Мария Борисовна Быстрова - Шпионка поневоле

Шпионка поневоле 1784K, 289 с. (Водители дирижаблей-3)   (скачать) - Мария Борисовна Быстрова

Мария Быстрова
ШПИОНКА ПОНЕВОЛЕ


Регесторская империя. Провинция Ямерстан. Гельтс


Яна Брайл


Судьба закинула нас в Гельтс — самую северную точку на карте Регестора. Поселок в триста домов с единственным проспектом, лесопилкой и известной тюрьмой для горских мошенников. Место глухое, криминальное, и я бы не рискнула покидать каюту, если бы генерал Лурдек не объявил усиление по границам. Армейцы на улицах, светящиеся бастионы крепости и два тяжелых штурмовых «Вершителя», парившие мрачными тенями в ночном небе, заставляли чувствовать себя в безопасности даже самых пугливых жителей.

Причальная мачта на окраине обычно пустовала. Несколько раз в неделю прибывали «Грузовозы», а пассажирские дирижабли и того реже — невыгодно, здешняя публика предпочитала более дешевые дилижансы.

Ночная мгла сменялась предрассветными сумерками, над сосновым лесом колыхалось туманное марево. Рор… Совсем близко. Пролети несколько километров на север и превратишься из свободного гражданина в желанную добычу, в источник силы для кровожадных недомагов. Отсюда темное царство казалось необитаемым, пустынным, обманчиво безобидным. Где поселки? Дороги? Лишь вереница загадочных каменных коробов тянулась с востока на запад, будто дымовые трубы, узкие, местами почерневшие, покрытые широкими трещинами… Ни огней, ни флагов на них не имелось… Странные заброшенные сооружения… Любопытно, что бы это могло быть? Хм…

Хельга приблизилась неслышно:

— Яна, почту везут. Пора грузиться и в путь. Стоянка проплачена до восхода солнца.

Я опустила подзорный визор. Поскорее бы улететь отсюда в Рашарст, а оттуда напрямик в Дикельтарк, сдать рейс и закончить практику. Затянувшаяся экскурсия по медвежьим углам империи наскучила. Три месяца работаем, три раза компания выдает почтовый рейс, а это тебе ни одного пассажира на борту. Предлоги, разумеется, были самые благовидные, мол, запрос на практику утвержден на «Скитальца», а на нем возят скоростную почту. Ну ладно, выполнили один такой пролет по долам и весям великой страны, но не три же кряду. Подозрительное невезение! В итоге зарплату выплатили как стажерам, и половину пришлось отдать за страховку машины…

— Продукты купила? — спросила я.

В последний перелет наш холодильник окончательно опустел.

Подруга кивнула и выразительно продемонстрировала свои новенькие часы на золотой цепочке.

— И воду загрузила тоже. Больше в этой дыре нас ничего не держит.

Хельга уже получила свой допуск на самостоятельные полеты и могла бы взять собственный рейс, но, к великому счастью, решила остаться со мной. В одиночку совсем одичаешь, а вместе хорошо, весело. Подруга занялась предполетными проверками и техническим обслуживанием дирижабля, оставив мне возню с документами и пилотирование. Она играючи разбиралась с мелкими неисправностями, легко орудовала инструментами, а уж отыскать источник мерзкого скрипа, возникавшего то водном, то в другом механизме, не составляло для нее никакого труда. В целом «Скиталец» компании оказался надежной машиной, хотя и не новой.

Наглухо застегнув комбинезон, я отправилась вниз, на поле для якорных тросов, чтобы лично контролировать погрузку. Наш аппарат был единственным пришвартованным к мачте, дежурные красные огни очерчивали днище гондолы, створки грузового люка медленно расходились в стороны. Около паллеты с контейнером меня ожидали сотрудники экспресс-почты. Пока техники крепили карабины к сброшенным сверху цепям, я проверила целостность печатей и подписала кипу бумаг. Времени до рассвета оставалось мало, и опаздывать с отлетом на этот раз никак нельзя. Наконец натужно зашумели лебедки, контейнер поплыл вверх и вскоре скрылся в трюме «Скитальца». Попрощавшись с коллегами, я уже собралась топать обратно, когда браслет связи неожиданно кольнул запястье.

«Мисс Брайл, контрольная вышка», — произнес грубый прокуренный голос.

Скривившись, я постаралась задавить отвращение. Слушать этого мутного типа совершенно не хотелось, а вот послать ко всем лоранийским демонам — с удовольствием. Сегодня контролер, с виду вылитый криминальный элемент, изображал вежливого, квалифицированного специалиста. Месяц назад, когда мы улетали отсюда со штрафом, подобной обходительностью он не страдал.

«Для вас есть приятная новость. Загляните ко мне».

В окнах смотровой площадки низкой башни замаячила тучная фигура местного поборника пилотов. Как и все в этом городишке, он наверняка был связан с гильдией воров. Когда загребал мое золото, аж пальцы дрожали… Даже подумать страшно, какие у него могли появиться «новости»… Но не пойти нельзя, иначе с этого гада станется — не выпустит из Гельтса и зарубит расписание, а проблемы перед окончанием практики нам не нужны. Но если аферист проклятый задумал снова меня развести, то демонов ему в печенку!

Стучаться в дверь я не стала, резко распахнула ее и ворвалась внутрь, нисколько не скрывая раздражения:

— Сэр! Что могло случиться за пятнадцать минут до вылета? Сознательно задерживаете наше отправление? На этот раз ничего не выйдет, я немедленно сообщу о ваших действиях в компанию!

Начальником вышки был черноволосый мужик с пивным пузом в безразмерной желтоватой рубашке, узких брюках и странных бежевых ботинках.

— Не стыдно ли столь юной магине обвинять опытного контролера в подобной низости? — лениво протянул он. — Я могу подать на вас жалобу.

Подавай! Лучше бы о своей совести пекся, жулик проклятый, нутром чую, ничего хорошего от тебя не услышу.

— Ближе к делу, господин контролер.

Хитро сощурившись, он откинулся в кресле:

— В прошлый раз вы оставили в Гельтсе приличную сумму денег. Мне правда искренне жаль, что так получилось, но сейчас появилась возможность компенсировать все траты… — И, прежде чем я успела открыть рот и послать его ко всем предкам, горец расплылся в довольной улыбке: — У меня есть для вас пассажир.

Он думал, я запрыгаю от счастья и все ему прощу? Нет, конечно, маг не дурак. С такими расслабляться нельзя. Пассажиры — это круто, это дополнительные деньги, но втягивать себя во всякие авантюры… не позволю!

— Мы доставляем почту, — сухо отозвалась я. — Перевозка людей согласуется через компанию, и кому, как не вам, такому опытному и честному специалисту, это знать.

Пора заканчивать беседы с ненадежными людьми и бежать прочь.

— Я понимаю ваши сомнения, мисс, но все прозрачно. Официальный билет — официальный гонорар.

Как заманчиво. Спасибо, не нужно. И почему именно ты делаешь мне столь привлекательное предложение? Кажется, контролер должен дирижабли к мачте стыковать. Или билетершу уволили за ненадобностью?

— Есть одна проблема, сэр. Мой контракт не предусматривает перевозку людей. Дождитесь очередного аппарата, а нас выпустите по расписанию.

Контролер поморщился и закатил глаза. «Прозрачно», ага… сейчас… Вздумал к нам на борт нелегала впихнуть!

— Мисс Брайл, отказаться вы не можете. — Он коварно ухмыльнулся и протянул мне пластину с золотым тиснением: — Особый билет компании. Вы ведь знаете, что это такое?

Особый? По спине побежали мурашки. Свой вводный инструктаж в главном кабинете полетного распорядителя я помнила смутно, но что-то там было о привилегированных перевозках… Обладатель золотого билета мог сесть на любой аппарат, следующий в попутном направлении, при наличии на борту свободных кают. Неужели это оно?!

— Мистер Мико де Пан, сын известного промышленника, несколько дней назад опоздал на рейс в Дикельтарк. Разумеется, вы можете нарушить инструкции, но тогда избежать проблем с компанией не удастся.

Вот… Теперь в ход пошли угрозы… Мысли лихорадочно заметались. Если билет действительно золотой, то контролер прав — отказать ему нельзя. Схватив карточку, я принялась вертеть ее в руках… Энергетическая печать компании на месте… Демоны! Кого я обманываю, проверить подлинность структуры все равно не получится. Неужели никак не отбрыкаться? С картинки на меня смотрел худощавый кучерявый блондин пижонской наружности в дорожном сюртуке.

Осталась последняя возможность.

— Мы летим в Рашарст, а не в столицу.

Горец хмыкнул:

— Довольно отговорок. Даже заскочив в Шордаст, «Скиталец» прибудет в Дикельтарк быстрее любой «Широкой черепахи». И вообще, — он нахмурился, — это неслыханно — отказываться от золотого пассажира! В прошлый раз мы немного повздорили, но вы сами виноваты, давно пора прикупить себе часы. Сейчас я лишь выполняю свою работу — передаю билет, а дальше как хотите — берете мистера Пана или нет, не мое дело. Все на вашей совести!

Он сделал вид, что устал препираться. Я наградила хитреца испепеляющим взглядом. Снова подстава какая-то! Точно подстава! Зло фыркнув, быстро черкнула свою подпись на билете, и контролер довольно кивнул:

— Мистер Пан ждет вас у мачты. — Гаденькая улыбочка напомнила, с кем я имею дело. — Поторопитесь, время стоянки почти истекло.

Сволочь! Зал я покинула бегом, не забыв на прощание громко хлопнуть дверью. Бубня под нос ругательства, спустилась вниз. Времени почти не осталось. Браслет призывно колол, но я отклонила запрос Хельги и принялась связываться с Ингрид. После получения допуска баронесса выполнять самостоятельные рейсы не решилась, по рекомендации леди Павс она устроилась работать в компанию.

Меня встретила волна удивления и недовольства:

«Яна? Почему так рано? Что… что случилось?»

«Доброе утро! Ингрид, ты хорошо разбираешься в правилах конторы?»

Сонное замешательство сменилось привычной для девушки тревогой:

«Ты что-то нарушила?»

Выскочив на поле, я увидела в отдалении дежурных техников, все курили и вовсе не торопились отцеплять стояночные тросы «Скитальца» от наземных креплений. Демоны лоранийские! Солнце вот-вот взойдет… Достав из кармана пластину, отправила ее образ баронессе.

«Что скажешь? Это золотой билет? Или меня обманули?»

У подножия мачты в нетерпении переминался невысокий парень лет семнадцати с рюкзаком за спиной. Блондинистые кудри добавляли шевелюре объема, на пальцах блестели серебряные кольца с гербами.

«Мм… Нет, наверное. Похоже, действительно золотой. Яна! Какая удача! Почему ты злишься? Знаешь, сколько денег получишь за него?!»

«Ямерстанский контролер всучил мне эту карточку. Тот самый, которому в прошлый раз я помогла переставить „Грузовоз“ с одной площадки на другую, а в благодарность гад выписал нам штраф за задержку вылета!»

Ингрид облегченно выдохнула:

«Яна! Пусть он тогда и обошелся с тобой нечестно, но сейчас действовал по инструкции. Золотой пассажир первым делом идет к начальнику вышки, а тот уже связывается с пилотом. Не беспокойся, даже если билет окажется поддельным, это не твоя забота, деньги выплатят в любом случае».

Уверенность баронессы понемногу передалась и мне. Возможно, я и правда погорячилась, у нас на борту две свободные каюты, пусть занимает любую, не жалко.

«Поняла. Все равно уже карточку подписала. Привезем этого золотого сыночка».

«Прилетайте скорее! Жутко соскучилась и по тебе и по Хельге!»

Послав баронессе волну благодарности, я отключилась и взглянула на первого в своей жизни официального пассажира. Что-то не походил он на отпрыска успешного дельца. Куртка и ботинки в пыли, кожаные штаны протерты. Юноша неуверенно осматривался, улыбался натянуто, заискивающе. Хм… Боится, что откажу? Нервничает? Или у меня вновь разыгралась фантазия? Не удивлюсь. В последнее время с ней и так возникают трудности… Поколебавшись, я все же достала билет и сравнила картинки. Нет, пассажира мне не подменили, но с пластины смотрела его более холеная и расслабленная версия, веселый повеса и балагур, эдакий юный денди. Впрочем, что там у него за проблемы, не моего ума дело.

— Мистер Мико де Пан?

Он удивленно уставился на мой браслет:

— Да, мисс. Вы пилот? Счастье, что в такую глухомань прилетел дирижабль и отвезет меня домой.

Ингрид права, с мнительностью надо бороться. Обычный мальчишка, клиент. А наша обязанность простая — перевозка.

— Мистер Пан, мы доставим вас в Дикельтарк, но имейте в виду, привычного комфорта на борту не найдется. Рейс почтовый.

— Обещаю не капризничать, мисс.

Покосившись на него, я мрачно добавила:

— Провианта на вас тоже никто не брал, — и принялась карабкаться вверх по лестнице.

— У меня все с собой! — неслось вслед. — Мисс, вы моя единственная надежда вовремя вернуться в столицу! Удобства не имеют значения, готов спать даже в трюме! Купил хлеба, сыра и шоколада, протяну как-нибудь!

Какой предусмотрительный… Наш «Скиталец» покачивался на ветру, техники наконец перестали прохлаждаться и принялись отцеплять машину от земли, а Хельга быстро сматывала лебедки. Воздух тихонько дрожал — шла предстартовая проверка систем. Наконец-то уберемся отсюда!

Из-за широкой стойки высунулась напарница и укоризненно взвизгнула:

— Почему так долго?! — Но, заметив мальчишку, осеклась и вопросительно уставилась на меня.

— Проходите вперед, мистер Пан.

Неожиданно с юного лица слетела веселость, пассажир побледнел и с опаской поглядел вниз.

— Ну же, — подбодрила я. — Не бойтесь.

Резко вздохнув, мальчишка перепрыгнул узкий трап и оказался на пилотском мостике. Отцепив от сваи последний стояночный карабин, я шагнула на борт.

— Никогда не летали? — с любопытством поинтересовалась подруга.

Блондин смущенно пожал плечами и на всякий случай отошел подальше от края.

— Как-то не приходилось.

— Мистер Пан, знакомьтесь, это Хельга Холдар, наш второй пилот, а в мое отсутствие — первый. Она покажет вам каюту. А теперь прошу извинить, время истекло. Покиньте мостик.

Пора. Солнце показалось над лесом. Наполнив руки силой, я подключилась к системам аппарата, энергия рвалась наружу, а разделенное сознание подхватывало управляемые схемы и оживляло машину. Поршни раскрывали крылья, звенели и искрились стальные пластины парусов, крутились поворотные рули, пространство вокруг наполнилось ритмичным гулом. Дрогнув, «Скиталец» медленно отошел от мачты. Нос гондолы развернулся по ветру, дирижабль начал ускорение и стремительный набор высоты, оставляя в утреннем небе ненавистного Гельтса серебристые полосы.


На инструктаже в компании пилотам внушали главное правило — ни за что не залетать на территорию колдунов. И дело даже не в личной безопасности: любое нарушение границы рорцы могли принять за провокацию. Война была неизбежна, но мы не собирались приближать ее, вот почему я повела «Скитальца» южным коридором, подальше от опасных земель. Об угрозе, исходящей от Ораша, несколько месяцев назад в послании народу рассказал сам Атнис Третий. С тех пор призывали добровольцев в армию, а эксперты строили прогнозы, как скоро Регестор разгромит старого врага. Споров относительно сроков велось много, но все сходились в одном: победа совершенно точно будет за нами, ведь на стороне империи магия и численное превосходство…

Солнце палило нещадно, при желании на раскаленной обшивке можно было жарить яичницу. Закрытый форменный комбинезон спасал от ожогов, а очки с темными линзами — от слепящего света. Лишь легкий набегающий ветерок раздувал волосы, но разогнать духоту и влажность он не мог… Пожалуй, стоит набрать высоту.

«Скиталец» чутко отреагировал на мою магию, раскрашенный логотипами баллон пошел вверх, утягивая за собой гондолу. Сквозь черное стекло небо казалось темно-синим, а солнце превратилось в тусклый красный диск.

С утра я пилотировала одна, Хельга и молодой пассажир из кают не выходили. Мерный гул парусов и поскрипывание поворотных рулей нагоняли дрему. Не обнаружив по курсу встречных аппаратов, я решила прогуляться до кормы и приготовить себе бодрящей дряни. В отличие от «Скитальца» Милмана, не приведи боги упомянуть имя негодяя при актрисе, на государственной машине имелся бойлер — стремный аппарат, обмотанный проржавевшими трубками. Нагревая воду, эта штука регулярно заливала палубу кипятком, но если засыпать кофейные зерна в верхнюю емкость, то из крана польется бурда, отдаленно похожая на кофе.

Вытащив кружку из поддона, я отправилась обратно на мостик. Уже летим над Шордастом, через пару часов будем в Рашарсте. Впереди над холмами формировались кучевые облака, солнечные лучи прошивали их, оставляя на темной земле светлые пятна. Свесив ноги в пропасть, я пила мерзкую жидкость. Летняя практика оказалась чрезвычайно продуктивной. Допуск на «Скитальца» подтвержден, компания с радостью выдает мне новые контракты, удалось заработать денег, но отчего-то большого восторга я не испытывала. В памяти засели тягостные воспоминания. Обгоревшие тела, заливавшая лицо вода, крики… Вертикальный зрачок ящера и нереальный магистр на пляже дикого острова… Даже работа не помогала справиться с тоской. Либо это банальная депрессия, либо побочные действия амулета-хранителя.

С некоторых пор одиночество ощущалось особенно остро. Прежде оно меня не угнетало, я гордилась своей самостоятельностью, высоким потенциалом и успехами в учебе. Два года до диплома, но кто усомнится, что я его получу? Огромный резерв открывал прекрасные перспективы… Хочешь — в компанию, хочешь — в армию, а можно купить машину в рассрочку и самой решать, куда и кого везти, — вот она, свобода. Главное, снова не вляпаться в какую-нибудь дерьмовую историю. Нелепо хандрить, если мечты сбываются… Но что же ждет меня дальше? Многомесячные рейсы? И пустая съемная квартира в Фертране? Хельга не будет летать со мной вечно, она-то уж точно отыщет себе пару. А я? Пилотов привлекала энергия, но никто не интересовался моей личностью. Да и глупо усложнять жизнь отношениями… Жалеть себя я не любила и решила лечиться. Правда, пока лекарства от навязчивых воспоминаний найти не удавалось.

Лорд Гарс. Я размышляла о нем чаще, чем следовало. Подсознание выбрало самого неподходящего, самого ненавистного человека из возможных и кинуло в его объятия. Наверняка этому наваждению нашлось бы заумное психологическое объяснение, но заниматься самокопанием было некогда. Я мрачно завидовала магистру. Самоуверенный и непогрешимый. Вот кто никогда бы не усомнился в себе. Посмеялся бы над бурной фантазией и пошел дальше… Могли лорд вести себя иначе? Перестать упражняться в хамстве и рассыпать гнев искрами? Хотя бы раз подумать о чувствах несчастного, обреченного выслушивать его бесценное мнение? Навряд ли. Для студентов он являлся символом жестокой расправы за ошибки и лень. Под безжалостную язвительную отповедь рисковали попасть и выпускник и юная первокурсница. Но презирали лорда не за штрафные наряды, а за нескрываемое самодовольство и злорадство, с которым он поучал учеников. Представить жуткого магистра Гарса влюбленным в студентку казалось сумасшествием, поэтому спустя несколько месяцев я окончательно уверилась в нереальности своих воспоминаний. Поцелуй на пляже — просто глюк, стоит поскорее выбросить эту ерунду из головы.

— Снова кривишься? — Хельга облачилась в синий форменный комбинезон с серебристыми крылышками на плечах, а волосы убрала под фуражку.

Теперь, когда на борту настоящий клиент, нужно соответствовать высоким требованиям компании.

— Кофе отвратный, — пожаловалась я и вылила остатки за борт.

Она с сомнением покачала головой, но промолчала.

— Как мистер Пан?

— Выделила ему дальнюю каюту. Где тебе удалось отыскать нам золотого пассажира?

Коротко пересказав утренние события, я заметила впереди патрульного «Горного орла» и начала снижение. Пилот наверняка проверит энергетическую эмблему «Скитальца», никого задерживать не хотелось, поэтому стоило разойтись с ним на одной высоте. Намотав на руку страховочную цепь, я подняла черные линзы. Зеленые холмы поплыли навстречу, а яркое небо осталось за спиной. Поворотные рули взвыли, и мы спикировали вниз. Жаркий влажный ветер хлопал в опознавательных флагах и свистел в стойках. Военный дирижабль помигал нам комбинацией синих и зеленых бортовых огней, означавшей «вопросов нет, счастливого пути», и проплыл мимо.

Хельга дождалась, пока стихнет шум, и кивнула:

— И правда. Странно все это.

Ну вот, не одна я такая подозрительная! Слава богам!

— Когда мы покидали Гельтс, он трясся от страха. Я не удержалась и пообщалась с ним немного.

Вот только этого не хватало! Хельга могла быть до неприличия дотошной!

Повернувшись к подруге, я неодобрительно поморщилась:

— Разве мужское общество не наскучило тебе? К тому же он еще совсем ребенок.

— Ты же не объяснила толком, кто это такой!

— Так подошла бы и спросила у меня. Нельзя приставать с расспросами к пассажирам. Мы на работе, а твое любопытство в высшей степени невежливо.

Мои слова она, разумеется, посчитала занудством.

— Брось! Ничего страшного не случилось. Мико — добрый общительный мальчик, наследник промышленной империи своего отца, он уже давно не ребенок и сам ведет дела. Их фирма что-то не поделила с местными, поэтому он опоздал на дилижанс в Рашарст три дня назад, а дирижабль улетел без него.

— Раз он такой милашка, почему ты считаешь его присутствие на борту странным?

Хельга многозначительно улыбнулась:

— Потому что он врет. Я актриса и знаю это. Мико Пан подождал три дня и использовал золотой билет. Это дорого даже для сына промышленника. За это время он мог добраться до Рашарста на лошади или следующим дилижансом много раз, но он сидел в Гельтсе и ничего не делал.

Я задумчиво поглядела на подругу:

— Специально ждал нас?

— Не спрашивай, что это значит, — пожала плечами девушка. — Не знаю.

Как бы там ни было, он уже находится на борту.

— Давай я проверю, всели с ним в порядке? А заодно попытаюсь расспросить его поподробнее…

Двусмысленная усмешка не оставляла сомнений, как именно подруга собирается разговорить юного пассажира.

— Даже не думай об этом.

Она фыркнула, а в карих глазах сверкнул озорной огонек.

— Расслабься. Тетя Хельга сошла с дистанции и больше не совращает перспективных женихов, даже богатеньких.

«Скиталец» летел над широкой рекой, петлявшей между холмами. В воде отражалась синева неба, а в долине паслась отара овец. Перестав созерцать пейзаж, подруга тихо произнесла:

— Эта скотина где-то здесь.

— Здесь? — непонимающе переспросила я.

— Милман. «Столичный вестник» написал про него заметку. «Уволенный из института пилот-ас хватается за последнюю надежду вернуть себе летные допуски. Бывшая суперзвезда продал своего „Скитальца“, записался добровольцем в армию и улетел куда-то в северные края»… — Она сердито насупилась. — Жаль, мы не успели пересечься в столице и я не плюнула в его смазливую рожу. Но ничего! Пусть только попадется мне!

На карте северных провинций квадратиками обозначались военные крепости и форты. Вдоль границы их насчитывалось штук тридцать. Значит, Милман был где-то рядом…

— Ну а ты? Прости, но нет больше сил лицезреть твою кислую мину. Что происходит, а?

Стянув с лица очки, я потерла глаза.

— Хель, просто надо отдохнуть.

Она будто меня и не слышала.

— Из-за Камиля, да?

Изобразив недоумение, я разве что пальцем у виска не покрутила. Форзак действительно пропал. С начала лета от него не было вестей, мои вызовы оставались без ответа. Надеюсь, у друга все хорошо и он просто выполняет секретное поручение лорда Хеклинга.

— Мне знаком этот взгляд, дорогая. А Форзак мог бы найти время и пообщаться с тобой. Еще один козел!

— Хель… — протянула я. — При чем тут он? Между нами ничего нет, только дружба.

— Тогда что?

Если не придумать правдоподобную версию, актриса не отвяжется. Лучше не врать, но и всего не рассказывать.

— Никак не могу забыть то, что случилось на пиратском корабле. Ингрид хорошо, ей стерли память, а я помню все в подробностях. — Я поглядела вниз, вот, кстати, и одна из крепостей.

Сооружение из серого камня, окруженное недавно выкопанным рвом. У единственной башни парил незнакомый аппарат.

— Ты не могла поступить иначе, — убежденно произнесла подруга. — Выбора не было. Либо ты их, либо они тебя… Война, о которой все твердят, на самом деле уже началась. И ты убила не людей, ты убила предателей империи, продавшихся колдунам.

— Знаю.

— Сходи к Джениз. Если она вылечила нашу нервную баронессу, то тебе тоже поможет.

Ага. Нашему школьному психологу только дай в чужой душе покопаться, всю разбередит, исследует, вытащит страхи и комплексы наружу и не успокоится, пока не избавит от них пациента. Нет уж, как-нибудь сами разберемся.

— До Рашарста два часа. Доведешь? — Дождавшись кивка, я обесточила машину. — Позови, если побоишься причаливать.

Передав управление Хельге, отправилась в каюту. Хватит с меня всех этих расспросов.


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


В оперативном зале Ведомства вторые сутки кипела работа. Агент в южной части Рора заметил в небе энергетический шлейф, идущий с территории империи. Пират и раньше летал над северными провинциями под маскировочной сетью, больше он не захватывал дирижабли, не похищал магов, но занимался скрытой разведкой. Несмотря на все наши усилия, до вчерашнего дня отследить его не удавалось. Зато сейчас граница была перекрыта патрульными. Только, кажется, бесполезно!

Расположившись в кресле, я слушал оживленную дискуссию магов. Мистер Арклин бесстрастно наблюдал за происходящим из дальнего угла. Остальные сотрудники не знали, что глава Ведомства присутствует в зале наблюдения. Меня это вполне устраивало. Стоило Вальтеру перешагнуть порог, как рабочий драйв сменялся вежливым общением коллег.

На светящихся экранах отображались списки учтенных дирижаблей, объемная карта регесторского севера занимала половину помещения. Я знал, о чем спорили бригадир с подчиненным. Все приграничье проверили в первую очередь и пирата не обнаружили. Сейчас обыскивали центральные и южные провинции, но уже очевидно, что спрятаться там угнанному дирижаблю было просто негде. А значит, мы опять его упустили, ведь контролировать огромные водные пространства на востоке нам физически не под силу. Пилот в черных тряпках мог просто сделать очень большой крюк и вернуться в Рор через территорию Воленстирского царства. Демоны пожри этих союзничков! Двуличные сволочи! Я сжал кулаки.

Темнокожих наемников в рорском лагере уже было больше десяти тысяч, колдуны свободно расхаживали по Тиреграду, «Ветерок» летал через пустоши. И почему мы еще сохраняем добрососедские отношения с этими предателями? Тамико почти в открытую плевал на союзный договор и неофициально поддерживал Хкина. Воленстирский военный атташе, про которого пару лет назад никто знать не знал, назначен генералом нелегальной армии. Если бы не Сильвер, мы бы так и остались в неведении.

Поисковики продолжали препираться, один доказывал другому, что пирата на территории Регестора нет. И я был с ним согласен. Невидимка упорхнул. Будь он проклят! Упустить шанс схватить предателя и вернуть аппарат! Идиотизм! Нужно придумать что-то новое и отследить неуловимого мерзавца. Дождавшись моего кивка, мистер Арклин объявил перерыв, и маги покинули зал. В наступившей тишине потрескивал энергией накопитель, питавший экраны и объемную карту. Над миниатюрными лесами и городами плыли цветные огоньки, обозначающие летящие дирижабли.

Его императорское величество явится в мой кабинет через полчаса, а докладывать нечего. Шпион Хкина залег на дно, пирата упустили, за последнюю неделю в Воленстире раскрыли троих наших шпионов. Полная задница! Рэд вернулся со склонов Альдестона, и пора отправляться за новыми лоранийками, а сейчас ну абсолютно не до сопливых дур! Переложить бы эту бестолковую миссию на Лиммера, так ордок, упрямая тварь, видите ли, не хочет делать из своего сознания проходной двор! И по делу Зельды подвижек нет. Одна радость — Феликс оказался невиновен. Зато теперь дуется на меня, как барышня, общаться по браслету не желает и отвечает лишь на официальные письма. Придурок! Проверка памяти чтецом — процедура неприятная, особенно если есть что скрывать. Перед глазами до сих пор стоит вереница темнокожих наложниц. Вспомнился приторный запах запрещенной в империи курительной смеси и регулярный пьяный угар после царских приемов. Фу, мерзость! К счастью, распутство не мешало Феликсу исполнять свои обязанности.

Приблизившись к объемной карте, я достал из внутреннего кармана потертую пластину с личными сигнатурами Яны. Целых три дня не проверял ее местоположение. Энергетические линии подернулись, начали перестраиваться, создавая новый миниатюрный ландшафт окрестностей Рашарста, в стороне медленно пульсировала светящаяся точка. Недолго думая я проверил сектор на наличие пирата. Чисто.

За лето не изменилось ничего. Выкинуть из головы упрямую девицу не удалось. Это было поражение, но стоило его признать, как гнев исчезал, и оставалась лишь мрачная убежденность. Добьюсь, не оставлю ей выбора, и пусть мне никогда не приходилось ухаживать за женщинами, зато доводилось достигать невозможного.

Рядом раздался насмешливый голос Вальтера:

— Мисс Брайл уже в Рашарсте? Жаль, браслеты сами собой не передают картинку. Правда? Любопытно поглядеть, чем занята любимая студентка?

Выдернув из структуры раскаленную пластину, я развернулся к другу:

— Подсматриваешь?

Он невинно улыбнулся и пожал плечами:

— По-моему, подсматриваешь ты.

Проклятие ему в ребро, к чему эта ирония? Сейчас дошутится и получит в рожу!

— Ладно-ладно. Все понял, ты взрослый мальчик, сам разберешься. Просто… Как долго ты будешь смотреть на нее через поисковую структуру? Твоя дама — лакомый кусочек. Форзака ты сослал, но с каждым пилотом так поступить не получится.

Зло усмехнувшись, я поглядел на друга:

— Есть маленькая проблемка, Вальтер. Она меня ненавидит.

— Перестань терзать ее за то, что она посмела приглянуться тебе. Завоевать симпатию девушки — задача более тонкая, чем взять укрепленный форт!

Тут он прав… весь прошлый год я цеплялся к Яне именно по этой причине.

— О, благодарю за совет, великий покоритель женских сердец и прочих прелестей! Я понял, к чему ты клонишь. Но не забывай, кто я есть! Учить мне ее придется еще долго, и никакие чувства не заставят меня смотреть сквозь пальцы на самонадеянность и глупость. Так же как и становиться влюбленным придурком.

— Бедная… бедная мисс Брайл. Мне уже жаль эту девушку!

Он открыто веселился. Вот паршивец! До женитьбы Хеклинг был любимчиком придворных аристократок. Сколько их перебывало в его резиденции, никто не берется сосчитать.

— Бесишь меня!

— Радуюсь за друга! Мы с Феликсом уже стали сомневаться, нормальный ты вообще или нет.

Скрипнув зубами, я наградил зама испепеляющим взглядом.

— Сворачивай поиски пирата. И чтобы завтра отчет по делу Зельды был на моем столе!

Не дождавшись ответа, я переместился в свой кабинет.


Регесторская империя. Ледниковое море,

пятнадцать километров от мыса Новой Зари


Яна Брайл


Порывистый ветер пригнал к берегам Регестора высокие кучевые облака. Прошивая их насквозь, «Скиталец» летел прямым курсом в Дикельтарк. Под палубой непрерывно вращался вал, привычно дрожал наполненный магией воздух, гондолу иногда потряхивало на восходящих воздушных потоках.

Трасса вдоль восточного побережья по праву признана самой загруженной в империи. Каждый день здесь пролетали сотни дирижаблей. Встречные борта шли километром выше, и столкнуться с ними мы не могли, а вот влететь в чью-нибудь медлительную корму — легко. Именно поэтому, не позволяя себе отвлекаться ни на миг, я сосредоточенно всматривалась вперед, пока разделенное сознание поддерживало слаженную работу механизмов. За лето мне удалось хорошо узнать свой аппарат, научиться чувствовать мельчайшие колебания энергии в парусах и сопротивление воздуха в стойках, интуитивно менять положение плоскостей, достигая тем самым максимальной скорости полета… Сегодня она нам понадобится. Мы планировали пилотировать без остановок всю ночь и прибыть в столицу раньше срока на полдня.

Мистер Пан утром почтил нас своим присутствием, составив компанию за завтраком. Встревоженным он больше не выглядел, а, кажется, наоборот, радовался скорому возвращению домой и даже пытался шутить. Впрочем, долго гулять вдоль ограждения юноша не стал, с недоверием покосился на искрившиеся паруса и вернулся в каюту.

Время приближалось к пяти вечера, и жара постепенно спадала. За день мы обогнали десяток шедших попутным курсом машин. Замечая девушку на мостике, маги полета отбрасывали приличия и вызывали меня по браслету, желая познакомиться поближе. Обычно я махала незнакомцам ручкой и мчалась дальше, с пилотами компании перекидывалась парой вежливых слов и тоже прибавляла скорости. Резерв потихоньку пустел, появились первые признаки усталости. Скоро должна прийти Хельга и сменить меня. Скорее бы, от яркого солнца и бликов на воде слезились глаза.

Вынырнув из очередного облака, поморщилась. Конца им не видно! В животе появилось неприятное тянущее чувство. Ясно, почему: с утра не удалось перехватить даже крошечный бутерброд. Достав визор, я внимательно оглядела следующую тучу.

И все же что-то было не так. Голод ни при чем. И на палубе ничего необычного. Чистота, порядок и никого. Прислушалась к разделенному сознанию — возможно, неисправен какой-то механизм? Тоже нет. Сняв очки, я положила ладонь на вертикальную стойку, отделявшую мостик от гондолы. Стандартная вибрация, и… Вот оно! Нарастающий тихий писк… Звук был высоким, явно магическим. Непонятным. Тревога усиливалась. На борту дирижабля нет места посторонним шумам, всплескам силы и явлениям без рационального объяснения. Такого быть не должно! А писк становился пронзительным… Да что же это за хрень?!

Гигантская облачная гора медленно приближалась, заслоняя обзор. Через полкилометра мы войдем в нее… Демоны… Теперь еще что-то странно зашуршало… Поглядев по сторонам, я на всякий случай снизила поток энергии и сбавила скорость. Что происходит? Впереди в дымке возникли необычные, едва различимые завихрения. Поразительно, как мне вообще удалось их заметить. Пар скрутился спиралями и схлопнулся… Два года обучения в школе вбили в меня один сверхполезный навык. В любой непонятной ситуации всегда ставь шит!

Сияющая стена построилась за секунду до того, как приняла на себя мощнейший удар чужой магии! Пространство разорвал взрыв… Дезориентированная вспышкой света, я отлетела на палубу. «Скиталец» содрогнулся и остановился на секунду, будто получив пощечину от невидимого великана. Зы-ы-ыу-у-у!!! Лязг металла. Силовая перегрузка! От неожиданности я впала в ступор, но пронзившая позвоночник боль быстро вывела из него. Кое-как сгруппировавшись, мне удалось откатиться в сторону и прижаться к борту.

Сбрасывая лишнюю магию, трещали паруса, стекатели чертили в пространстве широкие яркие шлейфы. Зззззззз! Взвыли поршни, удерживающие крылья раскрытыми. И-и-и-и-и-и!!! Вскрывая мозг убийственным звуком, где-то терлись друг о друга зубья больших шестеренок. Мы заваливались! Гондолу трясло и раскачивало… Не тупить, Яна! Я рывком поднялась на ноги. Рули высоты в нижнее положение! Слава богам, они работали… Давай же! Дирижабль затрясся еще сильнее, но начал выправляться… Да!!!

Суматошно озираясь, я пыталась отыскать нашего врага. Никого! Демоны!!! Что творится?! Не бездействовать! Нельзя бездействовать!!! С дрожащих пальцев одно за другим слетали заклинания. Короткий импульс браслету — сигнал о помощи! Защитная структура на баллон! Идем наверх! Максимум силы в поворотные рули. Взлетное положение крыльев! Твою мать! Не может такого быть! Не может! Вверх! Вверх!!!

Буксующий вал наконец прекратил визжать, но энергии вокруг стало так много, что каждая клетка тела вибрировала в унисон чудовищному реву. Ну же! Ну же! Только бы не перегорели паруса! В висках стучала кровь, а в нос ударил характерный запах озона.

Наплевав на все, я тянула машину вверх… В облако! Спрятаться!!! Скорее! Пока еще не догнали!

Пшшшшшш!!! Вссссс! Бах! Поздно! Он уже был тут! Нанес сокрушительный удар по правому борту! И меня швырнуло к левому! Плечо… больно! Ох! Кто же это такой?! Потеряю сознание, и нам кранты! Мир померк и взорвался искрами… Надо держаться! Моя аура засветилась, «Скиталец» круто задрал нос и продолжил рваться ввысь. Остается треть резерва и сотня метров до спасительного облака!

И-и-и-и-и-и!!! Натянув цепь, я карабкалась вверх по палубе.

Браслет ожил.

«Что это?!» — закричала Хельга.

Ее ужас потонул в моем маниакальном желании добраться до мостика. Обернувшись, увидела, как актриса, вцепившись в правый борт, ползет следом. Искры с крыльев сыпали на палубу, из трюма подымались клубы дыма, мгновенно уносимые ветром… Трррррр!!! Что-то сломалось! Проклятье!

«Прикрой меня! И крылья защити!» — то ли вслух, то ли мысленно проорала я.

А в следующий миг невидимка… Разрази его боги! Как он так быстро перемещается вокруг нас?! В следующий миг на палубу обрушилась магия. Прицельно! Бах! Бах! Щепки и стружка полетели в воздух. Распластавшись на досках, я сжалась и прикрыла голову руками. Щит Хельги затрещал надо мной, ломаясь под атакой. Меня… Меня хотят убить! Сволочи!

Пши-и-их!!! И короткие хлопки вдоль правого борта. Пшш! Пшш! Пшш! Шшшшшш! Из решеток под давлением вырвался горячий пар. Трубка охладителя пробита! Скорее! Скорее в облако!!! Руку обожгло кипятком.

«Он что, невидимый?!»

«Не знаю! Паруса береги!»

Актриса мигнула яростью и жестоким азартом.

«Сейчас получишь у меня огонька!»

Я продолжила с остервенением ползти вперед. Наши борта покрылись сияющей защитой. Умничка Хельга! Звенели пластины. И-и-и-и-и-и!!! Сейчас! Сейчас! Эфир разрывали эмоции подруги. Она палила во все стороны заклинаниями, пытаясь попасть в невидимого врага. Больше скорости! И-и-и-и-и-и! Резерв стремительно опустошался. Дирижабль уже превзошел себя, но смог прибавить еще. Морщась от боли, я наконец вползла на мостик.

«Вот тебе, тварь!»

Справа на фоне яркого неба мелькнуло нечто. Хельгина боевая структура угодила в цель. Он находился совсем близко! Шел борт в борт!!! Гад! Броня невидимки поглотила огненную волну, и секундное видение пропало. Что бы это ни был за аппарат, но он играючи держался рядом. Не может быть! Таких не бывает!

Пока не превратились в решето! Прямо сейчас! Изменить траекторию!

Закусив губу, я вливала последние силы в поворот крыльев. Перегрузка вдавливала в палубу, «Скиталец» резко накренился влево, вывернувшись из-под мощного удара. Пикируя вниз, в тучу, я ликовала! Удалось спрятаться! Оставался шанс спастись!

Ззззззззз! Вот только не это… Что-то не так с крылом! Сволочь! Будь ты проклят! Часть пластин перегорела, не выдержав таких кульбитов. В облачном молоке разглядеть что-либо невозможно. Даже своих рук не видно. Зато ощущения не обманывают… Центробежные силы раскачивали «Скитальца», стремясь сорвать его во вращение. Трясясь от адреналина, я кое-как смогла уравновесить магические потоки в левом крыле…

А мгновением позже мы вылетели наружу и едва не столкнулись лоб в лоб с мчавшимся навстречу «Горным орлом». Пилот принял правый крен, а я с трудом удерживала левый. Обдав нас горячим воздухом, военная машина пролетела совсем близко.

В канале связи надрывалась Хельга:

«Да! Да! Валите его!»

А я по-прежнему пикировала, пытаясь перевести баллон в горизонтальный полет. Мы почти падали, преодолевая десятки метров за считаные секунды.

«Да! В него попали!»

Эйфория накрыла… Они попали в него! Теперь только бы не разбиться о воду! Только бы вывернуться! Кучевые облака остались наверху. Сталь скрипела, ветер свистел, а я, лежа на мостике, боролась с гравитацией. Зажмурившись, добавила еще магии… Моя машинка справится… Должна! Крылья выли, рывками возвращаясь в обычное полетное положение… Трр! Трр! Последний хлопок, и сияющий «Скиталец» медленно отвернул свой нос от несущейся навстречу воды. Лицо обдало соленой моросью… Перегрузка в последний раз придавила меня и отпустила…

Да… Мы сделали это… выжили… Уф… Но что это было?!

Разделенное сознание само по себе сворачивало управляемые схемы. Перестала дрожать палуба, не скрипели поршни, замолкли паруса, и крылья медленно сложились… В глухой тишине мы пролетели по инерции еще сотню метров и незаметно остановились.

Перевернувшись на спину, я пыталась отдышаться. Не знаю, сколько прошло времени, может, минута, а может, полчаса, прежде чем удалось подняться на ноги. Растрепанная Хельга сидела у борта и нервно теребила пряжку ремня.

— Янка… — хрипло протянула она. — Сейчас бы выпить…

М-да. Можно, наверное.

Зрелище открывалось жуткое. Палубу «Скитальца» будто плугом вспахали, мостик частично обломился, обшивка местами прогорела… Удивительно, что не начался пожар. Повезло…

— Ты как? — спросила подруга.

Плохо. Почти не слышу ничего.

Но прежде чем я успела ответить, дверь кубрика отворилась. В проеме замаячило испуганное лицо кучерявого мальчишки.

Хельга недовольно зыркнула на него:

— Мистер Пан. Вы бы не покидали свою каюту.

Не я одна испытываю проблемы со слухом?

— Что… что… произошло?

Бывшая актриса строго поджала губы и кое-как встала.

— Мистер Пан. Я настоятельно советую вам вернуться к себе!

Похлопав глазами и потоптавшись на месте еще какое-то время, пассажир внял просьбе и исчез за дверью.

А в следующую секунду на лице подруги возник ужас.

— О боги, Яна… Кажется, там мертвые в воде! — Она ткнула пальцем за борт.

Поглядела в указанном направлении. И правда. Трупы. Кому-то повезло меньше, чем нам. Обломки «Широкой черепахи» еще не потонули. Каркас баллона плавал меж волн и дымился… Щепки, куски обшивки и предметы мебели разбросало на сотни метров вокруг. Корма гондолы, словно поплавок, ушла под воду лишь наполовину. На стальной обшивке едва различалась энергетическая эмблема «Воздушной компании».

«Есть кто живой?» — без особой надежды спросила я пустоту.

В ответ меня накрыло облегчением, смешанным с физической болью и липким страхом. И тут я увидела его. Держась за кусок доски, седой мужичок размахивал руками, пытаясь привлечь внимание. Истратив все силы, он даже не мог выйти на связь.

«Сэр, держитесь! Сейчас подберем вас», — отозвалась я.

— Хель, давай туда, один живой…

— Сейчас сделаю!

Пока «Скиталец» раскрывал крылья и медленно подлетал к чудом выжившему коллеге, браслет призывно впился в запястье, требуя принять личный вызов. Сигнатура оказалась смутно знакомой. Кому тут еще приспичило пообщаться? Явно не компании и не патрульным, а значит, подождут.

Наш аппарат завис над барахтающимся в воде бедолагой, и Хельга опустила трос. Так мы познакомились с настоящим счастливчиком — мистером Гловом. Выжить в этой заварушке ему удалось лишь благодаря своей почтенной супруге. Находясь за много километров в Дикельтарке, эта тетя раскрыла свой резерв, не позволив старику перегореть.

Пока мы ждали возвращения патрульных, пилот уничтоженной машины поведал, как все произошло…

Это был заурядный рейс по маршруту Дикельтарк — Рашарст — Дикельтарк, пятеро пассажиров на борту и сутки пути до столицы. Атака случилась настолько неожиданно, что маг даже пикнуть не успел. Нападавший не угрожал, не требовал остановиться. Единственный мощный удар парализовал аппарат, вывел из строя крылья и оперение баллона. «Широкие черепахи» не отличались маневренностью. Тяжелые, с закрытой кабиной, они создавались для комфорта, а не для скорости. Пшик, и машина мистера Глова получила критические повреждения, потеряв даже призрачный шанс на спасение.

Невидимка… Все мы слышали байки о воздушном пирате. Обмотанный в черные тряпки маг, посланник смерти, летает над Регестором и нападает на жадных до золота пилотов компании. До сегодняшнего дня я в эти страшилки не верила.

Обездвижив аппарат, пират сбросил свою маскировку. Перед мостиком мистера Глова парил грациозный дирижабль. Баллон идеальной аэродинамической формы напоминал приплюснутую каплю, угольный корпус местами проржавел, а на броне виднелись следы от боевых структур. Три вертикальных паруса сияли на тонких дугообразных крыльях, опознавательные знаки отсутствовали. Сам таинственный пилот напоминал героя из кошмара. Черные ленты обмотали лицо и шею странного мужчины. А вот за его спиной Глов различил двух белобрысых магов, творивших непонятные заклинания. И вновь нападавшие не связывались с пилотом компании, не выдвигали своих требований. Они словно вообще перестали обращать на «Широкую черепаху» внимание. Враждебный аппарат неспешно кружил вокруг кабины. Один оборот, второй, третий… А в каютах на борту царила паника, слышались крики… Испуганные пассажиры стали ломиться на мостик и требовать объяснений.

Глов и сам-то не понимал, что происходит, но действовал по инструкции: послал сигнал бедствия и вложил все силы в защиту гондолы. Жалкие попытки мага отгородиться вызвали у захватчиков лишь усмешки. В следующий момент баллон «Черепахи» был взорван, еще секундой позже гравитационный удар пирата смял кабину. Пассажиры погибли мгновенно, а наш коллега успел укрыться щитом. Стекло на мостике разбилось, и он полетел вниз с многометровой высоты, сверху упал горящий каркас баллона…

— Если бы жена не поделилась энергией, я бы погиб.

Хельга сочувственно покачала головой.

— А что случилось потом?

Освещенные лучами заходящего солнца, рядом с нами опускались два «Горных орла».

— Пират исчез, как и не бывало, — отозвался маг полета. — Если бы вы, юные леди, не рассказали, как сражались с невидимкой, я бы решил, что у меня старческий маразм!

Дальше делиться впечатлениями нам не позволили. Армейский пилот одного из патрульных дирижаблей вышел на связь и потребовал от мистера Глова подняться к ним на борт. Меня тоже не забыли. Началась долгая процедура дачи показаний, ответов на бесконечные вопросы, постоянных вызовов и уточнений. Уставшая и обессиленная, я в итоге не выдержала и грубо посоветовала дотошному офицеру прислать мне повестку через компанию или школу. Все это время Мико Пан стоял у борта и отрешенно наблюдал, как из воды поднимают тела погибших.

Пока я беседовала с военными, Хельга занялась самым полезным делом — осмотрела наши повреждения. Их было миллион. Часть силовых ловушек сгорела, пробита трубка с охладителем, броня промялась, барахлил главный вал… Но все это ерунда. Главной неприятностью стал сгоревший парус правого крыла. Серебристые пластинки почернели и больше не пропускали силу. Так мы никуда не улетим. Печалька…

Ночь на севере Регестора наступала резко. Вот солнце только село, и вот уже непроглядный мрак. Дирижабли включили кормовые фонари и сигнальные лампы, прожектора освещали обломки «Широкой черепахи». Несмотря на темноту, работы продолжались, ожидался приход военного корабля из ближайшего порта.

— Помоги! — простонала актриса, пытаясь вытянуть из трюма мешок с чем-то тяжелым.

— Что это?

Подруга довольно улыбнулась:

— А ты как думаешь? Запасные пластины! Танцуй, Янка! Еще есть шанс вовремя вернуться в Дикельтарк!

— Ты хочешь починить парус? — догадалась я. — А сможешь?

Хельга неопределенно пожала плечами, достала кусачки и отвертку.

— Вот и узнаем. В Фертране Вильс проделывал такое в мою смену. Ничего не обещаю, но подлатать пташку попробую. А ты марш в постель! И выкинь на фиг эти браслеты.

Пожелав мне спокойной ночи, девушка пристегнула страховку и смело полезла на крыло.

На откидном кресле у кубрика курил сигарету наш золотой пассажир. Увидев меня, он бросил окурок в море и внезапно преградил дорогу.

Не скрывая раздражения, я поинтересовалась:

— Вы что-то хотели, мистер Пан?

— Да, мисс. Поблагодарить вас и выразить восхищение. Никогда не встречал столь храброй девушки.

Внимательно оглядев мальчишку, я коротко кивнула:

— Восхищение принято. Что-то еще?

Смутившись, он быстро помотал головой:

— Нет… Вы не поняли. — Мико шагнул вперед. — Я должен был лететь на этом дирижабле. Понимаете? Мое тело могло быть сейчас… там…

Вот, значит, как… И почему меня это не удивляет?

— Вы везунчик, мистер Пан, — сухо заметила я. — А теперь позвольте пройти.

— О да… простите, мисс! Приятной ночи!

Испытующе покосившись на отпрыска богатого промышленника, прошествовала в свою каюту и запечатала дверь… Благодарение богам, мы живы… А обо всем остальном подумаем потом.


Леди Филис связалась со мной ранним утром. Стоя перед зеркалом, я как раз поправляла сменный комбинезон. Честное слово, одежду так часто приходится выбрасывать, что впору требовать субсидию на покупку новых вещей…

За лето мы общались всего пару раз. Обычно наставница вежливо интересовалась моими успехами и желала приятного полета, но сегодня она вызвала меня явно не просто так. Наверняка уже в курсе последних событий.

«Миледи», — бесстрастно отозвалась я, поправляя воротник.

Эфир заполнился приглушенным любопытством.

«Доброе утро, Яна. Как самочувствие? Как потенциал?»

Резерв восстановился наполовину, а сон помог окончательно прийти в себя.

«Спасибо, все в порядке».

Мадина Филис улыбалась и… восхищалась? Чудеса! Неужели никто не собирается отчитывать за случившееся? Одобрение оказалось столь неожиданным, что я даже смутилась.

«Твоя милая привычка влипать в неприятности вышла на государственный уровень, — с явным удовольствием промурлыкала преподавательница. — Скоро ты станешь знаменитой, как в свое время мистер Милман».

А вот этого не надо… Бывший любовник Хельги закончил плохо. Похвала магини, конечно, лестна и доставила удовольствие, но кое-кому мои подвиги точно придутся не по душе. Будет лишний повод меня пнуть.

«Эй-эй-эй! — напомнила о себе Мадина. — Что с тобой, дорогая? Откуда этот страх? Ты лучшая на курсе и заслуживаешь признания! Нужно гордиться, а не бояться! Мне уже рассказали, как великолепно ты справилась с пилотированием!»

«Спасибо».

Вот только лишних проблем мне не нужно, тем более с лордом.

«Как ты понимаешь, я связалась с тобой, чтобы узнать подробности. Ты действительно видела мифического пирата? Ведь это легенда! Какой он?»

Вообще-то мне самой хотелось узнать у Мадины, с каких пор дирижабли могут становиться невидимыми. О подобных структурах нам не рассказывали.

«Нет, миледи. — Вопросы пришлось отложить. Пока наставница не удовлетворит свое любопытство, ответов я не дождусь. — Всего лишь услышала посторонний энергетический шум. В остальном нам просто повезло».

И я в очередной раз повторила, как прошел бой с невидимкой. Леди Филис ни разу не перебила. Обратившись в слух, она ловила каждое мое слово. Едва уловимое напряжение ощущалось в канале. Когда я описывала пиратский аппарат со слов мистера Глова, на том конце даже не дышали. Закончив рассказ, принялась ждать хоть какой-то реакции, но ее не последовало… Еще некоторое время магиня молчала.

«Миледи, с вами все в порядке?»

Показалось, она тяжело вздохнула.

«Ты хотела знать, как стать невидимкой? — тихо спросила наставница. — То была рорская маскировочная сеть».

От неожиданности я замерла.

«Рорская? Так это же…»

«Верно. У колдунов есть дирижабль. И артефакт, способный его спрятать. Не насовсем, разумеется. Увидеть скрытый сетью предмет можно тонким зрением. Но ты умница у меня. Выкрутилась. Умудрилась услышать его. Просто поразительно!»

Сама себе удивляюсь.

«У меня нет доступа ко всей информации, — словно оправдываясь, продолжила леди Филис. — Приходится собирать слухи и свидетельства очевидцев. Ты сказала, три паруса и обтекаемые формы? Малый размер?»

Быстро закивав, я добавила:

«Глов не знает, какого он типа, хотя работает в компании уже полвека. Что же это получается? Рорцы научились строить дирижабли? Неужели такое возможно?»

В эфире разлилась легкая грусть.

«Вряд ли, дорогая. Этот аппарат угнали у нас довольно давно… „Ветерок“ принадлежал Ведомству — легкая машина, самая быстрая в Регесторе…»

Ворох чужих смешанных чувств на миг накрыл меня и исчез.

«Он быстрее „Скитальца“?» — задала я главный волнующий меня вопрос.

«Гораздо. Мы думали, он взорвался… Несчастный случай, экипаж сразу погиб… И даже обломков не осталось. Но, очевидно, все это время машина находилась у колдунов… Прости. Мне нужно идти, увидимся в школе. Как только будешь в крепости, зайди ко мне».

Боевая магиня собиралась отключиться, но я просто не могла не спросить. Неужели…

«Вы полагаете, там был тот самый колдун? На борту невидимки?»

Мадина усмехнулась:

«Хотела бы я знать, кто там был… Понятия не имею. Имя темного, о котором ты спрашиваешь, — Решман Хкин, но вряд ли он сможет управлять „Ветерком“… Прости! Входящий вызов, и… Яна… постарайся лучше контролировать эмоции в разговоре по браслету».

Не прощаясь, она разорвала связь, оставив меня в замешательстве. Рорские колдуны, невидимки, разгуливающие по империи наемные убийцы? Как? Почему регесторцы допустили, чтобы враги захватили лучшую воздушную машину? Куда смотрят лорд Хеклинг, генерал Лурдек, император, наконец? Темные уничтожают гражданский борт в самом сердце государства, устраивают диверсии в школе, убивают магов по всей стране! И вообще, творят что хотят! Похоже, мы недооцениваем нашего противника.

Отвернувшись от зеркала, я отправилась на палубу. Хельга спала в кресле, завернувшись в шаль, а парус правого крыла был полностью отремонтирован.


Дикельтарк встретил нас моросящим дождем и слоистой облачностью. Мистер Пан собирал свои вещи в каюте, а бывшая актриса уже отдохнула и теперь находилась рядом, наблюдая за полетом.

Швартовка в столичной воздушной гавани — задачка непростая, но я ведь пилот, в конце концов, и никому не расскажу, как от волнения сосет под ложечкой… Тихонько матерясь, я проклинала архитекторов, создавших металлический лес из причальных башен, ангаров, эллингов, погрузочных площадок и межмачтовых переходов. В отличие от большинства наших сокурсниц, после школы я собралась продолжить летную работу, а значит, пришла пора думать о своей репутации. Меньше всего хотелось прослыть той самой девицей, которая врезалась в какую-нибудь мачту по невнимательности. Вся компания засмеет…

Пассажирский порт, здание из стекла и стали с четырьмя разветвленными башнями на крыше, постепенно приближался. Красные огни призывно мигали в густом тумане. Постоянно протирая перчаткой очки, я удерживала «Скитальца» на траектории снижения. Под мостиком проплывали улицы мегаполиса. Люди прятались под зонтами, экипажи проносились по лужам, поднимая брызги в воздух. В такую погоду город выглядел серым и унылым, а дымящиеся на окраине трубы заводов добавляли мрачности.

«Контрольная башня номер четыре, добрый день. „Скиталец“ двадцать два десять. — Я прямо само спокойствие, ага… — Вектор три, высота сто двадцать. Разрешите начать маневрирование. Стоянка девять, башня три».

Дирижабль неторопливо опускался, а по соседнему коридору вверх поднимался похожий на гигантского кита «Грузовоз». Контролер ответил мгновенно:

«„Скиталец“ двадцать два десять, снижайтесь до семидесяти метров, занимайте коридор семь и ожидайте дальнейших распоряжений».

Какой, к демонам, коридор семь?! Сейчас мы двигались прямиком к пассажирской башне, там на нижних уровнях и швартуются почтовые рейсы… А летать вокруг этого железного лабиринта по чьей-то прихоти… Нет уж! Увольте!

Не положено, но все же…

«Сэр, коридор свободен! Почему вы заставляете нас ждать?»

Дикельтаркские контролеры вежливостью не отличались.

«Мисс, извольте исполнять приказ! Коридор семь!»

Нецензурно помянув его предков, я принялась разворачивать нос аппарата в сторону. Идиотский Дикельтарк… Дебильный порт! Нигде в остальном мире нет такой сложной системы захода на швартовку! Седьмой коридор… Снизив скорость, я перевела машину в горизонтальный полет. Попадая на новенькие парусные пластины, капли дождя шипели и испарялись. У соседней башни парили «Горные орлы», несколько «Скитальцев» и боевой дирижабль типа «Огненосец».

— Яна? — Хельга тронула меня за плечо и вопросительно посмотрела на проплывающую мимо стоянку номер девять.

Я лишь пожала плечами и тряхнула браслетом.

— Принеси карту коридоров.

Бывшая актриса помчалась за нужной схемой, а я осталась наблюдать, как передо мной в потоках воды и энергетических шлейфах, сотрясая пространство, проносится столичный патрульный аппарат.

Спустя минуту мы обе склонились над сложным рисунком. Так… Теперь хотя бы понятно, куда нас заводят.

«„Скиталец“ двадцать два десять, — пришел вызов из другой башни. — Занять вектор два. Площадка четырнадцать. Приготовьте полетные документы. Судно будет досмотрено».

«Есть», — буркнула я в канал.

Башня для ведомственных аппаратов… И стоило ли переживать? Неудивительно, что господа из департамента правопорядка все же хотели со мной пообщаться. На месте происшествия я им не далась, торопилась вернуться в столицу… Так что все нормально. Нам скрывать нечего, мы маги порядочные, свой рейс выполнили, от злодеев отбились.

— Хель, свяжись с компанией, сообщи об изменении стояночной площадки.

Пропустив силу через крылья, заняла вектор два и начала приближаться к угрюмой безлюдной башне со знакомой треугольной эмблемой на флаге. Под крылом проплыли жилой квартал, рынок и ипподром… Впереди толстые металлические сваи образовали коридор, куда я и завела аппарат. Навес укрыл нас от дождя. Огромные цифры «1» и «4» приближались, освещенные красными фонарями. В мертвой тишине моя магия напоминала громовые раскаты. Пустынно, темно, страшно… Это тебе не освещенный приветливой иллюминацией пассажирский порт.

Пятьдесят метров: обесточила главные паруса и начала складывать крылья… Двадцать метров: магический шум совсем пропал, тихонько вращались лебедки, распускающие якорные тросы… Десять метров. Ну вот, вижу техника. Хотя бы нас тут ждали.

«„Скиталец“ двадцать два десять, заняли стоянку четырнадцать, башня двенадцать», — сообщила я, зафиксировав нос дирижабля в специальном кольце у мачты.

В эту же секунду гондола дрогнула, теперь мы уже никуда не сдвинемся без разрешения ведомственного контролера.

«Опустите пандус. На борту есть пассажиры?»

«Да».

«До окончания работ никто не покинет дирижабль. Обеспечьте это».

Оглянувшись, я указала Хельге на дверь, ведущую в кубрик, и досадливо хмыкнула:

— Проверь, как там мистер Пан, и пусть не выходит из каюты. Похоже, остаток дня мы проведем в обществе агентов Ведомства.

— Но у нас же билет на вечерний рейс в Фертран!

Надеюсь, не опоздаем… Навалившись на рубильник, я дождалась, пока пандус выдвинется вперед. Ну вот. Милости просим в гости. Техник исчез, а товарищей из департамента правопорядка пока было не видно. Теперь наша практика официально закончилась, пусть и не без приключений, но в столицу мы вернулись по расписанию. А по поводу потрепанного «Скитальца» компания не станет предъявлять мне претензий, зря, что ли, его страховали? Где наши бортовые документы?

От возни с ведомостями меня отвлекло странное поведение Хельги. Она выскочила из кубрика бледная и испуганно прижалась к двери.

— Яна! Кажется, у нас проблема…

Я застыла с кипой бумаг в руке.

— Что такое?

— Его нет! — Звенящий шепот подруги отозвался эхом в окружающей пустоте. — Золотой мальчик пропал!

— Как «пропал»? — непонимающе переспросила я. — Куда он мог деться?

Подруга лишь виновато развела руками. По узкому мосту, соединяющему соседние мачты, уже шла делегация агентов в черной форме. Чушь какая-то… Чтобы пассажир пропал с борта дирижабля? Это… это… Ощущение надвигающейся беды застряло комом в горле.

— Ты все внимательно проверила?

Она быстро кивнула:

— Дверь была открыта, а внутри ни вещей, ни самого мальчишки. Ничего! Я и в наши каюты забежала, и в четвертую. Ключ от трюма у меня на поясе, без него вниз никак не попасть.

Тяжелые ботинки звонко бряцали по железу. Боги… Как мы объясним этим господам, куда испарился наш пассажир? Да это же настоящий кошмар!

— Хель! — простонала я, чувствуя, как холод ползет по спине. — С летящего дирижабля просто так нельзя исчезнуть.

Она закатила глаза:

— Ты мне это говоришь? Может, пойти проверить комплектность парашютов?

— Не смеши! — воскликнула я, судорожно соображая, как теперь поступить. — Демоны лоранийские! Будь проклят тот гельтский контролер! Я знала, с кучерявым сопляком что-то нечисто! Хель, ты понимаешь, чем нам может грозить пропавший пассажир? Что подумают о нас инспекторы? Где он?!

Бывшая актриса тоже задумалась:

— Может, не будем говорить, что вообще его брали? Контракт же у тебя!

— С ума сошла? Мальчишку видели у нас на борту! Ты понимаешь, чем обернется такой обман? Тюрьмой! Ты вообще догоняешь, что случилось? Наш первый официальный пассажир пропал! Хих! — Сдержать истерический смешок не удалось.

Подруга побледнела еще сильнее, до нее только что дошел смысл моих слов. О да, а вдруг они подумают, что мы его порешили?

— Все! Это… это… просто конец для нас с тобой!

— Давай скажем, что он уже ушел! — Девушка в панике затопталась на месте. — Билет у нас… Свою часть договора мы выполнили… Довезли до столицы. А дальше… Как мы могли задержать такую важную персону? Не могли. А что там с ним случилось потом — не наша головная боль!

— Ой ли?

— Всего лишь маленькая ложь, и… — Она не договорила, споткнулась на полуслове и вся напряглась.

Инспекторы пришли… Собравшись с духом, я уверенно развернулась, чтобы в следующий миг едва не растерять последнее самообладание.

Что он тут делает?! Демоны его пожри! Ух… Секунду назад казалось, хуже быть не может. Может.

Главный герой моего нездорового воображения ничуточки не изменился. Будто и не было трех месяцев практики. Все такой же пугающе массивный, небритый и с небрежным хвостом на макушке… Сощуренные стальные глаза смотрели пристально, проникновенно.

Замерев, я даже позабыла о мистере Пане. Одним своим присутствием Гарс вызвал из памяти ворох подзабытых образов… Абсолютно лишних и неуместных. Незаметно сглотнув, я сдержанно склонила голову в вежливом приветствии:

— Милорд. — И все же голос немного дрогнул.

Вредный преподаватель демонстративно окинул взором мой комбинезон. Пульсирующая жилка на виске означала, что он, мягко говоря, недоволен. Подобравшись, я гордо вздернула подбородок.

— Придумываете очередную ложь, мисс Холдар? — холодно поинтересовался Гарс.

— Никак нет, — вместо подруги отозвалась я. — Нам скрывать нечего.

На лице лорда четко читалось сомнение.

— Неужели вы все же обрели здравый смысл? Мои поздравления.

Группа агентов располагалась на палубе. Молодые ребята с браслетами магов открывали свои чемоданы и расчехляли неизвестные мне приборы.

Магистр повернулся к ним и обвел рукой обшивку «Скитальца»:

— Работу начинайте отсюда. Опись повреждений, следы энергетического воздействия, остаточная магия. На все вопросы вам ответит мисс Холдар настолько подробно, насколько вы захотите, — выразительный взгляд на бывшую актрису. — Восстановить всю картину нападения, боевые структуры, потенциал атаковавших магов.

Сотрудники рассредоточились по палубе и принялись делать замеры с помощью хитрых устройств.

— Мисс Холдар, не ждите мисс Брайл. Когда досмотр закончат, сдайте полетные документы самостоятельно.

— Слушаюсь, милорд!

Магистр кивнул на стыковочную площадку:

— Идем.

Идти с ним куда бы то ни было совершенно не хотелось. Наоборот. От Гарса следовало держаться подальше… С моими-то болезненными фантазиями.

— Куда? — Я опасливо покосилась на него.

Тихо зашелестела магия. Знакомые искорки посыпались на палубу.

— Вперед, — ехидно ответил преподаватель.

В голосе ясно промелькнуло недовольство. Кажется, я его раздражаю. Впрочем, это не в новинку. Отповедь номер миллион один на подходе. И мне еще придется объяснить, куда делся мистер Пан с моего дирижабля.

Ощущая спиной сканирующий взгляд, я проследовала на стыковочную площадку, затем на железный мостик, ведущий в незнакомый коридор. Терпеть не могу, когда идут по пятам и в затылок дышат! Магистр молча указывал направление на развилках. Мы миновали несколько постов охраны, спустились вниз по лестнице и прошли сквозь лес из стояночных тросов. В этой части порта я ориентировалась плохо, но когда мы вышли из подземного перехода, узнала лифт пассажирской башни.

Двери разошлись, и я забилась в угол. Лорд тенью вошел следом и повернул длинный рычаг. Платформа дрогнула и бесшумно понесла нас на самый верхний этаж.

— Воздушное кафе? — с удивлением узнала я знакомое помещение.

— Предпочитаешь ехать в Ведомство на допрос? У меня нет на это времени. И у тебя, кстати, тоже, если не хочешь опоздать в школу. Твой дирижабль улетает уже через пять часов.

Это какая-то насмешка! Сидеть тут с ним один на один, выслушивать язвительные комментарии от человека, который мерещился мне в глюках… Нет. Это выше моих сил! Не так я представляла себе нашу встречу.

Но вспомнив, что ненавистный учитель по совместительству еще и агент Ведомства, все же заставила себя собраться и подавить тревогу. Сейчас я являлась не кем иным, как магом полета… И именно такой разговор нам предстоял. Агент Ведомства — маг полета, а все остальное за борт, в пропасть! Тут не школа, и я не первокурсница какая-то! А пилот с допуском!

