Елена Александровна Помазуева - Я ведьмочка, а значит, совершенство!

Я ведьмочка, а значит, совершенство! 871K, 201 с.   (скачать) - Елена Александровна Помазуева

Елена Помазуева
Я ведьмочка, а значит, совершенство!


Ведьмочка

Табличка над моей дверью, гласившая «Смертельные проклятия. Дорого. С гарантией!» надежно охраняла дом от любопытных и случайных гостей, которые, наслушавшись о том, что в этом доме живет ведьмочка, прохаживались мимо.

Только не в этот раз.

Все случилось в тот момент, когда я была на своем огороде, где у меня рассажены всякие травочки для будущих зелий. Небо затянулось тучками, и я с облегчением вздохнула. Все же под прямыми палящими лучами солнца даже в моей соломенной шляпе с огромными полями находиться тяжело. А так, хоть какая-то прохлада. Но когда в небе громыхнуло, потом еще раз и еще, я подняла голову вверх и увидела, как двое мужчин бьются на мечах! Клянусь моей метелкой!

Бр-р. Потрясла головой. Что за невидаль? Это как они там держатся?

Бились они серьезно, мечи полыхали огнем, а эти двое падать не собирались. Но в какой- то момент противники кинулись навстречу и, прошив друг друга огненными мечами, в невероятном, диком танце кружения стали падать вниз, причем точно на мой дом!

Вот не читают некоторые надписей, а потому крыша, которую уже пару лет как надо было чинить, обрушилась весьма гостеприимно под рухнувшими мужчинами.

Эх, надо было еще сверху табличку прибить! Заодно и крыша была бы крепче!

Набрала в грудь воздуха побольше и направилась в дом. Кроме рухнувшей крыши, нужно было еще лечить страдальцев, а это уже денег стоит. Ведь если они могли по воздуху летать, то, наверняка, и денег за лечение вполне может хватить. А клиент, даже если он свалился на тебя с неба, всегда клиент, тем более два. Если, конечно, живы остались. Мечи там огненные, да высота порядочная.

Пока шла с огорода до дома успела прибыль посчитать и расстроиться о ее же потере. Небо вновь заливалось ярким солнцем и подгоняло зайти в дом, только крыши там уже не было. Но это было неважно. Мой домик на две комнатки был построен под огромным дубом. Древний великан раскинул свои ветви широко, переплетая их. Дубовые, кожистые листочки легко шелестели на ветру, не давая солнышку прогреть старую хижину, доставшуюся мне по наследству.

Ближайший осмотр старого дерева показал — дуб не пострадал от падения клиентов. И то дело, дерево было бы намного жаль, чем крышу. Ее, родимую, еще два года назад надо было перебирать, но мне лень и потом уезжать собиралась, вот и думалось — зачем деньги тратить? А клиенты теперь мне не только за лечение заплатят, но и крышу новую накроют! Эта мысль вдохновила, и я ступила на порог собственного разгромленного дома.

Живы ли проходимцы эти?

Даже беспокоиться начала, но шорох под ворохом рухнувшей крыши подсказал, что, по крайней мере, один из этих должен быть живой. Входная дверь привычно скрипнула, и движение прекратилось.

— Так, сударики, — протянула я, — осознаете, что вы снесли крышу моего дома?

Начнем с юридической части вопроса. Мне нужны их свидетельства и показания, что готовы все оплатить, а потом скрепим все это магией, и никуда не денутся, зазвенят в моем кошельке монетки.

Шевеление после моего вопроса усилилось и раздались два голоса в ответ, что меня весьма обрадовало. Оба клиента живы.

— Восстановим мы твою крышу!

— Крышу пожалела!

— Еще бы не пожалела! Она, можно сказать, раритет! А вы, сударики мои хорошие, называйте свои имена, — ласково так им пропела.

— Это еще зачем? — почти в унисон воскликнули оба.

— Так магически скреплять будем, что готовы заплатит. Слово на дом не прикрепишь, — сообщила им.

Они что-то там проворчали, а я ждала, понимая, что нам торопиться уже некуда.

— Сипарис Хатрилан, — недовольно буркнул один.

— Угу, поняла. Теперь второй! — громко произнесла.

— Я тебе сейчас деньги отдам, не собираюсь незнакомым девицам свое имя называть, — буркнул другой голос.

— Не пойдет! Из-под завала вам не выбраться, а твое имя, если ты сразу готов расплатиться, мне будет потом без надобности, — сообщила ему довольная я.

— Элантар Даприяс, — после некоторого молчания произнес вслух второй клиент.

— Вот и хорошо! Где моя метелка? — позвала свою помощницу.

Метелка с готовностью выбралась из заваленного угла и подлетела ко мне. Я выдернула из нее прутик и взмахнула как волшебной палочкой, произнеся заклинание.

— Хоту сирас супренас тарандун тирса! — громко крикнула вслух.

Моя синеватая магия сорвалась с кончика прутика, стала описывать круги и выводить в воздухе названные имена, а потом сумму, которую мне обязались выплатить означенные клиенты, цифрами и прописью. Согласие уже было получено, так что нового опроса было ненужно. Взмах моей волшебной палочкой, и крыша воспарила в воздух.

— Ведьма! — возмущенно воскликнули двое.

— Конечно, ведьма! А кого вы еще хотели увидеть в ее домике? — ответила им.

Еще взмах волшебной палочкой, и крыша из трухлявой соломы отлетела в сторону поля, благополучно минуя мой огород. Фух, теперь можно было выдохнуть. Но не тут-то было!

Повернувшись к своим клиентам, я задохнулась от возмущения, потому что мужчины рассматривали меня очень откровенными взглядами. И что с того, что я стояла перед ними в одной тонкой рубашке на лямочках, а подол подоткнула за пояс, сверкая оголенными ногами выше колен? Я же с огорода шла и гостей никаких не ожидала.

— Что у тебя опять стряслось? — прокашлялось из моей печки.

— Сгинь, рогатый, — прикрикнула я.

— Это кто там у тебя? — обалдело уставился один из клиентов на печку.

— Кто еще у ведьмы в печке жить может? — буркнула ему, — Не видишь? Черт рогатый!

— Сама ты ведьма, — недовольно буркнуло мне из печки.

— Чем и горжусь! — показала язык.

Потом переключилась на своих залетных клиентов. Осмотрев быстрым взглядом, убедилась, что отделались парни, а они были молодые и привлекательные, синяками и царапинами. Жаль, за это много денег не возьмешь.

Не думайте, что я жмотяра какая, просто мне скоро уезжать, а денег много не бывает, тем более при переезде.

— А ты с них расписку за то, что они к тебе претензий не имеют, взяла? — склочно протянул мне черт рогатый из печки.

— Так это же они на мой дом упали! — возмутилась в краснеющий зев.

— Знаем мы таких судариков. Сейчас кланяются и благодарят, а потом сутяжничать начинают, — покряхтывая от каждого слова, просветил меня помощник.

— Так сударики, подписываем расписочку, чертяка правильно говорит. Мне с вами судиться некогда, — взмахнула еще раз своей веточкой из метлы, и она живенько стала чертить в воздухе красивую магическую расписку.

— Теперь подходим и подписываем, — распорядилась я.

Парни подошли, переглянулись и дружно заявили:

— Ничего подписывать не будем!

— Это как так? — захлопала на них глазами.

Вот уж не ожидала такого нахальства здесь в густой чаще Темного леса. Все мимо проходящие были послушны и платили столько, сколько было сказано. А эти, залетные, мало того, что крышу снесли в моем домике, так еще и подписывать ничего не хотят!

— У меня к тебе претензия, — произнес тот, что волосом посветлее.

— И я с претензией! — сообщил второй.

Этот с короткой стрижкой даже приятнее на внешность. Глаза голубые, а волосы светло- русые на кончиках завиваются, губы в улыбке изогнулись. А вот первый, что потемнее, лицо хмурое неприветливое, нос длинноват, а губы сжаты. Кажется, это он не хотел мне свое имя называть.

— Прилетели, сударики! Это, какие же? — уставила руки в бока.

Магическая расписка все еще светилась передо мной, ожидая подписи, и прутик завис, ожидая указаний.

— Ты же ведьма, а от тебя все, что угодно ожидать можно, — недовольно произнес Элантар Даприяс.

— Это чего же? — решила уточнить.

Может, как раз расскажет, чего боятся эти сударики? Опять же информация никогда липшей не будет.

— Приворота или проклятия, — спокойно произнес мужчина.

— Это я могу, — тут же со всем серьезным видом кивнула ему, — Не подпишешь, получишь от меня смертельное проклятие, с гарантией.

— А мне вечный приворот к себе сделаешь? — весело поинтересовался тот, что с обаятельной улыбкой и уверенно обнял меня за талию.

— Не подпишешь, я тебе и приворот и проклятие на черный глаз сделаю, — мило улыбнулась ему, глядя в глаза.

А ведь знают, что ведьме так в глаза смотреть нельзя, и все равно взгляд не отводят, будто вызов бросают.

— Шася, — позвала своего помощника, — а с чего это они такие уверенные? Они, кто?

— Маги, — выдохнуло из печки недовольно.

— А-а-а, поняла. А я все удивляюсь, залетели в дом к ведьме, а ведут себя так, будто на своей территории. Так вот, судари, хочу вас огорчить, здесь мой дом и мои правила, — говорила им все это с милой улыбкой.

Руки улыбчивого парня давно со своей талии сняла, подол поправила и метелку подозвала к себе.

— Волюшка, ты бы не серчала. Не стоят они того, ведь развеешь, — попытался остановить меня черт рогатый.

— Ну, уж нет. Сам знаешь, как я магов не люблю. А таких наглых, которые крышу сломали и расписку подписывать отказываются, только по ветру и надо развеивать! — махнула метелкой и с пальцев брызнула синеватая магия.

— Воля! Я ведь вылезу! — пригрозили мне из печки.

— Сама справлюсь! — ответила ему.

И тут случилось неожиданное. Светленький вдруг схватился за живот, застонал и упал на пол. Брюнет посмотрел на своего товарища, потом на меня.

— Ты! — рыкнул и тоже со стоном упал на пол.

Сама я еще в запале нахожусь, а тут такие дела. Вот только развеять хотела мужиков по ветру, а они в обморок падают. Не могу смотреть, когда живой человек, пусть и маг, мучается, потому что, несмотря на мой суровый характер, в душе у меня растут ромашки.

— Шася, — позвала помощника, — что с ними?

— Мне отсюда не видно, — буркнул рогатый, — Ты же ведьма, вот и осмотри их.

Метелку пришлось отпустить. Присела рядом с блондином, он, даже когда лежал в обмороке, улыбался. Все же приятно с веселыми людьми дело иметь. Магия на кончиках пальцев показала, ранение было в живот. Так я видела, как они друг друга проткнули мечами. Видимо, из-за этого сознание потерял. А второй? Повернулась к брюнету. У того тоже в животе дырка сияет.

Вот, демоны! Поранились, расписку не подписали, и сознание потеряли посередине моего домика. Вот, что значит маги, никаких понятий о приличиях и порядочности.

Ладно, только одно утешает. За лечение я с них все же деньги возьму.


Прошло три дня

— Сип, перестань! — отпихивала от себя совершенно здорового уже парня.

Он меня поймал и сейчас тесно прижимал к стволу березы. Поцелуй, уже не первый, еще обжигал мои губы, но я боролась с настойчивым магом.

— Воля, — не отступал от меня парень.

За эти три дня мои пациенты успели поправиться, а блондин еще и настойчиво ухаживал все это время. Ну, как ухаживал. Поймает и целует так, что забываю, кто я и зовут меня как. Сначала веселилась, красивый парень, поцелуи сладкие, объятия жаркие, а потом поняла, что ни к чему хорошему это не приведет. Маг уже с собой звать стал, хозяйкой в доме называть. А мне такая жизнь не нужна. А Сипарис не останавливается, целует так, что за душу берет и уговаривает.

— Сип, я же сказала, что не поеду с тобой, — пыталась перевести дыхание после очередного поцелуя.

— Сипарис, девушка тебе отказала, — спокойно произнес рядом с нами Элантар Даприяс.

Хоть я и ведьмочка, но щеки вспыхнули. Не ожидала, что кто-то услышит нашу перепалку вперемешку с поцелуями. Тут и слушать-то некому, но вот второй пациент никуда за это время не делся.

Удивительно быстро маги шли на поправку. Сначала удивлялась, потом думала, что подвох какой-то, а потом догадалась, что они своей магией себе помогали. А мне проще, пусть. Денежку я с них за полный курс лечения все равно возьму.

— Элантар, — медленно обернулся на своего друга Сипарис, при этом так раскатисто имя произнес, будто рычал на него.

Я воспользовалась заминкой и выскользнула из кольца мужских рук, торопливо направилась в дом.

— Что еще случилось? — недовольно буркнул Шася из печки.

— Явился? — с такой же интонацией ответила ему.

— Так что там у тебя? — проигнорировал мое неудовольствие помощник.

— Ничего, — резко ответила ему.

— Ага. И поэтому у меня все амулеты зазвенели, — произнес рогатый.

— Сгинь. Сюда идут, — шикнула на него.

— Я тут посижу, чтобы потом опять звон не слушать, — поставил меня в известность помощник.

— Только тихо, — шикнула на него.

Маги вошли, и по их лицам ничего нельзя было понять. Сипарис по-прежнему улыбался, Элантар хмурился. Вроде бы ничего не изменилось, но ощущение было такое, будто между ними ссора или спор произошел. Я посмотрела на них, подождала, когда сами что-то расскажут, но они делали вид, что ничего не произошло. Пожала плечами — их дело, я в это вмешиваться не собираюсь.

— Воля, нам пора улетать, — в обычной своей строгой манере произнес Элантар.

— Так летите. Расплачивайтесь за крышу, лечение и летите, — разрешила я.

Сейчас был самый радостный момент — в кармане зазвенят наличные, а это означает, что могу спокойно переехать, и домик мой за зиму не развалится.

— Сколько с нас? — спросил Элантар.

Я с готовностью достала заранее приготовленный клочок бумаги, где все до каждого пакинга (денежная единица) было расписано. Цены честные, я сверялась с рынком на такие услуги. Маг пробежался по листу, перевернул, проверил и положил на стол.

— Согласен, — спокойно произнес маг.

— Подписываем, — с готовностью выдернула прутик из метелки и протянула первому Элантару.

Магическая расписка вспыхнула уже заранее написанная, где были проставлены суммы, написаны фамилии. Осталось только подписать и оплатить. Маг поставил свою размашистую подпись под текстом и протянул прутик другу. Сипарис подмигнул мне, подмахнул выставленный счет и отдал мне.

— Воля, мое предложение остается в силе, — сказал он.

— Нет, Сип, — решительно тряхнула головой.

— Сипарис, идем, — направился к дверям Элантар.

Второй маг тоже пошел за ним, дверь хлопнула. Идти за ними и махать ручкой совершенно не собиралась, но любопытство ведьмочки победило. Я вскочила и направилась к выходу.

— Провожать пошла? — съехидничал Шася.

— Интересно посмотреть, как они полетят, — тихо ответила ему, чтобы меня не слышали маги.

— Тогда дом обойди, оттуда интересней наблюдать будет, — черт рогатый злобно рассмеялся своим дьявольским смехом.

Хотела сказать что-то обидное, но махнула рукой. Вернусь домой и все успею.

Совету Шаси последовала и побежала за дом, чтобы посмотреть, как будут взлетать маги. Там дорожка в поле огибала дом, потому можно было напрямик пробежать и, не показываясь, посмотреть на магов. Только они отошли в сторонку и, как будто взлетать не торопились.

— Сипарис, признавайся, ты проиграл, — проговорил голос Элантара из-за густой зелени.

— Так и ты тоже проиграл. Не смог добиться от ведьмочки даже поцелуя, — сказал довольный маг.

— Но и с тобой она не летит, — парировал брюнет.

— Придется признать, в этом пари у нас ничья, — весело сказал блондин, от поцелуев которого я просто таяла и забыла обо всем на свете.

— Да, ничья, — спокойно подвел итог разговора Элантар.

«Это они на меня спорили?» Я стояла, скрытая густой зеленью, и изумление постепенно стало сменяться негодованием. Возмущение стало настолько велико, что в тот момент, когда оба мага взмыли ввысь, мои два заклинания просто взорвали воздух.

— Получите и распишитесь, — прошипела им вслед.

В дом вбежала так, будто за мной гнались и пытались убить. Дверь захлопнула на щеколду и стала бессмысленно метаться по комнате. Зачем-то перекладывала вещи с места на место, потом зацепила стопку книг, перевернула реторты и колбы, разбила, кинулась собирать осколки и порезалась.

— Демоны! — выругалась и села на попу, прижав к губам порез.

Больно было и обидно. Я, конечно, не о чем серьезном не думала, никаких планов не строила, но, все равно, было до слез обидно. Вот как так можно, спорить на живого человека? Хорошо, на ведьмочку. Что же за люди такие эти маги?

— Долго собираешься жалеть себя? — буркнул мне Шася.

— Немного осталось, — отозвалась ему.

— Правильно. Приводи себя в порядок. Поду-у-умаешь! — протянул мне рогатый.

— Ты знал? — спросила у него.

— Слышал. Пришел, а тебя нет. Вот эти двое тут разорялись про спор на тебя, — сказал недовольный Шася, — Но ты, же умница, ты справилась. Я, если честно, в этом споре на тебя поставил.

— С кем ты спорил? — утерла слезы с щек.

— Ни с кем. Чего всполошилась? Сам с собой, — отозвался помощник.

— С тебя станется, — отозвалась ему.

— Своих не сдаем! — гордо сообщил мне Шася.

Мы помолчали. Я присасывала ранку на пальце, заговаривая ее, так что какое-то время была занята.

— Волька, — позвал меня Шася, — Какое заклинание ты им послала?

— С чего ты взял, что я им что-то сделала? — усмехнулась проницательности помощника.

— Я же тебя знаю уже сколько лет! Ты такое не спустишь магам, — он сделал паузу, ожидая от меня ответа, но я молчала, — Я не ошибся?

— Ошибся, — ответила ему.

— Стареешь, — подначил меня рогатый.

Сидела задумавшись. Признаваться в том, какое заклинание наслала на магов, своему помощнику не хотелось. Я же знала, что нельзя использовать эту силу, потому что выдам себя с головой. Одна единственная ошибка за столько лет! Но я просто не ожидала такой подлости от магов. А, собственно, почему? Ведь давно убедилась на собственном опыте, что маги самый подлый и бесчестный народ.

Поцелуи с красавчиком усыпили мою бдительность, и я позволила себе обидеться на мага, хотя должна была ожидать чего-то подобного со стороны этих залетных. Демоны! Что же теперь делать?

— Собирайся и отправляйся в Кальтар. Скоро начинается учебный год, — отозвался Шася.

Как оказалось, последний вопрос проговорила вслух. Нужно и мысли свои теперь отслеживать. Ох, как же все непросто в этой жизни!


Спустя два месяца

— Волька! — Визг подружки заложил уши.

— Калиса! — обрадовалась ей не меньше.

Мы тискали друг друга в объятиях и пытались задавать вопросы и отвечать на них одновременно. Что было удивительно, информация доходила нормально, а потому следующие вопросы, так же задаваемые одновременно, были по существу и по делу. Мы давно привыкли так общаться и понимали все, что говорим, в отличие от окружающих, которые слышали только, как мы визжим и охаем. Но нас это не смущало.

Когда первая радость от встречи улеглась, мы решили встречу закадычных подружек отметить. Наша любимая кондитерская, в которой продавали изумительные эклеры, была рядом, и хозяйка тоже обрадовалась, увидев постоянных клиенток.

— А нас объединили! — выпалила уже учебную новость подружка, откусывая пирожное.

— В смысле? С кем? С другим потоком? — тоже откусила эклер и зажмурилась от удовольствия.

— Не, — мотнула головой подруга не в силах ответить.

Правда, кондитерское изделие просто таяло во рту, оторваться было невозможно, а потому остальные новости просто потонули в безумно вкусном креме и чае с шалфеем, который подала нам хозяйка, зная наши предпочтения.

Только после четвертого эклера, можно было думать о чем-то постороннем.

— Так что там с объединением? — спросила подружку.

— Да с магами, — отмахнулась Калиса от меня, откусывая очередной шедевр.

Вот если бы не эклер, в это время кусаемый мной, зарычала. Опять маги!

Прожевав пятое пирожное, решила уточнить.

— В чем объединение заключается? — задумчиво посмотрела на улицу.

За большим окном шел все тот же, привычный к ведьмам, народ. Здесь давно была наша «учебка», как мы это называли. А официально «Училище ведьм», ответвление «Магической академии». То есть учились в Кальтаре ведьмы, на высшее образование, которое преподавали в Академии, мы не претендовали. А потому было не понятно, зачем нужно объединять магов, которые кичились своим образованием и свысока поглядывали на ведьм?

— А в том, что теперь в нашей учебке будут учиться маги. А как ты понимаешь, преподаватели тоже магами будут, — глаза Калисы азартно блеснули.

Подружка давно мечтала вскружить голову какому-нибудь магу, чтобы сердце разбить. Была такая особенность у ведьм, если сможешь так увлечь мага, чтобы самой не влюбиться, то сила ведьмы возрастала неимоверно. Охотились ведьмы за магами с азартом, потому нежелание Элантара подписывать магическую расписку в том, что претензий ко мне не имеет, была понятна. Но я-то имела в виду их самостоятельное падение.

— Что еще за новости? — недовольно спросила подругу.

— Девчонки так рады. Ты представляешь, какое широкое поле для деятельности будет? — Калиса была на своем коне, сбить всадницу было невозможно. — Девчонки разработали план.

— Я в этом не участвую! — тут же подняла руку и чуть опустила лицо.

Хватить с меня магов. Нахлебалась от них по самую ведьмину метлу. Так что оставим эти игры для девчонок, что хотят утвердиться. А я хочу спокойно закончить учебу, получить справку о том, что могу и прочая, и уехать в дальний городок, где соберу себе практику. Умений и знаний уже хватало, но без этой справки никто мне не разрешит зарабатывать пакинги (денежная единица). Суровая правда жизни однажды клюнула романтическую девочку, и теперь я точно знала, что, чем кошелек тяжелее, тем жизнь легче. И никто в обратном, до сих пор, меня переубедить не смог.

— Да, ладно тебе, Воль, весело же будет! — подначивала меня подружка, — Уже почти все собрались и чтобы не перепутать, кто на кого будет охотиться, решили тянуть жребий.

— Уже известно, сколько человек будет учиться? — спросила с интересом.

— Пока нет, но ведь главное сразу договориться, — с воодушевлением продолжала уговаривать меня Калиса.

— Учителей-магов тоже посчитайте, — посоветовала ей.

— Точно! — потрясенно произнесла подружка. — Вот, видишь, ты столько идей предлагаешь толковых, так что, как мы без тебя? Соглашайся, Воль.

Но с магами не хотела иметь никаких дел, даже на месть рука не поднималась. Уже отправила одно заклятие, теперь вот думай, как от него избавить тех залетных, чтобы не догадались, кто на них его наслал. Жизнь я им подпортила хорошо, только бы теперь с ними никогда не встретиться, а то вытрясут из меня всю ведьмочкину душу. Ох, как не хочется!

Еще несколько дней в городе были посвящены подготовке к учебе. Закупались тетрадки, в библиотеке, выслушав долгую лекцию о том, что каждая ведьмочка должна быть опрятной и ценить те знания, что несет ей учебник, получали необходимый комплект пособий, книг на год. Книги были зачарованными. Каждая страница открывалась лишь на занятиях ведьмой-преподавательницей, иначе никак. Вот тогда сразу становилось ясно, кто присутствовал на занятиях, а кто прогуливал, летая на метле по окрестностям. Листы так и оставались не раскрытыми. Когда дело доходило до экзаменов, приходилось идти каяться к ведьме, чтобы открыла нужные страницы. Я же, как прилежная ученица, предпочитала присутствовать на каждом занятии. По крайней мере, в самом начале урока, затем оставляла книги и тетради и отправлялась в окно. Но это было только в крайних случаях, которые случались очень редко.

Ученическую форму нужно было новую купить. Черные платья были у всех одинаковые, пошивом занималось одно ателье, в котором знали всех ведьмочек, что упрощало с кроем.

Но какая девушка согласиться ходить в таком же платье, как у другой? Правильно, ни одна на это не пойдет. Потому ведьмочки проявляли фантазию и наши однотипные черные платья украшались воротничками, рюшечками, воланчиками, а про карманы и кармашки говорить нечего. Кроме двух положенных спереди, остальные пришивались самими владелицами, они были тайными. В потайные кармашки пряталось абсолютно все. Начиная от зеркальца, булавок и расчесок, и заканчивая амулетами, мешочками с сушеными травами. А уж шпаргалки там прятать было само собой разумеющееся. Правда, если кого ловили на списывании, то выгоняли сразу же с экзаменов, но так было гораздо интереснее.

Еще нам полагалась островерхая шляпа — краса и гордость каждой ведьмочки. В ней было тепло в непогоду, а еще под ней хорошо было прятаться. Наклонишь голову, и лица не видно, растворяешься, становишься одной из учениц, личность теряется. И конечно, каждая ведьмочка считала, что только ей идет эта шляпа лучше, чем остальным. Я не являлась исключением. Своей головной убор обожала, а потому кантик черный с мерцающими блестками пришила.

Темно-серый плащ для холодной погоды был уже необходим, и пока мне деньги позволяли, нужно было покупать все сразу, кроме шляпы. Она была в отличном состоянии, следующий год еще покрасуется на мне.

Покупки были принесены в комнату и мы с Калисой уселись за модификацию форменного платья, попутно обсуждая, кто и что носил в прошлом году, подкидывая новые идеи. Подружка пыталась меня склонить к общей интриге, охватившей все училище, но я оставалась непреклонной. Спокойная жизнь была дороже, чем эфемерная гонка за силой.


В классе

— Калин летом обручилась, — плюхнулась к нам за парту Сара, — Она не будет участвовать.

Ведьмочка это так разочарованно произнесла, что я невольно улыбнулась.

— Я тоже не участвую, — сообщила ей.

— Тоже обручилась? — невесело поинтересовалась девчонка.

— Нет, просто не хочу, — мотнула головой.

— Не понимаю, как можно отказываться от увеличения силы, если такой шанс сам в руки плывет, — покачала в недоумении головой Сара.

— Я вот тоже не понимаю, — поддакнула ей Кал пса, — но не соглашается!

Дверь со скрипом отворилась и к нам в небольшой класс вошла ведьма-преподавательница. Она строго осмотрела ведьмочек, с азартом обсуждающих будущие военные действия против магов, отпустила свою метелку, которая покорно улетела к стене, где уже стояли наши, и кивнула.

— Благословит вас и сила и придаст мудрости, — произнесла Талия обычное приветствие.

— Да будет с нами мудрость и сила, — привычно хором отозвались ей.

— Садитесь, — разрешила преподавательница.

Мы расселись по своим местам, с жадным любопытством уставившись на ведьму. Ведь это наш первый урок, где объявлялись все важные новости, расписание занятий на ближайшие полгода. И ожидание нас не обмануло, ведьма Талия начала с самого интересного.

— Как я понимаю, все уже в курсе, что в нашем училище будут учиться маги? — наше молчаливое согласие и блеск азарта в глазах было ответом, — Предполагаю, что глупые ведьмочки, наслушавшись старых сказок, уже решили начать охоту. А знаете ли вы, что это лишь легенда, в которую очень хотят верить ленивые и глупые девчонки, носящие островерхие шляпы, которые думают, что легче покорить мага, чем учиться, а в итоге сами влюбляются?

Ведьма обвела притихший класс цепким взглядом.

— Я вам могу точно сказать, что, разбив сердце мага, даже если это у вас получится, силы у вас не прибавится, — она сделала театральную паузу и добавила, — Проверено лично мной!

Дружный вздох был ответом. Ведьма Талия осматривала всполошившихся нас насмешливым взглядом, и улыбка играла на ее губах.

— Жалко-то как! — не выдержала первая Сара.

— Они такие надменные!

— Спесивые!

— А мне сказали, что я пустая глупышка в шляпе и ведьмочки ничего не умеют.

Девчонки наперебой высказывали свое недовольство.

— Да, маги заносчивые, — согласилась с нами ведьма Талия, — Но ведь вредительство и пакостничество еще никто не отменял.

Хитрая улыбка играла на губах учительницы.

— И, разумеется, если кто на этом попадется… — ведьма Талия сделала паузу.

— Два месяца трудовых работ с метелкой, — хором отозвались мы.

А вот это уже интересно! Это не какая-то глупая война за сердце самодовольных магов. Вредничать и пакостить у ведьмочек на роду написано.

— Теперь, ведьмочки, о планах на год… — дальше преподавательница надиктовывала учебные планы, расписание занятий.

Мы старательно скрипели палочками из своих метелок, записывая каждое слово в тетрадку. Зачарованные прутики выводили аккуратно буквы, фиксируя магией все это на бумаге, потому что учеба у ведьмочек насыщенная. Часто пролитые реактивы сжигали не только тетрадки и учебники, но и платья на ученицах. Вот мое, как раз погибло на последней лабораторной, когда испытывали синюшку болотную. Простой такой опыт, ничего особенного. В колбы помещались лягушачьи лапки, зуб летучей мыши, хвостик гадюки, потом все это заливалось выжимками их мухоморов, настоянных на магии. Самый ответственный момент был, когда колбу нужно было держать над магическим огнем, чтобы ингредиенты прогрелись, растворились, но взорвались. Под пробкой клубился синюшный пар, вот собственно он и требовался, как результат всего опыта.

Лично я все сделала правильно! У меня под пробочкой собралось все, что положено, и маленькая синюшка угрюмо посматривала на меня сквозь стекло колбочки, ожидая, когда ее создательница отдаст приказание.

Удовлетворенная своим получившимся экземпляром, обернулась на Калису, которая сидела позади меня и творила собственную синюшку.

— А вот эту дырочку надо закрыть, — протянула палец и показала, что на колбе не хватает пробочки.

И вот именно из этой не закрытой дырочки на меня пыхнуло несозревшей синюшкой. Хорошо, что на лицах маски из зачарованного стекла, а то бы свою личность еще долго не могла узнать в зеркале. Магия спалила ученическое платье, оставив все целым из карманов.

Таким образом, все осыпалось на пол, предоставив взорам ведьмочек самые потаенные вещицы. Это были пилочка для ногтей, зачарованные заколки, позволяющие держаться моим красным локонам в идеальном порядке весь день, пока их не снимала перед сном, потом еще томик ведьмы Жультин с романтическими стихами, зеркальце, с помощью которого легко наблюдала за соседками, да много что еще. Радовало только одно, в карманах не было шпаргалок. Это преподавательница проверила в первую очередь.

На выпавший амулет связи с домом успела наступить ногой, а потому вопросов о нем не последовало. Зато комментарии по поводу моего неглиже до сих пор звучали в дружеской обстановке девчонок, которые всегда с удовольствием готовы перемыть нижнее белье подружек. До сих пор не могла отвыкнуть от шелкового белья, которое сидело удобней, чем привычное среди ведьмочек хлопковое. Потом ко мне, правда, потихоньку потянулась очередь из желающих узнать, где такое можно приобрести, я от щедроты своей душевной давала адрес магазинчика, предварительно предупредив владельца, что процент с продаж по моей рекомендации составляет… В общем, я старалась заработать везде и понемножку. Маленькие поступления складывались и позволяли жить вполне достойно среди ведьмочек, которым родные щедро присылали содержание. Редкие заказы на эликсиры не спасали, в Кальтаре было много ведьмочек и профессиональных ведьм, к которым могли обратиться желающие.

Сова заухала по коридорам, объявляя, что закончился первый ознакомительный урок.

— Ведьмочки! Сейчас все выходим на тренировочное поле, — распорядилась ведьма Талия.

— Зачем? — раздалось сразу же несколько любопытных голосов.

— Будем встречать свои потенциальные жертвы, — пояснила нам учительница, — Маги прилетают, что непонятного? — рассердилась ведьма.

— Будем встречать свои потенциальные жертвы, — пояснила нам учительница, — Маги прилетают, что непонятного? — рассердилась ведьма.

Что тут началось! Пусть себе никто больше не собирался покорять сердца магов, но это же не значит, что ведьмочки не могут прихорашиваться перед встречей с ними? Ведьма Талия хитро посмеивалась над нашими стараниями, позволив всем сначала дружно уронить по очереди все нужные предметы на пол — зеркальца, расчески, шпильки, заколки и даже шляпы упорно на головах не держались. Или это сама преподавательница развлекалась мелким пакостничеством? Даже подозрительно покосилась на нее и поймала внимательный взгляд. Ага! Значит, все же она! И оценивает до кого быстрее дойдет. Я в тот же миг руки опустила и прекратила суетиться, за что получила одобрительный кивок. Тем самым ведьма Талия отметила, что ее слова о том, что охота на сердце мага — пустая затея, до меня дошли. Тем же, кто упорно боролся с внезапно напавшим невезением, становилось все хуже. В конце концов, когда волосы Сары и Лисы завились в один узел, прижав их головы друг к другу, преподавательница произнесла:

— А вот и претендентки на самую глупую голову! Может быть, так вам хватит ума понять, что вы здесь учитесь, а не за магами охотитесь, — голос был строгим, а улыбка очень недобрая.

— Простите! — завопили подружки в голос, — Отпустите!

— Зачем? Так пойдете. Пусть маги посмотрят и убедятся, что все-таки среди разумных ведьмочек встречаются глупые создания, годные лишь для ношения островерхой шляпы! — отрезала ведьма Талия.

— Отпустите, мы волшебное слово знаем! — заголосили подружки почти в унисон.

— Да? — остановилась учительница.

— Отработаем! — дуэтом выкрикнули Сара и Лиса.

— Договорились! — махнула рукой ведьма Талия.

Волосы девчонок тут же расплелись и уложились в вполне приличные косы, причем завились быстро и очень лихо. Конечно, девчонки хотели распустить локоны и что-то еще сотворить, но лучше с приличными косами идти встречать магов, чем быть привязанными волосами друг к другу. В конце концов, можно и после блеснуть, а не теряться в толпе остальных ведьмочек.

Встреча магов

Дружной стайкой мы выпорхнули из класса на площадку за нашим зданием. Девчонки из других классов тоже выстраивались в знакомый ведьминский круг. Окинула взглядом собравшихся, заметила, что первоклашек нет. Может быть, преподавательницы не хотят пугать молодых девчонок, только первый день как появившихся в учебке?

— Летят!

— Вон они!

Стали раздаваться перешептывания между девчонками, я тоже подняла глаза к небу и увидела темные точки, которые приближались к нам. Когда уже можно было рассмотреть хлопающие полы плащей на ветру и фигуры, невольно сорвалось с губ: «залетные». На меня обернулись даже близко стоящие преподаватели, а девчонки захихикали над словом. Я же не знала, что этот эпитет приклеится к магам.

События развивались. В городе стали из домов выбегать жители, тревожно всматриваться в небо. Нам было видно через решетчатый забор, оплетенный зеленью, как люди посматривали на нас и на небо. Неужели никого не предупредили, что маги будут учиться с нами? Странно. Главная ведьма жила в Кальтаре, вполне могла поделиться такой новость, чтобы не пугать жителей, привыкших видеть лишь ведьмочек на своих улицах.

Маги с суровым выражением на лицах легко приземлялись и становились на ноги. Мы с любопытством рассматривали так взволновавших всю учебку и город парней. Надо сказать, по правде, не все были красавчиками. У многих была вполне себе заурядная внешность, хотя по самодовольному виду было ясно, что они о себе высокого мнения. Будто принцы неизвестной державы осчастливили деревенских простушек своим появлением.

Нужно ли говорить, что вокруг послышался тихий шепот заклинаний. Девчонки плели простейшие, чтобы их не было видно на открытом пространстве. Только метелки приплясывали рядом с нами от возбуждения, готовые кинуться на спесивых магов, чтобы поколотить и вразумить парней. Но мы, все как одна, предупрежденные о последствиях после вредительства, делали лица приветливые, пряча за благожелательными улыбками свои замыслы. Мы же ведьмочки, и не собираемся выдавать коварные планы потенциальным жертвам. Пусть расслабятся и будут уверены в своей безопасности.

Парни выстраивались четкими рядами, в отличие от нашего ведьминого круга. Ведьмы- преподавательницы кидали на нас предупреждающие взгляды, стараясь пресечь любую каверзу с нашей стороны. Но мы продолжали мило улыбаться и творили легкое пакостничество. Мне особо приглянулся крайний, рыжий парень. Он был выше всех, с широкими плечами, а самое главное он презрительно осмотрел именно наш класс. Простое заклинание «спотыкач» прошуршало по траве и прицепилось к ботинкам рыжего мага.

Вперед вышел маг, прилетевший последним. Ух, и злой взгляд у него был! Какие-то круги вокруг глаз, белые, длинные волосы падали ниже плеч. Высокий, худой, жилистый и очень недовольный.

— Благословит тебя сила и придаст мудрости, Архан Вире, — вежливо поздоровалась главная ведьма училища.

— Я понял. Пусть всех нас благословит и прибудет. А главное, быстрее закончится это время, пока мы вынуждены будем учиться здесь, — он широким жестом показал на тренировочное поле, учебные корпуса, явно недовольный обстоятельством своего присутствия в Училище ведьм.

— Что ж, раз уж нам придется учиться этот год вместе, давайте отметим это событие! — произнесла с самой доброжелательной улыбкой Захрая Тилса. — Девочки! — позвала она, оборачиваясь к ближайшему корпусу.

Сова ухнула, и из дверей здания вышли первоклашки. Молодые девчонки пятнадцати лет, осознавая возложенную на них миссию, гордо шествовали к ведьминому кругу. Десять первоклашек выстроились за спиной главной ведьмы и остановились. Архан Вире смотрел на все это действо со скучающим выражением лица, его ничего абсолютно не волновало. А мы замерли в предвкушении, уже догадываясь, что Захрая приготовила какую-то пакость. Или она не ведьма?

— Пусть мальчики возьмут наших первоклашек за руки и пролетят с ними круг над полем, и будем считать, что учебный год в дружбе и взаимном понимании начат! — громко, так чтобы услышали все, произнесла главная ведьма.

Маги подвоха никакого не ожидали от такого простого предложения. Однако мы стали тихо фыркать, стараясь сдержать смешки. Ведь у первоклашек еще нет метелок, их не приняли в ведьмин круг. Одним словом, девчонки просто не умели летать!

— Это обязательно? — спросил Архан Вире.

— Это будет первый шаг навстречу друг другу, — мило улыбнулась главная ведьма.

А я невольно задумалась. Сколько же ей лет? Ведьмы всегда выглядели на тот возраст, на какой хотели. Захрае на вид было не больше тридцати, каштановые локоны красивыми волнами спускались на плечи из-под островерхой, разумеется, шляпы. Лицо миловидное, не скажу, что красавица, но было в ней что-то такое, что взгляд невольно притягивало. Она всегда держала себя строго, но однажды я видела главную ведьму с ее детьми на ярмарке. Столько нежности и материнского очарования было в Захрае, а дети ластились и старались обнять свою мамочку, как они ее называли. Видела, как она совсем по-детски смеялась до слез, смотря на кукольное представление. Горожане вокруг поглядывали на эту идиллию и невольно улыбались.

Сейчас же, увидев улыбку главной ведьмы, я поняла, что она собирается пакостничать самодовольному магу от всей чистой ведьминской души. То есть, зрелище ожидалось грандиозным. Смешки с нашей стороны стихли, и мы, замерев, стали провожать взглядом первоклашек, которые направились к магам напротив. Девчонки даже не подозревали, что стали первым, тайным и верным оружием в этой битве.

Первоклашки подошли к стоящим в первых рядах магам, некоторые оглянулись, ожидая одобрения, и взяли выбранные жертвы за руку. Между прочим, отличные экземпляры попались! Определенно у девчонок есть вкус! Я бы тоже на этих остановила свой выбор. Будущие жертвы были высоки, симпатичны и хорошо сложены, что для последующего действа было немаловажно.

Парни с недоумением посмотрели на своего преподавателя, тот кивнул, одобряя действия первоклашек. Выбранные жертвы предстоящей каверзы вышли в центр площадки и попытались взлететь. Ожидаемо, девчонки повисли на их руках, в растерянности, глядя то на магов, то на Захраю. Им, видимо, сообщили, что они должны будут полететь, только не объяснили как. Магов к нам прислали не первогодков, а потому им умения хватило не уронить малолеток на землю. Девчонки только несколько шагов пробежали по полю. Парни снова опустились на землю.

— Это что? — повернулся к Захрае Архан Вирас.

— Первоклассницы, — так же мило улыбнулась в ответ главная ведьма, — Они еще летать не умеют. Неужели мальчики не в состоянии поднять девочек в небо?

Тон был ласковый, но достаточно провокационный. Не принять вызов маг не мог, а потому махнул рукой, отдавая приказание поднять детей в воздух. И что с того, что девчонки всего первый день в учебке? В душе они давно ведьмочки. А потому их кавалерам, которые всего-то должны были взять их за руку и пролететь над полем, пришлось проявлять фантазию, как сделать их полет комфортным. Девчонки теряться не стали и просто взгромоздились на плечи парней, ведь никто из них тут принца не увидел и на руки залазить, будто малышки, не собирался.

Оседланные и растерянные парни взмыли вверх. Дружный клич ведьмочек: «Ой-ху-у-у!» огласил окрестности. Главная ведьма умильно смотрела на эту картину, и у нее в глазах стояли слезы.

Мы не знали за кем наблюдать. За кружащими магами, несшими на своих плечах ведьмочек, или на парней, оставшихся в поредевшем строю. Глаза их метали молнии, а в руках собирались боевые заряды, и мы приготовились к отражению атаки. Было видно, что обе стороны ждут лишь малейшего повода, чтобы разжечь конфликт. Но все закончилось прозаично, маг Архан Вирас резко выкрикнул: «Отставить!» и военные действия отложились на неопределенное время.

Оседланные маги, сделав круг почета над полем, осторожно приземлились. Довольные ведьмочки, которые этот день запомнят на всю жизнь, спорхнули будто птахи с могучих плеч, и радостные вернулись к главной ведьме, все так же в ровную линеечку. Они были такие счастливые, что заподозрить их в подвохе не было никакой возможности. Однако парни были совершенно недовольны сложившимися обстоятельствами. Они разошлись по своим местам в строю. Я обратила внимание еще в небе, маги держали строй.

Мы же, ведьмочки, гоняли на метелках так, как душа желает. Та же тренировочная площадка нужна была, чтобы не просто обучить полетам и управлению транспортным средством, но еще и пируэтам в небе.

— Девочки, идите в класс, — очень мило произнесла Захрая первоклашкам.

Девчонки, гордые выполненной миссией, не подозревая, что стали первой мстительной весточкой магам, прошествовали в здание.

— Итак, Архан Вирас, прошу! — вскинула руку в сторону того же здания главная ведьма.

— Жду не дождусь, когда закончится это время, — сквозь зубы произнес маг.

— Ведьмочки, отправляйтесь в свои классы! — распорядилась Захрая.

Мы легко сломали своей круг и побежали вприпрыжку в классы. Нам было, что обсудить, оборачиваясь, обмениваясь мнениями. Но, в основном, все сходились в одном — маги своим самомнением заслужили пакости. Самые мелкие, но все же.


Учеба

Дальше потянулись насыщенные дни. Чтобы маги могли заниматься, нам сдвинули расписание занятий, освобождая классы для них. Инструктаж, как оказалось, прошли все ведьмочки. Только наша Талия убедила в нескольких словах, остальным потребовался целый урок на внушение. Все же, истина дошла до всех, и ведьмочки просто негодовали на мужское засилие в стенах учебки.

Туалет для девочек теперь был только на втором этаже, на первом обосновались залетные. Словечко это крепко приросло к ним, ведьмочки с удовольствием шептали его за спинами магов, при этом, не сводя с них внимательного взгляда.

Это объединение, неизвестно зачем нужное, раздражало обе половины. Конфликт назревал в стенах нашей альма — матер. Маги задирали девчонок в коридорах, ведьмочки мило улыбались и насылали мелкие пакости. Мой «спотыкач» рыжему аукался долго, пока тот не догадался сменить ботинки. А может быть кто-то подсказал.

Разразилось все, как обычно, неожиданно, хотя вспыхнуть могло в любую минуту. Видимо, всем нравилось играть с огнем и не доводить до открытой вражды. Но однажды, когда выбежали на воздух (был осенний теплый день перед затяжной сумрачной погодой), мы услышали мужские голоса, а потом хныкающий плач. Заросли мешали сразу увидеть, что происходит, но мы остановились, как вкопанные, на месте. Потом дружный мужской смех и снова тихий всхлипывающий плач.

Остаться на месте мы не могли. Калиса и я тут же взлетели на своих метелках и увидели, что маги окружили первоклашек и не дают им уйти. Девчонки старались держаться, но две уже хныкали. О том, что тут происходит, не знал никто, здесь был весь класс первогодок.

Не сговариваясь, мы опустились в самый центр происходящего. Девчонки, почувствовав подмогу, тут же плакать перестали и сгрудились вокруг нас.

Осмотрела магов и поняла, что это те самые, которых девчонки оседлали в первый учебный день. Отомстить, значит, захотели. Наверняка выследили и окружили. Но, если до этого магический и физический перевес был на стороне парней, то сейчас нас по количеству было больше, да и мы с Калисой кое-что умели.

Кто-то из парней выпустил пару молний, и они вошли у ног одной из первоклашек, она взвизгнула от испуга и неожиданности, а парни лишь заулыбались.

— Нашли с кем силой мериться! — выкрикнула им недовольно.

Ведьмина сила сразу же собралась в пальцах, и я начала обстрел того мага, что первый напал. Мои маленькие иголочки сыпались не часто, а потому отразить их было проблематично. Зато они очень качественно срезали одежду на зазнавшемся парне. Он пытался поставить ловушки, щиты, в конце концов, стал прикрываться ладонями. Но в итоге остался в лохмотьях на плечах и сапогах. Свою мужскую прелесть маг прикрывал ладошками. Правильно, нечего девчонок смущать. Все произошло настолько быстро, что никто не смог прийти на помощь пострадавшему от ведьминой мести.

— Еще есть желающие? — строго повернулась к магам.

Вместо ответа на нас посыпался град боевых зарядов. Не очень сильных, но нацеленных на то, чтобы и нам досталось примерно, как их товарищу. Но не тут-то было! Ведьмочки очень любят свои форменные платья, столько любви и фантазии в них вложено, что сейчас мы защищались очень активно. Первоклашки творили то, что успели выучить за это время. Медленно, не очень уверенно, но с азартом. Еще бы, такая практика! Боевые заряды обжигали неумелые пальцы, но швыряли они с прицелом, многие заряды долетали до цели. Маги недовольно шипели и понемногу начинали добавлять силы в свое нападение.

Я старалась поставить щиты и атаковать одновременно, Калиса делала тоже самое. Наши метелки старательно ставили подножки парням, а когда это не удавалось, старались сработать по принципу грабель, то есть дубасили по затылку и по лбу, или куда попало.

Было почти весело, ровно до того момента, когда одну из первоклашек все же не подожгли. Мы кинулись спасать девчонку, а маги стояли и довольно ухмылялись. Платье мы потушили, волосы тоже пострадали. Мне было так жаль малышку, что не выдержала, махнула рукой на защиту и пошла в атаку.

— Волька, тише! Развеешь ведь дураков! — крикнула мне подружка, но мне уже было все равно.

Моя метелка пылала таким же праведным гневом, что и я и остановить нас было уже невозможно. Верная помощница завибрировала в руке, и воздушный водоворот образовался вокруг нас. Каждый прутик потрескивал от искрящейся магии, а с пальцев текла синеватая сила. Взмах метелкой, и воздух разрезало, разрывая на составляющие частицы все, что попалось под удар метелкой. Еще взмах.

— Волька! Не-ет! — слышала, как кричала мне Калиса.

Парни стали отступать, в их руках горели настоящие боевые заряды, причем многие, я это видела, были заряжены темной силой. Надеялись, что ведьму скорее так проймет, или вообще убьет. Но меня этим не возьмешь!

Взмах.

На меня что-то упало сверху. Руки спутало, метелка отлетела в сторону.

— Чего стоите? — крикнул Архан Вирас, — Вяжите ее!

Меня окутали плети. Руки жгло. В какой-то момент возникло желание призвать свою истинную силу, но потом одумалась. Не стоит выдавать себя именно сейчас, когда моя жизнь почти сложилась. Возмущение, разумеется, не улеглось, и я постаралась достать главного мага. Но он был гораздо сильнее меня физически и магически.

— Успойся, ведьма! — рыкнул на меня Архан Вирас.

— Я ведьмочка! — посмотрела ему прямо в глаза.

— Мне без разницы. А своих парней не позволю по ветру развеивать, — так же рычал на меня главный маг.

— Вы бы им детей обижать не позволяли! Они первоклашек здесь задержали и еще неизвестно, что собирались сделать! — мы с ним пререкались, не отводя глаза друг от друга.

У Архана Вираса такой взгляд был тяжелый, не каждый выдержит, но я горела справедливым гневом, а потому смотрела уверенно и твердо, хотя руки были по-прежнему скручены.

— Лантар, что здесь произошло? — повернулся к своим парням и строго спросил Архан.

— Мы хотели… поговорить с этими пигалицами, — кивнул маг на первоклашек.

— Странные разговоры. Вы не находите? Окружить на полянке и доводить девчонок до слез, — выговаривала Архану. — Маритану вообще подожгли!

Девчонки расступились, чтобы показать, что натворили маги.

— Дана тоже раздели, — отозвался кто-то из парней.

— Он первый кинул молнии! — парировала я.

Архан каждого участника конфликта внимательно осмотрел.

— Идем! — произнес маг и отпустил мои руки.

Метелка тут же подлетела ко мне. Маг снял с себя плащ и закутал раздетую Маритану.

— Все идут в кабинет Захраи! — распорядился главный маг. Потом повернулся ко мне, — А ты идешь к своей преподавательнице и зовешь ее тоже к нам.

К зданию я припустила бегом, рассуждая на ходу, как мы таким количеством поместимся в небольшом кабинете главной ведьмы. Может быть, маги привыкли, что у них комнаты большие, но у нас-то нет. Решила на эту тему не думать, сейчас было главное доказать, что маги начали первыми и девчонок обижали.

— Талия! — влетела в класс, где уже начался урок, — Срочно в кабинет к Захраи!

Сказала и вылетела обратно. Слишком переживала, что без меня парни что-то наговорят.

Ведьма-преподавательница так же стремительно бежала за мной.

Дверь кабинета была открыта настежь и оттуда раздавались громкие голоса. Спорили все и одновременно. Мы протиснулись между стоящими на входе магами и ворвались в самый центр скандала.

— Талия? — увидев мою преподавательницу, воскликнул Архан Вирас, прервавшись в споре с Захраей на полуслове.

— Я, Архан, — улыбнулась ведьма Талия.

И такая звенящая тишина повисла в кабинете. Казалось, сам воздух был пропитан зарядами магии, до которых дотронься и они издадут звук тревожных колокольчиков. Все взгляды были прикованы к паре, от которой волнами расходились эти самые разряды. Обстановка накалялась, казалось только шевельнись и все вокруг взорвется.

Парни и первоклашки с непониманием смотрели на наших учителей, а до меня начинала доходить простая истина. Это у Архана Вираса наша Талия разбила сердце! Маг явно заводился, а вот ведьма была абсолютно спокойна.

— Архан, тише, — женщина мягко положила руку на грудь мужчине, — Расскажи, что здесь случилось?

А ведь верно! Я же не сообщила, что произошло. Настолько торопилась к Захрае в кабинет, что лишь сказала о необходимости идти туда.

— Архан, ты меня слышишь? — продолжала обволакивать мягким голосом Талия, — О нас мы с тобой позже поговорим.

Мужчина постепенно начинал приходить в себя, взгляд становился осмысленный. Через некоторое время обстановка вокруг тоже начала разряжаться. А я воочию увидела, к чему приводят такие поступки. Даже жаль стало мага, пострадавшего только за то, что одной ведьмочке захотелось больше силы. Ромашки в душе расцвели буйным цветом.

— Так что здесь произошло? — еще раз задала вопрос Талия, уже строгим голосом и обвела всех взглядом.

— Маги первоклашек заловили на полянке и не отпускали, — сообщила основное.

— Та-ак, — протянула ведьма и повернулась к парням.

Взгляд ведьмы, когда она начинает сердиться, не каждый выдержит. Потому молодым простительно то, как они шарахнулись невольно назад, но зато присмирели сразу же. Куда только их спесь и надменность делась?

— Это как понимать? — стала наступать на магов ведьма.

А я наглядно увидела как здоровые молодые парни, обученные маги стали реально отступать, хотя уже некуда было. Вот она сила! В женщине!

— Они…

— Они нас…

— Оседлали…

Лепетали такие когда-то уверенные маги. Хотя нужно отдать им должное, глаз не отводили и за спинами другу друга не прятались.

— И за это мстить детям? — возмутилась Талия.

— Какие они дети!

— Нашли детей!

— Приворожили они нас! — выкрикнул кто-то, не выдержав.

От неожиданности даже Талия прекратила свою моральную атаку на магов. Первоклашки, которые первый день в учебке, могли приворожить?! В голове не укладывалось.

Да мы приворотытолько в конце второго года проходим. И то, только потому, что каждой ведьмочке обязательно захочется попробовать на ком-нибудь испытать это. Вот Захрая, понимая, что городок Кальтар маленький, и подвергается такому нашествию приворотов каждый год, отправляет по домам ведьмочек с новыми знаниями и жаждой опробовать их на ком-нибудь. Пусть там экспериментируют.

Во время возникшей паузы, все взгляды пересеклись на малолетках. Они стояли спокойно, совершенно не понимая в чем их вина.

— Девочки, это правда? — спросила первоклашек Захрая.

Недоуменное молчание было нам всем ответом.

— Девочки, вы привораживали магов? — уже строго свела брови главная ведьма.

— Мы не умеем, — раздался робкий и очень нестройный хор девчонок. — Нас еще не учили.

— Не умеют они! — презрительно фыркнул тот, кого Архан назвал Лантаром, — На каждом, посмотрите! Приворот! — молодой человек, а он был здесь на вид старше своих товарищей, показал жестом на магов.

— Да? — заинтересованно произнесла Захрая и, сделав пару шагов, вплотную подошла к парням. — Сейчас посмотрим.

Ее глаза заволокла магия, Талия так же стала рассматривать «пострадавших». Мне такое умение еще не дано, я могу видеть лишь мелкие пакости и то не всегда.

— Хм… — произнесла Захрая, — нет на вас приворота! — махнула разочарованно рукой главная ведьма.

— Я уж тоже обрадовалась, что к нам самородки попали, — косвенно подтвердила ее выводы Талия.

— Как это нет? А что же это тогда? — возмутился Лантар.

— Любовь, мальчики. Самая обычная, — пожала плечами Захрая.

— У всех сразу? — нахмурился на нее Архан, до этого стоявший абсолютно тихо.

— Ведьмочки могут легко похитить сердце мага. Уж ты-то должен об этом знать, — поучительно произнесла Захрая Тилса.

— Ведьмы! — взревел главный маг и, расталкивая всех, кто стоял у входа, быстро вышел из кабинета.

Среди магов была явно заметна паника. Они с ужасом смотрели на первоклашек, которые поняли одно, но самое главное — в них влюбились сами маги. Сильные, ужасные, но очень привлекательные. А ведь им всего пятнадцать! Я с беспокойством посмотрела на этих кокеток, у которых на лицах было написана вся заинтересованность этим фактом.

— Мальчики, идите. А вы, девочки, останьтесь, — строго произнесла Захрая.

Кажется, не одну меня обеспокоил факт поголовной влюбленности в учебке. В принципе, этого можно было ожидать, если соединить на одной площади парней и девчонок. Но ведь этим лет всего-то ничего!

После того, как парни вышли из кабинета, главная ведьма присела за свой стол и некоторое время молча постукивала прутиком своей метелки по столу. Талия мрачно осматривала первоклашек, а я ждала, что же будет дальше. Калиса сжала мою руку, ей тоже не терпелось узнать продолжение. Про нас будто бы забыли, а потому стояли тихо, стараясь не привлекать внимания, чтобы не выгнали из кабинета.

— Талия, девочек посмотри, — устало попросила главная ведьма.

— Думаешь? — обернулась на нее преподавательница.

— Нужно рассматривать разные варианты, — произнесла Захрая и, откинувшись на спинку кресла, прикрыла глаза.

Талия развернулась к притихшим девчонкам, которые уже не знали, что еще их ожидает сегодня, и вновь магия вспыхнула в ведьминых глазах. На этот раз наша учительница рассматривала каждую девочку очень внимательно и отдельно. Они же, не понимая, что происходит, испугано хватали за руки своих соседок.

— Нет, Захрая, с девочками все в порядке, — наконец произнесла Талия.

— Хорошо, — открыла глаза главная ведьма, — Теперь поговори с ними и объясни, какая ответственность на них легла. Мне тебя одной хватило, а их тут десять!

Только Талия собралась что-то говорить, как дверь широко распахнулась, а на пороге стоял Архан Вирас. Глаза снова сверкали, и он шумно дышал.

— Талия! — взревел он.

— Вот, девочки, посмотрите. Если будете мнить себя всемогущими ведьмочками, способными удержать мага в своих ручках, получите такое счастье на всю жизнь, — со вздохом произнесла наша учительница. Она обернулась на свою начальницу.

— Иди уже! Сама объясню девчонкам, что им будет за ослушание, — махнула рукой на Талию Захрая. — Воля, Калиса, марш на урок! Уши развесили. Видели, что получается, когда ведьмочки не слушаются? — Мы дружно кивнули, — Запомнили? — Еще кивок, — Тогда выполняйте!

Мы выскочили в коридор, дверь за нами громко захлопнулась. А в конце коридора мы увидели, как Архан Вире, перекинув нашу ведьму Талию через плечо, удалялся быстрыми шагами.

— Поставь меня на ноги, маг-недоделок! Не позорь перед ученицами! — громко шипела на него женщина, но он совершенно не слушал.

