жмурилась отпивая тёплый, ароматный кофе с молоком, моя собственная чашка показала дно. Пить, правда, всё ещё хотелось, так что не долго думая, я встал из-за стола и пошёл к чайнику. Рей пила гораздо медленнее, делая продолжительные паузы между глотками, да сами глотки у неё получались маленькими, так что к моменту как я вернулся, у неё всё ещё оставались полными примерно две трети стакана. Поставив перед девочкой блюдце с только что открытым печеньем, о котором чуть раньше как-то не подумал, я сел на своё место.

– Мисато, есть пара вопросов.

– Мм? – Карие глаза поднялись на меня от тарелки и выразительно отобразили немой вопрос. Рот девушки был в этот момент занят.

– Первое – школа. – Я замолчал. Дальше она и сама додумает.

– Эм… – Мисато дожевала и проглотила кусок, после чего пару мгновений собиралась с мыслями. – У тебя больничный на две недели. – И взгляд такой внимательный, как будто ждёт каверзы. Я же, не оправдал ожиданий и только кивнул.

– Второе – Командующий. Когда он вернётся, напомни ему про обещанные материалы.

– Аа… Син, я…

– Просто напомни. Ты с ним в любом случае встретишься, а вот я, в ближайшие две недели, на это рассчитывать не могу и у меня нет желания выяснять на практике не уедет ли он опять куда-нибудь, ровно за день до моей выписки.

– Ясно… Я тебя понимаю. – Кацураги бросила немного растерянный взгляд на Рей, но на лице той ничего не нашла, хотя искала.

– Расслабься, Мисато. Всё, что тебе надо сделать это сообщить, что я поднимал этот вопрос, не более того. Тебе же всё равно сдавать обо мне отчёт.

– Я не!… – Подскочила Кацураги, шокировано и потрясённо глядя на меня.

– Мисато. – Перебил я девушку, добавив в голос нотки иронии, а на лице позволив появится лёгкой улыбке. – Подумай, что ты сейчас хотела сказать и поверю ли я в это. – Девушка сдулась. Похоже сама прекрасно понимала, как будет выглядеть уверения прямого начальника в том, что он не отчитывается наверх о действиях подчинённых.

– Как ты узнал? – Слова явно давались ей с трудом.

– Это было очевидно. – Пожимаю плечами и делаю глоток чая. – По другому просто быть не могло.

– То-есть ты…

– Если тебя интересует, рылся ли я в твоих вещах в поисках доказательств, то нет. Да и зачем они мне?

– Синдзи, если ты думаешь… – Мисато втянула воздух. – Я не такой человек, чтобы жить с незнакомцем только из-за работы! То-есть без личной симпатии… И я не!…

Выразительно вздыхаю, опять прерывая девушку.

– Я уже говорил тебе, расслабься. Для меня всё это не имеет значения, в конце концов, то, что моя жизнь не останется без постоянного контроля было очевидно с момента как я подписался на участие в этом театре абсурда с защитой мира. Нет смысла об этом говорить. Всё равно изменить ситуацию ни ты, ни я сейчас не способны, так что расслабься и не переживай. И вообще, надо радоваться, не надо напрягаться.

– Чёрт… – Девушка устало рухнула на стул. – И почему с тобой всегда так? Я же чуть от страха не померла… Ты точно не сердишься?

– А тебе так важны мои чувства?

– Синдзи!

– Да точно, точно. Ты лучше доедай, а то совсем остынет.

Мисато фыркнула, но послушалась. Вообще, её манера забираться с ногами на стул и усаживаться на нём по-турецки, меня очень радует. Это так мило и комично смотрится, при этом девушка сидит столь непринуждённо, да ещё и вертится иногда весьма активно, я просто поражаюсь, как она до сих пор ни разу не навернулась. Вот и сейчас Кацураги сама небось не заметила как приняла эту позу, чем вызвала во мне волну умиления.

Справа от меня на стол, практически бесшумно, опустился пустой стакан. Скосив взгляд на Аянами, я увидел как девочка спокойно опустила руки на колени и глядя на полупустую тарелку с печеньем, замерла чего-то дожидаясь. Печенье ей похоже понравилось, надо будет запомнить марку.

– Рей, ты закончила?

– Да.

– Ещё что-нибудь хочешь?

– Нет.

Слегка кивнув, я одним глотком допил свой чай и встал из-за стола.


Ночной воздух приятно обдувал лицо, а вид засыпающего города навевал спокойствие. Покинув кухню, я прошёл на балкон и сейчас облокотившись на перила разглядывал открывшийся пейзаж. Щелчок кнопки плеера и в ушах опять начинает звучать альбом «Holiday», а конкретно композиция «Send me an angel». Очень символично.

Почувствовав движение сзади, я не стал оборачиваться, как и ожидалось, Рей решила составить мне компанию. Наверно с моей стороны было не очень вежливо молча уходить, но и звать её за собой как какого-то послушного питомца тоже не хотелось. Именно потому, что она бы пошла. Так что, лучше уж так.

Молча протянув ей капельку наушника из левого уха, я с удовольствием отметил мгновение нерешительного удивления на её лице. Правда, девочка быстро всё поняла и взяла наушник, молча вставив его в ухо.

Стоим. Молчим. Слушаем. Смотрим на город. Не обращаем внимания на любопытный носик Мисато уже дважды мелькнувший в дверном проёме. Хорошо…

Аянами пошевелилась, но я не смотрел что она делает, продолжая глядеть на чёрное небо. Прошло несколько долгих мгновений и моего рукава коснулись прохладные пальчики требовательно сжав материю и слегка потянув. Повинуясь очевидному желанию девочки я развернулся к ней и встретился с внимательным взглядом двух серьёзных рубиновых глаз.

Щелчок кнопки и мелодия прерывается. Тишина. Левая рука Рей чуть сжимается, сминая снятую с головы повязку. Кажется мой маленький ангелочек изрядно нервничает…

– Икари… – Пауза, во время которой она тщательно вглядывается мне в глаза. – Ради чего ты пилотируешь Еву?

– Ты знаешь ответ. – Голова девочки едва заметно наклонилась в бок, а взгляд стал ещё более сосредоточенным.

– Ты ненавидишь человечество, ненавидишь своего отца. Тогда почему ты их защищаешь?

– Тебе это важно?

Кивок.

– Всё просто – я защищаю себя. Мне нет дела до человечества, но у меня есть свои цели, интересы и желания, и так совпало, что убивая Ангелов я сумею их реализовать. Сами по себе идеи «спасения мира», «защиты человечества», «великой миссии» для меня всего-лишь пафосные и громкие слова, реально ничего не значащие. В реальности, меня волнует только собственная судьба и судьба тех, кто мне действительно дорог. Впрочем, до недавнего времени, таких в этом мире не существовало. Сейчас… они возможно появились. Но до остальных мне всё равно нет дела. Пусть это не особенно приглядная причина, к тому же насквозь эгоистичная, но таков уж я есть. Я смог ответить на твой вопрос?

– Да. – Аянами опустила взгляд и задумалась.

– Надеюсь… – Тихо произнёс я отворачиваясь обратно к перилам. Очень надеюсь, мой маленький рубиновоглазый ангелочек…

Рей опять пошевелилась. Качнулся проводок. Меня слегка задели плечом. А спустя миг, прохладные пальчики легли поверх моей руки на плеере и нажали на кнопку включения. Секундное любопытство, поворот головы и я успеваю заметить поспешно отведённый в сторону взгляд, а также разглядеть, едва заметный в полумраке балкона, розовый оттенок на щеках. Какая же она всё-таки милая… Аянами…


То же время и место:

Мисато Кацураги тихо отошла от балкона и только добравшись до кухни позволила себе выдохнуть.

Подслушивать конечно нехорошо, но Рей, похоже, единственная, на чьи вопросы Синдзи готов отвечать честно, без петляния и даже если они ему не нравятся. И всё же нервы девушки были на пределе, одним вопросом стало меньше, но вот ответ точно не принёс особой радости. Всё-таки ребёнок так легко рассуждающий о подобных вещах, это жутко. Да и ребёнок ли? Мисато грустно вздохнула. Синдзи можно было назвать кем угодно, но только не ребёнком.

Так ли она была права когда взяла его к себе? Одиночество это конечно плохо, но семья… Что за поспешность в решениях? Ведь жила она как-то с Пен-Пеном… Ведь правда жила…

Дверца большого холодильника щёлкнула и перед грустной девушкой, потерянно привалившейся спиной к стене, появился только что поминаемый пингвин. Выскользнув наружу, он несколько секунд разглядывал печальную хозяйку, после чего вопросительно уаркнул, потешно наклонив голову. На лице Кацураги появилась лёгкая улыбка.

– Всё хорошо, Пен-Пен, всё хорошо. Просто твоя дура хозяйка опять забивает себе голову всякой чушью.

– Уарк!

– Да, да, больше не буду. – Улыбка капитана стала немного живее. – Ты ведь, наверно, есть хочешь? Пошли, достану тебе чего-нибудь…


***

Кассета в очередной раз подошла к концу и плеер, щёлкнув, начал крутить плёнку в обратном направлении. Однако, не успели ещё прозвучать первые ноты, как я прекратил воспроизведение.

– Тебе ведь завтра нужно в школу? – Обратился я к неподвижно стоящей рядом девочке, аккуратно доставая у неё из ушка капельку наушника. Аянами моргнула и проводив мою руку своим фирменным, странным взглядом, медленно кивнула.

– Да.

– Тогда пора спать, а то не выспишься.

– Хорошо. – Её лицо опять немного порозовело, но насладиться этим зрелищем мне не позволили, быстро развернувшись к двери и выйдя в комнату. Прелесть… Я довольно улыбнулся и бросив последний взгляд на звёзды, зашёл в квартиру.

В гостиной Аянами уже не было. Шустрая. Уже зная что сейчас увижу, я направился в свою комнату и открыв дверь убедился в своей правоте. Рей, совершенно спокойно и без капли стеснения, раздевалась рядом со своим футоном, уже разложенным на полу всего в метре от моего собственного. Юбка уже была снята и непринуждённо валялась на полу рядом со стулом, видимо съехав с последнего, в данный момент на стул отправлялись носки, также не удостоенные быть аккуратно сложенными, а спустя ещё несколько секунд, девочка начала расстёгивать рубашку. Поглядев немного на эту картину, я хмыкнул и развернувшись, пошёл искать Мисато.

– Бухаете? – Поприветствовал я капитана, заходя в кухню. – Дело хорошее. – Кацураги действительно сидела за столом с банкой пива в руках, и грустно сверлила взглядом пространство. А напротив неё… восседал Пен-Пен, удерживая коготками ещё одну… открытую, банку пива… Абзац. Привычка воспринимать вселенную такой какая она есть, позволила мне стойчески выдержать эту картину и сохранить лицо, но вообще… лучше бы я позвал Мисато из коридора.

– А?.. Что? – Девушка вернулась в мир и удивлённо обернулась ко мне. По мере того, как мои слова доходили до сознания, взгляд Кацураги становился всё более осмысленным, а уж когда она обозрела банку в своих руках и пингвина с пивом напротив… Блин, где фотоаппарат? Ага!… Щёлк. Щёлк. Щёлк. Всё, я теперь автор нетленки. Распечатаю плакатом и повешу на потолок. – Стоять! Синдзи! Паршивец! Всё не так! Я не!…

– Факты, Мисато, факты. Я ещё во время уборки понял, что с твоей кухней что-то не так, теперь понятно кто твой главный собутыльник.

– Отдай немедленно!!! – Девушка бросилась вырывать у меня вещь-док, но не на того напала. Поднырнув под очередную попытку захвата и удерживая архиценный девайс вне досягаемости начальника оперативного отдела, я не меняя спокойных интонаций продолжил беседу:

– Так, чего я пришёл то? – Ещё одно уклонение. – Ты завтра сможешь подбросить Рей до школы, или у тебя с самого утра аврал?

Раскрасневшаяся и сопящая Мисато, прекратила бесполезные попытки меня поймать и теперь злобно сверлила взглядом, при этом, ей похоже было отчаянно стыдно.

– Пен-Пен не мой собутыльник, он просто взял пустую банку! – От стола донёсся звук соприкосновения двух твёрдых предметов, это вышеупомянутый пингвин, поставил вышеупомянутую банку на столешницу, при этом банка отчётливо булькнула содержимым.

– Верю…

– Сиииин!!! – Щёлк. Ещё один восхитительный кадр, что будет согревать мою тёмную душу долгими зимними вечерами.

Пока Мисато сгорала от стыда и смущения, подставивший её пернатый решил быстро дезертировать в свой холодильник, что и проделал с достойной уважения оперативностью.

– Ты не уходи от темы, что насчёт Рей?

– Нуу… – Капитан усиленно засопела, награждая меня обиженным взглядом. – Аврал у меня конечно будет, но думаю, я смогу её отвезти.

– Отлично, спасибо, ты просто умница. – Разворачиваюсь ко входу. – Ну и, спокойной ночи, мы уже ложимся.

– Синдзи… – Я остановился и обернулся. Мисато стояла с каким-то усталым и потухшим взглядом. Было видно, что она хочет что-то сказать, но время текло, а девушка так и не решалась. Наконец, вздохнув, она отвела взгляд и тихо буркнула: – Иди уже… оболтус…


Когда я вернулся в комнату, Рей уже лежала укрывшись простынёй и повернувшись лицом к моему футону. Одежда девочки так и осталась небрежно раскидана на стуле, даже юбка осталась лежать на полу. Эх… Помнится в каноне Аянами тоже грешила таким отношением к своим вещам, но, честное слово, не устраивать же ей сейчас проповедь?

Прикрыв дверь, я прошёл к столу и начал неспешно расправлять её вещи, аккуратно вешая их на спинку стула. Всё это время Аянами не шевелилась и только когда я уже сам разделся, и, сложив свою одежду на сиденье, прошёл к футону, тихонько шевельнулась посмотрев на результат моих действий.

Лежим. Я слушаю тихое дыхание Аянами и чувствую её внимательный взгляд в спину. Девочка, похоже, и не думает засыпать, но ещё минут двадцать и спокойствие обстановки даст о себе знать. И верно. Прошло не больше десятка минут, а внимание синевласки начало ослабевать. Ещё десять и алые глазки закрылись, а потом и звук дыхания изменился. Уснула.

Ну и мне тоже пора, заодно гляну, что ещё можно попробовать восстановить в энергооболочке.


Утро прошло буднично. Встав раньше обеих спящих красавиц, я, с некоторым трудом, но всё же приготовил нормальный завтрак из жареной картошки и салата, а также школьный обед для Рей. Ожоги на руках доставляли неудобство, но терпимое. Рана на груди была из той же оперы. Самое паршивое, что с ней я не мог сходить в душ, в остальном, если держать корпус в одном положении и при необходимости разворачиваться исключительно всем телом, дискомфорта почти не ощущалось. Да и некоторое количество духовной энергии всё-таки «пролилось» отчего регенерация повреждений ощутимо подскочила, хоть для стороннего наблюдателя это было почти незаметно.

Закончив с готовкой, я заварил себе свежего чая и теперь сидел на кухне, медленно катая на языке прохладный и сладкий напиток. Казалось бы термины «заварил» и «прохладный» не слишком сочетаются, только я ещё с первой жизни не люблю горячие напитки, а потому уже давно наловчился заваривать их так, чтобы разбавляя получать едва тёплую жидкость. Простая диффузия и теплообмен, и никакой магии. Мысли же мои были заняты перебиранием в уме возможных вариантов дальнейших событий.

Прежде всего, следовало решить к какому исходу следует подвести диалог с Гендо, который состоится примерно с семидесятипроцентной вероятностью. В то, что он предоставит мне все материалы по смерти Икари Юи, я не верил ни на грош. Скорее всего, попробует вообще ничего не дать, ограничившись устным рассказом, но тут уж мне придётся его обламывать, иначе выйду из образа. А дальше варианты… Можно довести до конфликта и разрыва сотрудничества. Элементарно.

Степень соответствия образу – сто процентов.

Выгода – получить больше преференций за возобновление сотрудничества, но по сути это ноль, ибо ничего того, что мне нужно, Гендо дать мне не может.

Можно проглотить и смириться… Нда, даже не смешно.

Степень соответствия образу – ноль.

Выгода – тоже ноль.

Вывод при реализации – прогрессирующий клинический идиотизм, у одного, отдельно взятого Князя Тьмы.

Значит, нужно нечто среднее, с психологическим давлением на гражданина Икари старшего и обязательным разводом его хотя бы на половину реальной информации, так как без этого будет неправдоподобно. Реализуемо? Легко.

Как будет развиваться словесная пикировка при данном раскладе я уже представлял, едва ли не в деталях, впрочем был и другой вариант. Около тридцати процентов вероятности было за то, что Гендо спихнёт мне материалы через третьих лиц, а сам встречаться не захочет. И в принципе, этот вариант был тоже очень даже реален. По сути проценты зависели только от того сколько и какой информации обо мне ему выложат на стол агенты, да и допрос сотрудников имевших со мной контакт также будет иметь не малое значение. Так что прикинул я довольно приблизительно… Ну да ладно, решим…

За размышлениями я не упустил момент когда из своей комнаты вышла Мисато, так что к её появлению на кухне был готов. Капитан являла собой образец женщины-офицера с картинки. Всё подтянуто, застёгнуто, раскраска боевая, знаки отличия блестят, даже не совсем форменная куртка общую композицию скорее подчёркивает, чем портит. Одно слово – хороша! Вот только краснота в глазах и небольшие, старательно замазанные, тени под ними, выдают то, что девочка явно не выспалась, да и вообще замоталась на работе.

– Син, с добрым утром. Давно сидишь?

– Часа полтора.

– Жаворонок.

– Вообще-то я сова, но при необходимости могу вставать в любое время суток. – Поднявшись, подхожу к плите и начинаю наполнять тарелку для девушки.

– Счастливый. – Мисато располагается на стуле и подхватив с блюдца печеньку, начинает глубокомысленно крутить её между пальцев.

– Привычный. И да, с добрым утром. – Ставлю тарелку перед Кацураги.

– Пф… – На лице девушки появилась улыбка, а носик с явным удовольствием втянул воздух.

– Приятного аппетита. Пойду разбужу Рей.

– Угу. – Промычали мне, уже жуя первый кусочек. И уже находясь в коридоре я расслышал следующую реплику: – Сладкая парочка…

Аянами действительно пришлось будить. Девочка так сладко сопела и вообще имела такой милый вид, что я почувствовал себя святотатцем. Но что поделать? Долг, он такой. Правда, будить можно по-разному, так что я позволил себе маленькую слабость и сделал это начав гладить девочку по голове. Это синевласое чудо, сопротивлялось секунд двадцать, но когда я уже начал тихонько щекотать мочку уха, не выдержало.

– Синдзи? – Рубиновые глаза удивлённо сфокусировались на мне.

– Пора вставать, Мисато уже ждёт.

– Ясно. – Взгляд опустился, а сама девочка начала подниматься. Опять мятая рубашечка на одной пуговице в районе пупка и белые трусики, лифчик, я вчера лично вешал на спинку стула. И всё равно никакой реакции. Хотя глаз радуется. Странное чувство…

Взяв девочку под руку, помогаю ей встать, всё-таки с гипсом на одной руке это делать не слишком удобно. За помощь меня удостоили долгого взгляда глаза в глаза, но промолчали.

– Тебе нужна помощь? – Бинтов на теле Рей почти не осталось и вопрос действительно был актуален.

– Нет, я справлюсь.

– Хорошо, тогда жду тебя на кухне.

Аянами кивнула и развернулась к стулу.


Ели молча. Потом Мисато получила свою ежедневную «релаксирующую» чашку кофе, а мы пили чай. Прощание тоже прошло как-то скомкано, «до свидания», «удачи» и всё. Разве что вручил Рей, опять забытые ею, тёмные очки. То, что я потом с балкона проследил за ними до машины, ничего не значило.

Делать было нечего. С энергооболочкой работать смысла не имело. Смотреть телевизор – тем более. В шахматы что-ли поиграть? Где-то ведь они были…


Через двадцать минут. Кухня:

Стук по железной дверце холодильника.

– Эй, владыка местного континуума, вылезай из бочки, в шахматы играть будем.

Тишина…

Стпустя несколько минут дверца тихо открылась и я встретился взглядом с пингвином. Молчим.

– Уарк?

– Да мне пофиг, пошли за стол.

– Уарк…


Я закончил складывать фигуры в полость внутри игральной доски и закрыл последнюю. Нда… Что называется – время пролетело незаметно.

– Слушай, а ты не в курсе, где Мисато хранит ножницы? А то я что-то до сих пор ни одних не видел…

– Урр'а… – Пингвин явно задумался. Потом, очевидно, что-то вспомнив, спрыгнул со стула и потопал в коридор. Проводив его задумчивым взглядом, я хмыкнул и встав, пошёл следом.

Звучное топанье пингвина привело меня в комнату Кацураги, обстановка тут не изменилась ни на йоту, всё такой же образцовый бедлам и «творческий» беспорядок. Пен-Пен активно рылся в куче сваленных у стола вещей, в прямом смысле уйдя в это дело с головой. Спустя примерно минуту, куча удовлетворённо уаркнула и на свет божий вылез гордый пингвин, сжимая коготками маленькие ножницы с красными ручками.

– Угу. Спасибо, дружище, ты мне помог. – Я взял ножницы у довольного собой пернатого. – А чего-нибудь побольше не видел?

– Уарк!

– Ладно-ладно, я же просто спросил. Кстати, Мисато обычно ходит в парикмахерскую?

– Уарк.

– Ясно. Я так и думал. – Перевожу взгляд с пингвина на электронные часы, стоящие прямо на полу, рядом с не заправленным футоном девушки. На часах светились цифры 11:23, ещё море времени до момента как появится Рей, про Мисато я вообще молчу.

В принципе, у меня есть пара дел, которые неплохо бы сделать пока есть такая возможность… Да и вещи Синдзи я всё как-то не удосуживался толком разобрать…


Забавно. Синдзи приехал в Токио-3 с одной сумкой и рюкзачком, а вещей его в квартиру Мисато притащили аж семнадцать коробок. Причём не когда-нибудь, а на следующий день после приезда. Следовательно, команда на транспортировку с прошлого места жительства прошла задолго до того, как парень в принципе мог согласиться участвовать во всей этой авантюре. Подозреваю, специально обученные люди из токийского отделения NERV, приступили к упаковке имущества чуть-ли не через пару минут после выхода Синдзи из дома дяди. Впрочем, ничего удивительного в этом нет, я бы тоже, скорее всего, так поступил.