Мы расположились у панорамного окна. Струи воды бежали по стеклу… Несмотря на отвратительную погоду, столица жила своей жизнью. Дирижабли кружили под пушистой серой облачностью, то ныряя, то выныривая из нее, экипажи привозили и увозили пассажиров на портовую площадь, вдалеке сквозь колыхающийся туман проступали силуэты императорского дворца, а передо мной в мягком кресле сидел один из самых могущественных магов всего Регестора. Огоньки светильников отражались в темных глазах. Лорд улыбается? Не к добру…

Подошла официантка в горчичной форме:

— Желаете сделать заказ?

— Два кофе, — не переставая смотреть на меня, произнес Гарс.

— Спасибо, но если мне, то не нужно…

— Два кофе, мисс, — чуть громче повторил он. — Разговор будет долгим. Черный? Без сахара? Кажется, ты такой обычно пьешь?


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


Когда Хеклинг сообщил о нападении на «Скитальца», я был в своем кабинете и едва не обратил в щепки антикварный стол. «Ветерок» не сбежал из Регестора! Напротив, затаился вблизи самой оживленной воздушной трассы! В месте, сто раз проверенном поисковиками! Еще нужно разобраться в случившемся и устроить виновным сотрудникам разнос!

Стоя на верхушке ведомственной башни, я наблюдал, как Яна заводит потрепанный дирижабль в док, как четкими жестами сосредоточенно творит магические структуры. Напряжение последних суток отпускало, уступая место обычному раздражению. Вот что с ней делать? Следить каждую секунду? Стоит на миг отвернуться, и эта девица влезает в очередное дерьмо! Нормальные лоранийки получают допуск на «Воздушного кота», сидят на земле и никуда не рвутся. Но этой, разумеется, спокойная жизнь не нужна. Зачем? Мы же особенные! Могущественные! Нам все нипочем! Самоуверенная дурында. Будь моя воля, вообще запретил бы ей практиковаться на «Скитальце», но компания, проклятие предков, вцепляется в каждого мало-мальски сильного пилота!

Яна Брайл сидела напротив, загорелая, чуть похудевшая. Синий комбинезон с крылатыми нашивками ей очень даже шел. Широкий пояс из черной кожи с фигурной бляшкой подчеркивал тонкую талию. Ничего не скажешь, хороша. В янтарных глазах застыла настороженность, но не презрение, плечи гордо расправлены.

Кофе подали вовремя, молчаливое переглядывание затягивалось, и моя адептка начинала нервничать.

— Итак, — откинулся я в кресле. — Подробности последнего рейса. Начни с описания маршрута, в каких городах останавливались, какой груз брали.

Рассказ я почти не слушал. О ее практике мне и так все было известно, а вот бдительность сознания требовалось снизить, иначе девочка заметит мои манипуляции и заподозрит неладное. Сменив зрение на тонкое, я приступил к сканированию энергетических оболочек. Мир наполнился яркими красками. Над головой Яны закружились голубые завихрения; стоило перейти на более глубокий уровень, и желтое свечение почти слепило. Зеленоватые вкрапления смешивались с красными всполохами. Силовые линии повторяли формы тела, тонкую шею, высокую грудь. Ленты мышц оплетали руки, складывались в кубики на животе… Столешница не мешала видеть длинные стройные ноги. Хм… Яна заерзала в кресле. Нужно поторопиться. Еще несколько слоев… Каналы едва заметно пульсировали в сердечном ритме. Зафиксировав образ, я удовлетворенно ухмыльнулся и перестал смущать ее немигающим взглядом. Ну вот. Слепок ауры был готов.

Не знаю, думает ли эта обалдуйка о своем будущем, о поиске партнера, о разделении силы. Все равно. Мрачное понимание неожиданно снизошло на меня. Плевал я и на магию, и на объединение! К демонам условности! Эта своевольная девица будет либо со мной, либо ни с кем. Плевать, образуется пара или нет! Вальтер прав… Не повезло тебе. Сама разожгла мой интерес, сама не оставила себе выбора.

Наверное, какие-то мысли отразились у меня на лице. Яна вдруг замолчала и инстинктивно отодвинулась назад.

— Дальше, — доброжелательно оскалился я.

Она посмотрела в окно и после короткой паузы выдала:

— А дальше, милорд, мы взяли на борт пассажира.

— Пассажира на почтовый рейс?

Яна невозмутимо продолжила:

— Гельтский контролер передал нам золотой билет. Ваша милость, конечно, в курсе, что это такое? — Затаенный сарказм я уловил.

— Он у тебя?

— Кто?

Милая привычка переспрашивать говорила о волнении. А если мисс Брайл проявляет тревогу, значит, тут точно что-то нечисто! Стараясь не упустить момент, я подался вперед и вернул язвительную усмешку:

— Билет, разумеется.

— Само собой.

Она отставила чашку и принялась рыться в карманах. Спустя полминуты на стол легла тонкая пластина с золотым тиснением и энергетической печатью «Воздушной компании». Билет действительно был подлинным, именным и позволял предъявителю лететь на любом гражданском дирижабле.

На картинке был изображен кучерявый блондин. Эту рожу я узнал сразу, а подпись убрала малейшие сомнения. На борту почтового «Скитальца» летел единственный наследник главы гильдии воров. В свое время этот юнец займет место прожженного и непотопляемого Хана Пана, если раньше не сломает себе шею или не попадется нашим агентам. Не только императоры заботятся о непрерывности правящей династии, криминальные бароны тоже готовят преемников. В свои девятнадцать лет Мико Пан самостоятельно управлял тремя компаниями своего папашки и привлекался к темным делам гильдии. Такая работа особого удовольствия юному авантюристу не доставляла, тщеславие гнало на настоящие подвиги. Хотел прославиться, заполучить негласный титул лучшего вора Регестора. Ну-ну… За день до своего совершеннолетия он украл из Института артефактологии прототип новейшего энергетического накопителя. Тогда агенты Ведомства вовремя подменили оригинал на подделку. Мальчишке позволили уйти, и он вывел нас на заказчика. Запись того ограбления до сих пор используется как учебное пособие для сотрудников немагического департамента. Любопытно, что младший Пан забыл в гельтской глуши?

— Где ты его высадила? Несанкционированная остановка? — Я постучал пальцем по карточке, намекая на нарушение правил полета.

В янтарных глазах мелькнули досада и… сомнение. В последний раз она смотрела так, когда бессовестно меня обманывала. С подобной практикой пора заканчивать. Злость шевельнулась в груди. Довольно дурацких игр! Если ты не выучила в детстве, что лгать плохо, то сейчас наверстаешь.

— Лгать мне — худший твой выбор, — процедил я.

Теперь Яна принялась разглядывать лифт.

— Пан исчез, — произнесла она и поджала губы. — Когда подлетали к Дикельтарку, он находился в каюте, когда причалили, там уже никого не было. Хельга проверила всю гондолу. Ни вещей. Ни его самого. Ни следов.

Магия с тихим шелестом развеялась. Какой… невообразимый бред!

— Исчез? — переспросил я саркастически. — Он не телепортирующийся маг. Он вообще не маг. Как он мог исчезнуть? Поведай мне, а то я что-то ума не приложу.

О чем она думала?! Ладно… Их же двое! О чем думала Холдар? Какая беспечность!

— За пассажирами нужно следить. Знаешь, что могло случиться? Нет? А вдруг, пока две идиотки швартовались к причальной башне, он решил выйти погулять на палубу? Подошел к бортику и неудачно… ай-ай-ай… выпал за борт?

Вообще-то такой вариант был маловероятен. Мико Пан так просто концы не отдаст, слишком ловкая сволочь! Но слова до цели долетели. Яна побледнела и сжала кулаки.

— В этом случае, милорд, — ледяным тоном отозвалась она, — вы скоро найдете его труп.

Девушка демонстративно сложила руки на груди. Некоторое время я молчал. Упрямая… Затем вздохнул и залпом выпил кофе.

«Римт, срочно узнай, в городе ли сын Хана Пана. Как найдешь, арестуй. Хочу познакомиться с ним поближе».

Ответ пришел мгновенно:

«Сейчас сделаем, милорд».

— Что было потом?

Яна подняла блестящие глаза и гневно прищурилась.

— Вы сказали, что я убила пассажира! — почти прошипела она. — Какое может быть «потом»?!

Так интересно было наблюдать за сменой эмоций на милом личике.

— Неправда. Я лишь сказал, что такое вполне могло произойти. Но скорее всего сопляк наложил в штаны, когда вы изменили курс и начали причаливать к ведомственной башне. Уж поверь, этот мальчишка прекрасно знает, какая мачта кому принадлежит. — Я самодовольно хмыкнул. — Разве вор по доброй воле станет беседовать с агентами Ведомства?

Теперь уже она не сводила с меня внимательного взгляда.

— Вор?

Милостиво кивнув, я пояснил:

— Мико Пан — известный в определенных кругах вор. Этот пройдоха мог спуститься по якорному тросу, пока две практикантки пытались не врезаться в перекрытия дока.

Яна потерла ладонями лоб:

— Нет-нет. Я видела, он боится высоты…

— Ха! Хорошо же он ее боялся, когда без страховки лез по внешней стене опустошать сейф института три года назад. Аферисты — отличные актеры. Мальчишка хотел, чтобы ты поверила, и ты поверила… В любом случае очень скоро я буду знать, куда делся юный мистер Пан. Если он так настойчиво избегает нашей встречи, значит, есть веская причина.

Яна оцепенела.

— Тварь… — едва слышно выругалась она. — Я же знала… знала, что с ним что-то не так! Вот сволочь! Почему не выгнала его с дирижабля в Гельтсе… Хотела же! Хотела.

Заметив мое выражение лица, девушка осеклась. Некоторое время задумчиво и с сомнением разглядывала меня и наконец решилась:

— Вы мне скажете? Скажете, когда найдете, жив он или… нет?

Хищно усмехнувшись, я выразительно приподнял бровь.

— При одном условии.

Адептка насторожилась.

— Больше никогда не игнорируй мои вызовы.

Удивлена? Определенно.

— Хорошо.

Вот и прекрасно.

— Так как тебе удалось засечь невидимку?

Рассказ продолжился. Яна действовала грамотно в бою, хоть и на инстинктах. Рефлексы не подвели, но и удача сыграла немалую роль. Управлять дирижаблем на пределе опасно. Вчера с ней вновь едва не случилось непоправимое. Доколе эта упертая девчонка будет испытывать мои нервы на прочность?

Еще почти час я засыпал ее дурацкими вопросами, но дольше задерживать не мог. Она могла опоздать на дирижабль в Фертран, а меня ждал полет на ее родину за очередной партией ноющих лораниек.

Пока я провожал взглядом идеальную фигурку молодой магини, на связь вышел Римт:

«Информатор видел Мико Пана на дворцовой площади час назад».

«Продолжай поиски. Парень должен сидеть в нашем изоляторе».

«Так точно, милорд».

И все же любопытно, как воришка свалил с аппарата, закрепленного на тридцатиметровой высоте? На выходе из ведомственной зоны стоят блокпосты, даже если слезть по тросам, миновать ограждение незаметно не удастся…

Переминаясь с ноги на ногу, Яна ждала лифта. Нет, я не собирался сразу развеивать ее тревоги. Пусть попереживает. Во-первых, будет внимательнее в следующий раз, а во-вторых, все ближайшее время она не сможет думать ни о чем, кроме моего вызова.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


— Эй, ты как? — постучалась в мою каюту Ингрид.

Взмах руки, замковое заклинание рассыпалось, а дверь распахнулась. Я, собственно, нормально. Уже нормально. Только тот вечер на борту дирижабля, сразу после нашей милейшей беседы с Гарсом, не забудется никогда.

При мысли о том, что с золотым мальчиком случилось самое ужасное, бросало в жар. Нет, не мог он сгинуть! Этот прохвост просто слинял… чудесным, неясным мне способом! Невозможно выпасть с плавно снижающегося дирижабля… Невозможно. Почти… Фу-у! Страх — мерзкое чувство.

То был первый раз, когда мы с лордом остались вдвоем. Расслабленный, он сидел напротив и подавлял своей энергетикой… Наверное, это все нервы или очередное последствие нездорового воображения, ведь прежде я таких ощущений не испытывала. Его аура давила на мои тонкие тела, будто ощупывала… Неожиданно захотелось спрятаться, сбежать. Волна необычного жара прошлась по позвоночнику. О боги… Точно крыша уезжала… Магистр же странно улыбался. Вероятно, терпеливо ждал, пока я поведаю о своих проколах и он отыграется на мне в свойственной ему манере.

Но все оказалось хуже. А вдруг и правда с Паном произошел несчастный случай? Если встречу его когда-нибудь, то Ведомство обвинит меня в магическом нападении на невинного… И пусть! И плевать! Кучерявый урод! Кидала! Да покарают тебя боги, ворюга сопливый…

Хельга твердила, что это все бред. Не могли мы проморгать золотого пассажира. Не могли! Испуганная Ингрид поддакивала ей. Но больше всего я боялась другого. Магистр может и «позабыть» про свое обещание сообщить мне, если Пан найдется. Решит поиздеваться над школьной выскочкой, устроит коварную месть… Проклятье! Но вечером вызов пришел.

В канале ни одной эмоции, хотя я была готова принять самодовольство, признать свою никчемность.

«Можешь выдохнуть, — лишь легкая ирония с оттенком торопливости, лорд куда-то быстро шел, — Мико Пан жив-здоров. Постарайся впредь не терять пассажиров из виду. Кстати, выплату по золотому билету получишь в фертранском отделении компании. И… до встречи».

Не дождавшись ответа, магистр мигнул непонятной эмоцией и отключился, а я почувствовала себя счастливейшим человеком под этим небом. Тот самый момент, когда понимаешь — жизнь чудесна! Обошлось! У нас все будет хорошо! Облегчение затопило меня… Будь лорд в тот момент рядом, за такую радостную новость я бы расцеловала его!

— Прекрасно, — встретила я на пороге заботливую баронессу.

Она оделась в дорожное платье с пышной юбкой и бантом на пояснице. Сейчас все модницы в столице носили подобный кошмар. Рядом стоял чемодан на колесиках.

— Пора собираться, прибываем через пятнадцать минут.

Над Фертраном синело небо, с моря дул теплый бриз, над набережной привычно кружили чайки. Как же хорошо вернуться домой после долгого отсутствия. Мы скинули сумки кучеру, заплатили за их доставку в школу, а сами отправились шерстить магазины. Завтра начинается учеба, а у нас даже тетрадок нет. Одними канцелярскими принадлежностями не обошлось. Девочки, как водится, накупили тряпок. В полдень мы погрузились на воздушный шар вместе с группой первокурсников и полетели в крепость. На шпилях смотровых башен реяли флаги империи, причальная мачта, облепленная «Воздушными котами», блестела на солнце, внизу плыли верхушки деревьев. Красота!

Мальчики смотрели на меня во все глаза. Зря я не сменила комбинезон «Воздушной компании» на неприметное платье. Хорошо еще, знакомиться не лезли… Может, на третьем году учебы я смогу вздохнуть спокойно и перестану придумывать миллион и один способ послать ухажера подальше?

— Ой, смотри, кто к нам прилетел… Мисс Брайл! — послышался знакомый мужской голос, стоило только выйти из корзины.

Эх, размечталась… Желающие поприставать еще не перевелись. В глазах Питера Зака горел опасный огонек. Уперев жилистые руки в бока, лучший адепт четвертого курса о чем-то болтал с Танис Шармер. Оба собирались сверху смотреть на посвящение первокурсников.

— Говорят, твой Форзак пропал? Неужели не выдержал дикого лоранийского темперамента? — Он насмехался. — Я тоже хочу попробовать. Люблю девочек с острым язычком!

— Питер, ты вроде уже нашел с кем язычками тереться. Разве нет? Танис просто создана для тебя. Одобряю! Скрутитесь где-нибудь в змеиный клубок и шипите друг на друга.

— Стерва! — сквозь зубы процедил широкоплечий блондин.

Графиня Шармер возникла рядом и потянула его за локоть:

— Пит, оставь их! Пусть проваливают! У меня тут зрелище поинтереснее! Глянь на помост!

Словно верный пес, парень вернулся к своей подружке.

— Я тебе говорила, надо давно накрутить этой имперке хвост! — возмущалась Хельга, пропуская мимо группу бегущих первокурсников. — Теперь уже и Зака подключила!

Подхватив сумки, мы двинулись вниз по лестнице.

— Хель права, дорогая, — поддержала Ингрид. — Не стоило тебе тогда позорить Питера. Мужчины такого не забывают.

— Знаю. Не сдержалась.

— Танис нужно наказать! — в который раз призывала актриса. — Сколько можно сносить ее подначки?

Я поморщилась:

— Даже не думай. Не хватало еще нарваться на неприятности из-за этой дуры. Она специально нас провоцирует.

Баронесса поправила сумочку на плече и важно сообщила:

— В этом году у Шармер есть цели поинтереснее. Посмотрите на стадион.

— Чего мы там не видели? — Вздохнув, Хельга неприязненно покосилась на Танис и Питера.

Спелась парочка. Уж не на фоне ли совместной неприязни к нам?

— Там Джон, — пояснила Ингрид. — Ваш общий бывший вместе с какой-то новенькой. С какой-то очень странной новенькой…

Мы синхронно повернули головы. Около караульного помоста о чем-то мило беседовали Джон Диммер — один из лучших адептов школы — и жуткая… да простят меня боги, по-другому не скажешь… жуткое страшилище, а не девочка! Обкромсанные волосы безумного морковного цвета, покрытое толстым слоем пудры лицо, длинная шея и тощее нескладное тельце!

— Кто это? — Актриса в ужасе замерла на месте.

Окружающие удивленно таращились на старшего третьего курса, а Диммер как ни в чем не бывало продолжал что-то терпеливо объяснять страшилке.

— Она не лоранийка, — заявила баронесса. — О чем она вообще думает? Как можно явиться в школу в таком виде? Даже если ты из самой бедной-пребедной семьи!

— Кошмар… Кажется, Джон сошел с ума, — шокированно выдохнула Хельга и отвернулась.

Сверху донесся истерический хохот Танис.

На фоне морковного чудища остальные десять первокурсниц вообще не выделялись. По окружной дорожке мы добрались до общежития. Традиционная толпа адептов собралась у входа, готовясь приветствовать новый набор. Раздраженная Хельга протиснулась к дверям, Ингрид незаметно огляделась и отправилась следом.

— Яна, идешь?

Протяжный «бо-о-ом!» возвестил о начале церемонии.

— Нет. Мне еще в учительскую надо.

Девочки исчезли за дверью, а я начала пробираться через толпу. Джон остановился в отдалении побеседовать с Ройсом и Диль. Графиня Орига, а теперь уже леди дель Лиммер, неуловимо изменилась. Внешне она осталась такой же стройной, улыбчивой красавицей в модном платье и с идеальной прической, но теперь ко всему этому добавилась аристократическая чинность, изысканность. Даже Ройс, державший ее под локоть, казался юнцом, хотя и был старше.

Диль призывно замахала рукой.

— Яна?! — Она восхищенно осмотрела меня и приобняла. — Наконец-то мы встретились, дорогая! Я столько слышала о тебе от этих двоих! Никогда не сомневалась, что ты раскроешь потенциал и станешь лучшей!

И что парни там понарассказывали, сплетники недоделанные?

— Да ладно. Как ты? — наконец удалось вырваться из цепких объятий.

Диль похлопала пушистыми ресницами и смущенно покосилась на мужа.

— Ох! Ты и не представляешь… Все восхитительно! Я даже помыслить не могла, что можно быть столь счастливой. И наши чувства… Они не кончаются, как будто вчера встретились! Только теперь понимаем друг друга без слов! А сила… Мм! Это… это что-то… Просто невероятно! Я теперь такое могу, о чем раньше и не мечтала! Ройс у меня ведь совсем не слабак! — Младший Лиммер, услышав слова супруги, фыркнул. — А как дела у тебя?

— Как обычно, наверное.

Проницательный Джон прищурился и шагнул вперед:

— Яна, как лето? Слышал, ты летала в самостоятельные рейсы? Это круто. Не думала открыть дополнительные допуски?

В этот момент двери учебного замка распахнулись, выпустив на поле наших учителей. Процессию возглавляла директриса Павс, следом шли леди Джениз и моя наставница, от них не отставали Дана Дризер и Вивьен дель Шивз.

— Нет. Пока меня все устраивает. Да и зачем? Мы с Хельгой получили хорошую зарплату за рейсы.

Магистр Гарс тоже был здесь… Он уткнулся брезгливым взглядом в новичков. Всем своим видом лорд демонстрировал, как люто ненавидит последний день лета.

— Ты ведь знаешь, какая заварушка готовится на севере? Магов с высоким потенциалом могут послать на того же «Огненосца». Это плохая машина… Неудобная. Хуже «Вершителя». Ройс, подтверди.

Младший Лиммер, обнимавший благоверную, вежливо покивал. И правда, оба светились счастьем, будто у них все еще медовый месяц продолжается… Прям не верится.

— Ну нет, — протянула я. — Спасибо, нет. Карьера в армии меня не привлекает.

Джон пожал плечами:

— Если вдруг начнется война, никто не поинтересуется нашим мнением. На твоем месте я бы лучше сам выбрал себе аппарат, чем потом их навяжут.

В словах друга был смысл. Надеюсь, леди Филис сдержит свое обещание, и никто просто так не запихнет меня ни в Ведомство, ни в армию.

Пока директриса заканчивала вступительную речь, преподаватели рассматривали мисс Морковную Голову. Его милость, мерзко ухмыляясь, тоже не сводил с нее глаз. Спрашивать у Диммера, кто это такая и откуда взялась, я постеснялась. И так скоро все выяснится. Девочка выглядела испуганной, как лоранийка. Внимание всей школы смущало ее, но тогда какого демона она покрасила волосы в столь мерзкий цвет?! М-да… Слава богам, у нас появилась новая звезда.

— Наверное, ты прав, — машинально отозвалась я.

Румяная от смущения Диль выскользнула из объятий Ройса:

— Яна, вы живете в той же комнате? Я как-нибудь забегу к вам поболтать?

О! Преподаватели начали расходиться… Пора.

— Конечно. А сейчас прошу меня простить, нужно заглянуть к леди Филис.

Диль вежливо улыбнулась:

— До скорого, дорогая!


Кабинет Мадины Филис ослеплял белизной. Взгляд скользнул по кожаному дивану молочного цвета и полукруглому креслу, по пустым полкам из светлого дерева и зеркалам, прикрывавшим белоснежные обои с едва различимым рисунком. На общем фоне выделялось лишь одно темное пятно — моя наставница. Одетая в ведомственную форму, она сидела за столом с мраморной столешницей и что-то строчила в журнале, вокруг лежали листы с неизвестными магическими схемами и формулами.

— Миледи? — Я застыла посреди комнаты.

Интересно, останутся ли на ковре следы от ботинок?

Не поднимая головы, Мадина указала на стул для посетителей:

— Присаживайся. Чай? Кофе?

— Спасибо, не хочу.

Преподавательница сгребла бумаги в открытый ящик и наконец посмотрела на меня:

— Времени мало, поэтому сразу к делу. Ты согласилась учиться у меня, и это накладывает на нас определенные обязательства.

Весной кое-кто уверял, что новых требований ко мне выдвигаться не будет. Почти… Пришло время узнать, насколько растянуто понятие «почти» у боевой магини.

— Что я должна делать?

Леди Филис поскребла ногтями по каменной столешнице и продолжила:

— По традиции боевые маги школы следят за безопасностью адептов, за порядком и соблюдением устава на территории замка. И лучшими нашими помощниками в этом ответственном деле являются личные ученики. — Черные губы растянулись в пугающей улыбке. — Не переживай. Ничего сложного здесь нет. Тем более для тебя. Просто, начиная с этого момента, старайся быть внимательнее к студентам…

Ага… Прилетели… Некстати вспомнилась Шерри Раф, которую не слишком жаловали в школе. Наказывать и поощрять по воле преподавателей — совсем не то, чего бы мне хотелось. И хотя Джон с Алексом тоже регулярно выявляли и отчитывали провинившихся, но большую часть времени они таскались за Гарсом, и главной карающей силой в школе оставались адептки леди Филис. Вот и меня постигла подобная участь… Неприятно, но раз согласилась, теперь уже поздно давать задний ход.

— Обо всех нарушениях докладываешь мне — о личных конфликтах студентов, о прогулах и применении боевой магии вне тренировочного зала, обо всем подозрительном, что угрожает здоровью адептов и целостности крепости. Связывайся в любое время.

Скрыв досаду от дополнительного геморроя, я коротко кивнула:

— Ладно.

Наставница выскользнула из-за стола, в руках блеснула связка ключей.

— А теперь к главному. Чему я научу тебя взамен на преданность и добросовестное исполнение новых обязанностей.

Вот это уже интересно. Мадина подошла к окну и отодвинула тонкую занавеску. Сейф оказался вмонтирован в стену под подоконником. Послышался тихий треск, серия щелчков, и дверца отворилась.

— Прочти это. — Мне протянули книгу в однотонном сером переплете без картинок и надписей. — Следующие несколько недель я буду отсутствовать по делам Ведомства. Когда вернусь, мы слетаем куда-нибудь попрактиковаться. Выучи к тому времени любую схему.

Загадочная книжка мгновенно разожгла любопытство, и я не постеснялась тут же открыть и пролистать ее. Какие-то символы, линии, почти нет пояснительных текстов… На первой странице красовался человечек под зонтиком. Непонятно.

— Что это?

— Часть нашего искусства. Когда-то давно его преподавали всем магам полета, но не каждый потенциал выдерживал такую нагрузку. За время моей практики ни одна адептка не смогла сотворить даже самое простое заклинание из этой брошюрки, но ты… — Она довольно сощурилась. — Ты справишься. Книгу береги, она у меня в единственном экземпляре. Секретного в ней ничего нет, подружки могут посмотреть, но вряд ли они потянут такое.

Учебник перекочевал в карман, погляжу на досуге, что за суперсложную магию придется изучить.

— Я могу идти?

Наставница не торопилась с ответом, продолжая задумчиво разглядывать меня. Пауза затягивалась.

— Скажи… — она положила локти на спинку кресла, — Гарсик уже допрашивал тебя?

Гарсик?! О боги… Я едва не поперхнулась.

— Магистр Гарс?

Неотрывно наблюдая за мной, Мадина ждала ответа.

— Мм… Да. Мы общались, но я не сказала ему ничего нового.

Про исчезновение Пана решила не упоминать. Какая разница, сбежал он или нет, если криминального барончика уже видели в столице живым и невредимым.

Леди Филис мрачно усмехнулась:

— Вальтер поручил это дело ему… Кому же еще? Неуравновешенному идиоту, который ни разу не довел ни одно расследование до конца.

Черные ногти вцепились в кожаную обивку. Ну и ну… Неужели несравненная магиня умеет злиться?

— Яна, — ее голос звучал предельно серьезно, — все знают, что мы с магистром Гарсом не ладим. Поэтому будь бдительна. И осторожна. Этот… павлин может следить за тобой. Если станешь пренебрегать своими обязанностями, он решит подловить тебя и подставить меня. Я знаю, его адъютанты — твои друзья, но… Пойми, это важно! — Она даже вперед подалась. — Мистер Шивз и мистер Лиммер не нарушат приказ наставника ради однокурсницы. Если скроешь чей-то проступок, а они заметят, то у Гарсика появится новый аргумент против меня на собрании учителей. Сама знаешь, кто он, — жестокий, неуравновешенный мерзавец, с трудом контролирующий свою силу. Его преподавание в школе — лишь прихоть императора.

Джон с Шивзом донесут на меня? Никогда не поверю! Почему-то стало обидно за ребят.

— Если лорд будет тебе угрожать, немедленно сообщи мне. Не стесняйся, пожалуйста. Это крайне важно. Магистр не имеет права распоряжаться чужими учениками, но он может подставить тебя. — Татуированная бровь выразительно поднялась. — Ты меня понимаешь?

С трудом вообще-то. Оказывается, холодная война между боевыми магами в самом разгаре… Что же это получается? Согласившись учиться у леди Филис, я, по сути, записалась во вражеский лагерь? И все же слабо верилось, будто Гарс станет строить козни, подставлять меня… Зачем ему это? Если потребуется, он и так найдет повод для недовольства.

Мадина смотрела сочувственно, словно извиняясь за непредвиденные неудобства. Мне же хотелось сбежать отсюда и все обдумать.

— Вы же знаете, как магистр ко мне относится. Я не жду от него ничего хорошего.

— Умница! Просто будь настороже. Этот человек обладает достаточным могуществом, чтобы сломать тебе жизнь. Иди… И не забудь выучить схему.

Вскочив, я уважительно склонила голову и поторопилась на выход. Какое-то гадостное чувство шевельнулось в груди… Словно меня провели. Преподаватели регулярно устраивали язвительные пререкания в учительской — об этом знала вся школа. Ау меня и так проблем через край… Ведь хотела держаться от магистра подальше, слишком странные эмоции плодятся на фоне тяжелых воспоминаний. Подстава… Надо подумать. Но не тут. Внезапно учительская превратилась в минное поле. С этой стороны кабинет Мадины, презирающей Гарса, с той — кабинет милорда, испускающего тяжелую магию.

Сорвавшись с места, я помчалась к столу мисс Критс. Скорее свалить отсюда! Подписалась, демонов на мою голову! Да она меня просто купила! Прочувствовала, обвела вокруг пальца и купила. Ей нужен был инструмент против лорда. Впрочем, я идиотка, сама виновата. Хотела летать на «Скитальце»? Стоило заранее предположить, чем все грозит, ведь тайны из вражды магов никто не делал. А Мадина единственная позаботилась обо мне, устроила практику, обещала помогать. Миледи права, Гарс — мерзкий человек, садист даже… Это я не могу его здраво оценить, всякая чушь в голове, но леди Филис не первый год преподает в школе, уж она-то знает о нем все! Лорд может сломать мне жизнь? Разумеется!

Дверь резко распахнулась. Чуть носом не впечаталась! В последний момент сманеврировала и тут же с кем-то столкнулась. Демоны! Зачем ношусь по коридорам как ошпаренная?! Пропахав плечом по стене, я приземлилась на колени. Не больно, но неприятно. Рядом, картинно взмахнув руками, на ковер завалилась девчонка. Страшилка-морковка. Голубые глаза блестят, пальцы дрожат… Но внимательно разглядеть новенькую вблизи не удалось. Чьи-то руки ухватили меня за талию, подняли в воздух и аккуратно поставили на ноги. Увидев, наконец, кто у нас тут такой любезный, я едва не отпрыгнула.

Магистр Гарс между тем осматривал мое тело на наличие повреждений. Будто на меня не первокурсница налетела, а, по меньшей мере, шкаф упал.

— С тобой все в порядке? — Он беспокоился, что ли?

С ума сойти… Заставив себя соображать, я изумленно кивнула и попятилась.

— Спасибо, все хорошо.

В следующую секунду выражение его лица сделалось жестоким, лорд обернулся к бедняжке.

— Мисс Шоу, на каком месте ваши глаза?! — гаркнул он. — На заднице?! Никто тут вам дорогу уступать не станет!

Трясясь, страшилка оторвала себя от пола. Даже сквозь слой пудры было видно, как от стыда краснеет юное личико. Она покосилась на меня и что-то сбивчиво промямлила, но Гарс продолжал давить:

— Что вы там бормочете?! Не слышу!

— Э… Ничего страшного, магистр… — начала я и тут же удостоилась предостерегающего взгляда.

— Простите, милорд! Простите, мисс! — Сейчас прольются слезы.

М-да… Тяжело тебе придется, тем более с такой внешностью.

— Брысь отсюда! — презрительно выплюнул маг, и малышка со всех ног помчалась к лестнице.

Как же хотелось за ней… Его милость развернулся. И хотя угрозы от него больше не исходило, но непонятный ступор не позволял сдвинуться с места. Лорд собирался что-то спросить, но вдруг передумал. Поглядев в конец коридора, он ехидно усмехнулся:

— Магистр Филис! Уже начали преподавать? Шустро.

Миледи спрятала руки в карманах. Давно она тут наблюдает?

— И вы, я вижу, не отстаете, магистр. Уже сорвались на первогодке? Полегчало?

Чьи-то зубы заскрипели:

— Вас это не касается. Займитесь своими ученицами.

— А вот это уже не касается вас.

В коридоре повисло напряжение, оба неприязненно таращились друг на друга. В пропасть их всех!

— Простите, магистры, если не потороплюсь, то опоздаю в библиотеку. Всего доброго!

Низко склонив голову, быстро потопала прочь. Слава богам, никто меня не остановил. Фу… Мысли путались… Дело дрянь! Слова Мадины всплывали в памяти. Подставит. Разрушит. Мерзавец… Все так! Гарс бешеный, язвительный и злой, но я не желаю участвовать в их вражде! Это некрасиво, гнусно, подло! И за своими друзьями следить тоже не стану! За кого она меня принимает? Хотя… Еще год назад я бы подписалась под каждым словом магини, спела бы с ней в унисон о том, какая редкая сволочь наш хвостатый препод. Леди Филис обладает влиянием, она поможет построить будущее, которое я сама захочу, прихоти Гарса больше не страшны… А про наши приятельские отношения с Джоном и Шивзом миледи не в курсе и просто хочет защитить новую ученицу. Так стоит ли переживать? Предел ящера… Нужно как-то попасть в предел ящера и еще к Буреку! Целитель точно знает все про побочные эффекты амулетов. Ведь это просто побочные эффекты!


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


На пороге, потрясая бумажкой, стоял довольный Вальтер.

— Это все Мико Пан!

— Поясни.

Друг в три прыжка оказался рядом.

— Он должен был не только лететь на «Широкой черепахе», но и ехать на сброшенном со скалы дилижансе. Мальчишку хотели убить. Рорцы!

— Так хотели, что не побоялись пролететь на юг. — Я удовлетворенно ухмыльнулся. — Прекрасная работа.

Что-то подобное я и подозревал. Взойдя на борт «Скитальца», молодой Пан волновался вовсе не из-за первого в жизни полета. Возможно, паршивец даже осмелился обокрасть рорцев. Стащил нечто ценное… Любопытно. Ради чего Решман Хкин рискнул единственным воздушным аппаратом?

— Не обнаружив Пана на борту «Черепахи», они уничтожили машину и сбежали от патрульных.

Я посмотрел на главу немагического департамента:

— Ты нашел это юное дарование?

Зам лишь покачал головой:

— В доме гильдии он не появлялся. Исчез.

— Снова исчез? Римт! Твою ж мать! Делай уже что-нибудь! Отыщи мне его! И Хана арестую. Когда в твоем департаменте будет порядок? Не приведи боги найдем мальчишку без головы. О чем ты думаешь? Или о ком?! О молоденькой вдове, с которой развлекался накануне?!

Пунцовый от гнева лорд Римт покачал головой.

— Знаете, ваша милость, — нижняя губа затряслась, — разбирайтесь сами. С меня довольно!

Он выташил из кармана жилетки сложенную бумажку и швырнул мне. Развернув ее, я пробежал взглядом по строчкам и громко фыркнул:

— Прошение об отставке?

— Подпишите и уже отпустите старика на покой!

На меня смотрели красные от напряжения глаза. В них читались и лютая ненависть, и растоптанная гордыня. Как я, сопляк, смею так разговаривать с опытным и уважаемым аристократом, отдавшим служению империи половину жизни? Наверняка мысленно материл меня.

— Я подпишу. Как только увижу обоих Панов в нашей тюрьме. Это твое последнее дело. Ответственно отнесись к нему, если не желаешь лишиться премии за выслугу лет.

Подумав, лорд Оливер Римт процедил:

— Ладно, ваша милость. Я найду Мико.

На том и порешили. Какая радость! Убрав заявление в стол, я немедленно позабыл о нем.

— Вальтер, что по кинжалу?

— Им неоднократно убивали обычных людей, а вот магов ни разу. Сталь выковали в Воленстире, энергетические следы владельца в картотеке не значатся.

Проверка сотрудников не выявила шпиона внутри Ведомства, и это хорошая новость, но время мы все равно упустили. Природное чутье подсказывало — противник не сбежал из Регестора, он затаился и готовится нанести новый удар.

— Список любовников Зельды пополняется?

— Да. Есть новые наработки, мой человек при дворе собирает информацию. Точно известно, что с воленстирцами покойная не спала.

— Ну еще бы, — усмехнулся я. — Где это видано, чтобы шлюха так долго ноги не раздвигала.

— И есть новости от Феликса. Сильвер подготовил доклад о численности армии наемников.

А вот это просто замечательно. Не придется с пустыми руками идти на ближайшее заседание Совета и позволять Идрису и Лурдеку вешать на Ведомство свои недоработки.

— Запроси отчеты агентов в Воленстире.

— Эр, нашим людям в Тиреграде теперь стало непросто добывать сведения. Патрульных в городе столько же, сколько и местных жителей.

— С отговорками разбирайся сам. Мне нужны данные по рорцам на территории наших двуличных друзей.

Вальтер сосредоточенно покивал.

— Если у вас нет вопросов, то продолжим позже. Я опаздываю на встречу с императором.

Оба начали собираться.

— Свяжитесь со мной, если появится что-то от Сильвера или по Пану.

— Будет сделано, — отозвался Римт.

— Приятного вечера. Эр.

Дверь за моими заместителями закрылась. Приятного вечера? Как же!

На последнем заседании Идрис фактически запустил обратный отсчет до начала войны. Нужно подготовить наших адептов к неизбежному. Шивз и Лиммер провели лето в Школе боевой магии, за них переживать не стоит, но вот за остальных… Девицы отпадают сразу, а значит, Лурдек рассчитывает примерно на восемьдесят пилотов. И у большинства из них лишь гражданские допуски. Вот об этом я и собираюсь побеседовать с Атнисом, а не о его несчастной дочери… Нам нужны «Горные орлы», желательно новые, прямо с верфи. Разговор простым не будет, ведь Лурдек уже занял производственную очередь аж до самой зимы. Но ничего. Придется генералу подвинуться.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Не скрывая восхищения, мы изучали учебное расписание. Всего по два занятия в день, иногда одно, как в пятницу… Невероятно! Неужели на третьем учебном году можно будет глотнуть свободы? Но все оказалось не так просто, о чем и сообщила нам леди Джениз на вводном занятии по тонкому видению.

На улице стояла летняя жара, ветра почти не ощущалось, и лишь закрепленные у причальной мачты «Воздушные коты» отбрасывали редкие спасительные тени во внутренний двор крепости. Эх, жаль панамку себе не купила…

Однокурсники начали собираться на стадионе, когда Киделика заканчивал вводную тренировку у новеньких. Юноши и девушки в смешной казенной одежде вповалку лежали на траве. Кто-то стоял на коленках, пытаясь отдышаться, кто-то жадно пил воду из фляги.

Наконец первый курс медленно пополз в сторону общежития, но страшилка, сбившая меня накануне в учительской, продолжала трупом лежать на земле.

Тихонько хихикая, парни обошли измученное тело. Девочки поглядывали на Морковку с жалостью. Мы прекрасно понимали ситуацию, все хоть раз бывали на ее месте, но, видимо, все, кроме Танис.

Графиня Шармер остановилась около бедняжки. Модный спортивный костюмчик синего цвета сидел на ней идеально. Золотистые волосы рассыпались по плечам, ресницы имперка выделила тушью, губы накрасила перламутровой помадой.

— Ты… Ты просто убогое чучело! — гневно выкрикнула она. — Малолетняя уродина! Как можно явиться в таком виде в лучшую школу империи? Ты позоришь нас перед дикими лоранийками!

Вот гадина! Неужели внешность несчастной девочки так сильно задела изнеженную душу имперки?

— Уймись, Танис! — За ее спиной возник Лиммер.

В голосе старшего ощущалась угроза. Первокурсница же с трудом встала и, шатаясь, побрела в общежитие. Глаз она не поднимала.

— Ты смеешь говорить мне, что делать?! — рассвирепела графиня. — Да кто ты такой? Своим дружкам будешь указывать! Совсем сбрендил! Опустился до такой мымры! Я слышала, как эта дура тебя называла! Джонни! — Она обвела победным взглядом нашу группу и громко возвестила: — Наш Джонни определился с парой! Мисс Шоу! Эй, убогая! Куда же ты? Давайте их поздравим!

Никто не посмел ее поддержать, парни не хотели наживать себе проблем со старшим, а девочки единодушно ненавидели высокомерную имперку. Фыркнув, Танис с оскорбленным видом двинулась прочь, будто и не она тут всех только что дерьмом поливала.

— Отношения с Заком у нее явно не ладятся, — констатировала я.

Хельга на ходу вставляла шпильки в свой огромный пучок.

— Я тут пообщалась кое с кем. Они только спят вместе. Теоретически оба не против союза. Объединение знатных родов всегда на руку аристократам. Но на деле пара не образуется. Джон ее отшил, и змеюка никак не может с этим смириться. Вон как бесится.

— Кто тебе это сказал?

— Диль, конечно. Жена Ройса знает все, что происходит у нашего старшего.

Ингрид нахмурилась:

— То есть ты хочешь сказать, что он и эта… Морковка… правда вместе?

— Какая чушь! Нет, конечно! Просто Джон любезный, достойный молодой человек и помогает бедной сироте адаптироваться. Кажется, сам лорд Гарс просил его об этом.

Что творится-то… И с каких пор милорда интересует, как чувствуют себя сироты в нашей жестокой школе? Неуклюжая рыжая девочка преодолела уже полпути до общежития, но неожиданно замерла, покачнулась и упала на колени, пытаясь сдержать рвоту. Паршиво у нее с физической подготовкой.

— Кстати, — продолжила актриса, наблюдая, как Джон поспешил на помощь «умирающей». — Зовут ее Кира Шоу, и живет она в одной комнате с Диль.

— Зачем тебе все это? — удивилась баронесса. — Решила вновь с Диммером закрутить?

— Вообще-то Диль сама ко мне подсела и все растрепала. И не только про Джона, между прочим, но и про твоего Рихтера тоже. Хочешь, расскажу?

— Он не мой! Не интересует.

Хельга ехидно продолжила:

— Разумеется, не твой, он встречается с девочкой со второго курса, и…

— Не интересует!

— Ну, не хочешь — как хочешь! — Актриса самодовольно пожала плечами. — Только от твоего взгляда у бедолаги скоро дырка на затылке появится.

Ингрид вспыхнула и уже собралась достойно ответить всезнающей сплетнице, как рядом раздался голос леди Джениз:

— Девочки, прекращаем болтать. Строимся.

Дежурно улыбаясь, ментальная магиня наблюдала, как пятьдесят человек формируют шеренгу. Самая женственная из преподавательниц, она и сегодня облачилась в платье. Бежевый корсет дополняла непышная коричневая юбка в пол, прикрывавшая полуботинки. Рыжие кудри спадали на плечи, светлая фарфоровая кожа завершала кукольный образ. И лишь внимательный сосредоточенный взгляд напоминал о том, что внешность не всегда верно отражает истинную суть.

— В этом году я веду у вас предмет «тонкое видение». Это одно из практических направлений ментальной магии. Мы научимся смотреть с закрытыми глазами, различать ауры, наложенные структуры и энергетические следы. Ночью, в бою, в дыму, в тумане или если вас ослепили, вы сможете применить атакующее заклинание. Кому-то оно спасет жизнь.

Леди Джениз дождалась, пока вернувшийся Джон встанет в строй.

— Не нужно обладать высоким потенциалом и как-то использовать магию. Тонкое видение — это свойство разделенного сознания. Прежде вас учили концентрироваться, освобождать в уме место для управления силой, теперь пришло время вашему второму «я» взглянуть на мир собственным внутренним взором. Скоро вы поймете, о чем речь.

По шеренге прокатилось шушуканье. Терпеть не могу всякие ментальные практики. До сих пор с содроганием вспоминаю первый курс… Ну не даются они мне! Никаких нормальных указаний, лишь смотри, концентрируйся, думай, не думай… Разрежь себя пополам! А как? Не знаем… Все индивидуально!

— Многие наверняка заметили, что учебное расписание не такое плотное, как раньше. Это сделано вовсе не для того, чтобы вы расслаблялись. Дисциплины этого года невероятно трудны, поэтому советую потратить свободное время на практику и подготовку к зачетам. Экзамен по тонкому видению и полетам пройдет в конце года, а зимой вас ждет проверка по деструкции у магистра Гарса, по механике — у мастера Ёза и по теории управления боевыми дирижаблями — у леди Павс. Имейте в виду, третий курс живет в нашей школе по особым законам. Все зачеты вы можете сдать досрочно, как только будете готовы. Ответственные студенты уже к началу зимы освобождают время для тренировочных полетов и открытия новых допусков.

А вот эта новость — просто класс. Адепты неверяще переглядывались. Сдал и свободен? Продлить каникулы на месяц-два! Шутка ли! Зачем просиживать конец года в крепости, когда можно записаться на практику в «Воздушную компанию» и подработать?

— С общими вопросами закончили, теперь приступим к тренировке. Старшие раздадут вам повязки. Надевайте их и не пытайтесь подглядывать. Если начнете жульничать, я узнаю.

Ингрид передала мне ленту из черной ткани, пришлось повязать ее на глаза… Куда там подглядывать? Сквозь плотный бархатистый материал вообще ничего не видно. Темнота…

— Делаем несколько глубоких вдохов-выдохов и расслабляемся. — Голос Рины Джениз неуловимо изменился, приобрел необычные интонации. — Если хочется походить — ходите, можете сесть или лечь на траву, позагорать на солнышке. Найдите комфортную позу. У пилотов нет предрасположенности к ментальной магии, и навык видеть с закрытыми глазами просто так вам не дастся. Универсального способа научиться не существует. Кому-то потребуется ощутить окружающий мир кожей, кому-то — разглядеть его в чернильных пятнах, плавающих перед внутренним взором. Мой первый совет всем адептам: разрешите разделенному сознанию поглотить вас, отбросьте страх и позвольте себе увидеть нечто запредельное.

— Замечательно, — тихо проворчала Ингрид. — Как всегда — пяльтесь в темноту, ждите знаков и проблесков, пока не свихнетесь.

— Верно подмечено, мисс Далин. — Голос преподавательницы доносился сразу со всех сторон.

Баронесса смущенно промямлила извинения.

— Не надейтесь, что мрак сразу расцветет красками, потребуется время, много времени. Не теряйте концентрации, не думайте о посторонних вещах, но и не старайтесь слишком сильно что-то увидеть, тренируйте терпение и настойчивость.

Мне это совсем не нравилось. Усевшись на траву, я обратилась в слух. Некоторые однокурсники бродили вокруг, выставив руки перед собой. Со стороны мы наверняка выглядели забавно. Тридцать уже взрослых юношей и девушек играют в жмурки… Вся столовая ухохатывается от такого зрелища.

Неожиданно некто массивный споткнулся об меня. Пикнуть не успела, как сверху, нецензурно выругавшись, упала гора мышц.

— Эй, Бэл, слезь с меня! — зашипела я, пытаясь выбраться из-под него. — Ты промахнулся! Ингрид левее!

— Яна? — Парень мгновенно вскочил на ноги. — Прости! Не хотел!

Раздался знакомый смех. Могу поспорить, это братья Заки ржали у кромки поля… Смущенный Бэл тотчас ретировался, а рядом недовольно запыхтела баронесса. Мысленно послав всех подальше, я принялась концентрироваться.

Время тянулось медленно, солнце нещадно палило макушку, и казалось, эта бестолковая тренировка не закончится никогда. Не зная, каких образов ждать, я угрюмо следила за черными кругами… Они возникали один в другом, расширялись и исчезали. Разделенное сознание наблюдало за мной, но сливаться не спешило, ждало чего-то. Посидев так минут десять, я не заметила, как снова начала думать о собственных проблемах. Ситуация с леди Филис и Гарсом вызывала смутную тревогу, причин которой обнаружить не удавалось…

Все лето я мечтала отправиться к летающей рептилии и прояснить свои странные воспоминания. И вот я тут, ордок на крыше, казалось бы, иди испрашивай, но сомнения вдруг одолели меня… Чтобы попасть наверх, нужен ключ, он есть у магистра и у директора Вэла. И если эту загвоздку можно преодолеть — не в первый раз приходится проникать в запертые помещения, то главное беспокойство вызывало другое. А что, если Рэд ни при чем? И что, если информацию о моем визите и странном интересе передадут куда нужно? В каком двусмысленном и сложном положении я тогда окажусь? Студентка третьего курса Яна Брайл тайно пробирается наверх и выпытывает у ящера, являются ли правдой ее фантазии? Это даже хуже… хуже, чем спросить у магистра! Нет… Идти к Рэду просто так не слишком умно. Придется подождать и побольше узнать о связи высокоразвитой рептилии и контролирующего мага. Остается Бурек…

Оказывается, леди Джениз свойственны не только доброжелательность, чуткость и терпимость, характерные для психолога, но и чувство юмора. Преподавательница молча удалилась со стадиона, «забыв» объявить окончание урока. Удар гонга и злорадный смех Киделики возвестили о начале следующей тренировки и о том, что свой перерыв мы прошляпили.

С физкультурой в этом году дела тоже обстояли иначе. Зачетов и проверок больше не ожидалось, теперь занятия проводились лишь для поддержания формы, но легче от этого они не стали. Воин считал нас взрослыми и выдавал непомерную нагрузку. В первый же день мы пробежали кросс, выполнили безумное количество упражнений на повторы и немного «отдохнули» на спаррингах.

После тренировки умученные адепты разбрелись кто куда. Парни ушли в раздевалку, Ингрид испарилась по своим организационным делам, а Хельга звала меня в Фертран получить зарплату в «Воздушной компании» и тут же начать ее тратить. Кое-как отбрыкавшись, я отправилась в общежитие. Не терпелось почитать таинственную серую брошюру, выданную наставницей. Уж очень необычные там были схемы…

Приведя себя в порядок, я заварила чай и забралась с книжкой в кресло. Под человечком с зонтиком мелкими буквами значилось пугающее заглавие: «Масштабное управление погодой, редакция четыре». Ух ты! Отхлебнув из кружки, я погрузилась в чтение, с каждой страницей все яснее понимая, почему никто даже не брался преподавать эту бесконечно полезную дисциплину.

Управление погодой… Это что-то фантастическое. Немыслимое! Двигать по мановению руки воздушные массы, насылать ураганы, призывать дождь… Я знала, что маги империи могущественны, но такое… Только богам под силу! Оказалось, нет. И на коленях лежало этому подтверждение. Мир потерял меня на весь вечер, я запоем читала пояснения, открывала рот в восхищении и ужасе от огромных магических чертежей. И хотя все они имели лишь один рабочий уровень, но их продольные размеры поражали. Чтобы нарисовать самую мелкую структуру, требовалась площадь целой комнаты…

И все же насылать на врагов бури и ураганы не получится. Энергии одного мага недостаточно для создания катаклизма в масштабах континента. Но теоретически это возможно. Жуть какая! Самым простым заклинанием в списке значился призыв ветра. Схема состояла примерно из двухсот элементов. Выучить сложно, но можно. Начать захотелось немедленно. Воображение рисовало, как я применяю эту структуру… Ух… Расход силы, конечно, предстоит немаленький, но внутри что-то шевельнулось. Получится. У меня обязательно получится!


Несколькими неделями позже мы завтракали в столовой.

— Никак не могу понять, — возмущенно вещала Хельга, — почему компания не рассматривает заявку? Мне казалось, им не хватает пилотов на «Скитальцев».

Все утро подруга втолковывала нам, как здорово подрабатывать на выходных полетами в столицу, она даже сгоняла в фертранское представительство и подала совместное заявление. Вряд ли девушка соскучилась по работе, это ее богемная натура искала любую возможность попасть в Дикельтарк и выйти в свет. Сама идея выходных рейсов мне нравилась — хоть какой-то налет, и деньги лишними не бывают, но пока ответ нам никто не дал.

— Может, еще и утвердят, — отстранение отозвалась я, наблюдая, как магистр Гарс проводит занятие у первокурсников.

— Наверное, это из-за Пана, — предположила баронесса, заедая омлет сырным тостом.

— Точно! Все из-за него! Можно забыть про пассажиров! Наверняка нас приземлили до самых каникул! Покарай боги кучерявого бандита! Теперь мы снова будем сидеть в этой глуши!

— Чем тебе Фертран не нравится? — Я продолжала рассматривать свою паранойю.

Сегодня лорд надел темную рубашку, обтягивающую мощную, рельефную спину. Интересно, когда он успевает тренироваться? И где?

— Да нравится, нравится! Но я хочу посмотреть что-то еще! В главном театре Дикельтарка скоро будет шикарное представление, а в Берге в следующем месяце модный показ, у меня как раз есть свободное место в гардеробе. Эй! Ау! Вы что, совершенно меня не слушаете? Я тут с ума схожу, между прочим! Все в этой школе напоминает о Милмане!

Отвернувшись от окна, я сочувственно поглядела на подругу. Заполнить жизнь новыми впечатлениями и забыться — таков был ее рецепт.

— А ты, Яна? Неужели не хочешь наведаться в столицу, вдруг встретишь там Форзака?

Похоже, Хельга забыла, что наши отношения с бывшим адъютантом лорда — всего лишь фикция, удобная отмазка.

— Нет, и с чего ты решила, будто Камиль в Дикельтарке?

— Но ведь он вернется? Не навсегда же его сослали.

Магистр вновь прицепился к страшилке. Почему он так ее выделяет? Что-то втолковывает уже по третьему разу, а рыжая дура лишь глазами хлопает…

— Кстати, новость слышали? — вдруг спросила Ингрид. — Школе передали двух «Горных орлов» и «Вершителя». На время, конечно, но третий и четвертый курсы должны получить на них допуски в обязательном порядке.

— Что значит «в обязательном порядке»? — не поняла я.

Баронесса пожала плечами:

— Распоряжение императора. Сама в шоке… «Горный орел» еще ладно, но «Вершитель»… У меня для него потенциала не хватит.

— Но зачем?! — воскликнула Хельга.

Никто ей не ответил, и так было ясно зачем. Вот и до Заоблачной докатилось тревожное ожидание войны… Может, все еще обойдется?

Занятие у первокурсников закончилось, и я задумчиво наблюдала, как боевой маг возвращается обратно в замок. Студенты торопились убраться с его пути, дежурные замирали, опасаясь привлечь нежелательное внимание. Гарса боялись, ненавидели, завидуя силе и вседозволенности. Особенная внешность не делала его красавцем, наоборот, отпугивала, изгоняла всякую романтическую мысль у любой нормальной девушки. Но ведь он не просто учитель — мужчина. Факт, о котором я бы не вспомнила никогда, если бы не собственные галлюцинации. Интересно, могли Гарс кого-то полюбить? Какой бы тогда была любовь этого странного, жестокого к себе и другим человека? Или он такой же одиночка, как и я, старающийся не замечать, как живется счастливым парам?.. Вон в углу держатся за ручку Роб и Венни, почему так неприятно смотреть на них? Или чета Лиммеров… не вызывает ничего, кроме недоумения и раздражения. М-да… Хельга права, надо слетать куда-нибудь, и желательно подальше.


Врата зала боевой подготовки закрывались. С глухим стуком сошлись створки, и засов опустился вниз. Магистр Гарс выглядел довольным и даже улыбался. Что на этот раз? Электрические шары? Неотразимые заклинания? Чего ждать? Как спасаться? Серые глаза нашли меня и хитро прищурились. Сразу стало не по себе.

Его милость неспешно шел вдоль строя.

— Если вы хоть на секунду подумали, что трудности остались позади, то спешу разочаровать. В этом году вас ждет… Деструкция. Последний шанс для энергетических слабаков не сдохнуть в грядущей войне.

Послышались изумленные возгласы, а преподаватель издевательски хмыкнул.

— Кто-то еще не знает, что царство Рор готовится сровнять с землей Регестор? Двести лет мы не знали войны, но все хорошее когда-нибудь кончается, и вы, господа, вместе с вашим нищим потенциалом отправитесь в самое пекло. Кто хочет оставить свои кости на территории колдунов? Валяйте! Продолжайте плевать на учебу! — В руке зажегся знакомый клубок молний. — И продолжайте строить глазки мисс Далин, мистер Раф!

Надлер дернулся, но успел отразить удар.

— Большинство из вас с трудом справятся с «Горным орлом», но большего и не требуется. Патрульный аппарат может взять на борт до десяти боевых магов. Это не значит, что вы, придурки, будете только тупо хлопать крыльями, пока другие сражаются. Первым делом враг ударит в самое сердце воздушного судна. В вас! Армейцы могут не успеть прикрыть пилота, придется защищаться самостоятельно. Мистер Венерти, что вы будете делать, если последние силы уйдут на управление машиной? — Гарс предстал перед пухлым студентом.

Роб вздрогнул и побледнел.

— Э-э-э… выставлю щит, милорд?

— И сдохнете от истощения? Похвально! Вот только экипаж погибнет, обломки дирижабля достанутся врагу, а имя вашего рода навсегда покроется позором. Хотя кого это волнует, не правда ли? Семейство Венерти и так никому не известно!

Парень сжал кулаки, но ответить не посмел.

— Деструкция — это последний шанс. Враг может измотать вас, энергия — закончиться, но всегда останется возможность уничтожить чужое заклинание. В каждой магической структуре есть уязвимое место, воздействовав на которое, вы разрушите всю схему. Сила высвободится из-под управления и безопасно сбросится в пространство. — Гарс въедливо оглядел адептов. — И мы будем учиться находить эти точки. Яна, Джон, вперед для демонстрации!

Блин! Ну, конечно, кого же еще позвать… Лиммер исполнил приказ мгновенно и уже стоял у колонны, дожидаясь меня. Не скрывая досады, я приблизилась к милорду. Главный экран ожил, отразив до боли знакомую структуру огненной сферы с электрическим ядром.

— Надеюсь, никто не забыл, что это? Три рабочих уровня, двадцать пять обязательных элементов, каждый адепт должен создавать такое заклинание за секунду.

Чертеж увеличился и расслоился на три плоскости.

— Яна, какое место в этой схеме самое уязвимое? — Голос звучал прохладно, в нем улавливались ироничный интерес и едва заметное нетерпение.

Он думал, я не знаю. Не справлюсь…

О боги, и он был прав. Уязвимое место? Понятия не имею! Усилием воли я заставила себя всмотреться в рисунок. Пристальное внимание милорда мешало думать.

— Итак?

Досадливо поморщившись, я повернулась к преподавателю спиной. Неслыханная наглость! Так. Поглядим… Ломаные линии образовали замкнутый в круге узор. Пентаграмма с десятью лучами сверху нужна для сохранности формы, нижний уровень — питание, а вот средний… Да, наверное, средний уровень и уязвим… Он как начинка — соединяет низ и верх. Жгуты энергии можно перебить.

— Уровень два, связывающие потоки.

— Допустим, — послышался над плечом громкий шепот. — Место. Точнее.

Сдержав вздох, я пригляделась… и тут же догадалась:

— Пересечение диагональных элементов!

Магистр показался в зоне видимости.

— Сейчас и проверишь. Мистер Лиммер!

Джон раскрыл кулак, и огненная структура рванула ко мне… Пылающий шарик полметра в диаметре вибрировал и громко гудел. От неожиданности я вскрикнула, нелепо взмахнула рукой, отправив силу туда, где, по моим ощущениям, и должно находиться это идиотское пересечение! Зажмурившись, отскочила назад и врезалась аккурат в Гарса. Он ухватил меня за плечо и удержал на месте. Пылающий шар несся прямиком на нас, зрелище было жутким! Страшным! Аж колени затряслись. Разрушился он в последний момент. Сначала погасли языки пламени, затем исчезло серебристое ядро. Энергия высвободилась с хлопком, и меня обдало раскаленным воздухом. Уф… А если бы не получилось?! Если бы я туда не попала?!

Лорд проигнорировал мой испуг.

— Джон, твоя очередь. Яна, отомсти обидчику.

В гробу я видела эту боевую магию! Разделенное сознание подхватило силу. Лиммер признаков волнения не подавал — быстро и непринужденно разрушил мое заклинание.

— Если вопросов нет, то разбились на пары и тренируемся!

Сокурсники с ужасом косились на Гарса, и понятно почему. Эти структуры очень мощные. И если фокус с деструкцией не удастся, то несчастный может и не успеть создать щит…

Руку поднял Надлер.

— Мистер Раф?

— Магистр, про схемы все ясно, но что делать, если нет сил отразить чистую энергию?

Лорд одобрительно кивнул:

— Хороший вопрос. Чистая энергия не поддается контролю, она бьет по прямой, будто вы бросили мяч. Заклинание можно развеять, но направленный поток силы остановить нельзя. Если вы далеко — попробуйте увернуться, но если противник близко, то…

Грозовые глаза вновь нашли меня и сверкнули.

— Мистер Лиммер, еще одна демонстрация! — потребовал преподаватель. — Яна, удар прямой энергией. Максимальный для тебя.

Что он задумал? Никогда прежде лорд не упускал шанса опозорить меня перед курсом… А я сегодня еще не ошибалась… Может, и не будем начинать?

— Ну же, — подбодрил он. — Доверься мне.

Издевается?

Время шло, ожидание затягивалось. Адепты бросали на меня сочувственные взгляды, а Гарс начал терять терпение.

— Брайл, — лениво протянул он. — Неисполнение требования преподавателя карается нарядом. Как личная ученица леди Филис ты должна хорошо знать школьный устав.

Демонов на тебя, всех и сразу!

Вздохнув, собрала побольше силы. Готовая выпустить всю мощь в своего друга, я почти разжала пальцы. Но не успела. Лорд схватил меня за запястье и резко дернул на себя. Ничего не понимая, я почувствовала, как его рука проскользнула под мышкой и два пальца надавили на точку в центре груди. Бах! Сила пропала. Мигнул ослепляющий свет. Раз, и все. Четверти резерва как не бывало.

Из окружающей белизны показалось небритое лицо.

— Что вы со мной сделали?! — гневно прошептала я, пытаясь понять, почему разделенное сознание не отследило удар, и почему боевой маг прижимает меня к себе.

Второй вопрос вызывал даже больший интерес. Вот же! Как близко! Снова недопустимо близко… ведь хотела держаться от него подальше! Следовало немедленно выскользнуть из чужих объятий, но я не шевелилась, сравнивая реальные ощущения с теми, из своего наваждения. Как похоже. Так же тепло и безопасно. Тело помнило.

— На время заблокировал энергетический канал на руке, — пояснил Гарс и, ухмыльнувшись, разжал пальцы. — Понятно, как я это сделал? Или повторим?

Кто бы знал, с каким трудом удалось сохранить невозмутимость… Не дожидаясь ответа, магистр повернулся к адептам:

— Перекрыв коротким импульсом канал в запястье, вы заставите силу вернуться обратно в тонкое тело, а ее излишки перейдут в световую форму, что мы сейчас и наблюдали. Больше никаких вопросов, приступаем к тренировке.


Заоблачная земля. Фертран


Эр Гарс


Мисс Яна Брайл одной из первых покинула тренировочный зал. Все оказалось не так плохо. Никаких ненавидящих взглядов, попыток вырваться из захвата. Хорошая девочка, и как бы ко мне ни относилась, от инстинктов она не скроется. Самка всегда ищет самого сильного самца, даже если не осознает этого.

Полы форменной мантии разлетелись в стороны, стройная фигурка затерялась в толпе студентов… Мне же придется придержать свои желания. В высшем обществе принято осыпать даму пустыми комплиментами, слащаво льстить ей и расшаркиваться, позабыв о собственных интересах и гордости. Если ухажер неродовит, придется хорошенько унизиться, устлать путь избранной особы подарками и изобразить бесконечную преданность, лишь тогда девица раздвинет ноги. Но стоит при дворе появиться неженатому родственнику императора, и корыстные дамочки сами вешаются на шею, даже если ты старый уродливый брюзга… От всех этих постельно-бартерных отношений хотелось блевать. На наше счастье, лоранийки проще и душевнее. Хоть в чем-то магам полета повезло.

И все же нельзя пугать Яну резкими движениями — эффект будет обратный, а шанса исправить ситуацию может и не представиться. Привыкнуть к моему близкому присутствию и энергетике сразу невозможно. Действовать придется плавно, приручать — постепенно. Неизвестно еще, что там ей напела Филис, и традиционную подготовку по деструкции никто не отменял… Личные отношения между преподавателями и учениками запрещены во всех академиях империи. Крайне необходимое правило! Никогда не думал, что именно мне придется его нарушить. А Атнис знал, скотина! Чего стоили его ежегодные вопросы: «Эр, ты еще не привез себе женщину из Диких земель?» Непростая задачка — заставить Яну посмотреть на меня иначе, и чтобы сборище лоботрясов, будущих защитников Регестора, ничего при этом не заметило… Я ухмыльнулся. Глубоко в душе разгорался азарт.

— Милорд, — за спиной послышался голос адъютанта.

Не оборачиваясь, я продолжил запечатывать врата.

— Что тебе?

С Диммером все сложилось удачно, наконец-то у меня появился толковый ученик. Ждать осталось недолго, наберется опыта у Вальтера и сможет занять место Римта. Об этом ему, правда, пока знать рано.

— Хотел поговорить о мисс Шоу, ваша милость.

Хорошее настроение вмиг испарилось. Скрипнув зубами, я неприязненно взглянул на мальчишку:

— Забыл? Ее опека — больше не твоя забота.

Хорошо, что коридор был пуст.

— У нее проблемы, и… я хотел позаниматься с ней дополнительно. Концентрация, управление энергией. Кире трудно адаптироваться, а ее внешность мешает завести друзей. Ей плохо, понимаете?

Понимаю ли я? О да! И такое понимание не вызывало ничего, кроме досады и недовольства.

— Мне известно обо всех ее проблемах. Что ты хочешь от инфантильной соплячки, которой до совершеннолетия нянька задницу подтирала? В первый же день она смела явиться в мой кабинет и просила вернуть настоящее имя! В первый день! Ты не поможешь, Джон. Никто не поможет. Все просто. Либо мисс Шоу справится сама, либо, на наше счастье, отчислится в конце года!

Мальчишка не понимал.

— Магистр, но вы сломаете ее. Зачем? Она ведь не чужой вам человек! Она особенная!

Дерзкий. Рискнул поучать наставника. И ведь знает, что заслужил мое расположение. Ничего, еще научится засовывать свое благородство в задницу ради блага империи. Заботливый наш.

— Ошибаешься. — Лишняя сила сбросилась в пространство. — Мисс Шоу такая же, как мы. А вот тебе, Джон, лучше заткнуться, если не хочешь, чтобы я запретил к ней приближаться. Думаешь, не вижу, как она смотрит на тебя? Даже не мечтай об этом.

Любимый ученик вытянулся и четко склонил голову.

— Не смею мыслить о такой чести, милорд! Но девушка имеет право выбрать сама.

— Идиот! — процедил я. — Она еще ребенок, и пока не докажет обратное, за нее выбирает император. А если ты, наглец, будешь дальше испытывать мое терпение, то я выберу за тебя. Свободен!

Младший поклонился и быстро зашагал прочь. Упрямец!

С Кирэн складывалась прискорбная, но ожидаемая ситуация. Лиммер уже пытался чему-то научить ее, но моя дорогая племянница не нашла в себе сил овладеть даже начальной подготовкой. На вопрос о ее успехах Киделика лишь разводил руками. Но если за физкультуру я не переживал, старый вояка из любого рано или поздно сделает атлета, то с моими дисциплинами все обстояло просто отвратительно. Замотивировать девочку не удавалось, гордость принцессы не позволяла открыто рыдать на занятиях, но трясло ее сильно, и ни о какой концентрации не могло быть и речи. Вместо того чтобы тренироваться, Кирэн без остановки себя жалела и еще сомневалась. В том, что сделала правильный выбор, ведь школа ничуть не походила на курорт… Меня же каждый раз охватывало мрачное удовлетворение. Ведь я предупреждал. Теперь ей будет трудно, одиноко, больно. Остается надеяться, что в избалованной девчонке пробудится характер отцовского рода и превратит ее в нечто более достойное, чем то существо, кем она является сейчас. Кажется, за эту мечту боролась маленькая принцесса?

