Любовь Сергеевна Черникова - Любовь понарошку, или Райд Эллэ против! [litres]

Любовь понарошку, или Райд Эллэ против! [litres] 989K, 190 с. (Академия Великой Матери: История Халли-1)   (скачать) - Любовь Сергеевна Черникова

Любовь Черникова
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!


Пролог

Зверюга подо мной утробно всхрапнула и повела мордой из стороны в сторону, словно напоминая, что клыки длиной в две мои ладони не просто украшение. Набрав побольше воздуха в легкие, я медленно выдохнула, успокаиваясь и подавляя озноб, который нет-нет да и прокатывал по телу. Нельзя показывать страх. Любое животное это почует, и тогда подчинить его будет сложнее даже природнику, а уж мои шансы и вовсе стремительно рухнут к нулю, так что спокойствие – наше все, Халли!

Кабан коротко хрюкнул, и мне почудилась насмешка в этом звуке. Маленькие глазки то и дело косились, пытаясь рассмотреть наглую наездницу, посмевшую взгромоздиться на широкую, покрытую жесткой бурой шерстью спину. Густая мускусная вонь забивала ноздри, повязка, скрывающая лицо, слабо помогала. Да и вообще вся эта затея с самого начала плохо пахла. Причем как в прямом смысле, так и в переносном.

Секач снова дернулся, приложив меня коленом о деревянную стенку узкого загона. Щетина кольнула бедра даже сквозь плотную ткань бриджей. Поерзав, устроилась удобнее и в который уже раз поправила лямки рюкзачка, скрытого под курткой. Последние секунды до старта тянулись мучительно медленно, изматывая нервы ожиданием. Кровь гулко стучала в ушах от внутреннего напряжения. Это не первая авантюра, в которую я ввязалась, но, пожалуй, одна из самых опасных. Как, возможно, и прибыльных. Я обязана выиграть!

– Три! – начался отсчет.

Усилием воли достигаю точки равновесия и тянусь к маленькому изворотливому мозгу кабана: «Эй, крепыш, не подведи, папа твой – реликт!»

– Два! – Усиленный магией сияющих[1] голос распорядителя тяжелым молотом падал на головы зрителей и участников.

Контакт удался, невидимые узы связали меня и животное подо мной. Сознание будто раздвоилось, я видела двумя парами глаз одновременно. Вместе со зрением обострились обоняние и слух. Звуки стали четче, запахи – ярче и многограннее, ну, это не в новинку. Как оборотник[2], я в полной мере знакома со звериными инстинктами. Гасим все лишнее, оставляем суть.

– Один!

Сжимаю голенями крутые бока и крепче впиваюсь пальцами в шерсть на загривке.

Бау-у-умм! Над поляной разнесся звук гонга, пугая животных.

Одновременно упали стены загона.

Вперед!

Мысленный посыл подкрепила сильным импульсом страха, подавляя ярость и стремление защищаться. Да и как кабану бороться с огнем? Простой и более чем действенный образ. Мое собственное изобретение – безотказный способ заставить животное бежать без оглядки.

Огромный хряк, в несколько скачков обогнав прочих, первым вломился в заросли. Чтобы не зацепиться за ветки, пригнулась к самой холке, едва не уткнувшись лицом в вонючую шерсть. Держись крепче, Халли! Скачки нелегальные, никакой сбруи тут не полагается. Так же как и страховки. Так же как нет правил, кроме одного – прийти первым. Да и на погребение безвременно почившего наездника никто тратиться не станет. Уверена.

Впереди возник ствол поваленного дерева. Препятствие приличных размеров, нам такое не перескочить. Плохо! Приказываю обогнуть, а точнее, пускаю иллюзорный пал слева, и кабанчик как миленький забирает правее. Только так резко-то зачем?!

– Вот так! Папа твой – реликт!

Кое-как, хвала Великой Матери, удержалась на спине, но нас догнали и обходят.

Э нет! Непорядок! Стена иллюзорного огня, полыхающего лишь в сознании хряка, волей случая ставшего ездовым, ревет и лижет пятки. Зверюга мгновенно прибавляет скорости, снова вырываясь вперед. Вот и еще один недостаток моего метода управления – кабан совершенно не обращает внимания на то, что происходит вокруг. В этот миг откуда-то сбоку врывается другой наездник.

Черный секач с малюсенькими злыми глазенками мотнул головой. Острые как бритва клыки лишь на миг разминулись с моей голенью и скользнули по задней ноге Крепыша, оставляя кровавый след.

– Бесы!

На миг внутри все сжалось. Ждала сначала боли, потом того, что мой «конь» меня сбросит. Но он даже не заметил. Не зря самого огромного и лютого с виду кабана выбрала. Я мелкая, а секач – здоровенный. Понадеялась, что он моего веса и не почует, всех обгонит, и я с мешком денег за плечами отправлюсь… Куда именно отправлюсь, придумать не успела. Но не в общежитие академии – это точно. По крайней мере, не дальше портала, потом прыгну сразу домой, там и припрячу выигрыш.

Пока пугалась и делила шкуру неубитого реликта, отвлеклась. Контроль ослаб, и иллюзорное пламя почти погасло. Собираясь с мыслями, едва не пропустила момент, когда впереди возникло светлое пятно. Стремительно приблизившись, оно превратилось в крупного волка светлой, почти как моя ипостась, масти. От неожиданности вздрогнула. Откуда он взялся на трассе?

Волк, грозно оскалившись, рыкнул. Секач подо мной, в свою очередь, угрожающе хрюкнул и свернул за ним, по пути задев могучей грудью другого наездника. Тот с криком свалился на землю, а потерявшее контроль животное, рассвирепев, принялось беспорядочно метаться по выделенной для скачек полосе леса. Волк улепетывал, нарочно петляя и направляясь в сторону – к границе из непроходимых зарослей, это природники организаторов постарались, ограничив место мероприятия. Мой секач мчался следом, видимо решив, что именно серый зверь виноват во всех грехах. Оставалось только крепче держаться.

Халли, это конец!

Хотелось просто разреветься от отчаяния. Контроль над кабаном я окончательно утратила. Как и все свои сбережения, которые так неосмотрительно поставила на себя любимую. Можно, конечно, попробовать снова взять бразды правления в свои руки, да только что-то мне подсказывает, что победителей сегодня не будет. Да и волк этот показался подозрительно знакомым. Чересчур подозрительно!

Райд?

Едва не поддалась панике, даже ладони мгновенно вспотели. Узнал или нет? Наверняка уже учуял запах, теперь пиши пропало. И, что еще хуже, плакали мои денежки. Если решаться, то прямо сейчас. Авось удастся улизнуть незамеченной, прежде чем попаду в лапы безопасников – не один же он здесь в конце-то концов. Надеяться, что прикроет и на этот раз, глупо. Что буду делать дальше, подумаю после, проблемы стоит решать по мере поступления.

Выбрав подходящую ямку, кубарем скатилась со спины кабана и еле успела вжаться в землю. Повезло – бегущий следом секач, потерявший наездника, не обратил на меня внимания. Перескочил и даже копытом не задел.

Оборот!

Волчьи лапы уносят в сторону с трассы. Некоторое время пришлось бежать вдоль заграждения, надеясь, что найду местечко, где можно перебраться. К счастью, природники организаторов явно схалтурили, в живой изгороди было предостаточно брешей. Кабаньей туше не продраться, а вот некрупной волчице вроде меня – в самый раз. Юркнув в ближайшую, продралась сквозь лабиринт веток. Оставляя клочки светлой шерсти, вырвалась по ту сторону и на миг настороженно замерла.

Чаща[3]. Она простиралась вокруг и, казалось, незримо давила, заставляя чувствовать себя ничтожной песчинкой, которую перетрет и не заметит.

Я встряхнулась, скидывая наваждение. Не впервой мне вот так одной бегать, да и философствовать некогда. Нужно выбираться поскорее, пока не подоспел отряд, что устроил тут облаву. Первым делом – уйти подальше, пока какой-нибудь теневик[4] не соткался перед носом и меня не сцапал. Хорошо, что у меня с собой есть мобильный портал.

Минут пятнадцать я бежала прочь, минуя стволы огромных сосен, упиравшихся вершинами в небо. Как ни странно, здесь было на редкость светло, а путь не преграждали кусты и сломанные ветви. Пели птицы, в ноздри били запахи хвои, травы, прелых листьев, влажного мха и грибов. Судя по всему, мы где-то в горах на самом юге Эрессолда, ведь сейчас зима, а здесь ни снежинки, скорее, раннее лето.

Дорога пошла наверх, подтверждая догадку, да и если вспомнить размеры секача, то он с Южных гор, не иначе. Только там такие экземпляры водятся. То и дело стали попадаться выступы скал. Приметив один из обломков горной породы побольше, свернула к нему, чтобы переодеться. Огромный, в полтора моих роста высотой и метра три в обхвате – это хорошее укрытие от тех, кто пойдет следом, а там и портал активировать успею.

Но прежде чем приступить к переодеванию, осмотрелась, принюхалась и воспользовалась эмпатией. Похоже, и правда безопасно. Вернув себе человеческий облик, скинула со спины малюсенький рюкзачок с запасной одеждой. Не бог весть что, но все же теперь не придется сверкать голым задом. Соорудила я его из обрезков спецформы, которая «совершенно случайно» оказалась мне велика. Самые легкие штаны, какие нашлись, кеды да майка – все, что поместилось и не слишком выделялось под курткой. Быстро натянула все и достала из кармана диск мобильного портала.

Налетевший внезапно ураган весьма невежливо притиснул меня к шероховатому камню. Одну руку заломили за спину, из второй вырвали последний шанс на бегство.

Вкрадчивый и до боли знакомый голос раздался так близко, что пробежали мурашки по шее:

– Студентка Академии Великой Матери участвует в нелегальной гонке?


Глава 1

Райд Эллэ

Все началось в понедельник утром, в тот самый момент, когда отвратительно бодрый и веселый для такого раннего часа Вердерион Аллакири, а точнее, теперь принц Норанг[5], заявился в штаб при Академии Великой Матери, к которой был прикомандирован наш отряд последние полгода. Обычно мы находились здесь неделю до и неделю после вступительных экзаменов, но с тех пор как фанатики культа Кровавой Луны обнаглели настолько, что отважились напасть на святая святых[6], застряли здесь надолго. Охраняем, так сказать, самое сокровенное – будущую надежу и опору цивилизации, дери ее лесные бесы! Только вот среди этой надежи, как показала практика, слишком уж много никчемностей, если не полного гнилья. Взять того же принца Файбардского…

– …к набору новичков приступаешь через неделю. А пока распорядись, чтобы подготовили документацию.

– А? – За мрачными мыслями я, оказывается, прослушал все, о чем говорил Верд.

– Райд? – Командир и мой лучший друг спрятал веселье за укором – издевается! – Опять всю ночь развлекался с очередной красоткой и не выспался? Разве ты не знаешь, что оборотники должны отдыхать как следует, чтобы царили гармония и понимание с внутренним зверем? – закончил он нарочито менторским тоном.

Ну-ну. Были времена… Помню-помню.

– Мы с моим зверем, – я постарался, чтобы слово прозвучало максимально неприлично, – совершенно не против красоток. В этом вопросе у нас как раз полная гармония, – договорил зевая. – Так что ты там мне собираешься поручить?

Вердерион вздохнул.

– Пока я тут распинался, ты без зазрения совести спал с открытыми глазами в присутствии собственного командира?

– С закрытыми, – уточнил я флегматично и уставился в прямоугольное окно, какие в Древе академии[7] имелись только на административном этаже.

– Эллэ!

Мы вместе покосились на героически сдерживающего смех дежурного, вытянувшегося в струнку у входа. Впрочем, парни давно привыкли к нашему неформальному общению.

– Ладно-ладно. – Я умиротворяюще поднял руки. – Прости.

– Райд, если что-то случилось…

– Ага, воскресный ужин в отчем доме, – успокоил я друга.

– О! Уж лучше бы красотки, – с пониманием кивнул Вердерион. – Тебя опять пытались сосватать?

– Хуже.

Я снова не удержался и зевнул. Верд удивленно приподнял бровь.

– Тогда у меня даже нет предположений. Хотя… Дай угадаю. Магдиа?

– Это было легко, – поморщился я, вспомнив постнолицую широкоплечую дочурку лучшего друга моего отца. Редкостную ханжу и зануду. – Что я могу поделать, если герцог Дорсвет вбил себе в голову, что мы отличная пара?

– То есть Май Эллэ так и не отказался от этой затеи? Хм… Но отчего же ты такой помятый?

– Обсуждали свадьбу с отцом.

– Чего?! – Верд вылупил глаза. – Она же на год тебя старше!

– Ничего. Он сказал, что больше не верит в способность матери меня образумить и берет все в свои руки. Ему, видите ли, внуков не хватает! В общем, если я не представлю ему невесту в течение месяца, то…

– Завяжет тебе причинное место узлом. Помню-помню, – закончил за меня друг. – Он угрожает этим с тех пор, как нам исполнилось шестнадцать.

– Думаю, что это и правда выход. Даже это лучше, чем жениться на Магдиа.

У двери все же прыснули.

– М-да. Дела… А не спал-то чего?

– А ты бы смог заснуть после такого? Да и поднялся пораньше, чтобы улизнуть до завтрака.

– Иди-ка ты отдохни пару часов. А лучше – до обеда. Разбужу, если понадобишься.

Я не стал противиться и потопал к себе, надеясь, что образ прайманской[8] дочурки не навеет кошмары.

Как по заказу, в голове раздался слишком писклявый для таких габаритов голос: «Райд, почему бы нам не обменяться амулетами вызова? Райд, это неприлично! Райд…»

Брр! Спать резко расхотелось, и я решил подышать воздухом. Ноги сами понесли к старинному фонтану. Отчего-то я любил это место еще с тех пор, как мы с Вердерионом здесь учились. По пути бездумно таращился на студентов. Точнее, на студенток. С момента нападения прошло чуть больше месяца, многое здесь изменилось с тех пор, но беззаботную юность не сломить. Вон как девчонки стреляют глазками – одни застенчиво, украдкой, другие – без доли стеснения.

По привычке подмигнул приглянувшейся блондинке, и та мило зарделась. К ней тут же подскочили подружки – брюнетка и рыженькая в очках. Принялись шушукаться. Я невольно вздохнул. Вот так всегда. Напридумывают себе…

Парк у фонтана изменился до неузнаваемости, и пришлось немного поплутать по лабиринту – природники постарались, на днях сдавая экзамен. Но вот послышалось журчание воды и чьи-то голоса. Приостановился, решая, как лучше поступить. С одной стороны, я не жадный и совершенно не против, если кто-то еще расположится поблизости. С другой – вдруг помешаю?

Прислушался, не испытывая угрызений совести. Чужие секреты мне неинтересны, если только они не касаются культистов[9] и заговоров. Но проверить стоит. С тех пор как фанатики устроили резню, я настороже.

Подошел ближе. Парочка. Нынешний распорядитель вечеринок пятикурсник Кай и девчонка. Она – спиной ко мне. Светленькая, невысокого роста. Судя по спецформе[10] – оборотница. Собранные в высокий хвост волосы открывали изящную шею, а талию я, верно, смог бы обхватить пальцами. Довершала картину круглая как орешек попка, так и приковывающая взгляд. Бесы! После общения с Магдиа мне все девчонки кажутся красавицами! Повезло парню, особенно если спереди так же симпатично, как и сзади.

– Когда будут деньги?

В мелодичном голосе проскользнула легкая хрипотца, будто девушка устала или не выспалась. Я насторожился. Похоже, здесь отношения иного рода, чем могло показаться.

– Как только товар реализую. – Теневик развел руками.

– Мне бы сегодня, – мелькнуло нетерпение на грани раздражения.

– Не переживай, Халли. Все будет тип-топ. Я тоже не прочь получить свои проценты от сделки поскорей, но, сама понимаешь, покупатель должен убедиться, что товар качественный.

Оборотница только шумно выдохнула.

– Завтра, – тут же отозвался теневик. – И когда сможешь достать еще?

– Постараюсь на неделе. Если не выйдет, то после выходных – точно.

Кай кивнул и растворился в воздухе. Девчонка повернулась, подтверждая подозрения, и направилась в мою сторону. «Подозрения» так приковали внимание, что я даже забыл отойти с тропинки, она же, в свою очередь, задумалась.

– Извините, – пробурчала девчонка не особо вежливо и, обогнув меня, в последний момент избежала столкновения.


Халли Эрпи

Кай совершенно не порадовал. Я так надеялась, что он сегодня же отдаст мне деньги за розовый мох, да не тут-то было. Клиент потребовал время на проверку.

Розовый мох, или росус кертариа, – весьма редкое в наших краях растение, обычно растущее далеко на востоке. Вообще-то мхом оно не является. По весне оно покрывает розовыми, белыми и сиреневыми цветами целые поляны, за что, собственно, и прозвано мхом.

Люсиа, моя соседка по комнате, – природница. Она подтвердила, что клубни, которые удалось раздобыть, принадлежат именно этому виду, и тут же попробовала вызнать, где мох растет. Конечно же я ничего не сказала. Вот еще! Выдавать секреты, особенно те, что пахнут прибылью, – не моя тема. Впрочем, она и не стала настаивать, лишь пожала плечами в ответ на отказ.

Полянку эту я приметила давно, еще на одном из практических занятий. Через Кая – распорядителя вечеринок и «потомственного посредника», как он сам себя называл, нашла покупателей. Больше всех платили врачеватели, Кай уверял, что ничего противозаконного они не приготовят – обычные эксперименты с лекарственными средствами. Такое объяснение для моей совести показалось достаточным, хотя любопытства и не уняло. Наоборот, очень захотелось разузнать, для чего именно это растение используют, раз так хорошо платят? Половина серебряной кроны за клубень размером с ноготок – приличная сумма.

Что ж, партия пробная. Да я готова всю поляну перерыть, чтобы заработать лишний золотой. Сейчас я принесла всего две дюжины клубней, то есть к вечеру рассчитывала приумножить состояние на двенадцать полновесных серебряных крон. Для кого-то мелочь, но для меня – неплохие деньги. Особенно если десять из них придется вернуть в счет части долга уже этим вечером. Риан Глод, местный ростовщик, ждать до утра не станет. Он наживается на том, что ссужает бедноте, но возвращать требует точно в срок, а проценты у него – не рассчитаешься. Что же делать? Придется срочно найти, у кого бы занять… Вот только занимать у знакомых – неловко. Ладно, чем раньше начну поиски, тем больше шансов побыстрее отвязаться от Глода. Жаль, что сразу не смогу раздобыть целый золотой.

Грустные мысли придавили к земле, я свернула на тропинку, спеша в общежитие, и едва не налетела на Райда Эллэ. Сероглазый блондин, оборотник из отряда «Волчьи тени»[11], сын главнокомандующего империи Мая Эллэ, красавчик, местная легенда и несусветный бабник неожиданно оказался на расстоянии ладони, обдав дурманящей смесью запахов, к которым я, как и любой оборотник, весьма чувствительна. Да и, чего душой кривить, мне он давно нравился, но издалека. Как театральный актер или какой-нибудь там певец.

Эх, надо было в него картинно врезаться! Так сказать, «прикоснуться к легенде» в прямом смысле. Исполнила бы мечту половины девчонок академии. Но, как-то некстати подумав, что уж он-то точно никогда не знает проблем с деньгами, пробурчала извинения и поспешила дальше.

Вот вечно я так. Нет бы попытаться завести полезное знакомство. «Такой случай!» – укоряла практичная и меркантильная часть сознания. Осторожная же, наоборот, убеждала в правильности поступка: «Ну их, этих богатеев! Лучше и вовсе не связываться – раздавят и не заметят».

Нужно поторопиться, чтобы застать соседок, пока они никуда не ушли. Прошло немало времени с тех пор, как я занимала у них деньги. Вдруг не откажут? Тогда смогу найти Риана и вернуть долг, чтобы со спокойной душой заниматься, уроки тоже никто не отменял.

К несчастью, Глод нашел меня раньше. С парочкой дружков мой заимодавец поджидал у входа в Древо. Оттолкнувшись от стены, поманил меня пальцем. Сейчас, бегу уже! Сделала вид, что сильно спешу и никого вокруг не замечаю.

– Эй, Эрпи! – грубовато окликнули в спину.

Лесные бесы! Пришлось остановиться.

Изобразив беззаботную улыбку, обернулась:

– Риан?

– Как у тебя дела?

Пятикурсник, мощный, как и все парни с волчьей ипостасью, с прищуром смотрел из-под упавшей на глаза темной челки. И вроде бы симпатичный, но рожа какая-то скользкая. Даже не верится, что у нас одна и та же ипостась. От того, как именно он пялился, меня едва не передернуло. Говорил мне Кай никогда с ним не связываться…

Глод тем временем приблизился. Не спеша и не отводя взгляда, обошел вокруг, остановившись всего в шаге. Навис так, что захотелось отступить, а вырез форменной майки, в котором скрывался мамин кулон, показался слишком глубоким. Руки дрогнули от желания застегнуться, но я лишь нехорошо ухмыльнулась, нагло уставившись прямо в желтоватые глаза.

– Кажется, мы условились на вечер?

– Уверена, что справишься? – Риан говорил почти ласково, но я чувствовала подвох. Да и взгляды его дружков лишь усилили подозрения.

– Уже справилась. Долг верну вечером. Мне надо идти, время – деньги.

Попыталась обогнуть ростовщика, но дорогу точно невзначай заступил Буилто. Туповатый бугай-южанин, оборотник-медведь, что числился при Глоде вышибалой, широко мне улыбнулся, заставив мысленно сглотнуть.

Естественно, об их темных делишках руководство академии и не подозревало, никто ведь не жаловался, а таких, как я, при необходимости можно достать и за пределами учебного заведения. Оставалось надеяться, что Глод не обманет, ведь обычно он вел дела жестко, но честно. Я возвела мощнейший ментальный щит, на какой была способна, чтобы скрыть даже отголоски собственных мыслей, разрешила только считать уверенность.

– А вот я так не думаю, – продолжил как ни в чем не бывало Риан и погладил меня по плечу, но тут же убрал руку, не успела я даже гневно глянуть. – Деловое предложение. – Оборотник сам отступил на шаг, одновременно исчезло и давление. – Для тебя это будет шанс подзаработать. Ты ведь нуждаешься, верно?

Что бы там он ни хотел мне предложить, звучало это заведомо отвратительно. Но ссориться не стоило. Наверняка вне академии он тоже при случае сумеет доставить неприятности.

– Спасибо за беспокойство, Глод. Я подумаю. Может, как-нибудь потом, сейчас уже есть одно дельце.

Риан еще некоторое время рассматривал меня, а затем отступил в сторону, пропуская. Отошел и медведь.

– Надумаешь – знаешь, где искать.

Я кивнула не оборачиваясь и поспешила к лестнице.

Соседки обнаружились в комнате.

Люсиа Таннефер занималась в излюбленной позе – лежа на животе в кровати. Разряженная Миран Норег стояла у зеркала и примеряла очки. Ее темные прямые волосы были собраны в высокий хвост на затылке и все равно спускались ниже лопаток.

– А эти? – Она говорила низким грудным голосом, чуть растягивая слова.

– По мне, все хороши. – Люсиа едва на нее взглянула и снова уткнулась в учебник.

Обе девушки принадлежали к аристократическим родам, и мы, хоть и жили вместе с первого курса, подругами не были, скорее. добрыми соседками. Впрочем, всех троих это устраивало, раз мы продержались так долго.

– Халли, – повернулась ко мне Миран. – Какие лучше? Эти или эти?

Она продемонстрировала огромные очки с выпуклыми зеленоватыми линзами, которые делали ее похожей на муху. Вторые, в тоненькой розовой оправе, напоминали формой крылья бабочек. Я еле удержалась, чтобы не прыснуть.

– Не разбираюсь в подобных вещах, ты же знаешь. Мне не до модных штучек.

Норег вздохнула, а Люсиа ниже склонилась над учебником, спрятав лицо за копной тугих светлых кудряшек, чтобы, не приведи Великая Мать, не обидеть случайным смешком нашу модницу-врачевательницу. Миран чересчур трепетно относится ко всему, что касается ее облика.

– Зеленые. Мне так кажется, по крайней мере. Опять же подходят к глазам… – решила я поддержать соседку, хотя и не была слишком уверена в том, что советую.

Но врачевательница согласилась:

– И я так считаю.

Люсиа, солидарно кивнула, одновременно делая какие-то пометки в тетради.

– Девочки, – я решилась, – можете меня выручить?

– Денег нет, – флегматично отозвалась Люсиа.

– Я тоже потратилась. – В голосе благодушно настроенной Миран мелькнуло сожаление. Она задумалась, а потом неожиданно протянула мне очки-бабочки. – Дарю, – вздохнув, пояснила соседка, заметив мое недоумение: – Они недешевые. Это «Шартье», – назвала она марку. – Хочешь, оставь себе. Или можешь продать, если получится. Да не стесняйся, бери. Они мне все равно не нужны.

Я некоторое время рассматривала этот модный «изыск». В конце концов, а что я теряю? Просто верну ей потом деньги, когда разберусь с Глодом и получу обещанное за мох. Один золотой, а больше мне и не надо.

Быстро взвесив «за» и «против», решила, что не стоит теряться, и взяла дурацкие очки.

– Спасибо. Ты уверена?

Воистину царским жестом красотка подтвердила свое решение, а затем, проходя мимо, остановилась и взялась пальцами за выбившуюся у меня из пучка и упавшую на лицо прядку. Покрутила, рассматривая, и шутливо дернула, прежде чем отпустить.

– Халли, тебе определенно нужно что-то сделать с волосами.

Дверь тихо хлопнула. Я и сама не поняла, когда зажмурилась, застыв на одном месте.

– Все. Она ушла. Можешь открывать глаза, – раздался насмешливый голос природницы. – Халли, тебе нужно что-то сделать с личной жизнью, – скопировала она тон врачевательницы. – Когда ты последний раз была с мужчиной?

– Э-э-э, что? – Такого вопроса от соседки, посвящавшей большую часть времени прилежной учебе, я не ожидала.

– Ты ведь даже ни с кем не встречаешься, не отрицай. За три года, что мы знакомы, ты ни разу не ходила на свидание. Никогда не рассказывала о парнях. Что с тобой не так, ты же оборотница? – Последнее прозвучало едва ли не укором.

– Не бойся, не озверею, – равнодушно ответив, плюхнулась на кровать, с удовольствием вытягивая ноги. Иногда надо позволить себе минутку отдыха, чтобы не сорваться.

– Халли. – Люсиа села, отложив тетрадь. – Я серьезно. Неужели тебе совсем никто не нравится?

Я задумалась. А ведь и правда вот так, с ходу не могу назвать ни одного имени.

– Не знаю. Райд Эллэ, наверное, – ляпнула первое, что пришло в голову.

– О! Всем девчонкам нравится Райд Эллэ, – многозначительно закатила глаза природница. – Особенно после того случая.

Мы переглянулись и прыснули, вспомнив, как однажды по осени оборотник с непринужденным видом вышагивал по улице, обернув бедра какой-то тканью. До сих пор не могу взять в толк, как такое произошло и почему он попросту не перекинулся в зверя.

– Халли? – не отставала отличница, неожиданно озаботившаяся моей личной жизнью. – Так когда?

– Месяц или два назад, – соврала я неуверенно.

Свободные отношения – для тех, кто незнаком с отсутствием денег, а у простого народа непорочность в цене. Все, конечно, поправимо, только вот нет у меня средств еще и на это. Да и не было времени о глупостях думать, нужно оплачивать учебу, счета. Кормить и одевать братишку. К тому же следующей осенью он пойдет в школу, и я пообещала устроить его в один из лучших столичных лицеев, теперь кровь из носа должна обещание выполнить. Мой младший брат Дориан не лла’эно[12], и ему придется очень постараться, чтобы добиться чего-то в этой жизни, а от пьяницы-отчима помощи никакой.

– Халли, кого ты хочешь обмануть? Послушай, тебе же было бы легче, если бы нашелся покровитель. Так многие делают. Уверена, с выбором кандидатуры не будет проблем, но ведь ты совершенно не смотришь на тех, кто… – она помялась, как всегда, когда речь заходила о социальных различиях между нами, – кто не твоего круга. Тебе и нужно-то просто снять эту дурацкую форму, привести себя в порядок и посетить пару вечеринок.

– Спасибо за совет, Люси, но это все не для меня.

Кажется, пора идти, а то как-то надоел разговор. Ловко вскочив с постели, я лихим жестом напялила очки-бабочки и под неодобрительным взглядом соседки направилась к двери. Некогда мне разлеживаться и разговоры разговаривать, нужно где-то раздобыть поскорее золотую крону и отделаться от Глода.


Глава 2

Райд Эллэ

Эй, а где восхищение? Ну или смутилась бы, на худой конец. Что это за пренебрежение к моей неотразимой персоне? Провожая быстро удаляющуюся по тропинке девчонку взглядом, попробовал ее прочитать, но более чем внушительный ментальный щит наглухо отрезал малейшие отголоски эмоций, так что пришлось довольствоваться видом обтянутой форменными штанишками упругой попки. Тут же вспомнилась сухозадая Магдиа, и все мое существо затопил протест.

Я не спеша подошел к фонтану и присел на бортик. Интересно, отец удовлетворится, если я представлю ему «невесту», заверив, что состою в отношениях? Долго, конечно, не смогу водить всех за нос, но, на мое счастье, семья лояльна к выбору сердца. Желательно бы найти кандидатку среди аристократок, но меньше вероятность получить от такой согласие. Не каждая сможет себе позволить ввязаться в подобного рода авантюру. Только вот простолюдинки в академии обычно редкость, хотя это в мое время…

Циник во мне подсказывал – так или иначе, все будет зависеть от предложенной суммы. Романтика же передернуло. Тьфу! Даже думать противно о том, что стану за подобное платить. Старина Райд Эллэ и сам по себе прекрасный подарок со всеми вытекающими.

Что называется, решил и решился.

Как только выход нашелся, снова неудержимо захотелось спать, и я потопал обратно. В конце концов, вечером еще предстоит работать.

У входа в Древо та же самая девчонка болтала с бугаем-старшекурсником, который буквально нависал над ней. Воображение тут же нарисовало чудесный вид на «подозрения», который открывался с подобного ракурса. Рядом с внушительными фигурами парней, оборотница казалась особенно маленькой и беззащитной, и когда парень погладил ее по плечу, мой зверь внутри вздыбил шерсть и глухо зарычал, чем немало удивил. Вопреки опасениям, от девушки во все стороны исходила уверенность. Все ясно. Этот – точно с ней вместе.

Неосознанно смерил взглядом оборотника, выглядящего опасным. Опасным для маленьких девочек конечно же. Не для меня. И как объяснить то, что я сейчас почувствовал? Хотя это просто. У нас троих – одинаковая ипостась. Взаимный интерес и породил подобную реакцию, но все же стоит взглянуть на ваши личные дела, детки. Ухмыльнувшись я, прибавил шагу.

– Надумаешь, знаешь, где найти, – донеслось сзади.

И столько в этом было… меня самого, даже стало противно. Это что же такое он ей предлагает? Хотелось вернуться и спросить, но ведь не мое дело, правда?

Я поспешил к себе и, засыпая, никак не мог припомнить троицу разноцветных милашек. К счастью, «эффект Магдиа» тоже в голову не лез, а вот миниатюрная фигурка молоденькой волчицы, лицо которой я толком не успел рассмотреть, так и маячила перед внутренним взором, маня аппетитными формами.

Проснулся, чувствуя медленно растворяющиеся в воздухе отголоски счастья. Помнилось только, как волком радостно носился по Чаще, и не один. Часы на стене показывали без пятнадцати шесть, пора в штаб. Потряс головой, прогоняя остатки сонливости, и принялся одеваться, а заодно разрабатывать оборонительный план. Зря отец так со мной, не люблю, когда давят. И точно никакой Магдиа не будет в моей жизни. Брр!

Первым делом нужно выбрать кандидатуру. К рассмотрению идут оборотницы, скажем, от четвертого курса и выше. В идеале это должна быть аристократка из обедневшего рода. Хотя нет. Такая вцепится как клещ-убийца, и придется с утра отгрызть себе руку, чтобы незамеченным вырваться из ее логова, то бишь из постели. А при расставании такой скандал закатит, что гаси грибы-светильники. Напротив, непринужденные отношения с девушками из обеспеченных семейств строить куда как проще, только есть маленькое «но». Провести ночь и представить отцу как невесту – совсем разные вещи. М-да. Задачка-то не из легких.

Попалась бы простая. Такая, чтобы сразу понимала: ничего не светит, и довольствовалась тем, что соизволю дать. Пускай будет природницей, да хоть сияющей! Главное – внешне должна меня устраивать. Отец – человек дотошный, так что играть так играть. Свидания, поцелуи и все прочее, чтобы выглядело по-настоящему, но притом на деле я бы оставался совершенно свободен. Вот только как это реализовать?

Шел, вглядываясь в лица встречных студенток. Некоторые даже были знакомы, хотя всех невозможно припомнить. Этери, Маллы, Илониа – имена путались. Куда как проще звать зайкой или деткой. Вот Верд же зовет Льяру котенком, и та не в обиде. Правда, Верд – это Верд, а я… Эх. Неплохо бы порыться в личных делах студентов, только придется придумать вескую причину, чтобы получить разрешение. Теперь, когда лорд Яррант исполняет обязанности ректора вместо заключенного в источник Древа Ханимуса Каррэ[13], это не так-то просто будет сделать.

– Отдохнул? – Вердерион поднял голову от разложенных на столе бумаг. – Гляжу, повеселел даже.

– Ага.

– Ну, тогда это тебе и вот это. – Командир сунул мне в руки какой-то листок и конверт. – Я домой, только заберу Льяру с тренировки.

Едва речь зашла о жене, Вердерион стал на диво благодушным, и где-то я ему даже позавидовал. Против желания, пришла дурацкая мысль о том, что мой поиск, и правда, подзатянулся. Может, отец прав и пришла пора остепениться? Но только не Магдиа!

Испустив стон, я в ужасе уставился на конверт, подписанный «Инкогнито».

Командир уже не просто улыбался, он откровенно потешался.

– Видел, что внутри? – кажется, у меня сейчас истерика случится.

– Конечно нет! Но ставлю на то, что у тебя с Магдиа завязалась романтическая переписка при поддержке праймана и главнокомандующего, – послание доставлено через наши каналы. Армия захватчиков твоего сердца начала наступление. Дрожи! Тебе не выстоять.

– Дрожу, но буду бить на упреждение, оборонительные планы разработаны. Наступательные – тоже.

Заняв еще теплое место за рабочим столом, небрежно откинул так и не распечатанный конверт в сторону. Немного подумав, взял его двумя пальцами и выбросил в урну.

– Даже не прочтешь?

– Я не настолько любопытен. К тому же от него так разит духами Магдиа, что аллергия начинается.

Подтверждая слова, пошмыгал носом и ногой отодвинул урну подальше. Верд усмехнулся.

– Ну, бывай. Оставь списки на столе, взгляну утром. К обеду их нужно будет предоставить лорду Ярранту.

– Какие списки? – спросил закрывающуюся дверь. Выражение лица удачно смывшегося командира мне совершенно не понравилось. – Умеешь ты преподносить новости, – проворчал я под нос и передразнил: «Какую сначала? Плохую или очень плохую?»

Задурив голову посланием от Магдиа, друг свалил на меня черную работу и выполнил тактическое отступление.

Вздохнув, принялся читать приказ:


«На базе Академии Великой Матери при поддержке особого отряда «Волчьи тени» необходимо сформировать учебный отряд из студентов-оборотников от третьего курса и выше, которые будут проходить усиленную подготовку для того, чтобы повысить процент выживаемости среди студентов лла’эно в случае возникновения чрезвычайной ситуации».


Лучшие получат шанс поступить на службу в это или другое элитное подразделение. Для кого-то это окажется настоящей путевкой в жизнь. Неплохо. И верно, подготовленным ребятам легче защищаться, в том числе и от культистов. Случись нападение позже, глядишь, было бы намного меньше жертв. Появление императорского советника, пока весь наш отряд валялся в отключке, спасло десятки невинных жизней. Недаром лорд Яррант, взяв бразды правления, принялся наводить в академии порядки железной рукой. Каррэ принимал посильное участие в управлении, но вот подписи на бумаге пока ставить не научился.

Дочитав до конца, я открыл было рот, чтобы отправить дежурного за моим помощником, как тут же захлопнул. Идиот! Хотел же посмотреть личные дела студентов. Вот и шанс!

Прихватив листок с приказом, направился в архив, который располагался наверху ствола сияющих, сразу под библиотечными ярусами. Туда можно было попасть порталом для персонала на первом этаже или топать вверх по лестнице в любом из стволов, а потом воспользоваться переходом. Я выбрал второй вариант. Заодно по пути осмотрюсь, да и определюсь, как совместить приятное с полезным.

По привычке избрав друидский ствол, размышлял: портретов в делах нет, но зато есть иная информация – та, что позволит определиться с кандидатурой. Первым делом отберу подходящие, а уж позже взгляну на претенденток лично. За размышлениями добрался до перехода на уровень лабораторий, после которого оставалось подняться на ярус выше. Навстречу попалась стайка студентов, скорее всего идущих из библиотеки. Весело гомоня, они разминулись со мной, а в конце прохода остановились уже знакомые штанишки. Перепутать я не мог.

– Фойе Земляничного через час, но не тяни, не то найду другую кандидатуру, – крикнула девчонка кому-то невидимому и повернулась.

– Бесы! – тихо выругавшись, я едва не прыснул.

Закрывая пол-лица, на ней красовались огромные розовые очки-бабочки. Несмотря на идиотский вид, отметил, что это не бутафория, а самые настоящие «Шартье», украшенные полудрагоценными кристаллами. Мне этими очками Магдиа все уши за ужином прожужжала. Наверное, намекала на подарок. Не понимаю, что девушки находят в таких вот штучках-дрючках, как будто других украшений мало? Уже и не знают, что еще на себя нацепить. Нет, я могу простить очки какому-нибудь старику, который плохо видит, но не имеет возможности нанять хорошего врачевателя. А вот носить эту дрянь только ради украшения? Мои мысли явно отразились на лице, но я и не собирался их скрывать. Если попробует прощупать, даже считать дам. Может, хоть одна умнее станет, узнав, что о ней думают на самом деле.

Девчонка явно заметила мое пренебрежение и, усмехнувшись, бросила прямой взгляд сквозь розовые стекла, мешавшие рассмотреть цвет ее глаз. Ну никакого уважения к старшим!

В архиве не стал уточнять, что мне нужны только дела студентов-оборотников, но подпись советника творила чудеса и не пришлось тащиться в ректорат за дополнительным распоряжением. Архивариус лишь кивнул и перепоручил меня помощнице.

Мило краснея и то и дело оборачиваясь, та смотрела сквозь – Великая Мать! – очки. И с таким видом, точно я мог отстать или заблудиться. Хотя, скорее, тоже желала продемонстрировать последний писк моды. Ее гордость в ярко-синей оправе, надо сказать, выглядела гораздо симпатичнее, чем те странные розовые бабочки, но все равно я недоумевал: зачем?

Помощница подвела к стеллажам, где стояли папки:

– Милорд Эллэ, вот здесь дела студентов, специализирующихся на магии оборота. Каждый курс – на отдельной полке. Здесь – управление природными ресурсами, здесь…

– Спасибо, леди. Я умею читать, – указав на таблички, улыбнулся, смягчая собственные слова, но уж больно хотелось поскорее остаться одному. – У вас, наверное, много работы? Не смею задерживать.

Я милостиво кивнул, и девушка смутилась. Бросилась к ближайшей полке, пытаясь снять все папки разом.

– Спасибо, я справлюсь.

Я отнял норовящую вывалиться из рук младшего архивариуса стопку, слишком тяжелую для такой хрупкой девушки.

– Простите, милорд. Конечно. – Окончательно стушевавшись, она помялась. – Не буду мешать.

Книксен, и помощница засеменила прочь, а я смог приступить к реализации задуманного. Положив дела оборотников на стол, пошел вдоль стеллажей. В ближайшее время меня никто не станет беспокоить, а потому стоит сначала просмотреть кандидатуры с других факультетов. Надо сказать, это решение не вызвало у меня должного воодушевления, просмотрев парочку, вернулся к рабочему месту. Начнем с оборотниц, они веселее. И вообще, я везунчик. Вдруг вот так сразу наткнусь на подходящую кандидатуру?

Спустя сорок минут набросал список студентов-оборотников с третьего по пятый курс и поделил его на части. Первая – те, кто нам подходит идеально. Здесь в основном были парни с традиционно боевыми ипостасями. Волки, медведи, рыси, тигры, гиены. Попался даже один лев. А вот девушек мне брать совершенно не хотелось – перед глазами то и дело вставал образ мертвой оборотницы у источника в Сатор-Юти, так похожей на мою младшую сестру. Не дело девчонкам сражаться, для этого мужчины есть.

И все же я не имел права отсеять их всех, обвинят в дискриминации. Раз уж на меня это свалилось, придется хитрить.

Так во второй части списка оказались девушки с боевыми ипостасями и маменькины сынки, судя по родовым именам. Среди этих ребят тоже могут оказаться достойные воины, но большая часть вылетит на первом-втором испытании. Просто не сумеют пройти. Тут я уж постараюсь.

Третий список – мой личный. Он содержал всего пять имен. Все девушки были друидками. Две из них оборотницы, две природницы и одна врачевательница.

Нарриа Ростонд, врачевательница. Подходит по всем параметрам, но заканчивает учебу этим летом. Внебрачная дочь графа Ростонда и неизвестной женщины, судя по тому, что в полном имени не указаны имена отца и матери. Признанная. Скорее всего, росла в доме графа. Можно, конечно, поспособствовать в ее трудоустройстве, но уж больно сомнительно. С дипломом на руках она не захочет тратить на меня время, а скорее, сама займется поиском подходящей партии.

Маред Биттл Эниа Фэннингтон, баронесса. Дочь обедневшего, но гордого рода. Помню, как весь Эрессолд потрясла весть о том, что поместье стерла с лица земли Чаща. У Биттла Фэннингтона не нашлось достаточно средств, чтобы позаботиться об охране собственных владений, но зато принадлежавшие ему городки оказались надежно защищены. А все гордость. Он не стал просить помощи у императора и не соизволил оповестить о плачевном состоянии дел. В живых тогда остались только тетка – сестра барона Фэннингтона, няня и сама Маред, да и то потому что отправились на местную ярмарку. Теперь живут в столичном доме на имперском обеспечении до тех пор, пока леди Фэннингтон не выйдет замуж. Четвертый курс. Природница. Это уже ближе к делу, но если окажется столь же горда, как и ее отец, то мне точно ничего не светит.

Подумав, вычеркнул из списка всех пятикурсниц, тем более вторая природница мне подходила с натяжкой. Вспомнилось: она внучка одного из отцовских прайманов, так что не стоит даже пытаться. Нас мгновенно раскусят.

Осталось всего три имени из пяти, а настроение сильно упало.

Халли Эрпи.

– Хм, звучит как «воришка».

Оборотница. Ипостась – волчица. Второй формы нет, да и рано ей еще. Лла’эно на семьдесят пять процентов. Мать – простолюдинка, совершенно не обладавшая магией. Погибла четыре года назад от рук культистов. Отец неизвестен, но явно кто-то из аристократов. Живет в Нортис-Юти, небольшом городке в северных провинциях, с младшим братом и отчимом. Один недостаток – третий курс. Слишком юна. Опять же никто не отменял наличие покровителя. Занес карандаш, чтобы вычеркнуть, но поставил рядом вопрос.

– Халли, хм… Имя будто знакомо.

Последняя кандидатка Таннис Рэм Кертиа Лиотс. Оборотница с рысьей ипостасью. Сирота, но с наследством. Может себе позволить выбор, имеет несколько замечаний по дисциплине.

– Леди шалунья? Это даже интересно, наверняка открыта для экспериментов, и мое предложение ей понравится.

Оставляем. Вот только одно беспокоит – никогда не мог найти с рысями общий язык.

Закончив, убрал дела на место и направился к выходу. Не могу сказать, что настроение поднялось. Скорее, наоборот. Вариантов оказалось гораздо меньше, чем я думал. Но смотреть дела теневиков и сияющих уже не хотелось. Ладно, понадеемся на авось. Уверен, все само собой сложится.

Следовало отправиться в штаб, подготовить объявление, запланировать испытания… И еще нужно прихватить расписание в деканате, чтобы понять, в какие часы будем заниматься. Заодно и определить, кого из наших ребят назначить инструкторами и все такое. Ох… Чувствую, до ночи теперь провожусь с бумажками. Честно говоря, я бы лучше отправился патрулировать периметр. Даже хочется, чтобы что-нибудь случилось.

Халли! Ведь так Кай назвал ту самую, с «подозрениями». Я даже притормозил от неожиданной догадки, что всплыла из подсознания. Хм… Ее отчим – простолюдин, должно быть, ему непросто оплачивать учебу в академии и кормить двоих детей? Но если Халли нуждается в средствах, откуда у нее дорогущие очки? Новомодная вещица, между прочим! И этот наглючий взгляд? Значит, я прав, у Эрпи есть покровитель. Скорее всего, тот самый парень, с которым видел их у Древа. Эх, совсем забыл выяснить, кто он такой. Ну да ладно, раз оборотник – значит, наверняка есть в моем списке, и скоро все мы познакомимся ближе.


Халли Эрпи

Где после занятий самое большое скопление студентов? Конечно же в столовой!

Туда я и направилась, тихо ругаясь под нос – дурацкие очки мало того что красили мир в розовый, хотя и это уже само по себе чересчур оптимистично, так еще и то и дело норовили свалиться с носа. Приходилось держать голову высоко. Ну ничего, так только привлекаю внимание. В конце концов, не подходить же мне тайком, будто какой-то торговец карэшем[14], предлагая товар из-под полы? Но стоять посреди коридора и орать точно заправский зазывала я тоже не могла. К тому же официально на территории Академии Великой Матери нельзя торговать.

И да! На меня смотрели. Можно даже сказать, что таращились и пялились. Только ни один любопытный не подошел и не заявил, что умрет, если не соглашусь немедленно продать такую красоту. Становилось все интереснее. Неужели Миран сама их купила? Просто не может быть! У состоятельной врачевательницы – безупречный вкус и завышенные требования к себе и остальным. К тому же она не из тех, кто швыряется деньгами, лишь бы заполучить новую брендовую шмотку, независимо от того, как та выглядит. Теперь я окончательно уверилась, что это подарок, и, скорее всего, ненужный и нежеланный. Потому соседка так легко с ним и рассталась. Сбагрила под шумок, так сказать.

Задача совместить подготовку к завтрашнему семинару по геополитике и отыскать к вечеру деньги для Глода потихоньку переходила в разряд невыполнимых. Бесы! Подохну, но никогда больше не стану занимать! Решив, что учеба все же важнее, а с Рианом как-нибудь смогу договориться, направилась в библиотеку.

Через полчаса корпения над учебниками со стороны стеллажей раздался сдавленный писк, и я воровато обернулась на библиотекаршу. К счастью, та была из сияющих, а потому не обладала эмпатией и не имела обостренного слуха или обоняния. Строго поджав губы, она сканировала пространство в поисках нарушителя, и ее взгляд ожидаемо остановился на мне. Пожав плечами, показала, что не имею к нарушителю спокойствия никакого отношения, и снова уткнулась в учебник.

Вдруг рядом кто-то пристроил стопку книг.

– Привет! – поздоровалась шепотом невысокая, даже ниже меня блондинка с огромными травянисто-зелеными глазами и густыми ресницами. Эдакая куколка на вид.

Я пробежалась взглядом по корешкам учебников. Судя по комплекту изданий – природница-первокурсница.

– Твои? – Девушка указала на лежащие на краю стола очки, которые я сняла сразу, как переступила порог сего святого места, чтобы не мешали.

Взглянув на предмет ее интереса, неожиданно для себя отметила – а очки-то симпатичные. Изящная форма, благородный перламутровый оттенок, полудрагоценные камни особой огранки красиво сверкали под неярким светом лампы-гриба. В общем, прилично смотрятся, пока лежат отдельно. Может, на это Миран и повелась?

– Угу, – кивнула я равнодушно, но внутренне сделала стойку, боясь даже неосторожной мыслью спугнуть потенциальную покупательницу. Великая Мать, пожалуйста!

Девушка тем временем коснулась пальчиком вензеля на дужке:

– Это же правда «Шартье»? Настоящие?! Можно взглянуть?

– Конечно. Если хочешь, примерь.

Мы разом обернулись на библиотекаршу, но та что-то писала за конторкой и не обращала на нас никакого внимания.

Спустя несколько часов я вышла из библиотеки с почти готовым рефератом по теме «Военно-силовое пространство геополитики» и почти проданными очками. Покупательницу звали Дарси, и она согласилась приобрести «бабочки» за целых пять золотых крон! Целое состояние! Правда, хотела рассчитаться чеком, но я беру только наличными. Немного поспорив об этом под неодобрительным взглядом библиотекарши, договорились, что произведем обмен в фойе Земляничного яруса через час. Радуясь такому везению, я направилась в общежитие, мысленно выделывая кульбиты и коленца, а Дарси осталась – ей нужно было взять книгу с собой.

Крикнув, чтобы не тянула, свернула в переход, что вел из ствола сияющих в наш, друидский, и снова увидела его. Нет, сегодня прямо день Райда Эллэ! Бесподобный оборотник уверенно вышагивал навстречу, сшибая наповал мощной аурой привлекательности и, Великая Мать, не отрываясь смотрел на меня!

Внутри что-то дрогнуло. Я хоть и ляпнула соседке про него в шутку, но была в моих словах и доля правды – Райд Эллэ мне нравился. Я уважала его как высококлассного оборотника, который стоит на страже империи, как незримую тень кумира всех парней Вердериона Аллакири. Поговаривали, что скоро Райду придется занять место принца во главе легендарного отряда «Волчьи тени», ведь тот стал хозяином нейтрального источника, о котором слагали легенды. Так же, как и многие девушки, я могла позволить себе лишь фантазии на его счет, не более.

А тут… Райд Эллэ смотрит прямо на меня! Ну как не стушеваться? Едва ноги не заплелись. Правда, не успела растечься теплой лужицей, как вдруг сообразила – он смотрит на очки!

А я уж размечталась…

Очарование развеялось, и, проходя мимо, вздернула повыше подбородок, да и то по большей части из-за того, чтобы треклятые «бабочки» не свалились.

Соседок в комнате не было. Оно и правильно – уже вечер, самое время для того, чтобы передохнуть после трудов. Единолично заняв маленький стол, быстренько переписала все на чистовик, красиво оформила доклад и добавила выводы. Магистр Шваргодд будет доволен. Работала я споро, так что как раз успевала ко времени встречи и поспешила в фойе, куда должна была подойти Дарси.

Куколка-природница уже оказалась на месте и буквально подпрыгивала от нетерпения на новеньком диванчике. А ведь на ней очки-бабочки сидели как родные!

– Принесла? – спросила я сходу.

– Ага! – Природница, подтверждая свои слова, хлопнула по розовому клатчу, украшенному такими же камушками, как и оправа очков.

– Я только еще разок примерю? В библиотеке было слишком темно, не рассмотрела как следует, – попросила Дарси, одновременно вынимая из микросумочки розовое же зеркальце.

– Конечно, – подавив нетерпеливый вздох, я протянула ей товар, который тут же оказался перехвачен.

– Незаконная торговля на территории академии?

Светло-серые глаза глядели с насмешливым прищуром. Меня даже жаром обдало, а Дарси, покраснев, во все свои необычные глаза таращилась на красавчика Эллэ.

«Нет! Ну что такое-то, а!» – завопила я мысленно, а вслух на удивление спокойно ответила, демонстративно оглядываясь по сторонам:

– Э-э-э… Здесь кто-то торгует?

Райд, понимающе усмехнулся, и я ощутила, как он пытается пробиться сквозь мой ментальный щит. А фиг!

– Милорд Эллэ! – Возмущение было искренним. – Считывать студентов без разрешения ректора запрещено правилами академии, разве вы не знаете?

Съел?

Серые глаза похолодели и нехорошо сузились. Ой, что-то мне уже страшно! Но борзеть так борзеть. Порой наглость – второе счастье:

– Верните, пожалуйста, мою собственность, – решительно протянула руку за очками.

Райд некоторое время задумчиво смотрел на мою ладонь, а затем ответил:

– Не могу.

– Что значит – не можете?

Нет, он издевается!

– Не могу, пока не выясню, что это за вещь и насколько опасна. Сами понимаете, какая сейчас ситуация. Кстати, откуда она у вас?

– Подарок. – Я не стала врать. В конце концов, Миран подтвердит, если вдруг случится разбирательство. – Но чем могут навредить очки?!

– Вот и проверим, что это – просто модная безделушка или опасный артефакт.

Я чуть не подавилась, а Дарси насторожилась и подозрительно на меня глянула. Пухлые губенки осуждающе поджались, а клатчик, который скрывал пять почти что моих золотых крон, захлопнулся.

– Ладно, я, пожалуй, пойду. Не желаю ввязываться ни в какие грязные делишки. Говорили мне, что тебе нельзя доверять! – припечатала она ни с того ни с сего.

Недоуменно вылупив глаза, я проводила взглядом ее возмущенную спину и снова повернулась к Эллэ. Тот все еще не ушел, и я, осознавая тщетность попытки, все же попросила:

– Верните, а?

Оборотник только приподнял бровь, а я бессильно плюхнулась на диванчик, не спуская с него глаз. Эллэ будто о чем-то думал, в ответ разглядывая меня. Меня, а не злосчастные очки! Правда, теперь это совершенно не радовало.

Наконец ему надоело играть в гляделки.

– Обязательно верну. Но только после проверки. Зайдите через два часа в штаб «Волчьих теней».

– А не поздновато ли? – огрызнулась я.

– Административный этаж, первая ветвь, аудитория двести три, – проигнорировав мой вопрос, он развернулся и пошел прочь.


Райд Эллэ

Что-то не давало покоя, мешая сосредоточиться на работе. Как будто что-то было неправильно. Я не мог выбросить эту мысль из головы, и тут вдруг понял: ментальный щит!

Когда пытался прочитать девчонку возле фонтана, у нее он был непрошибаемо-крепким, а вот при встрече в коридоре я даже не старался, напротив, ослабил свой, чтобы выразить мнение, но все равно уловил отголоски ее эмоций. И жаль, что не попробовал – тогда бы сейчас точно знал ответ.

Щит привыкаешь поддерживать всегда, даже во сне. Он не может ослабнуть просто так, нужна какая-то встряска или воздействие, но Халли в коридоре не выглядела расстроенной. Скорее, наоборот. Эта девушка не настолько глупа. К тому же еще на первом курсе приходит понимание, как важно хранить при себе свои секреты, когда двадцать четыре часа находишься среди магов. Халли уже на третьем, и отметки у нее неплохие. Не круглая отличница, но далеко не дурочка, да и щит у нее отменный, так что подобное поведение выглядит странно.

После нападения культистов я все время настороже, вот и мелькнула догадка, которую не могу не проверить.

Девчонка обнаружилась в фойе Земляничного яруса. Теперь здесь ничто не напоминало о бойне, которая случилась чуть больше двух месяцев назад. Пахло созревшей земляникой, что росла в ящичках по окнам. Никаких тел и кровавых следов. Разодранные диванчики и поломанные столики заменены на новые, шторы на окнах – тоже…

Тряхнул головой, прогоняя неприятные воспоминания, и отметил с долей невольного облегчения, что на этот раз оборотница беседует с девушкой. Теперь, когда дурацкие «бабочки» не скрывали лица, я смог как следует рассмотреть каждую черточку. Огромные серые глаза, пушистые ресницы, чуть вздернутый носик. Пухлые, но отнюдь не делающие рот безвольным губки. Округлое лицо правильной формы обрамляли прямые волосы, светло-русые, с выгоревшими на солнце прядками.

Так вот ты какая, Халли Эрпи!

Увиденное мне определенно нравилось, и тем важнее показалось проверить догадку. Если я прав, нужно будет разобраться, в чем именно она замешана.


Глава 3

Халли Эрпи

Бесы! Бесы! И что же теперь делать?

Я обреченно смотрела Райду вслед. Кажется, я только что вернулась к тому, откуда начала. Нужно срочно раздобыть золотую крону.

А-а-а! Почти не осталось времени. Наверное, Глод уже обо мне вспомнил, вон как лицо горит. Я воровато осмотрелась по сторонам. От лестницы ко мне вразвалочку вышагивал Суф Милд по кличке Змей – еще один придурок из компашки Риана. Мальчик на побегушках, который старается найти свое место под кроной.

– Ха-а-алли! – радостно растянув тонкие губы в улыбке, начал он: – Время – деньги? – спросил уже тише.

