Андрей Владимирович Архипов - Второй Хранитель. Антагонист [СИ]

Второй Хранитель. Антагонист [СИ] 1316K, 236 с. (S-T-I-K-S [Межавторский цикл]: Второй хранитель-2)   (скачать) - Андрей Владимирович Архипов

Андрей Архипов
Второй Хранитель. Антагонист


Глава 1. Пупс

Сеанс радиосвязи.

– Крепость вызывает караван Якудзы…. Крепость вызывает караван Якудзы…. Питерский кластер, отзовитесь…..

– Якудза на связи. Какого черта, Крепость, где обещанные катера с баржой? У меня мороженной свинины сорок тонн и все машинами не вывезти. А еще рыба – треска и палтус…

– Остынь Якудза – катеров не будет. В Неве замечена элита водоплавающая – сожрет вас вместе со свининой. Не меньше четырех особей и ходят стаей.

– Что за…. Крепость, вы ничего не путаете? Зараженные не лезут в воду и водоемов избегают.

– Элита – крокодилы с зоопарка, он там от реки недалеко располагается. Сначала порвали двух смотрителей, потом отожрались на слоне и ушли в Неву. Полгода себя никак не проявляли, а сейчас выскочили. Наверно снова в зоопарк полезут.

– Ох, ничего себе! А у меня, как назло – одни пулеметы на машинах. Крепость, я загружен и выезжаю. Можете на встречу парочку тачанок выслать.

– Давай, Якудза, не задерживайся. А тачанки будут, не сомневайся…..


Забитая болельщиками чаша «Петровского» ревела, скандировала нецензурные кричалки и даже прыгала, разогреваясь перед предстоящим матчем. Ажиотаж болельщиков неудивителен, сегодня праздник. Питерский Зенит играет с московским Спартаком, но судья нервно теребит свисток и не решается дать старт футбольному противостоянию синего и красного. Начать матч не позволял туман, клочья которого закрывали поле и запах гари, нервировавший бригаду судей со службой безопасности. Трибуны ждать не хотели и бесились, в различных местах вспыхивали драки и на помощь стюартам подошел ОМОН…..

Страсти бушевали не только на «Петровиче», но и совсем рядом – на проспекте Добролюбова, который перегородила пробка. Посреди проспекта столкнулись несколько машин, и водители выясняли отношения прямо на проезжей части. Они не спорили, ничего не пытались доказать друг другу, а молча дрались, используя как кулаки, так и подручные предметы. Прибыла полиция, старший наряда вылез из машины и попытался разнимать, но сопровождающий его сержант думал по-другому. Точнее, он ничего вообще не думал. Страж порядка поднял автомат, дал по толпе длинную, во весь магазин очередь и одна из пуль убила его командира, попав тому в затылок. Сержант так и застыл с полуоткрытым, по-идиотски ртом, а дерущиеся не обратили внимания на такую мелочь, как стрельба из автомата.

Совсем недалеко от драки, в начале проспекта Добролюбова располагался зоопарк и в нем, сейчас кричали обитатели. Кричали страшно, надрываясь и словно умоляя открыть клетки. Персонал и посетители зверей пытались выпустить, но у них ничего не получалось. Люди словно позабыли что любой вольер имеет двери и стояли, тупо дергая за прутья. Кричали, впрочем – далеко не все животные. В зверином многоголосии не хватало рева тигров и рычания пантер. Широко распахнутые двери в их вольеры красноречиво пестрели кровавыми обрывками униформы персонала зоопарка.

По рекам Нева и Ждановка, по проспектам Добролюбова и Стачек тянулся противно воняющий туман, и изрядный кусок Питера стремительно сходил с ума. Бились в авариях машины, вспыхивали драки и перестрелки, а в заполненном под завязку двадцатитысячном Петровском начинался настоящий ад…..

*****

– Пошли, Батон отсюда – нет там никого. Когда живое мясо рядом мертвяки себя так не ведут.

– А как они должны себя вести? Свежак забаррикадировался – точно говорю. Забился в угол и дышать боится. Зверье слабый запах чувствует, а определить источник никак не получается. Если не поможем – он в той аптеке сдохнет. Или сожрут или тихо без живца загнется.

– Давай хоть Боба с Маугли на помощь позовем. А впрочем…. Поступай, как знаешь – ты тут старший.

– Да, знаю. Знаю, что бросать на съедение свежака не правильно и не по понятиям. Или забыл, как год назад тебя самого с восьмого этажа по простыням спускали? А ведь могли тогда ребята проехать мимо и твое вывешенное полотенце не заметить. Скажи, Кузя? Ты в том рейде сидел за пулеметом, и должен помнить.

Они любили навещать эту квартиру на третьем этаже питерской многоэтажки. Хозяин из крутых, охотник и после каждой перезагрузки кластера им доставался полный сейф патронов и заполненный дорогими коньяками бар. Еще ножи там всякие, кинжалы, снаряжение…. Код от замка сейфа записан на обоях под портретом бородатого Хемингуэя, а сам хозяин лежит возле подъезда, на газоне, упокоенный аккуратно клювом.

Мародеры всегда работали втроем. Уважаемый братвой Батон, дерганый, склонный к панике Епископ и молчаливый Кузя, предпочитающий никогда ни с кем не спорить. Одна из боевых троек рейдеров со стаба Крепость. Тяжело груженый караван отправился обратно, но часть сталкеров отпросилась у главного по прозвищу Якудза остаться и помарадерить в свежем кластере на свой карман.

– Епископ! Бегуна в футболке и без штанов видишь? А ну прострели ему грудак из арбалета. Пусть покрутиться на месте, суету создаст. А мы посмотрим, кто на шум подтянется….

Мощный, с фигурой тяжелоатлета Батон пропустил к окну щуплого Епископа, уже закладывающего во взведенный арбалет тяжелый болт – стрелу. Кузя поднимал АКМ с глушителем, одновременно отходя в глубину комнаты. Помещение погасит остатки звука и оставит слуху зараженных слабый хлопок с глухим лязганьем затвора. Сам Батон прошел на кухню и занял место у окна, встав на табуретку и просунув в форточку дуло Винтореза.

Окна их квартиры от аптеки отделял проулок, шириной не более сорока метров. Сейчас там перетаптывался десяток зомби, где выделялся полуголый бегун с перепачканной свежим дерьмом задницей. Епископ тщательно прицелился в надпись «Зенит» на порванной футболке, но попал в голову, и стрела глубоко вошла в раззявленный слюнявый рот. Батон тихо выругался и Винторез в его руках мелко задергался, посылая девятимиллиметровые пули в бошки зараженных. С соседней комнаты его поддержал из Калаша Кузя, и через несколько секунд перед аптекой всё закончилось.

– Слышь, Епископ? Узкое окно рядом с дверью видишь?

– Ну да вижу, их там два и чё?

– Да ничё, разбей их оба стрелами. Двери нам не выломать, а ты в разбитое окно просунешь руку, откроешь шпингалет и внутрь залезешь. Они, скорей всего закрыты на простой засов, открой их и бегом назад, на улицу. А мы тебя, не ссы – прикроем.

– А чё я опять, Батон? Пусть Кузя лезет.

Идея командира Епископу резко не понравилась, но Батон был неумолим:

– Полезешь ты! Потому как самый дохлый. Телосложение у тебя глистообразное, и в окно ввернешся не задевая стенок. Возьми мой Стечкин для самообороны и гранату. Хотя нет – гранату я тебе не дам. Ты психованный, метнешь ее на любой шорох. Себя и свежака угробишь.

Разбитые рядом с дверью окна оказались, как назло без всяких шпингалетов и размахивающий Стечкиным Епископ картинно ощупывал торчащие куски стекла. Батон от души выругался и выкинул ему топор для рубки мяса, который снял на кухне, со стены. Епископ обколотил осколки и протиснулся, развернувшись боком и через мгновение входная дверь в аптеку распахнулась. Сначала забежал Батон и Кузя его прикрывал, потом перебежал Кузя, под прикрытием Батона. Дверь захлопнули и Епископ вогнал засов на место.

В аптеке засады из озверевших сотрудников не оказалось, а вот свежак нашелся. Он прятался в комнате заведующей за дверями, которые Батон высадил ударом огромного ботинка. Картина открылась некрасивая и непонятно, они успели или гуманнее добить несчастного.

На полу корчился в судорогах пухлый и изнеженный работой в офисах парниша, чьи тугие щечки еще совсем недавно были нежно – розового цвета. Сейчас парниша умирал. И на взгляд Батона жить свежаку осталось не больше двух часов. Лицо зеленоватого оттенка, на губах пена, тело крутят короткие конвульсии. Но ничего, сейчас мы тебя подлечим. Молчаливый Кузя уже пихает парню в зубы фляжку с живчиком.

Диагноз «споровое голодание» легко поставит каждый обитатель улья и обязательно добавит, что если вовремя не принять целительный «живец», то неминуема мучительная смерть в страданиях и жутких корчах. Фляжка с живчиком для имунного ни менее важна, чем инсулин для диабетика. Гораздо тяжелее с новичками. Попав в улей неожиданно, они про споровое голодание не знают и в результате гибнут пачками, спрятавшись от навалившегося ужаса за крепкими дверями и запорами. Выжить свежаку не просто. Сила, ловкость, боевые навыки важны, но в начале большой роли не играют. Первые сутки после попадания все решает его величество везение и если найдется тот, кто сунет в зубы фляжку с живчиком, то новичок смело может праздновать новое рождение. Он свой счастливый билет вытащил.