Часть скарба я, с чистой совестью, перетащил в свою квартиру, что выбил из Мисато за согласие поселиться с ней. Через две двери, с другой стороны коридора, фактически полная копия капитанских апартаментов, только пустая и окна выходят на другую сторону. По хорошему, вещи хотелось вообще выбросить, ибо ценности я в них не видел ни малейшей, но поспешные решения это не наш метод, да и Синдзи не стал бы так просто выбрасывать «доказательства его существования». Так что пусть пылятся, когда перееду, а я перееду, тогда и выкину.

Виолончель, кстати, порадовала. Звук хороший, глубокий, явно не просто заводской ширпотреб, к сожалению, с моими руками сейчас не до игры, но на будущее, инструмент я оставил у себя. Не один Холмс лучше думает под музыку, а записи это далеко не всегда то, чего требует душа.

С разбором багажа я провозился часа полтора. С учётом того, что уроков в школе сегодня должно было быть шесть штук, до момента как освободится Аянами ещё оставалось около часа, плюс дорога до дома. Это, конечно, не много, но лучше уж сейчас всё окончательно закончить, чем терять ещё один день. Да и чёрт его знает, какую подлянку может выкинуть вернувшийся Гендо, с него станется вернуть меня в больничку, естественно только из-за человеколюбия и отцовских чувств, а дополнительное обследование на всех уровнях будет полностью не при чём и вообще незначительной формальностью.


Вызванное по телефону такси было у подъезда уже через пять минут, а ещё через пять я стоял возле пафоснового торгового центра на восточной окраине Токио-3.

– Здравствуйте. У вас практикуется доставка покупок на дом?

Девушка менеджер непроизвольно вздрогнула от неожиданности и обернулась ко мне.

– Ээ… Да. – Карие глаза глядели на меня немного удивлённо, видимо прикинув возраст.

– Отлично. Тогда второй момент, мне нужен консультант и носильщик. – Демонстрирую ладони. – Все покупки потребуется доставить на дом, полагаю, пункт про срочную доставку у вас также присутствует? – Потрясённый взгляд девушки переместился с моих обожжённых рук на лицо и только спустя несколько секунд она нервно кивнула.

– Да, да… конечно, а Вы?.. – Молча показываю идентификационную карточку. По мере чтения, глаза девушки ещё больше расширяются. – Подождите пару минут, я сейчас.


В час я уложился, хоть и с трудом. Благо перечень покупок составил заранее и теперь оставалось только ткнуть пальцем в приглянувшуюся модель и идти дальше. Администрация торгового центра оказалась столь любезна, что помимо немедленной доставки покупок на дом милостиво и меня же туда подбросила. Не удивительно, учитывая на какую сумму я погулял. Вообще, самым весёлым, во время всего этого вояжа, было наблюдать за агентами службы безопасности NERV, что с завидным рвением играли в сталкеров, наверное искренне веря, что их не замечают. Разочаровывать парней я не стал, хотя про себя посмеялся знатно… ну и поплакался за одно.

Главным моим приобретением были два компьютера, один стационарный, второй – книжка, оба, естественно, являлись наиболее мощными образцами из имевшихся в наличии. К ним прилагался обвес, из мышек, клавиатуры, модемов спутниковой связи, широкоформатного лазерного принтера и прочей мелочи, вроде съёмных дисков, сканера, колонок и микрофона. В общем – полный комплект. Принтер сразу сгрузили в моей квартире, ибо слишком уж большой «дурой» он являлся, там же остался и запас специально обученной бумаги. Вторым по важности приобретением можно назвать наладонник, или планшет, не суть важно, главное – теперь книги у меня всегда будут под рукой. Плеер я себе менять не стал, пусть не новый, зато легендарный, и не колышет, тем более подборка кассет скопленная Синдзи меня вполне устраивала. Вот, разве что, наушники сменил… Гардероб я тоже немного затронул, по мелочи. На улице ходить я всё равно буду в школьной форме, но вот домашний набор Икари младшего меня убивал. Чего только стоит ядовито-оранжевая рубашка, бррр…


Возвращение Рей застало меня за установкой компьютера, увы сфера услуг, в результате глобальной бойни, несколько пострадала, а потому дешёвых технических специалистов, при каждом магазине электронной техники, не наблюдалось, от чего корячиться мне приходилось самому. К счастью, опыт первой сознательной жизни никуда не делся, а потому сложностей не возникало, ну кроме состояния рук конечно, естественно делал я всё это в своей комнате, однако звук открывшейся двери услышал. Выйдя из комнаты и пройдя в прихожую, я застал девочку за снятием обуви, школьный портфель стоял рядом. Пара секунд, и согнутая спина школьницы распрямляется, а фирменный взгляд девушки упирается мне в глаза.

– С возвращением. Проголодалась?

– Да…


***

– Что… Это… Такое? – Раздельно отчеканила Мисато, ненавязчего так дёргая левым глазом.

– Ты о чём? – Невозмутимо отпиваю чая.

– Я об этом! – Экспрессивно выдохнула капитан, совсем некультурно тыкая пальцем. Последовав указанному направлению, я повернул голову вправо и остановился взглядом на сидящей рядом Аянами. Девочка, как и я, спокойно пила чай, глядя на разбушевавшуюся Мисато с ничего не выражающим лицом.

– Это Аянами Рей, моя сводная сестра, пилот Евангелиона и младший лейтенант NERV. Также могу добавить, что, на мой скромный взгляд, она является абсолютно идеальной девушкой, верхом совершенства и источником непрерывного потока кавая. – Всё. Есть накрытие. Мисато недоступна. Как будто мешком по голове огрели, по крайней мере выражение лица такое. А вот Рей посмотрела на меня с искренним удивлением и непониманием, даже лицо чуть дрогнуло, а брови поползли вверх.

– Т… Ты… Отставить разговорчики! Ты, бессовестный, паршивец! Я спрашиваю, почему она сидит голышом?! – Кацураги быстро справилась, молодец. Однако играем роль дальше.

Ещё раз поворачиваюсь к Рей и внимательно окидываю её взглядом, игнорируя немигающие рубиновые глаза, что ещё более внимательно вглядываются в мои. Голубые волосы, чёрная, несколько великоватая и потому спадающая до середины бедра футболка, бежевые тапочки без задников на босу ногу. Согласен, выглядит очень мило, но «голышом» я тут не наблюдаю.

– Мисато, октстись. По сравнению с тем, как периодически ходишь по дому ты, Рей образец скромности и пуританских взглядов.

Ответом мне послужил громкий выдох воздуха носом и прикрытые глаза капитана.

Несколько долгих секунд спустя и примерно половины стакана с чаем:

– Синдзи. Я тебя спросила, почему голая Рей сидит в мужской футболке рядом с тобой? ЧЕМ ВЫ ТУТ ЗАНИМАЛИСЬ?!

Вспышка Мисато оказалось настолько сильной, что отвлекла внимание Аянами на себя и теперь девочка даже с большим недоумением взирала на начальницу оперативного отдела. Впрочем, продлилось это недолго, ровно до момента как я начал отвечать.

– Хм… Из контекста и интонации вопроса я делаю вывод, что ты решила будто мы занимались сексом. – Вот, опять все смотрят на меня и взгляд Кацураги просто испепеляющий. – Так вот, это не так. Просто школьная форма Рей сейчас в стирке, вернее уже сохнет, а так как другой одежды у неё нет, я дал ей свою футболку. Вероятно было бы лучше взять что-то из твоей одежды, но я не привык лазить по чужим вещам. Ты удовлетворена моим разъяснением?

– Мммм… Да… Прости.

– Бывает.

– Эм… Рей, у тебя действительно нет никакой одежды?

– Да.

– Ааа, как же ты, ну, справлялась с такой ситуацией дома? – Аянами непонимающе моргнула.

– Я не понимаю о какой ситуации идёт речь.

– Ну, ты же стирала одежду! У тебя вообще что-ли нечего надеть?

– У меня есть запасной комплект школьной формы, но сейчас они оба испачкались. – Рей на пару мгновений задумалась. – Когда такое случалось раньше я просто ходила по квартире без одежды. Как правило, форма всегда высыхала к началу следующего дня.

– Эээ… – Мисато совсем растерянно подняла глаза к потолку. – У тебя хоть нижнее бельё есть?

– Да. У меня достаточное количество малоразмерных деталей гардероба.

– Ясно… – Девушка села за стол в полной прострации. Похоже у неё случился очередной культурный шок. Предвидя подобную ситуацию с первых реплик девушек, я уже успел сходить к холодильнику и теперь невозмутимо поставил перед командиром банку с пивом, ей сейчас нужно. – … – Банка подверглась пристальному вниманию крайне сложно идентифицируемого взгляда карих глаз. – Спасибо…

– Угу…

Сидим. Девушки сосредоточенно думают, один я просто наслаждаюсь обществом и напитком.

– Нда… – Первой вернулась в реальность Мисато. – Син, что за чушь мне докладывали из второго отдела, про твои походы в магазин?

– Не знаю.

– Нет, я серьёзно. Зачем ты туда потащился?

– А тебе не доложили?

– Знаешь, я как бы была немножко занята. Не всем же целыми днями в постели валяться. – Сварливо процедила девушка. – Колись, давай, зачем в таком состоянии понёсся на подвиги. И смотри, мне ещё перед Рицуко отвечать, и так тебя в нарушении всех правил из госпиталя вытащила… – Похоже эта перспектива девушку совсем не радовала, но возмущаться и опять устраивать сцены Кацураги уже не хотелось.

– Мне были нужны несколько вещей и я их купил, чек лежит у меня на столе, можешь ознакомиться.

– Хорошо. – Мисато одарила меня подозрительным взглядом, но всё же встала и пошла в коридор.

Честно говоря, примерно через минуту я ожидал вопля, разной степени содержания, но с неизменным эмоциональным посылом, однако его не последовало. Тишина стояла минуту, две, три… десять. Я начал волноваться. Наконец, капитан медленно вернулась в кухню и с глубоко философским выражением лица, села на стул.

– Ты передала мои слова Командующему?

– А?… Да. Он сказал, что понял. Мы буквально несколько секунд общались, так что… – Мисато неопределённо пожала плечами. Судя по взгляду, мысли девушки по прежнему были где-то далеко.

– Хорошо.

– Так! – Кацураги резко хлопнула себя по голым коленкам. – Рей! Слушай боевое задание! Завтра остаёшься дома и следишь чтобы этот оболтус не бродил чёрт знает где, а лечился! Приказы с его стороны, противоречащие этому, не выполнять! В случае необходимости, разрешаю применить силу! Приказ понятен?

– Да.

– Отлично! Теперь жди, сейчас созвонюсь с Рицуко и она выдаст тебе инструкции по медицинской части! – И со счастливой улыбкой умчалась в свою комнату.

Я медленно повернулся к Рей и наткнулся на сосредоточенный взгляд алых глаз. В этих глазах я увидел твёрдую решимость подойти к заданию со всей возможной пунктуальностью и ответственностью. Чувствую, на этот раз Мисато меня сделала… А ещё, я попал…

– Алё! Рицуко?! – Донеслось из глубины квартиры. – … Да не бухти! Слушай, в общем, тут такое дело…

– Рей.

– Что?

– Ты же числишься за научным отделом?

– Да.

– Значит, ты не должна выполнять приказы Мисато, у тебя своё начальство. – Девочка задумалась, как обычно чуть наклонив голову.

– Ты прав. Но скорее всего, Мисато сейчас убедит в своей правоте доктора Акаги и я получу подтверждающий приказ.

– Это да… – Вынужденно признал я, впрочем, если прямого подтверждения не последует…

– Эй! Рей, иди сюда! Будешь слушать вводную! – Донёсся до нас задорный крик Кацураги. Аянами, не говоря ни слова, встала из-за стола и не глядя на меня вышла из кухни. Через минуту в помещение вошла бессовестно довольная Мисато и одарила меня счастливым взглядом мелкого пакостника.

– Ты же понимаешь, что я отомщу? – С нотками академического интереса в голосе осведомился я, выдерживая истинный «покерфейс».

– Это будет потом. – Легкомысленно отмахнулась девушка, вольготно располагаясь на стуле. – Тем более, ты в любом случае будешь портить мне нервы.

– Логично…

– А то! – Мисато отхлебнула пива.

Через пару минут в кухню вернулась Рей.

– Доктор Акаги закончила меня консультировать. Подтверждение приказа я тоже получила.

– Эх… – Тяжело вздохнул я, с грустью глядя на девочку. Я определённо попал.

– Да! Есть! – Разнёсся по квартире ликующий возглас Кацураги…


Впрочем её ликование длилось не долго, ровно до утра. А утром, наивную японскую девочку Мисато ждал суровый облом. Не сказать, чтобы это изначально был мой «хитрый план» но не воспользоваться моментом, я просто не мог. Меня бы собственные эмблемы не поняли.

Так вот, на следующее утро, как обычно, зайдя на кухню в поисках кофе-животворящего, Кацураги узрела следующую картину:

Я прилежно сидел за столом и не шевелился, а Рей кормила меня с ложечки, полностью сосредоточившись на этом процессе. Само собой разумеется, что я получал просто море удовольствия, о чём не замедлил сообщить командиру, как только прожевал очередную ложку.

– С добрым утром, Мисато. Должен признать, что это лучший приказ, который я когда либо слышал в своей жизни, спасибо.

– Не отвлекайся. – Произнесла Аянами, уже поднеся к моему рту новую ложку.

– Прости. Ам…

– ЭТО НЕ ЧЕСТНО!!! – Услышав этот крик души, я понял, что утро воистину удалось.


Несколько часов спустя, исследовательский лагерь NERV у останков четвёртого Ангела:

– … И она кормит его с ложечки! Нет, ну ты представляешь?! – Возмущённо доносилось из крупной палатки, откуда выходило несколько жгутов кабеля.

– Ну, Рей ответственная девочка… – Спокойно заметил второй голос.

– Ответственная?! Хочешь сказать это ты ей приказала!?

– Нет, конечно. – Доктор Акаги согнулась над столом и сосредоточенно подключала провода к системному блоку компьютера.

– ВОТ! Это всё он! Паршивец! Как? Вот как у него всё время это получается?! – Яростно бушевала капитан Кацураги, наворачивая круги по палатке.

– Ты сама его провоцируешь, он лишь принимает ответные меры…

– Что?!

– Ну посуди сама, – Акаги выпрямилась и тут же присела у столешницы, пытаясь пропихнуть провод с другой стороны, – ты ведь устроила всё это только чтобы насолить Синдзи, так? И ведь даже ничего не скрывала. Ответный шаг с его стороны вполне предсказуем. Ты сама должна была это прекрасно понимать.

– Но… Ты бы видела его лицо! Это… это выражение… – Мисато сжала кулаки и в немой молитве искреннего страдания, подняла глаза к потолку.

– М?… Синдзи демонстрировал эмоции? Интересно… – Провод был подключён и доктор запустила компьютер.

– Эээ… Нет. Его лицо, как всегда отображало мыслящий кирпич, но… Знаешь, по глазам, или… даже не знаю по чему, но было видно, что он буквально сияет. Это было просто невыносимо!

– А Рей заметила?

– Чего?

– Я спрашиваю, Рей заметила его «сияние»?

– Хм. Не знаю. – Глава оперативного отдела прекратила мельтешить и задумалась. – Но думаю да. Они и так-то без слов друг друга понимают, а тут… Но Рей держалась молодцом, даже не покраснела. – Мисато лукаво улыбнулась.

– Не удивительно… Кстати, я тебе говорила, что с момента приезда Синдзи скорость её восстановления резко возросла?

– Нет. В каком смысле? – Удивлённый взгляд на спину уткнувшейся в монитор подруги.

– Прежде всего физические повреждения, сначала было не до того, но как появилось время… в общем, сейчас она уже полностью здорова, хотя по прогнозам должна была ходить в гипсе ещё, как минимум, неделю.

– Думаешь, это из-за Синдзи?

– Всё может быть. Он тоже быстро восстанавливается, а его болевой порог просто потрясает. К тому же, в отличии от Ангелов, с Синдзи Рей контактировала.

– Блин… Это плохо?

– Пока не знаю. Но с этими детьми вообще много странностей, взять хоть их аномально быстрое схождение, хотя оба крайне необщительны, ведь Синдзи ни с кем кроме Рей в школе даже не разговаривает, так? – Акаги оторвалась от экрана и с вопросом на лице повернулась к Кацураги.

– Ну, они и друг с другом то не часто говорят… – Задумчиво помяла подбородок Мисато. – Хотя, ты права. Может дело в том, что они оба пилоты?

– Влияние способности пилотировать Еву на сознание?… Возможно. Но ведь ты читала отчёты по второму дитя, там всё абсолютно не так.

– Про Аску то? Да, но. Хм…

– Вот именно.

– А что думает Командующий?

– Понятия не имею…


***

Четыре дня в обществе Аянами пролетели практически незаметно. Девочка добросовестно выполняла свои обязанности сиделки, пичкала меня витаминами, заставляла регулярно обрабатывать повреждения и никуда не пускала. Впрочем, справедливости ради, нужно отметить, что я не особо и рвался. Собственно, я с ней вообще не спорил. Да и как можно спорить с Рей? Особенно когда она подходит со стаканом в одной руке и таблетками в другой и молча смотрит в глаза, таким спокойным, внимательным взглядом, или, например, тихо напоминает что пора обработать рану.

Вообще, это были очень приятные четыре дня. Большую часть времени мы читали или слушали музыку, или и то и другое. Я научил Рей играть в шахматы, но особого интереса девочка не проявила, читать ей было явно приятней. Зато готовка, наоборот, «нас» увлекла. Подойдя к делу ответственно, Рей ещё в первый день, до памятного пробуждения Мисато, замотала мне руки до состояния варешек. Само собой, предварительно обработав ожоги специальной мазью. Собственно, именно поэтому меня и кормили с ложечки, но не суть. Суть в том, что лишившись моих рук, мы лишились и возможности готовить. Рассчитывать на Мисато было… страшно. Причём нам обоим. Хоть Рей и не призналась в этом чувстве, но на мой вопрос – «готовила ли Мисато в моё отсутствие?», ответ дала положительный. Дальше я уже сам не спрашивал. Но поскольку девочка была ответственной – руки мне развязать отказались. А дальше… у Рей получилась очень вкусная рисовая кашка с изюмом. Впрочем, я совершенно необъективен, так как в тот момент мне было глубоко параллельно какой вкус имеет каша. Главное – для меня приготовила, а потом кормила с ложечки Аянами Рей и пусть все фанаты Евангелиона удавятся от зависти! Хе-хе…

Единственным тот случай не стал. Ещё два дня меня упрямо не подпускали к готовке, разрешая только рассказывать, что и как делать, всю остальную работу делала Аянами. И только на третий день, когда ладони в достаточной мере затянулись, мне удалось убедить девочку, что дальнейшее их лечение не имеет смысла. Хотя «убедить» не совсем тот термин, просто… она сама не стала возражать. Впрочем, даже после этого Рей не перестала мне помогать. Так и жили.

Сама Аянами от бинтов уже полностью избавилась, только гипс остался, но пользоваться рукой он ей уже никак не мешал. Судя по ощущениям от её ауры, кость уже полностью срослась, да и других повреждений в организме не наблюдалось, налицо последствия моего вливания энергии при нашей первой встрече. Да и сам я регенирировал явно ускоренно, духовная энергия Ангела, плюс медленно, но постоянно происходящее слияние с душой Синдзи, хорошо способствовали восстановлению моей собственной души, что, в свою очередь, влекло восстановление и перестройку тела.

Сегодняшний день ничем особо не отличался от предыдущих. Мы с Рей сидели в гостиной, она полулёжа на диване, я, прислонившись к нему спиной – на полу. В руках обоих были книги. Стоящие на телевизоре механические часы, с логотипом NERV на циферблате, показывали 14:46. И тут прозвенел дверной звонок.

Честно говоря, я ожидал увидеть за дверью Хикари, пришедшую выполнять свои обязанности старосты и узнав как я тут, вручить домашние задания. Это было ожидаемо. Ну на худой конец, она могла, как в каноне, прислать «братьев акробатов» – Кенске и Судзухару, хоть я с ними и не общался, но мало ли? Однако, реальность меня удивила. За дверью обнаружился никто иной, как, лично, заместитель Командующего – профессор Кодзо Фуюцуки. Подтянутый, пожилой японец в наглухо застёгнутом мундире чёрного цвета. Единственное отличие от моего, или мундира Гендо, было в том, что оторочка была серебряной, а не золотой. И должен заметить – мундир седому профессору шёл куда больше чем Икари-старшему, по крайней мере, Фуюцуки хотя бы старался изображать военную выправку.

– Приветствую, господин, хмм… полковник. – Нарушил возникшую паузу я, разглядев знаки отличия. Полагаю, официальный тон будет лучше всего, тем более, он, как бы, моё начальство и в отличии от Мисато с Гендо предпосылок к неформальному общению не давал.

– Добрый день, хм… – Профессор по доброму усмехнулся. – лейтенант.

– Поскольку Мисато дома нет и не знать об этом Вы не можете, я делаю вывод, что Вы пришли ко мне. Чая? – Смещаюсь в сторону, освобождая проход.

Кодзо ещё раз хмыкнул, но в квартиру зашёл.

– Чёрного, если не сложно. И да, я к Вам.

– Прошу сюда, обувь можно не снимать. – Старик ещё сильнее улыбнулся, но туфли всё же снял и прошёл за мной на кухню. К слову, в руках он держал кожаный портфель. – И что же это за тема, при обсуждении которой нежелательно присутствие капитана Кацураги? – Поинтересовался я, наливая гостю запрошенный чай.

– Мы общаемся меньше двух минут, а я уже сомневаюсь, что вижу перед собой четырнадцатилетнего подростка. Спасибо. – Чашка с ароматной тёмной жидкостью опустилась на стол перед профессором.

– Ну, полагаю, Вам не плохо известны обстоятельства моей семейной жизни, так что вопрос о необычности моей личности не должен Вас удивлять, профессор.

– Хмм… Действительно. – Фуюцуки прикрыл глаза и поднёс ко рту чашку. В разговоре появилась пауза, Кодзо вероятно обдумывал мои слова, заодно вспоминая Юи, а я просто наблюдал за мимикой пожилого учителя матери Синдзи. Как к нему относиться, я для себя ещё не решил, с одной стороны профессор вызывал уважение и даже некоторую симпатию, но с другой, он ведь тоже не сделал ничего для, в миг потерявшего родителей, Синдзи, хотя для Юи был почти отцом. Да и условия жизни Аянами изменить не пытался…

Тишина была прервана вошедшей на кухню Рей. После того дня со стиркой обоих комплектов формы, Рей так и продолжила ходить по квартире в моей футболке. Мисато конечно возмутилась и даже выдала что-то из своего гардероба, можно сказать, от сердца оторвала, но примерив обновки под строгим взглядом капитана, Аянами всё равно каждое утро одевалась так. Попытавшись аппелировать ко мне, Мисато натолкнулась на стену непонимания, во-первых мне было искренне всё равно в чём ходит Рей, лишь бы ей самой нравилось, а во-вторых мне просто нравилось как она выглядит в футболке, учитывая же что оных было куплено аж пять штук, проблем я вообще не видел. В конченом итоге, девушка сдалась, только количество хмурых, обвинительно-подозрительных взглядов в мою сторону увеличилось. Девочка на пару секунд замерла на пороге разглядывая гостя, а потом подошла ко мне и встала рядом, всё также глядя на Фуюцуки.

