Евгений Сергеевич Ходаницкий - Рунный путь [СИ]

Рунный путь [СИ] 1207K, 244 с. (Альмарион-3)   (скачать) - Евгений Сергеевич Ходаницкий

Евгений Сергеевич Ходаницкий
«Рунный путь»


ПРОЛОГ

— Уважаемый аша-Хеляр, рад приветствовать Вас в этот светлый день! Ваш слуга сообщил мне, что Вы желали меня видеть? — Владетель Арат, преодолел входную арку в комнату, занавешенную воздушным шелком и, не спрашивая разрешения, направился прямо к мягким подушкам, живописно разбросанным вокруг столика со сладостями.

Хеляр, хозяин поместья, в котором и располагалось помещение, неторопливо склонил голову и, уже в который раз, вытер потное лицо, не смотря на то, что это было бесполезно. Тучность тела Советника самого Владыки Казама, хоть и соответствовала его должности, но доставляла немало хлопот, особенно в жаркие летние дни.

— Я ознакомился с Вашим посланием, Уважаемый Арат-сата. — С легкой приветственной улыбкой произнес он, высоким неприятным голосом. — Я рад, что виновный в утере артефакта понес заслуженную кару, но, как Вы понимаете, это не избавляет нас от возникших сложностей. Я хотел бы узнать, что Вы еще предпримите касательно данной проблемы. — Дело в том, аша-Хеляр, что, к моему глубочайшему сожалению, сложность не в самом артефакте. Так уж получилось, что мои люди провалили задание по захвату дочерей Ирга. Их опознали и теперь, пусть и косвенно, но наши действия дали повод для размышлений и подозрений.

— Вот как! — Нахмурился Владетель. — Это многое меняет.

— Именно так. Парион уже знает о наших стремлениях. Мои люди сообщают о воинах, отправленных к приграничным районам. К моему глубочайшему сожалению, мы заигрались. — Владетель Хеляр погладил себя по животу, и откинулся назад, сверкнув обширной залысиной.

— Ну, с одной стороны это хорошо. Силы ишрантарцев концентрируются ближе к границам. Столица становится слабее. Но с другой, Парион просто не мог не предположить, что суета вокруг дочерей Вааласского как-то связана с нами и попытками вернуть артефакт. А значит, это лишь вопрос времени, когда они догадаются обратить внимание на ключ, попавший в лапы Ирга.

— Именно так. И недовольство Владыки Казама, да продлятся годы его, может стать для нас излишне…

— …болезненным. — Кивнув, закончил фразу Арат. — И какие у Вас, уважаемый друг, есть на этот счет мысли? А впрочем, я уже понял. Речь пойдет о моих… питомцах?

— Вы как всегда проницательны, Арат-сата. — Хеляр промокнул пот и отбросил скомканный платок в сторону. — Мы в одной лодке и если наши промахи не будут исправлены, потеря лица и должности, это большее на что мы сможем надеяться.

Тихо сработать не вышло. Теперь единственная надежда на Вас, мой высокочтимый друг. Ирг Вааласский должен быть уничтожен, а Даэр предан огню. Вернется к нам ключ или останется тлеть на пепелище, роли не играет. Ишрантару не должно стать известно, что главным звеном в предстоящем вторжении станут порталы.

Владыка Арат оторвал от грозди крупную виноградину и, с задумчивым видом, покатал ее на ладони.

— Наверное, самое время, чтобы спустить их с поводка. — С безразличным видом произнес он.

— У нас нет иного выхода, но все же, Вы слишком спокойны. Не жаль тратить такой ресурс? — Хеляр отхлебнул из чаши подкисленную воду и бросил взгляд на одного из пяти командующих рунегримской армии, который так легко принял решение о, фактически, уничтожении мощного маго-алхимического оружия.

— Подробности мало кому известны. И, раз уж это теперь не играет никакой роли, поделюсь секретом. Дело в том, что эксперимент оказался в большей степени неудачным. Тридцать лет опытов показали, что со временем их разум угасает. Маги, конечно, держат созданий под контролем, но, достаточно одной ошибки и клинок обернется против своего хозяина. Проект длился до сих пор лишь по той простой причине, что исследовательскую базу мы расположили на территории противника и она существовала, практически, без какого-либо дополнительного участия с нашей стороны. Но, в целом, по текущим итогам, риск сочтен недопустимым. — Ягода брызнула соком меж его пальцев. — Так что, нет, не жаль.

— А если бы их обиталище вдруг было обнаружено?! — Удивился Хеляр.

— Исключено. — Улыбнулся его собеседник. — Но о подробностях позвольте умолчать, дорогой друг…

— Кстати. — Перебил его Хеляр, воздев указательный палец вверх. — Едва не забыл сообщить. Мои соглядатаи сообщили, что дочери Ирга едут в Даэр. Подробности, к сожалению, узнать все еще не удалось. Все очень секретно. Могу сказать только то, что это произойдет в ближайшую дюжину дней. Но я все еще работаю в этом направлении.

— Буду иметь в виду, и ждать новостей. — Кивнул ему Арат. — Дела надо доводить до конца. Всегда. Ну а теперь, не побеседовать ли нам на более приятные темы…

* * *

Равномерный гул голосов в таверне, разбавленный приятным пением, изредка разрывался приглушенным звоном посуды на кухне. На жаровне поспевало мясо молочных поросят, и их дразнящий запах уже позволил продать три тушки из пяти.

Интар`он Каэль с тоскливым выражением лица слушал балладу в исполнении, примостившегося в углу, на специально оборудованной сцене, проезжего барда. Выступал человек относительно неплохо. На данный момент у его ног россыпью лежала горстка монет среднего достоинства. Прибыль таверне незначительная, но сойдет и это.

Трактирщик погладил тонкий, словно волос, шрам, пересекающий его шею и теряющийся под воротником, и с досадой подумал о том, что время, когда его собственный чистый голос звенел, доносясь, возможно, до самых небес, безвозвратно прошло. Даже просто разговаривать он предпочитал в полголоса, чтобы не сорваться на задушенное сиплое хрипение. Но жалеть об этом он перестал уже давно. Смысл, страдать от того, что изменить не в силах?

Последние несколько дней для трактира сложились удачно. В Лазурной Птице, готовясь к отбытию, собралось уже полтора десятка обозов. Благодаря этому выросло число постояльцев-наемников и, как итог, свободных комнат почти не осталось. Такого ажиотажа давненько уже не случалось. За столами постоянно заключались договора, и даже, изредка, купеческие сделки. Разносчицы сбивались с ног. Прибыток будет высок. Не в пример прошлому году.

Эльф был доволен течением дел и сейчас, стоя на своем неизменном месте, за стойкой, он скользил взглядом по столам, освещенным мягким светом магических светильников. Задержав взгляд на едва не упустившей поднос разносчице, Каэль чуть не пропустил момент, когда в отворившуюся дверь зашел очередной посетитель и, скорее всего, будущий постоялец. Но трактирщика он сильно заинтересовал.

Наемник, а это, несомненно, был наемник, о чем говорил выставленный напоказ браслет, был вооружен парными каэре, рукояти которых выглядывали из-за его плеч. Однако к расе зверолюдей он никакого отношения не имел, явно, будучи обычным человеком с ощущающимися слабыми магическими способностями.

Молодой человек откинул капюшон кожаной куртки и обвел зал взглядом левого глаза. Правый был плотно прикрыт черной полумаской, видимо, скрывающей не только пустую глазницу, но и, скорее всего, шрам, уродующий лицо. Частое явление среди ловцов удачи. Затем наемник поправил на плече походную котомку и уверенно двинулся в сторону эльфа.

— Добрый вечер. — Приблизившись, поприветствовал он трактирщика легким поклоном.

— Добрый. — В тон ему отозвался Каэль. — Если желаешь ужин, то занимай любое понравившееся место и тебя обслужат. Или ты по поводу комнаты?

— Еще не знаю. — Немного растеряно произнес наемник. — Для начала мне бы хотелось узнать, где я могу найти отряд Тарика Тихого. У меня к ним дело. Мне говорили он личность известная. Может, подскажете?

— Это не сложно. — Кивнул эльф. — Угловой стол, справа от входа.

— Благодарю Вас. — Почтительно кивнул молодой человек и направился в указанном направлении.

У Каэля мелькнуло чувство, что в этом юноше что-то ему знакомо. Может, столовался раньше? Через Лазурную Птицу проходят тысячи людей. Всех не упомнишь, да и не нужно это старому эльфу. И все же легкое ощущение того, что они встречались раньше и даже возможно общались по какому-то вопросу, трактирщика не покидало. Эльф задумчиво нахмурил лоб, пытаясь вспомнить, но вскоре отвлекся на шумную компанию, только, что прибывших путников, и парень вылетел у него из головы.


ГЛАВА 1

В условленный день, тепло, попрощавшись с Эйрой, я покинул, ставший мне временным пристанищем, домик в трущобах и, ведомый Вереском закоулками, отправился наниматься на работу. Волнение удавалось скрыть с большим трудом. Стыдно вспомнить, чего мне стоило только стараться не заикаться, отвечая на дежурные вопросы при оформлении. Но, как и было обещано, Илан, под своим фирменным покровом невидимости, проник на «собеседование» вместе со мной и каким-то образом повлиял на решение принять меня в нужный отряд, отрезав ненужный интерес к моей персоне. Судя по всему, он временно изрядно понизил критичность мышления контактировавших со мной людей, но подробностей я не выспрашивал. Менталистика была и есть для меня темный лес. Кроме как сопротивляться приемам из этого раздела магии, я больше ничему не научился.

Мое имя было внесено в список нанятых лиц. Затем я получил устные указания к дальнейшим действиям и матерчатый мешочек с авансом, пополнивший жалкие остатки моих денежных средств на пять крупных серебряных монет, что было, в общем, то, совсем неплохо. Еще полтора золотых должны были ожидать меня в пункте назначения. Это весьма бодрило, ибо я с трудом себе представлял, как буду заниматься поисками неизвестно чего на голодный желудок и ночуя под кустами.

Следуя указаниям седовласого представителя гильдии наемников, потерявшего где-то кисть левой руки, этим же днем я получил необходимые бумаги, после чего, сразу же покинул стены столицы и, получив последние напутствия от Вереска, направился в пункт сбора моей группы. Цель недолгого путешествия находилась по дороге на север, в уже известном мне трактире.

Выйдя в путь уже далеко за полдень, я смог добраться до гостеприимной Лазурной Птицы только к закату. Надо отдать должное моему новому образу, проблем на выходе из города у меня не возникло. Короткое внимание я к себе, конечно, привлекал, однако, скрывающая часть лица полумаска и рукояти клинков, торчащие над плечами, по большей части заставляли обычных людей отводить взгляд. И лишь стражники, да редкие встреченные коллеги по моей новой профессии, цепко окидывали мою фигуру внимательным взором, хотя ничем более свой интерес не выражали. Браслет на запястье и репутация наемников с первых же часов, начали успешно работать мне на руку, что, несомненно, порадовало.

* * *

Перед входом в трактир я огляделся, окинув взглядом подворье и то самое место, где состоялся небольшой конфликт с, подкупленными недоброжелателями маркиз, бандитами. За прошедшее время тут ничего не изменилось. Только народу стало заметно больше да, расположенный справа от трактира пустырь теперь был плотно заставлен телегами, фургонами и каретами разных мастей.

Отшлифованная тысячами прикосновений ручка входной двери удобно легла в ладонь. Я спешно придал своему лицу нейтральное и немного скучающее выражение, и вошел внутрь, тут же погрузившись в царящие в обеденной зале ароматы древесины, жарящегося мяса и пряный запах специй. В воздухе звенел перебор струн выступающего на маленькой угловой сцене барда. Его приятный голос, на фоне тихого гула множества голосов, воспевал чей-то легендарный подвиг.

Знакомый эльф все так же стоял за стойкой. Людей в зале было много, и я немного растерялся. Как искать среди присутствующих нужных мне личностей? Эльф скользнул по мне внимательным взглядом, и я решил, а почему бы у него не поинтересоваться. Кто, как не владелец, будет в курсе того, кто находится в его трактире.

Мелькнула тревога, что я могу быть узнанным, но облик мой сильно изменился с нашего последнего разговора, так что она была отброшена. Поправив котомку, я решительно зашагал в сторону стойки, лавируя между столами и вездесущими разносчицами.

— Добрый вечер. — Вежливо и нейтрально поприветствовал я старого знакомца легким кивком головы.

— Добрый. — Трактирщик едва заметно наметил ответный кивок, и его следующая фраза дала мне понять, что я остался инкогнито. — Если желаешь ужин, то занимай любое понравившееся место и тебя обслужат. Или ты по поводу комнаты?

— Еще не знаю. — Ответил я на предложение, окидывая взглядом зал через плечо. — Для начала мне бы хотелось узнать, где я могу найти отряд Тарика Тихого. У меня к ним дело. Мне говорили он личность известная. Может, подскажете?

Я не прогадал. Трактирщик действительно был в курсе.

— Это не сложно. Угловой стол, справа от входа. — С вежливой полуулыбкой произнес он и, кажется, потерял ко мне интерес.

Поблагодарив за помощь, я неспешно двинулся к указанному столу, за которым, как я мог рассмотреть издали, сидело всего лишь четверо. Маловато. Еще не все собрались? Вообще-то меня не посвящали в то, сколько человек будет в моем отряде, но, как мне кажется, пятерых будет недостаточно. Даже при условии, что мы будем всего лишь поддержкой или разведкой. Мне-то известно, что за «груз» мы должны охранять, и какие неприятности могут нас ожидать при самом плохом исходе дела.

— Приветствую вас. — Я слегка склонился, не адресуя жест ни кому конкретному за столом, и, на всякий случай, продемонстрировал браслет. — Я разыскиваю Тарика, и мне сказали обратиться к Вам.

Крупного телосложения, лысый, с квадратным, почти карикатурным лицом, воин, возрастом, внешне, немного за сорок, окинул меня взглядом сквозь прищуренные веки и отставил в сторону пустую кружку.

— Я и есть Тарик. — Пробасил он, в то время как остальные даже не взглянули в мою сторону, продолжая ужинать, как ни в чем не бывало. — Так какое у тебя ко мне дело?

— Вступление в группу по текущему найму. — Коротко отчитался я и, достав из внутреннего кармана куртки письмо из гильдии, протянул ему.

Наемник окинул меня придирчивым взглядом, принял письмо и, сорвав сургучную печать, пробежался взглядом по ровным крупным строчкам, после чего сложил документ, небрежно засунул его в левый рукав и мотнул подбородком, приглашая садиться. Я кинул сумку под стол и опустился по соседству с покосившимся в мою сторону темноволосым парнем, по виду чуть старше меня. Рядом со мной возникла разносчица и уставилась на меня с таким видом, будто я просто обязан что-нибудь заказать. Спорить я не стал, так как был голоден. Впрочем, будь я сыт, все равно грех было бы отказываться побаловать себя местной кухней.

