Светлана Викторовна Бурилова - Озеро надежд [СИ]

Озеро надежд [СИ] 2176K, 136 с.   (скачать) - Светлана Викторовна Бурилова

Бурилова Светлана
ОЗЕРО НАДЕЖД

Тихий вечер нарушили отчаянные всхлипывания. Молодая женщина, совсем недавно вышедшая из девичества, прятала лицо в ладонях, уже не сдерживая рыданий. Рядом присел высокий плечистый мужчина и, с любовью обняв жену, попытался её утешить, поглаживая спину и время от времени целуя женщину в висок.

— Почему боги так жестоки?

— Успокойся, родная… Не нужно терять надежды…

Женщина гневно вскинулась.

— Надежды?! Моя надежда таяла с каждым днём эти десять лет! — полу всхлип прервал на несколько мгновений молодую женщину. — Я не могу больше ждать! Ты обещал, что в этом году мы поедем к заповедному озеру! Неужели ты не понимаешь, что у нас нет другого выхода?! Вспомни, что сказали все эти целители, знахарки и ведуны! Заповедное озеро единственный выход для нас…

— Знаю, — тихо и как-то обречённо ответил мужчина. — Но мы должны помнить, что, если у нас всё получится, и озеро откликнется на наши молитвы, дальше будет также не просто.

— Пусть! Мы вместе и всё преодолеем! Ведь ты не оставишь меня?

— Никогда! Не для того я столько времени тебя добивался. К тому же, кто бы что не говорил, а ты — моя пара. Но, даже если это было бы не так, моя любовь к тебе не стала бы меньше.

Женщина удобнее устроилась в объятьях мужа, судорожно вздохнула.

— Ну, что ты раскисла?! Мы уже завтра отправляемся с торговым караваном в сторону восточных гор.

— Ты сделал это?! — обрадовалась, воспрянув, женщина. — И владыка дал своё разрешение?

— Он знает нашу беду и сочувствует, я не раз тебе об этом говорил.

— Но мы не его приближённые и…

— Он оценил, сколько наши семьи во время мора сделали для государства, отдав за это много своих жизней. Да и мы с тобой достаточно полезного внесли своими наработками. Владыка даже собирался дать нам сопровождение для безопасности, но я сказал, что о нас есть кому позаботиться.

— Ты прав. Лучше чем старый Марей и его жена нам не найти. Только ты ему не говори, что я опять назвала его старым, он же этого не любит.

— Зато он и тини Адаина любят тебя, едва ли не больше, чем своих, разлетевшихся по всему свету детей.

— Не удивительно, ведь тани Адаина первая держала меня на руках, пока тан Марей и мой отец помогали маме после родов. И теперь…

— Тогда беги, сообщи им новость, — уловив, как отчаянье возвращается в голос жены, сказал мужчина. — И начните собирать вещи, ведь неизвестно, сколько времени займёт не только дорога, но и ответ священного озера.

Едва женщина быстро направилась в сторону дома, мужчина выдохнул, потёр ладонью лоб, словно стирая застарелую боль, и прошептал:

— Мы обязательно будем счастливы! Озеро не сможет не ответить на наши молитвы!

* * *

Дорога даже с караваном не была проста. Обозы двигались медленно, то и дело застревая в размытых дождём колеях, перебираясь через поваленные ветрами могучие дерева, переправляясь под журчание стремительных вод через мелкие ручьи и широкие полноводные реки.

Тем не менее, сидя в телеге, накрывшись широким плащом от моросящего, давно надоевшего дождя, двое не чувствовали себя потерянными среди величия равнин, ведущих к предгорьям, наоборот, там под плащом царил уют взаимной любви и нежности. Между двоими велась тихая беседа, строились, пусть пока и шаткие, планы. Беседа перемежалась нежными прикосновениями и короткими поцелуями.

Вот уже месяц двигался караван. В обоз то вливались, то покидали его путники, и лишь основа, состоящая из бывалых купцов, воинов, охранявших караван, да тех самых двоих оставалась неизменной.

Ивай видел, как устала его жена, как измотала её эта бесконечная дорога, да и сам он изрядно устал, но ни слова в упрёк не сорвалось с его губ, ни одного замечания или попытки пожалеть любимую. Он знал, его Саави сейчас не сможет вынести этой жалости, поэтому, наоборот, старался приободрить супругу, рассказывая ей смешные истории из детства и времён обучения в академии. Саави и сама всё понимала, и благодарность в её сердце к мужу лишь росла вместе с её любовью.

Лишь к началу следующего месяца обоз остановился у подножия восточных гор. Дальше по тропе к перевалу, к гномьему ходу, ведущему сквозь гору, молодой паре и их спутникам предстояло проделать самостоятельно. Конечно, Ивай давно мог перенести на своих крыльях и жену и Адану с Мареем, но каждый знал, что озеро ответит лишь тому, кто шёл к нему нелёгкой дорогой, кто сумел выдержать тяготы пути и не отступил, не сломился.

Когда последние телеги каравана удалились на достаточное расстояние, четвёрка, состоящая из двух мужчин и двух женщин, двинулась по тропе вверх. Им необходимо было засветло добраться до площадки между вот тех двух каменных выступов, напоминавших по форме арку. Там, скрытые от пока ещё промозглого ветра, путники собирались устроить привал.

Поддерживая друг друга на особо опасных, скользких от дождя поворотов тропы, четвёрка упрямо двигалась вперёд, и, наконец, оказалась под аркой. То, что даже издалека казалось огромным, вблизи поражало грандиозностью и величием. И это, действительно, была арка, шириной колонн в двадцать-тридцать метров, и это только в начале, дальше арка уходила внутрь, к самому гномьему тоннелю. Здесь ещё была зелень, радовавшая глаз, особенно вьющиеся лианы, словно бы лентами украшавшие гранитную арку, а дальше — лишь камень и каменная пыль.

Саави коснулась ладонями арки и, обращаясь к духам гор, попросила лёгкой дороги для себя и своих спутников. И гора, словно бы, ответила, на несколько мгновений нагрев камень под руками.

— Спасибо! — прошептала Саави, в последний раз погладив арку.

* * *

Шагая к костру, у которого уже расположились такие же страждущие, Ивай то и дело поглядывал на свою хрупкую с виду, но такую сильную духом, жену. Всю дорогу по тёмным тоннелям гномов, затем горными тропами и снова ходом сквозь гору Саави не разу не пожаловалась на усталость, ни разу не показала свой испуг и от встречи с пещерными червями, ни от столкновения с летучей стаей полуслепых кровососов-ляпис. Любовь, нежность и гордость то и дело распирали грудь мужчины, ни на секунду он не пожалел, что женился не на драконице. Пусть Саави не имела зверя, но её стать, внутренний стержень… всё в ней — пример того, какой должна быть драконица в идеале.

Супруги присели к костру, когда один из смотрителей озера начал свой рассказ.

— Давно это было, тогда, когда боги только начали создавать миры, — смотритель медленно обвёл взглядом притихшие пары. — Тысячи и тысячи лет творили они, заселяя земли, неся в миры красоту и жизнь. И сотворили они прекраснейших существ. Вот только были те существа холодны и словно не живы, и меркла их красота от этого. Тогда боги решили подарить им частичку себя, и получили существа самый чудесный дар — бессмертную душу. Вот только случилось непредвиденное: души-сосуды богов не смогли сразу прижиться в существах. Нестерпимая боль разрывала грудь неразумных существ, которые, испугавшись, пытались вытолкнуть из себя бесценный дар. И стали разрываться души-сосуды, и боги в гневе, что их дар отвергли, разметали осколки душ по мирам. Но, когда остыли и увидели, что осознали существа, что потеряли, смилостивились боги, решили души вернуть. Да, где там! Разлетелись осколки, не собрать. Долго думали боги, как исправить случившееся, и потом повелели родственным осколком притягиваться друг к другу.

Сказитель вздохнул, глотнул из протянутой кружки ароматного взвара и продолжил рассказ.

— Сначала притянулись друг к другу самые сильные осколки — и появились в мире первые драконы. После них обрели души эльфы и оборотни, а затем гномы. Оставшиеся осколки притянулись к людям. Каждый обрёл драгоценный сосуд. И, вроде бы, радоваться можно, да только слишком далеко отлетели некоторые осколки, коим суждено было быть единым целым. До сих пор, говорят, бродят по мирам осколки, не находя счастья вдали друг от друга. Но совершают иногда ушедшие на покой боги чудеса — помогают осколкам притянуться. И приходят в наш мир потерянные частички душ… Сегодня вы собрались у костра, объединённые общей бедой. Объединённые порывом — просить у богов помощи, просить, чтобы даровали они вам возможность стать родителями. А ведь беда ваша в том, что те самые осколки, что должны дать жизнь вашему продолжению, никак не найдут путь друг к другу. Священное озеро — не просто озеро, это проводник. Оно, отвечая на ваши молитвы, призывает осколки и даёт им возможность воссоединиться. Завтра вы отправитесь к озеру. Каждый найдёт то место, где его молитвы будут услышаны. Но и вы постарайтесь довериться священным водам, откройте свои сердца и души, пусть боги увидят ваше искреннее желание… А теперь согрейтесь у костра и идите почивать, завтра для вас важный день…

Саави и Ивай ещё какое-то время сидели у костра, прижавшись друг к другу, и смотрели на звёзды. Только когда за ними пришла тани Адаина, муж и жена поднялись и отправились в отведённый им домик.

На завтра, встав с первыми лучами солнца, супруги двинулись за сопровождающим сначала к видящей. Старая женщина приветливо встретила их, усадила на мягкую подстилку, кинутую в центре комнатки, затем опустилась напротив.

— Дайте мне ваши руки, — попросила она. Супруги, переглянувшись, одновременно протянули руки, за которые тут же взялась видящая. Её глаза на миг закрылись, а затем распахнулись, немного пугая своим неестественно белым сиянием. — Вижу, достойны награды, что идёте просить. Вот только нужные вам осколки так далеко друг от друга… Готовы ли вы набраться терпения и ещё ждать?

Оба супруга закивали и одновременно прошептали:

— Да, готовы!

— Только должна предупредить вас: дитя не раз удивит вас своими словами и поведением. Но если желаете счастья — слушайте её внимательно и…

— Так это будет девочка?! — не вытерпела Саави, правда, тут же осеклась, осознав, что перебила видящую, но та не сказала ни слова в упрёк, наоборот, как-то понимающе улыбнулась.

— Девочка. Да. В её силах будет помочь вам продолжить ваш род.

— Что значит, продолжить род? — недоумённо переспросил Ивай. — Род продолжает сын, а у нас родится дочка…

— А то, молодой человек, что у девочки будет дар, благодаря которому она сможет излечить вас обоих, снять то чёрное проклятье, что висит над вашей семьёй. Благодаря её дару получите возможность родить ещё детей, — снова улыбнулась видящая.

Супруги шокировано примолкли, в их головах не укладывались слова мудрой женщины. Но потом вдруг Ивай встрепенулся.

— Вы сказали проклятье? Но никто из магов и целителей…

— Не дано им было видеть то, что от глаз укрыли, — пояснила видящая. — Злоба да зависть так тесно переплелись с чёрным колдовством, что и не разберёшь, с чего всё началось, и кто эту гадость наслал на вас. Одно могу сказать, как только дочь ваша эту мерзость с вас уберёт, проклявший себя и обнаружит, сам в ваш дом придёт.

— А как мы его узнаем? — спросила Саави.

— На лице проклявшего явит себя чёрная печать. Как она выглядит, вам, надеюсь, не надо объяснять?

— Не надо.

— Так вот, явится, чтобы, значит, его же гадость назад не вернулась, да только поздно поймёт, что ничего поделать нельзя. С проявлением печати черное колдовство быстро пожрёт проклявшего, желавшего взять чужой осколок. Ну, да сами с этим разберётесь. А теперь слушайте, что вам нужно будет делать на озере…

Спустя час супруги оказались у священных вод, с трепетом и восхищение глядя на окружавшую красоту. Прозрачная глубина вод светилась неестественной синевой, по поверхности то там, то тут были разбросаны широкие и толстые ярко-зелёные листы в форме сердца. Некоторые листья выпустили вверх спиралевидный стебель, на котором зрел огромный стручок. Супруги видели, как один из таких листов со стручком, едва одна из пар страждущих приблизилась к берегу озера, медленно поплыл в их сторону, и через какое-то время пара взошла на лист, стручок плавно опустился на лист, чуть приоткрылся, и пара вошла внутрь, створки быстро захлопнулись за ними. Только тут Саави и Ивай оценили масштабы растения.

Такой же большой лист вскоре подплыл и к супругам. Саави боязливо схватила мужа за руку, Ивай ободряюще ей улыбнулся, и они вместе шагнули на лист, а затем вошли внутрь стручка. Внутри было по-домашнему уютно, стенки стручка словно были выложены из пуха или ваты, столь же мягкие, но и невероятно плотные. Посреди стручка располагалось нечто, отдалённо напоминающее ложе, в которое им предстояло лечь.

Все внешние звуки исчезли, оставляя двоих наедине друг с другом. Ивай обнял жену, нежно коснулся ладонью щеки.

— Мы готовы, — прошептал он.

— Готовы, — повторила Саави.

Они любили друг друга на необычном ложе как никогда, нежно, отдавая себя дуг другу без остатка, не замечая, как от верхней части стручка к ним протянулись полупрозрачные усики, которые стали образовывать что-то наподобие кокона вокруг супругов. Миг высшего наслаждения слился с осторожным ласковым прикосновением усиков к телам Саави и Ивай. От точки соприкосновения в верхнюю часть кокона устремились две светящиеся точки, которые в какой-то момент соединились, выпустив во все стороны нестерпимо белый свет. Когда супруги открыли зажмуренные до этого глаза, им предстало невероятное зрелище: кокон из усиков заново переплетался, теперь уже вокруг ярко-трепещущегося огонька, всё больше становясь похожими на горошину. Когда внутрь втянулся последний усик, муж и жена поняли, что им пора. Створки стручка раздвинулись, дав возможность выйти наружу.

Домой супруги возвращались в глубокой задумчивости, но всё так же продолжая держаться за руки. Они знали, что их ожидание закончится не скоро, но надежда теперь уже не покидала их сердца.

Смотритель с доброй улыбкой смотрел им в след. Он был одним из тех, кто видел, как тел Саави и Ивай продолжали касаться светящиеся нити, исходящие из стручка. До самого рождения ребёнка эти нити будут связывать родителей и малыша, подпитывая горошину родительской любовью и магией.

* * *

Я жила самой обычной жизнью, без особых передряг и приключений. Кто-то назовёт такую жизнь скучной, но меня всё устраивало. Глядя на то, как быстро создаются и распадаются браки знакомых, всё больше разочаровывалась современным институтом брака, да и сама не спешила завязывать серьёзных отношений, видя, к чему всё приходит в итоге. Большая «любовь» в итоге оказывается вспышкой всего лишь банальной похоти, либо желанием жить не хуже других, либо, просто, принципом «все там были», то есть в браке, «почему бы и мне не сходить». Нет, я не осуждаю подобное, просто, себе такого не желала никогда. Вот и дожила до тридцати, с хвостиком, лет одна. Родителей давно не стало, так что заботилась о себе сама, ни на кого не надеясь, животинку завести не могла из-за загруженности на работе. Друзья, конечно, были, но у всех были семьи, поэтому общаться часто, не получалось. Самая близкая подруга жила в другом городе, встретиться не получалось вот уже больше десяти лет. Только звонки, да общение через социальные сети.

И, тем не менее, я снова повторюсь, на тот момент меня всё устраивало. Иногда грызло одиночество, хотелось, как все иметь хоть кого-то рядом… но потом приходило осознание, что то, чего мне не хватает, где-то очень далеко, и дотянуться до этого никогда не смогу.

Так и тянулись привычные и даже чем-то уютные спокойные дни, иногда чересчур скучноватые. В один из таких дней я просто пришла с работы, просто легла немного отдохнуть и просто… не проснулась… Это потом медики установят, что произошла остановка сердца во сне, что было странно при, практически, здоровом организме.

Но мне это уже было безразлично. В это момент мои душа и сознание неслись в потоке яркого света далеко-далеко, спеша на нестерпимый по важности зов. И противиться этому зову не было возможности. В какой-то момент движение замедлилось, и словно многоголосный хор окружил меня, казалось, задавая одновременно тысячи вопросов, отчего понять хоть что-то было невозможно. Растерянно кружилась в окружающем нечто, пытаясь уловить хотя бы один вопрос. И вдруг наступила звенящая тишина, испугавшая в начале.

— Какой красивый осколок! — везде и нигде одновременно.

— Красивый и чистый! Давно таких не попадалось!

— Да, давно. Может, оставим, всё как есть, не стирая знаний прежнего мира? Некоторый опыт этому осколку не помешает.

— Оставим. Только чуть приглушим. И добавим кое-что от себя в награду, за то что осколок сохранил свою чистоту. Решено?

— Решено!

— Что ж, осколок, спеши туда, где тебя так ждут!

— …ждут!

— …ждут….

И снова многоголосье. И светящийся вихрь, закруживший и понёсший дальше, к разноцветной круговерти, и чувство, что теперь всё будет по иному, но гораздо, гораздо лучше, что там, куда меня несёт, я очень нужна. Нет, жизненно необходима…

Память о земной жизни растворялась в цветном мареве, словно вымывая из меня всё ненужное и наносное, оставляя только самое важное и необходимое. Хаотичное движение теперь имело направление, оно всё ускорялось, и в какой-то момент цвета вспыхнули нестерпимым светом и… наступила темнота и тишина…

Через какое-то время пришло осознание, что я нахожусь в каком-то уютном месте, чуть покачиваясь, словно в колыбели. Возникли вопросы: «А где я теперь нахожусь?» и «Кто я?»

Ещё через какое-то время почувствовала рядом присутствие другого существа, оно было маленьким и беспомощным и, казалось, страдало. Ему тоже сейчас было одиноко, и я решила, что вместе нам будет легче, потянулась тем, что сейчас представляла собой, к существу. Почувствовала радостный отклик, а затем и безмерное счастье. Наши осколки соединились! Да-да, я вспомнила, как назвали нас те, в безбрежном свете! Мы соединились, чтобы стать единым целым! «Мы — дракон!!!» — возликовали в момент единения… И снова, теперь уже нежась в покое и довольстве, погрузились в полу небытие.

Состояние небытия то исчезало, то появлялось снова, потом пришло осознание, что я — дракон, и теперь без двойственного сознания.

«Осколки окончательно слились», — удовлетворённо раздалось со всех сторон. — «Живи, дитя двух миров!»

И небытие прорвалось ослепительным светом, заставившим зажмуриться.

И снова осознание, что я больше не просто светящееся нечто, я — человек! Нет! Не так! Я — дракон! И я могу снова видеть мир! Пусть ещё не чётко, но могу! Могу двигать руками и ногами! Пусть неуверенно, но могу! Могу закричать во всё горло, сообщая миру, о своём приходе! Пусть пока и обычным криком, совсем не похожим на человеческую речь, но разве это важно?!

Слабое ещё не сфокусированное зрение уловило движение, немного испугавшее вначале. Рядом кто-то опустился на колени, а затем голос, полный любви и нежности, произнёс странное:

— Здравствуй, доченька!

* * *

Саави и Ивай каждый день ходили к озеру, навестить свой стручок, нежно прижимая руки к его створкам. Внутрь попасть после того момента их единения они больше не могли, но это было неважно, ведь внутри стручка происходило чудо, чудо зарождения их долгожданного малыша.

Дни летели за днями. Так прошёл год, но супруги не отчаивались, они помнили, что им сказала видящая.

В один из дней видящая сама пришла в их домик. Тани Адаина с глубоким уважением проводила её внутрь, побежав за госпожой и её мужем.

Когда те, взволнованные, появились перед видящей, она ласково улыбнулась и сказала:

— Первый осколок откликнулся, — и пошла на выход.

Супруги простояли изваяниями пару минут, а затем принялись счастливо целовать друг друга. Боги их всё же услышали! Не зря они не отчаивались, видя, как поселение покидают то одни, то другие счастливые родители.

Но прошёл ещё один год, прежде чем на их пороге снова появилась видящая.

— Второй осколок пришёл в этот мир! Молитесь, чтобы оба осколка поскорее соединились…

И они молились. Истово. Теперь с ещё большей уверенностью и твёрдостью, посылая по своей связи со стручком всю свою любовь.

* * *

— Ари Саави! Девочка моя родна! Просыпайтесь! Время! Время пришло!

Саави со сна, ещё не открыв глаза, попыталась соскочить с постели, совершенно позабыв об удерживающих объятьях мужа.

— Что? Куда? — сонным хриплым голосом спросил он.

— Ивай! Время! Время пришло! — воскликнула Саави. — Ты же понимаешь, что это значит?!

К большому не шествовали степенно, как обычно, сегодня двое бежали, не чувствуя ног. Стручок неестественно светился, давая знать, что так долго ожидаемое вот-вот произойдёт. Две ладони, одна нежная маленькая и вторая большая и сильная, одновременно прикоснулись к створке, которая тут же, с щелчком, приоткрылась, являя перед супругами чудо: посреди стручка, на том самом возвышении, где они были так отчаянно близки, сидел двухгодовалый очаровательный младенец, тараща на них испуганные глазёнки. Оба родителя упали рядом на колени и с трясущимися от волнения руками потянулись к ребёнку.

— Здравствуй, доченька, — задыхаясь от волнения и безграничной любви, произнёс Ивай.

* * *

Вот так я первый раз увидела своих, даже не знаю, как правильно сказать, наверное, «новых» родителей. Всё внутри меня радовалось этой встрече. Но, лишь, когда мужчина взял меня на руки, и к нам, двоим, прижалась женщина, то и дело всхлипывающая, я осознала, что я — ребёнок. Это шокировало, и сознание вновь поплыло, вымывая на время «взрослые» мысли. В какой-то момент память и взрослое сознание окончательно запечаталось. Что ж, здравствуй, детство!

* * *

Мы ещё с месяц гостили у священного озера, знакомясь друг с другом, привыкая хоть как-то понимать наши общие потребности. Я купалась в море родительской любви и в обожании тани Адаины и её мужа, для них я стала любимой внучкой. Несколько раз нас навестила одна старая женщина, мне она казалась очень доброй и очень старой. Папа Ивай, а его я звала в последствие только так, очень рад был каждой встрече с доброй тётей. Правда, один раз я уловила в вопросе, который он задал гостье, грусть.

— Моя девочка — не дракон?

Я внутренне надулась. Как это я — не дракон?!

— Что ж так мало веры? — усмехнулась гостья. — Всему своё время. Девочка ещё не раз вас удивит…

Перед отправкой домой, как объяснила мама Саави наши сборы через пару дней, мы все вместе пошли к моему стручку. Он всё ещё зеленел, но было ясно, что скоро он полностью уйдёт под воду, чтобы дать возможность новому стручку выйти на свет и помочь ещё кому-то из страждущих.

Маленькой ручкой погладила тёплую створку.

— Сяба! — произнесла я, благодаря всем детским сердечком свою колыбельку.

Родители дружно охнули, это было моё первое слово. А стручок выпустил светящийся усик и коснулся маленькой щёчки, оставляя на ней чуть заметный золотистый узор.

— Поцелуй богов! — снова охнула мама, а отец снова счастливо заулыбался и, подхватив меня на руки, закружил, заставляя повизгивать от восторга.

А потом был полёт на огромном бронзовом звере.

— Папа асивый… — пролепетала свои новые слова, гладя ладошкой твёрдую, но удивительно приятную на ощупь шкуру.

Дракон в ответ довольно фыркнул, а мама лишь сильнее прижала к себе, накрывая полами плаща.

— Да, Эльсинель, папа очень красивый.

— И я?

— И ты.

— И клылышки у Эль будут?

— Обязательно будут!

Полёт длился долго, и я задремала. Когда распахнула сонные глаза, мы уже приземлились на цветущей поляне перед большим двухэтажным домом. Тани Адаина бежала нам на встречу, чтобы принять на руки свою «куколку» ненаглядную. Ещё вчера отец отнёс их домой в облике дракона, чтобы приготовить к нашему возвращению дом.

Что сказать, мои первые года в родительском доме запомнились счастьем и весельем. Мне всё было интересно, любопытство просто зашкаливало, поэтому все буквально сбивались с ног, то вытаскивая меня из оврага за домом, там, на склоне, было столько вкусных ягод, то снимая с ветки кряжистого дерева за дровяным сараем, то останавливая на полдороге к речке, но там же столько красивой рыбки… Поняв, что любопытством дочки надо что-то сделать, родители и мои «бабушка с дедушкой» стали участвовать в проказах со мной наравне.

И, оказалось, что от этого одна польза. Так мы в том самом овраге неожиданно для всех нашли старый схрон, вернее зарытый сундучок с кучей старых драгоценностей и артефактов. Но, как я не тянула ручки, всё потрогать, рассмотреть красивые блестяшки, родители утащили сундучок в свою лабораторию, куда ход мне был строго-настрого запрещён, дабы исследовать скрытые возможности артефактов, а то, не дай боги, они навредят ребёнку.

Купание в речке тоже принесло свои плоды. Как-то, зацепившись ногой за какую-то корягу, чуть было не пошла ко дну. Я-то испугаться не успела, вода для меня была словно родная колыбелька, а вот родители от страха чуть не поседели. Только мой радостный смех и уверения, что водичка добрая, вернули краски на их бледные лица. Отец, чтобы не случалось подобного, решил, как следует расчистить место купания, и, убирая ту самую злополучную корягу, наткнулся на россыпь амаитов — редких драгоценных камней, из которых делают самые лучшие амулеты.

Таким образом, мои проделки принесли семье неожиданную, но очень необходимую прибыль.

— Никак божье благословление даёт о себе знать, — улыбаясь, качала головой тини Адаина.

— Теперь девочка спокойно сможет поступить в магическую школу, а затем и в академию, — добавил её муж. — И на других деток бы хватило, если бы…

В это время я оказалась под дверью кухни, где как раз и вёлся разговор, и уловила нотку сожаления в голосе тана Марея. В детской головке промелькнула мысль, что не плохо бы иметь братика или сестричку, с которыми было бы так здорово играть вместе. И я тут же понеслась на поиски мамы. Они с отцом что-то обсуждали в гостиной. От чего-то робея, приблизилась к маме, подёргала её за подол платья.

— Мам, а когда у меня появится братик? Или сестричка? Нам бы было весело вместе.

Оба родителя словно бы застыли на мгновенье, переглянулись, печально улыбаясь, затем отец опустился передо мной на колени, потрепал по волосам.

— Видишь ли, Эль, нам бы очень хотелось выполнить твою просьбу, но… это вряд ли возможно…

— Вам кто-то запретил? — наивно спросила я.

— Эммм, ну… — промямлила мама. — Кое-что нам, действительно, мешает…

Её рука непроизвольно коснулась живота, чем привлекла детское внимание.

— Вот та чёрная штучка? — спросила я, разглядывая чернильную кляксу, словно бы вросшую внутрь родительского тела. Растопырила пальчики и прижала ладошку к маминому животу и, сердито обращаясь к кляксе, выдала: — А, ну-ка, уходи из мамы прочь!

Ладошку ожгло вырвавшимся из моего тела светом. Мерзкая клякса мгновенно подобрала щупальца и, казалось, заверещала от боли, а затем стала таять, пока не исчезла вовсе. Мама на минуту побледнела, но почти тут же краски вернулись на её лицо, вместе с безграничным удивлением. А я, не теряя времени, приблизилась к отцу, оглядела его со всех сторон, нашла такую же кляксу, но меньшего размера, и выжгла её своим светом. И только потом, хлопнув пару раз ресничками, уплыла в забытье.

Детским разумом тогда я не могла понять, что совершила для своих родителей, как не понимала и страха в глазах родителей от беспокойства, когда, наконец, пришла в себя. Ругать никто не ругал, но отец взял обещание, что впредь все свои подобные действия я буду согласовывать с ним. Я, конечно же, пообещала, особенно видя, как на глазах любимой мамочки дрожат непролитые слёзы. Огорчать её вовсе не хотелось.

Но с того дня стало понятно, что во мне просыпается магия. Какая, пока было не понятно, но задуматься над тем, что меня необходимо учить владеть своими силами, пришлось.

Где-то через трое суток после описанных выше событий, в наш дом постучались гости, вернее гостья. Ещё с порога раздался нежнейший голосок, как считали мои родители, для меня больше похожий на мерзкий скрип несмазанных дверных петель. Мама вначале обрадовалась, так как гостьей оказалась её дальняя родственница и по совместительству одной из близких подруг, с которой они несколько лет не виделись. Но, когда разодетая дама переступила порог дома и увидела нас троих, тесно прижавшихся друг к другу, её «приветливое» лицо перекосило, и по щекам заструилась вязь чёрных отталкивающих линий. Сама гостья не сразу осознала, что происходит, и «ласково» обратилась к матери.

— Мне последнее время было так неспокойно. Чувствую, что что-то происходит, вот и примчалась…

А вот мама охнула, с ужасом уставившись на свою, как оказалось, далеко не подругу.

— Тамани?! Как ты могла?! Ведь у меня не было никого ближе тебя!

— Не понимаю, о чём ты? — «удивилась» дама.

— Зато мы всё понимаем, — неприязненно глядя в стороны «подруги» жены, ответил отец. — И не жаль было марать душу в такой мерзости?

— Что?! Меня кто-то оговорил! Я ничего такого не делала! — начала возмущаться «подруга», затем её взгляд зацепился за зеленоватый завиток на моём виске, что появлялся у всех рождённых на озере надежд. Тут же красные полные губы дамы задрожали, и она трясущейся рукой указала на меня. — Это она! Этот ребёнок — монстр! Это её проделки! Как вы могли принять ЭТО?!

— Закрой рот, Тамани! — рявкнул отец. — Пока я вижу перед собой только одного монстра, и это не мой ребёнок!

— Я же верила тебе, как себе, — всхлипнула мама, теснее прижимая меня к себе. — Ответь, почему? Почему ты прокляла нас? Что плохого мы тебе сделали?

— Ты! Ты сделала! Ты укала моё счастье! — чуть не брызгая слюной, завопила гостья. Её глаза полыхнули вожделением в сторону отца, она даже сделала шаг по направлению к нему. — О, Ивай! Ты должен был стать моим! Этот дом должен был стать моим! Ты должен был полюбить меня!

— Я тебе ничего не должен! Я, вообще, не понимаю, что ты там себе надумала! Для дракона есть только одна любимая — его пара, а с тобой мы и виделись от силы пару раз. Так что твои притязания смешны.

— Что вы понимаете?! — фыркнула гостья. — Стать женой дракона престижно! Деньги, власть, почёт! А что я видела в нашем захолустье?! А тут ты, вся из себя счастливая. Ну, надо же, как повезло, захомутала самого дракона! Отняла мою мечту!

— Как ты могла так перемениться?! — сокрушённо покачала головой мама.

— Оу! Ты такая наивная! — неприязненно рассмеялась «подруга». — Я всегда была такой, просто, не спешила показывать некоторые стороны своего характера. Знаешь, а я даже рада, что больше не надо притворяться тем, кем я никогда не была. Мы «дружили», пока мне это было полезно.

— Зачем же тогда проклятье?

— Чтобы тебе не было так сладко жить, — пожала плечами гостья, и тут же рассмеялась. — Это было так забавно, видеть ваши мучения. И, знаешь, та запретная магия, к коей я прибегла, доставила мне неизъяснимое удовольствие, я даже посвежела и похорошела. Все это заметили, стали завидовать мне…

— Да, зависть порождает новую зависть… — прошептала мама. — Что же теперь с тобой будет?

— Ты о чём? — недоумённо переспросила гостья.

Мама показала на её лицо, где чёрные линии всё увеличивались, поглощая чистую кожу и одновременно старя её. Гостья коснулась руками лица, взвизгнула и, посылая всему и всем проклятья, выбежала из дома.

Это потом родители узнали, что вернувшееся к Тамани проклятье съело её за неделю, превратив в дряхлую старуху, а затем и вовсе убило, заставив, злобно проклиная всех, прыгнуть со скалы на острые камни.

А пока, отец успокаивал мать, затем они оба обнимали меня, а я счастливо млела, сидя на руках отца.

Через какое-то время выяснилось, что мои усилия, и не только мои, принесли свои плоды: мама обрадовала отца, что ждёт малыша. Тихо, по-семейному, мы отпраздновали это событие. Это был один из тех счастливых дней, что потом вспоминаются всю жизнь, неся тепло и радость.

Я, словно королевна, и как виновница происходящего, была усажена на почётное место во главе стола, где обычно сидел отец. Впрочем, он и сейчас находился там, а я на его коленях, словно на троне.

— А мавыш будить со мной иглать? — теребила я родителя вопросами.

— Обязательно будет, — зарывшись носом в мои волосы, ответил папа.

— Я буду его осссень любить! — важно кивала я головой. — Подалю ему свою Лялю.

Лялей была моя любимая игрушка, представлявшая собой сшитую из лоскутков куклу. Это тани Адаина подарила мне игрушку, сразу, как я появилась перед глазами доброй бабушки. Ляля была моей наперсницей, главной подружкой по играм, не считая тани Адаины, с ней я ложилась спать и бежала в сад с первыми лучами солнца, чтобы показать свои любимые укромные уголки.

Когда родился мой братик, я как-то ночью пробралась в его комнату. Мама только-только усыпила беспокойного крепыша и сама легла отдыхать, я протиснулась в узкую щель приоткрытой двери, подошла к колыбельке, долго стояла, любуясь на пока ещё немного сморщенное личико малыша, затем вздохнула и, привстав на носочки, положила рядом с братиком свою Лялю.

— Тебе она нувзнее.

В этот момент я не видела, как за моей спиной, обнявшись, стояли счастливые родители, испытывавшие огромнейшую любовь и гордость за свою девочку.

Ляля ко мне, правда вернулась через пару дней. Тани Адаина сказала, что кукла больше подходит девочке, к тому же, кто станет играть со мной и оберегать, как не Ляля, а для братика предложила сделать другую игрушку, объяснив, что для мальчиков надо что-то более мужественное. После недолгих обсуждений мы решили, что больше всего подойдёт уменьшенная копия степного кота, которого в обычном размере использовали воины, как ездовое и боевое животное. Пару недель мы выбирали материалы для игрушки, затем тани Адаина кроила и сшивала детали, наполняла игрушку мягчайшим пухом с дерева атанг, вышивала на деталях обережные рисунки. Я хоть пока и не могла в полной мере поучаствовать в швейном деле, но зато при активации оберегов вложила часть своих магических сил.

Говоря о самих силах, нужно заметить, что первой во мне окончательно проснулась магия воды. Будучи ещё совсем малышкой, мне, прежде всего, пришлось учиться самоконтролю, а это сложно, учитывая, какой я была непоседой. Но, благодаря настойчивости родителей, а может и проглядывающей иногда спящей во мне земной памяти и опыту, к контролю я стала относиться достаточно серьёзно, и уже не вызывала спонтанно дождик прямо в гостиной или потоп в купальной комнате.

Вторая стихия проснулась, когда мне исполнилось десять лет, а братику почти семь. Станис к тому времени был моим верным и постоянным партнёром по шалостям, и даже более егоза, чем я. Вот так однажды, играя в прятки, Станис, даже и не представляю, каким образом, забрался в заросли дикого еменя, жутко колючего и, пусть не сильно, но всё же ядовитого кустарника. Взрослых в этот момент рядом не было, и я жутко испугалась, когда Станис стал кричать и жаловаться на то, что его руки больно жжёт, и дышать становится трудно. Водная магия в этот момент мне ничем не могла помочь, как и я никак не могла добраться до брата, зацепившегося одеждой за колючие ветви и окончательно застопорившегося. От испуга и досады я стала ругать гадкий куст, пытаться обломить его жёсткие упругие ветви, раня при этом нежную кожу ладоней в кровь. В какой-то момент на смену страху и отчаянью за здоровье Станиса пришла злость, и из замахнувшейся на емень ладошки полыхнуло огненным дождём. К моему удивлению, огонь, охватив полусухие ветки еменя, не тронул Станиса, и вскоре, покрытые копотью и ароматизирующие дымом сгоревшего еменя мы оказались дома.

— Это где ж вы так?! — всплеснула руками тани Адаина, занимавшаяся готовкой. Отложив овощи, она бросилась ощупывать нас, при этом грозно спрашивая. — Ну, и кто первым додумался полезть к еменю? А руки-то, руки! Бедненькие мои, сейчас Адаина поможет вам… А потом надеру уши! И что вы там подожгли? А, ну-ка быстро в купальню, пока родители не вернулись и не застали вас в таком неприглядном виде!

С полчаса нас отмывали в купальне, промывали многочисленные ранки, тут же смазывая их целебной мазью, при этом продолжая нас ругать и жалеть, потихоньку выведывая о произошедшем. Так вот и стало понятно, что во мне проснулась магия огня, магия, которой владели почти все драконы. Впрочем, проснулась она не только во мне, но и в Станисе. Именно поэтому пламя не тронула брата, а наоборот старалось защитить от своего же пагубного воздействия.

Для семьи это стало радостью и гордостью, ведь много находилось тех, кто злословил в сторону семьи, де, детям смешанной семьи никогда не стать ни драконами, ни магами. Теперь злым языкам придётся приумолкнуть. Но, в то же время, родители понимали, что больше своими силами наше обучение им не потянуть.

Пришлось рассылать тем друзьям, с кем пока не потеряли связь, просьбы о помощи, объясняя кратко свою проблему. Первым откликнулся давний друг семьи ар Таниир, когда-то преподававший в академии, но вот уже пару десятков лет её покинувший. А ведь именно благодаря ему когда-то познакомились мать и отец. Затем пришло ещё много ответов, с искренними извинениями, что не могут ничем помочь, ведь у всех давно образовались свои семьи, требующие внимания и присутствия.

Где-то через пол месяца ар Таниир добрался до нашего дома. Что сказать, у нас с Станисом появился ещё один строгий, но любящий дедушка. Теперь наши дни заполнились множеством сложных, но интересных занятий, тренировок и поучительных историй. Бывшего магистра академии заинтересовал мой феномен, ведь в отличие от Станиса, в котором теперь легко можно было определить дракона, я по виду, и даже по ауре, оставалась человеком, но на самом деле внутри меня пряталась очень милая драконица.

— Невероятно! — причитал ар Таниир, а потом, хитро прищурившись, выдавал: — Вот мы этих старых интриганов проведём!

Про «проведём» мне пока было не понятно, но вот мама и отец, явно, всё понимали, а потому лишь посмеивалась и качали головами. Ар Таниир на долгие годы стал нашим наставником и партнёром по проказам.

— Вот никогда бы не подумала, что старый магистр способен на подобное, — притворно вздыхали то мама, то тани Адаина, а вот папа только тихонько усмехался.

Наши с магистром занятия приносили свои плоды. Мы с братом научились контролировать свои силы и пользоваться простейшими заклинаниями. Мою водную стихию тоже удалось приручить и даже приспособить к делу. Так я стала помощницей тани Адаины, когда она занималась поливом и прополкой растений в саду, стирала одежду, готовила еду. Мне всё было интересно.

— Хорошей хозяюшкой наша девочка растёт, — умилялась «бабуля».

Зато Станис по пятам ходил за таном Мареем, его мечтой было стать воином и защитником «девочек». Девочки — это мы: я, мама, тани Адаина и ари Кайрин. Ари Кайрин — жена ара Таниира, вскоре приехавшая следом за мужем. Их дети давно выросли и разлетелись по всему миру, вот супруги и решили, что их знания принесут больше пользы, ежели делиться ими с такими непоседами, как мы со Станисом. В общем, у нас с братом было, чем заняться, до того времени, когда сначала я, а потом и он отправились учиться в академию.

* * *

Даже зная, как популярна Инверская академия магии, я всё же была растеряна тем количеством народа, что собрались перед воротами учебного заведения. До академии добиралась вместе с аром Танииром и таном Мареем, оба «дедушки» всю дорогу орлами поглядывали на всех, дабы не дать никому обидеть «свою девочку». Тан Марей сегодня же собирался отправиться назад, а вот ар Таниир должен был проследить за моим зачислением и заселением, собираясь для этого задействовать некоторые свои связи. Нет, я не стала поступать в ту же академию, где когда-то учились родители, туда в своё время должен будет отправиться Станис. А я вот, после долгих споров и дискуссий, оказалась в Инвере, одном из крупных городов драконов, со своей древней историей и определённым сводом правил, касающихся иноземцев.