– О, привет Рей. – Улыбнулся Кодзо, отрываясь от чашки. – Как ты себя чувствуешь?

– Здравствуйте. Хорошо.

– Вижу, ты здесь уже неплохо освоилась? – Заместитель Командующего указал глазами на одежду девочки.

– Да…

– Давайте всё-таки вернёмся к цели Вашего визита, Фуюцуки-сан. – Решил вмешаться я. – А насчёт внешнего вида Рей… В конце концов, это не моя вина, что из повседневной одежды у неё оказалось всего два комплекта школьной формы. – Аянами наградила меня странным взглядом, похоже вопрос Кодзо она интерпретировала несколько иначе. Сам же Фуюцуки заметно погрустнел, первые пару секунд он отстранёно буравил взглядом противоположную стену, после чего отпил глоток чая и кивнул.

– Да, пожалуй Вы правы. – Чашка подвинулась в сторону, а профессор водрузил на стол свой портфель. – Тут интересующие Вас материалы по смерти Икари Юи. – На свет появилась белая папка. – К сожалению, никаких видео или фото материалов не сохранилось, всё они были уничтожены практически сразу после инцидента. Тут только письменные описания эксперимента и самой трагедии. Эти документы – секретная информация, так что когда прочтёте, я должен буду их забрать. – Папка перешла в мои руки.

Аура Рей чуть дрогнула, выдавая волнение девочки, но к сожалению успокоить её сейчас я не мог, нужно было играть роль. Кивнув учёному, я с каменным лицом открыл папку и углубился в чтение.

В целом, папка не содержала никакой принципиально новой для меня информации, хотя для непосвящённого уроженца этого мира, безусловно стала бы откровением. Реальный возраст Евы-01, имена ведущих учёных Института того времени, как то Наоко Акаги и Юи Икари, первые опыты в синхронизации… Главным, пожалуй, было то, что информация являлась почти полной. Почти. Про то, что душа Юи переселилась в Еву там не было ни слова, хотя Гендо этот факт определённо знал. Впрочем, я ни мгновения не сомневался, что самого интересного и важного эта папка содержать не будет. Так собственно и было, только сухая выжимка событий, по фактам, но без анализа и объяснений. Хотя аналитические справки тут тоже присутствовали, но только в укладывающимся в необходимый минимум объёме, чтобы читающий это школьник вообще понял о чём речь, а не захлебнулся в потоке научной терминологии. В целом, можно признать, что работа по составлению этой папки была проведена весьма качественно и добросовестно, даже нумерацию актов подогнали.

– Благодарю. – Я закрыл папку и вернул её терпеливо дожидающемуся профессору.

– Возможно у Вас есть какие-то вопросы? – Нарушил тишину Фуюцуки, так и не дождавшись от меня какой-либо ещё реакции, что его, кстати, изрядно удивило.

– Да. Если я достигну 100% синхронизации, я тоже растворюсь в LCL?

– Кхм… Кхм… – Фуюцуки закашлялся, от простого удивления не осталось и следа, теперь он был поражён. – Прошу прощения… Нет. В Вашем случае 100% не предел, это уже подтверждено. Во время Вашего боя с Третьим Ангелом пиковая степень синхронизации достигла 242.6%.

– Ясно…

– Это всё?

– Да. Прошу прощения, но мне нужно время обдумать увиденное.

– Понимаю. Чтож, в таком случае я пожалуй пойду. – Не имея мыслей возражать, я просто кивнул и проводил гостя до прихожей. – Желаю Вам удачи, лейтенант Икари. Надеюсь Вы и дальше продолжите столь же эффективно выполнять свою работу.

– До свидания, господин заместитель Командующего.

Закрыв дверь, я задумчиво повернулся к молчаливо стоящей чуть позади Рей.

– Волнуешься? – Девочка моргнула и спустя несколько секунд, неуверенно кивнула. – Зря. – Подхожу ближе и аккуратно провожу рукой по густым голубым волосам, постепенно зарываясь в них пальцами. Рубиновые глаза с не читаемым выражением смотрят на меня. Хочется обнять, страшно хочется, но я себя сдерживаю. Хотя улыбка всё равно выползает на лицо. – Не волнуйся, всё будет хорошо. Пойдём. – Поправляю девочке чёлку и разворачиваюсь в сторону гостиной.

Продолжать читать, желания не было ни малейшего, но и оставлять Рей одну я не хотел. Не знаю, что она для себя почерпнула из прошедшего разговора, но это что-то не оставило Аянами равнодушной. С того момента как Фуюцуки достал папку, я непрерывно ощущал её волнение и тревогу и оставлять её в таком состоянии мне откровенно претило. Поэтому, проводив девушку до гостиной я усадил её на диван, а сам просто лёг рядом на пол, заложив руки за голову. Через некоторое время Рей тоже легла, так и не открыв заложенную на середине книгу. А ещё через полчаса тишины её дыхание перешло в едва заметное сопение спящего человека. Я же, заметив эту перемену, только слегка улыбнулся, продолжая предаваться сакральному таинству канона – разглядыванию потолка.


***

– Ну? – Нарушил звенящую тишину Командующий, сосредоточенно глядя на едва зашедшего в кабинет Фуюцуки, привычно скрывая нижнюю часть лица за сплетёнными пальцами рук.

– Он был… сдержан. – Слегка улыбнулся пожилой профессор, проходя к столу и выкладывая на него белую папку из портфеля.

– Результат? – Коротко бросил Гендо, не двигаясь и даже не взглянув на папку.

– Он продолжит пилотировать Еву, если ты это имеешь ввиду. – Фуюцуки, всё с той же лёгкой улыбкой, обозрел тёмное помещение с изображением древа Сефирот на полу и вернул взгляд на Гендо. – А вот как он воспринял информацию, я могу только догадываться.

– Никаких реакций?

– Он выставил меня практически сразу как закончил чтение.

– Практически?

– Единственный заданный вопрос был: «Если я достигну 100% синхронизации, я тоже растворюсь в LCL?» Причём сказано это было так, как будто данная перспектива ему совершенно безразлична… Он просто принял информацию к сведению, как… необходимость одеть контактный комбинезон при пилотировании. – Пальцы Гендо чуть дрогнули, но больше никак своих эмоций он не проявил.

– Что с Рей?

– Они хорошо поладили. По всей видимости, твой сын испытывает к ней сильную симпатию… – Кодзо прервался глядя на окно. Улыбки на его лице уже не было. – Когда я пришёл, Рей ходила по квартире в его футболке… И похоже цель моего визита не оставила её равнодушной. Осмелюсь даже предположить, что она не хотела, чтобы Синдзи узнал о некоторых особенностях её происхождения.

– Ясно… – Икари Гендо прикрыл, скрытые за стёклами очков, глаза и на кабинет опустилась звенящая тишина. – Ты записал разговор?

– Конечно. – На стол легла небольшая коробочка диктофона. – Всё с момента как я позвонил в дверь и до того, как я из неё вышел.

– Хорошо. Я послушаю позже.

– Не боишься реакции SEELE? – Решил сменить тему профессор. – После последнего боя, мышечный объём Евы-01 опять возрос, хоть и всего на 5%, да и с S2 двигателем ничего непонятно. Они вполне могут решиться принять меры.

– Сейчас у них нет выбора, нам нечего противопоставить Ангелам кроме Евы-01 и даже когда в строй войдёт Ева-00, ситуация не изменится. Они будут вынуждены терпеть.

– А потом уже не смогут придраться, да? – На лице Фуюцуки опять появилась улыбка. – Но, что если Ева выйдет из под контроля?

– У нас ведь тоже нет выбора, остаётся только довериться талантам пилота…

– И его привязанностям? – Понимающе продолжил мысль заместитель командующего.

– Именно. – Впервые с момента разговора на лице Гендо появилась улыбка, хоть и скрытая от посторонних глаз сплетёнными у лица пальцами.


***

– Мисато, пожалуйста, объясни, ещё раз, мне убогому, зачем я там нужен? – Усталым, траурным тоном протянул я, грустно созерцая вид за окном.

– Синдзи, не нуди! Ты же мужчина! – Откликнулась Кацураги с водительского сидения.

– Формально, я им стану только тогда, когда сумею тебя совратить… ну или ещё кого-нибудь.

– Прибью! – Колёса машины издали резкий визг, а меня вдавило в стекло. – Я тебя когда-нибудь точно прибью! Паршивец озабоченный! – Теперь меня потянуло в другую сторону.

– Не уходи с темы. На кой я вам нужен?

– А сам подумать никак? – Недовольно буркнула девушка, видя, что её пируэты с вождением меня не трогают.

– Мисато, я задал вопрос. Строить домыслы конечно занимательно, но меня интересуют факты.

– Клещ! Ладно… Ты у нас сейчас лейтенант, так?

– Ну…

– Не «ну», а «Так точно!». – Наставительно произнесла Кацураги, притормаживая у светофора. – Привыкай к уставной терминологии. Так вот… – Машина вновь двинулась. – Как ты заметил, у нас тут вообще старших офицеров не много, так что будучи лейтенантам, ты принадлежишь к числу лиц, вторых по старшинству в отделе. Фактически, если судить только по званиям, без занимаемых должностей, то в оперативном отделе ты идёшь сразу за мной. А значит, в случае если случится какой-то форс мажор, можешь принять на себя командование…

– Упаси Великий Мрак от такого счастья… – Ещё более мрачно буркнул я в стекло, уже жалея, что попросил это звание.

– И как твой командир я должна хотя бы минимально тебя натаскать на случай такой ситуации… А? Что ты сказал?

– Я сказал, что вот прям всю жизнь мечтал стать большим начальником, отрастить бороду, ходить в очках и многозначительно молчать, сплетя пальцы у лица, пока подчинённые в панике носятся и решают мои проблемы.

– Ик!.. – Мисато замерла, потом сложилась у руля и слегка хрюкнула, но быстро взяла себя в руки. – Ну я не это имела ввиду… И вообще, давай без сарказма! Мне, знаешь ли, тоже не улыбается ставить на командную должность четырнадцатилетнего подростка, без малейшей подготовки. Прости конечно…

– Пф… На правду не обижаются. Но правильно ли я понял, ты теперь постоянно будешь таскать меня с собой в целях, хмм… повышения моей квалификации?

– Ну ведь ты сейчас всё равно в школу не ходишь… Да и сидеть шесть дней в четырёх стенах, неужели не скучно? – Голос Мисато подозрительно изменился, став каким-то… заискивающим.

– Эх… Скажи уж честно, ты просто нашла себе, в моём лице, ручного пуделя.

– Хи… Нет, что ты, всё совсем не так! Хи-хи…

Глядя как Мисато гаденько хихикает на водительском месте, я тяжело вздохнул.

– Ладно, со мной ясно. Но зачем тебе ещё и Рей? Она то, младший лейтенант и Акаги точно не заменит.

– За компанию. – Жизнерадостно отозвалась девушка, опять вдавливая педаль газа. Я перевёл взгляд на молчаливо сидящую рядом Аянами, та смотрела в окно и похоже происходящее её нисколько не заботило.

Скользнув взглядом по её правой руке, что только вчера была наконец освобождена от гипса, я, наклонившись вбок, заглянул в переднее стекло. Улицы Токио-3, горящие вывески вдоль дороги, машины, люди, чувствую до исследовательского лагеря мы будем добираться ещё долго…

– Мисато, сколько примерно нам ехать?

– Ну… – Задумчиво протянула капитан. – Если эти ДОЛБАНЫЕ светофоры так и будут включать красный, стоит мне ТОЛЬКО ПРИБЛИЗИТЬСЯ, – Вышеупомянутый светофор, как ждал и едва наша машина подъехала, действительно загорелся красным, чем вызвал приступ ярости у девушки. – то минут двадцать только до съезда, потом ещё примерно столько же. – Совершенно спокойно закончила она.

– Ясно… – Мой взгляд опять вернулся к Аянами. Хммм… – Рей, ты не против если я прилягу?

Девочка озадаченно повернулась ко мне, после чего медленно кивнула:

– Нет, я не против.

– Спасибо.

– Эй, чего это ты там задумал? – Подозрительно донеслось спереди. Но я уже отстегнул ремень безопасности и совершенно бессовестно улёгся головой на колени к Рей.

Мммм… Мягко и удобно. Всегда бы так. Разве что…

– Рей, почешешь мне голову?

– Хорошо. – Лёгкое удивление в голосе и больше ничего.

Ладошки девочки ложатся мне на затылок и начинают неуверенно зарываться в шевелюру. С удовольствием прикрываю глаза. Вот теперь полный кайф… Ещё немного и начну мурлыкать…

– Паршивец! – То-ли возмущённо, то-ли восхищённо резюмировала Мисато, умудрившись извернуться на кресле и заглянуть назад, от чего я вновь открыл глаза. – Нет, ну до чего нахал, а?!

– Мисато, не отвлекайся, ты за рулём.

– Прибью! Я тебя точно прибью! Ну ты у меня получишь! Извращенец малолетний. – Продолжила, всё тем же восхищённо-возмущённым тоном, вещать девушка, но хоть взгляд к дороге вернула.

Дальнейший путь проходил в молчании, только Мисато время от времени в пол голоса кого-то костерила, но до нас доносилось только невнятное бурчание.


Когда мы наконец добрались до пропускного пункта, моя голова представляла из себя натуральное воронье гнездо. Аянами увлеклась, похоже процесс тормошения чего-то мягкого и пушистого смог затронуть в ней какие-то струнки, а я вполне удачно сыграл роль домашнего кота. Вот же всё-таки счастливые животные…

Впрочем, внешность меня волновала в последнюю очередь, как и ехидные взгляды Кацураги, вперемешку с гаденьким хихиканьем, которыми она меня сопровождала всю дорогу по лагерю. Как заправский кошак, я был обласкан, растрёпан и сыт, что ещё нужно мужчине? Мисато это прекрасно понимала, или по меньшей мере догадывалась, и очевидно хихикала просто над моим состоянием, периодически в дополнение бросая очень многозначительные и довольные взгляды на совершенно невозмутимую Рей. Хотя Рей была невозмутимой только внешне, я то успел заметить тот проблеск смущения, когда она заметила, что мы уже добрались. Такой очень милый проблеск, на порозовевших щёчках и быстро отведённый взгляд.

– Так, стоп! – Скомандовала Мисато, отвлекаясь от своих весёлых мыслей о нашей молчаливой парочке. Мы как раз проходили мимо группы фанерных домиков белого цвета. – Сейчас заходим сюда и берём униформу, без неё по объекту ходить запрещено.

– Что за униформа?

– Комбезы и каски. – Не оборачиваясь бросила девушка заходя внутрь. – Нет, ты конечно можешь взять только каску, но не советую, изгваздаешься в миг!

Переодевание много времени не заняло. Да и не было его по сути, так как комбез спокойно натягивался поверх одежды. Такой обычный, рабочий комбинезон оранжевого цвета… хорошо хоть без рюшечек и спиралек, да и отсутствие синих ботинок с открытыми пальцами тоже радует. Да, определённо… Белая же каска, с крестиком на лбу, удачно скрыла мою причёску.

Рей оделась как и я, и должен признать, выглядела весьма забавно и умилительно, а вот Мисато наоборот выделилась. Куртка от комбинезона повязана на поясе, каска висит на спине, волосы небрежно развеваются, а на торсе чёрная футболка, подозрительно похожая на мою. «Не советую», да? Ну-ну…

– Что? Я так лучше выгляжу! – «Да кто бы спорил? Хотя тут нужно ещё постараться, чтобы найти одежду, что реально способна сделать тебя страшненькой.»

– Я молчал. – Равнодушно констатирую, с тоской глядя на Кацураги.

– Ааа, ну ладно…


Путь до берлоги доктора Акаги занял минут семь. И это была действительно берлога. Тело Ангела уже было оплетено строительными лесами и уже возводилось нечто вроде крыши, видимо для защиты от осадков. И вот в одном из таких укрытых уголков, сидя на дощатом полу второго яруса строительных лесов, в компании двоих мужиков и обнаружилась начальница научного отдела, с энтузиазмом ковыряющаяся то-ли в боку, то-ли в подмышке Ангела. Мужики ей, судя по всему, рьяно помогали. По крайней мере, сверху лился непередаваемый лингвистический букет, какой бывает только в компании людей увлечённо занятых делом, особую изюминку ему придавало огромное количество научной терминологии и почти полное отсутствие мата. Я аж заслушался…

Мисато, видимо, тоже оценила и прониклась, после чего наградила нас с Рей очень красноречивым взглядом, из серии «Не дай бог от вас такое услышу!» и целеустремлённо двинулась к подруге. Я же, проводив её взглядом, переключил внимание на Ангела. Тварь крупная, это да, но вот внутри… Подойдя ближе, я положил руку на невредимую шкуру. Пустая, мёртвая оболочка, ни капли духовной энергии, или отголосков разума. Ничего. Только… привкус мела во рту.

– Тебе было страшно? – Тихий голос Аянами раздался прямо под ухом, а её рука легла рядом с моей. – Когда ты сражался?

– Немного. Но это скорее было похоже на азарт.

– Азарт?

– Ощущение риска – опасности и желание её преодолеть. Причём, последнее, как правило, наиболее ярко выражено.

– Понятно.

– Что тебя беспокоит? – Я опустил руку и повернулся к девочке. – Ты могла задать этот вопрос намного раньше, что изменилось? – Девочка молчала около минуты, но всё-таки решила ответить:

– Так как я выздоровела, скоро должна состояться реактивация Евы-00 и есть вероятность, что она опять будет неудачной.

– И ты боишься?

– Нет… – Рей отвела взгляд. – Я не знаю… Я не должна… но…

– Заждались?! Можете меня поздравить, я вытащила нашу землеройку из завалов исследований! Правда героический подвиг? – К нам приближалась очень довольная Кацураги, за которой следовала раздражённая Акаги.

«Мисато, как же ты не вовремя…»

– Как ты меня назвала? – Угрожающе процедила блондинка.

– Ну-ну, не злись, я же о твоём здоровье забочусь, много напрягаться вредно для здоровья.

– Скорее ты просто отвлекаешь меня от работы, а времени у нас не так уж много…

– Рицуко, ты обещала!

– Ну ладно, ладно… – Акаги тяжело вздохнула. – Привет, Синдзи, Рей, вас я понимаю тоже вынудила эта фурия.

– Эй!

– Именно так. – Подтвердил я, одновременно с возгласом Кацураги.

– Хм. – Доктор усмехнулась и ехидно стрельнула глазами в Мисато. – Ладно, пойдём, тут есть место куда лучше подходящее для разговоров.


– И чего это значит? – Озадаченно сморщила лоб Мисато, заглядывая в монитор из-за спины Акаги.

– Тоже, что и в прошлый раз. Материал из которого состоит Ангел не поддаётся анализу, это что-то совершенно для нас новое. Единственный точно установленный факт, это то, что он подобно свету обладает как волновыми так и корпускулярными свойствами.

– И что никаких отличий от Сакиила?

– Как не удивительно… Они есть, но находятся в пределах погрешности измерений, так что ничего конкретного сказать нельзя.

– То-есть ты целую неделю грозилась осчастливить меня откровением о истинной природе Ангелов, но стоило мне привести зрителей, как ты заявляешь, что ничего не знаешь? Раньше сказать не могла?

– Не будь столь категоричной, тем более, откровений я не обещала. – Парировала блондинка затянувшись сигаретой и глотнув кофе из пластикового стаканчика. – Я говорила, что мы можем узнать много нового, но не гарантировала, что это случится немедленно по запуску оборудования. К тому же, сравнение имеющихся образцов, процесс далеко не быстрый, да и от Сакиила нам осталось не так много.

– Скажи спасибо, что хоть что-то осталось. – Надулась Кацураги. – Если бы Синдзи не отрубил ему маску в начале боя, она бы скорее всего также взорвалась вместе со всем остальным.

– Кстати да! – Оживилась доктор и обернулась ко мне. – Спасибо, Синдзи, та маска была очень ценным материалом для исследований.

– Обращайтесь… – Эхом откликнулся я, пролистывая страницы наладонника. Позавчера нашёл в интернете Властелина колец на японском иии… в общем, научный труд Акаги меня интересовал меньше. Плюс, чтение хороший способ прочистить и структурировать мысли, а подумать мне было над чем.

То, что стоящая сбоку от меня и сосредоточенно о чём-то размышляющая девочка, боится перспективы реактивировать Еву-00, это факт, пусть она сама это и отрицает. В каноне всё прошло удачно, но там были совсем другие условия. Перед глазами Рей был совсем не героический образ Синдзи, наблюдать который она могла почти ежедневно, но который совершенно не влиял на её жизнь. Помнится, по началу, она его даже достойным звания пилота не считала, явно считая себя лучше, да и его победы не шибко способствовали изменению этой точки зрения. Сейчас же всё совсем иначе, можно сказать – кардинально по другому. И в новых условиях, уверенность Аянами в своих силах может сильно пошатнуться, я бы даже сказал – обязана. И с этим надо что-то делать, так как новая авария мне точно не нужна.

– Обязательно. – Улыбнулась Рицуко и повернулась к Мисато. – И чего ты на него наговариваешь, такой хороший мальчик…

Брюнетка скосила взгляд на меня и встретилась с моим, в котором я постарался отразить всё что думаю, насчёт своей предполагаемой «хорошести». Чувствую, она была со мной полностью солидарна.

– Не начинай, а?

– Ладно-ладно. – Подняла руки всё ещё веселящаяся Акаги, прекрасно видевшая наше переглядывание. – Синдзи, ты лучше скажи, у тебя есть вопросы? А то я тут, вроде как, должна вводить тебя в курс руководящей работы. – Ещё одна ехидная улыбка и медленная затяжка. Посверлив уголок планшета взглядом ещё пару секунд, я окончательно вынырнул из своих мыслей и кивнул.

– Вопрос есть. Те хлысты Ангела можно как-то прикрутить к Еве?

– Хмм… – Акаги приложилась к кофе. – Вопрос интересный… Но нет, это невозможно.

– Точно?

– Да. – Доктор дёрнула головой и прикрыв глаза затянулась.

– Печально… А что насчёт лучевого оружия Ангелов, его возможно воспроизвести на Еве?

