Мария Борисовна Быстрова - Мастер полета

Мастер полета 1790K, 287 с. (Водители дирижаблей-4)   (скачать) - Мария Борисовна Быстрова

Мария Быстрова
МАСТЕР ПОЛЕТА


Заоблачная земля. Фертран


Кирэн ди Каврэн


— А-а-а-а-а!!! — орала падающая во мрак девушка.

Стремительно отдалялось голубое небо, отвесные стены ущелья проносились мимо, а тьма распахнула объятия для новой жертвы. Надо за что-нибудь уцепиться, но ужас уже сковал тело, а в ушах свистел холодный ветер. Еще секунда, и от страха у Кирэн остановится сердце. Еще миг, и от собственного крика лопнут барабанные перепонки! Нет! Нет, пожалуйста!

Что это там краснеет внизу?!

— А-а-а-а-а!!!

Грань! Демоны рорские, это же грань предков! Она не желала умирать! Но гравитация беспощадна. Темная кровавая полоса раскрывалась, превращаясь из тончайшего эллипса в круг. Внутри возникла фиолетовая щель с блестящими вкраплениями. Как пузырьки в бокале с вином… Кра-си-во! Завороженная Кирэн позабыла о скорой смерти. Невероятно. Не-ве-ро-ят-но…

Круг внезапно схлопнулся, наваждение пропало, а запоздалый страх обрушился на заторможенный разум.

— Нет!!!

Ау! Девушка со всей силы приложилась затылком о пол. Что?! Где?! Тьма пропала. По яркому весеннему небу Заоблачной проносились кучевые облака. Глубокий вдох и выдох. Предсмертный ужас потихоньку отступал, и принцесса едва не застонала от облегчения. Это все обычный кошмар! Нет никакого ущелья, а она каким-то образом умудрилась уснуть на крыше учебного замка. Прямо на мраморных плитах? Глупость какая. Камень, конечно, теплый, и ордок разложил крылья, задремав на весеннем солнце, но она бы не позволила себе подобных вольностей. Тем не менее это случилось. Вот жуть-то! Сердце все еще стучало учащенно.

Девушка подхватила свой нехитрый инвентарь и на цыпочках направилась к выходу. Тревожить вычищенного, блестящего на солнце ордока не хотелось. С тех пор как Джон отправился на фронт, единственной радостью для Кирэн остался Рэд. Каждый раз при возвращении в предел ящера у нее перехватывало дыхание от восхищения. Мощный, грациозный силуэт, сияющая броня и шипы, а также заключенная в нем дикая необузданная сила покорили девушку давно. Ради детского восторга и из странного обожания она специально нарывалась на дежурства. Древний ордок с ней не общался, но Кирэн все равно каждый раз встречала его на крыше с ведром и шваброй в руках. Что бы сказала матушка, узнав, чем занимается принцесса Регесторской империи? Впрочем, не важно. Они оба были пленниками. Ее не выпускали за пределы школы, а Рэда — за пределы Заоблачной. Война…

Оставив тряпки в каморке, девушка заторопилась вниз. Война шла уже третий месяц. Стратеги, прочившие скорую победу Регестору, ошиблись. Приходящие с севера новости подвергались цензуре, и единственным реальным источником информации для принцессы оставалась Диль — посланница ее матери. Однажды Кирэн застала соседку за составлением письма императрице, та и не подумала отпираться и даже обрадовалась, что ее раскрыли. Следить за кем-либо аристократка считала недостойным. Удивительно, но после выявления правды их дружба только окрепла. Пусть и со шпионкой матушки, но принцесса могла не таиться и откровенно делиться своими мыслями, а еще у графини была связь с Ройсом Диммером, а значит, она знала многое и про Джона… Сейчас оба брата находились в Шордасте. Диль описывала присылаемые мужем образы, от которых бросало в дрожь: выжженная земля, вспышки взрывов и незахороненные тела погибших.

Армия отца отчаянно сопротивлялась, но рорцы все равно продвигались в глубь империи при поддержке орды мертвецов и воленстирских головорезов. Боевые маги противостояли трупам с трудом — обычные заклинания их брали плохо, а опытных некромантов катастрофически не хватало. С начала войны врагу были отданы провинции Ямерстан и Химартан. Продвижение противника удалось замедлить на севере Моркена и в Цербине, но сложнее всего ситуация складывалась в административном центре Шордаста… Черные флаги развевались над караульным помостом Полетной школы уже вторую неделю. Несколько выпускников погибли, сбрасывая зажигалки на головы наемников. Их дирижабли попали под огонь приграничных башен и взорвались всего в двадцати километрах от Рашарста. Многие адепты знали этих студентов лично, и в коридорах учебного замка теперь царила гнетущая атмосфера.

В столовой все чаще шептались о недооценке врага, бездарном командовании армии и судьбе пилотов в случае поражения империи. Демоновы недомаги! Кирэн не могла слышать подобные речи. Генерал Лурдек — опытнейший военачальник, лучший во всех изведанных землях! Она знала его с пеленок! Имперцы победят, загонят трупы обратно в могилы и снова сожгут Темный Рор, на этот раз навсегда! Скорее бы первый день лета, Кирэн вернется во дворец и поговорит с матерью, обязательно вытрясет из ее величества всю правду о ситуации на фронте. К счастью, экзамены первокурсников перенесли на следующий год. И правильно, какие могут быть экзамены, когда на севере умирают регесторцы, возможно, друзья и близкие?! Девушка постоянно думала о Джоне и об отце. Только лорд Гарс часто виделся с обоими и мог развеять ее тревоги. Но общаться с племянницей дядя не желал, в школе он появлялся редко, а если и появлялся, то все его время принадлежало мисс Яне Брайл…

Кирэн едва не упала со ступеньки, вспомнив свое неосторожное вторжение в кабинет преподавателя. Желая выяснить, как дела у отца, она меньше всего ожидала увидеть такое… Ух!

За неполный год первокурсница изменилась — научилась прятать чувства и спокойнее реагировать на несправедливость, с огромным трудом разделила сознание и освоила простейшие структуры. Есть чем гордиться. Ей удалось выжить там, откуда любая столичная аристократка сбежала бы через неделю. Кирэн забыла, что она принцесса. Стоило признать студентов равными себе, как школа волшебным образом перестала ее ломать. Положение бесправной первокурсницы больше не тяготило, так же как и разочарование в «любимом» дяде.

Слухи оказались правдой, лорд Гарс был мастером словесного унижения, жестоким и бездушным гадом. Она не забудет его гнусную улыбочку, когда их курс стоял пятнадцать минут в упоре на вытянутых руках на раскисшей земле в наказание за чье-то опоздание. Нетренированные девушки и юноши не выдерживали и под ядовитые замечания боевого мага падали в грязь. Тогда она возненавидела родственника всем сердцем!

Лорд презирал лораниек, тем удивительнее было застать его вместе с одной из них. Кирэн обиделась. Значит, какую-то чужачку он пригрел, а над ней, дочерью брата, измывается с особым удовольствием? И кого предпочел? Эту с виду невзрачную студентку, взирающую на всех свысока? Глотая слезы, она ворвалась в комнату и в сердцах выкрикнула, что к некоторым одаренным магиням Гарс снисходителен, а слабых травит без жалости! Когда истерика уязвленной принцессы закончилась, Диль подробно рассказала, как именно пережила свой первый курс мисс Брайл. Кирэн слушала, и постепенно на нее снисходила несмелая догадка — магистр особенно жесток с небезразличными ему людьми… Понять и принять такую идею было непросто, но это все же лучше, чем считать собственного дядю подлецом. И все же, почему именно Яна Брайл?

Как и многие студентки, принцесса интуитивно опасалась знаменитой адептки. Поговаривали, будто она в одиночку сдерживала рорского колдуна, проникшего в школу несколько лет назад, спасла от гибели известного имперского пилота — Брэда Милмана, ловила убийц в Фертране и пиратов в Ледниковом море, легко получала высший балл и к концу третьего курса обладала рекордным количеством допусков на разные типы дирижаблей. Держалась она всегда отстраненно, первой не здоровалась, малознакомым студентам не улыбалась, ее благосклонность доставалась исключительно близким подругам и некоторым сокурсникам. На остальных лоранийской магине, излучающей прохладную, слегка давящую энергетику, было откровенно наплевать.

Два черствых сердца, два рекордных потенциала, две надменные, равнодушные сволочи нашли друг друга и, кажется, вполне счастливы вместе! Предки с ними, странные люди делают странный выбор… Одно непонятно — почему могущественная магиня полета, спасительница школы, сидит в крепости, когда все ее однокурсники защищают империю в Рашарсте?! Этот вопрос мучил многих адептов. Вместо того чтобы исполнять священный долг перед новой родиной, мисс Брайл пробовала себя в роли наставницы. Это она вела у первого курса дисциплину «управление энергией», ранее преподаваемую лордом Гарсом.

Возмущенная принцесса едва не налетела на объект своих размышлений. Вздрогнув от неожиданности, она отскочила в сторону и пролепетала приветствие. Погруженная в мрачные думы Яна рассеянно кивнула в ответ. Снова чем-то недовольна, вот чем такая, как она, может быть недовольна?! Одетая в спортивный костюм, с коротким клинком в руках, избранница магистра Гарса поднималась наверх, привычно кривя губы. И за что Диль ее обожает?

Покосившись на высокомерную особу, принцесса поспешила в общежитие переодеваться, окончательно позабыв о страшном сне. Вот-вот начнется лекция леди Павс — последняя в этом учебном году, а потом девушка наконец покинет крепость и скучать будет только по Рэду!


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Дзинь! Дзи-и-инь! Поворот, уклонение. Впустую, демоны ему в печенку! Клинки схлестнулись, высекая искры. Пальцы дрожали, владение холодным оружием в число моих лучших умений не входило. Маг продолжал наступать, бесстрастно наблюдая за жалкими попытками сдержать ураган его ударов. Какая контратака?! Даже вздохнуть некогда… Вших! Обманный замах, я инстинктивно выставила блок, но его милость ударил с другой стороны. Рукоятка выскользнула из влажных ладоней. А! Демоны! Магистр Гарс самодовольно улыбнулся. Швырнув в наставничка электрическую структуру, упала на колени. Треск услышала, а хлопок — нет! Увернулся, зараза! Клинок, скорее! Где он?! Рывок к блестящей железке… Ши-и-их! Тяжелый боевой меч рассекал воздух над головой. Это поражение, но не в моих правилах сдаваться! В последний миг успела перевернуться на спину и выставить оружие перед собой… Короткие мгновения я держалась, сжав зубы, противостоя его мощи из последних сил. От лорда исходили спокойствие и уверенность в собственной победе. Блок промялся, и лезвие остановилось около моего носа.

Опять провал! Мощная фигура Гарса заслоняла собой полуденное солнце. Как вообще можно выстоять против подобного здоровяка? Со злости я отбросила клинок от себя. Послышался звон. Киделика гонял нас три года, и все, чему мы научились, — это как не сдохнуть за пару минут в схватке с опытным мечником? Внутренне закипая, я ухватилась за протянутую ладонь.

— Плохо, — сухо отозвался лорд, помогая подняться.

Но его тон с толку не сбил. Магистр пристально разглядывал меня, явно в тонком диапазоне, и… любовался. Озорные искорки блестели в глазах, выдавая потаенные мысли. О демоны, только не это! Обиду за поражение в поединке как ветром сдуло. Не здесь и не сейчас! Против воли запылали уши, знакомый жар потек по позвоночнику. Спокойствие! Я пришла сюда тренироваться, пусть даже тренер и небезразличен. Не обольщайтесь, Яна Брайл — само целомудрие! Тем более намеки так и оставались намеками, а значит, милорд просто издевался!

— Просишь взять в Рашарст, — прохладно продолжил он, так и не выпустив моей руки, — но не можешь выдержать и пяти минут.

— Вы тяжелее меня! У вас преимущество, я давно это уяснила, не переживайте! — ехидно отозвалась, пытаясь выдернуть пальцы из стальной хватки.

Маг усмехнулся. Обычно его оскал страшен, у студентов сразу душа уходит в пятки, но недавно он освоил новое действенное оружие против любимой адептки. Уголки губ едва заметно приподнимались, взгляд теплел и очаровывал искренностью светившегося в нем чувства. Угрюмый мужчина преображался. В первый раз я не устояла и от неожиданности согласилась вести занятия у первокурсников. Пусть предки покарают меня за неосторожность! Карьера преподавателя точно не для меня — нет ни таланта, ни желания. Снова у него этот фокус не пройдет.

— Пилоты на войне врукопашную не сражаются. Может, признаетесь, магистр? Вам доставляет удовольствие каждый раз укладывать меня на лопатки? — Я нагло вскинула подбородок. — Зачем эти спарринги нужны? Рука восстановилась, мастер Бурек давно прислал вам заключение.

Гарс опасно прищурился. Моя догадка ему понравилась, вот только глаза слишком быстро потемнели. Он резко притянул меня к себе:

— Зачем рвешься на север? С кем так хочешь встретиться?

О… вот опять начинается. Форзака магистр не забывал. Он знал, что между нами ничего не было, но использовал эти «отношения» как повод сменить тему, когда разговор заходил о моем отправлении в Шордаст.

— С рорцами, — процедила я. — И прикончить как можно больше этих гадов!

И ведь не покривила душой. После возвращения в Фертран безумно хотелось мстить, использовать самые болезненные заклинания против Хкина и его наемников. Белобрысая крыса сдохнет мучительно, также как его невинные жертвы. Сотни регесторцев, а еще Тайл, Юна… Злые чувства душили, я найду способ заставить Гарса взять меня с собой! Сам-то в бой летает, наплевав на запрет императора! К тому же есть еще одна причина, почему необходимо попасть в Рашарст в начале лета…

Милорд покосился на мое запястье и разжал пальцы.

— Еще раз.

О боги… снова?

— Мы в разных весовых категориях!

Послышался смешок.

— Чушь! Вообще-то я надеялся, ты сама догадаешься о магическом усилении.

— О чем о чем?!

Гарс снисходительно пояснил:

— Ты маг и можешь усиливать удары своей энергией, сталь прекрасно ее проводит. Освоив эту технику, даже девица с бараньим весом легко поломает кости стокилограммовому амбалу.

— И как это работает?

На меня та-а-ак посмотрели…

— Когда бьешь, выпускай силу!

Ну разумеется… И какясама не догадалась? Спасибо большое! Магистр приглашающе повел клинком:

— Ну? Докажи, что можешь сдержать не то что мага, хотя бы гвардейца! Достань меня в схватке на мечах, и… возможно, полетишь в Рашарст. Все равно надо пристроить тебя куда-то на лето.

Манипулятор! Лорд прекрасно знает, как я рвусь бороться против рорцев и воленстирцев.

Подобрав меч, начала загружать ауру энергией. Пальцы закололо, и лезвие засияло синим светом, слегка вибрируя. Красиво. Гарс склонил голову набок, серые глаза мерцали. Наглец. Надо тоже тонкое зрение использовать! Солгу, если скажу, будто мне не нравился его интерес… Сердце приятно трепетало, но хорошего понемногу!

Я рванула вперед. Шшшш! Вши-их! Дзи-и-инь! Лорд включился в борьбу мгновенно. Какая жалость, подловить не удалось! На его пальцах засветились молнии, мне же приходилось держать свой клинок обеими руками. Бах! Под ногами треснула плита. Спрашивается, кто ущерб будет компенсировать? Дзинь! Дзинь! Шшшш! Рывок — и я ушла под его локоть. Пока он разворачивался — махнула рукой. Разделенное сознание послушно отправило в цель огненные шары. Маг легко отразил их, но я уже снова бросилась в атаку. Драгоценный наставник сосредоточился на обороне, блокируя каждый удар. Треск энергии заглушал звон стали. Крутанув свой меч, он попытался перехватить инициативу. Не выйдет! Отведя оружие назад, я замахнулась и прыгнула. Все складывалось замечательно, возможно, повезло бы его достать, вот только мой меч внезапно перестал светиться, чем Гарс и воспользовался, усиленным ударом выбив его из моих рук. Железка взмыла в воздух и по дуге полетела к дремавшему Рэду… Я ахнула, едва не обмерев от ужаса. Клинок сверкнул в лучах солнца и… чиркнув по пластине, со звоном свалился на пол. Благодарение богам, у ящеров броня прочнее стали.

Магистр убрал оружие и, не скрывая удовлетворения, выдал:

— Вот видишь? Рука зажила, но канал все еще нестабилен и в настоящей схватке может подвести.

Бурля от негодования, направилась к ордоку. Хотелось рычать, эмоции захлестывали. Сколько еще можно меня здесь держать?! Да, канал барахлил, но случалось это редко. Например, сейчас. Невезуха какая-то! Я зашвырнула меч в ножны. Надо успокоиться. Глубоко вздохнув, принялась рассматривать серебристый горизонт. Сделав круг над заливом, военный «Горный орел» взял курс на север. И кто мне мешал быть там? Человек, который меня… любил. Внезапная ненависть угасла. Прежде я проклинала его с удовольствием, теперь же злиться стало невозможно. Не получалось, и все тут. Ведь если бы могла — тоже никуда бы его не пустила.

Гарс не торопил, терпеливо ждал, пока я успокоюсь. Серая рубашка с коротким рукавом обтягивала широкие плечи и рельефную грудь, татуированные ладони упирались в бедра, а порывистый ветер трепал хвост на макушке. Лорд не изменился, теперь на него иначе смотрела я. Он любил привлекать к себе внимание, пугать необычной внешностью, а немодная в империи борода добавляла ему суровости. Любой адепт с радостью провалился бы под землю, только бы не попадаться на глаза жуткому преподавателю. Демоны побери, Гарс прекрасно это знал и специально издевался над студентами. Вряд ли какой первокурсник догадается об очередной проверке на вшивость: не хочешь, чтобы лорд вытирал о тебя ноги, — не изображай тряпку. Он страх и ужас для всей школы даже теперь, когда официально оставил свою должность. Но я знала его другим — справедливым и ответственным, гордившимся учениками и признающим их заслуги. Студенты считали магистра бездушным, мне же не забыть видений со Скалистых Зубов, дрожащих пальцев и смятения на потемневшем от горя лице, а еще лукавых взглядов и неумелых попыток показать свое особое расположение. Не знаю, когда именно я попалась в ловушку. Все это произошло как-то незаметно. Демоны, ведь я не планировала влюбляться, тем более в самого упертого и самодовольного мага Регестора! О чем думала?!

— В следующий раз вас достану!

Лорд только фыркнул. Зря. Неужели думает, что его потенциальная пара пересидит войну в крепости? Мое место либо с ним, либо с друзьями, рискующими своими жизнями в Вулаге и Шордасте…

— Идем, хочу знать, чем занимались бездельники на этой неделе.

Осторожно обойдя ящера, последовала за Гарсом. Император запретил ему преподавать, но контролировать обучение первогодок маг продолжал. Теперь я часами просиживала в его кабинете и составляла отчеты о проведенных тренировках. Подозреваю, он их не читал, а скучной работой пытался отвлечь меня от тревожных мыслей.

Милорд первым вошел в учительскую, напугав мисс Критс, и щелчком снял замковое заклинание.

— О, порядок? — Усмехнувшись, он подмигнул мне. — Главное, ты разгребла стол.

Щеки горели. Снова дразнится. С того памятного раза маг не давал воли рукам, но и своих желаний не скрывал, ехидина бородатая…

Лорд покосился на стопку папок.

— Придется каждый раз связываться с тобой, когда потребуется отыскать документ в этой бумажной башне, — довольно сообщил он, располагаясь в кресле.

— Вы и так связываетесь со мной каждый день, — пробормотала я. — Будто боитесь, что я сбегу на фронт!

Серые глаза вмиг застыли.

— Даже и не думай об этом, — процедил он. — Я слежу за тобой.

О да, наверняка с карточкой сигнатур не расстается и ауру сверяет несколько раз в день. Абсолютно уверена в этом, иначе бы уже рискнула записаться в военкомат под именем… например, той же Диль.

Я натянуто улыбнулась:

— Мы договорились — я достану вас в поединке и поеду в Рашарст. Так и быть, еще несколько дней потерплю.

Лорд отложил бумагу в сторону и тихо вздохнул:

— Ты ведь знаешь о своей уязвимости. Бирлек жив, и если вы встретитесь, последствия станут фатальными.

Да… Феромональная сыворотка. Я не боялась рорцев, Хкина и неупокоенных, но воленстирец… этот лысый со шрамом вызывал панический, первобытный ужас.

Наверняка я побледнела.

— Генерал гоняется за какой-то магиней по фронту? Невозможно! Война идет в четырех провинциях, ежедневно боевые вылеты совершают десятки дирижаблей. Он никогда меня не найдет.

Лорд Гарс покачал головой:

— Риск есть всегда. Агенты Ведомства выявляют шпионов врага, но вероятность, что кто-то просочился, остается. Время военное, и возможно всякое. Они могут быть даже в Фертране, поэтому лишний раз не суйся в город.

Вот шпионами меня точно не напугать, но хорохориться я не собиралась.

— Неужели ничего не сделать с этим магическим бессилием?

— Убить гада, и… — Он внезапно подался вперед и с жаром прошептал: — Я найду способ освободить тебя от зависимости. Бирлек умрет.

На сердце потеплело, даже в груди защемило. Лорд не забывал о моей проблеме, но я не желала, чтобы он снова рисковал собой. Довольно.

— Знаешь, сходи-ка ты к Бельт, может, она тебя вразумит. Скажи, что я послал. А пока… у нас мало времени. Сегодня заседание Совета, поэтому я лучше послушаю твой приятный голосок. Рассказывай, как прошло вчерашнее занятие с первогодками. Начни с мисс Шоу.

Снова с мисс Шоу! Вот далась ему эта страшилка, вечно появляющаяся не вовремя. После того как ее угораздило вломиться в кабинет, она меня явно опасается. Вряд ли у магистра неуставные чувства к дерганой малявке, но почему-то первым делом он интересуется именно ей. Спрашивать о причинах, разумеется, не стану. Не дождется! Устроившись напротив, я принялась докладывать, как чудесно прошла тренировка с первокурсниками без его неусыпного контроля.


Заоблачная земля. Фертран


Эр Гарс


Яна не любила возиться с первогодками, но к своим обязанностям относилась ответственно. Когда появлялась возможность, я с удовольствием наблюдал за тренировками ее глазами. Навряд ли Атнис предполагал, что мне удастся находиться в двух местах одновременно. Мысленно усмехнувшись, оглядел расположившуюся напротив девушку. Понимала ли она, насколько безобразно контролирует эмоции в канале связи? Ожидание моего вызова и попытки скрыть это ожидание пронизывали эфир насквозь. Забавно и приятно. Льстит. Демоны рорские, чего стоило не надоедать ей по нескольку раз в день! И пусть Яна оставалась внешне невозмутимой, но она скучала. И я скучал. Атнис — скотина!

Война разделила многих, но только не пары пилотов. Объединенный резерв — это преимущество в бою и одновременно угроза для двух жизней. Зачем такой риск юной девушке? Пусть я самый могущественный маг в Регесторе, но глупо считать себя неуязвимым… А вот сдерживать собственные инстинкты становилось сложнее. Лучше бы Яна меня ненавидела! Ей-богу, так легче! Ведь происходящее все больше напоминало жестокую шутку высших сил. Только мы более-менее разобрались в наших чувствах, и на тебе — война, не до ментальных привязанностей! Лурдек — старый пень! Чем он думал? Полчища мертвецов уже затянули конфликт на три месяца, и перелома не предвидится. А ведь Ведомство предоставило Идрису всю информацию о готовящемся вторжении.

Яна подозрительно покосилась на меня. Еще немного практики, и тусклые каналы в травмированном запястье засветятся ярко, а внезапные сбои прекратятся. Но на фронте ей делать нечего. Иначе я за себя не ручаюсь. Что лучше — одна сильная адептка в армии или свихнувшийся от беспокойства глава имперского Ведомства? Могут пострадать невинные подчиненные. Хеклинг, например, уже просил не пугать его поисковиков. Стоит ли ее гордость моих нервов?

— Магистр, вы слушаете?

Давно нет. В тонком диапазоне светились энергетические линии, повторяющие изгибы стройного тела, а я не железный все-таки. Сцепив пальцы, оперся локтями о столешницу:

— Конечно. Мисс Шоу не доверяет своему резерву, отсюда проблемы с концентрацией. Ерунда. Привыкнет.

Моя адептка фыркнула:

— Про мисс Шоу я давно рассказала. Неужели вас больше никто не интересует? Мистер Дарингер, например?

Провокационный вопрос. Этот парень — сынок директора столичной верфи — скоро огребет за флирт с Яной.

Я сделал удивленные глаза:

— Щенок почуял мое отсутствие и завилял хвостом?

— Если бы они действительно знали о вашем… незримом контроле, то относились бы к занятию серьезнее.

— Может, мне нравится наблюдать, как ты справляешься с их несерьезностью? И пытаешься уберечь невинных студентов от моего недовольства.

Обещание покарать любого поклонника Яна хорошо помнила. Вскинув подбородок, она бесстрашно изрекла:

— Знаете, магистр, вы невыносимый тип, — и едва не вздрогнула от моего смеха.

— Но этот тип — единственный, кого ты воспринимаешь всерьез. Другие не удержат главную авантюристку школы от несносных поступков.

Ее аура забурлила гневом. Надо поумерить пыл. Не хватало еще самому раздразнить мою девочку и спровоцировать на глупости.

— Им нужен только твой потенциал, — беспроигрышный аргумент для лораниек. — И ты сама это знаешь.

Хотя Дарингеру стоит надрать уши. Яна смяла попавшуюся под руку бумажку, обо всем догадавшись.

— Нравится издеваться? Сколько можно повторять, мы с Камилем…

Ревность зашевелилась в душе, и я резко перебил ее:

— Сделай одолжение, не упоминай при мне это имя! Между взрослым мужчиной и женщиной никакая дружба не возможна! И довольно об этом! Давай… кто там следующий в твоем списке?

— Какое счастье — осталось всего одно занятие, — послышалось недовольное бормотание.

Мы просидели несколько часов. Увлекшаяся докладом Яна вскоре позабыла обиду, и мне бы последовать ее примеру. Форзак воевал где-то в Моркене в отряде усиления пехоты, а смертность там хорошая, можно не волноваться. Девочка уже испытывала чувства ко мне. Только бы их хватило для объединения…

Ее блестящие волосы растрепались, хотелось зарыться в них, ощутить едва уловимый аромат. Тонкие пальчики машинально перекладывали листы из одной стопки в другую, а сама Яна продолжала болтать, порой смешно хмурясь. Моя ответственная красавица. Я бы на ее месте давно послал эти отчеты к проклятым предкам!

С некоторых пор время в Фертране текло слишком быстро, и его категорически не хватало.

— Мне пора в Рашарст. Завтра свяжусь с тобой.

— Завтра нет занятий.

— Знаю.

Из ящика я достал фильтры для дыхательной маски и метательные ножи, распихал по карманам. Яна с завистью наблюдала за сборами. Редко, но в янтарных глазах мелькала опасная… одержимость, от которой даже мне становилось не по себе. Так быть не должно. Убийство врага — дело достойное, но требует холодной головы. Надо бы ей снова побеседовать с Джениз.

— Поцелуй на прощание? — усмехнулся я.

Девушка повела плечом:

— Вы все еще мой наставник, не так ли?

Хмыкнув, я запустил энергию кругом. Воронка схлопнулась, чтобы через секунду выплюнуть меня рядом с Яной.

— Никаких глупостей, — шепнул ей на ушко и легко поцеловал.

Представив главную площадь Рашарста, начал перемещение.


Провинция Шордаст. Рашарст


Эр Гарс


За последнее время я так часто телепортировался, что поднаторел в этом деле и без проблем преодолевал расстояние от одного края империи до другого. Кровью при этом не плевался, резерв почти не пустел, а Аливер перестал шутить про мои вынужденные остановки.

В Рашарсте стояла безветренная и жаркая погода. Над головой кричали чайки, гудели пролетающие дирижабли, из-за западных холмов доносились глухие взрывы. Уже полтора месяца гарнизоны двух ближайших крепостей сдерживали рорскую шваль в десяти километрах к западу отсюда. Часть местных жителей — женщины и дети — эвакуировались, но большинство горцев отказались уезжать, справедливо рассудив, что раз сам император находится в городе, то беспокоиться не о чем.

Маги из оцепления уже выучили мою физиономию и расступились, пропуская в мэрию. Но войти в здание я не успел — на площадь выехал экипаж. Дверца коляски открылась, показалась знакомая трость, а затем наружу выбрался директор Школы некромантии. Промокнув лоб платком, старик расплылся в улыбке и направился ко мне.

— Лорд Димитрий, — пожал я протянутую ладонь.

— Гарс, не торопись! Лурдек еще не вернулся с облета.

Старик пригладил седые волосы и ослабил дурацкую клетчатую бабочку на шее.

— Ну и пекло. Я слишком стар для таких путешествий.

— Трудная дорога? Вы ведь из Моркена?

Очки блеснули на солнце. После моего «назначения» на должность главы Ведомства Димитрий единственный поздравил меня. Остальные подумали, будто правитель изволил шутить, Идрис даже посмеялся. Уже потом над их удивленными рожами смеялся я, Лурдек вообще пошел пятнами от злости, и только Грейдеринс сохранял нейтралитет.

— Долетел за три часа, голова до сих пор кружится, не понять мне вас. А вот мисс Иветте понравилось. У девчонки был первый полет.

Иветта Лисандер — недоразумение нашего Совета. Обычная целительница, помощница ректорши столичной академии врачевателей, приходилась дальней родственницей Изабелле. С легкой монаршей руки бестолковую девку подсадили к нам представлять интересы ее величества. Милашка тряслась от страха в обществе важных дядек, и даже молодой Грейдеринс поглядывал на нее с презрением.

— Воленстирцы завязли на севере Моркена, поэтому дела там идут хорошо, чего не скажешь о Шордасте. Я привез с собой учеников — усилить бригады Идриса.

Мы неспешно вошли в здание. Несколько некромантов погоды не сделают.

— Если численность неупокоенных продолжит расти, то прорыв неизбежен.

— Ну-у… — протянул Димитрий. — Может, не все так страшно. Помнишь перехваченных на границе мертвецов? У Даррелла есть новости по этому поводу. Я же не могу уяснить другое — почему Атнис так держится за Рашарст?

— Пока есть возможность удерживать крепости, он будет их удерживать.

— Под постоянным огнем приграничных башен? Скоро там камня на камне не останется. Не лучше ли отойти на безопасные рубежи и закрепиться?

— Кажется, Идрис предлагал нечто подобное.

Плевать я хотел, оставим мы Рашарст или продолжим его оборонять. Главное — это разделаться с трупами, без них воленстирцам не выстоять против армии.

Мы уже почти пришли, когда Димитрий поинтересовался:

— Ты все еще летаешь с остальными?

— Иногда, — сухо отозвался я.

Обсуждать это здесь — плохая идея. Лорд намек понял, усмехнулся, и мы вошли в приемный зал. Беседовавшие Идрис и Грейдеринс при нашем появлении замолчали.

— О, господа! — скривился глава Школы боевой магии и вместо приветствий накинулся на старика с обвинениями: — Лорд Димитрий, слышали новость? Буквально сегодня один из ваших учеников переметнулся на сторону врага. Прямо на поле боя, захватив под контроль несколько мертвецов, направил их против своего отряда. Никто из военнослужащих не выжил. Вот такие дела!

Не успел некромант раскрыть рот, а боевого магистра понесло дальше:

— А вы, маркиз де Гарс, уже выяснили, кто его надоумил?

Димитрий безмятежно опустился в ближайшее кресло.

— Это все ваша вина, Идрис. Выпускники Школы боевой магии притесняют моих ребят, действуют им на нервы.

— И, видно, неспроста, это уже второй некромант-предатель за месяц! Жаль, доблестное Ведомство не выясняет, кто совращает труповодов.

Раз дружок Лурдека изволил грубо выражаться, значит, уже получил от императора нагоняй. Я радостно кивнул:

— Не стоит переживать, магистр! Мы скоро разберемся. И всех проверим. И вас в том числе.

— Что-о-о?! — оскорбился он. — Да как ты…

Но язык Идрису пришлось прикусить — в дверях возник Атнис. В военном мундире, с портупеей и орденской лентой через плечо, он походил на отца — почти точная копия, и взгляд такой же суровый. За его спиной топталась испуганная Лисандер, следующий за ними мрачный Лурдек думал о чем-то своем.

— Добрый день, — изрек брат, усаживаясь во главе стола.

Генерал выбрал кресло подальше от правителя, а трясущейся блондинистой курице пришлось расположиться напротив меня.

— Аливер опаздывает, не будем его ждать. Сегодня начнет лорд Грейдеринс, это по его инициативе мы здесь собрались.

Глава Института артефактологии зашуршал бумагами, поправил узкие очки. Сначала я настороженно воспринял его появление в Совете. Все-таки мальчишка занял место Зельды, а значит, мог быть связан с ее убийцами. Но наблюдение показало, что малахольный лордик подозрительных связей не имел, много работал над своими проектами, мечтал пустить пассажирский паровой фургон по рельсам из Берга в столицу. Зачем — непонятно, ничто не сравнится с дирижаблями по скорости и удобству, но у инженеров свои причуды. На заседаниях Даррелл Грейдеринс больше молчал, препирательств избегал, и эта черта мне в нем нравилась. За умного сойдет.

— Господа… и дамы, — начал он. — Мы с лордом Димитрием закончили исследование захваченных неупокоенных. Благодаря информации, предоставленной Ведомством, удалось легко разобраться в принципах наложения контрольных линий. Как и предполагалось, людей убивали непосредственно перед поднятием, но, кроме стандартной печати контроля, на телах присутствует схема, поддерживающая медленное сердцебиение…

— Даррелл, — прервал его Атнис, — это все очень занимательно, но ближе к делу… Как с ними справиться?

— Да, ваше величество. На их спинах найдена особенная колдовская пентаграмма, по своему чертежу похожая на наши структуры контроля над сознаниями низкого порядка. Эта штука постоянно подпитывается извне, она работала даже в нашей лаборатории, сама по себе. Стоило попробовать ее разрушить, как ближайшие особи в соседних изолированных камерах становились агрессивными, пытались вырваться и помочь подопытному. Мы пришли к выводу, что пентаграмма удерживает рорских неупокоенных в группах и каким-то образом связывает их всех между собой. Удобная вещь, знаете ли. Так ими проще управлять в бою, они не разбегаются, не пытаются наброситься на своих. Любой же некромант, подхватив контроль над одной особью, легко подчиняет пять соседних. Очень умно придумано.

Грейдеринс завидует, что ли?

— Почему тогда мы еще не перехватили управление этой пентаграммой и не увели всех мертвецов у врага? — поинтересовался я.

Очкарик усмехнулся:

— Здесь самое занятное, лорд Гарс. Мы можем вырвать труп из группы, уничтожить печать и упокоить, но на работе всей сети это никак не скажется. Пентаграммы наполняются энергией постоянно, сутки напролет, без перерыва на обед, и так происходит с самого начала войны. Вопрос — откуда?

Никто не ответил, и Даррелл торжественно продолжил:

— Источник! У этого заклинания есть источник — маг, чья энергия и, возможно, кровь поддерживают работу всей сети. Отыщем его, вырубим, и неупокоенные разбегутся, а Рор потеряет свое преимущество!

Повисла тишина. Члены Совета обдумывали новую информацию. Источник… Маг? Кто это может быть?

— Так маг или кровь? — переспросил я.

Если кровь, то, скорее всего, искать нужно в форте Крик, именно там Хкин ее хранит.

— Маг, лорд Гарс. Структура похожа на пентаграммы колдунов, но управляется разделенным сознанием. Ни один кровавый рисуночек с подобным заклинанием не справится.

А вот это уже сложнее… Какой маг? Дастин Филис? Вряд ли, его мозг и тело разрушаются. Может, его психованная жена — мерзкая дрянь, так и не обнаруженная Арклином? Или другие маги-перебежчики? Сам Хкин? Если бы Сильвер заметил странности в форте Крик, то обязательно бы сообщил, но он не заметил…

— Эр, передай остальные дела подчиненным, а этим займись лично. Найди и уничтожь сетевое заклинание, и, клянусь, проси о чем хочешь!

Проклятые предки. И почему самые идиотские задания достаются мне? Если источник так важен, то Хкин уже припрятал его понадежнее, отправил порталом в какую-нибудь нору. Так просто его не найти.

— Насколько высокий потенциал у этого мага? — спросил я у Даррелла.

— Мы не смогли полностью расшифровать пентаграмму, но у трупов нет сознания, их не надо захватывать и подавливать, маг должен всего лишь наполнять схему энергией, а дальше она будет работать сама.

Понятно. Значит, «средний или высокий потенциал». Демоны. Это может быть кто угодно и где угодно, любой одаренный. Мерзкие колдуны! И двести лет назад, и сейчас они хотели одного и того же — превратить живых и мертвых в своих рабов. Магия крови, регесторская магия, разнообразные наркотики, хитрости, шантаж — Хкин пойдет на все, чтобы сломить и подчинить несогласных. Содеянное с Филисом и тысячью неупокоенных — еще цветочки. Рорские кровососы мечтали контролировать сознание живых людей, как мы контролируем птиц и зверей. Именно для этого Хкину был нужен Рэд. Колдун как-то прознал, что в нашей паре именно ордок проникал в мой разум, а не наоборот.

В зал прошмыгнул Аливер.

Нет, Атнис не прав. Отыскать убийцу Зельды и похитителей сынка Хана Пана — главные задачи для Ведомства. Колдун не мог руководить исполнителями напрямую из Рора, а значит, в Регесторе действует хотя бы один его доверенный шпион. И он вполне может знать, кто источник. А может и не знать. В любом случае такой вариант лучше, чем никакого. Сильвера тоже придется подключить. Может, что и нароет. Поймать бы Хкина, но он передал своих головорезов Бирлеку, а сам либо сидит в лаборатории, либо хаотично перемещается по Рору и Воленстиру порталами. С тихой злобой я осознавал, что шанс отыскать этот идиотский источник ничтожен. Но, предки проклятые, мы должны это сделать!

Тем временем Лурдек доложил о потерях армии за последние три дня, эстафету подхватил Идрис, а затем и Димитрий рассказал о своих выпускниках, а я все думал, как бы сдвинуть с места ведомственные висяки. Римт свалился с простудой и на службу не являлся. Вероятно, боялся моей реакции на очередную посылочку для Хана Пана, перехваченную дежурившими у его дома агентами. Внутри обнаружилась мочка уха. Хорошо еще главу гильдии воров убедили, что с сыночком все в порядке, дескать, украл у рорцев нечто ценное и решил залечь на дно. Даже письмо фальшивое состряпали. Еще бы… Если старикан узнает правду, мы сядем в такую кучу дерьмища, что уже не отмоемся. Проблема в виде взбунтовавшейся гильдии никому не нужна.

— Эр, что скажешь? — вывел меня из задумчивости брат.

Выступал Феликс Аливер, а он у нас говорит только на одну тему.

— Мое мнение не изменилось, ваше величество: необходимо заявить о бесчинствах Бирлека на нашей земле и разорвать всякие дипломатические отношения.

— Первый советник присутствует на государственных мероприятиях в Тиреграде, гуляет по улицам, тренирует своих наемников. Простые воленстирцы слушать ничего не станут, они обожают своего генерала.

— Что непонятного? Он использует рорский портал. И с каких пор для нас важны чувства варваров? С тех пор, как их царек поддержал Хкина и успешно уделывает нас руками колдунов? Эти черные твари прекрасно все просчитали, процесс запущен, и дипломатическая вежливость империи уже не поможет. Слава богам, отец в свое время запретил магам наниматься к этим коварным лицемерам, иначе мы бы с вами сейчас не Рашарст обороняли, а уже стояли на коленях перед Тамико, пусть солнце ему башку напечет!

— Может, напомним о союзном договоре? — предложил Димитрий.

Я хмыкнул, а Феликс покачал головой:

— Царь Воленстира прислушивается к народу, а народ считает нас захватчиками, пролившими кровь невинных рорцев.

— Невинные рорцы! Ха! — развеселился я. — Это вообще как? Вот посмотрим на этот народ, когда отправим им в посылке голову Бирлека.

— А знаете, Гарс прав, — внезапно произнес Идрис. — Какие с врагом могут быть переговоры? Либо мы потерпим поражение, либо погоним захватчиков до самого Тиреграда и отомстим за двуличие и предательство.

К сожалению, в нашем положении о мести оставалось только мечтать. Но если найти источник…

— Хорошо, — устало кивнул Атнис. — Лорд Аливер, подготовьтесь к разрыву торгового договора с Воленстиром.

— Да, ваше величество.

— Кто еще хочет высказаться?

Желающих не нашлось.

— Все свободны. Магистр Идрис, генерал, задержитесь.

Зал я планировал покинуть поскорее, пока братец не вспомнил про мои полеты… Но не вышло.

— Эр, куда ты? В воздушный корпус? — Правитель пристально уставился на меня. — Осознай уже свою ответственность перед страной и перестань рисковать жизнью, где не надо. Займись источником.

— Там им и займусь, — елейно отозвался я, поклонился и вышел.

Феликс нагнал меня на лестнице — тоже торопился исполнить волю Атниса или просто мечтал побыстрее свалить из Рашарста.

— А обманывать императора нехорошо!

Его шуточку я проигнорировал.

— Ты все пропустил про объединяющее мертвецов заклинание.

— Не-а, я беседовал с Грейдеринсом на эту тему еще утром.

— Замечательно, тогда передай Сильверу, чтобы начал поиск. Жду тебя в Ведомстве с письмом.

Мы оба выскочили на улицу.

— В гости приду не раньше следующей недели, — сообщил посол. — Не рискуй понапрасну, Атнис прав.

— До скорого, Феликс. — Я пожал ему руку и начал перемещаться.

На якорном поле воздушного корпуса царила привычная суматоха. Между натянутыми тросами сновали техники, шла погрузка боеприпасов в пару «Горных орлов». Вернувшиеся из полета машины причаливали к мачте с противоположной стороны, сотрясая округу низким гулом.

Джона Диммера я отправился искать в казарму, по пути встретив несколько наших выпускников. Еще живы — хорошо. Как и предполагалось, адъютант отдыхал в своей комнате вместе с братцем. Завидев меня, оба вскочили.

— Милорд!

Я кивнул на сумку в изголовье кровати:

— Собирайся. Для тебя есть дело в Ведомстве. Хеклинг пояснит. Вылетаешь немедленно, кодовые фразы знаешь, бери любую гражданскую машину.

Пускай подрастающее поколение займется поиском Мико Пана, раз Римт почти отдал концы.

— Слушаюсь, милорд! Только… — парень покосился на младшего Лиммера, — полковник уже утвердил меня на завтрашний вылет.

— Не проблема — будет замена.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Я резко проснулась. Снилась непонятная муть, но что конкретно, уже и не вспомнить… Это все духота. Стерев со лба пот, отправилась открывать ставни, ощущая себя настоящей развалиной, а ведь накануне планировала утреннюю пробежку! Солнце палило по-летнему, но свежий ветер с гор приятно холодил лицо.

Ну и ну, время к полудню, а я только изволила с постели подняться, принцесса какая… А нечего допоздна рассиживать в чужих кабинетах, все равно в коктейле чувств, пробуждаемых лордом, не разобраться. Порой я млела рядом с ним, а порой мечтала хорошенько треснуть кое-кого по хвостатой макушке. Грубая ирония Гарса сменялась теплыми улыбками, жесткий тон — многозначительными взглядами. Он будто качал меня на качелях, меняя настроение по нескольку раз в час, и пристально наблюдал за реакцией. Издевался? Мстил за ложь о Форзаке? Скорее всего. Я игнорировала подначки, но, демоны, сколько можно тыкать меня носом в то, что невозможно изменить? Мои эмоции он легко считывал в канале связи, держать их под контролем и одновременно вести занятие пока не удавалось. Лорд же, напротив, прекрасно справлялся с собой, лишь изредка излучая едва различимое удовлетворение. Он у меня гордый и злопамятный. Грустно, демоны…

Из ванной я вышла с тяжелой головой, запястье слегка ныло. Срочно на завтрак, иначе опоздаю на тренировку по боевой магии. Нацепив форму, выскочила за дверь. В коридоре царила тишина. Студенты больше не сновали туда-сюда, в общий гомон не сливались смех и привычная болтовня. От сквозняка громко скрипнула балконная дверь. Тягостное запустение… Выбравшись из вымершего общежития, я сощурилась от яркого света. Фу, будто песка в глаза насыпали! На стадионе, кроме замерших истуканами дежурных, тоже никого не было. Демоны лоранийские, мне нужно обязательно попасть в Рашарст. Оставаться здесь дальше невыносимо. На следующей неделе начинаются каникулы и учить первокурсников больше не придется. Правда же? Помимо желания примкнуть к пилотам, у меня есть еще одна причина лететь в Рашарст, не такая весомая, как борьба с рорцами, и, без сомнения, гораздо более радостная. Хельга с Милманом решили официально сочетаться браком. Рассказывать об этом Гарсу я не собиралась. Надеюсь, он добровольно согласится взять меня на север, а там уже совместим приятное с полезным…

— Стыдно зайти в столовку, Брайл? Я бы на твоем месте тоже туда не совалась, — ехидно пропела Танис, гордо проплыв мимо.

Вредный совет я проигнорировала. Обедавшие первокурсники, завидев меня, быстренько засобирались и покинули помещение.

М-да. Интересно, лорд понимает, на что обрек меня своей заботой?

Я знаю, он беспокоится, но разве я беспокоюсь меньше? Или Диль меньше тревожится за Ройса? А может, Милман запрещает Хельге летать? Магистр Гарс мне недовернет. Боится неповиновения и глупостей? Но неужели он сам бросил бы друга в Роре? Три месяца я была послушной девочкой, пора воздать мне по заслугам — взять с собой, и я без раздумий исполню любой его приказ. Но оставаться в стороне… Ни за что! Мне даже с подругами теперь совестно общаться.

В пустынной столовой тихо звенела охлаждающая структура. Взяв омлет с беконом и кофе, я устроилась у окна. Надо поговорить с кем-нибудь, иначе потону в самоедстве. Послав вызов актрисе, некоторое время слушала тишину. Наверное, они с Милманом на боевом вылете. Жаль, ее воодушевленная трескотня о свадьбе отвлекает от темных мыслей. Поковыряв вилкой бекон, отодвинула тарелку в сторону и собралась идти в замок, как вдруг неожиданно ожил браслет. Магистр? Нет, сигнатура другая. Запястье закололо сильнее, а я раздумывала, стоит ли вообще беседовать. Форзак дал о себе знать впервые после нашего расставания. Зачем? Неприятностей захотел? А вдруг что-то случилось и ему требуется помощь? Вздохнув, приняла вызов.

«Привет! — послышалась бодрая мысль, окрашенная легким удивлением. — Думал, не ответишь».

Сомнения спрятать удалось. Знать, что с другом все в порядке, дорогого стоит.

«Камиль! Где ты? Почему вызвал только сейчас?»

«Мне казалось, тебе нужно время. Как рука?»

«Энергию проводит, и ладно. Ну а ты как?»

«В целом неплохо. Наш отряд на севере Моркена, бьем мертвецов день за днем. — Он ощутил мой интерес и продолжил: — Эти твари почти невосприимчивы к магии. Приходится разводить костер до неба и удерживать их силовыми ловушками, к сожалению, некроманта нам не выделили. В общем, хорошего мало, а энергии надо много. Но сейчас уже не так тяжело, как в начале войны. Мы их затормозили, и воленстирская мразь окапывается. Слушай, раз тебе так любопытно, давай я расскажу все при встрече. Ты же не откажешься выпить кофе со старым другом?»

И он затаил дыхание.

«Ка-ак? — удивленно протянула я. — Ты в Заоблачной?»

«Пока нет, но скоро буду. За проявленную доблесть командир выписал мне увольнительную. Хочу повидать тебя и отца, а то мало ли… Всякое может случиться».

Он определенно давил на жалость.

«Ты рискуешь…»

«Ян, я все уже понял. Поболтаем как друзья, ничего личного».

Память услужливо напомнила слова магистра о дружбе между мужчиной и женщиной.

«Я подумаю».

«Подумай! Прости, пора. Командир зовет». — Форзак первым разорвал связь, не прощаясь.

Поставив грязную чашку на поднос, я заторопилась в замок. С Камилем хотелось встретиться, расспросить про дела на фронте, но при этом не давать ложных надежд. Демоны! Если лорд узнает, то Рашарста мне не видать.

От нашей группы осталось четыре адептки, на боевую магию мы ходили с второкурсниками, но занимались по отдельной программе. Войдя в зал, я сразу заметила Диль, но пообщаться мы не успели — за спиной возникла леди Бельт.

Иссиня-черные волосы спадали блестящими локонами на спину, треугольная челка нависала над бровями, а золотистая обводка делала глаза выразительнее, оттеняя матовую базальтовую кожу. Воленстирка одевалась в легкие темные брюки и жилетку, перетянутую широким поясом. Никто не видел ее в другой одежде. Женщина-траур.

— Построиться!

Я собралась было занять место рядом с Эллой, но гадюка Танис меня опередила.

— Доброго дня, адепты, — растянуто произнесла магиня. — Сегодня второй курс потренируется в создании огненных сфер, а девушкам с третьего я покажу одно из воленстирских традиционных заклинаний. В школах империи такому не научат, поэтому советую внимать усердно.

Преподавательница направилась к экрану чертить схемы боевых структур, а графиньку не вовремя расперло излить на меня яд:

— Брайл, скажи, твои соседки еще не плюнули тебе в лицо? Слышала, белобрысой истеричке присвоили воинское звание, а ведь ее резерва едва хватало светляков запускать.

Интересненько. Баронесса такой новостью не делилась, хотя мы беседовали совсем недавно.

— У Ингрид потенциал выше твоего, Танис. И, кстати, позволь спросить, почему ты сама еще не на фронте? С аристократок положено сдувать пылинки? Твоя сестренка, никак не могу выучить ее имя, кажется, первой ушла воевать. Или любимая дочка у богатенького папочки ты, а ей не так повезло?

— Не приплетай сюда моих родителей, жалкая дрянь! Если хочешь знать, через три дня я отправляюсь в Вулаг служить империи, пока такие, как ты, фальшивки, нос не кажут за пределы крепости! Фи-фи-фи! Гадко стоять рядом с тобой!

Припозднилась она что-то с отправкой в армию.

— Мисс Шармер! — Леди Бельт презрительно оглядела Танис. — Свои разногласия с мисс Брайл будете решать во время практического спарринга.

У, демоны на тебя! Я планировала встать в пару с Диль…

Направленное пламя оказалось крайне необычным заклинанием. Регесторцы использовали четкие неизменные чертежи, присваивая элементам свойства разных стихий и скрупулезно соблюдая баланс, но воленстирцы ничего такого не делали. Их всех обучали одной лишь магии огня, которую уравновешивать не требовалось, и поэтому структуры легко менялись прямо на ходу по воле мага. Огонь становился управляемым настолько, что из него легко крутили спирали, писали письмена в воздухе и творили другие удивительные вещи.

Танис, мерзавка, обнаглела вконец. Гарса на нее нет…

— Зачем нам это шутовство, леди? Мы что, будем фокусы показывать? Или факирами подрабатывать? У нас война вообще-то идет, может, вы не заметили?

От подобной неслыханной дерзости у преподавательницы едва челюсть не отпала, а наша стервозина самодовольно улыбалась. И, конечно, не услышала едва уловимого писка за спиной. Воленстирская магия звучит своеобразно, даже мелодично. Шах! И девушку бросило вперед, ее мантия вмиг загорелась. Танис истошно завизжала, пытаясь погасить пламя.

Я могла бы ей помочь, но отчего-то не хотелось. Форма уже успела превратиться в лохмотья, когда Танис вспомнила о своем даре и материализовала над головой воду.

— Видите, мисс Шармер, зачем нужно это шутовство? — усмехнулась леди Бельт. — Приступайте к тренировкам с мисс Брайл.

Идеально уложенные волосы имперки теперь свисали мокрыми сосульками, тушь текла по щекам. Красотка. Послышались смешки.

Структура и правда оказалась интересной: из искры возникала огненная змейка, способная ползти в заданном направлении. Хочешь рисовать в небе огненные сердечки — пожалуйста, хочешь поджарить ковер в кабинете нелюбимого препода — даже на учительский этаж не надо подниматься: представь путь, и верное пламя исполнит коварный план.

Графиня замерла напротив, театрально разминая пальцы. Пока она воображала, я уже представила схему направленного пламени и выпустила силу. Огонь вспыхнул в ладони, но больно не было. Взмахнув рукой, бросила его вперед. Заклинание сработало мгновенно, и нашей гадюке пришлось обороняться. Воздух стремительно раскалялся, а я плела новые и новые завихрения вокруг соперницы.

Под потолком заработали поглотители энергии. Хлопки, треск и звон слились в общий гул. Танис сориентировалась быстро и вскоре с лету ломала моих огненных змей. Мы перекидывались сгустками пламени, уворачивались и просто бегали от заклятий. Волосы графини давно высохли, а на лбу теперь блестел пот. Умаялась, бедняжечка.

Неожиданно азарт борьбы прервал чей-то душераздирающий вопль. Резко погасив магию, я развернулась к второкурсникам и едва сама не вскрикнула. На полу лежала Диль. Корчась от боли, она хрипела и без остановки кашляла, будто давилась чем-то. Студенты застыли на своих местах, не сводя с моей подруги испуганных глаз. Почему-то ее пальцы были в крови, и девушка, выгнувшись, вцепилась в собственную голову. Демоны… Что происходит?! Леди Бельт промчалась мимо, и я, холодея от ужаса, припустила следом.

Диль билась в припадке, изо рта текла кровь, а лицо становилось мертвецки серым.

— Что с ней, леди?!

— Все назад!!! — рявкнула воленстирка, падая перед имперкой на колени.

Меня же ощутимо потряхивало от волнения.

Только не Диль! Ей нельзя умирать! Никак нельзя! Демоны, что это такое?! Моргнув, я инстинктивно перешла на тонкое видение и обомлела. Линии энергетических каналов едва светились. Да она почти труп!!!

— Глупая девка отдает своему партнеру слишком много силы! — Воленстирка навалилась на плечи Диль. — Брайл, вырубите ее, пока не умерла!

Заклинание оглушения мгновенно всплыло в памяти, сила заколола пальцы и рванула к подруге. Та выгнулась в последний раз и, хрипло выдохнув, обмякла.

— С ней все будет в порядке?

Вот тебе и объединение резерва…

— С ней, — выразительно повторила магиня, — все будет в порядке. А вот хватило ли сил ее партнеру исполнить задуманное — не имею понятия. Здесь критическое истощение тонких тел. Кто-нибудь, принесите носилки! Остальным разойтись, занятие окончено!

Ребята помогли перенести Диль в лазарет, где нас встретила единственная на всю школу медсестра. Мастер Бурек отправился на фронт, и целителей приходилось вызывать из Фертрана. Девушка долго водила руками над бессознательным телом, затем вытирала запекшуюся на губах и ладонях кровь. Имперка расцарапала себе лицо, и багряные полосы тянулись со лба до подбородка. От разъедающего душу переживания я не могла устоять на месте и мерила комнату шагами, пока леди Бельт невозмутимо сидела в кресле. С Ройсом могло случиться непоправимое. Не стала бы Диль просто так жертвовать собой. Может, связаться с Джоном? Или с магистром? Лучше с Джоном. Я отправила мысленный вызов и поежилась — не хотелось приносить дурные вести. Но в каком-то смысле мне повезло — Лиммер-старший не ответил.

Спустя четверть часа Бельт, так и не проронив ни слова, встала и направилась к двери.

— Леди, вы куда? — вырвался неподобающий вопрос.

Она оглянулась и выразительно приподняла бровь:

— Приехал целитель, мне здесь больше нечего делать.

Из коридора послышался голос неизвестного мужчины, а затем еще один, девичий. Едва не сбив преподавательницу с ног, в палату ворвалась страшилка. Она раскраснелась, как поросенок, видно, бежала сюда из общежития. В ужасе уставившись на подругу, мисс Шоу метнулась к постели:

— Как же так, Дилька? Как же так?!

Ну вот, теперь есть кому за ней последить. Почувствовав себя лишней, я выскользнула в коридор. Бельт уже заканчивала беседу с молодым юношей в халате целителя и собиралась уходить.

— Леди! — в который раз окликнула я ее. — Мне необходимо поговорить с вами.

— Мисс Брайл, вы сегодня необычайно надоедливы.

— Это приказ лорда Гарса. Я должна узнать то, о чем никто, кроме вас, не расскажет.

Теперь она смотрела с интересом:

— Тогда пойдемте. Здесь мы будем всем мешать.

Заставив себя на время забыть о подруге, побежала за ней.

Леди Бельт плеснула чай в кружку и задумчиво уставилась в окно. Меня она, кажется, не замечала. Замерев посреди помещения, я огляделась. Кабинет больше напоминал жилую комнату, чем рабочее место. Не такой вычурный, как у Филис, но и не такой уютный, как у Джениз. Небольшой стол у стены, шкаф с книгами и чашками, затертый диван, такое же кресло — ничего особенного, и только обилие картин с изображением пустыни наводило на мысль о тоске воленстирки по родине.

— Что вы хотели спросить? — Она наконец обернулась.

— Расскажите о феромональной сыворотке.

Ее удалось удивить, Бельт явно ожидала другого вопроса.

— Это то, о чем вам лучше никогда не узнать, мисс Брайл!

Нет, так дело не пойдет…

— Но я уже знаю, леди. Успела попробовать.

Магиня вздрогнула и впилась в меня пристальным взглядом:

— Кто?

— Тир Бирлек.

Черная кожа заметно посерела, и мне совсем не понравилась возникшая в глазах отстраненная обреченность.

— Скажите, можно как-то избавиться от этого эффекта? Принять противоядие, сделать переливание крови или еще что-нибудь? Из-за этой дряни я сижу здесь, пока мои друзья рискуют собой…

— Ничего не поможет, — помотала она головой.

Ну уж нет! Никогда в это не поверю! Я выпила какую-то гадость, значит, теперь должна выпить другую гадость, способную все исправить и излечить меня от нежелательной наркотическо-сексуальной зависимости! Должна же такая существовать!

Но выражение лица собеседницы не вселяло надежды.

— Только его смерть, — страшным шепотом продолжила она. — Или ночь с ним. Если бы сразу, переливание помогло бы, и то… Его должен проводить воленстирец, в Регесторе подобные процедуры запрещены. Но сейчас… — Судорожно вздохнув, Бельт растеряла остатки самообладания. — Чем больше времени проходит с момента введения сыворотки, тем сильнее оказываемый эффект. Послушайте наставника, мисс Брайл! Дождитесь, пока его убьют. Если убьют!

Демоны лоранийские, сколько еще можно ждать?!

— Если Регестор проиграет войну, — преподавательница нервно затопталась на месте, — то советую собрать пожитки и бежать к дедовой матери в горы, забиться в самую дальнюю пещеру и никогда не высовываться оттуда. Клан Бирлеков знаменит в Тиреграде. Это легионеры. Если они чего-то хотят, они это получают. Так или иначе.

Леди хлебнула из кружки. Кажется, там напиток покрепче чая.

— Зачем я ему?

— Откуда мне знать?! — взвилась она. — Бирлеки защищают царство Воленстир из поколения в поколение, и если генерал посчитал вас ценной, значит, так оно и есть. Сыворотка — лишь способ склонить к сотрудничеству, ибо жена — самое преданное существо для воленстирца, верная псина. — Бельт поморщилась. — Она не предаст. Не сможет.

Страх мерзкой змеей зашевелился под сердцем.

— Почему?

Зло фыркнув, магиня таинственно произнесла:

— Наши мужчины обладают особыми способностями, и умение видеть свободных женщин — лишь одна из них.

Замерев, я ожидала продолжения.

— Воленстиркам действительно позволяется многое — учиться, работать, путешествовать, без осуждения заводить десяток ухажеров. Но не вечно. Если до тридцати лет девушка не выберет себе мужа, за нее это сделает Тамико. — Преподавательница снова припала к чашке. — Скажите, мисс Брайл, разве глупая девчонка, прежде не знавшая мужчин, сделает правильный выбор? Подарки, внимание, поклонение опытных самцов будоражат, и твои мозги превращаются в сладкий сироп. Обмануть таких дур легко, и все, наутро поздно рыпаться.

— Воленстирки настолько ветреные? — удивилась я.

Мне они показались барышнями весьма серьезными.

— Воленстирки разные, — скривилась Бельт. — Я была гордой, самодостаточной и серьезной, училась в Школе огня и не торопилась искать мужа. Но на каждую дичь найдется свой охотник. Мне не повезло — избранник оказался аферистом. Любовь вспыхнула, словно пламя, я и сама не помнила, как оказалась в его постели, неизвестно какой по счету женой! Мое наследство и сбережения перешли к нему, а меня заперли в спальне без одежды.

— И ничего нельзя было сделать? А ваша семья?

Я безмерно сочувствовала ей. Мне хорошо известно, что творится в душе у обманутой девушки, которой подсовывают совсем не ту жизнь, о которой она мечтала.

— Суд не примет иск от жены к мужу. Никогда. Раз раздвинув ноги, женщина обязана отвечать за свои поступки, а семья тем более не имеет права вмешиваться.

— Вы смогли сбежать?

Бельт тихо засмеялась:

— Я пыталась. В меня будто пустынный демон вселился! Сожгла его спальню, вещи, пыталась драться и выбраться из дома, хотела идти во дворец и просить суда Тамико. Вот идиотка! Не знала самой страшной воленстирской тайны, иначе бы целовала его ноги, сидела в углу и не смела злить этого урода. — Черные глаза сузились.

— Что за тайна? — Я затаила дыхание, а Бельт горько усмехнулась:

— Большинство воленстирок даже не подозревают, что муж способен заставить их позабыть прежнюю жизнь. Ему не нравятся ваши друзья? Вы больше не вспомните о них. Слишком часто встречаетесь с семьей? Дороги в отчий дом никогда для вас и не существовало. Что-то стирается из памяти навсегда, к чему-то возникает равнодушие. Прежние связи рвутся, стоит лишь мужу хорошенько захотеть. И пожалуйста, рядом преданная, внимающая каждому слову женщина…

О боги… Мороз пополз по коже. Значит, то была не метафора… фраза Хкина, что я все забуду, когда Бирлек со мной закончит. Они действительно могут заставить меня начать новую жизнь!

— Я ничего не помнила и с радостным визгом угождала ему. Мерзкая тварь вдоволь мной попользовалась.

— Как вы выбрались? — Кажется, мой голос охрип.

Бельт презрительно улыбнулась:

— Блудливый шакал сам себя сгубил. Жена легионера прилюдно оскорбила его, и тот в отместку надругался над ней, не знал, паразит, с кем связался. Восстановление чести женщины у нас называют охотой крови. Воины быстро нашли моего мужа и выпустили ему кишки, а я в тот же миг все вспомнила и стала свободной. Вот только одно «но»: по закону Тамико женщины преступника подчиняются потерпевшему, а у моего шакала жен было много. Пока легионеры ловили их по Тиреграду, я сбежала из города. За неделю удалось добраться до одного из южных портов и проникнуть на регесторский корабль. В Рашарсте меня обнаружили агенты Ведомства, допросили, но обратно не выдали. Никогда, мисс Брайл, я не вернусь в эту страну! Никогда! Лучше сдохнуть.

Мурашки бегали по спине. Счастливый случай помог Бельт убраться из Воленстира, но Бирлек слишком умен и мне шанса на спасение не оставит. Если лорд Гарс хотел меня испугать, то у него получилось, я прониклась, правда, но сволочь генерал вряд ли станет искать меня до победы над Регестором, значит, необходимо помешать ему победить. Я нужна на севере, чтобы бороться не только против захватчиков, но и против лысого воленстирца лично!

Бельт внимательно наблюдала за мной.

— Не лезьте туда, мисс Брайл. Первая же встреча с этим человеком станет вашим последним воспоминанием о прежней жизни. Феромональная сыворотка ломает сразу, от одного его вида в кровь выбросятся наркотики, магия пропадет, и вы будете умолять Бирлека овладеть вами немедленно.

В горле застрял ком.

— Спасибо за информацию, леди, но встречаться с ним в мои планы не входит.

Уверенный тон ее не впечатлил.

И правильно, на самом деле я пребывала в ужасе, осознав, как мне свезло зимой и чего именно удалось избежать… Поклонившись, вывалилась в коридор. Стоило все обдумать, но одно ясно: никогда и ни за что нельзя находиться там, где бывает Бирлек. Иначе моя личная борьба закончится раз и навсегда.


Провинция Шордаст. Окрестности Рашарста


Эр Гарс


Шшшшш! Мимо мостика пролетела огненная сфера нехилых размеров, обдав меня жарким воздухом. Проклятые воленстирские маги! Чтоб их предки из пепла восстали и снова в него обратились! Хорошо еще изобрести самонаводящиеся заклинания им не хватило ума! Скрипнув зубами, я резко дернул крылья, и «Горный орел» рванул вниз. И-и-и-и-и! Механизмы взвыли, команду едва не выбросило за борт, если кто-то забыл затянуть крепко цепи, пускай пеняет на себя. Навстречу неслась черная дымящаяся земля. И чем ближе к линии фронта, тем сильнее она дымилась. Как молнии в тучах, в серой пелене вспыхивали боевые заклинания. Впереди показались башни крепости, обстреливаемой артиллерией с холма. Здесь рорские твари прорвали линию обороны и пытались закрепиться, пока наша пехота одолевала мертвецов. Демоны побери Лурдека! Почему не перекинул сюда армейцев из Моркена, как собирался?! Стекатели сбросили излишки магии, и машина вошла в дымный слой, оставив за кормой солнечный свет. Корпус содрогнулся, перегрузкой нас вдавило в палубу, пока крылья рывками возвращались в обычное положение. В канале связи мелькнул страх.

Натянув маску на нос, я повернул тумблер и поинтересовался:

«Лиммер, пушки видишь?»

В едком тумане ничего не разобрать! Мы неслись вперед на бешеной скорости, и только под мостиком то тут, то там мелькали силуэты бойцов, сдерживающих копошащихся неупокоенных, а еще тела… тела… много тел.

«Так точно! Удаление — тысяча», — отозвался младший братец Джона, чей дирижабль летел позади и выше.

Позволить стрелять по крепости снарядами никак нельзя! От заклинаний стены укрепили инженеры, но от разрывных гранат защитные структуры не спасали. «Горный орел» развил максимальную скорость, трещали пластины парусов. А в небо улетали сгустки чистой силы от желающих сбить нас. Ну не смешно? Сбить прямой энергией? Импульсы рассекали дым, и сквозь щели ненадолго проникали лучи солнца.

«Сбрось зажигалки на этих стрелков!» — приказал я, уже различая впереди очертания крепости.

Даже сквозь вой механизмов слышались глухие взрывы.

«Есть!»

«Команде подготовиться».

В канале связи зазвенело от напряжения, а я позволил вырваться наружу праведной злости. Сейчас мы сожжем их всех, не останется ни живых, ни мертвых. И пороховые пукалки не помогут! Ощутив одобрение опытных вояк, снизился почти до самой земли, готовясь обойти крепость слева. Глаза слезились от дыма и встречного ветра, и почему я до сих пор не разжился очками?!

Шшшах! О себе дали знать маги противника. Гондола дернулась, отчего нас всех подбросило вверх. Приземлившись на колено, я выругался. Сгори в своем огне, черная тварь! У нашего днища великолепная броня!

Справа в клубах дыма мелькнули высокие стены осаждаемой крепости.

«Удаление — пятьсот». — В канале слышался характерный треск. Армейцы с ведомого борта приступили к обстрелу противника.

