Евгений Сергеевич Ходаницкий - Рунный путь [СИ]

Рунный путь [СИ] 1207K, 244 с. (Альмарион-3)   (скачать) - Евгений Сергеевич Ходаницкий

Евгений Сергеевич Ходаницкий
«Рунный путь»


ПРОЛОГ

— Уважаемый аша-Хеляр, рад приветствовать Вас в этот светлый день! Ваш слуга сообщил мне, что Вы желали меня видеть? — Владетель Арат, преодолел входную арку в комнату, занавешенную воздушным шелком и, не спрашивая разрешения, направился прямо к мягким подушкам, живописно разбросанным вокруг столика со сладостями.

Хеляр, хозяин поместья, в котором и располагалось помещение, неторопливо склонил голову и, уже в который раз, вытер потное лицо, не смотря на то, что это было бесполезно. Тучность тела Советника самого Владыки Казама, хоть и соответствовала его должности, но доставляла немало хлопот, особенно в жаркие летние дни.

— Я ознакомился с Вашим посланием, Уважаемый Арат-сата. — С легкой приветственной улыбкой произнес он, высоким неприятным голосом. — Я рад, что виновный в утере артефакта понес заслуженную кару, но, как Вы понимаете, это не избавляет нас от возникших сложностей. Я хотел бы узнать, что Вы еще предпримите касательно данной проблемы. — Дело в том, аша-Хеляр, что, к моему глубочайшему сожалению, сложность не в самом артефакте. Так уж получилось, что мои люди провалили задание по захвату дочерей Ирга. Их опознали и теперь, пусть и косвенно, но наши действия дали повод для размышлений и подозрений.

— Вот как! — Нахмурился Владетель. — Это многое меняет.

— Именно так. Парион уже знает о наших стремлениях. Мои люди сообщают о воинах, отправленных к приграничным районам. К моему глубочайшему сожалению, мы заигрались. — Владетель Хеляр погладил себя по животу, и откинулся назад, сверкнув обширной залысиной.

— Ну, с одной стороны это хорошо. Силы ишрантарцев концентрируются ближе к границам. Столица становится слабее. Но с другой, Парион просто не мог не предположить, что суета вокруг дочерей Вааласского как-то связана с нами и попытками вернуть артефакт. А значит, это лишь вопрос времени, когда они догадаются обратить внимание на ключ, попавший в лапы Ирга.

— Именно так. И недовольство Владыки Казама, да продлятся годы его, может стать для нас излишне…

— …болезненным. — Кивнув, закончил фразу Арат. — И какие у Вас, уважаемый друг, есть на этот счет мысли? А впрочем, я уже понял. Речь пойдет о моих… питомцах?

— Вы как всегда проницательны, Арат-сата. — Хеляр промокнул пот и отбросил скомканный платок в сторону. — Мы в одной лодке и если наши промахи не будут исправлены, потеря лица и должности, это большее на что мы сможем надеяться.

Тихо сработать не вышло. Теперь единственная надежда на Вас, мой высокочтимый друг. Ирг Вааласский должен быть уничтожен, а Даэр предан огню. Вернется к нам ключ или останется тлеть на пепелище, роли не играет. Ишрантару не должно стать известно, что главным звеном в предстоящем вторжении станут порталы.

Владыка Арат оторвал от грозди крупную виноградину и, с задумчивым видом, покатал ее на ладони.

— Наверное, самое время, чтобы спустить их с поводка. — С безразличным видом произнес он.

— У нас нет иного выхода, но все же, Вы слишком спокойны. Не жаль тратить такой ресурс? — Хеляр отхлебнул из чаши подкисленную воду и бросил взгляд на одного из пяти командующих рунегримской армии, который так легко принял решение о, фактически, уничтожении мощного маго-алхимического оружия.

— Подробности мало кому известны. И, раз уж это теперь не играет никакой роли, поделюсь секретом. Дело в том, что эксперимент оказался в большей степени неудачным. Тридцать лет опытов показали, что со временем их разум угасает. Маги, конечно, держат созданий под контролем, но, достаточно одной ошибки и клинок обернется против своего хозяина. Проект длился до сих пор лишь по той простой причине, что исследовательскую базу мы расположили на территории противника и она существовала, практически, без какого-либо дополнительного участия с нашей стороны. Но, в целом, по текущим итогам, риск сочтен недопустимым. — Ягода брызнула соком меж его пальцев. — Так что, нет, не жаль.

— А если бы их обиталище вдруг было обнаружено?! — Удивился Хеляр.

— Исключено. — Улыбнулся его собеседник. — Но о подробностях позвольте умолчать, дорогой друг…

— Кстати. — Перебил его Хеляр, воздев указательный палец вверх. — Едва не забыл сообщить. Мои соглядатаи сообщили, что дочери Ирга едут в Даэр. Подробности, к сожалению, узнать все еще не удалось. Все очень секретно. Могу сказать только то, что это произойдет в ближайшую дюжину дней. Но я все еще работаю в этом направлении.

— Буду иметь в виду, и ждать новостей. — Кивнул ему Арат. — Дела надо доводить до конца. Всегда. Ну а теперь, не побеседовать ли нам на более приятные темы…

* * *

Равномерный гул голосов в таверне, разбавленный приятным пением, изредка разрывался приглушенным звоном посуды на кухне. На жаровне поспевало мясо молочных поросят, и их дразнящий запах уже позволил продать три тушки из пяти.

Интар`он Каэль с тоскливым выражением лица слушал балладу в исполнении, примостившегося в углу, на специально оборудованной сцене, проезжего барда. Выступал человек относительно неплохо. На данный момент у его ног россыпью лежала горстка монет среднего достоинства. Прибыль таверне незначительная, но сойдет и это.

Трактирщик погладил тонкий, словно волос, шрам, пересекающий его шею и теряющийся под воротником, и с досадой подумал о том, что время, когда его собственный чистый голос звенел, доносясь, возможно, до самых небес, безвозвратно прошло. Даже просто разговаривать он предпочитал в полголоса, чтобы не сорваться на задушенное сиплое хрипение. Но жалеть об этом он перестал уже давно. Смысл, страдать от того, что изменить не в силах?

Последние несколько дней для трактира сложились удачно. В Лазурной Птице, готовясь к отбытию, собралось уже полтора десятка обозов. Благодаря этому выросло число постояльцев-наемников и, как итог, свободных комнат почти не осталось. Такого ажиотажа давненько уже не случалось. За столами постоянно заключались договора, и даже, изредка, купеческие сделки. Разносчицы сбивались с ног. Прибыток будет высок. Не в пример прошлому году.

Эльф был доволен течением дел и сейчас, стоя на своем неизменном месте, за стойкой, он скользил взглядом по столам, освещенным мягким светом магических светильников. Задержав взгляд на едва не упустившей поднос разносчице, Каэль чуть не пропустил момент, когда в отворившуюся дверь зашел очередной посетитель и, скорее всего, будущий постоялец. Но трактирщика он сильно заинтересовал.

Наемник, а это, несомненно, был наемник, о чем говорил выставленный напоказ браслет, был вооружен парными каэре, рукояти которых выглядывали из-за его плеч. Однако к расе зверолюдей он никакого отношения не имел, явно, будучи обычным человеком с ощущающимися слабыми магическими способностями.

Молодой человек откинул капюшон кожаной куртки и обвел зал взглядом левого глаза. Правый был плотно прикрыт черной полумаской, видимо, скрывающей не только пустую глазницу, но и, скорее всего, шрам, уродующий лицо. Частое явление среди ловцов удачи. Затем наемник поправил на плече походную котомку и уверенно двинулся в сторону эльфа.

— Добрый вечер. — Приблизившись, поприветствовал он трактирщика легким поклоном.

— Добрый. — В тон ему отозвался Каэль. — Если желаешь ужин, то занимай любое понравившееся место и тебя обслужат. Или ты по поводу комнаты?

— Еще не знаю. — Немного растеряно произнес наемник. — Для начала мне бы хотелось узнать, где я могу найти отряд Тарика Тихого. У меня к ним дело. Мне говорили он личность известная. Может, подскажете?

— Это не сложно. — Кивнул эльф. — Угловой стол, справа от входа.

— Благодарю Вас. — Почтительно кивнул молодой человек и направился в указанном направлении.

У Каэля мелькнуло чувство, что в этом юноше что-то ему знакомо. Может, столовался раньше? Через Лазурную Птицу проходят тысячи людей. Всех не упомнишь, да и не нужно это старому эльфу. И все же легкое ощущение того, что они встречались раньше и даже возможно общались по какому-то вопросу, трактирщика не покидало. Эльф задумчиво нахмурил лоб, пытаясь вспомнить, но вскоре отвлекся на шумную компанию, только, что прибывших путников, и парень вылетел у него из головы.


ГЛАВА 1

В условленный день, тепло, попрощавшись с Эйрой, я покинул, ставший мне временным пристанищем, домик в трущобах и, ведомый Вереском закоулками, отправился наниматься на работу. Волнение удавалось скрыть с большим трудом. Стыдно вспомнить, чего мне стоило только стараться не заикаться, отвечая на дежурные вопросы при оформлении. Но, как и было обещано, Илан, под своим фирменным покровом невидимости, проник на «собеседование» вместе со мной и каким-то образом повлиял на решение принять меня в нужный отряд, отрезав ненужный интерес к моей персоне. Судя по всему, он временно изрядно понизил критичность мышления контактировавших со мной людей, но подробностей я не выспрашивал. Менталистика была и есть для меня темный лес. Кроме как сопротивляться приемам из этого раздела магии, я больше ничему не научился.

Мое имя было внесено в список нанятых лиц. Затем я получил устные указания к дальнейшим действиям и матерчатый мешочек с авансом, пополнивший жалкие остатки моих денежных средств на пять крупных серебряных монет, что было, в общем, то, совсем неплохо. Еще полтора золотых должны были ожидать меня в пункте назначения. Это весьма бодрило, ибо я с трудом себе представлял, как буду заниматься поисками неизвестно чего на голодный желудок и ночуя под кустами.

Следуя указаниям седовласого представителя гильдии наемников, потерявшего где-то кисть левой руки, этим же днем я получил необходимые бумаги, после чего, сразу же покинул стены столицы и, получив последние напутствия от Вереска, направился в пункт сбора моей группы. Цель недолгого путешествия находилась по дороге на север, в уже известном мне трактире.

Выйдя в путь уже далеко за полдень, я смог добраться до гостеприимной Лазурной Птицы только к закату. Надо отдать должное моему новому образу, проблем на выходе из города у меня не возникло. Короткое внимание я к себе, конечно, привлекал, однако, скрывающая часть лица полумаска и рукояти клинков, торчащие над плечами, по большей части заставляли обычных людей отводить взгляд. И лишь стражники, да редкие встреченные коллеги по моей новой профессии, цепко окидывали мою фигуру внимательным взором, хотя ничем более свой интерес не выражали. Браслет на запястье и репутация наемников с первых же часов, начали успешно работать мне на руку, что, несомненно, порадовало.

* * *

Перед входом в трактир я огляделся, окинув взглядом подворье и то самое место, где состоялся небольшой конфликт с, подкупленными недоброжелателями маркиз, бандитами. За прошедшее время тут ничего не изменилось. Только народу стало заметно больше да, расположенный справа от трактира пустырь теперь был плотно заставлен телегами, фургонами и каретами разных мастей.

Отшлифованная тысячами прикосновений ручка входной двери удобно легла в ладонь. Я спешно придал своему лицу нейтральное и немного скучающее выражение, и вошел внутрь, тут же погрузившись в царящие в обеденной зале ароматы древесины, жарящегося мяса и пряный запах специй. В воздухе звенел перебор струн выступающего на маленькой угловой сцене барда. Его приятный голос, на фоне тихого гула множества голосов, воспевал чей-то легендарный подвиг.

Знакомый эльф все так же стоял за стойкой. Людей в зале было много, и я немного растерялся. Как искать среди присутствующих нужных мне личностей? Эльф скользнул по мне внимательным взглядом, и я решил, а почему бы у него не поинтересоваться. Кто, как не владелец, будет в курсе того, кто находится в его трактире.

Мелькнула тревога, что я могу быть узнанным, но облик мой сильно изменился с нашего последнего разговора, так что она была отброшена. Поправив котомку, я решительно зашагал в сторону стойки, лавируя между столами и вездесущими разносчицами.

— Добрый вечер. — Вежливо и нейтрально поприветствовал я старого знакомца легким кивком головы.

— Добрый. — Трактирщик едва заметно наметил ответный кивок, и его следующая фраза дала мне понять, что я остался инкогнито. — Если желаешь ужин, то занимай любое понравившееся место и тебя обслужат. Или ты по поводу комнаты?

— Еще не знаю. — Ответил я на предложение, окидывая взглядом зал через плечо. — Для начала мне бы хотелось узнать, где я могу найти отряд Тарика Тихого. У меня к ним дело. Мне говорили он личность известная. Может, подскажете?

Я не прогадал. Трактирщик действительно был в курсе.

— Это не сложно. Угловой стол, справа от входа. — С вежливой полуулыбкой произнес он и, кажется, потерял ко мне интерес.

Поблагодарив за помощь, я неспешно двинулся к указанному столу, за которым, как я мог рассмотреть издали, сидело всего лишь четверо. Маловато. Еще не все собрались? Вообще-то меня не посвящали в то, сколько человек будет в моем отряде, но, как мне кажется, пятерых будет недостаточно. Даже при условии, что мы будем всего лишь поддержкой или разведкой. Мне-то известно, что за «груз» мы должны охранять, и какие неприятности могут нас ожидать при самом плохом исходе дела.

— Приветствую вас. — Я слегка склонился, не адресуя жест ни кому конкретному за столом, и, на всякий случай, продемонстрировал браслет. — Я разыскиваю Тарика, и мне сказали обратиться к Вам.

Крупного телосложения, лысый, с квадратным, почти карикатурным лицом, воин, возрастом, внешне, немного за сорок, окинул меня взглядом сквозь прищуренные веки и отставил в сторону пустую кружку.

— Я и есть Тарик. — Пробасил он, в то время как остальные даже не взглянули в мою сторону, продолжая ужинать, как ни в чем не бывало. — Так какое у тебя ко мне дело?

— Вступление в группу по текущему найму. — Коротко отчитался я и, достав из внутреннего кармана куртки письмо из гильдии, протянул ему.

Наемник окинул меня придирчивым взглядом, принял письмо и, сорвав сургучную печать, пробежался взглядом по ровным крупным строчкам, после чего сложил документ, небрежно засунул его в левый рукав и мотнул подбородком, приглашая садиться. Я кинул сумку под стол и опустился по соседству с покосившимся в мою сторону темноволосым парнем, по виду чуть старше меня. Рядом со мной возникла разносчица и уставилась на меня с таким видом, будто я просто обязан что-нибудь заказать. Спорить я не стал, так как был голоден. Впрочем, будь я сыт, все равно грех было бы отказываться побаловать себя местной кухней.

— Мясо, похлебку и горячий отвар. — Попросил я.

— Похлебки нет. — Коротко мотнула головой девица. — Есть талаш. Нести? — И, видя мою растерянность, пояснила. — Это густой овощной суп.

— Хорошо. Неси, что есть. — Кивнул я ей и она, подхватив со стола, пустую посуду, устремилась на кухню.

— Отвар? — Насмешливо прокомментировал мой заказ воин сидящий, напротив, рядом с командиром. Однако, я проигнорировал его высказывание с каменным выражением лица.

Я, конечно, волновался, и готовился к этой встрече, сотни раз проматывая в голове варианты, по которым могут начать развиваться события, но сейчас позорно растерялся и едва ли мог решить как мне себя вести. В такой ситуации единственным выходом было просто отмалчиваться, пока ситуация сама не подскажет мне необходимую линию поведения.

Наемники вскоре оторвались от еды и теперь с интересом меня разглядывали. Только сосед, сидящий справа, не пялился в упор, а просто периодически косился. Я не остался в долгу и принялся спокойно рассматривать своих будущих напарников в ответ.

Тарик, как я уже подметил, был лысым здоровяком с тяжелым квадратным подбородком и грубыми чертами лица, по которым было трудно прочитать какие либо эмоции. Возраст, для этой профессии, еще не почтенный, но опыт, наверняка, богатый. Другому, пожалуй, командовать бы не доверили. Бросивший насмешку по поводу моего заказа темноволосый наемник, в отличие от нашего главного, был разукрашен несколькими короткими шрамами, происхождение которых я затруднился определить. Не от стрел же у него следы на лице, в самом деле, но вроде как иссекло чем-то. Возраст не больше тридцати. Внешность довольно заурядная, если не принимать во внимание ярко голубых глаз, прячущихся за веселым прищуром. В плечах широк, шире всех присутствующих. Наверняка или топором бьется или чем-то дробящим.

Воинов, сидящих с моей стороны стола, так подробно разглядеть не получалось. Пришлось бы уставиться практически в упор. Но, кое-что я успел рассмотреть еще, когда подошел. В глаза сразу бросились узловатые сухие руки, сидевшего с дальнего края лавки, бойца с эспаньолкой, длинные волосы которого были собраны в точно такой же хвост как у меня. А вот по моему соседу сказать и нечего. Облик, кажется, средний по всем параметрам, разве что характерные мозоли на правой руке и их отсутствие на левой говорили о том, что он мечник, практикующий одноручный стиль боя. У меня одно время такие же нарастать начали, пока я не додумался самую малость укреплять кожный покров. Теперь мне кажется что зря. Уж с очень большим сомнением народ поглядывает на торчащие за моими плечами рукояти клинков и руки, не находя свойственных бойцам отметин. Но это поправимо. Полагаю, в любом случае будет проверка, там и покажу, на что способен.

Вернувшаяся девица споро расставила передо мной миски со снедью и, дождавшись пока я приглушу голод, командир разорвал повисшее за столом молчание.

— Ну, со мной ты уже познакомился. Зовут меня Тарик, второе мое имя Тихий. Я у нас в отряде главный. Рядом мой заместитель, звать Раст, по второму имени Веселый. — Наемник сделал паузу, видимо ожидая вопросов по поводу прозвищ, но я, молча, внимал, придерживаясь, правила, не интересоваться ничем лишним, кроме того, во что меня посвятят. И, не дождавшись реакции, Тарик продолжил. — Рядом с тобой Бык. Другого имени не имеет, потому, как и первым все сказано. — Тут мне стало понятно, что присутствующие хорошо знакомы друг с другом, по крайней мере, эти трое точно. Правой рукой абы кого не назначают, значит, в Расте он уверен, а о Быке так и вовсе было сказано с такой интонацией, будто он всю его подноготную знает. — А дальше сидит Ларт Лист. А ты у нас по бумагам… — Нахмурившись, командир демонстративно полез в рукав за документом, но я его опередил.

— Дан Странник. — Коротко представился я и сразу же замолчал, ожидая продолжения.

— А что о себе скажешь? — Снова подал голос Раст.

— Смотря, что интересует. — Пожал плечами я.

— Ну, хотя бы дай нам знать какой у тебя опыт за плечами. — Поддержал заместителя Тарик. — По тебе видно, что ты молод, но в передрягах побывал. Мне бы хотелось знать, на что ты способен.

Я ожидал подобный вопрос, поэтому выдумывать что-либо на ходу не пришлось. Ответ был готов заранее.

— В отрядах раньше работать не доводилось. Брал одиночные наймы, но что такое приказ понятие имею, хотя в строю биться не смогу…. наверное. Могу кое-что по магии сообразить, но в этом деле я совсем слабый. Дар очень маленький. Убивать приходилось. Противники были и обычные, и снаряженные кое-какими артефактами. Один раз противостоял магу, но только в качестве поддержки. — Дал я к размышлению скудную информацию.

— Дар есть, значит, чуять магию можешь? — Оживился Тарик. Не уверен, что конкретно он имел в виду под «чуять», но я на всякий случай кивнул. Мало ли. Может, о каких артефактах речь шла. — Это ладно! Это уже хорошо. В общем, так, ты ночуешь в комнате вдвоем с Листом. Всего нас будет семеро. Задачу поставлю завтра, когда все соберутся. К делу приступим, как только обоз придет. А сегодня отдыхай, это всех касается.

* * *

Я лежал прямо в одежде на кровати, закинув руки за голову. Слушал ночные звуки, тихое сопение соседа по комнате, пялился в потолок, на котором играли блики лун Альмариона, отраженные от стекол окна и морально готовился к грядущему.

Вереск, хотя зона его влияния и простиралась далеко за Даэр, ясно дал понять, что помощи больше не будет и дальше я сам по себе. Без четких целей, друзей и, вдобавок, весьма ограниченный в финансах. Неприятно. Впрочем, обижаться на Илан не за что. Он доступно объяснил, что на больших расстояниях от своего Источника, его возможности малы. К тому же, то, что я до сих пор жив, а так же скакнувшие вверх на порядок возможности моего тела, в том числе и его заслуга. Сложно требовать большего от человека… существа, в его положении.

Я повернулся на бок и закрыл глаза. Мысли и воспоминания назойливо копошились в голове. Я вспомнил начало своего пути, приведшего меня сюда. То, как осваивался в новой реальности. Как, поначалу, испуганно метался, вживаясь в мир из сна, ставшего явью. И как принял свою роль в этой грандиозной пьесе, написанной миллионами существ. Роль, если не спасителя, то уж точно участника, в, касающихся этого процесса, событиях. А попутно узнал шокирующую правду о себе, объяснившую многие мои странности и добавившую головной боли в и так сложную ситуацию.

Я тяжело вздохнул и легким усилием воли очистил сознание. Сейчас совсем не время для всех этих размышлений. Моя текущая задача — начинать привыкать к своей новой жизни. Принять то, что есть и не обращать внимания ни на что более… Как-то так. Как-то…

Я отрешился от всего и, спустя какое-то время, провалился в черный сон без сновидений.

* * *

Когда я проснулся, Листа в комнате уже не было. Я потянулся к лицу, чтобы по старой привычке растереть сонное лицо, но наткнулся правой ладонью на полумаску. Она уже словно стала моей частью, совершенно не ощущаясь и не мешая. Из-за этого, иногда, я даже вообще забывал, что она есть.

Встав с кровати, я привел себя в порядок. Затем подхватил перевязь с мечами, и покинул свое временное пристанище. Ключ от номера был у Листа. Прикрыв за собой дверь, я поколебался мгновение, но, решив, что не та у Лазурной Птицы репутация, чтобы тут обносили комнаты, отбросил сомнения и спустился вниз.

Пустующая барная стойка, без скучающего за ней хозяина трактира, выглядела сиротливо. Еще было довольно рано и в зале присутствовало всего несколько человек, большинство из которых поправляли здоровье, после вчерашних, чрезмерных возлияний. Есть мне еще не хотелось, да и лучше не устраивать утреннюю разминку на полный желудок. А разминки теперь для меня это святое. Хорош я буду наемник, если своим оружием владеть не буду на должном уровне. Правда, каков он, этот уровень должен быть, представление я имел до сих пор весьма смутное.

Выйдя наружу, я вдохнул полной грудью свежий воздух, приправленный оттенками запахов со стороны стоянки и загонов с лошадьми. Красноватая утренняя Элера выглядывала над рощей, растягивая по земле, убегающие от нее, тени и испаряя остатки утренней росы, осевшей на широких перилах.

Бочка с дождевой водой стояла на углу, слева от входа. К ней я и направился. Скопившаяся вода, после небольшого обследования, была мною признана как чистая, и я с удовольствием умылся и растер шею. Затем выпрямился и ощутил как ледяные капельки воды, щекоча, скатываются по спине. Это бодрило, прогоняя остатки слабой скованности, оставшейся после пробуждения.

Я осмотрелся, в поисках места для разминок и тренировок? Ни за что не поверю, что ничего подобного в этом трактире не предусмотрено. Проследовав вдоль стены трактира, между ним и оградой какой-то хозяйственной постройки, я вскоре оказался позади главного строения на довольно большой площадке. Тут располагалось несколько больших бочек с перекошенными и поржавевшими ободами, нечто похожее на турник, сколоченный из деревянных брусков с квадратным сечением, а земля по всему пространству была вытоптана в пыль. Кажется, оно! Тут же я обнаружил Листа и Раста.

Оба наемника, одетые в холщовые рубахи и свободные штаны, вели неспешную беседу, держа в руках деревянные тренировочные мечи. Судя по пятнам пота на одежде, они тут уже давно и, видимо, совсем недавно закончили спарринг.

Раст заметил меня и криво улыбнувшись, кивнул, демонстративно окидывая взглядом. Ну, понятное дело, они тут по-простому разминались, а я при параде, весь в коже и с каэре в руке. Можно сказать выделился.

Кивнув в ответ, я прошел к дальней стороне площадки, частично огороженной невысоким ровным дощатым забором, где опустил на землю перевязь и бросил поверх них, снятую куртку. Краем глаза я заметил, что бойцы с интересом за мной наблюдают, а Раст, вдобавок, еще и тихонько комментирует. Ну и пусть себе. Я не красоваться пришел.

Выбросив все посторонние мысли из головы, я полностью погасил все немногие усиления, которые сейчас работали в моем теле. Потом чуть ссутулился, согнул ноги в коленях и плавно поднял руки вверх, начиная первый комплекс упражнений, доставшийся мне по наследству от одной из прошлых жизней.

Постепенно, процесс поглотил меня полностью и я, почти безошибочно прошел первый уровень комплекса и перешел на второй, осваивать который начал буквально вчера. Завершить его, ожидаемо, не удалось. Уже на первой минуте мышцы наполнились предельным напряжением, и я решил, что на сегодня этого достаточно. Если переусердствовать, то после придется подтягивать тело магией, а это съест большую часть полученного эффекта. Лучше проведу короткий бой с тенью, как меня учил Эавир, да пойду завтракать. Аппетит уже проснулся и, напомнил о себе, пару раз утробно проурчавшим желудком.

Я смахнул с бровей капли пота, достал из-под куртки перевязь и, взяв каэрэ за рукояти, стряхнул ножны на землю. Ноги на ширину плеч, левая ступня вперед, глаза прикрыть, руки плавно поднять, вытягивая перед собой и развести в стороны, очерчивая линиями полусферу, которую будет нужно держать в голове. Теперь мысленно представить противника. В голову, почему то лез только облик махрала. Ну, почему бы и нет.

Я почти увидел нетерпеливо переступающего с ноги на ногу кошака, ожидающего моих действий.

Начали.

Клинки свистнули, разрезая податливый воздух и бросая сквозь неплотно сомкнутые веки короткий отблеск дневного светила. Образ кошака, в моей голове парировал двойной удар и произвел атаку слева, после чего ловко подсек мне ноги. Я прыгнул в сторону, и, заваливаясь вбок, отработанным приемом уходя от нижней атаки. Махрал немного открылся. Заманивает. Его любимая стратегия, навязать ближний бой и сойдясь почти вплотную, когда два его клинка практически невозможно отследить, ударить по бедрам или в корпус. Отразить их очень сложно. У меня это получалось только под магическим разгоном, и до предела увеличив восприятие, что вполне возможно провернуть в неглубоком трансе. Лучше погнать его по кругу, начиная с нижней атаки, столь удобной после переката…

Бой с воображаемым соперником полностью захватил мое сознание. Я даже забыл что сейчас не передо мной не Эавир, а плод моей фантазии. Звон металла и его отрывистое дыхание, воображение дорисовало уже без какого-либо участия с моей стороны. Я колол, контратаковал и блокировал подлые удары, без которых в наших спаррингах кошак обходился редко. И… как бы смешно это не звучало, конечно, проиграл. Даже воображаемый махрал оказался мне не по зубам.

Тяжело дыша, я выпрямился и опустил руки вдоль тела. Махрал шевельнул губами, отсалютовал мне и исчез, смытый едкой каплей пота попавшей в глаз.

— Занятно. Признаться, я сомневался, что ты имеешь понятие как работать со своими ковырялками. — Окончательно вернул меня в реальность голос Раста. Он приблизился ко мне и с интересом уставился мне в глаза. — Не скажу, что ты мастер махать железками, но действуешь ты со знанием дела.

Немного в стороне, у забора, стояла остальная моя команда, успевшая собраться всем текущим составом, пока я был увлечен пляской с тенью. Когда я посмотрел в их сторону, Тарик изобразил аплодисменты, три раза хлопнув в ладоши, и пошел к нам. Остальные направились следом. Я, не торопясь, вложил клинки в ножны и опустил их поверх куртки.

— Техника у тебя знакомая. — Пробасил он подойдя. — Двигаешься, на мой взгляд, скованно, но видно, что не новичок. Я у тебя не спросил сразу, спрошу сейчас. Тебе убивать приходилось? Я имею в виду людей. То, что ты ходил в наем, и ловко машешь мечами, еще не значит, что ты опытный рубака, который не уползет блевать в кусты посреди боя, после первого же выпотрошенного врага.

У меня, после его слов, перед глазами промелькнули искореженные дымящиеся тела наемных убийц. И, видимо, что-то такое промелькнуло на лице, что Тарик примирительно поднял руки ладонями ко мне и хмыкнул.

— Пожалуй, вопрос снимается. Ты вправе не отвечать. Я прошу у тебя прощения за проявленный интерес. Но ты должен нас понять, мы идем одной командой. И, если в остальных ребятах я уверен, то тебя вижу впервые. К тому же ты новенький, не работавший в группе…

— Я понимаю. — Восстанавливая ровное выражение лица, кивнул я ему. — Верить тебе моим словам или нет, решать только тебе. Но я могу тебя заверить, что мне приходилось убивать. — О том, что я делал это не холодным оружием, я тактично умолчал. — И, если это тебя успокоит, однажды мне довелось поработать в группе. Понятие о том, как прикрывать чужие спины и верить в то, что прикроют тебя, у меня действительно имеется. Просто поверь на слово. Так что можешь так сильно не тревожиться. — И снова я не соврал. Совместная операция с рейнджерами, в которой я, если честно, исполнил довольно сомнительную роль, вполне может охарактеризоваться как работа в команде.

— Что ж, хорошо. Не подумай ничего такого, ты гильдейский, я вижу, и абы кого нам не прислали, но времена нынче не спокойные и, чтобы справиться с проблемами, надо просчитывать все варианты. — Тон Тихого был извиняющимся, что не удивительно, ведь он только что прошел практически по грани приличия, косвенно попытавшись копнуть мое прошлое.

— У меня к тебе нет претензий. — Спокойно пожал я плечами. — Ты командир и должен знать с кем работаешь. А сейчас, я прошу прощения, мне нужно смыть пот.

— Да, конечно. — Улыбнулся мне Тихий. — Кстати, народ, в обед ожидаем остаток команды, значит, работать начнем, скорее всего, завтра, или послезавтра. Так что имейте в виду, надо быть наготове. К заказчику присоединимся практически на ходу. Ждать никого не будут.

Я подобрал свои вещи и зашагал туда, где умывался ранее, но по пути увидел, что в одной из стоящих на краю площадки бочке тоже есть вода. Под маской немилосердно щипало, и я решил умыться тут. Я остановился у не увиденного ранее склада деревянных болванок, имитирующих мечи, опустил вещи рядом с ним и наклонился над бочкой. Ставшим уже почти привычным, жестом, я ловко развязал ленты, удерживающие мою маску, и опустил ее в карман. Вода хорошо освежила лицо и быстро уняла зуд. Видимо я слишком расслабился и сосредоточился на некомфортных ощущениях, потому что совсем упустил из внимания, что не все наемники покинули площадку.

Когда я поднял лицо вверх, позволяя Элере немного подсушить кожу, я едва не вздрогнул, увидев, что совсем рядом со мной стоит Лист. Его глаза пробежали по моему шраму. Выражение лица наемника ни капли не изменилось, но от меня не укрылось, как расширились его зрачки и, как поспешно он перевел взгляд мне за левое плечо. Ух, хорошо, что я прикрыл правый глаз, а то попал бы в крайне неприятную ситуацию. А шрам у меня знатный — глубокий, рваный и довольно свежий. Даже бойца проняло, когда он, видимо, примерил на себя всю прелесть ощущений от такого ранения.

— Прости, что отвлекаю. — Голос Ларта был мягкий, под стать его внешности. Он немного тянул гласные звуки, хотя, сомневаюсь, что это был акцент, скорее всего, просто такая манера говорить. — Я хотел попросить тебя об одолжении.

Я нацепил полумаску и, немного повозившись с ремешками, вновь повернулся к нему.

— Слушаю внимательно. Что за услуга тебе требуется? — Поинтересовался я, теряясь в догадках.

— Спарринг. Не сейчас! — Ответил он и тут же отреагировал на то, как я немного нахмурился. А хмуриться было от чего, я уже изрядно проголодался и не планировал тут задерживаться. — Когда у тебя будет желание и свободное время. Меня очень заинтересовал твой стиль боя. Это ведь трофейные каэре? — Он кивнул на мои клинки.

— Каэре. — Подтвердил я его догадки. — Только не трофейные. Я их первый владелец. — Лист удивился. Видимо он был знаком с традициями махралов, и с их характером, видимо, тоже. — Это подарок. — Добавил я, надевая куртку. Затем подхватил перевязь, и мы отправились в трактир.

По дороге наемник молчал, может о чем то, размышляя, а может просто так. Я вообще не заметил за Листом желания часто и помногу болтать. И мне стоило пока что придерживаться такого же поведения.

* * *

Последние два бойца из нашего отряда появились после обеда. Мы как раз закончили есть, и я собирался подняться в комнату, когда они протиснулись через отворившуюся дверь. Именно протиснулись, по-иному не скажешь. И сразу же приковали к себе все внимание присутствующих в зале. Впрочем, было от чего. Во-первых, оба были почти двухметрового роста, во-вторых, блондины, которые в здешних местах встречаются редко. Ну а меч, одного из прибывших, в котором, представитель моего мира, легко мог бы увидеть тщательно расплющенную железнодорожную рельсу, зацепившийся длинной рукоятью за притолоку, был всего лишь дополнением к образу варвара-гиганта. Даже предположить не мог, что увижу нечто подобное в реальности. Кстати, несмотря на массивное телосложение, его обладатель имел очень мягкие черты лица, явно имея среди своих предков эльфа, а то и не одного. Второй же смахивал на затерявшегося во времени и пространстве викинга, какими их представляет народная молва. По крайней мере, косички в волосах и заросшее грубое лицо, вполне подошло бы какому-нибудь сыну Тора.

— Наши? — Поинтересовался Раст у Тихого.

— Ага. Одного я знаю. Того, с мечом. Кажется Къёрн, зовут. — Ответил Тарик, как и все, пристально рассматривая колоритную парочку.

Тем временем мечник, приветливо махнул рукой хозяину трактира и, оглядевшись, уверенно направился в нашу сторону. При этом многие посетители, мимо которых он проходил, шипя проклятья, старались посильнее вжаться в свои столы, чтобы не быть подцепленными острым клювом, растущим из прямоугольного окончания монструозного оружия, которое неизвестный мастер словно обкорнал топором, явно ограничив клинок только рубящими функциями. «Викинг», лениво поглядывая по сторонам, неотступно последовал за ним.

— Тарик, если я не ошибаюсь? — Хрипловатым голосом поприветствовал он предводителя отряда.

— Къёрн? — Встав из-за стола, поприветствовал новоприбывшего Тихий. Причем у меня сложилось впечатление, что встал, просто потому, что голова так высоко не задиралась.

Мечник немного посторонился, пропуская второго бойца, и они оба протянули командиру такие же письма из гильдии, что и я ранее. Тихий сломал сургуч и внимательно просмотрел гильдейский документ, после чего, так же как и в моем случае, засунул сложенные письма в рукав и огляделся. За столом мы все могли поместиться впритык и, Тарик, видимо размышлял на тему поменять этот стол на один из более больших, что стояли у самой стены, но проблема была в том, что все они были сейчас заняты. Здоровяки решили за него. Къёрн, повозившись, отстегнул свою оглоблю и, пристроив ее стоймя в торце стола, подвинул меня и Листа. С заметным трудом он все же втиснулся между лавкой и столом. «Викинг» же сел с другой стороны, предварительно сняв с пояса две одноручные двусторонние секиры, с короткими рукоятями, которые положил на стол под правую руку. Когда он повернулся, я увидел на его спине притороченный небольшой круглый, немного выгнутый щит, прикрывающий спину. Стало тесновато.

Командир сел, прокашлялся и представился. Вслед за ним, по очереди, мы все назвали свои имена, что, похоже, являло собой некий ритуал знакомства. А затем назвались здоровяки.

— Къёрн Бродяга. — Кивнул мечник.

— Дхар Кувалда. — Глубоким басом, очень соответствующим своему облику, произнес «викинг».

— Дварф? — Скорее утвердительно, чем вопросительно произнес Раст.

Дхар молча, кивнул, а я тут же перешел на магическое зрение и принялся с интересом сканировать представителя не человеческой расы. Махрал, которого я исследовал вдоль и поперек, кроме внешнего вида, как ни странно, через призму второго зрения выглядел, как и обычные люди с магическими способностями, ярким контуром, повторяющим рисунок тела. У дварфа же я, к своему удивлению, обнаружил пронизывающие и опутывающие его тело голубоватые нити. Причем это однозначно были не энергетические каналы, по крайней мере, не такие как у меня. Эти нити жили своей жизнью, медленно блуждая по всему контуру, при этом, по большей части концентрируясь в районе сердца. Я так и не понял, являлся он магом или нет, но какие-то способности у него, однозначно, присутствовали. А вот Къёрн оказался обычным. Его контур был серым, с легким тусклым свечением, что говорило о полном отсутствии хотя бы капли способностей к магическим манипуляциям.

Честно говоря, я думал, что буду более впечатлен тем, что встретил очередного представителя не человеческой расы, как это было с махралом, эльфом и дроу. Но, похоже, запас удивлений и восхищений был исчерпан. Осталось умеренное любопытство. Не более того. Привыкаю.

— С Бродягой все понятно. — Кивнул своим мыслям Тихий. — А ты, Дхар, работаешь этим оружием? — Он кивнул на лежащие, на столе секиры.

— Еще мечом могу, под щит. — Прогудел дварф. — И руками, ежели что.

Я бросил взгляд на его сжавшиеся в кулаки ладони, и пришел к мысли, что, в принципе, эти секиры могут быть даже лишними. Первый же удар таким кулаком, без сомнения будет последним в жизни его противника.

— Ясно. — Прикрыл на секунду глаза Тарик.

Бродяга и Кувалда сделали, словно по волшебству возникшей рядом девице заказ, и та, заверив, что все скоро будет, убежала на кухню.

— Раз все в сборе, будем думать, как выполнять поставленную задачу. — Снова подал голос командир.

Я подавил желание вскинуть бровь, потому что, пока что, если придерживаться моей легенды, никаких подробностей нашего задания мне известно не было. Я уж было хотел спросить, а не единственный ли я среди присутствующих, кому не известна конкретная суть нашего найма, как Тарик достал из кармана Глушак — артефакт, работающий на основе магии воздуха и создающий нечто вроде поля, за пределами которого невозможно услышать то, о чем говорят внутри. Он положил магический предмет, выглядящий как два, посаженных на одну ось диска, в центр стола и повернул верхний диск до щелчка. Я тут же ощутил прошедшую сквозь мое тело вибрацию, и даже невооруженный взглядом увидел, как начала искажаться картинка за пределами нашего стола.

— Пока будет заказ с кухни, поясню суть нашей задачи. — Серьезно произнес Тарик. — Найм наш был через гильдию, и отбирали нас под конкретное дело, не ставя нас самих в известность, в чем будет заключаться работа. Ну, кроме командиров отрядов, которых будет два, включая меня. — Поправился он. — В двух словах, могу обрисовать ситуацию так: есть один успешный торговец, который сильно наступил на хвост конкурентам не гнушающимся водить нехорошие знакомства и ведущим темные делишки. У торговца есть две дочери, которых он, от беды подальше, решил переправить в Даэр, то ли к родне, то ли к верным друзьям, не суть. Порожняком ехать не хочет, одно слово, торгаш, но и обоз большой не собирает, чтобы лишнего искуса, ни у кого не было. Основной отряд займется защитой обоза, наше дело прикрывать, да шукать по кустам. Был слух, что дороги знатно подчистили отряды егерей, но как оно на самом деле, знать не могу. Как не поверни, а если серьезно попадем в неприятности, нашей заботой будет оттянуть врага на себя, а у основного отряда цель прикрывать фургон с девицами и прорываться вперед. Ни торгаш, ни его дочери пострадать не должны ни при каких обстоятельствах…

На этих словах, у кромки активного заклинания остановилась разносчица с большим и, скорее всего, тяжелым подносом. Однако недовольства не выявила и терпеливо ожидала, когда исчезнет тонкая магическая стена. Тихий не стал заставлять ее долго ждать и подхватил, щелкнувший артефакт со стола. Заклинание мгновенно рассеялось, а я, в этот момент, подумал, что было бы логичней оснастить эту безделушку функцией позволяющей поглощать задействованную энергию, что в разы сократит затраты энергии. Хоть артефакторному искусству Вэйс меня шибко не учил, но основы, в числе прочих знаний, преподал. С пустого места амулет или артефакт я, естественно, сделать не смогу, но доработать плетения, наверное, получилось бы.

Миски и кружки стукнули о стол, и мы снова оказались без лишних свидетелей. Дварф с Бродягой молча, принялись насыщаться, а Раст пробормотал что-то матерное про слишком большое количество тайн на ровном месте. Впрочем, Тихий хорошо его расслышал и, хлопнув по плечу, сказал извиняющимся тоном — Зато по гильдейским правилам с контракта, что торговец заключил, наш отряд получит вполовину больше денег, чем основной.

— А еще «слепые» будут. — Прогудел Бык.

— Что? — Не понял я, о ком он ведет речь.

— «Слепыми» называют доплаты за риск, когда не все о задании известно заранее из-за риска утечки информации. — Подсказал мне Ларт.

Волшебное слово «доплата» мне понравилась. Деньги лишними не будут.

— Много? — Озвучил я свой интерес Ларту, но ответ пришел от Раста.

— Дай боги, чтобы ставка. Сумма оплаты по контракту сверху.

— А в каком случае было бы больше? — Уточнил я.

— В том, если нам действительно придется прикрывать обоз. — Подал голос молчаливый дварф.

Сказанные слова были облечены в обыденный тон, но за ними скрывалось многое. В частности то, что риск для этих людей был обычной частью жизни. Хорошо оплачиваемой работой, не более того.

— Что, Странник, не бывало у тебя еще такого? — С усмешкой, снисходительно обратился ко мне Раст. Но я, проигнорировав его интонацию, просто покачал головой. — Зато это не те медяшки, что отсыпают за одиночные сопровождения. — Попытался поддеть он меня.

— Одиночные тоже разные бывают. — Спокойно произнес я, просто, чтобы сделать вид, что знаю, о чем говорю.

— Ну не пять же золотых за один контракт?! — Отмахнулся Раст, на что я просто неопределенно передернул плечами. Пусть думает, что хочет.


ГЛАВА 2

Приезд «торгового» обоза к трактиру и его последующее отправление в путь прошли без задержек и как-то буднично. Ближе к середине дня, когда тени уже заметно укорачивались, Тихий, без стука, зашел в комнату, мотнул головой в сторону коридора и буркнул.

— Выдвигаемся.

Мы с Листом подхватили свои пожитки и оружие и «выдвинулись».

Не могу сказать, что меня не бил мандраж, от того, что девушки, не будучи в курсе моего участия в этом походе, поломают мне всю легенду. Но все обошлось. На улице нас ожидало две повозки и фургон, в сопровождении еще четверки наемников. А вот обеих маркиз видно не было. Похоже, их прятали в фургоне, предусмотрительно скрывая от чужих взоров. Что ж, видимо, я с ними какое-то время пересекаться не буду, а там как-нибудь передам весточку, чтобы поставить в известность и предостеречь от ненужного проявления внимания. Может быть… А может быть, еще как-нибудь выкручусь. Да и вряд ли меня близко подпустят. Не с моим рылом лезть в калашный ряд. Уверен, для этого есть те самые телохранители, которые шли с обозом изначально.

Кстати, ошибочка вышла. Среди охраны были не только наемники, но и одна наемница. Рослая женщина в мужском костюме и с короткой стрижкой издали почти ничем не отличалась от окружающих ее мужчин. Только приблизившись, я рассмотрел некоторые выпуклости, коих у мужчин быть не должно, и довольно приятное лицо, которое совершено, не портил заметный след перечеркивающий переносицу. Наверное, некогда это был шрам, но наемница прибегла к помощи целителей или лекарей, и при этом не довела лечение до конца. Некогда поврежденный участок кожи был заметно светлее, ярко выделяясь на ее смуглой коже, что только добавляло ей своеобразного шарма. Но первое впечатление было испорчено, когда я, проходя мимо, присмотрелся получше. За длинными ресницами, окаймляющими миндалевидные зеленые глаза, плескалось море безразличия, разбавленное холодным расчетом. Ее взгляд был пустым и неприятным. Через что же ей пришлось пройти, чтобы так смотреть на окружающих? Пожалуй, лучше не знать.

Пройдя к своему отряду, я стал чуть в сторонке и принялся изучать тех, с кем проведу ближайшие дни. Двое бойцов из основной команды смотрелись довольно просто на фоне наших колоритных личностей, а вот последний персонаж заставил меня мысленно хмыкнуть. Молодой человек, возможно даже моложе меня, с лицом, отмеченным болезненной чахоточной бледностью, да еще и наряженный в укороченную мантию с широкими рукавами, он выглядел более чем необычно. Конечно, первой мыслью было, что это маг, но короткая проверка опровергла это умозаключение. Светящийся ореол вокруг паренька был, но его насыщенности едва ли хватило бы, чтобы запитать парочку бытовых светляков. При всем при этом, видя, что его спутники относятся к нему спокойно и без какого-либо видимого предубеждения, мне сразу стало понятно — браслет он носит не для красоты. Интересно, если он боец, то, как он сражается?

Обоз, как я уже отметил, состоял из трех телег с высокими бортами, гружеными ящиками и корзинами, и просторного фургона, от которого ощутимо тянуло магией. Не сомневаюсь, что именно там в данный момент отсиживаются девушки. Делая вид, что ему скучно, у фургона отирался богато одетый «торговец». Очевидно тот самый «глава семейства». И, не успел я, его, как следует рассмотреть, как к нему подошли Тихий с крепким бойцом с седыми висками, из прибывших и перекрыли обзор. Несколько коротких фраз, без излишней жестикуляции, и наш командир уже направляется к нам.

— Расклад такой: Я и Раст в голове. Бык и Кувалда в ведущей телеге. Бродяга с Хеймом, это вон тот малец, Тихий махнул рукой в сторону заинтересовавшего меня парня в мантии, дозором в пределах видимости. Ну а Странник с Листом хвостом, так же. Будете пасти любопытных и просто подозрительных. Если через пару дней все будет спокойно, переиграем. Если что, фургон должен уцелеть любой ценой. Ясно? — Сухо разъяснил он наши обязанности и расположение в обозе.

Все молча, кивнули и принялись неторопливо осматривать свою амуницию. Я тоже подтянул крепления ножен, чтобы каэре выходили без угрозы лишения меня ушей. Тут меня по плечу хлопнул Лист и, выяснив, что я готов, потащил меня выбирать себе лошадей из заводных.

Мне досталась пегая лошадка с печальными глазами. Она уже была оседлана, так что я, лишь для порядка, проверил подпругу, после чего поймал момент, когда в мою сторону не смотрят, вдел ногу в стремя и не очень изящно взгромоздился в седло. А что поделать? Практики у меня было не так чтобы много, да и времени с тех пор прошло достаточно. Хотя вспоминалось все быстро, на ходу.

Бойцы шустро распределились соответственно своим позициям в колонне и, едва короткая вереница телег с фургоном во главе, выдвинулись на дорогу, мы с Лартом неспешно пристроились сзади и начали добросовестно отставать.

Ближе к концу дня я, в очередной раз, утвердился в мысли, что романтику путешествий в этом мире мне никогда не познать. Знакомая скука, перемежаемая единичными случаями, когда нас обгоняли спешащие по своим делам небольшие группы всадников, пыль и докучливые мухи. От последнего я бы с радостью избавился магией, благо это сделать не сложно, но лишний раз заострять на себе внимание напарника не хотелось. Может и зря, конечно, но я решил пока что, полностью воздержаться от использования магии, из-за чего и страдал.

Остановились на ночлег мы засветло, у крупной рощи, возле которой располагалось место, похоже, часто используемое для этих целей. В старые кострища были уложены дрова из небольшой поленницы на краю вытоптанной поляны. Едва лошади были расседланы и стреножены, как наемники споро развернули кипучую деятельность. При этом часть нашего отряда Тарик сразу отправил патрулировать окружающую местность. И стоит ли упоминать, что я был среди них.

Поужинав, я сразу же завалился у нашего костра, пристроив под голову седло, и вскоре провалился в тревожный сон.

* * *

…Искаженное яростью лицо течет в жарком пламени огня словно воск, обнажая кипельно белые кости черепа, а руки мертвеца все так же упорно тянутся к моему горлу. Я в очередной раз пытаюсь отстраниться, но окружающее меня пространство, плотное и тягучее как смола, лучше всяких цепей, сковывает все мои движения.

Я собираю все силы и, наконец-то, делаю успешный рывок назад и в сторону, однако тут же утыкаюсь в окровавленного мертвеца с размозженной головой и переломанными ногами, который цепко хватается за мои сапоги и начает лезть по мне вверх.

В ноздри бьет густой запах вони. Грудь сжимает холод ужаса, а к горлу подкатила тошнота…

Взрывом натянутых нервов мигает тьма, и… я открыл глаза.

Я выдохнул, успокаивая бешено колотящееся сердце. Очередной, ночной кошмар позади. Пока я смотрел в сереющее небо и впитывал последние крохи почти остывшего кострища, картины страшного сна быстро поблекли и забылись, привычно уйдя в небытие. Через несколько минут, я уже не помнил большую часть деталей приснившегося. Через пару часов забуду совсем.

Ставшие уже традицией, дыхательные упражнения, которые я сделал, так и не встав с импровизированной кровати, окончательно привели меня в состояние покоя.

Бойня, в которой мне довелось поучаствовать на улицах Мезгорда, не прошла для меня без последствий. Я уже давно смирился с тем, что сделанного не исправить. Да и, к тому же, предотвратив похищение и уничтожив рунегримских наемников, поступил я по отношению к ним вполне справедливо. Кто знает, сколько жизней в будущем спасено благодаря моему поступку. Но переживания, застрявшие где-то глубоко в подсознании, все еще не давали мне покоя, посылая извращенные образы жертв во снах.

Мне не требуются напоминания о том, что я отнял чужие жизни. Я и так буду помнить. Убивая тех людей, я сделал выбор, из множества вариантов остановившись именно на устранении угрозы. Осознано это было, или нет, уже не важно. Случись подобное снова, пожалуй, я поступил бы точно так же.

Ночь выдалась довольно прохладная. Прикрыв глаза, я немного помедитировал, разгоняя кровь в застывших конечностях, а заодно окончательно приводя свои мысли в порядок.

Легко поднявшись и потянувшись, я подцепил перевязь с ножнами. Тренировку никто не отменял. Легко зевнув, я развернулся и наткнулся на спокойный взгляд Ларта, сидящего по другую сторону тлеющих углей костра. Как-то я расслабился. Нужно быть повнимательней, а то не ровен час, с такой рассеянностью встряну в очередные проблемы.

— Ты обещал мне бой. — Тихо произнес напарник.

Я огляделся. Все вокруг еще спят. Только Бык и один наемник из главного отряда, кажется, его зовут Нэйл, сидят спиной к спине на ящиках, в одной из телег, и перебрасываются тихими фразами.

Почему бы и нет. Можно и размяться, пока никто не мешает. Я, приглашающе, качнул подбородком и Лист, чуть кивнув, встал и, подцепив с земли свой клинок, направился вслед за мной в сторону деревьев. Удалившись на полсотни шагов от лагеря, мы осмотрели место для спарринга и принялись разминаться.

Времени до побудки оставалось немного, так что я решил обойтись без привычных ката. Просто немного растянулся и привел все мышцы в тонус коротким импульсом энергии из своего основного Источника. Настроившись на поединок, взял клинки за рукояти, сбросил ножны и стал в свободную стойку. Из нее одинаково легко и быстро можно будет перейти сразу в несколько позиций, в зависимости от техники соперника, с которой я, к слову, все еще не знаком. Ларт также сделал несколько быстрых упражнений и извлек из ножен свой палаш. Затем встал в стойку, отдаленно похожую на ту, которую принимали в моем мире шпажисты и кивнул.

— Я готов.

— Начали! — Скомандовал я, но с места не двинулся, давая напарнику право первого хода.

Ларт не заставил себя ждать и, одновременно с быстрым подскоком вперед, крутанул клинок, нанося диагональный удар сверху вниз. Я легко отвел сталь по плоскости правого меча, сразу нанеся левым лезвием ленивый вращательный удар в руку. Лист столь же стремительно как атаковал, отступил и замер. Но, уже через мгновение, сталь в наших руках снова звякнула. В этот раз все произошло заметно быстрее, как и должно быть при спарринге.

Все как положено, не насмерть рубимся и еще не знакомы с возможностями друг друга. Лист хоть видел мой бой с тенью, а я вообще не знаю, как он сражается. Чтобы избежать ненужных травм, нужно сначала поймать рисунок боя, привыкнуть к противнику и его скорости, а уже после показывать на что способен. Ну и, конечно, контролировать себя, чтобы успеть остановить или отвести в сторону свой удар, если видишь, что партнер не успевает парировать.

Еще несколько подходов и наши связки стали длиннее, а движения более стремительны. Не прошло и пары минут, как мы работали уже в полную силу. И, хотя у Ларта был один меч против моих двух, он, по ощущениям, не сильно напрягался, продавливая мою защиту. Даже изредка контратаковал, когда я делал безуспешные попытки просочиться сквозь рисунок его ударов. И вскоре он так взвинтил темп, что мне пришлось усиленно сдерживать себя, чтобы не начать читерить магией. Я за ним попросту не успевал. И дело тут даже не в скорости и реакции, а чисто в мастерстве.

Я и пытаться не стал вычленять отдельные приемы в его движениях, столь органично они были спаяны в одну систему. Это впечатляло и расстраивало одновременно. Без магического разгона, с таким соперником мне не тягаться. Это факт. Впрочем, пару-тройку раз мне удалось отметить прошедший удар, так что не могу сказать, что игра шла совсем уж в одни ворота. Тем не менее, этот спарринг резво опустил меня с небес на грешную землю и, наглядно показал, что без труда и длительной практики, в некоторых делах значимого результата не достичь. Невзирая ни на какие знания, пришедшие из прошлой жизни, и уж тем более на недолгое обучение, пусть его процесс и был ускорен Силой, я не дотягивал до уровня нормального мечника. Это было неприятно, но вполне ожидаемо.

В лагере, вполне вероятно разбуженном звоном наших клинков, началась бытовая суета и мы, закончив поединок, подобрали брошенные вещи и отправились обратно.

— У тебя очень интересный стиль. Очень похож на искусство боя зверолюдей. — Отметил Лист, промокая платком пот на лице. — Вот только я уверен, что ты способен на большее. Я чувствовал, что рисунок боя, который ты пытался выстроить, рассчитан, по меньшей мере, на совершенно иной уровень скорости и силы. Но ты, зачем-то, себя сдерживал. Скажи, я настолько плохой боец, что ты решил поддаться, чтобы пощадить мое тщеславие?

— Ты отличный мечник. — Покачал я головой, пытаясь сообразить, как мне объясниться, ничего особо не рассказывая. — И, скажу откровенно, мне печально осознавать, что мне до твоего уровня мастерства как пешком до Элеры. Но в чем-то ты прав. Я действительно не показал всех своих возможностей. Объяснить будет трудно, но отчасти это произошло, потому что это было бы просто не честно. В настоящем бою, я, не стесняясь, использую любое преимущество. Но никогда так не поступлю в бою тренировочном.

Ларт вопросительно изогнул бровь и посмотрел на меня с ярко выраженным сомнением в глазах.

— Прости, но подробностей я тебе рассказать не могу. — Сказал я, пожав плечами. И добавил. — Но поверь мне, в нашем спарринге я на самом деле показал тебе все, на что хватает моих естественных способностей и мастерства. Для большего мне потребовалось бы воспользоваться кое-чем… — Я замялся, подбирая слова. — Не имеющим отношения к чистому воинскому искусству.

— Ясно. — Ларт помолчал, а затем добавил. — Полагаю, ты пользуешься какими-то стимуляторами?

— В каком-то роде. — Кивнул я ему. — Без них боец из меня слабый, как ты мог заметить.

Мы замолчали, а мне вдруг стало кристально ясно, что в данный момент я обладаю множеством разнообразных талантов, ни один из которых не развил до нормального уровня. Мои возможности позволяют мне хитро скрещивать их, за счет чего я что-то собой представляю, но при этом все так же остаюсь дилетантом в каждой, отдельно взятой, области своих умений. И это похоже на назревающую проблему.

Как маг я имею слишком общие знания и навыки, а как воин, без магии, чуть больше чем ноль. Есть призрачная надежда, что полностью отказавшись от магии, я, рано или поздно, смогу развить себя как рукопашник и мечник. А уже туда дальше, инъекции Силы, на данный момент тормозящие мое развитие в этом направлении, могут сделать меня по-настоящему непобедимым. Но это вопрос далекого будущего. С магическими умениями все тоже не просто. Их у меня множество, и природа некоторых мною еще до конца не изучена. Однозначно необходимо расширять набор плетений — они лишними никак не будут. А вот способности, завязанные на мои Источники, лучше оставить для критических ситуаций. Уж слишком тяжелыми могут быть последствия от их применения. Однако, без полноценного наставничества, рост моего магического мастерства будет слишком неспешным.

Да еще, ко всему, опыт показывает, что планировать что-то в моем случае, дело неблагодарное. На что бы я ни рассчитывал, каждый раз все равно действую по ситуации.

— Дан. Ларт. — Позвал нас стоящий возле повозок командир. И, как только мы обратили на него внимание, он показал на свои глаза и изобразил над головой указательным пальцем окружность. — Потом завтрак и отправляемся.

— Идем. — Сразу изменил направление движения Лист. — Осматриваем местность и возвращаемся, желательно побыстрее, иначе времени поесть не останется.

В животе заурчало, и я тяжко вздохнул. Кому-то завтрак, а кому-то по кустам лазить, в поисках гипотетических злодеев.

* * *

Патрули на коротких привалах и ежедневных ночевках стали для нас постоянной обязанностью. День за днем мы с Листом плелись в хвосте обоза, а на ночевках бегали вокруг лагеря, чтобы убедиться, что рядом нет никого лишнего. Иногда дело осложнялось тем, что рядом с нами останавливались на ночлег и другие люди. Тогда приходилось за соседями следить, вдруг они недоброе замыслили. Как ни крути, всей картиной ситуации я не владел, а значит, вероятность нападения все же оставалась, и расслабляться не стоило.

Радовало, что мы двигались к цели нашего путешествия бодро, даже немного опережая график. Деревни, которые при этом проезжали, использовали лишь для пополнения запасов воды и свежих припасов, и никогда для ночлега. Все ночевки были только под открытым небом. На мой взгляд, перестраховка, но главным виднее. Впрочем, к отсутствию удобств, я снова начал потихоньку привыкать.

За прошедшие пять дней, девушек я видел всего несколько раз. Да и то издали, когда они, в сопровождении наемницы по имени Телла, разминали ноги или отходили в кустики. Но меня они, если и видели, то не узнали. Хотя вообще сомневаюсь, что я был замечен. Обе маркизы не смотрели по сторонам и, совершив свой короткий променад, тут же скрывались в фургоне.

С момента появления у меня отличного спарринг-партнера, путешествие стало более интересным. Мы с Листом взяли за правило проводить тренировочные поединки по утрам, пока в лагере бдели только двое наемников. Лист оказался неплохим наставником, подсказывая мне в какие моменты, я действовал механически, или неуверенно, и помогал доработать приемы.

Спустя несколько поединков, начало все больше крепнуть понимание, что парные мечи, это не мое. Я рассмотрел уже с десяток вариантов как совместить плетение заклинаний одновременно с работой клинками, но все сводилось либо к одноручному мечу, либо к превращению оружия в артефакт, способный помогать создавать плетение — наподобие волшебной палочки. Последний вариант был чисто теоретическим, так как способы создания такого артефакта мне известны не были. Оставалось лишь сменить оружие и… начинать обучение с нуля, для чего, пока что, время представлялось неподходящим. Коней, как говорится, на переправе не меняют.

* * *

Равномерное покачивание фургона и тихий глухой перестук колес на стыках дорожного камня убаюкивали. Лиина сидела на толстом одеяле. Облокотившись на обитый мягким войлоком борт, она о чем-то размышляла, с мягкой полуулыбкой на губах. А Инга, уютно прижавшись щекой к ее коленям, вяло боролась со сном.

— Я все еще не могу поверить, что с тобой все в порядке. — Тихо пробормотала Инга, приоткрыв глаза. — Этот кошмар, наверное, будет преследовать меня до конца моих дней.

— Не говори глупостей. — Улыбнулась Лиина и ласково провела рукой по волосам сестры, пропуская их меж тонких пальцев. — Все забудется. Я жива и здорова, и мне не на что жаловаться.

— Сколько я тебя ни спрашивала, ты так и не рассказала мне, что же тогда произошло. — На эти слова Лиина отреагировала нахмуренными бровями и Инга, бросив короткий взгляд на ее лицо, вздохнула. — Все еще не готова открыться родной сестре? Я не понимаю, почему! Или может быть, все же… подозреваю, это как-то связано с Крисом. — Но Лиина, устремив взгляд куда-то сквозь борт фургона, промолчала.

— Ладно! Не хочешь, не говори. Только знай, теперь я уверена, что без сердечных дел тут не обошлось. Я очень плохо все помню, но догадываюсь, что спасением ты обязана Крису. Остальное лишь мои домыслы. Впрочем, нетрудно предположить — герой-спаситель, прекрасная дева, он и она вдвоем. А потом ее ему… ну это… благодарность. — На щеках девушки расцвел румянец. Такой же, лишь с небольшим запозданием, появился на лице Лиины.

— Глупая! — Грозно засопела девушка. — Ничего подобного! Все было совсем не так!

— Так расскажи! Зачем делать из этой истории такую тайну?! С тех пор как ты вернулась после покушения, я иногда тебя совсем не узнаю!

— Прости. — Поджала губы Лиина. — Я поклялась, что произошедшее со мной после спасения останется в тайне, и я не намерена нарушать свое слово. От этого зависит многое… как мне кажется. — Произнесла она с нотками неуверенности.

— Этот Крис что-то с тобой сделал, о чем тебе стыдно и страшно рассказывать! Я так и знала! — Инга вывернулась из под руки сестры и села, зло уставившись той прямо в глаза.

— Бред! — Фыркнула девушка. — Крис по определению на такое не способен. Как у тебя вообще язык повернулся, сказать подобные слова в его адрес. К тому же, он… особенный.

— Особенный для тебя?

— Да нет. В прямом смысле, особенный. — Мотнула головой Лиина, отчего ее волосы рассыпались по плечам. — Его сила и возможности… Прости, большего не скажу. Я понимаю, что нечестно держать тебя в неведении, но иначе поступить не могу. Дело в том, что, скорее всего, я прикоснулась к какой-то тайне, в которой косвенно замешана наша семья. И это меня тревожит. Поэтому прошу тебя, не спрашивай ни о чем. Достаточно того, что все позади.

— То обещание молчать, что ты дала Крису. — Поджав губы, спросила нахмуренная Инга. — Ты дала его под принуждением?

— Конечно, нет! — Рассмеялась девушка. — Тем более, мне позволили понять, что умалчивать о произошедшем мне всю жизнь не придется. Лишь какое-то время. Пока… не произойдет одна встреча.

— А потом ты мне все расскажешь? — Упорствовала Инга.

— Во имя всех светлых богов, расскажу, раз ты настолько любопытна! Но не жди от меня ничего особенного. Я ведь на самом деле, большую часть времени спала, ела и восстанавливала свои силы.

— Зачем вообще нужно было столько времени скрываться?! — Фыркнула девушка.

— А зачем мы сейчас скрываемся? — С улыбкой ответила вопросом на вопрос Лиина.

— Это другое. Были покушения. В целях безопасности…

— Тогда было то же самое. — Перебила маркиза сестру. — Какое-то время мы просто приходили в себя. К тому же, Крис пострадал, защищая нас. А после, мы не знали, какова ситуация в городе и чего стоит опасаться. И, как только ситуация прояснилась, мне сразу же помогли вернуться.

Фургон замедлился и, вскоре, полностью остановился. Снаружи раздались голоса охраны, в которых сквозило напряжение. Девушки прервали разговор и переглянулись. В этот момент, раздался короткий стук в деревянный борт и внешний полог приоткрылся.

— Ни в коем случае не выглядывайте наружу. Просто оставайтесь внутри. Тут вы в полной безопасности. — Прозвучал голос наемницы, которая о них заботилась в дороге.

Сердце Лиины забилось чаще, а в груди поселилось неприятное ощущение смутной тревоги. — Что-то произошло? — Стараясь говорить непринужденно, поинтересовалась маркиза.

— Ничего такого, о чем вам было бы нужно знать, Миледи. Если будут какие-то трудности, мы об этом позаботимся.

Полог опустился и свет, пробивавшийся сквозь тонкую занавесь, пропал. Маркизы поморгали, вновь привыкая к тому освещению, что давал походный магический светильник и испуганно переглянулись. В обоих взглядах читалось сильная тревога.

* * *

Когда до Даэра осталось всего несколько дней пути, путешествие было прервано неприятной находкой. Далеко за полдень, к обозу вернулся дозорный отряд и нас с Листом взмахом руки попросили приблизиться.

— Труп на обочине. Само по себе событие вполне рядовое. Но весьма редкое для этих мест, а особенно для главных трактов королевства. К тому же, совсем недавно была крупная зачистка, проведенная егерями. — Пробасил Тарик. И добавил. — Ох и не к добру это.

— Его убил не человек, это очевидно. — Вставил слово подошедший вслед за ним Лекер. Тот самый боец с седыми висками. Он руководил основным отрядом, занимающимся защитой фургона и, как я узнал, был знакомцем нашего командира.

— Но и не зверь. — Добавил Тихий. — Крестьянин убит, явно, походя, после чего просто отброшен на обочину. На камнях дороги остались следы крови.

— Как выглядят повреждения? — Поинтересовался у наемников Лист. Тело ни он, ни я еще не видели. Нас сразу вовлекли в обсуждение сложившейся ситуации.

— Мужика вскрыли. — Поморщился Тарик. — От паха до горла. Ребра вывернуты наружу. Судя по посмертному выражению лица, он даже не успел осознать, что его убивают, умер мгновенно. — Осматривать тело и так особого желания не было, а после подобной информации оно окончательно испарилось.

— Странно другое. — Подал голос Къерн. — Следов вообще никаких. Ясно, где убили и как. Но, даже если убийца или убийцы люди, то уйти по дороге не могли. Вот только, сколько бы я ни искал, на земле вокруг свежих следов нет. Да и следы на теле, с большой вероятностью, оставлены именно когтями. И вы все без моих подсказок понимаете, что это может значить.

Присутствующие мрачнели прямо на глазах, а у меня в груди недобро заворочалось предчувствие близкой опасности. Если Къерн прав, и дела действительно обстоят именно так, то у нас по-настоящему большая проблема. Мы не полурота опытных егерей, а всего лишь два маленьких отряда разномастных бойцов. Я в этой ситуации может и смогу что-то сделать, но тогда прости-прощай мое инкогнито. Хотя, сдалось оно мне? Прибыв в Даэр я, так или иначе, себя раскрою, хотя и не столь публично, как это может произойти в пути. Все-таки, я в очередной раз начал прятаться из-за того, что моей главной задачей было обрубить хвост из агентов Школы Магии и тихо выбраться из города. Дальше по обстоятельствам. Из столицы я сбежал, от людей Ректора оторвался, а сложившиеся обстоятельства не из лучших. Выбирать не приходится.