Запястье призывно закололо.

«Римт? Неужели у тебя хорошие новости?»

Пожилой зам действительно излучал сдержанную радость.

«Милорд, Хан Пан сам пожаловал к нам и просит вашей аудиенции».

Даже так? Как интересно. Воры добровольно заявляются в Ведомство?

«Отведи его в кабинет на первый подземный уровень. Пусть располагается, я скоро буду».

Пришло время выяснить, какую игру затеял старик.


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


Гвардейцы отворили обшитую металлом дверь и пропустили меня в небольшой кабинет, предназначенный для допроса свидетелей и прочих, пока еще невиновных лиц. В помещении тускло горел магический светильник.

На этот раз хитрющий криминальный барон оделся с иголочки: из-под стеганого плаща выглядывала белоснежная деловая рубашка и бабочка, на ногах блестели начищенные лакированные туфли. Седые патлы сменила аккуратная короткая стрижка, в руках глава гильдии воров небрежно держал трость с набалдашником в форме головы лисицы, рядом лежала шляпа-цилиндр.

— Милорд. — Римт освободил стул и отошел к стене.

— Пан, — я взглянул на гостя и ухмыльнулся, — хорошо, что заглянул. Лорд Римт рассказал об ордере на твой арест?

В умных глазах старика не было и намека на страх.

— Нет, ваша милость, об этом я узнал по своим каналам. Как видите, Хан Пан ни от кого не бегает.

Усевшись за стол, я проникновенно заговорил:

— Думаешь нас обдурить? Пришел сюда беленьким и чистеньким, разыграл удивление, и все поверили? Если хочешь выйти отсюда, придется подыскать весомые аргументы и убедить меня в преданности. Отвечай, что связывает гильдию с рорцами и куда ты припрятал своего сынка?

Некоторое время Пан невозмутимо молчал.

— Пока я у руля, гильдия не предаст договор. — Что это слышится в его голосе? Обида? Действительно, как можно сомневаться в честности столь уважаемого вора? — Отказавшись сотрудничать с темными, мы потеряли многих единомышленников. И все потому, что я полагаю — у нас есть союзник достойнее… — Повисла многозначительная пауза. — Это вы, милорд. Смута и война не нужны никому, существующий порядок вещей вполне устраивает моих людей… Большинство из них. Я пришел сюда просить за сына, думал, Мико у вас.

Передо мной сидел профессиональный аферист. Он мог искусно врать, изворачиваться и даже попытаться повести Ведомство по ложному следу, но в этот раз я ему поверил.

— Что твой щенок украл у колдунов? Почему его хотели убить?

На морщинистом лице мелькнуло смятение, но барон быстро взял себя в руки.

— Мико отправлялся на север не воровать. В гельтском представительстве случилась беда: сгорел дом гильдии и пропала дюжина сотрудников. В пожарной части утверждают, что искра вспыхнула, только брехня все это. — Пан поморщился. — Поджог. Тел не нашли, а у людей ведь семьи, дети. Такое прощать не по понятиям. Разобраться надобно. Сам я уже стар кататься по империи, пришлось сына послать. Теперь складно все становится. Белобрысые влезли на мою территорию.

Старик машинально крутил свою трость пальцами.

— Ты не ответил на мои вопросы.

— Мико отчетов не присылал, у нас браслетов связи нет. Я знал, что он воспользовался золотым билетом, и ждал его тут, в столице. Красть у рорцев? Не думаю, ваша милость. Ему запрещено переходить границу, и в Гельтсе дел невпроворот — людей поспрашивать, помочь семьям и поставить новых смотрящих. — Хан Пан вздохнул и продолжил: — Но он мог и ослушаться. Мико молод и амбициозен. Нет бы сидеть смирно на одной из моих фабрик, а ему приключений подавай…

Мы с Римтом переглянулись. Смирно этот кучерявый будет сидеть в имперской тюрьме рано или поздно. Любопытно, рискнул ли он отправиться в Рор? Вряд ли. Значит, дело происходило в Гельтсе… Горцы частенько сочувствовали темным, поэтому поджог представительства гильдии, отказавшейся пусть и неофициально, но помогать рорцам, объяснить легко. А вот попытка убить наследника Пана — уже дело серьезное. Не станут местные так подставляться. Тела опять же пропали. Куда делись? Похищены? Сами сбежали? Ничего нельзя исключать… Чую, не обошлось там без очередного шпиона Хкина. Быть может, это даже тот тип, который размазал мозги Зельды по ее кабинету…

— Кто-нибудь уже связывался с тобой? Шантажировал? Глава гильдии покачал головой.

— Значит, твоего сына у них нет. Радуйся.

Пан сжал кулаки и подался вперед, думал, не понимаю его намеков.

— Пусть Ведомство поможет отыскать моего парня. У вашей милости детей нет, и вам не понять! Но Мико — мой единственный наследник, и если эти белобрысые твари с севера схватят его, я не гарантирую, что наш договор останется в силе.

Римт стоял рядом и поглядывал то на меня, то на нашего гостя. Разумеется, сопляка нужно искать и, возможно, использовать для поимки таинственного соратника Хкина, пока он или она не начали снова раздавать бандитам трости-накопители. Упускать такую возможность глупо.

Энтузиазм захватил меня.

— Ладно, Пан. Мы отыщем его. — Я повернулся к заму: — Пошли агентов в Гельтс, пусть проверят версию о поджоге, и свяжись с Вальтером, подключайте поисковиков. Слепок ауры есть в базе?

— Не могу знать, ваша милость.

— Ну так узнай!

Поднявшись на ноги, я поглядел на барона:

— Можешь идти, Пан. Пока что. И не забывай: обманешь меня — пострадает не только твой отпрыск, но и вся криминальная верхушка гильдии.

Вряд ли такие угрозы проняли хитрого лиса, но он вежливо улыбнулся и коротко кивнул.

У дверей Ведомства я столкнулся с Филис. Заметив меня, она презрительно скривилась, будто дерьмо унюхала, и, не здороваясь, гордо прошествовала мимо. Дразнится, стерва. Не знает, что одно мое слово, и ее долгая карьера в Ведомстве бесславно закончится.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Скучная леди Павс, нудная Дана Дризер, выжимающий последний пот Киделика, сонные релаксации с леди Джениз, занятия, тренировки, бесконечные лекции… Жизнь вошла в привычное учебное русло, время стремительно понеслось вперед, и незаметно наступила середина осени. Со склонов Альдестона подул промозглый ветер, он не только кружил яркую листву по дорожкам, но и пригонял с востока слоистые облака, заслонявшие высокое синее небо. В такие дни долину укрывала пелена мокрого тумана, и лишь темные треугольные верхушки сосен выступали над тусклой белизной.

Наставница задерживалась, и практика по управлению погодой откладывалась, но, может, оно и к лучшему, я уже выучила не одну, а три структуры. Теперь не терпелось опробовать их в деле, разогнать это туманное марево, например, в котором даже утренний гонг звучит пугающе глухо.

Как и предсказывала Ингрид, из столицы прилетели боевые дирижабли — «Горный орел» и «Вершитель». Их мрачные силуэты висели над крепостными стенами, подтверждая догадки граждан Фертрана о скорой войне. Напряжение росло. На улицах, в парке и в магазинах слышались обрывки тихих разговоров об укреплении Рора и о союзном договоре с Воленстиром.

Однажды на городской набережной меня за руку дернула маленькая девочка:

— Мисс магиня, мисс магиня! А война когда начнется? Скоро, да?

Растерявшись от неожиданности, я не нашлась с ответом и поспешила ретироваться. После того случая повисшая в воздухе угроза ощущалась особенно явно. А что будет, если нас всех призовут? На мирных мечтах придется поставить крест? Магов полета так мало, что нашим мнением никто не поинтересуется. И моим тем более. С таким-то уж потенциалом… Готова ли я к этому? Нет? Смогу ли спокойно смотреть, как Джон, Ройс, Алекс, Рихтер и даже сволочь Зак… и все-все-все… возможно, даже некоторые девочки отправятся воевать? Не смогу. Значит, придется учиться летать на этих огромных машинах…

А еще был Гарс и деструкция… Деструкция давалась тяжело. Всем. За несколько секунд, пока схема работает против тебя, необходимо отыскать слабое место и попасть в него. Впервые тренировки по магии изматывали физически. В зале боевой подготовки стоял невыносимый шум. Хлопки смешивались с высокими вибрациями, громким шелестом, пол под ногами дрожал, взрывались колонны, трещало электричество, а обжигающий ветер гонял над головами искрящиеся облака лишней силы. Мы горели, слепли от вспышек и пытались не попасть под чужую структуру. Поглотители под потолком работали на полную катушку, но все равно не успевали вытягивать избыточную энергию.

Лорд Гарс теперь перемещался по залу только бегом, а порой и телепортировался от одного студента к другому. Прикрыть растерявшегося Венерти щитом, сказать пару ласковых Надлеру, пропустить волну огня над собой и мчаться дальше к затупившему не в первый раз Шивзу, успев по пути изменить вектор заклинания Эллы.

Как-то один из однокурсников, Тони Тайлер, замешкался и пропустил прямой удар. Влетев в мраморную колонну, он потерял сознание. В то же время Венни и Рула учились уничтожать боевую гравитационную структуру. Неудачно. Схема срикошетила в ту же каменную опору, и она начала падать. Тогда я впервые видела, как засветилась аура магистра ярким синим цветом… От неизвестного заклинания встал дыбом каждый волосок на моем теле, а весь курс пораженно наблюдал, как три метровых булыжника обращаются в песок. В тот раз тренировку остановили, злющий Гарс обозвал всех тупыми бездарями и, отправив Тони в лазарет, запер врата до ночи. Пока каждый студент не научился разрушать гравитационное заклинание, мы оттуда не ушли.

А еще его милость перестал цепляться ко мне и сознательно позорить перед курсом. Нет, порой я тоже получала букет неприятных эпитетов, но та ругань была за дело.

— Идиотизм! — рявкнул Гарс, возникнув из ниоткуда.

Моя штанина полыхала голубым огнем. Не удалось отразить заклинание ледяного пламени, гадкой, плохо гаснущей штуки…

— Куда смотрела?! — В покрасневших глазах плясали молнии. — Сказано же, куда бить! Не можешь отличить уровень два от уровня три? Я не прошу разбирать на органы кота в мешке! Куда ты ударила? Или у тебя руки дрожат? Отвратительно! В сторону! Я сказал, в сторону, отдышаться и определить слабое место схемы!

Я молча оторвала штанину и бросила на пол догорать. Ожог… Блин…

— Холдар! А вы? Дверью ошиблись? Что с потоком? Почему такая нестабильность! Еще одна подобная атака, выгоню на первый курс учиться энергией управлять!

Флегматично покосившись на магистра, я пропустила ругань мимо ушей. На третьем году учебы многие адепты вообще перестали замечать гневные тирады Гарса — привыкли, а после случая с Тони парни взирали на боевого мага с восхищением и даже с почтением.

Когда выдавалась свободная минута, я тоже иногда поглядывала на него. Да что там… любовалась, будь неладна моя паранойя! Какой потенциал, какая работоспособность… Лорд успевал везде: и защитить кого-то, и наорать, и… о да! Даже такое бывало — скупо похвалить. Но каждый раз он будто чувствовал чужое внимание, разворачивался, и лишь в последний момент я успевала отвернуться. Не хватало, чтобы он заподозрил меня в чем-то. В чем? Не знаю. В интересе? В нездоровом интересе. Каждое занятие начиналось с разбора схем, и Гарс постоянно находился рядом, брал мою руку и показывал, как конкретно нужно выпускать силу. Вот что, спрашивается, ему на Хельге не демонстрируется? Нет, на Хельге не надо… А, в пропасть все! Пока не спятила, пойду в лазарет к Буреку, наконец-то случай подвернулся. Довольно неизвестности, пора разобраться с собственными галлюцинациями.

Бывшая актриса опустилась рядом на лавку.

— Яна, — жалобно протянула она. — Прости, пожалуйста. В последние время у меня постоянные проблемы с силой. То ее меньше, то больше.

— Может, тебе пока не делать энергетический комплекс?

Подруга пожала плечами:

— Вообще-то я его уже полгода не делаю.

— Всем построиться! — послышался приказ Диммера, пришлось прервать разговор и присоединиться к остальным.

Сверкая глазами, магистр внимательно осмотрел запыхавшихся адептов.

— Поздравляю, кучка тормозов! За полтора месяца никто не сдох на наших тренировках! И это пока единственное ваше достижение. По правилам обучения, начиная с этого момента, каждый из вас имеет право записаться у секретаря и сдать зимний зачет по деструкции досрочно. Кто готов? Есть желающие?

Ответом ему была звенящая тишина.

— Замечательно. — Гарс зло усмехнулся. — Рад, что вы хотя бы трезво оцениваете свои возможности.

И лорд размашистым шагом удалился из зала через раскрывающиеся врата. Ух… Овладей я тонким видением, наверняка увидела бы за ним искрящийся шлейф.

Подхватив сумку, поковыляла в лазарет, лечить обожженную ногу и отмороженное на Скалистых Зубах сознание.


В приемной лазарета на каталке сидел угрюмый Венерти, худощавая медсестра водила руками над опухшей лодыжкой парня.

— Мисс Брайл? — Меня узнали. — Пожалуйста, располагайтесь. Сейчас к вам подойдут.

Усевшись на скамейку, я принялась незаметно посматривать в проход, ведущий в палаты, операционную и лекарскую. Вламываться в кабинет главного целителя просто так нельзя, вот бы случайно пересечься в коридоре… Но тут пока было пусто.

Роб поблагодарил магиню, протянул ей упаковку воленстирского шоколада и поспешил на выход. За матовым стеклом мелькала хмурая, насупившаяся Венни. За два года эта замкнутая лоранийка так и не нашла себе ни одной подруги, а вот фамилию сменить успела. Обнявшись, парочка исчезла из виду. М-да… Куда ни приди, одни влюбленные вокруг!

— Мисс Брайл, соскучились по нашим уютным палатам? — В поле зрения возникла довольная физиономия мастера Бурека. — Нечего вам тут делать, нечего!

Седовласый целитель был одет в клетчатый костюм, из кармана выглядывал сложенный треугольником платок, очки в круглой оправе висели на цепочке.

— Доброго дня, мастер. Прогоните меня с ожогом от ледяного пламени?

Главный целитель провел рукой над потрескавшейся кожей, и боль сразу отступила.

— На будущее, юная мисс. Ледяное пламя следует гасить обычным.

О боги… Как будто от простого огня не будет ожога.

— Я учту, мастер.

Оглядев пустую приемную, Бурек недовольно поцокал языком. Потерев руки, он создал тихо звенящую структуру. Приятное тепло наматывалось на коленку, будто невидимый бинт, обожженная кожа осыпалась на пол хлопьями. Уродский ожог исчезал.

— Еще на что-нибудь жалуетесь?

Вот и настал момент истины! Аж в горле пересохло, теперь главное — осторожно вытянуть из него всю информацию. Так, чтобы ничего не заподозрил и не засунул меня в палату на обследование.

— Вроде все в порядке. Мышцы после того случая весной восстановились, вот только… — Я изобразила сомнение и смущение.

Бурек нахмурился:

— Что «вот только»?

— По утрам… болит голова. Совсем немного. Но это, наверное, побочное действие амулета-хранителя. Правда же?

Строить из себя дуру я не любила и врать нормально не умела. Целитель задумчиво почесал аккуратную бороду:

— Голова? Нет, мисс. Голова от него болеть не может. Иногда возникают структурные изменения в ауре, но в вашем случае, — голубые глаза прищурились, — все в порядке. Тонкие тела восстановились в положенный срок. Да будет вам известно, амулет-хранитель — невероятно сложный артефакт, от него не бывает побочных эффектов. Пока вы носили подвеску, она собирала о вас информацию, чтобы в критический момент настроиться именно на ваши частотные поля и поддерживать их целостность. Трехуровневый спиралевидный поток не дает душе уйти, особая магическая схема погружает в стазис клетки коры…

Ну все. Он сел на своего конька… Сейчас начнется внеплановая лекция. Ответ я получила, и надо было срочно бежать отсюда. Какое мне теперь дело до хранителей, они одноразовые, и второго у меня все равно нет.

— Никаких побочных эффектов? Я поняла! — Широкая улыбка. — Слава богам! Как мне повезло! Спасибо, мастер!

— Никаких-никаких. Только вы не торопитесь, мисс Брайл. Отпустить вас с жалобой я не могу. — Бурек подошел к шкафчику. — Это вам таблеточки, витаминчики. Принимайте утром и вечером, меньше нервничайте и высыпайтесь.

Схватив пузырек, я попрощалась и рванула на выход, пролетела коридор и остановилась перевести дух лишь двумя этажами ниже.

Вот, значит, как. Суперкрутой артефакт. Без последствий. Стыдно сомневаться. Демоны их всех пожри! Самая очевидная и удобная версия отпала. Не доверять словам лучшего целителя в Заоблачной земле у меня не было оснований. Никаких глюков, навязчивых видений и даже пресловутой головной боли? От хранителя только польза… Сознание заметалось, отказываясь признавать очевидное. А придется. Без Рэда тут не обошлось. Захватив мой разум, он как-то воздействовал на него. Специально или случайно? На что способен ордок? Загадка. И Мадины нет, все мне разъяснить. Какой вывод напрашивался? Либо я после всех злоключений тронулась умом, либо… лорд Гарс действительно позволил себе целовать бездыханное тело ненавистной студентки. Между обоими предположениями можно смело ставить знак равенства.

К летающей ящерице придется идти, и зверюга может отреагировать каким угодно образом. Кто их разберет, этих ордоков. Помнится, Форзак говорил, что Рэд доброжелательный. Вдруг удастся пообщаться с ним втайне от его управителя? Выбора-то особого нет… Решено. Иду. Осталось придумать, как проникнуть на крышу.

Вернувшись в общежитие, я обнаружила в комнате Хельгу. Подруга сидела на кровати и… учила лекции. От удивления у меня чуть челюсть не отпала.

— Дорогая, я только что из лазарета. Давай свожу тебя туда? Ты и учеба? Может, за завтраком отраву какую подавали?

Хельга укоризненно поджала губки и указала пальчиком на дальнюю стену:

— Что ты там видишь?

Опасливо покосившись на старый шкаф, я не обнаружила на его поверхности ничего примечательного.

— Ну?

— Календарь! Яна, через неделю у нас будет практика у Ёза, потом полеты, и все! Начнется зима! А у меня вот что есть. — Девушка протянула мне пластину с логотипом «Воздушной компании».

— Контракт?! — пораженно воскликнула я, разглядывая ребристую поверхность энергетической печати. — Они согласились?

Хельга самодовольно ухмыльнулась:

— Куда бы они делись? На нас двоих. Пассажирский маршрут Дикельтарк — Берг — Дикельтарк. Две недели работы, освободимся к празднику Темной ночи, и у каждой будет по сотне шегов в кармане! — Подруга светилась от счастья. — И к этому чудесному моменту мы с тобой просто обязаны закончить все дела. А потом, потом мы круто оттянемся. Можем слетать куда угодно! Ну как? Я молодец?

— Еще какая!

Заманчивое предложение. Как хочется вновь подняться на борт «Скитальца», отправиться в полет… Да это же просто отличная новость! Что надо сдать? Леди Павс, мастера Ёза и Гарса… Как ни странно, самые серьезные проблемы скорее всего доставит директриса со своими огромными лекциями. Действительно, пора начинать подготовку. Пассажирский рейс! И недолгий! И за сто монет! Где моя тетрадь?!


Утренние пробежки вокруг стадиона давно вошли в привычку, кросс помогал взбодриться и привести мысли в порядок, но в тот день я проспала. Накануне со мной связалась леди Филис и сообщила о своем скором возвращении в школу. Пришлось в срочном порядке повторять схемы из серой книжки, вдруг доведется побеседовать на крайне интересную тему управления погодой.

Но проснулась я не от гонга, а от пронзительного визга. Визжала девушка, где-то не далеко и не близко. Голос смутно знакомый, но вряд ли это кто-то из моих подруг, а раз так, значит, шлю всех лесом, переворачиваюсь на другой бок и досыпаю свои законные минутки до подъема.

— А-а-а-а-а-а!!! Отпусти меня, уродина! Овца рыжая!!! Да ты не знаешь, с кем связалась!

Хлопнула сброшенная энергия: «Бах!» В тишине разошлось эхо: «Ах… ах… ах…» В унисон трижды дрогнули стены общаги.

— Мерзавка!!! Ответишь за это! Пит! Отпусти меня! Я… Я… сейчас… Только доберусь…

И снова «бабах»… Характерный треск электрической структуры… Там творилось что-то неправильное.

— А-а-а-а-а-а!!!

Девчачий визг смешался с резкими мужскими окриками, вопли заглушил очередной магический хлопок, за которым последовал горький плач. Сонно приподнявшись над подушкой, я приоткрыла один глаз и поморщилась. Атакующие структуры… По уставу их разрешено создавать лишь в зале боевой подготовки.

— Яна… — Ингрид натянула на голову одеяло. — Это, наверное, Танис решила Морковку поджарить.

— Что?!

О, за борт всех! Они там драку устроили?! Вот идиотки! Свалившись с кровати, я подскочила к окну. Баронесса оказалась права. Красавица графиня, одетая в излишне облегающий спортивный костюм, рвалась из объятий Зака. Безобразная мисс Шоу в серой форме сидела на жухлой траве и прятала лицо в ладонях. Диль удерживала перед ней персональный щит, Рихтер Бэл бежал на помощь к Питеру, попутно уворачиваясь от электрических сфер мисс Шармер, а Джон и Ройс пытались его прикрыть.

Разрази их всех гром! Устроили разборки прямо под моими окнами! Не могли в сторону отойти? Шепча проклятья, я рванула к шкафу за одеждой и едва не споткнулась о забытую на полу стопку учебников… Пшшш! Шш! Шш! Шш! Натянула первые попавшиеся штаны, накинула рубашку поверх майки и метнулась к двери. Где мой плащ? Где обувь, кара богов на мою голову! Пши-и-их!!! Шшшших! Выпрыгнув в коридор в одном ботинке, я на ходу завязала второй. Сейчас кто-то ответит за мой прерванный сон! Разъяренная, я сбежала на первый этаж, рывком распахнула дверь, и тут меня едва не снес мчавшийся навстречу Зак. Смыться решил?! Не выйдет!

К общему гвалту присоединился мой пронзительный крик:

— Стоять!!!

От неожиданности Питер вздрогнул и испуганно отскочил в сторону, будто бешеного мидока увидал. Впрочем, его замешательство длилось недолго. Блондин заискивающе улыбнулся и галантно предложил мне руку. Шут имперский! Отпихнув ее в сторону, я понеслась на улицу.

— Что здесь происходит, демоны вас пожри?!

А картина была еще та… Широкоплечий Рихтер держал над землей бьющуюся в истерике Танис. Графиня пинала ногами воздух и угомониться не желала. Диль продолжала поддерживать щит, а Джон с Ройсом подскочили к страшилке и сосредоточенно рассматривали кровь на ее лице.

— Отпусти! — выла Танис, ее идеальная прическа растрепалась, лохмы повисли перед глазами, и когда девушка в очередной раз закинула голову, я увидела огромную кровавую ссадину над бровью.

М-да… Любопытно, почему Джон не пресечет безобразия своей бывшей? Он же адъютант всеобщего страха и ужаса!

Питер Зак громко запыхтел за спиной:

— Рыжая разбила Танис лоб!

— Ай, молодец! — усмехнулась я.

Стервозная имперка продолжала вырываться:

— Отпусти, сволочь! Дружку помогаешь?! Отпусти… уродина должна ответить!

Как только у Рихтера выдержки хватает слушать эти вопли? И тут она увидела меня.

— Ты?!! — Танис едва не задохнулась. — Могущественная Брайл приперлась?! Ну конечно! Куда без тебя, простолюдинка лоранийская! Ненавижу!

Психоз у нее, что ли?

— Заткнись, Танис, а то оглушу!

— Да как ты смеешь?! Я… я…

— Питер, ты бы успокоил свою подружку!

Выпускник подался вперед и с жаром выдохнул:

— Она не моя!

Я же гневно уставилась на Диммера:

— Кто расскажет, почему мне пришлось мчаться как ошпаренной, если сам адъютант магистра Гарса здесь?!

Рихтеру наконец удалось обездвижить графиню, и наступила бы тишина, вот бы еще первокурсница не хныкала. Джон виновато развел руками:

— Прости, Яна… Мисс Шармер утверждает, будто я заинтересованное лицо.

Вот, значит, как? Понятно. Я криво ухмыльнулась:

— А ты заинтересованное?

Страшилка подняла на Джона огромные заплаканные глаза и замерла. Тоже хочет узнать ответ.

— Все видели, как я с первого дня помогал мисс Шоу, — хладнокровно отозвался старший. — Поэтому будет лучше, если с этим делом разберешься ты сама.

Всех демонов им в печенку! Из окон общежития высунулись любопытные студенты. Замять происшествие не удастся. Леди Филис тоже еще не вернулась… Взгляды окружающих сошлись на мне.

— Танис, почему ты использовала боевую электрическую сферу? Уверена, школьные правила тебе знакомы.

Противная девица откинула волосы с лица и с презрением выплюнула:

— Это всего лишь оборона! Уродка напала первой!

Страшилка едва не сорвала голос:

— Неправда!!!

Диль презрительно поморщилась:

— Мисс Шоу не освоила концентрацию и не контролирует свою силу.

Но такой аргумент Танис не смутил.

— Она использовала бытовую магию! В спину! Подло! Мерзкая малолетняя дрянь! Завидуешь?! Сама страхолюдина и меня такой же решила сделать?

Смешно слышать от Шармер обвинения в низости. Лжет и не смущается! Едва не застонав, я громко выкрикнула:

— Кто видел, как мисс Шоу использовала бытовое телекинетическое заклинание против мисс Шармер?

Ответа не последовало. Вполне ожидаемо. Танис завопила и вновь попыталась вырваться из хватки Бэла. Наверняка хотела запустить в меня электрическим заклинанием.

— Похоже, ты только что напала на студентку первого курса, не разделившую сознание, из-за ревности к бывшему парню, — удовлетворенно постановила я. Да! Есть справедливость в нашем мире! Знай свое место, стерва имперская! — Поздравляю. Одним нарядом не отделаешься.

Графиня наверняка мечтала расчленить меня, собственноручно придушить за ехидную улыбочку и нескрываемый сарказм. Она уже открыла рот, готовясь поразить окружающих талантом сквернословия, как вдруг Питер шагнул вперед и произнес:

— Я видел! — Он ободряюще подмигнул нашей гадине.

Мисс Шоу судорожно всхлипнула. Танис же мгновенно успокоилась и победно зыркнула на меня. Сволочь ты, Зак. Вот всегда это чувствовала.

— В таком случае искать лжеца будет магистр Филис, — вынесла я вердикт, оглядывая участников потасовки. — После занятий все должны явиться в учительскую, леди возвращается сегодня и сама разберется с вами. А сейчас проваливайте в разные стороны! И чтобы до вечера ни одна из вас близко к другой не подходила! Расходимся! Расходимся!

— Да отпусти же меня, придурок! — Танис резко вывернулась из рук качка.

Она задрала подбородок повыше, расправила плечи и схватилась за предложенный Питером локоть. Парочка чинно удалилась прочь, не иначе, совместное вранье обсуждать.

Мы с Бэлом направились к остальным. Морковка зажимала ладошкой рот. Прикушенная губа кровоточила, на этом видимые повреждения заканчивались. Стало противно. Капризная дура. Дура — потому что сама не понимает, что с ней не так. Откуда она вообще свалилась на нашу школу? Из-за какой-то царапины слезы лить… Или это игры такие? Будь на месте Танис другая студентка, я бы усомнилась в невиновности первокурсницы. Странная она, эта Шоу. Слишком подозрительная. Джон что-то нежно шептал ей на ушко… О чем он вообще думает? Если магистр прознает про этот инцидент, то влетит не рыжей соплячке и уж тем более не зачинщице Шармер, а ему.

— Кира, все уже закончилось. Она ушла. Все хорошо, — тихо успокаивала Диль, разве что по головке не гладила… Это материнский инстинкт в действии? — Может, в лазарет сходим?

Действительно. Идите, подлечите царапинку. Бурек вас даже на порог не пустит!

— Спасибо вам. — В блестящих голубых глазах мелькнули узнавание и испуг.

Да, это меня ты сбила в учительской. Интересно, что тебе было нужно в кабинете магистра? Диль, на мое несчастье, вспомнила об этикете.

— Яна, позволь представить тебе мою соседку — мисс Кира Шоу. — Да уж, не повезло графине… — Кира, это мисс Яна Брайл, моя хорошая подруга, личная ученица леди Филис.

Уцепившись за плечо Джона, Морковка поднялась на ноги. На напудренном лице отразилась бурная мыслительная деятельность.

— Я помню! Это вас прошлой весной похитили пираты, а вы… вы… там всех…

Она запнулась. Хотела сказать «убили».

— Нет, — холодно произнесла я. — Газетчики врут, мисс Шоу.

Напоминание о весенних событиях болью отозвалось в душе. Испепеленные тела… Сколько? Пять? Семь? Отвернувшись, молча направилась к ожидавшим меня ребятам.

— Спасибо, что пришла, — поблагодарил Лиммер. — Если бы эта выходка сошла Танис с рук, она бы совсем с цепи сорвалась.

— Почему сам не разобрался?

Он пожал плечами:

— Надо было пресечь драку, а я в нее влез, защитил Киру. Абсурдные слухи ходят по школе, будто мы с ней встречаемся. Остуди я Танис по правилам, она бы заявила о моей предвзятости. Поверь, у графини Шармер очень изворотливый ум.

Ройс похлопал брата по плечу:

— Помнишь, я предупреждал, что эта стерва еще подпортит тебе кровь?

— М-да, — протянул Бэл. — Хорошая подстава.

Я смотрела то на одного сокурсника, то на другого и не понимала, отчего Лиммер так напряжен.

— Теперь-то что переживать? Леди Филис с ними разберется, план Шармер по уничтожению твоей репутации провалился, надеюсь, второго шанса ты ей не предоставишь.

Джон задумчиво поглядел в сторону:

— Я уже доложил магистру.

— Зачем?! — хором воскликнули все мы.

— Не хочу, чтобы он узнал об этом от леди Филис.

Идиотская война боевых магов… Парни замолчали и многозначительно покосились на меня. Не доверяют? Нет… Скорее, просто страхуются… Стало неприятно.

Поджав губы, я оглядела троицу:

— Мне тоже все это не нравится. — Нейтрально добавила: — До встречи на мачте, господа, — и потопала обратно в общежитие.

— Яна!!! — послышалось за спиной.

Лиммер у нас слишком чуткий и проницательный, но он ошибся, я почти не обиделась. Обернувшись, машинально поправила мантию и спокойно взглянула на ребят.

— Яна, если придется, каждый из нас готов вручить тебе свою жизнь. Нам с Шивзом плевать, что там чудят наставники. Просто… — Джон замялся. — Просто леди Филис… она немного… ненормальная. Будь с ней осторожна.

Определенно кому-то с партнером повезет.

— Буду, — улыбнулась я.

Диль тем временем взяла под локоть страшилку, бесстыдно любовавшуюся старшим Лиммером.

— Ройс, я провожу Киру в лазарет. — И прежде чем уйти, повернулась ко мне: — Яна, может, позавтракаем сегодня вместе, расскажешь, как вы там на третьем курсе учитесь?

С начала осени нам не довелось по-дружески поболтать, но и продолжать знакомство с мисс Морковкой особо не хотелось.

— Прости, я сегодня только за бутербродами забегу. У нас практика у Ёза, времени нет.

— Ладно, — сникла золотовласая имперка. — Тогда в другой раз.

— Увидимся, — кивнула обеим и поторопилась обратно в комнату.

Караульные пробили в гонг, а значит, времени до начала практики остается все меньше. Вызов Мадина приняла мгновенно, выслушала сообщение о драке студенток и осыпала меня похвалами. Распрощавшись, я с чистой совестью отправилась в свою комнату и неожиданно в одном из коридоров увидела страстно целующихся Питера и Танис. Вот зачем ей Джон, демоны ее пожри?! Стерва.


Накрапывал мелкий дождь, мимо проносились тучи, порой скрывая баллон «Воздушного кота». Лес в долине потемнел, сбросив листья. Скалы, окружавшие темный залив, оголились, кое-где на их верхушках уже лежал снег. Солнце не показывалось над крепостью третью неделю. Туман, дождь, порывистый ветер и вновь туман — вот он, последний месяц осени в Заоблачной. Комбинезон вымок, лицо умыто моросью, но унывать некогда.

Битый час я гадала, какая из трех лежащих передо мной деталей нуждается в ремонте. Старик Ёз угрожающе крутил усы и хмурился. Это был знак. Сейчас начнется экскурс в мир отборного, высокохудожественного мата… Можете убить меня, но я не понимаю, что тут сломано! Энергию эти детали пропускали одинаково хорошо. На штырь накручивалась шестеренка, к ней крепился приводной механизм, связывающий несколько энергетических ловушек. Все просто. Никаких поломок.

— Брайл! В третий раз спрашиваю, какой из этих долбаных агрегатов неисправен?

Нужную лекцию Даны Дризер я помнила смутно. Все эти гайки, трубки, болтики и винтики выглядели для меня одинаково. Ладно еще теорию зазубрить, другое дело — на практике полчаса искать ключ, чтобы разобрать три катушки с насаженной на них стальной струной. И результат нулевой. Не техник я… За спиной прокуренного матерщинника пыталась что-то объяснить жестами Хельга, но расшифровать ее ужимки не удалось.

Все, хватит оттягивать неизбежное.

— Знать не знаю, мастер. Все исправны!

Снова ус крутит…

— Мать твою за ногу! Неверно! Отправляйся наверх, проверь все болты на стабилизаторе и покрой соединения маслом! Надеюсь, это ты знаешь, как делать?!

— Есть, сэр! — отрапортовала я и отправилась за инвентарем…

Уйти с практики пораньше не удалось. И вообще день не задался. Сначала выходка Танис. Кстати, на занятие она явилась уже без царапины на лбу. Потом дурацкая погода и проверка знаний усатым стариканом. За неправильный ответ — плюс два часа ремонтных работ на благо его драгоценной мачты. А ведь это уже третья моя ошибка… После четвертой наступит глубокая ночь, а визит к леди Филис никто не отменял. Обеда не было, ужина, очевидно, тоже не предвидится. Большинство однокурсников уже справились со своими задачками и покинули обитель вредного Ёза… Ближайшая лебедка начала скручиваться, и вскоре рядом зависла Ингрид.

— Хельга ушла. Говорит, с нее довольно нашей глупости.

— Хорошо ей. — Я пыталась раскрутить неподдающиеся болты. — Инструменты словно оживают в ее руках и сами все делают. Представляешь, починить паруса за ночь! Ты не знаешь, насколько сильно надо закрутить этот дурацкий винт?

Баронесса поправила капюшон.

— Наверное, сильнее…

— А-а-а! Твою мать! — Я треснула по броне ключом.

— Яна, можно поинтересоваться?

Винт наконец завернулся.

— Угу!

— Тебя обо мне никто не спрашивал в последнее время?

Ингрид увлеченно протирала тряпочкой огромный плафон опознавательного фонаря. Какой смысл? Дождь ведь!

— Рихтер? Нет.

Девушка запыхтела:

— Вот почему? Ну почему сразу Рихтер? Он, кажется, абсолютно счастлив с девочкой со второго курса!

— Тебе это не нравится?

Она замерла и возмущенно воскликнула:

— Этот негодяй оскорбил меня! Я в своем праве! Когда вы уже успокоитесь?

Наверное, когда ты перестанешь на ночь класть под подушку его подвеску. Ту самую, с невесомой феей из серебристой проволоки. Как только умудрилась ее отыскать?.. Или когда перестанешь убегать, увидев довольного Бэла в обществе девицы на два года младше тебя… Но вслух я ничего не сказала. Куда ни плюнь, везде любовные проблемы. Надоело.

— Я иду на Темную ночь с Надлером, — после паузы выдала баронесса.

А вот это уже занятно. Неужели наша малышка решилась на отношения? И чем Раф лучше Бэла?

— Тебя поздравить или посочувствовать?

— После того позора я… юноши меня не замечают, даже наши. Это все Рихтер! Все из-за него! А Надлер — он обходительный, воспитанный, не позволит себе грубого слова и знаком с правилами поведения в высшем обществе.

— А Бэл там будет?

— Не знаю.

Знает она все. Будет. Вместе с подругой. И как бы Ингрид ни пыталась сейчас солгать, идет она туда, только чтобы заставить Рихтера ревновать.

Когда я заканчивала с болтами, мой браслет неожиданно ожил. Покалывание усиливалось. Пару секунд я хлопала глазами, осознавая, от кого пришел вызов… Если сейчас не отвечу, точно будет плохо. Просто выключить эмоции. Ничего страшного, спокойствие и безмятежность! Тьфу.

В голове возникло чужое присутствие, незаметное, лишенное эмоциональной окраски.

«Жду в своем кабинете, — произнес знакомый голос. — Немедленно».

Говорят, во всем надо искать позитив! Теперь можно не мокнуть под дождем, не отгадывать загадки Ёза, а просто убраться отсюда подальше! Довольная, я попрощалась с Ингрид и отправилась искать главного механика. Вот только зачем меня вызывает его милость? Дело-то наше, в смысле леди Филис.


Заоблачная земля. Фертран


Эр Гарс


Несмотря на официальный запрет, в школе регулярно находились желающие выяснить отношения с помощью боевой магии, и в утреннем инциденте не было ничего необычного. Наказание всем, и дело с концом. Филис быстро сообразит, куда услать виновных, и я бы не вмешивался, если бы мой личный балбес не проявил вопиющую халатность. Вместо того чтобы вершить правосудие, Лиммер самоустранился и ждал Брайл! Осел!

— Объясни-ка еще раз, — сохранить спокойствие не удалось, — почему ты не остановил мисс Шармер самостоятельно?

Младший ученик усердно рассматривал стену за моей спиной.

— Милорд, мисс Шармер пустила слух, будто мы с мисс Шоу встречаемся, — невозмутимо отозвался он. — Но я действовал по вашей просьбе…

— По моей просьбе? — Этот мальчишка издевается надо мной?! — По моей просьбе ты должен был оставить Киру в покое! Забыть о ней!

Сила всколыхнулась, едва слышно затрещал воздух. Откинувшись в кресле, я зловеще оскалился:

— Помнишь мое предупреждение?

Парень кивнул.

— Решил пожалеть девчонку? И что в итоге? В этой бабской заварушке виноват ты. Только ты, придурок! Мисс Шоу могла пострадать! Кто позволил проявлять к ней симпатию?!

Лиммер не ответил, я выдохнул и поморщился. Когда твой ученик ошибается, это всегда досадно. В дверь постучали. Негромко, но уверенно. Пришла Яна.

— Заходи.

С последнего занятия по деструкции прошло три дня, и я уже скучал. Невероятно! Стоило посмотреть на нее, и вся злость испарилась. Яна выглядела презабавно. В каморке Ёза не было зеркал, иначе бы она заметила, что весь подбородок измазан машинным маслом… Впрочем, несколько пятен на лице не сказались на ее привлекательности. Длинные влажные волосы спадали на плечи, пышные ресницы оттеняли янтарные глаза. Форменный плащ подпоясан ремешком, подчеркивающим тонкую талию. Прикрыв дверь, девушка осторожно приблизилась и покосилась на Диммера.

— Вызывали, магистр?

— Мне стоит похвалить тебя. — Какие милые ямочки на щечках. — Хоть кто-то выполнил работу этого остолопа.

Яна вздернула носик и спокойно произнесла:

— Мистер Диммер не исполнил свой долг, но действовал, как полагается достойному юноше.

Меня едва не разобрал смех.

— Да неужели? — Я иронично хмыкнул, но тему развивать не стал. — Где эти идиотки?

— Мисс Шоу и мисс Шармер за дверью, милорд.

— Зови.

Она помедлила, сомневаясь, стоит ли исполнять приказ, но потом все же впустила в кабинет двух дуэлянток. Шармер смотрела в пол и изображала раскаяние. Кира же взирала на меня с надеждой… «Дядя, наконец-то! Поставь на место эту зарвавшуюся девку, ведь я ни в чем не виновата! Накажи ее по справедливости! Если бы она знала, что я принцесса, никогда не посмела бы напасть!» Придется разочаровать племянницу в очередной раз. Шармер нисколько не напрягала. Юная графиня действовала предсказуемо и в чем-то даже играла мне на руку. Возможно, ее подлые поступки заставят Киру взяться за ум и выработать хоть какие-то бойцовские качества. На дворе середина осени, и многие первогодки уже разделили свое сознание, но не принцесса.

Яна тем временем продолжала стоять у двери, изображая статую.

— Куда мне вас отправить? — Я задумчиво осмотрел всю троицу. — Диммер, идешь с мисс Шармер на восточные ворота. Надеюсь, за семь дежурных смен ты успеешь объяснить своей сокурснице, что нехорошо нападать на младших студентов.

Графиня наклонила голову еще ниже, скрывая радость от такого наказания. Кира же возмущенно дернулась вперед.

— Милорд, но ведь Джонни не виноват! Вы, наверное, не поняли, в чем дело… Это все она! Она на…

— Мисс Шоу! — оборвал я племянницу. — Никто не разрешал вам открывать рот!

И выразительно поглядел на своего адъютанта. Неужели не понимает, какие мысли бродят в неокрепшем женском уме? Меньше всего ей сейчас нужно забивать голову ерундой! Демонстративно отступив назад, принцесса шумно задышала.

— Ну что же ты стоишь, Джонни? — ехидно спросил я. — Топай на вахту и свою напарницу прихвати!

Ученик отвесил поклон и прошествовал к выходу. Шармер, так и не проронив ни слова, склонила голову и помчалась за Лиммером.

Кира продолжала пыхтеть и кривить губы, сдерживая истерику из последних сил. Привыкание к школе затянулось. Очень жаль. Как я устал от ее капризов!

— Что с тобой делать, наказание богов?

Девчонка уставилась на меня исподлобья. Ненавидела. Теперь ненавидела по-настоящему. Зря я послал Лиммера ее спасать, стоило поручить это дело Шивзу.

— Как вы могли?! — разъяренно воскликнула она. — Шармер только этого и добивалась! Она специально все подстроила, а вы… вы… Приятно, да? Все испортили! Я ее пальцем не трогала, я…

— Плевать. Никто не смеет нарушать правила без последствий.

— Хорошие же вы ей последствия организовали! Спасибо вам! От всей души!

Кира быстро заморгала, а я продолжил размышлять вслух:

— Куда тебя деть? Ты же ничего не умеешь… В башню? К Киделике? Или, может…

— Я ничего не нарушала!

— Прошу простить мою бестактность, ваша милость, — донесся ровный голос из другого конца кабинета. — Но ведь есть еще ордок.

Рэд… И правда, я позабыл про него. Вот только странно слышать подобное предложение из уст Яны. Пытается помочь Кирэн избежать более сурового наказания? Возможно. Мой взгляд лоранийка выдержала со свойственной ей невозмутимостью.

— Прекрасный вариант. Ты и проследишь за мисс Шоу. Процедуру помнишь, надеюсь.

Достав из ящика связку ключей, отыскал нужный и бросил Яне. Никаких протестов по поводу дополнительных обязанностей не последовало. Любимая адептка вела себя сегодня на удивление безропотно.

— Кира, подожди мисс Брайл в коридоре.

Племянница гордо развернулась и удалилась прочь, громко хлопнув дверью. Мы остались одни. Я смотрел на нее, она — на занавески и иногда на меня.

— Ваша милость, я могу идти?

— Не можешь. — Я вытащил себя из кресла. — Подойди.

В янтарных глазах мелькнул испуг.

— Я не кусаюсь. — Наконец-то в кармане нашелся платок.

Яна с сомнением отнеслась к моим словам, но все же медленно приблизилась.

— Ты вся чумазая. Не положено знаменитой адептке бродить по школе с черной сажей на важном лице.

Она вспыхнула и едва не задохнулась от возмущения, я же чувствовал себя юнцом, дергающим девочек за косички. Довольно улыбаясь, следил за Яной, пока та с остервенением терла щеку ладонью, пытаясь сохранять спокойствие. Столь притягательная в своем негодовании и столь сдержанная в его проявлении. Редкая комбинация качеств возбуждала воображение, вызывала желание обладать… Она сама не представляет, каким сокровищем является.

— Нет, не там. — Я извлек платок и начал аккуратно стирать черное масло с подбородка.

Таким красноречивым взглядом меня еще не удостаивали. Жаль, я не ментальный маг, интересно было бы узнать, какие мысли бродят в милой головке… Тонкие пальцы попытались вырвать клетчатый лоскут из моих рук. Не вышло.

— Может, у вас просто зеркало есть? — яростным шепотом поинтересовалась она, не прекращая попыток добыть платок.

— Зеркала нет.

Я неспешно оттирал пятнышко с гневного личика, уцепившись за подбородок.

— Действительно, — язвительно пробормотала она, пытаясь вывернуться. — Зачем оно вам?

Дерзкая девчонка… Ай-ай-ай… Хмыкнув, я повернул ее голову в одну сторону, затем в другую, но больше следов машинного масла не обнаружил. Кажется, она немного покраснела, взгляд бегал по моему лицу и несколько раз остановился на губах. Честное слово, если бы передо мной стояла не Яна, я бы решил, что девушка желает целоваться… Или, в крайнем случае, думает о поцелуе.

— Знаешь что-нибудь о дирижабле «Облачный жнец»?

От неожиданности она замерла, нахмурилась и перестала вырываться. Красивый румянец, нежные губы… И все труднее удержать себя от необдуманных действий.

— Простите, что?

«Облачный жнец» — единственный в своем роде аппарат с поразительными летными характеристиками. Любой пилот мечтает побывать на его борту, вот только управлять им сможет лишь маг с крайне высоким потенциалом. А еще на нем есть фешенебельный ресторан. Почему бы не пригласить ее туда? В учебных целях, разумеется.

Дверь внезапно распахнулась. Так… Я резко опустил руку, Яна отшатнулась. Рорские демоны! На пороге стояла Филис. Принесла нелегкая мерзкую стерву.

Выражение крайнего недовольства застыло на белом лице, ладони уперлись в бока, а разъяренный взгляд метался между мной и Яной. Да покарают предки эту ведьму. Как не вовремя!

— Леди Филис, кто позволил вам вламываться в мой кабинет без стука?

Черные губы — фу, пакость какая, — скривились в ядовитой усмешке.

— А кто позволил вам, магистр Гарс, заниматься моими делами? Раздавать наряды? Командовать моими адептками?

Наглая тварь, такая же, как и ее покойный муженек!

— Не вам указывать мне границы дозволенного, леди! — Ничего, кроме презрения, она не заслуживала. — Вы сами нарушали их слишком часто, засовывая свой длинный нос в мои процессы!

— Лишь по той причине, что вы не справляетесь с ними! Как, впрочем, и всегда!

Вышвырнуть бы тебя из кабинета, овца паршивая…

— Едва ли психопатка сможет сделать что-то лучше меня! Леди, обратитесь за консультацией к Джениз, будете нервничать — у вас вновь наступит депрессивный психоз!

Филис желчно рассмеялась:

— Ха-ха-ха! А вам, чего уж там, лучше сразу бежать с жалобой к братцу! — И, взглянув на Яну, коротко приказала: — Идем!

Юная адептка невозмутимо склонила голову и стремительно покинула кабинет. Высокомерно фыркнув, Филис исчезла за дверью. Как же она меня раздражает! Опершись о столешницу, я некоторое время наблюдал, как чернеет под пальцами деревянная поверхность. Идиот! Сам виноват. Позволил этой дамочке прибрать к рукам Яну. Теперь ведьма становится реальной помехой, еще неизвестно, что именно она успела увидеть, ворвавшись в мой кабинет…


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


У меня горели уши, колотилось сердце, но в душе гремели фанфары… Мысли перескакивали одна через другую. Магистр решил утереть мне нос в прямом смысле слова! О боги! Милорд, если так подумать, вел себя в высшей степени бестактно. Руки увлажнились… Врываясь в мое личное пространство, он не ведал, что столь близкое присутствие вызвало отнюдь не стыд, не обиду и не злость, как должно, а абсолютно нелогичное желание проверить, действительно ли его губы так нежны, как в моих воспоминаниях. А еще пришлось вновь присутствовать при перепалке магистров, но это ерунда… По сравнению с ключом от предела ящера, спрятанным во внутреннем кармане. Сегодня! Уже сегодня я буду там! Мне невероятно повезло! Такая бесцеремонность — перебить лорда во время его проникновенной речи… После того как невиновный Джон, — точнее, Джонни, ну надо же! — отправился в караул, и я могла огрести за свою дерзость какой-нибудь наряд. Но нет. Обошлось. И если ирония Гарса по поводу моего непрезентабельного вида — та цена, которую необходимо заплатить за беседу с Рэдом, то пусть так и будет! Благословение предков, скоро все выяснится… Скоро я пойму, что мне делать с фантазиями. Ибо лорд Гарс — последний человек в школе, которому дозволено волновать мое сердце.

Мадина стиснула зубы, ее начесанная прическа распушилась еще сильнее.

— Зачем пошла к нему?

Какого ответа она ждет? Зачем? Наверное, посчитала, что, не пойди я, это ничего бы не изменило, он бы так же раздал всем наряды, еще и мне прилетело бы. А так… так я буду сегодня контролировать исправительные работы мисс Шоу. И попытаюсь наладить контакт с клыкастым монстром.

Миледи потянулась ко мне:

— Чего он хотел? Угрожал?

— Нет, что вы, — искренне удивилась я.

Страшилка подпирала стену в отдалении. Слишком отвлеченный у нее вид — точно подслушивает!

— Миледи, можно сказать пару слов мисс Шоу?

— Да. Только быстрее. У меня к тебе дело.

Громко стуча каблуками, боевая магиня проследовала по коридору. Кира опасливо покосилась на меня.

— Мисс Шоу, буду ждать вас через час на последнем этаже. Прошу, не опаздывайте, раньше начнете — раньше закончите.

Девочка быстро закивала, шмыгнула носом и помчалась на выход. Странная она. Вот кому нужно к штатному психологу.

Дверь в белоснежный кабинет оказалась распахнута. Мадина полулежала на диване, закинув ноги на стул для посетителей. Рина Джениз расположилась напротив и внимала возмущенной коллеге.

— Миледи. — Я поприветствовала преподавательницу по тонкому видению кивком и опустилась в соседнее кресло.

— Мерзкий выродок! Бастард! — шипела наставница, цепко удерживая высокий бокал с зеленоватой жидкостью. — В прежние времена его бы выслали из страны! Но не теперь, не во время правления Атниса! Разумеется, не теперь! Каков везунчик! Император благоволит ему! Если бы не Вальтер, если бы не его величество, в какой глубокой заднице сидел бы наш Гарсик? Был бы вшивым офицером у Лурдека? Там его место! Там бы ему быстро рога поотшибали, прикусил бы свой длинный язык! — Она глубоко вздохнула и тихо добавила: — Ничего. Все меняется. Придет время… посмотрю, порадуюсь.

— Яна, не желаешь выпить настойку белого ириса? — предложила леди Джениз. — Хорошо успокаивает.

— Благодарю, миледи, но мне еще в наряд с мисс Шоу.

— Тогда кофе?

А вот кофе очень кстати. Леди Джениз понимающе кивнула, высыпала молотые зерна в кружку и залила кипятком.

— Он запугивал тебя? — обратилась ко мне наставница. — Просил следить? Может, шантажировал?

О боги… Простите, миледи, но у вас паранойя!

— Да нет же! Нет!

Рина Джениз укоризненно глянула на Мадину, и та вновь вздохнула:

— Ладно. Пролетели. Надеюсь, тебе ясно, что это за человек. Помни, под моим покровительством ты вообще можешь игнорировать его приказы. Гарсик слишком много на себя берет.

Мне не оставалось ничего другого, кроме как преданно кивать и пить поданный кофе. Наставница же удовлетворенно улыбнулась, отставила бокал в сторону и выдала:

— Завтра мы улетаем. Возьми с собой еды на три дня и вещи. И серую книжечку не забудь. Ты, наверное, прочитала ее уже много раз?

Я удивленно уставилась на нее:

— Но, миледи! А практика у мастера Ёза? А полеты? А лекции?

Мадина пожала плечами:

— Ерунда. Наверстаешь. Вот только полеты… Ладно… Я договорюсь с Вивьен, мы возьмем «Горного орла», будет тебе практика.

Ух ты! Кажется, меня ждет не только фантастическая тренировка по управлению погодой, но и персональный урок от Мадины по пилотированию боевого дирижабля. Обожаю персональные занятия! Это тебе не пятнадцать минут на пилотском мостике и уступай однокурснику, это полноценное управление машиной, возможность почувствовать ее, познать предельные режимы полета. Хочу! Хочу! Хочу!

— Буду готова в срок, миледи. — Я отставила кружку в сторону. — Могу ли я идти?

— Почти. Рина пришла к тебе.

Какой сегодня бесконечный день, всем от меня что-то нужно. Я повернулась к леди Джениз.

— Яна, дорогая, ты спишь на моих занятиях. Скоро начнется зима, а у тебя никаких подвижек. Я чувствую… мм… некую зацикленность. И ни капли старания. Что случилось? Если есть какие-то сложности, откройся, мы поможем.

Разумеется, леди психолог точно знала, чем занят ум адептов, иначе бы не преподавала тонкое видение, только сказать ей мне было нечего.

— Какую проблему ты обдумываешь?

— Яна влюблена! — вдруг хихикнула леди Филис.

Только этого еще не хватало. Я возмущенно покосилась на наставницу. Леди Джениз удивилась и теперь взирала на меня с любопытством:

— Правда?

— Нет.

Почему я должна обсуждать такие вещи с учителями? Тем более с ментальной магиней, чуткой даже к замкнутому собеседнику. Вероятно, не только студентки любят сплетничать. Мадина выразительно посмотрела на коллегу, а потом со снисхождением — на меня.

— Ой, Яна… — Она коварно улыбнулась. — Прошлой весной мне пришлось прилично подождать, пока мистер Форзак покинет твою палату в лазарете. Хороший выбор, дорогая. Достойный юноша и потенциал высокий.

— Да нет же…

Но леди Джениз перебила меня:

— Вы давно не виделись?

Идея о том, что я и Форзак прекрасная пара, будто вирус захватывала сознание окружающих.

— Мы просто друзья.

Преподавательницы понимающе переглянулись. Выразительный взгляд леди Филис означал: «Вот видишь, я тебе об этом и говорила», а леди Джениз в ответ слегка приподняла уголки губ.

— Простите, мне пора.

— Иди, дорогая. Жду завтра в семь у мачты.

Я с облегчением выбежала в коридор. На что намекала Мадина? И вообще, есть в этой школе хоть один человек, которого не беспокоит, с кем я якобы встречаюсь и кого якобы люблю? Впрочем, сейчас стоит подумать о более важных вещах… Как разговорить серебристого ордока? Ответит ли он мне? А вдруг разозлится? И доложит Гарсу? Рискованная затея. Но лучше так, чем реагировать на прикосновения человека, которого привыкла ненавидеть. Неправильно это. Ни к чему.


Дождь усилился. Вода текла к краю крыши и по желобам — вниз. Ночную тьму рассекали лучи прожекторов. Рэд спал под навесом, а страшилка, словно мелкая букашка, ползала по его хребту с тряпкой в руках. Пока я отпирала врата, она сто раз спросила, действительно ли ордок такой устрашающий. Да. Жуткий. Очень. Морда треугольная, глаза светятся, чешуя по всему телу… И зубы-лезвия! Такие зараз перебивают человеческий позвоночник… Но когда она увидела подсвеченный фонарями силуэт рептилии, то ни капельки не испугалась. С неподдельным восхищением девчонка разглядывала летающего монстра. Совсем глупая? Не знает, на что способны эти существа? У меня и сейчас при одном взгляде на гигантскую тушу волосы на голове шевелятся… И вот теперь я сидела на лавке, собиралась с духом, пока первокурсница с удовольствием надраивала длинные шипы, скатываясь с перепончатого крыла, как с горки! Ненормальная!

Отвернувшись от безрассудной девицы, я уставилась на ящера. Понимает ли он человеческую речь? Или придется тянуть контрольную нить? Только кто чье сознание захватит? Вдруг ментальное вторжение разозлит его?

Очарованная Кира остановилась перед плоской мордой.

— Яна! Он великолепен! Невероятно! Живая легенда! И я вижу его своими глазами! Какой размах крыла! Смотри, как блестит броня! А хвост… А перепонки?! Смотри!

Я осторожно приблизилась.

— И все это можно потрогать!

Страшилка напоминала ребенка, по незнанию играющего с опасным хищником. Ордок вздрогнул, шевельнулся, желтые глазищи раскрылись.

Девчонка даже не вздрогнула.

— Привет… — Она потянулась ладошкой к блестящей чешуйке на носу.

Ящер подозрительно уставился на Киру, затем вопросительно — на меня. Под тяжелым взглядом захотелось немедленно прояснить ситуацию.

— Мисс Шоу отрабатывает наряд.

Обреченно вздохнув, он обдул нас теплым дыханием.

— Какой красивый… — зачарованно протянула страшилка, замерев со шваброй в руке.

— Ты бы поторопилась.

Она намек поняла и умчалась домывать восхитивший ее хвост, а я осталась перед ящером одна. Надо просто спросить. Язык не отвалится. Второго шанса не будет. Закутавшись в плащ, наконец решилась, отбросила последние сомнения и посмотрела прямо в вертикальный зрачок. Осторожно, стараясь не давить, потянулась к его сознанию. И тут же уткнулась в невидимую преграду. Ордок перестал моргать и теперь глядел на меня с интересом. Хорошо, что не с плотоядным… Ответ понятен! Не лезь в чужие мозги, девочка… Ладно, попробуем простым человеческим языком.

— Спасибо тебе. — Вроде голос не дрожал. — Ты нашел меня тогда на Скалистых Зубах… Прости, как-то не представилось случая поблагодарить раньше.

Тишина в ответ.

— Э-э-э… Мне нужно кое-что узнать. Там, на островах… Могла ли я увидеть что-то твоими глазами? Случайно… Или…

Рэд утробно зарычал. Тихо и угрожающе. И я мгновенно заткнулась. Вопрос определенно не порадовал его. Дура! Вот дура! Зачем спросила? Надо топать отсюда! Но не удавалось сдвинуться с места, желтые глаза-блюдца все еще изучали меня.

Ящер молчал. Долго. Расширяющиеся зрачки завораживали… Идиотка! Даже великий серебристый ордок считает тебя идиоткой! Глупо полагать, что он позволил бы какой-то девчонке смотреть на его управителя, целующего ее бездыханное тело! Так подставлять Гарса? Зачем? Значит, обман? Шутка? Внушение? Дура! Какой юмор у рептилии? Все очевидно! Просто я начала сходить с ума! Просто мне тоже хочется почувствовать себя кому-то нужной! И никакой ящер в моих закидонах не виноват! Как стыдно-то… Еще и Гарсу расскажет… Вот весело будет!

В следующий миг в голове возникло чужое присутствие. Едва уловимое. Я замерла, внутренне дрожа, как лист на ветру… Секунда — и мир перед глазами наполнился яркими вспышками, оглушающими звуками и вибрациями…

Черный дым стелился над землей, щипал глаза… Железный запах ударил в ноздри… Ящер летел совсем низко, превозмогая боль под ребрами, не физическую — душевную… Земля вздрагивала от далеких взрывов… Ба-ба-ба-бах! Там, впереди, в черном горячем вихре, закручивающемся в воронку, ревел огонь. Внизу все было кончено, лежали тела солдат, магов, целителей… Свежие, все еще излучающие страдания, страх и чувство неизбежности. Один лежал на другом… Тысяча? Не меньше… Ба-ба-бах!!! Темные разрушительные эмоции притягивали. Рэд уже отыскал многих, но было слишком поздно. Все оказались мертвы. Над тлевшими холмами раздался жуткий звериный рык, заглушивший стоны раненых.

Задыхаясь от навязанных переживаний, я упала на колени, прижала ладонь к груди… Что это было? Чужая боль! Смерть! Зовущая ордока к себе… Из-за той грани не возвращаются. Он каким-то образом чувствовал эмоции людей, впитывал их… Но что за бойня там случилась?..

Ящер перестал замечать меня, смежил веки и задремал. Немного отдышавшись, я медленно поднялась на ноги. Я всего лишь хотела знать, правдивы ли мои воспоминания о поцелуе… А не это! Мы все погибнем? Рэд не показал, кого именно отыскал мертвым, но дал прочувствовать трагедию и боль потери… Что это? Вероятное будущее? Предрешенное? Не верю! Расхотелось выяснять про Гарса и поцелуй. Нужно отойти в сторону, унять волнение, отдышаться. Но… Неужели война все же начнется? И мы ее проиграем? Глупости! Империя превосходит Рор по численности армии, по уровню магии, экономически! Может, это издевка? Смотри, мол, плевал я на твои глюки, у меня свои имеются, гораздо более жуткие!.. Нет. Рэд не стал бы надо мной издеваться. Тогда зачем все это? Непонятно. А что делать с видениями о магистре? Как относиться к ним теперь?

— Яна, — Кира подошла незаметно, — все готово.

Слава богам, нет сил сидеть тут дальше! Нужно подумать! Где-нибудь в другом месте. Переварить, примириться с увиденным…

По пути в общежитие мисс Шоу не замолкала ни на миг, все твердила, что ее мечта сбылась, что легендарный Рэд именно такой, каким она его и представляла. И благодарила за наряд! Сумасшедшая…


Регесторская империя. Ледниковое море. Восточные воды


Яна Брайл


Восточные воды — пространство без единого клочка суши, безграничный океан. Возможно, однажды исследовательский дирижабль и отыщет что-то там за горизонтом, в краю, где встает солнце, но пока карты изобиловали белыми пятнами. Туда-то нам и надо, в безлюдное, пустынное место вдали от воздушных и морских трасс, лучшей территории для тренировок не найти.

Мы летели на «Горном орле». Дирижабль этого типа превосходил размерами «Скитальца» и имел три широких паруса, благодаря которым развивал приличную скорость. Поворотные рули наделяли его высокой маневренностью, позволяя с легкостью выходить из вертикального пикирования. Допустимые крены столь велики, что любой непристегнутый пассажир рискует вылететь за борт при первом же вираже. Палубу окружали высокие бронированные борта, в гондоле имелся небольшой трюм, а каюты отсутствовали. Баллон — почти плоский эллипс — висел совсем низко, крылья на его корпусе давали машине возможность быстро менять высоту, не перемещаясь в пространстве. Во время обычного полета магии расходовалось мало, а вот в бою, когда одновременно работали сотни вспомогательных механизмов, пилот ощущал сильнейший отток силы. Это была интересная машина, хоть и сложная.

Мы летели уже сутки, и я даже успела попривыкнуть к широкому пилотскому мостику, к более тихому, чем на «Скитальце», жужжанию магии. Управление имело свои особенности, но далось мне легко, и последние пять часов я в одиночку вела машину на восток, пока наставница отдыхала в трюме. Погода улучшилась, дождь прекратился, и лишь серая облачность никак не рассеивалась.

В одиночестве, на быстролетящем дирижабле хорошо думалось. Первый шок от встречи с ордоком прошел, уступив место разочарованию и усталости. Надоело. Хватит забивать голову ерундой и чужими видениями. Правдивыми или нет — не важно. Хватит сомневаться в себе и объяснять непривычные чувства наваждением, глюками или последствиями воздействия амулета-хранителя. Поступки ордока не поддаются логике? Да и в пропасть этого ордока вместе с его кошмарами! Не верю я в них. Будущее принадлежит только нам, и не нужно меня пугать. Даже если все произойдет так, как он предсказал, мне лично, простой студентке третьего курса, такое знание без надобности. Лучшее, что можно сделать с засевшими в мозгу образами мертвых обгорелых тел, — это просто выкинуть их оттуда. Довольно мучиться, попыталась разгадать загадку — не вышло. Кто свихнулся — ящер, я или мы оба, — больше не имеет значения. Просто продолжу жить и учиться, займусь любимым делом, возможно, попробую завязать с кем-то романтические отношения, раз меня так клинит на этой теме.

— Вижу, дела идут хорошо… — Мадина выбралась из трюма. — Еще дюжину километров на восток, и можно начинать творить настоящую магию. Как ты? Не устала? Иди перекуси перед практикой, там бутерброды и чай, а я пока поведу.

Меня буквально вытолкнули с мостика. Решив не упрямиться, я последовала совету, расположилась в откидном кресле на палубе вместе с термосом и бутербродами с курицей.

— Люблю это место, — сообщила наставница, плавно увеличивая скорость «Горного орла». — Прилетаю сюда, когда хочется побыть одной и подумать. Здесь только небо и вода. Какую схему ты выучила?

Чай еще не остыл.

— Ветер, миледи.

Боевая магиня обернулась.

— Нет. Выберем другую. Мне грустно смотреть на темную воду внизу, а если поднимемся наверх, обледенеет гондола. Давай сделаем просвет в облаках.

Была такая схема в учебнике.

— Хорошо. Но я плохо ее помню.

Леди Филис снисходительно улыбнулась:

— Я буду рядом, дорогая, — и приглашающе повела рукой.

Итак… Разгон облаков на заданной площади. Срок действия структуры составлял пятнадцать минут, после прекращения длительность эффекта зависела от силы ветра, плотности облачности вокруг рабочей зоны. Далее следовали описание самой схемы, обязательные элементы и порядок построения. Сняв перчатки, я размяла пальцы и приступила к созданию невероятно огромной магической конструкции. Энергию следовало направлять прямым потоком. Разделенное сознание проецировало чертеж на небо. В случае успеха структура очистит окружающее пространство на несколько километров. Я пролистала странички брошюры, собирая в голове нужную картинку-мозаику. Мадина не торопила — отошла в сторону и сложила руки на груди, ее глаза как-то особенно блестели. Тонким зрением смотрит!

Когда схема была готова, я подняла руку и выпустила силу. Однотонная серая масса облаков навевала уныние, так хотелось от нее избавиться! Неужели удастся увидеть синее небо? Хоть клочочек! Ладони засветились, магия утекала то широким потоком, то короткими импульсами. Резерв стремительно пустел, а воображаемые линии продолжали напитываться энергией… Когда я начала беспокоиться, что на это дело не хватит даже моего немалого потенциала, контакт со структурой разорвался. Без хлопков, пшиков и бабахов. Треск под онемевшими пальцами стих, навалилась слабость, и я отшатнулась.

Над головой ничего не поменялось. Не возник волшебный ураган и не разогнал тучи, сами они тоже не спешили уплывать… Ничего. А, демоны лоранийские! Я только что просто взяла и выкинула в пространство уйму силы. Обидно! Эх…

— Ну вот. Не вышло. — Я виновато покосилась на Мадину, разглядывающую небо.

— Уверена? Я вижу другое…

Не знаю, что именно она видит, а я вот ничего не вижу! Серость висела над головой, серость и висит!

Уловив мои сомнения, наставница снисходительно пояснила:

— Дорогая, ты невнимательно читала раздел пояснений. Погодные заклинания срабатывают не сразу. Время отклика не пришло. Налей себе еще чаю и наблюдай.

Она уселась на край мостика и свесила ноги в пропасть.

— Схема получилась идеальной, концентрация чудесная. Ты умница, в свое время у меня этот фокус получился лишь с третьего раза.

Вцепившись в термос, я уставилась на облака.

— Почти все погодные структуры обладают большой инерцией, лишь ветер откликается сразу. Смотри внимательно.