Рорская гаубица вовремя выстрелила, подсветив себя вспышкой. Бах! Воздух дрогнул. Ну вот, теперь-то вы и попались! Машинально подправив курс, усмехнулся. Когда человечки заметили нас, было слишком поздно. Убежать никто не успел. Из раскрытого грузового отсека вывалилась бомба, с такой высоты промахнуться невозможно.

За спиной зарождалось убийственное ослепительное зарево. И лишь через миг нас накрыло ударной волной. Ухватившись за цепь, ощутил, как машину едва не сорвало с потока. Палуба задрожала, но «Горный орел» выдержал. Не сбавляя скорости, я выполнил крутой разворот. Чужое благоговение заполнило эфир. Холма более не существовало, на его месте зиял кратер, в котором догорали остатки рорской осадной техники.

Противник зрелищем впечатлялся, наступление захлебывалось на глазах. Вражеская пехота побежала назад, опасаясь попасть под очередную бомбежку. Но отпускать их просто так мы не собирались. Аппарат Ройса Лиммера как раз догнал нас и высыпал оставшиеся зажигалки. С неба полился огненный дождь. Маги из моей команды тоже подключились к делу, и вниз летели еще и боевые структуры. Воленстирцы поднимали щиты, которые с наслаждением рушил деструктор. Сам же я едва не пританцовывал от азарта, закладывая круг за кругом над отступающими войсками. Дым вился спиралями за крыльями, пространство вибрировало, а в крови кипел адреналин. Даже удалось самому зашвырнуть гравитационную структуру в стаю мертвяков. Цель уничтожена, и теперь наши доблестные войска быстро восстановят линию фронта — мы им тут все расчистили!

Но внезапно кольнула чужая тревога.

«Милорд, на башнях активность!»

Ликование как рукой сняло. Здесь, на границе, нет ничего опаснее этих проклятых силовых установок.

«Набирай высоту. Отходим».

Слушавшие нас армейцы вцепились в борт, а я опустил рули высоты вниз. Баллон задрал нос и понес гондолу вверх, прочь из дымного слоя. Ослепительное небо меркло на фоне разрастающегося вдалеке. Защитная структура по левому борту возникла сама собой, но испытывать ее на прочность не хотелось. К нам неслось чистое пламя. Сгустки энергии колоссальных размеров расчерчивали пространство до границы, преодолевая десяток километров за секунду.

Вверх! И поскорее, и не приведи предки попасть под огонь! У этих штуковин узкий угол наведения, и если подняться повыше, то на таком расстоянии заклинания просто нас не достанут — не долетят.

Закусив губу, я тянул машину навстречу жаркому небу. Крепость осталась далеко внизу и теперь казалась не больше спичечного коробка. Но этого недостаточно! Я уже ощущал вибрацию пространства слева. Кто-то заорал и покатился по палубе. Машина Лиммера взлетала почти вертикально, блестя броней на ярком солнце.

Пша-а-ах! Щит принял мощнейший удар, разом ополовинив мой резерв, треснул, напоследок отразив остатки враждебной магии. Машину хорошенько тряхнуло и едва не отправило беспорядочно кувыркаться в пространстве… Меткие, сволочи!

В эфире заволновался Ройс Лиммер:

«Милорд, с вами все в порядке?»

Очередная башня блеснула линзой, а я слишком поздно понял, что, в отличие от меня, мальчишка не выжимал максимальную скорость. Кретин! Лучше бы энергии в крылья добавил, чем на меня смотреть!

«Рули высоты вниз!!!»

Убийственные сферы уже летели к нам, а кто-то не сдержал паники в эфире. Прекратив взлет, я развернул крылья и нырнул под медленно ползущий ввысь дирижабль Лиммера. И-и-и-и-и-и! Взвыли поворотные валы, накрыв команду перегрузкой. Только бы успеть! Пластины перегорали от мощного потока силы, но «Горный орел» уже не мог лететь быстрее.

Время растянулось. Как во сне я наблюдал проносившийся над долиной огненный сгусток. Волосы на затылке поднялись дыбом от чужого ужаса. Мы не успели занять место между ведомой машиной и убийственным заклинанием.

«Щит не удержу», — отстранение подумал Лиммер. И в этой мысли не было страха, только мужественное принятие ситуации. Сжав зубы, парень готовился сгореть, поддерживая последнюю в своей жизни структуру.

Быстрее! Быстрее!!! От визга металла дрожал желудок. Не успеваю. Ни хрена не успеваю!

Пылающий сгусток силы пронесся мимо моего мостика, и я видел, как парень зажмурился, готовясь принять слишком сильный удар. Его аура засветилась. Пша-ах!!!

Мальчишку отбросило назад. Тххххх! Корпус баллона промялся, обуглился, почти все его оперение разом отвалилось, и обломки полетели вниз. Сорвало половину цепей, и горящая гондола повисла под наклоном. Двое магов вывалились за борт и болтались на страховке. И только седой боевой маг не сплоховал, успев прикрыть пилота щитом.

Мой «Горный орел» летел вверх, пока машина Ройса Лиммера с заклинившими рулями высоты падала вниз. Пальцы подрагивали. Демоны рорские! Чужой страх взрывал мозг, и едва удавалось мыслить самому. Стрелка высотомера медленно накручивала обороты. Еще сотня метров, и нас не достанут. Быстрее! Я спиной ощущал вопросительные взгляды своей команды. И-и-и-и-и-и!!! Металл заскрежетал, крылья развернулись, выравнивая дирижабль. Вашу мать! Нет, мы их не бросим!

Заставив себя отрешиться от паники, поглядел вниз. Горящий «Горный орел», будто астероид, падал в долину. Далеко. Очень далеко. Прищурившись, я отцепил страховочный трос и телепортировался в никуда.

Р-р-р-р-р!!! Тшшшшш!!! Шшшш! Ревело пламя, пожирающее деревянную обшивку… Под ногами оказалась пустота! Промазал, бездна! Приложившись головой о балку под баллоном, я рухнул на палубу. А… проклятье! И покатился прямо в пропасть. Чтоб вам всем! Разодрав ладонь в кровь, смог наконец ухватиться за какую-то доску. Вокруг творился хаос. Огонь пожирал мостик, в клубах черного дыма иногда виднелась несущаяся навстречу земля.

Я попытался нащупать энергетические ловушки дирижабля, но большинство не откликалось. К демонам! Это не машина, а груда металлолома! Благодарение богам, рули высоты все-таки удалось перевести в посадочное положение и тем самым замедлить неконтролируемое падение. Паруса почти не пропускали энергию и раскрылись на треть. Хоть так! Тем временем по собственному страховочному тросу из-за борта выбрался деструктор. Увидев меня, армейцы воспрянули духом.

«Всем тушить пожар!» — гаркнул я, продолжая контролировать аппарат.

«Башни! Башни снова, милорд!» — промыслил кто-то с моего дирижабля.

Это было паршиво! Невероятно паршиво! Сейчас от «Горного орла» ничего не останется… Вниз. Скорее! Горизонт окрасился алыми всполохами! Хотят довести начатое до конца, сволочи!

Вцепившийся в борт седой боевой маг прокричал:

— Крепость! Милорд! Стены защищены от магических атак!

Демоны! А ведь это идея!

Башни возвышались над пеленой дыма. Прекрасные ориентиры. Крылья не слушались, но машину удалось перевести в горизонтальный полет. Будто пьяный, «Горный орел» мотался из стороны в сторону, но я упорно тянул его вперед. Скорее! Скорее! Пожар потушили, и теперь прекрасно видно, куда необходимо завести аппарат. Зависнув прямо над внутренним двором крепости, я начал медленно опускать баллон вниз.

«Выстрелили!»

За те десятки секунд, что огненные шары летели к нам, я успел вспотеть. Задуманный маневр требовал ювелирной точности. Стекатели крыльев едва не задели внутренние стены. Солдаты, защищавшие крепость, наблюдали за нами, пораженно раскрыв рты. Вряд ли кто-либо когда-нибудь совершал подобное. Гондола зависла в метре от брусчатки, баллон лишь слегка возвышался над мерлонами. А в следующий миг постройку сотряс мощный удар. Ба-ах! Хорошо, что инженеры ее укрепили, — энергия ушла в землю, и только стены дрогнули…

Боевой маг, выбравшийся по тросу последним, зааплодировал. Эфир затопило облегчение обеих команд. Со всех сторон слышались благодарные возгласы. Переглянувшись, мы приблизились к Ройсу Лиммеру, лежавшему в углу палубы в неестественной позе.

Седовласый коснулся его лба.

— Перегорел. Надо срочно целителя, иначе не выживет.

Поглядев тонким зрением, я поморщился. Каналы не потухли, но восстанавливаться будет долго. Всего-то надо было сразу лететь вверх, как приказано, а не нас ждать!

Деструктор почувствовал мое недовольство.

— Парень силен, милорд. Такой удар сдержать…

Лиммер неожиданно зашевелился и медленно открыл глаза на радость своей боевой команде.

— Диль…

— Как резерв?

— Плохо. — Он едва разлепил окровавленные губы. — Диль… Что с ней? Она отдала… слишком много… У нее не было столько…

Демоновы парочки! Но не дай девчонка силу, их «Горный орел» мог бы и взорваться.

Поглядев на седовласого, я произнес:

— Вам придется остаться здесь. В крепости есть целители, проследите, чтобы они поработали с ним. Обязательно зафиксируйте машину, нос баллона не должен подниматься над уровнем стен, иначе рванет. Ясно?

— Так точно, милорд!

— Как только здесь станет не так жарко, другой пилот заберет вас и машину в Рашарст.

Защитники крепости уже собирались около висевшего над землей мостика. Обычные бойцы с удивлением рассматривали дымящийся дирижабль, кто поумнее принес носилки.

— Магистр… Я не чувствую Диль, — застонал наш герой. — Я ее не чувствую!

Я призывно помахал рукой пробирающемуся через толпу целителю.

— Ваша милость, узнайте, что с Диль! — схватился за мою штанину Лиммер. — Пожалуйста!

Высоко в небе висела блестящая точка, обстреливаемая с земли рорскими магами. Моя боевая команда безропотно держала щиты, пока я тут болтал… Выругавшись, заставил себя успокоиться и принялся вызывать Яну. Надеюсь, партнерша Ройса не перегорела. Это была бы глупая смерть. На миг представил, что на месте младшего Лиммера находится любимая адептка, и едва не покрылся испариной. Нет уж… Я бы не смог выполнить задание — всю дорогу трясся бы от волнения за ее жизнь.

Янин спокойный голос резко контрастировал с радостными криками, доносившимися со всех сторон.

«Магистр».

Но вот девочка прислушалась, уловила далекие взрывы и затревожилась.

«Эта сумасшедшая дель Лиммер не сдохла, надеюсь?» — поинтересовался я, залавливая раздражение.

Уровень волнения в канале связи резко подскочил.

«Мы оглушили ее, состояние критическое, но леди Бельт говорит — жить будет. А вы знаете, что… с Ройсом?»

«Тоже — будет жить».

«А вы? В порядке?»

«Разве видно, что не в порядке? — рявкнул я. На разговоры времени совсем не оставалось, но спросить все-таки хотелось. — С воленстиркой говорила?»

«Да, она пыталась меня запугать».

«Вижу, не получилось».

Повинуясь команде седовласого, бойцы уже принялись вбивать невесть откуда взятые колья и натягивать уцелевшие якорные тросы.

«Нисколько», — смело отозвалась Яна.

«Поговорим об этом позже, мне пора».

«Берегите себя, магистр», — донеслась теплая мысль, прежде чем связь разорвалась.

— Жива! — выдал я парню, не позволявшему унести себя, пока не закончится мой разговор, а затем взглянул в небо, отыскал своего «Орла» и переместился на мостик.

Под щитами своей команды я раскрыл крылья и со спокойным сердцем взял курс на Рашарст. Дирижабль в центре крепости смотрелся забавно, как яйцо в гнезде. Противоветровой щит устанавливать не стал, снял маску и наконец вдохнул свежий морской воздух. В жаркой дымке у горизонта блестело Ледниковое море. Очень скоро рорцы перестали бросаться заклинаниями, а впереди показались аэростаты наблюдения и мачта воздушного корпуса.

На якорном поле нас встречал весь персонал. Еще бы! Улетало две машины, вернулась одна. Этот вылет не останется незамеченным, и Атнис устроит очередной разнос. Недовольно оглядев хмурые лица столпившихся на площадке пилотов, я коротко посоветовал:

— Парочки, нормируйте силу при передаче! Отдавать всю и сразу — большая глупость! — И в тишине отправился наверх к здешнему полковнику.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Первокурсники недобро косились на меня. Стоило отвернуться от строя, раздавались шепотки, но только я поворачивалась вновь, воцарялась тишина, а адепты глядели строго перед собой, не шевелясь. Лишь страшилка нервно покусывала губу, но болтать обо мне гадости она бы не стала. Нет, рассказать она могла многое — очевидно же, что неокрепший детский ум впечатлялся сценой в кабинете магистра, вот только единственная ее слушательница вторые сутки валялась в лазарете.

В сознании мелькнула ироничная мысль:

«Тебя действительно волнует ее мнение?»

Лорд находился на связи с начала тренировки, но иногда отвлекался, переключаясь на другие каналы, а теперь, видно, решил незаметно подсмотреть мои эмоции.

«Нисколько». — В отношении Киры Шоу это была истинная правда, но про остальных студентов я того же сказать не могла.

Гарс усмехнулся: «Пусть практикуются с массивными щитами, а ты разомни руку. Попробуй определить точное количество энергии, необходимое для разрушения чужого заклинания. Ты ведь уже ощущаешь их потенциал?»

В душе тут же возник протест. Магистр не в первый раз пытался заставить меня давить студентов силой.

«В избиении первогодок участвовать не собираюсь», — буркнула в канал, а вслух произнесла:

— Сейчас попробуем создавать щиты-стены. Разбейтесь на пары и приступайте к тренировке. Мисс Шоу, со мной.

«Это, дорогая моя, — ехидный тон сменился ледяным, — часть обучения. В том числе и твоего. Хочешь отправиться на войну? Исполняй что сказал!»

Казалось, он находится рядом, за спиной. Вот проклятие! Специально делает из меня монстра в глазах младших адептов?

— Мисс Брайл? — рыжеволосая девица напомнила о себе.

Ее слабенькая стена едва заметно колыхалась.

Поминая нехорошими мыслями предков одного бывшего препода, перешла на тонкое видение и внимательно осмотрела линии заклинания. Вся структура лежала как на ладони, а тонкая ниточка энергии соединяла ее со страшилкой. У всех студентов схемы светились по-разному. Некоторые ослепляли, другие пульсировали, но, демоны побери, как понять, сколько энергии вложить в удар, чтобы разрушить заклинание и не прибить адепта?

Лорд мысленно застонал.

«Твоя структура должна весить ровно столько же, сколько чужая».

Вот зараза хвостатая. Это и так ясно! Неясно как?!

«Почувствуй».

Лучше б я на его непробиваемой шкуре чувствовала, а не на первокурсниках, презирающих меня по его прихоти! Магия потекла в тонкие тела, тихонько зазвенев. Страшилка поглядывала на меня с опаской, и правильно — я бы тоже испугалась.

«Могущество дает выдержка, а не количество силы».

Далось ему это количество. Вот сейчас ошибусь, и лететь мисс Шоу будет далеко и больно. Но лорда такие вопросы никогда не заботили. Магия заискрилась на пальцах, и я выпустила ее широким потоком. Шших! Щит страшилки исчез. Ух ты! Получилось. И даже никто не пострадал. Эфир тут же пропитался одобрением.

Улыбнувшись ошарашенной Кире, я двинулась дальше вдоль строя, ломая одну стену за другой. Вскоре удалось приноровиться и относительно точно угадывать количество энергии. Однако промах у меня все же случился, и неудачливого кучерявого парнишку швырнуло в мягкую траву. Послышались возмущенные возгласы, окружающие воспринимали происходящее по-своему: сильнейшая адептка школы жестоко развлекается с первогодками, демонстрируя свое превосходство, пока их братья, парни, друзья и далее по списку умирают на севере во благо империи. Лоранийки кривили губы, а кто-то из ребят не выдержал и сплюнул на землю.

— Простите, — пробормотала я, тщательно осматривая пострадавшего. — Ошиблась в расчетах.

Юноша потер затылок и поднялся. Вроде обошлось без травм, но студенты морщились, наблюдая за мной. Будь на моем месте лорд — они не смели бы даже глядеть в его сторону! Штанишки бы обмочили со страху. Внезапно я посочувствовала Гарсу. Его ненавидели и боялись, а он все равно продолжал учить этих самоуверенных неоперившихся птенцов, решивших, будто у них есть право судить других.

Следующим противником стал старший первого курса — адепт Дарингер. Аристократ из Фертрана с первого занятия оказывал мне знаки внимания. Короткостриженый высокий юноша с пронзительными голубыми глазами, слегка оттопыренными ушами и редкой щетиной на щеках сдерживал свору своих первогодок, не позволяя им накинуться на новоявленную учительницу в открытую. Вообще-то он милашка, а по этим ушкам сходили с ума все одинокие студентки. А еще у него неплохой потенциал, а я после десятка поломанных структур подустала.

— Мисс! — вытянулся старший курса. — Буду счастлив пасть от вашей прелестной руки!

Парень улыбался, а ясные глаза сверкали озорными искрами. Каждое занятие этот самоубийца привлекал к себе внимание. Обычно ему везло, магистр отвлекался, но не сегодня. Кто-то в канале связи открыл невидимый клапан, и меня припечатало такой ревностью… Едва не задохнулась.

«Пробей его щит», — послышалась ядовитая мыслишка.

О боги. Вот только этого не хватало.

«Даже и не подумаю, ваша ми…»

Зловещий демонический шепот заполнил эфир:

«Выполни просьбу сопляка. Уложи его».

Скинув с пальцев лишнюю силу, постаралась расслабиться. Не собиралась я никого калечить! Дарингер весело подмигнул и легко создал светящуюся стену. Черпнув побольше энергии, швырнула ее в центр структуры. Но прежде чем удар достиг цели, парень заставил щит светиться еще ярче, и вся моя магия отразилась в небо. Гордо улыбнувшись, он приглашающе повел рукой. Рычание лорда я проигнорировала, так же как одобрительные возгласы студентов. Наше противостояние затягивалось, и скоро мы оба позабыли об окружающих, полностью сосредоточившись на борьбе. Каждый увеличивал мощность заклинаний, а у меня никак не получалось предугадать, сколько силы будет в его щите в следующий момент. Пространство вибрировало, я уже не видела Дарингера за ослепительным светом. Но дуэль не могла продолжаться вечно. Первокурсник явно переоценил свои возможности… Во время очередной атаки его стена вдруг пропала. Раз, и нету! От внезапного ужаса у меня едва сердце не остановилось. В парня беспрепятственно летела прямая энергия! Удары чистой силы необратимы… Демоны! Каникулы в лазарете ему обеспечены! Рядом завизжала какая-то девчонка. Мой собственный срочно возведенный щит был уничтожен в мгновение ока. Дарингеру бы отпрыгнуть в сторону, но он стоял столбом. В последний миг, когда, казалось, уже ничего нельзя сделать, перед носом первокурсника возникла вибрирующая стена, затрещала и, приняв на себя основную мощь моей атаки, исчезла. Парня бросило на землю, и он кубарем откатился назад. Уф! Пронесло!

Я огляделась, но спасителя не обнаружила. В канале связи удовлетворенно мурлыкнул магистр:

«Не стоит так рефлексировать, Яна. Кретин забыл, как опасны прямые удары. Поделом ему».

У меня челюсть отпала. Ревнивый жестокий тиран! Да он прекрасно видел, к чему все шло! Это я, неопытная дура, за треском заклинаний не заметила, что парень на исходе, а Гарс все понимал и специально не предупредил — хотел проучить мальчишку! Лорд продолжал говорить, а я бесцеремонно разорвала связь. Довольно! В конце концов, мне еще год здесь учиться, а он как бы теперь и не при делах!

Лежа на земле, Дарингер морщился от боли, в тонком диапазоне тускло светились энергетические каналы. Еще один идиот! Решил произвести впечатление на девушку? Додумался выжать себя до дна! Совсем без мозгов, что ли?!

— Надеюсь, в следующий раз на занятиях вы будете думать о занятиях, мистер Дарингер. Иначе лорд Гарс больше не станет спасать вашу жизнь! — Я выразительно крутанула браслет, тем самым выдав секрет магистра.

Старший побледнел еще сильнее — догадался, кто на самом деле вел у них тренировки, и принялся озираться по сторонам. То, что именно его милость создал стену, сомнений не вызывало. Этот энергетический перезвон ни с чем не спутаешь.

Подав парню руку, помогла подняться и приказала идти в лазарет. Дежурный второкурсник вовремя ударил в гонг, и адепты начали расходиться. Фух… Наконец-то! Оставшись в одиночестве посреди стадиона, я еще раз огляделась. Если Гарс и появился здесь, то сразу исчез. Надеюсь, император завалил его делами и выволочка за неподобающее поведение прямо сейчас мне не грозит.

Как только я об этом подумала, завибрировал браслет. Вздрогнув, проверила сигнатуру и облегченно выдохнула. Не магистр. Хельга!

«Привет, дорогая!» — послышался бодрый голосок.

«Хель, как ты?»

«Превосходно! Ночью работали, следующий вылет только завтра! Прости, не могла связаться раньше. Нам тут инструктаж устроили по поводу передачи силы между парами во время боя. Все из-за Ройса с Диль. Только я не понимаю, неужели они и правда думают, будто мы станем вымерять, сколько энергии отдать любимому, чтобы не сдохнуть самим? — Она не дала мне и рта раскрыть, продолжая тараторить: — Но что об этом говорить? Лорд Гарс, конечно, молодец, спас ведомый аппарат, но он уникальный маг, и в любом другом случае мы бы потеряли еще один экипаж».

«Погоди, он что, летал вместе с Ройсом?»

Бывшая актриса мысленно кивнула:

«Разумеется. Вместо Джона. Слава богам, все обошлось!»

Вчера любимый наставник связался со мной, чтобы узнать о состоянии Диль. В канале связи слышались хлопки, но я и подумать не могла, что он находится в гуще сражения. Несмотря на свою импульсивность и раздражительность, когда требовалось, Гарс прекрасно владел собой. Боги, он сдохнет там, а я и не узнаю! Надо отправляться на север! Пока рорские ублюдки ходят по имперской земле, у нас с магистром нормальных отношений не будет!

«Эй, Ян. С тобой все хорошо?»

«Это я так. Не обращай внимания. С Ингрид разговаривала?»

«Да. Ей дают увольнительную, надеюсь, ты меня тоже скоро порадуешь. Без лучшей подруги я не стану менять фамилию! Брэд, кстати, тоже соскучился. И… — Она выдержала театральную паузу, — я купила тебе платье у супермодного дизайнера. Его доставят в школу на днях. Наденешь на мою свадьбу, и не смей спорить!»

«Ты не оставляешь мне шанса отказаться».

«Какой отказ, дорогая?! Даже если магистр не хочет отправлять тебя в армию, я не вижу причин, почему он не позволит провести выходные с близкой подругой!»

Причин было превеликое множество… Удивительно, но Милман пока не разболтал Хельге, какими чувствами руководствовался боевой маг, отправившись за мной в Рор. В любом случае рассказывать Гарсу о бракосочетании подруги в Рашарсте глупо — сразу запретит, ибо все, что связано с Милманом, его милость люто ненавидел.

«А знаешь, мы сегодня идем в театр, впервые с начала войны, представляешь? Брэду наконец разрешили покидать корпус, а тут из Дикельтарка труппа прилетела. Пойду в военной форме. Ни одной юбки с собой не взяла! О чем только думала! Брэд — красавец, а я — просто ужас! Как пережить такой позор?!»

Она продолжала жаловаться на всякие глупости, возмущаться из-за отсутствия нормального гардероба и введения комендантского часа в Рашарсте, ввиду чего ночные свадебные гуляния придется отменить. Это был метод Хельги — забыть о гигантских проблемах, сосредоточившись на мелочах. Я так не умела и думала лишь о том, как заставить магистра взять меня с собой, в особенности после сегодняшних событий.

Леди Джениз я встретила около учебного замка. Мгновенно оценив настроение потенциального пациента, она потащила меня в свой кабинет. Не хочешь привлечь внимание метальной магини — ходи по школе с улыбкой счастливой идиотки.

— Как себя чувствуешь? Голова не болит? — тут же начала она допрос, одновременно высыпая в ступку сухие травы.

— Нет, все хорошо, благодарю. — Я устроилась напротив.

Скажи ей про ночные кошмары, в которых являлись Юна и Тайл, — точно не отпустит без сеанса ковыряния в мозгах.

Хорошо еще толком не вспомнить, что там снилось. Но сегодня утром удалось ухватить образ покойной девушки, пронизанный жгучей жаждой мести. Совесть порой странными способами напоминала, кому я обязана жизнью и свободой.

Джениз понюхала сухую смесь и, заметив вежливый интерес, пояснила:

— Ментальным магам иногда требуются дополнительные средства для концентрации. Ничего незаконного, лишь легкое успокоительное.

— Разве у чтецов бывают проблемы с концентрацией?

— В том смысле, который ты вкладываешь в это слово, — нет, но войти в более глубокий транс непросто. Хочешь попробовать?

Я замотала головой, но преподавательница даже глаз не подняла.

— Магистр говорил, ты рвешься на север?

— Это удивительно? Вам прекрасно известно, что случилось в Роре.

Джениз улыбнулась:

— Винишь себя в смерти пленников? В этом причина твоей одержимости?

Ну вот, приехали. Она вознамерилась раскрутить меня на душевную беседу, явно по просьбе лорда. Открыто взглянув на собеседницу, придала голосу убедительности:

— Миледи, нет никакой одержимости, есть объективная нехватка пилотов в армии. А я знаю рорцев лучше других, у меня великолепная подготовка и рекордный потенциал, не использовать его — кощунство. Не говоря уже о том, в каком сложном положении я нахожусь, продолжая отдыхать здесь, когда даже Шармер улетела в Моркен.

— Общественное мнение переменчиво, стоит ли из-за него переживать?

— Возможно, и не стоит, вот только я с ним солидарна. А милорду плевать. Из-за феромональной сыворотки он держит меня в Заоблачной, хотя не имеет на это никакого права.

— Он твой наставник.

— Ага. Сам себя на эту должность назначил.

Рина погрела ладони о горячую кружку.

— Ты же понимаешь, что причина в другом.

О, конечно! Я прекрасно все понимаю. Причина во врожденном упрямстве Гарса и его неуемном желании оберегать меня, будто стеклянную.

— Бельт сказала, что действие сыворотки необратимо.

— Это правда. — Джениз кивнула. — В случае вашей встречи с… этим человеком ты не просто погибнешь, ты перейдешь на сторону врага, а этого никто не допустит.

Я не хотела ничего слышать.

— У любого яда есть противоядие.

— Если оно и существует, то точно не в империи.

Меня пронзила внезапная догадка, и я с надеждой уставилась на преподавательницу:

— А вы? Разве вы не могли бы проделать что-нибудь со мной и… как-нибудь заблокировать эту нездоровую тягу к совокуплению? Вы же чтец! Самый сильный из всех!

Магиня развела руками:

— Если бы могла, то уже помогла бы, — и отставила кружку в сторону. — Это не абстрактное влечение, Яна. Сыворотка заставляет твое тело создавать и выбрасывать в кровь наркотик, а он в свою очередь влияет на сознание. Любые ментальные блоки не продержатся и получаса. Лучший выход — никогда не встречаться с Тиром Бирлеком… и я поддержу лорда Гарса — на фронте тебе делать нечего.

— Вы сказали «полчаса»? — Я ухватилась за эту фразу, как утопающий за соломинку. — Вы можете сделать так, что у меня будет фора в полчаса?

Она сложила пальцы домиком и посмотрела поверх «крыши»:

— Ты не поняла. За тридцать минут без магии от воленстирского воина не скрыться. Такое вмешательство бесполезно.

Понятно. Перед смертью не надышишься, значит, и дышать как бы и не надо.

— Я не самоубийца, миледи. Но и в Фертране сидеть не буду. Поставьте блок.

— Эта процедура — болезненная, не хочу мучить тебя зря.

— Миледи, я не собираюсь мстить Бирлеку. Я боюсь его! Но с остальными поквитаюсь.

Преподавательница молча разглядывала меня.

— Ты не знаешь, — наконец произнесла она, — но мы, чтецы, способны создавать боевые ментальные структуры, убивать, глядя в глаза, причинять нестерпимую боль сразу дюжине врагов и многое-многое другое. Но, как видишь, я нахожусь здесь и не нарушаю приказ главы Ведомства.

Доказывать, что у меня все по-другому, не имело смысла.

— Ладно, — кивнула Джениз и неожиданно жестким тоном приказала: — Смотри на меня!

Уткнув в нее взгляд, я начала проваливаться в закручивающуюся воронку. Мир отодвинулся, потонув в зелени мерцающих глаз. Меня словно бросили в липкую паутину, и сколько ни дергайся — из чужой хватки не вырваться. В ушах раздавался тихий треск, а нечто холодное копошилось в извилинах, кололо будто иглами. Джениз продолжала вливать силу, не давая передохнуть или хотя бы моргнуть. Взор заволокла пелена слез, порхали блестящие мушки. Волна боли накатила вместе с вспыхнувшей в сознании неизвестной схемой, мгновенно поглощенной мраком. Застонав, я обхватила свою несчастную голову ладонями.

— Говорила же — неприятно. — Хозяйка кабинета подставила под нос чашку с расслабляющим напитком.

— Надеюсь, этот блок никогда не сработает…

Травяной отвар я все же выпила и тут же захотела спать. Распрощавшись с ментальной садисткой, поковыляла в кабинет лорда составлять последний отчет по занятиям с первогодками и заодно подремать в его уютном кресле.


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


Демоны! Если бы не совещание в Ведомстве, я бы вернулся в Фертран и объяснил одной несносной адептке, как нехорошо обрывать меня на полуслове. Даже не успел толком насладиться результатами своего коварства… Но, на ее счастье, когда я телепортировался в школу спасать идиота Дарингера, в мою дверь уже стучались начальники департаментов.

Бросив взгляд на бумажку с непонятными закорючками, злобно покосился на Вальтера. Спешную писанину Арклина мог разобрать разве что дешифровщик. Мысли вновь вернулись к Яне. Надеюсь, она поняла смысл преподанного урока. Не стоит перечить опытному наставнику, главе Ведомства… да что там… своей будущей паре, если не понимаешь сути происходящего. Впрочем, душой я все же покривил. Хотя Дарингер нарывался давно, но именно сегодня я поддался чувствам. Когда кто-либо так смотрел на Яну, под сердцем закипала неконтролируемая ревность. Мальчишка — никто, он наверняка и сам понял, что этот лоранийский кусочек ему не по зубам, но это не мешало мне каждый раз впадать в ярость. Наверное, успокоюсь не раньше, чем у нас образуется ментальная связь!

Римт покашлял, изображая недолеченного больного.

…Но Яна настолько бесстрашно мне перечила, упорно отстаивая свои капризы, что внутри шевельнулось… одобрение. Когда-нибудь моя девочка станет великой магиней. Если хоть иногда будет исполнять приказы и перестанет выводить меня из себя.

Хеклинг подался вперед:

— Эр, ты прочитал?

Атнис плевать хотел на оставшихся в школе адептов, но недоучить первогодок — значит, упустить весь курс. Яна и не догадывалась, как помогла империи, став моими глазами и ушами в крепости.

— Как это вообще можно прочитать? — Я швырнул доклад обратно. — Твой дружок, ты и читай.

Начальник магического департамента устремил взор в потолок:

— Мистер Арклин передал свой последний доклад. В нем он сообщил, что леди Филис с высокой долей вероятности пересекла границу с Рором, и просит разрешения следовать за ней.

— Разрешаю. Если не хочет отправиться в камеру, которую так бездарно охранял, пускай ликвидирует нашу ведьму.

— Арклин — не предатель…

— Не желаю разбираться с этим сейчас. Из самого охраняемого изолятора сбежала тварь, знающая о Ведомстве слишком многое, мерзавка, по чьей милости Яна попала в руки к Хкину. Сам бы нашел и придушил, если бы не источник! Кстати, слышно что-то по этому поводу от наших агентов?

Друг потер ладонью лоб:

— Новостей от Сильвера пока не поступало. Остальные…

— Давайте подумаем, господа, — перебил я его. — Маг поддерживает схему, питающую тысячи нетленных трупов, разгуливающих по нашим северным землям. Где его спрячет Хкин? Логичнее всего, что в форте Крик. Но это просто. Даже чересчур.

— Может, темный хочет, чтобы вы так и думали? — осторожно предположил Римт.

— Возможно. Лорд Аливер уже известил Сильвера. В скором времени мы получим от него подтверждение или опровержение этой гипотезы. В любом случае этот некто прячется на территории Рора. Либо Воленстира. Немыслимо, чтобы Хкин рискнул его жизнью.

— А если это кто-то из воленстирских магов огня, воюющих в отряде наемников? — предположил друг. — Подобраться к ним непросто, вперед своей пехоты они не лезут, предпочитая дальний бой. Помнишь того прыткого черного, гнавшегося за тобой в Рорском царстве?

Я поморщился:

— Не путай меня. Разве они неуязвимы? Сколько из них удалось захватить в плен?

— Нисколько. Они живыми не сдаются.

— А сколько трупов нашли?

Вальтер согласно кивнул:

— Пару-тройку все же удалось уничтожить.

— Гипотетически ты, возможно, прав. Но Грейдеринс почти вслух заявил, что источником может быть любой маг. И воленстирцы успешно осваивают концентрацию со структурной магией, но какой смысл рисковать этим добровольцем? Выловленных неупокоенных переправили сюда, в столицу, для исследования, и схема продолжала работать, значит, расстояние для этого заклинания не имеет значения. — Я покачал головой: — Нет. Источник — не в Регесторе, а в хорошо охраняемом месте.

— А если применить к трупам структуру поиска заклинателя?

Я уже думал об этом. Фокус, благодаря которому мы искали магов по энергетическим следам, сработал бы… наверное, но…

— Ее могли бы использовать только боги, Вальтер. У меня недостаточно сил, чтобы создать рабочую схему на такой огромной площади. К тому же не забывай, пентаграммы на мертвецах активны, и остаточной энергии просто нет.

От повисшей тишины веяло безысходностью.

— Тогда я не вижу другого способа, кроме как захватить Хкина в плен и с помощью чтеца вытрясти из него эту информацию, — подытожил Хеклинг.

Это был единственный толковый вариант, и я всерьез задумался над ним. Поймать темного, который прыгает порталами по трем государствам и нигде надолго не задерживается? Устроить ему ловушку? Рискнуть Сэйдаром? В последнее время колдун осторожничал, даже наш некромант видел его только один раз в этом месяце. Понимает, тварь, что для нас он единственный ключ к источнику. Надо его выманить. Я усмехнулся:

— Да, пожалуй, другого способа и не существует. И поскольку мне лично поручено заниматься этим неблагодарным делом, то вы продолжите решать остальные задачи самостоятельно. Вальтер, какие новости по рорскому шпиону?

— Не уверен, что он станет себя проявлять сейчас.

— Почему же? Как раз момент подходящий. Пока половина агентов на войне. Неужели за такой долгий срок наши специалисты ничего не нарыли?

Друг себя виноватым не считал.

— Скорее всего, он давно свалил из Регестора.

— Мы должны спустить на тормозах дело об убийстве члена Совета?

Он тяжело вздохнул, а я поднял другую тему:

— Хочу, чтобы вы проработали варианты диверсий в нашем тылу. Пока мы не переломим ситуацию на севере, сотрудники должны нести службу в усиленном режиме.

— Будет исполнено, — откликнулся Вальтер, а я взглянул на своего второго заместителя:

— Лорд Римт, для вас есть радостная новость. — Старик подобрался и подозрительно нахмурился, а я достал из ящика завалявшееся заявление и протянул ему: — У вас две недели, чтобы передать полномочия своему преемнику. Уже познакомились с ним?

Лицо начальника немагического департамента покрылось пятнами. От удивления он позабыл, как дышать. Ей-богу, похож на выброшенную на берег рыбу, открывающую и закрывающую рот.

Я радушно улыбнулся и даже подался вперед:

— Что-то не так?

— Эт-тот мальчишка? — Римт начал заикаться, не иначе на радостях совсем потеряв страх. — Да он же ничего не смыслит в нашей работе! Вы что, хотите развалить мой департамент?!

Пристально поглядев на эту наглую лицемерную рожу, я презрительно прошептал:

— Ты охренел, старый чурбан? Кто-кто развалил департамент? Или решил, будто после полтинника можешь уйти в загул и за былые заслуги я посмотрю сквозь пальцы на твои постельные фокусы? Не надейся! Ненавижу напыщенных стариков, уверенных, что им все должны! Ну-ка, ты узнал, где Мико де Пан?

— Да! — с жаром выплюнул он, начиная трястись. — Где-то в Цербине, в Горгасе или в Цкмеле!

Он издевается надо мной? Я впал в бешенство.

— Это все наши западные провинции, Римт! Совсем свихнулся?! Собираешься дожидаться, пока темные покромсают воришку на куски?! Какой трофей ты добыл из последней перехваченной посылки? Ухо? Ну-ну. Мне прекрасно известно о твоей ненависти к гильдии, судьба сына криминального барона тебя мало волнует, но пораскинь умишком и подумай, что будет делать разваленный немагический департамент с предавшей нас гильдией?!

— Предавшая гильдия?! — У него дергалась губа. — Ну да! Что бы сказал ваш отец, узнав, как вы ведете дела?!

С моих пальцев посыпались искры.

— Пошел вон! — гаркнул я, вцепившись в прожженную столешницу.

Старикан вскочил, гневно сверкая глазами, хотел что-то сказать, но передумал и метнулся за дверь.

— Старый козел. Не приведи боги начнет нам палки в колеса вставлять. Пригляди за ним. И за Лиммером тоже.

Вальтер отбросил назад длинные волосы.

— Уверен, что мальчишка потянет?

— У него нет выбора. Как и у меня в свое время.

Друг аккуратно вложил донесение Арклина в папку.

— Ты просил проверить некроманта, сбежавшего из Рашарста. Это выпускник прошлого года. Никаких сомнительных контактов не имел, был постоянно прикреплен к группе боевых магов, которые и следили за ним. Свидетели утверждают, будто в отряде накануне произошел конфликт.

— Обычный разобиженный некромант, — с тоской протянул я. — Помести в список на ликвидацию. А что насчет моей просьбы?

— Наблюдаем. За последние несколько дней ничего не изменилось. Твоя мисс Брайл побывала в городе лишь однажды, ни с кем не встречалась, вела себя как обычно — гуляла по ярмарке, обедала на набережной. Леди Джениз предполагает у нее посттравматический синдром, чем и объясняет навязчивые идеи и чувство вины. Рекомендует отдых и развлечения, способные отвлечь от дурных воспоминаний.

— Какие могут быть развлечения? Да и не уговорить ее. Упертая, как горная ослица.

Вальтер слащаво хихикнул:

— Кое-что ты вполне можешь организовать. Или мой друг разучился заставлять женщин забывать обо всем на свете? — Этот наглец погрозил пальцем. — Ты так не пугай!

Стоило осадить его, но, вместо того чтобы сказать грубость, я только усмехнулся, а затем задумался о другом.

— Все так плохо? — От его иронии не осталось и следа. «Знаток» душ расценил мое молчание по-своему. — Она действительно влюблена в этого Форзака? А ведь я предупреждал, чтобы ты перестал вести себя как кусок дерьма, что из-за своего скверного характера рискуешь продинамить подвернувшийся шанс!

— Заткнись! — рявкнул я и чуть спокойнее продолжил: — Форзака она не любит. И довольно читать мне нотации, хватает одного императора!

— Тогда дожми ее! Сделай это наконец. Никогда не думал, что скажу такое, но… неужели ты трусишь? Или, наоборот, настолько самоуверен и полагаешь, будто ваша связь образуется сразу? Где это видано? С твоим-то нравом…

— Вчера мы летали на границу, Вальтер, едва не погибли. Когда Сэйдар пришлет письмо, я отправлюсь в Рор проверять его подозрения. Знаешь, мне уже доводилось видеть партнеров убитых пилотов… Не хочу вернуться однажды и обнаружить Яну мертвой.

— Атнису не понравится такая самодеятельность. Ты глава Ведомства и не должен носиться по Рору в поисках какого-то мага. У нас есть агенты для подобных миссий.

— Императору сейчас не до меня. К тому же это воля его величества, чтобы я лично искал источник. Не смею ей противиться.

— А если ты погибнешь? Или, хуже, попадешь в плен? Думаешь, я не знаю, как ты валялся живым трупом на границе с Рором? Даже великий магистр Гарс не может предусмотреть всего. Пока ты готовишь ловушку для Хкина, возможно, он занимается тем же самым.

Я лишь пожал плечами.

— Любовь — это всегда риск, — продолжал проповедь Вальтер. — Почему не позволить мисс Брайл самой сделать выбор, раз уверен, что она от тебя без ума? Лишняя энергия никогда не помешает.

Без ума от меня? К сожалению, утверждать подобное я не мог, но достаточно ли ее трепетных чувств для образования ментальной связи? И не отдалит ли нас друг от друга мое стремление уберечь Яну от опасностей? Думать об этом не хотелось.

— Потому. Не лезь в это. Просто продолжай наблюдать.

— Я знаю, зачем ты приставил к ней слежку, — тихо изрек Вальтер. — Если бы какой-то риск и существовал, он бы уже проявился. Твоя паранойя — не повод лишать девушку права определять свою судьбу.

И все-таки кое в чем мой белобрысый зам разбирался хорошо. Не имея достаточного представления о принципах работы рорской магии, я начинал фантазировать всякую чушь. Боги, в такие моменты хотелось одного — отправиться в долину Лагхар, сровнять ее с землей, обратить в пыль гнездо кровавых экспериментов, оставить от самого Хкина кучку пепла! Сжав кулаки, я позволил взбунтовавшейся энергии течь по рисункам.

— Она сможет определять эту судьбу как пожелает, когда мы победим рорцев.

Друг хмыкнул.

Яна… Я так и видел перед собой сияющие янтарные глаза в обрамлении русых локонов, идеальную фигурку в обтягивающем тренировочном костюме. Ее бурное негодование, яростный пыл возбуждали. Вальтер назвал меня трусом? Придурок! Да он понятия не имеет, как я желаю зарыться в эти блестящие волосы, притянуть ее к себе и довести начатое в кабинете до конца!


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Тонкие тела вибрировали, аура светилась, пока магия заполняла узкий клинок. Лезвие тс полыхало, то сыпало искрами. Тяжелая железка стала невесомой, и я с удовольствием исполняла пируэты, воображая себя опытной воительницей. Хорошо еще на крыше, кроме вечно спящего ордока, никого не наблюдалось, иначе студенты не упустили бы еще одну возможность позлорадствовать.

Сегодня. Я чуяла — магистр заявится сегодня. Крутанув мечом, перехватила эфес двумя руками, рассекая невидимого противника. Жалеть и поддаваться мне Гарс не станет — наоборот, отомстит за своеволие на занятии с первокурсниками.

Замах! Уклонение. Прижав клинок к груди, кувыркнулась вперед. Киделика наверняка бы похвалил меня, за последний месяц я значительно улучшила свои навыки владения холодным оружием, но до настоящего мастерства мне все еще бесконечно далеко. Вскочив на ноги, выпустила силу в меч и резко развернулась, рассекая воздух.

— Ух ты! — воскликнула нежданная гостья.

От неожиданности я едва не выронила оружие.

— А Ройс говорил, этой технике учат только боевых магов.

В длинном хлопковом платье и сандалиях на босу ногу рядом стояла Диль. Ветер трепал полы форменной мантии, прикрывавшей нетипично простой наряд аристократки.

Тяжело дыша, я вытерла со лба пот. Регесторка сильно похудела и без привычной косметики выглядела тусклой, болезной.

— Тебя уже отпустили? — с сомнением спросила я.

— Да… Вчера еще. Сегодня съездила к сыну в город. Так хорошо быть живой. — Она бросила задумчивый взгляд на залив. — Если бы не вы с леди Бельт, я бы погибла.

Факт, с которым не поспоришь.

— Как тебя угораздило?

— Просто испугалась. Подумала, Ройси не выдержит атаки. А он такой скрытный — редко что-то показывает. Сила начала утекать, я решила, что все, и отдала ему сколько смогла. Если бы не вы с леди Бельт, у моего сына больше не было бы матери.

Интересно, почему ты не подумала о своем сыне тогда? Я резко зашвырнула оружие в ножны, с тренировкой пора заканчивать.

— Знаешь, я получила приглашение на свадьбу Хельги. Какая она умница, наконец добилась своего — охомутала суперзвезду.

Да-да. Молодчинка просто. Почти замужем, и любимый не мешает ей летать в бой!

— И так мило с ее стороны пригласить меня.

— Скажи, какая может быть свадьба во время войны? — внезапно разозлилась я. — Но нет! Ей приспичило менять фамилию именно сейчас! Даже платье мне купила…

Диль удивленно раскрыла рот.

— Яна, но ведь это мечта каждой нормальной девушки! Платье, церемония, тем более сейчас, когда они с мистером Милманом видят только пепел, неупокоенных и трупы. Каждый день она рискует погибнуть, так и не надев золотого кольца. Я… я сама не понимала, но смерть совсем близко и готова забрать за черту в любой момент. Этот день важен для Хельги, и ты нужна ей.

Нужна? Я попыталась взять себя в руки. И правда, с чего бы мне заводиться? Потому что я нужна там только для того, чтобы засвидетельствовать союз двух магов полета?

— Сделай одолжение, ни с кем не говори об этой свадьбе. Не надо.

— Почему? — Диль нахмурилась.

— Если кое-кто узнает о ней, то путь в Рашарст для меня будет закрыт.

Девушка вскинула брови, наблюдая, как я, уставшая и раздраженная, направилась на выход. Разумеется, ей невдомек, как может рвать душу ненависть к самой себе. Пора бы одному хвостатому магистру начать со мной считаться!


Заоблачная земля. Фертран


Эр Гарс


Наглая зверюга меня игнорировала. То ли мудрейший ордок обиделся на приказ оставаться в Заоблачной, то ли вступил с Яной в сговор, но объединять со мной сознания категорически отказывался. Так же как и отвечать на вопрос: зачем, к проклятым предкам, он показал юной адептке мои переживания на Скалистых Зубах? Напряжение между нами росло, странное поведение летающего друга настораживало. Может, Рэд нездоров? Или в очередной раз что-то задумал?

От жары над черепичными крышами замка дрожал воздух. Расположившись под навесом, я ждал Яну, а ящер притворялся спящим. Меня-то зачем обманывать? Прищурившись, попытался проникнуть в его разум и тут же наткнулся на ментальную стену. О боги! Что творится в нашей школе? Все рвутся погибнуть смертью храбрых! И по-детски обижаются, если им этого не позволяют. Ничего, ордок поймет, что так лучше.

Приоткрыв один глаз, рептилия шумно вздохнула.

— Хкин только тебя там и ждет!

Рэд глядел насмешливо, хотя ничего смешного во всей этой ситуации не было. В отличие от вымерших арцедоков, ордоки боевыми навыками не отличались — огненной магией не владели и только в самом крайнем случае создавали персональный щит. Вертикальный зрачок расширился, ящер столь преклонного возраста вполне мог незаметно читать мысли…

— И все-таки, зачем ты позволил ей подглядывать? — поинтересовался я, не надеясь на ответ. — Ведь вмешиваться в личные дела людей не в твоих правилах.

Клыкастая морда демонстративно отвернулась. Вот зараза!

— Милорд! — послышался сбоку уверенный женский голос.

Поднявшись навстречу любимой адептке, я сразу догадался, что учебным спаррингом сегодняшнее выяснение отношений не ограничится. Янтарные глаза сверкали, на губах застыла учтивая улыбка. Рубашка была застегнута не на все пуговицы и обнажала белую шейку. Яна решила меня соблазнить? Хотелось бы, но нет. Я уже научился улавливать оттенки ее настроения. Сегодня девушка держалась холодно, подчеркнуто независимо, а вырез глубокий лишь по причине невыносимой жары. Маленькая ладошка покоилась на рукоятке меча, готовая в любой момент выхватить его.

Специально не сводя глаз с декольте, я иронично поинтересовался:

— Девочка моя, считаешь, расстегнутые застежки твоей рубашки заставят меня позабыть, как невежливо ты вела себя накануне?

Определенно, заставят. Уже ничего не помню. Яна смущения не показала, ее улыбка стала еще шире.

— Нисколько. А вы? Может, перестанете прожигать меня голодным взглядом?

Достав свой клинок из ножен, я пустил в лезвие силу и усмехнулся:

— Нахалка сейчас получит на орехи за дерзость и неуважение к наставнику. Я ждал этого почти сутки!

Ее идеальная выдержка дала трещину, глаза потемнели. Мы рванули навстречу друг другу одновременно. Сталь больше не звенела, лязг металла сменился треском магии. Тшшш!!! Будто оса, Яна вилась вокруг, выискивая бреши в защите. Она выглядела потрясающе, неподражаемо красиво! Мне приходилось вертеться и изворачиваться, мощь ее атак возросла, а канал работал стабильно. Стоило признать, что далеко не все наши агенты могли продемонстрировать подобную технику.

— Отлично! — Я швырнул электрическую сферу, но девчонка легко отбила ее лезвием, а затем сама выпустила прямую энергию.

Мне едва удалось увернуться и выставить защиту. Удары сыпались со всех сторон. Звон оглушал, мы оба распалялись, продолжая ускоряться, ее аура засияла.

— Контролируй силу!

Какой же восхитительный смертоносный танец исполняла эта дикарка! Поднырнуть ей под руку — все равно что проскочить между лопастями работающего вентилятора, но я справился. Оказавшись за спиной, схватил Яну за талию и прижал к себе, не позволяя развернуться. Отбросив свой клинок, перехватил ее запястье. Лезвие закончило чертить светящийся след в воздухе прямо над головой и теперь угрожающе потрескивало. Как же надоели эти идиотские тренировки! Я ведь нисколько не мазохист, а разгоряченное девичье тело в моих руках — жуткая провокация. Обернувшись, красотка наградила меня хищным взглядом, но было в ее глазах что-то… затаенное. Мы думали об одном и том же… Какая же сегодня невыносимая жара!!!

— Хорошо, — протянул я и облизнул пересохшие губы. Яна сделала то же самое. — Ты восстановилась. Канал работает отменно…

— Знаю, — прошептала прелестная, манящая воительница. Хотелось уложить ее на спину прямо здесь для совершенно неуместных вещей. Ее темные радужки мерцали, а голос неожиданно дрогнул: — Почему бы тогда не отпустить поводок и не дать мне свободу?

Демоны рорские!!! Р-р-р!!! Гнев потек по венам.

— Свобода? — переспросил я свистящим шепотом, сильнее притягивая ее к себе. — Какая свобода? Не будет никакой свободы.

Яна фыркнула, покачала головой:

— Я знаю, что для меня лучше! — и резко рванулась из захвата.

Не получится, милая. Не получится! Выпускать ее я не собирался.

— Сомневаюсь.

Свободную ладонь она опустила вниз, и в ней незаметно вспыхнула электрическая структура. От мощного разряда меня тряхнуло, и эта плутовка смогла вывернуться. В следующую секунду пришлось срочно отскочить назад, уворачиваясь от рассекающего удара, оружие подобрать не удалось.

— Кажется, вы трепались о каких-то чувствах? — Она атаковала без остановки. — Почему бы не отнестись ко мне с уважением? Я не ваша домашняя зверюшка! — Вших! Вших! Клинок сверкал. — Это вы притащили меня сюда! Чтобы сделать той, кем сделали! Получите и распишитесь!

Шшшшш! Очередной поток прямой энергии я отразил щитом. Чистая сила полетела обратно, но Яна отмахнулась от нее, как от надоедливой мухи.

Она хотела уважения к глупым желаниям? К демонам! Я не такой щедрый! Ярость бурлила в груди, рвалась наружу. А ведь она манипулировала мной! Ради своих капризов! Притворщица!

— И нечего вспоминать Бирлека! В Рашарсте его нет, а леди Джениз поставила мне блок! Либо вы начинаете принимать меня в расчет, либо забудьте о совместном будущем! И можете сколько угодно тут приказывать — моего расположения вы не получите!

Запыхавшись, Яна остановилась и посмотрела исподлобья. Романтичный образ рассеялся. Дура! Ведет себя как истеричка!

— Ты не заслуживаешь никакого уважения, — свирепо отозвался я. — Ты не подчиняешься! Ты саботируешь! Ради нас обоих я решу, что для тебя лучше! И хорошо бы тебе послушно все исполнить, тогда я, возможно, ослаблю… как ты там выразилась? Поводок?

Ядовито оскалившись, я отбил очередную мощную атаку. Бушующая адептка в долгу не осталась, недобро блеснув глазами.

— Значит, это я виновата? Да? А может, все из-за вас? О, великий лорд Гарс!

— Может, и из-за меня! Похоже, пришло время исправлять свои ошибки!

— Да неужели? — Она прыгнула вперед, и я даже не сразу понял, отчего кольнуло в боку.

Черная рубашка превратилась в лохмотья. Побледневшая Яна мгновенно опустила меч и с неверием уставилась на кровоточивший порез. В звенящей тишине слышалось только наше дыхание. Запал горе-мечницы спадал, она явно испугалась, но быстро спрятала свои чувства за маской невозмутимости.

— Кажется, случилось невероятное. Вы ранены. Мной. Снова. На что-то я все-таки сгожусь, не так ли? Берите меня с собой, как обещали.

Применив к царапине простенькую заживляющую структуру, я уставился на бесконечно любимую адептку. Ходячее проклятие предков, наказание богов и демонов в одном лице!

— С чего ты решила, будто я сдержу слово?

Девушка попыталась отшатнуться, но мне удалось вновь заключить ее в крепкие объятия.

— Я обманул. Тебе наплевать на мои чувства, и это… печально. Совсем не осознаешь, насколько важна для меня… Ты — мой капкан, моя уязвимость. Если тебя схватят, то я предам страну, брата и сделаю все, что потребуется ради тебя… Понимаешь это?

Яна смотрела пристально, не дыша. Она сомневалась. В моих словах или в собственных желаниях? Ей никогда не узнать, как трудно мужчине признавать свои слабости. Я не допускаю ни на секунду, что позволю ей отправиться на фронт. Слишком люблю и ценю.

Проницательный взгляд она все же отвела и, поджав губы, тихо произнесла:

— Ну разумеется. Только вы ничего не поняли. Отпустите меня!

Я выполнил ее просьбу и отступил на шаг.

— Все равно. Я здесь не останусь.

Разумеется, не останешься.

— Ну что ж, раз тебя так тянет в дорогу, то я дам тебе задание. Как раз такое, какое ты и хотела, — послужить империи.

Она недоверчиво нахмурилась.

— Послезавтра заканчивается учебный год, и я хочу, чтобы ты отправилась в Дикельтарк с Кирой Шоу.

— Что?! — Яна подобрала упавшую челюсть.

Примерно такой реакции я и ожидал.

— Не надо перебивать. Ты полетишь с ней в столицу и проследишь за ее безопасностью. Превратишься в ее тень, будешь ежедневно докладывать обо всем подозрительном.

Моя идея ей по душе не пришлась. Сложив руки на груди, Яна зыркнула свысока:

— Зачем мне это делать? И на кой вам вообще сдалось такое страшилище? Или у вас особая тяга к неумехам-первокурсницам? Я не…

— Она — моя племянница.

Раздражение сменилось изумлением. Взгляд заметался, выдавая бурную мыслительную деятельность, спустя пару секунд на скуластом лице возникло понимание.

— Племянница? Кира Шоу… Кира… Кирэн… О боги… Принцесса?!

Я медленно кивнул.

— Демоны вас пожри! Теперь все ясно!

— Это секретная информация. Станешь болтать, запру в Ведомстве и больше не позволю испытывать мое терпение. Будешь кофе варить и отчеты писать!

К сожалению, шутки мои адептке тоже не нравились.

— Даже и не подумаю, — холодно отозвалась она и добавила: — Я не хочу. Из меня плохой телохранитель. Не лучше учителя.

— Ничего. Любая придворная дурочка справится с этим заданием. И к тому же я буду рядом. Мое основное место службы теперь, как ты знаешь, напротив дворца.

— Так я и не придворная дурочка. Найдите кого-нибудь другого.

Закатив глаза, я обошел ее и подобрал меч.

— Помимо тебя, за ней будут следить люди императрицы, императорская стража и наши свободные агенты.

— Тогда зачем меня туда пихать? До кучи? А вы не подумали, может, я хочу наконец получить выходной от вашей опеки и сверхценных указаний? И сама решить, где провести лето? Похоже, вы не заметили, но последние три месяца я только и исполняю ваши прихоти. Наверное, достаточно?

— Недостаточно. — Я покачал головой. — Ты же мечтала служить империи? Пожалуйста. К тому же тебе стоит познакомиться с высшим светом Дикельтарка.

— Зачем это?

Я лишь улыбнулся в ответ.

— Ни за что!

Бесстрашная лоранийка боится таких глупостей? Забавно.

— Приказ главы Ведомства в военное время обязателен для исполнения.

— Дайте мне хотя бы выходной!

— Зачем тебе выходной? Мне казалось, ты тут прекрасно отдыхаешь.

Ее хорошенькое личико раскраснелось.

— У меня есть личные дела, вас не касающиеся!

— Какие, например? С Форзаком? Или с Дарингером? Может, еще с кем-то, кого я не знаю? Больше таких дел у тебя нет.

Яна упрямо вскинула подбородок, но ничего не сказала. Просто долго и пытливо разглядывала меня. Тянулись секунды.

— Хорошо, ваша милость, — театрально поклонилась она. Знала ведь, как меня злит такая показная манерность. — Будь по-вашему. Я сопровожу принцессу в Дикельтарк.

Что-то не верилось в ее добровольное согласие. Стоило ждать проблем. Впрочем, от Яны их стоило ждать всегда. Даже сейчас в маленькой головке крутились мысли, зарождались дурацкие идеи. Ну, ничего. На этот раз никаких неприятностей не будет, я стану вызывать и проверять ее по десять раз на дню!

— Милорд, занятие закончилось? Можно идти?

Покачав головой, взял ее за руку, но девушка равнодушно смотрела прямо перед собой. Притянув изящные пальчики к губам, я с нежностью их поцеловал.

— Когда все закончится, мы станем парой, и ты сможешь делать что угодно.

За спиной снова тихо вздохнул Рэд.

Яна наградила меня пренебрежительным взглядом и резко выдернула ладошку.

— Мы с вами парой не станем! — процедила она, не скрывая горечи. — Любовь невозможна без доверия, которого между нами нет. Без уважения, равенства. А мы с вами не равны. Хотите служанку — я исполню ваш приказ, наставник, но не смейте больше прикасаться ко мне!

В душе поднималась бурлящая волна первобытной злобы. Разумеется, она, бестолковая лоранийка, так ничего и не поняла! Развернувшись, эта сумасшедшая гордо удалилась к воротам.

— И не надейся! — взревел я.

Девчонка будто налетела на невидимую стену, остановилась, но так и не обернулась. Когда стройный силуэт исчез в проходе, я перестал сдерживаться и швырнул импульс чистой силы куда придется. Светящаяся сфера с гулом пронеслась над крепостью и упала в долине. Земля содрогнулась, а в лесу образовался немаленький кратер, над которым поднимались клубы пыли. Ничего. Все верно. Когда-нибудь эта безумная девица поймет, кто из нас прав.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Глухо бабахнуло в отдалении. Он еще и недоволен?! Снова припер меня к стенке и злится?! Это я должна энергией бросаться, ведь лорд не собирался уступать ни на грамм. Он же у нас хренов командир — как сказал, так и будет. И, спрашивается, на что рассчитывала? Что магистр влюблен и ему не все равно? Ага… Фигушки. Пусть он брат императора и аристократ по рождению, но по факту он хам и эгоист! Угораздило же так вляпаться! Нет бы полюбить нормального мужика! Лоранийские боги наказывают меня за разборчивость, не воображала бы — давно бы создала пару с Камилем или Джоном…

Вспомнился нежный взгляд магистра, от которого таял праведный гнев и забывались все обиды. Демоны… В груди болезненно защемило. Ну уж нет! Не стану расстилаться перед ним тряпкой!

Гарс даже не пытается встать на мое место! Проклятие на эту любовь! Сам-то он отношения развивать не спешит, ждет окончания войны и моим мнением не поинтересовался даже для приличия! А я не желаю просто так вспыхивать от его прикосновений! Хочу к друзьям на север, хочу его, в конце концов! Но ничего из этого любимой женщине не положено! Сволочь! А вдруг Форзак прав? Откуда лорду знать, влюблен он или нет? Был бы влюблен, не стал бы надо мной так издеваться. Я едва не взвыла.

Новость о страшилке-принцессе померкла на фоне собственных переживаний. С ней с самого начала было что-то нечисто, и вот теперь все встало на свои места, а на мою шею повесили новую обузу. То нянчусь с первогодками, теперь с ее высочеством, а свадьба Хельги летит в бездну… Девчонки ждут меня на церемонию уже в конце недели. И ведь никак не сбежать — магистр затерроризирует вызовами на браслет!

Низкие каблучки стучали по ступенькам, сердце бешено колотилось, а щеки горели. А ведь у меня была идея явиться в воздушный корпус Рашарста с допусками на полеты. Глупая, утопичная идея! Зажарить хотя бы несколько рорских выродков, пока его милость не припрется, чтобы устроить разнос. Но везде облом! На глаза навернулись слезы… После возвращения из Рора я стала чересчур нервной, скоро титул главной истерички перейдет ко мне от Ингрид.

Выскочив на улицу, едва не врезалась в Дарингера, но тот вовремя отпрыгнул в сторону. Такую прыть лучше бы на тренировках демонстрировал! Безумно хотелось пить, но прежде следовало сдать клинок. А… к демонам! Наплевав на правила, двинулась в столовую. Нужно пообщаться с принцессой: теперь, когда ее маленькая тайна раскрыта, уже мне придется искать с ней общий язык.

Толкнула стеклянные дверцы и, не обращая внимания на первокурсников, шагнула к кранам, налила себе воды и оглядела помещение. В уголке притаилась ее высочество. Какая радость!

Адепты косились на меня со смесью удивления и страха, и мисс Шоу, тьфу, Кирэн ди Каврэн, исключением не являлась. Я направилась прямиком к ней и уже у стола вспомнила о приличиях. Все-таки передо мной отпрыск правящей династии.

— Присесть можно?

Надо взять себя в руки и не пугать девочку. В голубых глазах застыл немой вопрос, и она неуверенно кивнула.

— А… Диль скоро придет…

Вот только графини здесь не хватало. Под моим изучающим взглядом принцесса все сильнее вжималась в спинку стула. А ведь правда похожа… Ее лик, но более юный, с короной на голове, регесторцы чеканили на аверсе серебреной монеты. Никто из нас так и не узнал ее под толстым слоем пудры и с яркой шевелюрой. Неожиданно девочку стало жаль. Гарс и Киделика пинали ее на тренировках наравне с остальными. Убеждаюсь в который раз — я влюблена в редкостного гада. Лоранийки вспоминали первый год учебы с содроганием, а принцесса, не привыкшая к грубой речи и армейской подготовке, вообще подвиг совершила. А мы еще глумились над ее внешностью. Злость слегка улеглась, но настроение так и не улучшилось. Девчонка не виновата, что сильнейшей магине полета предписано возиться в песочнице, а не творить великие дела. Молчание затягивалось, слова почему-то застревали в горле.

— О, а вон и она! — облегченно воскликнула Кира.

Графиня недавно сменилась с дежурства и шла в столовую. Демоны! Воспринимать мисс Шоу как обычную адептку и обращаться на «ты» я больше не могла.

— Ваш дядя передает вам привет.

Вилка застыла в воздухе, но самообладания принцесса не потеряла.

— Я сирота…

Сирота — это я, крошка.

— Оставьте, ваше высочество. Мне приказано сопровождать вас во дворец.

Мисс Шоу скривилась и начала испуганно озираться.

— Э-э…

Не очень-то любезная реакция у монаршей особы.

— Да я тоже не в восторге вообще-то. От планов убивать рорских тварей пришлось отказаться. Снова.

И чуть не добавила «из-за вас», но вовремя удержалась. Пей водичку, Яна, не груби. Ее высочество донесла наконец суфле до рта и некоторое время наслаждалась вкусом, не сводя с меня взгляда. Осознав собственную значимость, она почувствовала себя увереннее, даже плечи расправились.

— Ты злишься на меня из-за того случая в кабинете… магистра Гарса? — неожиданно спросила она.

В который раз за сегодня у меня отпала челюсть. А? Злюсь?! Наверное, у всех принцесс непомерно раздуто самомнение.

— Что-о?

Девчонка опять испугалась. Неужели это все, что ее сейчас интересует?!

— Нет, ты не подумай. Его выбор мне понятен, но вот твой — нет.

— Не думаю, что это ваше дело, — сухо отозвалась я, наплевав на этикет. — Я пришла сообщить, что у вас есть новый наблюдатель от Ведомства, и на этом все.

Пора уходить, пожалуй…

— Кира, — поправила принцесса.

— Что?

— Называй меня Кирой Шоу. Прости, мы немного не поняли друг друга, я была несправедлива в своих суждениях. Наверное, это относилось ко всему… Мистер Дарингер рассказал про занятия и магистра.

Надо же, первогодки перестали меня ненавидеть? Оглядевшись, заметила в противоположном конце столовой только Эллу с Евой. Подружки увлеченно болтали и иногда хихикали. Хм. Как невежливо веселиться во время войны. Непатриотично.

За спиной послышались быстрые шаги. А вот и леди дель Лиммер пожаловала.

— Привет! — радостно воскликнула она, падая на ближайший стул. — Яна, я тут приготовила подарок молодоженам. Отвезешь? А то у меня полететь не получится… — Диль бросила выразительный взгляд на принцессу.

— Отправь по почте. Меня там тоже не будет.

Диль удивленно вскинула бровки:

— Как?

— Познакомься со шпионкой от Ведомства, — опередила меня принцесса.

Повисла долгая пауза. Мы с графиней таращились друг на друга, будто виделись впервые. Демоны лоранийские, лорд же сказал — информация секретная! Похожие мысли витали в голове моей… коллеги? И только страшилка открыто забавлялась.

— Диль ко мне прислала матушка, а мисс Брайл приставил переживающий дядюшка!

Графиня похлопала ресницами, а затем нахмурилась и обиженно протянула:

— А свадьба?

Оставалось только руками развести. Раздобыть бы билет в Рашарст и исчезнуть! Но есть ли у меня выбор, когда великий магистр контролирует каждый мой шаг?

Мисс Шоу подперла ладонью подбородок:

— Надеюсь, состав моего конвоя утвердился окончательно.

Будто вспомнив что-то, Диль вдруг вцепилась в мое запястье, ее глаза испуганно расширились.

— Только не говори своему наставнику! Иначе императрица из меня котлету сделает!

— За кого ты меня принимаешь? Я вообще с ним надеюсь в ближайшее время не общаться.

Хотя вряд ли получится. Подруга облегченно выдохнула и вновь возмущенно запыхтела:

— Это все из-за него, да? Но ведь это несправедливо! Я не удивлена, что магистр не позволил тебе воевать, всем известно его убеждение — от бабы толк в постели, а не в бою, но запретить лететь на свадьбу близкой подруги?! Вот… уродец! — На ее счастье, столовая опустела. — А ты? Как? Честно, как можно согласиться учиться у него? Вы же друг друга на дух не переносили! Это из-за леди Филис? Ройси говорил, старшими не принято разбрасываться.