*****

Откачивали свежака долго, и прошло несколько часов, прежде чем спасенный смог сесть на задницу и нацепить на нос очки с толстыми стеклами. Он осмотрел людей с оружием, поднялся и клятвенно заверил, что в аптеку заскочил случайно, ничего не трогал и грабить ее не собирался. Ему ответил дружный взрыв хохота из трех луженых глоток, и толстяк смущенно замолчал, снимая свои очки и снова одевая их на нос.

– Да выкинь ты их нафиг, очки тебе больше не понадобятся. Ты в улье, парень, а это значит – никаких болезней и зрение снова сто процентов. Вон – Епископ тоже был очкариком. Здесь или сразу труп, или абсолютное здоровье. Даже парализованные поднимаются. Ты сам кто, вообще по жизни?

Вопрос Батона застал врасплох очкарика:

– Я Дима. Работал по рекламе…

– Какой ты Дима? Тебе теперь положено другое имя. Епископ, есть идеи?

Епископ встал, осмотрел растерянного Диму и плотоядно улыбнувшись объявил:

– Смотрите, какой пухлый! Пусть Пупсом будет….

Пупсу за последние сутки крупно повезло еще раз. С его исцелением так долго провозились, что наступил вечер и отходить назад, в родную Крепость было поздно и рискованно. Кроме того, в шаговой доступности имелся бар охотника, который сталкеры выгребли не полностью. Посовещавшись, решили заночевать в пустой квартирке и, заодно как следует отметить новый день рожденья Пупса.

Весь вечер и изрядный кусок ночи Батон с Епископом «вводили свежака в курс» и рассказывали про Улей, а молчаливый Кузя поддакивал и вставлял редкие, но точные и к месту замечания. Пупс оказался благодарным слушателем. Он не перебивал, задавал толковые вопросы и обращался, ко всем троим на «вы», чем развлекал поддатых и веселых мужиков. Бывший Дима не поленился взять бумагу и составить схему кластеров, как стабильных так и быстрых, тщательно помечая наиболее опасные и спокойные места. Застолье получилось познавательными и затянулось за полночь, пока народ по очереди не начал отрубаться. Сначала захрапел Батон, потом свалился Кузя и лишь Епископ продолжал бессвязно бормотать, но в конце концов не выдержал и он.

Пупс встал, убедился, что все трое спят и деловито взял в руки кирку Кузи. Взвесил на руках изделие, потрогал острие и одобрительно поцокав языком, быстрым ударом пробил голову спящему Батону. Батон тихо хрюкнул и конвульсивно дернулся, Пупс, не отвлекаясь – дважды погрузил клюв в темя Кузи и переключился на Епископа, который не успел как следует заснуть и начал просыпаться. Через несколько секунд все окончательно закончилось.

*****

Пупс, разумеется – никаким пупсом не был и зрение себе испортил не мониторами компьютеров, а боксом, где в свое время достиг определенных результатов. Бокс сменился профессиональным «вымогаловом», но «решать вопросы» Диме быстро надоело. Он предпочел «работать на доверии» к чему располагала внешность безобидного плюшевого пупса с растерянной улыбкой и подслеповатыми глазками за толстыми стеклами очков. Наблюдая перед собой подобное недоразумение, будущие жертвы не воспринимали его в качестве угрозы и напрасно.

Работал Пупс цинично, жестко, не останавливался перед пытками. К моменту встречи с тройкой сталкеров, за ним уже тянулся шлейф из трупов и когда Батон красочно расписывал сталкерское братство, то сам того не ведая, подписал всей троице смертный приговор. Пупс не желал служить послушным винтиком в чужой организации и что мешает сколотить свою команду? Ему нужно не братство сталкеров, а старт, толчок в виде оружия и материальных ценностей и кто просил пьяного Батона хвастаться двумя черными жемчужинами? Молчаливый Кузя тоже выпил, вовремя включился в разговор и просветил, что на две жемчужины можно пару лет прожить особо не шикуя, но и не нанимаясь в охрану караванов.

Так или иначе – дело сделано и если верить словам покойного Епископа, то кластер через пару дней перезагрузится и насчет трупов можно вообще не напрягаться. А в квартирку стоит иногда заглядывать, хорошая квартирка. Что там ребята насчет кода к сейфу говорили? Записан на обоях под портретом? Пупс тщательно ошмонал трупы и посчитал добычу. Две черные жемчужины, несколько горошин, спораны и спутанные нити, которые Батон назвал «янтарь», хотя ни капли не похожи. Патронов много, одному сложно будет упереть и придется расставаться с чем-то из оружия. Он подумал и оставил Винторез. Забрал АКМ Кузи, Стечкин, гранаты, три фляжки живчика и …. Еле распрямился с тяжелым рюкзаком. Рюкзак, кстати – подобрал в квартире у охотника. Брать сталкерский не стал из страха, что увидят, опознают и пойдут ненужные вопросы.

Пока все складывается, так как надо и можно потихоньку двигаться в стабильный кластер. Он живо представил, как чудно обустроит тайный схрон, настроение резко поднялось и Пупс, насвистывая беззаботно мелодию из «Крестного отца» – толкнул ботинком двери из квартиры.

*****

Внизу его приняли ласково, но без вариантов и оказывать сопротивление в подобной ситуации мог разве что самоубийца. Тяжело груженый Пупс вальяжно вывалился из подъезда и уперся в пять направленных стволов. Суровые, вооруженные до зубов люди попросили не дергаться, а то прострелят ноги и заверили, что их устроит и обезноженный. И как они похожи на ментов! Пупс не сомневался, что узнает силовика в любом обличье и перед ним сейчас стояло пять наглых особей в бронежилетах, и за их спинами – выглядывал шестой. Вот тот загадочная личность. В плотном, прилегающем комбинезоне, а голова скрыта изолирующим противогазом. Незнакомец бойко размахивал руками и пятерка его жесты неплохо понимала.

Пупс, по привычке – включил «постороннего», но не прокатило. Его «угнали на пинках» в квартиру, осмотрели внимательно убитых, и после небольшого совещания сверкнула вспышка фотоаппарата. Снимали Пупса, мертвых рейдеров, крупным планом проломленные головы, а после фото сессии начался допрос…

– Кто такой? Зачем покрошил сталков? Что намерен дальше делать? Смотри в глаза, падла, щас тут рядом ляжешь!

Он не стал врать, утаивать, рассказал все честно и с самого начала. А смысл темнить? Что произошло понятно без его признаний и Пупсу показалось, что убивать его не собираются. Еще допрос шел как-то необычно. Один из мордастых все время заглядывал в лицо, а закрывать глаза и отворачиваться не давали два других бойца, красноречиво потрескивая под самым носом шокером.

– Значит так, Пупс! – сказал мужик с аккуратными усами, которые Дима про себя определил как, разумеется – «ментовские» – Кто мы такие тебе пока знать не обязательно, но думаю – сам скоро догадаешься. Я вот чего хочу сказать…. Ты знаешь, что сталки сделают, если увидят фотки с этой комнаты? Они тебя, родной скормят зараженным. Но не развитым, что убивают быстро, а самым тупым – медленным. Настолько медленным, что жрать тебя будут долго, возможно несколько часов.

– Текста много! – Перебил Пупс. Что его вербуют, он сразу догадался. – Давайте ближе к делу, что хотите?

– А ничего пока мы не хотим. Ты обживайся, а кого встретишь, говори, что свежак с Питерского кластера. Крестил Батон с ребятами, но разговаривали мало – те торопились. Дали фляжку живчика, ружье охотничье, десять патронов и объяснили в какую сторону идти. Все. Больше ничего не знаешь. А если попытаются в глаза заглядывать и вопросы задавать, то морду в сторону и возмущайся. Заставлять не станут – не имеют права.

– Понятно. Сделаем. Что дальше?

– А дальше живи себе спокойно. Но когда подойдет человек и передаст привет, ну скажем…. От Барометра – прислушайся. И знай, что скрыться невозможно. Передадим фотки кому надо – и на тебя откроется сезон охоты на всех стабах. Мы, кстати сталков взять живьем хотели и ты нам операцию сорвал. Имелась инфа, что они заходят в этот квартал, но не понятно в какой дом и в какой подъезд. Мертвые тоже хорошо, но за живых, парень – платят больше. Тем более, если человек давно в улье и успел как надо измениться. Самые дорогие старожилы, а вот, например, ты сейчас вообще не стоишь ничего.

Знать, что именно его попросит сделать человек с приветом от Барометра Пупс не пожелал. Его мутило. На его глазах двое мордатых содрали одежду с убитого Батона, развалили ему топориком грудину и доставали органы, которые сразу убирали в раскрытую сумку – холодильник.

*****

У него забрали все. Оружие, боеприпасы, жемчуг, снаряжение. Забрали даже клюв, которым он убивал сталкеров. Оставили бутылку живчика, охотничью вертикалку и десять патронов с крупной дробью. Все. Большего иметь новичку не полагалось, иначе неизбежны подозрения. Но зато Пупса научили добывать хабар из тварей. Пока они мило беседовали над трупами, оставшиеся внизу двое бойцов изрядно настреляли зомбарей и для урока выбрали самого гнусного и отвратительного. Один из усачей, по хозяйски засучив рукава подошел к почти голому и уляпанному дерьмом телу, ухватил его за шишковатую башку и развалил затылок острым охотничьим ножом.