И небо действительно начало расчищаться. Сначала возник первый маленький просвет, тучи расходились в стороны по спирали. То ли там наверху они стали плыть быстрее, то ли просто исчезали, но кусочек синего неба расширился. Невидимые ножницы кромсали серое облачное покрывало. Зрелище было фантастическим. Сама природа подстраивалась под мое заклинание. На палубу упал первый луч солнца. Настроение мгновенно изменилось, вода окрасилась в бирюзовый цвет, заискрилась пена. Ветер казался не таким студеным, а еще через четверть часа над головой расстилалась темная небесная синева. С ума сойти! И это только что сделала я! Я! Невероятно! Своими собственными руками! Леди Филис понимающе улыбнулась.

— Как резерв?

Занятая осознанием своего могущества, я не сразу поняла вопрос.

— Четверть… — промямлила, пораженно наблюдая за заходящим солнцем… Уже холодным, зимним, но все еще слегка пригревающим.

— Прекрасно. Принцип работы понятен. Заклинания несложные, просто большие. — Миледи поднялась на ноги. — На сегодня все.

— А когда мы попробуем с ветром?

— Терпение, дорогая, не все сразу. Пусть резерв восстановится, да и вечер уже. Сейчас мы с тобой отдохнем, а завтра… — Она прищурилась. — Завтра у меня будет к тебе одно дело, его нужно завершить до возвращения в Фертран. Неофициальная часть практики. Пока будем лететь, опробуешь свой ветер.

Неофициальная часть? Восторг притупил привычную подозрительность.

— О чем вы, миледи?

Мадина некоторое время молча любовалась краснеющим закатным солнцем, теплые лучи падали на ее бледное лицо, ярко золотились татуировки на висках.

— Нападение на твоего «Скитальца» в конце лета. Не забыла ведь?

Забудешь такое…

— Тогда замаскированный дирижабль преследовал патрульный «Горный орел» и упустил его. Поисковики перекрыли границу, но ее никто не нарушил. Как думаешь, что это может значить?

Машинально вертя в руках книжку, я пожала плечами:

— Он остался на территории Регестора?

— Точно. Или сделал большой крюк и вернулся через Воленстир. Вот только для этого ему потребовалось бы не менее трех недель, даже учитывая феноменальную скорость «Ветерка», а ведь спустя всего лишь десять суток пират уже находился в форте Крик. Открой карту.

Я достала летный атлас Регестора.

— Как думаешь, где рорский пилот прячет свою машину? Так, чтобы даже поисковики не обратили на него внимание?

Некоторое время я разглядывала причудливую береговую линию империи.

— Ну не над сушей же, — выдала глубокомысленно.

Мадина кивнула:

— Верно. Маги, патрульные, да любой человек, владеющий тонким видением, быстро обнаружили бы его. Это место вблизи основных воздушных трасс, на которое подумают в последнюю очередь.

Наставница дала мне время подумать. Зря. Я понятия не имела, где тут может прятаться дирижабль-невидимка.

— Реберск, — наконец выдала она. — Один большой остров, несколько поменьше. Самый восточный архипелаг Регестора.

От нашего местоположения почти полдня пути на запад, совсем недалеко от мыса Новой Зари, где мы с Хельгой едва не погибли, пытаясь сбежать от невидимки.

— Но почему именно он, а не Огненная земля, например? Или вот эта группа атоллов, — я ткнула пальцем в соседние острова.

— На Огненной земле находится действующая пиратская база. Ведомство закрывает на нее глаза, если гильдия воров не переходит границ дозволенного, а атоллы… Там даже высадиться негде, одни скалы. Реберск же всегда пользовался популярностью у контрабандистов и пиратов, пока их поселение не сожгли патрульные.

— Контрабандисты? В Регесторе?

— А что тебя удивляет? Они торгуют с Воленстиром. Несмотря на торговый договор, император запретил продавать боевые артефакты, амулеты и некоторые боеприпасы, поэтому темнокожие закупают их на черном рынке. Но нас будет интересовать не контрабанда, а следы «Ветерка». Если моя догадка верна, мы обязательно их отыщем.

На худом скуластом лице застыло хищное выражение, и я даже не сразу решилась задать мучивший меня вопрос:

— Миледи, зачем вам все это? Кажется, делом об уничтожении «Широкой черепахи» занимается лорд Гарс.

Она зло фыркнула и наградила меня таким взглядом, что стало не по себе.

— Вальтер должен был поручить это расследование мне, но отдал своему дружку. И что теперь? Гарсик снова будет год скрести свои бритые виски, пока не станет слишком поздно? Нет уж… У меня тут личный интерес. Я найду «Ветерок», узнаю, кто им управляет, а потом убью гада. И перекачанный магией выскочка мне не помешает. Не в этот раз, Яна. Не сейчас.

Нечто безумное мелькнуло в ее глазах. Длинные костлявые пальцы подрагивали.

— Ты мне поможешь, — сообщила она. — Вместе мы найдем следы «Ветерка».

— Как скажете, миледи.

Все честно. Она помогает мне изучить сложнейшую высшую магию, я помогаю ей разобраться с загадкой таинственного пирата.

Солнце закатилось за облачный горизонт, мое заклинание перестало действовать, и его невидимую границу нарушили первые тучи, гонимые северным ветром. Через полчаса от безоблачного квадрата над головой не осталось и следа. Стало темно, вдоль борта зажглись фонари.

Пожелав наставнице спокойной ночи, я отправилась в трюм, разложила спальник на лежанке и погасила светляка. «Горный орел» разгонялся.


Утром я сменила миледи на мостике. Под крылом лежал все тот же унылый морской пейзаж, из глухой облачности сыпала снежная крупа, царапала кожу, застревала в меховом воротнике. Сила заполнила резерв наполовину и продолжала восстанавливаться. «Горный орел» шел прямым курсом на запад, серебристые пластины парусов тихонько звенели, попеременно мигали опознавательные бортовые огни. Увлекшись чтением учебника, я не заметила, что наставница вернулась и заглядывает мне через плечо.

— Схема ветра? Хватит сил попробовать?

— Должно хватить.

— Тогда вперед. Нам не помешает немного ускориться.

Мадина возвратила себе контроль над дирижаблем и скорректировала курс, а я, сверившись в последний раз с описанием, принялась ваять энергетическую копию структуры.

— Яна, неправильно, — не оборачиваясь, сообщила магиня. — Сейчас ветер подует в нос, а не в корму, и мы тогда не доберемся до Реберска даже к ночи. Видишь, огненная составляющая не с той стороны? Переделывай.

И действительно… Быстро поправив рисунок, я создала рабочий поток воздуха. Стихия отреагировала мгновенно. Поднявшийся ветер едва не свалил меня с ног. «Горный орел» дрогнул и рванул вперед, резерв вновь начал пустеть. Несколько часов я ускоряла боевой дирижабль, пока Мадина не потребовала прекратить тратить последнюю силу.

Архипелаг Реберск появился внизу неожиданно. Мы проходили снежное облако и, вынырнув из него, увидели в тумане несколько островов, полностью покрытых хвойным лесом. Самый большой располагался южнее остальных. У сожженного причала на якоре стояло несколько сгоревших дотла баркасов. Черные доски, будто для контраста, припорошило первым снегом. Не лучшая судьба постигла и сам поселок. Ни один из деревянных бараков на главной улице не уцелел. Пустынно, черно, заброшенно, и даже вездесущих чаек не видно.

Мадина облетела вокруг мертвого поселка и лишь потом приступила к снижению. «Горный орел» развернул крылья и плавно пошел вниз. У самой воды он завис и медленно двинулся к причалу. Плеск волн заглушал магический гул, снежная крошка продолжала заметать палубу, и от подобного зрелища становилось зябко даже в зимнем комбинезоне.

Когда нос дирижабля навис над узким пирсом, наставница задумчиво покачала головой:

— Странно, сверху ничего не заметила, — и протянула мне стояночный карабин. — Спустись, закрепи его вон к тому кнехту, иначе нашего «Орла» унесет ветром.

Взяв стальную лапу, осторожно слезла под мостик. Лебедка закрутилась, и уже через несколько секунд я стояла на покрытых мхом трухлявых досках. Отыскав насквозь проржавевший крюк, зацепила за него карабин и принялась ждать, пока леди Филис присоединится ко мне. На берег без нее не пойду. Не нравится мне тут. Мрачно, начиналась метель, что там, в конце улицы, не разобрать — туман… В последнее время необитаемые острова Ледникового моря вызывали у меня лишь неприятные ассоциации.

— Вы действительно думаете, что здесь прячется «Ветерок» и его пилот? — спросила я, когда мы вышли на пустырь за причалом.

Землю заметало снегом, но ботинки все равно испачкались в саже. Ну и гадость!

Миледи с интересом осматривалась — вот кто прекрасно вписывался в окружающий зловещий черно-белый пейзаж.

— «Ветерка» сейчас здесь нет. — Она неспешно двинулась вдоль улицы. — Но это не значит, будто его не было тут раньше или не будет в будущем.

— А что мы ищем?

— Пока не знаю. Все необычное.

Вблизи поселение производило не менее гнетущее впечатление. Темные лачуги с выбитыми окнами и разрушенными внутри перекрытиями продувались насквозь. Судя по завалу несущих конструкций, по поселку был нанесен всего один магический удар. Вероятно, структура с применением огня и гравитации. В куче трухи валялась вывеска трактира. Да уж. Место-то на самом деле хорошее. Неудивительно, что пираты собирались тут обосноваться. Непонятно только, почему империя не установила здесь маяк. Не желала плодить контрабандистов?

— Миледи, но ведь после нападения на «Широкую черепаху» невидимку видели на границе с Рором?

— У Хкина два захваченных дирижабля, — отозвалась она. — «Ветерок» и пассажирский «Спринтер». Это я выяснила из газет еще несколько лет назад. Что за машина летала на границе, большой вопрос, но вот чем она там занималась, догадаться нетрудно.

— Шпионила?

— Очевидно, так. К сожалению, угнанные аппараты не сильно заботят наше доблестное руководство. Никак не удается обойти действие рорской маскировки… Видите ли, для исследования нужен образец! — Наставница указала на здание в конце улицы. — Дом гильдии, единственная кирпичная постройка на острове. Идем поглядим. Вдруг отыщется что-то стоящее.

Второй этаж особняка был разрушен, а вот первый не пострадал, если не считать вывалившейся кладки и отсыревшей штукатурки. Обитую металлом дверь, как и все в этом поселке, покрывал толстый слой сажи. Мадина осторожно потрогала заклепки и прислушалась.

— Магической защиты нет. Замок открыт. — Она потянула за ручку, петли протяжно скрипнули. — Если страшно, останься тут.

Сотворив светляка, Мадина вошла в коридор. Изнутри тянуло чем-то сладковатым. Запах был столь приторный, что начинало подташнивать. Брр! Мерзкое место. Идти внутрь или остаться здесь? Надо держаться вместе… Ничего не поделаешь, придется нюхать эту вонь. Голубоватый свет выхватывал из мрака паутину на потолке, кирпичи в коридоре покрылись мхом. Ход вел в темное помещение.

— Милый домик, — ухмыльнулась леди Филис.

Она часто находила милыми самые немилые вещи — мидоков, пауков, подобные проходы… От запаха воротило все сильнее.

— Здесь, вероятно, были трупы, — сообщила наставница, перелезая через завал из досок. — Говорят, Хан Пан, глава гильдии, заранее знал об уничтожении поселка и решил под шумок расквитаться с личными врагами. После налета армейских дирижаблей тут нашли связанные обожженные тела пиратов.

В просторной комнате стояли сундуки, все с откинутыми крышками, все пустые. Светляк прилепился к потолку и засиял еще ярче.

— Здесь они вряд ли могли сгореть… Постройка кирпичная, следов пожара внутри нет.

— Логично, — кивнула Мадина, осматривая ящики. — Но кто-то в этом доме все равно подох. Трупный запах.

Вот что это такое. Какая дрянь! Хорошо еще, не успела позавтракать…

— Базу уничтожили, но сам Реберск не стал от этого менее привлекательным для пиратов, — продолжила магиня. — Вряд ли поисковики будут внимательно проверять пустынные острова. Яна, посмотри, пожалуйста, что в правой каморке, а я в той покопаюсь.

Оглядевшись, я заметила несколько узких проходов, ведущих в соседние комнаты. Одна из них была заставлена коробками, ящиками и мешками. Внутри лежали зажигалки — вспыхивающие при соприкосновении с деревом шарики, какие-то стальные кружки, снова зажигалки, неизвестные амулеты и продолговатые цилиндры неясного назначения. Отступив на шаг, напомнила себе о чудесном правиле. Никогда не трогай незнакомые артефакты!

— Миледи! Тут ящики с боеприпасами и еще с чем-то! — возвестила я, возвращаясь в зал.

— И не только у тебя, — послышался довольный голос из соседнего помещения. — Я же говорила! Контрабанда… Так и знала, что найдем. Здесь мины и ловушки… и даже… О предки! Вот же!.. — Она забористо выругалась. — Прекрасная находка! Вальтер слишком увлекся рорскими шпионами и забыл про наших бандитов! Плевать они хотели на запрет гильдии не высаживаться на острове.

Вот и замечательно. Прогулка по сожженному городку оказалась полезной, теперь пора уходить, пока окончательно не провоняли трупным запахом.

— Миледи, я вернусь на улицу? Вы не против?

Когда холодные пальцы сжались на плече, я не сразу поняла, что произошло… Повернула голову и оцепенела от ужаса. На меня смотрели белые немигающие глаза без зрачков. На лбу виднелся порез в форме незнакомого символа, сама кровь давно запеклась. Мертвец… Демоны на него… Ходячий мертвец!!! Я хотела заорать, но голос пропал. Мужик в тельняшке при жизни был пиратом… Труп оскалился, наклонился вперед, и теперь бледная, перекошенная нечеловеческим безумием рожа выглядывала из-за моего плеча. Волосы на затылке встали дыбом. Голодный взгляд чудовища…

От бешеной дозы адреналина меня затрясло, магия ледяной волной прошлась по телу, смывая ступор. Зазвенела на пальцах чистая энергия. Рука взметнулась, мощный поток силы отбросил труп обратно в комнату с боеприпасами. Быххххх!!! Тшш!!!

— Миледи! Неупокоенные! — завопила я, пятясь назад.

Надо бить! Еще! И еще!!! Так просто их не уничтожить! Зубы стучали, руки тряслись, пространство вокруг вибрировало… И новые сгустки силы влетали в темный проем! Пшшш!!! Пшшш!!! Видала я в своей жизни трупы! Но ни один из них не двигался после смерти! Трещали доски… Мертвый мужик пытался подняться. Не помогает! Что делать?! Что же делать?!!

Из соседнего прохода высунулись еще две бледные морды, тела были неестественно сгорблены… Мы разбудили их! Зачем только приперлись сюда?!

Не осознавая своих действий, я зачерпнула слишком много силы и выпустила ее широким потоком. Дом содрогнулся, в последний миг мне удалось укрыться шитом… Ба-а-а-ах! Что-то сдетонировало… Ударной волной смело пустые ящики, из каморки полыхнуло огнем… Какая-то хрень из дурацких коробок взорвалась и загорелась.

— Ы-ы-ы-ы-ы-ы!!! — заревел объятый пламенем труп.

— Ы-ы-ы-ы-ы-ы!!! Р-р-р!!! — Два его товарища двинулись ко мне…

Какая дрянь! Твою налево! Пульс застучал в висках… Безумные твари! Сожрут меня!!! Огонь! Им самим огонь не страшен!!! Нужно пробить череп и сжечь мозги!!! В руках вспыхнула пылающая сфера. Боги, да это же нереально! Почему я не некромант?! Кто первый?! Давай! Подходи!

Но они не двигались. Замерли и прислушались. А в следующую секунду посреди главной комнаты на полу вспыхнули красные линии и сложились в незнакомую пентаграмму… Почему мы раньше ее не заметили? Портал! Демоны лоранийские! Это рорский портал!!! Ослепительный свет мигнул, я вжалась в стену и наблюдала, как из облака пыли выходит высокий незнакомый мужик с накопителем на поясе. Волосы у него были рыжие, короткие, на подбородке росла щетина. Злые глаза уставились на меня.

— Девчонка?! — изумленно воскликнул незнакомец, многозначительная ухмылка не предвещала ничего хорошего.

Сферу в него! Быстро! И на выход! Пылающий клубок огня полетел в цель, заполняя темное помещение красным свечением. Жуткая задница! Три трупа и рорец! Это же надо так влипнуть! Проклятье! Не оглядываясь, я перемахнула через трухлявые доски и припустила к двери. Шшшш! Бух! Яркая вспышка, и передо мной обрушился кирпичный свод. Твою мать! Чудом успела отпрянуть и не попасть под падающие булыжники… Проход заволокли клубы пыли.

— Куда ты, детка? Мы ведь даже не познакомились!

Как он умудрился отразить сферу? Я крутанулась на месте и сжала кулаки. Силы еще есть! Не дамся просто так! Хищник загнал жертву в угол, только забыл вырвать ей коготки. Уверенный в своем превосходстве, он никуда не торопился и бесстыдно ощупывал похотливым взглядом мою фигуру… Гад! Энергия заполнила тонкие тела.

— Со мной познакомиться не желаешь? — донесся сбоку ласковый голос наставницы.

Леди Филис! Быстро-быстро застучали каблуки, и она тенью метнулась к врагу. Демон знает, кто он такой, но то, что враг, — однозначно! Мадина налетела на него, будто разъяренная кошка. Оба повалились на пол, освободив мне проход. Шшшшшш!!! Др-р-р! Стены дрогнули. В оглушительном треске потонули крики наставницы. О, мои уши! Колдун оскалился, рывком сбросил с себя магиню, но схватиться за трость не успел. Мадина швырнула в него электрическую структуру. Бабах! Посыпались колючие белые искры…

— Р-р-ры-ы-ы-ы! — хором взвыли ходячие мертвецы.

Безумные рожи перекосились от боли. Все трое двинулись на миледи. Окочурившиеся уроды брали ее в кольцо! Я разразилась матерной тирадой и полезла обратно в главный зал.

Рыжий бугай закрылся щитом, быстро вскочил на ноги и прищурился:

— Ух ты! Да тут засада!

Он — маг! Но в Роре магов нет! Так ведь? Паршивый изменник… Стены продолжали дрожать. Или это у меня в горле сердце колотилось? Оба противника замерли и оценивающе оглядывали друг друга. Маг не ожидал, что нас двое, мы не предполагали встретить тут наделенного силой! Спотыкаясь о мусор и широкие коробки, я наконец выползла в холл.

Наставница атаковала первой. Ши-и-и-и-их!!! Аура вспыхнула, прямая энергия испарила защитную скорлупу рыжего урода и вынудила отступить на шаг. Своды содрогнулись от гравитационного удара. Бабах! Потолок в коридоре за спиной рушился… Проклятие предков! Как мы выберемся отсюда?!

Маг скривился от боли и сжал трость. Вот теперь он обозлился по-настояшему.

— Ведомственная ведьма? А ведь я тебя знаю!

Леди Филис замерла в боевой стойке с поднятыми ладонями, полная решимости, бешеная. Меж черных ногтей вспыхивали молнии. Если придется, она порвет его голыми руками!

Но противник не сдрейфил, покосился на меня и хлестко приказал:

— Вы, трое! Схватить девчонку!

Мертвецы синхронно развернулись.

В груди стремительно разрасталась пустота. Ну конечно! И в этот паршивый раз про меня не забыли.

Стеклянные глаза распахнулись шире, из пастей капала слюна… Труп, поджаренный моими стараниями, перестал гореть и теперь тихонько подвывал, раздирая ногтями собственную плоть. От подобного зрелища мне резко поплохело. Сгорбленные фигуры медленно наступали. Маг приказал схватить меня. Хорошо, что не сожрать!

Краем глаза я видела, как рыжий активировал трость, а Мадина подняла шит. Ши-и-и-их!!! Чужая сила искрилась, расходясь волнами по залу. Бах! И все. Без понятия, попала она в него или нет. Твари тянули ко мне свои синюшные лапы… Энергия наполнила руки. Ши-и-и-их!!! Ближайший покойник влетел в стену. Двое! Осталось двое… Мой резерв таял. Нужно экономить, иначе сдохну прежде, чем эти твари меня убьют. Ладони запылали огнем, сжались в кулаки, и я со всей силы врезала трупу промеж выпученных глазищ. На инстинкте, не думая. Идиотка! Бах! Голова монстра даже не дернулась, а вот на переносице красовался обожженный след от моего кулака. У них же нечеловеческая сила! Ух! Больно!!!

Раздался вой. Я в страхе отпрянула, на плечах сомкнулись ледяные пальцы. Прямым ударом его! Пространство взорвал грохот. Тттттттт!!! Каменная крошка и осколки плитки вылетели из-под ног и закружились. Любимое заклинание Мадины… Проклятые предки! Оно же не пощадит никого! Я судорожно создала щит. «Тттттттт!!!» — камни бились о стены… Вокруг рыжего мага, будто пчелы, кружились мелкие кусочки кирпичей. Жаль, на оживших мертвецов они не подействовали. Демоны пожри этих тварей! Осколки царапали кожу и лишь сильнее злили их. Я уже не слышала крика мага. Резерв! Не забывать о нем! Бабах!!! Ттттттттт! Окружают… Еще чуть-чуть — и кинутся! Все вместе!

«Ледяное пламя!» — раздался в моей голове голос миледи, собранной и абсолютно невозмутимой.

В канале не было ни капли страха. Как я сама не догадалась?! Ладони засветились синим. Шшшшшш!!! Пылающая сфера угодила в ближайшего неупокоенного, негаснущий огонь с шипением пополз по его телу. Есть! Сбить эту гадость так просто не удастся… Мертвое тело, превращаясь в синий факел, выло и металось, размахивая конечностями.

Алая волна прошла над головой. В ушах затрещало. Щит не выдержал, и меня отбросило в стену. Уф! Шшшшшш! Накопитель! Крупицы кирпичей все, как один, зависли на месте и через короткий миг осыпались на пол. Лицо рыжего мага покрывали мелкие порезы. Какой красавчик! Шшшшшш! Мадина же светилась, словно лампочка. В противника летели новые и новые электрические структуры.

Ледяное пламя перекидывалось с мертвецов на стены, на полу оставались горящие следы. Неожиданно обзор загородила бледная физиономия с печатью на лбу. Пшшшшшш!!! Еще удар и быстро в сторону!

Второй противник тоже дико взвыл и свалился.

Один! Остался один! Я ползла от него прочь. Надо срочно что-то придумать! Яркие вспышки ослепляли, над головой летали убийственные заклинания, волосы наэлектризовались… Последняя неживая тварь судьбой своих сородичей не вдохновилась. Упорно шагала за мной, гадость неупокоенная! Наступи на горящий костер! Ну же!!! Обошел… Демоны на мою голову! Неужели он что-то соображает? Сердце бешено колотилось. Быстрее! Быстрее! Поднятый труп догонял. Яна, придумай что-то! Срочно!!!

Защитный огненный круг! Пылающей ладонью я провела по полу, прилипающий синий огонь облизал камень и заставил монстра отпрянуть назад.

— Р-р-р!

Давай, голубчик, только нарушь границу! Он принюхался и обиженно завыл:

— У-у-у-у-у-у-у-у!

— Давай! Давай же! Иди ко мне, гад усопший! Ну же! Ну!

Сбоку что-то мелькнуло. Леди Филис! Она прокатилась кубарем, извернулась и кувырком ушла от неизвестного заклинания. Бабах!!! Глубокая воронка задымилась у стены. Меня обдало волной ужаса: попади в человека такая структура, и мокрого места не останется. Рорский маг перехватил инициативу, и теперь уже миледи приходилось уворачиваться от атак.

— Думала, не замечу твой маневр? Зря! — шипел он, яростно размахивая накопителем.

Почему у меня нет кинжала?! Я бы добросила… Шшшшшш!!! Мадина перемахнула через кучу ящиков. Шшшшшш!!! Он будто услышал враждебные мысли, взглянув на меня, вскинул руку, и в ту же секунду труп за огненной чертой отчаянно завизжал:

— Ы-ы-ы-ы-и-и-и-и!

— Взять ее! — процедил этот урод.

Проклятье! Никакое ледяное пламя не заставит неупокоенного ослушаться заклинателя. Монстр рванул вперед, я прыгнула из круга. Выскочившая из укрытия миледи выпустила в пространство гравитационную волну невиданной силы. О боги! Только бы дом выдержал! Я припустила вперед, а наставница уже мчалась прямо на рорского мага. Она преодолела последние метры, почти вцепилась в него… Почти!

Ударная волна из накопителя отбросила Мадину прямо на меня. Отскочить я не успела. Все случилось слишком быстро. Мир перед глазами на мгновение померк, я упала навзничь на засыпанный мелкими осколками пол. Больно! Сверху навалился скалящийся горящий труп — не сдвинуть! На лицо капала слюна, миледи лежала рядом без сознания, рыжий приближался, а за его спиной обрушивался потолок… Но самым ужасным было другое: вокруг засветились красные линии пентаграммы. Нет!

«Миледи! — мысленно позвала я, собирая последние крохи силы. — Очнитесь!»

Она вздрогнула, открыла затуманенные глаза. Пшшшшшш!!! От прямого удара монстр отлетел в сторону. Я рванула, пытаясь встать. И… ничего! От ужаса едва не остановилось сердце… Этот гребаный портал затягивал в себя! Куда он меня перенесет?! Я забилась в истерике. Нельзя! Надо постараться! Надо, Яна! Ну же! Ну же!!!

С неимоверным трудом я отлепила спину от пола, откатилась за пределы светящихся линий и прикрыла голову.

Мадина вскочила и побежала. Она не видела падающих кирпичей и занесенного для атаки накопителя, для нее существовала лишь цель — добраться до врага! Сверкнуло лезвие.

— Миледи!!!

Она дернулась, упала на колени, рыжий мерзавец пнул ее ногой и прыгнул в пентаграмму. Перед исчезновением он подмигнул мне и… демонстративно лизнул свой средний палец. Тварь!

Дом гильдии воров поглотил хаос. Горящие мертвецы носились вокруг, будто кометы, ледяное пламя ревело, падал потолок.

— Леди Филис! Вы ранены? — Я рухнула рядом с магиней.

Лезвие вошло в плечо на всю длину. Она поморщилась и медленно встала.

— Не время! Там артефакты и бомбы! Сейчас здесь все взорвется! Уходим!

— Но дверь завалена!

— Через окно. — Мадина схватила меня за локоть. — Вперед, Яна! Вперед!!!

Окно?!

— Туда! — Миледи указала на единственный не обрушившийся проем.

Точно! Окно! Вот оно! Я вбежала в комнату первой, на ходу выбила раму бытовым заклинанием. Не думая ни секунды, рыбкой нырнула в образовавшуюся в стене дыру, кувыркнулась и рухнула в снег. Наставница приземлилась рядом. В этот же момент раздался звук взрыва, за ним последовало раскатистое эхо… Постройка позади оседала. Мадина закрыла нас шитом. Дрожала земля, рядом падали булыжники и кирпичи. Синее пламя взметнулось в небо, переплетаясь с красным.

Все стихло через минуту, лишь в ушах продолжало звенеть. Дрожащей рукой я приложила снег ко лбу. Уф… Живы. Главное, живы… Дышим. Вдох, выдох. Теперь все будет хорошо. Мы победили. Боевая магиня сидела рядом, отстраненно осматривая дымящиеся руины. Лезвие так и торчало из-под ключицы.

— Я была права. Рорцы, — безмятежно сообщила она и довольно улыбнулась. — Все оказалось сложнее. Боеприпасы предназначались для «Ветерка», а неупокоенные охраняли тайник.

Да мне начхать, что они тут охраняли! И на твою правоту начхать! Мы едва не погибли! Сил осталось мизер! Ненавижу регесторские острова! Ненавижу!!! Я тяжело вздохнула и заставила себя успокоиться. Никто не знал, что все так обернется, никто не виноват…

— Вы ранены, миледи.

— Оставь. Вытащишь — я истеку кровью и сдохну. Надо вернуться на дирижабль, сообщить в Ведомство о случившемся. Трупы обгорели достаточно, чтобы расплавились мертвые мозги, но рисковать не стоит. Пусть некроманты проверят весь остров.

— Это был некромант?

Мадина помотала головой:

— Нет. Слишком хорош в бою. Перебежчик. Сложно отказаться служить темному, когда тебе угрожают расправой… Два дирижабля с магами исчезли. Возможно, наш противник — один из пассажиров.

Сомневаюсь. Рыжий урод сражался с нескрываемым удовольствием. Нагло, жестоко, упиваясь собственным могуществом. Большая удача, что он не победил.

— Миледи, а трупы откуда?

— Такие же любопытные, как и мы, наверное… Контрабандисты. Не знали, что место занято. Их убили, а дальше дело техники. Оставить тут несколько неупокоенных, связать управляемой схемой и ждать гостей. — Она помолчала и виновато добавила: — Следовало догадаться, что означает трупный запах. Но найти мертвеца в подобных местах — обычное дело.

— То есть это была ловушка?

— Конечно, дорогая. — Ее и без того бледное лицо посерело. — Простому человеку с ними не справиться, и о тайнике можно не беспокоиться, а если явится кто посильнее рядового вора, то неупокоенный вызовет заклинателя.

— Рыжего?

— Да. Порталы всегда открываются с этой стороны, но для активации нужна та же кровь, которой чертили пентаграмму на той стороне. Здесь все держалось на мертвецах.

— Так все-таки он некромант? — не унималась я.

Мы вышли на пристань. «Горный орел» висел на том же месте целый и невредимый. За четверть часа на палубе, баллоне и крыльях выросло несколько сантиметров снега.

— Зачем магу накопитель, Яна? В нем находилась кровь. Неупокоенные всегда подчиняются тому, от кого пахнет их кровью. Поднимать же тело мог кто угодно. — Наставница самодовольно хмыкнула. — Продажная тварь не рассчитала силенок против нас двоих…

Мадина внезапно остановилась, покачнулась и едва устояла на ногах.

— Вам надо к мастеру Буреку. Я отвезу.

— Ты пуста.

Тонкие тела и правда не ощущались.

— Немного осталось. Как раз хватит на полет, если не гнать. Заодно попрактикуюсь.

Миледи оценивающе оглядела меня и улыбнулась.

— Яна, как мне повезло заполучить тебя.

Я ошеломленно замерла, но она уже отвернулась. На борт Мадина умудрилась забраться самостоятельно, отыскала в нише аптечку и скрылась в трюме.

Военный дирижабль вдруг показался таким родным. Бронированные борта надежны, тут никакие мертвецы не страшны. Разделенное сознание наполнило силой крылья, паруса растянулись, баллон поплыл вверх, унося нас прочь от Реберска… Над руинами дома гильдии продолжал подниматься столб черного дыма. Низкая облачность потемнела, далеко на западе горела бордовая полоска заката. До Фертрана оставалось шесть часов полета, а тупая боль в затылке уже напоминала об опустевшем резерве.


Заоблачная земля. Фертран


Эр Гарс


Почти полчаса Шивз искал брешь в незнакомой структуре, таращил глаза и чесал затылок. Лиммер поглядывал на меня — хотел незаметно подсказать этому идиоту разгадку.

— Две минуты — и топай отсюда, — предупредил я женатого лоботряса.

— Милорд, но это нечестно! Мы такое не проходили!

— Противнику своему так ответишь, когда он ударит тебя этой штукой, — язвительно ухмыльнулся я. — Пошевели последней извилиной, иначе и она отвалится. А ты перестань коситься, подсказки Шивзу не помогут.

Лиммер тотчас отвернулся.

День выдался идиотский! Утром Римт доложил, что Мико Пана видели в провинции Цкмел две недели назад. Слепок его ауры оказался неточным, вероятно, снимавший его агент действовал впопыхах, и теперь найти мальчишку было крайне затруднительно. Вот ленивые дурни! Не могут выполнить даже элементарную работу. Затем в учительской меня подкараулила Кирэн, вновь просила снять с Лиммера недельное дежурство. Теперь еще Шивз тупит на зачете… Но главной причиной отвратного настроения являлось отсутствие в крепости одной самоуверенной студентки. Возможно, ментальная связь между магами полета — не такая уж плохая штука. Оба чувствуют настроение друг друга, если одному угрожает опасность, второй мгновенно об этом узнает. Жаль только, никогда не угадаешь, с кем образуется пара, а с кем нет… Шивз послал импульс силы совершенно не туда.

— Пошел вон, придурок! — заорал я. — Надо вернуть тебя папашке! Или пригласить леди дель Шивз сдать за тебя деструкцию? У нее получалось лучше!

Оба адъютанта покинули кабинет. Тревога не проходила. Как только другие с этим справляются? Весь изведешься, пока одна девица вернется в школу. Отыскав в кармане затертую пластину с сигнатурами, я привычным жестом активировал заклинание поиска. На столе развернулась объемная карта, посреди пустынного района мигал белый огонек. Искомый объект находился в трехстах километрах к северу и медленно приближался… Прибудет к ночи. Внезапно раздался тихий хлопок, и пластина с сигнатурами треснула, карта пропала. А, рорские демоны! Я схватил осколок и тут же бросил его обратно. Раскаленный. Вот кретин! Давно нужно было заказать копию в фертранском отделении правопорядка, эта совсем износилась.

Запястье призывно закололо.

«Вальтер?»

Друг излучал сосредоточенность и деловитость.

«Эр, есть новости по рорцам».

Надеюсь, Хкин не объявил нам войну? Иначе нужно выгнать магистра Идриса из Совета. Старикан на каждом заседании твердил, что рорцы к ней не готовы — воленстирские союзники из своего лагеря нос не казали, чего-то ждали.

«Слушаю».

Он замялся и виновато продолжил:

«Ты только не нервничай».

В прошлый раз именно с такой фразы начался доклад о нападении на Яниного «Скитальца»… Я напрягся.

«Еще дирижабль потеряли?»

Хеклинг облегченно выдохнул:

«Слава богам, нет. Но тебе все равно не понравится».

«Не тяни».

«Мадина Филис, ты ведь помнишь, она с самого начала рвалась искать „Ветерок“… час назад обнаружила на бывшей пиратской базе на Реберске схрон с боеприпасами, трех поднятых мертвецов и пентаграмму рорского портала».

Где-то под сердцем лопнула невидимая струна. Тянущую пустоту заполнила слепая ярость… Тварь!

«Что ты сказал?!» — зашипел я в канал, пытаясь унять рвущуюся наружу силу.

Мысли Хеклинга отдалились.

«Ты все правильно расслышал. А сейчас извини, я должен послать туда совместную группу боевых магов и некромантов, Димитрия уже напряг. Подробности можешь узнать у них лично. Филис и мисс Брайл скоро вернутся в школу. Все! До связи!»

«Вальтер!»

Но он уже отключился. Идиот!

Кабинет перед глазами потемнел, пальцы онемели. Убью бешеную тварь! Убью!!! Вот, значит, как эта мымра практику проводит! Таскает студенток якобы на занятия, а на самом деле сует свой нос в дела государственной важности! Таким был и ее муж-урод. Лез в мои расследования, пытался учить и переманивал агентов! Лицемерная тварь, желавшая выслужиться перед отцом и занять место главы Ведомства! И занял бы, мерзавец, если бы не подох! Что же не отстоял регесторский дирижабль? Еще магом полета назвался… с потенциалом больше моего… Обделался, сволочь! Сдохнуть оказалось проще, и баба не помогла. Теперь этот его огрызок, неутешная сумасшедшая вдова, рискует жизнью наших лораниек! Жизнью Яны! И почему не уломал тогда Атниса сослать ее в Школу боевой магии? Змея! Ну ничего. Ничего, после такого выверта она легко не отделается. Агентша. Недолго тебе осталось ей быть!

Шарахнув кулаками по столу, я схватил плащ и поспешил на выход.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Мы летели в глухой облачности, ориентируясь лишь по компасу, указывающему на юго-восток. Мадина отлеживалась в трюме. Заметив мою тревогу, она рассмеялась и пообещала не помирать до прибытия в Заоблачную.

Под крылом из тумана выступил освещенный фонарями Фертран. В нескольких километрах к югу школьная крепость светила в небо лучами прожекторов. Почти дома! По телу прошла дрожь, нестерпимо болели виски. Энергию приходилось тянуть по капле. Я размяла окоченевшие пальцы. Вместе с силой уходило и тепло. Пришла пора включать огни и снижаться. Ёз скорее всего спал и завтра придушит меня за стыковку без разрешения. Ну да и шел бы он куда подальше!

Я пролетела над заливом и погасила скорость. Боевой дирижабль послушно реагировал на мои команды, и если бы не обстоятельства, то полет доставил бы истинное удовольствие.

«Причальная мачта, есть кто на связи?» — без особой надежды спросила я у пустоты…

И с удивлением услышала недовольный голос старика:

«Брайл, площадка номер два! Чего плетешься как черепаха? Вас ждут уже третий час!»

«И я рада вас слышать, мастер…»

Сотня метров до цели, от мороза уже зуб на зуб не попадал, в горло потихоньку стекала кровь. Под крылом в опасной близости проплыли смотровые башни. Красные дежурные огни подсвечивали второй ярус. Ба… Какие люди нас встречают. А я, как всегда, в неприглядном виде: комбинезон в дырах, бледная, в царапинах и трясусь от магического истощения. Кроме злющего Гарса на площадке находились Ёз и леди Джениз. Когда «Горный орел» замер перед сваей, я зафиксировала аппарат и помчалась в трюм за наставницей. Ну и вид у нее. Шатается, едва на ногах стоит…

По палубе протопали ботинки. Люк распахнулся, и разрисованная ладонь сомкнулась на моем запястье. Рывком Гарс вытянул меня наверх, леди Джениз помогла выбраться Мадине. Ну и хватка! Как бы синяков не осталось! На бородатое лицо падала тень, но я нутром чуяла — прямо сейчас он ни с кем церемониться не станет. Испепеляющий взгляд впился в леди Филис.

— Дорогая! — обеспокоенно воскликнула Рина Джениз. — Ты ранена?!

— Ерунда…

И миледи повалилась на подругу, но ее болезненный вид магистра не остановил.

— Лезвие в плечо — ничтожная плата за вашу беспринципную халатность. — Ой, моя бедная рука! — Жаль, что для Бурека осталась работа.

— Мечтайте дальше, лорд Гарс. Кто-то ведь должен выполнять ваши обязанности. Раньше этим занимался Дастин, теперь мне приходится.

Его пальцы раскалились.

— Боги, Мадина! Ты не вытащила его?! — ахнула леди Джениз. — Срочно в лазарет!

— Чего вы добиваетесь? — пугающе спокойно поинтересовался магистр, и от не свойственной ему сдержанности веяло уфозой. — Неужели непонятно? Вы никогда не будете расследовать пропажу своего мужа.

Боевая магиня усмехнулась:

— Не пытайтесь задеть меня. Он мертв, и я об этом прекрасно знаю. Вот только, как и прежде, кто-то должен действовать в интересах империи, пока вы торчите тут в глуши и упиваетесь своим превосходством над недоученными студентами! Зачем вызволять наших магов из плена? Зачем ловить шпионов Хкина? Вы! — Рина тянула упирающуюся коллегу к пандусу. — Вы мизинца его не стоите! Дастин лез в самое пекло, чтобы такие, как вы, могли и дальше делать что заблагорассудится! Сидя в кабинете, вести сверхважные расследования или бросать все дела и исчезать на полгода в неизвестном направлении! И отпустите уже мою ученицу! У вас нет права издеваться над ней!

Серые глаза сузились, с магистра скатывались волны лютой неприязни.

— Ошибаетесь. Я побеседую с вами обеими. Отдельно. За свои действия придется ответить. Вам не избежать повторной психиатрической экспертизы, и на этот раз я добьюсь вашего отстранения от преподавания!

— Ха-ха! Не терпится отделаться от меня? Не нравится, что я маячу тенью вашего прошлого? Досадно вспоминать, как не хватило таланта стать таким же, как он? Вечно второй! Бездарный руководитель, безответственный агент! Сила и брат — наследник трона — вот и все достижения!

Брат — наследника трона?! Так что же получается?.. Лорд Гарс — брат императора?! О боги… Я пораженно покосилась на его закаменевший профиль.

— Не волнуйтесь, теперь вам не с кем состязаться! Только честнее было бы, если бы на том «Ветерке» сдохли вы!

На этой фразе леди Джениз со всей силы дернула Мадину на стыковочную площадку. И очень вовремя, наставницу откровенно несло, еще немного, и лорд, наверное, ударил бы ее.

— Мерзавка. Бешеная тварь, — тихо прошипел он, провожая невидящим взглядом удаляющуюся парочку.

Накатила слабость. Мало того что в висках стучало, а тело окоченело от холода, так еще и на душе тошнотворно от повисшей в воздухе ненависти. Хотелось моргнуть, оказаться в своей постельке в общежитии и забыть обо всем, как о страшном сне… Но я стояла на палубе «Горного орла», не чувствуя своего запястья, а рядом находился человек-вулкан, доведенный до крайней степени ярости, готовый взорваться в любую секунду. Страшно? Несомненно. Вот только при всем этом мне вдруг стало абсолютно ясно — пока он рядом, я в полнейшей безопасности. Чувство это было непривычным и оттого волнительным.

Лорд резко развернулся, ощупал мои плечи, талию, повертел, будто куклу, и осмотрел драный комбинезон. Мои щеки запылали.

— Нет… нет… — Голос дрогнул, я наконец догадалась, что он делал. — Со мной все в порядке.

Гарс не остановился, покрутил мой подбородок, бесцеремонно провел пальцем по губам и, увидев кровь, выругался.

Я не дергалась, пока он тащил меня по лестнице, мимо дежурных и через стадион. Если магистр в бешенстве, лучше ему не перечить. Но когда мы прошли мимо общежития, все же рискнула подать голос:

— Куда вы ведете меня, милорд?

— В мой кабинет. Расскажешь все.

Сил спорить не осталось, удалось выдавить лишь жалобное:

— Может, завтра? Сейчас уже ночь…

— Да ты что?! — прошипел маг в ответ. — Нет уж. Сегодня!

Врата учебного замка открылись, холл был ярко освещен. Перед глазами мелькали пустые пролеты, коридоры… лорд бесцеремонно впихнул меня в учительскую. Щелчок пальцев снял с двери защиту, и внутри тут же вспыхнули тусклые светильники. Хорошо хоть мою несчастную руку отпустили.

Он скинул теплый плащ с плеч и указал на кресло у стола:

— Располагайся.

И я послушно свалилась в него, ибо ноги уже не держали. Гарс в очередной раз выругался и метнулся к тумбочке. Некоторое время передо мной маячила обтянутая рубашкой широкая спина, но вот он развернулся, в его руках блестела бутылка с темным пойлом.

— Ничего другого нет. — Неизвестная коричневая жидкость лилась в поставленный передо мной стакан.

Наверное, это был коньяк, я не разобрала, просто выпила залпом, морщась от разгоравшегося в желудке огня. Все правильно. Без ядреного алкоголя этот разговор не пережить. Магистр усмехнулся, схватил второй стакан и устроился напротив. Пальцы побелели. Точно сейчас головомойку устроит или отправит в какой-нибудь наряд на полгода. Ну и пускай. После случившегося мне было глубоко плевать на любое наказание.

— Зря ты согласилась учиться у нее, — наконец изрек он.

Несомненно, Гарс злился, и в голосе слышался сарказм, но ожидаемой бури негодования не последовало.

— Филис — психопатка. И это не метафора, это тщательно скрываемый диагноз.

Приятное тепло растекалось по позвоночнику, расслаблялись зажатые мышцы. Миледи сумасшедшая? Теперь и я не могла такого исключить. Стоило упомянуть «Ветерок», и в черных глазах обычно невозмутимой магини вспыхивала дикая одержимость. Кто знает, каких демонов она прячет под подкупающей адептов сдержанностью? На миг я ощутила стыд — так легко поверила словам магистра! Может, он пытается настроить слегка нетрезвую студентку против наставницы? Интуиция молчала.

Вмешиваться в их вражду не хотелось, но сегодня я едва не погибла из-за Мадины и теперь обязана во всем разобраться. Леди Филис — магиня, чья выдержка и боевые навыки недостижимы, для студентов она — уважаемый и любимый учитель, не то что некоторые… Но сегодня миледи наговорила много лишних слов в адрес лорда, и я не уверена, что они соответствуют истине.

Гарс нахмурился:

— Вы ведь полетели не тренироваться, не так ли?

Придется все рассказать. Так будет справедливо. В конце концов, мы влезли в его расследование, и лорд вправе получить всю информацию по рорцам. Поразительно, неужели сегодня я была на его стороне? Имело смысл отказаться отвечать, потребовать присутствия наставницы при допросе, ведь магистр использует мои показания, чтобы стереть Мадину в порошок… Посчитает ли она откровенный рассказ предательством? Щеки запылали, я грустно улыбнулась, любуясь резкими чертами лица, прямым носом и ямочкой на подбородке. Почему раньше не замечала ее?

— Мы занимались. Недолго. Потом полетели на Реберск.

Лорд одобрительно кивнул и подался вперед.

— Что случилось дальше?

Извините, миледи. Вы ведь не просили меня утаивать подробности. Уже слегка нетрезвая, я принялась говорить, иногда замолкала, вспоминая мелкие детали. Вопреки опасениям, Гарс не реагировал бурно, не скалился и даже ничего не переспрашивал. Когда сбивчивое повествование дошло до пропахшего мертвечиной дома гильдии, вредный маг лишь ехидно усмехнулся и выразительно приподнял густую бровь. Когда описывала бой, он отпил коньяка и неожиданно перебил меня:

— Ты могла не выбраться оттуда. Ты хотя бы понимаешь это?

Всякая тревога испарилась, стало тепло, приятно и даже немного радостно. За меня волнуются? «Яна, будь осторожна, ты пьянеешь», — шептал внутренний голос, но я продолжала нагло глядеть в глаза цвета темных облаков.

— Думаете, я хотела вновь промелькнуть в газетных заголовках?

Лорд откинулся в кресле, сложил татуированные руки на груди и прищурился. Интересно, что означают эти замысловатые символы, странные круги в треугольниках?

— Яна… Ведьме все равно, что с тобой станет, — произнес он проникновенно.

А вам? Вам тоже все равно?

Нужно возмутиться или испугаться, попытаться защитить миледи — хоть как-то отреагировать на обидное утверждение, но вместо этого я продолжала молчать, размышляя о совершенно посторонних вещах. Например, о том, что неприлично находиться ночью в кабинете такого мужчины, пусть даже и преподавателя, пусть даже и под благовидным предлогом… По телу прошла волна опьяняющего жара, и я облизала сухие губы. На краю сознания звенели колокольчики: «Не о том думаешь, Яна. Фантазия — реальность, фантазия — реальность. Ты пьяная, уставшая и одинокая женщина, но тот Гарс существует лишь в наваждении. Этот — раздавит тебя, как букашку, как наглую выскочку, ученицу бешеной твари. Теперь ясно, почему он ведет себя, как хочет? Брату императора дозволено все».

Повторив его позу, я сложила руки на груди и дерзко вскинула голову:

— Вы ненавидите мою наставницу. Почему?

Магистр, с интересом наблюдавший за мной, фыркнул и убрал бутылку в выдвижной ящик.

— У меня есть на то причины.

— О которых вы, конечно, не поведаете.

Как бы завтра не пришлось пожалеть, что вовремя не прикусила свой заплетающийся язычок. В облачных глазах мелькнул опасный огонек, но вместо того чтобы устроить выволочку, Гарс довольно улыбнулся:

— Хорошо. Давай узнаем друг друга поближе. Каждый расскажет о своем прошлом. Идет?

Голова уже кружилась. Магистр, как шкатулка, укрытая десятком охранных заклинаний… Кто откажется заглянуть в нее?

Скрыть любопытство не вышло, лорд тихо фыркнул и заговорил:

— Я служу в Ведомстве более десяти лет. У нас работают сотни магов с разным даром, поисковики и боевые, некроманты и ментальные, специалисты по артефактам и другие эксперты, но никто из них не обладает высоким потенциалом. А для выполнения некоторых заданий нужны широкие полномочия, солидные энергетические ресурсы. Есть традиция, согласно которой особые агенты пользуются особым расположением главы Ведомства и отчитываются лишь перед ним. Когда я пришел на службу, лорд Дастин Филис был лучшим из таких агентов. Он раскрыл десятки дел, руководил магическим департаментом, образовал пару с подчиненной и за короткое время превратился в самого могущественного мага империи.

Гарс сжал пальцы и презрительно выплюнул:

— Тщеславная звездулька. Ему везло. Прежний глава Ведомства со дня на день готовился отчалить к предкам. И преемником тут тоже считался непогрешимый во всех отношениях, дотошный лорд Филис. — Магистр брезгливо поморщился. — Ты понимаешь, насколько счастлив он был лицезреть меня на службе? Тварь двуличная… Я был молод и не мечтал о кресле высокого начальника, но этот кретин воспринимал меня как конкурента. Незаконный сын императора, сильный маг. Вдвоем Филисы вели три десятка дел одновременно, выслуживались перед отцом, не скрывавшим своего особого отношения ко мне. Завистливая сволочь обделался от страха, решив, что кресло главы Ведомства может достаться не ему, начал высмеивать мои методы работы в беседах с подчиненными и якобы случайно раскрывать мои дела. Как ты понимаешь, я не мог остаться в стороне. Видеть такого придурка своим начальником — нет уж, увольте. А увольнение в моих планах не значилось.

Я ловила каждое слово.

— И вы решили с ним посоперничать?

— Мы с Вальтером. — Магистр снова отхлебнул коньяка. — Департаменты разделились, половина поддержала нас, половина — паршивого Дастина. За каждое дело шла война. Ведомство еще никогда прежде не знало такого разобщения. Мерзкий гаденыш действовал исподтишка, поливал нас дерьмом перед императором, заручился поддержкой Совета безопасности… Я ненавижу интриги, Яна, если работаешь, на них не остается времени. — Он глубоко вздохнул и продолжил: — Мы проиграли. Мой отец, прежний правитель Регестора, дал свое согласие на назначение Филиса, мне полагалась должность начальника магического департамента, Вальтеру — немагического. Отец думал, что в таком случае страсти в Ведомстве улягутся. Идиотизм! Мы бы поубивали друг друга в первую же неделю. Надо ли говорить, в какой ярости я пребывал?

Учитывая склонность магистра сбрасывать излишки силы прямо в пространство, Дикельтарку грозили бы серьезные разрушения.

— За несколько лет до этого в Заоблачной случилось несчастье. Прежний ордок скончался, и школа перестала привозить лораниек из-за хребта. Отыскать замену оказалось непросто, ящеры не помогают людям просто так, но нам повезло. Вернувшиеся из-за моря шпионы доложили о захваченном орабатцами летающем монстре. — Лорд провел пальцем по татуировкам. — Чтобы действительно не убить Филиса, я схватился за удачно подвернувшуюся возможность убраться из столицы, бросил все дела, в том числе и задание моего отца — отправиться с дипломатическим визитом в Воленстир, и уплыл в Орабат.

Будто обжегшись о собственные разрисованные руки, Гарс отдернул палец.

— Филис шанса выслужиться перед императором не упустил, отправился в Тиреград вместо меня. Над Ледниковым морем, недалеко от Рашарста, его борт пропал. Никаких сообщений. Ничего. — Магистр самодовольно взглянул на меня поверх стакана. — И кто из нас после этого перекачанный магией идиот? Был кретином и сгинул кретином. Даже обломков не нашли.

Вот оно, значит, как… Милорд жив, а муж леди Филис мертв. Невероятная несправедливость, боль, с которой боевой магине приходится жить дальше, — каждый день встречаться с Гарсом, здороваться с ним, общаться и не думать о том, что на его месте должен был находиться любимый муж… Свихнешься тут, пожалуй. Мадине бы держаться от него подальше, и не только ей, кстати… В пьяную голову вновь полезли неуместные видения. Мне тут о причинах многолетней вражды рассказывают, а я любуюсь волевым профилем… Беда. Вокруг столько молодых, свободных красавцев, а меня продолжает клинить на собственных фантазиях.

— Мы с Рэдом вернулись в Регестор только через полгода. Вальтер стал главой Ведомства, происшествие с «Ветерком» признали несчастным случаем. Но вскоре по империи поползли слухи о таинственном воздушном пирате, а чуть позже пропал еще один аппарат с дюжиной магов на борту. Мы узнали, что это «Ветерок», лишь два года назад, когда патрульные заметили его погоню за пассажирским дирижаблем «Воздушной компании». Этим летом закутанный в тряпки пилот разнес в щепки «Широкую черепаху». — Магистр наградил меня тяжелым взглядом. — И едва не уничтожил твоего «Скитальца».

Тот странный субъект, замотанный с головы до ног в черные ленты, почему он прятал свое лицо? Такой урод?

— Очевидно, рорцы захватили «Ветерок», убили самого сильного мага империи и теперь летают под маскировкой на границе. Ну а что касается нашей дражайшей вдовы, то она слегла. Говорят, разрыв связи — вещь болезненная… И кто, по-твоему, виноват в гибели ее безупречного супруга?

— Это случайность…

Хозяин кабинета покачал головой:

— Слишком простое объяснение для Филис. Случайность не вырывает часть души, случайность не разрушает сложную энергетическую связку двух человек. Всему причина — лорд де Гарс. Ведьма пролежала пластом три месяца. — Магистр поморщился. — Психологи говорили — в депрессии, были все шансы, что она отдаст концы. Но Филис та еще заноза в заднице. Выкрутилась. И хотя Джениз утверждает, что с ее головой все в порядке, я в это никогда не поверю. Твоя наставница опасна, кто знает, когда у нее случится новый приступ.

— Приступ?

— После смерти лорда Филиса она крушила мебель, напивалась, однажды появилась под окнами моего дома в Фертране и подожгла ограду. Ментальные маги провели ей терапию, поили успокоительными, еще какой-то мурой, и через год наша нервная вдова смогла вернуться на службу.

Не верилось, что бесконечно выдержанная наставница могла вести себя подобным образом.

— Это правда, — иронично заверил Гарс, заметив мои сомнения. — Пока психозов не случалось, но я бы не стал ей доверять. Ее поступок не останется безнаказанным, никакая жалость директоров не поможет Мадине Филис избежать ответственности.

Нечто пугающее мелькнуло в серых глазах, мой собеседник залпом допил остатки коньяка. Не позавидую я своей миледи… Слава богам, весь гнев его милости предназначался Мадине, и на меня ничего не осталось. Ни одного замечания, ни одного едкого комментария в тот вечер я не услышала. Казалось, магистр сам устал ругаться. И эта усталость ему шла, стирая с напряженного лица привычную недовольную усмешку, расправляя морщины на лбу.

— Ну а ты? Откуда ты, Яна? Почему кинулась на меня с ножом? Разве пристало так себя вести юной барышне?

Поморгав, я прогнала сонливость. Теперь моя очередь делиться прошлым? Пристальный взгляд Гарса красноречиво сообщал, что от беседы не отвертеться. Просто не выпустит отсюда, и все. Но отчего-то и уходить особо не хотелось. Тело размякло, спинка кресла уже не казалось такой жесткой.

Помню, что рассказывала про учебу в городской школе, про лоранийские традиции. Над обрядом бракосочетания магистр откровенно смеялся, а историю о нашей с Дином совместной жизни выслушал молча, крепко сжав зубы. На подробностях я не останавливалась, сообщила лишь, что муж мне достался посредственный — пил, курил ярь и почти не бывал дома. Воспоминания затерлись в памяти, казались далекими, будто прошло не два года, а лет десять. Не хотелось ворошить жестокие эпизоды, и я поспешила сменить тему. Гарс сразу это заметил и задал очень простой вопрос, который все и прояснил:

— Этот человек оставил шрамы на твоей спине?

От неожиданности я замерла. Его милость видел меня без рубашки… Тогда, в холле учебного замка, два года назад. И запомнил. К лицу прилила кровь, голова закружилась, я отвернулась, пытаясь скрыть возникшее смущение. Гарс все понял и странным звенящим тоном попросил рассказать про Лоранию.

К теме астрологов, инквизиторов и государственного устройства он проявил живой интерес, будто слышал впервые. Неужели регесторцы никогда не беседовали с похищенными девушками об их родине? Время летело незаметно, я говорила и говорила, а магистр все смотрел и смотрел на меня. Усталость наваливалась все сильнее, незаметно сознание начало проваливаться в темноту. Кабинет поплыл, исчезла и непривычно добрая улыбка лорда, оставив после себя ощущение тихого покоя…


Проснулась я резко, не сразу сообразив, где нахожусь. Оказалось, полулежу все в том же кресле, укрытая теплым плащом Гарса. О боги… Ночная беседа всплывала в памяти обрывками. Милорд спал, сидя за столом, положив голову на локти. За окном все еще была ночь. Как?! Как я могла уснуть в кабинете Гарса?! Следовало срочно возвращаться в общежитие. Часы показывали шесть утра, и скоро адептов разбудит гонг. Проклятый коньяк! Я опять фантазировала о нем! Опьяненный мозг стер границу между желаемым и действительным. И вот даже сейчас идиотские мысли крутятся в голове… Подойти ближе, коснуться лица. Пока спит. Когда вновь представится шанс потрепать стянутый резинкой хвост? Благодарение богам, здравый смысл возобладал, но я еще некоторое время потопталась перед спящим магистром. Нельзя. Тот Гарс из воспоминаний — ненастоящий. А вот этот — реальный, брат императора, безжалостный всесильный маг, высший аристократ. Такому не нужна оборванка из Диких земель. И все же я обошла стол и коснулась разрисованной руки. Холодная. Отдал свой плащ мне и мерзнет… Как умилительно защемило в груди. И все-таки он неплохой. Требовательный, жестокий преподаватель, самовлюбленный грубиян, порой злой и пугающе бешеный — просто кладезь пороков, но точно не плохой. Укрыв Гарса плащом, я тихонько прокралась к двери и выскользнула в коридор. Пора уносить ноги. Увидит кто — подумает о всяких непристойных вещах, никакой допрос не может длиться до утра! Даже у магистра!

Но в тот миг демоны решили посмеяться надо мной — за спиной щелкнул замок, послышались быстрые шаги. Неупокоенных на архипелаге я испугалась меньше! Сработал инстинкт. Ноги сами сорвались на бег, я выскочила на этаж, молясь, чтобы неизвестный преподаватель меня не заметил. Замерев у стены, прислушалась… Вроде тихо… Слава богам. Интересно, кто это был? Директор? Или его жена? Леди Джениз или Киделика? Проскользнув на лестницу, скорее побежала вниз.


— Вставай! Вставай, дорогая! — раздался над ухом требовательный голос Хельги.

Вздрогнув, я открыла глаза. После возвращения из кабинета магистра мне даже удалось задремать.

— Вставай, Яна! Сейчас начнется тренировка с леди Джениз! Да что с тобой такое?

Пришлось подождать, пока зрение восстановится. Бывшая актриса уже отскочила от меня и теперь носилась вокруг, собирая раскиданные тетрадки в сумку.

— Когда ты пришла? Я не спала до трех!

Ее встревоженный вид насторожил меня.

— Зачем тебе все эти конспекты? Я что-то пропустила?

Хельга резко развернулась и бросила на меня укоризненный взгляд:

— Именно! Пока ты резвилась с Филис, тетя Хельга творила великие дела! В первые три дня зимы у нас зачеты. А я… Ничегошеньки не могу запомнить! О боги! Почему я такая тупая? Леди Павс надиктовала тетрадку конспектов по военным дирижаблям… — Подруга на миг замерла и умоляюще уставилась на меня: — Яночка, дорогая, солнышко, ты же объяснишь мне разницу между «Вершителем» и «Дредноутом»? Я никак не соображу!

Что-то и я никак не соображу… Начало следующего месяца… Где наш календарь? Сонливость в один миг слетела с меня, накатила паника.

— Что? Что ты такое говоришь?! Первый день? Ты… Ты в своем уме?! Это же на следующей неделе! О демоны…

Подруга нахмурилась:

— Конечно! Ведь в следующую пятницу мы летим в Берг! Помнишь? Пассажирский рейс. Как ты собираешься его выполнять, если не закроешь зачеты? Яна, не пугай меня так. Если ты не готова…

Выпрыгнув из постели, я пронеслась к шкафу.

— Конечно, не готова! Когда мне было готовиться? Дожили! Ты упрекаешь меня, что я усердно не занимаюсь…

Где спортивная рубашка?!

— Какие зачеты ты нам организовала?

Бывшая актриса недоуменно пожала плечами.

— Сначала леди Павс, потом Ёз, а последний — у лорда Гарса, разумеется… Кстати, Джон уже сдал деструкцию.

Сердце пропустило удар, я замерла. Магистр. Ночью мы общались иначе, чем полагается беседовать преподавателю и студентке. Видно, хороший оказался коньячок… Впервые в обществе лорда было комфортно. Только внезапная оттепель в наших отношениях никак не поможет мне на зачете!

Деструкция… Блокировать заклинания удавалось через раз. Вот если бы овладеть тонким видением, тогда можно будет разглядеть схему и сразу определить ее слабые места. Впрочем, благодарение богам, дела с этой дисциплиной обстояли лучше, чем с механикой Ёза…

Наконец-то! Вот она. Теперь бегом в душ.

— Чему ты удивляешься? — фыркнула я на ходу. — Забыла, чей он ученик? Хель, а где Ингрид?

— Куда-то ушла. Я предложила ей отправиться с нами в рейс, но она идет на Темную ночь. Ты не в курсе с кем?

— В курсе! Если думаешь, что с Рихтером, то сильно ошибаешься. Она пойдет с твоим бывшим. С Рафом.

— С Рафом?! — Из комнаты донесся смешок. — А наша баронесска умнеет! Я ждала, когда она перестанет изображать монашку и пойдет на свидание хоть с кем-то! А тут сразу Раф!

— Не вредничай! Он хороший парень, а Ингрид действительно нужно выкинуть Рихтера из головы. Сколько можно ходить с постной миной?

— Дорогая, не будь наивной дурой! Если бы она хотела позабыть его, то полетела бы с нами. Ингрид идет туда с Надлером, чтобы насолить Бэлу.

Я не стала спорить. Можно ли принять душ за минуту? Можно! Что я и сделала. Стянув волосы в небрежный хвост, нацепила спортивный костюм и помчалась за теплым плащом. Все мысли о баронессе вылетели из головы, надо придумать способ быстро выучить механику, а юная подруга сама как-нибудь разберется в любовных делах… Хельга нетерпеливо топталась у порога.

— Кстати, не спросила, как прошла твоя практика по управлению погодой?

Как, как… Сказала бы я, как, но времени на болтовню не осталось.

— Нормально. Идем скорее!


Густая облачность скрыла горные вершины. За ночь стадион замело снегом, а караульный помост покрылся наледью. Леди Джениз обвела шеренгу внимательным взглядом и сдержанно улыбнулась:

— Третий курс, как видите, становится холоднее, поэтому больше никаких пассивных практик. Мне не нужны жалобы мастера Бурека на повальную простуду. Разнообразить тренировки помог господин Киделика, любезно уступив мне свою полосу препятствий. И сегодня вы попробуете пройти ее вслепую. До финиша доберутся только овладевшие тонким видением.

Насыпанный вал, трамплин, ров и подвешенные на высоте сетки с турниками находились на другом конце тренировочного поля. Расположение преград никто из студентов даже не пытался запомнить — оно менялось еженедельно.

— Миледи! — послышался возмущенный голос Тони. — Но мы же свернем себе шею! Это опасно!

На самом деле прикажи Киделика или Гарс нацепить повязки на глаза и ползти через барьеры в ров с грязью, никто бы не вякнул, но леди Джениз — она другая, ее можно и поуговаривать… В зеленых глазах мелькнула ирония, преподавательница легко разгадала его маневр.

— Вы знаете, как обучают ментальных магов в Школе боевой магии, мистер Тайлер? Их заставляют ходить по узкой доске над ямой с кольями, обычно нескольких занятий хватает, чтобы освоить то, чему вы учитесь уже третий месяц.

— Но у них же предрасположенность! — капризно протянула графиня Шармер.

Леди Джениз согласно кивнула:

— Именно поэтому у вас всего лишь полоса препятствий. Кстати, кто-нибудь уже готов похвастаться успехами по моему предмету?

Студенты принялись переглядываться.

— Поздравляю, мистер Лиммер. Значит, занятие закончится для вас раньше обычного. Надеваем повязки, так и быть, доведу вас до стартовой черты.

Отвратительная получилась тренировка. Как только черная лента отсекла дневной свет, жутко захотелось спать, но надо было куда-то идти, не спотыкаться и не сталкиваться с однокурсниками. Не сталкиваться оказалось невозможно. Венерти отдавил мне ногу, Алекс едва не скинул в ров. Со всех сторон доносились восклицания и недостойная аристократов нецензурная брань. Спасибо преподавателям, набрались за время учебы…

Опустившись на колени, я обползла опасную яму, на ощупь добралась до натянутой над самой землей сетки и долго раздумывала, лезть под ней или по ней. Лежать на снегу было холодно, и я выбрала второй вариант, как выяснилось, верный, — впереди нашлась веревочная лестница. Пришлось карабкаться наверх, внимательно проверяя, за что хватаются пальцы и куда встает ботинок. Когда в очередной раз руки не нащупали обледеневшую бечевку, я растерялась. Что дальше? Так бы и сидела, как воробей на ветке, если бы не услышала удалявшийся вперед голос Ройса. Ага… Значит, мне туда же. Лестница оказалась привязанной к длинной перекладине, по которой я добралась до каната. Хорошо…

— Яна, не забывай о цели тренировки, — проговорила леди Джениз. — Важно попытаться увидеть. Передвигаясь наугад, ты сильно рискуешь. Сконцентрируйся, пусть смотрит разделенное сознание.

Внезапно очнулась совесть. Преподавательница была права — я занималась ерундой, не тренировала тонкое видение, пыталась пройти испытания на ощупь… Сколько раз с начала года я действительно старалась увидеть? Несколько? Терпеть не могу ментальные практики! Спасибо, натерпелись уже! По канату я перебралась на другую сторону и повисла на турнике. Вот тут-то и будет мой финиш. Вокруг пустота… За что схватиться, чтобы спуститься на твердую землю? Так… Висим… До конца занятия еще долго, руки не выдержат.

— Яна! — На счастье, меня догнал Джон. — Раскачивайся и прыгай. Внизу натянут брезент.

— А — а… Ага! — Отпустив руки, я полетела вниз.

Шершавая ткань спружинила и подбросила меня обратно вверх. Лиммер приземлился рядом.

— Дальше на высоте двух метров брусья, потом узкая доска через ров и финиш.

Голос друга уже доносился сверху. Вот демоны лоранийские. Прыгаю тут в этом огромном гамаке как дура, пытаюсь поймать руками невидимые перекладины. Наверняка вся школа потешается… Довольно! Скрипнув зубами, плюнула и упала на спину. Мимо промчался Раф с воплями: «Вижу, вижу!» — а у меня перед глазами как было черно, так и осталось… Наконец преподавательница милостиво разрешила снять повязки. На моем брезенте в отдалении валялся Ройс, но большинство студентов так и не смогли преодолеть и половину пути. Рина Джениз наблюдала за нами из-за финишной черты. Помимо Джона и Рафа, с испытанием справились трое ребят, Ингрид застряла на канате, а Хельга вообще никуда не пошла, уселась на деревянный настил и просидела там всю тренировку.

— Не так плохо, — вынесла вердикт магиня. — Освоивших тонкое видение пятеро. Дамы и господа, напоминаю, без этого навыка вы все уязвимы. Врагам известно, что для атаки магу необходимо смотреть на цель. Если они прознают про вашу слабость, то лишат вас зрения намеренно.

Адепты удрученно перешептывались.

— Все свободны. Мисс Брайл, подойдите.

Ну вот… Зачем зовет меня? Сделать очередное мягкое внушение? А может, хочет рассказать о Мадине или передать от нее послание? Что бы там ни говорил милорд, но наставницу жалко, и узнать о ее самочувствии я обязана. Махнув подругам, приблизилась.