— Мясо, похлебку и горячий отвар. — Попросил я.

— Похлебки нет. — Коротко мотнула головой девица. — Есть талаш. Нести? — И, видя мою растерянность, пояснила. — Это густой овощной суп.

— Хорошо. Неси, что есть. — Кивнул я ей и она, подхватив со стола, пустую посуду, устремилась на кухню.

— Отвар? — Насмешливо прокомментировал мой заказ воин сидящий, напротив, рядом с командиром. Однако, я проигнорировал его высказывание с каменным выражением лица.

Я, конечно, волновался, и готовился к этой встрече, сотни раз проматывая в голове варианты, по которым могут начать развиваться события, но сейчас позорно растерялся и едва ли мог решить как мне себя вести. В такой ситуации единственным выходом было просто отмалчиваться, пока ситуация сама не подскажет мне необходимую линию поведения.

Наемники вскоре оторвались от еды и теперь с интересом меня разглядывали. Только сосед, сидящий справа, не пялился в упор, а просто периодически косился. Я не остался в долгу и принялся спокойно рассматривать своих будущих напарников в ответ.

Тарик, как я уже подметил, был лысым здоровяком с тяжелым квадратным подбородком и грубыми чертами лица, по которым было трудно прочитать какие либо эмоции. Возраст, для этой профессии, еще не почтенный, но опыт, наверняка, богатый. Другому, пожалуй, командовать бы не доверили. Бросивший насмешку по поводу моего заказа темноволосый наемник, в отличие от нашего главного, был разукрашен несколькими короткими шрамами, происхождение которых я затруднился определить. Не от стрел же у него следы на лице, в самом деле, но вроде как иссекло чем-то. Возраст не больше тридцати. Внешность довольно заурядная, если не принимать во внимание ярко голубых глаз, прячущихся за веселым прищуром. В плечах широк, шире всех присутствующих. Наверняка или топором бьется или чем-то дробящим.

Воинов, сидящих с моей стороны стола, так подробно разглядеть не получалось. Пришлось бы уставиться практически в упор. Но, кое-что я успел рассмотреть еще, когда подошел. В глаза сразу бросились узловатые сухие руки, сидевшего с дальнего края лавки, бойца с эспаньолкой, длинные волосы которого были собраны в точно такой же хвост как у меня. А вот по моему соседу сказать и нечего. Облик, кажется, средний по всем параметрам, разве что характерные мозоли на правой руке и их отсутствие на левой говорили о том, что он мечник, практикующий одноручный стиль боя. У меня одно время такие же нарастать начали, пока я не додумался самую малость укреплять кожный покров. Теперь мне кажется что зря. Уж с очень большим сомнением народ поглядывает на торчащие за моими плечами рукояти клинков и руки, не находя свойственных бойцам отметин. Но это поправимо. Полагаю, в любом случае будет проверка, там и покажу, на что способен.

Вернувшаяся девица споро расставила передо мной миски со снедью и, дождавшись пока я приглушу голод, командир разорвал повисшее за столом молчание.

— Ну, со мной ты уже познакомился. Зовут меня Тарик, второе мое имя Тихий. Я у нас в отряде главный. Рядом мой заместитель, звать Раст, по второму имени Веселый. — Наемник сделал паузу, видимо ожидая вопросов по поводу прозвищ, но я, молча, внимал, придерживаясь, правила, не интересоваться ничем лишним, кроме того, во что меня посвятят. И, не дождавшись реакции, Тарик продолжил. — Рядом с тобой Бык. Другого имени не имеет, потому, как и первым все сказано. — Тут мне стало понятно, что присутствующие хорошо знакомы друг с другом, по крайней мере, эти трое точно. Правой рукой абы кого не назначают, значит, в Расте он уверен, а о Быке так и вовсе было сказано с такой интонацией, будто он всю его подноготную знает. — А дальше сидит Ларт Лист. А ты у нас по бумагам… — Нахмурившись, командир демонстративно полез в рукав за документом, но я его опередил.

— Дан Странник. — Коротко представился я и сразу же замолчал, ожидая продолжения.

— А что о себе скажешь? — Снова подал голос Раст.

— Смотря, что интересует. — Пожал плечами я.

— Ну, хотя бы дай нам знать какой у тебя опыт за плечами. — Поддержал заместителя Тарик. — По тебе видно, что ты молод, но в передрягах побывал. Мне бы хотелось знать, на что ты способен.

Я ожидал подобный вопрос, поэтому выдумывать что-либо на ходу не пришлось. Ответ был готов заранее.

— В отрядах раньше работать не доводилось. Брал одиночные наймы, но что такое приказ понятие имею, хотя в строю биться не смогу…. наверное. Могу кое-что по магии сообразить, но в этом деле я совсем слабый. Дар очень маленький. Убивать приходилось. Противники были и обычные, и снаряженные кое-какими артефактами. Один раз противостоял магу, но только в качестве поддержки. — Дал я к размышлению скудную информацию.

— Дар есть, значит, чуять магию можешь? — Оживился Тарик. Не уверен, что конкретно он имел в виду под «чуять», но я на всякий случай кивнул. Мало ли. Может, о каких артефактах речь шла. — Это ладно! Это уже хорошо. В общем, так, ты ночуешь в комнате вдвоем с Листом. Всего нас будет семеро. Задачу поставлю завтра, когда все соберутся. К делу приступим, как только обоз придет. А сегодня отдыхай, это всех касается.

* * *

Я лежал прямо в одежде на кровати, закинув руки за голову. Слушал ночные звуки, тихое сопение соседа по комнате, пялился в потолок, на котором играли блики лун Альмариона, отраженные от стекол окна и морально готовился к грядущему.

Вереск, хотя зона его влияния и простиралась далеко за Даэр, ясно дал понять, что помощи больше не будет и дальше я сам по себе. Без четких целей, друзей и, вдобавок, весьма ограниченный в финансах. Неприятно. Впрочем, обижаться на Илан не за что. Он доступно объяснил, что на больших расстояниях от своего Источника, его возможности малы. К тому же, то, что я до сих пор жив, а так же скакнувшие вверх на порядок возможности моего тела, в том числе и его заслуга. Сложно требовать большего от человека… существа, в его положении.

Я повернулся на бок и закрыл глаза. Мысли и воспоминания назойливо копошились в голове. Я вспомнил начало своего пути, приведшего меня сюда. То, как осваивался в новой реальности. Как, поначалу, испуганно метался, вживаясь в мир из сна, ставшего явью. И как принял свою роль в этой грандиозной пьесе, написанной миллионами существ. Роль, если не спасителя, то уж точно участника, в, касающихся этого процесса, событиях. А попутно узнал шокирующую правду о себе, объяснившую многие мои странности и добавившую головной боли в и так сложную ситуацию.

Я тяжело вздохнул и легким усилием воли очистил сознание. Сейчас совсем не время для всех этих размышлений. Моя текущая задача — начинать привыкать к своей новой жизни. Принять то, что есть и не обращать внимания ни на что более… Как-то так. Как-то…

Я отрешился от всего и, спустя какое-то время, провалился в черный сон без сновидений.

* * *

Когда я проснулся, Листа в комнате уже не было. Я потянулся к лицу, чтобы по старой привычке растереть сонное лицо, но наткнулся правой ладонью на полумаску. Она уже словно стала моей частью, совершенно не ощущаясь и не мешая. Из-за этого, иногда, я даже вообще забывал, что она есть.

Встав с кровати, я привел себя в порядок. Затем подхватил перевязь с мечами, и покинул свое временное пристанище. Ключ от номера был у Листа. Прикрыв за собой дверь, я поколебался мгновение, но, решив, что не та у Лазурной Птицы репутация, чтобы тут обносили комнаты, отбросил сомнения и спустился вниз.

Пустующая барная стойка, без скучающего за ней хозяина трактира, выглядела сиротливо. Еще было довольно рано и в зале присутствовало всего несколько человек, большинство из которых поправляли здоровье, после вчерашних, чрезмерных возлияний. Есть мне еще не хотелось, да и лучше не устраивать утреннюю разминку на полный желудок. А разминки теперь для меня это святое. Хорош я буду наемник, если своим оружием владеть не буду на должном уровне. Правда, каков он, этот уровень должен быть, представление я имел до сих пор весьма смутное.

Выйдя наружу, я вдохнул полной грудью свежий воздух, приправленный оттенками запахов со стороны стоянки и загонов с лошадьми. Красноватая утренняя Элера выглядывала над рощей, растягивая по земле, убегающие от нее, тени и испаряя остатки утренней росы, осевшей на широких перилах.

Бочка с дождевой водой стояла на углу, слева от входа. К ней я и направился. Скопившаяся вода, после небольшого обследования, была мною признана как чистая, и я с удовольствием умылся и растер шею. Затем выпрямился и ощутил как ледяные капельки воды, щекоча, скатываются по спине. Это бодрило, прогоняя остатки слабой скованности, оставшейся после пробуждения.

Я осмотрелся, в поисках места для разминок и тренировок? Ни за что не поверю, что ничего подобного в этом трактире не предусмотрено. Проследовав вдоль стены трактира, между ним и оградой какой-то хозяйственной постройки, я вскоре оказался позади главного строения на довольно большой площадке. Тут располагалось несколько больших бочек с перекошенными и поржавевшими ободами, нечто похожее на турник, сколоченный из деревянных брусков с квадратным сечением, а земля по всему пространству была вытоптана в пыль. Кажется, оно! Тут же я обнаружил Листа и Раста.

Оба наемника, одетые в холщовые рубахи и свободные штаны, вели неспешную беседу, держа в руках деревянные тренировочные мечи. Судя по пятнам пота на одежде, они тут уже давно и, видимо, совсем недавно закончили спарринг.

Раст заметил меня и криво улыбнувшись, кивнул, демонстративно окидывая взглядом. Ну, понятное дело, они тут по-простому разминались, а я при параде, весь в коже и с каэре в руке. Можно сказать выделился.

Кивнув в ответ, я прошел к дальней стороне площадки, частично огороженной невысоким ровным дощатым забором, где опустил на землю перевязь и бросил поверх них, снятую куртку. Краем глаза я заметил, что бойцы с интересом за мной наблюдают, а Раст, вдобавок, еще и тихонько комментирует. Ну и пусть себе. Я не красоваться пришел.

Выбросив все посторонние мысли из головы, я полностью погасил все немногие усиления, которые сейчас работали в моем теле. Потом чуть ссутулился, согнул ноги в коленях и плавно поднял руки вверх, начиная первый комплекс упражнений, доставшийся мне по наследству от одной из прошлых жизней.

Постепенно, процесс поглотил меня полностью и я, почти безошибочно прошел первый уровень комплекса и перешел на второй, осваивать который начал буквально вчера. Завершить его, ожидаемо, не удалось. Уже на первой минуте мышцы наполнились предельным напряжением, и я решил, что на сегодня этого достаточно. Если переусердствовать, то после придется подтягивать тело магией, а это съест большую часть полученного эффекта. Лучше проведу короткий бой с тенью, как меня учил Эавир, да пойду завтракать. Аппетит уже проснулся и, напомнил о себе, пару раз утробно проурчавшим желудком.

Я смахнул с бровей капли пота, достал из-под куртки перевязь и, взяв каэрэ за рукояти, стряхнул ножны на землю. Ноги на ширину плеч, левая ступня вперед, глаза прикрыть, руки плавно поднять, вытягивая перед собой и развести в стороны, очерчивая линиями полусферу, которую будет нужно держать в голове. Теперь мысленно представить противника. В голову, почему то лез только облик махрала. Ну, почему бы и нет.

Я почти увидел нетерпеливо переступающего с ноги на ногу кошака, ожидающего моих действий.

Начали.

Клинки свистнули, разрезая податливый воздух и бросая сквозь неплотно сомкнутые веки короткий отблеск дневного светила. Образ кошака, в моей голове парировал двойной удар и произвел атаку слева, после чего ловко подсек мне ноги. Я прыгнул в сторону, и, заваливаясь вбок, отработанным приемом уходя от нижней атаки. Махрал немного открылся. Заманивает. Его любимая стратегия, навязать ближний бой и сойдясь почти вплотную, когда два его клинка практически невозможно отследить, ударить по бедрам или в корпус. Отразить их очень сложно. У меня это получалось только под магическим разгоном, и до предела увеличив восприятие, что вполне возможно провернуть в неглубоком трансе. Лучше погнать его по кругу, начиная с нижней атаки, столь удобной после переката…

Бой с воображаемым соперником полностью захватил мое сознание. Я даже забыл что сейчас не передо мной не Эавир, а плод моей фантазии. Звон металла и его отрывистое дыхание, воображение дорисовало уже без какого-либо участия с моей стороны. Я колол, контратаковал и блокировал подлые удары, без которых в наших спаррингах кошак обходился редко. И… как бы смешно это не звучало, конечно, проиграл. Даже воображаемый махрал оказался мне не по зубам.

Тяжело дыша, я выпрямился и опустил руки вдоль тела. Махрал шевельнул губами, отсалютовал мне и исчез, смытый едкой каплей пота попавшей в глаз.

— Занятно. Признаться, я сомневался, что ты имеешь понятие как работать со своими ковырялками. — Окончательно вернул меня в реальность голос Раста. Он приблизился ко мне и с интересом уставился мне в глаза. — Не скажу, что ты мастер махать железками, но действуешь ты со знанием дела.

Немного в стороне, у забора, стояла остальная моя команда, успевшая собраться всем текущим составом, пока я был увлечен пляской с тенью. Когда я посмотрел в их сторону, Тарик изобразил аплодисменты, три раза хлопнув в ладоши, и пошел к нам. Остальные направились следом. Я, не торопясь, вложил клинки в ножны и опустил их поверх куртки.

— Техника у тебя знакомая. — Пробасил он подойдя. — Двигаешься, на мой взгляд, скованно, но видно, что не новичок. Я у тебя не спросил сразу, спрошу сейчас. Тебе убивать приходилось? Я имею в виду людей. То, что ты ходил в наем, и ловко машешь мечами, еще не значит, что ты опытный рубака, который не уползет блевать в кусты посреди боя, после первого же выпотрошенного врага.

У меня, после его слов, перед глазами промелькнули искореженные дымящиеся тела наемных убийц. И, видимо, что-то такое промелькнуло на лице, что Тарик примирительно поднял руки ладонями ко мне и хмыкнул.

— Пожалуй, вопрос снимается. Ты вправе не отвечать. Я прошу у тебя прощения за проявленный интерес. Но ты должен нас понять, мы идем одной командой. И, если в остальных ребятах я уверен, то тебя вижу впервые. К тому же ты новенький, не работавший в группе…

— Я понимаю. — Восстанавливая ровное выражение лица, кивнул я ему. — Верить тебе моим словам или нет, решать только тебе. Но я могу тебя заверить, что мне приходилось убивать. — О том, что я делал это не холодным оружием, я тактично умолчал. — И, если это тебя успокоит, однажды мне довелось поработать в группе. Понятие о том, как прикрывать чужие спины и верить в то, что прикроют тебя, у меня действительно имеется. Просто поверь на слово. Так что можешь так сильно не тревожиться. — И снова я не соврал. Совместная операция с рейнджерами, в которой я, если честно, исполнил довольно сомнительную роль, вполне может охарактеризоваться как работа в команде.