Кира все это время отстраненно глядела в окно. А она молодец — не болтливая… И хотя за мыслью регесторки я не успевала, но фраза про бабу в постели резанула по сердцу. Диль махнула кулаками:

— И зачем ты там нужна? Во дворце взвод охраны! Мог бы и отпустить развеяться! Это меня ее величество ждет на доклад, ну а ты… и так с самой зимы здесь маешься! Гарс слепец, раз не видит, как ты ждала лета!

— Какая разница? Придется вам взять меня с собой.

— Да! Но… но ведь свадьба — это на один день, и только! Наверное, он мстит тебе за все, что было до этого. Главе Ведомства и не такое с рук сойдет!

Да, и Хельга наверняка расстроится… А если и правда мстит? А я уже мысленно считала его своей парой… Глупая! Никакой пары не будет. Хельга с Милманом занимались тем самым почти год, пока не образовалась связь… Диль и Ройс поедали друг друга глазами, пока их не разлучила война… А Ингрид как смотрела на Рихтера, не признавая собственных нежных чувств? Да и сам он постоянно косился на нашу баронессу с теплом, грустью и тоской, без надменности, высокомерия и уж конечно не желая уязвить. Как некоторые. Влюбленные всегда вместе, даже в бою. Стало обидно. Форзак был прав, завтра мы встречаемся в Фертране, и если один самодур, обремененный властью, узнает — точно запрет меня в Ведомстве. Да пошел он! Хочу увидеться с приятелем — увижусь!

— Ян? Как тебе моя идея?

Отвлекшись от злых мыслей, поглядела на Диль:

— Какая?

— Слетать на свадьбу. Ведь никто, кроме императрицы, не знает меня в лицо. Могу назваться, например, Яной Брайл.

Хмыкнув, я покачала головой:

— Нет. Лорд постоянно вызывает меня по браслету и требует показать окружающую обстановку. А если вызов проигнорировать, он наверняка воспользуется карточкой с сигнатурами.

Девушка присвистнула, удивившись таким мерам предосторожности, но в своей идее не разочаровалась.

— Мне кажется, может сработать. Проверять мага по сигнатуре сложно — надо создать нехилую структуру, вызов послать легче, а с этим мы справимся. Твой наставник ни о чем не догадается, а ты сможешь побывать в Рашарсте и передать Хельге мой подарок.

— Как?

— Когда лорд Гарс вызовет тебя, ты свяжешься со мной и вместо своей картинки покажешь ту, которую увижу я. Всегда мечтала попробовать такую передачу! Я — тебе, ты — ему!

От волнения сердце застучало быстрее. Хотела ли я провернуть такую авантюру? О да!

— Только вы забываете, — Кира вклинилась в беседу, — Рашарст — город на осадном положении. Просто так туда не попасть. Нужны документы и разрешение на въезд.

А вот это в самом деле проблема…

— Яна возьмет мое приглашение на свадьбу, назовется моим именем, а там… Ройси встретит. Нельзя задерживать жен армейцев, следующих в расположение мужа, а пилотов тем более!

Назовусь именем Диль? А ведь при таком раскладе я могу не только на свадьбе побывать, но и попроситься на службу в воздушный корпус… Пришлось одернуть себя. Вряд ли графиня зайдет так далеко в доброте ко мне.

Мысленно я уже прикидывала, как все организовать.

— Придется глушить твои эмоции в канале.

— Но, согласись, это стоит полета в Рашарст!

Да! Да! Да! Почему бы и нет? Сам сказал — принцессу охраняет толпа сотрудников! Они и меня-то не заметят… Впервые после возвращения из Рора из школьного заточения наметился выход! Шордаст, приграничье, линия фронта. И девочки! Всех увижу! Возможно, удастся даже высыпать зажигалки на головы рорцев! Душа возликовала.

— А как ты доберешься туда? — полюбопытствовала принцесса.

— Действительно, — сникла Диль. — Об этом я не подумала. Все дирижабли проверяют. Устроиться с моими допусками ты не сможешь…

Быстрее бы завтра. Кое-кто мне обязательно поможет незаметно убраться из Фертрана. Я улечу на север, и никто ничего не узнает, главное, не дать Гарсу повода воспользоваться карточкой с сигнатурами! Отлично!

— Способ добраться до Рашарста найдется! — выпалила я и взглянула на страшилку: — Ваше высочество отпустит меня на несколько дней?

Изумленная Кира медленно кивнула… Да что ей понимать, принцессе! Встречусь с девчонками, а там посмотрим.


На этот раз в Фертран я приехала в экипаже. Выбралась наружу, поправила легкую плиссированную юбку и отправилась к торговым рядам. Город в этом сезоне опустел — туристы и столичные исследователи не прилетели. Прилавки на ярмарке ломились от никому не нужного барахла, а продавцы провожали редких покупателей тоскливыми взглядами.

В заливе покачивались на волнах парусные корабли, на горизонте в дымке виднелся силуэт сторожевого крейсера, а у причальной башни висели несколько «Широких черепах» и «Скиталец». Тишину нарушали крик чаек, шум прибоя и ветер, хлопающий флажками, натянутыми поперек улиц. До встречи с Форзаком оставалось несколько часов, и я решила пройтись по магазинам.

С самого утра меня грызла совесть, и даже разглядывание витрин не могло отвлечь. Лорд выдал мне задание, а я?.. Ведь обещала быть послушной девочкой. Да какое, к демонам, задание?! Мы оба знали — ни в каком Дикельтарке я не нужна. Просто магистр так проявляет свою заботу. Но, возможно, он поймет наконец, что совсем не страшно позволить любимой женщине разделить общее дело.

Я остановилась у одного из магазинчиков с вывеской в форме шестеренки. Филиал столичной фирмы «Кеймах и Ко», принадлежащей известным структурным инженерам. Вот о чем я позабыла! Не на прогулку отправляюсь! А в город на осадном положении. Резерв резервом, а без артефактов не обойтись. Внутри помещения работало охлаждающее заклинание, у прилавка стояла миловидная девушка в фартуке и тонких кожаных перчатках.

— Мисс, добро пожаловать! — Она приметила мой браслет и тут же радушно заулыбалась.

Ну и цены! Как пришла стипендия, так и уйдет. Ухо уловило тихий магический гул, исходивший от всяких диковинных штук. В квадратных ячейках лежали непонятные стальные шары, цилиндры, испускающие едва заметное свечение, пластины, странные пружины… На вешалках висела одежда, с виду нормальная, но в тонком диапазоне просматривались нанесенные на ткань сложнейшие структуры. И что мне, собственно, тут нужно?

— У нас есть отличные артефакты для магов полета. Очки тонкого видения, очки для ночного видения. А еще высотомеры, датчики скорости, давления и наша последняя разработка — компас с точным позиционированием, схемы держатся в строгом секрете. Хотите посмотреть?

Я помотала головой.

— Мне нужна защита.

Девица понимающе закивала.

— Отправляетесь на север? Хорошо, что зашли к нам. — Она вывалила на прилавок кучу шмоток. — Не амулет-хранитель, но… Глядите, костюм с металлическими нитями, не для красоты, конечно. Узор повторяет защитную структуру. Два слоя ткани, первый отражает боевые заклинания, второй поглощает энергию и заряжает накопитель. Хватит на несколько атак среднего мага. Хотите примерить?

Хм…

— А нет ли чего-нибудь…

— О, понимаю! Разумеется, в такой броне разве что по передовой расхаживать. Есть вещи поудобнее. С виду обычная нижняя майка, но посмотрите на эту схему в тонком диапазоне, она содержит пять рабочих уровней! Выдержит удар боевого магистра! Запатентованная модель! Наш консультант по защите несколько месяцев уравновешивала элементы, в этой броне вам не страшны ни гравитационные, ни огненные структуры. Цена соответствующая — сорок золотых.

Я обреченно кивнула:

— Беру. А боевые амулеты вы мне, конечно, не продадите?

Девушка хитро улыбнулась:

— Только если у вас найдется кольцо с эмблемой Ведомства.

Кольца не нашлось. В подарок к майке в пакет положили респиратор с запасными кассетами, и я с изрядно опустевшим кошельком заторопилась на почту, где забрала посылку с супермодным платьем. Вот зачем оно мне нужно? Не невеста все-таки.

К любимому кафе я подбежала вовремя. Под навесом с волнистой окантовкой стояли плетеные столики и кресла. Не останавливаясь, зашла вовнутрь и приветливо кивнула хозяйке. Мой столик оказался свободен, а вот Форзак опаздывал. Вскоре принесли чашку черного кофе, над скудной пенкой которого поднимался ароматный пар. То, что нужно! Ночью опять не удалось выспаться, вероятно, кошмары закончатся только после нашей победы над Хкином.

Выпив горячий напиток, я начала волноваться. Где носит Камиля? Уже хотела вызвать его, но друг меня опередил. Канал сразу заполнился бодростью и… весельем.

«Привет! Я на месте, но у нас маленькая проблемка».

Что?! Гарс где-то рядом?! От ужаса меня бросило в жар.

«Какая?»

«За тобой следят сотрудники Ведомства. Если зайду в кафе, кое-кто ревнивый все узнает. За себя-то я не переживаю, а вот за тебя…»

Лорд не иначе совсем от ревности спятил! Приставил ко мне слежку? Надо драпать от подобной заботы!

Камиль заливисто рассмеялся.

«Только не делай такое лицо, иначе они что-нибудь заподозрят».

«Кто?» — Я поглядела по сторонам.

«Премиленькая парочка: дед и внучка отовариваются в лавке напротив все то время, что ты сидишь за столиком».

«Ты уверен?»

«Абсолютно. После Воленстира я легко выявляю слежку».

О демоны! Будто я преступница какая-то!

«Вот и я слегка… сконфужен. Предлагаю воспользоваться черным ходом, пока им не пришло в голову присесть за соседний столик. Поторопись!»

Подхватив свои пакеты, я направилась к стойке. Смущенно улыбнувшись пожилой тетеньке, попросила разрешения воспользоваться дамской комнатой. В узкий коридор шмыгнула как раз в тот момент, когда эти двое подходили к кафе. Минуя уборную, помчалась вперед на выход. Скорее! Скорее! Навалившись на дверь, выпала на улицу и тут же оказалась в чужих объятиях.

Над плечом раздался знакомый голос:

— Ну, привет!

Ого! Как он… возмужал! Стал шире в плечах, отпустил бороду, а от кудрявых волос остался короткий ежик.

— Ну-у… тебя прям не узнать! — восхищенно выдохнула, осматривая зеленую камуфляжную форму, перетянутую ремнями.

Форзак усмехнулся:

— Нравлюсь? — и, подхватив пакеты, потянул меня в переулок. — Тут недалеко есть сквер, спрячемся. Глава Ведомства — параноик, особенно если дело касается тебя, и я его понимаю!

Мы добежали до поворота и выглянули из-за угла, как заправские шпионы. Незнакомая девица выскочила в переулок и принялась озираться, со стороны набережной показался усатый дед и замахал руками.

— Пойдем, вряд ли у них есть слепок твоей ауры, но надо поспешить.

Нецензурно выругавшись, я последовала за этим… качком. Четверть часа мы петляли по узким проходам между частными особняками, пока не вышли в уютный скверик с маленьким фонтаном и скамейкой, где и расположились.

Камиль достал сигарету и закурил. Офигеть! Мне не верилось, что это он. Ну не мог человек так преобразиться за полгода!

— Я думал о тебе.

Но кое-что не менялось.

— Не ты один. — Я отвела взгляд. Наверное, мышка в мышеловке испытывает схожие чувства. — Просто…

Камиль выпустил облако дыма.

— Просто Гарс круче. Знаю. Хорошо, что ты еще в нем не разочаровалась. Но… как бы там ни было, признай, я для тебя сейчас как глоток свободы?

Из его манер пропала прежняя любезность, свойственная молодым аристократам, на нее теперь будто не оставалось времени. Форзак смотрел открыто и говорил прямо, больше не подбирая слов. Война быстро его изменила. Кивнув, я взяла его за руку, ладонь оказалась жесткой и шершавой.

— Нам сейчас не до этого всего. Мы с лордом решили подождать до окончания войны. — Камиль с неверием уставился на меня. — Он решает проблемы с Хкином, воленстирцами и неупокоенными, а я… хочу полететь в Рашарст.

Друга буквально перекосило от этого заявления, но прежде чем ответить, он затянулся сигаретой.

— Спятила? Опять несешься хрен знает куда? Там сейчас войск больше, чем на всем остальном фронте.

— Но ведь Бирлека там нет?

— Ставка Бирлека на границе с Моркеном, но это ничего не значит. Основные силы брошены на взятие Рашарста. — Он прищурился и твердо заявил: — Тебе там делать нечего.

М-да… Но отступать я не собиралась.

— Там император, а значит, в городе вполне безопасно.

Он видел меня насквозь.

— Но ты-то хочешь воевать. Там обойдутся без тебя.

— Нет! — Я постаралась придать своему лицу самое искреннее выражение. — Я хочу попасть на свадьбу Хельги, и всего лишь!

Только бы он мне поверил! Но Камиль не верил, глядел с ухмылкой и продолжал дымить.

— Я ненавижу рорцев и воленстирцев, но я не сумасшедшая и не собираюсь складывать там свою голову. Вряд ли кто-то допустит меня до боевого дирижабля — магистр запретил.

Мужчина, сидевший рядом, закатил глаза.

— Нашли когда и где жениться. Ты только поэтому согласилась со мной встретиться?

— Не только.

— Да неужели? — Он поднес мою ладонь к губам и поцеловал, почти так же ласково, как вчера это сделал Гарс.

Никогда не любила просить. Пришлось переступить через собственные убеждения.

— Мне действительно надо как-то туда попасть, чтобы лорд не узнал. Церемония уже в воскресенье.

Форзак долго думал, а потом усмехнулся:

— Ладно. Поговорю со своим дядькой. Но что мне с этого будет? — Пристальный взгляд обжигал.

Я улыбнулась и спокойно отозвалась:

— Моя благодарность. Ты вроде предлагал помощь?

— Был дураком. Поклянись сразу после свадьбы купить билет обратно и не приближаться к армейским корпусам. — Он заметил мои колебания. — Клянись, или я умываю руки!

В тот момент за мной наблюдал не старый приятель, а циничный боевой маг, прошедший десятки сражений.

— Ладно. Клянусь.

— Не забудь. Иначе и я забуду о нашей… — он поморщился, — дружбе.

Проклятие лоранийских демонов!

От необходимости отвечать меня спас входящий вызов. Магистр… Я поглядела на друга, приложила палец к губам и повернулась к нему спиной. Так! Спокойствие, только спокойствие. Гарс ничего не заподозрит.

«Милорд?» — чинно промыслила я.

Тревога и недовольство пропитали эфир.

«Где ты находишься?»

«В Фертране. Спасибо, что приставили ко мне провожатых, но я уж как-нибудь по магазинам прогуляюсь в одиночку!»

«Картинку!» — рыкнул мой собеседник.

По спине пополз холод, лорд Гарс едва сдерживался. Нарываться дальше не стоило, и я передала визуальный образ: свои пакеты у фонтана, сквер и проулок, отделяющий меня от Торговой улицы. Скамья и Камиль в поле зрения не попали.

«Возвращайся в школу! — послышался короткий приказ, и прежде чем я послала вредного мага подальше, добавил: — Там несчастье».

Связь разорвалась. Твою налево! Зараза! Что еще могло случиться в последний учебный день? Я обернулась:

— Сказал, в школе какая-то беда…

Камиль недобро усмехнулся, бросив окурок в урну.

— Прости. Надо ехать.

— Идем, я посажу тебя в экипаж. Так и знал, что у нас будет всего пара минут. — Он взял пакеты и направился в переулок.

От волнения у меня вспотели ладони… Лорд мог бы и сказать, что случилось! Я же места себе теперь не найду.

Мы молча вышли на главную улицу, Форзак смотрел в сторону. Подняв руку, я остановила проезжавший мимо экипаж. Пришла пора прощаться. Неожиданно он перехватил мой локоть и потянул к себе. В следующую секунду меня нежно целовали, осторожно придерживая за спину.

Все закончилось быстрее, чем я успела среагировать.

— Половины нашей бригады уже нет в живых. Вряд ли мы увидимся снова, — тихо пояснил он.

Каким же он стал… незнакомым.

— Береги себя, — шепнула в ответ и забралась в кабинку.

Дверца захлопнулась, и лошади рванули вперед, а я торопливо отодвинула шторку и выглянула в окно. Форзак печально смотрел вслед. Встретимся ли мы опять? Выживем ли в этой войне? Ответов тогда никто не знал, но потом, вспоминая его, я всегда ощущала на губах этот горький привкус пепла.


Трясясь от волнения, я вбежала в крепость. Сегодня первогодкам вручали браслеты, но где люди? Стадион пустовал. На помосте дежурный возился с флагами. Демоны! Снова. Но кого? Бросив пакеты, рванула со всех ног к учебному замку. Кого же убили?! По лестнице спускалась бледная директриса.

— Мисс Брайл, вы вовремя. Идемте.

Бабуля прошествовала мимо, я за ней.

— Миледи, а…

Услышать ответ страшно!

— Мисс Лират погибла, а мисс Ераз в тяжелом состоянии. Кроме вас и мистера Дарингера, в крепости старших не осталось. Вам придется подписать заключение целителя. — Она поморщилась, светлые глаза блестели. — Говорили же им про нормирование энергии. Хотя… что мы понимаем?

Проклятье… Как? Почему? Паузы между мыслями становились длиннее, странный могильный холод полз по телу. А вчера эти хохотушки меня раздражали…

Рыжая красавица Ева и строгая Элла. Обе образовали пары с выпускниками прошлого года — братьями, а сыграть свадьбу хотели после окончания школы. Теперь не сыграют. Мы с ними никогда не общались близко, не делились секретами, не гуляли по городу и даже в наряды ходили по отдельности, но ежедневно перебрасывались парой слов. Втайне я бы выдохнула с облегчением — на месте Евы не Хельга и не Ингрид, но… Все внутри переворачивалось от осознания случившегося. Вчера она была — рыжеволосая лоранийка, а сегодня ее уже нет и никогда не будет. А ведь она даже не служила в воздушном корпусе и не убила ни одного рорского ублюдка.

Мы поднялись на второй этаж общежития. Студенты жались к стенам, перешептывались, первокурсницы плакали. Принцесса успокаивала Диль, сидящую прямо на полу. Отстав от директрисы, я приблизилась к ним и тихо спросила:

— Как это произошло?

Вздохнув, Кира зашептала:

— Не знаем точно. Говорят, как с Диль. Мисс Лират захлебнулась кровью. А вот… мисс Ераз не успела помочь своей паре… леди Джениз погрузила ее в сон.

— Элла не переживет. Это еще хуже… — Графиня вытерла слезы, но на нас так и не посмотрела. — Боги, мы умрем в этой войне! Рорцы убьют нас всех!!!

Адепты в ужасе поворачивались в нашу сторону, но Диль и не думала замолкать.

— Они спят и видят, как уничтожить регесторских магов! И пилотов в первую очередь! Пустить на фарш! Они ищут нас специально!

Принцесса вцепилась в ее плечи и попыталась успокоить:

— Тшш! Все будет хорошо, все обязательно наладится!

— Ничего не будет хорошо! Мы проиграем! И ты это прекрасно знаешь!

Директриса обернулась и наградила графиню суровым взглядом:

— Леди Лиммер, немедленно закройте свой рот, пока вам не предъявили обвинение в паникерстве в военное время! Мисс Шоу, уведите ее! Мисс Брайл, идемте, мистер Дарингер уже здесь.

Идти не хотелось. Ни в какую… Я пересилила себя и на негнущихся ногах вошла в комнату. Ева лежала на кровати, прикрытая простынкой, из-под которой выбивались рыжие волосы.

Зрелище казалось неправильным, нереальным. Так происходить не должно. Мир будто отодвинулся, покрылся прозрачной скорлупой. Взгляд выхватывал детали: багровые пятна на белом полотне, болезненно контрастные, недоеденное яблоко на тумбочке, собранный чемодан в углу. Когда умирает враг, мерзкая тварь, недостойная жизни, — это одно, другое дело — юная, ни в чем не повинная девушка… В тот момент все сомнения оставили меня. Я лечу в Рашарст.

— Мисс Брайл, вам придется посмотреть. — Знакомый целитель приподнял ткань. — Смерть наступила от кровоизлияния в легкие.

И я посмотрела, но ничего не увидела, разум уже находился далеко отсюда — в Шордасте. Механически подписав бумагу, отошла к мрачному Дарингеру. В комнату заглянула леди Джениз, к ней тут же вышла директриса.

— Нам придется перенести ее в лазарет, — обратился к первокурснику маг.

Кивнув, Дарингер отправился искать помощников в коридор.

— А вы больше не нужны, можете идти.

Я не поняла, что это говорят мне, и покинула помещение, когда ребята принялись перекладывать труп на носилки.

Вечером со мной связался Форзак и сообщил, что его дядя Лесли Зар нашел место стажера на борту «Грузовоза». Завтра транспортник отправляется в Рашарст и прибудет туда, с учетом круглосуточного пилотирования, через двое суток. Как раз вовремя.

Ночью я так нормально и не поспала. Что мне только не виделось: мертвая Ева, Тайл и Юна, довольные синие глаза, обломки «Горного орла» в пылающем поле… И копошащиеся вокруг трупы. Ненависть, непривычная и чужая, бурлила в груди. Убить их всех… Добраться до самого главного и отомстить за погибших. Хкин заплатит за все. Мерзкие синие глазищи… Выколю.


Регесторская империя. Рашарст


Эр Гарс


В кои-то веки меня пригласили на военный совет. Пока поисковики создавали объемную карту северных провинций, император, Идрис, Лурдек и я ждали на балконе. Несмотря на поддержку крепостей, наше контрнаступление захлебнулось. В засаду в Цербине попали два дирижабля, оба прошли линию фронта на низкой высоте, и темнокожие подстрелили их из своей гаубицы. Как попали-то — непонятно! Неудача. Один аппарат взорвался в воздухе, второй на земле. Черный день для воздушного корпуса западной армии.

— Как обстоят дела с поиском источника? — спросил брат.

— Работаем, ваше величество.

— Где-то ты не там работаешь, не по своему профилю.

Это он еще не знает, что я собрался сегодня в очередной боевой вылет.

— Пока не будет найден источник, мы не совладаем с этой разрастающейся чумой, — кукарекнул Лурдек из своего угла.

Интересно, главу Ведомства пригласили сюда, чтобы полить дерьмом?

— Послали меня искать незнамо что незнамо куда и хотите моими руками войну выиграть? Не выйдет, господа!

Генерал фыркнул:

— Что тут сложного? Все знают, где он. Ваша девчонка была в лаборатории. И идиоту ясно, что источник там, а даже если вдруг и не там, мы обязаны превратить форт Крик в руины. У вас же вроде там агент?

Какой же ты все-таки гаденыш, полководец. Будешь учить меня работать?

— Предлагаете ему совершить диверсию и героически самоубиться в форте? Ради вашего хорошего настроения, генерал? Знаете, больше агентов-магов в Роре у меня нет.

— И это ваша недоработка, лорд Гарс.

Я ехидно усмехнулся:

— Потерпите, Лурдек. Сейчас и до ваших недоработок разговор дойдет.

Император хлопнул в ладоши:

— Прекратить немедленно! Я знаю, почему мы уступаем Хкину. Вы трое грызетесь, как сварливые базарные бабы! Эр, твоя задача настолько важна, что ничего другого мне от тебя и не нужно. А вы, генерал, не лезьте в чужие дела.

Лурдек свирепо зыркнул на меня, но заткнулся.

— Не верю, что источник в форте. Мы отыщем его, но нужно время.

Атнис глубоко вздохнул:

— Каждый день мы кого-то теряем. Не забывай об этом.

А я будто не знаю! Только сегодня двух дураков пристрелили, две машины угробили. Но Хкин на радостях беспечнее не станет.

— Идрис, пока источник не обнаружен, направьте в Школу некромантии группу боевых магов, пусть пройдут какой-нибудь ускоренный учебный курс. Должны же мы хоть как-то сдержать этих неупокоенных.

Магистр заметно напрягся.

— Ваше величество, но… у них нет предрасположенности… Они согласятся отправиться на передовую, в разведку, куда угодно, но не к труповодам! Помилуйте!

Атнис выразительно приподнял бровь и некоторое время сверлил директора Школы боевой магии взглядом.

— Вы слышали мой приказ, магистр. Найдите аргументы для своих людей.

В проеме появился ведущий поисковик:

— Все готово, ваше величество.

Объемная карта мерцала в полутьме помещения, скопления вражеских войск обозначались красным цветом, наши — синим. Наибольшая плотность противника наблюдалась около Рашарста, чуть меньше — в Моркене и Вулаге и совсем немного — в Цербине.

— Лурдек, сегодня вы прислали мне донесение, поведайте магистрам о нем.

Старик подошел к столу и указал на самую проблемную точку — две наши крепости у границы, к одной из которых я не так давно летал с младшим Лиммером. Башни не могли поразить их укрепленные стены, зато с этим прекрасно справилась бы воленстирская артиллерия.

— Здесь ситуация складывается сложнее всего. Количество поднятых мертвецов возрастает. Если в ближайшее время мы не усилим наши части новыми солдатами, то над Рашарстом нависнет реальная угроза. Для рорцев взять город — задача первостепенная, все мы знаем, что до прошлой войны эти территории принадлежали им.

Атнис поморщился:

— Разговоров о сдаче Рашарста быть не должно. Магистр Идрис?

Глава военной разведки пригладил лохматые волосы.

— Предлагаю перебросить часть наших войск из Цербины сюда. Неупокоенных на западе почти нет, как и воленстирских наемников. Неодаренные, скорее всего, удержат Ульциндор. Я даже уверен в этом. Маги нужны здесь. Бирлек первым делом в любую атаку бросает мертвецов, и уже потом идут его головорезы. Именно мертвецы — главная проблема. Если в группе нет некроманта, то армейцам приходится рубить им головы либо сжигать. Чтобы упокоить один труп, требуются усилия сразу трех-пяти наших ребят, нередко воленстирцы именно в этот момент их и убивают.

И старый пень вновь негодующе покосился на меня, будто я лично виновен в гибели его магов.

— Генерал?

— Я согласен с Идрисом. Даже если придется сдать Ульциндор, мы сохраним Рашарст.

— Хорошо. Перебрасывайте свои резервы.

— И еще одно, ваше величество. У нас снова дезертировал некромант.

Император устало вздохнул:

— Вы разговаривали с лордом Димитрием? Почему так происходит?

— Возможно, потому, что им дарят земельные наделы за предательство? Или потому, что сам Хкин некромант? — Идрис пожал плечами.

Я не удержался:

— Или потому, что там они абсолютно свободны, а здесь вечно под наблюдением боевых магов, презирающих их ремесло?

Повисла пауза, которую нарушил Атнис:

— Генерал, удвойте некромантам жалованье и паек. Боевики должны уважать своих сослуживцев, без выпускников лорда Димитрия нам в этой войне не победить.

Лурдек с сомнением поморщился, но спорить не посмел.

— Слушаюсь, ваше величество.

— На этом все, пожалуй. Генерал, магистр Идрис, вы принимаете командование, а я на время покидаю Рашарст. Моего внимания требуют дела в Дикельтарке, а также сын и прибывшая из пансиона дочь. По возвращении надеюсь услышать от вас хорошие вести. Например, что мы отбросили врага за пределы Шордаста.

Мы склонили головы.

— Эр, я подписал указ о дополнительном призыве пилотов. Второкурсники с допусками на гражданские дирижабли должны пополнить воздушные корпуса, лоранийки — по желанию. И не смотри на меня так. Будут водить «Скитальцев», в бой не полетят, а вот магов полета с транспортных машин пересадим на «Горных орлов». Все же у них опыта побольше.

— Есть, — кивнул я.

— Надеюсь увидеться в Дикельтарке. Мой курьер пришлет приглашение на ужин.

Вот только ужинов сейчас не хватало. На Кирэн я насмотрелся в течение года, Изабелла мне как кость в горле, единственный интерес представлял наследный племянник Фил, которого давно не видел. Скоро ему исполнится пять лет. Обычно в этом возрасте будущего правителя представляют высшему свету и нарекают вторым именем. Ужин? Нет, спасибо. Ужинать я собираюсь совсем в другой компании и точно не во дворце.


Заоблачная земля. Фертран


Яна Брайл


Утренний туман стелился по пустому стадиону, а тишину нарушало лишь мое дыхание. Вот оно — долгожданное лето. И я, возможно, в последний раз оглядываю суровые каменные стены школы, ставшей для меня единственным настоящим домом. Пока на севере не закончится этот кошмар, пока не лягут в могилы Хкин, Бирлек и орды неупокоенных, мне не вернуться сюда.

Сумку я перекинула через плечо, внутри находилось все самое необходимое, ну и, конечно, супермодное платье. Майку со структурами надела на себя, талию затянула пилотским поясом, поддерживающим удобные брюки с десятком карманов.

Экипаж ждал за воротами крепости уже четверть часа, когда девчонки соизволили появиться. Их рейс назначен на вечер, но после вчерашнего задерживаться в крепости они не захотели и вызвались меня проводить.

— Наконец-то, — зевнула я.

Хмурая принцесса тянула за собой Диль. Судя по синякам под глазами, обе ночью не спали.

В город мы приехали на рассвете и тут же направились в воздушный порт. По набережной прогуливались редкие прохожие, и подозрительная личность, следующая за нами, обнаружилась сразу. Ну-ну.

Зал ожидания пустовал. Надо торопиться, иначе опоздаю.

— Удачи тебе, Ян, — грустно улыбнулась графиня. — Чуть что — вызывай меня. Я на связи. Береги себя.

— А вы себя.

— Ну… мы-то уже завтра будем во дворце.

Обнявшись с Диль и склонив голову перед принцессой, я вышла на якорное поле.

Прежде мне не доводилось даже приближаться к «Грузовозам». Длина их баллонов достигала сотни метров, кабина крепилась прямо к каркасу, крылья не складывались и не поворачивались. О маневренности не могло быть и речи. Машина долго набирала высоту двести метров и летела по прямой, даже обычный разворот на подобном монстре превращался для пилота в колоссальную проблему. Зато грузоподъемность сумасшедшая — четыреста тонн.

Мой транспортник висел далеко над морем, пришлось топать ножками до доков. Незнакомый техник протянул мне карабин лебедки, а пилот поднял в кабину. Каково же было мое удивление, когда я признала в нем мага полета, спасенного нами прошлым летом над Ледниковым морем.

— Мистер Глов?!

Дед усмехнулся и помог выбраться из люка.

— Мисс Брайл! А я думал, кого мне навязал Зар. Добро пожаловать на борт!

Ну что ж, дела обстоят неплохо. Я принялась осматриваться. Мостик оказался тесным, а обзор хуже, чем на «Широкой черепахе», там хотя бы панорамные стекла по переду… Здесь же везде металлическая обшивка, и только на уровне глаз имелась узкая полоска смотровых окон. От полета удовольствия ждать не стоило. Ветра и солнца на коже не ощутить, небесного простора не прочувствовать. Зато силы будет утекать в эти громадные паруса — мама не горюй. А Глов радовался как ребенок… Оно и понятно, энергетический донор пожаловал. Хорошо еще двое суток лететь, а не четверо.

— Когда-нибудь управляли «Грузовозом»?

— Нет, но теорию помню.

— Вот и прекрасно! Замечательно! — порхал вокруг меня дед. — Ничего сложного, пока эта груда железа разгонится, пока среагирует на ваши заклинания, сможете их поправить. Что выбираете? День или ночь?

— Ночь. Только хотелось бы все же понаблюдать за вашим пилотированием.

Глов усмехнулся:

— Разумеется, вы же мой стажер как-никак. Но в вашу мечту водить такую бандуру я не верю. Вы просто хотите незаконно проникнуть в Рашарст. Не будь мы знакомы, уже наплевал бы на Зара и доложил куда следует.

Внутренне я вся напряглась, но на лице не дрогнул ни один мускул.

— Только вам я обязан и уверен — вы ничего дурного не замышляете.

— Абсолютно ничего, мистер Глов. Просто хочу летать именно на рашарстском фронте.

Старик нахмурился:

— Я так и думал. Там нужны такие, как вы, — лучшие. — И бросил взгляд на часы: — Время! Пять минут до отправления.

Когда пространство наполнилось магией, я едва не офигела. Демоны! Почему я не купила беруши?! Треск стоял такой, что потом как бы не пришлось к целителю обращаться. Убраться бы в каюту, но надо было наблюдать за Гловом. В тонком диапазоне зрелище, конечно, незабываемое. Десятки ручейков силы тянулись от его ауры к энергетическим ловушкам дирижабля. Сматывались сотни якорных тросов, гигантские крылья наполнялись силой, отчего вибрировали все поверхности. Вот жуть-то! Никогда! Ни за какие богатства на «Грузовоз» больше ни ногой!

Машина медленно пролетела над Фертранским заливом и взяла курс. Ничего сложного в полете по прямой я не увидела и удалилась в каюту. На мостик вернулась только на закате. Глов передал мне управление «Грузовозом», черкнул на бумажке маршрут и ушел отдыхать. Подключившись к ловушкам, я ощутила солидный отток силы. Очень тяжелая машина.

Ночную смену я выбрала специально — сколько можно метаться по постели, лучше днем отосплюсь или вообще в Рашарсте. Приготовив себе кофе, уселась в кресло и бессовестно положила ноги на панель. Теперь главное — не уснуть. Тусклые лампы неприятно моргали, а в окнах темнота. Переключившись на тонкое видение, оглядела пространство снаружи. Изредка над нами проносились скоростные дирижабли, а внизу проплывали сторожевые корабли. В свете прожекторов виднелась черная вода. Скукота… От безделья я начала погружаться в прострацию и думать не о том…

Лорд Гарс. Внезапно стало стыдно… Можно громко кричать и бить себя в грудь, возмущаться его самоуправством, но мой поступок не намного лучше. Даже совсем не лучше. По факту я наплевала на приказ не просто любимого человека, а главы Ведомства. А ведь мне доверили принцессу… Не мне одной, конечно, но если вдруг, не приведи боги, с ней что-то произойдет, кого я буду винить в случившемся? А… бездна! На душу будто камень лег. Хотелось немедленно вызвать магистра и покаяться. Я поморщилась. Эка меня штормит! А с другой стороны, ну глупость же невиданная! Сколько можно самоедством заниматься — неблагодарное это дело! Как бы ни хотелось, а в воздушный корпус меня вряд ли примут, и Камилю я обещала на фронт не лезть… Хотя внутри все восставало против такого решения. Лицо мертвой Евы поплыло перед глазами. Мне есть за что им всем отомстить! Я зло усмехнулась. Вот дура! Неужели непонятно? Там, в Шордасте, я нужна, а Гарсу не нужна совсем!

Пустив силу в руль направления, подправила курс. Отлично. Надо ускориться. В таком темпе мы прибудем в Рашарст завтра вечером. Чтобы не уснуть, я решила размять ноги и подышать свежим воздухом. Боковая форточка открылась с трудом. На востоке светлел горизонт, перистые облака равномерно закрыли небо. Ветер трепал мои волосы, пахло морем и летом — красота, жаль, треск оглушительный.

Но мысли все равно кружились вокруг одной темы, как пластинка в патефоне. Жажда чужой крови, подкрепленная самооправданиями, вступала в сражение с совестью, и я не находила себе места. Что-то было не так внутри. Нечто терзало душу, лишало сна и рождало незнакомые темные чувства. Хорошо же меня стукнули по голове в Роре. Демоны… Вот же я дрянь!

Засунув переживания подальше, постаралась взбодриться. Все образуется. Мы победим. Иначе и быть не может!

Входящий вызов заставил подпрыгнуть, мороз пополз по коже. Он! Уже?! На секунду я растерялась, а потом забегала по мостику как ошпаренная. Спокойствие! Только спокойствие! Вдох-выдох! Обесточить машину, иначе зубодробительный грохот меня выдаст! Перестать бояться и связаться с Диль!

Я судорожно отправила запрос. Все хорошо! Все получится! Подруга ответила мгновенно:

«Он?»

«Да».

«Замечательно! Тебя почти не слышно. Продолжай так же. К передаче картинки готова. Мы сейчас как раз гуляем по палубе, уже и Дикельтарк на горизонте!»

Собравшись с духом, подошла к открытому иллюминатору и переключилась на канал магистра.

С той стороны недовольно поинтересовались:

«Ты спишь там, что ли?»

Ага… Прям десятый сон вижу.

«Как можно? Жду вашего вызова».

Гарс усмехнулся, но, конечно, не поверил.

«Прелестно, вы на подлете к столице? Как чувствует себя принцесса?»

Быстрее бы этот разговор закончился. Лорд легко считывал мое настроение, и проколоться ничего не стоило.

«Великолепно».

Ненадолго в канале стало тихо. Ау?

«Знаешь… Мы оба погорячились накануне. Я пока в Рашарсте, но на днях заскочу в Дикельтарк, и мы обсудим все наши претензии друг к другу».

Мне стало дурно. Это что? Гарс ищет компромисс? С огромным трудом удержала эмоции при себе. Он же упоминал дела на севере! Я надеялась, что пара дней у меня в запасе будет! А если он завтра заявится во дворец? Ведь найдет и прибьет меня в один миг! Стоп! Без паники! Чужая подозрительность заполнила эфир.

«Яна? Что происходит?»

Я — сама безмятежность!

«Просто удивлена вашим предложением. Не узнаю вас, милорд».

Кажется, он скептически прищурился.

«Покажи-ка мне вашу палубу».

«Вам известно что-нибудь о доверии?»

«Не с тобой, любимая, — засмеялся лорд. — Пока все еще не с тобой. Картинку!»

Демоны, только бы выгорело, только бы выгорело!

«Диль», — шепнула я.

Ко мне в сознание тут же потекли образы палубы «Скитальца»: в лицо подул теплый ветер, в парусах тихо звенела сила, а Кира, облокотившись на бортик, высматривала на горизонте столицу.

Чужие эмоции я прятала как могла, даже дышать перестала, а Гарс все смотрел и смотрел. Прошла, наверное, целая минута, прежде чем он ощутимо расслабился.

«Хорошо».

Фух! Я задавила в себе одновременно и триумф, и стыд.

«Приглядывай там за ней. И, Яна… Прости за вчерашнее».

Перед глазами тут же возникло лицо Евы, всколыхнувшее привычное желание отомстить.

«Да ничего. Не первая и не последняя жертва».

В эфире промелькнула досада — не такого ответа он ждал.

«Хотелось бы, чтобы ты поняла, почему я против твоего участия в войне… И почему я… так сдержан… хм… в чем-то, а в чем-то… не сдержан».

Его сомнения, оттенки разных чувств смешались, как в калейдоскопе. Удалось выделить только самые сильные: страх и плохо сдерживаемое вожделение. Я не успела промыслить ответ, а ко мне уже приходили важные для него воспоминания. Те самые, от которых начинали гореть уши. Видеть себя полуобнаженной со стороны в его кабинете и знать, что при этом он чувствовал… Восхищение, страсть, гордость победителя и тихую, но основополагающую любовь.

Я заметалась по мостику.

«Зачем?! Зачем вы мне это показываете?! Это же совсем личное… Так нельзя!!!»

Гарс улыбался:

«Говорят, откровенность помогает лучше понимать друг друга».

Зачем же он так со мной?! А может, я где-то прокололась? И лорд уже в курсе, как бесстыдно его предала, поэтому и решил испытать совесть любимой адептки на прочность? Отличный был бы ход. Что теперь делать? Обхватив себя руками, медленно сползла по стенке… Как же мерзко!

«Почему вы разоткровенничались именно сейчас?»

Магистр демонстрировал удивительное терпение.

«Потому что когда ты загнана в угол, то совершаешь глупости. К тому же почему бы и нет? Нам обоим пора учиться доверию. Постоянно скрывать свои мысли при ментальной связи невозможно».

Сердце бешено заколотилось. Уф! Просто его милость вдруг осознал, что перегнул палку… Просветление случилось? Но мне-то что с этого? Особенно теперь, когда «Грузовоз» на пути в Рашарст.

«Свяжусь с тобой, как только закончу дела в Рашарсте. Осторожнее там».

«Угу».

Связь давно разорвалась, а я так и сидела на полу, глядя в одну точку. Все паршиво. Какого демона меня вообще понесло в Шордаст?! Со злости я врезала кулаком по железной обшивке. Ау! Бом! Веду себя как капризная идиотка! Разве это нормально?! Бом! Что-то совсем не складывается.

Имперка все еще находилась на параллельной линии.

«Диль…»

«Ян? Все нормально? Как прошло?»

«Хорошо…»

«Что-то не чувствую радости».

Я тяжело вздохнула.

«Купи мне, пожалуйста, билет из Рашарста в Дикельтарк на утро понедельника. Лучше на „Скитальца“».

Подруга недоумевала.

«Э-э… Ладно. Наша уловка точно сработала?»

«Да».

В этот момент на мостик вошел мистер Глов, и я срочно прервала беседу.

— Мисс Брайл, вот вы где! А я думал, уснули. Такая тишина…

— Да! — Я вскочила на ноги. — Простите, мистер Глов, — отключилась.

— Если вы устали, можем ночью передохнуть. Времени у нас достаточно.

Вот только этого не хватало!

— Нет, я поведу! Больше такого не повторится! В Рашарст нужно попасть как можно быстрее!

Пилот некоторое время сверлил меня подозрительным взглядом, затем оглядел приборы и, пожав плечами, удалился. Врубив заново все агрегаты, я задала нужный курс и уселась в кресло. Что сделано, то сделано. Гарс в городе, этого следовало ожидать. Теперь главное — случайно с ним не встретиться.


Провинция Шордаст. Рашарст


Яна Брайл


В Рашарст мы прибыли не ночью, а еще вечером, на закате. На стыковку заходили с моря. Мистер Глов медленно вел гигантский дирижабль над пустующими доками. Под кабиной плыли длинные пирсы, у причала на набережной стоял морской крейсер. Корабль из стали был увешан флагами, единственная труба испускала белый дым, а под кормой виднелся огромный винт.

У гражданской башни висело несколько «Скитальцев», наш «Грузовоз» подплыл к самому нижнему ярусу, заняв сразу несколько стоянок. Я первая выскочила на стыковочную площадку и осмотрелась. Город изменился. Прежде улицы кишели людьми, в доках разгружались сотни кораблей, на каждом углу играла музыка, все рестораны и гостиницы были забиты путешественниками, мореплавателями и торговцами. Сейчас все стало иначе.

Где-то далеко не переставая бабахало. Глухое эхо взрывов вселяло тревогу. Солнце закатывалось за западные холмы, окрашивая в кровавый цвет серебристые аэростаты наблюдения, парящие высоко в облаках, и каркас отдельно стоявшей причальной мачты воздушного корпуса, расположенной почти у самой крепостной стены в противоположной части города. Вокруг нее висели «Горные орлы» и один «Вершитель».

Местные жители на главном проспекте не показывались, хотя комендантский час еще не наступил. Зато армейцев в камуфляжной форме, обвешанных артефактами и холодным оружием, там было предостаточно. На знаменитой аллее с кипарисами находилось несколько досмотровых постов.

— Яна! — послышался за спиной женский голос.

Оглянувшись, увидела красотку в летном комбинезоне с блестящими погонами и медалькой на груди.

— Ингрид?

Как же я соскучилась по нашей плаксе. Малышка повисла на моей шее, белые кудряшки рассыпались по плечам.

— Наконец-то! Я думала, ты уже не выберешься из той дыры!

Нет, никакая она не плакса. Повзрослела, но, в отличие от Форзака, цинизмом не заразилась.

— Что верно, то верно!

Рядом вежливо кашлянул мистер Глов.

— Юные леди, поторопитесь покинуть территорию воздушного порта, пока не наступил комендантский час. У вас, лейтенант, наверняка есть пропуск, а вот у мисс Брайл пока нет. — Он протянул мне руку, которую я тут же пожала. — Благодарю за полет. Берегите себя.

— Спасибо, сэр!

Мы распрощались и поторопились вниз. Все пассажиры «Скитальца», привезшего в том числе и баронессу, уже образовали длинную очередь на пропускном пункте на выходе из зала ожидания.

— Не могу поверить — ты управляла этой колымагой! — вздыхала девушка, наблюдая, как разгружается наш «Грузовоз». — Рассказывают, что это жуткая зубодробительная машина.

Я слушала вполуха. Суровые воины в серо-зеленой форме, с браслетами боевых магов на запястьях и внушительным арсеналом холодного оружия на поясе, вполне могут меня арестовать, если разрешение на въезд, выписанное на имя Диль, им не понравится. Хорошо еще на бумажке нет портрета.

— Да, приятного мало… — машинально протянула я и вся напряглась, когда офицер перевел свой мерцающий взгляд на меня. Брр!

Армеец молча указал на мой браслет и, о счастье, удовлетворился эмблемой школы. Ингрид же пропустили без досмотра.

— Интересно, а где Хельга? — капризно возмутилась она, выходя на пустую площадь перед воротами воздушного порта. — Почему эта чума нас не встречает? Я здесь совсем не ориентируюсь!

И я тоже. Дальше этой площади мне уходить не доводилось. Вон в том полосатом доме ресторан, а в этом кирпичном — гостиница для пилотов.

— Ей сейчас не до нас. Подготовка к свадьбе и все такое.

— Ну нет! Все равно ведь кто-то должен нас встретить!

— Девочки, вас встречаю я! — высунулся из припаркованного у тротуара экипажа Ройс Лиммер.

Ингрид довольно заулыбалась:

— А вот это уже другой разговор!

Мы поспешили к однокурснику. Ройс похудел, летная форма на нем болталась, но присутствия духа парень не терял.

— Ну привет, жена! — засмеялся он, подавая руку. — Вот вы сумасшедшие! Когда я узнал о вашей выходке, чуть не настрочил донос в Ведомство, но потом передумал. Все-таки закладывать собственную супругу — это моветон.

Баронесса вопросительно приподняла бровь.

— Долгая история, но официально я для всех леди дель Лиммер.

— То есть он тебя так и не отпустил?

Я помотала головой.

— Это… это просто немыслимо!

Экипаж наконец тронулся.

— Ты, кстати, где ночуешь? У меня койка в гарнизоне.

— Гражданским в гарнизон не положено, даже женам, — ответил за меня Ройс. — Так что я выбрал «Горский дом», говорят, местечко уютное и недалеко от магистрата. Яна, ты не против? Из других районов не доехать — улицы перекрыты войсками, в городе сам император.

— Мне все равно.

В окне я видела ажурные заборы, плотно стоящие друг к другу дома с закрытыми ставнями, переполненные почтовые ящики. В очередной раз громыхнуло.

— Как далеко отсюда враг? — поинтересовалась баронесса.

— В пятнадцати километрах на запад. Пока еще удерживаем неупокоенных, обещают прислать резерв, но… Не знаю. Наши потери идут на пополнение их тленной орды. Там скоро каждый второй солдат будет поднятым. А вторая половина с нами воевать не спешит. И если белобрысых отродий еще удается убивать, то достать темнокожих почти нереально.

Подруга кивнула со знанием дела.

— Увертливые твари, не верится, что это люди. Я видела одного воленстирца в бою… Точнее, его метнувшийся силуэт, когда сбрасывала ему на голову зажигалки, и ведь наверняка не сдох.

— Хорошо еще маг не попался… Эти вообще какие-то обкуренные. Дым на них не действует, усыпляющий газ тоже, огонь не берет, а мечом… попробуй такого достать. Кстати, ты же из Моркена прилетела? Какие потери у вашей пехоты?

— Не такие, как у вас. Но недавно уступили еще один населенный пункт. Говорят, в плен попало тридцать боевых магов.

— А к кому?

— Вроде к рорцам.

Парень вздохнул:

— Это плохо.

Оба замолчали. Вот ирония… Даже Ингрид есть о чем поговорить с Ройсом, она видела фронт, знает всю подноготную сражений, уже за что-то награждена, а я… лишняя в их компании. Почему-то захотелось быстрее попасть в гостиницу.

— Ингрид, я и вся школа гордились тобой, когда узнали о награде.

Девушка указала на серебряную звезду:

— Ты об этом? Не поверишь, летала вторым пилотом с командиром — он меня ни в какую не хотел в одиночный отпускать. Переживал. И, видно, так переживал, что пропустил атаку чужого мага. Пока он там в себя приходил, я машину домой отвела. За спасение и выдали эту звездочку. По-глупому как-то. Зато теперь запретить мне летать никто не может. Рихтер бесился, конечно… — она звонко рассмеялась, — но мне что с того? Правда?

В этот момент экипаж резко остановился, в окно постучал армеец:

— Проверка документов.

Ройс нам подмигнул и, забрав карточки и бумаги, выбрался наружу. Демоны лоранийские. Если и дальше будут проверять на каждом углу, то в конце концов кто-нибудь из солдат заметит отсутствие у меня на пальце золотого кольца. Надо перчатки надеть, что ли…

— Но если честно, — шепотом продолжила Ингрид, — когда мы летаем во вражеский тыл, у меня до сих пор поджилки трясутся.

Благодарение богам, и вторая проверка прошла успешно.

— Во сколько начнется церемония?

— В час дня.

Отлично, отосплюсь хотя бы. Когда экипаж остановился, я взяла сумку и вышла на улицу. Не проспект, конечно, но тоже вполне приличный городской район. Все здания из кирпича и с красными крышами. Над массивной дверью висела вывеска «Горский дом».

Я обернулась к друзьям:

— До завтра, и помните — обо мне никому ни слова, иначе меня где-нибудь тут на кипарисе и повесят. Лорд Гарс в городе.

— Он бывает в гарнизоне и в закрытых кварталах. Вряд ли вы встретитесь, — обнадежил Ройс.

— Вот и ладненько.

Дождавшись, пока экипаж скроется за поворотом, отправилась вселяться в гостиницу.


В сознание ворвался голос Хельги:

«Дорогая, ау! Проснись!»

Подруга излучала непривычное возбуждение, смешанное с предвкушением чего-то эпохального. У меня же раскалывалась голова. В комнату проникал неприятный дневной свет… Демоны. Который сейчас час? Боль пульсировала в висках, и почему-то ломило мышцы.

«Десять! — доложила бывшая актриса. — Что с тобой? Ты не спала?»

Вроде спала, и кровать удобная, и номер большой, уютный — на последнем этаже под скатом крыши, но чувствовала себя почему-то разбитой.

«Давай просыпайся, сейчас придут мои девочки — превратят тебя в богиню и туфли принесут. Свои ты, конечно, не взяла, растяпа?»

Туфли?

«Они не влезли в мою сумку».

«Ты неисправима! Но все учтено, не могу же я позволить своей лучшей подруге явиться на церемонию в шикарном платье и в ботинках. Это немодно даже во время войны! Краситься ты тоже не умеешь, так что будь готова. Прическа, туфли и макияж».

«А…»

«Целую, до встречи!»

Вот вредина. Но сил ругаться в ответ на самоуправство бывшей актрисы не осталось. Мир шатался, перед глазами мелькали черные точки. Срочно нужен холодный душ и сытный завтрак!

Перекусив, я пришла в себя. Что-что, а кормили в «Горском доме» отменно — мясное рагу с пирожками и самый настоящий воленстирский кофе. Забавно. В нескольких десятках километров к западу наемники Бирлека штурмуют подходы к Рашарсту, а торговые корабли так и возят из северной страны вино, кофе и фрукты.

Три юные брюнетки явились вовремя, с собой они принесли мешок с косметикой. Издевались надо мной несколько часов — расчесывали спутанные волосы, натирали кремами бледные щеки и выщипывали брови. Когда пытка закончилась и мне подали зеркало, я оторопела. От обычной лоранийской девушки не осталось и следа. Теперь на меня смотрела холеная имперская аристократка, похожая на фарфоровую статуэтку. Лицо обрамляли мягкие локоны, уложенные делано небрежно, будто растрепанные легким морским бризом. Темные глаза стали выразительными и яркими, благодаря теням приобрели медовый оттенок, а губы заблестели нежно-розовым цветом. Ну прямо само совершенство! Неужели это невесомое существо в облаке золотистого шелка — я? Вах, как хороша! Правда, платье коротковато спереди, но зато материал отличный — жарко не будет.

До магистрата добралась пешком — он действительно находился в десяти минутах ходьбы от гостиницы. Мраморные стены учреждения украшали толстые колонны и цветные витражи, стояли цветы в кадках, повсюду реяли флаги. Никого не волновало, что земля под ногами периодически подрагивала от далеких взрывов, а в небе с грохотом ускорялись «Горные орлы», — бракосочетания проводились как положено.

При моем приближении дежурившие у входа армейцы и гости сворачивали головы. Брр! Прибью Хель! Еще и туфли эти неудобные! И супермайку пришлось оставить в гостинице!

Первыми со мной поздоровалась чета Шивзов. Вивьен явилась на церемонию в брюках и корсете. Умная женщина!

— Яна! — Она восхищенно рассматривала мой наряд. — Ты неотразима! Почему-то всегда считала тебя серой мышкой, а тут прямо… райская птица. Зачем прятать такую красоту?!

— И я тоже рада вас видеть.

Алекс притянул супругу к себе. Парень окончательно сбросил лишний вес и теперь выглядел неотразимо в мундире с тремя звездочками на груди.

— Ну, Яна, ты как шило в мешке, — тихо фыркнул он. — Смотри, если наш наставник тебя здесь обнаружит, боюсь даже предположить, что он с тобой сделает… Да что там… со всеми нами.

Вивьен толкнула муженька локтем:

— Мы же договорились не обсуждать эту тему!

— Я слышал, в Ведомстве есть камеры высокого комфорта…

— Алекс! Прекрати!

За спиной послышался еще один знакомый голос:

— Его милость не станет запирать ее в камере, как только он увидит такую красоту — запрет ее в совсем другом помещении…

Резко развернувшись, посмотрела в озорные глаза Брэда Милмана. А рядом с ним находилась самая прекрасная и счастливая во всей империи девушка. Черные волосы, украшенные серебряными заколками, каскадом падали на плечи. Платье у Хельги было необычным — красное до колена, с тремя уровнями рюшей, пышным кружевным бантом на пояснице и длинным шлейфом.

— Дорогая, ты великолепна! — Банальные слова, но зато от души.

Мы обнялись, у подруги заблестели глаза.

— Вот только макияж портить не надо! — наигранно строго произнес Брэд, даже не посмотрев в сторону своей невесты. — Я уже вижу журналиста.

— Прости. Соскучилась.

Не только она. Какое счастье снова собраться всем вместе! А вот и Ройс с Ингрид подъехали.

— Так! Идите все сюда! — командовал жених. — Встаем в ряд, сейчас этот юный господин будет делать мгновенный коллективный портрет!

Мы выстроились рядом с Хельгой, а около Милмана собралась внушительная группа мужчин в парадных комбинезонах. Парень в шляпе поставил перед нами коробку на ножках и долго крутил линзы, в его руке периодически сверкала какая-то палка. Наконец нас отпустили.

Ройс подвел ко мне Ингрид, одетую в простую белую блузку и многоярусную юбку шоколадного цвета.

— Дорогая супруга, позволите вашу руку?

Я фыркнула:

— Нас быстро раскроют. Кольца-то нет.

— Ничего. Как-нибудь выкрутимся. В любом случае я не могу позволить этим прожженным коршунам даже надеяться на вашу благосклонность, девушки. Давайте поторопимся, церемония вот-вот начнется.

Внутри магистрат оказался не менее красивым, чем снаружи. Сквозь витражные окна проникали лучи света, образуя иллюзорный коридор, по которому к распорядителю и пойдут молодожены, ковровую дорожку усыпали белые цветки.

Согласно имперским традициям неодаренные граждане клянутся друг другу в верности перед гостями, обычные маги символично обмениваются кровью в присутствии ведомственных контролеров, ну а для пилотов свадьба является простой формальностью. Распорядитель записывает в книге, что маг полета такой-то вступил в брак с магиней полета такой-то. Девушку официально принимают в семью мужа, если тот аристократ, кроме фамилии и кольца, она получает и титул.

За церемонией мы следили, расположившись в первом ряду. Пусть Хельге и не удалось захомутать какого-нибудь графа или герцога, но держалась она с достоинством царицы. Красотка! А вот Ингрид наблюдала за подругой с плохо скрываемой грустью.

— Вы так и не помирились?

От моего вопроса девушка вздрогнула:

— Нет, — и самодовольно повела плечом. — Смешно. Он требовал, чтобы командир корпуса запретил мне летать на боевых машинах, но общаться со мной даже не пытался.

Кого-то мне это напомнило.

— А ты? Пыталась с ним поговорить?

— Вот еще. Зачем?

— Столько времени уже прошло. Если бы ты призналась ему в своих чувствах…

Ингрид наградила меня ледяным взглядом.

— Каких чувствах? Он должен попросить прощения, а потом мы поговорим о всяких там… чувствах.

— То есть ты полетела служить в гарнизон Бэла, чтобы дать ему возможность перед тобой извиниться?

Все-таки у меня очень чудные подруги!

— Где это видано, чтобы приличная девушка извинялась перед юношей? — строгим тоном проговорила баронесса. — Если бы Рихтер счел уместным сделать шаг к нашему примирению, я, пожалуй, еще подумала бы. А так… Гордец какой нашелся. В бездну.

М-да. То, что подруга дура, она обязательно когда-нибудь поймет, главное, чтобы не было слишком поздно.

В зале тихонько звучала арфа, порой в унисон с далекими взрывами звенела огромная хрустальная люстра. Распорядитель — господин в белом — задал вопрос жениху:

— Готовы ли вы, мистер Брэд Милман, взять в жены мисс Хельгу Холдар?

— Уже взял.

Мужчина нахмурился и после паузы наконец торжественно изрек:

— В этот день в присутствии свидетелей я объявляю вас мужем и женой, о чем делаю запись в большой книге бракосочетаний.

Радостные крики «ура» на секунду заглушил пролетевший над зданием «Горный орел». Брэд надел невесте на палец кольцо, которое та и так носила уже полгода. Затем начался этап поздравлений, и только потом вся толпа отправилась гулять на набережную. Сослуживцы Милмана с интересом поглядывали на нас с Ингрид, но пока Ройс был рядом, никто из пилотов на близкую дистанцию для знакомства не выходил.

— Почему ваши дирижабли так часто облетают город? — спросила я его, когда Хельга с Милманом отправились вдвоем гулять на пирс, оставив остальных прохлаждаться в тени кипарисов.

— Возят магов из военной разведки, те ищут лазутчиков и отслеживают общий магический фон.

Баронесса нахмурилась:

— Не верю, что можно просто так сюда проникнуть! Везде посты, документы проверяют, допуски, кольца.

— Исключать ничего нельзя, — парень пожал плечами. — Местные горцы и до войны не скрывали своих симпатий к Рорскому царству. Есть сведения, что гильдия частично перешла на их сторону, уже не говоря о некромантах. Это вообще беда номер один. Мало того что их не хватает, так и оставшиеся скоро разбегутся.

— А почему не хватает? Разве их дар редок?

— В год выпускается не больше двадцати адептов. Но я о другом. Некроманты управляют неупокоенными только в бою. Есть тот, кто контролирует их всех в остальное время.

— Хкин?

— Вовсе не обязательно, хотя и не исключено. Магический департамент бросил все дела, агенты ищут источник — неизвестного мага, постоянно питающего схему, контролирующую рорские трупы.

— Откуда ты все это знаешь?

Мимо промаршировал взвод солдат, я тут же приготовила документы для проверки.

Ройс засветился от гордости.

— Джон у нас теперь большая шишка. Ему не сообщают, но… кажется, мой брат займет место начальника немагического департамента.

— Ух ты!

— Да, мы все рады за него. Двадцать пять лет — и уже глава департамента.

— Поздравляю…

Я подавила зевок и задумалась. Источник. Могли он находиться в форте Крик? В лаборатории? Вполне. Перед внутренним взором поплыли знакомые картинки. Скорчившаяся в углу Юна, Тайл… Ева. Синие глаза. Вернуться бы туда и камня на камне не оставить от проклятой крепости. Да… Отыскать Хкина и убивать медленно, смакуя его боль, ненависть и бессилие. Глухая злость темной тучей заполняла ауру…

— Эй, ты что?! — шикнула на меня Ингрид.

А? Пальцы кололо… На землю посыпались искры… Что это такое? Пришлось срочно сбросить лишнюю энергию в пространство.

— Убила бы рорских ублюдков… и воленстирских.

— Я тебя понимаю. Но зачем так искрить, особенно в присутствии армейских офицеров?

Боевики подозрительно уставились на меня. Виноватая улыбка их не остановила, и оба двинулись навстречу.

— Мэм, какие-то проблемы?

Ну вот, уже и в тонком диапазоне смотрят.

— Офицер, это моя вина! — влезла Ингрид. — Попросила подругу показать воленстирское огненное заклинание. Не успели в школе изучить.

Бугай нахмурился:

— Нам покажете?

Заклинание, продемонстрированное леди Бельт, я, на свое счастье, не забыла. Наполнив ауру силой, создала огненную змейку, крутящуюся над ладонью. Боевики с интересом рассматривали невиданное творение. Удалились они только после моего детального объяснения техники создания вражеского заклинания. Даже документов не спросили.

Молодоженов тем временем одаривали кошельками с монетами. В таком темпе чета Милманов скоро наберет деньжат на нового «Скитальца». После прогулки по набережной мы все отправились в один из самых дорогих в довоенное время баров, снятых пилотской компанией. Наконец-то мои бедные ножки отдохнут.

Помещение мило украсили. В воздухе летали светляки в форме сердечек, под высоким потолком на длинных цепях висели светильники с бронзовыми плафонами, в центре стоял большой полукруглый стол с брутальной стальной столешницей, звучала быстрая ритмичная музыка. К сожалению, во время фуршета с Хельгой так и не удалось пообщаться, зато с Ингрид мы, кажется, обсудили все последние новости, положение дел на фронтах, а также ее поклонников из моркенского воздушного корпуса.

К вечеру каждый из гостей успел хорошо напиться и по нескольку раз пожелать супругам мира, любви и побольше одаренных детей. За окном догорал закат, когда я отправилась штурмовать подходы к новобрачным, чтобы попрощаться.


Провинция Шордаст. Рашарст


Эр Гарс


Нормальные люди просыпаются по утрам, я же открыл глаза на закате. Накануне мы хорошо отбомбились в районе границы, все сделали быстро, даже башни не успели зарядиться. Первым желанием было узнать, как дела у моей девочки, ее настроение накануне мне не понравилось. Неясное напряжение и эмоциональная замкнутость ей не свойственны. Где же эта дурацкая карточка с сигнатурами?!

Я рылся в карманах брюк, когда в голове раздался голос Хеклинга:

«Эр?»

«Слушаю».

«У меня есть замечательные новости!»

Да неужели? Разве такие еще бывают?

«Прибыл Аливер с письмом от Сильвера. Я его не вскрывал, но император уже сообщил о своем присутствии на завтрашнем совещании».

Интересно, что там разузнал Сэйдар об источнике? Мнение нашего агента в Роре оставалось для меня наиважнейшим.

«Я прибуду, только сделаю еще один вылет».

«Ты бы отказался от этого дела, — осторожно посоветовал друг. — Если завтра явишься в Ведомство невыспавшимся, его величество сразу все поймет».

В каком-то смысле Вальтер был прав.

«В бездну! Это мое личное дело, может, я провел время с женщиной?»

В канале послышался смех:

«Нет, в это он точно не поверит!»

«Я буду утром».

«Еще есть новости о твоем протеже. Я с ним встречался, выделил несколько поисковиков. Толковый парень. Римт, конечно, бесится и всячески вставляет ему палки в колеса, но мальчишка держится, молодец».

«Мне не до него сейчас. Передай, что как только найдет младшего Пана, займет место Римта».

«Мистер Лиммер и сам это понимает. Завтра он отправляется в Вартаку искать Пана».

«Надеюсь, мальчишка и правда отправится на поиски, а не сбежит, испугавшись трудностей. Продолжайте оберегать Хана Пана от… неожиданных новостей».

Куда я сунул карточку?!

«Глава гильдии теперь охраняется получше самого императора!»

«Пусть так. Если подпустите к нему „посланников“, вам придется пересажать всю воровскую верхушку, а война — не лучшее для этого время».

Вальтер вздохнул:

«Знаю, мне бы не хотелось этим заниматься».

«Еще что-то?»

«Вчера видел принцессу. Ее высочество изменилась, куда ты дел нашу милую девочку? Эта гордячка даже на меня смотрит свысока. Кстати, по нашим сведениям, ее подружка работает на императрицу».

«Я догадывался. Как Яна?»

«Ее не видел, но комнаты подготовлены для двух сопровождающих. Мои поздравления, твой подход творит чудеса, раз даже мисс Брайл вняла доводам и отправилась вслед за принцессой. Променять свадьбу лучшей подружки на исполнение твоего приказа дорогого стоит. Надеюсь, ты ей не угрожал? Впрочем, после случавшегося даже тебе вряд ли удастся запугать бедняжку. Наверняка она сама предпочитает держаться подальше от границы».

Яна и «подальше от границы»? Да если бы не мои проверки, она бы уже подрывала форт Крик. Стоило девушке услышать о Рашарсте и рорцах, ее взгляд менялся, становился злым, отрешенным. Нет, здесь ей делать абсолютно нечего, пускай побудет под охраной дворцовых гвардейцев.

«Свадьба? Чья?»

«Как „чья“? Она тебе не говорила? Наш „любимый“ Милман сегодня женится… точнее, уже женился на адептке третьего курса твоей школы. Мы контролируем все подобные мероприятия в городе. Сегодня смотрел сводки — увидел».

Интересно. О свадьбе Милмана я от Яны ничего не слышал. Вряд ли моя блудная адептка не знала об этом мероприятии, а значит, должна была уже давно попросить разрешения это мероприятие посетить. Но она не попросила. Хотя нет… В прошлую нашу встречу, когда мы громко выясняли отношения, она упоминала невнятные личные дела. Если прибавить ко всему этому странное настроение Яны, то…

«Где отмечают эту свадьбу?»

Подозрительно. Все слишком подозрительно. Во мне проснулся хищник и тут же взял след. Если она меня обманула, если посмела ослушаться… Я… Энергия потекла по рукам. Нет, лучше не думать, что именно я с ней сделаю в таком случае! Если не задушу в первый момент, то… Ни один студент не смеет нарушать мои приказы! Даже она. Тем более она! На пол сыпались искры, я же метался по комнате.

Мой зам закапризничал:

«О боги, Эр. Я не помню. Вот поверь мне, с таким отношением к девочке у тебя не то что с десятого, со сто десятого раза связь не образуется!»

«Узнай место и сообщи мне!»

Хеклинг страдальчески застонал.

«Понял».

Она обманула меня насчет Форзака, вполне может обмануть и со свадьбой. Правда, накануне Яна показывала картинку с «Горного орла», и я даже видел принцессу. Но почему тогда Вальтер не встретил ее во дворце? Под сердцем зарождалась злость. Нет. Ну она ведь не настолько дура? Правда же? И не посмеет предать меня? Что бы девочка там не орала на крыше школы, но чувства наши одинаковые, и парой мы рано или поздно станем. А сейчас я успокою совесть и заодно поздравлю студентов с праздником, как бы неожиданно подобный мой поступок не смотрелся со стороны.

Накинув куртку, покинул свое временное пристанище — комнату в гарнизоне, любезно выделенную мне начальником воздушного корпуса. Сообщение от Вальтера пришло, когда я пересекал якорное поле. Техники носились вокруг как ненормальные — готовили машины к вылету. Совсем близко отсюда находилась западная крепостная стена, спешно возведенная зимой инженерами.