Талия колотила кулаками по плечам и спине, дрыгала ногами, но маг был как скала, непоколебим.


Залетные

На следующий день Сара, горя от сенсации, принесла следующую новость. Двоих магов отправили обратно в Академию. Это были Лантар и Дан, но, в замен им, прилетят другие. Как оказалось, они были преподавателями у парней, и Архан Вирас решил заменить не справившихся со своей задачей учителей, раз они участвовали в конфликте с первоклашками.

Что за разборки были у парней в их небольшой компании, никто из ведьмочек не знал, но все сгорали от любопытства. Мы провожали заинтересованными взглядами магов и строили предположения. Но, в общем, остались довольны решением главного мага. Если в конфликте участвовали двое преподавателей, то, безусловно, вся ответственность ложилась на их плечи.

На первоклашек смотрели с интересом и легкой завистью, но (легкие) пакости строить им не стали, прекрасно понимая, что этим глупышкам еще придется расплачиваться за такую легкую победу.

«Привороженные» парни сменили тактику. Они больше не преследовали малолеток своими подковырками, а дарили им цветы и приглашали на свидания. Остальные ведьмочки дымились от зависти и готовы были оседлать остальных залетных. Но, увы, больше никто добровольно не давался. Первогодки, выслушав Захраю, а тем более воочию лицезрев последствия в виде Архана Вираса, который преследовал ведьму Талию с утра до вечера и с вечера до утра, решительно отказывались от всяческих заманчивых предложений. Я же с интересом наблюдала за развивающимися событиями и принимала ставки на то, кто первым проиграет в этой истории. Как букмекер, я зарабатывала в любом случае, оставляя себе процент с прибыли, но ставила все же на девчонок. Так было интереснее.

Ведьмочкам, из своих списков потенциальных жертв, пришлось вычеркнуть десять человек, а потому, было очень интересно увидеть двух особей мужского пола, которые в этой игре еще не участвовали. Ставки на этих двух неизвестных залетных я так же принимала.

Удаленные преподаватели среди магов срочно были заменены другими и их прилета ожидали со дня на день.

Самого этого эпического события не видела, занята была в классе. Сегодня был мой день уборки инвентаря. Я спокойно расставляла колбочки по местам, подметала рассыпавшуюся траву с пола и на столах, протирала доску. В общем, ничего в моей жизни не предвещало неожиданного.

— Волька! — влетела Калиса в двери класса.

— Ставки уже приняты и возврату не подлежат. Можешь сделать еще одну, — повернулась к подружке.

Она в последнее время металась и не могла определиться на кого ставить, потому, пользуясь тем, что мы подруги, пыталась вернуть свою ставку. Но этого делать мне было никак нельзя. Стоит один раз вернуть деньги и ко мне потянется стройный поток всех желающих. А какой тогда авторитет будет у меня? И это не говорю еще о заработке.

— Я сейчас не об этом! — замотала головой подружка, — Прилетели! Новые залетные прилетели!

Вот это новость! На них я тоже ставки принимала, а потому бросила тряпку, которой вытирала доску в классе, и побежала за подружкой. Мне тоже было интересно посмотреть на тех, кого к нам занесла нелегкая. Потому что для магов, как оказалось, жизнь в учебке была весьма нелегкой. Десять пострадавших душевно, а остальные страдали физически от мелких пакостей каждодневно. Причем, ни одну ведьмочку обвинить было невозможно, технику безопасности соблюдали абсолютно все.

Двое новых магов стояли в окружении парней и те что-то наперебой старались рассказывать своим новым преподавателям. Ведьмочки на то и ведьмочки, чтобы пройтись мимо, стрельнуть глазками в новеньких. Результат не заставил себя долго ждать.

Я издалека наблюдала, как парни стали чаще оборачиваться на проходивших мимо девчонок, делавших вид, будто они идут по делу и только могут пройти. Больше ходить-то негде! Была большая перемена, когда можно было пообедать. Но кто сейчас из ведьмочек думал о еде? Всем мысли были поглощены созерцанием новых залетных.

Новенькие стояли ко мне спиной. Все, что могла о них сказать — высокие, точнее выше меня. Остальное… в плащах. На улице уже давно было прохладно, опять перелет по небу. Еще один был светленьким, а второй брюнет. Это было все, что смогла рассмотреть. Еще стала прикидывать, как называть во время ставок.

— Теперь наша очередь, — подхватила меня под руку Калиса и поволокла в сторону магов.

— Еще скажи, что талончик взяла, — шипела подружке и пыталась отбиться.

— Конечно, взяла. Девчонки специально график движения расписали, чтобы не сталкиваться в коридоре, — тут же отозвалась мне ведьмочка.

Сопротивляться уже было бесполезно, слишком близко подошли к магам. Все, что могла, лишь закатила глаза к потолку, выражая тем самым свое неодобрение. Мне совсем не хотелось прохаживаться мимо парней. Ставки принимать — совсем другое дело.

Результат моего неосмотрительного поведения не заставил себя долго ждать.

— Ах, какие ведьмочки тут ходят, — проговорил низким, очень знакомым голосом кто-то рядом.

Калису из моих рук вырвали и оттеснили к стене. В тот же миг глаза от потолка оторвала и опустила вниз, встретившись со знакомым взглядом холодных голубых глаз в обрамлении черных ресниц. Элантар Даприяс.

Демон!

— А вы кто? Что-то я вас тут раньше не видела, — голосом невинной овечки произнесла Калиса.

Мой взгляд сразу метнулся на подружку. Она стояла прижатая спиной к стене, а Сипарис Хатрилан расставил свои руки с двух сторон от ее плеч и таким образом удерживал ее. Впрочем, подружка лишь играла роль пойманной птахи и никуда не собиралась исчезать.

Еще один демон был, мной упомянут, про себя.

— Для тебя красавица, Сип, — проворковал маг, наклоняясь к лицу Калисы.

А ведь совсем недавно он вот так же ко мне склонялся и умелыми поцелуями заставлял терять голову. Скривилась от сравнения и воспоминания.

— Что ты здесь делаешь? — грозно прошипело мне в спину.

Резко развернулась и буквально натолкнулась на Элантара. Молодой человек смотрел на меня с презрением и огромным недовольством, будто вместо того заклинания холодную жабу за шиворот засунула, и он так ее с собой и носит до сих пор.

— Этот вопрос могу задать тебе и я, — гордо вскинула голову, принимая вызов холодных глаз. — Родственника решил проведать? — задала наводящий вопрос, видя, что пауза затянулась.

Добрые мы ведьмочки, что уж тут говорить. Всегда поможем, ответ подскажем, порчу наведем или заклятие какое подкинем. Вы только обращайтесь, если что.

Сейчас же я видела результат своего заклинания, посланного вслед улетающим магам. Картина, надо сказать, была безрадостная. Сип хватался за первую встречную ведьмочку, а Элантар прожигал меня холодом своего презрения. Он и раньше не проявлял ко мне хотя бы интереса, а вот сейчас так вообще был не рад видеть, это как минимум.

— Я буду здесь преподавать, — все же соизволил ответить мне Элантар.

Вот, демон! Это один из присланных на замену учителей. А Сип, надо полагать, второй. Обернулась. Парочка любезно ворковала и, кажется, уже назначила свидание.

— А ведь на ее месте могла быть ты, — произнес немного с провокационным оттенком маг за моим плечом.

И тогда-то мне такого счастья не надо было, а теперь и подавно! В ответ лишь фыркнула и сделала решительный шаг в сторону воркующей парочки.

— Сип, дорогой, а как же наши поцелуи? — положила руку на плечо парню.

Маг от неожиданности слегка вздрогнул, но тут же обхватил меня за талию и прижал к себе.

— Могу хоть сейчас повторить, — он быстро склонился, и только хорошая реакция позволила быстро отклониться от его настырных и очень умелых губ.

— Сип! — резко окликнул друга Элантар.

Маг выпустил меня из своих рук, явно раздосадованный тем, что пришлось это сделать. Калиса стояла, открыв рот, сказать она ничего не могла.

— Пошли! — сдернула ее с места.

— Так это твоя подружка! — донеслось нам вслед, — Можем все вместе встретиться!

— Козел! — в сердцах произнесла Калиса.

— Блудливый козел, — подтвердила ее слова.

Обернулась и подарила очень грозный взгляд магу, вознамерившемуся отправиться за нами. За его спиной, сложив руки на груди, стоял Элантар, он тоже смотрел нам вслед.

Быстрым шагом мы шли по коридору, увеличивая расстояние между магами. Я боялась даже дышать шумно, чтобы не выдать того волнения, которое меня охватило. Знала, что заклинание снова притянет этих двоих в мою жизнь, но не ожидала, что так быстро и таким образом. По правде сказать, как оно могло сложиться никогда не угадаешь, но то, что эти двое спорщиков на меня окажутся преподавателями в нашей учебке, совершенно не предполагала.

А потом задумалась. Ведь, чтобы эти двое появились в Кальтаре, пришлось удалить прежних преподавателей. Это что же получается, мое заклинание сработало как приворот на магов? Ох, ничего ж себе силы в него бухнула, от всего обиженного сердца. И этих как сильно проняло. Сип теперь вообще ни одной девчонки не пропускает, за каждую цепляется, а Элантар стал ненавидеть меня еще больше.

Честно говоря, я не очень-то расстроилась ни по первому пункту, ни по второму пункту. Цели прибрать к рукам мага у меня не было, а потому нужно будет голову поломать, как с них снять это заклинание. Ведь здесь не Темный лес, где мою истинную силу никто не увидит, здесь, пусть не большой, но город. Причем, населенный, теперь, не только ведьмочками и ведьмами, но и магами. Один Архан Вирас чего стоит. Он, когда не находиться в охоте на Талию, вполне очень сильный и разумный маг. А с таким нужно держать ухо востро! Иначе придется мне вновь бежать и прятаться, а делать этого совершенно не хотелось. Жизнь ведь только налаживаться начинала. Если бы не эти двое залетных…


Карлики

— Волька, как хорошо, что ты меня от этого залетного забрала! — выдохнула уже на улице Калиса.

Пожала плечами. Я ведь предполагала, чем может обернуться мое заклинание, а подружку в руки этого блудливого залетного не хотела отдавать.

— Я же ведь, как первоклашка расцвела от его слов. На самом деле поверила, что понравилась ему, — продолжала возмущаться подружка.

— Брось! Он же маг! — ответила ей, — Откуда у них порядочность?

— Это правда, — тут же согласилась со мной Калиса, — А ты его раньше знала?

Ну, вот и он, самый не удобный вопрос. После моей фразы про наши поцелуи, этого следовало ожидать. Ведьмочки всегда отличаются наблюдательностью, так что это был лишь вопрос времени, когда Калиса его задаст. Теперь надо как-то аккуратно все объяснить.

— Летом эти двое мне крышу проломили в домике. Сип стал ухаживать за мной. А когда увидела, что он тебя обхаживает, поняла, что он тот самый блудливый козел и есть. Теперь, пока ко всем девчонкам не подкатит, не остановится, — постаралась перенаправить внимание подружки на другое.

Пусть лучше думает о том, чтобы предупредить остальных о залетном, чем обо мне и магах.

— А с крышей что? — уже в задумчивости спросила Калиса.

Зная подружку, поняла, что вопрос о крыше был задан из вежливости. На самом деле ведьмочка горела жаждой деятельности.

— Починила, — отозвалась и выпустила руку подружки.

— Это хорошо. Это правильно, — кивала она мне, занятая своими мыслями.

— Калиса, ты про меня не говори девчонкам. Пусть будет, будто ты первая поняла, что из себя Сип представляет, — чуть придержала подружку, уже готовую идти по своим нужным делам.

— Поняла, — счастливая улыбка расцвела на хорошеньком личике Калисы.

Если я правильно понимаю ситуацию, сейчас на Сипа начнется охота ведьм. Причем маг еще будет счастлив, если отделается просто физическими повреждениями. Ведь могут и проклясть так сообща, что потом снимать будет жутко муторно. Но как будет интересно!

Когда подружка вбежала в здание, я развернулась на выход. Визит этих двух бывших пациентов напомнил о приятном — деньги по их расписке еще не получала, оставила как запас. А сейчас, увидев, во что вылилось мое заклинание, предположила, что мне вполне может в скором времени понадобиться вся наличность. Пусть будут в моем чулке, так спокойней будет, если придется снова убегать. По расписке еще и отследить смогут. Так что, больше откладывать получение наличности не собиралась и отправилась в банк карликов.

Несмотря на свой рост, карлики строили свои отделения нормальных размеров. Здание находилось на главной плошади, его видно было издалека. По фасаду светилась вывеска, написанная магией: «Главный банк карликов».

Спокойно отрыла тяжелую дверь, бывать здесь раньше приводилось, так что куда идти и к кому обращаться знала. Мой личный финансовый специалист широкого профиля встретил профессиональной широкой улыбкой. Его цепкий взгляд быстро пробежался по мне. Было такое ощущение, что он смог заглянуть во все тайные кармашки на форменном платье и подсчитать наличность, там имеющуюся. Оценил, взвесил и после приветствия замер в ожидании. Кажется, мелочь не впечатлила специалиста.

Знали мы друг друга давно. Мне приходилось и займы брать, но расплачивалась всегда без проблем, и наличность приносила на сохранение. В общем, наше сотрудничество было долгим и обоюдно плодотворным.

— Хочу получить наличность по расписке, — сообщила карлику.

— Магически заверенная? — по деловому осведомился специалист.

— Разумеется, — кивнула ему.

Взмахнула прутиком из метелки и написанные слова вспыхнули перед нами. Карлик внимательно прочел, покряхтел и произнес вслух.

— Что уважаемая ведьмочка собирается делать с этими пакингами? — в голосе послышалось уважение.

Ничего удивительного, сумма была приличная, внушающая уважение. Тем более стояли две подписи магов, готовых оплатить расписку.

— Хочу получить наличными, — спокойно произнесла в ответ.

Я сидела спокойно и покачивала ногой, положив ногу на ногу. В том, что мне здесь выдадут наличность, была уверена, пакинги буду храниться дома в зачарованном чулке. О чем можно было волноваться?

— В какой валюте? — так же деловым тоном поинтересовался карлик.

Хм… интересный вопрос. А ведь действительно, пакинги имеют хождение только здесь, а если мне нужно будет уехать…

— А давайте переведем во всемирный вексель, — задумчиво произнесла я.

Удобная штука, надо сказать. Магически заверенный банком карликов вексель будет везде принят. А самое главное, он не будет иметь отношения к магам, а банк будет свято хранить тайну моего вклада. Его никакие войны и катаклизмы не смогут нарушить. Карлики за этим особенно следили. Потому что доверие клиента главное.

— Отличное решение! — тут же согласился со мной финансовый специалист, — Страховка? — вежливо поинтересовался он у меня.

— Не надо! — твердо произнесла ему, — Ваши ноль два процента в месяц слишком дорого.

— Уважаемая Воля, страховка это единственное, что невозможно приобрести именно тогда, когда она так необходима, — профессиональная улыбка стала еще шире.

— Она покроет риски? — с сомнением произнесла я.

— Даже в случае форс-мажора, — кивнул мне карлик.

— А именно? — тут же поинтересовалась у него.

— Если случится война, например… — тон был такой, что это невольно заставило напрячься.

— Какая война? Что-то случилось? — вскинулась тут же.

Карлик выглядел так, будто поймал себя за язык. Но от меня отделаться было невозможно. Сейчас меня интересовали не столько финансовые риски с векселем, сколько вся ситуация в целом.

— Ходят такие слухи… — постарался уклониться от моих расспросов карлик.

— Уважаемый Прахтыншафт! Рассказывайте, что вам известно! — шарахнула кулаком по столешнице и мебель скрипнула.

Карлик задумчиво погладил стол, будто жалея мебель, и только после длительной паузы начал говорить.

— Это пока внутренняя информация, распространение по стране не рекомендуется, — он поднял на меня взгляд.

— Клянусь! От меня никто не узнает! — скрестила пальцы и произнесла простейшее заклинание клятвы в подтверждение своих слов.

— Ну, если уважаемая ведьмочка настолько решительно настроена… — протянул карлик.

Мои нервы уже не выдерживали, казалось, специалист играет на них очень умело.

— Очень решительно! — кивнула ему.

— У демонов назревает война кланов, — начал говорить карлик.

Руки похолодели. Только этого не хватало! Представить себе последствия этого было вполне легко. Войны у демонов всегда кровопролитные, и, самое главное, весьма затяжные. Могут продлиться несколько столетий. Последняя шла почти пятьсот лет. Кажется, мне стало холодно, и я схватилась за плечи руками.

— Не переживайте так! Вполне возможно, что война не начнется. А даже если и будет военный конфликт, сюда к нам он не докатится, — увидев мой жест, постарался успокоить карлик.

— Какая разница? Это же будет крах не только на рынке ценных бумаг, но и экономика пошатнется. Ведь цены взлетят буквально на все! — резко произнесла специалисту.

Вот он-то должен это понимать! И мой взгляд на карлика подтвердил — он как раз все это понимает.

Вот демоны! Демоны! Демоны!

Мои мысли поскакали в разные стороны. Если начнется война, то всемирный вексель, даже со страховкой и с гарантией выплаты после форс мажорных обстоятельств, будет лишь магически заверенной бумажкой. Пакинги рухнут, так что если для переезда он вполне подходил, то, в преддверии этих новостей, этот вариант отпадал. Снять просто наличные и накупить прорву ненужных амулетов, чтобы потом их продавать по мере надобности?

Купить слитки зеленталя и оставить на хранение в том же банке?

Демоны, что же делать?

Карлик смотрел на меня молча, в ожидании решения. Он не торопил и не уговаривал. Уважаемый специалист уже хорошо изучил свою клиентку, а потом сейчас, выдав новые факты, лишь ожидал от меня ответа. Разумеется, банку будет очень выгодно обменять мою расписку на вексель со страховкой, тем более если в скором времени экономика рухнет. А даже если нет, то страховка всегда останется чистой прибылью. Что может быть лучше, чем оставить деньги у себя, и каждый месяц снимать с суммы полагающийся процент?

Но меня-то такой расклад не устраивает! Думай, Воля, думай! Соображай, что останется ликвидным, даже если экономика рухнет?

— Я куплю недвижимость, — решительно произнесла вслух.

— Со страховкой? — тут же заинтересованно поинтересовался карлик.

— Разумеется! Оформите мне кредит. А эти деньги будут первым взносом, — согласилась на вопрос специалиста.

— Всегда был уверен в вашем прагматизме, уважаемая ведьмочка, — и на этот раз меня одарили очень искренней улыбкой.

Уважаемый Прахгыншафт вызвал своих помощников и отлаженная машина заскрипела. Мне был предложен щадящий процент по кредиту, потому что я брала страховку, чем внушила уважение финансовым специалистам.

— В какой валюте будете брать кредит? — вежливо поинтересовался один из помощников при составлении договора.

— Пакинги, — ответила ему.

Уважаемый Прахгыншафт улыбнулся моим словам. Всем известно, что когда начинается кризис, то местная валюта резко теряет ценность. Вот и сейчас, я взяла кредит на недвижимость с самыми низкими рисками. Если инфляция скаканет, то буду платить фактически мизер, если все пойдет как прежде и ничего не случится, то моей переплатой будет лишь страховка на недвижимость. А в случае порчи здания, страховка опять же выручит.


Шася

Подписав все требуемые договора, заверив все это магией, убрала прутик обратно в метелку, с которой, разумеется, не расставалась даже в банке. Довольные разговором, мы с карликами пожали друг другу руки, и я отправилась на выход.

Дверь захлопнулась и на мои плечи упала реальность. Эйфория оттого, что я выгодно вложила свои деньги, закончилась быстро, еще на пороге банка. Это на бумаге, я как бы стала богаче, а на самом деле влезла в такую денежную яму, что становилось страшно.

Единственное, что предстояло приятного — это покупка самого дома. Тот же уважаемый Прахгыншафт предложил целый список из недвижимости, что выставлена на продажу в Кальтаре. Но что-то мне не очень хотелось афишировать свою покупку, потому задумалась о приобретении где-то в другом месте, подальше от разлома.

Домой летела на метелке. Пусть тут всего-то несколько улочек пройти надо было, но мне не терпелось как можно быстрее попасть к себе в комнату и стребовать с кое-кого объяснений.

— Шася! Рожа рогатая, быстро вылазь! — выкрикнула сразу же, как только захлопнула за собой дверь.

Метелка послушно отлетела в свой уголок и притихла. Она уже понимала, что сейчас предстоит нешуточный разговор, а потому лучше не мешать.

— Опять трезвон, — недовольно буркнуло из печки.

— Вылазь! Разговор у нас с тобой будет о-о-очень серьезный! — грозно произнесла ему.

— Опять какой-нибудь красавчик голову вскружил глупой девчонке, а я должен сквозь эту дырку пролазить, — ворчал недовольно Шася.

Я стояла посередине комнаты и ждала появления своего помощника. Внешний вид, которого, меня нисколько не разочаровал. Как был рогатым, так и остался. Хмыкнула, увидев давно знакомые черты лица, и кинулась обниматься.

— Черт рогатый, — ласково обозвала ему и прижалась к широкой груди демона.

— И горжусь этим, — с улыбкой произнес Шася и нежно прижал к себе.

— Тише ты! Ручищи-то! — пискнула довольная в его объятиях.

— Я бы тебя вообще с удовольствием придушил, — сообщил довольный демон.

— Не сомневаюсь, — еще раз крякнула, когда он прижал меня и приподнял над полом.

— Рассказывай, что там у тебя за срочность возникла. Знаешь же, что мне нельзя надолго сюда, — произнес Шася, когда мы наобнимались вволю.

— Это ты рассказывай, что там у вас происходит? А то узнаю какие-то сплетни в банке карликов, — строго посмотрела на него.

Демон внимательно посмотрел на меня, потом вздохнул.

— Значит, докатились слухи, — невесело проговорил Шася, — Мдя-я… — протянул он, — Так, ничего нового, все ты знаешь. Кланы грызутся между собой.

— Ты мне зубы не заговаривай! Карлики о войне говорят, — сказала ему.

— Может и будет война, но очень надеюсь, что ничего такого не произойдет, — устало произнес демон.

— Совсем устал? — посочувствовала ему и погладила по рогатой голове.

— Да, ничего, — отмахнулся он.

— Шася, что случилось-то? Почему война может начаться? — уже спокойно спросила его.

— Все то же. Ратхамата обвиняют в убийстве Диртана. Клан не согласен с обвинением, — он помолчал, — А главный свидетель убийства исчез. Его ищут и у нас и у вас.

— Демоны в нашей стране? — спросила Шасю.

— Да. От всех кланов послали, — кивнул рогатый.

— Вот, демон! — впервые выругалась вслух.

Шася обнял меня за плечи, и мы так посидели какое-то время.

— Вот, значит, почему магов к нам прислали, — осенила меня догадка.

— Залетных? — уточнил Шася.

О том, что нас объединили с Академией, я своему помощнику еще в первые дни рассказала, так что он был в курсе этих событий.

— Угу. Получается, что Захрая девочек подозревала, раз в них все парни влюбились, — хихикнула воспоминаниям.

Да уж, ситуация получилась. Первоклашки попали в событийные круги, созданные моим заклятием, а их подозревали, что они демоны. Интересная картина получалась, и не очень радостная, учитывая надвигающуюся войну.

— Шася, а сам как думаешь, война будет? — спросила рогатого.

— Думаю, будет. Сам-то я стараюсь сделать все, что только возможно, но пока не докажем, что Ратхамат не убивал, клан Серых демонов не успокоится, — совершенно серьезно ответил мне Шася.

— Даже если докажешь, не успокоятся. Ведь Диртана кто-то же убил. Не сам он себе клинок в спину засунул, — покачала головой я.

— Может, упал так неудачно? — выдвинул глупое предположение Шася.

В ответ постучала по лбу пальцем, чтобы думал о том, что говорит.

— Что в банке делала? — спросил демон.

— Кредит взяла на покупку недвижимости, — ответила довольная тем, что сменили тему.

— А не лучше было демонам душу заложить? — хохотнул над моей предприимчивостью Шася.

— Обойдешься! — отрезала ему.

— Если будешь покупать дом, бери в Харшисе, — посоветовал рогатый.

— Сама так думала. От разломов далеко, — согласилась с ним.

— А маги свой город не дадут разрушить, если что.

Мы понимали, что пора расставаться, а вот совсем не хотелось. Время летело стремительно, демона скоро начнут разыскивать. Не хватало, чтобы ко мне через печку всякие любопытные рогатые морды полезли. Но расставаться не торопились.

Вдруг Шася потянул носом воздух и довольно крякнул. В тот же миг превратился в обычного парня, даже симпатичного. Волосы русые, глаза зеленые и улыбка на губах играет. Вот ты, демон!

— Волька! — распахнулась дверь, и я воочию увидела, для кого Шася преображался. — Ой, а ты не одна, — протянула подружка.

— Воля, а кто это прелестная ведьмочка? — сладко протянул Шася, встал с моей кровати, где мы сидели рядышком до этого, и направился к Калисе.

— А вы кто? — начала невольно улыбаться в ответ подружка на самую обаятельную демоническую улыбку.

Закатила глаза. Вот за что мне это сегодня? Сначала ее из рук мага вытаскивала, теперь к демону в лапы попала! Видимо, ведьмочка находится как раз на соединении событийных кругов, раз к ней парней стало притягивать. Скорей всего, скоро ее суженый появится. Ведь жизнь, она же не просто так складывается, а на стыке определенных событий. Но пока Калиса дождется своего суженого, мне придется за ней приглядывать, иначе какой-нибудь демон утащит ведьмочку в свою пещеру.

— А это Шася! — подошла к охмуряющему мою подругу демону. — Кыш, отсюда!

— Воля, за что ты так парня? — произнесла совсем растаявшая Калиса.

— Он знает за что! Шася, ступай. Не трожь мою подружку, — стала отпихивать преображенного демона.

— Ведьмочка, я покорен вашей красотой в самое сердце! — прижал к груди руки этот соблазнитель.

— Я сама тебя сейчас покорю! Сгинь! Рогатый! — прикрикнула на Шасю.

С него медленно сползла личина, и он остался моим самым лучшим демоном на свете. Визга от Калисы не последовало только потому, что Шася успел наложить на нее чары замирания. Девушка стояла неподвижно в том положении, где была. Время для нее остановилось. Она не видела преображения в демона.

— Поторопись! — стала подталкивать к печке рогатого и такого любимого демона.

— А мне она, правда, в душу запала, — грустно произнес Шася.

— Вот, демон! — ахнула я.

— Сам знаю, — печально вздохнул рогатый и полез в узкое отверстие в печке.

Ромашки в душе печально звякнули. Надо же, как демон попал. Ведь с ведьмочкой у него ничего и никогда не получится. Слишком разные они.

Печка вспыхнула адовым пламенем, принимая Шасю, и потухла. Вздохнула и повернулась к подружке, готовая отвечать на самые неудобные вопросы.

— Воля! Мы решили над этим магом дежурство круглосуточное организовать! — произнесла первое, лишь только отмерла, Калиса.

Невольно покосилась на печку, искорка вспыхнула. А Шася свою встречу из событий у ведьмочки забрал. Видно, и правда, понравилась подружка демону.


Это мой дом!

Уважаемый Прахтыншафт с удовольствием выдал мне список домов, продаваемых в Харшисе. Я изучила, проштудировала объемную карту города, выданную мне в банке под роспись. Интересная, кстати, штуковина. Вроде обычная бумага, но когда дотрагиваешься прутиком до нужного места, она увеличивается и можно уже дома рассматривать, будто кукольные домики. Таким образом, подобрала себе несколько вариантов, хотя склонялась все же к одному дому, но нужно все осмотреть на месте и сравнить. Все же карта и реальный дом — разные вещи.

Отпросилась с занятий у Талии на один день перед выходным, оседлала свою метелку и полетела. Осень, студено, а мне нравится. Кровь бурлит от предвкушения предстоящей покупки. Если раньше из всей недвижимости у меня была избушка, на которую набрела как- то во время своих мытарств, то сейчас я собиралась прикупить себе настоящий дом, пусть и в кредит. Но все же. Эта мысль окрыляла, разные предположения витали в голове, а внизу мелькали осенние пейзажи. Правда, я их совершенно не видела.

Наверное, только благодаря тому, что адреналин бурлил в крови, я не замерзла и не заболела в дальнейшем. Вообще выходные оказались очень насыщенными.

Харшис город намного больше уже привычного мне Кальтара. Если в последнем была учебка для ведьмочек и только этим славился этот городок, то Харшис все же приближался по своему значению к столице. Здесь была Академия магии, из нее выпускались первоклассные специалисты для государственной службы. Девушки тут тоже обучались, но я не рискнула сюда поступать. Все же маги всегда на виду, а мне нужна жизнь тихая, незаметная. Все, что было нужно мне, это получить справку и открыть свою лавку по продажам всяческих зелий и простеньких амулетов. Скромный заработок, дающий право на жизнь. О высоких целях не мечтала, главное было тихо и мирно жить.

Когда город показался, сразу же стала сверяться с направляющими на карте. Уважаемый Прахтыншафт подготовил все для такого клиента, который готов был залезть в кредит по недвижимости, даже на пороге войны демонов. Риски свои он заложил в проценты по сделке, а так же в страховку с обеих сторон.

Просмотрев график платежей, ахнула. Первые три года буду выплачивать только проценты по кредиту, и только потом пойдут отчисления в основной долг. При скромных подсчетах получалось, что, взяв сумму на покупку дома в Харшисе, я переплачу в несколько сотен раз первоначальную сумму. Но энтузиазма это не убавляло, а наоборот подогревало.

Уважаемый Прахтыншафт позаботился, чтобы его клиентку встретил сотрудник из отделения банка, а потому, мне была выдана карта и проставлены магические направляющие, указывающие точное место приземления. Еще издалека заметила округлую фигуру карлика, прохаживающегося по улочке.

Метелка мягко спланировала вниз, и мы обменялись взглядами со встречающим специалистом. Кажется, карлик остался доволен, потому что профессиональная улыбка озарила до этого хмурое лицо. Взаимные представления и приветствия, а потом мы направились в сторону первого выбранного дома.

Список просмотрела, и дома на плане оценила, опять же на свой взгляд. Поэтому, мы направились к тому дому, который, на мой взгляд, был наименее привлекательным. Я не знала города и его обитателей, но примерно представляла себе ситуацию. Далеко от центра, вокруг нет развитой инфраструктуры магазинчиков, рынка. То есть добраться до дома будет проблематично, если ты не на метелке. Конечно, я прикидывала все на себя, хотя жить в этом доме не собиралась. Я как раз озадачивалась тем, чтобы сдавать его в наем, и этими деньгами погашать свой кредит. Уважаемый Прахтыншафт удовлетворительно крякнул, когда я озвучила ему эти мысли. Он лишь одобрил такое решение и счел это вполне разумным. Так что, я подбирала не просто домик с лужайкой, где бы мне самой хотелось жить, а ликвидную недвижимость, которую можно сдать в наем, получая честные пакинги.

Осмотр домов занял больше одного дня. Я была придирчива, потому что лишних денег на ремонт у меня не было. Мне требовался дом, в который заходи и живи, но по моей цене. С карликом торговались до колотья в ушах.

Мне приглянулся один дом, добраться до него было легко, магазинчики были рядом, а гужевой транспорт не останавливался перед самыми дверьми, а за углом. В общем, для семьи вполне приемлемый вариант. Карлик же выступал в данном случае уже как представитель банка, который предлагает мне эту недвижимость, выдвигая свою цену.

Спор у нас был горячим, мы приводили свои аргументы. Я трясла выгоревшими занавесками, тыкала в поржавевшую мраморную ванную и доказывала, что цену необходимо снизить на пятнадцать процентов. Карлик же закатывал глаза, хватался за сердце и перечислял всех своих двенадцать детей поименно, тем самым, доказывая, что я доведу его до разорения.

В итоге спора мне удалось сбить цену на пять процентов, но я не останавливалась. Мне этого было мало. Потому что я помнила золотое правило, однажды высказанное уважаемым Прахтыншафт: «Если ваш дом единственное вложение, то вы в большой беде». Мне нужен не просто ликвидный дом по низкой цене, но еще и возможность его выгодно сдавать.

— Хорошо! — в итоге нашего спора выкрикнул карлик, — Я поговорю с владельцем, возможно, он сбросит цену!

— Говорите, — милостиво позволила я.

Я прекрасно понимала, что являюсь хорошим клиентом для банка. Карлики заложили в свои риски приличный доход, а потому они должны пойти на встречу своему клиенту.

Ночь я провела в недорогой гостинице, к вечеру надеялась закончить все дела здесь, и утром оказаться на занятиях. Так что, это было в моих интересах дождаться продавца сегодня и не откладывать покупку.

Я прогуливалась по лужайке перед домом, ожидая, когда прибудет владелец, чем больше находилась здесь, тем больше мне нравилось это место. Все было максимально лаконично, но, в тоже время, имело какое-то очарование. Лужайка была небольшая, но достаточно просторная, как для веселых вечеринок, так и для детских забав. На заднем дворе был разбит небольшой сад, и место было под клумбы с цветами. Уверена, что если бы я увидела этот дом летом, то там бы цвели пионы и георгины. Они просто просились в этот ландшафт.

Сам дом был в два этажа. В нем было достаточно места и все продумано. Поймала себя на мысли, что хотела бы жить в таком… или здесь. Но тут же тряхнула головой, в данном случае, я к этому подхожу как вложению пакингов, а вовсе не для себя покупаю недвижимость. Тем более о своей семье не могу мечтать. Точнее, у меня ее никогда не будет. Сейчас я делаю себе задел на безбедное существование, а не покупаю родовое гнездо.

В небе что-то ухнуло. Не успела поднять глаза наверх, как передо мной предстала черная фигура, даже попятилась от неожиданности.

— Уважаемый маг Даприяс! — кинулся к темной фигуре карлик, — Очень ждем. Покупатель попался придирчивый!

Демон! И тут без Элантара не обошлось!

Маг обернулся в мою сторону, так как карлик недвусмысленно показывал на меня своей рукой, и в его глазах вновь сверкнул холодный металл. Демоны, что ж мне так не везет? Угораздило же выбрать дом, принадлежащий именно этому залетному. Этот точно ни пакинга не снизит, столько ненависти было в его взгляде.

— Воля? — почти вежливо удивился маг, — Ты же должна быть в училище завтра.

— Завтра и буду. А сегодня я покупаю дом! — с вызовом посмотрела на него.

Он, вообще-то, тоже должен быть в учебке, но сам сегодня здесь.

— Прекрасный дом, надо сказать! Два этажа, четыре спальни… — вклинился в наш разговор карлик, продолжая расхваливать недвижимость.

Мы дружно посмотрела на заливающегося соловьем банковского специалиста.

— Ты покупатель? — перевел взгляд на меня Элантар.

При этом было ощущение, будто меня холодными клинками разрезали.

— Я покупаю дом! — решительно произнесла ему, — Если договоримся в цене, то именно этот!

Для доходчивости ткнула метелкой в сторону здания. Маг он там или кто, в данном случае он продавец, а я покупатель. За крышу расплатился и на том спасибо. А про заклинание… постараюсь снять с него это, только бы никто не видел.

— Ты? — насмешливо переспросил маг.

— Я, — спокойно ответила ему.

— Решила из своей хибарки переехать в нормальный дом жить? — столько сарказма было в его тоне, что это взорвало мое умиротворение в душе.

Нет, это каким снобом надо быть?! Он же мне сам там крышу проломил, а теперь издевается!

— Где это ты нормальный дом тут увидел? — все, меня понесло. Пусть молится своим богам, чтобы еще какое заклинание на него не наслала, — Крышу менять! В мраморных ванных ржавчина от труб! А ты знаешь, сколько стоит специалист?

Ох, как же я ему расписала дом своим взглядом! Видно было, что маг с этой точки зрения не думал. Элантар хмуро посмотрел на карлика, который в данной ситуации хорошо держал лицо.

— Показывай! — резко бросил мне маг, едва я перевела дыхание, аргументируя понижение цены до приемлемой цифры, опять же для меня.

Я резво побежала в дом. Меня даже слегка трясло от этих торгов. Дом изучить успела вдоль и поперек. Это я еще в фундамент и на чердак не залетала, решив, что для сдачи внаем вполне и так сгодиться.

На движение карлика, который, было, направился за нами, маг резко махнул рукой. Я даже довольна была. Мне казалось, что его так проще уговорить будет скинуть цену.

— Вот смотри! — довольная влетела в парадные двери.

— Слушай меня, ведьмочка! — резко оборвал весь энтузиазм маг, — Это дом моих родителей, и я не собираюсь выслушивать от какой-то выскочки отзывы о нем.

Он вошел следом за мной, магия сверкала по стенам. Кажется, он закрывал дом от вторжения снаружи. А выйти из него было можно?

С каждым произносимым словом маг подходил ко мне, в глазах сверкала ненависть, заставляя отступать назад. С этим нужно было срочно что-то делать. Если Элантар закрыл дом, то специалист банка точно помочь не сможет. Кричать и звать на помощь тоже бесполезно, никто не прорвется сквозь его магию.

— Уважаемый Даприяс, — начала я, используя форму обращения карлика, за что получила очень жестокую усмешку в ответ, — зачем тогда было продавать дом? Ведь вы же знали, что покупатели укажут на недостатки.

— Мы с тобой давно на «ты», — выдохнул ледяной и очень недовольный маг, прижав меня к стене.

Дальше отступать, увы, уже было некуда. Я начинала паниковать. Моя истинная сила готова была очнуться и дать отпор. Но я старалась держаться не только внутренне, но и внешне.

— На «ты», — тут же согласилась с ним, — Элантар! Это бизнес. Один продает, второй покупает. Если тебя так обижает торг, не продавай!

— Ведьма! Что ты со мной сделала?! — его рык заставил обмереть от ужаса.

Я так надеялась, что маг не заметит моего заклятия, и, в то же время, я его смогу с него снять. Сейчас же была притиснута мужским телом к стене, и с меня требовали ответ.

— Ничего! — невинно пискнула в ответ, при этом приняв вид невинной овечки Марыси, ведомой на заклание.

Ведьмочка я или нет? Самое главное правило — никогда не сознавайся в содеянном. Этому нас учат в первый год обучения, но уже ближе к концу, чтобы выработать привычку слушаться и подчиняться. Зато это правило вдалбливают неукоснительными наказаниями. Так что основное усвоила, даже если меня застанут в момент нанесения заклинания — никогда не сознавайся! Что собственно сейчас я и делала.

— Ведьма… — рычало надо мной мужское начало.

— Ведьмочка, — поправила его, стараясь держаться.

Он накрыл мои губы поцелуем. Это было так ошеломительно, нелогично, что я даже не шевельнулась, чтобы оказать сопротивление. Он мне так мстит? Хочет узнать, какие мои губы на вкус? Он хочет…

Дальше все расплылось. Элантар целовал жестко, почти болезненно, подчиняя и… заставляя раскрываться ему навстречу.

Демоны! Как же тяжело было держаться и не позволить себе унестись от этого напора. Нет! Только не это!

Его тело вжимало меня в упругую поверхность за спиной, не оставляя свободного пространства. Его руки держали крепко, не позволяя убежать или скрыться, губы не отпускали свою жертву, подчиняя себе.

Демоны, как же трудно бороться с искушением! Лучше бы я душу вам продала, чем эта покупка дома.

Порыв страсти смел все на своем пути. Мои мысли, его холодность. Мы не испытывали жалости друг другу, беря от этих моментов все, что можно, упиваясь и наслаждаясь. Наши откровенные признания, слова смешивались с жарким дыханием, заставляя замирать сердца. Я видела блеск мужских глаз и растворялась в них, умирая маленькой смертью каждый раз, когда мужчина возносил мою суть в эйфорию экстаза.

Я не знаю, сколько времени прошло, когда мы, полностью удовлетворенные, смогли спокойно взглянуть друг другу в глаза. Сейчас мы не были преподаватель и ведьмочка из учебки, мы были мужчина и женщина, как две половинки бесконечного мирозданья.

Мое сознание медленно возвращалось, а я, в этот момент, лежала на груди мага. Тело было расслаблено, сердце начинало успокаиваться, а истинная сила начинала свой новый виток.

— Воля, — тихо позвал меня маг, — Что с нами произошло?

Улыбнулась.

— Ничего. Твоя жажда утолилась, теперь все будет хорошо, — приподняла голову и улыбнулась ему.

— Жажда? — переспросил маг.

— Да, — подтвердила ему. — Я слышала, что вы поспорили на меня.

— Воля, ты прости нас. Этот вечный спор… — он помолчал, — Мы не хотели никого обижать. Понимаешь, нам с Сипом всегда нравились одни и те же девушки. Два первых поединка мы провели еще врагами, а потом поняли, что самое интересное — это завоевать женское сердце. С тех пор мы с ним спорим на то, кто сможет добиться благосклонности, — он вздохнул, — Мы никогда не обижаем, девушки сами решали для себя кого выбрать и степень отношений.

— Лидировал всегда Сип? — спросила его.

Впрочем, для меня сейчас это было безразлично.

— Да, — коротко отозвался Элантар.

Объяснять в чем его ошибка мне было лень, а потому просто промолчала.

— В тот день мы решили, что дуэль прекрасное средство разрешить все сомнения. Дрались на огненных мечах. Надо же было так случиться, что упали на твой дом. Мы совершенно не собирались этого делать. Веришь? — с какой-то тревогой прозвучал вопрос.

— Верю, — отозвалась ему. Было лень даже произносить слова.

— Сип притворился, что потерял сознание в твоем домике, а я вызов принял. — Он явно замешкался, — Воля, понимаешь, я так привык с ним соперничать, что уже не задумывался о чувствах девушек.

Вполне допускала такое развитие событий. Ничего удивительного, что заспорившие парни просто забывали о предмете своих чувств, и для них уже главное было победа, но уж никак не девушка.

— Воля, ты нас приворожила тогда, когда узнала о нашем споре? — голос стал напряженным у Элантара.

Между нами повеяло холодом. Насколько жарко было между нами буквально недавно и сейчас. Ужасно! Я все еще лежала на его груди, но нестерпимо хотелось сползти в сторону и накрыться своим теплым плащом. И при этом все было на ощущениях.

— Нет, — ответила ему односложно.

Говорить о своем заклинании не хотелось. Тогда мне придется рассказать о себе, а одному магу я уже доверилась, теперь боюсь вообще с людьми сходиться.

— Тогда что это?! — столько страдания было в его голосе.

— Я не знаю, — честно ему соврала, — Это пройдет. Думаю, это жажда неудовлетворенности от спора. Ты видел, что Сип целовал меня, а теперь…

Я замолчала, давая ему самому осознать случившееся. Мне бы очень не хотелось, чтобы эта случайная встреча затянулась в сложные отношения. Нужно разруливать это все сейчас.

— Ты права, — произнес задумчиво маг.

Чуточку корябнуло по сердцу, но он делает нужные выводы, а это главное.

— Элан, нам пора, — сама не заметила, как сократила его имя.

— Воля, послушай… — начал он.

— Не переживай. Это не будет иметь последствий. Твое напряжение сказалось, потому все произошло, — я встала с того ложа, что мы здесь нашли.

— Ты уверена? — с каким-то сомнением спросил меня маг.

— Со своей стороны — да! — твердо ответила ему.

Что еще нужно для мужчины? Гарантии в том, что случайная встреча не станет для него тяжестью в повседневной жизни. Я спокойно поднялась и начала быстро приводить себя в порядок. Внутренние часы подсказывали, что нужно вылетать, и как можно скорее.

— Воля… — позвал меня Элантар, когда я была почти одета.

— А? — обернулась к нему, закалывая волосы.

При полете не хотелось бы, чтобы они растрепались.

— Ты… я…

Присела к нему и, посмотрев ему в глаза, произнесла самые нужные для каждого мужчины слова:

— Ты лучший мужчина.

Наклонилась и очень чувственно поцеловала его. Он попытался прижать к себе, но мне было пора. Не знаю, как там у него со временем в учебке, но мне срочно нужно было вылетать.

— Выпусти меня, — обернулась на входе.

— Мы еще встретимся, — тихо проговорил маг.

— Конечно! Только помни, это больше никогда не повториться! — крикнула на выходе, очень довольная я.

«Это мой дом!» — пела душа, когда летела на своей метелке обратно в Кальтар.


Договор

Разумная мысль, что нужно еще подписать договор, чтобы этот дом стал моим, пришла гораздо позже. Как только добралась до Кальтара и прошел первый урок. Знакомый силуэт мелькнул в конце коридора на переменке, и вот только тогда до меня дошло все свершившееся.

Демоны! Я все же поддалась искушению и ответила Элантару, только все запутав и усложнив. Мало мне было одного заклинания, которое еще проблемно снять, так еще и в личные отношения с ним вступила. А ведь ничего подобного не предвещало. Теперь же мне придется думать с ним при встрече, как себя держать, что говорить. И вообще, неизвестно, какие он сделал выводы из того, что случилось.

А может быть, я все усложняю, и Элантар просто успокоился, считая, что выиграл спор с Сипом? От такой мысли даже плечами передернула. В тот момент мне казалось, что поступаю правильно, а вот сейчас такой уверенности совсем не было.

Прежде чем решить, как вести себя дальше с магом, я старалась выбирать обходные пути к моим классам. Не то чтобы я боялась с ним встретиться, но вот определиться, как себя вести с ним пока не могла. «Шасю это точно позабавит» — фыркнула сама про себя.

Выходные, проведенные в просмотре домов, сказались в понедельник. Именно сегодня всем ведьмам-преподавательницам захотелось выслушать выученные уроки. Но если на пакостях и вредностях меня несло чисто на интуиции, то вот лекарство, привороты, проклятия стали для меня теми предметами, на которых я не просто плыла, а тонула со страшной силой. Причем весомых оправданий для ведьм у меня не было.

Расстроенная после занятий и выговоров с обещаниями, что стану любимой козой отпущения по общественной нагрузке на ближайшие пол года в учебке, медленно шла по Кальтару. Договор о покупке дома был еще не подписан, а мне уже казалось, что попала в пакинговую яму.

Дверь банка карликов мне услужливо распахнул швейцар, а дальше я шла сильно задумавшись.

— А вот и уважаемая Воля Страйк! — радостно воскликнул Прахгыншафт. — Вы очень удачно зашли!

Подняла глаза, и ноги сами сделали несколько шагов назад. Но карлик на то и являлся финансовым специалистом, чтобы не отпустить свою жертву из цепких маленьких ручек. Движение его маленького тела было настолько проворным, что уйти из кабинета не успела. Маленький рост карлика сыграл со мной злую шутку — меня стали подталкивать к столу, упираясь ладонями в мягкое место. Возмутиться бы, да ведь Прахгыншафт при этом приговаривал такие слова, что я открыла рот, так и не произнеся ни слова, стараясь не пропустить крупицы ценной информации.

— Уважаемый Элантар Даприяс согласился на вашу цену и готов отдать дом, выставленный им на продажу. Маг уверил нас, что все подробности были улажены вами вчера во время разговора наедине. Так что все, что нам осталось сделать, это лишь поставить росчерк на пергаменте.

В этот самый момент карлик успел дотолкать до своего стола меня, применяя все тот же способ — упираясь в мягкое место, сунуть в руки потрепанное гусиное перо и ловким движением под локоть поставить острие на бумагу.

— Теперь вы, уважаемый Элантар Даприяс, берите перо и расписывайтесь на договоре, — не меняя обволакивающего тембра голоса, произнес финансовый гений.

Маг все это время внимательно смотревший на меня, послушно опустил второе гусиное перо в чернильницу, стоявшую на столе, и так же замер над пергаментом.

— Кровью скреплять не будем, чернила надежней, — произнес Прахгыншафт.

Его слова про кровь заставили вздрогнуть. Такое применяется лишь при подписании брачного договора. А здесь чернила, а потому смело и очень нервно размахнула свою подпись почти на пол листа.

Маг в первый раз перевел взгляд на бумагу и усмехнулся, заметив размер моих вензелей, после этого совершенно спокойно, даже перо ни разу не дрогнуло, расписался сам.

— Вот молодцы, — удовлетворенно пропел нам карлик.

Мы невольно переглянулись.

— Кажется, только что я лишился самого дорого воспоминания, — как-то задумчиво произнес Элантар, нахмурив брови.

— А я попала в денежную кабалу, — в тон ему ответила я.

Лишь один уважаемый Прахгыншафт был доволен. Он потирал ручки, и даже приплясывал на месте. Его радость стала понятна немного позже.

— А теперь пожмите друг другу руки! — с тем же энтузиазмом произнес финансовый гений — Вы, уважаемый Элантар Даприс, избавились от недвижимости, которая вас обременяла налогово и материально. А вы, уважаемая Воля Страйк, получили в свое владение очень коммерческий дом, который легко может отбить ваши проценты по кредиту!

Демоны, лучше б я вам душу продала, честное слово! Тем более, что там мало что осталось от живого.

— Руки пожмите!

Сильный пинок в то же самое мягкое место вывел из собственных мыслей, заставив сделать несколько шагов в сторону Элантара. Мужчина протянул руки и почти поймал в свои объятия, остановив мой неграциозный полет.

— Наверное, надо было договор под кровь подготовить, — как-то задумчиво произнес уважаемый Прахтыншафт.

— Не надо! — запальчиво отбилась от обоих мужчин разом, один из которых доходил своим ростом до моего бедра, а второй возвышался громадиной. — Уважаемый Элантар Даприяс, очень рада была заключить с вами сделку! — протянула руку для рукопожатия.

Маг ответил и задержал мою руку на несколько мгновений дольше, чем положено. Дернула раз, перевела взгляд на мужчину и дернула руку второй раз.

— Сделку, — как-то подозрительно протянул Даприс.

— Сделку, — кивнула, подтверждая его слова, — ведь я купила у тебя дом.

Элантар отпустил мою руку, и я смогла отступить на несколько шагов назад. Лицо мужчины было каменно-непроницаемым, но меня это уже не волновало. Посмотрела на суетящегося карлика, который посыпал песочком наши росчерки. То, как он неожиданно замер, даже меня заставило насторожиться. Что такого он мог там увидеть?

Каким-то непонятным образом чернила стали сливаться на бумаге. Вместо привычных букв моего имени и мага, чернила перекатывались по пергаменту, складываясь в слова.

«Ступени трона обагрив, он чист душою оставался. Дитя младое припустив, в миру людей обосновался. А кланы демонов грызясь, поделят мир не только свой. Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой».

Сказать ничего не могла. Язык был мне известен — клана красных демонов. Не уверена, что кто-то, кроме меня, мог прочесть то, что здесь было написано. Маг и карлик смотрели очень внимательно на вензеля из чернил, которые переливались и перетекали из одной буквы в другую.

«Договор имеет силу?» — невольно мелькнула мысль.

Лишь только подумала, как в тот же миг чернила стали приобретать прежнюю форму наших подписей. Уважаемый Прахтыншафт проследил за новыми трансформациями, затем быстро схватил песочницу и затряс над пергаментом, будто боялся, что буквы вновь начнут изменяться.

Эффект получился снова неожиданным. От осыпавшегося мелкого песка чернила смазались, и имена на пергаменте переплелись.

— Хм… — задумчиво произнес карлик, — первый раз вижу такое.

— Договор действительный? — забеспокоилась я.

— Разумеется! — тут широко и как-то подозрительно добродушно улыбнулся банкир, — Он был подписан в присутствии моих помощников. Сейчас они закрепят своими подписями ваши, здесь я распишусь.

Его слова сопровождались действиями. Помощники уважаемого Прахгыншафта быстро подходили к столу, поднимались на специальную ступеньку, чтобы доставать до стола, брали гусиное перо в руки и ставили свои росчерки. При последних словах уважаемый Прахтыншафт расписался сам. После этого карлик задумчиво посмотрел на документ, потом внимательно осмотрел нас по очереди.

— Уважаемая Воля Страйк, поздравляю вас с приобретением вашего первого дома! — произнес карлик бодрым голосом, — Очень надеюсь, что это будет лишь начало нашего сотрудничества!

Карлик подхватил кисть моей руки и затряс в своих маленьких ручках.

— Уважаемый Элантар Даприяс, поздравляю вас с удачной продажей. Теперь вы можете вырученные пакинги пустить в оборот. У меня к вам есть несколько интересных предложений, — теперь Прахтыншафт тряс руку мага.

— Пришлите их мне, я обдумаю и сообщу свое решение, — вежливо отозвался Элантар.

А вот мне такого спокойствия не хватало. Душа пела и требовала праздника. «Я купила собственный дом!» — была единственная мысль в голове.

Направилась на выход, получив заверения, что мой экземпляр трехстороннего договора уважаемый Прахтыншафт пришлет с посыльным ко мне домой уже завтра, я выкинула из головы всяческие сомнения. Однажды приняв решение, следовала ему до конца, принимая всю ответственность за него. Для меня давно остались в прошлом причитания, что же я натворила, как я могла на такое решиться, и т. д. Теперь все было просто — долго раздумывала, но, приняв решение, следовала ему до конца.

— Воля! — позвал меня Элантар, когда уже подошла к двери.

— Да? — обернулась к нему.

Радостное состояние окрыляло, и улыбка сама собой играла на губах. Мужчина оказался почти рядом. Еще несколько шагов и мы встретились взглядами.

— Воля, — только и произнес он.

— Надо было договор под кровь подготовить! — с легкой досадой произнес уважаемый Прахтыншафт. Даже своей маленькой ладошкой махнул от переполняющих его эмоций, — Уважаемые клиенты, спешу вам сообщить, что в нашем банке вы так же можете оформить брачный договор, заверенный специалистами. Договор подписывается кровью. У нас все для этого есть!

— Благодарю, но я брак заключать не собираюсь! — с улыбкой, но очень твердо сообщила карлику.

— Буду иметь в виду и не премину воспользоваться, — произнес маг, внимательно меня разглядывая.

Спрашивается, с чего бы? Отвечал уважаемому Прахгыншафту, так пусть на него и смотрел бы. А его матримониальные планы меня не особо интересовали.

— Счастлив видеть таких замечательных клиентов! — послышалось из-за дверей.

Я все же вышла в коридор из кабинета, где только что стала обладательницей, хоть и на деньги банка, собственного дома.

— Это надо обмыть! — пробурчала себе под нос, торопясь на выход.

Среди ведьмочек было принято праздновать хоть сколько-нибудь значимые события, а покупка дома даже можно сказать грандиозное! На предмете «Потоки мира» нам очень доходчиво объяснили порядок посыла и возвращения энергии, вложенные не только в заклинания, но и в простые казалось бы действия.

Вот, например, свадьба. Казалось бы, что может быть проще? Мужчина, женщина, магия. Кто еще нужен здесь? Так зачем-то приглашают гостей, родственники съезжаются. А все потому, что поздравления и многочисленные пожелания сливаются в одну магическую волну и создают благоприятную атмосферу не только самого праздника, но и будущую семейную жизнь благословляют. Никто не говорит, что если постараться, то даже такой мощный поток можно разрушить. Но факт остается фактом, чем больше людей и нелюдей пожелают счастья новобрачным от всего сердца, тем больше благополучия и счастья будет в их жизни.

Потому празднование удачной сдачи сессии, практических, контрольных, а особенно удачное прохождение стажировки было нормальным для ведьмочек. Мы отмечались по каждому мало-мальски значимому событию, приглашая не только близких подружек. А уж покупка дома — это событие!

— Воля! — дернул за руку Элантар задумавшуюся меня.

Я уже прикидывала, что нужно купить по дороге, чтобы ночью позвать ведьмочек.

— Что? — чуть сердито посмотрела на мужчину.

— Ты куда торопишься? — спросил маг, не выпуская моего локтя.

— Домой, — дернулась из его рук.

— Я провожу, — не выпуская моей руки, развернулся к выходу Элантар.

— Не надо, — ужаснулась такому предложению.

Нас же в Кальтрасе увидят, идущих под ручку. Потом слухов и разговоров не оберешься!

— Здесь есть кафе, давай отметим сделку, — внес свое предложение маг.

От такого отказываться нельзя. Пришлось соглашаться, но руку все равно забрала. В кафе постаралась зайти с небольшой задержкой, притворившись, что что-то ищу в сумочке. Я, конечно, очень рассчитывала, что мы спокойно будем общаться с Элантаром, но его сегодняшнее поведение подсказывало мне, что все будет гораздо сложнее, чем предполагала.

Где бы мне найти такое местечко, чтобы спокойно выпустить свою силу и снять с мага заклинание? Было бы хорошо, если он вообще забудет о моем существовании. Вот у Шаси хорошее же получилось, когда он стер память у Калисы. Мне бы тоже так.

Размечталась! Ага.


Дом обмыть надо!

Сколько в дамской сумочке не ройся, даже в ней все вещицы закончатся. У ведьмочек удобный аксессуар увеличен, но даже там донышко имеется. Были найдены просроченные талоны на скидку в косметический магазин, обломанная половинка заколки, которую я долго и упорно искала с помощью заклинаний по всей учебке, а так же куча ненужных записочек с пометками «Срочно сделать!». Разумеется, после утери таких напоминаний, срочность отпадала и дела не делались. О чем со вздохом пришлось признать. Не такая уж и обязательная ведьмочка я оказалась.

Проводив тоскливым взглядом пролетевших ворон, которые вечером стремились на городскую свалку, решительно толкнула дверь кафе, споткнулась о высокий порог и не упала лишь потому, что меня подхватили на руки. Даже не сомневалась, чьи именно.

— Пусти, я сама могу ходить, — недовольно буркнула своему спасителю.

— Нет уж. Я потерял всяческое терпение, дожидаясь тебя, — был решительный ответ.

Меня понесли через все кафе к столику. А я-то переживала, что меня увидят с ним под ручку, вышагивающую по городу, а теперь о моей репутации можно было окончательно забыть. В кафе был аншлаг.

Вечер на улице, порядочные семьянины должны сидеть в своих домах с родными, а не в кафе. Так нет же! Полный зал посетителей!