— Не дрефь, Странник! Прорвемся. Магия не худшее, с чем нам приходилось сталкиваться. — Хлопнул меня по плечу Тарик. — И прости, я совсем запамятовал у тебя спросить, у тебя ведь есть какой-нибудь защитный амулет против магии?

Амулетов у меня не было, но, чтобы не возникло лишних вопросов, кивнул. Я могу быть сам себе амулетом. Хотя, если так задуматься, не столь уж и молниеносно я плету заклинания, чтобы среагировать на по-настоящему внезапную атаку. На будущее надо подумать, чтобы обзавестись чем-нибудь для защиты, лишним точно никак не будет. А пока буду надеяться, что хватит разгона собственного тела.

После «брифинга» все же пришлось посмотреть на тело. Раны действительно оказались страшными, но не это вызвало во мне неприятную дрожь. Приблизившись к трупу, я еще за несколько метров ощутил витающие в Эфире знакомые, почти растворившиеся эманации, с которыми я уже сталкивался в Смерках. В том, что тут поработал Измененный сомнений у меня не осталось.

Оставлять погибшего крестьянина гнить в канаве наемники единодушно признали неправильным. Тело похоронили тут же, у дороги, под раскидистым деревом. Его последним пристанищем стала неглубокая могила с земляной насыпью. Не было ни речей, ни каких-либо молитв. Просто закопали, помолчали с полминуты, почтив бренность бытия, и отправились дальше.

Даже не присматриваясь, было заметно, что напряжение среди бойцов заметно подросло. Наемники прекрасно понимали размеры грядущей опасности, но скрывали свои истинные чувства за беззлобным переругиванием и внешним безразличием, написанным на лицах. Каждый из них словно превратился во взведенную пружину — улыбающуюся, шутящую, и готовую в любую секунду обнажить клинок и броситься на врага, кем бы он ни оказался.

Главным изменением в отряде, стал порядок, которому мы следовали до сих пор. Нашу дозорную пару усилили Быком и поставили вперед обоза, сократив, при этом, дистанцию до полусотни шагов. Замыкающая пара также теперь шла на более короткой дистанции. А у фургона постоянно находилось трое человек, один из которых оказался тем самым «купцом», который, готовясь к неприятностям, опоясался мечом.

Когда по обе стороны дороги потянулась редкая роща, мы снова наткнулись на труп, а вернее трупы. А ведь проехали всего ничего.

Еще тлеющая телега, накренившись из-за оторванного переднего обода колеса, стояла поперек дороги. Мосластая кобыла, валялась в пыли. Вокруг ее головы уже начала подсыхать лужа крови. На облучке телеги, откинувшись назад и раскинув руки, застыл сильно обгоревший крупный мужчина. Второй крестьянин, судя по всему пытавшийся сбежать от возникшей опасности, лежал прямо посреди дороги совсем недалеко от транспортного средства и над огромной дырой в его спине уже кружились мухи.

И запах, более отвратительный, чем идущий от сгоревшего тела. Тот самый, который мог ощутить только я. И он был очень свежим. Преодолевая отвращение от заливающей Эфир смрадной дымки, я просканировал окрестности, насколько хватало моих возможностей.

Опасности, вроде бы, не было, но уверенно об этом говорить я бы не стал. Деревья сильно гасили магический взгляд, уменьшая обзор. Точно можно было сказать только одно: Погонщик увел своего монстра куда-то вправо. Был ли это тот же маг, или же другой, понять я был не в силах.

— Чего застыл?! Ноги в руки и быстро по кустам! — Нервно бросил мне уже спешившийся Бык.

Я вздрогнул и, перейдя на обычное зрение, повернулся к нему.

— Видишь это? — Я показал ему свой перстень ишрантарского мага. Пусть и фальшивка, сделанная Вереском на коленке, на основе рассыпавшегося кольца Вэйса, но от настоящего его никакая проверка не отличит. — Я осмотрел окрестности. И совершенно точно, на полет стрелы тут никого нет. — Продолжил я, не дожидаясь реакции. — Враги ушли через рощу направо. Скорее всего, недавно, но точно сказать не могу.

— Понял, не дурак. — Наемник, примирительно поднял вверх руки ладонями ко мне. — Только ты это, все равно слезай с лошади. Дорогу расчистить надо. И поглядывай, на всякий случай, по сторонам.

— Это само собой. — Кивнул я и спешился.

Напоминать мне очевидные вещи совершенно не требовалось. Зная, с чем мы столкнулись, я даже во сне на стреме теперь буду.

* * *

— Как думаешь, Лекер, последние это тела на нашем пути. — Медленно произнес Тарик, глядя как наемники, на обочине закидывают трупы ветками. Хоронить, как положено, времени не было. Если закапывать каждое найденное тело, можно путь и на седмицу затянуть. А мертвецов нынче на дороге ожидалось немало.

— Боюсь, дружище, все станется куда хуже, чем мы можем себе представить. — С мрачным видом покачал головой глава первого отряда. — С кем мы имеем дело — понятно. А раз уж они столь основательно тут все подчищают, боюсь, ближайшая деревня…

— Я боюсь того же. А еще, там нас могут встретить. — Скривился Тихий. — Только одного понять не могу, егеря должны были зачистить этот район. Поговаривали, что даже летучие отряды гвардейцев по этому направлению работали. Так как, бездна побери, тут могли оказаться маги Ковена?!

— Маги? Думаешь их несколько? — Покосился на товарища наемник.

— Я сам следы смотрел. Тут, как минимум, двое резвилось. Да там один, по всему видать отдельно работал. И я готов побиться об заклад, что эти твари очередное нашествие нам устроить решили. — Тихий, с прищуром, обвел взглядом мирно покачивающиеся кроны деревьев. — Только как-то рановато. Обычно они большой перерыв делали между набегами.

— Да и почему так далеко от столицы?! — Поджав губы, пробормотал Лекер.

— Можешь считать меня психом, но сдается мне, что-то крупное затевается.

— Все может быть. До Хорунков два оборота пути. Если там все плохо, рисковать не будем. Поменяем маршрут и двинем по проселочным. — Глава первого отряда сплюнул, растер сапогом плевок и с силой помассировал виски. — У тебя же магик в отряде?

— Ну, такое — серединка на половинку. Я не проверял, но он хвастал, что по мелочи это дело знает. Да и перстенек имеется.

— Хоть он нам и не знаком, но его через гильдию провели, а значит, чего-то стоит. Будем надеяться, они с Алхимиком сдюжат. Наших амулетов, если серьезно нарвемся, надолго не хватит.

— А что на счет вашего Хейма? Я о нем мало что знаю. Не более чем о Дане.

— Алхимик раньше тоже одиночкой бродил, как и ваш маг. Выжил, опыта поднабрался и прибился к нам. Я с ним уже год хожу. И должен сказать, он на многое способен.

— Ну, будем надеяться, нам не придется выяснять, справятся наши ребята или нет. — Поморщился Тарик.

— Согласен с тобой, дружище. Но моя чуйка, как и твоя, говорит, что от грядущих проблем нам не укрыться.

* * *

— Задача ясна? — Мы просто кивнули Тарику.

Проинструктировав нас на случай столкновения, он хлопнул меня по плечу и, что-то неразборчиво буркнув, поспешил возвратиться к телегам и фургону.

— Ох, и «веселое» же нас ждет приключение. — Мрачно произнес Бык.

— Хотелось бы с тобой не согласиться, но, к сожалению, не могу. — Медленно проговорил Лист, глядя в медленно смурнеющее небо. — Дадут боги, пронесет. — Он сотворил отвращающий зло знак и поправил перевязь с оружием.

Я же просто промолчал, прокручивая в голове различные варианты внезапной встречи с противником и мои вероятные действия. При этом, весьма странно было то, что я не боялся. Само собой был до предела собран и напряжен, но настоящего страха не было, лишь готовность встретить опасность. Привыкаю к этим встряскам потихоньку, наверное. А ведь и года не прошло.

Обоз, тем временем начал движение и мы, развернув своих лошадей, неспеша потрусили вперед.

В тишине цвиркали в ветвях птицы, ритмично выбивала дробь поступь множества копыт, да поскрипывали телеги. Все молчали и мрачно посматривали по сторонам. Дорога с этого дня стала нашим смертельно опасным спутником, и никого это не радовало.

Полтора оборота спустя ветер донес до моего усиленного обоняния запах дыма. Не будь я на взводе и не раскачай немного, на всякий случай, обоняние, унюхал бы много позже.

— Бык, вблизи есть что-нибудь? — Повернувшись, спросил я у наемника.

— Эм, ты о деревеньке, какой, или о чем другом? — Уточнил наемник.

— Ну, вроде того.

— Ага, есть. То ли Хоранки, то ли Хорьки. Точно не помню. Дворов на три десятка. А что?

— Пока что ничего. — Покачал я головой. Предчувствие плохое.

Мои напарники синхронно друг другу кивнули и немного разъехались. В обозе наш маневр не прошел незамеченным, и сопровождающие его бойцы прижались к повозкам.

Нюх меня не подвел. Деревня прекратила свое существование.

* * *

Когда окраинные домики поселения показались за деревьями, стало ясно, что найти живых мы сможем вряд ли. Устойчивый запах гари витал в воздухе, готовя нас к удручающему зрелищу.

Замыкающий отряд подтянулся к телегам, и обоз остановился, в плотном окружении наемников. Моя, Быка и Листа задача была проста — проехать по Хорункам и оценить обстановку. Если нарвемся на противника, дать знать любым способом и связать врага боем. Дальше по обстоятельствам.

Но первичный осмотр показал, что Измененные поблизости не бродили. Специфический магический след отсутствовал, из чего я предположил, что, скорее всего, это дело рук людей. Но и без магии тут не обошлось. Самой обычной, без вызывающего дрожь запаха тухлятины.

Деревня лежала по правую сторону от тракта. Лишь несколько отдельно стоящих домиков находились с другой стороны. Ныне от них остались только чадящие фрагменты бревенчатых стен. Лист с Быком им даже внимания не уделили, сразу двинулись дальше. А я, на всякий случай, обшарил магическим взглядом, но ничего особенного не увидел.

Пока мы, спешившись, медленно переходили от одного полуразрушенного строения к другому, я изо всех сил напрягал свое зрение, пытаясь разглядеть в окружающем пространстве следы пребывания живых существ. Безуспешно. Ни выживших жителей, ни агрессоров.

Сделав напарникам знак следовать за мной, я свернул в сторону и прошел во двор ближайшего дома. Забор, его ограждавший, был завален внутрь. Возле колодца, беспомощно раскинув руки, лежала мертвая женщина. От чего она погибла, я не понял, но то, что душа покинула ее тело, было ясно. В магическом зрении ее тело выглядело как предмет, без какого-либо намека на присутствие ауры. Чуть дальше, у стены дома с выгоревшей и провалившейся внутрь крышей, свесив голову на грудь и неестественно подогнув ногу под себя, сидел бородатый мужчина. Вся его грудь была залита кровью, насквозь пропитавшая всю рубаху. Мертв. Похоже, перерезано горло. Я повернулся и мой взгляд выхватил на земле то, от чего все внутри сжалось — детская рука, оторванная почти у самого плеча. То, что эфирного запаха Измененного не ощущалось, могло говорить только об одном — тут хозяйничали люди. Хотя, людьми, с моей точки зрения, их назвать было сложно.

В голове зашумело. Я скрипнул зубами и глубоко окунулся в эмоциональную прохладу темного Источника. Сразу полегчало. Налет отстраненности, граничащий с безразличием, помог. Потерянное было внимание, вновь сконцентрировалось на обстановке, а в голову пришла запоздалая мысль. — А чего я, собственно, ожидал? Что не будет детских трупов? В деревне то и без детей? Глупо!

Мы, зигзагом, двинулись по окраине деревни, внимательно проверяя наличие выживших. Остывающие или догорающие строения, заставляя меня активно крутить головой. Они потрескивали, стонали и с грохотом обваливались, постоянно держа в напряжении.

Вскоре, от дыма, бросаемого в нашу сторону порывами ветра, начали слезиться глаза, и, вызывая болезненный кашель, стало драть горло. Наименее пострадавшие дома приходилось проверять максимально осторожно. Магическое зрение просто не пробивалось сквозь плотные материальные структуры. Однако, все было бесполезно. Живых здесь не было.

Трупы. Кругом одни мертвецы — мужчины, женщины, старики, дети — все убиты без жалости. Мало кому из них досталось более пары ранений. Лишь один раз мы наткнулись на троих мужчин, которые, видимо, успели организовать безуспешную отчаянную оборону. Их убили с особой жестокостью — порубили вместе с их вилами и косами.

На осмотр разоренной деревни ушло больше оборота времени. Только осмотрев последние дворы, с чудом уцелевшими домами, мы смогли немного расслабиться. Присутствия врага обнаружено не было.

К своим возвращались молча.

— Я доложу. — Коротко сообщил Бык, едва мы выбрались на камень тракта, и, стеганув свою лошадь поводьями, ускакал к обозу.

— Что думаешь? — Поинтересовался у меня Ларт. — По мне, так на работу Погонщиков это не похоже.

— Это могли быть, в том числе и Погонщики, но абсолютно точно без своих Измененных. — Голос мой звучал пугающе спокойно, но сбрасывать с эмоций покров Тьмы не хотелось. — Неуверен, конечно, что это были именно они, но без магии тут точно не обошлось. — Мое зрение позволило вычленить в полотне Эфира несколько участков, по которым можно было совершенно точно сказать, что тут неоднократно работали заклинания. Впрочем, была вероятность, что это работа амулетов — я ведь не профессионал, чтобы Эфир читать как открытую книгу — но, что-то у меня были сомнения. Слишком разнились все эти отметины.

— На телах раны явно от мечей и ножей. В другое время и другом месте, я бы сказал, что деревне не повезло стоять на пути крупной банды разбойников, но, увы. — Я кивнул, соглашаясь. Это не могли быть обычные лихие люди. Таких совпадений не бывает.

Вскоре Бык вернулся, а вслед за ним, в плотном окружении наемников, подтянулись телеги и фургон.

— Идем дальше. — Коротко бросил Бык.

— Тихий считает, что те, кто это сделал, совершенно точно, не бродят поблизости? — Спросил у него Лист, но Бык, в ответ, лишь пожал плечами и добавил. — Идти будем всю ночь. Не уверен я, что это правильное решение, но до конца пути немного осталось. В прежнем темпе до Даэра к следующему вечеру прибудем. Была мысль проселками добираться, но теперь решили не рисковать. На тракте шансов не нарваться на засаду больше. Хотя, как по мне, что так, что эдак…

— Ясно. — В один голос ответили мы с Лартом и направили лошадей дальше по дороге.

* * *

Все же, двигаться без остановки оказалось не самым разумным решением. Мне-то было проще — при острой необходимости я мог и в течение нескольких суток без сна быть

на пике активности. А вот бойцы немного подрастеряли силы.

И Даэр и врагов мы увидели одновременно, утром, когда Элера только начала подниматься над верхушками деревьев. И в этот момент я впервые засомневался в успешном завершении нашего мероприятия.


ГЛАВА 3

Вдали, за широкой рекой, показался город-крепость. Именно крепость. Серые мощные внешние стены в два уровня и массивный замок ближе к центру. Его башни даже издалека выглядели отнюдь не декоративным украшением. Большинство построек города, по идее, располагались за стенами, но отсюда их разглядеть было невозможно. А вот горящие постройки снаружи, поднятые внешние ворота и фигурки суетящихся у стен людей были как на ладони.

Детали с такого расстояния были не видны, но несколько скоплений неизвестных «гостей» дугой охватывающих пространство перед южным въездом в город, не давали возможности толковать ситуацию двояко. Они явно пришли с дурными намерениями.

Воздух над зубцами внешней стены периодически вздрагивал от попаданий редких темных магических искр, летящих с земли. Но магический щит защищающий город, весьма успешно принимал на себя эти атаки. Со стен, в ответ, тоже летели яркие вспышки заклинаний, но успех был приблизительно таким же.

Происходящее можно было бы охарактеризовать как вялое противостояние, если бы в этот момент, прямо на наших глазах, по боковому тракту, к осаждающим не прибыла еще одна группа. И, судя по тому, что воодушевленные подмогой воины, не бросились в атаку, надо полагать, стоило ожидать еще кого-то.

Бык грязно выругался и, развернув лошадь, рванул назад. Наверное, отправился предупредить остальных. Я осмотрелся по сторонам, на предмет возможных сюрпризов, прикрыл правый глаз и подал в левый тонкую струйку Силы Тьмы, тихо шепнув по-русски, — Сокол. Как бы я не смеялся над забавным способом творить заклинания ключевыми словами, для моих, несколько оригинальных, способностей это оказался наилучший вариант. Он позволил сократить время их активации в десятки раз. К тому же, привязка схожих по смыслу ключевых слов произошла легче, чем ожидалось. Оказалось достаточно всего лишь легкой короткой медитации.

Пришедшее следом за словом-ключом привычное ощущение песка под веками быстро сменилось холодком. Происходящее вдали резко приблизилось. Будто на максимум выкрутили зум на видеокамере. Неприятное ощущение. Я покачнулся, от легкого головокружения, а в следующий момент начал ругаться похлеще Быка. Среди осаждающих были маги Ковена. Не узнать их по близкому соседству корявых фигур Измененных было невозможно.

От переизбытка эмоций концентрация внимания нарушилась, и зрение резко пришло в норму, от чего я все же чуть не упал. Удержаться удалось, чудом вцепившись в переднюю луку седла. Ларт окинул меня удивленным взглядом, но я коротко бросил ему, — Магия. Не рассчитал.

— И что нам теперь делать? — Вздохнул он.

— Вешаться! — Зло сплюнул я вбок. И, видя непонимание на лице Листа, пояснил. — Это Ковен. Поводыри, Измененные и какие-то бойцы до кучи. Много

— Проклятье! — Скривился мой напарник.

Мы предусмотрительно спешились и отошли в сторону. Сзади раздался топот копыт. Вернулся Бык. Он присоединился к нам под деревьями на обочине. Вслед за ним подъехали оба командира. Тарик достал из-за пазухи двойное колечко, поднес его к глазу, зажав наподобие монокля, и привстал над седлом. По образовавшемуся свечению, распространяющемуся в невидимом спектре, стало понятно, что предмет, это какой-то артефакт, выполняющий функции подзорной трубы.

— Все твари бездны! — Стукнул он кулаком по ноге. — Мало того, что осада, так это еще и Ковен.

— Ну ладно трупы на дороге и деревенька, но такое наглое поведение с их стороны вижу впервые! — Покачал головой Лекер.

На мой взгляд, недавние террористические атаки в центре столицы тоже вполне можно было отнести к довольно наглому поведению, но я оставил свое мнение при себе. Сейчас было важно другое — что делать?

— Варианты? — Убрав «монокль», Тихий повернулся к командиру первого отряда.

— Уходим в рощу, направо. Она туда дальше погуще должна быть. И затихаримся. Следы заметем. Как спрячемся, отправим разведку вкруговую. Не верится мне, что они только тут толпятся, но проверить нужно. Ворот же только трое?

— Да. Южные и северные, это большие. Есть еще западные, они меньше. — Ответил ему Лист.

— С запада местность открытая. Не скрыться. — Хмуро констатировал факт Бык.

— Значит, разведку отправим по правой стороне. — Кивнул Лекер. — Дольше, зато надежней и безопасней. Брод там есть?

— Не знаю. Не интересовался никогда. — Покачал головой Бык. — У наших надо поспрашивать, может, кто знает.

— Да какая разница? Все одно других вариантов нет. — Буркнул Тарик и развернул лошадь. — Шевелитесь. Если тут такая каша заварилась, должны быть разъезды. Нарвемся и пиши пропало.

* * *

Телеги далеко утащить не получилось. Повезло, что мы протянули их эти метров триста между деревьями, прежде чем стало ясно, что еще немного, и они окончательно застрянут. Их последним пристанищем стал, удачно подвернувшийся безымянный овражек. На распряженных и заводных лошадей нагрузили какие-то мешки, которые «торговец» бросать наотрез отказался. Фургон тоже бросать очень не хотел. Ну, тут оно и понятно — он полегче, чем груженые телеги, немного уже, да к тому же сам по себе неплохая защита от магов. Но, посмотрев на густеющие с каждым шагом заросли еще раз, махнул рукой и отправил его вслед остальному обозу, что приблизило мою встречу с девушками.

Пока что я шел в охранении, прикрывая левый фланг на некотором расстоянии от отряда, но вечно это продолжаться не могло. Впрочем, проявит Лиина благоразумие, сделав вид, что я ей незнаком, или нет, уже не столь важно. Ситуация складывается такая, что, даже обратив внимание, на то что она меня знает, сразу докапываться особо никто не будет. Не до того. А на счет Инги, я даже не уверен, что она меня узнает в новом амплуа. Гораздо больше меня тревожило то, что близится вполне реальная угроза в лице Ковена. Далеко за полдень мы, наконец-то, обосновались на временной стоянке. Место выбрали, на мой взгляд, не ахти, но начальству виднее. Лагерь обустроили в небольшой низине, по дну которой, в сторону реки, протекал бурный ручей. Отцы-командиры сразу же засели за разработку глобальной стратегии и уже через несколько минут позвали к себе Тонка и Раста. Им отвелась роль, в пределах видимости города, пройти на безопасном отдалении от Даэра и разведать обстановку. Дальней связи с наместником, как я понял, у нашего отряда не было, что, на мой взгляд, весьма неосмотрительно, учитывая, что за «груз» мы везем. А впрочем, даже если бы и были амулеты-разговорники, вряд ли ими рискнули бы воспользоваться. Знающий маг без особых сложностей может перехватить разговор большинства из распространенных амулетов. Тут справились бы только артефакты индивидуального назначения, штучные. Но даже их, при невозможности прослушать, тем не менее, можно легко запеленговать. Если точно знать, что эфирная связь имеет место быть, конечно. Тут не угадаешь.

Ладно. Будем ждать результатов разведки, а там уже думать, как выкручиваться. Ей богу, дела такие, что хоть назад поворачивай.

Мужики сняли с себя все лишнее, оставив только по паре ножей, да несколько амулетов и, сделав знак отвращающий зло, молча, потопали вдоль ручья. Я проводил их взглядом, после чего повернулся и посмотрел на импровизированный тент из походного плаща Къерна. Под ним, с относительным комфортом, расположились Инга, Лиина и, не отходящая от них ни на шаг, наемница Тира. Тут же, неподалеку, светя мечом в потертых ножнах, притороченном на боку, крутился «отец семейства».

Сестры тревожно глядели по сторонам и тихо о чем-то переговаривались. Изредка Тира вставляла в беседу пару слов и на лицах девочек проступали неуверенные улыбки. Маркизы заметно нервничают, а она их поддерживает. Правильно. Им и так досталось не слабо.

В этот момент мой взгляд был перехвачен Лииной. Она застыла и неуверенно прищурилась. Я изобразил ей кивок, плавно переходящий в опущенную голову и почесывание подбородком о воротник. Когда я повернулся боком и скосил глаза в ее сторону, она уже что-то рассказывала Инге и выглядела при этом довольно оживленной. Кажется, узнала. Вот и ладненько. Проблемой меньше.

Через оборот пришла моя очередь караулить окрестности. Я сменил на посту Дхара и, привычно просканировав видимое пространство, устроился поудобней. До вечера мне предстояло сидеть в корнях старого выворотня и со всем вниманием следить за своей зоной подхода к лагерю. Потом меня должен будет сменить Лист. Не самая худшая работа, должен заметить. Но хотелось бы больше комфорта.

Я прихлопнул назойливую мошку, лезущую мне в нос, выбросил все лишние мысли из головы и сосредоточился на утомительном, но жизненно необходимом процессе.

* * *

Наши разведчики вернулись далеко заполночь. Мокрые, грязные, уставшие и донельзя хмурые. Оставив охрану ненадолго на откуп амулетам-сигналкам, мы собрались всем составом, разве что кроме Тиры. Она осталась охранять сон сестер.

— Что, плохи наши дела? — Полушепотом спросил, присаживаясь на сложенное вчетверо одеяло, Тарик.

— В корень зришь. Все хуже не придумаешь. — Устало произнес Раст, оторвавшись от поданной ему Хеймом склянки с подозрительной жидкостью. — Спасибо, Алхимик. Но над вкусом все же поработать надо.

Он протянул парню опустошенный сосуд. Мгновением позже, свою порцию укрепляющего зелья осилили Тонк.

— В общем так. Это рунегримцы. И Ковен действует с солдатами заодно. Вот только как так вышло, ума не приложу.

— Это был маловероятный исход событий. — Внезапно вставил свои пять копеек фальшивый купец. Он нервно потер щеку и обвел нас всех тяжелым взглядом. — Так рано мы их не ждали. Видимо в раскладе что-то изменилось.

— Погоди-ка, любезный. — Напряженно привстал с кочки Лекер. — Мы подписывались на сопровождение, но никак не воевать десятком против армии. Тем более, если такие сюрпризы были известны заранее.

— Че-то я не пойму. — Со скрипом почесал бороду дварф. — Откуда торговцу такие дела ведать?

— Да какой он торговец?! — Пробубнил Тонк Хмель, устало приваливаясь спиной к стволу дерева. — На второй день уже было понятно, что столичные службы чего-то мутят и своего человека на контроле послали.

«Торговец» поморщился, но адресованное в пустоту замечание проглотил. Видимо, легенда писалась для тех, кто смотрит извне. То, что она так быстро рухнет благодаря внутренним наблюдениям, похоже, по какой-то причине, важным не посчитали.

— Для вас, я все тот же торговец Ямель. Настоящий или нет, не так уж и важно. А важно то, что у Ишрантара на носу война с Рунегримом. Только никто и подумать не мог, что они часть заброшенных на нашу территорию отрядов задействует до срока намеченной атаки. — Скривившись, медленно, с расстановкой, произнес наниматель.

— То есть мы правильно понимаем, что они, — Бродяга кивнул головой в сторону ночлега девушек, — тебе такие же дочери, как мы с Кувалдой бабки-повитухи.

— Правильно понимаете. — Медленно покивал Ямель. — А чтобы вы прониклись окончательно, сообщу вам, что они дочери наместника Даэра.

— Да иди ты! — Неизящно плюхнулся задом на землю Бык. — А с какого, бездна побери, перепугу, девок нужно тащить из столицы в крепость, когда война на пороге!? Неужели им так домой захотелось?

— А вот правильность этого решения, позвольте оставить за настоящими заказчиками. — Стальным тоном отбрил наемника агент.

— Это все потому, что в столице для нас небезопасно. — Внезапно услышал я сзади голос Инги.

Непозволительная роскошь, так расслабляться, что не заметил как кто-то подошел. Да еще и не особо скрываясь. Я, конечно в кругу соратников, но надо отвыкать, так невнимательно относиться к окружающей обстановке, иначе мне это может аукнуться.

Я встал с куцего пенька и поклонился взъерошенным маркизам. Более-менее синхронно, поклон повторили все остальные.

— Не нужно формальностей. — Замахала ладошкой Лиина. — Не при таких обстоятельствах. А возвращаясь к вопросу о неуместности поездки в столь смутное время, могу заверить вас, что в безопасности мы окажемся только когда попадем в Даэр.

— В столице мы уже пережили одно покушение. Оно едва не стало роковым для моей сестры. — Мрачно добавила Инга.

— Осмелюсь заметить, — Осторожно произнес Тонк, — что толпы вооруженных мужчин и маги, в сопровождении магических тварей, бродящие вокруг города, немного не вяжутся со словом «безопасность».

— Внешние укрепления Даэра, вкупе со штатом магов и неплохо обученным ополчением, пропустят внутрь разве что звезду магистров, или какого-нибудь архимага. — Улыбнулась ему Лиина. — Все же наш город стоит на пути к столице и имеет большое значение на карте ваших военных игр.

— Я бы добавил к списку защитников Даэра, пару десятков королевских гвардейцев. Но не уверен, что с ними все в порядке. Ускоренными темпами нам, ко всему прочему, пришлось двигаться еще и по той причине, что они нас не встретили, как было запланировано. Но надежда на то, что они просто оказались в заблокированном городе и не смогли выбраться, все же есть. — Подкинул информации для размышлений агент.

— Осталось сообразить, как нам к ним под теплое осажденное крылышко пробраться. Желательно целыми, а не по частям. — Вздохнул Лекер.

На какое-то время наша сходка погрузилась в тишину. Лучше момента спросить, пожалуй, не представится. Пусть мысль и немного бредовая, но это ведь целая крепость! В книжках и кино, с подобным антуражем, подобные элементы всегда присутствовали.

— Скажите, маркиза, а нет ли какого потайного хода, ведущего в ваш город? — Подал я голос.

Тарик было шыкнул на меня, мол, не мешай думать, как Инга внезапно пискнула, — Крис?! — И тут же охнула, чувствительно получив в бок локтем от старшей сестры.

И все бы ничего, если б не колючий взгляд агента ишрантарской тайной канцелярии. Ну да, он, конечно, просто должен был быть в курсе ряда событий, в которых я отметился. И знакомое имя просто не могло не привлечь его внимание.

— Прошу прощения, Инга Вас с кем-то перепутала. — Внесла свою лепту в мою «железную» легенду Лиина.

Ага, с кем-то. Скажи, что со знакомым, и могло еще помочь отвести подозрения. Но Ямель просто не мог не знать, что Лиина провела со мной-Крисом некоторое время, так что говорить обо мне как о «ком-то», было с ее стороны неосмотрительно. Знающему человеку резало слух. Сказала бы, что со знакомым человеком, звучало бы убедительней. Уж что-что, а цепляться к деталям в тайной канцелярии умели.

К своей чести могу сказать, что морду кирпичом я удержал. Однако, опытный разведчик, в моем лице, четко осознал, что явка провалена. Лиина, предусмотрительно, не поставила сестру в известность о моем присутствии. А я, дурак, совершенно не подумал о том, что узнать меня кроме как по внешности, можно еще и по голосу. Обидно. Вот чего мне стоило добавить хрипотцы и говорить немного иначе. Эх…

С чувством, что мне нечего терять, я спокойно и нагло посмотрел на «торговца» и тут же растерялся. Он испуганно отвел взгляд и, клянусь всеми богами, судорожно сглотнул. Я даже проверил, на месте ли моя полумаска. На месте. А чего тогда он меня так опасается? Даже отодвинулся подальше.

— А! — Внезапно произнесла Инга и захлопала ресницами.

— Ты про речной тоннель вспомнила? — Покосилась на младшую сестру Лиина. — Там вряд ли пройти можно. Да и решетки на каждом шагу, с тревожными плетениями. Как бы папенька нас всех в том тоннеле не похоронил, по незнанию.

— Ну, — начала загибать пальцы Инга, — во-первых, пройти их нельзя только ранней весной и в сезон дождей. Во-вторых, я знаю ключ-плетение, которым все технические запоры в замке открываются. Он же стандартный! А в-третьих…

— Вход находится прямо на самом виду у этих рунегримцев! — Закончила за нее Лиина. — Да и взрослым мужчинам, особенно крупным, вроде некоторых, — она бросила взгляд на Бродягу, — там едва протиснутся. Я, конечно, там не лазила, но сливной колодец видела.

— Надо подумать. — В один голос произнесли Лекер и Тарик.

— А как же осаждающие просмотрели этот тоннель? — Не понял я.

— Он почти у самого дна реки начинается, в укрепленном береге, рядом с мостом. Если точно не знать, что ищешь, и где, никогда не найдешь.

— Миледи смогут указать место, о котором шла речь? — Вежливо поинтересовался Лекер у маркиз.

— Точно, вряд ли. — Отрицательно покачала головой Инга.

— Но мы видели в кабинете отца план подземных коммуникаций, когда помогали ему с бумагами. — Добавила Лиина. — Не знаю, как мы сориентируемся на местности, но поиски не будут трудными. Сложнее будет проникнуть в тоннель до того места, в котором можно будет дышать. Ведь судя по уровню его расположения, большая его часть должна быть затоплена.

— Это решаемо. — Уверенно произнес Хейм. — Ингредиенты у меня есть. А сделать зелье позволяющее человеку задержать дыхание более чем на половину оборота, это лишь вопрос времени. Правда, последствия будут весьма неприятные, но, я думаю, это меньшее, что должно нас сейчас волновать.

— Для человека. А для дварфа? — С сомнением протянул Кувалда.

— Не принципиально. — Пожал плечами Алхимик.

— Я всегда считал, что все эти полумагические составы делаются в лабораторных условиях, в течение долгого времени. А ты, вот так запросто, собираешься сделать не самое простое зелье на костре? — Изогнул бровь Бродяга.

— Не учи меня делать мою работу, и я не буду учить тебя делать твою. — Прищурился Хейм. — И да, костер мне не понадобится, как и лаборатория. У меня свои методы.

— Хейм справится с этой задачей. — Прервал перепалку Лекер. — Нам лучше подумать, как мы попадем в тоннель.

— Если зелье позволит держаться под водой так долго, то можно обвязаться камнями и войти в реку где-нибудь выше по течению. — Предложил я.

— Сомнительно, что из этой затеи что-то выйдет. — Повернувшись ко мне, произнес Раст. — Мы перебирались через реку, и, могу тебя заверить, вода там непроглядно мутная. Должно быть, немного дальше на восток она размывает глиняный берег. Да и холодная, к тому же. Перебраться с берега на берег еще, куда ни шло, но пол оборота в такой температуре не все из нас выдержат.

Я задумался. Если дела обстоят именно так, то Лекер кругом прав. Девушки, скорее всего, не справятся с такими трудностями. Но у них, похоже, был свой взгляд на проблему.

— Холодная вода нас не пугает. — Пожала плечами Инга. — Нам известно плетение, которое поддерживает комфортную температуру тела. Оно одно из простейших и в Академии изучалось в числе первых. — Лиина лишь кивнула, подтверждая слова сестры.

— Значит, трудности представляет только плохая видимость. — Нахмурился Тарик.

— Можно поступить так, чтобы кто-то выныривал и ориентировал отряд на мост. — Предложил Бык.

— Могут заметить. — Вздохнул я. — Но тут есть еще одно препятствия для этого плана — если Миледи, — Обратился я к маркизам, — используют заклинания, то маги Ковена, с высокой вероятностью, их засекут. Просто почувствуют.

— И что же делать? — Расстроено пробормотала Лиина.

— Кто-нибудь видит иной выход, кроме как отвлечение внимания? — Скривившись, сплюнул в сторону Лекер. После чего спохватился и пробормотал слова извинения девушкам, хотя не думаю, что они впотьмах это заметили.

— Или другой план, или так. — Тяжело вздохнул Тарик.

Все помрачнели. Без объяснений было понятно, что кому-то придется исполнить роль жертвы и оттянуть внимание осаждающих на себя.

Я медленно обвел взглядом подсвеченные тусклыми лучами лун лица, затем перевел его на Лиину. Проклятье. Через столько событий пришлось пройти, чтобы оказаться тут, и все оказалось бесполезно. Если, конечно, не пойду я. Жуть как не хочется снова подставлять свою шею под удар, однако, лишь у меня самый высокий шанс выжить при таком раскладе.

Конечно, драться с врагом будет безумием, а вот побегать и потрепать нервы получиться должно. Есть у меня для этого все возможности. Но как я потом попаду в город? Магический щит на стенах меня попросту не пропустит.

— Миледи, могу я к Вам обратиться? — Произнес я, все так же глядя на Лиину.

— Конечно… — Глаза девушки забегали по сторонам.

— Дан. Меня зовут Дан. — Представился я ей своим почти настоящим именем. — У меня вопрос такой, — Имеется ли возможность на короткое мгновение снять щит со стен Даэра?

Негромкие переговоры между бойцами как отрезало.

— Можно, но зачем? — Прищурилась, вперив в меня взгляд, Инга.

— Потому что я останусь отвлекать врага и, при этом, потеряю возможность отступить за стены города. Когда вы все окажетесь в безопасности, подайте сигнал со стен, скажем, зажгите факелы или еще как-то. Главное, чтобы я его заметил. А, когда я проникну вплотную к защите, погасите ее и сразу активируйте вновь. Это будет единственным способом для меня избежать смерти. Надеюсь это возможно?

Ответом мне была тишина и стрекот ночных насекомых.

— Малыш, ты уверен в своих словах? — Мне на плечо опустилась крупная ладонь Къерна.

— Более-менее. — Произнес я, удерживая на лице спокойное выражение. — В конце концов, моей задачей будет всего лишь отвлекать, а не вступать в прямую схватку. Думаю, я справлюсь.

— Тихий, это твой кадр, тебе и решать. — Обратился к моему командиру Лекер.

— У вас все равно нет других вариантов. — Повернулся я к Тарику. — А у меня есть несколько сюрпризов, которые я не постесняюсь применить, чтобы выжить. Любой же другой боец нашего отряда может рассчитывать только на путь в один конец.

— Он справится. Почему-то я в этом уверен. — Вставил свои пять копеек Ямель.

— Это твой выбор. — Мрачно буркнул командир. Не смотря на то, что я говорил весьма убедительно, эта затея ему не понравилась. Но, с другой стороны, вариантов-то у него особо и не было. Или я или кто-то другой. А то и несколько человек сразу.

— Хорошо. — Кивнул я. — Осталось только обсудить детали.

* * *

— Лиин, не делай из меня дуру, пожалуйста! — Тихо прошипела Инга, отведя свою сестру немного в сторону от движущегося через заросли отряда наемников.

— Ты о чем? — Девушка сделала вид, что не понимает о чем идет речь, но смущение в отведенных в сторону глазах выдало ее с головой.

— «Дан», значит, да?

— Ты об этом молодом наемнике?

— Ты что, всерьез считаешь, что я не узнаю в нем Криса?! — Глаза Инги гневно сузились, не предвещая сестре ничего хорошего. — Признаю, внешне он замаскировался неплохо, но я же не слепая и не глухая! Это он. Это очевидно — пусть он и нацепил на лицо дурацкую маску и сменил имя!

— Инга, я… Ладно! Это он. Ты это хотела от меня услышать? Только ради всех светлых богов, держи рот на замке. В отряде и так нездоровая атмосфера со всеми этими тайнами, а если станет известно, что один из наемников наш знакомый, да еще и разыскиваемый в столице…

— Знакомый? — Хмыкнула Инга.

— Знакомый, спаситель, называй как тебе угодно. К тому же, даже сейчас он, между прочим, рискует своей жизнью ради нас с тобой в том числе! — Раздраженно прошипела Лиина игнорируя тонкий намек.

— Ладно, признаю. — В жесте примирения подняла ладони младшая маркиза. — Но стоило ли так долго скрывать его участие в нашем путешествии? Могла бы и поделиться.

— Я сама узнала совсем недавно. — Недовольно буркнула девушка. — Если бы не знала, что он теперь носит маску, даже внимания бы не обратила. Он держался все время в стороне.

— Ох, сестренка, что-то мне неспокойно. Твой Крис, то есть, теперь Дан, просто притягивает проблемы. Как бы у тебя с ним беды не вышло.

— Послушай, Инга, во-первых, он не мой! Во-вторых, не знаю как на счет притягивания проблем, но, пока что, все неприятности, в которых он завяз, напрямую связаны с нами. Тобой и мной! А, в-третьих, — Лиина замялась. — Я не уверена, что я вообще ему интересна.

— Ага. — Хищно оскалилась Инга. — Значит, ты не отрицаешь, что он тебе небезразличен!

— Скорее просто симпатичен. — Девушка прижала холодные ладошки к покрасневшим щекам и вздохнула. — Однако я отдаю себе отчет, что, даже если у нас все сложится удачно, и папенька будет не против наших отношений, он, вряд ли останется подле меня.

— Почему?

— Считай это предчувствием. — Качнула головой маркиза и закруглила разговор, так как увидела приближающуюся к ним Тиру. — Давай лучше сосредоточимся на грядущем. Ходить пешком по дну реки нам еще не доводилось…

* * *

— Ваше Величество! — Рыцарь, насколько позволяла конструкция его брони, изобразил поклон.

— Значит, это вы трое отправляетесь на поиски нашего таинственного жреца? — С интересом произнес восседающий на троне Арденн Третий.

Тронный зал, если не считать стоящих вдоль стен гвардейцев и замершего за правым плечом Париона, был пуст. Встреча носила полуофициальный, и не публичный характер, и была организована самим королем, по большей части из чистого любопытства, хоть Парион и настоятельно отговаривал его от этого опрометчивого шага. Все же представители Ордена Бесцветных, по имеющейся информации, могли быть приравнены к высшей категории опасности. Но Арден, как обычно, заявил графу, что тот для того и занимает свой пост, чтобы от подобных угроз его защищать. Так что аудиенция, пусть и при максимальных мерах предосторожности, все же состоялась.

— Сказать по правде, я не ожидал, что в поисковый отряд будут включены столь… юные и прелестные особы. — Взгляд короля переместился со стальной фигуры Бесцветного на, стоящих рядом, двух молодых девушек.

— На самом деле нас четверо. — Прогудел глубокий тяжелый голос из-под шлема. — Прошу прощения, но, по ряду причин, еще один наш товарищ не смог тут присутствовать.

— А можно узнать о причинах подробнее. — Подал голос Парион. — Все же не слишком вежливо игнорировать приглашение короля, тем более… союзника, помогающего исполнению ваших замыслов.

— Со всем почтением, в тронном зале слишком ярко. — Удивил ответом Рыцарь. — Это весьма болезненно для нашего товарища. Но, если Ваше Величество настаивает…

— Не стоит! — Изящно взмахнул рукой Арденн в отрицательном жесте. Уточнять детали странного объяснения он не стал, решив позже уточнить у графа. — Если все обстоит именно так, я не настаиваю. Парион?

Глава Тайной Канцелярии вышел из-за спинки трона и, прошествовав к магу, протянул ему перетянутые алым шнурком письма.

— Здесь письма ряду высокопоставленных лиц, контакт с которыми может вам помочь. А это, — Парион подхватил, скользнувший из рукава свиток. — Ваш универсальный пропуск и приказ содействия для гражданских и силовых структур королевства. Однако, я смею надеяться, что вы помните наши договоренности по этому делу и не будете злоупотреблять данной вам властью.

— Исключительно в рамках разумного, и только по необходимости. Мы чтим условия по достигнутым условиям нашего союза и благодарны за то, что Ваше Величество посчитал возможным пойти нам навстречу. — Произнес рыцарь, ловко принимая массивными латными перчатками протянутые бумаги.

Едва створки парадных дверей захлопнулись за спиной, Амия выдохнула и смогла, наконец, немного, расслабиться.

— Никогда еще я так не волновалась. — Не обращаясь ни к кому конкретно, прошептала она.

— А, по-моему, было жутко интересно. — Грубоватым голосом, произнесла вторая девушка.

— А, по-моему, тебе вообще тут делать нечего! — Резко огрызнулась Амия, бросив в ее сторону неприязненный взгляд. — Неужели было обязательно тащить ее с нами?! — Обратилась она к безмолвно шествующему между девушек Бесцветному.

— Это решение Ректора. — Отрезал маг. — Вайла подающая большие надежды магесса, уже достигшая многого на своей стезе. Она старше тебя, опытней и, по моему мнению, больше чем ты подходит для этой миссии. Так что не забывайся.

Амия скривилась, будто съела незрелый плод, но благоразумно промолчала, хоть и осталась при своем мнении. В самый последний момент приписанная к группе юная магесса-артефактор, по какой-то непонятной причине, сразу вызвала у нее неприятие.

Вроде бы ничего такого особенного в ней и не было. Отливающие синевой темные волосы, самое, что ни на есть рядовое, немного раскрашенное светлыми веснушками, лицо, да заметная сутулость, — вот и все что можно было отметить, глядя на нее. Но ее присутствие с самого начала стало вызывать у Амии раздражение, переходящее в головную боль, чего она просто не могла объяснить, каждый раз идя на поводу у вспышек своих эмоций и срывая на компаньонке свою злость.

— Отправляемся сегодня. — Начал инструктаж Рыцарь прямо на ходу. — Тайная Канцелярия снабдила нас информацией о том, что несколько человек, более-менее подходящих под общее описание объекта, покидало город в северном направлении.

— А если он ушел через порт? — Живо поинтересовалась Вайла.

— В том направлении все кто вписывался в установленные для поиска рамки, были опознаны. Их личности железно подтверждены. Порт исключен. К тому же аналитики связали с северным направлением поисков отбытие в ту сторону неких людей, подробнее о которых нам так и не рассказали. Однако, по запросу в Ашем-Ран-Илл удалось получить кое-какую информацию. Владея ей можно предположить, что речь шла о дочерях наместника Даэра.

— Это с ними был Крис, когда произошло нападение? — Хмыкнула Амия.

— Совершенно верно. — Отозвался маг. — Еще вопросы?

— Нет. — В один голос произнесли девушки.

— Тогда я продолжу. Наше условное направление поисков — Даэр и, если ничего не обнаружим, то далее Ольд, Атар и даже Элшамар, если потребуется. Но все осложняется назревающей огромной проблемой, которая заключается во вполне вероятной войне между Рунегримом и Ишрантаром. — Рыцарь сделал паузу, но, не дождавшись наводящих вопросов, продолжил. — Мажья Долина традиционно держится в стороне от этих склок, сохраняя нейтралитет, но у нас есть разрешение Ректора вступать в боевые действия, если ситуация угрожает нашей миссии или нашим жизням. Ишрантарцы из числа вероятных угроз полностью исключены.

— А с кем же тогда нам придется иметь дело? — Похлопала глазами Вайла, старательно подстраивая свой семенящий шаг под широкую поступь мага.

— Рунегримцы и Ковен.

— Мило. — Фыркнула Амия. — А как же нейтралитет?

— В данный момент мы агенты Ашем-Ран-Илл на задании. И названные стороны конфликта, это единственное препятствие, которое может возникнуть на нашем пути. Ишрантар на нашей стороне. Из Рунегрима пришло сообщение, что они ничего не могут обещать, так что Ректором было принято именно такое решение. Претензий не будет. — Уверенно пробасил Рыцарь.

— Ясно. — Кивнула Вайла.

— Все понятно? — Повернулся к спутницам, резко остановившийся на перекрестке, Рыцарь.

— Абсолютно. — Вздохнула Амия.

— Тогда за работу.

* * *

Лагерь опустел ближе к полудню. На прощание я сгрузил Листу свои небогатые пожитки, получил от большинства компаньонов молчаливое пожелание удачи, через крепкое пожатие предплечья и проводил их взглядом. Отсчет времени пошел. Переносные хронометры в этом мире большая редкость, а связи на расстоянии между нами наладить возможности не было, так что пришлось действовать по старинке. Мы назначили старт моей части миссии на тот момент, когда Элера коснется краем горизонта. Именно к этому моменту отряд постарается подгадать свое приближение к мосту.

В какой-то момент меня начал грызть червячок сомнения — А не слишком ли я поспешил, подставляя свою шкуру под удар ради других? Но, взвесив все «за» и «против», пришел к мнению, что мой выбор относительно верный. Контакт с наместником мне необходим. Тем более доверительный. А без маркиз, в целости и сохранности, доставленных домой при моем непосредственном участии, это маловероятно. Можно, конечно, манкировать предыдущими заслугами в их спасении, но, не предоставив им защиту сейчас, на пороге Даэра, в двух шагах от отца, я сделаю большую ошибку. В случае же успеха, долг лишь вырастет. Но острого желания лезть под вражеские заклинания, от этих рассуждений, тем не менее, не возникло.

Я проверил, как выходят клинки, подтянул ремни ножен и привел одежду в порядок. Хоть до каэрэ дело дойдет, вряд ли, любая мелочь может сыграть свою роль. Уж лучше перестраховаться. Маску, из опасения, что она пострадает, с небольшим сожалением, пришлось снять. К тому же, прозрачность прозрачностью, но незашоренное зрение будет предпочтительней.

Я посмотрел на небо и прикинул, что часа два до выхода у меня в запасе есть. Имеющееся время я решил традиционно потратить на медитацию и осмотр своего тела. Вернее его энергетической составляющей. Серьезных травм силового контура у меня не осталось, если не принимать во внимание область вокруг правого глаза, но лучше быть уверенным, что я готов на все сто процентов. Как показала практика, враги горазды на сюрпризы, а значит, нет никаких гарантий, что не придется выводить свои ресурсы на максимальную мощность.

Поправив несколько узлов и расширив пару свежих каналов, которые теперь пробивались во мне словно весенние ростки, я вынырнул из медитации и, встав, выпрямился. Пора!

Тщательно осматривая окрестности на предмет аур и прислушиваясь к звукам, я направился обратно к дороге, тем же путем, которым мы шли сюда. К оврагу с телегами вышел довольно скоро, а уж от него до тракта было рукой подать, но идти пришлось более осторожно. Я помнил о возможных вражеских разъездах.

Избегая открытых пространств, в сильно поредевшей поросли рощи, я засел под прикрытием жидкого кустарника и оценил обстановку. Хорошо просматриваемая отсюда река, делала крутой изгиб, уходя в крутые берега, над которыми возвышался широкий горбатый каменный мост. Светило почти достигло условленной отметки, а, чтобы добраться до него, мне предстояло преодолеть еще чуть меньше километра.

Выбор действий был не богатый и, перекрыв ручей силы, сбрасываемый мной в Эфир, я выпрямился и, более не скрываясь, вышел на дорогу. Время поджимало, но прежде чем я окончательно подготовлюсь, торопиться не стоило, поэтому шагал я не торопясь.

Укрепление тела Силой прошло как всегда быстро. Я лишь немного повозился, отлаживая уровень постоянного тока энергии, идущего от моего основного Источника, после чего сразу перешел к наращиванию внешней брони.

Меня заметили еще задолго до того как я приблизился к мосту, но особого ажиотажа у рунегримцев моя персона не вызвала. Одинокий путник, пусть и уверенно идущий к осажденному городу, не то чего можно было бы опасаться. И, в общем-то, если они так посчитали, то, по большому счету они были правы. Кем бы я ни был, как противник, против целой армии, я мало что мог противопоставить. Большую часть своего преимущества я терял из-за присутствия среди них Поводырей и их Измененных. Я прекрасно помнил мою стычку в Смерках и отдавал себе отчет, что более опытные в стычках маги Ковена, да еще и в таком количестве, это очень серьезная угроза как для выполнения задуманных планов, так и для моей жизни.

Еще только подходя к мосту, я уже внимательно осмотрел театр действия будущих салочек и прикинул маршрут, по которому буду уводить противника в сторону. Мое тело, к этому моменту, почти полностью было закрыто броней, наращивание которой, с трудом, но контролировать получалось. Все же это не одна правая рука. Защита разрасталась по всему телу и чем дальше, тем сложнее было контролировать этот процесс. В этот раз, я уделил особое внимание процессу роста защиты на сгибах конечностей. Ничего лучше защиты в форме чешуек создать не удалось, но задумка оказалась, вроде бы, удачной. И тело прикрыто, и суставы гнутся хорошо. При этом, что немаловажно, вся эта броня, целиком созданная из Силы моего Источника Тьмы, ощущается мною легко и привычно, будто я в ней и родился.

Издали я теперь, наверное, вполне мог сойти за пешего рыцаря в вороненой броне, созданной на заказ. Но вблизи мой магический доспех с поделкой кузнеца спутать уже будет трудно. Особенно если меня увидит маг.

Первые противники встретили меня у самого моста.

— Ха! Ха елэ им саа! — Насмешливо бросил мне неплохо экипированный воин в остроконечном шлеме. Позади него стояло еще трое. Мечи в ножнах на бедре. Выражения лиц насмешливые и расслабленные. Уверены в своем преимуществе. Голову, в надежде начать действовать неожиданно, я пока что оставил непокрытой, чтобы не вызвать чрезмерного опасения, так что мое лицо было открыто. Интересно, каким тоном они бы со мной говорили, если бы я подошел к ним с неприкрытым правым глазом?

Я, молча, отрицательно помотал головой, показывая, что ничего не понимаю. Готовясь к схватке, мои чувства окунулись в прохладу темного Источника. И на моем лице, не смотря на ситуацию, проступило выражение безразличия.

— Улем`ха елэ мере! — Громко произнес воин, стоящий позади первого, заговорившего со мной, и все четверо весело заржали.

В ответ, я слабо улыбнулся и пожал плечами, но все мое внимание в данный момент было сосредоточено на желтоватой речной мути. В непрозрачной воде, неподалеку, отчетливо блеснули огоньки ощущения активных заклинаний. Слишком ярко, чтобы в скором времени на них не обратили внимания. Пожалуй, пора.

— Ха мээ у него, чала он раздобыл такой красивый доспех! — Внезапно я услышал почти полностью понятную фразу. Похоже, рунегримский язык теперь можно заносить в список «изученных». Удобная способность все-таки, откуда бы она у меня не появилась.

— Ты говоришь об этом подарке, который принес нам незнакомец? — Немного вытягивая гласные звуки, обратился к говорившему первый воин.

— Сожалею, но это не доспех. — Подал голос я и виновато улыбнулся.

Смех, как по команде стих.

— Кто ты? Если ты Сын Элеры, то говори тайные слова, иначе твой путь окончится здесь! — Нахмурившись, скомандовал солдат стоящий ко мне ближе всего.

— Тайные слова? Пароль, что ли? — Я убрал улыбку со своего лица. — Он мне не нужен. Но и путь мой тут не закончится. К моему глубочайшему сожалению, он даже еще и не начался. — Произнес я все так же на рунегримском и открыл правый глаз.

* * *

— Барк! Барк, бездна тебя побери! — Зычно проорал десятник, пытаясь докричаться до своего подчиненного на стене. — Глухой шмак! Вот поднимусь, да так уши тебе прочищу, что ты мой шепот из самой казармы слышать будешь! Проклятые лестницы.

Тяжело отдуваясь, крупный боец поплелся наверх, через каждый шаг, проклиная осаду, Рунегрим и всех своих подчиненных поименно. Когда его красное лицо показалось над уровнем верхней части южной стены, в глазах не было ни намека на доброту.

— Барк, что б тебя…! — Зло просипел десятник и, поймав указующий жест от одного из сидящих под стенным зубцом воина, направился туда.

Искомый Барк обнаружился почти у самой надвратной башни и, сопящий командир, ускорил тяжелый шаг. Не его это было, лазить по стенам. Вот строй держать, принимая на копье наступающего врага, еще куда ни шло. А лестницы… Все ж возраст начинал брать свое. И пора бы на покой, но замена была не готова. А уж теперь-то десятник Вельт и вовсе опасался, что с нагрянувшей войной, дело затянется.

— Барк! — Десятник отвесил звонку затрещину прямо по шлему молодого парня.

— Да тут я! Чего орать? — Недовольно покосился тот на командира и нервно вздрогнул от близких попаданий грязно-серых клякс вражеских заклинаний по внешнему щиту города.

— Ты когда должен был смениться, яська полевая?! Когда ты научишься своего главного слушать, а?! — Рыкнул Вельт и опасливо присел. Защита защитой, но магии старый воин побаивался.

— Кому главный, а кому и батя. — Фыркнул Барк, за что заработал очередную затрещину, по загудевшему шлему.

— Это дома я тебе батя! А тут, изволь звать меня как положено — Господин десятник! И никак иначе! Ох, избаловала тебя мать…

— Ты это… бать… — Неуверенно протянул молодой боец, на что заработал очередной командный рык.

— Десятник я!

— Ага. Это… Господин десятник, тут такое дело… — Тут Вельт, наконец-то обратил внимание, что его сын, осторожно вытянувшись, пристально смотрит куда-то за стену.

— Чего усмотрел?

— К мосту рыцарь какой-то, весь в черном пришел. Только что. С рунегримцами болтает.

— Пришел?! Не на коне?

— Неа. Как есть, пеший.

— Это, с каких пор рыцари пешком ходят? Ничего не путаешь? — Вельт нахмурился. Он приподнял голову в пространстве между каменными зубцами и присмотрелся в услужливо указанном направлении.

— Ты глянь, и вправду, вроде рыцарь какой-то. Как бы это не их главный пожаловал. Только странно, что пеший.

— Со стороны Мезгорда? Думается мне, не главный это их. — Со скрипом почесал шлем Барк.

— И то верно. — Согласился десятник. — Тогда кто?

В этот самый момент, один из рунегримцев, о чем-то говорящий с черным рыцарем, резво скакнул назад, к своим товарищам, а вслед за ним метнулся шар пламени. На краткий миг, в воздухе обозначился контур сразу нескольких штатных магических щитов, но их мощности явно не хватило, чтобы остановить атаку странного мага. Яркое пламя мгновенно охватило тела врагов, и они заметались у дальней стороны моста, впрочем, продолжалось это не долго. Пламя было смертельно жарким и вскоре все было кончено.

— Барк, быстро к господину коменданту! Скажи, что с юга странное творится! И скажи, что это срочно!

— Понял! — Кивнул боец и метнулся к спуску со стены.

— Не «понял», а «так точно», по инерции пробормотал десятник, с тревогой в глазах всматриваясь в фигуру странного воина, неспешно двигающуюся через мост.

* * *

Избавившись от четверки рунегримских вояк, я отметил, что следы заклинаний примененных маркизами уже совсем близко. Пора пошуметь так, чтобы ни у кого не осталось времени смотреть по сторонам.

Пройдя до середины моста и присев, я зацепился короткими когтями ног за брусчатку и, оттолкнувшись, отправился в полет. За мгновение до того как я мягко приземлился по ту сторону реки, послушная моей воле плоть Тьмы нарастила на уязвимую к атакам голову шлем. В глаза тут же плеснуло холодком, а радиус обзора заметно расширился.

Не успел я выпрямиться, как пришлось, быстрыми короткими рывками уходить влево от дымных следов вражеских заклинаний. Очухались, наконец-то! Ну что ж. Я буквально физически ощутил, как от меня распространяется отклик Силы, вырывающийся из моих Источников. По левой руке, с шипением проложила свои алые дорожки энергия Пламени.

Я быстро оценил обстановку. Ко мне, огромной скоростью, неслось сразу три Измененных. Антропоморфные двухметровые монстры, бывшие некогда людьми, взрыкивали и угрожающе разевали пасти. У одного, как мне показалось, строение нижней челюсти было как у насекомых, но рассматривать было некогда. Маги усилили натиск разнообразных атак и я, резко пригнувшись, практически распластавшись у самой земли, развернул вокруг себя Секционный Щит.

Не имеющий в своей составляющей стихийного компонента, он возник на расстоянии ладони от тела в виде прозрачного искажения, тут же обретшего форму множества вытянутых сот.

Мой Источник забуксовал, напитывая заклинание Силой, и мне пришлось, на мгновение ослабить поток энергии усиливающей тело. Не рассчитал. До этого использовал это плетение только частично, так что не ожидал такого мощного расхода. Но, уже через короткий миг, мой Источник справился и я, рванул навстречу чудовищам.

Биться с ними я не планировал, а вот дезориентировать и создать на поле боя дополнительный фон, отвлекающий от слабых, но вполне ощутимых в Эфире, источников заклинаний в реке, пожалуй, стоит.

Когда до тварей осталось метра три, я хрипло выдохнул, — Эклипс.

Тьма плеснула во все стороны, лишая возможности видеть всех, включая меня. Довольно опасно в моем положении, но я-то к этому готов, и, едва пространство было поглощено непроглядной темнотой, я сделал рывок, кузнечиком отпрыгивая вверх и в сторону.

Вовремя! Эфир подо мной прочертили хищные линии возмущений от пронесшихся заклинаний. Но поздновато. Меня там уже нет.

Приземлившись, я бросил взгляд по сторонам и тут же ушел перекатом от расплескавшегося по земле вражеского заклинания. Точно таким же пользовался маг в Смерках. Помню, опасная штука, сродни источающей яд кислоты.

Крепость моих магических щитов и внешней оболочки, у меня испытывать, желания не было. И, немного ускорив восприятие, чтобы случайно не попасть под вражескую атаку, я начал быстро менять позиции.

Чтобы избежать подобных площадных заклинаний, изначально я рассчитывал ворваться во вражеские ряды. Но едва началась эта круговерть, как простые бойцы, довольно споро покинули поле боя, разбежавшись, кто куда. Разумно с их стороны, не лезть туда, где работают маги. А вот для меня неприятно, хотя и не критично.

Оставив за собой фонтан из земли, отброшенной назад во время очередного прыжка, черным метеором я пронесся по воздуху и тяжело упал возле какой-то незавершенной деревянной конструкции. Видимо это должно было стать приспособлением для штурма стен. Лестница, по крайней мере, присутствует.

С хрустом оторвав кусок сколоченных меж собой деревяшек я, хэкнув, запустил его в полет в сторону магов. И сразу, не дожидаясь, когда меня накроет их очередной залп, отскочил назад.

Оставленная мной зона Затмения не долго удерживало Измененных. Сначала один, а затем и оставшиеся двое, выбрались за его пределы и начали очумело озираться.

Я пригнулся к земле и, загребая всеми четырьмя конечностями, бросился в сторону реки. С обрыва активные заклинания использованные девушками мною не ощущались. Похоже, они прошли. Сколько мне еще скакать? Пять минут? Пятнадцать? Поскорее бы дали сигнал со стены. Долго я так не протяну.

Резко изменив направление движения, я снова подпрыгнул, уже в воздухе развернулся в сторону магов Ковена и шепнул, — Фугас.

Между пышущих жаром когтей левой руки, сверкая, выросла белая, раскаленная сфера, которую я метнул почти наугад. С такого расстояния, да еще и левой рукой, попасть я не рассчитывал. Главным для меня сейчас было устроить хаос, так что, даже если не попаду, не столь важно. Взрывы, суматоха и облака Тьмы, то, что мне сейчас нужно.

Такой большой накачки Силой Пламени я еще ни разу не делал. Можно сказать, это было полевым испытанием моих новых боевых умений. Бахнуло почти одновременно с моментом моего касания земли. Сила взрыва оказалась такова, что в воздух взметнулся огромный фонтан земли. Эффект был сравним разве что с виденными мной в хрониках, попаданиями крупнокалиберных артиллерийских снарядов. Конечно, я не по кому не попал, но маги, до этого монументально стоявшие рядком, начали суетливо разбегаться в разные стороны. А монстры вновь бросились вперед, то ли повинуясь безмолвному приказу, то ли сами по себе желая порвать меня на тряпки.

Пока Измененные неслись ко мне, я устроил себе секундную передышку и быстро просмотрел состояние своих энергетических каналов. Для этого, собственно говоря, была причина. После Фугаса, в теле появилось неприятное тянущее чувство. Не боль, но уже само по себе тревожный звоночек.

Увиденное я осмысливал между чередой прыжков, после того как, будто огромный сухопутный кальмар, оставил очередное «чернильное» пятно. В него влетело сразу две твари. Одной из них, к сожалению, этой безвредной, но неприятной ловушки избежать удалось.

Ну а на счет каналов — с ними снова творилось что-то неладное. Особенно меня сбивало с толку то, что ни разрывов ни каких-либо иных повреждений я не увидел. Однако, при этом, нити моей энергоструктуры будто вибрировали! Сами же каналы, утратив свою гибкость, были напряженны, словно натянутые струны, но при этом функционировали как и прежде.

По опыту зная, что перенапрягаться и рисковать чревато, я с надеждой бросил взгляд на стены Даэра. И, едва не завопил от радости — две человеческие фигурки меж соседних зубцов размахивали факелами. Полагаю, это мне.

Вычленив взглядом продолговатый сектор городского щита, находящийся строго под сигналящими людьми, я рванул к нему. Причем, рванул так, что аж заскрипели суставы моего усиленного организма. Такой прыти даже я от себя не ожидал, чего уж говорить о противнике. Брошенное в меня плетение-сеть и пара каких-то заклинаний попроще, поразили то место где меня уже не было.

Расстояние я преодолел за два стука сердца, не больше. А вот попытка красиво затормозить в паре шагов от городского щита, закончилась тем, что я споткнулся и совсем неэлегантно влетел прямо в него.

Я даже охнуть не успел, как проскочил защиту насквозь, а в спину ударило ощущение набирающего силу искажения Эфира. Меня пропустили и, не теряя времени, мастерски раскочегарили ослабленное заклинание.

Тревожась за свое состояние, я открыл канал в Эфир и начал сбрасывать излишек наполняющей меня Силы, одновременно с этим, усилием воли замедляя работу всех своих Источников.

— Справился! — Улыбнулся я, едва Тьма освободила все мои чувства. — И не так уж это было сложно.

И, прежде чем я решил, каким образом мне теперь попасть внутрь, ведь ворота, наверняка, основательно заблокированы и путь может быть только вверх по стене, а значит, придется изображать из себя таракана, мне на голову рухнула веревочная лестница.


ГЛАВА 4

Частые рывки хорошо закрепленной лестницы резко прекратились, и в камень впилась черная кисть руки. Когти, венчающие ее пальцы, заскрежетали по поверхности, оставляя глубокие царапины, и рядом появилась вторая рука. Неизвестный маг, за глаза прозванный десятником «черным», безмолвно подтянулся и, упав грудью меж зубцов стены, облегченно выдохнул.

— Фух! Вовремя вы! Думал, еще немного и они мне накостыляют.

Он свесил ноги и, не обращая на яростно стучащие позади, в защиту крепости, всплески вражеских заклинаний, неторопливо приладил на лицо маску-половинку, надежно скрывшую уродливый глубокий шрам, который, вскользь царапая закрытое веко, перечеркивал глазницу и оканчивался на щеке. Страшные черные лапы при этом быстро истаяли темным туманом, на глазах превратившись в обычные человеческие руки. Каких-то несколько мгновений прошло, а перед защитниками крепости уже не монстр, державшийся на равных против трех Погонщиков и их Измененных, а обычный мальчишка.

Десятник заставил себя ослабить хватку потной ладони на рукояти меча и, помня о спешном приказе наместника, учтиво поклонился. Остальные воины, присутствующие на этом участке стены, опасливо отирались в отдалении, нервно перешептываясь и пытаясь понять, что же тут происходит.

— Меня зовут Вельт. Приветствую Вас… — Воин сделал многозначительную паузу, призывающую незнакомца назвать себя.

— Дан. И можно на «ты», я не против. — Тяжело дыша, произнес парень относительно ровным тоном, сохраняя на лице холодное выражение.

«И ведь не скажешь, что этот малец там за стеной столько шуму натворил и ушел невредимым!» — Мелькнула мысль опытного бойца. — «Опасен! Очень опасен! Хорошо, что он союзник Его Светлости, иначе быть бы беде».

— Что ж, Дан, Его Светло… — Начал было говорить Вельт, и едва не прикусил себе язык, когда его прервал мощный грубый голос, прозвучавший из-за спины.

— Отставить, Вельт! Я сам решил поприветствовать нашего гостя.

Десятник отступил в сторону, склоняясь перед явившимся наместником и, слегка довернув голову, скорчил страшную рожу сыну, голова которого медленно всплыла над стеной вслед за правителем Даэра. Любопытство отрока вдребезги разбилось о суровость родителя, и Барк немедленно исчез из поля зрения.

Воину и самому было до смерти интересно, что же тут вообще такое происходит, но раз уж о таком громком щелчке по носу магов Ковена, никто ничего заранее не знал то и не стоит тут быть лишним свидетелям. Каждое сказанное сейчас слово может стать на вес золота… или топора, которым будет отсечена от тела глупая голова. Прогнав сына, он и сам был бы рад удалиться, но не мог. За отсутствием офицеров и личной охраны, он был тут старшим, и его святой обязанностью было отразить любую возможную угрозу, направленную на своего сюзерена. Десятник совсем не был уверен, что против этого, обманчиво спокойного молодого мага продержится хотя бы один короткий удар сердца, но и пренебречь своим долгом, без прямого на, то приказа, не мог.