Нужный клуб же располагался на набережной; чтобы не ломать мозг, вспоминая здешние улицы, я просто остановил отъезжающий экипаж. Через двадцать минут передо мной находилась дверь, за которой играла громкая музыка. Скоро начнется комендантский час, а тут свадьба, только Милману могло взбрести в голову устраивать праздник в осаждаемом городе! На улице курили пилоты. Некоторых я знал, некоторые знали меня, но все они как один передо мной расступались. Войдя внутрь, оглядел знакомые лица…


Провинция Шордаст. Рашарст


Яна Брайл


Хельгу я так и не достала. Она беседовала с Вивьен, их окружила толпа сослуживцев. Виновато разведя руками, подруга картинно вздохнула и указала на боковую дверцу, за которой обнаружился миленький внутренний дворик. Он-то меня и спас.

Магистр заявился как раз в тот момент, когда я подошла к этой неприметной двери. Надо ли говорить, с какой скоростью я за нее выскочила. А потом еще рванула к мраморному фонтану, чтобы позорно за ним спрятаться. Но сюда лорд не заглянул.

Я сидела на каменной плите и смотрела на льющиеся струи воды. Квадрат неба над головой окрасился в красноватый цвет, на восток медленно плыли редкие кучевые облака. Сердце болезненно сжалось. Значит, он мне не поверил. Ну, лорд не дурак. Странно еще, что браслет молчит. Надо срочно лететь в Дикельтарк.

— Яна?! Яна!

Хельга выбежала во двор.

— Я тут.

— Он ушел!

Красавица отцепила длинный шлейф и теперь была похожа на цветок мака. От моего же праздничного настроения не осталось и следа.

— Я хотела попрощаться. Завтра улетаю.

Подруга удивленно вытаращила глаза:

— Почему так скоро? Я думала, мы еще с тобой…

— Мне лучше отправиться во дворец.

— Но он же не вернется…

Неслышно приблизившись, рядом уселся Ройс.

— Давай провожу тебя. Яне и правда не стоит появляться на улице во время комендантского часа.

— Ну вот! Мы же совсем не…

Я обняла подругу:

— Успеем. После войны нам еще четвертый курс заканчивать — наговоримся. Главное, я убедилась, что ты счастлива и твои мечты сбылись. Береги себя. И передавай привет своему мужу.

— Уверена, мы увидимся гораздо раньше.

Все может быть. Ройс протянул локоть, а Хельга грустно смотрела мне вслед. На улице я постоянно озиралась, казалось, что лорд Гарс прячется за каждым кипарисом. Но обошлось. В гостиницу «Горский дом» приехали уже в темноте. Пожелав приятной ночи младшему Лиммеру, я попросила хозяина разбудить меня в пять утра и отправилась спать под убаюкивающую канонаду далеких взрывов.


Под убаюкивающую канонаду взрывов спать хорошо, но просыпаться от чудовищного грохота в собственной комнате никому не понравится.

Ра-а-ах!!! Тххх!!! Бух!

Пора уже за три года своего жития в Регесторе понять, что я особа слишком самонадеянная. Каждый раз свято верю, что вот теперь-то предусмотрела все! А как бы не так! Никто не всеведущ, и пора уже написать себе это на лбу! Мой мир слишком быстро переворачивается с ног на голову! В прямом смысле этого слова! Вот и сейчас я слетела с кровати. Ай! Бедные мои коленки! С потолка посыпалась стружка, пол заходил ходуном. В первый момент я ничего не поняла. Землетрясение, что ли? Пыль клубилась, из-под двери виднелись алые всполохи!

Бух! Очередное содрогание пола. Рефлексы сработали мгновенно. Несмотря на слабость, я вскочила и принялась натягивать на себя брюки и майку. Вокруг уже летал светляк. В его лучах блестели осколки стекла. Кровь застучала в ушах, участилось дыхание, а руки задрожали от адреналиновой бури. Скорее! Скорее! Надо узнать, что случилось! Нарастающий гул прервало отчаянное: «Уи-и-иу!!! Уи-и-иу!!!» Бросив ремень, я зажала уши пальцами. Даже гражданский поймет — это боевая тревога! Не может быть! Неужели рорцы рядом?! Но Рашарст взять невозможно! Я провела влажными ладонями по растрепанным лохмам. Скорее! В следующую секунду здание гостиницы содрогнулось. Ужас все-таки захлестнул меня. Буххх! Тссс! С грохотом и треском где-то внизу обрушались этажи! Боги! «У-у-у-у!!!» — пугающий непонятный рев становился все громче, угрожающе звенели стекла, будто в такт трясучке, охватившей руки. Что-то жуткое надвигалось! Так! С собой только документы, карты допуска и оставшиеся деньги. Быстрее! Быстрее!!!

Шшшш! Рванув к разбитому окну, я увидела только огненное зарево за крепостной стеной. Никогда не забуду эту картину и нечто страшное, стихийное. Над крышами пролетел дирижабль. И я замерла как вкопанная. Шшшш! «Ветерок»! Откуда здесь «Ветерок»?! А?! За ним промчался «Горный орел»! Пересилив ступор, сунула последнюю карточку в карман, затянула ремень и взглянула на дверь. Мысли мелькали одна за другой. Филис! Хкин! Нападение! Диверсия! «Уи-и-иу!!! Уи-и-иу!!!» Но почему так дрожит дом?! Развернувшись, двинулась навстречу гулу, стараясь не задохнуться от страха и едкого дыма. Дверь открыла и все поняла! Мы же горим!!! Стена огня в коридоре отрезала проход на лестницу! Пламя ревело, пожирая деревянные полы и панели.

Кхххх! Хух! Погас светляк, и от чудовищных вибраций я полетела на пол, инстинктивно прикрывая голову. Кажется, вокруг рушились стены, трещали потолочные перекрытия… Творился хаос! А еще в глаза что-то попало. Ба-ба-бах!!!

Судорожно вдыхая дым, я медленно приподняла голову. Языки пламени из проема освещали комнату. В этом красноватом свете виднелась зиявшая в полу дыра, куда и провалилась моя кровать! Охренеть! Глаза тут же защипало. Больше тянуть было нельзя… Сняв с ремня маску, нацепила ее на нос и перевела тумблер во включенное положение. Заработали вентиляторы. Пора отсюда выбираться! Там Хкин и Филис. Наверняка оба на «Ветерке»! Нельзя упустить шанс убить их!

Разбежавшись, перепрыгнула двухметровую дыру в полу, подскочила к полукруглому мансардному окну и ударным заклинанием выбила раму наружу. В лицо дунул ветер.

— Боевая тревога! Боевая тревога! Всем военнослужащим прибыть к месту несения службы! — надрывались громкоговорители.

В комнате уже полыхал огонь, когда я вылезла на крышу. Повезло еще на последнем этаже поселиться! Черепица потрескалась. Подойдя к краю, снова огляделась. Рашарст горел. В кровле с другой стороны дымилась зажигалка. Горит не только гостиница «Горский дом», но и каждое пятое здание! Да пусть рорские сволочи сдохнут в таком же пламени за гранью! Твари! По улицам стелился необычный, слегка светящийся туман… Что за дрянь?! В этом зеленоватом мареве метались люди. Гражданские! Я отчетливо разглядела, как толпа бежит по проспекту в направлении порта! А слева — там, где находился воздушный корпус, — кипел магический бой! Структуры вспыхивали прямо на крепостной стене.

Шшшш!!! Над головой пролетел «Горный орел», только что отделившийся от мачты воздушного корпуса. Воздух задрожал, как и крыша под ногами. Крики местных жителей потонули в армейском призыве:

— Боевая тревога! Боевая тревога! Всем военнослужащим прибыть к месту несения службы!

В следующий миг за спиной обвалился кусок крыши. Это предупреждение! Скорее! Благо расстояние между домами небольшое. Закусив дрожащую губу, я сиганула через пропасть и приземлилась на колено. Демоны! Черепица захрустела под ботинками, пришлось, раздирая ладони в кровь, хвататься за глиняные куски, чтобы не свалиться вниз.

Светящиеся сгустки силы медленно опускались с неба на землю. Как?! Как «Ветерок» умудрился подлететь к Рашарсту?! Где аэростаты наблюдения? Приглядевшись, поняла, что аэростаты в небе отсутствовали! Один баллон догорал в заливе, освещая собой посадку мирного населения на военный крейсер. Демоны! Демоны! Демоны! Бегство… Люди бежали, а кто не бежал — сражался. С первыми мне не по пути! Спина взмокла, и в этой проклятой маске я задыхалась. Но сил мне придавала ненависть. Стало ясно — ни в какой порт я не иду, а иду к стене. В корпус! Чтобы быть вместе с Хельгой и Ингрид. Как они там?

Три глубоких вдоха. Все хорошо! Все получится! Я не знаю город, но отсюда ведь все прекрасно видно. Не так ли? Кхххх! Бубух! Наконец обвалилась крыша, и в небо взвился ревущий столб пламени. Главное, не думать о том, что мое тело могло там остаться. Переминаясь с ноги на ногу и стараясь не обращать внимания на воздушный бой в небе, прикинула, как же мне добраться до друзей.

Так. Сейчас до конца улицы, там по площади мимо вон того дома, откуда выбежали две бабки с баулами. Пшшш!!! Бах! Гравитационная структура упала прямо в крышу соседнего здания. Пилот пытался подбить «Ветерок»? Филисовский аппарат летал высоко в небе и снижаться не торопился. Наверняка уже все свои трюмы опустошил, мразь!

Зеленоватый светящийся дым тем временем поднимался вверх. Что это, я не знала, но вряд ли что-то хорошее. Возможно, усыпляющий газ для магов. Слышала, и такой существует. Обычные люди рорцам без надобности, а вот одаренные нужны. И желательно живьем.

Так, не отвлекаться! Времени в обрез! Вдох-выдох! Спокойствие! На площади надо свернуть направо и дойти до конца улицы, там расположено какое-то техническое сооружение с трубами, наверное, водопровод… Если пройти его территорию насквозь, а дальше миновать здания с колоннами, то в конце переулка будет контрольный пункт воздушного корпуса. Как-то так. Ну что, запомнила, Яночка?

Три «Горных орла» отделились от мачты и с ускорением начали набирать высоту. Люди перебегали с одной стороны улицы на другую, слышались крики и хлопки боевых заклинаний, горели дома и постоянно что-то взрывалось. Невозможное случилось! В Рашарсте рорцы! И наверняка воленстирцы! Вон в гражданскую башню летят огненные структуры! Разжав кулаки, подбежала к пожарной лестнице. В ту секунду, когда я спрыгнула на верхнюю ступеньку, пространство потряс чудовищный взрыв. Ударная волна прошла над городом, меня бросило на железные опоры, рядом летали куски черепицы, золы и пепла. Бездна! Осколки больно кололись, царапали кожу. Чудо, что меня не убило шальным обломком крыши.

Когда кошмарный грохот прекратился, я взглянула на мачту корпуса и обомлела. Взорвалось несколько «Горных орлов», гондолы догорали на якорном поле, а рядом в свете мечущихся прожекторов бегали техники. Твою ж! Чем это вдарили, интересно? Но надо торопиться! Скорее! Вниз!

Оставалось надеяться, что фильтры в маске не позволят мне надышаться этим подозрительном туманом. Медленно и осторожно я погрузилась в него. Вентиляторы сразу же закрутились быстрее. К демонам! Все равно буду пробиваться в воздушный корпус! Только бы Хельга и Ингрид не оказались на взорвавшихся машинах! Нет! Не думать об этом! Не думать!!! Спрыгнув на брусчатку, помчалась в нужном направлении, навстречу же неслись испуганные люди — те, кто не внял просьбам властей и не убрался из Рашарста раньше. В небе в очередной раз промелькнули бортовые огни наших дирижаблей. Переключившись на тонкое видение, сразу же заметила и их добычу. Идиоты! Неужели не могут его уничтожить?! Из трюма «Ветерка» сыпались снаряды с зеленым газом. Сколько их уже сбросили на город? Сотни? Тысячи?

Подгоняемая жаждой мести, я лавировала между группами беженцев. Те что-то орали вслед, мне было плевать, что именно. Светящийся туман щипал глаза, сердце бешено билось, бок кололо. Но ничего! Ничего! Потерплю! Только бы добраться до «Горного орла», и Хкин поплатится за все! Достану мразь! Р-р-р!

В поле зрения проносились темные фасады домов, разбитые фонари. А вот и площадь! Неожиданно наперерез рванула широкоплечая фигура. Не успев затормозить, я влетела в нее на всей скорости, больно приложившись локтем.

— Дура! Все гражданские — в порт! На корабли! — Верзила в форме вознамерился меня развернуть.

Ага! Сейчас! Спаситель нашелся!

Сквозь маску мой голос звучал гнусаво.

— С дороги! Я пилот!

— Какой пилот?! Документы!

Ну что за невезуха? Какие, к демонам, документы?! Прежде чем я успела достать хотя бы одну карточку, сверху упала зажигалка. Угодила она прямиком в растущий у ближайшего дома кипарис, который вмиг заполыхал, будто факел. Тхххх!!! В разные стороны полетели горящие ветки. Щит вспыхнул над головой сам собой. Сияющая поверхность вибрировала, потрескивала, поглощая головешки.

Я выразительно уставилась на армейца:

— Какие вам нужны документы, сэр?!

На кирпичных стенах танцевали тени, словно сами демоны вылезли из-за грани забрать тех, кто оказался не в том месте не в то время.

Сердобольный вояка так и не отпустил мое плечо, только теперь он цеплялся за него, как пилот за страховочную цепь.

— Давайте туда! — ткнула я пальцем в противоположный конец улицы. — За меня не беспокойтесь! Выведите местных!

Солдат больше со мной спорить не стал и рванул в указанном направлении. Вот и не зря сюда прилетела, хотя бы спасла кого-то. Удерживая над головой щит, я помчалась дальше. Здесь улица пустовала, вдалеке горел прожектор.

Тссс!!! — По небу пролетела огненная сфера. Мачта блеснула огромной защитной структурой, заклинание отразилось и через секунду рухнуло в соседнем квартале. Дома и брусчатка под ногами задрожали.

Уи-и-иу!.. Уи-и-иу!.. Сирены за спиной становились все тише, зато гул дирижаблей нарастал.

Шшшш!!! «Ветерок» прошел на низкой высоте, оставив в небе энергетические шлейфы. Скорее! Скорее!!! Убью гада! Я не удержалась, черпнула силы и швырнула ее в темную гондолу. Демоны! Промахнулась, конечно! И окончательно сбила дыхание. Сердце застучало еще быстрее, хотелось содрать маску, вдохнуть полной грудью, но нельзя! Потом! Все потом! Стирая пот со лба, подбежала к железной сетке. Отовсюду доносились хлопки. Ну же!

И выбила ворота гравитационной структурой. Я было дернулась вперед, но прямо передо мной упала зажигалка, железный шар закрутился, начал плеваться огнем. Не раздумывая пнула его ногой, снаряд упал в ближайший бассейн, а в воздух тут же поднялось облако пара. Согнувшись чуть ли не пополам от боли в боку, осмотрелась. Надо попасть на ту сторону, но на поиски обходных путей времени не осталось.

Тшшш!!! Очередное воленстирское заклинание нехилых размеров пролетело над крышами, освещая красноватым светом весь район. «Бубух!» — послышалось в отдалении. Куда-то попали, сволочи! Надеюсь, к тому моменту когда я доберусь до корпуса, там еще останутся исправные машины!

Взяв разбег, перемахнула через первый резервуар, плюхнулась на влажные плитки и едва не соскользнула в следующий бассейн. Фух! Вода в него поступала по изогнутым трубам. Вот по ним-то и переберусь на ту сторону. Да! Все получится! Я осторожно вскарабкалась на ближайший раструб и поползла вперед. Окровавленные ладони щипало, металл казался ледяным, а вода внизу отражала зарево над стеной и воздушный бой в небе. Два «Горных орла» безуспешно брали в клещи «Ветерок», боевые маги промахивались, и заклинания озаряли небо подобно фейерверкам. Вокруг меня продолжали падать зажигалки, поднимая фонтаны брызг и пара. В тот момент страшно не было, страшно стало потом.

Ши-и-их! Рах! Я успела поднять глаза и по-настоящему ужаснуться. В небе блеснуло нечто, оставившее после себя тонкий след. Время замедлило ход. Взрывался «Горный орел». Неспешно. Баллон и гондолу объяло огнем, укутало черным маревом, во все стороны полетели обломки. Они падали неторопливо, охваченные языками пламени… Будто огненный дождь. Сердце пропустило удар. Кошмарное зрелище.

Плюх! Меня окатило водой из бассейна. Ледяной. Мороз пополз по коже не от холода, а от осознания чудовищности происходящего. На дне лежали оборванная цепь и кусок обгоревшей обшивки «Горного орла». Гады! Убью… Так просто взять и взорвать дирижабль?! Как это возможно? Отлепив взгляд от затонувшего обломка, с маниакальным упорством поползла вперед. Боли я теперь не чувствовала, только глухую ненависть.

Хельга ворвалась в мои безумные мысли, залив эфир волнением.

«Яна, где ты?!»

На заднем плане слышались крики, треск магии и сирена.

«Бегу к вам в корпус!»

Еще пару метров проползти, и все! А там недалеко!

«Нет! Возвращайся в порт! Корпус в осаде! Рорцы взорвали армейский гарнизон, и генерал приказал покинуть город! Мы забираем уцелевшие машины, техников и улетаем!»

Безудержная ярость захлестнула меня. Бежать?! Ну уж нет!

«Почему?»

«Я не знаю! — мысленно орала подруга. — Рорцы заняли половину города! Военный совет, мэрию, гражданский воздушный порт и демоны знает что еще! Мы скоро взорвем мачту! Заклинаю тебя, беги в порт! Его обороняют до последнего! Поднимись на корабль!»

«Хрен тебе! Я с вами! Я уже близко!»

«Яна! Трупы повсюду! Я вижу их сверху! Они нас окружили! Пожалуйста! Уходи в порт! Пожалуйста!»

С той стороны что-то взорвалось.

«Где Ингрид?»

Мысли Хельги на миг стали вялыми, спутанными.

«С нами… Не переживай».

«С тобой что?!»

«Нормально… маску забыла… Найду какую-нибудь. Ты, главное, пойми — сюда нельзя! Мы не сможем тебя забрать! Не положено! В порт, Яна! Поторопись! Если с тобой что-то случится, я себе этого никогда не прощу! Слышишь ты? Не прощу!»

«Последний дирижабль отправляется через десять минут?»

«Да-да-да! В порт, Яна! В порт!»

Я наконец-то перелезла через водосток и спрыгнула на землю. Возвращаться не стану! Об этом и речи быть не может! Но на то, чтобы добыть дирижабль, осталось мало времени. Ничего! Успею! Нужно только бежать еще быстрее!

«До порта слишком далеко! Я иду к вам!»

От моих слов ей стало плохо.

«Яна…»

И тут я увидела их. Скрюченные создания с горящими символами на лбу крались вдоль забора. Не меньше дюжины особей. Связь незаметно прервалась. Может, если не двигаться, они меня не заметят? Шшшш! На мачте отразили очередное огненное заклинание. Бух! У средней площадки все еще находились два «Горных орла». Нет! Стоять нельзя! Время уходит! К тому же неупокоенные явно почуяли кровь. Сразу несколько мертвецов остановились, принюхались и развернулись в мою сторону.

Глубоко вздохнув, я зажгла в ладони структуру ледяного пламени и двинулась вперед. Их слишком много, но была не была.

Вши-и-их! Пух!

— У-у-у-у!!! — взвыл первый пострадавший.

Сила потекла в ауру. Разбежавшись, я ворвалась в их стаю, стараясь задеть огнем как можно больше мертвяков.

— Р-р-р! У-у-у-у!!!

Они размахивали своими ручищами, пытались схватить меня и мерзко скалились. Самые резвые забирались на спины соседей и пробовали прыгнуть сверху. Их я раскидывала гравитационными заклинаниями.

Аура светилась, расход энергии был колоссальным. Одни удары чистой силой чего стоили. В ушах звенело, воздух вибрировал. У меня теплилась надежда, что ледяное пламя сожжет их до критического состояния. Но вскоре она пропала. Вот о чем предупреждал Форзак! Мозги трупов еще не превратились в кисель, и пока я пыталась спалить одних, другие проявляли разумность и прыгали в бассейн, гасили огонь и возвращались!

Резерв быстро пустел, стало ясно — если ничего не предпринять, то скоро они меня измотают. Черпнув побольше силы, я выпустила ее перед собой широкой волной. Шшш! Бах! В оцеплении мертвецов образовалась брешь, куда я и рванула. Мышцы дрожали, вентиляторы в маске крутились на максимальной скорости. Интересно, насколько хватит фильтров?

Орава неупокоенных тупила только пару секунд. Над головой с ревом пролетел десяток машин, где-то рядом рвались снаряды, но я все равно чувствовала, как сотрясается земля от топота гнавшихся за мной мертвецов. А бегали они шустро, как нормальные живые мужики. Стариков и немощных Хкин в свою армию не принимал. Мир зашатался. Вон они — те белые колонны! Туда!

Вших! Вших! Вших! Я оглянулась на новый звук и увидела, как ввысь ушли три фиолетовые сигнальные ракеты. Демон разберет, что они значили. Вперед! Там за поворотом еще немного пробежать, и будет корпус! Почему-то с крыши эта улица не казалась такой длинной! Каблуки звонко стучали по мостовой, пот тек по вискам, мир застилал зеленый туман, но полыхающую крышу причальной мачты я видела хорошо. Быстрее!!!

Мертвецы не отставали. Осталось немного! Легкие горели. В черных проемах домов копошились неупокоенные.

Магистр Гарс… Следовало бы с ним связаться. Никто не знает, может, мой удел — сложить здесь голову! А он все-таки любил меня… своеобразно.

Из горла рвались хрипы. Терпи, Яночка! Терпи! Белые колонны приближались. Скорее!!! Из здания, к которому они примыкали, выскочили трое мертвецов. Не сбавляя скорости, швырнула в них чистую силу. Ших! Двух перекинуло через забор, третий застрял в решетках этого самого забора.

Я свернула в галерею. Слева мелькали оконные проемы, под подошвами хрустел мусор.

Чье-то электрическое заклинание разрезало ночное небо пополам, и у меня едва ноги не подкосились. В его раскатах слышались знакомые нотки. Милорд! Неужели он все еще здесь?

Шшшш! Бу-бу-бух! Краем глаза увидела, как в мою сторону полетели куски черепицы, как по переулкам валили клубы пыли. Я затормозила и прижалась к ближайшей колонне, лицо прикрыла локтем. Бу-бу-бух! Ветер свистел, дребезжали разбитые стекла. Все закончилось так же неожиданно, как началось. Через пару секунд я осторожно опустила руку. Трупы «выжили», конечно, но дружно повалились на землю и теперь дергано поднимались.

Входящий вызов ужалил запястье. Милорд! О боги… Легок на помине! Противное чувство вины зашевелилось в груди. Все вышло не так, как хотелось бы… И первой покаяться не успела. Оказывается, сердце умеет одновременно и бешено стучать, и болезненно ныть. Чему удивляться? Это же я… А ведь слово давала. Кто бы мне раньше сказал, что Яна Брайл не исполняет обещаний, плюнула бы в рожу… Теперь мне точно не жить. Отшатнувшись от колонны, из последних сил побрела вперед. Страшно. Но вызов придется принять.

Эфир заполнила леденящая злость, я едва не споткнулась, прочувствовав, как ему на самом деле плохо. Демоны…

«Где?»

Вместо ответа послала картинку галереи и вид горящей мачты воздушного корпуса. На глаза навернулись слезы. Не сметь! Не сейчас!

«Оставайся на месте!»

«Не могу! У меня тут трупы!»

И, обернувшись, ударила ближайших особей чистой силой. Вряд ли это их задержит надолго. В канале слышался магический треск, а может, это нервы лорда трещали от бешенства?

«Я приказал оставаться на месте! За неисполнение отдам под суд! Никакого диплома. Никаких полетов. Клянусь! — Лютые мысли обжигали, будто хлестали меня по щекам. Гарс открылся достаточно, чтобы показать — блефовать он не настроен. — Советую забраться на крышу!»

Ответа его милость ждать не стал. Отключился. Меня же шатало. Ни диплома, ни полетов… Милорд знал, куда давить. Конечно, я буду стоять тут. Но в тот момент страдания доставляла его обида, прикрытая яростью. Если уйду отсюда — всему конец.

Я развернулась к неупокоенным. Буду сдерживать их столько, сколько потребуется. Вот только они почему-то не нападали. Скрючились передо мной, скалились и фыркали, но не приближались.

Мой резко упавший моральный дух не позволил ощутить опасность.

Тшшшш!!! Треск за спиной нарастал. Я почти успела обернуться. Время снова растянулось, позволяя рассмотреть летящее в меня заклинание. Незнакомое, мощное, сметающее зеленый туман широкой волной. Энергия рванула в руки, разделенное сознание попыталось построить щит, но было слишком поздно. Серебристая дуга стремительно приближалась.

Мелькнула отстраненная мысль: «А нападать со спины подло…»

Никогда не экономь на артефактах, даже если ты могущественный маг! Стальные нити ожили, обжигая холодом спину, живот и грудь. В короткий миг сложная схема расчертила пространство, отразив фатальный удар. Тшшш!!! Меня подняло в воздух и бросило в кучу стекла. Позвоночник пронзила жуткая боль, а перед глазами поплыли разноцветные круги.

Мир померк только на мгновение — сознание я не потеряла. Живая! Кое-как преодолев слабость, начала подниматься под голодный рык мертвецов. Они чуяли кровь, мечтали растерзать меня, но сдерживались. Зрение наконец сфокусировалось, и на том конце галереи я разглядела высокого жилистого мужчину, затянутого в темные тряпки. Черного. На плечах блестели стальные пластины, на запястьях — широкие манжеты, а грудь перетягивали десятки ремней с начищенными пряжками. Воленстирский маг. Перестав изображать статую, он двинулся в мою сторону. Бездна… Плохи мои дела.


Провинция Шордаст. Рашарст


Эр Гарс


Никогда не верил в интуицию, но нехорошее предчувствие тяготило, и я цеплялся за любую возможность остаться в Рашарсте подольше. Наверное, поэтому и принял приглашение коменданта корпуса поучаствовать в ночном совещании. Все началось в три часа утра. С верхней стыковочной площадки я прекрасно видел, как все происходило.

Приближение «Ветерка» засекли аэростаты, осветив небо сигнальными заклинаниями. Тогда мы еще не знали, что по всему городу открывались рорские порталы, перебрасывающие к нам отряды наемников. Первое, что сделали воленстирцы, — это расстреляли наши аэростаты из своей пушки, позволив Филису спокойно сбросить зажигалки и снаряды с усыпляющим магов газом.

К моей радости, на этот раз обгадились не мы. Куда смотрели люди Идриса? Как пропустили диверсанта в город? Порталы невозможно открыть без крови — той же самой, которой рисовали пентаграмму с другой стороны! Военная разведка, называется. Демоны их пожри!

Сирена боевой тревоги за несколько минут подняла на ноги весь гарнизон, и первый «Горный орел» отстыковался от мачты уже через три минуты. Управляла им дель Шивз. К тому моменту Рашарст уже вовсю полыхал, по улицам метались местные, а воленстирцы штурмовали гражданский воздушный порт своей пушкой. На доки упал горящий «Грузовоз», на якорное поле — «Скитальцы». Все это время Лурдек изволил просыпаться.

«Генерал, выгляните в окошко!» — посоветовал я со всем злорадством.

Тот возмущенно запыхтел:

«Ты мне еще указывать будешь, сопляк!»

Забавно. Кому теперь придется отвечать за Рашарст? Рорцы в городе, в котором их не должно было быть никогда!

«Но-но! Где же ваше хладнокровие, командующий?»

А в следующий момент раздался оглушительный взрыв. Грибовидный столб пламени осветил город, ударной волной выбило стекла верхней площадки, полетели черепица, какие-то обломки и пыль. Я успел упасть на пол и укрыть нас с комендантом щитом. Мачта содрогнулась, крыша загорелась, заскрипели сваи. Показалось, еще немного — и конструкция сломается, но обошлось!

Осторожно подняв голову, я огляделся. Мы живы, но задерживаться здесь — самоубийство. Деревянная крыша превращалась в факел. Два «Орла», пришвартованных к верхнему и среднему ярусам, взорвались и упали на якорное поле.

— Вниз! — скомандовал комендант — армейский маг полета, окончивший школу за несколько лет до меня.

Мы оба рванули к лестнице. Надо брать дирижабль и лететь добивать Филиса!

— Что это было?

— Склады с артефактами взорвались! — на бегу пояснил я.

Генерал в канале излучал странную смесь паники и гнева.

«Лурдек, мы попытаемся отбиться!» — бросил ему и отключился. Не до тормознутых стариков! Сверху летели куски крыши, горящие доски, приходилось постоянно усиливать щит.

На очередном пролете я остановился, заметив мертвецов на стене! Гадство! И вот там, в северной части города. И там! Бездна! Проклятый Идрис! Отбиться? Оптимистично!

Армейцы наконец очухались и включили свою сирену:

— Боевая тревога! Боевая тревога! Всем военнослужащим прибыть к месту несения службы!

Стайки синих точек — управляемых символов на лбах трупов — разбегались по улицам, сталкивались с солдатами Лурдека и… двигались дальше. Еще три машины отошли от мачты. Стоило поторопиться, но сначала требовалось оценить масштаб бедствия. Воленстирские наемники, чьи черные силуэты мелькали в огне на якорном поле, взяли-таки гражданскую мачту, а отряд рорцев двигался по проспекту с запада на восток. Император. Они предполагали, что в мэрии император!

— «Вершитель» на стену! — крикнул я пилоту, убиравшему трап.

Он проследил за моим взглядом и кивнул.

— Боевая тревога! Боевая тревога! Всем военнослужащим прибыть к месту несения службы!

На среднем уровне творилась суматоха — туда-сюда носились маги из боевых команд, техники контролировали погрузку боеприпасов. Паники не было, но приказы отдавались криком, в котором проскальзывали истеричные нотки.

«Вершитель» распустил крылья и медленно отошел от площадки, развернулся и полетел к стене. За ним стартовали еще три «Горных орла». Отлично! На приколе осталось только две машины. Мимо пробежал младший Лиммер. Вот у него-то я и собирался отнять аппарат. Но не успел. Огромный огненный шар полетел к нам, пришлось срочно возводить новый шит.

Чужое заклинание отразилось и упало на город. Бух! Зеленый фейерверк над заливом означал подход крейсеров к берегу и начало эвакуации жителей. Я замер. Лурдек что, собрался свалить? Сволочь! Нет, в глубине души я понимал — мы облажались, как дети. Бирлек обвел нашего военачальника вокруг пальца. Но не попытаться подавить противника? У него же здесь дюжина дирижаблей! Козел!

Шшшш! Бух! Пришлось снова парировать очередной огненный плевок. А потом еще один и еще! От нашей мачты до воздушного порта километра два. Удивительно, но воленстирцам удавалось создавать заклинания, способные преодолеть это расстояние. Вот только я не мог стоять здесь и держать щит! Я должен уничтожить «Ветерок»!

— Лиммер!

Парень тут же подскочил ко мне.

— Милорд?

— Удержишь?

— Но…

Шшшш! Бух! Еще одна сфера упала на город. Все-таки Идрис урод! Может, это он, мразь, работает на Хкина?! Выберемся — пригоню к нему чтеца, и Атнис пикнуть не посмеет! Кто-то же должен был открыть им порталы! Наемники бились с гвардейцами Лурдека рядом с мэрией. Благодарение богам, император в Дикельтарке! Вам не достанется, твари!

— Милорд, смотрите! Горят армейские казармы! — закричал Лиммер.

Твою ж! Плохо! Отвратительно!

«Лурдек! — рыкнул я в канал. — Ты еще жив, старый идиот? Какого демона горят казармы?»

Клубы зеленой дряни уже поднялись достаточно высоко, пришлось нацепить ненавистную маску. Мимо промчался Милман, за ним поспевала его жена вместе с растрепанной Далин. Резвый придурок собрался взять последнего на этой площадке «Горного орла». Мне же пока было не до дирижаблей — воленстирцы еще не разрядили свои резервы и защитную структуру приходилось постоянно поддерживать.

«Уймись! Не до твоих истерик!» — скрипел зубами Лурдек.

«Скажи-ка мне, милейший! Какими силами ты будешь оборонять Рашарст? Ваше ульциндорское подкрепление придет сюда своим ходом из крепостей только через час! К тому моменту Бирлек займет город!»

Старик мысленно матерился.

«О, что-то не так? Облажались два великих стратега? Хотите, расскажу, что я тут вижу? Ваших людей на стене больше нет — там трупы хозяйничают! Склад с артефактами взорван! Гражданская мачта занята черными, которые палят по нашим машинам из пушки! А мэрию окружают белобрысые. Итого: западная, северная и южная части уже заняты врагом! Вон они, неупокоенные заразы, копошатся внизу, собираются лезть к нам! Пять машин гоняют Филиса над городом, и в скором времени от построек ничего не останется. Скажите мне, командующий, что вы собираетесь предпринять в такой ситуации?»

— Боевая тревога! Боевая тревога! Всем военнослужащим прибыть к месту несения службы!

Тшшш!!! Сверху продолжали падать горящие доски. Демоны… Вряд ли Лиммер потянет такие структуры.

«В казармы наемники попали из пушки. Мы удерживаем мэрию и проспект. Гражданские покинут город морем. Кто успеет».

Вот он и озвучил это, мразь!

«Вы собираетесь сдать Рашарст? По какому праву? Не смейте нарушать приказ императора!»

Местные Хкину были не нужны. Более того, горцы обрадуются рорцам, но маги… Если кто-то из одаренных остался в городе, лучше бы он не спал в столь поздний час.

Ших!!! Рах!!! Я вздрогнул. Небо озарила яркая вспышка. «Горный орел»! Через короткий миг от него ничего не осталось, просто развалился на мелкие горящие кусочки… Твою ж!.. Попали, гады. Но не эта ли машина отправилась в бой первой? Проклятье. Дель Шивз, что ли?!

«Мы ничего не нарушаем, — холодно отозвался генерал. — Это приказ императора — оставить город. Сам видишь, нашего внутреннего гарнизона недостаточно, чтобы уничтожить всех, кто проник в Рашарст. Мы этого не ожидали. Начинайте эвакуацию. Забирайте персонал и взрывайте мачту».

Я все еще смотрел, как падают обломки боевой машины. Медленно… Знаменуя собой начало нашего разгрома в этой войне. Вот так. Оставить Рашарст. Просто взять и сбежать? Просто бросить всех магов? Что за бред?! Чужие фиолетовые ракеты зажигались то тут, то там. Они означали, что передовой отряд обнаружил одаренного и просит помощи. А мы бросим их всех. И… наши люди на стене, в небе рискуют просто так? От силы треть из местных спасется, маги надышатся газа и проснутся уже в плену.

«Не веришь мне, свяжись со своим Хеклингом, он сегодня держит связь с Атнисом вместо курьеров».

И Лурдек отключился. Сволочь! Я долго смотрел в одну точку. Надеюсь, это закат его карьеры. И карьеры Идриса.

— Комендант!

На ближайших к корпусу улицах метались неупокоенные, постепенно сжимая кольцо.

— Лорд?

— Объявляйте эвакуацию. Активируйте таймеры взрывателей под мачтой. Еще пятнадцать минут я подержу щиты.

— Эвакуацию?! — ошалело поглядел на меня военный. — Но…

— Да. Приказ генерала Лурдека. Позаботьтесь, чтобы перед отлетом последней машины как можно больше тварей проникло на поле.

И я со всей силы шарахнул мощнейшим сгустком энергии по гражданской башне. Сдохните, гады! Треть резерва пропала сразу. Железная конструкция зашаталась, но устояла. Без дна! И с тоской поглядел на кружащий над городом «Ветерок». Ненавижу!

Маг полета все еще топтался рядом.

— Чего ждете?! — рявкнул я. — «Вершителя» вернуть! Всех техников туда. И перестаньте гонять целой сворой «Ветерок»! Трех машин хватит, остальные отправьте в Аркалаг!

— Есть!

Мой взгляд перенацелился на младшего Лиммера, замершего около своего трапа:

— А тебе что не ясно?! Готовь аппарат к вылету. Охота отменяется!

Парень сорвался с места. Одного «Вершителя» не хватит, придется сажать персонал на «Горных орлов», а их осталось только два. Хкин, паскудная белобрысая сволочь, все равно я тебя достану! И твоего Филиса недобитого упокою!

Пришлось опять выставить щиты, ибо воленстирские маги оклемались и снова принялись палить по нашей мачте. «Вершитель» же отошел от стены и неспешно поплыл обратно.

— Эвакуация! Пятнадцать минут! — заработало голосовое заклинание. — Эвакуация! Пятнадцать минут! Всему персоналу подняться на дирижабли!

Решив более не экономить силу, я начал огрызаться. Сейчас черные узнают, что такое настоящая магия! Любимая электрическая сфера возникла в ладони и стала расти. Прежде мне не доводилось строить двухметровые боевые структуры — не было надобности. Пространство задрожало, и первый шар с молниями полетел в гражданскую башню. Затем второй, третий…

Самое отвратительное, что наши военные резервы из Ульциндора находились в двух ближайших крепостях, призванных сдерживать рорские войска на подступах к городу. И сейчас они останутся в блокаде. Нет. К демонам. Это не мое дело! Пусть об этом болит голова у Лурдека.

— Эвакуация! Десять минут!

Над городом ровным строем пролетели «Горные орлы», взяв курс на юг. Ну вот, теперь даже идиоту понятно, что мы сбегаем. Позорно оставляем Рашарст! Фу!!!

Техники грузились в трюм. Воленстирские маги перестали испытывать меня на прочность и переключились на дирижабль. Погасив щиты, я развернулся и увидел странную картину на мостике «Горного орла», пришвартованного правее. Миссис Милман тянула мистера Милмана за комбинезон. Тот же пытался от нее отвязаться.

— Стой! Ты не понимаешь! Стой! Брэд! Да стой же, я тебе говорю!

Идиоты. Достойная парочка. Я направился к машине младшего Диммера, а бывшая Холдар продолжала верещать:

— Стой же! Мы сможем ее забрать! Тут близко! — Из-за масок оба гундосили.

Надо было настоять на казни этого урода. Скоро здесь все взлетит на воздух, а он семейные разборки устраивает!

— Лорд Гарс!

— Вали отсюда, Милман, иначе прибью!

Только его мне не хватало, чтобы сорваться окончательно. Ладони наполнились силой. Янина подружка продолжала висеть на его спине и протяжно выть:

— Не говори!

Но девку он наконец смахнул.

— Милорд, вы должны кое-что знать!

— Не говори! Мы сами! Все сами сделаем!

И тут я замер, повинуясь очередному нехорошему предчувствию. Неторопливо повернулся и впился в обоих взглядом:

— Говори, Милман.

Он вытянулся передо мной, как перед командиром, и четко произнес:

— Милорд, Яна была на нашей свадьбе. Она в городе, идет сюда. И слушать ничего не желает! Вразумите ее!

Рядом пролетела огненная сфера. Шипя, подобно змее, она врезалась в перекрытие между площадками. Мачта качнулась, но я ничего этого не заметил. Непривычная прострация охватила меня. Яна? Здесь? Там, внизу? В этом городе? Он свихнулся? Нет… Моя Яна не могла быть тут… Она бы никогда так не поступила. Милман что-то разглядел во мне и отшатнулся, но я ухватил его за ворот комбинезона.

— Ты, ублюдок, повтори, что сказал! — тряс я его.

Но ублюдок только хрипел и пыхтел, а вокруг носилась эта ошпаренная черноволосая и нечеловеческим голосом вопила:

— Это не он! Это все я! Это не он! Он не хотел! Отпустите!

Не знаю, как мне удалось взять себя в руки и разжать пальцы. Сейчас не время для безумств. Ярость пришлось засунуть подальше, ее место в душе сначала заняла неуместная грусть, а затем пустота…

Милман валялся на полу и кашлял, я же всматривался в улицы горящего города. Мое кредо по жизни: не очаровывайся — и не придется разочаровываться. Вот уж не думал, что сам угожу в эту ловушку. Яне повезло не быть рядом со мной в тот миг. Иначе бы не сдержался и избавил мир от одной проблемной бабы… А потом и сам бы отправился за ней.

— Что ты наделал, дурак?! — шипела на своего партнера бывшая Холдар. — Мы бы забрали ее и улетели. Лорд же убьет ее, а потом и нас с тобой следом.

— Никого он не убьет, — хрипел сквозь маску пилот. — И Яне ничего не сделает. Но он должен знать, потому что любит ее.

Девка изумленно выпучилась на него:

— Чего?!

Я ядовито усмехнулся. Ничего не сделаю?

— Ты действительно в этом так уверен, Милман?

И послал Яне вызов.


Провинция Шордаст. Рашарст


Яна Брайл


Его силуэт смазался, расстояние между нами начало стремительно сокращаться. Проклятье! Как они достигают таких скоростей?! Что с собой делают?! В бездну! За плечом мелькнула рукоятка сабли. Наверняка, как и все наемники, этот отлично владеет холодным оружием! Значит, скорее бежать! В здание!

Ши-и-их! Рах! Бух! Чья-то боевая структура уничтожила дом в конце улицы, мостовая содрогнулась, и я едва не упала обратно в кучу стекла.

Дышать… Как хочется подышать… Пошатнувшись, швырнула в ближайших мертвецов ледяное пламя. Взвыв, они разбежались в стороны. Подскочив к темному оконному проему, я скрестила руки перед лицом и нырнула в него. На землю плюхнулась, как мешок с картошкой, и тут же перешла на тонкое видение. Скорее! Скорее! Он уже где-то рядом!

Мрак наполнился неконтрастными деталями. Внутри находились… деревья… кусты, грядки и хрен разберет что еще. Оранжерея. Под ногами валялось стекло. Взглянув наверх, я в своем выводе уверилась. Крыша когда-то была прозрачной, теперь от нее остался только сводчатый каркас, а за ним в темном небе блестели энергетические шлейфы боевых машин. Хоть какая-то удача! Всего-то надо туда влезть! С крыши на крышу. Что за паршивая ночка сегодня!

Прижав окровавленную ладонь к боку, встала и поковыляла по этим плантациям. Ноги дрожали, норовя положить меня под первым кустом. Горло саднило, нестерпимо хотелось прокашляться. Наверное, фильтры забились… Небо осветило зарево.

Послышался очередной взрыв.

Закусив губу, я приказала себе собраться. Справлюсь! Обязана справиться! Но первобытный ужас уже проник в сердце — а вдруг я задохнусь за шаг до спасения? Вот весело будет! А воленстирец уже наверняка близко! А с ним и вся свора неупокоенных. Демоны! Надо спрятаться! Скорее! За спиной послышался шум. Не раздумывая я перепрыгнула колючий кустарник и залегла в каких-то лопухах. «Вших-вших-вших!» — шуршали вентиляторы в проклятой маске, под ребрами нестерпимо болело, едва удавалось не стонать… Лежать! Тихо! Не шевелиться! Пульс громыхает только в моих ушах, наемник ничего не слышит! На улице продолжали взрываться снаряды, а в такт тем взрывам звенели осколки стекла в окнах. Все будет хорошо! Все будет замечательно, если только… воленстирец не владеет тонким видением!

Дверь с грохотом распахнулась, и в помещение влетели три огонька. «Шшш!» — прошелестело над головой. Сквозь узкие стебли ближайших растений я видела замершего на пороге мага. От открывшегося зрелища кровь стыла в жилах. Сиял этот черный атлет едва ли слабее лорда Гарса! Твою ж!.. Свезло так свезло! Резерв у этого голубчика оказался побольше моего. На секунду мир перед глазами померк. О проклятущие лоранийские боги! Кто нам с первого курса вдалбливал, что воленстирские маги — слабаки и магами-то их назвали по ошибке?.. Ага! Поглядели бы они на этот экземпляр! Шансы на спасение стремительно таяли. Все дерьмово донельзя!

Кружившие под куполом огни разгоняли зеленый дым. Неожиданно мужчина поднял указательный палец и изрек какую-то воленстирскую тарабарщину.

Трупы дружно рыкнули и организованно полезли в оранжерею через окна. Полный капец! Если меня не заметит наемник, то унюхают неупокоенные… Но двигаться я не смела, даже не моргала, наблюдая, как пружинящей походкой неспешно приближается его черный силуэт. В тонком диапазоне я хорошо видела, что заклинателем он не являлся. Ни одной контрольной нити не тянулось к мертвецам, но они тем не менее ему подчинялись. Сила заполняла его ауру до отказа, воленстирец мог в любой момент выбросить мощнейшее заклинание. Маска на лице отсутствовала, но рот и нос прикрывала повязка. Мужчина медленно повернулся, демонстрируя свой профиль, фактурные мышцы на руках и рукоятку кривой сабли. Я вздрогнула. Перед глазами возникла картинка-воспоминание: мы с Форзаком прячемся в тиреградском переулке от группы всадников, спешащих по тревоге. Бирлековский дружок! Интересно, он тут, потому что узнал меня? Или потому, что сразу знал, что я здесь?

Меня затрясло от нехорошей догадки… Его генерал может быть где-то рядом. Только не это! Надо уходить! Встав на четвереньки, я осторожно поползла к раскидистому дереву. Тише, Яночка! Тихонечко! Судя по всему, тонким видением он не владеет, но если учесть феноменальную скорость наемников, они могли так же феноменально видеть, слышать, осязать… Надо расслабиться и перестать дрожать. Сейчас я влезу на нижнюю ветку, потом на среднюю… Никаких заклинаний. Воленстирец ничего не услышит… Давай, Яночка, вперед! В следующую секунду я вскарабкалась на ветку и замерла. Маг будто почувствовал что-то, повернул голову в мою сторону и прищурился.

Как же хочется вдохнуть воздуха! Прижавшись спиной к широкому стволу, я смотрела в одну точку. Снаружи трещали боевые структуры, без конца вспыхивало зарево. Надо лезть дальше! Приказ магистра никто не отменял. Жаль, в Фертране мне фанаты не продали. Сейчас бы кинуть парочку в этого гада…

Забравшись наверх, аккуратно ступила на каркас крыши, хорошо еще балка оказалась широкой. С тех пор как я покинула гостиницу, город изменился. Зеленого тумана стало меньше, а огня больше… Воздушный порт, крепостная стена и мэрия горели. Бух!!! Где-то рядом разорвалась боевая структура, и земля содрогнулась. Зашаталась и металлическая поверхность под ногами. Ай!!! Я упала на колено, а вниз полетели осколки стекла. Бездна! Послышался пронзительный звон. Воленстирец резко вскинул голову. Увидел! Ну все! Вскочив, я припустила по железной дуге к центральной площадке, где эти самые дуги сходились. Голова кружилась. Только бы не упасть! Я глубоко вздохнула, насколько это было возможно в маске, и развернулась. Воленстирец уже влез на крышу. Скороход поганый!

— Стоять!!! — заорала, выставив вперед дрожащую пятерню.

Хотелось, чтобы голос звучал грозно, а получилось жалко. Скрюченная, задыхающаяся жертва пытается остановить матерого хищника. Это все проклятый газ! Мне бы подышать…

Удивительно, но воленстирец подчинился и застыл на месте. Слегка наклонив голову, он внимательно осматривал меня, три маленьких огонька летали вокруг, сбрасывая искры вниз. Очевидно, убивать меня никто не собирался. Конечно! Бирлековский прихвостень хочет поймать меня живьем! Ни за что!

— Не приближайся, а то прыгну! — предупредила, одновременно загружая ауру силой.

Пламя на стене очерчивало его гибкую фигуру. И хотя повязка закрывала пол-лица, показалось, что маг усмехнулся. Ясно почему: захоти он — и через долю секунды настигнет меня. Медленно, очень медленно он поднес указательный палец к губам:

— Тсс! Все будет хорошо…

Языком мой противник владел отвратительно, растягивал слова, смешивал свистящие и шипящие звуки. Я с трудом его понимала.

— Яа-ана Бра-айл, не надо бояться…

И он попытался шагнуть навстречу.

— А! А! А! — Я как ужаленная подскочила к краю, ноги дрожали. — Ни шагу! Иначе, клянусь, прыгну!!!

Как опасно! Случайное самоубийство не входило в мои планы. Внизу продолжали скалиться белоглазые мертвецы. Нет, мне туда не надо. Воленстирец же продолжал держать ладони на виду.

— Они не тронут вас, мисс Яна.

По небу пролетела огромная структура и упала в соседнем районе. Маг и бровью не повел. Где же лорд Гарс?! Но я даже коситься на мачту воздушного корпуса не смела. Отвлекусь на короткий миг, и он им воспользуется.

— Я их не боюсь! Но подумай, может, я неудачно упаду и сломаю шею? А?! — Ну вот, совсем охрипла. Воздуха мне! Воздуха! — Предупреждаю! Не смей метаться!

И выглядела я как психованная ведьма. Накануне так устала, что не смыла косметику, волосы взлохмаченные, трясусь, будто в припадке… Леди Филис мне бы позавидовала! Ну и пусть думает, что я свихнулась у них в форте Крик!

Маг не двигался, темные глаза смеялись. Так весело?!

— Как ты узнал, что на мне артефакт?

Теперь все встало на свои места. Он ударил меня заклинанием, желая уничтожить защиту, а не убить… Иначе бы уже убил.

Время шло, над крышами в очередной раз пролетело огромное заклинание, осветив город, словно вспышка молнии в грозу. Наемник молчал.

— Зачем я ему?! А?! Почему не оставит в покое?!

Мы оба знали, о ком речь.

— Tarkar[1] влюблен в вас, юная госпожа.

Демоны, да он сам не верит в эту чушь!

— Ага! Бабушке свои сказки рассказывай! Я знаю про стирание памяти. На это весь расчет? Зачем? И почему я?

Широкие пластины на плечах и груди отражали пламя. Чертами лица воленстирцы не особо отличались от регесторцев, и этот исключением не являлся: нос прямой, высокие скулы, губы тонкие, на голове короткий ежик волос, только кожа будто вымазана черной камуфляжной краской.

Ответил он с опасной мягкостью:

— Все совсем не так, юная госпожа. Не каждый муж способен творить такое со своей супругой, все непросто…

— Да? — ядовито переспросила я. — Как вашим женам повезло! Только я в их число вступать не собираюсь! Лучше сдохну!

Меня уже покачивало…

— Вы передумаете, мисс Яна. Tarkar вам объяснит все сам…

Боги, да он же тянет время! Ждет своих! Готовит ловушку и демон разберет что еще… В следующий миг площадку под ногами расчертил огненный круг. Я отпрыгнула назад, едва успев выскользнуть из возникающих в пространстве лучей-решеток. Урод! Его силуэт смазался, а с моих пальцев сорвался прямой удар. Энергия прошла широкой волной. Ши-и-их! Бух! Попала? Не попала? Демоны разберут! Не до того! Я упала на пятую точку. В ушах зашумело, а сознание начало куда-то соскальзывать… Нет… Нет! Нет! Нет!!! Неужели Бирлек близко?! Я поползла к краю площадки, заметив в отдалении новые силуэты. Подкрепление прибыло… И окружало меня. Немеющими пальцами сняла маску и закашлялась.

Не достанусь ему! Ни за что! Кислый дым проник в легкие, мысли окончательно спутались. Но край близко! Доползу! Уже не соображая зачем, я все же спустила одну ногу в пропасть. В такой позе меня и поймал мощный луч бортового прожектора.

Послышался треск парусов. А потом знакомая татуированная рука схватила меня за майку и рывком подняла вверх. Секунда — и площадка оказалась далеко внизу, засыпаемая зажигалками. Чтоб они там все сдохли, воленстирские собаки!!!

«Горный орел» повернул крылья во взлетный режим и рванул в небо. Магистр сжал меня в объятиях, как в тисках, и мы едва не упали на палубу. В тусклом свете бортовых фонарей я наконец разглядела его лицо и инстинктивно дернулась. Вырваться не удалось. Гарса перекосила гримаса презрения, он грубо приземлил меня на ноги и перехватил рукой шею. Если бы не держал, я бы упала на палубу от охватившего меня первобытного ужаса. Серые глаза сделались черными, взгляд парализовывал. Он, наверное, задушит меня. Пусть душит! Лучше умереть, чем чувствовать его разочарование!

Хуже всего то, что сказать в свое оправдание мне нечего, да, судя по всему, этого и не требовалось. Милорд сорвал с себя маску и недобро усмехнулся. Ладонь зарылась в волосы и крепко обхватила затылок, по щелчку перед носом возник светляк. Лорд покрутил мою голову туда-сюда.

— Жива, — прошипел он, я уловила в его тоне нотки злого предвкушения.

Гарс схватил меня за волосы, заставил нагнуться и потащил за собой на палубу. На сопротивление сил не осталось. Убьет — так пусть убьет… Пусть делает что хочет! Какого демона меня вообще понесло в Рашарст? И дело даже не в предательстве. Нарушив однажды данное самой себе обещание, станешь нарушать и те, которые дашь в будущем, ненавидеть себя, но нарушать… Краем глаза я заметила, как Милман, управлявший машиной, пытается слиться с вертикальной опорой, как испуганная Хельга вжалась в корму, а Ингрид прикрыла рот ладошкой. Вторая рука магистра сильно искрила. Да, вот такие у нас высокие отношения…

Бу-бу-бу-бух!!! Дирижабль содрогнулся. «Горный орел» как раз выходил из виража, и, несмотря на неудобную позу, я все же увидела оседающую в черном дыму мачту воздушного корпуса, в котором так хотела служить. От Рашарста, каким мы его знали, ничего не осталось.

Лорд остановился, прищурился, в его глазах плескался едва сдерживаемый гнев. Возможно, он ждал от меня немедленных объяснений, но слова так и застряли в пересохшем горле. Тяжелая энергия давила, я попыталась отвести взгляд, но лорд тут же повернул мою голову обратно. Показалось… он сейчас ударит меня.

Но вместо этого Гарс поднял крышку люка и, рыкнув в ухо:

— Позже поговорим, — швырнул меня вовнутрь.

Засов щелкнул, а я свалилась вниз по короткой лестнице. Потолок стремительно покрывало замковое заклинание. Судорожно вздохнув, потерла ушибленный локоть и зажгла светляка. Понятно… Отсек ддя воды — тесно, как в чулане, ноги не вытянуть, в полный рост не встать. Зато жажда не замучает! Снаружи доносились звуки, но в этом железном сейфе они казались далекими и глухими.

Усевшись на пол, подтянула к себе колени. Бешенство Гарса лучше переждать здесь. Сам придет, когда успокоится. Если успокоится… Не припомню, чтобы в школе хоть кто-то доводил его до такого неистовства… И поделом мне! Из глаз брызнули слезы. Проклятье! Вот только самоедства сейчас не хватало! Радоваться надо, что из Рашарста сбежала! И к Бирлеку не попала! Кое-как сдерживая рвущиеся наружу всхлипы, я принялась латать свои многочисленные порезы.


Провинция Шордаст. Рашарст


Эр Гарс


Вышка догорала, черный дым смешивался с зеленым, неупокоенные разбегались по улицам. Последний «Горный орел» младшего Лиммера скинул световую гранату на город и взял курс на юг. «Ветерок» поднял маскировку и на всех парах полетел к границе. Проклятье! Я даже не попытался его поймать! Сила колола пальцы, искрила. Меня злили все. Идиоты Лурдек и Идрис, допустившие диверсию, кретин Милман со своей бабой-дурой, сбежавший Хкин и черный уродец на крыше, оглушивший меня зимой в Роре! Наверняка еще Бирлек сам и руководил захватом! Уж слишком много воленстирцев на улицах… А главный козел — Атнис! Десяток боевых дирижаблей в городе, а мы трусливо бежим, поджав хвост! Но все эти неприятности меркли по сравнению с предательством Яны. Я разозлился до пятен в глазах и впихнул ее в технический отсек, чтобы не натворить непоправимых дел. Дура! Лоранийская идиотка! Лгунья! Как была лгуньей, так и осталась! Чего я, спрашивается, хотел? Чья-то задница жаждет приключений? Кровь бежит быстрее, когда играет с огнем? Думала, я размяк и все прощу? Ага… Не дождется. Любой из моих адептов за меньший проступок валялся бы у меня в ногах и умолял не ломать ему карьеру, а я бы его в этот момент еще и электрическими сферами закидывал.

— Милман, поворачивай на Аркалаг. Здесь больше нечего делать. И… узнай, кто погиб на том дирижабле.

— Есть!

Янины подружки сидели на палубе, прижавшись друг к другу. Сейчас вы у меня пошепчетесь! Разделяющее нас расстояние я преодолел в три шага.

— Встать!

Обе девицы вздрогнули и вскочили. Далин едва заметно затряслась. Милман обернулся, но подойти не посмел, его пара поджала губы и уставилась в пол.

— К отсеку не приближаться! По браслету не связываться! Узнаю — запру в таком же! Ясно?!

Лоранийки быстро закивали, бывшая Холдар хмуро глядела исподлобья. Я навис над ними.

— Не слышу!

— Ясно, милорд, — проблеяли эти две овцы.

— Милман, тебя это тоже касается!

— Есть!

Сжав кулаки, я ощутил волосы между пальцами. Плевать! Раз она ни во что меня не ставит, то и я не подумаю с ней считаться! Энергия бурлила в теле, искала выход. Вцепившись в борт, почувствовал, как раскаляется металл под ладонями. Лицо Яны расцарапали осколки стекла, но выглядела она все равно потрясающе. Блестящие локоны спадали на плечи, ресницы длиннющие, и даже помада на губах еще не стерлась до конца.

Гнев вырвался наружу, я истошно заорал на лораниек:

— Вон с моих глаз!!! — И только когда их след простыл, почувствовал себя лучше.

Покосившись на закрытый люк, понял, чего по-настоящему хочу. Взять наконец свое. И только наличие многочисленных пассажиров на борту не позволило мне плюнуть на печальные последствия жесткой близости до образования ментальной связи. Металл раскалился и жег пальцы. Ничего… Ничего. Посиди пока взаперти, подумай над своим поведением. Скоро наступит пора платить по счетам.


Провинция Вулаг. Окрестности Аркалага


Эр Гарс


Покинувшие Рашарст аппараты причалили к стенам крепости, расположенной вблизи города. Наш «Орел» пристыковался одним из последних. Узнав о диверсии рорцев, Атнис немедленно вылетел в Аркалаг. И вскоре будет здесь.

Я мерил шагами площадку, дожидаясь его прилета. Туда-сюда, туда-сюда. В долине уже находился палаточный городок тыловых частей, нашим техникам не оставалось ничего, кроме как занять пустырь у ворот форта. Послышался тихий гул. Я остановился у зубца стены, ежась от утренней прохлады. Белесый туман закручивался вокруг тусклых крыльев, красные бортовые огни мигали. Летит! Наконец-то! Меня распирало задать ему свой главный вопрос. Зачем?! Зачем мы ушли из Рашарста? Оставили в блокаде две крепости? И ради чего, демоны его возьми, погибла пара Шивзов?!

На место гнева пришел сарказм. Яна так и сидела в отсеке. Точнее, она там спала! Моя женщина — моя головная боль — абсолютно непробиваемая, самая бессовестная лоранийка, которую я когда-либо встречал. Боги всегда насмехались надо мной! Кто бы сомневался, что мне придется полюбить именно такую.

Пилот императорского «Скитальца» выдвинул трап и закрепил карабины в держателях. Атнис сошел на площадку в сопровождении личной охраны. Выражение императорского лика не оставляло сомнений — брат мечтал кого-нибудь придушить. Ха! Вот только стариков он тронуть не посмеет — терять самообладание правителю не к лицу. Особенно во время проигрываемой войны. С сожалением взглянув на меня, он кивнул и прошествовал мимо.

Пропустив идущую следом Лисандер, я присоединился к Аливеру. Тот нервно покусывал нижнюю губу. Обычно когда он так себя ведет — дело дрянь.

— Новости? — тихо поинтересовался я.

Посол снял широкую шляпу и зашептал:

— Лурдек уплыл из Рашарста на корабле, и Идрис вместе с ним. Потери еще не считали, но только в казармах погибло четыре сотни солдат, на стене вся караульная смена, про дирижабль, наверное, ты и сам знаешь. Приграничные крепости уже в осаде, но со свежими резервами они какое-то время продержатся, хотя… — Феликс покачал головой. — Какое это теперь имеет значение? Все равно их сдадим, если в ближайшее время ничего не предпримем.

— Считай, уже сдали, — хмыкнул я.

— Да. Кстати… — Посол полез во внутренний карман и выудил письмо со знакомой печатью в уголке. — Привет от Хеклинга, и просьба в следующий раз не забывать держать его в курсе. Спрашивать что-либо у императора в такие моменты — самоубийство. А ему пришлось.

— Мне тогда было не до Вальтера.

Аливер энергично закивал:

— Сейчас нам всем лучше заткнуться и не трогать его величество. Тебе еще повезло, что диверсантов ловит Идрис.

— Еще бы. Нас за такое точно уже в какую-нибудь колонию сослали бы. Кстати, братец не говорил об их отставке?

— Коней на переправе не меняют, — фыркнул посол. — Пусть и таких кляч. Кстати, похоже, прибыли наши герои.

И правда. «Скиталец» с военными эмблемами начал снижение, послышался треск магии.

— Расскажи, как там было? — попросил Феликс.

— Провально. Большая часть Рашарста сгорела, рорцам остались одни руины. Я видел отряды неупокоенных и несколько групп наемников — слишком много, чтобы усомниться в присутствии там Бирлека.

— Слышал, они открыли пять порталов.

— Не знаю, не считал.

Процессия вышла из крепости, и теперь мы все направлялись к палатке с императорским гербом. Оказавшиеся рядом армейцы и техники останавливались и склоняли головы, а я тем временем продолжал:

— Подумай, некто проник в Рашарст. Не стоит обольщаться, это вполне возможно, город — не склад, сплошное оцепление не выставишь. Но ведь этот некто должен не просто капнуть нужной кровью в пяти местах, а нарисовать сложную пентаграмму. Куда смотрели дозорные на стене?

— За стену, наверное.

— Ну а патрули? Как можно не углядеть неизвестного, рисующего схемы кровью?

— В каждом углу человека не поставишь.

— Если Рашарст имел такое важное стратегическое значение, надо было ставить! — в сердцах воскликнул я. — На кого, думаешь, он сейчас свалит поиск виновных?

Посол усмехнулся:

— Тут без вариантов.

Снаружи палатку окружил отряд личных гвардейцев императора. Внутри парили светляки, несколько поисковиков корпели над объемной картой местности на столе. Феликс потянул меня в сторонку.

— То-то и оно, — поморщился я и снова заговорил: — Рисовать мог кто угодно, даже тварь неупокоенная. А сейчас что сделаешь? Рашарст сдали, рорские художества затрут либо, наоборот, будут охранять, если не всю кровь потратили. Боги, как же я ненавижу наших вояк!

Аливер сочувственно вздохнул:

— Никогда тебе не завидовал. — И кивком указал на приоткрытое полотно палатки: — Смотри, а вот и шоу начинается.

Лурдек явился первым. Сдал он Рашарст или нет, но оделся как на парад — ни складочки, ни дырки от случайного осколка на форме.

— Ваше величество! — генерал склонил голову.

В повисшей тишине послышалось хихиканье Феликса, и я срочно пихнул его локтем. Атнис жестом отослал поисковиков. Карта местности претерпела заметные изменения. Только две крепости еще сияли синим, административный центр Шордаста полностью перешел к рорцам.

— Как добрались, генерал? — делано спокойно спросил брат.

— Приемлемо, ваше величество.

Голос старика дрогнул. Что, Лурдек? Где твоя самоуверенность, великий стратег? Я подавил усмешку. Император указал на проекцию:

— А это? Это приемлемо?

Все присутствующие услышали, как старик сглотнул.

— Никак нет, ваше величество.

Какая приятная глазу картина! Распекание генерала! Нет, все-таки чудесно, что наш правитель не только ко мне относится пристрастно.

— Прошу отставки, ваше величество.

О да! Пожалуйста! Император долго сверлил Лурдека взглядом. Мы все затаили дыхание. Но когда Атнис открыл рот, чтобы вынести приговор, в палатку ворвался глава Школы боевой магии. А, демоны! Идрис тяжело дышал. Резко остановившись, он одернул форму и согнулся в поклоне.

— Прошу прощения, ваше величество, но… Но это несправедливо. Это была диверсия, поэтому отставки должен просить я!

Всех бы вас выгнать из Совета! Атнис молчал. Казалось, он о чем-то размышлял, но на самом деле пытался справиться с собственным гневом.

— Магистр Идрис, вы ее получите, но позже. Когда исправите последствия своего провала.

А вот это действительно несправедливо.

— Ваше величество! Я подозреваю одного из них в предательстве! И прошу вашего позволения вызвать чтеца! Для проверки лояльности!

Идрис и Лурдек настороженно уставились на меня.

— Ты подозреваешь члена Совета в шпионаже? — нахмурился Атнис.

Я уверенно шагнул вперед.

— Да. Зельда знала, что кто-то из них сливает информацию Хкину, и была за это убита. Прекрасный способ отвести внимание от Совета. Кто станет искать предателя там, где уже одного нашли?

Конечно, тот факт, что Зельда знала шпиона, бесспорен, но вообще-то директриса водила дружбу почти со всем высшим светом столицы. Но разве я мог упустить такой шанс насолить нашей сладкой парочке? У Лурдека начался нервный тик, Идрис заметно побледнел.

— Полная чушь! — воскликнул магистр.

Я довольно оскалился:

— Разве? События сегодняшней ночи не оставили у меня никаких сомнений. Но если вы уверены в своей невиновности, то не станете возражать против чтеца. Не правда ли?

Брат пристально следил за всеми и колебался. Еще бы. Допрос генерала армии? Лучше сразу в отставку.

— У тебя есть доказательства?

— А тебе недостаточно случившегося?

Атнис выразительно приподнял бровь:

— Я не верю, что леди Аливер… — он покосился на Феликса, — прошу прощения, господин посол… выбрала себе в любовники одного из этих господ. Мы все прекрасно знали об увлечениях покойной директрисы, поэтому твою просьбу я не удовлетворю. Принесешь мне весомые аргументы, тогда поговорим.

Вот императорская зараза! Я стряхнул искры на землю и прикусил язык. Оскорблять своего правителя, к сожалению, недопустимо.

— Ну, знаете ли…

— Лучше найди того, кто открыл порталы! — перебил Атнис. — Возможно, он наведет тебя на источник? Лорд Гарс, ты же еще не забыл про источник?

Как же он меня порой злит, особенно когда копирует поведение нашего отца!

— Я. Не. Забыл, — выплюнул в ответ и, обведя всех убийственным взглядом, отступил назад.

Могу поклясться, оба подозреваемых выдохнули с облегчением!

— Сейчас я желаю разговаривать с генералом Лурдеком и магистром Идрисом. Остальные свободны. Жду вас через час на заседании Совета.

Первой из палатки выскочила Лисандер, Феликс тоже потянул меня наружу.

— А сейчас, господа, расскажите мне, как вы собираетесь вернуть империи Рашарст.

Лурдек и Идрис выразительно покосились на меня. Уроды! Как будто это я предатель! Громко хмыкнув, вышел на улицу. Я собирался проведать Яну, но прежде… Разорвав конверт, достал письмо. Прочитал его один раз. Потом второй. Проклятье! В своем послании Сильвер сообщал, что покидает форт Крик по приказу Хкина и отправляется в столицу Рора. А еще — что понятия не имеет, кто может быть источником. Но больше всего мне не понравилась его приписка в конце, подчеркнутая дважды, — просьба о срочной встрече. Что же произошло? Боги! Как не вовремя!