Моему поступлению сюда было много причин, но главной стало то, что на землях драконов я буду в большей безопасности, чем где бы то ни было. Зачем нужна эта безопасность? Всё дело было в способе моего рождения. Не знаю почему, да и не хочу это понимать, но большинство относились к таким как я с определённой долей неприятия или же вообще с презрением, даже не пытаясь осознать, что наше рождение — воля богов, которым они же поклоняются.

В первый раз с подобным отношением я столкнулась, когда отправилась с «бабушками» на рынок ближайшего к нашему поселению городу. Я не понимала сначала, почему многие горожане морщатся, глядя на меня, почему шепчутся за спиной. Потом какая-то разбитная бабёнка кинула мне в след, как она считала, обидное «стручковая!». Я глупая ещё улыбнулась ей, не поняв сразу, что меня пытаются оскорбить, так бабёнка начала что-то противное верещать, тыкая в меня пальцем, пока бабули не рявкнули на неё так, что тётка быстро ретировалась за угол ближайшего дома.

Потом дома мне всё же разъяснили произошедшее и попросили не злиться на недалёких людишек, быть выше глупых предрассудков, и, наоборот, гордиться своим рождением. И я гордилась, помня тепло и любовь родного стручка.

Но вот прямо сейчас, стоя среди шумной толпы поступающих и их родни, испытывала дискомфорт от бросаемых на меня когда брошенных украдкой, а когда и прямых взглядов. Правда, не я одна была «обласкана» презрением, взгляд сам собою останавливался на таких же отверженцев, как и я. Первыми в глаза бросились трое парней и две девушки, отмеченные таким же, как и у меня, зелёным завитком. Они тоже «стручковые». А вот потом взгляд зацепился за двух невероятно похожих друг на друга паря и девушку, явно близнецы, и, что странно, их лица почти на половину были в ожоговых шрамах. След от огня я ни с чем не могла спутать, тем более, что шрамы явно были застарелыми, и это означало, что ребятам здорово досталось ещё в детстве. Мне безумно захотелось оказаться рядом с ними, поддержать, убрать тот затравленно-воинственный взгляд из их глаз. Почувствовала, как мой завиток чуть шевельнулся, вторя моим мыслям и желаниям, а значит, мой дар снова требует действий.

— Тан Марей, я сейчас, — предупредила своего спутника и стала потихоньку пробираться к заинтересовавшей меня парочке.

На ребят кто-то уже открыто показывал пальцем и похихикивал. Парень стиснул добела зубы, а девушка была готова вот-вот заплакать.

— Привет, — сказала я, приблизившись к ребятам вплотную.

Взгляды близнецов были одинаково враждебны.

— Что, тоже повеселиться пришла? — процедил сквозь зубы парень. — Потешиться нашим уродством?

Я покачала головой и указала на чуть прикрытый прядью волос зелёный завиток.

— Я, как видите, тоже кандидат для насмешек. Но я не за этим к вам подошла, — оглянулась вокруг и снова перевела взгляд на брата с сестрой. — Может, мы где-то поговорим без лишних ушей?

Парень кивнул, взял сестру за руку и повел за угол беседки, стоявшей шагах в двадцати от места скопления народа.

— Ну? — спросил он, останавливаясь.

— Давайте сначала познакомимся, — предложила я. — Меня зовут Эльсинель.

— Я — Рамель, а это — Кирель, — представился парень.

— Хорошо, — кивнула я, потом, сглотнув, так как обсуждать подобные темы всё же было неудобно, продолжила, — у меня к вам предложение. Не сочтите, что я издеваюсь, но я могу попробовать помочь вам с этим.

Указала рукой на места ожогов и стала ждать реакции близнецов.

— Хм, — кривовато, то ли из-за уродующих его шрамах, то ли от горечи, переполнившей душу, усмехнулся Рамель, — чем может помочь мелкая девчонка, если нам не могли помочь самые лучшие целители?

Я не стала ничего говорить, просто протянула руку к сжатой в кулачок ладони Кирель, где был ещё один жуткий шрам, уродующий нежную девичью кожу, и дала проявиться своему дару. Опустила голову низко-низко, чтобы скрыть, как я подозреваю, снова проявившуюся золотую вязь. От прикосновения девушка дёрнулась, но тут же застыла, с удивлением наблюдая, как часть шрама исчезает на глазах.

Почувствовав, что демонстрации моих возможностей достаточно, да и к тому же силы мне ещё понадобятся на поступлении, я одёрнула руку и вопросительно глянула на близнецов.

Рамель, едва дыша, коснулся очистившейся от шрама кожи сестры и, вскинув на меня взор, сипло спросил:

— Но как?

— Это мой дар, — просто ответила ему и тут же попросила, — но об этом не нужно распространяться…

— Значит, ты сможешь убрать это? — трясущиеся пальцы Кирель коснулись шрамов на лице.

— Я постараюсь, но это будет долго и сложно.

— Как долго? — боясь поверить в мелькнувшую надежду, спросила девушка.

— Возможно полгода или больше, сил у меня пока не достаточно.

— Полгода это ни что по сравнению со всей жизнью, — выдохнула Кирель.

— Что ты хочешь за свою помощь? — спросил парень, видно, что он давно разуверился в бескорыстной помощи. — Мы уже отдали целителям, всё, что у нас было. Осталось только то, что удалось отложить на учёбу… Так что…

— За помощь? Да, кое-что мне нужно, — улыбнулась я, но, увидев, как напряглись ребята, поспешила их успокоить. — Мне нужна ваша дружба.

Парень и девушка, явно не ожидая такого ответа, удивлённо переглянулись, а затем, не сговариваясь, протянули мне руки.

— Мы согласны!

К тану Марею мы подошли уже втроём.

— Это мои новые друзья, — представила я близнецов «деду», ребята сжались, словно боясь осуждения высокого старца.

— Я рад, что у нашей девочки появились друзья, и ей не будет одиноко без семьи, — по-доброму улыбнувшись, сказал тан Марей.

Ребята расцвели на глазах и уже не так остро восприняли брошенную кем-то в спину фразу:

— Оу, убожество тянется к убожеству!

Я даже реагировать не стала на эту мерзость.

Ещё через несколько минут ожидания поступающих, наконец-то, стали пускать внутрь здания. Всех «отверженных» оттеснили в конец очереди, но я не переживала, если ты — первый, это ещё не означает, что тебя точно возьмут. Так и вышло. Когда в здании оказалась где-то одна треть поступающих, часть из них выходило назад в явно расстроенных чувствах. Краем уха удалось расслышать причитание одной из девиц, совсем недавно презрительно глазеющих на нас.

— Сказали, что мои силы надо пока развивать дома, и приходить через год. Я же к тому времени буду старше остальных! Это несправедливо!

Мы с новыми знакомцами переглянулись. Видно, нас посетила одна и та же мысль, что магистры решили дать девушке время ни сколько развить свои силы, сколько поумнеть за год.

Но вот подошла и наша очередь. Сначала вперёд прошли близнецы, а я ещё раз оглянулась на тана Марея.

— Иди-иди, детка. Удачи тебе!

Едва переступив порог, оказалась в длинном широком коридоре, вдоль одной из стен которого находилось с десяток высоких дверей. На каждой из них был начертан знак очерёдности. Кирель как раз стояла у самой первой и махала мне рукой.

— Рамель уже внутри, — пояснила девушка, едва я оказалась рядом. Я следующая. Уф! Пусть и уверена, что поступлю, а всё одно боязно… Вскоре знак на двери побледнел, и Кирель вошла внутрь. Стало ясно, что пока горит знак, идёт испытание. Моё началось неожиданно быстро. Утерев повлажневшие от волнения ладони о подол платья, решительно открыла дверь и успела увидеть радостный взгляд Кирель, как раз подходившей к боковому выходу в следующую комнату.

— Ну, что же вы застыли, девушка? — весело поинтересовался седовласый маг, довольно приятной наружности. — Проходите внутрь магического круга, определим вашу предрасположенность к стихиям.

Робко взглянула на мага и его помощника, сидевшего с кучей свитков. Наверняка, он записывает результаты теста. Затем уже более уверенно прошла вперёд, встав в самую серёдку начертанного магкруга, по внешнему краю которого были написаны символы всех стихий.

— Назовитесь, уважаемая, — попросил магистр.

— Эльсинель Даргар, — представилась я.

— Даргар. Даргар? Так ваш отец — дракон?

— Да, а мама — человек.

— Вижу так же, что вы из озёрных?

Я непонимающе воззрилась на мага, он тут же по-доброму улыбнулся.

— Так мы называем рождённых на Озере Надежд. Моя мать одна из них.

— Правда?! — обрадовалась я, про себя думая, что, похоже, в академии не все будут относиться ко мне предвзято.

— Правда, — ответил магистр, потом перевёл взгляд на загоревшиеся символы стихий. — Ну, вот и выяснили, чем одарила вас природа. Рейф, запиши: «Ведущие — огонь и вода. Дополнительно — целительство. В зачаточном — земля и воздух». Записал? Копию отправляй дальше.

С интересом наблюдала, как свиток, в который записали мои результаты, засветился, раздвоился, а затем копия ярко разгорелась и исчезла. Магистр тихонько рассмеялся, видя мой неприкрытый восторг.

— Проходи дальше, девочка. Удачи тебе!

Во второй комнате процедура была чем-то похожа, но теперь в круге горел лишь символ огненной стихии, и, когда я вошла внутрь магкруга, символ не просто засветился, а начал тонкой плёнкой огня подниматься по всей окружности вверх, заключая меня в своеобразный кокон. Когда плёнка оказалась выше моей макушки, её рост прекратился, и я вопросительно уставилась на очередного магистра. И как не обратила на него внимание сразу? Красивый, мощный, основательный и, явно, дракон.

Чем-то на отца похож. Нет, не внешне, а какой-то аурой властности и надёжности, этому дракону хотелось доверять.

— Отлично, — впрочем, как-то сухо заметил он. — Девять из десяти. Буду рад видеть вас на своём факультете. Проходите дальше…

Что ж, видимо, устал магистр. Не мудрено, принять такую прорву народа! Но, всё равно, мог быть и чуть приветливее.

Следующие две комнаты выявили следующее: магии земли во мне было на единичку, воздуха на двоечку. Но, раз они всё же были, занятия по ним однозначно будут. Магистр воздушников почти в спину сказал, что «двоечка» — знак того, что эту стихию что-то тормозит в развитии, и эту проблему нам предстоит решать.

Озадачившись, вошла в следующую комнату. Тут всё ожидаемо. Снова девять из десяти, и поздравления от магистра водников, красивой магиней-оборотницей. В следующей комнате, не задерживаясь, прошла дальше, потому как магии смерти во мне не было ни капли. Зато круг с целительской магией поднялся мне почти по пояс, при этом чуть мерцая золотыми всполохами.

— Целитель с магией жизни?! — удивлённо переглянулись магиня-эльв и её помощник. — Вы, девушка, находка. Буду рада увидеть вас в своём крыле. Только не очень-то распространяйтесь о золотой окраске, потом объясню почему.

В последней комнате мне на руку одели браслет с пятью разными камнями, как я понимаю, показывавшими, какими стихиями мне предстоит учиться владеть.

— Заселение в общежитие уже началось, — пояснили тут же. — Если желаете поселиться с кем-то из знакомых, найдёте тани Аманит и обратитесь к ней с этой просьбой. Только помните, что все, у кого больше двух камней живут на самых нижних этажах.

Выйдя в коридор, сразу попала в галдящую толпу. Близнецы дожидались меня почти у самой двери.

— Ну, как? — спросил Рамель. Показала ему свой браслет. — Здорово! Тогда вы сможете поселиться вместе с Кирель. Конечно, если ты не против.

Я была только за, о чём тут же сказала своим новым знакомцам.

* * *

Общежитие мне показалось одновременно и монументальным, и странным. Огромное здание больше напоминало расколотую надвое, почти до основания, башню этажей в семь-восемь. Левая часть «расколотого» здания — женская половина, вторая — мужское общежитие, в подвале находилась хозяйственная часть, где нам выдали всё необходимое для заселения и форму академии. Слава богам, что большая часть очереди к нашему появлению рассосалась, и не пришлось в очередной раз выслушивать «добрые» слова в свой адрес. К радости Рамеля, первый этаж не был «расколот», и переход в мужскую часть обозначался лишь узорной решёткой впаянной в стену и неширокой дверцей в ней. Правда, у самой решётки восседала довольно внушительного вида женщина, скорей всего какой-то крупный вид оборотней, и зорко следила за перемещениями студентов. Иногда она гаркала на кого-нибудь из парней, с интересом поглядывающих в сторону смущённо улыбающимся им девушек.

— Что скалишься? Что? Думаешь, проскользнёшь мимо меня потом? И не надейся! Сколько вас таких шалопутных было, и ничего?! К тому же куда вам до старших-то курсов! Вот приедут дня через два, быстро вас в сторонку подвинут!

Мы тихонько посмеивались над темпераментной оборотницей, ожидая, когда освободится комендант, и выдаст нам ключи от комнаты.

— А вы что пялитесь, вертихвостки? Думаете, вам послабление будет? Что глазами хлопаете? Знаю я вас, шасть за решётку, а потом того и гляди в подолах принесут! А мне потом выговаривать будут, что не уследила!

Из последних слов стало ясно, что иногда студентам всё же удаётся проскользнуть мимо зоркой женщины.

Вскоре показался комендант мужской части общежития, и Рамель, пожелав нам удачи, ушёл за ним следом. Нам же пришлось ждать ещё несколько минут. Тани Илель, комендант женского корпуса, явно имела гномьи корни, при малом росте и вполне миловидной внешностью, её голос был подобен трубному гласу. Быстро осмотрев наши браслеты, сверившись со свитком, который держала в руке, спросила, хотим ли мы жить вместе.

— Вижу, вы девочки добрые, да и легче вам двоим-то будет, — протрубила она. — А у меня и комнатка подходящая вам есть, аккурат не далеко от моей каморочки. Ежели что, бежать далеко не придётся.

В этот момент мой взгляд упал на руки женщины, которые она то и дело сжимала и разжимала, и поняла, что мой дар снова начал просыпаться.

— Простите, тани Илель, а что у вас с руками? — спросила и тут же с испугом сжалась, увидев, как нахмурились брови комендантши. — Не… не обижайтесь, я помочь хочу и…

— Да что ж… — смягчилась женщина. — Ты ж в какой-то мере будущий целитель… Вот только боль моя застарелая. По глупости, да по молодости бесшабашной полезла туда, куда не следует, вот и подцепила гадость темнючую. Коли захотите историю мою узнать, да не совершать глупости подобные, приходите вечерком в мою камору, расскажу, а пока пойдёмте-ка заселяться.

Комнатка наша оказалась пусть не большой, но зато уютной, особо порадовал пушистый ковёр, растянувшийся по всему полу.

— Чистится магией, — пояснила комендант, — потом научу. Вот тут удобства и вода для умывания. Купальни в подвальном помещении, девичий вход сразу за комнатой, где получали форму. Вода там целебная, ключи всё ж подземные, потому, видать, академию на этом месте и строили. Вот в этом уголке можете себе взвары готовить, вверху для этого и полки имеются, а внизу небольшой хладоларь для продуктов. Так то питание в столовой, но ведь иногда себя порадовать хочется, а? Ну, с остальным разберётесь.

Тани Илель отправилась принимать следующих студентов, а мы с Кирель побежали к тану Марею, забрать вещи и отчитаться о поступлении и заселении. Вот только на скамье перед зданием приёмной комиссии обнаружился второй «дедушка».

— Освободились? — спросил он. — Вот и ладно. Тан Марей уже отправился домой с новостями, я тоже вскоре полечу, только кой-какие подарки для женщин прикуплю. Вещи твои и соседки, думаю, как раз сейчас в вашей комнате оказались.

— Но как?! — удивились мы вместе с Кирель.

— Всё ж я бывший магистр! — весело ответил ар Танииир. — К тому же дракон! А ещё… ваш комендант — моя давняя знакомая. А теперь серьёзно.

Мы навострили ушки, присаживаясь рядом с драконом.

— Не думайте, что учиться будет легко. Чёткого разделения на факультеты в этой академии нет, но чем больше стихий в студенте, тем больше и занятий у него. Ну, да обо всём этом вам ещё расскажут. Я же хочу предупредить о следующем: не все по-доброму будут к вам относиться. Главное, не давайте себя в обиду, и если что серьёзное, не замалчивайте, идите к ректору или домой пишите, приеду, разберусь. И, да, там увидишь шкатулочку, в ней несколько простеньких защитных амулетов, от мелкой пакости всяко защитят. Что ж ещё? — нахмурился, напрягая память, ар Таниир. — Ах, да! Самое ж главное! О своём даре не распространяйся. Коли что, говори, что целительская магия шалит. Такое бывает, а потому поверят безоговорочно.

— А как же это? — указала на место, где проявляется золотой узор.

— Это скроет ещё один амулет. В шкатулке ленточку такую голубенькую найдёшь, вплетёшь один раз в косу и заклинание прочитаешь, там, на листочке найдёшь. И всё, дальше оно само в причёске каждый раз будет проявляться. Я ещё вам сладостей на первое время прикупил. Домой пиши. Как это делать помнишь? Вот и отлично. Ну, всё, бегите!

Чмокнув «деда» в щёку, направилась снова к общежитию.

— Хорошие они у тебя, — вздохнув, сказала Кирель.

— Хорошие. Дедули у меня замечательные.

— Но ведь… один человек, а другой дракон? А твои родители?

— Мама — человек, отец — дракон. Но дедушки мне не родные, я люблю их очень-очень.

— А родные?

— И папины, и мамины погибли давно. Остальные родственники нас не жалуют, да я и не видела их ни разу.

— А у нас вообще все погибли. Сначала родители. Под обвал попали, когда Мглистые горы переходили, они у нас артефакторами были, вот и отправились для своих работ камни добывать. Нам тогда лет по пять было, — вздохнув, рассказала Кирель. — Мы жили с папиными родителями, а мамины нас часто навещали. Потом чёрный мор уничтожил всё селение, где они жили, и у нас остались только бабушка Мирри и дедушка Рамель…

— Так в его честь твоего брата назвали?

— Да, а меня, как вторую бабулю. А потом… Мы ведь из богатой семьи, знатной. Может, потому и пострадали из-за зависти чёрной… Как-то проснулись ночью от чада и дыма. Испугались. Побежали к деду с бабушкой, да где там, их комнаты уже пылали в огне… Мы и сами то спаслись только благодаря тому, что в нас проснулась стихия воды. Как раз перед этим, дня за два… Как выбрались из горящего дома и не помню… Из всего поместья сохранился лишь летний домик в глубине сада, туда и перебрались жить.

— Так пожар не просто так случился? — догадалась я.

— Не просто, — согласилась Кирель. — Нашёлся один дальний «родственничек», пожелавший прибрать к рукам наше богатство, а вот лишними в его планах были… Расследование потом было. Да разве ж докажешь что?! Свидетелей кроме нас — никого, да и кто поверит двум обезображенным сиротам, к тому же не совершеннолетним. Вот только и «родственничек» просчитался. Большую часть сбережений родители и бабули с дедушками заранее на наше имя в гномий банк перевели, и земли под государственную опеку, пока мы не повзрослеем. Видимо, предчувствовали что.

Я с сочувствием погладила руку Кирель, она благодарно улыбнулась.

— С нами тогда только нянюшка и осталась. За два дня до пожара она к родным деревню уехала, это и уберегло её. Вернувшись нас долго выхаживала, по целителям водила. Да только через год и её не стало, старость забрала последнего дорогого нам человека. Так что остались мы с Рамелем одни. Продолжили по целителям бегать, большую часть денег на это истратили, а потом один хороший человек посоветовал нам поступить на обучение, вот так мы здесь и оказались…

— И вы теперь не одни. Если ты не против, я предлагаю свою дружбу, — протянула остановившейся девушке руку. — Согласна?

— Согласна, — обрадовалась Кирель.

* * *

Первый учебный день оказался суматошным. Во-первых, мы чуть не проспали, во-вторых, помогала Кирель заплести волосы так, чтобы её шрамы были хоть немного прикрыты, в-третьих, пришла весточка из дома, и я не могла уйти, не прочитав тёплые слова своих родных, поздравляющих меня с поступлением.

Вот только зря мы с Кирель так волновались, в зал, где собирали первый курс, мы явились одними из первых, а потому могли выбрать себе места по желанию. Вскоре к нам пробрался Рамель.

— Уф, еле успел!

— Что-то случилось? — заволновалась Кирель. — Тебя кто-то обидел?

— Да нет, — отмахнулся парень, — просто проспал.

И, похоже, не он один. В эту самую минуту в зал, отчаянно зевая, вползали последние студенты, и, что совершенно не удивительно, это были парни. Почти тут же объявились кураторы стихийных потоков, и в наших руках оказались индивидуальные списки с расписаниями занятий. Дав нам время хоть немного ознакомиться с содержанием свитков, магистры попросили тишины, и в центр зала вышел ответственный за все потоки первого курса.

— Личные расписания будут автоматически меняться по мере вашего обучения, такая корректировка в первую очередь необходима, пока ваши стихии не станут окончательно стабильны. К тому же, весь этот год будут выявляться ваша индивидуальная предрасположенность к определённым предметам. И уже на второй год обучения вы вновь пройдёте проверку на стихии и будете распределены в индивидуальные рабочие группы по направлениям. Конкретно сейчас в ваших свитках находится наименование первого занятия и напротив него номер нужной аудитории. Если впереди номера стоит «минус», значит, нужный вам класс стоит искать в подземной части академии. На первый раз вас проводят, а далее аудиторию придётся искать самостоятельно, поэтому, рекомендую, научиться пользоваться своими браслетами, в которые встроена карта академии.

К нашей общей радости, я, Кирель и Рамель на первое занятие пошли вместе.

Больше этот день не запомнился ничем. Всё, что говорили на вводных занятиях, мне давно было известно, поэтому я то и дело отвлекалась, разглядывая однокурсников. Девушек на потоке было более чем на половину меньше парней, может, поэтому и сами парни то и дело бросали заинтересованные взгляды в сторону девушек, даже в нашу с Кирель сторону. И, если на мне их взгляд иногда задерживался, то от Кирель глаза отводили тут же, при этом то морщась, то пренебрежительно фыркая. Вот ведь! Ну, ничего, вот вылечу подругу, сами за ней табунами бегать будут. И не повреждённая часть лица Кирель показывает, какая она была бы… нет, обязательно будет, красавица!

Постепенно привыкая к студенческому быту, мы не забывали наведываться к нашему коменданту, с которой продолжили дружно общаться. Женщина была на седьмом небе, когда я в первый раз уменьшила боль в её руках.

— Я почти свыклась со своей бедой. Даже жениху отказала, когда поняла, что не смогу излечиться…

— Зато теперь вы снова сможете быть вместе, — поспешила утешить тани Илель Кирель.

— Не простит он меня, — вздохнула женщина. — Я столько всего наговорила в последнюю встречу… К тому же за эти годы он наверняка уже женился и детишек завёл… А я… так и осталась в академии… Но я не жалею, вы не подумайте! Академия — мой дом!

И как-то само собой выяснилось, что тани Илель — намного моложе и симпатичнее, чем выглядит, и тому причиной был амулет искажения внешности, который женщина носила много лет.

— Мне нужен был солидный вид, чтобы студенты относились ко мне уважительно, — пояснила комендантша. — А тут я, мелкая молоденькая кнопка! Вот ректор и помог на первых порах. А потом привыкла, как стала выглядеть, и почти не снимаю амулет.

— А ваш жених за всё это время больше не приезжал к вам? — спросила на этот раз я. — Неужели забыл?

— Не забыл, — мечтательно улыбнулась тани Илель, и тут же печально вздохнула. — Каждый год в один и тот же день появляется на пороге в надежде, что передумаю… А я и жду этого дня, и боюсь, что однажды Мэйли не придёт…

— Если любит, придёт, — уверенно заметила Кирель.

— Если… ещё любит… — тихо прошептала тани Илель.

— Постойте, а какой расы ваш жених? — полюбопытствовала я.

— Он из водных драконов. И, возможно, за тот год, наконец нашёл свою пару…

— А вдруг вы — его пара?

— Он никогда об этом не говорил. Просто однажды огорошил предложением, стать его невестой. Я же влюблена была по уши, согласилась, не задумываясь, а потом то происшествие…

Оказалось, на последнем курсе тани Илель по глупости попала в магловушку, устроенную воздыхательницами жениха. И всё бы ничего, ну туда же угодили питомцы двух магистров, и, пока тани Илель спасала малышей от магвыгорания, сама очень сильно пострадала, буквально вытягивая питомцев из магического огня драконов. Больше всего пострадали руки магини, язвы, шрамы от ожогов и слабость в кистях не позволяли выполнять большинство работ, а уж о том, чтобы магичить вообще не шла речь.

— Я долго приходила в себя, — продолжила женщина, — а когда разглядела свои уродства… не захотела для любимого жизни с калекой. Не хотела видеть в его глазах жалость…

— Теперь то всё будет хорошо, — успокоила её. — Пару месяцев и шрамы уберём, а потом уже и за остальное примемся. Силу в руки будет сложнее вернуть, но и это поправимо. А когда ваш жених снова придёт?

— Через месяц, — вздохнула тани Илель.

— Вы уж его больше не гоните, — встряла Кирель.

— Увидим, — пробормотала в ответ та.

* * *

А ещё через пару недель произошла моя первая встреча с двумя парнями с одного из старших курсов, встреча, принесшая в мою жизнь многие проблемы.

Я в тот день как раз бежала в библиотеку, отдать книгу по теории магии и сменить её на свиток с сопутствующими дополнениями, спешила, так как мы с Кирель и её братом собирались выйти в город за покупками.

Вот, значит, бегу, особо по сторонам не смотрю, ведь в это время большинство студентов как раз находились на занятиях, даже старшекурсники, которые вернулись в академию всего пару дней назад, и поворачивая за угол, натолкнулась на неспешно бредущих парней, практически мужчин. От столкновения полетела на пол, едва успев прижать к себе книгу.

— Что ж под ноги не смотришь?! — весело спросил один из парней.

В сумраке коридора не сразу разглядела его лицо. Мне подали руку. Второй парень, кажется, блондин, хмыкнул и спросил:

— Не ушиблась?

— Немного, но всё пройдёт, — ответила я. — Подлечить себя смогу.

Первый щёлкнул пальцами, подвешивая над нами пару огоньков, стало светлее, и я смогла рассмотреть, с кем столкнулась. Оба парня были красивы особой мужской красотой, отличавшей всех драконов от других рас, очень высокие, широкоплечие, много, очень много старше меня и умнее. Блондин с улыбкой рассматривал меня своими синими глазами, и, то и дело, усмехался. Брюнет улыбался не долго, вплоть до того момента, как его яро-фиолетовые глаза не остановились на моём зелёном завитке, рука, за которую он всё ещё держал меня, была с отвращением отброшена.

— Так ты из этих? — скривился он. — Понаберут же в академию всяких!

Обиделась мгновенно и даже сделала шаг назад, не желая находиться так близко с этой парочкой. Блондин покачал головой, похлопал друга по плечу, словно успокаивая.

— Не заводись, Айрен. Ну, девчонка, ну, с меткой. Вряд ли вы ещё столкнётесь. Выбрось из головы, и пошли лучше к Ларку, он обещал привезти из дома вино из нового сбора.

И оба дракона, больше не обращая на меня внимания, прошествовали дальше. Я же стояла, провожая их глазами и злобно пыхтя. Такое беспочвенное пренебрежение раздраконило больше, чем все нападки и язвительные замечания, услышанные за всю жизнь. А ещё драконы! Выдержанная раса! Мудрая! Ага-ага! По крайней мере, вот эти два представителя драконов достойны других слов, и совсем не ласковых. Плюнула им вслед и побежала дальше.

Рассказала потом о встрече Кирель, посмеялись вместе.

— Странно только, — заметила подруга.

— Что странно? — переспросила, жуя при этом булочку.

— Обычно именно драконы к тем, кто рождён на озере, относятся спокойно, можно даже сказать, тепло…

— Значит, я наткнулась на бракованных.

— Симпатичные хоть? Хотя, о чём это я… Они ж все красавчики.

— Красивые, да. Но толку то? И что о них говорить, если они нас ни во что не ставят. Давай, я лучше поработаю с твоими шрамами, а то ещё вечером надо и Рамелем заняться. Он, хоть и говорит, что мужчин шрамы украшают, но ты ж видела, как он в сторону девушек поглядывает тоскливо.

— Видела. — вздохнула Кирель. — Он ведь тоже нуждается в любви.

— А ещё я заметила, как на него смотрит та девчонка из водников, ну, та брюнеточка симпатичная.

— Тинтель? С родинкой на щёчке?

— Она. Думаю, ей твой брат уже нравится.

— Ты уверена? — удивилась подруга.

— Пожалуй. И его шрамы ей нисколько не мешают, в отличие от Фринианы. Видела, как она морщится всякий раз, когда видит Рамеля?

— Вот только мой братит, как нарочно, запал на эту мымру и никого другого не замечает, — посетовала Кирель.

— Он умный парень, — попыталась успокоить соседку, — сам со временем разберётся.

Последние целебные сеансы здорово помогли подруге и её брату. И путь работа была кропотливой и сложной, отнимавшей много сил, но и удовольствие от вида счастливых близнецов грело сердце. С кистей рук шрамы сошли быстро, а вот с лицами приходилось действовать осторожно, убирая загрубевшие рубцы буквально по крошечному участку. Приходилось потом восполнять затрату сил походом в столовую. Так то, конечно, помимо определённого времени трапез в столовую не принято было ходить, но для студентов, не имеющих средств и возможностей питаться где-то помимо, администрация академии дала разрешение на дополнительную кормёжку. Наша комендант поспособствовала тому, чтобы и мы попали в этот список. Мы, конечно стеснялись лишний раз бегать в столовую, но вот после использования дара это приходилось делать волей-неволей.

Вот и сейчас, еле передвигая ноги от слабости, поддерживаемая Кирель, я направлялась в сторону столовой. На пути, как нарочно, попалась Фриниана с подружками.

— О, нищебродки снова на подкорм!

Мы даже внимания на эту фифу не обратили, привыкли уже её глупости выслушивать. Смешно, не понимает же дурища, что перед другими выказывает себя не с лучшей стороны, а ведь кругом не одни снобы и дураки. С такой стервой дружить долго никто не сможет, всех своим ядом заплюёт. А уж драконы, о которых так грезит Фриниана, вообще на подобных ей и не посмотрят.

В столовой, как и ожидалось, народа было немного, поэтому поели спокойно и отправились назад. В конце одного из коридоров я заметила давешних драконов и указала на них Кирель.

— Красивые! — восторженно вздохнула подруга. — Только вот не пара мы им…

— Да с чего нам быть им парой?! — фыркнула я. — Ещё чего не хватало! Мы отдельно, они отдельно, и ни как иначе.

— Помечтать то можно? — хихикнула Кирель.

— Помечтать? — снова глянула на драконов, как раз взирающих в нашу сторону. — Не, не стоит.

В общежитии попали как раз к очередному скандалу между сидящей на страже оборотницей и парнями, пытающимися протиснуться в женскую половину.

— Мы ж только задания уточним, — канючили ребята. — Вот, буквально на одну минуточку заскочим и всё!

— Да, неужели?! После ваших минуточек либо слёзы и сопли, либо дитя в подоле! Ишь, ить, чё удумали! Идите, откуда пришли, а не то получите у меня!

Посмеявшись на увиденную сценку, побежали в комнату, готовиться к занятиям всё ж было надо.

* * *

Где-то ещё через пару недель из дома пришло письмо. Родные радовались моим успехам, писали, что любят и гордятся своей девочкой.

«С нарочным послали тебе гостинцы, — писала мама. — Бабушки наготовили твоих любимых сладостей, поделишься с подругами. А мы с папой, наконец, доделали ту задумку с ривовым пухом, так что ты будешь первой, кого согреет в холодные ночи тёплый плед. Прикладываем тебе схему защитного плетения, что мы вложили в нить, может, пригодится когда. Думаем, разберёшься. И, да, мы прикупили ещё парочку рив. И пух их пригодится и брату твоему молоко их полезно. Он, кстати, тебе привет передавал, просил побольше в письмах рассказывать о самой академии..»

На душе от прочитанного стало легко-легко, хорошим настроением хотелось скорее поделиться с кем-нибудь. Вот только Кирель унеслась на дополнительные занятия по магическому плетению, и я сидела в комнате одна. Пошла к тани Илель.

— Умница, что пришла. Там внизу тебя Рамель ждёт. У вас же сеанс? Ну, вот и беги. Я потом комнату закрою, а сейчас мне надо отлучиться…

И так мило покраснела, что я догадалась, тани Илель ждёт своего любимого. Мешать ей расспросами не стала, захочет, сама потом расскажет, поэтому кивнула ей и побежала на встречу с другом.

Рамель уже нетерпеливо расхаживал по комнате. Всё ясно, опять волнуется из-за того, что Фриниана не так посмотрит на него.

Но оказалось, всё совсем не так.

— Эль, как думаешь, меня, правда, моно полюбить… таким? — грустно спросил друг.

— Каким таким? Умным? Добрым? Верным?

— Таким страшным уродом, — вздохнул Рамель.

— Что опять на тебя нашло? — возмутилась я. — Я, например, вижу перед собой очень красивого парня, немножечко глупого, от того, что слушает всяких высокомерных куриц. А, между прочим, в этого самого парня кое-кто давно влюблён.

Рамель на секунду завис, потом чуть улыбнулся.

— Правда? А кто?

— Нет-нет, этого я тебе не скажу. Сам присмотрись получше к девушкам.

А затем занялась лицом друга. С каждым днём шрамы всё больше разглаживались, являя природную красоту его лица.

— Вот кажется мне, наследили в вашей родне драконы, — хмыкнула я, Рамель на это лишь фыркнул. — И не связывайся ты с Фринианой. Не хочу, чтобы ты страдал из-за неё…

— Не волнуйся, Эль, — посерьёзнел друг, — я уже разглядел её гнилую натуру. Если душа насквозь злобна и порочна, никакая красота не сможет привлечь надолго. Я же лучше, действительно, последую твоему совету, и присмотрюсь к другим.

После лечения снова почувствовала слабость, но решила, что прогулка на свежем воздухе на данный момент будет намного полезнее хорошего отдыха. Прошла в парк при академии и, усевшись на ближайшую скамью, устало прикрыла глаза, наслаждаясь ласковыми прикосновениями ветерка. Опомнилась нескоро, видимо, задремав на пару минут, а ведь скоро Кирель должна вернуться.

Встала, сделала несколько шагов и почувствовала, как земля уходит из-под ног. Упала, больно ударившись коленями и содрав в кровь ладони. М-да, переоценила всё же свои силы.

Почти тут же была подхвачена на руки, а затем усажена на ту же скамью. Нахмурившись, сосредоточила взгляд на присевшем на корточки мужчине, пару раз моргнула, но всё было бесполезно, перед глазами продолжало всё расплываться.

— Что с тобой?

— Я… эээ… сейчас… только полежу немного…

— Куда? — видя, что начинаю заваливаться на бок, спросил мужчина. — Пожалуй, надо отнести тебя к целителям.

— Не… не надо, — попросила я, — это скоро пройдёт. Надо просто немного полежать…

— Не могу же я оставить тебя на этой скамье?! На каком этаже ты живёшь?

— На… первом. Если можешь, просто позови тани Илель, она поможет мне.

— Лучше отнесу тебя в твою комнату.

— Но… там же эта… оборотница, — сглотнула я и попыталась приподняться. — Она ж снова ругаться будет…

— На меня не будет, — «успокоил» мужчина и подхватил на руки. — Держись крепче! Ну, или, как сумеешь.

Почти тут же вцепилась в его рубаху, прикрыв от слабости глаза. Повела носом, втянув в себя аромат, исходивший от мужчины. Вкусно! Так бы вдыхала его и вдыхала…

Как оказалась в комнате не помню. Очнулась, когда Кирель потрясла меня за плечо.

— Вставай! Тебе необходимо поесть! — и почти тут же начала ругать: — Зачем Рамеля сегодня так долго лечила? До завтра бы потерпел. А если бы тебя этот зазнайка не принёс? Давай-давай, поднимайся! Тани Илель уже на стол накрыла.

— А её то зачем побеспокоили? У неё же, наверное, свидание.

— Свидание будет завтра, — ответила подруга. — И не только свидание. Кажется, у них там, наконец, всё разрешилось. Тани Илель счастливая! Ах, да, твоя посылка из дома пришла. Вот заодно и заберёшь.

— А кто, говоришь, меня принёс? — решила всё же поинтересоваться я.

— Да один из этих… дракош, которых ты мне показывала. Ну, тот тёмненький. Ещё ругался, что должен таскать всяких дурочек, не способных позаботиться о себе. Сгрузил тебя на постель и был таков. Чурбан, конечно, бесчувственный, но не безнадёжен, раз не бросил тебя в беде.

Пожала плечами. И, правда, я не ожидала, что этот высокомерный сноб совершит по отношению ко мне добрый поступок. Но пахнет он вкусно, чего уж там.

Долго размышлять на эту тему не стала. Встав с помощью подруги, отправилась к комендантше. Тани Илель сияла улыбкой, счастье ей очень шло.

— Иди скорее к столу, бедолага, — махнула она рукой. — Что ж ты, себя не бережёшь?! Нас здоровыми да счастливыми делаешь, а сама? Не гоже! Мы со своими бедами в какой-то мере свыклись и потерпели бы ещё. Зачем полностью выкладываешься? Ах, да что я говорю! Всё одно ведь не послушаешь! Ну, ладно мы, а родителей зачем волновать?!

— Вы… — испугалась я, — … вы им сообщили?

— Я не столь глупа, как некоторые, — фыркнула тани Илель, — чтобы волновать хороших людей. Но… если ты будешь растрачивать себя столь же опрометчиво, обязательно отправлю вестника твоим родным.

— Я постараюсь… сдерживаться, — пообещала я, запихивая в себя очередной кусочек мясного пирога.

— Вот и ладно, — успокоилась тани Илель, присаживаясь рядом. — А я вот раздобыла вам ягодок лесных, полезная, скажу я вам, вещь, особо для восстановления сил.

— Черенишки?! — удивились мы вместе с Кирель. — Но как?!

— Ну… — протянула женщина, её щёки покрылись смущённым румянцем, и мы поняли, что в этом деле постарался жених нашего коменданта.

Лакомились ягодами втроём, весело переговариваясь и вспоминая смешные моменты из жизни. И, то ли ягоды, то ли обильная еда, но в комнату я возвращалась полная сил. А ещё в голове крутилось, что не мешало бы поблагодарить того дракона за помощь.

Вот только такая возможность представилась не скоро. Просто встретить парня в академии не удавалось, даже в столовой его не наблюдала. Один раз как-то издалека увидела его на тренировочном полигоне, но пока делала шаг в его сторону, пока протискивалась сквозь других студентов, спешивших на свои занятия, дракона и след простыл. Вот так, пожав плечами, и пришлось ретироваться.

Ещё недели через две, шествуя вместе с Кирель на занятие по стихийным плетениям, увидела спасителя рядом с соседней к нам аудитории. Он стоял в окружении нескольких парней и девушек, весело о чём-то беседующих. Вот он мой шанс, наконец, поблагодарить парня и успокоиться. И, хоть чувствовала себя неуверенно и смущённо, решила подойти к дракону.

— Ммм, Кирель, я…

— Иди уже, — подтолкнула подруга, — а то так и будешь вздыхать и чувствовать себя неблагодарной.

Я робко подошла к компании. Плохо, что не знаю, как парня зовут. Прикоснулась к его плечу, стараясь обратить на себя внимание дракона. Парень повернул голову, глянул на меня сверху вниз, нахмурив брови.

— Что тебе? — напряжённо спросил он.

— Кто это, Айрен? — недовольно спросила красивая девушка, стоявшая рядом с драконом.

— Никто, — ответил ей парень и снова воззрился на меня. — Ну, так что тебе?

— Я… я хотела поблагодарить тебя за помощь, — тихонько сказала я и решительно зашагала в сторону подруги.

— Что, очередная девица вешается тебе на шею? — нёсся вслед язвительный голос красавицы. — Всё никак не поймут, что ты уже занят!

Я так поняла, последняя фраза специально была предназначена мне. Смешно, я же не претендую на этого зазнайку.

На следующий день я столкнулась со вторым драконом, тем, что блондин. Я несла книги в библиотеку, а он как раз выходит оттуда. Мы не сразу заметили друг друга, видимо, оба задумались, а посему от столкновения рассыпали книги.

— По сторонам смотреть не учили? — недовольно спросил парень, опускаясь рядом со мной и выбирая из общей кучи своё.

— А тебя? — буркнула в ответ.

— Мелкая, тебя не учили уважать старших?

