Дмитрий Павлович Орлов - Изгоняющий [СИ]

Изгоняющий [СИ] 1297K, 210 с.   (скачать) - Дмитрий Павлович Орлов

Изгоняющий
Дмитрий Орлов

Эпизод-1. «Наследство – чтоб его»

Нэй с большим трудом раскрыл глаза, голова жутко болела, и казалось, вот-вот расколется. Который раз он говорил себе, что больше не будет смешивать напитки, но как обычно все пошло не по сценарию. Очередная Марта, Клава или как ее там звали, спутала все карты, и теперь расплатой ему были, работающие в голове молотобойцы.

Десять лет назад, когда ему было одиннадцать, его отыскал дядя, очень состоятельный человек, и жизнь Нэя кардинальным образом изменилась. Вот только когда на неподготовленного человека сваливается огромное состояние, на первое место обычно выползают самые низменные чувства. Через пять лет дядя скончался, оставив дворецкого попечителем для своего нерадивого племянника.

Сосредоточив взгляд на приближающемся мужчине, Нэй узнал в нем попечителя. Его обычно кислая рожа сегодня просто сияла доброжелательностью.

– Чего ухмыляешься, рад, что у меня башка болит? – прошептал Нэй, и скривился от боли.

Говорить громче он не мог, и даже простой шепот отзывался головной болью.

– Своих горилл, Томас, можешь отпустить, я, пожалуй, на диване поваляюсь. У вас обезьяны, выходной, я сегодня отсыпаюсь в прихожей, а не в покоях.

Двое охранников стоящие за спиной дворецкого, как обычно не реагировали на слова Нэя, и ждали указаний от своего нанимателя.

– Господин видимо забыл, что ему исполнился двадцать один год, и он должен вступить в полноправное владение наследством, – произнес Томас, с ехидной ухмылкой на физиономии.

– Томас, а ты прав, мне двадцать один, и теперь это все не твое, а мое, – обрадовался Нэй, обведя окружающую обстановку руками.

– Да, теперь это принадлежит вам – сказал бы я, если бы вы, вчера в шесть вечера, но не позднее семи, подписали договор о вступлении в права наследника, – продолжая ухмыляться, ответил Томас, вынимая из внутреннего кармана пиджака сложенный вдвое листок бумаги.

– Ах ты, скотина! – бросился на него Нэй, но на полпути его настиг страшный удар в живот, от верных псов Томаса.

Заломив бывшему претенденту на наследство руки, охранники без труда поставили его на ноги.

– Молодой, и теперь уже нищий человек, я вполне могу понять ваше состояние, и совершенно не в обиде на подобное поведение с вашей стороны, – произнес Томас, разворачивая сложенный листок бумаги. – Все довольно просто Нэй, если претендент на наследство не является для подписания бумаг, то наследство отходит попечителю, – прочитал Томас и убрал документ в карман. – Возможно, в тебе действительно течет кровь Харперов, но ее так мало, что она может сойти за статистическую погрешность.

Томас некоторое время с довольным лицом разглядывал, как крепкие охранники не дают даже пальцем пошевелить его бывшему подопечному.

– Для того чтобы считать себя одним из клана Харперов, – наконец продолжил он. – Нужно не только иметь каплю их крови, но и вырасти в этой среде, а ты стал позором семьи, к которой, по правде сказать, не имеешь права себя причислять.

– А вот дядя имел другое мнение на этот счет, – возразил Нэй, сплюнув кровавую слюну на белый мрамор пола.

– Твой дядя был стар, и выжил из ума! – выкрикнул Томас, но быстро взял себя в руки. – Хотя последнее условие, которое он добавил о вступлении тебя в наследство, – продолжил он, уже успокоившись. – Возможно, говорит о моем заблуждении на счет его разума. У него нет детей, и он оставался последним из рода Харперов, а ты просто подвернулся под руку.

– Хорошенькое дело, подвернулся под руку, – усмехнулся Нэй. – Дядя пять лет потратил на мои поиски, и тратил не только время.