Я не стала подниматься с диванчика. Наоборот, откинулась, стараясь казаться спокойной и даже беспечной. Выражение лица: «я королева, и у меня аудиенция».

– Чего тебе, Суф?

– Глод ждет у портального комплекса. Лучше поторопись.

– Зайду к нему сама, но позже, а сейчас предстоит важная встреча, – ухватилась за соломинку.

– Эрпи, Риан велел передать – дело срочное. С долгом или без, он тебя ждет.

Судорожные попытки сообразить, где подвох, ни к чему не привели. Может, зря переживаю?

– Это то самое дело, о котором он говорил? – спросила подозрительно.

Змей пожал узкими плечами:

– Возможно. Знаешь ли, босс в подробности не вдавался. Сказал: «Эй, Суф! Халли должна быть здесь не позже чем в полседьмого». У нас осталось, – он бросил взгляд на наручные часы, – десять минут.

Любопытно, чего Глоду от меня понадобилось? Ну, кроме долга, разумеется? С одной стороны, идти не хотелось, но с другой… Если откажусь, договориться об отсрочке вряд ли выйдет, Риан тогда точно не пойдет навстречу. В конце концов, мы сейчас в академии, и у портального комплекса дежурят «Тени». Если мне что-то не понравится, всегда смогу уйти, ведь так?

Пока плелась за Суфом, мысленно успокаивая себя, мой провожатый старательно демонстрировал, что не намерен тащить силком. А на выходе из Древа и вовсе распрощался, отправившись по своим делам, и к порталам я подходила в одиночестве.

Могучие гладкие стволы окаменевших секвой, выбеленные временем, каждый раз внушали своим видом трепет. Уже стемнело, и дорожки между рядами портальных площадок мягко мерцали благодаря голубовато-фиолетовому свечению люминесцирующих грибов, которые как по расписанию вырастали с наступлением сумерек, повинуясь энергии источника. Над головой вились тучи золотистых светлячков – после нападения культистов территорию освещали не в пример прилежнее.

Мысленно обругав Змея за то, что торопил, а потом и себя за то, что не хватило ума заскочить в комнату и одеться теплее, поежилась, плотнее запахивая полы тонкой шерстяной кофты. Несмотря на то что на территории академии даже зимой поддерживалась комфортная температура, а снег в этих широтах и вовсе редкий гость, все же вечером было свежо, видимо, чтобы стимулировать тягу к знаниям.

Вокруг оказалось совершенно безлюдно, не считая темной фигуры дежурного у портала. Его присутствие немного успокоило, так как затея нравилась мне все меньше и меньше. К слову, и где же Риан?

Я направилась вдоль мягко светящихся зеленым растительным узором портальных площадок, где для переходов используется энергия жизни. Правее ровно светились белые геометрические линии световых порталов, а мрачные ряды теневых могли показаться выключенными, если бы не редкие темно-фиолетовые всполохи.

Покосилась на бравого оборотника. Отчего-то я инстинктивно ждала оклика и вопросов, но выпускали студентов без проблем. Есть код – удачи. После нападения многие предпочитали жить дома, и руководство, видимо чуя за собой вину, не препятствовало. Правда, после десяти вечера наступал комендантский час, порталы блокировались, и, чтобы покинуть территорию, требовалось особое разрешение, подписанное лордом Яррантом лично. А вот вернуться было несколько сложнее, каждый переход контролировался службой безопасности.

– Наконец-то! – Глод отделился от белесого ствола и направился навстречу. – Почему так долго?

В его голосе послышалось недовольство, и сразу захотелось послать его подальше и уйти. Скрипнув зубами, сдержалась, только покосилась на дежурного, который, уверена, сейчас наблюдает за нами, хоть и не подает виду.

Риан подошел ближе и наклонился, будто хотел поцеловать, его рука легла мне на шею, зарываясь в волосы.

– Эй! – Я было отшатнулась, но он придержал да вдобавок ухватил за запястье второй руки, видимо, чтобы по роже не заехала.

– Да не дергайся! Просто сыграем в свидание, – произнес он одними губами. – Я его почти час уговаривал выпустить и впустить обратно сразу двоих по одному коду, – шепнул он, едва заметным кивком указав на оставшегося за спиной оборотника.

– Выпустить? Куда? Зачем по одному коду?!

– Поможешь кое в каком дельце. Да не бойся. Никакого криминала, даже лапок не запачкаешь. Ну?

Оборотник смотрел прямо в глаза, все еще сжимая мое запястье. Взвесила все «за» и «против». С одной стороны, не думаю, что у него есть резон мне врать, а с другой… Сначала все же стоит выпытать подробности.

– Ну хорошо, только руку пусти.

Усыпляя бдительность, а заодно подыгрывая, я приподнялась и, едва коснувшись губами, чмокнула Глода в щеку.

– Прости, Риан. Меня задержал Райд Эллэ. Не могла прийти раньше, – сказала громко, чтобы и дежурный расслышал на случай, если Глод задумал что-то недоброе. – И да, к восьми мне нужно будет зайти в штаб, так что, надеюсь, мы к этому времени закончим?

– Хех, ну у тебя и фантазия, – мотнув головой, едва слышно буркнул мой заимодавец.

– Думай, что хочешь. Я не вру, – ответила так же тихо и спросило обычным голосом: – И все же, куда мы идем?

Риан многозначительно усмехнулся, придвигаясь еще ближе. Обнял, наклоняясь к самому уху – все еще старательно отыгрывал парочку. Что ж, так и быть, потерплю ради конспирации. Хорошо хоть, что он не противный и даже вполне симпатичный малый. Темноволосый, высокий. И крепкий, как все парни-оборотники. Опять же, не вызывал отторжения у моей волчьей сущности, с которой частенько приходилось бороться, уж очень моя волчица – привередливая дама. То кудрявый, то носатый, то веснушки не той формы… Если ипостась против, пиши пропало. Кстати, она сама сейчас радостно оживилась, хотя и не так, как при виде Эллэ…

Стоп! Кажется, я слишком погрузилась в себя, успокаивая звериную сущность, и, судя по хищной улыбке, Глод явно все понял. Вечно со мной так! Ментальный щит отлично держу, еще никто ни разу не пробился, зато на лице все написано.

– Увидишь, это сюрприз.

– Ой, нет! Давай-ка без сюрпризов. Лучше объясни толком для начала, что от меня потре…

Все еще обнимающий меня оборотник неожиданно шагнул назад, увлекая следом. Миг – и земля под ногами пропала. Неприятно закружилась голова, вынуждая ухватиться за Глода.

– Специально выбрал теневой на случай, если пришлось бы тебя похищать, – довольно улыбаясь, пояснил Риан, когда ноги снова обрели опору.


Райд Эллэ

Мерцающие мягким зеленоватым светом цифры настенных часов все ближе подползали к девяти вечера – повинуясь магии заключенного в Древо источника жизни, светлячки выстроились в нужном порядке и загорелись ярче. Я поймал себя на том, что не только на них посматриваю, но и постоянно прислушиваюсь, пытаясь разобрать легкие шаги в коридоре. Жду, что вот-вот раздастся робкий стук в дверь.

Похоже, напрасно. Время ползло медленно, но неумолимо, а дерзкой девчонки все не было. А ведь должна была прийти еще час назад! Когда же она соизволит явиться? Неужто посмела проигнорировать мои слова? Мои! Да кто она такая, чтобы так поступать? Я злился, не в силах унять исподволь нарастающее раздражение, и ничего не мог поделать. Мой зверь внутри согласно порыкивал. Хм, с чего бы такая реакция?

Довольно! Хлопнув ладонью по столу, поднялся и прибрал бумаги. Все же управился я намного быстрее, чем думал, и последние полчаса вообще выполнял работу наперед, ожидая нарушительницу. А раз с делами покончено, определенно стоит сходить потренироваться и выпустить пар.

Взгляд упал на конфискованные очки-бабочки, которые с молчаливой усмешкой взирали на меня. Взяв безделушку в руки, принялся внимательно осматривать. Отчего-то вспомнился рассказ Верда о колье, которое напрочь заблокировало способности Льяры во время визита к принцу Файбардскому. И это при том, что лорд Яррант лично проверил украшение прежде, чем позволить дочери надеть его. Теневой маг не заметил мощнейший блокиратор, как оказалось, спрятанный в застежке. Вдруг и здесь кроется что-то подобное?

Хотя глупость, наверное. Кому понадобится вредить простой девчонке, даже не аристократке? Откуда у нее столь состоятельные враги? Что-то не сходится. Но чтобы проверить подозрения, нужен хороший артефактор. Я в этом не спец, но где, как не в академии, собрались лучшие магические умы? Вот завтра и займусь, а сегодня уже поздновато беспокоить людей по пустякам.

И все же не удержался от эксперимента. Вообще-то в назидание за дерзкие взгляды я собирался провести его на Халли, когда та появится, но придется на себе. Воровато глянув на дежурного, отвернулся к окну и напялил дурацкие очки, слишком тесные для меня. Прислушавшись к ощущениям, не почувствовал никакой разницы. Хм… И как же понять, работает или нет?

Поймав отражение нелмана[15] в оконном стекле, подумал: «А у Пелти-то до сих пор ширинка расстегнута! Я ведь хотел сказать, когда в архив уходил, и забыл совсем!»

Нет, я не пытался внушить ему эти мысли, а вел себя так, будто просто размышляю, но взгляд дежурного тут же уперся мне в спину. Рука на мгновение сдвинулась с места, чтобы проверить подслушанное. Убедившись, что на деле все в порядке, Пелти снова недоуменно покосился.

Да ну! Серьезно?! Возликовав, я тут же задумался, что именно так действует. Камни? Оправа? Эмблема модного дома? Да что угодно! Чтобы определить это, моих способностей явно недостаточно. Но кто желает навредить девчонке? А может, наоборот, это она пыталась втюхать «бабочки» той зеленоглазой куколке? Что-то с этой студенткой явно не так. Я снял очки и с невозмутимым видом убрал их в ящик стола, который тут же с чавканьем закрылся. Теперь так просто до артефакта не добраться, доступ только у меня и Вердериона.

Выяснив, что модная вещица ослабляет щит, вышел из штаба, но вместо тренировочного зала ноги сами принесли на Земляничный ярус. Там в холле поймал первую попавшуюся навстречу девушку, спросил:

– Леди, добрый вечер! Вы знаете, где живет студентка Эрпи?

Та отрицательно мотнула головой, но через несколько шагов остановилась.

– Вы же о Халли? Четвертая ветвь, но комнату не скажу. Не знаю.

– Спасибо! – Я искренне улыбнулся и подмигнул, с удовольствием наблюдая, как отражается смущение на лице друидки.

Номера ветви оказалось достаточно. Мой зверь, как выяснилось, прекрасно запомнил запах Халли, даже особенная земляника, которую так старательно выращивают девушки, не оказалась помехой. Я остановился у двери комнаты номер семь. Эмпатия подсказала – внутри двое, но Халли среди них нет. И где же она ходит?

На стук открыла белокурая девушка с кудряшками и оторопело уставилась на меня.

– Райд Эллэ, служба безопасности академии. Добрый вечер, леди, – представился я, хотя вряд ли в этом была необходимость. – Халли Эрпи здесь живет?

– Кхм… Д-да.

Кажется, своим вопросом, а то и самим появлением я прилично ошарашил друидок. Блондинка с тревогой посмотрела на соседку. Брюнетка с длинными прямыми волосами, собранными в модный хвост, была не в пример сдержаннее и старательно скрывала чувства.

– Добрый вечер, лорд Эллэ, – поздоровалась она грудным бархатным голосом. – Чем обязаны визиту?

– Ищу вашу соседку леди Эрпи, но, судя по всему, здесь ее нет.

– Халли не леди, – поправила меня все тем же ровным тоном брюнетка.

– А вы не подскажете, где я могу ее найти?

– Халли-то? – откликнулась блондинка. – Без понятия. Мы не следим за частной жизнью друг друга.

– Разрешите осмотреться? – Мог бы и не спрашивать, но нервировать девушек лишний раз не хотелось.

Студентки переглянулись.

– Да, конечно, милорд, – ответила брюнетка.

Блондинка согласно кивнула.

– Здесь она спит? – указал на одну из кроватей, заправленную казенным темно-зеленым покрывалом.

Вопрос был излишним. На полке над ней совершенно отсутствовали какие-либо безделушки. Только стопка учебников, тетради да детский рисунок в дешевенькой деревянной рамке, на котором изображена семья кошмариков, а снизу старательными каракулями выведено: «Мама, я и Халли». Рядом на тумбочке лежала какая-то работа. В общем, больше ничего такого броского, как очки-бабочки у Халли, скорее всего, нет и не было. В отличие от соседок, у которых кровати застелены дорогими покрывалами, а на стенах красуются семейные портреты кисти лучших художников столицы в резных деревянных рамах.

Что-то удержало от прямых вопросов, да и не стоило будить ненужные подозрения раньше времени, а тем более давать повод для пересудов. Уже одно мое появление не пройдет для Халли даром. Уточнил еще раз на всякий случай:

– Я правильно понял, вы не знаете, куда ушла студентка Эрпи и скоро ли вернется?

– Все верно, милорд, – последовал дружный ответ, и я кивнул.

– Скажите, а не показалось ли вам сегодня ее поведение странным?

Блондинка хмыкнула.

– Не более чем обычно. Это ведь Халли, – с легкой иронией отозвалась светленькая.

– Разве что… – Я стремительно повернулся к темненькой, вынуждая продолжать: – Она оставила реферат на столе.

Сказано было так, словно это исчерпывающее объяснение.

– И? Леди, что в этом странного?

– Мы вынуждены делить территорию совместного проживания, потому стараемся не доставлять неудобств друг другу. Халли прекрасно знает это правило и всегда ему следует. Она бы убрала все на место, если бы собиралась уйти. – Брюнетка указала рукой на тумбочку, а затем нахмурилась. – Теперь мне кажется, что она планировала выйти ненадолго, но по какой-то причине задержалась.

Сказано было весьма проникновенно, даже внутри что-то сжалось. И чего это я так разволновался? Хотя кто бы не волновался? Совсем недавно выяснилось, что человек, который похищал оборотниц с кошачьей ипостасью, каждый день посещал академию и был известнейшей личностью и предметом обожания половины студенток. Что мешает очередному выродку интересоваться, к примеру, волчицами? Лучше проявить бдительность.

Первым делом стоило выяснить, не покидала ли Халли территорию академии. Чтобы связаться с дежурным у портала, мне даже амулет вызова не требовался – вот они, преимущества стаи. Послал ментальный запрос, который восприняли все члены отряда «Волчьи тени», находящиеся поблизости.

«Кто у портала?»

«Керк Баски, милорд!» – тотчас отозвался искомый нелман, в его отклике промелькнуло беспокойство. Вот как? А у Баски-то рыльце в пушку!

«Добрый вечер, Баски! Случилось что?»

«Нет, милорд. Все спокойно»

Не признается. Или у парня свои проблемы, а я тут с подозрениями? В любом случае пока не время ломать щиты властью вожака, выворачивая ему наружу душу. Можно просто спросить, что меня интересует:

«Баски, покидала ли территорию академии некая Халли Эрпи в период с шести часов до настоящего времени? Оборотница, третий курс».

Заминка. Тревога часового усилилась, к ней добавилось чувство вины.

«Простите, милорд. Я не должен был выпускать двоих по одному коду. Но студент Глод сказал, что приготовил своей девушке сюрприз, и, если придется идти за разрешением, это убьет всю романтику. К тому же они опоздают. Я поддался… Вы ведь знаете, я сам недавно сделал предложение…»

«Три наряда вне очереди, Баски! За сентиментальность. Завтра утром на моем столе должен лежать рапорт с объяснениями. Куда они переместились?»

Последовала пауза. Бойцу потребовалось немного времени, чтобы считать координаты перехода.

«Столица, милорд. Портальный комплекс пять-восемнадцать».

«Когда студентка Эрпи вернется, немедленно сообщи мне. Разрешаю использовать ментальный вызов, как в экстренных случаях. Если не вернется – тоже сообщи».

«Да, милорд!»

Ощутив его любопытство и волнение, продиктованные раскаянием и рвением, милостиво разрешил:

«Спрашивай».

«Что-то случилось, милорд? Снова культисты?»

«Пока ничего, только подозрения. Но если случится, нарядами не отделаешься!»

«Я все понял, милорд. Простите».

Закончив разговор с подчиненным, извинился перед девушками за то, что их стеснил, и, распрощавшись, отправился к себе, разглядывая по дороге реферат, который прихватил с тумбочки.

– «Военно-силовое пространство геополитики». Ого!

Интересный выбор темы для девушки. Или это Шваргодд так измывается нынче? В любом случае ей прежде придется за ним зайти. Коварно? О да! Теперь, когда беспокойство оказалось напрасным, а девчонка, как оказалось, попросту спешила на свидание и забыла обо всем, я мог позволить себе немного коварства.


Халли Эрпи

– Мог хотя бы предупредить! – зло оттолкнувшись от Глода, я оперлась на спинку ближайшей скамьи и зажмурилась, борясь с накатывающей волнами дурнотой.

Понимаю выбор Риана, у теневых порталов мгновенная активация – пикнуть не успеешь. Но что он задумал?

Пока приходила в себя, мой спутник терпеливо ждал и даже удостоил участливой улыбки:

– Отпустило?

– Придурок!

Оскорблять его вслух точно не стоило, но я не сдержалась. Глод лишь хмыкнул:

– Вижу, ты уже в норме. Идем.

Он зашагал прочь, и мне осталось только поспешить следом, озираясь на ходу.

Мощенная серыми шлифованными плитами площадь. Окружающие ее каменные дома куда ни глянь. Сколько ни вертела головой, так и не увидела ни единого дерева-дома. От площади лучами расходились улочки, мощенные брусчаткой, которые освещались газовыми фонарями на тонких кованых столбах. Витрины многочисленных лавочек, торгующих сладостями и безделушками, украшали оставшиеся после Нового года гирлянды из магических цветов и огней – город не спешил снимать праздничный наряд.

Кстати, насчет наряда! Обхватила себя руками, подавляя жгучее желание перекинуться. Все-таки кофта на мне слишком тонкая, и я уже порядком замерзла. К слову, встречавшиеся нам мужчины сплошь были одеты в пальто с меховыми воротниками, дамы через одну кутались в меховые же манто, а на каждой второй красовались огромные очки вроде тех, что примеряла Миран.

На противоположном от портального комплекса краю площади собралась толпа зевак. В кругу зрителей танцевала гибкая, смуглокожая и темноволосая девушка, похоже, уроженка Арендолла. Она была одета лишь в полупрозрачные шаровары и коротенькое, украшенное каменьями бюстье, но и виду не подавала, что холодно, улыбаясь и мастерски жонглируя горящими булавами. Рядом глотал зажженные шпаги и дышал пламенем факир. Вот вроде бы никакой магии, а как завораживает!

– Не отставай!

Риан ухватил меня за руку. Его ладонь была такой теплой, что я не стала сопротивляться, только спросила:

– Мы ведь в столице?

– А ты догадливая, – усмехнулся мой спутник.

– Трудно не догадаться, – пробурчала я. Да и где еще столько камня вокруг, что забываешь о существовании Чащи? Вслух же спросила: – Долго нам еще?

– Наслаждайся прогулкой.

– Предпочла бы оказаться в тепле.

К этому моменту у меня уже зуб на зуб не попадал. Глод вдруг резко остановился и посмотрел сверху вниз. Прошипев ругательство под нос, сорвал куртку и закутал меня.

– Почему не оделась теплее?

– Да как-то не планировала отлучаться надолго. Особенно из академии, – шмыгнула я покрасневшим носом. Хорошо хоть не успела в домашнее переодеться. Представляю, каково сейчас было бы разгуливать в любимой желтой пижаме. – Так ты мне скажешь наконец, что у тебя за дело?

– Не волнуйся, ничего сложного.

– Я не волнуюсь.

Вообще-то еще как волнуюсь, но ему знать не стоит.

Риан свернул на одну из улочек, и некоторое время мы двигались по тротуару, а потом перешли на другую сторону и очутились у какого-то кафе. Вычурная вывеска над входом гласила: «Меланж». Большие окна открывали вид на полупустой уютный зал с маленькими столиками и на витрину со сладостями и пирожными в глубине. Против воли потекли слюнки, я раньше в таких местах-то и не бывала, видно, пришла пора исправить упущение. Одно радует: хотя бы не ресторан, а то я в форме для оборота не слишком вписываюсь, впрочем, как и в мужской куртке не по размеру.

Глод отворил передо мной дверь, с полупоклоном пропуская вперед:

– Леди, прошу.

От такого обращения поморщилась, но шагнула внутрь, уж слишком манило благоухающие свежей выпечкой тепло. От запахов ванили и корицы в душе против воли нарастал детский восторг. Впрочем, он вмиг сменился раздражением – скорее всего, я здесь даже захудалое пирожное не смогу себе позволить. Да что там пирожное! Наверняка цены такие, что и на горячий чай не наскребу. Может, у них найдется стакан теплой воды? Эх…

– Нам сюда. – Риан повел меня по проходу вдоль столиков.

Миновав их все, повернул к ряду приватных кабинок, отделенных от прочего пространства некоторым подобием балдахинов. Я насторожилась, но, к счастью, у всех, кроме одной, темно-зеленые, с золотым растительным узором занавеси были раздвинуты и закреплены витыми шнурами.

– Заказано. – Глод кивнул поспешившему навстречу официанту, и тот, приветливо улыбаясь, проводил нас во вторую, соседнюю с той самой – таинственной.

Прислушалась из любопытства.

Внутри определенно кто-то находился, и, судя по всему, один. Но больше ничего я так и не почувствовала, как ни старалась. Что-то было в этом странное. Удивительно, но тот человек словно совсем не шевелился, мне удалось уловить лишь мерное дыхание, но ни стука приборов, ни каких-либо иных звуков даже с моим слухом оборотника расслышать не удалось. К тому же он хранил полнейшее ментальное молчание – даже применив эмпатию, не уловила никакого отголоска. Вот совсем. Хм… Кажется, мне все это не нравится. Хотя, может, кто-то из обслуживающего персонала прилег вздремнуть и уснул беспробудным сном, да и только?

Успокоив себя, прощупала на всякий случай и Риана. Он волновался, и сильно, но мастерски это скрывал. Будь на моем месте кто иной, может, и не заметил бы, но так уж вышло, что оборотников с волчьей ипостасью я чувствую гораздо ярче, чем прочих. Ох, Риан, что же ты задумал?

От всех этих открытий ничуть не полегчало, скорее наоборот. Тем временем принесли меню, но я даже не стала его открывать, не хотелось лишний раз расстраиваться. И без того, чую, предстоит изощренная пытка. Даже не взглянула на коричневую кожаную папку с меню, весьма внушительную, надо сказать, и попросила стакан теплой воды. Официант ничем не выдал удивления, лишь кивнул, улыбнувшись, и покосился на Глода.

Риан хмыкнул и сделал заказ:

– Мне как обычно. Девушке – то же самое, только добавьте травяной чай с малиной и кусок слоеного пирога. Он свежий?

– Как обычно, господин Глод.

Официант удалился, а я постеснялась протестовать, но вполголоса предупредила:

– Боюсь, не могу все это себе позволить. Лучше отмени, пока не поздно.

– Брось, Халли. – Риан облокотился на стол и отыскал мой взгляд, его голос зазвучал как-то особенно: – Ты же голодная, я вижу.

Вот не хотела, а покраснела! Ведь прекрасно поняла, что он имеет в виду. Нет, они с Люсиа сговорились сегодня, что ли?! Впору заподозрить соседку в заговоре.

Вру:

– Я поужинала.

В этот момент предательски заурчало в животе, и Глод снова хмыкнул, продолжая пристально пялиться, а я вдруг задумалась. Как так вышло, что вокруг него не вьются толпами девушки? Вроде же видный парень? Весь из себя такой уверенный. Эдакий плохиш чистой воды. Наверное, характер чересчур мерзкий?

Кажется, я слишком громко думала, или же у меня на лице все отразилось, судя по тому, как расплылся в довольной ухмылке Риан и откинулся на спинку стула, продолжая прожигать взглядом.

Я заерзала.

– Слушай, мне к восьми вообще-то нужно в штаб, – напомнила я, чтобы прервать повисшее неловкое молчание. – Так что, говоришь, у тебя там за дело?

Глод был непреклонен:

– Сначала поедим, потом объясню. На сытый желудок кого угодно уговаривать легче. – Он подмигнул.

– Что ты имеешь в виду?

Официант прервал наш однобокий разговор, и вскоре на столе оказались две порции благоухающего специями мясного рагу, корзиночка хлебцев из разных видов муки, ароматно пахнущий травами чайничек и две белые чашки, гренки с расплавленным сыром и графин с теплой водой. Бесцеремонно схватив один гренок прямо с подноса, Глод смачно захрустел, прикрыв веки.

Невольно засмотрелась, как тянется сыр и как старательно Риан подбирает его губами, не забывая хитро посматривать в мою сторону из-под полуприкрытых век. Что есть сил вцепилась в край стола. И не потому, что он сам себе там надумал, просто очень хотелось есть, а умопомрачительные запахи и вид свежей горячей пищи сводили с ума. Нет, в нашей столовой кормят отлично, хоть и без особых изысков, только вот организм оборотника прожорлив и совершенно не любит пропускать приемы пищи. В общем, желудок требовал немедленно приступить к трапезе, а внутренняя волчица вторила ему, то и дело облизываясь. Я едва удержалась, чтобы не зажмуриться, – немного закружилась голова. Нарочито неспешно налила в чашку воды из графина.

– Эрпи! – раздраженно рыкнул Глод. – Не майся дурью, ешь!

На нас обернулись гости, и я попросила тихо, почти шепотом:

– Риан, – так мне с тобой не расплатиться. Хотела спросить… Можно я верну долг завтра? То дело, о котором говорила… Все сорвалось, но утром мне обещали деньги.

Бесы! Что за лепет?! Аж самой противно. К горлу подкатил ком, почему-то неудержимо захотелось плакать. Так, Халли, кажется, у нас очередной кризис? Слишком много всего навалилось, да еще и женские дни на подходе…

Глод резко вскочил, едва не ударив ладонями по столу, но остановился в последний момент, а затем, невзирая на любопытные взгляды официантов и гостей, развязывая, дернул один за другим шнуры, и плотные занавеси скрыли нас от посторонних. Я стянула куртку и повесила на спинку стула – отчего-то стало нехорошо, словно не хватало воздуха. Риан обернулся и вдруг заговорил совсем иным тоном, мягким и успокаивающим:

– Халли, пожалуйста, поешь.

О нет! Зачем это он? Вдох-выдох, дышать ровней. Только не реви! Чтобы отвлечь его и усыпить бдительность, протянула руку к гренку, но в последний момент взяла папку с меню. Должна же я прежде взглянуть на цены? Оказывается, зря беспокоилась. Вполне по карману ужин, но только если не стану есть пирог. Я с облегчением вздохнула и взялась за ложку.

– Так-то лучше. – Риан тоже сел. – Не переживай, я угощаю.

Я повела плечом и взялась за ложку, так и не определившись до конца, чего все это будет мне стоить, но, попробовав рагу, оказалась не в силах оторваться. Глод с виду расслабился, наблюдая, как ем, хотя меня это не обмануло. Внешнее спокойствие, нарушал лихорадочный блеск желтоватых, похожих на волчьи глаз.

– И о долге тоже забудь, – хрипловато выдал вдруг он.

Вот тут я и поперхнулась, да так, что глаза на лоб полезли. Сграбастав со стола сразу несколько салфеток, попыталась заглушить кашель и не задохнуться. Оказавшись рядом, Глод участливо похлопал по спине и подал воды, которую я налила чуть ранее. Когда снова смогла свободно дышать и утерла навернувшиеся на глаза слезы, обнаружила, что Риан сидит передо мной на корточках и глядит снизу вверх.

– Халли, давай встречаться? – неожиданно предложил он и ловко поймал выпавшую из моих дрогнувших пальцев чашку.


Глава 4

Нет, он точно меня добить решил! Я разве что старалась не хватать ртом воздух, надеясь, что внешне остаюсь невозмутимой.

– То есть ты предлагаешь стать твоей девушкой? Или… – многозначительно приподняла брови.

– Никаких «или», Халли! Я серьезен как никогда. Я свободен, да и ты тоже ни с кем не встречаешься, насколько мне известно.

Не думала, что растеряюсь, когда что-то подобное случится, но вот ведь, растерялась! Даже сказать нечего.

– Можешь не отвечать прямо сейчас. – Глод заиграл желваками, поднялся на ноги. Теперь пришлось смотреть на него снизу вверх. – У тебя есть время подумать. Скажем, пока длится этот ужин.

Я кивнула и с тоской глянула на пирог, но вместо него взяла и откусила гренок, пока не остыл.

Жевала не спеша, размышляя, может ли быть такое, что он это взаправду. Мне раньше никто не предлагал встречаться, и я как-то привыкла, что одни меня или совсем не замечают, или смотрят свысока, как на выскочку, недоразумение, по ошибке наделенное даром. А другие относятся как к «своему парню» или к деловому партнеру. Если честно, мне и самой как-то не до отношений. Учеба, забота о братишке и извечные подработки отнимают все время, помечтать порой и то некогда. Это началось с поступления в академию и продолжается вот уже третий год. Только сейчас я вдруг осознала, что вымоталась и на пределе. Снова захотелось плакать. Да что же это такое?!

Отложила недоеденный гренок.

– Риан, мне нужно в уборную.

– Отсюда налево и по проходу до самого конца.

– Ага, спасибо.

Выскользнуть наружу не успела – он схватил за руку и потянул, разворачивая к себе. Я встретила хмурый взгляд из-под насупленных темных бровей, а затем Риан невесомо коснулся моих губ своими и тут же выпустил, но прежде обрушил на меня такую бурю эмоций, что я едва не оглохла и даже зажмурилась. Интересно, это он нарочно или попросту не сдержался?

– Иди, Халли. И я тут подумал: лучше не спеши, – последнее было сказано совсем тихо и грустно.

Я кивнула, не понимая, это он дал мне больше времени на раздумья или просит задержаться в уборной подольше, но сердце заколотилось быстро-быстро и как-то совсем уж панически. Стараясь не бежать, прошла к двери с силуэтом леди в шляпе. Внутри, на мое счастье, никого не было, и я позволила себе всласть постучать зубами – из-за разыгравшихся нервов одолел дурацкий озноб, уж слишком неожиданным оказался для меня этот ментальный посыл, да и само признание, что уловила в мешанине эмоций, – тоже. И все же что именно Глод имел в виду, когда просил не торопиться? Решив, что последую совету в обоих случаях, долго умывалась теплой водой, рассматривая себя в зеркало. Огромные, перепуганно-удивленные глаза казались вдвое больше, чем есть на самом деле. Великая Мать! И что я ему скажу? Ведь и правда не готова дать ответ, слишком все смущает. Бесы! Я и не думала ни о каких отношениях!

Прошло много времени, прежде чем решилась вернуться, но, когда до нашего столика осталось несколько шагов, вдруг осознала, что что-то не так.

За закрытой портьерой теперь скрывались двое, а вот первая кабинка опустела. И как это понимать? Может, поэтому Риан просил не спешить? Снова прощупала кабинку, на этот раз – тщательнее, и меня затопил безотчетный страх. Один, без сомнений, – мой новоявленный ухажер, а вот второй…

Та самая нагоняющая жуть тишина и дыхание. Инстинкты настойчиво потребовали удалиться как можно скорее. Я даже попятилась и, развернувшись, едва не сбила официанта с подносом.

– Простите!

Зашагала к двери и, выскочив наружу, взглянула сквозь витрину на часы, стрелки которых показывали без четверти восемь. Может, еще успею вернуться и заглянуть-таки в штаб?

На мостовую, медленно кружась, опускались снежинки, температура сильно упала, и холод мгновенно пробрал до костей, заставив сорваться с места. Ничего, сейчас быстренько прыгну в портал и окажусь в академии, а Глод… С Глодом разберусь завтра. А об отношениях вообще лучше думается в теплой постельке с чашечкой какао.

На подходе к площади поняла: там что-то происходит. Теперь здесь было намного темнее – большая часть фонарей и свет в окнах погасли. Дома там, где устраивали представление факиры, зияли выбитыми стеклами, а на земле лежали тела разодетых зевак. Никаких сомнений в том, что это именно тела, у меня даже не возникло. Вряд ли гуляющие просто так разлеглись на заледеневших камнях, чтобы передохнуть. Вокруг трупов суетились многочисленные безопасники в черных мундирах, а в воздухе висел густой запах дыма, крови и смерти, на мучительный миг возвративший меня в тот самый день, когда в академии творились бесчинства.

Забыв о холоде, прислонилась к стене, чтобы не упасть, – голова закружилась, вынуждая зажмуриться. Когда открыла глаза, мир перестал кружиться, а я увидела, как один из служителей закона повернулся и посмотрел прямо в мою сторону.

Ну нет! Мне только еще не хватает оказаться на допросе. Пока разберутся, что к чему, столько времени пройдет, да и потом проблем не оберешься. Здравая мысль привела меня в чувство – надо уходить подальше. Бочком-бочком вдоль стены прошла несколько шагов, прежде чем развернуться и побежать в обратном направлении.

Не доходя до кафе «Меланж», инстинктивно свернула в боковой переулок и, остановившись, осмотрелась. Может, поступаю глупо и стоит просто найти Глода? Пусть он и возвращает меня туда, откуда взял. Почти решившись, выглянула из переулка и увидела, как из кафе выходит Риан вместе с неизвестным мне мужчиной. Интересно, это тот же самый таинственный незнакомец, что караулил в кабинке? То, что там поджидали именно нас, я уже не сомневалась.

Подозрительный тип встал так, что я видела его только со спины. Высокий, даже чуть выше Риана, хорошо одет – светлое пальто с бобровым воротником, шляпа и трость, которой он нервно поигрывал. Сам Риан показался подавленным, собеседник что-то ему выговаривал вполголоса, но что именно, слышно не было. Когда набалдашник трости уперся оборотнику в подбородок, я тихо ахнула. Честно, ожидала, что Риан сейчас вырвет ее из рук и сломает франту об голову, но Глод лишь сжал кулаки и, стиснув зубы, неловко кивнул. Что, бесы их побери, происходит?!

В конце улицы тем временем показалась тройка безопасников. Похоже, прочесывали окрестности. Я юркнула обратно под сень дома. От этих так просто не отделаешься, а надо ли говорить, что лишние проблемы мне ни к чему? И вообще, я слишком замерзла! Плюнув на то, что оборот в городе без особого разрешения запрещен, перекинулась в волчью ипостась. Побежала, стараясь держаться в тени и ментально прощупывая окрестности, чтобы избежать нежелательных встреч.

Через квартал снова выбралась на ту самую улочку, но Глода и его странного знакомца там уже не было, жаль, не успела заметить, куда они подевались. Столицу я не знала совсем, потому немудрено было без провожатого заблудиться.

Проплутав час или больше по похожим один на другой переулкам, хвала богине, наткнулась на другой портальный комплекс. Кажется, здесь все было в порядке, но я еще некоторое время понаблюдала, притаившись за углом. Редкие в такой час прохожие хоть и спешили, выглядели вполне обычно. Мимо проехало два экипажа, потом из портала появилась семейная пара с ребенком, подошли трое мужчин, по виду – работяги. Оплатив положенный тариф в автомате, они получили коды доступа и растворились в зеленой дымке. Похоже, и те и другие направлялись по домам.

Я наконец решилась. Вернув человеческое обличье, тут же обхватила себя руками. Хорошо еще, что на мне хотя бы спецформа надета, правда, разгуливать в одной майке и штанах на морозе более чем подозрительно, но деваться-то некуда. Эх, жалко кофточку, при обороте она не сохранилась, конечно. Теперь предстоят лишние траты, а ведь она была совсем новая. Я побежала к автомату, на ходу выгребая мелочь из кармана. В щель приемника одна за другой упали семь серебряных крон – деньги, которыми планировала расплатиться за рагу и гренки. Ладно, потом все долги разом Глоду отдам. Ладонь зависла над панелью для получения кода, и тут осенило: в такое время я уже не попаду в академию без специального разрешения, придется ждать до утра.

Во всей красе предстала перспектива скрываться в промозглом каменном городе, рискуя попасться безопасникам за нарушение правил посещения столицы. Хотя это еще ничего, тут случаются вещи и пострашнее – вспомнились погибшие на площади. Интересно, это все и правда проклятые культисты? Кто еще способен на подобное зверство? Проповедники Кровавой Луны как с ума посходили, в газетах то и дело проскальзывают статьи об очередном аресте, но им неймется. Меня передернуло, и на этот раз – вовсе не от холода. Ведь и мы с Рианом могли оказаться среди тех погибших…

Стало совсем не по себе, и я осмотрелась по сторонам. К портальному комплексу не спеша приближались двое мужчин, следовало поторопиться с решением. Приложив руку к панели, указала мысленно: «Сатор-Ано», и перед внутренним взором тотчас возник незамысловатый узор, сплетенный из голубых линий.

Родной город встретил тишиной и морозом. Сугробы вокруг портального комплекса были тщательно расчищены. Расходясь лучами в разные стороны, от него вели тропинки, вдоль которых тянулись аккуратные ряды кустов, после каменных лабиринтов вызвавшие приступ нежности. С неба светил молодой месяц, окруженный россыпью созвездий. В другой раз я бы остановилась, чтобы насладиться умиротворением маленького городка, но сейчас слишком замерзла.

Как только нога ступила на хрустящий свежевыпавший снежок, обернулась. Дома можно свободно бегать в обличье волка, тем более что в Сатор-Ано не так уж много магов.

Звериная ипостась не помогла унять дрожь. Наверняка заболею, и весь поток будет надо мной смеяться, и даже преподы. Особенно магистр Шваргодд, к которому завтра попаду на первую пару. При таком количестве врачевателей на единицу площади подхватить простуду считается попросту неприличным, уж лучше что-нибудь сломать.

Светлой молнией пронеслась по прямой как стрела главной улице – здесь росли дома-деревья самых уважаемых жителей, включая мэра. Дом отчима расположился на окраине третьего круга – ближайшего к периметру, и этим все сказано. Когда-нибудь я выращу свой – там, на главной, и мы с братиком переедем. И, может, даже получится уговорить бабушку перебраться жить к нам – это наша с Дорианом мечта. Хотя больше – мечта Дори, ведь братишка еще слишком маленький и не понимает, что, уехав учиться в столицу, вряд ли захочет вернуться в захолустье вроде Сатор-Ано, но я все равно ее исполню.

Дверь дома оказалась незапертой и даже слегка приоткрытой. Это несмотря на то что ночь и зима! Так недолго и дом загубить! О чем Пэрри только думает?! Наверное, снова нажрался. Волна негодования и злости подняла шерсть на загривке, вызывая жгучее желание припугнуть отчима.

Не вышло хотя бы потому, что нерадивый хозяин дома действительно был мертвецки пьян и крепко спал прямо на полу, на самом сквозняке. Ближайшие к двери грибы-светильники почернели и поникли, погрузив прихожую в полумрак. Одно хорошо – сивушные пары повыветрились, хотя смрад немытого тела и перегара все равно безжалостно ударил в ноздри. Я приняла человеческий облик – так вонища уже не казалась столь ядреной – и прикрыла дверь плотней – нельзя и дальше выпускать теплый воздух.

– Чтоб тебя бесы в Чащу утащили, урод! – и без жалости пнула Пэрри по голени.

С лестницы донесся тихий голос:

– Халли, это ты?

– Нет. Это большой и страшный серый волк, который тебя съест!

Я бросилась наверх, а братишка с заливистым смехом пустился прочь.

– Не серый, а белый! Совсем нестрашный! И вообще маленький! – выдал он сквозь смех.

Со мной ему было не тягаться, и я настигла жертву в три прыжка, забросила на плечо, покружилась, наслаждаясь радостным визгом, и, смачно чмокнув в кончик носа, поставила на пол.

– Фу! Халли, не делай так! – Он с наигранным отвращением тер нос и морщился. – Я уже большой для такого.

Дориан так старался казаться взрослым, что, не выдержав, я снова его обняла. Мгновенно позабыв о «таком», брат вцепился в меня ручонками.

– Я так рад, что ты пришла.

– Я тоже, милый. Что-то случилось?

Подняв братишку на руки, понесла в его комнату. К счастью, здесь было намного теплей, кажется, он догадался запереться.

– Приходил дядя, говорил с отцом, а потом поднялся наверх.

Отчего-то безотчетный страх пополз по спине гадким слизнем намного раньше, чем я успела выяснить, что же за гость к нам приходил.

– Что за дядя, Дори? Он тебя не обидел? – Я постаралась, чтобы мой голос звучал как можно спокойнее.

– Нет, что ты! Дядя добрый, подарил мне карандаши, вот. – Дориан вскочил с постели и продемонстрировал коробку самых обычных карандашей, купленных в нашей же канцелярской лавке, а на столе уже красовались новые рисунки, которые мне тут же и продемонстрировали: – Халли, это ты!

Взяла лист. Нарисованные волки хором пели свою волчью песню. Диск луны, заснеженные елки, сугробы. А что? Вполне прилично для его возраста. У братишки определенно талант.

– Это, наверное, ты. – Я указала на волка поменьше. – А это – я?

– Нет! – Дориан рассмеялся. – Халли, глупая! Разве не знаешь, что я не лла’эно и у меня нет второй ипостаси?

– Эй, кто тебе такое сказал? – шутливо ткнула брата в бок, с грустью понимая: ребенок расстался с еще одной несбыточной мечтой.

Дориан же с серьезной миной принялся рассказывать:

– Этот второй волк – твой жених. Он будет защищать и помогать тебе, когда трудно. Вы поженитесь, и ты уедешь от нас…

– Кхм! – Я удивленно уставилась на мальчишку, который взрослел прямо на глазах. – Чего это ты навыдумывал?

– Это не я. Так все говорят. Даже тот дядя, что приходил к папе.

– Дори, о каком дяде ты все время говоришь? Знаешь, как его зовут?

– Мне кажется, он маг, но я его раньше не встречал. Он не из Сатор-Ано, тут я всех знаю.

По спине снова пробежал холодок недоброго предчувствия.

– Дори, ты, случаем, не знаешь, о чем они с отцом говорили? Как выглядел тот дядя?

Дориан наморщил лоб, а затем помотал головой.

– Нет, я сразу ушел в свою комнату… Совсем ничего не помню.

Это было странно. От скуки Дори совал нос куда ни попадя и обладал замечательной памятью, несмотря на возраст. Потому всегда мог многое порассказать.

– Сильно испугался?

– Вовсе нет! – Он возмущенно вскинулся. – Я не трус!

– Нет, конечно! Просто ты – любопытный нос, я надеялась, что ты все подслушал.

– Подслушивать некрасиво!

– Угу.

Я поняла, что ничего не добьюсь. Да и Дориан явно беспокоился, потому сменила тему, чтобы не волновать мелкого еще больше.

– Ты ел? – Братишка отрицательно мотнул головой. – Понятно. Идем.

Лицо Дори просветлело, он ухватил мою руку и прижался щекой. В душе как-то защемило от этого проявления нежности. Сглотнув комок, потрепала его по каштановым, как у отчима, волосам.

– Халли, ты холодная. Почему в одной майке гуляешь? Зима же!

– Зима, мелкий, – согласно кивнула я. – Так вышло.

Я определенно заболевала, в горле нещадно першило. Мы вместе заглянули в мою комнату и, порывшись в шкафу, я выудила старую растянутую кофту, которую связала мама. Закутавшись, почувствовала себя немного лучше. Теперь следовало проверить состояние дома-дерева. Подойдя к центральному стержню, вокруг которого формировалось все жилое пространство, приложила руку и закрыла глаза. Сначала ничего не происходило, но вскоре дерево откликнулось. Слабо. Едва слышно. Оно и правда недомогало уже некоторое время, а халатность отчима, похоже, оказалось критичной.

Устало закрыла лицо руками, пытаясь всеми силами отринуть давящее чувство безысходности. Сейчас не время для слабости.

– Что-то случилось? – Братик выглядел обеспокоенным, большие карие глаза на бледном худеньком личике распахнулись еще шире, и мне показалось, что вижу себя маленькую, только с другим цветом волос.

Взяв кое-что от своего отца, Дориан унаследовал и наши с мамой черты. Я улыбнулась:

– Нет, мелкий, все хорошо.

Собравшись с силами, снова приложила руку и сконцентрировалась. Не жалея, щедро влила в дерево силу, сколько могла себе позволить. Тут же одолела жуткая слабость. Один плюс – мы, оборотники, народ крепкий и считаемся лучшими донорами энергии жизни. Я не исключение – эдакий автономный маленький источник.

Уменьшенное схематичное изображение дома, появившееся перед внутренним взором, вспыхнуло изумрудным цветом, стоило лишь коснуться стержня. По свечению было видно, как энергия перераспределяется, – большую часть я направила в поврежденные участки корней и ствола, на ветки тратиться не стала, пускай хоть отвалятся, летом заново отрастут, сейчас не до этого. Эх, сюда бы природника хорошего… Жаль, наш мэтр Дугас слишком стар, его сил и раньше-то едва хватало на поддержку периметра в работоспособном состоянии, а теперь и вовсе беда. Пока город ждет замену, приходится вызывать специалиста со стороны.

– Вот так.

Открыв глаза, улыбнулась братишке и медленно сползла по стене на пол.

– Сестренка, тебе плохо? – встревожился Дори.

– Ну что ты! Просто я много тренировалась, и ножки устали. У нас там, в академии, знаешь как гоняют? Даже парни на дорожке валятся от усталости!

– Так прямо и валятся? – недоверчиво прищурился братишка.

– Валятся, – авторитетно кивнула я.

– А ты – нет?

– А мне стыдно. Я их перепрыгиваю и дальше бегу. – Дори смотрел скептически, подозревая, что над ним подшучивают. – Эх, нет времени рассиживаться, скоро полночь. – Собрав остатки сил, поднялась, подавив новый приступ озноба – верный признак магического истощения. – Идем на кухню.

Внизу по-прежнему воняло, а Пэрри счастливо посапывал на полу. Отметив, как обиженно покосился на отца Дориан, быстрее увела оттуда мальчишку. Прикрыв дверь на маленькую кухоньку, достала из шкафчика какао, насыпала в две чашки, налила молоко и сунула в разогревалку. К счастью, та работала. Я устало опустилась на стул. Сейчас перекусим – и спать, завтра спозаранку в академию.

Немного подумав, вскипятила чайник. В шкафчике наверху нашлись целебные травы, которые сама собирала еще летом. Заварила ромашку и зверобой, а Дориан извлек из холодильного шкафа молоко и яйца.

– Халли, давай сделаем омлет?

– Конечно. Отличная идея!

Спустя пятнадцать минут мы уплетали незамысловатый, но очень вкусный ужин, запивая какао и весело болтая. После еды и сил поприбавилось. Перед тем как лечь, даже сподобилась навести порядок внизу. Пока я, кряхтя от натуги, затащила так и не проснувшегося отчима на диван и накрыла пледом, Дориан смел на совок остатки старых грибов-светильников и притащил ветошь, чтобы вытереть растаявший снег у порога.

– Ничего, мелкий, когда-нибудь наш домик будет убирать сам себя, прямо как академия. – Я ободряюще подмигнула ему. – А пока нам никак нельзя лениться.

Вырубилась, читая брату сказку, сквозь сон почувствовала, как он натягивает на меня одеяло и пристраивается рядом.

Глаза открыла от какого-то внутреннего толчка. Опоздала!

Стрелки на часах со сказочными персонажами показывали ровно семь. За заботами вчера совсем забыла про будильник и проснулась на час позже, чем надо. Осторожно высвободив руку из-под взлохмаченной головы Дориана, вышла и на цыпочках бросилась в свою комнату. Хорошо бы еще душ принять, но некогда.

Выбрав в шкафу кофту поприличнее, надела поверх еще и старенькую куртку – новая-то в общежитии осталась. Подумала и натянула шапку – горло вконец разболелось, несмотря на лечебный отвар, но сил справиться с простудой самостоятельно не было – слишком потратилась вчера на восстановление дома. Ладно, мне бы только первую пару как-нибудь продержаться, а там Миран вылечит или еще кто-нибудь.

Злясь на себя, сбежала по лестнице. А ведь еще к бабушке нужно заглянуть, спросить, почему не забрала Дори, раз Пэрри снова в запое, и заодно взять из своей копилки несколько золотых крон – нужно обязательно вернуть долг, что бы там Риан ни говорил. Риан… Бесы! Ладно, про Глода пока даже думать не хочу. Первоочередная задача – попасть в академию, через полчаса начнутся занятия, я не могу опоздать к Шваркни.

Забежав на кухню, черканула Дори записку и прилепила на дверцу холодильного шкафа. Отчим по-прежнему спал, только позу сменил. Почти дошла до входной двери, когда что-то привлекло внимание. У дивана на полу лежали целых пять золотых крон – похоже, выпали у Пэрри. Теперь понятно, почему отчим снова запил. Но откуда у него золото? Без зазрения совести подняла монеты и опустила себе в карман, все равно ему нельзя доверять такое состояние, а мне теперь не придется идти к бабушке, может, даже не опоздаю на пары.

Первые трудности этого дня начались у порталов. На мой стандартный код доступа пришел отказ.

И что теперь делать?

Я лишь хлопала глазами, чувствуя, как неумолимо утекает сквозь пальцы время, отдавая во рту кислым привкусом многочисленных пересдач. Глубокий вдох помог собраться, что-то я рано расклеилась. Наверное, всему виной – плохое самочувствие. Или с кодом намудрила спросонья… Решила попробовать вновь – вдруг все же не придется топать в ратушу и связываться с деканатом академии.

Со второй попытки я все же превратилась в ничто, чтобы через несколько долгих мгновений собраться воедино на едва ощутимо вибрирующей портальной площадке среди окаменевших стволов секвой. Не успела погаснуть растительная вязь под ногами, как я что есть мочи рванула в сторону Древа, на ходу срывая с головы дурацкую шапку.

Часы в фойе издевательски подсказывали: на то, чтобы добраться до пятого этажа, переодеться и успеть в аудиторию на третьем, у меня осталось всего шесть минут. Немного, но и не так уж мало. Прямо вызов! Поднажала, невзирая на возмущенные возгласы.

– Эй, Халли…

– Не сейчас! – махнула одногруппнице, которая, кажется, что-то собиралась спросить.

Перепрыгивая через две, а то и через три ступеньки, понеслась наверх в свою комнату. Забрать реферат, учебники и надеть форму академии. Магистр Шваргодд – теневик, и в оборотнической форме на порог не пустит, а так есть еще шанс, что только пожурит за опоздание. Поднырнула под руку оторопевшего Буилто, не осознав толком, хочет он меня остановить или просто жестикулирует во время разговора. Обогнула несколько студентов и врезалась-таки в спешащую на занятия девушку.

– Прости! – на ходу подобрала оброненную ею тетрадь и, сунув в руки, продолжила путь.

Вот и Земляничный! Звонок застал, когда повернула в свою ветвь. Не останавливаясь, приложила ладонь к двери комнаты и раньше, чем та за мной затворилась, принялась срывать с себя одежду. Куртка, кофта, майка. Сумку еще вчера собрала. Отлично! Осталось только положить реферат. Выпрыгнула из штанов, стянула носки. Хорошо белье чистое еще дома надела – все лишние секунды времени сэкономила.

Пока ругаясь застегивала пуговички на блузке и натягивала чулки, лихорадочным взглядом ощупывала комнату.

– Где?! О Великая Мать!

Я же оставила работу на столе. Наверное, Миран спрятала в отместку, у нее прямо пунктик по поводу порядка в комнате. Мой карандаш обнаружился на полу около тумбочки, но самого реферата так нигде и не было.

– Бесы!

Проверив все возможные места, махнула рукой и, закинув в карман пиджака две золотых кроны, припрятала остальные в запирающийся шкаф, прежде чем бежать на пару.

Почти повезло, магистр Шваргодд шел по коридору впереди, и я могла бы легко его обогнать, вот только вряд ли он оценит такой поступок, потому к аудитории подошли вместе. Прежде чем открыть дверь, теневик обернулся.

– Доброе утро, магистр Шваргодд! – бодро поздоровалась я и постаралась радостно улыбнуться, изобразив рвение, хотя хотелось лечь и помереть.

Препод не ответил, лишь подозрительно сузил глаза, но, когда взгляд остановился на моей юбке, распахнул дверь и приглашающим жестом предложил войти в аудиторию. Я тотчас поспешила к своему месту, радуясь везению.

– Эрпи! – Окрик пригвоздил к полу. Скрыла тяжкий вздох. Бесы, ну что ему надо? – Не желаете извиниться за опоздание? – звучало вкрадчиво и многообещающе.

Студенты замерли в предвкушении развлечения, на геополитике собрались все третьекурсники. Не только друиды, но и теневеки, и сияющие, так что если опозоришься, то сразу по самые уши.

– Я… Да, простите, магистр Шваргодд, – покаянно опустила голову.

– Хорошо хоть на этот раз догадались надеть приличную форму, студентка Эрпи.

Ага! Это уже шпилька за прошлый раз. Я, кстати, тогда тоже едва не опоздала.

К счастью, этим магистр ограничился и, милостиво кивнув, позволил подняться и сесть на свое место. Перекличку он обычно проводил ближе к концу, предпочитая сначала приступить к уроку. Оставалось только молиться, чтобы до меня дело не дошло. Потом сыграю забывчивость и пообещаю занести работу на кафедру, а после вытрясу душу из Люсиа и Миран за идиотские шуточки.

– Та-а-ак, что у нас там? – бормотал теневик под нос, сверяясь со своими списками. – Ага! – Хищный взгляд снова остановился на мне. – Эрпи-Эрпи, – бормотал он, явно не обещая ничего хорошего. – Пожалуй, с вас и начнем, спускайтесь обратно.

Бесы! Да он что, издевается?! На миг я прикрыла глаза, и это не осталось незамеченным.

– Что с вами? Заболели?

И так это участливо сказал, зараза, впору расплакаться!

Я мотнула головой и зачем-то начала рыться в сумке. Видимо, в надежде отыскать реферат. Нет, ну а вдруг? В конце концов, я и правда там не проверяла. Вдруг повезет и девочки его туда подложили?

Не повезло. Шваргодд терпеливо ждал, тонкогубая улыбка становилась все приторнее. Да уж, знаем, как он «любит» оборотников…

– А может, вы попросту не готовы? – продолжил магистр вкрадчиво.

От его тона меня взяла злость. Я ведь хорошо помню все, о чем вчера писала. И вообще на память не жалуюсь.

– Готова, магистр! – получилось с вызовом, да еще и голос хриплый из-за воспаленного горла.

Не обращая внимания на удивленно приподнятые брови преподавателя, спустилась.

– Кхм! Напомните, какая у вас была тема?

– «Военно-силовое пространство геополитики».

– Угу, продолжайте.

И я продолжила, сначала робко, потом уверенней:

– Неотъемлемой частью современной политики является многослойная система пространств, обладающих собственными законами развития и самореализации. Наряду с географическим, экономическим, культурным, конфессиональным и другими стоит также пристально рассматривать и военно-силовое пространство, которое на протяжении всей истории человечества играло и играет важнейшую роль в геополитике и геостратегии государств.

– Хорошо. – Взгляд магистра стал испытующе заинтересованным.

– Военно-силовое пространство охватывает сухопутную, водную и магическую сферы нашего мира, а также территории Чащи, в пределах которых государство планирует использовать в качестве средств давления военную силу в интересах реализации своей геополитической стратегии и военной доктрины. Эволюция военно-силового пространства связана с достижениями цивилизации в науке и магии, развитие которых привело к расширению и наполнению этого пространства новыми ресурсными составляющими.

Магистр слушал не перебивая. Я с удовольствием отметила, как поскучнели лица в амфитеатре и как во взгляде дотошного теневика мелькнуло что-то вроде уважения.

– Довольно, Эрпи. Если выслушать вас до конца, то на остальных совсем времени не останется, – задав несколько дополнительных вопросов в рамках моей темы, Шваргодд окончательно удовлетворился и вынес вердикт: – Вижу, вы действительно учили, – и тут случилось то, чего я боялась. – Сдавайте работу и садитесь.

А ведь он прекрасно видит, что у меня в руках ничего нет! Эх, а я уж было подумала, что наш Шваркни небезнадежен… Ан нет! Шваркни – Шваркни и есть.

Долгое мгновение я смотрела на преподавателя, и тут дверь аудитории без стука отворилась.

– Лорд Шваргодд, прошу прощения, мне нужна Халли Эрпи. Всего на секунду.

Едва взглянув на преподавателя, Райд Эллэ воззрился прямо на меня. Все без исключения провожали взглядами направляющегося ко мне красавца-безопасника. Обострившиеся эмпатия и слух против воли заставили ощутить, как подскочил общий эмоциональный фон, любопытство, витавшее над трибунами, стало почти осязаемым. Захотела бы – услышала отголоски фраз и даже мысли, но я лишь нарастила щит как только могла.