— Что ж, хорошо. Не подумай ничего такого, ты гильдейский, я вижу, и абы кого нам не прислали, но времена нынче не спокойные и, чтобы справиться с проблемами, надо просчитывать все варианты. — Тон Тихого был извиняющимся, что не удивительно, ведь он только что прошел практически по грани приличия, косвенно попытавшись копнуть мое прошлое.

— У меня к тебе нет претензий. — Спокойно пожал я плечами. — Ты командир и должен знать с кем работаешь. А сейчас, я прошу прощения, мне нужно смыть пот.

— Да, конечно. — Улыбнулся мне Тихий. — Кстати, народ, в обед ожидаем остаток команды, значит, работать начнем, скорее всего, завтра, или послезавтра. Так что имейте в виду, надо быть наготове. К заказчику присоединимся практически на ходу. Ждать никого не будут.

Я подобрал свои вещи и зашагал туда, где умывался ранее, но по пути увидел, что в одной из стоящих на краю площадки бочке тоже есть вода. Под маской немилосердно щипало, и я решил умыться тут. Я остановился у не увиденного ранее склада деревянных болванок, имитирующих мечи, опустил вещи рядом с ним и наклонился над бочкой. Ставшим уже почти привычным, жестом, я ловко развязал ленты, удерживающие мою маску, и опустил ее в карман. Вода хорошо освежила лицо и быстро уняла зуд. Видимо я слишком расслабился и сосредоточился на некомфортных ощущениях, потому что совсем упустил из внимания, что не все наемники покинули площадку.

Когда я поднял лицо вверх, позволяя Элере немного подсушить кожу, я едва не вздрогнул, увидев, что совсем рядом со мной стоит Лист. Его глаза пробежали по моему шраму. Выражение лица наемника ни капли не изменилось, но от меня не укрылось, как расширились его зрачки и, как поспешно он перевел взгляд мне за левое плечо. Ух, хорошо, что я прикрыл правый глаз, а то попал бы в крайне неприятную ситуацию. А шрам у меня знатный — глубокий, рваный и довольно свежий. Даже бойца проняло, когда он, видимо, примерил на себя всю прелесть ощущений от такого ранения.

— Прости, что отвлекаю. — Голос Ларта был мягкий, под стать его внешности. Он немного тянул гласные звуки, хотя, сомневаюсь, что это был акцент, скорее всего, просто такая манера говорить. — Я хотел попросить тебя об одолжении.

Я нацепил полумаску и, немного повозившись с ремешками, вновь повернулся к нему.

— Слушаю внимательно. Что за услуга тебе требуется? — Поинтересовался я, теряясь в догадках.

— Спарринг. Не сейчас! — Ответил он и тут же отреагировал на то, как я немного нахмурился. А хмуриться было от чего, я уже изрядно проголодался и не планировал тут задерживаться. — Когда у тебя будет желание и свободное время. Меня очень заинтересовал твой стиль боя. Это ведь трофейные каэре? — Он кивнул на мои клинки.

— Каэре. — Подтвердил я его догадки. — Только не трофейные. Я их первый владелец. — Лист удивился. Видимо он был знаком с традициями махралов, и с их характером, видимо, тоже. — Это подарок. — Добавил я, надевая куртку. Затем подхватил перевязь, и мы отправились в трактир.

По дороге наемник молчал, может о чем то, размышляя, а может просто так. Я вообще не заметил за Листом желания часто и помногу болтать. И мне стоило пока что придерживаться такого же поведения.

* * *

Последние два бойца из нашего отряда появились после обеда. Мы как раз закончили есть, и я собирался подняться в комнату, когда они протиснулись через отворившуюся дверь. Именно протиснулись, по-иному не скажешь. И сразу же приковали к себе все внимание присутствующих в зале. Впрочем, было от чего. Во-первых, оба были почти двухметрового роста, во-вторых, блондины, которые в здешних местах встречаются редко. Ну а меч, одного из прибывших, в котором, представитель моего мира, легко мог бы увидеть тщательно расплющенную железнодорожную рельсу, зацепившийся длинной рукоятью за притолоку, был всего лишь дополнением к образу варвара-гиганта. Даже предположить не мог, что увижу нечто подобное в реальности. Кстати, несмотря на массивное телосложение, его обладатель имел очень мягкие черты лица, явно имея среди своих предков эльфа, а то и не одного. Второй же смахивал на затерявшегося во времени и пространстве викинга, какими их представляет народная молва. По крайней мере, косички в волосах и заросшее грубое лицо, вполне подошло бы какому-нибудь сыну Тора.

— Наши? — Поинтересовался Раст у Тихого.

— Ага. Одного я знаю. Того, с мечом. Кажется Къёрн, зовут. — Ответил Тарик, как и все, пристально рассматривая колоритную парочку.

Тем временем мечник, приветливо махнул рукой хозяину трактира и, оглядевшись, уверенно направился в нашу сторону. При этом многие посетители, мимо которых он проходил, шипя проклятья, старались посильнее вжаться в свои столы, чтобы не быть подцепленными острым клювом, растущим из прямоугольного окончания монструозного оружия, которое неизвестный мастер словно обкорнал топором, явно ограничив клинок только рубящими функциями. «Викинг», лениво поглядывая по сторонам, неотступно последовал за ним.

— Тарик, если я не ошибаюсь? — Хрипловатым голосом поприветствовал он предводителя отряда.

— Къёрн? — Встав из-за стола, поприветствовал новоприбывшего Тихий. Причем у меня сложилось впечатление, что встал, просто потому, что голова так высоко не задиралась.

Мечник немного посторонился, пропуская второго бойца, и они оба протянули командиру такие же письма из гильдии, что и я ранее. Тихий сломал сургуч и внимательно просмотрел гильдейский документ, после чего, так же как и в моем случае, засунул сложенные письма в рукав и огляделся. За столом мы все могли поместиться впритык и, Тарик, видимо размышлял на тему поменять этот стол на один из более больших, что стояли у самой стены, но проблема была в том, что все они были сейчас заняты. Здоровяки решили за него. Къёрн, повозившись, отстегнул свою оглоблю и, пристроив ее стоймя в торце стола, подвинул меня и Листа. С заметным трудом он все же втиснулся между лавкой и столом. «Викинг» же сел с другой стороны, предварительно сняв с пояса две одноручные двусторонние секиры, с короткими рукоятями, которые положил на стол под правую руку. Когда он повернулся, я увидел на его спине притороченный небольшой круглый, немного выгнутый щит, прикрывающий спину. Стало тесновато.

Командир сел, прокашлялся и представился. Вслед за ним, по очереди, мы все назвали свои имена, что, похоже, являло собой некий ритуал знакомства. А затем назвались здоровяки.

— Къёрн Бродяга. — Кивнул мечник.

— Дхар Кувалда. — Глубоким басом, очень соответствующим своему облику, произнес «викинг».

— Дварф? — Скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Раст.

Дхар молча, кивнул, а я тут же перешел на магическое зрение и принялся с интересом сканировать представителя не человеческой расы. Махрал, которого я исследовал вдоль и поперек, кроме внешнего вида, как ни странно, через призму второго зрения выглядел, как и обычные люди с магическими способностями, ярким контуром, повторяющим рисунок тела. У дварфа же я, к своему удивлению, обнаружил пронизывающие и опутывающие его тело голубоватые нити. Причем это однозначно были не энергетические каналы, по крайней мере, не такие как у меня. Эти нити жили своей жизнью, медленно блуждая по всему контуру, при этом, по большей части концентрируясь в районе сердца. Я так и не понял, являлся он магом или нет, но какие-то способности у него, однозначно, присутствовали. А вот Къёрн оказался обычным. Его контур был серым, с легким тусклым свечением, что говорило о полном отсутствии хотя бы капли способностей к магическим манипуляциям.

Честно говоря, я думал, что буду более впечатлен тем, что встретил очередного представителя не человеческой расы, как это было с махралом, эльфом и дроу. Но, похоже, запас удивлений и восхищений был исчерпан. Осталось умеренное любопытство. Не более того. Привыкаю.

— С Бродягой все понятно. — Кивнул своим мыслям Тихий. — А ты, Дхар, работаешь этим оружием? — Он кивнул на лежащие, на столе секиры.

— Еще мечом могу, под щит. — Прогудел дварф. — И руками, ежели что.

Я бросил взгляд на его сжавшиеся в кулаки ладони, и пришел к мысли, что, в принципе, эти секиры могут быть даже лишними. Первый же удар таким кулаком, без сомнения будет последним в жизни его противника.

— Ясно. — Прикрыл на секунду глаза Тарик.

Бродяга и Кувалда сделали, словно по волшебству возникшей рядом девице заказ, и та, заверив, что все скоро будет, убежала на кухню.

— Раз все в сборе, будем думать, как выполнять поставленную задачу. — Снова подал голос командир.

Я подавил желание вскинуть бровь, потому что, пока что, если придерживаться моей легенды, никаких подробностей нашего задания мне известно не было. Я уж было хотел спросить, а не единственный ли я среди присутствующих, кому не известна конкретная суть нашего найма, как Тарик достал из кармана Глушак — артефакт, работающий на основе магии воздуха и создающий нечто вроде поля, за пределами которого невозможно услышать то, о чем говорят внутри. Он положил магический предмет, выглядящий как два, посаженных на одну ось диска, в центр стола и повернул верхний диск до щелчка. Я тут же ощутил прошедшую сквозь мое тело вибрацию, и даже невооруженный взглядом увидел, как начала искажаться картинка за пределами нашего стола.

— Пока будет заказ с кухни, поясню суть нашей задачи. — Серьезно произнес Тарик. — Найм наш был через гильдию, и отбирали нас под конкретное дело, не ставя нас самих в известность, в чем будет заключаться работа. Ну, кроме командиров отрядов, которых будет два, включая меня. — Поправился он. — В двух словах, могу обрисовать ситуацию так: есть один успешный торговец, который сильно наступил на хвост конкурентам не гнушающимся водить нехорошие знакомства и ведущим темные делишки. У торговца есть две дочери, которых он, от беды подальше, решил переправить в Даэр, то ли к родне, то ли к верным друзьям, не суть. Порожняком ехать не хочет, одно слово, торгаш, но и обоз большой не собирает, чтобы лишнего искуса, ни у кого не было. Основной отряд займется защитой обоза, наше дело прикрывать, да шукать по кустам. Был слух, что дороги знатно подчистили отряды егерей, но как оно на самом деле, знать не могу. Как не поверни, а если серьезно попадем в неприятности, нашей заботой будет оттянуть врага на себя, а у основного отряда цель прикрывать фургон с девицами и прорываться вперед. Ни торгаш, ни его дочери пострадать не должны ни при каких обстоятельствах…

На этих словах, у кромки активного заклинания остановилась разносчица с большим и, скорее всего, тяжелым подносом. Однако недовольства не выявила и терпеливо ожидала, когда исчезнет тонкая магическая стена. Тихий не стал заставлять ее долго ждать и подхватил, щелкнувший артефакт со стола. Заклинание мгновенно рассеялось, а я, в этот момент, подумал, что было бы логичней оснастить эту безделушку функцией позволяющей поглощать задействованную энергию, что в разы сократит затраты энергии. Хоть артефакторному искусству Вэйс меня шибко не учил, но основы, в числе прочих знаний, преподал. С пустого места амулет или артефакт я, естественно, сделать не смогу, но доработать плетения, наверное, получилось бы.

Миски и кружки стукнули о стол, и мы снова оказались без лишних свидетелей. Дварф с Бродягой молча, принялись насыщаться, а Раст пробормотал что-то матерное про слишком большое количество тайн на ровном месте. Впрочем, Тихий хорошо его расслышал и, хлопнув по плечу, сказал извиняющимся тоном — Зато по гильдейским правилам с контракта, что торговец заключил, наш отряд получит вполовину больше денег, чем основной.

— А еще «слепые» будут. — Прогудел Бык.

— Что? — Не понял я, о ком он ведет речь.

— «Слепыми» называют доплаты за риск, когда не все о задании известно заранее из-за риска утечки информации. — Подсказал мне Ларт.

Волшебное слово «доплата» мне понравилась. Деньги лишними не будут.

— Много? — Озвучил я свой интерес Ларту, но ответ пришел от Раста.

— Дай боги, чтобы ставка. Сумма оплаты по контракту сверху.

— А в каком случае было бы больше? — Уточнил я.

— В том, если нам действительно придется прикрывать обоз. — Подал голос молчаливый дварф.

Сказанные слова были облечены в обыденный тон, но за ними скрывалось многое. В частности то, что риск для этих людей был обычной частью жизни. Хорошо оплачиваемой работой, не более того.

— Что, Странник, не бывало у тебя еще такого? — С усмешкой, снисходительно обратился ко мне Раст. Но я, проигнорировав его интонацию, просто покачал головой. — Зато это не те медяшки, что отсыпают за одиночные сопровождения. — Попытался поддеть он меня.

— Одиночные тоже разные бывают. — Спокойно произнес я, просто, чтобы сделать вид, что знаю, о чем говорю.

— Ну не пять же золотых за один контракт?! — Отмахнулся Раст, на что я просто неопределенно передернул плечами. Пусть думает, что хочет.


ГЛАВА 2

Приезд «торгового» обоза к трактиру и его последующее отправление в путь прошли без задержек и как-то буднично. Ближе к середине дня, когда тени уже заметно укорачивались, Тихий, без стука, зашел в комнату, мотнул головой в сторону коридора и буркнул.

— Выдвигаемся.

Мы с Листом подхватили свои пожитки и оружие и «выдвинулись».

Не могу сказать, что меня не бил мандраж, от того, что девушки, не будучи в курсе моего участия в этом походе, поломают мне всю легенду. Но все обошлось. На улице нас ожидало две повозки и фургон, в сопровождении еще четверки наемников. А вот обеих маркиз видно не было. Похоже, их прятали в фургоне, предусмотрительно скрывая от чужих взоров. Что ж, видимо, я с ними какое-то время пересекаться не буду, а там как-нибудь передам весточку, чтобы поставить в известность и предостеречь от ненужного проявления внимания. Может быть… А может быть, еще как-нибудь выкручусь. Да и вряд ли меня близко подпустят. Не с моим рылом лезть в калашный ряд. Уверен, для этого есть те самые телохранители, которые шли с обозом изначально.