– Ммм… Пока нет. Хотя я не могу дать гарантий, что это возможно в принципе, но сейчас у нас даже нет образца. Сакиил уничтожен, а у Самсиила такого устройства или органа не было, вот если у нас будет неповреждённый образец…

– Понял, будем работать.

– Синдзи, ты идеальный пилот. – Расплылась у улыбке Акаги, после чего бросила довольно-торжествующий взгляд на Мисато.

– Спелись да? – Не осталась та в долгу. – То-есть с ней ты спелся, а меня значит тиранишь? Ну погоди у меня, я тебе ещё устрою тренировки на выносливость!

– Мисато, ты меня пугаешь. Не ожидал от тебя таких пошлых обещаний, да ещё и при свидетелях…

– Чего? – Захлопала глазами девушка. – Какой «пошлых»?

– Нууу… Вообще он прав. – Хитро уведя взгляд куда-то в сторону, вклинилась Акаги. – Ты же обещала ему тренировки на «выносливость»… – Последнее слово блондинка выделила голосом.

– ЧЕГО?! – О, до неё дошло. Какая прелесть. – Да вы совсем обнаглели?! Мало мне одного Синдзи, так теперь ещё и лучшая подруга предаёт! – Возмущённо возвестила миру Кацураги. Рицуко не выдержала и рассмеялась.

– Даа… Теперь я понимаю, как вы ладите.

– Предательница! – Гордо насупилась капитан.

– Ну, не я же тебя тянула за язык. – Ещё одна затяжка и ехидная улыбка.

– Кстати. – Решил прервать я зарождающуюся пикировку. – Как скоро вы собираетесь реактивировать Еву-00? – На меня обратились три пары удивлённых глаз, даже Рей прервала свои раздумья, хотя удивление в её взгляде, пожалуй, мог заметить только я.

– Хм. Предварительно это планировалось сделать через четыре-пять дней, но возможно и позже. Зависит от того, как быстро мы сможем подготовить Еву. – Обстоятельно ответила Рицуко, с любопытством разглядывая меня.

– А с чего такой интерес, Син?

– Если не ошибаюсь, в прошлый раз произошла авария, в чём были причины? – Не удостоив внимания вопрос Мисато, продолжил расспросы я.

– Ну, вообще-то это секретная информация, хотя фактов у нас нет, только догадки. – Доктор достала из пачки новую сигарету. – Но грубо говоря, причина была в том, что Рей не смогла преодолеть вторую стадию синхронизации, и из-за разрыва цепи на пиковом уровне Еву закоротило.

– И вы просто собираетесь повторить эксперимент, в надежде на удачу?

– А у тебя есть другие предложения?

– Да, почему бы не провести предварительную синхронизацию с Евой-01?

– То-есть ты предлагаешь вместо одной Евы, посадить Рей в другую? – Скептически изогнула бровь Рицуко, выдохнув струйку дыма.

– Не совсем, я предлагаю совместную синхронизацию, чтобы мы с Рей одновременно были в капсуле. – В помещении повисло поражённое молчание.

– Двойная синхонизация, говоришь? Интересно… – Рицуко задумалась. – Рискованно, но интересно…

– Ты что серьёзно?! – Всполошилась Мисато, с искренним ох… удивлением глядя на подругу.

– Да, это будет прекрасный эксперимент! – Не докуренная сигарета отправилась в пепельницу, а стаканчик кофе оказался опустошён одним глотком. – Это действительно может сработать! С твоим уровнем ты точно сможешь синхронизироваться и Рей не будет помехой, в тоже время для Рей это будет отличной тренировкой, можно сказать, под присмотром инструктора. Гениально! Если всё получится… Да нет! Даже если не получится… Нужно немедленно всё рассчитать!

– Синдзи, что ты наделал? – Зашипела Кацураги, с ужасом глядя на насилующую клавиатуру подругу. Я честно говоря, тоже был немного удивлён, не думал, что Акаги так быстро уловит суть, думал придётся разъяснять. Но доктор сумела приятно удивить… Хотя, она же гений от науки, да и сам по себе эксперимент с двойной синхронизацией её тоже наверняка заинтересовал.

– Добровольно подписался на должность лабораторного кролика?

– Эм… Очень на то похоже.

– Нда… А день так хорошо начинался. – Впрочем он и сейчас неплохо идёт. Мой взгляд скользнул на Аянами. Если когда я только начал разговор о Еве-00 и аварии, вся её поза просто кричала о тревожном напряжении, то теперь девочка была растеряна и очевидно не знала как реагировать. Но неприязни или злости в ней точно не было. Жаль мы сейчас не одни…


Домой мы возвращались поздно. Не смотря на то, что Акаги загрузилась новой идеей, «культурную программу» никто не отменял и посокрушавшись минут десять над безвременно «ушедшей в астрал» подругой, Мисато потащила нас «развлекаться». Развлечения, большей частью, сводились к следованию за капитаном и присутствию рядом во время работы. Сильно она нас не грузила и всего семь раз поинтересовалась понял ли я о чём сейчас была речь и четыре – требовала воспроизвести центральный вопрос беседы. Садистка…

Помотавшись часа три по стройке, а исследовательский лагерь действительно застраивался стахановскими темпами, периодически ругаясь по телефону с некими Сомерсом и Миурой, каковые, судя по контексту, принадлежали к офицерам NERV, а также ещё с тройкой адресатов, уже явно к работникам NERV не принадлежащих, Мисато наконец выдохлась и мрачно махнув рукой, повезла нас в штаб-квартиру. Конечно этому предшествовал ещё один заход к Акаги, но результатов он не принёс, разве что нас вежливо, не отрываясь от экрана, попросили передать Майе «вот эту папочку», коя тут же была вручена мне «как мужчине!» именно так, с восклицательным знаком.

Уже в здании штаба Мисато изъяла «ценные документы» и буквально пинками отослала нас в общую столовую, с приказом, поев, погулять и минимум часа два её не трогать. Сама она пойти отказалась, сославшись на наличие в кабинете кофеварки. Бедняжка… При этом она ещё и с таким отчаянием смотрела на заваленный, датированной сегодняшним числом, макулатурой стол…


– Ну наконец-то одни… – Вздохнул я, пройдя около десятка метров, по коридорам, от кабинета Кацураги. – Ты не обиделась?

– На что?

– На мою выходку с идеей реактивации Евы. – Смотрю на идущую рядом девочку.

Прежде чем отвечать, Рей некоторое время молчала глядя перед собой.

– Это было неожиданно. Но я не обижаюсь.

– Уверена? – «И почему ты сейчас так явно избегаешь смотреть мне в глаза?»

– Да.

– Но тебя по прежнему что-то тревожит. – Не спросил, а констатировал я.

Аянами ещё немного прошла рядом и остановилась. Тоже останавливаюсь, но она молчит. Встаю перед ней, но взгляд девочки по прежнему смотрит в сторону. Тишина.

– Если… – Тихий, едва различимый, голос прерывает напряжённую тишину… Алые глаза всё также смотрят куда-то вниз справа от меня. – Если опять случится авария, ты тоже можешь пострадать…

Закрываю глаза.

«Рубикон пройден, да?» «Чтож, долго же я этого ждал.»

– Какая же ты всё-таки смешная. – И не обращая внимания на удивлённый взгляд, вновь обратившихся на меня глаз, легко взъерошиваю голубые волосы, немного привлекая девочку к себе. – Не будет никакой аварии и у тебя всё получится. В конце концов, ты была готова сесть в Еву, едва дыша на больничной коляске, а теперь ты боишься сделать это вместе со мной, точно зная, что я могу спокойно достигнуть практически стопроцентной синхронизации. Ну не глупышка ли? – Наклоняюсь, так чтобы наши лица оказались на одном уровне и тепло улыбнувшись, заглядываю в глаза. – Разве не так?

– Да… – Тихий ответ, впервые действительно покрасневшей девочки.

– Тогда расслабься и пойдём. Мне тебя ещё кормить надо.

Рей немного заторможено кивнула, но с места не сдвинулась. Откровенно наслаждаясь ситуацией, я аккуратно взял её за руку и повлёк вперёд. Возражений не последовало.

До самого входа в помещение столовой, она так ни разу и не попыталась высвободить руку, а я сам, не будь дураком, отпускать и не думал. Сама столовая была большим, светлым помещением со множеством столиков на четверых или шестерых человек. Бывать я тут уже бывал, можно сказать это было одно из ключевых помещений, с которыми меня познакомила Мисато ещё в первую неделю, но вот есть тут мне ещё не доводилось. О чём, впрочем, ни разу не жалею.

Народу было мало, а очередь к раздаче вообще отсутствовала. Отпустив наконец Аянами и с внутренней улыбкой отметив её задумчивый взгляд следящий за моей рукой, я взял поднос и пошёл смотреть имеющийся ассортимент. Оный не сказать чтобы обрадовал, но и явного отвращения не вызвал. Рис, рыба, мясо, салаты, всё в разных конфигурациях, но с одним неизменным атрибутом – практически всё лежащее на раздаче, Рей не ела.

Как будто специально рецепты подбирали, честное слово. Если салат, то обязательно с помидорами, а коли помидор нет, то свёкла наличествует обязательно, мясо, сосиски, котлеты, тут без комментариев, рыба, ВСЯ, в подозрительного вида красноватой подливке, остались только вариации риса – рассыпчатый али онигири и две последние, сиротливо лежащие в лотке половинки варёного яйца. Вот так радостно и позитивно.

Минут через пять, когда мы заняли один четырёхместный столик, я, под удивлённым взглядом рубиновых глаз, вдумчиво выуживал из взятого салатика кусочки помидор и перекладывал их себе на тарелку. Процесс длился уже около минуты и был близок к завершению, хотя признаться, я успел сочинить не мало добрых слов к тем поварам, что нарезали несчастный овощ так мелко. Наконец, последний красный кусочек покинул мисочку и я подвинул ту к Аянами.

– Кушай.

– Спасибо…

– Не за что. – Слегка улыбаюсь и сам приступаю к еде. Рей ещё немного за мной наблюдает, но потом, как будто проснувшись, на секунду прикрывает глаза, а открыв, уже не глядя на меня, берёт в руки вилку.

С обедом мы покончили довольно быстро, спасибо трёхчасовому марафону по стройке, после такого сложно жаловаться на отсутствие аппетита. Чуть дольше мы просидели за чаем, просто смакуя вкус напитка и отдыхая. Идти было некуда. Через толщу пространства ощущалась моя Ева, спящая и умиротворённая. Но идти к ней смысла нет. Лилит я не чувствовал, да и не смог бы. Ну и просто шататься по штабу не тянуло. Однако чай всё же кончился и пришлось вставать. Пока относил посуду и оба подноса, поймал на себе любопытные взгляды нескольких только-что зашедших техников, судя по форме ребята были из штабных операторов, хотя лица незнакомые. Опять сарафанное радио, или просто удивлены наличием на базе ребёнка в гражданской одежде? Впрочем, какая разница?

– Как относишься к тому, чтобы пойти в тир? – Обратился я к девочке когда мы выходили из столовой. Идея действительно была не хуже других и даже полезной, но всё зависело от желания Аянами, так как мне было откровенно всё равно где и как коротать время.

– Я за.

– Любишь стрелять?

– Нет, но мне надо восстановить форму и это успокаивает.

– Успокаивает? – Вздёрнул брови я. Нет, я ни разу не спорю, это действительно так, но не ожидал, что подобных взглядов будет придерживаться девушка, пусть даже такая особенная как Рей.

– Да. – Кивнула и тут же повернулась ко мне. – Это странно?

– Немного. – Улыбаюсь. – Для девочки.

– А для мужчины?

– Совершенно естественно. Можно сказать, что любовь к стрельбе и оружию у нас сидит на генном уровне.

– Ясно. – Отвернулась обратно к коридору.



Из тира, ближе к вечеру, нас вытащила Мисато. Удивительно, но процесс увлёк, не столько даже вентилирования мишеней, сколько сравнения разных видов оружия. Соума, всё тот же сержант-оружейник, расстарался и блеснул ассортиментом, так, что даже Рей заинтересовалась и под конец успела перепробовать семь моделей пистолетов и четыре винтовки, вдумчиво так, обстоятельно, я аж залюбовался. Но приход Мисато, мы всё же встретили с облегчением, а то руки, лично у меня, уже подрагивали и хоть Рей была менее, хм… активна, думаю тоже успела устать.

– Син, ты невозможен. – Убито вздохнула девушка, когда мы шли от тира к её кабинету.

– Что опять не так?

– Ничего. Совсем ничего. Кроме того, что ты совершенно безрассудный псих! Ну зачем ты взял тот пулемёт!?

– Который? Бельгийский «Миними», или наш NTK-62? – Невозмутимо уточнил я, чем вызвал классический приём «рука-лицо» у Мисато.

– Оба… – Сколько тоски в голосе…

– Ну, немецкий «Хеклер-Кох-21», мне был явно тяжеловат, а больше там выбора не имелось.

– Идиоот… Синдзи! Ты ранен! У тебя грудь вспорота от плеча до пояса, какого дьявола ты вообще взялся за пулемёт?!

– Хотел пострелять?

– Ууууууухм-хм-хм! – Взвыла Мисато. – Рей, ну хоть ты скажи ему что-нибудь, он только тебя слушается.

– Что я должна ему сказать? – Обернулась к капитану девочка.

– Что он безответственно относится к своей жизни и здоровью!

– Синдзи, ты безответственно относишься к своей жизни и здоровью.

– Знаю.

– Он знает, капитан Кацураги. – «Рей… Аянами… Милая… Я тебя обожаю! Только бы не заржать! Только не заржать! Блин, как красиво она это сделала… Ни за что не поверю, что случайно!»

Упражнение «рука-лицо» повторилось, только теперь девушка ещё и что-то тихо гундосила в ладонь. После чего совершив несколько глубоких вдохов и выдохов, продолжила попытку наступления:

– Синдзи…

– Расслабься. – Перебил я измученную начальницу. – Моя рана уже почти зажила, да и не с бедра же я стрелял. Лучше скажи, ты хоть что-то ела, или так и сидела на кофе?

– Пфф… Умеешь ты тему менять. Нет не ела, сам же видел сколько работы навалилось. Так что дома поем, не впервой. – Плечи девушки опустились и она устало почесала лоб, заодно взлохматив чёлку. – Сейчас ещё Хъюга должен занести последние отчёты аналитиков и можно домой. Блин, как же я хочу нормального завхоза?! Я же начальник оперативного отдела, почему я должна заниматься всей этой пургой со сметами и поставками?

– Сочувствую.

– Да ладно…

В кабинете Кацураги мы провели ещё около часа, сперва забежал Хъюга со стопкой бумаг, потом они их разбирали и наконец Мисато сказала «Ша!». Готовые пачки документов, отправились на стол к командующему, а мы пошли к машине. Вечерело…

Уже внутри меня ожидал очередной сюрприз. Стоило нам подняться на центральном лифте и немного отъехать от входа, как Рей оторвала взгляд от окна и обратилась ко мне:

– Синдзи?

– Что?

– Тебе понравилось, когда я чесала тебе голову утром? – «Эм… Интересный вопрос…»

– Да.

– Тогда… – Она отстегнула ремень безопасности и спокойно улеглась головой мне на колени. – Почеши мне тоже.

– Ик!.. – Это Мисато спереди озвучила мои чувства, такими большими, широко распахнутыми глазами пялясь в зеркало заднего вида.

– Как скажешь… – И я зарылся рукой в густые, голубые волосы. Облачное небо полыхало в лучах заката, мы возвращались домой.


***

Центр управления NERV:

Контактная капсула на огромном экране вошла в Еву-01, броневые пластины встали на свои места защищая кабину пилота.

– Синдзи, Рей, как слышите? – Наклонилась к микрофону Кацураги.

– Нормально. – Одновременно ответили два ровных голоса.

– Уже синхронно, молодцы. – С улыбкой хмыкнула капитан. – Как вам там, не тесно?

– Нет. – На этот раз ответ дал только мужской голос.

– Что «нет» и всё, а где же твои пошлые шуточки? В кои то веки на коленях красивая девушка, а ты вдруг такой необщительный. Теряешь хватку, Син.

– Мисато, если у тебя мандраж и хочется поболтать, это не значит, что все вокруг такие же. – Равнодушно припечатал голос из динамиков, мгновенно заставив потускнеть ехидную улыбку на лице девушки.

– Он тебя в очередной раз сделал. – Констатировала, согнувшаяся над креслом Майи, Акаги, не отрывая взгляда от экрана монитора и что-то листая мышкой.

– Заткнись! – Буркнула себе под нос надувшаяся брюнетка, стрельнув взглядом в подругу.

– Обязательно… – Всё же расслышала доктор, но тут же переключилась на пилотов. – Так, мы готовы приступить к эксперименту. Расслабьтесь, сейчас пойдёт LCL.

– Принято. – Опять ответил мужской голос.

– Контактная капсула заполнена. – Отрапортовала Майя.

– Отлично, приступаем к первой стадии. Подать энергию по питающему кабелю.

– Энергия подана. Напряжение достигло необходимой величины. Зафиксировано пробуждение Ядра, Ева перешла на самообеспечение.

– Хорошо… – Акаги несколько секунд изучала графики на экране. – Приступаем ко второй стадии.

– Есть! Пилоты входят в контакт с Евой-01! – Несколько секунд тишины и над командным пунктом опять разнёсся голос Майи. – Соединение с нервом А-10 в рабочем состоянии. Первый контакт прошёл успешно. Импульсы и гармоники в норме! Все нервные соединения установлены. Никаких отклонений в центральной нервной системе. Отметки с 1-й по 2590-ю пройдены. До абсолютной границы осталось 2.7, 2.3, 2… Есть синхронизация! 54%!

– Пилоты?!

– В ментополе зафиксированы помехи, однако синхронизация остаётся на прежнем уровне!

– Синдзи, Рей, как слышите?!

– Слышу хорошо. – Отозвался привычный, спокойный голос. – Дайте минуту.

– Минуту? – Встрепенулась Мисато. – Что там у вас случилось?!

– Ничего страшного, просто Рей немного уснула…

– Как?!…


Кабина Евы-01:

– Как?!

– Сладко. – Добавляю в голос нотки сарказма. – Не мешай.

Мягко прижав к себе действительно потерявшую сознание Аянами, я уткнулся носом ей в затылок и прикрыл глаза. Ничего страшного в реальности не произошло, просто девочка испытала сенсорный шок, и неудачно задела мой разум при синхронизации. С шоком всё просто, всё-таки синхронизируюсь я нестандартно, да и органы чувств Евы, под моим чутким руководством, значительно расширились. А вот разум… Аккуратно укутываю нас коконом из духовной энергии позаимствованной у Евы. Юи не возражает и не вмешивается, хотя и наблюдает с любопытством. Ну это она может, всё равно обо мне настоящем ей никак не узнать, а на свою незапланированную дочку может и посмотреть…

Медленно и нежно касаюсь души Рей…

«Не волнуйся Аянами, лишнего я смотреть не буду, как бы мне не было любопытно, но твои тайны и мысли только твои. Пока сама не захочешь поделиться. Я только поправлю тебе немного энергетику и тут же приведу в чувство, а то наше начальство нервничать изволит…»


Аянами Рей:

«Где я? Так тепло… спокойно. Ничего не вижу. Глаза не открываются. Или у меня их нет? Но почему? Синхронизация шла успешно… Синдзи. Что с ним? Он тоже здесь? Не вижу… Но тут так спокойно. Совсем не хочется ни о чём думать… Вокруг темнота… тёплая… уютная… спокойная. Какое странное чувство… Совсем как тогда. Только тогда была прохлада от его руки и утихающая боль… Его руки?»

Сознание встрепенулось отгоняя сонный дурман.

«Да, Синдзи. Он в опасности? Если произошла авария, то да. Что-то случилось, ведь меня не должно быть здесь. Вся эта темнота… она не такая… Значит синхронизация пошла неправильно. Нужно что-то делать. Я должна помочь, ведь он…»

Внезапно всё существо Рей охватило странной прохладой, ещё более мягкой и уютной чем исходящее от тьмы тепло. Но от этой прохлады не хотелось заснуть, наоборот, сознание прояснилось и девочка, как будто, сделала глубокий вдох. Только не воздуха и не лёгкими, а чего-то другого, не материального, но такого родного… А ещё через миг вернулось ощущение тела и Аянами почувствовала как её кто-то обнимает и что-то мягкое упёрлось в затылок.

«Синдзи…»


***

– Проснулась? – Улыбаюсь, ещё плотнее прижимая шевельнувшуюся девочку.

– Да… – Голос переданный по нейроконтактам отдаёт растерянностью. – Что случилось?

– Ты ненадолго заснула во время синхронизации. Ничего страшного.

– … Ясно… – Умиротворение, грусть, радость, благодарность, стеснение, толика страха… Непередаваемый букет эмоций… Я ведь её сейчас чувствую как никогда. Интересно, а она…

– Рей, ты меня чувствуешь? Мои эмоции?

– Что? – Растерянность, удивление, непонимание… Девочка попыталась повернутся ко мне лицом.

– Я ощущаю твои эмоции, а ты мои чувствуешь?

Шок. И тишина.

– СИНДЗИ! Чёртов экстремал! Что у вас там происходит?! А ну отвечай! – Нет, ну кто-бы сомневался, что капитан Кацураги не сможет подождать молча? Тяжело вздыхаю, чем провоцирую лёгкое движение LCL и концентрируюсь на ответе:

– Мисато, не кричи, к твоему сведению, это очень неприятно.

– Неприятно ему! А мне думаешь тут радостно? Что у вас там случилось, что с Рей?

– С Рей всё хорошо, очнулась. – Чуть сжимаю плечи девочки и окутываю её волной нежности и симпатии.

– И чего она тогда молчит? Рей, слышишь меня?

– Да… – Аянами никак не пошевелилась, но голос был твёрдый. Похоже Мисато хотела ещё что-то сказать, но её перебила Акаги:

– Синдзи, мы зафиксировали скачок синхронизации, вероятно в момент пробуждения Рей, сейчас он составляет 72%. Но картина ментополей кардинально отличается от того, что мы фиксировали раньше, вы чувствуете что-нибудь необычное?

«Очень многое, доктор, но Вам об этом знать не обязательно. Хотя…» Смещаюсь чтобы заглянуть в лицо Аянами, да и сама она начала ко мне поворачиваться. Несколько секунд безмолвной возни, отпускать девочку из объятий я даже не подумал, и вот мы смотрим друг другу в глаза.

– Ты чувствуешь? – Обращаюсь только к ней и ещё раз посылаю волну нежности.

– Да. – В эмоциях девочки опять непередаваемый букет, но радость и благодарность преобладает, хотя на лице это практически не отражается.