Леди Джениз проводила взглядом студентов и только потом обратила внимание на меня:

— Совсем никак не получается?

В ответ я лишь развела руками.

— У тебя сейчас занятия?

— Нет, миледи.

— Тогда идем пообщаемся, выпьем чаю или кофе. Кажется, ты не выспалась.

С чего это ей так кажется? Я подозрительно нахмурилась, но, увидев совершенно спокойное выражение лица преподавательницы, осознала: бесполезное это дело — понять, что на уме у ментальных магов, слишком хорошо они собой владеют. Подхватив сумку, потопала следом за ней в учебный замок.

— Как себя чувствует леди Филис?

— В целом неплохо. Лезвие извлекли, кровь остановили, походит на процедуры пару дней и обо всем позабудет. Целители даже не стали оставлять ее в лазарете.

Мы поднялись в учительскую. Из кабинета Гарса доносились глухие возгласы, от которых становилось не по себе. Очень надеюсь, что магистр и леди Филис не поубивают друг друга и ограничатся лишь взаимными оскорблениями… Моя спутница заметила, куда я смотрю, хмыкнула и распахнула свою дверь. В последний раз я бывала тут на первом курсе, с тех пор убранство комнаты не изменилось.

— Уже второй час выясняют отношения, — словно извиняясь, сообщила леди Джениз. — Присаживайся. Кофе?

— Спасибо. Без сахара. — Я опустилась на диван.

— Вообще-то Мадина уже должна быть тут. Это она просила тебя позвать, но, видишь, задерживается.

Взмахом руки магиня вскипятила воду, налила в кружку и положила туда ложку молотого кофе. Божественный запах заполнил помещение, неожиданно о себе напомнил голод — позавтракать я сегодня не успела. Между тем Рина достала какие-то склянки и принялась мешать травки в маленьком чайнике.

— Это сбор для твоей наставницы, — пояснила она, добавляя несколько капель синей жидкости. — Успокоительный. Ей потребуется. Чувствуешь запах?

Кроме аромата кофе, я уже ничего не чувствовала.

— Слегка горький вкус, но если добавить засахаренных апельсинов, то получится недурно.

Я вежливо улыбнулась:

— Никогда не пробовала ничего подобного.

— Хочешь, отсыплю тебе немного? Хорошо помогает с концентрацией. — Она многозначительно подняла тонкую бровь.

Намек был ясен.

— У меня нет проблем с концентрацией и с разделенным сознанием — тоже… Просто… просто…

Джениз подняла зеленые глаза.

— Просто ты не хочешь тренироваться, — закончила она. — Стоит приложить немного усилий, и тонкое видение сразу откроется. Но ты противишься ему. Плохие воспоминания? Разумеется, плохие. Лорд Гарс бывает слишком жесток. Обычно такой подход оправдан, но, к сожалению, его милость недостаточно чуток и не знает, когда следует остановиться.

Она размешала смесь и добавила в чайник кипятка, из носика повалил голубой пар. Полюбовавшись необычным зрелищем, я отпила терпкого кофе. Из коридора донеслись гневные возгласы.

— Как директора позволили магистрам преподавать в одной школе? — не удержалась я от вопроса. — Они ведь друг друга на дух не переносят.

— Их отношения дружескими не назовешь, но прежде они держали нейтралитет. Вчера он был нарушен, Мадина зашла слишком далеко и наступила на больную мозоль лорда. — Дымящаяся жидкость заполнила высокий бокал. — Впрочем, и ее можно понять.

— Я знаю. Лорд сказал, что муж леди Филис погиб, выполняя задание вместо него.

Леди Джениз с интересом взглянула на меня, бокал был отодвинут в сторону.

— Даже так… Я удивлена. Как думаешь, зачем он тебе это рассказал?

Чтобы я отказалась у нее учиться. Но эту мысль я оставила при себе. Сомневаться в наставнице невежливо, но история Гарса заставила в очередной раз задуматься: а не совершила ли я фатальную ошибку, согласившись учиться у человека, лечившегося у психиатра?

— Он считает, что леди Филис не оправилась после потери мужа и что она…

— Сумасшедшая, — кивнула собеседница. — Да. Я знаю. У него есть право так думать. Мадина не совсем здорова, но с головой у нее все в порядке. Тебе не стоит переживать, сейчас она намного спокойнее, чем была когда-то, выработала самоконтроль, и скорее всего больше приступов не случится.

Получается, лорд не лгал… Подумав, магиня продолжила:

— Яна, пойми. Все имеет свою цену. Дар объединяться в пары — это не просто, как если бы вы удвоили свои силы. Нет. Слияние — это нечто большее, это следствие искренних неподдельных чувств двух влюбленных. Связь рождается в глубине, затрагивает тонкие тела, сшивает их в единое целое. Вот почему объединение начинается после интимной близости и длится долго — неделями, а иногда и месяцами. Но когда оно заканчивается, мысли, чувства перестают быть тайной для второй половинки, ментально партнер всегда будет рядом, как бы далеко ни находился на самом деле.

Леди Джениз ухмыльнулась, заметив ужас на моем лице.

— Нет, это не значит, что в твоей голове без остановки будут звучать его размышления о всякой ерунде или польется нескончаемый поток наблюдаемых им картинок. Такое возможно, только если он позволит, а вот чувствовать настроение, знать, где находится любимый человек, общаться с ним без браслета… Магическая сцепка связывает раз и навсегда, и если один умрет, новую образовать уже не удастся.

— Какой кошмар!

— Разве? — Преподавательница отрешенно поглядела в окно. — Исчезает недопонимание, мужчина больше не причинит тебе боль, ведь он ощутит ее как свою. Некоторые отдали бы все за такую возможность… Идеальный семейный союз, мечта для многих. Истинная любовь, а не пустые слова, не лицемерие, не охота за чужим приданым, как… как сплошь и рядом происходит у нас в Регесторе. — Она вздохнула. — Понимаешь, что случится, если один умрет? Второй испытает невообразимую боль. Аура Мадины была почти полностью разрушена. Вместе с Дастином Филисом погибла и часть ее души. Такую потерю трудно пережить, проще принять смерть или мчаться на помощь и погибнуть вместе, чем жить дальше в одиночку.

Звучало все это пугающе.

— Мадина осталась. Она не успела даже понять, что случилось. Дастин не использовал силу, не просил о помощи, пшик — и пропал. Твоей наставнице помогли выжить гнев и жажда мести. — Леди Джениз грустно улыбнулась. — Жаль, она потащила тебя на архипелаг, не спросив моего совета. В дела магистра Гарса не стоит лезть.

А ведь я знала, что не просто так миледи смотрит своим мерцающим взглядом, ее безумный белый макияж — дань смерти, забравшей любимого мужчину. Студенты восхищались и не догадывались, что скрывалось за тщательно выверенными жестами и безмятежностью. То была маниакальная одержимость собственной целью, помогающая жить дальше. Что бы лорд сейчас ни сказал, миледи продолжит искать убийцу мужа. И хотя я сочувствовала ей всем сердцем, но участвовать в подобном мероприятии не собиралась. Ослу ясно, кто именно замешан в смерти Дастина Филиса. Решман Хкин. Больше некому.

— Как они… то есть мы, решаемся на это? Не желаю, чтобы кто-то копался в моих мыслях, пусть даже и близкий человек. И вообще, после всего услышанного хочется навсегда остаться одинокой.

— Многие и не решаются. У нас принято выставлять напоказ свои достоинства и глубоко прятать недостатки. Но любовь делает людей терпимее, и если страсть охватывает двоих, то противостоять влечению труднее, чем довериться.

— Но ведь никогда не угадаешь, с кем случится объединение, а с кем нет. Хельга действительно любила Милмана, но у них ничего не вышло.

— Не совсем так. Процесс слияния начнется, когда оба партнера достигнут нужного состояния. Тогда их ауры сложатся, как два кусочка мозаики. Яна, объединение — это не предназначение. Мисс Холдар, ты, любая наша студентка — вы можете создать пару с любым свободным магом полета. Нигде не записано, кто это будет. Мистер Форзак, мистер Зак или кто-то совершенно неожиданный. Важно лишь любить — искренне и безусловно. Вот и все.

Подумав, Рина добавила:

— Завидую тебе, придет время — и ты все испытаешь на своем опыте.

Я сильнее сжала кружку в руках:

— Это вряд ли.

Она широко улыбнулась:

— Да неужели?

— И ты узнаешь об этом первой! — раздался резкий голос леди Филис.

Наставница влетела в комнату, плащ взвился за спиной, словно крылья огромного ворона. Злая и раскрасневшаяся, она рывком захлопнула дверь, пальцы подрагивали, а в черных глазах плясали молнии. Миледи подскочила к столу, залпом выпила приготовленный настой и обвела нас колючим взглядом.

— Что? — опасливо переспросила я, подавив желание уползти на другой конец дивана.

Бокал леди Филис поставила на стол.

— Я. Говорю, — почти по слогам произнесла она. — Ты узнаешь об объединении первой. Потому что твой потенциал выше потенциала мистера Форзака, значит, и связь у тебя сформируется раньше.

— О нет… миледи… Мы с Камилем только друзья.

Кровь прилила к щекам. Мадина поправила прическу и мрачно уставилась на меня. Впервые за все время она была мной недовольна.

— Ну разумеется. Вся школа в курсе ваших отношений, ты носишь его ремень-артефакт, ночью он скрытно пробирается в лазарет, уж наверняка не поболтать! Яна, эти стены плохо хранят тайны. И я повторю еще раз. Камиль Форзак — лучший из тех, с кем ты можешь составить пару. — Она нахмурилась и продолжила: — Думаешь, найдется кандидат поперспективнее? Не обольщайся! Пора задуматься о будущем, дорогая, научиться делать правильный выбор. Подумай головой, что для тебя лучше. Не желаю видеть, как ты сломаешь себе жизнь.

— Я… э-э-э… — Теперь мне действительно стало стыдно.

Она предполагала, что мы с Камилем тогда… весной… Ошеломленная, я не нашлась с ответом, но он уже и не требовался, Мадина повернулась к коллеге:

— Гарсик, сволочь хвостатая, настрочил петицию, и Хеклинг пригрозил сослать меня в Школу боевой магии, если… ты представляешь, что сказал этот гад? Если я буду мешать расследованию нашего нервного лорда… Ага, помешаешь ему ничего не делать, как же! Слышала бы ты, какие вопросы он задавал, — как зеленый первогодка из Ведомства! Почему белобрысый его слушает, Рина?! Почему?! Вальтер — опытный, классный спец, как он не понимает, что это дело должно быть моим? Мы бы уже поймали «Ветерок» и выпытали у команды, кто убил Дастина! Гаденыш!

Она заметалась взад-вперед.

— Ты же послала им отчет о моем состоянии — что я полностью работоспособна, демоны их в пропасть утащи! Но нет! Ни одного нормального расследования за пять лет! Сволочи! Все из-за его брата! Только поэтому Гарсик расхаживает по империи, как павлин! Не будь он паршивым императорским бастардом, никогда бы так не поднялся! Никогда, Рина…

Пока Мадина выпускала пар, леди Джениз снова наполнила пустой бокал успокоительным:

— Пей, дорогая. Возможно, главе Ведомства известно больше, чем тебе.

— Не важно, Рина. Никому нет дела до чести рода Филис! Это смачный плевок в нашу сторону. Вальтер знал, насколько мне важно отыскать «Ветерок», но отдал его Гарсику. Гарсику, который, сама знаешь, как относился к Дастину! Вечные подколки, подначки, завуалированные оскорбления! Сколько делал мой супруг, пока маркиз де Гарс чесал затылок в кабинете своего отца? Взял гильдию под контроль, лично арестовал дюжину самых опасных преступников. Все сам! Не спал, не ел, тратил свой резерв и половину моего! И погиб, выполняя его задание, пока этот бездельник искал мерзкую ящерицу непонятно где! Сколько он пробыл в Орабате? Полгода? Зачем, скажи мне? Если Альдестон под боком? Придурок… Как он после всего случившегося смеет смотреть мне в глаза? — Она взяла бокал и втянула ноздрями голубой пар. — Я мирилась с этим, но теперь, когда «Ветерок» вернулся, не стану сидеть сложа руки.

— Ты рискуешь. Если лорд Хеклинг поручил это расследование Гарсу, значит, так разумнее. Вальтер всегда был добр к нам. Он бы не хотел, чтобы ты погибла.

— А вот это уже не его дело!

— Ты можешь им все испортить, дорогая.

— У меня есть право отыскать убийцу Дастина, и если Ведомство запрещает, тогда пусть катится ко всем демонам!

Леди Джениз неодобрительно покачала головой:

— Надеюсь, ты передумаешь.

Наставница промолчала, задумчиво изучая стену с травами, и вдруг резко повернулась ко мне:

— Яна, так что с тобой делал этот крикливый индюк?

Я отвела взгляд — вечер с крикливым индюком прошел в общем-то очень даже ничего. Стоило вспомнить заснувшего магистра, и на душе становилось тепло и грустно. Лорд Гарс — учитель, брат императора Атниса, один из самых могущественных магов Регестора и обладатель наисквернейшего характера. А еще главный герой привезенных с того света фантазий. Ни разу за все время его милость не оказывал адепткам знаков внимания, напротив, он нас презирал. Да и зачем ему партнерша? Силы у него и так через край… Убеждена, лучшие представительницы столичного двора раздвинут перед ним ноги по щелчку и не посмотрят на хамское поведение…

Сердце болезненно заныло. Лорд не изменится. Смогла бы я до конца жизни терпеть насмешки, злую иронию и вспышки гнева? Спасибо, не надо! Миледи права, необходимо сделать верный выбор. Магистр — не тот человек, с которым я могла бы ужиться, пусть даже сейчас и неразумно желаю быть единственной, кого он заботливо укрывает по ночам одеялом. Уверена, во время полета в Берг я стану думать о нем меньше…

И все же почему Гарс? Почему не Камиль? Или Джон? Или тот же Раф? Нет. Гарс! Редкостный моральный урод с горячими губами, аристократ. Где я и где брат императора? Даже не смешно. Нужно снова попробовать связаться с Форзаком, самой пригласить его на свидание. А вдруг влюблюсь? Тогда и подсознание перестанет выкидывать фокусы. Тем более вся школа уже нас поженила. Он хороший парень, заботливый, внимательный… Надеюсь, не позабыл меня за полгода службы в этом проклятом Ведомстве.

— Яна… — Обе магини обеспокоенно смотрели на меня, на вопрос наставницы я так и не ответила.

— Все было нормально. Просто рассказала лорду, что произошло… и… и пошла спать.

— Как долго вы беседовали?

— Может, час. Не знаю… Не засекала.

Мадина выразительно поглядела на леди Джениз, будто произнося: «Я же тебе говорила», — а меня прошибла неожиданная догадка. А вдруг в коридоре этим утром была одна из них? О боги… Тогда они поняли, что я солгала! Почему не сказала правду, демоны на мою голову?! Не хотела расстраивать наставницу нетипично обходительным поведением сволочи-магистра, позволившего уснуть в своем кабинете в нарушение всех правил приличия? А может, сочла, что мне могли просто не поверить и додумать бездна знает что!

— Простите, я вспомнила — скоро же лекция у леди Дризер! — Под скептическими взглядами обеих магинь я поднялась с дивана, сдержанно поклонилась и в полной тишине покинула кабинет леди Джениз.

— К Триспойду, — донесся тихий голос Мадины, перед тем как дверь закрылась. — Пусть поставит Гарсика на место…


За окном снова дул ветер и падал снег. В столовой было немноголюдно, я взяла себе тосты, два вареных яйца, блинчик на десерт и уселась за дальний столик. Повинуясь короткой бытовой формуле, над головой вспыхнул теплый светляк, добавивший уюта в моем уголке в этот серый зимний день. В душе царил сумбур. Эх, жизнь моя нелегкая. Симпатия к Гарсу — это диагноз.

Покрутив браслет на руке, я послала в него импульс силы и вызвала Камиля. А вдруг сегодня повезет? Но на том конце стояла гробовая тишина. Где он сейчас? В Дикельтарке или ловит рорских шпионов на севере?

Интересно, если я свяжусь с лордом Хеклингом и поинтересуюсь, жив мой друг и когда вернется, меня четвертуют? Впрочем, к чему это все? Сигнатур главы Ведомства у меня нет.

— Яна, с тобой можно? — Рядом возникла радостная и счастливая Диль.

Поверх плаща она набросила роскошную меховую накидку, на темных ворсинках искрился снег. Имперка пришла не одна, Кира Шоу набирала себе гору булочек с подноса…

— Пожалуйста. — Я вежливо указала на лавку, отказать — значит, обидеть подругу.

Страшилка, кстати, преобразилась: она сдала зачет по истории империи и теперь расхаживала в форменной мантии, синий цвет выгодно оттенял яркие волосы. Скоро, наверное, и она пару себе отыщет. Смущенно потоптавшись в проходе, девчонка уселась за наш стол.

— Кира, а разве ты не должна сейчас находиться на лекции?

Не то что я горела желанием исполнять обязанности личной ученицы леди Филис, но, помнится, у нас на первом курсе свободного времени не было.

Она болезненно сморщилась.

— Не совсем… Просто я опоздала и решила не ходить.

Замечательно. Лучше сделать вид, что я этого не слышала, нет настроения читать юным адепткам мораль. Взявшись за сырный тост, поглядела в окно, подоконник с той стороны уже покрыла шапка снега.

Девушки завтракали молча, иногда перекидываясь ничего не значащими фразами. Первой не выдержала Диль:

— Проблемы, дорогая? — Она потянулась своими пальчиками к моей руке, золотое кольцо блеснуло. — Так ты поделись, легче станет.

Мне еще не скоро станет легче, но кое-что действительно необходимо выяснить.

— Как ты можешь это терпеть? — Я пристально уставилась на нее.

Она напряглась, откинула светлые пряди назад и неуверенно переспросила:

— Что именно?

Кира поглощала уже третью булку, запивая ее горячим какао.

— Ройс ведь все знает о твоих мыслях, страхах, желаниях. Это как… как чувствовать третью ногу! Нигде не спрятаться, будто вас заперли вдвоем в одной клетке пожизненно. Как ты терпишь это проклятие?

В ответ Диль долго разглядывала меня, непонятные эмоции сменяли друг друга на аристократическом лице, и наконец она… громко и задорно рассмеялась.

— Ну… Ну ты и насмешила! — Ей не удавалось успокоиться. — Проклятие! Хи-хи! Вообще-то… это очень… приятно. Да, Яна! Представь себе! Хи-хи-хи… Никто в клетку меня не запирал! Ройс всегда предугадывает, что мне нужно, как сделать хорошо нам обоим, что подарить, куда отвезти, понимает, почему я поступаю так или иначе. Это удобно, знаешь ли. Не нужно часами обсуждать всякую ерунду, мы понимаем друг друга с полумысли, и я еще молчу про постель… А ты?.. — Неверная догадка озарила ее, и я тут же замотала головой, останавливая рвущиеся наружу бурные поздравления:

— Нет! Нет-нет-нет! Просто интересуюсь.

Подруга тут же сникла и поджала губы. Я физически ощущала ее жалость. Брр!

— Вообще-то можно закрыться. Мы все же иногда спорим, и я… наказываю Ройса таким образом. Он не любит оставаться один и бесится, а мне иногда нравится чувствовать себя главной в нашей паре.

— У-у-у… Понятно, — иронично хмыкнула я.

Разумеется, отношения не могут быть всегда идеальными, но откуда во мне это злорадство? Просто беда. Такими темпами у Танис скоро появится конкурентка.

— Слышала, ты встречаешься с графом Форзаком? Он…

— Хороший выбор, да. — Сколько можно отрицать, если все хотят видеть меня подругой Камиля — пускай. — Начала встречаться, вот только он пропал, ни слуху ни духу уже полгода.

Девушка сжала мою ладонь, и было в этом жесте столько сочувствия, что я ощутила себя последней гадиной.

— Дорогая, не переживай. Он объявится. Обязательно.

И смешно и печально одновременно. Не объявится — не расстроюсь. Только Мадина права — где искать ему замену? Зак? Я не выдержу его самодовольного бахвальства, глупых шуток и навязчивых приставаний. Лучше сменить тему.

— Кстати, а вы знали, что лорд Гарс — брат императора?

Удивленно переглянувшись, Кира и Диль синхронно кивнули.

— Ну конечно. Магистр — единокровный брат правителя, а ты не знала?

— Кто бы мне сказал?

— Ну да, ты же лоранийка, — понимающе протянула графиня. — Просто в школе есть традиция, согласно которой титулы остаются за воротами, тут он магистр, и называть его маркизом — невежливо, но ничто не мешает тебе купить книжку про родословную семьи Каврэн и узнать о ней подробнее.

— С ума сойти, — недовольно буркнула я. — Интересно, кто еще учится в этих стенах?

Страшилка увлеченно обмазывала булочку джемом, а Диль, в свою очередь, принялась любоваться снежным пейзажем за окном.

— Кира, как твои дела с мисс Шармер? Гадюка больше не приближалась?

Девушка погрустнела. Странная она все-таки. Ингрид, тесно общавшаяся с Диль, упоминала, что та тоже не в восторге от капризов мисс Шоу. Но сейчас я видела своими глазами, что передо мной сидят не просто две соседки, а уже две подружки.

— Нет. — Страшилка напряглась. — Просто… Получается, я подставила Джона, и Шармер вновь не дает ему прохода в карауле. Я в этом уверена! Зачем лорд Гарс так поступил со своим учеником, ума не приложу.

Почему бы ей не перестать отрицать очевидное? Джонни…

— Он ведь тебе нравится? Не так ли?

Под слоем пудры проступил румянец. Вот кто совершенно не умеет себя контролировать. Маленькая наивная девочка с опаской покосилась на золотоволосую имперку. Ну да, Диль ведь — жена Ройса.

— Мы друзья, — быстрее, чем следовало, ответила Кира. — Джон привез меня сюда, все показал… У меня нет знакомых в Заоблачной земле, а лоранийки держатся обособленно.

Тут не только лоранийки, тут все обходят ее стороной, ибо нормальные люди воспринимают маленькую чудаковатую истеричку как непонятный артефакт. Мало ли что этой сумасшедшей взбредет в голову.

— Джонни никогда не давал мне повода думать, что я ему… интересна. — Кира неожиданно вскинула голову и часто заморгала. — Да и что во мне интересного? Он лучший, а я… Я ведь не могу, как вы… я не героиня. И страшная к тому же! Он всегда был вежлив, добр и единственный старался помочь. И пострадал за то, что продолжал помогать. Почему лорд лишает меня друзей? Почему он против нашего общения?!

Она откусила булочку и шмыгнула носом.

Диль заботливо приобняла Киру за Плечи и шепнула:

— Лорд всегда против… Ты ведь знаешь.

— Конечно. Где граф Лиммер и где я.

Ее слова эхом отозвались в моей голове.

— Минуту назад вы утверждали, что вспоминать титулы в нашей любимой школе невежливо.

Почему бы ей просто не привести себя в порядок? Авось Лиммер и клюнул бы на юное личико.

— Впрочем, об одном прошу — постарайся еще неделю не влезать в неприятности, а если решишь напроситься в наряд, то нарушай правила, когда меня не будет рядом, хорошо? — Девочка виновато потупила глазки, а я почувствовала себя стервозиной и добавила: — Кира, Танис не любит Джона, но отомстить за отказ с ней спать попробует.

Мимо окон прошествовала широкая фигура в черном пальто, и сердце в панике застучало. О демоны! Я не готова с ним встречаться! Но боевой маг шел именно в столовую, ко мне! А к кому еще? К девочкам? Сомневаюсь… Дверь отворилась, и на пороге возник Гарс, запорошенный хлопьями снега. Он улыбался. Так же, как прошлой ночью, — открыто и добродушно. Никогда не видела на его мрачном бородатом лице такого счастья. Чему радуется? Сбылась мечта всей жизни? Леди Филис сквозь землю провалилась? Или не придется больше возить лораниек из-за хребта? Стало жарко… Эта улыбка обезоруживала, очаровывала. Возьми себя в руки, Яна! Брат императора и клубок неясных, смешанных чувств — плохое сочетание. Мадина тысячу раз права. Сейчас не время терять разум.

— Я, пожалуй, пойду…

— Не так быстро, Яна. — Магистр приблизился, загородив собой единственный проход между столиками. — Следующее занятие начнется через полчаса. Тебе некуда торопиться.

Все-то он знает. Захотелось превратиться в невидимку. В голосе зазвучало ехидство:

— Мисс Критс передала мне ваши заявки. — Я не сразу поняла, о чем речь, и лорду пришлось пояснить: — Вы ведь хотите сдать зачет по деструкции?

Я отодвинула тарелку и осторожно поинтересовалась:

— Что-то не так с заявкой?

— Нет, напротив, Холдар сделала все на удивление правильно, но придется перенести время и день сдачи. Вместо среды жду вас в следующий четверг в шесть и семь вечера соответственно. — Он пристально наблюдал за мной.

Вот напасть… Рейс в Дикельтарк планировался на пятницу. Совсем не останется времени собрать вещи. Магистр продолжал улыбаться. Да что же с ним такое?!

— Яна… — Он подался вперед и произнес с придыханием: — Деструкция — самое сложное направление боевой магии, советую хорошо подготовиться.

Все ясно. Меня только что предупредили. Чтобы не ждала пощады на зачете. Обычно лорд никого не заваливал, экзамены проходили быстро и просто: для него не существовало оценки «удовлетворительно» — либо «хорошо», либо «плохо»… Но сейчас я нутром чуяла — легко не будет, и все из-за моей наставницы.

Нахмурившись, смело взглянула на него и нагло уточнила:

— Надеюсь, ваше отношение к леди Филис не повлияет на мою оценку?

Гарс прищурился и склонил голову набок:

— Считаешь меня предвзятым? Вот и проверишь. — Он отступил в сторону и больше не задерживал.

Схватив сумку, я рванула на выход, позабыв попрощаться с притихшими девочками. В последнее время лорд вел себя непредсказуемо, нелогично, подрывая поддерживаемый годами образ злобного препода. И даже сейчас в ответ на мою дерзость страшный маг лишь довольно оскалился… Чего он добивался? Я вдруг почувствовала себя мышкой, загоняемой в ловушку. Ощущение неправильности всего происходящего не оставляло, где-то на границе сознания звенели колокольчики интуиции, предупреждавшие о неведомой угрозе. Во вражде магистров, в непривычной заботе Гарса и несдержанности наставницы, в истории их прошлого что-то было не так и вызывало тревогу.

— Яна! — донесся тихий окрик, я остановилась как вкопанная, ощущая спиной его проникающий взгляд. — У тебя очень нежные руки. Мне была приятна твоя забота.

Ужас невидимыми пальцами сжал сердце. Мысли на миг замерли, а потом рванули вперед, сменяя одна другую. Он почувствовал! Нет! Он не спал! Проверял меня? В ушах зазвенело. Мое поведение тогда… О боги… С учителем так себя не ведут! И теперь магистр подозревает меня… в… в симпатии! А если я прокололась раньше? Нет, невозможно. Стоп-стоп-стоп! Спокойствие, Яна! Да какое спокойствие?! Я медленно обернулась. Лорд Гарс уже стоял рядом, на довольной физиономии светилось: «Все знаю, ты ко мне неравнодушна! А вот и попалась…»

Самообладание удалось сохранить, я сделала вид, будто не заметила, насколько провокационно прозвучал такой комплимент. Любая другая реакция лишь подтвердила бы его правоту… и тогда… О том, что случится тогда, страшно подумать.

— Не стоит благодарить за вежливость, милорд. Вы проявили заботу обо мне, я — о вас. Любой воспитанный человек поступил бы так же.

Чуть поклонившись, я гордо удалилась из столовой. Он продолжал довольно смотреть мне вслед… О демоны лоранийские! Какая вежливость? Любой нормальный человек, воспитанный он или нет, бежал бы из кабинета Гарса без оглядки, а не ходил бы вокруг стола, не вздыхал и не гладил его руку.

Снегопад усилился, силуэты караульных терялись в глухой метели. С чего я вообще решила, будто магистр что-то подозревает? Возможно, он просто в очередной раз издевается над «любимой» студенткой. Надо достать рисунки с боевыми структурами и перед зачетом снова внимательно их изучить. А потом… потом мы с Хельгой улетим, развеемся, и все как-нибудь устаканится.


Заоблачная земля. Фертран


Эр Гарс


Я был счастлив. Нет, неверное слово. Впервые за многие годы я испытал эйфорию, забытое ощущение детского восторга. И хотя Яна скрыла смятение и внешне осталась привычно невозмутимой, но обмануть меня не смогла. Как она вздрогнула, как задрожали тонкие пальцы, когда узнала, что я лишь притворялся спящим… И пусть это только первые ростки ее чувства, не любовь, а девичий интерес, но уже не страх с ненавистью. А значит, все получится.

Эта ночь стала самой необычной на моей памяти. Весь вечер я не находил себе места, высматривая дирижабль в ночном небе, мечтал сгрести Яну в охапку и увериться, что с ней все в порядке. После выходки Филис отпустить свою адептку, опустошенную и обессиленную, я не мог и не хотел… Коньяк помог нам обоим. Впервые я свободно общался со студенткой и не испытывал дискомфорта. Захмелев и расслабившись, Яна открылась и поведала о своем прошлом. Такое доверие несказанно обрадовало меня. И хотя подробно рассказывать про свой фиктивный брак с каким-то уродом она не стала, но я обо всем догадался. Гордая и упрямая мисс Брайл не желала вспоминать, как позволила себе сломаться, сыграла жертву, когда следовало сражаться за свободу и защищать свое достоинство. Магия потекла по линиям мерзких татуировок, напомнив, что и у меня был подобный опыт. Кожу обожгло, но боли я не заметил. Ничто не могло омрачить восхищение будущей супругой. Яна — не тряпка, рядом со мной ей самое место, и она единственная достойна его…

Притушив улыбку, обернулся к двум девицам. Устраивать разнос желания не было, не испортила хорошего настроения даже мерзкая Филис, ведь я уже решил, как устранить ведьму, и отдал Вальтеру соответствующие распоряжения.

— Мисс Шоу, мне донесли, что вы вновь пропустили тренировку у Гордона Киделики. Хотелось бы узнать, когда вы перестанете нарушать школьный распорядок? — Нравится не нравится, а положение обязывало воспитывать племянницу.

— Ваша милость…

Леди дель Лиммер вскочила на ноги и с аристократическим спокойствием смело изрекла:

— Это моя вина, милорд. Я вернулась с дежурства и задержала мисс Шоу, поэтому мастер Киделика не пустил ее на занятия.

Шумно выдохнув, я поджал губы и сухо процедил:

— Юная леди, хотите разозлить меня? Вы, видно, за год вынужденного отсутствия подзабыли наши порядки. Мне прекрасно известно, что это убожество проспало, а вы в это время беседовали со своим мужем под окнами моего кабинета. Еще раз решите прикрыть эту ленивую девицу — одним нарядом не отделаетесь. Вахта под флагами — немедленно, за ложь учителю! А ты… — Я посмотрел на побелевшую принцессу. — Мистер Шивз проследит за тобой в пределе ящера. И за каждое опоздание на занятия будешь проводить вечер там. Может, хотя бы полы мыть научишься, раз другие дисциплины тебе не даются.

В блестящих голубых глазах сверкнула… ненависть. Злится? Замечательно! Ярость — это хорошо, она поможет ей побороть себя — то, чего я так жду от капризной принцессы. Без борьбы Кирэн не разделит сознание, не заставит других адептов уважать себя и не узнает, чего она стоит на самом деле. Справится — будет собой гордиться, нет — пусть проваливает в лицей, куда так мечтала отдать ее Изабелла.

— Не понял, почему еще сидим?! — рявкнул я.

Обе адептки похватали сумки и умчались прочь.

Хм… Что-то непонятное творится. С чего это дель Лиммер так печется о своей соседке, которую остальные студенты обходят стороной? Если Кирэн проболталась, я устрою ей такую головомойку, что она сама попросится в дурацкий лицей.

«Джон?»

«Милорд?»

«Выясни, в курсе ли жена твоего брата, кем является мисс Шоу на самом деле».

«Сделаю, ваша милость».

«Сообщи сразу, как узнаешь, и смотри сам не сболтни лишнего».

«Есть».

Разорвав связь, я телепортировался в императорский дворец. Вот-вот начнется заседание Совета безопасности.


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


Совещание закончилось, Лурдек с Идрисом покинули помещение первыми, за ними последовал молодой герцог Грейдеринс — новый глава Института артефактологии, управлявший прежде строительством железной дороги из Берга в столицу и состоявший в Совете по развитию торговли. Опекать его вызвался лорд Димитрий, поклонившись Атнису, он поторопился за коллегой. Мы с Хеклингом остались.

— Сегодня обсуждались вопросы обороноспособности Регестора, а о Ведомстве и не вспоминали, — не скрывая раздражения, начал брат. — Но это не значит, будто я забыл, что вы учудили на Реберске.

Ага, «мы» учудили, скажи спасибо бешеной Филис… Помнится, именно ты отправил ее в нашу школу под присмотр психолога и пожилых директоров.

— Я желаю знать подробности. Как прошла зачистка?

На вопрос ответил Хеклинг:

— Руины обследованы, некроманты упокоили трех мертвецов. Трупы местные, все пираты и контрабандисты, ни одного члена гильдии, ни одного мага, можно с уверенностью сказать, что это случайные жертвы. Рорцы использовали их для охраны арсенала. К сожалению, определить, что за боеприпасы там хранились, невозможно, все взорвано нашим… мм… агентом, проявившим особое рвение. — Вальтер виновато покосился на меня.

— Что с пентаграммой?

— Разрушена.

Атнис сцепил пальцы в замок и сухо поинтересовался:

— Эр, ты можешь гарантировать, что на нашей земле больше нет рорских схронов?

Он имел право упрекать, ведь случившееся являлось лично моей недоработкой. Именно я приказал сжечь пиратскую колонию на архипелаге Реберск пару лет назад в назидание гильдии воров. Возможно, мое решение было ошибочным, ведь это единственный необитаемый клочок суши, где могли укрыться «Ветерок» и его неуловимый пилот. Поисковики не станут исследовать каждую скалу в Ледниковом море, такая проверка заняла бы пару лет, и Хкин, сволочь, знал это.

— Так точно, ваше величество.

— Слава богам, — желчно выплюнул брат.

Вальтер зашуршал бумагами.

— Сильвер сообщил, что «Ветерок» вернулся в форт Крик и уже месяц никуда не летал.

— Хорошо. Вы оба слышали, что сказал генерал на заседании? Войска противника уступают нам численностью и составом. Большинство солдат — воленстирские наемники и прибившиеся к ним убийцы, воры и аферисты. Хочу знать ваше мнение. На что рассчитывает Ораш?

— На магию, конечно, — отозвался я. — Ты смотрел книжку из библиотеки института? Вся та дрянь обрушится на нас. По Рору идет сбор крови, так что запасы драгоценной жидкости пополняются, и с каждым часом мощь колдунов возрастает.

Атнис поднялся и жестом пригласил пройтись по дворцу. Мы последовали за ним.

— Уверен, с изобретениями темных мы справимся. Я уже дал соответствующее задание лорду Грейдеринсу. Институт продолжит работать на благо армии, пока угроза со стороны колдунов не будет ликвидирована.

— Навряд ли этот мальчишка быстро разгребет бардак, доставшийся в наследство от Зельды.

— Ты сомневаешься в моих решениях? — Ударение он сделал на слове «моих», снова напомнив, что сегодня император суров, а я в немилости. — Не будь ты моим братом, давно бы сослал тебя в крепость на север. Отчего до сих пор не сделал этого? Слишком сентиментален?

— Нет, просто тебе в Совете нужен козел отпущения.

Мы шли по коридорам дворца мимо запертых дверей, темных арок и картинной галереи. Сегодня мне еще предстояло выдержать совместный ужин.

— Ваше величество, могу я спросить? — обратился мой зам и, дождавшись милостивого кивка, продолжил: — Почему вы не вышлете из Дикельтарка воленстирских послов? Присутствие темнокожих в рорских лагерях — прямое доказательство участия Воленстира в конфликте. Не может Тамико не знать, куда делась весомая часть его армии.

— По той же причине, по которой оставшуюся треть наемников составляют бывшие регесторцы, предавшие нас, — процедил брат. — Аливер считает, что для начала дипломатического противостояния нет достаточных оснований. Необдуманные поступки повлекут ответные действия — высылку наших послов из Тиреграда, а оно нам надо?

— То есть мы и дальше будем делать вид, что ничего не замечаем?

Император свернул в северный коридор, заполненный тысячами светляков.

— Именно. Выслать послов — дело нехитрое, много времени не займет, но официально Тамико открещивается от этих военизированных отрядов, значит, не уверен в успехе рорцев.

Вот подонки… Стоит перекрыть поставку продовольствия — и все, Воленстир взвоет и станет как шелковый, будет выполнять наши требования, но нет… Мы позволяем ему диктовать условия! Лурдек с Идрисом трясутся от страха, считая, что против нас выступит не только Хкин, но и наш вероломный «союзник».

— Возможно, удастся уговорить Тамико поддержать в войне нас. Феликс усердно работает по этому направлению.

— К чему уговаривать того, кто принимает колдунов в своем дворце? — спросил я.

— Темные вне закона только в Регесторе.

— Разве этого недостаточно? Воленстир поддерживает кровососов, наемных убийц и охотников на магов. Пусть выбирает, за какие ценности будет бороться.

Брат смерил меня насмешливым взглядом:

— Ты ничего не смыслишь в дипломатии. — Ну разумеется! Посмотрим, кто окажется прав в конце концов! — Именно поэтому ты умудрился запихнуть Аливера в свой изолятор и, притащив чтеца, едва не поджарил ему мозги. И все на следующий день после похорон супруги, нелюбимой, но все же… А ведь мог просто спросить у меня, где находился твой друг в момент убийства Зельды.

— Я, кажется, извинился перед ним. С каких это пор Аливер превратился в обидчивую барышню? Или жаркий климат на него скверно влияет?

— Иногда прямой путь не самый верный, — пафосно сообщил брат. — Да, к слову… Генерал Лурдек просит подготовить ему сотню пилотов. Не хватает на новые машины. Надеюсь, мы можем рассчитывать на наше лучшее учебное заведение?

Сотню? Я замер посреди коридора.

— Лурдек зарвался. Пятьдесят.

Обернувшись, Атнис выразительно приподнял бровь:

— Мы не на базаре, Эр. Пятьдесят — мало. Мы ударим по колдунам с воздуха, там им нечего нам противопоставить. Понимаю, ты хочешь сберечь студентов, но не выйдет. Для этого мы их и готовим.

Дался ему этот Реберск, теперь отыгрывается на мне по полной. Чтобы выдать сотню пилотов, нам придется отправить в армию выпускников, третий курс и часть второго, то есть всех молодых пилотов, имеющих хотя бы один допуск к полетам на любом типе дирижабля.

— Разумеется, — процедил я раздраженно. — Особенно когда некоторые забывают, что не в игрушечных солдатиков играют.

Теперь и император начал терять терпение, сейчас он все больше походил на нашего отца.

— Замолкни! Пилотам не придется сражаться в авангарде против элитных воленстирских головорезов, да им почти ничто не угрожает там, наверху! Для твоих студентов это как выйти погулять, получить награды и припеваючи жить дальше, зато будет что в старости внукам рассказывать! — Он шумно выдохнул. — На этот раз мы уничтожим всех темных до единого, закончив дело двухсотлетней давности.

К сожалению, я не был столь уверен в скорой победе. На той стороне люди собрались не для того, чтобы героически погибнуть во славу великого Регестора.

— Пятьдесят. И я.

Атнис зло рассмеялся. Плевал он на мои протесты. Его величество желает лицезреть сотню пилотов — вынь да положь. И ведь не идиот — понимает, что прока от недоучек мало. Это Лурдек, старая скотина, накрутил его, зря, что ли, каждый день таскается во дворец? Ежегодно школа выпускает сорок-пятьдесят пилотов — об этом всем известно. Хеклинг предостерегающе косился на меня, призывая не спорить с правителем.

Мы вошли в малый приемный зал, слуги уже накрыли стол на троих.

— И о тебе я тоже хочу поговорить. — Император уселся в кресло первым.

Пока подавали горячее, мы молчали. У дворцового шеф-повара отменно получался тунец в сливочном соусе, поэтому и во время трапезы никто не разговаривал. Атмосфера нагнеталась.

Победив свое блюдо, я вежливо улыбнулся брату. Слишком вежливо.

— Так что еще ваше величество желает сообщить вашему покорному слуге?

Император демонстративно положил нож и вилку на белоснежную салфетку, взял в руки бокал и хмуро взглянул на меня:

— Сначала расскажи, как дела у Кирэн и что творится в школе.

— Кирэн? — Я пожал плечами. — Жива-здорова. Домой не просится, но наверняка думает об этом. Успехи? Никаких. Потенциал средний, раскрыть его она пока не может. Слишком избалована и не привыкла себя заставлять. Уже подумываешь последовать совету Изабеллы и вернуть дочь во дворец?

— Нет, — безмятежно ответил брат. — Пусть сама несет ответственность за свои решения. К тому же сомневаюсь, что вы отпустите ее до конца учебного года, как бы Изабелла не драматизировала ситуацию. Но я бы хотел, чтобы она предстала перед однокурсниками в более… хм… привлекательном виде, чем сейчас.

Я скептически скривился. Может, вывесить у школьных ворот плакат с сообщением, что Кирэн ди Каврэн учится в этих стенах?

— Понимаю, конспирация и безопасность, но зачем портить девочке жизнь сильнее, чем ты это уже сделал?

Интересно, в чем еще в этой стране повинен лорд де Гарс? Кирэн страдает от одиночества не из-за внешнего уродства, а потому что позволяет себе больше остальных. Подавив возмущение, я спокойно произнес:

— Ты говорил, что Кирэн из вашего рода, а значит, справится со всеми трудностями. Не смею сомневаться в твоих словах.

Правитель тихонько хмыкнул, признавая мою маленькую победу в этом споре, и сменил тему:

— В этот раз ты привез всего десять лораниек. Почему? И есть ли среди них достойные?

Белое регесторское вино оставляло сладкое послевкусие.

— Ничего выдающегося. Обычные сопливые девки. Средний потенциал. Привез мало, потому что искал «Ветерок» и слишком поздно вылетел в Лоранию.

— Именно об этом я и хотел побеседовать. Дорогой мой брат, ты слишком долго сидишь на двух стульях. Отправляя тебя в школу, я стремился исполнить волю нашего покойного отца и дал тебе шанс устроить свою личную жизнь. Время и ситуация позволяли. Но сейчас все изменилось. Сейчас ты нужен мне здесь.

Проклятие древних предков… Прежде чем что-то сказать, я глубоко вздохнул. Магия прошла по тонким телам, искры потухли в сжатых ладонях.

— Предлагаешь бросить их перед заварушкой с Рором? И кто займет мое место там?

— Я не говорю, что ты должен оставить свой Фертран насовсем. Вас, магов полета, оттуда клещами не вытащить, но не забывай, где твоя главная работа. Римт никуда не годится, Вальтер один тащит оба департамента, недавнее событие на Реберске, Зельду убили, рорский шпион исчез в неизвестном направлении. Сегодня я пожалел вас и не обсуждал вашу отвратительную деятельность при всех. Скажи, тебе не надоело огребать? Бери все в свои руки. Официально.

— Пока Рор представляет угрозу, я из школы не уйду, или ты забыл, что случилось два года назад? Хкин едва не убил студентов и почти захватил Рэда. И это мое последние слово. — Уперев локти в столешницу, я уставился на братца исподлобья.

— Ты упертый мул, Эр. Время подумать, почему я прав, у тебя еще есть. Имей в виду, карьеру учителя придется завершить.

Скрипнув зубами, я сунул в рот кусок вмиг потерявшей вкус рыбы только для того, чтобы не ляпнуть в ответ резкость. За панорамными окнами лил дождь, серый туман висел над столичными улицами, а в Фертране уже была зима, и Яна, наверное, сидела в своей комнате, учила лекции и пила кофе без сахара. К экзаменам она всегда готовилась тщательно, но в этот раз на зачете ей придется особенно постараться, уж очень любопытную штучку я для нее припас…

— Вальтер, поведай, как проходят поиски убийцы Зельды, ведь этим делом тоже занимаешься ты?

Друг встрепенулся и принялся докладывать. Мне же захотелось немедленно переместиться домой и снова увидеть Яну. Быстрее бы уже настал этот четверг.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


За крепким чаем вечер пролетел незаметно. Я повторяла механику, Хельга меня отвлекала. Ей в голову взбрела дурацкая идея попрактиковать деструкцию посреди ночи. Вот только использовать боевые заклинания в собственной комнате — значит, превратить общежитие в руины, и поэтому я должна была немедленно растратить половину резерва и изолировать помещение щитами. Все ради высшего блага — полета в Берг. Ага… сейчас.

— Нам надо потренироваться! Пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста! — Она молитвенно сложила ладошки. — На кону два билета на показ модной зимней коллекции! И я уже заплатила полную цену!

— Не рано ли? — поинтересовалась баронесса, листавшая учебник по военным дирижаблям.

— Нет! Это называется мотивация, дорогуша. Теперь я обязана все сдать! — Хельга пребывала в излишнем возбуждении, а около двери уже стоял ее наполовину собранный чемодан.

Ингрид смерила актрису насмешливым взглядом:

— Ты в курсе, что они невозвратные?

— Да. И что с того? Кстати, ты не передумала? Может, с нами полетишь? Мы уместимся втроем в одной каюте.

— Благодарю, но я иду на Темную ночь с Надлером. И леди дель Шивз любезно согласилась дополнительно полетать со мной на «Горном орле». — Баронесса самодовольно улыбнулась и вновь уставилась в книжку.

— Ну-ну. — Хельга с сомнением покосилась на нее. — Еще одна Темная ночь — еще одна драка. Какое счастье, что нас с Яной тут не будет. — И, ехидно ухмыльнувшись, добавила: — Передавай Надлеру от меня жаркий поцелуй. Хотя… тебе это, наверное, не под силу.

Ну вот, начинается. Одна провоцирует, другая поддается… Щеки Ингрид надулись, голубые глазки гневно блеснули:

— К чему ты клонишь?

Бывшая актриса удивленно вскинула брови, изображая непонимание. Книга в ее руках захлопнулась.

— Завидуешь? — пошла в контратаку девушка. — Вся такая опытная, сколько мужчин побывало с тобой в постели? Двадцать? Тридцать? Только, — послышался наигранный горестный вздох, — все безрезультатно! Джон Лиммер, Надлер Раф — ждала добычу посерьезнее? Но Милман поумнее оказался — сам от тебя сбежал. Больше никто не зовет мисс Доступный Секс на праздник? Ни одного свидания с начала года — ничего! А знаешь, почему?

Ингрид источала презрение. Хельга замерла, явно не ожидая столь резкого отпора, ее губы плотно сжались, лицо побелело от ярости.

— Пожалуйста, — свистящим шепотом попросила она, — сделай одолжение, расскажи.

Раздался характерный треск, и у меня бешено заколотилось сердце. Одна из них заполняла ауру энергией. Только этого не хватало. Идиотки!

— Эй! — Я спрыгнула с кровати и метнулась в середину комнаты. — Вы что, обалдели? Стоп-стоп!

Через мгновение помещение заполнил ослепительный свет, и все тут же закончилось, наступила тишина. Уф… Магия перешла в световую форму. Шумно выдохнув, я пораженно уставилась на Хельгу. Ингрид растеряла прежний пыл и в ужасе вжалась в кресло. Сама бывшая актриса тоже пребывала в неподдельном смятении и изумленно разглядывала свои ладони.

— Я… — Голос дрогнул. — Я ничего не делала. Оно само… Что… Что это было?!

Подруги находились на грани истерики. Одна — от страха за свою жизнь, другая — в панике от того, что едва не натворила. Обе умоляюще таращились на меня, желая поскорее услышать ответ на вопрос. Ага, нашли всезнайку, демонов лоранийских на их головы.

С опаской покосившись на актрису, я поинтересовалась:

— Как себя чувствуешь?

Та неуверенно пожала плечами:

— Вроде как всегда. — В карих глазах застыла тревога.

— Похоже на обычный сброс лишней магии.

Только после такого светопреставления Хельга должна была опустошить весь свой скудный резерв. Глубоко вздохнув, она сокрушенно покачала головой и попыталась оправдаться:

— Разделенное сознание… Иногда во время тренировок я не чувствую его, иногда не могу точно определить, сколько силы вкладываю в заклинание, но такого… Такого еще не было. Я разозлилась и… — Актриса виновато взглянула на Ингрид: — Прости, не хотела тебя обидеть, когда человек влюблен, это видно. Ты любишь Рихтера и не можешь его забыть. Только с Надлером лучше не станет. А если продолжишь сталкивать их лбами, Бэл не простит.

— Это не твое дело, — уже не столь резко оборвала ее баронесса, а потом подумала и добавила: — Ты бы сходила к Буреку, что ли… Вдруг это болезнь какая-то.

— Схожу после каникул.

Бесконтрольный выброс силы настолько удивил обеих, что препирательства прекратились сами собой, подруги явно сожалели о сказанных словах, обстановку требовалось разрядить.

— Хорошо. Если вам надо выпустить пар, я помогу. Потренируем деструкцию.


Сила потекла наружу, покрывая стены едва различимым щитом.

Мы очень старались. Хельга засыпала с учебником в обнимку, голова пухла от обилия информации, взбодриться по утрам помогал лишь холодный душ. Зачеты неумолимо приближались, наконец наступила среда. Так и не уснув с вечера, я тихонько выбралась из постели, натянула теплые штаны, рубашку и свитер и на цыпочках прокралась к двери.

До подъема оставалось около часа — лучшее время для пробежки. Солнце еще не встало, и над головой сияли звезды зимнего неба Заоблачной. Накинув капюшон, я помчалась по дорожке вокруг стадиона. Сегодня сдаем механику и управление военными дирижаблями. С директрисой проблем не возникнет, а вот со стариком… Впервые я шла на зачет, и в голове была каша. Агрегаты разных машин казались одинаковыми, перед внутренним взором водили хороводы различные энергетические ловушки, попроси меня разобрать одну из них — ни за что не справлюсь… И на кой мне все это сдалось? Впервые я надеялась на Хельгу, заинтересованную в моем успехе на зачете.

На очередном повороте я догнала Шивза. Сильнее натянув капюшон на голову и закрыв шарфом половину лица, припустила вперед. Общаться не хотелось. Небо над горами светлело, тело заполняла приятная усталость, проблемы отступали на задний план. Немного замедлившись, я догнала пару ребят и по голосам узнала Джона и Ройса. Оба бежали неспешно, разминаясь.

— Что я должен сказать? — спросил младший. — Не знаю. Я не могу читать мысли Диль без разрешения и приставать к ней с такими проблемами не стану. Выясни у нее сам.

— Если она тебе не скажет, то мне и подавно.

Братья замолчали, через двадцать метров Ройс продолжил:

— Зачем все это, Джон? И… прости за прямоту, но твой выбор более чем странен. На кой ляд тебе сдалась эта сирота? Пожалел? Попробуй девочек подостойнее. Наследник рода должен помнить об ответственности, искать сильную пару, а про эту Шоу ходят плохие слухи. Говорят, она немного того…

— Не совестно так оскорблять девушку? — Старший Диммер говорил тихо, но я услышала. — Как бы не пришлось пожалеть.

— Я повторил твои слова. Что не тренировка, то концерт со слезами, потенциал к тому же не ахти, и… терпеть истеричку в своем сознании… Жуть. Дело вкуса, конечно. Но оглядись, среди первогодок есть красивые девочки, вдруг какая понравится, и наши без пары до сих пор.

Они ускорились, пришлось поднажать, чтобы услышать продолжение.

— Кто? — Джон усмехнулся. — Далин? Тогда Рихтер из меня котлету сделает. Яна? Нет. Яна не вариант. Там даже лучше не пробовать.

Почему это я не вариант, интересно? Даже обидно как-то стало… Хорошо, что снег не скрипел под ботинками.

— Рихтер плевал на белобрысую стерву, он крутит с Тин.

— Только Тин любит его сильнее, чем он ее. Нашему другу нужен азарт, охота, а с ней он скоро загнется от скуки.

— Потом от этого азарта одни беды. — Ройс шумно выдохнул. — Идем на брусья.

Парни отправились на стадион, а я быстренько свернула в общежитие. Оказывается, мальчики тоже умели сплетничать, а Бэл еще не забыл нашу баронессу… Хорошая новость для Ингрид — не все потеряно.

К старику Ёзу я брела как на эшафот. Больше никогда не стану готовиться к трем зачетам за неделю!

— Не дрейфь. Все будет хорошо, — подбадривала Хельга, пока мы карабкались на причальную мачту. — Чем звездная ловушка отличается от стандартной прямоугольной?

— Формой, — тупо отозвалась я.

— Нет же! — зашипела она. — Хотя формой — само собой. Звездная устанавливается под крыльями, а прямоугольная — где придется.

Камиль тоже в свое время завалил зачет по механике. Сдашь тут, пожалуй, когда вместо подготовки мотаешься с магистрами по Регестору.

— Холдар? Брайл? Что так рано приперлись? — Усатый дед высунулся из трюма «Горного орла», на лбу у него блестели круглые очки в металлической оправе, рядом суетились дежурные техники.

— Зачет сдавать, мастер! — бодро отрапортовала Хельга.

Старикан улыбнулся в пышные усы:

— Ну так зачет тебе и проваливай!

Подруга пораженно уставилась на него и едва не запрыгала от радости.

— Спасибочки! Спасибочки, мастер! А можно я тут Яну подожду?

— Нечего, знаю тебя, вертихвостку, подсказывать собралась. Давай катись отседова!

Скорчив виноватую рожицу, моя единственная надежда на успешную сдачу механики отправилась вниз. О проклятие лоранийских демонов… Мне о халяве можно не мечтать. Ёз покрутил ус и поморщился:

— Что с тобой делать, Брайл?

Отпустите меня, пожалуйста…

— Идем, покажешь силовые линии «Горного орла» и найдешь неисправность. Осилишь — можешь топать следом за подружкой. Зачет — не экзамен, небось намылились уже куда-то.

Судя по пренебрежительному тону, задание обещало быть легким. На палубе «Горного орла» техники чистили снег, обесточенная машина лишь слегка покачивалась на ветру. Силовые потоки — это просто. Всего их семнадцать, и я быстро активировала соответствующие энергетические ловушки. Воздух задрожал, снежные сугробы слетели со сложенных крыльев. Теперь главное — понять, где и что сломалось. Ёз стоял за спиной и мешал сосредоточиться. Поиск поломки затягивался, дирижабль поглощал силу как положено, но все же что-то было не так… Будто в общем потоке лежал камушек, не позволявший магии течь ровно. Прищурившись, внимательно оглядела крылья. Баллон в норме, и верхнее оперение работает как надо. Я прошлась вдоль борта, наблюдая за раскрывающимися парусами. Так… сосредоточиться. Ага, вотоно! Штука, раздвигающая пятнадцатиметровые крылья, работала не на полную мощность… Вот я дурында. Правый парус не растягивался. Мгновенно обесточив машину, победно ткнула пальцем в закрытое пластиной отверстие:

— Поврежден правый разводящий поршень!

Ёз раздраженно хмыкнул:

— Ремонтируй.

А вот с этим сложнее. Но сегодня мне везло. Или главный механик не хотел портить каникулы любимой ученице? Это я про Хельгу… Достав отвертку, активировала ее импульсом силы. Теперь выкрутим винтики из пластины. После нескольких неудачных попыток держать инструмент ровно я все же вскрыла корпус и тупо уставилась на ряд пружин и цилиндров. Пропустив через агрегат силу, резко отдернула руку. Раскаленная! Одна из спиралей вылетела из гнезда, и теперь стальная трубка перегревалась. Вот она, разгадка! Есть! Схватив перчатки у ближайшего техника, я втолкнула сломанную пружинку обратно в гнездо и опустила фиксатор. Ура! Радостно обернувшись к старикану, увидела, как он стучит пальцами по наручным часам:

— Долго, но принимается.

— Спасибо!

В ответ Ёз лишь махнул рукой в сторону стыковочной площадки. Вежливо кивнув сгорбленной спине, рванула в указанном направлении, пока он не решил, что я легко отделалась.

Удача благоволила мне. Зачет по военным дирижаблям сдала за полчаса, без подготовки рассказала о максимальных углах установки крыльев на «Горном орле» и на «Вершителе». Обе машины различались лишь своими размерами, а еще в трюме «Вершителя» можно было закрепить энергетическую пушку… Все это я выдала пожилой преподавательнице, после чего довольная и счастливая отправилась на стадион дожидаться Хельгу. Директриса помотала ей нервы, но отпустила с миром. Полет в Берг был почти у нас в кармане. Оставался последний зачет — по деструкции. Самый волнительный.


Заоблачная земля. Фертран


Эр Гарс


— Холдар, зачет ставлю, идите.

Янина подружка радостно хлопала накрашенными ресницами и нетерпеливо переминалась с ноги на ногу.

— Спасибо, магистр!

Отыскав в ведомости нужную фамилию, я поставил галочку и легким пассом снял с кабинета защиту.

— Пригласите Брайл. И… можете ее не ждать.

Высокая девица удивленно покосилась на меня, но вопросов не задала и быстро скрылась за железной дверью.

Вот и настал долгожданный вечер. Для Яны я приготовил кое-что особенное, долгоиграющее. Штучка, лежащая в ящике стола, займет ее минимум на полчаса и позволит мне подумать, как лучше вывести любимую студентку на доверительный разговор. Довольно ходить вокруг да около.

В дверь уверенно постучали.

— Милорд!

На пороге возникла стройная фигура, одетая в белую рубашку, клетчатую жилетку и такие же брюки. Широкий пояс подчеркивал невероятно тонкую талию. Обычно растрепанные волосы были аккуратно заплетены и красиво уложены в высокую прическу.

— Закрой дверь на щеколду, — потребовал я и, заметив ее тревогу, спокойно пояснил: — Кабинет на время зачета необходимо изолировать щитами.

Яна выглядела напряженной — плечи расправлены, брови сдвинуты.

— Мисс Холдар сдала деструкцию без проблем. Значит, тебе тем более не составит труда справиться со специальным заданием. Выполнишь — можешь идти следом, а если нет…

Разумеется, нет. На то и был расчет. Как, где и с кем пройдут ее каникулы, я уже определился, и полет в дурацкий Берг в мой план не вписывался.

Внимательный взгляд остановился на мне, она явно почувствовала подвох.

— А если нет, то придется задержаться. Уверен, у тебя все получится, с твоей-то удачей. Присаживайся.

Она покосилась на кресло и недоуменно пробормотала:

— Разве вы не будете атаковать меня?

— Зачем? — усмехнулся я. — Вы с Холдар успели натренироваться со стандартными заклинаниями. Если даже у нее получилось разрушить четырехэтажную структуру, то проверять сильнейшую адептку третьего курса не имеет смысла. Боевые схемы — не твой уровень, давай попробуем нечто поинтереснее.

Прищурившись, Яна осторожно опустилась в кресло напротив.

— О чем вы, магистр? Что нужно делать?

За напускным спокойствием скрывались волнение и дюжина невысказанных вопросов.

— Сдавать зачет. Или есть идеи получше? А то скажи, вдруг мне понравится твое предложение.

Нескрываемая двусмысленность не смутила ее. Яна пристально наблюдала, как я осторожно достаю из ящика маленькую шкатулку и бережно ставлю перед ней. Полированный корпус отражал не хуже зеркала, сверху можно было увидеть заводной механизм и крошечное окошко с прыгающей через барьер лошадью. На первый взгляд коробка напоминала шарманку, ради такой штуки пришлось специально вызывать мистера Арклина со смены.

— Что это? — Яна с опаской оглядывала непонятный объект.

— Видишь крутящуюся ручку? Заводи.

Янтарные глаза вновь подозрительно уставились на меня, и она с нажимом повторила свой вопрос:

— Что это такое, милорд?

— Ладно. Сам заведу.

И, взявшись за лапку механизма, повернул ее ровно три раза. Внутренние часы затикали, и лошадка в окошке начала прыгать через препятствия. От активировавшегося заклинания шкатулка едва заметно завибрировала.

Яна недоверчиво следила за моими манипуляциями.

— Итак, ты спросила, что это. — А вот теперь стало не до шуток. — Вообще-то я надеялся на твою догадливость. Ну хорошо, не женское это дело — разбираться в подобных артефактах. — Над фигуркой лошади медленно крутилась спираль. — Перед тобой бомба. Таймер заведен на три оборота, значит, до взрыва осталось полчаса. За полчаса тебе нужно деактивировать ее, иначе… — Я радостно улыбнулся. — Иначе будет «бум»!

Девушка отшатнулась от шкатулки:

— Вы… вы… Как это вообще возможно сделать? Ну, знаете ли… Решили меня валить, могли бы просто поставить незачет!

Какая она милая, когда злится.

— Если бы я хотел, как ты выразилась… валить тебя, то уже бы это сделал. — И, согнав с лица ухмылку, придал голосу строгости: — Прекращай ныть и начинай думать. Время идет. Если разобраться, принцип здесь такой же, как в любой боевой структуре, даже тонким видением обладать не надо. Вскрывай коробку!

Одарив меня испепеляющим взглядом, Яна осторожно пододвинула бомбу ближе и язвительно попросила:

— Отвертку не подадите, ваша милость? Не успела шпильки заточить!

Хмыкнув, я протянул инструмент и принялся наблюдать, как она аккуратно выкручивает мелкие шурупы из крышки. Магу, впервые столкнувшемуся с взрывным артефактом, на отключение всех рабочих пластин получаса недостаточно. Но о моем коварстве девушке знать не следует, пусть честно попытается справиться с заданием.

Следить за ее работой одно удовольствие. Яна хмурилась, пыхтела, но не сдавалась. Наконец верхняя панель открылась. Прежде чем ее снять, юная магиня создала небольшой щит. Молодец. Внутри находилось несколько соединенных между собой тонких железных прямоугольников, на поверхности каждого сияли линии управляемых схем. Вот в этих чертежах и требовалось отыскать слабое место, воздействовать на него и разрушить опасное плетение. В случае ошибки бомба мгновенно взорвется. Разумеется, данный конкретный экземпляр относился к самым простым и серьезного ущерба здоровью нанести не мог: в худшем случае попавший под ударную волну потеряет сознание. По сути, в шкатулке находился вариант гравитационной хлопушки, подобные использовали в Школе боевой магии для тренировки армейцев. Яна сверкнула глазами, осматривая сложный чертеж на первой пластине.

— Это не похоже на задание для мага полета.

— Разумеется. Бомбы обычно обезвреживает деструктор, но, понимая принцип разрушения заклинаний и обладая находчивостью, любой маг справится с этой задачей.

Всем своим видом она ясно давала понять, где видела эту находчивость.

— Можно бумагу?

— Бери что хочешь.

Она решила использовать творческий подход. Прежде чем замкнуть потоки энергии отверткой, Яна перерисовывала схему на бумажку и воссоздавала в руке. Так она понимала ее свойства и отыскивала слабые места. Если с первой пластиной она провозилась долго, то со второй дело пошло быстрее, а с третьей еще быстрее. Девичьи пальчики порхали над шкатулкой, отключая один элемент за другим… Время шло, и лошадка теперь перепрыгивала барьер не столь резво, как вначале. Ну вот, с седьмой пластиной было покончено, остается последняя и три минуты до взрыва. Восхитительно, у Яны есть реальные шансы разобрать бомбу, и я начал опасаться, что мой план с треском провалится. Она, позабыв обо всем, увлеченно перерисовывала линии, упрямо закусив губу. Время утекало и заставляло торопиться, и только поэтому она не заметила маленькой хитрости в одном из боковых структурных потоков. Я видел, где была сделана ошибка. Тихий шелест сменился скрипом, коробка задрожала, и кристалл высвободил магию с хлопком…

Бах! По кабинету разошлась силовая волна, сметающая все на своем пути, оглушительно затрещали щиты. Прикрывшись руками, Яна успела свалиться под стол, а я отгородился персональной защитной стеной. Отраженная магия блуждала по помещению, искала выход, превращаясь в обжигающий ветер. Шелестела бумага, отчеты и бланки кружились в гулком вихре под потолком, занавески вздымались вверх… Через минуту все стихло. В звенящей тишине листы документов упали на пол.

Выглянув из-под стола, Яна огляделась по сторонам.

— М-да… не быть тебе деструктором, — с тайной радостью констатировал я, любуясь царящим в кабинете хаосом. — Спешка не приводит к положительным результатам… К сожалению, зачет поставить не могу.

— К положительным результатам не приводит заведомо невыполнимое задание, — сердито изрекла она, сложив ручки на груди.

Девушка выглядела воинственно, излучала негодование, но номинально все было честно. Бомба взорвалась — зачет не сдан. Понятное дело, что от полета в Берг придется отказаться, но если она согласится на мое предложение, то ей светит нечто получше, чем работа на «Скитальце».

— Ай-ай-ай. — Я подался вперед. — Как невежливо, Яна. За три года мы с тобой так и не научились хорошим манерам.

Она возмущенно уставилась на меня:

— Скажите честно, магистр. Это месть мне или леди Филис?

Демоны… Любопытные, но вполне предсказуемые размышления, мерзкая стерва все-таки заморочила ей голову. Подавив неуместное раздражение, я постарался ответить проникновенно и искренне:

— Яна, мне нет дела до психованной ведьмы. Даже если она готова на все, чтобы нагадить мне. А вот до одной упертой девчонки, постоянно влипающей в неприятности, — есть. Хватит не замечать очевидного, ты молода, неопытна и не можешь грамотно оценить угрозу. Нужно приобретать опыт, для этого я и попросил разобрать бомбу, попробовать разрушить заклинание, когда счет идет на секунды, а вовсе не для того, чтобы унизить тебя. Может, это покажется невероятным, но я не желаю твоей смерти, для меня важна твоя безопасность.

Разговор уходил куда-то не туда. Все это время она стояла напротив, нахохлившись от обиды. Неужели действительно думает, что я такой гад? Не может быть! Или дурацкая галочка в ведомости так много для нее значит? Сомнения склизкими змейками заползли в сознание… Внутри разрасталась незнакомая пустота. Мне вдруг начало казаться, что я где-то ошибся, что ничего не изменилось, и на самом деле Яна не испытывает ко мне нежных чувств. Неужели не видит, как по-особенному я к ней отношусь? Почему тогда так странно вела себя той памятной ночью, почему не пресекала мое непозволительное поведение на тренировках, столь откровенное, что это наверняка уже заметили и другие адепты? Может, я обманулся? И ее реакции, жесты, взгляды на самом деле ничего не значили? Тогда я главный идиот Регесторской империи, выдающий желаемое за действительное.

— Не веришь? — Тревога охватила меня, жгучее ощущение в грудной клетке сдавливало дыхание, голос против воли наполнился едким сарказмом. — Тогда нам нечего обсуждать. Выходи из кабинета и живи как знаешь!

Мы упрямо смотрели друг другу в глаза, я бы все отдал, чтобы узнать, о чем она думала в тот момент. Но вот девушка отступила на шаг и, медленно обойдя стол, приблизилась к окну. Яна не видела, но я облегченно выдохнул. Она осталась.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Стекла отражали обстановку кабинета, и, даже стоя спиной к магистру, я видела, чем он занят: присел на край стола и сверлит меня взглядом… Душившая обида отступала. Не сдала. Боги, я ведь почти разобрала эту идиотскую бомбу! И угораздило же ошибиться на последней пластине! А Гарс знал! Знал, что я не справлюсь, и специально подсунул эту шкатулку! Якобы для моего блага, чтобы я научилась непонятно чему… Ага! Так и поверила! Как же! Вот только почему не ушла, как просили? О проклятье…

Для Гарса несданный зачет — ситуация банальная. И для адепта в принципе тоже. Ерунда какая, приду пересдам… Лорд же не знает, что завтра в Дикельтарк улетает наш рейс вместе с гонораром в сотню шегов и билетами на дурацкий показ мод. А если бы и узнал, то совершенно справедливо посоветовал бы впредь не заключать контракты, пока не сданы зачеты. Хельга убьет меня… четвертует! Сожаление и горечь провала тяготили, но еще сильнее беспокоили собственные метания. Надо попрощаться и выйти, здесь мне больше нечего было делать, зачет не сдала — вернусь потом… Но я осталась. И теперь гляжу в темноту, ощущая себя в ловушке. Незаметно подкралось чувство безвозвратности, нечто подобное я испытывала, впервые очнувшись в нашей комнате два года назад… Какое-то сумасшествие… Сейчас мы назначим дату пересдачи, и все закончится.