Кстати, ошибочка вышла. Среди охраны были не только наемники, но и одна наемница. Рослая женщина в мужском костюме и с короткой стрижкой издали почти ничем не отличалась от окружающих ее мужчин. Только приблизившись, я рассмотрел некоторые выпуклости, коих у мужчин быть не должно, и довольно приятное лицо, которое совершено, не портил заметный след перечеркивающий переносицу. Наверное, некогда это был шрам, но наемница прибегла к помощи целителей или лекарей, и при этом не довела лечение до конца. Некогда поврежденный участок кожи был заметно светлее, ярко выделяясь на ее смуглой коже, что только добавляло ей своеобразного шарма. Но первое впечатление было испорчено, когда я, проходя мимо, присмотрелся получше. За длинными ресницами, окаймляющими миндалевидные зеленые глаза, плескалось море безразличия, разбавленное холодным расчетом. Ее взгляд был пустым и неприятным. Через что же ей пришлось пройти, чтобы так смотреть на окружающих? Пожалуй, лучше не знать.

Пройдя к своему отряду, я стал чуть в сторонке и принялся изучать тех, с кем проведу ближайшие дни. Двое бойцов из основной команды смотрелись довольно просто на фоне наших колоритных личностей, а вот последний персонаж заставил меня мысленно хмыкнуть. Молодой человек, возможно даже моложе меня, с лицом, отмеченным болезненной чахоточной бледностью, да еще и наряженный в укороченную мантию с широкими рукавами, он выглядел более чем необычно. Конечно, первой мыслью было, что это маг, но короткая проверка опровергла это умозаключение. Светящийся ореол вокруг паренька был, но его насыщенности едва ли хватило бы, чтобы запитать парочку бытовых светляков. При всем при этом, видя, что его спутники относятся к нему спокойно и без какого-либо видимого предубеждения, мне сразу стало понятно — браслет он носит не для красоты. Интересно, если он боец, то, как он сражается?

Обоз, как я уже отметил, состоял из трех телег с высокими бортами, гружеными ящиками и корзинами, и просторного фургона, от которого ощутимо тянуло магией. Не сомневаюсь, что именно там в данный момент отсиживаются девушки. Делая вид, что ему скучно, у фургона отирался богато одетый «торговец». Очевидно тот самый «глава семейства». И, не успел я, его, как следует рассмотреть, как к нему подошли Тихий с крепким бойцом с седыми висками, из прибывших и перекрыли обзор. Несколько коротких фраз, без излишней жестикуляции, и наш командир уже направляется к нам.

— Расклад такой: Я и Раст в голове. Бык и Кувалда в ведущей телеге. Бродяга с Хеймом, это вон тот малец, Тихий махнул рукой в сторону заинтересовавшего меня парня в мантии, дозором в пределах видимости. Ну а Странник с Листом хвостом, так же. Будете пасти любопытных и просто подозрительных. Если через пару дней все будет спокойно, переиграем. Если что, фургон должен уцелеть любой ценой. Ясно? — Сухо разъяснил он наши обязанности и расположение в обозе.

Все молча, кивнули и принялись неторопливо осматривать свою амуницию. Я тоже подтянул крепления ножен, чтобы каэре выходили без угрозы лишения меня ушей. Тут меня по плечу хлопнул Лист и, выяснив, что я готов, потащил меня выбирать себе лошадей из заводных.

Мне досталась пегая лошадка с печальными глазами. Она уже была оседлана, так что я, лишь для порядка, проверил подпругу, после чего поймал момент, когда в мою сторону не смотрят, вдел ногу в стремя и не очень изящно взгромоздился в седло. А что поделать? Практики у меня было не так чтобы много, да и времени с тех пор прошло достаточно. Хотя вспоминалось все быстро, на ходу.

Бойцы шустро распределились соответственно своим позициям в колонне и, едва короткая вереница телег с фургоном во главе, выдвинулись на дорогу, мы с Лартом неспешно пристроились сзади и начали добросовестно отставать.

Ближе к концу дня я, в очередной раз, утвердился в мысли, что романтику путешествий в этом мире мне никогда не познать. Знакомая скука, перемежаемая единичными случаями, когда нас обгоняли спешащие по своим делам небольшие группы всадников, пыль и докучливые мухи. От последнего я бы с радостью избавился магией, благо это сделать не сложно, но лишний раз заострять на себе внимание напарника не хотелось. Может и зря, конечно, но я решил пока что, полностью воздержаться от использования магии, из-за чего и страдал.

Остановились на ночлег мы засветло, у крупной рощи, возле которой располагалось место, похоже, часто используемое для этих целей. В старые кострища были уложены дрова из небольшой поленницы на краю вытоптанной поляны. Едва лошади были расседланы и стреножены, как наемники споро развернули кипучую деятельность. При этом часть нашего отряда Тарик сразу отправил патрулировать окружающую местность. И стоит ли упоминать, что я был среди них.

Поужинав, я сразу же завалился у нашего костра, пристроив под голову седло, и вскоре провалился в тревожный сон.

* * *

…Искаженное яростью лицо течет в жарком пламени огня словно воск, обнажая кипельно белые кости черепа, а руки мертвеца все так же упорно тянутся к моему горлу. Я в очередной раз пытаюсь отстраниться, но окружающее меня пространство, плотное и тягучее как смола, лучше всяких цепей, сковывает все мои движения.

Я собираю все силы и, наконец-то, делаю успешный рывок назад и в сторону, однако тут же утыкаюсь в окровавленного мертвеца с размозженной головой и переломанными ногами, который цепко хватается за мои сапоги и начает лезть по мне вверх.

В ноздри бьет густой запах вони. Грудь сжимает холод ужаса, а к горлу подкатила тошнота…

Взрывом натянутых нервов мигает тьма, и… я открыл глаза.

Я выдохнул, успокаивая бешено колотящееся сердце. Очередной, ночной кошмар позади. Пока я смотрел в сереющее небо и впитывал последние крохи почти остывшего кострища, картины страшного сна быстро поблекли и забылись, привычно уйдя в небытие. Через несколько минут, я уже не помнил большую часть деталей приснившегося. Через пару часов забуду совсем.

Ставшие уже традицией, дыхательные упражнения, которые я сделал, так и не встав с импровизированной кровати, окончательно привели меня в состояние покоя.

Бойня, в которой мне довелось поучаствовать на улицах Мезгорда, не прошла для меня без последствий. Я уже давно смирился с тем, что сделанного не исправить. Да и, к тому же, предотвратив похищение и уничтожив рунегримских наемников, поступил я по отношению к ним вполне справедливо. Кто знает, сколько жизней в будущем спасено благодаря моему поступку. Но переживания, застрявшие где-то глубоко в подсознании, все еще не давали мне покоя, посылая извращенные образы жертв во снах.

Мне не требуются напоминания о том, что я отнял чужие жизни. Я и так буду помнить. Убивая тех людей, я сделал выбор, из множества вариантов остановившись именно на устранении угрозы. Осознано это было, или нет, уже не важно. Случись подобное снова, пожалуй, я поступил бы точно так же.

Ночь выдалась довольно прохладная. Прикрыв глаза, я немного помедитировал, разгоняя кровь в застывших конечностях, а заодно окончательно приводя свои мысли в порядок.

Легко поднявшись и потянувшись, я подцепил перевязь с ножнами. Тренировку никто не отменял. Легко зевнув, я развернулся и наткнулся на спокойный взгляд Ларта, сидящего по другую сторону тлеющих углей костра. Как-то я расслабился. Нужно быть повнимательней, а то не ровен час, с такой рассеянностью встряну в очередные проблемы.

— Ты обещал мне бой. — Тихо произнес напарник.

Я огляделся. Все вокруг еще спят. Только Бык и один наемник из главного отряда, кажется, его зовут Нэйл, сидят спиной к спине на ящиках, в одной из телег, и перебрасываются тихими фразами.

Почему бы и нет. Можно и размяться, пока никто не мешает. Я, приглашающе, качнул подбородком и Лист, чуть кивнув, встал и, подцепив с земли свой клинок, направился вслед за мной в сторону деревьев. Удалившись на полсотни шагов от лагеря, мы осмотрели место для спарринга и принялись разминаться.

Времени до побудки оставалось немного, так что я решил обойтись без привычных ката. Просто немного растянулся и привел все мышцы в тонус коротким импульсом энергии из своего основного Источника. Настроившись на поединок, взял клинки за рукояти, сбросил ножны и стал в свободную стойку. Из нее одинаково легко и быстро можно будет перейти сразу в несколько позиций, в зависимости от техники соперника, с которой я, к слову, все еще не знаком. Ларт также сделал несколько быстрых упражнений и извлек из ножен свой палаш. Затем встал в стойку, отдаленно похожую на ту, которую принимали в моем мире шпажисты и кивнул.

— Я готов.

— Начали! — Скомандовал я, но с места не двинулся, давая напарнику право первого хода.

Ларт не заставил себя ждать и, одновременно с быстрым подскоком вперед, крутанул клинок, нанося диагональный удар сверху вниз. Я легко отвел сталь по плоскости правого меча, сразу нанеся левым лезвием ленивый вращательный удар в руку. Лист столь же стремительно как атаковал, отступил и замер. Но, уже через мгновение, сталь в наших руках снова звякнула. В этот раз все произошло заметно быстрее, как и должно быть при спарринге.

Все как положено, не насмерть рубимся и еще не знакомы с возможностями друг друга. Лист хоть видел мой бой с тенью, а я вообще не знаю, как он сражается. Чтобы избежать ненужных травм, нужно сначала поймать рисунок боя, привыкнуть к противнику и его скорости, а уже после показывать на что способен. Ну и, конечно, контролировать себя, чтобы успеть остановить или отвести в сторону свой удар, если видишь, что партнер не успевает парировать.

Еще несколько подходов и наши связки стали длиннее, а движения более стремительны. Не прошло и пары минут, как мы работали уже в полную силу. И, хотя у Ларта был один меч против моих двух, он, по ощущениям, не сильно напрягался, продавливая мою защиту. Даже изредка контратаковал, когда я делал безуспешные попытки просочиться сквозь рисунок его ударов. И вскоре он так взвинтил темп, что мне пришлось усиленно сдерживать себя, чтобы не начать читерить магией. Я за ним попросту не успевал. И дело тут даже не в скорости и реакции, а чисто в мастерстве.

Я и пытаться не стал вычленять отдельные приемы в его движениях, столь органично они были спаяны в одну систему. Это впечатляло и расстраивало одновременно. Без магического разгона, с таким соперником мне не тягаться. Это факт. Впрочем, пару-тройку раз мне удалось отметить прошедший удар, так что не могу сказать, что игра шла совсем уж в одни ворота. Тем не менее, этот спарринг резво опустил меня с небес на грешную землю и, наглядно показал, что без труда и длительной практики, в некоторых делах значимого результата не достичь. Невзирая ни на какие знания, пришедшие из прошлой жизни, и уж тем более на недолгое обучение, пусть его процесс и был ускорен Силой, я не дотягивал до уровня нормального мечника. Это было неприятно, но вполне ожидаемо.

В лагере, вполне вероятно разбуженном звоном наших клинков, началась бытовая суета и мы, закончив поединок, подобрали брошенные вещи и отправились обратно.

— У тебя очень интересный стиль. Очень похож на искусство боя зверолюдей. — Отметил Лист, промокая платком пот на лице. — Вот только я уверен, что ты способен на большее. Я чувствовал, что рисунок боя, который ты пытался выстроить, рассчитан, по меньшей мере, на совершенно иной уровень скорости и силы. Но ты, зачем-то, себя сдерживал. Скажи, я настолько плохой боец, что ты решил поддаться, чтобы пощадить мое тщеславие?

— Ты отличный мечник. — Покачал я головой, пытаясь сообразить, как мне объясниться, ничего особо не рассказывая. — И, скажу откровенно, мне печально осознавать, что мне до твоего уровня мастерства как пешком до Элеры. Но в чем-то ты прав. Я действительно не показал всех своих возможностей. Объяснить будет трудно, но отчасти это произошло, потому что это было бы просто не честно. В настоящем бою, я, не стесняясь, использую любое преимущество. Но никогда так не поступлю в бою тренировочном.

Ларт вопросительно изогнул бровь и посмотрел на меня с ярко выраженным сомнением в глазах.

— Прости, но подробностей я тебе рассказать не могу. — Сказал я, пожав плечами. И добавил. — Но поверь мне, в нашем спарринге я на самом деле показал тебе все, на что хватает моих естественных способностей и мастерства. Для большего мне потребовалось бы воспользоваться кое-чем… — Я замялся, подбирая слова. — Не имеющим отношения к чистому воинскому искусству.

— Ясно. — Ларт помолчал, а затем добавил. — Полагаю, ты пользуешься какими-то стимуляторами?

— В каком-то роде. — Кивнул я ему. — Без них боец из меня слабый, как ты мог заметить.

Мы замолчали, а мне вдруг стало кристально ясно, что в данный момент я обладаю множеством разнообразных талантов, ни один из которых не развил до нормального уровня. Мои возможности позволяют мне хитро скрещивать их, за счет чего я что-то собой представляю, но при этом все так же остаюсь дилетантом в каждой, отдельно взятой, области своих умений. И это похоже на назревающую проблему.

Как маг я имею слишком общие знания и навыки, а как воин, без магии, чуть больше чем ноль. Есть призрачная надежда, что полностью отказавшись от магии, я, рано или поздно, смогу развить себя как рукопашник и мечник. А уже туда дальше, инъекции Силы, на данный момент тормозящие мое развитие в этом направлении, могут сделать меня по-настоящему непобедимым. Но это вопрос далекого будущего. С магическими умениями все тоже не просто. Их у меня множество, и природа некоторых мною еще до конца не изучена. Однозначно необходимо расширять набор плетений — они лишними никак не будут. А вот способности, завязанные на мои Источники, лучше оставить для критических ситуаций. Уж слишком тяжелыми могут быть последствия от их применения. Однако, без полноценного наставничества, рост моего магического мастерства будет слишком неспешным.

Да еще, ко всему, опыт показывает, что планировать что-то в моем случае, дело неблагодарное. На что бы я ни рассчитывал, каждый раз все равно действую по ситуации.

— Дан. Ларт. — Позвал нас стоящий возле повозок командир. И, как только мы обратили на него внимание, он показал на свои глаза и изобразил над головой указательным пальцем окружность. — Потом завтрак и отправляемся.

— Идем. — Сразу изменил направление движения Лист. — Осматриваем местность и возвращаемся, желательно побыстрее, иначе времени поесть не останется.

В животе заурчало, и я тяжко вздохнул. Кому-то завтрак, а кому-то по кустам лазить, в поисках гипотетических злодеев.

* * *

Патрули на коротких привалах и ежедневных ночевках стали для нас постоянной обязанностью. День за днем мы с Листом плелись в хвосте обоза, а на ночевках бегали вокруг лагеря, чтобы убедиться, что рядом нет никого лишнего. Иногда дело осложнялось тем, что рядом с нами останавливались на ночлег и другие люди. Тогда приходилось за соседями следить, вдруг они недоброе замыслили. Как ни крути, всей картиной ситуации я не владел, а значит, вероятность нападения все же оставалась, и расслабляться не стоило.