Зачем он здесь? Что ему нужно? Это все из-за вчерашнего случая с дурацкими очками? Неужели сейчас меня возьмут под арест и позорно выведут из аудитории? Мама! Уже приготовилась картинно воззвать к небу: «За что-о-о?!» Но Райд подошел ко мне и остановился напротив, несколько ближе, чем было нужно, чтобы передать… Великая Мать, мой реферат!

– Вот, ты забыла, – прозвучало негромко, но проникновенно, чтобы по телу пробежало приятное покалывание. И вполне достаточно, чтобы последний сияющий на верхнем ярусе прекрасно расслышал его слова!

Кстати, откуда у него моя работа?! Бесы!

Райд тем временем наклонился ближе, обдавая теплом и невероятной умопомрачительной смесью запахов – душистое мыло, шампунь, аромат его тела… Жадное обоняние старалось уловить каждую нотку, а заодно свело с ума гормоны, заставив волчицу внутри плясать от восторга… Я сглотнула и незаметно ухватилась за кафедру.

– Шестой ярус, ветвь два, комната восемнадцать, жду после занятий, – прозвучало тихо-тихо, но безапелляционно.

Пытаясь переварить информацию, я некоторое время буравила взглядом закрывшуюся за оборотником дверь аудитории. Из ступора вывел саркастический голос магистра Шваргодда:

– Кхм, студентка Эрпи, впредь попрошу быть внимательней, а также решать личные вопросы за пределами аудитории. И сдайте уже наконец работу!


Глава 5

Стараясь сохранять невозмутимый вид, я поднялась на свое место, впервые жалея, что не села на галерку. Хорошо еще хоть расположилась у самого прохода. Заслуженная пятерка, о которой мне удосужились сообщить уже в спину, почти не обрадовала. Да и разве способна какая-то там отметка вызвать эмоции ярче тех, что я испытывала сейчас?

«Вот, ты забыла», – рефреном звучало в голове, заглушая мысли и голос преподавателя. Великая Мать! Скажите на милость, о чем все подумали?

Лицо в прямом смысле пылало, и я прижала ладони к щекам. Интересно, это от стыда или у меня и правда жар? На перемене нужно будет срочно найти врачевателя. Любого.

Остаток занятия прошел как в тумане. Теперь даже порадовалась, что ответила в самом начале и больше не спросят. Горло разболелось так сильно, что я все равно бы не смогла толком говорить. Внутреннего резерва хватало только на то, чтобы подавлять озноб и не ронять голову на парту. Тем более что Шваргодд то и дело на меня поглядывал, приходилось старательно изображать прилежную ученицу.

Раздалась переливчатая трель звонка, и я сорвалась с места, демонстративно не замечая любопытных взглядов откровенно сплетничающих обо мне студенток. Хотя сорвалась – это громко сказано, но спешила как могла. Эх, пока доковыляю, домыслы на тему наших отношений с красавчиком-замкомом обрастут такими подробностями, что до пятого курса не отмоешься. Знаю, какие слухи о нем ходят. Н-да, похоже, сегодня в столовую мне вход заказан, еще несварение случится от такого пристального внимания.

Кипя от негодования, я покинула ветвь, где находилась аудитория. Вот зачем милорд Эллэ так со мной поступил?! Неужто успела когда-то перейти ему дорогу и не заметить? Иные предположения просто не приходили в голову. Натянутые, точно тетива, нервы, казалось, вот-вот не выдержат. Один случайный вопрос – и я не сдержусь, если не расплачусь, то точно набью кому-нибудь… гхм… лицо. Надо срочно успокоиться. Решив, что успокоиться не выйдет, пока все не выясню и не закрою вопрос, направилась по указанным «координатам».

Вместо того чтобы мирно завтракать, я оказалась в ветви с синими занавесками на окнах перед дверью комнаты номер восемнадцать. Только, кажется, на этом вся моя решимость и закончилась. Эмпатия подсказала: красавец-оборотник у себя. Но что я ему скажу?

«Здравствуйте, лорд Эллэ! Какого лесного беса вы ни за что ни про что выставили меня… мм… девочкой на одну ночь перед всем потоком?!»

Кстати, а с чего он меня именно сюда позвал? Помнится, еще вчера назначал встречу в штабе…

Как-то не по себе стало от разного рода домыслов, а на фоне вчерашних приключений и вовсе одолело чувство беззащитности. Да и что я могу противопоставить домогательствам такого, как он? За мной не стоит состоятельный род, у меня нет наделенных властью покровителей, а вся моя защита – ипостась. Только вот толку? Он же и в ипостаси скрутит меня в два счета, да еще и…

Да кому ты нужна, Халли?! Осадила не в меру разыгравшееся воображение и оглянулась по сторонам. Одна радость – это ветвь для работников, потому наткнуться здесь на студентов маловероятно. А то картина маслом – в кои-то веки сменила любимую спецформу на блузку и юбку и в таком непривычном виде мнусь под дверью первого бабника «Теней Верда» и всея академии! Это же целая охапка сухого хвороста на костер слухов! Халли, пора делать ноги, пока никто тебя не уви…

Дверь отворилась.

– Я так и знал, что не решишься.

Умопомрачительно мужественный и обалденно благоухающий Райд Эллэ, бесцеремонно схватив за руку, втянул внутрь и захлопнул дверь. Но несмотря на смущение и оторопь я заметила, как он прежде окинул коридор настороженным взглядом. Молча указав на кровать, отошел к окну и отвернулся, словно разом обо мне позабыл.

Садиться на постель не стала. Как и садиться вообще – единственный стул был занят какой-то коробкой. Скрестив руки на груди, осмотрела комнату, куда еще полтора часа назад и не мечтала попасть. Нет, я даже и не собиралась о таком мечтать, но и представить себе не могла, что когда-нибудь окажусь здесь.

Впрочем, ничего выдающегося. Никакой роскоши или излишеств, как можно было ожидать от сына главнокомандующего империи. Не было даже портретов. Ни одного. Ни родных, ни невесты. Ведь у него наверняка она есть? Не может не быть? Стену украшала большая карта Эрессолда да план академии. Книги на полке – в основном классика да учебники по тактике и управлению. Эй, а где же постеры с девочками и непристойные журналы? Даже как-то неправильно – идеальный порядок, и пахнет слишком хорошо, как-то по-мужски.

Несмотря на то что простуда мешала толком воспринимать запахи, с затаенным наслаждением втянула ноздрями воздух, и взгляд закономерно остановился на хозяине помещения. Без зазрения совести позволила себе как следует рассмотреть мощную спину, обтянутую болотно-зеленой форменной футболкой. Моя любимая маечка сшита из точно такого же материала. А вот штаны гораздо круче моих, с красивой отстрочкой и множеством удобных карманов.

Особенно пристально я рассмотрела те, что располагались на пятой точке. Ну оно как-то так само собой вышло. Волчица внутри тем временем совсем с цепи сорвалась и принялась забрасывать такими образами, что я покраснела, надеясь, что при приглушенном освещении мои пылающие щеки будет не слишком видно. Даже интересно стало: у кого-то еще внутренний зверь вытанцовывает в кружевном неглиже или принимает соблазнительные позы, прикрываясь пушистым хвостом и томно хлопая чересчур густыми ресницами?

Кажется, я только что узнала много нового о своей внутренней сути. Кошмар! Впервые потребовалось усилие, чтобы приструнить расшалившуюся часть себя, всеми силами старающуюся убедить, что перед нами – самый лучший самец в мире, которого ни в коем случае нельзя упустить, а потому действовать следует безотлагательно.

Ошарашенная, я еле скрывала участившееся дыхание. Даже во рту пересохло и перед глазами поплыло, а в ногах – слабость. Все же хорошо бы присесть. Конечно же всему виной так и не восполнившийся резерв, а вовсе не мужчина моей самой несбыточной мечты в опасной близости. Вчера я слишком много энергии потратила, а как следует выспаться и плотно поесть не удалось. Вдобавок жалкие остатки сил уходили на борьбу с простудой. Хотя подозреваю, тут уже попахивает чем-то вроде воспаления легких. Эх! В такие моменты прямо жалею, что я оборотница, а не врачеватель.

Я вздрогнула, когда Райд обернулся, и как-то вконец оробела под серьезным взглядом. К счастью, в нем не было никакой сальности или пошлости. И даже ни тени усмешки, свидетельствовавшей о том, что он почувствовал мое состояние. А вот за это благодарна отдельно. Ведь не мог не почувствовать? Райд Эллэ не только оборотник, но и один из сильнейших эмпатов. Недаром их отряд – настоящая стая, а значит, он с легкостью считал сигналы, посланные моей ипостасью, ведь я, как полный дилетант, не сумела их заблокировать. Очень неловко, ну да ладно. Уверена, я не одна такая, кто ходит с ментальным плакатом: «Я хочу тебя, Райд!» Он уже и привык, наверное. По крайней мере, сейчас было легче так думать.

– Что вам нужно, лорд Эллэ? – вышло грубее, чем следовало, но это я от страха «напала» первой.

– Халли Эрпи, – было сказано почти нараспев, светло-серые глаза сузились, обследуя, кажется, каждый миллиметр моего тела. – Звучит как «воришка».

Едва не подавилась. Почему воришка-то? Что я там сказала? Благодарна? Ну уж нет!

– Вы меня в чем-то обвиняете?

– А есть за что?

Я предпочла промолчать, только усилила непроницаемость щита.

Эллэ усмехнулся, дернув бровью, и заметил:

– Выходит, я прав?

– Зачем вы меня сюда позвали? Зачем принесли мою работу на пару?

– Не стоило?

– Знаете, что все про нас подумали? Не можете не знать! – и спохватилась: – Вы это нарочно, да? Зачем? – Наверное, невежливо, но я просто не могла остановиться, будто все накопившееся напряжение решило выйти теперь. – И кстати, вы так и не вернули мне очки. Между прочим, недешевая вещь! Понимаю, для вас это мелочь, но… – Тут во рту окончательно пересохло, и я закашлялась, закрыв лицо руками, даже слезы брызнули.

– Ш-ш-ш! Вопросы здесь задаю я.

Поддерживая под локоть, Райд осторожно, но настойчиво усадил меня на кровать. Его ладонь скользнула под форменный пиджак и обожгла прикосновением талию сквозь тонкую ткань блузки. Я возмущенно выпучила глаза, но из открытого рта лишь вырвалась новая порция кашля, который всеми силами я старалась подавить. Вот же бесы! Не вовремя как!

– Воды? – Мне протянули наполненный до краев стакан.

Взяла, стараясь не расплескать, и буркнула:

– Спасибо!

Стакан вдруг показался чересчур тяжелым, рука дрогнула, и по чулкам на колене стремительно расползлось мокрое пятно. Я недоуменно уставилась на него, даже кашель как-то сам по себе прошел. Но главное, Райд тоже пялился не отрываясь, будто ничего интереснее раньше не видел.

– Кхм, – тряхнул он коротко стриженной головой и наконец снова посмотрел в глаза. – Ты больна?

– Нет, все в порядке, – сделала глоток.

И зачем, спрашивается, соврала? Сказала бы «да» – и дело с концом. Может, меня бы тут же и выпроводили в лазарет. Впрочем, судя по скептичному взгляду, мне не особо-то и поверили. Райд убрал со стула коробку и, лихо развернув его спинкой вперед, уселся и положил подбородок на сложенные руки.

– Хорошо. Начнем с очков. Что про них известно? Как они к тебе попали? Зачем ты пыталась передать их той девушке? Надеюсь, не надо уточнять, что лучше отвечать предельно честно?

Сухой тон и взгляд, который вдруг стал колючим, заставили вздрогнуть и обхватить себя руками. Севшим голосом я спросила:

– Милорд Эллэ, это что, допрос?

– Пока просто беседа, но будет лучше, если мы разберемся со всем здесь и сейчас. Отчасти потому я и постарался обеспечить тебе алиби, явившись на урок, и пригласил сюда, а не в штаб.

Я сглотнула. Хорошенькое такое алиби! Но и беседы с дознавателями однозначно не слишком позитивно отразятся на моем будущем, а мечта о доме на центральной улице плавно перейдет в разряд несбыточных.

Крыть нечем.

– Я согласна ответить на все ваши вопросы, – и добавила: – Здесь и сейчас.

Райд пристально посмотрел на меня и, приподняв брови, довольно усмехнулся каким-то своим мыслям, а я тут же пожалела о сказанном. Но он как ни в чем не бывало вернулся к треклятому аксессуару:

– Так что там насчет очков?

– Мне их подарила Миран. Миран Норег, моя соседка.

– Брюнетка?

– Да, а откуда… – Тут у меня мелькнули подозрения. – Милорд Эллэ, вы были в нашей комнате?! Это там вы взяли мой реферат? – Райд скорчил кислую мину, кажется говорящую о моей безнадежности, и я проворчала: – Да-да. Здесь вы задаете вопросы.

– Так зачем ты пыталась передать их той девушке?

Врать не стоило, да и замком «Теней» явно не дурак.

– Она просто умоляла продать их, уж очень идут к ее новой сумочке. – Я развела руками. – Как я могла отказать жертве моды?

Эллэ фыркнул, уставившись куда-то мне под ноги, затем снова поднял взгляд:

– А тебе известно про их особые свойства?

– Конечно! – усмехнулась я, и брови моего дознавателя удивленно взлетели. – Надеваешь – и сразу глупеешь.

Райд долгий миг на меня пялился, а затем расхохотался.

– Ты все больше мне нравишься, – неожиданно выдал он.

От этого незамысловатого признания по ногам пробежали мурашки, а волчица внутри замурлыкала кошкой и картинно рухнула в обморок, не забыв принять очередную соблазнительную позу. Бесы!

– Кхм, милорд Эллэ…

– Пожалуйста, зови меня просто Райд. По крайней мере, в неформальной обстановке.

И как-то это у него так многообещающе прозвучало, что мурашки пробежали снова, да вдобавок стало бросать то в жар, то в холод. Я поежилась, зябко обхватив себя руками, и порадовалась, что хотя бы насморка нет.

– Халли, кроме названных тобой свойств есть и другие. Я только что говорил с деканом кафедры артефакторов, мои вчерашние подозрения полностью подтвердились.

– Какие еще подозрения?! – уставилась я на Эллэ во все глаза.

– Ах да! Кое-кто ведь так и не удосужился исполнить мой приказ.

– Я… У меня… Я правда не собиралась… Точнее, собиралась… – Да что это со мной?! Язык точно узлом завязался. Причем вместе с мозгами! – Милорд Эллэ, я собиралась зайти, но обстоятельства так сложились, что не выдалось возможности. Простите.

Потупилась, дабы выразить всю глубину раскаяния. Я бы и на самом деле предпочла неприятную беседу в штабе тому, что пришлось пережить вчера ночью, но тогда не попала бы в Сатор-Ано, а Дориан и Пэрри лишились бы дома. Выходит, все, что ни делается, к лучшему? Надеюсь.

– Студентка Эрпи, – оборотник заговорил официальным тоном, – а расскажите-ка тогда, каким ветром посреди учебной недели вас занесло в столицу, да еще и на ночь глядя?

– Свидание.

Нет, ну а что мне надо было ответить?

– Почему же тогда ты вернулась только утром и из Сатор-Ано, а Риан Глод – тем же вечером?

Ага, значит, с кем я встречалась, для него не секрет!

– Я ушла.

– Вы поссорились?

– Не совсем.

Райд приблизился к моему лицу:

– Что ты натворила, Халли? Во что ввязалась?

– Я?! – отодвинулась, насколько смогла себе позволить. – Милорд Эллэ, вы сейчас вообще о чем?!

Стало совсем нехорошо, сердце бешено забилось, и даже волчица внутри прекратила кривляться.

– Вчера в столице случилось пять терактов с участием адептов культа Кровавой Луны. Надеюсь, нет нужды пояснять, кто эти люди? – Я мотнула головой. – Один произошел как раз на площади перед портальным комплексом пять-восемнадцать. – Видя мой недоуменный взгляд, Райд пояснил: – Да-да, тот самый, через который ты туда попала. Не обошлось без жертв, объявлен комендантский час. – Я крепко зажмурилась, пытаясь собраться с мыслями. Кажется, мне еще повезло. – Халли, ответь, почему в столице ищут светловолосую девушку, которая отиралась неподалеку от места, где случился теракт, и скрылась, как только ее заметили? – Меня остановили жестом, когда я захотела возразить. – И второй вопрос: почему опасный артефакт оказался в твоих руках на территории академии? Самое плохое, что в обоих случаях мгновенно найдутся свидетели и очевидцы, и минимум через два дня здесь появятся безопасники.

– Какой еще артефакт?! Какие культисты?! Великая Мать, за что мне все это? – Я подняла лицо к потолку. – Это же было простое свидание. Свидание, слышите?

Держать себя в руках становилось все сложней. Не хочу, чтобы он видел мои слезы, нужно срочно уйти. И вообще, мне бы к целителям, а то и уши уже закладывает! Я вскочила и, обогнув хозяина комнаты, направилась к выходу. Меня остановили, удержав за плечи, Райд заговорил мягко и с сочувствием:

– Халли, я уверен, ты ни при чем. Кто угодно может оказаться не в то время и не в том месте. Я помогу разобраться, ни один дознаватель не станет говорить с тобой наедине. Ни одной порочащей имя записи не появится в их отчетах. Никакого пятна на репутации, которое могло бы отразиться на твоей карьере в будущем.

Спросила устало:

– Что я за все это буду должна?

– О! Небольшая услуга. Ты на время согласишься стать моей невестой.

– Чего? – вышло совсем сипло, а я уставилась на Эллэ во все глаза, пытаясь сообразить – он действительно это сказал или у меня слуховые галлюцинации начались.

– Согласен, неожиданно, – правильно расценив мое смятение, оборотник улыбнулся. – Нет, не думай, я не принуждаю, решение только за тобой. Да и сотрудничество получится взаимовыгодным.

– С-сотрудничество?

– Так вышло, что мне срочно понадобились официальные отношения. Точнее, их видимость. Мы вместе будем появляться на обязательных приемах, ты познакомишься с моими родителями. Здесь, в академии, тоже придется изображать влюбленных – все должны поверить в подлинность наших чувств.

Влюбленных? Подлинность чувств?

Райд был рядом, но его голос доносился точно сквозь вату. Я дышала глубоко и размеренно, но воздух с трудом попадал в легкие. Что-то странное со мной творилось, если, конечно, могло быть что-то еще более странное, чем то, что я только что услышала.

Вдруг поняла – его руки! Несмотря на спокойное и доброжелательное выражение лица, Эллэ все крепче сжимал мои плечи и, кажется, даже не осознавал этого. Бесы, я задыхаюсь! Наплевав на приличия, задышала ртом, чтобы хоть как-то компенсировать нехватку воздуха.

Подлинность чувств?! Он имеет в виду, что мы… То есть я и он… Он! Райд Эллэ, спину которого каждая вторая студентка провожает томным взглядом, будет ходить со мной за ручку? Или что там еще положено делать влюбленным? Целоваться на людях? О богиня!

В каком-то помутнении, не иначе, я ляпнула вслух:

– Будем целоваться?

Еще один судорожный вдох, и я вынужденно вцепилась пальцами в его руки, все еще удерживающие мои плечи. Накатил новый приступ головокружения.

– Сейчас проверим, – ответил Райд.

Его губы накрыли мои. Нежно и бережно, почти невинно. Нет, я как-то уже целовалась. Раз или два. Но никогда раньше мне так сильно не хотелось упасть в обморок.

– Определенно будем. – Голос Райда донесся совсем издалека, Эллэ серьезно кивнул, но лукавые искры в его глазах выдавали веселье.

Тут меня словно потянуло назад. Будто кто-то взял за шкирку и резко дернул, потащив куда-то в темноту.


Обожаю спать на чистом постельном белье, которое хрустит и непередаваемо пахнет морозом, свежестью и ароматом душистых трав. Потрясающее ощущение! Я сладко потянулась, чувствуя себя отдохнувшей и… совершенно здоровой.

Стоп! Где это я?!

Тягучую дремоту как рукой сняло. Подскочив на постели, я осмотрелась. Совершенно незнакомая спальня, повсюду – сдержанная роскошь, но как-то безлико – похоже на номер в гостинице или на комнату для гостей, только вот раньше я в подобных местах не бывала. Как же здесь оказалась? Ведь была… у Райда Эллэ в комнате. О Великая Мать!

Вспомнив поцелуй, плюхнулась на постель и натянула одеяло до самого носа. Словами не передать! И тут же насторожилась, проверив руками, одета ли. Одета, да только вот в какую-то ночнушку. Ночнушку?! Я ведь обычно сплю в пижаме!

– Тебя переодели служанки.

Снова вскочила, оборачиваясь.

У окна обнаружился мой давешний собеседник собственной персоной, а в голове мгновенно пронесся весь наш недолгий разговор, который проходил точно в тумане. И снова воспоминание о поцелуе вогнало в краску.

– Что это было?

Голос все же хрипел, но только как спросонья. Горло больше не болело, да и голова была ясной и светлой. В общем, я прекрасно себя чувствовала, и, что бы ни произошло, меня точно вылечили. Это не может не радовать.

– Вот и я бы хотел понять, что это было, – усмехнулся Райд, направляясь ко мне.

Оказывается, это так… Так волнующе, когда сидишь почти раздетая на постели, а к тебе неторопливо приближается такой внушительный мужчина, который к тому же еще и нравится… Губы прямо запульсировали, умоляя повторить эксперимент, я даже невольно закусила нижнюю, и тут включился здравый смысл.

Стоп, Халли!

Перед глазами пронеслась неприглядная картинка: вот мы идем в обнимку, он что-то нежно шепчет на ушко. Целуемся под прицелом завистливых взглядов, заходим за угол и… И тут красавчик Райд Эллэ мгновенно теряет всякий интерес: «Спасибо, Эрпи! Хорошо сыграно, бывай!» Салютует одобрительно поднятым вверх кулаком и топает в другую сторону заниматься своими делами, а я…

А я буду тихо подыхать от боли над осколками разбитого сердца.

– Нет.

– Ты о чем?

– Мой ответ – нет. Я отказываюсь от вашего предложения, милорд Эллэ.

Мне показалось или он опешил?

Некоторое время меня пристально рассматривали, а я все сильнее краснела и злилась. Ну давай! Ляпни уже какую-нибудь гадость, и дело с концом! Только вот не надо так пялиться! И тут точно жаром обдало: ведь от Райда Эллэ зависит мое ближайшее будущее. Что ему мешает вывернуть историю с артефактом наизнанку или сообщить обо мне дознавателям? И не важно, что к культистам я не имею никакого отношения.

Райд вдруг улыбнулся:

– Как себя чувствуешь?

– Х-хорошо. – Я ожидала чего угодно, но только не этого вопроса.

А наглый оборотник вдруг оказался прямо на постели. Я даже не успела понять, когда очутилась лежащей на спине. Вот только что сидела и вдруг уже лежу, а он навис сверху, и между нами лишь призрачная защита – одеяло. Сорочку и вовсе можно не считать за преграду.

Тем временем непозволительно близко расположившийся Райд Эллэ едва слышно зашептал прямо мне в губы.

– Сейчас войдет мой дядя, пускай он думает, будто я тебя целовал, – шептал он не соблазняюще, а больше скороговоркой: – Я ему уже сказал, что ты моя невеста. Подыграй хотя бы на этот раз, а я решу вопрос с дознавателями. Насчет остального… У тебя будет время подумать, отказываться или нет.

Тут от двери раздалось вежливое покашливание, и Райд неспешно слез с меня и обернулся, будто так и надо.

Кажется, от стыда мое лицо сейчас вспыхнет вместе с волосами. Уверена, красные щеки бросают блики на белый пододеяльник. Бесы! Самое обидное, мне действительно ужасно захотелось, чтобы он меня поцеловал. Я точно не могу согласиться на подобную авантюру, это ведь превратится в пытку. Настоящую пытку! Я не смогу просто играть, я же втрескаюсь по уши. И чем тогда все закончится? А чем бы ни кончилось, в конце мне будет больно.

– Как чувствуете себя, леди Эрпи? – спросил пожилой, убеленный сединами мужчина импозантной наружности – друид-врачеватель, о чем свидетельствовала мощная аура энергии жизни.

– Я не… – Райд едва заметно сделал знак, который, надеюсь, я расценила верно. – Спасибо, прекрасно как никогда!

И ведь не соврала ни капельки. Энергия меня переполняла, и на приключения тянуло неимоверно, и размножаться… Ой!

– Милое дитя, племянник так за вас беспокоился, что использовал мобильный портал для экстренных случаев. Надо сказать, перепугал нас не на шутку.

– Халли потеряла сознание. Не мог же я тащить ее через всю академию к портальному комплексу? Чем не экстренный случай? К тому же…

– К тому же это бы вызвало ненужные подозрения, как и поход в лазарет. Признаюсь, я было решил, что леди беременна, наблюдались очень похожие искажения магического фона, но мои подозрения не только не оправдались, но и оказались совершенно преждевременными.

– Подозрения?!

Пока переваривала сказанное, давясь собственным возмущением, Райд «пояснил»:

– Дядя меня успокоил. Сказал, ты невинна и никакого вмешательства не было.

– Какого еще вмешательства?! – Я почти шипела.

Это он что, намекает на восстановленную девственность?! Да за кого они меня принимают?!

– Зайка, ну не сердись. Ты ж у меня гордая. Я бы прямо спросил, но ты бы обиделась. Дядя, видишь, я не настолько безнадежен, как вы все решили. Обычно я даже не спрашиваю, но с Халли у нас все по-настоящему.

– Я не зайка! И я обиделась! – еле сдержалась, чтобы не заорать в голос.

Какого чертополоха они все это при мне обсуждают?!

Хотела вскочить, но как-то неловко в таком виде, ведь даже толком не знаю, что на мне надето.

– Спасибо вам большое, э-э-э… – замялась я, соображая, как правильно обратиться к врачевателю.

– Октябрь Эллэ, – представился друид.

– О-о-о! – только и смогла протянуть я в изумлении.

Это же что получается? Меня вылечил сам императорский лекарь?! Будет о чем рассказать внукам, если, конечно, они у меня когда-нибудь появятся.

– Я взял на себя смелость провести полное обследование, но так и не понял, как же юная леди с таким потенциалом и устойчивостью умудрилась настолько сильно простудиться? Если бы это не звучало настолько абсурдно, то я бы решил, что вы опустошили магический резерв, а потом бегали босиком по снегу половину ночи.

Примерно так оно и было, только в обратном порядке. Постаравшись как можно обворожительней улыбнуться, ответила:

– А юной леди позволено иметь секреты?

И скорчила самую невинную мордаху, на какую была способна. Хоть бы сработало!

– Конечно. – Доктор усмехнулся, а Райд за его спиной недоуменно изогнул бровь и прищурился. – Племянник, ты плохо обращаешься со своей невестой. Как ты только мог допустить подобное истощение и не заметить? Ты ведь оборотник и великолепный эмпат!

Весьма многообещающе. Чувствую, меня все же заставят поделиться подробностями.

– Дядя, а ты ее щит проверь-ка. Проверь-проверь.

Я тут же почувствовала, как меня пытаются прочесть, но почти сразу давление исчезло.

– Невероятно! – Доктор выглядел пораженным. – Прошу нас простить за этот эксперимент, дитя. Из этических соображений я не пытался раньше влезть в вашу прехорошенькую головку, но… Боюсь, это бы у меня и не вышло, даже когда вы спали.

– Вот и я про то же, – подтвердил Райд.

Я не выдержала и полюбопытствовала:

– Простите, о чем это вы?

– Халли, твой ментальный щит близок к защите магов высшего порядка.

– И что это значит?

– Проще говоря, он ненамного хуже, чем у дядюшки, императора или лорда Ярранта. И намного лучше, чем мой собственный, а ведь ты всего лишь студентка, – пояснил мой фиктивный жених. – И теперь я уверен: те очки предназначались тебе. С их помощью кто-то хотел пробраться именно в твою голову.


Глава 6

Портальная комната в доме императорского лекаря поразила мое неискушенное воображение сдержанной роскошью, несметным богатством и хорошим вкусом, здесь даже пахло как-то по-особенному. Между тем отчетливо ощущалось напряжение многочисленных магических охранных систем, которые контролировали не только каждое движение, но, пожалуй, даже мысли гостей, если такое возможно. Стараясь не слишком пялиться по сторонам, разглядывала собственное нечеткое отражение в гладких плитах голубого, с золотой искрой мрамора, которыми был выложен пол.

А еще меня бережно обнимал Райд Эллэ, и от этого внешне невинного прикосновения крепкой руки, тепла, исходящего от его бока, со мной творилось невероятное. Великая Мать! Я и не представляла, что почувствую подобное просто потому, что он будет рядом, и настойчиво гнала навязчивые мысли, подталкивающие к большему. Бесы! Почему он так на меня действует?! Никогда и ни с кем раньше я не испытывала таких ощущений, только читала, что в редких случаях у оборотников возможна похожая реакция. Называется «синдром истинной пары». Антинаучная теория, никаких доказательств которой до сих пор не существует.

Никаких, кроме безудержного влечения, но и это вполне обосновывается повышенной привлекательностью партнера, не более. Те же источники утверждают: синдром проявляется лишь у одного, второй партнер может об этом и не подозревать.

Уверена, всему виной – мои фантазии, объект которых оказался так близко, что легче легкого спутать желаемое и действительное. Только вот и мечтать нет смысла. Спокойствие, Халли! Дышим глубже.

Вопреки самовнушению, тут же невольно затаила дыхание, потому что лорд Эллэ, готовясь к переходу, прижал меня к себе крепче. Мы попрощались с его хитро улыбающимся дядей, и Райд, активировав переход, тихонько спросил:

– Ты очень горячая. Как себя чувствуешь? У тебя снова жар?

– Не знаю. Нет, наверное…

Даже не стала пытаться смотреть на него, все равно не в силах буду выдержать взгляд и ответить, не выдав себя. Пожала плечами, жалея, что он выбрал друидский портал. Теневой сработал бы скорее, и не пришлось бы терпеть эти невообразимо сладкие мгновения близости.

Нет! Я точно не смогу притворяться его невестой, как бы соблазнительно ни выглядело такое предложение. Просто не выдержу. Эта роль не для меня. И без того навалилось проблем.

Под ногами снова возникла опора, а на нас во все глаза уставился дежурный. Сдавленно кашлянув, он вытянулся по струнке и отсалютовал командиру. Точно так же вытянулись лица и у оказавшихся поблизости студентов. Среди них ошивался Суф. Быстро совладав с удивлением, он кивнул и, гаденько улыбнувшись, поспешно направился в сторону академии. Ну конечно! Пошел Глоду докладывать, что я явилась. Тот, наверное, уже ждет не дождется своих денег. Ох! Мне же еще и с Рианом предстоит разговор.

– Милорд Райд… – едва начав, я осеклась. Это же надо было обратиться к нему как к старшему члену семьи или близкому другу. Неловко-то как! Поправилась: – Милорд Эллэ, я, пожалуй, пойду? Дела.

Кажется, меня не услышали. Рука Райда по-прежнему обнимала мои плечи, и мы так и шли, привлекая взгляды все новых студентов, вереницы которых тянулись к порталам, – как раз было то самое время, когда в опустившихся сумерках из академии отбывали те, кто предпочитал ночевать в родных пенатах. С каждым мгновением количество свидетелей наших «отношений» становилось все больше и больше, и это откровенно злило.

– Милорд Эллэ, может, довольно и того, что было утром?

– Мм? – Райд выплыл из задумчивости.

Он что, про меня вообще забыл?! Может, ему-то нет разницы, кто там идет рядом?

– Давайте уже прекратим этот фарс, – аккуратно высвободилась я. – В конце концов, я отказалась. Нет, не поймите неправильно, я весьма благодарна за то, что позаботились о моем здоровье. Но, право слово, не считаю, что чем-то заслужила подобную честь, хватило бы и лазарета в академии.

Я старалась говорить спокойно, но голос невольно дрожал. Закончив, посчитала, что свободна, и направилась было к Древу. Неожиданно Райд поймал меня за руку, останавливая.

– Почему ты злишься?

Вопрос застиг врасплох, и я уставилась на лорда Эллэ, открыв рот. Он еще спрашивает?! Но, вопреки ожиданиям, ничего, кроме искреннего желания разобраться, так и не разглядела в серых глазах. Отчего-то это разозлило еще сильнее.

– Просто не люблю, чтобы за меня решали, а вы ведете себя так, будто я на самом деле ваша невеста. Но я лишь согласилась прикрыть вас перед вашим дядей, за что теперь стыдно, откровенно говоря.

Полуулыбка превратилась в усмешку, а взгляд стал холоднее.

– Халли, кажется, ты уже забыла наш утренний разговор? Артефакт? Взрыв у портала? Я обещал помочь тебе только с алиби, но ничего не обещал насчет очков. Это серьезная игрушка, которая очень дорого стоит. Не важно, против кого ее хотели использовать, одно наличие такого артефакта в руках студентки весьма подозрительно… – Он замолчал, многозначительно изогнув бровь.

Я засопела. И правда, из-за эмоций поблекло то, что на деле было самым важным.

– Простите, – отвернулась, глядя в сторону и не зная, что еще сказать.

Да уж, Халли… Думала, так легко сможешь отказаться? Глаза защипало, и я на миг зажмурилась, а рука лорда Эллэ уже вернулась на прежнее место, но теперь плечо саднило от его прикосновения. В полном молчании мы почти дошли до академии, когда, не выдержав, я скинула руку оборотника.

– Милорд Эллэ, я не имею никакого отношения к культистам! И очки эти мне действительно подарила соседка, приду – душу из нее вытрясу, но узнаю, где она их взяла на самом деле.

Выпалив все это оборотнику в лицо, повернулась и побежала к парку, но долго блуждать по дорожкам не довелось. Очередной поворот – и я вздрогнула от неожиданности, столкнувшись нос к носу с тем, от кого только что так позорно сбежала. В темноте силуэт Райда Эллэ выглядел еще внушительнее, и лишь запах выдал его с головой и удержал меня от позорного визга. Тем временем Райд шагнул навстречу, сгребая в охапку.

– Халли, пожалуйста! – прозвучало как-то угрожающе, а потом меня вдруг поцеловали.

На этот раз все было совсем иначе.

В какой-то момент я перестала сопротивляться и обвила руками его шею, эгоистично и безрассудно воруя мгновения счастья. Предавая саму себя и все свои принципы. Но головокружительный поцелуй все же горчил предчувствием расплаты, что ждала уже сегодня, и это отрезвило. Я ударила оборотника ладонями в грудь, вынуждая прерваться. Огонь безумия все еще полыхал в его зрачках, когда он отстранился. Мы оба тяжело дышали.

– Нет! Нет! Нет и нет! – шептала я, крепко зажмурившись и пытаясь загасить собственное пламя.

Злость помогла справиться с одолевшим возбуждением, и я наконец смогла посмотреть на оборотника.

Некоторое время мы играли в гляделки, и вдруг Райд улыбнулся, только вот мне от этой улыбки стало как-то нехорошо – уж больно плотоядно это у него получилось. Да что он такое задумал?! Хотя… Мне-то какая разница? Явно ничем… невинным это не кончится, так что, Халли, пора уносить ноги!

Я попятилась, не выпуская из поля зрения могучую фигуру замкома «Теней», пока та не скрылась за поворотом, а затем припустила что есть мочи. Но, кажется, на этот раз меня никто уже не преследовал.


Райд Эллэ

Перепуганные и одновременно сверкающие неподдельным гневом глаза… Халли ушла, оставив аромат своего тела и бурлящее кипятком в крови желание. Такая соблазнительная в своей невинности нежная девочка. Страстная и пылкая, хоть еще и сама о том не подозревает.

Чудеса, но кажется, за этот день я успел привязаться к упрямице! Своим искренним сопротивлением она умудрилась разжечь во мне небывалый азарт. То, что маленькая волчица меня хочет, я ощутил сразу, стоило ей оказаться за дверью моей комнаты. Что ж, мне это только на руку. Игра от того будет намного правдоподобнее, а мы прекрасно проведем время вместе. Теперь уже нет ни нужды, ни смысла проверять прочих кандидаток.

Целое мгновение я сожалел о том, что так и не успел добраться до «кошечки»-рыси, но с легкостью выбросил ее из головы, неожиданно испытав облегчение.

Да и дядя уже знает о Халли. Кажется, он даже купился.

Признаться, я несколько опешил, когда после поцелуя девчонка потеряла сознание, но оказалось, она серьезно заболела. Откуда только взялась эта простуда? Нет худа без добра. Зато благодаря этому инциденту я узнал много нового о своей так называемой невесте, и это касается не только совершенно неожиданной для меня невинности. Что-то странное обнаружилось в ее крови. Отличия в магической составляющей лла’эно, которые даже дядя не смог толком объяснить. Сказал лишь – изменения происходят прямо сейчас, в этот самый момент, и пока неясно, что именно их вызвало и к чему это приведет. Полагаю, это еще далеко не последний визит студентки Эрпи к императорскому врачевателю, что бы она там себе ни думала.

Что-то я чересчур возбужден и взбудоражен. С одной стороны, неплохо бы найти кого-нибудь посговорчивее и спустить пар, но теперь, когда я так расстарался, демонстрируя всем, что мы с Халли вместе, это будет не слишком честно по отношению к ней, а пользоваться услугами жриц любви мне всегда претило. Нет, расслабляться не стоит. Свидетельство тому – нападение культистов и комендантский час в столице. Да и подозрительный артефакт, неизвестно как оказавшийся здесь, наводит на нерадостные мысли, к тому же Верд просил по возможности не отлучаться.

Раз такое дело и женской ласки сегодня не светит, проверю-ка посты! Что-то так и подмывает устроить кому-нибудь разнос.

Тихо рыкнув, я перекинулся и понесся в сторону защитного барьера.


Халли Эрпи

Меня неслабо так потряхивало от произошедшего. Волны нервной дрожи чередовались с мурашками, пока спешила к себе. Заскочив в комнату, прижалась спиной к захлопнувшейся двери и прикрыла глаза. Нет, не пойду искать Глода. И за заданиями тоже не пойду, гори они в источнике! Вообще никуда не пойду. По крайней мере, пока не успокоюсь.

– Халли!

– Халли?

Соседки оказались в комнате и, похоже, сегодня намеревались здесь ночевать. Впрочем, Люсиа только первые две недели уходила на ночь домой, а потом махнула рукой, решив, что раз теперь грозный теневой маг здесь главный, то культисты будут обходить академию стороной. К тому же дома ей мешают заниматься, да и нет ни библиотеки нормальной, ни одногруппников, с кем можно посоветоваться при необходимости. Миран же, наоборот, осторожничала и только недавно стала оставаться в общежитии.

– Ты куда это запропастилась?

– Мне срочно понадобилось домой.

– Угадай, кто вчера тебя искал? – Люсиа выглядела заговорщицки.

– Риан Глод? – спросила я обреченно.

– Бери выше! Райд Эллэ! – В голосе Таннефер прозвучал восторг.

– Понятно, – протянула я без энтузиазма.

– Как-то мало эмоций, тебе не кажется? – Люсиа повернулась к Миран.

– О! Думаю, для Халли это уже не новость, – многозначительно покосилась на соседку Миран, видать, что-то о нас слышала.

– Да, я действительно уже говорила с милордом Эллэ. Кстати, Миран, где ты взяла те очки?

– Купила на распродаже, – махнула рукой врачевательница и принялась собирать со стола учебники.

– А если честно?

Вопрос и тон, которым я его задала, застал соседку врасплох. Она замерла с «Анатомией оборотников» в руках, затем выпрямилась и медленно-медленно повернулась. Люсиа с алчным интересом в глазах перевела взгляд с меня на нее и обратно.

– Что ты хочешь сказать? – наконец спросила врачевательница.

– Миран, очки – то, из-за чего меня вчера искал лорд Эллэ. С ними дело нечисто. Если не хочешь оказаться на допросе у имперских безопасников, лучше скажи, кто тебе их дал.

Аккуратно подкрашенные одним из модных этой зимой оттенков губы приоткрылись. Затем закрылись. Глаза растерянно обежали комнату, прежде чем соседка снова взглянула на меня. А потом случилось неожиданное. Норег, точно обессилев, плюхнулась на кровать и обреченно развела руками, в одной из которых все еще была зажата несчастная «Анатомия».

– Халли, я не помню! Не могу вспомнить…

Люсиа издала сдавленный звук, а я на миг отчетливо ощутила неприкрытый страх, исходящий от Норег, прежде чем та справилась с эмоциями.

– Миран?

– Халли, я правда не знаю! Теперь мне кажется, я просто обнаружила их у себя и отчего-то решила, что купила на распродаже, хотя… Как я могла такое купить?! Ну, вы же понимаете, о чем я? – Дождавшись реакции, врачевательница продолжила: – Наверное, поэтому их тебе и отдала с таким удовольствием, мне даже будто полегчало.

– Внушение? – Таннефер произнесла вслух то, о чем все подумали.

– Вероятно. Но кто и зачем это сделал?

– Не знаю, но очки конфисковали. Кстати, ты хотела просто от них избавиться или именно мне отдать?

– Не знаю… Не помню. Великая Мать, Халли! – Миран воззрилась на меня огромными зелеными глазами. – Я не хотела тебе навредить, веришь?

Повисло молчание. Вдруг Миран сделала небывалое и приоткрылась, я отчетливо ощутила – соседка не врет. Вряд ли, притворяясь, возможно выдать такую смесь эмоций, от сожаления и паники до праведного гнева, не сулящего ничего хорошего тому, кто мог на нее повлиять.

– Халли, – вдруг вкрадчиво начала Таннефер, – а что у вас с лордом Эллэ?

Я замерла, чувствуя, как стремительно краснею. Да так, ничего. Он уговаривает меня стать фиктивной невестой и еще пару раз поцеловал. Видимо, чтобы убедить поскорее принять положительное решение. Это не считая того, что я побывала у него в комнате и в доме его дядюшки. Да-да, у того самого Октября Эллэ, который, между прочим, доктор императорской семьи.

– Кхм, ничего… особенного.

Соседки многозначительно переглянулись, и их интерес стал почти осязаемым, но я демонстративно отправилась в ванную, прихватив любимую желтую пижаму с нарисованными волчьими мордочками.

Утро началось с незапланированного похода в деканат. Записка с магической печатью гласила: «Явиться до начала занятий». Сомнений не было: речь пойдет о нашем с Рианом Глодом «свидании». Выход студентов по одному коду доступа запрещен. Я приготовилась к серьезной беседе, извинениям и оправданиям. Но услышала лишь: «Не извольте беспокоиться, милорд Эллэ уже решил этот вопрос. Вы разве не знаете?»

Ого! Райд таки выполнил обещание, по крайней мере, в этой части. Покивав и буркнув что-то невразумительное, поспешила убраться, чтобы избежать лишних вопросов, – уж больно алчно сверкали глазами девушки-секретари, явно жаждали выведать подробности. Как результат – впопыхах на выходе столкнулась с мужчиной.

Нет, не так.

Столкнулась в дверях с красавцем-мужчиной, при виде которого прямо дух захватило.

По крайней мере, у секретарей так точно, судя по сдавленным всхлипам позади.

– Леди, – пропуская меня, галантно поклонился высокий статный блондин с длинными светло-русыми волосами, чуть выгоревшими на кончиках.

Эти самые волосы свободно рассыпались по широким плечам и при каждом движении головы обоняние ласкал свежий и чуть терпкий аромат.

Голубые, с легким оттенком зеленого глаза с затаенной хитринкой разглядывали меня, пока я продолжала туповато мяться на пороге. В меру пухлые, красиво очерченные губы изогнулись в загадочной улыбке.

– Простите, – опомнившись от впечатления, поспешила освободить путь, не в силах оторваться от его лица. – Простите, – зачем-то снова извинилась я и поспешила прочь.

Нужно еще успеть на завтрак, который и так почти закончился. Идти голодной на первую пару совсем не хотелось. Практика по управлению флорой и фауной отнимала массу сил, к тому же у нас – оборотников проводилась совместно с природниками. Не знаю, правда, зачем, но склоняюсь к мысли, что в назидание за какие-то грехи. Приходилось постоянно пыжиться и краснеть, стараясь сделать хотя бы четверть того, на что они способны. Понятно, что и отношение к нам было соответствующее. Мы, конечно, в долгу не оставались и старательно мстили обидчикам на других совместных предметах.

Часы в фойе административного этажа показали, что есть еще целых пятнадцать минут – достаточно, чтобы перекусить и добежать до зверинца. Именно там, судя по расписанию, сегодня будем заниматься. Это даже хорошо, с животными у меня получается намного лучше, чем с растениями. Не придется слишком много краснеть.

Выходящего из столовой Райда Эллэ увидела еще издалека. Отсвечивать не стоило, и я поспешила скрыться. Трусливо? Наверное, но ведь все равно не понимаю, как теперь себя с ним вести. От воспоминаний о поцелуе по спине побежали мурашки, а губы зажгло от желания все повторить.

В этот момент меня и нашел Глод.

– У тебя глаза так блестят от радости лицезреть меня или… – Он криво усмехнулся и развел руками.

Оборотник, естественно, понимал, что на деле это не так. Обостренное обоняние и эмпатия часто помогает разобраться в людях, каков бы ни был ментальный щит.

– Риан!

– Доброе утро, беглянка! – Он приблизился и вальяжно стал рядом, прислонившись спиной к стене. Посмотрел сверху вниз и выдал почти обиженно: – Я ждал вчера. Думал, зайдешь.

От Риана так и веяло агрессивной игривостью.

– Прости. – Я поспешно сунула руку в карман и выудила золотую крону. – Вот. Спасибо тебе огромное. Извини, что заставила ждать.

Глод посмотрел на зажатую в пальцах монету как на ядовитую змею, и от каждого сказанного мной слова только мрачнел и злился сильнее. Кажется, я даже расслышала зубовный скрежет.

– Я же сказал, ты ничего не должна!

– Риан, мне чужого не надо. И… Я подумала над твоим предложением, мой ответ – нет.

– Это из-за него, да? Богатенький выродок!

Оборотник резко оттолкнулся от стены и оказался напротив, его кулаки сжимались и разжимались, а взгляд светло-карих, почти желтых глаз старательно прожигал во мне дыру.

– О чем ты? – Я прекрасно поняла, что именно Риан имеет в виду, но, отступая, попыталась сделала вид, что не в теме.

– О чем?! Сначала ты возвращаешься откуда-то с Эллэ под ручку, а потом у тебя вдруг появляются деньги. Это и было то самое «дельце», да, Халли?! – Он приблизился ко мне почти вплотную, вынуждая снова отступать. – Не думал, что ты так решаешь проблемы.

Резкое движение, и я оказалась у стены в кольце рук. Как назло, в коридоре никого не было. Наверняка сейчас его бандиты вежливо просят студентов выбирать другой путь в столовую.

– Так, – я скопировала его интонацию, – не решаю!

Ментального удара Глод, похоже, не ожидал. Била несильно, но и этого оказалось достаточно, чтобы, потеряв ориентацию, он отшатнулся. Из носа показалась струйка крови. Или все же перебор? Оторопело втянула ноздрями солоноватый запах. Такого я точно не планировала, но гнев все еще переполнял, а запах крови только раззадорил.

– Во-первых, не надо со мной так разговаривать. Во-вторых, я не давала согласия с тобой встречаться, значит, у тебя нет никакого права лезть в мою личную жизнь и в чем-либо обвинять! А после вчерашних приключений, в которые ты же меня и втянул, и подавно думать не о чем. Кажется, ответ очевиден?

После этих слов взбешенный оборотник как-то разом сник и уставился себе под ноги. По-хорошему надо было бы развернуться и уйти, но я отчего-то не решалась. Золотой все еще жег мне пальцы, а Риан разглядывал пол.

Наконец он снова взглянул на меня и удивил:

– Прости, я должен был… – развел ладони Глод. – Я пытался тебя отыскать, но набежали безопасники. Сама знаешь, им лучше не попадаться.

Кивнула. Желания продолжать разговор и что-то доказывать совершенно не было, поэтому я просто взяла его за руку и вложила туда монету.

– Я не хотела. Случайно так сильно ударила…


Глава 7

Из-за разговора времени на завтрак совершенно не осталось, а опаздывать на первую пару второй день подряд совсем не было желания. Тем более на флорафауну. Заскочив в столовую, схватила с подноса пару булочек и почти залпом проглотила стакан яблочного сока, прежде чем броситься бежать. Радуясь, что на мне удобная обувь и спецформа для оборота, жевала на ходу, успевая привычно лавировать между спешащими, как и я, учениками.

На подходе к зверинцу, где содержался «учебный материал», собрались студенты и наблюдалось необычайное для этого предмета оживление. Похоже, магистр Нассиус Лард еще не появился, иначе не допустил бы подобного нарушения дисциплины на своем занятии. Похоже, здесь не хватало только меня. Замедлившись, дабы не привлекать лишнего внимания, на всякий случай пристроилась в задних рядах, будто тут и была. Здесь же обретались и мои одногруппники – на флорафауне оборотники привычно старались не отсвечивать лишний раз.

– Что происходит? – потянула я за рукав Мередикта Кхарна, коренастого парня с медвежьей ипостасью.

– О, Халли, привет!

– Привет! Неужели магистр Лард опаздывает?

Я привстала на цыпочки, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь из-за спин ребят. Что поделать, я слишком мелкая.

– Ларда нет, доор-кан – есть, – ответил одногруппник, не отрывая взгляда от чего-то впереди.

– Чего?!

При упоминании медведя-реликта я едва не подавилась остатками булочки.

– Смотри!

Я пискнула, когда две широкие ладони, обхватив за талию, вознесли меня над головами присутствующих.

– Дикт! Ох, ничего себе! – Я даже почти не возмутилась таким самоуправством. – Мамочки!

Я реликтов только на рисунках и видела, а тут – целый медведь!

Мередикт усадил меня к себе на плечи.

Практика по управлению обычно проходила на просторной площадке в стороне от загонов. Сейчас там прямо по центру разлеглась огромная коричнево-бурая туша и, казалось, заняла большую ее часть. Все присутствующие на нее пялились, а туша пялилась в ответ злыми глазками, слишком маленькими по сравнению с ее габаритами.

Не отставая от остальных, вылупилась на реликта.

– Да он же лежачий – как три меня ростом!

– Скорее, как три меня, – хохотнул Дикт: – А тебя – все четыре.

Его поддержали ребята, которые тут же принялись бурно обсуждать нашу разницу в росте.

– Не, таких коротышек, как Халли, точно пяток понадобится.

– И то пока он лежит.

Веселье нарастало, а я, не обращая внимания на привычно потешающихся одногруппников, жадно рассматривала чудо. Великая Мать, реликт просто огромен! Встретить такого в Чаще – верная смерть. Интересно, кто и зачем его сюда притащил? Я не могла не восхититься мастерством внушения, которым обладали природники, ведь только они и способны управлять такими… Таким…

Доор-кан вдруг поднял голову. Загнутые когти длиной с мою руку от плеча до кончиков пальцев, пропахали в земле глубокие борозды. Звякнули слишком тонкие и ненадежные с виду цепи, прикрепленные к широкому ошейнику – реликт был прикован к двум столбам, которые по сравнению с ним казались зубочистками. Толпа инстинктивно подалась назад, когда медведь-переросток поднялся на четыре лапы и шумно втянул ноздрями воздух.

– Великая Ма-а-ать!.. – в унисон пронеслось над головами, и я не стала исключением, помянув богиню.

– Мне кажется или он даже для реликта великоват? – раздался тихий голос Кхарна.

– Интересно, где все-таки Лард? – спросил Воллек, который стоял слева от нас и чуть впереди.

– Не удивлюсь, если монстр его сожрал, – предположила я, даже не улыбнувшись.

– И поделом, – вполголоса поддержала Малина Ким – одногруппница-рысь со сладким именем, которой чаще других доставалась на парах у природников. – Не будет выпендри…

Конец фразы поглотил оглушительный рев. От неожиданности я вцепилась в жесткие курчавые волосы Дикта и зажмурилась. Обостренное обоняние донесло лютую вонищу. Да уж, зубки зверек явно не чистит. Рискнула приоткрыть один глаз, заодно и рассмотрела внушительный оскал.

Не успели все прийти в себя, как настало время удивляться вновь. Откуда-то сзади появился человек. Явно тупоголовый самоубийца или же слепой, глухой и без капли интуиции и чувства самосохранения дурак. Или…

Затаив дыхание, я во все глаза смотрела, как давешний длинноволосый незнакомец с загадочной улыбкой на губах направляется прямо к этой громадине. Он подошел к доор-кану вплотную, а затем смело положил ладонь медведю на лапу. Рука по локоть исчезла в густой шерсти. Над толпой повисла смесь благоговейного восторга напополам с предвкушением. Я стиснула крепче кулаки, забыв, что держу Дикта за волосы, но, вопреки самым страшным предположениям, медведь-переросток, утробно ухнув, улегся на место. Красавец-природник демонстративно прошел вдоль гиганта, не отрывая руки, а затем бесцеремонно почесал переносицу зверя.

– Доброе утро, господа студенты! – наконец обратил он внимание и на нас. – Меня зовут Рохан Шинн. Временно я буду у вас вести управление флорой и фауной вместо магистра Ларда.

Некоторое время мы разглядывали Шинна, а он – нас. Точнее, меня. И тут-то я поняла, что все еще возвышаюсь над остальными. Потянув Дикта за волосы, прошипела сквозь зубы:

– С-спус-с-скай! С-с-скорее!

– Да, детка, сделай так снова! – прошептал Кхарн, не спеша снимать меня с плеч. – Там еще волосы остались, нет?

– Дикт! Придурок! – хлопнула я не вовремя раздухарившегося друга по плечу.

– Хм, а тут не только я приручаю медведей.

От комментария преподавателя щеки вспыхнули, а Кхарн наконец догадался поставить меня на землю.

– Простите! – буркнула из-за спин товарищей, надеясь, что Шинн не услышит. А лучше вообще забудет, что я здесь есть.

Не забыл. Услышал.

– Ничего, студентка?.. – Он вопросительно замолчал, а нестройный хор доброжелателей – лесных бесов на них нет! – тут же подсказал мое имя. Магистр тем временем продолжил: – Учитывая вашу врожденную миниатюрность, разрешаю и впредь сидеть на шее у любого, кто согласится помочь, хоть целое занятие напролет. Главное, чтобы ничто не мешало усваивать материал. Даже ваш прелестный, при всех прочих обстоятельствах, рост.

Эй! Что это он сейчас имел в виду?!

Студенты постепенно расступались, некстати лишая последнего убежища. Теперь красавец-преподаватель смотрел прямо на красную точно мак меня.

– Или же, – глаза магистра хитро блеснули, – предлагаю иной вариант. Вы попросту займете место впереди.

Я бы сказала, что думаю о местах впереди, но отказаться от протянутой руки было просто невежливо. Пришлось подать свою. Теплые крепкие пальцы тут же обхватили и чуть сжали мою ладонь, загадочная улыбка стала еще шире и загадочнее. Я с надеждой обернулась на ребят, но те лишь принялись изображать дурацкую пантомиму. Особенно старался Кхарн, демонстрируя, что у него разбито сердце. Пришлось отвернуться, чтобы попросту не заржать. И тут вдруг осознала, что студенты уже остались позади, а меня ведут прямо к мишке-реликту!

Инстинктивно притормозила, и преподаватель, почувствовав сопротивление, обернулся.

– Не бойся, он тебя не тронет.

Ага, я почти поверила. Ключевое слово: «почти».

– Точно не тронет?

– Доор-кан подчинен и полностью покорен моей воле.

Нехотя я послушалась и двинулась вперед. С одной стороны, страшно, а с другой… Великая Мать! Зато я первая, кто прикоснется к реликту! Это же мегакруто! Такой шанс не каждому выпадает, погладить доор-кана и выжить! Можно будет внукам рассказывать эту историю. Опять же, если лорд Яррант, который здесь всем заправляет, позволил притащить медведя в академию и привести на урок, значит, полностью доверяет этому самому Шинну и можно смело слушать преподавателя.

И вот гигантская морда – всего на расстоянии шага и снова покоится на мощных передних лапах, притом зверь все равно смотрит сверху вниз. Мокрый нос размером почти с половину меня с такой мощью втягивает и выдыхает воздух, что даже ткань форменных штанов трепещет в такт. От восторга я даже забыла про чудовищную вонь, исходящую из приоткрытой пасти. Хорошо, что один из источников питания реликтов – энергия жизни, иначе страшно представить, сколько такому понадобилось бы пищи, чтобы прокормиться!

Я покосилась на преподавателя и едва слышно, чтобы не потревожить зверя, спросила:

– Можно?

Длинноволосый красавчик согласно прикрыл глаза, и я ме-э-эдленно вытянула руку, но все же дотронуться не хватило духу. Вдруг Шинн оказался сзади и, почти обнимая, бережно взял мою ладонь:

– Установи контакт. Давай.