— Пройдемте ко мне в кабинет, молодой человек. Там разговаривать нам будет значительно комфортней. — Проговорил наместник и, к огромному облегчению Вельта, отдал ему приказ. — Разберись тут. И проследи, чтобы поменьше болтали.

— Слушаюсь, Ваша Светлость! Но боюсь, слухи все же поползут…

— Без этого никак. — Понятливо кивнул правитель. — Главное, чтобы в этих слухах было как можно больше вымысла, далекого от того, что здесь реально происходило.

* * *

Отец Лиины и Инги, наместник Даэра Ирг Вааласский, оказался довольно крупным мужчиной, лет сорока на вид. По-военному короткая стрижка выгодно подчеркивала его волевое лицо, а голубые, с карей каймой, глаза смотрели хоть и пронзительно, но, в то же время в них пряталась какая-то легкая смешинка. Особое внимание я обратил на его яркую ауру мага. Она имела отчетливый отпечаток Силы Пламени, возможность чего предусматривала известная мне теория, однако вживую, такой заметный стихийный перекос я увидел впервые. Впрочем, придавать этому значение было не время. Сейчас для меня были важны вопросы иного характера.

Я следовал позади спокойно вышагивающего правителя и посматривал по сторонам. Едва мы спустились вниз, как неподалеку от нас, начали крутиться бойцы, экипировкой и манерой поведения, сильно отличающиеся от тех, что я встретил ранее. Впрочем, приближаться к нам они не торопились. Что ж, можно сделать вывод, что мне, в какой-то мере, доверяют.

— Отряд добрался без потерь? — Поинтересовался я судьбой той части операции, ради которой мне пришлось поплясать перед не самым безобидным противником.

— Ты о моих дочерях и наемниках, что их сопровождали? — Баском переспросил наместник. — Да, добрались в целости и почти сохранности. Те, кто не маги, потравились немного зельями, но к утру будут в порядке. Чья хоть идея была? А то я не сподобился расспросить своих дочерей.

— Вместе решали.

— Наглость города берет. — Хохотнул Ирг и тут же добавил серьезным тоном. — А теперь скажи мне, потеря, что мне с тобой делать?

Угрозы в его голосе я совершенно не почувствовал, но сама постановка вопроса меня немного напрягла.

— Что Вы имеете в виду, Ваша Светлость? Вы мною недовольны?

— В том-то и дело, что нет. — Ирг принял у слуги коня и кивнул мне на второго. А когда мы сели в седла и неторопливо двинулись по узким кривым улочкам городка, позволил мне с собою поравняться и добавил. — Просто я не понимаю, что такому человеку как ты могло понадобиться от меня. Богатство? Место подле меня? Информация? Я теряюсь в догадках.

Я понял, что наместник просто играет словами, чтобы отследить мою реакцию, поэтому не стал менять манеру разговора, а продолжил наше общение в том же тоне. Даже немного погрузил свои эмоции в образ самого верхнего слоя Тьмы, чтобы все возможные переживания не имели шанса отразиться внешне.

— На счет богатства… — Я сделал небольшую паузу, поглядывая по сторонам и запоминая обратную дорогу. — Пожалуй, мне хватит положенной оплаты за работу по договору найма. Впрочем, не откажусь от доплаты за риск и «боевые» выплаты, но все в пределах расценок предусмотренных гильдией. В этом плане на большее я не претендую. А касательно «места подле Вас»… Я и в Мезгорде мог неплохо устроиться, но это идет вразрез с моими планами.

— Интересно. — Ухмыльнулся наместник. — Но вполне ожидаемо, если судить по тому, что я уже о тебе знаю.

Я равнодушно пожал плечами. Не знать обо мне наместник не мог. Все же родственник короля. Единственная странность, насколько мне известно, по какой-то причине титул герцога не получил. Но, как наместник Даэра, равный ему статус имеет.

Изначально меня волновало, что, едва я раскрою свою личность, меня тут могут попытаться задержать. Однако теперь, когда стало понятно, что мой секрет не является для наместника тайной и он не торопится бросаться на меня, чтобы крутить мне руки. Знает и знает. Хуже от этого мое положение не стало. И я, с небольшим облегчением, сосредоточился на других, более актуальных, проблемах. К примеру, меня сильно волновал вопрос, что мне теперь делать, когда вокруг разворачиваются боевые действия, а я, к тому же, сижу в самом их центре, в осажденном городе.

Тут я заметил краем глаза, что Ирг внимательно на меня смотрит и поблагодарил себя за предусмотрительность. Тьма надежно скрывала мои эмоции, так, что ни единой тени мысли на лице отразиться не могло. И хвала Богам! Пока мое положение тут еще не определилось, лучше перестраховываться даже в мелочах.

— Я задержан? — Безразличным тоном поинтересовался я, кивнув в сторону охраны.

— Упаси боги! — Отмахнулся наместник. — Они меня сопровождают, а не тебя. А если ты переживаешь о том, что тебя разыскивали, то спешу успокоить — Теперь это не так.

— Возможно, меня не ищут люди короля, но Ваша Светлость забыл упомянуть, что мною сильно интересуется его союзник. — Вежливо произнес я.

— Знаешь, стало быть?

— О договоре с Ректором? Знаю.

— Что ж, — Ирг приостановился, пропуская торопящийся куда-то вооруженный арбалетами десяток стражи, и обернулся ко мне. — Спешу заверить, что на твой счет мне не поступало никаких указаний. К тому же, не до того мне сейчас. — Мы не спеша тронулись дальше. — И, ко всему выше перечисленному, я слишком ценю твою помощь моим дочерям, чтобы поступиться со своей честью и предать тебя словом или делом.

— Я надеялся, что это сыграет некую роль в нашем общении. — Решил ответить откровенностью на откровенность я. — Но, мое активное участие в произошедшем, честно сказать, произошло не по моей воле.

— Полагаю, так оно и есть. — Кивнул наместник и свернул на прямую улицу, ведущую к цитадели.

— Моя наследница сильно переживала за тебя. — Как бы, между прочим, произнес Ирг, но в его голосе проскользнула напряженная нотка. — Я ни в коем случае не буду препятствовать счастью своей дочери, но…

— Не стоит беспокоиться! — Я взял на себя смелость перебить собеседника, пока он не начал говорить на те темы, которые ему, очевидно, неприятны, а для меня уже решенный вопрос. — Если речь идет о Лиине, но между нами ничего не было. И не будет.

Повелитель Даэра заметно расслабился и бросил в мою сторону благодарный взгляд.

— Не пойми меня превратно, я ничего не имею против тебя лично, но ты жрец Первостихии. Иными словами, проводник Ее Воли. И счастья с таким человеком моя дочь не увидит. Лишь горе и разочарование.

Наместник не оправдывался, он просто объяснял мне свою позицию, чтобы между нами не возникло недопонимания, это я понял сразу.

— Вообще-то, вопрос с моим жречеством закрыт. — Пожал я плечами, поглядывая по сторонам. — Связи с Тьмой я более не имею. Мои причины гораздо более прозаичны и… в каком-то смысле, глобальны.

— Мне слабо верится в то, что твое жречество в прошлом. — Укоризненно посмотрел на меня Ирг. — Я был свидетелем того, что ты делал совсем недавно.

— Остаточный эффект. — Я спокойно встретил его взгляд. — К тому же, я умею кое-что еще, кроме владения Силой Тьмы.

— Тогда в чем же заключается твое нежелание стать Лиине парой. — Немного растерялся Ирг. — Не пойми меня неправильно. Это всего лишь излишнее любопытство с моей стороны, но все же…

— Ну, во-первых, меня все же ищут, и чем это закончится, я предсказать не берусь. — Передернул я плечами. — Причем, речь идет не только о Ректоре, но и о ком-то, чье могущество может оказаться не по зубам даже ему. Во-вторых, я в ваших краях оказался случайно и, рано или поздно, уйду. — Пояснил я, не вдаваясь в детали и не поясняя, что, где-то в этом мире, меня упорно ищет Меор. — Ну и, в-третьих, я должен выполнить, скажем так, некое поручение, от которого зависит… многое. Так что даже по двум пунктам из трех, оседлая жизнь не для меня.

— Я так полагаю, ты прибыл в Даэр из-за этого поручения? — Догадался наместник.

— Да. — Кивнул я. — И в связи с этим вопросом, нам нужно будет обсудить кое-какие вещи, в которых я надеюсь на Ваше понимание и помощь, Ваша Светлость.

Наместник нахмурился, кивнул и негромко бросил. — С подобными разговорами стоит подождать до более укромного места.

Ударом пяток в бока коня он придал ему прыти, а моя лошадь, как привязанная, устремилась вслед за ним, неся меня к опущенному мосту, ведущему в сердце крепости.

Оказавшись внутри цитадели, я сделал вывод, что внутренний дворик весьма тесноват. Хотя, с другой стороны, все под рукой — и казарма, и конюшня, в которую отвели наших лошадок, и мрачноватая центральная постройка, увенчанная башнями и, судя по всему, служащая наместнику домом. Туда-то мы и отправились сразу после того как Ирг быстро переговорил со своими телохранителями и отдал приказ — Не беспокоить.

* * *

— Тут можно поговорить без лишних ушей. — Произнес наместник, прикрывая за нами массивную дверь, ведущую в свой кабинет и разворачиваясь ко мне. — На чем мы остановились?

— Кхм. — Я откашлялся, затем медленно повернулся и уставился своим глазом точно на его переносицу. — Речь пойдет о некоем артефакте, доставшемся Вам в результате ареста рунегримского контрабандиста. Что за артефакт мне неизвестно, знаю только, что у вас его всячески выманить хотели. И угрозами в том числе.

— Ну да. — Немного подумав, кивнул наместник, потирая заросший двухдневной щетиной подбородок. — Помню-помню. К тому же эта внезапная осада, я так полагаю, косвенно с ним же и связана. Вот только зачем он вам всем, ума не приложу. Силы в нем с медяшку. Разве что вид интересный.

— Вот и мне интересно, ровно тоже самое. — Тихо буркнул я.

— Вина? — Ирг отошел к застекленной стойке с бутылками темного стекла.

— Не откажусь. — Я легко кивнул головой, соглашаясь.

— В общем, артефакт я тебе отдам, однако у меня есть небольшая просьба. — Произнес наместник, разлив вино и протягивая мне толстостенный граненый бокал. — Это будет единственное условие с моей стороны. — Добавил он, опускаясь в стоящее рядом кресло.

— Дайте угадаю. — Я поставил ножку тяжелого бокала на колено, так и не сделав глоток, и повернулся к наместнику. — Вам, Ваша Светлость, необходима помощь с решением проблемы, стоящей под стенами Даэра.

— Да уж, в нашем положении это весьма очевидно. Ты совершенно прав, Крис.

— Дан. — Поправил я его. — Крис в прошлом.

Ирг открыл, было, рот, чтобы сразу что-то сказать, но передумал и сделал большой глоток темно-алой жидкости.

— Я помогу. — Со вздохом произнес я. — Даже если бы я хотел бросить вас на произвол судьбы, шансов вырваться из города у меня теперь гораздо меньше, чем было, когда я в него проникал.

— М-да. — Ирг понимающе кивнул. — Эффект неожиданности утерян. Готов заключить пари на что угодно, не пройдет и пары оборотов как мне доложат о смене диспозиций вражеских магов. Тебя будут ждать.

— Кстати, Его Величество в курсе ситуации?

— Да, но помощи мы не дождемся. — Нахмурился правитель и, видя непонимание с моей стороны, пояснил. — Раскрою тебе одну маленькую тайну — щиты города, которые пока что удерживают врага на расстоянии, не вечные. В моем распоряжении, к сожалению, нет Источника, чтобы удерживать их достаточно долго, чтобы дождаться прибытия подмоги, а магов в моем распоряжении, считай, нет. Это значит, что прямого столкновения в стенах города нам не избежать. А на переброску войск из столицы, в достаточном количестве, чтобы хоть как-то выровнять перевес сил, нужно время.

— Его-то у нас и нет. — Кивнул я. — Однако, почему Ваша Светлость уверен в том, что войска врага превосходят защитников Даэра. Я видел от силы полсотни бойцов и тройку магов Ковена со зверушками. Если даже увеличить это число впятеро, справиться можно.

Наместник грустно улыбнулся и покачал головой.

— Это те, что стоят у самых стен. По местности раскидано еще несколько десятков таких отрядов, на случай, если мы используем эту лазейку и попытаемся прорваться в южном направлении. А основные войска противника находятся с севера, и их там уже более трех тысяч. И с каждым часом, неизвестно откуда, прибывают подкрепления. Даже при условии, что мы сможем справиться с обычными солдатами, об магов изрядно зубы обломаем. Если это и будет нашей победой, то праздновать ее будет почти некому.

— А что случилось с вашими магами?

— С ними произошла ошибка, которая теперь может стоит нам всем жизней. — Ирг скривился. — Смертник Ковена, за пару дней до вашего прибытия, каким-то образом проник в город и мои маги, и гвардейцы короля пытались его остановить. Измененный взорвался. Пространство вокруг него покрыл какой-то туман.

— Они погибли. — Нахмурился я. — Яд?

— Возможно. — Пожал плечами правитель. — По крайней мере, смерть тех, кто был близко, была мгновенной.

Я сделал в памяти пометку, что при столкновении с Поводырями и Тварями, можно нарваться на что-то подобное. А значит, стоит делать упор на дистанционные атаки. Яд мне хоть и не столь же страшен как простым людям, но проверять что-то совсем не хочется.

— И сколько же магов сейчас в Вашем распоряжении?

— Трое. Если считать меня. — И тут же добавил. — Шестеро, если считать тебя и моих дочерей.

— Девушкам там делать нечего. — Уверенно мотнул я головой.

— Я тоже так считаю, но при самом плохом исходе, сражаться придется и им. — Болезненно скривившись, наместник. Опрокинул в рот остатки вина и, встав, он, со стуком опустил бокал на свой стол, смахнув на пол несколько листов. — Иди за мной. — Махнул он мне рукой и направился к выходу из кабинета.

Я поднялся и, поставив свой бокал, который так и не пригубил, рядом с хозяйским, поспешил за наместником.

Выйдя в широкий коридор, мы повернули направо. Миновав несколько дверей, мы достигли крутой лестницы и спустились по ней этажом ниже. Зала, являющаяся целью Ирга, была первой на нашем пути. Резким рывком дернув на себя толстую двустворчатую дверь, которая, так же как и ведущая в его личный кабинет, слабо мерцала какими-то защитными чарами, он вошел внутрь, а я, не отставая, последовал за ним.

Помещение было большим. С одной стороны в стену было встроено два камина. А в центре располагался громадный стол, вокруг которого толпилась весьма шумная компания, человек из десяти. Среди них, я увидел и нашего «торговца» Ямеля, чему совершенно не удивился. Остальные мне были не знакомы.

Присутствующие поначалу на нас внимания не обратили, но, едва Ямель увидел наместника и склонился в приветственном поклоне, как разговоры сразу смолкли. Все мужчины, почти синхронно, приложили кулак правой руки к левому плечу и склонили головы.

— Господа! — Кивком, обозначив приветствие, Ирг в несколько шагов достиг стола. — Тем, кто еще не знаком, позвольте представить вам, человека, которому я многим обязан. — Его рука, небрежным жестом вытянулась в моем направлении. — Его зовут, Дан и он готов предоставить нам необходимую помощь в ряде наших проблем. Он маг и некоторым из вас уже посчастливилось наблюдать некоторые его возможности.

Взгляды скрестились на мне как лучи лазеров, и я едва подавил желание поежиться. Ну, смотрят мужики, и что? За погляд денег не беру.

Оценив внешность присутствующих тут людей, едва заметным кивком я поздоровался с агентом тайной канцелярии. Тот кивнул в ответ, но жест его вышел немного напряженным. Интересно, что так сильно напрягает этого человека лично во мне? При случае нужно будет обязательно выяснить, а то, как бы не выросла на ровном месте еще какая-нибудь трудность.

— Есть свежие новости? — Наместник облокотился о край стола и внимательно обвел его взглядом.

Я сделал несколько шагов и, остановившись рядом, с интересом уставился туда же. Вся поверхность шестиногой массивной мебели являла собой довольно детализированную диораму Даэра и ближайшего пространства вокруг него. По домикам и вокруг игрушечных стен города-крепости были разбросаны флажки с непонятными символами и разнообразные разноцветные фишки.

— Есть, но хорошего ничего сказать не можем. — Устало произнес один из мужчин в доспехе из кожи, поверх которой были набиты металлические фрагменты. Броня, на вид, была довольно легкой, но магический фон, идущий как от нее, так и от пары запрятанных на теле амулетов, говорили, что на самом деле она намного крепче, чем выглядит. — После недавнего шума под стенами, нам доложили, что, пока что, особой суеты среди противника не возникло. На севере продолжается основательная подготовка к штурму. Рунегримцы прекрасно понимают, что город мы не оставим и будем драться до последнего, поэтому все так же держат под стенами жидкое кольцо из наблюдателей, а всю основную ударную силу концентрируют в одной точке. И можно уже точно сказать, что, едва щит падет, стены мы не удержим. Насколько усилено внешнее кольцо противника сказать не могу — наши разведчики перестали выходить на связь и, я думаю, мы все понимаем, что это может означать.

— Если позволите сказать, Ваша Светлость… — Подал голос еще один боец, в таком же доспехе как у предшественника, и, получив кивок-разрешение, продолжил. — Сейчас уже можно утверждать, что основную угрозу представляют собой Поводыри. Их мы насчитали более тридцати. И это только те, которые на виду. Может быть и больше. Но они же, как мне кажется, и являются слабой точкой в плане противника. Обычные солдаты держатся от них на расстоянии, из-за чего их ряды неоднородны. Полагаю, во время атаки мы будем наблюдать то же самое. Этим можно воспользоваться и попытаться выбить хотя бы часть из них.

— Прошу прощения, Ваша Светлость, но тут наши мнения не совпадают. — Покачал головой седовласый мужчина, облаченный в короткий темный камзол. — Неоднородность боевых порядков врага особой положительной роли для нас играть не могут, так как магов Ковена у нас возможности удержать нет. Их слишком много и, при любом раскладе, во время атаки, где-то они да прорвутся и пройдут нам за спину. Это самоубийство!

Я слушал беседу краем уха, пытаясь при этом разобраться в диораме. Честно признаюсь, понял я по ней мало, но одно было ясно — немногочисленные черные цилиндры, разбросанные между синих пирамидок, красных полусфер и зеленых кубиков, обозначали тех самых магов Ковена.

Я не мнил себя великим полководцем, но кое-какой опыт столкновения с Измененными все же позволял мне видеть некоторые варианты, которые могли быть упущены при планировании обороны. Конечно, вполне может быть, что их уже озвучивали ранее, но я решил рискнуть.

— Ваша Светлость! — Едва я обратился к наместнику, как снова оказался в перекрестье заинтересованных взглядов. — Возможно, у меня есть небольшая идея, как можно поступить в данной ситуации.

— Прошу прощения. — Немного раздраженно обратился ко мне тот самый седоволосый воин. — У молодого человека есть богатый опыт командования крупными операциями, от результата которых зависят тысячи жизней не только солдат, но и обычных мирных жителей?!

Ирг промолчал, с интересом наблюдая за развитием ситуации. Впрочем, чего-то подобного я от него и ожидал. Я по сравнению с присутствующими выгляжу сопляком под крылышком наместника, а на карту и в самом деле поставлено слишком многое.

— Я так полагаю, у вас есть богатый опыт столкновения с магами Ковена и их Измененными? — Спокойно уставился прямо в переносицу нервному мужчине. — Кстати, не имею чести знать Ваше имя.

— Тран из рода Эдара. — Резко кивнул мне мужчина. — И мой ответ на твой вопрос — нет. Ни у меня, ни у кого-либо еще из тут присутствующих до сегодняшнего дня не было возможности противостоять Ковену. В наших краях Поводыри если и объявлялись, то в Даэр не лезли, но и поймать их как-то не получалось.

— Ваше счастье. — Вполне искренне сказал я, тем самым вызвав у него нервную пульсацию жилки под глазом. — А мне доводилось. И хотя мой вклад был более чем скромным, добрые люди поделились со мной кое-какой информацией. А уже на основе ее у меня родилась кое-какая идея, которую, возможно, будет реально воплотить в жизнь.

Все зашумели, переговариваясь, а наместник повернулся ко мне и немного подумав, спросил.

— Мне об этих тварях известно довольно многое, но я не вижу никаких лазеек могущих исправить ситуацию в нашу пользу.

Я пожал плечами.

— Очень может быть, что вы уже обсуждали нечто подобное. Я на ваших совещаниях не присутствовал, от того знать этого не могу. Тогда мое предложение не более чем пустышка. Но есть шанс, что на одну особенность внимания не обратили. И, если это так, то было бы неплохо иметь ее в виду. А, кроме того, у меня есть это. — Я выудил из поясного кармашка эннориевый наконечник стрелы и положил его на край стола. — И с этим, наши шансы значительно возрастают.

Похоже, все сразу поняли, что за красноватый металл пошел на создание этого предмета, потому что, после короткой паузы, присутствующие, взорвались шумом.

— Хорошо. — Громко произнес Ирг, заставив всех в зале умолкнуть. — Мы тебя выслушаем.

И я высказался. Говорить пришлось много, сначала о том, что мне известно о Поводырях и Измененных, а затем отвечая на неизбежно возникшие вопросы. И, как я и предполагал, почти ничего нового я им не сказал. Но вариант, который я предложил, ранее на военном совете не рассматривался. И хотя весь мой план был раскритикован в пух и прах, обсуждение закипело в новом направлении.

Как не странно, но часть моей задумки, с весьма существенными доработками, все же была принята на вооружение. И надо ли говорить, что я снова фигурировал в деле как одна из ключевых фигур. Впрочем, иного я и не ожидал.

* * *

Вечером буднего дня в трактире Тархор как обычно было не очень людно. В такие дни, владелец Дир, в целях экономии, освобождал наемных работников пораньше и справлялся своими силами.

Принять заказ у редкого посетителя, дождаться пока жена приготовит или разогреет требуемое блюдо, и отнести его к столу. Не так уж и сложно.

Ну, разве что еще дочь к этому делу привлекал. Какая-никакая, а экономия выходила значительная.

Когда, сообщая, что пожаловал клиент, над входной дверью призывно звякнул колокольчик, полугном как раз заканчивал молоть зеленый перец. Махнув рукой, вскочившей с табурета дочери, он неторопливо вытер руки о фартук и вышел в обеденный зал.

Посетитель, к сожалению, был один. Вернее одна.

Стройная и, как выяснилось, когда он подошел ближе, весьма пригожая девица. Она заняла ближайшее к выходу место и с выражением легкой брезгливости смахивала крошки с потемневших досок стола.

Изобразив радушие, Дир направился к ней, чувствуя, что клиент будет привередливым. Богатый опыт легко позволял определять таких сразу. Но деньги это деньги, и терпеть чей-нибудь склочный характер за звонкую монету, с годами уже просто вошло в привычку.

— Чего госпожа изволит? — Вежливо поинтересовался он у черноволосой красавицы, остановившись по другую сторону стола.

Девушка заправила упавшую на лицо прядь за ухо и скользнула по нему взглядом.

— Чего-нибудь попить. — Прозвучал ее приятный голос.

— Пива, вина?

— Пожалуй, горячий отвар подойдет. — Потратив на размышления пару мгновений, решила посетительница.

— У нас подается несколько разных отваров… — Начал было говорить трактирщик, но был перебит.

— Любой. В чистой посуде. — Сморщила носик девица и Дир терпеливо кивнул.

— Сурьмица подойдет? А какое блюдо изволите?

— Давай свою сурьмицу. А есть я не буду. — Дозволение клиентки было подтверждено великодушным кивком, но, едва он, скрывая разочарование, развернулся в сторону кухни, как в спину донеслось. — У меня будет к тебе несколько вопросов.

Дир поджал губы и, уже предчувствуя возможные беседы с тайной канцелярией, снова расплылся в улыбке, развернулся и склонил голову.

— Скоро принесу. Извольте подождать.

По пути на кухню полугном костерил прорвавшийся гнойник войны, засилье столицы шпионами всех мастей, к которым он заочно приписал и эту девицу, и лишние хлопоты, вкупе с неприятностями, в которые она его вовлекала одним своим присутствием. Впрочем, она могла и просто кого-то знакомого разыскивать. Судя по манерам, девушка была не из простых, так что торопиться он не стал и дочку за стражей, покамест не отправил.

Сцедив нужный отвар из медленно кипящего котелка в тщательно вымытую кружку, Дир подхватил ее и направился назад, гадая, кого же подкинула ему судьба.

— Ваш отвар, госпожа. — Мягко опустив глиняную посуду перед девушкой, он застыл в ожидании.

— Присаживайся, мне неудобно смотреть на тебя снизу вверх. — Фыркнула девица.

Полугном опустился на лавку и, в ожидании расспросов, уставился на гостью. И та

не заставила себя долго ждать. Отхлебнув кипятка, и при этом, даже не поморщившись, она ловко толкнула по столу, непонятно откуда появившуюся у нее меж пальцев, монету в сторону трактирщика и спросила.

— Знаком ли тебе некий Крис?

— Дык, имя то частое в наших краях. — Пожал плечами Дир, перехватывая серебряный кругляш у самого края стола. — В близких знакомых таких не имею, а среди завсегдатаев, поди, трое-четверо наберется.

— Уточню — он молодой, волосы темно-каштановые, ростом повыше меня на голову. — Задумчиво постучав себя пальцем по губам, девушка добавила. — Возможно маг, или ученик мага.

— А! Так-то знаю такого. — Закивал болванчиком трактирщик. — Захаживал ко мне одно время. Я его запомнил по тому, что он с махралом дружбу водил. А уж после узнал, что он с мохнатым в ученичестве у магистра Вэйса числится.

— Надеюсь это он! — Неприятно прошипела, подобравшаяся как перед прыжком, гостья. — Рассказывай о нем все что знаешь!

По спине Дира пробежал холодок, и он немного отшатнулся, но быстро взял себя в руки и смущенно закашлялся.

— Дык, много не расскажу. Знаю только, что слышал, будто магистр его привез откуда-то и в ученики к себе определил. Только что-то вокруг парня закрутилось. Даже во дворец, говорят, на бал к самому королю его приглашали. А после сгинул он…

— Что значит сгинул?! — Нахмурилась девушка.

— Да, то и значит. — Трактирщик подавил желание зябко передернуться. — Шум какой-то был в столице. То ли рунегримцы, чего учудили, то ли еще чего, но он пропал, а с ним и дама какая-то, знатная. Розыски были. Даму нашли, а Крис, как есть, сгинул.

— Мертв? — Недоверчиво прищурилась девица.

— Да мне-то почем знать? Может и помер. А может и просто запропал куда-то. Но искать его перестали уже давно. Пара седмиц, или где-то так.

— А имя той знатной дамы знаешь? — Спросила гостья после паузы заполненной несколькими большими глотками обжигающего отвара.

— Да откуда ж?! Интереса никакого не было, вот и не справлялся, кто, да что. — Помотал головой полугном.

— А магистр этот, Вэйс, о нем что скажешь? — Задумчиво глядя в сторону, рассеянно поинтересовалась шпионка. А в том, что она шпионка, Дир уже сам по себе убедился. По вопросам ясно было, что девица не местная, и интересуют ее люди, которые не самые крайние в королевстве.

— Говорят, маг средней руки. — Соврал Дир, на всякий случай. Каков там из себя артефактор по силе, известно ему не было, но показалось, что лучше сказать так, а не иначе. — Ежели не врут, в Академии нашей студиозусов учит. Вот только чему, не скажу. Не знаю. — И замер, в ожидании дальнейших расспросов, но красавица молчала.

Она задумчиво рассматривала часто мерцающий, почти разрядившийся магический светильник, на противоположной стене. Потом осушила остатки отвара и со стуком опустила ее на доски стола.

— Благодарю. Это за помощь. — Подпрыгнув на неровностях дерева, в сторону полугнома, сверкнув, отправилась еще одна монета, а нежеланная посетительница порывисто встала и покинула зал. Лишь прощально звякнул колокольчик.

Дир выдохнул и смахнул кулаком, с зажатой монетой, пот со лба. Присутствие шпионки давило на него похлеще мешковины с овощами и он испытал настоящее облегчение, что все позади.

— Чего тут… — Полугном разжал пальцы и даже поморгал, решив, что глаза его обманывают. На ладони, рядом с серебряной, лежала потертая ишрантарская золотая монета.

* * *

— Кр… То есть, Дан! Эй! — Меня потрясли за плечо.

— А? — Взгляд моего левого глаза с трудом сфокусировался на человеке, оторвавшем меня от созерцания артефакта, авансом отданного мне Вааласским.

— Инга? Ты как сюда забралась? — Я огляделся, в попытке понять, как маркиза смогла вскарабкаться на небольшой плоский козырек конусообразной крыши, венчающей одну из смотровых башенок цитадели.

— Немного магии… — С пафосом начала вещать девушка, отряхивая зеленый приталенный охотничий костюм.

— И полное отсутствие мозгов! — Раздраженно буркнул я.

— Да ты…! — Вспыхнула она, но я зло уставился на нее прищуренным глазом и пояснил свое недовольство.

— Ты настолько опытный маг, чтобы выжить при падении с такой высоты? А если бы сорвалась? Ты о своих родных подумала?! И мне лишня головная боль была бы от твоего хладного трупа. Я тут один сижу, так, что меня бы в первую очередь сунули в казематы, на разбирательство. И были бы по-своему правы. Кто после такого скажет с уверенностью, что я не заслан сюда рунегримцами, чтобы втихую вырезать род наместника?! А у нас, при всем при этом на носу атака врага!

— Глупости! — Фыркнула Инга, но присмирела.

Я покачал головой и аккуратно упаковал артефакт в небольшую кожаную сумочку на своем поясе. Шла в комплекте с этой магической головоломкой.

— Слезай отсюда! Я присмотрю за тобой, чтобы ты вдруг летать не начала учиться. — Вздохнул я.

— Не слезу! — Девушка сделала попытку топнуть ногой, но пошатнулась и опасливо присела, скрестив ноги. — Я не для того к тебе лезла. — Буркнула она.

— А для чего?

— Ты тут третий день, а с нами и словом не перекинулся! — Обвинительно ткнула она в меня пальцем. — А там, Линка… в общем, ну… поговорил бы ты с ней, а?

— О чем? — Не понял я. — Нет, в смысле, я понимаю, что вам хочется со мной пообщаться, но, поверь мне, моя голова сейчас забита отнюдь не темами для светских бесед.

— Ты что, и в самом деле не понимаешь? — Инга потерла переносицу, на мгновение став зеркальным отражением своего отца. Естественно с поправкой на пол и возраст.

Меня внезапно накрыло чувство неловкости, пришедшее вместе с догадкой — о чем может идти речь — но я решил придерживаться образа туповатого мага, которого ничего вокруг, кроме его невнятных целей, не интересует.

— Может, объяснишь? — Безразлично пожал я плечами.

— Ты ей нравишься! — Негромко произнесла младшая дочь наместника и потупилась.

— Кому?! — Спросил я, и сам понял, что переигрываю. Но Инга не обратила на это никакого внимания и ответила.

— Лиине.

Я помолчал, собираясь с мыслями. Вот как, скажите на милость, так откреститься от отношений, против которых я, в общем-то, ничего против не имел бы, если бы не обстоятельства? Можно, конечно, сказать, что нет, значит, нет. Но мне это кажется грубым. Хоть, покинув Даэр, я уже вряд ли встречусь с маркизами, портить с ними отношения мне совершенно не хотелось. Просто, казалось неправильным грубо отмахиваться от людей, которым в разной степени, но, все же, небезразличен.

— Я поговорю. Обещаю. — Смягчив тон, произнес я. — А теперь, давай я помогу тебе спуститься.

Инга с подозрением просканировала меня прищуренным взглядом. Я встретил его спокойно, и ей нечего было поделать, кроме как позволить мне помочь ей подняться, подвести себя к небольшому окошку, наподобие технического люка, и покинуть крышу.

Лишь напоследок, она задрала голову и сердито произнесла, — Помни! Ты обещал!

Снова оставшись наедине с собой, я покосился на покоящийся на поясе артефакт и тяжело вздохнул. На данный момент, вполне очевидным становится то, что я обрастаю проблемами и нерешенными загадками, а сам даже на полшага не приблизился к своей неясной цели.

Полученный мною артефакт полностью соответствовал определению — странная непонятная фигня с таинственными письменами. Вот только что мне с ним делать дальше, я понятия не имел. И, кстати, наместник сказал правду — та магия, которая едва тлела в этом кусочке камня, наполовину искусно одетом в серебро, была более чем слаба.

Верчение артефакта в руках и шипение русских матерных конструкций никак не приблизили меня к догадке — что это и для чего.

А тут еще близился час Хэ, когда мы должны реализовать выстраданный план действий, который если и не гарантировал нам победу, то, как минимум, позволял свести потери в первом столкновении к минимуму.

Хотелось бы этим гордиться, но, к сожалению, план, на девяносто девять процентов, принадлежал сумрачному коллективному гению присутствовавших на том памятном совещании гарнизонных тысячников и нескольких, особо толковых, сотников. Мой вклад, если и был ключевым, тем не менее, являлся не более чем удачной подсказкой. Но все это к лучшему, ибо спланировать что-либо на таком уровне я бы попросту не смог. Увы, я не гений-стратег, да и многие значительные детали, без которых ничего бы не получилось, были мне неведомы. Так что я ограничился своим веским словом, а потом молчал в тряпочку, пока горячие ишрантарские парни драли глотки и двигали фигурки по столу. Впрочем, гордиться можно было тем, что пусть я и вложился на грошик, но без моего участия все было бы куда как хуже.

Приятную уверенность в возможном положительном для нас исходе, в меня вселило то, что план, без всяких «если» и «но» удовлетворил всех офицеров, или кто они тут. За все время так и не удосужился ознакомиться с военной табелью о рангах.

Понаблюдав, как далеко внизу, во двор цитадели широким потоком идут жители Даэра, я хмыкнул. Мне казалось, что Ирг смирился с грядущими потерями среди мирного населения, но нет. Жителей, с самым минимумом вещей, он забрал к себе, за внутренние стены. И вот уж чего бы я никогда не подумал, так это того, что здесь найдется место для такой прорвы людей. Ведь, даже на глазок, их не меньше десяти тысяч человек. Но нашлось. Под землей. То ли катакомбы там, то ли убежища какие-то, я не уточнял и посмотреть не рвался. Но факт остается фактом — когда начнется заварушка, и магия схлестнется с магией, а сталь зазвенит о сталь, прольется только кровь тех, кто готов умирать и убивать, но не обычных горожан.

Я отвел взгляд от людского потока, задрал голову вверх и улыбнулся лениво ползущим по небу облакам. Как бы то ни было, а жизнь у меня хоть и не простая, зато никто не скажет, что скучная!

Еще раз осмотревшись, я подцепил ногой крышку люка и скользнул вниз. Времени до падения внешнего щита осталось не много и им стоило распорядиться с умом.


ГЛАВА 5

Побегать по городу пришлось много. Все-таки на его улицах мне очень скоро придется сражаться, а я его совершенно не знаю.

Впрочем, самостоятельная экскурсия помогла мне не сильно. Уж слишком запутанными оказались улочки Даэра. Сходу запомнить их расположение чужаку вроде меня оказалось нереально. Для того чтобы тут легко ориентироваться нужно здесь прожить, и хорошо если всего несколько лет. Будет отлично, если позже, погрузив сознание в состояние А-ша, удастся что-то разложить по полочкам, но сомнительно, ибо, таким образом, я еще медитацию не использовал, хотя попробовать, наверное, все же стоит.

К вечеру я, признаться, устал, даже не смотря на все свои усиления и иные бонусы, дарующие моему телу преимущества перед простыми людьми. Но кое-что из ознакомительной прогулки вынести удалось — к примеру, то, что ширина главных улиц едва позволяет разойтись двум телегам. Значит, для штурмующих нас солдат будет дополнительная проблема. К тому же, хаотичные изгибы, разбросанные в самых неожиданных местах малоприметные переулочки, а так же несимметричные перекрестки, представляют собой явную сложность для магов. Вот только, к сожалению, и наших магов в том числе.

— Господин Дан! — Я обернулся на голос, окликнувший меня, когда я уже почти дошел до внутренних ворот. Позвавшим меня оказался молодой паренек, которого я, кажется, уже где-то видел. Да, точно, он мелькал на стене в тот момент, когда я забрался в город по веревочной лестнице. — Господин Дан, Вас желает видеть Его Светлость. Он на северной стене.

Я хмыкнул. Надо же, господином величают. Непривычно как-то.

Сориентировавшись и слегка ускорившись, я направился на север. Интересно, что Иргу от меня потребовалось? Вроде бы все уже решено. А впрочем, одну деталь, похоже, и вправду не оговаривали. Ну да сейчас ясно будет.

— Я провожу. — Донеслось до меня сзади. Я притормозил, и уж было собрался отказаться, но потом решил — а почему бы и нет. Заодно расспрошу его о местных достопримечательностях. Местный всяко сможет рассказать мне о городе-крепости больше, чем я смог увидеть собственными глазами.

— Веди. — Коротко бросил я ему в полуобороте.

Юноша споро обогнал меня и, постоянно оглядываясь, чтобы убедиться, что я следую за ним, нырнул в хитросплетение узких темных дорог.

— Эй! — Окликнул я парня. — Как тебя зовут?

— Барк, Вельтов сын. Десятник мой батя, а я, стало быть, в ополчение, под его руку подался. — Охотно поделился он со мной личной информацией.

— Ты тут родился?

— Нет. Батя сюда пришел со мной на руках. Я еще совсем несмышленыш был.

— Не велика разница. — Хмыкнул я. — Даэр хорошо ведь знаешь?

— А то как же! — На мгновение обернулся он ко мне, чтобы сверкнуть жизнерадостной улыбкой.

— Что-нибудь интересное о городе рассказать можешь?

— Город как город. — Пожал Барк плечами. — Разве что про пещеры интересное рассказать можно было бы, но я там никогда не бывал, только слышал. Да Вы про них и сами, небось, знаете побольше моего.

— Какие пещеры? — Не понял я.

— Не знаете, стало быть? — Удивился он. — Те, что под городом. — Парень наглядно ткнул указательным пальцем в дорожный камень под ногами. — Сам божиться не стану, но слышал, что в тех пещерах целый город можно построить, а потолок похож на ночное небо полное звезд. Ну и, вроде как, озеро там глубокое и бескрайнее есть. Но я в то не шибко верю. Как так может быть, чтобы озеро да под землей!?

Я аж с шага сбился. Нет, я, конечно, предполагал, что под крепостью есть какие-то коммуникации. Возможно что-то вроде катакомб, вероятно даже весьма и весьма обширных, раз в них смогли разместить немалое число народа. Но пещеры и подземное озеро? Интересно, но, к сожалению, для меня совершенно бесполезно.

— А еще что интересного расскажешь?

— Да ничего, вроде, такого и нет тут у нас больше. — Задумчиво произнес Барк, выводя меня переулком прямо к каменной лестнице, ведущей на стену. Но, тут же приостановился, указывая куда-то направо. — А! Вот что еще есть. Говорят колодец это бездонный.

Я посмотрел в ту сторону и невдалеке увидел довольно большое отверстие в кладке, забранное круглой решеткой, на манер дождевого слива.

— Рассказывали, что раньше, до того как Его Светлости город пожаловали, местные убивцы туда тела скидывали. Дна у него, похоже, и вправду нет. Мы с парнями, мальцами, когда были, камушки туда бросали, но донизу они по звуку так и не долетали.

Я ненадолго отложил свидание с наместником и направился к заинтересовавшему меня объекту. Он располагался практически под самой северной стеной и, возможно, это именно то, что мне может пригодиться.

Немного ржавая решетка была не вмурована, а зафиксирована выступающими частями в каменных пазах. Ну, оно-то и понятно, вес у нее приличный должен быть, так что нужды в том не было никакой. На вид кило за сотню будет.

Я присел рядом, зажег Светляк и заглянул внутрь, сквозь узкие прорези. Видно было не много, но в глаза сразу бросилась выщербленная кладка колодца. Это хорошо — есть за что уцепиться.

Погасив заклинание, и втянув обратно развеявшуюся энергию, я развернулся к Барку. Тот рассматривал меня с детским любопытством, но не забывал при этом нетерпеливо притопывать ногой и посматривать наверх.

— Идем дальше. — Не стал я подводить своего провожатого.

— Дык, пришли, вроде. — Мотнул он подбородком на лестницу. — Его Светлость наверху.

— Что ж, спасибо за службу! — Улыбнулся я ему.

— Рад стараться! — Попытался браво гаркнуть парень, но голос дал петуха и он, смутившись, поклонился и засеменил обратно.

Близкое марево городского стационарного щита, все так же мерцало узкими секторами, по которым размеренно прилетали слабые магические заряды. Враги не пытались его пробить, а, в прямом смысле слова испытывали щит на прочность. Даже на расстоянии я ощущал, как резонирует в эфире магическое полотно растянутого над городом заклинания. И, судя по всему, осталось ему не долго. Артефакты-накопители все же е бесконечные, особенно при таком расходе энергии, а магов для их зарядки нужно много. Даже мне, чтобы забить такой кристалл хотя бы на половину, придется полдня просидеть возле него, а таких тут около сотни, если не больше.

Эх, жаль, не дождаться нам подмоги. А было бы отлично, сразу куча проблем в списание.

Владетель Даэра обнаружился сразу. Заложив руки за спину, он стоял в промежутке между высокими зубцами и задумчиво смотрел вниз, туда, где, в свете костров и факелов, среди осадных башен, бурлило вражеское войско.

Я остановился радом с ним и еще раз оценил масштаб проблем.

— Их стало больше. По крайней мере, костров прибавилось.

— Тоже заметил? — Хмыкнул Ирг. — Когда их считали в последний раз, было чуть больше пятидесяти сотен. Но это было в полдень. До вечера прибыло еще несколько подкреплений.

Я задумался, прикидывая соотношение сил.

— Я не солдат и никогда не участвовал в таких крупных стычках. — Озвучил я свои мысли. — Но, поправьте меня, если я ошибаюсь, — с нашей стороны около пяти тысяч бойцов, плюс, какая-никакая, а защита стен и преимущества обороняющихся. Их, ну, пусть будет даже шесть тысяч. Для штурма ведь необходимо численное превосходство, иначе гарантии не будет, я правильно мыслю? — Наместник кивнул и я продолжил. — Со стороны рунегримцев полноценную серьезную опасность могут представлять только Поводыри и простые маги. Я даже отсюда вижу, что их немало в лагере, но они, как бы так сказать, не блещут возможностями. Значит шансы у нас неплохие, насколько я могу судить.

— В целом, все верно. — Соглашаясь, покивал Ирг. — Если вычеркнуть ковен и потрепать их магов, нам опасаться нечего. Но не стоит забывать об изменчивой удаче и, главное, что рунегримцы под стенами Даэра профессиональные воины. Простых вояк списывать со счетов не стоит. Хоть они у них больше в качестве мяса присутствуют, бойцы они и есть бойцы. А у нас в гарнизоне треть молодняка, и еще треть, хоть и боеспособные ветераны, но уже битые сединой и не способные долго держать высокий темп схватки. Есть слабая надежда, что наша операция подорвет боевой дух противника и обратит в бегство, но на этот исход следует надеяться в последнюю очередь. Готовиться нужно к худшему, ибо так надежней. Однако я послал за тобой не для этого разговора.

— Слушаю внимательно, но…

— Никаких страшных тайн. — Улыбнулся Ирг. — Да и подслушивать нас сейчас некому. Поблизости нет никого, кроме дозорной стражи. Переходя к делу, хочу уточнить что, то, что я не сообщил тебе это сразу, могло повлиять на твое решение, поэтому я отложил эту информацию на потом. Так получилось, что одно из последних сообщений, из тех, что были получены мной до блокады, говорило о выдвинувшихся к нам магов из Ашем-Ран-Илл. Идут из столицы, и было рекомендовано оказывать им поддержку.

— Очень может быть, что они разыскивают меня. — Безразлично кивнул я.

Мне и в самом деле было все равно. Сейчас были намного более серьезные проблемы, чтобы волноваться о каких-то магах, которые еще неизвестно когда сюда доберутся.

Наместник нахмуренно глянул на меня и добавил. — После того как мы разберемся с рунегримцами, советую не затягивать с отбытием. Мне бы не хотелось ставить палки в колеса планов Ардэна, но я рассматриваю это предупреждение как часть нашего небольшого договора о помощи.

— Я ценю Вашу честность и откровенность, Ваше Сиятельство. И буду иметь в виду эту возможную, и вряд ли приятную, встречу.

— И еще, хотел спросить. — Наместник для виду помялся. — Тот артефакт. Ты понял, для чего он предназначен?

— К моему глубочайшему сожалению, — нет. — Покачал я головой. — Знаки мне непонятны, да и принципы работы артефакта довольно серьезно отличаются от тех с которыми я знаком. Но одно могу сказать точно, — он активен, хотя, что он делает я обнаружить так и не смог. Одно могу сказать точно, — он не предназначен для связи. — Я развел руками. — Так что, увы.

— Жаль. — Вздохнул Ирг. — Очень рассчитывал на то, что хотя бы буду знать, ради чего мы рискуем жизнями. — Ну, тогда перейдем к главной теме нашего разговора.

— Вы хотите уточнить поле моей деятельности во время штурма?

— Эм-м, в общем-то, да. На совете этот вопрос как-то обошли стороной. Магами руководить моя прямая обязанность, так что никому и в голову не пришло тебя определять, куда бы то ни было. А я, признаться, до сих пор в сомнениях, в праве ли я тобой распоряжаться.

У меня мелькнула мысль, что начни наместник меня строить, я бы упираться не стал. Но, раз он так ставит вопрос, то просто отлично получается.

— Скажите, Ваше Сиятельство, а что там за бездонный колодец под стеной?

— Байка это. Городская легенда. — Ирг усмехнулся. — Хотя, надо заметить, колодец очень глубок и ведет прямиком к водам подземной реки. Кстати, насколько мне известно, он был здесь еще до того как был заложен город. Это природное образование. А почему ты интересуешься?

— Да возникла у меня мысль, отсидеться в этой дыре, пока основная волна захватчиков пройдет вперед. Ну а там, глядишь, и магам в спину ударить удобно будет. На два фронта им тяжело будет работать. — Пояснил я свою задумку.

— Пойдем, глянем. — Скомандовал наместник и мы, бодро спустившись со стены, подошли к обсуждаемой дыре в земле.

Пару минут Ирг нахмуренно рассматривал решетку, задумчиво переводя взгляд с нее на меня и обратно, после чего, с сомнением в голосе, произнес. — Если осторожно там засесть, то простые рунегримцы тебя не почуют. Вот только маги…

— Ненадолго стать малозаметным для меня не проблема. — Пожал я плечами. — А там, они вперед уйдут и уже не до меня будет.

— А если кто-то останется?

— Один два не шибко сильных мага, думаю мне по зубам. На моей стороне будет эффект неожиданности, так что справлюсь.

— А как ты выбираться будешь? — Скептически изогнул бровь мой собеседник. — Эта железяка весит как два меня. Снизу ее поднять не выйдет. Слишком высок риск сорваться вниз, да и сил недостанет. А если и сдюжишь, пока ворочаться тут будешь, тебя быстро по голове приголубят.

Я лишь мягко улыбнулся в ответ. Ну не рассказывать же каждому первому, что при желании я эту решетку голыми руками на фантики порву. То, что потом вероятен болезненный откат от такого насилия над организмом, это дело десятое. Ну а быстро выскочить, я уж как-нибудь сподоблюсь.

— Ну, смотри сам. — Сдался наместник. — Тебе виднее. Ты только вот еще что скажи, после всего этого, — Он махнул рукой, видимо подразумевая осаду, — куда направишься?

В ответ я лишь покачал головой. Не рассказывать же ему, что я уже смазал лыжи и стою на низком старте в сторону Рунегрима. Может не понять. А даже если и поймет правильно, ну незачем ему владеть такой информацией. И отнюдь не потому что я ему не доверяю. Просто она ему не нужна, а вот для меня, излишняя информированность посторонних может быть опасной. Все равно позже понятно будет, куда я ушел, но между догадкой о вероятности и знанием наверняка огромная разница. А в свете последней информации об отряде из Школы Магии, лучше не рисковать.

— Еще не решил.

— Ясно. — Коротко кивнул Ирг. — Ну что, идем отдыхать. Завтра на рассвете нас ждет много дел.

— Пожалуй, да. — Согласился я. — Отдохнуть не помешает.

Дойдя до ворот цитадели, в которой мне выделили комнату, наместник придержал меня за плечо.

— Девочек я оставляю тут, за внутренней стеной. И я очень надеюсь, что им не придется пачкать руки в крови. — Произнес он, глядя мне в глаз, с немного просительной интонацией.

— Рано или поздно это все равно произойдет. — Скривился я. Ведь еще совсем недавно даже помыслить не мог, что отниму чью-то жизнь, однако пришлось.

— И все же…

— Сделаю все, что в моих силах. — Кивнул я. — Главное, чтобы ваши стрелки не оплошали. Сколько хоть получилось наконечников?

— Четыре.

— Мало.

— Этого должно хватить, чтобы разорвать их строй и сломать тактику. — Пожал плечами наместник. — Это уже достаточное подспорье. Раньше о подобном мы даже не мечтали. Спасибо тебе за эннорий.

Я безразлично пожал плечами.

— В каком-то смысле это для меня личное дело. Я ведь не говорил Вам раньше, — этот наконечник с того самого покушения на Ингу и Лиину. Просто возвращаю им то, что им же и принадлежит. Кстати, я удивлен, что у вас не нашлось этого металла.

Ирг со вздохом развел руками.

— К сожалению, весь антимагический металл подлежит продаже королевскому скупщику. От него он идет в сокровищницу и, по необходимости, используется для присадок при создании элитных гвардейских доспехов. При малой концентрации он не влияет на творимые плетения, но попадания вражеских заклинаний держит отменно.

— Вот как! Не знал. Ну, значит, в будущем, у вас будет повод пересмотреть это правило и держать хотя бы минимальное его количество в каждом крупном городе. Как показывает практика, лишним это не будет.

— Возможно.

Распрощавшись с Иргом, я направился было к себе, но вовремя вспомнил о неоконченных делах и завернул в крыло, где жили девушки. Кто его знает, как оно повернется после боя. Лучше решить все сейчас, хоть и неприятное я дело затеял.

Ошибившись дверью, я постучался в комнату прислуги. К счастью, мне не пришлось долго объяснять, чего я тут забыл и уже спустя несколько минут, к комнате маркиз меня провожала молоденькая горничная, чье любопытство относительно моей персоны било фонтаном едва ли не визуально расцветая над головой яркими фейерверками. Постучав в нужные покои, она выждала пару мгновений и ловко протиснулась внутрь, оставив меня у порога. Спустя минуту служанка вышла и, вежливо придержав дверь, пригласила меня зайти.

Небольшое помещение с узким, затянутым витражиком, окошком оказалось на удивление уютным. В отличие от моей комнаты, тут на стенах присутствовала штукатурка, расписанная замысловатым повторяющимся узором, и имелся пусть и небольшой, но все же камин.

Едва я успел осмотреться, как распахнулась смежная дверь, и, окутанные шелестом платьев и легким флером приятных духов, в комнату зашли сестры.

Я повернулся к ним и неспешно изобразил приветственный поклон, на что услышал скептическое фырканье.

— Не слишком ли поздно, снова начинать играть в этикет? — Инга высказалась грубовато и по существу, но как по мне, обстановка вполне соответствовала. Впрочем, спорить я не стал и лишь легко пожал плечами, как бы говоря — «как знаете».

— Чем мы обязаны столь внезапному и к тому же позднему визиту? — Лиина задала мне вопрос по пути до одного из четырех, расположенных в комнате кресел, и демонстративно не глядя в мою сторону. Вот только в нарочито небрежном тоне проскальзывала легкая нервозность. С чего бы? Или Инга рассказала ей о нашей беседе, в процессе которой едва ли не пинками гнала меня на эту встречу? Да нет, вряд ли.

Я выдержал паузу, пока Инга не заняла место в своем кресле и присев в свое, стоящее ближе к двери. Теперь можно и поговорить.

Не то чтобы я проявлял склонность к театральным жестам, просто оттягивал неприятный разговор, насколько это было возможно. Да еще меня грыз червячок сомнения, — а стоит ли выяснять отношения, когда завтра столь ответственный день, и это может, как то повлиять на ход событий. Может лучше потом? Но, с другой стороны, если не сейчас, то когда? Да и будет ли это пресловутое «потом». Нет, лучше уж так.

— Искренне прошу прощения, что требую вашего общества в столь поздний час, но днем моего внимания требовали некоторые дела. — Инга снова громко фыркнула, но я ее проигнорировал. — Я пришел, чтобы попрощаться.

Лица девушек заметно побледнели, что было заметно даже при окружающем нас неважном освещении.

— Сейчас? — Растерянно спросила Инга.

— В смысле, ухожу ли я сейчас? Нет, конечно. Но после завтрашнего боя, во время которого решится судьба Даэра, я вас покину. С вашим отцом все оговорено и я уже получил что хотел. В том числе плату за миссию.

— Наемник! — Зло бросила Инга таким тоном, будто это было ругательство.

Я приподнял руку, демонстрируя браслет.

— Совершенно верно.

— Значит, мы больше не увидимся? — Тихо произнесла Лиина.

— Никто не властен над судьбой, и утверждать, что эта наша встреча последняя я не могу. Однако, скорее всего так и есть. — Я развел руками и вздохнул. — Но прощание, это не все ради чего я тут. Лиина…

Инга зашелестев юбками, порывисто поднялась, в попытке оставить нас наедине, но сестра удержала ее за руку, взглядом прося поддержки. И та сдалась. Нахмурилась, но послушно села обратно.

— Я слушаю тебя, Дан. — Спокойно произнесла Лиина, крепко сжимая в ладошке руку сестры.

— Нам с тобой стоило поговорить на эту тему, еще, когда проблема в наших отношениях только начала назревать. Прости, что делаю это с таким опозданием.

— Проблема? — Девушка озадаченно переглянулась с Ингой.

— Так уж вышло, что я долгое время боролся с собственными трудностями, не особо обращая внимание на чувства окружающих меня людей. Просто принимал их как данность и оставлял позади, если они не несли мне пользы или угрозы. И твоя симпатия ко мне оказалась среди них. Мне искренне жаль. — Я нервно потер бровь над полумаской и поспешил прервать, повисшую в воздухе звенящую тишину. — Уходя, я не желаю оставлять за своей спиной недопонимание и обиду. Ты прекрасная девушка, но сейчас я не имею права останавливаться на половине пути, а что произойдет потом, мне не ведомо. И…

— Достаточно! — Оборвала меня Лиина, и холода в ее тоне было столько, что я непроизвольно вздрогнул. — Я поняла Вас, хар Дан. Больше слов не нужно, и не смейте оправдываться! Мне неприятно видеть Вас таким. Поверьте, я не так глупа, чтобы не понять все с первых Ваших слов. Давайте останемся друзьями, если Вы не против. А сейчас мне следует удалиться. Завтра трудный день. Инга, дорогая, проводи нашего гостя. — Встав, и уже отвернувшись, она тихо произнесла, — Но на встречу в будущем все же надеюсь.

Я не стал поправлять ее и уточнять, что уже не ученик, и обращение «хар» это не ко мне. Из всей ее речи только этот момент почему-то врезался мне в память, отводя остальные ее слова на периферию. А в груди образовалось холодное и неприятное чувство облегчения.

Помявшись, я встал и проводил взглядом закрывшуюся дверь в покои маркиз. Все прошло даже более неприятно, чем предполагалось. А ведь была же мысль уйти по-английски! Так ведь нет, повелся на уговоры со стороны и собственные невнятные желания.

— Довольна?! — Раздраженно бросил я растерянной Инге.

— Скорее растеряна. Не думала, что сестра настолько серьезна в отношении тебя. Я впервые увидела ее в таком состоянии.

— Поговорили, на свою голову. — Я тяжело вздохнул и махнул рукой. — Иди спать. Лиина права, завтра нас ждут серьезные испытания. И, пожалуйста, присмотри за ней.

— Присмотрю. — Девушка кивнула с самым серьезным видом. — А тебе и правда так обязательно уходить?

— К сожалению, да. — Я криво усмехнулся. — Так твердит мне моя интуиция, и у меня нет повода, чтобы в ней сомневаться. К тому же, есть вещи, на которые попросту нельзя закрыть глаза. А еще есть враги, от которых, если верить словам моего товарища, трудно спрятаться. Так что, пока я не разберусь с этими делами, покой мне будет только сниться. И кстати, прощай и ты тоже. Не поминай лихом.

— Что это значит? — Инга нахмурилась, а я понял, что последнюю фразу произнес по-русски.

— Так говорят у меня на Родине. Это значит, — Я пощелкал пальцами, подбирая приблизительный перевод, — что-то вроде «помни обо мне только добро».

Я распахнул дверь и шагнул в полумрак коридора.

— Прощай. — Донеслось сзади. — И, спасибо!

* * *

Как и было решено ранее, бой начался на наших условиях.

Истощенный городской щит был отключен, едва все заняли свои позиции. А впрочем, возможно и сам вырубился, в любом случае энергии в нем оставалось очень мало. Этим утром его ответные вспышки, на изредка бросаемые магами заклинания, хоть и сверкали, но были тусклыми и какими-то прозрачными. Так или иначе, а к этому моменту все защитники Даэра уже заняли свои позиции, а я томился во влажной прохладе колодца.

Рунегримцы среагировали оперативно. Явно все просчитали и были готовы. Деталей мне, находящемуся ниже уровня брусчатки, видно не было, но эхо возбужденных голосов рунегримцев я услышал уже спустя полчаса, когда они, не сдерживаемые никем, захватили пустующие стены. В тот же момент я спешно пережал свой канал сброса Силы, оставив лишь тонкий, трудно различимый на внешнем Эфирном фоне, поток, и начал медленно покрываться, сочащейся из Источников, материализующейся магической энергией. Контролировать процесс создания его формы я нужным не посчитал. Все равно сбрасывать придется. Первоначально лучше вообще без нее обойтись. Этот режим для меня ограничен по времени и очень травмоопасен, так что оставить его до того момента как встречу тварей, было, на мой взгляд, разумной идеей.

По моим расчетам, до предела замедленные Источники полностью нарастят псевдоплоть максимум за два-три часа. А за это время большая часть магов и, что главное, Поводырей, уже должна уйти вперед, штурмуя пустые внешние кварталы города. По крайней мере, я на это очень надеялся.

Ближе к центру города, врагов должен был ожидать сюрприз. Тысячу бойцов Ирг разместил в кварталах, прилегающих к цитадели, рассчитывая на то, что у них, впоследствии, будет хоть какой-то шанс отступить за внутренние стены, которые была поставлена держать вторая тысяча защитников Даэра. Остальные же отправились под землю, охранять последние рубежи. И что-то мне подсказывает, что, если рунегримцы и прорвутся в подземелья, даже поддержка со стороны магов и Поводырей не поможет многим из них увидеть завтрашний день. Я, к примеру, в такой ситуации вообще бы не рискнул туда лезть. Ирг мужик умный, он просто не мог не понатыкать там ловушек. А если спуск вниз представляет собой не прямой путь, а разветвленную сеть коридоров, то еще и шанс заблудиться будет, если сразу где-нибудь под завалом не останутся.

Но меня это все в данный момент тревожило крайне мало. Я размеренно дышал и, держа сознание на грани А-ша, как мог, тормозил активность своих магических генераторов. А если учесть, что при этом подо мной была глубокая пропасть, а сам я стоял, укрепившись в выбоинах и вцепившись пальцами в глубокие трещины, — задача вырисовывалась отнюдь не тривиальная. Отдалюсь от пограничной медитации и Источники раскочегарятся, полностью погружусь в А-ша и моя вялая тушка, сорвавшись и считая все встречные каменные уступы, кувыркаясь, устремится к подземной речке. В общем, стоял я, раскорячившись, и ругал свою дурную голову, от которой, как известно, всему остальному покоя нет. Соригинальничал, называется. Но уж слишком заманчивой была мысль прошерстить вражеские тылы.

Держать становилось с каждой минутой все тяжелее. Конечности немели и даже короткие импульсы Силы, направленные внутрь не сильно исправляли положение. За борьбой с самим собой, момент, когда звуки наверху перестали напоминать гуляние цыганской свадьбы, я как-то пропустил. Пора? Или еще посидеть?

Я окинул взглядом обе руки, по самые плечи, закованные в черную броню, анатомически повторяющую мое собственное тело и уже частично наплывающую на торс. Мда, сорвусь рано, и тут же окажусь в центре недружелюбной массовки, а если поздно, то слишком многие могут погибнуть, не в силах дать отпор Поводырям, пока я до них доберусь.

Рискнуть? Пожалуй, попробую.

Я пустил внутрь широкий ручеек Силы, укрепляя тело и немного накручивая восприятие, и осторожно присел. Камень, просыпавшись на плечи мелкой крошкой, хрустнул под напрягшимися пальцами, а сознание укрылось пленкой энергии Тьмы, усыпляя эмоции и даря ясность мыслям.

Пора!

Рывок вверх прошел просто идеально. Мелькнула, убегая вниз, замшелая кладка, и вовремя поднятые над головой руки приняли решетку на предплечья. Магическая броня все еще была на мне, так что удара я практически не ощутил.

Мое появление произошло под аккомпанемент истошного вопля какого-то неудачника, так не вовремя ступившего на люк. Не повезло ему — повезло мне. Дадут Боги и удача, и дальше будет на моей стороне.

Натянутой струной задрожал расширяющийся канал, вновь прокинутый в глубины Эфира. Растущее напряжение скопившейся в моем теле магической энергии резко пошло на спад. Окутывающая меня Сила полыхнула густыми языками черного псевдопламени и магическая броня начала распадаться.

Жертва моего внезапного появления улетела не дальше стены ближайшего дома, а где-то позади, вызвав еще один болезненный короткий вскрик, приземлилась откинутая ударом железяка. Прежде чем мои ноги коснулись земли, прошелестели покидающие ножны каэре и, на ходу оценивая окружающую обстановку, я бросился в сторону.

Врагов было немного. Впрочем, с какой стороны посмотреть — для простого бойца, даже если он мастер своего дела, два десятка солдат, это много, но для меня расклад вполне терпимый. По крайней мере, пока все способности при мне. Но чем дальше, тем сложнее мне будет и потому не стоит терять время.

Я обратил внимание на сползающего по стене и холодно улыбнулся. Повезло. Свернувший себе шею в первую же секунду боя, благодаря тому, что оказался надо мной в момент прыжка, оказался магом. И, похоже, единственным в обозримом пространстве. Остальные, обычные солдаты. Отлично!

Я поменял направление движения, рванув в сторону внешней стены, и двумя стремительными росчерками оборвал еще две жизни. Лишь после этого с рунегримцев спало оцепенение, и они начали действовать.

— Руби его! — Рявкнул один из вояк, с крестообразными нашивками на кожаном доспехе.

Командир? Десятник, наверное. От него нужно избавить сразу, пока он всех не организовал. Я шаркнул, скользнувшей по камням подошвой и, через короткий удар сердца уже подныривал под его удар.

Клинком он владел, может и неплохо, да и реакция была отменной, но против моей скорости этого было явно недостаточно. Когда правый клинок косо вошел в тело человека, я ощутил лишь небольшое сопротивление. Проскальзывая под опускающимся на меня мечом, я потянул оружие на себя. Рана получилась глубокой. Не оставляя противнику ни шанса на то, чтобы выжить, хрустнули разрубаемые кости, а я уже выбирал новую цель.

Минус четыре. Вернее, минус пять. Крышкой слива еще одного пришибло, перебив ноги чуть выше колен. Жив, но больше не боец.

Булыжная кладка просела под моими ногами, когда я оттолкнулся и бросил себя в сторону ближайшей тройки рунегримцев. Рассчитывал справиться по-быстрому, но с этими так же легко, как с их командиром, разобраться не получилось. Несмотря на растерянность, атаковали они слаженно. Лезвия моих мечей глухо звякнули, принимая на плоскость рубящий удар справа, и укол под ребра слева. А вот центральный солдат, с подшагом начавший опускать свое оружие мне на голову, просчитался. За неимением иных свободных конечностей, я от души пнул его в живот. Мужика снесло, сложив в полете пополам. Нанеся удар, я сам качнулся и едва успел восстановить равновесие, чтобы прогнуться назад и избежать легкого росчерка стали на уровне горла, после чего, быстро выпрямившись, отбил удар слева и контратаковал на максимальной скорости, на которую был сейчас способен. В кисть отдалась неприятная вибрация лезвия прошедшегося по ребрам, и второй противник подался назад, на выдохе брызнув изо рта кровью.

Рванув засевший в его теле каэрэ назад, я успел отразить два смертоносных удара в грудь, после чего, быстро сделав несколько, шагов отшатнулся и разорвал дистанцию на расстояние вытянутой, с зажатым в ней клинком, руки.

Что не говори, а хорошо мечами владеть за короткий срок не научишься. Только на силе и скорости выезжаю.

Косой удар сверху, нанесенный одним из бойцов, оставшейся пары, блокировать удалось легко, в это время правое лезвие успешно встретилось с основанием шеи второго. Оттягивая, прошедшее аж до середины груди, оружие на себя, я отметил, что черта с два у меня бы это получилось без моих фокусов с накачкой тела магией. Как минимум, меч пришлось бы в теле оставить.

Аккурат в тот момент, когда враг, закатывая глаза и пуская кровавые пузыри, упал передо мной на колени, я активировал заранее заготовленную Ученическую Огненную Сферу, обернул ее редкой сетью Глобуса и, вбросив в плетение порцию магической энергии, метнул во врага набегающего сзади.

Пока рунегримцы осмысливали тот факт, что мечущийся между ними я не только мечник, но еще и маг, я шустро подрезал еще троих. Впрочем, эти в мастерстве до предыдущих явно не дотягивали. Я просто пронесся мимо, срубая те конечности, до которых смог дотянуться. Блокировать они не успели.

На этом мое везение, видимо, закончилось. Чувство опасности мелькнуло и пропало. В грудь ударило, и по правой половине тела растеклась тупая боль. Я резко метнулся к еще одному, стремящемуся ко мне солдату, отсек левым клинком поднятую для удара руку и только тогда скосил взгляд, чтобы оценить повреждения.

Чтобы сдержать воткнувшийся на треть пальца короткий болт, усиления тела не хватило буквально совсем чуть-чуть. Впрочем, его было достаточно, чтобы не дать ему проткнуть меня насквозь. Выругав себя за то, сразу не озаботился защитой, я начал было выплетать заклинание Секционного Щита, но не успел. В затылок кольнуло и я, отпустив нити, нырнул под защиту проулка. В тот же миг, чуть дальше того места где я находился, в мостовую ударил еще один болт.

Я сжал зубы и, торопливо, дернул торчащее из меня древко. Снова полоснула притупленная боль, но еще больше принижать уровень ощущений я побоялся. И так заглушил нервные окончания в разы сильнее, чем делал это в последний раз. Ну, вот чего стоило этому снайперу попасть мне в руку? Хоть магическая плоть на ней и почти что сошла, истончившись до сероватой пленки, вкупе с усилением, ее бы вполне хватило, чтобы сдержать болт.