Радовало, что мы двигались к цели нашего путешествия бодро, даже немного опережая график. Деревни, которые при этом проезжали, использовали лишь для пополнения запасов воды и свежих припасов, и никогда для ночлега. Все ночевки были только под открытым небом. На мой взгляд, перестраховка, но главным виднее. Впрочем, к отсутствию удобств, я снова начал потихоньку привыкать.

За прошедшие пять дней, девушек я видел всего несколько раз. Да и то издали, когда они, в сопровождении наемницы по имени Телла, разминали ноги или отходили в кустики. Но меня они, если и видели, то не узнали. Хотя вообще сомневаюсь, что я был замечен. Обе маркизы не смотрели по сторонам и, совершив свой короткий променад, тут же скрывались в фургоне.

С момента появления у меня отличного спарринг-партнера, путешествие стало более интересным. Мы с Листом взяли за правило проводить тренировочные поединки по утрам, пока в лагере бдели только двое наемников. Лист оказался неплохим наставником, подсказывая мне в какие моменты, я действовал механически, или неуверенно, и помогал доработать приемы.

Спустя несколько поединков, начало все больше крепнуть понимание, что парные мечи, это не мое. Я рассмотрел уже с десяток вариантов как совместить плетение заклинаний одновременно с работой клинками, но все сводилось либо к одноручному мечу, либо к превращению оружия в артефакт, способный помогать создавать плетение — наподобие волшебной палочки. Последний вариант был чисто теоретическим, так как способы создания такого артефакта мне известны не были. Оставалось лишь сменить оружие и… начинать обучение с нуля, для чего, пока что, время представлялось неподходящим. Коней, как говорится, на переправе не меняют.

* * *

Равномерное покачивание фургона и тихий глухой перестук колес на стыках дорожного камня убаюкивали. Лиина сидела на толстом одеяле. Облокотившись на обитый мягким войлоком борт, она о чем-то размышляла, с мягкой полуулыбкой на губах. А Инга, уютно прижавшись щекой к ее коленям, вяло боролась со сном.

— Я все еще не могу поверить, что с тобой все в порядке. — Тихо пробормотала Инга, приоткрыв глаза. — Этот кошмар, наверное, будет преследовать меня до конца моих дней.

— Не говори глупостей. — Улыбнулась Лиина и ласково провела рукой по волосам сестры, пропуская их меж тонких пальцев. — Все забудется. Я жива и здорова, и мне не на что жаловаться.

— Сколько я тебя ни спрашивала, ты так и не рассказала мне, что же тогда произошло. — На эти слова Лиина отреагировала нахмуренными бровями и Инга, бросив короткий взгляд на ее лицо, вздохнула. — Все еще не готова открыться родной сестре? Я не понимаю, почему! Или может быть, все же… подозреваю, это как-то связано с Крисом. — Но Лиина, устремив взгляд куда-то сквозь борт фургона, промолчала.

— Ладно! Не хочешь, не говори. Только знай, теперь я уверена, что без сердечных дел тут не обошлось. Я очень плохо все помню, но догадываюсь, что спасением ты обязана Крису. Остальное лишь мои домыслы. Впрочем, нетрудно предположить — герой-спаситель, прекрасная дева, он и она вдвоем. А потом ее ему… ну это… благодарность. — На щеках девушки расцвел румянец. Такой же, лишь с небольшим запозданием, появился на лице Лиины.

— Глупая! — Грозно засопела девушка. — Ничего подобного! Все было совсем не так!

— Так расскажи! Зачем делать из этой истории такую тайну?! С тех пор как ты вернулась после покушения, я иногда тебя совсем не узнаю!

— Прости. — Поджала губы Лиина. — Я поклялась, что произошедшее со мной после спасения останется в тайне, и я не намерена нарушать свое слово. От этого зависит многое… как мне кажется. — Произнесла она с нотками неуверенности.

— Этот Крис что-то с тобой сделал, о чем тебе стыдно и страшно рассказывать! Я так и знала! — Инга вывернулась из под руки сестры и села, зло уставившись той прямо в глаза.

— Бред! — Фыркнула девушка. — Крис по определению на такое не способен. Как у тебя вообще язык повернулся, сказать подобные слова в его адрес. К тому же, он… особенный.

— Особенный для тебя?

— Да нет. В прямом смысле, особенный. — Мотнула головой Лиина, отчего ее волосы рассыпались по плечам. — Его сила и возможности… Прости, большего не скажу. Я понимаю, что нечестно держать тебя в неведении, но иначе поступить не могу. Дело в том, что, скорее всего, я прикоснулась к какой-то тайне, в которой косвенно замешана наша семья. И это меня тревожит. Поэтому прошу тебя, не спрашивай ни о чем. Достаточно того, что все позади.

— То обещание молчать, что ты дала Крису. — Поджав губы, спросила нахмуренная Инга. — Ты дала его под принуждением?

— Конечно, нет! — Рассмеялась девушка. — Тем более, мне позволили понять, что умалчивать о произошедшем мне всю жизнь не придется. Лишь какое-то время. Пока… не произойдет одна встреча.

— А потом ты мне все расскажешь? — Упорствовала Инга.

— Во имя всех светлых богов, расскажу, раз ты настолько любопытна! Но не жди от меня ничего особенного. Я ведь на самом деле, большую часть времени спала, ела и восстанавливала свои силы.

— Зачем вообще нужно было столько времени скрываться?! — Фыркнула девушка.

— А зачем мы сейчас скрываемся? — С улыбкой ответила вопросом на вопрос Лиина.

— Это другое. Были покушения. В целях безопасности…

— Тогда было то же самое. — Перебила маркиза сестру. — Какое-то время мы просто приходили в себя. К тому же, Крис пострадал, защищая нас. А после, мы не знали, какова ситуация в городе и чего стоит опасаться. И, как только ситуация прояснилась, мне сразу же помогли вернуться.

Фургон замедлился и, вскоре, полностью остановился. Снаружи раздались голоса охраны, в которых сквозило напряжение. Девушки прервали разговор и переглянулись. В этот момент, раздался короткий стук в деревянный борт и внешний полог приоткрылся.

— Ни в коем случае не выглядывайте наружу. Просто оставайтесь внутри. Тут вы в полной безопасности. — Прозвучал голос наемницы, которая о них заботилась в дороге.

Сердце Лиины забилось чаще, а в груди поселилось неприятное ощущение смутной тревоги. — Что-то произошло? — Стараясь говорить непринужденно, поинтересовалась маркиза.

— Ничего такого, о чем вам было бы нужно знать, Миледи. Если будут какие-то трудности, мы об этом позаботимся.

Полог опустился и свет, пробивавшийся сквозь тонкую занавесь, пропал. Маркизы поморгали, вновь привыкая к тому освещению, что давал походный магический светильник и испуганно переглянулись. В обоих взглядах читалось сильная тревога.

* * *

Когда до Даэра осталось всего несколько дней пути, путешествие было прервано неприятной находкой. Далеко за полдень, к обозу вернулся дозорный отряд и нас с Листом взмахом руки попросили приблизиться.

— Труп на обочине. Само по себе событие вполне рядовое. Но весьма редкое для этих мест, а особенно для главных трактов королевства. К тому же, совсем недавно была крупная зачистка, проведенная егерями. — Пробасил Тарик. И добавил. — Ох и не к добру это.

— Его убил не человек, это очевидно. — Вставил слово подошедший вслед за ним Лекер. Тот самый боец с седыми висками. Он руководил основным отрядом, занимающимся защитой фургона и, как я узнал, был знакомцем нашего командира.

— Но и не зверь. — Добавил Тихий. — Крестьянин убит, явно, походя, после чего просто отброшен на обочину. На камнях дороги остались следы крови.

— Как выглядят повреждения? — Поинтересовался у наемников Лист. Тело ни он, ни я еще не видели. Нас сразу вовлекли в обсуждение сложившейся ситуации.

— Мужика вскрыли. — Поморщился Тарик. — От паха до горла. Ребра вывернуты наружу. Судя по посмертному выражению лица, он даже не успел осознать, что его убивают, умер мгновенно. — Осматривать тело и так особого желания не было, а после подобной информации оно окончательно испарилось.

— Странно другое. — Подал голос Къерн. — Следов вообще никаких. Ясно, где убили и как. Но, даже если убийца или убийцы люди, то уйти по дороге не могли. Вот только, сколько бы я ни искал, на земле вокруг свежих следов нет. Да и следы на теле, с большой вероятностью, оставлены именно когтями. И вы все без моих подсказок понимаете, что это может значить.

Присутствующие мрачнели прямо на глазах, а у меня в груди недобро заворочалось предчувствие близкой опасности. Если Къерн прав, и дела действительно обстоят именно так, то у нас по-настоящему большая проблема. Мы не полурота опытных егерей, а всего лишь два маленьких отряда разномастных бойцов. Я в этой ситуации может и смогу что-то сделать, но тогда прости-прощай мое инкогнито. Хотя, сдалось оно мне? Прибыв в Даэр я, так или иначе, себя раскрою, хотя и не столь публично, как это может произойти в пути. Все-таки, я в очередной раз начал прятаться из-за того, что моей главной задачей было обрубить хвост из агентов Школы Магии и тихо выбраться из города. Дальше по обстоятельствам. Из столицы я сбежал, от людей Ректора оторвался, а сложившиеся обстоятельства не из лучших. Выбирать не приходится.

— Не дрефь, Странник! Прорвемся. Магия не худшее, с чем нам приходилось сталкиваться. — Хлопнул меня по плечу Тарик. — И прости, я совсем запамятовал у тебя спросить, у тебя ведь есть какой-нибудь защитный амулет против магии?

Амулетов у меня не было, но, чтобы не возникло лишних вопросов, кивнул. Я могу быть сам себе амулетом. Хотя, если так задуматься, не столь уж и молниеносно я плету заклинания, чтобы среагировать на по-настоящему внезапную атаку. На будущее надо подумать, чтобы обзавестись чем-нибудь для защиты, лишним точно никак не будет. А пока буду надеяться, что хватит разгона собственного тела.

После «брифинга» все же пришлось посмотреть на тело. Раны действительно оказались страшными, но не это вызвало во мне неприятную дрожь. Приблизившись к трупу, я еще за несколько метров ощутил витающие в Эфире знакомые, почти растворившиеся эманации, с которыми я уже сталкивался в Смерках. В том, что тут поработал Измененный сомнений у меня не осталось.

Оставлять погибшего крестьянина гнить в канаве наемники единодушно признали неправильным. Тело похоронили тут же, у дороги, под раскидистым деревом. Его последним пристанищем стала неглубокая могила с земляной насыпью. Не было ни речей, ни каких-либо молитв. Просто закопали, помолчали с полминуты, почтив бренность бытия, и отправились дальше.

Даже не присматриваясь, было заметно, что напряжение среди бойцов заметно подросло. Наемники прекрасно понимали размеры грядущей опасности, но скрывали свои истинные чувства за беззлобным переругиванием и внешним безразличием, написанным на лицах. Каждый из них словно превратился во взведенную пружину — улыбающуюся, шутящую, и готовую в любую секунду обнажить клинок и броситься на врага, кем бы он ни оказался.

Главным изменением в отряде, стал порядок, которому мы следовали до сих пор. Нашу дозорную пару усилили Быком и поставили вперед обоза, сократив, при этом, дистанцию до полусотни шагов. Замыкающая пара также теперь шла на более короткой дистанции. А у фургона постоянно находилось трое человек, один из которых оказался тем самым «купцом», который, готовясь к неприятностям, опоясался мечом.

Когда по обе стороны дороги потянулась редкая роща, мы снова наткнулись на труп, а вернее трупы. А ведь проехали всего ничего.

Еще тлеющая телега, накренившись из-за оторванного переднего обода колеса, стояла поперек дороги. Мосластая кобыла, валялась в пыли. Вокруг ее головы уже начала подсыхать лужа крови. На облучке телеги, откинувшись назад и раскинув руки, застыл сильно обгоревший крупный мужчина. Второй крестьянин, судя по всему пытавшийся сбежать от возникшей опасности, лежал прямо посреди дороги совсем недалеко от транспортного средства и над огромной дырой в его спине уже кружились мухи.

И запах, более отвратительный, чем идущий от сгоревшего тела. Тот самый, который мог ощутить только я. И он был очень свежим. Преодолевая отвращение от заливающей Эфир смрадной дымки, я просканировал окрестности, насколько хватало моих возможностей.

Опасности, вроде бы, не было, но уверенно об этом говорить я бы не стал. Деревья сильно гасили магический взгляд, уменьшая обзор. Точно можно было сказать только одно: Погонщик увел своего монстра куда-то вправо. Был ли это тот же маг, или же другой, понять я был не в силах.

— Чего застыл?! Ноги в руки и быстро по кустам! — Нервно бросил мне уже спешившийся Бык.

Я вздрогнул и, перейдя на обычное зрение, повернулся к нему.

— Видишь это? — Я показал ему свой перстень ишрантарского мага. Пусть и фальшивка, сделанная Вереском на коленке, на основе рассыпавшегося кольца Вэйса, но от настоящего его никакая проверка не отличит. — Я осмотрел окрестности. И совершенно точно, на полет стрелы тут никого нет. — Продолжил я, не дожидаясь реакции. — Враги ушли через рощу направо. Скорее всего, недавно, но точно сказать не могу.

— Понял, не дурак. — Наемник, примирительно поднял вверх руки ладонями ко мне. — Только ты это, все равно слезай с лошади. Дорогу расчистить надо. И поглядывай, на всякий случай, по сторонам.

— Это само собой. — Кивнул я и спешился.

Напоминать мне очевидные вещи совершенно не требовалось. Зная, с чем мы столкнулись, я даже во сне на стреме теперь буду.

* * *

— Как думаешь, Лекер, последние это тела на нашем пути. — Медленно произнес Тарик, глядя как наемники, на обочине закидывают трупы ветками. Хоронить, как положено, времени не было. Если закапывать каждое найденное тело, можно путь и на седмицу затянуть. А мертвецов нынче на дороге ожидалось немало.

— Боюсь, дружище, все станется куда хуже, чем мы можем себе представить. — С мрачным видом покачал головой глава первого отряда. — С кем мы имеем дело — понятно. А раз уж они столь основательно тут все подчищают, боюсь, ближайшая деревня…

— Я боюсь того же. А еще, там нас могут встретить. — Скривился Тихий. — Только одного понять не могу, егеря должны были зачистить этот район. Поговаривали, что даже летучие отряды гвардейцев по этому направлению работали. Так как, бездна побери, тут могли оказаться маги Ковена?!

— Маги? Думаешь их несколько? — Покосился на товарища наемник.

— Я сам следы смотрел. Тут, как минимум, двое резвилось. Да там один, по всему видать отдельно работал. И я готов побиться об заклад, что эти твари очередное нашествие нам устроить решили. — Тихий, с прищуром, обвел взглядом мирно покачивающиеся кроны деревьев. — Только как-то рановато. Обычно они большой перерыв делали между набегами.

