Мелоди Адамс - Рейдж

Рейдж [Rage ru] 536K, 91 с. (пер. Любительский (сетевой) перевод, ...) (Инопланетные Виды-1)   (скачать) - Мелоди Адамс

Мелоди Адамс
РЕЙДЖ


Пролог

Близ Олбани, Джорджия, США, 19 июля 2023 года, 17:47 по местному времени.

ДЖЕССИ

— Твою мать, — тихо пробормотала я про себя, пока шла по тускло освещённому коридору. У меня было глупое чувство, что я заблудилась на станции. Я всего лишь три недели была на «ДМИ», «Декстер Медикал Индастриз», и всё ещё не могла здесь сориентироваться. Я должна была доставить ряд анализов крови в лабораторию на станции У3. По крайней мере, я была уверена, что это была У3, о которой сказал мне лаборант. Или это всё-таки была У2? От ужасного шума я вздрогнула и почти уронила образцы крови.

Этот звук был похож на рёв дикого животного. На этой станции держали подопытных животных? Возможно, я попала в правильное место. Если лаборатория находилась здесь, то можно было предположить, что тут они держали и подопытных животных. Мне было не очень комфортно, потому что, в действительности, я не верила в исследования на животных, которые проводила такая компания, как «ДМИ». К сожалению, я не получила никакого другого места для практики. Я немного опоздала, поскольку должна была позаботиться о похоронах своей мамы. Во всех близлежащих больницах места для стажировки уже были заняты, и «ДМИ» был единственным, у кого ещё было для меня место. Это было совершенно не то, чего я ожидала. Я хотела работать с больными и ранеными, а вместо этого должна была брать заборы крови у солдат и выдавать медикаменты для тестирований, которые солдаты проходили добровольно.

Я снова услышала рычание и спросила себя, от какого животного оно могло исходить. Я всегда думала, что для исследований используют морских свинок, обезьян и собак, но то, что я тут слышала, кажется, было большим и диким животным. Хищник! По моей спине пробежал холодок. Что бы это ни было, звучало оно как помесь медведя и льва. Я никогда ещё не слышала такого рыка. Я шла дальше с неприятным чувством, пока не наткнулась на другой вход в конце коридора.

— Направо или налево? — спросила я себя. — Эне-мене-му[1]. — Я повернула направо и сразу услышала рычание и звон цепей. Тяжёлых цепей. Я с трудом сглотнула. Что это за животное такое, раз его пришлось заковать в цепи?

«Очень глупая затея», — молча ругала я себя, пока осторожно шла дальше. — «Держу пари, что проклятая лаборатория совсем не здесь. Будь умницей, Джесси. Разворачивайся и убирайся отсюда!»

Несмотря на своё внутреннее предупреждение, я переставляла ноги шаг за шагом, пока не увидела ряд клеток вдоль прохода. Массивная решётка, похожая на тюремную секцию, попала в поле зрения. Я сделала вперёд ещё несколько шагов, чтобы посмотреть, что за существо они держат здесь в плену. Я замерла. То, что стояло там, в клетке, прикованное к стене, было не животное. Это был человек. Нет! Необычный человек! Это существо было не по-настоящему человеческим, даже если на первый взгляд оно так выглядело. Он был похож на исполинского силача, но, когда он с рычанием повернул ко мне своё лицо, я увидела, что у него длинные клыки и глаза, как у кошки.

Казалось, что в сумерках они светились подобно кошачьим глазам. У существа были чёрные волосы, которые непослушными локонами доходили ему почти до середины спины. Форма головы была необычной. Лоб был немного удлинён, а затылок слегка сужался. Это существо, несмотря на жуткий человеческий вид, выглядело весьма симпатичным и привлекательным. На лице застыла маска ненависти и ярости. Неудивительно, что он был здесь прикован. В голове возникло множество вопросов: «Почему его здесь так держали?», «Кем он был?», «Было ли больше представителей его вида?»

— Предупреждаю тебя, — неожиданно сказал он, его голос был больше похож на рычание с раскатистым «р». — Если ты надумаешь выцедить из меня ещё больше крови, я сломаю тебе шею.

Я была поражена. Казалось, он выкрикивал не пустые угрозы.

— Я… Я здесь не для того, чтобы причинить тебе боль, — шокировано начала заверять я. — Я… Я не знала, что…

Он рассматривал меня. Его ноздри дрожали, как у животного, которое чуяло запах. Я пристально смотрела в его завораживающие глаза. Они были янтарного цвета, весьма восхитительные, но странные. Только после некоторого раздумья я поняла, что было так необычно. Его зрачки были не круглые, а продолговатые, как у кошки.

— Почему ты здесь? — старался он узнать. — Ты работаешь на них, но я тебя здесь никогда не видел.

— Я хотела… Я должна… эти образцы здесь, чтобы… отнести в лабораторию, и я думала…

— Ты думала, что сможешь увидеть Инопланетный Вид. Понимаю, — его голос звучал презрительно.

— Инопланетный Вид? — тихо спросила я. Я медленно спрашивала себя, что действительно здесь делала «ДМИ». Пытала людей? Но этот мужчина не был человеком. Кто он? Инопланетный Вид? Значит, он — инопланетянин? Я в замешательстве покачала головой.

— ЧЕЛОВЕК, — прорычал он и оскалил зубы. — Я ненавижу вас, людей. Вы создали нас только для того, чтобы мучить, но придёт время, когда мы будем свободны. Я найду тебя, человек, и сверну твою милую шейку.

— Я не понимаю, — сказала я. — Существуют… другие, такие же, как ты? Сколько?

— Не притворяйся невинной. Они прислали тебя, чтобы я поверил, что ты славная? Чтобы завоевать моё доверие? Для… с целью разведения? — он презрительно бросил последнее слово.

— С це… целью разведения? — выдыхаю я в замешательстве.

— Лучше скажи им, что меня нельзя ввести в заблуждение. Я сломаю твою шейку так же, как другим женщинам, которых они пихали в мою клетку.

— Я действительно ничего не знала обо всём этом, — сказала я потрясённо. — Всё, что они делали здесь с тобой… с вами… я нахожу это… Это ужасно. Ты должен мне поверить, не все люди…

Его низкое рычание заставило меня вздрогнуть.

— Мне. Абсолютно. Без. Разницы.

— Пп… прости, — я начала заикаться, когда он подошёл ко мне настолько, насколько позволили его цепи. Я сглотнула. Его размер и огромные мышцы были, действительно, достаточно пугающими, но его длинные клыки делали его ещё более угрожающим. Моё сердце дико забилось в груди. Сначала задрожали его ноздри, и на мгновение он закрыл глаза, прежде чем внезапно снова открыть их и уставиться на меня со странно напряжённым выражением.

— Ты хорошо пахнешь, — грубо сказал он. — Они отлично отобрали тебя, чтобы попытаться завоевать моё доверие. Ты выглядишь почти убедительно и так хорошо пахнешь. Я почти могу себе представить, что на самом деле спариваюсь с тобой, а не пытаюсь убить.

Его слова произвели со мной странные вещи. Этот мужчина пугал меня, и я, определённо, совершенно не хотела подпускать его к себе так близко, чтобы он мог прикоснуться ко мне, и всё же я почувствовала возбуждённое покалывание при мысли о том, что он сказал. Я не могла не задаться вопросом, как эти мышцы будут ощущаться под моими пальцами. Или ещё хуже, что он прятал под этими спортивными брюками. Они были единственным предметом одежды, который был на его теле. Были ли у него такие же части тела, как у нормального человека? Я снова сглотнула, когда мой взгляд остановился на самой интересной части его тела. О, да! Очевидно, он имел. И, казалось, он заинтересовался, ведь то, что выделялось через ткань его брюк, определённо, было большим, твёрдым и пугающим.

— Моё тело может реагировать на тебя, человек, — прорычал он и прервал мои тревожные мысли. — Но это не значит, что я не ненавижу тебя. Я бы взял тебя, а после этого убил бы. Подумай хорошенько, хочешь ли ты умереть за свои интриги!

— Я… мне очень жаль, — сказала я, отчаянно обдумывая, что я должна сделать. То, что происходило здесь, было неправильно. Я не могла просто уйти и сделать вид, что ничего не видела. Я вытащила свой телефон из кармана халата и сфотографировала человека перед собой. Он оскалился и зарычал, но я не смутилась. Он был прикован и за решёткой. Он не мог причинить мне вред.

— Я знаю, что у тебя нет причин доверять мне, — сказала я. — Но я тебе обещаю, что позабочусь о том, чтобы здесь всё это прекратилось. Клянусь!

С этими словами я быстро развернулась и поспешила вдоль прохода. Его яростное рычание преследовало меня, и я побежала ещё быстрее. Я должна была выйти отсюда. Я остановилась у двери и старалась успокоить своё дыхание. Меня никто не мог увидеть. Я должна покинуть здание и передать фотографию в прессу. Я боялась, что они могли бы попытаться скрыть происходящее здесь. Я не знала, в какой степени там завязло правительство, потому что, в конце концов, это были американские солдаты, которых здесь тестировали.

Медикаменты были исключительно для использования в военных целях. Вполне вероятно, что правительство осознает всё это и одобряет. Только пресса могла гарантировать, что эту информацию не задвинут в ящик. Но сначала я должна была успеть выбраться отсюда, чтобы никто ничего не заподозрил. После того как немного успокоилась, я поправила свою причёску, убрала анализы крови в угол и вставила чип-карту в паз на двери, чтобы её открыть.

Я поднялась на лифте на два этажа выше: туда, где располагались офисы и комнаты для исследований. С бьющимся сердцем я направилась к офису Адама Райта и постучала в дверь.

— Да!

Я вошла и постаралась выглядеть болезненной. В любом случае, я уже была бледной от пережитого шока.

— Адам, — сказала я, когда мой босс посмотрел на меня поверх своих документов. — Я плохо себя чувствую. Могу я сегодня пойти домой пораньше?

— Ты и так через час заканчиваешь, — сказал он, кивая. — Иди и отдыхай. Позвони заранее, если не сможешь завтра прийти на работу, чтобы мы могли найти кого-то, кто заменит тебя.