Пока возмущалась по обоим пунктам, то есть, что меня несут на руках перед всеми, и то, что тут столько много этих «всех», мне удалось рассмотреть собравшихся. Все было хуже, чем я предполагала с самого начала. Здесь были вовсе не горожане, которые как раз оказались порядочными семьянинами. А собрались здесь ведьмочки со всех классов, разумеется, кроме первогодок, и маги. Именно пред их ясные очи я и предстала на руках у преподавателя. Шипеть и возмущаться стала громче, чем лишь сильнее привлекла внимание.

— Волька! — радостно выпорхнула Калиса из-за чьей-то широкой мужской спины.

Кажется, у Шаси нет единого шанса. Вот уже кто-то из магов ведьмочке приглянулся.

Нужно будет проследить, чтобы подружка не запуталась и выбрала своего мужчину.

— Пусти! — дернулась еще раз из рук.

Меня удержали достаточно твердо, но на ноги все же поставили, при этом руки с моей талии, не убрав. Мое возмущение на такое самоуправство булькнуло и затихло. Вид у подружки был вовсе не радостный, как мне показалось сначала. Лицо огорченное и нахмуренное.

— Что случилось? — кинулась встревоженно к подружке, — Тебя кто-то обидел?

Прищуренным взглядом посмотрела в сторону широкой спины, в голове прикидывая, чтобы такое наслать на него?

— С чего ты взяла? — удивилась Калиса, потом поймала мой взгляд и затараторила, понимая прекрасно, чем сейчас заняты мои мысли, — Нет, Воль, нет. Меня никто не обидел. Это с Сарой беда.

Подружка посмотрела внимательно на Элантара, который по-прежнему обнимал меня за талию. Затем кивнула в сторону отдельного столика.

— Пошли.

Я с готовностью направилась за ней. Калиса обернулась и замешкалась, потом пожала плечами.

— Впрочем, это уже не тайна, — произнесла она.

— Да, что случилось-то? — не выдержала я и плюхнулась на деревянный стул рядом со столиком.

— Это все маги, — мрачно процедила подружка сквозь зубы.

— Кто бы сомневался! — тут же воскликнула я.

Мне сразу же припомнилось, как Сара продолжала охоту на парней, не собираясь отказываться от своей заветной мечты — влюбить в себя мага. Ведьмочки, вообще-то, очень разумные существа. Но если кто из них вобьет себе какую идею, тем более касаемо любви, то остановить практически невозможно. Вздохнула, жалко Сару.

— Почему именно маги? — Спросил Элантар, опустившийся на стул рядом со мной. При этом положил руку на спинку моего стула и свой придвинул впритык ко мне.

Мы переглянулись с Калисой и презрительно фыркнули. Что маг может знать о загадочной ведьмочкиной душе? Мы лишь губы поджали, но отвечать не собирались.

— Так все же. Почему именно магов обвиняете? — переспросил Даприяс, поняв, что посвящать в подробности мы не собираемся.

Калиса держалась стойко, но желание рассказать случившееся поджимало, а меня распирало любопытство. В итоге мы, поняв, что больше сдерживаться не в силах, кивнули друг другу.

— Сара увлеклась один магом… — начала Калиса.

— Кем именно? — тут же перебил правильным вопросом Элантар.

— Сахшис Торлим, — сообщила подружка.

— Сах? Он влюбился в ведьмочку? — от удивления красивые брови брюнета поползли вверх.

Демоны! Вот о чем я сейчас думаю?

— В том-то и дело, что нет, — мрачно сообщила Калиса, — Они недавно начали встречаться. — Продолжила свой рассказ подружка, — Сара, будто на метелке, летала по учебке, забросила практику, прогуливала отвароварение. Говорила, что ей в жизни все это не пригодится, что она найдет свою любовь, будет счастлива, а учеба ей надоела.

Я покачала головой. Нехорошо, очень нехорошо. Сара всегда была примерной ученицей. Ее никто не мог упрекнуть в неразумности. Ну, кроме этого ее желания разбить сердце мага. Но мне показалось, что Талия смогла убедить девчонок. А тут значит, вот как получилось.

— А этот маг? Как про него узнали? — подтолкнула к продолжению рассказа, замолчавшую подружку.

— Она на эти выходные пропала, ее никто из ведьмочек не видел, — продолжила Калиса, — сначала никто ничего не заподозрил. Ты вот тоже на выходные улетала, — я даже поперхнулась, когда подружка кивнула в нашу сторону.

— Я дом покупала, — тут же объяснила свое отсутствие.

— Правда? — Калиса обрадовалась моему сообщению, — А то, глядя на вас, подумала она не договорила.

— Что подумала? — сделала вид, что не поняла ее намека.

— Нехорошее подумала. Маг тебя несет на руках в кафе… А тут с Сарой беда, — постаралась объяснить свои ассоциации ведьмочка.

— Споткнулась на входе и ногу подвернула, — солгала, не моргнув глазом.

А пусть кто-нибудь докажет обратное!

— Кстати, я не посмотрел твой вывих, — тут же подхватил мою версию про вывих маг.

Элантар ухватил меня за лодыжку и положил ногу себе на колено.

— Эта нога здоровая, — отобрала собственную конечность.

— Тогда давай посмотрю вторую, — невозмутимо сообщил мне маг.

— Там простой подвывих. Уже совсем прошло, — не сдавалась я.

Не хватало еще, чтобы меня ощупывали мужские руки в кафе. Достаточно было того, что меня внесли на руках.

— Так и будешь хромать до дома? — подколола подружка, уже прекрасно видевшая нашу борьбу за ногу под столом.

— Заговорю чуть позже и нормально дойду! — отрезала ей, — рассказывай, что там с Сарой дальше?

— Дальше? — переспросила развеселившаяся подруга, — А дальше Сара не пришла сегодня на занятия. То, что ты была невыспавшаяся, мы уже всем классом поняли. Только никто не знал, где ты ночь провела.

— В своем новом доме ночевала, — а вот это абсолютная правда. Только объяснять, что там делала и с кем даже Калисе не собиралась.

А чтобы маг меня случайно не выдал, нашла его руку под столом и сжала ладонь. Должен же он понять такой намек? И он понял, но по-своему. Ухватился за мою руку и не выпустил, а стал наоборот поглаживать запястье. Сильно дергать не решалась, чтобы не привлекать внимание подружки, у нее и так глазки хитро поблескивали. Пришлось смириться и отдать правую руку во власть мага. Надо с ним срочно решать! Это уже становится не смешно, а грустно. По крайней мере, мне уж точно!

— Сейчас разговор не обо мне, тем более, что, как ты видишь, со мной все в порядке, — решительно свернула со скользкой темы, — С Сарой что?

— Умирает, — мрачно произнесла подружка.

— Что?

— Как?

Выкрикнули мы одновременно с Элантаром. Он даже мою руку выпустил на мгновение, позволив мне тем самым вернуть себе свободу.

— Об этом уже кто-то знает? — спустя несколько мгновений спросил маг.

— Вон, ребята сидят, обсуждают. Не будем же мы все толпиться в комнате у Сары, — показала на собравшихся вокруг Калиса.

Действительно, только сейчас рассмотрела, что у магов и ведьмочек вид был очень мрачный.

— Пошли! — решительно поднялась со своего стула.

— Куда? — удивилась Калиса.

— Хочу посмотреть на Сару. Может быть, можно что-то еще сделать, — ответила ей и подтолкнула мага, чтобы позволил выйти из-за стола.

— У тебя же нога подвернутая была, а ты не заговорила ее, — хитро прищурилась ведьмочка.

А еще подруга называется! Посмотрела на нее с укоризной и даже головой покачала, но это было единственное, что успела сделать, потому что меня подхватили снова на руки со словами:

— Я тебя сам отнесу, а то, и правда, ногу не вылечили.

— Поставь на ноги! — прикрикнула на мага, но он не обратил никакого внимания на мои слова.

Таким образом, я еще раз проехалась на руках у преподавателя перед всеми магами и ведьмочками. Что обо мне будут говорить в учебке, страшно представить.

Осенний вечер уже давно перестал быть похожим на себя. Скорее ночь с пасмурным небом и ледяными порывами ветра, стремящегося не только обдуть доступные ему щеки и кисти рук, но и забраться под ткань одежды и пощупать, что же мы там такое от него прячем? Я же такому наглому вторжению решительно сопротивлялась, накидывая плащ на колени. Но новый порыв срывал ткань, вздымал не очень длинную юбку форменного платья, холодя ноги выше колена.

— Пусти меня. Я же могу нормально идти, — попыталась вернуть себе независимость от мужских рук, которые упорно продолжали меня держать.

— У тебя нога подвернута, — сообщил довольный маг.

— Ничего не подвернута. Ты меня на руках внес в кафе, должна же я была подружке объяснить особенности своего появления, — возмущалась шепотом, чтобы Калиса не услышала мои слова.

Ведьмочка шла рядом, чуть поотстав, явно прячась за наши фигуры от ветра.

— Так ты солгала? — притворно изумился так же шепотом Элантар.

— Солгала, — тихо призналась, — Я иногда вру.

— И часто?

— По мере необходимости, — бурчала ему недовольно, — Да отпусти уж ты меня! Мне так холодно!

— Опять врешь? — поинтересовался маг.

— В этот раз говорю правду, — скрестила пальцы и показала, что могу поклясться.

— Тогда тем более не отпущу, — решительно произнес маг.

Мое возмущение прекратилось сразу же, как только почувствовала теплые потоки воздуха, которые охватили мое тело со всех сторон. Они ласкали кожу щек, пробегались по губам, будто легким прикосновением пальцев. Но в тот момент, когда теплые потоки воздуха пробрались под юбку платья, ловко пробежавшись по коже вверх, почти к самому белью, поняла коварный план мага. Дергаться в руках не стала, уже давно поняла бессмысленность этих попыток. Небольшой заговор «спотыкач» ловко спутал ботинки Элантара, а я удачно приземлилась на ноги.

— Воля! — недовольно рыкнул преподаватель.

— Не рычи на меня! — погрозила пальчиком.

— Что вы все время ссоритесь, как муж с женой, прожившие в браке больше двадцати лет? — Подошла к нам Калиса.

Ведьмочка стала помогать подниматься с колен магу, на которые мужчина так неожиданно приземлился. Мы ведь добрые, заклятие наслать, упавшему помочь подняться.

— Вы тут сами разбирайтесь кто из вас муж и жена, а я к Саре, — сообщила коленопреклоненной паре.

От такого заявления оба замерли и с изумлением посмотрели на меня. Я же резко развернулась, махнула полами одежды и почти бегом, наклонив голову против ветра, направилась к дому, где снимала комнату Сара.

Дом был почти не освещен. В одном окне, которое, я точно знаю, было в комнате ведьмочки, горела свеча на подоконнике. Ускорила шаг и почти вбежала на этаж. Дверь была не закрыта, и я решительно вошла внутрь. Рядом с подружкой на кровати сидела Лиса. Ведьмочка держала бледную руку Сары и тихо плакала. Девушка выглядела умирающей.

Скинула теплый плащ, бросив его на спинку стула, подошла к кровати.

— Ну, что тут у нас? Заклятие больного сердца или горечь жженая? — произнесла преувеличенно бодрым голосом, потирая озябшие руки.

Лиса лишь молча помотала головой в ответ.

— Пробовали? — уточнила у нее.

Ведьмочка всхлипнула.

— Сара что-то сказала? Где она была? Что делала? — продолжала расспрашивать говорливую ведьмочку.

Снова покачала головой.

— Сару нашли здесь? — с нарастающим раздражением спросила эту плачущую и не желающую разговаривать девушку.

— Здесь, — наконец-то услышала первое слово.

А вот жест, которым Лиса указала на печку, мне совсем не понравился. Неужели демоны? Они могут проникать в наш мир только через разломы, и еще через печки. Вот как мой Шася. При воспоминании о родном мне существе на душе немного потеплело, и я взбодрилась.

— У печки? — уточнила у Лисы.

Снова судорожный кивок.

— А одета была вот в то, что на ней сейчас? — показала на Сару.

Ночной пеньюар был явно куплен в рекомендованном мной магазинчике. Соблазнительный, подчеркивающий все прелести молодой фигуры, назвать наряд «ночным» можно было только условно. Он явно нужен был для соблазнения, а не для того чтобы видеть в нем сны, пусть даже и эротического содержания. Специализация была у него та.

— Уйди, я сама ее посмотрю, — положила руку на плечо рыдающей Лисе.

Ведьмочка поднялась, освобождая мне место на кровати, а потом замерла на месте, увидев кого-то у дверей. Обернулась. Там стояли Элантар и Калиса.

— Зачем ты привела преподавателя? — испуганно взвизгнула Лиса.

Нервы у ведьмочки были на пределе.

— Калиса, займись ей, — отмахнулась от этой нервной проблемы в виде рыдающей ведьмочки.

Сара действительно умирала, силы стремительно покидали ее тело. Интересно в чем ее привязка и куда она приведет? Сменив зрение на свое привычное, увидела нити жизни протянувшиеся от сердца, мозга, живота. Выходя из тела, они переплетались и устремлялись в узкое отверстие в печке.

Демоны! Это все-таки демоны!

Кому-то из демонов была настолько нужна человеческая сила, что они привязали ведьмочку? Нужно будет Шасю расспросить об этом. Или, может быть, это как раз те самые демоны, что были отправлены сюда для поиска свидетеля убийства? Даже плечами передернула от такой догадки.

Получается, что демоны не остановятся не перед чем, чтобы найти так нужного им свидетеля. Убийство ведьмочки может стать для них первым шагом. Скорей всего, они Сару сначала забрали в свой мир, а потом вернули. Только вот зачем? Забрать ее жизненные силы, чтобы никому не рассказала? Или… поставили ловушку?

То, что демоны ни перед чем не останавливаются, известный факт, но все равно стало жутко от осознания, что если они сейчас не очень беспокоятся о последствиях своих действий, то уж во время войны вообще ни с чем считать не будут.

Нужно срочно спасать ведьмочку! Нам конфликты с демонами не нужны. Лиса права, преподавателям совершенно не нужно знать о том, что здесь происходит. Обернулась и посмотрела на мага с Калисой, которые занимались ведьмочкой.

— Из ее тела выкачивают жизненные силы демоны, — сообщила свои выводы.

Троица замерла, в недоумении глядя на меня.

— Не надо так на меня смотреть. Ей можно помочь, а это главное! — решительно поднялась на ноги.

— Как? — воскликнули одновременно Лиса и Калиса.

Маг смотрел очень задумчиво на меня и, кажется, понимал, что я задумала, а потому единственный, кто не спрашивал.

— Ведьмин круг, — пожала плечами.

Для меня ответ был очевиден. Сложность была лишь в том, кто из ведьмочек на такое решится? Точнее сказать, ведьмин круг может применяться для разных целей. Чаще всего это просто развлечение, иногда получение знаний, которые невозможно передать словами.

А сейчас я предлагала встать в круг, объединить наши силы, отрезав нити демонов, вытягивающих жизнь из нашей подруги, а потом отдать часть своих сил, чтобы вернуть Сару к жизни.

— Нужно сообщить Талии и Захрае, — сказал Элантар.

— Нельзя, — резко сообщила магу.

— Я обязан это сделать, — нахмурился на меня он.

— Они тоже обязаны будут сообщить выше, а чем это закончится, — развела руки в стороны, — одним создателям известно.

— Демоны! — выругался Элантар.

— Тсс! — кинулись мы все втроем на него.

Девчонки уже поняли мой замысел, а потому лишнее обращение к демонам, сотворившим такое с Сарой, было крайне неосмотрительным.

— Ведьмочки, вы со мной? — спросила подружек, не сомневаясь в их ответе.

— Конечно!

— Спрашиваешь!

Был мне дружный ответ. Кивнула и стала прикидывать, что будет необходимо. Потом взгляд зацепился за Элантара.

— Ты нам пригодишься, — радостно оскалилась и резко шагнула в его сторону.

— В жертву себя не дам! — так же резко отступил от меня мужчина.

А еще маг называется! Сколько у него предрассудков по отношению к ведьмочкам. Хотя мысль о его жертвопреподношении как-то неожиданно понравилась. Нужно будет припомнить в нужный момент.

— Такой субтильный нам не подойдет, — сообщила ему, — Твоя задача — берешь Сару на руки и несешь на поле для тренировок. Все же, я думаю, что девчонки отзовутся и придут в ведьмин круг. Ведь с каждой такое могло случиться.

Элантар, поняв свою ошибку, направился к кровати, осмотрелся и стал заворачивать фривольно одетую ведьмочку в покрывало.

— Второе задание для тебя — это найти того мага и расспросить его подробно. Чуется мне, что он не настолько прост, как кажется. Хотя буду очень рада, если ошибусь, и он просто стал жертвой стечения обстоятельств, — продолжала выдавать указания.

Девчонки стояли у дверей, прижавшись друг к другу, сверкая надеждой в глазах, которые внимательно наблюдали за моими передвижениями по комнате. Я же, говоря, собирала все необходимые предметы: свечи, спички, а так же стеклянные колбы для тех же свечей, чтобы их не мог затушить сильный ветер, который набирал силу.

Метелка сама полетела вслед за Элантаром, несшим Сару на руках. С этим делом разобрались.

— Воля, а почему преподаватель магов тебя слушается? — робко спросила Лиса.

— Он не меня слушается, а доводов разума, — постучала себя пальцем по лбу, чтобы ведьмочка мозги включила и перестала думать всякие глупости.

Девчонки с одинаковым выражением лица не сводили с меня глаз.

— Что стоим? Чего ждем? — накинулась на них.

— А что? — удивилась Калиса.

— Ладно, эта все мозги проплакала, но ведь ты должна соображать! — напустилась на подружку, — Беги в то кафе и зови ведьмочек в круг. Сару спасать надо, пока не поздно!

— Бегу! — был мне разумный ответ.


Ведьмин круг

Встряхнув хорошенечко Лису, сунула ей половину необходимого для ведьминого круга, отметила про себя, что не хватает палочек можжевельника, махнула рукой, буду решать проблемы по очереди. Голова и так гудела от обилия всего нужного, что просто необходимо было сделать. Времени в обрез, а слова заклинания активации круга вспоминались почему- то фрагментами, хотя по этому предмету была всегда твердая пятерка. Вот что значит простая сдача теории и жизненная ситуация. Даже полевая практика, хоть и проходила в нервах, не вышибала из меня нужных слов в цепкой вязи заклинаний. А здесь все же ведьмин круг! Это не простой набор слов, а многослойный переплет силы, пронизанной словами заклинания. В общем, ответственность на себя брала нешуточную. Мало того, что жизнь Сары была практически в моих руках, но и жизни ведьмочек могут быть под угрозой, если я прочту неправильно слова, переплету энергию. Вполне можем оказаться навсегда замурованными в собственном заклинании, оказавшись там, как в западне. Моя истинная сила всегда может порвать плетение, но тогда места в этом мире больше для меня не будет.

Ставки получались настолько высоки, что сердце подскочило к горлу, пережало дыхание, и я захрипела. Руки тряслись так, что необходимые предметы стали выскальзывать из рук. Понимаю, что это просто физиология и ее нужно обуздать, но от этого становилось не легче.

Неожиданно Лиса взбодрилась и пришла на помощь с выскальзывающими из рук свечами. Ее руки не дрожали, зато в глазах был такой огонь, что даже в полной темноте рассмотрела. Вот она будущая, настоящая ведьма! Ничто не пошатнет ее уверенность. Восхититься не успела, ведьмочка сжала мое запястье и тихо прошептала:

— У нас все получится! Мы все учились и знаем, что нужно делать.

Ее слова легли бальзамом на издерганные нервы. Ведь, правда же, не я одна проходила курс по ведьминому кругу, все ведьмочки сдавали зачеты и практику проходили. Быстрый шаг и уверенность подруги сделали свое дело. Ритм слов легко вспоминался и ложился в стук каблучков от наших сапожек.

Первым на тренировочном поле, как и следовало ожидать, пришел Элантар. Он все еще держал закутанную Сару на руках, правильно рассудив, что в такую погоду на земле она легко простынет. Конечно, если нам не удастся ведьмочке помочь, такая забота будет ни к чему, но я верила в девчонок и свои силы.

Маг, как только увидел нас, кивнул и прошел до середины поля. В такой полной мгле плохо была видна разметка, но мы настолько часто выстраивались в круг, что с закрытыми глазами могли встать на свое место. Но это если придут все, а вот в этом уверенности не было.

Мы с Лисой, молча, даже не обмениваясь словами, быстро расставляли свечи в углах шестиконечной звезды. Все было знакомо и известно, много раз делалось, хотя под внимательным присмотром Талии. Как же нам сейчас ее не хватало! Но рисковать шатким равновесием между мирами не собиралась. Талия обязана будет сообщить руководству Академии магии о том, что сделали демоны с Сарой, а это может вызвать конфликт не только между Академией и учебкой, исходя из того, что ведьмочка была влюблена в мага, но и между мирами будут серьезные разбирательства. Уверена, что о своей личной жизни ведьмочка не захочет рассказывать на международных разбирательствах… если конечно, останется жива. Ну, уж тогда придется обо всем рассказать.

— Не хватает можжевеловых палочек, — сообщила Лисе.

Ведьмочка кивнула.

— Еще нужны когти летучей мыши и змеиный глаз, — осмотревшись, произнесла подруга.

Ох, да у нее голова работает лучше моей. Я из-за того, что обдумывала политические последствия, совсем забыла об необходимых вещах.

— И где мы их найдем? — повернулась к девушке.

— Надо подумать, — задумчиво произнесла ведьмочка и привычно почесала лоб, тем самым заставив съехать островерхую шляпу назад, но тесемочки удержали от падения головной убор.

— А где мы их точно можем сейчас найти? — посмотрела на меня Лиса.

— В лаборантской точно будут! — уверено произнесла.

— Ага, — согласно кивнула ведьмочка и начала ворожить.

Я с легкой завистью смотрела на Лису, мне такие способности не были даны. Если самые сильные и обученные маги могли телепортироваться, то ведьмочкам из-за свойств их силы такое было не дано. Но вот у Лисы была редкая способность, она могла переносить предметы на расстоянии. На наши любопытные расспросы — как ей это удается? Ведьмочка отмахивалась, мол, по наследству досталось. Я же подозревала, что в девушке была толика магии, полученная от кого-то из родителей. Хотя мама Лисы магом не выглядела, но у них же на лбу об этом не написано.

Воздушные завихрения стремительно сорвались с ладоней, Лиса прикрыла глаза, а за нашей спиной раздался тихий удивленный свист. Оглянулась на Элантара, который все еще держал Сару на руках, но присел на камень в центре. Улыбнулась бесшабашности парня, надо же боится, что мы его в жертву принесем. Погрозила пальцем магу, чтобы не отвлекал, тут каждое мгновение на счету.

Воздушные потоки жестко ударили в стекло и осколки посыпались на землю. Сохранять конспирацию было некогда. Вскоре из разбитого окна лаборантской вылетели можжевеловые палочки мешочек с когтями летучей мыши и колба со змеиными глазами.

Девчонки влетели толпой в круг и замерли, уставившись на Элантара.

— Этот тот самый маг, что Сару соблазнил! Бей его! — крикнул кто-то из ведьмочек.

Толпа решительно настроенных девчонок, вооруженных метелками, устремилась к ничего не подозревающему Элантару.

— Стойте! — крикнула ведьмочкам, горящим жаждой мести, — Этот нам нужен! Мы его в жертвоприношении использовать будем!

Девчонок мой возглас остановил, но метелки летали рядом, явно показывая, что если маг надумает бежать, то от них живым уйти не удастся. В наших помощницах никогда не сомневалась.

— Здорово, — рядом со мной тихо крякнула довольная Лиса.

Да, опыт не пропьешь, как говаривал вечно пьяный сапожник, чинивший мои сапожки и туфельки. Я ему столько раз предлагала заговорить от пьянства, он лишь отмахивался этой фразой. Теперь и я убедилась на собственном опыте, что полученные навыки практически с детства, выручают в любой ситуации. А вот ведьмочкина солидарность порадовала. Значит, есть шанс, что никто не проболтается о том, что сейчас произойдет.

— Круг! — приказала ведьмочкам.

Привычная расстановка по своим местам показала, что пришли не все. Что ж это их выбор. Но и тех, кто пришел, будет достаточно.

Девчонки тоже осмотрелись и быстро перестроились, замыкая круг. Те, кто стоял рядом со свечами, быстро их зажгли и поставили стеклянные колбы от ветра, который старался затушить слабые огоньки. Лиса обошла всех и каждой вручила по змеиному глазу. Мерзкие, скользкие, они горели зеленым огоньком, наполненным энергией так необходимой для активации круга.

— Положи Сару на камень и уходи, — громко произнесла Элантару.

— Я могу помочь, — попытался сказать маг.

— Нет, — покачала головой.

Объяснять ничего не стала. Только ведьмочки и их сила в состоянии замкнуть круг, вход в который будет закрыт для остальных. Маг ничем ни помочь, ни помешать не сможет. Элантар аккуратно уложил закутанную Сару на камень в центре круга и вышел из него. Надеюсь, он помнит, что ему еще нужно разыскать и допросить Саха?

А потом все мысли о постороннем вылетели из головы. Напевный речитатив плавно стал набирать свою силу. Так было нужно, чтобы сила вспыхивала не сразу, а медленно собиралась. Свечи стали трещать и шипеть, что говорило о приближении силы, а она нам нужна огромной величины, чтобы справится с привязкой демонов. Только я понимала, насколько великая сила сейчас к нам прибудет. Я вела заклинание, ведьмочки привычно переплетали мои многоуровневые слова в поступающую энергию, которая стала постепенно проявляться.

Круг замкнулся, едва сила прибыла в достаточном количестве, но, увы, этого было мало, чтобы оборвать привязку. Я стала добавлять аккордов в речитатив, чтобы усложнить плетение заклинания, сила начала прибывать быстрее. Вскоре сияющая энергия отрезала ведьмочек от всего мира не только своим силовым кольцом, но так же нестерпимо ярким светом. Мы стояли прищурившись, до такой степени было больно смотреть. Становилось жарко, плетения горели настоящим огнем, набирая силу. И даже сейчас этого было недостаточно!

Стиснула зубы и еще стала усложнять структуру слов, звуки из меня вылетали в таком широком диапазоне, что казалось, будто я глухо шепчу и громко кричу одновременно. Мой голос произносил одни слова, но разной тональностью одновременно, ведьмочки проворно цепляли новые потоки энергии за расширенные звуковые структуры, делая звук и силу почти материальными. Из этих сложных по своей структуре волокон они плели вязь заклинаний. Именно так мы могли усилить собственную силу и отрезать привязку демонов.

Резкий крик умирающей заставил вздрогнуть, но петь речитатив не прекратила. Сбиваться было нельзя ни при каких обстоятельствах. Бросила взгляд на Сару, ведьмочка сжалась в комок и тихо стонала. Значит, получается. Обрыв привязки, как и ее постановка, очень болезненный процесс. Нужно поднажать!

Громкий крик стал непрекращающимся. Сара дергалась и металась на камне в центре круга. Глаза ее были раскрыты, в них застыл ужас. Как же мне было жаль девушку, но круг работал, разрывая связи, установленные демонами.

Первым разорвалась связь из сердца. Кровавое пятно стало расползаться на белоснежной тонкой ткани, но дыхание стало частым, а не судорожным. В глазах девушки, где застыла боль, появилась искорка надежды. Снова и снова повторяемое речитативом заклинание заставляло гореть энергию вокруг нас.

Глаза ведьмочек горели огнем. Змеиный глаз светился сквозь сжатые ладони, соединяя личную силу каждой девчонки. Метелки кружили рядом со своими хозяйками, разгоняя жар вокруг них. Они в самом процессе не участвовали, но каждой ведьмочке спокойней, когда рядом с ними их помощница.

Второй порвалась привязка головы. Струйки крови потекли с висков, некрасиво уродуя миловидное лицо, смешиваясь с потом, выступившим на коже. Еще усилия и третья привязка, самая болезненная, пьющая основные соки жизни, была порвана.

Сара глухо застонала и потеряла сознание. Замерла на месте. Неужели все-таки умерла, потеряв привязку? Не было специальной команды-заклинания на это у демонов? Но рассуждать времени не было.

Ведьмочки поддерживали заклинание круга, а я стала читать другое. Теперь необходимо было поделиться с Сарой своей силой, вдохнуть в нее жизнь. Только живая ведьмочка примет в себя нашу помощь, вот и будет мне ответом, позволившим не прерывать обряд.

Новые слова, заплетавшие жизненные силы из девчонок в круге, пелись спокойно, размеренно. Видно было, как живой узор превращается в кружевную, светящуюся ленту. Осторожно, чтобы не потревожить ведьмочек, направила живительную силу к телу Сары, оплетая им стан девушки. Медленно, размеренно и очень уверенно. Когда тело было окутано лентой полностью, оборвала связь с ведьмочками и громко призвала Создателей вдохнуть эту силу в тело девушки. На наших глазах стало происходить чудо — энергетическая лента, свитая из заклинания жизни, стала входить в тело Сары. Даже на душе потеплело. Получилось! У нас получилось!

Процесс восстановления был долгим. Девчонок в круге из-за потери сил шатало, но они держались из последних сил, чтобы не сломать круг. Дыхание Сары стало равномерным, и на щеках заиграл слабый румянец.

— Атэ! — произнесла, едва дыша.

Это слово означало, что все закончилось. Ритм речитатива стал постепенно снижаться, сила сначала неохотно, но стала менять направление. Теперь вместо того, чтобы прибывать ей приходилось возвращаться в мир. Но вскоре процесс пошел достаточно быстро. Купол над нами стал гаснуть, а мы дрожали от истощения. Легкий хлопок и круг разомкнулся.

Девчонки попадали на холодную землю, метелки насторожились. Что еще нас ждет?

Меня тоже шатало, но удержалась против сильного порыва ветра лишь из упрямства. К нам приближались мрачные фигуры со всех сторон тренировочного поля.

— Маги, — беззвучно прошептала я, угадав Элантара.

Голоса после ведьминого пения у меня просто не было. Горло пересохло, обожженное силой, губы потрескались. Даже на помощь не будет возможности позвать.

Маг привел своих учеников. Надеюсь, для того, чтобы наглядно показать к чему приводит любовь между ведьмочками и магами, а не…

Додумать не успела. Силы закончились, и я свалилась на холодную землю.

— Воля, — услышала встревоженный голос мага, присевшего рядом со мной.

— Сара… у нас… получилось, — сказала, едва шевеля губами.

Потом я провалилась в долгий и глубокий сон без сновидений.


Информация

Разбудил меня тихий скрип пружин, и меня немного завалило на бок. Подо мной явно было что-то мягкое. Кровать? Вроде бы падала на землю, это хорошо помню. Тогда где я? послышался шум отжимаемой воды, с меня откинули одеяло и стали протирать мокрой, но теплой тряпочкой. От неожиданности распахнула глаза и попыталась сфокусировать изображение на том добром человеке, который так старательно меня обтирал.

— Шася, — хриплым шепотом облегченно выдохнула я.

— Тише, а то сейчас твои ведьмочки сбегутся. Ты же последняя, кто не пришел в себя, — недовольно бурчал любимый демон.

А в голосе столько теплоты и нежности, что сердце согрелось. Как же хорошо, что он есть у меня, мой Шася.

— Долго? — напрягая горло, спросила его.

— Чуть больше суток, как твой маг принес тебя. Сама знаешь, что у меня сразу же все амулеты зазвенели, едва он появился в комнате. Я за ним всегда внимательно присматривал, — самым серьезным голосом проговорил демон.

— Э-э-э… всегда? — чуть слышно спросила его.

Помимо моей воли щеки стали стремительно гореть, а уши, прикрытые красными волосами, стали полыхать. Вспомнилась ночь в теперь уже моем доме.

— Ты про вашу встречу? — переспросил Шася, поймал мой виноватый взгляд и пожал плечами, — Так в тебе кровь кипит, я даже не удивился. А вот что ты с ним все-таки сотворила? Ведь маг мужик не глупый, понял, что не прошло бесследно их пари.

Отвечать не хотелось. Придется признаваться моему демону в том, что свою истинную силу применила, за что получу такой нагоняй, что красными ушами не отделаюсь.

— Говори уже, — как-то подозрительно мягко произнес Шася.

Вот демон! Но на меня такие уловки не действуют. А то я не знаю, что случается с наивными девочками, которые ведутся на такой ласковый голос. На то они и демоны, чтобы плести свои сети, запутать в них простачков, а потом душу отобрать.

Надулась. Шася хмыкнул, поняв, что на его уловку не попалась и не расскажу ему ничего.

— Смотри сама. Выпутаться сможешь? Или сбежишь в последний момент перед алтарем ко мне с криками: «Шася, спаси! Помоги! Укрой меня от влюбленного мага, а то он из меня лягушку сделает!» — передразнил мой голос демон.

Да так похоже получилось, что невольно прыснула со смеху. Демон загоготал довольный, будто не он меня предупреждал, чтобы не шумела.

За окном снова была ночь. Все правильно, если прошли сутки, то сейчас тоже должна быть новая передышка перед следующим учебным днем. Ночник уютно освещал изголовье кровати, демоническое и такое родное лицо Шаси, на котором горели огнем глаза. В них было столько любви и понимания. Не выдержала, подскочила и обняла своего любимого демона. В тот же миг почувствовала, что полностью раздета. Грудь уж точно голая.

— Шас-с-ся, — зашипела недовольно на него.

— Это не я тебя раздевал, а этот твой маг, — тут же стал отводить от себя подозрения демон.

Если бы не Элантар, который оказался последним, кого запомнила перед тем как провалиться в сон, ни за чтобы не поверила этому проходимцу. На то он и демон, чтобы устраивать с ведьмочкой такие сюрпризы. А этот маг еще хлеще Шаси, он мог и раздеть меня.

— Легок на помине, — недовольно пробурчал демон и стал укладывать меня обратно в постель.

— Кто? — хрипнула ему.

— Маг твой идет, — с этими словами Шася отступил к печке и растворился в воздухе.

Сколько не прислушивалась, но ничьих шагов за дверью не слышала, но демону своему в этом вопросе доверяла. Разумеется, если он не решил меня снова разыграть и посмотреть на реакцию.

Ручка на двери повернулась неслышно и очень медленно. Даже сердце быстрее забилось в ожидании, кто же все-таки зайдет. Из темноты коридора сначала шагнул черный и грязный сапог, а потом проявилась вся фигура мага. Плащ был в пятнах свежей грязи, в некоторых местах даже вода капала.

Ну, мужчины! Никогда не ценят женский труд. Даже мысли допустить не может, что их сиятельный сапог испоганит теперь все полы. А где силы взять на уборку? Тем более, утром нужно идти в учебку.

— Проснулась? — прошептал у дверей маг и стал снимать с себя грязную одежду.

Я провожала взглядом дорожку из капелек мокрой грязи, остававшуюся после одежды и чувствовала, что маг самый последний человек, которого бы мне хотелось видеть сейчас в своей комнате.

— А что, не похоже? Или ты думаешь, что разговариваешь с моим духом? — недовольно буркнула в ответ, поняв, что магу все равно на чистоту в моей комнате.

— Вижу, что в себя пришла, — широко улыбнулся Элантар.

Только мне было невесело. Достаточно было представить, что сейчас после его ухода встану и начну вытирать грязь, как всяческое человеколюбие во мне умирало, а ромашки в душе презрительно отвернулись.

Маг уверенно присел на кровать и наклонился. От неожиданности вжалась в подушку и прижала к груди одеяло. Ведь там я была этим самым магом раздетая. Элантар положил руку на лоб и заглянул в глаза. Доброта в них была, но куда ему до моего Шаси! А еще беспокойство и, кажется, любопытство.

— Жар прошел, — наконец произнес маг, — Ты больше всех обессилела. Долго в себя не приходила, но твоей жизни ничего не угрожало. Я маячки на тебя повесил, чтобы, если тебе вдруг станет хуже, меня предупредили.

— А сейчас зачем пришел? Вроде бы не умираю, — недовольно прохрипела едва слышно.

— Маячки сообщили, что ты очнулась. Я же не мог быть с тобой все это время, — будто оправдывался мужчина, но я в такую доброту не верила.

Слишком сильно обожглась в прошлый раз, доверившись вот такому искусному магу. С тех пор ученая и опасаюсь каждого, рассчитывая только на собственные силы.

«Как же мне с него заклинание снять?» — задумалась. Тренировочное поле не подойдет, там в любой момент может кто-то пройти мимо, даже ночью. Может быть, предложить пролететь ко мне в избушку. Все-таки Темный лес глухое место. Только как Элантару все это объяснить?

— Ты меня совершенно не слушаешь, — донеслось до меня.

— Прости, задумалась. О чем ты говорил? — встрепенулась.

Я была уверена, что ничего важного маг не сказал, а потому поинтересовалась чисто из вежливости.

— Я говорил о том, Сахшис Торлим, которого ведьмочки подозревали в совращении Сары Энгл, пропал из города, — повторил Элантар.

— Ничего себе! Он испугался ответственности? Или… — на последнем предположении замолчала.

Говорить о том, что этот самый маг Сахшис Торлим и есть демон, отправленный на поиски свидетеля в наш мир, не собиралась. Я и так показываю себя слишком осведомленной. А для ведьмочки из лесной избушки это ненормально. Могут возникнуть лишние и очень неудобные вопросы.

— Я отправил двух одногруппников к его родителям. Если он скрывается, то они должны посылать ему содержание, — стал говорить дальше Элантар, не дождавшись от меня продолжения.

— Родители ничего не скажут, — категорически заявила ему, — Их хоть на куски порежь, но они будут прятать своего ребенка от любых злых людей, которые будут угрожать его жизни.

— Ты так об этом уверенно говоришь, — прищурился на меня маг.

— Психологию семейных отношений на третьем курсе преподают, — пожала плечами, — Но ты прав, к родителям Сахшиса Торлима нужно будет слетать.

Я даже приподнялась и села на кровати. Мысли закружились в голове стремительно наращивая темп. Что же это получается? Если Сахшис Торлим родился и вырос в этом мире и у него есть родители, то он никак демоном быть не может. Но ведь привязка точно была из другого мира. А это значит…

— Ты сам этого Сахшиса Торлима давно знаешь? — подняла глаза на Элантара.

— С первого курса, — подтвердил мою первую догадку маг.

— С его родителями тоже знаком? — спросила просто, чтобы не вызвать подозрений.

Ведь Сахшис вполне мог просто говорить, что у него есть родители, а на самом деле, быть просто демоном под личиной. Вон как мой Шася, ведь легко меняет свою внешность.

— Конечно! Они в конце каждого учебного года приезжали на праздник, — ответил Элантар.

Получается, что Сахрис человек.

Долго молчала, обдумывая свою вторую версию. Преподаватель не тот человек с кем бы мне хотелось обсуждать политические дела обоих миров, но парень прилетел из Академии и кто еще может рассказать подробно о его личности.

— Ты знаешь, с кем он общался? То есть друзья, компании, в которых он проводил время. Если что, то я не про класс спрашиваю, — задала новый вопрос.

— У нас группы, — поправил маг.

— Без разницы, — отмахнулась. — С кем он дружил? Девушка у него была до Сары?

— Ну, ты вопросы задаешь! — усмехнулся маг, — Так подробно ни в чью жизнь никогда не заглядывал.

— А, совсем забыла! — хлопнула себя по лбу ладошкой, — Ты же мужчина!

— Ну, спасибо, что вспомнила, — фыркнул Элантар.

— Мужчины могут очень долго общаться друг с другом на отвлеченные темы, как то: магия, политика, законы и правопорядок, а так же, кто быстрее всех прилетел из города А в город В, но никогда не зададут ни одного личного вопроса, касающегося жизни собеседника, — процитировала учебник по Психологии семейных отношений.

Мужчин вокруг было мало, потому такие особенности забывались. Хорошо сейчас вспомнилось.

— Правильно, — кивнул маг. Потом, заметив мой довольный и хихикающий вид, переспросил, — Опять Психология семейных отношений?

— Угу. Раздел «Особенности мужского мышления», — сообщила ему довольная.

— Интересный предмет, — с улыбкой и очень задумчиво протянул Элантар, — Нужно будет внести предложение на преподавание в Академии этого курса.

— Очень полезный предмет. Но думаю, мальчики взвоют от него, — сообщила ему, тихо хихикая.

— Почему? — удивился Элантар.

— Потому что там еще и женская логика преподается, — сообщила довольная я.

— А мне интересно, — уперся маг.

— Если мужчина в споре с женщиной вооружен лишь логикой, здравым смыслом и фактами… — остановилась, тихо хихикая.

Ну, не было у меня голоса до сих пор, потому смеяться от души не получалось.

— А по-другому как? — удивился мужчина.

— Заказывай погребальную музыку, — радостно сообщила ему, — Потому что женщине все равно на твои факты, логику и здравый смысл.

— Теперь я еще больше хочу ввести этот предмет в Академии, — упрямо заявил этот представитель логичной части населения.

Лишь развела руками. Был бы у меня голос, я бы на одних эмоциях доказала, как он не прав. А так, махнула рукой, эмоции есть, а голоса, чтобы озвучить, нет.

На запястье мага что-то тихо зазвенело. Опять маячки? На кого это интересно теперь их поставил?

Но маг меня удивил. Он кинул быстрый взгляд на меня, потом такой же на окно и нажал на камень в браслете. За окном что-то вспыхнуло и отлетело в темноту. Через некоторое время такое же светящееся пятно прилетело обратно. Элантар поднялся с моей кровати и подошел к оконному проему, потом распахнул створки и выглянул наружу.

Мой возмущенный писк никто не услышал. Я вскочила с кровати, закуталась в покрывало, что меня до этого надежно прикрывало от мужского взгляда, и подбежала к окну, путаясь ногами в ткани. Споткнулась и уперлась носом в широкую мужскую спину.

— Грипас, что? — раздался тихий вопрос Элантара кому-то за окном.

Я попыталась выглянуть из-за плеча мага, но меня так технично отодвинули, что пришлось бросить эти попытки.

— Сахшис Торлим мертв, — донеслось с улицы.

От таких слов замерла на месте. Я ожидала много чего, но только не это! Создатели, ну зачем же так? Неужели тот обряд, когда мы спасали Сару, ударил рикошетом по ее парню? Демоны могли запросто связать обоих, и выкачивать их жизненные силы.

— Давно? — словно услышав мои мысли, спросил Элантар.

— Родители сказали, что Сах умер летом, — отозвался невидимый мне маг за окном.

— Вы это проверили? — строго задал вопрос Элантар.

— Да. Расспросили соседей. Похороны были открытыми. Он умер в лесу, у пещеры, — ответил парень.

— Где? — прохрипела за спиной.

Хотела спросить, где находиться та пещера, но от волнения сил не хватило произнести такую длинную фразу.

— Отдыхайте! — дернул в мою сторону плечом Элантар, будто давая понять, чтобы не вмешивалась.

Маг закрыл окно и даже шторы задернул, потом развернулся ко мне, быстро осмотрел и подхватил на руки. Это уже становиться привычкой — носить меня на руках.

— Лес у небольшого городка Миртог, — хмуро сказал Элантар, усаживаясь на мою кровать.

— Разлом, — прошептала я.

Теперь все встало на свои места. Демон вышел из разлома и, приняв обличие Сахшиса Торлима, выпил из него жизнь. Потом спокойно отправился в Академию магии к началу учебного года. Не там уважаемые маги и ведьмы стали искать демонов, подозревая первоклашек.

Зачем нужно было ставить привязку на Сару? Вот это было непонятно. Если демон ищет свидетеля убийства, то ведьмочка была ему зачем? Ведь он не просто стал ее соблазнять, что для демона нормально, а стал выпивать жизнь.

— Сара в себя пришла? Что-то рассказала? — оторвалась от своих рассуждений.

— Нет еще, — маг положил свою руку мне на обнаженное плечо и ласково погладил, — Ты тоже отдыхай. Завтра будет трудный день. Предстоят объяснения с вашими ведьмами. Повальное заболевание всех ведьмочек в учебке наделало шуму.

— Хорошо, — покладисто согласилась с магом.

В этом вопросе ему можно доверять, точнее я на это надеюсь. Он же понял, чем может обернуться оглашение нашего ведьминого круга.

— Демон. Сахшис Торлим был демоном! Невероятно! — будто про себя произнес Элантар.

Я с удивлением посмотрела на мага. А он сделал те же выводы, что и я.

Элантар накинул теплый плащ себе на плечи, затем заметил, что оставил в комнате столько грязи.

— Непорядок. Ненужно, чтобы знали о моем визите, — произнес маг и бросил заклинание на пол.

Огненная змейка зашипела, высушивая мокрые следы от одежды и обуви мага. Сам же хозяин всего этого безобразия захлопнул за собой дверь, не попрощавшись. Магия убрала следы пребывания своего создателя и растворилась в пространстве.

Рассуждения и выводы

— Шася, — тихо позвала, нисколько не сомневаясь, что демон рядом.

Он материализовался из воздуха. Хм, даже из комнаты не вышел. Настолько не доверяет Элантару?

— Чтобы никто не знал о его визите, — обижено произнесла я.

— Это все, что ты вынесла из этого разговора? — насмешливо усмехнулся Шася, — О, женщины! Весь мир должен крутиться только вокруг них.

— Вот именно! — прошипела ему назидательно. — Слышал? Демон был в учебке, — расстроено произнесла убитым шепотом.

— Выслеживал, не сомневайся, — мой любимый демон нахмурился.

Шася подошел к кровати и присел, явно задумавшись. Моя кровать стала каким-то посадочным местом для ночных визитеров. Думы демона старалась не перебивать. К мудрости своего помощника уже давно привыкла. Его образ мысли намного отличался от моего, и выводы он делал, основываясь совсем на других фактах. Потому было очень интересно, что он сейчас скажет.

— Кроме случая с Сарой, было еще что-то необычное? — через некоторое время спросил Шася.

— Больше никого не привязывали, — мотнула головой.

— Я так понимаю, что твой маг был прав. Тебе отдыхать пора, совсем мозгами не пользуешься, — насмешливо покачал головой.

Я обижено надулась. Что он хочет от ведьмочки, если она всего некоторое время назад очнулась из болезненного сна?

— Еще что-то было? Ну, кроме того, что ты была с магом и купила дом. Думаю, для ведьмочки твоего возраста оба поступка не соответствуют, — продолжал насмехаться демон.

— Почему это? — продолжала обижаться я.

— А скольких ведьмочек ты знаешь, купивших собственные дома еще до окончании учебки? — задал вопрос Шася.

— Они и после учебки не покупают, — пришлось согласиться с его выводом.

— Вот именно! И второй момент: ведьмочки часто встречаются с магами, а потом говорят: «Это больше не повторится»? — этот вопрос заставил вспыхнуть мои уши и щеки.

Долго он собирается меня попрекать моей несдержанностью? Ведь я не планировала ничего такого, просто подумала, что так парню легче будет, сбросит накопившееся раздражение на меня после заклятия.

Кого я обманываю? Ни о чем я тогда не думала! Просто отдалась на волю чувств, которые выплеснулись в тот момент, и все. Но демону об этом можно было не говорить, он меня читал, как открытую книгу, причем написанную на языке клана красных демонов, то есть на родном собственном.

— Хватит краснеть. Итак волосы полыхают, еще на твою, хоть и симпатичную, но тоже красную мордашку, смотреть нет времени. Женщина! Включи мозги! Я тебя не об этом расспрашиваю! — прикрикнул демон на смутившуюся меня.

Я поерзала под укрывающим меня покрывалом, но кроме ведьминого круга почему-то ничего не вспоминалось.

— Воля, думай. Отмотай события назад. Что было перед тем, как ты побежала спасать ведьмочку? — мягким тоном спросил демон.

В его голосе не чувствовалось подвоха. Но у меня неожиданно возник вопрос, который не задать просто не могла.

— Шася, а кто был тот демон, что поставил привязку на Сару? — посмотрела внимательно на своего помощника.

С него станется уберечь от информации, которая может либо угрожать мне, либо заставить действовать. Но демон не стал утаивать.

— Выяснил. Клан серых демонов. Кто именно был, не знаю, — предельно честный ответ.

Вполне понятно, что весь многочисленный клан Шася знать не может.

— А как он смог пройти разлом? Разве на них не стоит защита от двухстороннего проникновения? — спросила его.

— Молодец, начала соображать, — одобрительно крякнул Шася, — Он пришел, как и я, — демон показал на печку за своей спиной, — А к разлому отправился, чтобы отвлечь от места проникновения.

Тогда понятно. Если такой проем будет найден, его тут же запечатают, наложат такую же защиту, что и в разломах стоят. Разумеется, если демоны захотят захватить наш мир, их ничего не остановит, потому что такая защита ставится с обоюдного согласия обоих миров.

— Сколько же демонов проникли в наш мир? — тихо протянула ошарашенная я.

— Много, очень много, — «обрадовал» меня демон.

Мы помолчали. Я пыталась осознать размеры этого вторжения и пальцы похолодели. Стала зябко кутаться в плед, несмотря на тепло в моей комнате.

— Возвращаемся к нашему вопросу. Воля вспоминай, думай! — грозно произнес Шася.

Раскомандовался! Но его тон заставил мобилизоваться, прям как в далеком детстве.

Видимо, сработала привычка прислушиваться к моему мудрому демону.

— Было! — подскочила на кровати от неожиданности.

— Что ж ты так орешь? — поморщился демон, будто сам перед этим не гоготал на весь дом.

— Было, — решила не обижаться, потому что вспомнила то странное, что случилось со мной в банке, — Когда договор на покупку дома подписывала.

— Кровью? — мурлыкнул Шася.

— Демоны тебя забери, Шася! Чего ты мне желаешь?! — возмутилась на своего помощника.

— Видел, что чернилами. Но не удержался, — улыбался во весь свой зубастый рот демон.

— Язва ты, а не демон! Если видел, зачем заставил вспоминать. Я лично ничего из случившегося не поняла, кроме того, что договор действителен и дом принадлежит мне, — произнесла ему в ответ.

— Слов не видел. Лишь вас замерших над пергаментом. Ты же вслух не прочла, — осуждающе произнес Шася.

— И не собиралась, — пожала плечами, — там на языке красных демонов было написано.

— Тогда понятно, — согласился со мной помощник, — Слова запомнила, или мне в твою голову придется залазить?

— Только не это! — ужаснулась тут же.

Однажды уже пришлось такое проделать с Шасей. Воспоминания, надо сказать, были жуткие. Демон шастал в моей голове, перебирал воспоминания и комментировал их с ехидцей. А потом, как и положено демону, постоянно ими тыкал и шантажировал, хотя он их называл мотивацией. Первое время я на него обижалась, а потом поняла, что Шася был прав. Это заставляло собраться и быстро принимать решения. Но повторять этот опыт желания у меня не было никакого.

— Тогда вспоминай, — спокойно произнес демон.

Прикрыла глаза и перед внутренним взором поплыли картинки. Вот я стою у стола и расписываюсь под словами договора, потом ставит свою подпись Элантар. Чернила сливаются и появляются слова.

— «Ступени трона обагрив, он чист душою оставался. Дитя младое припустив, в миру людей обосновался. А кланы демонов грызясь, поделят мир не только свой. Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой» — прочитала вслух то, что увидела перед глазами.

— Святые создатели! — потрясенно произнес Шася.

Такое обращение для демона совсем не типично. Это я ругалась про себя, а вслух только Создателей поминала, а вот Шася вообще не ругался и Создателей вспоминал крайне редко, да и то в ругательном контексте. Сейчас же это прозвучало как потрясение. Неужели демон верит в верховную божественную сущность?

— Что? Что не так? — встревожилась не на шутку от такой реакции своего помощника.

— Это предсказание из замка Правителя красных демонов, — убил меня своими словами Шася.

Предсказание

Я открыла рот от удивления и не сводила взгляда с моего драгоценного демона, ожидая объяснений. Сама ничего толком понять не могла ни в предсказании, ни в ситуации. Почему это предсказание появилось на моем договоре о покупке дома? При чем здесь я? пусть я с красными волосами, но давно перестала считать себя ребенком. А остальное? Какой след должно оставить краснокудрое дитя, чтобы наступил покой?

В свете предстоящей войны кланов легко можно было предположить, что какими-то действиями ребенок остановит кровопролитие. Но тогда при чем здесь я?! Ведь предсказание появилось на моем имени. Что я должна сделать?

— Ничего. Ты уже все сделала, — произнес Шася.

Как оказалось, последний вопрос я задала вслух. Это уже второй раз, когда начинаю рассуждать, не скрывая своих мыслей.

— Что я сделала? — спросила его, хлопая в недоумении на демона глазами.

— Сообщила, что пришло время этому предсказанию, — пояснил мне Шася.

— Тогда получается, что фраза про ‘ступени кровью обагрив, он чист душою оставался про… — не закончила свою мысль.

Мы с Шасей встретились взглядами. На меня смотрели черные и очень внимательные глаза демона, в моих, кажется, был испуг и растерянность.

— Да. Это означает, что Ратхамат не повинен в смерти Диртана, — подтвердил мои догадки Шася.

— Но как же… — окончательно растерялась я.

— Я все выясню. Ты мне дала уверенность в невиновности Ратхамата. Начну розыски сначала, — поднялся Шася с моей кровати.

— Нужен мотив. Кому так необходима была смерть Диртана, — произнесла вслух.

— Никому. Я уже думал над этим вопросом, — мотнул головой демон.

— Но ведь из-за этого разгорается война кланов. Значит, нужно искать того, кому это выгодно, — поправилась я.

— Никому. Демоны злятся, но против зова крови никто не может ничего сделать. Месть требует наказать весь клан убийц, — ответил мне Шася, будто отмахнулся от меня.

— Но ведь, кроме красных и серых демонов, есть еще черные и… — от такой догадки мы оба замерли.

— Высшие, — выдохнул мой помощник, — Демоны! Воля, ты иногда умеешь думать!

Шася прыгнул в узкое отверстие в печке, я услышала его недовольное ворчание, но на душе стало тревожнее и немного спокойнее одновременно. Если Шася начнет копать, то он обязательно найдет виновных. А это означает, что он найдет настоящего убийцу Диртана, Ратхамата освободят…

— Спи! — донеслось из печки голосом Шаси и я провалилась в сон.

— Воля Страйк! Как вы могли так поступить? — кричала на меня Захрая.

Сейчас она была не ведьмой, нет! сейчас на меня нападала мегера, фурия и горгона вместе взятые. Этот неизвестный мне ранее подвид орал громко, возмущенно, с придыханием. Слова оправдания прилипли к небу и я лишь старалась держаться наготове, если в меня полетят заклинания наказания, чтобы успеть поставить защиту. Главная ведьма училища вполне могла наслать порчу, сглаз или вообще принуждение. Так что ухо нужно было держать востро!

— Дом она обмывала! — вознесла руки к потолку и потрясла ими Захрая, — Чем, скажи мне на милость, можно было так напиться, что ведьмочки сутки не могли прийти в себя?!

— Я не помню, — протянула тихо, но меня все равно услышали.

— Она не помнит! Я тебе сейчас память-то освежу! — угроза была настоящей.

Метелка главной ведьмы подлетела к своей хозяйке и уже пристукивала от нетерпения черенком об пол. Захрая схватила свою помощницу и начала колдовать, я приготовилась ставить защиту.

В этот момент шарахнуло так, что потолок в кабинете главной ведьмы лопнул, а на нас посыпалась штукатурка.

— Подлецы! Так и знала, что плохую защиту поставили! только у строителей нет совести. На всем экономят, даже на магии. А ведь было оплачено все по максимальной цене! — громко начала возмущаться Талия, выступая вперед, тем самым, прикрывая меня своим телом.

— С этим после разберемся! Сейчас есть дела поважнее, — оборвала свою преподавательницу главная ведьма.

— Ты про девчонок? — тут же переспросила Талия, — Они никуда не денутся. Весь год будут учиться, еще успеем разобраться и наказать в зависимости от вины, — стала делать мне знаки за своей спиной ведьма.

Я поняла, что мне помогают исчезнуть из под грозовой атаки, и не заставила себя долго уговаривать. Стараясь не показываться из-за спины Талии, задом-задом направилась к двери. Быстро ее распахнула и попала в чьи-то руки.

— А вот со строителей спрос особый! Ведь тут реально кто-то мог пострадать. А вот и дождь стал заливать кабинет! — донеслось из-за закрываемой мной двери.

— Живая, — раздалось мне на ухо.

— Пусти, — шикнула на Элантара, — Что со мной сделается?

Надо срочно снимать с него заклинание. Иначе от моей репутации останутся только одни ошметки.

— То же, что и с потолком, — был мне ответ.

Представила картину и прониклась. Но прижиматься с благодарностью все равно не собиралась.

— Сейчас же живая, так что убери руки, — разумно возразила мужчине, который стал меня теснее притискивать к себе.

— Была бы моя воля, я тебя вообще из рук не выпускал, — сообщил мне этот нахал.

Впрочем, этим он ничем не отличался от других магов. Те тоже себя считали центром вселенной и ведьмочки для них выглядели, как легкая добыча. Но меня так просто не проведешь!

— Я долго жить собираюсь, так что руки отсохнут, столько меня держать, — вырвалась из плотно сжатых рук на моей талии и получила наконец-то свободу.

— Пойдем. Мне нужно с тобой поговорить, — все равно подхватил меня под локоть Элантар и увлек к выходу их корпуса учебки.

— О чем? — пыталась упираться, но только проехалась каблуками своих сапожек по гладкому полу.

— О нас и о нашей жизни, — огорошил меня маг.

Одел меня мужчина перед самой дверью, не выпуская локтя из своих рук, справедливо предполагая, что умчусь от этого разговора в другой конец коридора и дальше на просторы нашего мира, открыв тайную дверцу в женском туалете. Про тайный ход маг вряд ли знал, но опасался отпустить меня. Так и пришлось перед всеми окнами учебки прогуляться под ручку с преподавателем. Очень надеялась, что выглядело это не как свидание, а как арест с последующим допросом.

Я рассчитывала, что этот самый «допрос» пройдет в кафе, но оказалась в «пыточной». Точнее, у мага дома. Вырваться не было никакой возможности, мужчина сжимал мой локоть с такой силой, что дернись, я бы осталась без конечности. А она мне была необходима, чтобы выплести заклинание. Сейчас же одна рука была подконтрольна магу, а вторая, сколько не отправляла «спотыкач», мужчина упрямо его перешагивал. Вот невезенье! При свете дня заметил что ли?