— А тебя не обижать младших? — столь же вредно спросила, подбирая последнюю книгу, и решительно вошла в библиотеку, оставив в холле недовольно бурчавшего дракона.

Просидев в библиотеке нужное для написания домашнего задания время, решила, что пора бы прогуляться в парке. Кирель с братом зачем-то пошли в город, наверняка, снова ищут в лавках подходящие для амулетов камни, и я, получается, снова предоставлена сама себе.

На этот раз посидеть на ближайшей к общежитию лавочке в парке не удалось, нашлись ещё любители свежего воздуха, на следующих двух тоже. Так и пришлось топать в глубину парка. И только я присела, как рядом оказалась вчерашняя «подруга» дракона с подружками. Они встали полукругом и, брезгливо оглядывая меня, стали шептаться. Наконец, слово взяла одна из них.

— Слушай ты, меченая, даже не думай к нашим парням лезть!

— А зачем мне «ваши»? — весело спросила я.

— Дурочкой не прикидывайся! — поддержала подружку «красавица». — Что ты всё вертишься вокруг них?!

— Я???

— Все вы, меченные, одинаковые, — фыркнула третья участница «разговора». — Вертите парнями, а потом бросаете!

— Я то тут причём? — изумилась, глядя на этих ненормальных. — Пусть свои проблемы сами решают!

— Ну, мы тебя предупредили, — процедила «красавица».

Дождалась, когда «защитницы» друзей драконов уйдут, наконец, спокойно выдохнула, даже глаза от удовольствия закрыла.

— Что им от тебя было надо?

М-да, спокойно отдохнуть не дадут. Открыла, нехотя, один глаз, потом второй, оглядела снизу вверх обоих драконов.

— Вот что вы все ко мне прицепились? — спросила возмущённо. — Больше места в парке нет? Так я уступлю вам, сидите на здоровье!

Вздохнув, встала со скамьи, намереваясь пойти в общежитие, но сильная рука вцепилась в плечо, разворачивая лицом к драконам. Посмотрела недовольно на чужую длань, брюнет одёрнул руку.

— Так что они от тебя хотели? — переспросил он.

— Умоляли назначить вам свидание, — съязвила в ответ. — Сказали, что вот без меня никак не обойтись. Сами вы такие стеснительные, что девушку пригласить духу не хватит и…

— Хватит придуриваться! — разозлился дракон, буравя меня своими глазищами. — Нийлин наверняка просила отстать от нас?

— Так я к вам и не пристаю, — фыркнула, воинственно глядя на друзей-драконов. — Вы — сами по себе, я — отдельно.

— Хорошо, что ты это понимаешь. Вот и не путайся под ногами.

Парни, развернувшись, зашагали дальше вглубь парка. Я ошарашенно глазела им вслед. Вот не поняла, что это сейчас было?! Пришли, нарычали ни за что. Ненормальные какие-то. Что те, что другие.

Когда рассказала обо всём вернувшейся подружке, она долго возмущалась и ругала на все лады и парочку ненормальных драконов, и девиц, вожделеющих их внимания.

— Я, вообще, не понимаю, с чего они взяли, что я имею виды на этого… как его… ах, да! Айрена.

— Так кто их знает?! Видно, с каждым новым курсом глупеют, — предположила Кирель.

— Нет, тут что-то другое, — задумчиво протянула я.

— Собираешься это выяснить?

— Зачем? Это их проблемы и заморочки. Мне учиться надо, я своим обещала.

* * *

Вот только спокойно отучиться смогла лишь первый курс.

К слову сказать, драконы и компания больше меня не донимали. Правда, если я вдруг хоть кого-то из них встречала в коридорах академии или где-то на улице, спешила ретироваться, впрочем, и они делали то же. Единственное, что меня иногда беспокоило, это то, как при этом смотрели на меня и блондин, и брюнет.

За последние месяцы перед завершением курса я окончательно излечила своих друзей. У Кирель и Рамеля появились поклонники и поклонницы, ведь без уродующих шрамов близнецы были красивы почти так, как драконы. Вот только благосклонно отвечать на чьи-то ухаживания подружка не спешила, помня, какие слова бросались ей вслед. Зато Рамель всё же ответил на чувства нашей хорошей знакомой, влюбившейся в парня ещё в начале года. Думаю, всё у них серьёзно. Вот бесится Фриниана, упустила красивого знатного парня, к тому же талантливого, на хорошем счету у магистров. О, да, она не раз пыталась влезть в отношения Рамеля и Тинтель, сплетни гнусные пускала, только всё напрасно. В глазах влюблённой парочки давно горел огонь взаимного чувства.

Моё же сердце пока спало. Как однажды сказала мама, ещё не пришло моё время. К тому же я драконица, пусть это и не видно остальным, ведь мы взрослеем чуть позже. И моя аура показывала всем, что я обычная человечка. Я так и объясняла всем интересующимся, что в маму пошла.

Вот только к концу года стало понятно, что аура стала быстро меняться, и скоро своё «драконство» я смогу скрывать лишь сильнейшими амулетами. Думаю, уж тут постараются родители, которые, как и я, не желают привлекать ко мне лишнего внимания. А оно будет, особенно со стороны мужчин-драконов, которые в первую очередь ищут спутницу жизни именно среди своей расы. Плохо, что дракониц гораздо меньше, чем самцов. Так что девушки среди них нарасхват. Почему-то подумалось, что та парочка друзей-драконов опять влезут в мою жизнь.

* * *

Первая неделя по возвращении в академию ознаменовалась тем, что мы узнали о замужестве нашего коменданта и её отъезда в город мужа. Нам она передала через ту самую оборотницу-цербера прощальные подарки и пожелание хорошей учёбы. Мы немного опечалились, так как привыкли к нашим вечерним посиделкам в каморке тани Илель и её доброму отношению. Что будет, когда на её смену придёт новый человек?

Но, оказалось, зря мы волновались. На место тани Илель назначили её хорошую знакомую, гораздо старше по возрасту, но столь же приятную в общении тани Биниль. Поначалу женщина казалась очень строгой и непримиримой, даже немного ворчливой. Но это на первый взгляд. На самом деле это была добрейшей души полугномка и, наверняка, какая-то дальняя родственница тани Илель. О нас с Кирель она была наслышана, поэтому сразу предложила забегать к ней на огонёк, поболтать и «побаловаться плюшками».

В один из дней, вернее, в первый выходной после упорной учёбы, я решила немного прогуляться в самой дальней части академического парка, подружка, как обычно, убежала на встречу с братом, так что по тропинке я прогуливалась одна.

Последнее время мне всё больше хотелось побыть на природе, хотелось простора, как сказал отец, хотелось расправить крылья. Мечтательно подняв глаза к небу, упустила из виду внезапно возникшее перед собой препятствие.

— Опять ты, мелкая? — ехидно спросил тот, в кого я врезалась.

О, нет! Один из той парочки драконов, блондин…

— Извини, — буркнула, попытавшись отстраниться от парня, но тот, усмехнувшись, не позволил этого.

— На этот раз так быстро тебя не отпущу. Надо же как-то наказать за невнимательность…

Парень резко склонился и впился в мои губы поцелуем.

МОЙ… ПЕРВЫЙ… ПОЦЕЛУЙ… с каким-то придурком! Не спрашивая разрешения! В наказание!

Злость поднялась изнутри, заставляя тело напряжённо застыть. А затем я резко куснула блондина за губу, он зашипел, но я зашипела ещё громче:

— ЧУШШШОЙ…

И упала без чувств.

* * *

Лирэй.


Направляясь на свидание с кошечкой Тамри, неожиданно столкнулся с той, меченой девчонкой, и, если бы не поддержал, она бы упала.

— Опять та, мелкая? — спросил насмешливо.

Симпатичная девчонка всё же. Не знаю, что на меня нашло, но решил проверить её на драконью совместимость. Мы ведь можем узнать свою пару в основном через поцелуй. Но эта пакасть тут же цапнула меня за губу, заставив зашипеть от боли, о которой я тут же забыл услышав гневное шипение и увидев то, что в принципе, практически, было невозможным. Зрачки девчонки мгновенно изменились, вытянувшись в знакомую форму, а лицо украсилось необычным, но понятным мне красноватым узором из искрящейся чешуи.

— ЧУШШШОЙ… — прошипели губы девчонки, а сама она тут же обмякла в моих руках.

Я растерялся, помотал головой, пытаясь привести себя в чувство.

— Не может быть… — сглотнув, пробормотал я.

И тут же стал ошалело соображать, что же делать. Во-первых, надо убраться из парка поскорее, пока нас кто-нибудь не заметил, во-вторых, сообщить другу, что в академии, вот же невероятное, нет, невозможное событие… я встретил в академии Изначальную. Адару!

С драгоценной ношей на руках умудрился открыть портал в комнату Айрена. Друг как раз выходил из умывальни, увидев нас, бросил мокрое полотенце на ближайший стул и недовольно спросил:

— Зачем притащил ЕЁ?

— Я… я это… — замялся, соображая, как же лучше преподнести новость.

— Ты что-то сделал с ней? — делая шаг к нам, спросил Айрен.

— Нет. Не то… я… — оглянулся, куда лучше положить свою ношу, взгляд зацепился за раскрытую дверь в спальню, туда и рванул.

— Куда?! — возмутился друг. — Соображаешь, что будет, когда её тут застанут?! Ты меня слышишь? Не надо в постель! Лучше на диван!

— Поздно, — прокряхтел я, сваливая девушку на мягкую перину.

Айрен тут же схватил меня за плечо, круто разворачивая к себе, и зашипел, то и дело косясь в сторону девчонки.

— С ума сошёл?! Что происходит?

Я зашипел от той силы, с которой рука друга сжимала плечо, еле отцепил пальцы Айрена и потащил его в другую комнату. Толкнул упрямца на стул, сел сам и, выдохнув, попросил:

— Дай что-нибудь выпить.

— Обойдёшься! Так что ты с ней сделал? Я же просил, НЕ ПРИБЛИЖАТЬСЯ К НЕЙ!

— Да мы случайно столкнулись в парке и…

— Случайно? Считаешь, что поверю в это? Девочке надо спокойно учиться, а наши встречи ей только добавляют проблем. В прошлый раз сколько сил нам стоило отвести от неё внимание нашей компании мегер? Тебя хоть никто не видел?

— Никто, — успокоил Айрена. — И с ней всё нормально… относительно. Стой! Куда?!

Но Айрен уже понёсся обратно в спальню. Вздохнул и пошёл за ним. Друг внимательно оглядывал мелкую.

— Сказал же, всё с ней нормально. Просто… просто внезапно обнаружилось, что она, как и мы — адар… Эй! С тобой всё в порядке?

Айрен опустился на пол рядом с постелью, судорожно сглотнув.

— Уверен?

— Более чем.

— Рассказывай подробно.

Ну, я и выложил, и про столкновение, и про «ну, совсем невинный поцелуй», так для проверки на «совместимость»… Схлопотал удар гневно брошенной в меня подушки и злобное рычание.

— Проверил?!

— Эмм, проверил. Ничего. А что, сам бы в этой ситуации не воспользовался случаем?

Айрен засопел, продолжая сверлить меня взглядом, затем обернулся на тихий вздох и ласково посмотрел на девушку.

— Ты прав. Воспользовался. Ещё в прошлом году…

— И???

— И ничего не понял! Часть меня реагирует на неё, часть — нет. Как это понять, не знаю. Спрашивал у отца и дяди, но они в таком же недоумении. Думали что это из-за того, что я — дракон-адар, а она человечка. Но раз выяснилось, что она такая же, как и мы… теперь точно всё непонятно…

— Может, ещё раз поговорить с твоими? И я своих подключу. Со знанием, что девочка — адар, всё будет выглядеть иначе.

— Ладно, так и сделаем. А пока надо вернуть малышку в её комнату, чтобы не было вопросов. Воспользуйся амулетом невидимости, в нём ещё осталось пару зарядов, потом придётся возвращать домой. Ох, и влетит мне за него! Что стоишь?! За работу, а я пока отправлю вестника домой.

* * *

Эльсинель.


— Представляешь, мне такой сон дурацкий приснился, — потягиваясь, поделилась с подругой, — будто я целовалась с тем драконом-блондином.

— Каким? Тем, что из этих, двух?

— Ага.

— Иии? Понравилось? Ну, во сне?

— Вроде как, нет. Больше разозлилась. Ах, да! Я, ж, его за губу ещё укусила, чтоб неповадно было. Смешно, правда? А ты вчера когда вернулась?

— Эмм, темно было. Не помню… Ты спала и…

— А, ну-ка, рассказывай! Ты ведь не с Рамелем была?! — догадалась я.

— С Рамелем! Сначала… А потом… потом просто гуляла с Дэмием.

— Так-так. И кто он?

— Шестой курс. Водник и боевик. Он такой… такой… милый…

— Милый? Ты уверена, что он серьёзно?

— Я ни в чём пока не уверена. Ну, разве, что в том, что мне спокойно рядом с ним и уютно… Ты не думай, я не буду спешить. Просто хочу узнать его поближе, а там… как пойдёт.

— Покажешь мне его? — перевалившись на бок и подперев голову рукой, спросила у Кирель.

— Уже сегодня, — кивнула подруга. — У них урок как раз рядом с нами будет.

Что сказать, выбор Кирель меня успокоил. Русоволосый крепкий парень с какой-то затаённой нежностью смотрел на Кирель, пока она нас знакомила, он не юлил, не отмалчивался, прямо отвечая на все мои вопросы. И хоть подружка чуть-чуть морщилась на мою проснувшуюся любознательность, но понимала, что я желаю ей только лучшего. А Дэмий с первого, да и со второго взгляда казался надёжным, он был из семьи княжеского помощника советника по безопасности. Вот кто сможет помочь близнецам вернуть то, что у них пытались отобрать.

Я так замечталась, открывающимся перспективам будущего друзей, что не заметила сигнала на урок. Кирель хмыкнула и потянула меня за локоть в класс. Магистр Тирмирен покачал недовольно головой, ведь обычно мы были первыми, кто являлся на его занятие. Пришлось выбросить всё из головы и головой окунуться в тему лекции.

На вопрос Кирель, заданный ей после занятия, что я думаю о Дэмии, ответила, что одобряю парня.

— Ну, вот, осталась свободной только ты, — хитро прищурившись, сказала подруга.

— Не вздумай податься в сводницы! К тому же по меркам драконов…

— Да знаю, ты ещё мелкая и всё такое! Но общаться то с приятным парнем это не помешает. Присматривайся. Оценивай.

— Ладно-ладно, я подумаю, — весело отмахнулась я.

Через пару дней мне передали, что глава академии ждёт меня в своём кабинете. Стала соображать, где я накосячила или наоборот отличилась. Ничего в голову не приходило. Пожав плечами, поплелась к административной башне. Глянула вверх. Вздохнула. Ну, вот зачем надо было главе забираться так высоко? Аж, на последний пролёт. Тоскливо простонав, решительным шагом пошла дальше.

Помощник ректора махнул мне рукой, приглашая пройти вперёд, едва я появилась в поле его зрения.

— А зачем…

— Иди-иди, — отмахнулся он, — сама всё узнаешь.

Снова пожав плечами, вошла в кабинет ректора. Глава академии был не один, рядом в уютном кресле сидел красивый крупный мужчина и… мой отец. Я обрадовалась и, не обращая внимания на посторонних, кинулась в родные объятья.

— Соскучилась, — по-доброму усмехнулся ректор. — Ладно-ладно, будет у вас ещё возможность поговорить и пообниматься, а сейчас обсудим то, зачем мы все здесь собрались.

Я села рядом с отцом, продолжая держаться за его ладонь.

— Что ж, — ректор потёр подбородок, пристально глядя на меня, — не будем долго ходить вокруг да около. Несколько дней назад один из наших студентов обнаружил, что ваша дочь, уважаемый Ивай, является не просто драконом, а одной из изначальных, адаром. Я понимаю, что и для вас это тоже новость неоднозначная. Это редчайший в истории случай, когда у обычного дракона и его пары, тем более из другой расы, рождается адар. Вы, я и другой наш уважаемый гость, понимаем, что это значит для драконей расы.

Я вопросительно глянула на отца, совершенно не понимая, о чём речь. Казалось, отец одновременно и горд за меня, и чем-то недоволен. Сжала чуть-чуть его ладонь, как бы поддерживая, а затем всё же решилась перебить ректора, ведь всё же решается моя судьба.

— А кто такой адар?

— Адар. Адар, девочка, это дракон, в котором обе половины, и человеческая, и животная, полностью едины. У адара нет разделения на два сознания. Когда любой другой дракон обращается в животную ипостась, он, как бы, одно существо, которое сосуществует с человеческой формой. Когда ипостась человеческая — всё наоборот. А у адара, дракона изначального, того, каким его создали в начале своего творения боги сознание одно. Ты ведь ещё не обращалась?

— Нет, но я чувствую, что это скоро произойдёт, — ответила бесхитростно и снова посмотрела на отца, который твёрдо смотрел в глаза ректора.

— Это и хорошо, и плохо, — задумчиво покивал головой глава. — Хорошо, что твоя сущность развивается, как должно. Но плохо, что твой оборот может произойти в людном месте. Наша раса и так бедна женщинами, а за внимание изначальной начнётся такая борьба, что и нарочно не придумаешь. А ты, девочка, пока недостаточно сильна, чтобы противостоять натиску самцов нашей расы. Каждый из них будет стремиться завоевать тебя.

— Я заберу дочь домой, — твёрдо произнёс папа. — Когда она начнёт нормально оборачиваться, вернётся в академию. Дома ей будет спокойнее и лучше.

— Я предлагаю иное, — подал голос сидящий в кресле незнакомец. Все воззрились на него. Мне вот, например, показались черты его лица знакомыми, словно я где-то встречала кого-то, очень похожего на этого мужчину. — Девочке будет лучше среди других адаров. Лишь мы сможем её достойно защитить.

— А заодно и прибрать к рукам, — процедил отец, сверля оппонента взглядом.

— Вы не совсем правы, Ивай, — спокойно ответил мужчина. — Адар никогда не позволит себе обидеть женщину, тем более ту, что возможно станет его единственной. Так что насчёт присвоить — этого не будет. А вот помочь с обретением способностей адара сможем только мы, вы ведь не хотите доставлять лишних страданий дочери? Я вот думаю, что нет. И, если на то будет воля богов, девочка встретит среди нас свою пару. Как это происходит, думаю не надо объяснять.

А вот я бы это знать очень хотела, но пришло понимание, что вот прямо сейчас вопросы об этом задавать не стоит.

— И у меня есть ещё одно предложение, — продолжил незнакомец. — Почему бы вам с семьёй на время переехать в наш замок?

— Может, это не плохая идея? — обратился ректор к моему отцу. — В замке ара Тимаирра много достойных магистров, и они помогут девочке продолжить обучение. По возвращении мы проведём тестирование знаний и переведём Эльсинель на следующий курс. И для вашего сына будет больше возможностей.

Отец недовольно сверкнул глазами, и, как я догадалась, всё же собирался ответить отказом. Это уловил и ар Тимаирр.

— Я понимаю ваши сомнения, — поспешил сказать он. — Но… мы не ваш бывший клан. У нас нет предубеждений по отношению к другим расам, а тех, кто отмечен зелёным завитком, принимаем с особым почтением.

Я фыркнула тихонько, но мужчины одновременно глянули в мою сторону, пожала плечами, пусть думают, что послышалось.

— И всё же подумайте над моим предложением, — вернулся к разговору ар Тимаирр. — Если надумаете, пришлите вестника. И, кстати, кажется, вы и ваша жена славитесь изготовлением амулетов? У нас есть неплохая мастерская для этого. Тан Фриин очень ею гордится.

— Фриин?! — воскликнул отец, его глаза зажглись восторгом. — Этот тот, что изобрёл артефакт невидимости? И амулет защиты от нежити? Ооо! Мы… мы подумаем над вашим предложением. Но решение примем всей семьёй. — Немного помолчав и пристально посмотрев в мою сторону, он продолжил. — И Эльсинель я заберу сегодня. Это будет приемлемо?

— Вполне, — согласился ректор. — Через пару часов будут готовы все бумаги, связанные с обучением девочки.

— Я тогда попрощаюсь с друзьями? — обратилась к отцу.

— Конечно, милая, — улыбнулся он. — Мы с твоим дедом Мареем будем ждать тебя у ворот.

— Он тоже приехал?! Тогда я очень-очень быстро!

* * *

Близнецы сильно опечалились моим отъездом, Кирель даже всплакнула.

— Ну, вот, что я без тебя буду делать?! — вздыхала она.

— Как что?! У тебя такой приятный воздыхатель. К тому же, я уеду от силы на год, когда всё утрясётся, вернусь, ты только моё место в комнате никому не отдавай.

Проболтав ещё некоторое время, побежала к выходу. По дороге попались Фриниана с подружками.

— Оу, я же говорила, что эту выскочку скоро выгонят из академии, — понеслось противное в спину. — Таким не место здесь…

Я только мысленно посмеялась над вечно всем завидующей дурочкой.

Родные уже ждали. По тому, что рядом не было никаких животных, я поняла, что домой вернёмся на крыльях отца, а значит, совсем скоро будем на месте.

Первым встречать меня выбежал братик. Совсем большой стал и так похож на отца. А вон и мама. Взволнованно сжимает кулачки. Потрепав мелкого по вихрам, бросилась в объятья родительницы.

— Идёмте в дом, — приобняв меня за талию, сказала она. — там всё расскажете.

Когда наступил вечер, и брата уложили в постель, вся наша дружная семья собралась в гостиной. Нам нужно было принять неоднозначное решение, касающееся всех нас.

Спор разгорелся нешуточный, кто-то считал, что предложение ара Тимаирра надо принять, кто-то наоборот, что мне стоит остаться дома. Дольше всех молчала мама, поглядывая то на тех, то на других.

— Считаю, что надо съездить к нашему озеру, смотрители помогут нам принять решение, — наконец, выдала она.

Подумав, все согласились, поэтому на следующий день я, отец и мама, воспользовавшись крыльями дракона отца, полетели к озеру. В душе разливалось одновременно спокойствие и нетерпение, я, наконец-то, снова увижу свой «стручок».

Смотрители встретили нас добрыми улыбками.

— Росточек вырос и готов расцвести, — ласково обратились ко мне. — Вижу, привели вас на этот раз вопросы. Я предупрежу видящую, а вы пока прогуляйтесь.

Я, глянув вопросительно на родителей, от нетерпения чуть не прыгала.

— Беги уже, — рассмеялся отец.

Другие слова и не были нужны. Оказавшись у воды, просто опустила в неё ладонь. Через какое-то время ладошку пощекотало, а затем из воды показалась зелёная лоза, потянулась ко мне и, словно ласковой ладонью, провела по щеке.

— Привет, — счастливо прошептала я, наполняясь счастьем. Прижала ладонью зелёный завиток. — Я скучала.

Долго делилась своими девичьими мечтами и переживаниями, зная, что меня слышат и понимают. Но пришлось прощаться, так как недалеко появился один из смотрителей и позвал меня.

В домике видящей ничего не изменилось, разве что сама она немного постарела, а ещё рядом с ней сидела молоденькая девушка, смущённо поглядывая на нас.

— Это Варна, моя преемница. Пока учится в одной из академий, а здесь практику проходит, дар развивает. Ты, девочка, беги пока к себе, — обратилась видящая к девушке, — а я пока с гостями побеседую.

Женщина по очереди обняла нас, потом обошла меня кругом, довольно улыбаясь.

— Вон оно как. Ясно. Что ж, чего-то такого стоило ожидать, — приговаривала она. — Что ж мы стоим?! Присядьте, расскажите, что привело ко мне на этот раз.

Отец кратко описал возникшую перед нами дилемму.

— Нашему росточку просто необходимо туда поехать. Адар слишком большая редкость для нашего мира, а тем более самочка. Которую ещё предстоит вырастить, а для этого необходимы знания, которыми вы не обладаете. Взлететь адару поможет лишь адар. А то, что всей семьёй подумывали поехать, с одной стороны правильно, а с другой… — женщина хитро посмотрела сначала на мать, а потом на отца, они сначала непонимающе переглянулись, а потом щёки мамы покрылись румянцем.

До отца не сразу дошло, что это означает. Но буквально через мгновение он подхватил маму в объятья и закружил по комнате.

— Жди ещё одного братика, — шепнула непонимающей мне видящая.

Я тут же подскочила и радостно обняла ликующих родителей.

— Но как же быть? — снова растерялась мама. — Не отправлять же девочку одну.

— Али нет у вас тех, кто её защитит? — рассмеялась видящая. — А как же ар и ари, что живут рядом с вами, ведь они приняли девочку в своё сердце давно. Или не так?

— Так, — вздохнул отец, явно не желавший расставаться со своим «сокровищем», тем более отдавать его в цепкие лапы изначальных. — Но мы всё же погостим там пару недель, пока Эль там приживается. Разведаем, что да как.

— Не бойся потерять там, где найдёшь больше, — сказала видящая.

Мы только переглянулись и вскоре отправились на выход, приём был окончен, да и мы получили ответ на свой вопрос. Следовало вернуться домой и послать вестника в академию и ару Тимаирру.

* * *

Бабуля и дедуля с радостью согласились остаться со мной в доме ара Тимаирра, вернее в его громадном замке, расположившимся в долине между громад Ирнейских гор. Место было потрясающей красоты, а воздух благоухал ароматным разнотравьем. Мы с братом то и дело ахали и охали под смешки родных, им то подобные красоты были знакомы и не раз увидены с высоты драконьего полёта. Зато другие бабушка с дедушкой поддерживали наш восторг и иногда ахали за компанию. На этот раз передвигались в крытой повозке, а следом тащилась телега с некоторым скарбом. Наш путь мог бы затянуться более чем на месяц, ведь до земель ара Тимаирра от нашего домика ехать было и ехать, но мужчина с вестником прислал нам схему дороги через порталы. В определённых точках нас ожидали люди адара, они активировали амулеты перехода, и мы сокращали дорогу на целые недели. Родители переглядывались, но помалкивали. Да что говорить, мне и без того было понятно, как потратился ар Тимаирр на столь редкие и дорогие амулеты, одна их зарядка чего стоила. Одна бабуля Адаина не выдержала и проворчала:

— Вот, ить, как нашу малышку желают заполучить!

— Молчи, глупая, — тихонько осёк её муж. — Никто им Элечку не отдаст.

— Сам помолчи. Вот увидишь, захомутает какой-нибудь красавец тамошний нашу девочку. Они, эти драконы такое. Не в укор вам, хозяин, будет сказано, а заприметит какой дракон Эль, вцепится, не отдерёшь. А эти адары, вообще, не понятно, что за такое-этакое.

Родители на это лишь рассмеялись, правда в их глазах я то и дело улавливала тревогу.

Но тревожные мысли быстро исчезали, стоило вновь обратить свой взгляд на долину. Всё ближе приближаясь к замку, поняла, что он гораздо больших размеров, чем казалось вначале. Я бы сравнила его с академией, где отучилась чуть больше года. Хотя нет, он был даже больше академии почти раза в два.

— А не та ли это знаменитая резиденция всех адаров? — спросил отец деда Таниира.

— Да пожалуй, та самая. Вон, видите с четырёх сторон высокие башни? Они расположены ровно по сторонам света, а та часть замка, что нам сейчас не видна, широким коридором идёт к самому подножью горы. Если я правильно помню, там разводят редкие виды растений и разную живность. Да и гора позади замка непростая. По легендам именно в её пещерах были рождены первые изначальные, так что можно сказать, что эта гора священна. А ещё… Эльсинель, вряд ли ты найдёшь в нашем мире лучших учителей, способных развить и помочь укротить твою магию. Да в библиотеке этого замка мечтает побывать ни один правитель этого мира. И я не исключение. Вижу, и у твоих родителей глаза загорелись.

Сопровождавшие нас от последнего перехода посланники ара Тимаирра, усмехнувшись, переглянулись. Мне нравились эти мужчины. Немногословные, проявившие уважение к каждому из нас, правда, я то и дело чувствовала их заинтересованные взгляды на себе. Интересно, они тоже адары или же всё же обычные драконы. С первого взгляда я не могла это понять. Да я вообще не понимала, как это сделать.

Вскоре показалась высокая мощная стена, опоясывавшая всю территорию замка, мы направились к широким ажурным воротам, где нас уже встречали. Ар Тимаирр лично поприветствовал нас и вначале провел в гостевую комнату домика привратника, дабы мы могли хоть немного отдохнуть с дороги и перекусить. Вот только долго никто из нас отдыхать не намеревался.

Даже брат, который половину дороги ныл, что хочет есть, потом спать, потом гулять, и всё остальное, сейчас с горящими глазами дёргал отца за рукав в сторону двери. Хозяин замка отдал последние распоряжения о прибывших с нами вещах и повёл нашу шумную компанию к центральному зданию замка.

— Думаю, у вас всех будет время, как следует всё рассмотреть, я же пока покажу наши основные помещения.

Широкие сворки входных дверей замка были выше, чем два моих роста, и приличной толщины, казалось, что моих сил не хватит, даже чтобы приоткрыть их для маленькой щелки. Но это оказалось не так, они вообще сами распахнулись перед нами, и я поняла, что тут замешана магия.

— Вся правая часть замка отдана под хозяйственные нужды и обучающие классы, та же расположена библиотека и часть мастерских. Столовая также находится слева. Центральная часть — это официальные приёмы, танцевальный зал, ну, и много всего другого. Справа жилые помещения. Вначале идут гостевые и… что-то вроде общежития, ведь в какой-то мере мы — академия, хотя и закрытая. А вот остальная часть замка, это клановая резиденция. Там живут все адары. И их пары, если они их уже встретили. Не обижайтесь, но мы вас разместим в гостевой части, а Эльсинель — в клановой. Это не значит, что вы не сможете видеться или приходить друг к другу.

Родители вопросительно посмотрели на меня. А я что?! Прожив год в академии, как-то привыкла, что у каждого своя территория, тем более вот они родные, совсем под боком, а может, даже решаться остаться пожить в замке подольше.

Когда мы прошли в жилую часть, нас встретила жена ара Тимаирра.

— Ари Сэвиэнн заведует всем тут, поэтому по бытовым вопросам смело обращайтесь к ней, — сказал хозяин замка.

Ари Сэвиэнн тепло нас поприветствовала и предложила сначала разместить моих родных, а потом уже и меня саму. Для родителей выделили просторную комнату на первом этаже с видом на замковый парк, брата поселили рядом через дверь, а бабуль и дедуль на втором этаже, как раз над родителями. Все были довольны и решили предаться долгожданному отдыху, а я пошла следом за хозяевами замка, пообещав своим, что потом приглашу их к себе.

Думала, что мне выделят тоже определённую комнату, но ари Сэвиэнн удивила, предложив сделать выбор мне самой.

— В южной башне свободно около двух десятков комнат, — сказала она, — и ты можешь присмотреть то, что тебе по вкусу.

Вот честно, я просмотрела все двадцать комнат, и только предпоследняя не просто удовлетворила меня, а по-настоящему восхитила. В меру просторная, но не огромная, с теплым ковром во весь пол, с голубоватой отделкой стен, и, самое замечательное с выходом на небольшой балкончик, где стояла удобное кресло-качалка и низенький стол.

Это потом я рассмотрю и уютную ванную комнату и шикарную спаленку, а сейчас я с надеждой смотрела на ари Сэвиэнн.

— А можно я останусь здесь?

Хозяева замка переглянулись и, казалось, мысленно о чём-то переговорили.

— Конечно, милая, — снова улыбнулась ари Сэвиэнн. — Это твой выбор. Я пришлю кого-нибудь с твоими вещами, а всё остальное мы решим в течение дня. Ну, осматривайся, а мы пока займёмся другими делами. Если тебе что-то понадобится, коснись артефакта рядом с дверью, наши помощники тебе помогут.

Едва ар и ари вышли, я сунула нос в каждый уголок своего нового места проживания, а потом, довольная увиденным, с разбега плюхнулась на постель, раскинув руки. Ммм, мягко. Мне даже запах в этой комнате нравится, такой приятный, почти неуловимый. Зарылась носом в подушку и почти тут же уплыла в сон.

Тогда-то в первый раз мне и приснилось это.

Вначале это было ощущение чужого взгляда, нет, не пугающего, наоборот, это внимание было приятным, но беспокоящим. Следующим ощущением стало осознание того, что взгляд принадлежал мужчине. Он словно бы находился рядом, но увидеть его было невозможно.

«Кто ты?» — прошептали мои губы, но ответом стал лишь тихий вздох, такой тревожащий и проникающий прямо в душу.

— Эль, проснись! Эль, пора!

Вздрогнув, открыла глаза. Мама улыбалась, сидя на краешке постели.

— Хороший сон? — спросила она.

— Обычный, — ответила, не желая именно сейчас делиться увиденным. — Вы уже все разместились?

— Да, соня, — хихикнула родительница. — Даже успели заглянуть в библиотеку, она великолепна, впрочем, как и мастерские. Как ты понимаешь, отец там надолго обосновался, так что придётся нам вдвоём его оттуда выковыривать.

Мы обе рассмеялись, зная страсть отца к работе с артефактами. Поднявшись, сладко потянулась.

— У тебя здесь уютно, — осмотревшись, добавила мама. — Всё, как тебе нравится. И запах приятный.

— Ты тоже заметила? Смотри, тут и балкончик! Буду читать в этом кресле, и смотреть на закат! А в ванной комнате маленький бассейн, меня туда три войдёт!

— Значит, не жалеешь, что мы сюда приехали?

— Пока нет. Ещё об этом рано говорить. Вот только мне жаль, что вы потом уедете… Скучать буду…

— Скучать тебе точно будет некогда. День заполнится занятиями, почти как в академии, а потом познакомишься тут со всеми, заведёшь новых друзей.

— Мне и старые нравились. К тому же ты знаешь, что я схожусь с кем-то не так быстро, как бы хотелось. Не многим нравилась моя зелёная метка.

— Думаю, здесь всё иначе. И, кстати, мы встретили парочку ребят, рождённых на озере Надежд. С ними, думаю, ты быстро сойдёшься.

— Посмотрим. А сейчас пойдём за отцом, а то он решит заночевать прямо в мастерской.

Отца и правда пришлось «выковыривать», так как он сцепился в творческом споре с одним из мастеров-артефакторов. Каждый, чуть не с пеной у рта доказывал свою точку зрения, тыкая то в один камень, лежащий на столе, то в другой.

— Мирит стабилизирует водные потоки, говорю я вам!

— Нет, нет и нет! — палец отца ткнулся в сторону яшшиса. — Это лучше получится, если основу объединить с эти камнем.

Мы какое-то время наблюдали за их спором, пока мама не выдержала и не сунула под нос мужчинам неприметный с виду кодонит.

— Яшшис и мирит долго не удержат нужный вам поток магии, а вот кадонит для этого будет идеален.

Мужчины разом замолчали, с удивлением воззрились на только что обнаруженного собеседника, помолчали, что-то усиленно обдумывая, затем одновременно просветлели лицами и, столь же одновременно воскликнули:

— Идеально!

Приятной наружности оппонент отца с интересом оглядел мою красавицу-маму, отцу это, однозначно, не понравилось, так как он быстро притянул жену к себе, обняв её за талию. Артефактор понятливо ухмыльнулся и только тут заметил жмущуюся у входа меня.

— Девочка тоже имеет склонность к артефакторике? — спросил он.

— Увы! — рассмеялась мама. — Это наше с мужем любимое дело, а дети выбрали свой путь. К тому же Эль пока не раскрыла все свои возможности, ждём, когда она первый раз взлетит.

— Так это она наш новый драгоценный адар?

— Она, — ответил отец, пристально глядя на мужчину, как бы предупреждая того.

— Нет-нет, я ни на что не претендую, — тут же рассмеялся артефактор. — Я давно и счастливо женат.

Родители заметно расслабились, хмыкнув и покачав головой.

А дальше, примерно в течение пары недель, я продолжила своё знакомство с замком и его обитателями. Занятия обещали начать совсем скоро, когда соберутся все ученики и их будущие наставники. Что показалось странным, это практически раздельное обучение для девушек и юношей. На мои вопросы об этом отвечали туманно, поясняя, что совсем скоро сама всё узнаю.

Как-то всех нас, учеников, собрали в большом зале, объявив, что сегодня мы повторно пройдём замер нашей магии. Процедура была совершенно аналогична той, что была в академии, впрочем, как и её результаты. Правда, столбик с целительской магией немного подрос, и это радовало. Магистры записали наши результаты и сообщили, что на следующий день нам выдадут расписание на ближайшее время.

Свой свиток с расписанием нашла утром в комнате. В нём было расписано каждое занятие, и только в середине недели один день был отдан работе с Наставником. Да, вот именно так, Наставника с большой буквы. Значит, должно состояться какое-то распределение, так же подумали и Фолди с Рэйни, девушки, с которыми я познакомилась пару дней назад.

— Я слышала, что послезавтра и произойдёт распределение.

— Может, мы попадём в одну группу?!

Фолди посмотрела на меня и покачала головой.

— Не. У каждого будет свой наставник. И это я точно знаю.

— Ага, — тихонько рассмеялась Рэйни, — очень точно, так как весь вечер вчера грела уши под окнами одного из магистров.

— Почему сразу грела уши? Я просто прогуливалась рядом, и ни сколько не виновата, что кто-то слишком громко разговаривает, — притворно возмутилась Фолди. — Одного не пойму, как на нас на всех найдут по Наставнику?

— А сколько нас всех? — этот вопрос занимал меня с самого прибытия в замок.

— Парней не считала, а девушек примерно двадцать пять.

— И только десять адары, — добавила Рэйни. — Мама говорила, что остальные девушки дети адаров, но они просто драконицы, правда несущие в себе зерно изначальных. Поэтому они и обучаются здесь, а не в других академиях.

— Мне сказали, что я через год вернусь в свою академию, у меня там друзья, — поделилась с девочками.

— Хм, — переглянулись девушки, — странно. Ты — адара, а нас из гнезда стараются не выпускать.

— Что значит не выпускать?! Получается, меня обманули?

— Ну, почему сразу обманули?! Просто не всё сказали и…

— Фолди, не говори глупости! Никто у нас никого насильно не держат. Если ар Тимаирр что-то пообещал, он это обязательно сделает. Просто мне кажется, Эльсинель сама не захочет покидать гнездо, у нас же так здорово.

— И всё равно я теперь буду держать ухо в остро, — ответила на вопросительные взгляды девушек. — Всё же прав был отец. Все драконы жуткие собственники, особенно по отношению к своим женщинам. Слава богам, что у меня пока нет такого собственника.

— Ты хотела сказать пары?

— Я понимаю, конечно, что это мечта каждого дракона, что самочки, что самца, видела, как любят друг друга родители, но, считаю, что мне пока об этом рано думать, — высказала свои давние мысли.

— Вот ты смешная, — всплеснула руками Фолди, — об этом никогда не рано думать. Тем более что мы как раз в том возрасте, когда появляется возможность встретить ЕГО. Я, например, надеюсь, что это произойдёт в этом году.

— Так что там, на счёт этих Наставников? — решила вернуться к прежней теме.

— Так кто их знает?! Старшие курсы об этом молчат. А ведь в прошлом году тоже было распределение, но нигде ни слова, ни слуха. Ни одна зараза моё любопытство не утолила, — притворно вздохнула Фолди.

— Эх, подружка, пострадаешь ты когда-нибудь от этого своего любопытства, — рассмеялась Рэйни.

— Ладно, девочки, выясним послезавтра всё об этих наставниках.

* * *

В день выбора все были как на иголках. Девушек собрали в одном из обучающих залов, чуть слышные перешёптывания грозили перерасти в громкие споры и обсуждения. Именно в этот момент в зал зашёл ар Тимаирр, поприветствовал нас и объявил начало выбора. Мы затаили дыхание, ожидая чего-то особенного.

Приоткрылась дверь, вошёл мужчина, красивый, как и все драконы, встал рядом с хозяином замка, почти тут же бросив в нашу сторону заинтересованный, я бы даже сказала предвкушающе-азартный, взгляд. Соседки справа призывно захлопали ресничками, кокетливо поправляя причёски. Пф! Подумаешь, красавец! Вот нигде не дрогнуло! Впрочем, наверное, и не должно, ведь не пару себе выбираем, а наставника чего-то там. Меж тем, дракон начал ходить между рядами, иногда останавливаясь рядом то с одной, то с другой девушкой, затем вернулся к ару Тимаирру и сокрушённо покачал головой. Я успела увидеть в его глазах разочарование и печаль. Видимо, ни одна из нас ему не подошла.

После ухода первого дракона в зал вошёл следующий мужчина. Он почти мгновенно оказался в самом последнем ряду перед Тасимой, тихой и спокойной девушкой с лучистой улыбкой. Ладонь дракона коснулась плеча Тасимы.