Быстро вычленив удачливого стрелка, спешно взводящего свое оружие, в то время как второе, разряженное, валяется у его ног, я метнулся к нему. Вовремя! Попутно удалось сбить прицел, еще троим, взявшимся за такие же игрушки. Ненавижу стрелков!

Клинки взрезали доспехи и плоть и, пока ранивший меня рунегримец оседал, пытаясь зажать располосованное брюхо, я прикрылся его телом и воспользовался своей способностью творить заклинания без плетения. Сразу три плотные Огненные Сферы ушли в сторону стрелков. Больше сделать не успел. Пришлось приседать и принимать на скрещенные клинки синхронный удар сразу двух, добравшихся до меня солдат.

Внутри что-то болезненно дернуло, но я отложил залечивание почти не кровоточащей раны на потом. Потерплю пока что.

Оттолкнув вражеские мечи, я на удачу, не глядя, полоснул своими. Попал! Но тут, обжигая висок, мелькнул очередной болт. Откуда? Ах, ты ж, елки!

Заклинаниями удалось достать только двоих стрелков. Третий оказался более расторопным и, увернувшись от сгустка пламени, летящего строго по прямой, вновь попытался меня достать. Гадство!

Идя на поводу у колыхнувшегося где-то глубоко чувства злости, я бросил в стрелка сразу две «быстрые» Огненные Сферы и, чтобы не затягивать, добил такими же двух оставшихся мечников. В этот раз промахов не было. Их артефакты защиты блеснули в магическом зрении, безуспешно тратя весь свой небогатый запас и три коротких вскрика поставили в схватке жирную точку.

Кажется все! Рядом врагов не видно.

Быстро осмотревшись на предмет новых противников, я скользнул под покосившийся фургон, отпустил окутывающий мои чувства покров Тьмы и, не теряя времени, сплел исцеляющее заклинание. Легкий холодок от энергии, подстегнувшей мою регенерацию в сотни раз, быстро смыл физическую боль. На фоне наступившего облегчения, я очень четко ощутил фантомную резь глубоко в груди. Она заставила меня пошатнуться и замотать головой, прогоняя серую муть, наползшую на глаза. Вначале я этого не понял, но теперь было очевидно, что болезненным ощущением отозвалась совсем не рана нанесенная арбалетчиком

По спине пробежала капелька ледяного пота, — неужели надорвался?

Быстро обратив магический взор внутрь, я внимательно осмотрел совершенно не поврежденные каналы и, совсем уж было собирался облегченно выдохнуть, когда дошел до своего огненного Источника. Алый, в моем восприятии, шарик… треснул! Теперь на нем светились яркими пламенными всполохами три неровных разлома, а сам Источник неравномерно пульсировал, тем самым вызывая, испугавшие меня, всплески боли. Но, что странно, при этом он продолжал исправно вырабатывать Силу, несущую в себе оттенок огня и, если бы не боль и не его внешний вид, можно было сказать, что вел он себя как обычно.

Главное в этой ситуации, непонятно почему это со мной произошло! Вроде бы я все делал как всегда, а впрочем…. кажется, Источник так отреагировал на то, что я воспользовался заклинаниями, минуя процесс плетения. «Быстрое» заклинание. Проклятье! Я ведь, никогда не пользовался этой способностью после обретения Источников, вне процесса, хотя бы частичного покрова Силой Тьмы. Похоже, вот и результат.

И что делать теперь? Бросить все и бежать? Тогда погибнет много ишрантарцев. Продолжить сражаться? В этом случае есть шанс, что угроблю себя любимого. А умирать в мои планы не входит.

Если оставаться, то я окажусь в невыгодном положении, — от «быстрых» заклинаний, даже под покровом, однозначно придется отказаться, пока не разберусь, с чего вдруг такая реакция была, да и простыми Огненными Сферами теперь лучше не бросаться, на всякий случай. Что остается? Режим слияния с Силой Источника Тьмы, умеренное усиление тела, да защитные плетения. Худо-бедно потянет, но дальние атаки мне теперь однозначно недоступны.

— Твою…!

Я раздраженно сплюнул и подавил желание садануть обо что-нибудь кулаком. После гашения эмоций всегда так — вернувшись, они кажутся много ярче, чем когда-либо, и при сильных переживаниях приходится держать себя в руках. Хорошо еще, что удается не концентрировать внимание на людях, лишенных мною жизни.

Успокаиваясь, я несколько раз вздохнул. Ладно. Сколько там у меня времени при полном слиянии будет? Пять-десять минут? Пусть так! Значит, действовать буду быстро, и выносить только магов и Поводырей. Правда с последними может затянуться, но тут буду надеяться на эффект неожиданности. На солдат отвлекаться, по возможности, не стану.

Еще раз оглядевшись, и не увидев поблизости живых врагов, я прикинул, куда двигаться дальше.

По плану стрелы с негаторами магии будут применяться стрелками Ирга на правом фланге, что сейчас по левую руку от меня. При удачных попаданиях, Измененные лишившиеся хозяев, справятся с рунегримцами и без моей помощи. Как с ними потом справляться, это дело десятое, но в пустом городе они почти безвредны, а там, глядишь, и подмога подоспеет.

Значит, вариантов у меня не много. Пожалуй, пойду от центра направо, к левому флангу, а дальше по ситуации видно будет. И главное, при первых признаках перегруза каналов выйду из боя. Вообще удивительно, что при надколовшемся Источнике, намертво вплетенном в мою систему циркуляции магической энергии, я еще на ногах держусь. Раньше от повреждения каналов впору было на стену лезть, а я еще живчик.

И все же жаль. Отличная была же идейка разбомбить вражин моими концентрированными шариками пламени, да не судьба, видать.

Вздохнув, я вложил каэре в ножны и начал медленно пережимать связь с Эфиром, позволяя энергии Тьмы привычно сконцентрироваться поверх моего тела. И в этот раз никакого контроля. Не будет больше доспехов. Будет то, что досталось этому моему Источнику от элементаля Первостихии — существо, которое само знает, каким ему необходимо быть, чтобы справиться с трудностями. И, думаю, это будет настоящий монстр. По крайней мере, я на это надеюсь.

Окунувшись в дымку Первостихии, я привычно избавился от излишних переживаний, угасших, но оставивших цель, которой нужно достичь.

Где-то в душе, засыпая, вяло шевельнулось сожаление, что грань пройдена. Я начал привыкать к крови и уже не боюсь запачкать ею руки. Уверен, позже мне от этого станет страшно. Но выхода у меня, по сути, нет. Я делаю то, что должен. То, что по-настоящему необходимо, и от этого правильно.

Вдох-выдох. Еще совсем немного и можно начинать.

* * *

Рыцарь, недвижимый как скала, наблюдал за южными подходами к Даэру, над которым поднимались в небо многочисленные столбы дыма.

— Ну что там? — Бросил он не глядя Тени, силуэт, которого проявился под деревьями.

— В центре города, на подс-ступах к цитадели, идет с-сражение. Мне удалос-сь побес-седовать с Иргом. Еще до ос-сады рунегримцы ус-строили диверс-с-сию. Город потерял почти вс-сех магов. И еще, по его с-словам, Крис-с где-то в городе. С-сражаетс-ся с-с Поводырями.

— С одной стороны, просто замечательно. Не зря мы торопились. А с другой стороны, дела плохи. — Рыцарь вздохнул и повернулся к своим спутницам. — Похоже, нам придется вмешаться. Потерять Криса мы никак не можем. Нельзя дать рунегримцам до него добраться.

— А как же попытка договориться? — Нахмурилась Вайла, не отводя взгляда от активированного артефакта-браслета, направленного в сторону города.

— Ответ Ректор получил весьма расплывчатый. Уж чего-чего, а этого у них не отнять — умеют играть словами. Но намек читался ясно, что-то вроде «не лезьте в наши дела». Видимо, у них появились какие-то козыри, раз они стали так самоуверенны, и наши добрососедские отношения их уже не волнуют. — Махнул рукой Рыцарь, лязгнув сочленениями своей брони.

— Значит, если что, они нас атакуют? — Поежилась Амия. — Что-то мне не очень хочется лезть в эту мясорубку.

— И что же делать? — Вайла, перекрыла доступ Силы к артефакту и, опустив руку, повернулась к Бесцветному.

— Полагаю, сражаться, если не получится договориться по-доброму. Но это вас обеих не касается. Пойдем только я и Тень.

— Нам ждать тут? — Уточнила Амия.

— Да. И, по возможности, не высовывайтесь. Тень придет за вами, когда все закончится.

— Хорошо. — Покладисто кивнула девушка.

Рыцарь бросил на нее быстрый взгляд и незаметно переглянулся с Вайлой. Что бы она там не делала и какие бы не использовала артефакты, но это определенно принесло свои плоды. Ученица Эйры стала заметно спокойней, и яркие вспышки истеричных эмоций остались позади.

— Я буду рядом, когда появитс-ся вос-смошность. — Прошелестел Тень, растворяясь между ветвей.

Фигура, закованная в броню, на короткий миг покрылась едва заметной волной ряби и Бесцветный, тяжело шагая, направился к мосту.

Долго готовиться к противостоянию, подручному Ректора необходимости не было. Его броня была его маской и оружием одновременно, что вкупе с его собственными возможностями гарантировало успех на столько, на сколько он вообще был возможен в сложившейся ситуации.

Так получилось, что часть того Дара, который досталась виконту Марису н`Итару, через несколько лет начала уродовать его тело и внешность, даря, при этом, молодому магу просто нечеловеческую силу. Но проявилось и кое-что еще. Этим небольшим дополнением стала власть над почти любым железом.

Однажды спрятав покрытое струпьями лицо под забралом, за прошедшие годы он настолько сроднился с доспехом, что до этого момента, даже шлем снимал лишь для приема пищи. Мелочи же, вроде возможности справлять естественные потребности организма стали возможны благодаря встроенным в броню артефактам, разработанным специально под него. А его собственные наработки сделали так, что броня стала незаменимым инструментом практически в любой ситуации. Особенно после того, как, с помощью проникшего в его тело Дара, он научился полноценно использовать свою «стальную кожу» как оружие.

При желании он мог превратиться в не знающее жалости орудие смерти, почти неуничтожимое и смертельно опасное. И лишь его мягкий и спокойный характер, так и не затронутый осколком Дара, не позволил ему прославиться как палачу, но дал проявить себя воином. Так он стал тем, кто есть и получил свое новое имя.

Ступив на дорогу за мостом, Бесцветный неторопливо рассмотрел отряд рунегримцев. Те стояли немного в стороне и держали его на прицеле арбалетов, впрочем, болты были даже не зачарованы, так что Рыцарь сразу потерял к ним интерес и перевел взгляд на медленно приближающихся магов, за спинами которых, удивительно бесшумно, следовали Измененные.

— Мне нужно поговорить с главным! — Демонстрируя пустые ладони, громко произнес Рыцарь.

— Кто ты, и что тут забыл? У тебя немного времени на объяснения, а после, ты умрешь. — Почти без акцента, равнодушным тоном информировал его один из рунегримских магов.

Рыцарь проигнорировал угрозу и представился. — Вы имеете честь разговаривать с Рыцарем, магом ордена Бесцветных и представителем воли Ректора Ашем-Ран-Илл, Лурин н`Кора. Между нами нет вражды, и, я надеюсь, не будет ее и впредь, но сейчас вы стоите у нас на пути, и ваши действия угрожают тому, кто является целью нашей миссии.

Маг рунегримцев какое-то время обдумывал сложившееся положение, но долго это не продлилось.

— Между нами нет вражды, но она неизбежна. Ректор больше не будет диктовать нам свои условия. Я обрету награду, если ты падешь от моей руки. Тебя ждет гибель, Рыцарь. — Торжественно провозгласил Поводырь.

«Печально, значит Рунегрим действительно пошел вразнос и ранние договоренности со Школой Магии, как и авторитет Ректора, уже ни на что не влияют». — Прежде чем о броню ударились первые болты, посланные твердой рукой бойцов, в голове мага успела мелькнуть лишь эта короткая мысль. На дальнейшие размышления времени попросту не осталось.

Нагрудник, немного прогнувшись в местах попаданий, спружинил, и, сминая наконечники выпущенных в Рыцаря снарядов, выпрямился, раскалывая их древка. В тот же миг, один из Измененных, коренастый и более всего похожий на человека, повинуясь безмолвному приказу своего Поводыря, прыгнул на Бесцветного. Расстояние было приличным, около двадцати шагов, но тварь преодолела их, словно у нее были крылья. Однако Рыцарь, не сходя с места, лишь присел и, не колеблясь ни секунды, принял его встречным ударом раскрытой ладони. Раздался глухой хруст, и монстра отбросило обратно.

— Полагаю, ваш правитель больше не нуждается в услугах нашей Школы, хотя все же надеюсь, что это были всего лишь слова, произнесенные твоим длинным языком, прикрученным к пустой и глупой голове. — Произнес Бесцветный, выпрямившись. — Хотя, как пожелаешь. У каждого существа должно быть право на ошибку, даже если это последнее, что оно сделает в своей жизни. — При этих словах, металл наручей его брони посветлел и потек подобно воде, образуя поверх тыльных сторон кистей два широких лезвия клинков.

Получивший удар Измененный, к легкому удивлению Рыцаря, поднялся на ноги почти сразу. Его грудь была немного вмята внутрь, а по деформированной вытянутой нижней челюсти текла густая черная кровь. Но, видимо, живучесть твари была на высоте и, чтобы уничтожить ее, нужно было действовать более радикальными методами. Досадное упущение, но поправимое.

Тем временем маги не бездействовали. В задрожавшую пленку проявившегося магического щита Бесцветного заколотили быстро сплетенные, но от этого не менее смертоносные, заклинания. Навредить они пока что не могли, но, чтобы не искушать судьбу Рыцарь был вынужден начать двигаться.

То, что человек в рыцарской броне может перемещаться так быстро, никто из противников не ожидал. Из-за этого фатального заблуждения тут же поплатился ближайший к Бесцветному Поводырь. Правый клинок Рыцаря, лопнув магический щит как мыльный пузырь, легко прошил тело мага насквозь. Кажущимся легким движением, облаченный в сталь маг отбросил нанизанное тело своего противника в сторону, и, в тот же момент отскочил от второго Измененного, который, потеряв связь с погонщиком, впал в безумие.

Мимо свистнули болты и Рыцарь, почти не задумываясь, послал в сторону стрелков Воздушную Петлю, мгновенно ополовинившую их отряд. Первый ряд солдат, одновременно со вспышкой разрушенной магической защиты, буквально развалился на куски.

— Дрянь, а не амулеты. Надо было у нас закупать. — Буркнул виконт и, молниеносным движением, отсек одновременным ударом обоих клинков крест-накрест, голову вновь прыгнувшего на него первого человекоподобного монстра.

В тот момент, когда Бесцветный развернулся в сторону убегающего рунегримского мага, его снес с места удар страшной силы. Такой прыти от второго, обезумевшего, существа Рыцарь никак не ожидал. Но, прежде чем Измененный смог добраться до виконта, тот слегка поднялся и отмахнулся от него, рисуя окровавленным лезвием клинка в воздухе алую полосу. В ту же секунду вся верхняя часть чудовища занялась ярким пламенем, и, в оставшиеся мгновения жизни, ему стало совсем не до преследования добычи.

Тут же перестав обращать на чернеющее в пламени тело, виконт вновь сосредоточился на удирающем рунегримце. Проигнорировав несколько ударивших в развернутый магический щит болтов, он вытянул руки и по очереди метнул две Силовые Стрелы. Первое попадание, подкинуло противника немного вверх и толкнуло грудью вперед, заставив пространство вокруг него полыхнуть вспышкой сработавшей защиты. А идущая по следам первой, вторая магическая атака оставила на его спине огромную кровавую рану, чем окончательно прервала жизненный путь не в меру самоуверенного мага.

Бросив взгляд в сторону спасающихся бегством выживших солдат, Рыцарь покачал головой и развеял уже готовую Воздушную петлю. Бить в спину он не умел.

Дзанг!

Мир вокруг резко перевернулся и виконт с удивлением понял, что он снова лежит на земле. В боку кольнуло, но самостоятельно активировавшиеся, лечебные контуры брони уже активно латали непонятно откуда взявшуюся рану.

Левый бок доспеха оказался пробит и, судя по ощущениям, что-то не давало металлу сомкнуться, чтобы восстановить свою изначальную форму.

Рыцарь втянул обратно свои мечи, после чего нащупал инородный предмет, рванул его, и ощутил, как рот заполняет кровь.

— Чем это меня так? — Он посмотрел на жатый в руке обломок и хмыкнул. — Баллиста? Это кто там такой меткий?

Приподнявшись на локте и давая исцелению время, чтобы окончательно подлатать тело, он сориентировался в пространстве. Определить откуда прилетела снаряд, мощности которого с избытком хватило, чтобы разом погасить энергетический щит и пробить магическую сталь доспеха, оказалось не сложно. Стреляли из рощи, шагах в двухстах от того места где он находился.

— Таланты! — Рыцарь приоткрыл забрало, сплюнул кровь и опустил его на место. — Тень, они твои. Я в город.

Слышал ли напарник его слова, было не ясно, но больше атак не последовало и виконт, удостоверившись, что пробоина на боку затянулась, утвердился на ногах и быстрым шагом направился к воротам.

Оказавшись перед запертыми тяжелыми створками, мерцающими узором укрепляющих структуру плетений, он покачал головой и коротко, без замаха, ударил двумя ладонями прямо в их центр. По ту сторону раздался громкий хруст и одно полотно немного перекосилось. Повторный удар в ту же точку дожал преграду, разворотив зачарованную древесину и сорвав ворота с петель. Главное препятствие осталось позади. Внутренние решетки Бесцветный, не потрудившись даже сбавить шаг, порвал как бумагу.

— Бой идет по ту с-сторону Даэра. — Раздался голос Тени из сумрака у стены. — Город пус-ст. Вс-се в убежищ-ще.

Рыцарь лишь кивнул и перешел на бег. Его цель была близка и он очень боялся не успеть. С каждым шагом ускоряясь все больше, он понесся по пустынным улочкам города, кроша стальными сабатонами[1] булыжники мостовой и, на особо крутых поворотах, врезаясь в стены домов. Звуки боя были уже близко.


ГЛАВА 6

Окруженный лязгом стали, яростными криками и запахом гари, Ирг Вааласский следил за разворачивающимся сражением и нервно крутил в пальцах наполненный под завязку кристаллический накопитель. Все пошло немного не так как планировалось, но сюрпризом это не стало, даже наоборот. Смятение его охватило бы, если бы ситуация развивалось по тем вариантам сценария, на который был расчет. И все же, не смотря на заведомо проигрышное положение, защитники города держались.

Вопреки предварительному анализу, перестроившись, едва была преодолена городская стена, Поводыри пошли одним крупным отрядом, оставив оба фланга атаки обычным бойцам при поддержке простых магов. Мощная ударная группа, которой нечего противопоставить. Четыре драгоценных эннориевых наконечника, против трех десятков Поводырей, смотрелись жалко и неубедительно, но шанс нанести некоторый урон все еще был. Уничтожение четырех магов, возможно, означала даже больший ущерб от появления в их скоплении, нескольких неконтролируемых монстров. И если те успеют порезвиться на славу, затея себя оправдает. Впрочем, это лишь даст защитникам немного времени, не более того. В том, что справиться с проблемой, сил у Поводырей достанет, правитель Даэра не сомневался.

Дан, не смотря на свое обещание, пока что так и не объявился. В том, что он был жив, Ирг был уверен. Слишком силен парень, чтобы так просто погибнуть. Но задержка немного тревожила. Сбежать из осажденного города он не мог. Ирг доверял своей интуиции и достаточно пообщался с молодым магом, чтобы понимать, что это не в его характере, но, даже если это было бы так, винить его он бы не стал. Будучи совершенно посторонним человеком, Дан и так сделал для него много, гораздо больше, чем можно было бы просить. Дважды спас жизнь его девочек, помог доставить их домой и отдал драгоценный металл на благо города. Вполне достаточно, чтобы при первой возможности уйти не прощаясь. Но он сам предложил помощь, а значит, от своего отступит вряд ли.

Но, даже если он ошибся и парень ушел, этот вариант развития событий правителя вполне устроит. В этом случае ему не придется идти на сделку со своей совестью, так как внезапное появление магов Ашем-Ран-Илл, и их согласие на помощь, городу были необходимы. А вот сдача молодого мага в руки его преследователей будет выглядеть чистым предательством доверия. Да, к тому же, это был тот еще вопрос, чем дело закончится, если друг его дочерей начнет сопротивляться.

— Они близко, ваша светлость! — Возникший за плесом вестовой склонился в поклоне и добавил. — Стрелки ждут вашего сигнала.

— Где Поводыри?

— У центральных ворот, ваша светлость.

— На позиции. И передай внешнему отряду, тем, кто еще остался, чтобы возвращались. — Коротко скомандовал наместник и, слегка пригибаясь, чтобы не поймать между зубцов стены шальной арбалетный болт, поспешил за ополченцем. Атаку эннорием, Ирг планировал проконтролировать лично. Личные охранники, тихо ругнувшись, подняли щиты и бросились следом.

— Господин, но это самый опасный участок… — Попытался возразить командир группы, и был тут же перебит.

— Мне плевать! В любом случае, пока маги Ковена у ворот, я не намерен уходить со стен. — Отрезал наместник. — Я осторожен в достаточной степени, так что просто выполняйте свою работу и все будет в порядке.

Охранники на ходу прижали правые руки к груди, склонили головы и вежливо оттерли правителя города подальше от опасных зон.

У центральных ворот дела обстояли плохо. Расположившиеся в отдалении Поводыри накрылись мощными щитами и не давали защитникам цитадели высунуться, в то время как их твари, едва добежав до надвратных башенок, тут же рванули вверх по стене.

Стоило хоть одному монстру перевалиться через зубцы и оказаться среди бойцов, которых поддерживал всего один маг, и все было бы кончено. Защитники быстро сдали бы им позиции, а разрушение механизма надвратных башен, к которому, скорее всего, стремятся рунегримцы, приведет к открытию защищенных магией ворот, и позволит самим Поводырям проникнуть внутрь цитадели. Однако, пока что, у них ничего не выходило. Не особо крупные Измененные, кто молча, а кто с разочарованным рыком, раз за разом падали на землю под градом булыжников, вывороченных из мостовой. Против тех, что покрупнее, защитники использовали переносные котлы с кипящей смолой. Как довольно скоро выяснилось, магические создания ее опасались и, спрыгивая вниз, тут же отбегали, чтобы не попасть под вязкие черные струи.

— Илиан, докладывай. — Обратился Ирг к молодому магу, чье потное лицо было расчерчено полосами копоти. Один рукав его куртки был прожжен и в бреши виднелся ожог, который маг залечивать не стал. Видимо берег запасы Силы для других дел.

— Пока держимся, ваше сиятельство. В основном благодаря тем накопителям, что вы мне дали.

— Сколько осталось?

— Три полных кристалла и еще один ополовиненный. Ну и личный резерв, как и было приказано, полон. Берегу на самый крайний случай.

— Хорошо. — Кивнул правитель. — А где Тран?

— Он по ту сторону башен. Там рунегримцы едва не прорвались.

— Жертвы с нашей стороны есть?

— Точное число не скажу, но необратимых потерь мало. Раненых увозят в убежище, а на их место тут же прибывают свежие силы. Удача, пока что, на нашей стороне. Честно говоря, думал потрепят нас сильнее. Даже удивительно, что еще справляемся. Но, сами видите, вечно так продолжаться не может.

— Подмога уже на подходе, так что потерпите. — Сжал плечо мага Ирг. — Вот, возьми. — Он протянул магу, извлеченный из кармана, накопитель. — Лишним не будет.

— Спасибо, ваше сиятельство… А это еще что такое! — Глаза мага прищурились и он, выставив перед собой щит, уставился вниз.

Поводыри, организованно, как на параде, отходили от цитадели и занимали круговую оборону у стен домов, прилегающих к площади. Через пару мин после этого они отозвали большую часть тварей к себе и принялись спешно укреплять магические щиты.

— Всем приготовиться! — Закричал правитель во все горло, даже позабыв усилить голос магией, и тут же сплел бесформенный плотный клубок нитей, мало напоминающий плетение. Впрочем, для него это был единственный способ быстро создать боевое заклинание.

Огонь, как родственная стихия — далекий отголосок одного из предков обладающих Даром — не требовал особого порядка. Простой глиф «пламя», через который пропускалась Сила Ирга, позволял сформировать комок серебристо-белого пламени, разрушительная мощь которого вполне могла поспорить со многими атакующими плетениями магистров. Правитель города прибег к самому мощному средству лишь потому, что чувство, пронзившее его тонкие тела, воспринялось им как ледяное дыхание, пришедшее из-за Пелены.

— Это наш шанс! — Хрипло выдохнул Ирг, наблюдая, как монстры втискиваются между своими хозяевами. Он нашел взглядом командира группы стрелков вооруженных эннориевыми болтами и, проигнорировав звякнувшую о вовремя подставленный щит, стрелу, крикнул, перекрывая шум схватки. — Стрелкам, на прицел!

Не прошло и пары мгновений, как все четверо бойцов с самыми мощными арбалетами, которые имелись в арсенале Даэра, выглянули со своих мест и, быстро сориентировавшись, разобрали цели.

Маги Ковена стояли плотно. Другого шанса могло и не представиться, и, внутренне дрогнув, Ирг отдал приказ, — Выстрел! — И, быстро выглянув между зубцов стены, метнул искрящее белоснежными всполохами пламя, в группу рунегримских арбалетчиков, обстреливающих этот сектор.

Почти синхронные щелчки арбалетов защитников сложились в короткий треск. Болты со смертельной начинкой ушли к своим целям и, спустя короткую долю мига достигли своих целей.

Едва антимагические наконечники, напрочь игнорируя, казалось бы, надежные щиты магов, прошили насквозь их тела, как привязанные к ним монстры тут же вышли из-под контроля. Однако радость Ирга была не долгой. Не успело разгореться безумие освободившихся от контроля тварей, как несколько слов, которые прокричали избежавшие смерти товарищи погибших, заставили опасных им Измененных упасть и застыть без движения. Противник прекрасно знал о своей слабости и был к ней готов.

— Проклятье! — Выдохнул наместник. — Илиан, мы сделали все что могли. Если в ближайшее время ситуация не изменится, будем отступать. Займись оповещением сотников.

— Я понял. — Кивнул маг.

— Поторопись, Илиан, у нас, похоже, совсем не осталось времени.

— Да, ваша светлость.

Маг исчез за спинами охраны, а Ирг облизал пересохшие губы и прошептал, — Значит, чуда не произошло…

— Позвольте поставить вас в известность, о нашем прибытии.

Приглушенный голос, раздавшийся за спиной, заставил охрану нервно развернуться и дружно активировать все возможные средства защиты. Закованного в броню незнакомца они видели впервые.

— Отставить! — Устало махнул рукой наместник. И тут же вежливым тоном обратился к прибывшему магу. — Рад вас видеть. А где ваш товарищ, с которым я общался ранее.

— Где-то в тени стен, полагаю. — Ответил Рыцарь и тут же сам перешел к вопросам. — Что вы намерены делать в сложившейся ситуации? Подкрепление не успеет, это очевидно.

— Как вы перебрались через стену?

— С трудом. Ваши бойцы едва не нашпиговали меня болтами. — Пробасил Бесцветный. — Повезло, что рядом находился один из сотников, который был в курсе моего прибытия.

— Вы могли погибнуть. — Нахмурился правитель в ответ на беспечный тон подручного Ректора.

— Это вряд ли. Чтобы нанести мне непоправимый вред, нужно что-то более существенное.

— Оставим эту тему. Вы здесь, и я надеюсь на вашу помощь…

— Это невозможно. — Невежливо пресек фразу Ирга Бесцветный. — Я так понимаю, магов у вас нет, а простых воинов вы в контратаку отправлять не собираетесь. Если я пойду на открытое пространство площади в одиночку, то с небольшими группами я может, и справлюсь за счет способностей и живучести своей брони, но никакие мои способности не позволят выдержать массированную атаку. У всего есть предел. Конечно, я могу предложить мое активное участие вне площади, тут на стене или где-нибудь на улицах города, где я буду не столь уязвим, и смогу рассчитывать на поддержку Тени… Но не более того. Если что, могу помочь с зарядкой накопителей.

— Это нас не спасет. — Вздохнул наместник. — Если хотим удержать цитадель, нужно отогнать противника от стен. Вы можете предложить что-то более существенное?

— Сожалею. Гвардейцам, отправленным из Мезгорда, предстоит идти еще сутки. Тень не боевик, а я не всесилен. Оказавшись внизу, в окружении вражеских солдат и магов, я, может быть, убью от силы сотню, но после меня просто сметут.

— Печально. Я рассчитывал на большее. — Нахмурился наместник.

— Прошу прощения, если разочаровал. — Все так же ровно произнес закованный в сталь маг, но в его голосе скользнула нотка иронии.

— Придется корректировать планы. Снова.

Разговор пришлось ненадолго прервать, когда в щит охранника Ирга ударила шальная стрела. И, не желая изображать мишени, правитель Даэра и его гость отошли подальше, чтобы не мозолить стрелкам врага глаза.

— Ваша светлость, относительно вопроса, по которому я сюда прибыл… — Напряженным голосом произнес Бесцветный. — Я понимаю, что сейчас не самое подходящее время…

Мощный всплеск Силы в Эфире, произошедший в непосредственной близости от стен цитадели, заставил обоих магов стремительно броситься обратно к зубцам.

— Это же он. — Радостно произнес Рыцарь. В его голосе впервые за весь разговор проскользнули яркие нотки эмоций, что и не удивительно. Ведь именно ради этого человека он проник в осажденный город.

Вот только человеческого, в появившемся на площади, парне, не было ровным счетом ничего. Лишь ретранслированный заранее эфирный слепок позволил Бесцветному понять, что это тот, кто ему нужен. И тут Рыцарь осознал, насколько велика возникшая проблема. Одно дело доставить к Ректору мальчишку, и совсем другое столкнуться с этим. Оно вообще разговаривать умеет?

* * *

Ветер бросил в открытое окно запах гари зарождающихся в городе пожаров. Шум битвы то нарастал, то приглушался. Обе маркизы, в охотничьих костюмах с надетыми поверх легкими кожаными куртками, сидели на кровати и прислушивались к происходящему.

— Как думаешь, отец сможет отразить нападение. — Тихо спросила у сестры Лиина.

— Не знаю, но меня бесит то, что мы сидим тут, когда могли бы помогать там, внизу. — Ответила Инга и обернулась к стоящей у двери Тире. — И вы тоже!

Наемница, молча, облокотилась спиной о стену и не произнесла ни слова. Ее глаза были прикрыты и, казалось, что она дремлет.

— У меня такое чувство, что мы заключенные в собственном доме! — Инга вскочила с кровати и подошла к окну.

— Не стоит этого делать. Это может быть опасно. — Внезапно подала голос Тира.

— Да мне плевать! — Вспылила маркиза. — Отец сражается, а мы, вместо того, чтобы помочь сидим взаперти и ждем, пока враги ворвутся сюда и перережут нас как цыплят!

— Пока что это место безопасно. Как только мы получим приказ, вестовой проведет нас тайным ходом в ваше убежище под городом. — Покачав головой, терпеливо, словно разговаривает с неразумными детьми, объяснила женщина. — Наместник не желает рисковать вашими жизнями. Постарайтесь его понять.

— Мы все сейчас не в том положении, чтобы осторожничать. — Вызвав удивление у сестры, неожиданно поддержала ее Лиина. — Мы в шаге от того, чтобы потерять все. И пока мы тут прохлаждаемся, там, на улицах города и на стенах цитадели, сражаются люди, готовые отдать свои жизни, чтобы это предотвратить. Как наследница своего отца, я не имею права оставаться в стороне.

— И Дан, конечно же, тут совершенно не причем. — Тихо буркнула Инга и на мгновение, глянув в щель приоткрытого окна, поперхнулась воздухом. — Что… О боги! Что это такое?!

Наемница опередила вскочившую Лиину и, отстранив Ингу, осторожно выглянула наружу. Дальний край площади с высоты помещения, в котором они находились, просматривался плохо. Окно едва-едва возвышалось над стеной. К тому же местами тянулся густой дым. Но нужный участок пространства сейчас было видно неплохо.

— Проклятье! Это что, какая-то тварь из Чатрана? Рунегримцы вообще умом повредились, пытаться взять под контроль такое существо?!

— Нет. — Раздался из-за плеча наемницы спокойный голос наследницы наместника. — Вы ошибаетесь. Это не тварь. — Радужка глаз девушки слабо мерцала под воздействием заклинания Горизонт, позволяющего смотреть на довольно значительное расстояние без использования дорогостоящего приспособлений, вроде подзорной трубы. — Это Дан…

— Сестренка, Тира права, это какой-то монстр! Боги, да он же висит на стене дома, как громадное насекомое! Как его можно спутать с человеком? — Нахмурилась Инга. Поведение сестры ее встревожило.

— Посмотри сама… ах, да! Ты же не видела, как сейчас выглядит его правый глаз.

— Причем тут глаз?

— После магического ранения у Дана изменился глаз. Он прячет его под повязкой. И, поверь мне, один раз увидев, ты запомнишь его на всю жизнь. А у того существа именно такой глаз и тоже правый. Это он!

— Но как, во имя светлых богов?! — Инга тоже догадалась усилить свое зрение магией и теперь пыталась увидеть то, что смогла рассмотреть ее старшая сестра. — В нем же нет ничего человеческого!

Лиина, молча, погасила заклинание и направилась к двери.

— Госпожа Лиина, куда вы идете?

Тира бросилась вслед за маркизой, но та решительно посмотрела ей прямо в глаза и спокойно поинтересовалась.

— Каков приказ нашего отца?

— Охранять. Обеспечить безопасность и своевременный отход в безопасное место в случае отступления. — Отрапортовала женщина.

— Похоже, в нем нет ни слова о том, что мы обязаны сидеть взаперти. Охраняйте. Защищайте. Но придется делать это не здесь.

Спохватившись, Инга справилась с изумлением и прикрыла рот. Похоже, сегодня сестра открылась ей с новой стороны.

— Инга, ты остаешься?

— Нет, я с тобой.

— Прошу подождать. — Сдалась наемница. — Я предупрежу остальных. Нам необходимо подготовиться.

— У вас один мин. Поторопитесь.

* * *

Болезненным щелчком включилось сознание, и я отвел взгляд от стены дома, на которой в художественном беспорядке подсыхало несколько широких кровавых мазков.

Растерянно оглядевшись, я попытался понять, где я и как ту оказался, но в голове была только звонкая пустота, не запятнанная, ни единым штрихом воспоминаний.

Последнее что я помнил, это то, как разгонял свои Источники и… собственно говоря, на этом все.

Привычным жестом я потянулся рукой ко лбу и вздрогнул. То, что моя рука выглядела как антрацитово-черная когтистая лапа, меня не испугало. Но вот то, что она сжимала, весьма неаккуратно оторванную от тела, голову рунегримского солдата, прошлось по нервной системе настоящим ураганом. Пошатнувшись, я зацепился нижней конечностью за основную часть владельца головы, валяющуюся передо мной. Видимо этот несчастный был одним из последних, кто попался мне на пути. И произошло это совсем недавно.

Проклятье! Еще и эмоции вернулись. Видимо, пока я себя не контролировал, блок слетел за ненадобностью. Падать в обмороки я не планировал, но сейчас мне, как никогда, требовалась ясная голова, а при таком стрессе это вряд ли было возможно.

Уронив страшную ношу, я судорожно потянулся вглубь себя, к Источнику Тьмы, чтобы восстановить вуаль, скрадывающую мои эмоции, но ничего не вышло.

«Да что же за напасть!» — Мысленно скрипнул я зубами. И лишь мгновением позже, когда привычно осмотрел свою энергетическую систему, понял, в чем дело. Вернее, понял, из-за чего пропал блок на эмоциях, а вот что случилось со мной…

Похоже, процесс изменений моего магического тела был форсирован. Вот только результаты были, мягко говоря, обескураживающими.

Источников больше не было. Вернее был один — мой основной. Да и тот из аккуратной сферы превратился в нечто неопределенное. А вот все три стихийных образования расползлись по всему телу сетью энергетических сосудов, плотно заполняя все свободное пространство и превращая меня в яркий разноцветный силуэт.

Трещины на Источнике Огня были лишь самым началом процесса. Полагаю, следующими лопнули оставшиеся стихийные образования, а дальше они растеклись, расширяя мою систему внутренних энергетических каналов.

«Вот черт!»

Я прислушался к себе и понял, что стихийная Сила все так же пульсирует в моих жилах.

Если бы я не был облачен в магическую плоть, то наверняка облился бы холодным потом, ибо вспомнил фразу-предостережение, брошенную Вереском. Что-то он говорил о том, что я могу частично стать элементалем. И как бы его слова не стали пророческими.

Я судорожно попытался избавиться от облика монстра, в теле которого снова оказался, но вовремя себя одернул. Нельзя!

Пока что неясно, что со мной произошло и чем мне это грозит, но судя по тому, что я сейчас испытываю, пока что ничего особо страшного. Кстати, об ощущениях — я рефлекторно потянулся левой рукой к саднящему боку и на что-то наткнувшись, глянул вниз.

Меч, торчащий из моего тела, шоком не стал, но и хорошего настроения не прибавил. Повезло, что мое настоящее тело значительно меньше внешней оболочки и, если железка его и зацепила, то вскользь. Неужели я умудрился наткнуться на носителя какого-то артефактного оружия?

Отступив подальше в ближайший кривой переулок, в самом начале которого я сейчас находился, я прислушался к отдаленному шуму и попытался почувствовать наличие поблизости живых существ. Вроде бы пусто.

Осторожно обхватив рукоять клинка, я медленно его извлек, и черная плоть тут же беззвучно сомкнулась, восстанавливая свою целостность. Не больно, но какое-то неприятное чувство все же было.

Уделив внимание ранившему меня оружию, я напрягся. Меч оказался самым обычным, и даже не самого лучшего качества. По крайней мере, его владелец не очень-то хорошо за ним ухаживал. Так как же тогда это оказалось возможным?!

Осмотрев себя спереди, я покуда смог дотянутся, тщательно ощупал спину и сзади, в районе шеи, наткнулся на хвостовик арбалетного болта.

Чудненько!

Изменения, похоже, носят глобальный характер, и я потерял свое основное преимущество относительной неуязвимости. Повезло еще, что, пытаясь ранить представшего перед ними монстра, солдаты не имели понятия, что внутри нахожусь я, и били в несуществующие уязвимые точки и внутренние органы. Ну, или в те места, где они могли бы быть.

Уже не слишком осторожничая, я выдернул метательный снаряд, так же не несущий на себе даже следа наличия эннория, и задумался.

Возможность отступить и сбежать из города все еще была, но теперь она стала абсолютно неактуальна. Я не понимаю что со мной, однако, исходя из богатого опыта, едва я сброшу магическую оболочку — в лучшем случае рухну без сознания. Что будет в худшем, думать не хотелось.

Выводы напрашивались сами собой — пока что я боеспособен… — Я осторожно зажег на кончике ногтя маленькую сферу пламени. — Да, однозначно, сражаться я могу и, в данный момент, чувствую себя неплохо. Но после того как все закончится, мне, скорее всего, потребуется помощь. Исходя из худших предположений, откат ожидается жесткий. Нужно как-то пробиться к наместнику и его людям, чтобы рассчитывать на их помощь, а это задача не из легких. В таком виде в цитадель мне лучше не соваться. О том, что я не какое-то залетное чудовище и не Измененный, знает от силы несколько человек. И, пока суд да дело, защитники города со всем тщанием нашинкуют меня железом. И, боюсь, в этот раз, может статься, мне повезет не так сильно. Но и бегать по тылам уже не вариант. Часы тикают, и я даже приблизительно не могу предсказать, сколько времени у меня осталось в этом состоянии — может неограниченное количество, а может и всего пара минут.

Единственный выход из ситуации, который я вижу, это поспособствовать отражению атаки рунегримцев, чтобы все быстрее закончилось. Без привычной безэмоциональности будет сложно, но, думаю, справлюсь. Иного выхода все равно нет. Буду сражаться на стороне ишрантарцев и, очень надеюсь, меня не посчитают врагом.

Эх, как же я надеялся, что все эти эволюции с моим энергетическим телом остались позади, так нет же, внутри я похож на текущую реку и конца и края этому течению не видно.

Где-то на грани чувств появились множественные огоньки чужих жизней. Какое-то время они быстро перемещались, а затем их количество удвоилось и, удар сердца спустя, пара из них резко стали тусклыми и погасли. Кого-то убили, а если там сражаются, значит одна из групп определенно мои союзники. Я определил направление и, запрокинув голову, уставился наверх. Люди были где-то на крыше.

Перед тем как забраться на здание, я попытался хоть как-то себя обезопасить и, для пробы, вызвал на предплечье один шестигранник секторного щита. Мое внешнее тело никак не повлияло на создание заклинания, но едва шестигранник защиты стабилизировался, как по нему прошло искажение, и плетение распалось, тут же впитавшись в магическое тело. Кажется, от долговременных заклинаний пока что придется отказаться. Можно, конечно, применить классический сферический щит, который держится на расстоянии вытянутой руки от мага, но мне известен только стационарный вариант, а он в моем положении бесполезен. Что ж, буду надеяться на свою скорость и реакцию.

В два коротких прыжка я забрался на крышу дома и огляделся. Покатые волны красноватой глиняной черепицы, редко вздымающиеся башенками и слуховыми окошками, обрывались границей площади, предваряющей стены цитадели, довольно далеко. Кое-где, хорошо видимые с того места где я находился, над Даэром занимались пожары. Чадили и дома в той стороне, где я ощутил чужое присутствие.

Я напряг зрение и, сквозь дым, рассмотрел мельтешение человеческих силуэтов. Сомнений не осталось — там шел бой…

* * *

Невесомая паутинка гари, преодолела маскировочное искажающее поле и осела на гладко выбритую щеку наблюдателя, стоящего на крыше, прилегающего к площади здания. Он еще раз окинул безразличным взглядом вновь откатывающийся назад поток рунегримских солдат и слабо улыбнулся.

В данной ситуации, взятие Даэра означает достижение советником Хеляром еще одной ступени на политической арене Рунегрима. Его власть укрепится, Пресветлый будет доволен и с большей охотой станет прислушиваться к необходимым для ситуации советам, и все будет идти по тому плану Советника, который будет выгоден именно ему. Если же армия не справится — жирная голова Хеляра украсит серебряный поднос. Слишком большие потери без достижения результата определенно не будут заслуживать прощения. Увы.

Конечно, отправленные в поддержку войскам Поводыри все же давали надежду на благоприятный исход штурма, но постоянные отчеты о некоем жреце, легко противостоящем как обычным солдатам, так и магам, позволяли сделать неутешительные прогнозы. Естественно, такой сильный противник в наметившемся противостоянии совсем не на руку Рунегриму. Однако когда эта проблема коснется того, кто займет место Советника, решение уже может быть найдено. Сейчас же, было необходимо наказать тех, кто решил воспользоваться его знанием и основанными на нем успехами, чтобы возвысить себя. Они наступили ему на голову своей грязной обувью, чтобы прыгнуть повыше? Так пусть же будут готовы пасть в Бездну.

Одетый в темные одежды помощник остановился за правым плечом наблюдателя и склонился в поклоне.

— Говори.

— Жрец легко расправился со всеми, кто встал у него на пути. Но после мы его потеряли. Воистину, сила его велика. У меня почти нет сомнений, что подопытные Арата проиграют мальчишке в прямом противостоянии.

— Что ж. Мне остается лишь сожалеть о грядущем проигрыше генерала Шали и скорбеть о его безвременной кончине, будь то в бою или, когда он будет держать ответ перед Пресветлым. Впрочем, он мне всегда не нравился.

— Каковы ваши дальнейшие приказы, господин? — Склонился слуга еще ниже.

— Возьми. — Достав из рукава небольшой предмет, завернутый в тряпицу, наблюдатель, не глядя, протянул ее назад. — Когда жрец займется монстрами, вышедшими из лабораторий Арат-сата, активируй и брось поближе к ним. Небольшая помощь защитникам города не помешает. А мне пора. Исход очевиден, и делать мне тут больше нечего.

— Да господин. — Слуга принял сверток и отступил назад.

Наблюдатель напоследок окинул холодным взглядом поле битвы и извлек и внутреннего кармана небольшой исчерченный странными письменами диск артефакта.

— Война отличный способ испытать всю мощь обнаруженной мною находки. Но и мирное время дает не меньше возможностей. Даже не знаю, что мне лучше выбрать. — Задумчиво пробормотал себе под нос маг.

— Это все ваши приказы, господин? — Подал голос ожидающий дальнейших указаний слуга.

— Ты еще здесь? — Наблюдатель обернулся и с удивлением окинул его взглядом. — Ты слышал, что я недавно говорил?

— Да…

— Приказываю — забудь. И выполняй отданные мною распоряжения.

Глаза слуги на мгновение заполнились болезненной мутью, и сработавшая активная ментальная закладка стерла все воспоминания о неосторожно сказанных вслух словах.

Короткие импульсы Силы, брошенные на ряд символов артефакта, заставили, окружающий мага Эфир застыть и, мгновение спустя, громкий хлопок воздуха, занявшего образовавшуюся пустоту, возвестил о том, что наблюдатель покинул город.

Дел, которые требовали его личного участия, было еще слишком много, а значит, предстояло поторопиться.

* * *

— Кел, сзади!

Десятник, скользнув подошвой сапога по поехавшей черепице, отмахнулся от подобравшегося сзади рунегримца и едва не получил удар от второго противника, но его ребята уже были рядом и клинок врага встретился со сталью Зара.

Что и говорить, но прижали их сильно. Десяток, оставшийся прикрывать тылы основных засадных сил защитников, отходящих к цитадели, не рассчитывал выжить, но легко расставаться с жизнью никто из них не собирался. Крупный отряд, высланный из цитадели, рассеялся по всему правому флангу и встретил расслабившегося врага жестким неожиданным ударом. Те шли быстро, лишь скорее по привычке выламывая двери домов и бегло проверяя помещения, чтобы убедиться, что они пусты. Тут-то их и подловили.

Бой занялся жаркий. Солдаты Даэра сразу пошли на сближение, чтобы не дать магам использовать свое преимущество, и быстро смешались с противником, нанося смертельные раны и падая под ответными ударами.

Пройдя по врагу частой гребенкой, бойцы втянулись в переулки и вскоре собрались в условленном заранее месте, чтобы вновь нанести болезненный укол и посеять панику. И так раз за разом, пока глядящий не прибежал с новостью, что на стене цитадели зажгли дымный костер — знак того, что наместник отзывает их обратно. К этому моменту, если считать вместе с ранеными, их осталась едва треть.

Тогда-то Кел, с молчаливого согласия своего десятка, и вызвался прикрыть отход основной группы. Рунегримцы к этому моменту плотно сели на хвост и старательно брали, ускользающих переулками и проходными двориками, солдат, в кольцо. Десяток взялся пошуметь и запутать рунегримцев, чтобы открыть своим проход к цитадели.

— Вайл, Кад! Угловой строй! Закрепиться! — Хрипло проорал десятник и, осторожно ступая и часто промаргиваясь от лезущего в глаза едкого дыма, стал смещаться в сторону.

К сожалению, рунегримцы зажали Кела с ребятами, довольно быстро. Но пошуметь они успели, так что, скрытно уходящие основные силы получили свой шанс. А двенадцать смертников, отвлекая на себя внимание, вломились в дымящее занимающимся пожаром здание и прорвались на крышу. Тут у них была возможность продержаться подольше.

Когда группа, ощетинившись клинками и прикрывая троих истекающих кровью товарищей, лежащих в центре построения, заняла пологую высоту крыши, пришло понимание, что все — отбегались.

Десятник лишь печально скривился, сожалея, что многим из его парней так и не удалось как следует пожить — им едва стукнуло два десятка зим — и покрепче перехватил скользкую от крови рукоять меча. В конце концов, они приняли решение. Ведь если не они, то кто?

В этот миг все переменилось.

Сквозь чадный дым, тянущийся в узкое пространство между близко прилегающими домами, и плотной стеной растущий в небо, на осмелевших рунегримцев упала Смерть.

Самый расторопный противник, почти дорвавшийся до Када, занимающего правую позицию построения, и от усталости едва держащего свой клинок, коротко вскрикнул от неожиданности и тут же вновь закричал, но уже протяжно и тоскливо. Его вопль длился ровно столько, сколько времени потребовалось чтобы кувыркнувшееся в воздухе тело долетело до земли.

За этот короткий миг еще двое врагов получили от, метнувшегося туманной вспышкой, неизвестного спасителя увесистые удары. Их тела покатились, гремя расколотой черепицей, еще до того как из ушей защитников пропал громкий хруст их костей.

Неизвестный, пронесся по крыше, выводя из строя преследователей, и лишь когда ближайшие десять шагов были расчищены от врага, застыл, склонив голову набок. Его страшный взгляд хищно прошелся по отряду прикрытия, и у десятника едва хватило воли не заорать от ужаса, когда пульсирующий алый зрачок правого глаза этого существа скользнул по его лицу.

— Измененный. — Прохрипел Кад, бессильно опуская руки. — Нам конец.

Монстр же резко метнулся в сторону и, увернувшись от какого-то пакостного заклинания, снесшего часть печной трубы, как нож режет масло, прикончил запоздавшего мага, вылезшего на крышу через чердачное окно. Оставшиеся захватчики запричитали, как бабки плакальщицы, зашипели что-то по-своему и споро отступили. Монстр их преследовать не стал. Он развернулся обратно и, сделав несколько широких шагов, остановился всего в нескольких локтях от приготовившихся умирать бойцов наместника.

Только сейчас Кел понял, почему этот зверь поначалу показался ему невидимым — плавные экономные движения его текущего Тьмой тела, попросту делали его единым целым с фоном, состоящим преимущественно из дыма пожарищ. И почему он сейчас думал об этом, а не о том, что через пару ударов сердца умрет, он сказать не смог бы, даже если бы его пытали. Скорее всего, это все выверты его мозга, который отказывался принимать реальность и переводил мысли на все что угодно, кроме самого главного — сейчас он умрет — но это было уже не важно. Отряд свою задачу выполнил…

— Если это Измененный, то почему он убивал своих? — Внезапно раздался спокойный хриплый голос Вайла.

Монстр внимательно посмотрел на говорившего и, к безмерному удивлению бойцов, устало покивал.

— Ты меня понимаешь? Эй, Кел, он разумен!

— Вайл, тебя по голове стукнули?! Заткнись, будь так добр! — Полушепотом рявкнул десятник.

Черное существо, словно разминая шею, покрутило головой и, открыв пасть, издало натужный полустон, от которого людей пробрала дрожь. Монстр на пару мгновений озадаченно застыл и снова повторил этот же звук, но уже с другими интонациями. Его правая лапа ухватилась за горло и он, посмотрев на Вайла, помотал головой, как показалось всем присутствующим — огорченно.

— Не получается говорить? — Догадался Кад, и тут же испуганно шарахнулся назад, когда монстр посмотрел на него и кивнул.

— Ты друг? — Осторожно поинтересовался Кел, на что получил в ответ несколько поспешных кивков.

— Я схожу с ума. — Простонал десятник и, понимая, что они с этим Черным, даже если очень захотят, ничего своим оружием не сделают, вложил меч в ножны. — Бойцы, кто на ногах, возьмите на охранение ближайшие выходы на крышу. Легкораненые пусть помогают Эйнару с теми, кому досталось больше всех.

Сзади, к выступившей вперед троице десятника и его старшин, опасливо косясь на страшного спасителя, подхромал Токи. Парень был штатным стрелком, но, потеряв во время одной из стычек, лук, сейчас он неуверенно сжимал трофейный рунегримский клинок.

— Господин десятник, там Виру совсем плохо. Эйнар говорит, что без толкового целителя он не жилец. Лекарством тут не помочь.

— Тащить его сможем?

— Не знаю. Спрошу.

— Не нужно. — Отмахнулся десятник. — Я сам. Кад, пригляди за нашим… гостем. — Сказал, и сам понял, что глупость, но только так можно было сохранить хотя бы иллюзию контроля над ситуацией.

Кел уже собрался отойти к устроенной на другой половине крыши лечебнице, но шарахнулся в сторону, когда черное существо двинулось в том же направлении. На нервно сжатую на рукояти полувытащенного из ножен клинка, монстр почти никак не отреагировал, лишь покосился, да продолжил осторожно шагать по съезжающей под его лапами черепице. Остановился он у бойцов, вокруг которых суетился Эйнар — отрядный лекарь. Этих пятерых, ребята несли на себе, не желая оставлять тяжелораненых товарищей врагу. Вернее вначале несли четверых, а пятый образовался как раз тогда, когда прикрывал подъем «тяжелых» на крышу.

Всем было понятно, что ничего тут без надлежащей помощи не сделать, но продолжали стараться. Наверное, для того, чтобы потом — если оно будет, это «потом» — никто не смог бы сказать, что они бросили своих друзей на расправу захватчикам. А самое главное, и намного более важное, чтобы в возможном будущем, на которое они все в тайне надеялись, они сами себя не смогли бы в этом упрекнуть.

Кел понимал, что это глупо, и раненые лишь уменьшают их и так ничтожные шансы на продление этой обреченной гонки со смертью, но отдать приказ — оставить бесчувственные тела — не смог.

Монстр остановился у тела Вира. Глубокая рана на внешней стороне бедра раненого, была плотно перемотана изорванной на полосы нижней рубахой, и вся насквозь пропиталась темной кровью. Но страшнее смотрелась почти полностью отсеченная ниже локтя левая рука. Кровь из нее, благодаря наложенному жгуту, не сочилась, но выглядело все паршиво.

Черный заворчал на, тут же отскочившего, лекаря, опустился на колени и протянул правую лапу, положив ее на грудь умирающего парня. Все бойцы поняли, что происходит что-то непонятное, от чего не успевшее отступить чувство опасения вновь заставило их напрячься. Но то, что произошло в следующий миг, ударило по ним чувствами удивления и растерянности.

Под когтистой кистью нелюдя разгорелся магический огонек, и тело Вира плотно оплели, видимые простому взгляду, яркие линии целительного заклинания.

— Кел, ты видишь тоже, что и я? — Тихо прошептал старшина Кад.

— Зависит от того, что видишь ты. Потому что, если мы видим разное, значит, кто-то из нас сошел с ума…


ГЛАВА 7

Спасение людей наместника, попавших в западню, прошло как по нотам. То, что они поначалу приняли меня за Измененного, меня совершенно не удивило. Хорошо, что не напали, да и то лишь благодаря тому, что оцепенели от страха. Но в итоге, благодаря моему миролюбию и безграничному обаянию, обошлось все миром. Достаточно было убедить их, что я не один из монстров на службе рунегримцев. Вот только доказывать, что я не верблюд пришлось буквально жестами. Голосовые связки, или что там у моего псевдотела отвечает за издаваемые звуки, оказались неспособны на внятную речь. Я, конечно, попытался внести нужные модификации, но процесс как-то не заладился. Псевдотело изменениям сопротивлялось, все же это не магическая броня, а время поджимало. Пришлось импровизировать.

Однако окончательно, витающее вокруг бойцов Ирга напряжение, пошло на спад лишь после того как подлечил всех тяжелораненых бойцов. Мне это было не сложно, а эффект получился весьма положительный. Абсолютного доверия ко мне не появилось, но руки от рукоятей мечей они убрали.

Главным в спасенном отряде оказался мужик носящий имя Кел. Суровый дядька лет тридцати, с минимумом эмоций на лице. Его цель, как я понял из обрывков разговоров, заключалась в том, чтобы довести своих ребят до восточных врат цитадели, которые хоть и держались под наблюдением врага, но штурму, по какой-то причине, не подвергались.

Как выяснилось, этот десяток, в состав которого входило двенадцать бойцов, должен был отвлечь внимание противника, чтобы позволить основным силам, рассредоточенным в городе, отступить. Свою задачу они, судя по всему, выполнили успешно, вот только прижали их серьезно. Все пути отхода оказались перекрыты. Их загнали в угол, и именно в этот момент появился я.

В данный момент Кел сидел на крыше, скрестив ноги, в окружении своих подопечных и они, совместными усилиями, пытались придумать не очень самоубийственный план прорыва к своим. Я же расположившись в нескольких шагах от них, внимательно вслушивался в разговор и бегло сканировал окружающее пространство, чтобы появление врага не стало сюрпризом.

— Идти прежними маршрутами бесполезно, сразу нарвемся. — Констатировал бородач, бывший при Келе кем-то вроде сержанта.

— Кад, ты нам всем прямо глаза открыл! Ясное дело, эти районы сейчас частой гребенкой прочесывают. — Хрипло прокомментировал кто-то из бойцов.

— По сути, мы уже давно должны быть мертвы. Но каким-то чудом и живы, и даже здоровы. Спасибо нежданной помощи. — Тихо буркнул командир и покосился в мою сторону. — В общем, так, ребята, есть вариант нарядиться во вражеские обноски и рвануть напрямки. Шансов нарваться будет меньше. Особенно если поторопимся. Но тут проблема в том, что у моста нас свои же стрелами истыкают.

— А если не переодеваться, а пройти вдоль площади? — Тихо произнес парень, которого я первым поднял на ноги. Вид у него все еще был бледный, но на труп он уже не походил.

— Там сейчас хаос знает что творится. Может и получится, но все равно риск велик. — Скривился Кел. — Если полезем в самое пекло, то только на удачу и расчет.

— Но этого от нас ждать не будут. Не думаю, что они сообразили, что все наши уже отступили. Малым отрядом может получиться.

— Командир, Вириан дело говорит. — Поджав губы, прогудел Кад. — Шансы есть. Проскочим по краешку, а там, хорошо, если нам через ров подвесной мост сбросят. А если не выйдет… — Мрачно завершил свою речь боец.

Я решил обратить на себя внимание тихим рыком. Вздрогнув, солдаты наместника уставились на меня, и тогда я хлопнул себя лапой по груди, стараясь дать понять, что они могут рассчитывать на мою помощь.

— Это чего, Черный говорит, что подсобит? — Неуверенно произнес один из бойцов, по имени Вайл.

Я пару раз кивнул и, дабы союзники не привыкали к этому дурацкому прозвищу, оторвал от крыши черепицу и нацарапал на ней когтем свое имя. Получилось криво, но вполне разборчиво. Шагнув к напрягшимся воинам, я протянул послание командиру.

Кел осторожно принял керамическую пластинку и всмотрелся в мои каракули.

— Дан? — Неуверенно прочитал он.

Я снова похлопал себя по груди и кивнул.

— Это что, зовут тебя так? — Кел нахмурился. — Так ведь… А не тот ли ты черный рыцарь, что в отряде с маркизами в Даэр пробился?

Я облегченно выдохнул и активно закивал.

— Ты о чем, командир? — Спросил Кад и заинтересованно уставился на меня.

— Да так, слухи были кое-какие. Сам-то я не видал, но, навроде как, пока маркизы с наемниками в город тайным ходом пробирались, некий Дан Поводырей отвлекал. Говорили, потрепал он рунегримцев знатно. Только клочья летели. — Я мысленно усмехнулся тому, как быстро выросли мои достижения. — У него вроде бы черный магический доспех был. Так это ты? — Он поднял взгляд на меня и замер в ожидании ответа.

Я облегченно заурчал и кивнул, разведя лапы в стороны.

— Так это что же, доспех у тебя такой? — Почесав затылок, обратился ко мне Вир. — Что-то на броню совсем не похоже.

Как на пальцах объяснить ситуацию я не знал, черепиц не хватит, да и долго это, главное, что основную суть до бойцов донес, поэтому я лишь досадливо отмахнулся.

— Да какая разница? Доспех или нет… — Выдохнул Кел. — Главное, что он союзник. И мыслит по-человечьи. Вот только как ты нам помочь можешь, Черн… то есть, Дан.

Я оторвал еще одну черепицу и, накорябав на ней слово «отвлеку», снова протянул командиру. Ну что ж, общение наладилось. Теперь у меня есть все шансы добраться до безопасного места, чтобы разобраться со своей проблемой. А уж там, думаю, загнуться мне не дадут. Конечно, если, при возвращении нормального облика все пойдет не по самому наихудшему сценарию. В этом случае мне от чужой компании будет ни тепло, ни холодно.

Полтора десятка черепиц спустя, мы оговорили основные моменты и дружно выдвинулись в сторону цитадели. Шли по крышам до тех пор, пока квартал не уперся в улочку. Для меня эти десять метров были не расстоянием, а вот бойцам пришлось спускаться вниз.

Пропустив несколько крупных групп противника, то ли патрулирующих тылы, то ли просто спешащих куда-то по своим мародерским делам, дальше так и двинулись. Солдаты по улицам и дворам, а я поверху. Шансы нарваться резко возросли, ведь дать знать, что к отряду кто-то приближается, я теперь не мог, но это всяко было лучше, чем вариант с постоянными спусками подъемами. И остановились только, когда я ощутил, что на уже близкой площади перед цитаделью, среди обычных солдат противника, ярким болотным огоньком светятся те, с кем встречаться было по-настоящему опасно. Да и не выбираясь на открытое пространство десяток рисковал довольно сильно — концентрация противника на окружающих нас улицах была довольно высока. Ушедшую стороной облаву мы обошли, но если идти вдоль площади, не наткнуться на врага не получится, а выйдя ближе к цитадели, означает привлечь к себе внимание не только простых солдат и магов, но и поводырей.

Какое-то время, конечно, можно будет прикрываться стихийными баррикадами и стелящимся над самой землей дымом от редких пожаров, но это, определенно, долго не продлится. Видимо пришла моя очередь. Вот только в то, что я справлюсь с таким количеством рунегримских магов и их зверушек, я не верил. Сейчас я значительно более уязвим, чем раньше, да и соваться в самое пекло не самая лучшая мысль. Значит, придется снова побегать, а там уже по обстоятельствам.

Я тихо рыкнул и спрыгнул вниз, в двор-колодец, в котором сейчас находился отряд.

— Дан? Что-то не так? — Кел тут же дал знак, и бойцы Ирга слаженно заняли круговую оборону.

Я подошел к стене и, кроша замазку, написал всего несколько слов — «На площади враги, — поводыри». Чтобы меня поняли, этого хватило.

— Дворами пройдем?

Я еще раз, насколько меня хватало, просканировал нужное направление и отрицательно качнул головой. Врагов было слишком много.

— Вот незадача! — Кад сплюнул и досадливо скривившись, повернулся к десятнику. — Что делать-то теперь?

От переговоров, бойцов отвлек звук шкрябанья моего когтя по стене.

«Отвлеку тварей, уйдут за мной, заведу на врагов, идите пока будет чисто». — Как можно компактней уложил я слова на стене. И, подумав, добавил — «В цитадели предупредите, что я приду».

Кел нахмурился, но какого-либо переживания за мою персону в его глазах я не увидел. Скорее всего, он продумывал, каким маршрутом лучше идти на прорыв.

— Понял тебя. Только постарайся их на нас не завести. — Наконец кивнул он.

Я лишь рыкнул в ответ и, резко оттолкнувшись ногами, взлетел на крышу дома. Еще раз осмотревшись, я махнул, смотрящим на меня, бойцам и отправился навстречу неприятностям. Если честно, надоело быть мишенью, но каких-либо других идей, в сложившихся обстоятельствах, у меня не было. Радовало то, что если Кел со своим отрядом все же доберется до своих, то встречать меня там будут не стрелами и клинками. Осталось только сделать для этого все возможное.

Добравшись до последнего дома, после которого начиналось, превратившееся в поле боя, открытое пространство перед цитаделью, я осмотрелся. Осажденная крепость еще держалась. Даже не знаю, на сколько их хватит, но, судя по всему, быстро у рунегримцев взять это укрепление не получится. Стены зачарованы на укрепление, а залезть через верх, пока хватает бойцов, никто не позволит. Однако, как мне было доподлинно известно, человеческие ресурсы защитников далеко не бесконечны, а магическая поддержка практически никакая, так что, падение последнего оплота Даэра, как не крути, лишь вопрос времени, если ничего не сделать.

Перебравшись на стену дома и, зависнув на ней на уровне второго этажа, я утвердился на крепко вонзившихся в камень когтях. Меня, пока что, не заметили и я собрался привлечь к себе внимание своим коронным ревом, напитанным голой Силой. Но что-то пошло не так.

Едва энергия сконцентрировалась в горле внешнего тела, как меня пронзило чувство пронесшегося внутри призрачного ветра и комок Силы, уже готовый вырваться наружу, расплескался безвредным облаком. Свою задачу я, похоже, выполнил, хоть и не так как задумывал — такой всплеск магии незамеченным остаться не мог. О причинах же произошедшего срыва задумываться было некогда, тем более что в целом, каких-либо изменений я в себе не ощутил. Все, как и ранее, было умеренно непонятно.

Поводыри среагировали на мой выброс Силы довольно шустро — вместе со своими тварями перестроились в какое-то подобие боевого порядка и обложились мощными щитами.

Я зло рыкнул и, резким рывком, забросив себя обратно на крышу дома, оглянулся. Зашевелились. Вон как твари рванули! Да и маги не отстают. Как и планировалось, я теперь их приоритетная цель.

«Ну что ж, а теперь поиграем!»

* * *

— Ты уверена, что стоит нарушать приказ и лезть в осажденный город? — Спросила Амия и подступила к Вайле как можно ближе. В руках той ярко посверкивал артефакт с действием похожим на заклинание Маскирующего Полога и, хотя молодая магесса и сказала, что гарантированная зона покрытия не меньше пяти шагов, рисковать девушке не хотелось.

— Поздновато задавать этот вопрос, после того как мы уже проникли в город, тебе не кажется? — Коротко улыбнулась Вайла в ответ и вновь сосредоточилась на контроле своего творения. Преодоление внешней стены Даэра, для которого пришлось напрямую контролировать сразу несколько магических заготовок, привело к жуткой мигрени. Сейчас ей хотелось покоя, но она понимала, что вести обеспокоенную напарницу вслепую, безо всяких объяснений, не лучший вариант. Скрепя сердце и отстранившись от боли, она пояснила. — Пока мы ждали, я прикрыла нас от проходящих поблизости трех усиленных отрядов рунегримцев. Я слабый боевик. Немного целитель, немного алхимик, но все же, по большей части артефактор, а ресурс артефактов и амулетов у меня ограничен. Прикрывать, задача Рыцаря. После того как мы едва не попались, разумно было уйти куда подальше. Но нам нельзя разделяться. А значит, наш путь лежит в город, к своим.

— Но там же так опасно…

— Сейчас почти везде опасно. А теперь не мешай, пожалуйста. Я устала, а работа с артефактом требует моего постоянного внимания.

— Могла бы в него возможность самоуправления заложить, раз уж такая умная… — Фыркнула девушка, но услышав раздраженное цыканье, все же умолкла.

Не смотря на то, что они шли через город, с южной стороны, который был должен практически не пострадать от нашествия, его следы были повсюду. Разбитые в щепу двери чередовались с зияющими пустотой глазницами выбитых окон, фрагменты разбитой мебели под стенами, множество глиняных осколков и вездесущий запах гари. Но не было ни одного трупа. Лишь следы вандализма и мусор на брусчатке. Улицы были как-то по-особому зловеще пусты, и лишь приближающийся с каждым шагом шум сражения, разрушал витающее в воздухе странное ощущение тоскливого одиночества.

Открывшийся на осажденную цитадель вид заставил девушек остановиться и задумчиво оценить ситуацию.

— Мне кажется, или у нас крупные неприятности? — Медленно произнесла Амия, на глазок оценивая высоту внутренней стены. — Даже если мы живыми туда доберемся, то как наверх попадем?