Я кивнула:

— Спасибо. Так и сделаю. Пока.

— Поправляйся.

Я снова кивнула и покинула офис. С облегчением я закрыла дверь и поспешила в комнату персонала, чтобы забрать свои вещи.

«Давай-ка убираться отсюда», — подумала я, надеясь, что никто ничего не заметит, пока садилась в свою машину. Я не поеду домой. Мне сразу стоит отправиться к журналистам, а потом мне придётся где-нибудь спрятаться. Они наверняка постараются выйти со мной на связь. На мгновение я заколебалась, должна ли я была, действительно, рисковать. Но потом я вспомнила мужчину на станции У3 и других, которые могли быть там. Я должна была что-то сделать. Они и так поймут, что я была там, потому что я использовала свою карту, чтобы открыть дверь. Можно было догадаться. Они узнают, что я тайно туда проникла, и потом я больше не буду в безопасности. Только один шаг к представителям общественности мог спасти мою задницу.


Глава 1

Блок С, Западная Колония, Эдем[2], 22 декабря 2032 года, 19:34 по местному времени.

РЕЙДЖ

— Я знаю, — ответил я мрачно.

— Этот чёртов Уайтс — проигрышный билет в лотерее. Будет время, когда мы, наконец-то, получим командование нашей колонией. Эти люди слабы.

— Я разговаривал с Даймонд, — сказал Стоди, ухмыляясь. — У неё был секс с одним из солдат. Она думает, что люди очень плохо оснащены, потому что она ничего не почувствовала.

Я невесело рассмеялся.

— Посмотри на их женщин, — сказал я. — Они не выживут, если один из нас будет их трахать. Они слишком маленькие и хрупкие.

— О-о, это уже произошло, — вмешался Хэппи. Стоди и я посмотрели на него, а Хэппи смущенно уставился в пол.

— Что это значит, Хэппи? — спросил Стоди. — Ты был с одной из них?

— Ну и что? — мрачно ответил Хэппи. — А вас это касается? Я не человеколюб, но некоторые человеческие женщины весьма хороши собой.

— Кем она была? — спросил я с любопытством.

— Одна из медицинских сестёр, — ответил Хэппи.

— И ты ей не… Я имею в виду, у неё ничего не сломалось, не так ли? — хотел знать Стоди.

— Нет, она говорила, что это было здорово, и, должно быть, это верно, иначе она бы не встретилась со мной снова.

— Ты регулярно с ней встречаешься? — спросил я.

— Ну, мы виделись три раза, а потом она вернулась на Землю. Её время здесь вышло.

— Для меня это всё равно не сработает, — сказал я. — Я слишком сексуально агрессивен. Даже наши женщины не всегда с этим справляются. У тебя меньше инопланетных ДНК, Хэппи. Стоди и я травмировали бы человеческую женщину, если бы не убили. Мы лучше останемся с женщинами Инопланетного Вида. Я предпочитаю таких, как Кэт или Блу. Они относятся к третьему поколению, и их не так легко сломать. Они знают, как могут нас приручить.

— Да, Блу подходит мне лучше всего, — согласился Стоди. — Я бы с удовольствием сделал её своей спутницей, но она слишком независима и не хочет связываться.

— Мы оба не созданы для того, чтобы быть в паре, мой друг, — сказал я.

Шум в небе заставил нас прервать наш разговор, и мы запрокинули головы.

— Я и не знал, что сегодня прибывает челнок, — сказал Хэппи.

— Я тоже не знал, — сказал я, прищуренными глазами следуя за посадкой челнока на внешних границах колонии.

— Скоро стемнеет, — сказал Стоди. — Вы идёте со мной в дозор охотиться?

— Почему бы нет, — пожав плечами, сказал я.

— А ты, Хэппи?

Хэппи покачал головой.

— Нет, мне нужно в магазин купить новый аккумулятор, в противном случае, я скоро останусь в темноте. Но позже мы могли бы встретиться в «Clubhouse». Выпить перед сном и, возможно, мы сможем ещё кого-нибудь подцепить.

— Я приду в любом случае, — сказал Стоди. Оба посмотрели на меня вопросительно, и я кивнул.

— Да, согласен. Я зайду выпить.


Охота была успешной. Мы подстрелили небольшого баррго. Солдаты говорили, что баррго был немного похож на маленького оленя. Так как после нашего освобождения из лаборатории я провёл лишь немного времени в военном лагере в пустыне, то совершенно не ориентировался в земной фауне и не знал, было ли это правдой. Мы принесли наш улов в мой дом и освежевали животное. Затем мы разделили его таким образом, чтобы Стоди, Хэппи и я получили по равной доле. Стоди уложил в мешок свою долю и Хэппи и забросил его на свои широкие плечи. Он был одним из самых могучих в нашей расе, поэтому имел такое имя[3].

Со своим ростом — два метра семь сантиметров — я был одним из самых высоких, но Стоди возвышался надо мной ещё на десять сантиметров. А еще, он был широк в плечах. Человеческие солдаты по сравнению с нами выглядели детьми, но у них было оружие. У нас были только наши луки, с которыми мы охотились. Чуть больше девяти лет назад люди перевезли нас сюда, на Эдем. Они дали планете это название, потому что она выглядела как земной рай. Но внешность обманчива. Местные жители, Джингги, были агрессивными и снова и снова нападали на наши колонии. Я не мог их винить. Всё-таки, это была их планета. Но что я должен был делать? У нас — Инопланетного Вида — своей планеты не было. А Земля не была нашим домом, впрочем, так же, как и Эдем.

— Увидимся позже, — сказал Стоди, открывая дверь.

— Да, через час я буду в «Clubhouse».

Стоди кивнул и исчез. А я убрал своё мясо в холодильник и пошёл в ванную смывать с себя пот и кровь. После душа я оделся, сел в своё кресло и включил телевизор. Правительство предоставило нам все удобства, чтобы компенсировать нам наши страдания за многие годы, но это была всего лишь попытка восстановить свою разрушенную репутацию. После нашего освобождения правительство находилось под большим давлением. Многие люди были возмущены опытами концерна «ДМИ», но было много тех, кто готов был нас просто уничтожить. Всё ещё оставалось достаточно людей, которые ненавидели нас из-за того, что мы были опасны. Как будто мы просили неразборчивых в средствах исследователей «Декстер Медикал Индастриз» держать нас в неволи.

Я переключал каналы: их было двенадцать, и всех их разделили на определённую тематику. Мне нравился музыкальный канал, а ещё канал с фильмами экшен. Переключая, я остановился на новостях, когда увидел лицо, которое вызвало во мне воспоминания. В коротком репортаже сообщалось о том, что четверо новых сотрудников были высажены на Эдем и должны содействовать команде здесь, в Западной Колонии. Это были две женщины и двое мужчин. Я в недоумении уставился на экран. Этого не могло быть. Моё сердце забилось быстрее, в нём поднялась злоба. Что ОНА здесь делает? Я не мог поверить, что именно эта женщина осмелилась явиться сюда.

ДЖЕССИ

Я взволнованно огляделась. Окружение не сильно отличалось от земного. Дома были простыми, но добротными, и вполне могли быть удобными для проживания в Южной Америке. К счастью, мои ноги не были пыльными из-за красного песка. Нам объяснили, что в это время регулярно идут дожди, но через два месяца начнётся засушливый сезон, и тогда станет совсем пыльно. Здесь никогда не было очень холодно. Тем не менее, в сухой сезон температура ночью падала до точки замерзания, но в течение дня никогда не было холоднее двадцати градусов. Однако сейчас было тепло.

Несмотря на то, что наступил вечер и солнце село пару часов назад, должно быть, было почти тридцать градусов жары. Когда мы высадились, было вообще тридцать шесть. Я провела два года после моего обучения в Бразилии, поэтому была хорошо знакома с похожим климатом. Но не доктор Форстер, который пыхтел рядом со мной, как будто он получил сердечный приступ. Я с беспокойством посмотрела на него. В свои пятьдесят девять лет он был здесь самым старшим из нас. Вероятно, ему было бы лучше остаться на Земле.

— С вами всё хорошо, Андреас? — спросила я.

— Я не привык к такой жаре, — просипел он. — Но это нормально. Я с нетерпением жду холодного пива. — Он повернулся к сержанту Блейку. — В этом клубе, куда мы идём, у вас есть пиво?

— Да, доктор. У нас есть отличные сорта пива. Вы почувствуете себя как дома. Если не брать в расчёт Джинггов, то эта планета, на самом деле, немного походит на Южную Америку. Мы даже успешно вырастили здесь различные сорта фруктовых деревьев и овощей. В моём саду у меня есть собственное манговое дерево, которое обеспечивает меня таким количеством манго, что я могу раздавать их направо и налево, — сказал молодой сержант.

— Что насчёт диких животных? Они появляются в деревне или остаются в зарослях? — это хотела знать Джулия, которая сегодня тоже прибыла со мной.

Нас было четверо. Доктор Форстер был здесь, чтобы заменить нынешнего главного врача. Джулия Бриггс — биолог — хотела исследовать местную флору и фауну, а Самюэль Торрентино был преподавателем и должен был основать школу. На данный момент на Эдем проживают несколько детей, как человеческих солдат, так и Инопланетного Вида. Я сама буду работать в больнице врачом.

— До сих пор у нас не было проблем с дикими животными, — ответил сержант Блейк. — У нас есть наши сторожевые собаки, а дикие животные, кажется, немного взволнованны, чтобы подойти. Единственное, что у вас получится здесь увидеть — это насекомые, птицы и несколько животных, похожих на птиц, которые безвредны.

— Не могу дождаться, чтобы начать мои исследования, — с энтузиазмом произнесла Джулия.

— Мы прибыли, — сказал сержант Блейк. — Здесь находится наш «Clubhouse». Его посещают как солдаты, так и Инопланетные Виды.