— Поздравляю уважаемого наставника и его подопечную. Вы можете пройти в Зелёный кабинет для последующего знакомства, — громко возвестил ар Тимаирр, а затем вновь обратился к нам. — Как видите, ничего сложного в выборе нет.

Хм, я бы сказала иначе. Не сложно, а — непонятно. По каким критериям происходит выбор? Чему нас будет учить наставник? Вот только никто на мои вопросы не ответит. И это тоже настораживает.

Попыталась что-то разузнать через родителей или бабушек с дедушками, но они лишь пожали плечами, сказав, что наставнику драконов — это всегда хорошо. А как оно у адаров — узнаю сама.

Ещё через пару недель отец сообщил, что им пришло время возвращаться домой.

— Не грусти, росточек мой, я постараюсь навестить тебя. А мама будет слать тебе вестника через день, ты ведь её знаешь. Дедушка Таниир останется на какое-то время за тобой присмотреть, так что со всеми неотложными проблемами иди к нему. Мы вот тут с мамой тебе ещё кое-каких амулетов заготовили, думаю, пригодятся. Инструкция, как всегда, на дне шкатулки. И это… Эль, ты осторожнее с кавалерами, они здесь, наверняка, столь же наглые, как и все драконы. Если что, бей, как я тебя учил! Чтоб неповадно было некоторым распускать руки.

Прощание с родителями и братом затянулось до самого вечера, пока нас не разогнал дед Таниир, напомнив, что кое-кому предстоит дальняя дорога, а одной молодой леди завтра ни свет, ни заря на занятия.

За эти дни до отъезда родителей иногда через день, а когда и каждый день, мы отправлялись в зал выбора, и постепенно наш девичий строй редел. Мои знакомицы Рэйни и Фолди также пару дней назад обрели наставников, чему были безгранично довольны. Удалось даже выловить их в коридорах замка, дабы попытаться хоть что-то выпытать. Вот только поделиться впечатлениями подружкам не удалось, едва они открывали рот, речь словно бы исчезала, объясниться знаками тоже не получилось. Из чего мы сообща сделали вывод, что действует какое-то магическое ограничение или клятва.

— Жаль, что тебя пока не выбрали, — искренне посетовала Фолди. — Может, твоего будущего наставника пока ещё нет в замке. Но мы уверены, что всё скоро разрешится.

Вот только проходил день за днём, не избранных осталось всего пятеро, и я стала всё чаще задумываться, что со мной что-то не так.

Собравшись в очередной раз в зале выбора перед самым выходным днём, наша «несчастливая пятёрка» обсуждала вчерашний урок по магическим плетениям, ар Тимаирр, как и в предыдущие дни, зашёл вместе с магистром, проводящим последнее на сегодня занятие, с улыбкой оглядел нас и попросил внимания.

— Уважаемые ари, я понимаю, что вы несколько приуныли, видя, как вас становится меньше, а необходимый выбор до сих пор не произошёл. Этому есть много причин. Во-первых, ваш возраст, во-вторых, особенности магии, ну, и в-третьих, то, что кандидат в ваши наставники ещё не прибыл в гнездо. Но уверяю, ни одна из вас не останется без Наставника. Сегодня у нас только один кандидат, он вскоре посетит ваше занятие. Магистр Илней предупреждён об этом и прервёт в нужный момент занятие. Что ж, желаю вам удачи!

Ар Тимаирр покинул зал, заставив нас удивлённо переглянуться. Раньше он уходил лишь после нашей встречи с кандидатом в наставники. Получается, или кандидат — так себе, или хозяин не очень жалует гостя. Магистр Илней кашлянул, обратив наше внимание на себя, и мы вскоре с интересом втянулись в учёбу, при этом не забывая то и дело поглядывать в сторону двери.

Открылась эта самая дверь неожиданно, заставив всех нас вместе одновременно вздрогнуть. В зал зашёл мужчина, и я чуть не подавилась воздухом, почувствовав небывалое волнение. Сердце затрепыхалось, посылая по всему телу горячие волны. Но, что больше всего поразило, это сумасшедшая тяга к вошедшему мужчине, желание почувствовать аромат, исходящий от него, прикоснуться, почувствовать, что он не плод моего воображения. Чувствовала, как идиотская улыбка появляется на губах, идиотская и счастливая.

Но она исчезла после действий дракона. Мужчина нехотя, я бы даже сказала, недовольно оглядел нашу застывшую пятёрку, прошёл вперёд, останавливаясь на пару мгновений перед каждой, оказавшись напротив меня, задержался чуть дольше, заставив затаить дыхание, и затем, глядя мне прямо в глаза, громко сказал:

— Я же говорил, всё впустую. Ни одна из них. Тем более эта!

Почувствовала себя гадко, словно грязью облили, злость заставила дать ответ дракону.

— Я безмерно рада, что не выбрана. Тем более вами!

Глаза дракона блеснули, на скулах выступили блестящие тёмно-синие чешуйки, показав, что мужчина — адар, как и я, а ещё, что он раздражён и зол.

Дракон резко развернулся и широким, чеканящим шагом покинул зал. Девушки сочувственно воззрились на меня, а я… я пожала плечами, словно не произошло ничего особенного. Неужели я буду переживать из-за какого-то ненормального, даже если он так мне понравился?!

* * *

За пределами зала избрания.


— Зачем нарычал на девушку? — сокрушённо покачав головой, спросил ар Тимаирр.

— Опять подслушивал? — недовольно спросил второй собеседник.

— На этот раз воспользовался новым амулетом невидимости, надо же было протестировать вещицу. Так что не только слышал, но и видел.

— Ты не меняешься, отец. Всё пытаешься меня контролировать. Впрочем, и я не изменился, как и мои привычки и убеждения. Поэтому и на этот раз говорю тебе — среди малолетних девиц этого набора нет нужной.

— Ой, ли? — ехидно усмехнулся старший адар. — Думаешь, не заметил, как ты глазел на последнюю девочку?! Или как задержал дыхание, оказавшись рядом с ней?!

— Ошибаешься! — глухо ответил адар младший. — Я не буду её наставником!

— Да, пожалуйста! — привычно разозлился хозяин замка. — Продолжай уничтожать себя из-за одной ошибки, из-за той, кто не стоил ни минуты твоего времени! Вот только Эльсинель, девочка, что заинтересовала тебя (и не смей говорить, что это не так), хоть и рождена, как и Тассия, на Священном озере, совершенно иная. Чистая. Настоящая. Но, раз ты такой твердолобый дурак, обучением девочки займётся более достойный!

Мужчины разошлись, оставшись каждый при своём мнении. Ар Тимаирр злился на характер старшего сына, слепца, готового вот-вот проморгать своё счастье. А сын… сын ругал себя за то, что вновь поддался на уговоры матери, хоть не на долго вернуться в гнездо, тем самым угодив как раз на отбор. Всё как в тот раз…

* * *

В покоях хозяина гнезда.


— Наш сын — идиот! При том — идиот упрямый! — чуть не бегая из угла в угол, пыхтел ар Тимаирр.

— А ты снова слишком резок с ним, — ответила сидевшая в кресле жена дракона. — Мне с таким трудом удалось уговорить его вернуться домой, пусть и не на долго. Я столько надежд возлагала на этот его приезд, а ты… Зачем вмешиваешься? Следишь. Всё должно произойти само собой, не зря же девочка выбрала бывшую комнату Шиана. Так что повторяю, муж, не вмешивайся!

— Ладно! Ладно… Только последствия на этот раз разгребать вместе с тобой не буду.

* * *

Комната Шиана.


Адар нервно ходил из угла в угол. По всему надо было бы уже сегодня покинуть гнездо, тем более что накопилось столько дел, вот только обижать мать не хотелось. К тому же мелкие должны были вернуться из своих академий. Наверняка и их собирались вытолкнуть в зал выбора. А что, они вполне для этого созрели. Динэн числится в первых бабниках академии Щита, из-за чего ему, старшему брату, приходилось не раз разгребать последствия гулянок мелкого. Хорошо ещё Айрен из этих глупостей вырос.

Шиан решил дождаться братьев, провести с ними пару дней, а затем уже возвращаться к себе. И пусть душу привычно тянуло остаться в гнезде, адар взял себя в руки. И тут, как нарочно, вспомнилась та девчонка и её манящий аромат… Да что ж такое?! Адар ударил кулаком в стену. Нельзя! Нельзя о ней думать!..

* * *

Эльсинель.


Не смотря на все мои попытки выбросить из памяти образ того адара, его лицо то и дело вставало передо мной. Отчего-то тянуло отыскать его, увидеть ещё хоть разочек, даже не смотря на его грубость.

За два последующих дня отобрали последних девушек, и теперь в зале выбора сидела лишь я, чувствуя себя какой-то неполноценной. Ну, вот что во мне не так? Моя зелёная метка? Так у пары девушек она тоже была, и это не стало препятствием для их выбора.

Нет, претенденты в наставники продолжали приходить, но я уже чувствовала к ним внутреннее отторжение, наверное, они это видели в моих глазах, поэтому поспешно покидали зал.

Сегодня после пары занятий по взаимодействию стихий меня снова отправили на отбор. Мысленно посмеялась, зная, что ничего хорошего из этого не получится.

Просидев достаточно долго одна, собралась уже было идти к себе в комнату, как в резко открытую дверь вошло сразу два дракона, в одном из которых я узнала, старого знакомца из своей академии. Айрен, сын ара Тимаирра. Хм, неужели и он метит в мои наставники. Второй парень был почти точной копией Айрена, и чем-то напоминал того незнакомого адара, что так мне понравился в ТОТ раз. Родственники? Очень может быть.

— Хм, симпатичная, — осклабился младший дракон, и тут же получил подзатыльник от Айрена. — Эй, за что?! Это же правда! Мне будет приятно стать её Наставником… Ай!

— Динэн, хватит дурачиться! — осадил парня Айрен, и на моих глазах произошло преображение. Динэн словно бы повзрослел на глазах, превратившись из глуповатого повесы в спокойного ответственного мужчину. От него веяло покоем и дружелюбием, хотя я видела, как в его глазах то и дело вспыхивали бесята. Сколько же девчонок по нему сохнут?!

— Ну, что, красавица, будешь моей подопечной?

— Брат, ты забыл правила?

Значит, угадала, эти двое точно братья.

— Правила… конечно… — вздохнул Динэн. — Я воспринимаю её больше как сестру, так что… Твоя очередь.

Айрен подошёл ко мне чуть ближе, постоял немного, глядя сверху вниз. Затем оглянулся на брата.

— Помни про поручение отца, — вдруг выдал тот, и Айрен, вздохнув, протянул мне руку.

— Я выбираю тебя своей подопечной… на то время, пока в этом есть необходимость, — добавил он после небольшой паузы.

Встала, вложила ладошку в руку дракона. Что ж посмотрим, чему может научить этот высокомерный господин.

Дракон привёл меня в удобную комнату, больше похожую на кабинет. Справа от входа была ещё одна дверь, ведущая в небольшой зал, где совершенно отсутствовала мебель, зато пол был покрыт чем-то мягким и приятным на ощупь. Айрен оставил меня на пару минут освоиться, а сам куда-то улизнул. Я почти тут же сняла обувь и босыми ногами прошлась по мягкому ворсу покрытия, дошла до окна, сейчас приоткрытого, выглянула наружу. Вид открывался на тренировочную площадку хозяина замка, учебные площадки находились чуть дальше, за широкими стволами столетних деревьев.

В данную минуту на площадке шёл тренировочный бой. Оба мужчины были мне знакомы, ар Гиммней частенько приходил на наши занятия по физической подготовке, иногда в шутливой форме комментируя наши промахи и неудачи. Вторым оказался тот самый адар… Сердце снова забилось быстрее, тут же разлилась на себя за такую реакцию, но сил, чтобы отойти от окна почему-то не было. Во все глаза смотрела на широкий разворот плеч, на мелькающую тёмную косу, используемую её хозяином, как ещё одно оружие, на пластику движений адара…

— Они оба мастера боя, — вздрогнула от неожиданности, оглянулась на Айрена, он почему-то грустно улыбался. — Если захочешь, могу попросить их дать тебе пару уроков.

— Эмм, нет, не стоит, — заставила себя отойти от окна. — Я всё же не воин. А чему ты меня будешь учить?

— Многому. Как у тебя с медитацией?

— Неплохо. Правда, пока не могу освоить седьмую базовую позицию.

— Понятно. Результаты твоих последних замеров я взял и уже набросал план тренировок. У тебя останется часть обычных занятий с теми же магистрами, с тобой мы работаем в каждый третий день недели. Вначале занятие в кабинете. Это история и обычаи адаров, а так же магия Изначальных. Затем медитация здесь, отработка заклинаний… Ещё будет работа над полётом, вначале в теории, а затем, после того как раскроются твои крылья, обучение полёту.

— Я думала, что полёту буду учиться в первую очередь.

— Ммм, нет. Обычно это учит ир-Наставник… Как будет с тобой пока не знаю.

— А ты не можешь стать этим… иром? — мне было любопытно, а вот Айрен, казалось, немного нервничал.

— Некоторое время назад думал, что могу, — всё же ответил дракон, после пары минут молчания. — Но кое-что изменилось… Так что пока выбрось мысли об этом, и займёмся нашими основными задачами.

Поняла, что больше ничего об этих «ирах» от своего наставника не узнаю. Но ведь есть и другие источники информации.

Вначале подкараулила девочек и задала вопрос им, но обе замялись, пожали плечами и быстренько сбежали. Потом «пытала» всех более-менее знакомых в замке, но и здесь ничего не удалось разведать, все только улыбались и спешили по своим делам. Тогда подключила к «расследованию» дедушку-дракона, он как раз вернулся после очередной поездки домой. Мы развили поистине шпионскую деятельность, но ничего нового так узнать и не удалось.

— Это всё адаровские придумки, — фыркнул дед. — Наверняка, какая-нибудь глупость, а раздули до невероятных размеров и гордятся.

— Зачем тогда всё так усиленно скрывается? — задала резонный вопрос.

— А чтобы такие малышки как ты изнывали от любопытства и всеми силами стремились заиметь этого ира-наставника. Лучше сделай вид, что тебе всё равно, и вскоре эти тайны сами собой раскроются.

Понимала, что совет неплох, вот только любопытство от этого меньше не стало.

Со следующего дня после обретения наставника, распорядок моего дня полностью изменился. Утро начиналось с лёгкой пробежки, затем столь же лёгкий завтрак и час медитации, потом пара часов отводилась на развитие стихий и магические плетения, после них история изначальных, обед, снова медитация, элементы воинских искусств, ужин и снова лёгкая пробежка. Получался вот такой полностью загруженный день, причём следующий был на него полностью похож. В конце десяти таких дней, шло два выходных, которые я посвящала своим личным нуждам и отдыху. Занятия оказались на удивление интересными, Айрен объяснял всё достаточно подробно, не сердился, если я задавала множество вопросов. Оказалось парень вовсе не зазнайка, наоборот, очень добрый и внимательный, а сколько всего знает. Вот только зачем он тогда учится в моей академии, и не будет ли у него проблем с тем, что он почти на год оттуда уехал? Задала этот вопрос самому Айену. Он немного помялся, но всё же ответил.

— Ты, наверное, заметила, что женщин в гнезде не так много, а адары из них вообще на перечёт. Поэтому время от времени кто-то из нас отправляется на поиск, а заодно и за получением новых знаний. Я путешествовал лет пять, затем попал в академию, а через какое-то время нашёл тебя.

— Получается, ты больше не вернёшься туда?

— Вернусь. Вместе с тобой.

Эти слова меня успокоили, значит, никто не собирается меня удерживать в гнезде. Значит, ар Тимаирр сдержит слово.

— А когда?

— Как будешь готова встать на крыло. Только… впрочем, об этом потом.

— Эээ? Вот что у вас всё время за тайны? Куда не пойду, везде одно и то же. Что так сложно рассказать всё нормально?

— Просто было бы не интересно, — рассмеялся парень. — Должна же быть какая-то интрига.

— Интрига хороша, пока не касается тебя, — постучала пальцем по виску. — А так только раздражает.

Мы дошли до тренировочной площадки, и разговор пришлось прервать.

— А сюда зачем? — недовольно спросила, глядя на маячившего на поле того самого вредного адара.

— Через каждые три дня ты учишься владению оружием. Тебе необходим тренер. Лучший. А брат магистр боевых искусств, кстати, преподаёт в одной из академий. Знает, как лучше всего объяснить ту или иную позицию, научит правильно использовать в бою свои преимущества.

— Если он продолжит смотреть на меня, как на своего злейшего врага, я на этих тренировках не выживу, — побурчала я.

— Он не на тебя злится, а на отца. Тем более ни один адар не навредит адаре.

— Ага, это можешь кому другому заливать, — пробормотала себе под нос.

— А? Ладно, не трусь, Шиан замечательный, сильный воин и маг, и…

— Хватит мне его сватать! Посмотрим, какой он учитель.

Адар на наше прибытие скривился, но никаких замечаний делать не стал, махнул мне рукой, призывая подойти, нехотя поплелась.

— Каким оружием уже владеешь? — спросил он, приласкав бархатными переливами голоса.

— Ну… — замялась я, совершенно позабыв, чему учил меня отец и дедушки.

— Понятно. Больше надеешься на свою магию. Значит, начнём с нуля. Вначале проверим насколько ты ловкая, иногда это лучшее преимущество. Действо простое: ты убегаешь, я догоняю. И, чтобы дело шло лучше, немного подстегну твой пыл магией.

И выпустил в мою сторону небольшой заряд молнии. Я отпрыгнула, посмотрев на адара, как на ненормального.

— Продержишься нужное время, перейдём к следующему элементу. А нет… наши лекари замечательно лечат ожоги.

Глянула ехидно на Айрена. Ну, и кто говорил о том, что адаре не вредят?! И почти тут же отпрыгнула влево. А затем… «магистр Шиан» знатно погонял меня по площадке, не давая и секунды на передых, если бы не тренировки дома с отцом, моей попе бы знатно досталось.

В какой-то момент решила схитрить и вместо того, чтобы убегать, бросилась, петляя к адару. Он глянул на меня, как на сумасшедшую, но молнии не перестал запускать, стоя на одном месте, как скала. Поднырнув под одну из них, бросилась под ноги «магистру», он в этот момент сделал несколько шагов навстречу, и получилось, что в прыжке я буквально оседлала его. Не ожидая такой стремительной «встречи», адар покачнулся и завалился на спину. В момент падения я на секунду испугалась, но тут же осознала, что нахожусь сверху адара, а значит…

— Я победила!!!

Мгновенный переворот, и теперь сверху адар, зло пыхтит и сверлит взглядом.

— Рано радуешься. В последний момент всё может измениться.

— Но всё равно: я победила. И проверку на ловкость прошла. Ведь прошла?

— Прошла, — нехотя признал адар.

— Вы там надолго залегли? — ехидно поинтересовался Айрен. — Может, чем-то помочь? Или вам там настолько удобно?

— Вот ещё! — тут же вспыхнула я, делая попытки спихнуть с себя адара, и стараясь не обращать внимания на свои ощущения от нашей такой близости. И тут же брякнула, не думая. — Удобно мне будет только с наставником, вернее с иром-наставником.

— Ни сколько в этом не сомневаюсь, — скривил губы в улыбке адар, наконец, избавив меня от тяжести своего тела.

— И нам с Айреном во всём удобно, — зачем-то добавила я. — Из него выйдет самый лучший ир-наставник. Он уже настолько умелый, что…

Шиан резко развернулся в сторону брата и зашипел.

— Ты в своём уме! Ей ещё слишком рано! Я думал, ты давно научился держать себя в руках?!

— Ты о чём? — недоумённо переспросил Айрен, пятясь назад от разбушевавшегося брата.

— Что? Скажешь, девчонка врёт?

— Не вру, а выдаю желаемое за действительное, — кинула в спину адау.

Ооо, надо было видеть выражение его лица! Как мне было приятно это лицезреть! До определённого момента… И теперь уже пятилась я. Потом решила дать стрекоча, но где там, в два широких шага адар настиг меня, вцепился стальным захватом в плечи, пару раз тряхнул, что чуть зубами не щёлкнула.

— Да ты… как только посмела?

— Пустите! И не лезьте в мою личную жизнь, раз не подошли мне в наставники! У, хмырь!

— Я не подошёл?! Ещё как подошёл! Только желания связываться с сопливыми девчонками как-то не нашлось!

— Вот и отцепитесь от меня! Меня и Айрен вполне устраивает.

— Я и не прицеплялся! Но кое-кто настойчиво просил хоть чему-то научить тебя.

— Можно подумать без ваших уроков я не проживу?!

— Эй, вы там! Хватит ругаться!

— Айрен! Отстань! — в один голос с Шианом завопили мы и продолжили «беседу».

— Так что вы там говорили про сопливую девчонку?

— Что не хочу иметь дело с такой мелюзгой, — ответил на вопрос адар.

— Ну, и правильно, зачем мне наставник, из которого скоро песок посыплется, — ухмыльнулась, нагло глядя в глаза мужчины.

— Нарываешься?!

— Даже не пытаюсь. Надеюсь, урок закончен? Или у вас есть, что ещё сказать?

— Есть кое-что, — наклонившись к самому ушку, процедил Шиан. — Научись вежливо разговаривать с учителем, кем бы он ни был. А то ведь можно дождаться и наказания.

— Да неужели?! А как же этот кодекс о не причинении вреда? Это же такое ЧУДЕСНОЕ правило. Было хоть чему порадоваться, после того, как узнала, что отношусь к изначальным.

— Вот знал же, что все вы с озера немного того. А некоторые в особенности.

— Ну, наконец-то! А я всё ждала, когда же меня в очередной раз ткнут носом в особенности рождения. Так вот, я горжусь всеми своими родителями, а озеро одно из них!

— Что ж, похвально, — хмыкнул адар. — Хоть какие-то нормальные качества в вас заложены.

— Это да. Жаль, что в вас из этих качеств мало что сохранилось. А может, и изначально не было?

— Снова нарываешься?! Я не посмотрю, что ты одна из нас и, как следует, отшлёпаю.

— Руки коротки!

— Ну, всё! Нарвалась!

Адар резко дёрнулся вперёд, хватая меня за талию, я лягнула его в ответ и попыталась вырваться. Но где там, одолеть такого верзилу! Магистр опустился на одно колено, ко второму с трудом прижал меня, и почти тут же его большая ладонь ощутимо приложилась к моему мягкому месту.

— Ах, ты, гад! — пискнула от неожиданности и почти тут же вцепилась зубами в то, что оказалось ближе.

Мгновенно оказалась спихнута на землю.

— Айрен! Она меня укусила! — возмущённо возопил адар. — Чтобы я ещё раз послушал вас! Сами занимайтесь этой… сопливой мелюзгой!

Шиан раздражённо махнул в мою сторону и быстро зашагал прочь.

— Дааа… В первый раз вижу, чтобы кто-то так разозлил брата! Хотя… оно и понятно…

— Что понятно? Он меня тут… а ты… Сразу видно — братья!

— Но, Эльсинель, ты сама его спровоцировала. Что вообще на вас нашло?

— Неважно, — буркнула, потирая пострадавшее место.

— Он тебе понравился? Из-за этого всё?

— Да что может в нём нравится?! Грубый мужлан!

— Шиан всем нравится, особенно женщинам.

— Во, к тому же и бабник, — криво усмехнувшись, заметила я.

— Не переворачивай мои слова, — нахмурился наставник. — Ты просто совсем не знаешь Шиана, он замечательный.

— Вот и замечайте его на здоровье. А мне он безразличен!

— Ты просто обиделась на то, как он повёл себя в вашу первую встречу. Ведь так?

— Может, и так. Но всё равно умиляться вслед ему не собираюсь.

— Пойдём уже, обидчивая моя. Пробежку, думаю, сегодня отменим. Так что идём в столовую. И, пожалуйста, не распространяйся о том, что сейчас произошло.

— Оно мне надо? Было и прошло. Забыто. Только больше с твоим братцем заниматься не буду, ищите другого учителя.

— Злая ты.

— Не злая, а справедливая. Разве я начала это противостояние? И, между прочим, вы, уважаемый наставник, в нашу первую и последующие встречи тоже на меня, как на ничтожество, смотрели. Интересно с чего бы?

— Тут, понимаешь ли, такое дело…

— Ну-ну? — а ведь и, правда, любопытно, что я всем этим драконам сделала.

— Ладно. Только об этом не стоит распространяться…

— Я не болтлива.

— Видишь ли, у брата уже был печальный опыт с подопечной и…

— У которого брата? И сколько вас вообще?

— Нас трое. Динэн — младший, я — средний, а Шиан — старший.

— Ясно… Было у царя три сына… — пришла на ум странно знакомая фраза.

— Нет, наш отец лишь глава адаров, — рассмеялся Айрен. — Но если по меркам людей, то, да, что-то вроде… А кто такой царь?

— Эээ… ну… король?

— Ясно. Так вот наш дядя вернулся как-то с девушкой, не адарой, но драконицей, слабенькой магически, но очень и очень приятной внешне. Многие наши мужчины захотели стать её наставником, но по всем параметрам более всех подошёл Шиан. Видно было, как он рад, симпатия между ними, как нам всем казалось, была взаимной и росла день ото дня. Брат даже стал подумывать о переходе в разряд ир-наставников, ммм… ладно это не совсем к делу… Мама первой стал отмечать, что Аллила слишком уж свободно ведёт себя для влюблённой в Шиана, по доброму пыталась обратить на это внимание сына, но он был глух ко всему, защищал своё чувство, как умел. Гром грянул, когда эта девица вдруг решила, что я более перспективен, вернее хотела попробовать на вкус новое увлечение. Как мог, я отбрыкивался от неё, а вот Шиан вначале во всём меня обвинял, мы рассорились, долго не разговаривали, даже подрались пару раз. Знаешь, раньше между нами подобного не происходило, было больно, что наши отношения рушатся. Но что мы могли поделать, когда во всё это вмешалась магия?! Совершенно неожиданно выяснилось, что Аллила, как и ты, рождённая на священном озере, владеет магией любовного принуждения, слабенько, но владеет. К тому же научилась «правильно» её применять… Когда Аллилу уличили во всём, хм, мы увидели целую сцену со слезами в три ручья и «раскаяньем». Но мы — адары, ничего не оставляем на самотёк. Стали выяснять всё о провинившейся, и открылось множество грязных моментов в её прошлом. Пришлось вызывать родителей девушки и решать, что со всем этим делать. «Любовную» магию полностью запечатали под грязную брань Аллилы. Жаль, что Шиан всё это слышал… Что только она о нём не говорила… Не хочу пересказывать, но после всего этого брат совершенно разочаровался в женщинах, поклялся, что более никогда не станет наставником. Годы шли, мы думали всё забудется, но… Через какое-то время Шиан заявил, что уезжает работать в одну из академий, покидает гнездо. Для мамы это был удар, ведь Шиан её первенец, отрада её сердца. Но ни на её, ни на уговоры отца брат не реагировал. Приезжал домой пару раз в год на дни рождения родителей, и всё. А мама всё ждала, когда сын приведёт суженую, но всё напрасно. Найти единственную для дракона, а тем более адара, сложно. А отбор в наставники иногда этот поиск упрощает.

— Это ты что ли ко мне в единственные метишь? — весело поинтересовалась я.

— Я был бы рад, но… Честно говорю, что вначале на это надеялся, ты подходишь по всем параметрам, кроме одного — ты не моя пара.

— И как ты это выяснил? Ну, что не пара?

— Поцеловал. Ещё в академии… — быстро взглянул на меня Айрен.

— Что?!!

— Эмм, должен же я был проверить нашу совместимость, — опасливо глядя, ответил наставник и сделал ещё один шаг назад. И не зря, в моей руке формировался внушительный такой огненный сгусток.

— И как? Совместимы? Или ещё что-нибудь попробуешь, когда я в следующий раз буду в бессознательном состоянии? А, наставник?

— Эльсинель, успокойся. Всё не так, как кажется…

— Да?! А как же? Разъясните, — ядовито усмехнувшись, «попросила» я, чуть увеличивая размер огненного шарика.

— Давай мы всё же сначала успокоимся, — уговаривал Айрен. — И тебе больше не стоит вливать магию в своё творение, иначе не сможешь с ним справиться. Или лучше сбрось его, это я тебе, как наставник, говорю.

— Ну, тогда держи, наставник!

Со всей дури бросила огненный шар в наглого дракона, пострадать не пострадает, но, думаю, запомнит, что за некоторые проступки отвечать придётся. Ох, как же мне понравился скачок наставника, даже не представляла, что он может так высоко подпрыгивать.

— Дура! — возмущённо вскрикнул он.

— Дура?! Тогда держи ещё! — и тут же пульнула ещё парочку огненных снарядов. Глядя, как Айрен пытается от них увернуться, почувствовала такой азарт, что даже настроение приподнялось.

Вот только не успела выпустить очередной заряд, как кто-то налетел со спины и повалил носом в землю.

— Идиоты! Что творите?!

Ааа, вернулся старший братец! На помощь младшенькому прибыл! Кое-как извернувшись, перевернулась на спину и злобно глянула на Шиана.

— Что тоже любитель попользоваться женской беспомощностью?! Будешь, как братец, ждать моего обморока? Или явишься посреди ночи, чтобы проверить на совместимость?

— Зачем же так долго ждать?! Можно это сделать и сейчас!

Я и пикнуть не успела, как горячие губы адара впились в мой рот. От неожиданности или ещё от чего, но мои губы приветственно приоткрылись, впуская захватчика внутрь. И всё… Все звуки, все мысли исчезли, главным сейчас был ОН и то, что я сейчас чувствовала. Мой! Навсегда мой! Не отпущу! И никому не отдам!

Поцелуй становился всё глубже и глубже, заставляя терять себя, пока чей-то надоедливый голос не спросил ехидно:

— Вы там надолго? А то зрители уже спешат в надежде на продолжение!

— А? — оторвавшись от адара, недоумённо спросила я, потрясла головой, пытаясь прийти в себя, посмотрела на Шиана, зря, конечно, он с таким же недоумением смотрел на меня. Потом нахмурился, приподнялся, избавляя от тяжести своего тела.

— Да что ж такое то?! — простонал он, глядя на меня сверху вниз. — Докатился…

— Ага, — поддакнула я, — сразу видно, с братом одного поля ягоды. Наверняка, и младшенький такой же ненормальный извращенец.

— Извращенец?! — разозлился адар.

— Ну, наглец психованный, — предложила альтернативу, но она тоже не понравилась «магистру». — Разницы то по отношению к вам никакой!

Шиан глубоко вздохнул, прикрыв глаза, при этом сжимая кулаки. Поняла, что снова переборщила. Пора уносить ноги. Мгновенно подскочила и дала стрекача к замку, вслед понёсся весёлый свист Айрена и гневный вскрик Шиана «Куда?! Стоять!». Но я даже не обернулась, инстинкт самосохранения, наконец, заработал.

* * *

В комнатах хозяина замка.


— Шиан, может, ещё погостишь? А ещё лучше вернёшься, наконец, домой? А?

— Мама, мой ответ на этот вопрос остался прежним, — ответил адар, потирая шею. Его раздражение никак не хотело униматься, а виной всему… его неожиданно обретённая пара. Как быть с этим открытием он не знал. Рассказать родителям не выход, начнётся такое… Братьям? Младшенький тут же всё растреплет. Айден? Он и так догадывается. А вот догадалась ли сама Эльсинель?

— Сынок, я скучаю. А ты так редко бываешь дома…

Шиан вздохнул. Он и сам скучал, но воспоминания о первой влюблённости гнали из дома прочь. А сейчас всё снова может начаться, только вот на этот раз окончательно и бесповоротно, и, судя по выходкам мелкой вредины… непросто будет. Да она даже на крыло не встала, и когда это случится только боги ведают. Подрасти ей надо, спокойно, а значит ему необходимо скорее покинуть гнездо, пока инстинкты не заставили перейти к более активным действиям в отношении пары.

— Мам, дай мне ещё пару лет, — глядя в окно, устало произнёс Шиан.

— Хорошо, — быстро согласилась родительница, подошла к сыну, ласково коснулась напряжённой спины. И тут же поразила новым вопросом. — А ЕЙ рассказал, что она твоя пара?

Шиан мгновенно развернулся.

— Мам, откуда ты?.. Отец знает?

— Предполагает, но удерживать тебя не станет. За девочкой мы присмотрим. Зря, конечно твой отец пообещал через год отпустить её в академию, ну, да слово своё сдержит. Придётся и Айрену с ней вернуться, а у меня на него планы были.

— Что тоже к отбору будешь готовить? — хмыкнул Шиан.

— Ну, ты ж теперь пристроенный, — ласково проведя по щеке сына, ответила женщина.

* * *

Эльсинель.


Утром узнала, что Шиан покинул гнездо. Почему-то стало грустно. Этот адар раздражал меня, но в тоже время притягивал. А тот поцелуй, заставивший всё моё существо воспарить от невероятных ощущений… Ах! Это было… было… ммм… И всё равно, хватать меня и так нахально себя вести этому адару не следовало.

Интересно, все адары так ведут себя с женщинами, ну, хватают и… всё остальное? Брр! Стоит, пожалуй, осторожней передвигаться по гнезду, а то вдруг ещё у кого проснётся хватательный рефлекс.

Хотела об этом поговорить с девочками, но одно упоминание адаров и они краснеют и глуповато хихикают. К Айрену с подобным обращаться было неудобно, тем более после того, как он стал свидетелем нашего с Шианом поцелуя.

Конечно, наставник ни разу на эту тему не завёл разговора, но я видела в его глазах смешинки то и дело. Сам Айрен даже стал серьёзнее и требовательнее, заявляя, что теперь мне потребуется усиленная подготовка. На мой вопрос, подготовка к чему, наставник поднимал голову к небу. Стало ясно, что всё дело в полёте, но как этому может помочь, к примеру, знание исторических хроник или разновидности садовых растений. На мои рассуждения об этом Айрен делал серьёзное лицо и наставительно произносил, что всё в жизни пригодится. Ну, да, как же.

Всё это раздражало. Но, видимо, и этого было мало, чтобы сделать моё пребывание в гнезде не выносимым. Всё чаще со мной желали пообщаться родители Айрена, то зазывая на прогулку, то приглашали к обеду или завтраку. Дед на это лишь усмехался, «подбадривал», намекая, что хозяева замка метят меня на место невестки. Я на подобные умозаключения лишь дулась и фыркала, дед смеялся. Но долго обижаться на родного человека не могла.

— Глупости всё это, дедушка, — вздыхая, произносила я, дракон тут же обнимал и, целуя в маковку, делал вид, что во всём со мной согласен, но я знала, что после очередного подобного разговора он что-то отписывал домой.

А ещё, сразу после отъезда Шиана, мне вновь стали сниться совершенно нескромные сны. И все с участием адара. Просыпалась вся в поту и напряжении, совершенно не отдохнувшая и безумно злая. После подобных ночей Айрен гнал меня на полигон, как он выразился, «выпустить пар». И даже как-то очень довольно усмехнувшись, вслед напутствовал неизбывным «Началось». Что началось? Почему? И чем мне это грозит? Ответа не было. Но вот тренировки до изнеможения давали определённые результаты: я могла хоть иногда нормально выспаться.

Через пару месяцев стала накатывать беспричинная тоска. Видя моё плачевное состояние, ар Тимаирр согласился отпустить меня на пару дней домой. Я взбодрилась и с воодушевлением стала собирать вещи. К удивлению, вместе со мной и дедушкой хозяин гнезда отправил пару сопровождающих. Молодые адары с нетерпением ожидали полёта, как я поняла, это было одно из первых из заданий и один из первых вылетов из гнезда. Ар Тимаирр какое-то время беседовал у ворот с дедом, до меня лишь донеслось несколько фраз о том, чтобы дед приглядел за молодыми оболтусами. Стало смешно, и я с весёлым блеском в глазах глянула на этих самых оболтусов, пытающихся принять важный вид.

Дома моё появление с эскортом приняли с улыбками. Гостей разместили в гостевой, правда там было тесновато, ведь домик не располагал большим количеством места, а нас и так набралось большое количество народа. Тем не менее, теснота не помешала нам радоваться обществу друг друга. Когда ещё мы вот так соберёмся всей семьёй.

Мамин живот ощутимо подрос, поэтому передвигалась родительница с трудом, отец ни на шаг не отходил от неё, стараясь уберечь от всего. Бабули по секрету рассказали, что домашняя мастерская давненько отцом не навещалась. Если родитель и отлучался, то только для того, чтобы проследить, как идут дела с пристройкой. Глядя, как увеличивается наша семья, мы понимали необходимость в дополнительном помещении. Пристройка станет гостевой комнатой, а в бывших гостевых расположится детская. Я пыталась внести предложение, что моя комната тоже отлично для этого подойдёт, но родители воспротивились, заявив, что мой уголок неприкосновенен и всегда будет ждать моего возвращения. Вот и зачем-то тут встрял дедушка.

— Какое возвращение, когда у нашей красавицы намечаются интересные отношения?!

Что тут началось! И так, и этак выспрашивали. Кто? Что? Когда и как? Вытянули все подробности. Отец задумался, хмуря брови, а мама улыбалась.

— Попался этот Шиан, — заметила она, хитро глядя на меня, потом шепнула на ушко, чтоб отец не слышал, — твой папа тоже долго вокруг меня кругами ходил, пока не взял моё сердце в плен.

— Встречал я этого адара, — наконец, отмер родитель. — Сильный дракон. Магии не меряно. В порочащих делах замечен не был. Если не ошибаюсь, где-то преподаёт боёвку и владение стихиями.

— Красавчик? — поинтересовалась одна из бабуль.

— До женщин падок? — спросила вторая.

— Ммм, они сами за ним табуном ходят, — ответил отец. — И гроздями вешаются. Но, если он пара нашей Эль, им ничего не светит. Простые драконы или адары, а пара — святое. Кроме неё ни одна не нужна. Хотя, что я вам рассказываю?! Эль, ты сама-то уверена, что он — тот самый?

— Ни в чём я не уверена, — пожала плечами. — Подумаешь, поцеловались разок… И вообще, вредный этот Шиан без меры, рычит на меня то и дело.

— Хм. Дракона своего тебе показывал?

— Нет, конечно же. Да и когда? То в упор меня не замечает, то шипит, как змеюка.

Когда мужчины разошлись по комнатам и в гостиной остались лишь женщины, бабуля-дракон спросила:

— А бессонница давно началась?

— Откуда ты знаешь? — удивилась я, ведь ничего подобного в разговоре не упоминала.

— Так что ж я молодой не была?! — рассмеялась бабушка. — Я так понимаю, и сны разные донимают, и раздражаешься всё чаще? Вот. А значит это, милая моя, что твоя дракона пробуждается, почуяв присутствие пары. Не знаю, как у изначальных, а у меня крылья почти сразу после встречи с твоим дедом и появились. Взлетела на радость этому охламону, и почти через год первого сына понесла. Мы, драконы, в период обретения крыльев очень уж привлекательны для своего мужчины становимся. Иногда это… чревато. Но… приятно… Ты на ус то мотай, о чём толкую.

Краснея, с интересом слушала «советы» бабули. Мама только смеялась, а сама при этом то и дело касалась огромного живота, где росли мои две сестрички. Я ещё в прошлый раз это определила, а вот матери решила сказать только сегодня, после этих женских посиделок.

Тихо плача от счастья, мать долго обнимала меня, а потом убежала к отцу делиться новостью. Эх, вот если б мне такую любовь, как у родителей. Но мне, похоже, достался сухарь жестокосердный. Хотя это надо ещё проверить, может и не адар мой суженый.

Парни-охрана от чего-то неохотно покидали наш дом, всё время стараясь находиться поближе к моей маме, отец сердился и, кажется, немного ревновал, а вот бабушки по этому поводу то и дело переглядывались и улыбались. Ну, раз улыбаются, значит всё нормально. Тем не менее, распрощавшись с семейством, попыталась у ребят хоть что-то выяснить. Они, краснея, заявили, что это их личное дело. Ну и ладно, дед приедет и всё разъяснит. Да-да, он на этот раз решил ещё немного погостить дома, пообещав приехать в гнездо через пару недель.

До гнезда мы добрались даже быстрее, чем до моего дома. А я ещё раз прокатилась на спине одного из адаров. Их драконы в который раз поразили меня своей грацией и красотой. Надеюсь, и я вскоре смогу так резвиться под небесами. Приземлившись недалеко от гнезда, мы втроём, болтая ни о чём, шли к ближайшим воротам, как вдруг за нашими спинами услышали хлопанье огромных крыльев. Обернувшись, увидели приземление потрясающей красоты дракона. Очарованно приоткрыв рот, разглядывала это чудо, до тех пор, пока дракон вдруг не попёр в нашу сторону, злобно рыча.