– Просто он был в отчаянье.

– Ах ты козлина кривоногая, ты ведь не за чистоту крови борешься, не найди он меня, все состояние должно было перейти к тебе, – обвинил его Нэй.

– Даже и не знаю, что на это возразить, – развел руками Томас. – В действительности, мне совершенно плевать на чистоту рода и тому подобные анахронизмы. Мне была нужна империя Харперов, и я получил ее, а ты как тебе и положено по рождению сдохнешь в сточной канаве, откуда, собственно говоря, и выполз. Из нашего короткого и вынужденного для меня общения, я вынес только то, что ты пьяница и любитель продажных женщин.

– Завидуешь, старый рукоблудник, – произнес Нэй, и получил кулаком в живот от охранника, удерживающего его правую руку.

– Выкиньте эту мразь за ворота, не хочу, чтобы его запах портил здесь воздух, – выдавил из себя Томас и скривил лицо, словно он только что наступил новым ботинком в дерьмо.

Телохранители едва заметно кивнули и, подхватив не до конца протрезвевшее тело Нэя, поволокли его к выходу.

– Постойте, – остановил их бывший дворецкий. – За разговором я и забыл, что дядя все же оставил тебе небольшое наследство.

– Миллион кредитов? – приподняв бровь, поинтересовался Нэй.

– Нет, никаких денег, – усмехнулся Томас, вынимая из кармана небольшой конверт.

– Жизнь, говно, – сделал логический вывод Нэй, расстроено опустив голову.

– Твоя да, а вот моя похожа на сказку. Но дядя тебе оставил пару строк и какое-то черное кольцо с красной полосой по середине. Последнее время, похоже, он о тебе был не очень высокого мнения, если оставил это убожество, а не кольцо с бриллиантом. Вряд ли его даже на выпивку можно обменять, хотя попробовать стоит, я же не знаю, сколько стоит то пойло, что ты регулярно употребляешь.

Засунув конверт в карман пиджака Нэя, Томас кивнул охранникам, и телохранители немедленно выволокли свою ношу из особняка. Не особо заботясь о его комфорте, Нэя протащили по лужайке и, открыв ворота, выкинули за забор.

– А ну идите сюда, чепушилы недоделанные! – крикнул им вслед Нэй, отряхивая брюки.

Охранники пропустили мимо ушей его потуги, и спокойно вернулись в особняк. Нэй еще некоторое время выкрикивал оскорбления в пустоту стриженого газона, а потом, успокоившись, побрел на поиски питейного заведения. Для больной головы сегодняшние события уж больно быстро разворачиваются, и без опрокидывания в себя пятидесяти грамм, осознать то, что случилось, будет сложно.

На пол пути до бара ему в голову пришла весьма неприятная мысль. Он не хотел в нее верить, но видимо теперь в тех заведениях, где он проматывал небольшие крохи, что давал ему Томас, кредит ему закрыли. Похоже, благополучные кварталы, открыты теперь для него лишь в качестве туриста, который только смотрит, а зайти ему не позволяют финансы.

– Черт, как же хочется спать, – пробубнил Нэй, заметив скрытую раскинувшимися кустами скамейку.

«И в любом случае заведения, которые мне по карману откроются только к вечеру, так что не стоит терять время и лучше выспаться, глядишь, и голова пройдет», подумал Нэй, устраиваясь на скамейке.

Укрывшись пиджаком, он мгновенно уснул. Снов последнее время Нэй не видел, просто проваливался в черную бездну, откуда его вытаскивали лучи восходящего солнца, бьющие сквозь занавески. Проснулся он как обычно от яркого света проникающего даже через закрытые веки, а следом он почувствовал легкий тычок в бок. Как оказалось, свет был не солнечным, а электрическим, льющимся из полицейского фонаря.

– Слышь, маргинал недоделанный, собирай манатки и ищи другую скамейку, желательно подальше от этого парка, – произнес полицейский, ткнув его для наглядности еще раз дубинкой.