Но лорд не произносил ни слова, а я не оборачивалась, пытаясь справиться с растущим волнением и упорядочить разбегающиеся мысли. Лучше бы магистр нарушил гнетущую тишину, его безмолвное внимание заставляло думать о запретном. Дура! Сколько раз повторять: Гарс из воспоминаний и этот — разные, и его милость уже заметил странности моего поведения. Шутка, будто я в него влюбилась, должна остаться шуткой, иначе мне конец! Придется надеяться, что маг не принял всерьез ту ночь откровенных бесед. Внутренний голос тихонько усмехнулся. О да! Принял… Поэтому меня и не гонят прочь. Надо взять себя в руки, не поддаваться на провокации и просто начать говорить.

— Милорд, — я покосилась на его отражение, — можно задать личный вопрос?

Он нахмурился и начал приближаться. Бездна, какие личные вопросы? Что я делаю? Гарс остановился рядом.

— Попробуй. — Его присутствие ощущалось всем телом.

Я упрямо следила за блуждающим прожектором.

— Зачем вы здесь? Маг со столь огромным потенциалом мог бы тратить свое время и таланты более эффективно, а не возиться со студентами в имперской глуши… А учителя всегда найдутся.

Лорд самодовольно фыркнул:

— Кто, например? Филис? Ты не понимаешь, о чем говоришь… Посмотри-ка вниз.

Покосилась на него, но магистр уже оперся о подоконник и внимательно всматривался в освещенную замершими лучами площадку у замковых ворот. Приглядевшись, я похолодела. На стадионе находились Танис и Кира, графиня закинула первокурсницу в сугроб и издевалась над ней, используя электрические сферы. Малявка кричала, барахталась в снегу, пытаясь подняться, Шармер же вновь и вновь швыряла в несчастную клубки молний.

— Вы не остановите ее? — спросила я. — Танис совсем свихнулась. Она знает, что Кира не может ответить.

Гарс лишь покачал головой.

— Но так же нельзя! — И прежде, чем я успела вновь возмутиться, магистр схватил меня за плечи и развернул к окну:

— Смотри.

Теплое дыхание ощущалось на шее. А в следующий миг Кира вскрикнула, закрылась от очередной сферы руками и… отразила ее щитом! Структура вышла нечеткой, с рваными краями, и продержалась совсем недолго, но главное — она появилась! Рыжая страшилка наконец разделила сознание. Не успев развеять собственное заклинание, Шармер свалилась в соседний сугроб, а Кира вскочила на ноги и, издав победный клич, помчалась в общежитие.

Магистр улыбнулся, он не отпустил мои плечи, наоборот, прижал к себе, и внезапно стало ясно, что его мысли были бесконечно далеки от первокурсницы. Серые глаза потемнели. Окружающий воздух наполнился чужими эмоциями, столь плотными, что аура лорда ощущалась физически. Вот она, безвозвратность… Лицо запылало, и я перестала дышать. Происходящее не втиснется в рамки приличий, и достойных оправданий больше не найдется. Эта близость не случайная, как на занятиях, а совершенно определенная. В груди трепетало волнение, скручивались в клубок миллионы неопознанных чувств. Магистр осторожно развернул меня к себе, сопротивляться было невозможно, в ногах возникла слабость. Дура… Почему не ушла?! В следующий миг его пальцы осторожно взяли меня за подбородок и заставили посмотреть в лицо. По телу прошел электрический разряд… Могущественный маг собирался… что он собирался со мной делать? Боги… Ненависть непросто сменить на любовь, не может лорд Гарс влюбиться в студентку. К чему эти игры? От них будет слишком больно…

— Ты спросила, зачем я здесь, — прошептал он. — Я отвечу, но сначала мне нужно знать, почему здесь ты. Мысли можно читать в глазах, Яна… но я должен быть уверен, что мы оба хотим одного и того же.

Вот все и озвучено. Магистр ждал подтверждения. Какого? Его губы находились так близко, стоило двинуться вперед, и случится долгожданный поцелуй… Зачем он это делает, проклятые демоны?! Разрушает мою привычную жизнь! Я замерла в ужасе от бушующих в душе противоречий, страхов и желаний. Гарс не был ментальным магом, но, казалось, в тот миг он видел меня насквозь. Будто после сильного похмелья, дрожали руки. Критичное мышление отказало. Почему бы не рискнуть? Да, милорд, я давно простила вам все прегрешения и мечтаю проснуться в ваших объятиях… И рискнула бы… но только не с ним… Если я лишилась покоя после возвращения со Скалистых Зубов, то где и когда его потерял магистр? И потерял ли вообще… Сердце болезненно защемило. Никто в здравом уме не свяжет с ним свою жизнь! Быть с Гарсом — значит, страдать, переживать вспышки бешенства, находиться под прессом сарказма, критики, приправленной хроническим раздражением. Таков он, настоящий магистр… Я уже это проходила. И поклялась выбирать правильных мужчин или не выбирать никого… Но как же хотелось до стона, до слез послать все свои идиотские принципы куда подальше и рискнуть! Выбрать счастье здесь и сейчас, и не важно, какую цену придется заплатить потом. Жаль, что этот выбор неправильный, и мы оба ошиблись… Оставался лишь последний способ сохранить заведенный порядок вещей, наши натянутые, но нейтральные отношения… извернуться, придумать логичное объяснение моему странному, непозволительному для студентки желанию сблизиться. Идиотское объяснение, которое вырвет из его рук козыри… Зачем я здесь? Боги, что же я творю…

— Хочу спросить… — Мой голос осип, справлюсь ли с собственноручно задушенными надеждами на взаимную любовь? — Вам должно быть известно, куда исчез… дорогой мне человеки… ваш бывший ученик Камиль Форзак… Я тут поэтому. Вот.

Где-то рядом словно лопнула струна. Его взгляд заволокла пелена леденящей ярости, пальцы разжались, отпустив меня. Он стремительно бледнел, черты небритого лица ожесточались… Я онемела от ужаса, ибо никогда прежде не видела в них ничего подобного. О, лоранийские боги, он впадал в неистовство…

Осознание только что совершенной чудовищной ошибки настигло меня. Лорд Гарс не должен так реагировать. Ведь он не мог меня полюбить! Комнату заполнял треск, с его пальцев сыпались искры и молнии. Боевой маг отступил на шаг, еще на шаг… И, резко развернувшись, выпустил силу в пространство. Вспышка синего света ослепила, раздался «бух», от которого смело защиту, стены замка содрогнулись. Меня же потряхивало, но хуже другое… Я абсолютно ясно поняла, что именно натворила — сделала «правильный» выбор. Бездна…

В щепки обратились стол и полки, в воздухе летала обуглившаяся бумага, а окна за спиной покрылись сеткой мелких трещин. Магистр наступил на кучу дымящегося хлама и обернулся. Он выглядел как сущий лоранийский демон, почерневший от бурлящего в нем и едва сдерживаемого гнева.

— Так, значит, ты тут ради Форзака? — Его голос звенел. — И ради него ты водила меня за нос все это время?

Нет же! Все не так! Но лорд и не ждал ответа. Теперь он буквально светился отвращением, и я отшатнулась.

— Форзак далеко и не вернется к тебе, — пугающе тихо сообщил он. — Никогда.

От убийственного взгляда у меня внутри все рвалось на части. Страшнее любой пытки ощущать лютое презрение того, кто открыто проявлял свой интерес прежде, с кем был шанс… призрачный шанс быть любимой и любить самой.

— Уходи. — Прямой удар энергией сорвал дверь с петель.

Ноги едва держали… Я не поворачивалась к нему спиной не потому, что боялась, просто хотела запомнить его в этот миг, разрушивший надежды. Добравшись по стенке до прохода, выпала в коридор. К горлу подкатывали всхлипы, глаза ничего не видели. Не разбирая дороги я промчалась мимо секретарши на лестницу, выскочила на улицу, не замечая, как мороз щиплет влажные щеки. Я знала, будет больно, но не предполагала, что настолько. Наша комната оказалась пуста. Привалившись к двери, медленно сползла на пол и, обхватив колени руками, уткнула в них голову. Кричащую душу пришлось долго успокаивать, повторяя, как заклинания, ничего не значащие фразы: «Лорд Гарс не для меня», «Я сделала правильный выбор» и «Все пройдет».


— Ян, Яна!.. — знакомые голоса доносились издалека.

Накануне мне удалось каким-то образом доползти до постели и забыться спасительным сном.

— Ты плохо выглядишь.

Представляю… После вчерашнего-то…

— Что случилось, дорогая? — а это уже Хельга, заподозрив неладное.

Взглянув на актрису, коротко сообщила:

— Не сдала. — И виновато добавила: — Прости. Придется тебе лететь одной. И если честно… у меня нет желания в ближайшее время пересдавать деструкцию.

Подруга тяжело вздохнула и расстроенно покосилась на свой чемодан:

— Но как же так?

Рассказывать я ничего не собиралась… В душе царил сумбур, будто кто-то взорвал там ту дурацкую гравитационную бомбу, и теперь придется заново расставлять по полочкам свои противоречивые чувства и желания, примиряться со случившимся. Вчерашний вечер стал настоящим кошмаром. Сил вновь прокручивать в уме тот ужасный разговор не было. Хотелось просто лежать, смотреть в потолок и ни о чем не думать.

Озадаченно переглянувшись, девочки отошли в сторонку и зашептались. Я не заметила, когда они ушли. Хорошо, что не стали приставать с расспросами. Разделенное сознание поглотило меня, мысли испарились, и некоторое время я дремала. Концентрацию нарушила совесть, напомнив, что раз мы не летим в Дикельтарк, то обязаны посетить лекцию леди Дризер… Пришлось подниматься и топать в душ. Подруги так и не появились, и я, кое-как взбодрившись, отправилась в столовую. Есть не хотелось, но оставаться сейчас в пустой комнате наедине с собой — затея мучительная.

Помещение заполнял гам, студенты обсуждали учебу, грядущие зачеты, праздники, девчонки листали журналы, кто-то смеялся, иногда звенели столовые приборы, хлопала прозрачная дверь… У стойки не протолкнуться. Плеснув себе кофе, опустилась на первый попавшийся стул.

Все с самого начала пошло наперекосяк. Магистр перенес утренний зачет со среды на четверг, чтобы… уф, чтобы… официально одобрить мои чувства к нему, перевести наши отношения на другой уровень. Самый страшный преподаватель школы, брат императора, сильнейший боевой маг нарушил все мыслимые и немыслимые условности и сделал то, чего не должно было произойти никогда! Мои руки вновь задрожали, и я сильнее сжала чашку. Не смей думать, что случилось бы, если бы ты согласилась! Нельзя! Возврата нет. Я поморщилась от нефизической боли, будто в сердце провернулся невидимый нож. Как трудно расставаться с иллюзиями. Теперь все изменится. И прежняя жизнь покажется цветочками. Каким-то непостижимым образом придется ходить к нему на занятия, сдавать зачеты… Да он… он меня уничтожит, похоронит под плитами в боевом зале. Таким не отказывают! Липкий страх шевельнулся в груди. Гарс не должен был так реагировать на мою ложь. Не должен! Но он впал в ярость…

Желать невозможного глупо. Зато наконец избавилась от паранойи и бесполезных фантазий. Теперь уже не важно, откуда они взялись, выбор сделан, и лучше оставить наваждения в прошлом, если действительно не хочу сойти с ума. А душа… Поболит и пройдет. Главное, не думать, что все могло сложиться иначе.

У караульного помоста дожидался свою жену Алекс, и радостная Вивьен уже торопилась к нему через весь стадион. Мимо окон прошли, обнимаясь, Ройс и Диль, младший Лиммер смотрел на супругу с нежностью. Чужое счастье ранило, и я отвернулась… К воротам подъехал экипаж, из него выбралась Хельга, поправила отороченное мехом пальто и уверенно направилась в столовую.

— Знала, что найду тебя здесь, — спустя минуту сообщила она, деловито устраиваясь рядом.

— Ты не улетела?

Подруга покачала головой:

— Куда я без тебя? Сама знаешь, мне не вывести «Скитальца» из столичной гавани самостоятельно.

Ну да…

— То есть ты…

— Я была в местном филиале компании, написала отказ. — Девушка ободряюще улыбнулась. — Да ладно… Пусть подавятся своими билетами! Все равно они куплены на деньги, оставшиеся от Милмана.

— А где Ингрид?

— Уехала в город вместе с Эллой и Евой, искать наряд для Темной ночи… Кстати, ты должна поблагодарить меня, баронесска всерьез собралась в лазарет за целителями. С трудом уговорила ее не позорить тебя перед школой из-за депрессии по поводу заваленного зачета. — Хельга подалась вперед и едва слышно поинтересовалась: — Что у вас там случилось? Слышала, Гарс разнес свой кабинет.

— Заданием была бомба… — нехотя призналась я. — Деактивировать ее вовремя не вышло, и случился взрыв.

Карие глаза брюнетки округлились от ужаса, и она воскликнула на всю столовую:

— Бомба?! Но… но это же против правил! Мы такое не проходили!

— Мне следовало сообщить ему об этом и… и уйти с пустыми руками? Ведь мы собирались в Берг. Я должна была сдать деструкцию.

Девушка сложила ладошки лодочкой и прикрыла ротик. Ее взгляд метался, выдавая бурную мыслительную деятельность.

— Ладно. Зачет завалила. Теперь рассказывай, из-за чего ревела ночью?

Какие все вокруг проницательные. Куда деваться…

— О чем ты?

— Ты, конечно, зубрилка, но не пытайся обмануть тетю Хельгу! — Она самодовольно ухмыльнулась. — Из-за несданного зачета ты рыдать не станешь. Всем известно, Яна Брайл непробиваемая, да что там, порой черствая, как сухарь! А сегодня ты выглядела так, будто под экипаж попала. Говори уже, кто обидел мою лучшую подругу?

Скептически осмотрев ее, я отхлебнула кофе.

— Кто? — не унималась актриса, ерзая на стуле. — Опять старший Зак? — И сама помотала головой: — Нет! На этого придурка ты всегда плевала! Кто? Его брат? Он не так смазлив и вежлив… Но… Нет. Кажется, его потенциал меньше, чем у свечки. Кто же? Ты же ни с кем не встречаешься!

Хельга поджала губы и замерла от неожиданной догадки.

— Форзак объявился, да? Что он сказал? Сделал?!

Камиль… Его образ вспыхнул на секунду в сознании и померк, перед внутренним взором возникло перекошенное лицо Гарса, услышавшего мою идиотскую отговорку, совершенно бредовую… Не должен, не должен он был так реагировать! Я таращилась в одну точку, позабыв про подругу, про все вокруг. Я ошиблась. Испугалась и просчиталась. Хотела убедить магистра, что он все неправильно понял, что у меня нет романтических заблуждений на его счет. Думала, он мерзко ухмыльнется, привычно смешает меня с дерьмом, посчитает беспринципной стервой, обманувшей его ради своей цели, и все снова станет как прежде. Или немного хуже… Но милорд взбесился! Как я могла забыть, какой он на самом деле? Влюбилась в вымышленную копию! Потеряла бдительность! И… и… не подумала, как оскорбит раздутую гордость настоящего Гарса такой отказ. В груди разверзлась пропасть… Туда летела моя прежняя, как оказывается, счастливая жизнь, туда же летела жизнь моего лучшего друга. Он убьет нас… Каждую клеточку тела заполнило сокрушающее чувство вины. Мысли замедлились. Дурища! Я конкретно подставила Форзака… Тупая идиотка! Что теперь делать? Как смотреть в глаза другу?

— Боги… — Раздавленная пониманием великой глупости своего поступка, я не заметила, как повторяю вслух одну и ту же фразу. — Боги… Что я наделала? Зачем… Зачем спросила его про Камиля…

Услыхав эти слова, Хельга задумчиво нахмурилась, и лишь ее пугающее умозаключение смогло вывести меня из ступора.

— Он что, умер? — проговорила она страшным шепотом. — Он где-то погиб и ты… ты поэтому?!

— Мистер Форзак жив, — внезапно произнес мягкий голос, леди Филис показалась в поле зрения. — Но он является действующим агентом Ведомства, и разглашать любую информацию о нем запрещено.

Она выразительно подняла бровь, нарисованные серебристой тушью завитки блеснули. Вздрогнув от неожиданности, я хотела вскочить и поприветствовать наставницу, но та покачала головой и уселась напротив.

— Похоже, твой вопрос так не понравился Гарсику, что даже стены замка дрогнули. — Она мило улыбнулась. — Прошу прощения, я случайно услышала окончание вашей беседы, но, заметив Хельгу в крепости, не могла пройти мимо. Девочки, разве у вас не подписан контракт? Сейчас вы должны лететь в Дикельтарк.

— Должны, — грустно потупилась бывшая актриса. — Вот только пришлось отказаться. Магистр Гарс дал Яне заведомо невыполнимое задание. Миледи, он заставил ее разбирать бомбу! Представляете?!

Магиня напряглась и прищурилась.

— То есть ты не сдала? — От опасно ласковых интонаций стало тревожно, но прежде, чем я успела открыть рот, наставница продолжила: — И после этого не пришла ко мне и не сказала, что эта сволочь тебя прокатила?

Не смея пошевелиться, я слушала дальше.

— Разбор боевых артефактов — задача для деструктора! Лорд Гарс не имел права изменять порядок зачета. Неужели ты не понимаешь? Он сделал это специально, чтобы отомстить мне. Яна! Мы говорили об этом много раз! На любое его действие ты жалуешься мне!

Вздохнув, Мадина взяла себя в руки.

— Вы могли улететь в Дикельтарк сегодня, Трис Павс удовлетворила бы мое прошение. Понимаешь?

Это она не понимает… Ничегошеньки она не понимает… Машинально кивнув, я покосилась на Хельгу. Вот кто не скрывал своей досады.

— Жаль, что ты снова не послушала меня, — разочарованно произнесла леди Филис.

Еще одна капелька вины уже никак не влияла на отвратительное внутреннее самочувствие.

— Ладно, — наконец выдала она, откинувшись на спинку стула. — Мы не оставим шансов этой мстительной твари. Не позволим ему ломать наши планы и глумиться над моей ученицей. Не так ли? Я знаю, что нужно делать. Подождите обе.

И магиня, прикрыв глаза, покрутила браслет. Разговор с невидимым собеседником затягивался, Хельга все это время с надеждой взирала на нее. Наконец Мадина разорвала связь и сообщила:

— К сожалению, ваш прежний контракт перерегистрирован. Выполнить рейс в Берг не получится, но у компании есть интересное предложение для опытных пилотов «Скитальца». — Она довольно оскалилась. — Недавно один столичный аристократ арендовал дирижабль на свадьбу сына, чтобы молодожены полетели в свадебное путешествие, когда им захочется. Собственно, этот момент наступил. Молодые супруги собрались лететь, но так как частный рейс в расписание не ставят, лишних пилотов не найти… — Наставница заговорщицки понизила голос: — Девочки, это большая удача и оплата достойная. Я сообщила им, что вы согласны.

Хельга перестала дышать.

— Куда нужно везти?

Преподавательница выдержала напряженную паузу.

— В Тире град. Побыть там десять дней и вернуться обратно. Море, солнце, пальмы, почти летние каникулы. За все это каждая получит двести шегов. И посмотреть соседнее государство вам будет полезно. — Черные глаза глядели в упор. — Яна, уверена, тебе там понравится.

Тиреград… Это же столица Воленстира.

— Вылет сегодня ночью, поэтому, девочки, ноги в руки и бегом в фертранский порт, вы еще успеете на вечерний столичный рейс.

— В Воленстир! В Воленстир! — повторяла бывшая актриса.

— Но, миледи, — осторожно начала я, — как же деструкция?

— Деструкция? — лениво переспросила она. — Забудь. Я улажу все вопросы с директорами. К тому же как боевой маг я могу принять у тебя зачет, так что, считай, пересдала.

И Хельга, не дав опомниться, вцепилась в мои плечи и принялась трясти:

— Янка! Летим! Скорее! Тебе надо собраться! И купальник положить! Воленстир — это мечта! Там лучшие пляжи, бирюзовое море, мы такого и не видели!

Растерявшись от неожиданных новостей, я почти не понимала, что она тараторит. Полет в Воленстир? Благодарение богов… Это то, что мне сейчас необходимо. Убраться отсюда и привести свои чувства в порядок. Находиться в крепости рядом с Гарсом выше моих сил… Может, за несколько недель он остынет, и все как-нибудь уляжется само собой? От кошмара хотелось сбежать, и Хельга просто не оставила бы мне выбора.

— Хорошо, — согласилась я, радуясь, что хоть кому-то угодила.

— Тогда торопитесь. Контракт подпишете в столице, его уже подготовили.

Сияющая от счастья подруга схватила меня за локоть и выволокла из-за стола.

— Приятно проведите время! — летело вслед напутствие Мадины.

С конца лета минуло три месяца, я уже скучала по «Скитальцу» и по работе. Несмотря на отвратительное настроение, внутри потеплело — надо лететь в этот Воленстир, отвлекусь, и станет легче.

Хельга была готова сама собрать мой чемодан, без разбору бросала в него мои рубашки, личные принадлежности, летный комбинезон с эмблемой «Воздушной компании», несколько открытых платьев, документы, карты допусков и деньги. Словно вихрь, она носилась вокруг, и через час чемодан стоял у двери. Сообщив Ингрид о нашем отлете, мы отправились к воротам.

Забираясь в экипаж, я чувствовала грустное облегчение. Сбегаю. Но видеться с магистром для меня опасно. В горле застрял ком. Сегодня все могло сложиться иначе, если бы вчера я сказала правду. Вот только пустое все это. Гарс не сделает меня счастливой. Он еще никого счастливым не сделал, а значит, все верно. И пусть сейчас я этого не понимаю, будто одурманенная, но однажды боль пройдет. Главное, не вспоминать, как близко он стоял, как смотрел, едва не касаясь своими губами… Глаза защипало, и я зажмурилась. Экипаж тронулся с места.


Царство Воленстир. Тиреград


Яна Брайл


Кто бы мог подумать, что все так обернется. Летом мы мечтали о рейсе в Воленстир, и эта мечта буквально свалилась на нас зимой, вместе с колоссальной ответственностью, баснословным гонораром и двумя изнеженными аристократами на борту. Почти час меня инструктировал распорядитель полетов, подробно объясняя, что можно, а что нельзя делать в тиреградской воздушной гавани. Местные, в большинстве своем обделенные магией, тоже рвались в небо, их творения я видела только на картинках: странные дирижабли без крыльев, с огромными баллонами и маленькими гондолами, обвешанные тросами и дымящимися трубами, управлялись исключительно механически. В столице Воленстира немало подобных экземпляров, поэтому все маневры надлежит строго согласовывать с контролером, если не желаешь нарваться на международный скандал.

Контракт был подписан, и около полуночи мы вылетели из Дикельтарка. Буран накрыл город, пришлось попотеть, выводя нашего «Скитальца» из эпицентра стихии. Мороз, снег и шквальный ветер не позволяли расслабиться и подумать хоть о чем-то личном. Магия лилась наружу, и сознание полностью отдалось управлению машиной. До утра я боролась с обледенением крыльев и грелась, сметая с палубы растущие на глазах сугробы. Из циклона мы вышли у мыса Новой Зари, недалеко от того места, где на нас напал рорский «Ветерок». На этот раз посторонние шумы не беспокоили, и, заняв северный коридор, я вызвала Хельгу. Замерзшая и уставшая вусмерть, добралась до каюты и мгновенно уснула. Работа — прекрасное средство от душевной тоски.

Спустя сутки мы прибыли в ставший уже родным для нас Рашарст — административный центр приграничной провинции Шордаст. Город-порт, пристанище регесторских горцев и пиратов, встречал «Скиталец» зимним ливнем. Здесь мы пополнили запасы провизии. По заказу компании на борт доставили готовые блюда из местного ресторана, каждое было упаковано в специальный, сохраняющий свежесть контейнер, звенящий магией. Этот шедевр неизвестного спеца по артефактам, вероятно, его озолотил, одна такая коробочка стоила треть моей стипендии… Кроме запеченных уток в винном соусе, неслыханных гарниров и прочего праздника живота нам доставили упаковку молотого кофе, чем несказанно меня обрадовали.

Если смотреть на карту исследованного мира, то Тиреград находится совсем близко от северных границ Регестора. По прямой лететь не больше суток, вот только эта прямая пересекала посередине Рор. А значит, за следующие пять дней мы сделаем большой крюк, будем двигаться строго на восток, а потом возьмем курс на северо-запад, на столицу Воленстира, расположенную на самом краю жаркой непреодолимой пустыни.

Облет царства колдунов беспокоил. Вражеский берег виднелся по левому борту, и хотя он казался необитаемым, но я помнила, что где-то там, за горизонтом, летал опасный и невидимый «Ветерок». Встречных машин резко поубавилось, зато мимо регулярно пролетал патрульный «Горный орел», проверяющий наши энергетические эмблемы. Несмотря на охранявших трассу армейцев, мы с Хельгой сохраняли бдительность и регулярно изучали окружающее пространство в подзорный визор.

Погода над Ледниковым морем стояла отменная. По-весеннему теплый ветер и яркое солнце выгнали из каюты наших пассажиров, предпочитающих обычно не показываться на палубе то ли из-за боязни высоты, то ли из-за непреодолимого желания быть вместе. Молодой господин лет тридцати и совсем юная девушка, чем-то похожая на Ингрид, позавтракали у откидного столика, любуясь бескрайними водными просторами. Судя по знакомой эмблеме на браслетах связи, мы везли целителей, причем не самых простых. На пальцах молодой жены кроме золотого блестели стальные кольца, служившие для определения статуса. Замысловатая гравировка означала, что перед нами урожденная графиня, с отличием окончившая Институт целительства по специальности «хирургия». Вообще-то они оказались хорошими пассажирами — от работы не отвлекали, лишними вопросами не доставали, иногда составляли компанию за завтраком и расспрашивали о полетах. Общение с клиентами проходило чинно, вежливо, с соблюдением дистанции, и все было бы просто восхитительно, если бы эти двое прекратили свои регулярные лобзания около моего пилотского мостика… Повезло обычным магам: поживут вместе, а чуть что не так — разбегутся. Это тебе не ментальная связь, возникающая раз и навсегда.

Воленстир кардинально отличался от Регестора. Чем ближе мы подлетали к Тиреграду, тем жарче становилось. Это был край вечного лета, покрытых пальмами островов, бирюзовой воды и коралловых рифов. Под крылом виднелись рыбацкие поселки с длинными пирсами, уходящими в море и заканчивающимися какими-то круглыми кольцами непонятного назначения, мимо них иногда ходили дымящиеся стальные пароходы. Путь от границы до Тиреграда занял трое суток, все это время ощущалось приближение пустыни, становилось суше. Тропические леса вытеснялись к берегам и в дельты рек.

Пассажиры не переставали охать и вздыхать. Пейзажи, столь непривычные для регесторцев, завораживали. Интересная страна. Жаль только, мы с Хельгой не подготовились и почти ничего о ней не знали. В рекламных проспектах молодоженов содержались хвалебные оды местному климату и гостеприимству, а также упоминались какие-то достопримечательности.

Вечером седьмого дня на горизонте показался последний оплот растительности, зеленый оазис на фоне красной пустыни. Закатное солнце осветило широкие улицы, стены домов и башни. Словно сеть кровеносных сосудов, долину пересекали ирригационные каналы; они тянулись от длинного акведука, проложенного по склонам единственной в этом регионе снежной горы Ашалар, являвшейся частью одноименного высоченного хребта, не позволявшего нам облететь Рор с запада. На фоне сооружений из песчаника выделялся дворец — полукруглое строение из белого камня с блестящей крышей, окруженное садами. В северной части города находилась причальная мачта — высоченная неостекленная ферма, продуваемая горячим ветром и пылью. Дирижабли причаливали к трем ярусам: местные аппараты занимали нижний, а регесторские дирижабли швартовались повыше… А еще на востоке, у самого горизонта, в небо поднимались клубы черного дыма — там круглосуточно работали десятки заводов. Как поведал наш пассажир, когда ветер дул в сторону Тиреграда, всю эту красоту под крылом застилал едкий смог, тогда местные либо совсем не выходили из дома, либо надевали защитные маски.

— Офигеть! Офигеть! — повторяла Хельга за спиной.

Я в последний раз проверяла карту перед вызовом причальной башни. Пора снижаться… На мой запрос мгновенно ответил звонкий женский голос, что само по себе удивительно, никогда не встречала девушек-контролеров.

«„Скиталец“ двадцать два десять, приветствуем вас!» — Эфир заполнило зеркальное изумление: кажется, девушки-пилоты тут тоже были редкостью…

«Добрый вечер, контрольная вышка. — Я снизила скорость и поискала в папке необходимые документы. — Рейс Дикельтарк — Тиреград, частный, забронирована стоянка тридцать один, разрешите начать сближение по вектору… мм… По вектору три».

«По вектору два», — мягко поправили меня.

Нахмурившись, я вновь проверила карту. Действительно… Какие тут все вежливые, однако.

«Так точно».

«Снижение разрешено. Стоянка готова, техники вас ожидают».

Мимо промчалось изделие местной воздушной верфи: ржавая посудина с плоским баллоном и тремя пропеллерами тарахтела и дымила, ее борт украшало изображение неизвестной черной зверюги.

«Благодарю», — отозвалась я, интуитивно отводя «Скитальца» в сторону и уменьшая поток силы.

Дирижабль чутко отреагировал на команду, зашумели приводные механизмы, крылья повернулись в посадочное положение, и мы пошли вниз. Под пилотским мостиком замелькали мощеные улицы Тиреграда, особняки, парки, искусственные пруды с темной водой…

Причальная башня медленно приближалась, мигали фонари на тридцать первой площадке. Выправив машину, я начала торможение. Мы швартовались к среднему уровню мачты, под нами уже висело какое-то корыто, и важно было не задеть его раскручивающимися лебедками. Уже наступил вечер, но прохладнее не стало. За десять метров до стыковочной площадки я обесточила «Скитальца» и аккуратно подвела его к железной конструкции. Дожидавшийся нас темнокожий парнишка без вопросов принял стояночный карабин и закрепил в держателе. Все якорные тросы натянулись, дирижабль дрогнул. Вот теперь прилетели, можно и пандус выдвигать.

— Хель, скажи пассажирам, чтобы готовили документы. Прибыли.

На этом наше общение со сладкой парочкой целителей заканчивалось, теперь мы увидимся через десять дней во время полета в Дикельтарк. Все это время они проведут на тропическом острове, будут пить вино и крепко любить друг друга… Удачи им.

Пока возилась с пандусом, на стыковочную площадку поднялась короткостриженая девушка с обсидиановой кожей, облаченная в глухой хлопковый комбинезон без рукавов. На широком поясе в специальных карманах находились противопылевая маска и круглые очки. Сопровождали ее два товарища мрачной наружности. Оказалось, что не все местные жители были одного цвета с ваксой, как указывалось в энциклопедии, прочитанной мной на первом курсе. Один из охранников обладал относительно светлой кожей и больше походил на загорелого регесторца, а вот второй и правда сливался со своей черной формой, пугающе контрастировавшей с белоснежными зубами.

Машинально теребя какую-то коробочку с тумблером и выдвинутой железной спицей, девушка неотрывно разглядывала меня, я тоже в долгу не осталась и уставилась на странный прибор.

— Добро пожаловать в Тиреград, — официально и со всем возможным радушием произнесла она. — Меня зовут Идара, я первый помощник воздушного контролера.

— Яна Брайл и Хельга Холдар, мэм. — Я протянула ей все необходимые бумаги.

— Просто Идара.

Как выяснилось, регесторские пилоты регулярно создавали трудности местной воздушной гавани, задерживали вылеты, сбивали расписание полетов. И все из-за незнания воленстирского языка, ведь чтобы заполнить простейший бланк на оплату стоянки, приходилось полчаса возиться со словариком, что уж говорить о грузовых или таможенных ведомостях… Поэтому я была признательна Идаре, явившейся лично помочь мне справиться с бумажками.

Целителей отпустили первыми, до открытой коляски их проводили охранники, а мы занялись разгрузкой, оплатой пошлин и стоянки на все десять дней нашего тут пребывания. На улице уже наступила ночь, когда с формальностями было покончено, и хотелось только плюхнуться в постельку в каюте, но любезная контролерша нашего состояния не заметила и пригласила на чай, отказаться показалось невежливо.

Ресторан располагался у подножия причальной башни. Выйдя за ворота гавани, мы очутились в каком-то ином измерении, где улицы освещались масляными лампами, жаркий ветер гнал по брусчатке красный песок, и по тротуарам, словно тени, бродили местные жители в длинных легких одеждах. Воздух пах костром, издалека доносились крики чаек и шум прибоя. Регестор, Заоблачная и магистр словно остались в прошлой жизни. Сердце заболело. Нет, не остались… Боги… Сейчас, здесь это уже не важно! Поругав себя за бессмысленные сожаления, помчалась догонять увлеченно болтавших Хельгу и Идару.

В помещении царил полумрак, почти не отличавшийся от уличного. Худая девушка провела нас в соседний зал, усадила за круглый стол и зажгла свечи в решетчатых подсвечниках. Вскорости принесли чай — что-то травяное с приятным ароматом.

— А покрепче здесь ничего не подают? — поинтересовалась бывшая актриса, осматривая соседние столики.

В сумраке лиц других посетителей было не разобрать, но в достаточном отдалении расположилась группа местных мужчин, о чем-то оживленно беседовавших.

— Что вы, мисс Хельга, — стрельнула глазками Идара. — Девушке не подадут вина, если она в ресторане без мужа.

— Ты же в завязке, — напомнила я, пригубив теплый напиток из маленькой чашки.

Вообще-то бокал вина сейчас пришелся бы кстати, лучше спалось бы…

— Так я для тебя, — ухмыльнулась подруга. — Тяжелый же перелет был.

Нет, это она не из-за перелета пыталась меня напоить, это ей не дает покоя природное любопытство, почему я рыдала в ночь перед нашим отлетом в Дикельтарк. Хельга уже и так и эдак ко мне подкатывала, но пока ее атаки удавалось отбить.

— Здесь нет сложностей, — поняла ситуацию контролерша. — Вы можете купить запечатанную бутылку и выпить у себя на борту, но на улице не советую — мы, воленстирцы, очень консервативны, если девушке не положено пить в общественном месте одной, то лучше этого не делать.

М-да… Интересно, что еще не положено тут делать девушке?

— Тогда мы возьмем с собой, — не унималась Хельга, и прежде чем я успела остановить нашу проводницу, Идара махнула официантке и произнесла несколько непонятных слов.

— Сейчас принесут, а пока, пожалуйста, расскажите, неужели вы действительно обладаете истинной предрасположенностью к полетам? Простите за невежливый интерес, но нам говорили, что среди регесторских летунов женщин не бывает, а ваши мужчины расплачиваются за могущество своей… мм… несостоятельностью. Прежняя напарница утверждала, что когда-то встречала одну летающую магиню, но я не верила, а теперь поняла, что заблуждалась. Это удивительно!

Ничего удивительного. Большинство наших сокурсниц скорее всего успешно найдут себе пару, останутся сидеть на земле, нянчить детей и дистанционно поддерживать мужа своим потенциалом. Такова печальная статистика выпускниц школы, редко когда девушка продолжает заниматься карьерой.

— Просто они до вас не долетают, — пояснила Хельга, поудобнее устраиваясь на кожаном диване. — Идара, а чем тут можно занять себя следующие десять дней? Куда сходить?

Рядом неслышно возникла девушка и протянула мне запечатанную коробку, видимо, это и было заказанное вино.

— Разумеется, куда только захочется! Отправляйтесь на пляж или слетайте на острова — это недалеко и там немноголюдно. Царский дворец открыт для экскурсий, а еще… вас наверняка просили привезти всяких сувениров из Воленстира? У пристани есть огромный рынок — он под парусами и виден из любой точки города, там найдется такое, что в Регесторе с руками оторвут, я знаю, многие имперские летуны покупают там товаров на всю зарплату, а потом выгодно продают их в Дикельтарке. Сходите, не пожалеете.

Алчный огонек вспыхнул в глазах Хельги, надо будет остудить ее пыл, вряд ли компании понравятся нелегальные грузоперевозки.

— А еще, как я могла забыть! — стукнула себя по лбу воленстирка. — Ведь в воскресенье ночь Огня! Это как у вас… Темная ночь? Кажется, так называется? На арене будет невероятное шоу. Вы такого нигде не увидите. В Воленстире почитают огонь, поклоняются. — Девушка протянула руку к свече, пламя перекинулось на ее ладонь, собралось в клубок и взмыло в воздух, сразу повысив освещенность помещения.

— Вы маг? — удивилась я, расслышав тихий треск силы.

Она кивнула:

— Само собой. Как и большинство моих одаренных сограждан, я — маг огня. В Тиреграде даже есть своя школа, и без ложной скромности скажу, в искусстве управления пламенем наши выпускники превосходят даже регесторских магов.

Темные пальцы сжались, и сфера погасла.

— Если захотите, мой ассистент купит для вас билеты на шоу. Поверьте, не пожалеете.

Взглянув на меня, Хельга скорчила умоляющую рожицу.

— Ладно, но только туда, — смилостивилась я. — Идара, мы собираемся жить на «Скитальце», с доступом на борт проблем не возникнет?

— Это ваше право, мисс Яна, регесторский браслет служит пропуском в башню. Прошу простить нас за усиленную охрану гавани, но Тамико, да светит над его головой яркое солнце, заботится о безопасности гостей царства. Также должна предупредить, что полеты осуществляются круглосуточно, если вам мешают шум и магические вибрации, могу порекомендовать отель с комфортными номерами и идеальным сервисом, ваши летуны часто ночуют там.

Покачав головой, я допила свой чай.

— Спасибо, но мы на «Скитальце».

Инициативу в разговоре перехватила Хельга, желая выяснить, что конкретно покупают регесторцы на местном базаре, а я принялась рассматривать посетителей. Присутствующие беседовали тихо, в уголке напротив пили чай две подружки, обе в длинных платьях-балахонах, перехваченных цепями вместо ремней. Группа юношей за соседним столиком не сводила с них плотоядных взглядов, воленстирки пристальное внимание ощущали, но спокойно его игнорировали.

Колокольчик в проходе звякнул, и на террасу вошла девушка с кожей темно-карамельного цвета, под белым шелковым плащом виднелось такое же белое простое платье до колена, подвязанное золотистым ремешком. Скинув глубокий капюшон, она направилась к свободному столику. Могу поклясться, все присутствующие мужики свернули головы и смотрели на нее так, что даже мне стало мерзко… Но тут в проходе возникла пара жутких на вид бородатых сопровождающих, их присутствие тотчас отрезвило озабоченных воленстирцев, и те принялись отворачиваться. Официантка внесла поднос с чаем, но тут же была остановлена одним из воинов. Он подозрительно оглядел чашку, чайник и лишь потом позволил ей пройти.

— Идара, — решила задать я неожиданно возникший вопрос, — безопасно ли нам, регесторкам, передвигаться по Тиреграду пешком?

Она проследила за моим взглядом и рассмеялась:

— Ох, не беспокойтесь! Все, чего следует опасаться, — это излишнего интереса, и ничего удивительного — вы очень выделяетесь, но даже светлая кожа не причина для тревоги. Поверьте, ни один воленстирец не приблизится к вам без разрешения. Мы живем в прогрессивном обществе. Женщины в Воленстире неприкосновенны и сами решают, когда и с кем вступать в брак. Никто не смеет влиять на наш свободный выбор. Выбор — высшая ценность, оберегаемая традициями. А эта девушка — дочь кого-то высокопоставленного, ей положена охрана.

Пока высокопоставленная особа пила чай, не обращая ни на кого внимания, девочка-официантка обежала несколько столов, собрала какие-то карточки и, уложив их на поднос, преподнесла местной аристократке. Юная красавица даже не взглянула на них, быстрым движением сгребла в стопку и убрала в карман невесомого плаща.

— Прошу извинить, но мое присутствие требуется в башне. — Идара смутилась. — Если понадобится помощь, вызывайте меня по браслету, не стесняйтесь, и пожалуйста, чувствуйте себя как дома. Надеюсь, мы с вами еще выпьем чаю до отлета.

Контролерша поклонилась непривычно низко и быстро удалилась, оставив нас с Хельгой вдвоем.

— С ума сойти, мы должны все попробовать! — возбужденно бормотала подруга. — И на острова слетать, и на представление это сходить, кто знает, может, компания больше не выдаст нам сюда рейс! Да что я говорю, конечно, не выдаст! Если бы не Мадина, фиг бы мы тут оказались, две студентки, летали бы по Регестору почтальонками.

— Нам его не выдадут по другой причине — даже не думай везти отсюда контрабанду.

Актриса невинно захлопала ресницами:

— Я не собиралась, просто… вдруг полюбила воленстирский шелк, и надо ребятам побольше вина прихватить.

— Хель! — Я выразительно уставилась на нее и получила в ответ лишь самодовольную улыбку.

— Я совсем чуть-чуть. Для личного пользования.

Вот наказание! Расплатившись, мы подхватили коробку и собирались уже выйти на улицу, как вдруг прыткая девица остановилась передо мной с подносом. В центре лежала тонкая карточка с неизвестными символами. И что это значит, демоны ее побери? Оглядевшись, я заметила местного парня, несколько минут назад разглядывавшего титулованную дочку. Он довольно скалился и подмигивал мне. Вот же нелегкая… Даже на первом курсе наши озабоченные студенты не позволяли себе так открыто демонстрировать интерес! Фу! Сурово покосившись на него, хотела отправиться за Хельгой, проигнорировав девчонку, но та начала верещать что-то непонятное, явно не собираясь оставлять меня в покое. Недолго думая я сделала то же самое, что и местная аристократка, — сунула карточку в карман комбинезона и пошла прочь.


Недалеко от Тиреграда мы отыскали необитаемый атолл и ровно два дня честно провалялись на пляже. Купались, загорали и объедались фруктами, пока «Скиталец» висел над бирюзовой отмелью. Но ленивый отдых Хельге быстро наскучил, шило водном месте требовало новых впечатлений, и мы решили вернуться на стоянку в столицу.

Жара стояла такая, что над красными барханами дрожал воздух. Пришлось сменить форменный комбинезон на новое неуютное платье, в любой другой одежде я бы просто спарилась. Подруга нацепила шелковые шаровары и тонкую кофточку, заплела волосы в косу и важно заявила, что пришло время выкинуть Милмана из головы и вновь выбираться на охоту. Вот только этого еще не хватало! Благодарение богам, эти мечты не сбылись…

За несколько дней мы обошли и объехали на странных велосипедных колясках половину Тиреграда, посетили местный базар, укрытый от солнца огромными многометровыми тентами, видели, как сбрасывается в водопровод вода из шлюза под акведуком, побывали в царском парке на экскурсии и, к собственной великой радости, отыскали в припортовом районе регесторский ресторан.

Коллекция карточек росла. На улице, в кафе, в парках — мне впихивали их везде, что порядком надоело. Как мы позже догадались, карточка означала приглашение к более близкому знакомству… Желание выяснять, насколько далеко могут простираться границы этой близости, у меня напрочь отсутствовало. Подмигивания, многозначительные взгляды, беспардонные ухмылки, а порой просто похабные окрики — всем этим я была сыта по горло! Хорошо, что Идара не солгала, озабоченные мужики не смели приближаться к нам, а от Хельги вообще шарахались в ужасе, и хотя выглядело это презабавно, но бывшая актриса начала впадать в депрессию и выискивать в себе недостатки перед зеркалом.

— Я уродка, да? — Она забралась на крышу кубрика, где мы расстелили циновку и вечерами рассматривали ночной город, освещенный тысячами факелов. — Ни одной карточки! Ни одной!

Подруга плюхнулась рядом и завистливо покосилась на мой бокал с вином. Я припасла для нее апельсиновый сок.

— Не говори ерунды. Ты — красотка, просто люди тут чужие… И традиции их чужие, вряд ли мы разберем, о чем они там думают, эти воленстирцы… Вот скоро вернемся в Регестор, и ты снова окажешься в центре внимания.

Хельга скептически взглянула на меня:

— Чушь! Что может быть в голове у мужчины? Да пусть он даже… о, проклятые боги, дал обет воздержания! Но! Он должен реагировать! А эти просто меня боятся… Почему? Импотенты? — Девушка сделала глубокий вдох и легла на циновку.

Может, ей и правда какого-нибудь местного отыскать… Новых впечатлений хватит до возвращения в школу. Интересно, как воспримет Идара мой вопрос о поиске любовника на час?

— Это все Милман виноват, — глухо продолжила актриса. — В театре нас учили не влюбляться. Привяжешься и потеряешь легкость, ифивость, твое сердце разобьется, а глаза перестанут притягательно сиять. Это сход с дистанции, дорогая. Я ведь рассказывала, чем мы там занимались… Хорошо, если девушка дальновидна и успела скопить себе деньжат на безбедную старость, а если нет? Может, и удастся снова завести любовника, но удержишь ли? Мужчины все равно каким-то образом распознают фальшь, или это мы не можем жить как прежде… Так что работай, веселись, но не люби. Немного романтики, флирта и чуть-чуть страсти. Ушел? Не беда. Не зацикливаемся, живем один раз, ищем следующего. Обязательно ищем. — Она перевернулась на спину и поглядела в звездное небо. — Женщина не должна быть одна, иначе она зачахнет без внимания и ласки, слишком сильно раскачает маятник эмоций, и когда встретит следующего, то пропадет в захвативших ее чувствах… — Хельга выразительно покосилась на меня. — Мы с Милманом очень долго были вместе. Я полюбила эту сволочь знаменитую! Тварь гадскую! Позволила ему крутить собой и раскачала свой маятник! И теперь внутри сломалось что-то важное. Ингрид права, больше никто не зовет меня на свидания, а воленстирцы в упор не видят! Я проиграла…

Вон как ее заштормило, и вроде трезвая…

— Ничего, — отхлебнула я из бокала. — Отыщем тебе местного мачо, и маятник остановится.

Она сокрушенно покачала головой:

— Нет. Ничего не выйдет.

И, шмыгнув носом, повернулась на бок. Не только она позволила себе влюбиться, разбередить душу, но и я потеряла бдительность. Как выразилась подруга, раскачала маятник, предалась неуместной жалости к себе одинокой, вновь и вновь прокручивая нереальные фантазии со скалистых островов… Как оголодавшая собака кидается на кость, так и я рванула навстречу крупицам чужой нежности. Поверила на миг, что фантазия стала правдой. В эту ловушку меня никто не загонял. Только, в отличие от Милмана, решившего все за Хельгу, шансов магистру не оставила я… И-ди-от-ка! Ведь мы даже толком не поговорили… А теперь… Страшно подумать, что будет по возвращении в школу…


Шоу огня начиналось после заката. Главная арена Тиреграда находилась на центральной площади, небольшое трехуровневое сооружение вмещало человек пятьсот. Люди шли туда нескончаемым потоком вдоль коридора из факелов, ехали на этих велоповозках. Силуэты женщин в легких балахонах и мужчин в свободных штанах и рубашках без рукавов скрывали клубы дыма. На одном из перекрестков мы влились в толпу, а у главной арки свернули в специальный коридор. Идара достала нам билеты на лучшие места — обособленную ложу в первом ряду, по соседству с местными аристократами и богачами.

Пока народ рассаживался, я огляделась и тут же наткнулась на десяток заинтересованных лиц. Таращиться по сторонам и любоваться архитектурой театра под открытым небом сразу расхотелось. Я им кто? Экзотическое насекомое под лупой? Как здорово, что наш отпуск подходит к концу и скоро мы вернемся домой!

Хельга сегодня оделась до безобразия неприлично — в короткую черную юбку, туфли и обтягивающую полупрозрачную рубашку. Вот она-то с интересом исследовала заполняющиеся трибуны.

На арене в железных ведрах пылал огонь, жаркий ветер уносил искры в ночное небо, над головами зрителей висел едва различимый красноватый туман. Некоторые местные нацепили маски. Почему мы не приобрели такие же? Глаза уже слезились… Представление началось после удара по железному диску, моя драгоценная подруга сразу оживилась и завороженно уставилась вниз. Ритмично забили барабаны, посреди арены вспыхнула огненная стена, и перед ней возник женский силуэт. Великолепно управляясь со стихией, девица грациозно закручивала пламя вокруг себя, будто одеяло, едва слышно звенела сила. Объятая огнем, она вскинула руки, и кокон раскрылся, превращаясь в пылающие крылья за ее спиной. Воленстирцы завизжали, зааплодировали. Пламенная бабочка рванула ввысь и исчезла среди звезд.

В тот вечер мы видели, как один человек одновременно управлял сотней огненных сфер, как пламя принимало форму разных животных, набрасывавшихся друг на друга, как факиры изрыгали огонь, а горящие искры зависали над зрителями сотнями ярких точек… Шоу и правда вышло достойным. Жаль, меня постоянно отвлекали. То маленький мальчик принесет карточку, то чья-то сестра или подруга… Передавали эти клочки бумаги с невероятным почтением, порой почти сгибаясь пополам в поклоне… Сердито взирая на растущую стопку, я ощущала себя дичью под прицелом охотников. О, демоны на них! В груди шевельнулся и стал расти комок раздражения.

Объявили перерыв, Хельга продолжала ахать от неописуемого восторга, а на пороге возникла следующая посыльная — черная как уголь босоногая дамочка со странной светящейся татуировкой на шее. Я попыталась не замечать ее, но фокус провалился, похоже, упрямая воленстирка вознамерилась стоять на пороге до конца представления.

— Снова приглашение? — хмыкнула Хельга. — Не хочешь принять его? Развеяться? Тебе было бы полезно.

Пока она болтала, явилась следующая девица, а за ней шла еще одна… Целое паломничество… Сумасшествие какое-то!

— Все-таки что-то здесь не так, — нахмурилась я, укладывая новые карточки к остальным.

— Вот! И мне непонятно, почему они их тебе несут. Прости, но в этой глухой блузке ты даже дровосека не привлечешь. Могла бы просто на лбу написать: «Мужчинами не интересуюсь!»

В голосе подруги звучала неприкрытая обида.

— Хель, хочешь, бери любую! Мне не жалко. Развлекайся!

— Ты же видела, они драпают от меня, как от чумы!

— Вот это и удивительно. — Я покачала головой, ощутив смутную тревогу. — Надо спросить у Идары, откуда такая избирательность, а пока не стоит принимать сомнительные предложения.

На пороге возникло очередное короткостриженое явление в оборванном платье.

— Тас! Тас! — Я резко остановила ее жестом.

На воленстирском «вис» и «тас» означали «да» и «нет», и на этом мои скромные знания местного языка заканчивались.

Девицу будто хлыстом ударили, она вздрогнула и подняла полные ужаса глаза. Едва не рыдая, начала что-то бормотать, указывая пальцем на ложу напротив. Толстый мужик сидел в кресле и курил длинную трубку… Мерзкий, скользкий тип чуть слюни не пускал, бесстыдно раздевая меня взглядом. Урод!

— Тас! — вновь повторила я, и воленстирка затряслась.

— Ты бы лучше взяла, — посоветовала Хельга. — А то вдруг эту несчастную удар хватит?

Свирепо покосившись на подругу, я схватила карточку и бросила ее к остальным. Теперь и меня трясло. От бешенства! Жирный чернокожий довольно осклабился, выпуская дым кольцами. Как будто висящего смога ему мало! Гнев шевельнулся, и сила заполнила ладони. Надоело!!! Внезапно яркие искры сорвались с пальцев. Шших! Вся горка макулатуры запылала. У нас тут свое огненное шоу имеется! Магический огонь весело пожирал картонки, испуская в пространство приятный аромат озона… Боги. Как хочется обратно в Регестор…

Неожиданно Хельга толкнула меня в бок, одновременно разрушая заклинание воспламенения. Маленький костер погас, оставив после себя обгоревшие угольки.

— Эй! — возмущенно воскликнула я и в следующий миг осеклась.

Подруга смотрела на меня огромными глазами.

— Не надо…

Да что такое? Она кивком указала мне за спину, я развернулась…

Весь амфитеатр молчал. Перестали бить барабаны, и прекратились разговоры. Тишина. И все, абсолютно все зрители уставились на нас… Кажется, я только что сделала что-то не так… Совсем-совсем не так… Теперь мужчины смотрели на меня враждебно, кривили губы, женщины обменивались между собой резкими непонятными фразами, с верхних ярусов театра слышались окрики.

— Неужели это из-за дурацких бумажек? Проклятый Воленстир!

Некоторые оскорбленные граждане уже тыкали в меня пальцами. Громкие восклицания продолжались.

— Похоже, да, — вцепилась в меня подруга, подозрительно озираясь по сторонам. — Лучше их не провоцировать… Надо уходить.

Ладони вспотели, застучало сердце, разгоняя по венам адреналин. Легко сказать «уходить»! Как добраться до выхода? Вот уроды! Я мельком осматривала трибуны в поисках прохода… Опять отыскала неприятности! Ну вот прямо опять! Не могла развести костер на дирижабле? Каким местом думала? Они же тут все чокнутые. Придурки! Традиции чтут!

Мимо прошествовала темноволосая красавица и разразилась едкой злобной тирадой.

— Это точно не пожелания приятного вечера. — Хельга незаметно взялась за пояс с припрятанным там кинжалом.

— Не дури! Вряд ли они нам что-то сделают. Мы вроде как иностранки, — говорила я и сама не верила, вокруг ложи собралась толпа враждебно настроенных людей.

— Почему всем туристам не выдают памятки, чего нельзя делать в Воленстире ни в коем случае?!

А в следующий миг кто-то в толпе замахнулся — опасное движение я засекла краем глаза. Еще не успев осознать, что случилось, взмахнула рукой. Сработал инстинкт, вбитый изнуряющими тренировками. Защитная стена вспыхнула, озарив все вокруг. Камень врезался в нее и упал на пол. Волосы на затылке вставали дыбом… «Тук-тук-тук», — теперь стучало в висках. Гнев затопил панику. Да кто они такие?!

— Говоришь, ничего не сделают? — ехидно полюбопытствовала подруга. — Жаль, мы не умеем телепортироваться. Такой навык был бы сейчас весьма уместен. Кажется, я знаю, какое непрофильное заклинание хочу изучить в следующем году!

Воленстирцы приближались, беря нашу ложу в кольцо. Некоторые в руках держали бутылки и камни.

— Хель! — шепотом рявкнула я. — Заткнись, пожалуйста!

Пальцы покалывало от рвущейся наружу силы. Если толпа набросится на нас, а судя по этим рожам, такое может случится, — стена не выдержит.

Подруга дрожала от страха.

— Что «заткнись»?! Что «заткнись»?! Вроде бы я с актерской карьерой закончила, но нет, снова в центре внимания!

Вших! Прилетел второй булыжник, снова оттянув силу из резерва… В таком темпе мне долго не выдержать.

— Это же полная задница! Они даже прикасаться к нам не станут! Просто закидают камнями, и все! А я жить хочу! Мне еще надо Милману причинное место отрезать!

Магия звенела, вибрации усиливались, еще немного, и эти возбужденные люди ворвутся к нам. Надо срочно что-то предпринять!

— Нашла о чем думать! — Я сжала зубы, в голове, как назло, не родилось ни единой идейки.

— Надо связаться с посольством, но я не знаю сигнатур! Яна, какого демона мы не знаем сигнатур регесторского посольства?! Сдохнем же! Боги! Что же меня так трясет?!

Это точно! Попали конкретно! И меня трясло не меньше. А воленстирцы входили в раж. Интересно, я умру от магического истощения или от меткого удара камнем в висок?

«Ту-ду-у-у!!!» — звук горна едва не оглушил. Хельга взвыла и заткнула уши. Оскорбленные граждане все, как один, развернулись к источнику шума. Уф! Хоть какая-то передышка! Опустив щит, я подняла глаза к верхнему ярусу амфитеатра. Сейчас что-то будет…

Бесцеремонно оттесняя зрителей, по проходу двигались местные силы правопорядка с факелами в руках. Воины ростом под два метра, на рельефных бицепсах которых флюоресцировали неясные символы, формировали коридор. У каждого на перевязи висит либо топор, либо сабля. Раздражение и гнев на лицах зрителей сменились восхищением, послышались одобрительные возгласы. Ну да, две магини-иностранки против отряда элитных бойцов… Сейчас-то они нас уделают, и справедливость восторжествует.

— Ну что ж, — тихо выдохнула Хельга, толпа расступилась перед порогом ложи, и последний гигант отступил в сторону, замерев истуканом. — Хотя бы не сдохнем всем на потеху. Уж лучше в тюрьму.

Вот только в тюрьму ли нас проводят и проводят ли? От этих воленстирцев следовало ожидать чего угодно…

Страх, напряжение и готовность бороться сконцентрировались в точке под сердцем, нервы натянулись до предела. По лестнице быстро спускался огромный метис, в отблесках огня сверкал его лысый череп. Железные подошвы ботинок бряцали по каменным ступенькам. Этот звук стал для меня обратным отсчетом, и пока он не закончится, я даже дышать не смогу… Просто не вспомню, что это необходимо. Длинный кожаный жилет, почти плащ, угрожающе шуршал по ступенькам. За ним тенью следовали двое неприметных воинов, увешанных арсеналом холодного оружия.

— Яна… это же…

Высоченный амбал смотрел прямо на меня. Приблизившись, он наплевал на все традиции, перешагнул порог и вошел в ложу. Какие необычные темные глаза, угольные… притягательные. Щеку рассекал знакомый шрам. В сознании тревожно всколыхнулись воспоминания. Мы уже встречались. При странных обстоятельствах, почему-то стершихся из моей памяти.

— Да-а… — только и успела протянуть я, от ослепительной улыбки по спине ползли мурашки.

А ведь он невероятно красив! В наплечных пластинах брони отражались огненные всполохи, подсветившие благородное лицо.

Тогда он вел себя излишне нагло и в этот раз остановился неприлично близко, от волнения закружилась голова.

— Яна Брайл. — Акцент лишь украшал его глубокий, чуть хрипловатый голос. — Вот мы и встретились снова.

Я задыхалась, не в силах выбраться из ловушки его взгляда. Кажется, прошлой Темной ночью мы пили вместе. Неясные образы вспыхивали в памяти и тут же исчезали. Холодный свет бара, вальяжный, не вписывающийся в окружающую обстановку иностранец рядом… Какие-то разговоры? Какие? Не помню…

— Жаль, обстоятельства не позволяют юной госпоже досмотреть представление. — Воленстирец покровительственно улыбался.

Облегчение затопило меня. Он пришел помочь! Благодарение богам, они послали мне, бестолковой, несдержанной идиотке, хоть кого-то, способного спасти нас от неминуемой расправы!

Метис протянул руку:

— Я выведу обеих.

А как же правила? Он не может прикасаться ко мне. Или может? В тот миг все это стало не важным. Откажусь — значит, погибну. Ухватившаяся за мой локоть Хельга продолжала что-то шептать, но ее слова до рассудка не долетали. Наконец решившись, я осторожно взялась за его ладонь. Темные пальцы резко сжались, будто захлопнулся капкан, и огромный воленстирец уверенно потянул меня в коридор. Зрители, бросавшие камни, не протестовали.

Унять дрожь и немного прийти в себя удалось лишь на улице. Нас усадили в открытую коляску, спаситель отдал последние распоряжения воинам и устроился напротив. От одного его вида разум охватывал неописуемый восторг, мысли испарялись, и хотелось лишь восхищенно хлопать глазами. Повозка тронулась, миг, пока мы разглядывали друг друга, показался вечностью. Расслабленная поза и излучаемая им сила производили на меня необычный эффект — земля уходила из-под ног. Возможно, у меня правда поехала крыша без мужского внимания? Сначала эпопея с Гарсом, теперь этот… темнокожий… Откуда-то возникло желание подсесть к нему поближе. Интуиция молчала.

— Юная госпожа почти не изменилась за прошлый год. — Боги, какой у него волшебный, обволакивающий голос… — Все такая же прекрасная и все так же оскорбляет воленстирцев. Вам повезло, что я сегодня был на празднике. Наши мужчины крайне терпеливы, но сожжение регалии рода — серьезный проступок.

Под пристальным взглядом этого человека я плавилась и едва ли понимала смысл его слов. Мне бы пообщаться с леди Джениз. Когда унесу ноги из этого Тиреграда, первым делом пойду к школьному психологу, пусть скажет, что со мной творится. Пульсирующая боль охватывала затылок.

Мой ответ прозвучал жалко, зато честно:

— Простите. Не знаю, что на меня нашло.

Густая бровь иронично приподнялась.

— Вероятно, у юной госпожи слишком сильный дар и слишком беспокойный ум?

Хельга, о которой я успела позабыть, уместно влезла в беседу:

— Мы не желали оскорбить кого бы то ни было, просто не знали, что какая-то бумажка может быть символом рода.

— Когда приезжаешь в чужую страну, такие вещи следует знать, — спокойно парировал мужчина, продолжая наблюдать за мной. — Вам нехорошо?

О да… Еще как нехорошо. Слишком горячо — снаружи, внутри. Не смотри на меня так, демон пустынный! Отогнав наваждение, я помотала головой:

— Много дыма.

Воин кивнул, а мне наконец удалось отвести взгляд.

— Понимаю, вам нужен отдых. Воздушная гавань за поворотом. Тридцать первая площадка, кажется?

Коляска внезапно остановилась, и меня едва не бросило вперед — вовремя уцепилась за дверную ручку. Волны жара и холода сменяли друг друга, болезненно пульсировал висок.

— Спасибо вам, — произнесла Хельга, первой спрыгнув на мостовую. — Нам, наверное, не стоит появляться в городе после сегодняшнего?

Рука воленстирца галантно придержала меня за талию.

— Почему же? — Слова звенели где-то внутри головы. — Ходите куда хотите, никто вас не тронет.

— Но…

— Люди видели, с кем вы ушли.

Ну же, Яна! Давай! Очнись! Сжав кулаки, я заставила себя посмотреть на спасителя. Сознание вновь зависло, но его быстро взбодрила вспышка негодования. Хватит! Красивый мужик — не повод выпадать в осадок! Что ты так расквасилась?! Соберись!

Свой вопрос я почти выкрикнула, и оттого он прозвучал грубо:

— А как же ваши традиции?!

Хельга с ужасом покосилась на меня. Испугалась, что опять отмочу какую-нибудь глупость? Воленстирец же дерзкий тон проигнорировал, лишь ослепительно улыбнулся, продолжая уничтожать мое критическое мышление одним своим присутствием.

— У меня есть право быть рядом. Разве не помнишь? Ты дала его мне. — Темные глаза опасно заблестели. — Исполнение обещания станет скромной платой за твою жизнь и жизнь юной мисс. Как считаешь?

И тут моя память прояснилась: Хельга и Милман пытались увести меня, пьяную, из клуба, а я обещала этому типу при следующей встрече позволить узнать друг друга получше. Боги, зачем тогда так наклюкалась? Следующая встреча наступила.

Впрочем, за оплошность придется заплатить.

— Хорошо. — Злость и отвращение к собственной слабости помогали не поддаться его обаянию снова.

Не переставая улыбаться, он вскочил на подножку:

— Тогда до завтра. Я приду после захода солнца. И хочу, чтобы мне позавидовал весь Тиреград.

Ногти впились в ладони.

— Сэр. Вы так и не назвали своего имени.

Красные сигнальные огни причальной башни мигали так же быстро, как пульсировало у меня в ушах.

— Тир, Яна. Тир Бирлек, первый военный советник Тамико.

Вот и познакомились.


— Да как такое вообще можно было совершить?! — Идара расхаживала по стыковочной площадке перед «Скитальцем», не скрывая своего гнева.

Наутро поступок одной наглой регесторки, оскорбившей два десятка достойных мужей, не обсуждал только ленивый.

Я сидела на пандусе и раздумывала над ее вопросом. Действительно, как? Что на меня нашло? Вновь и вновь прокручивая события вчерашнего вечера, я пыталась понять причину… Зачем я сожгла карточки на виду у всей арены? Интуиция подсказывала, что с этим поступком было что-то не так, но вот что?

О проклятье! Помощь леди Джениз мне необходима безотлагательно, слишком уж неутешительные выводы напрашиваются. Жизнь покатилась под откос после событий на Скалистых Зубах. Галлюцинации, тягостные чувства и метания, ситуация с Гарсом, вчерашний выверт с карточками, кого я обманываю? Я хотела их сжечь, прямо перед всеми… и сожгла! Ни на миг не задумавшись о последствиях! Идиотка сумасшедшая! Мозги себе отморозила, не иначе!

— Довольно! — воскликнула Хельга. — Как еще должна реагировать нормальная женщина, когда весь амфитеатр смотрит не на представление, а на нее, мечтая жестко отыметь?! Может, вы, местные, привыкли к такому поведению своих мужчин, а Яна в отношении себя похабщины никогда не терпела. И поверьте, причины так вести себя у нее имеются!

На душе было мерзко. Причины? Да не было у меня никаких причин.

— Вы прилетели — следовательно, обязаны терпеть. Никто не звал вас сюда оскорблять наши традиции. Если не знали смысла сердечных приглашений, почему не спросили?

— Да на кой нам спрашивать?! — взвилась актриса. — Если от них нет вреда, а через два дня мы улетаем?!

— Как вообще вас таких пустили в Воленстир? — Идара удивленно покачала головой. — Насколько я знаю, империя не отправляет к нам незамужних девушек без подробного инструктажа.

Так… Пора прекращать эту бесполезную перебранку. Накосячила, конечно, знатно, но теперь ничего не поделаешь.

— Что подразумевают эти сердечные приглашения? — глухо поинтересовалась я, перебивая обеих.

Контролерша сложила руки на груди и высокомерно взглянула на меня:

— Мисс Яна, вам сделали официальное предложение выйти замуж. — Сказано было таким тоном, будто не ведать об этом — преступление. — Сердечное приглашение означает, что весь род оказывает вам честь принять вас в свои ряды. Сжечь карточку — это… это послать семью мужчины к демонам огня! Это оскорбление. Мы никогда не позволим себе так обращаться с родовой регалией! Каждая воленстирка бережно собирает коллекцию приглашений многие годы! Их чтут… — Идира вновь покачала головой. — Ваш поступок омерзителен! И вы должны были это знать!

— Но мы не знали, — отозвалась я. — Следующий вопрос. С чего бы им звать меня замуж? Я чужачка, регесторская магиня полета, и могу выйти замуж только за мага полета.

— Наших мужчин нельзя обвинять в незнании ваших традиций. Вы слишком необычны! Разумеется, они хотят жениться на вас!

— Тогда почему Хельге не досталось ни одной карточки? Почему именно меня ими засыпали?

Бывшая актриса энергично закивала, желая непременно получить ответ на этот вопрос, а Идара смотрела так, будто мы интересуемся чем-то невероятно неприличным.

— О великий Тамико! — Она отвернулась и тяжело задышала. — Вам следует подать в суд на того, кто отправил вас в этот рейс, мисс Яна. Вероятно, этот человек вам не друг. Совсем не друг.

— Так почему же?! — Хельга готова была уже вцепиться в нее и вытрясти ответ.