– Синдзи? – Тактично напоминает о своём существовании Акаги, в голосе сквозит нетерпение. Но первым, как не удивительно, ответил не я, просто не успел.

– Я… – Пауза. – Ощущаю эмоции Синдзи.

На том конце повисла тишина.

– Что? – Недоверчиво переспросила доктор, спустя около тридцати секунд.

– Я тоже чувствую эмоции Аянами… – На лицо помимо воли вылезла ехидная улыбка. Хорошо хоть этого никто кроме Рей не видел, а она и без этого чувствует моё веселье. – Это интересно. И приятно.

– Эээ, Рей?

– Это так. – Подтвердила девочка, внутри капсулы, однако, отведя взгляд в сторону.

– Нда… – Веско озвучила общее мнение Мисато.

– Действительно любопытно. – Я почти видел как Акаги пытается взять себя в руки, но общее смятение не спешит уходить. – Хм… Да. Синдзи, ты не мог бы поменяться с Рей местами? В смысле посадить её в кресло, а сам разместиться рядом?

– Сейчас.


Центр управления, спустя несколько минут:

– Да… Интересные данные. Похоже вы каким-то образом сумели синхронизироваться не только с Евой, но и друг с другом, причём ключевым объектом системы является Синдзи. Очень любопытно…

– Ничего не поняла…

– Потом. – Отмахнулась от подруги Рицуко. – Синдзи, ты же умеешь управлять уровнем синхронизации? Попробуй отстранится от управления не теряя связи с Евой, но так, чтобы центральное управление перешло к Рей.

– Сейчас…

– Только не спеши, постарайся сделать всё плавно.

– Угу…

– Уровень синхронизации падает! – Звонко отрапортовала Майя и начала отсчитывать: – 71, 70, 69…

– Поверить не могу, что Командующий на это согласился. – Пробурчала вполголоса Кацураги, скрестив на груди руки и недовольно буравя взглядом подругу.

– Да, странно. – Акаги подняла со стола чашку с уже остывшим кофе и отхлебнула, не переставая правда следить за работой Майи. – Хотя меня больше удивляет, что он сам не присутствует.

– Тебя совсем не волнует чем может закончиться вся эта авантюра?

– Разумеется волнует, я же не чудовище. Но мы уже получили массу ценнейшей информации, так что риск оправдан.

– А если они пострадают?

– Не думаю. Мы учли прошлые ошибки.

– Да? И взбесившуюся Еву с бесконечным источником энергии вы тоже учли? – Ядовито осведомилась, даже не думающая отступаться, Мисато.

– Будем надеяться, что до этого не дойдёт. – Акаги была сама невозмутимость. – К тому же, тебе надо больше верить в Синдзи, всё-таки, не смотря на характер, он ещё не давал поводов сомневаться в его таланте пилота.

– Вот именно, мне только и остаётся, что надеяться на Синдзи. Иронично, не находишь?

– Ну, это изначально была его идея…

– Вот только не надо перекладывать ответственность на четырнадцатилетнего школьника. Или, если бы он предложил запихать в Еву ядерный реактор, ты бы тоже согласилась?

– Установка на Еву ядерного реактора не выдерживает никакой критики, слишком рискованно и не оптимально. – Начальница оперативного отдела убито прислонила ладонь к лицу.

– Ты безнадёжна…

– 32, 31, 30… Скачок синхронизации! 47%! Картина ментополя изменилась!

– Синдзи? – Резко, но при этом спокойно, бросила Акаги наклоняясь к монитору. Кацураги тоже мгновенно подобралась.

– Рей взяла управление, я по прежнему чувствую Еву, но контролирует она. – Бесстрастно пояснил голос из динамиков.

– Рей?

– Да?

– Можешь повернуть голову? – Глаза доктора с лихорадочным блеском метались по экрану, а рука завладела мышкой. – Посмотри влево.

– Есть. – Голова Евы-01 медленно повернулась в указанном направлении.

– Хорошо… – Протянула Рицуко не отрывая взгляда от экрана и чуть ли не усевшись на колени к Майе. – Теперь ничего не делай. Синдзи, а ты попробуй повернуть голову в другую сторону, но не трогая синхронизацию, мягко…

– Понял. – Голова Евы спокойно повернулась.

– Восхитительно! – Не удержалась от эмоций Акаги. Заглянувшая ей через плечо Мисато, окинула сияющие на экране диаграммы ничего не понимающим взглядом и молча подняла глаза к потолку. – Что ты сейчас чувствовал?

– Небольшое сопротивление, как будто двигаешься под водой.

– Рей?

– Щекотку…

– Отлично! Теперь попробуйте установить АТ-поле, Синдзи ты первый…


***

Из капсулы нас выпустили только часа через три, а то и все четыре. К сожалению я, когда садился, не посмотрел на время. Однако главное, что у Рей всё получилось, я даже один раз вылезал и она смогла синхронизироваться самостоятельно. Правда потом меня загнали обратно, причём без разрыва синхронизации. Экстремалы от науки, чтоб их… Так ещё в каноне в капсулу сажали «братьев акробатов», что вылезли из бункера поглазеть на бой Евы с Самсиилом и едва не были раздавлены механоидом. Кстати интересно, было ли что-то подобное в данной реальности, в смысле вылезали ли эти двое или нет? Надо будет полюбопытствовать при случае…

Рекорд личной синхронизации Рей составил 47%, когда же мы были вместе, то я спокойно поднял планку до 80. С АТ-полем результат вышел неоднозначным, я его развернуть мог легко, как и управлять, а вот у Рей получалось только управление, то-есть если я создам поле и передам управление ей, она его контролирует и без труда поддерживает, а если нужно создать поле самостоятельно, у неё ничего путного не получалось. Исключением было время, когда она сидела в капсуле одна, но это и так было очевидно. Что творилось в центре управления – не знаю, я вообще старался особо не прислушиваться, но судя по ноткам в голосе Акаги – доктор пребывала на грани экстаза. А вот Мисато наоборот, просто жаждала кого-нибудь, ласково так, буквально любовно, огреть сковородой, такой большой и чугунной. По крайней мере её зубовный скрежет на некоторые особо «интересные» предложения Рицуко был весьма красноречив.

Впрочем, меня это всё занимало мало. Потому как уже через полчаса пребывания в капсуле с моим сознанием начало твориться нечто непонятное. Не то чтобы я улетал куда-то в наркотическом бреду или начал неадекватно воспринимать реальность, но столь близкий контакт с Рей определённо на меня подействовал. То самое – странное чувство, иррациональной симпатии, без примеси плотского влечения, желания защитить, ощущения непонятного родства, что я к ней испытывал и раньше… Не знаю, можно ли сказать, что оно перешло в новое качество, но с какого-то момента я впал в своеобразное релаксирующе-созерцательное состояние, когда внешние раздражители полностью утратили своё значение. При этом, я адекватно реагировал на команды, отвечал на вопросы, вылезал из Евы… но «в себя» не приходил. С Рей, видимо, тоже творилось что-то похожее, так как с определённого момента я перестал отличать её эмоции от своих собственных, и это учитывая мой стаж эмпата, вот уж действительно синхронизация.

После некоторых размышлений, я с мысленной улыбкой определил это состояние как «просветление» и в принципе, на то было действительно очень похоже. Ведь Рей – ангел, пусть даже только на половину, однако Свет всё равно является основой её сущности. В то время как у меня всё строго наоборот: Тьма – это моя душа, моя суть, моя личность, а противоположности, как известно, притягиваются. Конечно это только теория и подтвердить её я при нынешних возможностях не могу, но теория весьма правдоподобная.


Ступив на верхнюю ступеньку подъездной лестницы, что обеспечивала доступ пилотам непосредственно к контактной капсуле, я развернулся и помог вылезти Аянами. Кстати, без бинтов и гипса, в своём контактном комбинезоне, она выглядела просто изумительно, даже мокрые от LCL волосы не портили впечатление. Да и вообще, девушки в облегающих комбезах это нечто, в отличии от мужчин, нда, хотя моё мнение сложно назвать объективным.

– Синдзи, слышишь меня? – Разнёсся над ангаром голос Кацураги.

– Да, Мисато, я тебя слышу, но вот слышишь ли меня ты, это большой вопрос. – Процедил я, обозревая окрестности на предмет микрофонов.

– Слышу, слышу, у нас в ангаре самое лучшее акустическое оборудование. – Явно повеселела девушка. – В общем так, сейчас идёте в душ, потом, как оденетесь – поднимаетесь сюда. Задача ясна?

– Да. Но…

– Всё отбой. Вопросы потом! – Что-то щёлкнуло и на ангар опустилась тишина.

«Вот интересно, она сейчас сама поняла, что приказала?» Смахнув назад лезущие в глаза волосы, внутренне вопросил я и повернулся к Рей. Та, похоже, такими вопросами не заморачивалась и мельком взглянув на меня, чуть кивнула и пошла вперёд. «Хотя, куда любопытней – какое у неё будет лицо, когда она это поймёт.» По прежнему пребывая в блаженном состоянии «просветления», заключил я, следуя за девушкой. «Жаль оценить не смогу.»

Дальше всё было буднично. Мы спокойно дошли до душевой, стянули комбинезоны в раздевалке и ополоснулись. С момента моего первого посещения душевая так и не обзавелась разделением на мужскую и женскую части, о чём я и хотел напомнить Мисато, перед тем как она оборвала разговор. Ну как хотел напомнить? Я хотел задать уточняющий вопрос, дающий ей шанс вспомнить об этом маленьком нюансе, но девушка сама лишила себя этого шанса и уж точно не мне об этом переживать. Впрочем, приставать к Рей я всё равно не собирался, будь я даже в обычном состоянии без этого «просветления», да и голой её уже не раз видел, особенно когда помогал с бинтами, хотя тогда она конечно была куда менее привлекательна. Однако также признаю, что странность тут есть. Будь на её месте Аска, Мисато или Майя, без интима бы точно не обошлось, а тут… И ведь она красива и совершенно искренне мне нравится, но при этом никакого срывающего крышу желания нет и в помине, хотя рассуждая трезво, она целиком и полностью в моём вкусе. Странно всё это…

Минут через семь, когда мы уже заканчивали одеваться, входная дверь в раздевалку со стороны коридора резко распахнулась и к нам влетела раскрасневшаяся Мисато.

– Стоять, извращенец малолетний!!! – Громогласно возвестила капитан, так что команда разнеслась явно далеко.

Я в этот момент как раз застёгивал ремень на брюках, стоя боком к своему шкафчику, который, в свою очередь, располагался прямо напротив двери. А потому открывшаяся взгляду Мисато поза была весьма интересной. Я бы даже сказал – тематичной, учитывая её крик. Долгую секунду, я размышлял: Выполнять команду или нет? С одной стороны, я точно знал, что Мисато обращается ко мне; но с другой – извращенцем себя не считал, а как известно – когда на улице кричат «дурак» не обязательно оборачиваться. Решение было принято и я с чистой совестью застегнул ремень, после чего, невозмутимо, взялся за пуговицу на воротнике.

– У Вас что-то случилось, капитан? – Не отрываясь обратился я к девушке. Она похоже пребывала в лёгком ступоре от того, что застала меня здесь, почему – понятно.

– Эм… А где Рей?

– Я тут. – Из-за расположенных по центру раздевалки шкафчиков вышла Рей. Она была одета чуть меньше чем я, но уже застёгивала пуговицы на рубашке.

– А-эээ… Вы уже помылись?

– Да. – Одновременный ответ.

– Что, вдвоём?!

– Да. – Опять хором.

– Но… э… – Весь запал Кацураги бесследно испарился и она просто растерянно хлопала глазами.

– Синдзи, помоги пожалуйста… – Рей повернулась ко мне спиной демонстрируя отстегнувшуюся пуговицу на форменной юбке и повисшую бретель. Под взглядом всё ещё немного потерянной Мисато, я молча подошёл и застегнул пуговицу обратно, за одно помогая Аянами одеть бретель на плечо.

– Я так понимаю, ты неожиданно вспомнила, что тут общая душевая? – Поворачиваюсь к девушке.

– Да… эм… Майя напомнила…

– Ясно. Ну мы готовы, что дальше? – Мисато, похоже, не очень обрадовалась столь быстрой смене темы разговора, но предпочла промолчать.

– Дальше… – Девушка сложила руки на груди и чуть наклонив голову, на пару секунд прикрыла глаза. – Дальше Рицуко хочет видеть вас в мед-кабинете, но ведь ты не согласишься? – Полуутвердительно, полувопросительно заключила она.

– Естественно.

– И Рей не пустишь? – В голосе Мисато появились озорные нотки.

– Разумеется. – Кивнул я, отмечая краем глаза пристальный взгляд Рей, внимательно слушающей разговор.

– И на каких же основаниях? – Кацураги уже откровенно веселилась.

– На основании приказа начальника оперативного отдела и рекомендации старшего пилота и консультанта по вопросам Ев.

– Так. – Девушка мотнула головой и пару раз сосредоточенно моргнула. – Какого ещё приказа? Я никакого приказа не давала.

– Значит дашь. На основе настоятельной рекомендации, что я тебе предоставлю.

– Ндя… Я чего-то подобного и ожидала. – Подняла глаза к потолку Кацураги. – А чтобы стал делать, кабы я отказалась? – И хитрый прищуренный взгляд в мою сторону.

«Пристрелил бы Акаги.»

– Ты бы не отказалась.

– Почему?

– Потому что ты, в отличии от Акаги, имеешь связь с реальностью и трезво её оцениваешь.

– Это ты мне так комплимент сделал? – Подозрительно сощурилась капитан. Аянами же уже потеряла интерес к разговору и в данный момент закрывала свой шкафчик.

– Нет, всего-лишь констатировал факт. Знаешь, мне весьма сильно запал в память тот спор в ангаре, когда один единственный капитан-оперативник пытался объяснить генералу и доктору наук, что одна миллиардная процента это мало… Понимаешь, после такого… сложно воспринимать мир в прежних красках…

– Ааа… Да. – Мисато задумчиво потёрла подбородок, даже рот приоткрыв, после чего рука плавно перешла на макушку и начала чесать уже её. – Ты прав…

– Рад, что ты оценила. Но всё-таки, что дальше?

– А? – Девушка моргнула приходя в себя. – Ничего. Сейчас ко мне, потом домой. Хоть одно хорошо от этих ваших тестов – можно уйти пораньше, а вот Рицуко сегодня дома выспаться точно не светит. – И Мисато развернулась к двери, начав движение. Мы пошли следом.

– Вряд ли это её огорчит.

– Угу, но хоть позлорадствовать можно. – Хихикнула Кацураги…


Разминувшись в коридоре с группой из пяти техников, из которых азиатом был только один, остальные – европейцы, мы подошли к лифту. Я уже более-менее пришёл в себя, а потому задумчиво рассматривал ноги Мисато, благо сзади открывался очень недурственный вид. Раздумывал же я о своём отношении к Рей и прежде всего, о столь нестандартном поведении своего организма, который вообще-то переживает гормональный взрыв. Однако, ход не слишком радостных рассуждений был прерван обманчиво добрым голосом Мисато:

– Куда это ты уставился, паршивец?

– На твои ноги и попку, между прочим, очень красивые. – Совершено честно ответил я. Обожаю отвечать честно на такие неудобные вопросы, это всегда и безотказно вводит в ступор вопрошающего. – А что не так?

В ответ, мне на голову опустился кулак. Костяшками вниз. Не больно, чисто символически, но зажмурившаяся и стиснувшая зубы Мисато с искренним удовольствием начала вдавливать его мне в голову.

– Синдзи, нормальные парни не должны так спокойно говорить подобные вещи!

– Я не нормальный парень. – Игнорирую давление. – Я испорченный… Очень испорченный…

– Вот именно!!! – С чувством процедила сквозь зубы девушка, а кулак, в добавок к давлению, начал совершать круговые движения, аки штопор. Впрочем особой злобы в её голосе не было, скорее её имитация, видимо уже привыкла.

– Всё, хватит. – Слегка дёргаю головой. – Уже неприятно.

– Пф… – Фыркнула брюнетка, но руку убрала. В этот же момент наконец приехал лифт и створки начали открываться. А вот то, что мы увидели внутри напрочь отбило у Мисато желание продолжать возникший разговор.

В лифте были двое: Парень и девушка, оба в бежевой форме операторов, вроде той, что носят Аоба и Майя, только треугольнички у них на рукавах не лейтенантские а сержантские. И эти двое увлечённо целовались друг с другом. Девушка, кстати была ничего – спадающие на плечи тёмные, вьющиеся волосы с зеленоватым отливом, идеальная фигурка, лицо тоже вроде симпатичное. А вот парня я со спины определил только как «стандартный, среднестатистический брюнет, без лишнего веса». Ребята так увлеклись, что на открытие створок не отреагировали, позволяя трём офицерам NERV в подробностях рассмотреть всю «глубину» процесса. Сам процесс был так себе, добротный но без огонька, но вот на лицо Мисато было любо-дорого посмотреть. Хотя и Рей как-то странно созерцала парочку, внимательно и задумчиво.

– Кхм, кхм. Мы вам не мешаем? – Совладав с собой, максимально спокойным тоном вопросила Кацураги, буквально прожигая парочку взглядом. Дальше всё стандартно. Девушка открыла, до этого прикрытые в удовольствии, глаза, узнала начальника оперативного отдела, пискнула и неуловимым движением просочилась из рук парня в уголок лифтовой кабинки. Брошенный сержант ситуацию, похоже, просёк печёнкой, но так как выхода не было, решил принять судьбу стоически и мужественно (хоть и весьма медленно), повернулся пред светлы очи начальства. Начальство изволило усилить давление взором и начало поигрывать пальцами сложенных на груди рук.

– М-мы, м-мы… – Начала робко выдавливать девушка, но была прервана.

– Знаю я, что вы, видела. Целую минуту любовалась.

– К-капитан… мэм… – Подобрался побледневший сержант, но и его прервали.

– Брысь с глаз моих! Чтоб через пять секунд я вас уже не видела!

– Есть! – Единодушно выдохнули те и чуть ли не на рысях умчались мимо нас в коридор, при этом умудрившись проделать это не выходя из стойки «смирно». Я от нахлынувшей ностальгии чуть не прослезился…

– Ну, вы идёте? – Раздражённо бросила Мисато нетерпеливо постукивая ногой в лифте и всем видом выражая желание поскорее нажать кнопку.

– Угу. – Я тронул за руку необычайно задумчивую Рей, что проводив взглядом парочку так и продолжила смотреть на коридор. Аянами отвлеклась и быстро скользнув по нам взглядом, коротко кивнула и вошла в лифт.

– Синдзи… – Створки лифта закрылись. – ну вот почему когда ты рядом всегда такое происходит?

– Карма? – Не глядя на капитана машинально откликнулся я, включая извлечённый из кармана наладонник.

– Действительно! Кого я спрашиваю?! – Возвела очи-горе девушка.

– Ты слишком серьёзно и эмоционально ко всему этому относишься. Например твой взгляд на этих двоих. Ты точно им завидовала.

– С чего это?! – Ужаснулась девушка.

– Тебе хочется мужского внимания, просто ты это отрицаешь.

– Пф… Вот ещё! Я и так себя прекрасно чувствую!

– Мужчина нужен женщине не для того чтобы она чувствовала себя сильной. Сильной она может быть и без него. Мужчина нужен женщине, чтобы она могла позволить себе почувствовать себя слабой. – Процитировал я фразу одного очень умного человека, так и не оторвав взгляда от маленького экрана. «Надо будет обязательно поставить сюда первый Doom, а может и ещё что из классики. Эх, ностальгия…» – Ты постоянно демонстрируешь силу, даже в домашней обстановке, ты наглая, агрессивная и ехидная тиранка и в глубине души это тебя угнетает…

Тишина. Слышно как щёлкает счётчик этажей и гудят тросы лифта. Остановка. Дверцы расходятся, но шевелиться никто не спешит. Ждём. Кожей чувствую взгляды спутниц, но чёрта с два отреагирую.

– Синдзи… – В полной тишине произнесла Мисато, но что сказать дальше видать не придумала, замолчав.

– Что? – Поднимаю взгляд на потерянно смотрящую на меня девушку.

– Ничего. – Отвернувшись, резко погрустневшая Кацураги выходит из лифта. – Просто… – Остановилась. – Мне иногда кажется, что тебе не четырнадцать, а сорок… – И не дожидаясь моего ответа пошла дальше.

Впрочем, я и не собирался отвечать, так как любой вариант будет банальным и избитым, да и не первый это наш серьёзный разговор, так что эффект был бы только испорчен. А так… пусть подумает, это всегда полезно.

Тут меня неожиданно ущипнули за руку. Причём довольно больно. Удивлённо повернувшись на источник возмущения, я встретился с сосредоточенным и ожидающим взглядом Рей. Та сверлила меня им несколько секунд, после чего отвернулась к коридору и пошла вперёд.

«И что это было?…»


– Вот, Син, изучи… – Мисато плюхнулась за свой стол и достав из ящика коричневую папку протянула её мне.

– Что это? – Останавливаюсь на пол пути к диванчику стены и подхожу к девушке.

– Список личного состава оперативного отдела.

– И зачем он мне?

– Затем, что ты офицер и должен знать своих подчинённых и сослуживцев. – Отдав мне папку, Кацураги тут же зарылась в стопку бумажек, кем-то аккуратно оставленную на краю стола.

– Учишь, значит…

– Именно. – Что-то резко черканув на верхней бумажке, Мисато взяла следующую.

– Всё равно это глупость. Ну кем я смогу командовать сидя в Еве? – С папкой в руках прохожу к дивану и протягиваю уже сидящей там Рей свой наладонник. Пользовалась она им уже не раз, так что что почитать найдёт, закачал я туда много.

– Другими Евами, автоматическими орудийными системами, вспомогательными силами войск ООН… И вообще не отвлекай меня! Тебе одну папочку просмотреть, а мне десяток только на подпись!

– Как скажешь…

Итак, что у нас тут? Угу… Имена, фамилии, фото, звания, должности… Деталей биографии естественно нет, только национальность и ещё иногда гражданство. Ну ладно, заучим, не сложно… Ага, а вот и наши сегодняшние герои… Девочка – Азуми Ито и парень – Кадо Саката, оба операторы ЭВМ со второго уровня «пирамиды» командного центра. Ну-ну, буду знать. А вот и я… Неужто у меня всё время такой тяжёлый взгляд? Да не, нарисовано, вот пиксели не сходятся. Хм… и опять в форме. Фотошоп определённо тащит. Так. Лейтенант Икари, пилот юнита 01 и заместитель начальника оперативного отдела по боевому применению Ев, о как! Что называется «не ждали», может у меня ещё какие должности есть, так сказать, не предусмотренные проектом? Не, нету. Пичалька… Хотя и так, прям большой начальник, только белые перчатки завести осталось, хи-хи… Рей в списке нет, что не удивительно. Майя тоже отсутствует. Остальных фигурантов я уже знаю… Скукота.