Мы стояли перед трёхэтажным зданием, из которого была слышна приглушённая музыка. Сержант открыл дверь и впустил нас. Внутри музыка была значительно громче, и я смогла услышать только обрывки того, что говорил Блейк. Я была сильно занята тем, чтобы осмотреться. Действительно, солдаты и Инопланетные Виды перемешались в огромном помещении, которое состояло из танцпола в центре, бара в заднем углу и нескольких столов. Это было уже хорошо. Я никогда не видела живыми других представителей Инопланетного Вида, кроме одного, которого я нашла тогда в цепях в «ДМИ». Был ли он тоже здесь? Всё же это была колония. Они хотели ограничить популяцию Инопланетного Вида, чтобы их можно было лучше контролировать. Вполне возможно, что здесь находится мужчина, который преследовал меня во снах в течение многих лет в другой колонии.

— Что? — переспросила я Блейка.

— Я говорил, что там, позади, свободен ещё один стол. Присядем для начала.

Сержант Блейк провёл нас к столу рядом с танцплощадкой. Когда мы вошли, все взгляды обратились на нас, но затем снова возвратились к своим напиткам и разговорам. Я была взволнована. Когда я отправилась с фотографией к журналистам, я не знала точное количество Инопланетных Видов, которые будут освобождены правительством. Только в здании «ДМИ» проживали шестьдесят два мужчины и тридцать восемь женщин. На другом предприятии в Мексике, аналогичном «ДМИ», были сто сорок восемь мужчин и 74 женщины. Лишь четыре года назад выяснилось, что была третья компания в Аризоне. Оттуда освободили ещё тридцать девять мужчин и восемь женщин.

— Что хотите выпить? — спросил сержант Блейк.

— Что у вас есть кроме пива? — поинтересовалась Джулия.

— Вино, сидр, виски, водка, различные безалкогольные напитки и кофе, — ответил Блейк.

— Есть апельсиновый сок? — спросила Джулия. Сержант кивнул. — Тогда я буду водку с апельсиновым соком.

— Присоединяюсь, — сказала я.

— Мне пиво, пожалуйста, — сказал Андреас.

— Мне тоже, — присоединился Самюэль.

Блейк исчез в направлении бара, чтобы получить напитки. Мой взгляд упал на женщину, которая под музыку двигалась на танцполе. Она была ростом минимум метр восемьдесят и имела натренированное тело, какого я не достигла бы и ежедневными тренировками. Вероятно, она вообще не занимается спортом. Все представители Инопланетного Вида, по своей генетике, были очень мускулистыми. Я восхищалась женщиной и её движениями. Так чувственно и сексуально, что я казалась самой себе неуклюжей и непривлекательной. Кроме того, у неё были длинные волосы, доходящие до середины задницы. Я поняла, что каждый присутствующий представитель Инопланетного Вида, будь то мужчина или женщина, выглядел чертовски привлекательно. Тут действительно мог развиться комплекс.

После третьего спиртного напитка я почувствовала медленное давление на мочевой пузырь.

— Где находятся туалеты? — спросила я, обращаясь к Блейку.

— Вон там, через дверь и вниз по лестнице, — ответил Блейк.

— А что наверху? — поинтересовался Самюэль.

— Игровая комната с бильярдом, настольный футбол и карточные столы, небольшое бистро и даже маленький бар с клипами.

— Бильярд? — с энтузиазмом воскликнула Джулия. — Кто хочет поиграть?

— Я, — ответила я. — Но позже. Сейчас мне нужно в комнату для девочек. До встречи.

Я встала со скамейки и пошла через комнату. Я заметила, что несколько взглядов последовали за мной — это заставило меня чувствовать себя не в своей тарелке. У меня не было большой уверенности в себе, как у Джулии. Кажется, она здесь чертовски хорошо себя чувствовала. Я не привыкла к такому количеству людей. Прежде всего, к такому количеству привлекательных парней. Я чувствовала, как покраснела, и бросилась к спасительной двери. Я была рада, когда не увидела в проходе ни одной души и быстро понеслась по лестнице, ведущей в подвал. Туалет был чище, чем я ожидала. В вестибюле был даже диван. Женщина-военнослужащая вышла из кабинки, когда я собиралась войти внутрь. Она улыбнулась мне и подошла к умывальнику, чтобы вымыть руки.

— Ты здесь новенькая? — спросила она.

— Да, прибыла сегодня, — ответила я.

— Тебе здесь понравится, — сказала военнослужащая. — Хлоя.

— Джесси, — ответила я.

— Увидимся, — сказала Хлоя и улыбнулась мне ещё раз, прежде чем покинуть туалет.

— Да, пока.

Когда я снова поднялась наверх в зал, трое мужчин спустились вниз по лестнице с верхнего этажа. Все трое были представителями Инопланетного Вида. Мой взгляд остановился на одном из трёх, и я замерла. Это был он! Мужчина в цепях. Его волосы были коротко пострижены. Сейчас они были чуть выше плеч. Как часто, в течение многих лет, я мечтала о нём. Иногда мне снилось, что он подвергался пыткам со стороны врачей в белых халатах и в хирургических масках, в другое время я мечтала о том, что он был на свободе и целовал меня. Эти сны были ещё более тревожные, чем те, где его пытали, потому что от них я просыпалась возбуждённой с пульсацией между бёдер.

Взгляд мужчины упал на меня. Он наморщил высокий лоб, затем в яростной гримасе скривил своё лицо и зарычал, от чего по моей спине побежал холодок. Оба его спутника испуганно посмотрели на него.

— ТЫ! — с отвращением воскликнул Инопланетный Вид, и я задалась вопросом, почему он испытывал ко мне такую ярость. Прежде чем я смогла что-то сказать, он уже был рядом и прижал меня к стене. Его рука сомкнулась вокруг моего горла, и он смотрел на меня сверху вниз с искажённым от ярости лицом.

— Рейдж! — я услышала, как его позвал один из представителей Инопланетного Вида. — Твою мать, Рейдж! Отпусти её!

— Ты, — зарычал Рейдж, а я, с невероятно бьющимся сердцем, уставилась в его восхитительные глаза янтарного цвета с продолговатыми зрачками. Глаза, в которых не было ничего человеческого.

РЕЙДЖ

Я не мог поверить, что она осмелилась появиться здесь. Эта жалкая маленькая змея. Из-за неё я страдал, меня мучили. В тот раз я на короткий миг поверил, что она была кем-то вроде ангела во мраке моей тюрьмы. Но она была явно не ангелом. Она и подобные ей были хуже, чем проклятые Джингги. Как часто я представлял себе, что сжимаю свои руки вокруг её шеи и перекрываю ей кислород. Я ненавидел эту женщину всеми фибрами своего существа. Из-за неё я выбрал своё имя. Ярость! Потому что мысль о ней и её исчезновении приводила меня в ярость. Да, она выглядела как ярость с её белокурыми локонами, голубыми глазами, белой кремовой кожей и розовыми сердцевидными пухлыми губами. Я видел страх и ужас в её прекрасных глазах, когда смотрел на неё сверху вниз. Я слышал, как Стоди что-то говорил, но у меня перед глазами была только она. Наконец-то, я мог ей отомстить.

— Пожалуйста, — тихо сказала она. Её губы дрожали, а по щеке скатилась слеза и капнула мне на руку. Запах её страха ударил мне в нос. Я понял тогда, в своей камере, что только она так сладко пахла — больше никто. Несмотря на собственный бешеный гнев, я чувствовал, что становлюсь твёрдым. Я не хотел желать её. Это было неправильно. Она была чудовищем с лицом и телом ангела, которые могли довести до кипения мужскую кровь. Она едва доходила мне до подбородка и, в отличие от наших женщин, везде была округлой и мягкой. Интересно, насколько хорошо она должна была бы чувствоваться, если бы была подо мной. Я ненавидел себя за эти мысли.

Она попыталась вывернуться из моей хватки, и я снова зарычал:

— Стой тихо! — грубо сказал я и зарылся лицом в её шею, чтобы вобрать её аромат своей кожей.

— Рейдж! — сказал Хэппи рядом со мной. — Позволь женщине уйти! Ты пугаешь её!

— Нет! — прорычал я. — Оставь нас одних!

— Чёрт побери! Рейдж! — прозвучал голос сержанта Блейка. — Отпусти женщину! Что с тобой? Ты много выпил?

ДЖЕССИ

Я дрожала. Его рука всё ещё обхватывала моё горло, но давление ослабло. Я могла чувствовать его горячее дыхание на своей шее. Его друзья и сержант Блейк пытались заставить его отпустить меня, но он, похоже, не хотел слушать их. Я чувствовала его зубы, как они царапали мою кожу, и сдавленно вскрикнула.

— Достаточно, Рейдж! — воскликнул сержант Блейк. — Если ты сейчас же её не отпустишь, то угодишь в тюрьму. Позволь доктору Колби уйти, а я прослежу, чтобы ты пошёл домой. У тебя уже есть неделя запрета в «Clubhouse».

— Пойдём уже, Рейдж, — сказал один из его друзей. — Отпусти её. Она ничего не сделала. Она просто женщина. И, кроме того, крошечная. Она не противник для такого мужчины как ты. Давай, парень. Пойдём со мной. Я отведу тебя домой.

Рейдж зарычал, но, всё же, отпустил меня. Его глаза впились в мои, затем он развернулся и последовал за своими двумя друзьями. Я облегченно вздохнула. Джулия взяла меня за руку и успокаивающе погладила по голове.

— Мне действительно очень жаль, доктор Колби, — извинился Блейк. — Не знаю, что на него нашло. Он никогда себя так не вёл.

— Я… всё нормально, — невнятно сказала я.

— Я прослежу, чтобы вы благополучно добрались домой, — сказал сержант. — Пойдёмте.

РЕЙДЖ

— Чёрт, что с тобой случилось? — спросил Стоди. — Почему ты это сделал?

— Я знаю её, — проворчал я.

— Это та, которая…? — начал Хэппи и резко замолк, когда я яростно зарычал.

— О чём вы оба говорите? — поинтересовался Стоди. Он был из другого концерна, а Хэппи и я находились в «ДМИ».