— Бежим, — дёрнул меня за руку один из парней.

Да разве ж тут убежишь?! В мгновения дракон нагнал нас, оттеснил ребят от меня и снова злобно на них зарычал. С перепугу стояла, боясь шелохнуться, а то не дай боги, не заметит и раздавит.

— Всё-всё, мы уходим! — крикнул один из парней. Вот же охраннички!

Огромное крыло закрыло меня от взглядов взволнованных ребят, но я успела увидеть, как они осторожно пятятся от нас. Крыло же всё ближе притискивало меня к телу дракона. А он тёплый и очень вкусно пахнет, вдруг осенило меня, и весь страх куда-то улетучился. Прижала ладони к чешуйкам. Приятное ощущение. Осторожно погладила по груди дракона и услышала, как грозное рычание сменилось на нежный рокот.

Вот ведь, драконище… Собственника из себя строит, а сам только недавно от меня отказался. Да, едва оказалась рядом и почуяла знакомый аромат, поняла, кто передо мной. Поняла, но зачем-то попыталась успокоить, ручки загребущие к нему потянула, когда надо было послушаться ребят и делать ноги. Теперь надо как-то выбираться из-под крыла и убираться в свою комнату, пока адар чего не придумал.

Попытка выбраться сопровождалась недовольным рычанием и сопением, только вот страха не было. Пыхтя, вылезла, наконец, отпихивая от себя крыло и морду дракона.

— Отстань уже!

Язык дракона устремился ко мне в попытке облизать, отпрыгнула вовремя и чертыхнулась.

— Совсем обалдел! Мне ж потом не отмыться! А потом, кто знает, что ещё ты этим языком облизывал!

Дракон фыркнул, тут же обиженно рыкнув. Я отвернулась от него, собираясь отправиться, наконец, к себе, но у этого нахала, видимо, были другие планы. Драконий язык всё же достал меня, сначала мазнув по плечу, а затем по растрепавшейся голове.

— Ах, ты гад! — мгновенно разозлилась я. Ещё больше озлилась, когда глянула в бесстыжие, насмехающиеся глаза. — Специально, да?

Как-то сама собой в руке сформировалась воздушно-водяная плеть, которую никак не получалось призвать на занятиях, зато сейчас она была не просто очень плотной, но и довольно длинной. Ни на мгновение не задумываясь, размахнулась и с наслаждением прошлась плетью по задней части тела дракона. Он тут же обиженно запыхтел и попятился от меня. Что, думал, спущу выходку?! Азартно щёлкнула плетью рядом с огромной мордой. Дракон отпрыгнул, посмотрев на меня, как на ненормальную, я сделала шаг вперёд…

* * *

Комнаты хозяина гнезда.


— Любимый, глянь-ка, что происходит!

Ар Тимаирр подошёл к окну. Его глазам предстала удивительная картина: Эльсинель гоняла по полю его старшего сына в драконей ипостаси, щёлкая магической плетью, а дракон юрко двигаясь вокруг девушки, то и дело норовил лизнуть девушку, куда достанет.

— Они ж покалечат друг друга, — возмутилась жена.

— Зря переживаешь, — отмахнулся адар. — Повоспитывают друг руга и успокоятся. А наш-то не долго вдали от девочки выдержал. Теперь и о наставничестве вспомнит.

— Думаешь?

— Уверен. А если учесть, что характером Шиан в деда, у малышки ни одного шанса устоять перед ним. На всё согласится.

— Ну, я б не была так уверена, — возразила женщина. — У девочки есть характер. И, думаю, она ещё потреплет нервы нашему оболтусу.

— И поделом ему! Нечего было нос воротить.

* * *

Эльсинель.


Погоняла я адара на славу, аж, запыхалась, а ему хоть бы что, хвост поджал и носится. Да за ним разве угонишься?! Но пару раз плетью всё же достала, на радость мне и на возмущённый рык дракону. Последний удар, видимо, был особенно болезненный, потому как драконья форма быстро перетекла в человеческую, и Шиан, злобно прищурившись, пошёл на меня. Вся смелость мгновенно испарилась. Ох, чую, теперь придётся мне уносить ноги. Что я и сделала, и довольно успешно, хотя подозреваю, адар сам меня «отпустил».

Весь этот день успешно избегала встречи с Шианом, а вот утром следующего этого избежать не удалось. Адар завился на первое же моё занятие с Айреном, за ним следом зашёл ар Тимаирр. Шиан опёрся боком о подоконник и сверлил меня взглядом, непонятно о чём думая.

— Что-то случилось? — спросил явившихся мужчин Айрен.

— Эльсинель возвращается в академию, — ответил ему ар Тимаирр.

— Ура! — не сдерживая эмоций, воскликнула я.

— Тогда мы идём собираться, — улыбнулся, глядя на меня Айрен.

— Не «мы», а только Эльсинель, — встрял Шиан.

— Не понял?

— Эльсинель едет в академию. Мою. Там и закончит обучение.

— Что?! С чего вы так решили? Никуда я с вами не поеду! Ар Тимаирр, вы обещали!

— Обещал, девочка, — вздохнул хозяин гнезда. — И собираюсь это выполнить, только… тут вот, понимаешь какое дело. Всё было бы проще, будь ты обычным драконом, но для адаров есть ряд непреложных законов. Один из которых гласит, что с обретением истинного наставника, судьбу подопечной решает он.

— Но у меня уже есть наставник! Или что-то изменилось?

— Изменилось, — опять встрял Шиан, прожигая меня взглядом. — Я взял на себя обязанности ир-наставника.

— Ну, надо же! Не прошло и года! — возмутилась я, уставившись в наглые глазюки адара. — А я вот не принимаю ТАКОГО наставника, меня и прошлый устраивает.

— В данный момент ты ничего не решаешь, — ехидно улыбнулся Шиан. — У тебя только два выхода: либо ты едешь в мою академию, либо остаёшься в гнезде.

— У меня есть третий вариант: я возвращаюсь в свою академию, а вы идёте лесом!

— Не нарывайся!

— Так, молодёжь, успокойтесь, — встал меж нами ар Тимаирр. — Вам обоим придётся идти на уступки. Пока ты, сын, заканчиваешь свои дела в своей академии, Эльсинель будет в гнезде, а затем вы оба отправитесь в её академию. Я помню, что тебя туда не раз звали.

— Это не совсем удобно, — нахмурился адар. — Так быстро мне не решить все вопросы.

— Ну, постараешься! Разгонишь заодно свою… свиту.

— Мог бы и не напоминать. Ладно, — согласился, пусть и неохотно, Шиан, — думаю, месяца мне хватит. Хотя… — адар пристально глянул на меня, — придётся уложиться в две недели.

Свободно вздохнула, лишь когда в комнате остались только мы Айреном.

— Мда… — заметил наставник.

— Дааа… — промычала я.

— Ладно, не грусти. Брат улетит, мы с тобой тут же уедем в академию. Позлиться немного и ладно, ему полезно понервничать. Сегодня сделай вид, что дождёшься его, а утром соберёшь вещи. Отца я сам предупрежу.

— Ой, а как же дедушка? Он вскоре должен приехать.

— Завтра пошлёшь домой вестника. Незачем ему зря расправлять крылья, пусть подольше побудет с родными, а за тобой и я пригляжу.

Вечером не удержалась и отправила вестника и подружке, она однозначно порадуется моему скорому возвращению. Едва вестник упорхнул, направилась по дорожке к замку.

— Что ты делаешь так поздно вне гнезда?

Припёрся. Следить за мной что ли?

— Гуляю, — буркнула в ответ.

— А сообщение кому отправила?

— Я на допросе?

— Просто поинтересовался… Идём, провожу до комнаты. Ты ведь в голубой гостиной живёшь?

— Да.

— Моя бывшая комната. И как тебе, всё там нравится? Кстати, там есть потайной ход, — и хитро так на меня смотрит. — Я ещё ребёнком нашёл его, даже как-то заблудился. Сутки всем гнездом искали. От отца потом такой нагоняй получил, за то, что мать волноваться заставил.

О, не сомневаюсь, что он не раз был причиной подобного волнения. Небось, всё детство какие-нибудь гадости родным придумывал.

Пока шли, адар всё норовил ко мне притиснуться, так и хотелось сказать «держи дистанцию», но только делать этого не стоило, ведь конкретно этот дракон сделает всё в точности до наоборот. Признаю, находиться рядом с Шианом было приятно, даже как-то легче дышать. Но это с одной стороны. С другой — он меня жутко бесил. И, чтобы поскорее избавиться от этого двойственного чувства, ускорила шаг. Лишь оказавшись за закрытой дверью комнаты, с облегчением выдохнула. Тут же побежала в ванную комнату, освежить лицо. Нездоровая реакция на близость адара налицо: щёки пытают, глаза лихорадочно блестят, сердце бьётся как сумасшедшее…

— Гад… — чуть улыбаясь, вздохнула я.

— Кто гад?

Да что ж!.. Чуть не померла от страха! Прижав руки к груди, обернулась на голос.

— Что вы?.. Как? Это просто…

— Я же рассказал о потайном ходе, — широко улыбаясь, ответил Шиан.

— Выметайтесь! — гаркнула я. — А если б я была раздета?!

— Всё было бы гораздо интереснее, — выгнув дугой бровь, хмыкнул адар.

— Да уйдите же, наконец! — простонала я.

Адар ушёл, а я только тут сообразила, что забыла уточнить, где же этот потайной ход, не проследила, спрятавшись в ванной комнате. А ведь наглец-наставник в любой момент может и вернуться. В самый неподходящий момент. Облазила всю комнату, но ничего найти не смогла. Ни единого намёка, ни подсказки. Перед сном, на всякий случай, помагичила, оставив практически в каждом углу по сигналке.

Но, как поняла утром, безуспешно, так как на соседней подушке нашла маленький букетик полевых цветов. Кошмар! Надо что ли Айрена позвать, может, он что-то сможет сделать с тайным ходом. Хотя… мы ведь вот-вот уедем, дождёмся только отбытия Шиана. Ох, он и разозлится, когда всё узнает. Ну, и пусть!

* * *

В дорогу нас провожал сам ар Тимаирр.

— Айрен, помни, что брат тебе потом тумаков навешает. Главное, не попадайся сразу под горячую руку. И девочку береги. Следи за её состоянием, чувствую её вылета ждать не долго осталось. Лучше бы, конечно, девочке остаться в гнезде, — адар глянул в мою сторону, увидел хмуро сдвинутые бровки, вздохнул, — но раз у вас другие планы, настаивать не буду. И всё же, если что, тут же возвращайтесь в гнездо.

Пока я, как обычно, глазела по сторонам, Айрен принял вторую форму. Красивый у него дракон, чем-то похож на Шиана, только чешуйки не с синим отблеском, а с голубоватым. Интересно, какой буду я?

От этой мысли под кожей прокатился зуд. Дёрнулась. Тут же глянула в сторону ару Тимаирра, не дай боги заметит, придётся отложить поездку. Быстро запрыгнула на подставленную лапу, затем на спину Айрена, ар Тимаирр в это время закреплял наши вещи.

— Ну, всё летите, — напутствовал он нас. — Доберётесь, пришлите вестника.

К родной академии подлетала с некоторыми опасениями. Как меня примут спустя год? Вдруг близнецы обзавелись новыми друзьями, и я окажусь лишней? Десяток вопросов. Глупых, я понимаю, но… актуальных.

Пока Айрен относил наши вещи к общежитию, я отправилась к ректору, надеясь, что он на месте.

— Прилетели? — встретил он меня вопросом. — Вестника о вашем возвращении получил пару часов назад. Рад, что ты и Айрен снова с нами. Комнаты ваши остались за вами, подружка твоя специально просила никого к ней не подселять.

— Как она? — улыбаясь, спросила я, всё же приятно, когда тебе так рады.

— Сама у неё спросишь. Как вестника получил, снял Кирэль с занятий. Небось, ждёт не дождётся! Беги уже. Ко мне после обеда зайдёшь, получишь расписание, направление на новый замер магии, форму и всё остальное выдаст ваш комендант.

Кивнув, рванула к Кирель. Подружка обнаружилась у входа в общежитие, ходила туда-сюда, от волнения грызя ногти. Увидев меня, бросилась с визгом навстречу. Мы обнимались и прыгали, взявшись за руки, радостно вопя, пока из двери не высунулась голова комендантыши.

— Ну, вот что вы, как маленькие?! Скоро по женихам разберут, а они всё скачут.

Я от удивления и, не веря, кого вижу перед собой, застыла.

— Ну, иди уже, — улыбнулась комендант, — обниму и я.

— Но как? Когда? — выдохнула, глядя на тани Илель. — Почему не сообщили?

— Сюрприз решили сделать, — улыбнулась женщина. — Я неделю назад вернулась. Соскучилась по академии и по её шалопаям.

— А муж?

— Не против. Тем более, его пригласили сюда на работу, вот мы и вернулись. Правда, живём в домике за общежитием.

— Это тот, что в глубине парка?

— Он самый. Там уютно и места много, даже на малышей хватит, — тани Илель с любовью погладила чуть выступающий животик.

— У вас малыш будет?! Здорово!

— Посмотришь? Вдруг что не так… — попросила женщина.

— Конечно. Прямо сейчас?

— Нет, конечно! Сначала отдохнёшь, получишь вещи, а ещё мы с Кирель для тебя праздничный обед приготовили… Так что остальное отложим на завтра.

Весь вечер мы с Кирель делились произошедшими за время нашей разлуки событиями. Подруга похвасталась помолвочным браслетом на изящной ручке, сообщив, что в конце этого учебного года едет знакомиться с родителями жениха.

— Рамель уже отметился у своей любимой, — хихикнула Кирель. — Никогда не думала, что брат станет таким серьёзным, особенно, что касается любви. Парни же, сама знаешь, какие, в основном погулять да развлечься, пока, как у оборотней, пару не встретят, или же не влюбятся так, что весь мозг словно в оконную щель выдуло.

— Я думаю, что беда, произошедшая с вами, заставила вас обоих рано повзрослеть и научиться разбираться в людях. Мне вот до сих пор пока трудно это делать. Хорошо что дар иногда помогает.

— Дар, конечно, хорошо, но и сама ты Эльсинель замечательная, а потому и люди к тебе больше замечательные тянуться. А этот Шиан наверняка уже не один раз пожалел, что отказался от тебя первоначально. А как понял, что и другие на тебя виды имеют, сразу собственника показал во всей красе. Когда, говоришь, он приедет?

— Через пару недель, — вздохнула я. — И, чувствую, встреча эта не будет простой. Он, кстати, собирается здесь что-то преподавать. Представляешь, если попаду в его группу…

— Такой строгий? Или это только для тебя такие «поблажки»?

— Кто ж знает. Ну, воин он отменный, несколько раз видела его тренировки, глаз не отвести: сила, мастерство, грация…

— Хм, — хитро взглянула на меня подружка, — так видела или подглядывала втихую?

— Эмм… и то, и другое. Ну, да, да, нравится он мне… очень… Даже не смотря на вредный характер. А ещё он моя пара, — тоскливо добавила я. — Только недавно окончательно это поняла.

— А он похож на Айрена? Такой же замороженный?

— Ой, нет! Айрен совсем не такой! Он добрый, внимательный, умный, чуткий… А Шиан всё это же, ну, и с вредностью и… остальное пока не успела распознать. Но, чувствую, познаю в полной мере.

В учебные будни влилась очень легко, по знаниям я опережала однокурсников, впрочем, по практической части тоже, всё же магистры в гнезде здорово постарались. Если честно, то по гнезду я почти сразу стала скучать, приросла всё же душой к этому месту. Хм, даже стала понимать, что, если б не друзья и моё глупое упрямство, я в старую академию ни за что не вернулась. Видимо, взрослею.

* * *

Вызов к ректору был неожиданностью. Вроде бы ни в чём не провинилась, поэтому и шла особо не волнуясь. Ага, только до того момента, пока не услышала за дверью главы академии знакомый голос. Даже решила смыться по-тихому, пока не заметили, а там, глядишь, какое-то время удастся избегать адара, тем более я ещё не определилась, как с ним себя вести.

Вот только и повернуться в сторону выхода не успела, как дверь в кабинет ректора открылась, и я встретилась с насмешливым взглядом Шиана.

— А вот и она сама, — криво усмехнувшись, сказал он, схватил меня за руку и запихнул внутрь кабинета.

— Что ж, — как-то виновато начал ректор, и я насторожилась, — поздравляю вас, Эльсинель, с обретением персонального наставника.

— Ир-наставника, — поправил его Шиан.

— Да-да, именно так. В связи с чем с завтрашнего дня у вас будет индивидуальное расписание, магистр Шиан уже ознакомил меня с ним. Вы тоже можете это сделать…

— Но чуть позже, — сова перебил ректора адар. — Вначале мне бы хотелось обсудить наши занятия с подопечной наедине. Это возможно?

— Конечно, магистр Шиан. Можете пройти в свой кабинет, мой секретарь покажет вам дорогу.

— А как же мои занятия сегодня? — встряла я. — Скоро как раз начнётся практика по заклинаниям и…

— Ничего, если вы её сегодня пропустите. Слышал, у вас успехи по большинству предметов, это радует. Ну, всё идите, а то мне пора на свои занятия. Группа первокурсников в этом году довольно своеобразная, глаз-да-глаз за ними нужен. Туаринн, — позвал ректор секретаря, — проводи нашего нового магистра в его кабинет в правом крыле, тот с резной дверью с изображением дракона.

Шиан, не выпуская моей руки, зашагал следом за секретарём, все мои попытки вырваться не увенчались успехом. Попадавшиеся нам по дороге студенты с интересом разглядывали нашу шагающую композицию, и, если парни с ехидными усмешками, то девушки с восторгом, по отношению к новому магистру, и с раздражением и некоторой долей зависти на меня.

— Теперь сплетни пойдут, — пробурчала, пыхтя, я.

— Тебя это заботит? Зря.

— Не вам здесь учиться.

— Мы могли бы вернуться в гнездо.

— Нет, — категорично ответила я.

— Тогда учись не реагировать на чужие языки. Всегда найдётся тот, кто будет хоть чем-то в тебе недоволен.

— Зато, вон, как все вашим появлением довольны, — кивнула в сторону студенток.

— Ошибаешься. Присмотрись внимательнее.

А ведь и правда, парни провожают Шиана ревниво-настороженными взглядами. Видимо, беспокоятся за сохранность своих отношений.

Мы довольно быстро «домчались» до нового кабинета адара. Первое, что удивило, была массивная дверь, по толщине в разы превышающая всё, ранее виденное, даже в кабинете ректора. А вот Шиану она заметно понравилась. Внутри кабинета царила поистине мужская атмосфера, минимум предметов в максимуме пространства, но всё же стоило согласиться с тем, что некий домашний уют также присутствовал. В нише справа скрывалась ещё одна дверь, секретарь повёл нас и к ней.

— Здесь вход в вашу жилую зону. Последний адар, живший здесь, покинул академию лет пятнадцать назад, но не беспокойтесь, порядок поддерживается до сих пор. Если решите что-то поменять здесь…

— То я сам это сделаю, спасибо, — прервал секретаря Шиан. — Надеюсь, комната моей подопечной тоже готова?

Взгляды мужчин скрестились на мне. Это они что, обо мне? Так у меня всё есть, и никуда от Кирель я съезжать не собираюсь. Но вижу по взгляду Шиана, он думает иначе.

— Конечно, всё готово. Осталось настроить портальный камень, как вы и просили.

— Это я тоже сам сделаю. И вещи разложу, вижу они прибыли.

— Да, ещё вчера. Ну, — секретарь быстро глянул на меня, — я пойду. Ещё столько дел…

Едва он вышел, адар подтолкнул меня к жилой зоне. Вцепляться в косяк и звать на помощь не стала, не поможет, это — во-первых, а во-вторых, было жутко любопытно, в каких условиях будет проживать мой новый наставник. М-да, сказать «шикарно», значит, ничего не сказать! Нечто похожее я видела в гнезде. Шиан потянул меня влево к ещё одной двери, раскрыл её и подтолкнул внутрь. Осмотрелся, довольно цокнул языком.

— Сегодня переедешь.

— Ни сегодня, ни завтра… Вы лишь мой наставник, и ради вас я не собираюсь рисковать своей репутацией.

— Я твой ир-наставник! И это нечто иное. Большая часть твоих занятий будет проходить в моём кабинете, как ты собираешься перемещаться без конца по академии?

— Это не важно! — продолжила настаивать на своём. — Не хочу сплетен и…

— Что ж, нечто подобное я предполагал. Поэтому просил ректора установить в моём кабинете портал в твою прежнюю комнату. Будешь возвращаться к себе и сразу перемещаться ко мне.

— А в чём разница?! — иронично спросила я.

— Сплетен меньше, и ты под моим крылом. Не возражай. Скоро тебе становиться на крыло. Я проинспектировал Айрена, он тоже в этом уверен, даже думает, что до первого обращения осталось пару недель. Я склонен с ним согласиться. И в это время не собираюсь подпускать к тебе других особей мужского пола.

— Ревнуете? — брякнула глупость.

— Ты — моя… подопечная!

— Но не собственность, — пробурчала в ответ.

Шиан устало вздохнул.

— Эль, ты пока ничего не знаешь и…

— Для вас пока — Эльсинель. И, да, я ничего не знаю. Совершенно ничего! Потому что все вы либо отмалчиваетесь, либо заявляете, что скоро всё само разрешится! А я не могу и не хочу ждать неизвестно чего! Я что, дитя бессловесно-неразумное? Эти ваши тайны жутко достали, и я уже жалею, что встретила на своём пути вас, адаров.

— Эль… ммм, прости, Эльсинель, мы столько лет живём обособленно и привыкли всё держать в тайне, дабы не искушать других нашей силой, нашими знаниями, что перестали замечать, что рядом с рождёнными вне гнезда, даже своими парами, продолжаем играть в тайны. Открывая всё в момент окончательного вступления в клан. А ведь ты в любом случае адар, значит, имеешь право на пояснения. Давай присядем и поговорим. Что тебе хотелось бы понять первым?

Сев напротив Шиана, прищурилась и озвучила свой первый, и главный на этот момент, вопрос.

— Что значит «ир-наставник»?

— Так и знал, — хмыкнул адар. — Ну, раз обещал… Всё, чему тебя учил Айрен, и включает обязанности просто наставника, но у меня полномочия гораздо шире. В первую очередь я решаю все вопросы, связанные с твоей жизнью, несу прямую ответственность за твоё здоровье и безопасность, а потому иногда могу ограничить твоё общение с кем-нибудь. Но не это главное. Почти тоже может обычный наставник. Ир же нужен для умения владеть своим телом и энергией, заложенной в нём. Ир тот, кто станет первым мужчиной адары. Во всех смыслах. Иром может стать лишь предназначенная пара. И, я подозреваю, ты уже поняла, что ты и я, что мы истинные друг для друга.

Кивнула в ответ, а затем всё же решила высказаться.

— Бабули подсказали.

— И что ты думаешь по этому поводу?

— Много чего, и не всё из этого приятное, — постаралась ответить честно.

— Я понимаю. Это из-за того, как мы впервые встретились. Не оправдываю себя, но постарайся хотя бы отчасти понять меня. Наша встреча спровоцировала болезненные воспоминания, и я не был готов вновь окунуться в отношения, которые в перспективе снова могут закончиться болью. Лишь наш поцелуй всё расставил по местам. Да, я повёл себя некрасиво, обрушив на тебя весь негатив, и прошу сейчас за это прощения. Мир?

— Я… подумаю…

* * *

Эх, я собой горжусь! Вот иду на очередное занятие и горжусь. Тем, что не поддалась сразу, что показала, что со мной надо считаться, что… ну, там ещё много чего… Горжусь, вот уже целую неделю, проверяя выдержку адара. И… думаю. В это время с удовольствием общаясь с Кирель и проживая в нашей с ней комнате, не смотря на недовольство Шиана. Вот только знаю, что придётся переезжать, так или иначе, ведь со дня на день должен произойти оборот. Айрен, с которым вчера прогуливались по парку, вызывая ненавидящие взгляды наших «королевишн», тоже советовал не тянуть с переездом.

— Эльсинель, вряд ли кто, кроме адара, поможет тебе спокойно перенести оборот. И мужчинам это тяжело, а ты — девушка. Для организма оборот — стресс, на восстановление потребуется время, уход. А что делать с расправившим крылья адаром, знает лишь адар.

— Может, лучше ты за мной присмотришь? — сделала попытку я.

— Не-не! Шиан с меня шкуру спустит! Он твой ир-наставник, и, в этом случае, только он в праве быть с тобой рядом. Эль, не смотри так на меня! Я, правда, не могу.

— Жаль…

Сейчас я снова обдумывала совет Айрена. Открыв дверь в кабинет Шиана, застала его задумчиво стоящим у окна. На моё появление адар обернулся, вздохнул и сказал:

— Сегодня нужно переехать.

— Хорошо, — согласилась, наконец.

— Тогда вещи перенесёшь порталом и объяснишь всё подруге, — обрадованно продолжил мужчина. — А сейчас присаживайся. Сегодня поработаем над умением концентрировать свою магию на определённом участке тела. Начнём с рук.

Шиан сел напротив меня, протянул руки ладонями вверх.

— Соедини свои ладони с моими. Почувствуй тепло в месте их соединения. Закрой глаза, — зачем-то зашептал он, заставив взволнованно сглотнуть. — Попробуй направить маленький поток магии к нашим рукам, можешь выбрать любую свою стихию…

Вот как я что-то могу почувствовать, когда все мысли о том, насколько близко ко мне сидит адар, что даже могу ощущать его дыхание на своём лице.

— Что-то ощущаешь?

Он издевается?!

— Эээ… ммм… не получается.

Открыла глаза и встретилась с внимательным взглядом Шиана.

— Ты волнуешься, — вздохнул он. — Это немного мешает. Нужно расслабиться. Нет, не вставай. Сейчас помогу.

Адар встал и зашёл мне за спину. Тут же ощутила его ладони на плечах. Вздрогнула.

— Не дёргайся, — попросил Шиан. — Лучше представь что-то очень приятное. Шум ветра, ласковые лучи солнца…

Нежный полушёпот убаюкивал, мягкие поглаживания расслабляли. Вот только не природные красоты заполняли разум, а воспоминание о нашем первом поцелуе…

Не знаю, в какой момент адар снова сел напротив меня и снова коснулся ладоней.

— Отпусти свою магию. Дай мне почувствовать её. Да, вот так, тоненьким ручейком, — продолжил шептать ир-наставник.

— Получается, — обрадовалась я и распахнула глаза, чтобы почувствовать, как мгновенно затрепыхалось сердце от близости мужчины. Он стоял на коленях, держа мои руки, а его губы были напротив моих, настолько близко, что стоит мне качнуться… И я почти подалась вперёд, не отрывая взгляда от губ адара, но в этот момент дверь широко распахнулась, и преувеличенно-восторженный женский голос раздался, разгоняя царившую нежную тишину.

— О, магистр Шиан, мы приехали!

Шиан еле слышно выругался и поднялся с колен. Я обернулась не сразу, пытаясь прийти в себя, ну, и скрыть алеющие щёки.

— Тиман, что ты здесь делаешь? — резко спросил адар гостью.

— Мы с Виэн и Туэль решили, что сможем доучиться и здесь. Папа давно предлагал перевестись, вот мы и решились, — защебетала девушка. Я всё же посмотрела на неё. Красивая, как и её подруги, зашедшие в кабинет минутой спустя. На меня все три лишь бросили ничего не значащий взгляд и радостно заулыбались хозяину кабинета. — Вы же рады?

— Девушки, я, видимо, плохо объяснил вам, что не следует таскаться за мной по стране?! — жёстко осёк их магистр. — Вы так ничего и не поняли?

— А что мы?! — притворно удивилась брюнетка, позади первой девицы. — В здешней академии, действительно, дают самые лучшие знания, вот мы и перевелись.

— Не замечал за вами, Туэль, такого рвения к знаниям, — хмыкнул адар. — Я мог бы подумать подобное о Виэн, но ни как о вас и Тиман.

— Но это правда! — всплеснула руками Туэль.

— Неужели?! Ладно, — раздражённо взмахнул рукой Шиан, мельком бросив на меня взгляд, девушки тут же сделали то же самое, — учитесь, если у вас вдруг обнаружилась к этому такая тяга. Но… чтобы ни одной из вас я не видел к себе ближе тридцати шагов!

— Но… — недовольно заикнулась Тиман, её тут же пригвоздил ледяной взгляд.

— Что-то не устраивает? Так никогда не поздно вернуться туда, откуда приехали. Всё! Быстро на выход! И помните: тридцать шагов!

Девушек словно сдуло из кабинета. Шиан повернулся ко мне, наткнувшись на любопытный взгляд.

— Как ты поняла, это мои бывшие ученицы, — пояснил адар, вновь присаживаясь напротив. — Надоедливые особы с кучей амбиций, к тому же вбившие в голову идею непременно женить меня на себе. Не представляешь, насколько они достали не только меня, но и ректора той академии. Надеялся, что уехав, освобожусь от них… видно, не судьба.

— Настолько неприятны? — осторожно поинтересовалась, чувствуя неприятное беспокойство. — Они красивые…

— Разве ЭТО важно? Думаешь, хоть одна из них что-то ко мне испытывает?! Я — адар, и чувства людей для меня открыты, в отличие от оборотней и драконов. Поэтому повторяю, кроме амбиций и желания «захомутать дракона», как они считают, тут нет и толики чувств.

— Неужели, совсем-совсем никто не нравиться?

— Не нравился, — поправил меня адар. — Не буду лгать, у меня были увлечения, я всё же взрослый мужчина. Но я никогда не позволял себе зайти так далеко, чтобы возникла хоть капля привязанности. Во-первых, прошлый неудачный опыт останавливал. Я тогда впервые пожалел, что не слушал отца, не став ждать свою половинку… Во-вторых, за множеством обязанностей и работы, совершенно не было времени на романы. Теперь всё изменилось…

Шиан вновь пленил мои ладони, заставив податься чуть вперёд.

— Да что ж такое?! — взвился мужчина тут же, так как снова открылась дверь, и показалась головка одной из его бывших учениц. — Брысь!

Дверь захлопнулась. Адар, отпустив мои ладони, поднялся, коснулся пальцами моей головы.

— Думаю, Эльсинель, сегодня мы не сможем спокойно продолжить занятия. Чтобы нам больше никто не мешал, нужно решить ряд вопросов, а для этого придётся наведаться в администрацию академии. А ты пока беги к подруге, поговорите, перенесёте вещи, обустроишься. Ммм, пожалуй, попрошу ещё Айрена помочь вам.

Когда я описала сценку с появлением бывших учениц Шиана Кирель, она долго плевалась и возмущалась.

— Я думала наши «королевишны» образец наглости и глупости, а, оказывается, есть примеры и по ярче! Надо же таскаться за мужиком по всему миру! Эх, Эль, ведь они ж и тебя достанут, когда поймут, кто ты для этого мужчины!

— Это я поняла. Проблемы точно будут.

— И какие!

— Это точно!

* * *

Вот только первые проблемы возникли вовсе не из-за прибывшей «свиты» адара, а из-за самого ир-наставника. А дело было так…

— Эль! — окликнул радостно знакомый голос.

— Рамель! — обернувшись, побежала навстречу улыбающемуся другу. — Где тебя столько носило?

— Да были дела. Тебе же Кирель рассказывала, как теперь гоняют наш курс? А тут два идиота разозлили куратора, вот он всех кучей и угнал к северным границам, ума набираться.

— И как? Набрались? — весело поинтересовалась, прижимаясь к парню.

— Куда там! — рассмеялся он.

— Эльсинель! — недовольный окрик заставил скривиться и одновременно напрячься.

— Да? Магистр Шиан… — промямлила, глядя на хмурого адара, объявившегося за нашими спинами. Ах, да, ещё невдалеке заметила его «свиту», делающую вид, что попали сюда совершенно случайно.

— Вы, кажется, спешили на занятие по травничеству? Ведь ради этого сегодня пришлось сократить наши уроки? Или я что-то не так понял? — взгляд Шиана прошёлся по нашим с Рамелем «слипшимся» в объятии телам.

— Нет, всё правильно. Я как раз туда и шла, но вот встретила старого друга.

— Друга?

— Конечно.

Вот и зачем я перед ним оправдываюсь? Рамель вон как подозрительно щурится, неужели Кирель ему ничего обо мне не писала?! Но друг, видимо, правильно понял настой нового магистра и отлепился от меня, хотя продолжил держать за руки.

— Ладно, Рамель, мне, действительно, пора. Увидимся вечером, — чмокнула парня в щёку, не заметив, как дёрнулся адар, и побежала дальше.

Где-то через десяток шагов нагнал Шиан, как оказалось, он шёл следом.

— У тебя с ним были отношения? — спросил он.

— Что?! Нет, конечно. Я же сказала, он — друг, с первого дня моего здесь обучения. Это же брат Кирель!

— Ясно.

— А вот это вот всё — ревность?

— Она, — согласился Шиан. — Но я надеюсь, мне не придётся слишком часто испытывать её. Это не очень приятно, видеть тебя в объятьях других.

— Но ведь у вас тоже… ммм… гарем? — хмыкнула, глянув на мужчину.

— Ты про глупых студенток, притащившихся за мной следом? Я уже говорил, что между нами никогда ничего не было, и даже в мыслях. Я — взрослый мужчина, с соответствующими потребностями, но и это никогда бы не заставило меня связаться с этим, как ты сказала, «гаремом». Тем более теперь, когда есть ты, — Шиан остановился, заставив остановиться и меня, переплёл пальцы наших рук, заглянул в глаза. — Обещай, что не будешь меня провоцировать. Я дракон, адар, а это значит жуткий собственник, который никому не отдаст своё сокровище. Ты и сама скоро подобное почувствуешь. Или уже?

— Эмм, ну… Хорошо. Я пообещаю не доставлять вам неприятных минут, тем более, что мало с кем из парней общаюсь, но в ответ попрошу проконтролировать, чтобы ваши бывшие студентки не донимали ни меня, ни моих друзей, — кивнула головой в сторону троицы, продолжавшей следовать за нами и издалека прожигавшей меня злобными взглядами.

Шиан повернулся в их сторону, и девиц мгновеньем след простыл.

— Они уже предупреждены, что любое происшествие — и они вернуться туда, откуда прибыли. Хотя, зная их характеры, могу предположить, что попытки пакостить они всё же примут. Хитры заразы. Поэтому сегодня дам тебе несколько защитных артефактов, чтобы свести их действия на нет. И прошу, не замалчивай любое их слово или действие в свой адрес.

В общем, проводил наставник до самого места под смешки встречавшихся парней и завистливых девичьих взглядов. Магесса Раинни тоже пала под чары адара и призывно ему улыбалась, пытаясь оттеснить меня вглубь теплицы, где сегодня нам предстояло работать с ядовитыми травами. Но Шиан почти и внимания на неё не обратил, лишь вежливо улыбнувшись и напомнив мне, что следующее занятие ждёт меня в своём кабинете.

После его ухода нас сразу разбили на пары. Риман, с которым я обычно работала, сегодня отсутствовал, в очередной раз попав в лекарскую из-за свой любвеобильности, подозреваю, снова пытался подкатить к чужой девчонке. В итоге я осталась одна, на вопрос, что мне делать, магистр Раинни отправила выполнять одну из самых неприятных и грязных работ для таких как я сегодня одиночек, а именно, подкормить часть растений в особом отделе. Раньше эта участь благополучно меня миновала, теперь окунусь с головой в «процесс».

«Королевишны» злорадно заулыбались. Я же спокойно подхватила рабочий инструмент и вошла в нужную комнату, оставив дверь открытой, чтобы слушать пояснения магистра, никто ведь не отменял последующего зачёта. Слышимость была хорошей, поэтому получалось, что и работаю и учусь.

За половину занятия успела подкормить с десяток едва вылезших из земли веточек, но неожиданно застопорилась на странно пожелтевшем отростке в самом углу грядки. Вид растения не внушал доверия, что-то в нём было неправильным, поэтому для совета пришлось идти к магистру. Но на мой вопрос получила лишь недовольное бурчание.

— Эльсинель, вы не в состоянии справиться с таким маленьким заданием?

— Но этот росток… — попыталась вновь.

— Да что может случиться с маленькой беззащитной веточкой, только-только прижившейся в земле?!

— Но его цвет… мы же проходили, что…

— Вот и примените свои знания на деле. Всё идите, видите, что остальные пользуются моментом, дабы прохлаждаться без дела. Арсен, может, стоит и вас отправить на помощь Эльсинель? Всё равно ведь внимаете больше не мне, а своей подружке по заданию.

Ничего не оставалось делать, как возвращаться к работе. Ещё раз взглянула на беспокоившее меня растение. Нет, всё же стоит удалить его из этого отдела и перенести в соседний отдел с ядовитыми саженцами. Взяла ящик для переноски, одела защитные рукавицы и споро выкорчевала хорошо так укоренившееся растение. Вот интересно, какой идиот подсадил ядовитый плющ к будущим сборам от простудных заболеваний?

К ядовитым саженцам нужно было идти мимо ребят. Я уже почти дошла до нужной двери, как меня настиг вопрос магистра.

— Эльсинель, что это вы делаете?

Повернувшись, чтобы ответить, не заметила подставленную кем-то ногу и вместе с ящиком полетела на землю, приложившись щекой как раз к ростку в ящике, от физического удара о сам ящик спасли амулеты, которые последнее время почти не снимала. В спину послышались смешки, видимо, кто-то очень рад моей «неуклюжести».

Магистр тут же оказалась рядом, помогла встать.

— Что ж вы так неосторожны? — вздохнула она и перевела взгляд на валявшийся ящик, затем с некоей долей ужаса снова воззрилась на меня, остановив взгляд на лице.

— Где вы взяли Плющин зев?! — вскрикнула она.

— Ну, я же пыталась сказать, что обнаружила…

— Ах, да… Оно было там одно? — забеспокоилась магистр. — Как близко от других саженцев? Вы что трогали растение открытыми руками?!

— Нет, — ответила, показав руки в рукавицах. — Только когда упала, задела лицом.

— Лицом?! Боги! Быстро марш в лекарскую! Ммм, так, Фэрьян, проводишь Эльсинель и мне потом отчитаешься о результатах осмотра. А я пока… — взгляд магистра опустился на злополучный ящик, затем на любопытные лица ребят. — А вы что смотрите?! До конца занятия осталось мало времени, а результата работы я пока не увидела и…

Что там ещё хотела сказать магистр, мы с однокурсником не услышали, так как на всех порах мчались к лекарской. Нет, ну, даже смешно. Тянет меня как на верёвке, думаю, если поджать под себя ноги, парень и не заметит, и буду, как лист на ветру сзади колыхаться.

— Эльсинель?!

Снова адар. Сейчас прицепится, теперь и Фэрьяну достанется.

— Вы куда? Что произошло?

— К лекарям! — пыхтя, выдал парень. Вот же болтун!

— Зачем? А ну, стойте! — Шиан попытался нас перехватить, но супер ответственный Фэрьян пёр дальше, ну, и следовательно, за ним и я. У адара чуть пар из ноздрей не повалил. — Стоять!!!

Взмах руки мужчины, и мы зависли в воздухе, словно в киселе. Сам Шиан в два шага настиг нашу чудную композицию и отцепил меня, наконец, от парня. Затем осмотрел с ног до головы и спросил у Фэрьян, цедя слова сквозь зубы:

— Быстро и по существу: что произошло?

— Элька… — начал было парень по привычке, но наткнувшись на бешеный взгляд магистра, поправился, — Эльсинель поцеловалась с…

Теперь злой взгляд достался мне, я вслед озлилась на однокурсника и послала ему взгляд, полный обещания расправы.

— Ну, это… поцеловалась с ядовитым плющом, — быстро добавил будущий смертник. — И магистр отправила нас к лекарям. Вот.

— Это правда?

— Я не специально.

— Так, — хмуро сказал Шиан. Глянул на парня. — Ты — возвращаешься назад.

— Я не могу! Магистр сказала…

— Ты глухой? — ласково спросил адар, делая шаг к побледневшему парню. — Марш отсюда!

Фэрьяна как ветром сдуло, видимо, наслышан о характере драконов. Шиан же снова повернулся ко мне и ещё раз оглядел с ног до головы.

— Как ты себя чувствуешь? Где-то болит? Голова не кружится? Покажи, где тебя коснулось растение.