С папочкой я разобрался быстро, да и не такой уж толстой она была. Мисато успела куда-то убежать, «на пять минут», после входящего звонка на её рабочий аппарат, предварительно исчеркав примерно половину стопочки, а что-то вообще выбросить в корзину. Рей читала. Идиллия…


Дверь открылась и в неё заглянул затянутый в чёрный костюм мужчина, в тёмных очках и с гарнитурой в ухе. Второй отдел – СБ, «санитар», хоть и не один из тех, что катили лежанку с Рей в том дурацком спектакле в ангаре Ев, их я запомнил хорошо. Оглядев кабинет он остановил взгляд на Аянами.

– Аянами Рей, Вас вызывает Командующий Икари. – Произнёс мужчина, демонстративно не замечая меня. Движения резкие, рукоятка пистолета выпирает через пиджак, кожа чуть красная, на лбу испарина, тёмные очки в помещении вообще пижонство. Словом очередной бездарь, брат по разуму тех что сидят в наружке. Тем не менее, не смотря на показной официоз, к Рей он обратился не по званию, меня также показательно проигнорировал, да и отсутствие Мисато явно подгадал, наконец использовать СБ в качестве курьера – моветон. Вывод? Очередная бездарная постановка.

Рей на миг замешкалась, но быстро совладала с эмоциями и отложив мой планшет встала с дивана.

– Я поняла. – Уже начала двигаться, но вдруг опять замялась и чуть повернулась ко мне. – Икари…

– Поспешите. – Одёрнул её эсбэшик, в очередной раз доказывая, что всё срежиссированно. Ибо: «Тебя забыли спросить. Ты кто? Ты курьер. Что велено сказал? Сказал. Вот и молчи в тряпочку, пока офицеры разговаривают. Потому как по любому, отвечать уже не тебе, а мне, как старшему офицеру задержавшему подчинённого.» Но блин, кому какое дело до логики, когда речь идёт о постановке для ребёнка?

– Иди. – Напутствую Рей, за одно, уткнувшись в оставленный планшет, делаю вид, что происходящее мне совершенно безразлично. Аянами кивает и уже спокойно удаляется вместе с силящимся изображать мрачность бездарем, который, кстати, уже выходя за дверь бросил на меня «многозначительный» взгляд, длинной аж в целых три секунды. Честно, для полной картины не хватало только какой-нибудь мрачной ноты и приближения камеры, хи-хи… Ой, сейчас заржу…

Впрочем… Если подумать, постановка не так уж бездарна. Рассчитана на школьника, это да, но не бездарна. Ведь те факты, что так веселят меня, для четырнадцатилетнего парня были бы… важными элементами действа, без которых посыл мог и не дойти. А ладно, к чёрту этого очкастого дегенерата, лучше посмотрю, что там читала Рей. Хм… Физическая химия, за четвёртый курс университета на немецком, неплохо, очень неплохо. А ведь я когда-то нечто такое изучал… Хм. Ну-с, посмотрим, что пишут наши немецкие коллеги, что кавайные японские девочки от этого в таком восторге…


– Синдзи, ты закончил? – В распахнутую дверь влетела Мисато. Чуть раскраснелась от быстрой ходьбы, причёска немного сбилась, но спокойна…

– Давно. – Эхом откликнулся я прикипев к экрану. «И как она только это читает? Ладно я привычный, да и опыт.., но блин, тут же без пол литры…»

– Отлично. Тогда брось папку в стол и пойдём, а… А где Рей?

– За ней пришёл клоун и увёл к начальству.

– Эээ… Чего?

– Клоун говорю приходил, тематичный такой, в пиджачке, тёмных очках, с галстуком, самое то для наших душных коридоров с чисто символическим освещением…

– Ааа, ты про этих клоунов… – Искренне обрадовалась Мисато, облегчённо выдохнув. – Так, а куда он увёл Рей? И почему мне не сообщили?

– Увёл к начальству, ты его знаешь – он мой однофамилец. А почему не сообщили, могу только предположить, но мне лень…

– Ясно… Что ты там читаешь?

– Халькогениды, физико-химические свойства и применение.

– Это ты сейчас меня на каком языке послал? – Подозрительно прищурилась Мисато. – Впрочем, не важно, при мне так больше не выражайся.

– Как скажешь…

Помолчали. Мисато прошлась по комнате и забрав у меня папку убрала её в ящик стола. Села… Подошвы на сапожках девушки начали выстукивать по полу незамысловатый мотивчик.

– Синдзи…

– Мм?

– Насчёт Евы-00. – Двухсекундная пауза. – Ты хочешь сам её реактивировать?

– Да.

– Из-за Рей? – Голос чуть напряжённый и слегка неуверенный.

– Да.

– А пару месяцев назад ты бы на это не пошёл. – Напряжения прибавилось, но Мисато постаралась скрыть его за показной уверенностью.

– Если ты ждёшь, что я начну оправдываться или что-то объяснять, то я тебя разочарую – мне лень.

– Тьфу на тебя! Паршивец бессовестный! – Экспрессивно выдохнула Кацураги. – Но ведь она тебе нравится.

– Я знаю.

– И что?

– И ничего. Ты мне вон тоже нравишься, но я же не пытаюсь залезть тебе в постель? – Поднимаю глаза на девушку. – Хотя хочется… – Добавил я через несколько секунд, отворачиваясь.

– Блин… Тебя даже побить не за что… Паррршивец! – Восхищённо покачала головой Мисато.

– Нам том стоим…

В этот момент я почувствовал приближение Аянами, а уже через тридцать секунд она открыла дверь.

– Ну наконец-то! – Обрадовалась Кацураги. – Рей, всё прошло хорошо?

– Да. – Немного удивлённый взгляд с меня на капитана.

– Отлично! Теперь всё, хватай этого угрюмого типа и пошли домой. Я сегодня с вами все нервы себе испортила, герои. А ещё завтра тот же марафон… Хочу в отпуск!


Вечер выдался… странным. Сперва всё было как обычно: Молчаливое наблюдение Рей за моим приготовлением пищи, ужин, вялая пикировка с Мисато, чаепитие на балконе, но вот потом… Потом случилось две вещи: Рей попросила у меня разрешения воспользоваться компьютером, за которым провела всего пару минут, а закончив, весь оставшийся вечер была необычайно задумчива. При этом ни музыки, ни книг она не касалась, что было для неё нетипично, только периодически бросала на меня «странные» взгляды и надолго уходила в себя. Но это было первое событие, а вот второе… Вторым стало то, что впервые на моей памяти, с момента попадания в этот мир, Мисато напилась. Пила она тихо и молча. Простое пиво из холодильника, только вот выбрала самое крепкое из своей коллекции. К моменту когда я это заметил, по сути бесцельно зайдя на кухню, она уже успела опустошить полдюжины банок и заканчивала ещё одну. Начала, видимо, сразу после ужина, только обычно ей хватало одной баночки, но тут девушку развезло.

Грустный и потерянный взгляд, хмельной румянец на щеках, растрёпанные волосы… Все признаки глубокой депрессии и неудачного дня.

Я не стал задавать глупые вопросы вроде «Что случилось?», так как и сам это представлял, а просто сел напротив. По мне скользнули грустным, затуманенным взглядом, после чего тихо вздохнули и отвели его в сторону.

– Не ругайся. – Уставшим, чуть виноватым голосом попросила Мисато, спустя около десяти секунд.

– И не думал.

– А смотришь, как будто осуждаешь…

– И как тебе только капитана дали?

– Мм? – Взгляд карих глаз опять обратился ко мне.

– Ты же ребёнок больше чем я. – Мягко улыбаюсь.

– Балбес. – Всё также устало и заторможено.

– Пусть так… – Ещё раз мягко улыбаюсь. – Ладно, пойдём. – Встаю и подхожу к девушке.

– Куда?

– Спать.

– Не хочу.

– Хочешь.

Мисато молчала, уткнувшись взглядом в столешницу, но после того как я начал аккуратно её приподнимать, сдалась и встала сама. Разница в росте не большая проблема, да и физически я сильнее за счёт крох духовной энергии, так что до комнаты я её довёл без проблем. Идти она кстати очень даже могла сама, но вырываться не спешила, только сопела недовольно.

– Спасибо, Син. – Девушка отстранилась и взялась за ручку двери. – Прости меня…

– За что?

– За то, что увидел меня такой.

– Хм, дурочка. – С улыбкой хмыкнул я.

– Ты же обещал не ругаться. – На меня бросили жалобный взгляд обиженного котёнка.

– А я и не ругаюсь, это уменьшительно ласкательно. Знала бы ты, как сейчас мило выглядишь.

– Пф… Подхалим. – Хоть и отвернулась, но что-то вроде тени улыбки на лице появилось – Спасибо.

– Спокойной ночи, Мисато. Во сколько тебя разбудить?

– Я сама встану… – Девушка скрылась за дверью. – Спокойной… и Рей тоже.

– Конечно. – Дверь в комнату Кацураги закрылась.

«Эх… Зря я наверно её на тему личной жизни гружу, только старые раны тревожу, хотя… Может, что и выйдет.»


К моменту как я, закончив убирать на кухне, заглянул в комнату Мисато, она уже спала, стиснув руками край подушки. Совсем как ребёнок. Поставив у изголовья футона бутылку минералки из холодильника и поправив сползшую простыню, я вышел из комнаты тихо прикрыв дверь.

«Длинный день…»


Зайдя к себе в комнату, я быстро скинул одежду и устало упал на футон. Кстати, помнится в каноне у Синдзи была кровать, хотя сама Мисато спала на полу, да и после они с Аской валялись на футонах, странно… «Ну да чёрт с ним.» Закрываю глаза и расслабляюсь. «Завтра выходной, хотя сомнительно, что на нас он распространяется, значит очередное насыщенное турне по Геофронту можно считать обеспеченным. Интересно, каково будет синхронизироваться с Евой-00? Ведь в ней, вроде как, копия души Рей…»

Вяло размышляя, сам не заметил как задремал. Сквозь сон услышал как открылась дверь и в комнату зашла Аянами. Девочка некоторое время стояла на пороге, но потом окончательно зашла и принялась раздеваться. Шуршание одежды, тихие шаги босых ног, тишина…

Проснулся я резко и разом, когда моих губ коснулось что-то мягкое и тёплое. Медленно, с непонятным внутренним содроганием, поднимаю веки и вижу рубиновые глазки Рей, всего в каких-то паре сантиметров от моего лица. Девочка полулежа нависала надо мной и неумело прижимала свои губы к моим, при этом краска на щеках была видна даже в ночном полумраке комнаты.

«Я попал…»

– Рей? – Чуть шевелюсь, давая губам немного пространства.

– Да. – Девочка тоже отстраняется, при этом смотрит на меня… непередаваемым взглядом. Больше всего он похож на её обычный – холодно-равнодушный, но тут есть и стеснение, и робость, толика страха и краска на щеках… непередаваемо.

– Что ты делаешь? – «Блин, что за идиотский вопрос?! Просто наитупейший, в данной ситуации!»

– Целую. Я сделала это неправильно?

– Хм… – «Ну вот что ответить на этот вопрос, особенно когда на тебя ТАК смотрят?» – Не то чтобы неправильно… Но почему ты меня целуешь?

– Я прочитала, что это очень распространённый способ выражения положительных чувств к близкому и важному человеку. – В обычно спокойном голосе проскользнули нотки вины.

«Всё понятно. Но не ожидал я такого быстрого развития событий… не ожидал.»

– Для этого ты просила у меня компьютер?

– Да.

– Из-за сегодняшнего случая в лифте?

– Да. А ещё я раньше видела, как это делают ученики в школе.

Выдыхаю, проведя ладонью по лбу.

– Значит ты считаешь меня важным человеком? – Смутилась, краски на щеках прибавилось, а взгляд ушёл в сторону. Кавайка…

– Да…

«Ну вот и что мне делать? Эххх…» Подаюсь вперёд и обняв девушку, притягиваю её к себе. Рей не сопротивляется, даже наоборот, сама двигается навстречу. И вот, через пару мгновений мы уже лежим в обнимку на одном футоне. Носик Рей упирается мне в ключицу, слышу как бьётся её сердце, а тело… тело дрожит и с усилием прижимается ко мне, будто боясь что я исчезну. «Глупенькая…»

– Не бойся. Я тут и тебя не брошу. Мой маленький ангел. – Дыхание девочки резко замерло и Аянами, не прекращая дрожать, медленно подняла голову ко мне.

– Ты… – Останавливаю слова, положив указательный палец на розовые губы.

– Тсс… – Тем же пальцем делаю характерный жест. – Я же сказал, ничего не бойся, всё хорошо. – И коснувшись носом её макушки, продолжаю: – Просто засыпай и верь, что я тебя не отпущу.

– Но я… я…

– Спи. – Шепчу в волосы, прижимая девушку сильнее. Она не стала больше пытаться рассказать о своём происхождении и уткнулась мне в грудь. Правда заснуть смогла только через полтора часа.

«Воистину странный вечер…»


Кацураги Мисато, утро:

«Охх… Как пить то хочется.»

Руки девушки с явным усилим медленно и вяло нашарили опору и подняли тело. Мутный взгляд из под свалившихся на лицо волос, щурясь обозрел подушку.

«Последний раз покупаю это пиво… Блин, как же пить хочется…» Тут взгляд девушки упал на бутылку минералки. «Синдзи, я тебя люблю!!!»

Через несколько секунд, когда пустыня во рту немного отступила, а в голове прояснилось, Мисато резко замерла и широко распахнула глаза.

«Чёрт…» «Это… Я же вчера… при Синдзи…» «Ооой!…»

Пальцы левой руки вцепились в волосы и на несколько минут, Кацураги полностью забыла и про боль в голове, и про мучающую жажду, целиком погрузившись в воспоминания.

– Вот дура… – Простонала кареглазая брюнетка уронив лицо в подушку, когда картина произошедшего полностью восстановилась в памяти.

Но физиологию никто не отменял и потому, не смотря на состояние, уже через пару минут, девушка поплелась в туалет.

В голове было пусто, а на душе тоскливо, только кадры вчерашних бесед проносились в памяти. В таком состоянии она и пришла на кухню. И тут же остановилась, периферией сознания чувствуя какую-то неправильность. Только через несколько секунд девушка сообразила, что с помещением не так. Кухня была пуста, но главное – на плите отсутствовали уже ставший привычным готовый завтрак, без которого не проходило практически ни одно утро вот уже около полутора месяцев.

Вздохнув, девушка глянула на часы – 7.22

«Странно… Обычно Синдзи уже встаёт…»

Мрачное состояние никак не отпускало, всё ещё пребывая в прострации, Мисато на автомате заварила себе кофе и плюхнулась за стол. По помещению разнёсся тяжёлый вздох.

– Эх… Син… Ну почему тебе хотя бы не двадцать?..

Кофе кончилось, а на кухне было всё также тихо. Часы показывали 7.43, а в пучине мрачной меланхолии, охватившей девушку, начали проступать вкрапления любопытства. Ещё немного посидев с пустой кружкой, Мисато встряхнулась, давя тоскливое настроение, по крайней мере – пытаясь, и встав из-за стола, пошла в комнату Синдзи. Уже подойдя к двери в её голове вяло проскользнула мысль «Только бы…», но закончить её Кацураги не успела, так как уже потянула ручку…

Синдзи и Рей лежали вместе. Девочка доверчиво уткнулась носом в грудь парню и мерно сопела, он же крепко её обнимал, прижавшись лицом к макушке. Простыня была смята на уровне пояса подростков и почти не скрывала их полуголые тела.

Долгую минуту Мисато смотрела на эту картину пытаясь осознать увиденное. Потом медленно закрыла глаза и мотнула головой, но картина не исчезла. Чёрное равнодушие, сперва тихо, но с каждым мигом всё больше ускоряясь, начало сминаться поднимающейся в душе бурей.

«Ну, рано или поздно это должно было случиться… Ведь к тому всё и шло…» Это была последняя мысль, что родилась под действием обуревавшего девушку с самого утра равнодушия, а дальше сознание затопила паника. «Чёрт! Мне конец!» К счастью, простыня была смята и открывала взгляду Кацураги довольно многое, только этот факт позволил девушке немного успокоиться и взять себя в руки.

«Ничего не было… Если бы что-то было они были бы совсем голые…» Сердце Мисато бешено стучало, а от ещё секунду назад мучившей меланхолии не осталось даже намёка. «Точно, ничего быть не могло. На Рей футболка Сина, он тоже не совсем голый, ведь не голый же?…» К сожалению, простыня заслоняла именно то самое место наличие одежды на котором столь резко стало интересно главе оперативного отдела NERV. То, что парень был без майки это нормально, он всегда так спит, а вот насчёт трусов Мисато в курсе не была. «А жаль…» Предательски мелькнуло в голове.

«Что за посторонние мысли?!»

«Но надо проверить…»

«Что за бред?! Как это проверить?!»

«Но ведь надо…»

«Нельзя! Синдзи проснётся и!..»

«Ну… ведь он давно намекает… и если было, то…»

«ЧЁРТ!… Чёрт! Чёрт… Ну почему мне не 17?…»

«С другой стороны, ему 14-ти не дашь, скорее 16. А если оценивать по поведению, то вообще за 40!»

«Но физически-то 14!»

«Угу и с такими противниками, до 15 он может не дожить… как и ты до 30, так стоит ли сомневаться?»

«Дожили, сама себя подбиваю на совращение малолетних…»

«Это ещё вопрос, кто кого совращает!»

«Синдзи – сволочь! До чего ты меня довёл!?… Но проверить надо, или Командующий меня убьёт.»

«А если всё-таки было?..»

«НЕТ! НЕ ХОЧУ ОБ ЭТОМ ДУМАТЬ!»

Весь внутренний диалог не занял и десятка секунд, хоть и сопровождался чудовищным накалом эмоций и бешеным стуком сердца. Отмерев, разом взмокшая девушка, начала медленно приближаться к футону, стараясь, в прямом смысле идти, на цыпочках.

«Я дура! ДУУУРА! Ну почему мне приспичило напиться именно вчера?.. Паршивцы! Воспользовались моей слабостью!.. Выдеру обоих! НЕТ! Нельзя, Син на эту тему тут же развернётся, а там и до дела не далеко… Чёрт! Только бы ничего не было!» Расстояние постепенно уменьшалось. Пилоты не шевелились. «Только не просыпайся! Только не просыпайся, Син, я тебя очень прошу!» Молила Мисато, медленно наклоняясь к простыне, а за одно и к телу парня. «Очень… очень… очень сильно!» Пальцы коснулись белой ткани. «Син, умоляю!»…

Ткань приподнялась… «Уффф… Трусы на месте.» Облегчённый вздох уже почти вырвался из груди девушку, но был безжалостно прерван:

– Мисато. – Холодно, но при этом довольно тихо донеслось сбоку.

«Иииииииииии!!!»

– Если тебе так интересно посмотреть на меня без одежды, могла и прямо сказать, я не против. Но сейчас не совсем удачный момент для стриптиза.


***

Мисато медленно, очень медленно повернулась ко мне. Столько боли, страдания и стыда я не видел на её лице никогда. Красная до кончиков ушей, по вискам катятся капельки пота, а само выражение… Непередаваемая палитра.

«Даже жалко её. И зачем я только показал, что не сплю? Как бы ей плохо не стало…»

– С… Си… – Попыталась что-то выдавить капитан, но явно не знала что, да и звуки давались с явным трудом. «Блин, да она на грани истерики. Ещё немного и сорвётся.»

– Тсс… – Быстро прервал я девушку, за одно придавая лицу максимально успокаивающее выражение, то-есть без всяких ухмылок, иронии, насмешек и даже намёков на них. При этом мысленно укоряя себя за то, что заикнулся про стриптиз. – Не разбуди Рей. Давай потом поговорим, хорошо?

Кацураги не сразу сообразила, что я сказал, но потом нервно, и немного дёргано кивнула, сглотнув комок в горле и быстро ретировалась из комнаты. Даже слишком быстро. Фактически, это больше напоминало паническое бегство.

«Надо будет как-то успокаивать, а лучше вообще не касаться этого момента. Эх… Ладно, потом посмотрим.»

Я прикрыл глаза и опять зарылся лицом в волосы Аянами. Рей слегка заворочалась, устраиваясь поудобнее, но не проснулась, только разбудила во мне волну нежности и умиления. И… ещё кое-что… очень интересное. Правая рука, медленно прошлась по спинке девушки, я же прислушался к ощущениям.

«Да, определённо…» В теле чувствовалось лёгкое, но от этого не менее явное возбуждение. «Очень любопытно. И почему же именно сейчас?» Я сделал глубокий вдох, искренне наслаждаясь запахом небесного цвета волос, при этом во всю прислушиваясь к своим эмоциям. «Интересно… И всё-таки, какая же ты у меня загадка, Рей.»

Глаза закрылись и через некоторое время я опять задремал убаюканный звуком тихого дыхания Аянами. Хоть и не перестал привычно следить сквозь сон за обстановкой.

Второй раз из сладкого полусна меня вырвал длинный звонок в дверь и последовавший за ним грохот на кухне. И если автор звонка был под вопросом, то вот сотворитель грохота стал очевиден сразу, огласив квартиру коротким, тихим, но весьма ёмким спичем на тему незваных гостей, которые – цитата: «шляются под руку».

Открыв глаза, я несколько секунд наслаждался приглушённым бухтением Мисато, что, судя по всему, уже шла к входной двери. Да и проснулся я не один – дыхание Рей с первых же звуков изменилось и теперь девушка просто лежала уткнувшись лицом мне в грудь. Но вот растрёпанная головка ангела начала подниматься и спустя пару секунд я смотрел в слегка мутные ото сна рубиновые глаза.

– С добрым утром, котёнок. Выспалась? – «Хм. А реакция то не пропала, так и хочется поцеловать это сонное чудо. Что-то тут явно не так, похоже какое-то непредусмотренное влияние её энергофона на мой собственный. Наверняка из-за разницы в природе основополагающих энергий. Что-то вроде резонанса душ. Жаль в нынешнем состоянии я не могу исследовать процесс. Очень жаль.»

– Да. – Порозовела. – Это было очень приятно.

Из коридора донеслись звуки открываемой двери и звонкий женский голос, говорящий на чуть повышенных тонах, очень похоже что от волнения, но разобрать что-то кроме отдельных слов всё равно не получалось, мешал доносившийся из открытой форточки фоновый шум проснувшегося города. Потом послышались смутные реплики Мисато и ответы на них. «Кажется я уже знаю кто это заявился к нам в гости…»

– Надо вставать… – Мы произнесли это одновременно и с секунду удивлённо глядели друг на друга, после чего я улыбнулся и не сдержавшись, поцеловал Рей в носик и начал вставать.