– Я не…

– Давай. Я буду страховать, – прозвучало мягко, но настойчиво.

Возражать как-то не возникло желания. Почему, собственно, и не попробовать? Не думаю, что меня сюда вывели лишь для того, чтобы унизить, как это частенько любил делать Лард, всячески демонстрируя превосходство природников.

– Хорошо, – заставила я себя расслабиться, хотя ощущение мужчины в такой близости сильно смущало.

Пальцы тут же одобрительно сжали, а я, стараясь не придавать значения тому, что Рохан Шинн прислонился сзади, попыталась установить ментальный контакт со зверем. Не придавать почти получилось, пока магистр не обнял за талию.

– Это обязательно?!

– Ш-ш-ш! Так будет легче взять его под контроль, а я лучше пойму, что именно ты делаешь.

– Знаете, а вот магистр Лард никогда…

– У всех свои методы. Особенно у природников, – спокойно ответил тот. – Постарайся просто не обращать на меня внимания, установи контакт со зверем.

Кажется, я раньше установлю контакт с ним самим, если так будет дальше продолжаться! Сглотнула, пытаясь абстрагироваться, и снова потянулась к доор-кану.

– Иначе, – прозвучал тихий голос. – Закрой глаза и постарайся пробиться сквозь защиту ауры. Только осторожно. Полегоньку, не резко. После выполни объединение сознаний – словно сквозь эту брешь наливаешь воду в сосуд.

Попыталась все сделать в точности, как объяснил магистр. Вроде технически все получилось верно, но поначалу ничего не происходило, и вдруг…

Вдруг я ощутила медведя!

Мысли зверя напоминали тягучий, вязкий кисель. Все стремления и инстинкты были подавлены, преобладал один – сон. Но вместе с тем я чувствовала и сопротивление где-то в самой глубине сознания – доор-кан не желал спать, он хотел на свободу в Чащу. Стало искренне его жаль, и без страха я протянула руку, коснувшись холодного носа. Усилив связь, уже было сформировала спасительный образ.

– Не стоит его будить! Реликт не станет задумываться перед тем, как перекусить нас пополам. – Рохан Шинн имел в виду не мой жест, а, скорее, помыслы. Едва заметно, чтобы не нарушить концентрацию, я кивнула. – Для пятерки достаточно поднять его на ноги, а затем уложить обратно. И не бойся, я рядом, но ты должна будешь сделать все сама. Подсказка: используй яркий мыслеобраз, в который он поверит. Найди вескую причину и внуши.

Природник отодвинулся, но его ладонь так и осталась покоиться на моем животе. Ее тепло теперь не вызывало чувство неловкости, скорее, не позволило скатиться в панику – все же мне полностью передали управление этой махиной! Поначалу даже растерялась от такой ответственности. Значит, нужна веская причина? Ничего, кроме идеи сыграть на желании сбежать, не приходило в голову. Но это же не лучший вариант? Ладно, попробуем кое-что, но осторожно.


Прохладный ветерок ерошит шерсть на спине и загривке, доносит запах воды. Жажда прогоняет сонливость и вынуждает прервать отдых и подняться.


Одновременно с созданным образом чуть-чуть ослабила степень сонливости, ощутив, как всколыхнулся рядом воздух.

Студенты позади хором ахнули. Хорошо, что мои глаза закрыты, не то, наверное, заорала бы от ужаса. Шинн вдруг надавил на живот – оказалось, я так увлеклась, что совершенно перестала замечать преподавателя. Неожиданное ощущение оказалось одновременно успокаивающим и странно возбуждающим. В общем, весьма логично так отозвалось в организме. А как еще могло отозваться, когда совсем нет никакой личной жизни?

– Халли, не отвлекайся! Укладывай его обратно.

Весьма своевременное напоминание.

Снова сосредоточилась и, стараясь не думать о расходящемся по животу тепле, приказала мысленно: «Спать!»

Эффекта ноль, реликт еще больше оживился.

– Не надо приказывать, внушай! Зверь не должен исполнять чужую волю, он должен считать, что действует в соответствии с собственными потребностями. Будь хитрей, манипулируй инстинктами.


Сытость, усталость, сонливость…


Доор-кан хоть и без энтузиазма, но принял прежнее положение в пространстве, уложив голову на лапы, а Рохан Шинн наконец перестал меня касаться.

– Студенты, только что вам наглядно продемонстрировали, как при наличии достаточного потенциала и смекалки любой друид, будь то оборотник или врачеватель, способен справиться даже с таким зверем, как медведь-реликт.

Затопило негодование. Ах ты ж, магистр Лард! Я нелестно помянула прежнего преподавателя! Почему же раньше нам никогда не рассказывал, как правильно внушать животным приказы?! Вот отчего оборотники выглядели так бледно на фоне природников!

– Рохан Шинн! – раздался со стороны голос. Знакомый такой голос и весьма разгневанный.

К нам направлялся Райд Эллэ. Оч-ч-чень злой Райд Эллэ! Магистр обернулся, по-прежнему вежливо улыбаясь, разве что взгляд заледенел, как мне показалось, но ментальный щит скрыл все эмоции длинноволосого блондина.

– Милорд Эллэ, у нас практическое занятие, и я бы предпочел, чтобы посторонние не мешали студентам. Или вы не заметили, что здесь существо высшей категории опасности по классификации Пицелиуса?

– Я вижу, что ты притащил к детям доор-кана, только чтобы покрасоваться, и прямо на занятиях лапаешь студенток без зазрения совести!

Я чуть не подавилась и покраснела до кончиков волос. Оборотник же на меня вовсе не смотрел, но казалось – испепелит, если глянет.

– Вижу, служба вас окончательно испортила, милорд Эллэ. Выражаетесь как солдафон и походя оскорбляете людей. Уверяю, все мои действия согласованы с руководством, можете сходить в ректорат и убедиться. Претензии иного рода предлагаю разрешить в свободное время и без свидетелей. Если не желаете извиниться немедленно, попрошу не мешать нам продолжить занятие.

Нет, он точно бессмертный! В отличие от всех остальных, я ощущала отголосок эмоций внутреннего зверя Райда Эллэ, и что-то так сразу захотелось спрятаться за доор-кана. Реликт показался милым пушистиком по сравнению с разъяренным замкомом.

Впрочем, тот, ничего не ответив, развернулся и размашисто зашагал прочь.


Райд Эллэ

– Верд! – Я активировал амулет вызова, едва сдержавшись, чтобы не использовать «глас стаи».

К счастью, друг отозвался мгновенно.

– Райд, что-то стряслось? Ты какой-то странный.

– Как ты его усмиряешь?

– Мм… Найди девчонку посговорчивей и…

– Верд, я серьезно! Ты же жил с этим столько лет. Как тебе удалось никого не убить?

– Что? О, дружище! Только не говори, что на старости лет заимел проблемы со зверем?

– Не знаю. Наверное.

– Дружище, но так не бывает, иначе бы уже носил тату на загривке.

– Может, это и выход… Знаешь, кажется, я сейчас сдержался только потому, что забить, – я с трудом подобрал слово поприличнее, – урода кулаками хотелось не меньше, чем просто разорвать на клочки.

– Постой, ты сейчас о ком? Что вообще у вас там случилось?

– Рохан Шинн случился и выставил меня идиотом перед студентами.

– Кхм, а причина? Вроде как инцидент с его сестрой еще тогда замяли?

– Дело не в ней.

– Ты какой-то неопределенный. Если бы я не знал тебя так хорошо, решил бы, что он снова увел у тебя девушку.

Шумно втянув воздух, я стиснул зубы. От одного воспоминания, как Конский Хвост прижимает к себе девчонку Эрпи, я чуть не перекинулся. Не знаю, как только стерпел и дождался конца этой пытки. Нельзя было допустить потерю контроля над реликтом, иначе могло случится непоправимое. Пострадали бы студенты, и Халли – в первую очередь. Но как он посмел к ней прикасаться?! И как только рискнул подвергнуть опасности?!

– Райд! Эй, Райд, ответь! Ты сейчас где? Давай попробую помочь!

– Не надо, все нормально. – Отчего-то стало стыдно за миг беспомощности.

– Смотри сам. Я ж понимаю, ты не привык к этой борьбе. Определи причину и устрани или компенсируй. Сам знаешь как.

– Ага, спасибо. Справлюсь.

Я прервал контакт.

Так. Пора действовать. Во-первых, нужно поговорить с Халли Эрпи и обсудить новые условия наших отношений, а во-вторых, при случае объяснить зарвавшемуся Шинну, где на самом деле его место.


Халли Эрпи

Наблюдая за удаляющимся Райдом Эллэ, против воли отчего-то ощутила вину. Только вот понять бы за что? Чего он вообще так рассвирепел, что даже дурацкий конфликт развязал у всех на глазах? С виду похоже, будто ревнует. Только вот я ему никто и могу делать, что хочу. В том числе гладить доор-канов и обниматься с кем вздумается.

– Халли, спасибо, – наконец отпустил меня Шинн, улыбка которого несколько поблекла.

Я поспешила протиснуться на прежнее место рядом с Диктом Кхарном.

– О, Халли! – трагично запричитал тот: – Я было подумал, что ты меня использовала и бросила. Променяла верного товарища на красавчика-препода. Могу понять. Магистр старше, опытнее и наверняка богаче.

– И красивее, – вставила Малина.

– А вот это вряд ли. Я себе нравлюсь больше, – уверенно возразил Кхарн. – Кстати, чего впереди не осталась, поближе к красавчику?

– Не собираюсь я там стоять! Пускай отсюда мне хуже видно, зато и меня – тоже.

– Да ты, гляжу, полна сюрпризов, – обернулась одна из природниц, многозначительно изогнув бровь.

– Халли, что у тебя с Эллэ? Он так ревновал! – громко шепнула Малина. – Вас многие вместе видели. Расскажи, я со вчерашнего дня умираю от любопытства!

– Ага. Все остальные, кажется, тоже.

Невольно осмотрелась по сторонам. Несколько девушек и парней действительно заинтересованно повернули головы в нашу сторону, подтверждая мои слова.

– А Шинн? Он тебе нравится? Похоже, вы познакомились еще до занятия? Он так ел тебя глазами! – Ким мечтательно прикрыла веки. – Ты бы видела, как вы со стороны смотрелись! Недаром Эллэ взбеленился. Открой секрет, как так вышло, что у тебя никого не было, а теперь два таких самца окучивают разом?

– Никто меня не ревнует и не окучивает!

– А это она решила наверстать потраченное впустую время, – хихикнула Лани Болган, стоящая чуть впереди. – И правильно, чего теряться? Бери от обоих по максимуму!

– Уймитесь уже, а? – попросила я, разговор начал утомлять.

– Халли, я уверена, милорд Эллэ тебя ревновал! – не унималась Малина. – Столько страсти! Выбери его.

– Я бы поставила на магистра, – не поддержала ее Лани. – Райд, мягко говоря, не приверженец долгосрочных отношений.

– Девочки, прекратите!

К счастью, Рохан Шинн в этот момент заговорил вновь, приковав к себе все внимание и избавив от необходимости выслушивать дурацкие предположения.

К концу самого успешного для меня занятия по флорафауне все по разу попробовали контролировать медведя. Правда, к реликту оборотников больше не подпустили, но самого обычного всем удалось взять под контроль, и в кои-то веки с флорафауны мы уходили довольные и с пятерками.

Распрощавшись со всеми, новый преподаватель неожиданно попросил меня задержаться. Это не осталось без внимания, и несколько студенток даже нарочно замешкались, видимо, чтобы узнать, о чем мы будем говорить. Но Рохан Шинн дождался, пока даже самые любопытные отойдут подальше.

– Студентка Эрпи, – он оказался слишком близко и посмотрел сверху вниз, на его губах снова играла та самая загадочная улыбка, – хотел вас предупредить. Не пытайтесь повторить сегодняшний трюк в одиночку. Это может быть очень опасно.

– Нет проблем, – аккуратненько отодвинулась я, чтобы и расстояние увеличить до приличного, и не обидеть ненароком. – Я пока еще в здравом уме, чтобы в одиночку сунуться к доор-кану. К любому реликту.

– Не поймите неправильно. – Рука преподавателя в дружеском жесте легла на мое плечо повыше локтя. – У вас определенно есть потенциал природника. И внушительный! Но прежде его нужно развивать. Вы вполне способны сделать это самостоятельно, а я готов помочь.

Улыбка магистра стала еще ослепительней.

– Спасибо, мне никто раньше не говорил об этом. – Я несколько смутилась и пояснила: – Ну, что у меня есть еще какие-то способности, кроме тех, что касаются ипостаси.

– Уверен, при должном усилии вы легко разовьете и освоите эту направленность дара. Подумайте только, какие перспективы перед вами откроются!

Я замерла, осознавая. Это же намного больше того, о чем я могла бы даже мечтать! Не пришлось бы вызывать природника, чтобы привести в порядок дом-дерево. Да что там привести в порядок? Я бы и новый смогла самостоятельно вырастить – это же колоссальная экономия средств! Ой! К тому же я могла бы оказывать услуги в Сатор-Ано, а город платил бы мне жалованье!

Кажется, все мысли отразились у меня на лице, потому что преподаватель не выдержал и по-доброму рассмеялся.

– Вижу, осознали! Надумаете – приходите, обсудим дополнительные занятия. – Он понизил голос и пояснил, будто извиняясь: – Официально я не имею права давать частные уроки, но всегда рад помочь тем, кто нуждается. Так что заниматься придется в моей комнате.

Отсалютовав на прощанье, Рохан Шинн ушел, оставив меня в легком недоумении. С одной стороны, я, конечно, ошарашена новостью и приятно польщена его желанием помочь, но… Но, убей меня реликт, как-то все это слишком подозрительно.

– Эй, Халли!

Ко мне бежал Кай. Похоже, он не рискнул среди бела дня на видном месте переходить тенями.

– Привет! Надеюсь, ты с хорошими новостями?

– А то! Держи свои новости, второй день с собой таскаю, так и потратить недолго.

В мой карман перекочевало несколько монет – даже больше, чем я рассчитывала.

– Ну как?

– Заказчики просили передать – сырье отличное. Если раздобудешь еще, возьмут все и по тройной цене.

От радости чуть не задохнулась, когда представила кругленькую сумму, которую выручу за целый мешок розового мха. Осталось только придумать, когда и как выбраться за периметр.

– Заметано! Но сроки пока не назову.

– Не вопрос, покупатели готовы ждать, сколько потребуется.

Я не удержалась и полюбопытствовала:

– Скажешь, что они все-таки из него готовят?

– Не знаю. Но ничего противозаконного – это точно.

– Надеюсь.

– Халли, я не стал бы тебе врать! Ладно, бывай. Если что, знаешь, где меня найти.

– Угу.

На этот раз Кай не заморачивался, просто прошел чуть дальше за угол зверинца и, осмотревшись, исчез, а я поспешила на пару по концентрации энергии.


Глава 8

Вторая и третья пары прошли без особых приключений, не считая, что после болезни мои способности к аккумулированию энергии несколько ослабли. К счастью, преподаватели отнеслись с пониманием и не мучили больше положенного.

Три практических занятия подряд сильно вымотали, и пропускать обед я была не намерена. Голод победил малодушие, одолевшее от мысли, что в столовой можно легко напороться на Риана Глода. Или на Райда Эллэ. Или на Рохана Шинна…

Ну и лесные бесы с ними со всеми! Мне нужно поесть, до того ни с кем даже разговаривать не собираюсь.

В столовой было людно и шумно, к тому же пришлось постоять в очереди на раздаче. С нагруженным под завязку подносом повернулась к переполненному залу и задумалась, решая, где пристроиться. Постоянного места у меня не имелось, как-то привыкла садиться, где придется, быстро есть и бежать, но сейчас абсолютно все столики оказались занятыми.

– Чего встала? Уснула, что ли?

Две сияющие в компании парней-теневиков прошли мимо, нарочно толкнув под локоть, и я едва не уронила поднос от неожиданности. Перехватила, да как-то неудачно. Переступила, теряя равновесие, и почти попрощалась со своей порцией – тарелкой куриного супа, двумя стаканами компота, гуляшом из говядины с овощами… Вдруг кто-то весьма своевременно придержал поднос за край.

– Спаси… бо, – вскинула я глаза на подоспевшего вовремя спасителя моего обеда, и жаром обдало.

Передо мной стоял Райд Эллэ.

– Давай помогу. – Оборотник попытался забрать поднос из моих рук.

– Как-нибудь справлюсь.

Потянула к себе, но тот не отдавал. Надо ли говорить, что в столовой сразу стало намного тише, а все взгляды моментально устремились в нашу сторону.

– Халли, прости, пожалуйста, за представление, что я устроил. – Райд смотрел в глаза и, кажется, говорил серьезно. – Если согласишься со мной пообедать, я все объясню.

И это тоже услышали все! Теперь можно в лепешку расшибиться, доказывая, что между нами совсем ничего нет, никто не поверит. Но вместо того чтобы поддеть его вопросом: «Какое именно представление?» – я стояла и пялилась.

– Мм… Простите, можно пройти? – раздался сбоку чей-то голос.

Мы не сговариваясь подвинулись в одну и ту же сторону, продолжая цепляться за злосчастный поднос.

– Пожалуйста, – уговаривал меня Эллэ. – Уверен, нам есть что обсудить.

Великая Мать, переверни всю Чащу! Красавчик Райд Эллэ о чем-то меня просит! Держите крепче, не то в обморок свалюсь! Надо только встать так, чтобы ему было удобнее ловить меня. Ну а что? Поднос же поймал. А я поймала себя на том, что не отрываясь пялюсь на его губы, и мгновенно покраснела.

Халли, остынь! Просто тот поцелуй – это самое чувственное, что случилось за всю твою жизнь. К тому же ты оборотница с обостренными ощущениями и звериной бескомпромиссностью в отношениях. Отсюда и логичное желание повторить приятный опыт.

Только вот никакие околонаучные выкладки и доводы здравого смысла не помогали справиться с реакцией тела на этого конкретного индивидуума. Райд тем временем окончательно отнял поднос, а я порадовалась, что мой форменный пиджак пошит из плотной ткани и застегнут на все пуговички. Я даже не сразу сообразила, куда мы идем, – содержимое черепной коробки превратилось в вату.

Достигнув преподавательских столиков у стены чуть в стороне от общего зала, я наконец справилась с охватившей мозги одурью. Тем более что стол, к которому подошли, был занят, и меня с живым интересом разглядывала сидящая за ним утонченная блондинка. Не выдержав, я посмотрела на Райда, и тот поспешил познакомить нас:

– Халли, это Кассандра, моя младшая сестра. Она учится на первом курсе факультета друидов.

Девушка вежливо улыбнулась и кивнула, продолжая меня рассматривать, а я отметила, что у нее такой же цвет глаз и волос, как и у него самого. Тем временем оборотник указал на диванчик, рассчитанный на двух человек. Предлагалось разместиться у стены, а он, выходит, сядет с краю? Что ж, зато поем спокойно. Надеюсь…

– Кэс, это Халли Эрпи, моя невеста.

Я как раз едва успела присесть, когда эта наглая морда выдала такое! Кажется, у нас с его сестрой сейчас были одинаковые лица.

– Кхм. – Кассандра замерла, уставившись в тарелку с салатом. На ее губах появилась скептичная улыбка. Когда она снова взглянула на брата, спросила: – А Халли-то об этом знает?

Тут я едва не подавилась. Хорошо хоть есть не начала, так что только воздухом и слюной, а Райд неожиданно сжал мою руку под столом. И как это понимать? Я снова должна подыгрывать?

– Конечно, знает, да, зайчонок?

Ослепительная улыбка, едва заметное движение бровями – мол, подтверди, но мое лицо само по себе скептично скривилось, и даже внутренняя волчица передернулась от этого «зайчонка». Слова от возмущения так и вовсе не шли.

– Неубедительно, – хмыкнула Кассандра. – Я бы посоветовала для начала нормально договориться между собой, исключить все недомолвки и расставить акценты. Да, Райд, и ты совсем забыл про кольцо. Без помолвочного кольца нашей мамы отца не провести.

Эллэ звонко хлопнул себя по лбу и, повернувшись ко мне, выдал:

– Тот самый случай, когда младшая сестренка оказалась умнее.

– Я ни на что пока не подписывалась, – возразила я, переводя взгляд с одного на другую, и как-то само по себе получилось, что угодила в капкан серых глаз.

Всему виной – теплые пальцы, которые так и не отпустили мою руку и сейчас принялись что-то вырисовывать на ладони. Было удивительно хорошо и приятно сидеть вот так рядом, я бы сказала – слишком хорошо. Во рту мгновенно пересохло. Высвободившись, двумя руками ухватила стакан компота, выпила сразу половину и только тогда осмелилась посмотреть на соседей.

– Милорд Райд, – вот же бесы, опять оговорилась! – То есть милорд Эллэ, можно я сначала поем? Решать подобные вопросы на голодный желудок неправильно.

Кэс сложила на груди руки и, тяжко вздохнув, покачала головой, будто говоря: «Полный провал».

– Халли, просто Райд. Никаких милордов, договорились?

Я просто пожала плечами, и некоторое время мы ели молча, хвала Великой Матери.

Что же делать? Согласиться на предложение заманчиво, но это накладывает определенные обязательства. И потом, вдруг из-за «любви понарошку» я упущу шанс построить настоящие отношения? Еще день назад о подобном и не думалось, но теперь… Не то чтобы Глод меня интересовал, наоборот, после случая в столице он потерял в моих глазах несколько очков, но ведь так и не объяснился как следует. Возможно, стоит дать ему шанс. И еще этот Шинн со своим неожиданным участием. С одной стороны, преподаватель и все такое, но мало ли как в жизни бывает. А если соглашусь на предложение Эллэ, сразу стану для всех чужой невестой. В душе меж тем зрело понимание – больше всего я боюсь перепутать правду и вымысел, ведь потом будет мучительно больно.

Доедала нехотя. Кажется, теперь я понимаю, почему влюбленные худеют. Все эти переживания и размышления вокруг да около напрочь отбивают аппетит. Я вон даже еще и не влюбилась, только подумала о чем-то подобном, а есть уже совсем не хочется. Покосилась на Райда, который давно опустошил свою тарелку и теперь наблюдал за мной, что на фоне моих размышлений наводило на мысли.

М-да, он-то вряд ли станет морить себя голодом…

– И зачем так смотреть? – отложила я в сторону вилку, все равно больше точно ни кусочка не проглочу.

– Нравишься, – пошутил оборотник.

Ну он ведь пошутил?

Кажется, Кэс что-то хотела сказать, но вдруг нахмурилась, уставившись на кого-то позади нас.

– Простите, что прерываю трапезу, но студентку Халли Эрпи срочно вызывают в деканат, – сообщил мягкий голос Рохана Шинна.

Повернувшись к подошедшему, я первым делом узрела загадочную улыбку на спокойном лице красавчика и тут же ощутила раздражение, волной разошедшееся от Райда. Нет, между ними определенно крыса проскочила!

– Это настолько важно, что ты притащился лично? Или думаешь, Халли заблудится? – Рука Эллэ под столом легла на мое бедро, не позволяя встать.

Бесы! Чего это он снова ведет себя по-идиотски? Убрала его ладонь, но Райд тут же перехватил ее, сплетая наши пальцы. Чуть сжал, а потом вдруг наклонился к моему уху и едва слышно шепнул:

– Не доверяй ему, – и вдруг поцеловал в висок, крепче стиснув руку: – Шинн, поосторожнее с моей невестой. Я предупредил.

– Невестой? Неожиданно! Буду иметь в виду, – ни один мускул не дрогнул на лице природника.

Глядя на него, Кэс сморщилась, точно хлебнула кислятины, а я уверилась в том, что стоит выяснить причину вражды этих двоих. Райд встал, выпуская меня, при этом он не отрываясь смотрел на Рохана, а потом, кажется, снова на меня, судя по тому, как обдало жаром, пока шла к выходу. Дурацкое чувство! С одной стороны, вроде и рада, что снова так вовремя удалось улизнуть от ответа, а с другой… Как будто в чем-то виновата.

– Кхм, магистр Шинн…

– Можешь звать меня просто по имени, когда мы не на занятиях.

Ага, где-то я это уже слышала…

– Магистр Шинн, – проигнорировала я просьбу, – а в чем, собственно, дело?

– Я так понял, у тебя нет амулета вызова. Твоя родственница из Сатор-Ано, госпожа Маата Гайслим срочно желает поговорить. Она ждет в городской ратуше у кристалла связи.

– Бабушка? – сердце екнуло от дурного предчувствия. – Что-то случилось? Почему за мной пришли именно вы?

Рохан усмехнулся.

– Вижу, ваш… жених, – он помедлил, прежде чем многозначительно выговорить слово «жених», – заразил вас излишней подозрительностью. Но уверяю, никакого злого умысла в моих действиях нет и быть не могло. Вызов из ратуши Сатор-Ано пришел на стационарный приемник деканата. Все уже ушли обедать, а я вот весьма кстати задержался.

– Ага. Но тогда не стоит тратить время и меня провожать, я помню, где находится наш деканат, – улыбнулась я, смягчая сказанное.

– Не могу упустить такую прекрасную возможность пообщаться с глазу на глаз, – вернул улыбку магистр, а затем посерьезнел: – Халли, позвольте предостеречь. Милорд Райд Май Эллэ[16] – птица не вашего полета, и, что бы он вам ни наобещал…

– Магистр Шинн, – перебила его, – я все прекрасно понимаю. Не обижайтесь, но это мое личное дело.

– Конечно-конечно. Я ни в коем случае не давлю на вас, просто посчитал долгом предупредить. Вы симпатичная, целеустремленная и способная девушка, и мне бы не хотелось, чтобы ваша жизнь укатилась в Чащу из-за прихоти такого, как он. Прошу прощения, если обидел. И помните, мое предложение в силе. Надумаете, заходите сегодня же вечером.

Тем временем мы добрались до деканата. Шинн, уведомив госпожу Мильтон о том, что студентка Эрпи уже здесь, и откланявшись, отправился обедать. Пожилая друидка, на глазах которой выросло несколько поколений студентов, проводила меня в переговорную комнату, представляющую собой небольшое, специально оборудованное помещение, где по центру на каменном постаменте возвышался изумрудного цвета кристалл размером с журнальный столик средней величины. Кристалл был накрыт едва заметно мерцающей защитной сферой, а вокруг этой конструкции разместились двенадцать обтянутых светло-коричневой кожей кресел.

– Присаживайся. – Секретарь указала на ближайшее. – Знаешь, как активировать?

– Доводилось несколько раз пользоваться в нашей городской ратуше, – кивнула я. – К тому же нас учили.

– Ах да! Ну и прекрасно, – улыбнулась госпожа Мильтон, кокетливым жестом поправив седую прядь. – Не буду мешать, постарайся недолго.

Я кивнула, и друидка вышла, тактично оставив меня одну. Поерзав, устроилась поудобнее в кресле. Ладони легли в отведенные для них выемки. Кристалл связи действует несколько иначе, чем амулет вызова, потому тут важен физический контакт, пускай и не прямой. Закрыла глаза, представив перед внутренним взором код ратуши Сатор-Ано. Когда голубые линии разгорелись ярче, мне ответил оператор и пригласил ожидавшую там бабушку. Строго говоря, мать Пэрри не приходилась мне таковой по крови, но с тех пор, как умерла мама, стала самым близким человеком после Дориана.

– Халли, деточка, это ты?

Усилием воли дала команду, и теперь мы с бабушкой могли видеть друг друга – это возможно только в том случае, если хотя бы один из собеседников – лла’эно.

– Здравствуй, ба!

– Деточка, Дори сказал, ты побывала дома. Что же ко мне не заглянула?

– Хотела, но проспала и едва не опоздала на занятия. Это был незапланированный визит, так сказать, но на выходных непременно забегу. Как Пэрри? Похоже, он снова запил, ты бы забрала Дори к себе.

– Ох, Халли! Мой непутевый сын – вразуми его Великая Мать! – кажется, загубил ваш дом. Не знаю, что случилось и как теперь быть. Дориан уже переехал ко мне, но, если так пойдет дальше, придется пустить и Пэрри тоже… Не знаю, что тогда будет. Ужиться мы не сможем.

– Стоп! А что с домом? Я ведь его подпитала как следует. Вылечить до конца, конечно, не вышло – все же я не природник, но вполне достаточно, чтобы дерево продержалось еще месяц, а то и два.

– Дори мне рассказал, но… Там уже совсем нет света – старые грибы-светильники отвалились, а новые так и не вырастают. Бытовые шкафы не работают, канализация тоже пришла в негодность, стала разваливаться мебель. Мне кажется, к концу зимы дом превратиться в трухлявый остов. Я пригласила мэтра Дугаса, но ты же знаешь старика? Головой только качает и талдычит про какую-то порчу стержня. Несмотря на его возраст, он впервые видит подобное. Еще сказал, что проще вырастить новое дерево, чем вылечить это…

Великая Мать! Меня бросило в холод. Новый дом! Да всех наших сбережений не хватит, чтобы приобрести росток, а ведь нужно будет еще заплатить природнику за работу и администрации за новое место…

– Не волнуйся, я что-нибудь придумаю, – ободряюще улыбнулась я, пряча за лучезарным оскалом безысходность. – Позаботься о Дори, ба, и не позволяй Пэрри пить.

– Халли… – Бабушка замялась. – Мой сын, наверное, сошел с ума… Он обвиняет тебя в краже денег и в случившемся с вашим домом. Дори высказал ему, что он не прав и что ты только пыталась вылечить дом, но Пэрри…

– Бесы! В общем, как обычно, Халли во всем виновата! Да, я действительно взяла его деньги. Все пять золотых, что вывалились из кармана.

– Пэрри говорит – десять.

– Видимо, пять он пропил до того, если они, конечно, были.

– Деточка, ты все правильно сделала. Целее будут, но… Скажи, у тебя что-то случилось?

– Все хорошо, ба. Не волнуйся за меня.

– Дори говорит, ты вернулась ночью и раздетая. – Бабушка с тревогой всмотрелась мне в лицо.

– Просто срочно понадобились деньги, чтобы вложить в одно дело. Не успела даже одеться, так спешила – самозабвенно врала я, продолжая улыбаться.

– Ну ладно. Надеюсь, так оно и есть.

Бабушка тяжело вздохнула.

– Жаль, не могу тебя обнять, ба. – Я послала воздушный поцелуй. – Мне пора, увидимся в воскресенье.

Не дожидаясь ответа, убрала руки с панели и открыла глаза. Прежде чем уйти, немного посидела, осмысливая услышанное и наблюдая, как постепенно затухают и гаснут светившиеся во время беседы грани кристалла связи.

– Эрпи, вы закончили?

– Да, спасибо.

Поднялась, ощущая, как новая беда придавила тяжелой плитой мои хрупкие плечи, и, вежливо попрощавшись, покинула деканат. Не помню, как дотопала до комнаты, порадовалась, что соседок нет и не придется объяснять свое удрученное состояние. Сил переодеться не осталось, я упала на кровать, бездумно уставившись в потолок.

– И что теперь делать? Кажется, мечта Дори в этом году откладывается… И в следующем, скорее всего, тоже…

Может, бросить учебу? Моих знаний и навыков хватит, чтобы устроиться в какой-нибудь отряд, вроде тех безумцев, что исследуют самые потаенные уголки Чащи? Говорят, они неплохо зарабатывают. Ага, да только, во-первых, вряд ли туда берут девчонок, а во-вторых, что-то мне подсказывает, что больше шансов сгинуть в лесу, чем разбогатеть. Да и слишком много среди тех людей авантюристов и прочих темных личностей, об этом мне известно не понаслышке. Как-то остановилась такая компания в Сатор-Ано, так еле дождались, когда они покинут город.

Занять? Нет, это совсем не выход. Понадобится примерно семь тысяч крон, а то и десять. Никто не даст мне в долг такую сумму, разве что обратиться за ссудой в банк? Тоже отпадает, у меня должно быть официальное место работы и поручители, но работать и учиться в академии одновременно вряд ли получится. Есть, конечно, еще один вариант – последовать совету девочек и найти покровителя, – но о нем и думать неприятно.

Брр! Даже передернуло от этой мысли. Сразу нет! Кто бы что ни говорил, это не мое.

Нарушив тягостные размышления, в комнату вихрем ворвались соседки, принеся с собой отголоски эмоций и аромат дорогих духов.

– О, Халли! Ты произвела фурор! – радостно сообщила Люсиа.

– Чего? – спросила я, садясь на постели.

– Вся академия только и обсуждает ваш треугольник.

Я сглотнула, поднимаясь на ноги:

– Какой еще треугольник?! – Даже голос сел от предчувствия.

Нет, я, конечно, понимаю, о чем сейчас пойдет речь, но все равно…

– Эллэ – Эрпи – Шинн конечно же, – сдержанно хмыкнула Миран и поправила безупречно приглаженные волосы.

– Нет никакого треугольника. – Я устало улеглась обратно. – Да и пусть треплются. У меня есть проблемы посерьезней, чем досужие разговоры.

– Что-то случилось? – участливо спросила Люсиа.

– Ага. Если кратко: мне срочно нужно достать кругленькую сумму, чтобы вырастить новый дом-дерево. Варианты решения: найти работу, взять в долг, ограбить банк… Есть еще идеи?

Девочки переглянулись, и природница открыла было аккуратно подкрашенный ротик.

– Никаких покровителей! – опередила я, снова подскочив и для убедительности покачав пальцем.

Норег только пожала плечами и, подхватив домашние вещи, направилась в ванную.

– Халли, не понимаю, чего ты теряешься? – чуть понизила голос Люсиа. – У тебя прекрасные шансы легко разрешить свои финансовые затруднения. Как говорится, сей быстрее, пока поле вспахано. За тобой такие самцы ухлестывают. Что Эллэ, что Шинн – оба две-три таких суммы за ночь в кабаке могут прогулять, глазом не моргнув. Зуб даю! Они не отказали бы тебе в помощи. Выбери кого-то одного. Или вообще двух сразу. Будь понаглей, потребуй деньги вперед. Заработанного хватит не то что на дом-дерево, но еще и на то, чтобы «исправить последствия», если такая необходимость возникнет. – Она многозначительно приподняла аккуратные брови.

Я с ужасом посмотрела на соседку.

– Люсиа, ты все это мне сейчас серьезно говоришь?

– Вполне. – Некоторое время природница выдерживала мой взгляд, но потом, скривившись, как от кислого, тряхнула кудряшками: – Ой, ну не грабить же банк тебя отправлять, а сама ты столько не заработаешь. Тем более так быстро.

– И ты такое уже делала? – не смогла я удержаться от вопроса.

Таннефер удивленно выпучила глаза.

– Я?! Нет, конечно! – возмущенно воскликнула она. – Знаешь, как-то не было такой необходимости.

– Но выходит, по-твоему, спать с кем-то за деньги – нормально?

– Я бы не стала это так называть.

– А как еще я должна это называть?!

– Дело твое, – примирительно подняла ладони соседка. – Я просто предложила один из самых действенных вариантов в сложившейся ситуации. Тем более что и о слухах уже можно не беспокоиться. – Она хохотнула, а я со стоном уткнулась лицом в подушку и только тогда увидела замершую на пороге ванной Миран.

– Морально-этические принципы Халли не позволят ей действовать подобным образом, потому вариант один: устраиваешься на работу и идешь за ссудой в банк. Так как ты лла’эно, можешь рассчитывать на определенные льготы.

Я во все глаза уставилась на почти что мою спасительницу.

– Льготы? – соскочив с постели, метнулась я к двери: – Девочки, спасибо большое. Признаюсь, мне будет вас недоставать в моей новой жизни и все такое…

– Ты куда это собралась? – спросила природница.

– В деканат, разумеется. Забирать документы и срочно искать работу.

Девчонки расхохотались.

– Не пори горячку, – посерьезнев, Норег мотнула головой. – Мой дядя – владелец одного из трех столичных банков, на выходных я навещу его и спрошу, на что ты сможешь рассчитывать. Вот тогда и будешь принимать судьбоносные решения.

Я молча подошла к Миран и обняла ее, уложив голову на пышный бюст.

– Спасибо, ты подарила мне надежду.

Идиллию нарушила Люсиа:

– Раз уж речь зашла о работе… Ты уже видела объявление в холле? Его вывесили сразу после обеда.

– Не видела. А что за объявление?

– «Тени Верда» набирают среди студентов-оборотников добровольцев для прохождения дополнительного обучения. Даже обещают платить жалованье, и никуда не надо отлучаться из академии. Вдобавок это отличный старт карьеры.

– Вряд ли они возьмут девушку, – засомневалась Норег. – К тому же сначала придется пройти жесткий отбор.

Миран скептично отнеслась к новости, но я уже обнимала Люсиа, а в голове зрел план. Из кожи вон вылезу, но пройду любые испытания, получу место и постоянный заработок, тогда мне точно не откажут в банке, а я смогу продолжать учебу. Легко, конечно, не будет, но я выдержу и справлюсь, отступать некуда.

Слишком сильно радоваться и надеяться было пока страшно, но все же как-то отпустило, будто просвет наконец появился.

Не выдержав, переоделась и отправилась вниз, чтобы собственными глазами увидеть это объявление. Вдруг Люсиа что-то перепутала, а я тут планы строю? Все же неплохо бы придумать запасной вариант. На ум пришло предложение магистра Шинна, которое казалось мне слишком эфемерным и, если быть до конца честной, подозрительным. Но даже пусть все действительно так, как он говорит, вряд ли я смогу настолько быстро освоить то, чему природники учатся годами. К тому же, как ни крути, потребуется золото, чтобы купить росток.

– Даже не думай! – раздалось рядом, когда я в третий раз перечитала объявление, так и не обнаружив никакого подвоха.

– Риан?

В груди что-то испуганно трепыхнулось – подсознательно я опасалась, мести за тот наш разговор.

– Халли, это только для мужчин. – Глод указал подбородком на объявление. – Девчонкам в «Тенях» делать нечего, особенно таким ма-а-аленьким, – и пальцами показал, каким, по его мнению, является мой рост.

Снисходительный тон, этот дурацкий жест и красноречивый взгляд, которым окинул оборотник, чуть задержавшись на груди, взбесили меня.

– Когда оборачиваюсь волком, у меня такие же клыки, как и у остальных, – огрызнулась я.

Размерами, кстати, тоже не слишком различаюсь. Да! Вот такой парадокс. Не знаю, как это выходит, но, в нарушение всех канонов, в облике волчицы я уже не такая мелкая, а вполне среднестатистическая особь.

Глод лишь сухо рассмеялся.

– Халли, ну при чем тут клыки? Думаешь, они помогут тебе пройти испытания? В общем, даже не суйся. Я предупредил. Если попробуешь принять участие, не обижайся, но я сделаю все, чтобы ты выбыла как можно раньше.

– Богиня! Риан, что тебе от меня нужно?! – с вызовом посмотрела я на Глода, чувствуя, как кипит злость.

Внутренняя волчица, протестуя, вздыбила шерсть на загривке.

– Я уже сказал и от своего не отступлюсь. – Он взял меня за плечи, и по-волчьи желтоватые зрачки поймали взгляд, гипнотизируя.

– Эй, Глод, птичка-то теперь не твоего полета! – прервал игру в гляделки чей-то голос.

К нам приближались трое парней. Один из них – теневик Дагги Кейн, главарь конкурирующей с Глодом шайки. По бокам от него – два световика; тонкие косы, заплетенные на висках, указывали на то, что они с боевого факультета. Их имен я не знала, не приходилось иметь дел. Чуть в стороне, гадко ухмыляясь, вышагивала оторва Карисса, природница-второкурсница, неизвестно как затесавшаяся в эту компанию.

– Ее же теперь сам красавчик Эллэ пользует, не слыхал? А Шинн, похоже, на очереди, так что сначала дождись, пока выбросят. Может, тогда станет посговорчивее и тебе тоже обломится, – выдала она, скривив ярко напомаженный рот, и совершенно неподобающим образом сплюнула на пол жевательную смолку.

– Если повезет, даже станешь первым, – предположил один из световиков, глянув на Кейна.

– Ага, еще раз! – подхватил тот, и все дружно заржали.

Раньше, чем успела сообразить, я оказалась рядом с девкой, попутно не забыв от души пнуть ближайшего сияющего. Волчица внутри радостно оскалилась, предлагая перекусить, а я вдруг осознала, что жажду крови. Развязный хохот застрял у природницы в глотке, когда та ударилась затылком о стену. Привыкшая к безнаказанности Карисса явно не ждала от меня подобной прыти. От лестницы к нам уже бежали Буилто и Суф Змей.

– Только тявкни еще раз, и тебе ни один врачеватель рожу не восстановит! – прорычала я в лицо обидчице. – Поняла? – и для верности приложила ее еще разок о стену.

– Халли, уходим. Пусти! – на плечо легла рука Риана.

Драки в академии не приветствовались, но среди оборотников, теневиков и сияющих с боевого факультета действовало негласное правило: не пойман – не вор, и руководство сквозь пальцы смотрело на подобные стычки, пока они не выходили за грань.

Не удержавшись, я клацнула зубами перед самым лицом Кариссы, с удовлетворением наблюдая, как изрядно побледневшая языкастая задира зажмурилась.

– Вам конец! – донеслось визгливо уже в спину, когда мы с напускной неторопливостью выходили наружу.

Стоило скрыться из виду, как Риан потянул за руку:

– Бежим!

Я припустила следом, чувствуя, как в крови играет тот самый знакомый с детства задор, что обычно толкает меня на авантюры.

Спустя некоторое время мы оказались у фонтана. Я, Глод и Суф разместились на бортике, а великан Буилто уселся прямо на траву.

– Как ты ее! – восхищался громила, глядя на меня с восторгом. – И этого белобрысого, – намекнул он на сияющего.

– Вот же шелудивые кошки! Как только увидели, что к вам подкрепление идет, сразу сдулись. – Змей презрительно сплюнул на землю.

Риан, напротив, помрачнел и задумался:

– Все бы ничего, но Халли нажила врагов, и в этом виноват я. Ты зачем в драку-то полезла? И так бы разобрались.

– Не знаю. Крови захотелось, – буркнула я с досадой, разглядывая носки своих ботинок. Азарт потихоньку угас, а самое обидное, Глод был прав. Будто у меня и без Кейна и компании мало неприятностей. Но было и еще кое-что. – Если на то пошло, я никому не позволю себя оскорблять. Карисса не сказала ни слова правды.

Отчего-то показалось важным опровергнуть наветы.

– Халли, не думай, что мы ей поверили. У тебя проблемы? – За вопросом явно скрывалось что-то большее, судя по напряжению в голосе, но отвечать не было никакого желания. – Скажи, и я попробую помочь, – настаивал оборотник.

Такая настойчивость отчего-то уязвила, и вспомнилось, как я бегала ночью по столице.

– Риан, каждый раз, когда я имею неосторожность с тобой связаться, проблем только прибавляется.

На скулах Глода заиграли желваки, когда он на меня взглянул исподлобья. Змей и громила молча встали и пошли прочь.

– Халли, я тебе совсем не нравлюсь?

– Риан, я не желаю сейчас это обсуждать.

– Халли, ответь!

– Аргх! – разозлилась я снова. – Ты мне симпатичен, но…

– Что «но», Халли? Все просто: люди или нравятся друг другу или нет!

– Только не говори, что делишь мир на черное и белое! Все равно не поверю, что ты такой наивный!

– Наивный?! Ха! – Ладони оборотника опустились на мраморный бортик по обе стороны от моих бедер, пришлось задрать голову, чтобы взглянуть в желтоватые глаза, глядящие сверху вниз. – Тогда скажи, что им от тебя надо? – Речь явно шла об Эллэ и Шинне. – Что могло понадобиться таким, как они, от тебя?

Я прикрыла веки, успокаиваясь. Вот чем парни слушают? Взяв себя в руки, твердо взглянула на Глода:

– У меня действительно есть дела и с лордом Райдом Эллэ, и с магистром Роханом Шинном, но тебя они не касаются. Кстати, Риан, и с тобой тоже были, только вот если бы я не заняла тот злосчастный золотой, не очутилась бы одна ночью в столице, да еще и без теплой одежды! – не выдержала я и выплеснула обиду. – И да, ты правильно сказал насчет врагов. Теперь еще и в ваши разборки влезла. Оно мне надо?

Глод не стал возражать, но я видела и чувствовала, с каким трудом он держит себя в руках. Резким движением он оттолкнулся от бортика фонтана и отошел. Ой, мамочки, не перегнула ли я палку? Веду себя как бессмертная…

– С Кейном я все решу сегодня же вечером, – тем временем заговорил оборотник. – Обещаю, к тебе никто даже близко не сунется. Если могу еще чем-то помочь, скажи.

Я соскользнула с бортика, направляясь к одной из разбегающихся в стороны тропинок.

– Халли…

– Поможешь выбраться за периметр в пятницу ночью? Есть возможность такое устроить?

– Могу, но не стану этого делать. В Чаще слишком опасно.

– Тогда пообещай, что не будешь мешать на испытаниях «Теней».

– Нет.

– Значит, и говорить не о чем, – пробурчала я под нос и, кивнув на прощанье, ушла.

Покинув Глода, первым делом отправилась в деканат, где заполнила анкету участника, а затем завернула на тренировочную площадку. У меня осталось всего три дня на подготовку, к тому же все еще хотелось выпустить пар.


Глава 9

Райд Эллэ

Халли ушла в сопровождении слизняка Шинна, а я еле сдержался, чтобы не отправиться следом. После давней неприятной истории с его кузиной я, мягко говоря, недолюбливал этого типа и инстинктивно ожидал подвоха.

– Райд, Ра-а-айд. – Сестре пришлось позвать меня дважды или трижды, прежде чем ее нежный голосок пробился сквозь туман нахлынувшей внезапно ревности. – Откуда здесь взялся Рохан Шинн?

– Его пригласил лорд Яррант на замену Нассиусу Ларду, – поведал я о том, что сам выяснил как раз перед обедом. – Кстати, он и у вас будет вести некоторые предметы, так что ты поосторожней. Не поддайся его очарованию и не позволяй руки распускать даже во имя науки.

– Фу! О чем ты? Терпеть не могу этого… – Сестра удержалась от недостойного юной леди выражения. – К тому же не люблю длинноволосых.

– По мне, татуированные бритоголовые оборотники тоже не лучшая партия. – Это был толстый намек на то, что ее отношения не являются для меня секретом.

– Только попробуй обидеть Кэсси! – Кассандра грозно уставилась на меня.

Пообещал неохотно:

– Да ладно, не переживай так. Не буду я лезть. Но тебя совсем не смущает, что твоего парня зовут так же, как тебя? Не могу с этим смириться!

– Давай сменим тему. Эта Халли Эрпи… Она ведь совсем не похожа на твоих прежних э-э-э… женщин?

– Так говоришь, будто знакома хотя бы с одной из них лично. – Я усмехнулся.

– Знакома заочно. Но я вот о чем… – Вряд ли в царящем в столовой шуме кто-то смог бы нас подслушать, но Кэс, наклонившись через стол, чуть понизила голос: – Ты ей действительно нравишься, и сильно, потому твое предложение попросту жестоко.

– Отчего же? Я могу дать ей многое и ни к чему не собираюсь принуждать. Если что-то между нами и будет сверх договоренностей, то только по обоюдному согласию.

– Райд, ты нравишься Халли! – повторила Кассандра с нажимом. – Ты ее уже целовал? Целовал. – Сестре не потребовался мой ответ, каким-то образом она догадалась и теперь смотрела с укором, неодобрительно качая головой.

– Ты прямо как мама! Ну поцеловал раз-другой, что тут такого?

– Сам подумай, какую роль ты уготовил бедной девочке? Надеюсь, хотя бы из чувства самосохранения она не согласится.

– И это я еще жестокий? А женить меня против воли на Магдиа, значит, нормально? Бесы! Знаешь, как я себя чувствую, когда отец об этом талдычит? Как девчонка!

– Папенька не прав, что давит. Но и ты подумай как следует, прежде чем сломать девушке жизнь. Вспомни, как на тебя смотрят? Ты же кумир. Мечта для большей части девчонок. На нее обрушится столько зависти, что захлебнуться недолго. Женщины жестоки, кто заступится за Халли? – Предупреждая мои возражения, Кассандра продолжила: – Но самое страшное даже не это. Она влюбится в тебя окончательно и бесповоротно, привыкнет к роли невесты, привыкнет быть рядом. Ты и правда собираешься прикрыться осколками ее сердца?

Я молчал, не зная, что и ответить. Не то чтобы мне раньше не приходилось разбивать девичьи сердца, но…

– О! Кажется, я вижу на твоем лице движение мысли! – грустно усмехнулась несносная сестренка. – Ладно, мне пора. Я договорилась встретиться с девочками в библиотеке. Бывай, братишка.

Чмокнув в щеку, Кассандра упорхнула.

Пообедав, задержался за столом, осмысливая сказанное. Теперь бы еще понять себя. Что я чувствую к Халли? Она симпатична, неглупа, и фигурка очень даже! Ростом, правда, маловата – непривычно. И действительно, не совсем из тех, с кем я привык иметь дело, но, в отличие от столичных снобов, происхождение меня волнует меньше всего. А отсутствие наигранности, прямолинейность, чувство юмора и храбрость только привлекают. Я прекрасно понимаю, что нужно быть смелой, чтобы столько раз сказать мне «нет».

Перед глазами как наяву встала картина – мы у дяди. Халли мирно спит, а я смотрю на разметавшиеся по подушке волосы. На пухлые, чуть приоткрывшиеся во сне губы. На невинное по-детски лицо. Пожалуй, настолько жгучего желания поцеловать девчонку я не испытывал, наверное, с юности. Не говоря уже о необъяснимом стремлении обладать целиком и полностью, в том числе и ее сердцем.

Вот ты и признался, что неровно к ней дышишь.

А сегодня? В какой-то момент я готов был убить Шинна, когда увидел, как он прижимается к Халли. Настолько вывел из себя этот инцидент, что я впервые в жизни едва совладал с собственным зверем! Не припомню, чтобы Нассиус Лард применял подобные методы обучения студентов. Представив, как Шинн обнимет кого-то то из парней-оборотников, чуть не прыснул и встал из-за стола. Пора идти работать.

В штабе меня уже ждали. Теневик с неприметным, ничего не выражающим лицом и коротко стриженными темными волосами восседал на моем стуле за моим же рабочим столом, изучая какие-то бумаги. Он поднял голову, когда я вошел и остановился напротив, опершись ладонями на столешницу.

– Милорд Эллэ? Имперская служба внутренней безопасности, ройман[17] Фарингтон, – представился незваный гость. – Мы разыскиваем одну девушку. Доподлинно известно: она учится здесь, ее имя – Халли Эрпи.

Не сомневаясь, я ответил, глядя дознавателю прямо в непроницаемо-темные глаза:

– Халли Эрпи – моя невеста. Вы в чем-то ее обвиняете?

– Ваша невеста?! – Невозмутимость безопасника, похоже, отказала ему. На миг лицо отразило целую гамму эмоций, прежде чем он взял себя в руки. – Но… кхм… у нас нет таких данных.

– До недавнего времени мы не афишировали отношения и впредь тоже не хотели бы, чтобы они стали достоянием общественности. Из соображений безопасности конечно же. Халли весьма самостоятельна и желает прежде спокойно закончить учебу.

– Понимаю, – кивнул теневик. – Так я могу с ней побеседовать?

– Нет.

Дознаватель скрипнул зубами.

– Речь идет о государственной безопасности и…

– Заверяю, моя невеста не несет угрозы для империи, иначе и быть не может. Надеюсь, слова Райда Мая Эллэ достаточно или вы желаете, чтобы это подтвердили главнокомандующий Май Эллэ или лорд Сатем Яррант? Кстати, кажется, он сегодня еще здесь.

Упомянув отца, я пошел по тонкому льду, а вот имя главы безопасников отбило у дознавателя охоту продолжать разговор.

– Спасибо. Вашего слова вполне достаточно. Подпишите протокол, пожалуйста. – Он протянул лист.

Быстро пробежав глазами содержимое, я не обнаружил никаких несоответствий и поставил подпись.

Покончив с делами пораньше, вышел из штаба. Едва шагнул за порог, меня окликнул женский голос:

– Милорд Эллэ, подождите, пожалуйста! – Ко мне спешила одна из лаборанток деканата факультета друидов. – Уже уходите? А я принесла списки. Вот. – Она протянула папку. – Здесь анкеты всех, кто выразил желание принять участие в вашем проекте. Если кто-то еще подаст документы, занесу остальные документы позже.

– Не стоит беспокоиться. Те, кто слишком долго сомневается, нам неинтересны.

Рыжеволосая лаборантка кивнула, в болотно-зеленых глазах отразилось привычное восхищение пополам с кокетливой робостью. Она зацокала каблучками, уходя прочь, а я, по привычке проводив взглядом фигурку, затянутую в темно-синее платье-футляр, вдруг понял, что желаю увидеть одни вполне конкретные штанишки. Хм, а ведь у меня даже есть почти невинный повод – сообщу, что вопрос с безопасниками я решил.

Халли в комнате не оказалось. Ее соседки, многозначительно переглянувшись, сообщили, что она ушла заниматься, и уже давненько. Обнаружил маленькую волчицу только на третьем – самом дальнем тренировочном поле. В отличие от двух ближайших, тут больше никого не было. Взмокшая и разгоряченная, с заплетенными в растрепавшуюся косу волосами, она преодолевала полосу препятствий. И судя по тому, что спецформа была изрядно заляпана, уже не в первый раз.

Хм, я и не думал, что она столь внимательно относится к физической подготовке, но теперь понятно, отчего так здорово сидят штанишки. Интересно, как она осилит слишком высокую трехметровую стенку, в два ее роста, не меньше? Ответ получил уже минуту спустя. Как следует разогнавшись после тернового лабиринта, Халли перекинулась и на пике прыжка, снова став человеком, уцепилась за край преграды. Легко подтянулась и, изящно приземлившись, несмотря на усталость, двинулась дальше.

Застыл, не в силах оторвать от нее глаз, едва сдерживая волка, что приплясывал от желания бежать рядом плечо к плечу, не важно куда и как долго. И я побежал. А чего теряться-то? Собственно, и так собирался потренироваться. Даже почти догнал ее, но, не желая смущать, притормозил, все еще оставаясь незамеченным. Выжидая, позволил себе удовольствие наблюдать, как, ловко обхватив ногами гладкий ствол тонкого молодого бука, Халли взбирается на пятиметровую высоту и перескакивает оттуда на специально выращенную природниками березу-дом. Иногда это препятствие используют с усложнением. Тогда приходится не только балансировать на ветках, но еще и уворачиваться от стрелков – именно так будут проходить испытания «волчат» в пятницу.

Не глядя перепрыгивая с ветки на ветку, Халли словно прогуливалась по травке. Затем, оттолкнувшись как следует, прыгнула на свисающую чуть поодаль лиану, что смотрелась несколько необычно по соседству с березой. Не желая пропустить приземление, я чуть раньше сорвался с места и взлетел наверх будто на крыльях, чтобы увидеть, как она соскальзывает вниз и, не останавливаясь, перекатом уходит в сторону, вынимая два тренировочных деревянных меча из притороченных на спине оборотнических ножен.

Кажется, девчонке удалось меня удивить, отчего-то до этого момента я не придавал значения их наличию. Все же я ее совершенно не знаю! Не ожидал, что Халли собирается выбрать род деятельности с боевым уклоном. Припомнив убитую под Сатор-Юти оборотницу, так похожую на Кэс, нахмурился. За время службы я повидал немало смертей, но отчего-то тот миг прочно засел в памяти. Как всегда при этом воспоминании, сердце сжала ледяная рука. Впрочем, зря распереживался. Скорее всего, дело закончится несколькими картинными взмахами.

Но взгляд Халли остался сосредоточенным, только стойку поменяла, словно готовясь встретить соперника, заведомо превосходящего по силе. И тот не замедлил появиться. Из-за ствола тренировочного древодома вышел Рохан Шинн. И, что особенно меня взбесило, он щеголял обнаженным торсом.

Подавив желание спрыгнуть сверху и сломать наглецу шею, решил немного понаблюдать. Один раз Шинн уже выставил меня вспыльчивым идиотом на глазах у студентов. Подожду, когда он оступится, чтобы не быть голословным в своих обвинениях, а заодно пойму, как к нему относится Халли.

Заняв позицию у круглого окна, осторожно выглянул наружу.

Рохан, не спеша и красуясь, приближался к девчонке. Руки расслаблены, клинок длинной сабли – между прочим, настоящей! – небрежно отведен в сторону. И даже патлы не прибрал, бесов щеголь! Тьфу! Я-то знаю, как Шинн гордится своей шевелюрой, но в бою это совершенно неудобно, потому большинство парней на службе либо коротко стригутся, либо собирают волосы в косу или хвост, а этот точно красуется, зараза!