– А ну не воротить рожу! Твой живчик рано или поздно кончиться и если не сумеешь приготовить новый, то сдохнешь от спорового голодания!

– Да что ты ему доказываешь, Лобан! Про споровый голод он лучше тебя знает. Пока ты тут стрелял по зараженным – мы с ним наверху успели побеседовать. Так вот – этот свежак при перезагрузке чуть не сдох. Его откачали рейдеры, за которыми мы сюда приехали. Он работу за нас немножко сделал. И все задокументированно…… – Боец, которого Пупс мысленно окрестил «Фотографом» выразительно потряс фотоаппаратом. Лобан тряхнул согласно головой и сунул под нос Пупса перепачканную слизью руку:

– Вот, смотри! Видишь две виноградины? Одну разводишь на слабое спиртное и получаешь живчик. Ясно? Только раствор обязательно через вату пропусти – там осадок ядовитый образуется. И не злоупотребляй – пей по глоточку, когда ломать начнет, а то «передоз» поймаешь. На, держи – дарю. Тебе все понятно?

В ладони шмякнулся пучок похожей на паутину гадости, в которой, по словам Лобана – имелись две нужные ему горошины.

– Нет, не все. – Мрачно возразил Пупс. Криминальное прошлое помогло быстро адаптироваться к обстановке и он чувствовал себя все более уверенно. – Вы у меня стволы с патронами забрали, но тут согласен – сталки спалят. А жемчуг нафига отняли? Он дорогой, маленький и я его хорошо спрячу.

– Жееемчуг? – Искренно удивился Лобан. – Вот скажи, зачем, тебе, морде беспредельной жемчуг? Да тебя, с такими закидонами – тут через пару дней пристрелят. Или схарчат твари, и жемчуг пропадет. Нее, парень – считай, что жемчугом ты с нами за науку расплатился.

Похожие на ментов люди загрузились в свой ментовский «Тигр» и Пупс остался у подъезда, брезгливо рассматривая только что подаренный комок грязной паутины. Следовать ничьим советам он не собирался и покидать опасный, но изобилующий полезными вещами кластер не хотелось. С чем его оставили? Жалкая двустволка и к ней несколько патронов? Нет, он еще помародерит, вот только долбаная перезагрузка….Пупс так и не понял, что это за явление, но уяснил, что спастись там вообще без вариантов и до него осталось не более двух дней. Целых двое суток открытых магазинов, складов и квартир. Да много чего хорошего имеет город, в котором теперь можно все. У Пупса захватило дух от перспектив, и он пошел назад, в подъезд откуда его вывели.

В квартире, где лежали трупы сталков, он нашел бинокль, рюкзак и снял со стенки морской кортик, который прикрутил скотчем к ножке стула и получился клюв. Бесшумное, позволяющее экономить боезапас оружие, без которого в новом мире никуда, вообще ни шагу. Беззаботно перекидывая из одной руки в другую палку, с примотанным к ней кортиком, Пупс зашел в квартиру выше этажом, закрыл за собой двери и, не раздумывая – проследовал на кухню. После пережитого стресса начинал донимать голод и возле окна он устраивался с палкой копченой колбасы и пакетом яблочного сока.

Блин, ну почему так упорно не везет? По другой стороне улицы ползет полуживой зомби полицейский с размочаленными автомобильными колесами ногами, за спиной которого болтается укороченный «Калашников». Прибрать вкусный автоматик хочется, но вокруг прыгают такие монстры, что прорваться нечего и думать. По крайней мере не с его экипировкой и не с его оружием.

С виду, в зомби ничего особенного, но некотрые совершают резкие броски, а один вообще запрыгнул с места на крышу цветочного ларька. И сколько же их там….. Быстрые, медленные, ползающие по земле и скачущие подобно обезьянам. Ну, никаких шансов и может стоит бежать из этого зверинца сломя голову? Здравый смысл подсказывал, что твари будут только прибывать и пересидеть их не получиться.

Уйти Пупс не успел. Помощь пришла с неба, причем в самом прямом смысле слова. Поднимая винтами тучи мусора, над домами низко пролетели вертолеты, расстреливая улицу огнем из пулеметов. Один заход, второй – и на асфальте остались только раненые, причем у некотрых не хватало половины тела. Ну, у тварей – и живучесть…. Пупса чуть не вывернуло. Вертолеты ушли в сторону «Петровского», загрохотали взрывами ракет и он, с самодельным клювом наперевес рванул за вожделенным автоматом.

АК– 74у – он же «окурок» или «ксюха». Далеко не лучшее изделие концерна имени Калашникова, но Пупс ласково поглаживал по затертому деревянному цевью с риском добытый трофей. Поглаживал нервно похихикивая. Забег прошел не совсем гладко, и его за щиколодку схватила не вовремя ожившая старуха. Пришлось в ее седой башке оставить клюв, который он всадил, со страху – по рукоять привязанного скотчем кортика. Сейчас все позади, дверь накрепко закрыта, а с нервным смехом справятся коньяк и сигареты.

Несмотря на попытки успокоиться, руки от волнения дрожали. Пупс разобрал и тщательно почистил автомат, разыскав в квартире у охотника бутылку с оружейным маслом и подходящий шомпол. С патронами, можно считать, что повезло. На одичавшем полицейском нашлось два запасных рожка и получился перевязанный синей изолентой дубль. Третий магазин Пупс прибрал в карман и начал размышлять – куда отправиться на промысел. Хлестать коньяк, который в новом мире имелся в изобилии желательно в более спокойном месте. Например – в стабе «Крепость», куда его настойчиво пытались сплавить все, кого он успел встретить.


Глава 2. Охота и охотники

Если запастись терпением, если умеешь ждать, рано или поздно повезет и тебе. Лучшие хищники – самые терпеливые.


Атака вертолетов наводила на размышления и ставила вопросы. Что это вообще было такое? Стреляли, абсолютно точно – не армейцы и не МЧС, те не ведут себя подобным образом. Вертолетчики не орали в громкоговорители угрозы и предупреждения, не предлагали сдаться и не пытались никого спасать. Их даже не интересовали результаты проделанной работы. Вертолеты тупо выкосили все живое и улетели дальше. Да и не могут на вооружении российских служб стоять старенькие «Ирокезы» с широкими проемами, в которых гроздьями висели не совсем трезвые бойцы. После непродолжительных раздумий, Пупс решил, что по тварям отработала, всего скорее Частная Военная Компания набранная из желающих срубить денег ветеранов.

Торчать в квартире больше не имело смысла, но внимание Пупса привлекла мелко вздрагивающая туша подстреленного с вертолета монстра. Крупнокалиберные пули разворотили грудь, живот, одна попала в голову и, не смотря на тяжесть полученных ранений – гигант еще ворочался. Огромный, с тыквообразной головой, непропорционально длинными руками и короткими нижними конечностями. Пупс посмотрел в бинокль и понял, что урод совсем беспомощный. Вскрыть башку такому заманчиво и одновременно страшно, но бежать «очертя голову» за халявным хабаром не стоило. Надо изготовить новое холодное оружие на замену клюву, что остался в голове старухи, вокруг которой уже шныряли твари разной степени опасности…..

Подходящий нож нашелся в квартире у соседей. Большой и острый как бритва хлеборез он примотал к крепкой дюралевой трубе, выдернутой из тяжелой плюшевой гардины. Получилось легкое прочное копье с длинным наконечником, которым предполагалось тыкать особо настырных зомбаков прямо в оскаленные морды. Оружие явно одноразовое, но при желании подобных копий можно смастерить сколько угодно. Ножей хватало на любой вкус, палок от штор – тоже. Пупс закончил приготовления, забросил за спину ружье, на плечо повесил автомат и с копьем наперевес двинулся на улицу.

Двор перебегал по диагонали, отметив боковым зрением нездоровую движуху в углу детской площадки. Перед тем как выйти на проезжую часть улицы остановился, пригляделся и обнаружил с удивлением, что внимание целой толпы психов привлек совсем маленький котенок. Обезумевшее от ужаса животное сидело на верхней перекладине качели и орало дурным голосом, не понимая, что произошло с ласковыми и добрыми людьми. От них плохо пахло, они страшно рычали и тянули к нему скрюченные пальцы. На пробежавшего в тридцати метрах упитанного Пупса психи не обратили ни малейшего внимания, и на памяти появилась очередная полезная зарубочка. Маленький блохастый кот вкуснее, чем лоснящийся от жира человек. Примерно как шоколадка для ребенка привлекательней тарелки с дымящийся горячей кашей. Инфа неожиданная, ее следовало хорошо обдумать и переварить, но не сейчас. Пупс осторожно выглянул из-за угла здания на улицу, и с языка сорвалось длинное замысловатое ругательство.

*****

Вот откуда? Откуда, спрашивается – взялись эти трое? Коренастый, крепко сбитый дядька потрошит ножом затылок монстра, которого Пупс уже считал своим, а два, вооруженные ручными пулеметами соратника, грамотно прикрывают его по сторонам. И уложить всю троицу одной длинной очередью не получиться. Ребята хваткие, хорошо вооруженные и в бою «укорот» Пупса против их пулеметов не играет совершенно. Ладно, попробуем проехать, как обычно – на доверии…..