– Син, вылезай из берлоги к тебе пришли! – Провозгласила откуда-то из глубины квартиры Кацураги. Если бы знал её чуть хуже то не обратил бы внимания, однако, не будь утреннего происшествия она бы обязательно пришла сюда сама, да ещё и наградила бы непременной ухмылочкой, а сейчас явно отстранялась, да и в голосе проскальзывали не свойственные ей нотки.

– Сейчас. – Натягиваю штаны и кивнув встающей Рей, беру в руки привычную рубашку и выхожу за дверь.

В коридоре меня ждала неуютно переминающаяся Хикари, как собственно и ожидалось. Девочка держала в руках школьный портфель, да и сама была одета в школьную форму. Естественно, никаких Кенске и Судзухары в окрестностях не наблюдалось. Увидев меня она на миг обрадовалась, но тут же осеклась разглядев шрам поперёк груди. Он уже почти зажил, так что ни бинтами ни пластырем я не пользовался, однако впечатление производил отменное, да и я специально рубашкой не прикрылся.

– Привет, Хикари. Ты пришла занести домашние задания? – Голос ровный, взгляд спокойный с лёгким интересом, руки небрежно начинают натягивать рубашку. В общем, сильнейший диссонанс с картиной тяжелейшего ранения.

– И-Икари, что с тобой!? – Не слушая, испуганно спросила девочка, расширенными глазами глядя на мой торс.

– Порезался, когда брился. – С совершенно честным лицом, ответил я. Из кухни донеслось истошное хрюканье сопровождаемое попытками утопится в стакане. Кто бы сомневался что Мисато станет подслушивать?

– П-прости, я не хотела… Если это не моё дело… Извини. – Девочка отчаянно смутилась и даже поклон отвесила, косясь в сторону кухни.

– Ничего. – Застёгиваю несколько пуговиц. – Ну так зачем ты пришла?

– А, да… Тебя долго не было в школе и я принесла распечатки с домашними заданиями. – Староста полезла в портфель, оказавшийся целиком забит бумажными листами. – Вот. – Примерно половина пачки перекочевала мне в руки.

– Спасибо. – Взвешиваю пачку в руках. – Чай будешь? Я бы позавтракать предложил, но ещё не готовил. Ты ведь устала пока сюда шла.

– Н-нет, то-есть да, ну в смысле…

– Пойдём, за одно расскажешь что нового в школе. Или ты торопишься?

– Ну… Мне ещё надо передать задание Аянами… Кстати! Ты ведь знаешь где она живёт? Вы же приходили в школу вместе. А то в школьных документах какие-то странные данные, написано что она живёт в недостроенном районе на окраине города, но я там как-то была, там даже магазинов нет и транспорт не ходит. Поможешь?

– Хм… – Протянул я, отходя от скоростной лингвистической атаки. А за одно старательно игнорируя тихие похрюкивания из кухни. Мисато определённо наслаждалась представлением. – Без проблем, только это не нужно.

– Почему?

Я молча повернулся к девочке боком и кивнул на конец коридора откуда пришёл, там как раз открывалась дверь и к нам вышла Аянами – домашний вариант, то-есть в моей чёрной футболке, и всё, только тапочки ещё надеты.

– А-А-А-Аянами?! – Ошарашено выдавила Хораки.

– Да, что-то случилось?

– Староста принесла нам распечатки с домашним заданием. – Пояснил я, глядя на девушку.

– Ясно. – Рей подошла вплотную и изучив взглядом стопку у меня в руке, ожидающе повернулась к старосте.

– Вы-вы живёте вместе?! – Растерянно пролепетала Хикари.

– Да.

– Но… Как?

– Хорошо. – Староста пару секунд осмысливала мой ответ, после чего мотнула головой, продолжила уже с нотками обвинения в голосе:

– Но ведь Синдзи вышел из той же комнаты! Вы что и спите вместе?!

– Да. – Ответ поверг девочку в шок. Примерно минуту она пыталась придумать что-то сказать, открывая и закрывая рот, и переводя взгляд с меня на Рей, надо заметить – совершенно невозмутимых меня и Рей, но так толком и не получилось:

– Но… Но, как это?..

– Это очень приятно. – Внесла свою лепту в разговор Аянами, с абсолютно серьёзным лицом.

– Но, вы… вы…

– Если тебя интересует – занимались ли мы сексом, то нет. Мы просто спим вместе. – «Я сейчас умру, или ещё хуже – бессовестно заржу, надо переводить разговор!» – И может ты всё-таки отдашь Рей, её задание?

– Иииииии… – Страдальчески донеслось с кухни, вместе с приглушёнными ударами.

– Не обращай внимания, мы про задания говорили. – Напомнил я дёрнувшейся на звук девочке.

– А… Д-да, сейчас. – Покрасневшая до того, что веснушек на лице стало невидно, Хикари зарылась в портфель. Движения девочки были немного дёрганными и возилась она дольше чем в первый раз, причём очень похоже, что вполне осознанно, желая затянуть паузу. Но вот новая стопка бумаги покинула кожаный чемоданчик и перешла в руки к Рей. А староста замерла перед нами не зная куда деть глаза и руку, а также что делать с краской на лице.

– Ну раз формальности улажены, может всё-таки пойдём на кухню? Ты какой чай любишь, чёрный или зелёный?

– Я… Зелёный. Но…

– Пойдём, – развернулся я в указанном направлении. – А то уже пять минут в коридоре топчемся.

– Х-хорошо, я посижу.

Так мы и прошли на кухню. Хораки явно чувствовала себя неуютно, очень неуютно, но крепилась. Рей была спокойна, только по моему примеру сложила листы на тумбочку перед входом. Меня же, как не удивительно, сложившаяся ситуация волновала мало, мои мысли больше витали вокруг вопроса – «Готовила ли Мисато завтрак и так ли я голоден чтобы рисковать?», по здравому размышлению выходило, что голоден недостаточно и это радовало. На кухне же нас встретила уже целиком одетая в повседневную «форму» Мисато с чашкой кофе в руках и ехидной миной на лице. Плита была пуста. «Хорошо…»

– Мисато, ты что-нибудь готовила?

– Нет, но у меня оставалась заварная лапша. – Отхлебнув кофе довольно ответила девушка. – Ещё тринадцать упаковок! – Это было произнесено с какой-то особой гордостью, хотя непривычные нотки в голосе всё-ещё присутствовали.

– Сочувствую… Хораки, присаживайся, сейчас всё будет. – Староста неуверенно кивнула и поспешно села рядом с Рей, цепко удерживая портфель на коленях.

– Пф… Какой ты сегодня заботливый, Син… – Имитируя своё обычное поведение протянула Кацураги, но стоило мне подойти ближе и включить чайник, залпом допила кофе и быстро засобиралась: – Ладно, не буду мешать, понимаю – дело молодое, ну я побежала. Пока-пока! – Помахала девушка ручкой выскакивая в коридор. Хикари поражённо следила за ней, похоже только ещё больше разнервничавшись, а как капитан скрылась, даже немного втянула шею в плечи и ссутулилась.

– Икари, а кто это? – Решилась прервать тишину девочка, когда из прихожей донёсся звук закрывшейся двери.

– Кацураги Мисато, мой опекун.

– А твои… Прости, это не моё дело. – Ещё больше смутилась уперев взгляд в стол.

– Да ничего, в этом нет секрета. – Наливаю вскипевшую воду в чайник с заваркой. – Моя мать умерла восемь лет назад и сразу после этого меня бросил отец, до приезда в Токио-3 я жил у дяди с тётей. Ты печенье будешь, или сладкие бутерброды? Есть джем и шоколадная паста.

– Я… Печенье.

– Расслабься. – Ставлю перед ней чашку, слегка улыбаясь. – Лучше расскажи, что нового в школе.

– Ну… – Староста несколько секунд собиралась с духом, глядя как я выставляю на стол тарелку с печеньем и чай для себя и Рей, но всё-таки сумела взять себя в руки, хоть голос по началу слегка дрожал: – Тут действительно кое-что случилось. Помнишь в тот день, когда ты повздорил с Судзухарой нас всех отправили в убежища, так вот, представляешь, эти двое, ну Айда с Судзухарой, взяли и вылезли на поверхность чтобы посмотреть на бой этого огромного робота! Хорошо ничего не случилось, но ведь надо же быть такими дураками?! Их потом поймали и представляешь, этот Айда ещё и камеру свою туда потащил, чтобы бой заснять! Камеру у него отобрали, да и самих выпустили только через сутки, теперь вот Кенске каждый день из-за неё ноет. Хорошо хоть Судзухара одумался… – Девочка не на долго умолкла и уже более спокойно продолжила: – А ещё у нас опять несколько человек уехало, родители не хотят жить в городе на который могут напасть такие монстры…

– Их можно понять… – Протягиваю прикладываясь к чашке. «Вот интересно, если все мои одноклассники потенциальные пилоты, то как их отпускают из города? Впрочем, проследить за ними не сложно, а учитывая, что большая часть местных жителей так или иначе связана с NERV – из под контроля конторы им не выйти. Но всё-таки братья акробаты хороши, не зря я предложил Хикари остаться.» – А что кстати эти экстрималы рассказывали про бой робота? Они его вообще видели и как это было?

– Говорят, что видели, только у меня вряд ли получится хорошо рассказать, вы лучше потом у Кенске спросите… – Хораки смущённо спряталась носиком в чашке, отводя взгляд.

– Да ладно тебе, расскажи, нам ведь интересно.

– Х-хорошо… Только я предупреждала, я плохой рассказчик!..

В целом, ничего нового я не узнал – «робот» был крут как горы и пафосен как космодесантник, хотя откуда взялось второе я не понял, видимо Кенске воспринимает мир на своей волне. Рассказывала же Хораки не так уж плохо, особенно с учётом того, что говорила с чужих слов. Я честно, весь разговор, старательно изображал интерес, естественно с поправкой на мою манеру поведения. Ибо, перефразируя одного великого грузина – «Вас там нэ было, товарищ Икари, Ви поняли мэня?», так что до самого конца буду всё отрицать и играть ни к чему не причастного подростка, а коли Гендо нужно иное, пусть сам меня публично сдаёт.

Рей наблюдала за нашим общением с любопытством, однако встрять не пыталась, а только переводила заинтересованный взгляд с одного лица на другое. Вообще, говорили мы около часа, после чего, заметно расслабившаяся староста засобиралась по делам. Попрощались спокойно и без эксцессов. Вообще, всё представление в начале разговора имело собой только одну цель – сделать закладочку для Аски, ведь как я помню они с Хикари должны стать хорошими подругами, вот пусть староста и накрутит рыжего чертёнка на тему развратного Синдзи Икари, а уж что Рыжик сама себе додумает после такой накрутки представить не сложно.

Дверь за девочкой закрылась и я повернулся к стоящей чуть сзади Рей. В голове крутилась всякая чушь, основной темой которой было желание пошалить и я не видел никаких причин себе в этом отказывать. Тем более, раз уж Мисато так любезно подарила нам выходной.

– Хм. – Подхожу вплотную к девушке и аккуратно обняв, зарываюсь лицом в голубые волосы. Рей медлит пару мгновений, но потом сама подаётся вперёд и тоже обнимает. «Как же хорошо…» – Помнишь ты сказала, что я для тебя важный человек?

– … – Тишина и… – Да… – Едва слышно донеслось снизу.

– Ты для меня тоже. – Наклоняюсь и нежно приподнимаю ей подбородок. Рубиновые глаза смотрят с удивлением, лицо порозовело, я даже слышу звук учащённо бьющегося сердца.

Поцелуй.

Для начала простой, можно даже сказать почти детский, без всяких особых фокусов с языком, только губы и всё очень очень нежно. У меня нет цели её прямо сейчас возбудить и затащить в постель, нужно лишь доставить удовольствие, а это не сложно. «Только вот самому бы не улететь… Вот же… Целоваться совершенно не умеет, но как же приятно…»

По закону подлости, нирвану прервала трель мобильного телефона донёсшаяся из моей комнаты. Звонила только одна трубка, а значит дело не в появлении очередного Ангела. «Но всё равно… как же не вовремя.»

Прерываю поцелуй и слегка отстраняюсь от девушки, впрочем не разрывая объятий. Рей, открыв глаза, бросает короткий взгляд назад, потом на моё лицо, и игнорируя звонок, прижимается, уткнувшись щекой в ключицу. Телефон надрывается ещё около минуты и замолкает, всё это время мы стоим неподвижно, меня держат, а я и не вырываюсь. Ещё десяток секунд тишины и начинает звонить второй мобильный. Понял я это потому, что звук был немного иным – более приглушённым, как если бы трубка была чем-то накрыта. Увы, но надежда на то, что это не по работе рассыпались именно с этим вторым звонком, а ведь так хотелось верить, что это кто-то ошибся номером…

– Это ведь у тебя телефон в портфеле? – Отстранёно спрашиваю, коснувшись носом макушки Рей.

Медленный кивок.

– Значит сначала звонили мне – у меня телефон рядом с подушкой… – Вздыхаю. – Мисато не отстанет… – Рей ещё раз кивнула и добавила:

– Да, доктор Акаги сперва позвонила бы мне…

Стоим. Молчим. Телефон надрывается…

– Надо ответить…

– Надо…

Звонок прекратился. Десять секунд и начинает орать стационарный аппарат в комнате Мисато. «Чувствую, красавица капитан сейчас в ярости…»


Кацураги Мисато, штаб-квартира NERV внутри Геофронта:

«Чёрт, чёрт, чёёёрт! Чем там они занимаются?!»

«А чем могут заниматься парень и девушка. явно симпатичные друг другу, оставшись дома одни?»

«Ииииии!»

Длинные гудки уже третьего набранного телефона все также «радовали» слух Кацураги.

«Если они сейчас не снимут трубку, я не знаю, что с ними сделаю!!!»

«Присоединишься?!» – Внутренний голос, недавно приобретенный на нервной почве, продолжал злорадствовать.

– Ррррр! – Прорычала капитан сквозь сжатые зубы.

– Концептуально… – Донеслось из внезапно ожившей трубки, ненавистным капитану равнодушно-ироничным голосом.

– СИНДЗИ!!!

– Тоже весьма ёмко, но суть вопроса я всё ещё не улавливаю.

Мисато глубоко вдохнула. «Я его убью!» Выдох. «Спокойно, этого он и добивается.» Ещё один вдох. «Нет, я его точно убью!» Выдох. «Спокойно! Только спокойно. Дыши, главное – дыши…»

– Синдзи… – Медленно произнесла Мисато, старательно следуя указаниям голоса разума.

– Да?

– Почему ты не подходил к телефону?

– Был занят.

– Чем?

– Общением с Рей.

– И вы так увлеклись, что не могли подойти к телефону?!

– Да.

Ещё один глубокий вдох и плотно зажмуренные глаза. «Паразит! Ну какой же он паразит!»

– В общем так, сейчас за вами приедет машина, собирайтесь и выходите. Я вас жду.

– Кто главный в сопровождении? – Голос Синдзи вроде бы никак не изменился, но промелькнуло в нём что-то такое, что заставило Кацураги невольно осечься и подобраться. Это был уже далеко не первый раз, когда она чувствовала нечто подобное – нормальное для кого-то вроде командующего Икари, но никак не вязавшееся с обликом четырнадцатилетнего подростка. Ощущение заставляющее вытянуться по стойке смирно, а на вопросы отвечать чётко и только по существу, в сочетании с пониманием кто его вызывает – дикая смесь.

Постаравшись, как обычно («Хотя что, к Дьяволу, в этой ситуации обычного?!» – промелькнула в сознании девушки паническая мысль.) взять себя в руки, Мисато ответила, тщательно контролируя голос:

– Сопровождение – второй отдел, главный – старший сержант Мадараки.

– Внешность? – Ощущение уже исчезло, но в вопросе всё равно чувствовались серьёзные нотки.

– Ну… – Капитан отчаянно пыталась припомнить как выглядит мельком увиденный эсбэшник. – Азиат, не высокий, плотного телосложения, стрижка ёжиком, костюм и очки стандартные.

– Ясно.

– Уф… Син, ты иногда меня пугаешь. – Выдохнула в трубку девушка, расслабленно откинувшись на кресле.

– Прости. Если хочешь, куплю тебе сегодня тортик. Ну ладно, мы собираемся…

– Угу, жду…

В трубке пошли короткие гудки и звонок автоматически прервался. Мисато, всё ещё удерживая телефон в руке, упёрла кулак с ним в правую щёку и вздохнула, задумчиво глядя в пространство:

– Эх… Ну вот почему тебе хотя бы не двадцать?..


***

Кабинет Икари Гендо:

– …Сэр, это плохая идея! Поверьте мне, он очень быстро всё поймёт!…

– Вы боитесь ребёнка, капитан? – Холодно прервал разошедшуюся подчинённую Командующий Икари, мрачно глядя на неё поверх сложенных у лица рук.

– Да боюсь! – Дерзко ответила девушка и не думая тушеваться. – Я живу с ним и успела его изучить достаточно, чтобы понимать, что он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО способен разнести весь Геофронт, если вдруг почувствует обман с нашей стороны! И мы НИЧЕГО не сможем с ним сделать! Или убьём его, когда он вне Евы и останемся без всякой защиты от Ангелов, или умрём от рук взбесившегося Евангелиона под его управлением, Вы этого хотите?!

– Именно чтобы этого избежать нам и нужно провести данный эксперимент. – Всё также холодно и спокойно произнёс Командующий, игнорируя вспышку ярости начальника оперативного отдела. – Мы не можем постоянно быть заложниками вздорного мальчишки и должны чётко знать возможности активации Евангелионов имеющимися силами.

– Чтобы безбоязненно его устранить, да?! Всё как он и говорил ещё тогда?! Я отказываюсь в этом участвовать!

– Капитан Кацураги! – Повысил голос Гендо. – Никто не собирается устранять пилота юнита-01, нам нужно лишь провести испытания.

– Чтобы устранить его потом?!

– Нет. Он лучший из имеющихся у нас пилотов, с уникальным опытом и способностями к управлению Евой, и других в ближайшем будущем не предвидится, его устранение будет проявлением крайней степени идиотизма, а я пока что не подавал признаков слабоумия.

– Но как Вы собираетесь избежать последствий? Синдзи не дурак и всё быстро поймёт, да и Рей ему всё расскажет.

– Рей можно приказать молчать, а всё произошедшее будет лишь мелкой аварией, досадным недоразумением не более того. Вы сами меня убеждали, что мой сын не дурак, а значит он не станет идти на крайности из-за такой ерунды.

Капитан Кацураги в ответ что-то недовольно прошипела, в бессильной ярости стиснув зубы.

– И всё равно я против. Это слишком большой риск!

– Решать не Вам, капитан и решение уже принято. Вы же должны лишь чётко выполнить свою роль. Как раз, для избежания серьёзных последствий. Вы поняли меня, капитан Кацураги?

– Да!… Сэр! Разрешите идти?!

– Идите.

Крайне недовольная девушка резко дёрнула рукой в армейском приветствии, и, столь же резко развернувшись, быстро зашагала к выходу из кабинета. Удары каблуков, с силой впечатываемых в пол гулко разносились по помещению. Командующий Икари провожал спину подчинённой тяжёлым взглядом из под желтоватых стёкол очков, так и не изменив своей позы.

– Теперь я начинаю понимать, почему Синдзи ненавидит людей… с таким-то отцом… – Уже перед самой дверью тихо пробормотала себе под нос капитан и не замедляясь вышла за дверь.


***

Поездка в штаб-квартиру прошла нормально. Рей вела себя как обычно, хотя и проскальзывало в ней некоторое неудовольствие вызовом, впрочем, практически незаметное, даже если следить очень пристально. Ехали мы на трёх машинах, вернее две из них сопровождали нашу. Но, как и в прошлый раз, только до КПП, дальше наш внедорожник спускался на лифте в одиночку.

Встретила нас Мисато с пухлой коричневой папкой в руке и взвинчено протараторила что-то про тесты, которые из-за моего упрямства не сделали вчера и потому теперь она мол должна отдуваться. Накручена она была весьма заметно и явно на что-то злилась, причём ещё более заметно не хотела об этом говорить. Приставать же с расспросами я не стал и практически молча дошёл до кабинки лифта, уткнувшись взглядом в планшет.

Уже в лифте, Мисато достала из папки более тонкий её аналог и протянула мне.

– Вот, Син, ознакомься, только сегодня утром доставили с завода, это конечно не совсем тот, как ты там выразился?… «Фигурный дрын», но тоже вещь неплохая. Плюс, там ещё пара мелочей, как дела чуть разгребём, опробуешь на тренировках.

– Оружие для Евы? – Для порядку поинтересовался я, принимая белую картонную папочку.

– Оно самое. Только сразу не ругайся, эти штуки проектировали и заказывали задолго до того как тут появился тот Ангел. Что-то они конечно там подправили, так сказать, по результатам, но чёрт его знает, как это будет работать в поле.

– Ясно.

– И да… – Мисато замялась. – В общем, ты пока езжай, подождёшь нас в моём кабинете, мы с Рей пока отойдём минут на двадцать.

– М?.. – Я вопросительно поднял взгляд на капитана.

– Да всё нормально – пара тестов, потом мы поднимемся и вдвоём продолжите. Ну может задержимся немного, но это как Рицуко решит, ты за одно с материалом ознакомишься.

«Пара тестов, значит? Причём индивидуальных для Рей? Хм… Ну ладно, сделаем вид что понимаем. Да и не в первый раз. Хотя что-то мне не нравится твоя нервозность, Мисато.»

– Хорошо, но постарайтесь сильно не задерживаться. – Бросаю взгляд на Рей, она тоже смотрит на меня, в глазах лёгкая напряжённость и ожидание. Чуть улыбаюсь, самым краешком губ и успокаивающе прикрываю глаза. Аянами медленно, едва заметно кивает и расслабляется.

– Угу. – Буркнула девушка слегка выпятив губы и отвернувшись к панели управления нажала одну из кнопок. Через пару минут мы были на месте и лифт остановился. – Ну, всё не скучай. – Мои прекрасные спутницы покинули кабинку и недолго проводив их спины взглядом, я нажал на кнопку нужного этажа, сам погрузившись в чтение папки, едва дверцы закрылись.

Итак, то, что Мисато назвала «не совсем дрын» в реальности представляло из себя полутораручный, обоюдоострый, квантовый меч, сделанный под размер Евы. Прилагающееся фото агрегата внушало. Правда не знаю, как долго он выдержит нагрузки при урабатывании мной какого-нибудь бронявого Ангела, но в принципе, думаю можно будет усилить каркас АТ-полем, или даже просто духовной энергией, но это получится узнать только при испытаниях. Вообще, должен признать, идея стоящая, всяко лучше той пародии на кинжал, что встроена в пилоны Евы, правда я бы немного изменил форму лезвия, да и его длину, но это уже придирки…

Неожиданно, лифт остановился.