— Я не пойду, — зашипела на Элантара, едва поняв, зачем мужчина вынул ключ из кармана.

— Уже пришли! — почти радостно сообщили мне.

Втолкнули меня в квартиру и в тот же миг отпустили. Осматриваться было некогда, ноющий локоть требовал моего внимания.

— Болит? — участливо спросил маг.

— А сам-то как думаешь, медведь? Хватаешь своими лапищами и тащишь на виду у всех. Ты о моей репутации подумал? Что обо мне в учебке будут говорить? — возмущалась я и старательно растирала пострадавшие места.

— Ночью подумал, когда после себя все следы пребывания убирал, — совершенно спокойно отозвался Элантар.

Вскинула на него глаза и увидела, как он совершенно спокойно раздевается. Плащ отправился на вешалку в прихожей, сапоги остались там же на полу. Смотри-ка, а он заботиться о чистоте в своей квартире. Я посмотрела в низ на свои сапожки и мстительно улыбнулась. Цепочка грязных следов вела от входной двери, а подо мной стала образовываться мутная лужа.

— А как же тот маг, что ночью прилетал под мое окно? — возразила Элантару.

— Тебя он не видел, а ориентировался на светлячка. Это нужно уж очень слишком захотеть, чтобы вычислить к кому именно я приходил, — самодовольно улыбнулся маг, — Может быть, я посещал хозяйку этого дома, что сдает вам комнаты?

— Только не уважаемую Сарису, — сначала воскликнула я, а потом стала давиться смехом.

Поначалу пыталась сдержаться, но мой контроль улетел под впечатлением сцены, где Элантар соблазняет нашу домовладелицу. Она была женщиной крошечного росточка. Муж был намного ее выше, хотя и меньше меня ростом. Он так трепетно относился к своей супруге, что даже в мыслях не могла представить сцену соблазнения магом этой маленькой женщины. Сразу же возникала сценка, когда ревнивый Латран забегает в комнату и начинает угрожать ухватом, тыкая в Элантара рожками.

— Веселится она, — недовольно фыркнул маг.

— Прости, — утерла выступившие слезы кулачком, — О чем ты хотел поговорить?

Вежливая я ведьмочка, ничего не скажешь. Только кто меня за язык тянул?

— О нас, — тут же сделал ко мне два шага, которые отделяли меня от мага.

— А что тут обсуждать? — спросила как можно невиннее, — Я обещала, что никаких последствий не будет.

— А я хочу! — ухватил меня за плечи Элантар и рыкнул при этих словах.

— Что? Опять? — притворно удивилась его желанию.

— Что опять? — будто не понял, переспросил меня Элантар.

— Прости, мы отвлеклись. Я клянусь тебе, что кроме той ночи, между нами ничего не будет! — подняла руку, что призвать свою силу, но мои пальцы перехватила мужская рука.

— Воля, — выдохнул Элантар и прижал к себе.

С этим нужно срочно что-то делать! Представила, как сейчас над нами покатывается от смеха Шася и разозлилась. Да, я виновата, что отправила в улетающих магов заклинание, но я не виновата, что Элантар так ко мне привязался.

Мужские руки сняли с меня тяжелый плащ и отправили на вешалку, при этом применив магию. Ишь, какой! Не стал на пол бросать грязную одежду, магией воспользовался. Упираясь грудью в грудь мага, слышала, как быстро стучит его сердце, спрятанное под телесной оболочкой, но так близко находящееся с моим. А мой орган, который был предназначен для перекачивания крови по моему организму, стал предательски так же быстро стучать, отзываясь на тот ритм, что задавал Элантар.

— Воля, — произнес рядом с моими губами маг, приподняв лицо за подбородок.

А дальше был поцелуй. Я сопротивлялась. Честно и даже очень долго! Я пыталась отклониться, уйти, избежать неизбежного, но маг был слишком настойчив. И я сдалась, ответив этим нежным и очень жадным губам.

В этот раз все было по-другому. Мужчина не торопился, а с какой-то невероятной сладостной нежностью растягивал приготовления к основному действу. Он покрывал короткими поцелуями открывающиеся участки моего тела, когда снимал форменное платье. Обнажив полностью, он отошел на несколько шагов и с улыбкой стал рассматривать меня всю. Элантар вновь вернулся ко мне, поднял руку к волосам и очень медленно, по одной стал вытаскивать заколки из моих волос, выпуская на свободу красное буйство локонов, с которыми еще только утром боролась, призывая их к порядку.

Его лицо было рядом с моим, глаза, не отрываясь, смотрели, утопая в их зелени. Брюнет на ошупь находил зачарованные заколки, прохаживаясь пальцами в корнях волос, отчего дыхание иногда замирало.

— Позволишь? — чуть слышно спросила у него.

Ответа мне не требовалось, все сказал его взгляд. Я прошлась ладошками по ткани форменной рубашки разыскивать пуговички. Аккуратно и так же медленно расстегнула, а потом нырнула внутрь, ошущая кожей тыльной стороны кисти налитые мышцы мужчины и ошущая биение его сердца.

Первая не выдержала я и прильнула губами к раскрытому вороту рубашки. Его будоражащий запах мужчины манил, заставляя забывать обо всех обещаниях: «никогда не повторится». Мне самой очень хотелось повторить все то, что уже дарил этот мужчина. Я помню, насколько великолепно нам было. Моя кровь бурлила и звала. Еде-то далеко на периферии сознания мне показалось, что услышала смешок моего демона, но он тактично удалился как из моих мыслей, так и из этой квартиры.

Элантар уже в который раз подхватил на руки и быстро направился куда-то. Спальня. Рассмотреть ее мне не дали. Кровать была удобной и мягкой, не очень широкой, но в самый раз, чтобы уместить нас обоих.

А дальше началось неистовство той страсти, что кипела в нас обоих. Мой любовник был ненасытным и очень терпеливым. Его горячие губы будоражили, а руки успокаивали. Я металась среди этого контраста, не в силах решить, что важнее и главнее сейчас. Лишь его низковатый, с хрипотцой от страсти голос вел за собой, манил, уводил из реальности. Может быть, он применял какую-то любовную магию в постели? Мне было все равно. Все, что было нужно сейчас, ощущать его страсть и любовь, которую он дарил щедро, не жалея, не оставляя не капли себе. А я отзывалась на этот подарок и открывалась ему на встречу всей душой, даря себя.

Моя сущность урчала от удовольствия, получая так необходимые ей силы, при этом, не нахальничая и не выжимая из мужчины последнее.

Каждое движение Элантара возносило на вершину блаженства, даря такое удовольствие, которое раньше ни с кем не испытывала. Мои губы шептали его имя, требуя все большего, он подчинялся и вновь заставлять улетать из реалий.

Искусанные и пересохшие губы получали сладкие и долгие поцелуи, но не напивались ими всласть. Моя сущность требовала еще, Элантар не собирался прекращать эти сладостные мгновения.

Когда я посмотрела в окно, рассвет начинал брезжить. «Хорошо поговорили» — улыбнулась про себя.

Элантар сжимал в своих объятиях и даже ногу на меня закинул, будто боялся, что убегу. Но мне все равно нужно уходить. Это бескрайняя, вместившая под свой покров нашу страсть, ночь кончилась. Всему наступает конец, даже этому безумству, что было между нами.

Маг только что уснул, утомленный и очень довольный. Об этом говорила его улыбка.

Моя сущность тихо дремала, удовлетворившись наконец-то за столько времени. Лишь мне не спалось. Я старалась рассчитать, сколько сейчас спит людей в Кальтаре, и можно ли применить свою истинную силу, чтобы снять заклинание. Несмотря на то, что мне нравился этот мужчина, осознание того, что он находиться под воздействием, начинало раздражать. Если Сит оказался блудливым козлом, то Элантар…

А вот интересно, какой он? Что проявило в нем мое заклинание?

Стук в дверь прервал мои размышления. Правильно, что не открылась и не стала снимать заклинание. Слишком большой риск. Открывать, понятное дело, не собиралась, потому просто толкнула в бок мага.

— Элан, к тебе пришли, — сообщила ему.

Мужчина в тот же миг очнулся, затуманенным взором посмотрел на меня, будто не узнавая, что царапнуло. Его взгляд мне сообщил, что я лишь очередная любовница на его пути. Это утешало, и в то же время было неприятно… очень.

— Я сейчас, — сонным голосом сообщил мне маг, накинул на свои плечи рубашку, натянул штаны и пошлепал босыми ногами к выходу.

Проводив его взглядом, быстро подскочила с кровати. Жалеть и причитать вовсе не собиралась. Теперь нужно было действовать и быстро. Разыскав в первой комнате свою одежду, быстро натянула белье, чулочки, платье. На шляпу и плащ решила махнуть рукой. Получиться заберу, а нет… вздохнула.

Открыв окно, увидела свою верную помощницу метелку. Она сопровождала меня до дома мага, не влетела, ожидая на улице. Сейчас же, почувствовав волнение, которое исходило от меня, подлетела к распахнутому окну. Перекинула ногу через подрагивающий от волнения черенок, и мы отлетели от окна.

К себе в комнату тоже влетела через распахнувшийся при моем приближении оконный проем. Сидя на моей кровати, меня ожидал мой любимый демон. Шася был пасмурным и очень сумрачным. Его вид не внушал оптимизма. Он окинул мою встрепанную полетом под осенним небом фигурку и мрачно произнес:

— Довольная?

— Только не говори, что ты ревнуешь, — парировала демону.

— Не дождешься, — резко ответил Шася.

Его черный взгляд прожигал. И вот тут до меня дошло, что случилось что-то весьма нехорошее, иначе бы Шася по своей инициативе не полез в узкий проем печки.

— Рассказывай, что случилось? Мама? Папа? — накинулась на демона.

— С ними все в порядке, — все так же сумрачно ответил он.

— Тогда что? — подбежала к Шасе и стала трясти его за плечи.

Роста мне хватало, чтобы ухватиться руками за предплечья, но силы теперь во мне было много. Но Шася даже не стал иронизировать по этому поводу.

— Ратхамату вынесли приговор, — сообщил демон.

— Какой?! — взвыла я.

— Виновен, — упавшим голосом сообщил он.

— Только не это, — простонала и упала на широкую грудь своего помощника.

Слезы сами полились по щекам. Бедный, бедный Ратхамат, моя первая и единственная любовь. Я так надеялась, что Шасе удастся найти настоящего убийцу. Но, судя по тому, что приговор произнесен, он ничего не нашел.

Я плакала долго и навзрыд, не стесняясь своих слез. Они текли свободно. Лишь демон обнимал за плечи, понимая мое горе.

— Когда? — спросила его, выплакавшись и вытирая все мокроту, что развела на своем лице.

— Через неделю будет казнь, — стал вытирать платком мои слезы Шася.

Надо же, он даже платочек с собой принес, чтобы подать в нужный момент. Как же я обожала своего демона! Он был таким единственным среди всех, кого я знала. Даже Ратхамат, несмотря на ту любовь, что испытывала к нему, не был чувствителен к движениям чужой души. Он мне всегда казался скалой, о которую разбиваются волны бытия. Его уверенность, непоколебимость делали жизнь с ним очень надежной, казалось, он будет жить вечно. И вот через неделю будет казнь. В это просто не верилось.

— Я возвращаюсь! — твердо произнесла своему демону.

— Даже не вздумай! — взревел демон, — Тебя порвут оба клана. Не для того я тебя прятал столько времени, чтобы оплакивать твою смерть от когтей сошедших с ума от зова мести демонов!

— А ты будешь оплакивать? — подняла на него глаза и заглянула в черную бездну.

— Буду, — твердо произнес Шася.

— Вот и я буду оплакивать смерть Ратхамата, — отозвалась ему.

— Не будешь. У тебя теперь есть маг и дом, за который ты, кстати, еще не расплатилась с карликами, — напомнил мне демон, — ты же не захотела продать душу.

— Шася, не нервируй меня! — зарычала на своего помощника.

— Я тебя спеленаю и запрячу на самой высокой горе. Ты этого хочешь? — пригрозил мне демон.

Мы полыхали взглядом друг на друга. Кажется, ко мне вернулось мое родное зрение, и в глазах полыхал такой же адский огонь, что у Шаси.

— Воля! — влетел в мою комнату Элантар.

— Маг! — рыкнул демон.

В тот же самый момент в моей комнате взорвалось огромной силы боевое заклинание, посланное в Шасю Элантаром. А он на слова времени не теряет! Наш общий щит легко отразил атаку, огонь упал на пол, сжирая под собой половицы. Однако, сколько маг заряда вложил!

— Демон! — то ли выругался, то ли констатировал факт Элантар, особо понять было трудно.

А дальше началось что-то страшное. Шася и Элантар поливали друг друга боевыми зарядами, стараясь не задеть меня. Я же попеременно помогала ставить щиты обоим, прекрасно понимая, что мальчишки, пока не наиграются в локальную войнушку в моей комнате, не успокоятся. А лечить раненных с обеих сторон не было желания. Сил во мне теперь было много, а вот маг начинал очень быстро слабеть. Ему и так сегодня ночью досталось, а еще этот боевой поединок забирал с каждым зарядом силы. Приходилось внимательно смотреть за ним, Шася тоже это видел, но отступать и оставлять поле бое за противником не собирался. Ровно до того момента, пока маг не рухнул на пылающий пол, выпустив особо сильный заряд.

— Хватит! — приказала демону, выставив руку в виде щита.

В тот же миг подбежала к обессиленному Элантару.

— Это мой друг, — сообщила магу, присев рядом с ним и положив брюнетистую голову себе на колени.

Прошлась по спутанным волосам. «Он даже не привел их в порядок после нашей ночи» — почему-то подумалось неожиданно. Спутанные локоны невозможно было продрать пальцами.

— Он демон, — сообщил известную мне истину Элантар.

— Он демон и мой друг, — сказала ему.

— Больше ему ничего не хочешь сказать? — Шася ухмыльнулся моим словам.

— Нет! — резко обернулась на своего помощника, — Помоги лучше отнести Элана на кровать.

— Еще магов я не носил! — презрительно поджал губы демон.

— Шася, прошу тебя, ради меня, помоги, — умоляюще посмотрела на него.

Пол пришлось затушить водой. У мага не было сил, чтобы отправить гасящее заклинание, а я могла лишь усилить пламя. Все погасло, но теперь на полу была такая грязь, что руки не поднимались наводить здесь порядок. Сажа превратилась в жижу, противно хлюпая под ногами. Шася, выбирая места по суше, присел на ту кровать, куда мы только что уложили обессиленного мага. Махнув рукой на уборку, которая светила мне на рассвете, тоже присела. Чем в тот же момент воспользовался Элантар, обвив своей рукой мою талию и прижавшись головой к моему бедру. Демон радостно скалился на это проявление чувств.

— Волька, ты все-таки зараза. Надо же, как мужика приложила, — весело произнес Шася.

С укоризной посмотрела на него, вот зачем об этом напоминать? Я стараюсь придумать, как избавить парня от своего заклинания, а он…

— Перестань, — резко сказала демону, — Как ты мог допустить, чтобы Ратхамату вынесли приговор? — вернула с небес на землю веселящегося демона.

— Занят был тем пророчеством. Ты мне дала много зацепок. Слова в замке были написаны на языке высших демонов, я не так в свое время их перевел. А тут интересно получилось, — Шася задумчиво посмотрел на мои волосы.

— Я не дитя! — выставила перед ним ладонь.

— Смотря с чем сравнивать, — парировал мне демон, — Мне вот интересно, какой след должен оставить ребенок?

— О чем вы? — тихо, но вполне вменяемо произнес Элантар.

— О предсказании, — отмахнулась.

— О том, что появилось на пергаменте? — спросил маг.

Я с удивлением развернулась и посмотрела на него.

— А ты разве его смог прочесть? — удивилась я.

— Конечно. Обычный язык красных демонов, — спокойно произнес Элантар, — И очень встревожился, понимая, что пророчество не просто так появилось перед тобой. А твой демон прав, ты еще дитя, на фоне них.

— Сам ты маг! — недовольно фыркнула на его слова.

Шася довольно загоготал, нисколько не заботясь о том, что его могут услышать.

Впрочем, они наделали столько шума во время поединка, что просто удивительно, что никого до сих пор тут нет.

— Вы хотите сказать, что это я должна что-то сделать, чтобы остановить грызню между кланами? — растягивая слова, давая возможность обоим мужчинам прочувствовать их смысл.

— Да, — ответил Элантар.

— Нет! — взревел Шася, — Я тебя туда не пушу! — и даже руки в стороны раскинул, будто преграждая дорогу.

— Еще раз, как там было? — прикрыла глаза и постаралась вспомнить предсказание, — «Ступени трона обагрив, он чист душою оставался. Дитя младое припустив, в миру людей обосновался. А кланы демонов грызясь, поделят мир не только свой. Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой».

Подскочила на месте от осознания этого факта. Если рассуждать, что это самое «краснокудрое дитя» я, а чист душой Ратхамат, то получается, лишь я могу остановить войну между кланами демонов, которая выплеснется, согласно предсказанию и в этот мир!

— Решено! Я возвращаюсь! — подскочила с кровати, вырываясь из слишком слабой хватки мужской руки.

Бегом направилась к печке, читая заклинание перехода между мирами. Узкий портал открылся мгновенно передо мной. Резко оттолкнулась, услышав за собой:

— Воля стой! — крик мага.

— Вот демон! — орал Шася.


Демоны

Узкий проход даже меня заставил покряхтеть, но все же я достаточно комфортно опустилась на ноги. Только выпрямилась из не совсем галантного приседа, чтобы осмотреться, как в спину больно толкнули. Упала на достаточно мягкий ковер с высоким ворсом. Интересно, Шася специально его тут положил для мягкой посадки? Рисунок показался смутно знакомым, но тяжесть тела сверху меня не давала ознакомиться с окружающей обстановкой.

Только приподнялась на руках и открыла рот, чтобы возмутиться и потребовать дать свободу, как на меня приземлилось еще одно тело. Знакомое кряхтение при скольжении в портале подсказало, что вторым и самым весомым в нашей пирамиде был Шася.

— Демон! — уткнувшись лицом в ковер, прохрипела я, потому что для дыхания просто не осталось места.

— Волька! Зараза мелкая! Вон отсюда! — в один голос со мной проревел совершенно целый демон.

А вот кто там меня первым придавил? Постаралась голову повернуть и потребовать, чтобы слезли с меня.

От этого движения пирамидка на мне, наконец-то, стала расползаться, дав немного воздуха, чтобы могла прийти в себя и отдышаться. Поднявшись на ноги, встретилась с недовольным лицом красного демона и, встревоженным и очень бледным по контрасту с Шасей, Элантаром. Этот что здесь делает? Вопрос застыл в моих глазах, пока поправляла на себе одежду.

Шася подошел ко мне, схватил за руку и поволок упирающуюся меня к открытому порталу.

— Вон отсюда! Чтоб духу твоего здесь не было! — рычал на меня мой любимый демон.

— Даже не подумаю! — рычала на него в ответ.

Лишь Элантар стоял бледный, пошатывающийся и не говорил ни слова. С ним потом разберемся, сейчас же мне требовались аргументы, чтобы остановить ретивого Шасю, выпроваживающего меня обратно. О, кстати! Мой взгляд зацепился за мага. Вот он мне и поможет здесь остаться.

— Шася! Да послушай же! Куда ты меня так гонишь? Дай мне хоть заклинание с Элантара снять! — упиралась и вырывалась всеми силами из демонской хватки.

— Дома снимешь, — был мне не логичный ответ.

— Дома нельзя. Все увидят мою силу. А я так долго искала возможности, чтобы освободить его. Шася! — выкрикнула его имя, чтобы быть услышанной.

Узкая воронка гостеприимно гудела и затягивала воздух в себя. Вот интересный феномен природы, с той стороны тоже воздух в себя берет, так куда он девается в самом портале? Вот о чем я сейчас думаю? Научили быть любопытной в учебке.

— Ладно, — сдался демон, — Снимай заклинание. Мне вот прямо даже любопытно, как ты это будешь делать.

Глаза демона сверкнули таким лукавством, что, не находясь я во взвинченном состоянии, обязательно задумалась: «В чем подвох?». От моего демона можно ожидать всего, чего угодно. Но сейчас торопилась разделаться хоть с одной проблемой.

Воспользовавшись разрешением Шаси, подошла к магу и внимательно заглянула ему в глаза.

— Ты сейчас что чувствуешь? — спросила совершенно серьезно.

— Хочу тебя любить, — был мне предельно честный ответ.

Кивнула, понимая, что нахожусь на правильном пути. Шася беспардонно стал фыркать. Он сложил руки на груди и, приподняв одну руку, прикрывал ладонью рот, чтобы не мешать мне. Но его задавленные смешки все равно прорывались. Меня это не смущало. Сейчас было главным избавиться от этой нависшей надо мной проблемы.

Отошла на несколько шагов назад и стала пробуждать свою истинную силу.

— Значит, ты все-таки прокляла нас, — неожиданно произнес Элантар.

— Не говори глупости! — отмахнулась от него, стараясь не отвлекаться.

— Решила убить нас медленной смертью? — усмехнулся маг.

— От заклинания истинных чувств еще никто не умирал. И помолчи, сейчас тебя отпустит, — ответила ему и больше ни на что не отвлекалась.

Пламя собралось в ладонях. Оно грело, радовало привычным теплом, даже покалывало от радости, но не обжигало. Это же моя сила! Истинная! Как же я по ней соскучилась. Столько лет приходилось прятать ее, не обращаться к ней и стараться вообще забыть, что она у меня есть.

Слова, снимающие заклинание демонов на истинные чувства, слились с потоком моей силы. Огненное облако сверкало и переливалось, насыщенное магией, заклинанием и моим горячим желанием освободить мага. Ему и так сильно досталось, даже в какой-то степени было жаль его. Элантар полностью расплатился за свое пари с Сипом. Проблему со вторым магом решила решать позже, сейчас важно избавится от этой «любви» под заклинанием.

— Ате! — крикнула привычное слово, завершающее все обряды.

Огненное клубящееся облако подлетело к Элантару, окутало его и проникло внутрь. Несколько мгновений ничего не происходило, а потом произошел как будто взрыв. Моя магия вытолкнула заклинание изнутри Элантара, давая ему свободу. Я же с удовольствием протянула руки к моей силе, радостно принимая ее обратно. По тому, как она изменилась, поняла, что все сработало верно — заклинание истинных чувств снято!

Победно посмотрела на Шасю, который тихо посмеивался, находясь на том же месте. Я не разделяла его веселья. Сделала несколько шагов, что разделяли нас с Элантаром, и снова заглянула ему в глаза.

— Что теперь чувствуешь? — спросила его.

— Еще больше хочу тебя любить, — был честный ответ.

Шася загоготал от всей души. Вот демон. Он еще и веселится. Я озадаченно посмотрела сначала на него, потом на мага.

— Как это? — растерянно спросила скорей всего себя.

Вместо ответа Элантар притянул меня к себе и поцеловал. Я была настолько ошарашена не получившимся снятием заклинания, что даже не сопротивлялась. В себя меня привел смехШаси, который становился все веселее. Кажется, демон никак не мог остановиться.

— Пусти, — вырвалась из рук мага, — Шася, как же так могло получиться? Я ведь все правильно сделала!

— Ага! — радостно закивал демон, — Заклинание правильно поставила и снимала его правильно.

После этих слов Шася упал в кресло и больше не мог произнести ни одного слова от смеха.

— Хватит смеяться. Объясни толком, что пошло не так? — не выдержала я и подскочила к нему.

— А самой подумать никак? — ржал этот демоняка.

Кажется, он отрывался за наш счет от проблем и переживаний за последние несколько лет.

— Шася! Прекрати смеяться и объясни все толком! — затрясла за плечи демона.

— Ладно, — отирал слезы, катившиеся из его глаз по щекам, — Фух! Давно так не веселился. Как же мне скучно было без тебя!

— Ну! — подогнала его.

— Заклинание истинных чувств демоны насылают, когда не хотят проклинать. Но жизнь человеку этим можно легко испортить, — начал объяснять Шася, стараясь перевести дыхание.

— Это я знаю. Потому именно его отправила этим залетным, — махнула в сторону Элантара, стоявшего за моей спиной каменным и молчаливым памятником.

— Это заклинание портит жизнь почему? Потому что проявляет истинные чувства. То есть поднимает с глубины души человека все, что там находится, — продолжал напоминать мне все то, что я и так знала, демон.

— Потому Сип проявил всю свою блудливость, — согласно кивнула головой, — Но вот у этого была страсть! Тогда почему его не отпустило?

— Потому, заразка ты мелкая, что он не страстью к тебе воспылал, а любовью, — поставил меня перед фактом Шася.

— Да, ну-у, — протянула я и неуверенно посмотрела на подопытного мага.

— Вот тебе и ну, — начал снова веселиться демон.

— Не был он в меня влюблен, когда спорили на меня! — я уже горела негодованием, накручивая себя все сильнее. Еще немного и я этого мага точно прокляну!

— Что скажешь? Не был влюблен? — веселился Шася.

Элантар промолчал. Вот-вот. А то мне еще тут рассказывают!

— Был он в тебя влюблен. Не хотел тебя отдавать второму, потому поспорил, не отдавая себе отчета, зачем он это делает. Просто знал, что отдавать тебя этому блудливому не хочет, — произнося эти слова, Шася тыкал своим длинным красным пальцем в сторону мага. — А твое заклинание истинных чувств проявило то, в чем он сам себе не мог признаться. Ну, как же! Маг, да чтобы ведьмочку полюбил! Позор! Так я говорю? — демон был доволен тем эффектом, которое произвели эти слова на нас обоих.

Элантар постепенно менялся в лице, в зависимости от того, что говорил Шася. А я, кажется, бледнела с каждым словом, понимая, что попала в западню, построенную собственными силами.

— Одним словом, Волька. Маг был в тебя тайно влюблен. Причем настолько тайно, что даже сам не подозревал. А твое заклинание заставило проявиться его чувствам. Но самое веселое во всем этом, — демон опять начал гоготать, как ненормальный. Хотя кто когда- нибудь видел нормальных демонов? — что теперь он тебя по-настоящему любит! Проявленные и простимулированные чувства выросли и теперь, хоть снимай с него заклинание, хоть не снимай, — снова демонический смех, — маг влюбился в ведьмочку навечно!

Сбылась мечта идиотки. Маг полюбил ведьмочку, а она его нет. Мир сошел с ума, если вспомнить, кто я есть на самом деле.

Мы встретились растерянными взглядами с Элантаром. Потом в нем стали происходить какие-то изменения. Я с удивлением стала наблюдать как он явно гневаться изволит. Я бы сама себе затрещин надавала и обругала последними словами за все содеянное. Но выдал он совсем неожиданное:

— Ты демон! — выкрикнул разгневанный маг.

Ну, если честно… есть такое дело. Вот и раскрыли меня, вся конспирация демону под хвост. Ведь знала, что нельзя применять свою истинную силу. Вот вам, пожалуйста! И как теперь в мир людей возвращаться? Да еще с магом влюбленным в меня ведьмочку-демона?

Шася же продолжал гоготать над нами, над ситуацией и моей озадаченной мордашкой. Я же старалась найти хоть какое-то решение из создавшегося положения.

— Что же нам теперь с ним делать? — озадаченно потерла переносицу.

— Не нам, а тебе! — сквозь смех попытался назидательно произнести Шася, но у него не очень получалось.

— Есть идея! — радостно подпрыгнула на месте.

— Ага! Давай! Обожаю твои идеи! — тут же подался вперед демон.

— Я сейчас приму свой истинный облик, и маг меня разлюбит, — сообщила обоим мужчинам чрезвычайно довольная собой.

— Я так и думал. Что еще могла придумать мелкая заразка? — начал по новой веселиться Шася.

А вот в глазах Элантара проскочил испуг. Мне его стало жалко. Столько на него свалилось буквально в последние часы. Потеря сил с помощью моей сущности, потом боевой поединок с Шасей, а теперь осознание, что маг влюбился в ведьмочку, оказавшейся демоном.

Но тут нужно быть безжалостным, чтобы с корнем выдернуть проблему из нашей жизни. Моя сила уже была разбужена, а потому вернуться к своему нормальному облику было очень просто. Раз, и я уже не ведьмочка Волька Страйка, а рогатая демоница из клана красных демонов.

Что-то давно забытое, но такое знакомое и приятное прошлось по ногам.

— Хвост! — взвизгнула от радости.

Треугольная кисточка привычно легла в ладонь, и я с удовольствием ее осмотрела, потом поднесла ее к губам и поцеловала.

— Ой, дуреха, хвосту обрадовалась, — произнес довольный Шася.

— Чтобы ты понимал в женской красоте! — гордо выпрямилась перед ним.

Демоница из меня получилась миниатюрная. Это особенная черта моей семьи.

Мужчины, в противовес нашим женщинам, наоборот вырастают выше остальных сородичей и демонов других кланов. Как-то так распорядилась природа в нашем роду.

Рожки были крохотные и закругленные, они прятались в красных, спутанных волосах, но даже в прическе смотрелись очень элегантно. Остальное тело не изменилось. Вернулся любимый и очень красивый хвост. А вот лицо изменилось. Я стала сама собой. То есть по человеческим меркам достаточно миловидная, но вот глаза были разного цвета. Один зеленый, а второй желтый, сверкающие переливами магии бездны, доступной мне. Отчего люди шарахались, не выдерживая такого взгляда.

Прохаживалась по мягкому, длинноворсовому ковру, позволяя Элантару напугаться моим внешним видом и в тоже время самой вспомнить все ощущения собственной сущности. Зеркал тут не было, но и внутреннего состояния мне было вполне достаточно, чтобы гордо выпрямить спинку и стрелять демоническими глазками в мага. Пусть дрожит и пугается, чтобы вся эта глупость в виде любви ко мне закончилась.

— Красавица! — оценил мои старания Шася, — Иди ко мне, детка, обниму тебя, — позвал он.

Он поднялся из кресла во весь свой огромный рост, а я с радостным визгом подпрыгнула и оказалась в руках демона. Шася стал меня подкидывать, совсем как когда-то в детстве, а я радостно хохотать.

— Мне тоже нравится, — неожиданно произнес Элантар.

Голос был какой-то усталый, изможденный, но мы нисколько не сомневались, что он сказал правду.

— А давай мы его совсем напугаем? — лукаво предложил Шася.

— А если не выживет? — озадаченно спросила его.

— Чего его жалеть? Ему и так досталось, — пожал плечами.

Демон продолжал держать меня за талию руками, не опуская на пол.

— Готова? — подмигнул он мне.

— Готова! — радостно сообщила ему, предвкушая следующее действо.

Шася стал меня подкидывать вверх Один раз, второй, а на третий я приняла боевую трансформацию. Перепончатые крылья распахнулись за спиной и громко хлопнули. Кожа покрылась красной, бронированной чешуей, а хвост воинственно взметнулся вверх и задрожал от возбуждения. Лицо тоже изменилось. Точнее не изменилось, его закрыла бронированная маска, чтобы защитить последнее, что не поддавалось трансформации.

— Как же я рад тебя видеть, сестренка! — радостно воскликнул Шася.

Я захохотала очень довольная. Представляю, как это звучала со стороны, сквозь бронированную маску. Маг точно испугаться должен!

— Напугай меня! — радостно попросил брат, еще раз подкинув меня в воздух.

— РРРААУУУ! — взревела я, раскрывая маску, чтобы звук был сильным и мощным.

— Еще! — радостно воскликнул Шася.

— РРРААУУУ! — не мене зычно и протяжно рычала донельзя довольная я.

— Моя, девочка, — с нежностью прижал меня к своей груди любимый демон.

А я обняла брата всеми лапами и поглаживала хвостом с треугольной кисточкой по спине, прижимаясь лицом к дорогому существу. Не знаю, сколько прошло времени, когда услышала тяжелый выдох. Повернула голову в сторону Элантара и увидела, как он тяжело опустился в кресло, в котором до этого сидел Шася.

— Живой, — шепотом произнесла я.

— Может это ненадолго? — отозвался «добрый» демон.

— Шутишь все, — хлопнула ладошкой по его груди, — пусти.

Шася послушно выпустил меня. Я же опустилась на все четыре лапы, изображая из себя животное, хотя вполне могла ходить в таком обличье и на двух, и направилась к магу. Что характерно, испуга в глазах Элантара не было.

Подойдя к креслу, положила голову магу на колени и заглянула в его глаза. Скорее тоска и огромная печаль была в них. Любви я там что-то не приметила. Разлюбил? Получилось? Маска была приоткрыта. Знаю, так смотрится еще ужаснее. Красный чешуйчатый зверь с человеческим лицом, но другого облика в боевой трансформации у меня не было.

Мы долго смотрели в глаза друг другу. В моих было сочувствие и понимание. Надеюсь, что жалости там не было. Шася тактично молчал, даже не смеялся, понимая, что сейчас очень трудный момент.

— Можно? — чуть хрипловато спросил Элантар и протянул руку к моей голове.

Прикрыла глаза вместо ответа. Маг наклонился вперед и стал проводить ладонью по моим плечам, ощупывая броню. Она у меня красивая, с переливами. Мужские пальцы пробежались по плечам, затем прошлись по основаниям крыльев, а потом оторвались от ощупывания брони и дотронулись до моей щеки. Удивительно, но в этом жесте было столько нежности, что невольно прикрыла глаза.

— Воля, — тихо произнес Элантар.

— Вольхаран, — поправил брат.

— Приятно познакомиться, Вольхаран из клана красных демонов, — как-то грустно улыбнулся Элантар.

— Попала ты, заразка мелкая, — сочувственно вздохнул Шася.


Дома

А я смотрела в грустные глаза мага и не могла поверить в происходящее. Когда я знала, что он находится под моим заклинанием, спокойно относилась к его чувствам, рассчитывая на то, что достаточно его снять, и мы расстанемся без сожалений. Но вот сейчас понимала, что натворила.

Ведь Элантар искренне и всей душой любит. И его не пугает (мой) то, что я демон по сути, не страшит внешний вид и даже боевая трансформация. Он просто любит. Это дорогого стоит, такие чувства не фальшивы, не напоказ.

Разумеется, не будь моего заклинания искренних чувств, влюбленность мага могла пройти, спустя какое-то время бесследно. Но в данном случае оно сработало как проявитель, заставило вырасти, созреть любви в душе мужчины.

А ведь я совершенно этого не хотела. Наоборот, стремилась к тому, чтобы все плохие чувства, что он испытывал ко мне, вскрылись и вылезли наружу, тем самым, разведя нас в разные стороны… ну, и в наказание за пари, устроенное с другом на меня.

Невозможно было оторвать взглядов, мы понимали друг друга без слов. В них было все — от прощения и понимания, до воспоминаний о недавней страсти, что бурлила прошедшей ночью. Понятия не имела, что делать в такой ситуации, но сердце подсказывало, что это огромное счастье такая любовь. Мужчине все равно, что я ведьмочка или демон. Элантар не испугался моего внешнего вида и происхождения. И где-то в душе шевельнулась теплое чувство благодарности к этому человеку.

Разумеется, я демон, но не завлекала мужчину в сети любви, как это обычно делают суккубы. Все оттого, что во мне течет кровь боевых демонов, никто этого не ожидал, но так случилось.

Любой демон на моем месте посмеялся, переступил через влюбленного человечка и пошел дальше. Но, прожив несколько лет среди людей, обучаясь ведьминскому искусству, научилась ценить те чувства, что могут подарить такие хрупкие существа, как люди. Они проявляли много искренних, неподдельных и очень светлых чувств. Часто были непосредственны, как дети, а ведьмы и ведьмочки вообще относились к жизни очень трепетно, радуясь каждому подаренному моменту в их жизни, ценили все, что дарила жизнь.

Демоны наоборот, слишком расчетливы. Даже к своим детям они относятся не так. Любовь среди них большая редкость, всегда сплошной расчет.

И вот теперь, видя как искренне, всем своим человеческим сердцем Элантар любит меня, я не могла не испытывать к нему благодарности. Он любил меня такой, какая я есть, не обращая внимания на мое происхождение, а это дорого стоило.

Вывело нас из этого созерцания пыхтение Шаси, которому надоело наблюдать эту немую сцену. Обернулась на брата и посмотрела в его глаза. Оказывается, он все понял гораздо раньше меня, потому так веселился над моими попытками убрать настоящую любовь из сердца мага.

Немного отошла в сторону и вернулась к обычному состоянию, демоническому.

— Будем обедать, — произнес Шася.

Я с благодарностью на него взглянула. Все же с утра ничего не ела, а после смены обликов много энергии было потрачено.

Привычно забралась на колени к брату, поерзала и устроилась поудобнее. Он обхватил меня одной рукой, а второй стал подносить трубку ко рту.

Сидели мы в рабочем кабинете. Брат устроился в своем любимом кресле, а я у него на коленях. Сытный обед, который случился довольно поздно, давал приятную расслабленность, и клонило в сон. Но засыпать, как маленькая, не торопилась, опасаясь, что брат перенесет меня обратно в мир людской. С него станется!

— Клан красных демонов. Я много читал о вас, но не ожидал, что когда-нибудь смогу побывать здесь, — произнес Элантар, показав широким жестом на кабинет, подразумевая наш подземный мир.

— Мы никого не приглашаем к себе, — вежливо отозвался Шася.

Демон пыхтел своей трубкой, а я втягивала с детства знакомый запах. Так было уютно на коленях брата, казалось, что все проблемы отступили, как когда-то раньше. Шася всегда все решал, и я чувствовала защищенной рядом с ним. До того случая. Поежилась, стараясь отогнать воспоминания.

— В Академии огромная библиотека, большой раздел, посвященный демонам, — пояснил свои слова Элантар. — Многие на вашем языке. Но мне так хотелось их прочесть, что стал изучать язык. Разговорного, увы, не постиг, негде было практиковаться, но письменный одолел.

— Достойно уважения, — чуть приподнял трубку Шася. — Язык красных демонов самый сложный из всех. Даже высшие стараются пользоваться более простым. Мы же придерживаемся правописания древних, стараясь сохранить традиции.

Повисло молчание. Оно не было тягостным. Элантар с любопытством рассматривал кабинет брата, потом встал и стал прохаживаться, рассматривая книги и свитки, уложенные на полках. Книжные шкафы, если их так можно было назвать, отличались от тех, что делали люди. Здесь были ромбообразные ячейки, куда складывались книги, пергаментные свитки. Так было удобнее хранить. Я долго привыкала к горизонтальным полкам.

Канделябры здесь светили всегда из-за отсутствия солнечного освещения, что и понятно в подземном царстве. Лишь защитная магия бликовала вокруг крохотных огоньков, защищая помещения от случайных искорок.

Огромная пасть камина, которая в далеком детстве восхищала и ужасала, была выполнена в виде широко распахнутой бездны. Здесь тоже стояла защита от пожара. Все же в кабинете было слишком много бумаг, которые могли вспыхнуть в момент.

Отдельная стена была отдана под награды, которые была удостоена наша семья. Глава клана часто вручал золотые медальоны, где была надпись, за какие заслуги была вручена награда. Сначала здесь было имя моего отца, а позже и Шася отличался на службе. Моя небольшая медалька там тоже была, но она за победу на учебных состязаниях. Дойдя до нее и прочтя там мое имя, Элантар обернулся, а я густо покраснела от удовольствия. Да, я тоже боевой демон.

А еще на стене висела жуткая морда виверны, которую когда-то убил мой отец. Он приказал сделать из нее чучело и поместил в этом кабинете, который когда-то был его. В детстве я ее очень боялась, но перед памятью об отце никогда не просила брата убрать ее.

— Третий аур посвящен магии демонов, думаю, тебе это будет интересно, — ткнул трубкой в книжный шкаф Шася.

— Где это? — тут же оживился Элантар.

— Аур — это как бы сказать, сектора полки. Номера видишь? — постарался объяснить брат.

— Понял, — кивнул маг и разыскал указанное место. Он пробежался по корешкам древних книг, выбрал одну и отправился обратно на диван, с которого встал, чтобы исследовать кабинет.

Мужчина устроился на мягкой поверхности и принялся перелистывать страницы. Он шевелил губами, будто прочитывал слова, но я слова не угадывала. От Шаси иногда доносились довольные булькающие звуки. Он, несмотря на то, что курил трубку, еще и смеялся потихонечку над произношением мага. Дым клубился, и мы оба щурились от него, но оба были довольны, что наконец-то можем быть вместе, как в далекие времена.

— Я вот что хотел спросить, — поднял глаза Элантар на довольных нас.

Шася кивнул головой, разрешая любой вопрос, а сам ткнул меня пальцами в бок, обращая внимания, что сейчас будет очень интересно. Он всегда так делал и не ошибался, развлечения были всегда.

— Вы брат Воли, но где ваши родители? — спокойно и очень серьезно спросил Элантар.

— Замуж собрался звать демоницу? — так же серьезно спросил Шася, хотя я видела, как уже стали подергиваться и растягиваться в предвкушающей улыбке уголки губ.

Демон очень успешно за прищуром прятал свое веселье, но меня-то не проведешь. Я его с детства знаю.

— Собрался. Хочу с ними переговорить, — с вызовом в голосе произнес маг.

— Воля, она дитя неразумное, какое ей замуж, — голос был серьезным, но новый тычок в бок показал, насколько демон забавляется всей ситуацией.

— Для вас, может быть, и дитя, а для меня любимая женщина, — твердо произнес Элантар.

Я ему тепло улыбнулась, вновь согревающее чувство благодарности разлилось в душе. И если в первый раз это было просто как искорка чувства, осветившего мою душу, то сейчас, оно заполняло почти всю меня.

— Ты человек, а она демоница. Ты никогда не сможешь с ней справиться, — разумно произнес брат.

— Знаю, — упирался дальше маг, — Но мне жизни без нее нет.

— Так пойди и утопись, — очень вежливо предложил демон, — сразу все проблемы решит.

— Если мне откажут, так и сделаю, — нахмурился Элантар.

— Очень разумный выход, — Шася не успокаивался. Его забавляли страдания человека.

— Шася, прекрати! — не выдержала этих издевательств, — То, что ты демон, не дает тебе права так себя вести. Вспомни хотя бы свои чувства к…

Палец брата вновь впился мне в бок, не дав договорить. Вовремя прикусила язык и продолжила уже мягко.

— Элан, моих родителей нет в живых. Моя семья — это только я и мой брат Шасарматхан. Он глава нашей семьи.

— Ты Шасарматхан? — воскликнул Элантар, — Я много читал о тебе. И здесь на этих медальона твое имя. Никогда бы не подумал, — маг был потрясен, — Но ведь тебе больше трехсот лет!

— Четыреста восемьдесят, если считать вашими годами. А для демона я в самом расцвете сил, — улыбнулся польщенный брат.

— Но как? Как случилось так, что ваши родители погибли? Я ничего не читал об этом! — маг был возбужден и очень заинтересован.

— Из-за меня, — нахмурившись, ответила ему. — Это я повинна в их смерти.

Родители

— Наши родители давно обретаются в бездне. Так что мой совет с утоплением имел, некоторый, смыл. Вы же общаетесь с демонами, — пыхнул довольный Шася.

Повисла пауза, во время которой я с беспокойством посматривала на мужчин, а Элантар оценивал ту информацию, что только что получил.

— Я понял. И буду это иметь в виду, — в итоге произнес маг.

Даже на душе легче стало. После общения с демонами, долго привыкала в человеческом мире слушать слова по-другому. Дома всегда использовался скрытый подтекст и тот, кто не мог его понять или почувствовать обычно оставался в дураках. Сама же, за столько лет общения с ведьмочками, которые были открыты душой, а их мелкие пакости были лишь забавой, отвыкла отслеживать каждое слово.

— Что случилось с вашими родителями? — снова задал вопрос маг.

Демон удовлетворительно пыхнул трубкой. Из чего сделала вывод, что Элантар ему понравился своей настойчивостью.

— Они погибли из-за меня, — мрачно ответила мужчине.

— Не говори ерунды. Сколько раз говорить тебе, что это их выбор был! — покосился на меня брат, но все равно прижал к себе теснее.

Рассказывать он начал, сделав несколько затяжек. Клубы дыма окутали нас, будто отрезая сегодняшний день и отправляя в то далекое далеко, о котором я знала лишь понаслышке.

— Все приметы говорили, что родится сын. Дата зачатия, особенности протекания беременности. Но мама была убеждена, что это девочка, потому что она ждала именно ее, — Шася повел плечом, выставляя меня вперед, — Просто потому что очень хотела, чтобы у нее была дочка. Отец же был просто счастлив, что у него будет второй ребенок, и ни в чем не перечил своей жене, — брат снова затянулся и пыхнул трубкой, выпуская целый туман дыма.

Дальше рассказ пошел плавный, почти слово в слово повторяющий, что слышала уже не раз с детства.

— Мама всю беременность отходила просто, без осложнений, всегда присутствовала на всех балах, участвовала в турнирах, что косвенно подтверждало — будет мальчик. Потому никто не стал возражать, когда они с отцом решили отправиться к прорывам магмы. Что особенного для демона посмотреть, как сквозь трещины просачивается магма? В любой момент можно обратиться в боевую ипостась и убраться, если станет совсем припекать.

Я тогда был, как обычно, на дежурстве у главы клана, решали спорные дела с черными демонами, когда пришло извести, что магма прорвалась и стала заливать мертвую долину. В этом сообщении нет ничего не обычного, это случается практически постоянно, лишь немного давая передышку. Потому она и зовется мертвой, что там, кроме застывшей магмы ничего нет.

Но я-то знал, что именно туда направились мои родители. Вежливо отпросившись с дежурства, первым делом прилетел домой. Но слуги ничего не знали о родителях Как улетели утром, до сих пор не возвращались.

Обеспокоился? Нет. Я был в ужасе. Волосы зашевелились, а бронированная чешуя сама стала покрывать мое тело. Полет до мертвой долины стерся в памяти. Очнулся от того, что подо мной огненная магма, даже опуститься некуда. В голове билась лишь одна мысль: «Где родители? Где их искать?»

Поступающий ужас сжал болью сердце, но именно это позволило взять себя в руки и начать разумно думать. Сердце болело, а разум четко просчитывал варианты. Я знал своих родителей, мог предугадать их действия. Отец многому научил, так что понимал ход его мыслей.

Начал с того, что стал представлять, что родители прилетели сюда задолго до прорыва магмы на поверхность. А значит, должны были подойти к тем тонким ручейкам, что сочились сквозь трещины. Сказать наверное, где это могло быть, я не мог. Но стал рассматривать течение плазмы сейчас. Вскоре обнаружился источник, из которого с тягучими шлепками выплескивалась магма. Дальше расходились потоки, а я стал искать, где могли укрыться родители. То, что они именно здесь, не оставляло подспудное ощущение, что они рядом.

Не знаю, сколько времени прошло, пока я искал их убежище. Мне потом говорили, что сутки, но я не уверен. Присесть, чтобы передохнуть было негде. Крылья устало хлопали за спиной, но уставшими глазами, воспаленными после пекла от магмы, стал замечать, что поток пошел на убыль. Это давало надежду, хотя о какой надежде могла идти речь, если вся мертвая долина булькала горячим варевом?

Через несколько часов поток спал еще и стали образовываться островки вокруг возвышающихся гранитных вершин, что устояли под таким напором. Надо сказать, что в тот раз выброс был минимальным. Обычно даже гранит смывало.

Когда появилась возможность обследовать эти островки, я все еще надеялся. Но с каждым разом, мои ожидания таяли. Мне оставалось осмотреть лишь два. Решив сначала посетить самый большой, я не ошибся.

Это с высоты гранит смотрелся островком, а вблизи могучие скалы образовывали незатейливый лабиринт и возвышались надо мной.

Голос у брата дрогнул, он сделал паузу, пока вновь набивал трубку. Я не торопила его, прекрасно зная продолжение истории, а маг старался не пропустить ни слова из сказанного.

— Земля под моими ногами была раскалена, но все же уже магма, — продолжил брат, раскурив новую трубку. В этот раз даже из вежливости он не предложил Элантру, — Осколки гранита, устоявшие под жаром земли, смыкались, как крыша над небольшим пространством. Защитную магию почувствовал сразу. Протянул руку, и меня слегка кольнуло в ладонь. Отец ставил, не от врагов, а от стихии. Это понял сразу же, потому решительно шагнул сквозь вспыхнувший купол.

Когда глаза привыкли к рассеянному свету сквозь пелену, образовавшуюся после защиты, я увидел их. Отец поставил защиту, изменяющую плотность воздуха, рассчитав, что жар магмы легко может проникнуть сквозь обычный щит. Давление в куполе зашкаливало, в висках стучало.

Родители сидели, обнявшись, будто в последнем порыве приникли друг к другу. На какое-то время я замер, не в силах сделать шаг. Я очень надеялся, что они окликнут меня, позовут. Красное зарево вокруг играло румянцем на их щеках, создавая видимость, что они живы.

Но мои родители были мертвы. Они всю свою силу вложили в защитный купол, не оставив ничего взамен. Когда я подошел к ним, понял причину. Между ними был спрятан новорожденный ребенок. Кроме того, что они поставили магическую защиту, они прикрывали девочку своими телами на тот случай, если магма все же прорвет купол.

Я не знаю, что тогда произошло, почему родители остались там. Предполагаю, что роды начались перед тем, как магма вырвалась на свободу. Взлетать в процессе они не стали, надеясь, что успеют…

Но результат был перед моими глазами — мои родители погибли от магического истощения и жара магмы, а на моих руках была живая девочка.

Потом все закружилось, похороны, клан, выражающий свои соболезнования. Девочке нашел кормилицу, думая, что таким образом выкинул ее из своей жизни. Но она, маленькая заразка, здорово заболела. Для демонов это было необычно. Меня вызвали к ней в комнату, и я увидел, как ребенок, совсем беззащитный перед этим миром, начал отходить. Вот тут я не выдержал. Да, мне казалось, что девчонка повинна в смерти моих родителей, но это не причина позволять ей умирать. Тем более, как оказалась, она единственная моя кровинка. Можете смеяться надо мной, но тогда подумал именно об этом. Ведь не зря родители пожертвовали своими жизнями, спасая новорожденную от смерти, прикрывая собой. Вот и я тогда воззвал к своей магии и постарался вернуть Вольку к жизни.

Много, что случилось тогда в нашей жизни, но она навсегда осталась моим ребенком, которого мне подарили родители.

Я благодарно потерлась о плечо старшего брата, который заменил отца и мать, и стал самым близким существом на всем белом и черном свете. Шасе давно было пора было найти себе жену, но он уперся, что сначала меня замуж выдаст и только потом подумает о своей жизни.

Брат заменил мне и маму и отца, взвалив на себя обязанности по воспитанию. Он знал все, что со мной происходит, стал первым другом, с которым я делилась своими секретами, предпочитая его своим сверстницам. Даже представить не могу, через что ему пришлось пройти, воспитывая меня. Ведь я была очень беспокойным ребенком. Пусть магия во многих вопросах оберегала, но влюбившись в первый раз, я совершенно потеряла голову.

Именно тогда брат проявил все свои дипломатические способности, потому что мой избранник был из клана серых демонов. А браки между кланами всегда были нежелательны, но ведь сердцу не прикажешь. Шася, убедившись, что это не простое увлечение, а серьезные чувства, приложил столько усилий, чтобы договориться об этом браке!

Ратхамат был прекрасен, несмотря на то, что был из другого клана. Его серые глаза сверкали магией при одном только взгляде на меня. Мы оба знали, что наша любовь под запретом, но это не могло нас остановить.

Хапришир — город демонов, здесь жили все кланы, в отличие от основных владений. Мы встретились с ним случайно, но Ратхамат запал в душу, заставив грезить им.

Сам демон был племянником главы кланы. Не так чтобы высок по рождению, я ему тоже не уступала, но мы были из разных кланов, а это было решающее. Когда брат узнал о моей любви, оторвав меня от подушки, Шася назвал меня «мелкой заразкой, мешающей всем и вся». В его тоне не было осуждения, а привычная уже констатация факта, что я ломаю все стереотипы на своем жизненном пути.

Шася не стал осуждать за выбор, рассудив, что все могло быть хуже, выбери я человека. А потому начал договариваться о нашем браке, за что была ему благодарна до сих пор.

— Но эта мелкая вечно мне устраивает сюрпризы. Из последних — ты и предсказание, — пыхнул трубкой, завершая свой рассказ Шася.

— Я от Вольхаран из клана красных демонов не откажусь, — твердо произнес Элантар.

— Я уж понял, — весело прищурил глаза демон.

Расчувствовавшаяся после рассказа брата, даже не сразу поняла, о чем они говорят. Впрочем, это все было неважно в преддверии войны между кланами демонов.


Герташ — город демонов

«Дома, я дома» — мурлыкала себе под нос, пока мужчины общались между собой в кабинете. Наши посиделки затянулись надолго. Я, свернувшись калачиком на коленях брата, помахивала кисточкой хвоста и не очень вслушивалась в беседу. Меня больше интересовал сам факт того, что, наконец-то, вернулась домой после стольких лет скитаний в человеческом мире, который уже научилась любить и считать своим.

Если раньше люди и все, что их окружает, особо не волновало, и мое нахождение среди людей считала временным, то сейчас человеческий мир стал таким же родным домом, как и подземный мир демонов. Учебка, ведьмочки, Захрая, Талия и даже Архан Вирас стали очень близкими мне. Уже не представляла жизни без них. Но дом, мой родной дом, брат, запах табака и Герташ за стенами нашего дострума (замок семьи демонов) вносили покой и немножечко трепещущего волнения.

Герташ, каким он стал? Многое ли в нем изменилось за это время? Дострумы вечны, потому что сделаны из самого прочного материала — монолита застывшей магмы. Когда-то, очень давно, демоны с помощью магии во время прорыва магмы на поверхность, строили свои дострумы. Задумывались они как крепости, а потому искали самые прочные материалы. Даже в самой магме есть различия, потому строения даже по цвету различались. Наш дострум был насыщен углеродными связками, потому в детстве часто выковыривала закристаллизованный кварц и алмазы из стен. Брат хихикал надо мной, говоря, что скорее я разрушу стены, чем все армии демонов. А мне было интересно перебирать играющие всеми цветами, переливающиеся камушки.

Вокруг монолитных дострумов ютились временные жилища, лавки. Вот они постоянно меняли облик Герташа. Обожала смотреть на город с крыши, устроившись на шпиле дозорной башни. Дострумы выглядели, как скалы среди бушующей стихии — населения города. Завораживающе красиво! Магические огни, которыми украшал(и) свои жилища простой народ, а так же мощные светильники над городом для освещения всего пространства делали это место незабываемым. Сколько раз я видела себя во сне на любимой крыше! А ведь неба здесь никто и никогда не видел. Сутки отсчитывались с помощью все тех же светильников, которыми управляла магия. Днем светло было, как в наземном мире, а ночью стояла непроглядная тьма, но только не для демонов, которые легко могли видеть все вокруг.

По улицам прохаживались обычные жители подземного мира. У кого-то была магия, другие просто пользовались благами цивилизации. Но все были темные, нормальные, и я к этому привыкла. Химеры, орки, горгульи, грифоны, баныни, черные феи и многие другие, которые примеряли на себя другие обличья, стараясь скрыть свое происхождение. Иногда даже попадались некроманты, изгнанные или по своей воле покинувшие мир людей. А уж о личах, которые прислуживали в каждом доструме и говорить было не о чем. Демонам достаточно было подкидывать крохи магии, чтобы поддерживать «жизнь» в этих умерших существах и давать им возможность вести подобие жизни. В благодарность личи прислуживали и были самыми верными помощниками во всем, что касалось хозяйства. На большее они не претендовали, а интеллекта не было, кроме как выполнять указания хозяев. Они не обладали душой, а потому друзьями или советчиками быть просто не могли.

Если сравнивать с обычным миром, мое детство было необычным, среди умерших, изгнанных и нежити. Однако, я здесь родилась, выросла в окружении любви брата и полюбила серого демона.

Ратхамат — сильный, уверенный в себе демон. Мы столкнулись с ним за городом на переломе дня, когда дневные светильники выключаются. Да, это подземный мир, здесь не садится солнце за горизонт, окрашивая в красивые оттенки красно-розового заката облака, а резко начинается ночь. Привыкшая к такому распорядку, даже не представляла, что может быть по-другому. Моего зрения демона вполне достаточно, чтобы в полной тьме видеть все окружающее, но чтобы поменять дневное видение на ночное требуется несколько мгновений. Вот именно в эти мгновения, когда ослепла от наступившей тьмы, столкнулась с другим демоном в полете. Он тоже еще не успел перестроить свое зрение. А когда мы взглянули в глаза, сжимая от неожиданности друг друга в объятиях, то надолго зависли, размахивая крыльями за спиной. Его зеленые глаза сверкали таким жадным интересом, от которого даже у меня, у демона, прокатывалась горячая волна под кожей. Еубы мужчины улыбались, а я отвечала ему в ответ. Прекрасный демон, о котором мечталось в одиночестве, грезилось в снах, появился в моей жизни.

О том, что Ратхамат серый демон, узнала лишь на следующий день, когда прилетела на назначенную встречу. Как прошла первая, случайная, даже не смогу точно вспомнить. Мы опустились на окраине города, где колючие касты (плетущийся кустарник) оплетали крайние дома, стараясь отвоевать себе, как можно больше пространства. Его колючие листья были необходимы в подземном мире, где воздух был насыщен газами, испарениями. Касты давали в огромном количестве так необходимый кислород всем живущим, а потому этому кустарнику позволялось расти за городом, лишь попытки проникнуть внутрь жестко пресекались. Растение было слишком агрессивным и буйнорастущим, проще сразу не пустить, чем потом выкорчевывать. Каситы легко пробивали каменные стены своими корнями, разрушая строения.

Ратхамат нашел для меня цветок каситы в нашу первую встречу. А ведь это большая редкость у этого кустарника. Темно-синий, почти черный бутон до сих пор лежит засушенный в моем дневнике, который вела тогда по новой моде.