— Всё у меня хорошо, — попыталась отпихнуть от себя слишком настойчивого адара. — Слегка задела лицом…

— Теперь вижу, — нахмурился Шиан. — Покраснение небольшое, но… я как-то встречался с ядом этого плюща, неприятные, скажу, ощущения. Вот только вопрос, почему этакую гадость поручают обрабатывать юным студенткам.

Адар довёл меня до целителей и, несмотря на то, что у него должно было состояться очередное занятие, остался рядом.

— Я — твой наставник, и ты — приоритетная задача, — объяснил своё присутствие мужчина.

Целитель долго осматривал пострадавшую кожу.

— Удивительно, — наконец, выдал он, — никогда не видел такой реакции на встречу с Плющиным зевом.

— Какой именно реакции? — спросил Шиан.

— Вот именно, что почти никакой, — задумчиво протянул целитель. — Покраснение — это так… скорее реакция на ожёг, но вот смотрите, она почти прошла. Обычно же последствия во много раз более катастрофичны, вплоть до смертельного исхода.

Губы адара сжались до синевы.

— Интересно, кто додумался высадить Плющин зев в ученической теплице? — почесал затылок целитель. — Ему место в специальном закрытом месте, с доступом лишь для нескольких лиц. В дикой природе этот плющ почти уничтожили, дабы не множить смертность, особенно среди обычных людей. Раве что на западе кое-что сохранилось, в болотных чащобах. Девочка, а ты точно уверена, что это именно то растение?

— Ну, так сама магистр Раинни сказала, — пожала я плечами.

— Ну, раз сама магистр… Она специалист в области ядовитых растений. Думаю, сейчас поскорее разгонит твою группу и сама прибежит проверить, всё ли с тобой в порядке.

— А меня вот интересует, — встрял Шиан, — как такой профессионал, как магистр Раинни, не заметила появление такой гадости в своих владениях.

— Я и сама не могу этого понять, — мы обернулись на запыхавшуюся женщину. — Ведь практически каждый вечер инспектирую теплицы.

— Одна? — спросил адар.

— Нет, конечно же. Обычно со мной ходят несколько студентов, кто-то из отстающих, либо, наоборот, самых способных. Вчера, например, нас было пятеро: я, Сташель с последнего курса, Маирр с потока стихийников, и парочка первокурсников.

— Надо проверить каждого, — заявил Шиан.

— Вы думаете, кто-то из них мог высадить плющ? За Сташеля и Маирра я могу поручиться, а первокурсники… не думаю, что они обладают необходимыми знаниями для работы с ядовитыми растениями.

— Безголовым знания не нужны! — сказал адар. — Любопытно лишь, с какой целью надо было подсаживать плющ, ради озорства или они преследовали какую-то конкретную цель. Надеюсь, в академии докопаются до истины. Лично я буду с нетерпением ждать результатов расследования, — намекнул адар, глядя на поёжившуюся магиню.

— Всенепременно, — ответила она. — Я уже известила ректора, но прошу вас, держите пока произошедшее в тайне.

— Я — воин и прекрасно знаю, как надо поступать. И, надеюсь, виновные понесут заслуженное наказание.

— Ну, раз все обо всём договорились, я прошу оставить меня с пациенткой наедине, — встрял в разговор целитель. — Хоть с первого взгляда с девочкой всё в порядке, нужно убедиться в этом.

— Как в порядке?! — удивилась магистр. — Это точно? Уф! Просто замечательно! Тогда я… побегу назад и…

Женщины и след простыл. Целитель вопросительно взглянул на адара.

— Я останусь, — заявил категорично Шиан. — Я — наставник Эльсинель.

— И что?

— Ир-наставник, — добавил многозначительно адар.

Целитель насупился, но кивнул.

— Он тоже адар, — шепнул мне на ушко Шиан. — И, надеюсь, тоже скоро вернётся в гнездо.

Но, сколько бы целитель не обследовал меня, результат был тот же — здорова.

— Не понимаю… Вот, что хотите со мной делайте, не понимаю, — то и дело всплескивал руками мужчина. — Как? Ну, как такое может быть?

Я хихикнула. Теперь уже оба мужчины подозрительно уставились на меня.

— Ммм, ладно… Только поклянитесь не болтать о том, что увидите, — попросила, вздохнув. Дождалась обещания от Шиана и клятвы от магистра Ирнана, ещё раз вздохнула и мысленно попросила свою тайную магию показаться золотым узором.

— Невероятно! Поцелованная богами! — целитель был в неописуемом восторге. — Это же… Мне невероятно повезло — лицезреть такое чудо! Теперь понятно, почему яд плюща не подействовал.

— Вам что-то известно о моих способностях? — полюбопытствовала я.

— Лишь кое-что. Интересовался когда-то в молодости. Если захочешь, заходи вечерком на огонёк, расскажу, что знаю… — горловое рычание прервало речь магистра, мужчина поморщился, — простите, Шиан, забыл. В общем, приходите вместе. У меня завалялся чудный сбор для напитка драконов.

Таким образом, у меня, вернее у нас с Шианом, появился ещё один друг на всю жизнь.

А события этого дня принесли в академию ряд расследований. Было найдено ещё несколько отростков опаснейших растений, и, не известно, что бы произошло, если бы они продолжили свободно расти и развиваться. К расследованию подключили лучших ребят с последних курсов из оборотней, отличавшихся особым нюхом. За руку фактически поймали парочку первокурсниц, клятвенно заверявших, что не хотели ничего плохого и всего лишь высадили необходимые ингредиенты для изготовления приворотного зелья. На вопрос, откуда они взяли рецепт, глупые дурочки ответили, что из подкинутой под их дверь книгой. Саму книгу, вот ведь странно и подозрительно, в их комнате обнаружить не удалось. Вытирая слёзы, девицы уверяли, что ещё пару дней назад она лежала вот тут на верхней полочке в шкафу. И для них это было правдой, амулеты это подтверждали, но книги так и не нашли. Девиц за глупость наказали исправительными работами до конца года, дабы не было времени на глупости. Выгонять из академии не стали, ясно же было, что наивностью и молодостью кто-то целенаправленно воспользовался. Но кто именно ещё предстояло понять.

Я узнавала о ходе расследования в основном от Айрена или Шиана, правда, последний рассказывал всё неохотно, особенно когда вопросы звучали в совершенно неподходящий для адара момент.

Впрочем, для меня эти «моменты» были… ммм… излишне насыщены. А дело было так…

* * *

А дело было так…

Почти сразу после того случая в теплице Шиан категорично заявил, что отныне я передвигаюсь по академии лишь в сопровождении проверенных людей, видите ли, он вбил себе в голове, что кто-то непременно хочет мне навредить. Вот училась до него как-то и никаких проблем не было. Да и кому мне вредить, кроме прибывшей свиты адара. Кстати говоря, за последние десять дней свита выросла до десятка девиц. Вели они себя, скажем прямо, слишком заносчиво, за что сразу же стали нелюбимыми и нежеланными среди всего женского потока академии, пару раз я наблюдала, как наши королевишны «разбираются» с прибывшими «выскочками». Так что заниматься свите со мной было некогда. Но разве ж Шиана переубедишь?!

Так вот… Наши с адаром занятия стари приобретать совершенно возмутительный оттенок. Если раньше Шиан во время тренировки или медитации касался лишь моих ладоней или иногда плеч, то теперь…

— Эльсинель, нам необходим более тесный контакт, — заявил как-то адар.

— Насколько тесный? — спросила, подозрительно глядя на мужчину.

— Чтобы я мог показать тебе следующий этап работы с твоей магией и способностью к обороту, мне больше участков оголённой кожи… хотя бы треть тела…

Ох, какое подозрение тут же переполнило меня! А не привирает ли ир-наставник?

Сразу отказом не ответила, зато в этот же день нашла Айрена и потребовала рассказать и объяснить действия Шиана. Бывший наставник помялся-помялся, но заверил, что Шиан прав, и так я быстрее научусь справляться со своими силами. Ясно: подпевала брата! Эх, а ведь придётся подчиняться… Оборот-то уже вот-вот, иногда терпенья нет, как зудит под кожей, а адар моим попыткам почесаться о дверной проём радуется как ребёнок.

Всё занятие по истории магии обдумывала, что «оголить», чтобы не обрадовать адара раньше времени, ведь ясно же, жаждет рассмотреть меня во всех подробностях. К следующему с Шианом занятию всё было готово.

Надо было видеть возмущённо-удивлённое лицо ир-наставника. Ну, а что?! Подумаешь, у рубашки по плечи рукава отодрала и юбку укоротила, обнажив колени! Даже неудобства или смущения не почувствовала, как будто всегда так ходила.

— Надеюсь, в таком виде ты в академию не выходила? — с подозрением и недовольством спросил адар.

— А что, надо было? — поддела мужчину, наивно потупив глаза.

Показалось, что кое-кто тихонько рыкнул.

— Ладно. Пожалуй, сегодня мы поработаем в другой комнате, — Шиан махнул рукой на тёмную дверь внутри своего кабинета, ранее она была прикрыта тканевой шторой, поэтому оставалась незамеченной мной.

— А что там?

— Зайди и узнаешь.

Эх, если б не любопытство… А оно сгубило многих…

За дверью был небольшой зал с мягким напольным покрытием, то там, то здесь стояли, не знаю, как правильно назвать, то ли маленькие мягкие диванчики, то ли широкие скамьи, обитые тем же мягким материалом, что и пол. Окна не было, свет исходил от магических светильников, на которые, как я подозреваю, угрохали тьму силы. Шиан махнул рукой, свет стал приглушённым и каким-то интимным.

— Присаживайся на аттам, я сейчас.

На пару минут адар вышел, а когда вернулся… Я как раз очень удобно устроилась на скамье-диване, оглаживая ткань, обернулась на шаги. Тело адара прикрывали лишь тёмные штаны, обувь отсутствовала, к себе притягивала взгляд голубоватая подвеска на кожаном шнурке, расположившаяся как раз на уровне сердца. Откровенно глазела на адара, уверяя саму себя, что смотрю лишь на подвеску, а не на полуодетого привлекательного мужчину. Шиан уселся рядом, оседлав аттам, показал, что и мне следует сесть так же. Двусмысленная поза, а адар ещё и подвинулся практически вплотную, бросила на него смущённый взгляд.

— Не отвлекайся, — довольно улыбнулся Шиан.

Протянула руки навстречу ладоням мужчины. Но сегодня пальцы адара скользнули дальше, до самых локтей, сидеть так было неудобно, поэтому продвинулась ближе к «наставнику». Наши колени сначала соприкоснулись, а затем бёдра мужчины чуть раздвинулись и взяли мои колени в плен.

— Сегодня работаешь, не закрывая глаз, — предупредил адар.

— У меня не получится, — сглотнув, сообщила я.

— Не получится, я помогу. Простимулирую, — и улыбается так многозначительно.

Ну, вот как можно думать о занятии, сосредоточиться, когда напротив тебя столько соблазнительного, аж, руки чешутся, как хочется и потрогать, и погладить. Ах, да, ещё и лизнуть… Куда-то меня не туда несёт…

Если б я знала, как сейчас соблазнительно выгляжу сама, с проявившимися рисунками изначальной и мага света и жизни, и какие мысли всё больше захватывали сознание наставника…

Его ладони меж тем в ласке дошли до предплечий, мне пришлось сделать то же, чуть не мурлыкая от удовольствия ощущения под пальцами кожи мужчины, этого определённого мужчины.

— Сосредоточься, — прошептал Шиан, показалось, что сказал он больше для себя.

Встряхнулась. Вот же, адар! Измором берёт. И рубашечку не зря скинул, думает, я такая наивная, не понимаю, что к чему. Сосредоточилась, наконец, отпустив свою магию, как того требовал «наставник».

— У меня получилось! — подпрыгнула от радости, вырвавшись из плена адара. — Ура! Получилось!

От восторга забылась и, наклонившись, чмокнула мужчину прямо в губы. Адар не растерялся и, сцапав меня, усадил себе на колени. На попытку встать была сильнее притиснута к мужскому телу.

— Ммможет, мы продолжим… занятие, — предложила, задыхаясь от близости адара и своих вспыхнувших желаний.

— Да… — улыбнулся Шиан и впился в мои губы обжигающим поцелуем.

Когда я оседлала адара, совершенно испарилось из памяти, главным было лишь удовольствие, что испытывала в руках Шиана, в руках своей пары. Мне нравились его сладкие губы, его страстные лёгкие укусы у основания шеи, пальцы ласкающие обнажённую грудь… Стоп! Как обнажённую?!

Упёрлась ладонями в плечи адара и попыталась хоть немного отстраниться. Но где там?! «Наставник» был невменяем. Резко подалась вперёд и укусила его за мочку уха.

— Ай! За что?!

Воспользовавшись моментом, вырвалась и, указав на свои верхние прелести ответила:

— За это!

— Эммм, увлёкся… Может, продолжим урок?

— Я… мне надо… Айрен, между прочим, ничего ТАКОГО себе не позволял, — зачем-то заметила, прикрывая грудь.

— Ещё бы, — ухмыльнулся Шиан, — у него не было на это прав.

— Но и тебе их никто не давал! И что это за обучение такое… неправильное?!

— Почему же неправильное? У тебя ведь получилось. Обычно на овладение подобной техникой у драконов уходят многие и многие месяцы.

— И всё равно, лапать меня было не обязательно.

— Но нам обоим всё понравилось. Я — здоровый мужчина, дракон, адар, и, наконец, твоя пара, и не собираюсь, в отличие от незрелых юнцов, ходить кругами, распушив хвост. И сразу заявляю, что буду всеми доступными средствами привязывать тебя к себе. Эль, пойми, со дня на день ты взлетишь, а в этот период будешь как никогда уязвима. Для чужаков, злых слов и действий, магия может подвести в самый неподходящий момент. А я… я поддержу, помогу, направлю, защищу, наконец. И потом, неужели родители не рассказывали тебе, что значит для дракона его пара. А ведь мы с тобой не просто драконы, мы — изначальные. У нас всё острее, ярче.

— Но мама говорила, что близость может быть и после обряда единения судеб, — возразила я, облизнув от волнения губы.

Шиан вздохнул.

— Это так. Но ведь ни что не мешает нам узнать друг друга лучше, притереться друг к другу.

— И для этого обязательно тянуть руки туда, куда не надо? — ехидно спросила, уперев руки в бока.

— Иногда это очень помогает, — заулыбался адар. Затем более серьёзно добавил: — Эль, ты — очень красивая девушка, но не это важно. Для меня ты особенная! Я совершил непростительную глупость, оттолкнув тебя в нашу первую встречу. Я тогда испугался за своё ранее разбитое сердце, за свою мнимую свободу. Теперь боюсь иного, боюсь потерять тебя! Поэтому могу совершить действия не всегда тебе понятные или приятные. Знаю, что будешь злиться, иногда ненавидеть, раздражаться. И заранее прошу за это у тебя прощения. Вот только и твои слова или действия так же сильно будут влиять на меня. Давай пообещаем друг другу не строить между нами нерушимых стен и все проблемы решать сразу, не слушая ни чьих советов.

— Хорошо, — сразу согласилась я, но тут же решила поставить условие. — Только пообещай не рычать на моих друзей, у меня их и так немного.

— Ты про того паренька? Если он только друг — никаких проблем. Я даже приглашу его к нам в гости вместе с твоей подругой.

— В гости? Но где?..

— Эль, ты очень невнимательна, — покачал сокрушённо головой Шиан. — Между нашими с тобой комнатами есть небольшая гостиная.

— Ааа, та дверь с резной ручкой?! Я думала это ещё одна твоя личная комната, поэтому не стала туда заглядывать.

— Можешь заглядывать куда хочешь, у меня нет от тебя секретов. Ну, — хмыкнул мужчина, — если только парочка. Но о них кое-кому пока рано знать, в свете некоторых твоих опасений.

— Каких ещё опасений?

— Что я тебя окончательно соблазню.

* * *

Соблазнением адар занялся вплотную. Каждый день он находил повод прикоснуться ко мне, эх, если б просто прикоснуться… То нежно проведёт пальцами по щеке, то уткнётся в основание шеи, глубоко дыша, ах, да ещё и пустит в ход кончик языка при этом. На занятия просто опасалась заходить, не зная, что ещё задумает сильно обнаглевший «наставник». Одно время собиралась пожаловаться главе академии, но потом подумала, что смешно буду выглядеть, рассказывая как мужчина, являющийся моей парой, меня же и соблазняет. Подозреваю, что ректор ещё и посоветует поскорее ответить на чувства адара.

Приходилось время от времени сбегать к подружке и ей жалиться о наглом наставнике. Но та тоже надо мной посмеивалась.

— Вот что ты психуешь? Он же тебе нравится? Нравится. Думаешь никто не замечает, как магистр Шиан заинтересован к тебе. Наши клуши от зависти готовы лопнуть, а эти, приблудные, злобными взглядами надеются в тебе дыры прожечь. Это надо, притащиться за мужиком на край света! И на что надеялись?! Кстати, я слышала, что вчера этих красавиц вызывал к себе на беседу ректор, и твой там тоже присутствовал, выясняли, не они ли приложили руку к тем ядовитым высадкам.

— Ты откуда это всё знаешь?

— Слухами земля полнится, — отмахнулась Кирель. — Если честно, Рамель по заданию магистра Старра, относил какие-то бумаги к секретарю ректора, вот и услышал всё ненароком.

— Думаешь, поверю, что ненароком? — хмыкнула я.

— Ну, ладно-ладно, подслушал, воспользовавшись одним артефактом, за что уже получил взбучку. Твой его словно почуял, выскочил из кабинета, потряс за шкирку, амулет изъял и шугнул назад в класс. Не знаю, что уж он там брату сказал, но Рамель до сих пор вздрагивает при имени магистра Шиана.

— Думаю, адар всё никак не уймёт свою ревность, вот и рычит на Рамеля. И уж говорила не раз, что твой брат лишь мой хороший друг, так нет, набычится и пыхтит. С утра сегодня с занятия меня подловил выходящей вместе с ребятами, так зыркнул так, что парни кто куда ломанули.

— Эль, просто он так о тебе заботится. Мой красавец тоже от меня всех подозрительных личностей отогнал, сказал, нечего кому не лень рядом околачиваться.

— Собственники, — вздохнула я, Кирель согласно кивнула.

Через пару дней прошёл слух, что удалось найти тех, кто высаживал в теплицах запрещённые растения. Наши с подругой предположения, что это всё же были «приблудные», не подтвердились, всё оказалось банальнее. Преступное деяние совершили парочка первокурсниц, что, впрочем, никак не укладывалось в голове, ведь для такой диверсии надо было обладать кое-какими знаниями, и к тому же располагать самими ядовитыми высадками, которые достать вообще нереально.

Мне показалось, что Шинан тоже не поверил выводам расследования, он ничего не говорил, но задумчивый взгляд, часто останавливающийся на некоторых ребятах, наводил на мысль, что адар что-то планирует и кого-то продолжает подозревать. Опека ир-наставника по отношению ко мне стала излишне навязчивой. С одной стороны я понимала, что так он проявляет заботу, видела подобное у родителей, но иногда это становилось невыносимым, особенно когда я собиралась встретиться с друзьями или отправиться на безобидную прогулку.

— Там может быть опасно, — то и дело ворчал наставник.

Можно подумать, рядом с ним опасаться нечего, особенно в свете того, что Шиан решил показать мне прелести нашей связи. На намерение взять обещание, что на занятиях больше не будет приставаний, адар и внимания не обратил.

— Глупости, — лишь бросил он недовольно и посчитал тему закрытой.

* * *

— Не справедливо, что какая-то невзрачная дурочка полностью владеет вниманием магистра Шиана!

Сидя на толстой ветке, скрытая густой кроной дерева, я с интересом наблюдала за «приблудными», обсуждающими в данный момент наши с адаром взаимоотношения.

— Да! Видели, как он её обхаживает? И ведь посмотреть не на что!

— Ну, не скажите! Внешне она очень даже ничего…

— Ты что?! Какая там внешность?! Небось, и глупа как пробка.

— Была бы глупой, здешние магистры не стали на занятиях бы её в пример ставить.

Ммм, оказывается, не все из «приблудных» меня ненавидят.

— Так ты отказываешься бороться за Шиана?

— Какая там борьба, если он нас не замечает?!

— Да ты просто нашла себе нового кумира! Или думала, не заметим, какие ты кидаешь взгляды на того симпатичного шестикурсника?!

— А я и не скрываю! Римирр мне нравится! Он… особенный…

— Ой-ой, как мы заговорили! Что ж, нам лучше, всё внимание магистра достанется нам!

Прямо как пирог делят, смешно. А третья девчонка — молодец, видно, не совсем мозг растеряла.

Чуть выглянула из листвы, стараясь рассмотреть, кто из троицы собирается сойти с гонки за адара. Так и знала, что это именно та хрупкая блондиночка, с приятной улыбкой. Не понравилось мне лишь то, что я заметила на её запястье. И снова лишь благодаря дару. На руке девушки спиралью завивалась чёрная нить, очень знакомый рисунок. Я наклонилась ещё ниже, чуть при этом не свалившись. А ведь эта нить тянется и к другим девушкам, и у Тиман она свивается в мерзкий по своей активности клубок. А раньше подобной гадости я на них не замечала. Если подумать, становится ясно, что на этих подружек кто-то целенаправленно воздействует, и, так как Тиман по своему характеру более подвержена зависти и злобе, то и действует чужая магия на неё сильнее. И, если не найти в ближайшее время того вредителя и не помочь девушкам, итог будет плачевным.

Вот только если я им предложу помощь… Нет, даже пробовать не стоит, к тому же светить свои способности по-прежнему не стоит. Надо это сделать через Шианан, хотя представляю его реакцию на моё заявление о помощи его «гарему».

Дождавшись, когда «приблудные» отойдут на достаточное расстояние, спустилась вниз и отправилась на поиски адара. Но тот, как нарочно, сегодня был неуловим, то его видели здесь, то его видели там, но как бы я не спешила по его следам, адар на предполагаемом месте отсутствовал. Решила идти к Айрену, уж он то брата быстрее отыщет.

Друзья Айрена, встреченные по дороге, сказали, что сам он недавно ушёл в общежитие. Проблема, ведь ни ребят к нам, ни нас к ребятам не пускали. Оборотница, сидящая у решётки, которая разделяла мужскую и женскую часть общежития, подозрительно оглядела меня, вожделенно глазеющую на «ту» сторону.

— Что, Эльсинель, и ты туда же?! — наконец, не выдержала она. — Тоже ступила на шалопутную дорожку?

— Нет, — замахала в ответ руками, — у меня уже жених имеется.

— Так это правда, что ты самого недоступного дракона себе отхватила? — полюбопытствовала женщина.

— Эмм, ну, как бы да…

— Так чего ж рвёшься на сторону этих оболтусов?

— Мне просто надо увидеть брата жениха, Айрена, и очень срочно, — с надеждой в голосе попросила я.

— Вон оно что. Ладно, помогу тебе. Вот, садись на моё место и никого не пропускай, а я сейчас.

Оборотница, оглянувшись по сторонам, рванула на мужскую сторону, быстро скрывшись в глубине коридора. Почти тут же из дверей ближайших комнат показались любопытные головки девушек.

— Эль, а ты что там делаешь?

Ну, всё сейчас начнётся!

— Ты что решила надсмотрщицей подработать?

— Девочки, так это замечательно, мы, наконец, сможем не ходить так далеко на свидания!

Стайка девушек быстро окружила меня, забрасывая то откровенно глупыми, то совершенно смешными предложениями и предположениями.

— А, ну, кышь, отсюда, невесты малолетние! — неожиданно раздалось над нами, девушки, вскрикнув, бросились врассыпную. Оборотница гулко рассмеялась и погрозила им вслед внушительным кулаком. — Вот я вам, вертихвосткам!

Затем глянула на меня, еле сдерживающую рвущийся наружу хохот, махнула обречённо рукой.

— Вот видишь, с кем приходится работать?! Этим только дай волю! Уф! А брат твоего жениха приболел немного, уж, чем не знаю, но к целителям идти отказывается. Я тебя к нему пропущу, но только в первый и последний раз. Сама понимаешь, не положено. Ты беги, пока вокруг никого, да смотри там, недолго.

Быстро прошмыгнула в чуть приоткрытую створку решётки, но тут же притормозила, вспомнив, что не знаю, в какой комнате поселился Айрен. Оглянулась на оборотницу, та, вздохнув, покачала головой и крикнула вслед:

— Второй этаж, третья дверь налево!

— Ага! — кивнула и припустила к лестнице.

У комнаты Айрен выдохнула и, оглядевшись по сторонам, постучала в дверь. Мне никто не ответил, и, понадеявшись, что своим приходом не стану причиной смущения парня, вошла в комнату.

Хм, а неплохо устроился младший адар. В комнате явно один живёт. Оглядела небольшую, но уютную гостиную, приметила две двери, очевидно одна ведёт в спальню. Наугад выбрала направление, постучала погромче, чтобы уж точно быть услышанной.

— Сказал же, никого не принимаю! Проваливайте! — раздалось недовольное, а потом чуть тише: — И чего ходят?!

Просунула голову в приоткрытую дверь: — Это я. Можно?

— Эль?! А ты что?.. Как сюда пробралась? Да, проходи уже!

— Так мне разрешили… ненадолго. Сказали, ты заболел? Почему к лекарям не идёшь? Брат знает?

— Эль, не тарахти. Ну, да болен я… как бы. Но всё пройдёт, я уверен, так что не к чему беспокоиться. Ты только за этим пришла?

Прищурив глаза, разглядывала встрёпанного парня. На первый взгляд он, действительно выглядел здоровым, лишь щёки слегка алели, и, как мне показалось, больше от смущения. Ой, скрывает что-то бывший наставник. Прошла прямо к постели, на которой полулежал Айрен.

— Так что с тобой?

— Эмм, — замялся Айрен, — Эль, тебе о таком знать необязательно. Об этом, вообще, неудобно говорить, тем более с девушкой.

— О чём это таком? — недоумённо переспросила, заглядывая в глаза парня.

— Эльсинель, как твой бывший наставник, прошу, не задавай вопросов.

— Как твоя бывшая подопечная, я настаиваю. Айрен, а вдруг я смогу тебе помочь?! Ну, если не хочешь обращаться к целителям.

— Ну… не знаю… — ага, кажется, лёд тронулся, — ммм… только пообещай, что никому!

Энергично закивала головой, усаживаясь удобнее, и приготовилась слушать адара.

— Вобщем, я… у меня… — ну, ведь взрослый же мужчина, а мямлит, как подросток. И всё же Айрен решился: — У меня проблемы по мужской части. Уф! Сказал…

— И? — поёрзав от любопытства, подтолкнула парня к ответу.

— Ну, что «и», Эль?! Я… у меня не получается… ммм… с женщинами. Ну, то самое. Как же сложно об этом говорить! Кто узнает, засмеют!

— И давно у тебя это? — спросила, пытаясь сдержать глупый смешок, который, наверняка, обидит Айрена.

— Пару дней уже, — горестно вздохнул тот. — Это унизительно…

— Ну, а может, оно само пройдёт? Стоп! Погоди-ка! А разве вы не ждёте свою единственную для… этого самого?

— Эль, ты смешная! Я, как и другие, живой мужчина. Да, когда дракон, а тем более адар, встречает свою пару, другие женщины перестают для него существовать. Но до этого… Как ты думаешь, каким образом мы являемся лучшими в мире любовниками?! Хотя, зря я тебе это рассказал…

— Ха, думаешь, я настолько глупая, чтобы не понять, что твой братец тот ещё бабник! Не зря же за ним сюда целый цветник притащился.

— Эль, ты не думай, он никогда тебе не изменит! — поспешил успокоить Айрен. — И, между прочим, после вашей первой встречи у ниго не было других женщин.

— Ладно, не будем больше об этом, — отмахнулась я. — Лучше позволь мне посмотреть, что там с тобой. Одеяло откинь. Надеюсь, ты под ним не голый?

Тут же оба рассмеялись. Айрен откинул одеяло, оказалось, что на нём были домашние брюки, я наклонилась вперёд, протянула руку, поводила ею над телом парня, призывая на помощь свои особые способности.

— Так, и что там у тебя?

— А что здесь происходит? — раздалось за моей спиной.

— Эээ… брат, это не то, что ты думаешь… — пробормотал Айрен, отодвигаясь от меня.

Оглянулась. Да, картина маслом: дракон в гневе! Чешуйки россыпью высыпали на лице и руках… Красиво!

Шиан навис надо мной, заглядывая прямо в глаза. Шумно выдохнул и… успокоился.

— Так что у вас происходит? — уже ровно поинтересовался он.

— Да вот, — пожала плечами, — пытаюсь вылечить твоего брата.

— И как? Удачно? — прищурившись, спросил адар.

— Ну, если бы нас не прервали…

Шиан снова подозрительно оглядел нас, сложив руки на груди. Я так понимаю, во всей красе драконья ревность. Было бы к чему.

— Я, пожалуй, поприсутствую, — добавил адар, присаживаясь с другой стороны кровати, Айрен тут же втянул голову в плечи, с опаской бросая взгляды в сторону брата. — Да что вы так волнуетесь? Просто посижу, помогу, если что…

— Пф! — отреагировала я и снова протянула руку к Айрену. Парень попытался молча от меня отодвинуться. — Сидеть! Если желаешь стать здоровым…

— Так ты действительно болен? — удивился Шиан.

— Нет, — съязвила в ответ, — мы просто так здесь собрались!

— Эээ, Эль, а как тебя пропустили на мужскую сторону?

И этот туда же. Пожала плечами и с усмешкой ответила:

— Связи.

Мужчины переглянулись и словно бы обменялись мыслями. Лицо Шиана просветлело, и Айрен также расслабился. Эх, когда я так научусь?!

Наконец, просканировала своей особой магией тело Айрена. Нахмурилась. Испытующе взглянула на парня.

— А не встречался ли ты недавно с девушкой… для определённого случая? Ну, того самого?

Мы с Шианом уставились на смутившегося Айрена.

— Мы что, будем обсуждать мою интимную жизнь? — наконец, буркнул он.

— Будем, — строго ответствовала я. — Если хочешь излечиться. А то, что я вижу… мне очень не нравится.

— Всё настолько плохо? — расстроился бывший наставник. — Я больше не смогу… эээ…

— Поменьше надо за юбками бегать! Тогда и проблем не будет! — ответила ему. — А то «лучшие любовники»!

— Ты ей и об этом ляпнул?! — сдвинув брови, зашипел Шиан.

— Да я хотел тебя в выгодном свете подать! — возмутился отповедью Айрен, но тут же сдулся. — И потом, я объяснил, что мы остаёмся всегда верны своей паре… Эльсинель, так ты мне сможешь помочь?

— Смогу, конечно. Ты только с той ммм… дамой больше не встречайся.

— Он что, заразу какую подхватил? — удивился Шиан. — Драконы, а тем более адары от этого полностью защищены. Так что дело должно быть в другом.

— Вот именно, в другом, — кивнула в ответ. — К Айрену прицепилось кое-что похуже. Магический паразит, который не только вытягивает его магическую силу, но и делает фактически стерильным. Если паразит пробудет на теле ещё пару месяцев… Сами понимаете, что будет.

— Да как же так?! — Айрена буквально подкинуло на постели.

— Сядь уже! — осадил его брат, затем посмотрел серьёзно на меня.

— Я сейчас же уберу эту заразу, — ответила на невысказанный вопрос. — Только хочу вам сообщить, что в академии кто-то балуется запрещённой магией, и очень успешно балуется. Потому как случай с Айреном далеко не первый. Я сегодня видела мерзкие чёрные кляксы и на других учениках.

Братья переглянулись.

— Между прочим, я из-за этого весь день кое-кого и искала, — посмотрела вопросительно на Шиана.

— Меня не было в академии, — ответствовал старший адар. — Летал домой. Мне тоже показалось странным, что некоторые знакомые здесь ведут себя как-то странно, более озлобленно что ли. Мы обсудили всё со старейшинами. Кое-кто из них вспомнил, что подобное уже случалось лет около ста назад, и тогда чужое баловство запретным, чуть не привело к гибели целого народа. Даже среди адаров были жертвы, хоть мы и меньше всего подвержены влиянию чёрной магии.

— И как удалось справиться? — спросила, при этом концентрируя свои силы, ведь предстояло, как следует поработать с проблемой Айрена.

— Помогли подобные тебе, выжигая заразу повсеместно. Но тогда магов жизни было гораздо больше, а ты одна…

— Неужели больше никого не осталось?

— В гнезде живут двое, но один уже древний старец, а вторая драконица, недавно родившая маленького адара, и вряд ли её муж отпустить свою пару далеко и надолго, какая бы опасность не грозила миру. Впрочем, любой без нас поступил бы так же.

— Не верю, что нас только трое, — нахмурилась я. — Может, маги жизни просто хорошо скрываются? Дедушка тоже советовал и мне не светить своими способностями по за зря. Видимо, была причина.

— Вообще-то, это так, — немного помолчав подал голос Айрен. — Все, кому не лень, желали использовать силу этих магов, считая, что они просто обязаны решать каждую мелкую проблему, сами же не желали становиться лучше. Вот и получили результат.

— Значит, если постараться, маги жизни всё же отыщутся?

— Поиск уже начался, — ответил Шиан. — А нам здесь придётся навести порядок и выяснить, кто всему виной.

— Думаешь, это кто-то один? — шумно выдохнув, спросил Айрен.

— Не знаю. Но план, как это выяснить, у меня уже есть.

— Ну, вы стойте планы, а мне нужно помочь Айрену, — встряла я. — Только это… мне может стать чуточку нехорошо… Если что, просто положите где-нибудь отдохнуть…

— Так ты поэтому в наши первые встречи часто оказывалась без сил? — поинтересовался Айрен.

— Да, я тогда помогала Кирель и её брату.

— Не беспокойся, — недовольно вздохнув, процедил Шиан, — я позабочусь о тебе. Только, может, излечение Айрена можно как-то растянуть, чтобы тебе не было так плохо?

— Не получится. Эту заразу надо искоренять сразу, иначе за ночь она вновь вырастит до прежних размеров. Если честно с подобной пакостью раньше не встречалась… Ладно, пора начинать.

Ну, вот, казалось бы, чёрная клякса совсем недавно присосалась к Айрену, но убрать всё быстро оказалось не так просто. Пока ещё не сильно сосредоточилась, взглянула на Айрена. Каким же негативным чувствам он предавался в тот момент, когда к нему прицепили заразу? Испытующе заглянула в глаза младшего адара, Айрен, словно бы уловив ход моих мыслей, смутился, а затем обречённо вздохнул.

— Прости, — прошелестела просьба. — Я поддался зависти. К тому, что между вами происходит…

— Дурень, — отвесив подзатыльник брату, беззлобно сказал Шиан.

— Дурень, — не стал отрицать Айрен. — А знаете, мне кажется, эту мерзость вешают именно через всплеск негативных чувств. Значит…

— Значит, тот, кто это делает, к тому же эмпат, — договорил за брата Шиан. — Вычислить гада будет проще, а вот поймать сложнее.

— Нам будет нужен тот, кто сам является эмпатом. Сильным эмпатом…

— Эриван!!! — почти одновременно выдали мужчины.

— Думаешь, удастся его расшевелить?

Работая, с интересом следила за разговором братьев. Они стали обсуждать, как быстро уговорить ещё одного адара прервать своё добровольное уединение, после потери любимой женщины. Личность мужчины здорово заинтересовала меня, хотелось как-то помочь этому адару преодолеть его душевную боль. Вот только узнать, до чего додумались братья, не успела. Сначала перед глазами замелькали мушки, очертания комнаты поплыли.

— Эльсинель!

— Эль, милая!

Успела лишь победно улыбнуться, прежде чем сознание заволокло тьмой.

* * *

— Балбес! Когда же ты повзрослеешь и поймёшь, как много зависит от наших действий и слов! Хотя… я и сам… Ты принёс восстанавливающий отвар? Хорошо. Держи его всё время тёплым.

— Отцу вызов послал?

— Да. Мама тоже прилетит.

— Ох, и устроит она нам!

— Не это главное. Надо, чтобы никто не заподозрил, для чего в академию будут прибывать адары.

— Ты прав. Гад может затаиться. Да, между прочим, кто-то в академии уже растрепал, что заболел не только я, но и Эль, после того, как побывала у меня.

— М-да, слухи работают отлично.

— Может, ты уже выпустишь из рук Эль? Ей, может быть, неудобно и… Эээ… ладно-ладно, не рычи, я это так, к слову.

Сквозь сон улыбнулась. В объятьях Шиана было уютно и безопасно. Вдохнула глубже, желая до краёв наполниться ароматом своего адара.

Да, пора было честно признаться себе, что этот мужчина стал мне очень дорог, не смотря на то, что было между нами, что до сих пор мы притирались друг к другу и часто не понимали друг друга, из-за чего возникали мелкие ссоры. Образы других мужчин меркли в сравнении с адаром, со всеми своими недостатками Шиан успел проникнуть в моё сердце и прочно там обосновался…

* * *

Слабость не отпускала меня ещё пару дней. Сначала это злило, но… когда, наконец, прилетели родители Шиана, слабость стала этаким благом. Ир-наставник рьяно оберегал меня от любого волнения, категорично заявив родителям, что я пока не готова к встрече с ними. Я была благодарна адару за возможность собраться с мыслями и осознать, что «серьёзного» разговора с будущей свекровью избежать не удасться.

Но сначала… сначала удалось невольно подслушать, какую взбучку устроила мать своим сыновьям.

— Это ж надо! Довели девочку! И чему я вас остолопов учила?! Шиан, ну, ладно Айрен, но ты то — старший! В твоих руках оказалось такое сокровище, девочка-адар, та, что имеет возможность помочь возрождению нашей расы, а ты…

— Мам… — виновато протянул Шиан.

— Эээх… И чтоб больше мне девочку к подобному состоянию не приводили!

— Мам, она сама предложила, — встрял Айрен.

— Это кто у нас клювик раскрыл?! «Сама»?! Надо же! Девочке сколько лет? А тебе сколько? Пора бы уже головой думать, а не тем, что принесло тебе в очередной раз проблемы. Или думаешь, я не знаю о твоих проделках на прошлых каникулах в столице Ифферии?

— Эээ… — вот чую, что сейчас Айрен покраснел по самые уши.

— Вот то-то и оно. Пора за разум браться. Вот Шиан с девочкой обряд проведут, и отправишься к Синим скалам, там в академии новый набор интересный предполагается, может и тебе повезёт встретить свою половинку. И, кстати, у тамошнего народа порядки гораздо строже, чем здесь. За любую вольность хвост быстро накрутят.

Пока родительница занималась воспитанием среднего сына, Шиан скользнул ко мне в комнату.

— Подслушиваешь? — ухмыльнулся он, присаживаясь на краешек постели. — Эль, пообещай больше не доводить себя до обморока. Видеть, как краски покидают твоё лицо, слишком страшно…

— Скажи, а нашли ещё кого-то, как я?

— Да, двое прибыли в академию этим утром. Ари Эвайи будет обучать тебя премудростям вашей магии, ар Сурри уже начал разведывать обстановку. Ректор представил его новым магистром у целителей, чтобы преступник ничего не заподозрил. Тех, кого уже коснулась зараза, вяли под контроль и вскоре начнут излечение. Да, и, кстати, нашли того, кто высаживал в оранжерее запрещённые ростки.

— И?

— Любопытная моя, — погладил ласково по щеке ир-наставник. — Скажу, но… обещай за поцелуй.

— А мне мама твоя расскажет, — повредничала я.

— Всё равно поцелую, — прошептал Шиан, склоняясь над самыми губами, зажмурила глаза, но даже не попыталась отодвинуться. Горячие губы ласково прикоснулись сначала к порозовевшей от волнения щеке, а затем остановились напротив моих губ. Тёплый выдох заставил мои глаза распахнуться и утонуть в страстном взгляде адара. Сама потянулась к нему, заслужив одобрительную улыбку.

Так размечталась в ожидании поцелуя, что не сразу поняла, что… ничего не происходит. Глянула, насупившись, на довольного адара. Но вдруг настроение мужчины переменилось. Он недоверчиво посмотрел в мои глаза, затем вдруг понёсся вон из комнаты, тут же вернулся, таща за собой мать.

— Мам, — взволнованно попросил он, — посмотри на Эль. Ты видишь то же, что и я?

— То же! — восторженно подтвердила женщина.

Видимо, одна я не понимаю, в чём дело. Мать и сын переглянулись и счастливо рассмеялись.

— Только, сын, — чуть посерьёзнела адара, — девочке надо срочно на природу, ведь всё может произойти и прямо сейчас.

— Ты права. Думаю, нужно отнести Эльсинель в тот участок парка, что мне специально определил ректор. Жаль, что мы не в гнезде, всё было бы гораздо проще.