– Так… Не понял юмора?

Несколько секунд я ждал какой-то реакции, но двери не открывались, да и по подсчётам моего внутреннего хронометра до этажа с кабинетом Мисато оставалось ехать ещё секунд тридцать шесть. Свет продолжал работать, а вот кнопка открытия двери никак на нажатие не реагировала, как и остальные с номерами этажей. Диспетчерская также молчала.

«Или лифт сломался, или одно из двух…»

В то, что лифт сломался верилось с трудом. Уж что-что, а подобного казуса в штаб-квартире NERV – одной из сильнейших и богатейших организаций в мире, точно бы не допустили. Да и отсутствие связи с оператором, или кто тут сидит на контроле внутреннего транспорта, при работающем освещении и без соответствующих звуковых эффектов поломки, весьма подозрительно. А в сочетании с нервозностью Мисато…

«Подстава…»

«Вопрос – с какой целью? Явно не устранение, для этого существует масса куда более простых, действенных и чистых способов чем крушение лифта. Захват? Процентов – 15, но не больше, да и ломать лифт для этого не нужно. Значит задержать. Причём предварительно разделив с Рей. Только вот на кой это надо? Я вроде не мешал им проводить „особые“ обследования, а чем ещё мог помешать для принятия подобных радикальных мер… хм… ничего в голову не приходит. Разве что… Они решили запустить Еву-01 без меня?»

Лицо тронула улыбка, но я её быстро подавил – если операция спланирована, то нельзя исключать наличие скрытых камер, что сейчас фиксируют все мои реакции. «Однако ситуация прояснялась, если всё дело в желании Гендо проверить насколько я незаменим, то проблем нет и суетиться не надо. Кстати, спровоцировал его к этому я сам, во время прошлых экспериментов с двойной синхронизацией. Возможно надо было тогда же показать, что Рей без меня синхронизироваться не сможет, хотя нет – чушь. Вся цель была в том, чтобы прибавить ей уверенности в себе, так что тогда всё было сделано правильно. Ну, а сейчас… Чтож, посижу пару часиков в „аварии“, от меня не убудет, да и почитать есть что, спасибо бесстыжей предательнице Мисато, хе-хе…»


Командный центр NERV:

– Ввести капсулу. Начать первую стадию синхронизации. – Спокойно скомандовала Акаги. Мисато же с раздражением наблюдала за происходящим рефлекторно сжимая рукава куртки сложенными на груди руками.

То, что Рей спокойно подчинилась её не удивило, девочка вообще была очень дисциплинированной и послушной, странно было бы откажись она выполнять приказ Командующего. Хотя Рей всё же задала вопрос про Синдзи, но получила просто «исчерпывающий» ответ от Командующего:

«- Ты проведёшь активацию без него.»

Мисато чуть не сплюнула в тот момент от отвращения, едва сдержавшись, но Рей всё же подчинилась и больше ничего не спрашивала. Но вот потом… Перед самым запуском, когда они буквально на минуту остались наедине:

– Капитан Кацураги. Ведь Синдзи удалили специально?

– Да. – Тяжело ответила девушка после паузы. Если уж Рей это понимает, то Синдзи тем более просчитает ситуацию. «И чем они только думают?»

– С ним всё в порядке?

– Да, он просто «застрял» в лифте.

– Понятно. Он… Как быстро он сможет быть доставлен в ангар? – Аянами с самого начала разговора упорно смотрела в сторону, стоя в пол оборота к Кацураги и было в её вопросе что-то такое, что заставило Мисато замереть от неожиданного ощущения больших неприятностей, страха что пришёл откуда-то изнутри и не был направлен на что-то конкретное.

– Я… не знаю. – Честно ответила капитан, сама отведя взгляд с фигуры девочки.

– Ясно… – Чуть опустила голову Рей, но следующий вопрос, заданный спокойным и равнодушным тоном, поверг Мисато в шок:

– Что мне делать если Ева выйдет из под контроля?

И сейчас Мисато пребывала в тихом бешенстве и одновременно на грани паники. Командующий не захотел ничего слушать, Рицуко тоже отмахнулась, сославшись на данные предыдущего эксперимента где Рей успешно синхронизировалась без Синдзи, но на душе у Кацураги скребли кошки. И что делать она просто не знала, а эксперимент тем временем уже начался.

– Есть! – Привычно звонко откликнулась Майя со своего кресла. Даже с каким-то юношеским задором и радостью, никак не вязавшимися с настроением капитана. – Начинаем поляризацию LCL! Соединение с нервом А-10… Ошибка! Импульсы в противофазе! – Мисато дёрнулась как от удара, воздух в груди перехватило, а взгляд распахнутых в ужасе глаз намертво прирос к изображению зафиксированного Евангелиона.

– Что?! Как это может быть?! – Дёрнулась к монитору ещё секунду назад спокойная Акаги.

– Ева-01 отвергает соединение!.. – Доложил Аоба.

– Всплеск энергии внутри Евы! Ядро пробудилось! – Перебил его крик Макото.

– Чёрт!…

– Рей!?… – Крики начальников научного и оперативного отделов прозвучали одновременно, но тут же были перебиты сразу двумя операторами:

– Зафиксировано развёртывание АТ-поля! 547 единиц!

– Ещё одно АТ-поле! Спектр красный!

– Где?!

– … Здесь, внутри Геофронта… третий уровень… – Побледнев отозвался лейтенант Хъюга и дрожащей рукой резко поправил очки.

– Интенсивность!? – Шокированно и с нотками паники скомандовала Акаги бросаясь к нужному монитору. Мисато же было почти плевать, почти ведь новый сигнал означает Ангела, но куда больше её волновала Рей, Рей, на вопрос которой она так и не смогла вразумительно ответить!

– Сигнал пропал!

– АТ-поле Евы исчезло! Энергетическая реакция в Ядре затихает! – «Как исчезло?! Значит…»

– РЕЙ!? – Схватив зажим микрофона в руки перекрыла шум Мисато.

– Я в порядке. – Донёсся слабый голос из динамиков. – Ева успокаивается. Но она не примет меня одну.

– Что случилось, что ты почувствовала?! Как смогла её успокоить?!

– Это не я… Это был Синдзи.

– Значит второе АТ-поле… – Ошарашенно произнесла Рицуко.

– Да…

– Рей, что произошло? – Требовательно перекрыл шум голос Командующего наблюдавшего активацию со своего балкона.

– Он… Я не знаю как, но Синдзи смог её успокоить… Второе АТ-поле принадлежало ему, я почувствовала…

– Ясно… – Командующий выдержал паузу, во время которой в помещении установилась звенящая тишина. – Вылезай.

– Есть.

Мазнув яростным взглядом по столу на балконе и лицу того, кто за ним сидел, Мисато больше не стала ждать и поспешила к лифту в ангар. «Эти дети УЖЕ её семья и пусть Синдзи после сегодняшнего окажется хоть чёртовым Ангелом, ей плевать, пока она их опекун и командир она за них в ответе. Хотя ещё посмотреть, кто кого опекает… Но Дьявол! Такого идиотизма как сегодня она больше не допустит, пусть даже придётся пристрелить этого грёбаного очкастого урода!»


Сидящий на вершине пирамиды командного центра, Икари Гендо, пребывая полностью в своих мыслях и не заметив испепеляющего взгляда начальника оперативного отдела, с силой сжал пальцы, так что белые перчатки жалобно заскрипели.

«Эксперимент провалился. Полностью. А последствия слишком сложно прогнозировать. Хотя и так ясно, что они будут катастрофическими! Если только информация не выйдет за пределы NERV… Да, Seele ничего не должны знать, любой ценой! Прежде всего необходимо уничтожить все записи эксперимента. Операторы… К счастью, сегодня их было мало, только необходимые люди и все они надёжны, но охрану необходимо усилить. Синдзи… Способность формировать АТ-поле, после всего двух столкновений с Ангелами… Влияние поглощённого Ядра? Нет, тут что-то другое. Что-то гораздо серьёзнее… Этот взгляд… Взгляд убийцы… Реакции схожие с Рей. Столь глубокий контакт с Евой. Вспышка АТ-поля… неужели… Табрис? НЕТ! ЭТОГО быть не может! Свитки прямо говорят, что Табрис появится позже! А Синдзи тот, от кого зависит будущее человечества! Он не может быть Ангелом! Не может… Нужно действовать. Стереть все данные, пока Акаги не додумалась сделать пару резервных копий, одну из которых обязательно „забудет“ удалить. Быстро и сейчас! А Синдзи… Потом! Сейчас есть дела важнее!»…


***

Не прошло и получаса как я убедился в своей правоте. Сперва окружающее пространство накрыла волна духовной энергии, слабая, но для меня вполне ощутимая – Ева-01 искала меня, а найдя очень разозлилась. Естественно не просто так. Вообще общатся через духовную энергию чистое извращение, так как она может нести информацию об эмоциях и в некоторой степени – состоянии здоровья, но вот передать в потоке спиротонов, что-то осмысленное, похожее на диалог, практически нереально. Впрочем этого и не требовалось, эмоциональное состояние «замуровали демоны» не столь сложно изобразить, а уж после синхронизации, Ева-01, она же, по сути, Юи Икари, мои эмоции понимала прекрасно. Остальное же она вполне додумала сама опираясь на информацию увиденную в ангаре, ведь никто не догадался изолировать зрительные и слуховые рецепторы Евы. Конечно, о чём она думала я могу только предполагать, но факт остаётся фактом – Ева-01 решила побуянить. Хорошо хоть её злость была направлена не на Рей и никаких попыток атаки сознания Аянами не последовало, благо, о невозможности этого я позаботился ещё во время совместного сидения в капсуле. А дальше я едва успел успокоить Юи, потратив на посыл «не сметь!» все запасы духовной энергии.

Всё действие и десятка секунд не заняло, а я чувствовал себя как выжатый лимон. «Опять истощение, чтоб его…»

«Вот интересно, эти идиоты когда планировали данную авантюру вообще понимали, что остановить взбешённую Еву-01 у них нет шансов? Тут ведь не прототип, у которого энергии на сорок секунд работы, тут монстр которому не каждый Ангел поперёк дороги встанет. Впрочем, главное с Рей всё в порядке, а на Гендо и его тараканов в черепной коробке, плевать.»

Привалившись затылком к стене лифта, я постарался как можно естественнее сползти на пол, после чего опять уткнулся в планшет, изображая чтение, а реально постаравшись задремать. Понятие «хреново» слишком мягко отображало испытываемые мной ощущения – слабость, тошнота, головокружение, расплывающийся взгляд, гудение в голове и мутные мысли. Тело просто мечтало лечь и сдохнуть, желательно в сугроб снега и обязательно чтоб вентилятор в лицо, но приходилось терпеть. Похоже для окрика я даже немного жизненной энергии второпях задействовал…


Спустя ещё час, который я провёл сидя на полу, борясь с последствиями истощения и потихоньку возвращаясь к жизни, двери лифта наконец открылись. За створками лифта стояла Мисато, очень нервозная Мисато.

– Это было глупо и бесполезно – Сказал я опережая девушку и готовясь совершить трудовой подвиг – встать.

– Эээ, Синдзи ты о чем?

– Глупо, потому что попытаться провести синхронизацию Рей с нольпервым можно было и при мне. А бесполезно, потому что без моего ведома, он не примет никого другого, кроме меня, как мать не спутала бы своего сына с кем-то другим. – Во время медленно проговариваемого монолога, я всё-таки встал и не поднимая глаз от планшета, чтобы Мисато не увидела моего лица, пошёл к выходу. Уже пройдя мимо капитана я слегка развернулся и добавил: – И еще Мисато, я конечно могу устроить тут драму с обвинениями и истерикой, но мне лень, да и Рей надо проведать. Так что просто передай Командующему, что он дебил. Впрочем… не передавай, не поможет.

– Синдзи, я…

– Не надо. – Прервал я девушку, не оборачиваясь. Мне действительно совершенно не хотелось устраивать сцен во внутреннем коридоре штаба.

– Но я…

– Мисато, это бессмысленно. – Пришлось всё же остановится и немного обернутся. – Я и так знаю, что ты выполняла приказ и совершенно не виню. Пойдём уже, не хочу чтобы Рей сейчас была одна.

– Хорошо… – Тихо произнесла Кацураги опустив голову.


Рей ждала нас в кабинете Мисато. Первое что бросилось мне в глаза, это влажные от воды волосы и взгляд… Взгляд в котором причудливо переплелись ожидание, тревога, вина и опаска. И как не сложно догадаться, направлен он был именно на меня.

Не обращая внимания на присутствие за спиной Мисато, я подошёл к Аянами и обняв, прижал к себе. Несколько мгновений я ещё ощущал её напряжение, быстрый стук сердца, не ровное дыхание, но потом девушка потихоньку расслабилась и сама робко обхватила меня руками. Ещё секунда и она чуть смещается для удобства, слегка ёжась, а ещё через мгновение щека девочки едва заметно, доверчиво потёрлась о мою грудь.

– Страшно было?

– Да… В самый первый момент.

– А потом?

– Потом я почувствовала как злится Ева, но… не на меня. А дальше её успокоил ты.

– Ты это почувствовала?

– Я… поняла. Не знаю как объяснить. – После ответа Аянами я чуть наклонил голову и зарылся носом во влажные волосы девушки.

– Теперь не страшно?

– Нет. – Рей немного шевельнулась и теперь моей груди касалась не щека, а нос. Через рубашку я ощутил тёплое дыхание…


– Мисато, не завидуй так громко. – С улыбкой оборачиваюсь, спустя пару минут тишины, при этом отстраняясь от Рей.

– Что?! Я не громко!

– Значит угадал. – Констатировал я, наградив Мисато понимающим взглядом – пусть расслабится, а то насколько я её знаю, нервы ей сегодня помотало едва ли не больше всех, так что возвращение к подтруниванию, с моей стороны, сейчас будет более чем уместно.

Понаблюдав немного за процессом краснения и набирающего обороты возмущения девушки, я повернулся к Аянами и увлёк ту в сторону дивана, где и уселся рядом с ней, держась за руки. Рей сама взяла мою руку и отпускать совершенно не собиралась, всем видом показывая, что так и надо. Обожаю…

– Да ничего я не!…

– Ладно-ладно, замнём для ясности. – Небрежно мотнул головой я. Настроение и самочувствие заметно улучшились, вероятно причиной была Аянами, вернее воздействие её ауры, по крайней мере иных вариантов я не видел, да и грех было жаловаться. – А теперь расскажи мне пожалуйста как всё выглядело со стороны, а потом обсудим те новые игрушки для Евы, материалы по которым ты так заботливо вручила мне чтобы я не скучал в лифте…


***

Из открытой форточки неспешно опускалась волна свежего, прохладного воздуха. Где-то вдалеке несколько раз взвыла сигнализация на какой-то машине и умолкла, столь же резко как и включилась. Рей тихо сопела во сне, положив голову мне на грудь. А я неспешно размышлял.

Рассказ Мисато был очень эмоционален, даже с учётом того, что выражения и эпитеты она старалась выбирать. В целом девушка полностью подтвердила мои ожидания, и к счастью далеко не худший вариант из возможных, по крайней мере Ева не успела вырвать крепления и начать крушить ангар, а ведь вполне могла. Куда занятней было то, что проскальзывало между строк во время рассказа девушки, причём очень похоже, что совершенно неосознанно. Поняла это Мисато, или ещё нет, но от её почитания Командующего уже ничего не осталось. Работал я над этим с момента как появился в Токио-3, но именно сегодняшние события стали той последней соломинкой, что ломает спину верблюду и теперь Кацураги чуть-ли не ненавидела Икари-старшего. Конечно стоило делать скидку на эмоциональное состояние капитана в момент разговора, так что стоит ей отойти, жгучая ненависть сменится молчаливой неприязнью пополам с презрением, но главное – своего я добился. Конечно ещё вопрос, кто из нас выглядит большим подонком. Гендо, вроде как защищающий человечество и идущий ради этого на любые жертвы, или я – откровенно заявляющий, что это человечество готов с удовольствием уничтожить, безразлично плюющий на жизни и мнения окружающих, но при этом непосредственно рискующий жизнью их защищая. Сложный вопрос… Для стороннего наблюдателя. А вот для женщины, которой я подарил столь долгожданную семью… думаю сооовсем наоборот.

Как бы то ни было, вариантов использования мной данной ситуации существовала масса, но предпринимать что-то конкретное уже сейчас желания у меня не было никакого, да и эффект следует закрепить.

Что же будет делать Гендо в ответ на такую оплеуху? Вариантов, по большому счёту, у него не много. И пожалуй, самый оптимальный для Гендо – сделать вид, что ничего не произошло. Да и меня вполне устроит даже такой абсурд, как попытка ликвидации, пусть это и несколько осложнит реализацию основного плана. Хотя в то, что её предпримет Гендо верится слабо, скорее уж Seele. Но только если узнают, а это как раз под вопросом. Будет ли Командующий делится столь пикантной информацией, как умение пилота взаимодействовать с Евой на расстоянии? А ведь датчики у них наверняка засекли мой выброс духовной энергии, по крайней мере излучение Ангелов они засекают и выданного мной пика должно было хватить для чувствительности их приборов. Я бы такую информацию скрыл, даже если бы не вёл двойную игру, а Гендо? Может быть так, что сдача меня Seele позволит ему получить какие-то выгоды сопоставимые с потерей наиболее опытного пилота и главного действующего лица в предстоящем спектакле по изначальному сценарию? Сомнительно…

Кстати, любопытно, смогу ли я воссоздать тело из LCL внутри контактной капсулы Евы-01? По идее, шансы на это есть, думаю процентов 15, может даже чуть больше. Хотя всё зависит от того, сохраню ли я свободу действий после смерти став духом, или меня сразу притянет к моему собственному телу внутри анклава. Хм… Пожалуй это будет очень интересный эксперимент… но всё же воздержусь его проводить без лишней нужды. Эх, хорошо всё-таки Рей, у неё десятки свободных тел в запасе есть для переселения души. Впрочем и тут стоит постараться не допустить ситуации когда они понадобятся.

Перед глазами всплыли кадры как Рей активирует систему самоликвидации Евы-00, чтобы уничтожить Ангела вторгшегося в её тело. За кадрами из глубины поднялась волна ярости и жажды убийства. «Да, определённо постараться стоит, причём весьма обстоятельно.»

Рядом встревожено заворочалась Аянами, сжимаясь и стараясь прильнуть плотнее.

«Почувствовала?»

Поспешно успокаиваюсь и крепче обняв, так чтобы губами коснутся макушки, посылаю девушке волну нежности, заботы и спокойствия, благо при столь плотном тактильном контакте даже тех крох энергии, что успели восстановится хватает с избытком. Рей успокаивается и замирает, её дыхание вновь выравнивается, а вцепившиеся в меня пальцы расслабляются.

«Прости, маленькая, больше так не буду.» Целую в макушку. «И всё же… как ты почувствовала мои эмоции? И… насколько давно научилась это делать?»…


Следующий день принёс подтверждения моим ожиданиям. По меньшей мере, частично, я оказался прав. Гендо решил сделать вид, будто ничего не было, более того, видимо чтобы поскорее отвлечь людей от не нужных воспоминаний, он назначил реактивацию Евы-00 на завтрашний день. Думаю будь у него такая возможность, реактивация состоялась бы уже сегодня, но увы, Еву-00 ещё не успели полностью освободить из застывшего бакелита. Что милостиво пояснила Мисато рассказывая за завтраком о сути звонка с работы.

– Нас, как я понимаю, там не ждут?

– Угу. – Кивнула девушка, прожёвывая бутерброд. – Рицуко про тесты даже не заикнулась, что прямо указывает на то, что работы у неё сейчас навалом, даже больше скажу, это значит, что она под ней погребена! Уж поверь, я её пятнадцать лет знаю.

«Незапланированный выходной, да? Хмм… Сводить что-ли куда-нибудь Рей? Хотя нет, плохая идея. Будь на её месте Аска или Мисато, то поход куда-то вместе действительно был бы правильным решением для закрепления отношений, ведь будучи частью современного социума девушки понимают, что таким образом им уделяется внимание и за ними ухаживают. Можно сказать, они сами этого ждут повинуясь устоявшимся стереотипам, но с Рей совсем другая ситуация. Она ничего не знает о подобных „брачных танцах“ современного человека, либо знание это чисто теоретическое, не забитое на подкорку с грифом „обязательно к исполнению“. Так что очень может быть, что само моё присутствие для неё куда важнее всех и всяческих прогулок, да и спокойный отдых в тишине квартиры, с сопутствующим ему ощущение постоянной заботы и поддержки, может для неё быть гораздо приятней непонятной ходьбы по городу, пусть даже с мороженым в руках.»

– Мм? – Голос Мисато отвлёк меня от размышлений.

– Я говорю, сегодня пойдём знакомится с вашими инструкторами. – Девушка залпом допила кофе и серьёзно посмотрела на меня. – Син, я понимаю, что в Еве ты очень силён и мало что из возможных тренировок может тебе в ней пригодится, но и без них нельзя. Если возможно хоть немного увеличить твои шансы на выживание это нужно сделать! Мало ли какие дальше будут Ангелы? Ну, ты же сам должен понимать! – Моргнув, я медленно кивнул на монолог Мисато. Тут не поспоришь, она была кругом права, да и спорить как-то настроения не было. Плюс, кое-какой факт она упустила, это я могу в Еве раскатать тонким слоем по асфальту практически кого угодно, но вот Рей не может и не факт, что я всегда смогу её прикрыть, так что тренировки ей действительно необходимы. «Жаль конечно, что планы накрылись, но это мелочи.»

– Я понимаю и спорить не собираюсь. Один вопрос: Что за дисциплины? – Кацураги улыбнулась и кажется даже немного расслабилась.

– Фехтование и тактика действий в паре. Пока что это оптимально, да и инструкторов только к ним найти успели. Вы ведь, как Еву-00 реактивируют, будете работать вдвоём, так что надо привыкать уже сейчас, ну там вам всё расскажут, правда как оно будет подходить к Евам… – Девушка не скрываясь изобразила на лице сомнение насчёт того, что обычная тактика будет приемлема для Евангелионов. – Ну да ладно, лишним всё равно не будет. – Дёрнула головой Мисато и тут же стащила с тарелки печенюшку и принялась хрустеть, глядя в сторону и о чём-то размышляя.

– А с фехтованием что? Какой стиль?

– Нуу… Я в них не разбираюсь, что-то европейское с прямым мечом. Как мне объясняла Рицуко, японские стили для Ев совершенно неприемлемы, что-т