Мы бродили между колючими плетями, которые демон спокойно обрывал руками, оберегая меня, и говорили, очень много говорили. Нам было очень интересно вдвоем, оказалось, что мы одинаково смотрим на подземный мир и его порядки, что нам нравится одно и тоже время — пробуждение долины гейзеров, когда огненная вода вырывается сквозь щели каменистой земли в самых неожиданных местах, заставляя замирать сердце.

И только во время второй нашей встрече узнала, что Ратхамат серый демон. Он очень гордился своим родом и был уверен, что я тоже из него, а мое сердце болезненно сжалось, понимая, что это конец прекрасной истории любви. Мы никогда не сможем быть вместе. Браки между кланами не были запрещены официально, но традиции были сильнее, такие союзы рассматривались, как крайне нежелательные.

У демонов, несмотря на то, что живут долго, очень редко рождаются дети. Бывает, что за несколько сотен лет не наступает беременность и один ребенок в семье обычно считается норма, но именно это ведет к ослаблению клана. Потому мои родители были так счастливы в ожидании моего рождения. И каждый клан беспокоился о чистоте крови, стремился приумножить свой род. Из-за этого браки между разными демонами не приветствовались. Дети, рожденные в таких союзах, сразу же были предметом спора между кланами. Хотя я таких не знала, обо всем этом рассказывал Шася, а когда я сообщила брату, кто мой избранник, то услышала многое и поняла всю опрометчивость собственного сердца, полюбившего серого демона.

Ратхамат тоже не ожидал, что я из другого клана, но отказываться от меня не собирался. Наш роман закружился стремительно. Тайные встречи, свидания, все это придавало своеобразный ореол романтизма нашим чувствам.

Шася следил за всем этим безумием, ворчал, иногда устраивал встряску дома, но запретить не мог.

Однажды серый демон пригласил на свидание в ротонду на обрыве Сернистой долины. Сейчас здесь было спокойное время, выбросы серы начнутся позже, а потому можно было спокойно любоваться на творения природы в причудливом каскаде расположившей их в долине. Спускаться вниз не хотелось, а вот сверху вид был просто потрясающим. Мелкие жуки вспыхивали фосфоресцирующим светом и перелетали стайками, создавая волшебство этой ночи.

Ротонда была украшена цветами, которые оплетали колоны. Ратхамат встречал меня на пороге и улыбался, держа в руках три черных розы — страшную редкость для подземного мира. Эти колючие, но такие нежные цветы практически не выживали здесь.

В то свидание серый демон сделал предложение соединить наши судьбы. Я согласилась, но очень испугалась за нас. Одно дело прятаться и тайно встречаться, наслаждаясь любовью красавца демона, и совсем другое сообщить главам клана о нашем решении соединить судьбы.

В ту ночь мы пробыли на этом маленьком островке, где казалось все возможно, до самого утра. Когда вспыхнули светильники, обозначая новый день, мы сидели, обнявшись, и расставаться совершенно не хотелось. Ратхамат обещал еще сегодня прийти к нам в дострум и поговорить с братом. Домой я летела и переживала о дальнейшей нашей судьбе. С одной стороны сердце пело от счастья, что мой любимый хочет назвать меня своей женой и связать наши судьбы, с другой стороны было очень страшно за наше будущее.

Шася, уже подготовленный мной сообщением, зачем в наш дострум придет серый демон, встретил Ратхамата спокойно. Они прошли в кабинет и долго беседовали, обсуждали. Я же в нетерпении и беспокойстве бродила по огромным комнатам, рыча на нерасторопных личей, попадающихся на моем пути. Послушные и почти безмолвные слуги покорно отходили в стороны.

Когда Ратхамат ушел, я вбежала к брату и с тревогой заглянула ему в глаза, прижимая руки к груди.

— Допрыгалась, мелкая, — сурово произнес Шася, — этот серый совсем голову от тебя потерял. Настолько упертого и желающего жениться демона я еще не видел. Ты себе даже не представляешь, сколько отступных ему предлагал, чтобы он отказался от своего намерения.

— Что… ты сделал? — пересохшим голосом в ужасе переспросила брата.

Чем доставила этому демону огромное удовольствие и очередной повод надо мной посмеяться. Шася снова хохотал, довольный моей реакцией, чем добился того, что кинулась на него и от обиды поколотила огромного и противного демона.

— Хватит! — продолжал смеяться брат, — Я уже готов ему еще приплатить, лишь бы серый забрал тебя поскорее!

С того момента Шася занялся нашим будущим. Сколько ему пришлось приложить усилий, чтобы убедить глав и членов обоих кланов дать согласие на наш брак даже вспоминать страшно. Ратхамат с братом проводили переговоры за переговорами, меня представляли клану серых демонов, показывая во всех обличиях. Даже вспоминать не хотелось, через что пришлось пройти нам тогда. Но меня поддерживала любовь Ратхамата и Шася. Поцелуи серого демона успокаивали, а слова брата, внушающие надежду, придавали сил.

До свадьбы оставалось уже совсем немного, лишь несколько дней, когда случилось непоправимое.

Той ночью мы были у Ратхамата в доме, когда демон прислушался и произнес:

— Кто-то идет сюда.

Мы старались не выставлять напоказ, что встречаемся, и наши свидания были все еще тайными. Лишь Шася знал обо всем и в случае необходимости прикрывал.

Поняв, что личи никого чужого в дострум не пустят, я спряталась за пологом кровати. Возможно, кто-то из клана решил зайти к Ратхамату, такое часто бывало.

— Рат, — после вежливого стука вошел Диртан, глава клана серых демонов.

— Поздний визит, ты не находишь? — чуть насмешливо произнес мой жених.

По его тону поняла, что Ратхамат не ожидал и очень недоволен этим посещением. Пусть неофициальным, но тем не менее совершенно неуместным. Еще помниться подумала: «Неужели и в семейную жизнь Диртан вот так же будет вторгаться?».

А потом все события стали набирать обороты. Оба демона кричали друг на друга. Глава клана обвинял Ратхамата в том, что он предает свой род, женившись на мне. Тот в свою очередь обвинял в косности Диртана и весь клан. Крик стоял такой, что я боялась даже выглянуть из-за полога кровати, продолжая стоять там и дрожать то ли от страха, то ли от волнения.

Сам удар ножом я не видела, но внезапно наступившая тишина заставила выглянуть. Диртан лежал почти у моих ног с кинжалом в спине, из раны, пульсируя, вытекала струйка крови. Взгляд главы клана скользнул по мне и губы шевельнулись:

— Ты убийца.

Ратхамат стоял рядом и переводил взгляд с меня на распростертого Диртана, который, произнеся обвинения, умер.

Мой мир и надежды на счастье с любимым рухнули в один момент.

Наши взгляды встретились, мы оба не понимали, как такое могло произойти? Еще некоторое время назад я лежала на плече любимого, и мы вместе мечтали о предстоящей свадьбе, о времени, что проведем только вдвоем в долине гейзеров. И вдруг все изменилось. Мы оба знали, что теперь оба клана будут не просто против нашего брака, но зов мести демонов просто убьет нас.

— Беги, — все, что мог сказать тогда Ратхамат.

Его губы были бледными и дрожали. Я подошла, прижалась к нему и ответила:

— Только с тобой.

— Нет. Мне не спастись от мести, а у тебя есть шанс, — демон крепко прижал к себе, а потом оттолкнул.

Дальше Ратхамат был предельно собран, он быстрыми движениями собирал мою разбросанную одежду и сам одевал меня. Я дрожала и пыталась найти аргументы, чтобы убедить любимого бежать вместе, но послушно одевалась.

— Я попрошу помочь брата, — убеждала серого демона.

Жених усмехнулся. Как бы он не любил меня, но клан красных демонов все равно воспринимал, как врагов. Это отношение впитывалось с рождения. Хотя все три клана жили в одном подземном мире, в одном городе, но другие кланы всегда были врагами.

— Он поможет! — заглядывала в зеленые глаза любимого.

— А знаешь, ты права. Беги к брату и обо всем ему расскажи, попроси помощи, — неожиданно поддался на мои уговоры Ратхамат.

Только уже дома, всхлипывая и быстро пересказывая все случившееся, поняла, почему серый демон согласился со мной. Брат больше меня никуда не отпустил. Да, он стал помогать мне и ему, но при этом первым делом выкинул порталом в мир людей, предварительно сменив мой облик. Вот так без денег, с поверхностными знаниями наземного мира оказалась среди Темного леса, где нашла обвалившуюся избушку.

Шася спасал меня от зова мести демонов, зная, что в мире людей я буду в относительной безопасности. А вот с Ратхаматом было все плохо. Его вина была слишком очевидна. Собственно говоря, серый демон не очень скрывался, лишь мое присутствие во время убийства отчаянно скрывал. Но, увы, это было недолго. Моя закатившаяся под кровать заколка и несколько красных волосков с головы очень убедительно доказывали, что этой ночью был свидетель. И теперь оба клана старались найти меня, чтобы сначала допросить, а потом, Шася в этом нисколько не сомневался, предать казни вместе с Ратхаматом.

В обоих кланах это было горем, потеря двух демонов, но зову мести никто не мог сопротивляться. Единственное на что кланы были способны, это найти убийцу. А ими в глазах серых демонов были мы с Ратхаматом. Красные пытались защитить меня, но прекрасно понимали, что шансов не было.


Обычный учебный день

Противное идзеев щекотание в носу заставило отмахиваться, но все равно продолжалось. От злости проснулась и подскочила. Рядом со мной сидел довольный Шася.

— Привет, сестренка. Проснулась? — очень вежливо поинтересовался он.

— Твоими стараниями, — недовольно пробурчала в ответ.

— Тогда сейчас завтракаем, и ты забираешь своего мага и отправляешься в учебку. Тебе через полчаса уже на уроках нужно быть. Он вроде бы тоже оттуда. Так что быстренько- быстренько, — потянул из кровати меня брат.

— Даже не подумаю! — резко вырвала руки.

— Тогда я тебя без завтрака в портал затолкну. А там не будет жаренного на углях мяса. Будешь давиться кашей на разбавленном молоке и то, если сама сваришь, — проговорил Шася.

А у меня в желудке предательски заурчало. Ведь знает, что обожаю такое мясо. Интересно, специально приказал личам его приготовить? А демон продолжал искушать.

— Сок виркаса (кислые ягоды) свежий приготовлен.

У меня даже челюсти свело от предвкушения. Что может быть лучше, чем запивать жареное мясо кислым соком виркаса?

Больше уговаривать меня не было нужно. Подскочила на кровати и отправилась в свою ванную комнату приводить себя в порядок. Вчерашний затянувшийся обед был давно забыт и молодой организм, вспомнивший, что я демон, требовал очередной сытной порции.

Весело напевала под струями воды. Вчерашнее печальное настроение сменилось на предвкушение нового дня. Свет из светильника пробивался в узкое оконце, напоминая, что у меня на сегодня запланированы великие дела, о которых брату еще не рассказывала.

Воспоминания так захлестнули, что прослушала все, о чем говорили Шася с Элантаром. Но, когда уже расходились из кабинета, оба мужчины были чрезвычайно довольны друг другом. Вполне допускаю, что любимый братец вручил меня на сохранение магу, с него станется. А ведь Элантар согласился, в этом была уверена, хотя маг не представлял, что за особу ему подкинул мой любимый демон. Собственно говоря, на то он и демон, чтобы подстраивать каверзы людям.

Завтрак пролетел под очень шумный, я бы даже сказала громкий скандал. Мы с братом разве что не кидались кусками мяса друг в друга, доказывая правоту. Тарелки звонко скакали по столу, подпрыгивая от наших сильных хлопков по столешнице, стаканы дребезжали от раскатов рыков, а вилки с ножами метались достаточно прицельно. Лишь Элантар с легким офигением на лице наблюдал за семейной сценой демонов. Только он один был свидетелем этого безобразия, личей сюда не допустили. Брат настолько оберегал мой визит домой, чтобы даже частичка информации не просочилась в город.

— Ты здесь не останешься! — ревел Шася, ловя очередной, запущенный мной прибор.

— Останусь! И найду доказательства, что Ратхамат невиновен! — выкрикнула в очередной раз брату.

— Элантар! — взревел наконец демон, — ты маг или не маг?! Свяжи ее и в портал быстро!

— Только пусть попробует! Я его так прокляну! — пригрозила брюнету, направив на него вилку, которую только что подхватила со стола.

— Она может, — ткнул в меня Элантар и остался сидеть на месте.

— Да, с чего ты взяла, что серый невиновен?! — закатил Шася свои черные глаза к высокому потолку брат.

— Из предсказания! Вспомни. Ты сам сказал, что это обо мне и о Ратхамате, — перевела дух и процитировала, — «Ступени трона обагрив, он чист душою оставался. Дитя младое припустив, в миру людей обосновался. А кланы демонов грызясь, поделят мир не только свой. Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой».

Победно обвела обоих мужчин за столом взглядом.

— Ты сама видела, как серый убил Диртана, — упрямо возразил Шася.

— Я этого не видела! Сам копался в моих воспоминаниях, так что не надо наговаривать. Я лишь видела, что Диртан лежит на полу с ножом в спине, а Рат стоит рядом с ним, — убежденно произнесла вслух.

— Разве в комнате был еще кто-то? — неожиданно вклинился в наш спор Элантар.

— Не было больше никого, — помрачнела я.

— Вот и я ей об этом говорю! Мало того, что единственный свидетель убийства, так еще клан серых считает Вольку виновную в том, что Ратхамат пошел на убийство главы клана, — Шася вновь встал на свою позицию и не желал с нее сходить.

— А самого Ратхамата допрашивали? Он что обо всем этом говорит? — снова задал вопрос Элантар.

— Молчит он. Вольку защищает, — ответил брат.

— Все эти годы ни слова никому ничего не рассказал? — удивился маг.

Мы с братом переглянулись. Я вот рассказала и поплатилась за это. Но с тех пор даже с Шасей не разговаривали о той ночи. Но я жила в мире людей, там эти события не обсуждались. Но ведь Ратхамата допрашивали почти каждый день все это время. Так что вопрос мага был вполне разумным.

Ведь оба клана отправили своих демонов в мир людей на поиски, поняв, что в подземном мире меня нет.

— Вам не показалось это странным? — задал еще один разумный вопрос Элантар.

Мы так старались не возвращаться мыслями к тем событиям, что даже как-то не задумывались над этим фактом. Теперь же мы смотрели с братом друг на друга и до нас стали доходить очевидные истины. Ратхамат никому не рассказал о событиях той ночи, но почему?

— Мне нужно с ним поговорить! — подскочила со своего стула.

— Сядь! — рявкнул брат.

Он сидел в глубокой задумчивости, барабаня пальцами по столу. Мы же с Элантаром ожидали его решения. Красный демон был сейчас очень грозен. По его опустившимся уголкам губ я поняла, что думы у него были невеселые, а уж о выводах спрашивать и подавно было страшно.

— Поступим так. Вы с магом уходите в портал, а я продолжу расследование, — наконец произнес брат.

— Нет! — воскликнула я.

— У меня есть еще шесть дней, чтобы найти доказательства невиновности серого, — черные глаза брата сверкали бездной. — А ты будешь в своей учебке в безопасности.

— Шася, — умоляюще сложила руки на груди.

— Я буду тебе все рассказывать. Пока этого достаточно, — резко произнес брат и поднялся, — Не хватало еще, чтобы тебя нашли и растерзали до того, как я оправдаю серого. — Потом обернулся к Элантару, — Ты все понял? Защищать, хранить и оберегать. Если с ней что-то случится, то гореть тебе медленно от моего зова мести.

— Я все понял, — спокойно ответил маг.

Спелись! За моей спиной спелись, пока предавалась воспоминаниям. Возмутиться мужскому заговору не успела. Элантар обхватил меня руками, прижал к себе, а брат открыл портал. Маг сначала подкинул в воронку меня, а затем прыгнул сам.

Приземление в отличие от предыдущего было средней мягкости. Мужчина свалился на меня сверху. В тот самый момент, когда Элантар пытался приподняться, открылась дверь в мою комнату.

— Волька, нам пора! — радостно сообщила Калиса.

Хорошо еще Шаси сверху не было в этой пирамидке, а то подружку потом пришлось бы откачивать.

— Извините, — пискнула подружка и скрылась за дверью.

— Слезь уже с меня, — прошипела на мага.

— Прости, неудачно приземлился, — отозвался Элантар и расторопно поднялся на ноги.

— Ты неудачно появился на свет, — буркнула ему и от предложенной руки отказалась, — Вот, что теперь обо мне подумает Калиса?

— Скажи ей правду, — улыбнулся маг.

Ему еще и весело! Демоны, как же я близка была к тому, чтобы послать проклятие этому высокомерному и уверенному в себе магу!

— Что я влюблен в тебя, — он произнес это так просто, что даже рот открыла.

Я уже как бы смирилась с этой мыслью, но вот сообщать подруге или еще кому-то не собиралась об этом.

— Иди в бездну! — оттолкнула объятия Элантара.

— Это предложение? — продолжал веселиться маг.

Вот, демоны! Я даже не подумала об этом. Ведь брачный обряд демонов всегда совершался перед открытой бездной. Нужно следить за своим языком.

— Я тебе уже говорила, что не собираюсь выходить замуж, — сжала кулачки и стала наступать на мужчину.

Что бы там не было между нами, какие бы чувства не испытывали друг к другу, браком себя связывать я точно не собиралась. Слишком сложна была моя жизнь.

— Но что-то нужно сказать твоей подруге, — разумно произнес Элантар, указывая на дверь.

При этом мужчина воспользовался возможностью и все равно заключил в свои объятия.

Что за демон? Не хочу сказать, что от этого простого проявления чувств потеряла голову, но определенно было приятно. Утешала мысль, что это потому, что маг любит меня, а мне приятны выказанные симпатии. Вот! Именно так! Мне приятно, что меня любят. Ведь я демон и могу себе позволить нежиться в этих чувствах.

Успокоившись от таких мыслей, даже прильнула благодарно щекой к груди мужчины и почувствовала, как сильно бьется его сердце. Он погладил по спине и как-то сразу мир перевернулся с изнанки, где правили демоны, на солнечную сторону, где есть учебка, подружки-ведьмочки, Талия, Захрая и маги. Пусть надменные, самоуверенные, но такие человечные. После возвращения из подземного мира мне вновь понравилось быть среди людей, у которых чувства были искренними, не то, что у демонов. Никогда не знаешь толком, как они поступят и зачем это делают.

— Идем, и я всем сообщу, что ты моя невеста, — произнес Элантар.

— Нет, я так не согласна(я), — уперлась ему в грудь, не позволяя увлечь на выход.

— Я понял. Но для остальных, чтобы мы могли спокойно общаться, мы будем парой. Смирись уже, — безобидно улыбнулся маг и, приподняв мое возмущенное лицо за подбородок, легко поцеловал.

— Ладно, — пришлось согласиться.

— Ведьмочка, тебе кто-нибудь говорил, что у тебя прескверный характер? — прокомментировал мой ответ мужчина.

— Постоянно, — буркнула ему и распахнула дверь.

Метелка радостно подлетела, ожидая прогулки к учебке. Я всегда старалась прилетать, чтобы дать размяться моей помощнице, и в этот раз не собиралась отступать от своих правил, даже из-за мага. Но мужчина не стал претендовать на изменение моих привычек. Он лишь проводил взглядом нас с Калисой и спокойно отправился к учебке.

— Что у вас? Вы встречаетесь? Он пытался тебя соблазнить? — засыпала меня подружка вопросами, едва отлетели от нашего дома.

— Он мне только что сделал предложение, — ответила ведьмочке, — Калиса! — воскликнула я, увидев, что подружка сорвалась со своей метелки.

Верная помощница старалась поймать Калису и преданно прижималась. Ведьмочка была почти в обмороке. Ведь знала, что это к добру не приведет!

— А свадьба когда? — это было первое, что спросила подружка после коллективного ее спасения.

— Мы об этом еще не говорили, — осторожно ответила ей, не зная, какой реакции можно ожидать в ответ.

— Так я и думала, — совершенно серьезно кивнула головой ведьмочка и повернулась ко мне, — Воля, послушай моего совета. Маг никаких серьезных чувств к тебе не испытывает, а про свадьбу сказал специально, чтобы произвести впечатление. Так что, подруга, держись!

Не сдавайся. Если что — зови! Мы, ведьмочки, сразу же на помощь прилетим. Я так точно прибегу, благо комнаты рядом.

— Спасибо, — от всей души поблагодарила ее.

Мне правда была приятна такая забота. Причем, в девочках нисколько не сомневалась, пример с Сарой показал единодушие в наших рядах. Те, ведьмочки, что не заняли свои места в круге, как оказалось, были либо в отъезде, либо заняты, либо просто не знали, что происходит. Уверена, что и преподавательницы нас поддержали бы из солидарности, но девочки согласилась тогда, что лучше об этом не рассказывать. Только Элантар знал точно, что произошло. Маги послушались приказаний своего преподавателя и прилетели к нашему кругу, уже когда все закончилось. Они подхватили обессиленных ведьмочек и отнесли по комнатам, чтобы дать возможность восстановиться. Обо мне заботился Элантар.

Сара уже пришла в себя и не могла рассказать ничего подругам о том, что с ней произошло. Она старалась, но ничего не помнила, кроме того, что принарядилась для романтической встречи с магом. Потом раздался стук в дверь и дальше провал, пока не очнулась в комнате оттого, что ее пыталась разбудить Лиса.

Сова проухала по этажу, разгоняя болтающих ведьмочек по классам. Мы привычно уселись рядышком с Калисой. Вошла Талия и внимательно оглядела нас всех.

— Воля и Калиса! — строго произнесла она.

Мы обреченно поднялись со своих мест, понимая, что сейчас нас ждет или разнос, или наказание. За что, особо не задумывались, ведьмы народ изобретательный, и мы своим еще недоученным мозгом понять, о чем идет речь, не всегда могли.

— Сдать метелки! — прозвучал приказ.

— За что?! — взвыли мы одновременно.

За время обучения наши помощницы стали настолько близки нам, почти родные, что сдача их как «инвентаря» была для нас трагедией.

— Захрая проведет допрос, — нехорошо улыбнулась ведьма.

Мы переглянулись. Это ни к чему хорошему не приведет. Пусть метелка со мной в подземный мир не опускалась, но ведь в ведьмином круге участвовала! Не знаю, какие способности есть у ведьм, но мне стало страшно, если не за себя, то за девчонок. Видимо, мое оправдание — обмывание дома — не убедило Захраю. В какой-то момент я даже забыла, что демон и просто струхнула. Моя истинная сила привычно спряталась и не показывалась. Сейчас я была ведьмочкой Волькой Страйк, учащейся на последнем курсе учебки. Точнее сказать наши курсы были условными. Та ведьмочка, что, по мнению преподавательниц, достигла своего уровня могла закончить раньше обучение, те же, кто не успевали, могли зависнуть тут надолго, потому что ведьма это не статус, а состояние души. Если ты открыта природе и готова получать новые знания, то ведьмы легко отправляли такую ученицу в мир.

Пришлось подчиниться приказу и отдать управление своими помощницами в руки преподавательницы. Она же отправила их в кабинет главной ведьмы. Дальше мы изучали достаточно скучную тему для меня, а для девчонок вообще заоблачную: «Нежить подземного мира». Вряд ли когда такое ведьмочкам встретится, но Талия права, для общего развития такое необходимо.

Рассказ был красочным, тут нужно отдать должное нашей ведьме, она приводила примеры, давал объемные картинки событий, вообще, все уроки у нее проходили на «ура». Только я знала эту тему слишком хорошо, а потому просто сдержано улыбалась и думала о своем.

Первое, что меня очень волновало и требовало всестороннего обсуждения и понимания с моей стороны, это ситуация с Элантаром. Пришлось смириться, что как демон, я получила себе верного и преданного помощника на всю жизнь. Любой бы житель подземного мира был рад за такой подарок судьбы, но мне было совестно и неудобно перед магом. Просто я испытывала к нему достаточно нежные чувства, чтобы позволить себе использовать его отношение ко мне. Вот! Я наконец-то сформулировала свое отношение к Элантару. Было еще что-то, что где-то тренькало и заставляло задумываться над своим отношением к магу. Это было доверие, что к нему испытываю. Даже личам в нашем доструме настолько не доверяла, хотя они полностью зависели от нас.

— Способность юстрафов в том, чтобы быть незаметными, проходить невидимыми, а самое главное… — тут преподавательница сделала паузу, — у них есть способности заставлять делать то, что им нужно.

На этом моменте мое сознание неожиданно включилось. Это заметила Талия и чуточку ехидно улыбнулась. Чувствует моя ведьминская душа, что будут в ближайшем будущем гонять по подземной нежити.

— А они могут заставить убить? — брякнула не подумавши.

— Для людей этого не требуется. Там идет полное подчинение. Для демонов… тут разные версии, мнения магов и ведьм расходятся, — как-то задумчиво произнесла Талия.

— Я могу взять эту тему для выпуска? — опять, прежде, чем подумать, спросила я.

— Хорошо. Но тут достаточно сложная практическая, — потерла переносицу ведьма.

В это время дверь распахнулась, и ворвался Архан Вирас. Мы же с любопытством уставились на мага. То, что в последнее время он был самым главным развлечением в учебке, можно не говорить. Так что мы с предвкушением очередного развития отношений уставились на мужчину.

— Талия! — пафосно произнес маг, — Ты не вняла моим словам, когда мы были наедине, так вот, говорю при всех твоих ученицах: «Люблю и выходи за меня замуж! Будь мне женой!»

Талия закатила глаза и приняла вид страдалицы. Я же нервно вздрогнула, серьезно опасаясь, что мне в скором времени предстоит то же самое.

— Девочки, оставьте нас, — строго приказала ведьма.

Мы с готовностью поднялись с мест, но маг жестом остановил нас.

— Ведьмочки, останьтесь! — тон был строгим, совсем не такой, каким он только что просил Талию быть женой, — Моя дорогая ведьма все время ускользает от прямого ответа на четко поставленный вопрос, а потому мне нужны рычаги воздействия на эту женщину.

Мы прыснули со смеху. Это когда ведьма прямо отвечала на поставленный вопрос? Эх, маги! Как же вам далеко по понимания ведьминой сущности.

Услышав нашу реакцию, Архан Вирас понял, что что-то сделал не так, а потому напор свой убавил и повернулся к Талии.

— Я что-то сделал не так? — с удивлением спросил у ведьмы.

— Наконец-то до тебя дошло! Удивительно, что вообще догадался спросить, — с облегчением произнесла Талия, — Девочки, что маг сделал не так? И как нужно было поступить?

Вокруг вырос лес рук ведьмочек, желающих дать ответ, я тоже решила внести свою лепту в обучении мага.

— Лиса, — первой предложила высказаться преподавательница.

— Нельзя заставлять силой давать согласие.

— Романтический ужин!

— Прогулка под луной!

Посыпались ответы из ведьмочек, как только Талия указывала на очередную девчонку.

Но вот при последнем предложении все невольно покосились на осенний ураган, бушующий за окном. Уже с утра стал срываться первый мокрый снег, обещая к вечеру похолодание и возможно настоящий снегопад.

— Стихи, лучше свои, — это Шел, самая романтическая из всех ведьмочек. Она же и стихи пишет.

— Цветы к завтраку!

— Любовная магия! — все покосились на Жустин. — Я имела в виду свои признания окрашивать любовной магией.

Талия улыбнулась и кивнула, поддерживая ответ. Именно это заметил Архан Вирас. Не откладывая все на потом, он тут же начал свое волшебство. Мы все замерли в ожидании того чуда, что сейчас должно произойти. И оно случилось.

На ладонях мага стали образовываться снежинки, мужчина вскинул руки вверх и по классу разлетелся дружный и веселых хоровод белых красавиц, вызвав оживление среди ведьмочек. Удивительно, но это не был настоящий снег, точнее сказать, снежинки были большими, каждая из нас поймала в ладонь по одной красавице, но они не таяли, хотя холодили кожу.

— Они волшебные, — поймав на себе наши удивленные взгляды, произнес Архан, — Загадывайте желание, пока они не растаяли и отпускайте их!

Ой, что тут началось! Ведьмочки зашумели, переговариваясь, потом что-то стали шептать в свои ладошки. Даже Талия не осталась равнодушна к этой забаве, ведьма поймала искрящуюся снежинку и загадала желание. Мое было самое простое: «Быть счастливой».

При этом я представляла брата, мир в поземном царстве… мужчину рядом с собой. Снежинка сама вспорхнула с ладони, не дав толком рассмотреть моего спутника.

Окна в классе распахнулись и весь снежный фейерверк, искрясь и веселясь, вылетел на улицу. Мне даже показалось, что снежинки смеялись. Но ведь это невозможно?

Архан Вирас поймал снежинку с желанием Талии и поднес к своему уху, а та что-то ему шепнула! Я сама это видела! Маг счастливо улыбнулся и отпустил свою помощницу выполнять загаданное желание. Талия при этом нахмурилась, но смотрела на дальнейшие действия мага с интересом. И мужчина нас не разочаровал, он снова сотворил чудо прямо в классе!

Из его ладоней выстрелили несколько магических лучей, все разного цвета, они покружились по классу, а я внимательно наблюдала за Талией. Ведьма замерла в предвкушении того, что должно произойти.

Магия сотворила радугу!

Ведьмочки, в изумлении распахнув глаза, смотрели на Архана Вираса, который благородным жестом предложил ведьме руку и повел к своему созданию. Радуга светилась и переливалась среди небольшого класса, но было ощущение, что мы находимся не в комнате, а там, в вышине, в облаках. Ой, и, правда, облака! Они проплывали у основания радуги, скрывая деревянный пол, парты и доску. Вскоре от класса ничего не осталось. Девчонки боялись шевельнуться, чтобы не нарушить волшебство момента, понимая, что сейчас будет очень личный и романтический момент для мага и Талии.

Мужчина повел свою любимую по радуге. Они поднимались медленно, и было видно, что Талия расцветает на глазах. Пропадает ее нахмуренное выражение лица, а восторг и счастье появляется на нем. Архан же был просто счастлив.

И вот там, на самой вышине, среди облаков в ярко-голубом небе маг сделал предложение ведьме быть его женой. Мы смотрели на свою ведьму с замиранием сердца, ожидая от нее решения. Думаю, что и Архан Вирас сейчас боялся дышать.

— Согласна, — тихо произнесла Талия.

Мы постарались незаметно выдохнуть, но наше дыхание поколебало плывущие мимо нас облака, созданные магией Архана.

— Девочки, уходим, — тихо шепнула соседкам, приподнимаясь со своего стула.

Даже удобно, что вокруг творилось это волшебство, можно было спрятаться в облаках и незаметно уйти. Ведьмочки тихо передали своим соседкам, и мы стали покидать класс.

Пара наверху радуги нас будто не замечала. Они были счастливы. Перед тем как прикрыть дверь за собой, увидела, как мужчина привлек к себе Талию, и они поцеловались.

— Ах, — раздалось дружное в коридоре, где уже можно было говорить и дышать.

— Вот это мужчина! — вздохнул кто-то из девчонок.

— Да!

Мы шли по коридору, тихо переговариваясь. Урок еще не закончился, и сова сидела на своем шесточке, сонно поглядывая на нас.

Тут в кабинете главной ведьмы что-то прогремело. Мы испуганно переглянулись и бегом направились к двери, которую чуть было с петель не сорвало, когда дернули, открывая, сразу несколько рук.

Картина, представшая перед нашими глазами, заставила испугаться еще сильнее. В кабинете шел допрос наших метелок.

Наших помощниц выдавали в учебке, они были привязаны к каждой хозяйке. Ведьмочки так привыкали к ним, что не представляли себе жизни без метелок, совершенно забывая о том, что это имущество училища. Так что для главной ведьмы совсем не трудно взять под контроль наши метелки. А здесь их было достаточно много. Наши помощницы были выставлены в круг, беспокойно дергались, постукивая черенками об пол. У метелок магии нет, хотя летать умеют, они просто привязаны к своим ведьмочкам, вся их защита построена на том, что они могут подчиняться только своей хозяйке, потому ничего удивительного в том не было, что главная ведьма могла подчинить их себе.

Когда посмотрела на Захраю, то даже догадалась, как именно ведьма это сделала. В ее руках были прутики из метелок.

Мы висели в несколько голов в дверном проеме, но помешать допросу не могли, слишком сильная ведьма была Захрая. Но и не выгоняли нас из кабинета, может быть, просто потому что некогда было.

Еще раз что-то громыхнуло под потолком комнаты, я невольно перевела туда взгляд — цел ли? А то, как в прошлый раз раскололо, и штукатурка сыпалась. Но потолок был по- прежнему белоснежным, видимо, вчера отремонтировали. Не зря Талия переключила внимание на строителей, давая возможность мне сбежать. Зато теперь Захрая принялась за нас со всей серьезностью.

Картинка стала медленно проявляться, заставляя ведьмочек беспокойно шевелиться и вздыхать. Но и это не отвлекло главную ведьму.

Перед нами раскинулась та ночь и наш ведьмин круг. Мы четко увидели камень и лежащую на нем бледную Сару, а вокруг стояли мы.


Академия магии

Захрая внимательно смотрела на все происходящее, и по выражению ее лица было непонятно, как она ко всему этому относится. Если главная ведьма решила допросить наших верных помощниц, то можно однозначно сказать, что в мои слова об обмывании дома, она явно не поверила.

Мы смотрели на себя со стороны, как вокруг кружилась сила, на Сару, лежащую на камне.

Когда все закончилось и подбежали маги, которые подхватили ведьмочек на руки, Захрая отпустила метелки. Наши помощницы попадали на пол, опасаясь шевелиться. Елавная ведьма смотрела в пол, она была в глубокой задумчивости, ее одна рука сжимала прутики, вторая свою метелку. Мы боялись шелохнуться и старались дышать через раз.

В том, что мы устроили ведьмин круг, не было ничего предосудительного. Но ведь мы не сказали про привязку демонов, а опытная и умная главная ведьма заметила силу круга, состояние Сары, а так же кровяные потеки на ведьмочке, когда обрывалась привязка.

Думаю, сделать выводы ей не составит труда. Так и оказалось.

— Почему не сообщили? — спокойным тоном спросила Захрая Тилса, подняв на нас глаза и обводя наши лица медленным взглядом.

Ведьмочки дружно молчали. Мы и сейчас не были уверенны, что нужно рассказывать обо всем, что произошло. Елавная ведьма, поняв, что не добьется от коллективного разума ответа, стала говорить дальше.

— Вы молодцы, — неожиданно для нас похвалила главная ведьма, — Сообразили, чем можно помочь девочке и не стали откладывать. Кто догадался о привязке? — а вот последний вопрос был высказан резким тоном.

Даже мурашки пробежались по коже от предчувствия надвигающегося наказания. Ну и что, что я демон, в душе-то давно ведьмочка, тем более провинившаяся перед пре по давате лям и.

— Я, — созналась, едва слышно.

Сердце бешено скакало в предчувствии грозы, что расколола вчера потолок в этом самом кабинете.

— Выйди вперед, Воля, — голос был строгим, но грозы пока в воздухе не чувствовалось.

— Зачет по ведьминым кругам получаешь автоматом, — неожиданно произнесла главная ведьма, — А вот за то, что скрыла о причине, будешь наказана.

Вздохнула. Я стояла, переминаясь с ноги на ногу. Как вдруг за моей спиной раздался какой-то шум. Обернуться и посмотреть причину не успела, меня подхватили чьи-то руки и увлекли на выход.

— Уважаемый Даприяс! — голос Захраи звенел металлом, — Объясните причину своего поведения!

— Уважаемая Захрая, мы с моей невестой отбываем в Харшис для знакомства с моими родителями, — остановился на мгновение Элантар и вновь стал протискиваться сквозь плотный строй девчонок в дверном проеме.

— Воля Страйк! Что это значит? — попыталась остановить мой очередной побег от наказания главная ведьма.

Я же, увлекаемая Элантаром и крепко перехваченная за талию магом, могла лишь развести руки в стороны. Возражать «жениху» при всех не собиралась, тем более, если это отсрочит мое наказание. Хотя мысль о зачете автоматом грела душу.

— Маг сегодня сделал предложение Воле, — прояснила ситуацию Калиса.

Ведьмочки зашумели, обсуждая новость, сомкнувшись плотной стеной за нами, отрезая возмущенную Захраю. Моя метелка, поняв, что допрос закончен, а я удаляюсь, взлетела и, пользуясь всеобщей суетой, выскользнула из кабинета. Ее черенок замелькал сбоку от меня, а прутик, выскользнувший из рук главной ведьмы, воткнулся к своим собратьям.

— Пусти, все уже! — стала расцеплять руки мага на своей талии, едва мы свернули за поворот, — За спасение тебе спасибо, но не надо было так меня подставлять перед подружками.

— Почему подставлять? — переспросил Элантар, все же давая мне свободу.

— Потому что теперь от расспросов мне придется прятаться в своей комнате, — пояснила ему.

Метелка подлетела ко мне, а я стала нежно расправлять прутики. Представляю, как плохо было моей помощнице в момент допроса.

— Сейчас мы вылетаем в Харшис, — сообщил мне маг.

— Зачем? Я никуда не полечу! — я была категорична.

— Потому что смерть Сахшиса Торлима заставила провести расследование… — произнес Элантар и замолчал.

А я уже догадалась. Маги посетили родителей всех учеников и преподавателей Академии.

— Много? — с тревогой в голосе спросила его.

— Еще четверо, — мрачно ответил мне Элантар, — В Академии нужна твоя помощь. Демонов под предлогом закрыли в собственных комнатах, но нужно посмотреть на них. Действительно ли они демоны.

— Вряд ли смогу различить их облики, но я постараюсь, — кивнула магу, понимая все серьезность положения.

— Полетели? — весело спросил меня Элантар.

— Я на метелке, — сделала шаг назад, чтобы избежать нового захвата мага.

— Что-то мне подсказывает, что сейчас передумаешь, — сообщил мне довольный мужчина и распахнул дверь на улицу.

А там шел снег. Не тот, что был с утра, мелкий, мокрый, мерзкий. Нет! Сейчас огромные хлопья, так похожие на те, что наворожил Архан Вирас своим волшебством, кружились в тихом танце, плавно падая с неба на почти неприкрытую землю. Еще недавно мы прыгали через расквашенную грязь и слякоть, обходя лужи, а сейчас я восторженно смотрела на белоснежное волшебство природы.

— Какая красота! — восхищенно выдохнула, сделав шаг из дверей.

— Да уж. Шутки с природными явлениями — штука опасная, — Элантар довольно щурился на белый снег.

Несмотря на то, что словами он не одобрял магию, вызвавшую снегопад, в голосе осуждения не чувствовалось. А мне все очень нравилось. И то, что Архан оказался таким романтиком и этот снег, покрывающий своей белизной уже надоевшую грязь, и Элантар, попросивший помощи с демонами. Все же обратился, не отмахнулся. Это было приятно и очень льстило самолюбию.

Подозвала метелку и уже собиралась на нее взгромоздиться, когда маг еще раз спросил:

— Может, все же со мной? — при этом очень гостеприимно распахнув объятия.

— Не-а, я сама, — мотнула головой.

— Жаль, — при этом маг не выглядел сильно расстроенным.

Вскоре я поняла, что мой выбор был все же неудачным. Снегом было замечательно любоваться под козырьком перед входом в учебку, но никак не несясь на огромной скорости. Огромные хлопья мокрого снега прилипали к волосам, шляпе (как оказалось, мой теплый плащ и шляпу Элантар принес еще в то утро, когда прибежал за мной в комнату и встретился с Шасей), хлестали по щекам, старались попасть в глаза.

Сначала я еще старалась уворачиваться, подставлять ладони, опускать поля шляпы, но потом смирилась с ветром и снегом, но продолжала лететь на метле, этим отстаивая свою независимость. Лететь, не видя направления, достаточно сложно, а потому пришлось получать по полной все прелести нелетной погоды.

Элантару же было все нипочем. Его защищал плащи магия. Воздушный щит вокруг него позволял спокойно скользить среди снега, при этом, не мешая обзору. Но сознаться, что нуждаюсь в помощи, не могла. Мы, ведьмочки, слишком гордые!

Когда показался Харшис моя гордость не сгибалась только потому, что просто замерзла и попросить помощи просто не могла. Магу же такая мысль не пришла в голову. Догадался о том, что мне нужна помощь, только тогда когда я рухнула с метелки на голую землю. Снег перед городом магов постепенно закончился, и здесь все еще была слякотная погода.

— Хозяин, вашей гостье помочь? — раздался надо мной равнодушный (произнес) мужской голос.

— Уважаемая Воля Страйк — моя невеста! — зло произнес в сторону Элантар, в тот же миг подбежавший ко мне, — Я сам справлюсь!

— Уважаемой Воле Страйк приготовить комнату? — вновь безразличный вопрос.

— Горячую ванную, — рыкнул «жених», подхватывая меня на руки.

Скрюченную и окаменевшую меня прижали сильные руки. Возмутиться и что-то объяснить, сил не было, а потому меня несли туда, куда считали нужным. А точнее в ванную.

Дом, в который меня занесла метелка под руководством Элантара, из такого положения рассмотреть не было возможности. Островерхая шляпа упала по дороге, даже не знаю где. А вот с остальной одеждой я расставалась с помощью рук мага.

Теплые, что удивительно, ладони мага скользили по всяким пуговичкам и крючочкам, ленточки, намертво затянутые в узелки, послушно распускались. Все это время руки Элантара придерживали меня.

Кто-то входил, выходил, об этом я узнавала по хлопающей двери, но сил возмутиться не было. Потом мужские руки снова подхватили меня и осторожно опустили в пенистую и очень горячую воду. Голова удобно устроилась на подушечку, которая была приготовлена на пологом бортике.

Элантар полюбовался на начавшую согреваться меня и отошел в сторону. Я-то подумала, что он решил оставить меня, но оказалось у него совершенно другие планы. Мужчина начал раздеваться, скидывая одежду на пол, совершенно не заботясь о ее сохранности. Вскоре он остался совсем обнаженным, но отвести взгляд или сделать вид, что мне неудобно, не могла. Наоборот, я просто любовалась красивым магом.

А может, я просто замерзла и не могу отвести взгляд? Элантар даже не сомневался в своих действиях. Мужчина спокойно перекинул ногу в ванную и уселся напротив меня. Вода, побеспокоенная его погружением, перекатила волны ко мне и отошла обратно. Пена плавно колыхалась, а мы смотрели в глаза друг другу. Мне нравился Элантар, он нисколько не стеснялся своих чувств и в тоже время не вел себя, как зависимый. Я знала, что он любит меня искренней, верной любовью, а мне от этого только приятней становилось. Может, я какой-то не правильный демон? По всем законам подземного мира нужно было использовать мага, а я просто терялась от того, что он мог прикоснуться ко мне, поцеловать.

При последней мысли перевела взгляд на улыбающиеся губы и просто потерялась во времени.

Не знаю, как это получилось, но неожиданно почувствовала, что Элантар уже за моей спиной и очень осторожно обливает горячей водой, стараясь согреть не только ей, но и своими руками, нежно потирающими мою кожу.

Даже после всего, что между нами было, отвела взгляд в сторону и попыталась разомкнуть эти объятия, но мужчина не отпустил.

— Упрямая ведьмочка, — довольно и очень тихо проговорил маг мне на ухо.

— Независимая, — гордо вскинула носик в ответ.

При этом мне хотелось поймать его взгляд. Зачем мне его взгляд? Что там хотела увидеть? Он просто человек, а я демон, он маг, а я ведьмочка. У нас не могло быть никакого будущего… и настоящего. Но оно было! Я чувствовала горячие губы на шее и плече, руки оглаживающие изгибы тела. И почему-то было страшно, действительно страшно, будто впервые видела этого мужчину.

Демоны, ничего не понимаю!

Раньше для меня все было просто. Я знала, что Элантар под моим заклинанием, что это лишь страсть, как последствия. А сейчас? Мне трудно было переступить через себя и… открыться… отдаться своим чувствам? Каким еще чувствам? Демоны! Какие могут быть у меня чувства к этому человеку? Запуталась, окончательно запуталась в том, что сейчас происходило.

Мысли жили своей жизнью, тело своей, а моя совесть требовала, чтобы я приняла какое- то решение. «Какое еще решение?» — простонала я.

— Будь моей женой, — услышала ответ.

Ведь знала, что в последнее время проговариваю вслух свои мысли, знала, что в этом моя проблема и нужно следить за собой. И вот, подловил меня маг.

— На что я тебе? — спросила его, подразумевая то, что я демон со своими проблемами в подземном мире.

— На всю жизнь, — совершенно серьезно ответил маг.

Но как? Как так можно? Мы из разных миров, он маг, ведьмочка, он человек, а я демон. Но не могла я отказаться от этого мужчины. Что-то неведомое, непреодолимое тянуло к нему. Я почти сходила с ума и теряла разум, когда Элантар целовал меня. Но я всегда относила это к своей магии, ведь мое заклинание было над ним. А сейчас? Сейчас я знала, что пусть с помощью меня, но простое чувство влюбленности, проросло в душе мага и сейчас, кажется, захватывало не только его, но и меня.

Вихрь мыслей пронесся и куда-то растворился, оставив нас двоих Наши взгляды были откровенными настолько, что я, демон, отвела в сторону глаза. Одно дело быть с мужчиной, утешая себя мыслью, что как только снимется заклинание, он все забудет и совсем другое с любящим.

Демоны! За что вы так со мной?!

Кровь кипела и требовала своего, но свою сущность вполне могла приструнить. Ответа на свой вопрос маг так и не дождался. Я отдалась на волю случая, считая, что промолчать в той ситуации, где я точно не знаю решения, лучше всего.

— Уважаемый Дастир, это Воля Страйк — моя невеста, произнес Элантар, представляя мою особу в кабинете директора Академии магии.

— Ведьмочка? Хорошенькая, — весело произнес Дастир, получая все мои симпатии.

Не то, чтобы я считала себя красавицей, но мнение мага, да еще директора самой

Академии, было лестно для меня. Вот только эта ситуация с положением невесты меня немного пугала. Я посмотрела на «жениха» и получила в ответ очень теплую улыбку, после чего просто растворилась в глазах брюнета. Время на миг замерло, возвращая снова к прошлому, где с жаром шептала, что готова стать ему женой. Приходилось признать — маг умел убеждать. Причем очень доходчиво. Да так, что я просто терялась от слов, поцелуев и готова была провести всю свою жизнь рядом с человеком. А ведь это совсем не то, на что рассчитывал Шася. Я так думаю. Ведь он подразумевал, что демон подчинил себе мага- человека, а не оборот.

Вот это наоборот, как раз заставило гордо вздернуть носик и пройти уверенной походкой к столу директора. При этом протянуть руку для пожатия с улыбкой произнести:

— Спасибо вам за комплимент моей внешности, но я не товар, чтобы меня оценивать.

Директор с легким изумление пожал мне руку, но после этого не сводил с меня заинтересованного взгляда. Вот что мне мешало согласиться с ролью глупой ведьмочки? Наверно, моя сущность, которая ни при каких обстоятельствах не могла смириться с ролью, кроме как быть лидером. Демоны, что б их!

Я уверенно расположилась на диванчике, не ожидая особых приглашений. Ведьмочка я или как? Элантар смотрел на все это с улыбкой, лишь несколько недоуменное выражение лица директора говорило о не типичном поведении ведьмочки в стенах Академии. А мне-то что? Поступать сюда не собираюсь, маги, в смысле замужества, меня не интересовали. Я вообще тут консультант с высокой степенью доверия. Вот! Так себя и вела, сообразно этому имиджу.

Что удивительно, лишь только преподнесла, что требую уважения к своей персоне, так сразу же и получила желаемое. Не без построения со стороны Элантара, но даже в его отсутствие, моя уверенность вполне справилась бы.

А ситуация была серьезная. Несмотря на то, что Шася считал, что ищут меня, оставившую заколку под кроватью и несколько красных волос, демоны принимали обличья мужчин. Директор молча испросил дозволения у Элантара, а потом просто рассказывал о том, что ему стало известно. Я понимала боль человека, хоть директор он или кто. Пять магов-учеников погибли. Если Сих был опознан нами в учебке, то остальные продолжали обучение в Академии. И если бы не наша Сара, то об их существовании никто бы не догадался. Четыре демона сидели в своих комнатах и корпели над сложными задачами. Они могли свободно выйти, никто не арестовывал убийц, потому что было важно выяснить многие моменты. И самое главное — их цель, задачи. Что они хотели сделать в человеческом мире?

Как бы я догадывалась, что им от кланов велено найти свидетеля убийства Диртана. Но почему все демоны-мужчины в этом участвовали? Хотя… я ведь демон-женщина, так что вполне разумно. По тем взглядам, что кидал на меня мой «жених» я поняла, что ему приходила та же мысль. Оставалось проверить на практике ее состоятельность. Сам директор Академии мне внушал доверие, но объяснять всю ситуацию предоставляла Элантару. Он маг, преподаватель, вот пусть и оглашает приемлемую формулировку.

В мою же задачу входило опознать, по возможности, демонов- парней, чьи облики-тела похоронили родители еще летом или это лишь псих чьей-то фантазии?

Маги находились в своих комнатах, это упрощало задачу. Они были поглощены заданием по подготовке, кто к практической работе, кто к курсовой. Разумеется, демоны должны были поддерживать легенду и старались, если это были они. Могу предположить, сколько им приходилось работать над собой, чтобы не выходить из образа. Если я просто выпала из подземного мира, воссоздав свой образ, то демоны должны были еще образ жизни, привычки воссоздавать, а это трудная задача — быть не тем, кто ты есть.

Е[ервый же ученик Академии магии вызвал у меня сомнения. Я не могла толком объяснить, что не нравится, а потом, немного отвлекшись, сообразила — он не проговаривает себе под нос, что делает, будто все действия выполняет механически, не погружаясь в процесс. Даже я уже стала озвучить свои действия. Как оказалось, даже мысли вслух говорю, что привлекает ко мне разные реакции случайных собеседников, но все же. Демоны, действительно, настолько всегда четко следят за своими жестами и словами, что выделяются этим среди людей, тем более, если думают, что за ними никто не следит. Зачем демону обсуждать самому с собой что-то, если он занят делом?

Дальше стало проще, отслеживала не характерные человеческие реакции и выдавала свое резюме. Мне никто не сказал — будет это приговором парням или нет. Все, что делал директор Академии магии, это лишь ставил дополнительную магическую защиту на комнаты своих студентов. Я не стала сообщать, что любой демон в состоянии сломать ее, ведь не в этом была задача моего задания. Быть слишком осведомленной тоже не нормально для человеческого мира. Не нужно забывать, что я ведьмочка.

Когда закончили обход всего-то четырех комнат, я была взвинчена. Нервы тряслись на уровне инстинкта. Элан прижимал к себе, а мне было не до чего. Я смотрела на демонов под людским обличием и представляла, что все они жаждут моей смерти, хотят, найди единственного свидетеля убийства главы серых демонов. Маги не видели меня, мне показывали их так, чтобы демоны даже не подозревали об опознании.

В любом случае, директор Академии уже знал о том, что настоящие парни умерли еще летом, похоронены и оплаканы родственниками. Так что, мое опознание было лишь дополнительным свидетельством, а уж никак не основным обвинением против них.

— Все это очень печально, — произнес со вздохом директор Академии.

Мы сидели в его кабинете, нам принесли чай, и я похолодевшими ладонями сжимала чашку, чтобы согреться и унять нервную дрожь. Элантар был рядом, от его присутствия было более-менее спокойно. То молчание, что повисло в кабинете, мне не было в тягость, даже хорошо. Так можно было прийти в себя, а чуть позже обдумать ситуацию. Единственное, что знала точно, нужно было поговорить с Шасей, но для этого нужно было вернуться в Кальтар. А представить себе еще один перелет сквозь снег. Бр-р-р.

— Как там твои родители, Элантар? — спросил директор.

— Хорошо, — отозвался маг, — Передавали тебе приглашение.

Неожиданно для меня они перешли на простое обращение, без «уважаемый», будто давно знакомы. Впрочем, они же в Академии не один год преподают, так что вполне могут быть друзьями.

— Обязательно буду! На балу в этот раз будет очень интересно, — смешинка заискрила в глазах директора.

Он смотрел на меня, и я невольно поежилась под этим взглядом.

— Буду знакомить родителей со своей невестой. Потому Воля и прилетела к нам в Харшис, — произнес Элантар, положив свою ладонь на мою руку.

Так как в это время я как раз сделала глоток чая, то возражать возмущенными словами не могла. Лишь мои выпученные глаза, которыми смотрела в этот момент на мага, сообщили, как я не согласна с такими перспективами.

— Я тоже очень рад, что вы познакомитесь, — с довольной улыбкой проговорил Элантар.

— Ну, знаешь ли! — проглотив чай, начала громко возмущаться.

Но особо разойтись ведьмочке не дали. Мужчина быстро выхватил из моих рук чашку с остатками чая, которой я уже замахнулась, и крепко прижал к себе.

— А ведь уважаемая Воля не очень рада знакомству с твоими родителями, — весело прокомментировал нашу «семейную» сцену директор.

— Просто она их не знает, — ответил другу Элантар.

— Мне нужно обратно в Кальтар, — попыталась вырваться из крепких рук мага.

— Разумеется, мы туда вернемся, — сказал «жених», — Только познакомимся с моими родителями и сразу в твою учебку. Ведь Захрая Тилса только поэтому тебя отпустила во время учебы.

Доводы были разумными. Не знаю, как может узнать главная ведьма, познакомилась ли я с уважаемыми Даприясами, но рисковать не хотелось. Потому вырываться прекратила и недовольно проворчала:

— Тогда познакомимся и сразу обратно.

— Разумеется, — тут же согласился со мной «жених» и легко чмокнул в кончик носа.


Знакомство с родителями

— Ты уверен, что мне нужно бальное платье одевать для простого визита к твоим родителям? — озадаченно рассматривала черное бархатное с шелковым лифом платье.

Это роскошное произведение портняжнего искусства доставили только что в дом Элантара. Черный бархат благородно переливался в складках длинной, до самого пола, юбки, а, переливающаяся стразами, вышивка украшала шелковый лиф и витиевато спускалась к подолу. Выглядело очень красиво и благородно. Строго, без кричащей вычурности, при этом я была уверена, что платье будет хорошо смотреться с моими красными волосами и бледной кожей.

Но надевать это бальное платье для простого визита мне казалось неправильным.

Спор о необходимости нашего знакомства с родителями продолжился в доме Элантара. В кабинете согласилась, но, переступив порог большого дома, где меня встретил оценивающий взгляд дворецкого, все мои сомнения всколыхнулись вновь.

Я долго и упорно доказывала своему «жениху», что выходить замуж, а соответственно представать в роли его «невесты», не имею никакого права. Но мои аргументы прерывались длинными поцелуями, которые заставляли не только кружиться голову, но и забывать связность моих доводов. Элантар совершенно не возражал против слов, что я так горячо произносила, а спокойно привлекал меня к себе и вновь целовал.

Демоны! Он человек или змей-искуситель? Кто тут должен кого слушаться?

Новый поцелуй заставлял забывать обо всем на свете. А бурное примирение закончилось романтическим вечером на ковре перед большим камином в комнате Элантара. Вот как удалось этому магу убедить меня в необходимости знакомства с его родителями? Единственное условие, что я смогла выставить, это то, что мы просто познакомимся, и ни о каких «невестах» упоминаться не будет. Элантар пытался переубедить, но я стояла на своем, и в этот раз магу пришлось сдаться.

Теперь же передо мной было бальное платье и меня поставили перед фактом, что это для визита в дом родителей. Какое-то внутренне чутье подсказывало, что надо отказаться, но извечное женское желание надеть красивый наряд подгоняло подойти ближе и все подробно рассмотреть.

— Может, примеришь? — предложил змей-искуситель за моей спиной, пока подушечками пальцев пробегалась по вышивке, ощущая твердые грани и податливость ткани.

Отказаться сил не было. Но хитрый маг положил руки мне на плечи, будто придавая уверенности.

— Воля, это всего лишь мои родители, обычные люди, ведь они не демоны, чтобы их бояться, — легкий поцелуй в макушку.

Вспомнилось, как сам Элантар познакомился с Шасей, и невольно улыбнулась. Все же магу тогда знатно досталось от брата, а потом я ему предстала во всей красе, а не испугался «жених». А тут обычные люди, в таком платье уж точно не станут устраивать со мной магический поединок.

— Давай-ка, я помогу, — произнес маг и стал снимать мое форменное платье.

Его ладони на мгновение замерли, ощутив кожу на плечах. Обернулась и встретилась с горячим взглядом мужчины.

— Уж лучше я сама, — улыбнулась, прекрасно понимая его состояние, — Иначе мы везде опоздаем.

Вот так получилось, что платье подошло, и я была уже согласна выезжать на встречу. Осталось лишь обуть элегантные туфельки, расшитые так же, как и платье, и соорудить прическу на голове. С этим проблем не было. Не зная, какая мода сейчас принята, просто зачесала красные локоны, стянув их на затылке, а потом, позволив им свободно спадать на спину. Как раз плечи будут прикрыты.

— Вот возьми, — протянул мне небольшую, длинную коробочку Элантар.

— Что это? — спросила его, но из любопытства все же в руки взяла и открыла крышку.

Там лежала длинная шпилька для волос. Серебряная, не очень дорогая, она была украшена простой жемчужиной. Смотрелась просто, и в тоже время было в ней что-то приятное. Когда взяла ее в руки, магия стала приятно покалывать подушечки пальцев.

— Я заметил, что у тебя все заколки заговоренные и позволил себе сделать этот подарок, — Элантар взял из моих рук шпильку и воткнул в мои волосы, — Я буду рад, если ты его примешь.

В ответ улыбнулась. Мне понравился подарок и то приятное ощущение, что шло от шпильки.

— Опять же, я всегда буду знать, где ты, — добавил довольный маг.

— Ах, ты! — потянулась рукой к шпильке.

Опять маячок поставил! Моему возмущению не было предела. Элантар перехватил мою руку и привлек к себе.

— Просто я очень за тебя беспокоюсь. Ведь неизвестно, сколько еще демонов в этом мире, — он смотрел с тревогой и нежностью в мои глаза.