Разъярённым движением я стянул через голову свою рубашку и продемонстрировал Стоди свою спину. Он задохнулся от ужаса, когда увидел бесчисленные шрамы на спине.

— Святое дерьмо, — сказал он. — Теперь я знаю, почему ты никогда не снимаешь футболку, но какое это имеет отношение к женщине?

— Она причина того, что я ношу эти шрамы.

— Я не понимаю? Это она тебя так? — спросил недоверчиво Стоди.

— Не она, но то, что она сделала, было причиной моего избиения до полусмерти. Меня пытали три дня, пока не подумали, что я мёртв. Я слышал, как она стояла перед моей клеткой и смеялась над тем, что я умер. Она называла меня грязным животным. Но я не был мёртвым. Несколько часов спустя нас освободили, и меня снова заштопали.

Мои мысли вернулись в тот день, когда я её встретил.

Я слышал шаги в коридоре. Затем она появилась там. Она выглядела ужасно напуганной. Девушка явилась мне как ангел в моём тёмном аду. Но потом я вспомнил, кем она была. ЧЕЛОВЕКОМ! Она была одной из них. Она была злой.

— Предупреждаю тебя, — сказал я. — Если ты надумаешь выцедить из меня ещё больше крови, я сломаю тебе шею.

Я видел, как она вздрогнула. От страха у неё округлились глаза.

— Я… Я здесь не для того, чтобы причинить тебе боль, — заикалась она. — Я… Я не знала, что…

Я осматривал её, вбирая в себя её облик: белокурые локоны, испуганно смотрящие голубые глаза, кремово-белая кожа и розовые губы, будто созданные для поцелуев. Я вдыхал её запах. От неё пахло сладостью и свежестью. Я хотел быть ближе, чтобы лучше почувствовать её аромат.

— Почему ты здесь? — поинтересовался я. — Ты работаешь на них, но я тебя здесь никогда не видел.

— Я хотела… Я должна… эти образцы здесь, чтобы… отнести в лабораторию, и я думала…

— Ты думала, что сможешь увидеть Инопланетный Вид. Понимаю, — презрительно сказал я.

— Инопланетный Вид? — спросила она, как будто не знала, что я имел в виду. Лицемерка! Как будто она могла здесь работать и не знать, что здесь были Инопланетные Виды. Здесь всё вращалось только вокруг нас: наша генетика, наша кровь, наши возможности. Всё!

— ЧЕЛОВЕК! — прорычал я и оскалил зубы. — Я ненавижу вас, людей. Вы создали нас, только для того, чтобы мучить, но придёт время, когда мы будем свободны. Я найду тебя, человек, и сверну твою милую шейку.

— Я не понимаю, — сказала она. — Существуют… другие такие же, как ты? Сколько?

Лицемерка! Жалкая лживая лицемерка!

— Не притворяйся невинной. Они прислали тебя, чтобы я поверил, что ты славная? Чтобы завоевать моё доверие? Для… размножения? — при этой мысли я сжал кулаки.

— Для раз… размножения? — сказала она озадаченным тоном.

О, она была хорошей актрисой, надо отдать ей должное.

— Лучше скажи им, что меня нельзя ввести в заблуждение. Я сломаю твою шейку так же, как другим женщинам, которых они пихали в мою клетку.

— Я действительно ничего не знала обо всём этом, — заверила она. — Всё, что они делали здесь с тобой… с вами… я нахожу это… Это ужасно. Ты должен мне поверить, не все люди…

Я зарычал от ярости. Мне было достаточно её лжи и разыгранного спектакля.

— Мне. Абсолютно. Без. Разницы, — холодно сказал я, затем подошёл ближе к решётке. Так близко, как позволяли мои цепи.

— Пп… простите? — заикалась она.

Вблизи она пахла ещё лучше. Я ненадолго закрыл глаза, чтобы запах подействовал на меня. Я почувствовал, как в мой член устремилась кровь. Я возмутился нежелательной реакции моего тела, резко открыл глаза и посмотрел на неё со смесью ненависти и желания.

— Ты хорошо пахнешь, — выпалил я прежде, чем смог остановиться. — Они отлично отобрали тебя, чтобы попытаться завоевать моё доверие. Ты выглядишь почти убедительно и так хорошо пахнешь. Я почти могу себе представить, что на самом деле спариваюсь с тобой, а не пытаюсь убить.

Она скользнула взглядом по мне и остановилась на уровне моего члена. Её глаза округлились, и я не мог не почувствовать мужское удовлетворение, когда она, очевидно, заметила, насколько хорошо я был оснащён.

— Моё тело может реагировать на тебя, человек, — мрачно прорычал я. — Но это не значит, что я не ненавижу тебя. Я бы взял тебя, а после этого убил бы. Подумай хорошенько, хочешь ли ты умереть за свои интриги!

— Я… мне очень жаль, — сказала она, и это прозвучало так чертовски искренне, что я начал сомневаться в своей оценке того, что касалось её. Но затем она вытащила одну из тех маленьких коробочек, которые все люди здесь носят с собой, чтобы разговаривать друг с другом и делать изображения людей или вещей. Она направила эту штуку на меня и нажала на кнопку, я знал, для чего она была — делать изображения. Изображения меня. Я яростно зарычал на неё и оскалил зубы.

— Я знаю, что у тебя нет причин доверять мне, — сказала она. — Но я тебе обещаю, что позабочусь о том, чтобы здесь всё это прекратилось. Клянусь!

Она быстро посмотрела на меня, потом повернулась и побежала прочь. Я испустил яростный рёв и начал бушевать в своей клетке, пока не пришли часовые и не набросились на меня со своими электрошокерами. Из-за них я потерял сознание.

Два дня спустя у моей клетки появились два врача и шесть охранников. С момента нападения с электрошокерами никто не приносил мне еду и питьё, поэтому они решили, что я достаточно сломлен. Шестеро охранников хотели развлечься со мной, но им пришлось быстро осознать свою ошибку. Я убил троих из них, прежде чем упал на землю под обстрелом стрел с транквилизаторами. Когда я проснулся, то был прикован лицом к стене. Врач и две медсестры пришли в мою клетку с одним из самых жестоких охранников.

— Ты действительно зверь, как она и говорила, — обратился ко мне врач. — Она требует убить тебя, но я думаю, что было бы несправедливо убить тебя просто так. Нет! Сначала ты поплатишься за своё поведение, прежде чем мы позволим тебе умереть. Я всегда считал, что ты не достоин остаться живым. Ты — зверь. Хуже, чем другие. Ты ненавидишь грёбаных шлюх и просто убиваешь их. Даже когда мы прекратили подсовывать в твою клетку женщин твоего вида, ты был слишком разборчив, чтобы делать это с человеческими. Как будто был чем-то лучше их. Ты ошибаешься. Мы, люди, превосходим вас, Инопланетный Вид. Так будет всегда! Мы создали вас!

— Скорее я умру с посиневшими шарами, чем заберусь хоть на одну вашу женщину, — мрачно проворчал я. — Кроме того, я вас предупреждал. Я говорил вам, что убью каждую женщину, которую вы засунете ко мне, но вы всё равно продолжали делать это снова и снова. Кто из нас зверь? Вы жертвовали женщин в надежде на то, что одна из них пробудит во мне интерес, чтобы я сделал ей маленького младенца Инопланетного Вида. — Я фыркнул.

— Гордон, — холодно сказал врач, и охранник приблизился.

— Сэр.

— Ты можешь начинать. Но я хочу, чтобы он это пережил. Я хочу, чтобы его страдания длились несколько дней. Он должен просить о своей смерти!

Я стиснул зубы, потому что знал — этот врач был одним из самых худших. Были те, кто делал свою работу без лишней жестокости. Но не он. У него была цель следить за тем, чтобы мои страдания были настолько огромными, насколько это было возможным. Я пытался сосредоточиться. Не хотел доставлять им удовольствие и кричать. И, определенно, я не стал бы просить их о пощаде. Нет! Я перенёс бы это до конца. Только жаль, что я не получил бы больше свою месть. Мой ангел смерти. Такая сладкая, но настолько коварная и злая.

— Рейдж? Рейдж, парень, ты в порядке? — сквозь туман моих воспоминаний донёсся голос Хэппи.

— Да, — глухо сказал я, и меня затрясло. Я уже давно так подробно не вспоминал о том, что она сделала со мной. Эта лживая проклятая змея, которая была здесь и разбудила нежелательные воспоминания.

Стоди похлопал меня по спине:

— Пошли, парень, я думаю, тебе на сегодня достаточно.

Хэппи и Стоди проводили меня домой. Я открыл свою дверь и повернулся к обоим:

— До завтра, — грубо сказал я.

— Рейдж, — спокойно начал Стоди. Он смотрел прямо на меня, пока Хэппи опустил вниз свой взгляд. — У всех нас есть свои демоны, и я хорошо это понимаю, но ты не можешь просто так нападать на женщину. Пообещай мне держаться от неё подальше.

Я зажмурил глаза и зарычал. Я показал им свои зубы: Хэппи вздрогнул, но Стоди стоял на своём.

— Рейдж, — предостерегающе сказал Стоди. — Ты мой друг, но, если ты поднимешь руку на женщину, я надеру тебе задницу. Какие бы проблемы не были между вами, их нужно завершить. У нас есть план. Мы хотим сами управлять нашей колонией, и многие люди сейчас поощряют нас в этом. Если ты ранишь одного из них или вообще убьёшь, то они подумают, что мы — изверги, не лучше животных, и мы потеряем их поддержку. Я не позволю, чтобы ты угрожал нашему делу! Друг ты или нет!

— Спасибо, Стоди, что сказал мне, чему ты привержен, — холодно сказал я и увидел, как Стоди едва заметно вздрогнул. — Теперь иди! На сегодня с меня достаточно!

Я отвернулся и вошёл в мой дом, захлопнув за собой дверь. Во мне всё кипело и бурлило. Я сжал кулаки и издал рык. Мало того, что эта лживая змея поставила меня тогда под нож, теперь ещё она здесь, чтобы напомнить мне о моём самом тёмном времени и забрать моих друзей. Перед глазами всё ещё был взгляд Хэппи. Женщины были его слабым местом, и он был встревожен, когда Джесси была в моих руках.