– Здорово, парни! Помощь не нужна? Я тоже умею зверям бошки резать….

Прозвучало так, как он планировал. Весело и слегка наивно. По расчетам Пупса, появление среди трупов толстяка, с киношным копьем наперевес должно вызвать улыбку на мрачных лицах сталкеров и поднять им настроение. Смешного чудика сразу не пошлют, не выяснив кто он такой и почему тут так смело шастает. Психология мужиков с ручными пулеметами штука очень тонкая, ранимая и главное, чтоб сразу во враги не записали…..

– Стой, где стоишь! – Рявкнул первый пулеметчик и развернулся в сторону непрошенного гостя. Ствол его РПК-74 тактично смотрел не Пупсу в грудь, а в серое питерское небо, но указательный палец красноречиво вытянулся параллельно спусковой скобе. Да, воин с пулеметом старался грозно выглядеть, но в глазах русоволосого бородача, одетого в защитные брюки и свитер грубой вязки уже заводили свою пляску шальные черти смеха.

– Да стою, стою…. Мужики, вы меня с собой возьмете? – Пупс изобразил на грязной толстой морде испуг и нерешительность, и кажется – вполне так получилось. Второй из пулеметчиков, чернявый горбоносый парень – судорожно отворачивался и его худые плечи ходили ходуном от смеха. Хороший признак. Все идет как надо и только мужик с коротким ежиком волос выглядел серьезно. Трофеи уложил в коробочку, протер салфеткой нож, спрятал его в ножны и только потом поинтересовался:

– Ты кто, представься.

– Я – Пупс!

– Пупс, скажи пожалуйста, а зачем тебе копье? Ловить элитников большим сачком удобней. Тут недалеко магазин есть рыболовный – можно сходить и выбрать подходящий по размеру.

Горбоносый утробно взвизгнул и заржал в голос, деликатно отворачиваясь. Бородатый хохотал открыто, уперев свой пулемет прикладом в землю, а мужик с короткой стрижкой встал с колен и допрос продолжил с самым невозмутимым видом:

– Ты почему до сих пор не сожран зараженными и кто тебя окрестил Пупсом?

– Крестил Батон и с ним еще двое. Кузя и Епископ. Дали ружье с патронами, фляжку живчика и объяснили как и из чего он добывается. Велели выходить в стаб Крепость и указали направление.

– Ну и чего ты сразу не ушел куда сказали? – Стриженый смотрел хитро, с прищуром и Пупс шестым чувством понял, что по его персоне зреет какое-то решение.

– А кому я нужен в Крепости без хабара? Там за каждый чих платить придется… – Пупс картинно развел руки, символически взывая к собеседникам.

– Всегда есть варианты, можно к Якудзе наняться в караванщики. Будет кормежка с живчиком и знахаря, в случае ранения – оплатят. В рейдах левый хабар и на чертей патроны можно списывать. Люди Якудзе всегда требуются, но угадай с первого раза почему стрелков вечно не хватает?

Вопрос был риторическим и Пупс бородатому пулеметчику ответил понимающей улыбкой. Понять, почему у караванщиков всегда дефицит кадров – ума много не надо.

– Можно еще устроиться работать, но это в том случае, если что-то хорошо умеешь делать. Безопасно, но пахать надо и все равно концы с концами еле-еле….

– Да ерунда все, парни. Не пойдет он в караванщики и на работу не устроится. – Перебил горбоносого стриженный, которой выглядел в троице самым опытным и авторитетным. – Если сразу не убежал в стабильный кластер, а остался тут за хабаром, то это наш человек – сталкер. И нам решать – с нами он пойдет или дороги наши разойдутся прямо здесь.

– Я «за!» – он толстый и прикольный. Да и поднадоели мы уже друг другу, коллектив разбавить не мешает. – Горбоносый выразительно обернулся к бородатому товарищу, требуя поддержку – и тот не подвел собрата – пулеметчика:

– Да, Аякс, согласен – я тоже против его компании не возражаю. Слышь, толстый, а ты чего полезного умеешь?

– Рюкзак тащить умею. Могу жрать готовить и согласен выполнять любую черную работу.

Пупс не скупился на обещания – жить встреченной им команде пулеметчиков оставалось, по его планам – никак не дольше вечера. Пусть только выведут в место безопасное, и выложат побольше ценной информации. А там он с ними быстро разберется….

– Хорош болтать, выходим. – Аякс красноречиво поднял руку, ставя точку в обсуждении – Формат ты первый, я за тобой. Пупс идешь предпоследним, и замыкает строй Мажор. Скиньте свежаку снарягу лишнюю, а ты Пупс – выбрось свое дурацкое копье. Если ума хватило разжиться автоматом – так его и пользуй, а занимать руки лишней дрянью нечего. Вперед ребятки – охота только начинается…..

Небо хмурилось с самого утра, но тучи разродились фирменным «питерским» дождем ближе к середине дня. Стена серой воды накрыла обезумевший от страха город ласково и тихо, без блеска молний и громовых раскатов. Типично балтийская погода и летний дождь от зимнего или осеннего отличается разве что температурой воздуха и силой ветра. А еще цвет. Ливень сегодняшний запомнился необычным цветом. Канализация справлялась не везде и по серому асфальту улиц бежали кроваво – красные потоки.

*****

Шедший впереди русоволосый бородач представился Форматом. Он выдернул из рюкзака полиэтиленовую плащ – накидку, напялил на ствол пулемета презерватив и осторожно, вдоль стенки дома двинулся вперед. Плащи надела вся троица, но Пупс отметил, что капюшоном не воспользовался ни один, что объяснимо. Нормальный круговой обзор и возможность хорошо слышать важнее мелкого комфорта.

Сам Пупс плащом обзавестись не догадался, но беспокоил его сейчас совсем не дождь. Он шел на полусогнутых, сгибаясь под грузом рюкзака и стараясь не слишком отставать от впереди идущего Аякса. Вот интересно, кем раньше служил или работал их командир? Кто он «по жизни»? Пупс любил решать подобные загадки, ошибался редко и командира сталкеров без колебаний записал в бывалые вояки. Аякс точно не бандит, не мент и не спортсмен, а вот «сапогами» и ружейной смазкой от невысокой собранной фигуры разило за версту.

Что можно сказать про остальных двоих? Формата он определил как простого работягу, но с охотничьими навыками. В конце строя шел Мажор, всего скорее насмотревшийся боевиков офисный труженик и возможно бывший страйкболист. Ребята предсказуемые, мечта любого командира, а недостаток боевого опыта вполне компенсирует Аякс. Уж очень он похож на офицера с багажом командировок по горячим точкам. Своих бойцов вооружил ручными пулеметами, сам шел с гладкоствольной Сайгой и еще у них имелась крупнокалиберная снайперка. Ружье выглядело грозно и солидно, весило килограмм пятнадцать и его, помимо другого снаряжения, навесили на Пупса.

Тащить рюкзак за всю ораву оказалось тяжело. Глаза заливал пот, щедро разбавленный дождевой влагой и он горько пожалел, что подписался на роль грузового ишака при трёх здоровых мужиках. Мажор ему сочувствовал и старался подбодрить веселыми историями, потом увлекся рассказами про мир, в который все они попали. Сразу стало так интересно, что Пупс забыл о грузе за спиной и о воде льющейся за воротник…..

Сталкеры, оказывается делятся на два больших подкласса. Охотники и мародеры. С мародерами все просто. Они собирают информацию о хлебных точках, которые старательно обходят при очередных перезагрузках кластеров. Охотники их пренебрежительно дразнили «хомяками» и мародеры, в своем стремлении прихватить побольше хабара действительно напоминали хомяков.

С другой стороны, Мажор охотно соглашался, что ни один охотник возможность «подхомячить» не упустит, как и мародер обязательно вскроет голову убитого им монстра. Пупс подметил машинально, что спасшие его от верной гибели Батон с друзьями, принадлежали как раз к мародерам – хомякам. Но сейчас судьба его забросила к охотникам, и идущий впереди Формат поднял вверх скрещенные руки, призывая маленький отряд остановиться. Пупс с наслаждением сбросил с плеч рюкзак, а Мажор состроил загадочную рожу и подмигнул, намекая, что охота начнется совсем скоро.

*****

– Сегодня попробуем сработать немного по-другому. – Произнес Аякс и многозначительно пустил вверх густую струю дыма. Они переводили дух в одной из квартир многоэтажки, с хорошим обзором из панорамных окон сразу на три стороны.

– В смысле по-другому? Пупса пустим на живца? Он свеженький и вкусно пахнет, а элита таких любит…..

– Ты, Формат давай не ослоумничай! А то сам живцом пойдешь. Ничего, кстати, необычного сегодня не заметили?

– Да черт знает, мы же всего второй раз на охоте в этом кластере. Как-то все тут слишком быстро и кровожадно… – Мажор зябко поежился и посмотрел в окно, по стеклу которого лупили капли. На улице поднялся ветер и погода окончательно испортилась.

– Аякс, ты бы хоть объяснил, чего задумал и успокоил новичка. Не зря же я рюкзак пер как ломовая лошадь. Тут еще живцами какими-то пугают…. – Вставил слово Пупс.

– Да не слушай ты этих балаболов, они сейчас тебе наговорят! – Аякс от возмущения поперхнулся дымом и закашлялся. – Ничего в такой охоте нет особенного или страшного. Ты, Пупс – простую истину усвой. Мы, охотники – ребята скромные и рисковать не любим, а те, кто любит риск и приключения – охотится один и живет, как правило – не долго. Возможно, будешь удивлен, но могу уверить, что стреляем мы гораздо реже караванщиков или хомяков.