Дерево хрустнуло под пальцами, когда вцепился в край оконного проема, пытаясь справиться с вновь нахлынувшей кровожадностью. Великая Мать!

Миг – и Шинн стремительно сорвался с места. Халли отступила, принимая клинок сабли на два своих тренировочных меча. Крутанулась, но слишком медленно. Нет, для девчонки очень даже неплохо, но не для воина. Все же в академии преподают управление магическими энергиями, а не боевые искусства. Неудивительно, что Шинн уже вторым ударом лишил ее одного клинка, а третьего не последовало – оставшийся он отнял голой рукой, а потом прижал ее спиной к своему торсу.

– Боюсь, тебе серьезно не хватает мастерства.

Наконец Рохан отпустил Халли, и та поспешила подобрать оружие.

– И что же мне делать? – Она была расстроена.

– Я бы посоветовал не полагаться только на возможности собственного тела.

Едва сдержал рвущийся из горла рык. Теперь Шинн стоял лицом к моей волчице, отсюда было прекрасно видно, как он на нее пялится. Да за такой взгляд не грех и убить!

Стиснул зубы. В конце концов, я и правда не имею никаких прав на Халли. Пока. К тому же стоит сначала понять, чего именно хочет она сама. Поддастся ли приторному очарованию длинноволосого красавчика или же Кэс права?

«Да что тут раздумывать? Рвем глотку сопернику, овладеваем самкой», – алчно переводя взгляд с жертвы на жертву, предложил зверь внутри.

Никогда раньше я так отчетливо не слышал его мыслей.

Бедный Верд, как он с этим прожил столько лет? Это же сумасшествие! Встретившись с подобной бескомпромиссностью звериных желаний, я как-то разом переосмыслил жесткость имперских законов, касающихся оборотников. Готов согласиться, что это оправдано, хоть какой-то стимул держать себя в руках.

Тем временем Шинн со свистом крутанул саблю:

– Попробуем еще?


Халли Эрпи

После четвертого по счету преодоления полосы препятствий меня прошиб холодный пот. Даже руки задрожали, и глаза защипало от нехорошего предчувствия. Что, если на испытаниях придется продемонстрировать владение каким-нибудь оружием? Например, традиционными для оборотников мечами? А я знаю только то, чего успела нахвататься у наших ребят. На улице, конечно, драться частенько приходилось, доказывая свое право на место под кроной, но больше кулаками…

Я взяла себя в руки и сбегала за тренировочными мечами. Вернувшись, воровато осмотрелась – одолела дурацкая стеснительность. Убедившись, что никто за мной не наблюдает, проверила, как клинки выходят из ножен, и принялась вспоминать хотя бы то, что умею. Проделала серию выпадов, понимая, что вряд ли мне это поможет против мало-мальски опытного противника.

Мамочки! Паника снова сдавила горло. Мои шансы пройти испытания резко падали, заодно потянув в пучину безысходности энтузиазм.

– Помочь?

Я вздрогнула от неожиданности. Неужели ко мне так просто подкрасться? Чувство неудовлетворенности собственной боеготовностью нанесло завершающий удар, молотом вбив мою самооценку в землю.

– Магистр Шинн? Что вы здесь делаете?

– Я ждал, что заглянешь, а потом решил: видимо, тебе неинтересно мое предложение, и выбрался размяться. Скучно такой вечер проводить одному в унылой комнате общежития, а отлучиться из академии я, к сожалению, не могу. Остальные поля заняты, а тут только ты. – Преподаватель развел руками.

И отчего я ему не верю? Пусть я излишне подозрительна и вообще, кажется, о себе слишком многое возомнила, но готова поклясться, Шинн объявился здесь неспроста. Да еще и на «ты» перешел!

– Наверное, пойду. Не буду мешать.

– Ну что ты! Эта встреча – приятный сюрприз для меня. Останься, пожалуйста. – Шинн улыбнулся еще обворожительней. – Хочешь, составлю компанию как партнер по спаррингу?

Бесы! Почему-то из его уст эту звучит неоднозначно. Вспомнилось сказанное Райдом, но судить заочно неправильно. К тому же магистр уже второй раз предлагает помощь и пока ничего не требует взамен.

Кстати!

– Магистр Шинн, а что я буду за это должна?

Брови блондина удивленно взлетели.

– Хм. Как насчет общения с приятным собеседником и пользы от тренировки? – Он хулигански подмигнул.

– И только? – И все же я не могла избавиться от недоверия.

– А у тебя есть иные предложения? – мурлыкнул природник вкрадчиво, заставив покраснеть.

Поспешно выпалила:

– Нет-нет! Меня устраивают эти условия.

В конце концов, вдруг и правда выведаю какой-нибудь ловкий прием, который поможет пройти испытание? Учусь-то я быстро.

Шинн серьезно кивнул.

– Тогда повторим правила. Основных – всего два. Бей, когда противник не ждет. И упреди его атаку своей. Но, думаю, ты и так их знаешь.

Кивнула.

– О! Есть же еще и третье, – вспомнил магистр.

– Какое? – Я даже вся подобралась.

– Зови меня просто Рохан, когда мы не на занятиях. – Он рассмеялся, когда я состроила разочарованную мину.

Ну конечно же я разочарована! Ожидала-то откровение услышать! Великую истину из уст мастера… Третье правило, которое поможет одержать победу над любым противником. Тьфу!

– Начну, пожалуй, – буркнула я, смутившись под взглядом сине-зеленых глаз блондина, который, похоже, не умел смотреть иначе, чем вот так вот – по-особенному.

Начать решила с полосы препятствий. Как раз соберусь с мыслями. На этот раз было совсем нелегко, сказывались усталость и упадническое настроение. Вдобавок появилось ощущение, что за мной следят. Ну и пускай, мне от этого ни горячо ни холодно. Не стала даже оборачиваться, сосредоточившись на четкости движений и предстоящей тренировке, и вдруг осознала, что разволновалась, точно перед первым свиданием.

Так, Халли! Кажется, кому-то стоит еще разок-другой пройти полосу, чтобы о всяких глупостях не думалось. Хорошо хоть Шинн не оборотник и не может меня ни прочесть, ни почувствовать.

Миновав последнее препятствие, пробежалась по веткам и соскользнула вниз по гибкой лиане, выискивая взглядом магистра-красавчика, который куда-то запропастился. Впрочем, не куда-то, он спрятался в доме-дереве, с которого я только что спустилась. Интересно, он и правда думал, что не догадаюсь? Едва перехватила мечи поудобнее, как мой соперник появился. И какого лесного чудища Шинн снял рубашку?! Вроде нежарко, да и я не тот противник, что способен заставить его вспотеть.

Магистр атаковал. Использовав один из известных мне приемов, чудом приняла удар, но, не успев ответить, осталась безоружной. Смутилась, понимая, что нахожусь примерно в такой же ситуации, как и во время эксперимента с доор-каном. Интересно, у Шинна все методы обучения похожи или это мне так везет?

Но не успела спросить вслух, как магистр выпустил меня, и я метнулась поднимать разбросанные мечи. Щеки пылают, сердце колотится… Что же со мной происходит? Не от ощущения же накачанного пресса магистра за спиной меня так развезло? Если подумать, то и запах его мне не особо нравится…

Втянула носом воздух, одновременно принимая стойку. Нет, хорошо от него пахнет, но не так, как от…

Рядом мягко приземлился Райд Эллэ, и лицо Шина выразило откровенное разочарование.

– Одно из правил воина, Халли, – заговорил Эллэ. – Не надейся на то, что противник не придет. Полагайся на то, чем сможешь его встретить.

Скользящим стремительным движением Райд оказался возле соперника и приемом, похожим на тот, каким магистр обезоружил меня, отнял клинок.

– Шинн, какого лесного беса ты притащил на тренировку со студенткой боевое оружие?!

– Милорд Эллэ, уж не сомневаетесь ли вы в моей компетенции? – прошипел природник в бешенстве.

Райд, коротко глянув в мою сторону, многозначительно приподнял бровь:

– Магистр Шинн, насколько мне известно, вы преподаете отнюдь не фехтование. К тому же в уставе академии нет пункта, по которому вы можете себе позволить приходить на занятия со студентами в раздетом виде. – Оборотник брезгливо указал эфесом отнятой сабли на обнаженный торс собеседника. – Боюсь, если поднять этот вопрос на совете преподавателей, то большинство сочтет подобное нарушением.

– Хватит экивоков, Райд! – неожиданно рассвирепел тот. – Давай разберемся с этим здесь и сейчас!

Во взгляде Эллэ проскользнуло что-то пугающее. О нет! Это они что? Из-за меня?! Перед глазами промелькнули картинки прошлого.


– Дава-а-ай! – подначивали в толпе.

Тощий парнишка в замызганной одежде стоял в кругу ухмыляющихся наемников. Обреченный взгляд исподлобья, сжимающиеся и разжимающиеся кулаки с побелевшими костяшками. Его противник – взрослый, уверенный в своих силах небритый мужик, скучая, пожевывал сухую травинку.

Раздался пьяный девичий хохот, сменившийся визгом и невнятными ругательствами. Паренек стиснул зубы, а затем, угрожающе заорав, резко рванулся вперед. Наемник из отряда авантюристов-искателей, что уже неделю не давали спокойно жить городу, свалил его одним ударом, сломав несколько ребер.

– Научись не лезть, куда не просят.

Одурманенная карэшем девица, за честь которой юнец имел неосторожность вступиться, только икнула и пожала плечом. Толпа разбрелась, а подросток так и остался лежать на стылой земле. Еще через минуту раздалась тревога. Тогда половина наемников полегла, защищая Сатор-Ано от разбушевавшейся Чащи, но в моих глазах даже это не искупило случившегося с тем соседским парнем.

Пока немногочисленные врачеватели тратили остатки сил на то, чтобы помочь оборонять барьер, паренек, который не был магом, медленно и мучительно умирал от боли и холода, про него попросту забыли. Помню, как в слезах бежала домой, как кричала на отчима и мать, которые, вместо того чтобы послушать, просто заперли меня в комнате…

Ему удалось выжить, но, встречая на улице по-стариковски сипящую развалину с отбитым нутром, год за годом я мучаюсь от чувства вины.

Ненавижу драки из-за женщин!


Я подошла и положила руку Эллэ на плечо и, забыв в помутнении о титулах, робко попросила:

– Райд, не надо. Пожалуйста.

Он повернул голову и посмотрел на меня долгим и каким-то испытующим взглядом, а затем, бросив саблю хозяину, накрыл мою ладонь своей. Едва не всхлипнула, чувствуя, как ком в горле стал мягче. Оборотник же сделал несколько вдохов, прежде чем заговорить:

– Нет, Рохан. Не выйдет, – усмехнувшись, он демонстративно повернулся спиной и, не выпуская моей руки, направился к академии.

Когда я обернулась, Шинн уже справился с эмоциями и теперь, как обычно, загадочно улыбался, будто и не было той странной вспышки гнева. Он отсалютовал мне саблей и развел руками.

– Халли, – заговорил Эллэ, когда мы отошли на приличное расстояние, – будет лучше, если ты согласишься на мое предложение как можно скорей. Уже слишком многим известно, что ты моя невеста и…

– Почему я должна решать ваши проблемы, милорд Райд? То есть милорд Эллэ!

Мне вот кажется или каждый раз, когда оборотник-мечта оказывается рядом, все мои планы летят к лесным бесам в Чащу?! Хотела заработать – явился Райд Эллэ, отнял товар и запугал дознавателями, которые, кстати говоря, так и не пришли ни на второй, ни на третий день. Обучалась управлять гигантским реликтом – опять Райд Эллэ тут как тут! Устроил скандал. Хотела потренироваться – и на тебе! Снова лорд Райд Эллэ пожаловал, чтобы все испортить! А теперь вот я должна дать согласие на то, что убьет меня морально и эмоционально!

Высвободила руку.

Одновременно злиться и прикасаться к нему оказалось слишком сложной задачей. Но гордость предпочла первое, не позволив растечься теплой лужицей.

– Хорошо, – помрачнел замком, – но держись подальше от Шинна, насколько возможно!

– Ревнуете?

Вышло слишком дерзко, вон как глаза оборотника сузились, вызывая жгучее желание сбежать. Но тут Эллэ усмехнулся:

– За репутацию переживаю.

– Моя репутация – не ваше дело!

– Так я вообще-то за свою.

Вот как с ним разговаривать?! Засопев, я развернулась и, наплевав на всех, побежала в академию, чувствуя, как пристальный взгляд безумной мечты жжет спину.


Глава 10

– Т-то есть как это не допущена?!

Едва не захлебнувшись негодованием, я уставилась на мордоворота-оборотника, который выдавал допуск к испытаниям. Даже сидя, он смотрел на меня сверху вниз.

Детина флегматично повторил:

– Студентка Эрпи, вы нам не подходите.

– Это почему же? – развела я руками, невольно оглянувшись на парней в поисках поддержки.

Но лица ребят-оборотников выражали что угодно, кроме участия.

– Кажется, тут не помешал бы ростомер вроде тех, что в парках развлечений.

Шутку поддержали дружным смехом. Даже Глод и Кхарн, точно сговорившись, на меня не глядели, а никого из девушек рядом и вовсе не было.

Громила с бегущим волком[18] – эмблемой отряда «Волчьи тени» на плече, по странному стечению обстоятельств усаженный за канцелярскую работу, был предельно вежлив, но откровенно потешался, хоть и сохранял внешнюю невозмутимость. Взять хотя бы то, что вызвал меня последней, а когда терпеливо дождалась своей очереди, выдал такое!

– Это все только потому, что я девушка?!

Райда Эллэ почувствовала за миг до того, как он появился из-за ствола дуба, под которым разместили пункт выдачи. Тем обиднее было услышать:

– Это потому, что вы все равно не сумеете пройти испытания и можете пострадать, – на корню зарубил мои надежды замком.

– Но это же дискриминация! Позвольте мне доказать…

– Студентка Эрпи, – невежливо перебил он меня, – я уже имел возможность наблюдать, как вы проходите полосу препятствий. – Выводы сделаны. Зачем тратить время? Не задерживайте очередь.

– Я же последняя, кого я могу задерживать?!

Но широкая спина Эллэ уже удалялась по направлению к Древу, оставив меня возмущенно хватать ртом воздух. Было так обидно, будто предали, в носу подозрительно защипало, но разреветься на глазах у такого количества парней я просто не имела права, потому до боли впилась в ладони ногтями.

– Зачем тебе это, Халли? Ты ведь Халли? – приобнял меня за плечи высокий старшекурсник.

– Не твое дело! – гневно смерив парня взглядом, скинула руку оборотника с плеча.

Может, если я его вырублю, тогда допустят? И ведь могу. Есть у меня парочка приемов, каким не учат в академиях, да и эффект неожиданности никто не отменял.

– Кандидаты, построились! – рявкнул громила, с видимым удовольствием отложив свой журнал на край стола. – Посторонних попрошу очистить территорию. Живо!

Он сказал это, не глядя на меня, но намек был прозрачнее некуда. Нехотя поплелась прочь. Вот и еще одно доказательство того, что Райд Эллэ приносит мне несчастье. Что стоило посодействовать?

От расстройства прогуляла пары, но, кое-как собрав себя в кучку, нашла Кая. Теневик обещал раздобыть для меня пропуск на выход за периметр.

– Нет, Халли не выйдет. И в ближайшее время, думаю, тоже. Из-за комендантского часа в столице даже все вечеринки отменили. Прости, очень спешу.

– Бывай! И спасибо.

Глядя теневику вслед, досадливо ударила кулаком по бедру. Да что же это такое!

Испытания должны были начаться через час после обеда. Кое-как перекусила второпях, опасаясь столкнуться с кем-нибудь в столовой, и, набрав с собой побольше пирожков, вылезла через окно в коридоре наружу. Прошла по ветви до самого конца и, разместившись у гигантского листа, принялась медленно жевать, не чувствуя вкуса еды, и размышлять о вечном.

За периметром расстилалась зеленая гладь Чащи, маня иллюзией свободы, но мне не суждено сегодня ночью выбраться. Не выйдет и собрать розовый мох для щедрого клиента, которого нашел Кай…

А еще отсюда было прекрасно видно полосу препятствий, перед которой выстроились кандидаты. Стряхнув с колен крошки, отложила пакет с пирожками и легла на живот, устраиваясь поудобней. Посмотрим, что же я делала не так.

Частичная трансформация органов зрения позволила приблизить картинку. Еще толика энергии жизни, и слух оборотника усилился, позволяя хоть немного, да слышать, что говорят на поле.


Дверь штаба безопасников бахнула о стену под моим натиском.

Райд Эллэ был один в кабинете, не считая застывшего каменным изваянием дежурного.

– Это вы из мести, да?!

Раздался хлопок, от которого я чуть не подпрыгнула – с размаху затворилась за мной дверь. Оборотник медленно поднял голову от бумаг. Не спеша потер усталые глаза, прежде чем хмуро воззриться на меня. Когда уже решила, что не дождусь ответа, Райд выдал:

– Из-за твоего владения мечами.

– Вы издеваетесь?! Кандидаты проходили только полосу препятствий.

– Усложненную.

– О да! Это я заметила!

Каждый снаряд действительно был усилен тем или иным способом, но ничего такого, с чем бы и я не справилась. Разве что заставили бы попотеть выросшая на целый метр стена, ощетинившаяся шипами лиана, да лучники в окнах.

Спросила тихо:

– За что вы меня ненавидите?

– Чего? – Вот тут милорд Эллэ искренне удивился.

Он даже начал подниматься из-за стола, но я рванула прочь и столкнулась в дверях с каким-то воином из «Теней».

– Простите, леди.

– Ничего страшного.

Возникла заминка, во время которой мы пытались уступить дорогу друг другу, и я наконец выскользнула в коридор.

– Халли! – несся в спину голос Райда, а я, в свою очередь, неслась во весь опор прочь, трясущимися пальцами запихивая за шиворот диск пропуска, который так неосмотрительно торчал у того нелмана из кармана.

Я очутилась у уже знакомого окна. Заставив его открыться усилием воли, снова выбралась на ветку, цепляясь за выступы коры. Тут все было так же, как и до моего ухода, даже пирожки птицы растащить не успели, они словно дожидались меня. Великая Мать! Что же я натворила? Кража пропуска – это… Это непостижимо! Так. Побуду пока здесь. Если кто-то следом сунется, сброшу пластину диска вниз – и все, Халли Эрпи ни при чем.

Прошло два часа, я доела пирожки, продумала весь ход операции и даже запасные варианты, но никто за мной так и не явился. Неужели получилось? Раз уж мне придется покинуть академию, не стоит отказываться от возможности раздобыть лишнюю крону.

Время близилось к ужину, а мыслительный процесс, как известно, требует больших затрат энергии и способствует пищеварению. По крайней мере, в моем случае. Собственно, от пирожков уже и следа не осталось. Успокоившись, непоколебимая, как ствол реликтового дерева, я направилась в столовую, но прежде припрятала пропуск в коре под прикрытием гигантского листа, больше меня самой размером. Нельзя, чтобы его при мне обнаружили, если вздумают обыскивать.

В столовой удалось избежать нежелательных встреч, да и вообще было пустынно – вечер пятницы, большая часть студентов предпочитала ужинать дома. Наверное, Райд Эллэ – тоже, как и Риан Глод. И магистр Шинн, надеюсь. Повезло, в кои-то веки никто меня не отвлекал, и я спокойно с наслаждением поела. Неплохо бы, кстати, вздремнуть перед делом, все равно до полуночи еще долго, а раньше за периметр соваться не стоит.

В комнате тоже никого не было, а на столе, прижатая моей красненькой кружкой, лежала записка. Аккуратным почерком Миран сообщала, что они с Люсиа на выходные уезжают по домам и что Норег помнит о моей просьбе и обязательно проконсультируется с дядюшкой-банкиром. И еще, что меня искали Эллэ и Шинн…

– Этого только не хватало!

Вздохнув, смяла записку и бросила в урну. Подумаю потом, как от них отвязаться, а сейчас – спать. Уснула мгновенно, едва голова коснулась подушки. Похоже, сказалось нервное напряжение последних дней. Когда ненавязчивая мелодия будильника переливами хрустальных колокольчиков сообщила – пора вставать, показалось: прошел лишь миг. Волна возбуждения прокатилась по телу и тут же уступила место спокойствию. Обожаю себя за то, что могу собраться, когда нужно. Было даже радостно, что весь план разработала сама и ни от кого не завишу. В случае чего ни Глод, ни Кай, ни кто-либо еще ничего не будут знать.

До назначенного времени оставалось еще полтора часа, но рассиживаться некогда. Приняла душ, использовав вместо мыла особый состав собственного приготовления. Вышла из ванной, благоухая странной смесью хвои, полыни и еще пяти не слишком балующих обоняние компонентов. Достала из шкафа свой особый комплект одежды, изготовленной из старой оборотнической формы темно-серого, почти черного цвета и найденных в Чаще крыльев бабочки-реликта. Шила как раз на такой случай. Надела через голову куртку с предусмотрительно зашитой заранее застежкой, перекинула широкие полоски-держатели через большие пальцы. Натянула штаны, которые пришлось заузить, чтобы сидели в обтяжку. Прикрепила специальными ремешками куртку к поясу штанов. Развела руки в стороны, с усилием подергав и проверяя в сотый раз, хорошо ли втачаны крылья в швы. Натянула капюшон: в зеркале отразилось что-то среднее между ночницей-переростком и летучей мышью. Обувшись, проверила, хорошо ли закреплены на боку маленький серп в специальных ножнах и пара туго свернутых полотняных мешочков. Поправила старенькие наручные часы на запястье, ремешок которых тоже был заменен на полоску ткани от формы – все должно остаться на мне, когда перекинусь. Стащила с головы капюшон и накинула подаренный бабушкой халат, отчего-то клетчатый мужской, зато длинный, чтобы скрыть меня до самых пят. Стянула волосы в хвост и сунула в карман жестяную коробочку с растительным гримом. Все. Готова. Полчаса до полуночи, патрули ходят каждые пятнадцать минут, у меня будет около пяти, чтобы преодолеть периметр и выйти наружу, но лучше бы уложиться в три.

Не спеша прошлась по коридору и поднялась на этаж выше. Окно, через которое я выбиралась наружу днем, находилось в преподавательской ветви. Тут сердце первый раз забилось чаще – нельзя попасться. Обостренное чутье доложило: за поворотом все спокойно и коридор пуст. Я быстрым шагом направилась к окну. Мысленный посыл, приправленный порцией энергии жизни, и кругляш рамы с тихим звуком проворачивается, выпуская наружу, и тут же закрывается обратно.

Ругаясь под нос, потянула полу халата, которую зажало рамой, но слишком толстая ткань никак не хотела освобождаться. И застрял-то самый уголок, но на такой высоте, держась пальцами лишь за кору, не слишком подергаешь. Пришлось достать серп и, рискуя быть замеченной изнутри, перепилить неподатливую ткань. Жалко халат! Жалко времени, но пусть это будет единственное препятствие сегодня! Лезть было неудобно, полы развевались под порывами ветра, то и дело цеплялись ворсом за шероховатую поверхность коры, но я наконец оказалась наверху. Достала из кармана коробочку с гримом и, с удовольствием стянув с себя средство маскировки, аккуратно свернула и спрятала, выбрав углубление в коре побольше – отсюда не сдует ветром, а мне он еще пригодится.

Обмакнув пальцы в густую зелено-бурую субстанцию, провела по лицу наискось, нанося несколько полос, – теперь, в случае чего, не буду светиться, будто еще одна луна. Усилив восприятие, ощутила, как по-особенному сияет звездное небо, как шелестит листва на ветвях гигантского дерева, взращенного на источнике энергии жизни. Сотни запахов будоражили воображение, рассказывая об окружающем мире. Темнота за периметром больше не казалась кромешной, а манила, обещая выдать все тайны Вселенной.

Великая Мать!

Выпрямилась, испытывая эйфорию от того, что собиралась сделать. Я не боялась, я пребывала в неописуемом восторге, когда, добежав до самого конца ветки, приостановилась на миг, разведя в стороны руки и расправив пришитые крылья, а потом прыгнула вниз.


Райд Эллэ

– Командир, объект вышел из комнаты, движется к выходу из ветви.

– Принято. Собирается наружу?

– Непонятно пока, но на ней какой-то халат, так что вряд ли, – в ментальном отклике нелмана Шульца, которого я отрядил наблюдать за Халли, чувствовалась неуверенность.

– Халат?!

Куда это она собралась в такой час в халате? Уж точно девчонки в таком виде за порог не выходят. А вот…

– Ну да, мужской такой. В клеточку. Длинный, до самого пола.

И в чьих это халатах мы разгуливаем по ночам?! Волна удушливой ревности накрыла неожиданно, но я не стал разрывать контакта. Даже если нелман это заметит, что ж. Для него Халли моя невеста. Имею право.

– Командир, она же к тебе идет! Поднялась на твой ярус. Осторожничает. Брать?

– Спасибо, нелман. Не надо. Дальше я сам. Свободен.

– Принято!

Прервав связь, подошел к двери, но замер, прижавшись к деревянной поверхности лбом. Скорее всего, Халли тут вовсе ни при чем, а ключ-пропуск просто потерялся. Тем более Шульц предположил, что сам забыл его в деканате, когда пытался закадрить рыженькую секретаршу, или обронил еще раньше по пути. В любом случае доступ по этому пропуску больше невозможен.

Халли…

Воображение нарисовало прелестную и возбуждающую картину. Вот раздается робкий стук в дверь, я открываю, и она входит. Вздрагивает и непроизвольно косится на отрезанный путь к отступлению, когда я запираю за ней. Молча меряемся взглядами, и нелепый халат с чужого плеча падает на пол, представляя взору красивое белье, едва прикрывающее аппетитные формы. Тонкая талия, слегка крупные для ее комплекции груди, прикрытые кружевом соски, выдающие ее желание… Белое или черное? Чулочки? А может, это будет эдакий домашний вариант: что-то удобное, но оттого не менее соблазнительное? Да. Пожалуй, ей бы пошел скромный комплект неискушенной девственницы, впрочем, в моем воображении нисколько не умаляющий привлекательности юного тела. Стыдливый румянец, легкий испуг в обычно нагловатом взоре…

Размечтавшись, я чуть не потерял счет времени, Халли давным-давно должна была прийти.

В коридоре было пусто. В холле – тоже.

– Шульц!

– Да, командир?

– Куда она направилась, ты заметил?

Уловив мое волнение, нелман насторожился.

– Я оставил студентку Эрпи, когда она была в холле, как ты и сказал.

– Бесы!

Прервав связь, принюхался, но абсолютно ничего не почуял. Куда она могла подеваться? И тут прошибло – Шинн! Неужели девчонка повелась на слащавого волосатика? Предпочла его?!

Рохан Шинн обитал в соседней ветви, но давнему недругу сказочно повезло – его не оказалось в комнате. Это заставило меня задуматься. Что, если они ушли вместе? Кажется, я только что провалил простейшую операцию в своей жизни!

И что теперь? Поднимать патрули и обыскивать академию или не пороть горячку и просто отслеживать попытки несанкционированного перемещения?

Решив, что устроить Шинну веселую жизнь всегда успею, снова подумал о халате. Сером, в синюю клетку. И то, как он падает на пол, но уже не я, а Рохан пялится на то, что под ним скрывается. Кстати, почему серый в клетку-то?

Вот такой?! Застыл на месте, уставившись на кусочек ткани, прижатый рамой ближнего к выходу из ветви окна.

Неужели!

В один миг оказавшись рядом, толкнул незапертую раму, высвобождая ткань. Забитый густым растительным запахом, собственный аромат маленькой волчицы отчетливо чувствовался, сводя меня и моего зверя с ума.

Она!

В этот миг что-то большое упало, пролетев вниз мимо окна.

Великая Мать!

Не успел испугаться толком, как снова увидел ее. Халли планировала как белка-летяга, используя странное подобие крыльев, и, похоже, ее нисколько не смущала ни хлипкость приспособления, ни приличная высота, на которой она рассекала.

Да она же улыбается!

Желание надрать аппетитный зад хулиганке, которая ни во что не ставит собственную жизнь, смешалось с невольным восхищением. Кроме соблазнительной фигуры и чувства юмора студентка Эрпи еще обладает смелостью и изобретательностью.

Но местами она все же глупа!

С нарастающей тревогой наблюдал, как, выписав петлю, маленькая волчица со все увеличивающейся скоростью устремилась к барьеру защитного периметра.

Раздери тебя бесы!

Со всех ног рванул к себе в комнату, мгновенно используя не требующую амулета вызова «связь стаи».

– Дежурному по периметру – максимально ослабить жесткость барьера! Сектор «ветвь один – ветвь три»! Полностью. Это приказ!

Влетев в свою комнату, с мясом выдернул выдвижной ящик письменного стола и, сыпанув содержимое на кровать, выхватил из образовавшейся кучи пластину мобильного портала.

Переход.


Халли Эрпи

Полет… Полет – это нечто такое, что не передать словами. Можно только прочувствовать. Испытать граничащий с ужасом восторг каждой клеточкой бренного, обреченного вечно ступать по земле тела.

Когда под ногами исчезла опора, в ушах засвистел ветер. Он безжалостно ударил в лицо, лишив дыхания и заставив зажмуриться, принялся трепать собранные в хвост волосы. Подхватив, стремительно понес вперед. Потребовалось как следует напрячь руки, чтобы удерживать крылья развернутыми. В какой-то миг я даже испугалась, что не справлюсь.

Справилась.

Полеты над Чащей уже давно были популярным развлечением, но не для всех, а только для состоятельных и склонных к риску. Однажды в детстве я это видела, с тех пор мечтала тоже попробовать. И вот этот миг настал, и прочные, но очень легкие и плотные крылья реликтовой бабочки-ночницы запросто держали мой скромный вес в воздухе. Они оказались достаточной длины, подходящей формы, и управлять полетом было не слишком сложно. Сказывалось, конечно, полное отсутствие тренировок, но не зря я так много об этом читала. Пришло время проверить теорию на практике. Неплохая физическая подготовка и врожденная выносливость оборотника помогли быстро освоиться. Конечно, настоящий костюм «летяги» стоит баснословных денег, но свой я сшила по образу и подобию и теперь с уверенностью могу сказать – вышло неплохо.

Заложив петлю, со свистом разрезала воздух, едва не визжа от смешанного со страхом восторга, и лишь плотнее сжала зубы, когда громадина ствола Древа оказалась чересчур близко. Изменив положение тела, вывернула круче, избегая столкновения. Выровнявшись, стрелой понеслась вперед. Момент опасности отрезвил, да и вообще для первого раза налеталась. Мечту исполнила, костюм испытала, теперь пора заняться делом.

Барьер периметра – непроницаемый внизу, а сверху – совершенно прозрачный, поэтому на такой высоте было прекрасно видно Чащу по ту сторону, она светилась и таинственно мерцала, напоминая, что там жизнь не замирает ни на миг. Машинально дернула рукой – хотела проверить, висящий на шее ключ-пропуск, но вовремя спохватилась. Так по глупости и убиться недолго. Да и куда бы он делся? Вот стоило только подумать, как почувствовала спрятанную под одеждой круглую пластинку размером примерно с половину ладони. Я пройду барьер насквозь так, будто его и нет.

Тем неожиданнее было со всего маху ткнуться головой в незримую преграду.

– Мамочки!

Инстинктивно вскинула руки, чтобы защититься. Одновременно раздался треск, и сопротивление, не дающее их поднять к лицу, ослабло – крылья оторвались! Продолжая двигаться по инерции, я словно в паутину попала. Она растягивалась, замедляя полет, пока не остановила вовсе. Не успела я осознать всю серьезность ситуации, как барьер, возвращаясь в первоначальное положение, с силой вытолкнул меня обратно.

Визжа, прощалась с едва успевшей начаться жизнью. Вряд ли какой-нибудь врачеватель соберет меня из лепешки, в которую превращусь через миг. Даже императорскому лекарю Октябрю Эллэ это будет не по силам…

Все знания о планировании из головы разом повыветрились, и, перевернувшись в воздухе несколько раз, я все же приземлилась. Хотя точнее будет сказать – «приручнилась». От удара мой спаситель ухнул и сделал несколько шагов назад, но удержался на ногах. Рыкнул в макушку:

– Дура!

Медленно открыла глаза, хотя этого не требовалось, чтобы понять, кому именно обязана если не жизнью, то здоровьем точно. С лица лорда Эллэ на меня смотрели волчьи глаза, которые тут же изменились, превратившись в человеческие. Великая Мать! Я ведь могла погибнуть!

Смесь эмоций, отразившаяся на лице оборотника, испугала даже больше. Кажется, меня сейчас добьют…

Невольно сглотнула, чувствуя, что вот-вот разревусь. Нет! Ни за что! Не теперь! Только не при нем!

– С-с-спасибо!

Всхлипнула и тут же до боли прикусила губу, чтобы отогнать истерику. По телу прокатилась первая волна дрожи – давал знать о себе адреналин, а через миг я уже стучала зубами на всю округу. Райд так ничего не ответил, просто вздохнул и неожиданно крепко прижал к себе. Теперь он смотрел совсем иначе – так, так…

Не выдержав, обняла его и спрятала лицо на груди, а из могучего воина точно стержень вынули, он кулем плюхнулся на колени, так и не выпустив меня из рук. Теплая, чуть шероховатая ладонь погладила по спине, а я замерла, затаившись, позволив себе слабость насладиться моментом. Потом он так же молча поднялся и куда-то понес, а я, чувствуя себя неразумным ребенком, осознавала содеянное и слушала, как часто стучит в груди его сердце, и было совершенно все равно, если кто-то увидит нас. О том, что случится, когда мы наконец куда-нибудь придем, думать не хотелось. Время словно остановилось, а я точно зависла мыслями в миге между жизнью и смертью и теперь, чудом избежав гибели, имела право на передышку.

Тем временем Райд остановился.

– Халли, открой, пожалуйста, дверь.

– Что?

Мы стояли на Земляничном ярусе прямо у входа в мою комнату. Беспрекословно протянув руку, прижала ладонь к деревянной поверхности, и та тут же подалась. Лорд Эллэ шагнул внутрь и безошибочно подошел к моей кровати, но вдруг замер, а я, осознав, на что именно он смотрит, покраснела до корней волос – там была аккуратно разложена моя желтенькая пижама с волчьими мордочками.

Водрузив-таки ношу на постель, Райд молча протянул руку. Вот и настал миг расплаты. Выудила из-за шиворота ключ-пропуск и отдала его оборотнику. Тот взял пластинку и, покрутив в пальцах, укоризненно посмотрел:

– Зачем тебе это понадобилось?

Вот что тут ответишь?

Со вздохом замком взялся за оборванный край крыла бабочки и оттянул его в сторону.

– Иди-ка переоденься и смой, пожалуйста, с себя это. – Он наморщил нос, намекая на средство, отбивающее, а точнее, забивающее, запах. – Не могу разговаривать, пока ты так… пахнешь.

Осторожно встала и сцапала пижамку. К счастью, ноги держали, да и дрожь прошла. Закрывшись в ванной, забралась под струи горячей воды, но никак не могла отделаться от мысли, что оборотник еще там. Ждет. Зачем? Поведет в штаб и учинит разбирательство? Впрочем, я это заслужила. Кража пропуска, попытка несанкционированного выхода за периметр академии в комендантский час… Что еще? Полеты над закрытой территорией без соответствующего разрешения с использованием несертифицированного инвентаря. Да уж, я стабильно пополняю «послужной список». Но…

Вдруг поняла: за один тот взгляд готова все повторить заново. На меня еще никогда и никто так не смотрел. Так, будто я для него что-то значу. Зажмурилась до боли и до мушек в глазах, пытаясь сдержать глупую улыбку и прогоняя не менее глупую надежду: вдруг все же возможно что-то настоящее? Одолело противоречивое желание спрятаться и одновременно закончить мытье побыстрей, чтобы увидеть своего спасителя до того, как уйдет.

Но Райд все еще был в комнате, а я, спеша, безжалостно втирала в волосы шампунь. Наконец закончив, вытерлась и натянула любимую пижаму. Пускай теперь она мне кажется нелепой, но никакой другой одежды тут нет. Памятуя сморщенный нос замкома, нанесла на запястья немного духов Люсиа. Совсем капельку. Своих-то у меня нет, а эти пахнут приятно.

Когда вышла, лорд Эллэ хлопотал у чайника.

– В кровать! – скомандовал не оборачиваясь, и я не посмела ослушаться. Бунтарка внутри затаилась и носа не казала.

Райд заварил травяной чай, по запаху я определила целый букет успокаивающих трав. Зуб даю, это такой же состав, что оборотники после боя пьют, чтобы успокоиться и унять возбужденного зверя. Но, что особенно трогательно, он даже угадал с кружкой.

– Пей.

Пригубила, но было слишком горячо, и я принялась тихонько дуть, а лорд Эллэ неожиданно бережно накрыл пледом мои плечи, осторожно высвободив из-под него мокрые волосы. Рискнула взглянуть на него поверх кружки и не смогла вырваться из капкана, расставленного серыми глазами.

– У тебя ничего не болит? Может, отнести к врачевателю?

Ответила почти шепотом:

– Я в полном порядке. Спасибо, милорд Райд.

Ресницы оборотника дрогнули, выдав его отношение к такому именованию, а я снова смутилась. Даже лицо руками бы закрыла, не будь они заняты, но все же нашла в себе смелость спросить:

– А вы? Я вас не слишком ушибла?

Он только фыркнул.

– Ложись-ка ты спать, Халли. Поговорим обо всем позже. Я, пожалуй, пойду. – Его голос прозвучал хрипло, а от красноречивого взгляда, которым напоследок окинули, можно было костер разжигать.

Собственно, и без того внутри меня полыхал странный пожар. То ли от слишком горячего питья, то ли…

Додумать не успела. Направившийся было к выходу Райд Эллэ вдруг вернулся, бесцеремонно отнял кружку, небрежно грохнув ею о поверхность тумбочки, и заключил в объятия. Я лишь тоненько пискнула, когда его губы нашли мои и начали наступление. Так меня еще никто и никогда не целовал. До боли, до вскрика, словно карая за глупость и неоправданный риск, вымещая все, что так и не было высказано словами.

Что-то звякнуло, разбившись об пол, когда меня уронили на подушку. Постепенно поцелуй стал нежнее, бережнее, невыносимее. Напоследок, точно издеваясь, мой спаситель еще несколько раз легонько прикоснулся к истерзанным губам и, ни слова не сказав, покинул комнату.


Глава 11

Я только и успела, что привести себя спросонья в порядок да переодеться, когда кто-то деликатно постучался в дверь. Прежде чем ответить, прощупала эмпатией. Девушка, как будто даже знакомая. Одна.

– Открыто! – одновременно мысленным приказом отперла замок.

– Доброе утро, Халли!

Осматриваясь, через порог осторожно переступила сестра Райда Эллэ, а мне вдруг припомнились слухи, как эта хрупкая первокурсница дважды сделала то, что под силу немногим, – взломала защиту комнаты принца Файбардского. То есть надо понимать, что Древо растет на источнике, а управлять такой мощью дано лишь очень сильным магам. Хрупкую блондинку явно ждет большое будущее. Я украдкой вздохнула и улыбнулась. Отчего-то, несмотря на неудавшуюся вчерашнюю затею и довлеющий груз проблем, спала отлично и проснулась в прекрасном настроении.

– Доброе утро, Кассандра! Не ожидала тебя увидеть. Будешь чай?

– Не откажусь, – улыбнулась природница. – И зови меня Кэс. Так короче.

– Как скажешь.

Потянулась за кружкой для гостей, такой же, как та, из которой пила сама. Осколки моей любимой красненькой чашки, разбитой накануне в порыве страсти, к утру уже лежали в урне, даже самые маленькие. Ни меня, ни соседок не смущали паучки-уборщики, и мы не гнушались пользоваться их услугами, так что, вставая с кровати, я не опасалась пораниться.

– Ой! – спохватилась Кассандра. – Тебе подарок!

Она поставила на стол белую картонную коробочку в виде бутона цветка, скрепленную белым же атласным бантом. Девственность однотонной поверхности нарушало лишь тисненное серебром клеймо мастера на одном из лепестков. Я настороженно уставилась, собираясь было отказаться наотрез. Последний подарок, что мне преподнесли, обернулся неприятностями, которые неясно, миновали или нет. Дознаватели до меня пока не добрались, но расслабляться не стоит.

– Пожалуйста, прими. Райд ради нее спозаранку в столицу перемещался и мастера из постели вытаскивал.

– Что?

– Он сказал, что вчера нечаянно разбил твою.

Рассеянно кивнув, осторожно взяла коробочку и потянула за ленту, чувствуя, как по спине и плечам побежали приятные мурашки предвкушения, как в детстве. Картонные лепестки послушно разошлись, открывая взору новенькую чашку, совсем непохожую на мою прежнюю. Округлая форма, удобная даже на вид ручка – не толстая и не слишком тонкая. У чашки был идеальный баланс. С виду простая, матово-белая. Ее украшали лишь маленькие выступающие ушки да символичная кошачья мордочка: кругляши-глазки, треугольничек-носик и тоненькие усики.

До боли закусила губу, прижав подарок к груди. Будь что будет, а я ее не отдам! Такое же просто так не дарят! Ведь не дарят же, да?

– Халли? Халли, тебе нехорошо? – Кэс, с участием заглянув в лицо, коснулась моей руки. – У тебя что-то болит?

Не в силах ответить, подняла глаза к потолку, загоняя непрошеные слезы обратно, и все же две соленые капли скатились по вискам, прежде чем смогла взять себя в руки и зло стереть их, не решаясь взглянуть на гостью. Ответила невпопад:

– Кажется, я чуть не умерла. Твой брат… Мм… Милорд Райд… Милорд Эллэ меня спас.

– Об этом я и пришла поговорить. – В голосе Кэс послышались нотки облегчения.

Кассандра погладила меня по руке и осторожно усадила на стул, затем сама налила себе чаю и, проигнорировав бутерброды, придвинула вазочку с имбирным печеньем.

– Вчера ночью брат разбудил меня. Он был точно не в себе, требовал дать ответ, что с тобой может быть не так. Я пообещала ему поговорить с тобой.

Справившись с минутной слабостью, нехотя поставила подарок на стол и резковато спросила:

– А что со мной может быть не так?

– Ну, он так думает. Не я, – хитро улыбнулась природница. – А я вот что думаю: Райд тебе нравится. Не отрицай, – сделал она предупреждающий жест пальцем и откусила печенье.

Я пожала плечами и кивнула. Это не такой уж и секрет в конце-то концов.

– Но? – продолжила Кэс.

– Что «но»?

– Халли, зачем ты сделала то, что сделала? Кража, неоправданный риск? Ты таким образом хотела привлечь его внимание? Нет, я, конечно, понимаю: Райд своим предложением внес сумятицу. Он многим кружит голову, но ты совсем другая, с тобой же это не пройдет? Я даже его отругала сначала, а вчера поняла: он многое осознал, когда думал, что может потерять тебя.

Великая Мать! Я ему все-таки нравлюсь?! Хотелось закричать от мгновенно обуявшего счастья, но тут же охладила свой пыл. Халли, и что это меняет? Кто он, а кто ты? Итог все равно прежний, только будет во сто крат больнее.

Кассандра терпеливо ждала ответ, и врать совершенно не хотелось. Отчего-то сестра Райда располагала к себе, и я вдруг испытала непреодолимое желание с ней подружиться. К тому же не желала быть понятой превратно, особенно в свете всего сказанного.

– Из-за денег, только брату не говори.

Аккуратные брови Кэс сошлись к переносице, а я уже не смогла остановиться, пока не выложила все. Кажется, этого было слишком много для меня одной, и подсознательно хотелось с кем-нибудь поделиться. Кассандра слушала внимательно, не перебивая, только изредка качала головой да горько усмехалась, узнавая, как Райд своими действиями ставил мне палки в колеса, хоть и сам того не подозревал. Когда закончила недолгий рассказ, она уже не хмурилась, а смотрела совершенно иначе.

– Халли, обещаю, что ни слова не скажу Райду. Если захочешь, сделаешь это сама, хотя я уже поняла: ты не привыкла идти легким путем, и уважаю твой выбор. Но позволь, пожалуйста, мне помочь. Ваш природник в Сатор-Ано слишком стар, он попросту мог ошибиться с выводами. Можно я взгляну на твой дом? Только понадобится день или два, чтобы изучить получше вопрос. К тому же это будет отличной практикой. Третий триместр не за горами. Возможно, я выберу соответствующее направление для своей курсовой, а то не хочется браться за какую-нибудь банальщину. Ну что, договорились? Я помогаю тебе, а ты – мне? Тебе, правда, будет намного сложнее. Придется иногда заваривать чай и тратиться на имбирное печенье, – подмигнула жизнерадостно Кэс, намекая, что зачастит в гости.

– Согласна! – не стала я лукавить и отказываться от такого щедрого предложения.

Если Кэс – настолько сильная природница, вдруг у нее и правда получится?

– Кстати, насчет денег, – продолжила тем временем моя гостья, – ты знаешь для чего врачевателям нужен розовый мох?

– Нет, – поморщилась я. – Но Кай заверил: ничего противозаконного. Просто эксперименты. Хотя с моим-то везением не удивлюсь, если дело окажется нечисто…

– Тогда поступим так: я сейчас сбегаю к своему парню, он тот еще проныра и любопытный нос, и выясню, что известно. Уверена, если в академии что-то происходит, Сандр точно уже в курсе. Ну а если все чисто, пойдем сегодня за мхом вместе.

– О Великая Мать! – Я даже подскочила. – А нас выпустят?

Природница укоризненно на меня посмотрела. Ну конечно! Ведь ей достаточно будет попросить брата, и мы вполне легально и, скорее всего, под охраной, выйдем за периметр.

– Не знаю, Кэс, как мне тебя благодарить, – крепко обняла я новообретенную подругу.

– Пока еще не за что. Встретимся через полчаса в фойе на диванчиках.

Залпом допив чай, Кассандра ухватила последнюю печеньку из вазочки и, легкая как перышко, выпорхнула за дверь.


– Халли, это Сандр. Сандр, это Халли.

– Привет! – поздоровался долговязый нескладный оборотник с бритой головой и сдерживающей оборот татуировкой на шее.

Ого! На вид – чистой воды хулиган, неожиданный выбор для дочери главнокомандующего. Но, глядя на светящуюся рядом с ним Кэс, подумала: как хорошо, что сияющие изобрели магические татуировки. До их появления оборотников, у которых случился разлад с внутренним зверем, изгоняли в Чащу, как слишком опасных для общества. Ни у Сандра, ни у Верда Аллакири не было бы шанса стать теми, кто они есть.

Немного оробев, вложила пальцы в протянутую для приветствия ладонь. Оборотник осторожно принял мою руку и неожиданно скорчился и заойкал, изображая боль, как если бы рукопожатие вышло чересчур крепким.

– Кэсси, прекрати уже дурачиться! – Кассандра устало закрыла глаза ладонью, впрочем, это, скорее, была привычная игра.

– Милая, ну я же просил. – Лицо совершенно бандитской наружности – куда там Риану Глоду или Дагги Кейну – приобрело укоризненное выражение, а я никак не могла взять в толк, что этих двоих свело вместе.

– Прости. – Природница неискренне состроила виноватую улыбку.

– Кэсси?! – Если жесткое Сандр вполне соответствовало внешности этого парня, то Кэсси… – Кэсси-Сандр? – не удержалась я от вопросительных ноток.

– Да-да-да! Меня зовут Кассандра. Довольны? Это в честь… А ладно, не важно! – махнул он рукой.

Едва сдерживая рвущийся наружу смех, кивнула, но что-то смех никак не хотел сдерживаться.

– Минутку!

Я бросилась по направлению к своей ветви.

– Да ладно, можешь прямо тут поржать, – мгновенно меня раскусив, разрешил оборотник. – Я привык.

От души посмеявшись, вместе перешли к делу.

– Кажется, я понял, о чем вы говорите, – выслушав, сказал Сандр. – Но пусть лучше на твои вопросы ответит непосредственно заказчик. Как по мне, в этом порошке ничего опасного действительно нет, но мало ли. Я плохо разбираюсь в таких вещах.

– Порошке? – Мы с Кэс переглянулись.

– Пусть Сев вам все сам и объясняет.

– Сев? Севиндж Гроссенталле, это который Док?

Первокурсника, подрабатывающего лаборантом в лазарете, не знал только ленивый.

– Он самый.

– А Док точно на месте? Выходной же.

– Да, куда он денется? Парнишка из простых, а тут ему не только деньги платят, но и мэтр Дарониус Такул позволяет с оборудованием экспериментировать.

Так и вышло.

– Мм… Значит, это ты добываешь для меня розовый мох?

Рыжий парнишка с короткими всклокоченными волосами и густо покрытым веснушками лицом почесал затылок и воровато обернулся, будто стремясь уйти поскорей.

– Док, горит? – поддел его Сандр, небрежно обнимая за плечи и заглядывая в лицо сверху вниз. – Тогда давай-ка ответь на наши вопросы и можешь возвращаться к своим экспериментам.

Тот тяжко вздохнул, высвобождаясь.

– Как-то это… Неловко.

Он снова коротко обернулся.

– Севиндж, – мягко попросила я, – мне не нужны проблемы. Если подтвердишь, что ничего противозаконного не делаешь, я снова пойду за мхом в Чащу.

– О! – воодушевился парень и вроде даже перестал волноваться. – Я пытался создать то, что зовется в народе «усилитель магии». Совершенно новая концепция. – Он замахал руками, предупреждая поток насмешек. – Не важно! Получилось нечто иное, но гораздо более полезное и прибыльное. – Он подмигнул мне, разом превратившись из сумасшедшего ученого в дельца. – Вы же знаете, как всякие там сияющие и теневики порой завидуют способности друидов черпать силу из окружающего пространства?

– Давай-ка к делу! – рыкнул Сандр.

– В общем, я изобрел средство, которое имеет узконаправленное действие, завязанное на типе энергии, используемой магом. Совершенно новый принцип преобразования, который можно будет применить и в других областях, в том числе и в магической медицине.

– Вот как? – В голосе оборотника послышался интерес.

– Здесь все серьезно. Мы пока не афишируем, но имеется контрольная группа, и мэтр Такул лично курирует эксперимент. Декан тоже в курсе, только пока не выдавайте, пожалуйста. Если смогу получить патент, то прославлюсь и разбогатею.

Как я сейчас понимала этого парнишку!

– Хорошо, Севиндж. Спасибо! Я узнала, что хотела, и теперь спокойна. Желаю, чтобы все у тебя вышло!

Док радостно улыбнулся в ответ.

– Следующую порцию сразу тебе нести или все через Кая, как раньше?

– Лучше через Кая. Я все равно плачу ему процент, а он находит для меня клиентов. Если нагнать таинственности, средство продается лучше. Пусть схема работает и дальше.

– Как скажешь, – усмехнулась я, но не стала уточнять, знает ли об этих «клиентах» куратор.

– Отлично, теперь в штаб получать разрешение, – скомандовала Кэс.

– Я бы с вами пошел в качестве охраны, только, наверное, не пустят. Да и брат твой не обрадуется, скорее всего…

– Подожди нас внизу.

Расставшись с Сандром у лестницы, свернули в административную ветвь. Чем ближе подходили к двери штаба, тем больше я праздновала труса. Сердце беспорядочно трепыхалось в груди, ладошки намокли, а губы закололо от фантомных ощущений.

– Ты чего побледнела? – обернулась Кассандра, когда я застыла посреди коридора.

Горестно выдохнула:

– Боюсь.

– Не переживай, я запретила Райду тебя ругать, пока все не выясню, а теперь и незачем. Но если хочешь, подожди меня здесь.

Моя новая подруга скрылась за дверью штаба, нарочно оставив ту приоткрытой на ладонь. Так, что был виден бок замершего на своем посту дежурного. Великая Мать, как же стыдно-то! И все же не удержалась и подкралась ближе. Конечно, всем внутри и так уже известно, что я здесь ошиваюсь, но чем именно занята – другое дело. Даже не отпуская эмпатию, я уже знала, Райд Эллэ у себя. Тут же послышался и его голос:

– Халли тоже здесь. Чего не заходит?

Кэс ответила вполголоса, и если дальше я что и слышала, то в основном одни междометия, но и этого хватало, чтобы волчица внутри нетерпеливо приплясывала, в красках припоминая вчерашний вечер. Картинка за картинкой. Ощущение за ощущением. Я и не заметила, как прижалась спиной к стене и закрыла глаза, пытаясь справиться с взбунтовавшимся телом.

– …хочу ее увидеть! – Громко сказанная Райдом фраза сработала вроде щелчка кнутом, вырвав из пелены сладких грез.

– Не стоит. По крайней мере, не сейчас, – твердо ответила Кэс, и, как ни странно, оборотник послушался младшую сестру. – Идем! – радостно выпорхнула та наружу, размахивая тремя ключами, точь-в-точь как тот, что я утащила вчера у нелмана из кармана.

В сопровождении трех воинов из «Теней» я, Кэс и Сандр топали аккурат к тому участку барьера, откуда обычно выбирались в Чащу на практические занятия. Охрана шла поодаль и никак не докучала. Как же хорошо, когда не надо таиться и остерегаться, когда все законно и легально. Непередаваемое чувство! Вот бы так всегда. Я вдруг осознала, насколько устала балансировать на грани.

– До сих пор не верится, что хоть один Эллэ смирился с моей персоной в твоей жизни, – не мог нарадоваться Сандр.

Я украдкой наблюдала за потрясающей мимикой оборотника и теперь прекрасно понимала, что Кассандра в нем нашла.

– А Райд и не смирился, ваш серьезный разговор еще впереди, – обломала его надежды Кассандра и добила: – Точнее, еще как минимум восемь серьезных разговоров, не считая разговоров с отцом. Если, конечно, отважишься и дальше так рисковать и волочиться за мной. Ох и не сладко тебе придется! – Природница, притворно сочувствуя, покачала головой. – Так что, если боишься… – Серые, как у брата, глаза лукаво сверкнули из-под пушистых ресниц.

– Боюсь. Но, похоже, я мазохист. – Сандр сгреб Кэс в охапку и коротко, но смачно поцеловал. – Я тебя люблю.

– Они же все расскажут Райду! – ответив на поцелуй, моя новая подруга шлепнула ладошками по широкой груди оборотника.

– Ну и пусть. Твой брат и так давно все про нас знает. Уверен.

– Ты и правда мазохист! – Кассандра покачала головой и обняла парня за талию.

Наблюдая эту милую сценку, почувствовала, как тоскливо щемит где-то в районе желудка, и снова невольно вернулась во вчерашний вечер.

«Позволь себе немного счастья, – заговорила вдруг внутренняя волчица. Сознание словно надвое раскололось, и я отчетливо увидела, как она медленно спускается ко мне по тропинке, огибая поросший зеленым мхом камень. Вокруг высились гигантские стволы сосен, даже будто пахнуло хвоей. – Вспомни, как Райд тебя касался, как целовал. Вспомни, как смотрел. Ты ему небезразлична. Пускай нам не суждено быть вместе, но мы идеально подходим друг другу – я и его волк. Позволь хоть ненадолго объединить наш дух».

«И что потом? Я не смогу его забыть, я это чувствую!» – возразила ей.

«Я тоже, но это не столь важно…»

Что-то внезапно прервало нашу мысленную беседу и принудило вынырнуть на поверхность реальности. Мы уже дошли до дальнего тренировочного комплекса, где занимался не кто иной, как магистр Рохан Шинн. Природник опустил мечи и прервал тренировку, уставившись прямо на меня, пришлось первой поздороваться. Было далеко, потому ограничилась учтивым кивком, Шинн же отвесил официальный поклон точно благородной леди. Хм. А меч-то на этот раз при нем деревянный – тренировочный, да и сам преподаватель одет в рубаху. Неужели отповедь лорда Эллэ подействовала? Интересно все-таки, что между ними произошло?

– Кэс? – Я повернулась к подруге и увидела, как та с плохо скрываемым отвращением смотрит на магистра.

– Представляешь, и мне к нему теперь придется на занятия ходить! – прозвучало возмущенно.

– А что случилось-то? Почему вы его так не любите?

Кассандра вздохнула.

– Давняя история. Я расскажу, но без подробностей. На первом курсе Райд был влюблен в одну из кузин Шинна, не буду называть ее имени. Родители поначалу не придавали значения, считая это временным увлечением, но вскоре он всерьез заявил, что собирается жениться. Отец скрепя сердце дал согласие, ведь она была из малоизвестного и едва сводящего концы с концами рода. Все это не волновало моего брата, он любил эту девушку и был тверд в своих намерениях. Принялись готовиться к помолвке и все такое. Но прямо во время церемонии случился инцидент, который потом замяли. Покушение! – Кэс понизила голос до едва слышного шепота. – Жертвой чуть не стала наша мама. Все были потрясены, удивлялись, как могло такое произойти, ведь торжество проходило в одном из наших южных поместий. Понимаешь, какая неприступная система безопасности в жилище главнокомандующего?