Идиот! Каждый, кто думал, что женщина не смогла бы совершить зло, потому что она была физически слабее и мягче, был идиотом! Я сам испытал, какой жестокой и злой могла быть женщина. Даже если она выглядела как ангел. Я беспокойно провёл рукой по волосам и покачал головой. Хуже всего было то, что часть меня хотела спариваться с этой змеей, пока у неё в глазах не потемнеет. До сих пор её запах был в носу. Соблазнительный. Пьянящий. Я должен был, наконец-то, выкинуть её из своей головы. Должен был её убить и стать свободным раз и навсегда. Только тогда я смог бы снова обрести покой.

Было только два варианта, где прибывшие могли быть размещены. Я решительно покинул свой дом и под защитой темноты крался по переулкам, пока не достиг первого дома, который, по моему мнению, мог приютить женщин. Я обошёл вокруг здания и заглянул в каждое окно, пока не увидел женщину, сидящую в кресле. Это была не она — другая женщина, которая прибыла сегодня. Итак, мой ангел смерти должен был находиться в другом доме.

Здание находилось за углом. Я развернулся и тихо пошёл вдоль дома до угла. Дойдя, я осмотрел здание, в котором должна была находиться Джесси. Подавив тихое рычание, которое могло выдать меня, и с бешено бьющимся от гнева сердцем, я подошёл к дому и прокрался к задней стороне, где меня нельзя было увидеть. В одном из задних окон горел свет, и я встал таким образом, чтобы заглянуть в окно, оставаясь сам в тени. Она была там! Женщина сидела на кровати и плакала. Это зрелище меня раздражало. Почему она плакала? Вероятно, ей жаль того, что она сделала?

«Да, конечно!» — усмехался мой внутренний голос. — «Теперь ты начнёшь думать, как Хэппи. Если она — слабая женщина, не значит, что она не поступит нехорошо или невиновна! Вероятно, она плачет потому, что боится за свою жалкую жизнь».

И это правильно, так как её палач уже был здесь. Мне нужно было только найти путь в дом, не поднимая тревоги. Я не хотел, чтобы она нажала аварийный переключатель, который был рядом с её кроватью, и предупредила охрану.

ДЖЕССИ

Происшествие в «Clubhouse» действительно меня шокировало. Я так часто воображала, как это было бы, если бы я вновь увидела мужчину, с которого всё началось. Я знала, что все представители Инопланетного Вида после их освобождения были несколько месяцев окружены заботой группы психологов, чтобы анализировать свои ужасные переживания и понять, что не все люди злые. Тем не менее, я не понимала ненависть, которую видела в глазах Рейджа. Почему он меня так ненавидит? Я сделала всё, чтобы он и его люди были освобождены, и рисковала при этом своей собственной жизнью. Я поставила на карту всё своё будущее. Обычно я была сильной, и выбить меня из колеи было не так просто. Я очень хорошо смогла удержать под контролем свои эмоции, пока, наконец, не оказалась одна в своём доме.

Но накопленное не могло долго находиться внутри, и слёзы не заставили себя долго ждать. Я ненавидела себя за эту слабость. Я не понимала, почему это так меня задело. Он ненавидел меня! И? Я должна игнорировать его и просто работать здесь. Все остальные были так любезны, и я не почувствовала ни в одном из других представителей Инопланетного Вида какие-то отрицательные эмоции. Некоторые представители казались немного сдержанными, но большинство из них в течение вечера оттаяли и бросали мне приветливые, отчасти заинтересованные взгляды. Почему именно Рейдж был такой злой и бешено реагировал, я не могла понять.

Шум заставил меня вскочить, а испуганный крик застрял в моём горле. Прямо передо мной стоял Рейдж. Его взгляд был мрачным, а лицо непроницаемым. От его внушительного вида и выражения лица по моей спине пробежал холодок. Я знала, что он здесь, чтобы убить меня, и мне нужно кричать, но из моего рта не вышел ни один звук. Как загипнотизированная, я пристально смотрела в его кошачьи глаза. За время, которое показалось мне вечным, мы только неподвижно смотрели друг на друга, как будто бы кто-то остановил мир.

— Почему? — спросила я, наконец, дрожащим голосом.

— Почему что? — с рычанием ответил он.

— Почему ты ненавидишь меня? Что… я тебе сделала, что ты меня так ненавидишь?

Он фыркнул и молниеносным движением, которое я едва могла заметить, схватил меня и поставил на ноги. Его тёмный взгляд впился в мой, пока он держал меня в болезненной хватке. Я была уверена, что безвольно бы сползла на пол, если бы он сейчас меня отпустил. Казалось, что мои ноги превратились в желе, а моё сердце билось в таком темпе, что я боялась, что оно взорвётся в любой момент.

— Ты совершенно серьёзно спрашиваешь, что ты мне сделала? Разве недостаточно того, что ты пытала меня и пыталась убить? Нет, ты даже смеялась, когда я почти мёртвый лежал перед тобой в своей собственной крови.

— Что? — в недоумении прохрипела я. О чём он говорит? Я никогда не делала ничего подобного? — Но я… я не…

— Не лги мне! — сказал он тихим, но таким холодным тоном, что я испугалась, что мой мочевой пузырь подведёт меня, и я опозорюсь.

— Я клянусь, Ре-ейдж… что я ничего такого не делала. Я имею… я тебя… Из-за меня ты свободен. Поверь мне, я…

Опасное рычание, вырвавшееся из его горла, наполнило меня страхом. Затем Рейдж бросил меня назад на кровать, и не успела я вздохнуть, как он уже был на мне. Он вжимал меня в матрас своим весом так, что я едва могла дышать. Что он теперь планировал? Он хотел изнасиловать меня прежде, чем убить? По моим щекам бежали слёзы. Его лицо надо мной было так потрясающе красиво, но такое холодное и жестокое одновременно. Что происходило в его голове за этой непроницаемой маской? Он обдумывал, как должен был меня убить?

— Пожалуйста, — слабо прошептала я, когда его рука сомкнулась вокруг моего горла. — Я клянусь, что не делала ничего из того, о чем ты говоришь. Я не понимаю…

— Шшшш, — сказал он и опустил свой рот на мой.

РЕЙДЖ

Я понятия не имел, почему что-то изменилось внутри меня, когда я заглянул в её полные слезами глаза и услышал её тихо прошептанную просьбу. Я опустил голову, и наши губы соприкоснулись. С силой, какую я никогда до этого не испытывал, мой член ожил, а мой пульс участился, когда меня охватило такое желание, что я больше не был способен ясно мыслить. На кровати лежала беспомощная женщина, которую я хотел убить. Но всё, о чем я мог думать, были её мягкие, трепещущие губы под моими, её тёплая, мягкая плоть, её соблазнительный запах. Я осознал, что, должно быть, давлю на неё своим весом и поднял вверх свой торс, упершись руками.

Я целовал её с диким желанием и чувствовал, как мой язык требовательно проталкивается в её рот. Тихий мучительный стон проник сквозь туман моего желания. Чёрт! Что я делаю? Я угрожал ей, что убью, а теперь я её насилую? Я поднял голову и посмотрел вниз на её испуганное лицо. Это, и правда, было бы изнасилование. Я не мог ожидать, что она захочет меня после того, что я говорил и сделал. И, в любом случае, я был слишком большим для такой миниатюрной женщины как она. Я бы причинил ей боль, хотел я этого или нет. Слишком необузданный и слишком жестокий. Мной руководил инстинкт, а не разум. Чудом уже было то, что я умудрился вырвать себя из своего опьяняющего животного желания.

— Я ничего тебе не сделаю, — грубо заверил я.

Мой член по-прежнему просил об удовлетворении, а моя голова гудела от эротических картин, как я взял бы Джесси, как толкался бы в её киску, жёстко и глубоко, и… Твою мать! Это точно было то, чего я сделать не мог. Жёстко и глубоко! Наверное, я сумасшедший! Она была такая хрупкая и тонкая. Она разорвётся под моим натиском, в этом я был уверен. Представление о том, что я сделал бы с ней, было как холодный душ. С проклятиями я вскочил с постели, глядя на неё сверху вниз. Её глаза были широко раскрыты, и она смотрела на меня испуганно и, возможно, немного с любопытством.

— Тебе нечего меня бояться, — сказал я и убежал как можно дальше от неё.

ДЖЕССИ

Я в оцепенении лежала на кровати и смотрела на дверь, через которую Рейдж исчез некоторое время назад. Ритм моего сердца всё ещё не пришёл в норму. Я пыталась понять, что только что произошло. Я была уверена, что он пришёл для того, чтобы убить меня. Затем вдруг он уже целовал меня, а я разрывалась между страхом и волнением. Поцелуй был не таким, о каком я мечтала бесчисленное количество раз. Он не был мягким и страстным, а диким, жестоким и животным. Тем не менее, в некотором смысле, он меня возбудил. Если бы не страх, что он будет заставлять меня, то, возможно, я бы даже ответила на поцелуй. Но я была так потрясена, шокирована и смущена моими противоречивыми чувствами. А ещё я почувствовала его эрекцию.

Его тело было огромным и тяжёлым. Пугающе огромным. Потом он вдруг отпустил меня, и я могла бы поклясться, что видела на его лице замешательство. Когда он внезапно выбежал из комнаты, я почти почувствовала потребность позвать его обратно. Должно быть, я совершенно потеряла свой разум. Этот безумец чуть не убил меня, изнасиловал бы или что бы там ни было, и мне повезло, что он, очевидно, изменил своё решение. Тем не менее, я поймала себя на том, что подняла свою руку к губам и провела кончиками пальцев по опухшим губам. Я понятия не имела, почему меня так тянуло почувствовать Рейджа, но я не могла отрицать, что что-то испытывала к нему с нашей первой встречи в «ДМИ». Он больше не отпускал меня. Даже его зверское поведение, по-видимому, не смогло ничего изменить. Моя сумасшедшая часть желала, чтобы он не сбегал.