Медленно убрала руку от прически, решив доверять магу. А поцелуй получился как-то сам собой. Так привыкла к его губам, они дарили столько нежности, любви и какое-то ощущения счастья от осознания, что меня любят просто за то, какая я есть. Ромашки в душе тихо звенели, добавляя радужного настроения.

Вышли из дома, держась за руки. Ощущая поддержку мага, уверенно прошла мимо дворецкого, который поджал губы. А мне что? Вот пройдет этот день, и я отправлюсь обратно домой, пусть себе думает, что хочет. А пока я была счастлива, что маг держит меня за руку, любит и старается защитить так, как умеет. За эти чувства была ему очень благодарна и готова была пройти через предстоящее знакомство с родителями.

Карета покатила меня по городу, а Элантар сидел рядом и обнимал за талию. Я же смотрела во все глаза, рассматривая город, который, несмотря на мое пребывание в нем уже второй раз, так и не удалось толком увидеть. В первый прилет я выбирала доходные дома, а во второй замерзла настолько, что мне было не до красот.

Сейчас же лошади спокойно катили по гулкой мостовой. Горожан в начавшихся сумерках было мало. Холодно, снег, срывающийся из серых туч, торопил укрыться за стенами, пристроиться рядом с огнем в очаге. А у меня на этот вечер было запланировано приключение, так что кровь демона бурлила, а румянец, кажется, разлился во всю щеку.

Когда карета повернула в открытые ворота, то мне открылся прекрасный вид. Дом был лишь в два этажа, но очень длинным. Белый камень, из которого сложили это здание, приятно радовал глаз своей нарядностью в хмурый осенний вечер. Листва с деревьев давно облетела, и ее успели убрать. Осталась лишь сырая земля, припорошенная первым снегом, голые остовы кустов, а еще мощенная мелким гравием подъездная дорога.

При подъезде к дому стало заметно, что сам дом освещался белыми магическими огоньками, отсюда нарядность и чистота цвета здания. Как просто и в тоже время эффективно. Дом мне понравился. Была бы у меня семья, то выбрала такой для проживания. Видно было, что места хватает всем, но, в тоже время, он не подавлял своими размерами. Мельком увидела парк, который расположился с противоположной стороны от подъезда к дому. Наверняка летом там очень приятно гулять в тени раскидистых деревьев. Но оставаться здесь настолько долго, чтобы проверить свою догадку, не собиралась.

Элантар галантно подал мне руку, помогая выйти из кареты, а двое слуг поклонились при входе. Праздничные ливреи на мужчинах были с иголочки. Что же за праздник такой, что маг выбрал для меня вечернее, бальное платье, а дом и слуги сияют, как начищенный самовар у рачительной хозяйки?

Спросить у моего кавалера не успела. Маг ввел меня в дом, где все сверкало огнями, а на встречу нам вышла нарядно одетая женщина. Она улыбнулась и протянула руки к Элантару, маг потянул меня за собой, не освобождая моей руки. Таким образом, я оказалась рядом с уважаемой Даприяс. Меня окинули внимательным взглядом, задержавшись на волосах, а потом мне все же дали свободу.

— Эл, как же давно тебя не видела, — проговорила бархатным голосом хозяйка дома. В ее словах было много тепла.

Удивительно было то, что Элантар совершенно не был похож на свою мать. Высокий брюнет с зелеными глазами возвышался над хрупкой фигуркой женщины. Она в противоположность была белокожей и в молодости явно сверкала белоснежными волосами. Сейчас же в элегантной прическе уважаемой Даприяс была седина, что все равно шло к милому и доброму лицу мамы Элантара. Может быть, сын пошел в отца?

Вскоре мне предстал и глава семейства. Он тоже был невысокого роста, чуть выше своей супруги и… тоже блондин. Обдумать этот семейный феномен мне не дали, закружив в разговоре взаимных представлений.

— Представь свою спутницу, — вежливо попросила уважаемая Даприяс.

— Мама, это Воля Страйк, ученица Захраи Тилсы, — потянул легким движением вперед мою руку Элантар, заставив выступить вперед перед родителями.

— Очень рада познакомиться с родителями уважаемого Элантара Даприяса, — вежливо произнесла и поклонилась с достоинством, как обучали нас в учебке.

— Ведьмочка, — немного насмешливо произнес отец мага.

Мама же еще раз оглядела меня, опять задержала взгляд на волосах и, кажется, потеряла весь интерес к моей персоне. Я даже вздохнула с облегчением, что обо мне забудут на этот вечер, и не будут рассматривать пристальными взглядами. Но мои надежды не оправдались.

— Эл, Лидия приехала специально, чтобы поздравить меня, — переключила свое родительское внимание на сына уважаемая Даприяс.

— Я очень рад, мама, — ответ был вежливым, а я заметила, что тон стал очень холодным, хотя до этого маг очень тепло общался с родителями.

— На прошлой неделе у нее был день рождения. Ты не прилетел, хотя был приглашен! — осуждающе произнесла мама Элантара.

— Я был занят, — голос мага просто обжигал холодностью.

Мне уже становилось интересно, что за семейные разборки сейчас происходят в благородном семействе. Но при этом старалась раствориться в воздухе и изображать из себя легкую тучку на фоне светлых стен.

— Очень жаль, что тебя не было там, — включился в разговор отец Элантара.

Вот мужчина мое присутствие отметил быстрым взглядом. Делать тактичный шаг назад не собиралась. Во-первых, потому что никого вокруг не знала, а во-вторых, потому что могла заблудиться, ну, и, в-третьих, мне было жутко любопытно, что такого произошло в день рождения какой-то там Лидии. Кажется, последний вопрос прямо висел над моей головой, потому что мама Элантара повернулась ко мне и пояснила:

— Лидия наша дальняя родственница. У них с Элом любовь уже давно. Они как раз на ее дне рождения собирались объявить о предстоящей свадьбе, — Тон вкрадчивый и улыбка такая… плотоядная.

У Химеры такую, однажды видела, когда она пыталась завлечь своими чарами малыша горгульи, заблудившегося в городе. Тогда мамаша быстро нашла свое чадо, а драку между горгульей и химерой еще неделю обсуждали в Герташе.

— Мама, ты преувеличиваешь, — недовольно произнес маг.

А я во все глаза смотрела на мужчину. Получается, что я своим заклинанием избавила его от женитьбы на Лидии? Каюсь, ромашки были забыты, а демон в душе потешался над ситуацией.

— Отнюдь! — поджал губы папа мага, — Мы решили исправить такую оплошность. Пусть сегодня не день рождения Лидии Кейтлан, лучшей магнии из Академии, но мы решили, что можем себе позволить сообщить о вашей предстоящей свадьбе.

— А какой сегодня день? — спросила я.

Интересна же причина всего этого торжества.

— Сегодня день моего рождения, — вежливо ответила мне мама Элантара.

— Ох, простите! — тут же воскликнула я, — Примите мои поздравления. А в качестве подарка позволите мне маленькое волшебство?

— Будете стараться приворожить моего сына? — все так же высокомерно спросил уважаемый Даприяс.

— Зачем же? — радостно улыбнулась мужчине.

Сообщать о том, что это уже сделано, не собиралась, а вот устроить маленький «бум- барабум» в этом благородном собрании прямо руки чесались. Или я не ведьмочка, чтобы маленькие пакости буквально с кончиков пальцев сами не начинали срываться?

— Всем известно, как ведьмочки пытаются заполучить магов, — вместо мужа произнесла уважаемая Даприс.

Ромашки в душе согласно звякнули и решили, что хоть они и родители Элантара, обращения «уважаемые» не заслуживают. «Малоуважаемые» — это вполне для них.

— Только ничего не учуди, — ухватил меня за дрожащие пальчики и тихо прошептал Элантар.

— Разве я на такое способна? — искренне похлопала на него ресничками.

Ответить на мой простой вопрос маг не успел, к нам скользнула женская фигура.

— Эл! — радостно воскликнула темноволосая девушка и повисла на парне.

Ему пришлось отпустить мою руку, что удержать высокую брюнетку, повисшую на нем.

Я же во все глаза рассматривала давнюю любовь мага. Высокая, стройная, но при этом лишенная изящества фигура, привлекала мужское внимание своими выдающимися формами, которыми она сейчас атаковала грудь мага. Руки Элантара обхватили за талию эту угрозу его холостяцкого состояния, и пытались оторвать от себя проявление радостных чувств девицы.

Пышные юбки почти накрыли мага, родители умильно смотрели на встречу «влюбленных». Я же чувствовала, как что-то закрадывалось в сердце, а желание сотворить пакость средних размеров вырастает до почти огромных. Вот, казалось бы, мне надо радоваться за Элантара, опять же, меня никто «невестой» перед толпой незнакомых мне людей и Даприясами не представляет, а почему-то вид обнимающейся парочки был неприятен.

Поцелуй у них все же случился. Пусть по инициативе Лидии, но все же. И вот тут моя сущность не выдержала. Ромашки обиженно поникли, а вот демон внутри решил стребовать свою собственность. Ведь Элантар любит меня? Я не ошибаюсь?

Синеватая дымка проявилась на пальцах, но даже то, что я так быстро сжала кулаки, скрывая это, не помогло. Оба родителя и даже Лидия, которая, по идее, сейчас должна была быть занята «женихом», среагировали мгновенно.

Удар от трех магов прошелся по мне одновременно. Надо сказать, что потрепало меня знатно, даже растерялась немного.

— Демоны! — Выругались все четверо одновременно.

Когда я распахнула глаза, то увидела себя в белом облаке заклинаний, которые кружились вокруг меня, а пробраться сквозь искусный щит не могли. А ведь он был не мой!

Я ничего подобного не ставила. Тогда откуда он возник?

— Ты отдал ведьмочке семейный артефакт?! — воскликнула возмущенно мама Элантара.

— Это кто?! — негодующе спросила Лидия.

Отец мага лишь презрительно фыркнул и сбросил с рук остатки заклинаний. Вскоре облако стало вокруг меня рассеиваться, а я негодующе посмотрела на собравшихся. То, что мы стали центром обсуждения гостей, можно было не сомневаться. Даже те, что были в других комнатах и залах, стали подтягиваться к эпицентру скандала.

— Ведьмочка, — презрительно произнесла «невеста», — Настолько жаждешь выйти замуж за мага, что готова наслать проклятие на меня и всех собравшихся?

Вот это обвинение! А ведь я лишь хотела распустить шнуровку на телесах этой магини. Ну, теперь вполне могу себе позволить и проклятие, чтобы не за зря были такие обвинения. Только сначала шнуровку распущу.

Легкое заклинание слетело на пол с кончиков пальцев. В пылу обмена горячих взглядов этого никто не заметил. Синяя змейка взобралась по пышным юбкам и скользнула за шнуровку. Послушные ленточки распустились, и платье легко соскользнуло с пышной груди.

Зрители ахнули. На месте выдающейся части тела магини обнаружились матерчатые накладки! Искусная портниха так сшила вечернее платье, что этого было незаметно. Я перевела взгляд на Элантара. А мужчина стоял и довольно улыбался. Визг «невесты» огласил притихших собравшихся. Лидия подхватила свои пышные юбки и прикрыла компромат на своей груди, но этих мгновений было вполне достаточно, чтобы увидеть всем желающим простой женский обман по привлечению мужского внимания.

— О вашем поведении я сообщу Захрае! — прошипела на меня мама Элантара.

— О каком? — искренне захлопала на нее глазами.

Самый главный принцип — не признаваться был усвоен мной еще на первых годах обучения.

— Ты! Это сделала! — потрясла перед всеми своим платьем Лидия.

— Что ты! Платье не выдержало твоих подкладок в груди. Я-то здесь при чем? Тут нужно портнихе претензии предъявлять, — с достоинством ответила ей.

Если до этого гости старались тихо обсуждать фигуру магини, то после моих слов громкий хохот поплыл по залу.

— Я тебе этого так не спущу! — выкрикнула Лидия и побежала к дверям.

— Я даже твоей портнихи не знаю! — крикнула вслед, чем вызвала еще одну волну смеха.

— Воля Страйк, вы переступили все возможные границы! — высокомерно и очень громко произнес отец Элантара.

— Это какие же? — вежливо уточнила у него.

— Верните семейный артефакт! — протянул руку мужчина.

— Пожалуйста, — пожала плечами и поднесла руку к прическе.

Не знаю, чего он этим хотел добиться, но лицо мага было недовольным. Длинная шпилька — единственное мое украшение отправилась в руки Даприяса. Элантар подошел ко мне, положил ладони на талию и произнес, обращаясь к родителям:

— Мы уходим.

Тон не терпел возражений, руки направили меня на выход.

— Эл, отправляй свою ведьмочку восвояси и возвращайся на праздник. Он только для близких людей! — раздалось у нас за спиной.

— Мама! — резко развернулся маг и увлек меня за собой.

— Только не это, — прошептала я и постаралась уйти, но у меня это не получилось. Руки мага держали крепко и заставляли, наоборот, вернуться к родителям.

— Мама и папа, представляю вам мою невесту! Воля Страйк! — громко на весь притихший зал произнес Элантар.

Я застонала. Демоны! Вот за что вы так со мной? Что я вам такого плохого сделала.

— Ведьмочка не может быть твоей невестой! — вскричал недовольный отец.

— Моей невестой будет лишь та, что я люблю, — спокойно, но со скрытой силой в словах ответил маг.

Чувствую, что этот скандал надолго станет первой новостью в городе Академии магии, где преподаватель отказался жениться на лучшей магине, а предпочел ведьмочку из учебки. Сколько же самомнения у этих магов!

Нужно отдать должное моему «жениху» он не старался этими словами покрасоваться перед родителями или гостями, не показывал меня как приз, не делал из моей особы протест родительскому произволу, он просто поставил своих родных перед фактом.

— Ты не женишься на какой-то там ведьмочке, страстно желающей выйти замуж за мага! — громыхнула мама Элантара.

Причем не только словами. Магия женщины невольно сорвалась с рук и полетела в моем направлении. Если в первый раз я не была готова к нападению, то сейчас щит вспыхнул сразу же. А вот потом началось самое интересное! Вокруг кокона, в котором мы оказались с Эланатаром, стали множиться магические проклятия-разлучники! Вот уж не ожидала от женщины, что она станет настолько явно вмешиваться в судьбу своего сына. Если бы не мой щит, придется признать, что с ним моя сущность постаралась, добавив в простой рисунок проявление насылаемых заклинаний, то мы с магом даже понять не смогли бы, отчего поссорились в тот же миг.

— Мама! — осуждающе воскликнул Элантар, поняв, что родственница сотворила.

— Я не могу позволить, чтобы мой единственный сын женился на какой-то ведьмочке! — то ли оправдываясь, то ли нападая произнесла женщина.

— Мы уходим! — резко бросил маг.

Больше нас никто не задерживал. Ладони мага по-прежнему сжимали мою талию, увлекая за собой на выход. Слуги подали теплую одежду, а мы вышли на улицу. Здесь пошел настоящий снег, тем самым, откладывая наш отлет на неопределенное время.


Новости

Мне так не хотелось возвращаться в дом к магу, прекрасно представляя, что дворецкий обязательно доложит родителям о том, что мы все ночи проводим вместе. Это была моя жизнь, а потому не хотела, чтобы ее кто-то обсуждал, пусть это даже родственники Элантара.

Мужчина, будто поняв мое настроение, закутал в плащ и усадил к себе на колени в карете. За всю дорогу мы не произнесли ни слова.

А потом мы снова лежали на ковре перед большим камином с бокалами красного вина и любовались сквозь рубиновые грани на огонь.

Элантар поведал нехитрый рассказ об этой «любви». Лидия, в самом деле, была лучшая магия Академии за последнее время. В очередном споре за сердце девушки с выдающимися формами победил Элантар. Лидия восприняла спор двух мужчин очень серьезно и сообщила о чувствах, которые испытывала не только сама, но, по ее мнению, и Элантар, своим родителям, а потом и его.

Брак казался очень удачным для обоих семейств, а потому мага решили женить на Лидии, особо не озаботясь его мнением. Так как самому магу все эти матримониальные планы были смешны, то он лишь удачно уходил от прямых ответов. Вот как раз до сегодняшнего дня. Элантар представить себе не мог, что его родители настолько решительно возьмутся за его судьбу сегодня.

Немного вина и воспоминание о накладном бюсте Лидии развеселило нас обоих. Довольно фыркая, уточняли подробности события. А Элантар рассказывал, что множество студентов Академии поглядывали на пышногрудую Лидию и вздыхали, сокрушаясь, что такая девушка им не достанется, узнав о ее выборе.

Засыпала в объятиях своего жениха, прижавшись к груди, где сердце билось только для меня. В этом, после сегодняшнего дня я уже не сомневалась.

А утром нас встретил восхитительный зимний день. За ночь все было укутано таким плотным покрывалом, что город выглядел праздничным. Тучи разошлись, и солнце искрилось в кристалликах снежинок. Даже смотреть было больно на такое чудо, приходилось щуриться. Улыбка не сходила с лица, когда со спины за плечи меня обняли руки Элантара.

— Прекрасный день! — произнес маг.

— Да! Летный, можно возвращаться домой, — отозвалась ему.

— Ты так торопишься, — с укором сказал Элантар.

— Меня тревожит то, что здесь я не могу связаться с Шасей… — помолчала, — Твои родители…

— Не обращай на них внимания, — отмахнулся маг, — Я очень хорошо их знаю. Они, конечно, хотели как лучше, по их мнению. Но потом они поймут, что лучшего чуда, чем ты, в моей жизни больше не будет.

Обернулась и поймала полный любви взгляд. Как же было хорошо смотреть и тонуть в зелени этих глаз, нежится в лучах его чувства и… отзываться в ответ. Тепло в груди разрасталось, заполняя мое существо, наполняя смыслом существование. Я уже не представляла себе жизни без этого мужчины. Несколько дней проведенных с ним вместе подарили мне такие эмоции, что расставаться просто не хотелось. А ведь придется, если мы вернемся в город ведьм.

Долгий поцелуй у открытого окна. Мы стояли, прижавшись друг к другу, сходя с ума от ощущений, от близости. Невыносимо было представить, что пройдет всего несколько часов, и мы вновь должны будем разойтись по своим комнатам, в одиночестве вспоминая о тех дня и особенно ночах, проведенных вместе.

Невозможность разорвать поцелуй и объятия сводили с ума, заставляя прижиматься сильнее и сильнее к этому мужчине. Он подхватил меня на руки и закружил по комнате. Я рассмеялась, настолько было хорошо и радостно на душе. Мне уже нравилась мысль, что маг считает меня своей невестой и именно так ко мне относится.

А потом все закружилось в танце страсти и любви, что дарил Элантар. Я отзывалась на его чувства, открываясь душой, даря ему безграничную нежность, что испытывала к нему. То утро получилось невероятным. Мы наслаждались этими немногими часами, что остались перед отлетом, потому что были не в состоянии вырваться из объятий перед расставанием. Не хотелось думать, что это был последний раз, когда мы дарили любовь друг друг>г, но, вернувшись домой, в город ведьм мы не сможем быть вместе с утра до вечера и с вечера до утра, как сейчас.

— Воля, будь мне женой, — прошептал Элантар.

— Нет, Элаи, я демон, а ты человек. Мы никогда не сможем быть вместе, — почти с тоской ответила ему.

Запал в душу маг. Ох, пропадает ведьмино сердечко.

— Неужели ничего нельзя сделать? — уткнувшись в мое плечо, произнес мужчина.

Сейчас он был таким беззащитным в этом движении, погладила по спине, утешая. Мне самой будет трудно с ним расставаться. Не думала, отвечая на поцелуй в первый раз, что до такого может дойти. Кровь кипела и подталкивала ответить на любовь мага, рассчитывая получить часть сил мужчины. Но привязываться душой точно не хотела.

— Я хочу поговорить с твоим братом об этом, — резко приподнялся Элантар и стал одеваться.

— Шася тебе скажет тоже самое, — ответила ему.

Усевшись на кровати, я смотрела, как он одевается. Потом поймала на себе его взгляд и тоже потянулась за одеждой.

«Почему на улице летная погода?» — тоскливо посмотрела в окно, где ярко светило солнце и радостно чирикали птички. Они радовались, согреваясь после ночного снегопада, а для меня это означало расставание. Улетать совершенно не хотелось.

В этот раз не стала сопротивляться и уютно устроилась в объятиях мага. Метелка еще какое-то время заглядывала вперед, удостоверяясь, что мне комфортно, а потом уже летела спокойно рядом. Воздушный щит, окружающий нас, не позволял морозному воздуху пробираться сквозь одежду. Потому я лишь чувствовала тепло тела Элантара и радовалась этому времени, позволившему еще немного побыть вместе. Маг иногда касался легким поцелуем моих волос, шляпу для удобства сняла и держала в руках.

Кальтар нас встретил раскатистой тишиной, а ведь было едва за полдень. Я встревожено осматривала кварталы, проплывающие под нами, не понимая причины такого затишья. Приземлились мы на тренировочном поле, о чем попросила мага. Мне все же не хотелось возбуждать лишние разговоры, которые непременно начнутся, если увидят нас вместе. Разумно подумать о том, что Элантар уже сообщил моему классу о том, что я его невеста, как-то не получилось. Меня и так будут расспрашивать и доставать вопросами. Однако тишина вокруг настораживала.

Классы были пустыми, лишь в кабинете Захраи Тилсы были следы борьбы. А еще надпись кровью на стене, язык серых демонов. «Вольхаран. Эти люди у нас». Мы с Элантаром переглянулись, а потом я кинулась на выход. Бежала, не разбирая дороги в свою комнату.

«Они нашли меня. Достали. А самое главное, они нашли, как заставить вернуться!» — билась мысль в голове.

Люди были совершенно ни в чем не виноваты. Демоны искали меня, пришли, а я улетела из учебки. Но они рассудили правильно. За столько лет, прожив между ними, я привязалась к людям, меня окружающим.

Все эти мысли были в голове и в итоге вместо первого стремления перенестись прямо в дострум к серым демонам, где наверняка держали ведьмочек в заложниках, я открыла портал к брату.

Шася поймал меня в руки, но сверху нас накрыл своим приземлением Элантар. Что ж мне так не везет с этими переносами между мирами? Наша пирамидка, образовавшаяся на ковре кабинета, шевелилась. И почему-то мне казалось, что маг не торопился с меня слезать, а старательно исследовал то, что до этого осталось без его внимания.

— Волька, зараза мелкая, зачем этого опять с собой привела? — недовольно ворчал придавленный демон.

— Он сам пришел, — отозвалась брату, — Слезай уже «жених».

В последнее слово вложила весь имеющийся у меня сарказм, совершенно не собираясь признавать за магом этот статус. Но услышала достаточно интересную реакцию со стороны мужчин. Маг довольно крякнул, а вот брат был недоволен. Оправдываться не собиралась, а потому поднялась на ноги и стала оправлять ученическое платье. В конце концов, за него деньги плачены. А из-за того, что мы с Шасей боялись обнаружить связь между нами, на свою жизнь зарабатывала сама. Потому и в кредит к карликам влезла на дом. Кстати, скоро ведь первый взнос, а я еще его не сдала!

На мое недовольное ворчание оба мужчины покосились, не понимая. А ну, их! Не собираюсь оправдываться!

— Чем обязан такому визиту? — слова Шаси были вежливыми, но вот тон демонстрировал его отношение.

— Людей из Кальтара забрали серые демоны, сообщив Вольхаран об этом, — сказала брату.

Не была уверена, что маг знал еще и язык серых демонов, потому распространяться не стала.

— Почему жених? — задал совсем не тот вопрос брат.

— Шася! Какое это имеет значение? — воззвала к его совести.

Чуть позже поняла, ведь он демон и к моим ведьмочкам, кроме Калисы, не испытывает никаких чувств. Калиса! Резануло молнией.

— Калиса тоже у них! — почти прокричала свой испуг.

Брат оправдал надежды. Демон перестал отсылать меня обратно, а ушел в свое кресло и задумался. Я же сердито посматривала на мага. Зачем пришел? Теперь я уж точно из подземного мира ни ногой. А Элантар будет лишь мешаться.

Мужчина же вел себя очень уверенно. Посмотрев на брата, он привычно обхватил ладонями за талию и увлек к диванчику, где сидел почти всю ночь в прошлый свой визит.

Лишь только откинулась назад на удобную спинку, как тут же мужская рука обняла за плечи. Жест был уверенный, не оставляющий мне выбора. Но обращать внимание на мага сейчас не собиралась. Для меня было главное, что скажет брат.

— Ты разговаривал с Ратхаматом? — не выдержала в итоге первая.

— Был у него, — кивнул задумчиво Шася.

— И что? — спросили мы в один голос.

— Ты оказался прав, — перевел взгляд демон на мага, — Он не столько оберегал Вольку от допросов, сколько не помнил о том, что произошло в ту ночь.

— Совсем? — немного не к месту удивилась я.

— Не помнит о визите Диртана. Помнит, как сказал тебе, что кто-то идет, а потом слова главы клана: «Ты убийца». Причем не мог сказать, о ком серый сказал, — мрачно сообщил брат.

Вот это новости! Я стояла за занавеской и то помню все слова обвинения, что два демона бросали в разговоре. Разговоре… Нет, там был не обычный разговор. Диртан все время провоцировал, оскорблял не только меня, но и Рата. Они кричала друг на друга. Диртан обвинял демона в предательстве и вообще много напраслины говорил, для любого обидной. Так что я не удивилась, увидев, что серый лежит на полу с ножом в спине.

— Это было бы слишком странно, за столько лет никому ни слова не сказать о случившемся, — серьезно кивнул Элантар.

— Я уже тоже об этом думаю, — произнес, растягивая слова, Шася.

— А что-то такое ведь было…, - произнесла вслух, — мы ведь проходили. И я, кажется, на выпуск попросила эту тему, — ужаснулась.

В тот момент мне показалось это самое правильное взять тему выпуска — нечисть подземного мира, а именно — юстрафов.

— Ты о чем? — посмотрел на меня удивленно Шася.

— Юстрафы, — тихо прошептала я, понимая, что ничего о них не знаю.

— Это кто такие? — спросил Элантар у нас.

— Волька, — усмехнулся брат, — где ты таких сказок набралась?

— Я серьезно! Понимаешь, Талия рассказывала о юстрафах как о подземной нежити — закивала головой в ответ — Способность юстрафов в том, чтобы быть незаметными, проходить невидимыми, а самое главное… — сделала паузу, — у них есть способности заставлять делать то, что им нужно.

— Воля! — протянул брат и закатил глаза — Это сказки старых демонов! Что ты мне тут рассказываешь?

— Шася но если Рат не убивал Диратана, я тоже, но в комнате нас всего было трое, значит кто-то это сделал! — пыталась доказать брату свою теорию.

— И проще всего свалить все это на сказочных существ, которые даже по представлению высших демонов, — выдумки, — недовольно сообщил брат.

— С другой стороны, — неожиданно вмешался Элантар, — Что нам мешает найти этих юстрафов?

— Где ты их собрался искать? — простонал, как приговоренный Шася, — Забудьте! — отмахнулся от наших вдохновенных лиц, брат, — Я этих сказочных персонажей искать не собираюсь.

— Сами найдем, — твердо сообщил ему маг, чем заработал очередную признательность с моей стороны.


Расследование

Наши споры продлились долго. Решил все тот же аргумент — Калиса была в заложниках у серых демонах. Я видела, что это действует на брата, и наращивала темпы убеждения, разрисовывая всевозможные кары своей подруге. В душе надеясь, что все это лишь мои домыслы.

Под конец дня мы разошлись по комнатам. Я в своей кровати никак не могла заснуть, представляя, каково сейчас ведьмочкам из учебки и горожанам. О том, что серые могут не позаботиться о комфорте и элементарном кормлении, старалась не думать. А потом мысли возвращались к Элантару. Буквально за несколько дней так привыкла чувствовать его рядом, что сейчас не хватало сильного мужского плеча. Я была уверена в своем решении — остаться в подземном мире и найти настоящего убийцу, но вот просто прижаться к груди мага очень хотелось.

Ворочалась долго, стараясь найти удобное положение. А все это время вспоминались поцелуи и слова, что шептал Элантар в последний раз, разгоняя даже обрывки сна.

— Ночью долго думал о твоих юстрафах, — угрюмо произнес Шася.

Значит, не одна я не спала этой ночью. Брат тоже думу думал.

— Если откинуть тот факт, что они считаются сказочными существами, то вполне поведение Ратхамата укладывается в эту версию, — произнес брат.

Было видно, что ему не очень хочется признаваться в этом факте, но других объяснений у нас пока не было. О самих юстрафах нам было мало известно. Как они могли воздействовать на демонов, насколько далеко распространялись их способности? Вопросы были, где найти ответы, мы пока не предполагали.

— Думаю, мне все же нужно встретиться и поговорить с Ратхаматом, — задумчиво произнесла я.

— Я против, — тут же рыкнул на меня брат.

— А почему? — уперлась тут же.

— Потому что тебя и так ищут два клана. Сунешься в дострум к серым — тебя разорвут! — словно маленькой, неразумной девочке, произнес Шася.

— Я буду с ней, — отозвался Элантар.

Я, конечно, понимаю, что у него есть магия, но куда человеку против демонов? Однако высказывать свои сомнения не стала, полагая, что так брат скорее согласится на мой план и не станет смеяться: «обожаю твои идеи».

Брат покачал головой, но задумался.

— Ведьмочкой по городу ходить опасно, сама понимаешь, — произнес Шася.

— Но в своем виде мне появляться нельзя, — ответила ему.

— Нельзя, — согласился брат, — поменяешь облик. Найдем тебе достойную личину.

— А как же Ратхамат? — спросила его.

— Вернешься к своей.

Кажется, Шася проникся и готов позволить мне встретиться с женихом. Все это время так старательно гнала от себя мысли о сером демоне, боялась вспоминать, что сейчас не могла спокойно думать о нашей встрече. Ратхамат вспоминал обо мне или так же, как и я, старался отогнать мой образ из памяти? Волнение охватило, думать о чем-то еще, кроме как о нашем свидании, просто не могла.

Металась по кабинету, сжимая руки у груди. Мне представлялась наша встреча, вспоминались радостные улыбки и взгляды из прошлого, любовные признания и ощущение предстоящей свадьбы. Все пролетало перед моим внутренним взором, будто происходило буквально вчера.

— Успокойся, — поймал меня Элантар.

— Не могу, — сквозь сжатые зубы ответила ему.

— Ты так сильно любишь своего демона? — заглядывая в глаза, спросил маг.

Отвечать не стала, потому что сама не знала. Тогда да, просто с ума сходила от любви.

Ратхамат и его любовь — это было все, что нужно мне. Сейчас же, прожив вдалеке от серого демона, окунувшись в людскую жизнь, познав другие чувства, я была сама не своя.

Меня не беспокоила угроза жизни, я совершенно этого не боялась. Не я убила Диртана, при этом была уверена, что и Рат тоже невиновен. Но ощущение того, что нужно найти настоящего убийцу не покидало. Наверное, я все же демон по своей сути, не смотря на человеческие эмоции, а потому мой зов мести двигает по пути расследования.

Кинулась в зеркало и внимательно вгляделась в свой истинный облик. Демоница с покрасневшими от возбуждения глазами, закругленные рожки, спрятавшиеся в волосах, чуть удлиненное лицо с запавшими щеками. Я сама себе не нравилась. Во время наших встреч вид у меня был более цветущим. А сейчас я лишь отдаленно походила на себя прежнюю. Как встретит меня жених?

До казни осталось всего-то два-три дня. Немного запуталась, вычисляя сроки. Время поджимало. А еще горожане Кальтраса. Голова пошла кругом. Все, что нужно серым демонам, это мои показания о произошедшем.

Шася тогда залез в мою голову и шарил там достаточно долго, ища хоть какие-то зацепки, чтобы доказать невиновность Ратхамата. Ничего не нашел. Самого удара не видела, а все говорило, что убийца мой серый демон. Так что мое свидетельство докажет лишь виновность Рата, а вовсе не подарит желанную свободу и жизнь.

Причем я знала точно, едва расскажу о событиях той ночи, серые отправят Ратхамата на смерть, но, в тоже время, разорвут меня, удостоверившись в причине убийства. А это наша свадьба с серым демоном.

— Не надо так переживать, — сильно стиснул в своих руках маг, — Я рядом.

Мотнула головой. Что может противопоставить обычный человек целому клану демонов? Если еще утром, глядя в окно дома мага, сожалела лишь о расставании с ним, то сейчас меня терзала демоническая сущность, требуя возмездия.

— Кажется, Воля готова, — произнес брат, вернувшись в нашу компанию.

— Готова! — резко обернулась к нему, — Идем!

— Сейчас. Вот только другую личину вам сделаем, — ухватил меня за руку Шася и потащил за собой.

Я с готовностью предстала пред братом. Если бы не была так возбуждена, то увидела довольную и ухмыляющуюся улыбку, заигравшую на тонких губах красного демона. Однако у меня было столько желания повидать жениха, что уже ничего не могло остановить на этом пути.

Ничего? А то, что добрый братец сделал из меня не демона серых кланов, как я предполагала, а лича, могло остановить? С мрачным выражением мертвого лица рассматривала себя в зеркале. Причем не только вид был мертвецким, но и состояние духа.

Брат же похохатывал за моей спиной, комментируя все движения моей души.

Если Элантар не побоялся моей боевой ипостаси, то сейчас с каким-то суеверным ужасом поглядывал в мою сторону и виновато отводил взгляд в сторону. Кроме того, что веселящийся братец сделал из меня лича, я была мужского пола. Может быть, именно этот факт отпугивал мага? Додумать это не получилось. Из брюнета тоже сотворили лича.

— Ему пол не стал менять, — проворчала недовольно вслух я.

— Так для дела нужно, — сообщил довольный Шася. — А теперь, помощники мои, мы можем отправляться в дострум к серым демонам, пока ночь не опустилась на город.

Все правильно. Личи, кроме того, что прислуживают демонам, в ночное время становятся незаменимой охраной. Разумеется, соперничать с демонами они не могли, но ночью, когда их хозяева отдыхали, они вполне успешно справлялись со своей задачей.

Мы с магом обменялись мрачными взглядами, что вполне соответствовало нашему новому облику, а потом я поджала губы и решительно шагнула к брату. Элантар, шагнул за мной.

— Любовь, любовь, — с философским видом произнес красный демон.

Руки сами потянулись к тому месту, где должна была располагаться шея у брата, но там был лишь сплав накаченных мускулов.

— Мертвечинкой не интересуюсь, — убрал пальцы пепельного цвета со своей шеи брат.

Ему еще и весело! Погоди, я Калисой на тебе отыграюсь!

Пригрозила, конечно, мысленно. Нежданная месть всегда слаще, чем объявленная заранее. Ухватила мага за кисть руки и сжала, призывая его в союзники.

— А вот так себя личи не ведут, — ребром своей ладони стукнул по нашему замку рук.

Он прав, пришлось признать.

— Надеваем безразличные маски и идем встречаться с приговоренным, — произнес довольный брат.

Приходилось признать его правоту во всем, но ворчать и возмущаться это не отменяло.

Еород изменился. Чувствовалось приближение вечера, и по улицам суетился подземный люд. Не скажу, что внешне что-то поменялось. Светильники излучали свет по-прежнему, а вот что-то в настроении жителей было другое. Более озлобленные, что ли. Они шипели сталкиваясь, ругались. Пока прошли всего-то два квартала, Шася разнял двух сцепившихся горгулий, а потом перед самым дострумом серых демонов, отбил химеру от разъяренного некроманта. Вмешиваться в разборки и выяснять кто прав, мы не собирались. Впрочем, только Шася смело разнимал драки, остальные, опасливо оборачиваясь, стремились уйти как можно дальше.

Куда девалось простое любопытство? Ведь раньше драки не были такими частыми. Но если случались, то горожане наоборот собирались и переживали за своего бойца. А уж про ставки и говорить нечего. Хлопанье ладоней, лап, всевозможных отростков и хвостов — было нормой во время пари.

Дострум серых демонов впечатлял. Мрачный, из магмы с синеватыми прожилками, он возвышался на том же месте, где я его запомнила.

Нашему приходу никто не обрадовался, но и мешать не стали. Я так поняла, что визиты Шаси здесь были не редки. Лишь по нам с Элантаром скользнули заинтересованным взглядом. В глазах демонов читался вопрос: «Зачем личей с собой взял?». Но неудобных вопросов не задавали, а брат вскользь упомянул, что после визита к несостоявшемуся родственнику намерен пройти на рынок рабов, будто еще личей присмотреть. От этих, наглый брат махнул в нашу сторону, уже начало вонять, упокаивать пора, потому новеньких, свеженьких присмотрит, а мы с Элантаром отведем их домой и обучим. Сам же брат собирался оторваться сегодня ночью в «Чекунже» у гидры, не обременяя себя личами. Серые улыбнулись таким планам, что вполне для них были приемлемо, и проводили до комнат моего жениха.

Провожатые были из одного клана с Ратхаматом, а потому именно им была поручена охрана убийцы. Пока длилось расследование, каждый серый демон бдительно смотрел за моим женихом, придерживая свой зов мести. Даже если кто-то и не задумывался об этом, то не мог не почувствовать, кровь у демонов всегда брала свое.

— Подождите, — остановил нас провожатый, — Сейчас я сообщу о вашем визите.

Я с недоумением посмотрела на брата. Ратхамат заключенный, а ему докладывают о нашем визите? Брат лишь усмехнулся в ответ и выразительно посмотрел на дверь. Вскоре из комнат жениха первым вышел наш провожатый, а после… две серые демоницы, старательно прикрывающие тонкими тканями обнаженные тела. Я даже рот открыла от изумления. «Ничего себе пленник!»

— И часто он тут развлекался? — прошипела чуть слышно.

— Идем, — громко произнес брат и чуть слышно добавил, проходя мимо замершей меня — Можешь у него сама спросить.


Ратхамат

Мой жених лежал в разбросанной постели, из которой, по всей видимости, только что выпорхнули серые демоницы. Как бы там не получилось, но Шася по-прежнему считался единственным родственником официальной невесты Ратхамата, потому ему разрешали посещать подозреваемого в любое время и демониц этих выгнали перед визитом красного демона.

Я же с жадностью осматривала мужчину в той самой кровати, где провели мы с ним последнюю встречу. Моему жениху оставили все комнаты, которые он занимал в доструме до этого, ограничив свободу передвижения и общение. Как показали последние события, не все общение ограничили, демоницы шастали, видимо, сюда регулярно. Вид у них был чрезвычайно недовольный от того, что им пришлось покинуть спальню моего жениха.

— В последнее время ты стал частым гостем, — вместо приветствия усмехнулся Ратхамат.

— Так и тебе всего два дня осталось, — в тон ему ответил брат, — Или надеешься, что Волька прибежит и всю вину на себя возьмет? Она у нас демоница жалостливая. Даже не знаю, в кого пошла.

Камень был запущен в мой огород, чтобы я, дуреха неразумная, раскрыла глаза и начала доверять своей демонской сущности, которая у всех была ведь расчетливая. А я не могла никак справиться с волнением. Даже рада была, что на мне облик лица, не видно румянца и того, что пальцы трясутся. Боковым зрением заметила движение руки Элантара, который хотел перехватить кисть и поддержать, но потом остановил это движение, понимая, что из образа выходить нельзя.

— Воля, — задумчиво протянул серый демон, — Столько времени прошло. Помнит ли она обо мне?

— Помнит, можешь не сомневаться. Потому не появляется перед твоим кланом, — сурово произнес Шася.

— Клан не отступит, — откинулся на подушки Ратхамат.

— Мой, уж точно, — кивнул, соглашаясь, Шася и удобно устроился в кресле.

— Мои вынесли свое решение! — как-то нервно захохотал серый демон.

— Знаю. Осталось два дня, — отозвался брат и кинул в мою сторону взгляд.

Там много всего было, и тревога за меня, беспокойство за Рата, а самое главное предостережение, чтобы молчала и в разговор не влезала.

— Да, — протянул серый демон, — осталось два дня.

Я смотрела во все глаза на своего жениха. Как-то неожиданно забылись демоницы, выходящие из его комнаты, а сердце невольно сжалось. Ведь если бы не наша встреча, не наше стремление быть вместе, сочетать брак между кланами, Ратхамату сейчас ничего не угрожало бы. Он сам предложил жениться, я никогда не заговаривала об этом, прекрасно понимая, что это невозможно. Мы из разных кланов и смешение крови не одобрялось с момента рождения демонов в подземном мире. Я, по крайней мере, ни разу не слышала, чтобы такие браки были и к ним хорошо относились. Наверняка, демоны встречались и были истории любви, но то ли о них предания умалчивали, то ли они заканчивались примерно, как у нас с Ратхаматом.

Сейчас, глядя на него в профиль, я видела заострившиеся черты лица, круги под глазами. Если при первом взгляде демон не производил впечатления страдающего, то сейчас, я точно знала, — Ратхамату сейчас очень трудно смириться с судьбой. Оглянулась на Элантара, я впрочем, тоже не сохраняла верность своему жениху, оправдывая себя тем, что помогаю снять магу напряжение от моего заклинания. А чем демон хуже? Ведь ему осталось жить всего два дня, тогда почему ему не позвать к себе демониц, понимая, что это его последние дни жизни?

Невольно шагнула вперед, хотелось успокоить Ратхамата, утешить. Но Шася был на страже.

— Часто к тебе девушки заглядывают? — сказал легко с усмешкой брат.

— Эти? — как-то слишком спокойно переспросил демон, — Они постоянные. Клан только перемещаться запретил. А девушки, — жених пожал плечами, — их никто не ограничивал.

— Были другие? — не выдержала я и произнесла вслух.

Могла понять, что Ратхамат старается забыться в объятиях демониц последние дни жизни, но что-то в его тоне по отношению к девушкам прозвучало такое, безразличие что ли, именно это подтолкнуло к вопросу.

— Я вполне мог себе ни в чем не отказывать, — отозвался Ратхамат, а потом резко обернулся на мой голос, подскочив с кровати, — Воля?

Столько было неподдельного изумления в вопросе, что я кивнула, не задумываясь о последствиях такого поведения.

— Дуреха, — рыкнул на меня Шася.

— А зачем тогда приходить, если поговорить нельзя? — шикнула на брата.

— Воля? — все еще не верил своим глазам демон.

— Я это, я, — отозвалась ему, при этом осуждающе глядя на брата.

— Знал, что не удержишься, потому не хотел тебя приводить, — буркнул Шася и снял с меня морок.

Я упала в объятия серого демона и расплакалась. Даже не представляю, сколько времени прошло, ощущала лишь его руки и слушала, как бьется сердце, а еще легкие поцелуи в волосы. А потом посыпались вопросы: как ты? Что ты? И много слов утешения и слез с моей стороны. Пальцы демона отирали сырость с щек, а сам он улыбался. В тот миг я вообще забыла о всех демоницах на всем свете, а так же о том, что за моей спиной находятся Шася и Элантар. Правда, как только вспомнился маг, слезы прекратились. Чуть отстранилась от демона и бросила косой взгляд на Элантара. Лич стоял поникший, с ничего не выражающим лицом, но для поднятого мертвеца это было нормально.

Ратхамат тоже вспомнил о присутствующих и разжал объятия.

— А этот лич, как я понимаю, тоже не просто лич, — с интересом спросил серый демон.

— Маг, — махнул рукой Шася на Элантара.

— Маг? — чуть презрительно удивился Рат, — А он, что здесь делает?

— Он пришел со мной, — тут же вступилась на защиту парня, утирая мокрый нос.

— Маг в подземном мире? — все так же насмешливо произнес серый демон, — На что он тут рассчитывает? Смешнее лишь увидеть ведьму здесь.

— Это все не важно, — вклинился в разговор Шася, который точно прочувствовал мое настроение, — Тут Воля предположила, что на тебя и Диртана могли воздействовать.

— Кто? Здесь никого не было, кроме нас троих, а личи никого постороннего не пропустят, — пожал плечами серый демон. Он действительно не допускал мысли, что в этой комнате мог находиться кто-то еще.

— Юстрафы, — серьезно сказала ему.

— Сказочные существа, которые наводили мороки на путников, отнимая у них волю, потом память, а затем, по желанию, и жизнь? — Ратхамат явно насмешничал.

— Именно, — кивнула ему в ответ, — Если откинуть тот факт, что мы их считаем сказочными существами, то вполне все сходится.

— Да что тут сходится?! — резко бросил слова серый демон.

— Диртан на тот момент уже давно согласился на наш брак, так что это было более, чем странно услышать от него такие слова, — начала запальчиво ему объяснять.

— Какие слова? — в недоумении переспросил Ратхамат.

— Я же тебе говорю, что ты ничего не помнишь, — постаралась хоть что-то втолковать жениху, — Он кричал и возмущался, что ты решил жениться на демонице из другого клана. Что это разрушит все устои… Там много, что еще было, — закончила я, вспомнив какими резкими были выражения Диртана.

— Не помню, — честно попытался собраться с мыслями, чтобы вспомнить Рат, — помню лишь Диртана у моих ног и его слова: «Ты убийца» и ты рядом. Я не считаю, что это ты убила! — вскинул руку, останавливая мое возмущение, демон. — Я говорю, что помню. За это время много рассуждал и давно пришел к выводу, что ты не могла убить Диртана.

Положение тела, под каким углом был нож в спине, говорит о том, что это либо я убийца, либо кто-то стоявший рядом.

— «Ступени трона обагрив, он, чист душою, оставался. Дитя младое припустив, в миру людей обосновался. А кланы демонов грызясь, поделят мир не только свой. Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой». — Процитировала вслух пророчество.

— Это о чем? К чему ты говоришь? — внимательно выслушав, спросил Ратхамат.

— Это древнее пророчество в доструме красных демонов, — произнес Шася. — Волька считает, что оно об этой ситуации.

— Ступени трона обагрив, он, чист душою, оставался, — медленно произнес серый демон, — Но это не подтверждает моей невиновности.

— Если ты был под воздействием юстрафов, то это означает, что не ты сам действовал, — пояснил ему брат.

— А известно, юстрафы эти сами выбирают себе жертвы или кому-то подчиняются? — спросил Элантар.

Я обернулась на мага. От его вида дрожь пробивала, серое, почти разложившееся лицо, и мрачный взгляд из темных глазниц. Даже мне, привыкшей жить среди личей, трудно было соотнести этот облик с моим Элантаром.

После слов мага мы все трое переглянулись, иша ответ(а) друг у друга. Кроме того, что слышали о них в сказках, ничего не вспоминалось.

— Как они выглядят? — задал еще один интересный вопрос Элантар.

Об этом мы тоже не знали. Говорят, что те, кто выжил после общения с юстрафами, не могли понять и объяснить толком произошедшее. А может быть, именно поэтому их считают сказочными существами?

Ответить магу никто не мог, потому между нами повисло молчание.

— Ты думал, кому выгодна была смерть Диртана и твоя с Волькой? — нарушил молчание Шася.

— Только об этом все время и размышлял, — мрачно отозвался Ратхамат.

— И что надумал? — Шася спрашивал так, будто уже давно сам пришел к какому-то выводу.

— Черные. Только им было выгодно поссорить красных и серых демонов, — твердо произнес Ратхамат, — Но я считал, что здесь никого не было, кроме нас, потому такой вывод казался мне неверным.

— Думаешь, высшие к этому руку не приложили? — спросил Шася.

— Нет. Они вообще в наши дела не вмешиваются, — покачал головой серый демон.

— После того, как Волька предположила про юстрафов, я тоже пришел к выводу, что это дело рук черных демонов, — высказал свой вывод Шася.

— У них могут быть юстрафы? — спросил Элантар.

— Все возможно, — пожал плечами Ратхамат.

— Нужно идти к ним, — сделала свой вывод я.

— Обожаю твои идеи! — радостно произнес брат, — Вот так вот заявишься в дострум черных демонов и скажешь: «Я знаю, это вы убили Диртана с помощью юстрафов».

Что-то похожее в голове крутилось, а потому Шася меня почти дословно процитировал. Смутилась и потупилась. Когда брат произнес мои идеи вслух, сразу же поняла необдуманность таких поступков.

— Чтобы попасть к черным, нужно у высших взять талисман, — задумчиво произнес Ратхамат. — Эх, жаль я не могу этим заняться!

— Шася, — повернулась просительно к брату.

— Даже не думай! — тут же замахал на меня руками он. — Мне твои идеи нравятся в виду их бредовости, но только не сейчас.

— Ну, пожалуйста, — сложила руки на груди.

— Я сказал нет! — резко ответил брат.

— О чем вы? — почти в один голос спросили Ратхамат и Элантар.

— Чтобы Шася принял облик Рата, а он мог с нами отправиться к высшим, а потом к черным демонам, — пояснила обоим мужчинам.

— Я могу остаться, — сделал шаг вперед Элантар.

— Да? — хищно улыбнулся серый демон.

— Не получится, — охладил его пыл Шася, — тебя быстро обнаружат. Вот хотя бы те же серые демоницы, — брат махнул рукой на дверь.

Невольно покосилась на дверь и почему-то в душе зашкрябало возмущение, что Элантар окажется в постели с демоницами. Ведь он мой маг?

— Жаль, — протянул Рат, — мне бы очень хотелось наведаться в дострум к черным. Чем больше думаю над идеей об юстрафах, тем больше убеждаюсь, что в этом что-то есть. А допросить Синара очень хочется.

В глазах серого демона вспыхнул огонь азарта, он даже ладони потер, предвкушая. Даже страшно представить этот допрос.

— Ладно, — заворчал Шася в мою сторону, — Сделаю, как ты хочешь. Но сама понимаешь, что если не вернетесь через два дня, то даже если покажусь сквозь облик Ратхамата, меня все равно казнят.

— Понимаю, — нахмурилась я.

— Тогда идите. Сейчас каждый миг на счету, — произнес Шася.

Образ брата стал теряться, а на его месте оказался Ратхамат. Серый демон себе тоже сменил внешность, теперь он был моим Шасей. Я внимательно осмотрела обоих демонов и подошла к брату.

— Спасибо, — протянула ему руки.

— Постарайся, чтобы у тебя все получилось, — очень серьезно произнес Шася.

— Я все сделаю, — кивнула ему.

— Скучать тебе здесь не придется, — нахально улыбнулся Ратхамат, явно намекая на тех самых демониц.

Почему-то это покоробило меня, но выражать вслух свое недовольство не стала. Будем решать проблемы по очереди. И, кажется, я совсем не хочу знать, чем все эти годы занимался мой серый демон в этой комнате.


Высшие

Вышли из дострума серых демонов без проблем, несмотря на все мои волнения. Мы с Элантаром были по-прежнему в образах личей, а Ратхамат моим братом. Смотреть на серого и понимать, что это он, а не Шася получалось с трудом. Лич-маг едва ковылял за нами, цепляясь нога за ногу.

— Этого давно пора было упокоить, — сообщил серый демон на выходе по поводу Элантара, — воняет жутко от него.

— Еле ходит, — подтвердил Рат.

При этом было такое презрение в голосе, какого у моего брата никогда не было, даже по отношению к личам, заканчивающим свое послесмертное существование. Привыкшей среди ведьмочек открыто выражать свои чувства, мне было трудно держаться безразлично. Однако серый облик Элантара показывал мне пример. Косясь на мага и копируя его поведение, взяла себя в руки и прошла на выход.

— Упокой их уже! — полетело нам вслед.

— Я тебя сама упокою, добрый ты наш, — процедила сквозь зубы.

— Воля, потерпи, — задержав шаг, чтобы оказаться рядом со мной произнес Ратхамат, — сейчас уйдем в…. А куда Шася собирался вас привести после визита ко мне?

— К гидре в «Чекушку», — уныло ответила ему.

— Оу! Хорошее место, идем! Там можно спокойно поговорить, — при этих словах у демона засквозили бархатистые нотки в тоне, которые обволакивали и заставляли замирать мое сердце еще с первой встречи.

Расспросить, чем так хороша «Чекушка» не успела. Последние мгновенья светлого дня заставили торопиться горожан. Это было понятно, лишь только светильники погаснут, и ночь накроет город своим плотным покрывалом. А ведь не у всех есть магия, чтобы осветить себе дорогу или отразить атаку. Так что всевозможная нечисть торопилась вернуться в свои дома или норки еще засветло.

«Чекушка» светилась издалека яркими огоньками. Уверена, что ночью она практически одна освещала ближайшие улицы. Вокруг сновал веселый народ, здесь, казалось, все осталось по-прежнему. Мужчины поддевали горожанок, которые старались уйти подальше от злачного места. Но ведь на внешность я лич мужского пола, так что могла не опасаться жестких шуточек. Ратхамат уверенно вошел в заведение, мы с Элантаром направились за ним.

— Ты зачем такую мертвечину с собой приволок? — недовольно сморщился халдей на входе.

— Мне им нужно выдать приказания, а потом они уйдут, — успокоил вампира-полукровку Рат.

Очаровательным суккубам на кривых, копытных ногах серый демон приказал обустроить отдельный кабинет. По тому, как девушки кинулись исполнять распоряжение, поняла, что, Шася был тут уважаемым клиентом. Подумать на эту тему не успела. Расторопные суккубы распахнули ажурные двери, ведущие в прохладный грот. В подземном мире всегда жарко, здесь не бывает снега или просто прохладной погоды, как в наземном мире людей, а потому такой отдельный кабинет был большой роскошью.

— Ты останешься здесь, — высокомерно произнес Ратхамат, остановив Элантара на входе перед дверями.

Возражать не стала, надеясь, что серый демон знает, что делает. Жених первым делом снял с меня облик лича, а затем обнял за талию, привлекая к себе. Его жаркий взгляд обжег меня. Было странно смотреть в лицо Шаси и видеть серого демона одновременно. Поняв мое недоумение, серый демон скинул свою личину.

— Воля, я так соскучился, — прошептал он рядом с моими губами.

Водоворот прежних чувств накрыл нас обоих. Вспоминалось все, что было, а потом потеряно и к чему стремились мы оба все это время.

Я обвила руками своего серого демона, открываясь душой и упиваясь этим моментом.

Как же долго мы не были вместе, как же старательно прятала свои чувства ото всех, как же сходила с ума во сне, переживая нашу вынужденную разлуку!

— Уйди, лич, — рыкнул Ратхамат неожиданно.

Вздрогнула и отпрянула, приняв эти слова в свой адрес. Однако оказалось, что серый демон смотрит недовольно на двери, где за ажурным плетением стоял Элантар. Вид у его лица был очень мрачным, кажется, лицо почернело.

— Не нужно, — тихо произнесла я, дотронувшись до плеча демона.

— Маг мне мешает, — демон был недоволен и очень раздражен. — Что у тебя с ним было?

— Рат! — осуждающе воскликнула и покачала головой.

— Он человек, пойми же ты это, наконец! — демон продолжал сердиться.

— Все это время я жила среди людей, — тихо произнесла вслух.

— Это не значит, что ты должна к ним привязываться. Они смертные. У этого хоть магия есть, — кивнул в сторону Элантара жених. — Хуже только ведьмы, которые считают, что что- то могут, — столько презрения было в голосе, что невольно поежилась.

— Чем тебе ведьмы не угодили? — спросила, стараясь скрыть возникшие чувства.

Было как-то обидно за своих подружек и преподавательниц. Ведь они были настоящими, переживали за меня, а не пытались использовать в своих целях, как это обычно делают демоны.

— Хуже магов. Кроме их извечного желания доказать, что они лучшие, в них ничего нет, — презрительно бросил Ратхамат.

— Ты был с ними знаком? — спросила невинным тоном, стараясь скрыть вулкан возмущения в душе.

— Спрашиваешь! Их жажда влюбить в себя мага настолько неуемна, что дает обширное поле для деятельности. А демону одно удовольствие разбивать сердца глупых ведьмочек, — сообщил самодовольно жених.

Он увлек меня за собой на кушетку и устроил на своих коленях, придерживая все это время за талию.

— А я? — невольно вырвался вопрос.

— А что ты? Ведь ты демон, из очень сильного клана. Я к тебе не только со всем уважением, но и открытым сердцем. Ведь не просто так захотел, чтобы ты стала мне женой. Ты нужна мне, только ты. Хочу вновь испытать ту страсть, что дарила мне когда-то. Только о тебе бредил все эти годы, — Ратхамат говорил это тепло улыбаясь, окутывая бархатистыми нотками.

— Я бы поверила, если бы не видела демониц, выскочивших из твоей комнаты при нашем появлении, — усмехнулась ему и попыталась встать с его колен.

— А что они? — пожал плечами демон, презрительная усмешка пробежалась по губам, — они серые, из моего клана. Ничего интересного. Меня ты заводишь, — его глаза вновь сверкнули, отчего дрожь пробежала по телу.

Прекрасно помнила, что происходило с нами после такого взгляда. Как мы сходили с ума от страсти и взлетали, распахнув крылья.

Но на объятия, которыми демон постарался вновь привлечь к себе, я ответила тем, что уперлась в грудь и не стала к нему склоняться.

— Но ведь ты тоже развлекалась, — повел бровью в сторону Элантара Ратхамат.

Развлекалась? Вот такое у меня даже в мыслях не было. Сначала приложила его заклинанием истинных чувств, потом думала, что помогаю снять напряжению парню, а потом… сердце замерло. А что было потом? Маг, я это точно знала, любит меня навечно.

Но для демона в этом нет ничего необычного. Влюбил в себя человека и не задумываешься о его дальнейшей судьбе. А ведь мне было не все равно, что произойдет с Элантаром! Абсолютно не все равно. К Калисе у меня тоже привязанность и, именно представив ее в подвалах дострума серых демонов, кинулась в подземный мир. А маг? «Он просто мой маг» — постаралась себе ответить и снова забыть обо всем. Не получалось. Я помнила нежность и любовь, плескавшиеся в душе обычного человека, далеко не демона. Помнила, что он не испугался моего происхождения. А еще я была безмерно ему благодарна за искренние чувства, отчего все существо тянулось к Элантару. Пусть его любовь ко мне выросла под магическим воздействием заклинания, но Шася прав, это были настоящие, а не наносные чувства.