– Охота без стрельбы? – Пупс недоверчиво смотрел в глаза Аякса, ожидая дальнейших объяснений и тот пожал плечами, не понимая, что в этом особенного – Обычно за нас другие отстреляться успевают, а мы пользуемся результатами. Сам как вышел на нас? Мне кажется, что ты собирался распотрошить полуживого топтуна но мы тебя опередили. Хе-хе…. Я угадал?

– Ну да, хотел вычистить затылок…. – Нехотя промямлил Пупс. Проницательность Аякса неприятно покоробила и мелькнула мысль, что надо поскорей кончать с этой кампанией.

– На затылке споровый мешок, и если его вскрыть, то тварь сдыхает моментально. – Мажор бодренько подключился к разговору. – Самый верный способ гарантированно упокоить зараженного. Кстати, Аякс, а что мы должны были заметить такого необычного сегодня, с какой целью спросил?

– Да внешники сегодня разлетались чересчур. Давно такой стрельбы не помню. Я понимаю, что у них «дуром» боеприпасов, но все же….. Хотя нам их активность только на руку.

– Так это внешники на вертолетах? Я думал муры. Мне говорили, что внешники боятся заразиться и в улье появляются чуть ли не в скафандрах. А на тех ребятах в вертолетах я не видел даже респираторов.

– Ты, Пупс, на вертолетах видел муров. – Палец Аякса назидательно поднялся вверх. – Тех самых гадов, что продались и они для нас хуже зараженных. Но вертолеты принадлежат внешникам и муры работают на них. Они все подонки, без исключения, но у подонков полно боеприпасов и муры с вертолетов убивают зараженных, понял, куда я разговор веду?

– Понял, не совсем дурень. Нам остается только идти следом и потрошить затылки. Я тут всего два дня и не видел, чтоб вертолет пытался сесть на землю. Работают ребята с воздуха и земля, так получается, что наша.

– Вспомнил! Теперь понятно, почему сегодня внешники так развоевались! – посреди комнаты заскакал Формат размахивая портативной рацией. – Я же слышал переговоры караванщиков со стабом Крепость. В Неве замечена элита водоплавающая и Якудзе отказали с катерами.

– Похоже что сегодня наш день! Внешники решили хорошо зачистить кластер, и если не будем жевать сопли, то можем прилично поднять хабар. Пупс, готовься – у тебя дебют и кто-то хвастался, что умеет резать бошки тварям? Проверим – держи нож и топорик.

– Так значит, я все-таки живец? – Пупс озадаченно почесал макушку. Он начинал догадываться о своей роли в сегодняшнем спектакле.

– Ну, не совсем живец, но мыслишь ты в правильную сторону. – Аякс довольно улыбался даже не пытаясь отвести взгляд.

– Да не переживай так – живцами все охотники работают и мы хорошо тебя прикроем. – Приободрил Пупса Мажор и тот горестно вздохнул, смиряясь. Его первая в жизни охота началась.

*****

Мажор с Форматом вооружились пулеметами. Аякс со смачным лязганьем снарядил снайперку магазином на пять патронов и закинул ее за спину. Пупс остался со своим коротким автоматом. Более опытные товарищи горячо заверили, что именно сегодня бег на короткие дистанции для него важнее, чем меткая стрельба. Все лишнее барахло оставили в квартире и Аякс торопил свой коллектив. Следовало быстрее поворачиваться – охота предполагалась результативная, но короткая, ввиду скорой перезагрузки.

– Знаешь, Аякс, а вы охотники какие-то неправильные.

– Как, почему неправильные, ты чё несешь тут, Пупс?

– А где ваши луки, арбалеты, винтовки малокалиберные? Неужели так трудно на пулеметы глушители поставить? Сам недавно говорил, что звуки выстрелов со всей округи собирают зараженных.

– Ах, ты вот о чем….. Аякс с раздражением поморщился, достал с набедренной кобуры «Стечкин», загнал патрон в патронник и поставив оружие на предохранитель сунул обратно в кобуру. – Есть у нас арбалеты, Пупс. И винтовки есть малокалиберки под патрон с кольцевым воспламенением. И глушители есть на любой ствол, вот только здесь это все лишнее – кластер слишком быстрый. Добычи тварям много, поступает регулярно и после перезагрузки движуха просто бешенная. Лучше послушай, что на улице твориться, как думаешь, нужен тут глушитель?

На улицах, действительно – творился ад. По всему городу стреляли, не смотря на дождь – что-то взрывалось и горело, в небе грохотали двигатели вертолетов. Ну, в самом деле, какой может быть глушитель в дикой мешанине звуков?

Они направились в сторону реки и во главе группы шел Аякс. С винтовкой за спиной и боеготовым пистолетом в полусогнутой руке. Пупс не ошибся. Их командир до попадания в улей служил не в штабе и хорошо понимал логику чистильщиков на вертолетах. Свой маленький отряд он вел уверенно, и бойцы не сомневались, что командир знает, куда они идут и что их ожидает впереди.

Один двор за другим оставались за плечами. Клювы почти не применяли. Тех зараженных, что им подворачивались, Формат с Мажором убивали короткими очередями или Аякс стрелял в башку из пистолета. Сильно развитых не попадало, и лишь один раз на них выкатился лотерейщик. Формат перебил монстру очередью из пулемета ноги, а Мажор добил сначала выстрелом, потом ударом клюва в голову. Пупс, помня о своих обязанностях – быстро вскрыл у твари споровый мешок и выгреб несколько споранов, опутанных серой паутиной.

– Поздравляю – на живчик себе мы заработали. – Аякс снял тяжелую винтовку, которая ему заметно надоела и разминал устало шею. – Все, считайте, вышли на позицию. Можно перекурить и оружие проверить.

– Аякс, ты что, смеёшься? Где ты тут позицию увидел? Да нас на этой спортплощадке сожрут и не подавятся. – Формат испуганно смотрел по сторонам, нервно поглаживая ладонью ствольную коробку пулемета.

– Хорош тупить, Формат. Если не понятно, то просто выполняй приказ. Позиция на крыше магазина будет, оттуда обзор на два двора. – Аякс махнул рукой в нужном направлении.

– Ну и что мы на той крыше высидим хорошего? В Питере полно магазов и со всех обзор. – Формат никак не унимался. Зачем они сюда, рискуя головой пришли – он до сих пор не понял.

– Достал Формат вопросами, но ладно – слушай. – Наблюдая со стороны за злобно прищуренным Аяксом, Пупс подумал, что сейчас кому-то прилетит прикладом. – Вертолеты долбят нечисть с интервалом в два часа, согласен?

– Ну, не знаю, так примерно…..

– Не примерно, а «так точно» – я время засекал. Вертолеты прихватывают тварей в районе зоопарка и гонят в сторону Невы. Но по пути им надо пересечь широкий и открытый Лиговский проспект, поток зверья там притормаживается, и вертолеты начинают бойню и расстрел.

– Но трупы, Аякс, трупы. Если так, то тут должно быть все забито свежим мясом. Аякс, я не вижу мяса.

– Лезь сюда и посмотри. – Пупс призывно махнул рукой Формату. Он, в отличии от пулеметчика охотником считался никаким, зато быстро соображал и ориентировался по обстановке. С самого начала разговора Пупс залез на стоящий неподалеку грузовик и рассмотрел внимательно в бинокль соседний двор. Формат охотно принял протянутую руку, взгромоздился на кабину и прильнул к биноклю. Посмотрел, присвистнул, и в восхищении поднял большой палец. Соседний двор был просто завален трупами убитых тварей.

*****

«Завален», правда – громко сказано. Зверей до сотни и из них серьезно измененных не более десятка. Формат с Мажором засели на выступающей вперед крыше магазина, Аякс не стал мудрить и раскинул сошки снайперки, только отошел немного в сторону. Вся троица, при необходимости, могла десантироваться с крыши вниз по простыням, реквезированных в первой же квартире. И только когда группа прикрытия заняла позиции и расположилась по всем правилам, Аякс дал отмашку начинать. Пупс двинулся на промысел, держа в трясущейся руке топорик и пугливо вздрагивая от каждого движения или подозрительного звука.

– Да что ты все по сторонам зыркаешь, не зависай на одном месте! Тебя три человека прикрывают. И хорош башкой вертеть, не на экскурсии – делом занимайся!

Змеиное шипение Аякса в гарнитуре переговорника встряхнуло Пупса и вывело с оцепенения. Он сидел на корточках посреди большой детской площадки, с двух сторон поджатой припаркованными легковушками и понимал, что командир прав. Действовать быстро и не отвлекаясь было в его, Пупса интересах.

Бегун, еще бегун, два летерейщика, топтун и ничего себе! Разорванный пополам очередью с крупнокалиберного пулемета огромный монстр и если он верно помнит описание, то перед ним – рубер. А хабар? Есть хабар! Спораны, несколько горошин, нити янтаря. Все это богатство Пупс пихал в банку из под кофе, ножом вскрывая головы убитых тварей со стороны затылка. Он ползал на карачках среди трупов с окровавленным ножом и мысленно благодарил Формата, который вручил ему, перед охотой – наколенники. Площадку он исследовал внимательно, все головы, что представляли интерес вскрыл, и повернул к своим, как снова в ухе ожил динамик гарнитуры:

– Пупс, а ну замри!