Глава 2

Блок С, Западная Колония, Эдем, 28 декабря 2032 года, 09:15 по местному времени.

РЕЙДЖ

— Твоё настроение бывало и лучше, — сказала Даймонд во время нашей тренировки по боксу. — Вероятно, я могла бы тебя немного подбодрить. Как думаешь? Жаркая ночь и, может быть, ты улыбнёшься ещё раз.

Я посмотрел на Даймонд. Мы спали несколько раз друг с другом в течение последних лет, но это никогда не было больше, чем секс. Мы оба были слишком упрямы для серьёзных отношений. До сих пор я был доволен развитием событий. Я спал то с одной, то с другой женщиной. Я мог делать всё, что хотел, и ни перед кем не отчитывался. Но с тех пор, как я почти изнасиловал Джесси, мысль о том, чтобы дотрагиваться до другой женщины, была мне противна. Я виновато улыбнулся Даймонд.

— Я сейчас не в настроении, — запинаясь, сказал я.

Даймонд прищурилась и подозрительно на меня посмотрела.

— Ты имеешь в виду, что у тебя нет желания для секса со мной или нет желания заниматься сексом вообще?

— Это не имеет ничего общего с тобой, Даймонд. Я просто не в настроении.

— Это имеет отношение к маленькой женщине-врачу? — поинтересовалась Даймонд.

Я быстро отвернулся, испугавшись, что она сможет прочитать мои чувства на лице.

— Почему эта коварная змея должна иметь к этому отношение? — спросил я следом, защищаясь.

— Джесси — отличный врач и очень милая женщина, — неодобрительно сказала Даймонд. — Что ты имеешь против неё?

— Это кое-что личное и тебя не касается, Даймонд!

Даймонд фыркнула.

— Я больше не узнаю тебя, Рейдж. Ты был хорошим мужчиной. Ты всегда хорошо обращался с нами, женщинами, и защищал нас в той или иной ситуации. Я не понимаю, как ты мог додуматься причинить вред беззащитной женщине. Это не Рейдж, которого я знала. И вот, что я тебе скажу: остальные женщины тоже не в восторге от того, что ты сделал в «Clubhouse». Полагаю, что сейчас тебе будет сложно найти ту женщину, готовую разделить с тобой постель. И я всё ещё защищаю тебя перед другими!

Я глухо зарычал.

— Я в вас не нуждаюсь! — холодно сказал я. — И мне не нужна твоя защита, Даймонд!

— Я предупреждаю тебя, Рейдж, — прошипела Даймонд. — Если ты только косо посмотришь на Джесси, я отрежу тебе твои проклятые яйца и затолкаю их в твою глотку. И за мной стоят все женщины Инопланетного Вида, поэтому не думай, что это пустая угроза.

— Я не планирую смотреть на эту змею вообще! — прорычал я. — Я рад, если мне не придётся её снова увидеть.

— Я думала, что дело в «Clubhouse» было только в срыве, тем не менее, ты снова вернулся к размышлениям, — холодно сказала Даймонд. — Видимо, я была не права. Не забывай, что я слежу за тобой! Я намереваюсь подружиться с Джесси. Оставь. Её. В. Покое!

С этими словами Даймонд повернулась и бросилась прочь. Я сжал кулаки и ударил мешок с песком, на котором ранее тренировался. С тех пор как я проник в дом Джесси, чтобы её убить, я едва ли контролировал свой уровень агрессии. Даймонд повезло, что она была женщиной. Если бы со мной так говорил один из мужчин, он смог бы почувствовать весь мой гнев.

— Блядь! Блядь! Блядь! — кричал я при каждом ударе, которым поражал мешок с песком. Я клялся себе избегать Джесси и просто её забыть, но я не мог просто так выкинуть её из моей головы. Я был смущён. У меня были мои воспоминания о том, что она сделала, и всё же я верил ей, когда она говорила, что её там не было. Но как это могло быть? В этом не было никакого смысла. И наихудшим во всей этой дилемме было то, что я жаждал её так, как никакую другую женщину раньше. Знание того, что я никогда не осмелюсь поддаться этому желанию, почти сводило меня с ума.

Я не мог доверять своему внутреннему зверю, моему инопланетному инстинкту. Я повредил бы её и, вероятно, даже убил бы. Я никогда бы себе этого не простил. Я предпочёл бы каждый день тренироваться до изнеможения, чтобы избавиться от проклятой избыточной энергии, как делал это последние дни. Но образы в моей голове не хотели отступать. Образы Джесси. Обнажённой подо мной, пока я дико погружаюсь в неё. В моих фантазиях она могла взять меня, она была достаточно сильной, чтобы выдержать мой страстный натиск.

— Блядь! Блядь! Блядь!

Пот струился ручьями по моему телу, мои костяшки были в крови, но я всё же продолжал. Удар за ударом.

Она не для меня! Она не для меня! Она не для меня! Чёрт!

Этого проклятого мешка с песком для меня было недостаточно. Я должен придумать что-то другое, чтобы думать о других вещах. Может быть, мне нужно пойти на охоту. Я мог бы охотиться на этих проклятых Джинггов. После нескольких последних ударов по мешку с песком я развернулся и покинул тренировочный зал. Я решил не принимать душ и переоделся. Я пробежал через холл и вышел из здания, не обращая внимания на удивлённые взгляды Тайгресса, который работал сегодня за регистрационной стойкой.

Я добежал до своего дома и быстро закрыл дверь. Я едва ли бывал здесь последние несколько дней, и дом выглядел довольно грязно. Повсюду лежала разбросанная одежда, а в кухне скопилась грязная посуда. Я проигнорировал беспорядок и начал торопливо складывать своё оружие, затем я вышел из дома и пошёл вверх по улице до конца поселения.

— Рейдж, — прозвучал голос Хэппи, и я тихо выругался. Я остановился и обернулся.

— Куда идёшь? — спросил мой друг.

— Охотиться!

— Пойти с тобой?

— Нет! — резко сказал я.

— Это опасно в одиночку, Рейдж. Джингги…

— Я сказал НЕТ! — огрызнулся я. — Оставь. Меня. В. Покое!

Хэппи сделал несчастное лицо. На мгновение показалось, что он хотел бы возразить, но он лишь поджал губы и резко развернулся. Я не посмотрел ему вслед, а повернулся и побежал дальше. Я проигнорировал угрызения совести, которая говорила мне, что я не должен был так набрасываться на Хэппи.

ДЖЕССИ

— Так, Пэйн, это всё. Ты должен беречь руку минимум одну неделю, — сказала я и плотно наложила повязку. — Приходи каждое утро в мои приёмные часы, чтобы наложить свежую повязку.

Пэйн посмотрел на меня и нахмурился. Он был странным. С тех пор как его приятели, Спиид и Стоди, привели его в мой приёмный час с вывихнутым плечом, он не сказал ни слова. Даже сейчас первым заговорил Стоди:

— Я позабочусь о том, чтобы он следовал вашим указаниям, док.

Я кивнула и улыбнулась гиганту.

— Я могу ещё немного переговорить с тобой наедине? — спросила я, и гигант кивнул.

Спиид махнул Пэйну, и молчаливый представитель Инопланетного Вида поднялся, чтобы последовать за другом наружу. После того как Спиид закрыл дверь, я повернулась к Стоди.

— Я заметила, что Пэйн не разговаривает. Я не хотела задавать вопросы в его присутствии. Стоди, Пэйн не может говорить? Он… немой?

Стоди вздохнул и покачал головой:

— Нет, док. Он не немой, но он очень мало говорит и только с людьми, которых он хорошо знает и которым он доверяет. Его прошлое ещё хуже, чем у нас, всех остальных.

— Шрамы? — спросила я. Я заметила, что у Пэйна было огромное количество шрамов, чем у остальных представителей Инопланетного Вида. Выглядело так, будто его грудная клетка неоднократно вскрывалась. Я даже не могла представить себе, что были вынуждены вытерпеть представители Инопланетного Вида, и за что были ответственны «ДМИ» и другие компании.

— В том числе, — сказал Стоди. — Они делали ему операции без наркоза.

— Что? — в ужасе вскрикнула я. — Ты имеешь в виду, что они вскрыли его грудную клетку при полном сознании?

Стоди угрюмо кивнул, и мне пришлось сесть. Неожиданно мои ноги задрожали.

— О Боже, — беззвучно сказала я и покачала головой.

— Это ещё не всё. Пэйна держали изолированно от всех нас. Он был их подопытным кроликом для всего, что они позже проверяли на других Инопланетных Видах. Только если с ним они достигали удовлетворительных результатов, они появлялись у нас, чтобы провести следующие тесты. Пэйн вынужден был постоянно жить с открытыми ранами или даже с вскрытым черепом. Они так тяжело его изувечили, что после его освобождения, ему понадобился год, прежде чем он смог снова ходить без посторонней помощи. Первые три месяца он лежал в коме. Но самым скверным было то, что они использовали его сына, чтобы заставить его делать то, что было им нужно.

— У него… у него есть сын?

— Он был. Они убили его незадолго до нашего освобождения, чтобы наказать Пэйна. Прежде чем Пэйн стал подопытным кроликом номер один, в рамках эксперимента его держали полтора года с одной из ваших женщин. Она забеременела и родила сына. Она умерла при родах, и ребенка держали отдельно от Пэйна. Ему разрешали ненадолго видеть сына только раз в неделю, чтобы он знал, что мальчик ещё жив. Если Пэйн не сотрудничал, они появлялись с мальчиком и угрожали, что будут пытать его на глазах у Пэйна. Конечно, Пэйн всегда уступал, чтобы защитить ребёнка. Он позволял делать с собой всё и не сопротивлялся. До тех пор… пока они не потребовали от него того, что он не смог сделать.

— Что это было? — тихо спросила я, не желая вообще слышать какой-либо ответ.