– Могу себе представить, – кивнула я.

– Так вот, опасность первым заметил отец той девушки и успел предупредить. Райд, поручив невесту Шинну, как и другие мои братья, бросился туда. Маму сумели уберечь, но отца девушки, который также не остался в стороне, тяжело ранили. Дядюшка Октябрь выходил его, но не суть. После покушения возникла суматоха. Гостей, естественно, задержали до выяснения, тут же набежали вызванные отцом имперские безопасники, а брат вспомнил о невесте. Пошел на поиски и обнаружил их с Шинном в одной из комнат. Они были вдвоем и целовались, представляешь! Как можно целоваться в такой момент?

– Кошмар! – Мне стало искренне обидно за Райда. – Это такой удар! Чистой воды предательство, совершенное с особым цинизмом!

– Точнее не скажешь. Братишка тяжело переживал. Пожалуй, Шинна от смерти спасла только хваленая выдержка сына военного. Помолвку отменили, само собой, но папа был так благодарен отцу невесты за спасение мамы, что разом поправил благосостояние их семейства. Та девица недолго горевала и вскорости выскочила замуж за одного из тандоронских корольков.

– А Рохан Шинн?

– Он на время исчез, объявился совсем недавно и, как я вижу, успел тоже неплохо подзаработать. Возможно, он уезжал вместе с кузиной в Тандорон. Не знаю.

– Ага, чтобы нацеловывать ее каждый раз, когда муж-королек отвернется, – скептично хмыкнула я.

– Не удивлюсь, если так оно и было, – пожала плечами Кассандра.

– Девочки, вы закончили?

Тактично дав нам поболтать, Сандр, похоже, успел завести дружбу с сопровождающими нас оборотниками. Мы подошли к самому периметру, что выглядел как непрозрачная пелена, в толще которой прорастали причудливые побеги живой изгороди, а нижняя часть терялась в туманной дымке. И только там, где заканчивались кроны деревьев, уходящий ввысь барьер становился прозрачным. Ярчайший пример того, как три вида магической энергии работают вместе.

Один из «Теней», нелман по званию, провел краткий инструктаж, как себя вести в Чаще. Мы не стали спорить и говорить, что все знаем, тем более речь шла еще и о нашем взаимодействии, если вдруг что-нибудь случится. Открыв групповой проход, наружу вышел один из воинов, чтобы проверить, все ли в порядке, и Кэс закатила глаза, как бы говоря: «Ох уж этот Райд!»

Вскоре мы в сопровождении шедшего чуть впереди нелмана отправились к заветной полянке, а я лишь изредка корректировала направление – похоже, «Тени» и так знали, где растет розовый мох. Вдоль позвоночника пробегали приятные волны, невероятно хотелось перекинуться. Вскорости рядовые, обернувшись волками, бесшумно исчезли между деревьев, а Сандр то и дело непроизвольно потирал завитки сдерживающей татуировки на загривке. Похоже, не у меня одной зверь любит Чащу.

– А вы знаете, что есть племена «диких» оборотников, то есть оборотней?

– Опять сказки рассказываешь? – усмехнулась природница.

– Это не сказки! – возмутился Кэсси. – Исследователи Чащи находили целые общины, состоящие из оборотников, которые слишком долгое время провели в ипостаси и от этого не сумели вернуть себе человеческий облик – так и застряли в промежуточной форме. – Он тут же изобразил диких, сгорбившись и состроив грозную мину.

Припомнив все тот же отряд таких вот «исследователей», что бедокурили в Сатор-Ано, возразила:

– Эти ребята еще не то наболтают, им только повод дай нажраться, прихвастнуть да разгромить очередной поселок.

– Не говори, что знакома с подобными людьми.

– Да упаси Великая Мать с ними знакомиться!

– Халли, ты серьезно? – Сандр шел передо мной задом наперед, пока, споткнувшись, едва не полетел на спину.

– Уж куда серьезнее, чем твои байки про оборотней, – рассмеялась я.

– А парень прав. Это не байки, – вдруг присоединился к разговору настороженно осматривающийся по сторонам нелман.

Наверное, никогда еще я так вольготно не разгуливала по Чаще, беззаботно болтая, словно на обычной прогулке. В окрестностях академии, впрочем, до недавних пор так и было, но не сейчас, когда культисты то и дело нарушают спокойствие.

– Пришли! – объявила я, узрев знакомую полянку с розовеющими на солнышке цветами.

Подавив порыв кинуться их собирать, замерла. Мне будто что-то помешало. Какое-то чутье. С растениями было что-то не так. И с мхом, и с другими травами и цветами. И даже с некоторыми деревьями. Отчего-то они показались больными.

– Кэ-э-эс? – тихо позвала я природницу, но та уже закрыла глаза, а гладкий лоб расчертили вертикальные складки.

– Не подходите! Ничего не трогайте! – выдала она предупреждающим тоном.

Она сделала маленький шажок вперед.

– Леди Кассандра, вам лучше бы…

– Ш-ш-ш! – оборвала природница попытавшегося остановить ее нелмана, но дальше и правда не пошла. – Это какая-то порча, вот только не могу определить ее происхождение. Опасность представляет для растений. Если и распространяется, то медленно, но лучше бы изолировать участок.

Нелман, судя по отрешенному выражению лица, уже докладывал в штаб.

Кэс присела, приложив ладони к земле, и будто прислушалась. Затем подошла к нескольким деревьям, а после прикрыла глаза и выставила руки перед собой.

– Одни и те же симптомы. Нужно взять образцы и изучить их как следует в лаборатории. Только, Халли, нельзя это нести Доку. – Кассандра сочувственно поджала губы.

– Я уже поняла, – не смогла я скрыть горечь в голосе.

Тем временем природница вынула из небольшого рюкзачка на спине два браслета и защелкнула их пониже локтей. Проверив, насколько плотно сидят, активировала. Вокруг кистей возникло золотистое мерцающее сияние, и Кэс направилась к опушке. На этот раз нелман не стал ее останавливать. Я уже как-то видела новую разработку сияющих в действии, но все равно это завораживало: отрастив пару длинных полупрозрачных рук, которые в точности повторяли движения ее собственных, Кассандра, стоя на отдалении, взяла в руки несколько экземпляров розового мха. Каждый словно огладила светящейся копией ладони, заключая в мерцающую сферу. Они медленно подплыли, зависнув подле нее, а Кэс взяла пробы коры, земли, грибов и даже поймала обычного паука – сотканные из золотистого света руки одинаково хорошо справлялись с любой задачей.

– Думаю, достаточно.

Природница скептично переводила взгляд с зависших в воздухе сфер, которых набралось почти два десятка, на лежащий у ног рюкзачок.

– Кладите их сюда. – Нелман предложил ей свой, гораздо вместительнее.

Повинуясь мысленному приказу, золотистые шары тотчас скрылись в его недрах, а Кэс деактивировала и сняла браслеты.

– Сандр, – не допускающим возражений тоном окликнула она, – верни, пожалуйста, паучка!

– Прощай, друг! – патетично, будто с подмостков театра, произнес долговязый оборотник. – Прости, что не смог уберечь!

– Сандр!

– Ладно-ладно! – перестав паясничать, он подошел и положил сферу с пауком в рюкзак.

– Держи. – Нелман, криво усмехнувшись, всучил ношу ему.

– Ого, тяжелый! – Сандр взвесил рюкзак в руке. – Вот объясни мне, отчего так получается? Ведь это же вроде как свет?

– Энергия света. Концентрированная.

– Хорошо, но даже если и так…

Ребята заспорили, а наш маленький отряд тем временем направился назад. А меня не покидали тягостные мысли: теперь не получу и этих денег. Но ведь от успеха операции зависело не только мое будущее. Бедный Док! Где теперь ему раздобыть розовый мох? Мучил и еще один вопрос: почему именно то, что было нужно мне, поразила порча.

– Простите, – обратилась к оборотнику из «Теней», – а другие зараженные растения вокруг академии вам встречались?

– Нет. Это первый подобный случай. Здесь же источник энергии жизни, он питает всю растительность на много километров вокруг, делает ее сильной и устойчивой. Странно, что подобное вообще случилось.

Я кивнула. Действительно, могла бы и сама догадаться, но тем подозрительней.

Распрощавшись с Кассандрами в фойе Земляничного яруса и договорившись пообедать вместе, свернула в свою ветвь и вздрогнула, когда рядом из теней соткалась фигура.

– Кай! Напугал, – прижала руку к груди, успокаивая колотящееся сердце.

– Не хотел, извини. Как успехи?

– А никак. Больше пока не смогу достать – растения серьезно заболели. Передай Доку, мне жаль. Если я вдруг наткнусь на…

– Хорошо, но я здесь не за этим, – перебил теневик. – Есть одно прибыльное дельце, – он внимательно осмотрелся, но коридор по-прежнему оставался пуст. – Ты с животными хорошо ладишь?

Вспомнила, как управляла доор-каном. Пускай и с помощью магистра Шинна, но все же.

– Вроде неплохо. Не как природник, конечно, но на уровне.

– Прекрасно. Так что, интересует предложение?

– Смотря как платят и законно ли это?

– Абсолютно незаконно, но платят, – наклонившись ближе, Кай зашептал на ухо.

Что это там так брякнуло? Ах, это же моя челюсть!

– А подумать есть время?

Насколько опасным было предложение, настолько и заманчивым. Закусив губу, я мялась еще с минуту-другую, пока теневик терпеливо ждал.

– Каков твой процент?

– Никакого. Считай, по доброте душевной поделился информацией. И еще уверен, что ты справишься. Если разбогатеешь и решишь меня как-нибудь отблагодарить, отказываться не стану.

– Я согласна, давай ключ.

Кай тут же сжал мою ладонь словно в рукопожатии. Закрыв глаза, я приняла мысленный образ – трехмерный узор, сплетенный из светящихся голубым нитей, намертво запечатлелся в памяти.

– Завтра вечером с семи до половины восьмого портал будет открыт. Потом ключ перестанет действовать.

– А назад?

Кай пожал плечами, что, наверное, должно было означать – выбираться придется каждому самостоятельно.

– Понятно, – вздохнула я.

– Удачи, Халли!

Теневик растворился.


Глава 12

Вернувшись в комнату, схватилась за голову. Мамочка моя родная, что же делать-то? Здравый смысл вопил: «Откажись, Халли, нелегальные скачки – это слишком опасно!» Жадность же шептала: «Не вздумай упускать такую возможность! И вообще, только смелым покоряется Чаща. Без риска ты так и останешься никем, и все, на что сгодишься, – подбирать объедки с барского стола». Тут я впервые пожалела, что родилась оборотницей. Для парней это прекрасно, а для девушки – одна морока. В приличные отряды брать не хотят, да и, если подумать, нужна мне самой такая работа? Я ведь и правда всего лишь девушка небольшого роста, а не громила. Куда как лучше быть природницей или врачевательницей, вот кто всегда востребован, невзирая на пол.

– Отставить нытье! – рявкнула вслух.

Рявкнула и задумалась.

Прекрасно, что никто меня не принуждает и я вольна сама решать, ввязываться в эту авантюру или нет. Первым делом стоит проверить, насколько хорошо я в действительности управляюсь с животными, а для этого нужно посетить зверинец при академии и провести тренировку. Только как бы туда попасть без преподавателя? Получить разрешение в деканате? Но он же по субботам не работает. А если сходить в штаб и попросить?

– Ой, нет! – эту мысль отмела сразу.

Эх! До нападения культистов жить было намного проще. И все же! Идея осенила – зачем мне заходить внутрь, если могу контролировать животных, стоя за изгородью. А не получится, значит, и на скачках делать нечего.


Зверинец находился на противоположной от портального комплекса стороне прямо у барьера и занимал приличную территорию. В основном там занимались друиды разных специальностей. Конечно же самые опасные экземпляры вроде реликтовых животных содержались в особых загонах, защищенных полем, аналогичным полю барьера, но остальные обитали в простых загонах или клетках, выращенных природниками, чтобы не подвергать их зверей воздействию магии.

Обогнув внешнее ограждение, приметила у главных ворот смотрителя, который собирался кормить животных. Покорные воле природника зверюги, не обращая на него внимания, рыли землю мощными пятаками, выискивая припрятанные для них желуди. Я прошла дальше, высматривая сквозь сплетение ветвей подходящую «жертву».

Вряд ли развращенную публику удивишь лошадиными бегами. Скорее всего, ездовым животным будет кто-то опасный. Реликтов тоже на всех не напасешься, но это должно быть сильное и крупное животное, чтобы нести седока. Может, медведи? Как раз напротив располагались загоны с бурым мишкой и горным белогрудым. Второй, с темной шерстью и белой отметиной на груди, выглядел менее крупным по сравнению с бурым собратом. Ага! Вот с вас-то и начнем!

Прижавшись к изгороди, уставилась на первого и потянулась эмпатией, подстраиваясь. Зверь забеспокоился, почувствовав чужое влияние. Но и только. Ни одного приказа он так и не выполнил, а потом и вовсе демонстративно повернулся спиной и улегся подремать. Нет, я явно что-то делаю не так! Слишком возбуждена, к тому же совсем забыла все, о чем говорил магистр Шинн.

Установить контакт, мысленно взглянуть из-под полуприкрытых ресниц. Не приказывать – внушать. Зверь должен думать, что это – его собственное решение. Пришлось прежде потренироваться на более мелких и податливых экземплярах. Лисицы поменялись местами по моей воле, а волки прошлись вдоль вольера взад-вперед, а затем синхронно повернулись несколько раз вокруг оси. Успокоившаяся и уверившаяся в собственных силах, вернулась к медведям. Принцип теперь был вроде понятен. Сначала один мишка встал на задние лапы, подарив мне аплодисменты и поклон, затем второй перекувыркнулся через голову и влез на специально выращенный в его вольере кедр, помахав мне лапой точно старому другу.

Не удержавшись, помахала в ответ и вытерла пот со лба. Все же контроль – утомительное занятие, и в висках теперь ломило, зато я точно узнала, что справлюсь, и медведи – яркое тому подтверждение. Развернувшись, едва не уперлась носом в чью-то грудь.

– Похвально, студентка Эрпи. Вижу, моя наука не пропала даром.

В голосе магистра Рохана Шинна слышалась прохлада, и я отступила, не понимая, чего теперь ждать, но на всякий случай поздоровалась:

– Добрый вечер, магистр Шинн.

– Эх, ну никак ты не хочешь звать меня Роханом! Посмотри, здесь же никого нет.

– Простите, но мне как-то неудобно.

После рассказанной Кассандрой истории мое отношение к этому человеку сильно изменилось, но показывать этого я не собиралась.

– Ладно. Все равно не могу на тебя обижаться, Халли, – сдался он, и на красиво очерченных губах снова заиграла прежняя загадочная улыбка. – Рад, что у тебя получается. Мне приятно, что ты тренируешься. Сама понимаешь, девушке-оборотнице без дополнительных навыков, поддержки состоятельных родственников или же покровителя нелегко выжить, а умения природника сработают только в плюс. Хотя невесте отпрыска славного рода Эллэ конечно же не о чем беспокоиться.

– Это точно, – не стала спорить я.

Стоп! А с чего он взял, что у меня нет поддержки состоятельных родственников? Откуда вообще обо мне столько знает? Может, все дело в Райде, и Шинн таким образом желает ему насолить, вот и привязался?

– Почему не заходишь внутрь?

– Кхм, у меня нет разрешения, – призналась я.

– О! Тогда идем вместе. – Шинн протянул руку. – Будешь заниматься в присутствии преподавателя. Правда, мне придется оставить тебя одну и поработать некоторое время с реликтами, но потом смогу помочь.

Магистр ждал с протянутой рукой, и было бы слишком невежливо отказаться, ведь, по-хорошему, он застал меня за очередным нарушением правил, но даже не отругал. К тому же это дополнительная возможность потренироваться, узнать что-то новое, какой-нибудь секрет… Хотя… Хватит с меня секретов, однажды я уже на это понадеялась.

Вздохнув украдкой, вложила свою ладонь в его. Улыбка магистра стала шире, и, сжав мою руку, он направился к входу.

Смотритель, наводивший порядок в загоне с дикими кабанами, куда-то исчез.

– Я попробую, можно?

Шинн не стал удерживать, когда будто невзначай подалась в сторону клыкастых грозных животных, чьи маленькие глазки злобно смотрели на незваных гостей. К моему облегчению, он пошел дальше, туда, где были загоны с реликтами. Обернулся с напутствием:

– Помнишь, чему учил? Ищи подход. К каждому можно найти свой.

– Спасибо, магистр!

Испытав благодарность за то, что он не навязывается, решила: попробую еще с кабанами, а потом улизну. Эти животные так же сложно поддаются влиянию, как и медведи, а может, с ними будет даже похуже. Танцевать их вряд ли смогу заставить, но мне и не нужно. Главное, чтобы зверюги шли в указанном направлении, да побыстрей.

Я сосредоточилась на том, что покрупнее. Кабан, недовольно хрюкнув, мотнул тяжелой головой, почувствовав чужое влияние. И все же у меня получилось. Сигналя об удачной подстройке, зрение раздвоилось. Теперь нужно постараться стать ненавязчивой, чтобы зверь не заметил, что уже не один хозяйничает в собственном теле, иначе инстинктивно станет бороться, выдворяя чужака. А значит, испытает боль, и тогда справиться с ним будет куда тяжелее. Задышала глубоко и поверхностно, одновременно стараясь стать незаметной. Не в прямом смысле, а ментально – вот я здесь, а вот вроде меня и нет.

Животное успокоилось и снова опустило пятак к земле. Ага, готов! Теперь попробуем. Сосредоточилась на желуде в нескольких шагах от места, где хряк остановился, и постаралась разжечь желание съесть именно его. Кабан шагнул в том направлении, а я переключилась на следующий желудь. Секач, тут же забыв о первом, двинулся ко второму, а затем и к третьему, и дальше. Повинуясь моей воле, он выписывал восьмерки по загону, следуя за образами и потворствуя желаниям, что я внушала. Понимаю, настоящие природники работают иначе. Тоньше. Они манипулируют лишь потоками энергии жизни, но для меня и это огромное достижение!

Удовлетворившись, медленно разорвала контакт, оставив животное крутить головой в легком недоумении. Уверена, как и я, он сейчас испытывал дискомфорт – вмешательство не проходит совсем бесследно. Утерла выступивший над верхней губой пот и, несмотря на ломоту в висках – все же это было непросто, – улыбнулась.

– Молодец! Горжусь тобой! – шепнули в волосы, заставив резко обернуться.

Хотела было возмутиться, что нехорошо так подкрадываться, но Шинн даже сказать ничего не дал, буквально заткнув поцелуем рот. Сцепив челюсти, как пес бойцовской породы, я тихо пискнула и уперлась руками магистру в грудь. Он выпустил, хоть и не сразу – несколько секунд еще пытался взять приступом, но все же раньше, чем я решилась на ментальный удар.

– Что вы делаете?! – едва не задохнулась я от потрясения и возмущения.

– Халли, неужели ты думаешь, что я поверю в этот фарс с Эллэ? Невеста? Беса с два ты ему невеста! Не знаю, по какой причине он за тебя так цепляется. Может, ты и с ним такая же неприступная? В этом разгадка? Невинная и такая соблазнительная, что просто невозможно отказаться! Но пока Райд играет в игры, я намерен действовать.

Шинн шагнул ближе, и я отступила, тут же упершись спиной в поросль ограждения. Рука магистра пропутешествовала по моей щеке, большой палец остановился на нижней губе, я отвернулась. Природник убрал руку.

– Поклянись Великой Матерью, что любишь его. Поклянись, что он действительно сделал тебе предложение.

Хотела было уйти, но стремительно отросшие молодые побеги вмиг опутали ноги до самых бедер, приковав к месту.

– Что вы делаете?! – невольно повторилась я, остро ощущая собственную беззащитность.

Что дает ему право так нагло себя вести? Неужто он под протекцией лорда Ярранта? Или просто настолько самоуверен? Думает, что никому не скажу?

Нападать без свидетелей все-таки не решалась. Я оборотница, да и мало ли как он все вывернет. Постаралась сосредоточиться и избавиться от пут. Только вот мне и раньше не слишком удавалось ладить с растениями, не вышло и сейчас, лишь голова разболелась еще сильнее. Рохан Шинн с неизменной загадочной улыбкой наблюдал за моими потугами, но теперь в ней чудилось что-то сумасшедшее.

Великая Мать, где же, в конце концов, смотритель? Почему здесь никого больше нет? Если все закончится хорошо, пойду к Райду и скажу, что согласна. Уж он-то точно избавит от домогательств ненормального блондина.

– Так что, Халли? У меня тоже есть предложение. И лучше бы тебе его принять. Это в твоих же интересах.

Кажется, все же придется рискнуть.

– Немедленно отпустите! Иначе… – пока выбирала между ментальным ударом и оборотом, появился некто третий.

– Халли! Халли, у тебя все в порядке?

Не важно, что сюда привело Глода, но никогда раньше я не была так рада его слышать и видеть. Крикнула, пытаясь выглянуть из заслонившего меня магистра:

– Риан? А я тебя заждалась! Чего так долго?

Выругавшись под нос, Рохан Шинн, окончательно растерявший в моих глазах всякую привлекательность, буркнул:

– Мы не закончили. Знай, я умею быть настойчивым. К каждому найдется подход.

Побеги втянулись обратно в изгородь, выпуская из плена, а магистр широкими шагами удалился вглубь зверинца. Я поспешила навстречу обеспокоенному оборотнику. Меня сильно потряхивало, но Глоду не понадобилось ничего объяснять.

– Этот урод успел тебя обидеть? – Риан дружески приобнял меня за плечи и повел прочь.

Помотала головой в ответ, борясь с комом в горле. Вот отчего так, а? Когда жалеют, всегда тянет разреветься, стоит хоть слово сказать. К счастью, оборотник ни о чем больше не стал спрашивать, дав возможность успокоиться и прийти в себя.

– Как ты узнал? – задала я вопрос, когда оказались у двери моей комнаты.

– У меня здесь повсюду глаза и уши. Мои люди передали, что ты пошла к зверинцу в неурочное время, а следом отправился Шинн. Это показалось мне подозрительным, и не зря.

– Ты что, следишь за мной?!

– Нет, но на будущее, если вдруг что случится на территории академии, просто крикни: «Риан Глод!» – из твоих уст это будет вроде пароля, ребята помогут.

– Хм, как Суф и Буилто поспевают везде и всюду одновременно?

– Ты уверена, что у меня под рукой только они? – Риан дернул бровями и улыбнулся.

– Страшный ты человек!

Оборотник пожал плечами. А я, подчинившись какому-то порыву, крепко обняла его, прежде чем скрыться за дверью своей комнаты.

Оказавшись у себя, первым делом умылась как следует, потом заварила успокаивающего чаю, может, и не такого, каким меня поил Райд, но тоже вполне действенного. Расслабляться и рефлексировать некогда. Подумав, соорудила парочку бутербродов с ветчиной, сыром и овощами, что нашлись в холодильном шкафу, – ужин я пропустила, а идти в столовую в поисках оставшейся там еды сейчас как-то не хотелось. Велика была опасность снова столкнуться с Шинном. Мысль позвать Глода отмела сразу, не хочется, чтобы наша хрупкая «почти дружба» была расценена как что-то иное. А Кэс, насколько я знала, после нашей прогулки почти сразу отправилась в лабораторию и, судя по азартному блеску в серых, таких же, как у брата, глазах, про ужин напрочь забыла. Да и с Райдом общаться я пока не готова, что бы там ни надумала, когда прижал магистр. Трусиха? Ну и пусть трусиха. К тому же жизнь показала, что каждая встреча со сводящим меня с ума мужчиной как-то отрицательно влияет на мои планы обогащения.

От воспоминаний о резкой перемене в учтивом и доброжелательном природнике передернуло, а ведь мне еще как-то у него заниматься придется! Ладно, хоть за одно можно быть благодарной: вовремя научил, как лучше управляться с животными. Только вот интересно, врал насчет потенциала природника, которым я якобы обладаю, или нет?

Ладно, отставить печальные мысли! В конце концов, у меня еще куча дел, да и надо бы хорошенько выспаться.

Итак, что я знаю о скачках?

Есть наездник, есть ездовое животное. Однажды я видела нечто подобное. Каждую осень в Сатор-Ано бывает праздничная ярмарка. В тот раз скакали на лошадях. Помнится, чем меньше и легче наездник, – тем лучше. Ну, с этим никаких проблем, не удивлюсь, если окажусь самым маленьким и легким участником. Можно, конечно, просто сделать ставку, но это все же риск. Я без понятия, на кого стоит ставить, да и если бы знала, совсем необязательно, что выиграю. Нет. Я должна гарантированно выиграть, а значит, нужно прийти первой во что бы то ни стало.

А что я знаю о нелегальных скачках?

Рассмеявшись, подняла глаза к потолку. Мало прийти первой, куда важнее суметь забрать выигрыш и выбраться невредимой и желательно неузнанной. Особенно когда ты темная лошадка без покровителя в преступных кругах. Отложив бутерброд, обхватила голову руками. Думай, Халли! Думай!


Утро началось с двойной порции успокоительного чая – стоило вспомнить о задуманном, зубы принимались выбивать дробь. Даже вчерашнее происшествие отступило куда-то на второй план. Одно радует – как только дойдет до дела, сумею собраться и действовать, но до того… Подавив новый приступ нервной дрожи, обхватила себя руками. И почему все гениальные идеи, что пришли вчера в голову, утром кажутся полной ерундой?

В который раз перепроверила небогатое содержимое маленького рюкзачка, а ведь потратила на его тщательную упаковку остаток вечера. Диск мобильного портала по-прежнему был на месте. Я как зеницу ока хранила его полтора года, с того самого момента, как со мной рассчитались им за одну услугу.

– Не подведи.

Погладив холодную поверхность, застегнула молнию рюкзака. В этот момент раздался стук в дверь, и я чуть не подпрыгнула. Сердце заколотилось как бешеное.

– Совсем нервы ни к бесам! – выругалась шепотом.

Крадучись к двери, применила эмпатию и тут же поняла: это явно было лишним. Едва не застонав, прикусила губу. Из комнаты точно исчез весь воздух. Тело загорелось, однозначно намекая, чего ему хочется. Сама не поняла, как очутилась у выхода, жадно втягивая ноздрями запах оборотника.

Такие метаморфозы пугали. Что со мной? Страшно себе признаваться, но все это слишком сильно напоминает пресловутый синдром истинной пары. Каждый раз, когда Райд Эллэ оказывается поблизости, ощущения все сильней и сильней. Но ведь это же байки? Разве нет? Так нас учили. Как все закончится, обязательно схожу в библиотеку, наверняка там найдется что-нибудь еще на эту тему, кроме нескольких строчек из учебника по теории оборота.

Стук повторился, и я прижалась лбом к двери, стараясь унять дыхание и справиться с собой и с непреодолимым желанием открыть дверь. Чего ему нужно? Ведь точно знаю: стоит отпереть – и все. Можно забыть о скачках и планах.

– Халли? Халли, я знаю, что ты здесь. Чувствую.

Богиня! От его интонаций волоски на теле поднялись дыбом. Стиснув зубы, зажала рукой рот. Что-то эдакое слышалось в голосе оборотника, отчего непроизвольно на глаза слезы наворачивались. Что, бесы дери, происходит?!

– Халли, мне придется покинуть академию до завтра. Пожалуйста, зай… волчонок мой, не натвори глупостей, пока меня нет. Прошу.

Зажмурилась что есть силы. Именно это я и собираюсь сделать. С точки зрения лорда Эллэ, разумеется, будь он неладен! Вот чего приперся, а? Моя решимость и так почти растаяла, а теперь еще и дурацкое чувство вины появилось. Ну нет! Я ничего не обещала!

Тем временем за дверью послышались удаляющиеся шаги, а вместе с тем меня отпустило. Обессилев разом, словно от дикого роя бежала, села на пол. Нет, это точно ненормально. Обязательно разберусь с этим делом, но позже.

Неожиданный стук заставил снова вздрогнуть. А я сегодня популярна! На этот раз никаких спецэффектов с организмом не творилось. Осторожно применив эмпатию, вздохнула с облегчением и отперла.

– Доброе утро! Хорошо, что уже не спишь. – Свежая и полная энтузиазма Кассандра Эллэ белокурым вихрем влетела в комнату.

Невольно принюхавшись к легкому цветочному аромату, который ворвался вместе с ней, привычно разобрала его на знакомые и незнакомые составляющие.

– Приятный запах, что за духи?

– Спасибо! Мамин подарок на день рождения, изготовление духов – ее хобби, – улыбнулась Кэс. – Завтракать идем?

С одной стороны, предложение было заманчивым, а с другой… Мои сомнения не укрылись от подруги.

– Я встретила брата в коридоре, он, к сожалению, не сможет к нам присоединиться.

Я кивнула и тут поняла, что подруга смотрит на приготовленные мной вещи. Это же надо было так проколоться!

– О! Ты куда-то собралась?

– Домой надо заглянуть, – ответила я чистую правду.

Деньги-то для ставки нужно забрать у бабушки. На лице Кассандры отразилась целая гамма эмоций. Наконец собравшись с мыслями, она вдруг выдала:

– Халли, я иду с тобой.

– Чего? – Такого я точно не ждала, даже растерялась.

– Я пойду с тобой, уж очень хочется взглянуть на твой дом. Есть кое-какие подозрения.

– Ты думаешь, – осенила меня внезапно догадка, – порча?

– Именно! – согласилась Кэс.

– Ох. – Я присела на краешек кровати и между делом подгребла ближе стопку приготовленных для скачек вещей, в том числе рюкзачок. – Тебе удалось понять, что с теми растениями?

– Не совсем, но я еле смогла уснуть накануне, допоздна изучала образцы, что мы вчера собрали. Перерыла учебники, но пока не удалось толком ничего отыскать.

– Жаль. – Вздохнув, я поднялась и подошла к шкафу, принялась упаковывать вещи в большую сумку.

Я собиралась отправиться к месту из Сатор-Ано, чтобы не вызывать подозрений, перемещаясь из академии.

– Но, – продолжила Кассандра, – кое-что общее я все-таки сумела обнаружить во всех образцах. Необычный оттенок ауры, странные, ни на что не похожие изменения энергетики и другие мелочи. Теперь очень хочется взглянуть на твой дом.

– О богиня! – Мне даже нехорошо стало. – Ты подозреваешь, то же самое – и с моим домом-деревом?!

– Очень не хотелось бы, но… Понимаешь, если старый природник никогда раньше не сталкивался с подобным, это как минимум наводит на мысли.

– Хорошо, тогда завтракаем и идем? Ты готова?

Кэс кивнула, и я забросила на плечо сумку, напоследок окинув взглядом комнату и проверяя, не забыла ли чего.

Было еще слишком рано, и столовая пустовала. Кроме нас с природницей присутствовала только троица студентов, которые, тихо переговариваясь, жевали бутерброды – в выходные теперь готовили мало и на скорую руку, ведь все равно кормить почти некого. Тоже прихватив несколько бутеров и свежих, благоухающих ванилью и корицей булочек, мы устроились у окна за столиком, где обычно Кэс обедала с друзьями. В ожидании заказанной яичницы принялись по кусочку отщипывать горячую сдобу, запивая ягодным компотом.

– Я ненадолго, только дом осмотрю – и сразу к себе. Мама сегодня ужин устраивает, будут гости. Нужно подготовиться.

– Райд тоже с тобой?

– Да, но он уже ушел, хотел и меня забрать, но я осталась под предлогом, что нужно еще кое-что сделать по учебе. Учитывая мой вечерний рейд в библиотеку, он только головой покачал и заучкой обозвал. – Кэс хихикнула.

Ну вот и славно, теперь не придется искать предлог, чтобы улизнуть и перенестись к месту скачек. Нельзя опоздать.

– Пойду принесу яичницу.

Ту, уже готовую, как раз выставляли на раздачу.

От запаха горячей свежей пищи в животе радостно заурчало, все же одними бутербродами сыт не будешь.

На обратном пути навстречу попались теневеки – в столовую потихоньку подтягивались сонные зевающие студенты из тех, кто остался на выходные в академии. Возникла небольшая заминка: я приостановилась, чтобы взять еще компот. Ребята – чтобы пропустить меня с подносом. В общем, магистра Шинна увидела, только когда уселась на свое место.

– Халли? Ты чего? – В голосе Кэс послышалась тревога, она обернулась посмотреть, что же меня выбило из колеи настолько, что я едва не уронила поднос. – Доброе утро, магистр! – холодно поздоровалась с ним природница.

– Доброе утро, студентки! – все так же погано улыбаясь, кивнул нам Шинн, но я не смогла выдавить из себя ни слова.

Ела, не чувствуя вкуса, зато взгляд магистра отлично чувствовала, чтоб ему провалиться к лесным бесам!

– Аппетит испортил, зараза! – буркнула я тихонько и постаралась взять себя в руки.

– Халли, мне кажется или что-то произошло?

Интуиция Кассандры поражала.

– Произошло, расскажу по дороге.

Стоит ли открывать подруге всю правду или отделаться краткой версией истории? И все же решилась.

– Райд его убьет! – Возмущению природницы не было предела. – Снова приставать к невесте моего брата! Да я сама его убью!

Я физически ощутила, как вокруг подруги энергия жизни собиралась тугими вихрями.

– Кассандра, ну какая я твоему брату невеста?

Природница остановилась и пристально посмотрела на меня, затем успокоилась и глубоко вздохнула, развеивая впустую собранную энергию.

– Прости. Понимаешь, я очень люблю Райда, мы с детства близки. Наверное, потому что самые младшие. Вот и злюсь. Один раз Шинн уже причинил ему боль, не хочу, чтобы это повторилось. Да и за тебя теперь страшно. Такое поведение недостойно преподавателя. Одно дело – языком трепать, но удерживать с использованием магии… Это же преступление! И оно не останется безнаказанным, обещаю!

– Даже не знаю. Как-то неловко вас втягивать. – Идея попросить помощи у Райда теперь показалась глупой, да и Глод пообещал, что его люди за мной присмотрят. Главное, чтобы свидетели были. – Просто постараюсь не оставаться с магистром наедине. Уверена, он больше не рискнет приставать. А если рискнет, я теперь не растеряюсь и дам отпор. – Нехорошая усмешка искривила губы. – В конце концов, оборотник я или кто?

Друидский портал мягко подхватил и бережно перенес, отозвавшись приятным покалыванием на коже.

– Добро пожаловать в Сатор-Ано!

Кэс осторожно сошла с портальной площадки и подняла воротничок белой шубки, пряча руки в меховую муфту. Ее изящные сапожки на тонком каблучке зацокали по узкой расчищенной дорожке. В старой коротенькой куртке и грубых ботинках, что чаще носят парни, я неожиданно почувствовала себя оборванкой. Все! Как только разбогатею, начну прилично одеваться.

– Холодно, но не так, как в Сатор-Юти, – констатировала природница.

– Сатор-Юти? Это же гораздо западнее, почти на самой границе с Файбардом. Там горы, а у нас, по слухам, все же теплее. Постой! – Меня вдруг осенило: – Ты же была в той группе первогодков, что по ошибке отправили к нейтральному источнику?

– Ага, только тогда с собой одежды теплой не было, нас же в императорский дворец собирались перебросить, а тут – такая неожиданность.

– Ого!

– Да уж, пришлось померзнуть и поволноваться. Особенно когда Льяра пропала.

– Льяра? Оэльрио Яррант – дочка советника?

– Она самая.

Кэс принялась рассказывать. Ходило много слухов о том происшествии, но достоверный вариант истории было куда как интереснее послушать. Я порадовалась, что у Верда и Льяры все получилось, и невольно позавидовала в душе. Это, наверное, здорово – вот так влюбиться, а главное – взаимно, когда каждый жизнь ради другого отдать готов. Эх!

Мы и не заметили, как прошли через весь городок и оказались у моего дерева-дома.

– Кажется, дела совсем плохи…

Коричневая кора потемнела, ветки от нехватки энергии и болезни отвалились, а ауру нездоровья, наверное, чувствовал каждый, кто проходил мимо, даже если не был магом. В общем, мой дом теперь больше напоминал остов, выделяющийся среди прочих запустением и неблагополучием. Вряд ли здесь уже чем-то можно помочь.

– Халли! – Радостный крик отвлек, ко мне со всех ног бежал закутанный по самые глаза Дориан.

– Привет, хулиган! – подхватила я братишку на руки и смачно чмокнула в нос.

– Фу! Прекрати, я уже не маленький! – привычно возмутился он.

– Дори, поздоровайся с моей подругой Кассандрой.

Природница с улыбкой разглядывала нас.

– Здравствуй, Дориан! – Она протянула моему братишке руку.

– Здравствуйте, – Дори коротко глянул на меня и неожиданно добавил: – Прекрасная леди.

Мы не выдержали и рассмеялись.

– Молодец, мелкий. – Я легонько стукнула по помпону на шапке. – И как ты только сообразил, что Кассандра леди?

– Что тут сложного-то? Посмотри на нее и на себя.

– Дориан! – ахнула Кэс.

Ну точно, пора задуматься о внешнем виде. Ладно еще, когда меня дразнит Миран, но мелкий! Если уж и он так считает, может, это только я не вижу проблемы?

– Халли, они хотят уничтожить наш домик! Говорят, он болен и может заразить другие, – вдруг выдал разом помрачневший братишка.

Тем временем к нам и правда приближалась целая делегация с мэром Сатор-Ано во главе.


Глава 13

Райд Эллэ

Нас разделяла только дверь, которую я ненавидел. Но и она не была абсолютной помехой, ведь я буквально ощущал, как возбуждена Халли. Слышал, как часто и прерывисто она дышит. Фантазия дорисовывала серые глаза, в которых отражается внутренняя борьба. Она, как и я, не хочет признавать того, что творится с ее телом. Не может понять, откуда столько жажды любви и эта странная тяга к едва знакомому человеку, когда еще нет, да и не может быть никаких чувств. Волчонок, как я тебя понимаю! Если ты ощущаешь то же, что и я, нам обоим можно только посочувствовать. Прости, это я все начал, но, кажется, игра закончилась, так и не начавшись, ведь теперь невозможно притворяться… Я уже точно не смогу.

Нас разделяла только дверь, которой я сейчас был благодарен. Она защищала друг от друга, не давая натворить что-то непоправимое, позволяла хотя бы частично совладать со страхами и помогла мне принять окончательное решение.

Попросив Халли хотя бы сегодня не делать безрассудных поступков, поспешил к порталу. Нужно перерыть домашнюю библиотеку и суметь поговорить с мамой, которая сейчас наверняка с головой поглощена подготовкой к ужину. Судя по тому, как настаивал отец на моем присутствии, нас посетит император, а меня так точно не ждет ничего хорошего. Тем важнее отыскать хоть крупицы достоверной информации.

– Райд? – навстречу шла Кассандра. – Ты что, был у Халли?

– Вроде того, – чмокнул сестренку в щеку. – Я домой пораньше, ты со мной?

– Ой нет! Я еще не готова. Спешу вот поделиться результатами исследований.

– Ты слишком много времени посвящаешь учебе. В твоем возрасте надо радоваться жизни по полной.

– Вот и Сандр так же говорит, – зевнув в кулачок, согласилась со мной умница-сестра, а бандитская рожа ее ухажера как наяву встала перед глазами.

И этот вот хмырь наверняка целует и лапает мою сестренку! Стиснув зубы, подавил нахлынувшее раздражение.

– Ты права, учеба прежде всего!

Кэс мелодично рассмеялась, подозрительно воззрившись на меня огромными глазищами:

– Ты какой-то странный, Райд.

Еще бы! Синдром истинной пары и не такое с оборотниками делает…

Пару недель назад я бы сам рассмеялся в лицо тому, кто рискнул заговорить об этом. Лженаучная теория. Никаких доказательств, кроме слухов и легенд. Никаких научных выкладок. Говорит о ничем не обоснованной одержимости лицом противоположного пола, что сродни психическому заболеванию. Очень редко, читай – никогда, бывает взаимным. Сухая выдержка в три строки из учебника по анатомии оборотников. Никаких иных трудов в доступной мне части библиотеки академии на эту тему я не обнаружил.

Сердито хмыкнув, зашагал, зло втаптывая каблуки ботинок в грунт дорожки, ведущей к портальному комплексу. Что бы там я раньше ни думал, теперь все факты налицо. Ведь на себе чувствую, как эта выжигающая мания со временем становится совершенно неуправляемой. Я даже внутреннего зверя запер по совету Верда, чтобы только заткнуть ему пасть и не слышать непрерывных уговоров, которым и так не прочь поддаться.

Происходящее пугало. Что, если, увидев Халли в следующий раз, я окончательно слечу с катушек и потеряю все человеческое? Великая Мать! За что мне это? В наказание за многолетний блуд?

А ведь, если задуматься, с той случайной встречи у фонтана я даже ни с кем не переспал ни разу! Поначалу не обращал внимания, оправдываясь перед собой пресыщенностью, усталостью и занятостью. Но ведь две недели для меня – здорового и полного сил оборотника – нонсенс! Да я даже с девушками перестал флиртовать по привычке, вон они, бедняги, смотрят грустными глазами.

Вяло махнул враз зардевшимся студенткам, да и то больше из вредности, чтобы побороться с собой. Доказать, что все еще делаю, что захочу. Тьфу! Грудь жгло, так и подмывало разорвать ее пальцами и, как полы рубахи, растянуть в стороны, чтобы прохладный ветер остудил раскаленные внутренности и стало полегче. Я хватал ртом воздух, стремясь заполнить ненасытные легкие, ставшие бездонными. Если так будет всегда, лучше сдохнуть!

Настроение стремительно портилось, и домой я прибыл не в духе. Разговаривать с мамой в таком состоянии не хотелось, потому сразу направился в библиотеку, сдержанно отвечая на учтивые приветствия слуг и моля богиню об одном: не столкнуться сейчас с отцом. У нас и так в последнее время непростые отношения. Начнет говорить о женитьбе на Магдиа, давить или, того хуже угрожать, и я сорвусь.

Повезло.

Библиотека встретила знакомым запахом бумажной пыли, типографской краски, кожаных переплетов, клея, нагретых утренним солнцем деревянных панелей, возвышающимися до потолка стеллажами, многочисленными корешками и помеченными маркировкой тубусами с древними свитками и современными чертежами. И оставила в нерешительности: как здесь найти то, что мне нужно? Поборов секундную растерянность, бросился к большому рабочему столу, что занимал значительную часть пространства по центру – на таком удобно и карту разложить при случае. Толстый арендолльский ковер приглушил шаги и звук отодвигаемого кресла, тяжелого и основательного, как и все в нашем доме, – другие вещи у нас долго не живут.

Современный, совсем новенький планшет заменил собой толстенный фолиант каталога, который я помнил с детства, а заодно обрадовал – не придется, чихая от пыли, вчитываться в написанные разными почерками поколений Эллэ строки. Значит, мама потихоньку освоила эту разработку сияющих. Обязательно ее расцелую при встрече. Помнится, много вечеров она убила, чтобы привести здесь все в строгую систему. Настроение мгновенно улучшилось, я почувствовал, как расслабляются мышцы и напряжение потихоньку покидает тело и разум. Хорошо дома…

Однако радовался недолго, вскоре поняв: не знаю толком, что искать. Нет, дневники были, пусть и не на виду, а в секретном хранилище, к которому я имел доступ. Но их оказалось не так уж и много. Что и неудивительно, когда речь идет о семействе Эллэ. Взять меня, к примеру, – ну какой у такого, как я, может быть дневник? Ага, что-то вроде: «Пятое июня. С утра руководил поимкой культистов, одного прибили ненароком, другому удалось уйти через мобильный портал. После обеда запудрил мозги двум цыпочкам. Хорошо провели время. Брат рыжей теперь грозится меня кас…» Апчхи! Нет, не дожил я еще до того момента, когда это покажется действительно важным.

Отложив дневник очередного прапрапрадеда, крепко задумался и снова полез в планшет. Что, если по ключевым словам поискать? По запросу «истинная пара» нашелся стандартный учебник анатомии и еще два труда неизвестных мне авторов. Уже что-то. Ожидаемо ничего путного в первой книге не нашел. Нужному вопросу там посвящалась разгромная статья на пару страниц, и только. А вот во второй обнаружилось кое-что интересное. Издание прошлого века содержало множество пометок на полях, сделанных карандашом и чернилами. Тонкий, изрядно потрепанный томик так и назывался: «СИП. Правда и вымысел. Научно-магическая исследовательская лаборатория при столичном Университете медицины и магии. Ограниченное издание». Там после окончания академии продолжал обучение дядя Октябрь. Но кто оставил эти пометки?

Я с жадностью листал страницу за страницей, вчитываясь в симптомы и признаки, а особенно в записи, половина которых гласила: «Бред!» Но были и другие, от лаконичных плюсов до комментариев вроде: «Температура поднимается до двух градусов, расстояние ментальной досягаемости увеличивается без ограничений». Кто он, этот въедливый исследователь синдрома? И где бы ознакомиться с другими его записями, если они есть?

Я встал и подошел к камину, над которым во всю стену было высечено огромное генеалогическое древо рода Эллэ. На меня воззрились увековеченные в камне лица предков. Кто же это мог быть? Он явно оборотник, о том свидетельствуют отдельные комментарии в книге, а судя по датам, не может быть старше определенного возраста. Скорее всего, один из братьев нашего деда. Но их так много, род Эллэ славится плодовитостью, и, что примечательно, девочки в нем редкость.

Хохотнул, привычно подумав, остановился бы наш папа на достигнутом, если бы не родилась Кэс, или так и дальше шел бы к цели, пока маме не надоело бы рожать? И тут вдруг вспомнилась одна семейная история о любви, которая привела к преждевременной гибели. Вот же он, троюродный дядя Джентор Мотр Эллэ, даже на барельефе выглядит мрачным. Умер задолго до моего рождения. Судя по всему, что прочел, нам с Халли стоит держаться подальше друг от друга, иначе… Иначе все кончится плохо.

Отчего-то эта мысль удручила. Еле волоча ноги, я вернулся в кресло и, устало опустившись в него, закрыл глаза.

– Райд?

– Мама! – подскочил я, заключая в объятия самую родную женщину в мире.

Хрупкие и нежные черты Кэс унаследовала от мамы, но в Литиции Эллэ они уже наполнились сочной женственностью и силой, что придали годы и личная маленькая армия буйных оборотников под боком. Как и Кассандра, мама была сильной природницей.

– Уже почти обед. Почему не зашел поздороваться? Я только от Кассандры узнала, что ты вернулся еще утром. – Мама принялась собирать в стопку беспорядочной грудой лежащие на столе дневники.

– Кэс уже здесь?

Как же летит время! За поисками я и не заметил, что стрелки перевалили далеко за полдень.

– Ты что-то искал? – Мама тихонько потянула у меня из рук книжку. Я не стал противиться, все равно придется рассказать. Сын? – промелькнувшая в серых глазах тревога сменилась участием, и мама, отложив книгу, взяла меня за руку.

– Искал, – вздохнул я, сжав в ответ ее пальчики. – С чего бы начать? Все мое красноречие куда-то исчезло. – Кажется у меня это вот. Синдром, – указал я на труд.

Мама некоторое время смотрела на меня и вдруг рассмеялась, прикрыв губы тыльной стороной руки. И чем больше смотрела, тем больше веселилась.

– Прекрасно! Рад, что рассмешил, хоть какой-то от меня толк.

– Не сердись, просто у тебя сейчас было такое обиженное лицо, прямо как в детстве, когда не мог совладать со старшими братьями.

– Остается надеяться, что не строю такую же рожу на работе… – буркнул под нос.

– С чего ты взял? – посерьезнев, задала вопрос мама, явно имея в виду синдром.

Подошел и поднял оставленную ею на столе книгу.

– Со мной все так же.

Ответом были воздетые к потолку глаза.

– Мальчишки! Может, ты просто влюбился?

– Нет! Не знаю… Но это точно другое, мам! Я ни с кем не спал с тех пор, как ее увидел. Сначала думал – по своей воле, теперь понял – не хочется…

– Ну, хоть какой-то толк, – хмыкнула Литиция Эллэ.

– Я боюсь к ней приблизиться. Я чувствую ее до того, как вижу. Чувствую через двери. Чувствую на расстоянии. У меня разлад со зверем. Всегда жил в гармонии с ним, а теперь впервые в жизни боюсь не справиться! Неужели я кончу как, – повернул я голову к генеалогическому древу, – как дядя Джентор?

От смачного подзатыльника из глаз посыпались искры.

Всегда удивляюсь, как она это делает. Не иначе использует дар природника и кровные узы. Откуда столько силы в этой хрупкой на вид руке? Откуда такая скорость, что я, воин-оборотник, не успеваю перехватить ладонь?

– Ма! За что?

– За малодушие и глупость!

Я снова себя почувствовал несмышленым мальчишкой.

– Но мне же никогда не побороть это… Эту зависимость! Моя жизнь не станет прежней, что бы ни сделал!

– И что же в этом плохого? – улыбнулась Литиция. – Пришла пора меняться. К тому же ты все равно обещал отцу предъявить невесту в ближайшее время.

– Да, но…

Я как-то все надеялся, что он остынет и оставит меня в покое на год-другой. Ведь уже не первый раз пристает с этой своей женитьбой.

– Постой! Может, эта девушка – чужая невеста? – перебила с тревогой мама.

– Нет. Ма, это сложно!

– Она свободна, привлекательна, нравится тебе как женщина?

– Конечно.

– Тогда в чем проблема, Райд? Несовершеннолетняя? Не лла’эно? У нее отвратительный характер или она беспросветная дура? Или, может, ты ей неприятен как мужчина?

– Мам, Халли совершеннолетняя, учится в академии. С остальным тоже полный порядок.

– Тогда сделай предложение, вряд ли тебе грозит отказ.

– Кажется, у нее тоже синдром.

– Ты хочешь сказать, ее идеальная пара – кто-то другой? Не ты? – осторожно поинтересовалась Литиция Эллэ.

А ведь случись такое, и это обернулось бы настоящей бедой.

– Я, мама, я! – поспешил успокоить, но договорить не успел, сам не понял, каким чудом увернулся от подзатыльника на этот раз.

– Бедная девочка! – Глаза матери метали молнии. – Подойди! – Грациозная и прекрасная в гневе Литиция Эллэ походкой, достойной королевы, устремилась к камину. – Беатр Эллэ! Волен Эллэ! Сотер, Миллит, Кайден! Дядя Гэрри, – повинуясь изящному жесту маленькой ладони, разлапистый леоброкк в большой кадке на глазах отрастил длинные усы и принялся указывать названных мамой родственников.

– Как! И дядя Гэрри?! – Я с удивлением уставился на ныне здравствующего дядюшку, красавица-жена которого ждала третьего ребенка. – Но ведь Ана – сияющая!

– И что? Истинной парой может оказаться даже обычный человек, не лла’эно. В семействе Эллэ синдром истинной пары не редкость. Примерно у каждого пятого отпрыска мужского пола. А возможно, и у каждого в принципе, только не всем повезло ее встретить. Мы это не афишируем по понятным причинам, но в нашем роду не принято препятствовать отпрыскам выбирать спутников жизни сердцем. Так что, сын, ты не настолько уникален, как считаешь. Более того, тебе повезло больше прочих. Раз влечение взаимное – вас благословила сама Великая Мать. Грех противиться такому союзу.

– А как же Джентор Мотр Эллэ? Ну, тот, кого синдром довел до гибели?

Мама нахмурилась.

– Нехорошо так о почивших, но, как по мне, надо было меньше исследованиями заниматься, а больше любить свою невесту. Он единственный, кто, вместо того чтобы завести счастливую семью, погряз в научных изысканиях. По рассказам, Джентор записывал каждый шаг, каждую реакцию организма, изучая феномен синдрома. А ведь когда влечение взаимное, все связанные с этим сложности замещаются положительными и весьма полезными эффектами. Он же мучился, но вынуждал любимую принимать участие в экспериментах. Она была обычной природницей и просто мечтала о семье и детях. Тем не менее прошло несколько лет, прежде чем ей все это окончательно надоело. Осознав, что на деле Джентор Эллэ влюблен только в науку, она приняла предложение другого и была счастлива в том браке, насколько мне известно. Джентор же увлекся изучением теперь уже негативных последствий разрыва с парой. Остальное и так понятно.

Я физически чувствовал, как с каждым маминым словом становится легче, ведь Халли и без синдрома более чем привлекательна. Зло покосившись на ученого предка, едва не сбившего меня с толку, обнял маму.

– Спасибо, ма! А вы с папой?..

– Нет, – тепло улыбнулась она. – Мы с твоим отцом и без всяких синдромов идеальная пара. – Серые глаза лукаво сверкнули.

– Сейчас же пойду к Халли и объяснюсь.

За спиной словно крылья выросли, когда, приняв окончательное решение, бросился к выходу из библиотеки.

Остановила непреклонная Литиция Эллэ:

– Объяснишься, но только после ужина.


Маясь в ожидании первой перемены блюд, предвкушал, как расскажу все Халли и развею ее сомнения насчет наших дальнейших отношений. Теперь, когда никакого притворства не требуется, все будет по-настоящему. Для меня самого это тоже в новинку, но оказалось приятно осознавать, что богиня расщедрилась и подарила предназначенную только для меня половинку. Одна эта мысль подогревала во мне ту жажду, что можно утолить лишь самым первобытным способом.

– Ты улыбаешься? – шепнула едва слышно сидевшая по правую руку Кэс. – О чем задумался?

Неконтролируемая улыбка стала еще шире, но я едва заметно мотнул головой. Не время и не место обсуждать то, о чем думаю.

– Вижу, твой младший сын счастлив? – Голос императора Эрессолда вернул из мира грез в реальность.

– О! Это потому, что у беспутного наконец появилась невеста, – безжалостно заклеймил меня отец.

– То есть Райд наконец готов остепениться и пополнить род Эллэ славными воинами? – Черные как ночь глаза Алларика Норанга Пятого смотрели прямо на меня, и нельзя было не ответить.

– Служу империи! – шутливо отсалютовал я бокалом.

– И кто же счастливая избранница? – Правитель многозначительно глянул на Магдиа.

Широкоплечая дочурка праймана Дорсвета, явно с подачи отца сидевшая от меня по левую руку, сдавленно ахнула и потупилась, зардевшись в лучших традициях девиц. Но стоило взглянуть на нее как на женщину, и в дело вступил синдром. Мгновенно я испытал настоящее отторжение. Мне не нравилось все в ней. Ее запах вызвал дурноту, тепло тела – зуд, смех бил по нервам, а цвет волос и черты лица раздражали. Не ожидая такого подвоха, замер с не донесенным до рта кусочком заливного. Аппетит мгновенно пропал.

Похоже, император, которому Май Эллэ успел чуть раньше промыть мозги, воспринял наше замешательство по-своему.

– О! Так вас можно поздравить? И где же мое приглашение? – хохотнул он по-свойски. – Наверняка Вердерион забыл передать. Сына невозможно оторвать от твоей дочери, Сатем! – посетовал он, повернувшись к советнику, который расположился напротив меня.

Интересно, зачем отец их тут сегодня собрал? Не иначе что-то замыслили, например, прибрать к рукам Файбард или что-то не менее грандиозное.

– Ничего не знаю, это твой сын похитил мою дочь, а не наоборот. Расхлебывай.

– На что только не пойдешь за один благосклонный взгляд той, чьи глаза затмевают сияние солнца! – Отец поднес к губам руку чуть смущенной мамы.

– Слышишь, Кэс? – Я наклонился к сестре. – Ты ведь когда-то хотела младшего братика?

– Или сестренку, – понимающе отозвалась та.

Переглянулись и рассмеялись сидевшие напротив нас братья. Сегодня кроме меня и Кассандры ужин посетили только Марик и Грон со своими женами да хитро поглядывающий на меня дядя Октябрь. Больше никто из родни не почтил нас присутствием.

– Эй! Мы все слышим! – погрозил пальцем отец.

Император вдруг поднялся, и враз стало холодней. Свет больших люстр потускнел, а в углах обеденной залы заклубилась тьма. Воцарившаяся торжественная тишина дала понять – добром это не кончится. Испуганно глянула на меня Кэс, а Магдиа будто невзначай схватила за руку, но кокетливо сверкнувшие из-под ресниц глаза ее выдали.

Хозяин империи и самого мощного в мире теневого источника заговорил:

– Властью, данной мне Великой Матерью, призываю тени осенить и засвидетельствовать союз…

Нерасторжимая помолвка?! Отец совсем сдурел?! Если император сейчас нас тут свяжет клятвой на источнике, мне конец!

– Нет!

Я вскочил на ноги, высвобождая руку из цепких пальчиков Магдиа. Она протестующе пискнула. Лицо Дорсвета исказилось недовольством. Отец нахмурился, в его глазах полыхнул гнев. Император, развеяв тени, вопросительно повернулся к прайманам-заговорщикам. Было похоже, что моя выходка его совершенно не рассердила.