– Замер, что случилось?

– Смотри перед собой, метров сто пятьдесят на два часа. Что видишь?

– Машины там, стоянка.

– Машины, верно, смотри внимательно между Газелью и синим Фордом, что там?

Пупс давно понял, что оптика предмет наиполезнейший и потому подобранный еще в квартире у охотника бинокль всегда висел на его шее. Заинтригованный он прилип плотно к окулярам, рассматривая указанное Аяксом место. Увиденное произвело такое впечатление, что Пупс присел на корточки и чуть за малым не обделался.

– Аякс, ну его в задницу! Там длинный хвост торчит весь в чешуе и лапа с когтями по полметра! Я возвращаюсь к вам.

– Стоять на месте! Я те возвращусь… Насчет полметра ты, конечно подзагнул, но сантиметров десять когти – запросто. Элитник там пригашенный. Да – да, та самая элита и, кажется – нам повезло. Значит так, Пупс. Рубай башку ему сразу топором. Ножом вскрыть не получиться, нет у тебя навыка. И посматривай по сторонам – работать будешь в таком месте, где нам почти не видно. Машины заслоняют. И если, вдруг, опасность, то не жадничай и не геройствуй, а беги сразу в нашу сторону, тебя прикроют. В любом случае помни, что мы рядом и своего на съеденье не оставим.

Было страшно и Пупс, не обращая внимания на возмущенные вопли Аякса из динамика – выкурил сигарету, успокаиваясь. Затем передвинул «ксюху» со спины на грудь, опустил скобу предохранителя и решительно шагнул в сторону торчащих за машинами конечностей.

– Ты что примолк? Башку найти не можешь? – Несмотря на внешнее спокойствие, Пупсу показалось, что командир переживает сильнее, чем он сам.

– Да нифига хорошего, начальник. Башка на месте, но кем-то уже вскрыта.

– Как вскрыта? Ничего не путаешь?

– Да хрен тут перепутаешь, затылок развален от шеи до макушки.

– Возвращайся, Пупс. И нечего там больше делать. Советую бегом бежать, иначе под новую облаву попадешь. Вертолеты снова загудели, слышишь? Наверно заходят на атаку в районе зоопарка. Совсем скоро здесь будет весело и мясо новое.

Да пошел он, Аякс этот, командир нашелся…. Никуда он не уйдет, пока все не осмотрит по хорошему. Элитник впечатление производил неизгладимое и не дай бог с подобным чудищем столкнуться. Мощные челюсти, в пасти три ряда зубов. Маленькие, спрятанные за шишками надбровий глазки и длинный пятиметровый хвост с торчащими пластинками. Тело…. А тела почти не было. Одни жалкие ошметки в виде лап с когтями и роговых пластинок с корпуса. В туловище монстра, кажется – попала ракета с вертолета и завершили дело крупнокалиберные пули. Кровища, кишки, куски мяса, обломки костей и роговые пластинки размером с крышку от ведра или кастрюли. Пупса затошнило и захотелось поскорей уйти, но что это такое? Из под Газели торчали ноги, обутые в кроссовки и одетые в камуфлированные брюки светло – синего, «ментовского» оттенка.

– Аякс! Тут под машиной два жмура, оба с большими дырами по тушкам от пулемета. Они нашего зверя ошмонали, у одного в руке тесак здоровый весь в крови. И че мне теперь делать?

– Вот, блин…. Значит на них и хабар где-то спрятан. Элитника трясли и прозевали вертолет. Вертолетчики стреляют во все, что на земле шевелиться и им без разницы зверь там или человек. Не знаю, Пупс – не знаю, смотри сам по обстоятельствам. Лучше возвращайся, а то следующая облава на подходе.

Ага, щас! Вот так он взял и возвратился, не ошмонав как следует оба трупака! Тем более, что никто его не видит и мародерка никем не контролируется. Вот что это за фляжка? С нержавейки, почти полная, не меньше чем на литр объемом. Жидкость пахнет вкусно, на язык кислятина, а что во фляге позже разберемся. На живчик не похоже, но он многого не знает и маловероятно, что опытные сталки всякое дерьмо возьмут с собой на выход. Ни делетанты перед ним, ох не делетанты… Пистолет Глок забираем вместе с кабурой, берем и ВАЛ с патронами. Патронов много, сотни две. Ох ничего себе, вот это клюв! Гладкий, вороненый и ручка вся в узорах по красной древесине.

Сигареты оставляем, коньяк берем, патроны к Глоку, тааак…… Портсигар. Красивый, серебряный, ручной работы и двумя вензелями – инициалами на крышке. Готов поспорить на что угодно, что в нем не сигареты. Открываем….Ну ничего себе! Да с таким портсигарчиком есть смысл прямо сейчас свалить по-тихому. И плевать, что на квартире остался рюкзак со снаряжением. А что? Если, пригнувшись, быстро дать в направлении на пять часов, то Аякс с ребятами и не заметят.

Стоп. Куда он гонит, зачем торопиться? Если исчезнуть с хабаром, то гарантирована испорченная репутация и неизбежное обвинение в воровстве. Оно ему надо, если можно аккуратно привалить всех ночью и спокойно ништяки снять с трупов? Одну черную жемчужину Пупс не удержался и проглотил, осторожно принюхался к кисляку во фляжке и сделал несколько глотков. В животе приятно потеплело и пришлось полирнуть все выпитое отменным трофейным коньячком. Жемчужину употребил не просто так, а вспомнился рассказ Мажора по дороге, что вроде та полезна для умений.

– Пупс, ответь мне, Пупс. Что случилось, почему снова замолчал?

– Аякс, все ровно. Выхожу на базу. Я снял хабар с трупов. Там три черных жемчужины, много гороха, янтаря и полно споранов. Стволы еще хорошие и фляжка с непонятным кисляком.

– Стволы себе оставь. Ты их заработал. Во фляге горох разведенный в уксусе, помогает развивать умения. Принимай, но по глоточку, без фанатизма, иначе отравишься и в лягушку обратишься. И вот еще что, Пупс. Добежать ты скорей всего не успеваешь, и лучше спрячься возле элитника убитого. А то вертолетчики привалят как и тех ребят. И знай, что пока сидишь рядом, тебе кроме пулеметов с воздуха некого боятся. Зомбаря к нему силой не подтащишь. Даже к мертвому. Все, давай, удачи! Они уже идут…..

Да не такие и тупые эти зараженные…. Отходящая под натиском пары вертолетов стая никак не походила на обезумевшую от страха и ужаса толпу. Основная масса бегунов, лотерейщиков и топтунов использовала «складки местности» и грамотно перемещалась за ларьками, под машинами и прочими укрытиями. Волна накатывалась прямо на него, и впереди всех шел передовой отряд из шустрых бегунов. Пупс решил, что приближается последний бой и раскладывал вокруг себя боеприпасы, готовясь отбиваться, как разведка тварей почуяла элитника.

Не обманул Аякс. Передовая группа замерла как вкопанная, принюхалась, затем круто завернула в бок, увлекая основную массу. Стая послушно ушла в сторону и через сотню метров замерла тревожно. Им преграждал дорогу широкий Лиговский проспект. Ну не могли сходу зараженные пересекать большие открытые пространства. Такой вот психологический барьер, чем немедленно воспользовались стрелки на вертолетах. Облава вступила в завершающую стадию.

*****

Пока долбили пулеметы, Пупс прятался в кузове Газели, выставив перед собой ствол ВАЛа, а АКСу лежал под рукой рядом. Если его попытаются сожрать, то он больно огрызнется перед смертью. Но огрызаться не пришлось, облава кончилась и вертолеты улетели. Сразу заработали пулеметы Мажора и Формата, добивая раненых, и пару раз ударила снайперка Аякса.

– Пупс, ты как там? Можешь выходить, все чисто и мы площадку контролируем. Мажора тебе отправить в помощь?

Мажор Пупсу не понадобился. Со второй партией мяса он справился без посторонней помощи. Бил в головы фирменным трофейным клювом, иногда стрелял с ВАЛа и новое оружие понравилось слабой отдачей и тихимзвуком выстрела. У него даже возвратная автоматика лязгала не как у Калаша, а по-другому. Не так звонко и противно.

Во второй партии элиты не было, но он снял более обильный урожай чем с первой. Пупс увлекся и вскрывал бошки тварей, почти не слушая Аякса, который взывал к нему по рации и убеждал вернуться. Командир уже кричал, что приближается перезагрузка и с кластера пора валить, но Пупс все никак не мог остановиться и искал новых зараженных. В итоге «доискался». Прилетел третий вертолет и длинной очередью поставил точку в затянувшейся охоте.

Его не зацепило, пули прошли рядом, но горе – охотника поранило крошкой от асфальта и спасли ребята. По вертолету долбанули с трех стволов одновременно так, что тот забыл про Пупса, и начал воевать с крышей магазина. Разошлись без крови и довольно мирно. Аякс с ребятами отошли в глубину дома, Пупс к ним присоединился позже, а вертолет, не видя целей улетел за горизонт. Длинная охота, наконец – закончилась.