— Они хотели следующего ребёнка. Только несколько предпринятых селекционных проектов «ДМИ» были успешными. К тому же сын Пэйна был болен. У него обнаружили генный дефект. Они хотели проверить: сможет ли он зачать здорового ребёнка. Теперь мы знаем, что попытки провалились. Врачи разработали процесс, чтобы обеспечить здоровое потомство. Это как-то связано с нашим различным генетическим фоном. Доктор Джордж может рассказать тебе об этом больше. Он тот, кто имеет дело с парами, которые хотят иметь детей.

— Ты сказал, что они… что они убили ребёнка?

— Да, они привели к нему мальчика после того, как он отказался. Когда Пэйн понял, что они хотели сделать, он попытался их переубедить. Он пообещал, что позволит дополнительные попытки опытов разведения, но они уже решили, что мальчик должен был умереть. Пэйн никогда не рассказывал нам, как умер мальчик. Но это закончилось тем, что Пэйн убил трёх охранников, прежде чем они одолели его и избили до полусмерти. Они оставили его в клетке умирать. Это было незадолго до нашего освобождения. Пэйн не знает, как долго он там лежал полумёртвый. Это могло быть несколько дней или часов. Он и Рейдж — оба, кто были в такой плохой форме. Они были скорее мёртвыми, чем живыми, когда их нашли.

— Рейдж? — спросила я.

— Да, его тоже пытали и избивали, а затем оставили умирать.

— Ты знаешь об этом больше? — поинтересовалась я.

Лицо Стоди стало несчастным. Было понятно, что он не хотел об этом говорить.

— Он думает, что я имела к этому отношение, не так ли?

Стоди кивнул.

— Я понятия не имела, — подавленно сказала я. — На самом деле я не имела с этим ничего общего. Когда я нашла его, то сделала фотографии и передала журналистам, чтобы нельзя было всё замять. Я только хотела его спасти. Я хотела спасти вас всех! — Я дрожала, а слёзы наполнили мои глаза. Я всхлипнула.

Стоди положил большую руку на моё плечо и спокойно посмотрел на меня.

— Я знаю, — тихо сказал он. — Рейдж тоже это поймёт. Дай ему время, док.

Я кивнула.

— Спасибо за разговор, Стоди.

— Хммхм.

Стоди отвернулся и пошёл к двери. Прежде чем потянуться к её ручке, он повернулся ко мне.

— Ты хороший врач и чудесная женщина. Спасибо. Спасибо за всё, что ты для нас сделала.

С этими словами он исчез в дверях, и слёзы, которые собрались в моих глазах, теперь свободно потекли по моим щекам. Я плакала из-за Рейджа, а также из-за Пэйна и его сына. Какая ужасная история.

РЕЙДЖ

Я остановился и глубоко вдохнул. Я почувствовал их запах. Они были близко. Трое Джинггов. Один из них был ранен. Мне придётся встретиться с ними. На моём лице появилась мрачная улыбка.

— Я получу вас всех! — тихо сказал я. — Проклятые сучьи дети.

Я двинулся вперёд по их следу. Было очевидно, что я близко. Их раненый приятель, кажется, замедлял их. Идиоты! Они должны были оставить его и спасать свои собственные задницы. Но меня это устраивало. Если бы я смог убить их всех, то на три врага, которые могли бы напасть на нашу колонию, стало бы меньше. Я бежал дальше примерно около четверти часа, пока не увидел их вдалеке между деревьями. Густой подлесок не позволял чётко видеть, но было ясно, что там, в зарослях, были три фигуры. Я побежал быстрее. Мой охотничий инстинкт полностью занял мои мысли.

Я был очень сконцентрирован и не выпускал из вида своих врагов. Но неожиданно появилось странное ощущение. Когда я понял, что это, то почувствовал, как на меня приземлилось что-то тяжёлое, и длинные зубы впились в моё плечо. Я закричал и попытался стряхнуть зверя, который меня кусал. Его рычание смешалось с моим собственным рёвом. Я схватил свой нож и попытался ткнуть зверя в бок, но не успел. Мне пришлось подмять его под себя. В борьбе не на жизнь, а на смерть я катался с животным по земле. Он висел на моей спине, пока когтями разрывал мне руки и бока, пока его зубы не отпускали меня из своего захвата. Я игнорировал боль и яростно боролся, чтобы одержать верх.

Дерево рядом со мной казалось моим спасением. Со всей силы я ударился спиной о ствол, и зверь взревел, когда его позвоночник раздробился. Я почувствовал, как его зубы выскользнули из моей плоти, но в агонии хищник разорвал мою спину. Я развернулся и глубоко воткнул нож в горло животного. Когда он умер, я рухнул без сил. Боль становилась всё сильнее, так как уровень адреналина в моей крови падал. Ощущение, как будто зверь полностью содрал всё моё мясо со спины, не отпускало меня.

Я не мог видеть повреждения, но, должно быть, всё действительно было плохо, потому что я чувствовал, как силы покидали меня. Я даже не мог подняться. Я пополз на четвереньках в сторону нашего поселения. Мои мысли вернулись к Джесси. Увижу ли я снова её милое лицо? Я сомневался. Я никогда не доберусь до деревни в таком состоянии. Стиснув зубы, я пополз дальше.

— О, док, — обессиленно прошептал я. — Где ты, когда мне так нужна?

Затем всё вокруг меня потемнело.

ДЖЕССИ

В мою дверь постучали. Я оторвалась от своей книги и подумала, кто мог прийти, чтобы меня увидеть. Был ли это Рейдж? Моё сердце взволнованно забилось. Постучали снова, и я вскочила. Наверное, срочно? Я бросилась к двери и открыла её. На пороге стояли Хэппи и Стоди. Они были взволнованны.

— Док, быстрее! Речь идёт о жизни и смерти! — Хэппи крикнул так отчаянно, что моё горло сдавило. Должно быть, было совсем плохо. Я задавалась вопросом, что произошло.

— Я иду, — сказала я и торопливо надела свои ботинки.

Когда я закрыла за собой входную дверь, Хэппи и Стоди уже бежали в сторону лазарета. Я поспешила следом.

— О ком вообще речь? — спросила я и затаила дыхание, когда их настигла.

— Рейдж, — сказал Стоди, и я почувствовала, что моё сердце остановилось.

— Что? — в ужасе закричала я — Что произошло?

— Он охотился и долго не возвращался, поэтому Стоди и я отправились его искать, — сообщил Хэппи на ходу. — Мы нашли его примерно в двух милях отсюда. Должно быть, он подвергся нападению хищника, а затем серьёзно травмированный потащился к дому. Выглядит плохо.

Я почувствовала облегчение, когда в поле зрения появилось здание, в котором находился приёмный пункт. Я торопилась к Рейджу. Я молилась оставаться спокойной, чтобы иметь возможность его спасти. Я не могла опоздать. Я не хотела думать об этом. Было бы слишком ужасно представить себе, что он не был в сознании.

Стоди придержал дверь для меня, и я бросилась в отделение неотложной помощи, где доктор Форстер и две сестры склонились над окровавленной фигурой, лежащей на операционном столе. Доктор Форстер повернулся ко мне, когда я пришла, и на его лице появилось облегчение.

— Хорошо, что ты здесь, Джесси. Мне нужна твоя помощь. Я уже ввёл его в наркоз. Готовься, чтобы пойти со мной вместе в операционную.

Я торопливо надела свой операционный халат, перчатки и маску и бросилась в сторону Андреаса. Мне пришлось взять себя в руки, когда я увидела лежащего перед собой Рейджа — я профессионал. Он действительно был изувечен и уже лежал на животе. Его спина, руки и плечи были похожи на лохмотья. Андреас уже был готов позаботиться о ранах и соединять снова лоскуты кожи.

— Иди на другую сторону и бери рваную рану на его руке. У меня уже готово плечо.

Я делала то, что мне говорил Андреас, и взяла у Лилли, одной из сестёр, необходимый мне инструмент. Сначала я очистила кровоточащую рану, прежде чем взялась за трудоёмкую работу зашивания.

— Он был в сознании, когда здесь появился? — спросила я.

— Нет! — ответил Андреас, вздыхая. — Он был полностью без сознания. Его состояние было настолько плохим, что я не осмеливался вводить ему наркоз. К счастью, у нас есть Н73. Новый анестетик — более эффективный, чем все другие, которые я до сих пор применял. Представители Инопланетного Вида очень хорошо его переносят. Как ты знаешь, многие препараты для них неэффективны или имеют нежелательные побочные эффекты. Изготовление Н73 было одной из немногих хороших вещей, созданных «ДМИ».

Раздался писк, и Андреас бросил озабоченный взгляд на машину в изголовье, которая записывала данные Рейджа.

— Кровообращение нарушено, — угрюмо сказал он. — Мэл, дай ему десять миллилитров «Декстовила». Быстро.

Сестра торопливо принесла небольшой флакон из шкафа и достала шприц. Лилли продезинфицировала место на бедре Рейджа, и Мэл воткнула шприц в плоть, медленно вливая жидкость внутрь. Сердцебиение было низким и нерегулярным.

— Давай, парень, — пробормотал Андреас.

Мы оба пристально смотрели на монитор, когда, наконец, прекратилось ужасное пиканье, а показания немного нормализовались. Я с облегчением вздохнула и посвятила себя своей работе. Нам понадобилось два часа, чтобы сшить разорванное тело Рейджа. Когда мы, наконец, закончили, я была так измучена, как будто пробежала марафон. Лишь работа помогала сохранить концентрацию, которую с каждым часом истощала эмоциональная нагрузка.

— Вы дадите ему «Люнол», Андреас? — спросила я.

«Люнол» был еще одним препаратом, который разработал «ДМИ». Оно ускоряло и улучшало заживление ран, но обладало побочными действиями. Пациент страдал от галлюцинаций и для его собственной безопасности и безопасности других должен был быть привязан к кровати. В редких случаях волнение, которое наступало в результате галлюцинаций, могло привести к тому, что состояние пациента резко ухудшалось и даже приводило к тотальному исходу. Но это было редко, и положительные эффекты перевешивали.