— Наверх, не проблема. А вот когда мы там окажемся…

— То есть ты сразу об этом не подумала.

— Нет. Не подумала, но с парой десятков ударов, пожалуй, справлюсь. У меня есть щиты… — Вайла неуверенно качнула головой. — Но я их только в лаборатории тестировала.

— Отлично! — Вздохнула Амия. — А заклинания они сдержат? Боевые. Не думаю, что маги, сидящие за этими стенами, чем-то другим нас встретят.

— Да. Без разницы. — Рассеянно пробормотала магесса и двинулась вперед.

Задумавшаяся Амия едва не выпала за границы действия артефакта и споро бросилась вдогонку.

* * *

Раст дождался, пока закончится долгая и частая дробь клюющих в преграду стрел, и первым выскочил из-под деревянного навеса. Рунегримцы действовали по уму, но как-то без огонька и выдумки. Загнали залпами лучников защитников стен под навесы и принялись карабкаться на стены разменной пехотой. Рано или поздно оно, конечно, сработает, но пока что толку от той возни было чуть.

Но стоило только Поводырям сорваться в погоню за внезапно возникшим невдалеке непонятным черным существом и затеряться где-то в изгибах улиц восточной части города, как, лишившиеся их поддержки рунегримцы словно взбесились. Штурм стен начался с утроенным усилием, и защитники начали нести гораздо более серьезные потери, чем раньше.

Метнувшись к промежутку меж зубцами, над которым виднелись рога приставной лестницы, наемник пригнулся и, едва снизу показалась запакованная в шлем, голова противника, коротко ударил клинком в его лицо. Тело безвольно рухнуло вниз, судя по грохоту и воплям, попутно цепляя тех, кто шел следом. В этот момент, тяжело печатая каждый шаг, сзади подошел Къерн с огромным камнем на сгибах рук.

— А ну, посторонись! — Он повернулся боком, крякнул от натуги, и катнул массивный камень на ту сторону.

Приставная лестница такого испытания на прочность не пережила. Раздался продолжительный жалобный хруст — сначала дерева, а затем и вражеских костей.

— Ты откуда его припер? — Спросил Раст, вытирая пот и кивком подбородка давая понять, что речь идет о выброшенном камне.

— Угол оружейной разобрали. — Криво усмехнулся полуэльф, одной рукой помогая своей пояснице выгнуться в естественное ее положение, а второй поправляя перевязь, удерживающую за спиной монструозный меч. — От того «гороха», что из мостовой наковыряли, счастья мало. Надо или что-то покрупнее, как этот булыжник, или действовать как он. — Бродяга махнул рукой вправо.

Раст повернул голову и успел застать тот момент, когда дварф, молча, упер крюк где-то позаимствованной алебарды в, торчащие над каменными зубцами стены, рога лестницы и, все так же, не издавая ни звука, двинулся вперед.

Крики падающих с немалой высоты воинов и мелькнувшая на прощание штурмовая конструкция, дали понять, что способ у Дхара отработан.

— Где вы раньше были?! — Сплюнул Раст.

— То тут, то там… — Развел руками полуэльф и ехидно ухмыльнулся. — По большей части ворота держали, когда там прорыв был. Стояли вплоть до того момента как маг его светлости землю вздыбил и проход намертво запечатал. А что, тяжко без нас было?

— Терпимо. — Буркнул заместитель главы отряда. — Но недолго нам тут гулять. Часть тех, кому крепко перепало, уже отошли к подземельям. Еще немного покряхтим, железками помашем, и тоже драпать будем. Но, пока что, держимся.

— И будем держаться, пока не получим приказ. Главное, не особо подставлять свою шею под вражеские клинки. Верно, я говорю?

— Верно. Нам платят, чтобы мы убивали, а не умирали. Это нам еще повезло, что то черное существо на себя Поводырей оттянуло. А то совсем кисло стало бы. — Внезапно Раст покосился в сторону и хмыкнул. — Погляди-ка, Тира и Алхимик с девочками. Чего это они наружу выбрались? Неужто наместник дал приказ их уводить?

— Где ты их видишь?! — Раст удивленно огляделся по сторонам, но обозначенных персон так и не увидел.

— Само собой. Они аж на восточном участке крутятся.

— Мне б твои глаза… Погодь! Так ведь тот монстр всех Поводырей в том направлении увел! Если там будет прорыв…

— Нас няньками, конечно, не нанимали. — Хмыкнул здоровяк. — Но и своих без помощи оставлять не след. Пойдем, поможем? — И не дожидаясь от Раста ответа, пронзительно свистнул, привлекая внимание дварфа. — Эй, Дхар, пора прогуляться!

Гном кивнул, бросил алебарду в руки ближайшего солдата и поспешил к другу.

Дважды скрываясь под навесами от падающих сверху стрел, они нагнали своих одновременно с тем, как к ним присоединился торопливо поднимающийся по лестнице Ирг, за которым следовала его личная охрана и запыхавшийся Ларт.

— И куда это вы собрались?! — Рявкнул хмурый наместник.

— Так обязательно было ставить его в известность? — Прошипела Лиина Тире, на что та безразлично пожала плечами, давая понять, что ей все равно.

— Папа, ты же знаешь, что это было за существо. — Скорее утвердительно, чем вопросительно произнесла, выступившая вперед Инга.

— Какая вам разница, кто или что там было? — Скривился правитель города. — Тут война! Гибнут люди. А вас носит там, где не положено. Я вас спрятал не для того, чтобы кто-то из моих дочерей поймал глазом шальную стрелу.

— Отец, но ведь это был Дан! Он сражается и… — Пискнула из-за плеча сестры Лиина. Ее первоначальный запал как-то быстро угас под раздраженным взором родителя.

— И что? Дан — воин. Он сражается там, где он нужен, а вот за каким порождением бездны вас понесло в самое пекло я что-то никак не пойму. Я разве просил вас о помощи?

— Не просил, но мы можем помочь! — Насупилась девушка.

— И поможешь, когда для этого придет свое время. А сейчас…

— Нападение! — Раздался многоголосый истошный крик откуда-то со стороны внутреннего двора.

— А вот это уже совсем не хорошо. — Скривился Бъерн и, освободив свой меч от заспинного крепления и, крепко перехватил его обеими руками, упер один из углов скошенного острия в пол.

Наместник оценил взглядом расстояние до центрального здания цитадели и, придя к выводу, что девушек обратно возвращать под защиту укрепления уже поздно, быстро раздал указания.

— Вы остаетесь с девочками. — Коротко бросил он наемникам. Следующий приказ был уже командиру охраны. — Выясните, что именно происходит. Там должны находиться те, кто выматывал врага в городе. Они вернулись совсем недавно. Не может такого быть, чтобы противник прорвался вслед за ними.

— Я бы советовал вам подтягивать сюда всех своих магов, ваша светлость. — Напряженно произнес Бъерн, после чего тяжело вздохнул и добавил. — Там Измененный, и я не знаю, как долго я смогу его сдерживать. Поторопитесь.

Великан сделал шаг и, приземлившись на лестницу, бросился в сторону криков.

— Проклятье. Прорвались-таки. — Зло выдохнул Ирг. — Срочно, Илиана ко мне! И Трана приведите, он тоже может помочь. Увидите магов Ректора, шлите сюда.

Двое охранников, получив короткий кивок от командира, резво бросились выполнять распоряжение.

— А вы… — Правитель Даэра медленно обвел взглядом непослушных дочерей. — Отправляйтесь по стене в южную часть цитадели. Помогайте раненым, но Силу расходуйте осторожно. Она еще может пригодиться. — Повернувшись к командиру охраны, он скривился и качнул головой. — Вы идете с ними. Там куда я иду, вы мне не помощники.

— Но…

— Это приказ.

— Я пойду. — Коротко буркнул в бороду Дхар, расстегивая ремешки и принимая в мозолистые ладони свои секиры.

Ирг хотел возразить, но, наткнувшись на спокойный взгляд, направленный на него из-под кустистых бровей, передумал и, коротко качнув головой, направился вниз. Дварф молча, последовал за ним.

* * *

Маги со своими зверушками на хвост мне сели плотно с самого начала. И убить, при этом, пытались с упорством, заслуживающим лучшего применения. А ведь, казалось бы, всего-то помаячил перед глазами, да бросился бежать. Должно быть они, все же связали пошедшего на прорыв у моста «мага-рыцаря» и меня в моем текущем виде и догадались, что я та самая проблема, с которой не удалось расправиться ранее. Или же у них какие-то иные мотивы. Кто их, психов, разберет.

Стены и крыши мелькали бешеным калейдоскопом, а оставленные позади кварталы отмечались улицами, проносившимися под ногами. Но, не смотря на мои попытки хоть немного оторваться, Измененные, медленно загоняли меня на своих балахонистых Поводырей. Эти маги оказались далеко не слабаками, и вполне успешно придерживались очень высокой скорости передвижения, пусть и поменьше чем у меня. И это притом, что наряды у них весьма неудобные. Хотя, вряд ли это их собственные способности. Или алхимией какой-то накачались, или используют какие-то хитрые артефакты.

Дело начало осложняться несколькими прилетевшими мне вдогонку заклинаниями, хвала всем богам, самыми простыми, без подлых начинок, а то бы я окончательно загрустил. Промахнулись, конечно, но понял, что обольщаться не стоит и, чтобы уцелеть, очень скоро мне придется покрутиться.

Даже на мгновение, не прекращая рисовать ломаную линию бега по крышам домов, я сосредоточился на неприятном ощущении Измененных и на ярких огоньках аур их владельцев.

Похоже, снова зажимают. А ведь я почти вырвался. Эх, не хотелось, но придется рискнуть.

Прыжок через многометровую улицу, довольно широкую для Даэра, даже не пытаясь перескочить на крышу следующего дома, я намеренно сделал более пологим. Так что это, закономерно, закончилось для меня встречей со стеной. Поймав момент, я ударил о поверхность всеми четырьмя конечностями и бросил себя назад, навстречу преследователям.

Рывок для пары ближайших монстров, которых я выбрал своей целью, оказался полной неожиданностью. Реакция у них отменная, но это их вряд ли спасет. И я, и они находились в прыжке, а, не имея крыльев, маневрировать в таком положении невозможно. Когти моих обеих лап выбили из головы одной из Измененных тварей буквально фонтан крови, осколков костей и ошметков мозга. Второму я попал когтями в горло и, надеюсь, не менее результативно. Вообще повезло, что у нее горло было. У некоторых монстров и голову то трудно найти, так они искорежены.

Меня передернуло от омерзения, но заострять внимание на неаппетитных подробностях было некогда. Нанеся удар последний удар, я понял, что сильно потерял в скорости и сейчас летел прямо в заботливо распахнутое окно.

Плечи дернуло, уж слишком узким оказался для меня проем. Сорвав занавеску, я с хрустом раздавил своим телом кровать и сплющил массивный шкаф. Останавливаться было нельзя. С натужным рыком, разрывая когтями лап ковер, я рванул в сторону дверного проема. Промелькнувшие пара комнат и коридор отложились в сознании какими-то дергаными кадрами.

Еще одно окно. Во внутренний двор дома я вылетел в фонтане каменной крошки, с остатками ярко-зеленой рамы на шее. Приземлившись, я медленно обвел довольно крупный внутренний двор взглядом и так же неспешно выпрямился. А куда спешить, когда попался?

Пока я отвлекся на устранение двух тварей и выбирался из ловушки дома, было как-то совершенно не до того, чтобы мониторить расположение врагов. И зря!

Я замер. Замерли и мои враги. Двадцать пять монстров и ровно тридцать магов, с уже готовыми рисунками плетений, мерцающими в их ладонях и на уровне груди. Более чем достаточно, чтобы порвать меня на тряпки.

Время потянулось как патока, а в груди шевельнулся червячок страха. Влип я конкретно. Но просто так сдаваться все еще был не намерен. Я, пока что, жив. Да и умирать, судя по всему, мне не впервой. Неприятное последствие неосторожных поступков, но смысл жалеть об уже сделанном? Нужно разбираться с последствиями и учиться на своих собственных ошибках, раз уж к чужим доступа не имею.

Довольно крупный дворик был для нас всех тесноват. И это учитывая то, что практически все маги стояли вокруг, по краю крыши. Видимо выход у меня один — идти на прорыв, и снова начинать гонку, но в этот раз в другую сторону. Главное вырваться из окружения и добраться до цитадели, все остальное вторично.

Движение слева. Я свернулся в комок и пропустил лапу Измененного в считанных сантиметрах от своего бока. И тут же сильный удар отбросил меня назад. Трехпалая массивная тварь, с немыслимой для ее комплекции скоростью, успела сблизиться и вонзить свои изогнутые когти в верхнюю часть моего псевдотела. Долю секунды спустя меня догнала боль, ярко вспыхнувшая на правой стороне груди. Достала-таки!

Я взревел и перехватил конечность ранившего меня монстра и резким ударом, с хрустом, обломил ее в районе локтя. Отпихнув, растерянно взвизгнувшую тварь, ногой, я прижался к стене дома и осторожно извлек, так и не покинувшие мою грудь, когти. На их кончиках явственно темнела кровь.

Обжигающий удар какого-то огненного заклинания заставил на мгновение рефлекторно прикрыть руками лицо, спасая глаза. Я потерял обзор и тут же за это поплатился. Вслед за пламенем меня стукнуло что-то непонятное. Да так приложило, что мою, ни разу ни легкую, тушку отбросило в другой угол дворика.

В себя я, хвала богам, пришел быстро и следующие три заклинания поймал на торопливо выставленный щит. Самый обычный сделал, да и тот еле успел. Но, едва приняв на себя магические удары Поводырей, конструкт пошел рябью и рассыпался. Ожидаемо. Ну, хоть задачу свою выполнил, и то неплохо.

Увернувшись от, прилетевших сверху еще нескольких магических подарков, часть из которых отдавали гнилостным душком, я поймал, и отбросил в сторону, одного из Измененных. И тут же получил удар от еще одной твари. Нет, так дело не пойдет. Нужно прорываться на оперативные просторы, вот только в какую сторону? Со всеми этими кульбитами, я слегка потерялся в сторонах света. А, впрочем, выбора все равно нет. К аркам, ведущим на улицу, не пройти, значит путь есть только один — наверх.

Собрав в себе треть Силы с оттенком огня, я сосредоточился и, один усилием воли, расплескал его полукругом, отсекая большинство врагов широкой стеной пламени. Сразу стало жарко. Даже псевдотело не до конца нивелировало эффект от буйства стихии. К тому же, после такого фокуса, внутри что-то болезненно дернуло, эхом отозвавшись в ране на груди. Нет, так дело не пойдет. Магию надо ограничивать, пока сам себя не угробил.

По одну сторону со мной осталось двое Измененных, один из которых уже был ранен. Я не стал тормозить и, прыгнув вперед, ухватился за его голову и, сделав переворот, одним резким рывком, почти до конца ее оторвал. Обернувшись всем телом вокруг собственной оси, Напитанным Силой пинком, я отправил, начавшее оседать, тело во вторую тварь и тут же бросился следом.

От тела своего собрата, приземистый монстр уклонился. От меня уже не смог. Вот только шкура его оказалась крепче ожидаемого, и пришлось повозиться. Но сейчас моим союзником был огонь, жар которого слепил тварь, так что все закончилось довольно быстро. Несколько уворотов, отбитые в стороны, размашистые удары широких, похожих на медвежьи, лап и я, поймав момент, мазнул когтями ему по глазам. На обратном движении, резким усиленным магией тычком, я смял грудную клетку ослепленного врага и, не теряя более ни секунды, прыгнул вверх, впиваясь когтями в край крыши.

В ту же секунду, сверкнувшее прямо перед глазами вражеское заклинание, прошило предплечье левой руки и едва ее мне не оторвало. Черная плоть псевдотела расплескалась и тут же восстановилась, но когти уже соскользнули и я, с грацией мешка с картошкой, полетел вниз. Лишь в самый последний момент удалось сгруппироваться приземлиться на ноги.

Тем временем, поднятое мною пламя опало, и я начал паниковать. Удрать так легко не получилось, а к следующей моей попытке снова удариться в бега Поводыри теперь будт готовы, в этом я более чем уверен.

Мысли заметались в голове в попытке найти выход из сложившегося положения, но, в этот самый момент произошло сразу две вещи — во-первых, мое чувство жизни указало на то, что совсем рядом, на крыше, из ниоткуда, возник еще один яркий огонек, скорее всего не слабый маг, а во-вторых, он что-то бросил в центр двора, в котором происходило мое избиение и… И все мутанты просто упали, будто невидимый кукловод отсек ниточки, позволявшие им шевелиться. Поводырям тоже досталось — все они, как один, упали на колени, сжимая руками головы и разевая рты в беззвучном крике. Несколько, не осторожно стоявших близко к краю, плюхнулись на землю и, не подавая признаков жизни, застыли в позах поломанных кукол. А неведомый благодетель исчез. Просто хлопок и его уже нет. Вот только была одна странность — я не ощутил в произошедшем ни капли Силы!

«Но размышлять об этом я буду после» — Сказал я себе, ангелом возмездия взлетая на крышу и отправляя первую пару рунегримских магов на встречу с Создателем. Наши роли поменялись. И то, что началось теперь, можно было назвать только одним словом — резня. Возможно, получалось оно у меня излишне кровавое, но сейчас я отыгрывался за испытанные мною страх и боль.

Благодаря неведомому благодетелю закончилось все довольно быстро. Двор-колодец был завален телами монстров и людей, которые, если судить по их поступкам, от этих самых монстров отличались мало, а я стоял в центре и понимал, что моя совесть молчит. Поводыри, благодаря вмешательству незнакомца, получили заслуженную кару, в моем лице. От содеянного, я испытывал глубокое удовлетворение и жалеть ни о чем не собирался.

Все внешние повреждения, сомкнув края матовой черной плоти, давно затянулись но, помимо них, пострадало и мое собственное тело. И боль от полученной раны медленно усиливалась. Она все еще была терпимой и какой-то притупленной, но меня беспокоило что мое время может оказаться на исходе. А исцелиться сейчас я не могу. Если уж щиты в непосредственной близости от окутывающего меня воплощения первостихии становятся нестабильными всего через несколько секунд после их создания, то о лечебных заклинаниях, направленных внутрь, и речи быть не может. Тем более что для нормального эффекта они требуют значительно больше времени.

Пора возвращаться.

Я еще раз огляделся и медленно направился в сторону, виднеющейся вдалеке цитадели.

Проклятье! Чуть не забыл!

Я вернулся, спрыгнул вниз и, нагнувшись, отсек своими когтями голову одного из Измененных, после чего, крепко ухватив ее за изогнутый рог, торчащий из центра лба, огляделся. Почти сразу я присмотрел еще один «трофей», поуродливей, и, через пару минут прихватил вторую неприятную ношу. Они мне понадобятся, чтобы отогнать особо бесстрашных рунегримцев, а заодно послужат лишним доказательством того, что ишрантарцам я не враг.

А теперь, вперед…

* * *

Те, из бойцов, кто успел запереться за крепкими толстыми дверьми казарм, складских и жилых помещений цитадели, могли считать себя счастливчиками. Они выжили, в отличие от почти четырех десятков их товарищей, тела которых, в разной степени целостности, были разбросаны по двору. В другой ситуации уцелевших мучила бы совесть, за то, что они трусливо оставили поле боя, оставив своих соратников на расправу врагу, но именно, что в другой. Тот, кто им сейчас противостоял, резал их как котят, сам же, при этом, оставался незрим и неуязвим, из-за чего защитники Даэра даже не смогли понять, как их противник выглядит. Просто, в какой-то миг, еще мгновение назад живой человек, падал ничком, орошая камни из пробитой насквозь груди, или заходился воплем-плачем, провожая взглядом вырванную вместе с суставом руку. Очень скоро защитники цитадели, и вовсе испытали настоящий ужас. Простому солдату этот противник оказался совсем не по зубам. А Зверь, разогнав потерявшую волю к победе дичь, отправился бы дальше, сеять хаос и собирать кровавую жатву, но…

— Да как ты это делаешь?! — Прошипел Бъерн. Лишь благодаря нечеловечески острому чутью опасности, используя свой огромный меч в качестве щита, он блокировал далеко не слабый удар, оставивший на полотне меча четыре заметные царапины.

Не доведя дело до конца с первой атаки, невидимка не пожелал бегать от вслепую свирепо размахивающего гигантским оружием здоровяка и, решив не рисковать, попытался ударить в спину. Полуэльф снова встретил удар своим оружием. Но теперь лишь каким-то чудом — на пределе напрягая стонущие от напряжения мышцы и неестественно выворачивая суставы.

Хоть наемник, все еще, и не получил ни одной царапины, он прекрасно понимал, что, рано или поздно, будет атака, отреагировать на которую он попросту не успеет. Бъерн уже успел насмотреться на то, как Зверь рвал людей на части, и не нужно было быть гением, чтобы понять — невидимое существо атакует предельно эффективно. Один удар, одна смерть. Пока что, для твари были преградой лишь непривычное оружие и почти мистическое предчувствие, не раз спасавшее полуэльфу жизнь. И мечник понимал, что в сложившемся противостоянии один на один, его смерть, это лишь вопрос времени. В одиночку победить такого противника, выше сил того, кому не подвластны заклинания.

— Хо! — Прозвучал крик, отозвавшийся злым эхом от высоких стен строений, окружающих кровавое поле битвы, которое ишрантарцам проигрывать было никак нельзя. Волна сырой неоформленной Силы прошлась широким фронтом, собирая пыль, осколки камней и мелкие предметы, и, на короткое мгновение, обрисовала некрупный силуэт, застывший в низкой стойке и готовый нанести полуэльфу подлый удар по ногам.

— Харрра! — Сталь с басовитым гудением прочертила дугу. Частично перешедшее в видимый спектр, мерцающее светлыми всполохами, существо отскочило, и начало медленно перемещаться вокруг бойца, выдерживая приличную дистанцию. — Выкуси! — Бъерн сплюнул и, с досадой отметил, что видимость врага вновь начала сходить на нет. Он махнул рукой и крикнул. — Благодарю, ваша светлость! Это было весьма своевременно. Но, к сожалению, малоэффективно.

— Вижу. — Скривился Ирг, вокруг которого угасали искажения пространства, вспыхивающие всеми оттенками источающей жар синевы.

Одной шестой резерва как не бывало. Пришла короткая судорога неприятного отката, от такого способа использования магии и Вааласский крепко стиснул зубы, давя стон в зародыше. Вскоре стало полегче, и маг ощутил, как возможность творить заклинания снова стала ему доступна. Вот только, что противопоставить такому противнику он не знал. Слишком ограничены его возможности на этом поприще. Бить прицельно, не видя противника, невозможно. А после удара Силой, откат не позволит даже щепку поджечь. Ударить по площади и залить все открытое пространство всепожирающим пламенем? Не то, чтобы это легко, но сил достанет, вот только резерв от этого быстро покажет дно. Кристаллы-накопители, конечно, в запасе есть, но их хватит ненадолго. К тому же наемник окажется под ударом. Ну и пожар в цитадели — совсем не то, что им сейчас нужно. А свое магическое пламя Ирг знал слишком хорошо. Гореть будет все, даже камень.

Дхар двинулся было вперед, но товарищ остановил его коротким жестом.

— Ты тут не справишься. Будь рядом с его светлостью. Сейчас вся надежда на него.

Дварф нерешительно замер, скрипнул зубами и отступил обратно.

— Эй, наемник, нам нужно продержаться до прихода моего мага и не дать этой твари уйти, иначе мы уже ничего не сможем сделать. — Крикнул правитель Даэра.

— Сделаю все что смогу. На сколько раз вас еще хватит?

— Не на много.

— Плохо. — Как-то излишне жизнерадостно усмехнулся полуэльф. — Но бывало и хуже.

Спустя еще два магических выброса, более слабых, так как приходилось экономить Силу, Ирг пришел к выводу, что, пока что, установился паритет. Наемник держит тварь в стороне, правитель города не дает ей в полной мере пользоваться своим преимуществом. Зато выяснились кое-какие детали — существо, хоть и смертоносно, но его разум довольно примитивен. Судя по упертости и прямолинейным атакам, оно выполняет данную ей конкретную установку. Пытается, конечно, при этом хитрить, но эти уловки более похожи на звериные. О таких Измененных правитель еще не слышал, но если эта тварь им является, и, если подобных монстров будет больше чем один, это станет для Ишрантара настоящей катастрофой.

— Ваша светлость… — Едва появившиеся в пределах прямой видимости Илиан, в подпаленных штанах и с перевязанной прямо поверх грязной куртки рукой, и Тран, чья зачарованная кожаная броня была местами изрядно посечена, сбавили шаг и начали внимательно оценивать обстановку.

Внезапно, тварь, к этому моменту, в очередной раз, ставшая прозрачной, снова предприняла попытку атаковать полуэльфа. Он был к этому готов, но, в этот раз, ни его сила, ни ловкость, ни широкое лезвие того, что, по какой-то ошибке назвали мечом, от раны не уберегли. Когти невидимого монстра, пусть и вскользь, но все же довольно глубоко, вспороли правую ногу наемника. Штанина сразу же потемнела от струящейся крови, и осталось только уповать на то, что воин сможет продолжать бой. Хотя бы еще совсем недолго, ибо у Ирга Вааласского, правителя Даэра, возник план.

— Что это такое? — На глазах Илиана на какое-то время возникли два зеркальных диска. — Я не вижу активного проявления Силы.

— Значит, я был прав. — Хмуро кивнул своим мыслям Ирг. — Это его привитая способность. Или врожденная, что маловероятно, да и не важно это. Илиан, когда ударю Силой, на короткий промежуток времени он станет видим. Меня откат накроет, плести заклинания не смогу. Твоя задача повесить на него обычный светляк. Тран.

— Да?

— Когда появится ориентир, ты с дварфом отгоните его от здоровяка и старайтесь прижать, но сами держите дистанцию. А мы с Илианом будем бить по метке.

— Ясно. — Хрипло ответил сотник и покрепче перехватил клинок. Маг и наемник просто кивнули.

— Илиан готов? Я начинаю.

— Готов, ваша светлость.

Волна сырой магии и откат, боль которого раз от раза становилась сильнее. И пока расфокусированный взгляд правителя был обращен в никуда, быстрый жест мага отправил безобидное бытовое заклинание точно в цель.

— Работаем! — Прошипел Вааласский, не давая отголоску древнего родового Дара вырваться на волю и гася выплескивающиеся в воздух призрачные язычки мистического огня.

Оба бойца бросились вперед, на помощь полуэльфу, держащемуся на ногах лишь на кураже, гордости и упрямстве.

Видимые обычному глазу переливы по прозрачному телу монстра, похожие на растекающуюся в воздухе воду, довольно быстро исчезли. Но предательский фонарик следовал за точкой своей привязки, выдавая местоположение Измененного. Не видя положения тела противника, сражаться с ним было очень сложно, практически невозможно. Но уже тот факт, что воины видели, где он находится, давал им возможность хотя бы просто отгонять монстра широкими взмахами оружия.

И тут случилось непредвиденное — огонек заклинания мигнул и начал угасать. Сердце правителя сковал холод осознания того, что битва проиграна, но обошлось.

Яростный вопль — Харрра! — изданный дварфом, пришелся на резко распрямленную вперед руку. Со звуком тупого удара, одна из малопригодных для метания одноручных секир вонзилась куда-то в тело истошно заверещавшей твари, а на камни плеснуло кровью, похожей на густую черную слизь. Оружие существом было тут же вытащено и отброшено, но нанесенная им рана все так же была видна, будто кто-то ранил воздух.

— Ну, можно и так. — Облегченно выдохнул правитель и передернул плечами.

Они все были в шаге от поражения и последующей кровавой развязки, но, слава Кессу[2], обошлось!

— Бей!

И они ударили.

Сопротивляемость монстра к магии просто поражала. Под завязку запитанные Силой смертельные воздушные серпы, лишь царапали крепкую кожу врага. Боевые конструкты с основой из глифа «Света» слабо проминали плоть, а ледяные иглы лишь бессильно рассыпались в хрустальную пыльцу. И тут пришел черед Ирга.

Один. Всего один ярко-фиолетовый комок пламени, создание которого потребовало от правителя, после всех прошедших откатов, максимальной концентрации, настиг свою жертву.

Сквозь, беззвучно вспыхнувший магический огонь проступил корчащийся облик твари похожей на худощавого человека с непропорционально длинными руками. А следом раздался ее пронзительный вопль, более схожий со скрежетом сминаемого металла. У Иллиана заныли зубы, сбив концентрацию и развалив очередное плетение еще на фазе создания. А ранее невидимый убийца рванул вперед, на своих обидчиков и Ирг понял, что он просчитался. Пламя не смогло сразу испепелить врага. Одно его касание и оно перекинется на Трана или дварфа и это будет конец…

Дзанг!

В центре головы резко оборвавшего свой вопль монстра вырос толстый хвостовик болта из тяжелого арбалета. Существо, будто утратило все свои способности и, жарко полыхнув, упало на землю комком почерневшей плоти. Пламя опало и исчезло.

Все медленно перевели взгляд на лежащего у стены, меж нескольких трупов солдат, Бъерна. Тот сжимал, кажущийся в его руках нелепой игрушкой, разряженный арбалет и в его глазах легко читалось недоумение.

Перехватив направленные на него взгляды, он скривился и, словно извиняясь, пробормотал, — Я вообще-то в грудь целился. Стрелок из меня… плохой.

Дварф, сохраняя абсолютно невозмутимое выражение на лице, подобрал отброшенную Измененным секиру и принялся оттирать ее от налипшей крови. Драгоценное оружие еще можно было спасти, но мерзкая жижа уже начала разъедать металл. А Ирг уселся прямо там, где стоял и, давая волю эмоциям рассмеялся.

Пусть война еще не выиграна, но эта маленькая битва была засчитана в их пользу. План захватчиков провалился.


ГЛАВА 8

— А если бы вас пристрелили? — Рыцарь торопился, поэтому распекал своих подопечных на ходу.

Спешащие куда-то солдаты опасливо огибали закованного в латы мага, а те, что стояли на месте, предусмотрительно уступали ему дорогу. Совершенно теряющиеся на его фоне две девичьи фигурки, бежали следом и безразлично внимали Бесцветному, пошедшему уже на второй заход нравоучений.

— У нас был иной выбор? — Наконец произнесла слегка запыхавшаяся Вайла.

Рыцарь сбился и бросил короткий взгляд через плечо.

— Я этого не говорил. Но это не отменяет того факта, что действовали вы крайне безрассудно.

— Но ведь обошлось же. — Пропыхтела Амия. Забег через всю внутреннюю крепость дался девушке тяжело.

— Только потому, что мне повезло находиться рядом и остановить солдат Ирга, прежде чем они нашпиговали железом двух чумазых дур, возникших из воздуха прямо у них перед носом. Это вам еще повезло, что магов в крепости практически нет, а встроенная защита цитадели зависит от прямого управления! На стене активировались все охранные заклинания рассчитанные на поражение владеющих Силой, и, найдись тот, кто мог бы дать команду на срабатывание, вас бы пеплом развеяло.

Амия бросила на напарницу злой взгляд, но та, в ответ, лишь фыркнула.

— Артефакт сдох раньше, чем было рассчитано. Думала, проскочим. Кстати, куда мы так летим.

— Какое-то происшествие в восточной части цитадели. — Пояснил Рыцарь. — Буквально за пару мгновений до вашего сказочного появления, мне передали, что там требуется помощь.

— А Криса вы нашли, или его тут не было. — Скорее по инерции, чем реально этим интересуясь, спросила Амия. Впечатлений на сегодняшний день она испытала столько, что даже ее мания немного утихла.

— В каком-то смысле, да.

— Что?! — Вскрикнула Амия и, споткнувшись о частично разобранные камни мостовой, едва не упала.

Вайла заинтересованно прислушалась, но зря. Рыцарь не собирался продолжать разговор. Он резко остановился и стал ожидать приближения какого-то, незнакомого девушкам, мага. Тот выглядел уставшим, был изрядно потрепан, и шел слегка пошатываясь. Ему явно требовался отдых.

— Илиан. Отвратительно выглядишь. Прими это.

Бесцветный извлек из поясной сумочки небольшую колбу небьющегося стекла и кинул ее собеседнику в подставленную ладонь. Илиан, судя по всему, узнал зелье, потому что, коротко кивнув, безо всяких сомнений сковырнул сургуч и опрокинул содержимое в рот. В то же мгновение на его бледное лицо начали возвращаться краски жизни.

— Господин Рыцарь. Можете не торопиться, все уже закончилось. Справились своими силами.

— Подробности?

— Одна из тварей пробралась вместе с бойцами, вернувшимися из города с задания, и устроила резню.

— Как прошла?

— Немагическая невидимость.

— О! Вот как. — Озадаченно произнес Бесцветный. — Кстати, познакомьтесь, это мои подопечные. Хара Амия и хара Вайла.

— Я практикующий маг. — Скривилась Вайла.

— Но степень еще не получила. — Отрезал Рыцарь.

— Мне приятно это знакомство, как и ваше присутствие здесь. Хотя, осажденная крепость не совсем то место, где должны находиться молодые дамы. — Устало улыбнулся штатный маг Даэра.

— Я как раз по этому вопросу. — Прогудел из-под шлема Рыцарь. — Я собираюсь за стену по делам. И нужно куда-то пристроить этих девушек. И, желательно, под присмотром.

— Проще некуда. — Махнул рукой маг. — Пусть отправляются к маркизам. Миледи там помогают с ранеными и работы у них полно. Помощь пригодится.

— Благодарю! — Коротко кивнул маг, напрочь игнорируя два возмущенных взгляда, скрестившихся на нем с двух сторон.

— А могу я поинтересоваться, как вы планируете вернуть Дана в его текущем состоянии? — Илиану действительно было довольно интересно знать, как Рыцарь собирается справиться с этой проблемой.

Девушки не совсем поняли, о чем идет речь. Названное имя им было незнакомо, но они почувствовали, что это как-то связано с Крисом, и с любопытством прислушались.

— Буду действовать по обстоятельствам. — Задумчиво произнес маг Ректора. — А вы можете что-то подсказать?

— Даже не знаю. Разве что только одно — не недооценивайте парня.

Тут внимание Илиана привлек спешащий в их сторону пожилой десятник. Вид он имел очумелый.

— Господин Илиан, где его светлость? У нас там… — Он пару раз махнул руками и хлопнул губами, словно выброшенная на берег рыба. — Тот самый, Черный. На площади…

После сказанного, он тут же оказался в железной хватке Рыцаря и был развернут к нему лицом.

— Где? Веди, немедленно! — Прогремело из-под шлема.

— Не положено! Доложиться надо! — Растерянно буркнул старый солдат, не зная как себя вести с гостем Ирга.

— Веди нас туда! — Приказал Илиан. — Его светлость перенапрягся и ему сейчас не до того.

— Как скажете. — Десятник осторожно освободился от рук Рыцаря. — Он недалече от запечатанных ворот. С той стороны из города выбрался. Меня господин тысячник Ирхор за его светлостью послал…

Не собираясь более выслушивать пустые слова, Бесцветный рванул на стену к указанному месту. Немного восстановившийся маг поспешил за ним.

— Я… — Попыталась что-то сказать Амия, но была ухвачена Вайлой за руку и потащена следом за ушедшими. — Куда?! — Только и смогла произнести, едва не прикусив язык от резкого рывка.

— За ними! — Коротко определила свою цель напарница.

Прыгая через несколько ступенек, Рыцарь взлетел на стену и, едва не сбивая с ног, отшатнувшихся в стороны солдат, рванул в направлении ворот. Краем сознания он отметил, что практически постоянный обстрел со стороны противника почти прекратился, да и штурмовых лестниц, на всем видимом протяжении стены, незаметно. Достигнув надвратной башни он, не думая о безопасности, перегнулся между зубцов стены и впился взглядом в одинокую фигурку парня. Его облик черного монстра все еще был при нем.

Дан, незадолго до этого на мгновение появившийся и тут же скрывшийся, преследуемый полным отрядом Поводырей, вернулся целым и невредимым, сжимая в руках две головы Измененных, что прямо говорило о судьбе преследователей. Он медленно шел наискось через все позиции рунегримцев, но сумасшедших, решающихся атаковать, находилось мало. Лишь пара магов, либо обезумевших от страха, либо чрезмерно уверенных в своих силах, ударила по нему заклинаниями. Впрочем, абсолютно безуспешно. На пути опасных конструктов, в видимом спектре, явственно вспыхивал, странной формы, магический щит, который сводил на «нет» любые попытки причинить своему создателю вред. Но долго атаки не продлились. Нарастающая как снежный ком паника в рядах штурмующих, заставила магов рунегрима бросить свою затею, иначе им пришлось бы стрелять прямо сквозь своих солдат, отступающих вглубь улиц.

Тем временем Дан, вышел в середину позиций рунегримской армии, швырнул свою страшную ношу подальше в ряды врагов и издал громкий угрожающий рык, ощутимо наполненный некоторой долей Силы, достаточной, чтобы увеличить его громкость. Это заметно добавило скорости к нарастанию суматохи в рядах вражеской армии. Кое-где особо ретивые командиры пытались своих подчиненных остановить, но это было уже бесполезно. Покатившиеся по площади головы монстров не слишком положительно влияли на боевой дух. Каждый миг врага теперь был наполнен осознанием, что сила, поборовшая, навевающий ужас даже на союзников, непобедимый отряд, вот-вот обернется против них. И они бежали, донося до тех своих собратьев, которые не могли видеть свидетельство падения Поводырей, причину своего страха. И, с высоты стены цитадели, Рыцарю было прекрасно видно, что бегство уже было не остановить.

А молодой маг, принявший облик чудовища, не дожидаясь результатов своих действий, все так же, не спеша, направился к цитадели. Дойдя до ворот, он, какое-то время, тупо смотрел на глухой завал, затем как-то устало сгорбился и присел.

Рыцарь разрывался между тем, что же ему делать — сразу спрыгивать со стены, или же призвать на помощь Тень, а лишь затем идти на контакт, привлекая к этому делу, так вовремя подоспевшую Амию. Но Дан решил за него. Мощный удар Силы, на уровне слабого магистра, разошелся по земле кольцом и вынес из-под парня весь мусор и лежащие на брусчатке тела, а сам он взмыл в воздух. Три удара сердца спустя, истекающее чадным магическим дымом тело, неуклюже, ударилось об истыканный стрелами навес, перевалилось через него и, буквально на глазах тая и возвращаясь к человеческому виду, неуклюже рухнуло едва ли не к самым ногам наблюдателей.

— Что это такое? — Широко раскрыв глаза, тихо произнесла отшатнувшаяся за спину своего куратора Амия. Но Рыцарь ее услышал.

— Это? Видимо это и есть тот самый Крис, которого мы так долго разыскивали.

— Определенно, это он. — Кивнула Вайла, которая уже была знакома с магическим обликом, в который был заключен молодой маг.

— Крис, насколько мне было известно, человек. А это… — Растерянная магесса бросила испуганный взгляд на, быстро теряющий форму, темный комок субстанции целиком состоящей из чистой концентрированной Силы. — С чего ты вдруг так уверена?

— Потому что я уже видела его в этом облике. И ты тоже. Просто ты забыла. — Пожала плечами Вайла и направилась к уже проявившемуся из-под псевдоплоти телу, находящегося без сознания, парня.

— И я дружила с этим? — Задумчиво пробормотала Амия. Должно быть, у меня действительно было очень сильно не в порядке с головой.

— Как он? — Обратился Рыцарь к склонившейся над найденышем Вайле. Та уже вовсю использовала свои артефакты и, периодически, плела, известные лишь ей одной, заклинания.

— Трудно сказать. — Медленно проговорила нахмурившаяся девушка. — Я мало что понимаю, но его жизнь, кажется, вне опасности, хотя что-то явно не так. Вот только не могу понять, что именно. Состояние похоже на сильное магическое истощение, да и его резерв абсолютно пуст, что это подтверждает. Только вот некоторые мои артефакты реагируют на его тело как на перенасыщенный Силой объект. Есть еще проникающее ранение груди, но тут, скорее всего, обойдется Исцелением Брадоса или Силой Жизни, так, что не страшно. Тем более кровотечения нет… что, опять-таки, странно.

— С ранением понятно. А странное истощение может быть эффектом от использования жреческих способностей, все же он контактировал с энергией Первостихии… — Неуверенно предположил Рыцарь.

— Возможно. — Кивнула магесса. — Но точно можно будет сказать, только подвергнув его более тщательному осмотру. Или просто расспросив, когда он придет в себя.

— Можешь определить, как долго он пробудет в беспамятстве?

— День… — Девушка задумчиво закусила нижнюю губу. — Может два.

— Хорошо. Этого хватит, чтобы доставить его в Ашем-Ран-Илл.

— Простите, Рыцарь, но тут есть небольшая проблема. — Негромко произнес Илиан.

— Проблема? — Бесцветный развернулся к магу.

— Ирг Вааласский сильно обязан мальчику. Тот дважды спасал его дочерей, затем, рискуя собой, помог доставить их в осажденный город. Долг крови — не просто слова. И это не говоря о том, что жители Даэра тоже во многом ему благодарны, хоть, пока что, этого и не знают. Все было бы хорошо, но, прошу прощения, у нас нет уверенности, что Дану у вас в гостях ничего не будет угрожать.

— У нас договор с его величеством. Да и его светлость в курсе. Я полагаю, неисполнение приказа короля не входит в ваши планы?

— С одной стороны так и есть. Мы не можем противиться этому приказу. Но уничтожение крупного отряда Поводырей напрямую касается безопасности нашего королевства. С этим, я надеюсь, вы спорить не будете? Пока с парнем не побеседуют представители тайной канцелярии, он Ишрантар не покинет. В противном случае и Ирга и меня ждут весьма неприятные последствия. Согласитесь, что, в том случае, если вы его сейчас заберете, со Школой, лишившей нас важной информации, касающейся способов устранения врага, уже много лет орудующего на нашей территории, отношения станут весьма… натянутыми.

Бесцветный задумался.

— Господин Рыцарь? — Обратила на себя внимание магесса. — Я бы все равно не рекомендовала, по крайней мере, в ближайший день, перемещать раненого в его состоянии истощения. Даже после исцеления это может быть для него опасно. Тем более для нашего способа.

— Хорошо. — Шлем качнулся, выражая согласие мага. — А я, пока что, решу все вопросы с Ишрантаром и Иргом, в частности.

* * *

— Отец, ты не имеешь права так с ним поступить!

Лиина была в ярости, и Ирг прекрасно видел ее яркие отсветы в спокойном и обманчиво безразличным взгляде девушки. Точно так же злилась ее мать. И боги в свидетели, дочь выросла ее полной копией.

Чтобы потянуть время и хоть немного снизить накал страстей, правитель Даэра потянулся дрожащей рукой к укрепляющему напитку. Главное не переиграть. Лишь пока наследница считает, что отец в плохом состоянии, она сдерживается от того, чтобы разойтись по-настоящему. А этого он совсем не хотел. После крайней ссоры они не разговаривали целую зиму. Да и потом отношения налаживались тяжело и их вязь, по мнению Ирга, была все так же хрупка.

Он медленно отпил терпкое зелье и, собравшись с мыслями, попытался объяснить.

— Звездочка, я никогда не давал повода считать себя неблагодарной скотиной. Не будет этого и впредь. Но я не всесилен. Твой Дан все еще в Даэре лишь благодаря тому, что Илиан мой хороший друг и у него на плечах светлая голова. Я понимаю, что многим не единожды обязан этому молодому человеку, но против воли его величества пойти не смогу.

— На нас долг крови! — Возразила девушка.

— Долг крови, это древняя традиция, распространенная среди низкой и высокой знати по всему нашему миру. Но сейчас против традиции выступает закон нашего королевства и воля правителя. Большее на что можно рассчитывать в этой ситуации — попробовать договориться и изменить некоторые условия.

— Это не справедливо! Дан свободный человек! И нельзя в угоду чьим-то интересам распоряжаться его судьбой…

— Когда на весах лежит благополучие целой страны, жизнь какого-то чужака не стоит ничего.

— Он не какой-то!

— Для нас, да. Он ваш товарищ и… кхм. Да и наша семья ему должна. Но в сложившихся обстоятельствах этого бесконечно мало. Максимум на что можно рассчитывать, это компромисс. Скажем, гарантии безопасности. Или магическая клятва, что молодому человеку ничто не будет угрожать. Это решение я продавить еще попробую. В конце концов, если мы не сделаем для его благополучия, хоть что-то, нас не поймет народ. А вера в справедливого правителя, чтущего заветы земли, на которой мы все обитаем, это важно. От этого Ардэн отмахнуться не сможет. Но на многое это не повлияет. Ректор все равно найдет лазейку и получит то, чего желает, чем бы оно ни было.

— Папа, мне страшно за него. — Лиина как-то обмякла и Ирг незаметно выдохнул. Угроза скандала, похоже, миновала.

— Почему ты так печешься о нем? Ведь он тебя отверг?

Щеки девушки полыхнули алым румянцем и она, раздраженно поджав губы, бросила злой взгляд на дверь.

— Инга разболтала?

— Почему же сразу Инга? — Ирг внутренне улыбнулся. Девочка оказалась права, но младшую он обещал, если что, прикрыть. — У меня есть много способов, чтобы следить за тем, что происходит во вверенных мне землях. А уж для того, чтобы быть в курсе происходящего с моими родными дочерьми, и того подавно.

— Я не хочу об этом говорить.

— Не печалься, Звездочка. Первая любовь, она не всегда остается с нами на всю жизнь. Тем более Дан, как бы так выразиться, странный. Он и жрец, и маг и еще не пойми что. Да и то что, по его словам, ожидает его в будущем, никак не поспособствует спокойной жизни. Твоей, так уж точно.

— Первая любовь, да? — Лиина слегка нахмурилась. — А как же мама?

Он вздрогнул. И впервые за сегодняшний вечер его руки задрожали по-настоящему.

— Мама… Алерия, она тоже не на всю жизнь. Ведь ее больше нет с нами. — Он изо всех сил постарался, чтобы его голос был спокоен. Но внешнее сходство дочери с почившей женой, и поднятая тема, что-то затронули в глубине души. И, всего лишь на миг, голос дрогнул. Впрочем, Лиина вряд ли заметила. Она была погружена в свои мысли.

Все так же пребывая в задумчивости, она отошла к двери, взялась за ручку и, прежде чем покинуть кабинет, посмотрела отцу прямо в глаза и спокойно и уверенно произнесла, — Это была любовь на всю жизнь. Мама любила тебя до самого конца.

Оставшись в одиночестве, Ирг просидел в недвижимости, пока за окном не стемнело окончательно. Затем он протянул руку к свече, в заплывшем воском подсвечнике и, легко коснувшись фитиля, зажег ее.

Алерия, не пропуская ни единого случая, веселилась его неспособности создавать нормальные Светляки, из-за чего, во время работы иногда приходилось пользоваться свечами. И это маленькое воспоминание так крепко связалось с образом крохотного огонька живого пламени, что после ее гибели он выбросил все канделябры. Чтобы выкинуть из головы ее мягкую улыбку. Забыть добрый смех. И лишь спустя годы на его стол вернулся этот коренастый подсвечник, приютивший неуклюжую оплывшую свечу. Он зажигал ее лишь дважды в год — на день рождения жены, и в день ее гибели. Сегодня это правило было нарушено. Просто потому, что слова дочери заставили его захотеть вспомнить…

Рассвет наместник Даэра встретил в своем кабинете, глядя в давно потухший огарок. Но если бы кто-то заглянул ему в глаза, то он бы увидел, как в них танцует крохотный лепесток голубоватого пламени.

* * *

— Так кто он на самом деле такой?

Вайла шикнула на хмурую Амию, лезущую со своими вопросами в самый неподходящий момент, и вернулась к прерванной настройке диагностического артефакта.

— Иди сюда и держи этот медальон. — Девушка протянула Амии маленький кругляш на цепочке и, не дождавшись от нее каких либо действий, зарычала. — Быстро!

Молодая магесса вздрогнула и, сделав несколько шагов, подхватила протянутый предмет.

— Что мне делать? — Бывшая ученица Эйры была в растерянности. Она уже догадалась, что ей рассказали далеко не все, и теперь страшилась того, что еще может узнать.

— Фокусируй на парне и подавай в артефакт Силу. Большего от тебя пока что не требуется.

— Почему ты так себя ведешь? Он в порядке, просто ему нужно время…

— Не в порядке. Я ошиблась. — Прервала напарницу Вайла. — Видишь? — Она склонилась над кроватью и откинула край простыни, которой был накрыт Дан.

На груди, вокруг четырех глубоких рваных ран, покрытых тонким слоем желтоватой слизи, плоть была черная, с зеленоватым отливом.

— Что это?! — Амия вздрогнула и скривилась.

— Ткани вокруг полученного ранения отмирают. Мне с самого начала показалось необычным, что такая серьезная рана обошлась без кровотечения, предполагала, что это какая-то особенность того облика в котором он находился. Но потом оказалось, что все дело в некрозе. Была вероятность того, что тварь, которая его ранила, чем-то заразила, но проверка ничего не показала. А потом похожие пятна начали возникать у него по всему телу. Он умирает, а причину я определить так и не смогла.

— А заклинания исцеления…

— Не работают! — Отрезала Вайла. — Плетения просто распадаются, едва попадают в его тело. Глубокие диагностические плетения тоже рассыпаются и исчезают. Приходится использовать те, которые работают по косвенным признакам, но и они служат не долго.

— В Ашем-Ран-Илл ему смогут помочь. — Неуверенно произнесла Амия, но напарница в ответ тяжело вздохнула и ответила коротко.

— Нет.

— Почему ты так считаешь?! Наши целители одни из лучших…

— Дело не в том, какие в Школе целители. Криса, или Дана, уж не знаю как теперь его звать, просто нельзя переносить порталом. Он маг, но его энергетическая составляющая, насколько я смогла разобраться, ближе к жрецам и боевым монахам. Даже, скорее, нечто среднее. И она сейчас нестабильна. А наши порталы сильно влияют на заключенную в нас Силу. Вспомни, как ты себя ощущала после переносов.

Амия кивнула и задумалась.

— Обычным способом довезти его до Школы мы не успеем, я так понимаю. Порталом переносить нельзя… Может тогда доставить целителей из Ашем-Ран-Илл сюда?

— Разумный вывод. — Заставил девушек подпрыгнуть от неожиданности голос Рыцаря из-за спины.

— Не делайте так! — Хором возмутились магессы.

— Я не подкрадывался. — Отмахнулся Бесцветный. — Просто вы были слишком увлечены беседой.

Пройдясь до кровати, маг внимательно осмотрел лежащего трупом парня.

— Вайла, у тебя есть возможность повлиять на его состояние?

— Есть, но не думаю, что мои усилия будут сильно эффективны. Его тело разрушается с ужасающей скоростью.

— Пару суток, протянет?

— Сутки. Дальше без гарантий. — Решительно качнула головой девушка.

— Придется поднапрячься, но лучше чем ничего. — Вздохнул маг. — Постараюсь ускорить процесс. Тень, ты слышал?

— Дха. — Раздалось из-за приоткрытой двери в ванную комнату.

— Скажи Ректору, время не терпит.

Но ответом была тишина. Тень ушел.

— У меня от него иногда мороз по коже. — Поежилась Амия.

— То каков он, не доставляет ему радости. — Негромко произнес Рыцарь. — Так что не стоит думать, что он ведет себя так специально.

Девушки кивнули. Амия с некоторым сомнением, а Вайла просто приняв информацию к сведению.

— Вайла, сейчас вся надежда на тебя. Занимайся нашим объектом и делай все от тебя зависящее, чтобы он выжил. Амия, а ты отправляешься в лазарет. Лечить никого не надо, только если попросят, а вот диагностические заклинания отрабатывай. Тебе нужна практика.

Когда Вайла осталась с Даном наедине, ее взгляд изменился. Она отложила деактивированный артефакт, с помощью которого пыталась выяснить хоть что-то, что может помочь при лечении, и, пружинисто поднявшись с табурета, подошла к тумбе, на которой лежали вещи молодого человека. Пальцы магессы ловко подцепили невзрачный темный диск, с нанесенными на металл, непонятными закорючками и поднесли его к глазам.

— Откуда, и главное, зачем он тебе? — Девушка нажала на несколько символов, активируя их короткими уколами Силы, но, в самый последний момент, прервала активацию непонятного артефакта и вновь повернулась к кровати. — Теперь и у меня появились к тебе вопросы, человек.

* * *

— Ну, давай, рассказывай. Хотя чего ты рассказать-то можешь. Небось, в казармах весь бой просидел? — Два бойца, выслушивающие подколки старшего товарища в адрес молодого парня, сдержали улыбки и хитро покосились на адресата шуток.

Охранники на южных воротах, пока что закрытых, но уже готовых принимать новых посетителей Даэра, откровенно скучали, а потому хотели хоть как-то убить время. Им повезло получить на осаде лишь пару неопасных царапин и по причине того, что они одни из самых работоспособных бойцов, им пришлось занять место у ворот, сроком на долгие две смены. Но тут уж выбирать не приходилось. Хоть город пострадал и не сильно, из выживших защитников, не покалеченными осталась едва четверть. На их плечи и легла забота о рутинной, но обязательной работе.

— А вот и нет! — Барк насупился, но, привычный к подначкам, обижаться передумал, а лишь вздохнул. — На стене пару раз был. А так, во дворе гоняли.

— Подай-принеси? — Гоготнул стражник.

— И это тоже. — Скривившись, буркнул парень. — А еще каменья колупал, раненых таскать помогал, ну и такое всякое…

— Не парься, молодой! Главное цел и здоров. А повоевать на твоем веку еще удастся. Не торопи время. Живи, пока живется.

Разговор был прерван гулким ударом в ворота. Стража тут же умолкла, перехватила взведенные арбалеты с зачарованными болтами и, настороженно, подошла к створкам.

— Кого там принесло? — Гаркнул самый говорливый боец и придвинулся к смотровому окошку.

— Меня. Может пустите? — Раздался с той стороны приятный девичий голосок.

Окошко было приоткрыто и, после короткого осмотра, стражник хмыкнул.

— Девка. Одна.

— Подозрительно. — Добавил второй.

— Может магесса? — Подал идею Барк.

Мужики тут же напряглись. Защитные амулеты при них имелись, но против сильного мага долго они не проживут, о чем их сразу предупредили.

— Приказ был, всех с этого направления на беседу к господину Илиану вести. Пущать надо. Но что с магиками делать не указывали. — Подал голос самый молчаливый напарник.

— Ты это, руки на виду держи! — Скомандовал говорливый девице и принялся отодвигать засовы, тихо бросив в сторону. — Барк, дуй за его магичеством.

Парень исчез из поля зрения, едва прозвучал последний звук фразы. Последние события, развернувшиеся в городе, научили исполнительности и осторожности даже его.

Воины переглянулись и рассредоточились, чтобы внезапная атака не накрыла сразу троих и, лишь после этого, была приглашающе приоткрыта врезанная в створку калитка. Гостья себя ждать не заставила и быстро проскользнула внутрь. Угрозы с ее стороны, на первый взгляд не было, руки держала на виду, но бойцы расслабляться не спешили и, ища подвох, напряженно обшаривали ее взглядом.

Юная магесса, что, в общем-то, еще не было подтверждено, была довольно высока для своего возраста. Впрочем, кто их магов разберет, сколько им лет. На вид одно, а на деле дедовы одногодки. Карие, с красноватым отливом, глаза, со спокойным интересом взирали на стражников с красивого холеного лица. На девушке был накинут серый походный плащ, поверх которого, до самой поясницы спускались, затянутые в хвост, немного запыленные густые волосы, цвета самой темной ночи. Этот же плащ скрывал как фигуру незнакомки, так и оружие, которое вполне могло на ней оказаться.

— У вас война, как я погляжу? — Поинтересовалась гостья, разрывая затянувшееся молчание.

— Есть такое дело. — Сухо ответил говорливый.

— Не переживайте. Хлопот не доставлю. Я мимо иду. Ищу кое-кого, так что у вас ненадолго. Поспрашиваю и дальше двинусь. — Уголок красивых губ изогнулся, изобразив вежливую полуулыбку, но смотрелось это неестественно. Общее выражение лица путешественницы это никак не изменило.

— Поспрашивайте, госпожа. Вот только время сейчас не спокойное. А вы, видать, с магией знакомы, раз сюда, по опасным дорогам в одиночку добирались. Так что, уж не обессудьте, что мы к вам так с опаской. — Покивал страж. — Сейчас наш маг подойдет и пару вопросов задаст. Вы уж простите. Порядок нынче таков.

Девушка промолчала и никак не выдала своего недовольства. Коротко склонила голову, выражая согласие подождать, и погрузилась в свои мысли.

Лишь, спустя уже порядочное время, когда Илиан так и не появился, а от Барка никаких вестей так и не было, гостья начала нетерпеливо постукивать мыском сапожка по брусчатке. Нервничала она или нет, по ней сказать было трудно, а вот бойцы, присматривающие за ней, принялись тихо поминать нерасторопного молодого недобрыми словами.

Когда терпение было уже на исходе, в конце улицы появился маг. Рядом с ним тяжело переставлял ноги тяжело дышащий Барк. Судя по всему, побегать ему пришлось изрядно.

— Меня зовут Илиан. — Не теряя времени, вежливо представился маг, девушке и тут же перешел к делу. — С кем я имею честь разговаривать, и что столь прекрасная магесса забыла в наших краях в столь недоброе время?

— Меня зовут Кайра. — Слегка склонила голову в ответ магесса. — Я следовала в северном направлении за целью своего поиска, и ваш город просто оказался у меня на пути. Позвольте мне просто отдохнуть, смыть пот и переночевать, и вскоре я вас покину.

— Кхм. А у вас есть какие-либо… бумаги? — Настороженно поинтересовался маг.

— Я из дальних краев. — Пожала плечами девушка. — И решаю задачу исключительно личного характера. Думала, справлюсь быстро, но дело изрядно затянулось, бумагами, по причине спешки, я не озаботилась. Да и не нужны они мне были, до сего дня.

— И в Ишрантаре вы не регистрировались как маг. — Скорее утвердительно, чем вопросительно сказал Илиан, внимательно рассмотрев тонкие пальцы собеседницы. Кольца мага на них не было.

Девушка бросила взгляд на свои руки и пожала плечами.

— Я не планировала у вас задерживаться. Так что, посчитала потерю времени на бессмысленные формальности бесполезной. Но, видимо, ошиблась. Обстоятельства…

— Мда. — Вздохнул Илиан. — Обстоятельства иногда сильнее нас. Сожалею, но вам придется у нас задержаться. Не переживайте. — Маг поднял ладонь, предупреждая готовую сорвать с губ нахмурившейся девушки фразу. — Это ненадолго. Мы просто уточним ряд вопросов, воспользовавшись артефактами и, в случае положительного исхода, в чем я почти не сомневаюсь, выдадим вам бумагу, с которой вы сможете беспрепятственно продолжить свое путешествие. Хотя, я бы на вашем месте, все же переждал, пока все успокоится. Дороги стали крайне опасными.

— Что ж. Если это недолго, то я совсем не против. — Произнесла магесса с видом человека имеющим ввиду совершенно обратное. Затем вздохнула и, повинуясь пригласительному жесту, проследовала в сторону цитадели.

— Скажите, если не секрет. — Осторожно завел разговор Илиан. — Что за нужда гонит вас в сторону не самой дружелюбной страны, через королевство охваченное войной?

— Я кое-кого ищу. — Не стала запираться Кайра. — И, раз уж подвернулся такой случай, попробую узнать у вас — знаком ли вам некий маг по имени Крис?

Только Боги ведают, чего стоило Илиану сохранить каменное выражение лица и не сбиться с шага. Он, почему-то, сразу понял о ком идет речь. — Довольно распространенное имя среди простолюдинов. Но маг… — Флегматично пожал он плечами, лихорадочно решая, как поступить. Ведь подобный интерес со стороны незнакомки, вряд ли был праздным. — В любом случае, если ваш Крис слабый маг, то найти его будет довольно сложно. Слабосилков не регистрируют, да и толку от них чуть.

— Я не уверена, но вряд ли он слаб. Однако насколько он силен, сказать затрудняюсь.

— Что ж. Спешу вас огорчить, но после осады, хоть сколько-то заметных магов в Даэре осталось немного. Можно по пальцам пересчитать. И Криса среди них, насколько я помню, нет.

— Жаль. — Нахмурилась Кайра. — Придется искать дальше. — Сказала она со вздохом.

— А на что он вам? — Внешне безразлично произнес маг. — Вас что-то с этим Крисом связывает?

— Мы с ним находимся в дальнем родстве. И наша семья уже давно желает его возвращения. — Криво усмехнулась девушка. — И, так уж получилось, что вести поиски выпало мне.

— Ясно. Ну что ж, желаю вам в этом деле удачи. Тут направо, в ворота. — Илиан мягко указал магессе дальнейшее направление. — Здесь мы с вами побеседуем, а после, убедившись, что никакой угрозы вы не представляете — в чем я более чем уверен, но, простите, таков у нас ныне порядок — я отправлю с вами человека, который проводит вас на единственный работающий сейчас постоялый двор.

— Буду благодарна. Я очень устала. — Произнесла девушка и, зевнув, изящно прикрыла рот тыльной стороной ладони.

* * *

Ирг и Илиан стояли у узкого окошка на третьем этаже и наблюдали за выходящую через центральные ворота, в сопровождении одного из слуг, девушку.

— Кто она, и что за срочность такая?

— Очередная проблема, я так полагаю. — Грустно качнул головой Илиан. — Пришла со стороны Мезгорда…

— Одна?!

— Да. Одна. Чем и вызвала тревогу у текущей смены стражников. Ну и подозрение в том, что девушка — маг. Задержали. Вызвали меня. Все как положено. Гостья действительно оказалась магом. Уровень силы оценить не возьмусь, сам знаешь, у меня с этим слабо. Способности, скорее всего, довольно значительные. Но это исключительно предположение, следующее из того, что девушка в одиночку добралась пешком из Мезгорда в Даэр по нынешним дорогам. Кстати, пешком ли, тот еще вопрос — никаких сумок и котомок при ней я не видел. А после выяснилось, что у этой Кайры нет перстня.

— И ты сделал полную проверку в нашей комнате дознания. — Кивнул наместник.

— Естественно.

— И?

— Прибыла откуда-то издалека. Разыскивает дальнего родственника. Судя по настроению, после недолгого отдыха, готова отправиться за ним в Рунегрим. Полагает он ушел в ту сторону. К самому Рунегриму отношения никакого не имеет. С нападениями, осадой и прочими нашими неприятностями никак не связана…

— Так чего ты меня дернул, объясни! — Нахмурился Ирг.

— Родственник у нее маг. По ее словам — сильный. И имя она назвала. Крис.

— Проклятье! — Наместник скривился. — Все один к одному. Ты соглядатая к ней отправил? — Слугу. Проводит до постоялого двора. Хозяину намек кинет, так что пригляд за ней будет. Все что нужно нам доложат. А пока, нужно решать, что с Даном делать.

— С магессой понятно. А с нашей головной болью сейчас ничего не сделаешь. Помирает он, потихоньку. — Мрачно проговорил Ирг и принялся массировать виски.

— От ректорских посланцев отбил его?

— Да какой там?! Тебе спасибо, что подкинул идею с нашей тайной канцелярией. Действительно любопытно, как он такую ватагу этих ублюдков положил. С ними и архимаг, будь у нас такой, справился бы с трудом, спалив полгорода. Но этот Рыцарь похитрее нас с тобою будет. Ты же в курсе, что Ашем-Ран-Илл владеют секретом создания порталов? Ущербных, но все же, какие ни есть…

— Само собой. И о том, что их порталы Силу из магов пьют тоже знаю.

— Так вот, посланцы Ректора, этими самыми порталами собираются из Мезгорда дознавателей перекинуть к нам. Чтобы процесс ускорить. Вот только без толку все, пока наш герой от трупа мало чем отличается. Скажу больше, он уже и попахивать начал. Не дышал бы, я б приказал его прикопать у нас на погосте. Со всеми почестями. Но эта магесса, что при Рыцаре артефактор, неплохой, кстати, его пока что держит по эту сторону Пелены.

— Будем надеяться на лучшее.

— Будем. Только я уже и сам не знаю что лучше. Начинает казаться, что смерть парня была бы неплохим выходом из положения. Вот только Лиина… Эх. Забудь.

* * *

Обещанный постоялый двор, до которого Кайру проводил без умолку болтающий слуга, оказался вполне себе гостиницей. Здание было немного потрепано. Во время боев ему изрядно досталось, но было видно, что владелец взялся приводить его в порядок со всем усердием, так что, вид был вполне жилой. Даже мутноватые стекла были на своих местах, в отличие от соседних домов, в которых местами даже оконные рамы отсутствовали.

Хозяином оказался обычный человек, со слабо развитыми способностями к манипуляции с Силой. Крупный, широкоплечий и пузатый, он имел простодушное лицо, с которым совершенно не вязались пронзительные голубые глаза, которые, быстро просканировав новую постоялицу и, похоже, сказали ему все, что ему нужно было знать. Единственное, что он уточнил, так это наличие вещей. Но девушка решила, что сообщать о том, что она пользуется пространственным карманом, чтобы не тягать с собой постоянно неудобную котомку, будет лишним. Просто сказала короткое, — Налегке, — и больше вопросов не последовало.

Потратив на не слишком роскошные апартаменты и двухразовое питание, полторы серебрушки, девушка поднялась на второй этаж и прошла в правое крыло подковообразного здания. Замок был, к ее удивлению, магическим. Оказалось, достаточно приложить к двери бирку с номером комнаты, как спящие плетения сбросили с той стороны маленький засов, и путь внутрь был открыт.

Кайра внимательно рассмотрела бронзовый кругляш, который послужил ключом, и в очередной раз удивилась, как хитро смертные наловчились использовать Силу. Вязь была простейшей, но выполнена с филигранной точностью, дополняя ту, что была вложена в дверь.

Кровать с чистым бельем, небольшой стол, стул со спинкой, ковер на полу, маленькая тумбочка, да дверь, ведущая, видимо в ванную комнату. Более чем шикарно за такую цену. В Мезгорде за подобное жилье она бы отдала втрое больше. Впрочем, деньги ее не сильно волновали. Их, пока что, было более чем достаточно.

Закрыв за собой дверь и задвинув засов, Кайра сбросила пыльный плащ на спинку стула и завалилась на кровать. Мягко. Удобно. Глаза сами собой прикрылись, но девушкой овладела не дрема. Отдохнуть успеется всегда. Она мысленно анализировала каждый миг с момента ее прибытия в Даэр.

Беседа с магом оставила двоякое впечатление. С одной стороны, разговаривал он с ней довольно откровенно, но с другой, что-то было не так. Что-то не давало покоя, маяча где-то на краю сознания. И она, снова и снова вспоминала каждую мельчайшую деталь и малейшее колебание Эфира.

«Довольно распространенное имя среди простолюдинов. Но маг…».

Напряжение во взгляде. Едва заметное дрожание эмоционального фона. Человек с таким именем ему знаком. Возможно даже не один. Но оно и правда очень распространенное, поэтому — не то!

«В любом случае, если ваш Крис слабый маг, то найти его будет довольно сложно».

Не ложь. Но и не правда. Крис тут есть, но он… не Крис? Или все же не тот Крис, которого ищу я?

«Что ж. Спешу вас огорчить, но после осады, хоть сколько-то заметных магов в Даэре осталось немного. Можно по пальцам пересчитать. И Криса среди них, насколько я помню, нет».

Эмоции, колебание, напряжение. Ложь? Нет. Скорее полуправда. Почему?