– А я говорила: ничего не выйдет, – многозначительно изогнув бровь, прокомментировала ситуацию мама и, сложив руки на груди, перевела взор на советника Ярранта.

Судя по лукавому взгляду необычных для теневика светло-серых глаз, тот откровенно потешался, а стянутые в свободный хвост волосы, живущие собственной жизнью, добавляли его мрачному облику пущей загадочности.

– Прошу прощения, сир. – Я учтиво, насколько мог, поклонился императору и повернулся к герцогу: – Прайман Дорсвет, не обессудьте, но я никогда не давал повода. Магдиа, – покачал я головой, – наш союз изначально был бы обречен. Прости. – Она, всхлипнув, прижала пальцы к губам, а я смело встретил взгляд главнокомандующего: – Отец, я же сказал, у меня есть невеста.

Воля вожака незримо схлестнулась с себе подобной, чтобы выяснить, кто сильнее. Лоб покрылся испариной, но я не позволил Маю Эллэ усадить меня на место. Нервно дернув щекой, тот прекратил попытки и насмешливо спросил:

– Интересно, а эта… хм… несомненно достойная особа об этом знает?

– Еще нет, но, кажется, самое время рассказать. – Я решил, что не стоит тянуть и следует как можно быстрее сделать маленькой волчице настоящее предложение.

От одного воспоминания о Халли разом стало легче, будто и не было краткой, но изнуряющей ментальной борьбы. Словно не хватало воздуха, а тут вдруг раз – и вдохнул полной грудью. Или, мучась от жажды в знойный день, напился из ледяного ключа.

Кэс тайком поаплодировала и показала мне два больших пальца. Братья недоуменно переглянулись.

– Не может быть! – одними губами произнес отец, он-то как раз все понял. – Как ее имя?

– Халли Эрпи, – ответил за меня молчавший доселе дядя Октябрь. – Хорошая девушка и весьма необычная. Кажется, теперь я понимаю, чем был вызван… хм… тот инцидент.

Дальше я не слушал, потому что, извинившись, поспешил в портальную.

– Райд, постой! – Голос мамы настиг, когда уже стоял на платформе, выбрав теневой портал как самый скорый.

– Мама? Прости, не могу остаться.

– Знаю. Но ты кое-что забыл, сын.

Литиция Эллэ вложила мне в ладонь маленькую коробочку, вырезанную из черного мерцающего авантюрина, – не просто драгоценная упаковка, но и артефакт-хранитель.

– То самое?

– Скажем, такое же, – улыбнулась мама. – Ты у меня не единственный сын.


Риан Глод

– Босс, Кай вчера вечером не явился на встречу. – Змей, вальяжно рассевшись на подоконнике, ковырял ногтем раму, пытаясь нацарапать ругательство.

– Как не явился?

Разговор происходил в коридоре напротив комнаты, где жил Риан Глод, он никогда не пускал членов своей банды в святая святых.

Не то чтобы судьба распорядителя вечеринок его волновала, но само по себе это было странно.

– Наши передали: он не пришел обсудить дело. Важное. То, что касается, – Суф понизил голос и, осмотревшись по сторонам, едва слышно прошептал: – продажи мобильных порталов. – И продолжил обычным тоном: – Обещал и не пришел. Смекаешь?

– Кай всегда держит слово и пунктуален как… как теневик с правом свободного перемещения по территории академии.

Буилто заржал, а Суф согласно кивнул, заметив:

– Странно все это.

– Ребята даже послали к нему людей, но он не открыл, – дополнил Буилто.

– Может, его не было в комнате. Кого посылали?

– Кого-то из новеньких, и от партнеров световик был. – Буилто снова хохотнул.

Глод скривился. Понятно. Один неопытный. Второй вообще не эмпат ни разу. Но что-то не дало ему поручить это дело парням. Какое-то беспокойство. Интуиция. Шестое чувство – то, что позволило ему добиться всего, чего он добился.

– Сам проверю. Как-то это подозрительно. Знаете, с кем он общался перед тем, как исчез из поля зрения?

Буилто и Суф переглянулись.

– С Халли Эрпи.

От упоминания этого имени оборотник едва не вздрогнул, тревога окончательно отравила разум. Халли!

– Останьтесь, – остановил он направившихся было за ним дружков.

Их это все равно не касалось. Первым делом оборотник поспешил не к переходу в ствол теневиков, а спустился на Земляничный ярус. Эмпатия подсказала, за дверью комнаты, где жила Халли, никого нет.

«Дурак! Нужно было между делом уточнить у ребят, где ее видели в последний раз».

– Суф? – Амулет вызова тут же откликнулся, свидетельствуя о том, что Змей готов слушать. – Выясните немедленно, где сейчас девчонка. Эрпи, р-р-разумеется!

За дверью комнаты Кая определенно кто-то был, но мощная теневая пелена не давала ничего толком разобрать. Сам Риан смог почувствовать присутствие только благодаря некоторым новообретенным особенностям. Работодатель старался, чтобы его люди не испытывали лишних неудобств.

– Кай! – заколотил он в дверь. – Открывай, к бесам тебя!

После очередной серии пинков наконец отворили. В проеме показалась всклокоченная голова теневика. Глод сморщился от застоявшегося воздуха – не иначе побочный эффект теневой защиты.

– Да не ори ты так! – прохрипел Кай, морщась как от боли.

От него жутко воняло, и тонкое обоняние оборотника забилось в агонии.

– Пф! Ты какой бурды вчера нажрался? – сморщив нос, Риан даже отвернулся, чтобы сделать вдох. – Или с карэшем мешал?

– Ты же знаешь, я не употребляю.

Вопреки собственным словам Кай вдруг сильнее побледнел и натужно кашлянул, едва сдержав рвотный позыв. Глод приметил запекшуюся под носом кровь.

– Сними защиту, – указал Глод в пространство. – Пусть проветрится.

Теневик, уже убегающий в ванную, все же успел сделать нужный жест, и в комнате сразу посветлело, но оборотник помедлил, прежде чем войти. Дождался, пока, повинуясь энергии источника, воздух очистится. Из-за двери ванной донеслись характерные звуки – Кая рвало. Раздался шум воды, а затем по-прежнему бледный теневик с мокрой головой и полотенцем в руках вернулся в комнату.

– Рассказывай, – без предисловий потребовал оборотник, уставившись на пятна крови на смятой, но неразобранной кровати.

Судя по всему, распорядитель вечеринок, добравшись до комнаты, мгновенно вырубился. Но причина? Глод процентов на девяносто был уверен, что знает ее, и от этого стало совсем дурно.


Глава 14

Райд Эллэ

Едва отошел от портального комплекса академии, как меня настиг вызов по стандартному амулету связи отряда.

– Командир, загляни в штаб по возможности. Тут один парнишка тебя с самого обеда ждет не дождется.

– Это терпит до завтра, Бриан? И вообще, официально меня здесь нет!

Невольно улыбнувшись, нащупал в кармане штанов прямоугольник авантюриновой коробочки.

– Он говорит, дело срочное. Утверждает, что Халли Эрпи пропала.

– Что?! – Я словно уперся лбом в барьер периметра. – Что же ты молчал!

Когда вихрем ворвался в штаб, навстречу поднялся заправила местной банды – Риан Глод. Мы несколько долгих мгновений мерились взглядами, благо студенту хватило мудрости не пытаться помериться волей. Шутить я точно не был настроен, он это, без сомнения, почувствовал.

– Когда? – задал с ходу ключевой вопрос.

Парнишка оказался на диво понятливым:

– Около полудня я узнал, что Кай – распорядитель вечеринок – передал ей информацию о нелегальных скачках и ментальный код портала.

– Показать можешь, где это? – Парень понуро мотнул головой. – А Кай?

– И он не сможет. Кай вообще плохо помнит, что было после. Не знает, когда и как в комнате очутился. Я нашел его в состоянии сродни глубокому похмелью и отвел в лазарет. Осмотр не показал никакой интоксикации, скорее, это было грубое внушение. Ну хоть мозги не расплавили.

– Плохо.

Мысль о том, что Халли сейчас неизвестно где, совершенно не обрадовала. Почему она меня не послушалась? Найду – накажу, чтобы неповадно было нарушать обещания! И все же надежда, что остатки здравого смысла удержали ее от подобной авантюры, оставалась:

– А она точно не в академии?

– Нет.

– Уверен?

– На двести процентов. Я проверял. Утром она ушла порталом вместе с вашей сестрой, но Кассандра вернулась одна и вскорости снова покинула территорию.

Осведомленность парня начинала напрягать.

– Вместе с моей сес… Кассандра покидала академию? С какой целью ты следишь за девушками?! Чего тебе от них нужно?!

Злость пеленой застила взор. Я опомнился, только когда понял, что удерживаю парня за грудки. Тот, стиснув зубы, терпит, но в глазах читается непреодолимое желание мне врезать.

– Мал еще скалиться, волчонок! – подначил я студента, против воли хищно улыбаясь.

Встряхнув напоследок, выпустил и, стыдясь своего поступка, сделал бесцельный круг по кабинету – обезумевший зверь внутри метался и требовал действия, то и дело пытаясь раздвоить сознание. Хорошая драка сейчас была для него что желанный десерт. Глод лишь засопел яростнее, а затем, закатав рукав, резко провел ладонью по запястью, словно стряхивая с кожи воду.

– Что ты этим хо… – Я не договорил, уставившись на мерцающую серебром татуировку.

Знакомая картинка – закрученный в восьмерку бесконечности змей, пожирающий свой хвост.

Оборотник зло смотрел исподлобья, уголки его губ чуть дрогнули, сдержав торжествующую улыбку.

– Уроборос? Сочувствую, – буркнул я, успокаиваясь.

Да уж, парню не позавидуешь, загреметь в славные ряды Тайного императорского сыска – то еще удовольствие. Есть, конечно, свои преимущества, но, на мой взгляд, минусов гораздо больше. Взять хотя бы эту татушку. С одной стороны, определенно придает уверенности в себе. Как же! Полномочия, возможности, усиление магического потенциала и мощная защита. С другой – через нее же руководство всегда может вычислить, где находится агент, и мгновенно ликвидировать его при необходимости. Я бы на такое не стал подписываться, зато можно не сомневаться, парень кристально чист.

Окончательно овладев эмоциями, спросил:

– Так, значит, они вместе с Кэс покинули академию, а потом моя сестра вернулась одна? Знаешь, где были?

Глод кивнул.

– Предположительно в Сатор-Ано, у Халли дома.

Великая Мать, хоть бы у несносной девчонки достало благоразумия остаться в родных пенатах и попивать чаек с близкими, пока мы мечемся! Тут вдруг некстати вспомнилось, как она летала…

– Размечтался! – посетовал я вслух, и дежурный с Глодом переглянулись, а я махнул рукой, чтобы не заморачивались. – Ждите здесь.

Штабной кристалл связи находился в соседнем кабинете.

Бледная и слегка испуганная проекция Кассандры предстала перед мысленным взором.

– Райд? Что-то случилось?

– Вроде того. Рассказывай.

Сестра мгновенно поняла, о чем речь.

– Мы утром ненадолго отлучились в Сатор-Ано, – подтвердила она догадки. – Мне нужно было помочь Халли у нее дома.

– Что с ней?

– Неприятности. Завтра в академии расскажу, ладно? – затараторила сестра виновато. – Просто кое-что произошло, и мне пришлось воспользоваться именем рода. Я и так хотела об этом с тобой поговорить. Нужно официальное подтверждение правомерности моих действий… Но так, чтобы Халли не узнала, что ты в курсе… Ты ведь об этом хотел спросить? Я обещала Халли молчать, но… Вдруг она сама к тому времени расскажет, и тогда мне не придется нарушать слово.

Поток слов, из которого мало что было понятно, только сбил меня с толку.

– Богиня! Что за сложности? Что вы натворили?

– Да ничего такого. Кажется…

Кассандра смотрела куда угодно, только не в глаза. Показалось, что она сейчас расплачется.

– Кэс, успокойся и скажи, когда именно ты расставалась с Халли?

– Она проводила меня до порталов в Сатор-Ано, собиралась пообедать с бабушкой и братом, а затем вернуться в академию. Не вернулась?

Глаза Кассандры влажно блеснули, и я, качнув головой, заговорил мягче:

– Сестренка, это точно? Она не показалась тебе странной? Что там у нее случилось, в конце концов?

Кэс пожала плечами и, обернувшись, глянула через плечо, словно бы спешила.

– Райд, миленький, мне пора. С Халли все было в полном порядке, не считая того, что она сильно расстроилась из-за… Завтра скажу! – Кассандра прервала связь, оставив меня в полном недоумении.

Сестра сама на себя была не похожа. Особенно если вспомнить, что покидал я ее спокойной и веселой. Вряд ли что-нибудь могло расстроить ее в стенах отчего дома. Впрочем, думать об этом некогда. Нужно понять, где искать Халли. То, что рассказал о скачках Глод, сильно напрягало. Неужели моя волчица решила принять участие в чем-то подобном?! Немыслимо! Стоило представить, что за контингент на подобных мероприятиях обычно собирается, и волосы встали дыбом. Еще напрягали Глод и люди, которые за ним стоят. Нужно будет обязательно выяснить, зачем им понадобилось следить за обычной студенткой Халли Эрпи.


Халли Эрпи

С тревогой ожидала, пока делегация приблизится. Помимо Салливана Ханта – нашего мэра, здесь присутствовал его молодой помощник, стройный и гибкий брюнет. А еще – старый природник мэтр Дугас, пятерка членов городского совета и, как водится, увязавшиеся следом любопытствующие, коих постепенно становилось все больше.

– Здравствуй, Халли, – первым заговорил мэр, седеющий мужчина с солидным брюшком и пока еще черными, лихо закрученными усами. – Как хорошо, что ты здесь!

– Здравствуйте! – Я уважительно поклонилась по давней привычке и ткнула в спину зло насупившегося Дориана, который не желал быть вежливым со старшими.

Кэс величественно кивнула, и вдруг я остро осознала, что стою рядом едва ли не с монаршей особой.

– Как видишь, с вашим древодомом стряслась беда, – продолжал мэр. – Оно больше непригодно для жизни. Болезнь, постигшая «стержень», неизлечима и может быть опасна для всего поселения. Мы приняли решение о корчевании. Вот, подпиши.

По знаку помощник услужливо протянул карандаш и планшет с закрепленным на нем постановлением.

– Ничего не стану подписывать, – ответила я, пробежавшись по тексту глазами. – Вы и правда думаете, что я соглашусь, вот так запросто вышвырнуть себя на улицу? Следить за здоровьем домов – обязанность городских властей. Должно быть проведено расследование, по чьей вине наш дом-дерево погибает, но здесь ни слова об этом. Как и о том, что город предоставит нашей семье другое жилье или выделит компенсацию и место под новый дом в случае, если нет нашей вины.

Чиновники многозначительно переглянулись.

– Понаучат чему ни попадя в этих академиях! Умные больно все! – раздалось ворчливо позади мэра.

Кэс взяла у меня из рук планшет.

– Госпожа Эрпи права. Документ составлен с грубейшими нарушениями. Здесь не указано, чем именно болеет дом-дерево, какие меры принял город для того, чтобы его вылечить и не допустить распространения болезни, а ведь это обязанность администрации! Халли верно подметила. Если даже мы это заметили, то что скажут законники?

– А вы, собственно, кто? – побагровел мэр, и его закрученные усы гневно заходили вверх и вниз. – По какому праву вмешиваетесь не в свое дело?

– Я Кассандра Май Литиция Эллэ, – назвалась полным именем природница. – Все, что касается госпожи Халли Эрпи, теперь касается и семьи Эллэ.

Люди загомонили, на мой ментальный щит обрушилась волна самых разных эмоций, от жгучего любопытства до открытой неприязни. Члены делегации переглянулись – имя главнокомандующего знал каждый.

– Салливан Хант, мэр Сатор-Ано, – представился градоправитель и подался вперед, протягивая руку. Кассандра недоуменно изогнула бровь. – Простите, миледи. Это такая честь! – слегка стушевался он.

– Господин Хант, требую немедленно принять все предписанные в подобных случаях меры. Надеюсь, мне нет нужды вас учить? Изолируйте больное дерево карантинным барьером, проведите обследование и подготовьте пакет документов до вторника. Я лично планирую курировать этот вопрос.

– Прошу простить за дерзость, но не слишком ли вы молоды говорить от имени такого могущественного рода и брать на себя подобную ответственность? – хитро прищурившись, спросил господин Максимус Коро, бывший мэр, а теперь – глава совета Сатор-Ано.

– К тому же подобные меры потребуют значительных вложений, а для городской казны сейчас куда важнее целостность периметра. Мы не можем позволить себе подобные траты, – вступил в разговор помощник.

Кажется, они попали в точку, судя по тени неуверенности, промелькнувшей в серых глазах природницы, но Кассандра быстро приняла решение:

– Официальное подтверждение моих полномочий вы получите в понедельник, но до тех пор не смейте и пальцем прикоснуться к этому древодому.

Люди зароптали. Особенно переживали соседи:

– А вдруг это древесная чума?

– Что, если заразится мой дом, он ближе всех?

– Непутевый Гайслим сам виноват! – наперебой принялись они костерить отчима.

Дориан, испуганно засопев, ухватил меня за руку.

– Да, миледи Эллэ, скажите, как нам быть? Как мэр, я обязан защитить горожан.

– Господин Хант, тогда, выходит, госпожа Эрпи не попадает под вашу протекцию?

– Нет, что вы! Но… Госпожа Эрпи – лла’эно. Если она пожелает по окончании обучения остаться здесь, мы предоставим ей необходимое по закону, но не раньше. Хотя врачеватель или природник принес бы больше пользы. Ума не приложу, на что нам оборотница?

– Спасибо, что дали почувствовать себя ненужной. – Я скрипнула зубами. – А как же Дори и его отец, господин Хант?

– Пусть их приютит госпожа Гайслим, в конце концов, она прямая родственница. В казне нет денег на новый саженец и услуги природника, – развел мэр руками. – Вдобавок в ближайшие дни неподалеку произойдет стихийный выброс энергии блуждающего источника. У мэтра Дугаса чутье на такие вещи, – сослался он на старого природника. – Существует угроза формирования роя обезумевших насекомых, и не смотрите, что еще зима. Нам нужно максимально укрепить барьер в кратчайшие сроки. К тому же слухи о культистах небеспочвенны… Все это потребует дополнительных средств.

Тем временем, перепалка среди соседей все нарастала.

– Прекратите это безобразие! – рявкнул мэр, но его будто не услышали.

Более того, группа глядящих исподлобья мужиков утверждала, что нужно спалить мой дом к лесным бесам, пока не поздно, а заодно и несколько окрестных. Кто-то кого-то толкнул, в ответ задире прилетело в челюсть. Те, кто полез разнимать, мгновенно оказались втянуты в потасовку. Засвистел в свисток шериф Аркес, который в Сатор-Ано исполнял обязанности безопасника, но по его усталому лицу было видно: он точно не станет лезть в драку, а просто дождется, когда все само собой закончится.

Я вздохнула и вышла чуть вперед.

«А ну, стоп!» – подкрепленная слабым ментальным воздействием волна ударила драчунам по мозгам. Никакого вреда, но голова будет до вечера болеть, если врачеватель не поможет.

– Говорите, оборотники не нужны? – повернулась я к мэру. – А кто, господин Хант, вас защитит, если вдруг однажды народ решит спалить администрацию? Или, как тогда, явятся наемники и снова примутся калечить мальчишек для развлечения? – встретилась я взглядом с пострадавшим тогда пареньком. – Или кто-то потеряется в Чаще? – Отец пропавшей год назад девочки, помрачнев, взглянул на свою жену. – Мне кажется, Сатор-Ано давно не хватает полноценного штата магов!

– Ментальное воздействие допустимо только в крайнем случае, – не слишком уверенно встрял помощник, покосившись на молча выслушивающего меня хмурого мэра, но тот лишь недовольно дернул щекой.

– Спасибо, Халли, – буркнул он точно нехотя и зычно провозгласил: – Все участники потасовки приговариваются к общественным работам. Явитесь к шерифу завтра утром, лично проверю!

– Дори, где Пэрри? – тихо спросила я, успокаивая перепуганного брата.

– Не знаю, я папу уже два дня не видел. Он ничего не сказал, когда уходил. Бабушка беспокоится.

А к нам как раз спешила взволнованная ба, по пути огрызаясь на бушующих соседей. Подойдя ближе, она набросилась и на мэра:

– Салливан, негодник! – На правах старожила госпожа Гайслим могла себе позволить такую фамильярность. – Так и знала, что дурное затеял! Максимус, и без тебя и твоего осиного гнезда явно не обошлось! – не забыла она уделить внимание и главе совета. – Пристали к детям! Нет бы работать как следует, только сидите, языки чешете да пузо отращиваете!

– Уймись, Гайслим! – осадил ее бывший мэр.

– Я те уймусь! – погрозила бабушка сухим кулачком.

– Госпожа Гайслим, немедленно прекратите истерику, – рыкнул мэр Хант, – иначе я и вас приговорю к общественным работам!

– Да приговаривай на здоровье, мне-то что? Тьфу! – Бабушка смачно плюнула ему под ноги, тем не менее ее пыл поутих. С нескрываемой надеждой ба глянула в мою сторону. – Халли, ты только посмотри, что творят!

– Что-нибудь придумаем, ба. Обязательно.

Сдаваться я не собиралась. Если есть хоть малюсенький шанс, я его использую.


– Богиня, я так перетрусила! – Кэс вцепилась в кружку заваренного мной успокаивающего чая.

– Ты была великолепна! – искренне восхитилась я подругой. – Я и забыла, с кем имею дело. В академии как-то привычно общаться на равных… Спасибо! Не знаю, как теперь смогу тебе отплатить.

– Брось! Ты моя подруга. Мы всегда будем общаться на равных, – улыбнулась Кэс. – Кстати, когда те идиоты затеяли драку, мне показалось, что еще чуть-чуть – и ты перекинешься.

– К счастью, хватило внушения, жесткие меры не понадобились. К тому же у меня куртка обычная, не из спецткани. Не хотелось бы испортить еще и ее. Единственная приличная зимняя вещь, в которой не стыдно ходить, – сказала и осеклась, заметив промелькнувшее в глазах Кэс выражение.

Мы минут двадцать пили чай и обсуждали произошедшее – бабушка отправила нас к себе греться, а сама осталась следить за работами да наводить порядок. Мэр все же струсил и послушался Кассандру. Вокруг моего дома спешно установили изолирующий барьер, а рядом дежурили два дюжих добровольца, уполномоченных применять силу в случае чего. Впрочем, людям нечего было опасаться. Болезнь угрожала только растениям.

– Я посоветуюсь с деканом и попрошу помочь. Сил у меня хватит, главное, понять механизм вмешательства.

И правда, Кэс, кроме всего прочего, подпитала дом как следует. Даже светильники отросли заново, и заработала бытовая техника. Теперь отчим вполне мог там оставаться, а я получила отсрочку примерно на неделю-другую.

– Кажется, мне пора, – вздохнула природница, тоскливо глянув на часы. – Нужно вернуться в академию, переодеться и оттуда прыгнуть домой, иначе мне не поздоровится. С отца станется приставить охрану, а я не хочу, чтобы по пятам везде и всюду таскались вояки.

– Жуть! – Вряд ли Кэс тогда сможет нормально встречаться со своим парнем.

– Именно! – без слов поняла меня природница и скривилась, приложив руку к солнечному сплетению.

– Тебе плохо? – насторожилась я.

А вдруг Кассандра ошиблась и этот растительный недуг все же как-то вредит и людям?

– Нет. Просто нехорошее предчувствие. Кажется, волнуюсь перед ужином. Там будут император и советник – два очень сильных теневика своей аурой любого задавят. Да и вести себя придется сообразно случаю – совсем не расслабишься.

Проводив Кассандру до портального комплекса, помахала рукой в ответ и подождала, пока подруга растворится в изумрудном сиянии. Уже почти обед, на сборы осталось не так много времени. Но прежде надо помочь с уборкой бабушке и успеть перекусить. Против воли, рука сжала прожигающий карман одноразовый ключ-портал.

Наводя порядок, долго думала, говорить ли ба о деньгах или взять тайком, чтобы ее не волновать? Мелькнула мысль: интересно, где же Пэрри? Если вдруг пропажу обнаружат, скорее всего, обвинят именно отчима. Как бы там ни было, а подставлять его я не хочу, да и для бабушки и Дори это будет еще один удар. Хотя накопления целиком и полностью мои, но я не считаю себя вправе тайком их забрать.

– Ба?

– Мм? – отозвалась хлопочущая у плиты вернувшаяся с улицы госпожа Гайслим.

– Мне понадобились деньги.

– Сколько?

– Все.

– Халли! – всплеснула руками бабуля.

– Хочу вложить их в одно дело. – Постаралась, чтобы это прозвучало как можно непринужденнее. – Надеюсь заработать приличную сумму, – ни словом не соврала я.

– Уверена, что получится? Это не опасно? – осторожно поинтересовалась ба.

Вздохнув, ответила честно:

– Не знаю, но очень на это надеюсь.

В конце концов, в безвыходной ситуации придется прибегнуть к последнему варианту – попрошу немного в долг у Глода или Кэс, чтобы худо-бедно обосноваться в городе. Как устроюсь, возьму в банке столько, чтобы хватило сразу на все. А потом буду работать день и ночь, пока не расплачусь. К тому же я не самый слабый маг. Как-нибудь сумею со временем зарекомендовать себя и заработать достаточно, чтобы восстановиться в академии и закончить учебу.

Не знаю, что случилось, но груз на плечах больше не казался неподъемным, как прежде. Наоборот, где-то внутри я смирилась с неизбежностью и теперь действовала с легким сердцем. Спасибо Кэс. Ее поддержка стала тем лучом света, который дал надежду.

«А как же Райд?» – подняла голову волчица.

Райд… – даже зажмурилась я, вспомнив наши последние встречи.

– А Райд найдет себе другую «невесту»… – прошептали губы, будто намеренно ставя точку.

Отчего-то это решение отдалось физической болью. Стараясь думать только о предстоящих скачках, принялась собираться. Деньги упаковала в купленный специально по этому случаю чемоданчик. Он обошелся мне почти в двадцать золотых крон. Хотелось плакать от потери такой суммы, но в чем-то ведь нужно забрать выигрыш? К тому же так буду выглядеть намного солиднее, в конце концов, не в мешке же мне их тащить?

За полчаса до назначенного времени явилась к порталам, но по пути завернула в Рощу Великой Матери, что располагалась в центре Сатор-Ано неподалеку от ратуши. Святилище богини, в отличие от столичного храма, который однажды довелось мельком увидеть, было простым и незамысловатым – обычный круг, образованный стволами деревьев-покровителей. Такие же можно встретить почти в любом городке и поселении.

Ступив в святилище, мысленно поздоровалась с богиней и поклонилась, скрестив ладони на солнечном сплетении. Несмотря на конец зимы, в священной роще силами мэтра Дугаса царила золотая осень. Зеленели иголками кедр, пихта и сосна, желто-оранжево-красным многоцветьем радовали кроны лиственных деревьев, среди которых особняком стоял ясень. Мой покровитель встретил меня запахом свежего сена и чувством умиротворения и защищенности. Приложив ладони к пепельно-серой, необычайно гладкой коре, прижалась к стволу лбом. По телу побежали приятные мурашки – начался энергетический обмен.

Я не особо умела молиться, потому просто попросила удачи в задуманном деле. Мысль о Райде мелькнула невольно, будто сама по себе. Голова тотчас закружилась, вынуждая крепче схватиться за ствол, и как наяву прозвучали сказанные оборотником слова: «Волчонок мой, не натвори глупостей…»

Обдало жаром, и я отшатнулась в сторону. Вот не зря ясень считают проводником между мирами! Только что все это значит? Очень уж похоже на предупреждение…


Глава 15

Сердце замерло и резко ухнуло вниз. Холодный свет слепил, проникая даже через закрытые веки. Вроде ничего такого, но ощущения не из приятных. Световой портал я бы поставила на второе место по «противности», но выбирать не приходилось.

Судя по легкой дурноте и длительному времени, что провела в «нигде», я оказалось очень далеко от Сатор-Ано. Скорее всего, на юге, судя по влажности и сильно изменившейся растительности. Заодно порадовалась, что не стала надевать куртку – мой мешковатый наряд неплохо скрывал пол, хотя замаскировать грудь оказалось настоящей проблемой. Хорошо, что в комплект оборотнической формы входит и спортивный лифчик. Он, конечно, не делал из меня мальчика, но все же значительно ужимал «богатство». А маленький самодельный рюкзачок, надетый под куртку задом наперед, окончательно «выравнивал рельеф». Собираясь, хотела было надеть штаны и ветровку из спецткани, но отказалась от этой идеи – форма академии слишком узнаваема, нельзя, чтобы она выдала мой секрет раньше времени. У бабушки в закромах нашлась подходящая замена среди старых вещей отчима. Ботинки оставила свои любимые: на толстой подошве и с высокими голенищами, такие может носить кто угодно. Шею замотала клетчатым платком так, чтобы он скрывал большую часть подбородка, а заодно отсутствие намека на щетину. И даже использовала одеколон Пэрри. Дешевенький и не слишком приятно пахнущий, но дополняющий созданный образ. В общем, оставалось только надеяться, что меня не раскусят с ходу и примут-таки за юношу. Это должно помочь потом, если станут искать.

Явилась в последний момент нарочно, чтобы не слишком долго тереться среди собравшихся в ожидании старта. Вживаясь в роль, старательно имитировала мужскую походку, уверенно направившись к двум громилам, что с интересом поглядывали в мою сторону. Это, наверное, кто-то вроде охраны портала или встречающие? Надеюсь, не удивятся глупым вопросам. У первого, повыше, глаза были навыкат, второй оказался ростом пониже, но с широченными плечами.

– Последний? – спросил глазастый у плечистого.

– Закрывай, – кивнул тот, заглянув в планшет, который держал в руках. – Кто не успел, тот опоздал.

– Эй парень, тебе, можно сказать, повезло, – обратился ко мне первый, подходя прямо к месту, где я появилась.

Он сломал что-то похожее на ключ-портал, и над травой поднялось сотканное из света ажурное кольцо, которое почти сразу без следа растворилось, будто и не бывало. Все. Теперь больше никто не сможет сюда попасть, даже если у него есть код.

Плечистый, окинув меня наметанным взглядом, посоветовал:

– Поспеши к загону, там все ваши уже собрались.

– Только тебя и ждут, – хохотнул его напарник, подошедший сзади. Многозначительно осмотрев чемодан, который я держала в руках, подсказал: – Ставки принимают вон там, рядом со стойкой регистрации. Похоже, туда тебе тоже надо, – договорил он зевая.

– Спасибо, – буркнула я, стараясь, чтобы голос звучал как можно ниже, но не слишком противоестественно.

Некоторое время мужики тащились сзади, но потом, к моему облегчению, свернули в сторону. Порадовавшись, что они не распознали во мне девушку, отправилась куда сказано. У стойки никого не было, все участники – чуть больше десятка человек – толпились у загона. Отсюда я не видела, кто внутри, но обоняние и эмпатия все и так рассказали.

– Не может быть! – прошептала себе под нос, не понимая до конца, повезло или не очень.

– Эй там, шевелись! Контора закрывается! – отвлек недовольный окрик. Я указала себе на грудь большим пальцем. – Ты-ты! – подтвердил пухлый мужик и протер покрытый бисеринками влаги лоб носовым платком.

Резкий запах пота и немытого тела ударил в нос, когда подошла к грубо сколоченному прилавку, гордо именовавшемуся стойкой регистрации.

– Имя? – с утомленным видом спросил вонючий, маленькие колючие глазки въедливо рассматривали меня, запоминая.

– Хал… – вот тут-то я чуть не спалилась. Как-то не догадалась придумать заранее прозвище. – Хал Ирэп, – сморозила первое, что пришло в голову.

Мужик поморщился, а потом наклонился вперед и доверительно спросил:

– Первый раз?

– Кхм, – стушевавшись, осмотрелась по сторонам. – Вроде того.

– Тогда дам совет. Я сегодня добрый, потому бесплатно. Выбери что-то более звучное. Запоминающееся. Дерзкое. Ну, ты понимаешь?

Мои губы расползлись в хищной улыбке, я многозначительно кивнула и, вспомнив годы, проведенные с уличными мальчишками, цыкнула, хулигански сплюнув через губу, – сноровку воспитанием не испортить.

– Тогда Хал Первый Раз, – скорчила наглую рожу, уставившись на мужика. – Сойдет?

Тот, в свою очередь, расплылся в довольной улыбке.

– А ты сечешь! Так и запишем. – Он склонился над планшетом. – Готово. Твой номер тринадцать. – Мужик всучил мне повязку с намалеванной абы как цифрой. – Повяжи на левую руку.

– Эй, Первый Раз! – окликнул потный, когда я направилась к соседнему дереву, где принимались ставки. – Успеешь еще от деньжат избавиться. Тебя вон там ждут не дождутся. – Он ткнул коротким, похожим на сосиску пальцем в сторону загона.

Отсалютовала ему и повернула в указанном направлении.

Как и предполагала, остальные наездники не слишком от меня отличались. Мелкие, субтильные. У многих лица были прикрыты. Больше не сомневаясь, натянула платок на нос и надвинула кепку на глаза.

– Последний? – неприветливо буркнул заросший черной бородой мужик с руками потомственного лесоруба.

– Первый, – опровергла, едва сдержав смешок.

– Чего? – не понял мужик, а со стороны раздались приглушенные ругательства.

Предпочла промолчать, а бородатый, пробурчав себе под нос что-то неприличное, загремел ключами, отпирая дверь. Меня удивило, что, не считая участников скачек, здесь собрались сплошь простые люди, которые не обладали способностью управлять магической энергией. Два громилы у портала, мужик, регистрирующий участников, и этот бородатый – все они были не лла’эно. Да, они пользовались простейшими артефактами, но и только.

– Подходим по одному, называем кликуху, выбираем зверюшку, загоняем в стойло с соответствующим номером, выходим. Кто забыл свой номер – смотри на рукаве. И шевелитесь там!

Бородатый нехотя выдавливал из себя слова, будто смертельно устал. В его глазах отчетливо читалось презрение ко всем нам. Не стала даже пытаться влезть в его голову. Судя по тому, что никаких отголосков эмоций не ощущалось, его экранировал артефакт.

Народ тем временем подтянулся ближе к калитке, ведущей в сплетенное из толстых, перевитых между собой лиан сооружение, именуемое загоном. Кто-то протиснулся, грубо толкнув меня плечом.

– Полегче! – рыкнула я, еле сдержавшись, чтобы не подкрепить угрозу эмпатией.

Обернувшийся мужик был высоковат для наездника. Лицо не прикрыто – значит, бояться ему нечего. Смерив меня оценивающим взглядом, он процедил сквозь зубы:

– Ты что-то сказал, пацан? Молоко на губах вытри – сквозь намордник подтекает.

Его глумливый смех подхватили несколько других участников.

Волчица внутри глухо заворчала, но, как бы ни хотелось ввязаться в драку, это стало бы большой ошибкой. Если честно, даже удивилась собственной кровожадности. Я не знаю ни этого мужика, ни его друзей, ни тех, кто за ним стоит, ни на что они способны.

– Как скажете, господин бессмертный, – шутливо поклонилась я.

В конце концов, и он про меня ничего не знает. Пусть задумается, кого задел и чем это грозит. Похоже, так и вышло. По крайней мере, отвечать мужик не стал, хоть и раздраженно сверкнул темными глазами.

– Куда прешь? Жребий тяни! – гаркнул бородатый, отпихнув особенно рьяного участника, рвущегося в загон, и сунул не первой свежести шапку ему под нос.

Парень, в котором как-то сразу определился такой же, как и я, новичок, запустил туда руку.

– Шатодэрон Великолепный, номер двенадцать! – провозгласил он громким писклявым голосом.

Бородатый устало закатил глаза, негромко, но грозно рявкнув:

– Орешь чего? Пшел в конец очереди!

Сконфузившись, парень попробовал отшутиться, но его робкие попытки утонули в шквале обидных насмешек. Я молча разглядывала носки своих ботинок. Паренька было жаль, но каждый сам должен понимать, во что ввязался, и уметь о себе позаботиться.

– Не спи! – подтолкнули в спину, пришла моя очередь тянуть жребий.

Не знаю, почему бы очередность не соблюсти согласно выданным номерам, но не мне тут устанавливать правила. Сунула руку в почти опустевшую шапку и нащупала одну из двух оставшихся бумажек.

– Единица.

Не успела я договорить, как раздались совершенно различные по содержанию возгласы:

– Так нечестно!

– Сочувствую…

– Новичкам везет!

– Попробуй только напакостить, гнида!

Остальные не слишком отличались по смыслу, но вгоняли в некоторое недоумение. Состроила кривую усмешку – хоть из-за платка ее и не видно, но эмпаты точно почувствуют решительный настрой. Параллельно попыталась сообразить, чем может мне грозить то, что я зайду туда первой? А чем помочь? Ну хоть выбор будет из «полного ассортимента».

– Утихли! – повысил голос бородач. – Больше одного все равно не возьмет, – отчасти подтвердил он мою догадку. – И не напакостит.

Как ни странно, его тут же послушались. Сразу видно, авторитетный мужик среди местной братии.

– Малой, ты же не станешь пакостить? – обратился он ко мне чересчур ласковым тоном.

– И в мыслях не было.

– Вот и ладненько, – кивнул бородач. – Видите, Хал пообещал, – повторил многозначительно, будто детям. Издевается.

Над головами пронесся ропот, в общем эмоциональном фоне улавливались оттенки облегчения и злорадства одновременно. Все выстроились в соответствии с указанными на бумажках номерами, и бородатый распахнул передо мной калитку. Едва собралась шагнуть внутрь, как он придержал:

– Первый, кхм… Раз, помнишь, что делать?

Посетовав, что приходится так много говорить, и порадовавшись, что рука мужика уперлась чуть ниже груди, а не прямо в нее, повторила:

– Выбираю зверюгу. Загоняю в, – я двинула плечом, демонстрируя номер на повязке, – тринадцатое стойло. Выхожу.

Удовлетворенно кивнув, мужик наконец пропустил меня внутрь.

Перешагнув порог, сразу поняла: не все так просто, как казалось. В нос ударил густой запах, способный свалить с ног. Простенькое с виду строение на деле было укреплено изнутри барьером, созданным по технологии периметра. Он же сдерживал звуки, ядреную вонищу и, само собой, животных, вздумай те разбушеваться. Но соль была в другом. Около тридцати рыл тут же повернулись в мою сторону, злобно уставившись маленькими глазками. Да уж! Такое количество совершенно диких кабанов – горных кабанов, судя по внушительным размерам, – в ограниченном пространстве испытывали некоторое раздражение. Это если мягко выражаться. Очень мягко…

– Привет, – тихо поздоровалась, чтобы хоть как-то побороть ужас, непреодолимо овладевающий разумом, и невольно сглотнула, не в силах отвести взгляд от длинных, острых как бритвы клыков ближайшего хряка ростом с меня.

Как-то так случилось, что именно в этот миг наступила тишина, но, прежде чем животные приняли меня за виновника досадного недоразумения, которое с ними приключилось, вспомнила слова Шинна. Вобрав как можно больше энергии жизни из окружающего пространства, пустила ее всю на то, чтобы внушить чувство голода обступившим меня свиньям-переросткам. Пятаки тут же уткнулись в землю, а обо мне разом позабыли.

Вот и прекрасно! Действуя, легче побороть страхи.

Мысленно утерев пот со лба и стараясь не делать резких движений, поставила чемоданчик с деньгами на землю и развернула старенькую кепку отчима козырьком назад, чтобы получше рассмотреть «ассортимент». Нужен самый мощный и быстрый, такой, что меня на собственной спине даже не заметит. Осторожно принялась прощупывать животных на предмет скоростных, а заодно и боевых качеств. Вот хоть убей, не нравится мне тот мужик, что вел себя высокомерно. Его задиристое поведение наводило на мысли: наверняка без потасовки подобные мероприятия не обходятся. Не думаю, что все чинно взгромоздятся на хряков и поскачут, точно благородные лорды на конной прогулке. Что-то подсказывало – будет бойня.

Внимание привлек покрытый густой бурой щетиной хряк, рослый и крепкий, с длинными клыками. От него так и веяло спокойной уверенностью, насколько это словосочетание вообще применимо к тому, у кого свиное рыло. Не знаю, много ли еще у меня времени, но чую – пора закругляться. Выбранный кабан был здоров, полон сил и зол настолько, чтобы выполнить свою роль, но не потерять голову. Осталось настроиться и установить контакт.

От волнения получилось не сразу, но уже со второй попытки удалось проникнуть в его сознание – все же не зря я тогда и на хрюшках потренировалась, теперь было намного проще понять, как взаимодействовать именно с этими животными.

А еще нужно было кое-что проверить.

Усилив чувство голода для выбранного хряка, «разбросала» целую дорожку желудей, существующих только в его сознании. Когда тот двинулся в надежде заполучить желаемое, пришла пора сделать следующий шаг. Настоящие желуди были разбросаны здесь в изобилии, я подобрала и сунула в карман пяток – отдам в загоне, чтобы не мучить зря животину.

Обогнув попавшихся на пути кабанов, с разбегу легко вскочила своему на спину – надо же понять, как это будет? Приноровиться, так сказать. Увлеченный постоянно маячащим где-то впереди лакомством, тот почти не обратил на меня внимания, а я заерзала, усаживаясь поудобнее и крепче хватаясь за длинную жесткую щетину. Пока мы неспешно двигались к стойлу, осознала, что голод – не лучший аргумент и на его имитации гонку не выиграть. Нужно срочно придумать что-то посерьезнее. Что-то такое, что заставит хряка нестись во весь опор.

И придумала.

Снаружи меня встретили недружелюбно, видно, провела слишком много времени в загоне, а может, тут не было так принято?

– Гляди-ка, не сожрали!

– А жаль, на одного идиота стало бы меньше.

– Чего так долго? Каждому под хвост заглядывал? – недовольно буркнул следующий наездник и попытался задеть плечом, проходя мимо.

Без труда уклонилась, но отвечать не стала, вместо этого обратилась к бородачу:

– У меня есть еще время до старта?

Последовал совершенно ругательный ответ, означающий, что я могу заниматься рукоблудием до тех пор, пока каждый участник не определится с выбором. Восхищенная витиеватым построением фразы, многозначительно покивала, показывая, что ценю способность виртуозно выражаться, и направилась к букмекеру.

Вот вроде и первый этап почти позади, все идет как по маслу, и никто не заподозрил во мне девушку. Кстати, среди наездников женщин не было, так что идея с переодеванием верная. С одной стороны, радостно, но с другой – не покидает тревожное чувство. Волнуюсь? Или просто не хочется отдавать чемоданчик, в котором сейчас все сбережения на учебу для себя и брата?

– Желаете сделать ставку? – обратился ко мне худощавый темноволосый мужчина с тронутыми сединой висками, едва подошла к окошку букмекерской конторы, расположенной точно в таком же дереве, что и регистрационный пункт.

Облокотившись на стойку, мужчина, который тоже не был лла’эно, продемонстрировал темно-синие нарукавники, надетые на голубую, идеально выглаженную рубашку, и посмотрел на меня поверх старомодного золотого пенсне. Сразу стало ясно – носит его не столько из-за слабого зрения, сколько для образа. Эдакий банкир, снизошедший лично до дорогого клиента. Что ж, оно и понятно – здесь не только такие, как я, ошиваются, есть добыча и покрупнее.

– Хал Первый Раз. Все на себя.

Букмекер поморщился и покачал головой. Это, дери тебя реликт, что еще значит?! Он не примет ставку, потому что я где-то прокололась? Может, на себя вообще нельзя ставить? Если так, то я точно попала. Останется только отойти в сторонку и воспользоваться мобильным порталом, чтобы унести ноги.

Тем временем «банкир» сообразил, что мне нужна помощь:

– На вашем месте я бы не стал так рисковать. Вряд ли выиграете. Поставьте лучше в равных долях на фаворитов.

Ага, сейчас поставлю, только бы еще знать, кто фавориты.

– Кхм, боюсь, не обладаю данными для анализа.

– Номера два, семь и одиннадцать, – подсказал букмекер, – но, если желаете, вот программа скачек. – Он протянул мне буклет.

Пользуясь тем, что здесь никого, кроме меня, нет, долго изучала таблицу, но как-то в голове все не укладывалось. Лесные бесы, целая наука! Это только сбивало с толку и вгоняло в искушение, но, похоже, на то и расчет. Выяснив, при каком раскладе получу наибольшую сумму, если мой номер выиграет, грохнула о прилавок чемоданчиком, отрезая пути к отступлению, и представила, как долго и нудно этот мужик сейчас будет пересчитывать монеты. К счастью, «банкир» оправдал данное мной прозвище и извлек из-под прилавка банковский сканер. Одно плавное движение над чемоданом, и на маленьком экране отобразилась точная сумма.

– Вашу руку, пожалуйста. – заметив мой недоуменный взгляд, букмекер пояснил: – Зафиксируем сделку.

Щелкнул штамп, и на тыльной стороне ладони засияла магическая печать с условиями. От легкого покалывания стало немного спокойнее – похоже, никто обманывать меня не собирался. Печать самая что ни на есть настоящая, уж это я способна определить. Исчезнет она, только если условия сделки будут выполнены в точности, иначе я могу со спокойной душой обратиться к безопасникам. Теоретически. Вряд ли кто в здравом уме на такое отважится, но все же какая-никакая, а защита.

– Почему тут больше никого нет? – не удержалась от вопроса.

Нет, ну правда ведь странно, что я тут одна?

– Ставки принимаются прямо на трибунах, а здесь – просто офис. К тому же вы припозднились.

Посчитав, что с подготовкой покончено, неспешно побрела назад к стойлам. В этот момент калитка отворилась и оттуда, истошно вопя, вывалился паренек – тот самый, которого бородач отправил в конец очереди. Он баюкал раненую руку, пачкая кровью одежду. Что-то путано объясняя, парень кинулся было к бородатому, но тот бесцеремонно ухватил его за шкирку и, придав ускорения, отправил прочь.

Вот так? И никаких лекарей? Парнишка пролетел мимо, по его совсем еще юному лицу текли слезы. На душе стало погано, нужно как-то помочь человеку, только вот нет у меня ни бинтов, ни травок…

– Эй, постой!

Мысленно ругая себя на чем свет стоит, направилась следом.

– Они не сказали… Потерял контроль… Их там много слишком! Не знал! – перемежая несвязное повествование всхлипами, поведал парень. Он был природником, но слабеньким и слишком юным, чтобы учиться в академии.

Не стала ничего говорить, просто, как сумела, залечила рану. Благо та была небольшая, хоть и рваная, да к тому же кровоточила прилично. Шрам, наверное, останется, ну так и я не врачеватель ни разу.

– С-спасибо, – с совершенно несчастным видом поблагодарил парнишка.

– Шел бы ты отсюда.

Тот как-то сник и обреченно замотал головой.

– Не могу.

Что ж, это меня не касается, самой бы не облажаться.

– Как знаешь.

Оставив незадачливого наездника с громким именем «Кто-то там Великолепный», вернулась к стойлам. Здесь уже все закончилось, и, как только я подошла, раздалась команда: «Седлать лошадей». Только вот вместо лошадей выступали свиньи. Кажется, началось.

Внутри загона больше не было хряков, и каждый наездник свободно прошел к стойлу со своим кабаном. Стоило взгромоздиться на щетинистую спину, как растительная изгородь, до поры укрывающая происходящее от зрителей, исчезла, явив участников. Окинув соперников взглядом, недосчиталась еще двоих. Наверное, их тоже дисквалифицировали. Все же кабаны не самые простые в подчинении животные, но тем выше мои шансы на выигрыш. Особенно если идея сработает.


Райд Эллэ

Первым делом я отправился в Сатор-Ано и мгновенно пожалел, что не догадался теплее одеться. Родина Халли встретила лютым морозом, ветер бросил в лицо пригоршню снега, напомнив: север – это не шутки. Но почему у них тут порталы едва греются, а тропинки хоть и расчищены, но явно вручную? К тому же такие узкие – вдвоем не разойтись. Где, спрашивается, тепловой купол? Сам городок тоже как-то не впечатлил, по долгу службы и во время путешествий я успел побывать в разных местах – есть с чем сравнить. Мало где испытывал такое сильное ощущение захолустья.

Что ж, начнем с ратуши – самый солидный древодом с мерцающей вывеской над широкой дверью, одинаковой и в столице, и в любом ином городе Эрессолда, было видно прямо отсюда. Правда, в круглых окнах, рядами расположившихся друг над другом, не заметил и намека на свет. Неужели совсем никого? Нет, понимаю, выходной и все такое, но должен же кто-то дежурить у кристалла связи? Охранять, в конце концов?

Надежды не оправдались. Я оказался у запертой двери, а вокруг медленно, но верно сгущались сумерки. Поежился, осознав, что одет не по погоде. Мороз крепчал, вынуждая тратить все больше энергии, чтобы не окоченеть. Как Халли тут живет?! Нет, мне милее и ближе побережье, где и зимой снег – редкий гость. Воображение сразу нарисовало прелестную картинку: закат, такая привлекательная для меня фигурка в малюсеньком бикини, едва прикрывающем тело, бисеринки влаги на упругой коже. Даже согрелся и, вознамерившись непременно показать маленькой волчице море, направился дальше.

Сразу за ратушей и офисом шерифа, кстати тоже пустующим, расположились резиденции местных богатеев, размерами не уступающие дереву ратуши, но куда более ухоженные. Сюда-то мы и постучимся. Не думаю, что кто-то посмеет отказать в помощи лорду Эллэ. Подошел к ближайшим воротам, отметив, что в окнах древодома горит свет, значит, хозяева дома. Отлично! Я коснулся панели с изображением цветка колокольчика, и та отозвалась тусклым сиянием, – работает! Напустив на себя надменный вид, а надо сказать, это не так-то просто, когда зуб на зуб не попадает от холода, принялся ждать.

Я устал ждать и окончательно замерз, когда на крыльце появился прямой как палка мужчина с постным лицом. Заложив руки за спину, он неспешно двинулся к воротам. Надо же, дворецкий! Самый настоящий! Все бы ничего, но эмпатия подсказала, как сильно изменилось его отношение, стоило приметить, что я почти раздет. Верно решил, что это просто какой-то бродяга. Ничего, сейчас спесь-то собьем. Раньше, чем мужчина успел что-либо сказать, прикрикнул:

– Эй! Пошевеливайся! Отопри и проводи меня немедленно внутрь, да доложи хозяину: лорд Райд Май Эллэ с проверкой. Только без лишних церемоний. Учти, времени в обрез.

Было смешно наблюдать, как дворецкий, изменившись в лице, засуетился, отвесив несколько поклонов. Путано поприветствовал, враз растеряв молчаливую спесь. Побежал, стараясь держать спину ровно и оттого смешно вскидывая ноги. Через пару минут я, к великому удовольствию, оказался в уютно обставленной гостиной, где потрескивал углями самый настоящий камин. Мне навстречу поспешил преклонного возраста хозяин.

– Здравствуйте, милорд Эллэ! Я Максимус Коро. Мэр, правда, бывший, а теперь, волей Великой Матери и избравшего меня народа, глава городского совета и ваш покорный слуга. – Старик величаво склонил голову, проявляя уважение к тому, кто выше по положению, но от меня не укрылся его холодный взгляд. Эмпатия ничего не уловила, значит, старик носит экранирующий эмоции амулет. Кстати, весьма дорогой, раз я его совсем не почувствовал. – Мэдок сказал, вы к нам с проверкой? – осторожно поинтересовался бывший мэр. Позвольте узнать, что за проверка? Налоговая? Смотр готовности города к нападению? К повышенной активности Чащи? Или, может…

– Не совсем так, – перебил я. – Меня интересует одна девушка, что живет здесь. Ее зовут Халли Эрпи.

На миг старик недовольно поджал тонкие выцветшие губы, ему явно не по нраву пришелся разговор.

– Что вы хотите знать? Она что-то натворила?

Сколько же надежды в голосе. Неспроста! Но что тут происходит?

– Вы знаете, где ее дом? Можете дать провожатого?

– Дом… – Кажется, старик растерялся. – Да, конечно. Уверяю, мы сделали все, как приказала ваша сестра. Ведь Кассандра Май Литиция Эллэ приходится вам сестрой?

Я кивнул, ожидая, что еще он мне скажет. Иногда вопросы излишни, человек и сам испытывает желание все выложить и тем самым будто оправдаться перед собой.

– То есть вы подтверждаете, что, несмотря на юный возраст леди, ее устами говорил славный род Эллэ? – В вопросе явно слышалась надежда.

Бывший мэр явно ждал, что скажу «нет». Только вот теперь мне было не важно, о чем там шла речь. В любом случае я на стороне Кэс.

– Конечно! Разве вы сомневались? – подпустил я побольше высокомерия в голос.

– Нет-нет! Мы все сделали, как полагается. Можете взглянуть. Мэдок! – кликнул дворецкого глава совета. – Проводи милорда Эллэ к дому семейства Эрпи и, – он критически окинул меня взглядом, – приготовь для него теплую одежду.

Я слишком спешил, чтобы выпендриваться, потому безропотно напялил, что дали, а теперь пожинал плоды, путаясь при каждом шаге в полах роскошной, до самых пят меховой шубы. Тихо ругался под нос, вдобавок мучаясь от запаха, который со временем приобретает старый мех, особенно если его давно не «выгуливали». Как оказалось, Халли жила на самой окраине городка. Чем дальше от ратуши располагались дома, тем скромнее были доходы их владельцев. Да уж, в Сатор-Юти было куда как приличнее, а тут и впрямь настоящее захолустье!

– Милорд, – раболепно кланяясь, обратил на себя внимание дворецкий, – вот дом госпожи Гайслим. Это бабушка Халли Эрпи. Если вам нужна госпожа Эрпи, то сегодня вы, скорее всего, найдете ее здесь.

– Спасибо, что сказали, Мэдок. А главное, вовремя.

Я решил сразу проверить слова дворецкого, чтобы не таскаться по Сатор-Ано из конца в конец. Панели с цветком колокольчика на двери не наблюдалось, и я просто постучал.

Почти сразу ее отворила сухонькая женщина:

– Халли? А вы еще кто такой?

Старушка бесстрашно шагнула навстречу, не пуская меня за порог. На удивление живые глаза подслеповато сощурились, рассматривая нежданного гостя, но тусклый свет небольшого гриба-светильника был не в силах рассеять сумерки.

– Добрый вечер, госпожа Гайслим. Меня зовут Райд Эллэ, я ищу Халли. Она дома?

– Халли… А зачем вам Халли? – легкая растерянность, мелькнувшая на морщинистом лице, сменилась подозрительным выражением. – Чего вам всем нужно от моей девоч… Постойте! Вы сказали Эллэ, я не ослышалась?

– Все верно.

– О! Тогда вы, наверное, родственник той девушки, Кассандры? Это все меняет! Входите. – Она отступила внутрь, и я, велев Мэдоку подождать, шагнул следом. – Брат? Да, точно! У вас такие же глаза. Знаете, ваша сестра святая! Сама Великая Мать прислала ее к нам сегодня.

Отчего-то эти слова отозвались тревогой в сердце. Что же тут случилось? Да и Кэс была такой расстроенной… Ладно, еще успею выяснить. Сейчас главное убедиться, что маленькая волчица – в Сатор-Ано и ей ничего не угрожает. Но, к сожалению, было понятно, что у бабушки Халли нет.

– Госпожа Гайслим, так где ваша внучка?

– Понимаете, она куда-то ушла. – Сильнейшая тревога сменила чувство благодарности, что источала старушка.

– Что вас так беспокоит? Она не сказала куда? – не стал пугать бабушку предположениями еще больше.

– Она взяла все деньги, какие были, и куда-то отправилась на ночь глядя. А куда, толком не объяснила. Понимаете, это приличная сумма для нас. Очень приличная… – Госпожа Гайслим невольно окинула взглядом выданную мне шубу. – Сказала, собирается вложиться в прибыльное дело. Но что могут быть за дела, да еще так поздно? Боюсь, как бы ее не обидели, ведь она такая добрая и наивная девочка…

Мои худшие подозрения оправдались. Ох уж мне эта добрая и наивная!

– Спасибо, – поблагодарил я старушку, собираясь откланяться.

– Бабушка, кто это? – с лестницы медленно спускался мелкий пацан. Темные глазищи подозрительно на меня уставились. Не дождавшись ответа, паренек вдруг выдал: – Ты тот самый волк!

Он повернулся и стремглав бросился назад, да так поспешил, что даже споткнулся на последней ступеньке.