— Да и почему так далеко от столицы?! — Поджав губы, пробормотал Лекер.

— Можешь считать меня психом, но сдается мне, что-то крупное затевается.

— Все может быть. До Хорунков два оборота пути. Если там все плохо, рисковать не будем. Поменяем маршрут и двинем по проселочным. — Глава первого отряда сплюнул, растер сапогом плевок и с силой помассировал виски. — У тебя же магик в отряде?

— Ну, такое — серединка на половинку. Я не проверял, но он хвастал, что по мелочи это дело знает. Да и перстенек имеется.

— Хоть он нам и не знаком, но его через гильдию провели, а значит, чего-то стоит. Будем надеяться, они с Алхимиком сдюжат. Наших амулетов, если серьезно нарвемся, надолго не хватит.

— А что на счет вашего Хейма? Я о нем мало что знаю. Не более чем о Дане.

— Алхимик раньше тоже одиночкой бродил, как и ваш маг. Выжил, опыта поднабрался и прибился к нам. Я с ним уже год хожу. И должен сказать, он на многое способен.

— Ну, будем надеяться, нам не придется выяснять, справятся наши ребята или нет. — Поморщился Тарик.

— Согласен с тобой, дружище. Но моя чуйка, как и твоя, говорит, что от грядущих проблем нам не укрыться.

* * *

— Задача ясна? — Мы просто кивнули Тарику.

Проинструктировав нас на случай столкновения, он хлопнул меня по плечу и, что-то неразборчиво буркнув, поспешил возвратиться к телегам и фургону.

— Ох, и «веселое» же нас ждет приключение. — Мрачно произнес Бык.

— Хотелось бы с тобой не согласиться, но, к сожалению, не могу. — Медленно проговорил Лист, глядя в медленно смурнеющее небо. — Дадут боги, пронесет. — Он сотворил отвращающий зло знак и поправил перевязь с оружием.

Я же просто промолчал, прокручивая в голове различные варианты внезапной встречи с противником и мои вероятные действия. При этом, весьма странно было то, что я не боялся. Само собой был до предела собран и напряжен, но настоящего страха не было, лишь готовность встретить опасность. Привыкаю к этим встряскам потихоньку, наверное. А ведь и года не прошло.

Обоз, тем временем начал движение и мы, развернув своих лошадей, неспеша потрусили вперед.

В тишине цвиркали в ветвях птицы, ритмично выбивала дробь поступь множества копыт, да поскрипывали телеги. Все молчали и мрачно посматривали по сторонам. Дорога с этого дня стала нашим смертельно опасным спутником, и никого это не радовало.

Полтора оборота спустя ветер донес до моего усиленного обоняния запах дыма. Не будь я на взводе и не раскачай немного, на всякий случай, обоняние, унюхал бы много позже.

— Бык, вблизи есть что-нибудь? — Повернувшись, спросил я у наемника.

— Эм, ты о деревеньке, какой, или о чем другом? — Уточнил наемник.

— Ну, вроде того.

— Ага, есть. То ли Хоранки, то ли Хорьки. Точно не помню. Дворов на три десятка. А что?

— Пока что ничего. — Покачал я головой. Предчувствие плохое.

Мои напарники синхронно друг другу кивнули и немного разъехались. В обозе наш маневр не прошел незамеченным, и сопровождающие его бойцы прижались к повозкам.

Нюх меня не подвел. Деревня прекратила свое существование.

* * *

Когда окраинные домики поселения показались за деревьями, стало ясно, что найти живых мы сможем вряд ли. Устойчивый запах гари витал в воздухе, готовя нас к удручающему зрелищу.

Замыкающий отряд подтянулся к телегам, и обоз остановился, в плотном окружении наемников. Моя, Быка и Листа задача была проста — проехать по Хорункам и оценить обстановку. Если нарвемся на противника, дать знать любым способом и связать врага боем. Дальше по обстоятельствам.

Но первичный осмотр показал, что Измененные поблизости не бродили. Специфический магический след отсутствовал, из чего я предположил, что, скорее всего, это дело рук людей. Но и без магии тут не обошлось. Самой обычной, без вызывающего дрожь запаха тухлятины.

Деревня лежала по правую сторону от тракта. Лишь несколько отдельно стоящих домиков находились с другой стороны. Ныне от них остались только чадящие фрагменты бревенчатых стен. Лист с Быком им даже внимания не уделили, сразу двинулись дальше. А я, на всякий случай, обшарил магическим взглядом, но ничего особенного не увидел.

Пока мы, спешившись, медленно переходили от одного полуразрушенного строения к другому, я изо всех сил напрягал свое зрение, пытаясь разглядеть в окружающем пространстве следы пребывания живых существ. Безуспешно. Ни выживших жителей, ни агрессоров.

Сделав напарникам знак следовать за мной, я свернул в сторону и прошел во двор ближайшего дома. Забор, его ограждавший, был завален внутрь. Возле колодца, беспомощно раскинув руки, лежала мертвая женщина. От чего она погибла, я не понял, но то, что душа покинула ее тело, было ясно. В магическом зрении ее тело выглядело как предмет, без какого-либо намека на присутствие ауры. Чуть дальше, у стены дома с выгоревшей и провалившейся внутрь крышей, свесив голову на грудь и неестественно подогнув ногу под себя, сидел бородатый мужчина. Вся его грудь была залита кровью, насквозь пропитавшая всю рубаху. Мертв. Похоже, перерезано горло. Я повернулся и мой взгляд выхватил на земле то, от чего все внутри сжалось — детская рука, оторванная почти у самого плеча. То, что эфирного запаха Измененного не ощущалось, могло говорить только об одном — тут хозяйничали люди. Хотя, людьми, с моей точки зрения, их назвать было сложно.

В голове зашумело. Я скрипнул зубами и глубоко окунулся в эмоциональную прохладу темного Источника. Сразу полегчало. Налет отстраненности, граничащий с безразличием, помог. Потерянное было внимание, вновь сконцентрировалось на обстановке, а в голову пришла запоздалая мысль. — А чего я, собственно, ожидал? Что не будет детских трупов? В деревне то и без детей? Глупо!

Мы, зигзагом, двинулись по окраине деревни, внимательно проверяя наличие выживших. Остывающие или догорающие строения, заставляя меня активно крутить головой. Они потрескивали, стонали и с грохотом обваливались, постоянно держа в напряжении.

Вскоре, от дыма, бросаемого в нашу сторону порывами ветра, начали слезиться глаза, и, вызывая болезненный кашель, стало драть горло. Наименее пострадавшие дома приходилось проверять максимально осторожно. Магическое зрение просто не пробивалось сквозь плотные материальные структуры. Однако, все было бесполезно. Живых здесь не было.

Трупы. Кругом одни мертвецы — мужчины, женщины, старики, дети — все убиты без жалости. Мало кому из них досталось более пары ранений. Лишь один раз мы наткнулись на троих мужчин, которые, видимо, успели организовать безуспешную отчаянную оборону. Их убили с особой жестокостью — порубили вместе с их вилами и косами.

На осмотр разоренной деревни ушло больше оборота времени. Только осмотрев последние дворы, с чудом уцелевшими домами, мы смогли немного расслабиться. Присутствия врага обнаружено не было.

К своим возвращались молча.

— Я доложу. — Коротко сообщил Бык, едва мы выбрались на камень тракта, и, стеганув свою лошадь поводьями, ускакал к обозу.

— Что думаешь? — Поинтересовался у меня Ларт. — По мне, так на работу Погонщиков это не похоже.

— Это могли быть, в том числе и Погонщики, но абсолютно точно без своих Измененных. — Голос мой звучал пугающе спокойно, но сбрасывать с эмоций покров Тьмы не хотелось. — Неуверен, конечно, что это были именно они, но без магии тут точно не обошлось. — Мое зрение позволило вычленить в полотне Эфира несколько участков, по которым можно было совершенно точно сказать, что тут неоднократно работали заклинания. Впрочем, была вероятность, что это работа амулетов — я ведь не профессионал, чтобы Эфир читать как открытую книгу — но, что-то у меня были сомнения. Слишком разнились все эти отметины.

— На телах раны явно от мечей и ножей. В другое время и другом месте, я бы сказал, что деревне не повезло стоять на пути крупной банды разбойников, но, увы. — Я кивнул, соглашаясь. Это не могли быть обычные лихие люди. Таких совпадений не бывает.

Вскоре Бык вернулся, а вслед за ним, в плотном окружении наемников, подтянулись телеги и фургон.

— Идем дальше. — Коротко бросил Бык.

— Тихий считает, что те, кто это сделал, совершенно точно, не бродят поблизости? — Спросил у него Лист, но Бык, в ответ, лишь пожал плечами и добавил. — Идти будем всю ночь. Не уверен я, что это правильное решение, но до конца пути немного осталось. В прежнем темпе до Даэра к следующему вечеру прибудем. Была мысль проселками добираться, но теперь решили не рисковать. На тракте шансов не нарваться на засаду больше. Хотя, как по мне, что так, что эдак…

— Ясно. — В один голос ответили мы с Лартом и направили лошадей дальше по дороге.

* * *

Все же, двигаться без остановки оказалось не самым разумным решением. Мне-то было проще — при острой необходимости я мог и в течение нескольких суток без сна быть

на пике активности. А вот бойцы немного подрастеряли силы.

И Даэр и врагов мы увидели одновременно, утром, когда Элера только начала подниматься над верхушками деревьев. И в этот момент я впервые засомневался в успешном завершении нашего мероприятия.


ГЛАВА 3

Вдали, за широкой рекой, показался город-крепость. Именно крепость. Серые мощные внешние стены в два уровня и массивный замок ближе к центру. Его башни даже издалека выглядели отнюдь не декоративным украшением. Большинство построек города, по идее, располагались за стенами, но отсюда их разглядеть было невозможно. А вот горящие постройки снаружи, поднятые внешние ворота и фигурки суетящихся у стен людей были как на ладони.

Детали с такого расстояния были не видны, но несколько скоплений неизвестных «гостей» дугой охватывающих пространство перед южным въездом в город, не давали возможности толковать ситуацию двояко. Они явно пришли с дурными намерениями.

Воздух над зубцами внешней стены периодически вздрагивал от попаданий редких темных магических искр, летящих с земли. Но магический щит защищающий город, весьма успешно принимал на себя эти атаки. Со стен, в ответ, тоже летели яркие вспышки заклинаний, но успех был приблизительно таким же.

Происходящее можно было бы охарактеризовать как вялое противостояние, если бы в этот момент, прямо на наших глазах, по боковому тракту, к осаждающим не прибыла еще одна группа. И, судя по тому, что воодушевленные подмогой воины, не бросились в атаку, надо полагать, стоило ожидать еще кого-то.

Бык грязно выругался и, развернув лошадь, рванул назад. Наверное, отправился предупредить остальных. Я осмотрелся по сторонам, на предмет возможных сюрпризов, прикрыл правый глаз и подал в левый тонкую струйку Силы Тьмы, тихо шепнув по-русски, — Сокол. Как бы я не смеялся над забавным способом творить заклинания ключевыми словами, для моих, несколько оригинальных, способностей это оказался наилучший вариант. Он позволил сократить время их активации в десятки раз. К тому же, привязка схожих по смыслу ключевых слов произошла легче, чем ожидалось. Оказалось достаточно всего лишь легкой короткой медитации.

Пришедшее следом за словом-ключом привычное ощущение песка под веками быстро сменилось холодком. Происходящее вдали резко приблизилось. Будто на максимум выкрутили зум на видеокамере. Неприятное ощущение. Я покачнулся, от легкого головокружения, а в следующий момент начал ругаться похлеще Быка. Среди осаждающих были маги Ковена. Не узнать их по близкому соседству корявых фигур Измененных было невозможно.

От переизбытка эмоций концентрация внимания нарушилась, и зрение резко пришло в норму, от чего я все же чуть не упал. Удержаться удалось, чудом вцепившись в переднюю луку седла. Ларт окинул меня удивленным взглядом, но я коротко бросил ему, — Магия. Не рассчитал.

— И что нам теперь делать? — Вздохнул он.

— Вешаться! — Зло сплюнул я вбок. И, видя непонимание на лице Листа, пояснил. — Это Ковен. Поводыри, Измененные и какие-то бойцы до кучи. Много

— Проклятье! — Скривился мой напарник.

Мы предусмотрительно спешились и отошли в сторону. Сзади раздался топот копыт. Вернулся Бык. Он присоединился к нам под деревьями на обочине. Вслед за ним подъехали оба командира. Тарик достал из-за пазухи двойное колечко, поднес его к глазу, зажав наподобие монокля, и привстал над седлом. По образовавшемуся свечению, распространяющемуся в невидимом спектре, стало понятно, что предмет, это какой-то артефакт, выполняющий функции подзорной трубы.

— Все твари бездны! — Стукнул он кулаком по ноге. — Мало того, что осада, так это еще и Ковен.

— Ну ладно трупы на дороге и деревенька, но такое наглое поведение с их стороны вижу впервые! — Покачал головой Лекер.

На мой взгляд, недавние террористические атаки в центре столицы тоже вполне можно было отнести к довольно наглому поведению, но я оставил свое мнение при себе. Сейчас было важно другое — что делать?

— Варианты? — Убрав «монокль», Тихий повернулся к командиру первого отряда.

— Уходим в рощу, направо. Она туда дальше погуще должна быть. И затихаримся. Следы заметем. Как спрячемся, отправим разведку вкруговую. Не верится мне, что они только тут толпятся, но проверить нужно. Ворот же только трое?

— Да. Южные и северные, это большие. Есть еще западные, они меньше. — Ответил ему Лист.

— С запада местность открытая. Не скрыться. — Хмуро констатировал факт Бык.

— Значит, разведку отправим по правой стороне. — Кивнул Лекер. — Дольше, зато надежней и безопасней. Брод там есть?

— Не знаю. Не интересовался никогда. — Покачал головой Бык. — У наших надо поспрашивать, может, кто знает.

— Да какая разница? Все одно других вариантов нет. — Буркнул Тарик и развернул лошадь. — Шевелитесь. Если тут такая каша заварилась, должны быть разъезды. Нарвемся и пиши пропало.

* * *

Телеги далеко утащить не получилось. Повезло, что мы протянули их эти метров триста между деревьями, прежде чем стало ясно, что еще немного, и они окончательно застрянут. Их последним пристанищем стал, удачно подвернувшийся безымянный овражек. На распряженных и заводных лошадей нагрузили какие-то мешки, которые «торговец» бросать наотрез отказался. Фургон тоже бросать очень не хотел. Ну, тут оно и понятно — он полегче, чем груженые телеги, немного уже, да к тому же сам по себе неплохая защита от магов. Но, посмотрев на густеющие с каждым шагом заросли еще раз, махнул рукой и отправил его вслед остальному обозу, что приблизило мою встречу с девушками.