Кайра приоткрыла глаза и потянулась.

— Непонятно. — Она бросила взгляд в сторону ванной и предвкушающее улыбнулась. Очищать организм Силой легко и эффективно, но душ… Все же в подобных вещах есть своя прелесть. Одним резким рывком девушка поднялась с кровати и, на ходу роняя на пол свою одежду, направилась в сторону заветной двери. Вещи она потом почистит магией, а себя побалует водой. Ну а странности, замеченные в разговоре… — Пожалуй, придется ненадолго задержаться. — Кивнула своим мыслям обнаженная Меор и, пустив теплую воду, ступила на водосборную плиту и подставила под струи воды свое лицо.

И все же, этот мир не так уж и плох. — Подумалось ей внезапно. — Определенно. Совсем не плох. Возможно, это даже хорошо, что все заклинания и способы поиска отказывают. Тем больше причин задержаться. Скажи ей кто-то еще несколько седмиц назад, что ей начнет тут нравится, она бы глаза выцарапала, но… Она начала привыкать. Находить свое очарование в окружающих ее вещах, людях, в беседах, которые так отличаются от разговоров полных высокомерного всезнания Меор.

Длинные волосы намокли и прилипли к спине и ногам, образуя на ее теле причудливый узор. Кайра тряхнула головой и нахмурилась.

Опасные мысли. Так недолго и уйти в вечное странствие. Идущей ей не стать, тем более, что она о них ничего кроме рассказов о давнем предательстве народа и невнятных ругательств, и не знает. А ведь в их Пути есть какой-то смысл, известный им, но недоступный остальным. Что к лучшему. А вот, не очень поощряющийся загул по мирам смертных, станет неприятным пятном на ее, и так не самой лучшей среди ее поколения, репутации.

Кайра выключила воду и, прежде чем высушить тело Силой, постояла немного, впитывая ощущение скользящих по идеальной коже капель.

— И все же, в этом что-то есть…


ГЛАВА 9

— Мастер Клим, мастер Клим… — Молоденькая служанка наконец-то нашла хозяина в погребе и, торопливо перепрыгивая через крутые ступеньки, скатилась вниз.

— Тихо ты, дуреха! Убьешься ведь!

— Мастер Клим, вы велели докладывать про постоялицу. — Борясь со сбившимся дыханием, отрывисто произнесла девушка.

— Ну? — Совершенно не вдохновленный темой разговора, владелец постоялого двора сделал мысленную отметку, что запасы круп на исходе. Пригляд за чужеземкой за эти недели ничего не показал, так что и сейчас он готовился выслушать очередную мелочь вроде «бродила по городу» или «говорила с лавочниками». Та и впрямь отдыхала, отъедалась, да гуляла. Так что его светлости и докладывать-то нечего было. Вот только, как оказалось, не в этот раз.

— Ее в комнате нет.

— И что?.. Постой-ка. Как нет?! Час-то поздний, ходить некуда. Может в доме где? Вы хорошо глядели?

— Я белье свежее на ночь принесла, как и прежде бывало. Никто не открыл. Я своим амулетом отперла, а там пусто. Вещей никаких нет. Мы с девочками сразу везде оббежали, но нету ее.

— Так! То, что вещей нет, еще ни о чем не говорит. Она к нам налегке пришла. Проверьте окрест, только осторожно. Может в кабак какой приблудилась. Гляньте у Волорта и Карима. Сейчас только они работают. Но, ежели не найдете и она в ближнее время не объявится, гони служку с вестями в цитадель, а потом мне сразу отчитайся. — Хозяин проводил взглядом мелькнувшую подолом девицу, смахнул с низкой притолоки паутину и тяжко вздохнул. — Не было горя. И куда госпожу магессу демоны на ночь глядя понесли?

* * *

Сознание включилось щелчком. Только что я плавал между сном и явью и в следующий миг уже чувствую ткань постели, обоняния легко касается яркий запах недавнего дождя, а до слуха доносится размеренный стук срывающихся за окном капель.

Ощущал я себя вполне сносно, что меня, честно говоря, немного удивило. Ожидался привычный откат, боль и дискомфорт, однако ничего подобного не было. Лишь небольшая слабость портила общую картину. Впрочем, после таких нагрузок это было совершенно не удивительно.

Прислушавшись, а затем, на всякий случай, обратившись к магическому взору, я выяснил, что нахожусь в небольшой комнате, вроде той гостевой, в которой жил совсем недавно, и рядом со мной нет ни одной живой души.

Убедившись, что никакой опасности нет, я, не теряя времени, бегло проинспектировал свое внутреннее состояние. Травм внутреннего силового каркаса не обнаружилось, зато немного озадачили, изрядно потерявшие в яркости и мощности излучения, Источники. Этот факт немного встревожил. Неужели я все же перенапряг свои «батарейки»? Да и стали они, вроде бы, поменьше. Если так, то это грустно. Раньше я мог рассчитывать на то, что подавлю противника мощью сконцентрированной во мне Силы. А раз их ресурс тратится, то придется экономить и как-то выкручиваться. Мало ли чем их полное истощение мне может грозить. Впрочем, после моих похождений, могло быть намного хуже. Можно сказать, обошлось малой кровью. Даже получил кое-какой прибыток в виде изрядно разросшейся, за время моего беспамятства, сети каналов. Если раньше моя энергетическая система чем-то напоминала рисунком кровеносную, то теперь мое тело, на всю глубину, оказалось плотно забито трехмерной сеткой линий Силы. Новые каналы потихоньку росли и раньше, так что нечто подобное я ожидал в будущем, хотя и не так скоро. Но, больше не меньше. Не думаю, что это для меня плохо, впрочем, каких-то бонусов от этого я тоже, пока что, не видел.

На всякий случай я мысленно коснулся своего основного Источника и прислушался к своим ощущениям. В средоточии Силы присутствовала слабая и неровная, какая-то рваная, пульсация. Исключительно по наитию, я, сосредоточился на ровном биении сердца и попытался связать его ритм с ритмом живущей во мне магической сферы.

То, что результат, да еще и положительный, не заставил себя ждать, меня удивило и обрадовало. Беспорядочные трепыхания внутри Источника исправились, и сама сфера, вроде бы, даже прибавила в яркости.

Довольный нежданным успехом я повторил этот опыт на остальных своих Источниках и, через несколько минут, удовлетворенно наблюдал медленно набирающие яркость стихийные образования. В теле же — словно говоря, что, что бы я ни сделал, я сделал правильно — разливалось приятное тепло.

Осторожно приоткрыв глаза, я выяснил, что сейчас ночь. Темно, но это мне нынче не помеха. Благодаря Силе Тьмы, все вокруг подсвечивалось серыми контурами, а у черного цвета как обычно появились привычные тысячи полутонов. Потолок, стены, дверь, окно, платяной шкаф, кровать и мое тело, накрытое тонким одеялом. Рядом тумбочка. На ней я обнаружил набор каких-то зелий и артефактов, с явственно медицинской вязью внутри. Этим добром меня, наверное, лечили. Судя по тому, что я жив-здоров — лечили успешно. Интересно, как долго я тут валяюсь? Внутренние часы дали сбой, а привязаться не к чему.

Осторожно сев и переждав вполне ожидаемое головокружение, я откинул одеяло и пробежался взглядом по своему голому телу. Из новых приобретений только, украшенные проступившими паутинками вен, четыре рубца на груди.

Откуда это? Ах, да, припоминаю! Достал меня тогда один из монстров. Ну, отметиной больше, отметиной меньше — рано или поздно все сойдет.

Покрутив головой, я сделал вывод, что моей одежды в пределах досягаемости не наблюдается. В шкафу глянуть?

Прошлепав голыми пятками до резной двустворчатой мебели, я приоткрыл дверцу и заглянул внутрь. Хм. Все тут. Даже сапоги и клинки примостили в уголке.

Внезапно, жгучим угольком кольнуло воспоминание об артефакте, полученном от Ирга. Руки разворошили аккуратно сложенные вещи. Кошель есть. Перстень. Полумаска тут. Метательные ножи в наличии. А артефакта нет! Проклятье! Я ведь сюда приперся только ради него. Кому он понадобился, интересно?

— Не это ищешь?

Одновременно с раздавшимся сзади вопросом, комнату залил яркий свет. Я резко развернулся и, на всякий случай сформировал контуры магического щита. На активацию плетения нужно всего мгновение.

Девица? Магесса. Незнакомая. Над ее плечом светляк, а в руке моя пропажа.

Смотрит зло, но агрессии, вроде бы, пока что, не проявляет. Что ж, можно и поболтать, вот только… с голым задом в обществе дамы я чувствовал себя несколько некомфортно.

— Допустим, это. Смею предположить, что кто я такой вам известно, а вот с кем имею честь общаться я? — Вежливо склонив голову, поинтересовался я и, одновременно с этим, ощущая себя глупо, постарался прикрыться руками.

— Хм. — Девушка сжала мой артефакт в ладошке и, повернувшись полубоком, сухо скомандовала. — Оденьтесь. Хоть я и насмотрелась на ваше тело, пока не давала ему окончательно умереть, мне претит разговаривать с неодетым мужчиной.

— Воспользуюсь вашим советом. — Буркнул я и, сдерживая внезапно проснувшуюся торопливость, зарылся в шкафу.

Нательное белье едва не натянул наизнанку, в штанину попал с пятой попытки. Надев рубаху, я внезапно понял, что силы мои закончились. Вроде бы усталости и не ощущаю, а тело стало какое-то вялое и непослушное. Да еще и желудок свело от внезапно проснувшегося голода. Это меня отвлекло. Лишь в последний момент, уголком глаза я заметил вблизи движение и вспышку сотворенного заклинания.

Срабатывания так и не развеянной заготовки Секторного Щита не произошло исключительно потому, что я бездарно растерялся. А потом по телу прокатились знакомые ощущения сканирования лечебного плетения и я выдохнул.

Девушка же, с сосредоточенным видом, считывала параметры моего тела и с каждым мгновением, выражение ее лица становилось все более хмурым.

— Как тебе удалось полностью восстановиться?

Признаться, этого вопроса я от нее не ожидал. Ведь, судя по недавней оговорке, было понятно, что без ее участия мое исцеление точно не обошлось.

— Так ведь… это же вы меня вылечили? Или я чего-то не понимаю…

— Вылечила?! — Незнакомка сделала большие глаза и коротко рассмеялась. — Нет-нет. Правильно будет сказать, не дала окончательно умереть. А если еще точнее, то все мои силы уходили на то, чтобы не дать вашему телу сгнить.

Я не сразу осмыслил сказанное. Слова медленно дошли до моего сознания, уложились в нем, и теперь настала моя очередь пучить глаза. Кстати говоря, что я мимоходом отметил, это то, что на мой правый глаз у собеседницы реакции не было. Никакой. Может у нее нервы крепкие? В отличие от моих, которые заставили мой язык выдать короткую, но емкую конструкцию на великом и могучем.

Сгнить?! Такие новости кого хочешь поседеть заставят.

— А что со мной было? — Стараясь скрыть следы дрожи в голосе уточнил я. — И как мне, все-таки, вас называть?

— Ах, да! Прошу прощения. — Магесса сделала пару шагов назад, присела в быстром книксене и представилась. — Вайла. Хара Вайла, если вам будет угодно. Адепт Ашем-Ран-Илл. Но… — Она вновь продемонстрировала артефакт. — Интересы Ректора меня больше не касаются.

— Почему же? — Внешне безразлично спросил я, плавно отступая к шкафу со своими оставшимися вещами. Впрочем, надеждами на то, что смогу отбиться и сбежать, я себя не тешил. Внезапная проклятая слабость едва позволит мне уйти, тяжело волоча ноги. Но лучше уж попытаться сделать хоть что-то, чем покорно сдаться.

— Сначала хотелось бы знать, откуда у вас этот артефакт?

— Он принадлежит мне. — Девушка, на мои слова, красиво изогнула бровь. — Теперь принадлежит. — Поправился я.

— И кто же его прошлый владелец, позвольте узнать.

— Получил я его из рук Ирга Вааласского, а до этого он был изъят у рунегримских контрабандистов, насколько мне известно.

Вайла нахмурилась.

— И его светлость может подтвердить ваши слова?

— Полагаю, что так. — Уверенно кивнул я. — А теперь не могли бы вы вернуть мне мою собственность?

Девушка заколебалась.

— Я надеюсь вам известно, что этот артефакт крайне опасен?

Опа! Вот это новости! Я, как ни бился, не смог разобраться, что это такое. Назначение магического устройства так и осталось загадкой, как и символы, незнакомые никому из присутствующих в городе магов. А уж на их опыт можно было положиться. И тут является некая девица, которая что-то знает. Из минусов то, что она прислана Ректором, да еще и, скорее всего, не одна. Из плюсов — источник важной информации пришел прямо ко мне. Даже не знаю, плакать или радоваться. Но, для начала, все же стоит кое в чем убедиться.

— Прошу прощения, хара Вайла, но никто не смог даже приблизительно узнать область применения этого артефакта. Откуда же такие знания у вас?

Магесса поджала губы и покачала головой.

— Сначала, мне нужно знать, зачем он вам?

— А если я скажу, что от информации связанной с этими символами, возможно, зависит выживание этого мира, вы мне поверите?

Вайла мягко улыбнулась.

— Это вряд ли может быть правдой.

— Почему же?

— Потому что я знаю о предмете нашей беседы все, а вот вы этим похвастаться не можете. Хотя вполне допускаю, что из-за знаний, легших в основу этой поделки, — Девушка качнула артефакт, зажатый в пальцах, — у всех могут быть большие неприятности.

— Намекните, хотя бы, почему. — Вздохнул я.

— В нем всего лишь заключена исковерканная магия. Неверная и убогая попытка одного из самых древних способов ее использования.

— То есть артефакт может быть древним?

— Определенно нет! — Она покрутила его в руках. — Поделка, весьма бездарная и опасная в применении. Сочувствую тем, кто подобными вещицами пользуется. И мне необходимо знать, откуда она.

Я на мгновение задумался, прикидывая варианты, как девушка, легким движением руки, бросила артефакт мне. Я едва успел подставить руки, чтобы поймать.

— Дан, давай так… — Внезапно перешла она на «ты». — Ты даешь нужную мне информацию, а я помогаю тебе избежать поездки в Ашем-Ран-Илл и встречи с нашим любимым Ректором.

— Даже так? А что, если я знаю об этом не так уж и много?

— Но, что-то же знаешь? Я, конечно, могу обратиться к его светлости и выяснить все у него, но, помимо всего прочего, меня заинтересовало то, что ты сказал…

— Что именно?

— Как ты связан с ситуацией «выживания» нашего мира? — Напомнила она.

— Я готов поделиться тем, что знаю, если ты поможешь в ответ. — Нахмурился я.

— Ладно, давай обо всем по порядку. — Покачала она головой. — Предлагаю выгодную сделку, — я помогаю тебе уйти от преследования, и ты рассказываешь мне все, что касается этого предмета и того, что тебя к нему привело… — Она кивком указала на артефакт, зажатый в моем кулаке. — А затем уже обстоятельно побеседуем и об остальном.

Мысли суматошно заметались в моей голове. Верить ей или нет? Ведь, если я вляпаюсь в очередные неприятности, выкрутиться, в моем текущем состоянии, будет нереально. Мне, кровь из носу, нужно восстановиться. С другой стороны, если я отвергну ее предложение, те, с кем она прибыла за мной, уволокут меня к Ректору. Это в том случае, если Вайла оставит меня в живых. Ведь она прямо сказала мне, что с Ректором ей не по пути. И, чтобы это не дошло до ее работодателя, она вполне может мне голову открутить. Ударить пару раз я успею, но эта девушка темная лошадка, и в положительном для меня результате я совершенно не уверен. Да и как бы ни аукнулось мне напряжение Источников. Я их едва-едва реанимировал.

— Что решил?

— Я… приму предложение. — Выбора, как такового, у меня, по сути, и нет. Снова.

— Вот и ладненько! — Мило улыбнувшись, хлопнула в ладоши магесса.

— Кстати, а с кем еще ты приехала из Школы Магии? — Как бы промежду прочим спросил я.

— Главные, два члена ордена Бесцветных. Близкие друзья Ректора. Рыцарь и Тень. Еще некая Амия. Она, вроде бы, с тобой знакома, по крайней мере, именно с ней мы вас нашли в Землях Прорыва. Ее хотели использовать, чтобы избежать агрессии с твоей стороны.

— Амия?! — Мои брови поползли на лоб. — Но она ведь меня не помнит! Она вообще ничего не должна обо мне знать.

— Вот как. — Вайла бросила на меня недовольный взгляд. — А не ты ли, случаем, автор того непотребства, которое ее едва с ума не свело?

— Это… сложно. — Скривился я. — В каком-то смысле, возможно, и я. Но, это было неосознанно.

— Потом расскажешь. — Кивнула девушка. — А сейчас собирайся. До рассвета у нас осталось не так уж и много времени.

Я достал из шкафа суму, сунул артефакт в ее кармашек, и принялся упаковывать свои немногочисленные вещи. Вроде бы все. Куртку на плечи, полумаску на лицо, да приладить перевязь с клинками. Кстати!

— Вайла.

— Что?

— А тебе в моем внешнем виде ничего странным не показалось? В частности, мой глаз.

— А что с ним? Шрам неприятный, но это дело поправимое. — Девушка явно не видела в моем глазу ничего необычного. Неужели он восстановился?

— Он, вроде бы, должен быть черного цвета.

— Да? Не заметила ничего такого. — Удивление искреннее. Похоже, глаз у меня действительно пришел в норму. Но полумаску пока что оставлю. Она не мешает, да и привык я к ней уже. — Ты готов?

— Готов. — Кивнул я. — И потуши наконец свет, пока снаружи не обратили внимание. — Магическое освещение комнаты тут же погасло, и я вновь перестроился на свое ночное зрение. — Как ты планировала уходить? И вот еще что, я после последней драки ослаб, так что прими к сведению, марш бросок я не выдержу.

— Есть способ. Только он переполошит местную охранную сеть и тихо уйти не выйдет, а значит, надо выбраться за стены Цитадели. Следуй за мной.

* * *

Ирг Вааласский спешно вышел из своего кабинета и едва не нос к носу столкнулся с нахмурившимся Илианом, за спиной которого маячили четыре бойца внутренней стражи.

— Проникновение. — В один голос произнесли мужчины.

— У меня в кабинете сработало оповещение об успешной попытке скрытого проникновения в Цитадель. У тебя, я так понимаю, сигнал пришел раньше? — Напряженным тоном обратился наместник к магу. Ситуация ему совершенно не нравилась. Оказавшись на острие атаки Рунегрима, развязавшего, как выяснилось, давно готовящееся вторжение, он начал воспринимать любую малейшую угрозу как нечто имеющее огромную опасность. Мнительность. Но мнительность не беспочвенная. В данный момент, война перетекла в фазу яростного противостояния на некоторых участках границы между государствами, и мелких стычек на территории самого Ишрантара. И хотя Даэр, пока что, вышел из-под удара противника, действий его многочисленных диверсионных отрядов Ирг сейчас опасался больше всего.

— Пересечение стены с применением магии. — Кивнул Илиан. — Я тревогу поднимать не стал. Сразу к тебе. Думал это твои дочери, опять что-то учудили. Но вижу что ошибся.

— Я недавно с ними виделся. — Перешел на быстрый шаг, почти бег, наместник, жестом приказав следовать за собой. — В последнее время они характер не показывают. Сидят в моей личной библиотеке.

— Полагаю, ищут способ исцеления Дана?

— Лиина ищет. А Инга больше боевым аспектом магии заинтересовалась. Говорит, что неприятно чувствовать себя беспомощной… — Ирг резко остановился и поднял руку. — Сигнал пришел откуда-то отсюда. Проклятье, как же неудобно, что артефакт стационарный…

— Он не стационарный. — Полушепотом ответил осматривающийся Илиан. — Он просто весит как одоспешенный боевой конь.

— Окно.

Стража рассредоточилась вдоль стен и активировала защитные амулеты, а маг метнулся к узкому коридорному окошку. Зрачки Илиана блеснули искорками заклинаний, и он кивнул.

— Действительно. Обрыв сторожевых линий. Но кто мог сюда пролезть? Я вообще всегда считал, что у того, кто настраивал в твоей цитадели артефактную систему оповещения проникновения, паранойя. Сюда же только ребенок сможет протиснуться.

— Или…

— Пришли за Даном? Думаешь это та магесса?

— Не знаю, но она вполне могла бы, хотя и вела себя все это время тихо. Поспешим, пока наши гости из Школы не подключились. Мне не хочется, чтобы в случае магического столкновения на месте южного крыла остались руины.

* * *

Передвигаться тихо у меня выходило из рук вон плохо. Постоянно накатывала и отступала слабость и, признаюсь, мне стоило огромных усилий, чтобы поспевать за магессой и при этом не пыхтеть как паровоз.

Арочные переходы сменялись крутыми поворотами, счет которым я уже давно потерял. Я, конечно, побродил по Цитадели, но в этих ее закоулках, ни разу не бывал. Пару раз мелькнула тревожная мысль, что меня заманивают в ловушку, но не к месту проснувшуюся осторожность я придушил в зародыше — уж слишком все сложно для того, чтобы уволочь меня в застенки Школы Магии. Скорее всего, Вайла все-таки действительно решает какие-то свои личные задачи. К тому же, я ей в какой-то мере доверяю. Пока что.

— В сторону!

Не успел мой мозг осознать команду, как магесса отбросила меня к стене, и пространство вокруг нее полыхнуло пленкой магического щита. Я развернулся и, с удивлением отметил, что мое чувство живого на этот раз сплоховало. Нас догнали.

— Это та самая Тень? — Спросил я, потирая ушибленное плечо и прячась за Вайлу.

— Нет. — Рыкнула она и метнула в нападавшую на нас, плотно завернувшуюся в темный плащ, изящную фигуру, какое-то незнакомое плетение. Впрочем, оно было легко отбито рукой непонятного врага.

— Отдай мне парня и уходи! Мне нужен только он. — Подала голос напавшая на нас магесса. Приятный, кстати, голос, с легкой хрипотцой. Вот только от пронизывающей ее слова угрозы у меня на теле все волосы стали дыбом.

— А ты популярен! — Тихо сказала мне Вайла, не отрываясь от процесса создания какого-то безумно сложного плетения. — Знакомы?

— Лица не вижу, но знакомых, которым я на хвост наступил, парочка имеется. Может рунегримцы подослали?

Я даром время тоже не терял. Секторный щит уже окутал мое тело, а на правой ладони тлел в Эфире узор классического Огненного Шара, впрочем, пока что не активированного. По ощущениям, на долгую схватку меня не хватит, да и мощностью я, пока что, похвастаться не могу, так что вся надежда на мою спутницу, а я так, на подхвате.

Еще два заклинания, одно за другим, расплылись по защите Вайлы радужными кляксами, и я отметил, что ее щит заметно побледнел. Но, в тот же миг, с ее рук сорвалось то самое плетение, и камни коридора зазвенели от рикошетящих от них бесчисленных полупрозрачных серпов.

Напавшая на нас девица взвизгнула. Ее плащ почти наполовину превратился в падающие на пол лоскутки, но урона заклинание ей не нанесло. Нечто, практически мгновенно созданное ею на уровне неструктурированной Силы, уберегло от травм.

— Да кто ты такая?!

— Хотелось бы спросить то же самое. — Фыркнула в ответ Вайла, медленно отступая назад.

Воздух вновь завибрировал от начавшей наполнять его Силы. Незнакомка сорвала с головы остатки капюшона и я, наконец, увидел ее лицо. Сердце сковало льдом. Дыхание замерло в груди. Я узнал ее… вспомнил.


… по лужам, отражающим просветы позднего вечернего неба, резво барабанил осенний дождь. Его крупные, шуршащие пожелтевшей кроной кленов парка, капли, плясали по изломанному асфальту дорожки парка Дружбы Народов. Звонко разбиваясь, они собирались в лужи, по которым, в свою очередь, нервно плясали резные разноцветные листья.

Левый ботинок протекал, что доставляло мне небольшие неприятные ощущения, но это мелочи. До дома осталось пройти совсем ничего.

Нудные, изматывающие подготовительные курсы остались позади. Голова опухла от насильно впихнутых в нее знаний, зато впереди меня ожидает сытный горячий ужин и крепкий здоровый сон. О том, что проснувшись завтра, я, словно белка, попавшая в колесо, вновь буду следовать тому же графику, что и последние три недели, я старался не думать. Главное — позитив, а то так и до депрессии недалеко.

«Хлюп» — Недовольно отметила мою невнимательность прохудившаяся обувь.

— Просто замечательно! — Вяло пробормотал я и неуклюже выпрыгнул из глубокой лужи.

Мокрые волосы хлестанули по лбу, напоминая, что неплохо бы и постричься. Но лень. На отдых, помимо сна, в сутках остаются считанные минуты, и тратить их на что-то иное кроме как «сесть и тупить», просто кощунственно.

— Простите!

Я был так погружен в свое мрачное настроение, что не сразу понял, что обращаются ко мне.

— Эм, извините! Молодой человек?

— Да. Вы мне? — Я обернулся и замер.

Незнакомая девушка моего возраста, ну или, может быть, совсем не намного старше. Ее странная свободная одежда, не смотря на отсутствие зонта, была на удивление суха, для такой погоды.

— Вы не могли бы мне помочь?

Она шагнула мне на встречу и протянула руку. Жест был плавным и естественным, и все же, когда я взял ее за ладонь, в голове мелькнула мысль — зачем она мне руку-то подает?

Пальцы охолодил влажный металл. Ее рука опустилась, а я, не очень соображая, что вообще происходит, смотрел на небольшой пятачок выпуклого диска, имеющего множество отверстий и расчерченный глубокими чернеными канавками.

— Простите, девушка, я не совсем понимаю… — Стал говорить я, словно очнувшись от наваждения и начав осознавать какую-то неправильность происходящего. И в этот момент, предмет в моей руке издал тонкий объемный перезвон и полыхнул, внезапно ставшими алыми, черточками.

От неожиданности, ругнувшись, я сбросил непонятную железку прямо в лужу и, запоздало испугавшись, отпрыгнул назад.

— Не ошиблась. — Довольно констатировала незнакомка и направила на меня, неизвестно откуда возникший широкий лепесток угольно-черного ножа.

— Эй… — Наверное, должен был быть страх смерти, или бешенный адреналиновый выброс от близкой опасности, но у меня просто перехватило горло. Спазм сжал голосовые связки, превратив попытку что-либо сказать в жалкий писк, а затем… я увидел ее глаза. И весь мир сжался только на них одних, ровно до того момента как горячее лезвие рассекло кости грудины и погрузилось в мое сердце…

Меня обожгло. Рвануло резким, требовательным движением. Закрутило в пляске горячих искр, заставляя забыть про острую, лишающую сознания боль, прошедшую словно бы мимо.

А потом Его, пробудившегося из глубин моего сознания, не стало. Он ушел, брошенный в сверкающую петлю, рвущую меня на части. Я ощутил невыносимую муку страшной невообразимой потери и закричал. Но мой крик тут же угас, рассыпаясь вместе со мной алыми искрами на кончиках серого пепла, вбиваемого в лужи каплями дождя.

«Наверное, так выглядит смерть». — Успела мелькнуть последняя мысль. Но минули мгновения, а я все еще осознавал происходящее. Боль утраченного тянула меня по туго натянутой струне так и не разорвавшейся связи, туда, в сияющую пустоту…

И я ушел, каким-то образом слыша, провожающие меня шум падающей с небес воды и растерянный, злой вопль. — «Нет!»


Я упал на колени, сжимая голову руками и, чувствуя, как по губам потекли горячие капли крови. Сквозь мои, до хруста стиснутые зубы, принося небольшое облегчение, вырвался полу-рык полу-стон. В этот момент, до слуха донеслись требовательные голоса. Впрочем, смысл слов, хоть и был знаком, оставался непонятен. Да и неважно это было. Сейчас меня рвала на части тоска от давней, но воскрешенной в памяти, потери.

В какой-то момент, я понял, что вернувшийся фрагмент прошлого ускользает, как растворяющийся поутру сон. Остаются лишь его осколки, да чувство того, что я попал сюда, в этот мир, почти осознано. Попытка удержать распадающиеся воспоминания расколола сознание острой головной болью.

Бесполезно.

Остались только ощущение болезненной утраты и какое-то смутное намерение к действию.

Перечеркнутый рубцом шрама глаз ожгла струящаяся Сила и ко мне вернулась прежняя четкость окружающего мира, а вместе с этим, медленно пришло осознание того кто я, и где нахожусь.

С трудом поднявшись на ноги, я скользнул безразличным взглядом по той, кто разделила мою жизнь на «до» и «после». Испытывал ли я к ней ненависть? Скорее, нет, чем да. Где-то в глубине зрела уверенность, что у нее есть причины для всех ее поступков. А еще, почему-то, то, что она такая же жертва как и я. Вот только откуда я это знал? Попытка вспомнить упиралась все в то же безграничное чувство потери чего-то важного. Чего-то жизненно необходимого.

— Стоять!

Знакомый голос. Я снова собрал в кучу ускользающее сознание, и перевел взгляд за плечо напавшей на нас девушки. Там, за ее спиной, освещая тьму коридора ярким огоньком Светляка, в нашу сторону приближались люди.

— Развейте заклинания и сдавайтесь… Дан?!

— Да, ваша светлость. Это я.

Я криво улыбнулся и развел руками, при этом незаметно выдохнув, — помощь прибыла как нельзя кстати.

— Бездна! Займи их разговором. Отвлеки. — Шепнула Вайла, делая несколько шагов назад. Вокруг нее начали сплетаться линии Силы, и я понял, что она готовит какое-то мощное заклинание.

— Сума сошла, атаковать наместника? — Зашипел я в ответ.

— Я пытаюсь вытащить нас отсюда. Это будет… портал. Не отвлекай!

Замечательно! Стоило столько топать ногами, чтобы в итоге нашуметь и попасться!

— Что здесь происходит? — А это уже Илиан. Полыхает заклинаниями как новогодняя елка гирляндами.

— Мне бы тоже хотелось знать все подробности. — Скривился я. — Если вкратце, то на нас напали.

Оказавшаяся меж двух огней Меор, прижалась спиной к стене и ощетинилась сложным многослойной защитой.

— Госпожа магесса, как это понимать? — Грозно произнес выступивший вперед Ирг.

— Он должен пойти со мной. — Едва не прорычала в ответ девушка. При этом я ощутил, как рядом с ней образуется что-то угрожающее. Это было не плетение, а некий бесформенный сгусток, но концентрирующаяся в нем Сила явно говорила о том, что попавшим под удар не помогут никакие щиты.

Нет, так дело не пойдет. Не хватало еще, чтобы из-за наших разборок страдали посторонние.

— Ваша светлость! — Подняв руку, я обратил на себя внимание наместника. — Не стоит принимать поспешных решений. Эта девушка хоть и опасна, но вам она не враг. Она пришла за мной.

— Вы знакомы? — Нахмурился Ирг.

— Трудно сказать. И да, и нет, наверное.

Магическое образование обрело некую форму и теперь ждало от Меор лишь команды на срабатывание. Видимо нечто вроде заклинания последнего шанса. Ведь даже ее магическая защита от такого не спасет, а значит она его пустит в дело только если ситуация для нее станет предельно угрожающей.

— Что ты тут делаешь? — Подал голос Илиан. — Совсем недавно ты…

— Да-да. — Я снова развел руками в стороны. — Приболел слегка. Кстати, спасибо за то, что позаботились обо мне. Но я и так подзадержался в Даэре, так что, сожалею, но мне пора уходить.

— В Ашем-Ран-Илл? — Хмыкнул Ирг, бросивший многозначительный взгляд мне за спину, где в напряжении застыла Вайла.

— Нет. Полагаю, мой путь лежит намного дальше. Куда именно не спрашивайте. Пока что, и сам не знаю. — Улыбнулся я. — А с госпожой Вайлой мы, как бы так сказать, нашли общий язык.

— Постой, нам многое нужно у тебя узнать…

— Простите, ваша светлость. — Совсем невежливо перебил я поморщившегося наместника. Ну да, не привык он, когда кто-то ему дерзит. — Время не терпит.

— И все же, скажи хотя бы, как тебе удалось расправиться с Поводырями? — Со сталью в голосе отчеканил он.

— А мне и не удалось. — Пожал я плечами. — Я, можно сказать, добил беспомощного врага.

— Что это значит? — Ирг нахмурился, пытаясь понять, о чем я говорю.

— Все просто, там был еще кто-то. Какой-то маг. Появился внезапно, что-то бросил на землю, должно быть какой-то артефакт, и так же внезапно исчез. После этого Поводыри загнулись, вместе со всеми тварями. Осталось только добить. Это все, что я знаю. Полагаю, есть кто-то, кому эта война не выгодна. А может быть еще какая-то иная причина.

— Вот как…

— Тебе не скрыться, Наар! — Прошипела немного сориентировавшаяся в ситуации Меор.

— Как и тебе, Меор. — Легко парировал я. — Ты ведь тут давно? А пыталась ли ты хоть раз покинуть Альмарион? Попробуй! Будешь неприятно удивлена. — Если мне, конечно Илан не солгал, но это вряд ли. — Ты такая же пленница этого мира, как и я.

— Что за бред?! — Скривила свое красивое лицо девушка.

— Попробуй на досуге. — Благожелательным тоном посоветовал я. — И когда у тебя наконец-то откроются глаза, может быть, решишь помочь с проблемой. Ну, или, по крайней мере, не мешай!

— Я готова. — Раздался сзади голос Вайлы.

— Передавайте привет господам Рыцарю и Тени. Скажите, что Ректору придется обойтись без моего общества. — Слегка улыбнувшись, я сделал пару шагов назад. — И скажите Инге и… Лиине, что мне искренне жаль, что не смог увидеться с ними напоследок. — Еще пара шагов и мое плечо крепко сжимает ладошка Вайлы.

Краем глаза замечаю, что фигура Меор меняет свое положение, но не придаю этому значения. Она далеко от нас и сделать что-то успеет вряд ли.

— И вот еще что, ваша светлость, настоятельно прошу отпустить эту девушку с миром. — Мой глаз со всей доступной серьезностью буравит лицо Ирга. — Поверьте, вам не захочется заново возводить половину города. Да и мертвых не воскресишь…

— Уходим. — Ровным голосом произнесла Вайла, и я ощутил срабатывание созданного ей заклинания.

Вокруг нас заструилась лента, наполненная полупрозрачными символами. Теми же, что я видел на артефакте. Она замкнулась и, в тот же миг на полу под ногами, беря нас в кольцо, появилась еще одна строка.

Реальность дрогнула и начала крошиться на фрагменты. И последнее, что я успел запомнить, это резкий, нечеловечески быстрый, рывок Меор. А затем тяжелый удар в грудь.

Висящий под потолком Светляк превратился в далекую звездочку, каменные стены коридора Цитадели рассыпались зеркальными осколками. И, в ту же секунду, в мою спину толкнула упругая поверхность.

Мы переместились…

* * *

— Вы, я надеюсь, понимаете, что договоренности нарушены, и ответственность ляжет на наши плечи? — Звеня металлом в голосе, произнес Рыцарь.

— А я-то тут причем? — Раздраженно передернул плечами Ирг.

— Он сбежал!

— Он ушел вместе с вашей спутницей! Причем они использовали портал! Все еще есть желание меня в чем-то обвинять?

— Я… — Бесцветный вовремя прикусил язык, чтобы не сболтнуть лишнего. То, что это был незнакомый способ перемещения, наместнику знать было совершенно не обязательно. — Я приношу вам свои извинения за столь неосмотрительные и неоправданно резкие слова. — Наконец, склонил голову маг, обозначая поклон покаяния. — Ситуация вышла из-под контроля и я сорвался. Это не повторится.

— Извинения приняты. — Кивнул Ирг. — Не знаю, что там с договоренностями, но вы и все ваши люди все еще наши гости. Если что-то понадобится, сообщите. Вам предоставят все необходимое. — А теперь простите, но мне нужно идти.

Наместник встал из кресла и, не спеша, покинул комнату.

— Проклятье! — Выругался Рыцарь и сжал латные перчатки в кулаки до железного скрипа.

Как они могли допустить в свое окружение предательницу?! А ведь Вайла, проведя в стенах Школы Магии долгих семь лет, была на хорошем счету у Ректора. Она прошла все гласные и негласные проверки и была признана благонадежной. И, самое главное, секрет порталов, вернее его часть, известная ей, как магу из команды настройки, ушел вместе с ней. Ректор будет в ярости.

И это все не единственные проблемы, свалившиеся на их головы. Тут в полный рост стоял факт, вызвавший у всех Бесцветных оторопь и растерянность, — беглецы покинули цитадель совсем не тем способом, который практикуется в Ашем-Ран-Илл. Если это и был портал, то совершенно иной природы, нежели построенный на ритуально-алхимической основе, что был разработан в Школе Магии. Это заставляло задуматься. Тревожно задуматься.

Вайла действительно шпионка? Если да, то, за какими секретами она охотилась? Тайна построения порталов однозначно отпадает. Какой смысл интересоваться громоздким магическим ритуалом, имеющим множество ограничений и неприятных остаточных эффектов, если обладаешь возможностью пользоваться его заклинательным аналогом? Верно, никакого. Предположим, Вайла человек того самого пресловутого «Игрока», о котором говорил Ректор. Допустимо, но, опять же, не точно. И самый главный вопрос, — зачем ей понадобился этот проклятый Крис-Дан? Уж не он ли ключевая фигура во множестве происходящих событий? Слишком много всего происходит вокруг мальчишки. Может он и есть мифический «Игрок». Явно неспроста к парню у многих такой интерес. Ректор знает больше, чем говорит. Определенно. Хоть все дела Ашем-Ран-Илл и отданы в его руки, как представителя Бесцветных, но это не значит, что стоит хранить секреты от своих же. Пора задать Лурин н`Кору пару вопросов.

Рыцарь напряженно выдохнул, приводя нервы в порядок. Давно он не испытывал столь ярких эмоций. Это было… непривычно. Отлипнув от стены, он тяжело прошагал прочь из комнаты и направился в тот самый коридор, из которого был совершен побег.

По пути, его мысли заняла еще одна загадка, — неизвестная магесса. Как она связана с мальчишкой? Почему напала на него? Еще одна сторона этой большой игры? Или это что-то личное?

Если верить показаниям свидетелей, она ушла вместе с беглецами. В самый последний момент. Чем, как ни странно, не вызвала никакой дестабилизации контуров портала, что в очередной раз говорит о его совершенстве. Ушла следом… и будем надеяться, что там, куда они отправились, она его не прикончит. Хотя, Боги в свидетели, Рыцарь был бы этому рад. Неуловимый Крис-Дан начал его изрядно раздражать.

* * *

Ирг Вааласский погрузился в мрачные мысли.

Посланник Ректора кое в чем был прав. Договоренность, державшаяся на поимке, и передаче в Школу Магии, Дана, со дня на день будет разорвана. Король будет гневаться. И не важно, есть ли в том вина наместника. Впрочем, последствий не будет. Серьезных, по крайней мере. На то много причин, и одна из них — война. По имеющейся информации, Рунегрим и Ректору на хвост наступил не слабо, если учесть рассказ Дана о перемещающемся маге. Если подобный эффект не следствие маскирующего плетения, то это может означать только одно — монополия на порталы утекла на сторону.

Кстати, если так подумать, могла ли та магесса, как ее там… Вайла, кажется, быть заслана из Рунегрима? Это бы многое объяснило. И утечку информации, и таинственную помощь Дану, в его сражении с тварями, телепортировавшимся магом… Хотя, тут неувязочка. Зачем уничтожать своих? Или же Дана играют втемную, и в этой войне схлестнулись противоположные интересы? Надо будет отписаться его величеству по поводу этих мыслей.

— Отец.

— Лиина? — Ирг прервал свои размышления и обратил внимание на вошедшую дочь. — Я догадываюсь, зачем ты здесь. Мне ничего неизвестно, кроме того, что я сообщил тебе ранее.

Девушка, сохраняя серьезное выражение лица, коротко кивнула и, развернувшись, направилась к двери. Взявшись за ручку, она обернулась.

— Как ты думаешь, он вернется… когда-нибудь?

— Кто знает. — Вздохнул наместник. — Может быть. Но, надеюсь, это будет не скоро. Для его же блага.

— Полагаю, ты прав. — Холодно произнесла наследница и, прошуршав платьем, выскользнула в коридор. Ей тоже стоило о многом поразмыслить. И совсем немного поплакать из-за Дана. В последний раз.

* * *

— Шиза, нам нужен результат! Ты можешь хотя бы приблизительно определить вектор этого портала? Не молчи!

— Рыцарь, в последнее время ты излишне эмоционален. — Бесцветная оторвала пристальный взгляд от того места, на котором шпионкой было задействовано заклинание, и медленно обратила свое бледное лицо к соратнику.

— Объяснять, что это портал, по принципам построения, весьма и весьма далекий от наших разработок, я думаю, тебе не нужно?

— Это я уже понял. Наши разработки требуют более… тщательной подготовки. Тем важнее их найти! И Вайла, пожалуй, не менее приоритетная цель, чем этот парень!

— Сожалею. Помочь ничем не могу. — Магесса медленно, словно двигаясь в воде, поднялась с колен и, плавно отряхнула верхнюю юбку. — Это было заклинание. Оно было построено в рамках обычной схемы магической печати, но порядок линейный, незнакомый, и структура анализу не поддается. Чужая магия. Это все, что я могу сказать.

— Это я и сам определил с легкостью! — Рыцарь зло скрипнул сжавшимися стальными перчатками. — Но, ты же уникальный портальщик! Неужели ты не можешь увидеть путь?!

Пути нет. — Безразлично пожала плечами женщина.

— Но этого…

Пути нет. — Упрямо повторила она. — Что бы это ни было, это не совсем портал.

— Если это не портал, то, что же это тогда было?

Магесса, по-птичьи склонив свою голову к плечу, на мгновение задумалась.

— Не могу сказать точно. — Она неожиданно легко и естественно улыбнулась. — Но, кажется, я чувствую… холод. Впрочем, я могу ошибаться.


ГЛАВА 10

Внезапная темнота резко сменилась, больно хлестнувшей по глазам, яркой вспышкой. От удара, предшествовавшего срабатыванию портала, я опрокинулся на спину, но приземление вышло на удивление мягким, словно на плотный матрас рухнул. И, сразу за этим, сверху навалилось что-то тяжелое.

«Упорная!» — мелькнула мысль, пока я сталкивал Меор в сторону и поднимался сам. Что теперь делать идей не было, но стоило поднять голову, как я как-то сразу позабыл о текущих проблемах. Наше перемещение, оказалось немного не тем, чего я ожидал.

Став невольным заложником Альмариона я повидал многое, но пространство, в которое затянуло нас заклинание Вайлы, было чем-то особенным. Оно пугало и восхищало одновременно. Его глубокое, наполненное мрачной темнотой, небо, несло на своих плечах не просто звезды, а сразу целые галактики! Этот вид гипнотизировал и заставлял ощутить себя даже не песчинкой, — жалкой пылинкой, на фоне давящего сверху величия. А под нашими ногами, теряясь в сиреневой дымке местного горизонта, стелилась, мерцающая тусклым светом лента дороги. Отлетающие от нее и растворяющиеся над нашими головами уже знакомые мне призрачные символы, ясно говорили об ее полу материальной природе. И это, признаться, нервировало, ибо под ней, внизу, зияло Ничто. Возможно, та самая мифическая Бездна выглядит не так пугающе, как зрелище, превосходящее саму суть слова «бесконечность». Один короткий взгляд вниз тут же породил в моих мыслях образ падения длящегося всю жизнь. В сводящей с ума тишине. В поглощающем зрение отсутствии цвета. В болезненном одиночестве, сдобренном порцией осознания близкого, но все еще неясного окончания жизненного пути…

Меор, какое-то время, тоже была ошарашена, и даже больше чем я. Так что у меня хватило времени, чтобы прийти в себя, отойти к спокойно стоящей в стороне Вайле, и попытаться сплести магический щит. Но именно, что попытаться. Магия не отозвалась.

Напряглись каналы, активировался мой Источник, но привычная форма структурированной Силы попросту не появилась.

Едва взявшая себя в руки Меор, видимо, тоже попыталась что-то сотворить, о чем мне поведали ее яркие эмоции. Смесь из непонимания, удивления и растерянности четко отразились на ее лице.

Я выдохнул.

— Вайла, магия тут не действует? — Повернулся я к магессе.

— В каком-то смысле, да. — Кивнула девушка, даже не глянув на меня. — Сила есть, но, в классическом виде плетения заклинаний, оформиться она не может. Это изнанка Эфира. Здесь иные законы.

— А что ты тогда сейчас делаешь? — Обратил я внимание на яркие всплески энергии в ее ауре.

— Это другое. Не мешай.

Меор, тем временем, выхватила свой нож. Однако, тот не оправдал ее надежд и рассыпался прямо в руках серой блестящей пылью.

— Шшарак! — Судя по экспрессии, выругалась она на, пока что, не понятном мне языке. — Тебе все равно не уйти!

Я тяжело вздохнул. Меня эта ситуация уже изрядно утомила.

— Слушай, возможно мы с тобой не с того начали. — Через силу улыбнулся я девушке, чем вызвал хорошо слышимый в абсолютной тишине зубовный скрежет. — Давай начнем с малого. Например… познакомимся, как положено. Меня зовут Дан. А как тебя?

— Кайра. — После непродолжительного молчания услышал я ответ, намекающий на продолжение разговора. Честно говоря, не думал, что такой ход сработает.

— Очень приятно. — Я прокашлялся, немного потянув время. Я думал, что Меор упрется рогом и продолжит свои попытки добраться до меня, не смотря ни на что, поэтому всерьез не продумывал дальнейшую стратегию нашего общения. — Ладно. Эм-м… Так вот, Кайра, о чем я веду разговор… если верить той информации что мне сообщили — мир, в котором мы с тобой оказались, стоит на грани гибели. Я не силен во всей этой метафизике и взаимодействии Сил, но мне доходчиво объяснили, что придя в Альмарион, я, как и ты, оказался в ловушке. Покинуть его невозможно.

Я обратил внимание, что Вайла ненадолго прервала свои непонятные манипуляции с Силой и прислушалась к моему монологу. Кайра же смотрела на меня с изрядной долей скепсиса.

— О какой же ловушке идет речь? — С ехидцей поинтересовалась она.

— К этому я уже подошел. Что-то тут, в Альмарионе, творится с энергиями. Это следствие слияния нескольких полноценных миров в один, который образован вокруг ядра в виде еще одного мира. — И добавил мысленно, — «накрутил тут один умелец».

— Хочешь сказать, этот мир закрытый? — Мгновенно стала серьезной Меор. Что ж, похоже, я нашел правильные слова для этого разговора.

— Я понятия не имею, что значит «закрытый». Мне сообщили, что перекос в энергиях и ушедшие от своих дел Боги, это следствие катастрофы прошлой и обещание катастрофы грядущей. Сбежать не получится. Но есть мизерный шанс, что получится это исправить.

— И, конечно же, этим занимаешься ты! — Фыркнула девушка.

— Я работаю над этим. — Откровенно смутился я, отметив, что, по сути, пока что просто топчусь на месте. И неуверенно, словно оправдываясь, добавил. — Только частенько мне мешают. То я кому-то нужен в одном месте, то в другом. Ты, вот, еще… — Я поймал гневный взгляд и замолк.

— Я тебе не верю! — С отчетливыми паузами между словами произнесла охотница.

— Что ж, тогда давай поступим так, — когда мы покинем это место, и магия станет нам доступна, ты строишь межмировой портал, или как он там у вас, кхм, у нас, называется и пробуешь забрать меня с собой…

Я выпалил это на одном дыхании, понимая, что добровольно подписываюсь на серьезные неприятности. Но все сложилось так, что бегать от Меор и дальше у меня выйдет вряд ли, а избавиться от нее у меня не получится. Банально не хватит умения. Да и пытаться убить девушку, к тому же в каком-то смысле родственницу, только за то, что она выполняет некий долг, совсем не по мне. Я лишал жизни, но там иного выхода не было. К тому же Меор сильна и гораздо более опытна. Вряд ли я легко преуспею, даже если решусь на нее напасть. Только убедить, что иного выхода, кроме сотрудничества, или, на худой конец, невмешательства, у нее нет.

— Ты серьезно!? — Кайра аж споткнулась на ровном, месте услышав мое предложение. А я на мгновение испытал тревожное чувство, ведь если Вереск навешал мне лапши на уши, то, получись у нее переход в Межмирье, встряну я всерьез и надолго. Скорее всего, даже навечно.

— Абсолютно. — Вздохнул я. — Только давай договоримся так, — если не получается, ты помогаешь мне предотвратить местный конец света… или не вмешиваешься в мои действия.

— А потом ты, не сопротивляясь, идешь со мной!

— А потом, мы решим по ситуации! — Покачал головой я. — И учти, мне нужны гарантии, что ты сдержишь слово, а не ударишь в спину, когда я этого не буду ожидать.

— У меня есть время подумать? — Нахмурилась Кайра.

— Думай пока… пока мы находимся здесь. Где бы это ни было. Кстати, Вайла, мы ведь идем, или так и будем тут топтаться?

— Скоро двинемся. Если не будешь мешать. — Недовольно буркнула девушка, словно ее кто-то заставлял отвлекаться и подслушивать. — Тут вообще нельзя надолго задерживаться, но мне нужно время, чтобы рассчитать точку выхода.

— Хотелось бы знать, куда?

— Конечная точка маршрута, мой дом. Но отправиться сразу туда этим способом не выйдет, я слишком неопытна, чтобы провести нас через шторм. — Это слово она произнесла так, что сразу стало понятно, речь идет далеко не о погодном явлении. — Так что придется воспользоваться стационарным порталом.

— Значит, мы возвращаемся назад в Ишрантар?

— Не понимаю, о чем ты.

— Я знаю только один портал. — Пожал я плечами. — Он в Ишрантарской Академии Магии.

— Помимо него есть и другие, например, в Ашем-Ран-Илл. — Девушка хмыкнула. — Но, ни тот, ни другой нам не подходит. Мы двинемся в степь и, если повезет, без проблем доберемся до места назначения. Там тоже есть портальная установка.

— А что это такое, вообще? — Приблизившись, спросила немного успокоившаяся Кайра.

— Что именно? — Нахмурилась магесса.

— Это! — Меор обвела руками вокруг. — Место… пространство. И эта магическая дорога…

— Рунный путь. А расположен он на Изнанке. — Произнесла Вайла и, словно этого объяснения было достаточно, отвернулась. В ее ауре все ярче разгорались огоньки Силы, которые, судя по всему, каким-то образом заменяли в этом пространстве создание заклинаний. — Я готова. Идите за мной. Старайтесь ступать след в след. И не отвлекайте.

— Как скажешь. — Фыркнула Кайра и двинулась вслед за уже не обращающей на нас внимания магичкой, которая целеустремленно двигалась туда, куда вел путь.

Я тоже направился вперед, приноравливаясь к упругой поверхности мистического пути. А затем была пустота космоса над головой и шаги над бездной…

* * *

Степной ветер, как никогда прежде, был насыщен запахами трав. Его, то усиливающиеся, то затихающие порывы распушили кончик косы Рора, украсив, принесенным неведомо откуда, стебельком тушицы.

— Духи сегодня в хорошем настроении. — Надсадно прохрипел позади Кус. В далеком прошлом, стрела, оставившая, неряшливо пятнающий сероватую кожу орка шрам, прямо по центру горла, сделала так, что его голос стал подобен скрипу точильного камня по топору. Мог и помереть, но слабые способности к шаманизму выручили. Как? Мало кому ведомо, но, говорят, его исцелили Старшие Духи Предков. Может, и брешут, но слава Ведающего приклеилась к нему накрепко. Голос подавал он редко, и в основном только по делу. И раз уж сказал, что тревожиться ни о чем не стоит, значит, так оно и есть. Патруль будет спокойным.

Рунегримцы в последнее время практически оставили свои вылазки в приграничных районах Золотых Степей, которые считали своими, и не тревожили орков. В этом году усилия людей были брошены на борьбу с себе подобными. Найти бы способ вернуть всех тех, кто попал в рабство к служителям Сестер. Но верховный шаман молчит, а значит, время пролить вражескую кровь еще не настало.

Рор любовно огладил левой рукой тум, прячущий свои стальные извивы под плотной промасленной тканью, заменяющей ножны, и глубоко вдохнул полной грудью, представляя, как он прославится в грядущем походе.

— Опять мечтаешь? — Задорно хрюкнула едва сдерживаемым смешком командир группы.

— Ди, не подкрадывайся!

— И это мне говорит граничный смотрящий! Уже не сегодня так завтра ты можешь получить ранг видящего след, а все так же, как и прежде не в силах засечь мое приближение. Эх, ты… — Диша из рода Ра щелкнула ногтем по уху своего подчиненного и направилась к сваленным на земле седельным сумкам. Вирханы еще не окончили свою вечернюю охоту, и носились по округе, так, что пограничникам оставалось только ждать, когда их транспорт решит, что наелся вдоволь. Степь вокруг, до самого горизонта, а то и дальше, была безопасна. Да и случись что, позвать мохнатых боевых товарищей было делом скорым.

— Не понимаю я, чего нас отправили в патруль именно в эти места. — Пробурчал Рор, присаживаясь рядом со своей командиршей. — Тут рунегримцы раз в две весны объявляются. На моей памяти, один раз только группу погонщиков в полон взяли, да и то, те сами виноваты — пожадничали стадо бросать.

— Дед приказал. — Равнодушно пожала плечами Диша.

— Так ведь… — Молодой орк напрягся. Это для него стало новостью. — Видения? — С надеждой на обратное в голосе, тихо спросил он. Уж очень ему не хотелось сталкиваться с проявлением высшей воли. Магию недолюбливал, волю духов терпел, а вот всего, что связано с провидением побаивался. До дрожи пугало его то, что будущее его может быть кем-то предопределено.

— Может и видения. — С улыбкой напустила тумана девушка, знающая о слабости подчиненного. — Да только мне он редко когда что-то говорит. — Потом нахмурилась немного и, заговорщически наклонившись к заостренному уху Рора, прошептала. — В последний год, дед говорит, все грядущее в серой хмари. По мелочи еще работать можно, а как уходит в Предверие, чтобы узреть скоро ли беда какая нас ожидает, как в мутную лужу с головой окунается. Вроде бы и есть что-то, но сказать точно, что будет, никак не выходит.

Рор передернул плечами и потянулся к кисету с ароматным табаком. Быстро набив костяную походную трубку и ловко ее раскурил с помощью кремня и кресала, выуженных из поясного кармашка.

Диша поморщилась, но промолчала. С одной стороны, нарушение правил, а с другой, от кого прятаться? Да и нет тут, в бескрайней степи, никого кроме них самих.

Внезапно Кус встрепенулся, поднялся на ноги и молча, указал на юг.

— Чужаки? — Диша уже давно научилась понимать странного орка без слов.

Кус кивнул и развел руками. А затем, медленно, словно нехотя, выдавил из себя несколько слов.

— Духам они незримы. — Затем вдохнул полную грудь воздуха и добавил. — Но запах Силы не скрыть.

— Шпионы. — Довольно усмехнулся Рор. Но Кус положил куру ему на плечо и покачал головой.

— Духи спокойны.

* * *

Финал нашего странного путешествия по пресловутому рунному пути наступил внезапно.

— Готовьтесь! Сейчас выходим. — Неожиданно, наверное даже для себя, громко произнесла сосредоточенная Вайла и призрачная дорога беззвучно растворилась в карусели символов, образующих «окно» перехода обратно в Альмарион. Шаг.

Над качеством прохода туда обратно Вайле определенно нужно поработать. Именно это пришло мне на ум, когда я выплюнул траву и поднялся на ноги.

Как и планировалось, вокруг была степь. Я даже не предполагал, что она может быть такой яркой. Полной жизни и цветущая буйством красок. А запах разнотравья, после стерильности Изнанки, вообще едва с ног не свалил.

Я осторожно присел там, где стоял и дал телу пережить легкий сенсорный шок. После давящей тишины и пустоты Тропы, настоящий живой мир воспринимался какими-то фрагментами. Слишком много цвета. Слишком шумно. Все «слишком».

Спустя пару минут мне полегчало, и я осторожно осмотрелся по сторонам, тут же наткнувшись на внимательный взгляд Меор.

Я медленно поднялся на ноги. Защитные заклинания сплелись как-то сами собой. Решающего слова от девушки так и не прозвучало, поэтому я приготовился к худшему. Но время шло, а Кайра лишь задумчиво смотрела и, кажется, размышляла.

— Я согласна.

— Что, прости?! — Я вздрогнул от неожиданности.

— Я согласна на твои условия. — Вновь повторила девушка. — Но у меня тоже есть требование. Ритуал открытия врат мы проведем сейчас.

— В противном случае ты мне не поверишь. — Понимающе кивнул я и незаметно сглотнул ставшую вязкой слюну.

— Именно так.

— Это надолго? — Поинтересовалась, все больше молчавшая в последнее время Вайла. И уже тихо, только для меня добавила. — Ты уверен, что все будет в порядке? — В ответ я лишь едва заметно дернул плечами. Уверен я не был.

— Нет. Печать врат создать можно быстро. — Медленно проговорила Кайра. — Но, если ваш мир действительно окажется закрытым, могут быть небольшие побочные эффекты. Ничего серьезного! — Тут же добавила она. — Но видно будет издалека.

— Мы тут в относительной безопасности, так что действуй, раз вы так решили. — Вздохнула магесса.

— Ты не удивлена. — Заметил я. — Из наших разговоров только дурак не понял бы, что мы оба не из этого мира. Но никаких вопросов от тебя я так и не услышал. Это странно.

Вайла несколько мгновений, прищурясь, молча смотрела на клонящееся к горизонту светило. Затем повернулась ко мне. — Ты многого обо мне не знаешь. Но раскрывать себя я не имею право. Возможно, позже. Когда свое слово скажет Праматерь.

Лишь выработавшаяся в Альмарионе привычка просто принимать как есть, все происходящие вокруг странности, позволила мне удержать весь тот ворох вопросов, который у меня возник в эту секунду. Я сдержано кивнул… и продолжил плыть по течению. Кое-какие ответы я получу, уже хорошо. Но сейчас не до того. Грядет момент истины — я или окажусь в плену, пред своими сородичами, где меня будут судить за то, чего я не помню и даже не понимаю, или продолжу идти по своему пути, окончательная цель которого уже давно превратилась в размытое ожидание того, что ждет меня впереди. Надеюсь, однажды, настанет время, когда я сам буду выбирать свою судьбу. Но это впереди. А сейчас…

Я собрал свою волю в кулак и шагнул к сосредоточившейся Кайре.

— Я готов.

— Жди. — Едва размыкая губы, ответила та. И, вокруг нас, взвились токи Силы, которая принялась, размашистыми мазками, творить над нашими головами многослойный рисунок. Какая-то обрывочная тень канувшей в небытие моей памяти подсказала, что это не заклинание. Это было нечто большее. Изначальное. Доступное только тем, кто был вправе распоряжаться законами Мироздания по праву своего рождения.

И реальность, рухнула в очередной раз.

Я выдохнул изо рта, осыпавшийся кристалликами льда, пар, и медленно опустился на колени. Невероятная тяжесть склонила мою голову к земле, и лишь старый опыт использования магии текущей по моим энергетическим каналам, позволил мне не распластаться на траве бесформенной медузой.

В следующий миг все закончилось.

Вокруг была степь.

— Проклятье! — Бесцветным голосом произнесла пошатывающаяся Меор и медленно осела на землю напротив меня. — Ты не солгал.

— Правильней будет сказать: не солгали мне. — Возразил я, мотая головой.

В глазах все двоилось, а мышцы, не смотря на внутреннее усиление, были словно набиты ватой.

— Вы закончили? — Раздался позади голос Вайлы. Она явно старалась скрыть свои эмоции, но в сказанном отчетливо прозвучали нотки восхищения, смешанные с легкой тревогой.

— Наверное, да. — Промямлил я, заворожено наблюдая как в небе, над нашими головами, извивается лента того, что на Земле называлось северным сиянием. В свете Элеры оно было тусклым, но даже сейчас его переливы были видны довольно отчетливо. Видимо это и было тем самым побочным эффектом, о котором говорила девушка.

— Не совсем. — Возразила убитым голосом Кайра и повернулась ко мне. — Я, Кайрайя Саэ, именем своим клянусь тому, кто носит имя Дан, что буду помогать ему в его пути, избранном в мире Альмарион. И ни в помыслах своих, ни делом, ни бездействием не причиню ему вреда, до тех пор, пока закрыты Пути, ведущие во внешние миры. Да будет так… Доволен, Идущий?

— Угу. — Кивнул я. — Только есть еще одна проблема.

— Всемилостивый Творец! Сколько же у тебя проблем?!

— Эта, наверное, последняя и, пожалуй, самая главная, — после того как ты напала на меня на Земле, я потерял память. — В груди отчетливо кольнуло, заставив меня болезненно поморщиться. — И что-то еще. Что-то о чем я не помню. Но оно важно для меня.

Меор поднялась с колен, отряхнулась от налипшей на штаны травы и грязи и задумчиво уставилась прямо мне в глаза.

— Что? — Не понял я.

— Не знаю. Но это не правильно. — Нахмурилась девушка. — В нашу первую встречу, ты был не пробужден. Считал себя человеком. Мне стоило большого труда вычислить тебя среди миллиардов жителей того мира. Сейчас ты знаешь, что ты Меор, и даже используешь часть своей сила, дарованной нам нашим Создателем, но… я по-прежнему не ощущаю тебя. Словно истинный ты все еще дремлешь где-то глубоко внутри. Да и твое поведение, даже учитывая, что твоя память оказалась повреждена… Ты ведешь себя как смертный!

— Я и воспринимаю себя обычным человеком. — Вздохнул я. — И мыслю как человек. И даже боюсь умереть, как самый обычный человек!

— Ты тоже странная. — Моя временная союзница резко, будто потеряв ко мне интерес, переключилась на Вайлу. — Ты явно знаешь о Первых народах. Не отрицай! Я видела твое удивление, но не более того. И ты не человек!

— Ах. Меня раскрыли. Что же делать? — Демонстративно безэмоционально произнесла магесса. — Всему свое время! К тому же… — Она явно немного смутилась. — Я знаю о вас не так уж и много.

Внезапно, обе девушки напряглись, и я отчетливо различил тихий звон, пронесшийся в Эфире. Перейдя на магический взор я, с удивлением рассмотрел, что от них, во все стороны протянуты тонкие нити с небольшими управляющими узлами, — поисковые плетения. И когда только успели?!

— Кто-то приближается. — Почти в один голос произнесли они.

— Шестеро. — Уточнила Кайра.

— Трое всадников. — Поправила ее Вайла, искоса глянув с легким превосходством. Но Меор просто пожала плечами. — Это к лучшему. Приблизительное направление я определила, но с провожатыми будет легче и удобней.

— И тебя не тревожит, кто это может быть? — Стало интересно мне.

— Кроме орков, тут редко кого встретишь.

Я поднялся с земли, отряхнулся и вздохнул. Орки так орки. Жаль только, что книги Вэйса не содержали об этом народе подробной информации, лишь самые общие сведения. Но Вайла, судя по всему, знает, что делает. По крайней мере, выглядит уверенно.

В этот момент я осознал то, что долгое время не замечал, и просто не хотел замечать, — я перегорел. Где-то внутри, лопнула та струна, которая принимала на себя нагрузку всех потрясений от валящихся на мою голову бед и чудес. Встреча с очередным сказочным народом? Ну и пусть его. Увидимся, пообщаемся и пойдем дальше. Я же Идущий, как-никак. А тем временем, мои эмоции поблекли и, сам себе я начал напоминать человека, который не спал трое суток к ряду, и все окружающее его превратилось лишь в фон его желания, упасть в постель и вырубиться. Вот только в чем заключается мой «отдых» я даже близко сказать не могу. Простым сном тут явно не обойтись. Изменилось и мое общее отношение к собственной жизни. Мои поступки с каждым разом все менее походят на хорошо продуманные действия, и все чаще в голове колокольчиком звенит — «будь что будет»… И это плохо, наверное. Вот только, а не наплевать ли мне? Ведь у меня есть цель, и сейчас главное дойти до той финишной черты, а после… а после будет после.

* * *

— Ди, смотри!

Всадники, скачущие на вирханах, огромных, лишь немногим ниже лошади, степных волках, сбавили темп и растерянно уставились вверх. Над их головами, переливаясь множеством оттенков алого и изумрудного, извивалась лента невиданного ранее явления.

— Ты видела такое прежде?

— Нет. — Орка опомнилась и прикрыла распахнувшийся рот. — Я о таком и не слышала никогда. Кус?

Орк в ответ, лишь молча, покачал головой.

— Не думаешь, что это может быть делом рук наших нарушителей? — Рор, на всякий случай, поправил ножны с хумом, чтобы, случись что, сподручней было его выхватить.

— Может быть. Только мне что-то непонятно назначение этой… штуки. Приготовьтесь! Если там маги Рунегрима, то встреча будет горячей. — Диша скомандовала и, не теряя времени, спешно извлекла из кожаного мешочка «манок духов». — Но, если это не рунегримцы, то не спешите нападать первыми. Сначала разговор. Может сами уйдут.

— А коли их будет много? — Спросил Рор.

— Разделяемся и уходим каждый своей дорогой. — Коротко ответила командирша. Больше она ничего не добавила, но всем было понятно без слов, что в этом случае, живыми до внутренней пограничной заставы смогут добраться только те, кому повезет.

— Духи в хорошем настрое-ении… — Тихонько передразнил Куса Рор и подтянул повод своего вирхана. — Тоже мне, Ведающий!

Короткая заминка, и верховые волки снова взяли высокий темп. Но теперь, всадники двигались не плотной группой, а с заметной дистанцией друг между другом.

Спустя полторы лиги орки увидели в небе двух вострокрылов. Хищные птицы выписывали ровный круг и, даже на большом расстоянии, от них долетали пронзительные протяжные крики. Степь подавала знак, где следует искать чужаков.

Скорректировав направление, отряд продолжил путь и, совсем скоро, вдали, Диша смогла разглядеть пришельцев.

«Спокойно! Трое», — жестами подала сигнал девушка товарищам.

«Я вперед», — дал отмашку Рор.

«Нет. Контакт мой», — Диша, как командир, не могла ставить под угрозу жизни своих подчиненных. Все приказы были розданы заранее, так что идти на переговоры она собиралась сама.

Когда до чужаков оставалось два полета стрелы, достаточно безопасное расстояние, при условии, что незнакомцы окажутся магами, Диша отдала приказ «ждать». Вирханы Рора и Куса, недовольно ворча остановились, а командирша сбавила ход своего мохнатого товарища. Так, не спеша, она и поехала дальше. И чем ближе она подъезжала, тем более странной ей казалась представшая ее взгляду компания. На солдат регулярной армии Рунегрима, пришельцы были даже близко не похожи.

— Маги! Клык ставлю в заклад, что маги. — Пробурчала девушка себе под нос, слегка натягивая повод.