— Погодите, вы о чём? — наконец, спросила я.

— Девочка моя, ты вот-вот сделаешь свой первый оборот! Как я рада!

— Мам, присмотришь за Эль, пока я сооружу подобие гнезда?

Пока Шиан отсутствовал, его мать напоила меня укрепляющим отваром, помогла переодеться, попутно выставив за дверь любопытного Айрена, заглянувшего узнать, что это у нас происходит.

— Не комната, а проходной двор! И сыночки то все в папашу пошли, — светло улыбнувшись, рассмеялась адара. — Ну, вот, ты и готова. Главное не нервничать. Шиан поможет тебе. Слушайся его во всём, ммм, ну, до определённых пределов… Ай, не слушай меня! А вот и сын!

Шиан нашёл меня глазами, стянул с постели покрывало, завернул в него меня так, что только макушка выглядывала, затем подхватил на руки и понёс на выход.

По дороге нам то и дело попадался народ, с любопытством смотрящий нам вслед, и лишь драконы радостно приветствовали, прижимая ладонь к сердцу, что означало «мы рядом, мы с вами!» Видимо, что-то такое чувствовали. Разглядеть их лица не удавалось из того кокона, который я сейчас представляла.

В носу засвербило от желания чихнуть, поёрзала в руках адара. Шиан припустил быстрее.

— Потерпи, маленькая…

Ну, как терпеть, если терпеть уже нету сил?!

— А… ааа… ааааппччххииии!

Ох, как хорошо!!! Фу! А что это так палёным несёт?

Огляделась. И с удивлением поняла, что как-то сильно выросла, деревья, стоявшие вкруг поляны, где я находилась, больше не казались гигантскими исполинами… Да что ж так палёным пахнет?! Повернулась в сторону вони… И узрела внизу, практически между своих лап взъерошенного, малость подкопчённого Шиана, с укором смотрящего на меня. Это я его так?! Виновато фыркнула, обдав горячим воздухом адара, его стоящие практически дыбом волосы смешно колыхнулись, и я зафыркала сильнее.

— Эль, это уже не смешно! — сдвинув сердито брови, прошипел ир-натавник.

А мне вот смешно! Ну, очень! Просто невозможно сдержаться! И в носу опять свербит!

— Эль, только попробуй! — грозно крикнул Шиан, но, видя, что я не собираюсь реагировать, отступил на несколько шагов назад, и через мгновение надо мной нависал огромный красавец дракон, шумно нюхавший воздух рядом со мной.

Чихать как-то разом расхотелось. А захотелось в подробностях рассмотреть огромного зверя Шиана. Быстро обежала его вокруг, и только тут сообразила, что я не в человеческой форме, что мой первый оборот, наконец, произошёл. В полушоке села на потяжелевшую попу. Морда большого дракона вопросительно ткнулась в меня. Мой нос тут же уловил очень вкусный запах, идущий от самца. Подорвалась и стала активно обнюхивать бронированную шкуру дракона, затем не выдержала и стала самозабвенно тереться о самца, урча от удовольствия. Почти тут же послышался ответный довольный рокот, и большой горячий язык самца стал вылизывать все доступные ему места на моей шкурке.

«Нахал», — мысленно восхитилась я. — «Впрочем, сама не лучше».

«Зато самая красивая!», — прозвучало в голове.

Воззрилась на довольную морду дракона. Неужели?..

«Мы теперь можем общаться мысленно. В обеих ипостасях», — подтвердил Шиан. — «Хочешь посмотреть, какой ты стала?».

Спрашивает?! Но как?

Большой дракон стал набирать воздух, раздуваясь всё больше, а затем выдохнул создав смесью из огненного дыхания, воздуха и своей магии нечто, напоминающее огромное чуть мерцающее зеркало.

«А мы и так можем?»

«И не только. Ты лучше смотри быстрее, а то зерцало продержится недолго», — поторопил адар.

И я, наконец, смогла увидеть себя во всей красе.

«Это правда-правда я???».

«Да! Никогда не устану тобой любоваться».

Любоваться, действительно было чем. Эм… нет-нет, я скромная, очень скромная… Нет!!! Я — просто… совершенно… невозможно… КРАСИВА в своей драконьей форме! Уф! Прощай скромность!

Вертелась перед зерцалом, пытаясь рассмотреть всё в подробностях. Какое изящное тело! Ой! И эти небольшие загнутые чуть назад рожки! И… и крылья! Мои! Мои личные крылья! И мерцающие бело-золотистые чешуйки, покрывающие практически всё тело, кроме головы и хвоста. Хвост весь был золотисто-красным, а голова, наоборот, практически вся золотистая с интересным узором из белых и красных чешуек. Как необычно и восхитительно интригующе. Но тут заметила ещё кое-что. Над дугами бровей в обе стороны начал разбег узор из изумрудных завитков, создавая нечто, напоминающее тонкой работы диадему. Я — красавица!!! Хи-хи! Как бы не лопнуть от «скромности»!

Магический пузырь вдруг лопнул, заставив меня разочарованно вздохнуть. Шиан ободряюще боднул в бок.

«А теперь попробуй взмахнуть крыльями».

«Мы сейчас полетим?», — тут же обрадовалась я. Настроение менялось такой скоростью, что самой приходилось удивляться.

«Эль, не расстраивайся, но летать тебе пока рано. Нужно сначала научиться пользоваться крыльями, птичьи птенцы тоже не сразу начинают порхать, а ты на данный момент драконий птенец».

«Ни чего себе птенчик!», — хихикнула я и тут же представила, как «птенчиком» взлетела на дерево и стала усаживаться в гнездо.

От Шиана послышалось полу чихание-полу рык. Ой, это так драконы смеются?!

«Какой же ты ещё ребёнок!».

«Как целоваться ко мне лезть, я не ребёнок!», — тут же надулась. Вот опять настроение изменилось.

Шиан тут же лизнул меня где-то в основании шеи, вновь заставив испытать кучу новых ощущений. Пожаловалась адару на то, что со мной происходит.

«Это нормально во время первого оборота. Я, например, как это не стыдно признаться, в своё время то пытался облизать всех родных, то тут же плевался в них огнём, потому что некоторые начинали подшучивать над моим поведением».

«Понятно. А как мне… эээ… назад?..»

«Человеческую форму сможешь вернуть только завтра. Сегодня мы останемся здесь, привыкнешь к новому облику, к новому ощущению потоков магии в драконьей форме».

«Что, и спать здесь?»

«Придётся», — фыркнул адар, — «сейчас твои размеры великоваты для той комнатки».

Комнатки?! Для кого-то та комнатка большие шикарные апартаменты! Хотя…

Размышления прервал недовольный рык Шиана, выглянула из-за его резко раскрывшегося крыла, пытавшегося прикрыть меня, и увидела вопросительно глядящего на нас Айрена.

— Ну, чего рычишь?! Никто не отбирает у тебя твоё сокровище! Я ж только посмотреть! Эль, покажись!

А что? Пусть полюбуется.

Поднырнула под крыло адара и предстала перед бывшим наставником во всей красе.

— Дааа!.. Попал ты, брат. Её, ж, теперь днём и ночью охранять надо от излишнего внимания поклонников. Да не шипи ты так! Я ведь пошутил! И только попробуй плюнуть в меня огнём! И, вообще, сейчас сюда родители заявятся. Мама жаждет полюбоваться на вторую шкурку невестки.

Вскоре на полянке яблоку негде было упасть. Сначала от будущих родственников, потом от любопытствующих студентов, правда, последних быстро расшугал гневный взрык Шиана. Через какое-то время к нашей компании прибавилось несколько знакомых по прошлому году адаров, меня быстро осмотрели, замерили размах крыльев, полюбовались на необычный окрас, пошутили на тему, какие чудные детки в таком случае у нас получатся… Какие детки?! Рано мне о таком задумываться! Выучиться надо сначала. А вот Шиану нечего так заинтересованно выслушивать эти глупости!

В общем, когда заинтересованные лица покинули поляну, вздохнула с облегчением. Правда, вот в животе забурчало от голода. Шиан взволнованно дёрнулся на этот звук, забегал по поляне, запыхтел, рыкнул громко в сторону академии, и вскоре к нам нова прибежал Айрен. Старший адар долго смотрел тому в глаза, а потом Айрен, согласно покивав, снова умчался.

«Куда это он?», — спросила большого дракона.

«Ты голодна, а Айрен быстро что-нибудь добудет. Я бы и сам… Вот только охрану тебя кому-то другому поручить не могу. Прости. Инстинкты бушуют».

Айрен притащил чью-то сырую тушу. И я это есть должна?! Фу! Брезгливо отступила от «еды» в сторону, одарив Айрена хмурым взглядом.

— А что?! — возмутился парень. — Еда, как еда… Ну, ладно. Ладно. Сейчас что-то придумаю, только с ректором сами объясняться будете, почему по всей академии разносится запах шашлычка.

Шиан фыркнул на него, обернулся ко мне, нежно курлыкнул, а затем, цапнув тушу большим когтем, подтащил её поближе к себе. Вскоре по полянке поплыл одуряющий аромат жареного на драконьем огне мяса. Нетерпеливо перебирая лапами, кружилась вокруг Шиана, широко раздувая ноздри и то и дело облизываясь.

— Нет, — возмущался Айрен, — в первый раз вижу дракону, которая предпочитает сырому мясу жареное!

Ну, и что?! Я — не все! И вообще, некогда мне слушать всякие глупости, когда рот набит такой вкуснятиной!

Когда с ЦЕЛОЙ тушей было покончено, а животик приятно округлился, осоловелые от сытости глазки дали понять, что молодой адаре требуется отдых. Свернулась в компактный калачик, прикрыв нос кончиком хвоста. И тут же вкруг меня обернулось большое тело Шиана. Хорошо как!

* * *

— Сынок, может, лучше я дождусь пробуждения девочки, — донёсся сквозь сон знакомый женский голос.

— Мам, лучше иди и отправь вестника родителям Эль. Они будут рады, что она, наконец, сделала первый оборот.

— Ну, смотри, как хочешь. Только не думаю, что Эльсинель обрадуется, когда обнаружит, что лежит в твоей постели без клочка одежды.

Скрип двери. Тишина. Наконец, досплю. Нет, всё ж чего только не приснится, я и в постели Шиана, да ещё и голышом! А если не сон? Не открывая глаз, ощупала себя. Ох, ты ж! Широко распахнула глаза, чуть не подскочив с постели. Остановил лишь насмешливый взгляд сидящего рядом ир-натавника. Натянула одеяло до самого носа под ехидный смешок Шиана.

— И ничего смешного! И, кстати, как мы здесь оказались? И когда я успела снова обернуться?

— Ближе к утру.

— А где…

— В первый оборот мы не можем контролировать ещё и возможность возврата одежды, — правильно поняв следующий вопрос, ответил адар. — Поэтому пришлось быстро отнести тебя сюда, пока не случился конфуз перед другими студентами.

— Нужно было разбудить меня и дать возможность одеться.

— Ты так сладко спала… А потом, ну, кто тут тебя увидит… кроме меня…

И улыбается, нахал.

Промолчала. Иначе наставник продолжит развивать эту щекотливую тему.

— Мы послали за твоими родителями, ты не против?

— Нет, конечно. Они, как и я с нетерпением ждали оборота. Брат будет пищать от восторга, и меня повидает, и академию. Он ведь сюда мечтает поступить.

— Может лучше в гнездо?

— Нет, хочет именно сюда. Нахватался перед соседними мальчишками. Он, знаешь, у меня какой?!

— Очень его любишь?

— Очень, как и сестричек. Они такие красавицы!

— Любишь детей?

— Как их можно не любить?!

— Это хорошо, — многозначительно заметил Шиан.

— Молодёжь, вы уже готовы? Входить можно?

Мать Шиана, сверкая широкой улыбкой, протиснулась в дверь, за ней зашёл муж, держа в руках поднос с завтраком.

— Эээ, мам, Эль ещё не одета.

— Так мы не надолго, увидеть, что у девочки всё в порядке и всё.

А я подумала, что уж лучше мать Шиана со мной сейчас останется, чем он сам. Женщина правильно поняла мои взгляды, кидаемые на неё, поэтому быстренько выставила мужчин вон по какому-то пустяковому поручению.

— Что, сынок мой перешёл в наступление? — рассмеялась она.

— Угу.

— Вот и хорошо.

Хорошо?! А… Э… Слов нет.

— Он ведь хороший, — продолжила ари Сэвиенн. — Не отталкивай его.

— Да я и не…

— Вот и хорошо, — воспряла духом драконица. — Вы уже решили, когда вернётесь в гнездо? Я вам такую комнату присмотрела, уже и отделку начали… Ой! Прости! Я не лучше Шиана, тороплюсь… Просто я так счастлива за вас, вот и поддалась общему настроению. Ты меня останавливай, если меня опять будет заносить… Так, а теперь давай-ка тебя оденем, а то не ровен час, вернуться.

Когда я была одета, причёсана и накормлена, ари Сэвиенн рассказала о некоторых особенностях моей теперешней жизни, ведь оборот многое изменит: и в распорядке дня, и в занятиях.

— С ректором твоё новое расписание утрясли. Обучением полёту займётся сам Шиан, или, в крайнем случае, Айрен. С нами в академию приехало ещё несколько ребят, присмотрят за тобой, на всякий случай, ведь организатора всего того, что здесь твориться, вычислить пока не удалось. Твою особую магию тоже надо развивать, но при этом не светить такими занятиями на всю академию. Шиан долго кривился, но предложил заниматься в его кабинете. Наставники магии жизни будут приходить к тебе три дня в неделю, думаю для начала этого будет достаточно, а там сами решите.

Вернулись мужчины. Шиан сразу сгрёб меня к себе на колени, заставив жутко смутится, его родители лишь довольно переглядывались.

К вечеру до меня допустили Кирель, подружка как девчонка радовалась за меня.

— Видела бы ты, как кривились наши королевишны, когда узнали, что ты уже обернувшийся дракон. Кое-кому из парней удалось увидеть твою дракону, вот захлёбываясь от восторга и выложили всё перед любопытной аудиторией. А эти пришлые до сих пор с кислыми лицами ходят. Ах, да, Рамель тебе привет передаёт. Сюда его твой адар не пустил, хи-хи, ревнует. И, знаешь, вместе с родителями магистра Шиана прибыли ещё драконы. Красивые! Эх, не было бы у меня моего любимого, обязательно бы к ним присмотрелась. Зато остальные пищат от восторга. Уже охоту за ними устроили.

Ещё какое-то время пообсуждали происходящее в академии, а затем нас разогнали по комнатам.

Со следующего дня мой день был расписан так, что ни на одну лишнюю мысль просто не было времени, шла на занятия, отрываясь лишь на еду, затем дополнительные занятия, работа над оборотом, изучение элементов полёта и долгожданный сон. Ясно, что такой режим долго продержаться не мог, я всё же не ломовая лошадь, а молодая симпатичная девушка, которой хочется свободы, прогулок, общения с друзьями и хоть каких-то развлечений.

Приезд родителей стал первым радостным моментом за последнюю неделю. Мне даже отменили на целый день все занятия, чтобы могла спокойно пообщаться с родными. Жаль малышню не взяли, но я понимала, что девочкам было ещё рано покидать дом, с ними остались бабушки с дедушками. Зато приехал брат, родители не смогли устоять перед его просящим взглядом. Мне мелкий уделил не больше получаса, а затем убежал с Айреном исследовать территорию академии. Зато мама и отец долго выражали свою радость и моим успехам, и легко прошедшему обороту, и… В общем, счастливы за свою любимую дочку. Я купалась в их любви, сбрасывая с плеч всё накопившееся за последние дни напряжение. Похвасталась своей драконей формой. Мама восхищённо охала и ахала, отец разглядывал меня, оглядываясь с гордостью на будущих родственников. И как же жаль было расставаться с родителями на следующий день, даже всплакнула немного, но это, как объяснила потом ари Сэвиенн, выверты моего одраконивания. Глупость какая. Я просто не хотела расставаться с родными.

* * *

— Эль, мелочь такая! Спускайся сейчас же!

Вцепившись всеми лапами в шпиль северной башни академии, глянула вниз на бушующего Шиана.

— По-хорошему прошу, спускайся немедленно!

Ага, сейчас! Нет, ну, честное слово, достали. И всего то попросила отпустить на прогулку в город с друзьями, всё же сезонная ярмарка, танцы, уличные представления… А они «занятия, тренировки»… Ну, и как следствие, мой побег. Развлеклись от души! Правда, когда нас нашёл злой Шиан, пришлось бежать быстро-быстро. Ничего лучшего в голову не пришло, как обернуться и, еле-еле махая крыльями, взобраться на башню. Сижу вот теперь, как флюгер, и жду, когда ветер переменится.

— Эльсинель, хватит ребячиться!

Эх, так бы и плюнула сверху! Только боюсь мой плевок огнём ему ещё меньше понравится, чем мой побег. Жаль, что ещё как следует не встала на крыло, а то бы улетела куда на пару дней.

— Эль, я ведь дождусь, — и уселся на землю, скрестив ноги, а затем и вовсе откинулся на локти.

И ведь дождётся, пока не ослабею и сама не сползу вниз. Тоскливо оглядела окрестности. Сверху хорошо было видно, как от города в сторону академии тянется вереница возвращающихся студентов, среди них скорее всего и Кирель. Эх, придётся спускаться, иначе потом вся академия будет судачить, и ржать надо мной.

Хм, интересно, а что это магистру Фириммону понадобилось в такое время на задворках теплиц? Он же обычно с небывалой брезгливостью отзывается обо всём том, что там выращивается. И оглядывается по сторонам так подозрительно, и что-то за пазухой прячет, мне с драконьим то зрением да ещё сверху, ой, как хорошо всё видно. Вон как петляет! Ещё бы ползком, чтоб уж точно никто не заметил. О-о, лопаточку достал! Никак подкоп под теплицу решил сделать? А нет, только ямку вырыл… и что-то туда закапывает. Любопытно!.. вот уйдёт… узнаю, чего он там припрятал.

Глянула вниз. Только надо как-то отвлечь Шиана. Он там задремал что ли? Слегка махнула хвостом, отгоняя наглую птицу, решившую, что я часть кровли. Снова глянула вниз. Дааа, враг не дремлет. Придётся спускаться и каяться… а потом, глядишь, и улизну, удовлетворю любопытство.

Не откладывая дело, лихо (сама от себя не ожидала такой прыти) стала перебирать лапами, двигаясь вниз. Эх, вверх было проще! А сейчас хвост уж очень сильно тянет к земле, да-да, именно хвост, а не то, к чему он там крепится.

С трудом, но спустилась. Оборачиваться не стала, как-то в этом виде безопасней себя чувствую.

Шиан поднялся, обошёл по кругу мою застывшую с виноватым видом фигуру.

— И что мне с тобой делать?

Понять и простить? А что? Ничего такого я не совершила.

Ир-наставник вздохнул, махнул рукой.

— Оборачивайся и в комнату!

Ммм, а мне не надо в комнату, мне надо к теплицам!

Попятилась, жутко путаясь в лапах и хвосте, и пыталась быстро придумать, как удачнее сбежать.

— Не-не-не, даже не думай, — с подозрением прищурился адар. — Живо — домой!

Что я, пёс что ли?! Шагнула вперёд и посильнее рыкнула на ир-наставника. И тут же испугалась своего поступка…

— А что это тут у вас? — ехидно поинтересовался откуда-то взявшийся Айрен. — А, понял, семейные разборки! Ай!

Ловко подсекла ноги балабола хвостом, ибо нечего лезть, куда не просят. Шиан глянул в сторону валявшегося брата и захохотал. Я отчего-то решила, что у него поменялось настроение, и я могу благополучно смыться. Вытянула морду вперёд и ломанула прочь.

— Куда?! — заорали оба братца.

Куда-куда? Куда надо! А лихо я сбежала! Сама собой горжусь!

Спряталась на время в густом парке академии, собираясь идти на дело уже в сумерках, которые вот-вот должны были наступить. К теплицам пробиралась, всё время замирая и следя за тем, чтобы быть никем не замеченной. А вот и нужное местечко. А магистр то постарался, если не знать, где искать, место подкопа ни за что не обнаружишь. Надо же, какие таланты скрывает наш брезгун.

Обнюхала тайник. Фу! Что за гадость здесь закопана?! Быстро заработала лапами. Коготь вскоре за что-то зацепился. Потянулась мордой, чтобы обнюхать находку.

«Ну, и что там?» — спросили сзади драконьим «шёпотом».

Подпрыгнула с испугу.

«Хху! Хху!»

А что смешного?! Ведь напугалась же! И зачем надо было так подкрадываться?

«Ну, так что там? Стоило ради этого подставляться под наказание? А оно будет, поверь мне».

«Сам смотри!»

Большой дракон опустил морду к раскопанной яме.

«Все боги мира! Не может быть!»

«Что это за гадость?» — от любопытства практически приплясывала.

«Отрава, которой можно положить пол академии. И как, ты говоришь, набрела на этот схрон?»

«С башни подглядела», — ответила. А чего уж там теперь скрывать? И рассказала всё, что увидела. — «Странным показалось поведение магистра Фириммона».

«Значит, не зря мне этот слизняк не понравился. Так, Эль, ты сейчас в комнату, а я к ректору. И не спорь! Хватит уже на сегодня подвигов! И помни про наказание!»

Я, значит, всё раскрыла, а меня в комнату?!

Обиженно отвернулась, обернув лапы хвостом.

«Ну, что мне с тобой делать?! Идём вместе к ректору».

Подпрыгнув, радостно забегала вокруг великана. Он, правда, тут же напомнил, что в драконьем виде нам в здании делать нечего. А… а как же я обратно… если пока не научилась контролировать и возможность оставлять на себе одежду? Не буду же я по всей территории академии передвигаться голышом?! Шиан тоже вспомнил о моей проблеме, довёл до полянки в самом тёмном углу парка и, заставив ждать его тут, побежал за одеждой.

Вскоре после смущающего до дрожи переодевания оказалась в кабинете ректора, где ещё раз в подробностях рассказала об увиденном. Глава академии хмуро разглядывал найденную отраву, затем позвал секретаря.

— Пригласи ко мне магистра Фириммона, только так ненавязчиво. И, главное, улыбайся, пусть думает, что его хотят наградить. Незачем настораживать заранее, а так этот пройдоха хаден до наград и сразу прибежит.

И, действительно, магистр появился довольно быстро, сияя улыбкой на пол лица, правда, улыбка увяла, стоило ему увидеть кое-что на столе. Дёрнулся было на выход, но дверь уже подпирал плечом Шиан.

— Это не я, — залепетал магистр, в панике переводя глаза то на ректора, то на нас с адаром.

— Даа? — насмешливо протянул ректор. — А кто?

— Я не знаю, как ЭТО оказалось у меня, — вытирая проступивший на лбу пот, ответил Фириммон. — Испугался, что все эти случаи спишут на меня, вот и постарался побыстрее избавиться от…

— А какие-такие случаи? — «ласково» улыбаясь, продолжил допрос ректор.

— Так вся академия шепчется, что найденную недавно ядовитую рассаду обнаружили и в городе. Там, кажется, уже и несколько отравлений было, до смертей, правда, не дошло, но… А тут у меня… прямо в комнате… Так я бы и не знал ничего, если бы не отскочившая пуговица! Полез по шкаф за ней, а там… — чуть не визжа, рассказывал магистр. — А что я должен был делать?! Испугался…

Фу! И как он умудрился стать преподавателем академии?! Противно.

— Что ж, — немного подумав, произнёс ректор, — на время расследования вы продолжите спокойно работать, ни словом, ни делом не показывая, что нашли отраву и что мы тоже всё знаем. И, надеюсь, у вас и мысли не возникнет, сбежать?

— Нет-нет! Я всё сделаю, как вы сказали! Только помните, что я тут не причём…

Едва за всё ещё трясущимся Фириммоном закрылась дверь, Шиан спросил ректора:

— Думаете, не врёт?

— Фириммон склизкий гад, но не думаю, что сейчас он нам соврал.

— Не соврал, — влезла в разговор я. Мужчины уставились на меня. Ну, а что?! Я ж это чувствую! О чём и сказала присутствующим.

— Получается, кто-то на всякий случай решил подставить Фириммона, спрятав у него улику. Жаль только, что этот идиот потащил находку сразу закапывать. Земля у теплиц специально обработана и убирает все посторонние запахи и магические следы, а то мы бы уже сейчас хоть что-то нашли по остаточному следу.

— Вряд ли бы злоумышленник стал бы так рисковать, оставляя следы, — не согласился Шиан. Считаю, что отрава уже было обработана. А комнату Фириммона для схрона выбрали в спешке и как самое безопасное на тот момент место. Этот самоуверенный сморчок, наверняка, и защиту нормальную на комнату не ставил.

— Это да, — рассмеялся ректор, — самоуверенности через край. Ну, думаю, теперь о многом задумается. Хотя, такие как он, неисправимы.

Мужчины продолжили обсуждать произошедшее, а я поймала себя на мысли, что ужасно хочу спать. Это вскоре заметил и Шиан, так как я в открытую начала клевать носом.

— Эх, горюшко ты моё упрямое, — вздохнул адар, подхватывая меня на руки, затем посмотрел в сторону ректора. — Вы не против, если я открою портал прямо из кабинета?

* * *

— Ты посмотри, совсем заездил девочку, — громким шёпотом ругалась ари Сэвиенн.

— Её заездишь, — пробурчал Шиан. — Везде успела сунуть свой любопытный нос.

— Так не без пользы же!

О, я люблю маму адара!

— Мам, и ты туда же! — зашипел ир-наставник. — А если бы она наткнулась на настоящего преступника? Ведь мы до сих пор не знаем ни его настоящих сил, ни его мерзких планов. Я не могу здесь каждый миг быть настороже и при этом следить за безопасностью своей пары. Если бы она согласилась вернуться в гнездо…

А вот это вряд ли! Я, конечно, не герой, и не полезу грудью на врага, но оставить своих друзей и знакомых на произвол судьбы не смогу. Тем более, что действительно могу помочь в расследовании дела.

— И ведь заупрямится, предложи я подобное, — продолжил размышлять Шиан. — Взбрыкнёт, а мне лови её или вытаскивай из очередной глупой затеи.

— Ну-ну, сынок, — ласково успокаивала сына ари Сэвиенн, — девочка хорошая, добрая, не проблемная…

— Да ну?!

— Ну, подумаешь, чуточку любопытна. Так это и понятно, совсем ведь ещё молодая дракона. Сам-то сколько раз в разные авантюры влезал? А Эльсинель ещё хорошо держится, словно оборот ни вот-вот произошёл, а лет пару назад. Ты лучше подумай, как поскорее подарить нам с отцом внуков. Так хочется понянчиться с малышами! А вы с Айреном всё глупостями занимаетесь, а глядя на вас и младший брат растёт шалопаем.

Эээ… какие малыши?! Что-то ари Сэвиенн не туда гнёт! Нет, я, конечно, не против детей, но не прямо же сейчас. К тому же, как с детьми на руках я буду заканчивать учёбу? А ещё мне надо как следует заняться освоением полёта. Расследовать это запутанное дело в академии. Помочь брату поступить в академию… Да много чего ещё. А потом между нами с Шианом не было чего-то более серьёзного, чем поцелуи.

— Ну, вот смотри, — всплеснула руками ари Сэвиенн, — своей болтовнёй разбудил девочку.

— Я?! — возмутился Шиан и как-то обвинительно глянул в мою сторону.

Ага, давайте сделаем виноватой во всём меня!

Шиан быстро сориентировался и, улыбаясь во весь рот, сделал попытку помочь мне подняться. Даже не дёрнулась ему навстречу, заставив адара недовольно прищуриться.

— Что ж, раз всё хорошо, я, пожалуй, пойду.

Ари Сэвиенн выпорхнула из комнаты, оставив меня один на один со своим сыном.

— Эльсинель, давай договоримся: ты ни во что не встреваешь… без меня. Если замечаешь что-то странное и необычное — сообщаешь сразу мне, не пытаясь докопаться до истины сама. И, — адар строго посмотрел в мои глаза, — если что, я не буду считаться с твоими желаниями, а сразу увезу в гнездо, там будешь доучиваться. И не спорь. Твоя безопасность приоритетнее всего остального. Ну, так что? Согласна?

— Я подумаю.

Если Шиан и был недоволен ответом, он этого не показал.

Следующая неделя прошла гораздо спокойнее, не было ни происшествий, ни странностей, приходилось плотно заниматься учёбой и развитием своего дара. В академию приехало ещё двое магов жизни, один из которых очень не пришёлся по вкусу Шиану, в основном, как мне показалось, умением вызывать к себе расположение женщин. Мужчина был красив, и, конечно, знал себе цену, но я чувствовала, что излишнее внимание дам всех возрастов его сильно тяготит. Как-то мы с Даримом, как он просил называть себя, разговорились. Я спросила, почему он так печально, а иногда и с брезгливостью смотрит вслед женщинам.

— Прости, я понимаю, что это очень личное…

— Да, личное… но ты, ты одна из нас и сможешь меня понять. Помимо магии жизни у меня есть ещё одни дар, хотя чаще считаю его проклятьем. Я легко считываю эмоциональный фон, идущий от женщины, и часто ощущаю их потаённые мысли, направленные на меня или находящихся рядом со мной существ. Знала бы ты, сколько мерзости и грязи при этом ощущается…

— Так ты эмпат?

— Кто? — Ну, эмпат. Тот, кто считывает эмоции.

— Странное слово. Впервые его слышу, но мне нравится, как оно звучит. А ты откуда его выкопала?

— Не знаю. Как-то на ум пришло. А у тебя есть жена или девушка, которую ты любишь? Прости, снова я лезу в чужую жизнь, — я и сама была не рада своим вопросам, крайне не удобным новому знакомому, но любопытство заставляло язык работать раньше разума.

— Ты интересуешься для себя? — хитро улыбнулся Дарим, о заметив мой испуганный взгляд в сторону соседней комнаты, где как раз работал с остальными магами жизни Шиан, тихонько рассмеялся. — Извини, неудачный вопрос, тем более обращённый в сторону чужой пары. Мне просто легко с тобой, твой эмоциональный фон, как свежий чуточку морозный воздух, вызывает лишь желание счастливо улыбаться. Такой был у моей матери… Ну а твой вопрос… Любимой у меня пока нет. Но я не теряю надежды.

Последние слова Дарима и застал Шиан. Его ревнивый взгляд не заметил бы лишь слепой. Дарим пожал плечами, чуть криво улыбнулся и пошёл на выход. Шиан тут же кинулся ко мне, сгрёб в охапку и, усадив себе на колени, уткнулся носом мне в шею.

— Никому не отдам, — хрипло прошептал адар.

Да кому я нужна?! Вот ведь глупый.

Коснулась ладошкой щеки Шиана, ласково погладила. Шиан тут же сориентировался, потянувшись к моим губам с поцелуем. Сладко как! И вот только я растаяла, этот нехороший адар вкрадчиво прошептал:

— Всё это не отменяет твоего наказания.

— За что?

— За то, что сбежала, не предупредив, за выходку с башней, ну, так по мелочи, — начал перечислять ир-наставник, отправляя свои руки гулять по моему телу.

— Не надо, — смущённо зашептала, то и дело оглядываясь на дверь, всё же в любой момент сюда мог зайти кто угодно.

Шиан встал, поддерживая меня за мягкое место, и прошёл сначала в свой кабинет, а затем и в свою комнату. Слабые попытки вырваться мужчина проигнорировал. Опустил меня на пол лишь в своей комнате, но тут же пришпилил своим телом к ближайшей стене. Попыталась отодвинуть адара, но разве такого бугая сдвинешь. Жалящие поцелуи прошлись от виска к уголку губ. Мой вздох, и губ коснулся кончик языка адара, ещё вздох, и сводящий с ума поцелуй заставил забыть обо всём. Ещё миг, и меня развернули, впаяв магией ладони к поверхности стены.

— Зачем? — прошептала, оглянувшись на Шиана.

— Для наказания, — уж, очень радостно вздохнув, ответил он.

Дааа, теперь слово «наказание» будет у меня ассоциироваться с невозможно нескромным наслаждением, что дарили руки и губы Шиана, деталь за деталью лишая меня одежды. На слабые попытки возмущаться отвечали жалящими покусываниями. Когда к оголённой спине прижалось нагое тело адара, блаженно прикрыла глаза, но тут же испуганно встрепенулась. Он же не собирается прямо сейчас пойти на поводу матери и начать заниматься воспроизведением потомства? Большие ладони легли поверх моих маленьких, сильное тело восхитительно потёрлось о меня, вырвав непроизвольный стон удовольствия.

— Эй, вы чем там занимаетесь? — поинтересовались из-за двери.

Шиан тихонько ругнулся, вызвав у меня истерический смешок. Адар ещё раз ласково сжал мою грудь, куснул в основание шеи, тут же зализав это местечко, и освободил мои ладони из магического плена.

— Шиан, выходите немедленно! К Эльсинель пришла её подруга, у неё явно что-то случилось, но нам она рассказывать, что именно, не хочет. Шиан, я сказала немедленно!

— Ох, мама, — пробормотал адар.

* * *

С пылающими от смущения щеками вышла следом за Шианом. Наверняка, все догадались, чем мы с адаром были заняты. Вон мама Шиана чуть приподняла бровь, глядя на сына, головой качает, сейчас и на меня посмотрит. Опустила поскорее взгляд в пол и прошла в соседнюю комнату, где увидела рыдающую подругу. Кирель бросилась ко мне, схватила за руки и, еле сдерживая всхлипы, выпалила:

— Эль, он пропал! Пропал! Понимаешь?

— Кто пропал?

— Он… он… — всхлипывания снова сменились рыданиями.

Я обняла подругу и огляделась. Затем потянула Кирель к дивану, усадила её, прижала к своему плечу и снова задала вопрос.

— Кирель, хорошая моя, кто пропал? Рамель?

— Нет-нет, не он… Это мой… Дэмий… — утирая льющиеся слёзы, прошептала она. — Два дня назад проводил меня к общежитию и собирался отправиться на вечернюю тренировку. И всёёёё… Я думала, в город отлучился или с ребятами в какую авантюру влез, но никто его с того вечера не видел. Мы с его друзьями все места, где он мог появиться обошли… но напраснооо…

— К куратору и ректору обращались по поводу пропажи студента? — влез в разговор отец Шиана.

— Мы к куратору первым делом и пошли, но он только отмахнулся, заявив, что просто загулял парень, закрутил роман с какой-нибудь девицей в городе. Но мой Дэмий не такой! Он хороший, верный! Не мог он…

— Успокойся, Кирель, мы найдём его, вот увидишь, — погладив подругу по сжатым в кулачки ладошкам, сказала я.

— Конечно, найдём, — присел с нами рядом Шиан. — Кто-то что-то всё равно должен был видеть, просто не придал значения увиденному.

— А я ещё и Дарима попрошу нам помочь. Он умеет считывать чужие эмоции. Если кто-то что-то скрывать будет или в мыслях дурное иметь, Дарим вычислит такого.

Шиан при имени моего нового друга чуть заметно скривился, но всё же отправился за ним. Вскоре в кабинете стало тесновато. Вместе с Даримом пришли все маги жизни, чуть погодя к ним присоединилась парочка самых лучших друзей Дэмия и Рамель. Брат с сестрой тут же прилипли друг к другу.

Дальше события понеслись с невероятной скоростью. Прибыл ректор, которого тут же посвятили в произошедшее. Маги жизни выложили перед нами давно и тщательно разработанный план проверки академии на скрытых преступников, сказав, что возможно пропажа студента — ещё одна ниточка, ведущая к «имеющим тёмное сердце», как называли магов отступников. Терять время было нельзя, если мы не хотели получить новые жертвы. Каждый получил задание, правда, нас с Кирель сначала попытались отстранить от операции. За нас вступился, как ни странно Шиан, сказав, что мы в любом случае влезем в это дело, так уж лучше проконтролировать двух подруг, чем потом вытаскивать из переделки. Пусть и в такой трактовке, но мы были благодарны адару.

Наша с Кирель задача состояла в сканировании на предмет чёрных клякс на ребятах нашего курса. Это было сложно, так как моих магических сил явно могло не хватить. Вот тут то Кирель и выступала в качестве моей подзарядки. Нам выделили специально для этого разработанный амулет, тяжёлый зараза. Не в плане веса, а в способе работы, ведь необходимо было особым образом перегонять большое количество магической энергии мне от Кирель, а подружку накачали ей под завязку, что казалось, что Кирель только что хорошенько погуляла в трактире. Но даже это было нам на руку, так как то, что Кирель будет часто прижиматься ко мне в попытке удержаться на ногах, не вызовет у кого не надо подозрений. Дарим вызвался нас подстраховывать. Он должен был считывать магистров, которые сегодня проводили занятия в наших с Кирель группах.

Шиан перед тем, как мы разошлись, прижал меня к себе, чмокнув в маковку и сказав, что верит в меня. Это было приятно. Обняла его в ответ, вызвав умильные улыбки у окружающих и тяжёлый вздох у подружки.

— Ничего, мы найдём Дэмия, — сжав ладошку подруги, прошептала я.

Первые два занятия у наших курсов сегодня были общими. Все уже привычно теснились на рядах, обсуждая академические сплетни. Наше с Кирель появление встретили смешками, «королевишны», как обычно, окатили презрением, а парочка парней завистливо присвистнули, глядя, как пошатывается улыбающаяся от переизбытка магии подруга. Хорошая моя, как же ей трудно изображать веселье, когда душа рвётся от беспокойства за любимого.

— Кирель, могла бы и нам прихватить той наливочки, с которой тебя так шикарно развезло, — посетовал пройдоха и гуляка Паррит, его дружок согласно закивал.

— Отцепись, Паррит! — шикнула я.

— Вот вы, девчонки, жадины! Мы бы с вами поделились, — «надулся» парень. Так беззлобно переругиваясь, дождались появление первого магистра. Все приготовились слушать лекцию, а мы с Кирель начали «работу». Чем больше вглядывалась в ребят я, запуская в поиск свою магию, тем больше «трезвела» Кирель. А вот к концу второго занятия от слабости уже шатало меня, нездоровый румянец всё больше покрывал щёки. Выходя из аудитории, попали под перекрёстный огонь злых языков «королевишн». — А я знала, что этих подружек надолго не хватит, дурные манеры вылезут наружу. — Пока я вижу, как из вас наружу прут злоб и зависть, — парировала «протрезвевшая» Кирель и потащила меня по коридору в сторону кабинета Шиана.

Адар, будто бы почувствовав наше приближение, вышел наружу, заметив, как я шатаюсь от слабости, быстро подхватил на руки и внёс в кабинет, где уже присутствовали двое вернувшихся «агентов». Только усадив меня себе на колени и проследив, чтобы в руках оказалась кружка с укрепляющим отваром, Шиан разрешил отвечать на вопросы присутствующих.

— Что-то нашли?

— Двое с моего потока, трое — с Кирель, — ответила, делая очередной глоток отвара. — Чернота свежая, значит, заразили ей неделю или две назад. Если бы не знала, что искать, сразу бы не заметила.

— Хорошо. Запишите их имена, а мы проследим, с кем они больше всего общались.

— А о Дэмии ничего не узнали? — тихо спросила Кирель.

— Прости, девочка, пока ничего, но мы не теряем надежды. Как видишь, ещё не все вернулись, может, им что-то посчастливилось разузнать.

— Думаю, девушек можно отпустить отдыхать.

Глянула благодарно на своего адара.

— А можно Кирель пока побудет со мной?

— Конечно, можно. Мы всё равно пока будем заняты, а за вами присмотр нужен. Все наши с тобой комнаты хорошо защищены, и я не буду всё время дёргаться, опасаясь, что с вами что-то произошло, — ответил Шиан. — Только, пожалуйста, не придумывайте никаких авантюр.

— Я же обещала, — поспешила успокоить ир-наставника.

— Я помню. Но, если что… помни о наказании.

Щёки тут же покрылись румянцем. Зачем при всех то?

Быстро соскочила с колен адара и, ухватив Кирель за руку, потащила подругу в свою комнату. Спустя несколько минут мы устало развалились на постели. Разговаривать не было ни сил, ни желания, но первой уснула Кирель, а уже потом и я, приобняв подругу, словно защищая от всех бед нашего мира.

* * *

Проснулись не сами, мать Шиана растолкала нас и заставила идти на ужин, который был организован в кабинете моего наставника. Там снова набилось много народа, все приглушённо что-то обсуждали, почти не обращая на нас внимания. В какой-то момент поймала заинтересованные взгляды, бросаемые Даримом на мою подружку. В этих взглядах мелькали и восхищение, и едва сдерживаемая тоска. А ведь Кирель ему понравилась. И, кажется, очень сильно. Опустила поскорее глаза, чтобы Дарим не понял, что его чувства для кого-то перестали быть секретом, и задала Шиану вопрос о поиске Дэмия. Вот тут-то все взоры и сошлись на нас.