— Не развлекалась, а пыталась выжить в чужом мире, — покачала головой.

— Как ты там оказалась? — серый демон участливо спросил, без ехидцы.

Наконец-то я увидела своего демона, того, который покорил мое сердце, который был хозяином своей судьбы. В нем была та же уверенность, спокойствие, покорившие с первой встречи. Если бы он был красным демоном, как сказал в то время Шася, Ратхамат был бы идеальным претендентом на роль моего супруга. Темперамент у нас с ним был одинаковый, а потому я, как демоница, я позволяла жениху главенствовать, принимать решения. По мне было бы вполне достаточно наших романтических встреч, но серый демон был уверен настолько в себе, что пошел против обоих кланов. Брат смирился с моим выбором и постарался помочь нам обоим. Но это было тогда, впрочем, красный демон и сейчас, рискуя жизнью, помогал сумасбродной мне.

— Брат выкинул через портал, — вздохнув, ответила. Помолчала и добавила, — Без денег, связей и знаний.

— Жестко! — посочувствовал демон.

В его голосе, правда, было сочувствие, хотя ему все эти годы пришлось просидеть в своих комнатах. У меня хотя бы была свобода передвижений.

— Брат не смог помочь? — спросил Ратхамат.

— Помог, но не сразу. Он занят был тем, что тебя спасал, — ответила ему.

— Помню, — кивнул головой демон, — Шасарматхан тогда буквально жил в доструме серых.

— Он говорил, — отозвалась ему.

Воспоминания тех времен я старалась всегда отгонять. Слишком они были болезненными. Много ошибок совершила тогда, хотелось об этом забыть и больше не возвращаться, но демон продолжал расспрашивать.

— Как же ты справилась? — участливым тоном спросил Ратхамат.

— Справилась, — односложно ответила, не желая распространяться.

— Человечек попался на твоем пути. Гнилой человечек, — понятливо улыбнулся жених.

— Не хочу об этом говорить, — произнесла сквозь зубы.

— Хорошо, не будем, — согласился серый.

Мы немного помолчали.

— Нам надо идти к высшим, — вздохнула и стала подниматься с колен.

Чтобы там не было, но оставлять брата в доструме серых не собиралась. Ратхамат не торопился, но, поймав мой взгляд, тоже поднялся.

— Действительно, пора, — произнес он чуть с ленцой.

Я с одной стороны его понимала, первый день обретенной свободы, когда он мог свободно передвигаться, пусть даже под личиной моего брата, но с другой, всеми фибрами души переживала за Шасю и ведьмочек, томящихся в доструме серых.

Когда мы выходили, с тревогой посмотрела в черные глазницы лича. Ответом мне было лишь безразличие. А ведь я точно знала, что за этой оболочкой скрывается Элантар, живой человек.

Ночь накрыла Герташ- город демонов. Гулкие шаги нашей троицы раздавались на пустых улицах. Ратхамат уверенно вел нас к доструму высших демонов. Я за всю свою жизнь не то чтобы не была там, а вообще высших не видела. Мне было известно только одно, что это не клан, а древние демоны, доживающие свой век. Очень редко главы кланов приходили к ним за советом, высшие судили с точки зрения вечности, что не всегда нравилось кланам. Шася не пошел к ним, когда наше решение быть вместе с серым, поставило под угрозу мирное существование наших кланов.

Дострум высших встретил нас тишиной. Ворота не запирались, и никаких линей не было. Для нас это было необычно, а потому невольно у меня и Ратхамата стала пробиваться броня сквозь кожу. Мы переглянулись и улыбнулись, понимая насколько похожи. И все же, несмотря на то, что были решительно настроены, и боевая ипостась готова была прорваться и накрыть нас, спокойный голос застал врасплох.

— Зачем пришли? — мужской голос спрашивал почти без эмоций.

Я видела, как серый демон сдерживается, чтобы не вспылить, потому ответила первой.

— Хочу узнать про юстрафов, — почти крикнула, нервы были на пределе.

— А что с ними? — даже легкое удивление просквозило в голосе.

— Хат, покажись! — крикнул громко Ратхамат, совладав с собой.

— Красный и серый демон… — чуть задумчиво произнес высший, — Это о вас в последнее время все говорят?

— О нас, — так же громко крикнул Рат.

Мы стояли по середине огромного холла, который по периметру огибала лестница, возносящаяся далеко ввысь. Даже представить не могу какая же там высота? Хотя если взлетать вверх, то без разницы. Серый демон смотрел в высоту, уперев кулаки в пояс. Он был уверен, будто знал, что делает. Лишь я невольно сделала пару шагов к Эланатару, инстинктивно ища рядом с ним защиту.

— Тогда что ты хотел узнать? — спустился высший на крыльях ночи к нам.

Я с восторгом смотрела на черное оперение за спиной молодого демона. На моих перепончатых крыльях был лишь отпечаток, рисунок перьев. А у высших увидела эту красоту своими глазами.

Черные с зеленоватым отливом перья переливались от каждого движения в отблесках факелов. Да-да! Здесь не было магических фонарей, привычных в Герташе, потому зрелище завораживало.

— Юстрафы… они существуют? — сделав паузу, спросил Ратхамат.

— Ты в этом сомневаешься? — вскинул бровь высший.

— Хат, скажи прямо. Не нужно отвечать вопросом на вопрос, — произнес недовольно серый демон.

— Девушка, — ткнул в меня высший, — ты что-то хотела другое спросить.

В тот самый миг, когда раздался голос в доструме, с меня сошел морок лича. Сейчас Ратхамат, я и Элантар стояли перед высшим демоном в своем виде.

— Древнее пророчество… оно о чем? — спросила волнуясь.

— Какое именно? — улыбка высшего демона была вежливой и очень приветливой, что располагало к себе. Но что-то было в этом демоне…. Демоническое что ли.

— «Ступени трона обагрив, он, чист душою, оставался. Дитя младое припустив, в миру людей обосновался. А кланы демонов грызясь, поделят мир не только свой. Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой», — еще раз за сегодняшний день произнесла вслух запомнившиеся слова.

— Даже так? — чуть удивился высший, — интересный перевод. Кто его сделал?

— Эти слова появились сами на пергаменте, — чуть запнувшись, произнесла я.

Вспомнились обстоятельства, когда на договоре о покупке дома слились чернила, которыми мы подписались с Элантаром.

— Прекрасный перевод! — восхитился высший.

— Хат, объясни толком, о чем здесь говориться! — не выдержал серый демон.

— А ты не понял? — улыбнулся довольный высший — А мне почему-то кажется, что даже девушка и этот человек уже догадались о значении пророчества. Отстаешь от жизни, серый.

— Скажите, о чем эти слова — вклинилась в назревающую перепалку.

Вовсе не хотелось разнимать возмущенного Ратхамата и высшего демона тем более мы пришли сюда, чтобы освободить Шасю.

— Ну, что ж, краснокудрое дитя, — приветливо улыбнулся в мою сторону хозяин дострума, — Это пророчество вполне определено показывает, что именно тебе будет дано остановить войну кланов.

— Как? Каким образом? — с жаром спросила его.

— События не оставят тебе выбора, — еще шире улыбнулся высший.

Ратхамат недовольно ворчал о том, что демоны такие демоны, из которых ни слова не вытащишь. А я задумалась над словами высшего. Слепо подчиняться поворотам судьбы совершенно не хотелось.

— Придется подчиниться событийным кругам? Стык неминуем? — хмуро спросила демона.

— Все уже давно предрешено. Только ты положишь предел всем войнам и внесешь покой между кланами, — высший по-прежнему говорил приветливо, а вот мне почему-то было не до улыбок.

Становиться разменной монетой, пусть даже предотвращая войну не только между серыми и красными демонами, но и в обычный наземный, людской мир, не хотелось. Ведь во мне жил не только демон, но еще и ведьмочкина душа, которая требовала быть счастливой.

— Юстрафы, они существуют? — мрачно спросил Ратхамат.

— Разумеется, — повернулся к серому высший демон.

— У кого они есть? — становился все мрачнее мой жених

— У тех, кто может ими управлять, — пожал плечами Хат в ответ.

Все это время Элантар внимательно следил за разговором, но, ни одного вопроса не задал. Что мне понравилось в высшем демоне, он выказывал одинаковое отношение ко всем нам. Не было пренебрежения в его тоне ни к серому демону, ко мне или Элантару, хотя поглядывал Хат на него с интересом. Что было, в принципе, не удивительно. Обычный смертный человек, пусть даже маг, по собственной инициативе сошел в подземный мир и не побоялся встретиться с высшим демоном.

— У черных демонов они есть? — жестко спросил Ратхамат.

— Самое простое — это узнать у них самих. Ты не находишь? — широко улыбнулся в ответ высший демон.

— Демоны! — выругался Ратхамат.

Смех высшего раскатился под сводами огромного холла дострума. Один лишь взмах крыльев и он скрылся в черноте ночи, словно и не было его сейчас.


Черные демоны

Лишь только развернулись к дверям на нас снова появились прежние личины. Ратхамат угрюмо вышагивал в образе брата рядом со мной, Элантар серой тенью скользил вдоль построек, а я была в каком-то недоумении. Высший демон мне понравился, но вот то, что он не ответил прямо ни на один вопрос, озадачивало.

— Рат, ты так запросто к высшему обращался, ты его знаешь? — подошла ближе, чтобы спросить.

— Ну, Шасарматхан, — чуть отпрянул от меня серый демон.

— Что? — недоуменно спросила его.

— Лича он тебе сделал знатного. Задумался, услышал твой голос, а тут эта рожа, — пояснил Ратхамат. — Брат у тебя еще тот затейник. Не удивлюсь, что он специально такой образ сотворил, чтобы держать нас на расстоянии друг от друга.

— Рат, перестань. Ты мне про высшего расскажи, — перевела тему.

А сама даже не знала, что сказать. Я себя со стороны не видела, так что об эмоциях и впечатлении, вызываемых моим обликом, не могу точно судить. Но останавливали меня вовсе не наши личины, а то, что рядом шел Элантар. Почему-то не хотелось, чтобы маг видел, как демон целует меня. Просто не хотелось и все! Объяснять себе ничего не собиралась. Сейчас было главное найти настоящего убийцу, вызволить Шасю и ведьмочек из дострума серых демонов. Это самое важное, а мой облик пугающего, разлагающегося лича меня совершенно не волновал. Ведь почему-то лич Элантара не вызывал у меня отвращения.

— А что про высшего рассказывать? — пожал плечами Ратхамат, — Когда-то решил познакомиться с этими демонами и вот так же отправился к ним в дострум.

— А что потом? — чуть забежала вперед, так было интересно, а Рат замолчал.

— Ничего. Мы тогда с ним знатно подрались, — спокойно ответил серый демон.

— Как подрались? — поразилась я.

— Как обычно. Ну, как демоны дерутся? С огнями, молниями и сверкающей магией, — Рат сделал паузу, — Отвели душу, потом за бутылкой огненной помирились. Мы тогда с ним неделю гуляли.

— Вот так, запросто, с высшим? — все еще в голове не укладывалось.

— А что в нем особенного, кроме того, что он старше нас на несколько тысячелетий? Обычный демон, уставший от однообразия жизни.

— Какой же он обычный? — возмутилась словами жениха, — У него крылья какие! — в моем голосе прозвучало неподдельное восхищение.

— Какие? — насмешливо переспросил Ратхамат.

— Перья черные, — с восторгом произнесла я.

— Воля, это смотрится смешно — лич, восторгающийся, как девчонка, — рассмеялся демон.

Я обиделась. Вот уж не ожидала, что моя внешность так важна для серого демона.

Конечно, Шася тоже часто надо мной посмеивался, но он намного старше и шутки были не обидные, потому что любит меня. А Ратхамат смотрит на моего лича и, как будто, радуется такому непрезентабельному виду.

— Пришли, — тихо произнес серый демон, останавливаясь у дострума черных.

Высокая громадина скрывалась где-то в темноте. Ни одно окно не было освещено, впрочем, черные демоны, как и серые, и красные прекрасно видели в полной темноте, но ведь в доме все равно удобнее перемещаться, когда светло. Может быть, там никого нет?

Ратхамат тихо подошел к двери и приложил ладонь с талисманом. Раздалось легкое жужжание, так хорошо мне знакомое. Магия проверяла визитеров. Сейчас все должно было решиться — сработает талисман, как защита, или нет.

Однако вокруг было тихо. Серый демон стоял в нерешительности перед дверью. Я его прекрасно понимала, там, в доструме черных демонов, находится разгадка всей тайны. Там мы можем найти доказательства того, что мой жених невиновен. Там на нас вполне могут воздействовать юстрафы, и это не говоря о том, что сами черные спокойно могут атаковать нежеланных, ночных визитеров.

— Давайте я, — прохрипел лич Элантара, — Мне терять нечего.

Возразить не успела, лишь только воздуха набрала, чтобы возмутиться, как мужчины быстро поменялись местами. Ратхамат сделал шаг в сторону, убрав руку с двери, а Элантар подошел и нажал на ручку.

Снова привычное жужжание и тишина. Нервы звенели от напряжения, ожидания неизвестного и непонятного за этой дверью.

Элантар сделал шаг вперед и скрылся во мраке дверного проема. Если на улице еще скакали блики от слабых огоньков, мелькавших в ночи, то в самом доструме было темно и очень мрачно.

Однако никаких звуков не доносилось. Ратхамат вошел следом за магом, а я поспешила за ним. Внутри было темно, но привычное видение быстро показало, что здесь никого нет, даже личей. Мы с серым демоном переглянулись, решая, что делать дальше.

План у нас, конечно, был — пойти к черным. Вот мы пришли, а что дальше? Мой немой вопрос женихом был понят правильно. Ратхамат направился вперед, а я ухватила Элантара за руку. Ведь он обычный человек и в этой темноте ничего не видит. Маг прижал меня к себе, и я услышала стук его сердца. Оно билось быстро-быстро, что отозвалось во мне и придало уверенности.

Удивительный Элантар человек! Всего лишь смертный, а не побоялся войти в чужой дострум к черным демонам, хотя даже мы с Ратхаматом сразу не решились это сделать. Рука, обнимающая меня за талию, была тверда и уверена. Мы старались ступать как можно тише.

— Я рядом, — тихо прошептал Элантар.

И эти его слова придали уверенности, что все у нас получится.

Резкая вспышка ослепила буквально на какие-то мгновенья всех троих. Щит, сотворенный магом, вспыхнул перед нами. Боевой заряд черных демонов врезался в защиту и стал медленно стекать на пол, противно шипя. Наши личины опали за ненадобностью, сейчас нет смысла прятаться. Нам необходимо было допросить подозреваемых.

— Незваные гости, — прошелестело рядом с нами.

Черный демон возник неожиданно и настолько близко, что шарахнулась в сторону, хорошо меня Элантар так и не выпустил из рук, и я осталась под щитом. Второй заряд как раз угодил бы в меня, если бы сделала шаг в сторону. Защита снова выдержала.

— Интерес-с-но, — прошипел черный демон.

Я даже увидела раздвоенный язычок, на какое-то мгновение выскочивший изо рта мужчины. Будто он пробовал на вкус воздух вокруг нас и магию щита. В это время заметила серую тень, устремившуюся вглубь дома. Ратхамат воспользовался тем, что все внимание черных демонов сосредоточено на нас и отправился искать юстрафов или доказательства причастия черных демонов к убийству Диртана.

А на нас сконцентрировалось все внимание жителей дострума. Если личи стояли с безразличием где-то у стен огромной комнаты, то вот черные демоны все прибывали и прибывали. Сверкающие интересом и магией глаза то приближались, то удалялись. В полном мраке было тяжело понять, сколько здесь собралось черных.

Хозяева кружили вокруг нас, стараясь узнать кто мы и зачем вошли в их дострум. Многие подходили ближе и пытались рассмотреть что-то в нас. А потом…

А потом черные отступили, оставив свободное пространство между нашим едва переливающимся щитом и собой.

— Смотри, — шепнул Элантар.

Какие-то тени стали скользить вокруг нашей защиты. Они были похожи на небольших змей, только были не из плоти, как привычные гады, а из дымчатой магии. Однако у них были глаза, и эти змеи были явно разумны.

— Юстрафы, — прошептала я.

Потрясение было для меня слишком сильным. Вот они сказочные персонажи, о которых никто не помнит и не верит, что они существуют на самом деле. Однако сейчас я видела, как юстрафы ползали вокруг щита Элантара и пытались пробраться внутрь.

Жуть пробралась под кожу. Я даже почувствовала, что волосы зашевелились от ужаса на голове. Броня стала проявляться, покрывая спину и ноги, хотя прекрасно понимала, это нас не спасет от воздействия юстрафов. Им все равно, что я демон, они влияют на разум, а не на оболочку.

Черные демоны стояли вокруг нас молча, наблюдая за своими питомцами и нами, чего- то явно ожидая. Было не понятно, что же должно произойти, но жутко становилось с каждым мигом. Змеи стали возбужденно подрагивать хвостами, биться о щит и пытаться залезть на него. Шипели, падали и вновь старались выполнить приказ черных демонов.

— Они не могут пройти сквозь магию, — заинтересовано произнес Элантар и наклонился, чтобы рассмотреть поближе гадов.

Серпентолог, тоже мне! Нашел время заниматься научными исследованиями. Тут думаешь — выйдешь из дострума живыми или нет, а ему юстрафы интересны.

— Вы кто? — прошипело на нас недовольное.

— А вот и сам Синар пожаловал! — раздался насмешливый голос Ратхамата.

Даже не знаю, чего больше испугалась. Того, что юстрафы сейчас переключатся на серого демона, или того, что Синар убьет моего жениха.

— Рат, здесь юстрафы! — крикнула ему, предупреждая.

— У меня талисман, — отозвался мне серый демон.

— Это тебе не поможет! — зашипел Синар.

Я уже угадывала его среди остальных. Его лицо было изрезано глубокими шрамами, а глаза сверкали красным. Остальные расступились, давая возможность главе клана дорогу. Черный демон направился к Ратхамату, а у меня сжалось сердце, до такой степени стало страшно.

— Какие они интересные, — неожиданно произнес Элантар.

— Кто? — машинально отозвалась ему, не отрывая взгляда от двух демонов.

Вокруг стали вспыхивать небольшие магические огоньки, мрачновато освещавшие всех собравшихся.

— Юстрафы, — ответил мне маг, — Интересно же.

— Ты не мог бы свой исследовательский интерес оставить на потом? — обратилась к нему.

— А кто его знает, будет ли у нас это «потом», — спокойно произнес Элантар.

Вот, что значит маг! И в этот самый момент неожиданно вспомнила, ведь я же ведьмочка! Даже настроение поднялось. Ромашки с готовностью звякнули, понимая, что сейчас начнем веселиться, пусть даже последний раз в жизни. Жаль, метелки нет со мной, она не смогла за мной в поземный мир перенестись. Но ведь знания, полученные в учебке, всегда при мне.

Скрестила пальцы, синеватое, слабенькое свечение закрутилось и быстро слетело на пол. Юстрафы шарахнулись в стороны, а потом одна змея с интересом отправилась за моим «спотыкачем». Мы с магом проследили за ними, задержав дыхание. Неужели юстраф сможет воздействовать на мое плетение или через него на меня?

Однако эффект получился неожиданным. «Спотыкач» спокойно прилепился к обуви Синара, а змея вцепилась в заклинание зубами. В это время глава клана сделал шаг и споткнулся, что было естественно. Перепуганный юстраф, не ожидавший такого поворота, шарахнулся в сторону и прилепился к одному из черных демонов. Тот сначала замер, а потом упал на пол и забился в судорогах. Вот, значит, как тут гостей собирались встречать? Мое возмущение вылилось в мелкие пакости, которые буквально сыпались с кончиков пальцев. Шустрые, почти невидимые заклинания разбегались по черным демонам, одаривая их вшами, клещами, детским испугом и много какими еще прелестями от перхоти и до зудящей сыпи.

— Ратхамат, — прошипел глава клана черных демонов.

Он хоть и спотыкаясь, но все же дошел до серого, который стоял на ступенях лестницы, ведущей на второй этаж.

— Я тут интересный документ нашел, — произнес довольный жених, помахивая пергаментом над головами демонов, — Оказывается, ты собирался стравить оба клана. Вел переписку, заверяя в своей дружбе. Зачем тебе это? Или ты захотел всемогущества, — явная насмешка в голосе серого демона даже меня покоробила, а что говорить о черном?

— Ты еще слишком молод! — рев получился какой-то странный. Голос вроде бы шипел, но в тоже время, будто огромная змея перекатывала звуки, произнося слова.

Мурашки живенько так пробежались по коже. Но наше пока безнаказанное положение позволяло строить мелкие пакости дальше. А чем бы черного еще наградить? Как там непослушных мальчиков ведьмы наказывали? Ага! «Крапивница» обожгла кожу Синара. Пусть у него тоже есть боевая ипостась и наверняка щитов целая куча имеется, но против мощных атак. А у меня что, так мелкая пакость.

Небольшой, раздражающий зуд пробежался по щеке Синара. Демон поднес руку и смахнул будто насекомое какое. Но не тут-то было, на то это мелкая пакость, чтобы от нее так просто не отмахнуться. «Крапивница» начала свое раздражающее дело. Там где бегало заклинание, появлялось желание почесаться, чем, собственно говоря, и занялся глава клана.

А это очень трудно вести громким шипением змеи пререкания с врагом и в тоже время стараться сдержаться, чтобы не провести руками по месту, где чешется. А раздражитель очень сильный. Чухающийся черный демон смотрелся очень комично, при этом он же старался держаться с достоинством. Этот дополнительный раздражитель заставил Синара говорить совершенно не то, что он собирался.

— Серый! — ревел взбешенный раздражающей «крапивницей» глава черных, — Ненавижу серых!

— Чем так тебе мой клан не угодил? — усмешечка с губ Ратхамата не сходила. Он заметил изменившееся поведение Синара и постарался им воспользоваться.

— Воля, не переборщи, — тихо проговорил Элантар мне.

— А пусть докажут, что это я была, — хитро прищурилась в ответ.

Маг лишь покачал головой, а с моих пальцев вредности и пакости продолжали падать на пол и доставать черных демонов. Многие уже совершенно забыли о нашем присутствии, занятые тем дискомфортом, что доставляли копошащиеся вши или кусающие клещи. Ну, да, это были не настоящие насекомые, а мои заклинания, потому поймать их, и избавиться не было никакой возможности. Единственное за чем я четко следила, чтобы мои пакости не прибежали к Ратхамату. Ведь нам не нужны проблемы? В смысле тех, что уже имеются, вполне достаточно.

— Ты слишком молод, чтобы помнить. Твой клан первым напал на моих демонов! — рев был не шуточным. Змея вышла на охоту. Она шипела, трещала каким-то жутким звуком и… пыталась почесаться.

— Ты о той небольшой заварушке, устроенной Диртаном еще до моего рождения? — с интересом спросил Ратхамат.

— Заварушке?! — голос змеи накрыл всех присутствующих.

Те, что были под детским испугом, присели и постарались слиться с обстановкой, кто чесался, перестал себя чухать, остальные замерли, чувствуя, что начинается развязка этого вторжения на их территорию.

— Ты называешь заварушкой, когда серые вырезали две трети клана? — гремело под сводами дострума.

— Славная была охота, — протянул довольный серый демон, — Диртан любил пересказывать те события под бокальчик огненной воды. Правда, с каждым разом погибших черных становилось все больше.

— Я до сих пор помню имя каждого погибшего, — с болью прошипел Синап.

Юстрафы постарались достать Ратхамата, но отскакивали от демона, едва приблизившись, словно обжигались. Талисман, действительно, защищал от черных демонов и их питомцев. Только несколько змей сторожило нас с Элантаром, ожидая, когда разрушится щит вокруг.

— Они были тебе так дороги? Посмотри вокруг, — повел широким жестом серый, — здесь полно твоих демонов, значит, клан процветает. Демоницы еще принесут потомство.

Меня коробило от таких слов, но понимала, что Ратхамат старается вызвать Синара на откровенный разговор, узнать правду о той ночи. Ведь юстрафов мы смогли увидеть, это уже было косвенным доказательством того, почему серый демон ничего не помнил о случившемся.

— Погибли моя жена и сын! — хрипел Синап.

Неожиданно мне стало жаль черного демона. Ведь, несмотря на браваду серого, у демонов редко рождаются дети. Вспомнились родители, которые ценой собственной жизни защищали новорожденную меня.

— Потому ты решил, что я и моя невеста достойны того, чтобы умереть? — Ратмахат тона своего не менял, но я замерла в ожидании ответа.

— Серые заслужили смерти! — шипело в ответ.

— Ты думал, что смерть Диртана вызовет резню между кланами серых и красных, — прокомментировал Ратхамат.

А ведь он прав! Едва я появлюсь и расскажу о том, что видела, клан серых растерзает меня и Рата, а потом красные демоны нападут на наших убийц. Тонкий расчет, прямо таки демонический. Оба клана не только будут смертельными врагами после всего этого, но и сойдутся в убийственной битве, послушные зову мести. Ужасно!

— Это было бы идеально! — впервые улыбнулся Синап, потеряв все мои симпатии, — Тогда остальные кланы сравняются с нами, и снова будет равновесие, — а вот это уже даже показалось разумным. Но только до того момента, когда вспомнила, что погибну в этой сваре не только я, но и Шася, мой клан., а еще серые.

— Твои юстрафы были той ночью в моей комнате, — Ратхамат все еще улыбался, но взгляд был твердым, он старался из раздерганного противника выудить максимум информации.

— И что? Ведь все равно ничего не помнишь об этом? — вот теперь довольно усмехнулся черный.

— Мне просто интересно, это ты сам убил Диртана или перепоручил кому-то из своих? — серый повел широким жестом на демонов.

— Сам! Я все всегда делаю сам! Какое же это было удовольствие проткнуть ошалевшего от ненависти серого! Сколько яда он изрыгал тогда. Мне достаточно было подумать, что говорит он о моем клане, моей жене, — Синап шумно вдохнул воздух, — Какое удовольствие было проткнуть эту мразь кинжалом, убившим мою семью.

В этот момент Синап атаковал Ратхамата. Если талисман защищал моего жениха от юстрафов и магии черных демонов, то сейчас обычные боевые заклинания он не мог задержать. Битва была не шуточная. Оба демона атаковали только на поражение. Их приемы не были красивыми, скорее подлыми. Оба старались достать противника.

Я не могла смотреть на этот поединок и отвернулась, прижавшись к плечу мага. Может быть, я не правильный демон? Хотя скорее все же ведьмочка. Руки Элантара прижимали к себе. Сам же мужчина во все глаза смотрел и старался пропитаться этой атмосферой. Это для меня нормально жить в подземном мире, знать законы, по которым живут кланы. А для обычного человека, пусть даже преподавателя Академии магии, находиться здесь уже большое событие. Видеть воочию битву представителей кланов демонов, о которых он лишь в своих книгах в библиотеке читал, стараясь перевести с незнакомого языка. Я восхищалась выдержкой мага, который даже в последние моменты своей жизни старался запомнить и изучить все, что происходило сейчас. Конечно, он понимал, что передать дальше свои знания и свидетельства он никому не сможет — шансов выйти живыми из этой битвы Ратхамата с кланом черных демонов у нас не было. К поединку Сипара и моего жениха очень нечестно подключились остальные демоны. Ну, то есть те, кто в состоянии был справляться с заклинаниями — мелкими пакостями.

То ли щит Элантара защищал нас, то ли на нас никто внимания не обращал, не считая достойными, но мы с магом были в относительной безопасности. Лишь верные своим хозяевам юстрафы присматривали за нами.

И все же мой «спотыкач» сыграл свою роль. Черный демон не смог справиться с простым заклинанием и… проиграл. Ратхамат убил противника, когда тот в очередной раз зацепился обувью за несуществующую корягу и растянулся плашмя. Несколько боевых зарядов прошили тело черного демона. Он еще несколько раз вздрогнул, борясь за остатки жизни, а потом вспыхнуло пламя над ним. Не бывает трупов у демонов. Заканчивая жизнь, они уходят навсегда, сгорая в магическом огне. Никто и никогда не поднимет тело умершего и не сделает для себя прислужника. Демоны слишком гордые для этого!

Члены его клана замерли на несколько мгновений, прощаясь со своим главой, а потом… раздался зов мести. Это было страшно! Черные приняли боевую ипостась и напали на Ратхамата. Серый тоже обернулся, я же не удержалась и, одевшись в броню, устремилась в самую гущу событий, успев крикнуть Элантару: «оставайся здесь!», надеясь на его благоразумие.

Потом все смешалось. События мелькали передо мной. Мой демон показал себя во всей красе, недаром столько лет Шася, поняв, что ему досталась сестренка с даром воина, тренировал меня до полуобморока. Удары на поражение, оскалы, рык. Мы с Ратхаматом бились жестко, понимая, что сейчас от этого может зависеть наша жизнь. Точнее сказать, в нашей отчаянности был шанс остаться в живых.

Я видела, что серого достают черные демоны, нанося глубокие раны, но он держался достойно. Я видела, что эти несколько лет сказались на моем женихе, и он много пропускал ударов. Впрочем, у него мог быть другой дар, а не как у меня воина. Я старалась прикрывать и отражать атаки.

Очнулась лишь тогда, когда упал последний черный к моим ногам. Ратхамат лежал за моей спиной. Он был жив, но очень сильно ранен. Тревожным взглядом огляделась вокруг — Элантара с его щитом не было видно.

Демоны! Они убили моего мага!


Свадьба

— Твои идеи меня всегда веселят, но только не в этот раз, — говорил мне Шася уже в который раз.

— Нормальная идея, — ответила ему, стараясь сохранить самообладание.

Если честно, моя идея выйти замуж за Ратхамата мне тоже не нравилась. Решилась на это, потому что еще раз вдумчиво прочитала пророчество на древнем языке. Там оно звучало немного по-другому, стало понятно удивление высшего демона на мое цитирование, но все же смысл был тот же.

Из всего этого выходило, что Ратхамат обагрил ступени крови трона клана. Если вспомнить рассказ Синара, то получалось, что серый демон действительно был невинным в этой истории. Все подозрения падали на моего жениха, даже я столько лет была уверена в этом, но не он убил Диртана, как оказалось, а Синар. Елава клана черных демонов направил своих юстрафов на Диртана, затмив его сознание и заставив явиться в комнаты Ратхамата с обвинениями. Но и на Ратхамата юстрафы тоже воздействовали. Синар долго ждал, чтобы мой жених кинулся на главу собственного клана и убил, но терпения не хватило, и он сам всадил кинжал в спину врага. Как он тогда сказал, получив от этого моральное удовольствие. Именно поэтому Ратхамат не помнил ничего о происшедшем. А вот я пряталась за занавесью и ничего не видела. Вполне возможно, что если бы Синар увидел меня там, то и я не осталась в стороне. На что был способен мозг убитого горем и горящим возмездием демона, только самому демону известно! Так что можно сказать нам еще повезло.

Вторую фраза из предсказания — «Дитя младое припустив, в миру людей обосновался», Шася легко объяснил моим побегом. Ведь для всех демонов, перешагнувших столетний рубеж, мой возраст явно был детским. Брат, отправив меня в мир людей, заставил там обосноваться. Я жила среди ведьмочек, поступила в учебку и была счастлива, разговаривая и общаясь с братом. Не собиралась влюблять или заводить какие-то отношения. Все, что мне было нужно — это найти средства к существованию, потому что принимать деньги от Шаси было более, чем рискованно. Мне хотелось не столько независимости от клана, сколько выжить, не привлекая к своей персоне внимания. Конечно, я не ожидала, что меня будут разыскивать в мире людей, как единственного свидетеля убийства главы клана серых демонов, потому что как раз все, что видела я, говорило о виновности моего жениха. Я очень надеялась, что Шася сможет найти доказательства невиновности Ратхамата. Но, увы, такого не случилось, демоны от обоих кланов пришли в мир людей. Сара пострадала потому, что ее волосы были рыжими, почти медными, очень похожими на красные. Демон решил, что она это я, а когда понял свою ошибку решил забрать из нее все силы жизни, не оставляя в живых. Это было просто чудо, что мы успели, и наш ведьмин круг оборвал привязку, сохранив жизнь ведьмочке.

Война между кланами назревала, как снежный ком. Лишь то, что Талия рассказала на своем занятии об юстрафах, заставило меня взглянуть на ситуацию под новым углом. Я верила в то, что Ратхамат не виновен, что не мог он убить главу собственного клана, хотя слышала все те резкие слова, которыми они обменивались той ночью. И все же… Может быть, это было мое ведьминское сердце, а не демонский мозг, который очень четко подсовывал воспоминания, я верила, что все не так просто, что есть там что-то такое, что может отыграть все обратно.

Смерть Синара, его слова перед боем запомнили все. После той бойни осталось в живых очень мало черных демонов. Я еще с тоской осмотрела поверженных противников, осознавая, как же им теперь будет трудно выжить среди двух процветающих кланов — серых и красных.

Ужасно!

Мне было жаль тогда всех — черных, серых, красных и нас. Но душа моя плакала над моим магом.

«Больше об этом не думаю!» — приказала себе. «Нельзя! Мне нельзя думать об этом, нужно жить дальше». Тряхнула головой, отгоняя воспоминания.

— Я категорически против! — уже начинал набирать обороты Шася.

Он уже в который раз пытался убедить меня в неправильности моего решения, аргументируя, что мои идеи никогда разумностью не отличались.

— Помнишь, предсказание? — уже в который раз уныло напомнила ему.

— «Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой», — с готовностью произнес брат, — Это вовсе не значит, что ты должна сейчас приносить себя в жертву!

Ох, как же красный демон был ужасен и прекрасен одновременно. Я даже пожалела, что сейчас нет рядом Калисы, чтобы полюбоваться на этого образчика мужественности.

Как оказалось, серые демоны не настолько были кровожадными, они забрали лишь ведьмочек, магов и ведьм из учебки, предварительно перепугав весь город, заставляя укрыться людей в подвалах. Именно потому мы никого не увидели на улицах. Никто своего носа несколько дней не показывал, боясь встречи с демонами, которые непонятно каким образом оказались в наземном мире.

После бойни, что произошла в доструме черных демонов, и допроса оставшихся в живых, но сильно раненых, серые демоны отпустили ведьмочек к себе домой. Девчонки периодически падали в обморок от вида моих сородичей. Меня никто не угадал в боевой ипостаси. Я еще с облегчением выдохнула, что на красной броне кровь плохо видно, но провожала в портал подружек мрачным взглядом. Тяжело все тогда происходило… очень. Мне было жаль до слез всех погибших, все же, наверное, в душе я скорее ведьмочка, чем демон. Только боевой демон плакать не умеет. Пытать, убивать, рубить, разрывать на части, рыча в порыве боя, может, но вот плакать… просто не предусмотрена такая железа в боевой трансформации демонов. Потому провожала ведьмочек во главе со стойко державшейся Захраей Тилса хмурым взглядом.

Это уже потом я влетела в родной дострум и начала крушить все, что попадалось на моем пути. Только Шася смог меня остановить, даже не понимаю как. Помню лишь единственное желание, чтобы вновь ожила Мертвая долина и магма пошла на поверхность, всем своим существом желая нырнуть в горящую твердь.

Моей вины в происшедшем не было. Я любила серого демона и была любима. Черные решили воспользоваться тогда ситуацией и убили Диртана — главу клана. Сколько же пережила за то время! Потерю надежды на счастье, перемену всей жизни. Как там в пророчестве? «Дитя младое припустив, в миру людей обосновался». Да, я тогда, малодушно струсила, сбежала, припустив со всех своих демонских ног, сбежала. Я не могла поверить в то, что мой любимый Ратхамат был убийцей, пусть даже защищая свою любовь ко мне. Древнее пророчество появилось вовремя, дав подсказку, что есть еще шанс вернуть все, что было.

— Это не вернуть «все, что было», а жертвоприношение, — произнес Шася.

Вот, демоны! Я опять последнюю фразу произнесла вслух. Кажется, я совсем становлюсь человеком, который в своих раздумьях может высказывать то, о чем думает.

— Иди в бездну, — привычно послала брата к родителям.

Когда он меня особенно доставал, я отправляла к единственным родственникам, которые могли вразумит брата, пусть самого родного, но такого… такого…

— Ты свой след уже внесла, — продолжал реветь Шася, кружась по моей комнате, — Разгромила дострум черных демонов, убила Синара.

— Его убила не я, — охладила взрыв брата.

— Ты! И твои ведьмочкины знания! — орал на меня Шася.

— Ты бы с Калисой разобрался, а не портил своей слюной мое свадебное платье, — резонно возразила ему.

Красный демон прошелся по комнате, сделал несколько шагов, старясь восстановить равновесие. Вот за что его уважаю, что брат старается вернуть себе самообладание, прежде, чем что-то сказать.

— Калиса ведьмочка, — начал Шася.

— Презираешь ее за это? — не дождавшись от него ответа, после затянувшейся паузы спросила его.

— Ты что? — искренне изумился брат. Потом помолчал, походил вокруг меня и продолжил, — Ты взрослая, замуж вот собралась, — усмехнулся демон, — могу тебе рассказать, — Вздохнул, — Увидел ее в твоей комнате в первый же вечер твоего поступления… Понимаешь, я взрослый демон и могу контролировать свои эмоции, не то, что некоторые, — косой взгляд в мою сторону.

— Знаешь, что…, - вскипела я.

— Знаю, все знаю. Лучше твоего высшего понимаю произошедшее, — резко оборвал меня брат, — хотя многое открылось мне после твоего рассказа.

Шася задумался.

— Сейчас не об этом, — выставил руку перед нами, будто это я его отвлекаю от рассказа, — Она была такая… Не могу сказать или описать…

— Влюбился? — веселым тоном подначила его.

— Да! — резко повернулся ко мне Шася, — Влюбился и… соблазнил ее, Волька.

Я оторопело уставилась на брата.

— Как это? — туго сглотнула.

Ведь Калиса мне ничего об этом не рассказывала, хотя я была самой ближней подружкой. Мы делились самыми личными переживаниями, но о том, что у нее есть парень, да еще мой брат, ведьмочка не рассказывала. И в этот момент заподозрила неладное, прищурилась на красного демона, понимая, что сейчас услышу продолжение истории. А если не услышу… пришибу! Мы ведьмочки друг за друга горой, даже если против собственного брата.

— Обычно, — нервно пожал плечами Шася, — Познакомился, пригласил в кафе, а потом…

— Что… потом…? — даже замерла в ожидании.

— Память я ей стер. Что еще может демон сделать? — резко ответил брат.

— Во, дура-а-ак! — протянула я и села на скромный стул позади себя, совсем забыв о своем роскошном платье.

Я смотрела во все глаза на брата, а он старался не встречаться со мной взглядом.

— Демоны не могут быть с людьми, — сообщил истину Шася, которую я и так знала.

— А если ты так считаешь, уйди из моей комнаты и не нервируй меня, — поднялась с узенького стула, вспомнив о своих решениях и обязательствах.

— Вот, заразка мелкая! — взревел брат.

Он подбежал ко мне и ухватил за плечи, едва прикрытые красной тканью. У демонов этот цвет означает привязку к крови. Красный цвет показывает, что оба демона готовы смешать свою сущность, соединяя свои судьбы.

— Шася! — повысила голос на брата.

— Воля! Не смей! Слышишь? Не смей выходить за него замуж, — красный демон навис надо мной, продолжавшей сидеть на узком стуле. Устали ноги за сегодняшний день, вставать совершенно не хотелось.

Как только клан серых уверился, что Ратхамат не убивал главу, было тут же решено провести брачный обряд. Мой отказ был бы приравнен к тому, что я вновь обвиняю своего жениха. И это не говоря о предсказании!

Платье к нашей свадьбе было срочно подобрано у расторопных торговцев. Не было времени шить на заказ. Нужный размер и приличный фасон нашлись практически сразу, что позволило хоть об этом не беспокоиться.

— А ты готов принять на себя ответственность за бойню, что устроят серые в нашем клане? — посмотрела брату в глаза.

— Нет, — произнес тихо красный демон.

— Шася, не переживай так. Слова пророчества прямо говорят: «Лишь краснокудрое дитя, оставив след, внесет покой». Какой еще след я могу оставить, остановив все войны демонов? — говорила мягким тоном, но очень уверенно.

Брат отошел от меня, поникнув головой, а потом ухватил за руку и вернулся.

— Волька, беги! — прошептал он, — Беги из подземного мира, как в прошлый раз. Тебя никто не найдет! Не нужно приносить себя в жертву демонам. Твой Ратхамат не оценит!

Удрученно смотрела в глаза брата и понимала его. Он любил свою кровинунжу, как говорят ведьмы, и оберегал. Вот только мой побег не остановит войну кланов, которая поделит мир не только свой.

Я вспоминала Калису, своих подружек, Талию, Захраю и даже магов, тех самых высокомерных магов… и совершенно не хотела завоевания демонами наземного мира.

— Только представь… — прошептала я, прижав рогатую голову любимого демона, — Они придут в наземный мир… а там Калиса.

— Я заберу ее к себе, скрою ото всех! — запальчиво произнес брат.

— А остальные? Пусть их серых растерзают? И где тогда прятаться мне, как ты предлагаешь, если они пройдутся по наземному миру? Шася, моя свадьба — это единственное средство положить конец надвигающейся войне кланов, чтобы в обоих мирах наступил покой. Подумай, это ведь не такая большая цена. Ведь я и раньше собиралась за Ратхамата замуж, — говорила очень убежденно, запальчиво, стараясь саму себя еще раз убедить в правильности решения.

Был еще клан черных, которых осталось очень мало. Но я была уверена, что не позволю серым и красным демонам уничтожить их. Очень надеялась, что после последних разборок между Синаром и Ратхаматом зов мести у черных не проснется. Ведь они вполне могут посчитать, что должны отомстить за смерть главы клана и остальных демонов.

В общем, я видела единственный выход их этой ситуации — выйти замуж за серого демона, как и собиралась несколько лет назад. И если в прошлом для меня этот брак был желанным, по любви, то сейчас этот шаг был политически рассчитанным. По крайней мере, мне так казалось. Думаю, что и Шася, если бы это не касалось меня лично, был бы согласен со мной в правильности такого союза, который позволит внести покой в оба мира и предотвратить войну.

— Собиралась. Но за это время столько всего случилось, — произнес брат.

— Не нужно об этом, — тихо попросила его.

— Ты же понимаешь, что больше не сможешь уйти в наземный мир? — спросил Шася.

— Понимаю, — отозвалась ему.

— Ты же понимаешь, что больше никогда не увидишь ни своих подружек, ни Калису? Солнца, снега, метелки, на которой ты так любила гонять по небу, тоже в твоей жизни не будет, — продолжал красный демон, выдавая передо мной все мои горестные мысли.

— Все я понимаю! Ведь жила как-то без этого? И дальше жить смогу! — резко поднялась со своего узкого стула и направилась к выходу, боясь услышать продолжение всего того, чего я лишусь, выйдя замуж.

— А Элантар, твой маг?! — донеслись слова до меня, остановив на мгновение.

Вот именно этих слов я боялась больше всего, запрещая думать и вспоминать ту жуткую черноту, едва подсвеченную магическими светлячками.

— Он умер! — выкрикнула громко и выбежала из комнаты.

«Он умер, он умер!» — твердила себе, изо всех сил стараясь сдержать слезы горя. Я плакала о себе, о маге, о его любви ко мне и… моей любви. Да, демоны! Я любила этого смертного и он… умер! Маг умер.

Я старалась отогнать от себя то жуткое воспоминание, когда не увидела защитного щита между ранеными черными демонами. Убитые догорали в магическом огне, прощаясь с подземным миром и уходя на вечное поселение в бездну. А мага не было нигде видно. Я кинулась к тому месту, где он должен был быть, но его не было. Рыча и стискивая зубы от страха, и скала среди раненных моими руками демонов. Многие были без сознания, но живы.

Маг не остался в стороне в этой битве и постарался помочь нам так, как смог, как умел, растрачивая всю свою магию и силы. Его тело я нашла под грудой тел умирающих черных демонов. Это Элантар их так приложил своей магией. Если после меня противники умирали практически мгновенно, то после боевых зарядов мага, у них еще был шанс выжить.

Когда пришли женщины клана, я торопливо передала им раненых. Ратхамат был занят с серыми, рассказывая и все объясняя. Юстрафы скрылись и не показывались. Впрочем, о них вспоминали лишь в связи с пересказом о ночи, когда был убит Диртан.

А маг… маг был мертв. Я не могла оплакивать его, у боевой ипостаси нет такой железы, а сердце рвалось на части от горя. Именно тогда поняла насколько был мне дорог Элантар. Вот тогда-то и призналась себе, что люблю своего мага.

Когда пришел Шася, я передала ему тело убитого мага и попросила вернуть его в наземный мир. Пусть его родители увидят тело сына и смогут похоронить, как подобает. А потом я провожала ведьмочек, освобожденных из дострума серых демонов.

Я бежала по комнатам родного дома и плакала перед свадьбой. Еоворят у людей так положено, будто невеста оплакивает свою прежнюю жизнь. Я же оплакивала свою нечаянную любовь, которую смогла осознать, лишь потеряв ее.

Клан Ратхамата был традиционно одет в серые цвета, демоны моего клана в красные.

Мой жених был прекрасен. Я улыбалась ему, но сердце пело от горя свою печальную песню. Умом понимала, что поступаю правильно, ведь даже высший сказал: «Все предрешено», но все равно было очень тяжело делать каждый шаг к пропасти под ногами.

Ратхамат улыбался мне и в руках держал черные розы. Он помнил, насколько мне понравились эти нежные и хрупкие цветы, такие редкие в подземном мире. Жених ожидал моего приближения у пропасти в бездну, откуда на нас взирали все ушедшие демоны. Уверена, что родители сейчас тоже наблюдали за нами. Очень хотелось услышать слова одобрения своему решению от них. Но, увы, мы лишь знаем, что они там, а говорить ни с кем из ушедших не можем.

— Уверен, твои родители видят нас, — тихо прошептал Ратхамат, перехватив мой взгляд в бездну.

— Очень на это надеюсь, — вздохнула, не скрываясь.

Так, по крайней мере, можно было объяснить мое печальное настроение. Думаю, Рат именно так его и объяснил себе.

Шасси не было. Мы с ним все же еще раз поругались перед самым моим выходом из дома. Я уже садилась в паланкин, который должна были виверны доставить к пропасти, где совершаются все обряды демонов, чтобы ушедшие родственники тоже могли быть свидетелями происходящих событий.

И вот, когда поставила ногу на ступеньку, чтобы взобраться в паланкин, брат дернул меня за руку. Платье было достаточно пышным, и я старалась ходить в нем осторожно, чтобы не запутаться, а теперь летела назад, не имея возможности выпутать ноги из обилия воздушной материи. Искры в ткани обиженно вспыхнули, некоторые посыпались на землю под ноги.

— Ах! — раздалось вокруг восторженное.

Не спорю, это было красиво, но если бы не руки брата, то сидеть мне сейчас под ногами у всех и в этих вспыхивающих искрах.

— Волька, я тебя в последний раз предупреждаю! Я против всего этого! — шипел недовольно Шася мне в ухо, сильно стискивая мой локоть. — Не смей этого делать!

— Шася, мы с тобой уже все обсудили! — вырывалась из рук брата.

Сколько мы тогда всего друг другу высказали! Ох, потом долго мириться будем, прощая все резкие слова, что тогда наговорили. Вместо слез во мне проснулась злость на себя, на брата, на серого демона и на мага, который своей смертью доказал мне, что я любила только его.

Ссора получилась тихая, но очень эмоциональная. Мы шипели друг другу слова, за которые сейчас мне становилось стыдно перед моим любимым демоном, но я очень надеялась, что потом брат меня поймет и простит. В результате, вместо того, чтобы прилететь к пропасти на церемонию с Шасей, я сжала зубы и уселась одна в паланкин. Красный демон взмыл в небо, отказываясь меня сопровождать. Фактически его присутствие на моей свадьбе не было необходимым, там собрался весь клан, который и был свидетелем этого события. Но я переживала из-за ссоры с братом, жалея, что не смогла убедить его в правильности моего решения.

Ратхамат тоже заметил отсутствие моего брата, но решил не спрашивать о причинах. Даже была благодарна ему за эту тактичность. Жених был прекрасен, он сверкал на меня своими зелеными глазами, улыбался самой очаровательной улыбкой. Черные розы покоились на сгибе моего локтя, больно упираясь шипами в обнаженную кожу. Можно было бы убрать эти колючие отростки, но так они скорее погибнут, а мне их было жаль.

Мой жених, одетый в красный костюм, который удивительно шел ему, протянул руку, предлагая начать обряд, который соединит нашу кровь и судьбы навечно. Тряхнула каскадом огненных волос за своей спиной, откидывая все свои сомнения и, сделав последний шаг, протянула руку будущему мужу. А ведь я когда его любила, очень ждала этого момента. И вот теперь наши с ним общие мечты о совместной жизни сбываются. Только Шася был прав, столько всего произошло за это время.

«Маг умер!» — напомнила сама себе и вложила ладонь в руку серого демона. Задать себе вопрос: «Смогла бы я так решительно идти к пропасти, если бы маг был жив?» — решимости не было. Как заклинание твердила себе: «Маг умер!» и делала еще один шаг к пропасти, открывающейся под нашими ногами.

Главы кланов серых и красных демонов направились за нами. Обычно браки происходили внутри клана, потому лишь один глава проводил обряд. Сейчас же два демона шли за нами.

Простые заклинания, призывающие в свидетели предков, безмолвную бездну и Создателей прозвучали одновременно от обоих глав. В этом вопросе серый и красный демон действовали сообща, думаю, они заранее все обговорили, чтобы не вышло накладки с обрядом.

Мгла закружилась в пропасти, а мы взлетели над ней, размахивая своими крыльями. Мое платье развевалось, подхваченное вихрем бездны, а искры переливались, срываясь с ткани и кружась вокруг нас. Я видела раньше такие обряды, они были очень необычны в своей красоте, когда сердце замирало от вида молодых демонов, зависших над пропастью.

Рядом так же парили оба демона. Сейчас они громко и очень напевно проговаривали слова обряда, с помощью магии соединяя наши с Ратхаматом событийные круги. Это достаточно долгий процесс, потому что непростая задача предстояла демонам.

Роза уколола своим шипом меня сильнее, и рука дрогнула, прекрасные цветы полетели вниз, в пропасть под нашими ногами. Мгла закружила их в своем вихре, наглядно показывая, что там действительно опасно находиться для живого демона.

— Жаль, — тихо произнесла я, просто мысли вслух, ни к кому не обращаясь.

— Их или себя? — спросил Ратхамат.

Подняла на него глаза и встретилась со светящимися зелеными глазами. Как он вообще мог такое подумать? Но задать этот вопрос не успела.

Из-за того, что смотрела в этот момент на своего жениха, не увидела, как к нам что-то приближалось на огромной скорости. Демоны насторожились, а потом прервали процесс соединения событийных кругов, атаковали боевыми зарядами. Меня снес вихрь, вырвав руку из пожатия серого демона.

Меня держали крепко. Это был красный демон в боевой ипостаси. Вокруг шумело и взрывалось, опаляя броню брата. Шася выкрал меня со свадьбы! Вот, демон!


Похищение

— Демон! Демон! — ругалась на своего похитителя и молотила по всему, до чего доставала кулачками.

— Волька, ориентиры! — рыкнул на меня Шася.

— Атакуют трое! — послушно проорала ему в шлем, — Двое серых, один красный.

— Ритар, — согласился брат, назвав по имени главу нашего клана. — Позиции!

— Рат взлетел вверх, Ритар атакует в хвост, а серый стал уходить в сторону! — послушно передала все, что видела.

Боевые тренировки сказались. Несмотря на то, что сейчас меня украли со свадьбы, все же атаки были нешуточными, и это был даже не тренировочный бой. Ритар запускал такие огненные заряды, которые в состоянии снести пол дострума. А это все летело в нас! При этом я была не в броне! А собственно почему? Объемное количество материи развевалось по ветру, а Шася несся с головокружительной скоростью. Волосы сбились, закрывая обзор, не выдержала и обернулась в боевую ипостась. И целее буду и лететь удобнее по горячему воздуху подземного мира, который обжигал кожу своим жаром. Остатки платья, что не втянулись при превращении, улетели куда-то далеко назад.

— Молодец! — похвалил меня брат.

— Серый атакует! Тридцать два градуса! — крикнула ему в ответ.

Шася, получив указания, увернулся, чуть нырнув в сторону.

— Рат — прямым сверху! — крикнула вновь.

Нырок под заряд, который пронесся почти перед нами.

— Ритар! — вскрикнула пораженная.

— Что? — резко спросил демон.

— Запускает сеть!

— Держись и приготовься! Как только будет подлетать, режь ее! — отдал приказание Шася.

Я отпустила одну руку от плеча брата, при этом еще крепче ухватившись ногами вокруг его тела, и приготовилась отражать магическую сеть. Она летела опережая не только Ритара, но и нас. Это было логично и понятно, чтобы поймать нас и остановить. Вот почему послушно порвала магическую сеть, даже объяснить не смогла бы. Просто потому, что привыкла доверять брату в бою.

И снова атака серого демона, потом Ритара. Мы кружились в жарком мареве, неслись куда-то, а Шася давал указания, что делать мне, я же докладывала обстановку, по возможности отражая атаки, которые становились с каждым разом все сильнее и ожесточеннее.

— Надо уходить, — рыкнул мне брат.

— Куда? — в недоумении спросила его.

— Портал! Строй портал, мы под разломами! — приказ.

— Они под защитой! — попыталась возразить ему.

— Пусть думают, что мы прорвались через разломы. Строй портал в наземный мир, — отрывочно говорил мне Шася, несясь на своих красных крыльях дальше.

— Ты хотя бы знаешь, что делаешь? — на всякий случай уточнила у него, но сложила пальцы для того чтобы сконцентрировать магию на пальцах.

— Да! Делай! — громко крикнул демон.

Демоны, что преследовали нас, не были моими врагами, и я совершенно не собиралась убегать со своей свадьбы, но в то же время точно знала, что брат будет делать лишь то, что будет во благо мне. Потому не стала спорить и выяснять причины такого решения сейчас, обстоятельства были не подходящими. Но как только это безумие закончится, допрошу Шася и вытряхну душу из этого красного демона, добиваясь причин его поведения. Не мог красный демон украсть невесту, пусть собственную сестру, со свадьбы, зная насколько важен этот брак.

Демоны! Пусть у меня все получится!

Над головой в почти черном мареве, едва расцвеченном магическими светильниками, помогающими развевать полную темноту, стали видны чуть светящиеся прорывы между подземным и наземным миром. Мы летели точно на них, показывая своим преследователям, что стремимся к ним, стараясь сбить их с дороги. При подлете разломы стали более узнаваемые, светлее.

— Открывай! — крикнул Шася, и я послушно стала произносить слова.

Синеватая, более привычная для меня магия ведьмочки, собралась на кончиках пальцев. Простое заклинание сотворило из этого воронку портала, и мы с Шасей нырнули туда. Скольжение кружило голову, но давало определенную безопасность. При прохождении портала никто не мог атаковать, даже если бы вознамерился это сделать. Сделав несколько глубоких вдохов, мы неслись в безопасности по воронке. Мысли скакали в сумбуре, но главное для меня было сейчас одно: «Зачем Шася это сделал? Что будет дальше?».

Никто мне не говорил, не принуждал к этому браку, но я сама понимала, что он необходим, чтобы в обоих мирах наступил покой. А сейчас моим похищением брат поставил под удар оба клана. Ведь недаром главы обоих кланов преследовали нас. А что там с Ратхаматом? Демоны! Даже представлять не хочу, что он обо всем этом думает, какое оскорбление было нанесено его самолюбию. Демоны! Ведь он, после того, как я пожалела нежные цветы, а затем Шася меня похитил, вполне может решить, что все было подстроено. А тогда… страшно представить что случится, если клан серых демонов решит отомстить красным за такое оскорбление.

— Шася, зачем ты это сделал? — простонала брату, уткнувшись ему в плечо.

— Тебя спасал, заразка ты мелкая. Ты еще благодарить меня будешь. Ведь ты себе представить не можешь, что такое выходить замуж за демона! — тихо рычал мне в ухо мой любимый демон.

— Ты мне как раз не дал такой возможности узнать, — бросила недовольно ему.

Ответить мне Шася не успел, мы вывалились из портала. Вокруг было так светло, что зажмурила глаза от непривычного освещения после мрака подземного мира. А потом поняла, что мне холодно. Снег?! Я с восторгом распахнула глаза и не стала обращать внимания на то, что в глазах стало сразу же ломить от белоснежного покрывала, простиравшегося вокруг.

Снег был всюду. Дома, деревья, улицы, города и даже, кажется, люди были засыпаны этим белым богатством.

— Какая красота! — восхищенно произнесла я.

— Нужно торопиться. Мы вышли рядом с разломами. Твой жених нас в покое не оставит. Смотри! — при последнем слове Шася указал на землю рядом с нами.

Снег начал стремительно таять, будто его положили на раскаленную сковородку. Этого для меня было вполне достаточно. Мощный взмах крыльев и мы взлетели с Шасей ввысь. Теперь уже ледяной холод овевал нас, броня поскрипывала, непривычная к такой температуре, а я, раскрыв броню с лица, подставляла щеки под ледяной ветер, стараясь остудить эмоции. Даже понятия не имела, куда мы летим. Просто наслаждалась полетом, щурясь от встречного ветра, белизны под ногами и солнца. Последнее было просто ослепительным.

Как? Как я могла отказаться от такого чуда, решившись остаться навсегда в подземном мире? Крылья махали, рассекая холодный воздух, а душа пела. Громко и радостно. Я даже не могу сказать, что это была за песня, но она дарила ощущение жизни, и мне это нравилось. Мне казалось, что сейчас наступает новый поворот и это правильно. Объяснить, почему это правильно, не могла, но уверенность была и я, просто доверяя брату, летела по морозному и такому непривычному для каждого демона, воздуху, радуясь всему окружающему.

Пусть я демон, но в душе все же ведьмочка, самая настоящая.