Пока что я шел в охранении, прикрывая левый фланг на некотором расстоянии от отряда, но вечно это продолжаться не могло. Впрочем, проявит Лиина благоразумие, сделав вид, что я ей незнаком, или нет, уже не столь важно. Ситуация складывается такая, что, даже обратив внимание, на то что она меня знает, сразу докапываться особо никто не будет. Не до того. А на счет Инги, я даже не уверен, что она меня узнает в новом амплуа. Гораздо больше меня тревожило то, что близится вполне реальная угроза в лице Ковена. Далеко за полдень мы, наконец-то, обосновались на временной стоянке. Место выбрали, на мой взгляд, не ахти, но начальству виднее. Лагерь обустроили в небольшой низине, по дну которой, в сторону реки, протекал бурный ручей. Отцы-командиры сразу же засели за разработку глобальной стратегии и уже через несколько минут позвали к себе Тонка и Раста. Им отвелась роль, в пределах видимости города, пройти на безопасном отдалении от Даэра и разведать обстановку. Дальней связи с наместником, как я понял, у нашего отряда не было, что, на мой взгляд, весьма неосмотрительно, учитывая, что за «груз» мы везем. А впрочем, даже если бы и были амулеты-разговорники, вряд ли ими рискнули бы воспользоваться. Знающий маг без особых сложностей может перехватить разговор большинства из распространенных амулетов. Тут справились бы только артефакты индивидуального назначения, штучные. Но даже их, при невозможности прослушать, тем не менее, можно легко запеленговать. Если точно знать, что эфирная связь имеет место быть, конечно. Тут не угадаешь.

Ладно. Будем ждать результатов разведки, а там уже думать, как выкручиваться. Ей богу, дела такие, что хоть назад поворачивай.

Мужики сняли с себя все лишнее, оставив только по паре ножей, да несколько амулетов и, сделав знак отвращающий зло, молча, потопали вдоль ручья. Я проводил их взглядом, после чего повернулся и посмотрел на импровизированный тент из походного плаща Къерна. Под ним, с относительным комфортом, расположились Инга, Лиина и, не отходящая от них ни на шаг, наемница Тира. Тут же, неподалеку, светя мечом в потертых ножнах, притороченном на боку, крутился «отец семейства».

Сестры тревожно глядели по сторонам и тихо о чем-то переговаривались. Изредка Тира вставляла в беседу пару слов и на лицах девочек проступали неуверенные улыбки. Маркизы заметно нервничают, а она их поддерживает. Правильно. Им и так досталось не слабо.

В этот момент мой взгляд был перехвачен Лииной. Она застыла и неуверенно прищурилась. Я изобразил ей кивок, плавно переходящий в опущенную голову и почесывание подбородком о воротник. Когда я повернулся боком и скосил глаза в ее сторону, она уже что-то рассказывала Инге и выглядела при этом довольно оживленной. Кажется, узнала. Вот и ладненько. Проблемой меньше.

Через оборот пришла моя очередь караулить окрестности. Я сменил на посту Дхара и, привычно просканировав видимое пространство, устроился поудобней. До вечера мне предстояло сидеть в корнях старого выворотня и со всем вниманием следить за своей зоной подхода к лагерю. Потом меня должен будет сменить Лист. Не самая худшая работа, должен заметить. Но хотелось бы больше комфорта.

Я прихлопнул назойливую мошку, лезущую мне в нос, выбросил все лишние мысли из головы и сосредоточился на утомительном, но жизненно необходимом процессе.

* * *

Наши разведчики вернулись далеко заполночь. Мокрые, грязные, уставшие и донельзя хмурые. Оставив охрану ненадолго на откуп амулетам-сигналкам, мы собрались всем составом, разве что кроме Тиры. Она осталась охранять сон сестер.

— Что, плохи наши дела? — Полушепотом спросил, присаживаясь на сложенное вчетверо одеяло, Тарик.

— В корень зришь. Все хуже не придумаешь. — Устало произнес Раст, оторвавшись от поданной ему Хеймом склянки с подозрительной жидкостью. — Спасибо, Алхимик. Но над вкусом все же поработать надо.

Он протянул парню опустошенный сосуд. Мгновением позже, свою порцию укрепляющего зелья осилили Тонк.

— В общем так. Это рунегримцы. И Ковен действует с солдатами заодно. Вот только как так вышло, ума не приложу.

— Это был маловероятный исход событий. — Внезапно вставил свои пять копеек фальшивый купец. Он нервно потер щеку и обвел нас всех тяжелым взглядом. — Так рано мы их не ждали. Видимо в раскладе что-то изменилось.

— Погоди-ка, любезный. — Напряженно привстал с кочки Лекер. — Мы подписывались на сопровождение, но никак не воевать десятком против армии. Тем более, если такие сюрпризы были известны заранее.

— Че-то я не пойму. — Со скрипом почесал бороду дварф. — Откуда торговцу такие дела ведать?

— Да какой он торговец?! — Пробубнил Тонк Хмель, устало приваливаясь спиной к стволу дерева. — На второй день уже было понятно, что столичные службы чего-то мутят и своего человека на контроле послали.

«Торговец» поморщился, но адресованное в пустоту замечание проглотил. Видимо, легенда писалась для тех, кто смотрит извне. То, что она так быстро рухнет благодаря внутренним наблюдениям, похоже, по какой-то причине, важным не посчитали.

— Для вас, я все тот же торговец Ямель. Настоящий или нет, не так уж и важно. А важно то, что у Ишрантара на носу война с Рунегримом. Только никто и подумать не мог, что они часть заброшенных на нашу территорию отрядов задействует до срока намеченной атаки. — Скривившись, медленно, с расстановкой, произнес наниматель.

— То есть мы правильно понимаем, что они, — Бродяга кивнул головой в сторону ночлега девушек, — тебе такие же дочери, как мы с Кувалдой бабки-повитухи.

— Правильно понимаете. — Медленно покивал Ямель. — А чтобы вы прониклись окончательно, сообщу вам, что они дочери наместника Даэра.

— Да иди ты! — Неизящно плюхнулся задом на землю Бык. — А с какого, бездна побери, перепугу, девок нужно тащить из столицы в крепость, когда война на пороге!? Неужели им так домой захотелось?

— А вот правильность этого решения, позвольте оставить за настоящими заказчиками. — Стальным тоном отбрил наемника агент.

— Это все потому, что в столице для нас небезопасно. — Внезапно услышал я сзади голос Инги.

Непозволительная роскошь, так расслабляться, что не заметил как кто-то подошел. Да еще и не особо скрываясь. Я, конечно в кругу соратников, но надо отвыкать, так невнимательно относиться к окружающей обстановке, иначе мне это может аукнуться.

Я встал с куцего пенька и поклонился взъерошенным маркизам. Более-менее синхронно, поклон повторили все остальные.

— Не нужно формальностей. — Замахала ладошкой Лиина. — Не при таких обстоятельствах. А возвращаясь к вопросу о неуместности поездки в столь смутное время, могу заверить вас, что в безопасности мы окажемся только когда попадем в Даэр.

— В столице мы уже пережили одно покушение. Оно едва не стало роковым для моей сестры. — Мрачно добавила Инга.

— Осмелюсь заметить, — Осторожно произнес Тонк, — что толпы вооруженных мужчин и маги, в сопровождении магических тварей, бродящие вокруг города, немного не вяжутся со словом «безопасность».

— Внешние укрепления Даэра, вкупе со штатом магов и неплохо обученным ополчением, пропустят внутрь разве что звезду магистров, или какого-нибудь архимага. — Улыбнулась ему Лиина. — Все же наш город стоит на пути к столице и имеет большое значение на карте ваших военных игр.

— Я бы добавил к списку защитников Даэра, пару десятков королевских гвардейцев. Но не уверен, что с ними все в порядке. Ускоренными темпами нам, ко всему прочему, пришлось двигаться еще и по той причине, что они нас не встретили, как было запланировано. Но надежда на то, что они просто оказались в заблокированном городе и не смогли выбраться, все же есть. — Подкинул информации для размышлений агент.

— Осталось сообразить, как нам к ним под теплое осажденное крылышко пробраться. Желательно целыми, а не по частям. — Вздохнул Лекер.

На какое-то время наша сходка погрузилась в тишину. Лучше момента спросить, пожалуй, не представится. Пусть мысль и немного бредовая, но это ведь целая крепость! В книжках и кино, с подобным антуражем, подобные элементы всегда присутствовали.

— Скажите, маркиза, а нет ли какого потайного хода, ведущего в ваш город? — Подал я голос.

Тарик было шыкнул на меня, мол, не мешай думать, как Инга внезапно пискнула, — Крис?! — И тут же охнула, чувствительно получив в бок локтем от старшей сестры.

И все бы ничего, если б не колючий взгляд агента ишрантарской тайной канцелярии. Ну да, он, конечно, просто должен был быть в курсе ряда событий, в которых я отметился. И знакомое имя просто не могло не привлечь его внимание.

— Прошу прощения, Инга Вас с кем-то перепутала. — Внесла свою лепту в мою «железную» легенду Лиина.

Ага, с кем-то. Скажи, что со знакомым, и могло еще помочь отвести подозрения. Но Ямель просто не мог не знать, что Лиина провела со мной-Крисом некоторое время, так что говорить обо мне как о «ком-то», было с ее стороны неосмотрительно. Знающему человеку резало слух. Сказала бы, что со знакомым человеком, звучало бы убедительней. Уж что-что, а цепляться к деталям в тайной канцелярии умели.

К своей чести могу сказать, что морду кирпичом я удержал. Однако, опытный разведчик, в моем лице, четко осознал, что явка провалена. Лиина, предусмотрительно, не поставила сестру в известность о моем присутствии. А я, дурак, совершенно не подумал о том, что узнать меня кроме как по внешности, можно еще и по голосу. Обидно. Вот чего мне стоило добавить хрипотцы и говорить немного иначе. Эх…

С чувством, что мне нечего терять, я спокойно и нагло посмотрел на «торговца» и тут же растерялся. Он испуганно отвел взгляд и, клянусь всеми богами, судорожно сглотнул. Я даже проверил, на месте ли моя полумаска. На месте. А чего тогда он меня так опасается? Даже отодвинулся подальше.

— А! — Внезапно произнесла Инга и захлопала ресницами.

— Ты про речной тоннель вспомнила? — Покосилась на младшую сестру Лиина. — Там вряд ли пройти можно. Да и решетки на каждом шагу, с тревожными плетениями. Как бы папенька нас всех в том тоннеле не похоронил, по незнанию.

— Ну, — начала загибать пальцы Инга, — во-первых, пройти их нельзя только ранней весной и в сезон дождей. Во-вторых, я знаю ключ-плетение, которым все технические запоры в замке открываются. Он же стандартный! А в-третьих…

— Вход находится прямо на самом виду у этих рунегримцев! — Закончила за нее Лиина. — Да и взрослым мужчинам, особенно крупным, вроде некоторых, — она бросила взгляд на Бродягу, — там едва протиснутся. Я, конечно, там не лазила, но сливной колодец видела.

— Надо подумать. — В один голос произнесли Лекер и Тарик.

— А как же осаждающие просмотрели этот тоннель? — Не понял я.

— Он почти у самого дна реки начинается, в укрепленном береге, рядом с мостом. Если точно не знать, что ищешь, и где, никогда не найдешь.

— Миледи смогут указать место, о котором шла речь? — Вежливо поинтересовался Лекер у маркиз.

— Точно, вряд ли. — Отрицательно покачала головой Инга.

— Но мы видели в кабинете отца план подземных коммуникаций, когда помогали ему с бумагами. — Добавила Лиина. — Не знаю, как мы сориентируемся на местности, но поиски не будут трудными. Сложнее будет проникнуть в тоннель до того места, в котором можно будет дышать. Ведь судя по уровню его расположения, большая его часть должна быть затоплена.

— Это решаемо. — Уверенно произнес Хейм. — Ингредиенты у меня есть. А сделать зелье позволяющее человеку задержать дыхание более чем на половину оборота, это лишь вопрос времени. Правда, последствия будут весьма неприятные, но, я думаю, это меньшее, что должно нас сейчас волновать.

— Для человека. А для дварфа? — С сомнением протянул Кувалда.

— Не принципиально. — Пожал плечами Алхимик.

— Я всегда считал, что все эти полумагические составы делаются в лабораторных условиях, в течение долгого времени. А ты, вот так запросто, собираешься сделать не самое простое зелье на костре? — Изогнул бровь Бродяга.

— Не учи меня делать мою работу, и я не буду учить тебя делать твою. — Прищурился Хейм. — И да, костер мне не понадобится, как и лаборатория. У меня свои методы.

— Хейм справится с этой задачей. — Прервал перепалку Лекер. — Нам лучше подумать, как мы попадем в тоннель.

— Если зелье позволит держаться под водой так долго, то можно обвязаться камнями и войти в реку где-нибудь выше по течению. — Предложил я.

— Сомнительно, что из этой затеи что-то выйдет. — Повернувшись ко мне, произнес Раст. — Мы перебирались через реку, и, могу тебя заверить, вода там непроглядно мутная. Должно быть, немного дальше на восток она размывает глиняный берег. Да и холодная, к тому же. Перебраться с берега на берег еще, куда ни шло, но пол оборота в такой температуре не все из нас выдержат.

Я задумался. Если дела обстоят именно так, то Лекер кругом прав. Девушки, скорее всего, не справятся с такими трудностями. Но у них, похоже, был свой взгляд на проблему.

— Холодная вода нас не пугает. — Пожала плечами Инга. — Нам известно плетение, которое поддерживает комфортную температуру тела. Оно одно из простейших и в Академии изучалось в числе первых. — Лиина лишь кивнула, подтверждая слова сестры.

— Значит, трудности представляет только плохая видимость. — Нахмурился Тарик.

— Можно поступить так, чтобы кто-то выныривал и ориентировал отряд на мост. — Предложил Бык.

— Могут заметить. — Вздохнул я. — Но тут есть еще одно препятствия для этого плана — если Миледи, — Обратился я к маркизам, — используют заклинания, то маги Ковена, с высокой вероятностью, их засекут. Просто почувствуют.

— И что же делать? — Расстроено пробормотала Лиина.

— Кто-нибудь видит иной выход, кроме как отвлечение внимания? — Скривившись, сплюнул в сторону Лекер. После чего спохватился и пробормотал слова извинения девушкам, хотя не думаю, что они впотьмах это заметили.

— Или другой план, или так. — Тяжело вздохнул Тарик.

Все помрачнели. Без объяснений было понятно, что кому-то придется исполнить роль жертвы и оттянуть внимание осаждающих на себя.

Я медленно обвел взглядом подсвеченные тусклыми лучами лун лица, затем перевел его на Лиину. Проклятье. Через столько событий пришлось пройти, чтобы оказаться тут, и все оказалось бесполезно. Если, конечно, не пойду я. Жуть как не хочется снова подставлять свою шею под удар, однако, лишь у меня самый высокий шанс выжить при таком раскладе.