Провинция Вулаг. Окрестности Аркалага


Яна Брайл


«Яна, Яна… Да ответь же мне, где ты?!»

А? Что?

«Камиль? Э-э… Привет…»

Голова раскалывалась, спина ныла. Где я нахожусь? События прошлой ночи нехотя возникали перед глазами тусклыми картинками. Проклятье, я действительно могла погибнуть вчера или хуже — достаться бирлековскому дружку. Какого демона меня вообще понесло в Рашарст?! Зачем бросила принцесску? А если с ней что-нибудь случится?! Здравомыслие с некоторых пор не входило в список моих лучших качеств. Пусть и неформально, но я дезертировала с задания в военное время. Под сердцем растеклась тягостная пустота. Сумасшествие какое-то.

А лорд? Он ведь не простит. Я бы не простила, а он тем более. За холодной яростью в серых глазах пряталось разочарование.

«Яна, с тобой точно все в порядке? Я слышал про Рашарст…» — Взволнованный Форзак места себе не находил, но мне было не до его переживаний.

Покоя не давало ощущение чего-то неправильного. Казалось, отгадка рядом, схвати ее за хвост, и все встанет на свои места! Но каждый раз она ускользала.

«Камиль, прости. Со мной все в порядке. Но я не могу говорить!» — И быстро разорвала связь.

Ко всему прочему, подруга из меня тоже безобразная. Форзак беспокоился, аж эфир звенел от чужой тревоги, а я…

Создав светляка, огляделась. Любопытно, что там сейчас снаружи? День, ночь? Уперев ботинки в противоположную стену, побилась затылком о железную переборку. Бум-бум-бум. Может, мозги заработают? Ведь это не я. Совсем не я. Яна Брайл не носится по империи, мечтая выпустить кишки рорцам, не ищет неприятностей и не нарушает обещаний. Или теперь все иначе? Проклятье!

А Гарс? Что сейчас будет? Не слишком умно обострять отношения с магистром во время войны. Любит — не любит, но в порыве гнева его милость может сломать мне жизнь. Потом все исправить и снова сломать. Вот идиотизм… Я резко втянула воздух, пытаясь заглушить душевный дискомфорт. Теперь он запрет меня в какой-нибудь камере побольше и улетит спасать империю, а я изведусь от страха за него. Нет. Ни за что! Нужно что-то менять…

Додумать не удалось. Люк скрипнул, и я оказалась в квадрате яркого света. Свобода. Вот только выяснение отношений с Гарсом вполне может и дракой закончиться.

Послышалось тихое хмыканье, и в проеме появилась знакомая рука.

— Вылезай.

Какой тон спокойный. Лучше бы он орал. Привычнее. Солнце недавно выкатилось из-за горизонта, я зажмурилась, позволила вытянуть себя наверх. Дирижабль висел рядом со стеной крепости, люди на палубе отсутствовали.

— Где мы?

Выглядел магистр паршиво. Под глазами залегли тени, длинные запыленные пряди волос трепал прохладный ветер, лохмотья рубашки едва прикрывали испачканный сажей торс. Не отводя от меня изучающего взгляда, он неопределенно кивнул за борт:

— Там Аркалаг.

— Понятно…

Плевать я хотела, где мы находимся. Но разговор должен развеять повисшее в воздухе напряжение, не так ли? Лорд не купился, продолжал молчать, сложив руки на груди. Два шага между нами напоминали многокилометровую пропасть. Лицо его превратилось в невыразительную маску. Он словно устал показывать чувства, замкнулся в себе. Не знаю, сколько мы так стояли друг напротив друга. Ветер свистел в крыльях, звенел в пластинах парусов, а я мерзла. Снаружи и внутри.

— Ты меня предала, — произнес он одними губами.

Какие пафосные слова! Я взглянула вниз на обширные зеленые поля, на островки леса и плывущие по ним бесформенные тени облаков. У стен крепости раскинулся палаточный город, и только у горизонта вился черный дым. Глаза смотрели, но я ничего не видела. В голове творился бардак. Слишком много лишних чувств, мыслей и вопросов к самой себе, чтобы отвечать еще и на его. Если предала, то не лорда, а себя. И не без его помощи. Я вцепилась в борт, костяшки пальцев побелели. Бурлящий в душе коктейль из гнева и неудовлетворенности грозил прорваться наружу.

Гарс приблизился, осторожно протянул руку и коснулся моей щеки. Подцепив подбородок, заставил посмотреть на себя. Стальные глаза прищурились.

— Так я лучше пойму, когда ты снова солжешь.

Голос звучал мягко, чересчур ласково. Стало не по себе, будто кто-то открыл форточку в душе и напустил туда мороза.

Поразительно, но мне удавалось выглядеть равнодушной.

— Я не лгала.

Магистр удивленно приподнял бровь:

— Разве нет?

Да или нет?

— Все сложно.

Он кивнул, удерживая мой взгляд.

— Теперь все действительно сложно.

О демоны проклятые! У нас никогда и не было простых отношений! Если это вообще можно назвать отношениями. И не моя в том вина! Дуру только не надо из меня делать! Металл раскалился и обжег пальцы, я рванула назад, но магистр успел ухватить мой ремень, дернуть на себя и нависнуть надо мной.

— Кто дал тебе пропуск в Рашарст? — яростно зашипел он.

Глаза потемнели и заблестели.

Вот уж подставлять друзей я не собираюсь!

— Не хочешь говорить? Какая самоотверженность! Преданна всем, кроме меня! — Магистр склонил голову набок и ядовито улыбнулся. — Хорошо. Я знаю, что дель Лиммер поменялась с тобой пропусками, а родственник Форзака устроил на «Грузовоз».

Он давил своей аурой. Но поддаваться было нельзя. Лорд Гарс должен признать мое право на выбор, научиться уступать хоть в чем-то, иначе у нас ничего не выйдет. Совсем ничего. И тогда мы оба проиграем.

— Они не виноваты, — сказала я. — Никто не знал, что так получится. Не надо им вредить! Не надо вредить никому!

Послышался скрип зубов, магистр обдал меня своим презрением:

— Ха, думаешь, у меня есть время заниматься такими мелочами? Пусть подыхают — плевать! Меня волнуешь только ты. Я думал, мы понимаем друг друга, хотя бы немного. И просто попросил помочь с принцессой. А ты? Что сделала ты?!

Он заводился, все сильнее притягивая меня к себе.

— Не просто! — заорала я. — Ничего не просто! Ты сунул меня под охрану! А не за принцессой смотреть! Ты не искал компромисс, не слышал меня! А я такая же, как ты! И тоже не могу сидеть в сторонке, зная, что в любой момент ты можешь погибнуть! Что?! Великий магистр империи привык приказывать всем? Свалился как снег на голову и решил, что раз девчонка к нему неравнодушна, то можно распоряжаться ее жизнью?! А?! — Я треснула его кулаками в грудь, желая оттолкнуть. Энергия зазвенела, усиливая удар. Эр зарычал от боли, но пояс не отпустил. — Я не присягала тебе! Не соглашалась у тебя учиться! И имею право выбирать, где мне находиться и что делать!

Лицо лорда перекосила гримаса злости, жилка на виске бешено пульсировала.

— Нет, — сквозь сжатые зубы процедил он, перехватывая мою руку, занесенную для удара. — У тебя не будет никаких прав, пока твои поступки не перестанут создавать неприятности! Я должен был уничтожить «Ветерок», а вместо этого спасал твою задницу! Может, ты не заметила? Снова! Поэтому будешь делать, что я говорю!

Магия потекла в ладони, но в следующую секунду лорд сжал запястье, и сила бесполезно высвободилась в пространство.

Я дернулась. Еще раз и еще! Гарс обжигал убийственным взглядом.

— Ты не поняла? Ты не инструмент в этой войне! Ты — трофей! Другие пилоты им без надобности, а ты нужна! — рыкнул он. — Я устал от этих идиотских выходок! Устал вытаскивать каждый раз из передряг! Я просто хочу знать, что ты в безопасности, и спокойно выполнять свою работу!

Меня он так и не отпустил, и макушкой я ощущала теплое прерывистое дыхание. Негодование постепенно угасало. Что же мы творим? Мы едва ли умеем общаться друг с другом… Неудивительно, что со всеми этими спорами у нас не остается времени на иное.

— Когда связь образуется, я не буду ограничивать твою свободу, — шептал он, уткнувшись в мои волосы. — Но сейчас все иначе. Этим ублюдкам ты не достанешься — обещаю!

Милорд осторожно гладил меня по шее, я прятала лицо у него на груди. Если образуется… Оба хороши.

— Знаешь, — я наконец собралась с духом, — мне не следовало лететь в Рашарст. Я… хм… понимаю это, но… Но тогда не справилась с собой. До сих пор не знаю, как так получилось. Хельга, она бы все поняла… — И прямо посмотрела на Эра: — Спасибо, что вытащил меня оттуда.

Серый лед в его глазах таял. Лорд прижал меня к себе крепко-крепко, тяжело вздохнул и осторожно поцеловал в висок, затем в лоб, в нос и вскоре добрался до губ. Его рука заскользила по спине, и я выгнулась навстречу, отвечая на поцелуй. Жар пополз по телу, взвинчивая мою чувствительность. Сладко. Чрезвычайно сладко, волнительно и немного щекотно. Пространство вокруг зазвенело от вожделения, наши ауры незримо запульсировали…

Мы жаждали одного и того же.

Эр едва слышно застонал, не желая прекращать поцелуй. Ноги подогнулись, и я повисла на его плечах. Горячие ладони проникли под майку, будоража инстинкты, о которых я начала подозревать только недавно…

— Тшш… — Он остановился. Заставил себя остановиться. — Тшш. Нельзя…

Проклятые предки!

— Может, хватит проявлять зловредность? Ты же хочешь, я знаю… — Боги, неужели я это сказала?

Послышался грудной рык.

— Это не зловредность, Яна. Так надо. Я… я отправляюсь в Рор.

Лорд опустил руки, ощупал мою фигуру голодным взглядом. Я громко фыркнула. Ну уж нет!

— А мне надо по-другому!

Брови нахмурились.

— Так хочешь умереть вместе со мной?

Возможно ли вообще достучаться до этого человека? Его проницательный взгляд я встретила спокойно. Жаль, даром убеждения боги меня обделили.

— Хочу. Да. Хочу этого. Если умрешь ты, то и я не смогу жить дальше, образуется между нами пресловутая связь или нет. Не смогу, пойми. Война, Хкин, Бирлек — мне наплевать, как погибать! Они — это моя смерть. И твоя смерть — это моя смерть! Тогда какой в этом всем смысл? Какая разница? Не береги меня — все равно не сбережешь!

Он слушал молча, привычно склонив голову набок, улыбаясь уголками губ.

— Если нам суждено погибнуть, я не хочу сожалеть о несделанном. Ты… ты согласен?

Серые глаза мерцали.

— Может быть.

— Возьми меня с собой!

Гарс засмеялся. Громко и от души. Я уже тогда знала — он откажет.

— Нет, Яна. Мое сердце в твоих руках, но свою спину я буду прикрывать сам. Позже ты поймешь, что так лучше.

На меня словно вылили ушат ледяной воды. Настроение менялось, словно раскачивались качели: паршивое — счастливое, счастливое — паршивое.

— Демоны, что я пойму? — прошипела в ответ.

Милорд глядел с сочувствием и неясной тоской.

— Хочешь пойти со мной? Хорошо. Сегодня мы вместе идем на заседание Совета.

Какого еще Совета? В бездну. Я вложила свои пальцы в протянутую ладонь. Надо просто вцепиться в него и не отпускать. Ни за что не отпускать.


В палаточном городке размещались тысячи военнослужащих — и маги, и неодаренные вместе. Туда-сюда сновали армейцы, кто в форме, кто в броне, кто с браслетами на запястьях. Повсюду мелькали незнакомые символы на кольцах, нашивках и погонах. Я смогла распознать только целителей. Когда причаливал новый дирижабль, они первыми торопились на борт, а через некоторое время их помощники выносили залитые кровью и обгорелые тела тех, кого спасти не удалось. Жуткое зрелище.

— Бирлек повел войска на прорыв фронта в Моркене, — сообщил магистр. — Хочет развить успех. Скорее!

Я последовала за лордом в сторону большой темно-зеленой палатки, оцепленной гвардейцами. У входа висели императорские стяги, а изнутри доносился тихий магический треск. Бравая охрана узнала Гарса, и нас тут же пропустили.

В теньке у брезента беседовали двое — представительный брюнет в деловом костюме и пожилой военный господин с пышными аксельбантами на груди.

— Лорд Грейдеринс и магистр Идрис, — тихо пояснил Эр и, поморщившись, добавил: — Один — молодой изобретатель, случайно выбившийся в высшее общество, другой — старый хрыч, которому от этого общества давно следует держаться подальше.

Хотелось бы знать, зачем лорд вообще меня сюда притащил? Вряд ли чтобы знакомить со своими коллегами. А тем временем один из этих коллег улыбался и приветливо махал мне рукой. А ведь мы уже пересекались. Где же? Где? Память упрямилась. Загорелый брюнет в широкополой шляпе. Шляпа! Точно. Я видела его в клубе в Дикельтарке в Темную ночь. Боги, это его развратная жена спала с Милманом.

— Лорд Феликс Аливер — посол империи в Воленстире, считает себя эксцентричным шутником. Не разочаровывай его. А вон там, — он кивнул направо, — Иветта Лисандер — голос императрицы, и Димитрий — директор Школы некромантии.

Блондинка и так выглядела напряженной, а заметив Гарса, вообще побледнела от ужаса и тут же вцепилась в локоть аккуратного бородатого дедушки в клетчатом костюме и лакированных туфлях. На запястье испуганной дамочки висел браслет с эмблемой целителей.

Несмотря на широкие плечи лорда, загородившего меня, избежать пристального внимания не удалось. Члены Совета заинтересованно косились в нашу сторону и тут же начинали тихонько переговариваться, я нутром чуяла — меня обсуждали. Вон Лисандер удивленно таращит свои зеленые глазенки, вон некромант, поправляя очки на носу, разъясняет ей что-то. Демоны, терпеть такое не могу!

— Милорд, а можно я подожду за кордоном?

— Ни в коем случае. Постоишь в сторонке вместе с гвардией. Они присмотрят за тобой.

О проклятье!

— Я не собираюсь никуда сбегать!

— Конечно, не собираешься, — усмехнулся магистр и ухватил меня за локоть. — Идем.

Честное слово, я чувствовала, как этот улыбчивый лорд в шляпе сверлит мою спину многозначительным взглядом. Неподобающе многозначительным.

Внутри палатки мерцала объемная карта севера Регестора, император что-то говорил, а пожилой господин в зеленом сюртуке внимательно всматривался в проекцию.

— Ваше величество! — Магистр склонил голову, и я тут же последовала его примеру.

Атнис де Каврэн явно был чрезвычайно зол. Мельком взглянув на меня, он кивком поприветствовал Гарса. Пока в палатку заходили остальные, лорд отвел меня в уголок.

— Жди здесь и веди себя смирно. — И, сделав неясный жест, вернулся к столу.

А в следующую секунду откуда ни возьмись появились два офицера в уже знакомой черной ведомственной форме и замерли справа и слева. Что за?.. Я возмущенно взглянула на одного, затем на другого, но эти амбалы продолжали изображать статуи. Бездна! Лорд что, совсем спятил? Стеречь как преступницу вздумал?

Уши запылали от стыда. Нет, Гарс непробиваем! Хорошо еще остальным нет ни до чего дела, пока рядом император.

Первые лица Регестора обступили стол и молча ожидали начала заседания. Сначала слово взял генерал Лурдек — тот самый в зеленой форме. Мне, да и остальным присутствующим не терпелось узнать, как и почему был сдан Рашарст. Рашарст — самый обороняемый город империи! Но про печальные события прошедшей ночи военачальник и император даже не упомянули, хотя последний не скрывал своего крайнего раздражения. Не получив оправданий, мы внимали рассказу генерала о героической обороне моркенского севера и сдерживании неупокоенных на заданных рубежах.

Моркен. А ведь Форзак сейчас там… Сердце защемило.

После генерала выступил лорд Грейдинс, или как там его… Он так же долго и нудно вещал про новейшие боевые артефакты, поставляемые институтом на фронт. Никто, кроме императора, его не слушал. Посол, не скрывая любопытства, бесстыдно разглядывал меня и ухмылялся, посматривая на Гарса. Магистр Идрис откровенно зевал, целительница вертела на запястье часы, а лорд Димитрий сунул руки в карманы и едва заметно раскачивался взад-вперед. Почувствовав мой взгляд, старик обернулся и едва заметно усмехнулся. Овальные очки сползли на самый кончик носа. На долю мгновения показалось, что мы с ним уже встречались. Может, случайно в Ведомстве? Или просто в столице? Хотя некроманты ведь не ходят без охраны, а я бы наверняка запомнила старика, прогуливавшегося в сопровождении боевых магов.

«Яночка, ты как? — раздался в голове голос любимой подруги. — Этот изверг уже выпустил тебя из коробки? Ты вообще еще жива или я с твоим духом беседую?»

Хельга излучала бодрость и позитив. То, чего мне сейчас по-настоящему не хватало.

«Да. Все нормально».

Вот только из сейфа меня поместили под охрану.

«Раз так, — изнывавшая от любопытства девушка аж пританцовывала от нетерпения, — я хочу, чтобы ты покаялась!»

Я мысленно засмеялась:

«Сегодня все хотят от меня одного и того же. Тебе-то я чем не угодила, дорогая?»

«Как ты могла скрывать это от нас? Ладно от баронесски! Но от меня! Я же твоя лучшая подруга! Разве нет?»

Может, дурочку сыграть?

«Ты о чем?»

«Я умоляю… У тебя не получается красиво лгать! Ты и лорд Гарс! Вместе! Я желаю знать подробности!»

«Если мы и вместе, то очень редко. Между нами ничего не было. Наши отношения вообще странные. Непонятные».

Хельга нахмурилась:

«Это ты про себя? А он? И когда это у вас вообще началось?»

«Даже не знаю когда. Само собой как-то. Но сейчас война, и не до того…»

«Ну ты его любишь?» — Подруга затаила дыхание.

Я легко улавливала ее скептицизм. Как можно полюбить сатрапа, измывающегося над нами на протяжении трех лет? Толком не общаясь, не проводя времени вместе? Как могут полюбить друг друга люди из разных миров? Немыслимо… Хельга тревожилась, сомневалась, и хотя ее мысли оставались недоступны, но она точно решила, что Гарс выбрал меня из-за потенциала. У лучших должно быть самое лучшее, не так ли?

«Наверное».

Бывшая актриса вздохнула:

«Если бы я не знала тебя, то подумала бы, что он тебя заставил».

«С близкими лорд совсем другой, Хель. Совсем другой. И я нужна ему».

Подруга неожиданно захихикала:

«Я балда слепая! Должна была обо всем догадаться, когда он рванул за тобой в Рор! Ведь от ненависти до любви лишь на шаг дальше, чем от любви до ненависти! А ты всех нас уделала! Даже меня переплюнула — самого Гарса охомутать! А я не заметила, как ты сохнешь по нему. Теряю хватку! И Брэд хорош, зараза, ничего не сказал — у меня из-за этого уже полдня депрессия!»

Хельга в своем репертуаре.

«Я не сохну! И не трынди там нигде!»

«Ой, да ты что! Да ты что! Никому и никогда. Но я хочу знать подробности, когда вы…»

«Хель!»

«Ты же не станешь мучить лучшую подругу! Кстати, Ингрид сегодня улетела в свой корпус поближе к фронту, точнее, к Рихтеру, а мы остаемся здесь в резерве. — И, вмиг посерьезнев, добавила: — Ты не знаешь, наверное, но Шивзы погибли».

В памяти всплыло воспоминание — пылающие обломки взорванного дирижабля осыпаются на Рашарст. А ведь только вчера мы вместе гуляли на свадьбе Милманов…

«Еще одна бомба».

«Что?» — непонимающе переспросила я.

«Да так… Когда кто-то из друзей и знакомых погибает, это… словно рядом с тобой разрывается бомба. И чем больше их вокруг разрывается, тем яснее понимаешь, что одна из следующих упадет точно на тебя».

«Не замечала за тобой прежде любви к философии, дорогая», — фыркнула я, пытаясь разогнать ее грусть.

«Ты поймешь. Здесь на фронте все по-другому».

Я бросила взгляд на лорда, ожесточенно спорящего с магистром Идрисом.

«Если пойму».

«Зато мне абсолютно ясно, почему ты до сих пор не среди нас. Гарс оберегает тебя. Знаешь, а я, пожалуй, верю, что он влюблен. — И, отвлекшись на что-то, она загрустила еще сильнее. — Прости, у нас боевой вылет через пять минут. Ты не забывай меня, пожалуйста. И обещай все-все рассказать! В подробностях!»

Обещать я ничего ей, понятное дело, не собиралась.

«Береги себя!»

«И ты».

Тем временем выступление закончил господин посол. Судя по хмурым лицам присутствующих, его доклад никому не понравился. Магистр кривился, генерал Лурдек и Идрис выразительно переглядывались.

— Вы уверены в этом, лорд? — переспросил в повисшей тишине император.

Интересно, что их могло так напугать, раз даже обсуждение сдачи Рашарста замяли?

— Боюсь, что уверен, ваше величество, — со всей серьезностью заверил Феликс Аливер.

— Что же вам ответил Тамико?

— Мобилизация войск — всего лишь учения.

Правитель шумно вздохнул. Значит, поганый Воленстир собрался поддержать Рор официально? Похоже, наши злоключения только начинаются…

— Возможно, это так и есть. Но если нет, то нам придется признать, что будущее Регестора под угрозой. — Его величество обвел всех строгим взглядом и, выдержав паузу, громко провозгласил: — Леди и лорды, я обязан поставить на голосование вопрос: должны ли мы инициировать переговоры с Рором о мирном договоре? Ваши ответы желаю знать немедленно!

Повисла гробовая тишина. Долгая. Нарушаемая лишь тихим треском проекции и дыханием моих охранников.

— Я против, — первым высказался генерал Лурдек.

Магистр Идрис его поддержал:

— И я. Лучше сдохнуть в борьбе!

Атнис перевел взгляд на молодого человека в очках:

— Лорд Грейдеринс?

— Ваше величество, структурная магия обеспечивает нашу идентичность. А рорцы желают уничтожить ее полностью и безвозвратно, как мы однажды уничтожили их хранилища с заклинаниями крови. Наши маги обречены на смерть или на участь еще более страшную. Это геноцид. Вот почему мы все обязаны продолжать борьбу!

— Лорд Димитрий?

— Я против, — коротко отозвался старик.

— Леди Лисандер?

Блондинка побледнела, потупила глазки.

— Целители Регестора полагают, что империя — это прежде всего люди, и наш долг беречь их жизни как высшую ценность. Мы за мирный договор с Рорским царством.

— Эр?

Магистр поморщился и процедил:

— Никогда и ни за что!

Император величественно кивнул:

— Пусть будет так. Мы положимся на доблесть нашей армии, на ваши последние разработки, лорд Грейдеринс, и на лорда Гарса, ищущего источник неупокоенных. — Атнис пристально посмотрел на брата. — И еще на благоразумие Тамико. Все свободны.

Аристократы рванули к выходу, когда правитель снова их окликнул:

— Господа, дамы, еще одно! В это темное время нам необходим луч радости и надежды. Через неделю я приглашаю вас в императорский дворец в Дикельтарке на прием в честь дня рождения наследника империи и выбора его первого имени.

Члены Совета кланялись и торопились на воздух. За ними прошли поисковики, Лурдек, Димитрий и Гарс беседовали о чем-то с императором, а улыбчивый посол двинулся прямиком ко мне.

— Мисс Брайл, надо полагать. — Жгучий брюнет светился доброжелательностью. — Феликс Аливер к вашим услугам! Наслышан о вас! Наслышан!

Темные глаза искрились весельем.

— Откуда же наслышаны? — подозрительно осведомилась я.

— Здесь всем известно о вашем самоотверженном подвиге в Роре. Я же лично бесконечно рад познакомиться с магиней, которая за пятнадцать минут засыпала весь Тиреград песком. Это было масштабно. Никогда не слышал о таком погодном заклинании.

— Там случайно получилось…

Магистр Гарс уже беседовал с лордом управителем. Посол же выпучил глаза.

— Случайно?! Ну вы и рисковая девушка! Впрочем, говорят, удача любит авантюристов. Теперь окончательно ясно, почему мой старый друг выбрал вас.

В ту же секунду его милость обернулся, в серых глазах промелькнула… ревность?! Развернувшись, он направился к нам, Димитрий шел следом.

— Вы друзья? — вежливо спросила я, чувствуя, что у меня пылают щеки.

— Теперь уже и не знаю. Вы бы считали другом того, кто без раздумий подверг вас проверке чтецом, даже не дав шанса оправдаться? Впрочем, долг главы Ведомства превыше личных симпатий.

За его плечом возник лорд Гарс:

— Все плачешься, Феликс?

— О, а вот и коршун налетел.

— Идемте.

Милорд ухватил меня за локоть и потащил вперед. Остальные, в том числе и мой конвой, шли следом на некотором расстоянии.

— Ты полетишь в Цкмел с Димитрием, — произнес он, будто сообщил что-то обыденное.

Я едва не споткнулась, и если бы не его хватка, точно плюхнулась бы в траву.

— Что-о?! — заорала я, и тут же его пальцы сжались, как тиски.

— Тихо! — зашипел он. — Ты же не думала, что Рашарст сойдет тебе с рук? Не так ли?

Зараза хвостатая!

— Почему не взять меня с собой? Или оставить здесь, с Хельгой и остальными? Что я забыла в этом Цкмеле? Ты для этого приставил ко мне этих двоих?

— В том числе. Они проследят, чтобы ты не изучила там ничего лишнего, и в целом присмотрят за тобой.

— К демонам эту чушь! Я хочу отправиться в…

Лорд Аливер налетел на меня, и договорить я не успела.

— О, голубки ругаются!

Димитрий и два охранника почтительно ожидали в отдалении. Серые глаза гневно сверкнули, и Гарс притянул меня к себе:

— Каким образом, скажи, пожалуйста? Ты освоила телепортацию? Нет? — Он вопросительно приподнял бровь.

И я замолчала. Открыла рот, закрыла, потом снова открыла и снова закрыла. Контраргументов не нашлось.

— Хорошо. Но почему к некромантам? Что мне там делать?

— Для особо непонятливых написать на лбу? Научишься контролю над трупами. В наше время такой навык лишним не будет. Считай, это твое непрофильное заклинание для последнего курса.

— Но я другое планировала! Меня едва не выворачивает от одного вида мертвецов! Все, что я могу с ними сделать, — это поджарить в ледяном пламени!

Его милость прищурился:

— Ничего. Так всегда бывает, когда нет предрасположенности.

Опять! Он сделал это опять — все решил за меня! Можно сколько угодно биться головой об стену, он не уступит! В душе поднимался гнев.

— Феликс, ты еще здесь? — Гарс обернулся к довольному послу.

— Да, а что, уже пора проваливать?

С ладоней магистра посыпались искры, но его голос звучал абсолютно спокойно:

— Знаешь, где департамент правопорядка Аркалага?

Брюнет нахмурился, вмиг посерьезнев:

— Откуда?

Послышался тихий рык.

— Так узнай и жди меня там!

Лорд Аливер тут же оскорбился:

— За каким демоном?! Мне приказано возвращаться в Тиреград!

— Вернешься, но сначала поможешь мне в одном деле. — Ехидно улыбнувшись, магистр добавил: — Приказ императора, Феликс. Не забыл?

Посол презрительно оглядел Гарса с ног до головы, нехотя кивнул и в следующий миг шагнул ко мне:

— Позвольте вашу ручку, мисс. — И прежде чем я что-либо позволила, он уже облобызал ее. — Надеюсь, мы с вами еще свидимся. Приятно знать, что есть девушка, способная по-настоящему вынести мозг моему непримиримому другу. Я болею за вас!

Гарс едва не швырнул в любителя фамильярностей электрическую структуру, но лорд посол испарился в пространстве. Ух! Еще один перемещающийся маг! Сколько же их тут?

— Мисс Брайл, я буду встречать вас на своем «Скитальце», — донесся спокойный голос некроманта.

Не дожидаясь ответа, Димитрий обошел нас и зашагал в сторону крепости.

Его милость погасил сферу с молниями и забористо выматерился, а я подошла к нему впритык и взяла за руку:

— Ты ведь отправляешься за источником?

Гарс удивленно приподнял бровь и усмехнулся:

— Не важно. Я вернусь через неделю и…

— А если не вернешься? Ведь это Рор.

Серые глаза потемнели, он аккуратно заправил мне за ухо выпавшую прядь волос.

— Я вернусь, — пообещал он. — И тогда мы поговорим о… доверии.

Могла ли я не отпустить его? Наверное, могла. Возмутиться, послать его всезнайство и диктаторские замашки ко всем демонам… Но этот негодяй меня опередил. Наплевав на толпы свидетелей, он заткнул мне рот страстным поцелуем. Воевать с ним враз расхотелось. Да и устала я что-либо ему доказывать. Возможно, это было ошибкой. Бездна, кажется, я начинала ненавидеть эти поцелуи… Точнее, не их, а то, что за ними не следовало никакого продолжения! Меня аж трясло! Но просить не стану. Не на ту напал.

Ровно через пятнадцать минут я взошла на борт ведомственного «Скитальца» и отправилась в этот проклятый Цкмел. Неудовлетворение, неясное ощущение то ли угрозы, то ли грядущих неприятностей не давали покоя.


Воздушное пространство провинции Цкмел


Яна Брайл


«Скиталец» летел прямым курсом в Лиэрбат — ближайший к Школе некромантии городок. Пилотировал аппарат необщительный пилот Ведомства, мою просьбу уступить мостик на пару часов он будто и не услышал. Приставленные ко мне боевики — двое широкоплечих юношей — тоже на контакт не шли, на предложение познакомиться ответили молчанием. Пожав плечами, я оставила агентов в покое. Не хотят — как хотят, стану звать их просто Первым и Вторым. Не обращая внимания на напряженные лица этих магов, я перегнулась через борт и почти весь полет провела, разглядывая ландшафты под крыльями дирижабля.

Внизу проплывали верхушки деревьев, редкие дороги, несколько крепостей и замков, но почти не было поселков. Солнце хотя и опускалось к горизонту, но шпарило, как в полдень. Крылья вибрировали, мерно крутился поворотный вал, ветер громко свистел в тросах, и я не сразу разобрала, когда меня окликнули:

— Мисс Брайл.

В зоне видимости показался клетчатый костюм. О, принесла нелегкая! Но рано или поздно с этим седым дяденькой придется познакомиться. С виду не скажешь, что некромант, — лицо слишком живое, располагающее.

— Господин директор? — Я развернулась и склонила голову.

Понятия не имею, как принято приветствовать главного некроманта империи.

— Ох, оставьте эти реверансы, — замахал руками Димитрий. Линзы его очков блестели, и разглядеть глаза было невозможно, но улыбался он сочувствующе. — Знаю, вы бы сейчас все отдали за возможность остаться в Аркалаге.

Прислонившись к борту, старик с усилием глянул вниз. Вообще-то он был не прав. Что-то изменилось, вместо жажды мести пришла усталость, полыхавший в душе костер одержимости перегорел. С Хельгой и прочими остаться хотелось, но… если надо лететь в обитель некромантов, то так тому и быть. У императора теперь достаточно пилотов в резерве. И только от одной мысли о неупокоенных к горлу подкатывал ком. В их школе наверняка тренировочного материала предостаточно. Образы перекошенных морд пролетели перед внутренним взором. Фу… мерзость! Отвернувшись, сдержанно ответила:

— Есть приказ наставника, его необходимо исполнять, так какая разница, чего хочу я?

Боги, неужели это мои слова?!

— Разумеется, — фыркнул Димитрий. — Мы все исполняем чьи-то приказы. Но я знаю, вам неприятно, поэтому сделаю все возможное, чтобы пребывание в нашей обители первой и, наверное, единственной ученицы Гарса было комфортным. Раз глава Ведомства нарушил собственные правила и взялся учить девушку, пусть и столь одаренную, это что-то да значит.

— Благодарю, — проигнорировала я недвусмысленный намек.

— В тонком диапазоне вы светитесь, как звезда. Такой талантливой магине не составит труда изучить несколько контрольных схем. Я подберу вам литературу, и к празднику во дворце вы уже освоите необходимые заклинания.

К празднику? То есть мне надо просидеть в Школе некромантии всего неделю? О, какое счастье!

— Только контрольные? — с воодушевлением переспросила я.

— Конечно. Схемы подъема засекречены, если узнаете — всю оставшуюся жизнь проведете под надзором. Мы к этому привыкли, а вот вам такое вряд ли понравится. — Лорд кивнул на мою охрану: — Не волнуйтесь, эти господа проследят за соблюдением законов.

«Эти господа» сидели на откидных креслах и неслышно переговаривались.

— Все будет хорошо, мисс Брайл. Я лично покажу вам несколько приемов из своего арсенала, простенькие структуры, способные отвлечь внимание неупокоенных. И хотя у вас нет предрасположенности, вам понравится.

Ладно, в конце концов, это полезно. Вон как Форзак и боевики мучаются без некромантов на фронте. Заткнув подальше возникшее отвращение, я вежливо кивнула.

У горизонта показалась причальная мачта с призывно мигающим красным огоньком. Зашипев, крылья резко поменяли угол наклона, и машина медленно пошла вниз. По лицу старика пробежала тень, и он молча ретировался в кубрик. Боевики остались со мной на палубе.

Швартовка прошла штатно. На пилота я бросала завистливые взгляды и покидала дирижабль с грустью. Полеты мне не светят. Так и война закончится, пока Гарс позволит встать на мостик.


Провинция Вулаг. Аркалаг. Департамент правопорядка


Эр Гарс


Я собирался в поход, но прежде требовалось закончить еще одно дело — узнать, каким образом Бирлеку удалось захватить Рашарст.

Аливер переодевался в драную рубашку и камуфляжные штаны, не переставая причитать:

— Плохая это идея. Плохая! Лучше бы дождался доклада от шпионов. Возможно, они даже раздобудут образец крови. А это безумие в Роре? Во-первых, ты можешь попасться сам, а во-вторых, случайно раскрыть Сильвера. Он тоже хорош, мне — и не доверяет! Мне!

— И правильно делает, — усмехнулся я. — Кто тебя знает, может, ты там Тамико за вечерним чаем все выбалтываешь, а Сэй узнал об этом.

— Лучше бы ты заткнулся! Попадешь в ловушку, вспомнишь слова бывшего друга Феликса, предупреждавшего тебя по-хорошему.

Нет, конечно, наш посол не промах, и чтец подтвердил — сколько бы воленстирских банкетов тот ни посетил, сколько бы травы ни выкурил, но рядом постоянно находились преданные помощники, следящие за его состоянием и за местными, уже неоднократно пытавшимися подсунуть Аливеру наркотики посерьезнее.

Накинув на плечи ремни, я распихал по ножнам десяток ножей, два длинных кинжала разместил на поясе. В сумку кинул золотых монет, достал черную краску и принялся за боевой макияж. Главное, не выделяться на фоне общего сброда, коего в Роре сейчас полным-полно.

— Такого не будет. Но при следующей встрече с Атнисом я должен доложить…

— Ты доложишь, что это не твоя работа и что человеку такого ранга не пристало садиться задницей в дымящийся костер, для этого есть другие люди.

— Не лезь куда тебя не просят, Феликс.

Закончив размазывать краску по лицу, я затянул кожаные лямки на груди и защелкнул пряжку. Послышался едва слышный писк — заработала схема, вшитая в ремни, призванная скрыть мой истинный потенциал. На этот раз идти в Рор в открытую я не рискну — слишком много предателей и дезертиров там шляется, на любой дороге может попасться видящий.

Посол с сожалением отложил шляпу в сторону и обернулся ко мне:

— Отличная маскировка! Вылитый бандит. Побольше краски на лицо — и станешь похож на воленстирца. Одного не пойму, я-то тебе зачем? Раз собрался перемещаться, то сам бы в Дикельтарк и заскочил.

— Не хочу кровью плеваться. Тебе без разницы, сколько раз туда-сюда прыгать, а меня выворачивает от этих мгновенных путешествий.

— Ничего ты не понимаешь в настоящем искусстве. Мне никакие дирижабли не нужны, я сам себе дирижабль.

Извозив руки в краске, обсыпал их закрепляющей пудрой, на несколько дней хватит, потом придется обновлять.

— Готов, сам себе дирижабль?

Феликс страдальчески вздохнул:

— Надеюсь, ты не оставишь меня разбираться с наемниками, пока будешь искать эти пентаграммы?

— Не искушай меня. — Я удовлетворенно поглядел в зеркало, провел руками по волосам. Лицо и татуировки замазал, кольца снял. — Все вроде. Встречаемся в порту, у доков. Ты ведь помнишь то место?

— Знаю-знаю, намордник надень на всякий случай.

Мы оба нацепили маски. Аливер исчез первым, я же долго припоминал в деталях уходящие в море пирсы, узкую полоску скалистого пляжа, изгиб улицы, фасады домов и причальную мачту. Хм. Сомневаюсь, что сейчас набережная выглядит именно так, но телепортация должна сработать. Запустив вокруг вихрь энергии, позволил темноте унести себя теперь уже во вражеский город.


Провинция Шордаст. Рашарст


Эр Гарс


Сутки. Прошли ровно сутки с той минуты, как мы позорно бежали из второго по важности города империи, а здесь уже на всех углах развевались треугольные красно-черные полотнища. В отдалении грохотали взрывы, наемники атаковали наши крепости. В паузах слышалось, как волны плещутся о берег, шурша прибитым мусором. В заливе плавали остовы сгоревших кораблей и лодок — эти гады уничтожили все суда, не успевшие выйти в море. В городе продолжал гореть склад с артефактами, освещая улицы красноватым светом. Видно, рорцы не знали, как его потушить, и просто ждали, пока энергия в накопителях закончится.

Слева виднелась покореженная ферма гражданской мачты, на которой уже закрепили новый прожектор, на якорном поле валялись обломки дирижаблей. В домах не горел свет, все фасады почернели, ветер гнал по улицам пыль и какую-то еще тлеющую бумагу. Одно радовало — зеленый дым развеялся, и можно было снять маску.

С противоположной стороны улицы послышался хруст черепицы. Кто-то осторожно крался. Аливер? Мелькнул синий огонек. Подскочив к ограждению набережной, я тут же перемахнул через него на пляж. Мертвецы. Вполне возможно, шарили по пустым домам и не учуяли меня, но лучше перестраховаться и пока не привлекать к себе внимания.

Шаги приближались. Две особи замерли на том месте, где я стоял минуту назад, и принюхались.

— Ау-у-у-у! — донесся вой из-за домов, и они тут же куда-то сорвались как по команде.

Надеюсь, это не Аливер-придурок додумался появиться посреди просматриваемой со всех сторон площади!

Я перелез обратно и поторопился за неупокоенными. Ну точно! Придурок! Трупы выбежали в центр и осматривались. Переключившись на тонкое видение, я сразу обнаружил этого, к всеобщему благу, уже давно бывшего агента Ведомства, спрятавшегося в проулке между домами. Собрав побольше силы, выпустил ее в переулок, ведущий на проспект.

С грохотом посыпалась черепица, и встревоженные мертвецы, будто стая гончих, помчались искать источник шума. Феликс высунулся из укрытия.

Я подкрался к нему.

— Не мог выбрать место понезаметнее?

Вот что делает праздный образ жизни с бывшим спецом. Вместо ответа Аливер поморщился и выразительно ткнул пальцем за мою спину. На площадь выходил белобрысый заклинатель. Тонкие, едва заметные потоки энергии тянулись от его ауры в разные стороны. Поглазев, белобрысый последовал за своими неупокоенными.

— Повезло, — облегченно выдохнул посол.

— Если тебя схватят, скажешь, что находишься здесь с дипломатической миссией, — ехидно отозвался я.

— Совсем спятил?

— Идем. Скорее доберемся до стены — скорее свалим отсюда.

— Пентаграммы могли и затереть.

— Могли, но смысл?

Мы осторожно двинулись вдоль набережной и уже через несколько минут свернули на улицу, параллельную проспекту. Если мне не изменяет память, упиралась она прямо в северный край крепостной стены. Только бы не наткнуться на патрули — ввяжемся в драку, и порталов нам не видать. Именно поэтому продвигались крайне медленно и осторожно, затратив на путь вместо пятнадцати минут целый час. Между домами рыскал прожектор, на руинах копошились мертвецы, выискивающие тела местных жителей, погибших под завалами.

— Мне это не нравится. Совершенно не нравится, — всю дорогу ныл Аливер.

Как я и предполагал, охранный пост располагался у северной лестницы на стену. Трое темнокожих с саблями в руках перегородили проход. Двое внизу, один на несколько ступенек выше. Дисциплинированные какие, не шевелятся, не переговариваются, это тебе не рорская шваль.

— Твои любимые воленстирцы. Вряд ли просто так стоят. Значит, есть что охранять.

Посол высунулся из тени на секунду и указал на будку в отдалении.

— Смотри туда, еще группа, два средних мага среди них точно есть, и дюжина трупов пасется рядом. Что ты хочешь с ними делать?

— Я ничего, а вот ты их отвлечешь.

Феликс противно захихикал:

— Даже и не надейся!

— Хорошо, ты бывал на стене? Можешь туда переместиться, найти пентаграмму и взять образец крови?

— Думаешь, у меня хобби такое? Прогуливаться по всем крепостным стенам Регестора?

Я похлопал его по плечу:

— Вот поэтому я делаю первое, а ты второе. И хватит трястись. Ты же вроде владел контролем неупокоенных. Притворись заклинателем, поболтай с ними на воленстирском, внешне ты прекрасно за своего сойдешь — морда черная, голова уже лысеет. В общем, не мне учить дипломата!

— Ну ты и сволочь! Я едва пару трупов удержу!

— Прояви изобретательность. Мне не нужно, чтобы все эти голубчики прибежали наверх. Если что, встречаемся снова у доков.

— Ты говорил, я иду сюда как курьер! Ты псих… Ты…

Я вытолкнул его из укрытия:

— Вперед!

Аливер выругался, чем привлек внимание копавшихся в куче мусора мертвецов. Оскалившись и зарычав, они двинулись к послу. Все еще поминая рорских демонов, Феликс достал карманный ножик, быстро рассек ладонь и размазал по ней кровь.

— Тсс, тсс, ко мне, ко мне, — как кур, созывал он неупокоенных.

Те замерли, уставились безумными глазами на пальцы Феликса и послушно двинулись навстречу.

Со стороны поста послышались окрики, и луч прожектора мгновенно осветил пятачок перед стеной. Впрочем, этот хитрец не был бы на своем месте, если бы не выкручивался из самых щепетильных ситуаций. Расправив плечи, посол уверенно заговорил на воленстирском. Я же глянул наверх. Всего однажды мне доводилось бывать на стене, как бы не промахнуться. Глубоко вздохнув, запустил энергию кругом.

Свет мигнул, рядом раздался грудной рык, и я тут же ушел вбок перекатом. Нечто просвистело над ухом, и меня с ускорением приложило о каменную поверхность. Мир на секунду померк. Проклятье! Надо же было возникнуть прямо возле этого урода!

— Ау-у-у-у-у!!! — Обрюзгшая морда с окровавленными зубищами взвыла и прыгнула на меня.

Твою ж! Ладони засветились, усиливая физические возможности, я перехватил его локти прямо перед собой и развел в стороны. Голова мертвеца безумно дергалась, зубы лязгали у горла. Как же ему хочется выдрать у меня кусок свежего мясца. Пустив силу в пальцы, отбросил тело от себя. Затрещали кости, но мертвеца это не смутило, он вскочил и снова бросился вперед:

— Ау-у-у-у-у!!!

Перехватив гада за горло, всадил под отекший подбородок кинжал. Крик оборвался, но тело еще продолжало трепыхаться, пока я проворачивал рукоятку. Есть. Символ на лбу погас, и мертвец наконец начал оседать.

Времени оставалось мало — наверняка эта тварь выла не просто так. Поглядев вниз, заметил чуть левее Феликса, пока еще мирно беседовавшего с черными наемниками. Правда, те уже подняли сабли наголо. Надо торопиться.

Я шел быстро, при этом внимательно рассматривая пол в тонком диапазоне. Не факт, что пентаграммы находятся именно здесь, но… Лучше бы им отыскаться, пока ветер дует мне в спину. Стена искривлялась, делая плавный поворот. Вот и северная лестница. Снизу донесся резкий голос Аливера, кажется, разговор проходил на повышенных тонах.

Пригнувшись, осторожно прошмыгнул за спиной воленстирца и оказался на площадке крайнего бастиона. Все, если здесь нет, то демон разберет, где искать.

Три малюсеньких светляка закружились над головой. На полу? На зубцах? Тоже нет. Внизу раздавались крики. Держись, Феликс! Держись! И тут я увидел его. Прикрытый серой ветошью, в уголке лежал деревянный щит. Ну, сволочи!

Переносной портал! А я все-таки везунчик. Если он лежит здесь, значит, использовался совсем недавно… На отшлифованной поверхности, сбитой из четырех досок, была вырезана и щедро пропитана кровью уже знакомая мне пентаграмма. Упав на колени, я достал чистый нож, снял с перевязи стерильную колбу и принялся соскребать кусочки древесины.

Ветер донес вой мертвеца:

— Ау-у-у-у-у!!!

Быстрее! Быстрее! Тшшшш! Бух! Энергия Аливера!

— Ау-у-у-у-у!!!

Впереди замельтешили синие огоньки. Заткнув пробкой колбу, вскочил на ноги и выпустил в неупокоенных чистую силу. Обоих мертвецов скинуло со стены. Я метнулся к бойнице. Воленстирцы кромсали трупы саблями, а Феликс закидывал мага огня гравитационными структурами. Мои трупы упали прямо между ними, и оба противника подняли головы.

В небо полетели сигнальные ракеты: «Вших! Вших! Вших!» На стены посыпался сияющий фиолетовый дождь. Теперь весь Рашарст в курсе, что мы здесь. А в следующую секунду мне стало не до размышлений. По стене неслись три смазанных силуэта. Все, что успел, — это сунуть колбу в карман и упасть на колено. Аура низко загудела, засветилась синим, и я ударил ладонями по полу, разом разрядив половину своего резерва.

Бу-бу-бух!!! Время замедлилось. Камни сотрясались, расходясь в стороны с угрожающим грохотом. Под ботинками приближающихся воленстирцев образовалась пропасть. Подмигнув им, я телепортировался прочь.

— Псих! Ты взорвал стену?! — возник в облаке пыли Аливер. — Псих! Чуть меня не убил!

Мы стояли на набережной. Отсюда открывался прекрасный вид на оседающий кусок стены. Разлетались блоки, поднимались клубы пыли. Мостовая дрожала даже здесь, на другом конце города. Красота!

Включилась и завыла воленстирская сирена.

Ну-ну.

— Не смешно, — отряхивал свои редкие волосенки посол. — Это все равно что автограф оставить! Думаешь, они не поняли, кто такой шустрый разнес половину стены, а сам телепортировался?

— Плевал я на то, что они там поняли. — Я протянул Феликсу колбу: — Здесь все. Ты знаешь, что делать.

Образец перекочевал в его внутренний карман.

— Не волнуйся, самому не терпится узнать, кто же у нас ключ к порталам. Осторожнее там в Роре. И браслет не забудь снять.

А вот это верно, я пустил импульс силы в металл на запястье, и тот разломился на две половинки.

— Спасибо за помощь.

Он фыркнул, и мы пожали друг другу руки.

— Ладно уж. Развлеклись немного, давно я не практиковал боевые структуры.

Послышался топот ног, зашуршала черепица, и мы не сговариваясь телепортировались — кто в столицу, а кто в Рорское царство.


Провинция Цкмел. Школа некромантии


Яна Брайл


Прошло четыре дня. Все это время лорд не выходил на связь. Пыталась вызвать его сама, но в эфире царила тишина, и я уже начинала сходить с ума от беспокойства. Сражения нашей доблестной армии больше меня не волновали. Главное, чтобы с Хельгой и Ингрид все было в порядке, а десятки боевых вылетов в сутки они переживут. Но вот как дела у Эра? Где он? Что с ним? Оставил меня здесь, паршивец хвостатый, а сам отправился в тыл к врагу! Понимал ведь, что я буду чувствовать! Это месть, не иначе! Под бдительным присмотром Первого и Второго я мерила шагами двор местного учебного заведения. Злилась. Боялась. И скучала. Безмерно. Абзацы в учебнике по теории контроля приходилось перечитывать по многу раз.

Захлопнув книгу, я без особой надежды спросила у своих надзирателей:

— Он с вами связывался?

Оба удивленно посмотрели на меня. Подумав, Первый помотал головой. Все ясно. Гарс запретил им со мной разговаривать! Ну-ну… Вот вернется, все ему выскажу о его мстительности, ревности и самоуправстве!

Пирамида на крыше этого склепа преломляла солнечные лучи, тень от одной из граней падала на цифру пять, нарисованную на стене, ограждающей школу от внешнего мира. Впрочем, внешним миром здесь оказались старое кладбище, дремучий лес и тучи ворон в небе. Против воли вспоминался Рор…

Первые два дня я мечтала бежать отсюда со всех ног. Подумать только, на подземных уровнях хранился учебный материал — десятки трупов. И просто так кидаться в них боевыми заклинаниями нельзя. Хорошо еще лорд Димитрий предоставил мне комнату с окнами и разрешил гулять на улице во время тихого часа. Ага, тихий час — когда адепты-некроманты отсыпаются, — днем!

Студентов в школе осталось мало — на завтраке я видела трех юношей и одну костлявую девицу. Все странные — сидели каждый за своим столом и даже не общались меж собой, зато с нескрываемой завистью косились на мой браслет. Жаль их.

Створка ворот отошла в сторону. Во двор въехал всадник в пыльном сюртуке — стройный блондин с браслетом некроманта на руке.

— Эй, лошадей в конюшне размести и напои! — бросил он следовавшему за ним боевику на гнедом жеребце.

Ведомственный маг наградил смазливого юношу убийственным взглядом, но тот уже направился к дверям здания-склепа.

— Ух ты! Какая практикантка к нам пожаловала. Давно у нас летунов не было! Пакетик с собой носите?

И, не останавливаясь, вошел внутрь. Я поглядела ему вслед. Снова. Снова похож на кого-то. Что же за напасть такая? Ведь у меня знакомых среди некромантов никогда не водилось. И о каком пакетике речь?

Второй демонстративно постучал по часам на руке. Намек понятен, идем на местный завтрак. Возможно, сегодня лорд управитель вспомнит, что, помимо теории, мне еще необходима практика, чтобы закрепить новые знания?

Вечер провела у себя. После заката автоматически включалась защитная структура, вмонтированная в местную стену и призванная удержать неупокоенных на территории. Ворота до рассвета не открыть, сколько ни дергай засовы.

В дверь постучали. Первый приглашающе повел рукой. Ну наконец-то! Быстрее освою это мерзопакостное дело — быстрее покину эту могилу для живых. Не для пилотов она. Дышится здесь тяжело, и тесно как-то.

Тот самый блондин сидел за столом секретаря у кабинета директора. Боевой маг остался пообщаться с ним, а я вошла внутрь. Главный некромант Регестора читал книгу, но, заметив меня, расплылся в радушной улыбке:

— Наконец-то! Простите, что так долго не призывал вас. Дела, знаете ли, дай прием во дворце вскоре, а что такое императорский прием? Это только для придворных праздник, а нам придется отвечать перед правителем, как на заседании Совета.

— Есть новости с фронта?

— Рорцы не слишком активны, и пока удается удерживать рашарстские крепости. Курьеры работают сутки напролет, но… много ли продуктов и артефактов телепортируют даже несколько десятков человек? Вскоре наемники возьмут эти форты. Какой резон Бирлеку оставлять в своем тылу вражеские силы? Все дело в передислокации, наверное. Так что теперь наша судьба в руках генерала Лурдека и лорда Гарса.

— Вы про источник?

— Да. К сожалению, мы можем упокоить меньше мертвецов, чем они поднимают. Источник решил бы все проблемы. Очевидно, Гарс сейчас этим и занимается, давно от него нет вестей. Кстати, вам что-нибудь известно?

Чем занят магистр, я знать не знала. И болтать про Рор не собиралась. Вдруг это секретная информация?

— Нет. Сама волнуюсь.

— А вот этого не надо. Гарс чрезвычайно удачлив, поверьте! — Димитрий поднялся, поправил бабочку на шее и щелчком вскрыл сейф, вмурованный в стену. Внутри стояли бутылки. — Выпьем?

— А разве мы…

— Послушайте старика, вам это необходимо. Еще не видел ни одного мага без предрасположенности, который смог работать с трупами, предварительно не приняв на грудь. Здесь немного, на концентрацию не повлияет.

Даже на расстоянии чувствовался запах спирта.

— Мне кажется, я справлюсь и без этого…

— Ваше дело, но мне бы не хотелось, чтобы вам стало там плохо. — Он залпом выпил свою порцию.

И почему мне должно стать плохо? Мертвяков я уже видела, и довольно близко. Дыхание у них несвежее и сожрать тебя хотят, а в остальном… Взяв рюмку, пригубила чуть-чуть. Из вежливости к директору. Бе! Димитрий повернул тумблер, и в стене образовался проход.

— Идемте, и наденьте серебристый плащ.

Я замерла на пороге. Не хочу. Совсем не хочу. Старик ободряюще улыбнулся и зажег светляка.

— Со мной вам нечего бояться. Да и для вас там не будет ничего сложного. Маг без предрасположенности удерживает не более трех особей. Это легко. Схема примитивная, вы же прочитали книжки, что я вам дал?

Шуршащий плащ лег на плечи.

— Да, прочитала. А мы разве не позовем контролеров?

— Нет, вы же с лучшим некромантом Регестора.

Все. Хватит искать причины не ходить туда! Я смело последовала за магом в этот мрак.

Тусклый свет упал на лицо Димитрия, и вновь стало не по себе. Опять что-то знакомое. Где я могла его видеть?

— Милорд, мы с вами точно прежде не встречались?

Старик обернулся, поглядел на меня изучающе и снова улыбнулся:

— Я бы запомнил вас, мисс Брайл. Всенепременно.

Лестница привела в помещение с гробами, столами-каталками и камерами для кремации. По полу клубился холодный пар, и я плотнее запахнула плащ. Синий свет тревожил.

— У вас, наверное, появились вопросы по прочитанному материалу? — Некромант открыл одну из створок на стене и вытянул из ячейки тело.

— Да, появились.

Труп накрывала простыня, судя по маленьким ступням, под ней лежала девушка. Против воли в ауру потекла сила — инстинкт самосохранения никто не отменял. Вот там, в уголке, кажется, тоже мертвец, еще один около печи. Быстрее бы все закончилось, и… Спать хочется.

— В вашей книжечке написано, что подчинение неупокоенного похоже на контроль живого сознания. Но в чем разница? Ведь она есть?

— Разумеется. — Старик задвинул щеколду и дождался, пока тело опустится на каталку. — Не приведи боги вам взять управление над сознанием трупа. Никогда! Это плохо для вас кончится. Если зверь обороняет свой разум агрессией, то мертвец не станет вам мешать проникать ему в голову. Наоборот, он только и ждет возможности показать, чем является на самом деле. Знаете, что там?

Откуда?

— Нет, конечно.

— Безумие. Вызванное деструктивными последствиями магии некроманта. По сути, неупокоенный — это магическая мутация мертвой материи. При воздействии на мозг структурами заклинатель запускает биологические процессы и начинает их раскачивать. В результате мы видим агонию разлагающегося мозга.

Я поморщилась.

— Неприятное зрелище, но это, — он ткнул пальцем в девичье плечо, — всего лишь пустой сосуд без души. Смотрите, тонкие тела разрушены, но в голове все еще хранится необходимая нам информация, а также инстинкты животного начала. Ими и руководствуется тело при поднятии.

— А как с этими, которые долговечные?

— Тут ситуация иная. Я полагаю, что большинство из них были убиты непосредственно перед ритуалом. Стабильность и разумность таких максимальны.

— О боги…

К горлу подкатило. Из памяти выплыл образ паренька, лежавшего на столе в лаборатории Хкина.

— Иногда задумываешься о том, что воленстирцы поступают толково в отношении своих усопших. Мертвым мертвое, поэтому все тела они кремируют на четвертый день, а любые обряды считают осквернением.

Я покосилась на покойницу. Красивая. Была. Пожалуй, напишу завещание, чтобы меня тоже предали огню после смерти.

— Но вместе с тем темнокожие теряют невероятные возможности. Представьте, умрет внезапно царь Тамико и не скажет, кто из двух его сыновей должен унаследовать трон. И все. Смута у нашего воинственного соседа… А так — подними тельце, спроси о последней воле правителя, и в стране мир. Так что неизвестно еще, что лучше.

Лорд ласково погладил покойницу по волосам:

— Девочка моя хорошая, уже недолго.

От этой противоестественной нежности мне вновь резко поплохело. Коньяк запросился обратно. Неужели у кого-то может быть предрасположенность к подобной магии?!

— Есть одна вещь, заставляющая труп прекратить агрессивное поведение. Свежая кровь. Хорошо, если она его собственная или взята у близкого родственника, в таком случае никакого особого контроля не требуется, неупокоенный легко подчинится и без магии. Но если его кровь недоступна, а обычно она недоступна, то некромант использует свою. Сейчас покажу как.

Интересно, жители Лиэрбата добровольно отдают свои тела для последующих экспериментов или местным не повезло особо?

— Контроль осуществляется через схемку на лбу. Ее вы и наполните силой. Видите? Это простой символ — подчинение голосу. Я подниму, а вы потом переключите малышку на себя.

Димитрий достал кинжал и порезал себе палец.

— А если нарисовать такую структуру на живом человеке?

Размазав кровь по ладони, некромант расположил ее над лицом покойницы. Зазвенела его энергия.

— Вы про лорда Филиса? Да, такое возможно. Но сопротивление живого ума слишком велико. Нужно обладать поразительной волей, выдержкой и потенциалом, чтобы удерживать управляемую схему, и не факт, что твой противник окажется слабее ментально. Чужой разум способны подчинять ордоки, но люди… Никогда о таком не слышал. Что касается лорда Филиса, так он был, по сути, мертв и не мог сопротивляться. — Старик посмотрел на меня в упор поверх очков. — Не стоит недооценивать магию крови, мисс Брайл. Кровь — это могущество и власть. Наблюдайте.

Алая капля скатилась по его пальцу и шлепнулась прямо на покусанные губы неупокоенной. Глазищи тут же распахнулись.

— Говорить нужно медленно, иначе мертвец не поймет и кинется на заклинателя.

Девушка принялась биться затылком о каталку.

— Тихо! Тихо! Сядь… — шептал маг. — Сядь, девочка…

Она подчинилась, движения были дерганые, механические, глаза смотрели прямо на раскрытую пятерню лорда.

— А теперь вставай, красавица моя…

Опухшие ноги опустились на каменный пол. Покойница оскалилась и враждебно уставилась на меня. Магия звенела все громче, а символ на лбу тускло засветился. Димитрий провел кровью по ее губам, та откусила кусок собственной плоти.

К горлу мгновенно подкатила тошнота, и я зажала рот ладонью. Спокойно, вдох-выдох. Ничего мерзкого. Просто труп. Мир закачался, и я с силой потерла глаза. Сейчас разик попрактикуюсь — и спать в свою комнату. А через пару деньков прилетит Гарс и заберет меня из этого храма смерти!

— Видите, она вполне стабильна. Попробуйте сами. — Он протянул мне кинжал. — Крови нужно совсем немного. Я ослаблю контроль, когда она учует вас. Вливайте в символ силу.

Поморщившись, я не глядя ткнула острым кончиком в палец. Девица-труп тут же распахнула покусанные губы, высунула язык и тихонько зарычала. Схема некроманта все еще работала, не позволяя ей атаковать меня. Внезапно перед глазами потемнело, и я потрясла головой, разгоняя мрак. Не время для слабости.

— С вами все в порядке, мисс Брайл? — участливо осведомился директор.

— Все в порядке.

— Дайте ей понять, что готовы кормить добровольно.

И он отпустил неупокоенную. От страха сердце застучало быстрее. Эта милашка могла броситься на меня в любой момент и отгрызть ладонь. Впившись взглядом в управляющий символ, направила к нему поток энергии. Тварь содрогнулась, попыталась вывернуться, но я не позволила. Наконец знак ярко засиял, а покойница, ссутулившись и зыркнув исподлобья, осторожно приблизилась к моей ладони и лизнула ее. На краю разума возник чужой голод. Девочка хотела крови, много крови, такой теплой, согревающей, способной залить сводящий с ума холод.

— Хорошо, — кивнул некромант. — Не отпускайте, иначе накинется. Прикажите что-нибудь, будьте ласковой.

Легко сказать — не отпускайте. Разделенное сознание испытывало непривычный дискомфорт. Я не хотела ей ничего приказывать, я хотела швырнуть в нее огнем и прекратить бессмысленные страдания.

— Отойди.

По лбу катился пот. Девица отходить не желала, но, утробно зарычав, отступила.

— Еще!

Снова шаг назад. Пальцы задрожали, аура начала мерцать. Вот только не сейчас!

— Прекрасно, вы справляетесь. Прикажите ей лечь на каталку и уснуть.

— Ложись. — Мои колени дрожали. — Спи! Ну, спи же!

— Хорошо. Просто замечательно. Прерывайте связь. Осторожно.

Белые глаза неспешно закрылись. Облегченно выдохнув, взглянула на некроманта, и… мир накренился. Ноги подкосились, и я повалилась на пол, прямо в холодный туман. Каталка отлетела в сторону и врезалась в столик у стены. С него посыпались стеклянные колбы, сверкая, они разбивались на тысячи осколков. Синий свет мерк. Димитрий удивленно приподнял бровь, вытащил из кармана часы на цепочке и приоткрыл крышку:

— Эх, мисс Брайл, мисс Брайл. Надо же, как долго вы продержались.


Регесторская империя. Дикельтарк


Кирэн ди Каврэн


Принцесса неспешно шла по дворцовым коридорам, размышляя, насколько неудобно ей теперь носить узкие туфли и платье, расшитое килограммами камней. Она не ожидала, что за год так сильно отвыкнет от роскошной одежды, придворного этикета и собственной матери. Лежа в постели в школе, девушка вспоминала своих служанок, расчесывавших ее волосы каждый вечер, натиравших ее тело кремами. И вот она здесь, веснушки смыты, и даже жуткие морковные волосы уже не выглядят так безобразно. Собственно, кто на них смотреть станет, если на лбу блестит диадема? Но… Люди — странные создания. Кирэн не ощущала удовлетворения, хотела вернуться в Заоблачную, где все проще. Еще и Диль так не вовремя улетела в Аркалаг на встречу с мужем, чудом выжившим в Рашарсте. Но сегодня она вернется, и принцесса наплюет на дурацкий этикет и встретит ее лично. Безумно хотелось узнать про Джона. Прошло три дня, а она уже волком выла от одиночества в многолюдном дворце. Но ничего, скоро здесь появится Диль, и Кирэн все выяснит. Обязательно!

Она мяла юбку, пытаясь сбросить нервное напряжение, и кидала нетерпеливые взгляды в главный холл, куда приказала проводить подругу, несмотря на запрет лорда Хеклинга, будь он неладен! Идиотские требования безопасности накануне церемонии оглашения имени кронпринца! Бедный братец. Зачем ребенку в четыре года бал? Кирэн виделась с ним всего пару раз — когда тот родился и на первом дне рождения. Ну не интересовали ее кричащие младенцы! Ей нравились дирижабли! Зато теперь Фил подрос и носился по дворцу в обществе сверстников, нянек и телохранителей. Девушка даже присоединилась к его играм, чтобы хоть как-то скоротать время до возвращения Диль и отвлечься от мыслей о Джоне. За что тут же получила отповедь от императрицы. Не пристало взрослой девушке предаваться детским забавам, словно простолюдинке!

Ее величество встретила принцессу сухо, будто с момента ее побега прошел не год, а месяц. Она придирчиво осмотрела форму, новый браслет связи, а от рыжих волос впечатлительной женщине едва не стало дурно. Презрительно скривившись, она высокопарно сообщила, что раз дочь однажды плюнула ей в лицо, устроив побег, то более не смеет рассчитывать на ее заботу. А еще — что Кирэн подурнела, одичала, и год общения с дядей разрушил все лучшее, что в нее вложили. И что она видеть ее не желает, ибо тошнит от рыжего цвета. Принцесса подумала было, что отсутствие долгих нотаций — это хорошо, вот только теперь обида матери проскальзывала в редких, но ядовитых репликах. К счастью, она много времени посвящала подготовке к празднику и оставила девушку в покое. Следовало радоваться, но Кирэн покоробило, что о ее дне рождении, который тоже не за горами, никто даже и не вспомнил. Впрочем, ей ничего не нужно, если Джон пойдет на прием. Кирэн чувствовала, она ему нравится, и однажды граф Лиммер ответит взаимностью. Например, когда увидит ее настоящую — без толстого слоя косметики на лице.

Гвардейцы оживились и начали открывать ворота. Сердце застучало быстрее, и девушка выскочила из укрытия. Наконец-то! Но в проеме она увидела не леди дель Лиммер, а лорда Хеклинга. Кирэн поморщилась от досады.

— Ваше высочество! — Аристократ проигнорировал ее откровенно невежливую мимику. — Рад лицезреть вас. Великолепно выглядите! Правду говорят, что воздух Заоблачной и умеренные физические нагрузки полезны для девичьего организма.

Из уст любого другого придворного такая фраза звучала бы как издевка, но лорд Хеклинг действительно так думал. От всей души бывший ловелас щедро одаривал комплиментами даже дурнушек. Не иначе по привычке или чтобы позлить свою ревнивую супругу. И все же ирония в словах заместителя Гарса мелькнула… Умеренные физические нагрузки?!

— Лорд, — приветствовала она его кивком.

Наверняка он прекрасно знает, где находится Джон, вот только вряд ли расскажет, даже если Кирэн начнет умолять.

— Вы к ее величеству?

— Никак нет, ваше высочество, к начальнику дворцовой стражи. В связи с последними событиями в Аркалаг отбыла половина городского гарнизона, а также большинство наших инспекторов. Не лучшее время для праздников, но что поделаешь? Приглашения разослали еще год назад.

— А вы сами придете?

— Конечно. — И грустно добавил: — С супругой.

За спиной послышались шаги, в поле зрения возник начальник дворцовый стражи, поглядывающий на Кирэн с тщательно скрываемой ненавистью. Видно, ему хорошо влетело за прошлогодний побег…

— Доброго дня, лорд.

— Ваше высочество. — Хеклинг поклонился, но Кирэн уже позабыла о нем, ведь в помещение вошла Диль.

Раскрыв объятия, девушка рванула к подруге и через секунду висела на ее шее.

Молодая магиня выпучила глазки и опасливо огляделась.

— Кира! Кира, что скажет ее величество?!

— Ты связалась с ним? Он принял мое предложение?

Диль нахмурилась и отвела взгляд от кружащей по красному ковру девушки.

— Ройс сказал, что Джон вряд ли сможет, он постарается, но задание Ведомства важнее приема. Придется тебе идти на праздник со мной.

Радость принцессы потухла, она отвернулась, скрывая внезапные слезы.

— Но ты ведь понимаешь — это ничего не значит. Уверена, Джон скучает по тебе так же сильно, как и ты по нему. Пойдем, пока твоей матушке не доложили о моем возвращении.