Хочу жить здесь, среди людей, вдыхать зимой морозный воздух, ощущать как ноздри слегка покрываются инеем, почти слипаясь. Весной вдыхать аромат пробуждающихся трав, ловить тонкий запах степных и лесных цветов. А летом зарываться лицом в подсохшие травы и получать весь насыщенный букет увядания, понимая, что это лишь начало, а не конец. Осенью хочу перепрыгивать через лужи, кутаясь в теплый плащ и ждать того момента, когда присядешь у жаркой печки и услышишь оттуда: «Привет, заразка мелкая? Что еще сегодня учудила? Люблю твои идеи». И сразу же оказываются малозначимыми все проблемы и несчастья, казавшиеся такими. Люблю этот мир! Люблю!

— Лю-юблю-ю! — раскатисто прокричала всему миру и раскинула руки ему навстречу.

Мир благодарно обнял меня ворохом прохладных снежинок, окатив ими от всей своей огромной души. Шася радостно рассмеялся над моим криком и полученным ответом. А я была рада. За последнее время это были наполненные жизнью несколько мгновений, которые старалась запомнить и прожить сполна от всей своей ведьминой души. Все же я скорее ведьмочка, чем демон, несмотря на все мое происхождение.

Шася стал снижаться, а я последовала за ним. Удивительно, но мы приземлились к тому самому дому, который я купила в кредит у карликов. Почувствовав себя уверенно на своей территории, направилась к входной двери.

Дом, заботливо укутанный снегом в холодную погоду, походил на те подарки-сюрпризы в переворот года, что дарили обычные горожане. С крыши свисали округлости нанесенных, белых пластов, готовых сорваться вниз. Но именно из-за этого было ощущения неповторимого праздника.

Проваливаясь в глубокий снег, весело хохоча, я бежала к своему дому. Почему-то казалось, что там буду в безопасности, там ждет меня радость. Старалась отгонять мысли от мага, с которым были в этом доме в последний раз. А может быть именно поэтому, хотелось скорей войти внутрь и увидеть еще раз то самое место, где я когда-то была счастлива, отзываясь любовью на любовь моего мага, пусть, в тот момент, еще не осознавая всего этого.

Легко сорвав магию на двери, ворвалась внутрь вместе с клубами белесого, холодного воздуха. Втянула воздух дома и закрыла глаза, как наяву увидев нашу встречу, шепот, поцелуи. Я почти ощущала, что Элантар жив, его любовь, объятия. Как же хотелось вновь увидеть его фигуру и прижаться к груди, попросить… даже не знаю, о чем хотелось сказать ему, просто он мне был нужен сейчас. И не только сейчас.

Меня обняли за плечи. Испуганно замерла, стараясь не разрушить наваждение. «Пусть! Пусть это будет он!» — взмолилась про себя.

— Так и будешь в боевой ипостаси ходить? — спросил брат.

Волшебное ощущение присутствия было разрушено, разочарованно выдохнула. Маг умер, он больше вернется. Я ведь демон и понимаю всю невозможность этого. Только сердце, которое только вот недавно призналось в своем чувстве, не теряло надежды. Глупое, какое же ты глупое сердце ведьмочки! Не будет ничего! Все только что закончилось.

Обернулась и осмотрела свое роскошное свадебное плать. При обороте магия обрезала мои юбки безжалостно. Повздыхала, ворочая слои воздушной материи. Все же оно мне нравилось, и не было виновато в случившемся. Свадебное платье демона было специально создано для такого обряда. Зависшие над пропастью молодожены были прекрасным зрелищем, а многослойные, воздушные юбки так красиво развевались в вихре, вырывающимся из бездны.

Наши шаги гулко отзывались эхом в пустых комнатах Нет, любовь здесь больше не живет. Только моя память бережно хранит воспоминания о тех событиях, что случились здесь с нами.

Я ходила по дому и смотрела по сторонам. Шася с деловитым видом осматривал дом и давал советы и замечания. Он прохаживался по моей непрактичности, купившей эту «развалюху» в кредит. Однако я видела, что брат был очень рад. Решила немного отложить допрос родственника о мотивах его поступка, решив сначала успокоиться от эмоций, вспыхнувших от воспоминаний.

В дверь неожиданно позвонили. Кто это? Демоны? Но они точно не будут звонить в дверь. Соседи, решившие познакомиться с новой владелицей? Посмотрела на Шасю.

— Что стоишь? Иди, посмотри, кто там пришел, хозяйка, — с насмешкой произнес брат.

Решила не обращать внимания на его тон и отправилась к двери. Повернула ручку и впустила в комнаты еще женщину. Она вошла так же, как и я окутанная сизым облаком морозного воздуха. Теплый плащ скрывал лицо, а я настороженно смотрела на нее. Может быть, это кто-то ошибся и зашел спросить дорогу? Подумалось, как предположение.

— Уважаемая Воля Страйк? — уточнила у меня гостья, разрушив гипотезу, что незнакомка оказалась здесь случайно.

— Это она! — тут же сдал меня брат, приняв облик обычного парня.

Предатель! Резко повернулась к нему и услышала за спиной поникший голос:

— Я так и знала.


Элантар

Обернулась обратно к незнакомке и увидела, как она скидывает капюшон с головы. Передо мной стояла мать моего мага, уважаемая Даприяс. Сердце захолонуло от такой встречи и упало. А ведь я, когда оборачивалась из боевой ипостаси, не задумываясь, приняла облик демона. Элегантные рожки завивались в красных волосах, выдавая мое происхождение лучше всяческих слов. А Шася?! Он ведь знал, что я в таком виде и подтвердил мою личность.

— Что знали? — переспросила женщину, а потом спохватилась, — Проходите, не стойте на пороге.

Мать мага, бывшая владелица этого дома вошла и бросила несколько коротких взглядов вокруг. Здесь ничего не изменилось, а потому она вернулась к нашему разговору.

— Все осталось так же, когда мы выезжали отсюда в новый дом. — Она прошла в комнаты по грязному и пыльному полу, — Мы были счастливы в этом доме.

— Я купила его, — пояснила свое присутствие здесь.

— Знаю, — кивнула на мои слова женщина, — Буду рада, если он и вам, уважаемая Воля, принесет столько же счастья.

Нахмурилась. Говорить о том, что полюбила ее сына и поняла это только, увидев его умершим, не хотелось. Чувствуя, что придется рассказывать о том, как погиб Элантар, на душе становилось с каждой минутой все тяжелее. Как объяснить женщине, пусть даже магу, что ее сын отдал жизнь в заведомо проигрышной для него битве с демонами? Я сама до сих пор не могла понять, почему не уберегла моего мага? Почему кинулась на выручку серому демону, рассчитывая на разумность Элантара. А он не остался в стороне, хотя понимал, что силы не равны, и ему нечего противопоставить против черных. Конечно, мои пакости усложнили жизнь демонам, но это был плюс только для меня и Ратхамата.

— Я собиралась сдавать этот дом, — поникшим голосом произнесла в ответ бывшей хозяйке дома.

Мне даже было неловко сейчас за свой подход к покупке. Ведь здесь прошла жизнь этой женщины, а я собиралась сдавать его внаем. Но это бизнес, и на тот момент казалось удачным решением моих финансовых проблем.

— Теперь вы здесь хозяйка, — осмотрелась вокруг мама Элантара, — здесь есть, где присесть?

— Не знаю, — неуверенно отозвалась я.

— Разумеется, есть! — тут же подхватил разговор Шася и очень обаятельно улыбнулся нам обеим.

Он вообще излучал непонятное для меня воодушевление. Мой любимый демон принес два стула со спинкой, раздобытые непонятно где в глубинах пустого дома, и галантно усадил нас обеих. Мое свадебное платье не выглядело по сезону, все же в доме было не топлено, а мой наряд был рассчитан на жаркое марево подземного мира. Шася, увидев, как я ежусь в открытом платье и зябко повожу плечами, направился к камину и подул внутрь. В тот же миг там загудело адово пламя.

Уважаемая Даприяс с вниманием проследила за всеми манипуляциями, что проделал красный демон, и только потом повернулась лицом ко мне.

— Я не сразу поняла, что вы демон, — произнесла мама Элантара.

Тон был извиняющимся, будто женщина оправдывалась передо мной. Однако я от ее слов вздрогнула. Вот совсем не хотела бы заводить этот разговор между нами. Мне казалось достаточно покивать на Шасю — вот он, мол, демон, а просто ведьмочка.

— Я настолько была нацелена сделать жизнь моего сына счастливой, что не сразу поняла ваше происхождение, — вновь не совсем те слова, что ожидала услышать от этой женщины.

В прошлый раз она показала себя волевой, нетерпящей противостояния. При этом я ей совсем не понравилась. И она меня атаковала вместе со своим мужем и той, пышногрудой Лидией, лучшей магиней Академии. И сейчас я ожидала обвинений в мой адрес, криков, истерик. Однако уважаемая Даприяс сейчас будто извинялась за то, что случилось в их доме.

В недоумении посмотрела на Шасю. Она боится демонов и того, что они могут сделать с ней и ее миром? Однако брат был истинным демоном и лишь добродушно улыбался на мои недоуменные взгляды.

— Я была уверена, что сильная магиня — это именно то, что позволит моему сыну быть счастливым, — продолжила говорить мама Элантара. — Ведь наш мальчик очень необычный.

Снова возникла пауза, а я не понимала, зачем мне знать, почему мама мага хотела женить даже не по любви собственного сына на Лидии.

— На том званном вечере я обратила внимание на цвет ваших волос, — снова взгляд в сторону моей шевелюры. А ведь рожки все еще видны там. Даже смутилась от этого взгляда, — Но догадка, что вы демон, пришла значительно позже. Я прилетела в дом Эла, но вы уже вылетели обратно в Кальтрас. Так что поговорить обо всем мы можем только сейчас.

Поговорить о том, что я демон? А зачем? Что это может изменить? Ни тогда, ни сейчас это не имеет никакого значения.

— Как Лидия? — из вежливости поинтересовалась у нее.

— С того вечера мы больше не общались, — спокойно ответила мне мама Элантара, — Я хотела поговорить с вами об Эле, моем мальчике.

Демоны! Все же мы пришли к этому разговору. Теперь мне придется выдержать все, что скажет эта женщина. И она имеет на это полное право, потому что я…

Додумать мне не дали, Шася вмешался в разговор.

— У вас прекрасный сын, уважаемая Даприяс! — воскликнул красный демон, отвлекая на себя внимания.

Вот зачем он это делает? Зачем лишний раз травмировать материнскую душу, напоминая о потере?

— Да, он такой, — кивнула, соглашаясь, несчастная мать. Она помолчала, а потом подняла на меня встревоженные глаза, беспокойно посмотрела в лицо и стала говорить то, что я совершенно не ожидала, — У нас с мужем очень долго не было детей. Мы молились об их появлении, надеясь, что Создатели услышать наши слова и подарят самого светлого человечка на земле.

О том, что наши молитвы услышаны, мы поняли, прогуливаясь в лесу. Детский плач привлек наше с мужем внимание. Ускорив шаг, мы направились на горькие рыдания малыша и увидели сверток. Он лежал под кустом, почти незаметный. Если бы не голодный плач, вполне можно было пройти мимо и не понять, что там кто-то может быть.

Муж присел и стал что-то тихо напевать, ребенок услышал его голос и постепенно успокоился. Я подхватила на руки малыша и больше не могла оторваться от него. Мы с мужем произнесли благодарность за такой подарок в нашей жизни. В небольшом свертке был новорожденный мальчик, ему и месяца не было. Темные волосики окружали пушком головку, а глазенки поглядывали на мир вокруг с интересом. Его еще детская раскосость давала какое-то очарование всему облику.

Так у нас появился долгожданный сын, муж дал ему имя в честь собственного деда, очень сильного мага Элантара Даприяса, надеясь на покровительство родственника. Ведь мы не знали, кто его родители, предположить о том, что у Эла будет магия, достаточно трудно. Но магия все же у него проявилась. Все как положено, в раннем возрасте, что доставило нам огромную радость.

О том, что Эл необычный мальчик мы стали подозревать гораздо позже. Все было вроде бы как обычно, но вот магия… она была какая-то другая и гораздо сильнее чем у любого мага. Муж долго искал объяснений, перерыл много книг в Академии пока до нас не дошли странные слухи о подземном мире. Будто бы один клан демонов напал на другой и практически уничтожил его.

Я не придавала этому значения, только муж стал подумывать о том, что новорожденный мальчик, найденный недалеко от разломов, вполне мог быть по происхождению демоном. К такой догадке я относилась несерьезно. Когда Элантар вырос, все, что мне было нужно, это чтобы он был счастлив. А сын бредил подземным миром. Перерыл всю библиотеку Академии, изучил язык красных демонов, стараясь осилить старинные пергаменты на их языке. Но для меня это было неважно. На тот момент я уже нашла подходящую ему девушку. И вот тут вдруг оказалось, что и он к ней неравнодушен. Моему счастью не было предела.

В тот званый прием мы решили больше не откладывать свадьбу между влюбленными, как считали на тот момент. Ваше присутствие было полной неожиданностью, мы с Лидией заподозрили, что ведьмочка приворожила Эла и старались вернуть его в лоно семьи. Муж тоже был настроен решительно, ведь всем известно, как ведьмочки стремятся выйти замуж за магов.

После вашего отъезда я еще долго возмущалась и бушевала. И только утром, случайно услышав обрывки служанок на кухне о цвете волос одной из гостей, меня поразила догадка. Красные волосы не встречаются у обычных людей. Конечно, такой необычный цвет волос вполне можно было списать на то, что вы ведьмочка, они славятся своей экстравагантностью, но служанки не знали об этом, а потому высказывали разные предположения, в том числе и то, что вы демон.

Разумеется, я их разогнала, ничего не объяснив, но сама была уже уверена в этой догадке. Этот разговор должен был состояться еще тогда, но я опоздала, о чем сегодня очень сожалею.

Женщина опустила глаза и тяжело вздохнула. Я перевела взгляд на Шася, в нем был немой вопрос: «Элантар — демон?» брат лишь еще шире улыбнулся. Понимая, что от него ответа не добьюсь, задала этот вопрос маме мага.

— Вы считаете, что Элантар — демон? — в моем голосе было сомнение.

По моему мнению, у него магии было немного, больше, чем у меня, когда я была ведьмочкой, но все равно меньше, когда отпускала свою истинную силу на свободу. Ничего не понимаю!

— Уверена, — прозвучал мне ответ.

— Но, как? — искренне удивилась я.

— Сын Синара, — сообщил мне довольный Шася.

— Этого не может быть! Синар сам сказал, что его жену и сына убили серые демоны, — затрясла головой, отрицая этот факт.

— Думаю, что жену действительно убили, а вот сына она вполне могла спасти, создав портал в наземный мир. Вспомни, ведь ты тоже сюда так попала в первый раз. Я запихнул тебя в наскоро созданный портал и отправил сюда, — красный демон улыбался, но вот глаза были очень серьезными.

— Нет, этого не может быть. За все это время у Элантара должна была проявиться истинная сила и сущность… ты же не будешь спорить, что сущность невозможно так долго прятать, — приводила аргументы брату.

Он привычно радостно улыбнулся и произнес уже знакомое:

— Обожаю твои идеи! — за что получил хмурый взгляд, — Ладно не сердись, — примирительно протянул мягко брат, — чтобы проснулась сущность демона, в клане черных проводят инициацию. Обычно это делают при рождении, чтобы и ребенок не болел и к магии привыкал. Видимо, Синар не успел провести положенный обряд, и его жена отправила в мир людей не совсем демона. То есть, он в принципе мог никогда им не стать. Тяга к подземному миру вполне нормальна, если ты оттуда родом. Вот тебя, заразку мелкую, не испугался, хотя видел в боевой ипостаси, — Шася сделал паузу, — Так что я считаю, что маг твой был рожден демоном, но попав в мир людей новорожденным, вырос обычным человеком с очень сильной магией.

Я с недоумением переводила взгляд то на маму Даприяс, то на брата и не знала, во что верить. Женщина смотрела на меня спокойно, но с какой-то затаенной грустью в глазах, что вполне было понятно. Брат же, примостившись на широком подоконнике, по своему обыкновению довольно улыбался. Вот настоящий демон! Его даже смерть мага не проняла. Только и способен на то, чтобы меня от разгневанных кланов спасать.

— Даже знание того, что Элантар родился демоном, не дает мне утешения. Я его полюбила не за происхождение, а просто от всего сердца и своей ведьминой души, — горестно вздохнула на все слова, что сказал брат, — Ведь его больше нет. Он умер, а это главное. И теперь эти разборки кем он родился, и где не имеют никакого значения.

Слезы навернулись на глаза. Опустила голову и соленые капельки стали скатываться по щекам. Кажется, впервые за все время я откровенно заплакала. Пока была в боевой ипостаси, просто не могла плакать, а когда собиралась замуж, запрещала себе лить слезы.

— А разве вам уважаемый Шасарм-м-м… — запнулась на имени моего брата мама Элантара.

— О! Уважаемая Клариса, для вас я просто Шася, — подскочил с подоконника мой любимый демон и упал перед смущенной женщиной на одно колено.

— Хорошо… Шася, — запнувшись, произнесла Даприяс, — Он вам не сказал?

— О чем? — подняла заплаканное лицо на этих двоих, утирая кулачком сырость на щеках.

— Эл жив, — чуть удивленно произнесла женщина.

— Ша-а-ас-с-ся! — прошипела на брата и подскочила со своего стула.

— Вот так всегда! Спасай ей любимого, похищай со свадьбы, где никто не счастлив, и вся благодарность! — искренне возмущался мой любимый демон, которого хотела придушить сейчас собственными руками.

— Где он? — повернулась к матери моего любимого.

— У нас дома. Он очень слаб. Ваш брат спас его, — ответила мне женщина.

Остальное для меня уже было не важно. Я побежала на выход и услышала насмешливый голос брата:

— Куда лететь-то знаешь?


Черный демон

Щелкнула пальцами и послала любимому демону мелкую пакость — бородавку на нос. А пусть не вредничает! У меня чуть сердце не разорвалось от горя, а он молчал, что Элантар жив. Да за такое одна бородавка слишком мало! Еще щелчок пальцами и цикличная пакость пристроилась на бородавке. Теперь, как только Шася будет ее снимать, еще одна рядом будет появляться. Вот пусть собой немного будет занят, а не насмешничает надо мной.

Дом, в который мы приехали с Элантаром на день рождение его матери, я запомнила хорошо, а потому насмешливый вопрос был неуместен.

Другое дело, что я была без метелки, а потом снова вернулась в боевую ипостась. Просто раскрыть крылья и лететь в открытом свадебном платье, было верхом глупости. На улице не весна, зима вступила в свои права, превратив, на несколько месяцев, землю в свои владения. Броня овевалась холодным воздухом, но меня грела и подгоняла мысль, что Элантар жив. В висках стучало от такой новости, а крылья махали, с каждым движением приближая к любимому.

Опустилась перед дверью дома Даприясов и ворвалась внутрь. Слуги при виде меня разбежались в стороны, но мне было все равно. Быстрым шагом взлетела по лестнице, стараясь угадать в какую сторону идти. На громкие крики мне навстречу вышел отец Элантара. При виде меня он замер на месте, а я сначала открыла рот, чтобы спросить, где маг, а потом сообразила, в каком виде ворвалась в этот дом. Правильно Шася надо мной смеялся, мои идеи всегда выходят какие-то непродуманные. Обернулась в привычный вид ведьмочки и шагнула к остолбеневшему мужчине.

— Элантар где? — старалась справиться с волнением я, но голос получился хрипловатым.

— Красный демон, — выдохнул Даприяс.

— Знаю, — отмахнулась от него, — Где он?

— Я провожу, — пришел в себя отец Элантара.

Он повернулся, и я направилась за ним. Идти было недалеко, всего-то пару дверей в сторону, но, видимо, Даприяс не очень мне доверял, если решил проводить и посмотреть на встречу.

В комнате было прохладно, в окна сквозь тонкую ткань светило солнце, а вокруг огромной кровати, на которой лежал бледный маг, суетилась прислуга. Я решительно шагнула к кровати, распугивая своим видом всех вокруг. Служанки подошли к хозяину дома и с тревогой посмотрели на него. Мужчина успокоил их буквально парой фраз и женщины стали выходить из комнаты. Но все это было где-то далеко, за моей спиной, я лишь догадывалась о том, что там происходило. Сейчас все внимание было приковано к Элантару.

Присела на край кровати и положила руку на лоб. Хотя внешне маг был очень бледным, кожа его горела. Жар был такой силы, что даже моя ладонь вскоре нагрелась. Теперь понятно почему женщины суетились, они пытались мокрыми салфетками охладить хоть немного разгоряченную кожу мага.

— Элан, — тихо позвала его по имени.

Удивительно, но он почти сразу открыл глаза. Только смотрел в потолок, а не на меня.

— Элан, я здесь, — позвала его.

— Он слышит, но отвечать не может. Жар никак не спадает, — тихо произнес Даприяс за моей спиной.

Вернувшись к своему истинному зрению, стала внимательно осматривать любимого. Он слишком много потерял магии и теперь просто сгорал изнутри. Не знаю, как Шасе удалось вернуть к жизни бездыханное тело, ведь я видела, что сердце не билось в груди Элантара, но сейчас ему не хватало сил вернуться к жизни. А магия была готова сжечь тело, едва дыхание остановится.

Не позволю! Я ведьма и спасу своего любимого!

— Я могу его спасти, но мне нужна помощь ведьм, — повернулась к Даприясу.

— У нас здесь не живут ведьмы, только маги, — покачал головой мужчина.

— До Кальтраса слишком долго лететь, — задумалась и стала рассуждать вслух, как уже привыкла, живя среди людей, — Тогда что же нам делать?

Задумчиво смотрела на умирающего любимого.

— Ничем нельзя помочь? — поникшим голосом произнес Даприяс.

— Почему же? — взбодрилась, — В каждой женщине живет ведьма. Все, что нам нужно это желающие помочь Элантару и метелки. Я сама создам ведьмин круг, а девушки поделятся своей силой.

— Не ведьмы, а обычные женщины? — с сомнением спросил Даприяс.

— Вот именно! В каждой женщине есть что-то от ведьмы, — кивнула ему и поднялась с кровати, — Эта комната вполне подойдет. Спросите, кто из девушек захочет быть в ведьмином кругу и приготовьте метелки.

Я распоряжалась, отдавая приказания, уверенная в своем правильном решении. Мне своей силы хватит, чтобы замкнуть ведьмин круг, а девушки помогут мне.

Маг все с таким же безвольным выражением на лице смотрел в потолок и не мог произнести ни слова. Когда его отец вышел из комнаты, наклонилась к нему и тихо прошептала:

— Ты будешь жить, мой любимый демон.

Легко коснулась поцелуем его горячих губ и услышала, как он перевел дыхание. Для меня это было подтверждением того, что маг меня слышал.

В углах, нарисованной углем, шестиконечной звезды стояли зажженные свечи, в центре на полу лежал Элантар, перенесенный туда заботливыми слугами, а у входа теснились взволнованные, немного перепуганные девушки и молодые женщины. Внимательно оглядела своих будущих напарниц и сделала несколько шагов к ним.

— Ведьмочки, — приветливо улыбнулась своим напарницам в ведьмином кругу, — Мы с вами сейчас можем помочь Элантару вернуться к жизни. Все, что от вас требуется, от всего сердца пожелать ему быть здоровым. Круг я замкну сама. Если кто-то сможет повторять за мной слова заклинания, буду очень рада. — Обвела взглядом притихших девушек, — Начинаем!

Девушки, держа в руках хозяйственные метлы, направились к нарисованной звезде. Расставила их в правильном порядке, женщины ухватили друг друга за руки. Напевным речитативом стала произносить слова заклинания, призывающего силу, которая должна была прибывать постепенно, а не обрушиваться сразу. Свечи затрещали, зашипели, поднявшийся ветерок в комнате стал трепать волосы и платья женщин. Удивительно, но они как будто даже обрадовались, что могут хоть раз побыть настоящими ведьмами. Их глаза зажглись огнем, лица пылали радостью и азартом. Самый правильный настрой, это особенно поможет при передаче жизненных сил. Конечно, много чего не хватало, тех же змеиных глаз и когтей летучей мыши. Это усложняло мою задачу, но не делало ее невыполнимой.

Было сложно произносить слова заклинания и в тоже время переплетать их с прибывающей силой. Вскоре одна из девушек смогла точно повторить слова, а потом остальные подключились, и моя задача стала легче. Многоуровневые связки заклинания напевала сама. И круг замкнулся, отрезая нас от реальности, зато внутри пробудилась сила. Она сияла и горела неподдельным огнем, обжигая своим дыханием.

Я стала читать другие слова, перенаправляя жизненные потоки в заклинание, выплетающееся в широкую ленту, чтобы после обернуть ей тело мага. Девушки тоже видели, как из их сердец вырвалась сила, сливаясь и становясь одним целым, образовывая вязь из слов и энергии. Эта светящаяся лента быстро заплеталась, а я направила ее к Элантару, стараясь как можно плотнее закутать в нее тело мага. Очень аккуратно, не торопясь, понимая, что здесь самое главное ничего не пропустить.

Оборвала связь девушек с лентой, едва был прикрыт последний кусочек тела мужчины, и громко стала призывать Создателей вдохнуть жизнь в черного демона. На наших глазах стало происходить чудо — светящаяся лента, напитанная нашей силой и энергией жизни, стала входить в тело Элантара. Он будет жить, мой любимый демон! Душа запела оттого, что у нас все получилось.

Мы смотрела во все глаза на то чудо, что происходило перед нами. Маг начал равномерно дышать и его черты лица перестали быть заостренными, отливающими синевой даже в жарком огне ведьминого круга. Сейчас он не казался умирающим, а просто сильно уставшим. На щеках проявился румянец, хотя глаза все еще были закрыты.

— Ате! — произнесла последнее слова, означающее, что все закончилось.

Энергия стала гаснуть, женщины стали осматриваться по сторонам, я произнесла последние слова заклинания, и круг разомкнулся от легкого хлопка. Неожиданно накрывший нас полумрак не давал возможности рассмотреть, что происходит вокруг. Но было четкое ощущение, что кроме нас здесь еще кто-то есть. От этого стало тревожно.

Вскоре глаза привыкли к тусклому освещению лишь шести свечей, все еще горевших в углах шестиконечной звезды, и я увидела Ратхамата, и глав обоих кланов. Они все же нашли меня! Я с беспокойством оглянулась на Элантара. Не отдам его им! Ни за что! Он мой!

Шагнула вперед, загораживая мага, все еще лежавшего на полу. Женщины, что помогали мне, с испугом смотрели на демонов.

— Ведьмин круг? — презрительно произнес Ратхамат.

— Да, — твердо ответила ему и обратилась к своим помощницам, — Спасибо вам, идите. Дальше я сама справлюсь.

— Ведьмочки, — проводил едким тоном торопившихся женщин.

— Чем тебе так не нравятся ведьмы? — спросила его с вызовом.

— Они даже хуже магов. Силы мало, а мнят о себе сверх меры. Одно слово — человечки, — презрительно произнес серый демон.

Дверь широко распахнулась, и вошел Шася, он быстрым взглядом осмотрел собравшихся и обратился к главе красных демонов:

— Что здесь происходит?

— Это ты нам объясни, зачем похитил свою сестру со свадьбы? — сурово спросил Ритар.

— Потому что Волька готова была принести себя в жертву с этим браком, хотя любит совсем другого, — Брат был, как всегда, очень правдив.

Вот уж не ожидала, что он вот так просто расскажет демонам мою тайну. Хмуро посмотрела на родственника. Зачем, он это сделал?

— Смертного? Ты выбрала человека? — в голосе Ратхамата презрение просто сочилось сквозь слова.

Бывший жених и неудавшийся муж кивнул головой на лежащего Элантара.

— Он демон, — раздалось за спинами высоких мужчин.

Клариса Даприяс шагнула вперед, и смело посмотрела в глаза нежданным гостям. Я подошла к ней и взяла ее за руку.

— Что вы тут выдумываете? — начал повышать голос Ратхамат.

— Он сын Синара. Его жена успела отправить новорожденного мальчика в наземный мир, пока серые демоны занимались истреблением клана, — сказал Шася.

— Мы с мужем нашли его в лесу и вырастили как своего собственного сына, — громко и очень уверенно произнесла Клариса.

Я восхитилась твердостью и уверенности этой женщины. Она не боялась смотреть в глаза трем недовольным демонам, причем, они вполне могли сейчас уничтожить Элантара, чтобы клан черных никогда не смог подняться и набрать прежнюю силу.

— Я так понимаю, что Вольхаран выбрала черного демона, — произнес Ритар.

Тон у него был спокойным, все же главой клана красных демонов он был уже давно и многое повидал в своей жизни. И вот сейчас правильно все понял и оценил ситуацию.

— Да, — твердо произнесла я, понимая, что пришло время открыто признаться в своих чувствах, — Я люблю Элантара, сына Синара из клана черных демонов.

— Ты! — задохнулся от возмущения Ратхамат.

Серый демон был унижен и возмущен таким поворотом. Ни один демон не спустит такого оскорбления. Но я твердо смотрела ему в глаза, готовая сражаться за свою любовь и жизнь Элантара.

— Ну, что же Ратхамат. Если Вольхаран сделала свой выбор, тебе придется смириться, — слова были вежливыми, но в них была такая сила, граничащая с вызовом.

Если сейчас серый демон начнет предъявлять на меня права, то Ритар вполне мог начать войну кланов прямо сейчас. Это поняли оба серых, потому что глава придержал за руку пылающего гневом Ратхамата.

— Уважаю выбор красного демона, — произнес глава серых и сжал руку неудавшегося жениха.

— Возвращаю тебе данное мне слово, — недовольно произнес Ратхамат, — красный демон, — с каким-то презрением произнес последние слова неудавшийся жених уже в дверях.

— Я еще и ведьмочка! — громко крикнула ему, — Причем крутая!

Затем подошла к дверям и закрыла дверь перед носом серого демона.

— Позвольте, я провожу на выход, уважаемые демоны, — раздался за дверью голос отца Элантара.

Хмыкнула, что-то серые демоны в этой семье не пользуются уважением, не смотря на вежливый тон.

Последняя

На обряд инициации черного демона меня не пустили. Все же я из клана красных, а там присутствовали только свои. Я заламывала руки в нетерпении и волнении, меряя питами кабинет Шаси. Брат спокойно попивал огненную воду и весело посматривал на меня.

— Чего ты так волнуешься? — спросил демон.

— А вдруг ты ошибся и он не сын Синара? — остановилась и озвучила то, что меня больше всего волновало.

— Тогда он умрет, — спокойно ответил мне брат.

— Умрет! — со стоном повторила.

— Зачем жалеть смертного? — насмешничал этот демон из клана красных надо мной.

— Ах, ты! Да я еще с тобой не расплатилась за то, что ты скрыл от меня, что Элантар жив! — взревела в ответ от возмущения и кинулась на брата.

Вот казалось, что сидел он расслабленный, попивал огненную воду, а атаковать его не получилось! Он так лихо уклонился, что я промазала и совершенно не грациозно шлепнулась на пол рядом с его креслом. Это лишь разозлило меня сильнее. Подскочила и кинулась на него уже без эффектных прыжков.

— Получи, демон! — орала на брата и колотила что есть сил, запуская молнии в противного Шасю.

Брат хохотал, оттаскивал меня от себя, шлепал в воспитательных целях по попе, а я продолжала атаковать, выплескивая все свое волнение и негодование на этого ухмыляющегося демона.

Однако, силен братец мой! Тяжело было с ним справиться, но я попыток не оставляла. Пару раз мне удалось провести удушающий захват и подмять его под себя, но этот противный демон каким-то образом успевал выскальзывать из смертельных объятий. При этом еще и похохатывал надо мной, чем злил невероятно. А может это просто нервы.

Мы катались по ковру в кабинете брата, боролись, и я высказывала все, что думаю о поведении этого красного демона. Он хохотал, чем злил еще больше.

— Даже страшно входить в этот дом, — весело произнес самый дорогой голос на свете.

В тот же миг бросила бороться и кинулась к дверям, где стоял, улыбаясь, Элантар. Но коварный красный демон воспользовался моим состоянием, ухватил за щиколотку правой ноги и дернул. В итоге я растянулась перед своим любимым в совершенно не элегантной позе. Возмущенно зашипела и кинулась на обидчика. Теперь я уже не просто колотила противного брата, а еще и пыталась покусать его.

— Какая кровожадная! — восхитился Шася, когда я в очередной раз лязгнула зубами рядом с его шеей. — Забери ее от меня, а то меня потом девушки с такими укусами любить не будут, — крикнул довольный демон моему магу.

— Я тебе нос откушу, чтобы вообще ни одна девушка на тебя даже не посмотрела! — пригрозила брату.

— Вот! А я о чем! Черный, сделай что-нибудь! — в шутку взмолился красный демон.

— Воля, а тебе интересно, как прошел обряд? — вкрадчиво произнес Элантар.

И где только таких бархатистых ноток в голосе набрался? Вот, демон! Демон? Я с интересом посмотрела на своего любимого. А ведь живой! Значит, прошел обряд инициации. Бросила валять брата на полу и вскочила на ноги. Теперь я уже внимательно смотрела, чтобы избежать подлого захвата со стороны Шаси. Подбежала к Элантару и заглянула в глаза. И спросила совсем не то, что собиралась:

— Ты меня любишь?

А ведь ждала, когда он вернется, чтобы расспросить про обряд и как он прошел. Все-таки душа ведьмочки живет в теле демона.

— Очень, — был откровенный ответ.

— Только не это! — простонал Шася и закрыл глаза руками, — Прекратите целоваться! Какой пример вы мне показываете?

Мы рассмеялись и вышли из кабинета.

— Вот поженитесь и целуйтесь в своем доструме сколько хотите! — раздалось нам вслед.

После того разговора с серыми демонами мы сидели на диванчике, тесно прижавшись, в доме Даприясов. Как-то так получилось, что я осталась у них Клариса радовалась тому, что у нее появилась дочка, а отец Элантара просто улыбался и молчал в моем присутствии. Неужели я настолько поразила его своей боевой трансформацией? Иной раз даже хотелось извиниться за тот визит, все же я не хотела напугать мужчину и его прислугу.

Элантар был еще бледен, но с каждым днем набирался сил. Мне нравилось сидеть с ним рядом. Нам было о чем не только поговорить, но даже приятно молчать.

— Я слышал, как ты отказала своему жениху, — тихо произнес Элантар.

Он был в домашнем халате и мягких тапочках Совсем не похож на демона. На уставшего, после тяжелой болезни человека — да, но никак не сын главы клана. Я с нежностью поглядывала на него, но последний вопрос заставил меня напрячься.

— Было дело, — суховато ответила ему.

— Ты сказала, что выбрала черного демона, то есть меня, — таким же тихим голосом произнес Элантар.

— Да, — кивнула его словам и опустила глаза.

Даже сейчас чувствовала себя неудобно, признаваясь вслух в своих чувствах Рассматривала коленки, обтянутые тканью юбки и не могла поднять глаза, впрочем, маг и не требовал этого от меня.

— А еще ты сказала, что любишь, — почти шепнул Элантар и сжал мои пальцы.

Вот вроде бы больной, почти без сил, а хватка такая, что даже костяшкам стало больно. Или это сердце замерло, сжимаясь в тугой узел?

— Любишь? — чуть с нажимом спросил маг.

— Угу, — кивнула, не в силах признаться.

— Я так и думал, — разочарованно произнес мужчина.

Мысль суматошно забилась в испуге: «О чем? Что он имеет в виду?».

— Ты настоящая ведьмочка, вот и пожалела больного, сказала то, чего нет на самом деле, — скривился как от боли Элантар.

— То есть как? — изумилась я и подняла на него глаза.

— Весь ведьмин круг и твои слова были направлены на то, чтобы вернуть меня к жизни. А это не любовь, ведьмочка. Ты даже не представляешь, что это! — боль, какая-то глухая обида прозвучали в его голосе.

— Нет! Это не так! — запальчиво воскликнула я. — Я очень хорошо знаю, что это! Ведь я люблю тебя!

— Любишь? — переспросил маг.

— Люблю, — кивнула в подтверждение своих слов, признаваясь в том самом чувстве, что так долго не могла рассмотреть и не признавалась самой себе.

— Воля, — потрясенно прошептал Элантар, — Я ведь боялся, что ты это сказала, потому что защищала меня перед демонами.

— Люблю, не сомневайся. Если бы это было не так, я бы не стала этого говорить перед главами обоих кланов, — со скромной улыбкой повернулась к нему.

Мне казалось наши чувства слишком нежные, неокрепшие, их нужно беречь от всего мира и даже от самих себя. Но маг был другого мнения. Он привлек меня к себе и подарил такой поцелуй, что забыла о существовании мира вокруг надолго. А потом он тихо спросил у меня:

— Будешь моей женой?

— Да, — выдохнула я, возвращаясь в реальность.

В этот раз в моей руке покоились алые розы, точно в тон моего платья. Элантар подарил их мне перед началом свадебной церемонии. Главы обоих кланов красных и черных демонов проговаривали заклинания, перестраивающих наши событийные круги, связывая наши судьбы навечно. Мгла бездны кружилась под нашими ногами, а перепончатые крылья махали за спиной, позволяя зависнуть в опасной близости от пропасти в бездну. Демоны всегда такие, вся их жизнь на грани, по которой они с удовольствием ходят.

Я поглядывала на черные крылья с красивым рисунком за спиной Элантара. Сколько не просила своего демона обернуться в боевую ипостась, он не соглашался. Ведь обряд инициации прошел нормально, Элантар получил свою сущность, но почему-то упорно не хотел показаться мне во всей красе. Сейчас же я с интересом разглядывала черные крылья, стараясь представить, как он будет выглядеть в броне.

— Мне первая свадьба понравилась больше, — шепнул, улыбаясь, мой будущий муж.

— Мне тоже, — ответила ему, и улыбка невольно расплылась на моем лице.

Свадьба в наземном мире получилась знатная. Кутили тогда учебка и Академия магии почти неделю. Что характерно, такое событие сгладило всяческие грани между ведьмочками и магами. Праздновали в обоих города — у магов и у ведьм, веселыми компаниями перелетая оттуда сюда.

Веселились долго, маги катали ведьмочек на санях, управляя ими с помощью своих знаний, а ведьмочки тоже не остались в долгу и предложили прокатиться на метелках. Ничего не подозревающие маги согласились, а потом было веселье. Это хорошо, что они могли удержаться, падая с неустойчивых средств передвижений. Зато смеха и хохота было столько, что у многих челюсти сводило.

Веселые дни как раз попали на каникулы в обоих учебных заведениях, и ведь никто не уехал домой, а остались отмечать нашу свадьбу.

Сам обряд проходил Харшисе, куда прилетели все ведьмочки, в том числе и Захрая Тилса. Храм был битком набит любопытными. Ведь не каждый день маг женится на ведьмочке, а если он еще из очень уважаемой семьи, так вообще сенсация. Со своим свекром и свекровью мы нашли общий язык быстро. Они мне стали очень близки, при этом я понимала, что отношение ко мне такое стало, потому что я искренне любила их сына, которого они считали родным, вымоленным у Создателей, и вернула его к жизни, защитила от серых демонов. Как-то пыталась объяснить ситуацию, но была вежливо перебита в самом начале рассказа и уверена, что, чтобы там не произошло, для них главное — их сын выбрал достойную девушку, которая его любит. На этом мы обнялись, и я прекратила попытки ввести магов в нюансы жизни кланов демонов. Впрочем, немного рассудив, я решила, что они правы. Главное здесь наша любовь с Элантаром, а не политические взгляды красных и черных демонов, которые всегда легко перестроить под обстоятельства. А наши чувства останутся неизменными. Скорее мы перестроим подземный мир под свою любовь, чем наоборот.

Эта первая свадьба, которая своим размахом могла затмить свадьбу в подземном мире, мне нравилась больше. Здесь мы куражились, смеялись, играли в догонялки — ведьмы на метелках, маги просто скользили по воздуху, вдыхали холодный воздух зимы и были счастливы.

Шася выкупил мой дом у карликов. При этом, когда Уважаемый Прахтыншафт вручал мне пергамент, где было выведено красивым почерком «Кредит погашен», а так же второй, в котором указывалось, что я и есть теперь владелица дома, финансовый специалист старательно скрывал разочарование от потери процентов, но произнес поздравительные слова и пожелания снова иметь дела с таким хорошим клиентом.

Еще брат позаботился о том, чтобы дом был отремонтирован и достойно обставлен. Все- таки Шася был романтиком. Если я думала о себе, что у меня ведьмина душа, в которой растут ромашки, то красный демон был явно ведьмочкой в мужском роде.

Романтическая обстановка, свечи, горевшие в каждой комнате — все это было сделано стараниями брата. Помнится, я еще тогда поклялась себе помочь Шасе с его любовью, только вот со своей разберусь.

Брачная ночь прошла в моем доме. Полы, усыпанные алыми розами, камины, жарко горевшие в каждой комнате и вино, которое стояло буквально везде в сообществе двух бокалов на высоких, тонких ножках. Элантар подхватил меня на руки и закружил по дому, предварительно поставив магическую защиту на весь дом, чтобы к нам не завалились загулявшие гости.

Огромная кровать, способная принять в свое лоно, наверное, весь выводок виверны, была удивительно удобна. Мы с тихим смехом перекатывались на ней, избавляя друг друга от одежды, покрывая поцелуями открывающие части тела. Удивительно, ведь мы были с Элантаром близки до этого, но само осознание, что теперь супруги, придавало какую-то остроту этим моментам. Это придавало мне уверенности и смелости. Что же мы творили той ночью, упиваясь этим моментом, открываясь навстречу друг другу, шепча такие откровенные признания. А потом была еще ночь и еще, ведь свадьбу праздновали больше недели, все каникулы.

Мы целовались на глазах у всех, не боясь никого. А нас подбадривали в эти моменты, желали счастья и… кажется, скоро мы будем праздновать много свадеб между ведьмочками и магами. Наш пример оказался заразительным.

Сумасшедшая неделя закончилась, и нас призвали в подземный мир с требованием провести свадебный обряд по всем правилам демонов. Шася особенно настаивал, доказывая мне с пеной у рта, что это важно и имеет какое-то там политическое значение. Я же, как обычная влюбленная ведьмочка, расплылась в улыбке от перспективы еще одной свадьбы и согласилась. Теперь же вот висела над пропастью бездны и старалась продержаться все это время. Спасибо рядом со мной Элантар, потому эта долгая, но чрезвычайно красивая процедура радовала, а не внушала уныние.

После всех положенных заклинаний, произнесенных главами наших кланов, бездна ответила. Она пахнула на нас своим дыханием, взметаясь ввысь, стремясь оттолкнуть и утянуть в себя одновременно. Мы же демоны, всегда ходим по краю, а потому эта борьба противоположностей интересна и будоражит кровь.

Бездна — прародительница всего сущего в подземном мире. Она дала нам жизнь, внимательно смотрит за всем происходящим и забирает обратно, давая вечную жизнь. Никто не знает, что происходит там, и не стремился узнать, старясь прожить свою жизнь здесь, без остатка.

Элантар и я обернулись в боевую ипостась, чтобы справиться. Как же он прекрасен мой избранник! Черный демон был гораздо крупнее меня, наверное, раза в два. Глаза горели ярким алым огнем, потому что бесстрашный маг не закрыл капюшон на лице, а вот за мной он смотрел с беспокойством, совершенно не думая о своем внешнем облике. А я… заворожено наблюдала, как летит мой любимый демон в завихрениях сумрачной мглы, со всей силой вырывающейся из пропасти бездны.

«Мой любимый демон», — прошептала одними губами. Он понял. Прорываясь сквозь беспощадные порывы бездны, он подлетел ко мне, обхватил своими руками: «Моя, ведьмочка!» прочитала по губам, потому что сейчас невозможно было услышать ни одного слова.

Потом нас что-то дернуло и куда-то поволокло.

— Всегда знал, что влюбленные, что сумасшедшие, для медицины — это одно и тоже, — ворчал Шася, опуская нас на твердь в подземном мире, — Даже не понимают, что могли упасть в пропасть.


P.S

— Ты жульничаешь! — заорал чертенок.

— Вот еще! Ставки были приняты давно! — отозвался ему другой, с довольным видом сгребая свой выигрыш.

На что могли играть чертенята из бездны? На кости. В их мире презренный металл не имеет такой ценности, как везде. Он слишком растекается в руках чертенят, не имеет цены золото, если оно сочится сквозь пальцы. А вот кости грешников очень интересный эквивалент в споре.

— Ставки были справедливыми! — сгребал свой выигрыш второй чертенок.

— Но ты знал, что она не выйдет замуж за серого! — заорал обиженный первый.

— Информация стоит пакингов! — пафосно заявил второй, — а выигрыш теперь мой!

— Кто бы мог подумать на черного! — в растерянности произнес первый чертенок из бездны.

— Нужно знать правильных информаторов, — счастливо похихикивал второй чертенок, разгрызая косточку грешника.


Эпилог

Сад был прекрасен, именно такой, как она любила. Лето, везде цвели лесные маленькие цветочки, своим тонким ароматом привлекая не только девичий взгляд, но и пчелок, которые своим усердным жужжанием говорили о том, что нельзя просто любоваться на всю эту, созданную мной красоту, но и работать нужно. Одна очень уж трудолюбивая пчелка маячила перед моим лицом, старательно объясняя, что моему демонскому созданию в прекрасном саду не место.

Кадиса шла меж деревьев и что-то напевала, отвлекая от назойливого возмущения пчелки, но почему-то не возникало желания отмахнуться от надоедливого насекомого, тем самым убрать ее из реальности этого сада.

Я не мог отвести взгляд от прекрасной ведьмочки, которая поднимала лицо к созданному мной небу и щурилась на яркое солнышко. Видел, что она не узнает места, где оказалась, и не понимает, как вообще могла оказаться здесь. Я же приник к густой траве перед собой, боясь малейшим шорохом выдать свое присутствие. Только бы эта настырная пчелка все не испортила! Она же, вдруг поняв простую истину, что не собираюсь ее убирать из этой реальности, стала вдруг совершенно нахальной!

— Где я? — мелодичным голосом неожиданно спросила Калиса, — Почему я здесь?

Ответить ей просто не мог.

Я создавал эту реальность много дней, специально для нее. Этот роскошный сад с беседками, дворцом в конце аллеи, озером, где лебеди могли катать небольшое суденышко.

Я бы хотел подарить весь мир моей любимой, но создавал лишь то, на что был способен, раздвигая рамки обыденности.

Моя сестра Волька, эта мелкая зараза, после своей свадьбы впилась в меня, как клещ, заставляя принять какие-то меры. Я не сознавался, смеялся над ее догадками о своей любви к ведьмочке и что-либо предпринимать отказывался. Было проще ехидничать над влюбленной парочкой, чем признаваться в том, что мое сердце заняла обычная смертная.

На все провокации сестры, отшучивался, а в голове мелькал один вопрос: «Как? Как возможно ведьмочке и демону быть вместе?» ответа у меня не было.

Если Волька и ее маг оказались демонами по рождению, то по родословной Калисы даже вопросов не возникало — смертная.

Конечно, используя все свои возможности, как демон, я соблазнил ее, надеясь, что после этого чувства отпустят. Рассуждал, как вполне нормальный мужчина, даже с точки зрения обычных людей. Но, увы, после этого оказался в двойной западне. Однозначно понял только одно — мне нужна только эта ведьмочка.

Я рычал ночами, ворочался, представлял ее старой, чтобы забыть и вычеркнуть из своей жизни. И хотел быть только с ней. Это была не страсть, а проклятие. Если чертенята ставили кости на меня, то, кажется, кто-то там уже должен был выиграть.

На первой свадьбе своей сестры я был обычным парнем, который ухаживал за Калисой. И из всех магов, что тогда окружали ее, именно мне она отдавала предпочтение. Мы катались со снежной горки, а ведьмочка с визгом прижималась к моей груди, обмирая от крутого спуска. Сердце демона подпрыгивало и замирало рядом, а руки прикрывали лицо от снежной поземки, что вздымали полозья наших саней.

Наши молодожены улетали в свой дом, что обустроил специально для них. А Калиса вздыхала, провожая подружку. Я же в этот момент обнимал ее за тонкую талию и легко касался губами виска, будто намекая, что и мы сможем когда-нибудь вот так уединиться.

Я помнил те мгновения, когда мы были с Калисой, шептал ей слова страсти и любви, но моя взбалмошная сестра лишь покачала головой на такие мои подвиги, что заставило задуматься и переоценить события.

Невозможно срывать отголоски страсти, принимая ее за настоящую любовь. Она несколько раз после своей свадьбы старалась припереть к стенке и потребовать решительных действий. Но ведь я демон, а Калиса человек! Мы априори не можем быть вместе! Она колупала и колупала меня своими словечками. А я…. Сдался.

Представить себе, что подойду к ведьмочке и представлюсь, что я демон, даже представить не мог. Но счастливое лицо сестры, которая не переставала меня подкалывать, сделало свое дело.

Ушел в себя надолго и стал рассуждать. Раньше для демона все было ясно — есть наземный мир и подземный, есть смертные и живут демоны в свое удовольствие. Они превращались в обычных парней, соблазняли девушек, улыбались от легких побед и жили дальше. Но ведь Калиса запала мне в душу. Как говорила моя сестренка: «Ты любишь ее».

Свадьба сестры позволила отстраниться от миров и окунуться во власть чувств. Я забыл, что демон, а Калиса ведьмочка, что когда-то соблазнил ее. Мы все начали заново. Познакомились и очень много говорили, общались. Сейчас для нас было главное быть вместе, замирать от восторга, взлетая на ее метелке, а вовсе не жаркий шепот страсти, от которого раньше не мог уснуть, вспоминая эту девушку.

Я понял, что она мне нужна не как прихоть, а как близкая душа, потом что открывала мир с другой стороны, но относилась ко всему происходящему и оценивала события точно так же, как и я. Мы тихо хихикали над молодоженами, рассуждая, что люди из разных миров могут быть счастливы, только если относятся ко всему одинаково. В этот раз я не пытался скрывать, а высказывал все то, что думаю, и удивительно, Калиса меня понимала.

Этот праздник, растянувшийся на каникулы в учебке, сблизил нас, я стал понимать, что нравится ей, а что нравится мне. Только после этого решился создать этот сад, где все отвечало нашим чувствам и мыслям. Кроме этой пчелы, которая продолжала настойчиво жужжать передо мной и что-то высказывать. Глупая, ведь это я тебя создал, а ты мне предъявляешь претензии.

Калиса ушла, только взглядом проводил, укрывшись в густой и высокой траве. И кто из нас глупый? Я, создавший этот сад, или пчелка, требующая своего права на цветы и мед?

Поворочался, ворча на пчелку, и ушел. Калиса в это время обследовала замок, что устроил для нее. Она все время спрашивала, задавала вопросы, ожидая ответы. Я лишь писал ей слова в воздухе, не в силах признаться, что создал весь этот мир для нее и не смею показаться на глаза.

Наша странная игра продлилась долго. Она даже мне нравилась. Калиса попросила отвечать ей, а не писать и я охотно согласился. Я видел, как она замерла, услышав первые звуки моего голоса, но не убежала, а осталась стоять на месте. Свою же любимую все это время баловал новыми нарядами и яствами. Мне хотелось подарить ей мир, таким, каким она его представляет, а Калиса не требовала ничего необычного. Просто радовалась солнцу, цветам и певчим птицам, но все это время грустила. Я не мог понять — почему? Все, что она просила, делал и создавал, но ничего не мог понять.

Однажды Калиса попросила:

— Явись мне. Не хочу бродить одна по этому прекрасному парку, не хочу говорить с бестелесным духом.

Замер, не в силах решиться. Казалось бы, что проще — прими образ прекрасного парня и живи в свое удовольствие, но слова сестры о любви запали мне в душу. Ну, ладно, она ведьмочка с заскоками, но ведь я взрослый и очень опытный демон, знаю, что любви между смертными и демонами не бывает… и сдался.

Засунул подальше все свои логические рассуждения, что я демон, что не быть нам вместе, что все эти романтические бредни о любви только для девчонок, таких глупых как моя сестра, и показался Калисе.

Она испугалась. Я знал, что так и будет, что она убежит, в самый дальний уголок дворца, но решил рискнуть. Не только она кричала от испуга, мое сердце тоже плакало, что все мои надежды закончились. Теперь точно знал, что ничего у нас не будет! Создатели! За что прокляли меня такой любовью.

Помню лишь, что упал на землю и рычал, разрывая когтями землю. Я плакал впервые в жизни, хотя прожил не мало. Но только любовь к женщине заставила меня осознать всю бесполезность прошедших лет. Я хотел быть с Калисой, только она нужна была мне, а она… меня боялась… потому что я демон.

Как жить с этой болью? Ревел в землю, вспахивая ее под собой. Очень жалел, что сейчас в Долине смерти нет извержения магмы, чтобы нырнуть в горящую твердь и закончить этот бессмысленный бег в этой жизни. Я демон — это звучало, как проклятие.

На мою голову неожиданно легла несмелая ладонь, лишь только замер, она тоже остановилась.

— Прости, — тихо прошептала Калиса, — прости за мою реакцию. Не ожидала, что ты демон.

Она говорила мягко, и перебирали короткие волосы на голове, совсем, как мама в детстве. Я же боялся повернуться и спугнуть ее снова. Ведьмочка сама все время меня утешала и говорила, а в моей душе постепенно созревала надежда. Ведь вернулась, не испугалась и сейчас осталась со мной и старается ободрить нас обоих.

— Калиса, — уткнувшись в землю под собой, произнес вслух, — я ведь люблю тебя и хочу быть честным. Только скажи, что не хочешь быть со мной рядом, что отвратителен тебе, и я в тот же миг верну в мир к людям, туда, откуда забрал тебя.

— Не скажу, — услышал ответ, а в голосе была улыбка.

Милая моя ведьмочка!

Медленно, боясь испугать девушку, я стал подниматься, чтобы поймать взгляд своей любимой. Очень хотелось увериться, что это не насмешка. Калиса улыбалась. Кажется, в ее глазах было понимание и очень теплое чувство, но я очень боялся увидеть страх или еще что- то подобное.

— Демон, я ведь размышляла, почему ты не показываешься мне на глаза, и поняла многое за эти дни, что провела здесь. Мы говорили с тобой о разном, ты стал очень близким. Конечно, не ожидала, что тот, кто покорит мое сердце, будет демоном, но видно Воля, это моя подружка, права. Против сложившихся, событийных кругов особо не посопротивляешься. Волька была уверена, что мой избранник скоро появится. И вот это случилось. Не ожидала, что мы будем из разных миров, но так уж получилось.

Она говорила, а я не верил своему счастью, потому что просто не надеялся, что так может быть. Присел рядом и заглядывал в лицо своей любимой, она же улыбалась и говорила совершенно серьезно.

— Ты будешь мне женой? — спросил, не питая надежд.

— Буду, — ответила она, вселяя в мое сердце ожидание счастья.

— Я не буду торопить тебя, — стал убеждать ее.

Она лишь улыбнулась в ответ, но только за это, я готов был поменять надземный и подземный мир местами.

— Это мы сейчас где? — тихо и склоняясь к моему уху, спросила Калиса.

После стольких лет, проведенных со мной в подземном мире, она чувствовала себя неуютно в ранее привычном мире.

— Здесь живет моя сестра, — широко улыбнулся своей любимой.

Очень хотелось сделать приятный сюрприз моей ведьмочке.

— Это удобно? — мялась на пороге Калиса, — Ведь твой клан… твои родственники…

— Шася! Черт рогатый! Ты чего на пороге топчешься? — раздался из-за дверей приближающийся голос моей Вольки.

Дверь распахнулась и обе мои любимые ведьмочки наконец-то встретились.

Дружный визг от обеих девчонок заложил уши не только мне. Они обнялись, тискали друг друга, говорили одновременно, при этом, не уменьшая громкости. Элантар выскочил к нам и, только увидев, что именно происходит, успокоился. Если бы сам не видел, что тут делается, тоже решил, что на нас напали, по меньшей мере, две виверны и четыре горгульи.

— Волька! Калиса! — это были самые понятные слова из всего потока, а вот остальное было понятно лишь на интуиции.

Девчонки обменивались новостями, а так же рассказывали о своей жизни. Вот так Калиса узнала, что Волька моя сестра и тоже красный демон, как и я. А та в свою очередь узнала, что Калиса стала мне женой и мы уже много лет живем в подземном мире.

— Шася! — Воскликнули и развернулись в мою сторону две недовольные ведьмочки.

— Что? — насторожился я.

Нет, я, конечно, знаю, на что способна каждая из них, но вот, что могут сотворить подружки, если они вместе… даже у меня, красного демона мурашки пробежали по коже, а на спине выступила броня.

— Как ты мог?! — стали наступать ведьмочки на меня.

Метелки с готовностью подлетели в их руки.

— Что я мог? — стал опасливо отступать к дверям.

Ведь развеют! С них станется.

— Как ты мог не сказать, что Волька твоя сестра? — это вопрос от моей благоверной.

— Как ты мог не сказать, что Калиса твоя жена? Я ее столько лет искала! — это уже сестричка, мелкая заразка.

Вопросы слились в один, а я сделал еще несколько шагов назад.

— Беги Шася! — выкрикнул мне Элантар, и я припустил сначала со всех ног, а потом еще и крылья распустил. Ведьмочки с криками: «Держи его! Поймаю — по ветру развею, черт рогатый!» гнались за мной на метелках Настоящие ведьмы


Оглавление

  • Ведьмочка
  • Прошло три дня
  • Спустя два месяца
  • В классе
  • Учеба
  • Залетные
  • Карлики
  • Шася
  • Это мой дом!
  • Договор
  • Дом обмыть надо!
  • Ведьмин круг
  • Информация
  • Демоны
  • Дома
  • Герташ — город демонов
  • Обычный учебный день
  • Академия магии
  • Знакомство с родителями
  • Новости
  • Расследование
  • Ратхамат
  • Высшие
  • Черные демоны
  • Свадьба
  • Похищение
  • Элантар
  • Черный демон
  • P.S
  • Эпилог
  • X