Нарушителями покоя степи оказались две девицы и парень. Одна человечка, будто по моде орков, была наряжена в мужскую одежду. Орка с легкой завистью пробежалась взглядом по пышным иссиня-черным прядям длинных волос и некоторым весьма выдающимся деталям фигуры пришлой, и сосредоточилась на второй пришлой. В этой ничего особенного не было. Такая же темноволосая. Разве что глаза отдавали яркой зеленью, да щеки были расписаны светлыми пятнышками веснушек. Вот только заметная сутулость явно указывала на то, что девица много времени проводила за чтением, или каким-то иным занятием, требующим длительного неестественного положения тела. Вполне может оказаться магессой. А парень… Диша поймала его любопытный взгляд, исследующий орку с не меньшим интересом, чем ее скакуна, и впервые засомневалась в том, что сможет сделать какие-то выводы из увиденного. Его можно было бы назвать обычным воином, на что явно указывали рукояти странных парных клинков, выглядывающих из-за плеч, да шрам на лице, частично скрытый, закрывающей правую глазницу повязкой. Вот только холодок, пробежавший по спине, заставил девушку напрячься. От деда-шамана ей перешло не много — колючий взгляд раскосых черных глаз, да чуйка на опасность. И этому чувству она доверяла всегда. А оно твердило, что за пришлым нужно присматривать с особой внимательностью.

Какой-то значительной клади у пришлых орка не заметила, как и признаков того, что они добрались сюда верхом или на телеге. Только убогий мешок у парня, да едва заметная лекарская сумочка у одной из девушек, и все. Как ни посмотри, просто три человека посреди степи.

— Кто вы, и что делаете на наших землях? — Внимательно следя за действиями чужаков, размеренно произнесла орка на рунегримском. Не поймут, повторит на тринийском. Самих языков она не знала, но, как и каждый, кто был задействован в патруле границ, простейшие фразы и наиболее частые в употреблении слова, знать она была обязана. Чтобы, хотя бы с пятого на десятое, понимать тех с кем может столкнуть ее служба.

Вперед выступила невзрачная девушка с веснушками. Та самая, которую Диша заподозрила в принадлежности к касте магов. И каково же было удивление орки, когда ответ прозвучал на чистом оркском. Легкий акцент был, но такой же присутствовал у орков-торговцев, которым из-за долгих дальних поездок на запад, чаще приходилось говорить на чужих языках, чем на родном.

— На правах гостя, прошу принять тех, кто ступил на земли бескрайней степи. Нет у нас недобрых мыслей, лишь желание продолжить путь.

— Кхум… — Прокашлялась орка, переосмысливая ситуацию. Все же не каждый день встречаешь таких странных нарушителей. Мало того, что знают нормальный цивилизованный язык, так еще и с гостевым этикетом знакомы. По крайней мере, одна из них. — На правах хозяина приветствую вас, гости великой степи. Следуйте за мной. За кружкой тиса и куском мяса поведаете о вашей нужде.

Традиционные слова были сказаны и, Веснушка, как обозначила для себя командирша человечку, сделала шаг и протянула руку, ладонью вниз, дабы дать понять, что помыслы ее для всех, кто живет на сей земле, чисты и открыты. Орка сделала шаг на встречу и крепко пожала ее руку своей, завершая ритуал гостевого приема.

— Зови меня Вайла. — Представилась Веснушка.

— Зови меня Диша. — Назвалась внучка шамана.

В ее голове зрели десятки вопросов, но по всем правилам, задать она их сможет лишь тогда, когда они разделят совместную трапезу. А значит, остается только наблюдать, да ждать этого момента.

— Наш путь лежит в Кааран. — Гостья не стала скрывать, куда они направляются.

— Вайла, ты старшая в этой группе? — Проявила не праздное любопытство орка. Это было важно. От того зависело, как ей обращаться с каждым из людей в отдельности.

— Мы равны. — Заставил еще больше удивиться молодой воин, чьи слова на оркском были произнесены чуть хрипловатым голосом. У него, в отличие от Вайлы, выговор был столь идеален, что услышь она его в темноте, решила бы, что речь ведет ее сородич, родившийся и всю жизнь проведший в степи.

Она бы уже не удивилась, если бы и третья незнакомка заговорила на понятном с детства языке, но та молчала, ожидая, чем завершаться переговоры.

Условный свист призвал ожидающих в стороне орков. Несколько коротких фраз, описывающих сложившуюся ситуацию и, спустя короткое время, три вархана легко понесли за запад уже шестерых всадников. До темна нужно было добраться до удобного места ночевки, а значит, времени терять не стоило.

* * *

На отдых мы расположились у небольшого пологого холма, из-под которого бил чистый родник. Импровизированный лагерь соорудили быстро. Орки натащили сухих ветвей низкорослого кустарника и, спустя некоторое время, я уже сидел у уютного костра и, глядя на танцующие языки его пламени, слушал звуки ночной степи.

Походный суп, если так можно назвать ту бурду, которую мы наспех сварганили в выделенном нашими провожатыми котелке, был съеден. И, под тяжестью сытого желудка, даже шевелиться не хотелось. А вот в голове шла активная работа мыслей.

Где Вайла наловчилась так чисто говорить на оркском, для меня была загадка. Если верить книгам, орки хоть и не замкнутый народ, но чужаков привечают редко, что обеспечило явную непопулярность изучения их языка. Ко всему, судя по имеющимся данным, они были пусть и не дикарями, но расой довольно агрессивной. Так что, сговорчивость наших внезапных провожатых меня немного удивила.

Чем больше я наблюдал за разведчиками, тем больше понимал, что народ степи на деле является совсем не таким, как я их себе представлял. И, возможно, далеко не таким, как о них писали в книгах. Первое что бросалось в глаза, это цвет их кожи. У всех троих он был разным. Заметил я это совершенно случайно. Почему-то, разница была не сильно заметна при свете Элеры, но переменчивый свет огня, стоило немного сосредоточиться и посмотреть сквозь него, показывал, что у единственной девушки в отряде орков, кожа имеет янтарный оттенок, а у мужчин обладает зеленоватым и серым цветом. Читал я, что орки, как и эльфы, имеют несколько разновидностей, но даже не предполагал, что различия будут так слабо выражены. Цвет, пожалуй, был единственным отличием между их видами. Да и от обычных людей они почти не отличались. Разве что, слегка заостренные уши, да каноничные клыки, заметно выпирающие из-под нижней губы бойцов. Диша, как девушка, в этом плане, сильно отличалась от мужчин. Нет, клыки были и у нее, только мелкие, в каком-то смысле изящные. Я уже думал, что у нее с зубами все обстоит как у людей, но, в какой-то момент она заразительно зевнула. Их было четыре — по два сверху и снизу. А так, в темноте, от людей не отличить.

Говорили орки мужчины мало. В основном в пол голоса и только со своей главной. Орка в свою очередь общения с нами не избегала, но была предельно кратка в выражениях и свое общество не навязывала.

Невдалеке заворчали ездовые волки, которых местные называли Вирханами. Создания, которых я издалека, к своему ужасы, принял за кхулов, оказались довольно милыми зверушками, судя по поведению, с явными зачатками разума. Подозреваю, если бы они имели подходящий речевой аппарат, и не столь внушительный набор острых клыков, то вполне могли бы внятно общаться. Слова, сказанные на оркском, они неплохо понимали, а вот наши короткие переговоры на тринийском, почему-то вызывали у них раздраженное фырканье.

— И долго нам еще ехать? — Толкнула меня в бок Кайра.

— Почему ты не спросишь сама?

— Мне тяжело быстро адаптироваться к новому языку. — Почему-то смутилась девушка. — Через пару дней, думаю, начну понимать. А еще через несколько, сносно изъясняться. Удивительно, что ты, в твоем состоянии, не утратил эту возможность и пользуешься ею так легко.

Я пожал плечами. А что мне ответить? Что для меня мои возможности вообще долгое время были загадкой и, едва ли не каждодневными откровениями?

— Далеко ли нам ехать? — Обратился я к Дише.

— Нет. Завтра будем у внешнего кольца. Через три ночи доберемся до внутреннего. — Безразличным тоном ответила орка, даже не посмотрев на меня.

Вот и как быть? Вроде бы и ответила, но как-то по своему, и непонятно ничего. Кольца, можно предположить, это линии обороны. Значит, до густонаселенных земель будем добираться дня четыре. Это если в крепости не задержимся. Но как далеко этот Кааран, в который мы направляемся, все также непонятно. Впрочем, уточнять я не стал. Быстрее от этого знания мы не приедем. Просто перевел сказанное Меор.

— Исчерпывающе. — Фыркнула та.

— Чем богаты. — Вздохнул я.

— Ложитесь спать. Выдвигаться завтра будем с рассветом. — Скомандовала подошедшая сзади Вайла.

— Спать, так спать.

Я зевнул и, откинувшись назад, подложил под голову свою сумку. Клинки, уже довольно привычно, покоились справа, под рукой. Не то чтобы я чего-то опасался, но, с моей нынешней жизнью, и переменчивой удачей лучше всегда быть начеку. Магией я не в любой ситуации успею воспользоваться, особенно спросонья, а вот мечи самое то.

Заснул я, на удивление, быстро. Словно и не было всех этих изматывающих нервы ситуаций, побега из Даэра, встречи с орками и скачки по степи. Просто вырубился, и включился, когда в нашем импровизированном лагере началась первая утренняя суета. Сны меня если и посетили, то были короткими, и я их попросту не запомнил.

Орки быстро устранили следы нашего тут пребывания, оседлали волков, и мы снова двинулись в путь.

Через пару часов, сидя позади орка по имени Рор, я уже начал засыпать на ходу. Мили сменялись милями, а степь оставалась прежней. Лишь изредка встречающиеся заросли кустарника, да яркие пятна цветов разнообразили картину. Это утомляло гораздо сильнее, чем скачка.

Сонливость отступила лишь далеко за полдень, когда на горизонте, искажаясь в легком жарком мареве, возник силуэт какого-то сооружения.

— Штах. Пятая твердыня внешнего кольца. — Полуобернувшись, проинформировал меня орк.

— Я думал, что не в ваших обычаях разговаривать с чужеземцами. — Внезапно сказанные слова орка, как-то выбились из нарисованного воображением образа.

— Обычаями не запрещено. — Бросил через плечо разведчик. — Просто было не о чем говорить. Но вы гости степи, а это теперь ваш временный дом, пусть и всего лишь на остаток дня и ночь. Плохо не знать, как называется твое пристанище. Не порядок. А шаманы говорят, духи любят порядок, даже в мелочах.

— Ясно. — Кивнул я спине Рора. — Буду знать.

Но орк снова как воды в рот набрал. Видимо, важная информация себя исчерпала. И молчал он до того момента, как мы приблизились к стенам этого «Штаха».

Вблизи постройка оказалась чем-то вроде форта. Неровная стена тянулась ввысь на полтора десятков метров и была сложена из блоков желтоватого ракушечника. Площадь она занимала не великую, но, предположив, что ее назначение скорее предупреждение о нападении, чем удержание под своими стенами врага, много воинов для ее обслуживание и не потребуется. Как там говорила Диша, — «внешнее кольцо», кажется?

Что примечательно, от камня ощутимо тянуло сырой Силой. Это явно было не какое-то заклинание, но неясное чувство подсказывало мне, что некая структура у вложенной в укрепление магии все же была.

— Хэй! Пусть ветра принесут дождь в знойный день! — Гаркнул Рор, запрокинув голову.

— Хэй! Много дождя плохо для степи. — Лениво ответили сверху.

— Рор! — С нотками недовольства строго произнесла, догнавшая нас орка, позади которой сидела Вайла. — Пароль уже давно сменили. Нужно было использовать сезонный.

— Я его не помню. — Смущенно потер лоб орк.

— И поэтому, однажды, схлопочешь стрелу в глаз. Все как в инструкции! — Заржали наверху обладатели острого слуха.

— Тогда нечего было отзыв давать! — Раздраженно крикнул вверх мой сопровождающий, чем вызвал новый взрыв веселья.

— Давайте к воротам! Вижу у нас гости? — Снова раздалось сверху.

— Гости Степи. — Не крикнула, но довольно громко произнесла орка.

— Вот как. — Донеслось со стены. После чего реплики иссякли.

Ворота, а скорее очень широкая калитка, оказалась с западной стороны. Логично. Противнику, чем долбить стены, проще разнести ворота, к слову, тоже усиленные каким-то незнакомым мне колдовством, а если в этот момент подставляешь спину направлению, с которого ожидается подкрепление орков, чувствовать себя будешь некомфортно, как минимум. В такой ситуации проще оставить маленький форт за спиной, под присмотром малого отряда, да идти основными силами дальше. А осажденные, тем временем, передадут всю необходимую информацию своим. Уж не знаю как, дымом от костра, или через какой-нибудь хрустальный шар, а может голубь почтовый, но расположены они тут явно для выполнения этой задачи. Ну и как перевалочная база для пограничных разведчиков, вроде тех, что сопровождают нас.

Внутреннее пространство Штаха выглядело как площадка, размером шагов сто на сто пятьдесят, утоптанной до состояния камня земли. Из построек лишь пара двухэтажек, с окнами, закрытыми низкокачественными темными и мутными стеклами, да какой-то полу-амбар. Все строения примыкали вплотную к стене, попросту вырастая из нее.

Освещение обеспечивали несколько чадящих факелов, украшавших стену каждые метров двадцать. Вот уж точно, ощущение средневекового колорита подкралось, откуда не ждали. В Ишрантаре я даже как-то думать забыл о таком способе освещения. Видать, с классической магией тут совсем туго.

Встречающих было четверо. Они имели ярко выраженный зеленый оттенок кожи, но на этом сходство во внешности заканчивалось. Одноглазый, здоровяк, толстяк и мелкий. Иначе их было не назвать. Колоритная компания, с подобными различиями, даже среди людей привлекала бы внимание, а уж при взгляде на орков, лично у меня просто вызвала легкую оторопь.

— Добро пожаловать в пятую твердыню, гости степи! — Немного шепелявя из-за крупных, даже для орка, клыков, произнес гулким басом самый крупный страж. — Зовите меня капитан Ёр.

— Шин. — Представился мелкий.

— Найюр. — Приветственно кивнул одноглазый.

— Меня можете звать Ро. — Ухмыльнулся толстяк. — Вообще-то я Рор, но еще когда в восьмой твердыне служил, мы с Рором часто путались. Так что у нас договор. Когда мы рядом, он — Ри, я — Ро. Здорово, гуляка. — Толстяк Ро сделал шаг, и крепко обхватил своей мощной рукой предплечье моего сопровождающего. — Все никак не научишься правильным паролям? А если бы на стене оказался не я?

— Здорово, дружище! Ну скажи, кто еще может по степи на вирханах разъезжать?! — Ухмыльнулся в ответ Рор. — Да и не мое это, зубрить все эти дурацкие слова… Ай!

Прилетевший от Дишы подзатыльник поумерил браваду орка и вызвал череду смешков встречающей стороны.

— Капитан, у меня к вам дело… — Сохраняя ровное выражение лица, сухо произнесла орка.

— Полагаю, нужен тис? — Орк окинул меня и моих спутниц колючим взглядом.

Слово показалось знакомым и, после секундного копания в памяти, я припомнил, что оно звучало во время ритуального обмена любезностями Вайлы и Диши, при нашей первой встрече. Я тогда едва-едва начал понимать новый язык. Видимо, это были не просто слова.

Тем временем, орка утвердительно кивнула.

— Все будет! А сейчас, идите с мелким. Он покажет, где вы сможете расположиться. — Потерев мясистое ухо, произнес Ёр. — С закатом завершите ритуал.

Он бросил на нас троих странный взгляд и у меня появились вопросы к Вайле. Во что она нас втянула вообще? Этот ритуал явно был чем-то особенным. И, с моим везением, это нечто мне может не понравиться.

* * *

Комнаты нам выделили на втором этаже одного из домов. Маленькие однотипные коморки, с лежаком, вешалкой, тумбой и небольшим низким квадратным столиком, вот и все убранство. Впрочем, для тех, кто живет в отрыве от цивилизации, думаю, этого вполне хватает для жизни. Трудно было ожидать каких-то изысков.

Бросив котомку, я тут же направился в соседнее помещение, которое выделили магессе.

— Эй! — Вошел я без стука. Было не до церемоний.

— А если бы я была не одета? — Бросила на меня хмурый взгляд Вайла, перебирающая содержимое своего пояса и выкладывающая какие-то непрозрачные пузырьки в маленькую сумочку из жесткой кожи.

— Что за «тис», почему вдруг обычная просьба считать нас гостями требует какого-то ритуала? И главное, чем это нам грозит? — Потребовал я объяснений.

— Ты что же, думал мы вот так вот просто и беспрепятственно можем таскаться по землям орков, отделываясь честным словом? — Девушка хмыкнула, очевидно, выражая свое отношение к моим мыслительным способностям. — В степи живет много народов. Люди, некоторые рода эльфов, возможно даже оборотни встречаются. Но правят степью орки! Это их Родина. И их правила.

— Это не ответ. — Нахмурился я.

— Тис, это обычный травяной взвар… ну, почти обычный. Орки используют его почти во всех социально значимых ритуалах. И ряд трав, за пределами степи, довольно редок. А парочка цветений так вообще произрастает только в этих краях, и нигде более. Но суть не в том. Ритуал «гостей Степи», это наш пропуск к порталу. Только доказав, что мы не враги этим землям и народам их населяющим, у нас не возникнет никаких проблем. Вот только магия степи, она… особенная. Степь сама решит, враги мы ей или друзья.

— Шаманизм. — Облокотился я о стену, припоминая слова Рора о духах и пытаясь воскресить в памяти все, что читал о шаманах. Но в книгах эта тема упоминалась лишь вскользь, так что мои познания были довольно скудными.

— Именно. — Вайла отложила в сторону один из пузырьков и принялась раскладывать на лежанке какие-то артефакты, размером с медную монету. — Многие маги считают, что все эти пляски и глубокие трансы, для общения с духами предков, к магии не имеют никакого отношения.

— Полагаю, они ошибаются.

— Совершенно верно. Духи, заметь, не души, а именно духи, существуют. Это некое магическое воплощение, если угодно, отпечаток или копия сознания живого существа, обитающее не столько на границе мира живых и мертвых, сколько бок о бок с нами, живыми. Они, вообще-то, есть повсюду, где насыщенность Эфира колеблется в комфортных для них диапазонах. Но магические традиции и практики, связанные с контактом с этими сущностями, практикуются лишь у орков, некоторых племен зверолюдей и в паре эльфийских родов. И пользу от этого шаманы получают не малую, хоть сам процесс, для начинающего, только ступившего на этот путь, сопряжен со многими трудностями и опасностями. В частности, некоторые шаманы вполне реально прозревают наиболее вероятное будущее, что, даже в теории недоступно более ни в одном из видов магических манипуляций. А также договариваются с духами, и те охраняют места своего обитания от тех, кто имеет грязные помыслы.

— Ритуал, это проверка на вшивость? — Предположил я. — Ты откроешься духам, они подтвердят отсутствие угрожающих безопасности степи целей, и, в соответствии с традициями, нас препроводят, куда нам требуется.

— Не знаю, причем тут насекомые, но в целом верно. — Кивнула Вайла. — Только пара поправочек, — проводят нас только до внутреннего кольца, и ритуал придется пройти, всем нам троим.

— Не думаю, что это проблема. — Пожал я плечами. Вредить каким-либо образом местным обитателям мы не планировали. Я так вообще сюда не планировал ехать. — Но могла бы объяснить детали заранее.

— Не подумала, что это важно. Рядовой момент общения с жителями степи.

И почему мне показалось, что для нее это путешествие по степи уже далеко не первое? Да и практически идеальное знание местного языка… Кто же ты, Вайла?

Я вздохнул и отлип от стены.

— Пойду, скажу Кайре, что вечером нас ждет проверка. И, на будущее, постарайся не забывать предупреждать нас о таких моментах.

— Постучаться не забудь. — Бросила мне вслед девушка.

И правда, манеры я что-то подрастерял…


ГЛАВА 11

— Никогда не сталкивалась с чем-то подобным. Хотя, миров я посетила не так уж много, так что экспертом меня считать нельзя.

Кайра задумчиво прикусила нижнюю губу и принялась постукивать ладонью себя по ноге.

— Меня, с моей дырявой памятью, тем более. — Хмуро добавил я. — Но, то, что нас, возможно, будут… проверять какие-то потусторонние сущности, меня не радует.

— Вайла, надеюсь, знает, что делает. К тому же, сомневаюсь, что эти духи как-то смогут мне навредить. Даже если будет повод. А его, как я понимаю, быть не должно.

— Рад за тебя. — Со вздохом произнес я. — А у меня уверенности в своей неуязвимости, к сожалению, нет. Впрочем, думаю, если они будут искать в нас угрозу жителям степи, то мы, действительно, должны быть вне подозрений. И, как бы то ни было, со стороны Вайлы было не очень хорошо впутывать нас в эту ситуацию, не будучи уверенной в том, что нам ничего не угрожает. Мы с ней знакомы считанные дни. Откуда она может знать, что у нас на уме.

— Она, всего лишь, делает то, что нужно ей. Полагаю, мы, среди ее задач, предмет второстепенной важности. Или же, она знает гораздо больше, чем говорит, и уверена в нашей безопасности. — Пожала плечами девушка.

— Возможно, ты права.

Стук в дверь прервал наш разговор.

— Нас ждут. Пойдемте. — Раздался с той стороны голос нашей магессы.

— Ну, идем. — Кайра поднялась с лежака и хлопнула меня по плечу. — Не трусь! Ты Меор, что бы там с тобой не произошло, а значит, любые испытания тварных миров для тебя всего лишь игра.

— Вот только я, что-то, не чувствую себя неузвимым… — Пробормотал я себе под нос, выходя следом за ней в коридор.

И кстати, быстро же Кайра изменила свое ко мне отношение. Осознание того, что она заперта в Альмарионе не так чтобы сильно на нее повлияло. Что-то из разряда — я опоздала на трамвай — тревожит, но не критично. А в мою сторону так и вовсе, будто некий тумблер переключился. Или все мои сородичи такие, или конкретно у этой родственницы отношение к жизни весьма своеобразное. Готовность, едва ли не расчленить, всего за сутки трансформировалась в не показное добродушие. Хотя, может это влияние ее клятвы, а я просто трудно привыкаю к переменам и слишком на этом зацикливаюсь?

Пока я предавался размышлениям, невысокий худощавый орк довел нашу компанию до обеденной залы, которую, по случаю «торжества» очистили от столов и лавок. На полу, вдоль стен, были разложены травяные циновки, большая часть из которых уже была занята обитателями крепости.

Я насчитал, помимо наших, около тридцати посадочных мест, которые были расположены в центре. Орки быстро прибывали и молча, рассаживались у стен, готовясь к зрелищу. В свете факелов, этот процесс выглядел торжественно и несколько мрачно, что не добавляло душевного спокойствия.

Я уселся на циновке, за правым плечом Вайлы и, дабы убить время, принялся разглядывать находящиеся, на, стоящей на полу, доске с ножками, и лежащие на ней атрибуты предстоящего действа. Веник какого-то разнотравья, старый, по виду, глиняный заварной чайник, с медной оковкой по донышку, и четыре пиалы.

Похоже на предметы чайной церемонии. — Мелькнула в голове мысль. А затем к нам направилась знакомая орка, и я сосредоточил свое внимание на ней.

Диша, молча, расположилась напротив нас. Незнакомый орк поставил рядом с ней низкую жаровню с алыми углями и спешно ретировался. А разведчица, не теряя времени, ловко подхватила чайник и опустила его в самый центр этой, пышущей жаром, металлической чаши.

— Приветствую гостей великой Степи. — Медленно произнесла она. — Свободный народ рад вам. — Первая веточка из заготовленного веника, с хрустом обломилась и отправилась под крышку чайника. — Духи-хранители приветствуют вас вместе со мной. — Еще три веточки, со щелчком обломились и были отправлены в, начавшую закипать, воду.

Вайла начала что-то говорить, вот только я, почему-то, не смог разобрать что. Все звуки растянулись, превращаясь в назойливый гудящий фоновый шум. Комната поплыла, смешивая факелы на стенах в причудливую живую мозаику. При этом чувствовал я себя, так же как и несколько минут назад. Складывалось ощущение, что это не со мной что-то происходит, а окружающий меня мир начал сходить с ума.

Может те травы какой-то наркотик?

— Впервые вижу духа подобного тебе. — Отчетливо произнес мужской голос, и прямо передо мной, проявилась полупрозрачная фигура массивного орка одетого во что-то, наподобие халата.

Его клыки были крупнее, чем любые из тех, что я наблюдал у встреченных ранее представителей этого народа. Волосы незнакомца, как у меня, были собраны в хвост и лишь на висках свисали длинные косички, с вплетенными в них мелкими косточками каких-то зверьков.

С каждой секундой орк становился все более объемным и живым, а окружающий мир расплывался все сильнее. «Старик» — почему-то подумалось мне, хотя ни одной седой пряди или глубокой морщины я не заметил.

— Интересно. Я чувствую в тебе жизнь. Хм… скажи мне, дух, зачем ты взял чужую плоть?

— Представиться не желаете? — Внезапно даже для самого себя, ляпнул я.

— Наглый. — Улыбнулся орк. Его правая рука вытянулась в моем направлении, и в ней проявился кривой посох, исчерченный какими-то символами так мелко и плотно, что рябило в глазах. — Подчинись!

Мы замерли. Я в напряжении от того, что должно последовать за его действиями, а он, наверное, в ожидании, что я паду перед ним на колени, или что-то вроде этого.

— И сильный… — Буркнул орк, убирая посох. Тот просто растаял, словно был соткан из тумана.

Я обратился к магическому зрению, прокачал для проверки по каналам пару крупиц Силы, и понял, что магия мне доступна. Неуверенность и тревога отступили. Осталось лишь недоумение — что вообще происходит.

— Ты дух? — Поинтересовался я, озвучивая возникшее предположение.

В ответ орк неприлично заржал.

— Дух спрашивает шамана, не дух ли он. Давненько я так не смеялся. — Орк смахнул выступившую слезу и его словно подменили. Он стал серьезен. — Имя-то у тебя есть? Или безымянный?

— Родители Даном нарекли. — Решил я, на всякий случай, ограничится укороченным вариантом своего имени.

— Вроде не врешь, но и правду не говоришь. А солгать или исказить истину в мире духов невозможно по определению. Забавно. — Хмыкнул орк. — Ладно. Можешь называть меня Варр, но это не важно. Вряд ли мы с тобой еще свидимся. Я тут, собственно по какому делу, — в ритуале родовые стражи не смогли тебя считать, что и не удивительно, ваш брат друг на друга большого влияние не имеет. Вот меня в известность и поставили. Я пришел проверить, а тут такое чудо. Ты ведь что-то вроде одержимого?

Я вздрогнул, вспоминая, что Вереск рассказывал о моменте моего попадания в Альмарион. Тело у меня действительно заемное. Но можно ли назвать это одержимостью?

— Не знаю. — Честно ответил я. — А можно спросить?

— Спросить? — Задумчиво протянул шаман. — Ну, спроси.

— Я нарушил какие-то ваши законы и мне что-то за это грозит? — Этот вопрос меня волновал больше всего. Влипнуть в новые неприятности на полпути было обидно.

— Нет. — После короткой паузы качнул головой шаман. — Но и подтвердить то, что у тебя и твоих спутниц нет по отношению к нам злого умысла, тоже не выходит. В этом вся сложность. Вернее одну чувствую, но слабо. А вот тебя и сидящую рядом девушку, едва ощущаю. Если честно, такая ситуация, в нашей истории, встречается впервые, и я, признаюсь, понятия не имею, что с вами делать.

В моей груди неожиданно всколыхнулось зарождающееся раздражение.

— Может не мешать? — Прищурился я. — Мы дойдем до портального камня, и покинем вашу степь. Нам тут делать нечего, и интересов пересекающихся с вашими, лично у меня нет. Нас сюда недавно привели обстоятельства, которые совершенно не зависели от нашего желания.

— И куда же ты направляешься, позволь узнать?

— Домой… к моей спутнице. — Я, кажется, впервые осознал, что понятия не имею, куда я направляюсь. Туда где узнаю ответ на некоторые мои вопросы? Да, что-то подобное Вайла мне обещала. Но куда именно?! Почему я так легко это принял? Раздражение начало расти. — Послушай меня, шаман, я бы уже давно ушел куда угодно из вашего мира, но так уж получилось, что он меня не отпустит, пока я не найду того, кто его сломал! И не нужно становиться на моем пути. Те, кто мне препятствовали, сильно об этом пожалели! — Возможно, я наговорил много лишнего, но к этому моменту я контролировал себя с большим трудом. Все осознавал, но меня понесло. Наглый орк, тошнотворное мельтешение свернутого пространства, нерешенные проблемы — все наложилось друг на друга и выводило меня из себя.

— Вот как? Постой-ка… — Орк изменился в лице. — Скажи мне, это ты недавно вошел в степь через тайную тропу?

Тайную тропу? Он о рунном пути, по которому нас вела Вайла?

— Предположим. Но утверждать точно не возьмусь. — С огромным трудом приструнив эмоции, осторожно согласился я.

Орк нахмурился. Его глаза закрылись.

— Если это ты, то сожалею. — С внезапно прорезавшейся в голосе грустью, тихо произнес он. — Выбора у тебя не будет. Но запомни, для тебя смерть, не более чем сон. — Веки шамана медленно приподнялись. — Прости за задержку. Ты волен делать то, что посчитаешь нужным. Не в моем праве вставать на твоем пути.

Кажется, орк собирался сказать что-то еще. Он даже открыл рот, но более я не услышал от него, ни звука.

Скрученное пространство неприятно царапнуло периферическое зрение, и я понял, что вернулся. Передо мной была спина Вайлы. До слуха донесся ее голос. — …наши шаги и наше дыхание, под неусыпным взором хозяев степи. — Девушка подхватила, стоящую на маленьком сером коврике, исходящую паром пиалу, подняла ее на уровень глаз, а затем резко опрокинула содержимое в рот.

Диша подала ей по очереди еще две пиалы, которые магесса тут же передала мне и Кайре. С этим все понятно — нужно выпить.

Выпили. Даже вкусно, оказалось.

Тишина растворилась в недолгой паузе, словно все вокруг готовятся насладиться зрелищем какого-то знамения.

— Духи верят в твои слова, Вайла. — Выждав паузу, степенно склонила голову Диша. — Ты и твои спутники достойны, чтобы мы проявили свое гостеприимство и допустили вас до сердца нашей страны.

Вроде бы обошлось. Я до боли в глазах пытался разглядеть рядом что-то необычное, но, то ли орк-шаман оставил меня в покое, то ли окончание ритуала не позволило ему продолжить наше общение.

Смерть, не более чем сон, да? — Мысленным усилием я подавил внутреннюю дрожь и, как утопающий за соломинку, ухватился за не успевшие угаснуть очаги гнева и раздражения. — Облезете!

— Ты что-то сказал? — Я обернулся к Кайре и понял, что произнес это вслух.

— Да так, просто комментирую происходящее.

Орки по периметру зашевелились. Мы встали и направились к проходу, ведущему к нашим комнатам, как я перехватил задумчивый взгляд Диши. Она стояла, красиво, даже как-то картинно, склонив голову к плечу, а один из ее спутников, Кус, что-то ей втолковывал. Она перехватила мой взгляд, быстро, как-то нервно, кивнула товарищу и быстро зашагала в нашу сторону.

Я напрягся.

— Мы едем с вами! — Сходу огорошила нас орка.

— Зачем? — Почему? — Одновременно воскликнула Вайла и я.

— В чем дело? — Тронула меня за рукав Кайра.

— Она с товарищами хочет ехать с нами. — Пояснил я.

— Причина?

— Пытаемся выяснить.

Орка выждала, пока мы закончим переговариваться и сказала то, что напрягло уже и Валу.

— Я знаю, что вам нужен портал…

* * *

За окошком, больше похожим по размерам на выбитый из стены камешек, размером с обычный кирпич, царила глубокая ночь. Чадный факел, в тяжелом настенном креплении, коптил потолок и бросал хищные отблески на стены.

— Значит, дед передал только это? — Бросила быстрый взгляд на Куса, нервно выписывающая по комнате круги орка.

— Духи передали послание. — Язвительно протянул, вольготно развалившийся на лежанке, Рор. Кус же, в ответ, безразлично пожал плечами.

— Шаман говорил не от имени духов…

— Но ты передал мне его послание слово в слово? — Коротким движением руки Диша заткнула Рора и снова обратила все внимание на Ведающего.

— Да. «Человек без судьбы должен достичь камня путешествий. Если на то будет воля Творца, магические тропы Каарана вновь станут доступны, а путь странника станет будущим Альмариона». — Снова процитировал Кус сказанное старым орком.

— Ничего же не понятно! — Снова забурчал Рор. — Это что, пророчество какое-то?

— Действительно. — Согласилась девушка. — Понятного мало. — Ясно только то, что кто-то из этих троих важен, и ему нужно дойти до портала в Кааране. Дедушка по мелочам поручения не раздает.

— Да зачем им этот замшелый камень?! — Рор откинулся на низкую спинку лежанки и заложил руки за голову. — Он же не работал еще когда мой сколько-то раз «пра» дедушка на свет народился.

— Я слышал, что им последний раз воспользовались около пяти столетий назад. — Зевнув, тихо произнес Кус. — И никто, на моей памяти, не рассказывал, что портальный камень сломан. Им просто не пользовались.

— Почему?

Кус снова, лениво, пожал плечами, давая понять, что сотрясать воздух он более не намерен.

— Как бы то ни было, наша задача довести пришлых до цели, раз дед попросил.

— Он не просил! — Возмутился Рор. — Это ты, только услышав невнятный рассказ шамана, сразу бросилась в сопровождение навязываться! А там только и сказано, что у какого-то человека важная судьба. И все! О нас ни слова, между прочим.

— Раз дед посчитал нужным передать это мне, значит, мы должны… что-то может пойти не так и это может плохо закончиться.

— По мне, так плохо уже то, что мы во все это лезем.

— Рор, заткнись.

— Молчу. — Недовольно буркнул молодой орк и отвернулся к стене. — И вообще, валите из моей комнаты. Надо выспаться, раз вы ехать собрались. Утро скоро!

— Мда, пожалуй, пора… — Вздохнула Диша, подавив, грозящийся вырваться, зевок. — Отдыхай.

Спустя пару мгновений, тихие шаги, и глухой стук двери возвестил о том, что Рор остался один.

— Не к добру все эти высокие материи… — Раздался его едва слышный шепот, тут же перешедший в размеренное сопение.

* * *

— Ну и что на счет этого внезапного предложения? — Спросил я у Вайлы, ковыряясь ложкой в каше, с кусочками чего-то напоминающего мясо.

— Можем согласиться. — Пожала плечами девушка и продегустировала то, чем нас угостили в столовой. — А можем отказаться.

— Он не об этом. — Покачала головой Кайра. — Непонятно, почему орки так озаботились нашим сопровождением и откуда узнали про портал. Мне, конечно, все равно. Если будет какая-то угроза с их стороны, то моих сил хватит на добрую толпу этих клыкастиков, но настораживает сам факт.

— Полагаю, они нам не угрожают. — Поправив упавшую на лицо прядь волос, высказала свое мнение магесса. — Так что, по этому поводу, можно не нервничать. Внезапность и навязчивость сопровождения, да еще и эта непонятная информированность о нашей конечной цели, немного настораживает. Однако ничего особенного в нашем маршруте нет. Если бы мне задали прямой вопрос, я бы скрывать ничего не стала.

— В чем тогда их интерес? — Нахмурился я, пытаясь понять, что за игра закручивается вокруг нас.

— Может быть, они хотят узнать, как мы планируем запустить портальный камень? — С аппетитом отправив в рот очередную ложку, предположила Вайла. — И если у нас получится, попробовать повторить.

— А поподробней. — Не понял я.

— Портальный камень Каарана уже давно частично мертв. Работает на прием, но отправиться с него куда-либо не получится. Делать подобные попытки прекратили уже давно.

— А зачем он тогда нам? — Удивилась Кайра. Я ее чувства полностью разделял. Смысл нам от портала, если уйти через него нельзя?!

— Нам важен не сам портал, а место пробоя пространства. — Пояснила девушка. — Уйдем мы через рунный путь.

— Имеет большое значение, откуда ты открываешь проход? — Уточнил я.

— Да. Путь выжирает мои силы, а их много тратится еще в процессе открытия «окна». К тому же, чтобы перейти на такое расстояние, как, к примеру, на побережье соседнего материка, меня элементарно не хватит, даже при условии, что Путь будет спокойным. Но нам придется пробиваться через шторм, а это не так легко, как хотелось бы. — Вайла поймала наши с Кайрой непонимающие взгляды.

— Про этот шторм мы слышим уже второй раз, и понятно, что речь не о природном явлении, но что он собой представляет, не ясно. — Намекнул я.

— Сильное энергетическое возмущение на границе резкого перепада магического фона Эфира, приходящееся на линию, почти полностью закрывающую границы побережья Дэмхаста. — Как по писанному произнесла Вайла. — Это, естественно, проецируется на Изнанку, создавая момент нестабильности Силы. Ну, как-то так.

— Ясно. — Кивнул я, хотя понял сказанное только в общих чертах. — Вопросов больше не имею.

— А мне все же немного интересно, как орки разведали, что мы именно к порталу идем. — Вымакивая лепешкой свою миску до блеска, произнесла Кайра.

— Духи сказали? — Неуверенно пробормотала Вайла. — Во время ритуала прознали и…

— Что-то я за все время, пока мы ваши разговоры слушали, и отвар хлебали, ничего особенного не заметила. А ты? — Девушка ткнула меня локтем в бок.

— И я. — Нагло соврал я.

— Не ко мне вопрос. — Отмахнулась Вайла. — Да и, может быть, не так уж плохо, что в сопровождении дальше пойдем. В степи орки ориентируются уж точно лучше, чем мы.

Разговор увял как-то сам собой.

Закончив с ужином, я пожелал спутницам приятного отдыха, поднялся к себе в комнатку, где, плотно прикрыв дверь и добрый час мерил пол шагами, и так и эдак пытаясь понять услышанные невнятные оговорки духа-шамана. Не знаю, что там имел в виду этот призрак, но эта встреча меня изрядно обеспокоила. Просто беда какая-то — каждый второй в разговорах ограничивается полунамеками, или говорит «А», про «Б» же забывает напрочь.

В конце концов, я понял, что у мозаики моего «героического квеста» не хватает столько кусочков, что сложно вообще разобраться, что за картинку собираешь, тигра или зайца, и внезапно успокоился. Рано или поздно я разберусь в том, что вокруг происходит. А сейчас есть дела и поважнее. Например, собственное здоровье и магическая составляющая тела, которые, после Даэра под вопросом. Так что, отложу все лишнее до того момента, как все более-менее прояснится, а сейчас займусь собой.

Поудобней умостившись на лежанке, я выровнял дыхание и плавно ушел в не глубокое медитативное состояние, из которого принялся осторожно исследовать свою энергетическую систему и пострадавшие Источники. Последние, впрочем, порадовали меня тем, что вновь стали активны так же как и прежде. Но огорчили своими размерами — к прежним кондициям возвращаться они были, видимо, не намерены. Кроме моего собственного магического ядра, пожалуй. Оно подросло и даже набрало определенную плотность. А вот дальше я задумчиво завис, рассматривая, во что превращается моя, еще не так давно, симметричная сеть энергетических сосудов. Каналы, хоть и не слишком торопливо, но все же довольно заметно, разрастались, стремясь заполнить весь полезный объем. И это за довольно короткий срок! Хотя конкретных причин не было, меня происходящие изменения немного встревожили. Уж не текущее ли мое состояние заставило неведомого стража спутать меня с некими духами? Конечно, вариант, тут сыграл свою роль факт, что прибыв в Альмарион, я занял тело какого-то человека. Но выводы делать рано.

Для начала я основательно поработал над приходящими в норму линиями в районе правого глаза, затем, подправив несколько поврежденных еще в Даэре магических каналов и еще раз пройдясь по стихийным источникам, расслабился. Хватит на сегодня. И так день был насыщенный, дальше некуда. Отбросив прочь все тревоги, я расслабился, погрузился в состояние без мыслей и, моя медитация незаметно перешла в глубокий сон без сновидений.

Утром, не дожидаясь побудки, я подскочил как по будильнику, на самом рассвете, едва прорывающимся своими розовыми лучами сквозь недоразумение, названное местными — окном.

Не решившись привлекать к себе внимание полноценной утренней тренировкой, я, по-быстрому, размялся прямо в комнате и, напоследок, перешел к проверке магической готовности. Раз уж силы восстановились, то пренебрегать лишними козырями лучше не стоит.

Вызвав над ладонью правой руки несколько крошечных огненных шариков, я добавил в них крупицу Силы Тьмы. Малыши послушно приобрели насыщенный кровавый цвет и принялись чадить приметным дымком. Ну что, похоже, все работает, как и до последней травмы.

Моя интуиция дала мне легкий подзатыльник и я, деактивировав плетения, втянул быстро рассеивающуюся магию в себя. Мощь плетения, не смотря на размер, получилась убойная. Спалить, комнату, не спалю, Источник воды у меня не для красоты, но для проверки хватит и того, что сделал. Главное, что все в порядке.

И, кстати говоря, изрядно поднадоевшая необходимость сливать излишки Силы в Эфир, больше меня не мучает, и в дальнейшем напрягать, скорее всего, не будет. После сражения против рунегримцев, я от магии абстрагировался, чтобы не вредить себе больше чем было. Источники почти погасли, и нужды в сбросе излишков не было. И хотя, с того времени они немного раскачались, перегрузку каналов уже не вызывают. Слишком уж ужались. Может, со временем, и возникнет необходимость сброса Силы, но сейчас ее попросту нет. А раз так, надо учесть, что как маг, пусть и слабый, я более не определяюсь.

Короткие сборы, подтянуть ремешки наспинной перевязи с клинками, и можно выдвигаться.

Двери соседних помещений оказались открыты. Внутри пусто.

Поправив суму, я припомнил путь до залы, в которой проводили ритуал, и, путаясь в немногочисленных поворотах темного коридора, отправился туда.

* * *

Девушки завтракали за крайним столом. Бросив взгляд через их головы, я вздохнул. Похоже, местный повар был хорош только в кашах и жареном мясе. Иных блюд, за время нашего тут пребывания, в меню у него не было. Выглядело варево, как и вчера, не очень. Впрочем, на вкус, как показала практика, все вполне терпимо.

Кивнув спутницам, я подхватил со стола у двери пустую миску и наполнил ее из парящего котла, стоящего в углу.

На обратном пути, я едва не столкнулся с решительно настроенной Дишей. Орка стремительно ворвалась в залу и, похоже, даже не заметив меня, тут же направилась в сторону нашего стола.

— Вы подумали над нашим предложением? — Сходу обратилась она к Вайле, которую, упорно воспринимала как старшую в нашей компании.

— Это было предложение? — Делано удивился я, ставя миску и устраиваясь на скамье. Моя ложка, подарок егеря, покинула карман и погрузилась в склизкую бурду с кусочками мяса и я, не дожидаясь реакции орки, на мои слова, принялся насыщаться.

— В степи довольно опасно. — Неуверенно буркнула Диша.

— А еще, мы едем к порталу. — Спокойно добавила Вайла. — И вас это, почему-то, очень интересует. Хотя, ума не приложу, как вам это стало известно.

— Дело не в том. — Отмахнулась воительница. — Хотя, и в этом тоже, но, в первую очередь мы должны помочь вам достигнуть города.

— И мы должны поверить вам… на слово? — Блеснула знанием оркского Кайра. Над произношением еще стоило поработать, но процесс познания языка уже, видимо, подходил к завершающей фазе.

— Вы гости степи! — Нешуточно оскорбилась Диша.

— Она права. — Нахмурилась Вайла. — Но я все же не понимаю, в чем твой личный интерес, что ты так стремишься составить нам компанию.

На лице орки отобразилась короткая борьба сразу нескольких эмоций. Она присела на край скамьи, опустила глаза и, словно решившись, выпалила. — Я внучка шамана. Он зрит судьбы.

Кайра пожала плечами, явно не понимая как это связано с ситуацией. Я тоже как-то не сообразил, в чем связь между нами и необходимостью сопровождения, а вот Вайла, кажется, догадалась. Даже рука, вымакивающая лепешкой остатки еды, на короткий миг застыла.

— Мы поедем на вирханах. Так быстрее. Иначе, вам придется добираться пешком. — С заметной уверенностью, что мы на крючке, добавила орка, так же не страдающая невнимательностью.

— Мы согласны. — Кивнула Вайла.

— Ждем вас у ворот. — Выдохнула, довольная девушка, и быстро убежала.

— Объяснишь? — Кайра требовательно уставилась на магессу.

— Мы под бдительным присмотром у шамана. Скорее всего, одного из верховных, раз он может «зреть судьбы». — Неторопливо проговорила Вайла, отодвигая от себя пустую посуду. — И он заинтересован в том, чтобы мы добрались до цели.

— А причины? — Уточнил я.

— У меня могут быть только предположения. — Пожала плечами девушка. — Вообще, это довольно неожиданно. Но, полагаю, орки нам ничем не угрожают. А вот то, что шаман настаивает на сопровождении, это настораживает. В пути могут возникнуть некие трудности.

— Этот шаман… — Я облизал ложку и спрятал ее в куртку. — Он видит будущее?

— Что-то вроде того. Я сама мало что в этом понимаю. — Качнула головой Вайла.

Я нахмурился. Разговор с призраком-шаманом придется внимательно обдумать. Слова об отсутствии выбора и о смерти, сказанные тем, кто, возможно, заглянул в мое будущее, неприятно похолодили сердце.

— Ну, зато не пешком. — Пожала плечами Кайра. — Идем?

— Да. — Рассеянно кивнул я. — Пожалуй, пора.

Подхватив свою суму, потягиваюсь, ощущая приятную сытость. Эх, сейчас бы легкую прогулку на свежем воздухе, а не скачку по прериям, но делать нечего, нужно двигаться дальше.

* * *

Мягкая скачка на спине нашего мохнатого «коня» убаюкивала только поначалу. Когда волки, двигаясь цепью, принялись пересекать небольшой участок, похожий на узкий овраг, на дне которого начинал свой путь, почти пересохший ручей, я едва не вылетел из седла.

— Хой! Неважный из тебя всадник, человек. — Захохотал Рор, когда я вцепился в его пояс.

— Уж, какой есть. — Хмыкнул я себе под нос, отгоняя сонную хмарь. За эту ночь я немного не выспался и был самую малость рассеянным.

Оторвав взгляд от несущегося мимо бесконечного травяного ковра, я перевел его на небо. Светило уже давно перевалило зенит и неспешно гнало свою пылающую колесницу в сторону края степи. Мне кажется или…

— Эй, Рор, а в какой стороне Кааран? Разве не на западе?

— Так и есть, человек. Наша столица на западе. От Штаха нужно больше седмицы непрерывно гнать вирханов по степи, чтобы его достичь.

Не понял! Если верить положению Элеры, мы едем куда-то почти что на север.

— Рор, а ты уверен, что мы не ошиблись с направлением?

— Уверен. Диша ведет нас в сторону побережья. В той стороне расположен порт, который снабжает припасами ближайшие крепости.

— Мы что же, в тот город скачем?

— Нет. — Качнул головой орк. — Оттуда вглубь степи лежит тракт. Не широкий, но обозы по нему ходят. Так что, делаем крюк. Диша сказала, прибьемся к кому-нибудь. Безопасней будет. А как до большого тракта дойдем, шустрее дело пойдет. Там камни шаманами заговоренные. Про быстрые тропы эльфячьи слыхал?

— Читал. — Кивнул я, умолчав, что нечто подобное узнал из развлекательной литературы с моей родной планеты. Однако, судя по всему, на Альмарионе такие магические технологии действительно имели место быть.

— Ну вот! Чем мы хуже?! Не так быстро как на лесных тропах, но на большом тракте день, почти за два будет. И особые духи его путников хранят.

— От чего хранят? Неужели степь так опасна? — Мне ответ на этот вопрос действительно был интересен, ибо я воспринимал орков, как полноправных хозяев степи. Они ездили верхом на, пожалуй, одних из самых опасных хищников, которых я встречал, и пользовались всесторонней поддержкой духовных воплощений. Да и сами не создавали впечатление слабаков. Может магов среди них не сыскать, но, уверен, даже против нашего колдовского брата у клыкастиков найдется не один туз в рукаве. Чего вообще им тут можно бояться?

— По-разному бывает. Будет время — расскажу. — Дернул плечом Рор.

Недосказанность меня насторожила. Видимо дремать в седле не то занятие, которому стоит сейчас предаваться. Слишком я расслабился, полагаясь на других. Забыл, что вокруг не парк развлечений с дяденьками-аниматорами, а мир полный опасностей, о которых я знаю до обидного мало. Надеясь на знания и умения наших сопровождающих, я, как-то незаметно обленился, предоставив, заботится о многих проблемах тем, кто меня окружает. Вот только, в случае чего, больно будет мне.

Активировав магическое зрение и, перестроив его на чисто аурный режим восприятия, я принялся просматривать окружающее пространство. Дальность не ахти и полезность сего действия сомнительная, но хоть какое-то занятие. Да и на душе сразу стало спокойней.

Проблемы начались, когда светило начало окрашиваться в алые вечерние цвета.

— Влево! Уходим влево! — Прокричала Диша, так резко разворачивая своего вирхана, что едущая с ней Вайла, едва не слетела со спины зверя.

— Бездна! Чтоб вы гнилью изошли! — Выругался Рор, повторяя нервный маневр своей предводительницы.

Я только и успел покрепче вцепиться в пояс орка, чтобы не встретиться с землей. При этом никакой опасности я поблизости не заметил. Пока орки гнали волков на пределе их возможности, я усиленно крутил головой, пытаясь хоть что-то высмотреть в том направлении, которого мы избегали. Но там была обычная, слегка холмистая степь, покрытая густым разнотравьем и более ничего.

— Рор, от чего мы убегаем? — Проорал я орку на ухо, стараясь перекричать встречный поток воздуха.

— От того, от чего вирханы с двумя всадниками на спине не скроются. — С трудно читаемыми интонациями прорычал орк. — Держись крепче! Упадешь, погибнешь.

Странные они. Если ясно, что убежать не получится, зачем тратить силы, которые могут понадобиться на сражение с опасностью?! Конечно, в случае, когда это некое природное явление, зная местность и определенные правила можно укрыться… Может дело в этом? Только бежим мы явно не от чего-то подобного. На небе редкие облачка, ветер сильный, но далек от ураганного, а на голову вряд ли что-то свалиться сможет.

На короткий миг я заметил вдали движение. Какая-то темная масса взрыла землю, раскидывая в стороны крупные ее комья, и исчезла так же внезапно, как и появилась.

По спине пробежал неприятный холодок. Нечто преследовало нас под землей. Я принялся торопливо перебирать в памяти всех описанных в книгах тварей, которые обладали подобными способностями. Ягвер обитатель леса, к тому же, хоть это подобие медведя и роет подземные ходы, скорость с которой он это делает не та, что у вирханов. А нас, похоже, преследуют на нашей скорости. Шор — подземная змея и хоть так и называется, сама она землю не роет, а просто живет в ее пустотах. Да и размерами с тем, что мелькнуло вдалеке, она не сопоставима. А больше и нет никого из подземных существ, что мне известны.

— Не успеем. — Хрипло крикнул Рор, бросив быстрый взгляд через плечо.

Наши клыкастые спутники, должно быть, позабыли, что с ними едут маги, и шансы исправить текущую ситуацию в нашу пользу у нас есть. Но лезть со своими комментариями я не стал. Вполне вероятно были какие-то нюансы, о которых я не знал. Как правило, они есть всегда.

Рор нагнал Дишу, и вскоре с нами поравнялся Кус.

— До каменного поля не успеваем. Попробуем разделиться? — Крикнул Рор, но Диша лишь пригнулась, и ее вирхан ускорился еще сильнее, хотя, куда уж быстрее. У этих потрясающих зверей оказался невероятная выносливость.

Кус устремился за предводительницей и Рор, что-то невнятно рыкнув, припустил следом. В этот самый момент, мое аурное зрение высветило близко подобравшегося преследователя, и он тут же показал себя во всей красе. Крупное длинное тело, одетое в сегментированный темно-коричневый хитин, взорвало землю справа от нас и бритвенно-острые хелицеры, торчащие из безглазой головы, мелькнули в каких-то миллиметрах от бока вирхана орки. Огромная сороконожка на миг застыла и, досадливо скрипнув жвалами, вновь нырнула в землю, сомкнувшуюся за ее разделенным хвостом, словно это была жидкость, а не твердая материя.

Следующее, что я увидел, это растерянное лицо Вайлы. Неожиданный рывок вирхана, на котором она ехала, бросил ее в сторону. Разжав руки, магесса полетела на землю, но, не успел я даже дернуться, как под ней сверкнула, видимая обычным зрением, вспышка, и девушка безопасно приземлилась на ноги. Еще одна вспышка резко погасила ее скорость, но за эти секунды она осталась далеко позади. Находясь на земле, под которой скользил насекомоподобный монстр.

Рор заскрежетал зубами.

— Скачи вперед! — Крикнул я ему на ухо и, плавным толчком, соскочил назад.

Полное усиление тела получилось мгновенно. Еще в полете энергетические каналы укрепили кости и связки. Мышцы налились силой, а внутренние органы в магическом зрении едва ли не засветились.

Тем временем, Вайла активировала меж ладоней что-то из своего убойного арсенала. Издали я точно мог сказать, что один из компонентов плюющейся искрами белоснежной сферы, это огонь. Его я, благодаря сродству, чувствовал даже на таком расстоянии. А вот что там было еще намешано, неясно.

Едва тварь снова выскочила на поверхность и попыталась полакомиться девушкой, как магическая искра, весьма удачно ударила в верхнюю часть длинного тела насекомого и… просто отбросила его назад, заставив вновь скрыться под землей. На обычное заклинание Тарана это плетение не тянуло. Там явно было что-то гораздо более убойное, и ведь даже не поцарапало! Это что же получается, подземные охотники неуязвимы для магии? Да как так-то?!

Едва концентрация Силы в моем организме достигла нужного уровня, я рванул в сторону Вайлы. Несколько пологих скачков, и я мягко погасил свою скорость в паре шагов от магессы. На ее лице были шок и растерянность. Ну да, не ожидала, что не получиться справиться с противником. Зато, теперь я точно знаю, что пробить шкуру монстров заклинаниями можно не пытаться. И это заметно усложняет наше положение.

— Держись. — Произнес я и подхватил Вайлу на руки. Прижав девушку к себе, я рванул обратно, но скорость пришлось набирать постепенно, иначе магесса могла пострадать. Лишь краем глаза успел заметить быстро сменяющие друг друга темно-коричневые сегменты панциря, на короткий миг вынырнувшие из земли там, где мы находились секунду назад. Вовремя смылись.

Рор уже гнал в нашу сторону, но, накачанный Силой по самые уши, я оказался гораздо шустрее волка.

— Уходите! Я следом. — Не успевшая ничего толком понять магесса, на ходу, была пересажена за спину орка и вцепилась в него как клещ. По ее лицу и волосам пробежала прозрачная волна искажения. Что это было разбираться времени не осталось. Судя по чувству жизни тварь, пошла на второй заход.

Орк гаркнул своему вирхану прямо на ухо и тот ускорился так, что комья земли и пучки травы ударили из-под задних лап фонтаном. Со мной не сравнится, но видно, что старается. В следующий момент я увидел, что Диша, не сразу обнаружившая потерю, завернула назад и приближается к нам по дуге. Понятное дело, хочет помочь, но сейчас это крайне не вовремя. Только подставится зря.

Я бросился следом за волком Рора, на ходу сплетая на себе вязь медицинского диагноста. За своим состоянием мне сейчас нужно следить как никогда. Но отклик заклинания немного успокоил. Организм с магической нагрузкой справлялся неплохо. Даже получше, чем раньше. Но я не знал, когда наступит тот момент, после которого тело начнет получать серьезные повреждения. Плотность Силы внутри меня сейчас была даже больше чем тогда, когда я охотился в столице на рунегримских наемников. И, что напрягало, если верить моему ощущению жизни, даже так я, похоже, в скорости, лишь незначительно превосходил этих насекомых. Они двигались под землей не менее стремительно. И, кстати, да — их тут теперь уже десяток, если не больше. И это только в пределах моей чувствительности. Наползли откуда-то.

Диша, осознав, что помощь нам уже не требуется, пошла на обратный разворот, но тут, в нескольких метрах земля перед ней взметнулась в воздух.

На одних инстинктах я вбросил энергию в голову. И, видимо слегка перестарался. Виски кольнула острая боль, а по подбородку из носа потекла горячая кровь. Впрочем, нужного эффекта я добился. Мир послушно замедлился. Теперь моего субъективного времени хватит на все. Модифицированный огненный шар с начинкой из глифа воды, запитанного крошечной щепоткой соответствующей энергии из моего Источника, сплелся довольно быстро. Сложнее было рассчитать уровень напитки Силой. Твари то по барабану по большей части, а вот орку могу покалечить.

Прицельно метнув заклинание, я отменил нагрузку на мозг и с огромным трудом не запутался в ногах, когда время вновь ускорило свой бег.

Пламенный магический сгусток стремительно прочертил алую линию от моей руки и вонзился в землю под брюхом монстра, в нескольких метрах от уходящего от смертельной опасности степного волка. Заклинание зарылось в землю и гулко ухнуло, выбросив вверх и вперед крупное облако горячего пара, земли и травы.

Дишу я, хвала Богам, не зацепил. Сороконожку же отбросил в сторону и, вполне ожидаемо, даже не оглушил. Но не этого я добивался. Полученной встряски хватило на то, чтобы сбить направление атаки и заставить животные инстинкты магического существа загнать его обратно под землю.

— Уходи! — Прорычал я через дрожащие от напитавшей их энергии голосовые связки и, остановился, планируя свои дальнейшие действия.

Медицинский диагност вновь окутал тело. Секунда, и я получаю отклик заклинания — как ни странно, я все еще в полном порядке. Это хорошо. Значит, на реализацию задумки меня хватит.

Краем сознания отметив, что Диша меня не послушалась, но все же была вынуждена отъехать от опасного места, я решил не рисковать ее, а заодно и своей жизнями и ускорил свои действия.

Максимальное усиление на кожу правой руки расползается до плеча и на часть груди. Энергия в мышцах без изменений — они сейчас не главный мой рабочий инструмент.

Сжав ладонь в кулак, я поднес его к лицу и сосредоточился на нем, интуитивно ощущая, что все сработает как надо.

Нить-кольцо ложится на костяшки. Четыре пустые, экранированные друг от друга глифа вписываются в нее, казалось бы, в бессмысленном порядке — Тьма, Огонь, Вода, Сила. Теперь капля каждой из этих энергий в каждый из символов. Незначительные крохи магии от каждого из принадлежащих мне Источников, но при такой смеси конечный результат очевиден.

Руку дернуло от, пока что, не активированного заклинания, готового выплеснуть свою сырую мощь едва я ему позволю. Так, при создании плетения, быть не должно, но сейчас я делаю то, что никто из магов никогда не делает. Плету на живую — тяну магические нити, напитывая Силой уже в процессе создания вязи. Опасно. Однако, вроде бы, работает. Теперь крест в центр круга и печать выброса глифом Толчок.

Заклинание готово и я впервые вижу магическое плетения обычным зрением. Это совсем не та магия, которой я учился, но она работает. Я это чувствую.

Ощущение жизни показывает, что хищные сороконожки несутся в сторону ближайшей жертвы прямо у меня под ногами. К Дише. Почему не ко мне? Монстры безглазы и это их слабое место. Я недвижим, а значит невидим. А вот вибрации земли от ударов лап волка орки манят их к себе.

Выдохнув, я припадаю на колено, вбивая в землю, руку с активным плетением, вгоняя его в почву на глубину пары метров. Усиление кожи спасает от смертельной отдачи, плеснувшей от печати, но правый рукав куртки и рубашки разносит на клочки. Не дожидаясь результата, совершаю несколько быстрых прыжков в сторону вирхана и его всадницы.

Монстры застывают в нерешительности. По их мнению, должно быть, очередная добыча совсем рядом. Гораздо ближе, чем всадница. И в этот самый миг стихии достигают активирующего глифа.

* * *

Ругая себя последними словами, Диша неслась в сторону оказавшегося на земле наемника. Это была ее вина. Ее неосторожность, привела к тому, что магичка не удержалась в седле. Дед, в кои-то веки, дал ей знак, намек на нечто важное, а она была так неосторожна. Потерять подопечную во время скачки… позор! Когда орка смогла развернуться, свалившаяся девушка уже была посажена на вирхана Рора и тот, послушавшись резкого приказа паренька, бросил своего четвероногого друга вперед во весь опор. Нужно срочно исправлять ситуацию. Бросать наемника на произвол судьбы никак нельзя.

— Уходи! — Проревел парень так громко, что даже на расстоянии больно ударило по ушам. По выкрутасам наемника уже было понятно, что магия ему не чужда, но все равно, неприятный сюрприз. Был бы он врагом, смог бы сильно удивить.

На сам приказ, орка лишь разражено зашипела. Главная в отряде только она! И не ей выполнять его приказы какого-то человека. Будь он хоть дюжину раз маг.

Опыт подсказывал, что она сейчас балансирует на самом кончике ножа, вот только бросить исправившего ее ошибку мага она не могла. А тот, на короткий миг замер, пристально уставившись себе на кулак правой руки. Диша ненадолго отвлеклась, а когда снова поймала взглядом свою цель, с удивлением увидела как тот, удерживая на костяшках пальцев сияющий диск, припал на колено и ударил им себе под ноги, после чего, головокружительными скачками понесся в ее сторону.

За спиной Дана, небо потемнело, от вставшей на дыбы степи. И тут Диша поняла, что лучше было бы послушаться и уходить, когда ее предупреждали. Потому что, происходящее нагоняло жуть, пробирающую до самых костей.

Земля словно взбесилась, выгибая спину, будто дикий зверь и издавая полу-рев полу-стон, рождающийся где-то глубоко под ногами. Диша растерялась и ослабила внимание, но, ни одна сороконожка не позарилась на неосторожную всадницу. Попросту не успели. Хищные тела тварей, сворачиваясь тугими кольцами, где частично, а где полностью, выбрасывались на поверхность из родной стихии, за один миг превратившейся в опасную ловушку.

— Времени мало! Гони! — Рявкнул маг, в высоком прыжке оседлывая вирхана и крепко обнимая орку, чувствительно мазнув руками по ее груди.

Проглотив ругательство, Диша хлопнула ладонью по холке Фиры и бросила волчице короткую мысль-приказ.

Лишь через несколько минут, сходящая с ума степь, стремящаяся достать всадников расширяющейся волной разрушений, отстала, позволив вздохнуть свободней.

— Ты обезумел, такое вытворять?! — Завопила Диша на парня, сбрасывая пар.

— Я рад, что получилось почти то, что я хотел сделать, и остался после активации одним куском. — Нервно хохотнул прямо в ухо маг. — Не ожидал, что такой масштаб будет, зато теперь мы в безопасности.

— В безопасности?! — Орка скривилась от слов ничего не понимающего в происходящем чужака. — Молись, чтобы самое опасное нас не коснулось! Хотя, после твоего колдовства на это надежды мало.

— Так ведь монстры не скоро теперь в себя придут. Да и фора у нас большая. — Удивился этот глупец.

— Не в порченых насекомых дело, чужак! — Рыкнула орка, подправляя направление движения вирхана. — Это всего-навсего слуги! Бояться нужно хозяина. И никакое колдовство от него нас не спасет.


ГЛАВА 12

Песок, перемешанный с мелкими камешками, щекоча кожу, протек сквозь пальцы и образовал небольшую горку. Я отряхнул руки и огляделся. Маленькая, двести на двести шагов, каменистая пустыня, прямо посреди степи, смотрелась весьма контрастно. Царство однотонного мертвого уныния, в окружении буйства красок жизни.

— И что мы тут делаем? — Поинтересовалась, у ухаживающего за волками Рора, Вайла.

— Прячемся. — Ответила за него Диша. — Но, даже не знаю, сработает ли против такого сильного падшего.

— Я так понимаю, насекомые не единственная наша проблема. — Подала голос Кайра, устроившаяся на расстеленном, на песке плаще.

— Есть у меня подозрение, что прятаться нам бесполезно. — Вздохнул я, уловив в голосе орки, заметную дрожь.

— Что конкретно нам угрожает, не поделитесь? — В тоне нашей магессы мелькнули нотки металла, не подразумевающие отказа, но клыкастая и не собиралась городить тайны. Тем более что в общих чертах она уже поделилась со мной тем, что происходит. Без деталей, но мне хватило, чтобы понять, что попали мы серьезно.

— Среди орков практически нет тех, кто способен творить вашу магию. — Начала Диша издалека. — Наша сила заключена в ином. Магия духов. Шаманизм. Шаманы уходят в мир духов, заключают с ними договоры и используют их, чтобы делать то, на что у многих магов попросту не хватит сил. Так мне дедушка говорил. Но суть не в этом. Духи, не достигшие определенного уровня в своем развитии, не могут проникнуть в реальность без помощи шамана. Сильные же духовные сущности, при определенных условиях, проникают в наш мир самостоятельно, используя дорожки, протоптанные шаманами. Их мало и не все они представляют угрозу, но есть среди них те, кого мы называем Шааги.

— Преисполненные зла. — Озвучил я приблизительный перевод этого слова.

— Да. — Кивнула орка. — Это их суть. Но самое страшное в том, что они вполне разумны и, как и большинство духов, несут в себе конкретные устремления. Как вы понимаете, цели Шааги далеки от добрых. Они порабощают слабых духов, пропитывают их своей энергией и вселяют в живых существ, которые затем меняются.

— Насекомые. — Дал подсказку, для тех, кто еще не понял, подошедший Рор.

— В нашем случае насекомые. Реже, это мелкие зверьки или птицы. Даже для Шааги захватить тело с достаточно упорядоченным сознанием почти нереально, поэтому жертвами становятся те, кто живут чистыми инстинктами. Ну а дальше начинают множиться ситуации вроде нашей. Шааги откармливается на путниках и с каждой жертвой становится все сильнее.

— Ладно. — Прервала лекцию Вайла. — Злой дух наплодил духов-рабов и напал на нас, чтобы убить, или что-то там еще, понятно, что ничего хорошего ему от нас не требуется. Противник определен и понятен. Но у меня два вопроса, — почему мы приехали именно сюда, и сможет ли наша магия этому Шааги навредить?

— Серый Клык. — Развел руками орк, словно обнимая каменное поле. — Так называлась скала, которая раньше тут была. Это легенда, суть которой в том, что это место духовной силы, которое использовалось для победы над великим Шааги. С тех пор тут пустыня. Но даже песок, в который превратился священный камень, отпугивает духов. Из тех, что не очень сильны.

— А магия… — Пожала плечами орка. — Вы сами видели. Эти слуги довольно мощные создания. А значит, и их хозяин не так слаб, как хотелось бы.

— Мои заклинания рвались и развеивались, едва приближались к этим монстрам. — Поделилась Вайла со мной.

— Та же история. Однако, опосредованное воздействие было более-менее действенным. Хотя, сомневаюсь, что я нанес им серьезные раны. — Кивнул я, задумчиво поджав губы. — Теперь понятно, от кого вам защищать свои дороги. — Бросил я Рору, на что, тот изобразил рукой что-то неопределенное, помахав ей над головой.

— И к чему же мы пришли? — Кайра элегантно поднялась со своего плаща и, демонстративно отряхнувшись, стала между нами, завладев всеобщим вниманием. — Мы в относительной безопасности, но, только пока что, и это не точно. Мы не уверены, что сможем нанести вред врагу. Делать-то что дальше?

— Предлагаю исходить из худших вариантов развития событий. — Поднял я руку. — Навечно мы не спрячемся. Прорываться дальше бессмысленно, уж слишком велика вероятность того, что мы снова столкнемся с этими тварями, или, что еще хуже, их хозяином. Нужно окопаться, передохнуть и, если все будет по-прежнему тихо, составить план отступления в сторону защищенного тракта, о котором мне рассказывал Рор.