— Вы обязаны знать такие вещи еще до прилета сюда, — прошептала воленстирка. — Наши мужчины не маги, но они… мм… как бы сказать, чувствуют свободную женщину… на уровне ощущений, запаха… Они просто выделяют ее из толпы! Не спрашивайте как… Для кого-то она светится, для кого-то вкусно пахнет… я не знаю… все индивидуально…

Ничего не понимаю!

— Что значит «свободную»?

Повисла пауза. Идара неловко косилась на меня, подбирая нужные слова:

— Неприлично говорить такое… Но… мисс Яна, вы не девственница, и у вас не было близости с мужчиной больше года… А значит, вы готовы к новому браку.

Шокированная, я некоторое время пыталась осознать услышанное, щеки пылали от стыда… Дурдом, а не страна! Государство мужиков, способных учуять, когда в последний раз у тебя был секс! Зато подруга засветилась от радости:

— Так я не уродка! Я для них… несвободная! Ох… прямо от сердца отлегло!

Реакция бывшей актрисы вызвала в контролерше ужас, но она все же пояснила:

— Близость с вами, мисс Хельга, мужчине удовольствия не принесет. Нет, она, конечно, может состояться… Но ни один нормальный воленстирец не пойдет на такое, это… это все равно что бросить вызов вашему мужу.

— У меня нет мужа!

— Не важно. Мужчина, с которым вы спите или спали в течение года, по законам нашей страны является вашим мужем. Никто не станет добровольно нарываться на поединок, ведь бесчестие поражения падет на весь род. Чужая жена неприкосновенна. Мы уважаем обычаи. — Она улыбнулась в первый раз с начала беседы. — Как видите, наша брачная система идеальна. Женщина вольна выбирать любого из тех, кто прислал сердечное приглашение или заручился персональным расположением, может с ним встречаться, решать, насколько он ей подходит и хочетли она иметь от него детей. Времени сделать правильный выбор предостаточно.

М-да… Осталось только понять, почему всего этого нам не рассказала леди Филис? Внезапная догадка осенила меня. О, проклятые предки… Ясно почему! Посчитала, что такие знания мне не понадобятся!

Покрутив браслет связи, Идара продолжила:

— Мисс Яна, вам повезло, что вы регесторка. Уверена, лишь поэтому господин Бирлек проявил милосердие, любую мою соотечественницу за подобное казнили бы на месте! Авы… теперь еще и под его покровительством… О великий! Вы даже не представляете, какой он желанный жених для любой достойной воленстирки! Нет, чужеземкам этого не понять. Советник Бирлек — второй человек в стране, сказочно богатый, благородный, а в отношениях с женщинами невероятно учтивый. Не смотрите, что он наполовину рорец, Тамико, да светит над его головой вечное солнце, доверяет ему как себе. Его супруге повезет настолько, что наши дамы готовы сами слать ему сердечные приглашения!

— Не переживайте, я не прельстилась.

Идара одарила меня неприязненным взглядом:

— Надеюсь. Будет обидно, если такой достойный муж достанется чужачке, оскорбившей половину Тиреграда!

Повторять ей, что выбрать его я никак не могу из-за особенности своего дара, не стала… Но стоило признать, что этот Бирлек действительно произвел на меня небывалое впечатление. Тело — гора мышц, лицо — невероятно мужественное, этого воленстирца окружал ореол властности и мягкой доброжелательности. От одного его присутствия рядом терялся рассудок, пробуждались первобытные инстинкты. Я и не знала, что бывают такие мужчины.


Хельга постаралась на славу — убрала волосы в сложную прическу, сделала шикарный макияж. Платье мы выбрали прямое, длинное, из серебристой струящейся ткани. Да, оказывается, в моем гардеробе и такое нашлось — подарок от драгоценной подруги, купленный в салоне Дикельтарка прошлым летом.

Со стороны наша встреча смотрелась сказочно. Первый воин государства, широкоплечий красавец на вороном жеребце — подхватывает девушку и увозит в неизвестном направлении… Но на деле лошадей я побаивалась. Холка коня находилась где-то над головой, черный глаз косился подозрительно. Непонятно, что на уме у этой зверюги, лягнет копытом, и отлечу в другой конец улицы…

Советник Бирлек сменил кожаный плащ на аналогичный шелковый, подол развевался на ветру, будто белое знамя. Я не успела пикнуть, а он уже подхватил меня и усадил перед собой в седло. Все просьбы выбрать другой способ передвижения — вызвать экипаж или пойти пешком — застряли в горле, когда хриплый голос зашептал комплименты.

Жеребец двинулся вперед, а воленстирец продолжал бесстыдно прижимать меня к себе. Сердце учащенно забилось, едва ли какой мужчина так сильно вторгался в мое личное пространство… Я обернулась на миг, но не заметила ни похотливой улыбки, ни двусмысленного взгляда. Для Тира Бирлека подобное поведение являлось естественным проявлением заботы. Повезло, что в Воленстире так быстро темнеет, никто не увидит моего румянца.

Мы неспешно ехали по улицам, ощущая любопытство горожан. За спиной сидел самый желанный мужчина во всем царстве, и от этого факта ликовала душа, будто мне шестнадцать лет и на глазах розовые очки. Невероятно приятное, забытое чувство. Может, у местных не только врожденный нюх на свободных девушек имеется, но и какой-нибудь особенный шарм? Или это тире градский воздух так действует? Чем дальше мы отъезжали от гавани, тем меньше разумных мыслей оставалось в голове. Бирлек притягивал, и постепенно я начала понимать, что при других обстоятельствах с удовольствием провела бы с ним не только вечер, но и ночь… Понимала и пугалась. Кажется, то был первый случай за мою недолгую непутевую жизнь, когда я сама подумывала о близости. Ух! Постепенно меня охватывала эйфория, все проблемы исчезали где-то в далеком прошлом, залитые сладким сиропом наслаждения.

Ресторан находился у акведукских бассейнов. Освещенная фонарями вода переливалась из верхнего резервуара в средний и в нижний. Беседки выстроились вдоль обрыва под одной из арок акведука, откуда открывался прекрасный вид на ночной Тиреград. Охраняли заведение получше некоторых регесторских крепостей. Уже знакомые суровые воины, обвешанные холодным оружием, провожали нас бесстрастными взглядами. Советник Бирлек спешился, аккуратно поставил меня на землю и указал на один из домиков.

Пока воленстирец общался с караульными, я устроилась на подушках. Низкий стол, ломящийся от фруктов, — все, что будет разделять меня и мечту местных красавиц… Огонь в лампадах потрескивал, разжигая новые, до сих пор невиданные ощущения. Магия вылилась из ауры в тело, наполнив его колючими иголками. Зазвенели бамбуковые палочки, господин Бирлек вошел в беседку и устроился напротив, перекрывая выход, подавляя невидимым излучением природную подозрительность. Сейчас бы веер пригодился, немного остудить пыл… Но веера не было, и я замирала под его немигающим взглядом, словно мышка перед удавом. Спокойствие, Яна. Просто ужин, благодарность человеку, вытащившему тебя из глубокой задницы. А послезавтра ты полетишь в родные пенаты… И будешь всю жизнь вспоминать это сумасшедшее приключение.

— Госпожа позволит мне сделать выбор? — Бирлек помахал книжечкой со списком блюд.

И все-таки какой у него обволакивающий, бархатистый голос, негромкий и ласкающий слух. Кивнув, принялась судорожно мять руками подушку.

— Я знал, что увижу вас в Воленстире, — наконец произнес он, пока вошедшая девушка со светящейся татуировкой наполняла бокалы вином.

Надо вести себя прилично, поддерживать беседу, а не вариться в собственном восторге и неописуемой радости по поводу первого за… лет за десять свидания. Как же мне было хорошо… Глазки раскрылись, дыхание участилось. Интересно, все воленстирки растекаются перед ним такой же лужицей?

— Почему?

— Так казалось. — Он пожал плечами. — Наше знакомство в Дикельтарке вышло слишком мимолетным, и я не успел выразить вам свое восхищение.

Что там произошло, до сих пор являлось для меня загадкой, но точно ничего хорошего, раз я надралась в зюзю. Представляю, какие воспоминания остались у него.

Передо мной поставили бокал самого превосходного, самого сладкого вина, которое я когда-либо пробовала.

— Вам нравится Тиреград?

Зависнув, не сразу разобрала вопрос.

— Интересный… город… яркий. Вот только погода чересчур жаркая.

Бирлек согласно качнул головой.

— Говорят, воленстирцы рождены первозданным пламенем в сердце пустыни. Возможно, это правда, мы не замечаем пекла.

Ну вот, сейчас начнет местные мифы рассказывать, хотя сам наполовину чужак и светлее своих подчиненных. Словно прочитав мои мысли, мужчина продолжил:

— Вы очень красивы, моя мать была похожа на вас, но даже она привыкла к воленстирскому климату. — Он выразительно улыбнулся. — Привыкнуть можно ко всему.

Принесли еду — неизвестное мясо на косточках на подносе с овощами, нарезанными соломкой. Голодной я не была, но вежливо ухватила вилкой ломтик тушеной моркови и продолжила любоваться Бирлеком. С такого не грех и скульптуру слепить. Величественное спокойствие и скрытая, ощущаемая на интуитивном уровне властность сквозили в каждом жесте. Воины преклонялись перед, его авторитетом, сразу признавая в советнике лидера, любая женщина, захваченная мощнейшим обаянием, грезила быть той самой, о ком он позаботится… Мысли текли вяло. Сегодня той самой была я. От восторга в груди порхали бабочки, этот до невозможности сексуальный мужчина демонстрировал мне свое расположение. Неосознанно я начала улыбаться в ответ, кокетливо хлопая ресницами, не понимая даже половины его слов. И, похоже, он прекрасно это осознавал. Да и плевать… Мне слишком хорошо тут, на этих подушках. Впервые за долгое время, да что там… впервые в жизни!

— Скажите, вы готовы к переменам?

Смысл вопроса потоптался на краю сознания. О каких переменах говорил этот человек? Ощутив мою неуверенность, Бирлек пояснил:

— Скоро привычный мир изменится. И я не завидую имперским подданным.

Думать не хотелось.

— Вы про войну с Рором? — Какого демона он заводит этот разговор?

Любезная улыбка.

— Не совсем. Я про вас. Вряд ли красивую женщину порадует перспектива отправиться на фронт. Не так ли?

Подозрительность кольнула сердце.

— Сомневаюсь, что такая перспектива вообще кого-то порадует… Почему вы спрашиваете? Мы будем беседовать о политике?

Бирлек разглядывал меня долго, пристально.

— Юная госпожа дурно обо мне думает. — Когда этот воин смеется, то выглядит еще более притягательно. О чем он говорит?! — Мы в Воленстире не привлекаем юных барышень к шпионажу, как вы, вероятно, подумали. И о политике, поверьте, хочется говорить в последнюю очередь.

Неожиданно до меня, бестолковой, дошел смысл этой фразы. Господин советник не собирается требовать от нас ничего незаконного в оплату долга за спасение… Бездна! Почему мне даже в голову не пришла мысль о том, что он мог бы это потребовать?! Соберись, Яна! Не теряй рассудка. Он тебе нравится? Хочешь его? Ситуация — нонсенс, но где твоя гордость? Гордость, ау… Ау-у! Повезло, что Бирлек благороден и делает вид, будто не замечает внезапного бунта твоих гормонов… Шпионаж… Какая из обычной студентки шпионка? Кроме лекций по управлению дирижаблями, с меня спросить нечего! Повезло! Интересно, а если бы он все же попытался завербовать меня, сколько бы я колебалась, прежде чем отказать такому мужчине?

Манящая чернота глаз завораживала, и этот мысленный вопрос так и остался без ответа. От вина кружилась голова. Очередная волна восторга, смешанного с облегчением, смыла последние сомнения в добропорядочности Бирлека.

— Мой интерес в другом. Не хотелось бы, чтобы с вами случилось непоправимое. Помочь всем регесторским магам невозможно, но юной госпоже, чей прелестный образ я так и не забыл, вполне по силам.

— Как?

Теперь метис улыбался снисходительно. Он думает, я дура, не понимаю очевидных вещей! И он прав! Ни хрена я не понимаю! И не хочу понимать… хочу… Хочу…

Мне указали на бокал:

— Пейте, пожалуйста, у вас не было возможности попробовать в Тиреграде вина.

И я послушно сделала еще глоток. Мир заволокло туманом. Нереальные ореолы вспыхивали вокруг факелов, светящиеся круги плыли перед глазами… По венам разливалось счастье, голову продолжало кружить, а советник Бирлек стал единственным недвижимым элементом в моей шатающейся реальности.

— У вас был мужчина. — Он не спрашивал — утверждал.

— Что? — выдохнула я, слабо понимая, его ли это слова или мои мысли.

— Вижу, был. Чувствую. Давно. Я знаю о магах полета и объединении, знаю почти всех ваших пилотов в лицо, в том числе и женщин. Обычно они уже имеют постоянного партнера либо ищут его в беспорядочных связях, как ваша подруга. Тем удивительнее было повстречать столь разборчивое создание.

Внимание сместилось вовнутрь, там, в глубине, рождалось желание. Говори… говори, и я буду трепетать…

— Сначала подумал — ошибка, но потом понял, что у юной госпожи действительно не было близости более двух лет. Столь привлекательной красавице, настоящему алмазу, никто не пришелся по душе? Загадка! А загадки нужно разгадывать.

Тело желало того, чего никогда не знало, — ласки. Это все его проникающий взгляд, да что там, воинственный воленстирец вызывал дрожь одним своим видом. Я сдерживалась, ибо сам Бирлек оставался невозмутим. Понимает ли он, что творится со мной? Обычный ужин, вежливая беседа, все планы рушило собственное тело, восставшее против разума… Хочу!

— Я сделал вывод, что передо мной вдова. Чарующая, гордая, сильная… И решил с вами познакомиться.

Реальность поплыла, хриплый голос звучал со всех сторон. Как же он мне нравится! От дикого первобытного голода можно и свихнуться… Такого не случалось никогда… Паника, как защитная реакция, не доходила до разума, отключилась логика, превращая меня в комок сжатых нервов. А Бирлек смотрел внимательно, говорил медленно, с придыханием.

— Юная госпожа — не вдова. — Он двинулся вперед. — Тот человек не ценил тебя. Шрамы на спине слишком грубы, я почувствовал их через шелк… Ты боишься… — О да, боялась, но не теперь… теперь я уже ничего не боюсь. — Страх — не позорное чувство для девушки. Я помогу побороть его, все исправлю и покажу, чего ты действительно достойна.

О да… мне нужно забыть боль, почувствовать себя женщиной, настоящей, любимой. И захотеть самой… Как он творил это? Не знаю. Как бабочка летела на огонь, так и я рвалась к нему, не замечая, как на краю сознания надрывается сирена интуиции. Что-то было не так.

— Я увидел и полюбил тебя, Яна, сразу и навсегда.

От заветных слов срывало крышу… Сердце колотилось, сбивалось дыхание… Жар плавил меня. Ведь ничего страшного не случится? Не может же случиться? Если я поддамся желанию один раз! Ведь я безумно хочу этого… Так почему нет? Почему должна противиться? Один разик…

Теперь Бирлек находился близко, слишком близко, меня покачивало… Первый поцелуй в шею, как удар током, второй в ухо, и я уже не сдержала стона, натягиваясь струной. Шлейфы от факелов кружились, будто в калейдоскопе. Руки давно обнимали за плечи, расстегивали пуговицы. Яна Брайл пропала, сгорая в огне этого демона, в животе закручивалась страсть. Упав на подушки, позволила ласкать себя поцелуями, сходя с ума от его запаха, чуть шершавые пальцы скользнули по позвоночнику, и я выгнулась дугой. Более не принадлежа себе, застонала и сорвалась навстречу. Уверенным движением меня бросили обратно на подушки, прикрывая своим телом. Проникшая в прическу ладонь растрепала волосы, подавляя волю… Тир Бирлек требовательно коснулся моих губ. Никто не целовал меня так. Никогда.

Вспышка боли разорвала голову, и я взвизгнула, вспомнив, что кое-кто все же целовал. Не так, но… Образ сломленного человека посреди черного пляжа… Того, о ком не вспомнила ни разу за вечер… Дернувшись, я выставила руку перед собой.

— Стой! Что-то не так, — только и успела выдохнуть и вновь угодила в капкан его взгляда, теряя связь с реальностью. — Мне нужно… нужно… — Голос дрожал, мысли рассыпались…

Если бы Бирлек тогда настоял, то я бы не смогла остановить его, ведь сама безумно желала всего этого. То ли был какой-то кодекс чести, то ли пресловутые традиции помогли, но воленстирец отстранился. Жаль, это лишь усилило мою агонию… Из памяти стирались воспоминания… Нужна пауза… Что-то не так… Кажется, он понимал меня без слов и на мои действия отреагировал жестким смешком:

— Иди. Тебя проводят.

Из беседки я выпала, ноги подкашивались, внизу живота пульсировало желание, а зрение так и не восстанавливалось… Но хуже было другое — мне нестерпимо хотелось вернуться. Сейчас, немедленно! Иначе не прощу себе! Буду жалеть до конца жизни… Лишь одна мысль билась в тумане сознания: «Сейчас. Сейчас я вернусь к нему…» Это было даже хуже, чем сидеть рядом… Разум помутился, больше своей жизни без него я не представляла.

Два воина завели меня в домик и оставили одну, дрожащую и поскуливающую от желания. Раковина, цветы, зеркало, окошко с видом на бассейны… «Сейчас… Я сейчас вернусь…» В лохани блестела вода, плавали цветочные лепестки. Дура, как я могла остановить Тира в такой момент?! Неужели не заслужила быть любимой хотя бы раз?! Подняв глаза, увидела в зеркале собственное нечеткое отражение. Рядом возник смазанный темный силуэт неизвестного в капюшоне. Все… Демон! Спятила… Едва не вскрикнув от ужаса, я вскинула руку, но боевая структура не сработала. Явившийся глюк рванул вперед, ладонь в перчатке зажала мне рот.

— Тихо! — шикнул голос из прошлой жизни. — Это я.

С головы соскользнул капюшон, но я узнала этого человека лишь спустя долгое мгновение. Узнала и почувствовала гнев…

— Камиль? — удивилась я, когда он убрал руку. — Что ты тут делаешь?!

Друг отстранился, обеспокоенно оглядывая меня. В традиционном местном балахоне, загорелый, с черными волосами, он почти ничем не отличался от обычного воленстирца… Замечательно… Просто супер… Зачем приперся?! Неужели не понимает, что я… слегка занята? Невидимая нить настойчиво тянула на улицу, туда, где, я знала, меня ждал Тир… Надо завершить начатое. Я хочу! Хочу этого впервые в жизни, а тут он… Почему я такая невезучая?! Из груди вырвался стон.

— Это ты что здесь делаешь?! — шепотом рявкнул Форзак. — Тебя не должно быть в Воленстире! И почему ты с ним? Ты вообще знаешь, с кем ужинаешь?

Как же он бесит! Лицемер проклятый! Выбрал время заявиться! По телу прошел спазм, позже расскажу этому моралисту, как плохо приходить в такой момент, а пока… Будто дикая кошка, я прыгнула к двери, но этот ублюдок успел среагировать — вцепился в мой локоть и развернул к себе.

— Яна! Ты же с ним не… — Что я «с ним не», Камиль так и не спросил, вопрос оборвался на полуслове.

Он с ужасом разглядывал расстегнутые пуговицы.

— Пусти! — Я отчаянно дернулась. — Не мешай! Хотя бы раз не мешайте мне никто!

Благодарение богам, голос осип, иначе воины Бирлека, караулившие домик снаружи, уже были бы тут. Камиль, сволочь, сильнее сжал локоть, схватил мои волосы и резко оттянул назад, заставляя посмотреть ему в глаза. Я едва не взвыла от обиды. Плохо! Как же мне плохо! Ну зачем он заявился? Только почувствуешь себя счастливой — и снова облом! Пусть придет Тир и заберет меня… Достало! Все достало!

— Вот тварь! — наконец выдохнул Форзак, удерживая меня, трепыхающуюся, на месте.

Кто из нас еще тварь! Друг, называется! Сволочь, а не друг! Повинуясь внезапному импульсу, я врезала ему кулаком в плечо и рванула на улицу. Но не тут-то было. Он схватился за платье, дернул обратно, больно заломив руку за спину, а затем рывком сунул мою голову в лохань с водой… Кипящее в крови желание помогало бороться, я вырывалась и булькала, но Камиль был сильнее. Сквозь плеск слышались глухие ругательства, недостойные аристократа. В последний миг гаденыш вытащил меня за волосы, и я не захлебнулась.

— Когда успел, мерзавец?! Когда только успел?! Так и знал!

— Камиль, — жалобно протянула я. — Пожалуйста, хватит… Отпусти, хорошо?

Ореолы вокруг факелов померкли, мир перестал шататься, но страстное желание видеть Тира не проходило… Форзак пристально изучал мои глаза.

— Ты вообще хоть немного соображаешь? Знаешь, что будет, если вы переспите? Ты станешь его женой!

О боги! Да плевать. Я хочу!

— Отпусти, пожалуйста! Я не смогу стать ему женой, я не воленстирка и к тому же маг полета!

Форзак зло фыркнул:

— Еще как сможешь! Между империей и Воленстиром заключен особый договор как раз на такие случаи! Если регесторка проведет ночь с воленстирцем, то автоматически меняет гражданство! И все! Все, Яна! Империя больше не защищает ее, не вмешивается во внутренние дела царства! Ты этого хочешь? Этого? — Камиль был в бешенстве и даже не замечал, с какой силой сжимал мой подбородок. — Он не сказал? Нет? Действительно, зачем? Наверное, дура из башни уже навешала вам на уши лапши! Не все так замечательно в этой чудесной стране! И хваленая свобода здешних дамочек заканчивается сразу после замужества! Ага! После брачной ночи за них абсолютно все решает муж!

Меня потихоньку отпускало… Голова еще кружилась, дыхание не восстановилось, но я перестала стонать и даже начала понимать смысл его слов. Форзак ослабил хватку, продолжая попытки достучаться до моего разума:

— Хочешь этого урода?! Это не твои чувства… точнее, твои, но усиленные! Не важно! Подумай! Ты, отшившая половину школы, ты хочешь Бирлека, с которым знакома несколько часов?!

Уже не вырываясь, я затравленно уставилась на друга. Медленно и неохотно в сознание пробивалась тревога… Случившееся в беседке — сплошное безумие!

— Камиль, — потерянно прошептала я, силясь осмыслить происходящее. — Камиль, я хочу к нему. Почему? Что это такое?

Друг осторожно отпустил меня и жалостливо оглядел.

— Феромональная сыворотка, судя по всему… — Он сокрушенно покачал головой, будто я была неизлечимо больна. — Специальный наркотик на основе его крови. Но чтобы добиться такого эффекта, ввести ее нужно было давно… Очень давно! Когда ты успела его хлебнуть? Понимаешь, чем все может закончиться? Ты — маг полета! Сильный! Он — генерал рорских наемников! Мы должны уходить! Немедленно! Пока Бирлек рядом, ты будешь сходить с ума, а магия перестанет работать!

Липкий страх отрезвил. Я рванула к разделенному сознанию и… не обнаружила его… Вот что было не так! Мое второе «я», моя магическая тень, управляющая энергией, исчезла… Нет!!! Только не это… лучше пусть отрежут руку или ногу! Без собственной силы я себя не представляла.

— Нужно торопиться! — Камиль засуетился, проверяя закрепленный на поясе карабин. — Этот полукровка захотел обзавестись женой — магиней полета? Обломится!

Наконец-то я осознала, в какой заднице оказалась! Туман в голове рассеивался, но изводящее желание продолжало терзать тело, хотелось вернуться, ощутить его губы на шее… и не только губы, и не только на шее.

Форзак подозрительно покосился на меня, замерев у форточки. Через нее он и проник сюда.

— Идем, Яна…

Сжав кулаки, приблизилась к другу, которого несколько минут назад готова была покалечить… А ведь мы не виделись полгода. И я… я подставила его перед Гарсом… Магистр. Из глубин памяти всплыл его образ, наполнив сердце вселенской тоской.

Прикрепив веревку к чугунному держателю для факела, Камиль бесшумно вылез в окно и повис над пропастью. Там, внизу, находились стена акведука и резервуар нижнего бассейна, примыкающий к одной из улиц. Высота была небольшая — метров пятнадцать.

— Давай помогу!

— Сама! — Завязав подол платья узлом, я схватилась за веревку и вылезла на улицу.

— Кстати. Хотел сказать, — произнес друг, осторожно спускаясь вниз, — шикарно выглядишь. Когда увидел, едва узнал.

В затылке пульсировала боль… Ветер трепал мокрые волосы, обдувал лицо. Ломка не прекращалась. Как же тяжело уходить! Дрянная ситуация… Как теперь избавляться от этой зависимости?!

Нам повезло, никто не заметил, как две фигуры спустились из окна одинокого домика у края стены. Внизу виднелись плоские крыши, широкие улицы, освещенные факелами, над пустыней загоралось и гасло темно-оранжевое зарево. Ночной Тиреград более не восхищал — слишком много несчастий он мне принес.

Мы перебежали улицу под одной из арок акведука и затаились в узком темном проулке. Форзак подал мне черную мантию. Молодец, подготовился. В этом блестящем платье я смотрелась как светляк во мраке… Высунувшись из-за угла, изучила площадь перед рестораном, оцепленную стражниками. Невидимая сила тянула обратно, манила сладостным забвением, обещанием избавить от боли и страданий… Пальцы дрожали, как у обкуренной наркоманки.

Камиль накинул капюшон и взглянул на воинов, дежуривших у самых ворот.

— Пешком не уйдем, надо найти что-то порезвее… Жди здесь. — Помедлив, он на всякий случай уточнил: — Ты как? Сможешь не рвануть к нему?

В глубине души я в этом сомневалась, но бодро кивнула. Выйди Тир из ворот, все было бы кончено… Не думать! Не думать об этой сволочи, коварно напоившей меня какой-то мерзостью!

Красная пыль стелилась по брусчатке, трепетало пламя факелов, в тишине поскрипывали вывески заведений… Страшно вновь потерять себя.

Мимо проскакали верхом несколько воинов во главе с черным как смоль атлетом с кривой саблей за спиной. Кто-то фыркнул мне на ухо, и я едва не подпрыгнула от неожиданности. Камиль укоризненно хмурился, под уздцы он вел заморенную лошадь.

— Придется верхом.

— Ненавижу лошадей, — простонала я, разглядывая потрепанное жизнью животное. — Ты уверен, что она нас довезет?

Взобравшись в седло, друг пожал плечами и ехидно отозвался:

— Прости, некогда было выбирать, своровал первую попавшуюся… Руку!

И тут в подтверждение его слов на площади зазвучало уже знакомое: «Ту-ду-у-у!» Горн! Нас хватились! Форзак поднял меня в воздух и закинул за спину. Сорвавшись с места, кляча понеслась вниз по улице, прочь от злополучного ресторана. Ветер свистел в ушах, звенели подковы, и меня беспрестанно подкидывало в седле. Вцепившись в спину друга, я опустила голову и зажмурилась. Наконец начал работать отупевший мозг, судорожно просчитывая шансы на успешный побег. Демоны меня пожри! Боги, как страшно! В горле застрял ком, и я едва могла вдохнуть. Мимо летели запертые двери домов, поздние прохожие разбегались в стороны. Что-то сверкнуло над головой. Высунувшись из-за плеча Камиля, я увидела между двумя башенками причальную мачту, призывно мигающую проклятым красным огнем.

— Что с концентрацией? — крикнул друг на очередном повороте.

Стиснув зубы, я прислушалась к себе и едва не взвыла… Пусто!

— Плохо! — вновь заорал он, перекрикивая свист ветра. — У меня нет браслета! Нужно связаться с Хельгой и готовиться к отлету! Продолжай пытаться! Дорога каждая секунда!

Все-таки крыша моя на место еще не вернулась…

— Но у нас погрузка послезавтра… и пассажиры!

Лошадь промчалась по площади, перемахнула низкий забор и рванула в узкий переулок, завешанный сушившимся бельем.

— С ума сошла?! Бирлек тебя не отпустит! Забудь о грузе, о пассажирах! Как агент Ведомства я забираю «Скитальца» в свое распоряжение!

Снова и снова я пыталась унять дыхание и сконцентрироваться… Безрезультатно! Причальная мачта становилась все выше, Форзак прекрасно знал город, петлял по узким улицам, каждый раз выбирая кратчайший путь к воздушной гавани. Вот только наверняка Тир уже догадался, куда я могла деться… Фора! Только бы ее хватило… Оставаться в Воленстире и становиться законной наложницей генерала вражеской армии я не собиралась, хотя все еще жутко этого хотела! К счастью, порочное желание стать предателем империи выветривалось из головы с каждой минутой.

— Почти на месте! — воскликнул Камиль. — Они запустили тревожную ракету! План «Перехват»! Но охрана гавани тебя знает и не должна ничего заподозрить!

Лошадь вылетела на припортовую площадь. Вон он, мой «Скиталец»! Скорее, скорее! Нужно просто спокойно пройти мимо них, показать браслет. Соберись, Яночка! Соберись! И перестань трястись! Форзак придержал клячу. К воротам пассажирского зала мы приблизились неспешно и чинно. Друг первым спрыгнул на землю, помог мне спуститься и галантно протянул локоть. Выставив вперед руку с браслетом, мы двинулись к входу. Стражники тревоги не проявляли, нам повезло, очень повезло — караул уже сменился, никто не видел, с кем я уехала накануне… Фух! Обошлось! Мы вошли вовнутрь и тут же сорвались на бег.

Якорное поле пустовало, лишь тросы колыхались на ветру. Скорее! Темные силуэты страшных машин висели совсем низко, заслоняя светлое звездное небо… Скорее на лестницу! Почти на борту! Тянущее чувство опасности не отпускало… Бирлек уже скачет сюда! Мы должны сбежать! На «Широкой черепахе» звучала музыка, пилот развлекался… Внизу остались местные машины и пассажирский «Спринтер», быстрее наверх!

Наша площадка! «Скиталец» слегка покачивался, пандус был опущен, горели дежурные огни и кормовые фонари, на борту гондолы светилась разноцветная эмблема «Воздушной компании», а на крыльях реяли регесторские флаги. Тишина и спокойствие.

Первым на палубу влетел Форзак, я следом.

— Хель! Хель!

— Яна! — Камиль подскочил к техническому люку, его магия громко зазвенела, заполняя тонкие тела. — Я поведу! Бери топор, руби якорные тросы!

Я подбежала к кубрику.

— Хельга! Демоны! Да где же ты?! — Узкий коридор преодолела в два прыжка, дверь в каюту подруги оказалась открыта.

Внутри никого не было.

Застыв, я в ужасе уставилась на помятую постель. Время замедлилось, и сердце пропустило удар. Моя актриса сегодня никуда не собиралась. Спотыкаясь о ковер, я побежала обратно, где в дверях Форзак едва не сбил меня с ног. Глаза друга зло выпучились, аура тускло светилась, магия текла из него, устанавливая связь с агрегатами «Скитальца».

— Где ты?! Руби тросы!

— Хельги нет!

Он замер на миг, а потом проникновенно зашипел:

— Она наверняка ушла развлекаться! Хельга — умная девочка, все поймет, дойдет до посольства, и ее отправят в империю следующим рейсом! Яна, соберись! Бирлек появится здесь с минуты на минуту! Тебе не побороть действие сыворотки! Не улетим сейчас — все пропало! Все! Одним демонам будет известно, что он заставит тебя делать! Очнись, Яна! Война вот-вот начнется, твоя сила послужит рорцам! Ручной маг полета — заветная мечта Хкина, и союзник не откажет ему в услуге! Бери топор, руби тросы!

Где-то на краю сознания поднималась волна ненависти. Сжав кулаки, я вырвалась из его хватки:

— Ты же понимаешь, она никуда не ушла!

Совершенно безобразным образом Камиль предлагал бросить лучшую подругу в беде.

— Не улетим — все пропадем! Яна!

Я рванула к пандусу, подчинялась бы сила — залепила бы в него заклинанием.

— Яна! Это вынужденная жертва!

Твою мать! Развернувшись, почувствовала, как вместо магии по жилам потек гнев.

— Для тебя — возможно! Но не для меня!

— Хельга слаба, но если они захватят еще и тебя! Это двойной удар по империи! Я не допущу такого! — Форзак помчался следом, но не успел он меня перехватить, как в небо взметнулся столб света, взорвавшийся над башней фейерверком.

Ударная волна бросила нас на палубу, машина содрогнулась, агрегаты обесточились… В свете дежурных фонарей я видела, как мертвецки бледнел загорелый Камиль. Впервые я видела друга в таком состоянии.

— Долбаная жизнь! — Вскочив, он подбежал к борту и поглядел вниз. — Поздно! Они тут!

Дикая жуть не позволяла сдвинуться с места. Бирлек здесь! Все кончено! Безумие отступило, и я уже не хотела его, но если увижу сейчас, захочу снова… Ловушка захлопнулась. Он обложил меня со всех сторон. Боги, я не выдержу этого снова!

— Ставят стопора на тросы, — обернулся Форзак. — Теперь не смотать и даже магией не выдернуть… Твою мать!

Поражение. Мое. Я так и сидела посреди палубы, прекрасно понимая, что ничего сделать нельзя. Все кончено. Но Хельга… Я не могла отдать ему подругу.

— Прекрати. — Странное умиротворение снизошло на меня. — Все это не важно. Без Хельги я никуда не полечу.

Уже слышно, как бряцают ботинки по железным ступеням… Это приближается мое сумасшествие.

— Я не позволю ему забрать тебя! — выкрикнул Камиль. — И если понадобится, убью!

О боги… что он несет? Хочет убить второго человека в Воленстире? Смешно.

— Тогда нас всех точно ничто не спасет. — Я спокойно посмотрела на друга. — Иди в кубрик. Без моего согласия он ничего не сделает, но мы должны узнать, что с Хельгой.

Бряц, бряц, бряц… Невидимый туман обжигающего желания наползал на сознание, под сердцем зажегся огонек радости. Сейчас придет советник-генерал, и мы продолжим.

— Ты не выстоишь! Не в таком состоянии! А я не желаю видеть, как он уведет тебя!

Уведет так уведет, но я обязана попытаться. Это только наркотик. Ничего я к нему не чувствую. Ничего! Он враг!

Камиль знал, что я права, его присутствие только все усложнит, спровоцирует конфликт. Бирлек не станет со мной воевать, а вот с ним — может.

— Не смей жертвовать собой! Слышишь?!

Не проще ли тогда убить меня и разом разобраться со всеми проблемами? Нет высокого потенциала — нет ценного ресурса… Демоны лоранийские, зачем нужна сила, если мы все равно бежим, как крысы, бросая своих друзей? Чего стоит борьба с врагами, если регесторцев, захваченных рорцами, оставили в плену без шанса на спасение? Может, хватит идиотских рациональных решений, от которых гибнут люди? Хельгу похитили. Из-за меня. И ее нужно спасти любой ценой.

Возможно, Камиль понимал это, возможно, боялся, что Бирлек раскроет его инкогнито, трудно сказать… но, благодарение богам, он закрыл дверь в кубрик, продолжив наблюдать за происходящим через иллюминатор.

Пандус так никто и не убрал. Я сидела к мачте спиной, уткнувшись взглядом в дощатый пол. Бряц, бряц, бряц…

Мне не надо было оглядываться, я и так знала — он пришел, чувствовала… Голова закружилась, по телу прошла сладкая истома. Какая контрастная фактура у черных досок.

Послышались тихие шаги. Мысли вязли. Думай, думай, думай… Впиваясь ногтями в ладони, я кусала губу.

Передо мной остановились военные ботинки, белые брюки трепал ветер… Бирлек молчал, разгоняя гормональную лихорадку. Но так нечестно! Зачем он со мной это сделал? За что?

— Юная госпожа всегда уходит через окно в уборной? — Недовольство резануло по нервам, божественный голос давил, заменяя ненависть к нему безграничным восхищением.

Прокусив губу, застонала от боли. Желания стремительно вырывались из-под контроля, выдавливая страх на границу сознания. Я помню… я, Яна Брайл, сижу тут ради лучшей подруги.

— Не приближайся! — прохрипела, выставив ладони перед собой, — слабая получилась защита.

На самом деле хотелось обратного — пусть заберет отсюда! Пусть!

— Встань, — тихо приказал он. — Встань и посмотри на меня.

Смотреть нельзя. Никак нельзя! Но тело больше не слушалось, голова зажила своей жизнью. Как только взгляды встретились, меня будто огрели пыльным мешком. Знакомая жгучая страсть потекла по позвоночнику вниз.

— Яна… — Воленстирец протянул руку, я поднялась на ноги, поддаваясь его магнетизму. Это нереально… Это наркотический угар. Ну, борись же! — Не бойся меня. Что бы ни сказал мальчишка, я хочу защитить.

И я верила… В богов так не верят, как я верила в его слова.

— Я знаю про сыворотку… Все знаю…

Бирлек потянул меня к себе. Я мечтала оттолкнуть его, но вместо этого вцепилась в шелк.

— И что? — Горячее дыхание сводило с ума… демон пустынный. Схватив мои плечи, он рывком прижал меня к борту своим телом. — Сыворотка лишь усиливает твои желания. Будь я тебе противен, захлебнулась бы в рвоте. Но ты хочешь меня. Еще как хочешь. Слишком долго жила без мужчины.

— Еще поживу, — пискнула в ответ, едва удерживая рассудок от забвения. — Или силой возьмете? А как же ваши законы?

Бирлек засмеялся, заглушая мои тревожные колокольчики.

— Я восхищен твоей выдержкой, но стоит мне остаться рядом на ночь, ты сама приползешь ко мне утром.

— Мерзавец…

Бирлек отстранился, наблюдая за тем, как я из последних сил сдерживаюсь, чтобы не шагнуть за ним. Хельга. Хельга… Я должна узнать… Сладостный сироп заполнил мысли, когда он заговорил вновь:

— Скоро начнется война, Яна. — Какой он невероятно спокойный и уверенный в себе. — Ты и твои друзья обречены. Империя будет уничтожена, а вашим магам придется принять наши условия либо умереть.

— Ложь… — выдохнула, вцепившись в бортик. — Регестор превосходит по силе и Рор и Воленстир!

Метис величественно покачал головой:

— Твой Регестор — кучка трусов, Яна. Вы даже не знаете, против кого будете воевать. Вы ничего не знаете.

Боги… Держись… Я застонала, согнувшись пополам:

— Чушь!

Волосы скрыли его от меня. Хоть какая-то передышка. Это дурман! Держись! Дыши!

— Нисколько. Я не стану ввязываться в войну, если не рассчитываю победить. — Он не лгал. — Ты не регесторка, тебе не нужно умирать за магов. Когда мы поженимся, тебе уже ничто не будет угрожать.

Осторожно подняв мою голову, он заставил замереть одним взглядом.

— Не поженимся!

Палец коснулся губ, я попыталась дернуться, но Тир вновь вжал меня в бортик и резко поднял колено. Все. Пропала.

— Перестань сопротивляться. Я никогда тебя не обижу, буду любить, заботиться и защищать, подарю все, что захочешь. Ты ничего не должна этим регесторцам. Ты никого не предаешь. Выбери наконец жизнь, которой ты достойна!

Меня штормило и шатало… Предательство… Вынырнув из глубины безумия, я вспомнила, кого действительно предаю.

— Где Хельга?

Слишком близко… Он расслышал вопрос.

— Ей придется отправиться в Рор.

На мгновение ужас разогнал сладостное безумие.

— Нет! Пожалуйста! Только не в Рор!

Он ласково гладил мои волосы, и я почти ничего не соображала.

— Идем со мной сейчас, и с ней ничего не случится. Я позабочусь об этом. Твоя Хельга останется жива.

Взгляд заволокла пелена.

— Верни ее, и я пойду. Верни!

Бирлек улыбнулся снисходительно, немного грустно:

— Это был бы хороший обмен, Яна, но он невозможен. У меня есть обязательство доставить в Рор мага полета, и я не могу разочаровать темных друзей.

Внезапно он отпустил меня и отступил на шаг. Я повисла на бортике, охваченная страстным желанием и одновременно болью поражения, разум отключился. Наркотик действовал, умел уговаривать. Проигрышу полагается быть сладким, тогда добыча сама захлопнет свою клетку, захочет, чтобы ее победили… Воленстирец побеждал.

— Невероятное упорство, — тихо произнес он. — Я не ошибся. Достойная пара для генерала армии.

Вокруг фонарей вновь возникли ореолы. Эйфория… Желание, сминающее любую разумную мысль… Пусть забирает, теперь уже все равно. Хельга… вот только Хельга.

— Я мог бы подождать, — шелестело в уме. — Часа, думаю, хватило бы, чтобы получить твое согласие. Но, прости, вынужден продлить пытку. Мое нахождение на имперском дирижабле незаконно, а дипломатический скандал нам сейчас совсем не нужен. Поэтому я вернусь утром и заберу тебя официально.

Хотелось идти за ним немедленно, ползти, если придется… Стоп! Я должна остаться тут! Сознание плыло, Бирлек продолжал говорить, теперь в божественном голосе слышались властные нотки:

— И вот еще что. Борт «Скиталец» двадцать два десять арестован по подозрению в шпионаже. Попробуешь сбежать, мы уничтожим машину. И… если решишь стать для меня недоступной, переспав с мальчишкой-магом, который прячется в каюте, подумай дважды. Я убью его, и мы начнем все сначала. Как видишь, выхода у тебя нет. Надоест упрямиться и страдать — выйди на стыковочную площадку, мои люди доставят тебя ко мне.

Послышались удаляющиеся шаги… Хотелось бежать следом, но сил, слава богам, больше не осталось, и я просто свалилась на палубу, разревевшись. Не потому, что проиграла, не из-за Хельги, которая где-то на пути в Рор… нет… а потому, что он не увел меня с собой. Ситуация была чудовищной.

На стыковочной площадке остались два воина — они бесстрастно наблюдали, как я корчусь на палубе. Вскоре пришел Форзак и молча уселся рядом. Он все слышал. Бирлек мог вернуться в любой момент с ордером на наш арест, связи не было…

Через полчаса меня немного отпустило, я добралась до каюты, переоделась в привычный комбинезон. Окончательно пришла в себя лишь на рассвете, вновь ощутив разделенное сознание и магию. Здравым умом я ненавидела Бирлека, но понимала, что это ненадолго. Пару раз крутанув браслет связи, активировала его и вызвала леди Филис. Ее я тоже ненавидела. Это она виновата в том, что я тут. Может, умная, изворотливая наставница подскажет, что нам делать, или хотя бы пожелает счастливой брачной ночи!


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


Кто бы мог подумать, что я такой осел? Неужели поверил, будто моя студенточка так проста и добросердечна, враз забудет неприязнь и упустит уникальный шанс вытереть об меня ноги? Нет, недаром Филис вцепилась в нее зубами, одна другой стоит. Уверен, без ведьмы здесь не обошлось, и теперь мерзавка потешается над случившимся. Ее адептка справилась с задачей шикарно. Молодец, я бы не смог лучше! Р-р-р… Бросала заинтересованные взгляды, хлопала ресницами. Самодовольная девка прекрасно все понимала и планомерно исполняла задуманное. Ни одна адептка не посмела бы мстить мне, но, разумеется, не Брайл, решившая, что немалый потенциал делает ее особенной.

Форзак. Все это время она думала о Форзаке! И что в нем такого? Слабак. Обходительный, вежливый помощничек… Надо было прибить его в прошлый раз. Ее янтарные глазки светились тоской. На мои жалкие попытки наладить контакт, на осторожные призывы узнать друг друга получше она плевала. Когда и почему успела к нему прикипеть — непонятно, но, очевидно, успела, и какой-то сопляк с другого конца света до сих пор гадил мне! Сила рвалась из-под контроля, в припадке ярости я разнес свой кабинет и проверил на прочность стены замка. Яне повезло. Задержись маленькая двуличная тварь хоть ненамного, здоровой бы не ушла.

Силовые перегрузки преследовали меня несколько дней, не позволяя спокойно обдумать произошедшее. Плюнув на занятия и послав куда подальше совещания Хеклинга, я отправился на один из необитаемых островов ровнять скалы с землей, и пока не сровнял — не успокоился.

Три месяца прошли впустую, три месяца моя драгоценная девочка пудрила мне мозги. Сидя в кабинете в Ведомстве, я мрачно улыбался стакану с виски. Эх, Яна, Яна… Ну ничего… Тихий гнев колыхался в душе. Теперь остался лишь один выход. Влюбить ее в себя в отместку за нанесенное оскорбление. Думает, победила? Как бы не так. Хватит обходительных игр — поиграли. В школе ты станешь моей тенью, будешь делать, что прикажу, и не посмеешь смотреть в сторону. Я займу все твое время и исправлю дерзкий характер. Упрямая? Я еще упрямее. Либо примешь меня, либо твоя жизнь превратится в кошмар.

Через несколько дней в разгромленный кабинет вломилась бабуля Павс, Филис, ехидно ухмыляясь, топталась в коридоре. «Магистр Гарс, ваша неприязнь к леди Филис зашла слишком далеко!», «Магистр Гарс, я не позволю вам заваливать студентов на зачетах!», «Магистр Гарс, я пожалуюсь вашему брату!». И как еще не побоялась заявиться, карга старая? Психопатка уже поездила ей по мозгам, Яне поставили зачет по деструкции в обход меня. Скалься-скалься, тварь… Недолго осталось радоваться. Пусть моя лицемерочка подавится своим Бергом. Сейчас ей действительно лучше улететь, подумать над своим поведением и не мешать избавлять первое учебное заведение империи от одной обезумевшей ведьмы. Ага, пора тебе заканчивать с карьерой в Ведомстве и в школе. Отработала. Через несколько дней я самолично выписал ей заключение на квалификационном бланке: «Не соответствует». Что бы там ни вякали психологи, собеседование для ведьмы будет формальным, для меня она уже уволена.

— Ты уверен, Эр? — Вальтер с сомнением покосился на бумагу.

— Абсолютно.

— У нее много друзей среди сотрудников, могут отыскаться недовольные.

— Значит, вместе с Филис выполем остальные сорняки. Вызывай ее в Дикельтарк, и покончим с этим.

К Темной ночи злость на Яну притупилась. Надо было бы проверить, где ее носит. Не проверил. Некстати вспомнилось, что карта с сигнатурами перегорела еще в прошлый раз, пришлось отправлять запрос в архив и мрачной тучей возвращаться в школу. По правилам один из боевых магов обязан присутствовать на празднике. Вечер прошел спокойно, даже слишком, никто не напился, не подрался. Скрипнув зубами, я обругал Лиммера, явившегося на мероприятие с Кирэн, и удалился из зала пораньше.

Еще одно ответственное мероприятие ожидало меня в первый день нового года — фуршет во дворце. И я бы ни за что туда не пошел, несмотря на приглашение брата, но требовалось срочно с ним пообщаться. Компанию составили Хеклинги, супруга Вальтера весь вечер отгоняла от меня придворных дамочек для их же собственной безопасности. Мероприятие вышло шумным и скучным, но правитель Регестора уделил брату полчаса своего времени. Как я его убеждал! Почти наизнанку вывернулся, доказывая, что вдове лорда Филиса не место в Полетной школе. И хотя Атнис считал, что там не место мне, но распоряжение о переводе боевой магини подписал. То была первая радостная весть за долгое время. Замечательно.

Утро следующего дня я встретил в ведомственном кабинете, очнувшись с головной болью, — накануне слегка перебрал, отмечая победу над мерзкой Филис… Не то что напился в хлам, но переместиться в Заоблачную уже не мог, пришлось возвращаться пешком в рабочую берлогу. В девять часов меня разбудил архивариус — принес новую карту с сигнатурами Яны. Довольный и радостный, я проглотил горький кофе и отправился в зал наблюдения. План был прост — найти наглую адептку и сообщить, что наставницы у нее больше нет, зато есть наставник, который займется ее воспитанием.

На последнем этаже кипела работа. Поисковики корпели над проекционной картой, бессменный Арклин листал отчеты подчиненных, а Хеклинг расселся в кресле и стеклянным взглядом наблюдал за мельтешением сотрудников.

— Пришел проверять мисс Брайл? — указал на пластину друг. — Скоро проекцию освободят — перерыв, а пока ищем младшего Пана. В последний раз наши люди видели его на дороге в Лиэрбат, барон поднял там всех своих бандитов, но пока безрезультатно.

— Совсем никаких следов?

— К сожалению, — вздохнул он, отпив кофе. — Я послал агентов проверить морги.

М-да… Ясно, к чему он клонит: четыре месяца безрезультатных поисков наводят на неприятные подозрения. Что бы там мальчишка ни украл у рорцев и как бы надолго ни залег на дно, но с отцом бы он связался. А значит, либо Мико Пан уже мертв, либо…

Двери подъемника раскрылись с мелодичным перезвоном. Стремительным шагом оттуда вышла… Да. Стерва Филис, все еще одетая в форму агента. Темные глаза светились гневом, белые губы сжались. Неужели директриса сообщила ей радостную новость о переводе в Школу боевой магии? Бешенство на лице бывшей коллеги — что может быть приятнее? Бросив на меня презрительный взгляд, дамочка остановилась перед Вальтером.

— Леди Филис? — удивился друг, тактично поднимаясь из кресла.

Ведьма склонила голову в четком приветствии.

— Леди Филис, если вы по поводу результатов собеседования…

— Никак нет, ваша милость! — перебила она. — Их я еще не видела, у меня есть более важная информация.

Второй быстрый взгляд в мою сторону заставил насторожиться.

— Слушаю вас.

— Разрешите наедине.

Прищурившись, я спрятал пластину с сигнатурами в карман и приблизился. Вот это уже интересно. Филис хотела посекретничать с Хеклингом? Друг нахмурился, прекрасно понимая, что я никуда не уйду.

— Господа, перерыв, — сообщил он поисковикам, и те, услышав заветное слово, мгновенно ретировались из зала.

Боевая магиня бросила на меня третий, преисполненный ненависти взгляд.

— Хорошо, милорд, — холодно отозвалась она, складывая руки на груди. — Я узнала, что в Тиреграде задержан один из наших дирижаблей. По подозрению в шпионаже. Милорд, необходима срочная помощь.

И тут я понял, что было не так. Филис нервничала. Из движений исчезла плавность, пропала ироничная самоуверенность, испарилась блаженная улыбочка. Напряжена, как сжатая пружина… Какой дирижабль? Какой Тиреград? И какие, к рорским демонам, шпионы?! Хеклингтоже ничего не понимал… Сумасшедшая, у нее снова сносит крышу?

— Что за аппарат? — удивился фиктивный глава Ведомства. — И почему докладываете именно вы?

Филис помедлила с ответом, подбирая слова:

— Милорд, это частный рейс «Воздушной компании», дирижабль типа «Скиталец».

«Скиталец»… «Скиталец»?! Надеюсь… Прежде чем она закончила фразу, меня пронзила страшная догадка, подтвердившаяся через долю мгновения.

— Его пилот — мисс Яна Брайл.


Царство Воленстир. Тиреград


Яна Брайл


Я рассказала Мадине все: про арену, про сыворотку и предложение Бирлека, про помощь Камиля и пропажу Хельги. Наставница выслушала с хладнокровным спокойствием и вопросов не задала. Если она и испытывала какие-то эмоции, то в канал связи их не пустила, зато я не скрывала ни злости, ни страха, ни ненависти. На вопрос, что нам делать, миледи посоветовала «сидеть на аппарате и не высовываться». Замечательно! Супер! Хельга непонятно где на пути в Рор, с минуты на минуту вернется Бирлек, а мы — ждать! Его ждать?! При одной мысли о встрече с этим воленстирцем трясло от ужаса… Когда связь прервалась, я некоторое время смотрела в одну точку. Никто нам не поможет… Это конец. Хельга попадет в лапы к Хкину, Камиля арестуют, а моя жизнь, судя по всему, превратится в бесконечный наркотический угар. Советник сказал верно — я сама кинусь на него через полчаса. А ведь все могло сложиться иначе, расскажи я тогда Гарсу о своих истинных желаниях.

Магистр Гарс… Плохо мы распрощались. И теперь, пока оставалась возможность, пока магия еще подчинялась, хотелось связаться с ним. Сложный рисунок сигнатуры вспыхнул перед глазами… Я долго смотрела на витиеватые узоры, пытаясь преодолеть внутренний барьер. Не преодолела. Что скажу ему? «Простите, милорд, я тут обманула вас, а Форзака на самом деле никогда не любила? Но сегодня я предам империю и вас снова, став женой воленстирского генерала?» Нет… Не стоит. Его презрение меня добьет. Пусть уж лучше так.

— Они перегнали все дирижабли на южную сторону башни, — сообщил Камиль, забираясь ко мне на крышу кубрика. — Кроме этих двух внизу дежурят еще пятеро магов и отряд наемников. Надо было улетать, когда имелась возможность.

Да. Но тогда мы бы не узнали, что с Хельгой. Жаль, от этих знаний сейчас никакого толку. На горизонте алел рассвет, темные песчаные дюны волнами тянулись с запада на восток.

— Попробуем раскрыть паруса, они мгновенно взорвут баллон. У этих резерва хватит.

Спасибо, я уже давно поняла, что мы пропали. Форзак привстал и еще раз оглядел окрестности в подзорный визор.

— Даже если бы нам невероятно повезло и дым с заводов подул в нашу сторону, он не помог бы прикрыть отлет. — Форзак такой, никогда не сдается и до последнего надеется сбежать. Боги, ведь он тут из-за меня, что с ним сделает Бирлек, когда схватит? Сердце болезненно сжалось… — Плохо, что сейчас зима.

— Почему? — Пальцы нервно теребили пилотский пояс форменного комбинезона.

— Летом ветер дует с севера, — пояснил друг. — Часто бывают пыльные бури.

Пыльные бури? Я задумчиво поглядела на горизонт. Пыльные бури… Мысли несколько раз крутанулись вокруг этой фразы. А что, если… Идея… Маленькая безумная идейка просочилась в сознание. Нет, пыльные бури я не умела создавать, книжечка наставницы такого раздела не содержала, но… Собственно, почему бы и не попробовать? Что мы теряем? Схема снежного шторма. Такая была. Сложный рисунок примерно из двухсот элементов, и, кажется, я почти все помню. Вот только снег в таком климате даже до земли не долетит. Что, если изменить схему? При малейшей ошибке заклинание скорее всего не сработает, точнее, в лучшем случае не сработает, шанс большого взрыва остается всегда… Общий вид структуры выплыл из глубин памяти. Заменим линии со свойствами стихии воды, отвечающие за снег, на элементы земли.

— Пыльные бури… — бормотала я, поднимаясь на ноги. — Пыльные бури…

Сила потекла в тонкие тела. Мне понадобится много энергии, треть резерва.

— Что ты делаешь? — нахмурился Форзак, расслышав перезвон магии.

Оглядев новый чертеж, я осталась довольна, вполне гармоничная на вид картинка. Попробуем.

Спроецировав ее на видимую часть неба, медленно подняла руки и выпустила силу в пространство… Вши-и-и-их! Резерв опустел на треть, ноги подкосились, и я плюхнулась на пятую точку.

— Зачем ты выбросила столько магии в пространство?

Похоже, просто так выбросила. Теперь оставалось только ждать. Кто знает, какое время отклика у этой схемы, если она даже и сработала.

— Проверить кое-что хотела. Скажи, как ты меня нашел? И где потерял браслет?

Друг улыбнулся:

— Шпион с регесторским браслетом — пойманный шпион. А тебя не искал совсем, не обижайся, просто следил за Бирлеком — это была моя миссия в Тиреграде. Представляешь, что я подумал, когда увидел тебя?

— Прости, ты влип в историю по моей вине.

— Зато мы встретились, я сильно скучал все это время.

Стало стыдно, за обычными словами Камиля таилось ожидание, на которое мне было нечем ответить. Но и обижать не хотелось — не в такой момент. Как удивительно легко в последнее время удавалось лгать.

— И я…

Мы молча смотрели на восходящее над океаном солнце. Погода не менялась и не могла измениться — нельзя так вольно относиться к магическим структурам.

— Ничего, — покосился на меня Форзак, желая успокоить. — Сейчас они там в Ведомстве закрутятся и что-нибудь придумают. Обязательно.

Не знаю, верил ли он в свои собственные слова. Сомневаюсь. Город на краю пустыни просыпался, день обещал быть знойным. На востоке блестело бирюзовое море, на западе дымились трубы заводов, дирижабли прилетали и улетали, а из Ведомства с нами так никто и не связался. Видимо, у лорда Хеклинга возникли трудности с придумыванием способов нашего спасения.

Резкий порыв ветра раздул волосы. Лежа на крыше, Камиль продолжал высматривать внизу Бирлека.

— Пойду в каюту, — сообщила я, поднимаясь на ноги.

Но друг неожиданно схватил меня за ботинок и ткнул пальцем вперед:

— Стой. Что это?

— Где?

Если моя структура и сработала, то почему я ничего не вижу?

— Вон там воздух дрожит над песчаной дюной.

Уставившись в нужном направлении, я никакого дрожания не заметила. Очередной порыв ветра едва не сбил меня с ног, основательно дернув машину. Хорошо, что тросы плотно натянуты.

— Тень?

Форзак покачал головой:

— Это не тень… — Карие глаза замерцали, и он изумленно осмотрел пространство тонким видением. — Это ты сделала? Яна, что ты сделала?!

Коричневая полоска над пустыней и правда расширялась. Что бы я ни сделала, но оно работало. Работало! Губы растянулись в довольной улыбке. У нас появился призрачный шанс!

— Не знаю, — выдохнула, наблюдая за растущей субстанцией, наступающей с севера. — Либо эта штука нас уничтожит, либо спасет.

Нормальные люди погодным сюрпризам не радуются, но я едва не запрыгала от восторга, ощутив невероятный душевный подъем. Если эта тень хоть немного сохранила в себе свойства бури, то скоро весь Тиреград накроет… Ветер усиливался, пришла пора готовиться к отлету в экстремальных условиях. Да-да-да! Форзак пораженно смотрел, как я спрыгнула с крыши на палубу.

— Но леди Филис…

Плевать наледи Филис! И на ее советы! От них одни беды. Нет уж, теперь у нас появился шанс! И пусть управлять дирижаблем при таком ветре — самоубийство, но я попробую. Погодная структура сработала, мы больше не беспомощные жертвы и будем бороться, найдем Хельгу и все исправим. Да! Мы все-все исправим!

— Хочешь остаться? — обернулась я, цепляя к поясу страховочный трос.

Ветер запел в сваях, воленстирские маги огня с тревогой посматривали на горизонт… В крови бурлил злой азарт. Тиреград запомнит меня надолго! Оно приближалось.

За спиной грохотало, сверкало страшное малиновое зарево, истошно скрипели тросы. Через минуту солнце скрылось, еще секунд через десять воздушный порт оказался во власти стихии. Несколько поправочек в схеме бурана, и ураганный ветер принес красную пустыню в столицу Воленстира. Острые песчинки царапали кожу и больно жгли. Видимость упала до трех метров, сам воздух вокруг стал темно-красным, кровавым. Быстрым движением я нацепила очки и заорала на ухо обалдевшему другу:

— Готов?!

Неуверенно кивнув, Камиль вытащил топор из технического люка. Даже если маги огня попытаются нас задержать, пусть сначала попадут! Ха-ха…

— Как долго это продлится? — Щурясь от летящего песка, он принялся перебивать первую якорную цепь.

Энергия потекла в тонкие тела. Очередной мощный порыв ветра швырнул меня в борт! Больно! Разделенное сознание подхватывало управляемые схемы, оживляя «Скитальца»… Моя машинка меня не подведет. Не в этот раз.

— Очень недолго! Торопись!

Гондолу бросило в сторону — оторвался еще один якорный трос… Пока Форзак не обрубил все, нужно раздвинуть крылья, иначе погибнем! Паруса растягивались рывками, мгновенно наполняясь сильнейшим ветром. Искрящаяся энергия осыпалась вниз, теряясь в красных вихрях, а резерв стремительно пустел. Надо держаться! Иначе все зря! Стыковочную площадку скрыла стихия, от рева которой дрожал корпус. Усилилась парусность, одно из креплений не выдержало нагрузки, и его вырвало из борта с корнем. Проклятье! Гондолу развернуло и понесло на причальную мачту, будто это и не гондола вовсе, а мелкая щепка. Рухнув на палубу, я покатилась до самого пилотского мостика… Ай-ай-ай!!!

Из облака песка показалась толстая металлическая свая причальной мачты. Благодарение богам, мы не врезались в нее, а остались болтаться рядом. На миг страх парализовал меня. Что я натворила?! Мне не удержать машину! Не в таких условиях! Аура светилась, в который раз за сегодня меня трясло от ужаса… Если развернуть крылья плоско, то сопротивление снизится. Разделенное сознание подхватило очередную управляемую схему и принялось менять угол установки парусов. Палуба вибрировала, реле визжали, но разворачивали вал… Откуда-то сверху сыпались искры. Демоны! Баллон не выдерживает! Крутанув вентиль, я сдвинула пандус. Жесткий стояночный карабин, прикрепленный к мачте у стыковочной площадки, отцепим последним, и будь что будет!

Когда паруса развернулись, я попыталась оглядеться в песчаном урагане. Крылья тускло светились, прогибаясь под красными вихрями. Надо торопиться, пока щели не забило пылью! «Скиталец» с каждой секундой тяжелел, а резерв пустел.

В следующий миг мимо гондолы пролетел огненной сгусток. Они догадались! Поняли, что мы пытаемся сбежать. Но не видели, куда стрелять. Повезло. Одно-два попадания корпус выдержит. Главное, чтобы не в баллон. А потом рев перекрыл чудовищный скрип… И следом меня накрыл грохот взрыва. Бабах!!! Неужели конец? В панике вскинула голову, хотя все равно ничего не видела, кроме красной стихии. Через секунду из нее на палубу выпал кусок арматуры, пробил доски насквозь, застряв в них… И все в метре от меня! Следом посыпались чьи-то парусные пластины, втыкаясь в деревянную поверхность, как гвозди. Горящие обломки чужой машины падали мимо гондолы вниз… Кто-то взорвался, но не мы! Очередной порыв ураганного ветра бросил меня на палубу, и тут я ощутила жуткую инерцию. Оставшиеся тросы поочередно вырывало из гнезд! Либо сейчас, либо смерть!

В отчаянии я рванула к жесткому сцепу, удерживавшему «Скитальца» у башни. Момент истины наступил. Карабин раскрылся, и стихия понесла нас на башню, начала заваливать и крутить. Скрипели паруса, палубу ломало, послышался треск. Руль направления вправо до упора! Давай! Давай, мой хороший! Ты можешь! И мы, словно на карусели, пронеслись мимо мачты, оставляя ее где-то далеко позади. Через миг гондола накренилась, и я вылетела за борт в объятия красного вихря. Страховочный карабин натянулся и спружинил… Будто шарик на веревочке, меня несло вслед за дирижаблем. Вокруг бурлили песчаные облака, частички обжигали, царапали стекла очков. Повиснув на цепи под днищем, я тем не менее продолжала управлять машиной.

Крылья тряслись и гнулись, баллон пытался стабилизироваться, но ураган играл им, как мячиком. Стиснув зубы, опустила руль высоты вниз. Излишки магии сбросились искрами, но он пошел, медленно пошел вверх, утягивая за собой болтаемую гондолу! Пластины залепил песок, моя пташка держалась на последнем издыхании. Масштабные энергетические пробки в механизмах грозили спалить к лоранийским демонам половину агрегатов! Надо подняться над бурей! Надо!!! И «Скиталец» поднимался, оставляя внизу кипящую смесь из песка, кусков черепицы и непонятных обломков… В то же время Форзак затягивал меня обратно на борт.

Когда в малиновых тучах вновь мелькнуло солнце, стало ясно — мы почти вырвались… Почти наверху! Уцелевшая лебедка скручивала мою страховку, и я наконец влезла на мостик. Над головой синело небо, мимо с огромной скоростью проносились высотные облака, а внизу продолжалось безумие, сопровождаемое разрядами молний. Тряска постепенно прекратилась, и разделенное сознание осторожно развернуло погнувшиеся крылья в полетное положение.

— Ты сумасшедшая, Яна! Как ты это сделала?

Победно улыбнувшись, я гордо ответила:

— Поменяла свойство стихий в схеме снежного бурана!

— Ты… ты понимаешь, что… что случилось бы, если бы стихии не уравновесились в схеме? Это же не чистая энергия! Это же формула! Любой дисбаланс — и случится взрыв! — Друг сокрушенно покачал головой, устанавливая вдоль бортов противоветровой щит. — Иногда мне кажется, что лорд Гарс прав насчет тебя!

— Камиль, мы же выбрались! И это самое главное!

— Нужно перевязать твою руку. — Он указал на локоть, из которого, я даже не заметила, торчала тонкая пластина чужого паруса.

Надеюсь, пилот и пассажиры успели покинуть аппарат и на той взорвавшейся машине никто не пострадал.

«Скиталец» разгонялся рывками, постепенно набирая ход. К сожалению, побег не дался легко ни нам, ни дирижаблю. Песок был повсюду: на палубе, забился в паруса, в трюм, застревал в шестеренках разводящего механизма. Воленстирские маги все-таки попали в днище — в трюме появилась нехилая пробоина. Мой резерв обвалился на две трети, но я ликовала. Мы сбежали из Тиреграда! Целые и невредимые. И теперь можем заняться самым главным — найти и спасти Хельгу. Ее везут в Рор? Надо перехватить подругу до того, как она пересечет границу… Вот только где ее искать?

— Что ты делаешь? — в который раз за сегодня спросил Форзак, наблюдая, как я достаю летный атлас Воленстира.

— Как — что? — Дрожащими пальцами пролистала страницы. — Ищу кратчайший путь в Рор, конечно.

— Куда?! — изумленно выдохнул он.


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


— Кто? — сиплым шепотом переспросил я, шагнув вперед. — Кто?!

Хеклинг бросал предупреждающие взгляды.

— В Тиреграде? — Гнев смешался с неверием.

Как? Как такое вообще может быть?! Безумная дрянь! Мысленно я уже рванул к ней и сжал пальцы на шее гадюки… Не знаю, как сдержался и не задушил.

— Леди Филис, — нахмурился друг, — ваша ученица должна вернуться из Берга, разве не так?

Может, это шутка? В отместку за ее увольнение? Тогда высокомерная стерва живой отсюда не выйдет!

— Не так, милорд, — четко отозвалась она, пренебрежительно кивнув на меня. — Лорд де Гарс решил подпортить девочкам карьеру, пришлось искать им другую работу.

Задребезжали стекла, Арклин поднял голову.

— Вы! Как вы посмели отправить третьекурсницу в Воленстир?!

Мерзкая Филис на угрозу в голосе не отреагировала, специально провоцируя своим спокойствием. Но я сдержался — прежде чем кого-то убить, нужно вытрясти из него всю информацию.

— У нас нет запрета на такие рейсы, — процедила она. — И вы об этом прекрасно знаете.

— А вы прекрасно знаете, что мы не отправляем туда свободных девиц!

Боевая магиня язвительно фыркнула и сверкнула глазами:

— А вы так уверены, Что Яна свободная?

Нет! Издевается, тварь! Искрящиеся пальцы потянулись к ней, Хеклинг, схватив меня за рукав, удержал от непоправимого.

— Коллеги! Прекратите немедленно! Вы будете драться или разбираться в ситуации?

Отцепившись от Вальтера, я отошел к проекционной карте.

— Кто, как и почему задержал регесторский борт?

Гадина пожала плечами:

— Судя по всему, ваш бывший ученик оплошал. Камиль Форзак. Помните такого? Не пойму, зачем посыпать неопытного шпиона следить за столь опасным объектом? Результатом будет провал. Прошу простить мое мнение, лорд Хеклинг, но именно Тир Бирлек арестовал «Скитальца» и поспособствовал похищению мисс Холдар рорцами. — Она шумно вздохнула. — Это вторая плохая новость.