— Да, я знаю, что ему вводили «Люнол» после его освобождения и он хорошо его переносил. Мы должны ему дать. Я не знаю, сможет ли он вообще без него обойтись. Антибиотики не действуют на Инопланетный Вид, а риск заражения слишком велик.

Мэл внимательно смотрела на доктора Форстера.

— Дай ему пятнадцать миллилитров, — сказал Андреас, и сестра поспешила к шкафу с медикаментами, чтобы взять одну ампулу и передать ему.

— Будет трудно зафиксировать его со всеми ранами, которые у него есть, — задумчиво сказал Андреас. — Ты думаешь, мы должны попытаться ввести ему «Гексомал» или «Геролит»? Мы никогда не вводили ни одного медикамента вместе с «Люнолом».

— Мы должны попробовать, — сказала я. — Мне тоже кажется слишком рискованным фиксировать его в таком состоянии. Разрешите двум представителям Инопланетного Вида охранять здесь, на случай, если он всё же проснётся и возникнут осложнения.

— Ты права. Сообщи Стоди, что он должен позаботиться о том, чтобы в любое время возле Рейджа находилось двое мужчин. Объясни ему, что нужно делать. — Он обратился к медсёстрам. — Введите ему десять миллилитров «Гексомала».

Я кивнула. Бросив на Рейджа, который лежал на кушетке, неестественно тихий и бледный, последний взгляд, я покинула помещение.

Стоди и Хэппи сразу вскочили со своих мест, когда я покинула операционный блок.

— Как у него дела? — спросили оба одновременно.

— В общем, он стабилен, но нам есть, что обсудить. Садитесь.

Мы сели, и оба представителя Инопланетного Вида смотрели на меня обеспокоенно и нетерпеливо.

— Мы ввели ему «Люнол», потому что опасаемся инфекции. Вы знаете, что при обычных обстоятельствах пациент должен быть зафиксирован из-за галлюцинаций. — Оба молча кивнули. — Из-за тяжёлых повреждений мы не решаемся его пристёгивать. Ремни будут раздирать его раны, когда он будет двигаться. Поэтому доктор Форстер и я решили успокоить его «Гексомалом». Так как мы не знаем, как он будет на него реагировать или как он сочетается с «Люнолом», то возле него в любое время должны присутствовать двое представителей Инопланетного Вида на случай, если он проснётся или будут осложнения.

— Понятно, — сказал Стоди. — Мы будем за ним присматривать.

— Нужно организовать, чтобы каждые шесть часов сменялись команды, — сказала я Стоди. Я хотела, чтобы его охранники всегда были бодрыми и в форме. Не больше шести часов за смену. — Ты можешь это организовать, Стоди?

— Конечно, — ответил исполинский представитель Инопланетного Вида. — Я немедленно позабочусь об этом.

— Хорошо, — облегчённо сказала я.

— Я пока пойду к нему, — сказал Хэппи, и я благодарно ему улыбнулась.

— Примерно через час мы переведём его в реанимацию, когда будем уверены, что больше не возникнет никаких осложнений, — пояснила я. Я повернулась к Стоди: — Если нас здесь больше не будет, то спроси одну из сестёр, куда его перевезли.

— Хорошо. Я скоро вернусь, — сказал богатырь и отвернулся.

— Пойдём, Хэппи, — я обратилась к всегда улыбающемуся представителю Инопланетного Вида. Было странно видеть его сейчас серьёзным. Я старалась не думать о плохом состоянии Рейджа, иначе у меня на глазах выступили бы слёзы. Он пережил операцию. Сейчас это было самое главное. Шаг за шагом.

Мы зашли в операционную палату. Обе сестры были там, чтобы осторожно смыть с тела Рейджа оставшуюся кровь. От этого зрелища я испытала приступ ревности. Я хотела это сделать, но, если бы я забрала у них работу, это выглядело бы непрофессионально. Я была врачом. Мыть пациентов было задачей сестёр. Несмотря на это, моя кровь кипела, а мои руки сжались в кулаки. Хэппи поспешил в сторону своего друга. Сдавленный звук его боли вырвал меня из моих неадекватных чувств, а серьёзность ситуации снова привела меня в сознание.

— Стоди соберёт смены для охраны, — проинформировала я Андреаса.

— Хорошо! — ответил главный врач и кивнул мне. — Ты можешь снова вернуться к своему заслуженному выходному.

Мне совсем не понравилась мысль оставить здесь Рейджа и пойти домой. Я не хотела, чтобы кто-то заметил, как много я чувствовала к пациенту, но я не могла сделать вид, как будто ничего не было.

— Я… я еще останусь, пока он не стабилизируется, — сказала я, довольная, что это прозвучало достаточно правдоподобно. Никто не нашёл бы странным то, что я оставалась здесь до тех пор, пока немного не снизился бы риск осложнений. Всё-таки, я могла бы снова понадобиться Андреасу, если медикаменты не подойдут друг другу или кровообращение Рейджа снова изменится.

Андреас кивнул.

— Да, конечно. Спасибо за твою помощь. Я не позволил бы себе сорвать твой выходной, если бы это не было так важно. — Он горько рассмеялся. — Я чувствую себя с мальчиками немного напряжённо. Уже давно на моём операционном столе не было кого-то в таком плохом состоянии. Было хорошо работать вместе с тобой.

— В любое время, Андреас, — сказала я. — Вы можете всегда позвонить мне, когда я буду нужна. Я всегда свободна. Если я не на дежурстве, мне смертельно скучно.

— Я считаю, что ты действовала очень профессионально, — сказал Андреас, искоса наблюдая за Хэппи, который был полностью сосредоточен на своём друге. — В конце концов, это Рейдж, который до этого схватил тебя за горло.

Я никому не рассказывала, что после того случая, Рейдж ещё и проник в мой дом. Я не хотел делать его положение ещё хуже. Я знала, что Рейдж у многих лишился симпатии из-за своего поведения.

— Всё это в прошлом, — сказала я. — С тех пор Рейдж оставил меня в покое, и я думаю, что нужно оставить это в прошлом.

— Если ты остаёшься, то смогу я быстро пообедать, пока ты не уйдёшь? Чувствую, что ещё немного и мой желудок даст о себе знать.

— Конечно. Идите спокойно. Я останусь на месте.

— Спасибо.

Когда Андреас ушёл, я подошла к Хэппи. Спина Рейджа представляла собой ужасное зрелище. Даже сейчас, обработанная и зашитая, она не выглядела прекрасно. Но сильнее всего пугала болезненная бледность, из-за огромной кровопотери, лица Рейджа, несмотря на то, что он получил дозу расширителя. Однако скоро его состояние стабилизируется, а его тело произведёт достаточно новой крови. Инопланетный Вид не переносил переливание. Это было известно из изъятых документов «ДМИ». Несколько представителей Инопланетного Вида смертельно пострадали после введения крови.

— Он сделает это, док? — тихий голос Хэппи проник в мои мысли.

— Я надеюсь на это, Хэппи. Мы сделали всё, что могли. Его кровообращение нарушилось во время операции, но мы его восстановили. Он перенёс операцию. Это всё, что я могу сказать в данный момент. Если сейчас не появятся какие-либо осложнения, то через неделю он должен быть снова в приемлемой форме, чтобы его смогли выписать. «Люнол» поможет ему быстро вылечиться.

— Я знаю, — горько сказал Хэппи. — Мне достаточно часто вводили его в «ДМИ».

— Мне жаль, — тихо сказала я.

— Почему? Это не твоя вина, док.

— Я работала на «ДМИ».

Хэппи неодобрительно засопел.

— Рейдж был не прав, обвиняя тебя, — со злостью сказал Хэппи. — Ты была той, кто рассказал о нашем положении общественности. Ты многим рисковала. Своей свободой мы обязаны тебе. Послушай, ты чувствуешь себя ответственной за то, что сделал «ДМИ». Но. Это. Была. Не. Твоя. Вина!

Я удивлённо рассматривала Хэппи. Я не ожидала в нём так много гнева. Я знала его, как жизнерадостного симпатичного парня, который находился всегда в хорошем настроении.

— Рейдж — мой друг, — объяснил он. — Он всегда останется моим другом. Но это не значит, что я стану оправдывать его поступок. Ты мне нравишься, док.

Он пристально посмотрел на меня, и нежность в его взгляде была мне неприятна. Я надеялась, что обманулась, что Хэппи не был в меня влюблен. Потому что я никогда не смогла бы ответить на его чувства. Моё сердце принадлежало Рейджу. Даже если это было полное безумие.


Глава 3

Блок С, Западная Колония, Эдем, 31 декабря 2032 года, 18:23 по местному времени.

ДЖЕССИ

Подготовка к вечеринке в честь Святого Сильвестра шла полным ходом, но я была не в настроении праздновать. Состояние Рейджа по-прежнему было критическое. Два раза в течение последних трёх дней его кровообращение нарушалось, и, несмотря на лекарства, у него началась лихорадка. К счастью, «Гексомал» действовал, хотя Рейдж всё ещё был без сознания. Меня немного успокаивало то, что он не испытывал никакой боли. Я сидела возле него так часто, как могла, чтобы не привлекать внимание. Хорошо, что сегодня я дежурила и могла провести с ним много времени, потому что все остальные были на празднике. Только Спиид и Трабл наблюдали за Рейджем.

Я радовалась, что были эти двое, а не Хэппи. В последние дни он довольно ясно дал понять, что заинтересован во мне, а я не знала, как должна была на это реагировать. Он мне нравился и был симпатичным парнем. Всё же был Рейдж, который посещал меня в моих снах, и близости с которым я жаждала с нетерпением. Я хотела, чтобы он, наконец, понял, что я не виновата в том, что с ним случилось. Я планировала попросить его поговорить со мной, как только он выздоровеет. Я знала, что он меня избегает с того момента, как вторгся в мой дом, а Даймонд говорила мне, что все женщины были на моей стороне. Конечно, я эгоистично радовалась тому, что ни одна из них не хотела с ним спать, но я также не хотела, чтобы он чувствовал себя изолированным.

— Ты выглядишь усталой, док, — сказал Трабл. — Не хочешь ненадолго прилечь? Мы разбудим тебя, если