Царство Рор


Эр Гарс


Ровно через неделю я подъехал к столице царства Рор — городу с идиотским названием Вальч. Его образов у нас не было, и пришлось добираться по-человечески — пешком и на лошади, одолженной у наших неодаренных шпионов. Скрывающий потенциал пояс и перемазанная на манер горцев физиономия помогли проскочить несколько пропускных пунктов. В прежние времена по главной дороге проезжало несколько всадников в день. Сейчас все изменилось. В сторону Регестора сплошным потоком двигались пешие отряды белобрысых и группы неупокоенных. Прежде мертвые башни воздушной обороны ожили и теперь угрожающе мигали, оберегая небо над проклятой страной. Любой дирижабль, посмевший залететь в зону действия этих штук, будет либо расстрелян, либо захвачен силовым куполом. Проклятье, куда меня занесло?! Надеюсь, информация Сэйдара действительно настолько важна.

Поздним вечером седьмого дня из пелены дождя и ночного мрака выплыла столица. Туман укрывал древние стены, окруженные черными силуэтами охранных вышек. Их сигнальные огни порождали красные световые сферы, тревожно пульсирующие над городом. Двести лет назад регесторцы сожгли Вальч дотла, даже камни стен оплавились, но рорцы отстроили его заново. Спрашивается, почему мы тогда не оккупировали эти земли, а отделались установкой границы? Лошадь понеслась по лужам во весь опор, лил дождь, и я пониже опустил капюшон. Внутренний компас, настроенный на ауру Сильвера, подтверждал — наш агент близко.

Пропустив выезжающую из ворот группу воленстирцев, я беспрепятственно переехал засыпанный мусором ров и оказался в Вальче. Самый древний город изведанных земель вонял! Что, впрочем, неудивительно, ведь канализация и сточная система в нем отсутствовали. Редкие фонари тускло освещали немощеные улицы, лошадь нехотя месила грязь копытами. Поморщившись, прислушался к внутренним ощущениям и свернул налево. Каменные дома покрывал зеленый мох, через лужи по редким доскам пробирались и люди, и крысы. Ржавые вывески скрипели на ветру, на столбах под решетчатыми фонарями висели объявления о вознаграждении за поимку имперского мага. Народу по импровизированным тротуарам слонялось много — но все сплошь наемники и убийцы, а вот местных было не видно.

М-да… Наверное, мы с Сэем — первые регесторцы, посетившие эту помойку за последние двести лет. Несмотря на омерзение, окружающую обстановку я запоминал, вдруг в будущем понадобится.

За очередным поворотом показался тупик. На месте. Некромант где-то совсем рядом. Возможно, вон в том доме с выжженным вороном на двери. Спрыгнув в грязь, направился вовнутрь. У входа на столбе висело очередное объявление, на этот раз о награде за донос на предателя. Ну разумеется! Жаль, нельзя устроить диверсию…

— Заставим имперских свиней отдать нам наши земли! — бушевал в трактире какой-то перепивший вояка.

Сэйдар пока не появился, и я присел на свободное место в углу.

— Погоним их до самых гор! Пускай снова на них залезают!

— Да-а-а!!! — вторила ему публика.

Посмотрим, как эти белые уроды заверещат, когда их армия мертвецов разбежится. Надеюсь, источник — та причина, по которой меня вызвал некромант. Пока ждал, выпил кислой браги, чтобы не выгнали. Переключившись на тонкое видение, обнаружил несколько одаренных в противоположной части кабака.

— Блестящие глаза — признак предателя, — раздался над плечом тихий голос.

Я демонстративно размазал краску по ладоням. От некроманта на улицу тянулись управляемые линии.

— Неделя, Сэй. Надеюсь, это того стоило. Иначе я просто дам тебе в морду. Еще с зимы планирую это сделать.

Маг устроился напротив, тонкие губы тронула улыбка, но глаза из-под капюшона смотрели серьезно.

— Успеешь. Хкин до сих пор не доверяет ни одному своему структурному магу, и то был единственный способ проникнуть в лабораторию. Цена, которую требовалось заплатить за спасение империи от быстрого поражения.

Под сердцем зашевелился гнев, и я глубоко вздохнул. Если начну искрить — поговорить не успеем, а значит, все зря.

— Это не слишком помогло. Север мы сдали. Зачем ты звал меня?

— Север — не весь Регестор, — не согласился некромант. — И любая монета имеет две стороны. Кстати… Слухи доходят, что рашарстская стена порушилась на следующую ночь после осады. Уж не ты ли постарался?

— Возможно.

Фыркнув, Сильвер кивнул собственным мыслям:

— Я так и думал. Очень интересно. Воленстирцы сообщили об обрушении в результате взрыва самоуничтожающегося артефакта отложенного действия. Странно, не находишь? Ведь по договору они обязаны информировать нас обо всех случаях появления магов на оккупированных территориях. Или ты научился действовать скрытно и тебя не видели?

— Видели, — процедил я. — И облажались, поэтому умолчали.

— Не уверен, что поэтому. Бирлек не такой гордец и прежде всегда докладывал обо всех магах, которых не удалось захватить. Легко догадаться, что ты искал там порталы и нашел ведь? Представь себе, Хкин не в курсе этого. Пока, во всяком случае.

— К чему ты клонишь?

— К тому, что черный царь не так уж и доверяет моему колдуну, как тот думает. За неофициальную помощь воленстирцам обещаны рудные горы на северной границе с огромными запасами, а еще твоя девка. О, прошу прощения, возлюбленная. Для Хкина наемники — инструмент. Но в Тиреграде прекрасно понимают, что мощь колдуна зависит от количества захваченных магов, а без Бирлека Хкин их много не наловит.

— Хочешь сказать, старые договоренности могут не устроить Тамико?

— Не совсем. Черные ставят честь соглашения превыше всего. Это их слабость, и Хкин ею манипулирует. Но воленстирцы знают, что все эти убийцы, предатели и дезертиры при возможности обведут их вокруг пальца. Одна измена — и всем обязательствам придет конец.

— Думаешь, если Хкин обманет Тамико, то Бирлек соберет свой легион и свалит обратно в Воленстир? Бред. Еще неизвестно, кто кого использует.

— Ты меня не понял. Решман Хкин все это осознаёт, как и генерал. Они вместе, пока обоим выгодно. Но кто мешает нам вбить клин между союзниками?

Я задумался. Попытаться рассорить сладкую парочку? Стоит сказать брату, пусть они с Феликсом обмозгуют такую идею. Возможно, выиграем время.

— Надеюсь, это умозаключение — не причина моей поездки сюда. Ты сообщишь новые сведения об источнике?

Некромант помотал головой.

— В Вальче я не могу следить за Решманом, но перед отъездом мне удалось подслушать его разговор с Бирлеком. Есть плохая новость — их схема не излучает магию, подобно нашим браслетам связи. Не получится отследить источник по контрольным нитям.

Это очень-очень плохо. Хотя и ожидаемо. Я устало потер глаза.

— Мы планируем захватить Хкина. Другого выбора нет. Есть соображения по этому поводу?

— Нужно выманить его. Это возможно, нужно только оригинально подойти к делу, но меня участвовать не проси, после случая с твоей девкой я остаюсь под подозрением. Единственное, что могу пообещать, — это убить источник, если встречусь с ним.

— Этого достаточно. Зачем тебя послали сюда?

Сэйдар усмехнулся:

— Не поверишь, я везу подарок самому царю Орашу — трех миленьких неупокоенных девиц. Интересные у него вкусы, правда? Вот только не знаю, сколько придется дожидаться аудиенции.

Меня уже ничего не удивляло. Царя Рора никто из имперцев никогда не видел, но предполагалось, что он старый маразматик.

— Запомни его лицо.

— Обязательно.

Мы оба замолчали. Сэй пристально разглядывал меня, барабаня пальцами по столу, будто сомневаясь, стоит ли озвучивать свои мысли. Прошла целая минута.

— Ну? — прищурился я. — Раз ты так долго тянул, мне это не понравится.

— Не понравится — мягко сказано. — Некромант вытащил из внутреннего кармана сложенную бумажку: — Смотри.

Взяв ее, медленно раскрыл и уставился на каракули.

— Как я сказал, у любой монеты две стороны.

Линии закручивались спиралями, обрастали зубьями.

— Что за дрянь? Я не знаю этой схемы.

— Приглядись повнимательнее, есть общие элементы.

Я снова уткнулся в лист. Этот труповод заигрался в шпиона и уже разучился нормально общаться… Впрочем… И правда, похожа на одну известную структуру.

— Даже инженером быть не надо, чтобы понять, не так ли? — прошептал мой агент.

— И что? Для кого она?

— Для того, чью кровь используют.

— Невозможно. Невозможно преодолеть сопротивление человеческого сознания.

Сэй развел руками:

— Разве? При благоприятных условиях… со временем. Случай уже был.

Страх. Мерзкий. Липкий, тот самый, который я презирал, растекался по телу… Гадостное чувство беспомощности перед фатальной новостью, способной вмиг разрушить привычный мир. Нет, не может быть. Невозможно! Он меня обманывает!

Мой голос дрогнул:

— Где ты ее срисовал?

— Чуть больше недели назад, в ночь перед своим отъездом из Крика, когда зашел к колдуну отчитаться. — Сэй говорил нарочито равнодушно. — Он спал в ней.

Глаза смотрели испытующе, с легким презрением.

— Не обязательно, что…

— Обязательно. Ты ведь понимаешь это и сам. Без вариантов.

В следующий миг я подался вперед и схватил его за воротник:

— Что же ты, урод, натворил?! Мразь! Я убью тебя, труповод поганый. Ведь ты знал! И помог, да?!

Он не дергался, спокойно пережидая вспышку ярости.

— Я. Не. Знал. Другого выхода не было. Успокойся уже. — Мы оба привлекали слишком много внимания. Белобрысые косились на нас с подозрением, и от Сэя пришлось отцепиться. — Информацию ты получил, а как распорядиться, решай сам. Поторопись, пока эти фанатики не поняли, кто сидит с ними за соседним столом. Будут новости, передам с Феликсом.

Не прощаясь, Сильвер направился к выходу. Смяв бумажку, я сунул ее в карман. Феликс. Еще одна сволочь! Эта тварь не упустит шанса расквитаться со мной! Демоны!!! Почему подлюга некромант не написал раньше?! Надо что-то решать, и быстро. Хотя, наверное, уже поздно. Осторожно достав браслет, соединил две половинки на запястье. И вызвал Яну. Никто не ответил. Бездна…

В ауру потекла сила, пальцы закололо, и я уже собрался переместиться отсюда, когда услышал зов глубоко внутри себя. Не по браслету, а по связи ордока и управляемого мага… Рэд всего пару раз проделывал такое, а значит, случилось что-то из ряда вон выходящее. Возникло чужое присутствие. Вот я был один, и вот где-то рядом он. Но то была иллюзия. Ордок находился далеко. Чудовищно далеко, на юге. Он летел, а высотный ветер трепал пластины брони. Восторг сменялся грустью — и снова восторг. Куда он собрался, демоны его побери?!

«Рэд?»

Золотой глаз распахнулся перед внутренним взором, легко блокируя мое волнение, очищая разум от страхов и затягивая в пучину его видений — событий, еще не случившихся. Я понял, что это значит. Сердце застучало быстрее, но Рэд не позволил эмоциям породить бурю негодования.

Поток образов расширялся. Показались световые вспышки над императорским дворцом. И вереница мертвых тел… Я увидел своего брата, раздираемого неупокоенными, Изабеллу со сломанной шеей, мертвых стражников в огне. Безумие, охватившее сердце Дикельтарка — дворец. Золотоволосый малец стоял у бездыханного тела матери, дергал ее за руку и просил встать, но она не вставала, и будущий правитель империи зашелся в истерике, а трупы вторили ему. Как такое может быть предопределено?! Как?! Я перестал анализировать. На главной площади столицы бесновалась толпа, взрывались световые и дымовые шашки, а по территории дворца бегали мертвяки… Как?!

Ордоки могли видеть следы во времени, но будущее они видели только в одном случае — перед собственной смертью.

«Уверен, что других альтернатив нет?»

Древняя рептилия усмехнулась, все еще насильно удерживая во мне покой. В вопросах времени и событий Рэд не ошибался.

«Почему не сказал раньше?»

И снова тишина. Понятно почему — чтобы я ему не мешал. Мудрец хренов уже все просчитал и выбрал оптимальный выход. Самоотверженный идиот! Ты же у нас один! Темное спокойное море плескалось далеко внизу, усыпанное звездами небо поблескивало наверху, а на горизонте горели огни большого города. Хорошая ночь, чтобы умереть. Жаль, что не в Альдестоне.

— Я этого так не оставлю! — крикнул вслух.

Плевать! На всех плевать! Мысленная улыбка смешалась с благодарностью, послышался тихий рык. Он связался попрощаться. Дурень… А затем стало пусто, и некому было сдержать рвущуюся наружу боль. Энергия потекла кругом, распахнула мрак и унесла меня в Дикельтарк.


Регесторская империя. Дикельтарк


Кирэн ди Каврэн


Гости начали прибывать после заката. Почти все аристократические рода прислали своих представителей выразить почтение будущему правителю империи. Отец и брат лично приветствовали гостей, за их спинами коршуном замерла императрица. Кирэн наблюдала за процессией с верхнего яруса холла, спрятавшись от придворных дам, громко и некультурно обсуждавших цвет ее волос.

— Уверена, нет нужды переживать. Через несколько дней столица наполнится девушками с морковными волосами, — усмехнулась Диль.

Принцесса пожала плечами:

— А я уверена, что мне лучше не видеть завтрашних газет.

Люди все шли и шли нескончаемым потоком уже второй час: дамы в бальных платьях, украшенных металлическими брошами и цепочками, кавалеры в идеальных смокингах и бесчисленные журналисты с камерами наперевес. Вот зашел лорд Хеклинг в бежевом костюме, на его локте висела супруга, облачившаяся в смелый шелковый комбинезон, ее платиновые волосы рассыпались по плечам, а на груди лежала подвеска с красным камнем. От них не отставал лорд Римт, прибывший в сопровождении дамы, которая была ровесницей принцессы. Не явились лишь господа военачальники, новый директор Института артефактологии и… Джон.

Девушка нервно затеребила скрытый под рукавом браслет. Графиня заметила этот жест.

— Не стоит его ждать. Пойдем отсюда.

Уходить не хотелось, а вдруг?.. В соседнем зале придется вести светские беседы, улыбаться и лгать, там каждая гостья жаждет узнать, в каком именно пансионе так уродуют девушек.

Отец тоже расстроил. Нет, он не забыл о Кирэн, принял в своем кабинете, но его вопросы отдавали банальщиной. Как учеба? Хорошо. Как будто правитель не знал, как «хорошо» ей там было! Понятное дело, императору не до дочери, когда треть страны захвачена рорцами, но все же… Кажется, ему хотелось, чтобы она скорее ушла и оставила его наедине с начальником дворцовой стражи.

Пожелав его величеству приятного вечера, Кирэн гордо покинула кабинет. Возможно, в прежние времена она бы разревелась, осыпала папочку упреками, но что-то поменялось. Принцесса перестала чувствовать себя принцессой.

При дворе брата звали Филом, но сегодня ему дадут новое имя. Малыша было жаль. Люди явно нервировали его, карапуз надувал щеки, шмыгал носиком, но императрица что-то безостановочно говорила ему, не позволяя убежать. Возможно, ее жизнь не настолько плоха, у брата ведь хуже…

Тяжелые дворцовые двери начали медленно и величественно закрываться, блеснув позолотой, заиграла музыка. Диль осторожно потянула ее за локоть, но Кирэн не двигалась. Ее внимание привлекло скрюченное существо, высунувшееся из бокового коридора.

— Что это?

Графиня нахмурилась, но глядела она не вниз, куда указывала принцесса, а за ее плечо. В изящной ладошке загорелся синий костерок. Принцесса в ужасе уставилась на него.

— Что ты делаешь?!

Тшшш! Боевая структура тихонько потрескивала. Продолжая смотреть на противоположный край балкона, Диль аккуратно подтянула к себе Киру. Та обернулась и увидела еще одну скрюченную человеческую фигуру с синим символом на лбу. Невозможно! Что здесь делают неупокоенные?!

Время остановилось. Графиня неспешно взмахнула рукой, четко в цель полетела пылающая сфера. Мертвец дернулся, но не остановился. Бух! Хлопок заглушил чей-то крик. Двери не успели закрыться, в проем забегали неупокоенные и какие-то люди! Что это?! Завизжали женщины, гвардейцы метнулись вперед, загородив собой толпу аристократов. Ее величество подхватила Фила на руки и побежала, а лорд Хеклинг первым бросил в стаю мертвецов боевую структуру.

Взгляд заметался, Кирэн попыталась отыскать в море голов отца и мать. Диль резко дернула ее за руку:

— Уходим! Скорее!

Мертвец приближался, его белые глаза вгоняли принцессу в ступор.

— Бегом! — заорала на ухо графиня.

И они рванули вперед. За ними мчался труп, внизу вспыхивали заклинания, с потолков падали хрустальные люстры. Папа, где папа?! Толька эта мысль билась в пустой голове.

— У-у-у-у-у!!! А-а-а-а-а!!! — смешались человеческие и нечеловеческие вопли, такие истошные, будто там людей на части рвали.

Снизу повалил дым. Обернувшись на бегу, Диль швырнула в мертвеца какое-то заклинание. Грудной рык начал удаляться, послышался треск и вой. Тело пробило балюстраду и упало в холл. Кирэн хотела подскочить к краю, но подруга и по совместительству телохранительница закричала не своим голосом:

— Не надо!!! — Она сама пребывала на грани истерики и в отчаянии озиралась, пытаясь понять, куда вести принцессу. — Нужно выйти из дворца! Перейти площадь и укрыться в Ведомстве!

— Нет!!!

Диль встряхнула ее за плечи:

— Да! Мы ничем не поможем! Где ближайший выход из дворца?

Принцесса отчаянно помотала головой, но пальцем все же ткнула на лестницу, ведущую вниз. Диль поволокла Кирэн в указанном направлении. Из коридора валил черный дым.

— Не дыши! Вдруг газ!

Легко сказать! Где-то снова бабахнуло. Девушки упали на колени и поползли под висящей в воздухе дымовой завесой. Впереди шел бой. Какой-то маг поливал неупокоенных огнем, отчего начался пожар. Из ближайших коридоров выбегали люди, мимо промчалась визжащая женщина в полыхающем пышном платье. От увиденного Кирэн затрясло. Вокруг творился хаос, крики и взрывы смешивались с воем мертвецов.

Они выскочили на лестницу и помчались вниз, лавируя между мечущимися людьми. На ковре лежали окровавленные тела, у одного сидел мертвец и, довольно чавкая, пил кровь.

— Куда?! Куда дальше?! — затормозила графиня.

Кирэн махнула в сторону:

— Ка-кажется, там должен быть выход!

«Там» сверкало. В ярких вспышках виднелись мельтешения чьих-то конечностей. Диль стояла напряженная, как сжатая пружина. Войти в эпицентр магической схватки — самоубийство… Но оставаться здесь — еще большее самоубийство!

— Встань сзади, положи руки на мои плечи и ни за что не отпускай, — глухо произнесла она. Ее аура начала тихо гудеть и светиться.

Принцесса удивленно вскрикнула, а подруга уже окружила их щитом.

— Ройс усиливает меня. Мы пройдем! Быстрее! — В ладонях Диль снова возникло пламя, и тут Кирэн вспомнила, что она тоже кое-что умеет.

Девушка потянулась к разделенному сознанию. Пусть боевым структурам ее не обучили, но прямую энергию она швырнет! Черпнув побольше, отправила сгусток силы в метнувшегося к ней неупокоенного. Шшшшш!!! Бух! Тварь отлетела. Диль шагнула в проход и потянула за собой принцессу.

— Давай же! — Ее голос тонул в шуме.

Щит шипел, поглощая непонятно откуда прилетающие удары. Обе девушки ничего не видели в едком густом дыму. Что-то взрывалось, мимо проносились силуэты гвардейцев и мертвецов, но графиня невозмутимо вела свою подопечную вперед. Ворота должны находиться где-то рядом. Где?! Да где же они?!

Неожиданно укрывающая их структура погасла, и Диль упала на пол. Страх сковал принцессу.

— Диль! Диль, что с тобой?! — Она свалилась рядом.

Ран нет! То ли перегорела, то ли надышалась дымом! Кирэн подхватила подругу под руки и поволокла вперед. Глаза щипало, в горле першило, и сдерживать кашель уже стало невозможно. Наконец-то! Запасные ворота, ведущие в сад, были выбиты, и ветер с улицы нес свежий воздух.

Скорее! Туда ее! У Кирэн, наверное, не хватило бы сил вытащить Диль, но пол оказался скользким от пролитой крови. Хоть в чем-то повезло. Взрывы и хлопки постепенно оставались позади, в этой части дворца бой уже закончился, и, кроме убитых аристократов и гвардейцев, здесь никого не было.

Не переставая стонать, принцесса вытащила подругу в сад и уложила на траве у декоративных кустов. От перенапряжения дрожали руки, сердце бешено колотилось, платье превратилось в лохмотья. Все еще задыхаясь, она встала с колен и осмотрелась. Что произошло, рорские демоны побери?!

На площади, за которой находилось Ведомство, собрались толпы орущих людей. Они штурмовали ограждение дворцовой территории. Повсюду вспыхивали боевые структуры, горожан пока еще сдерживали гвардия и боевые маги. Девушка стояла и смотрела на это безумие, совершенно не понимая, что теперь делать…

За спиной раздался рык, рефлекс сработал мгновенно — Кирэн подскочила к покосившейся створке и вжалась в нее. Из дворца неспешно вышел мертвец. Символ на лбу светился, как маяк.

— Р-р-р!

Девушка едва не всхлипнула от ужаса. Он бы учуял ее непременно, если бы не дующий в лицо ветер.

— Милорд, — послышался знакомый голос, — императрица с наследником прячутся в убежище. Сюда, пожалуйста!

Труп развернулся и, как механическая кукла, скрылся во дворце. Кто там? В сад падали длинные тени десятков существ, задвигавшись, они начали укорачиваться. Очень осторожно Кирэн заглянула за угол.

Чтобы не заорать, она зажала себе рот. В догорающем коридоре принцесса увидела, наверное, дюжину неупокоенных, послушно следующих за двумя вполне живыми людьми… Душевная боль пронзила насквозь. Ибо одним был начальник дворцовой стражи, а другим — человек, которому бесконечно доверял ее отец и она сама…

По щекам потекли слезы. Ее, наверное, в очередной раз отругают, но оставаться здесь, пока лорд Димитрий, предатель империи и императора, идет убивать ее родных, она не могла. Шатаясь, Кирэн последовала за ними.


Провинция Цкмел. Школа некромантии


Яна Брайл


Из забытья я выплывала медленно и неохотно. В висках пульсировала боль. Что произошло? Вокруг царил кромешный мрак. Интересно, где я? Воспоминания возвращались со скоростью улитки. Мы с Димитрием контролировали мертвеца… Я едва удержала схему, а затем потеряла сознание. Почему?

Щелкнув пальцами, создала светляка и с удивлением огляделась. Приплыли… Я находилась в помещении без окон. Что за?.. Камера. Да, это была достаточно просторная, но все же камера. Дверь покрывала замковая структура. Не моя…

Мозг все силился соединить две ускользающие от него идеи. Попыталась сесть, но голова тут же закружилась, и я плюхнулась обратно на койку. Воды бы попить… И все-таки, почему меня заперли?

Вторая попытка встать увенчалась успехом, и я по стеночке подошла к двери. Сейчас вдарю по ней со всей мощи. Я уже замахнулась, но так и замерла с поднятой рукой. Браслета не было. Проклятые предки! Где мой браслет? Где. Мой. Браслет?!

Переключившись на тонкое видение, повнимательнее всмотрелась в линии заклинания, не самого простого, между прочим. При некорректной попытке открыть замок сработает гравитационная структура. А, к демонам… Не до скончания веков же мне тут сидеть! Надо выяснить, что происходит. И где Первый со Вторым?

Примерно через час, воскресив в памяти все знания по деструкции, я вскрыла схему и вышла на свободу. Узкий коридор освещали редкие желтые фонари, над каждой дверью — по фонарю…

— Доброго вечера. — Незнакомый адепт в красной мантии поклонился мне.

Я ошарашенно уставилась на него. Все потом, сначала…

— Вода есть?

Парнишка быстро закивал и тут же сорвался с места. Пересилив себя, я двинулась за ним, но неожиданно ближайшая створка содрогнулась.

— Трупоеды поганые! — За решетку окошка схватились грязные пальцы.

Мурашки поползли по моей спине. Кто это?! Тем временем некромант вернулся и протянул мне высокий стакан с водой. Уф! Какое счастье! Живительная влага потекла в рот.

— Дверь открой.

— Вы… уверены?

Я была уже ни в чем не уверена. А вдруг там еще один проходящий непрофильную практику адепт? Да и мой браслет исчез не просто так.

— Открывай.

Юноша неуверенно выключил структуру и вошел в камеру. Внутри находился изувеченный и исхудалый пленник. Адепт схватил его за волосы и оттянул голову назад:

— Не смей опускать глаза, тварь!

Мой светляк влетел в тесное помещение. Сальные пряди волос падали на высокий лоб, лицо покрывали ссадины, руки были перевязаны бинтами. Жертва хрипела проклятия, сверкала голубыми глазами. Интересно, кое-кто окончательно свихнулся? Полнейшее безумие…

Моя аура тихонько загудела, и в следующую секунду я разрядила в ничего не понимающего некроманта чистую силу. Тот отлетел в стену и потерял сознание. Даже если откинулся, совесть меня не заест. Пленник затих и удивленно раскрыл рот.

— Мисс Брайл?

— Здравствуйте, мистер Пан, — подперла я косяк. — Ну, рассказывайте, как вы сбежали с моего дирижабля?

Он недоуменно покосился. Из глубины коридора послышался топот ног.

— Надо уходить!

— Уходить откуда?

Кто бы мне быстренько объяснил, что здесь, демоны на них всех, происходит?!

— Вы что, еще не поняли? Эти некроманты — они же все за рорцев!

Проклятье… Голова так и не прошла, и я продолжала беспросветно тупить. Судя по мантии адепта, которого я оглушила, мы все еще находимся в школе… Значит, Димитрий лгал мне! Лгал всем! Я не могла просто так потерять сознание! Я…

Мальчишка резво метнулся в коридор, схватив меня за руку. От внезапного ускорения я влетела в противоположную стену. Ай!

Шшшшш!!! Мико Пан замер от ужаса, но мне не требовалось смотреть, чтобы узнать летящую по узкому проходу боевую структуру. Мою самую ненавистную. Щит замуровал проем блестящей стеной и отразил оглушающее заклинание. Посыпались кирпичи, повалили клубы пыли, и я прикрыла лицо руками. А в следующую секунду все фонари погасли. Щелкнув пальцами, запустила светляка и выразительно взглянула на пацана. Что делал сынок главы гильдии воров в соседней камере?

— Где выход, знаете?

Перемотанные бинтами руки тряслись.

— Вы… вы его завалили. Ка-ка-кажется!

— Замечательно, — пробормотала в ответ, ощущая, как уже привычно в подобном случае ускоряется сердцебиение. Быть погребенной заживо в каком-то подземелье некромантов? Ну уж нет. — Значит, идем в другую сторону.

Мико Пан судорожно закивал:

— Как будто у нас есть выбор.

Надо быть осторожнее. Местные адепты — не самое опасное, что может выползти из здешних углов. Сила потекла в ауру, пальцы закололо.

— Поторопитесь!

Мы оба сорвались с места. Больше всего я боялась одного — проморгать атаку! И все-таки, не пойму, куда делся мой браслет? Ших! Из-за поворота вылетели электрические сферы. Что?! Нас уже хотят убить?! Среагировав в последний момент, я плюхнулась на землю, а вот юноша вовремя не сориентировался и, получив мощный разряд, отлетел во мрак.

— Эй! Вы живы? Мистер Пан?

— Оу-у…

Отлично, трупы стонут иначе, но тащить его я не собираюсь. Не пойдет своими ногами, пусть остается подыхать! Осторожно подкравшись к углу, выглянула из-за него. К счастью, вор напутал. Коридор за поворотом вел наверх, в зал под пирамидой. Отсюда виднелись треугольные сегменты одной из ее граней. Проклятье, ну почему такая невезуха?! На улице была ночь! Впрочем, путь туда преграждала многочисленная группа мертвецов. Где Первый и Второй, демоны их побери?!

— Что там? — морщась от боли, подкрался ко мне мальчишка.

Тем временем начал вибрировать пол. Послышался глухой нарастающий грохот. Не к добру. Трупы стояли там не случайно, и кто-то ведь запустил сферы…

— Неупокоенные и, похоже, несколько заклинателей. — Сверху посыпалась пыль. — Где же охраняющие школу боевые маги?

— Отозвали.

— Что? Почему?

У-у-у-у-у!!! — Откуда-то из глубин заваленного коридора гудело.

— Некроманты собрались положить конец войне, убив императора и кронпринца.

Убить… Императора? Но ведь это невозможно… там охрана… гвардия…

— Когда?!

Надо предупредить! Выбраться отсюда во что бы то ни стало! Вот теперь озноб начал бить и меня. Юный вор пожал плечами:

— Может, уже сейчас… Не знаю. Но лощеного старикашки нет уже несколько дней.

Все могло уже произойти! Нет! Не думать! Скорее всего, Димитрий сделает это на празднике, а ведь там…

— Как?! Как они решились на это?! Там же дворец! Там охраны больше, чем во всем городе!

Пол уже ходил ходуном. И все-таки придется выйти отсюда, пока потолок не обрушился нам на макушки!

— Мой отец, — коротко отозвался Пан, и я на миг позабыла обо всем на свете. Юноша развел руками: — Из-за меня. Они… шантажируют его. А в столице наших людей больше тысячи.

— Гадство! — выругалась я.

На выход! Как угодно! Бежать отсюда! В коридор я шагнула первой, трупы сразу же активизировались и двинулись навстречу, когда потолок за нами обрушился.

Первый и Второй находились здесь, я узнала их… Как противно. Как мерзко! Сглотнув, зажгла в руке ледяное пламя. Надо выбраться отсюда и убить заклинателя!

— Р-р-р!!!

Возможно, это даже хорошо, что мы не были знакомы. Ших!

— Ау-у-у-у!!!

Я шла вперед. Ших! Ших! Ших!

— Ау-у-у-у!!!

Мальчишка использовал меня как щит, да и демоны с ним! В синем свете на стенах плясали тени извивавшихся от боли неупокоенных. А из зала с пирамидой выбегали все новые и новые мертвецы. Я правда всегда старалась верить в лучшее! Но столько особей против меня?!

— Нам не выбраться отсюда.

— Мы обязаны.

Ших! Бух! Сейчас бы хоть какое-нибудь оружие! Ну что за невезуха! Собрав побольше силы, швырнула перед собой гравитационную структуру, повалив первый ряд нападавших.

— Смотрите, ночь! До утра из этого улья труповодов не выбраться! Стены не преодолеть! Если вы не вскроете их!

Он меня раздражал. Ворюга с ними заодно?!

— Предлагаете сдаться?

Мико в ужасе отшатнулся. Я же швыряла все новые и новые структуры вперед, буквально выбивая мертвецов обратно в зал.

— Ну уж нет. Но я должен добраться до маскировочной сетки. Она может спрятать нас до утра!

— Вот, значит, как ты слинял с моего борта! — заорала я.

Чудовищными энергетическими затратами коридор был очищен. Резерв пустел.

— У меня не оставалось выбора!

— Где эта дрянь?

— В кабинете некроманта!

Ну да, нашел дуру!

— Хочешь по-тихому свалить отсюда, пока эти твари будут меня жрать? Не выйдет!

— Я не брошу вас, мисс!

— Не смей уходить! Я не верю тебе!

Он обогнал меня и первым выскочил в главный холл! Уродец! Остановить его я не успела. Вся орава трупов, выкинутая в коридор, образовала передо мной полукруг. За ними под пирамидой в столбе света стоял тот самый смазливый некромантик, секретарь Димитрия, заклинатель! Я бросила в него чистую силу. Щит отразил удар, и светящийся сгусток энергии влетел в одну из стеклянных граней, разбив ее. Пронзительный звон осколков, падавших на наши головы, оглушал. Когда все закончилось, в тишине послышался треск магии, тихий рык мертвецов. Они не двигались. Пока, во всяком случае.

— Мисс Брайл, нас слишком много, — улыбнулся противник. — Сдавайтесь. Вы не пострадаете — повелитель приказал беречь такую высокопотенциальную магиню.

Боги, как мило!

— Это белобрысая тварь Хкин, что ли? — Следовало потянуть время, дождаться, пока — и если! — сынок криминального барона вернется, а уж в самый критический момент решиться на прорыв. Может, заодно разузнаю что-нибудь полезное.

— Он наш освободитель, мисс Брайл! — Адепт пафосно задрал подбородок. — Вам не понять. Вы всегда купались в уважении и деньгах. Вы могли делать все, что хотели, и быть тем, кем хотели. А мы — нет. Мы родились рабами Регестора. Разве это справедливо? И теперь все будет иначе. Мы отберем вашу свободу и власть. Те, кто был никем, станут всем!

Этот смазливый урод едва не плевался слюной, пытаясь доказать мне что-то, а неупокоенные скалились, порываясь сдвинуться с места.

— Бедные, несчастные, одной мертвечины вам мало, хотите подмять под себя живых?

— Мы заслужили это!

Я снова зажгла в ладонях ледяное пламя.

— Вам это не поможет! Лучше сдавайтесь, и не придется лечить многочисленные укусы!

И где же я его видела?

— Знаешь, а ты мне показался умным. Сначала. Неужели вы и правда думаете, что Хкин даст вам свободу? Позволит творить что хотите? Вы идиоты! Просто поменяли одного хозяина на другого. Отпусти меня, и когда все закончится, я скажу, что ты мне помог!

Боги, чего бы еще соврать? Паршивый Пан, если он свалит отсюда в одиночку, я клянусь — найду и убью его! Заклинатель прав, мне с этой ордой не расправиться. Хоть бы оружие было какое, атак…

— Хорошо поете, мисс Брайл. Может, это связано с тем, что вас имеет глава Ведомства? Только зря. Мы преданы повелителю Орашу и господину Хкину. — Он широко усмехнулся. — И я готов поднять все наше хранилище трупов, чтобы удержать вас и наследника гильдии! Кстати, где он?

Наверняка уже уматывает под маскировочной сетью куда подальше. Впрочем, это я зря. Ворота обители не откроются до восхода солнца, но это вовсе не значит, что баронский сынок решит мне помочь.

Придумать ответ я не успела. Мне стало стыдно за свои крамольные мысли, ибо прямо за спиной смазливого некроманта возник Мико Пан и одним движением перерезал ему горло. Сердце пропустило удар не от мерзкого зрелища фонтанирующей крови, а от того, что два десятка неупокоенных лишились контрольных нитей. Проклятье! Время замедлилось, и они все как один рванули ко мне!

Зажмурившись, я закричала, выставив вперед руки.

Гул ледяного пламени заглушил рев мертвецов. Открыв глаза, увидела пылающую синюю стену, через которую они не решались лезть.

Тяжелая металлическая сеть легла на мои плечи, а на талии сомкнулись руки мальчишки.

— Идемте скорее, мисс, они не заметят нас, но могут учуять!

— Секунду… — Я перешла на тонкое видение и смогла видеть через полотно сети.

Первый был среди сконфуженной толпы трупов. Впившись взглядом в символ на его лбу, влила туда силу, образуя связь. Меня едва не вывернуло от отвращения, но остальных требовалось задержать.

— Убей неупокоенных! — громко потребовала я.

Приказ дошел до его разлагающегося мозга, и бывший агент Ведомства вытащил короткий клинок.

— Скорее! — Пан потянул меня к дверям. — Старайтесь, чтобы концы не касались пола, а то зазвенят.

Мы оставили неупокоенных позади. Часть из них накинулась на Первого, а часть пожирала тело своего заклинателя, который буквально минуту назад был красавцем, способным покорить сердце любой стервы… Любой стервы! Ну конечно! Я остановилась, и юный вор врезался мне в спину:

— Что?!

Мы уже встречались. На Темную ночь в Дикельтарке, он был вместе с начальницей Милмана. Лавина воспоминаний накатила в один миг. Димитрий! И Димитрий там был! Стоял со мной рядом, когда мы только приехали в клуб… Бездна! Почему я вспомнила об этом только сейчас?!

— Ничего, — пробормотала в ответ.

Мы вышли на крыльцо. Ворота оказались ожидаемо закрыты и покрыты сложнейшими структурами. В них было не по два и не по три рабочих уровня, а больше дюжины. Нам их не вскрыть никогда.

— Труповодка! — зашипел мальчишка.

Я глянула влево. Точно. Смазливый находился здесь не один. Сутулый женский силуэт нашелся у стены. Проклятье. Возможно, остальные недоученные тоже здесь.

— Если мертвецы вырвутся из зала, то она перехватит над ними контроль.

— Надо попытаться выбраться. Вскройте ворота!

— Это невозможно. Ты даже не понимаешь, о чем просишь!

— Но вы же вскрыли замок!

Гениально. За спиной послышался нарастающий рык. Похоже, трупы закончили с заклинателем. Двери за нами содрогнулись.

— Это не одно и то же!

— Мы должны выбраться отсюда! Мы обязаны сообщить о диверсии, иначе завтра защищать уже будет некого! Попытайтесь, вы же пилот!

Некромантка приближалась, она бы давно услышала нас, если бы не вой, доносившийся из здания.

— Я-то пилот, а что это вас, мистер вор, потянуло на верноподданничество?

Надеюсь, она не смотрела на нас в тонком диапазоне.

— Гильдия никогда не предавала императора! Но сейчас там наши люди! И если некромантам удастся убить Атниса и наследника, нас всех уничтожат! Не важно кто! Рорцы, которым мы без надобности, или Ведомство!

Чудненько. Каждый печется о своей шкуре. Но в это верится! Выход должен быть! Выход есть всегда! Я внимательно осматривалась. Ну пожалуйста! Запор на двери наконец сломался, и во двор высыпали неупокоенные.

Внутри что-то екнуло, когда я увидела переливающийся силой дирижабль, висящий над лесом. Почему не горят опознавательные огни на его бортах? На крыльях?! Друзья? Враги? У нас не осталось выбора.

Некромантка резко развернулась, и пространство заполнил треск магии — стая мертвяков переподчинялась ей. Но мне было плевать. Я выскочила из-под сети и выпустила в небо силу, которая через секунду рассыпалась над нами красными искрами.

Повезет или нет?

— Мистер Пан, если хотите выжить, рубите им головы! — крикнула я, уверенно направившись навстречу противнице.

Возможно, это самоубийство, но лучше атаковать, прежде чем они унюхают нас и увидят. Вот Хкин «порадуется», узнав, что его мощную батарейку сжевали его любимые неживые зверюшки.

Резерва осталось меньше половины, и он продолжал стремительно таять. Раскидывая неупокоенных гравитационными структурами, я направлялась к заклинающей их девице. Сердце колотилось в ушах, но страха не было. Лишь уверенность в том, что адептку необходимо уничтожить. По венам потекла чистая энергия, смешивающаяся с кипящим гневом. Джениз часто призывала нас к спокойствию, но в такой момент стало ясно, что на самом деле прав был лорд — ярость высвобождала неведомо откуда взявшиеся силы.

— Р-р-р!!! А-а-а-а-а!!! — Все смешалось.

Из тьмы на меня бросались оскалившиеся морды. Заклинания вспыхивали, освещая двор всполохами, высвечивающими мельтешащие силуэты трупов. Ших! Бух! Ших! Пан под маскировочной сетью остался где-то позади. Некромантка что-то верещала, но я никогда не умела читать по губам. Сила утекала из меня, как вода из дуршлага. Мертвецы разлетались по всей округе.

Но страдала не только я — девицу шатало от проходящих через ее тело потоков энергии. Мои пальцы светились, аура мерцала. Только бы изловчиться! Только бы попасть!

Боевая структура с кончиков пальцев сорваться не успела — массивное тело сбило меня с ног. С ускорением я полетела на землю и ударилась головой так, что звезды засверкали перед глазами.

— Р-р-р!!! — зарычала надо мной тварь.

В следующую секунду откуда ни возьмись появился Мико и рубанул коротким клинком по ее шее. Кровь не полилась, но башка отлетела, а лапища продолжала сжимать мою майку. Из последних сил оттолкнув тело, я медленно поднялась.

Сверху подул сильнейший ветер, вспыхнул прожектор, а за спиной некромантки появилась фигура человека. Очень знакомого мне человека. С размаху он ударил девицу в висок, и та свалилась на землю.

— Джон?! — не поверила я.

Прожектор перенацелился на нас.

— Яна? Ты откуда здесь?!

— Р-р-р!!!

Лиммер достал из карманов бомбы и, активировав их, метнул нам за спину. Стальные шары сверкнули, земля дрогнула.

Я тут же упала на колени, готовясь к тому, что сейчас меня накроет оторванными конечностями, но Джон уже стоял рядом, подняв шит. На его плечах блестели серебристые крылья, на поясе висело несчетное количество ножей, фанат и неизвестных артефактов.

— Пока ты тут веселилась с ними всеми, тебе не попадался кучерявый пацан?

— Ты за ним?!

Джон повел мечом и нахмурился:

— Вроде того. Надеюсь, он жив?

Мико Пан скинул маскировочную сеть.

— Я жив! Кто вы?

— Мне поручено спасти вас и вернуть в Дикельтарк! Поверженные остатки трупов уже поднимались на ноги, у кого они остались.

— У нас мало времени! — напомнила я.

Мико поглядел на дирижабль.

— Так верните меня в столицу! Пока еще можно спасти императора!

Пилот замер:

— О чем вы?

Я первая рванула к болтавшемуся за его спиной тросу.

— Некроманты выступили на стороне Хкина! Ты должен связаться с магистром и предупредить! Но сначала на борт!

Оба вняли моим мольбам. Карабин защелкнулся на ремне. Еще один трос как раз размотался.

— Я задержу их, вы поднимайтесь! — Сила в ауре Джона нарастала.

Он выглядел таким уверенным, таким героичным, что я не сомневалась в нем ни секунды. Воздух затрещал от боевых структур, срывавшихся с его рук. Ших! Ших! Ших!

— У меня нет ремня! У меня нет ремня! — завизжал Пан. Бездна! Подскочив к парню, принялась обматывать трос вокруг его живота и бедер, теряя драгоценные секунды. Бух! Бух! Бух!

— Ау-у-у-у-у!!!

Готово! Я рванула сознанием к ловушкам машины, и лебедки тут же закрутились, унося меня ввысь. Внизу копошились мертвецы, сверкали заклинания, слышались взрывы.

Ветер раздувал мокрые волосы, навстречу неслось днище гондолы, привычная вибрация магии в крыльях успокаивала. Пух! Лебедка скрутилась, а я повисла на краю пилотского мостика, закинула туда одну ногу и наконец влезла на палубу. Да! Ура!

Чуть ниже болтался Мико Пан, который, впрочем, тоже довольно быстро забрался на борт. Я же уже разворачивала крылья, включала огни. Джон продолжал швыряться гранатами, но их взрывы казались отсюда далекими и глухими. Вскоре разделенное сознание ощутило, как Лиммер активировал лебедку.

Спустя минуту я принялась ускорять машину. В голове будто бил гонг, от резерва остались крохи. Мико сидел на палубе, обхватив себя руками, и дрожал, переживая отходняк. Джон тяжело дышал и держался за бок.

— Ты в порядке?

— Да. — Он медленно разогнулся. — Я поведу. У меня еще достаточно сил, а у тебя кровь на губах.

— Сначала вызови лорда и предупреди, что Димитрий собрался убить кронпринца и императора!

Джон тяжело вздохнул.

— Уже, Яна. Ни лорд Гарс, ни лорд Хеклинг, ни даже лорд Римт не отвечают. Где твой браслет?

— Не знаю.

Как «не отвечают», бездна на них всех?! А если магистр… если Эр так и не вернулся из Рора?.. Что, если он попал там в какую-то ловушку? Что, если… Я ведь не знаю, что произошло за то время, пока я была без сознания!

— Кто-нибудь из одаренных есть во дворце? — спросил юный вор.

— Диль! Кира!

— Сигнатур мисс Шоу у меня нет. Я свяжусь с братом.

Металлические пластины в парусах звенели, «Скиталец» выходил на свою максимальную скорость. Глянув на бортовой компас, я взяла курс на столицу. На западе еще виднелась узкая полоска чуть светлого неба. Ночь только начиналась.

— Проклятье! Что-то не так! Не отвечает, — с тревогой глянул на меня Джон. — Это плохо. Ройс всегда отвечает!

Я согласилась:

— Это очень плохо.

Вдруг никто не отвечает, потому что отвечать некому? Лиммер думал о том же.


Мы с Джоном объединили усилия и меньше чем за час увидели на горизонте Дикельтарк. Никто так и не ответил на наши вызовы. И если лорды легко могли быть заняты, то почему недоступен Ройс? Некстати в памяти всплыли видения, навеянные Рэдом. Сейчас не оставалось сомнений, что то было предсказание будущего. Вдруг оно наступило? И есть ли у нас шанс все исправить? Увидеть бы ордока…

Над столицей висели гигантские осветительные шары департамента правопорядка. У дворца сверкали боевые структуры, на площади колыхалось море дерущихся людей. Ветер донес отчаянные крики, звон стали и шипение магии. Джон направил нашу машину прямо туда. Я в ужасе застыла, увидев силуэт ящера, лежащего в парке перед воротами дворца… Не может быть! Если Рэд погиб, то лорд… Нет!

— Это мои люди! — перегнулся через борт Мико Пан. — Отец делает это из-за меня! Я могу все остановить! Как спуститься? Как мне спуститься, демоны рорские вас побери?!

Лиммер протянул ему карабин:

— Помни, на чьей ты стороне!

Кучерявый вор лишь смерил его презрительным взглядом и шагнул за борт. Ших! Ших! Бух! Красный фейерверк взорвался совсем близко, и на палубу полетели тлеющие головешки.

— Тоже иду! — Я уже хотела защелкнуть карабин, когда Джон уцепился за него:

— Останься, ты не поможешь, но рискуешь перегореть.

— Даже не думай об этом! Я иду! Там Рэд и… Разве ты не понимаешь?

Мой друг лишь тяжело вздохнул. Времени на уговоры и препирательства не осталось. Переглянувшись, мы оба прыгнули вниз, прямо в толпу сцепившихся людей. Неодаренных с кинжалами и клинками было много больше, чем агентов в черной форме, зато последние почти все оказались магами. Я мягко приземлилась на брусчатку.

Рядом двое головорезов молотили друг друга кулаками.

— Ы-ы-ы!!!

— Умри, ублюдок!!!

Чуть дальше четверо малолетних сопляков накинулись на сотрудника Ведомства, а приличный на вид мужчина сцепился с женщиной-агентом.

Взрывы, треск и нецензурная брань поглощали меня, словно пучина. Джон уже куда-то делся, а мне на спину кто-то прыгнул. Я извернулась, и противник свалился на землю. Швырнула в него оглушающую структуру. Теперь во дворец!

Но сотни человек вокруг, занятые бойней, мешали пройти. На возвышении в отдалении я заметила Хеклинга, командовавшего своими сотрудниками. Бездна! К нему пробирался Мико Пан, а воры и убийцы, находившиеся рядом, переставали сражаться и провожали его пораженными взглядами.

— Жив… жив… жив…

Зам Эра поднял руку, и Мико пропустили к нему.

Внезапно какой-то бугай с диким воплем ринулся ко мне с мечом. Я успела отскочить в сторону, и он пронесся мимо. Мико уже был на возвышении вместе с Хеклингом и что-то яростно тому доказывал. Один из агентов тем временем оглушил очередного бандита и развернулся ко мне.

— Остановитесь! — разнесся над площадью усиленный магией знакомый голос. — Всем остановиться! Всем прекратить сопротивление! Во имя гильдии! Прекратить сопротивление!

Услышав, люди замирали и поворачивались к пьедесталу. Крики стихали, но нарастал ропот.

— Гильдия не участвует в дворцовых переворотах! Я приказываю сложить оружие! Ради наших близких! Ради нашего будущего! Я, Мико Пан, жив и здоров благодаря агенту Ведомства! Я приказываю сложить оружие и сдаться немедленно!

— Именем императора, Мико Пан, вы арестованы, — провозгласил Хеклинг, и парень безропотно опустился на колени, передав ему свой кинжал. — Внимание! Любой, кто не подчинится законному требованию сотрудника Ведомства, будет ликвидирован на месте! Маги, на колени! Остальным лечь на землю!

И о чудо, люди следовали примеру своего предводителя, исполняли приказ, бросали оружие. Вся площадь за минуту легла на брусчатку, лишь немногие решились на сопротивление.

— На колени! — раздалось совсем рядом.

А вот про себя я как-то забыла. Эмблема Ведомства блеснула на браслете подошедшего ко мне мага.

— Я… я не с ними. — Горло не вовремя пересохло. — Я оттуда.

И ткнула пальцем в дрейфовавшего над площадью «Скитальца». Агент поглядел в указанном направлении и нахмурился:

— Браслет?

О проклятые лоранийские демоны! Вопросительно приподняв бровь, оперативник грубо схватил меня за шею. Конечно, ведь на моих запястьях не было никаких браслетов, и я прекрасно понимала — лепет о том, что он потерялся бездна разберет каким путем, сейчас не прокатит.

— Встать на колени, руки над головой, лицо опустить! В отделе выясним!

А вот в отдел нельзя. Я должна сначала узнать, что с моим лордом. Должна. Я вырвалась из его хватки. Направив всю оставшуюся энергию в щит за спиной, закричала со всей дури:

— Лорд Хеклинг!

Мощный удар чистой силой разнес мою защиту, и меня швырнуло вперед на несколько метров. Мир ненадолго померк, но сознание я не потеряла. Маневр удался — заместитель магистра взглянул на меня и, благодарение богам, узнал! Преодолев головокружение, попыталась подняться, но не удалось. Хеклинг сделал жест, и любитель уничтожать щиты легко поставил меня на ноги и поволок к своему начальнику.

— Где он?! Где он?! Он там?!

Из одних объятий я попала в другие.

— Даже не думайте идти во дворец, мисс Брайл! — мгновенно догадавшись обо всем, заявил Хеклинг. Значит, Эр жив, и он во дворце с Димитрием! Я бросилась вперед, но тонкие пальцы уже сжались на моем локте. — Вы там не нужны, и Эр обратит меня в пепел, если не помешаю вам!

Машинально я продолжала дергаться, но лорд Хеклинг уже тащил меня к воротам Ведомства.

— Рэд… Рэд погиб?

— Да, — зло выдохнул он.

— А если… если…

— Спокойно! С ним все будет в порядке. Вы расходуете энергию тонких тел. Успокойтесь!

Он вообще соображает, что мне советует?!

— Позвольте мне пойти туда!

— Нет.

Решетчатая калитка распахнулась, и Хеклинг впихнул меня на территорию Ведомства. Рядом тут же возникли два агента.

— Провести в кабинет лорда Гарса! — приказал он и, еще раз выразительно осмотрев меня, добавил: — И глаз с нее не спускать!

Проклятье! Проклятье! Этот белобрысый заместитель просто не оставил мне шанса быть там, с Эром! Накатили усталость и опустошение. Но он прав — я там ничем не помогу, а лорд не сможет сражаться в полную силу, если будет отвлекаться. Нет, я подожду, перетерплю. Магистр могущественен. Наши победят. Правда же? Правда?! Боги, как бы нам сейчас помогла ментальная связь!

— Лорд Хеклинг! — окликнула я его. — Это все организовал лорд Димитрий.

И из уст аристократа раздалась такая бранная речь, какую я даже от Ёза не слышала…


Регесторская империя. Дикельтарк


Эр Гарс


Я появился на площади в тот момент, когда Рэд спикировал в дворцовый парк.

Согласно легендам, все ящеры обладали определенными скрытыми способностями: мидоки были самыми примитивными и агрессивными, вымершие арцедоки по собственному желанию воспламенялись, а ордоки преобразовывали жизненную силу в магическую. Предки полагали, что наши одаренные каким-то образом переняли у них этот навык.

Крылья ящера засветились, оставляя в небе синие шлейфы. Я лишь однажды видел такое, когда мы бежали с ним из Орабата. Рэд приземлился. Сияющая многометровая стена щита, созданного им, отгородила дворец от рвущихся к нему убийц гильдии, предателей империи. Пасть раскрылась, и пространство потряс чудовищный рык.

О да, если вдруг Рэд впадает в ярость, то лучше ему в когти не попадаться. Вот и сейчас, завидев гигантскую рептилию, мелкие людишки быстро теряли всякое желание захватывать императорский дворец. Толпа схлынула обратно на площадь, и лишь самые упертые пытались пробить светящуюся стену. Тем временем со всех концов города сюда прибывали наши сотрудники. У кромки площади я заметил растрепанного Хеклинга с мечом в руке, вместе с несколькими агентами сражавшегося с бандитами. Хан Пан, тварь, заплатит за все!

Я послал другу мысленный вызов:

«Вальтер! Статус!»

Вокруг творился бедлам: бегали люди, кто-то что-то орал, где-то что-то взрывалось. Среди нападавших были и женщины, и даже дети.

«Эр? Наконец-то! Ты здесь?»

«Да! Вижу тебя, иду во дворец!»

«Там неупокоенные!»

«Займись гильдией, я разберусь с трупами. И убей, убей этого ублюдка Хана Пана! Он наверняка где-то рядом!»

В следующий момент один из магов зашвырнул в толпу гравитационную структуру, и я едва успел увернуться от пролетевшего над головой снаряда.

Пока одаренные били стену ящера заклинаниями, в небе вспыхнула ослепительная сфера, осветившая все вокруг. Разбежавшись, я влетел в щит Рэда, и он легко пропустил меня в парк. Ордоки всегда чувствуют того, чье сознание захватили, и желтый глаз мгновенно нашел меня.

По эту сторону хозяйничали рычащие неупокоенные.

Проклятье! Откуда они вообще взялись? Твари лезли на крылья ордока, безрезультатно пытались прокусить броню. Затормозив, я швырнул в ближайшего мертвеца ледяное пламя. Ящер пододвинул ко мне морду и шумно выдохнул. Перед внутренним взором вспыхнула картинка мертвой Изабеллы и кронпринца. Рэд призывал поторопиться.

И тогда я окончательно осознал печальный факт — мне уже не спасти его, он обыграл меня, давно сложив все события так, чтобы у всех нас оставался шанс. У Регестора, у императора, у принца. Если бы не он, мы с Яной еще долго разбирались бы в своих чувствах. А если учесть то, что узнал Сильвер…

Зубы Рэда сомкнулись на шее одного из резвых мертвецов. Против воли в моей груди зарождалась и ширилась пустота. Однажды мой старший и самый близкий друг попросил уважать его выбор. И вот он решил, что сегодня — прекрасный день для героической смерти. Проклятье!

Я не согласен с таким решением, но… так и быть, уважаю. И столько хотел бы ему еще сказать… Рэд обдал меня волной одобрения и благодарности. Прости, что не успею спасти тебя. Прости. Мы были лучшей командой. Сглотнув образовавшийся в горле ком, я раскрутил энергию и переместился в главный зал дворца.

— Прочь! — визжала Кирэн, отбиваясь от стаи неупокоенных прямыми ударами.

Ее платье, руки, лицо были в крови. Я подоспел вовремя.

— Про-о-очь! Прочь, твари!

Бросив в ближайшего мертвеца электрическую сферу, я быстро перехватил их внимание. Собрав побольше силы, выпустил ее себе под ноги. Раздался чудовищный взрыв. Плиты пола треснули, перекрытия провалились, и бегущие ко мне трупы попадали в образовавшуюся трещину в подвал. Отлично!

— Кирэн! — Я телепортировался к ней вплотную.

Девчонка подскочила от неожиданности, но тут же повисла у меня на шее:

— Дядя! Вы! Спасибо! Они… они хотели… хотели убить меня! Я… я думала, а…

Истерика нарастала.

— Тшш… — погладил я ее по спине. — Все. Все в порядке. Их нет.

— Нет… Нет!!! Они… Они… — Из глаз потекли слезы.

О бездна! Вот только не сейчас! Ненавижу это!

— Все. Все. Успокойся.

Она обвела безумным взглядом зал и вцепилась в мою рубашку:

— Это лорд Димитрий! Димитрий и начальник дворцовой стражи!

Димитрий? Не может быть! Но это хотя бы объясняло присутствие во дворце неупокоенных. Я наклонился и заглянул ей в лицо:

— Ты уверена?

— Да, они пошли убивать Фила, папу и маму! Скорее, идемте!

С трудом, но я отцепил девчонку от себя.

— Будь здесь.

— Нет!

— Да.

На препирательства не осталось времени, и я просто переместился в следующий зал. На полу лежали мертвые гвардейцы и гости, неупокоенные издевались над их телами и поэтому не заметили меня. Скрытый зал, где должны прятаться члены императорской семьи в случае угрозы их жизни, находился в противоположном конце дворца, но его точного расположения я не знал, поэтому пришлось бежать. Проклятье! И почему я прежде не бывал там?!

Первобытный страх гнал меня вперед по коридорам. Картинка, навеянная Рэдом, так и стояла перед глазами. Скорее! Скорее!!!

Перепрыгивая через тела, я мчался вперед, минуя освещенные и темные коридоры. Послышался детский крик. Фил! Бездна! Они где-то рядом! Почти на месте!

Выскочив из-за очередного поворота, я увидел арку, ведущую в тайный зал. Демоны рорские! У порога лежал начальник дворцовой стражи и… император с ножом в животе. Твою ж… Ноги на миг ослабели. А если… Переключившись на тонкое видение, я облегченно выдохнул. Амулет-хранитель исправно работал, но оставлять брата здесь не следовало. Трупы могли явиться в любую минуту. Подхватив Атниса под мышки, втащил его в ближайшую нишу, прикрытую полотном с гербом.

Когда я вошел в зал, Димитрий меня не увидел. Он толкал речь победителя Изабелле, пошатывающейся от энергетического истощения. На слабенький щит, укрывавший ее и сына, бросилась тройка мертвецов. Мальчик ревел и дергал мать за юбку.

Благодарение богам, я успел, императрица еще жива, а значит, видение Рэда не должно исполниться.

— …говорить, что я не хотел бы такого, Изабелла. Целители не пострадают, от живых одаренных проку больше, но с вами мы не можем поступить иначе. Ты же все понимаешь, девочка. Ты всегда была умницей… Кстати, как вы назвали Фила? Прости мне несоблюдение этикета, я пропустил ту часть церемонии… А на могильном камне нужно что-то написать.

Я не стал ждать непонятно чего. Вложил магию в оглушающее заклинание. Вот только так просто разделаться с очкастым старикашкой не удалось. Один из неупокоенных дернулся в сторону заклинателя и прикрыл его спину.

Резко развернувшись, некромант уставился на меня. Несмотря на творившееся вокруг безумие, выглядел он, как всегда, безупречно — в белоснежной рубашке и лаковых туфлях.

— Гарс, — протянул он, расплываясь в улыбке. — Мальчик мой, ты почти вовремя.

Бах! Демоны рорские! Изабелла свалилась на пол, и ее щит погас. Принц упал рядом с ней на колени, а Димитрий потянулся управляемыми нитями к своим зверушкам.

— Убить их! Снять амулеты!

Вся орава мертвецов рванула к императрице и принцу. Я переместился, возник на пути тварей, отбросив первого гравитационной структурой.

Старик достал свой ритуальный кинжал и деловито поинтересовался:

— Где же большая часть твоего резерва, Эр? Наверное, из Рора вернулся? Ну и как тебе там понравилось? Разнюхал что хотел? А я говорил Решману, чтобы тогда не захватывал «Ветерок», а дождался тебя. С Филисом мы бы договорились, а с тобой вечные проблемы.

Еще двух неупокоенных я встретил огненными сферами, затем ударил Димитрия чистой силой, но тот легко отразил ее.

— Для чего тебе это? А? — сквозь зубы прошипел я. Гнев тек по венам, рвался наружу, я всей душой желал прибить гада, но нельзя. Нельзя! — Разве тебе плохо жилось?

Сверкнула электрическая структура, поглощенная моим щитом.

— А разве хорошо? Ты не представляешь, что значит быть некромантом. Никто не представляет. А Атнис никогда не слушал моих советов, не давал свободы, постоянно твердил: «Законы непреложны, законы непреложны», — и я нашел того, кто исправит эти законы! — Его очки блеснули, некромант светился самодовольством. — Я! Все это сделал я! И Решмана сделал я!

Мертвецы скалились, лапая щит. Если сейчас не перехватить инициативу, энергии не останется.

— Твой план провалился, дворец окружен, повсюду наши агенты. Сдавайся, и, возможно, тебя не казнят!

Некромант неспешно расстегнул жилетку, бросил на меня ироничный взгляд. На поясе висели ножи и рорский накопитель.

— Вот врать у тебя никогда нормально не получалось. А у меня, знаешь ли, выбора давно не осталось.

Он поднял руку и активировал жезл. Сразу на полную. Я не успел ничего предпринять — мощная чужеродная магия смела мой щит, меня и принца. Стены содрогнулись, мое тело врезалось в одну из них, и мир на секунду померк.

— Мама! Мама! Мама-а-а-а-а!!!

Что произошло? Димитрий возился с накопителем, а неупокоенные уже накинулись на Изабеллу. В очередной раз отшвырнув тварей в противоположный угол зала, я рванул вперед. Старикашка задумал взорвать здесь все к рорским демонам, израсходовав последнюю энергию в артефакте. Ну уж нет!

Краем глаза я заметил, как в зал вбежала Кирэн. Бездна, только ее здесь и не хватало! Было же приказано оставаться в главном зале!

— Мама?! Фил?! — Ошалелыми глазами она уставилась на происходящее.

А за ее спиной появился тот, кого я совершенно не ждал, — Джон Лиммер.

С разбегу я сбил Димитрия с ног, и мы покатились по полу. Мои пальцы сомкнулись на протяжно скрипящем жезле. Некромант тянул его на себя, пытался из последних сил повернуть кольцо у рукоятки. Гаденыш! Размахнувшись, я всадил ему в лоб структуру оглушения. Старик на короткий миг замер, хлопнул глазами, но я уже вырвал накопитель из его рук и с размаху запустил в боковой коридор…

Взрыв был такой силы, что пошатнулись стены. Время растянулось, позволяя мне все прекрасно рассмотреть. Кирэн подлетела к Филу, сжала его в объятиях, закрывая спиной от огромного куска бетона, бывшего частью стены и теперь падающего на них.

Лиммер метнулся следом, попытался укрыть их всех щитом. Никогда! Никогда не используй магию подобным образом, но что делать, если другого выхода не осталось? Аура Джона засветилась, и светящаяся полусфера накрыла их троих. Я успел вскинуть руку и выпустить свою последнюю энергию. Глыба распалась на мелкие осколки, а моя голова взорвалась болью. Тьма накатила, и последнее, что я увидел, — это обрушение стены и потолка, который она поддерживала.

…Сознание вернулось, как только слегка восстановился резерв. Наверное, прошло минут десять, не больше. Ударной волной меня отбросило к выходу и засыпало пылью, штукатуркой, обломками потолка и арматурой. Закашлявшись, я выбрался наружу. От зала осталось немного — стена и перекрытие между первым и вторым этажами отсутствовали.

Несколько трупов еще пытались копошиться, но их придавило здоровыми глыбами. Димитрий валялся в груде мусора, рядом с ним пошевелилась Изабелла и медленно подняла голову. Но слева, в том углу, где должно было быть больше всего камней, пол оказался чистым. Невредимый Филипп смотрел на свою сестру слишком рассудительным взглядом. А Кирэн сидела на плитах и трясущимися руками пыталась надеть на Диммера амулет-хранитель, снятый с принца.

— Ты… ты подожди… немного, ага, — шептала она, захлебываясь неслышными рыданиями. — Ты… подожди. Не надо… слышишь, не надо. Я… сейчас… да…

Она пыталась и пыталась надеть ему на шею цепочку, но все никак не получалось.

— Ты… не можешь… оставить меня так, ты же обещал… Да?

Джон лежал на ее коленях и смотрел в потолок пустым взглядом. Откуда-то издалека доносились глухие взрывы.

— Вот так… да. Сейчас он сработает. Сработает… и… — Тонкие пальцы гладили светлые волосы. — Давай. Давай же… Джонни, ну давай же! Пожалуйста…

Кирэн склонилась над ним и ударилась лбом в его грудь:

— Ты не можешь оставить меня! Нет! Ну же, стучись, стучись!

Жаль, чрезвычайно жаль, но хранитель не возвращает мертвых из-за грани. Никто не возвращает. Амулет спасает только тех, на кого он был надет при жизни. Я прикрыл веки. Мир замерцал в тонком диапазоне. В теле моего ученика не светилось ни одного канала. Джон Лиммер погиб от критического магического выгорания. Мгновенно. Изабелла тяжело поднялась на ноги.

Девочка подняла на нее блестящие глаза:

— Мама! Что ты стоишь? Помоги! Исцели его!

Императрица мельком посмотрела на Лиммера и в панике повернулась ко мне. Кирэн верить не хотела. Я знал это чувство нереальности происходящего. Всем нам придется испытать его однажды.

— Джон… погоди, сейчас…

Она трясла его, будто это могло помочь.

— Мама, исцели! Исцели! Я люблю его! Люблю… Пожалуйста! Ну помогите кто-нибудь…

Я отвернулся. В зал вбегали агенты Ведомства, целители… Где-то там лежал Атнис с кинжалом в животе, вот кому требовалась срочная помощь. И Димитрия надо доставить в камеру. На негнущихся ногах я отправился прочь. А за спиной раздался крик:

— Будьте вы все прокляты! Прокляты!!!

Замерев на пороге, я вышел, так и не оглянувшись. Сегодня погибло много хороших бойцов. Вся дворцовая стража. И Рэд. И Лиммер.

— Что с его величеством? — хрипло поинтересовался я у ближайшего целителя.

— Все будет в порядке, милорд. А там? — Он кивнул на проем.

— Там уже некому помогать, — отозвался я и, оглядев холл, громко позвал: — Все деструкторы, сюда! Доставьте лорда Димитрия в наш изолятор.

— Есть, милорд!

Пока они выносили старика из зала, я снова и снова пробовал вызвать Яну. Проклятье. Прошла неделя, этот гаденыш мог сделать с ней что угодно. Отправить в Рор, например. Стоп. Сильвер ничего не сообщил о ней, но он уже давно отбыл из форта Крик…

«Эр, что у вас произошло?! Что произошло?!»

«Вальтер? Мне некогда».

«Это Димитрий, слышишь?!»

Я глубоко вздохнул:

«Да, он уже обезврежен. Императорская семья в безопасности. Ты получил результаты анализа крови из Рашарста?»

Хеклинг мысленно нахмурился:

«Получил… Его величество велел дождаться тебя и не предпринимать никаких действий. Но если ты беспокоишься за мисс Брайл, то не стоит. Она, Джон Лиммер и Мико Пан только что прибыли на дирижабле. Мисс Брайл истощена, но я отправил ее в твой кабинет».

От сердца отлегло. Слава богам! Безграничное облегчение вылилось в канал связи, порядком смутив Вальтера. К демонам. Разберемся! Главное, они не успели ее никуда отправить. Впрочем, видно, это не входило в их планы.

«Что с гильдией?»

«Восстание подавлено благодаря Мико Пану. Хан Пан ликвидирован».

Туда ему и дорога.

«Хорошо. Встретимся в Ведомстве, оставь местечко в магоизоляторе для Димитрия».

«Для предателя место всегда найдется!»