– Дориан! – совершенно командирским голосом рявкнула бабуля, от неожиданности я едва не встал по стойке смирно. – Поздоровайся с гостем! – и прежним почти ласковым тоном пояснила: – Простите его, милорд. Мал еще…

Мальчуган тут же появился снова. Громко топая и перепрыгивая через две ступени, едва не скатился на заднице. Совершенно не обращая внимания на потуги бабушки его образумить, сунул мне сложенный вчетверо лист.

– Возьми… те!

Взгляд темных глаз парнишки, давил, что ствол поваленного дерева. Вдруг он мотнул головой, и наваждение исчезло.

– Ба, дай водички, – попросил пацан неожиданно ослабшим голосом.

Госпожа Гайслим, оборвав готовую слететь с языка отповедь, засуетилась вокруг внука.

– Простите, я должен идти, – сунув листок в карман штанов, вышел наружу.

Продрогший дворецкий излучал неприкрытое раздражение, тем не менее состроил вежливую мину, когда повернулся в мою сторону.

– Замерзли, Мэдок? Хотите, отдам вам шубу?

Кажется, вопрос поставил дворецкого в тупик, по крайней мере, эмоциональный фон изменился. Теперь превалировало удивление.

– Н-не стоит, милорд Эллэ.

– Хорошо, тогда просто верните ее хозяину и поблагодарите за меня.

Скинув порядком надоевшую шубу, сунул ее в руки опешившему слуге и перекинулся. Никуда не сворачивая, понесся обратно к портальному комплексу. Уже стемнело. По пути я не встретил ни одной живой души, что не могло не радовать. Вместе с ночью на городок опустилась тягучая непривычная тишина, что бывает только зимой. Лишь в одном из дворов неподалеку от ратуши испустила протяжное мяуканье ловчая кошка[19], учуяв мой запах.

Великая Мать, хоть бы мне повезло! Только бы никто после Халли не перемещался отсюда!

Преодолев путь за считаные минуты, я оказался у портального автомата. Приняв человеческое обличье, достал из кармана диск шеф-ключа, который по наитию захватил с собой. Штука редкая и жутко дорогая, да простит меня Верд. У нас в штабе таких хранилось несколько – выдали после нападения культистов из закромов императорского дворца. Теперь, если повезет, смогу переместиться туда же, куда отправилась Халли.

Без труда сорвав защитную пломбу, что удивительно, обычную, не магическую, выдвинул скрытую в недрах автомата панель. Сияющая голубоватым светом таблица показала, что последнее перемещение случилось около часа назад через первый световой портал. И что сейчас не так уж и поздно, как могло показаться, – на севере рано темнеет.

Вставив диск шеф-ключа в специальную щель, приложил руку к панели и представил замысловатый трехмерный символ, активирующий взлом и запись данных с портального автомата. Мигнув строкой с координатами последнего перехода, автомат выплюнул диск, который изменил цвет с матово-белого на мерцающий голубой. Шеф-ключ не требует точки привязки и кодов доступа к ней, он просто переместит меня по тем же самым координатам. Подхватив его точно сокровище, ступил на портальную площадку. Все. Надеюсь, я не ошибся и этим переходом действительно воспользовалась моя волчица.

Да уж, смешение разных энергий редко бывает приятным. Организм рвало в клочья: родная энергия жизни, направленная порталом, что есть силы боролась с заключенной в шеф-ключ световой, которая пыталась расщепить тело на части.

Больно! Больно, но терпимо. Особенно если рычать в голос… Особенно когда на той стороне наконец найду Халли…

Я уговаривал себя как мог, пытаясь побороть обуявший меня страх, но все равно переход вышел долгим, а неприятные ощущения его только удлиняли. Как-то некстати в голову полезли мысли о погрешности расположения точки выхода и о том, что образцы экспериментальные. Надеюсь, меня не выбросит внутри дерева или на муравейник посреди Чащи?

Тут переход наконец завершился, и я ощутил твердую почву под ногами. В ноздри ударили сотни знакомых и незнакомых запахов, среди которых преобладал звериный – мускусный, густой и тяжелый. Земля содрогалась от топота, но не успел понять, где я и что происходит, как пальцы обожгло – шеф-ключ ярко вспыхнул прямо в руках, на мгновение ослепив. От неожиданности отбросив в сторону пришедшую в негодность новинку сияющих, одновременно попытался проморгаться. К счастью, зрение вернулось быстро, но еще раньше я, почуяв опасность, отскочил в сторону, перекинувшись. Укрылся за пышным кустом, улучив мгновение, чтобы осмотреться. Мимо, круша все на своем пути, шумно проносились крупные туши горных кабанов с седоками на щетинистых спинах.

Кабаньи скачки! Халли, во что ты ввязалась?

В звериной шкуре чутье и эмпатия значительно обострились, и я мгновенно ощутил мою волчицу. Она была где-то впереди. Не раздумывая ни мгновения, рванул в ту сторону. Нужно догнать и вытащить ее отсюда, пока не пострадала. Не понимаю, что у девчонки в голове?! Управлять таким животным, как кабан, по силам только природнику, да и то опытному и с достаточным потенциалом, но никак не девчонке-оборотнице, которая и учебу-то еще не закончила.

Вспомнился момент с доор-каном, но тогда реликта подчинил Шинн. Уверен, Халли он вызвал лишь для того, чтобы пустить пыль в глаза и очаровать. Язык-то у него длинный, что у лесного беса. Наболтал, поди, с три короба.

Трасса была не самой простой: заросли кустарника, поваленные деревья, ямы и небольшие овраги – в общем, все сделано для того, чтобы до финиша добралось как можно меньше участников. Ветер засвистел в ушах, когда я взвился в прыжке, преодолевая очередное препятствие. Позади, утробно ухнув, в одну из ям сверзился наездник. Его кабан, потерявший управление, тут же превратился в грозное и неконтролируемое оружие, он ринулся наперерез другому участнику, сшибся с его кабаном. Острые клыки легко проткнули толстенную шкуру и увязли в плоти. Животные закружились на месте, оглашая лес звуками бойни, перемешанной с ядреным матом. Незадачливый наездник пытался дотянуться и отпихнуть ногой нападавшего зверя, но у него никак не получалось. К тому же и над своим хряком, обезумевшим от боли, он постепенно утратил контроль. Вышло, как ни странно, удачно. Раненый кабан обрел себя и умудрился «сорваться с крючка». В последний момент наездник сумел-таки снова подчинить его, но тот уже по инерции летел в сторону, когда на его пути оказался созданный из колючих зарослей барьер. Бедный хряк с размаху влетел в него и намертво застрял, насадив себя на шипы.

Выжил ли слетевший с его спины наездник, я так и не успел понять, потому что, засмотревшись, чуть сам не попал на клыки, только эмпатия и обоняние предупредили о приближении опасности. Резко осадив, пропустил вперед другого секача. Надо быть осторожнее! Халли все еще маячила впереди, и это давало надежду, что с ней все в порядке. Так и вышло – моя волчица скакала самой первой на огромном буром кабанище. Великая Мать, как можно было выбрать подобное чудовище?! Или ее заставили? Стоило представить, что чье-то нездоровое чувство юмора усадило мою девочку на это, и шерсть на загривке встала дыбом. Глухо рыкнув, поднажал.

Впереди показался ствол поваленного дерева, да такого, что с ходу и не перепрыгнешь, – грубо обломанные сухие ветки торчали в разные стороны кольями. Представив, как неосторожный ездок насаживается с размаху на такую, мысленно передернулся. И порадовался, когда Халли вовремя сумела повернуть животное. Не понимаю, как только ей удается им управлять? Я могу хоть из кожи вон вылезти, но даже домашнюю свинью не заставлю хрюкнуть по моей воле. Из-за маневра девчонка потеряла скорость, несколько наездников из тех, кто двигался по противоположной стороне трассы, сумели ее обогнать, я сделал то же самое. Проносясь мимо, успел разглядеть, что лицо Халли закрыто, волосы убраны, и признать в ней девушку совершенно невозможно. Только умопомрачительный запах, что сводил с ума разум и тело, дал мне однозначный ответ – она.

Догнал. Что дальше?

А дальше надо как-то остановить, и сделать это стоит сейчас. Насколько мне известно, чем ближе к финишу, тем сложнее трасса, а в конце и вовсе могут устроить бойню. Лучше снять ее с кабана прямо здесь, а потом вместе вернуться к месту старта и попробовать прорваться через заграждение. К счастью, оно представляет собой обычные заросли. Как-нибудь проделаем ход. Не придумав ничего лучше, рыкнул, усилив ощущение угрозы эмпатией, но ее кабан никак на это не отреагировал, лишь припустил за мною. В этот момент на пути гиганта, на котором восседала Халли, возник еще один наездник. Они разошлись боками, задев друг друга лишь вскользь, но этого хватило, чтобы второй сверзился на землю, истошно заорав. Наверное, сломал себе что-нибудь или на что-то напоролся. Контроль над животным он потерял мгновенно, а его хряк заметался и, судя по резко оборвавшемуся крику, прекратил страдания наездника. Я испытал облегчение оттого, что Халли сумела удержаться. Ее зверюга все так же неотступно следовала за мной, медленно, но верно настигая.

Направился к барьеру, желая изучить его на предмет плотности и густоты. К счастью, при ближайшем рассмотрении оказалось, что в ограждении хватает дыр, куда вполне возможно проскользнуть, если ты не кабан, конечно. Что ж, это внушает оптимизм. Быстро оглянувшись, узнал сразу две новости – плохую и еще хуже. За мной неслись уже целых два кабана. Клыки второго обагряла свежая кровь, солоноватый металлический запах которой донесся до обоняния немногим раньше. А на спине первого кабана больше не было Халли!

Куда она делась? Выписав по-заячьи петлю, чудом разминулся с острыми клыками, зато успел увидеть, как кончик волчьего хвоста исчезает в переплетении ветвей. Молодец, сама нашла выход! Как-то даже отпустило в груди. Значит, пора и мне уносить отсюда ноги. И все же пришлось побегать, пока присмотрел брешь пошире, – та, через которую ускользнула Халли, для меня оказалась маловата. Я бы, может, и попробовал, но не с риском получить ускорение бивнями в зад.

Вырвавшись на волю, вдохнул полной грудью и сразу почуял сладкий, манящий, зовущий аромат, который тянул точно арканом. Синдром привел меня к большому валуну, осторожно обойдя который, я даже прилег на землю от представшей взору картины. Халли, оттопырив свою аппетитную попку, натягивала штаны и явно спешила.

Нет, точно не стоит ей рассказывать, что я это видел. Или когда-нибудь потом, когда мы сможем вместе посмеяться над ситуацией. Не заметил, как принял человеческое обличье и привычной бесшумной походкой приблизился, каждый миг ожидая, что она обернется. Странно, но моя волчица так и не почувствовала опасности, а я уже не мог сдержаться. Желание ее обнять и покрыть поцелуями смешалось с желанием наказать за глупейший поступок. За то, что снова бездумно рисковала жизнью. Моей и своей. Погибни она, я бы не протянул и года… Знание пришло откуда-то изнутри, кольнув сердце острой иглой.

В этот момент девчонка извлекла из рюкзачка полумесяц мобильного портала. Вот же я идиот! Сообразил прихватить шеф-ключ, но совершенно не подумал, как буду возвращаться. Опасаясь, что Халли сейчас снова от меня сбежит, метнулся к ней.

– Студентка Академии Великой Матери участвует в нелегальной гонке? – Я осторожно завел ее руку за спину, одновременно отнимая мобильный портал.

Подавив вскрик, Халли дернулась, всем телом врезавшись в меня. Это произвело подобный грому эффект, особенно после только что увиденного. Развернул ее лицом, притискивая спиной к теплому камню. Перепуганные серые глаза уставились снизу вверх. Рот приоткрылся, лишая меня остатков разума.

Пришел в себя, осознавая, что яростно ее целую. Чувствовал себя, точно умирающий от жажды, дорвавшийся до свежей и сладкой родниковой воды. Руки ласкали трепещущее тело, не встречая сопротивления, а Халли отвечала мне.

Халли отвечала мне!


Глава 16

Халли Эрпи

Адреналин еще бурлил в крови, а нервное напряжение и сосредоточенность на гонке притупили реакцию. Как иначе объяснить тот факт, что я совершенно не ощутила опасность? Это не вязалось с тем, что почувствовала при нашей последней встрече и странном разговоре через дверь. Тогда, может, все же ошиблась? С чего-то решила, что у меня синдром истинной пары, а на деле Райд Эллэ мне просто нравится как мужчина? Мне ведь толком и не с чем сравнить.

Сильно нравится…

Все это пронеслось в голове быстрее, чем те самые кабаны, а от прикосновений и голоса даже подбросило, будто я с размаху врезалась в периметр.

И тут же точно ледяной водой окатило. Ужас! Я же осталась без портала!

От противоречивости ощущений и эмоций на миг впала в ступор, не в силах даже возмутиться. Меня резко развернули, прижав спиной к камню.

Несколько долгих и отчего-то жутких мгновений Райд пристально смотрел, и столько всего было в этом взгляде! Мама, кажется, меня на клочки сейчас разорвут. Посетила предательская мысль: «Есть за что». Например, за то, что не послушалась его и ввязалась-таки во что-то совсем нехорошее…

Размышлять и перебирать варианты и дальше мне не позволили, бессовестно заворожив зрелищем меняющихся зрачков. Только когда те сменились на обычные человеческие, неожиданно осознала, что Райд смотрел все это время волчьими глазами. Как истинный воин, он не стал медлить перед атакой, обрушившись на меня с такой силой, что раскатал и волю, и протест в тонкий блин. Я таяла и плавилась под его руками. Кажется, стонала, жадно вдыхая воздух. Вздрагивала от обжигающих прикосновений ладоней, не знающих запретов. Забывая себя, растворялась в ощущениях, что дарили его пальцы и губы. Его запах ласкал обоняние, тепло тела, находившегося так близко, согревало даже душу.

Не знаю, где взяла силы, чтобы вернуть себя. Наверное, помогло то, что я просто еще совсем не готова к большему. Стоило Райду зайти чуть дальше, и я испугалась, что после нашего короткого, но яростно-страстного «приветствия» его уже не остановишь. И правда, что помешает лорду Эллэ взять, что хочется, особенно в такой ситуации? К тому же я оборотница, что вроде как указывает на повышенную любвеобильность. Не из знатного рода, за меня некому вступиться, да и слухи, которые сама же и помогла подогреть, не отрицая публично, когда он выставлял меня своей невестой… Все это совершенно лишает меня любой защиты…

И все же:

– Нет! – зажмурившись, отстранилась, что есть силы вжавшись спиной в камень позади. Некоторое время повисшую тишину нарушало лишь наше тяжелое дыхание, но больше меня никто не трогал. Еще дрожа от гуляющей по венам страсти, повторила тихо, но твердо: – Нет.

И, набравшись наконец храбрости, открыла глаза. Райд стоял, руками упершись в камень по обе стороны от моей головы. К счастью, взгляд уткнулся оборотнику в затылок. Райд наклонился, пытаясь отдышаться, и я порадовалась, что не пришлось так вот сразу глядеть ему в глаза после случившегося. Ноздри против воли сильнее втянули воздух, не в силах отказать в наслаждении ощутить запах мужчины, что вызывал такую бурю эмоций. Сердце застучало быстрее, горло тут же пересохло, вынуждая сглотнуть. Получилось слишком громко, и оборотник медленно поднял голову, оказавшись лицом к лицу. Затуманенные желанием серые глаза очутились слишком близко. Настолько близко, что я точно в зеркале увидела в них отражение собственных.

Криво усмехнувшись, он хрипло выдал неожиданное:

– Я убью тебя, Халли Эрпи.

Обжигающий взгляд переместился ниже. Окончательно смутившись, спешно одернула задравшуюся майку и скользнула в сторону. На реакцию я не жалуюсь, но до Эллэ мне, как от Сатор-Ано до южного побережья пешком через Чащу.

Выражение лица оборотника не предвещало ничего хорошего, когда он остановил меня:

– Куда собралась?

Я попыталась вырвать руку, да где там! Разве что зубами отгрызть.

– Отпусти! Синяк будет!

Поспешность, с которой оборотник разжал пальцы, стала неожиданностью. А больше всего поразило мелькнувшее на его лице виноватое выражение. И я вдруг мысленно выдохнула. Зря, наверное, о нем продолжаю плохо думать? В конце концов, Райд пришел именно за мной. Получается, беспокоился?

Стало неловко.

– Прости, – выдавила едва слышно.

– Что ты сказала? – прозвучало немного зло и даже с легкой издевкой. – Я не ослышался?

Чувствовать себя виноватой не привыкла, а дурацкий комментарий так и вовсе все испортил.

– Не заставляй меня повторять! – рыкнула в ответ и отвернулась, пытаясь побороть какое-то детское чувство протеста.

Мы замолчали.

Райд прижался спиной к камню, разглядывая носки ботинок и задумчиво вращая между пальцами пластинку мобильного портала. Между прочим, моего мобильного портала! На миг желудок стиснул страх – вдруг он сейчас его активирует и оставит меня здесь в отместку? То ли он прочел мои мысли, то ли это же пришло и ему в голову, но хищная улыбка, неожиданно искривившая губы Райда, напугала. Метнувшись к лорду Эллэ раньше, чем сама успела сообразить, крепко обняла за талию и зажмурилась.

Успела! Теперь точно без меня не переместится.

Тихий смех дал понять – я снова облажалась.

– Волчонок, что с тобой? – по спине ласково погладили. – Неужели решила, что я тебя тут брошу? – Райд обнял меня, а я все больше злилась.

И на него, и на то, что мне сейчас так приятно.

Злость помогла прочистить мозги и вспомнить, что победа в гонке теперь не светит, а все мои деньги оказались в чужих руках. Вместе со всеми надеждами. От этой мысли внутри похолодело, желание, что неизменно пробуждал во мне этот человек, вмиг куда-то пропало. Гад снова появился не вовремя и все испортил!

Разжав объятия, высвободилась из его рук и отошла в сторону, осматриваясь.

– Милорд Эллэ, это облава?

– Нет, я один. Пришел за тобой.

– Тогда, пожалуйста, отдайте мне портал!

Райд тут же перестал улыбаться.

– Не отдам.

Он смотрел на меня серьезно, даже складка залегла между бровей. Сердце против воли неприятно сжалось. Можно подумать, что ему обидно. Нет! Этого не может быть, я снова принимаю желаемое за действительное. Хотя мне-то какое дело?

– Хорошо. Тогда, пожалуйста, ждите здесь, а у меня еще остались кое-какие дела, – бросила небрежно, но внутри все так и замерло от страха: что будет, если вернусь, а оборотник-таки решит, что зарвавшуюся девчонку неплохо бы и проучить?

Сомнения отвлекали, постепенно лишая решимости. Потому, не дожидаясь ответа, перекинулась и бросилась назад – если двигаться вдоль ограждения трассы, приду к старту, а там и к букмекерской конторе. А дальше? Придумаю на месте, но, судя по тому, что на территории я так и не обнаружила ни одного лла’эно, кроме самих участников, может, удастся забрать свой чемоданчик незаметно?

Честно говоря, от такого дерзкого решения даже дурно стало: я собираюсь нарушить все правила, а подобное эти люди не прощают, остается только надеяться, что меня попросту не вычислят. Конечно, организаторы тоже не лыком шиты, но я что-то не заметила тщательной проверки личностей участников. Вон они даже не поняли, что я девушка! Возможно, здесь попросту не ожидают подобной наглости и все получится. Буду надеяться.

Хотя я и собиралась выкрасть деньги, совесть совершенно не мучила. Они-то как раз не обеднеют. То, что для меня состояние, для этих людей – лишь одно дерево из множества в Чаще.

Оглянулась на ходу – Райда позади не было. Да и не чуяла его. Совсем.

Ну конечно! Как ломать мне планы, так лорд Эллэ тут как тут, а когда нужно помочь…

Но сразу заговорила совесть, напомнив, как оборотник не дал мне разбиться во время ночного полета на крыльях бабочки. И потом, ведь он пришел, значит, я ему хоть чуточку нужна? Может, дело не только в его планах и банальной похоти? От этой мысли на душе вдруг стало теплее, даже шерстка на спине зашевелилась от удовольствия. Я обязательно справлюсь.

Преодолев густые заросли цветущего олеандра, оказалась на опушке той самой поляны, где все началось. Осторожно двигаясь вдоль, подошла примерно со стороны, где появилась первый раз. Интуиция тут же подняла тревогу, вынуждая отскочить обратно и сместиться так, чтобы находиться с подветренной стороны. Скрывшись в густых зарослях папоротников, прижалась к самой земле и подползла так близко, насколько было возможно, но, едва выглянув, тут же отпрянула назад. Поспешно отступая и стараясь, чтоб не заметили, мысленно вознесла молитву Великой Матери. И не зря все предосторожности. Уж слишком знакомы были рогатые черепа и размалеванные непонятными символами полуобнаженные тела тех, кто сейчас по-хозяйски орудовал там, где совсем недавно и в помине не было никого похожего.

Культ Кровавой Луны! Мамочки…

Паника сжала желудок ледяной рукой. Отползая, остановилась, только упершись задом в дерево. От неожиданности едва не подпрыгнула, пытаясь унять бьющееся пойманной в силки птицей сердце. Райд! Где же Райд? Нужно его предупредить. Принюхалась, но так и не смогла почуять оборотника. Куда же он делся? Да еще и с моим порталом, дери его реликт?! То, что узнала, совершенно не внушало оптимизма, – в лесу скрывались люди, и все они как-то схоже пахли. Странно… Снова втянув носом воздух, поняла, что не ошиблась. Но ведь так не бывает?

Впрочем, от культистов можно ждать чего угодно. Жестокие и непредсказуемые, они служат своей богине – Кровавой Луне, которая, по официальному мнению, есть искаженный образ Великой Матери. Как там на деле – неизвестно. Преследующие только им самим понятные цели, фанатики нападают внезапно, устраивают акты насилия даже в столице, разоряют плохо защищенные приграничные городки вроде нашего Сатор-Ано. Приносят кровавые жертвы, не щадя никого. С виду – дикари дикарями, но ходят слухи, что еще ни разу не удалось взять ни одного из них живьем. Все пленники мгновенно погибают до допроса, хотя поговаривают, что фанатики по большей части даже не лла’эно, а обычные люди. Правда, все это или нет, поинтересуюсь у Райда при случае. Эта мысль немного успокоила, и я крадучись направилась назад, приложив все силы, чтобы не напороться ни на одного из культистов. Местами ползла, прижавшись к земле, и надеясь, что меня примут за обычное животное.

Путь снова пролегал вдоль заграждения, и когда впереди показались погонщики с волками, пришлось остановиться. Странно, что звери меня не почуяли, но размышлять, отчего так, было некогда, – сзади, особо не скрываясь, приближались еще несколько фанатиков – это я уже поняла по отличавшему их запаху. Больше не сомневаясь, юркнула в ближайший подходящий по размеру просвет, снова оказавшись на трассе. Решение было верное – никому не пришло в голову расставить здесь охрану. Тому подтверждением стал одинокий секач, топтавшийся поодаль. Он показался заторможенным и совершенно не обратил на меня никакого внимания. Тем временем по ту сторону заграждения раздались голоса. Я отошла подальше и затаилась в яме, которых тут было множество, одновременно напрягая слух и воспользовавшись эмпатией.

– Поймали? – прозвучал на удивление приятный мужской голос, никак не вяжущийся с жутким образом культиста.

Нет, я понимаю, что они – тоже люди, а не лесные бесы, но все же.

– Конечно! Да и куда бы он делся? – последовал ответ.

Не знаю, о ком они, но, надеюсь, речь идет не о Райде.

– Вот и славно. Тогда закругляемся. Глядите в оба. Судя по списку, еще один остался.

– Ты же не думаешь?..

– Не наше дело – думать! – резко оборвал его первый собеседник. – Для этого есть Кхамлэ.

Культисты хором что-то сказали на незнакомом языке, из этой короткой фразы я сумела разобрать только то самое странное слово. Но что бы вся присказка ни значила, было похоже, будто они вознесли молитву, из чего я сделала вывод, что Кхамлэ – какое-то божество или демон. Фанатики вместе направились в сторону поляны. Старалась дышать через раз, пока они не отошли подальше, и только потом отважилась пошевелиться. Побежала в противоположную сторону, но, добравшись до очередного просвета в изгороди, остановилась, переводя дух и собираясь с мыслями. Великая Мать! Если сюда нагрянули фанатики и хозяйничают, это значит, что все деньги достанутся им?

Ну нет! Соблазн вернуть свои сбережения стал совсем нестерпимым, а от страха даже живот скрутило.

– Ну же, Халли, соберись! – отвесила себе мысленную оплеуху, прогоняя зарождающуюся панику.

Я только одним глазком гляну… В конце концов, они и правда совершенно не охраняют трассу. К тому же, если не получится взять деньги, вдруг смогу увидеть или услышать что-то, что окажется полезным для борьбы с культом? Передам сведения Райду, где бы он ни был, храни его Великая Мать! Оправдав собственное безрассудное любопытство, двинулась туда, где находились стартовые загоны.

Вскоре в ноздри ударил запах свежей крови, а впереди показалось тело наездника, который так и остался висеть на живой изгороди. Стараясь на него не смотреть, поспешила дальше.

В укрепленном магическим барьером загоне никого не оказалось, лишь густой звериный запах свидетельствовал о том, что совсем недавно здесь обитали кабаны. Убедившись, что снаружи никого, осторожно толкнула лапой дверь – оказалась незапертой. Хватило небольшой щели, чтобы высунуть нос и рассмотреть, что происходит снаружи.

В этой части поляны, к счастью, было пусто. Повезло, если можно так выразиться.

А вот вдалеке творилось что-то невообразимое: из-за деревьев культисты выводили пленников, лица которых скрывали одинаковые маски. Сразу стало понятно, что это зрители, хотя до сих пор я их так и не видела. Определить, как именно они наблюдали за скачками, тоже не успела. Не до того было, если честно.

Мужчины и женщины со связанными за спиной руками покорно выходили на просматривающееся с моего наблюдательного пункта место и строились. Никто не плакал, не умолял отпустить и не просил пощады. От такой безмолвной покорности стыла в жилах кровь. Фанатики, что для меня оказалось неожиданностью, не стремились побыстрее с ними разделаться. Никто не вспарывал животы, не насиловал, не резал глотки и не сворачивал шеи. Да и вообще, какие-то они внезапно мирные. Я бы даже сказала – почти вежливые! Стоят себе рядышком, посматривают и будто ждут чего-то. Ведь точно, ждут!

За последним пленником, которых оказалось навскидку около сотни, появился тот самый культист с приятным голосом. Сейчас я смогла его рассмотреть. Как же не вяжется этот голос с ветвистыми оленьими рогами, жуткой маской и хитиновыми пластинами, защищающими тело вместо доспехов!

– Ждем Кхамлэ? – спросил его один из тех, кто занимался пленниками.

Нет, все же Кхамлэ – это не божество. Скорее имя человека. Хотя с этих уродов станется и демона какого призвать.

– Нет, прежде отсортируем, – последовал ответ.

Оленерогий медленно прошелся вдоль отупело молчащих пленников, а затем присел в сторонке и небрежным жестом дал знак приступать. Остальные принялись срывать с людей маски. Мне хорошо были видны безразличные лица, пустые глаза и безвольно опущенные плечи. Неужели им все равно, что с ними будет? Или они опоены? Или это магическое воздействие?!

Брр! Это что же такое! Что превращает людей в деревяшки? Неужели слухи не лгут и магия крови действительно существует? Стало совсем жутко. Даже представить сложно, что кто-то может превратить меня в безразличную куклу и принудить делать что угодно.

Великая Мать! Во что я умудрилась вляпаться?!

Во рту пересохло от ужаса. Попятившись, притворила за собой дверь. Надо срочно найти Райда и выбираться отсюда немедленно! Только вот что будет с теми беднягами? Нужно им как-то помочь. О! Пусть об этом Райд и позаботится. Уверена, он-то получше меня знает, что в таких случаях делать. Как-то же справляются с культистами безопасники, несмотря на всю их странную магию?

А деньги? Тоже у Райда попросить? Бесы-бесы-бесы! Едва удержалась, чтобы не заметаться по загону от разрывающих душу противоречий. Нет, все же я должна попытаться, тем более у букмекерской конторы сейчас никого нет, а все шестеро культистов, которых я успела увидеть, заняты. Может, сумею потихоньку пробраться? Не зря говорят: только смелым покоряется Чаща и улыбается удача.

Когда, успокоившись, снова высунула нос наружу, меня ждали две новости, и обе – не очень. Первая: фанатиков заметно прибавилось. Теперь их было уже не шестеро, а человек двадцать. И вторая: возле моей цели дежурили те два погонщика с волками, которых я видела в лесу.

Тем временем пленников сортировали по группам. В одну определяли только женщин, остальные три формировались по непонятному мне принципу. Два погонщика так и стояли рядом с конторой, куда я стремилась попасть, но и они с интересом наблюдали за происходящим. Волки у их ног, похоже, вовсе задремали. Самое время действовать!

И тут возникла идея.

Вернувшись на трассу, быстро разыскала кабана, который оказался там же, где я его обнаружила. Едва обрадовавшись этому, поняла, что в волчьем обличье не могу взять его под контроль. Тьфу! А если стану человеком, окажусь почти без одежды. Незадача!

Понадеявшись, что от моих вещей что-то да осталось, нашла место, где перекинулась. Сохранились в целости только клетчатый платок и кепка отчима. Куртка и штаны оказались разорваны в клочья. Ладно, хоть что-то. От идеи, где взять остальное, подкатила дурнота, несмотря на облик зверя, у которого брезгливость меньше выражена. Превращаться не стала, понесла вещи в зубах – так быстрей.

Дальше было непросто.

Парень, что погиб, наткнувшись на многочисленные шипы и неудачно торчащую острую ветку, тоже никуда не делся. Пришлось побороться с собой, прежде чем решилась обернуться человеком и прикоснуться к мертвецу.

– Прости, пожалуйста, – морщась и едва сдерживая рвотный позыв, шептала, снимая оказавшееся тяжелым тело. Стараясь не уронить, уложила на землю. – Я постараюсь, сделать все, чтобы тебя похоронили как следует. Спасибо.

Прикрыв веки покойника, симпатичного юноши едва ли старше меня, осторожно сняла кожаную куртку, продырявленную спереди. Ничего, сойдет. Все равно другой нет. С сомнением покосилась на добротные, как и ботинки, штаны. Странно, что они сохранились сухими и чистыми. Но тем лучше, в критической ситуации не до сантиментов. После куртки снять остальное было легче. К счастью, наездники – люди некрупные, так что одежда пришлась почти впору, только ботинки оказались больше на два размера, но это компенсировала плотная шнуровка, надежно удерживающая их на ногах. Моя кепка и платок довершили наряд.

Надевать чужие, к тому же снятые с мертвеца вещи на голое тело было мерзко.

– Ничего, Халли, это ненадолго. Потерпишь, – уговаривала себя сквозь зубы.

Закончив с переодеванием, вернулась к кабану. На этот раз подчинение далось легче. Видимо, навык быстро развивается. Прекрасно! Такими темпами скоро стану реликтами вертеть, точно котятами.


Глава 17

Подчиняясь моей воле, секач двинулся с места. Идти обратно своим ходом было не очень удобно из-за сложности трассы, особенно в ботинках на два размера больше. Мешали густая трава, кочки и камни, ветки и стволы поваленных деревьев, трухлявые пни, ямы и прочие «радости», что организаторы пожелали нужным тут устроить для того, чтобы к финишу пришло как можно меньше наездников. Дабы не тратить лишнее время, которое и так словно сквозь пальцы утекало, взгромоздилась кабану на спину. Он был не такой крупный, как тот, которого я выбрала раньше, да и гораздо моложе. Наверное, поэтому подчинить его и управлять им оказалось намного легче. Следовало спешить, пока «представление» не закончилось и не явился тот самый Кхамлэ. Отчего-то чувствовала пятой точкой – лучше бы успеть до его появления. И так неизвестно, сколько потеряла времени, пока готовилась.

У выхода из загона интуиция забила тревогу, и я остановила животное. Контроль над ним требовал много сил, но все же эмпатия и нюх предупредили – кто-то приближается. И, судя по запаху, это некто иной, как тот самый бородатый мужик, что впускал нас выбирать животных. А раз он разгуливает здесь свободно, значит, заодно с культистами и происходящее – вовсе не случайность. Это было задумано с самого начала!

Догадка оказалась неприятной. Но неужели и Кай во всем замешан? Как-то не ожидала получить от теневика такую подставу, а ведь я его почти другом считаю… Или же он сам не знал, чем все обернется? Очень надеюсь, что второе.

Тем временем нужно было что-то срочно решать, бородатому осталось до двери с десяток шагов. Пиши пропало, если он меня увидит. Сердце стучало как безумное, казалось на километр слышно.

Собралась!

Кабан взял резко с места, повинуясь моей воле. Не защищенная барьером дверь от удара слетела с петель. Стараясь слиться со зверем в одно целое, приникла к спине, уткнувшись носом в жесткую пахучую щетину. Мужика снесло с ног. Не знаю, как удалось, но я удержалась. И на мощный направленный ментальный удар тоже сил хватило. Бородач остался лежать на месте – не удивлюсь, если убила.

Паниковать и рефлексировать некогда. Существующие только в сознании секача языки пламени беспощадно лизали копыта, вынуждая несчастное животное нестись во весь опор вперед.

Волки вскочили со своих мест, а их погонщики еще только оборачивались, когда я уже соскочила со спины обезумевшего хряка и откатилась в сторону. Кабан летел прямо на людей, не останавливаясь. Вместо двух культистов он сейчас видел единственный просвет в сплошной стене огня – я до последнего постаралась удержать иллюзию, и стремился к нему, как к заветнейшей из целей. Короткое ругательство, и фанатик взвыл. Одновременно резко и безжалостно, без подготовки я сняла контроль, памятуя, как ярятся в этот момент животные. Так что теперь и остальным будет чем заняться. Если меня никто не заметил, обвинят бородача, неосторожно отворившего дверь загона. Я надеюсь. И даже совесть отчего-то совсем не мучает.

Бесшумно проползла еще немного. Убедившись, что ствол букмекерской конторы хорошо скрывает от собравшихся на поляне, а их взгляды прикованы к бестолково мечущемуся секачу, от которого фанатикам пришлось защищать безвольно застывших пленников, поднялась и, пригнувшись, ринулась к дверному проему маленького и явно выращенного на скорую руку древодома. Надеюсь, мой чемоданчик с деньгами все еще там.

Неожиданно путь преградил один из волков. Он тоже уже не был под контролем, и, кажется, я оказалась сейчас на месте погонщиков, сражавшихся с моим кабаном. Несмотря на то что волк, кровожадно оскалившись, рыкнул и пригнул голову, готовясь к атаке, страха не было. Мои глаза изменились на волчьи чуть раньше, из горла вырвался ответный рык, подкрепленный образом альфы. Зверь, заскулив, попятился и трусливо скрылся в зарослях цветущего олеандра. Уж в обращении с волками у меня нет проблем. Я бы и в зверином обличье не побоялась вызов бросить хоть вожаку стаи.

– Хороший мальчик! – шепнула вдогонку и скользнула внутрь, аккуратно притворив за собой дверь.

Когда повернулась, едва не взвизгнула, но вовремя прикрыла рот руками. На полу небольшого помещения, прислонившись к стене, сидел труп, пялясь мертвыми глазами.

– И чего они все на меня таращатся? – едва слышно произнесла вслух, просто чтобы успокоить нервы.

Кажется, доброжелательному букмекеру «вскипятили» мозги, судя по покрасневшим белкам и тонкой бордовой струйке из носа. Здесь обнаружились только сейф, небольшой стол, упавший набок стул и разбросанные повсюду бумаги. Пришлось снова касаться мертвеца, но не зря себя пересиливала – еще не до конца остывшая ладонь помогла отпереть магический замок, и дверь сейфа с тихим щелчком отворилась.

Сейф был набит под завязку разнообразными чемоданами и банковскими суконными мешками с монетами – чеков организаторы не принимали. Похоже, сюда культисты добраться еще не успели. Наверное, тоже ждут Кхамлэ, даже охрану поставили. А значит, стоит убраться побыстрее, пока не нагрянули заинтересованные лица.

И все же я присела на пол – что-то ноги совсем ослабли после короткого, но весьма напряженного пути, а тело начала бить мелкая дрожь. Головная боль, пока еще не сильная, стиснула виски тугим обручем. Что ж, вполне ожидаемые последствия столь длительного применения способностей. Внушение, да еще такому непростому животному, как кабан, – это не с ветки спрыгнуть!

В общем, мне нужна хотя бы малюсенькая передышка, к тому же требуется собраться с мыслями. Как сюда попасть, я хорошо придумала, а вот как сбежать, да еще и незаметно?

Испустив предсмертный визг, кабанчик, похоже, почил геройской смертью, и шум снаружи разом стих, но интуиция подсказала, что там что-то творится. Главное, не повторить его печальную судьбу. Прячась в тени, осторожно приподнялась и выглянула наружу из-за стойки.

– Займитесь драгоценностями, а этих – сюда! – Фанатик с оленьими рогами махнул рукой, указав на самую малочисленную группу пленников, требуя подвести ближе. И снова я вздрогнула, когда безразличные ко всему люди синхронно шагнули вперед, точно единый организм. Двое культистов подошли и встали рядом с оленерогим, остальные бросились выполнять приказ и принялись срывать украшения с женщин. Не стесняясь, их обшаривали с ног до головы, тщательно и не слишком аккуратно.

Один культист, не расстегивая, сдернул с немолодой уже дамы роскошные серьги. Я вздрогнула, но та не шелохнулась и не моргнула, даже когда с разорванных мочек на плечи закапала кровь. Находившийся рядом другой фанатик зло на него рыкнул, снова упомянув Кхамлэ. Провинившийся кивнул и дальше действовал не в пример аккуратнее. Видимо, до появления этого самого загадочного Кхамлэ, которого тут все крепко уважали, причинять вред пленником было запрещено. Вообще, происходящее напоминало хорошо спланированный грабеж. И вряд ли кто из присутствующих здесь сможет кому-то пожаловаться, если, конечно, выживет…

Одного из пленников подвели к оленерогому. Пленный мужчина вдруг точно ожил, чем привлек к себе мое внимание. Немолодой, с благородной сединой на висках, высоким лбом и аккуратно подстриженной клинышком бородкой. Добротно и дорого одетый, как и прочие, кто оказался с ним «в одной компании». Сморщившись, он застонал, сжав руками виски. Затем часто-часто заморгал и вдруг, широко распахнув глаза, испуганно огляделся. Маски большинства культистов прикрывали только верхнюю часть лица, так что я увидела, как один из них нехорошо осклабился, наблюдая за поведением несчастного.

Великая Мать, хоть бы только не стали зверствовать! Как-то не хочется мне наблюдать за пытками…

Тем временем пленнику милостиво позволили осознать печальное положение. Тот побелел и шумно сглотнул – звериный слух уловил это даже на таком расстоянии.

– В-вы знаете, кто я? – севшим голосом спросил пленник.

– Конечно. – Оленьи рога качнулись.

– Я могу хорошо заплатить за свою жизнь. – Мужчина нервно оглянулся на других пленников, но те оставались одурманенными.

– Не сомневаюсь, – снова согласился фанатик, который, похоже, был тут главным, не считая загадочного Кхамлэ. – Конечно же заплатите. Вот прямо сейчас. Как только деньги будут переданы нашим людям, мы вас отпустим. Только прежде вы подпишете договор, по которому ежемесячно станете отчислять определенную сумму в обмен на безопасность. Приступайте. – Он вежливо указал на стоящий чуть в стороне стол с бумагами, который я раньше не приметила.

– А где гарантии, что вы выполните условия? – Мужчина собрался и даже нашел в себе смелость усмехнуться.

Он явно не доверял культистам.

– Хм… говорите, нужны гарантии? Придется поверить на слово. А чтобы вы не сомневались, дам время подумать. Скажем, пяти минут хватит? После чего я просто вскипячу вам мозги, если откажетесь. Кстати, остальным будет полезно на это взглянуть.

Он разом «разбудил» оставшихся семерых пленников из группы «денежных мешков» и повторил сказанное. Поднявшийся было гвалт тут же унялся, когда одному пригрозили жизнью дочери, другому – беременной жены, которой, к счастью, я не заметила среди присутствующих. Третьему припомнили какие-то прегрешения перед императором, да и остальных нашлось чем припугнуть, будто мало лишить жизни. Умирая, каждый знал бы, что его семья и близкие в опасности. Серьезный аргумент. Все это оленерогий фанатик излагал доброжелательным тоном, называя пленников по именам, половина из которых оказалась даже мне известной, а когда закончил, снова повернулся к первому:

– На вас, лорд Хаммут, у меня ничего нет. К сожалению или к счастью, как посмотреть. Даже странно, что верноподданный императора, одинокий вдовец, у которого в Чаще погиб единственный сын, принимает участие в таком недостойном мероприятии. Готовы?

Седовласый лорд, гневно сверкнув глазами, вздернул подбородок. Не знаю, что придало несчастному храбрости, но ответил он не в пример уверенней, чем до того:

– А это не твое дело, проклятый предатель! – Он произнес такое ругательство, какого мне и слышать не доводилось. – Ничего я не стану подписывать, можешь засунуть себе в зад…

Договорить ему оленерогий не дал. Внезапно сорвавшись на короткий крик, мужчина упал на колени, а затем завалился вперед. Его голова повернулась набок, застывшие зрачки уставились в никуда, что в сочетании с залитыми красным белками выглядело жутко. Хорошо хоть частичная трансформация помогала иначе реагировать на жестокость и притупляла страх.

Остальные богатеи, побледнев, молча потянулись к столу. Да уж…

Решив, что насмотрелась достаточно, чтобы ближайший год мучили кошмары, поняла: нужно действовать немедленно или уносить ноги. Какие есть варианты? Хорошо бы затаиться и дождаться, пока культисты уберутся прочь, только вот вряд ли они чудесным образом забудут про деньги, тем более именно деньги, похоже, и есть их главная цель. Значит, нужно хватать чемодан, пока не поздно, и валить по прямой в заросли, которые начинаются всего-то в паре метров отсюда. Может, Великая Мать будет милостива и мне удастся сбежать незаметно? Потом перекинуться, уйти как можно дальше и быстрее и спрятаться. Хотя нет. Надо найти Райда, ведь у него – моя единственная надежда вернуться.

Беспокойство сжало сердце с новой силой, стоило подумать о лорде Эллэ. Где он? Надеюсь, с ним все в порядке? Да ладно, он же воин. В отличие от меня мужик здоровый. Не пропадет. Наверняка он уже давно в курсе, что здесь творится, и связался с отрядом. Да! Точно! У Райда с собой обязательно должен быть амулет связи и все такое. Скоро сюда придут наши и надерут культистам задницы. Успокоив так нервы и совесть, ухватила свой чемоданчик с деньгами, но тут взгляд упал на другой – побольше. Взвесив его в руке, не смогла уже поставить обратно. Тут, навскидку, и на дом, и на обучение мне и братишке хватит. Тяжелый, правда, зараза, но рисковать – так по-крупному. Утащу уж как-нибудь в зубах, когда перекинусь. Перехватив ношу поудобнее, выпрямилась. Вдох-выдох, и снова в душе – ледяное спокойствие, которое обычно помогает действовать.

Дверь распахнулась, прежде чем успела прикоснуться к ручке, проем закрыла широкоплечая фигура оленерогого культиста:

– Хм, Хал Первый Раз? Остроумно! – Он протянул руку и рывком сдернул с моего лица платок.

Долгое мгновение мы смотрели друг на друга. Сквозь глазницы оленьего черепа были видны голубые смеющиеся глаза, а затем виски сдавило не в пример сильнее. Охнув, выронила чемоданчик, и тот громко стукнул о деревянный пол.

Белозубая улыбка культиста стала еще шире.

– Идем. – Он и пальцем меня не коснулся, лишь подвинулся в сторону, пропуская.

Ноги сами шагнули через порог, прежде чем я сумела скинуть наваждение и дала деру. Кажется, культист удивился. Похоже, не ожидал от меня такой прыти. Но едва успела перекинуться, как тело опутали мерцающие сети. Взвизгнув от боли, скорее ментальной, чем физической, рванулась вперед, всеми силами стараясь избавиться, от того, что пыталось завладеть сознанием. Зловещий шепот, мелькающие перед внутренним взором страшные образы… Впивающиеся в беззащитный нос нити световой сети… Мечущиеся, точно лесные бесы, в своих рогатых масках фанатики… Несмотря ни на что, им не сразу удалось со мной совладать.

Зарычала, пытаясь укусить потянувшуюся ко мне руку. Оттолкнув того, кто хотел схватить, перед глазами опять возник оленерогий. Невольно встретила его взгляд, и резкая боль снова прострелила виски, мгновенно сменившись темнотой.

Пришла в себя, одновременно ощутив сотни незнакомых запахов и звуков. Даже ветер как-то по-особому шелестел кронами. Не смолкал ни на мгновение оглушительный стрекот, то и дело глухо вскрикивала какая-то птица, мелодично пели другие, где-то журчала вода.

– Пить! – вместо слова из пересохшего и саднящего горла вырвался хрип.

От боли, что мгновенно стиснула голову, едва снова не погрузилась в пучину беспамятства, и лишь нахлынувшие лавиной воспоминания позволили оставаться в сознании. К счастью, через несколько секунд стало полегче, хотя веки все равно не желали подниматься. Замерла, пытаясь понять, цела ли. Осторожно попробовала пошевелить конечностями. Вроде все на месте, да и голова уже болит не так сильно, скорее, тупо ноет. А вот жажда нестерпимо усилилась.

– Пить! – прозвучало не в пример уверенней.

В губы тут же ткнулась посудина с прохладной и свежей водой, чья-то широкая и теплая ладонь поддержала спину, помогая сесть. Ухватив сосуд обеими руками, принялась жадно, едва не захлебываясь, глотать живительную влагу.

– Поосторожней! Не спеши так.

Невзирая на протест, воду попытались отнять. Вскинувшись, увидела голубые глаза оленерогого культиста. Сейчас, без маски, в обычной одежде, он совершенно не выглядел пугающе. Темноволосый, коротко стриженный, с мужественными чертами лица и легкой щетиной. Симпатичный, гад! Даже красивый.

– А где спасибо? – Фанатик сверкнул ровными белыми зубами, отчего-то напомнив лорда Райда Эллэ, и я еле сдержала рвущийся с языка вопрос.

Нельзя! Вдруг выдам оборотника? Да и вообще, незачем им знать, что я здесь не одна. Хоть какой-то шанс на спасение останется. Может, и «Волчьи тени» уже рядом. Готовятся к нападению, а неосторожным словом все испорчу.

Испугавшись, что культист с помощью своей жуткой магии прочтет мои мысли, опустила глаза. Эмпатией меня не проймешь, проверено, а вот эта магия неизвестно как действует.

Нас обоих отвлекло пронзительное мяуканье дикой кошки, раздавшееся поблизости.

– Ладно, у тебя еще будет шанс меня поблагодарить. – Фанатик подмигнул и поставил на пол глиняный кувшин с влажными потеками на боку. – Пей побольше.

Когда мужчина, пригнувшись, вышел наружу, наконец нормально осмотрелась. Место, где я оказалась, напоминало клетку. Стены и даже дверь были сделаны из толстых, почти с мою руку, бамбуковых стволов – такая и реликта удержит, не то что кого-то вроде меня. Временное пристанище было совсем небольшим – примерно три на три с половиной метра.

Кое-как поднялась и, морщась от накатившей дурноты, обошла клетку по кругу, до боли вглядываясь в темноту между прутьями, насколько позволяло человеческое зрение. Отчего-то инстинктивно боялась применить способности, уже одна мысль об этом вызвала мучительный спазм в моей многострадальной голове, и я решила: позже попробую использовать взгляд зверя, но не сейчас.

Короткий обход утомил. Вернувшись к исходной точке, бессильно опустилась на колени и, утерев выступившую на лбу испарину, приникла к узкому просвету между прутьев.

С этой стороны было заметно светлее. Мне удалось разглядеть костры и темные силуэты прохаживающихся туда-сюда дежурных. Ночь окутала все вокруг бархатным покрывалом, до неузнаваемости изменив очертания, но мне удалось понять: мы на той же самой поляне. Принюхалась, вдумчиво анализируя полученную информацию. Среди прочих знакомых и незнакомых запахов имелся один особенный. Я не могла его определить, но так, без сомнения, пахли все культисты как один. Я отметила это еще когда пыталась вырваться, но не придала значения. Хм… Пленники тоже обнаружились поблизости – они пахли нормально, по-человечески. По-разному.

Подергала дверь клетки. Она была заперта на простой навесной замок, обычный, но весьма надежный. И как его открыть изнутри, я совершенно не представляла. Будь у меня даже ключ, просунуть наружу руку все равно невозможно. Что же делать? Остается только неожиданно напасть на любого, кто сюда войдет, и попытаться сбежать. План не нравился, уж слишком сильно попахивал провалом, но и сидеть тихо в ожидании своей участи было невыносимо.

Решившись, попробовала перестроить зрение на звериное, но после первой же попытки голову пронзило дикой болью, а меня тут же вырвало. О том, чтобы перекинуться, вообще не шло и речи. Умывшись и напившись из кувшина, оставленного заботливым супостатом, устроилась в углу слева от двери, где вошедший меня не сразу заметит. День был долгий, усталость, навалившаяся со страшной силой, настойчиво намекала, что неплохо бы поспать. Может, и голова пройдет? Мысль, как ни странно, показалась здравой, и я не стала сопротивляться.

Спала на удивление крепко. Разбудил звук отпираемого замка, когда свет костров сменился ярким днем. Щурясь, на пороге снова появился голубоглазый культист, но на этот раз входить не стал. Да и хотела бы я посмотреть, как он это сделает со своими ветвистыми рогами, которые вновь напялил.

– Поторапливайся, Кхамлэ ненавидит ждать. И лучше молчи, если не хочешь показательной порки. Он это любит.

Сейчас фанатик казался собраннее и напряженнее, чем вчера. Не улыбался, не пытался шутить. Его слова вызвали предчувствие надвигающейся беды, даже дурно стало. Прижав руку к солнечному сплетению, перешагнула порог, зажмурившись от яркого утреннего света.

Проснувшийся лагерь звенел голосами. Суетились и переругивались обитатели, снова в масках-черепах, разнося еду пленникам и занимаясь прочими делами. В воздухе витал запах свежей пищи, отчего рот мгновенно наполнился слюной, а в желудке возмущенно заурчало, напоминая, что неплохо бы тоже позавтракать.

– Будешь хорошо себя вести, принесу поесть сразу, как вернемся, – шепнул оленерогий и легонько подтолкнул в спину.

Послушно пошла, радуясь, что делаю это по собственной воле, а не потому, что кто-то давит на мозги. И тут начались странности. На меня смотрели. Каждый культист, мимо которого мы проходили, точно позабыв о собственном занятии, поворачивал вслед голову. Стало даже не по себе. Опасаясь встречаться с кем-либо взглядом, чтобы, не приведи Великая Мать, не выдать мыслей и не рассердить ненароком того самого Кхамлэ, дери его бесы, уставилась под ноги. Старалась совсем ни о чем не думать, смотря на босые ступни, выглядывающие из-под длинного подола, – меня вырядили в какую-то буро-коричневую хламиду, за что, подозреваю, отдельное спасибо заботливому надсмоторщику. Лучше уж так, чем сверкать голым задом перед этими тварями.

Зря боялась не узнать и случайно разгневать Кхамлэ, среди встреченных по пути фанатиков его не оказалось. Спутать модно одетого мужика с тростью и в цилиндре с полуголыми, ряженными в кости, перья и шкуры культистами было попросту невозможно.

Как невозможно было перепутать и то давящее отсутствие жизни, что так напугало в столичной забегаловке, куда меня затащил Глод.

Кхамлэ восседал в обитом коричневой кожей кресле с резными деревянными подлокотниками. И он сам, и кресло, больше напоминающее трон, и белая фарфоровая чашечка с тонкой, изящно изогнутой ручкой, от которой доносился нестерпимый, вызывающий тошноту аромат крепкого кофе, смотрелись посреди южного леса инородно и неуместно.

– Подними голову, дитя, – от надтреснутого скрипучего голоса по спине побежали неприятные мурашки.

Совершенно переменившийся оленерогий грубо ухватил меня за подбородок, помогая выполнить приказ.

– Оставь! – Мужик на троне поморщился, обнажив мелкие зубы.

Если бы не они, его можно было назвать привлекательным, хоть и годился он мне в отцы. Благородная внешность, высокий лоб, зачесанные назад светлые волосы чуть ниже плеч. То ли седые, то ли от природы такие белесые, как у световиков. Он явно был лла’эно, но кто именно, так и не смогла определить.

Подсказала интуиция. Маг крови! Кто же еще?

Тут же почудилось, будто огромный слизень проник прямо в голову. Я инстинктивно закрылась наглухо, исторгая прочь все постороннее, хотя не думала, что смогу еще сильнее. Даже затошнило.

– Она, – величаво кивнув, Кхамлэ тут же про меня забыл, а наваждение пропало.

Оленерогий, ни слова не говоря, ухватил под руку, словно я пыталась сбежать. Повел обратно.

Мне показалось, он спешит так, что, будь его воля, рванул бы скачками.

– Тащить обяза…

Взгляд напоролся на двух культистов, которые несли под руки человека. Ноги пленника волочились по земле, а сам он, похоже, был избит и без сознания. Мой конвоир резко остановился:

– Это еще кто?

– Да вот, ошивался тут поблизости. Наверное, вчера упустили. – Один из фанатиков небрежно ухватил несчастного за волосы, приподнимая голову, и я едва сумела сохранить невозмутимо-безразличное выражение лица, сдержав крик.

Великая Мать, они поймали Райда Эллэ!


Сноски


1

Магия мира делится на три вида: магия жизни, теней и света. Маги света (или световики) зовутся в народе сияющими за белый цвет волос и светлый облик. По сути магия света – это техномагия, и все устройства, бытовые артефакты и т. п. – дело рук сияющих. – Здесь и далее примеч. авт.

(обратно)


2

Маг-перевертыш, владеющий магией жизни.

(обратно)


3

Общее название дикой территории. Больше чем просто лес, скорее, опасное и полувраждебное живое существо.

(обратно)


4

Маг теней.

(обратно)


5

Норанг – это родовое имя. Вердерион – признанный бастард. Был в опале и звался Верд Аллакири, но в итоге примирился с отцом и получил права наследования в порядке очередности.

(обратно)


6

События, когда фанатики с помощью предателей совершили нападение на Академию Великой Матери, описаны в книге «Невеста принца и волшебные бабочки».

(обратно)


7

Древо Академии Великой Матери – гигантское дерево-реликт, в котором располагаются учебная, жилая и прочие части. Расходится на три ствола на уровне пятого яруса.

(обратно)


8

Прайман – звание высшего командного состава армии империи Эрессолд, а также лицо, носящее это звание.

(обратно)


9

Культисты – служители культа Кровавой Луны. Маги крови, которые совершают зверские нападения и стремятся прибрать к рукам магические источники.

(обратно)


10

Форма студентов-оборотников. Пошита из специальной ткани, которая не рвется и остается невредимой при переходе в звериную ипостась и обратно. Студенты, стремясь выделиться среди прочих, частенько носят эту форму постоянно, а не только на определенные занятия, где требуется перекидываться в звериную ипостась.

(обратно)


11

Отряд «Волчьи тени» – элитное подразделение, сформированное Вердерионом Аллакири. Состоит исключительно из оборотников с волчьей ипостасью. Известен большим количеством успешно проведенных операций, в том числе и против культистов Кровавой Луны. В народе отряд зовут «Тени Верда» или просто «Тени».

(обратно)


12

Лла’эно – маги.

(обратно)


13

Ханимус Каррэ – бывший ректор Академии Великой Матери. Во время событий романа «Любимая воина и источник силы» слился с источником энергии жизни в Древе академии, но не потерял себя. Не может полноценно управлять академией, но принимает в этом посильное участие.

(обратно)


14

Карэш – дурманящее наркотическое вещество, запрещенное на территории империи Эрессолд. Получается из растения с аналогичным названием.

(обратно)


15

Нелман – воинское звание, следующее после рядового.

(обратно)


16

Именование аристократов этого мира имеет определенные правила. Полное имя мужчины состоит из своего имени, имени отца и родового имени (Райд Май Эллэ). У женщин добавляется еще и имя матери. В неофициальной обстановке для краткости пользуются своим именем и родовым.

(обратно)


17

Воинское звание.

(обратно)


18

Нашивка на форме «Волчьих теней».

(обратно)


19

Ловчих кошек специально держат для охраны.

(обратно)

Оглавление

  • Пролог
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13
  • Глава 14
  • Глава 15
  • Глава 16
  • Глава 17
  • X