Конечно, драться с врагом будет безумием, а вот побегать и потрепать нервы получиться должно. Есть у меня для этого все возможности. Но как я потом попаду в город? Магический щит на стенах меня попросту не пропустит.

— Миледи, могу я к Вам обратиться? — Произнес я, все так же глядя на Лиину.

— Конечно… — Глаза девушки забегали по сторонам.

— Дан. Меня зовут Дан. — Представился я ей своим почти настоящим именем. — У меня вопрос такой, — Имеется ли возможность на короткое мгновение снять щит со стен Даэра?

Негромкие переговоры между бойцами как отрезало.

— Можно, но зачем? — Прищурилась, вперив в меня взгляд, Инга.

— Потому что я останусь отвлекать врага и, при этом, потеряю возможность отступить за стены города. Когда вы все окажетесь в безопасности, подайте сигнал со стен, скажем, зажгите факелы или еще как-то. Главное, чтобы я его заметил. А, когда я проникну вплотную к защите, погасите ее и сразу активируйте вновь. Это будет единственным способом для меня избежать смерти. Надеюсь это возможно?

Ответом мне была тишина и стрекот ночных насекомых.

— Малыш, ты уверен в своих словах? — Мне на плечо опустилась крупная ладонь Къерна.

— Более-менее. — Произнес я, удерживая на лице спокойное выражение. — В конце концов, моей задачей будет всего лишь отвлекать, а не вступать в прямую схватку. Думаю, я справлюсь.

— Тихий, это твой кадр, тебе и решать. — Обратился к моему командиру Лекер.

— У вас все равно нет других вариантов. — Повернулся я к Тарику. — А у меня есть несколько сюрпризов, которые я не постесняюсь применить, чтобы выжить. Любой же другой боец нашего отряда может рассчитывать только на путь в один конец.

— Он справится. Почему-то я в этом уверен. — Вставил свои пять копеек Ямель.

— Это твой выбор. — Мрачно буркнул командир. Не смотря на то, что я говорил весьма убедительно, эта затея ему не понравилась. Но, с другой стороны, вариантов-то у него особо и не было. Или я или кто-то другой. А то и несколько человек сразу.

— Хорошо. — Кивнул я. — Осталось только обсудить детали.

* * *

— Лиин, не делай из меня дуру, пожалуйста! — Тихо прошипела Инга, отведя свою сестру немного в сторону от движущегося через заросли отряда наемников.

— Ты о чем? — Девушка сделала вид, что не понимает о чем идет речь, но смущение в отведенных в сторону глазах выдало ее с головой.

— «Дан», значит, да?

— Ты об этом молодом наемнике?

— Ты что, всерьез считаешь, что я не узнаю в нем Криса?! — Глаза Инги гневно сузились, не предвещая сестре ничего хорошего. — Признаю, внешне он замаскировался неплохо, но я же не слепая и не глухая! Это он. Это очевидно — пусть он и нацепил на лицо дурацкую маску и сменил имя!

— Инга, я… Ладно! Это он. Ты это хотела от меня услышать? Только ради всех светлых богов, держи рот на замке. В отряде и так нездоровая атмосфера со всеми этими тайнами, а если станет известно, что один из наемников наш знакомый, да еще и разыскиваемый в столице…

— Знакомый? — Хмыкнула Инга.

— Знакомый, спаситель, называй как тебе угодно. К тому же, даже сейчас он, между прочим, рискует своей жизнью ради нас с тобой в том числе! — Раздраженно прошипела Лиина игнорируя тонкий намек.

— Ладно, признаю. — В жесте примирения подняла ладони младшая маркиза. — Но стоило ли так долго скрывать его участие в нашем путешествии? Могла бы и поделиться.

— Я сама узнала совсем недавно. — Недовольно буркнула девушка. — Если бы не знала, что он теперь носит маску, даже внимания бы не обратила. Он держался все время в стороне.

— Ох, сестренка, что-то мне неспокойно. Твой Крис, то есть, теперь Дан, просто притягивает проблемы. Как бы у тебя с ним беды не вышло.

— Послушай, Инга, во-первых, он не мой! Во-вторых, не знаю как на счет притягивания проблем, но, пока что, все неприятности, в которых он завяз, напрямую связаны с нами. Тобой и мной! А, в-третьих, — Лиина замялась. — Я не уверена, что я вообще ему интересна.

— Ага. — Хищно оскалилась Инга. — Значит, ты не отрицаешь, что он тебе небезразличен!

— Скорее просто симпатичен. — Девушка прижала холодные ладошки к покрасневшим щекам и вздохнула. — Однако я отдаю себе отчет, что, даже если у нас все сложится удачно, и папенька будет не против наших отношений, он, вряд ли останется подле меня.

— Почему?

— Считай это предчувствием. — Качнула головой маркиза и закруглила разговор, так как увидела приближающуюся к ним Тиру. — Давай лучше сосредоточимся на грядущем. Ходить пешком по дну реки нам еще не доводилось…

* * *

— Ваше Величество! — Рыцарь, насколько позволяла конструкция его брони, изобразил поклон.

— Значит, это вы трое отправляетесь на поиски нашего таинственного жреца? — С интересом произнес восседающий на троне Арденн Третий.

Тронный зал, если не считать стоящих вдоль стен гвардейцев и замершего за правым плечом Париона, был пуст. Встреча носила полуофициальный, и не публичный характер, и была организована самим королем, по большей части из чистого любопытства, хоть Парион и настоятельно отговаривал его от этого опрометчивого шага. Все же представители Ордена Бесцветных, по имеющейся информации, могли быть приравнены к высшей категории опасности. Но Арден, как обычно, заявил графу, что тот для того и занимает свой пост, чтобы от подобных угроз его защищать. Так что аудиенция, пусть и при максимальных мерах предосторожности, все же состоялась.

— Сказать по правде, я не ожидал, что в поисковый отряд будут включены столь… юные и прелестные особы. — Взгляд короля переместился со стальной фигуры Бесцветного на, стоящих рядом, двух молодых девушек.

— На самом деле нас четверо. — Прогудел глубокий тяжелый голос из-под шлема. — Прошу прощения, но, по ряду причин, еще один наш товарищ не смог тут присутствовать.

— А можно узнать о причинах подробнее. — Подал голос Парион. — Все же не слишком вежливо игнорировать приглашение короля, тем более… союзника, помогающего исполнению ваших замыслов.

— Со всем почтением, в тронном зале слишком ярко. — Удивил ответом Рыцарь. — Это весьма болезненно для нашего товарища. Но, если Ваше Величество настаивает…

— Не стоит! — Изящно взмахнул рукой Арденн в отрицательном жесте. Уточнять детали странного объяснения он не стал, решив позже уточнить у графа. — Если все обстоит именно так, я не настаиваю. Парион?

Глава Тайной Канцелярии вышел из-за спинки трона и, прошествовав к магу, протянул ему перетянутые алым шнурком письма.

— Здесь письма ряду высокопоставленных лиц, контакт с которыми может вам помочь. А это, — Парион подхватил, скользнувший из рукава свиток. — Ваш универсальный пропуск и приказ содействия для гражданских и силовых структур королевства. Однако, я смею надеяться, что вы помните наши договоренности по этому делу и не будете злоупотреблять данной вам властью.

— Исключительно в рамках разумного, и только по необходимости. Мы чтим условия по достигнутым условиям нашего союза и благодарны за то, что Ваше Величество посчитал возможным пойти нам навстречу. — Произнес рыцарь, ловко принимая массивными латными перчатками протянутые бумаги.

Едва створки парадных дверей захлопнулись за спиной, Амия выдохнула и смогла, наконец, немного, расслабиться.

— Никогда еще я так не волновалась. — Не обращаясь ни к кому конкретно, прошептала она.

— А, по-моему, было жутко интересно. — Грубоватым голосом, произнесла вторая девушка.

— А, по-моему, тебе вообще тут делать нечего! — Резко огрызнулась Амия, бросив в ее сторону неприязненный взгляд. — Неужели было обязательно тащить ее с нами?! — Обратилась она к безмолвно шествующему между девушек Бесцветному.

— Это решение Ректора. — Отрезал маг. — Вайла подающая большие надежды магесса, уже достигшая многого на своей стезе. Она старше тебя, опытней и, по моему мнению, больше чем ты подходит для этой миссии. Так что не забывайся.

Амия скривилась, будто съела незрелый плод, но благоразумно промолчала, хоть и осталась при своем мнении. В самый последний момент приписанная к группе юная магесса-артефактор, по какой-то непонятной причине, сразу вызвала у нее неприятие.

Вроде бы ничего такого особенного в ней и не было. Отливающие синевой темные волосы, самое, что ни на есть рядовое, немного раскрашенное светлыми веснушками, лицо, да заметная сутулость, — вот и все что можно было отметить, глядя на нее. Но ее присутствие с самого начала стало вызывать у Амии раздражение, переходящее в головную боль, чего она просто не могла объяснить, каждый раз идя на поводу у вспышек своих эмоций и срывая на компаньонке свою злость.

— Отправляемся сегодня. — Начал инструктаж Рыцарь прямо на ходу. — Тайная Канцелярия снабдила нас информацией о том, что несколько человек, более-менее подходящих под общее описание объекта, покидало город в северном направлении.

— А если он ушел через порт? — Живо поинтересовалась Вайла.

— В том направлении все кто вписывался в установленные для поиска рамки, были опознаны. Их личности железно подтверждены. Порт исключен. К тому же аналитики связали с северным направлением поисков отбытие в ту сторону неких людей, подробнее о которых нам так и не рассказали. Однако, по запросу в Ашем-Ран-Илл удалось получить кое-какую информацию. Владея ей можно предположить, что речь шла о дочерях наместника Даэра.

— Это с ними был Крис, когда произошло нападение? — Хмыкнула Амия.

— Совершенно верно. — Отозвался маг. — Еще вопросы?

— Нет. — В один голос произнесли девушки.

— Тогда я продолжу. Наше условное направление поисков — Даэр и, если ничего не обнаружим, то далее Ольд, Атар и даже Элшамар, если потребуется. Но все осложняется назревающей огромной проблемой, которая заключается во вполне вероятной войне между Рунегримом и Ишрантаром. — Рыцарь сделал паузу, но, не дождавшись наводящих вопросов, продолжил. — Мажья Долина традиционно держится в стороне от этих склок, сохраняя нейтралитет, но у нас есть разрешение Ректора вступать в боевые действия, если ситуация угрожает нашей миссии или нашим жизням. Ишрантарцы из числа вероятных угроз полностью исключены.

— А с кем же тогда нам придется иметь дело? — Похлопала глазами Вайла, старательно подстраивая свой семенящий шаг под широкую поступь мага.

— Рунегримцы и Ковен.

— Мило. — Фыркнула Амия. — А как же нейтралитет?

— В данный момент мы агенты Ашем-Ран-Илл на задании. И названные стороны конфликта, это единственное препятствие, которое может возникнуть на нашем пути. Ишрантар на нашей стороне. Из Рунегрима пришло сообщение, что они ничего не могут обещать, так что Ректором было принято именно такое решение. Претензий не будет. — Уверенно пробасил Рыцарь.

— Ясно. — Кивнула Вайла.

— Все понятно? — Повернулся к спутницам, резко остановившийся на перекрестке, Рыцарь.

— Абсолютно. — Вздохнула Амия.

— Тогда за работу.

* * *

Лагерь опустел ближе к полудню. На прощание я сгрузил Листу свои небогатые пожитки, получил от большинства компаньонов молчаливое пожелание удачи, через крепкое пожатие предплечья и проводил их взглядом. Отсчет времени пошел. Переносные хронометры в этом мире большая редкость, а связи на расстоянии между нами наладить возможности не было, так что пришлось действовать по старинке. Мы назначили старт моей части миссии на тот момент, когда Элера коснется краем горизонта. Именно к этому моменту отряд постарается подгадать свое приближение к мосту.

В какой-то момент меня начал грызть червячок сомнения — А не слишком ли я поспешил, подставляя свою шкуру под удар ради других? Но, взвесив все «за» и «против», пришел к мнению, что мой выбор относительно верный. Контакт с наместником мне необходим. Тем более доверительный. А без маркиз, в целости и сохранности, доставленных домой при моем непосредственном участии, это маловероятно. Можно, конечно, манкировать предыдущими заслугами в их спасении, но, не предоставив им защиту сейчас, на пороге Даэра, в двух шагах от отца, я сделаю большую ошибку. В случае же успеха, долг лишь вырастет. Но острого желания лезть под вражеские заклинания, от этих рассуждений, тем не менее, не возникло.

Я проверил, как выходят клинки, подтянул ремни ножен и привел одежду в порядок. Хоть до каэрэ дело дойдет, вряд ли, любая мелочь может сыграть свою роль. Уж лучше перестраховаться. Маску, из опасения, что она пострадает, с небольшим сожалением, пришлось снять. К тому же, прозрачность прозрачностью, но незашоренное зрение будет предпочтительней.

Я посмотрел на небо и прикинул, что часа два до выхода у меня в запасе есть. Имеющееся время я решил традиционно потратить на медитацию и осмотр своего тела. Вернее его энергетической составляющей. Серьезных травм силового контура у меня не осталось, если не принимать во внимание область вокруг правого глаза, но лучше быть уверенным, что я готов на все сто процентов. Как показала практика, враги горазды на сюрпризы, а значит, нет никаких гарантий, что не придется выводить свои ресурсы на максимальную мощность.

Поправив несколько узлов и расширив пару свежих каналов, которые теперь пробивались во мне словно весенние ростки, я вынырнул из медитации и, встав, выпрямился. Пора!

Тщательно осматривая окрестности на предмет аур и прислушиваясь к звукам, я направился обратно к дороге, тем же путем, которым мы шли сюда. К оврагу с телегами вышел довольно скоро, а уж от него до тракта было рукой подать, но идти пришлось более осторожно. Я помнил о возможных вражеских разъездах.

Избегая открытых пространств, в сильно поредевшей поросли рощи, я засел под прикрытием жидкого кустарника и оценил обстановку. Хорошо просматриваемая отсюда река, делала крутой изгиб, уходя в крутые берега, над которыми возвышался широкий горбатый каменный мост. Светило почти достигло условленной отметки, а, чтобы добраться до него, мне предстояло преодолеть еще чуть меньше километра.

Выбор действий был не богатый и, перекрыв ручей силы, сбрасываемый мной в Эфир, я выпрямился и, более не скрываясь, вышел на дорогу. Время поджимало, но прежде чем я окончательно подготовлюсь, торопиться не стоило, поэтому шагал я не торопясь.

Укрепление тела Силой прошло как всегда быстро. Я лишь немного повозился, отлаживая уровень постоянного тока энергии, идущего от моего основного Источника, после чего сразу перешел к наращиванию внешней брони.

Меня заметили еще задолго до того как я приблизился к мосту, но особого ажиотажа у рунегримцев моя персона не вызвала. Одинокий путник, пусть и уверенно идущий к осажденному городу, не то чего можно было бы опасаться. И, в общем-то