Деструкторы обхватили запястья старика, надели ему на глаза темные очки. Я лично планировал проследить за его доставкой в камеру. Над парком висел дирижабль и парили осветительные сферы, в их холодных лучах я увидел Рэда. Он будто спал. Как обычно. Но его аура таяла. Пока агенты возились с Димитрием, я приблизился к своему ордоку и положил руки на броню. Ну вот… Мы изменили ход событий, как он хотел. Удалось. Остается надеяться, что и дальше мы не предадим его память, а также память тех, кто уже отдал свою жизнь ради победы в этой войне.


«Вальтер, чтеца и деструкторов ко мне».

Калитка закрылась, и кабина поехала вниз. Этой ночью в Ведомстве творилось нечто невероятное: работали все три смены, изолятор был переполнен, в коридорах не протолкнуться.

«Они уже ожидают тебя!»

«Как его величество?»

«Пришел в сознание, требует тебя немедленно!»

Лифт остановился на подземном этаже для одаренных задержанных. Деструктор, замещавший Арклина, слегка поклонился.

«Римта убили. И надо его кем-то заменить».

Вот над этим я сейчас думать точно не собираюсь, дежурный открыл тяжелые ворота.

«Потом. Прикажи принести Яне ужин или уже завтрак, я не знаю, сколько еще провожусь с этим выродком. И пусть охрана внимательно следит за ней и никуда не выпускает до моего прихода».

«Ладно». — Друг тяжело вздохнул и отключился.

Навстречу мне шла процессия из чтеца и ее охраны.

— Милорд.

— Мэм, готовы? — спросил я, пока вскрывали запечатанную дверь.

— Да.

Деструктор вставил пластину безопасности в паз, и многоуровневая замковая структура погасла. Димитрий сидел на полу со скованными за спиной руками, глаза закрывали черные, светонепроницаемые очки. От его привычного лоска не осталось и следа — кровь в волосах засохла, жилетка превратилась в лохмотья, а ботинки покрывал слой пыли.

Занесли стулья.

— Мне нужно видеть его глаза, — произнесла магиня.

Я послал ей вызов через браслет и установил связь. Когда очки сняли, старик вздрогнул и попытался вскочить. Не вышло.

— Приступайте, — велел я, усаживаясь поудобнее.

Покрытое ссадинами лицо перекосила гримаса ненависти.

— Ты… — задохнулся некромант, но договорить не успел.

От разрывающей боли он взвыл. Через браслет ко мне потекли рваные, неясные образы. Димитрий отчаянно сопротивлялся. Глупо сопротивляться чтецу. Минут через десять магиня переломила его жалкие потуги и начала свободно считывать информацию из его памяти…

Все действительно началось давно. Великий план по перекройке заведенного порядка вещей возник в сознании главного некроманта еще в молодости. Заступив на должность директора школы, он регулярно выслушивал нытье недовольных жизнью адептов. Вместо того чтобы вправить им мозги, Димитрий проявлял ненужное сочувствие, твердил об исключительной редкости их дара и просил немного потерпеть. Просил, а сам дожидался шанса, мечтая усилить свое влияние не только в империи, но и за ее пределами. И такой шанс подвернулся, когда в его обитель явился житель Шордаста — белобрысый юноша, пожелавший проверить свой дар. Сегодня его знали все, а тогда молодой и не особо осторожный Решман Хкин искал себе союзников. Уже в то время он грезил о личном могуществе и экспериментировал с различными видами магии. Димитрий сразу догадался, откуда на самом деле прибыл потенциальный ученик. Инструкции требовали немедленно арестовать рорского мага, но некромант решил иначе и предложил ему сделку.

Через год, изучив необходимый минимум схем структурной магии и, что самое важное, заклинания подъема и контроля неупокоенных, Хкин вернулся в Рор для главного — собрать силу, способную смести магов империи и прекратить правление династии Каврэн. Место Атниса в соответствии с новым планом должен был занять Димитрий. Он тщательно изучал основы кровной магии и создание портальных пентаграмм, одновременно занимаясь поиском сообщников в Дикельтарке.

Постепенно вокруг уже пожилого лорда образовалась группа недовольных адептов-некромантов, которым он активно помогал с карьерой. За директором и к тому моменту членом Совета повседневное наблюдение не велось, и Димитрий быстро обзаводился необходимыми знакомствами. Например, будущий начальник дворцовой стражи уволился из Ведомства и по протекции некроманта возглавил гвардию Атниса.

Тем временем дела в Роре шли не так гладко. По воле Ораша Хкин занял один из полуразрушенных замков, восстановил его и создал в подземелье свою лабораторию и хранилище крови. Но из неодаренных много энергии не нацедишь, и сообщники переключились на магов Регестора. Чтобы не вызвать подозрений, их похищали нечасто, когда же и крови одаренных перестало хватать, Димитрий предложил захватить дирижабль. Хкин сразу согласился, он давно мечтал заиметь личный воздушный аппарат.

На наше общее с лордом Филисом несчастье, в один из вечеров мой отец позвал членов Совета на ужин и обмолвился о грядущей смене руководства Ведомства. Император выбирал между мной и Филисом и зачем-то поинтересовался мнением некроманта. Разумеется, Димитрий посоветовал ему Дастина, но отец сомневался и решил устроить мне финальную проверку. Воспользовавшись случаем, старик надоумил его отправить меня в проклятый Воленстир, проверить мои дипломатические навыки и исполнительность.

Но вышло так, как вышло, и, узнав о замене пилота, Хкин отказался отменять операцию. В результате рорцы получили один из лучших аппаратов Регестора, всех его пассажиров и самого могущественного мага, подчинявшегося лично колдуну.

Между тем Димитрий по-прежнему искал союзников, точнее, тех, на кого можно перевести стрелки в случае, если у Ведомства возникнут подозрения. Так его адъютант сошелся с Зельдой, передавшей сбежавшим заключенным накопители, и легко пожертвовал ею, когда Джениз расколола Дорза. Он успешно пудрил мозги мне, вовремя подменив воспоминания убитого Граллера на собственные, и я тогда не узнал, кто именно завербовал мальчишку, подсадил на ярь и научил рисовать пентаграммы порталов. В действительности никакой женщины не существовало, а пакет с травой адепту передал обычный почтовый курьер, нанятый некромантом в Фертране.

Когда Хкин наконец договорился с воленстирцами о неофициальной поддержке, Бирлек прибыл в Дикельтарк для первой встречи с Димитрием. Интересно, что именно Бирлек выбрал тот самый клуб, на пороге которого старик столкнулся с Яной и ее подругами. И это наводило на определенные мысли… В знак добрых намерений воленстирец преподнес новому союзнику слишком редкий для Регестора кинжал с синеватым лезвием, тот самый, который специально оставили в кабинете Зельды, чтобы сбить следствие с правильной версии. Всеми возможными способами Димитрий стремился обезопасить себя, ради чего активно поддерживал меня в Совете. Демоны, куда я только смотрел?! И ведь еще Яну к нему отправил!

В истории с побегом Кирэн этот мерзавец тоже поучаствовал. Изначально он предусмотрительно заправил накопители собственной кровью и мог пользоваться порталами, переносившими его к исполнителям. Начальник дворцовой стражи с энтузиазмом выдал старику всю секретную информацию, и тот немедленно организовал засаду на наивную девчонку.

Он весьма рисковал. Приди мы в институт на несколько часов раньше, и Зельду удалось бы спасти, а о предательстве Димитрия стало бы известно. Но и после этого он продолжал сливать Хкину важные сведения с заседаний Совета.

А еще я внимательно просмотрел все, что происходило с Яной в его обители за эту неделю. К сожалению, информация, переданная Сэйдаром, подтвердилась, хотя я надеялся на обратное. А значит, меня ждет крайне тяжелый и не сулящий ничего хорошего разговор с императором. Тот факт, что он отложил вопрос с результатами экспертизы, уже говорит слишком о многом. Бездна! Проклятые некроманты!

Было уже позднее утро, когда мы заканчивали допрос. Старик больше не орал, лежал на полу и смотрел в одну точку перед собой.

— И все-таки, мэм, вы уверены, что он не знает, кто источник? — подавив зевок, уставился я на магиню.

Та поджала губы.

— Абсолютно. Вы же видели воспоминания, где лорд советует Хкину не раскрывать эту тайну ему, пока император не будет убит.

— Причастен ли он к побегу Мадины Филис?

Нахмурившись, магиня присмотрелась к заключенному.

— Нет, ваша милость, — спустя полминуты отозвалась она. — Они не связаны, но лорду известно, что эта женщина находится в форте Крик.

Дождавшись моего кивка, девица удалилась. Когда ее сопровождение покинуло камеру, я лично проверил еще раз наручники и, не удержавшись, со всей силы пнул Димитрия ногой в живот. Он захрипел и затих. Казнь — слишком легкая смерть для этой мрази.

Дежурные деструкторы запечатали дверь камеры. Убедившись, что все в порядке, я выдохнул и срочно телепортировался в свой кабинет.

Яна! Наконец-то! Я желал видеть ее немедленно, чтобы узнать, как ей удалось выбраться из Школы некромантии. Несмотря на заверения Хеклинга, что она в порядке, я точно знал — с ней, к демонам рорским, все совсем не в порядке! Но теперь я взгляда с нее не спущу, что бы там ни надумал Атнис.

Когда я вывалился из ниоткуда, она сидела в моем кресле, вытянув ноги, и смотрела в пустоту. На столе стоял поднос с нетронутым завтраком. Шторы были опущены, и несколько светляков парили под потолком, разгоняя сумрак тусклым светом.

Девушка взглянула на меня блестящими, красными от усталости глазами. Секунда показалась мне вечностью, шестым чувством я ощутил ее волнение, тоску и боль. Вина резанула по сердцу. Знай я правду раньше, не грубил бы ей тогда.

А потом Яна резко вскочила, подлетела ко мне и повисла на шее. Возникло странное непривычное ощущение, будто я… дома?

— Жив! Жив… — Теплые пальцы скользили по синякам и царапинам на моем лице.

Между нами будто сломался еще один невидимый барьер. Тот самый, который мешал ей быть со мной самой собой без опасений и сомнений…

Когда мир рушится и гибнут небезразличные нам люди, когда разум не успевает смириться с действительностью, то сосредотачиваешься на главном, забывая про мелкие и глупые разногласия. Сегодня стало ясно — оберегать ее я больше никак не смогу, а это значит, что мы можем не пережить эту войну, возможно, наши дни уже сочтены, так не лучше ли провести их вместе, как мы оба того хотим?

Я сжал ее в крепких объятиях, приподнимая над полом. Дверь за спиной распахнулась, в кабинет вбежал запыхавшийся Хеклинг. Завидев нас, он облегченно выдохнул.

— Эр!

— Иди к демонам, Вальтер! — Я зарылся в Янины волосы.

Хоть минуту, твари. Минуту побыть с любимой женщиной. За спиной раздался тяжелый вздох.

— Эр… Император просил напомнить тебе про экспертизу из Рашарста и про срочное совещание у него во дворце. Это первостепенная задача. А… э-э… с мисс Брайл вы сможете… пообщаться позже. Это приказ императора, Эр! — Он выразительно поднял бровь.

Впрочем, друг не виноват. Наверняка ему самому неприятно все это… Зам нервно топтался на месте, стараясь глядеть куда-то в сторону.

— И еще… все ждут тебя. На церемонии кремации Рэда. Вздохнув, я вопросительно поглядел на Яну.

— Иду с тобой, — тут же отозвалась она.


Регесторская империя. Дикельтарк


Кирэн ди Каврэн


Ее величество распорядилась вколоть Кирэн успокоительное, и, возможно, вовремя, иначе она, наверное, не пережила бы новость о смерти Рэда. Кремация прошла для нее как во сне. Девушка все видела, но ничего не понимала. Вроде лорд Гарс зажигал костер. И вроде рядом находились Диль и императрица…

Лежа в постели, Кирэн тупо смотрела в узорчатый потолок. Воспоминания, будто пчелы, роились, оставляли горький, жалящий осадок. Все лучшее, что было в ее жизни, связано с Джоном. Его светлые глаза, искрящиеся теплом и радушием, мягкая улыбка, редкие моменты, проведенные вместе… Темная ночь, его неусыпное внимание, первый поцелуй… Образы водили в ее голове невидимые хороводы, мучили, причиняли боль. Почему он погиб, а она осталась жива? Ведь решение спасти брата приняла принцесса, а Джон, не колеблясь ни секунды, бросился прикрывать их, обменяв ее жизнь на свою…

Диль переселилась в ее покои, спала на диване, но разговорить Кирэн не пыталась. Наверняка и графине было нелегко, ведь через ментальную связь она ощущала переживания Ройса.

А еще Рэд. Величественный, мудрый, от одного его вида перехватывало дыхание… Девушка мечтала однажды разделить с ним сознание и полететь, как лорд Гарс. Но ордока теперь тоже не стало. Почему? Почему все, кто был ей дорог, погибли?! Школа… Принцесса возненавидела ее. Больше она туда не вернется. Незачем и не для кого… Слезы катились по щекам, а когда перестали, наступила пустота, тяжелая, давящая изнутри.

Приходил целитель, пытался дать успокоительное, но принцесса запустила в него поданным стаканом. Упав на пол, тот разбился на мелкие осколки. Свернувшись калачиком, она продолжала плыть в своей боли…

Сколько прошло времени? Сутки? Трое? За окном палило солнце, в приоткрытое окно задувал теплый ветерок, один из шпилей дворца ослепительно блестел. Кира с трудом разлепила опухшие веки и осторожно села. Мысли из головы пропали, сознание будто изолировало их тысячей слоев защитных заклинаний. Но кое-что девушка помнила очень хорошо. То самое воспоминание не оставляло ее в покое, зациклилось, без остановки крутилось перед внутренним взором.

— Отец здесь?

— Сейчас да.

— Великолепно.

Под удивленным взглядом Диль Кирэн скрылась в гардеробной и вскоре вышла одетая.

— Ты куда?

— Собираюсь сообщить о своем отъезде.

Графиня взглянула на нее как на полоумную:

— Каком отъезде?

Принцесса развела руками и вышла из покоев.

Хотя от былого погрома не осталось и следа, в коридорах лежали мешки с какими-то строительными смесями, инструменты, туда-сюда сновали люди в рабочих комбинезонах и обслуга. Никто не обратил на Кирэн внимания, впрочем, ей было все равно. Дворец казался чужим и не мог больше называться ее домом.

Около кабинета отца дежурило не менее десятка гвардейцев, специально отозванных с фронта. Они-то и попытались остановить ее.

— Пропустите! — гневно воскликнула она заступившему дорогу офицеру.

— Кира… — позвала Диль, все это время не отстававшая ни на шаг.

— Не положено. Совещание, ваше высочество! Ваше высочество… Не положено!

— Открыть двери!

Створки отворились, и изнутри донеслись обрывки жаркого спора между отцом и Гарсом.

— …запрещаю рисковать! — опершись о столешницу, орал правитель. — В этом нет никакого смысла! Смирись! Я не позволю тебя так бездарно подо…

Его величество заметил дочь и прервался на полуслове. Помимо него и дяди в кабинете находился лорд Аливер, теребивший шляпу и пытавшийся слиться с мебелью.

Гарс обернулся и тихо выматерился. Кирэн не интересовало, о чем они тут беседовали, но, завидев главу Ведомства, она ощутила глухую ярость. Сейчас она понимала — ее дядя мог выбросить разряженный накопитель в другой коридор, но там находился раненый отец, и как верный пес он сделал все, чтобы спасти своего правителя.

— Я не звал тебя! — досталось девушке гнева императора.

Плевала она, звал он ее или нет. Проигнорировав общее недовольство, Кира спросила:

— Тело… Джона еще во дворце?

Шумно вздохнув, император пожал плечами:

— Я не знаю.

— Еще здесь, — ответил магистр.

— Я буду сопровождать его в Заоблачную, — сообщила принцесса. — И если вам, ваше величество, есть что сказать мне по этому поводу, то я слушаю.

Стоявшая рядом Диль сильно побледнела. Кирэн почему-то была уверена, что вместе с подругой в кабинете незримо присутствовал Ройс.

Император нахмурился:

— Милорды, мы закончили.

Гарс скрипнул зубами, холодно взглянул на правителя и направился прочь.

— Э-эр, — выразительно протянул отец, заставив того замереть у дверей. — Ты меня понял? Это приказ.

Лорд Аливер шмыгнул следом за ним, послышался характерный звук удара кулаком и чей-то стон. Приложив руку к ребру, Атнис поморщился, на его лбу блестел пот.

— Мне говорили, тебе был дорог тот юноша… — Он задержал взгляд на Кирэн, потом посмотрел на графиню: — Роду Диммеров выделены дополнительные земли и наследный орден защитника императорской семьи. Молодого графа будут хоронить в зале славы Фертрана.

Диль подняла глаза.

— Империя гордится такими сыновьями. Если бы не лорд Лиммер, моя дочь была бы мертва. Поэтому… — Правитель осторожно поставил на стол широкую шкатулку и открыл крышку. На бархатной подушке лежала лента с пятью амулетами-хранителями. — Семья, подарившая нам героя, более не потеряет ни одного. В эти темные времена, отдавая дань памяти погибшим за нас и за будущее государства, мы объявляем о выборе имени кронпринца. Отныне наследника зовут Джон Филипп де Каврэн.

Кирэн перестала дышать. Слезы, которые, казалось, закончились, потекли снова. За спиной шмыгнула носом Диль, а отец взял ленту и повесил амулет на шею графини.

— Это честь для нас, ваше величество, — выдавила она.

Правитель кивнул, отпуская ее, и повисла гнетущая тишина. Принцесса слышала свое дыхание. Прошло не меньше минуты, когда она наконец решилась произнести главное:

— Я не вернусь в школу.

— Не возвращайся, — удивительно легко согласился отец и, подумав, добавил: — Я почти не знаю тебя теперь, Кирэн. Ты пошла во дворец, полный неупокоенных, чтобы предупредить нас. Никогда бы не подумал, что у меня такая смелая дочь.

Принцесса стояла статуей.

— Мне необходимо лететь в Аркалаг. Возьми себе амулет. Не понимаю, почему у тебя его не было. — Император протянул еще один хранитель.

С брезгливостью посмотрев на подвеску, девушка помотала головой и молча вышла за порог.


Регесторская империя. Дикельтарк


Яна Брайл


Позднее я не вспомню деталей этих событий. Кремация Рэда во время дождя, белый дым, известие о смерти Джона и тяжелая пустота под сердцем, серое, бесстрастное лицо Эра и пугающее безмолвие, нарушаемое звоном колокола. Кире сделалось плохо, ее увели, что-то сказал император, я не разобрала слов…

Каким-то образом мы вернулись в кабинет, лорд ничего не говорил, и мне не хотелось. Помню, он налил себе виски, долго разглядывал переливающуюся жидкость, выпил и не остановил меня, когда я потянулась к его стакану. Помню, несколько раз заходил Хеклинг с неясной целью, за ним тенью следовала охрана. Бутылка пустела. Странная это была ночь, Эр сидел напротив, а потом вдруг оказался рядом. Хмельной туман заволок сознание, и я незаметно заснула в объятиях магистра.

Утро выдалось ярким, солнце проникло через вертикальные жалюзи, добралось до кресла и разбудило меня. В глаза будто песка насыпали. Поморщившись, я сбросила плед и огляделась. У дверей стояли двое незнакомых агентов и в упор смотрели на меня. Лорд отсутствовал.

— Доброе утро, мисс! — хором выдали они.

Бездна! Просыпаться в помещении, где демон знает сколько находились двое незнакомых мужиков… это необычно.

Я подозрительно покосилась на них.

— Доброе…

— Его милость на совещании у его величества.

Ну да… Хеклинг же говорил что-то. И зачем магистр приставил ко мне этих надсмотрщиков? Не думает же он, что я снова отправлюсь искать неприятности? Нет, наверное, все дело в браслете, без которого я осталась в очередной раз. Когда только умудрилась его снять? Может, забыла в камере в подземелье у некромантов?

— Если желаете переодеться, принять душ, то следуйте за нами.

Привести себя в порядок весьма хотелось, и я отправилась за ними. В Ведомстве действительно отыскался душ для сотрудников. Мне без разговоров выдали комплект черной формы без знаков различия и тубус с зубной щеткой, пастой и маленькой расческой. Выбравшись из кабинки, я немного приободрилась и облачилась в новую одежду, прилагающийся к ней пояс пришлось сменить своим.

Деструкторы, а судя по эмблемам на кольцах, это были они, сопроводили меня обратно в кабинет лорда. На столе лежала коробка «Экспресс-завтрак от „Кофейной тайны“» — какой-то местный ресторан, вероятно, развозил еду на заказ. Некоторое время я вдыхала аромат ванильных блинчиков, разглядывала в тонком диапазоне большой металлический стакан с завинчивающейся крышкой, покрытый, о боги, подогревающей структурой!

— Лучше все-таки поесть, — произнес Эр за моей спиной, неправильно трактовав мое замешательство.

При появлении начальника оба мага тут же выскочили за дверь, а я взглянула на сияющего лорда уже обычным зрением. Некоторое время мы смотрели друг на друга. Он устал, в глазах затаились невнятные чувства. То ли грусть и сожаление, то ли радость оттого, что и в этот раз мне удалось выжить и вернуться к нему. Стало больно. Как он еще не поседел из-за меня? Хотел уберечь от бед, а я снова оказалась в центре событий…

Лорд взял из моих рук кофе и отхлебнул.

— Твоя мечта сбылась, — выдал он. — Мы отправляемся в Аркалаг на войну.

Если я и хотела что-то сказать, то от неожиданности едва не подавилась словами. На войну?! В Аркалаг?! Где остались Хельга, Милман… Ройс. Бедный Ройс… Магистр заметил мое удивление и усмехнулся — нехорошо, раздраженно. Будь его воля, век бы мне этого Аркалага не видеть, но, похоже, даже ему пришлось признать, что мне безопаснее находиться рядом с ним, чем где-то еще. То была победа. Моя победа! Вот только в связи с последними событиями удовольствия она не доставила. Мысли о Джоне и ордоке пришлось волевым усилием выкинуть из головы. Злоба забулькала под сердцем. Держитесь, сволочи, я отомщу! За всех!

— Я готова.

Эр поморщился:

— Нет, не готова, но с тобой ничего не случится. — Он вздохнул и поглядел в сторону. — По крайней мере, пока я жив.

Его настрой мне не нравился, но развивать эту тему я не решилась — вцепилась в стакан с кофе и принялась наслаждаться необычным, мягким вкусом.

Спустя минуту все же рискнула поинтересоваться:

— Что случилось с лордом Димитрием?

Вчера мне уже рассказали, что этот мерзавец лично пытался убить членов императорской семьи, в том числе и кронпринца.

Его милость ответил не сразу.

— Арестован. Его ждут несколько сканирований памяти, суд и казнь.

«Так ему и надо!» — только и успела промыслить я, когда Эр вдруг в два шага преодолел разделяющее нас расстояние и схватил мое запястье.

— Яна, посмотри мне в глаза. — Его пальцы сильно сжались. — Там, на фронте, не смей отходить от меня даже на шаг. Ты слишком много для меня значишь!

Вообще-то никуда отходить я не собиралась, довольно этих глупостей. В Школе некромантии боялась, что больше никогда не увижу его, и все отдала бы за ментальную связь! Лорд коснулся пальцем моих губ, медленно провел по щеке. Посмотреть в его глаза… Они сделались печальными. Он продолжал сомневаться, не хотел рисковать. Но я хотела! Немного смелости, и он поймет, что ничего страшного не случится…

— Кхм! Эр! Дирижабль готов! — ворвался в кабинет натянуто улыбавшийся Хеклинг.

Магистр опустил руки и наградил его мрачным взглядом:

— Прекрасно, Вальтер.

— Могу я поговорить с тобой? — Заместитель выразительно покосился в мою сторону. — Наедине. Это важно.

— Нет, — холодно отрезал магистр и, схватив коробку с завтраком, потянул меня в коридор.


Я ликовала. Я так ждала этого, так хотела! Ведомственный «Скиталец» под моим управлением шел на север. Магический треск в парусах звучал как музыка, ветер дул в лицо. Свобода! Небесный простор! Под мостиком плыли зеленые ландшафты, деревья отбрасывали длинные тени, озера отражали кучевые облака, подсвеченные желтым закатным светом. Позади остался Дикельтарк и весь его ужас. Кто знает, возможно, впереди нас ожидают испытания похлеще, но этот момент принадлежит только мне.

Машина послушно отзывалась на мои действия, она была новенькой, каждый механизм блестел маслом. Я сдвинула руль управления, поправила курс и вдруг увидела его. Эр прислонился к вертикальной стойке и, склонив голову набок, разглядывал меня. Потемневшие радужки мерцали. Ах ты ж… От неожиданности я замерла с картой в руке. Щеки запылали, когда догадалась, чем именно он любовался… На смену секундному ступору пришел неуместный трепет неопытной девицы, пришлось срочно подавить его, но сердце все же застучало быстрее. Я иронично выгнула бровь. Неужели?

Лорд прекрасно понял невысказанный вопрос, хищно улыбнулся и двинулся к мостику. Ой-ой-ой! В голове заметались несвязные мысли. Он издевается надо мной? Или… Что это означает, бездна тебя возьми?

По спине промчались мурашки, взгляд Эра сделался абсолютно наглым, непривычно липким, ощупывающим, но на моем лице не дрогнул ни один мускул. Вскинув подбородок, я делано гордо наблюдала, как он неспешно приближается, будто подкрадываясь к добыче, как ветер треплет его хвост, а черная рубашка обтягивает великолепную мощную фигуру. Ух! Эр излучал непоколебимую уверенность в себе, подавляя одним своим видом и манерой держаться. Неосознанно, но лорд будто заявлял этому миру, что здесь он — мужчина номер один, могущественный маг, победитель, главный. А я млела. Меня охватил невообразимый восторг, напряжение росло, и приходилось затрачивать колоссальные усилия, чтобы не выдать его ни жестом, ни взглядом.

В кубрик я не заходила с самого вылета, слишком уж молчаливым магистр был всю дорогу до гавани, его состояние беспокоило, вызывало опасения, но… судя по всему, он находился в каюте лишь пару минут. Неожиданно подумалось, что нашего единственного пассажира — лорда Грейдеринса — в последний момент как-то подозрительно пересадили на другой аппарат…

Эр был уже близко. Не сводя испытующего взгляда, осторожно забрал из моих рук карту.

— Надо заворачивать правее, — зазвучал бархатный голос, слова растягивались, их смысл терялся. — Чтоб ты знала, мы следуем не в Аркалаг, а в его ближайшую крепость. И должны прибыть туда завтра утром…

Воздух потрескивал, во мне проснулось нечто первобытное. Сглотнув, я озорно переспросила:

— Завтра?

— Завтра, — прищурился он.

В груди порхали бабочки. Один шаг разделял нас, и Эр желал, чтобы я сделала его, манил собой, в грозовых глазах разгоралось желание, опасное, горячее. Играя с огнем, я не сдержала провокационной усмешки и подглядела за ним в тонком диапазоне. Одежда потускнела, и силуэт магистра предстал передо мной во всей красе. Аура полыхала, сила текла по каналам, точно очерчивающим мускулистые руки, грудь, рельефный живот и… О предки! Еще ниже разгоралось красное свечение.

От неожиданности я шумно втянула воздух, вернулась к обычному зрению и как бы невзначай покосилась на Эра. Демоны, он все видел! В следующую секунду лорд схватился за мой ремень и дернул на себя. Планшет с картой упал на палубу, а я вцепилась в его рубашку, ощутив на виске дыхание, сводившее с ума. И вновь трепет, жгучий и нетерпеливый, накрыл меня, я слегка привстала на носочки и тут же была крепко сжата в объятиях. Его губы коснулись моих легко, дразняще, наверное, поцелуй длился бы долго, но стоило на него ответить, как Эр перестал сдерживаться и принялся целовать меня агрессивно, страстно. Порхающие в груди бабочки опустились ниже и замахали крыльями как оголтелые. Демоны, я не могла этому противиться! И не хотела!

Его пальцы скользили по спине, заставляли выгибаться навстречу, серые глаза мерцали мучительной жаждой, а пространство вокруг дрожало. Война и ее трагедии, друзья, школа, прошлое — все отодвинулось куда-то далеко. Живое — для живых. В этом охватившем нас бешеном вожделении замедлялись секунды, разделенное сознание потеряло контроль над «Скитальцем», треск стих, сложились крылья, но мы этого уже не замечали, ибо мир сузился до нас двоих…

Я вдыхала его запах — пряный, чуть горьковатый и чрезвычайно дурманящий. Тихо рыча, Эр осыпал мое лицо, шею жалящими поцелуями, каждый раз вынуждая вздрагивать от незнакомых ощущений, бивших, будто электрические разряды, прямо вниз, туда, где ширилось возбуждение. Я ли это?! Ведь я неспособна на такие сильные чувства! Сомнения захлестнул первобытный инстинкт. Как можно сдерживаться?! Лорд перехватил меня за подбородок дрожащей рукой и прохрипел:

— Ты… ты понимаешь, что может не быть дороги назад?

Дурак! Меня штормило от нетерпения. Ментальной связи я не боялась! Каким-то чудом умудрилась кивнуть.

Его глаза засияли восхищением. Никто и никогда не смотрел на меня так, и я окончательно потерялась в рвущемся наружу желании, воздух затрещал силой, раскалился. Руки лорда подхватили меня и усадили на бортик дирижабля. Не отводя взгляда, он медленно стянул заколку с моих волос, их тут же разметал ветер, горячая ладонь отыскала застежку под рубашкой и расстегнула, затем осторожно переместилась по резинке бюстгальтера вперед. Боги! Она путешествовала по чувствительным местам! Слишком чувствительным! Застонав, я закусила губу. Нет, он все-таки издевался надо мной! Хотел, чтобы я окончательно обезумела от нарастающего напряжения! Уголки тонких губ приподнялись. Мы одновременно вцепились в рубашки друг друга, едва не оторвав пуговицы, торопясь освободиться от ненужных тряпок, и вскоре одежда полетела на палубу.

Лучи закатного солнца осветили Эра, словно специально подчеркнув его внешнее совершенство — кубики пресса, мышцы, закручивавшиеся лентами вокруг плеч. Бездна, все было даже лучше, чем я видела тонким зрением! Рядом с этим гигантом я ощущала себя тростинкой, отчего заводилась еще сильнее!

Он тоже пожирал взглядом мою грудь, даже слегка отстранился, будто рассматривал произведение искусства. Жажда продолжения подавила любой стыд в зародыше, я зовуще прогнулась в пояснице и, обхватив его талию бедрами, потянула к себе.

Эр оглядел меня так собственнически, что стало ясно — назад пути не будет! Щелкнула пряжка ремня, и через секунду он стоял между моих ног полностью обнаженный. Закружилась голова, когда я увидела, где скопилась энергия его тонких тел. О бездна! О бездна-бездна-бездна!!! Но Эр не дал и мига оценить все его достоинства: ловко приподняв меня, он за секунду стянул штаны и белье. Я оказалась прижата к стальному торсу, и не только торсу, отчего тут же заерзала, не в силах больше терпеть! Боги, да что это творится?! Еще через секунду он снова усадил меня на ограждение, а язык ласкал то там, то здесь, отчего мой разум окончательно помутился, из горла рвались хрипы, а руки сами тянулись к его запретным местам. Я стала чистой страстью, порывистой и резкой, извивалась под его касаниями. Небо над нами темнело, воздух гудел от непонятно каким образом сбрасывавшейся в пространство нашей общей силы.

— Моя… моя… — почти неслышно шептали губы.

Внезапно он замер, а потом подтолкнул меня вперед. Я соскользнула прямо на него. Ох! Томление, достигшее предела, миллионом иголочек вонзилось изнутри. Эр дал возможность привыкнуть к вихрям энергии, проходящим по позвоночнику, а затем вдавил в вертикальную стойку у мостика. Я больше не помнила себя, вся ушла в ощущения, в этот постепенно ускоряющийся ритм, кажется, кричала, впивалась в его спину, пульсировала на грани, такой растянутой грани…

Сколько длилась сладостная агония? Не так долго, но и немало… Слишком хотели друг друга, слишком долго ждали…

И оно случилось. Копившееся напряжение взорвалось, понесло меня на пик наслаждения и разошлось по телу волнами небывалого экстаза. Эр рванул вперед, прервал крик поцелуем, я интуитивно почувствовала его момент, сжалась и тут же оказалась придавлена мощной грудью. Энергия заполнила меня до краев, кое-где на коже потрескивало статическое электричество…

Обессиленная, я тяжело дышала и глупо улыбалась… Кто бы подумал, что можно так желать… Сердце наполнилось нежностью, а глаза защипало. Это произошло со мной! Впервые я расслабилась, отпустила страх, убрала невидимые защитные барьеры, потому что чувствовала — здесь, с ним, они не нужны. Я доверила ему себя безусловно, сдала всю до последней клеточки и от этого стала бесконечно счастливой. Грозовые глаза мерцали, следили за мной. И их взгляд был сытым, удовлетворенным.

Треск вокруг прекратился, над головой горели звезды, внизу плавали темные кучевые облака, и только на горизонте догорала бордовая полоска заката. Эр поставил меня на палубу, и я вдруг поняла, что все это время он держал мои ноги на весу. Опершись о борт, он продолжал любоваться мной, а потом едва заметно кивнул, будто что-то решил.

Я осторожно шагнула к нему, коснулась плеча, он тут же потянул меня к себе, придавил к ограждению животом. Борода щекотала плечо, руки обнимали, теплое дыхание ощущалось на шее.

— Я люблю тебя, — вырвалось само собой.

У горизонта светились далекие провинциальные городки, серебрились озера…

— Я знаю.

Мы еще какое-то время стояли так, но вскоре он снова развернул меня к себе. Та ночь выдалась долгой, волнующей… У нас были кровать в каюте, коробка с закусками и вином, пустая палуба и все небо на двоих.


Провинция Вулаг. Окрестности Аркалага


Яна Брайл


Качаясь от усталости, я спускала «Скитальца» в утренний туман, в сумерках красными тревожными огнями светилась та самая крепость, к которой мы должны были прибыть до рассвета. «Ускоряйся. Вопрос государственной безопасности. Опоздать ни в коем случае нельзя», — раздавал Эр ценные указания, прежде чем отправиться спать. Что? Нет, он обязан отдохнуть перед важным совещанием. А я? Да у тебя весь день впереди — спи сколько хочешь, дорогая. Нет, ну здорово, правда?

Впрочем, возмущалась я не по-настоящему. Теперь все изменилось. Мне нравилось наблюдать за ним спящим, с замиранием сердца следить, как разглаживаются морщинки на его лбу, как он мерно дышит во сне. Пусть отдохнет, наберется сил, а я повезу его куда скажет, только еще чуть-чуть полюбуюсь любимым профилем, почувствую себя особенной, близкой и пойду на мостик…

— Снижайтесь, мэм, тридцать метров, — спустя два часа донеслась из рупора команда воздушного контролера. Из-за повышенных мер безопасности дирижаблям запрещалось причаливать к крепости, и «Скитальцу» пришлось снизиться до самой земли. — Левее… Чуть правее, высота двадцать пять… Вперед, десять метров… Еще немного.

Крылья развернулись на девяносто градусов, энергетические шлейфы, светившиеся вертикальными столбами, уходили в молочно-голубое небо. Поворотный вал в очередной раз взвьш, ритмично закрутились лебедки всех двенадцати якорных тросов. Все. Довольно.

Непривычно близко под гондолой зеленела скошенная трава, техники ловко подхватывали металлические лапы и крепили их к вбитым в землю стояночным крюкам. Я осторожно натянула тросы, и дирижабль дрогнул, перестал рыскать носом. Вот и все. Прибыли.

Прицепив страховочную цепь к ремню, принялась спускаться на ней вниз. Рядом возник офицер в зеленой форме, хотел что-то спросить, но внезапно его взгляд переместился ко мне за спину.

— Время! Опаздывать — дурной тон!

Милорд не стал пользоваться тросами, а просто телепортировался к нам. Пройдя мимо, он мягко ухватил меня за локоть и потянул за собой. К демонам! Я не собиралась никуда идти и попыталась выдернуть руку. Надо пообщаться с контролером и отыскать постель. Глаза уже слипались против воли.

Эр обернулся, его брови едва заметно сошлись на переносице.

— Яна, нам надо на заседание Совета, помнишь? — В уголках губ пряталась незаметная улыбка, будто мое упрямство забавляло его.

Вокруг сновали техники.

— Зачем мне туда идти? Я лучше присмотрю за машиной.

На лице лорда возник неприкрытый скептицизм. Нет, разумеется, я прекрасно понимала, с кем мне теперь придется иметь дело. И даже согласилась на это, но…

— Мы же договорились не расставаться. Куда я, туда и ты, разве нет? — Несмотря на добрый тон, что-то подсказывало: не пойду сейчас — взвалит себе на плечо и потащит силой.

Стиснув зубы, потопала вместе с ним. Шершавая ладонь слегка сжала запястье.

— Ты без браслета, помнишь? Как я могу присмотреть за тобой без него? К тому же там наверняка найдется местечко для отдыха.

Я подавила зевок.

— Когда изготовят новый браслет?

— Не раньше чем через неделю. Кстати, не припомнишь, как ты умудрилась потерять прежний?

Ответа у меня не нашлось, но и Эр не собирался развивать эту тему. Мы шли мимо армейских палаток, каких-то повозок с котлами и трубами, цистерн, контейнеров с боеприпасами и продовольствием. Ворота древней крепости закрывала решетка, но при нашем приближении железные прутья поползли вверх.

Соблюдая конспирацию, магистр отстранился, но прежде как бы невзначай скользнул ладонью по моей талии, напомнив, что именно случилось между нами этой ночью. Я бросила на него быстрый взгляд. Все дружелюбие, которое и так разглядели бы только близкие люди, испарилось. Глаза прищурились, профиль сделался угрожающим, аура вдруг начала давить, излучать привычное леденящее презрение. Гвардейцы императора, окружавшие палатку во дворе крепости, в страхе опускали головы. Даже я не посмела бы тогда задать вопрос о причинах подобной смены настроения.

Перед нами распахнули зеленый брезент, внутри в сумраке парило несколько светляков. Я сразу заметила стоявшего ближе всех к выходу настороженного посла Аливера. Император находился во главе стола с уже знакомой проекцией северных территорий. Встретил он нас прямым, мрачным взглядом, голубые глаза сурово взирали то на моего лорда, то на меня, достаточно долго, чтобы ощутить его недовольство.

— Наконец-то, — выцедил правитель сквозь плотно сжатые челюсти и снова повернулся к директору Школы боевой магии.

Впрочем, я прекрасно понимала, почему император пребывал в таком настроении, — как он еще не потерял самообладания и не казнил половину Совета?

Эр незаметно указал мне на скамейку в уголке, куда я тут же опустилась, прикрыв глаза. Спать. Немножечко хотя бы. Когда рядом встали два гвардейских боевика, беседа высших чинов Регестора уже доносилась до меня откуда-то издалека.

Послышался ехидный голосок:

— Изменяешь самому себе, Гарс? Опаздываешь. Или считаешь, все обязаны тебя ждать.

— Ну и начинали бы без меня, — огрызнулся лорд.

— Прекратить! — прикрикнул на них император. — Мы собрались здесь, чтобы обсудить идею магистра Идриса — как переломить ситуацию на фронте в нашу пользу. Или вы забыли? Начинайте, магистр.

— Ваше величество, господа, леди Лисандер, посмотрите сюда, на север провинций Моркен, — монотонно начал маг, а я тихонько засопела. — Здесь уже несколько месяцев как окопалась вражеская артиллерия, здесь противник держит до трети своих мертвецов, создавших плотный заслон, не позволяющий нам пробить линию фронта. Но с оставлением Рашарста ситуация изменилась. Разведка докладывает, что воленстирцы перегруппировались и буквально выдвинули часть своих войск в сторону Шордаста. В то же время с севера идет подкрепление, судя по всему, призванное занять место уходящих на восток отрядов. Если действовать быстро, мы можем сдвинуть линию соприкосновения, потеснить позиции врага и при удачном стечении обстоятельств вернуть весь Моркен. Эти мерзавцы убеждены, что мы ничего не предпримем, пока не разберемся с нашими проблемами в Дикельтарке, и используют момент. Посмотрите на карту. Сегодня утром мы уже скрытно отправили резервы сюда и сюда. Вот тут можно незаметно подойти к их окопам. А также я предлагаю выбросить десант вот в этом месте.

Сознание уплывало в темноту.

— Как мы собираемся пройти границу незамеченными? — спросил император.

— Смотрите…

Продолжения я не услышала, ибо наконец уснула.


— Просыпайся! Просыпайся! — От неожиданности я вздрогнула и попыталась сесть.

Голова… Ух! Давно она у меня так не болела… Что стряслось-то? Лорд тряс меня за плечо.

— Тебе никто не говорил, что ты очень мило похрапываешь во сне?

С остроумием у него определенно проблемы…

— Что-то случилось?

Мы находились не в каюте «Скитальца», но и не в палатке правителя, а в какой-то другой палатке, где меня уложили на матрас и накрыли спальником-одеялом. Сквозь сетчатое окно лился неяркий свет. Демоны, уже вечер? Под потолком парили светляки магистра, сам же он поднялся на ноги и принялся расхаживать передо мной взад-вперед. Выглядел он весьма довольным.

— Да. Мы вылетаем!

— Куда? — нахмурилась я, наблюдая, как он едва не подпрыгивает от нетерпения.

— Окружать армию Бирлека!

Хм… О чем-то таком они говорили на заседании Совета. Или нет? Нет вроде…

— Разве воленстирцы не разделились? Они же отошли от Моркена в сторону Рашарста…

Эр остановился и с удивлением приподнял брови:

— Я думал, ты отключилась в ту же секунду, как упала на лавку. Нет, все немного иначе. Сразу после совещания разведка отследила перемещение отрядов наемников обратно к линии фронта.

Внезапная догадка осенила меня, и я в шоке подняла глаза:

— Вы… вы… Но как они узнали?!

Лорд неопределенно повел плечами:

— Не спрашивай. Это все придумка моего братца.

Сонливость тут же как рукой сняло, я вскочила с матраса и принялась застегивать пилотский пояс.

— Я с тобой!

— Мы полетим на «Горном орле». Команда уже готовится, идет погрузка боеприпасов.

В голове метались мысли, стремительно росло волнение. Каким-то образом у них получилось, они обманули Бирлека! Теперь он полагает, что мы нападем прямо в лоб в Моркене! И готовится отразить удар! А мы не нападем! Мы атакуем его во фланг! Даже я, крайне далекая от военного дела особа, осознавала, что все может получиться! Наконец справившись с ремнем, помчалась за магистром на улицу.

Солнце уже висело над далеким лесом красным диском, его лучи расходились веером, рассекая редкие синеватые облака. Утром в тумане я не смогла разглядеть окрестности, зато сейчас прекрасно видела простиравшийся до горизонта палаточный лагерь, сотни зависших над землей машин и аэростатов, освещенных фонарями и прожекторами. Бездна… я вдруг поняла, что лагерь настолько большой, что наверняка раскинулся до самого Аркалага… А значит, где-то там или, может, даже здесь находятся Хельга с Милманом. Впрочем, сейчас не до них. Широкая спина магистра мелькала в толпе, я едва поспевала за ним. Вокруг творилось что-то невообразимое. Люди метались туда-сюда, в основном техники и армейцы, без остановки подвозили контейнеры и цистерны. К отлету готовились сразу десятки машин.

Над головой, будто огромный воздушный кит, завис наш «Горный орел», тускло светящийся сигнальными огнями. Нижние люки были открыты, шла погрузка палет с ящиками.

— Начинай предполетную подготовку. Отправляемся через пять минут. Я найду и подниму боевую команду.

Я едва не расцеловала его. Меня не запрут в каком-нибудь самом безопасном углу империи, а доверят вести машину в бой! О да! Эр сказал еще что-то, но его слова заглушил проносящийся над нами «Вершитель», осветивший небо сияющими полосами.

Когда он скрылся в толпе, я дотянулась до энерголовушек дирижабля и раскрутила для себя лебедку. Еще через минуту взобралась на мостик и пустила силу в механизмы.

Новые и новые аппараты разгонялись над долиной, освещая ее яркими шлейфами, расчерчивая небо полосами. Сердце застучало чаше. Я понятия не имела, куда мы полетим, что будем делать, но главное! Мы ответим Бирлеку и Хкину за Рашарст, Дикельтарк, Джона и Рэда!

Крылья зазвенели, начали неспешно раскрываться, палуба задрожала, энергия текла без перебоев — машина досталась мне в идеальном состоянии, рули реагировали мгновенно, теперь уже и я приплясывала от нетерпения.

Почувствовав чужое вторжение в управление лебедками, уступила их Эру. Вскоре на палубу забрались двое угрюмых дядек — армейские боевики и разбитная дама в комбинезоне — деструктор. Если их и удивила личность пилота, то виду никто не подал. Я посочувствовала военным: в отличие от меня, им приходилось гораздо тяжелее, для них полеты — это не привилегия, а гнетущая обязаловка.

Зависший в сотне метров соседний «Горный орел» распустил крылья и с ускорением ушел в небо. Пальцы покалывало. Ну где он ходит?! Скорее!

— Готова? — раздалось за спиной.

— Готова!

— Открой карту, покажу, как мы полетим.

Я быстро отыскала планшет и передала лорду.

— Пройдем прямо над линией соприкосновения. Вот здесь. Уверен, они увидят нас. Пусть думают, что наш план в силе и мы высадим десант прямо в тылу их резервов. Они уже нагнали туда трупов и ждут нас, но… мы пойдем дальше и встретимся с «Вершителями» на самом севере Моркена. — Он ткнул пальцем в дорогу, идущую из Ямерстана. — Вот здесь. И не позволим подойти их подкреплению.

— Но… понадобится очень много машин?

— Да. В операции задействовано около сотни «Вершителей» и двадцать пять «Орлов». Чтобы взять черных в кольцо, придется не только перекрыть пути с Ямерстана, но и отрезать их от Цербины и Шордаста. Так что наши силы одновременно высадятся еще на дорогах в Рашарст и в Ульциндор. Но там справятся без нас. Как только Бирлек поймет, что происходит, он попытается прорвать окружение именно в направлении Гельтса. Нельзя позволить ему это сделать.

С ума сойти! У меня голова шла кругом! Я вдруг поняла, что участвую в самой массированной воздушной военной операции всех времен. В глазах Эра плескался азарт, он едва не потирал руки в нетерпении.

— Добрый вечер, офицеры. — Он кивнул команде. — Стартуем, Яна.

Вал закрутился, и машина дрогнула. Бубух! Проклятье! Тросы никто не отцепил! Какой ограниченной я чувствовала себя без браслета! Эр тут же пообщался с контролером, стояночные карабины открепили. Изменив угол установки крыльев, отклонила руль высоты вниз и повела «Горного орла» плавно ввысь. Крепость дала прощальный залп, а я подошла к бортовому компасу и выставила курс. Уши закладывало, вокруг свистел ветер, меня не оставляло предбоевое возбуждение. Возможно, все будет просто — мы прикроем «Вершителей», пока те высадят десант, а потом уйдем обратно в Аркалаг. В любом случае я сделаю все, чтобы окружить ублюдков, не дать прорваться подкреплению из Рора… Облака летели назад, внизу поплыл темный лес, и только далеко на горизонте что-то дымилось.

— Линию фронта пройдем на максимальной высоте, погаси всю иллюминацию.

Прежде ради интереса я забиралась на «Скитальце» на три километра, там уже не обойтись без щитов и теплой куртки, но обычно мы летали метрах на пятистах. «Горный орел» же был способен подниматься до пяти километров и даже выше, что, впрочем, не рекомендовалось из-за отсутствия там пригодного для дыхания воздуха.

Я указала вперед:

— «Вершители» тоже полетят туда через линию фронта?

— Нет. Они вылетели еще днем, со стороны моря пройдут Цербину и встретятся с нами в оговоренном месте через… — Он покосился на бортовой хронометр. — Через два часа тридцать пять минут.

— Но ведь их заметят с земли… Успеют предупредить Бирлека.

— Даже если вдруг заметят, будет уже поздно. К тому же… Как думаешь, что мы с тобой привезли прошлой ночью на «Скитальце»?

Откуда мне знать? Я не нашла времени спуститься в трюм.

— Маскировочные сети. — Эр некоторое время задумчиво молчал, а потом продолжил: — Там будет жарко. Не все силы воленстирцев сконцентрированы на севере Моркена. Прибавь к этому группу наемников, двигающихся из Рора. У них есть артиллерия, из которой они научились попадать по низко летящим дирижаблям, легкие пушки и маги огня. Когда мы начнем высаживать армейцев с «Вершителей», черные разгадают наш план, и Бирлек сделает все, чтобы не допустить окружения своего любимого легиона. А половина из наших солдат — это мальчишки, не закончившие обучение в Школе боевой магии и в своих частях. Мы смешали их с опытными военными, но…

Лорд неудовлетворенно поморщился и покачал головой. У меня в горле застрял ком. Конечно, все будет непросто…

— Если сегодняшняя операция провалится, — с горечью добавил он, — император начнет переговоры о заключении мира в новых границах.

От неслыханной глупости подобной идеи у меня волосы на затылке зашевелились.

— Что?! Отдать треть Регестора Хкину и Бирлеку?! Забыть, ради чего пожертвовали своими жизнями наши люди?! Просто так взять и забыть?!

Эр скрипнул зубами, он думал так же, как я. Наверное, каждый, кто хоть раз сражался с этими ублюдками в небе и на земле, видел, что они творили в форте Крик, не сдался бы никогда. Как… как его величество посмел предложить подобное?!

— Он должен думать о живых, — процедил магистр. — Но мы с тобой понимаем, что ни Рор, ни Воленстир не примут капитуляцию на его условиях.

О да…

— Видишь дым у горизонта? Это линия фронта. Пора выключать фонари, я проверю, правильно ли закреплены контейнеры с зажигалками.

Внутри клокотала злость. Ну уж нет. Никаких переговоров с этими тварями. Давить их! Сжигать в их любимом огне! Ни о каком поражении не могло быть и речи. Сегодня ночью мы возьмем бирлековских наемников в кольцо.

Бортовые огни погасли, я уменьшила тягу, и теперь гул был совсем тихим. Щиты все-таки пришлось установить. Стало холодно, и дышалось с трудом. Температура упала до нуля, и на поверхностях начал образовываться иней, как зимой. Вытащив плед, укуталась в него и принялась обогревать корпус от наледи.

Линия фронта приближалась. Проклятые предки, только бы все получилось! Только бы план императора сработал, каким бы он там ни был, и Бирлек действительно заглотил наживку.

На той стороне горели костры, черный дым поднимался высоко в небо. Зачем их развели воленстирцы, оставалось неясным. Наши опознавательные огни и бортовые фонари давно погасли, но внимательный наблюдатель все равно смог бы разглядеть две тусклые звездочки, летящие рядом друг с другом. С энергией, стекающей с кончиков крыльев, ничего нельзя было поделать, и оставалось надеяться, что тонкая перистая облачность, плывшая под гондолой, скроет нас от чужих глаз.

Хотя все мы понимали, что до пограничных башен далеко и никто не собьет аппарат на такой высоте, но каждый продолжал напряженно всматриваться вниз. Ветер свистел в стойках, крылья слегка вибрировали, скорость упала до черепашьей. Закусив губу, я боролась с желанием разогнать машину и на всех парусах нестись вперед на север.

— Все будет в порядке. — Лорд протянул мне маску.

Я повесила ее на шею и поплотнее закуталась в плед. Удивительно, но у нас действительно получилось. Дирижабль неспешно миновал линию фронта, за долгие пять минут моя спина взмокла. Назад медленно проплыли несколько рубежей обороны наемников, окопанные орудия, шатры и загоны с неупокоенными.

— Отлично, — усмехнулся Эр. — Они купились. Снижаемся.

Крылья тут же отреагировали на управляемую схему, машина пошла вниз и принялась разгоняться. Спустя полчаса стало относительно тепло, но фонари я так и не зажгла. Навстречу неслись то верхушки сосен, то темные долины, иногда встречались редкие городки — некоторые сожжены дотла, а некоторые, наоборот, совсем не повреждены. «Горный орел» развил максимальную скорость и теперь сотрясал пространство мощным гулом и треском; чтобы не врезаться никуда, я переключилась на тонкое зрение. За спиной ощущалось постоянное присутствие Эра, и хотя выглядел он спокойным, волнение и нетерпение не оставляли меня. Время тянулось. Лишний раз опасаясь обернуться, я сосредоточенно вглядывалась во мрак, ожидая какой угодно неожиданности в любую секунду.

Бух!!! Справа, совсем близко от нас, разорвалась красная сигнальная ракета. Искры еще не осыпались на землю, а в отдалении уже расцветали новые и новые салюты. Бух! Бух! Бух! Проклятье! Магия рванула в агрегаты инстинктивно, и я умудрилась еще сильнее разогнать «Орла». Вот теперь нас заметили. Адреналин выбросился в кровь, сердце заколотилось, пальцы подрагивали. Хлоп! Хлоп! Хлоп!

Эр нахмурился:

— Разгадали наш план. Поздновато что-то.

Глянув на часы, я мысленно выматерилась и поправила курс.

— Когда начнется, слушай меня, сама не атакуй, твоя задача — пилотирование. — Лорд дождался моего кивка, прикрыл глаза и следующие пятнадцать минут беседовал с кем-то по браслету.

Салюты продолжали бить по всему оккупированному северу. Вскоре в километре справа я увидела мерцающую точку — еще один боевой дирижабль выходил в район встречи. Уже скоро. Заставила себя разжать сомкнувшиеся в напряжении челюсти… В визоре легко угадывались огни дороги на Гельтс, той самой, где все и случится. По ней в теплом свете факелов двигались колонны людей. Много. Может, тысяча. Может, три… У меня всегда было плохо с подсчетами. Они уже знали, что мы идем, а слева в тонком диапазоне сияли приближающиеся «Вершители».

Внезапно крепкие ладони обхватили мою талию, и Эр притянул меня к себе.

— Я рядом, но будь осторожна. — Он запечатлел на моей шее нежный поцелуй.

Когда я посмотрела назад, он уже инструктировал боевую команду. Так! Демоны тебе в печенку! Не отвлекаться!

Гондола дернулась от очередной сигнальной ракеты. Заложив вираж, я повела «Горного орла» наперерез «Вершителям», мы пронеслись перед ведущим аппаратом прямиком к разбегавшимся по ближайшим лесам наемникам. Рули высоты протяжно заскрипели и отклонились вверх. Теперь дорога на Гельтс летела мне в лицо, энергия сама собой потекла в ауру, ногти впились в ладони. Сейчас заплатите за все, твари! Не спрячетесь!

Десантные машины сбросили маскировку, вся долина наполнилась знакомым протяжным визгом. Мне за свистом ветра и шумом механизмов было его плохо слышно, зато я прекрасно видела, как возникали над местом высадки осветительные шары, запульсировав болезненным синим светом, затмившим жалкие воленстирские огни. Кровь прилила к лицу, уши запылали. За спиной раздался знакомый треск — Эр творил какие-то мощнейшие структуры, но я неотрывно следила за повозками, образовавшими затор на дороге. Наверное, в тот момент я выглядела пугающе, одержимо — глаза распахнулись, волосы разметались, ладони мерцали.

Гравитационное заклинание лорда рухнуло вниз. Бух! Бубух!!!

Подводы разметало по кустам как игрушечные, начался пожар, но «Орел» уже несся дальше. Где-то внизу сверкнула вспышка.

Незнакомый визжащий звук вверг меня в ужас. Что за ерунда?! Сердце пропустило удар, я резко дернула крылья. Ай-ай-ай! Гондола качнулась в сторону на цепях, и неизвестный цилиндрический снаряд просвистел мимо. Ноги сделались ватными. Дышать! Не забывать дышать! И не думать, от чего я миг назад увернулась! Сдвинув рули направления, заложила вираж над лесом. Где эти ублюдки с пушкой?! Где?! Не вижу! В тонком диапазоне копошилось столько аур, что отыскать людей с заряженным орудием было невозможно. Офицеры нашей команды без устали били боевыми структурами куда попало.

Вдалеке несколько «Вершителей» приступили к высадке десанта, вокруг них уже выстраивались в хоровод прибывшие «Горные орлы». Под их прикрытием на землю спрыгивали армейцы и тут же бросались в бой с наемниками. С дирижаблей и с земли палили магией, во вспышках виднелись сражающиеся люди. Все это я разглядела за секунду и тотчас направила нашу машину туда. От резкого маневра взвыл поворотный вал, завизжали механизмы, и офицеров бросило на противоположный борт.

Тем временем воленстирцы наступали, закидывая место высадки токсичными шашками. Клубы зеленого тумана стелились по дороге. Гады! Я на всякий случай натянула маску на нос. Она не была оснащена вентиляторами, и дышать сразу же стало трудно.

С крыльев срывались широкие энергетические шлейфы; пока мы стремительно приближались к карусели «Горных орлов», лорд успел еще пару раз сбросить вниз гравитационные структуры. Высота составляла всего метров тридцать, и деревья уже тонули в токсичном дыму, видимость резко уменьшалась.

Боевые дирижабли перестали попадать по цели, а мне не было дела ни до чего, кроме одного — как бы не влететь в дерево! Высадка армейцев занимала всего несколько минут, затем «Вершители» закрывали люки, сотрясали пространство и взлетали. Обстреляв предполагаемое место сосредоточения противника, они тут же уходили на запад, а новые машины подходили. Крики солдат, какие-то непонятные приказы на воленстирском доносились даже до нас, оглушенных ветром, треском и металлическим скрипом. В карусели «Орлов» промелькнула брешь, и мы сразу ее заняли. Удалось сделать только первый круг, когда откуда-то с южного холма грянул чудовищный залп.

Что случилось, демон тебя пожри?! Что произошло?! Бух! Бух! Бух! Дирижабль подбросило, понесло куда-то, я влила в крылья непозволительно много, и сотня пластин перегорела. Рядом что-то ослепительно сверкало, а в корпус забились какие-то осколки. Пух! Пух! Пух! Они впивались в палубу, как дротики в мишень. Я упала на колени, кусок чужой обшивки пронесся над головой и снес вертикальную стойку. Наплевав на нее, невиданным усилием стабилизировала полет и лишь потом увидела, как следовавший за нами аппарат врезается в землю и взрывается… Бу-бу-бух!!! Твою ж! Это в него попали! В свете огня я разглядела эту проклятую гаубицу на дальнем холме. Ублюдки! Скоты! Наш «Горный орел» вышел из хоровода. Убить! Убить тварей! Мир будто заслонило красное стекло.

Под чудовищной нагрузкой выли агрегаты, и я не обратила внимания на задетую верхушку сосны. Плевать! Уничтожить этих стрелков! Пальцы ныли от потоков энергии, проходящих по ним, палуба угрожающе тряслась. Еще немного — и я перегружу вал! Но действовать требовалось немедленно, иначе мерзавцы постреляют нас, как кур! Если бы лорд в тот миг приказал возвращаться к «Вершителям», я бы не услышала его, но он не приказал. Уши заложило, аура ярко засветилась.

Воленстирцы уже меняли позицию своей демоновой пушки, катили ее вниз с холма, но теперь-то я прекрасно их видела. Попались, голубчики! Перед глазами сама собой вспыхнула первая пришедшая на ум схема. Магия сорвалась с рук.

Проклятых воленстирцев укрыл щит, он же отразил мое заклинание в ближайший лес, тот немедленно заполыхал. Р-р-р! Я злобно оскалилась и рванула вниз. Ну уж нет, не уйдете! Адреналин закипал в жилах, время замедлилось. «Тук-тук-тук!» — стучало сердце. Наемники перестали убегать и принялись заряжать свою гаубицу. Ее визуальные размеры стремительно увеличивались. Слишком круто пикируем! К демонам! Скорее! Ну же! Кажется, я видела, как снаряд вставили в отсек, как поднималась черная труба. Быстрей-быстрей-быстрей! Раздался залп.

И в ту же секунду люк «Горного орла» раскрылся. Разделенное сознание ощутило, как по желобам соскользнул и перевернулся первый контейнер с зажигалками. Гаубица наемников ярко сверкнула и откатилась назад. Время почти остановилось.

Шшшшшш!!! — шипели разгорающиеся ядра.

У-у-у-у-у-у!!! — пел снаряд.

Ви-и-и-и-и-и!!! — выл поворотный вал.

Желудок сжали тиски страха. Есть же справедливость в этом мире?! Есть она?!

Блестящая звездочка пролетела мимо крыла. Вших! О проклятые предки… От облегчения я едва не свалилась, но следовало срочно переводить крылья во взлетный режим, и ликование пришлось отложить.

— Яна!

Перегрузка была такой, что я едва удержалась на ногах и с трудом обернулась. Палуба дымилась, но все находились на своих местах. Расставив руки, Эр упирался в бортик около мостика, его аура мерцала синим, отчего он выглядел до мурашек пугающим, ожесточенным. Строго покачав головой, лорд показал мне два пальца. Да я и сама понимала, что мы уже дважды увернулись от выпущенного по нам снаряда, в третий раз могло и не повезти! Выразительный кивок в сторону «Вершителей», и я направила «Орла» туда. Из какого-то орудия наших армейцев забрасывали газовыми шашками, но высадка все равно продолжалась, лишь несколько машин теперь вели дальний обстрел наемников.

Огненные плевки десантных дирижаблей рассекали пространство, поливали лес, в котором засел враг. Бах! Бах! Бах! Все смешалось — черный и зеленый дым, огонь и магические всполохи. Внизу творилось страшнейшее безумие. Может, поэтому случилось то, что случилось. Я вряд ли когда-либо забуду увиденное…

Один из «Горных орлов» снизился непозволительно низко, его гондола врезалась в кроны деревьев, запуталась в них. Скорость машины оказалась столь велика, что цепи оторвало, баллон какое-то время летел вперед, а потом взорвался. Долгие три секунды я хлопала глазами, не понимая, как такое могло произойти? Из-за ошибки пилота… в пылу сражения… Переключаясь с одного зрения на другое, тупо смотрела, как раскаленные обломки металла падают на землю, вспахивая лес и людей вместе с ним…

Во все стороны летели стволы деревьев.

Сглотнув, заставила себя на время забыть эти образы, вцепилась в страховочную цепь и пошла вниз, в эту проклятую хмарь. Кисловатый тошнотворный запашок сочился сквозь фильтры маски. Твари!

Мы снова пронеслись над дерущимися в этом тумане армейцами и воленстирцами. Некоторые перекидывались боевыми структурами, но большинство сходились врукопашную. Сверкали клинки, кого-то протыкали, среди наемников были и легионеры, перемещающиеся нечеловечески быстро. За считаные мгновения мы промчались над ними всеми, над дорогой, усеянной телами. Стены огня вспыхивали то тут, то там.

Кривая молния, наполненная силой Эра, ударила в землю и расползлась окрест.

Какой-то ушлый умелец зашвырнул в меня огненным сгустком. Разделенное сознание в последнюю секунду построило щит, отразило нападение и снова открыло нижний люк. Вниз посыпался огненный дождь. Платите за свои амбиции, гниды! Эмоции бурлили, ладони вспотели, а в трюме оставалось еще два контейнера с зажигалками.

Лорд подскочил ко мне:

— Давай туда!

Куда «туда»? Из дыма вылетали боевые огненные структуры и летели прямиком в баллон одного из «Вершителей», тот еще держал щиты и отстреливался, но, ясное дело, никуда не попадал. Ага, понятно. В очередной раз заложив вираж, повела наш аппарат назад, одновременно покрывая днище щитом.

Ударил новый залп красных и фиолетовых салютов.

— Ниже! Прямо в эту вонь!

Сжав зубы, принялась снижаться. Аккуратно! Облететь эти поганые сосны!

— Тормози!

Энергия поменяла направление, и меня едва не бросило вперед на мостик. Взвыл поворотный вал.

Треск заглушил нецензурную брань. Щит пропал! Проклятье! Гондола содрогнулась, дернулась, и повалил дым. Удар оказался слишком мощным, и подпитать структуру просто не хватило времени, но когда я ползком добралась до края палубы, увидела, как днище закрывает защита лорда. До земли оставалось метров пятнадцать, и черные маги закидывали нас огненными заклинаниями. Эр и офицеры отбивались всевозможными боевыми структурами, и я собиралась присоединиться к ним, полив землю ледяным пламенем. Сила потекла по энергоканалам… Вскоре ближайший холм превратился в синий костер. Наверное, я так увлеклась, что не заметила необычного орудия.

И только когда по округе полетели металлические шарики, я обмерла. Запахло чем-то едким.

— Гранаты! — завопила изо всех сил и отбила ботинком катившееся мне под ноги ядро.

Бух! Доски мостика обратились в щепки, и я полетела прямо в ту самую бездну! Мы находились слишком низко, и эти проклятые артефакты взрывались и на земле, и в воздухе, и на палубе, сталкивались с корпусом моего «Орла». Страховая цепь размоталась, и меня понесло прямо в эту бурлящую гущу. Разделенным сознанием потянулась к лебедке, чтобы смотать эту цепь, но она не откликалась. Твою ж!!! От внезапного понимания меня затрясло. Из управления выпала половина парусного полотна! Вал пробуксовывал, едва откликался! Но все это тут же отошло на задний план, потому что с моей гондолы больше никто не атаковал! Что с ними?!

Проклятая страховка так и не откликалась. Матерясь, я перехватила цепь и полезла наверх. Какие-то ополоумевшие маги, копошившиеся внизу, бросали в меня огненные сферы, пришлось закрыться щитом. С каждой секундой я теряла контроль над новыми и новыми агрегатами. Быстрее! Быстрее! Еще немного, и «Орел» превратится в консервную банку!

Сверху мелькнули чьи-то сигнальные огни, и вниз на воленстирцев посыпались сгустки чистой силы. Кто-то прикрыл нас! Пришел на помощь! Влажные пальцы скользили по цепи, но я продолжала подтягиваться на руках. От мостика остался жалкий огрызок. По обшивке плясал огонь, всю гондолу, разорванную в клочья, заволокло дымом, кое-где начинался пожар. Где Эр? Где команда?!

Лорд вывалился из дыма на край палубы, упал на колени и рывком выдернул меня наверх. Я едва не завизжала от ужаса. Он был весь в крови и саже.

— Все! Уходим! Вверх! Вверх!!!

Что с ним?! Поворотные рули дернулись, но не сработали. Я задыхалась. Ну, давай же, давай же! Давай! Руль высоты вниз — и о чудо! Баллон страшным образом затрясся, но все же потянул нас вверх. Только сделав это, я развернулась к лорду. «И-и-и-и-и-и!» — надрывалось несчастное крыло… Я сорвала маску с носа, взгляд заметался по его разорванной рубашке. Где?! Что с ним?!

— Ты… ты… ранен?

— Нет, это чужая кровь, — хрипло отозвался лорд. — Надо уходить, один из боевиков ранен. Сбрось зажигалки и набирай высоту, теперь здесь справятся и без нас.

Часто закивав, поставила крылья плоско, они искрились, чересчур лениво поднимали потрепанную машину, но главное — поднимали! Люки открылись, и последние контейнеры опрокинулись…

Вскоре взрывы и треск начали стихать, а ветер, наоборот, усилился. Присмотревшись, я вдруг поняла, что Эр истратил почти весь свой резерв. Пора заканчивать нашу вылазку и следовать за «Вершителями». Наплевав на конспирацию, я включила бортовые фонари и огляделась. Палубу будто перепахали, кое-где зияли дыры, у борта лежал офицер без сознания. Проклятье! Нужно поторопиться, а «Орел» едва крутил вал…

Где-то внизу осталась безумная кровавая мясорубка, гарь, ядовитый воздух, трещавший от энергии, но сердце все еще бешено стучало, а руки тряслись. Деструктор пыталась как-то помочь раненому. Пока занималась управлением, лорд притянул меня к себе, сразу стало спокойнее, и адреналиновая буря потихоньку стихала.