Так… Безумие какое-то. Еще и похищение. Что там вообще произошло?

В последнем отчете Сильвера содержалось подробное досье на этого Бирлека. Отпрыск одного из высших родов Воленстира, полукровка, служил в элитном отряде наемников, позднее стал его командиром. В настоящее время официально занимает должность советника Тамико и проживает в Воленстире, неофициально — отправился со своим отрядом в Рор помогать колдунам в войне против империи. Является превосходным стратегом, специализируется на многоходовых комбинациях, при тиреградском дворе известен как опасный интриган. Подозреваю, что полномочия этого человека гораздо шире заявленных, осенью несколько наших агентов были арестованы людьми из его отряда. И Тамико и Хкин одинаково доверяли ему, и это наводит на мысль, что только сам Бирлек знал, чьи интересы в действительности отстаивает.

— Полагаю, — холодно продолжила Филис, — мисс Холдар мы уже не спасем. Но эта проблема — не главная.

Я мрачно уставился на нее — что может быть еще хуже?

— Яна попала в сферу интересов воленстирцев уже давно. Советник каким-то образом смог ввести ей свою феромональную сыворотку. Есть еще вопросы, почему нужно срочно вытащить ее оттуда?

Мороз пополз по коже. Я знаю этот наркотик и то, как легко он сводит с ума и склоняет девушек к близости. Дело приобретало крайне серьезный оборот… Ясно, как божий день, зачем Бирлеку понадобилась моя девочка. Драная ведьма!

— Это вы отправили ее туда! Вы ответите за это!

— Довольно, лорд Гарс! Никто не знал, что Яна прежде контактировала с ним.

Замолчав и продолжая сыпать искрами, я принялся вызывать Аливера. Где носит разобиженного посла? Отвечай же! Наконец-то. В канале возникли… похмелье, тупая боль в затылке и раздражение.

«Феликс! — выпустил я гнев, желая взбодрить алкаша. — Феликс! Есть срочное дело. Поднимайся!»

Его не проняло, зато мне передалось головокружение.

«Эр? — довольно уточнил он. — Тебе понадобилась помощь предателя? Не шутишь?»

Придурок ржал. Убью и его!

«Заткнись! Вытащи свой зад из постели и немедленно перемещайся в ваш воздушный порт! Бирлек вздумал женить на себе студентку моей школы!»

«А?» — удивленно вякнул тот.

Я метался перед проекционной картой. Почему?! Почему все вокруг такие тупицы?!

«Будь там и не дай этому гаду приблизиться к девушке! Иначе! Иначе я тебя…»

Договорить не успел, Феликс внезапно перестал выделываться и впал в ступор.

«Что?!»

Посол помедлил.

«Да как бы тебе сказать… Сам погляди».

Пришедший мыслеобраз оказался… ошеломляющим. Лорд Аливер смотрел на город из посольского окна: улицы Тиреграда засыпало песком, разбитой черепицей, над некоторыми крышами поднимались клубы дыма. Причальная мачта пустовала — на приколе не было ни одного дирижабля, зато на якорном поле догорали какие-то обломки… Где «Скиталец»?!

Не смея мыслить о самом ужасном, разорвал связь и повернулся к Филис:

— Как давно вы разговаривали с Яной?

Ведьма сложила руки на груди и выразительно поджала белые губы:

— Недавно. Вы что-то узнали?

Достав из кармана карту с сигнатурами, я начал вызов.


Царство Воленстир. Южная степь


Яна Брайл


«Скиталец» дрейфовал, пока я разглядывала ландшафт в подзорный визор. Форзак молчаливой тенью стоял за спиной. Внизу раскинулась пустынная степь, река Ирвиан, делившая ее пополам, текла на юг в Рор, вдоль берега пролегала прямая нитка дороги, едва различимая на фоне однотонного пейзажа. Вереница знакомых прямоугольных башен обозначала границу. Одинокие всадники, обычные повозки и даже воленстирские дилижансы без остановок проезжали через заставу, а вот прилетевшая с севера чудная машина с пропеллерами приземлилась в степи, высадила пассажиров и улетела обратно.

— Если задержимся тут дольше, нас заметят.

Моя затея дурная, и мы оба это знали, но Камиль как джентльмен дожидался, пока я сама это признаю. Однако речь шла о Хельге. Наша сердцеедка, красавица и авантюристка, моя самая близкая подруга, не могла попасть в Рор! Если для Форзака и всего Регестора это просто еще одна потеря, то разрешить себе бежать в империю, ничего не предприняв, — ни за что!

Но где ее искать? Браслет ожидаемо не отвечал, а эта дорога была не единственным путем в Рор. Вдруг вспомнилось, как на архипелаге Реберск меня едва не затянуло в портал… А если Хельгу отправили к колдунам порталом?

— Возможно, ее уже перевезли через границу, — заметил друг. — Это в экипаже ехать долго, а на таких летающих штуках — гораздо быстрее. Или наоборот. Бирлек обманул и оставил ее в Тиреграде.

Должен же быть какой-то способ отыскать актрису! Поисковое заклинание? Но мы не поисковики.

— Вполне возможно, — глухо отозвалась я.

И хотела пройти мимо, но меня схватили за запястье.

— Давай возьмем курс на восток, пролетим вдоль границы, ни одна воленстирская колымага не догонит, а через сутки будем в воздушном пространстве Регестора.

— Исключено. Без Хельги я в империю не вернусь. — Дернув руку, высвободилась из захвата. — Надо внимательнее посмотреть карты Рора.

Как будто это что-то изменит. Форзак шумно выдохнул, теряя терпение.

— Даже не думай об этом! Мы не полетим через границу! Как агент Ведомства, как подданный императора и как человек, которому ты небезразлична, я не позволю это сделать! Мы не повезем Хкину подарок — обвязанный ленточкой имперский дирижабль с пилотом в придачу! Я уже не говорю о том, что может случиться, если регесторский аппарат пересечет границу. Хочешь спровоцировать войну?

Бурлящая злость растеклась по телу. Война! Все только о ней и говорят! О правилах и запретах! И о том, как бросать друзей! Резким пассом я уничтожила опознавательную сигнатуру «Скитальца», такая же судьба постигла эмблемы «Воздушной компании», надписи на корпусе и флаги.

— Что ты делаешь?!

— Говоришь, имперский аппарат? Теперь мы неопознанный борт. Никаких претензий к твоей любимой империи.

— Я запрещаю! И приказываю разворачиваться на восток! Если ты не подчинишься требованиям…

— Тогда что?! — заорала я, теряя самообладание. Приказателей развелось! А Хельга неизвестно где! Возможно, я ошиблась, возможно, следовало принять предложение Бирлека… Хотя бы подругу спасла… Пальцы закололо. — Что тогда?! Как ты меня остановишь?!

Друг растерял уверенность и сник. Показалось, я услышала звон.

— Дожили, — уныло протянул он. — Мы что, будем драться? — И замолк, подбирая слова. — Ты не виновата в случившемся. Неужели не видишь, эта ловушка готовилась давно? Им нужны пилоты, которых легко контролировать. Девушки. А Бирлек — превосходный манипулятор, он знает, что, сбежав, ты будешь изводить себя.

Если Форзак и был прав, то от этого легче не становилось.

— Яна, Ян, посмотри на меня. Я все понимаю… — Меня пытались переубедить, будто маленькую девочку, говорили ласково, глядели в глаза. — На твоем месте я бы действовал так же — искал варианты, пусть шансов на успех нет совсем. Послушай, пожалуйста. Если бы мы точно знали, где Хельга сейчас… Я бы сам отправился спасать ее. Для тебя. Но мы не знаем! Давай трезво подумаем. Лететь туда сгоряча — самоубийство и предательство. Нужно возвращаться домой. Ты сама понимаешь — это единственно верное решение…

Так паршиво осознавать, что ничего нельзя сделать. Сердцем я не могла бросить Хельгу, возможно, она сейчас ждет меня, надеется. Смешно, но территорию Рора можно перелететь за полдня и оказаться в Регесторе.

— Давай поведу, — мягко предложил Камиль.

Глядя в пол, я нехотя кивнула. «Скиталец» начал раскрывать паруса, а мне никак не удавалось сдвинуться с места — невообразимо щемило в груди.

Мы пролетели метров триста, когда браслет неожиданно ожил. Леди Филис вспомнила? Но, увидев незнакомую сигнатуру, удивилась. Кто это? Волнистые линии рисунка настойчиво проникали в сознание.

«Яна?» — знакомый ироничный голос не сочетался с отстраненной решимостью.

Когда я узнала его, то едва не онемела от изумления, вот уж не ожидала.

«Мистер Милман? — пораженно промыслила в ответ. — Откуда… Откуда у вас мои сигнатуры?»

Эфир заполнялся магическим гулом.

«Мне их передала Хель».

О боги… В горле пересохло.

«Что с ней? Она жива?»

«Пока жива. Хельга в Роре, воленстирцы везут ее в форт Крик — это крепость в долине Лагхар. С севера туда ведет всего одна дорога вдоль ущелья, поэтому ошибиться она не могла. Яна, если они попадут в форт, все будет кончено, никто и никогда не вытащит ее оттуда».

Боги, где эта долина?!

«Хель притворяется, будто без сознания. Не знаю, сколько еще продержится. Они вкололи ей какую-то дрянь. — Милман помедлил, я ощутила его сомнения, боль и вину передо мной. — О таком подло просить, но я попрошу. Ты же знаешь, какой я несносный искатель приключений? И мне снова нужна твоя помощь. Я угнал „Горного орла“, дезертировал из армии и два часа назад пересек границу с Рором. Сейчас иду на максимальной скорости, но я не успею».

Карта царства колдунов была перед глазами. Долина Лагхар к нам ближе, отсюда лететь не больше часа, а вот от Регестора — почти четыре…

В тот момент я уже знала, что сделаю это.

«Мы вытащим ее, мистер Милман! — Или погибнем. — Но как вам удалось?»

Неужели?..

Пилот усмехнулся:

«Все верно. Мы с Хельгой давно пара, но она не желала чувствовать меня, а я не торопил».

Помолчав, бывший преподаватель отключился, а я подскочила к Форзаку, разгонявшему «Скитальца». Ему это не понравится, но выбора не осталось.

— Камиль! Я знаю, где Хельга!

Вздрогнув, друг обернулся, и столько жалости было в его глазах.

— Довольно, Яна.

— Ты не понял! Со мной связался Брэд Милман, они образовали пару, и… Хельга сейчас в Роре, на пути в долину Лагхар!

Не желаю больше ничего ему доказывать. Нужно набирать высоту и лететь в Рор! Рухнув на колени, я провела дрожащим пальцем по карте. Так… Долина Лагхар, дорога на Тиреград, ущелье реки Ирвиан… русло уходит на юго-запад… Так… Несколько мостов и две канатные переправы… На самой максимальной скорости прибудем в этот район через… сорок минут. Магов среди охраны, скорее всего, нет, отобьем Хельгу и полетим к регесторской границе. Это реально. Вполне реально. Только бы не напороться на «Ветерок»… Страшно? Очень. Но Хельге сейчас еще страшнее.

— Яна! — позвал Форзак.

Мелодичный звон, внезапный взмах рукой… Инстинкт спас меня! Вспыхнувший шит отразил оглушающее заклинание. Вот урод! Перекатившись в сторону, вскочила на ноги, готовая к атаке. Он хотел меня вырубить! Подло, со спины! Как посмел?!

— Я все понимаю! — почти прошипела, не опуская ладоней. — И ты не должен ломать свою жизнь из-за моей глупости! Есть еще целая лебедка. Уходи, возвращайся в Регестор, но не мешай. Умоляю, не мешай мне! Им нужна помощь!

Не знала, что Форзак может так проникновенно смотреть.

— Это действительно правда?

— Да.

Долго-долго он не сводил с меня тяжелого взгляда, думал, решался и спустя минуту наконец кивнул:

— Хорошо. Сделаем это вместе. Но имей в виду, там мы будем сами по себе. Никто за нас не вступится, никакой спасательной операции, если вдруг… Что у них за магия, что за заклинания — понятия не имею. Мы можем погибнуть, прежде чем отыщем Хельгу. — Он нахмурился и едва слышно добавил: — И на это безумие я иду только ради тебя.

Эхо пугающих слов звучало во взбаламученном сознании. Боги, что я творю?!

Нельзя сомневаться. Погасив все бортовые огни, начала скоростной разворот на юг. Ровно через минуту, примерно в девять утра, «Скиталец» прошел границу с Рором. Начиналась самая безумная авантюра в моей жизни.


Развив максимальную скорость, дирижабль трясся и скрипел, но летел вперед. Рев ветра на такой высоте перекрывал магический гул, и только благодаря щитам нас не сдуло за борт. Лететь высоко было безопаснее, но вскоре пришлось снизиться. Погода быстро менялась, циклон с Ледникового моря нагнал густой облачности, нижняя кромка висела в сотне метров над темными скалами. Аппарат пилотировал Форзак, а я стояла рядом и таращилась вниз, стараясь не стучать зубами от холода и волнения. Под мостиком мелькали кривые пихты, лес становился то реже, то гуще, а дорога, казалось, была тут одна на весь Рор — та, над которой мы и летели. Широкая мостовая, петляющая по холмам, смотрелась странно посреди мрачного пейзажа. Ни домов, ни людей, только стаи ворон летали над холмами… И все же люди тут жили. Первое поселение встретилось через полчаса — три десятка деревянных домов притаились в низине. Из труб валил дым, но на улице не было ни души. Боялись выходить? Хотя я бы тоже не высунула нос из тех узких окон, уж слишком пугающий туман поднимался из ближайшего ущелья.

Я покосилась на Форзака. С тех пор как Воленстир исчез за горизонтом, он молчал, сосредоточенно пряча баллон в облаках. Ориентиры на местности совпадали с указанными в карте, скоро долина Лагхар возникнет под крылом. Скоро… Боги! В любую секунду мог появиться «Ветерок». Мой взгляд метался между летящими навстречу облаками и темными утесами… От любого необычного звука екало в груди.

— Смотри у горизонта, — глухо произнес друг, вновь набирая высоту.

Я повернула голову, опасаясь увидеть вражеский дирижабль. На фоне темных холмов и корявых деревьев отчетливо выделялись костры… много костров и парящие над ними магические светляки… Военный палаточный лагерь. Чуть поодаль стояли крытые тележки, какие-то непонятные цилиндры на колесах и окованные железом повозки.

— Что там? — сглотнув, поинтересовалась я.

В этой демоновой стране стоило бояться даже собственной тени!.. Ох, как же я была права! В следующую секунду в тумане мелькнуло нечто.

— Влево!

Друг среагировал мгновенно, энергия на крыльях сверкнула, и гондолу дернуло в сторону… Фух! Рядом пронеслась квадратная площадка башни-коробки… Они и тут есть? Нам только что сильно повезло! Надеюсь, когда все закончится, я не стану дерганой психопаткой!

— Проклятые предки! — выдохнул Камиль. — Надо снижаться, иначе врежемся в эти штуки, и наша спасательная операция станет самой бесславной в истории Регестора.

Это все из-за начинавшегося дождя.

— Видела лагерь наемников? Там тысяч пятьдесят воинов.

Несмотря на опасность разбиться о скалу, пришлось полностью погрузиться в облака. Едва ли такой маневр нас убережет. Кто-нибудь из врагов наверняка обладает хорошим слухом. Демоны лоранийские! Кого я обманываю? Колдуны уже в курсе нарушения их границы, а куда мы летим, не догадается только идиот! Ну ничего. Ничего! Скоро Лагхар. И там Хельга в тюремной повозке… По стеклам очков побежали капли воды. Со слов очнувшейся подруги, охрану составляли пятеро воленстирских наемников, но вот есть ли среди них маги, большой вопрос. Я покусала больную губу. В долине Лагхар расположена крепость Хкина. Сунуться к главному врагу империи — это сумасшествие. Хельга, Камиль и Милман могут погибнуть по моей вине. Но смерть — не самое страшное. Попадаться живыми нельзя! Тянущая пустота зарождалась в груди. Лишнюю энергию сбросили стекатели, Форзак вытягивал из машины все возможное, развивая рекордную скорость. Как будем спасать подругу? Понятия не имею!

В этот раз запястье кольнуло особенно больно. О боги… Магистр Гарс… Что ему нужно? В такой момент? Сейчас не время слушать гневные отповеди, но… Я не прощу себе, если не отвечу. Какая теперь разница? Мы можем погибнуть сегодня, и что бы он ни сказал… я хочу чувствовать его присутствие.

«Скиталец» вышел из облаков. Верхушки черных елей приблизились. Редкий лес тонул в туманном мареве, назад летели заболоченные опушки, покрытые бурой травой, пустынная дорога уходила прямиком в пелену дождя.

От чужих мыслей веяло стужей.

«Где ты находишься?» — Ни единой эмоции в канале.

Такая сдержанность обижала, за ней виделись презрение и ненависть. Задавив неуместную рефлексию, я взяла себя в руки. Мы ведь уже все прояснили? А для раскаяния момент неподходящий.

«Долина Лагхар, магистр». — Притаившаяся под сердцем тревога с удовольствием вылилась в канал.

Он ответил, будто хлыстом ударил:

«Немедленно набирай высоту и разворачивайся!»

Я лишь покачала головой, но маг все понял, и в эфире взорвалась бомба злости, смешанной с чем-то еще… Будь он рядом, точно придушил бы меня. Пусть лучше так, только не это напускное равнодушие.

«Мы не развернемся».

«Бестолковая идиотка! Это приказ! Ты знаешь, что такое приказ? Набирай высоту и проваливай оттуда!»

Привычная ругань успокаивала. Пусть весь мир катится к рорским демонам, но милорд себе не изменит, и от этого становилось легче.

Приложив к очкам визор, я осмотрела дорогу. Повозка должна быть где-то здесь. Где же?! На бортик упали первые капли дождя.

«Знаю, но без Хельги не вернусь. Простите».

Зубы заныли, боги, он их сейчас раскрошит! Где же воленстирский конвой? Где? Пустая дорога! А, одна муть в этом визоре!

Что-то обдумав, его милость коротко потребовал:

«Передавай картинку».

«Скиталец» с треском сбросил излишки силы. Только бы не проглядеть… Картинку? Будет вам картинка. Тем временем к каналу подключались новые зрители. Ободряющее спокойствие Мадины я узнала сразу, а вот о присутствии лорда Хеклинга скорее догадалась. Но в следующий миг все это стало не важным. Я увидела их! Четыре всадника в броне и экипаж с воленстирским гербом! Есть! Отбросив визор в сторону, обернулась к Форзаку:

— Они там! Догоним через три минуты!

Друг недовольно кивнул. Нацепив перчатки, он проверил комплект кинжалов на поясе. Наблюдатели его присутствию не удивились, лишь магистр Гарс сверкнул неясной эмоцией.

— Заметишь «Ветерок», улетай, — слишком спокойно выдал Камиль и прежде, чем я успела возразить, продолжил: — Я спущусь на тросе и все сделаю. Надеюсь, магов огня среди воинов нет.

«Если это легионеры, то им маги не понадобятся», — прошелестела отстраненная мысль леди Филис.

«Вы бы лучше заткнулись», — посоветовал ей Гарс.

Повинуясь внезапному порыву, я приобняла Камиля за плечи. Ехидно хмыкнув, он подмигнул мне и прицепил страховочный трос к ремню.

— Перехватывай управление.

— Удачи!

Мой друг перемахнул за борт, а я рванула обратно на мостик. Сила потекла в тонкие тела, вновь растягивая складывающиеся паруса. «Скиталец» полностью перешел под мой контроль, плавно заскользив вниз. Воленстирцы нас заметили, пустили лошадей в галоп. Не сбежите, сволочи!

«Мистер Милман, — я подцепила бывшего преподавателя в канал, — мы на месте и видим их. Камиль спустится».

На появление пилота Гарс отреагировал приглушенным гневом, леди Филис осталась безмятежной, а Хеклинг что-то без конца анализировал.

«Понял! — перекричал магический гул бывший препод. — Держитесь! Я близко!»

Дождь заливал стекла очков, вода лилась по мостику. А теперь сосредоточься, Яна! Любое неверное движение «Скитальца», и Камиля размажет о землю. Осторожно! Снижайся осторожно! Вон они, никуда не денутся. Дорога прямая. По сторонам росли высоченные деревья, их верхушки находились уже совсем близко. Паруса затрещали, осыпаясь искрами. Наплевать! Главное — держать ровно! Волосы растрепались и теперь мокрыми сосульками липли к лицу. Аккуратно! Под палубой ритмично завывал поворотный вал. Близко! Еще чуть-чуть! Уже видно, как из-под копыт летят брызги. Шшшшшш! Световые полосы остались за кормой, и я интуитивно дернулась вверх. Заденем кроны — и конец! Шшшшшш! Дыхание перехватило, сердце вновь застучало где-то в ушах.

«Недостаточно, — мрачно промыслил Гарс. — Еще ниже».

С ума сошел?! Бездна! Они уже близко… На второй круг не уйти — некогда. Надо поднажать. Холодея от ужаса, опустила «Скитальца» на несколько метров ниже. Пальцы онемели, но я удерживала его ровно, пока трос не расцепился. В ту же секунду крылья развернулись, и машина рванула навстречу дождю. Форзак приземлился точно перед первым всадником. Вновь заскрипел вал, перегрузкой меня вдавило в ограждение. Где этот проклятый визор?! Ладонью быстро протерла очки от воды. Схватив окуляры, перегнулась через борт. И заметила Камиля. Двое воленстирцев лежали на земле, осталось еще трое! Боги… ничего подобного я прежде не видела! Один из противников увернулся от летящего кинжала и вмиг преодолел многометровое расстояние. Какая же у него скорость?! Только чудом Форзаку удалось отскочить от рассекающего удара саблей.

Только не это. Маг — не воин и должен избегать контактного боя! Особенно с опытным противником. Ему нужна помощь! Заложив вираж, я снова повела «Скитальца» вниз, собирая в руках силу для удара.

«Не лезь туда. Сам справится! Набери высоту, осмотрись!»

Ни хрена он не справится!

«Делай, что говорю!»

Милман вклинился в разговор:

«Яна, я помогу Форзаку! Я уже рядом, почти рядом!»

Да что они несут?! Эти темнокожие монстры сейчас Камиля в капусту нашинкуют! Один из воленстирцев уже заходил ему за спину. Хотелось закричать. Предупредить. Каменея от беспомощности, я не определяла, где мои эмоции, где чужие. Он не справится с демоновыми воленстирцами! Они вообще не люди, что ли?! «Скиталец», пикировавший на грани возможностей, сбросил искры… Навстречу мчалась земля. Только бы попасть! Аура засветилась.

Бах! Тршшшшшш! Сильнейший гравитационный удар сорвал дирижабль с потока. По корпусу прошла вибрация, в следующий миг я отлетела на палубу и, исполнив в воздухе кульбит, приложилась спиной о доски… Больно! В глазах потемнело. Когда зрение вернулось, я с ужасом наблюдала, как неведомая сила сминает всю левую половину баллона. Секунда растянулась… Кто-то завизжал. Камилю помочь не удалось.

Гарс обдал меня своей яростью:

«Вверх!»

Наплевав на боль, отодрала себя от палубы. Все еще пикирую! Надо удержать машину! Высота позволяла! Натянулась страховочная цепь. Рули вниз, силу в крылья! Лес промелькнул над бортиком. Совсем близко! Перегрузкой меня вдавило в палубу. Ура! Дирижабль выровнялся, пошел вверх.

Задыхаясь, я подползла к краю. Кто? Где? Что с Камилем? Где этот «Ветерок»?

За ревом работающих под запредельными нагрузками рулей и шестеренок не слышно ничего. Как мне узнать, где он?

«Сзади! Уклоняйся!»

Голос магистра заставил собраться. Гондолу бросило в сторону, и мимо прокатилась до боли знакомая малиновая волна. Ох! Пронесло! Обернувшись, вновь посмотрела назад. Ничего!

«Она его не видит, — это леди Филис. — Яна, сосредоточься! Используй тонкое видение!»

Да какое, к демонам, видение? Дирижабль болтало из стороны в сторону, и меня вместе с ним! Я поползла к мостику, одновременно начиная разворот. Как там Камиль? Шшшшшш!!! Корпус вздрогнул, меня подкинуло в воздух. Ах ты, тварь! В трюме что-то взорвалось, из-под решеток повалил черный дым! Твою… так и растак!!!

Окутанные смешанными чувствами мысли магистра впечатывались в мое сознание:

«Используй ледяное пламя!»

Ледяное пламя! Точно!

Прильнув к борту, выпустила силу веером. Синие сферы ровным рядком рассекли пространство… и получилось! Вот ты где, голубчик! Прямой энергией в тебя! Магия рвалась наружу, мокрый воздух задрожал. Послышался хлопок и знакомый электрический треск. Попала! То ли от удара сорвало маскировочную сеть, то ли просто повредило ее, но за кормой возник невидимый мной прежде аппарат. Ржавая, почерневшая посудина с неоднократно отремонтированным корпусом. Когда-то этот дирижабль был красив, но сейчас своим видом вызывал отвращение. Чужое волнение накрыло. Леди Филис? Человек в черном светился аурой на мостике. Сейчас атакует! А я не успею дотянуть до облаков! Дождь шипел на парусных пластинах, палубу заволакивал густой дым. Боги… «Скитальцу» не улететь из Рора! Один за другим перегорали агрегаты… Машина разваливалась.

«Горный орел» вынырнул из стены дождя, словно искрящийся болид, перед ним катилась пылающая волна огня. Мистер Милман! Шшшшшш! Оглушительный треск раздался за кормой. Щиты «Ветерка» испарились, дав мне шанс спрятаться в облачности и начать разворот.

«Я вовремя?» — иронично поинтересовался он.

«Мистер Милман, помогите Камилю!» — Я вылетела обратно, увернувшись от невесть откуда взявшейся башни-коробки. Кто их тут понатыкал?!

Остроносый дирижабль с плоским баллоном промчался мимо. На палубе кроме пилота находился рыжий маг. Тот самый рыжий, едва не убивший нас на архипелаге Реберск! Я покосилась на аварийный люк с парашютом. Сегодня он не для меня.

«Милман, придурок, прикрой „Скитальца“! Яна, проверь повозку!»

Эфир всколыхнул фейерверк чьих-то чувств. Прикрывать меня Милман не желал, он рвался за Хельгой. И он был прав — только мой дирижабль мог стать заслоном, способным отвлечь внимание рорского аппарата, пока пилот-ас вытащит моих друзей. Еще немного, и «Скиталец» превратится в обесточенную консервную банку, но подставлять под удар полностью исправного сверхманевренного «Горного орла» — глупость! Машину придется покидать мне!

«Я прикрою!»

Лорд хотел стукнуть меня по голове. Приторный запах дыма ударил в нос, из-за холма показалась еще одна башня. Да сколько же их тут?! Облетев ее, заметила набирающий высоту «Ветерок». Собрался пикировать на боевой дирижабль? Хрен тебе!

«Так хочешь сдохнуть? — послышался зверский шепот его милости. — Я сам убью тебя, когда доберусь!»

Если доберетесь, магистр… Если доберетесь. Как грустно-то… Его бессилие — невыносимое ощущение… Я виновата! Лицо омывала вода, волосы хоть отжимай, вал почти не крутил, только бы выдержал! У меня оставалось не так много сил, но должно хватить. А между тем изображение начал передавать Милман. «Горный орел» стремительно приближался к остановившемуся экипажу. Больше всего я боялась разглядеть поверженного Камиля, как плохо видно-то! В этом демоновом дожде ничегошеньки не видно! «Бах!» — раздался очередной хлопок в трюме.

«Ветерок» заложил вираж и… развернулся в мою сторону. Что он задумал? Почему не атакует «Орла»? Я перестала что-либо понимать, и мои зрители тоже. Но надо продержаться, пока Милман подберет Форзака и Хельгу. Только бы у моего друга все получилось! Только бы все выжили!

Сжав кулаки, я вела машину в лобовую.

«Не трать силы на щиты. Они хотят измотать тебя, но не убить».

Это правда, все атаки удивительным образом ломали моего «Скитальца», хотя одного мощного удара хватило бы, чтобы взорвать баллон. Демоны рорские! Я им не достанусь! Ни за что! Лучше смерть!

Чистая энергия сорвалась с ладоней и рванула навстречу алой волне. Заклинания не столкнулись. Моя магия угодила в корпус «Ветерка» и, отразившись от мощного щита, ушла вбок. Гад! А вот рорская боевая структура накрыла палубу «Скитальца». Тшшшш!!! Бабах! На ногах устоять не удалось, я упала на колени и вцепилась в страховочную цепь. За спиной в щепки превращались доски, заплясали языки пламени, казалось, я чувствую кожей, как раскалилась броня, как шипит и испаряется дождевая вода. Эфир разорвал чужой страх, лорд метался, будто зверь в клетке… Он хотел быть здесь. И Мадина желала того же. Но никто из них ничего не мог сделать, боевым магам оставалось лишь наблюдать.

«Ветерок» так и не отвернул… Я пыталась подняться, но на спину сыпались горящие головешки, искры и металлический мусор. Дым стал непроглядным. Против воли я отвлеклась, заметив, как Милман приземлился и теперь бежал по лужам к карете… Пилот рискнул оставить дирижабль? Сумасшедший поступок! Что там? Тела! Мертвые воленстирцы! Где Камиль? Боги, где Камиль?!

В следующий миг события смешались. Бывший преподаватель выбил дверь ударным заклинанием, Хельга рухнула в его объятия — все это промелькнуло на краю сознания. Наконец встав, я подняла голову и увидела это! «Ветерок» находился совсем близко. Люки в трюме открылись и… Трррррх!!! Вшшшш!!! Как им удалось запихать туда тактический арбалет?! Проклятье… Рххх!!! Два огромных болта одновременно пробили правый борт «Скитальца» насквозь. Одно попадание — до крыла, другое — за крылом, наконечники раскрылись, будто зонтики, и острые зубья вгрызлись во внутреннюю деревянную обшивку, цепи натянулись. От удара меня бросило вперед, магистр Гарс грубо ругался в канале, а перед внутренним взором замерла картинка, наблюдаемая Милманом. Форзак лежал в грязи, его грудь от плеча до пояса пересекала глубокая рана.

Время замедлилось. Сверху сыпались искры, неспешно скручивались цепи, подтягивая мою палубу к зависшему рядом «Ветерку»… Рев магии, свист ветра и нескончаемые непонятные хлопки доносились издалека. Это все я! Все из-за меня! Если он мертв… Все будет кончено! Стало дурно, к горлу подкатила тошнота, а мышцы налились слабостью… Из Воленстира удалось сбежать, но кто сказал, что и дальше нам будет сопутствовать успех? Что с Камилем?!

«Надень парашют! Вернись на мостик!» — Стальной тон лорда прогнал внезапное головокружение.

«Живой! Яна, он живой!» — орал Милман, подхватывая Форзака под плечо. До ужаса бледная Хельга пристроилась с другой стороны.

Булыжник свалился с души… Живой. И время сразу же набрало скорость. Мою гондолу быстро тянуло к «Ветерку». Теперь надо вырваться во что бы то ни стало! Пока не перебиты крылья! Пока не сгорели паруса! И-и-и-и-и-и-и!!! Резерв рванул наружу, гравитационным ударом я разнесла собственный борт. В затылке пульсировала боль, в глазах потемнело… Дальний болт выбило с куском ограждения, «Скиталец» начал разворачиваться вокруг рорского дирижабля, вторая цепь, словно привязь, не позволяла отлететь. В пелене дыма и дождя возник вражеский мостик. Как близко! Мы смотрели друг на друга целую секунду. Мужик, замотанный в черные ленты, и я, трясущаяся от адреналина.

В канале, будто огромный светляк, вспыхнуло желание Мадины. Узнать!

«Заклятие открытия сокрытого!» — безумно завизжала она, припечатав слушателей маниакальной решительностью. От неожиданности я вздрогнула, разделенное сознание уже исполнило требуемую структуру.

Сфера света упала на пилота. Рваное тряпье обугливалось, открывая истинное лицо человека, считавшегося регесторским мифом.

Прежде мы никогда не встречались. Морщинистое худое лицо, горбатый нос и выпирающие скулы, бледно-зеленые глаза, холодные… мертвые… Он смотрел сквозь меня, без эмоций. Как убийца! Эфир закипел от чужих волнений, и я едва не закричала. Ненависть и желание убить принадлежали магистру, страх и неверие — Хеклингу, а леди Филис излучала безграничное изумление и тихую радость… Демоны рорские на них! Заткнитесь!!! Кого бы они тут ни узнали, но я уже швырнула в него электрическую структуру. Пилот отлетел назад, лорд Хеклинг и леди Филис вывалились из канала. Плевать на них! Всю магию в крылья, и мне удалось вырвать второй болт из борта, баллон уносил мою пылающую гондолу прочь. Теперь надо добраться до «Горного орла». Пора сходить!

Милман бежал по палубе, Хельга и Форзак на борту… Паруса боевой машины раскрылись. Когда…

Я пораженно замерла. Кто бы подумал, что случится подобное… В этой долбаной долине не одна башня и даже не две… Три. Все они разом засветились, ударив по ушам высокочастотным писком. От боли заломило виски, а в следующий миг верхушки трех сооружений соединились силовыми линиями, накрыв пирамидальным куполом «Горного орла»… Ловушка!

«Твою мать! Долбаный Рор, чтоб было пусто его предкам! — матерился Милман. — Я думал, эти штуки нерабочие!»

Пилот-ас срочно возводил шиты вокруг «Горного орла», превозмогая боль от энергетического истощения… Невыносимый писк теперь слышал только он. Как?! Как такое возможно?! Почему?! Бывший препод паниковал. Липкий страх скручивался в его желудке, оплетал сердце… Напряжение магистра не давало мне самой впасть в ступор.

«Милман, попробуй уничтожить одну из башен! Яна, надень парашют, демоны тебя разорви!»

«Скиталец» почти не реагировал на управляемые схемы, за спиной ревело пламя, и никакой ливень не мог его затушить. «Горный орел» пытался маневрировать, но на любое его движение ближайшая башня-коробка отвечала алыми вспышками, уничтожавшими щиты. Во рту возник железный привкус. Пока еще не моя кровь — Милмана. Скоро он потеряет сознание. Мы попались! Из-за меня. Мы все угодим к рорцам из-за меня! Сглотнув, покосилась на ближайшую каменную коробку. Нет уж! Исправный боевой дирижабль с тремя пилотами им не достанется! Лучше смерть!

Давай, мой хороший, потерпи еще чуть-чуть! Нам бы только правильный вектор занять. И скорость побольше, паруса справятся. От тебя только паруса и остались…

«Что ты творишь? Не смей!»

Перед мостиком замаячила квадратная площадка. Все просто. Все очень просто… Уничтожу башню, и силовой купол исчезнет. Даже тот, с горбатым носом, на «Ветерке», понял, что я задумала, и уже пытался меня догнать. Не догонит.

«Яна, пожалуйста, надень парашют!» — Он умолял, опасаясь потерять меня снова.

Больно. И его пальцы дрожали так же сильно, как мои. Навстречу летела пелена ливня, смывавшая слезы с лица. Какая я тупица! Почему сказала тогда то, что сказала? Трусливая эгоистичная дрянь! Снова его подвела. Всех подвела! То была не прихоть, не увлечение, магистр дорожил мной… тем тяжелее было решиться на задуманное.

«Мистер Милман. Я уничтожу башню. Улетайте, как освободитесь».

В ответ донесся стон, окрашенный чувством вины.

«Понял».

«Яна, не делай этого. Пожалуйста! Не нужно. Мы вытащим тебя оттуда!» — обжигающее отчаяние в канале.

Боги, что я творю?! Квадратная площадка увеличивалась в размерах, рука сама отцепила страховочный трос. Еще можно прыгнуть. Но если «Скиталец» промахнется… В эфире остались злость, бессилие и что-то еще.

«Клянусь, магистр… — Глаза зажмурились перед ударом. Дура! Какая же бестолковая идиотка! — Этот раз — последний, когда я ослушалась вас. Простите».

Жаль, что все так сложилось. Очень жаль. Но хотя бы спасутся друзья.

Он что-то крикнул. Дождь хлестал по щекам, за спиной все так же ревел огонь… Еще десять секунд… Наверное, я бы визжала от дикого страха, если бы не бешеные дозы адреналина и последствия наркотического угара, вызванного феромональной сывороткой. Все происходило слишком быстро, и тормознутый ум даже не успел испугаться.

Нечто снесло меня с палубы. Прямо в пропасть. Точнее, некто. Чьи-то руки молниеносно защелкнули застежки лент под грудью, прицепили к поясу карабин. Испуганно распахнув глаза, я увидела рыжего. Того самого мага из пентаграммы! Он на лету цеплял меня к своей подвесной системе, а в зубах держал вытяжной парашют, который через миг выплюнул в сторону. Как он очутился на моем борту?! Когда этот гад успел перелезть?! Эфир затопило облегчение магистра, не успевшее оформиться в мысль. Верхушки деревьев летели навстречу, над головой раскрывался основной черный купол, невероятно контрастный на фоне ослепительной белой вспышки… Ду-у-ух!!! Ррррах!!! «Скиталец» взорвался. Сквозь прищуренные веки я видела, как над почерневшей башней поднимались клубы огня, разлетались обломки и камни… Силовая пирамида погасла. Удалось.

И тут же мое тело шлепнулось на скалу. Оу! Жесткое выдалось приземление. Но я была первой, а рыжий вторым.

— Тварь поганая! — гневно бормотал он, дергая лямки рюкзака. — Чтобы я еще раз согласился на такое?! Да видел я вас всех!

Свои карабины я уже отцепила и перекатилась вбок, когда мой неожиданный спаситель вскочил на ноги:

— Стоять!

Его пальцы засветились магией… А мои… Мои не засветились. Тело скрутило болью. Резерв… опустел. И связь пропала.

Тяжело дыша, я задрала голову. С ускорением в хмурое небо уходил «Горный орел», но «Ветерок» за ним не погнался, вражеская машина зависла над нами, осветив заболоченную придорожную опушку мощными прожекторами. Боевой маг оценивающе оглядывал меня, уже догадался, гад, что ответить мне нечем. Наверное, преданный подданный империи на моем месте перерезал бы себе вены, и я даже достала из-за пояса спрятанный нож… Но не смогла. Неведомо откуда появились молчаливые всадники на закованных в броню лошадях. Рыжий неслышно приблизился и легко перехватил мое запястье. Перед глазами потемнело, нож выпал, а мерзко ухмыляющийся маг завернул руку за спину. Уф! От легкого толчка я свалилась на колени. Один из подъехавших всадников спрыгнул на землю и скинул капюшон.

Белые длинные волосы разметались по плечам. Сверкали синие пронзительные глаза. Чистокровный рорец.

— Хорошая работа, Гектор.

Я узнала голос. Я слышала его лишь однажды, но запомнила навсегда. Передо мной стоял главный враг Регесторской империи — темный колдун Решман Хкин.

Тогда я видела лишь его пальцы, тонкие и длинные, сейчас в свете прожекторов разглядывала высокого худого человека, его прямой нос и острый подбородок, сероватую тонкую кожу. Из-под плаща выглядывал строгий костюм, на поясе висели знакомый накопитель и ритуальные кинжалы… Прозрачный взгляд нашел меня.

— А ты шустрая девочка. — Тонкие пальцы заскользили по щеке, ухватили за ухо. Дернулась, но рыжий сильнее заломил руку. — Все-таки успела уничтожить силовой купол, взорвать башню. Знаешь, а я ведь почти простил тебя за тот меткий бросок два года назад. И за сегодняшнюю авантюру, наверное, стоит поблагодарить и потребовать добровольно снять браслет. Но это слишком просто, правда? Ты бы не согласилась, пришлось бы уговаривать.

Меня бил озноб… Что он хотел этим сказать?

— Тсс! Гектор, держи ее крепче.

— С удовольствием, — хихикнул маг.

Он локтем зажал мне шею, и я едва не задохнулась. Хкин же схватил браслет связи. Боги! Что он собирается сделать? Стало по-настоящему жутко… Браслет можно снять, только отрезав руку. А маг без руки — не маг! Я задергалась изо всех сил, рыжий урод сильнее сжал горло… Бесполезно, но я продолжала вырываться, истошно хрипя и пинаясь. Только не руку! Демоны на их головы! Я сама сниму его! Повинуясь жесту Хкина, к нам подбежали еще двое наемников, окончательно обездвижив меня. Дурища… Из-за руки переживаю… Пять минут назад я собиралась героически погибнуть! Теперь мне по-любому крышка! Капли дождя катились по лезвию. Колдун рассек мою ладонь и начал рисовать символы на браслете кровью. Лоранийские демоны ему в печенку… Никто не собирался отрезать мне части тела! На смену секундному облегчению пришла обжигающая боль. Сталь раскалялась, краснела, герб Полетной школы поплыл… Артефакт плавился. Вытерпеть такое невозможно, и я взвыла на весь лес, начав извиваться. Характерный запах ударил в нос… За что мне все это?! Как же больно!!! Кровь, кожа, металл смешались, образовав на запястье жуткую корку. Ненадолго я потеряла сознание, а когда очнулась, рорцы расступились.

Хкин вежливо улыбался, дожидаясь, пока я перестану стонать.

— Вызови кого-нибудь. Например, своих трусливых друзей, даже не пытавшихся спасти тебя.

Сглотнув, я помотала головой. Браслет расплавлен… Собрав силу в здоровой руке, выпустила ее в ненавистного колдуна. Ничего не произошло. Зато на изуродованном запястье проступили линии рорского заклинания. Пришла боль. Не найдя выхода, собственная магия терзали тело, бурлила в венах… Что они со мной сделали?! Погружаясь в спасительную темноту, я услышала тихий смешок Хкина:

— Здесь все. Возвращаемся.


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


Купол парашюта — последнее, что я увидел перед обрывом связи. Ситуация была чудовищной, но Яна выжила, и это главное. Сама того не заметив, она дошла до аффекта, который подавил инстинкт самосохранения. Иногда такое бывает во время боя… А я… Ничего не мог сделать. Вся моя магия оказалась бесполезной. За десять минут я постарел на десять лет. Кретин! Все это время я думал и делал не то. Проморгал предателя в школе и заслужил эти последствия. Безумная ведьма отхватила лучшую адептку, ту единственную, которая меня восхищала.

Картинка сложилась. Коварная дрянь водила нас за нос почти семь лет. Дастин Филис жив. Все мы видели его, и Яна винила себя зря. Все это — тщательно спланированная операция. И никто не мог заставить меня думать иначе. Ни лучший чтец империи, который поплатится за свою ложь, ни дипломированные психологи. Никто! Филисы — пара, а разорвать ментальную связь магов полета невозможно. Заработали орабатские рисунки, и по запястьям потекла кровь.

Медленно повернувшись, глянул на ведьму. Довольно делать из нас идиотов. Оскорбленной «вдове» больше никто не поверит. Мир краснел. Призрак Филиса, шатавшийся по ведомственным коридорам, воскрес и, возможно, видит нас прямо сейчас. Я сдерживался из последних сил, стараясь дышать ровно… Интересно, если убью ее без суда, Атнис меня помилует? Прекрасная актриса, изворотливая мразь все это время столь натурально изображала боль утраты… Больше этот фокус не пройдет.

— Мистер Арклин, — шепотом позвал я, впившись взглядом в ненавистное лицо. — Арестуйте агента Филис.

Та резко вскинула голову и развернулась к Хеклингу. Лучший деструктор империи расслышал приказ, и оба боевых мага сорвались со своих мест.

— Вальтер! — изумленно воскликнула она. — Я не чувствовала его! Ни разу! Клянусь! Меня проверял чтец! Ты знаешь, они не ошибаются! Вальтер… Дастин… Дастин не мог закрываться от меня так долго. Это какая-то ошибка! Попытка меня подставить… Чтобы…

Оперативники остановились по обе стороны от лживой дряни. Ты не выйдешь из камеры, ты вообще больше света не увидишь.

В меня уткнулся кривой палец с загнутым ногтем.

— Он ненавидит мой род! Но ты же понимаешь! Если бы все было действительно так, я бы сюда не пришла! Этот человек на «Ветерке»… это не Дастин! Это невозможно! Клянусь!

Какое натуральное отчаяние. Браво-браво. Не верю ни одному слову. Яна в Роре из-за нее.

— Тем не менее, — тихо отозвался Хеклинг, — человек, управлявший «Ветерком», вполне жив и выглядит в точности как ваш муж.

Арклин остановился рядом с ведьмой:

— Леди Филис, встаньте на колени, поднимите руки и закройте глаза.

Приказ деструктора она проигнорировала. Зло сощурившись, поглядела на меня, потом на Вальтера и вдруг… безумно рассмеялась. Оба боевика вопросительно уставились на Арклина. Я усмехнулся. Дай только повод, и от тебя останется кучка пепла.

Когда напоминавшее кашель отрывистое хихиканье прекратилось, разукрашенное лицо исказила гримаса злости, черные глаза выпучились. И психологи назвали ее адекватной? Ну, давай же, потеряй контроль! Мои руки зачесались.

— Хм… — Филис судорожно задергала головой, кивая собственным мыслям. — Так, значит, это правда? Да, Вальтер? Слухи, что ходят по Ведомству? Ты всего лишь ширма! — Блеснул нездоровый оскал. Психопатка. — А вас, лорд Гарс, можно поздравить? И давно вы сидите на месте Дастина?

— Встать на колени, миледи, поднять руки, закрыть глаза!

К ней осторожно двинулся Хеклинг, мягко сообщив:

— Миледи, вы обвиняетесь в государственной измене.

Вот демон проклятый! Зря он пытался ее образумить, пусть даст мне повод… Запястья болезненно жгло.

— В пропасть эту чушь! Я требую чтеца! Между мной и этим самозванцем нет никакой связи! Я не знаю, кто он, но узнаю! Обязательно узнаю!

Вальтер понимающе кивал, психиатр хренов!

— Мы обязательно узнаем, леди, и во всем разберемся. — Его голос звучал ласково, успокаивающе.

— В роду Филисов нет и не было предателей!

Тварь! Я не сдержался:

— Вы предали свою ученицу, отправив в Воленстир!

Как хотелось убить ее!

— Она меня предала! — рявкнула в ответ седая мымра и ощерилась.

— Я выясню, как вам с Бирлеком удалось напоить ее сывороткой!

— Ха! Вы самоуверенный идиот, лорд Гарс! Всегда им были и останетесь! Это из-за вас Регестор на грани войны! — сверкали наглые глазенки. — Не хочу разочаровывать супер тупого спеца, но я никогда не знала Бирлека. Думаете, никто не заметил, как вы смотрели на Яну? Как лапали мою адептку в коридоре и допрашивали до утра в нарушение всех норм?

Филис продолжала мерзко хихикать:

— Оказывается, лорд Гарс способен привязываться, пришлось ждать этого столько лет! Неужели вы думали, я позволю так просто испортить жизнь моей ученице?

Я закипал:

— Решили испортить ее сами?

Арклин сжал ее плечо:

— Леди, если вы немедленно не подчинитесь, мы применим силу.

Раздраженно оглядев его, она вняла последнему предупреждению, неспешно опустилась на одно колено, затем на другое. И, победно скривив намалеванные губы, вновь взглянула на меня:

— Ломать людям жизнь — это ваш талант. Я пыталась объяснить ей, какой вы урод, если и способный любить, то только себя, остальные же обязаны под вас прогибаться. С Яной такое не выйдет! А за что мистера Форзака в Воленстир отправили? Думаете, никто не знал? Вы еще и трус, оказывается! Великий магистр побоялся соперничать с собственным учеником! Я бы на вашем месте тоже испугалась, вы не стоите его мизинца!

— Мерзавка! — скрипнул зубами.

Рассмеявшись, Филис подняла руки, боевые маги завели их за спину.

— А я даже счастлива, что все так вышло. Яна стала бы наложницей этого чернокожего, раз они с мистером Форзаком так и не догадались, каким местом образуются пары! Все лучше, чем вам достаться!

Хеклинг бросал на меня тревожные взгляды, Арклин торопился надеть наручники и темные очки, оба понимали, чем закончится их промедление. Гадина же продолжала веселиться, источая яд.

— Какое наслаждение — видеть ваше перекошенное гневом лицо. Повезло мне с ученицей, правда? Она, умничка, умудрилась сделать невозможное — сбежала из Тиреграда, вот только из Рора ей не выбраться! Один-один, милорд. Как вам понравилось наблюдать за ее провалом и не иметь возможности вмешаться? Мистер Арклин, надевайте уже очки, я запомнила рожу этого ублюдка!

— Увести, живо! — гаркнул Хеклинг, перехватывая меня на полпути к ведьме.

Боевые маги подняли Филис и поволокли за деструктором.

— Теперь вы знаете, что я чувствовала, когда из-за вас потеряла Дастина! — орала она из лифта, пока не захлопнулись двери.

Вальтер вцепился в меня, удерживая на месте.

— В карцер ее! — Гнев лился наружу.

— Тихо! Тихо! Успокойся!

Пихнув со злости ни в чем не повинного товарища, я отскочил в сторону и выдохнул:

— Какой «успокойся»?! — Кулаки сжимались и разжимались. — Она пудрит нам мозги! Лжет! Тварь паскудная! Теперь все сходится! Удачно устроились! Через нее Филис видел происходящее в школе! Все из-за нее… и Яна… Яна!

— Она нужна им живой, ты же знаешь.

Нужна… Нужна, демоны рорские! Но на что пойдет Хкин, чтобы заставить ее сотрудничать? Шутки кончились, и часики затикали.

— К Филис никого не пускать, даже еду не приносить!

Вальтер отвел глаза, раздумывая, стоило ли со мной спорить.

— Эр, я не уверен, что она солгала.

— Что?!

— Леди Филис не глупа. Если бы все было, как ты думаешь, она бы к нам не пришла, а уже мчалась к рорской границе.

— Она лжет! — заревел я. — Где была эта дрянь все утро?! Скажи мне, где?! Почему не сообщила сразу?! Дожидалась, пока Яна окончательно увязнет в их ловушке?!

Он поджал губы, не отыскав ответа.

— Ладно, я распоряжусь арестовать ее чтеца. До выяснения.

— Замечательно!

Подскочив к проекционному экрану, я начал поиск гребаного «Горного орла» по бортовой сигнатуре. Где его форт приписки?

— Что ты собираешься делать?

Энергетические линии выстроились в знакомый рельеф. Провинция Шордаст. Ну разумеется.

— Ты должен пообещать мне кое-что. — Я посмотрел на мгновенно напрягшегося друга.

— Нет! Я не стану скрывать такое от его величества! За это казнят вообще-то! Ты… Ты понимаешь, что мы обязаны немедленно созвать Совет безопасности? Демоны со «Скитальцем», но регесторский боевой дирижабль — прекрасный повод развязать войну!

— Я не прошу скрывать. Дай мне фору.

Вальтер фыркнул от досады. Разумеется, моя просьба ему не понравилась.

— Хорошо, — наконец согласился он, брезгливо разглядывая пятна крови на белоснежной рубашке. — Так и быть. Пройдусь пешком до императорской приемной. Попытаюсь свалить вину на Лурдека… И почему именно мне приходится сообщать правителю дурные вести?

Я больше не слушал его причитаний, выбирая на схеме точки для телепортации. Надо встретить «Горного орла», и, возможно, если кретин Форзак еще не сдох, добить его. Из жалости.


Царство Рор. Форт Крик


Яна Брайл


Я не спешила открывать глаза. Боялась обнаружить себя раньше времени. Судя по ощущениям, подо мной был теплый пол. В отдалении капала вода. Кап-кап. Чуть дальше ритмично клацал неизвестный механизм, а сверху доносился электрический треск. Перечень нестрашных фоновых звуков на этом заканчивался. Оставались жуткие, от которых все внутри содрогалось. Рядом, совсем близко, насиловали женщину. Она не кричала, только измученно стонала, когда плеть опускалась ей на спину. Я знала, что это плеть. Каждый раз в веревках свистел воздух.

— Эта совсем хватку потеряла, — возмутился рыжий.

Ему ответил незнакомый голос:

— Попробуй с другой стороны.

— Поэтому ты ее и не пользуешь? Зря. Но я всегда знал — вы, некроманты, извращенцы. Кажется, тебе больше по вкусу пришелся ее мужик?

Несчастная разрыдалась, а я едва не вздрогнула от охватившей меня жути.

— Но-но, Гек, после подобного оскорбления начинай беспокоиться за свой зад. Хозяин тебя на фарш пустит и не поглядит на недавние заслуги.

— Если ты, некрофил ползучий, решил обгадить меня перед хозяином, то сам в дерьме потонешь. Забыл, как перестарался с тем припадочным деструктором? Я молчать не стану, оба в расход пойдем!

Второй злодей тихо рассмеялся:

— Не трясись. Не пойдем. Если колдун из лагеря не траванет нас в следующий раз.

— Старайся лучше! И сможешь залечить ссадины! — процедил рыжий, а к моему горлу подкатила тошнота. Только бы не выдать себя! Ужас парализовал… Какого демона не вскрыла себе вены, когда представилась возможность? Или не разбила голову о камни? Мне нельзя здесь быть! — Я ему денег должен. Не загружай мозги, Сэй. Хозяину плевать на наши разборки. Давай подкараулим его вечером в форте и прирежем, уж очень он рвется в форт.

— Добро. Кончай развлекаться, девка очухалась.

От этих слов я едва снова не потеряла сознание. Ни в Лорании, ни на корабле пиратов, нигде до этого паника не подходила так близко. Спокойно, Яна. Они хотят тебя напугать. И им это удается! Тело задрожало, и тут же о себе напомнила поврежденная рука. Пальцы, запястье и локоть будто пронзила раскаленная игла. Оу! Застонав, я перевернулась на живот, не в силах сдерживать рвоту.

— Твою ж мать, шлюха регесторская!

Чьи-то руки схватили меня за шиворот и окунули в воду. Боги! Когда начала дергаться, вытащили и пихнули в угол.

— Она лоранийская.

Откашлявшись и перестав хрипеть, я наконец разлепила веки. Просторное помещение выступило из тумана, на высоком потолке горела лампа. С трех сторон — стены, с четвертой — железная решетка. Окна, понятное дело, отсутствовали, но на пятиметровой высоте находились узкие вентиляционные отверстия, напоминавшие бойницы.

За моим дерганьем безразлично наблюдали тусклые глаза. Этот второй… Сэй… пугал. Еще один. Маньяк, привыкший кромсать людей, на вид щуплый, с жидкими русыми волосами и трехдневной щетиной на щеках… Кажется, он не моргал. Совсем. Не выдержав пристального внимания, покосилась на Гектора, за чьей фигурой угадывался обнаженный силуэт девушки… Твари! Сгорите в бездне! Забывшись, я сжала кулаки, поврежденная рука отозвалась болью.

— Никогда не имел лоранийскую шлюху! — Мой «спаситель» шагнул ближе и, схватив за комбинезон, поставил на ноги. — Это будет интересно. Привет, детка, помнишь меня? Мы так и не поиграли с тобой на базе.

Отскочив назад, я вжалась в угол. Гектор самодовольно усмехнулся, покосившись на мои коленки… Рука… бедные пальчики… И тут он ударил меня по лицу. Больно не было, только в голове зазвенело. Побои — это ерунда, тихонько всхлипывающая у стены полуголая пленница страшила сильнее.

— Спокойно, малышка, — причмокнул губами Гектор. — Не надо нас обижать, пока мы добрые.

Он был опасен. Чрезвычайно. А когда потянул застежку комбинезона, я представила боевую структуру быстрее, чем успела себя одернуть. Сила наполнила здоровую руку, и вновь пришла боль. В голове, во всем теле возникали нестерпимые спазмы, но прежде чем я потеряла сознание, Сэй схватил неповрежденное запястье и рассек. Вместе с кровью, льющейся тонкой струйкой, вытекала наружу энергия.

— Больше не стану расходовать ценный ресурс, — равнодушно сообщил он. — Сейчас нам не нужно, чтобы ты отключалась. Не используй магию, иначе я использую свою. Будет плохо. Еще хуже.

Его спокойствие могло довести до истерики. Соберись, Яна. Надо держаться! Гектор вновь притянул меня к себе. Спорить с захватчиками нельзя, но вид той девчонки ввергал в такую панику, что я перетерпела бы всякую боль, лишь бы он вытащил свою клешню из моего комбинезона. Рыжий козел! Коленкой пихнула его в живот, за что немедленно получила по голове.

— Мать твою! И почему это всегда начинается одинаково?

Одна моя ладонь обливалась кровью, другая горела огнем, когда некто провел тростью по решеткам. Послышались шаги двух человек.

— Как посмотрю, вы уже занялись делом, — произнес Хкин, возникнув в проеме. Белые волосы лежали идеально, на шелковой рубашке не было ни единой складочки. Синие глаза скользнули по голой девушке, поглядели в темный угол и наконец остановились на мне. — Сэй, не зарежь ее случайно. Я тебе в помощь даже Ториль привел. А ты, Гектор, если невтерпеж, используй лекарку, а нашу летающую ведьму не тронь. Вечно приходится учить вас манерам.

Меня отпустили, позволив привалиться к стене.

— Яна — наша гостья. — Заметив возмущение рыжего, рорец добавил: — Гектор, она принадлежит Тиру Бирлеку. И если ты не хочешь подохнуть от его сабли, советую свои плотские желания попридержать. Заступаться я за тебя не стану. Прости его, Яна. Они у меня слегка одичали.

Рыжий зло хмыкнул и принялся застегивать ремень. Возможно, самого страшного удастся избежать. Пока…

— Сэй, помоги девушке встать и залечи порез. Поговорим?

Поговорим… Почему бы и нет? Я поглядела на повелителя колдунов исподлобья. Прохладные ладони некроманта обхватили кровоточащее запястье, и его целительская структура принялась заживлять кожу.

— Не думал, что мы вновь увидимся, — произнес Хкин, неотрывно наблюдая за мной. — В прошлую встречу ты помешала захватить ящерицу, на несколько лет отодвинув этим нашу военную кампанию, а вчера уничтожила одну из башен противовоздушной обороны. — Чересчур яркие глаза завораживали, излучали невидимую силу. — Удача, что Гектор вытащил тебя с горящего дирижабля. Жаль, остальным удалось улизнуть.

Значит, «Горный орел» добрался до границы? Хвала богам! Хоть какая-то польза от моего провала.

— Ну да не страшно, — рорец сдержанно улыбнулся. — Рано или поздно все имперские пилоты окажутся в наших руках.

Между тем Сэй поклонился и попятился к решеткам. Я же ощутила себя бабочкой, приколотой к стене булавкой.

— Мы давно планировали похитить магиню полета, но это нелегкая задача, почти невыполнимая, вот почему появление в Воленстире сразу двух адепток вашей школы стало настоящим подарком.

Мой голос охрип:

— Зачем мы вам нужны?

— Печальный факт — регесторские пилоты фанатично преданы империи, — пожал он плечами. — Их не удается завербовать, подкупить или переманить. Видишь ли, за несколько лет на твоем месте перебывало трое магов полета. И лишь одного удалось принудить сотрудничать… мм… хитростью. — Светлая бровь выразительно приподнялась.

Гектор и его дружок-некромант поглядывали в нашу сторону, едва слышно переговариваясь.

— Того урода в черных тряпках?

В ответ последовал величественный кивок. Прижав больную руку к груди, я затравленно покосилась на Хкина:

— Думаете, с нами проще, и мы легко предадим своих?

Он демонстративно ткнул пальцем в обнаженную девушку. Пленница сидела на полу, обхватив руками колени, и вздрагивала, светлые локоны падали на лицо.

— Сломать можно любого, Яна, — обманчиво спокойно поведал он, и я отвела взгляд. — А тебя даже ломать не придется. Скоро сюда прибудет генерал Бирлек и уговорит сотрудничать… быстро и гуманно.

Гектор мерзко захихикал, а рорец продолжил:

— Нам нужны преданные пилоты. Только вы способны управлять имперскими дирижаблями, альтернативы которым, к сожалению, пока не существует. Разве что ящеры… Но и они отчего-то не торопятся объединять свое сознание с разумом чужаков. Это несправедливо, не находишь? Быть может, именно из-за пилотов, наделенных избыточной силой, Воленстиру приходится клянчить у вас магические знания за баснословные деньги? Нравится держать весь мир в зависимости?

О боги… приплыли.

— Не надо обвинять в этом империю. Развивались бы сами!

Хкин приблизился вплотную, и я замерла на месте от напряжения.

— Так и было, Яна, так и было, — зашептал он. — Тебе и не снилось могущество, доступное рорцам прежде. Мы не рождались магами, но обладали знаниями о свойствах крови. Твоя любимая империя дрожала от ужаса, опасаясь, что наше царство пойдет на нее войной. Сколько лживых сказок вы сочинили про нас, превратили рорцев в кровожадных монстров и запугали людей мифами о нашей жажде одаренной крови! — Я позабыла, что нужно дышать. — Действительно, кровь магов сильнее обычной, но предков она не интересовала. Мы были исследователями, учеными и изобретателями, в то время как Регесторская империя оставалась лишь кучкой отсталых южных провинций. Тогда не существовало дирижаблей, магической инженерии, ваших искусных артефактов… — Синие глаза горели все ярче. — Вы были племенем, спустившимся с Альдестона, способным разве что летать на ордоках. Мы даже сотрудничали, пока магический род Каврэн — семейка ублюдков, рвавшихся к власти, — не подговорил прежнего регесторского правителя нарушить заключенный договор. Коварно вторгшись на нашу территорию, ваши имперцы убивали всех подряд, включая женщин и детей. Как тебе такая правда? Об этом в учебниках не пишут, не так ли?

Никогда не любила историю и доверять Хкину не собиралась.

— Не важно, веришь ты или нет, — будто прочитав мои мысли, улыбнулся он. — Мы вас поделили, и я держу свое слово. Тебе повезло заинтересовать Тира, хотя… — послышался скептический смешок, — пока не пойму чем. Но ты освободила вторую девушку и должна выполнить ее задачу.

— Я не… — Слова застряли в горле, когда тонкие пальцы внезапно вцепились в мой подбородок и развернули к себе.

— Ты сделаешь это, — произнес ласковый, по-змеиному шипящий голос. — Так или иначе. Для пленников форта Крик обратного пути нет. Помоги мне добровольно, и я сниму сломанный браслет, переселю в гостевую комнату и гарантирую безопасность. Когда все закончится, ты уйдешь с Бирлеком, забудешь обо всем и начнешь новую жизнь.

Я моргнула три раза, прежде чем осмыслила всю «заманчивость» такого предложения. Боги, рорцы совсем ничего не понимают, да? Кретины! Несмотря на сильнейший страх, я нервно прыснула… Вот жуть жуткая!

— И что? Поверите мне на слово?

Хкин отстранился. Неожиданно из тени вышла скрюченная старушенция кошмарного вида, в руке она сжимала пластину со сложным рисунком.

— Подпиши.

— Что это?

Лучше держаться подальше от рорских заклятий!

— Ничего особенного. Договор.

Сердце бешено заколотилось, колдун сверлил меня внимательным взглядом. Нашел дуру!

— Тот самый, согласно которому я сдохну, если не исполню то, что ты захочешь? — Я отчаянно замотала головой: — Не выйдет! Нет!

Полагал, что мне неизвестно о таких… сделках? Брови удивленно взметнулись вверх, и рорец вернул пластину ведьме.

— Наверняка генерал уже ищет замену твоей подружке, но мы еще успеем договориться.

Гнев прорвался наружу.

— Засунь этот договор себе в глотку! Я ничего не подпишу!

Хкин фыркнул и неспешно направился к юной пленнице, та отчаянно завизжала, уползая в противоположенную сторону. Бесполезно. Бледные пальцы сомкнулись на тонкой шее.

— Раз ты, лоранийка, так обожаешь регесторцев, — безмятежно произнес он, — эта девочка пострадает за тебя.

Белокурое создание хрипело и тряслось, но высвободиться из хватки не пыталось. Из темного угла послышался истерический смех.

— Не подпишешь до прибытия Тира, казню ее, а потом подниму тело. Подпишешь — отпущу. Мою волю ты исполнишь в любом случае, с помощью Бирлека или путем договора, но ведь приятно напоследок спасти чью-то шкуру, не так ли?

Изуродованную руку пронзила боль. Сдержав стон, я глухо поинтересовалась:

— С чего ты решил, будто мне есть до нее дело?

Хкин не купился. Хреновая из меня актриса… Огромные зеленые глаза блестели и смотрели умоляюще. Сколько она пробыла здесь? Месяцы? Может, годы? На истощенном теле виднелись десятки синяков и шрамов.

Отпустив несчастную, повелитель колдунов проницательно усмехнулся, посоветовав:

— Подпиши, и все закончится. — А затем покосился на переминавшихся в нетерпении магов: — Развлекайтесь. Ториль, следи, чтобы эти двое не перестарались.

Карга поклонилась и замерла рядом. В тени продолжал истерично ржать кто-то еще. Как только Хкин скрылся за рядом железных прутьев, Гектор приблизился, положив ладони на пояс.

— Неприкосновенная девка черного. Может, рискнуть и побороться за тебя? Мне станешь женой?

Бешеный! Вжавшись в стену, я попыталась отступить, но этот мерзавец тут же схватил меня за плечо и замахнулся. Что-то блеснуло, и щеку обожгло огнем. Придя в себя на полу, я ощутила, как по подбородку течет кровь. Сдохни, мразь! Хлыстом ударил. Попыталась проморгаться. За широкой спиной рыжего возник Сэй и укоризненно покачал головой:

— Гек, хозяин сказал не трогать ее особо, займемся Юной и Тайлом, пусть смотрит.

— А я и не трогал… особо, — ненатурально удивился рыжий урод. — Она сама ударилась!

Отвернувшись, он направился к имперке.


В техническое отверстие затекала вода. Дождь лил не переставая, иногда вспыхивало зарево. Издевательства над пленниками продолжались несколько часов, пока Гектор вновь не заехал мне по лицу, а я, не сдержав силу, не потеряла сознание.

Очнулась резко, вздрогнув всем телом. Реальность не поменялась. Я в Роре, без магии, рука дико болит, стоит только чуть пошевелиться… Со мной избитая до полусмерти девица, которую отпустят, как только я подпишу кровный договор, и мужик-инвалид, почти не реагирующий на изощренные пытки Сэя. Рядом блестела пластина, оставленная прыщавой старухой-целительницей. В сердцах я пнула ее ботинком, послышалось звонкое эхо, расходящееся по пустым коридорам.

Спокойствие! Спокойствие, Яна! Еще есть время. Соберись, пораскинь мозгами. В отличие от измученной имперки, у тебя извилины еще работают. Ищи выход. Нужно выбираться отсюда, сделать хоть что-то. Взгляд скользнул по худым исполосованным бедрам. Ее мучили из-за меня… Друзей удалось спасти, но кому-то все равно приходится страдать… Я не подпишу договор, и ее убьют. Обхватив голову руками, поморщилась. Кого я обманываю? Сколько Бирлек будет добираться до долины Лагхар? Возможно, уже вечером или завтра утром он будет здесь, и все закончится. Мне не выстоять против сыворотки в третий раз. Времени почти не осталось.

Вновь вздохнув, разлепила глаза и осторожно поднялась на ноги. Хкин сыграл на чувстве вины, будто знал, какие демоны прячутся в моем прошлом. Умный гад! Решил, что не выдержу зрелища чужих страданий и покорюсь судьбе? Он прав, я уже думала об этом, из последних сил убеждая себя, что не знаю этих людей и дела мне до них нет. Погибни я на «Скитальце», их судьба вряд ли бы изменилась. Пленники форта обречены, а я — лишь повод, только повод покончить с ними… Осталось в это поверить. Тонкая хлопковая тряпка, прикрывавшая спину девушки, с