— А почему бы нам не отправиться прямо сейчас? — С легким недоумением в голосе произнесла Вайла.

— Это очевидно. Вирханы устали. Они несли двойной груз. К тому же недавняя скачка их вымотала. — Пожал я плечами.

— Дан прав. — Выдохнул Рор. — Волки вымотаны. Но, есть сомнения, что удастся отсидеться.

— Нас отпустили. — Добавил Кус.

— Значит, решено — будем обороняться. Тут у нас есть хоть какое-то преимущество, нежели, столкнись мы с врагом в открытой степи. — Подытожила Диша.

С полминуты мы все помолчали. Судя по всему, каждый заново переживал момент «тактического отступления», более похожего на позорное бегство.

— Чем вы можете помочь? — Перешла на деловой тон орка.

— Магия и совсем немного алхимии, но, к сожалению, я понятия не имею, что из моего арсенала может сработать. — Нахмурилась Вайла.

— Магия. В основном неструктурированная. — Равнодушно произнесла Кайра.

— Магия и клинки. Может статься, от последнего толку будет больше. — Ткнул я большими пальцами в рукояти каэре.

— А что такое «неструктурированная магия»? — Осторожно поинтересовалась Диша.

— Если я правильно понимаю, это заклинания, в основе которых лежит не техничный подход созидания формы через плетения, глифы, руны и прочие элементы, а только Сила и воля мага. Мне этот способ создания магических конструктов известен под названием «дикие заклинания». — Пояснила наша магесса. — Чем-то похожим Дан воспользовался, когда устроил то буйство стихии, когда мы убегали от слуг этого… Шааги. Редкое направление в магическом искусстве. И… довольно опасное для самого мага, его использующего.

Орки уважительно покосились на нас с Кайрой. А я, наконец-то, узнал название того, чем учился пользоваться еще со времен ученичества у магистра Вэйса.

— Что ж. — Орка откашлялась. — С моей стороны толку будет мало. Лук и ножи не то, что может помочь в нашем положении. Кус? — Она повернулась к своему флегматичному товарищу, смену выражения лица которого я заметил, от силы, всего пару раз.

— Попробую организовать окружающую нас духовную мощь. Но я не шаман. На многое не рассчитывайте.

— Что это нам даст? — Уточнил я, так как ответ орка был довольно расплывчат.

— Один, может быть два удара по духам. Они растеряются, замедлятся и, если повезет, ослабнут. — Неуверенно произнес он.

Ну, тоже неплохо. Особенно, если атака произойдет в нужный момент.

— Рор? — повернулся я к орку.

— Лук и клинок. — Разведя руками, скривился тот.

— Могу попробовать усилить ваши стрелы. — Предложил я, прикидывая, как сделать одноразовые артефакты. Все же металл в наконечниках, наверняка, самый обычный и, вероятно, не самого лучшего качества. Одно или двух уровневое плетение выдержит, но рассеивание вложенного заряда будет очень сильным.

— Артефактор? — Вскинула бровь Вайла.

— Интересовался. Но вряд ли могу претендовать на это звание. — Покачал я головой.

— Я тоже посмотрю, что можно сделать на скорую руку. — Постукивая пальчиком по нижней губе, задумчиво проговорила магесса.

— На мне ловушки. — Как-то уж очень зловеще улыбнулась Кайра. Похоже, только ее наше положение никак не напрягало, а наоборот развлекало.

— Нужно будет как-то обезопасить вирханов. — Беспокойно покосился на волков Рор.

— Я попытаюсь создать барьер. — Махнула рукой магесса. — Но не уверена, поможет ли это против сущностей, о которых я знаю крайне мало.

— Вайла, ты же бывала в степи и раньше, неужели тогда ты ничего не узнала об этих темных духах? — Негромко поинтересовался я у девушки.

— Не было смысла. — Пожала она плечами. — Дело в том, что понимать суть духов может только шаман. Да и об этих темных духах я тогда ничего не слышала. Только сказки, а мифами орков не увлекалась. Ну и не задерживалась я в степи никогда, чтобы был смысл вникать в такие детали.

— Не так давно Шааги действительно были просто страшными сказками. — Со вздохом сказала Диша. — Конечно, шаманы знали об их существовании, но не более того. Эти духи были слишком слабы и попадали в нашу реальность только, когда некоторые отступники их призывали. Да и то, на что-то серьезное те Шааги были не способны. А за последнюю пару дюжин лет в степи поселилось сразу несколько этих тварей. С какими-то из них наши шаманы справились, до иных не добрались, потому что те научились хорошо скрываться. А потом граница между нашими мирами начала истончаться. И мощь Шааги стала расти.

И, кажется, я знаю, в чем причина, — тут же подумалось мне. Может быть, я сильно зациклился, на будущей гибели мира, и везде вижу ее отголоски, но слишком уж происходящее вписывается в общую картину.

— Думаю, достаточно разговоров. У нас еще есть дела, а сколько времени в запасе, не известно. — Решительно произнесла Кайра.

— Она права. — Кивнул я. — Поторопимся.

* * *

На все наши приготовления ушло времени меньше чем ожидалось. И не потому что мы торопились. Просто времени нам много не дали. Всего через пару часов, по моим внутренним часам, стало ясно, что загонщики все же пришли по наши души.

Со всех сторон по степи пополз низкий серый туман, из которого, то тут, то там, мелькали многочисленные спины сороконожек и еще каких-то, вымахавших до внушительных размеров, непонятных насекомых.

Орки оказались правы в своих прогнозах.

— Шааги пришел. — Глухо произнес сидящий в позе медитации Кус, не открывая глаза.

— Это мы уже и сами видим. — Вздохнул я, откладывая очередную запоротую стрелу.

Артефактор из меня все же аховый. Три расколовшихся наконечника и всего одиннадцать стрел с заклинаниями ударного свойства — вот и весь результат. У Вайлы, судя по всему, дела шли получше. Она почти полностью заполнила колчан Рора. А ведь перед этим она умудрилась успеть соорудить купол вокруг вирханов.

В магическом зрении вокруг нас сверкали десятки мин-заклинаний заложенных Кайрой. Вот уж чей вклад действительно ощутим.

— Выйди мы в сторону тракта, и все было бы хуже некуда. — С каменным лицом произнес подошедший Рор.

— Согласен. — Скривился Кус, поднимаясь и растирая затекшие ноги. — Они все это время были вокруг нас. Кольцо. Словно наверняка знали, где мы.

— Если знали, то возможности проскочить у нас действительно не было. — Диша обвела взглядом стягивающуюся к нам пепельную дымку.

— Тропа? — Негромко произнес я, обращаясь к Вайле. Но она лишь покачала головой в ответ.

— Даже если бы была возможность, всех увести сил бы не хватило.

Паршиво. Шансов уцелеть, у нас мало. Ну, перебьем мы пару десятков многоножек. А после до нас доберется этот темный дух, способности и возможности которого никто из присутствующих даже близко не представляет, и на этом, можно сказать, все. И помощи ждать неоткуда.

— Есть идеи? — С надеждой спросил я у Кайры.

— Не больше чем у тебя. — Фыркнула девушка. — Я умею, конечно, делать порталы, но, даже будь у меня время, я бы не рискнула без надежных якорей. А ими я, как-то, не озаботилась, уж извини.

— Ясно. — Скривился я. — Что-то я нервничаю.

— Справимся! — Уверенно рыкнула Диша, перебивая мое внезапное упадническое настроение. — Если бы меня ждала гибель, дед бы передал весточку.

— А нас? — Кисло усмехнулся Рор. — Нас бы он предупредил?

— Все что нам нужно, он нам сообщил через Куса. — Резко отрезала орка. — И там не было и слова о смерти.

Я погладил рукояти каэре и потянулся. Кидаться заклинаниями издалека здорово, конечно, но сейчас немного не тот случай. Значит, буду действовать по старинке. Тем более что энергетические каналы у меня, кажется, окрепли до той степени, когда беспокоиться особо не стоит. Хотя, все же лучше без перегибов. А то надоело лечиться после каждой серьезной схватки.

— Если все будет совсем плохо, отходите в центр каменного поля, к вирханам. Там заготовлен купол с запасом прочности. При должной подпитке продержится не один день. — Даже как-то излишне спокойно произнесла Вайла, передавая заряженные магией стрелы Рору.

— Рор, Кус и я обработаем монстров из луков еще на подходе. — Обведя нас тяжелым взглядом, отчеканила Диша. — Потом ждем, когда они пройдут ловушки. Дальше, как получится.

— Держитесь ближе к куполу. — Хрипло произнес я, незаметно вытирая вспотевшие ладони о штаны. — Я пойду вперед.

— Решил помереть героем? — Дернулась Вайла. Будто ей есть дело до того выживу я или нет. А впрочем, наверное, есть. Столько со мной возиться…

— Полагаю, мы уже выяснили, что Шааги не глуп, а значит, вполне может провести этих насекомых к нам, зачищая ими лишь небольшой участок ловушек Кайры. А я могу помелькать перед тварями и заманить их на полосу с нашими сюрпризами, чтобы эффект был максимальным. Закладки я вижу, так что сам не попадусь. Усилить себя, и ускорить восприятие, для меня не проблема. Под удар специально лезть не буду, и отойду к вам, как только дело станет плохо. — Проинформировал я команду, судорожно просчитывая варианты, в которых что-то могло пойти не так.

— Уже все плохо, приятель. — Ободряюще улыбнулся мне Рор.

— Я имел ввиду — хуже, чем есть сейчас. — Криво ухмыльнулся я. — Не думаю, что эти тараканы будут намного сильнее Измененных.

— Сталкивался? — Вскинул бровь орк.

— Довелось.

— Может и не сильнее, но их тут тьма. — Урезонила меня Кайра.

— Я буду осторожен. Насколько это вообще возможно в такой ситуации.

— Надеюсь на это. Не хотелось бы лезть за тобой в пекло.

— Это из-за твоей клятвы?

— Клятва по особенному распространяется на самоубийц. — Усмехнулась Меор. — Так что, если ты попадешь в сложную ситуацию…

Видимо она так шутит. С долей серьезности, но не без смешинки в глазах. И ни капли тревоги. И это не бравада. Просто переживаниями ничего не решить, как нельзя было ими решить ни одну мою жизненную ситуацию раньше. Как ни странно, это меня мгновенно успокоило. Предстоит бой — возможно безнадежный, но, сколько таких ситуаций у меня уже было? Так к чему дергаться раньше времени?! Нужно действовать.

Монстры-прислужники, как-то неуверенно и боязливо, выскакивали из заключившей небольшую каменную площадку в колодец, густой дымки и, тошнотворно извиваясь, начинали рисовать вокруг почти ровный круг.

Я поднял лицо к темнеющему небу и, ощущая начавший просыпаться азарт, легко улыбнулся. Руки уже привычно легли на рукояти каэре, и подарок Эавира, с довольным шелестом, покинул свои ножны. Раз такое дело, я буду рад встретиться с врагом лицом к лицу.

Почти физически ощутимо, загудели мои Источники. Все разом. Каналы наполнила Сила, а тело, до допустимого предела, магическая мощь, граничащая с неуязвимостью. «Временной неуязвимостью» — поправил я сам себя, немного выныривая из ощущения пьянящего могущества. Раньше так не было. Была ярость боя, был холодный, безразличный расчет, был страх, но никогда еще я так не желал схватки. И никогда до этого я не чувствовал, что моя магическая сила не давит на меня изнутри, разрывая магические вены, а становится со мной единым целым. Видимо сказалось то, что сеть каналов разрослась. А может быть это из-за ослабленных Источников. Хотя, не важно. Главное, что я, в кои-то веки, не буду скован временными ограничениями.

— Удачи! — Донесся до моего слуха чей-то шепот.

Я сделал шаг…

* * *

— Я верю в твою способность предвидеть события, старик, но мог бы и пораньше сообщить об угрозе! — Зрелый орк устало опустил руки, на которых медленно затухало призрачное сияние. — Или ты думаешь, что прокладывать Дорогу Ветра так просто? Да еще и в такие сжатые сроки.

— Не ворчи Ухар. А то непонятно становится, кто из нас старик. — Слабо приподнял уголки губ старый шаман и огладил оголовье своего посоха, уже начавшего слабо вибрировать от накапливаемой заключенными в него духами, энергии. — Время правильное. Главное сделать то, что должно. Да и рискую я поболе вашего.

— С чего бы? — Третий орк, чьи длинные волосы были сложены в косу до лопаток, в которой пестрели расшитые серебром алые ленты, звякнул тяжелыми браслетами, отдавая последний приказ целому сонму ярких потусторонних светлячков, что выстраивали дверь для одноразового перехода. — Этот Шааги силен, и драться с ним мы будем все вместе, тут риск виден, конечно. Но он равный для нас всех.

— Там моя внучка. Она одна из приманок.

— О! — Длинноволосый ограничился коротким восклицанием и нахмурился.

Родственные узы степного народа сильны. И связь эта безмерно глубока у шаманов. Насильственная потеря кровного родственника — огромная боль, для любого разумного. Боль душевная. Для шамана — это разрушительная волна, бьющая по духу, разуму и телу, меняющая его суть навсегда. Потому не заводят шаманы семей и не плодят потомства. Почти никогда. Лишь коснувшиеся ладони Великого Духа Предков могут рискнуть. Но и для них такое дается тяжело.

— Тогда поторопимся.

— Нет! Делаем, как запланировано. Там есть, кому позаботиться о моей девочке. Да и не видел я ее тени в своих видениях. — Покачал головой старый орк. И мелкие косточки, вплетенные в косички, тихо стукнулись друг о друга, порождая в черных волосах, собранных на затылке в конский хвост, прозрачные образы птичек, беспокойных духов-посланников, тревожащихся от предстоящих событий больше всех.

— Тебе виднее, Верховный. — Уже без ноток недовольства, буркнул названный Ухаром. — Я закончил. Тоннель Порыва Ветра достигнет Серого Клыка до заката. Крайний срок, до первых звезд. Можем ускорить…

— Не нужно. Мы успеем.

* * *

Главным для меня сейчас было сосредоточиться и быть предельно внимательным. Противников много и, хоть они и теряют на каменной поверхности, присыпанной тонким слоем песка, свой главный козырь, атаку из-под земли, это, все же, не мечник, какой-то. Эти многоножки и хвостом долбануть могут, и лапами порвать, и кусалки у них явно не для красоты.

Пройдя насквозь «минное поле», я стал шагах в десяти от него. Как начнтут прорываться, пойду по кругу, заманивая кого смогу на опасный участок. Надеюсь, сюрпризы Кайры достаточно действенны, иначе мое геройство будет бессмысленным. Ну а дальше будем действовать, как запланировали или по ситуации.

Неприятная на вид дымка на каменную равнину далеко не залезла. Или не смогла, или не нужно ей того было. А вот тварюшки поперли плотным строем. Разминая кисти, я описал лезвиями каэре пару восьмерок.

Вдох-выдох. Сознание погрузилось в неглубокий транс, до предела обостряя и так раскачанное восприятие, и вовремя, ибо на меня выскочил первый монстр.

Подав из ладоней в клинки небольшой заряд Силы, я, с оттягом, полоснул крест на крест. Сталь скрежетнула по твердому панцирю, но кроме глубоких царапин мои мечи больше никакого урона не нанесли. Но остановить удалось. Даже отбросить чуток.

Это вовремя я магию в металл кинул. При ударе она высвободилась и спасла мечи от участи быть разломанными надвое. Подзабыл как-то про то, что сейчас я как минимум впятеро сильнее простого человека, а твердость брони этих тараканов не уступает гранитной скале.

Ладно, башку не пробил, посмотрю, как по конечностям получится, — решил я, осторожно отступая назад.

Извернувшись до хруста, преодолевая сопротивление ставшего густым как кисель воздуха, я отмахнулся кликами по мелькающим в воздухе лапкам очередной бросившейся на меня твари. Зацепил лишь краем, но удачно — снес сразу пару конечностей, едва не заляпавшись кислотно-зеленой кровью. Меч, даже не смотря на свою силу, едва удержал. А ведь было в планах зачаровать клинки, да все откладывал. Теперь придется мучиться.

Отступив еще немного назад, от бросившихся ко мне сороконожек, я подал Силу в голосовые связки и использовал проверенный прием.

— Прочь!

Передо мной, образовалась линза спрессованного воздуха и тварей попросту снесло.

Не теряя времени, я бросился следом и успел покалечить еще парочку, прежде чем меня снова начали теснить. Еще немного и я бы просто оказался погребен под хитиновыми телами. С хрустом порвался рукав куртки. Жвала рванули штанину. Пожалуй увлекаться не стоит, а то так меня на части разберут.

Совершив аккуратный прыжок, я приземлился между нескольких магических мин. Тут же, слева и справа, раздалось несколько первых громких хлопков. Времени на осмысление ситуации давать было нельзя, и я бросился по кругу вправо, попутно раздавая мощные, но, по большей части бесполезные удары. И… конечно же споткнулся. Сам ногой зацепился, или какой-то жук меня ухватил, не углядел. Только кувыркнулся через голову, поймав сразу несколько ощутимых касаний, полосующих уже пострадавшую куртку и, хвала Богам, соскальзывающих с моего тела.

Подняться я смог буквально пару ударов сердца спустя, а колотилось оно у меня в этот момент будь здоров как. Вот только к этому моменту меня уже плотно обложили. Один из жуков, что помельче, перебирая всеми шестью лапками, споро обошел меня со спины и, конечно же, тут же подорвался на заряде. Диверсанта просто порвало. А я, хоть и почти не пострадал, если не считать зеленой жижи обжегшей меня через прорехи в порванной одежде, но в ушах зазвенело. Да и всех нас, ударной волной, дружно бросило с немалой силой. Второй раз подняться так же резво, как до этого, я не успевал. Только успел скрипнуть зубами, но, мгновение спустя, рванувшие ко мне насекомые словно наткнулись на незримую стену. Многочисленные насекомые принялись сплетать своими телами бессмысленные узлы, а набегающие вслед за ними жуки-переростки, всевозможных форм и цветов, закопались рыльцами в песок, будто их чем-то сверху пристукнуло.

Пришло понимание, — «Кус работает». Не теряя времени, я рванул дальше по кругу. Очередной мой удар уполовинил количество конечностей ближайшей многоножки, ну а дальше я перестал воспринимать всю картину в целом. Только и получалось, что, бежать, да уворачиваться от желающих добраться до меня монстров и избегать редких выплесков, ядовитой крови противника. Спину, все еще, немного припекало.

Звуки взрывов начали превращаться в канонаду. Огоньки закладок гасли одна за другой, исправно калеча и убивая слуг Шааги. Еще немного и можно будет отступать.

Толчок. Рывок. Резкий разворот, и оплетенное магией лезвие нашло следующую цель, а я едва успел уйти от яростного удара ближайшего монстра. Перекатившись назад через правое плечо, я присел и распрямился, словно туго сжатая пружина, выстрелив себя вертикально вверх.

— Лежать! — Акустический «плевок» припечатал несколько мутантов прямо подо мной, вдавив их в песок, а я уже падал обратно. Удар был такой силы, что панцирь сороконожки, подвернувшейся под приземление, отчетливо хрустнул. Вслед за ним, жалобно звякнули каэре, принявшие на себя острое жало, конвульсивно изогнувшегося хвоста. Вряд ли мечи протянут долго. Слишком твердая у монстров шкура.

Отпрыгнув назад, я одним движением погрузил мечи в ножны и сжал кулаки. Оплести их хаотичной мешаниной агрессивных магических нитей было делом пары секунд. Укрепленное магией тело тут должно справиться лучше.

Грохот близких разрывов и летящая со всех сторон шрапнель из мелких камешков, дали понять, что пора бы уйти под прикрытие развернувшегося в центре каменной площадки защитного купола. Я бросил быстрый взгляд по сторонам и скривился — сверкающих в магическом зрении пятен энергетических тел атакующих нас чудовищ было все еще много. Хотя, стоит признать, магия Кайры оказалась довольно действенной. Если не половину, то треть уж точно до нас уже не доберется.

Натужно хэкнув, я, одним ударом правой руки, обломил у основания одну из хелицер бросившейся на меня сороконожки. Верхняя часть гибкого тела, изогнувшись, отклонилась в сторону, и тут же я, больше почувствовал, чем увидел, как мне в бок несется шип ее хвоста. Вот же живучие твари!

— Прочь! — Очередная волна Силы снова смела моего противника, по пути собрав еще с десяток подвернувшихся насекомых. Вреда никакого, но это дало мне короткое мгновение на передышку и возможность отступить еще на пару десятков шагов.

Следующая атака прилетела уже с другой стороны. Мелькнувший в воздухе хвост не особо крупной твари удалось перехватить руками, но отбрасывать ее в сторону я вовремя передумал, принявшись использовать ее как оружие. То есть, попросту лупя ее телом во все стороны и прокладывая путь к еще не активированным магическим минам. Уж не знаю, удалось ли нанести кому-то большой урон, но некое подобие скорпиона, попавшего в мои руки, я точно прибил. По крайней мере, когда отбрасывал его в сторону, чтобы не мешался, признаков жизни он уже не подавал. Удачно, но слишком долго и утомительно. Даже под усилением я начал ощущать накапливающуюся усталость. Странно, раньше такого не было. Впрочем, раньше я так долго и не куролесил. Считай, минут пятнадцать, а то и дольше, геройствую. И, кстати, никаких признаков внутренних повреждений. Похоже, и впрямь приспособился.

А теперь последний штрих. Чтобы сбросить с хвоста, норовящих оттяпать от меня кусок жуков, я развернулся и, не очень быстро, побежал между последними огоньками, спрятанными в песке. Казалось бы, легкая прогулка, после недавнего боя. Но это было легко лишь вплоть до первого взрыва, ударившего в спину. Я едва успел уйти кувырком в сторону, чтобы не напороться на очередную ловушку самому. А затем мне вдогонку загрохотало с удвоенной силой и пришлось ускориться. Эх, надо было поинтересоваться как у Кайры так получилось. Ведь мои потуги ни в какое сравнение не идут с ее поделками. Проклятые монстры мои заклинания просто в клочья рвали, только сырая Сила и работала, а ее хитрые структуры вполне эффективны. Даже подзабытый исследовательский зуд проснулся.

Одним прыжком к защитному куполу я переместился лишь тогда, когда активировалась последняя закладка. Полет вышел немного пологим, но, даже с небольшой высоты все же позволил оценить всю глубину неприятного положения в котором мы оказались.

Порядка нескольких десятков монстров, покалеченных в той или иной степени, уже кружили вокруг защиты. Приземлиться удалось удачно, — впечатав ноги в хрустнувшую голову какого-то жука, наподобие жужелицы. Хоть какое-то разнообразие. А следующий рывок, позволивший мне избежать удара очередного многоногого монстра, я погасил уже в миниатюрной безопасной зоне.

— Прижми вон ту, здоровую! — Раздался крик Рора, сразу, после чего орк спустил тетиву с, кажется, моей стрелой. — Получи!

— Как у вас успехи? — Поинтересовался я севшим голосом у, помогающей мне подняться на ноги, Вайлы.

— Так себе. Но общую стратегию выработали. — Девушка бросила на меня диагностический конструкт и, убедившись, что более-менее цел, сразу его развеяла и принялась поливать какой-то жидкостью открытые участки кожи, пострадавшие от ядовитой крови. — Кус сказал Шааги рядом. Вот только непонятно, почему он осторожничает. Судя по его свите, ему до нас добраться, будет и проще и быстрее чем этим уродцам. Однако ж не лезет.

— Я добью! — Радостно завопила Кайра и активировала нечто, лишь отдаленно напоминающее плетение. По крайней мере, ни одна известная мне даже в теории вязь не смогла бы удержать такую накачку Силой. Но, чем бы это ни было, сработало оно неплохо, — из мерзкой шевелящейся массы слуг Шааги раздался хлопок и тело одного из насекомых, изломанное и почти порванное пополам, взлетело в воздух на несколько метров.

— Ого! — Впечатлился я и болезненно охнул. Сквозь прорехи в одежде на моей коже начинали прорисовываться темные пятна синяков. Значит и усиление до конца не спасло, хотя, в тот момент, когда мне перепадало, я почти ничего не чувствовал. Но синяк не открытая рана. Пережить можно. А вот одежку жалко. Добротная была. И клинкам досталось…

— Повезло. — Дернула уголком губ Вайла. — Для столь долго подготавливаемого заклинания, она слишком часто промахивается. И, как бы она не бахвалилась, резерв у нее не бездонный.

— Жаль. — Все так же сипло выдохнул я и попытался сделать шаг, как обо что-то запнулся.

— Дан! Твои сапоги!

— Грустно. Они мне нравились. — Произнес я, приподняв ногу и рассматривая почти отвалившуюся подошву. Обуви тоже хана. — Если выживем, хочу найти такие же удобные. Привык я к комфортной обуви.

— А еще, твой глаз… — Добавила девушка и я слегка поднапрягся.

— Сильно паршиво выглядит?

— В смысле? — Удивилась Вайла. — Он покраснел… вот! — Она протянула мне, извлеченное из поясной сумки зеркальце.

Глаз, слава Богам, не вернулся к своему кошмарному виду, но он действительно покраснел. Словно тонкие кровавые прожилки исчертили радужку. При этом, бегло брошенный внутренний взор не показал никаких серьезных отклонений в строении каналов. Я бы даже сказал, та травма, из-за которой мне пришлось какое-то время таскать полумаску, почти исцелилась. Впрочем, неудобств новые изменения во внешнем виде, мне не доставляли, а уж если сравнивать с тем, что было раньше, так и вообще, мелочь не стоящая внимания.

— Стрелы закончились. — Проинформировала нас подошедшая Диша. Она устало опустилась на песок и растерла руками лицо, оставляя на щеках несколько грязных мазков.

— Мечами даже не пытайтесь. — Покачал я головой.

— Пробовал?

— Не эффективно и для клинков губительно. — В качестве демонстрации я извлек из ножен один каэре и, грустно улыбнувшись, продемонстрировал окрашенное зелеными разводами лезвие, иссеченное зазубринами. Такое только на перековку. — Новости были? — Кивнул я на сидящего в сторонке с закрытыми глазами Куса.

— Нет. Если что-то изменится, он нас предупредит. — Покачала головой орка. — Вот только смысла в этом нет. Мы живы пока ваша магическая защита держится.

Она тревожно оглянулась на клубки хитиновых панцирей, которые бились о невидимую преграду, очерчивающую круг диаметром около десяти метров нашей призрачной безопасности.

— Ну, тут уж как сказать. — Устало произнес я. И немного запоздало удивился. — Кстати, почему твои щиты не схлопываются? Я думал ты, из-за особенности этих тварей, сделаешь что-то на основе самовосстановления.

— Ритуалистика. Никаких плетений. — Пожала плечами магесса.

Все, кроме меня, нашли способ справиться с разрушительными для магических плетений, способностями слуг Шааги. Один я как обезьяна с палкой, все на, пусть и проверенной делом, но все же, практически одной грубой силе, тянул.

— Вода есть? Горло дерет сильно. — Пожаловался я.

Следующие полчаса я отходил от последствий столкновения с монстрами и, насколько это было возможно, приводил в порядок одежду. Подошву сапог подвязал, чтобы ненароком не отвалилась окончательно. Куртка с рубахой пока еще поживут, но тоже менять придется. Интересно, какие цены в оркском городе? Я проводил взглядом курсирующие вдоль границы защитного купола хитиновые тела и сделал вывод, что я неисправимый оптимист. Стрелы закончились, да и толку от них было не так чтобы много, клинки бесполезны, магия… тут она бессильна, хоть девушки и нашли способ наносить урон слугам Шааги, но маловато нас, а возможность атаковать не бесконечна. Едва защита исчезнет, нас просто сомнут.

— Как ты? Оправился?

За размышлениями я даже не заметил подошедшую Кайру.

— Пострадали только моя гордость и, к сожалению, одежда. — Со вздохом, грустно пошутил я. — Дорого мне эти жуки обходятся.

— Главное жив.

— В последнее время меня пугает твое отношение ко мне. — Неожиданно даже для себя самого признался я. — Я понимаю, мы временные союзники и ты принесла клятву, но, все же, как-то резко изменилось твое отношение. Я видел в твоих глазах ненависть и вдруг ты так спокойно общаешься со мной, шутишь, переживаешь за меня…

— О! Тут все просто. И сложно, одновременно. — Меор подала мне руку и помогла подняться. — Я с детства мечтала охотиться на Идущих. Нас так воспитали. Не то, чтобы нас готовили к этому или как-то подталкивали, просто, наверное, я принимала рассказы наставника к сердцу ближе, чем другие дети. И, скажу тебе по секрету, я ни одного Охотника в глаза не видела. Последнего Наар поймали еще до моего рождения. Но, как говорят люди, романтика приключений и все такое. И я сбежала. Глупо поступила, но это я сейчас понимаю. Ни навыков жизни во внешних мирах, ни какого либо плана действий у меня не было. Я даже понятия не имела, как выслеживать подобных тебе. До мира в котором ты родился, посетила несколько миров, по большей части на таком же уровне развития как этот, один даже без магии. Я там ощущала себя всемогущей. Но, после идеальной чистоты межмирья, я столкнулась с хаосом и грязью, так что это меня только вгоняло в депрессию. Да и жители тех миров, скажем так, не добавили мне благодушия. А потом, украденный мной со склада медальон, принадлежавший ранее одному из Охотников, показал, что ты где-то рядом. Просто повезло. Но ты смог удрать. Это окончательно вывело меня из себя…

— И? — Подтолкнул я Кайру к продолжению монолога, когда пауза затянулась.

— Я шла по твоему следу на эмоциях. И сейчас, глядя на тебя, после того как моя жажда познания нового давно утолена, я впервые задумалась, что, не смотря на то что нам о вас рассказывали, я, по сути, ничего об Идущих не знаю. Нам говорили о вас как о предателях, пошедших против своего народа… Фух. Кому я это говорю, ты же все равно ничего не помнишь. — Девушка грустно улыбнулась. — Я даже сомневаюсь, что ты тот за кем я гонялась. Меня рядом с тобой сейчас держит не столько клятва, сколько твоя внешность. Ты его точная копия.

— И только? — Мне, почему-то стало немного обидно.

— Нет. — Она качнула головой и ее волосы, красиво вспыхнули в лучах наполовину ушедшего за горизонт светила. — Не только. Мне стало интересно, в чем выражается это самое предательство Наар ди Хо? Ведь нам не рассказывали никаких подробностей. Просто ставили перед фактом. А еще, как Идущие могли променять идеальный мир на это. — Она развела руками. — Должна же быть какая-то причина.

— Разве во внешних мирах все так паршиво? Как по мне, так довольно не плохо. Было. Хотя, конечно, как ты верно подметила, я ничего не помню о своей старой жизни среди Меор, но все же? — Немного сменил я направление беседы, так как стало понятно, что девушка, на данный момент, сомневается в правильности своих поступков и лезть к ней с целью убедить, что я белый и пушистый не стоит. Если сама решит, что я не несу никакой угрозы и не являюсь преступником, будет лучше. Сам то я никаких аргументов в свою пользу применить не могу.

— Есть свои положительные стороны. — Расплывчато отговорилась Кайра. — Давай отложим этот разговор. Я еще сама в себе не разобралась. Сначала нужно найти способ убраться из этого мира.

В этот момент, мое сердце словно сжало гигантскими тисками. Сдавило и отпустило.

— Что за..? — Пошатнувшись, я ухватился за плечо ничего не понимающей девушки.

И тут я обратил внимание, на то, что ближайшие видимые останки слуги темного духа выцветает. Не прошло и минуты, как фрагмент тела разорванного надвое жука стал белым и провалился в себя невесомой пылью. Дымка тумана, прямо на глазах начала собираться в одном месте в небольшой, но плотный вихрь, похожий на то, как рисуют смерчи. Ставлю все свое имущество на то, что это сам Шааги нас почтил своим присутствием, хотя… если этот туман его тело, то он был тут с самого начала. Вот только странно, что не атаковал сразу.

— Шааги пришел. — Сипло произнес непонятно когда подошедший со спины Кус. По его лицу катились крупные капли пота, а пальцы правой руки давили на висок. — Он собирается с силами. Будем надеяться, мы достаточно защищены и эта ночь не станет для нас последней.

— Гадство! — Произнес я на русском и следом добавил несколько непечатных слов. Похоже, призрачная надежда, что все обойдется, пошла прахом.

* * *

Несколько часов, проведенных в путешествии через Порыв Ветра, завершились тусклой вспышкой, довольно жестко выбросившей трех шаманов невдалеке от того места вокруг которого клубился низкий серый туман. Он буквально излучал опасность и, казалось, даже на довольно внушительном расстоянии, до орков доносился тухлый тяжелый запах. Впрочем, все трое прекрасно понимали, что ни пахнуть, ни, тем более как-то ощущаться на физическом уровне, это призрачная масса никак не могла, ибо это был Шааги. Та часть, которую голодный дух спроецировал в реальность, чтобы добраться, до лакомых кусочков в виде смешанного клубка из сияющей энергии окутывающей девять живых существ, спрятавшихся от смертельной опасности под магическим куполом.

— Радон, мы прикрыты?! — Покосился в сторону длинноволосого шамана, Верховный.

— Да, все в порядке. Он нас не учует.

— Ты был прав, говоря, что твоя внучка будет в безопасности. — Хмыкнул Ухар, кивнув в сторону обороняющихся. — Они неплохо огородились от слуг Темного, даже он сам лично такую защиту преодолеть сходу сможет вряд ли.

— Ты присмотрись получше. — В голосе Радона звучало неприкрытое удивление. — Детишки неплохо потрепали низших, прежде чем спрятались. — Орк указал пальцем на оплавленные воронки по периметру купола. Там же темнело немало туш гигантских насекомых в разной степени целости.

— Маги. — Отмахнулся Верховный. — Уж на что у них хватает и сил и воображения, так на грань разрушения. И сразу предупреждаю, — среди них есть один… особенный молодой человек. По первости он может показаться вам одержимым, но это не так. У меня даже есть подозрение, что к людской расе он отношения вообще не имеет. Кто он на самом деле, мне не известно. Но, при нашей первой встрече с ним, видения сказали, что наша задача, доставить его со спутниками в Кааран.

— Видения? — Посерьезнев, спросил Радон.

— Касательно этого «человека» их у меня было много. Хотя, четко рассмотреть что-либо было практически невозможно. Ясно только одно, — парень, не человек, его судьба заключена в самопожертвовании на наше общее благо и, что мне сильно не нравится, за его спиной стоит некая тень. Абсолютно точно лишь последнее, все остальное просто наиболее вероятно.

— Ладно. — Задумчиво протянул Ухар. — Сделаем, раз надо. Не люблю я твои видения. Обычно ничего кроме серьезных неприятностей они не предвещают. Бери пример с меня. Что не предвестники духов, то радостные новости.

— Так что, болтаем дальше, или начинаем работать? — Одернул товарищей Радон. — Шепот Духов не вечен. Шааги почует нас к первой звезде. Времени не много. — Он поднял лицо к темнеющему небу и шумно выдохнул. — Да и силу мои духи пьют как не в себя. Не люблю напрягаться.

— Нет, придется немного подождать. — Качнул головой Великий шаман. — Иначе как ты собираешься справиться с полуматериальным Шааги? Он сейчас ни там, ни тут. Туман, его тело.

— Близкая добыча заставит его воплотиться. — Криво ухмыльнулся Ухар. — Надо только подождать. — И, тут же, практически без паузы добавил. — А может и не надо. Зашевелился. — И указал когтистым пальцем на стягивающуюся в воронку дымку.


ГЛАВА 13

Всего за несколько секунд, полотно из белого «праха» насекомых и рваных клочьев тумана, оформилось во вполне себе натуральную воронку смерча. Правда, небольшого — высотой метра три, не больше. Беззвучного и, словно, нереального. Зрелище завораживало и я, признаться, не сразу сообразил сосредоточиться на магическом зрении. А когда переключился на иной спектр восприятия окружающего мира, меня пробрала дрожь.

Нет, чего-то конкретного я рассмотреть не смог, все же все эти духи и прочие шаманские заморочки похоже действительно более чем далеки от той магии, с которой я знаком, но кое-что увидел. И это «кое-что» меня сильно напрягло, хотя, казалось бы, куда уж больше.

В энергетическом спектре смерч выглядел как статичная светлая дымка, впитывающая в себя схожую, но более разреженную, субстанцию, щедро разлитую по округе, и с каждым ушедшим мгновением все больше набиравшая яркость. А в сердцевине зарождалось оно. Высокое длиннорукое человекоподобное существо, нижнюю часть которого составляла основа из скрученного в кольца тела так нелюбимых мной сороконожек. Эдакий хитиновый кентавр, быстро приобретающий материальность и впитывающий в себя то, что осталось от насекомых. И это породило во мне холодное чувство надвигающейся беды и желания оказаться отсюда подальше, и, по возможности, мгновенно. Когда оно оформится и нападет, долго нам не продержаться.

— Народ.

— Что? — Отозвалась стоявшая ко мне ближе всех Кайра.

— Отходим к вирханам. Быстро! Наша последняя надежда только на его короткие лапы.

— Ты о чем? — Нахмурилась Вайла. — Причем тут короткие лапы?

Первой окончательно опомнилась Диша.

— Кус, седлай зверей. Уходим, пока не поздно. — И девушка первой бросилась к животным.

— Но мой купол… — Начала было возмущаться магесса.

— Боюсь, он нас не очень то и спасет. — Прервал я ее, схватил за руку и потащил следом за орками.

К отправлению мы были готовы уже спустя минуту, но даже это, в нашем положении, было непоправимо долго. Когда я, прежде чем запрыгнуть на спину вирхана позади Рора, оглянулся через плечо, из-за плотной светло-серой круговерти хищно сверкнули глаза. И я понял, что мы безнадежно опоздали.

Я лишь успел заметить движение, хлестнувшее по нервам ощущением смертельной опасности, как мое тело заработало, будто само по себе. Взвинченное до бешеного уровня восприятие ударило в голову острой болью, а все Источники так резко перешли на рабочий режим, что мне поначалу показалось, что меня разрывает на части. Мир расцвел нитями и лентами магических потоков, и рухнул в вязкое, донельзя растянутое, течение времени. А в этот же миг, прозрачные, и даже сейчас едва различимые для меня, энергетические щупальца Шааги, уже пронзали, оказавшийся таким тонким и хрупким, защитный купол и неслись в нашу сторону.

Мои руки, подчиняясь привычке облегчать себе вязи хотя бы указующими жестами, еще поднимались вверх, когда сознание уже выплескивало навстречу удару вереницу накачанных смешанной энергией фрагментов Сегментного Щита. Простые и быстрые обрывочные плетения, чей срок жизни без подпитки измерялся секундами. Они летели вперед один за другим, выстраиваясь так, чтобы перехватить потоки враждебной Силы. И, прежде чем купол, с гулким хлопком потерял связь с установленными Вайлой якорями, моих защитных конструктов было уже под сотню.

Десяток стремящихся к нам враждебных воплощений воли злого духа, защитные конструкты встретили почти ровно на полпути, и тут же начали рассыпаться под их тяжелыми ударами, давая понять, что это мера временная.

«Обидно». — Мелькнула в перегруженном мозгу безразличная мысль. Не эмоциональное переживание. Просто сухая констатация факта.

А холодный и безразличный к происходящему разум продолжал выбрасывать навстречу угрозе новые заклинания, которые, как маленькие бесстрашные солдаты своими телами пытались остановить летящую к нам смерть.

«Вторая сотня пошла». — Отметил я количество созданных без какого-то осмысленного напряжения, щитов. — «Нужно что-то придумать».

Щупальца немного замедлились, начав вязнуть в неожиданной преграде. Все попытки Шаги на ходу менять угол атаки легко пресекались изменением положения плетений в пространстве. Однако этого явно было недостаточно. Они все еще продвигались вперед, пусть и значительно медленней.

Мое тело, изначально стоявшее в пол оборота, наконец-то продавило густой воздух, а руки поднялись на уровень груди. Источники вкачивали в меня такой поток Силы, что я почти потерял связь с физическим ощущением мира. Магия попросту не успевала тратиться на поток заклинаний и, перенасыщая мою внутреннюю энергетическую структуру, начала продавливать ростки новых каналов, прорастающих во мне прямо на глазах. А, учитывая то, что время для меня сейчас течет иначе, новые «магические вены» развивались просто бешеными темпами. Должно быть это больно, вот только боль, похоже, придет позже. Если выживу. А сейчас я рад, что мое физическое тело почти ничего не чувствует. Это бы сильно мешало, не говоря уже об остальном.

Канаты чуждой Силы преодолели уже половину пути, когда я, наконец подготовился к иному, более действенному, ответу. Следовало торопиться, потому что я, по какой-то причине, начал постепенно выпадать из состояния ускорения, а решить эту проблему сейчас не мог. Малейшее ослабление внимания могло привести к поражению.

«Помнится, твои слуги не очень жаловали неструктурированную магию?» — Беззвучно обратился я к нашему врагу. Затем сосредоточился, и, с некоторым усилием прерывая поток защитных заклинаний, сконцентрировал Силу в руках. Что-то подсказало, что чем плотнее будет первый выплеск, тем эффективней будет моя контратака, и я принял это как указание к действию.

Извивающиеся щупальца сокрушили последние сегменты обороны и, будто воспрянув, рванули, вытянувшись словно копья, но в паре метров от столь желанной добычи их встретило то, что Шааги совсем не ожидал. Внешне точные копии своих орудий.

Ситуация сложилась такая, что не было иного действенного варианта, как бить врага по его же методу. Да и выдумывать что-то эдакое времени у меня не было. Правда далась мне контратака тяжелее, чем я предполагал. Да что там. Я, если честно, думал, что сброс перенасытившей мою энергоструктуру Силы принесет, хоть небольшое облегчение, но вышло иначе. Когда магия освободилась от плена моего тела, предельное усилие воли оформило ее в то, чем можно было бы хотя бы противостоять Шааги на равных. При этом Источники окончательно сорвались с нарезки, и пошли вразнос. Впрочем, это я отметил лишь краем сознания, целиком погрузившись в процесс управления своими новыми конечностями. По крайней мере, так они ощущались — как дополнительные руки. А уж выглядели эти потоки плотно сплетенных разноцветных лент, перемежающихся венами цвета абсолютной тьмы, вообще феерично. И были, как оказалось, значительно мощнее хваталок воплотившегося призрака.

Я крушил орудия противника, все ближе подбираясь к его телу и вынуждая уйти в глухую оборону. И приходилось торопиться, потому что, едва ощутимо, но с каждым мигом все четче возвращалась чувствительность нервных окончаний. Пока что это была не боль, но я, наученный горьким опытом, знал, каких ощущений мне придется хлебнуть, если снова перегну палку.

Сосредоточившись на хлестких ударах своими магическими орудиями, я почти перестал контролировать окружающее пространство. Без опыта в этом деле было сложно. Стоило ослабить внимание, немного отвлечься, и щупальца Силы тут же начинали распадаться, рассеиваясь в пространстве. Наверное, лишь поэтому я не сразу заметил, что на арене боевых действий появились новые действующие лица. Орки. Трое. И одного из них я практически сразу же узнал, даже издалека. Это был тот самый шаман, который устраивал мне допрос на церемонии в крепости.

Шааги тоже увидел, незнамо откуда возникших противников, но сделать ничего, как я считал, уже не успевал. Вот только зря я принял неподвижность злого духа как данность.

Насекомоподобная нижняя часть его тела с мерзким потрескиванием распрямилась, и он бросился в сторону. Мои хлысты провалились в пустоту.

Мерзкая тварь явно вознамерилась скрыться, но явившиеся орки были против этого. Что они сделали, я не понял. Похоже, это была та самая магия шаманов. Удалось увидеть лишь результат.

В одно мгновение, несущийся с огромной скоростью Шааги размазался по невидимой преграде. Из лопнувшего хитина, в стороны брызнул густой серый туман, видимо заменяющий монстру кровь. Огромное тело дернулось, и тварь впервые издала свой вопль, полный боли и ярости.

Похоже на какой-то барьер. — Мелькнула у меня мысль. Эти ребята пришли явно с целью поохотиться и очень неплохо подготовились к встрече с монстром.

— Дедушка!

Раздавшийся из-за спины крик орки немного меня отвлек. Но этого хватило. Лишь в самый последний момент я успел среагировать на последнюю, отчаянную атаку противника. Это был тонкий бесцветный луч, который я больше почувствовал, чем увидел. Он пробил ловушку орков и, с огромной, даже для меня, скоростью, полетел в нашу сторону. Мое восприятие позволило оценить расположение союзников и легко прикинуть, кто является целью. Зря Диша кричала.

Почему я шагнул в сторону, перекрывая путь атаки, я даже сам не понял. Не было пафосного стремления защитить, как и других героических поползновений. Наверное, просто в этот момент мир для меня делился на своих и чужих. И я, без каких-либо лишних метаний был настроен на то, чтобы атаковать вторых и всеми силами защищать первых.

Впрочем, все стало совершенно неважно, когда эта энергетическая игла, пробив все мои магические щупальца, впилась в мое тело, между ключиц. Меня мотнуло, будто мне кувалдой со всего маху зарядили. Потерявшее связь с поверхностью земли тело бросило на спину и проволокло по каменной крошке. Но… я был в сознании, и мне было не больно? Да нет, совершенно точно — я только что огреб какой-то, ну пусть будет духовной, магией и я в порядке!

Тем временем, барьер вокруг монстра сверкнул. На какое-то мгновение он стал отчетливо различим но, вместе с тем, непроницаем для взгляда. И этого мгновения оркам, атаковавшим Шааги, хватило на то, чтобы сделать нечто, от чего я каждой клеточкой своего тела ощутил пронзившую меня насквозь боль. Она прокатилась стремительной, почти физически воплотившейся в реальности, волной и схлынула, будто ушла дальше.

Все закончилось.

Я кашлянул и осторожно ощупал пальцами место попадания луча. Ну, одно можно сказать точно — никаких ран не было. Скорее всего, расчет агрессивного духа не оправдался и, на меня лично, его непонятная атака попросту не подействовала.

— Дан! — Чьи-то руки подхватили меня с двух сторон и осторожно усадили. Голова немного кружилась, но в целом, чувствовал я себя весьма неплохо.

Источники сбавили обороты и, после небольшого мысленного усилия, перешли в обычный режим работы. Ускорение окончательно сошло на нет, и Сила, пропитывающая тело, начала плавно втягиваться внутрь, покидая мышцы и органы. Естественно, совсем без последствий не обошлось. Болело все, но это была не дикая раздирающая на части боль, а так… словно слегка ногами попинали. Вполне терпимо. Да и многочисленные мелкие внутренние травмы, полученные от перегрузок, уже потихоньку регенерировали.

— Дан, как ты?!… - Вайла упала передо мной на колени, обхватила мое лицо ладонями и округлила глаза.

— Вроде бы, в порядке. — Отчитался я.

— Глаз… — Дрогнувшим голосом, тихо произнесла магесса.

Переспрашивать, в чем дело, мне не пришлось. Я быстро осмотрел свои каналы и мысленно выругался. Густая паутина каналов пронизывала мое тело теперь так плотно, что удивительно, что я еще не свечусь. А, восстановившийся после травмы участок возле глаза, теперь представлял собой такой клубок магических протоков различной толщины, что, видимо, прежний эффект «страшного глаза» снова вернулся.

Дернувшись от неприятных ощущений, в превратившихся в сплошные синяки руках, я нащупал в чудом уцелевшем внутреннем кармане аккуратно свернутую повязку и, привычным движением, завязал ее на положенном месте. Вот только проницаемость свою она утратила.

— Проклятье! Все-таки спалил. — Расстроился я.

— Что? — Не поняла меня девушка.

— Долго рассказывать. — Отмахнулся я и, охнув, утвердился на ногах.

Нас больше никто не атаковал. Шааги был повержен. Как? Понятия не имею. Просто, прибывшие на помощь орки, каким-то образом скрутили мерзавца и… наверное, куда-то запихнули, или, может быть изгнали. К сожалению, этот момент я упустил, приходя в себя после удара. Да и вряд ли я что-то бы увидел.

— Быстро они, однако, справились. — Откашлявшись, дал я оценку финалу битвы.

— Никогда бы не подумала, что возможно генерировать такое огромное количество Силы. — Похлопала меня по плечу, подошедшая сзади Кайра. Под ее глазами залегли глубокие тени и щеку расчерчивали глубокие царапины, но, в общем, выглядела она довольно бодро. — Я, конечно, быстро восстанавливаюсь, но ты, это нечто. Поделишься секретом?

— И рад бы, да сам не очень понимаю, как таким стал. — Усмехнулся я.

— Теперь я уверена, что ты не тот за кем я гонялась. — Отзеркалила она мою усмешку. — Но, ты точно с ним как-то связан. В этом я тоже уверена. Так что, не жди, что отвяжешься от меня в ближайшее время.

— Все еще хочешь поймать? — Немного напрягся я.

— Поймать?

Девушка забавно склонила голову набок и прижала указательный палец к подбородку, всем видом показывая свою задумчивость.

— Нет. Пожалуй, просто найти. А там посмотрим.

— Как скажешь. — Кивнул я. — Я не против твоей компании. — И тут же кивнул головой в сторону орков. — Похоже это родня нашей зеленокожей проводницы.

Диша тем временем висела, уцепившись руками за шею того самого шамана, и весело болтала ногами в воздухе.

— Это наш верховный шаман. — Радостным, но немного дрожащим, голосом пояснил мне, все так же сидящий верхом, Рор. — Дед Диши.

— Как минимум, трижды прадед. — Поправил друга Кус.

— Мы зовем его просто «Верховный». — Пожал плечами Рор. — А Диша называет «дедушкой».

— Шаман его уровня, по многим причинам, отказывается от имени. — Ответил Кус на мой не заданный вопрос.

— Ясно. Ребят, у вас есть чего попить? — Во рту у меня было сухо как в пустыне.

— Мы бы тоже не отказались горло промочить. К сожалению, все запасы закончились. — Орки вздохнули. — Но у шаманов может быть что-то с собой. Если нет, придется потерпеть несколько часов до ближайшего ключа или колодца.

— Они идут сюда. — Привлекла мое внимание легким тычком в бок Кайра и кивнула в сторону орков.

— Значит, будем знакомиться…

* * *

Шаманы выглядели как… как шаманы. Бусы, косточки, косички, браслеты. Бубнов только не хватало. И самым старшим среди них был тот самый Верховный, с которым я принудительно познакомился через непонятную духовную связь, или что это там было.

Новоприбывшие орки поприветствовали нас короткими поклонами и неприятно царапнули меня неоправданно долгими пронзительными взглядами.

— Примите нашу благодарность, гости Степи! — Сильным глубоким голосом, совершенно не идущим своему возрасту, произнес Верховный шаман. — Без вас мы бы не смогли столь легко и скоро избавить наши земли от порчи, несущей на нее многие беды.

— Спасибо и вам, Хранители Степи. — Хорошо поставленным тоном ответила вышедшая на шаг вперед Вайла. Ну, тут ей карты в руки. Из нас троих только она более-менее разбирается в местных традициях и этикете. Держалась она, после пережитого, довольно хорошо. Разве что голос едва заметно подрагивал. — Без вашей своевременной помощи нас бы настигла скорая гибель.

— Дан. — Ткнула меня в бок подкравшаяся Кайра. — Ты прекращай в героя играть. Если и дальше будешь так отхватывать от каждого врага, долго не протянешь.

— Не поверишь, я сам этому не особо рад. — Тихо шепнул ей я и криво усмехнулся. — Но постой-ка, я слышу в твоем голосе заботу?

— Дурак! — Фыркнула девушка.

Тут старший шаман, перевел свой пристальный взгляд на меня. Я, в ответ, лишь слегка приподнял левую бровь, всем своим видом спрашивая, — в чем собственно, дело. Через пару секунд он улыбнулся мне и вокруг его глаз расцвели лучики морщин, разом добавляя к возрасту пару десятков лет.

— Спасибо за внучку, странник. — Негромко произнес он, обращаясь непосредственно ко мне.

Я просто кивнул в ответ. Слова тут были не нужны. Я сделал, он поблагодарил, я принял его благодарность как должное. И все дела. И что поделать? Карма у меня такая, быть во всех дырках затычкой и спасать прекрасных дам. Все в наличии, кроме белого коня.

По окончании, последовавшей в дальнейшем, короткой процедуры знакомства, во время которой мы назвали свои имена, меня, наконец-то, напоили водой из небольшого бурдюка. Она непривычно отдавала какими-то травами, но, скажу честно, это была самая вкусная вода в моей жизни. И только тогда я окончательно осознал, что все действительно позади. Мы выстояли. Выжили. Без жертв, которых, как казалось, было не избежать.

Негостеприимный каменный пятак мы, всей компанией, покинули почти сразу. Но ушли не далеко. В быстро сгущающейся темноте, среди густого разнотравья, был быстро разбит лагерь и вскоре, наскоро поужинав у костра, я завалился спать, завернувшись в любезно предложенное Кусом одеяло.

Проснулся я сам, одним из первых. Лишь один из шаманов, самый, на мой взгляд, молодой из них, по имени Ухар, сидел у разожженного костра и кипятил в небольшом походном котелке какую-то травку.

Потянувшись, я обвел взглядом спящих спутников и, аккуратно свернув одеяло, подошел к огню, сел напротив орка, греясь в волнах тепла. Рассвет над степью сегодня был очень красив, — Элера едва оторвалась от кромки горизонта и частично утопала в дымке утреннего тумана. Самого обычного, и от того, кажущегося родным и приятным. Легкая сырость воздуха была пропитана ароматом цветов и дымом костра, навевая полустершиеся, обезличенные, воспоминания о каком-то походе, в котором я участвовал в далеком детстве.

— Доброго утра, Ухар. — Поприветствовал я шамана, хриплым ото сна голосом.

Тот кивнул в ответ, бросил на меня пристальный взгляд пронзительных карих глаз и, довольно доброжелательным тоном поздоровался в ответ.

— И тебе ясного утра. Разделишь со мной отвар шальи?

Что это за напиток, я не знал, но, втянув носом мягкий запах варева, кивнул.

— С удовольствием.

Последовавшую паузу, которую ни он, ни я не спешили заполнять своими пустыми словами, я занял тем, что решал, что теперь делать с каэре, которое даже не удосужился вчера почистить. Впрочем, смысла особого в этом не было. Ясно как день, что мечи пострадали фатально. Вот только выбрасывать их рука у меня не поднимется. Это было не только мое единственное, помимо магии, оружие, но и подарок. А так же яркая, овеществленная память о друге и пройденных испытаниях. Память, в которой я не сомневался, что она моя, а не та, что пришла из того прошлого, что пронизано существованием других… моих воплощений.

— Вы хорошо держались. — Отвлек меня от грустных размышлений, Ухар и, едва я поднял на него взгляд, он протянул мне через костер красивую резную деревянную кружку, из недр которой вился горячий пар.

— Спасибо. — Кивнул я, принимая отвар. — У нас не было выбора.

— Вы могли попытаться сбежать.

— Была такая мысль. — Не стал я отрицать. — Но тогда шансы что кто-то из нас погибнет, сильно возрастали. Не сам Шааги, так его жуки, которых было до неприличия много, добрались бы. До кого-нибудь. Пришлось обороняться, так как могли. И не прогадали. В конце концов, вы нас спасли.

— Остальные просто вымотаны и духовно истощены. — Задумчиво протянул, едва заметно нахмурившийся орк. — Пострадал только ты. Удивительно, что… — Орк замялся.

— Не умер? — Усмехнулся я, припоминая сколько раз, вляпывался в сомнительные истории и ходил по краю. — Можно сказать, это судьба.

Орк явно хотел услышать что-то иное. Это было видно по глазам. Но принял и такой мой ответ. А других слов у меня для него не было.

Глоток горячего ароматного напитка упал в желудок и прокатился по телу зарядом бодрости, окончательно стирая с разума остатки паутины сна.

Ухар молчал и, пока я хлебал напиток, не проронил больше ни слова. Так мы и дождались пробуждения лагеря, молча, прихлебывая вкусный степной чай вприкуску с восходом, росой и легким порывистым ветерком.

Поблагодарив за угощение, я вернулся к своим вещам. Взяв свои мечи, я отошел от суетящихся спутников подальше, и сел на землю скрестив ноги.

Каэре пришли в негодность, это факт. Засохшая зеленоватая кровь врагов, к моему удивлению, легко оттерлась оторванным куском моей рубахи. Не жалко. Все равно теперь только на тряпки ее пускать. Металл клинков оказался довольно сильно изъеден. Уж очень смахивала на кислоту свежая кровь магических насекомых. Лезвия были затуплены, и изобиловали вмятинами, а у правого меча обнаружилась заметная трещина. Еще один удар и он лопнул бы ближе к рукояти. Я вздохнул, — только на выброс… А впрочем, почему бы не воспользоваться старым фокусом, из того времени, когда магичить толком не умел и смело шел на всякие сомнительные эксперименты. Конечно, Домну я раньше использовал только на мелких монетах, но, при моих нынешних запасах Силы, вполне должен потянуть такой крупный объект как меч.

Сказано — сделано. Незатейливое плетение, сейчас кажущееся мне куцым, кривым и некрасивым, особенно в сравнении с теми узорами заклинаний, которые мне известны, легко обозначило свои контуры и я, набросив его петлю на клинок, помедлил. По-хорошему надо бы меч разобрать, но я далек от кузнечного ремесла и с трудом себе представляю, как это сделать. Да и вряд ли тут обойдется без инструмента, которого у меня, естественно, нет. Ладно. Думаю, контроль над процессом решит эту проблему.

Ну, поехали. Я пустил по рисунку заклинания слабый поток Силы и принялся доводить ее концентрацию до того уровня, когда структура металла станет послушна моей воле. Долго ждать не пришлось. Очень скоро края клинка принялись зеркалить, словно расплавленное олово, а само лезвие стало провисать под собственным весом. Прямо на глазах затягивались сколы, исчезла трещина, а сама материя стала вязкой и более напоминающей непрозрачное желе.

Я сосредоточился, с головой уйдя в процесс восстановления боевого товарища. Мир на периферии зрения помутнел, зато все, что передо мной, напротив, обрело исключительную четкость. Каждая цветная ниточка и эфирная энергетическая лента Силы, пронизывающей Альмарион, кажется, стала более понятна, а, рассеивающийся вокруг них ореол «излишка» Силы приобрел некое подобие запаха. Теперь даже повязка, ставшая после боя с Шааги совершенно обычной, временно стала для меня прозрачной. Интересный эффект энергетического зрения. Такого раньше не наблюдалось.

Доведя металл до нужной, мо моему мнению, кондиции, я снизил вливание энергии, и позволил вещи самой выбрать ту форму, к которой она привыкла. С монетой работало. Получилось и с клинком. Всего за пару ударов сердца меч принял тот вид, который имел едва сойдя с наковальни. Самым последним, по краю, медленно проступил рисунок заточки. В течение этого процесса, усилием воли вкладывал в металл требование стать предельно крепким, не в ущерб к гибкости.

Все это время я стравливал из своих каналов доступную магию, и только под конец процесса немного удивился ее количеству. Ведь мои Источники в данный момент едва шевелятся, почти не работая на пополнение затрат, а значит объем и плотность моей внутренней энергетической структуры довольно внушительны. Особенно, если учитывать, прожорливость Домны.

Выдохнув, я прервал ток Силы, и расплел заклинание, по привычке, вобрав в себя рассеивающиеся остатки энергии. После, переключив режим зрения, пару секунд привыкал снова быть «одноглазым», а затем принялся, с удовольствием, рассматривать перерожденный клинок.

На изгиб, меч показал себя отлично. Остроту удачно додумался проверить на траве, иначе лишился бы пальца. Правда, металл стал немного матовым, как и та монета, но так даже лучше. Мне нравится.

Полюбовавшись делом своих рук, я тут же взялся за второй клинок.

В этот раз Источники пришлось немного разжечь, потому что, на середине процесса я начал ощущать под сердцем тянущую, немного болезненную, пустоту. Такого раньше не было, но, видимо, с более развитой внутренней энергоструктурой у меня изменилась моя, если можно так сказать, магическая физиология.

Немного заволновался — как бы чего-то не напортачить, но обошлось. Повторный сеанс так же прошел идеально. Домна повторно превратила безжизненный кусок железа в готовое к бою оружие.

Повторив проверку на изгиб и заточку, я остался очень доволен.

Хорошо бы еще, наконец-то, каэре зачаровать, раз уж ими занялся, но времени нет. Да и идей подходящих тоже. Не пихать же в рабочий инструмент банальные огненные сферы. Да и чревато это. Непонятно, как оно будет работать с рядовыми плетениями. Может и поджарить вместе с вероятным противником. Тут, сложность в том, что без специально разработанных под будущий артефакт плетений не обойтись. Нужно будет хорошенько продумать и создать необходимый рисунок, а уже после бросаться грудью на амбразуру.

* * *

— Ну, что, как вам наши гости? — Поинтересовался у шаманов Верховный, краем глаза следя как немного в стороне, неторопливо сворачивается лагерь.

— Не до того мне было, старик. — Поморщился помятый после сна Радон. — Вы меня вчера досуха выжали, пока Шааги потрошили. Хорошо еще, что быстро вышло.

— Это он еще был ослаблен. Будь иначе, так легко бы не отделались. — Кивнул Верховный. — Можно сказать, нам повезло… много раз повезло. Мда.

— Ты был прав. Тот… парень — Дан, он действительно не дух покинувший чертоги предков. Хотя и похож на одержимого. — Тихо, но отчетливо произнес Ухар. — И спутницы у него не простые.

— Тоже заметил? — Кивнул старый шаман.

— Мои слуги малы и довольно слабы, но очень наблюдательны.

— По мне, так простые человеческие женщины. — Пожал плечами Радон. — Но твоим словам я доверяю.

— Кайра, довольно сильна и опасна. Если быть ее врагом, конечно. — Продолжил Ухар после короткой паузы. — Но, духи сказали о ней странную вещь, — мир ее огибает, еще не приняв. Что это значит, не ясно, но, как я понял, в этом ее слабость.

— А Вайла? — Радон проводил взглядом вышеозначенную разминающуюся магессу.

— О, тут все еще интересней. Мои малыши говорят, что у нее два лика. И она другая, нежели ее спутники, чтобы это не значило. Но это все мелочи, по сравнению с тем, что мои духи сказали четко и понятно, что бывает редко.

— И что же? — Прищурился Верховный.

— Они не люди. Совсем. Парень, разве что, «пахнет» человеком, но, тем не менее, им не является.

— Ну, дела! — Удивился Радон. — А кто же они?

— А не все ли равно? — Старый шаман проводил взглядом тянущиеся над кромкой горизонта розоватые облака. — Даже если они нам не друзья, недругами их мы в любом случае назвать не можем. Да и не отменяет это того, что я видел о парне.

— Не люблю, когда чего-то не знаю. Нет полной уверенности во владении ситуацией. — Качнул головой Радон.

— Ну, наше любопытство к их личным тайнам, это наши проблемы. Они пришли, и Степь их приняла. Уже этого вполне достаточно. Что уж говорить об их помощи с последним опасным Шааги, за которым мы охотились последние годы. К тому же, как я понял, они не намерены задерживаться у нас в гостях дольше необходимого. И мы им поможем. Да и горе-пограничникам надо отдохнуть от забот. Пусть отправляются в Кааран все вместе.

— Я так понимаю, мне снова придется создавать Порыв Ветра? — Недовольно поморщился Ухар.

— Желательно. До города проложишь?

— Нет. — Покачал головой орк. — Малыши сами еще не скоро восстановятся. А кормить их жизненными силами, для меня накладно. Просто не хватит толчка, чтобы создать арку на такое расстояние. От силы, протяну дорожку поближе к торговому тракту.

— Пойдет. — Согласился Верховный. Если повезет, подсядем к торговцам. Заодно и отдохнем. А на полпути сойдем поближе к холму Завета.

— Согласен. — Улыбнулся Радон. — Я уж переживал, что будем ноги бить.

— Лентяй. — Беззлобно бросил в его адрес Ухар.

— Какой есть. — Рассмеялся орк в ответ.

— Дедушка, мы готовы. Пора отправляться. — Махнула рукой, привлекая внимание родственника, Диша.

Верховный орк, и дедушка, по совместительству, пристально посмотрел на Ухара.

— Ну что ж, решено.

— К высокой Элере соберусь с силами. Завтра будем на месте…

* * *

Благодаря Рору я, очень кстати, разжился неплохими сменными штанами. «Чтобы не смущать девиц мелькающим в прорехи голым задом», — пояснил мне орк, протягивая сверток, улыбаясь, при этом, во все зубы. Одежка была, понятное дело, не по мне шита. Пришлось затянуть ремень потуже, чтобы не потерять предмет гардероба на марше, но, на короткий срок, все же лучше чем те тряпки, которые были на мне. Теперь, со стороны я, наверное, стал похож на сильно бедствующего бродягу-попрошайку. Из образа выбивались только мечи за спиной. Смею надеяться, они не позволят встречным путникам составить обо мне неверное мнение. Может оно мне и не особо важно, но не очень хочется, чтобы из-за этого были какие-то проблемы.

Последняя стоянка была уже далеко позади, когда, неспешно шествующие впереди нас шаманы остановились.

— Хорошее место. Пойдем отсюда. — Произнес Ухар, словно это что-то объясняло.

Но тут подключился Верховный.

— Сейчас Ухар создаст короткий переход к торговому тракту. Его духи-помощники уже достаточно оправились, так что, наш путь значительно сократится.

— Это называется «Порыв ветра». — Пояснила нам Диша. — Умение доступное только сильным шаманам, которым служит много духов родственных с ветром. Используется, чтобы быстро пройти на большое расстояние за короткое время.

Мы, для порядка, покивали, и я принялся наблюдать. И… снова обманулся в ожиданиях. Похоже, шаманизм вообще не тяготеет к спецэффектам, в отличие от магии. Ну, или надо уметь правильно смотреть, чего в моем арсенале нет.

Ухар просто постоял лицом на севро-запад, внимательно смотря куда-то вдаль и, кажется, что-то побормотал пару минут, а потом махнул рукой, призывая двигаться дальше. При этом, на мой взгляд, ничего не изменилось. Не было никаких портальных окон, свечений или чего-то подобного. Впереди, как и прежде, была все та же степь.

— Чувствуешь что-нибудь? — Спросил я у Кайры идущей рядом.

— Нет. — Качнула она головой. — Самой интересно, в чем тут секрет.

— Орки умеют сворачивать пространство. — Раздался сзади голос Вайлы. — Не так чтобы сильно, но довольно ощутимо. Я в этом мало что смыслю, но знаю, что их умение довольно близко к моему Рунному пути. Только я ухожу на него полностью, а они, с помощью духов, как бы на полшага. Задают направление и, проходя… пусть будет, зачарованный, участок, двигаются чем-то вроде коротких прыжков по самому краю изнанки мира.

— Ясно. Спасибо за пояснения. — В общих чертах понял я принцип действия шаманского колдунства. — А у них все так бесцветно происходит, когда они используют свои способности? Ни вспышек, ни раскатов грома. Даже визуально все, так же как и было.

— Понятия не имею. — Пожала плечами, догнавшая нас магесса, пристраиваясь под наш шаг. — Шаманы вообще редко демонстрируют свои возможности перед чужаками. Можно сказать, нам повезло. Ты, я смотрю, свои мечи не выкинул? — Внезапно поменяла она тему.

— С чего бы?

— Я видела, в каком они состоянии. Только на перековку отдавать.

— Я утром их немного подправил. Теперь как новенькие. — Хитро улыбнулся я девушке.