Аппарат долго набирал несколько километров, летел галсами, дымился, скрипы и вибрация могли бы испугать любого другого мага и немага, но я чувствовала, что баллон в порядке и крылья процентов на тридцать работают, а значит, дотянем. На этот раз границу я пересекала без страха, хотя земля внизу постоянно озарялась красными салютами. Что бы там ни происходило, воленстирцы всполошились.

— Контратаки удалось отбить, — сообщил Эр, когда «Горный орел» уже летел над нашей территорией. — Кольцо окружения закрылось.

Меня затопило облегчение, и я едва не запрыгала от радости. К крепости Аркалага мы прибыли уже утром. Дирижабли продолжали ускоряться над долиной и уходить на север, наша колымага пришвартовалась к крепости, первыми на борт взошли целители с санитарами и унесли раненого боевика.

Еще несколько часов я общалась с контролером и армейским инженером. Лорд тем временем телепортировался в ставку императора, оставив меня в обществе трех агентов Ведомства. Подозреваю, их специально привезли сюда охранять меня… Вот жуть-то!

Передав машину техникам, пошла искать местную столовую. Агенты держались на расстоянии, я их не видела, но спиной ощущала чужое неусыпное внимание. Лавируя между палатками, слушала обрывки чужих разговоров о потерях и огромных усилиях десантных групп, высадившихся на дорогах в Ульциндор и Рашарст. Вскоре я увидела на телеге цистерну с холодной и горячей водой, получила от дежурного солдата кружку кипятка и указание, где искать чай и кофе.

Столовая нашлась в длинной палатке. Внутри стояли столы, обедали солдаты. Я взяла поднос с кашей, пакетик с кофе и уселась за ближайший стол. В отдалении расположилась группа армейцев и громко обсуждала случившееся. Наша ночная вылазка весьма воодушевила всех, и военным не терпелось перейти из резерва на фронт.

Внезапно над плечом раздался столь родной голос:

— Янка!!!

Я обернулась и тут же вскочила на ноги. Хельга! Здесь! Через секунду бывшая актриса, а теперь армейский пилот висела на моей шее.

— Ты знаешь ведь, да? Мы потеснили наемников! Они пытались вырваться, но мы додавили их, эти черные сидят в котле!

— Знаю! Я была там!

Глаза девушки удивленно распахнулись:

— Лорд сдался? Янка! Ты рада?! Рада?! Да?!

— Очень. Если бы меня оставили за бортом этой операции, это было бы… — Я поморщилась, а затем улыбнулась: — В общем, приятно, что ко мне наконец прислушались. Кажется, нам обоим стало спокойнее.

Она провела рукой по коротким волосам и придвинулась ближе:

— Рассказывай!

О лоранийские демоны… Чем конкретно она интересовалась, было ясно, но свое повествование я начала с событий в обители некромантов. Подробно поведала о нашем с Паном побеге, о помощи Джона, его трагической судьбе и событиях в Дикельтарке. Подруга слушала молча, а потом рассказала, что Ройс во второй раз слег с критическим истощением и до сих пор восстанавливается где-то в местном лазарете. При мысли о Диммерах у меня защемило сердце. После смерти нашего старшего я даже не успела поговорить с Диль и Кирой…

Узнав про предательство Димитрия, Хельга пришла в ужас, но обрадовалась его разоблачению и аресту. Возможно, измена одного из членов Совета безопасности и повлияла на решение нанести контрудар, теперь даже моя подруга говорила о развитии успеха и скорой победе в войне. По мне, так такие разговоры преждевременны. Армия мертвецов продолжала расти, и если мы не предпримем какой-нибудь второй умный ход, воленстирцы разорвут оцепление.

— Ну а с остальным? — Девушка откусила кусочек шоколадки, запила его чаем, вскоре от плитки ничего не осталось. Так и не дождавшись ответа, она усмехнулась: — А знаешь, я тут думала на досуге. Вряд ли в этом мире найдется хотя бы еще один подобный мужик, способный удержать тебя от сумасбродных идей, и вряд ли существует еще одна женщина, способная не реагировать на проявления его мерзкого нрава. Так… ты его любишь?

Кофе давно остыл, я поглядела в сторону.

— Угу.

— Значит, — она вскинула бровь, — скоро это случится.

Один из моих надзирателей приблизился и выразительно кашлянул.

— Мисс, ваша палатка — номер тридцать один. Разрешите вас проводить?

— Я сама! — оборвала его Хельга.

Агент не стал перечить и опять скрылся из поля зрения. Сначала мы сдали моего «Горного орла» другому пилоту, потом отыскали эту палатку и почти до самого вечера болтали. Теперь пришла ее очередь рассказывать о боевых вылетах, о принятой на фронте тактике, а еще об Ингрид, с которой я тоже давно не связывалась. Баронесса так и продолжила свою службу в Моркене вместе с Бэлом, Рафом и братьями Заками, к ним же присоединилась и противная Танис. Сплетни среди наших распространялись быстро даже на фронте, и всем стало известно, что Питер Зак и главная стерва школы образовали ментальную связь.

Мы так увлеклись обществом друг друга, что не заметили, как у входа в палатку возник Эр и некоторое время наблюдал за нами.

— О, милорд! — Хельга вскочила как ужаленная. — А-а… Э-э… Мне пора! Поздно уже! У нас с Брэдом вылет… утром! Доброй ночи!

Она промчалась мимо магистра, освободившего ей проход. Присутствовавший в палатке агент тут же вышел за «дверь».

— Вижу, ты не скучала. — Уголки тонких губ дрогнули в улыбке.

Одним тоном он мог дать понять, что именно последует дальше. Тут же стало жарко. Щеки запылали, и я лукаво прищурилась:

— Почему же? Скучала…

— Хорошо.


Десяток мелких разноцветных светляков парил под сводами палатки. Где-то в отдалении громыхали взрывы, пространство над лагерем сотрясали уходящие в боевые вылеты дирижабли. Сквозняк приятно холодил обнаженное тело. Обессиленная и счастливая, я лежала на плече лорда, бросавшего на меня незаметные, как ему казалось, обожающие взгляды. Я млела.

— …таким образом, и удалось все провернуть. — Его пальцы скользили по моей спине туда-сюда. — Чтецы способны на многое, а заставить Димитрия связаться с Хкином и ввести его в заблуждение для них проще простого.

— И что теперь?

Эр хрипло выдохнул.

— Гаденыша казнили сегодня.

Он замолчал и принялся о чем-то сосредоточенно размышлять. Мне вновь не нравилось настроение лорда, но расспрашивать его я не собиралась, захотел бы сказать — сказал бы.

Прикрыв глаза, втянула его запах. Боги, как же спокойно… Кто бы подумал, что жестокий и резкий магистр способен на ласку, в его руках я таяла, забывая обо всем. Почему мы раньше не делали этого? Откладывали из-за каких-то страхов, опасений… Глупые. Я провела пальцами по его ладони и неожиданно поняла, что виденные много раз татуировки были не просто рисунками…

— Что это? — Я пораженно пощупала их.

Шрамы?!

На вопрос он ответил не сразу, проследил за моим взглядом и поднял ладонь.

— Память о вреде самоуверенности и об Орабате. — Эр изучал замысловатые линии, будто сам видел их впервые. — Эти штуки блокируют силу. Много лет назад я отправился к островитянам искать ордока. Ордока нашел, но освободить в одиночку не смог. Оказалось, что дикари неплохо овладели кровной магией, а у меня в то время случались неконтролируемые энергетические выбросы. Шансов победить не было, и несколько месяцев пришлось погостить в этой поганой стране. — Серые глаза потемнели. — Если бы не Рэд, мы бы не сбежали. На наше счастье, их шаманы ничего не знали о возможной связи ящера и мага полета… Когда я вернулся, решил не сводить это первобытное творчество, а лишь подправить, и теперь эти линии срабатывают только во время неосознанных выбросов. — Он вздохнул. — Столь одаренные люди, как мы, Яна, обязаны следить за своим настроением, а я, как ты знаешь, делать этого не люблю.

Разумеется, он толком ничего мне не рассказал… Получается, что какие-то варвары с перьями на голове недалеко ушли от рорцев? Ведь мой браслет служил той же цели, что и эти проклятые татуировки. Эр загрустил, видно, вспомнив о Рэде…

Приподнявшись на локте, я переместилась ему на грудь, коснулась пальцами подбородка. Лорд все понял и подался вперед. Поцелуй получился нежным, сладким, на талии сомкнулись шершавые ладони, кожу холодили металлические кольца. Как же хорошо… Может, мы с ним уже пара? Я прислушалась к внутренним ощущениям… Ничего… Не важно, будет связь или нет, он мой, и точка. А жаркие губы уже целовали мою шею, ключицу… Несмотря на усталость, уснули мы нескоро.

Запястье пронзила острая боль. Зашипев, попыталась сообразить, что произошло и где, собственно, я нахожусь. К вискам будто приложили раскаленный прут, зрение, как назло, не спешило фокусироваться. Так, слава богам, это все еще наша палатка. Наверное, очередной мерзкий кошмар… Только почему мир шатался? Ноги подогнулись, я плюхнулась на пятую точку… и медленно повернула голову. Лорд спал на матрасе, укрывшись тонким одеялом… Над ним парил одинокий светляк. А что это там такое… на «полу», на брезенте? Что за…

Какая-то темная линия начиналась около стенки. Я зажмурилась, поморгала и осторожно посмотрела вниз. С пальцев капала алая кровь. Моя… Из правой руки выпал нож. Демоны…

Понимание разорвалось в моем отупевшем сознании, будто бомба в поле…

Я завизжала.

Все произошло мгновенно и закончилось до того, как я замолкла. Рорский портал, очерченный вокруг нашего матраса, пронзительно затрещал, линии загорались красным. С невиданной силой меня потянуло вниз. Проклятье! Эр! Хкин! Ни за что! Ладони уже светились, когда лорд распахнул глаза. Он не спал! Чистая сила сорвалась с пальцев, а магистр пронзительно заорал:

— Не сметь!!!

Бах! Эр отлетел на пару метров. О боги… Под дурацким одеялом лорд был одет, на поясе блестел десяток кинжалов, на шее — какие-то артефакты! Бездна… Он знал! Знал, демоны его пожри! Как Эр вылетел за пределы палатки, я уже не видела. Неразличимые силовые жгуты сомкнулись вокруг меня и выдернули из этой точки пространства…


Заоблачная земля. Фертран


Кирэн ди Каврэн


С моря наплыли облака, и уже третий день лил дождь. Кирэн поймала себя на мысли, что такая погода ей нравится. Разумеется, то было слабостью, но на похороны Джона девушка не явилась, сославшись на сохранение собственного инкогнито, которое в принципе сохранять уже и не требовалось. В газете «Фертранские ведомости» поместили некролог о героичном адепте школы, и Кирэн этого хватило, чтобы не выходить из своей комнаты до вечера. Зато на глаза попался рекламный проспект туристической фирмы, обещавшей организовать поход любой сложности по горам Альдестона, круглогодичное катание на доске и лыжах, список баз прилагался. Кататься ни на чем она, конечно, не собиралась, но мысль увидеть неприступные горы приходила к ней и прежде, а сейчас появился повод — Рэд погиб. Если отец воевал с рорцами на севере, адепты служили в армии даже без дипломов, то и она тоже обязана что-то сделать. Довольно людям погибать, пока ее высочество нежится на перинах. Кирэн принесет пользу — попробует. Она раскрыла книжку, прихваченную из библиотеки: «Известные места гнездования ордоков и мидоков». На карте северных склонов оставалось еще слишком много белых пятен, но точек пятнадцать там обозначено было, рядом стоял оранжевый восклицательный знак, означавший среднюю опасность похода в эти края. Впрочем, угрозу представляли не сами ящеры, которые, возможно, никогда больше и не появятся в местах, указанных в разворотном вкладыше, а весьма сложный для неопытного туриста ландшафт, частая смена погоды, лавинная опасность и камнепады.

Принцесса потянулась за газетой и сравнила названия туристических баз с отмеченными на карте. Наверняка биологи пользовались теми же стоянками… Взяв карандаш и линейку, она перенесла точки гнездования ящеров на схематический рисунок в газете и принялась вымерять расстояние. Наконец нашелся самый короткий отрезок, всего-то около сотни километров… Воодушевившись, Кирэн распахнула шкаф и принялась вытаскивать из него теплые вещи. В голове метались мысли. Наверное, потребуется рюкзак. Что еще? Палатка, ботинки с шипами? Палки? На рисунках люди ходили в горы с палками… Как так получилось, что ей неизвестно, зачем они нужны? Ладно! Все по порядку, она разумная девушка, магиня, прошла курс подготовки у садиста Киделики и даже научилась взбираться по отвесной стене, пользоваться страховками и карабинами! Впрочем, до этого дойти не должно…

Свитера, присланные из дворца почти год назад, слишком долго лежали на полке. Брюки? Нет, придется купить. И ботинки, и непромокаемую куртку. Потом продукты… Веревки и всякие штуки. Нужно отыскать специальный магазин, но сначала… Где сигнатуры этой фирмы?

— Ты чем тут занимаешься? — Кирэн так увлеклась, что не заметила, как пришла Диль.

Принцесса замерла со стопкой одежды в руках.

— Я думала, ты поедешь в родовой особняк…

Подруга тяжело вздохнула и повесила на крючок мокрый плащ. Кирэн все поняла, они вообще теперь понимали друг друга без слов.

— Так что? Ты куда-то собралась?

— Да. Я отправляюсь в Альдестон.

Лицо Диль недоуменно вытянулось.

— Знаешь, Рина Джениз сейчас в школе, давай позову ее?

— Зови кого хочешь, я все решила. Регестору нужен ордок, а лучше несколько. В настоящее время, кроме меня, решить эту проблему некому.

Графиня смотрела на нее как на душевнобольную.

— Ты… ты бы притормозила немного. Не порола горячку. Сейчас не самое лучшее время для глупостей…

— Я ведь не тяну тебя с собой. Моя жизнь — мое личное дело, да ты сама слышала, что сказал отец.

— Мне кажется, он имел в виду что-то иное. — Графиня испуганно хлопала глазами. — Ты же никогда не бывала в горах. Нужен проводник, снаряжение… ящеры гнездуются на больших высотах. И… ордока невозможно подчинить, нужно знать, как… э-э… с ним договориться. Известны случаи, когда эти создания сжигали магам мозги! Это не шутки! Ты бы спросила совета у учителей, у лорда Гарса…

— Не желаю ничего о нем слышать! Он виноват во всем. Отец бы в любом случае не пострадал при взрыве — у него был хранитель, а Джон бы выжил! Но нет, он бросил этот накопитель в нашу сторону!

— Я обязана доложить ее величеству.

— Кому угодно. Погоди! Мне по браслету ответили.

Следующие несколько минут Кирэн общалась с сотрудником фирмы. Графиня смотрела на нее с тоской. Вскоре разговор закончился, и когда девушка просияла, Диль побледнела еще сильнее.

— Мне не нравится твой маниакальный взгляд.

Отбросив вещи в сторону, принцесса подскочила к двери и схватила зонт.

— Я иду покупать снаряжение!

— И ты знаешь какое?

— Мне там помогут!

— Ну да, ну да. — Графиня безнадежно вздохнула и сняла с вешалки плащ. — Я с тобой.

Кирэн нахмурилась, прекрасно понимая, что подруга не за покупками с ней собралась.

— Это плохая идея.

— Как всегда. Но ее величество мне голову открутит, если с тобой что-то случится. Может, передумаешь?

— Нет.

— Тогда связывайся с кем ты там общалась, пусть и на меня готовят билет.

До конца дня они занимались покупками, и если ее высочество имела смутное представление о горах, то бывавшая там на практике графиня примерно сообразила, что именно им потребуется. В школу подруги вернулись в экипаже при свете фонарей и едва дотащили до комнаты баулы с вещами и провизией. Теперь водном углу лежали пакеты с шоколадом, орехами, сухофруктами, колбасой и хлебом, в другом — какие-то коврики, ножи, веревки и карабины, прихваченные в магазине на всякий случай. Оставшееся время девушки разгребали одежду, раскладывали ее по рюкзакам и успокоились, лишь когда эти рюкзаки стали чуть ли не больше их самих. Следующим утром туристический дирижабль должен был забрать подруг и доставить в самую южную обитаемую точку Регестора, за которой только тундра, скалы и лед.


На рассвете две навьюченные фигуры в дождевиках вышли из ворот школы и сели в подъехавший экипаж. Ливень так и не прекратился, капли стучали по крыше, текли по стеклам. Кирэн волновалась и нервно постукивала пальцами по подлокотнику, Диль отстраненно смотрела перед собой, думая о своем и периодически морщась, отчего принцесса мучилась чувством вины.

По фертранским мостовым вода текла, будто река, залив укрыл густой туман, маяки скрылись за серой завесой дождя. Вскоре повозка остановилась на площади.

Наверняка в турфирме удивились — две пассажирки зафрахтовали целый аппарат, не став дожидаться, пока наберется группа. Хотя когда на севере творились такие дела, группа могла не набраться никогда… «Скиталец», выполнявший обычный рейс по этому маршруту, висел над якорным полем в гордом одиночестве, спящая на ходу ассистентка контролера проверила билеты и провела девушек в причальную башню. Подъемник доставил их на верхнюю площадку, калитка со скрипом отворилась. Баллон машины висел в мокрой дымке, струи воды стекали с него на палубу и по желобам утекали за борт.

Пилотом ожидаемо оказался очередной пенсионер — теперь на гражданских рейсах молодых пилотов не встретить, — на пассажирок он глянул равнодушно, опустил трап и махнул рукой в сторону кубрика. Тихо завибрировали агрегаты, аппарат начал готовиться к отлету.

— Какая ирония. Две адептки школы вынуждены пользоваться услугами престарелого мага, — грустно пробормотала Диль.

— Я хотела, чтобы они довезли нас прямо до конечной точки, но эти формалисты отказались. Заявили, что высота слишком большая. Наверное, этот дед окочурится, если наберет хотя бы пару лишних километров.

Графиня проводила взглядом закутанного в брезентовый плащ пилота, затем задрала голову и прикрыла глаза.

— Моя нянька говорила, что дождь в дорогу — хорошая примета.

Принцесса удивленно уставилась на нее:

— Прекрасно.

— Она умерла во время круиза по Закатному морю. В такую же погоду. Яхта натолкнулась на рифы, все утонули.

— Трап еще не задвинут, Диль. Ты можешь и должна сойти. У тебя дома сын, иди к нему.

Девушка лишь покачала головой. Вскоре «Скиталец» отошел от башни, ветер усилился настолько, что пассажирки поспешили в каюту.

Полет занял почти двенадцать часов, основную часть пути дирижабль преодолел в белом тумане, но к вечеру дедушке пришлось набрать высоту, и над баллоном раскинулось темное, слишком синее небо, теперь облака колыхались внизу, а впереди блестели лиловым величественные пики Альдестона. Накинув куртку, Кирэн выскочила на палубу. В груди ширилось благоговение. То, что надо! И если Диль желала говорить о приметах, то вот эта обстановка ей нравилась. Ненастье осталось позади, аппарат шел над горным плато, в сумерках казавшимся бурым и мрачным. Впереди виднелись редкие огни стойбища оленеводов.

— Дикий край, — пробурчала графиня. — Мне хватило тренировок с мидоками этой весной…

— Хорошо, что ты освоила контроль. Может пригодиться. Жду не дождусь, когда увижу их.

Подруга издала истерический смешок:

— Увидишь. И, кстати, я так и не смогла захватить сознание мидока, поэтому давай надеяться, что злобные ящерицы наедятся ворованным скотом.

— Ничего ты не понимаешь. Наши предки жили здесь, это, можно сказать, возвращение к истокам.

— Жили, пока не поняли, что существуют более приветливые места.

Мачта в поселке отсутствовала, и «Скиталец» вынужденно пришвартовался к вышке для прожектора. Девушки слезли на землю по железной лестнице, а рюкзаки пилот опустил лебедками. Не задерживаясь ни на минуту, дирижабль развернулся и взял курс на север. Графиня проводила его печальным взглядом.

— Знаешь, ее величество приказала мне усыпить тебя и передать личным гвардейцам. Кажется, примерно в это время они должны были прибыть в школу.

Похолодев, принцесса развернулась к подруге. Неужели кому-то еще есть до нее дело? К демонам…

— Но ты этого не сделала.

— Все потому, что у меня не было под рукой снотворного…

Захихикав, Кирэн подняла рюкзак и направилась к единственному строению, в окнах которого горел тусклый свет.

Их ждали. Приют для путешественников держала дородная женщина, чей муж уходил летом в долину пасти оленей. Помогала ей дочь — двенадцатилетняя круглолицая девочка с двумя косичками, с любопытством и восхищением косившаяся на необычных путешественниц. Впрочем, даже сама хозяйка бросала на них удивленные взгляды — к ней редко прилетали столь молодые особы, причем без сопровождения мужчин, но, разглядев браслеты с эмблемой школы, она немного успокоилась. Кирэн и Диль определили в гостевую половину дома, принесли мешок с щепками для розжига камина и ужин — горячий котелок с тушеным мясом, хлеб и ягодный чай. Узнав, что подруги собрались к месту гнездования ордоков, девочка покачала головой:

— Была очень холодная зима, и ящеры спустились ниже обычного, это случилось пять лет назад, с тех пор здесь хозяйничают мидоки, а ордоков в этом году я видела только несколько раз.

Кирэн поджала губы.

— Не расстраивайтесь. У нас здесь очень красиво и не так опасно, как в других районах, поход вам понравится, но все равно будьте осторожны на леднике. — Смутившись, девчушка вдруг потопталась на месте и неуверенно спросила: — А как там на севере? Говорят, война…

Кивнув, Диль принялась рассказывать последние новости, а принцесса, не желая все это слушать, вышла на улицу. Уже стемнело, прожектор погасили. Дул морозный ветер, непривычно сильный, щеки сразу раскраснелись, от тишины звенело в ушах. Темные силуэты гор закрывали горизонт, едва заметно сверкали снежные пики, полоса звезд, пересекавшая небо с севера на юг, светила удивительно ярко. Внезапно там, вдали, мелькнула чья-то узнаваемая тень. Девушка замерла, боясь моргнуть… Ящер! Какой?! Интересно, что она станет делать, если все же встретится с ордоком? Идеи по этому поводу у Кирэн отсутствовали.

Запястье кольнул браслет. Сигнатура оказалась незнакомой, но принцесса вызов не приняла, опасаясь спугнуть момент. Абсолютно каждый рвался остановить ее, заставить передумать, не делать «глупостей», но довольно опеки! Завтра все начнется! И она найдет ордока! Потенциальный собеседник так и не дождался ответа.

Постояв еще немного, принцесса вернулась в дом и легла в постель, вот только сон не шел. Она долго ворочалась, разглядывала огонь, догорающий в очаге… Была уже глубокая ночь, когда усталость взяла свое и глаза начали смыкаться. Тусклые красноватые угли вдруг сделались яркими, замерцали, принялись выстраиваться в ровную линию. Где-то она уже видела нечто подобное… Где? Во сне? Принцесса потянулась к ним и в тот же миг провалилась в беспамятство.


Царство Рор. Форт Крик


Яна Брайл


Сознание выплыло из тьмы, голова привычно раскалывалась. Бездна… Неужели все это действительно произошло? И почему опять со мной? В грудь будто воткнули невидимый нож… так больно. Хкин использовал меня. Как этот белобрысый мерзавец смог? Как вышло, что я не догадалась раньше? Твою ж… Глаза были закрыты, но по щекам текли слезы. Картинка сложилась, стало все ясно. Рашарст… Ослу понятно — колдун открыл портал с помощью моей крови. Это из-за меня пал второй по важности город империи! Люди… Сколько людей погибло… Вина погребла под собой. Впервые не хотелось жить… И Эр… Благодарение богам, я успела! Лорда Гарса не закидали газовыми шашками, оглушающими заклинаниями… Он не попал под совокупную магию леди и лорда Филисов, Хкина и даже его мерзкой бабки. Никакие артефакты бы не помогли… Лучше бы Эр убил меня, ибо попытка достать рорского колдуна через такую дуру, как я, являлась актом отчаяния.

На этот раз меня не мучили, не резали запястья, просто вырубили заклинанием, заковали в цепи и нацепили какие-то специальные очки на глаза. Истязала я себя сама. Яда бы сейчас… Мысли жалили, хотелось выть, но нельзя… Рядом кто-то едва слышно дышал.

— Ты уже очнулась.

Я узнала голос. Мадина! Ненавижу ее! Гадина ублюдочная! Предательница империи! Развязала бы мне руки — придушила бы ее без магии!

— Давай сниму очки, но не пытайся творить структуры глазами. Глаза созданы, чтобы смотреть, иначе можно ослепнуть.

Изо всех сил я прикусила язык. Каблуки зацокали по каменному полу. Холодные пальцы коснулись виска, а затем яркий свет залил помещение. Поморщившись, различила перед собой ненавистное лицо.

Леди Филис больше не красилась черной тушью, не пудрилась белой пудрой, наверное, в Роре не продавали косметику. Сухую кожу покрывали множественные морщины, скулы сделались еще более выразительными, волосы были собраны в растрепанный пук. Черные глаза, смотревшие прямо, мерцали. Взгляда я не отвела и тоже переключилась на тонкое видение. Прошло не меньше минуты, прежде чем Мадина сложила руки на груди.

— Осуждаешь? — легко считала она мои мысли.

Рывком мне удалось сесть на постели. Да, меня сунули не в камеру с квадратным люком, а в комнату для гостей с широкими арками-окнами, кроватью с мягким матрасом и письменным столом… Уроды… Конечно, если учесть, как я им помогла.

— Думала, вы патриотка.

Мадина вскинула брови, бледно-розовые губы дрогнули в усмешке.

— Я такая. И предана семье, Яна. И ты ей предана. Не поэтому ли вытолкнула ублюдка Гарса из пентаграммы? — На впалых щеках заиграли желваки. — А ведь я рассказывала тебе о нем, просила держаться подальше, предлагала свою помощь, протекцию, но ты меня не послушала. Кто виноват в случившемся? Ты, Яна! Ты! И мне жаль, впервые я ошиблась с ученицей.

Она светилась самодовольством. Чего хотела? Неужели полагала, что я признаю ее правоту?

— Поэтому вы отослали меня в Воленстир? Забыв упомянуть про маленькие особенности местных мужчин? А может, вы заранее разделили мою шкуру с Бирлеком?

Мадина надменно фыркнула:

— Ты предала меня! Вместо того чтобы подумать головой о своем будущем, ты ночевала в кабинете Гарса! Думаешь, мне нужна такая ученица?

Все понятно, Яна Брайл — наивная идиотка. Эта мерзавка предполагала, что я буду помогать ей гадить Эру, для чего и заявилась ко мне в лазарет год назад с предложением, от которого невозможно отказаться.

— Мы с воленстирским генералом незнакомы, но хорошо, что он не упустил свой шанс, раз его упустил Гарсиков щенок. И весьма жаль, что тебе удалось сбежать из Тиреграда. Прыткая какая, но глупая. Ну да ладно, пусть ты и та еще заноза, но в правильных руках инструмент великолепный. — Она прищурилась. — Ведь он так и не объединился с тобой, не так ли?

Мои уши запылали от гнева. Тварь! Да как она смеет?! Они все еще использовали меня… Ну уж нет. Умру, но лорда не сдам. Кое-как взяв себя в руки, холодно спросила:

— За что вы продались Хкину?

Она вспыхнула — явно не ожидала от девушки, очнувшейся после нескольких оглушающих структур, неприкрытой ненависти. Мы сверлили друг друга взглядами, дыхание перехватило от ярости. Таких нужно убивать, и словно в ответ на эту мысль пальцы болезненно закололо, сила сама собой потекла в ауру.

Мадина улыбалась, но еще немного, и ее зубы раскрошатся.

— Это ты хочешь знать или он? Своей ученице я отвечу, но если бастард смотрит твоими глазами…

Она отслеживала малейшие изменения моей мимики, бредила, как бы отомстить, как бы добить виновника всех ее бед! Дрянь! С пальцев посыпались искры. Красная пелена бешенства заслонила мир. Убить! Внезапно в том месте, где на пол падал свет, появился знакомый силуэт.

— Спокойно! — раздался властный голос.

Меня ощутимо ударило током. Гады! Сознание на миг померкло, и я плюхнулась обратно на одеяло. Энергия бесполезно сбросилась в пространство.

Из тумана выплыла проклятая физиономия Хкина, обрамленная гладкими белыми волосами… Он, не церемонясь, хлопал ладонями по моим щекам, рядом лежал мерзкий накопитель.

— Пришла в себя, куколка? — Синие глаза смотрели с любопытством.

Зашипев, я инстинктивно попыталась вырваться, дернула плечами, и колдун отступил. Выглядел он, как всегда, идеально: одет с иголочки в белоснежную рубашку с бабочкой на шее и темной портупеей на плече.

— Не нужно так нервничать, дамы. Позвольте мне помочь обеим. — Он выразительно поглядел на ведьму: — Нет, Яна пока не связана с нашим общим другом. — И повернулся ко мне: — А леди Мадина весьма разумно приняла мое предложение и обязательно получит желаемое, как только наш враг будет захвачен.

Меня пробил панический озноб. Эти двое хотели получить Эра! Хкин ищет замену Филису? О бездна… Или это не все? Ну разумеется, не все!

— Зачем он вам? — рявкнула я, вскочив на ноги.

Они переглянулись. Эта дрянь смотрела ему в рот! Перебежчица поганая! Она будет ноги ему лизать ради… Ради чего?!

— По многим причинам, — развел руками рорец. — Гарс решил поиграть со мной, теперь я поиграю с ним. Придется твоему магу ответить за окружение нашей центральной армии, рассказать, кто помог тебе сбежать от меня в прошлый раз, и… заплатить за убийство моего учителя. Знаешь ли, я бываю сентиментальным. Иногда.

Уроды… Нет!

— У вас ничего не получится.

Они знали точно — у них все получится.

— Оставь иллюзии. Гарс — тупица. Он уже сдался, ибо выбора мы ему не оставили, а твой поступок лишь отсрочил неизбежное. — Хкин едва заметно кивнул ведьме: — Одевайтесь. Жду вас.

Наградив меня насмешливым взглядом, колдун величественно удалился. Мадина тут же вцепилась в мой локоть своими клешнями, принялась натягивать на меня какие-то штаны из грубой ткани и ботинки на три размера больше. Меня разрывало от гнева, и, не удержавшись, я попыталась пнуть ее ногой. Гадина ловко увернулась, успев застегнуть молнию.

— Неблагодарная дикарка! — зашипела она, сдернув меня на пол. — Дура! Поздно сопротивляться! Раньше надо было думать! Теперь же твоим будущим распорядятся другие. Мой совет — не дергайся, и все пройдет безболезненно.

Браслеты наручников впились в кожу, я попробовала разорвать цепь, соединяющую их, усилив течение энергии в ладонях. Не вышло…

— Думаешь, когда он имел тебя, не знал, что ты — глаза и уши Хкина? Для образования связи есть условие, Яночка. Простое. У обоих партнеров не должно быть корыстного интереса друг к другу. Любовь, открытость и безусловное доверие избраннику запускают объединение. А тебя использовали, нагло и цинично сливали дезинформацию. И это придумал твой ненаглядный Гарс, в кабинете которого ты бесстыдно провела ночь! На что ты надеялась, глупая? Этот ублюдок неспособен на светлые чувства. Есть такие особи. И он именно из них. Эр Гарс — моральный урод и садист. Разве он хоть раз позаботился о тебе, как мужчине надлежит заботиться о женщине? Разве его хоть однажды интересовало твое мнение? Думаешь, он пошел за тобой в Рор, потому что любит? Ха-ха!

Овца седая! Все ее слова — чушь! Мадина затянула ремень так сильно, что я едва дышала. Злой протест затмил возникшие на мгновение страх и сомнение. Доверие… Нет! Нет! И нет! Лорд доверился бы мне, если б мог! Будь я на его месте, поступила бы так же! И моих чувств это бы не уменьшило!

Ненависть и презрение перевесили все хорошее, что я когда-то ощущала к бывшей наставнице.

— Что бы он ни предпринял, я верю ему! — выплюнула ей в лицо. — Не утруждайся и не морочь мне голову, мразь! Ты сбежала с родины, при твоем содействии умирали адепты, которых ты учила! Как смеешь тявкать на него? Ты мизинца его не стоишь!

Магиня вскинулась, шумно втянула воздух, но все же сдержалась и не приложила меня боевым заклинанием.

— Разумеется, — отозвалась она с показным спокойствием и мило улыбнулась. — Я не стою мизинца без пяти минут мертвеца. Эх, Яна, Яна… Я учила тебя, верила в твой потенциал, но ты не понимаешь простой истины. Для магов нашей природы нет ничего важнее пары. Здесь мой муж, и я обязана быть рядом с ним. Скоро Решман отдаст его мне, и все станет так, как должно быть. Гарс заплатит за нашу загубленную жизнь, за то, что не пытался отыскать Дастина…

От изумления я едва не впала в ступор.

— Ваш Дастин — труп!!! — заорала, не сдержав ликования.

И тут же рухнула на пол от удара. Щека пылала, по подбородку текло что-то теплое. Жаль, главный кровосос ушел, обрадовался бы. К демонам! Меня несло. Пусть психанет и прикончит меня! Ее крыша окончательно уезжала! Чернота в глазах выдавала безумие.

— Ваш муж не лучше мертвецов! — выкрикивала я, пытаясь встать. — И Хкин использует вас! Так же, как меня! Как всех остальных! Он кукловод!

Не выдержав, Мадина вцепилась мне в волосы и майку, наклонилась. Морщинистое лицо теперь находилось совсем близко.

— Я чувствую его! — Тяжело дыша, она несколько мгновений сверлила меня испепеляющим взглядом, затем, будто спохватившись, шепотом добавила: — Дастина еще можно спасти… И я все для этого сделаю. Встала и пошла вперед! И без фокусов, иначе вырублю!

Полоумная тварь помогла подняться и подтолкнула в спину. Из комнаты мы вышли в каменный коридор. Всего полгода назад я мчалась по такому же к шахте лифта, чтобы сбежать. Демоны, почему тогда я не сорвалась со стены башни и не разбилась в лепешку? Всем было бы лучше… Сердце щемило, в глаза будто песка насыпали. Мой путь отсюда начался с обещания Тайлу и Юне, сгоревшим здесь от моей магии, все наладить. Как символично, что он тут и закончится. Неудачница! Лучше бы осталась в Лорании! Лучше бы умерла там! Слева началась галерея. Рвануть, разбить стекло и… Проницательная Мадина вцепилась в мое плечо. Куда она вела меня? В лабораторию? Качать кровь? Что им еще от меня нужно? Нет, не стоит об этом думать… Тогда о лорде…

Конечно, Эра тяготила моя роль в этом кошмаре… Он скрывал это как мог за едва уловимыми улыбками, но иногда я чувствовала его пристальный взгляд. Взгляд не на любимую женщину, а на сосуд, в котором, возможно, в тот момент находился враг. И ведь он ничего не сказал… Ничего…

Мадина уже попудрила мне мозги, теперь моя очередь. Не то чтобы я верила в результат, но когда не остается вариантов, почему бы не испробовать никудышный?

— Миледи, раз вы так уверены, что вашего лорда можно спасти, зачем идете на все это? Я слышала, господин Дастин Филис был примером для всего Ведомства, преданным сыном империи. Вряд ли бы он одобрил ваши действия.

Ведьма фыркнула:

— Он одобрит, если я спасу его.

— Не думаю. Если он действительно был честным человеком.

— Не был, а есть! Он жив! И наша связь восстановит его!

— Вы слышите его мысли? — засунула я куда подальше свое злорадство.

Она едва не споткнулась. От самообладания не осталось и следа.

— Я чувствую его! Этого довольно!

— Вот и прекрасно, — покивала я. — Вы ведь знаете, кто источник армии неупокоенных? Кто их контролирует? Помогите Регестору, и вас простят. Уверена! Вы ведь никого не убивали, вы станете героями, вернувшимися с долгого задания. Ваша мечта, миледи!

Она лишь приподняла брови-ниточки и презрительно скривилась:

— Плохая попытка, Яна. У тебя слишком прямые извилины, чтобы даже пытаться манипулировать кем-то. К тому же… спасать страну и людей, предавших нас, не входит в мои планы.

— Значит, вам ничего не известно, — почти по-детски огрызнулась я.

Разумеется, ее это не проняло, но она соизволила сообщить:

— Только два человека знают, где находится источник и кто он такой, но мне это абсолютно неинтересно, ибо пока ты валялась в отключке, ваш император отправил послов. Он желает обсудить условия мирного договора. А твой любимый Гарс исчез в неизвестном направлении, и его активно ищут. Знаешь, для чего? Чтобы судить за допущенные ошибки.

О лоранийские боги, где он? Что с ним?! Мне вдруг вспомнился тяжелый взгляд Атниса, мелькнула мысль, что шутки кончились… По моей вине задумка Эра провалилась, он не смог добраться до Хкина, а его ученица испарилась. Что подумали в Совете? Проклятье! Накатила слабость. Надо взять себя в руки! Лорд проиграл бы в любом случае, если бы не протащил через портал отряд поддержки, а это — фантастика. Вспомнилось, как я оказалась под перекрестным огнем Филисов, Хкина и даже карги Ториль…

— Не переживай, — раскрыла передо мной дверь лифта магиня. — Мы знаем, куда он направляется. Он — крыса в лабиринте с единственным ходом.

— И куда же?

— К нам. Ведь если он не отыщет источник, его ждет казнь. — Она поморщилась. — Но он не отыщет, Яна. Никогда!

Волосы на затылке зашевелились. Ведь даже если белобрысый колдун снял браслет, Эр мог отследить меня по ауре… Он придет за мной и сделает глупость!

— Я не стану в этом участвовать! — Энергия затрещала и в следующую секунду сорвалась с пальцев.

Мадина увернулась и тут же ударила меня в спину. Мое тело влетело в кабину. Р-р-р!

— Станешь, Яна. Начатое придется доделывать.

Против ожидания кабина поехала вверх. За решеткой мелькали пустые коридоры. Лифт остановился на последнем этаже, и ведьма вытолкнула меня на площадку, окруженную оконными проемами. Снаружи лежала знакомая скалистая равнина Лагхар. Серо-зеленый пейзаж выглядел уныло даже под ярким солнцем. Напротив висел ржавый и потрепанный «Ветерок». Хкин был тут и занимался своим любимым творчеством — рисовал порталы, в пиале тускло блестела чья-то кровь. Полюбовавшись моим расцарапанным лицом, колдун стянул перчатки с рук:

— Идемте, — и кивнул на выдвинутый трап.

На палубе дирижабля находился лорд Филис. Приглядевшись, я вдруг поняла, что смотрит он хоть и пустым взглядом, но на Мадину. Та потащила меня к окнам, а полутруп протянул ко мне синие пальцы, схватил за плечи и втянул на борт. Сволочи! Никогда я не ощущала себя такой беспомощной! Даже неживому магу не могу противостоять!

— Куда вы меня везете?

Ведьма ласково улыбнулась, ее муж не ответил, подвел к борту и резко дернул наручники вниз. Я упала на колени, Дастин закрепил цепь в кольце для страховочного троса и занялся подготовкой машины к полету. Агрегаты взревели непривычно громко, корпус вибрировал из-за неисправных механизмов. Переключившись на тонкое зрение, я начала следить за действиями пилота.

Ловушки «Ветерка» отыскались в совершенно неожиданных местах. Вот почему я не дотянулась до них зимой. Потоки энергии опутали машину, запустился поворотный вал, рули высоты отклонились вниз. Мадина перемахнула через оконный проем и встала рядом со своим полумертвым муженьком, вскоре к ним присоединился Хкин, иногда поглядывавший на меня с ехидным самодовольством.

Дирижабль развернул крылья, отошел от башни, за происходящим внизу я наблюдала через широкую дыру в борту. Защитный купол крепости перестал вибрировать, раскрылся, и в ту же секунду «Ветерок» резко рванул ввысь, оставив позади серые стены замка, шпили с флагами. Все время, пока продолжался набор высоты, палуба ходила ходуном. Как еще эта проклятая колымага не развалилась?! Мадина подпирала борт, с тоской следя за действиями Дастина, а Хкин отправился на корму чертить очередную пентаграмму. На меня вроде бы не обращали внимания. Пару раз незаметно подергала цепь, разумеется, крепления не поддались, а браслеты как будто плотнее сомкнулись на запястьях.

Облака плыли назад. Куда мы летели? Солнце находилось слева, значит, дирижабль направлялся на юг. Меня пробил озноб, рубашка прилипла к телу. Вряд ли пассажиры «Ветерка» торопились на дипломатическую встречу послов Рора и Регестора… Неужели они решили сдать меня Бирлеку? Перед глазами вспыхнули картинки моего «страстного» помешательства на генерале наемников. Немедленно запылали щеки. Лоранийские боги, только не это… только не так! Лучше прыгнуть за борт, чем стать послушной куклой в руках мерзкого воленстирца, позабыть все важное и лучшее, что когда-либо случалось в моей жизни!

Спокойствие! Только спокойствие! Джениз отыграла мне фору, но большую ли? Стоп! Глубокий вдох и выдох! Не факт, что Хкин везет меня к своему союзничку, ведь еще полгода назад он тряс передо мной кровным договором. Но тогда куда, демон его возьми?!

Колдун закончил чертить свой портал — наверное, то был именно он — и теперь неспешно прогуливался по палубе. Мысли о Бирлеке я кое-как отбросила. Скорее всего, они летели за лордом. И эта пентаграмма могла служить либо очередной ловушкой, либо путем отхода, если что-то пойдет не так. Впрочем, что могло пойти не так? Эр… Эр… Только бы ты не лез спасать меня снова! Идея о самоубийстве как о единственном разумном решении вновь замаячила в голове. Я покосилась на рорца. Могла ли я как-нибудь убить его? Силу мне не блокировали, вот только шарахнуть его структурой помощнее не получится — услышат, заметят свечение. Мадина хоть и любовалась своим дохляком, но и в мою сторону поглядывала.

У меня уже занемели колени, когда вокруг машины стала образовываться сетчатая, не видимая обычным зрением сфера. Воздух вокруг дрожал. Бездна! Все-таки на фронт… Зачем бы иначе Филису активировать маскировочную сеть? Под крылом земля, отвоеванная регесторцами у агрессора. Я очень надеялась, что нас тут заметят «Горные орлы» и собьют. Патрулировали же они периметр котла или нет?!

«Ветерок» приступил к снижению, впереди дымила линия фронта. Бах! Бах! Рядом мелькнули красные вспышки, ведьма сразу же швырнула вниз световую структуру, распустившуюся зеленым фейерверком. Вскоре слева в разрыве облаков проплыл Рашарст с разрушенными мачтами. Отвернувшись, я вновь подумала о лорде, который, возможно, где-то там… Чем он занят? Отслеживает мое местоположение? Мог ли он слышать меня прямо сейчас? Все же потенциал у него рекордный, и если вдруг связь, несмотря на заверения Филис, образовывается, у него она образуется раньше. Значит ли это, что в таком случае Эр мог проникнуть в мои мысли? Смотреть моими глазами? Возможно, но тогда у меня должны появиться проблемы с концентрацией. Обязательное ли это условие?

Хкин приблизился неслышно, тронул мое плечо, на коже отпечатался кровавый след, а в нос ударил острый запах крови. Я дернулась.

— Гарс попытается отбить тебя, мы готовы к этому. — Его губы скривились. — Ты будешь смотреть, а леди Мадина проследит, чтобы ты не натворила глупостей.

Они уверены, что милорд рванет вытаскивать меня? Если пара образовалась, Эр, услышь меня! Не смей! Не делай этого! Не играй по его правилам! Если Хкин неуязвим, то есть кто-то второй, кто знает, где источник. Правду ли сказала спятившая Филис? Конкретно в эти слова верить хотелось…

Теперь клубы дыма поднимались над левым бортом, мы летели на запад… Ожидание томило, нервы скрутились в болезненные узлы. Мысли метались, перескакивали с одной темы на другую. Лорд не купится, не позволит диктовать ему условия… Он решит проблему, а потом придет за мной, если сможет, если останется за кем приходить. Это правильно, это логично, Эр — разумный, ответственный маг, глава Ведомства, и ему сейчас не до личных чувств к той, с кем связь, скорее всего, и не образовалась. А что делать мне? Нельзя оставлять в руках врага мага с огромным потенциалом. Выход существует всегда. Я могу разрядить свой резерв до критической точки, и если выбрать последнее заклинание помощнее, то смерть наступит мгновенно. Отвлеклись бы они и…

Шшшш!!! Бух! Меня подбросило в воздух и тут же приземлило обратно на доски. Ай! Перед глазами заплясали искры. «Ветерок» пикировал, попав под обстрел нескольких «Горных орлов»! Наконец-то!

Щиты Мадины прикрыли ржавое корыто, продолжавшее нестись вниз. Ветер свистел в ушах, за кормой мелькнули два «Горных орла», ведущих безостановочный огонь. Тшшш!!! В разные стороны полетели щепки, заскрипели механизмы. Ведьма сжала зубы и расширила энергетическую стену. Что там происходит?! Кто побеждает?! Хкин перегнулся через борт.

«Ветерок» вышел из пикирования, и меня тут же придавило к доскам. Внизу проносились позиции чьих-то войск. Никто не требовал остановиться и сдаться. Они стреляли на поражение. Молодцы, ребятки! Давайте!

А потом… ударила артиллерия. На секунду все затопил свет, а когда я проморгалась, увидела, как падают обломки дирижаблей преследователей, охваченные пламенем. Уроды! Хкин усмехнулся и кивнул Мадине, та погасила защиту. На его месте я бы не радовалась. Раз «Ветерок» заметили, то скоро атаку повторят, желание убить главного колдуна перевесит риск быть подстреленными воленстирскими пушками!

Дирижабль влетел в сизый туман, вскоре синие молнии, плясавшие на пластинах, начали тускнеть, назад неслись выжженные холмы. Запахло гарью, пепел забивался в щели, а солнце превратилось в ровный, будто нарисованный, круг. Мерзкая машина продолжала снижаться и теперь двигалась по инерции. Взгляд успевал выхватывать незахороненные трупы солдат и наемников, оружие и копошившихся среди всего этого неупокоенных. Скорость падала, и через некоторое время «Ветерок» замер в метре от поверхности. Сразу стало тихо, лишь в отдалении иногда глухо бабахало. Здесь царствовала смерть, едва ощутимо вонявшая жареным мясом и разложением. Мы находились на линии соприкосновения, где-то рядом регесторские позиции, еще ближе — воленстирские. Почему-то я была уверена, что это именно черные закидывали прилегающую территорию дымовыми шашками. Сглотнув, покосилась на Хкина. Зачем мы остановились? Чего он ждет? Эра? Но он не придет! Не придет же?!

Колдун выразительно покосился на меня, затем снял с портупеи накопитель и двинулся к краю мостика. Каблуки его лакированных ботинок стучали слишком громко. Вместе с Дастином они спрыгнули на землю и осторожно направились вперед. Мадина же нехотя приблизилась ко мне.

— Хотя Гарсик и ублюдок, каких не найти, он не трус, — шептала она, явно убеждая в этом именно себя, а не меня. — Он придет. Смотри внимательно. Тебе повезло больше, чем мне. Ты можешь до мельчайших деталей запомнить миг, когда увидишь его в последний раз. Когда-то, провожая Дастина в тот рейс, я не знала, что теряю смысл жизни и обрету его так не скоро… через десять лет. Десять лет бессмысленного существования. Десять лет боли и пустоты. Рина спасла меня тогда, я спрашивала — зачем… И теперь поняла, что для этого… Для справедливого возмездия.

Ее безумный бред сочувствия во мне не вызывал.

— Лорд не придет! — сквозь зубы выцедила я. — Он ищет источник, а когда найдет, займется вами.

Мадина фыркнула:

— И как он будет его искать? Ему нужен Решман и ты, а Решману нужен Гарс. Зачем бы главе Ведомства отказываться от такой встречи?

Минуты тянулись невыносимо долго. Слабый ветер гнал черные клубы, угрожающе скрипели цепи и звенели пластины парусов. Видимость составляла всего метров двадцать, и я едва могла различить силуэты Хкина и Филиса, бродящих вокруг «Ветерка».

Рядом раздался душераздирающий вопль. Я вздрогнула, выдав свое напряжение.

Мертвецы! Скрюченная тварь перебегала от одного павшего бойца к другому. Фух… И все-таки странно. Почему они так уверены, что Эр придет? И как он это сделает? Вряд ли ему знакомо это место… Или знакомо? Хлопая крыльями, на бортик сел жирный ворон.

А в следующий момент гондолу сотряс мощный удар. В очередной раз я свалилась на палубу беспомощной тушкой. Сверху посыпались земля, щепки и пластины парусов. Бездна! Я ошиблась! Гондола не пострадала, зато холм под ней вспахало знатно! Кто?! Где?!

Я привстала на коленях, чтобы лучше разглядеть творившееся внизу безумство, но этого не требовалось — прямо передо мной возник лорд! Дыхание перехватило. Он выглядел ровно таким же, каким я запомнила его в палатке: в ведомственной форме, обвешанный артефактами, клинками, вот только борода слегка отросла, а серые глаза сверкали звериной дикостью. Страшный. Мы смотрели долгий миг друг на друга.

— Нет!!! — только и успела выкрикнуть я.

Но магистр уже послал в Мадину электрическую волну и исчез, чтобы через секунду возникнуть за спиной Хкина. Его аура светилась. Треск заглушил визг ведьмы, отразившей атаку. К тому времени я успела уже несколько раз со всей силы дернуть цепь. Я должна была видеть! Что там происходит? Проклятая обшивка! Мимо промчалась бывшая наставница и затормозила у края мостика. Выпучив глазищи, она неотрывно следила за сражением.

Вспыхивали боевые структуры, рорская магия рассыпалась малиновыми искрами, Эр постоянно перемещался, атакуя Филиса и Хкина с разных сторон. Эти уроды отбивались, прижавшись друг к другу спиной. Демоны! Только бы лорд экономил резерв! Ведь они возьмут его измором! Ведьма сжимала и разжимала кулаки, а меня затрясло от паники. Надо что-то предпринять! Сейчас, здесь сошлись могущественнейшие маги всего Регестора, воздух наэлектризовался так, что волосы сами по себе поднимались над головой… Эру требовалась помощь! Злость перевесила испуг за него. Какого демона он творит?! Зачем вообще так рискует?! Я снова дернула цепь. Тщетно!

Над холмами закружились синие огни. Пока седая овца смотрела туда, я извернулась, пригляделась к креплению. Кольцо вставлялось в пластину, та держалась на заклепках. Прорва заклепок! Прицелившись, выпустила из пальцев чистую силу! Бух! Доски, прилегающие к углу стального листа, обратились в щепки. Прекрасно. Придется потрудиться, а потом что-то сделать с цепью, но… Быстрее! Краем глаза я следила за Мадиной. За взрывами заклинаний она не услышит меня. С остервенением я била по периметру пластины снова и снова.

Над головой расцвел фиолетовый салют. Подкрепление призывают! На секунду замешкавшись, глянула в щель борта. Лорд больше не перемещался. Окруженный защитной сферой, он лупил прямой энергией по обоим противникам. Ну же, Яночка! Скорее! Ему не сдержать их в одиночку! Еще чуть-чуть!

Эр тем временем сбил с ног Филиса и теперь сражался с Хкином. Они даже о чем-то переговаривались, и лорд постоянно бросал взгляды на «Ветерок», я не видела, но ощущала это! А еще страх! Что не успею! Не успею, и тогда… Бездна! Руки задрожали.

Над головой раздался пронзительный гул. «Вершитель»! Где-то там! Желание, чтобы «Ветерок» побыстрее уничтожили, немедленно испарилось. Лорд был здесь! Я была здесь! И это уже кое-что против трех самых отпетых врагов империи! Откуда-то вдруг возникла уверенность, что наш штурмовой дирижабль нам не поможет.

С утроенным усердием я продолжила вырывать пластину из палубы. Но тут Мадина обернулась.

— Ах ты, несносная дрянь!

Она разжала кулак, и в меня полетела гравитационная структура. Бух!!! Мир взорвался миллионами радужных кругов, голову обо что-то приложило, руки вывернуло, и я взвыла. Больно! Пластина провалилась в трюм, цепь поволокла меня в сторону. Обломок доски рассек бок, потекла кровь, но все это ерунда. Пластина оказалась толстой и тяжеленной! Она тянула меня вниз, в трюм, грозя оторвать руки.

Ведьма спрыгнула с мостика и бросилась на помощь своему любимому полутрупику. Из глаз брызнули слезы. Долго я так не продержусь! Хотела помочь? Ага! Помощница! Теперь я даже встать не могу, зато все видно.

Эр сражался ожесточенно, заклинания сыпались беспрестанно, дрожали земля и воздух. Любой бы испугался, увидев его, окутанного ореолом света, с застывшей на лице маской невозмутимости. Хкин перестал улыбаться и теперь двумя руками держал проклятый накопитель. Мадина приблизилась к своему муженьку, судя по энергопотокам, он еще не умер.

Послышался жуткий вой.

Сердце пропустило удар. К нам мчалась группа существ без аур. Мертвецы! Там, в тумане! С Филисом и Хкином лорд справляется, но с неупокоенными… Их было не меньше тридцати, и они быстро приближались.

Я попыталась повернуться на бок, но пластина не позволяла, и каждая попытка сопровождалась чудовищной болью в суставах. Эр не растерялся — выставил руку вперед и выпустил волну красного света. Незнакомое заклинание повалило первый ряд мертвецов, но те твари, что бежали следом, просто перепрыгнули их. Тем временем Дастин очнулся и вместе с Мадиной и Хкином принялся штурмовать щиты Гарса. Лорд был окружен, стена начала истончаться. Сорвав с пояса последнюю гранату, Эр бросил ее вперед, в Филисов. Ведьма мгновенно откинула ее подальше. Бух!

Твари выскочили из тумана. Над головой проревел «Вершитель»… Он уничтожит «Ветерок». Но почему медлит?! Даже в дыму были видны страшные вспышки боевых структур.

Лорд перестал атаковать, защитная сфера погасла, Хкин опустил свою трость. Мертвецы выбегали и окружали их… Пока еще скалились, не нападали. А я так и валялась здесь, спеленатая этой цепью, не в состоянии помочь! Белобрысый рорец что-то сказал лорду, тот ответил, жестко усмехнувшись, а потом посмотрел прямо на меня. В его взгляде было столько всего — теплота смешивалась с грустью, любовь — с виной, улыбка сделалась мягкой, ободряющей. Странное ощущение возникло в груди. Лорд медленно вытянул из-за спины меч, лезвие полыхнуло магией.

Меж тем неупокоенные взвыли и бросились на Эра, скрыв его из виду.

— Нет! Нет! Нет! — помотала я головой, отказываясь верить в происходящее…

Не может быть! Фигура магистра мелькнула в толпе мертвецов, там же вспыхивали молнии. Я ничего не могла сделать — только дергала эту мерзкую цепь, позабыв о боли, и колотила ботинками по палубе. Нечто подсказывало — силы лорда на исходе. Хкин и остальные просто стояли и смотрели.

Наверное, поэтому никто не заметил, как пентаграмма на палубе засветилась привычным красным светом. Через секунду рядом стоял… незнакомый мужчина. Переведя на меня напряженный взгляд, он поджал губы.

— Вы кто?! — прохрипела я.

Маг, экипированный почти так же, как и Эр, упал на палубу и пополз ко мне. Он был статным, волевой подбородок покрывала недельная борода.

— Тихо, мисс, — шепнул он, бросая опасливые взгляды в сторону колдуна. — Меня зовут Бен Арклин. И я здесь, чтобы помочь вам.

О боги, вы услышали мою просьбу!

— Расстегните мне наручники!

Неожиданный спаситель уже снял с ремня один ножичек и принялся ковырять замок браслетов у меня за спиной.

— Давайте! Давайте же! Не видите, что творится?! — надрывалась я.

Эр рубил мечом головы неупокоенных. Не магией — мечом!

Мужчина сжал мой локоть:

— Не дергайтесь, мисс. Вы мешаете мне вскрывать замок.

Я заставила себя не двигаться, руки нещадно ломило.

— Вы хотя бы умеете это делать?!

— Поверьте, я — лучший специалист по наручникам.

Щелк-щелк! Дзинь! Цепь упала в трюм, давление на суставы прекратилось. Уф! Вскочив, я спрыгнула на землю. Этот Арклин следовал за мной.

— Имейте в виду, «Вершители» скоро выжгут здесь все!

Но я уже не слушала его, а мчалась навстречу этим гадам, перепрыгивая дымящиеся шашки; энергия потекла в ауру. Шшшшших! Бух! Мадина отлетела на десяток метров, взвизгнула и с кошачьей фацией вскочила на ноги, а я уже кинула первое пришедшее на ум заклинание в Хкина. Ведомственный маг тоже сосредоточил на нем свой огонь, он использовал простенькие и не слишком мощные структуры, зато выпускал их сразу по десять штук.

На моем пути весьма удачно валялось тело солдата, сжимавшего длинный кинжал. Выхватив оружие, тут же метнула его в Дастина. Видимо, никто не успел дать ему приказ защищаться, он так и стоял недвижимым манекеном. Усиленный магией бросок… и лезвие вошло прямо ему в грудь.

— Мерзавка!!! — завизжала свихнувшаяся ведьма.

Лорд Филис упал на спину, как мешок. Больше я на него не смотрела. Схватив первый попавшийся под руку меч, ворвалась в толпу неупокоенных. Перед глазами мелькали оскаленные морды, чьи-то клешни хватали меня, я их отрубала, отбрасывала самых настойчивых прямыми ударами. По лбу тек пот, сердце бешено колотилось. К окровавленным ладоням липли земля и пепел… Меня и Эра разделяло метров десять. Он посмотрел на меня, я на него, синяя аура тускнела. Держись! Я помогу! Я хотела ему помочь!

Щит лорда, вспыхнувший рядом со мной за миг до чудовищного удара, треснул, не выдержав атаки, меня отбросило волной…

Когда открыла глаза, увидела перед своим носом оторванную башку мертвеца. Резерв опустел, мир шатался. Поморщившись, с трудом поднялась и тут же едва не упала обратно. Что произошло?

Впереди в пяти шагах валялся Арклин, лорд мчался к дирижаблю, за ним бежали мертвяки. Зачем он туда идет?! Хкин уже вскочил на палубу. Бездна!

Я поглядела на новых мертвецов, выскакивавших из дыма. Сколько их? Сотня? Две? Накатила слабость… Кое-как переставляя ноги, побрела мимо четы Филисов. Мертвая Мадина лежала на своем муже. Она перегорела, пытаясь убить меня.

— Оставь! — хрипела я лорду, перелезая через чье-то тело.

Разумеется, он не слышал…

А потом сверху полился дождь из боевых структур. Я споткнулась и упала… Пылающие сферы сыпались одна за другой, клубы пламени освещали все вокруг. Неупокоенные горели, выли, пламя приближалось… Слишком быстро… Спустившиеся вниз «Вершители» сосредоточили свой огонь на «Ветерке». Нет!!! Что там произошло, я не увидела. Чудовищный взрыв потряс пространство. Ударной волной меня сбило с ног и отбросило назад к трупам. Щит вспыхнул сам собой, он и спас меня.

Огонь ревел, казалось, вечность, опалял жаром… Все это время в голове билась единственная мысль: «Что с Эром?!» Боги, только бы он успел переместиться! Он же успел? Да? По щекам потекли слезы. Я не переживу, если нет! Не думать. Не паниковать… Все будет хорошо. Лорд обещал, что не бросит меня… никогда! Вот дура… Какой глупый аргумент!

Наконец пламя начало стихать. Погасив щит, я встала и огляделась. И снова вездесущий дым… Пламя местами… Голова кружилась. Надо идти туда… И не думать!

Я успела сделать только шаг, когда перепачканная рука Арклина схватила мою лодыжку.

— Не ходите, — прошептал он и снова отключился.

Отпихнув его, поковыляла вперед. Обломки горели, в воздухе летали еще тлеющие клочки одежды. Щурясь, пыталась рассмотреть, что там лежало на земле у покореженного вала… Сгоревший скелет. Это не мог быть Эр! Нет! На костяшке пальца виднелось закопченное кольцо. Зажав бок рукой, перешагнула через кусок измятого металла, попыталась бежать, перед глазами тут же потемнело. Шок прошел, и я ощутила дикую боль в рваной ране под ребрами. Это не Эр, это не он! Он не погибнет! Не погибнет! Не погибнет!

Ужас сковывал внутренности, и идиотские самоубеждения больше не помогали. К горлу подкатывала истерика.

Ви-и-и-и-у-у-у-у!!! — раздалось за спиной.

Скрюченный силуэт засыпало пеплом. Я продолжала идти… Из носа потекло, пальцы липли к майке.

Ту-у-уду-у-у!!!! — раздалось с другой стороны.

К демонам… Расстояние медленно сокращалось. Слишком медленно, я с трудом переставляла ноги, послышались крики. Наши армейцы. Вновь зашипели заклинания. Убивали недобитых мертвяков, еще метавшихся рядом.

Внезапно кто-то зажег красный свет… Я тупо поглядела на возникшую передо мной тень и повернулась. Высоченная стена будто из жидкого пламени отсекла меня от Арклина и регесторских войск.

Краем глаза заметила движение, слегка повернула голову и увидела их. Не мертвецов. Воленстирцев. Они выходили из тумана, выстраивались полукругом и высоко поднимали свои сабли. Сталь отражала огонь. Наверное, при любых других обстоятельствах я бы умерла от страха. Жуткое зрелище, но сейчас оно меня не трогало. Я должна проверить перстень… Сжав зубы, зажмурилась, потом шмыгнула носом. Бах! Пламенная стена дрогнула, обиженно зашипела. Имперские маги пробивали ее с той стороны. Пытались пробить.

Я неспешно подняла какой-то погнутый ножичек и метнула его. Резко развернувшись, пустила гравитационное заклинание кругом. Не помогло, забор из стальных лезвий не пал, ни один из чернокожих не сдвинулся с места. Магию поглотила вспыхнувшая защита. Ублюдки! Все на одно лицо! Пальцы покалывало от готовой сорваться в бой силы. Переключившись на тонкое видение, обнаружила мага группы со знакомой аурой.

— Ты!

Не сдох, сволочь, в той оранжерее! Воленстирец убрал свое оружие за спину и, продемонстрировав пустые руки, вышел вперед.

— Успокойтесь, мисс Яна. Прекратите сопротивляться и сдайтесь. Вы ранены.

Судорожно всхлипнув, я покосилась на распоротый бок. Вероятно, поэтому меня и штормило. Кровь лилась по бедру, впитывалась в штанину.

— Вас никто не тронет, кланусь. Вам окажут медыцинскую помощь.

— А-ха-ха! — пробил меня истерический хохот, вот только он больше напоминал рыдания.

Помощь?! Помощь?! Какая может быть помощь, если лорд… Не сметь думать об этом!

Я выглядела как психопатка.

— Лучше дай пройти.

За спиной громыхало. Никто не сдвинулся с места. Разделенное сознание выбрало целью одаренного воленстирца. Сила сама заполняла боевые схемы и отправляла их в него. Шшшш!!! Шшшш!!! Остатки резерва таяли. Плевать! Электрические и гравитационные, огненные и прямые! Чернокожий маг парировал удары щитом, отражал и молниеносно уклонялся. Разведя руки в стороны, я швырнула в небо электрическую волну, придав ей замысловатую траекторию. Противник уже запыхался и тяжело дышал. Разжав пальцы, выпустила еще одну гравитационную волну. На этот раз он не успел построить защиту, и окружившие нас наемники разлетелись по округе как тряпичные куклы. Боги, как тяжело… Пошатываясь, вцепилась в первый попавшийся под руку меч. Энергия потекла в металл, сделала оружие легче, и я поковыляла к этому воленстирскому самородку. Вид сверкающего лезвия впечатлил его, вынудил отступить. Не собираешься со мной сражаться? В следующую секунду на воленстирца свалилась моя электрическая структура, маг рухнул на колено, поморщился. Отлично… Добью негодяя! А потом… Лорд жив. Не может быть иначе… Я мельком глянула на обгоревшее тело и замахнулась.

Сталь потухла. Проклятая железка сразу же потяжелела, рука упала, а разделенное сознание исчезло. Затылок пронзила острая боль.

Раздался мягкий, шелестящий, до ужаса знакомый голос:

— Остановись.

В ушах нарастал треск, но его я слышала превосходно. Только не сейчас… Только не так. Склонив голову к плечу, повернулась. Горечь душила. До «Ветерка» не дойти…

В пяти метрах стоял мой персональный кошмар — Тир Бирлек. На широченных плечах блестели наплечники, за ними — рукоятки сабель, на этот раз он не надел броню, но поверх легкой рубашки висели ленты с артефактами. Демон его побери! Волосы генерал себе так и не отрастил, шрам не убрал. Черные глаза цепко следили за мной, брови едва заметно сдвинулись. Что? Не нравится тебе такая невеста, ублюдок? В голове тем временем поджаривались мои мозги. Нечто продавливало тонкую преграду, не позволявшую упасть ему в ноги и умолять отыметь меня прямо тут!

Генерал отдал приказ по-воленстирски.

Успевшие вскочить на ноги наемники сразу рассредоточились, потеряв к нам интерес. Я покачивалась перед ним вперед-назад. Что мне оставалось? Бороться не было сил… Почти. Ненавижу! Как же я тебя ненавижу!

— Подойди ко мне, — наконец произнес Бирлек.

Послушная, я двинулась навстречу, волоча меч по земле. Головная боль усилилась. Уже скоро. Джениз не знала, сколько проработает ее блок. Только бы достать… Только бы исполнить задуманное и утянуть его с собой за грань!

Бирлек смотрел пристально… сомневался. Наверное, у меня был недостаточно обдолбанно-влюбленный вид.

— Отдай оружие.

Да, отдам тебе… отдам… и поддам… Ублюдок! Гад, заставивший ползать у него в ногах! Наглец, решивший, что имеет право вершить чужие судьбы! Я протянула вперед дрожащие руки с клинком. Чуть-чуть! Больно… А потом замахнулась как могла. Вших!

— Осторожно! — заорал маг огня.

Тварь лысая! Силуэт Бирлека смазался, и он легко ушел из-под удара. Вес проклятой железки утянул меня вниз, и, споткнувшись обо что-то в этих огромных ботинках, я растянулась на земле. Генерал наемников наступил на клинок, не позволив поднять его снова. Мерзкий гад… а я слабая, ничтожная, глупая… Ничего не смогла! Заслужила все это! Изображение перед глазами пульсировало… надо отыскать нож… Что-нибудь… Сознание спутывалось. Ползком добралась до очередного трупа. Уши заложило, по шее потекла кровь.

— Vi valxon tassa hestin?[2] — следил за моими действиями Бирлек.

Не достанусь им. Складной ножичек…

— Zilko mazardes kos, — неуверенно выдал белиберду маг. — Ki belin swar puno. Ritli dqarli.[3]

Секундочку… Выдвинула лезвие.

— Он не нужен тебе. — Тир наклонился и забрал его у меня. Вот так просто.

Я подняла глаза.

— Зачем?

— Я расскажу, — отозвался генерал, пальцы в перчатке осторожно погладили меня по щеке. — Тебе надо восстановиться.

— Лучше бы убили…

— Не лучше, Яна.