— Думаю, лучше пусть расскажет Дарим, он непосредственно этим занимался.

Тихонько вздохнув, маг жизни вышел чуть вперёд.

— Мы нашли вашего друга.

Кирель радостно подпрыгнула, чуть не кинувшись мужчине на шею, еле удержала её за руку, поняв, что что-то произошло ещё и не совсем приятное. Его следующие слова подтвердили это предположение.

— Но мне очень жаль сообщать вам, что Дэмий на данный момент не совсем здоров, — глядя во встревоженные глаза девушки, сказал Дарим. — Мы нашли его магически иссушённого в одном из подвалов на окраине города. Дэмий ведь имел две стихии?

— Да, — побелевшими губами прошептала Кирель. — Вода и земля…

— Теперь только земля. Одну стихию ему выжгли. Если бы мы не нашли его, вскоре выгорела бы и земля… Мне жаль…

— Ничего. Главное — живой. А когда я смогу увидеть его?

— Сейчас он погружён в исцеляющий сон, так что… Вот только должен предупредить, что юноша может показаться вам изменившимся. Такой сильный маг, как он, лишившись части своих сил…

— Мне всё равно! Я люблю Дэмия и вместе мы всё преодолеем!

Знать бы в тот момент, что не всё будет так гладко…

* * *

Тем же вечером, несмотря на все уговоры, Кирель понеслась в лекарскую. Я не могла оставить в такой момент подругу и понеслась следом. В свою очередь Шиан не хотел отпускать меня одну и тоже отправился с нами. Дарим, считая себя виноватым в том, что Кирель проплакала битый час, отстаивая своё право на посещение любимого, плёлся позади, мрачно взирая вслед Кирель. Мама Шиана, переживая за всю нашу компанию, как наседка сорвалась следом, что-то выговаривая мужу, которого крепко держала за руку. Вот так в расширенном составе мы и заявились к целителям. Посмотрели на нас, скажем прямо, недружелюбно. Оно и понятно, больным нужен покой, а тут такая толпа. К Дэмию пропустили лишь нас с Кирель, её как невесту, меня для поддержки, остальным было велено ждать в приёмной.

Бледный парень совсем был не похож на того Дэмия, что мы знали. Не было того блеска в глазах, что словно освещал всё вокруг и зажигал в присутствующих взрыв хорошего настроения. Кирель зажала ладошками рот, не веря своим глазам, затем бросилась вперёд и, упав на колени, ткнулась головой в лежавшую безвольно ладонь парня.

— Дэмий, родненький, как же так?!

— Ааа, Кирель, — прошелестел тихий голос Дэмия. — Вот такой я теперь… половинчатый…

— Главное, что живой! — горячо зашептала Кирель.

— Кому я такой нужен?

— Мне! Мне нужен! Всегда!

Я, конечно, всё понимала, но мне совершенно не нравилось поведение и настроение Дэмия. Мне казалось, он сильнее и сумеет справиться с последствиями произошедшего, но вижу только жалось к себе. Впрочем, Дарим предупредил, что многое изменилось…

Пока ребята шептались, перешла на своё особое зрение, забыв, что сегодня уже активно им пользовалась, и могут быть неприятные последствия. Аура Дэмия выглядела словно решето, зияя рваными пустотами и прилипшими то здесь, то там чернильными кляксами, света было так мало, что было непонятно, как ещё парень дышит.

Потеряв от внезапно нахлынувшей слабости опору под ногами, шумно грохнулась на пол. Влетев на шум, Шиан быстро подхватил меня на руки и потащил в соседнюю палату, ругаясь на все лады.

— Прости, — погладила ладошкой по щеке адара, — не удержалась. Мой дар звал ещё раз всё проверить.

— Эль… ещё раз, и мы немедленно улетаем в гнездо!

— Эммм, ну… Между прочим, я кое что рассмотрела. Пусть Дарим как следует посмотрит на ауру Дэмия, если будет сложно разглядеть с первого взгляда, пусть позовёт остальных магов жизни. Там работы ни на один день, — отчаянно зевнув, заглянула в глаза Шиана. — Спать хочется… Присмотрите за Кирель?

Как добралась до постели, в памяти не отложилось, скорее всего, Шиан расстарался. Утром обнаружила рядом с собой крепко спящую Кирель. Хотела сначала растолкать её, чтобы идти на завтрак, но потом подумала, что ей сейчас не до этого, и сон гораздо важнее. Попрошу что-нибудь принести ей сюда, а не бегать в общую столовую.

Выйдя из комнаты, наткнулась на Шиана, и оказалось, что бежать никуда не надо, и завтрак нас обеих ждёт прямо в кабинете адара.

— Разбалуешь, — тихо пожурила его с улыбкой, в ответ Шиан притянул меня к себе и чмокнул в кончик носа. — Ты всё вчера передал, о чём я просила?

— Да. Вашего друга уже осмотрели и подлатали. Сил вбухали столько, что сами теперь на одном восстанавливающем отваре сидят. Ну, парень и силён, если с такой гадостью на себе смог не только полностью не выгореть, но и сохранить себя почти без изменений.

— Что значит, почти без изменений? — напряглась я.

— Это значит, что он больше ничего ко мне не чувствует, — ответила за адара Кирель.

Обернулась к осунувшейся подружке, затем вопросительно взглянула на Шиана.

— Вместе с выгоревшей стихией сгорела его любовь, — снова опередила адара Кирель. — А может, её и не было…

— А разве так бывает? Я же ясно чувствовала и видела, как он к тебе относится. Не понимаю.

— Оказывается, бывает. Мне объяснили, и довольно наглядно, что влюблённость, представляешь, Эль, обычная влюблённость не выдержала обстоятельств… А ещё выяснилось, что Дэмий уже любил однажды. И очень сильно любил. А я… оказалась так похожа на ту, другую, с кем он не мог быть. Так что Дэмий… сам придумал, сам поверил в глубину своих чувств ко мне, и меня заставил поверить… Знаешь, ночью он проснулся, и мы поговорили, — судорожно вздохнув, прошептала Кирель. Затем, горько усмехнувшись продолжила: — Дэмий просил прощения… А под утро появилась она, чьей тенью я невольно была всё это время… И, знаешь, мы, действительно, похожи. Не думай, что она в чём-то хуже меня, вполне приятная девушка… И тоже любит Дэмия…

— Тогда почему она не была всё это время рядом с ним? — вот честно, за подругу было ужасно обидно.

— Родители хотели повыгоднее замуж выдать, даже отослали подальше от Дэмия, в соседнее государство. Там дело до свадьбы дошло, да муж молодой оказался ещё тем гулякой. В драке трактирной жизни и лишился, не успев супружеский долг выполнить. Да и жена молодая в это время на полпути к дому была. Так что, как видишь, возлюбленные воссоединились, а я…

— А, знаешь, всё это к лучшему, — сдвинув брови, заметила я. — Представляешь, если бы вы поженились, а потом эта его «великая любовь» вернулась. Счастья в вашем браке всё равно бы не было.

— Эльсинель права, уважаемая Кирель, — встрял в наш разговор объявившийся Дарим. — Пройдёт немного времени, и ваше сердце, отболев, впустит в себя новое чувство, но теперь уже настоящее.

— А с чего вы взяли, что это было не настоящее?! — подбоченясь, выпалила Кирель, гневно прожигая мужчину взглядом. — Если Дэмий играл во влюблённость, я чувствовала всё по-настоящему!

— Не сердитесь на меня, Кирель, я лишь констатирую, что вижу перед собой. Ваша рана так свежа, что сейчас всё воспринимается очень остро и…

Кирель фыркнула. Схватила меня за руку и потянула к столу, по пути обернулась, обожгла Дарима ещё одним гневным взглядом и ядовито поинтересовалась:

— Надеюсь, за завтраком вы не будете доставать меня своими нравоучениями?

— Надейтесь, — чуть заметно усмехнувшись, ответил мужчина.

Мы с Шианом переглянулись. И, думаю, оба подумали о том, что эти двое ещё не раз будут вот так пикироваться.

Честно говоря, я сильно разочаровалась в Дэмии. Если он настолько сильно любил ту, другую девушку, зачем давал надежду Кирель? Ну, и что, что девушки так похожи друг на друга?! Если кто-то будет, например, на Шиана похож, я ж не стану на него кидаться и объясняться в любви. А потом мог бы за свою любимую бороться или помощи попросить у друзей. Те ж теперь и отвернуться от него могут.

Впрочем, так оно и случилось. Ребята, что вместе с Кирель разыскивали и переживали за друга, неоднозначно приняли поведение Дэмия. Кто-то сразу показал осуждение, кто-то просто молча выходил из комнаты, где до сих пор находился Дэмий. Парень тупостью не страдал, поэтому, едва оклемался, выпросил у ректора перевод в соседнюю академию.

Кирель слишком спокойно восприняла его отъезд. Впрочем, так могли подумать лишь те, кто её плохо знал, мы, те, кто был с ней всё это время, видели и слёзы украдкой, и срывы с истерикой. Не знаю, что бы я на её месте делала.

Одно радовало, что далеко не двусмысленные взгляды, бросаемые Даримом в сторону моей подруги, давали понять, что Кирель не останется на долгое время одна. Вот ведь маг, нашёл таки ту, что воспринимается его даром, как нечто необходимое, родное. Уж, Дарим точно никогда не предаст и не обидит Кирель, что бы ни случилось. Сумеет залечить её душевную рану.

Мои отношения с Шианом почти не развивались. Я думала, что после моего первого оборота адар всерьёз возьмётся за меня, но шли дни, а Шиан лишь зыркал в мою сторону, чмокал в щёку и убегал то на занятия, то на сбор команды по поимке злодеев, что всё ещё продолжали орудовать в академии. Да-да, теперь уже точно было известно, что это целая банда, не менее чем из четверых преступников. И, раз они до сих пор не пойманы, вывод один: их курирует сильный маг из работников академии. Когда впервые об этом зашёл разговор, ректор долго плевался и гневно размахивал руками.

— Как такое вообще произойти могло?! Я ведь вскормил каждого из них! Проверял, тщательно отбирая на должность…

— А кто-то из магистров не изменился в поведении, хоть немного, за последние год-два?

— Если б я знал?! То одно, то другое, за всем не уследишь… Я ж теперь не знаю, кому доверять могу.

— Тем, что мы успели проверить, точно можете, — ответил самый опытный из магов жизни. — С остальными будьте осторожны. Проследите, кто будет задавать «лишние» вопросы, например, о нашем нахождении тут, или что-то подобное.

— А, кстати, один такой вопрос сегодня уже был, — задумчиво почесав подбородок, выдал ректор. — Неужели, ОН?

— Кто??? — в один голос возопили мы.

— Эээ… надо сначала всё как следует проверить…

— Надеюсь, уважаемый, вы не собираетесь один в это влезть? — спросил ар Тимаирр, иронично подняв одну бровь. — Пора бы уже усвоить, что с чёрной мерзостью нужно разбираться сообща. А то ведь не ровен час и вас найдём выгоревшим.

— Да-да, вы правы, — вздохнул ректор. — Что ж, слушайте…

Оказалось, что наш «простодушный» магистр, за которым я тогда следила у теплиц, был на короткой ноге со своим «лучшим» другом аром Ридром, магом-воздушником, переведшимся в нашу академию лет пять назад. Прекрасные рекомендации, ответственный подход к работе. Ну, разве можно подозревать такого отличного компаньона в диверсиях и использовании чёрной магии. Вот только заданный вскользь вопрос почему-то застрял в сознании ректора. В другой раз он бы и не обратил внимание на совершенно невинный вопрос, но уже столько всего случилось…

— А я ведь хотел рекомендовать его на должность моего заместителя, — разочарованно протянул ректор. — Думаю, магистр Ридр догадывался об этом. Тогда тем более не понятно, зачем он во всё это влез.

— Вот и будем всё выяснять, но без спешки, чтобы не спугнуть ещё кого, — подытожил ар Тимаирр.

В общем, через некоторое время мы вычислили всех, кого «наградили» чёрными кляксами. Под предлогом подготовки к ежегодной практике, устроили поголовное обследование у целителей. Вообще-то, подобное обследование проводилось и раньше, правда, лишь у тех, кто отправлялся непосредственно первыми на практику, но мы подумали, что распоряжение ректора не вызовет особых подозрений, а вот недовольства у студентов, это да.

В дни обследования мы все валились с ног от усталости, отдавая всех себя на борьбу с заразой. На ворчание Шиана по поводу этого маги жизни заявили, что мне полезно так выкладываться, ведь и магический резерв из-за этого растёт, и практики набираюсь. Для Кирель, по самые уши влезшей в наше дело, было полезно отвлечься от душевных терзаний. Специальная команда, меж тем, следила за теми, с кого убрали черноту, ведь преступники должны были по этому поводу что-то предпринять. Мы с Кирель, отправляясь на учёбу, были обвешаны столькими амулетами, что едва не гнулись под их тяжестью. Если это были не кольца, браслеты и цепочки, то обязательно вшитые в одежду камешки, металлические кусочки, плетёные обереги.

Неприятно и неудобно, но мы терпели. Тем более, что расследование раскручивалось всё быстрее. Магистра Ридра незаметно вывели из игры. Под предлогом поездки в соседнюю академию со специальным поручением, Ридра на полпути взяли под арест. Всё проделали так виртуозно, что магистр не успел никому подать ни весточки.

И вот, казалось бы, главный подозреваемый пойман, но не тут-то было. Ридр оказался лишь ещё одной, правда, на этот раз, жирной ниточкой из огромного мерзко-чёрного клубка. Глубокое сканирование показало неоднократное вмешательство не только в разум Ридра, но и в ауру мага. Да, работал профессионал, и, не зная, что искать, мы бы просто посчитали магистра невинно оклеветанным и насильно использованным. Вот только мы, маги жизни, знали, что подобные следы могли появиться лишь с молчаливого согласия самого мужчины. Имел он внутреннюю гнильцу изначально.

Адары-менталисты, подключённые к нашему расследованию, вытянули из Ридра все известные ему имена чёрных магов, правда, стоило это им потери сил почти на неделю. Зато во все концы страны вскоре отправились быстро сформированные отряды зачистки.

Чёрных брали быстро и бесшумно, попутно вычисляя тех, кого они успели заразить. В академии так же сработали слаженно и чётко. И как же был удивлён ректор, да и многие из нас, когда вскрылась вся «паучья» сеть. Пара магистров, тройка адептов-выпускников, пара человек из обслуги, и, что самое смешное, «головой» всего этого змеиного выводка оказалась простая, ничем не примечательная первокурсница. Правда, вскоре оказалось, что простой и не примечательной она была лишь на первый взгляд. Когда её арестовали, заблокировав всю магию, истинное лицо девицы во всей красе предстало перед нами.

Маги, считывавшие её воспоминания, долго плевались и по нескольку раз убегали мыться, чувствуя себя после общения с этой «монстрой» пропитанными мерзостью и грязью. Приходилось вмешиваться и магам жизни, подчищая ауру ребят, впервые столкнувшимися с подобным… существом.

Древняя чёрная ведьма, одна из тех, что уцелела после последней зачистки много лет назад, удачно скрывалась где-то на ничейных землях. Затем ей повезло наткнуться на заблудившихся во время практики студентов одной захудалой академии. Две глупые девчонки и предположить не могли, что встреча с милой старушкой будет стоить им молодости и жизни. Первую девушку старуха выпила разом, а силу и душу второй тянула подольше, понимая, что нужно медленно начать подготовку к возвращению в «общество».

Когда девчушка испустила последний вздох, ведьма отправилась на охоту, поджидая загулявших путников у кабаков, выпивая по пути никому не нужных сирот и стариков. Попутно старуха осторожно «заражала» подходящих людей, понимая, что ей необходимы помощники. С каждым годом сеть разрасталась, впрочем и аппетиты ведьмы. Ей нужна была сила и молодость. А где её найти, как не в академиях, где столько глупых и наивных студентов. Вот так и стали пропадать по парочке в год студенты и студентки, исключительно сироты, коих никто особо не хватался. Ну, уехали и уехали по окончании академии куда-то жизнь налаживать.

И вот снова бы затаиться ведьме, но жадность взяла своё. И вот в нашу академию поступила скромная «молодая» девушка с приличным потенциалом сил.

Сколько сильных молодых магов! Какой шикарный «пиршественный стол»! И… ведьма потеряла осторожность. То там прокол, то тут. Она надеялась, что никто ничего не заметит, ведь раньше всё сходило с рук. Но разве ж она могла предположить, что одна юная дракона, рождённая на святом озере и обладающая даром жизни, влезет в её дела по самые уши.

Ещё пару-тройку месяцев у нас и по близлежащим странам шли аресты пособников ведьмы и очистка заражённых, наша команда в основном работала на близлежащих территориях. Кирель и её брат были одними из самых яростных наших помощников, ведь одной из причин их сиротства стали пособники ведьмы. Дарим во все трудные моменты был рядом с моей подружкой, поддерживая, утешая, излечивая полученные ею и братом раны. Сама Киреь не признавалась, но я видела, насколько ей приятно общество мага жизни, пусть и через день мы становились свидетелями их очередной перепалки.

У нас с адаром тоже долгое время не было возможностей сблизиться, и мне всё чаще казалось, что это неправильно. Я уже вполне сносно оборачивалась и не раз совершала полёт вокруг академии, радуя ребят-драконов и своих друзей своим животным видом. Многие напрашивались на совместный полёт, но кто ж им позволит. Шиан, словно чувствуя момент таких предложений, оказывался рядом и красноречиво рычал в сторону таких смельчаков.

— Либо со мной, либо одна, — комментировал он подобные ситуации и тут же, чтобы смягчить моё недовольство, впивался в губы далеко не скромным поцелуем.

И каждый раз после этого всё моё существо начинало требовать чего-то непонятно-волнительного. Я даже с Кирель как-то поделилась своими переживаниями. Та долго смеялась.

— Эль, ты просто-напросто желаешь своего адара. Непонятно только, он то чего ждёт.

— Кирель?! — возмутилась, глядя в бесстыжие глаза подружки. — Ты на чьей стороне?!

— На твоей, конечно! И, потому как твой адар непонятно чего тилюпается, пора всё брать в свои руки.

— Мне теперь что, умолять его о близости?

— Ну, это на крайний случай. Можно ведь просто намекнуть.

— Да? И как ты это себе представляешь?

— Прояви фантазию. Если бы я собиралась привлечь внимание… ммм… скажем Дарима… хотя пример не очень удачный… Ммм, в общем, иногда нечаянно раздеться при нём… или нечаянно же прижаться и приласкать… да много способов есть.

— Ладно, я подумаю.

* * *

Однако дельного ничего в голову не приходило, а если и появлялись хоть какие-то идеи, сразу же их браковала, ведь на подобное смелости бы явно не хватило.

Попытку намекнуть адару, что меня терзают определённые желания, всё же сделала. Как-то Шиан вернулся в кабинет чуть раньше, чем обычно. Весь его вид говорил об усталости и желании посидеть в тишине и покое, но раз уж я на что-то решилась, пришлось позабыть о сочувствии и жалости.

Тихонько прокралась до кресла, в котором расслабленно развалился адар, ласково прикоснулась к плечу мужчины.

— Ааа, Эль… — пробормотал Шиан с улыбкой, прикрыв устало глаза.

Вот и хорошо. Когда он не смотрит на меня, легче набраться смелости.

Присела на колени ир-наставника и посмотрела, какой будет реакция. Дождалась лишь вопросительно поднятой брови. Тогда ласково провела кончиками пальцев по щеке мужчины, остановившись у самых губ. И снова подождала отклика на свои действия. Чуть кривоватая улыбка Шиана вызвала у меня лишь сердитое сопение. Всё равно своего добьюсь! Наклонилась и осторожно коснулась губами губ адара. Шиан глубоко вздохнул, но ничего не сделала в ответ.

— Ну, что не так?! — наконец, не выдержала я. — Я совсем тебе не нравлюсь?

Крепкие руки тут же прижали меня к большому телу мужчины.

— Ты станешь моей полностью, только когда мы вернёмся в Гнездо.

— Это шантаж? — возмутилась я.

— Нет. Это равноценный обмен желаниями.

— Значит, ты желаешь не меня, а того, чтобы заточить меня в своём замке? — спросила и попыталась вывернуться из объятий адара, только кто б меня теперь выпустил.

— Я желаю и того, и другого. Только, Эль, как ты представляешь себе наше единение? Ты, вообще, хоть представляешь, что значит близость между драконами, а тем более адарами? Ты готова к тому, что наши интимные отношения станут достоянием общественности?

— Не поняла… — растерянно прошептала в ответ. — А в Гнезде разве будет по-иному?

— Вспомни, где расположено Гнездо. Там есть много мест для уединения. А здесь? Мне любить тебя на глазах у любопытных студентов и магистров, ведь в процессе ни ты, ни я не сможем остановиться. Я буду любить тебя в самых неожиданных местах… Эль, зря мы затеяли этот разговор… Я и так на грани. Думаешь, легко сдерживать себя, когда любимая так близко, и так открыто предлагает свою любовь?! Так что, либо мы прямо сейчас летим в гнездо, либо на время замораживаем свои желания и ждём окончания твоего обучения. Решать тебе.

Спрыгнула с колен Шиана, сердито пыхтя. Ну, раз так, вот путь и мучается «своими» желаниями, а я как-нибудь потерплю! Я ж не просила довести наши отношения до логического конца, всего-то намекнула на возможность ласки и общения. Чем могут помешать обычные поцелуи?!

Дулась на адара долго. Почти перестала с ним разговаривать. А с учётом того, что мы итак редко виделись, наше общение ограничилось случайными столкновениями в дверях его кабинета, куда я приходила на занятия с магами жизни.

Шиан всё чаще хмурился, особенно когда я надолго оставалась наедине с кем-то из мужчин. Я ликовала — адар ревновал! Но, когда дело дошло до абсурда (Шиан злился и на брата, и на отца), стало ясно, что надо менять тактику.

Вначале попробовала вернуться на местожительство к подружке, всё равно ведь ир-наставник ничего не узнает. Узнал! И бушевал очень долго, грозясь запереть меня теперь уже в своей спальне, куда и притащил той же ночью. Отвернувшись к окну, еле сдерживала улыбку. Теперь-то адару вряд ли удастся игнорировать меня и мои желания. Нарочито медленно стала раздеваться, по-прежнему не глядя в сторону мужчины. Вот только тишина за спиной как-то сразу не понравилась. Обернулась — никого. Сбежал! Ну, тогда и мне тут делать нечего! Ринулась к выходу и тут же натолкнулась на твёрдое тело адара.

— Куда?!

— Туда, где мне больше рады!

— Эль, ну, я же объяснил, — устало вздохнул Шиан.

— И я тебя услышала. Но это не значит, что приняла к исполнению.

— Это не ты говоришь, а драконьи инстинкты, — снова попытался мужчина, при этом его руки обнимали мою талию.

— Даже если и так? — с вызовом глянула в глаза адара.

На мгновение он зажмурился. Глубоко-глубоко вздохнул. А затем так на меня посмотрел, что всё тело мгновенно наполнилось жаром. Одежда показалась лишней и неудобной. Руки потянулись снять её, но Шиан не дал.

— Я сам, — прошептал он, поднимая руки к плечам, и одним движением разорвал сорочку пополам.

Колени дрогнули от предвкушения, но Шиан не дал упасть, подхватив меня на руки и усадив на стоящую рядом тумбочку, еле успела вцепиться в плечи мужчины. Вот только Шиан резко отстранился и стал быстро срывать свою одежду, не заботясь её сохранностью. Уже полностью обнажённым шагнул ко мне.

Взгляд невольно опустился к естеству мужчины. Кровь ещё больше прилила к щекам. Шиан понял всё по-своему.

— Уже испугалась? — насмешливо спросил он.

— Не дождёшься…

* * *

Солнце прокралось в комнату, щекоча лицо озорными лучами. Попыталась натянуть на голову одеяло, чтобы ещё немного понежиться, но оно за что-то зацепилось и никак не хотело сдвигаться. Резко села, недовольно фыркнув, и чуть приоткрыла сонные глаза. Взгляд тут же остановился на большом загорелом теле, занявшем половину кровати и придавившем злосчастное одеяло. Вот тут-то меня и накрыло воспоминаниями о том, что произошло вчера…

После моего слишком смелого заявления Шиан прижался ко мне тесно-тесно, дав в полной мере ощутить свою мужественность. Почти тут же адар медленно опустился на колени и, раздвинув ещё шире мои, прижался губами к одному бедру, затем к другому, вызвав невольную дрожь во всём моём теле. Бесстыдство того, что происходило, жутко смущало, но и желания прекратить всё не возникало, хотелось наоборот узнать, наконец, что будет дальше. А дальше была порочная улыбка желанного мужчины, взгляд глаза в глаза, и поцелуй там, где и сама себя стеснялась трогать.

Мой судорожный вздох, и следом с ума сводящие ласки горячего языка, довольное полурычание адара, и мои прерывистые стоны…

Перенос на постель прошёл мимо меня совершенно. Адар, казалось, был везде, жаля то тут, то там поцелуями-покусываниями. Я успевала лишь гладить горячее тело мужчины, иногда, когда удавалось дотянуться, целовала то плечо, то грудь, то ладонь Шиана, и всё же доминировал он, мой ир-наставник.

Тело настолько звенело от удовольствия и какого-то напряжения, что я почти не почувствовала того, что, наконец, стала по-настоящему, женщиной. Адар двигался бережно, стараясь дать мне больше времени, чтобы привыкнуть к своему вторжению. Но надолго его не хватило, впрочем, мне тоже хотелось полностью почувствовать всю его силу. И моё желание исполнилось. То было так… так… невыносимо приятно, восхитительно… жгуче… прекрасно…

Вот только сейчас, с утра, почувствовала всю прелесть вчерашнего сумасшествия, особенно с учётом того, что ненасытный адар «терзал» меня всю ночь. Я, конечно, была не против, но не столько же раз подряд!

Соскребла своё бренное тело с кровати и направилась в ванную комнату, еле собрав ноги в нужное положение. Сзади послышался довольный смешок. Обернуться не было сил, поэтому просто показала за спину кулак. Вот чтобы я ещё раз!..

Руку, протянутую к ручке двери, перехватила большая ладонь, затем быстрый взлёт в объятья адара. Гневно стукнула по мощной груди мужчины, вызвав ещё один довольный смешок. Через пару минут мы оба сидели в наполнявшейся тёплой водой купальне, отчаянно целующиеся.

Опершись на голую грудь Шана, блаженно прикрыла глаза. Вот только после следующих слов адара чуть не выпрыгнула из купальни.

— Надо начать детскую обустраивать.

— Ккккаккуюю детскую?!

— Эль, как ты думаешь, какие могут быть последствия наших ммм… неоднократных нежностей? — весело поинтересовался Шиан.

— Последствия?

— Ну, да, последствия. Такие маленькие, часто орущие и просто потрясающе желанные.

— Эээ… ну, не с первого же раза?! — наконец, дошло до меня.

— У нас адаров именно так, — ответил Шиан, удобнее устраиваясь в воде и привлекая меня назад на свою грудь.

Вот только я ужом вывернулась и ткнула кулачком в ту самую грудь.

— А предупредить не мог?

— А кто меня так активно соблазнял и готов был идти на всё?!

— Нууу…

— Вот и пожинай плоды своих решений. Ну, всё-всё! Иди ко мне, я соскучился по своей страстной адаре! — руки мужчины оказались на моей… эээ… талии.

Все попытки отстраниться ещё раз провалились. А стоило Шиану подарить мне поцелуй, все посторонние мысли улетучились, страсть снова захватила нас в свои горячие объятья.

* * *

Спустя три часа.


— Шиан, а я есть хочу!

— Лежи, не вставай! Сейчас всё будет!

После насыщения… губы и руки адара вновь пустились в шаловливое путешествие…

* * *

Поздний вечер того же дня.


— Эль, ты уже спишь?

Хихикнула в ответ, куснула такую манящую грудь мужчины и села на него верхом. Большие ладони тут же огладили мои бёдра.

— Хм, а так мы ещё не пробовали, — многозначительно заметил адар. — Осмелимся?

Порочно приподнятая бровь завела меня мгновенно.

* * *

Обед следующего дня.


— Шиан… Шиан. Шиан! Если не откроешь глаза, я тебя укушу!

— Мммм, как соблазнительно звучит, — сонно протянул адар, подбираясь рукой к дерзко торчащей перед его глазами груди, за что тут же схлопотал по своей загребущей ладони.

— Шиан, там кто-то рвётся в нашу комнату! Сигнальный маячок, что ты ставил, просто сходит с ума! Мигает не переставая! Фу! Шиан! Ай! Ну, не так же?! А… а маячок?

— Каким цветом мигает?

— Синим… ах!.. ммм… ещё!..

— Дааа!.. Не волнуйся, это… ммм… это мама, думаю, она скоро догадается, что… Мммм, наклонись так ещё раз… как же сладко!..

* * *

С раскрасневшимися от смущения щеками села за накрытый стол. Родители Шиана с широкими улыбками встретил наше появление, но комментировать ничего не стали, за что была им благодарна. Мне и подружки хватит с её расспросами.

— Что планируете в конце учебного года? — спросил, наконец, старший адар.

— Эльсинель сдаст все экзамены, и мы отправимся в гнездо, — ответил Шиан, бросив быстрый взгляд в мою сторону, видимо ожидая очередного препирательства.

Я промолчала. Пусть помучается, попереживает. А зачем его радовать преждевременно, тем, что я уже вчера решила согласиться на переезд. Родители Шиана переглянулись.

— Ну, вот и ладно, — расцвела новой улыбкой мать моего адара. — Думаю, мы как раз успеем детскую обставить.

— Мама! — возмутился Шиан, бросив в мою сторону на этот раз несколько испуганный взгляд, я же снова промолчала, уткнувшись в тарелку, пытаясь хоть как-то скрыть ещё больше заалевшие щёки. — Это преждевременно и…

— Да какое преждевременно?! — всплеснула руками женщина. — Ваши «преждевременно» пол академии слышало! Сын, мог бы и дотерпеть до отъезда в гнездо! И не смущать девочку. Хотя, я всё равно рада!

Шиан закашлялся, его отец многозначительно хмыкнул, я бросила извиняющийся взгляд на своего мужчину. Затеяла-то всё я, а все шишки ему. Адар примиряюще пожал мою руку под столом.

— Ну, вот, обряд с вами проведём, можно будет и младшими заняться, — продолжила рассуждения ари Сэвиенн. — Хватит уже хвостами вертеть перед девушками! Айрен ещё куда ни шло, о будущем задумывается. А младший — балбес балбесом!

— Между прочим, мой младший брат уже кое-кого встретил, потому и в гнездо возвращаться не спешит, — лениво заметил Шиан, при этом всё более «горячо» лаская меня взглядом.

— И ты молчал?! И Айрен тоже! Вот, гордись, муж, своими сыновьями! — возмущённо выдохнула адара. — Им совсем нет дела до того, что мать волнуется!

— Идём уже, обиженная моя, — тепло рассмеялся ар Тимаирр, заметив наши переглядывания с Шианом. — Ребяткам пообщаться надо, а младшими оболтусами я сам поговорю, дабы мать перестали волновать.

С мамой Шиана мы на следующий день всё же поговорили наедине.

— Как же я рада за вас, девочка! И сын — молодец, сдерживается, — на мой непонимающий взгляд адара тут же ответила, — в период единения адары так свою пару… ээээ… обхаживают, что рядом с ними находиться невозможно. Ревнуют ко всему, что движется. К нам с Тимаирром недели две никто не приближался, да и потом родных да знакомых видела урывками. Меня хватало лишь на короткие перекусы да водные процедуры, а потом Тимаирр снова утаскивал в свою пещеру… А Шиан, видимо, в прадеда пошёл, тот тоже стоиком был, зато потом…

Это Шиан то стоик?! Это он то себя сдерживает?! То что же будет, когда мы окажемся в гнезде, где не будет ограничений?! Мне, конечно, всё нравится, и даже больше, чем нравится, но я ж не выдержу!

— Эльсинель, — снова обратилась ко мне ари Сэвиенн, — а не пригласить ли нам, пока мужчин нет поблизости, твоего друга мага-жизни? Пусть посмотрит, не зародилась ли уже в тебе новая жизнь, а?

— Нет, не надо! — вспыхнула в ответ. — А вдруг Шиан вернётся?! Подерутся же!

— Ты права, — согласилась женщина. — Не увидит, так запах чужого мужчины учует. Что ж делать тогда?

— Ну, я и сама могу посмотреть. Не зря же все эти недели обучалась.

Сказать было легко, но вот саму себя сканировать было не просто, то ли от волнения, то ли от малой практики.

Прикрыла глаза, чтобы успокоиться и настроиться, вздохнула, глянула на мать Шиана. Её горяще-взволнованный взгляд не добавлял спокойствия.

— Может в другой раз? — с надеждой спросила адару.

— Э, нет! Тогда позовём…

— Всё-всё, я сейчас!

Ещё раз вздохнула, прикоснулась ладонью к животу и перешла на специальное внутреннее зрение. Вроде всё, как обычно… хотя… вот эта яркая искорка… такая красивая! теплая! и такая родная!

Распахнула глаза и восторженно просипела:

— Есть! Она есть! Вот тут! Такая маленькая!.. Значит, я?.. у меня?.. у нас?.. Ох!

— Поздравляю, девочка моя! — кинулась с объятьями адара, счастливо смеясь, расцеловывая мне щёки.

— По какому поводу столько радости? — спросил вошедший Айрен. — Мам, я тут спросить кое-что хотел. Отец сказал, что ты к Эль пошла, вот я и примчался. Так что случилось?

— То, чего никак не дождусь от тебя, — попеняла мать сына. — Хоть один отпрыск мать радует!

— Ма, ты о чём? — недоумённо переспросил Айрен.

— О том, что ты совсем скоро станешь дядей, — с широкой улыбкой объявила ари Сэвиенн.

— Что? Правда?! Вот же брат — везунчик! — обрадовался Айрен. — А что это он сам мне не сказал? Я ж его недавно видел.

— А он ещё не знает, — тихонько ответила я. — Вернее не совсем уверен…

— Да?! Сейчас… я быстро…

— Погоди! Спросить то что хотел? — крикнула вдогонку скрывшемуся за входной дверью сыну адара, потом хмыкнула, глянула на меня. — Вот так всегда. Прибежит, сам не зная зачем, и снова сбежит.

— Он же к Шиану пошёл? Эээ… я, пожалуй, сбегаю быстренько к Кирель… давно хотели с ней кое-что обсудить и…

Но, не сделав и пары шагов, была подхвачена сильными руками своего сумасшедшего адара, ворвавшегося в комнату с безумным взглядом и принявшегося кружить меня в объятьях.

— Голова же закружится! — попеняла ему.

Шиан, судорожно вздохнув, остановился и стал осыпать меня поцелуями.

— Шиан! Ну, Шиан же! Мы не одни!

— Ты уверена? — спросил он между поцелуями.

Чуть извернувшись, огляделась. А ведь мы, действительно, были одни.

— Предлагаю отпраздновать, — продолжил адар.

— Отпраздновать?!

Все попытки хоть немного отстраниться от явно неадекватного мужчины были тщетны, он вообще подхватил меня под попу и понёс в сторону спальни. Вот значит, как он решил отпраздновать! Я как бы не против, но не так же часто!

В общем, «праздновали» с размахом… пока в комнату не стал «долбиться» возмущённый ректор, ругаясь на чём свет стоит, что, мол, это академия, а не дом развлечений, где нет никаких границ, и, что если мы сейчас же не прекратим своих брачных игр, то меня просто исключат за аморальное поведение в стенах сего учебного заведения. Ну, в чём-то он, действительно, был прав, Шиан был мне лишь формально женихом. И всё же обида тоже присутствовала, поэтом на очередное «своевременное» предложение адара перебраться, наконец, в Гнездо, ответила согласием.

Вот уж кто был доволен сложившимися обстоятельствами, это сам Шиан и его родители. Старший адар вызвался сам решить все вопросы моего полного перевода в академию гнезда, мне осталось лишь попрощаться с друзьями и собрать вещи. И, если за Рамеля я была спокойна, то Кирель оставлять не хотелось, тем более что её сердечные раны ещё не зажили. В какой-то момент меня нашёл Дарим и пространно намекнул, чтобы я не беспокоилась за подругу, так как он сам позаботиться о ней.

— Мне стала дорога эта девочка, — сказал он. — И я постараюсь сделать её счастливой.

Перед самым отъездом теперь уже я намекнула Кирель, что ей неплохо бы было присмотреться к новому магистру академии, то есть к моему другу и наставнику Дариму. Подруга хоть и пофыркала для виду, но этак мечтательно задумалась, что стало понятно: симпатия-то взаимна.

С лёгким сердцем снова покидала академию. На этот раз в гнездо было решено возвращаться на своих крыльях. Лицезреть отлёт драконей братии вывалило пол академии, восторженный свист сопровождал каждый оборот и взлёт. Шиан для порядка нарычал на всех, дабы не пялились на его пару и не облизывались почём зря. Посмеялась над ревнивым адаром, что в исполнении в животной форме выглядело этаким чихом со струйками неконтролируемого огня, в результате чего некоторые студенты из первого ряда провожающих лихо стали отпрыгивать назад, чтобы не быть подпаленными. Это ещё больше раззадорило толпу, то там, то здесь вспыхивал дикий ржач. Да уж, триумфальное отбытие.

* * *

В свою старую академию я больше не вернулась, закончив обучение в Гнезде, правда, это самое обучение сильно затянулось. Сначала я была захвачена подготовкой к свадебному обряду, вот уж где мать Шиана, моя мама и бабули развернулись вовсю. В сам день свадьбы я почти не волновалась, даже большое количество гостей нисколько не смутило, ведь рядом всегда был тот, кто отвлекал, поддерживал, успокаивал. Обряд прошёл как во сне, счастливом, радостном и каком-то сказочном.

Когда же подошло время родов, Шиан отвёз меня на моё любимое, родное озеро, озеро Надежд, место, подарившее мне жизнь.

Опустив руки в священные воды, вознесла благодарственные молитвы, Шиан встал на колени рядом и сделал то же самое. И нам ответили. Из воды показался гибкий зелёный росток, он ласково коснулся наших руки, затем бережно пощекотал мой округлый живот.

— Благословил! — счастливо выдохнула я. — Теперь всё будет хорошо.

В этот же день я родила Шиану чудесную дочурку, которую мы, по обоюдному согласию назвали Анаин, что в переводе с адарского означало «Надежда». Малышка, благодаря благословению озера, унаследовала мою магию жизни. А вот Шиамм и Раимм, близнецы, родившиеся спустя пять лет, пошли целиком в папочку. К их появлению на свет мы так же собирались на озеро, но схватки начались раньше, и именно Гнездо впервые услышало голоса новорожденных шалунов.

Анаин стала негласным лидером среди моих детей, первой затевая проказы и выдумывая развлечения, за что мы не раз грозились её наказать, но тут объявлялись младшенькие и слёзно умоляли простить их сестричку, которая «ну, вот ни в чём не виноватая». И мы смягчали сердца.

Почти в это же время мы узнали, что у Кирель и Дарима родилась двойня, чудесные девчушки. Мне удалось уговорить Шиана слетать к друзьям, захватив с собой мелких. Шиамм и Раимм долго стояли у кроватки новорожденных, а затем в один голос заявили, что нашли себе невест. Мы со счастливой мамашей лишь рассмеялись на это, умиляясь на моих четырёхгодовалых карапузов, а вот Шиан с Даримом посерьёзнели и многозначительно переглянулись.

— Придётся нам видеться чаще, — заметил, наконец, мой адар. Да, Шиан ещё тогда понял, что сыновьям посчастливилось ещё в юном возрасте встретить свои пары — Семья-то разрастается.

Анаин нашла свою судьбу, не выбираясь за границы Гнезда. Её парой оказался сын одного из драконов южного побережья, пару столетий назад покинувший Гнездо в поисках своего счастья, а вот теперь решивший показать сыну родные места. Всего одной встречи хватило, чтобы между молодыми людьми вспыхнуло чувство. Вот так счастье ещё раз осветило наш дом.

Последние два года Шиан уговаривает меня «немножечко» расширить нашу семью.

— Представляешь, как будет здорово снова принять на руки новорожденного сына или дочку на нашем озере, — искушал муж.

И я всё чаще ловлю себя на мысли, что озеро Надежд… чудесная идея!

X