*****

Дождь так и не перестал, он просто перешел из проливного в моросящий и с трудом державшийся на ногах Аякс сплюнул презрительно в окно захлопнув с треском пластиковую раму. Они находились в стабе с красивым названием «Венеция», в одном из филиалов поселения «Крепость». В Венеции у охотников имелось вполне легальное убежище. Они даже платили мрачным бородатым мужикам в армейском камуфляже. Те, в замен – снабжали их электроэнергией, устраивали баню и присматривали за барахлом, пока вся тройка отсутствовала в рейде или по-простому: «на охоте».

Сейчас их стало четверо, и они отмечали успешное окончание похода в богатый на добычу кластер Питерского зоопарка. Играла музыка и стол ломился от закусок и напитков, которые охотники успели прихватить на выходе в одном из мини-маркетов. Уже пили за успешное окончание охоты, за дружбу и за пополнение их маленького коллектива Пупсом. Пили много, тосты следовали сериями и хмельной в дрова Мажор громко удивлялся, как в Аякса лезет столько шпротов. Опытный вояка их так любил, что закусывал маленькими рыбками даже коньяк Хенеси и вполне приличную Текилу, а Формат лишь громко ржал, называя командира шпротным маньяком.

Пупс находился в умиротворенном состоянии и Формата слушал блаженно улыбаясь. Он пересмотрел планы и передумал убивать этих ребят. Не сейчас, попозже можно ликвидировать Аякса и захватить лидерство в их малом коллективе. Но убрать командира предстояло аккуратно и так, чтоб никто ничего не заподозрил. Кажется, кто-то говорил, что имунным смертельно опасен бутулизм и другие пищевые отравления? Отлично, в его рюкзаке созревала спрятанная банка шпротов. С маленькой, проделанной иголкой дырочкой под этикеткой.


Глава 3. Непрошенные гости

Сеанс радиосвязи

– Хранитель вызывает Коалицию….. Хранитель вызывает Коалицию……

– Коалиция на проводе, здорово Фаза! Рассказывай, как служба, есть новости?

– Привет, Гиря, тебя поздравить можно, я слышал – ты женился?

– Да, взял тут девочку….. Ты, Фаза не обижайся, ну кто виноват, что твое зверье не признает чужих и никого к тебе не подпускает? Слушай, а давай, мы в следующую заброску тебе бабу надувную сунем? Я выберу самую красивую…..

– Да нет, Гиря – бабу резиновую ты себе второй женой возьми, а мне не надо. Но если серьезно, то тащить службу в одиночестве мне надоело. Подыскивайте замену поскорее….



Самая крупная форель, пойманная Фазой в горном озере – весила килограмма полтора. Результат скромный за полгода, учитывая, что каждую неделю один день он посвящал рыбалке. Рыбачил Фаза строго в компании с дворняжкой по прозвищу Маруська и лесным котом Трофимом. Кот превосходил похожую на таксу собачонку раза в три и, тем не менее, в их дуэте верховодила именно Маруська. Имелись у рыболовов и болельщики. На ближних соснах расположилась стая из пяти ворон возглавляемая степенным вожаком Петровичем.

У Фазы в Райском стабе имелось множество друзей – животных, но на рыбалку он ходил в компании Маруськи, ворона Петровича и дикого кота Трофима. Каждый из троих претендовал на маленькую рыбку, которую в конце процесса непременно получал. Трофеи в высокогорном озере клевали редко, но мелкая форель друзей не разочаровывала. Улов, обычно составлял десяток рыбин величиной с ладонь и более, что гарантировало достойный ужин Фазе и сопровождающей его компании животных.

Развлечений в Райском кластере немного, времени у Хранителя навалом и потому процесс рыбалки за полгода превратился в своеобразный ритуал. Согласно установленным им правилам, Фаза поправил на голове фетровую шляпу с двумя перьями, с важным видом поплевал на толстого кузнечика и запустил крючок с наживкой в ледяные воды озера. Благородная форелевая рыбалка началась и на первую поклевку среагировала вся компания.

– Карр! – Громко высказал свое мнение Петрович, а Трофим выгнул дугой спину как простой домашний кот. Все верно – на крючке билась отличная двухсотграммовая форелька и первая в улове рыба принадлежала именно Трофиму. Кот с урчаньем убежал с добычей в заросли, уступив место отчаянно махающей хвостом Маруське.

Существовали более результативные способы рыбалки, но Фазе даже в голову не приходило пользоваться чем-то, кроме удочки, доставшейся ему от прежнего хранителя. Он понимал, что если добывать рыбу сетками или, того хуже – взрывчаткой, то водоем быстро опустеет, что допустить никак нельзя. Следующий, после него хозяин кластера должен обязательно иметь возможность порыбачить со свитой из животных, поминая добрым словом его – Фазу.

– Карр! Петрович отметил появление второй рыбки, которая оказалась мельче первой раза в два. Но ничего страшного – Маруська размерами коту сильно уступает, и ей еще достанутся объедки, в виде костей со сковородки, так что собачка не в обиде. Подходит очередь самого Петровича…..

– Каррр – каррр– каррр!

Старый ворон и вся пернатая команда сорвались с сосен и улетели в сторону туманной Карусели, кластера, где рыба не водилась точно. Зато водились, в изобилии клыкастые и хвостатые проблемы, в виде готовых рвать на части все живое зараженных. Ниже по ущелью крутилась настолько грозная компания, что существо слабее низшего элитника или как минимум хорошо развитого рубера, там выжить шансов не имело. Единственная дорога в Райский стаб проходила через Карусель и немало сталкеров сложило головы в попытках добраться до заветного портала. Прозрачный, висящий в воздухе пузырь не только менял свое месторасположение, но еще и чутко реагировал на панику, поднятую лесными обитателями и сразу закрывался. Наверняка закрылся и сейчас…..

Далеко внизу раздался едва слышимый на расстоянии хлопок и тихое шипенье. Сидящая Маруська приглушенно гавкнула, оскалила клыки и глухо зарычала, развернувшись в сторону хлопка. Фаза сигнальную ракету разглядеть не смог, внизу все плотно закрывал туман, но вот второй хлопок заставил подскочить и бросить удочку. Внизу весомо долбанула на растяжке мина МОН-50, которую он лично устанавливал. Вот это все уже серьезно! И кажется – еще одна сработала! Ну кто там прет такой настырный?

Райский стаб по кругу закрывала чернота, и Фазе оставалось защитить от посторонних кусок со стороны туманной Карусели. Зараженные, по непонятным для него причинам – границу между стабами не пересекали, а вот люди…. Люди наведаться могли и встречать непрошенных гостей с удочкой в руках глупо и наивно. Тем более, что ближайший из его складов – закладок располагается отсюда в паре километров и Фаза рванул к нему наперегонки с Маруськой.


Заложенный полгода назад схрон с оружием встретил без сюрпризов. Компактная винтовка СВУ с сошками и к ней четыре магазина с патронами 7,62х54, имеющими фиолетовую маркировку, что означало наличие твердосплавного сердечника. Серьезный аргумент. Фаза один раз прострелил таким башку элитника, застав зверюгу спящей. Ему тогда захотелось проверить информацию, что когда элита расслаблена, то силовое поле вокруг ее брони не обязательно активно. Пуле противостоит одна лишь кость, хотя и крепкая. Тот элитник только что пожрал и с довольным хрюканьем взобрался отдохнуть на камень. Фаза находился выше на полсотни метров и сделать точный выстрел ему не помешало ничего.

Тогда, кстати, они и познакомились с котом Трофимом, вонзившему клыки полуживой твари в споровый мешок. Имелись, ох имелись у котика свои счеты к зараженным…..

Кроме винтовки, в тайнике лежал гладкоствольный карабин Сайга с патронами, заряженными крупной дробью. Карабин автоматический, охотничий и Фаза не совсем наивен, чтоб рассчитывать свалить с него одну из тех зверушек, что сейчас резвились в Карусели. Элитника, когда тот атакует, остановить способен разве что тяжелый пулемет или зенитка, а обычная стрелковка бесполезна. И тут сюрприз! Заряд картечи или крупной дроби в морду, как ни странно, но зверюгу огорчить вполне способен. У самой продвинутой и защищенной твари есть глаза, ноздри, ушные раковины и нежное розовое нёбо в широко открытой пасти. И, разумеется – эффективность зависит от везения стрелка, но это уже – «как дробь ляжет по месту». В любом случае, при лобовой атаке дробовая Сайга предпочтительнее автомата или ручного пулемета, от которых толку точно никакого.

У закладки Фаза провел не более пяти минут. СВУ на двух ремнях закинул за спину, Сайга с рамочным прикладом устроилась поперек груди, а вот разгрузка…. Английская система или сокращенно РПС имела в подсумках и карманах не только запасные магазины, но и два больших баллона с перцовой смесью «Резеда». Фаза постоял в задумчивости, и осколочные гранаты заменил на свето – шумовые. Осколки повредят тварям не более чем комариные укусы, а вот полицейская «Заря» так очень даже….. Вполне себе способна напугать или отвлечь внимание.

Они двинулись, наконец с места. В авангарде отважная Маруська, фланги маленького отряда контролировал невидимый в движении лесной котяра, а вороны, выполняющие роль разведывательных беспилотников – улетели далеко вперед. Фаза не сомневался, что иммунное зверье скорей погибнет, чем его оставит и дело вовсе не в чудо – дрессировке, а в умении, которым его наградил Улей. Назывался дар «любовь животных», получил он его при попадании и прокачал жемчугом под присмотром работающего на коалицию торговцев знахаря. Благодаря нужному умению Фаза стал Хранителем и вместе с преданностью четвероногих и пернатых добровольно взвалил на себя ответственность за целый стаб, который он поклялся охранять от посторонних.

– Маруська, негодница такая, ты зачем меня ведешь в ту сторону?

– Гав! Одноглазая собачья морда весело осклабилась, показала тонкие белоснежные клыки и скрылась за камнями.

– Мя – Вау! – Кошачье тело мелькнуло серой молнией, Трофим преданно потерся о нож в ножнах на голени хозяина – и скрылся в густых зарослях орешника.

Фаза хотел подобраться к месту взрыва мины левой стороной ущелья, но сопровождающее его зверье резко воспротивилось. Бегущая вперед Маруська повернула на правую тропу, призывно тявкнула за поворотом, и из кустов фыркнул одобрительно Трофим. Фаза на секунду замер, размышляя. Правая тропа давала крюк и путь по ней раза в полтора длиннее левой, но зверье не посоветует плохого и он уверенно пошел туда, куда его ведут. А если говорить точнее – запрыгал как козел с ругательствами по заваленному камнями склону.

Животных петляющая по камням тропа полностью устраивала, что не удивительно. Их логика сильно отличается от человеческой. Фаза чуть не переломал ноги, прыгая по крупным, примерно по колено валунам, между которыми Маруська струилась словно жидкость. Трофим предпочитал перемещаться длинными прыжками, лишь иногда показываясь на глаза, а похожий на пикирующий Мессершмит Петрович пролетел над самой головой и дважды каркнул одобрительно.

*****

Еще со времен охотничьих бродилок по архангельской тайге, Фаза остро невзлюбил бинокли с большой кратностью. Он решил для себя сразу, что обозревать мир куда приятней в широкое панорамное окно, чем в узкую и маленькую форточку. Вот и сейчас, взобравшись на высокую скалу, с которой кластер Карусель просматривался на добрый километр, Фаза достал с тактического рюкзака скромный семикратный «Никон». Имеющий, однако – отличные входные линзы диаметром семь сантиметров и с абсолютно шикарным светопропуском.

– Ну нифига себе! Маруська, я твой должник и с меня две больших форели!

– Вау! Ррррр……..

Его одноглазая подруга на слове «форели» махнула одобрительно хвостом, но оскалилась в сторону компании из трех мощных зараженных, у которых никак не получалось мирно поделить два порванных разрывом мины трупа на троих. И как только разглядела одним глазом на расстоянии не меньше километра? «Неужели Петрович подсказывает своим карканьем?» – подумал Фаза и прилип снова к окулярам.


Райский стаб, куда его угораздило попасть на царствование, оказался мирным, абсолютно безопасным, живым и самое главное – вообще без зараженных. В высокогорном лесу свистели птички, шумели сосны, под соснами можно собирать грибы и набить живот черникой. В чистом озере плескалась рыба и каждого, кто попадал сюда, накрывала радостная эйфория. У гостя складывалось впечатление, что с кошмарным Ульем порвано, и он чудесным образом попал в старый добрый мир. Но иллюзии рассеивались быстро. Граница кишащей тварями туманной Карусели проходила совсем рядом – в пятистах метрах от скалы, на которой сейчас торчал с биноклем Фаза.

Два человеческих трупа на три элитника – это как два рябчика или пара перепелок на трех здоровых голодных мужиков и даже меньше. На один зуб закуска и Фазе показалось, что одного из мертвяков сожрали вместе с рюкзаком и перекинутым за спину пулеметом. Сожрали и начали вокруг бегать, принюхиваясь и прикидывая нельзя ли еще чем-то поживиться. Фаза припал к камню, распластался по его поверхности, стремясь избежать внимания голодного зверья. А зверье точно голодало – у них кормежка, по всем расчетам – завтра, но в Райском стабе иммунные животные подняли тревогу и портал со жрачкой наглухо закрылся. И что все это значит? А значит, что Хранитель должен немедленно вмешаться и навести порядок. Черт, да неужели через Карусель прорвались люди и шастают сейчас в его владениях? Ответом Фазе послужило воронье карканье далеко сзади, на границе слышимости. Примерно в районе того озера, где сегодня он ловил форель.

*****

Карканье ворон о многом говорило. Фаза был Хранителем и охранял не сосны и ручную живность, которая в нем души не чаяла. Он хранил портал. Тщательно оберегал один из тех проходов, через который попадают в Улей внешники, но именно его портал был не простым и не простым настолько, что гильдия торговцев приставила Хранителя и обеспечивала всем необходимым. По факту получалось, что он помогает одним внешникам защищаться от вторжения других и Фаза сомневался, что существа по ту сторону портала чем-то лучше тех, кто их так упорно атакует.

За все время пребывания в должности Хранителя, он видел чудных, похожих на сказочных созданий инопланетян всего два раза, но не приближался и не делал попыток пообщаться. Портал тихо открывался, выплывала похожая на дирижабль конструкция, и выходили эльфы…. Фаза мог пройти на их волшебную планету, но что-то его сдерживало…. Он, чисто интуитивно не доверял полупрозрачным существам и предпочитал сохранять верность родным соснам, скалам, озеру с форелью и животным.

Животные, бедные животные….. Их эльфы нисколько не жалели, проводили опыты, масштабы которых можно представить по обилию генетических отходов, летевших сверху, с «дирижабля» в кластер Карусель. Целые туши падали в пасти зараженных, отожравшихся до опаснейшей элиты. Подобный зоопарк откармливался намеренно и выращивался с умыслом. Свирепые твари блокировали единственный проход к заветному порталу. Впрочем, все в нашем мире относительно и пресловутая «надежность» тоже.

Отряды внешников иногда через Карусель проскакивали с хитростью, или тупо пробивались с боем. В таких случаях, подключалось населяющее Райский стаб иммунное зверье, выстраивая вторую линию защиты. Все живое при появлении чужих впадало в панику, панику чутко улавливал портал и сразу реагировал. Плавающий над землей пузырь закрывался или исчезал, перемещаясь. Все вроде продуманно, надежно, но портал выходит вУлей, где свои причуды и оборона эльфов дала трещину.

Прикол Улья, на этот раз состоял в том, что у иммунных встречается умение «любовь животных» перед которым вторая линия защиты исчезла и рассыпалась на мелкие осколки. Зверье встречало такого человека, словно бога, любило и оберегало. Умение делало его хозяином не только одного портала, но и всего стаба, а склонное к порядку руководство Гильдии Торговцев утвердило должность Хранителя на ближайшем заседании. Первым Хранителем торжественно заступил Компас, который хорошо выполнял свои обязанности, пока неожиданно не сгинул.

Исчезновение хранителя вызвало нервозность, похожую на панику и особенно активно зашевелились внешники. До них дошло, что появился шанс перехватить проход, и до торговцев дошли слухи, что разыскивается свежак с умением «любовь животных». В гильдии перепугались, торговцы подключили все свои возможности и появился только что попавший в улей Фаза, которому и без того яркое умение усилили и прокачали жемчугом. Он стал Вторым Хранителем, успешно отражал атаки внешников больше полугода, но служба давалась нелегко.

Фаза чувствовал, что вымотался, устал от одиночества и всерьез боялся, что одичает без человеческого общества. Приходилось вынужденно разговаривать с котом и вороном, а с Маруськой так вообще установился контакт, похожий на телепатическую связь. Он, при большом желании, мог теперь смотреть на мир через единственный собачий глаз, где бы та не находилась и не бегала. Процесс требовал предельной концентрации и выматывал не хуже забега с рюкзаком по склону. Фаза измучил тренировками себя ибедную Маруську прежде чем смог выглядывать через собачий глаз на несколько секунд.

Теперь, наконец – внешники. Понять их цели и стремления нетрудно. Нужно просто отбросить все иллюзии, мораль и отдавать себе отчет, что гости Улья на него плевать хотели вместе со всеми обитателями. Имунные для них не более чем мясо, расходный материал и забить здорового мужика на органы или выкачать всю кровь с ребенка нормально так же, как и для Фазы пожарить пойманную форель на сковородке. Ничего особенного и часть рабочего процесса. Для выполнения приказа можно, и даже положено хитрить, прикидываться партнерами, вербовать муров – ренегатов и строить честным сталкерам самые изощренные подлянки.

С порталом, вернее упорным желанием в него проникнуть тоже все логично и предельно просто. Кто-то из самого высокого начальства внешников распорядился, установил сроки и низшее звено рвет задницу, стараясь приказ выполнить. При этом ни жалея, ни себя, ни муров – исполнителей. Ну да, такая цель оправдывает любые средства. Инопланетные технологии не только гарантированно окупят все затраты и кто-то сделает головокружительный рывок в карьере. С ними возможны любые изменения, вплоть до геополитических подвижек.

Но, к счастью, коалиция торговцев понимала, чем подобный расклад может грозить большому куску улья и смело выступила против. Раньше, когда портал работал в обе стороны, внешники побывали на планете эльфов, устроили перестрелку с трупами и захватив пленных отступили. Уйти, впрочем – им далеко не удалось. Зворги агрессоров настигли, и не размениваясь на мелочи выжгли до угольков два кластера неведомым оружием. Понятно, что внешникам ради новых знаний и технологий плевать на все потери, но…. Теперь возле прохода бдительно дежурит Фаза с четвероно