Нэй хорошо понимал, что с представителями власти лучше не спорить, иначе выйдет себе дороже, а в сложившейся ситуации, он подобную роскошь позволить себе не мог.

– Хорошо-хорошо, я уже ухожу, – набросив на плечи пиджак, ответил Нэй.

– Меньше разговоров, больше дела, – поторопил его полицейский.

Нэю ничего другого не оставалось, как, встряхнув пиджак, отправиться подальше от своего бывшего дома. Голова больше не болела, видимо хороший сон является отличным средством от боли. Но вот затекшие ноги и руки имели о глубоком сне немного другое мнение. Первые двадцать метров походка Нэя напоминала поступь человека оседлавшего перила. Со временем кровь проникла во все капилляры, и Нэй смог передвигаться в вертикальном положении.

В данный момент у него не было ни средств достойное существованию, ни работы, чтобы добыть эти самые средства. Раздумывая о своей судьбе, и обстоятельствах, которые и привели к сложившейся ситуации, он вынужден был признать, что во всем виноват сам.

Кто бы, что не говорил, но поступки совершает именно человек, и никто другой за него их не сделает. А вот что касается последствий, то здесь совершенно другая история. Последствия организовывают обычно другие люди, это они привязывают к твоим ногам гирю и отправляют взглянуть на подводную фауну. Или, к примеру, могут встряхнуть тебе мозг пулей.

Над последствиями человек не властен, но вот над поступками, приведшими к последствиям, он имеет полный контроль. И Нэй понимал, что именно его поступки привели к тому, что он стал нищим оборванцем, а мог ведь быть состоятельным человеком.

– Эх, дядя-дядя, ты хотел сделать как лучше, а из меня поперла, вся мерзость человека, на которого обрушивается огромное состояние, – покачал головой, Нэй. – Не таким ты хотел видеть своего племянника, но я тебя подвел, и оказался в полной жопе, где, наверное, мне самое место. А эта хитромордая обезьяна, которую ты назначил в попечители, надул меня как школьника.

Бормоча себе под нос, Нэй не заметил, как забрел в какой-то переулок, не отличавшийся хорошим освещением.

– Твою мать, и где это я? – озвучил он риторический вопрос, оглядываясь по сторонам.

Впереди отчетливо просматривался тупик, а сзади нарисовались две темные фигуры, отделившиеся от стены. Понимая, что жертва никуда не скроется, двое типов перекрывших выход, вальяжными походками приближались к Нэю.

– Парни, не подскажите, где по близости можно за недорого пропустить рюмку другую? – поинтересовался Нэй.

– Если есть деньги, то направо за углом находится неплохое заведение, – ответил один из грабителей, вынимая из кармана нож. – Предлагаю тебе выбор, или жизнь или деньги, – усмехнулся он. – И на твоем месте я бы выбрал жизнь.

– Когда есть выбор, это всегда хорошо, – согласился Нэй, и ударил грабителя головой в нос.

Его подельник явно не ожидал подобного поведения от жертвы, которую они по идее должны были запугать до полусмерти, по крайней мере, с остальными выходило именно так. Он не знал, что делать и просто хлопал глазами, пока Нэй коротким ударом в челюсть не опрокинул его на асфальт.

Получивший в нос грабитель тоже не долго пытался остановить хлеставшую кровь. Удар ногой в промежность заставил его сосредоточить все свои мысли где-то между ног, и тихо поскуливая корчиться на земле.

– Жизни мне ваши без надобности, а вот деньги, конечно, не помешают, – прояснил ситуацию Нэй, обыскивая их карманы. – Двадцать кредитов?! Вы что, издеваетесь?!

– Нет-нет, мы не издеваемся! – взмолился бандит с разбитым носом. – Это все что у нас есть, – ответил он за двоих, так как его коллега по цеху на какое-то время был полностью выброшен из реальности.

Тяжело вздохнув, Нэй убрал деньги в карман и, перешагнув через бесчувственное тело несостоявшегося грабителя, неожиданно замер на месте. Не поворачивая головы, он произнес: – Парни, завязывайте с грабежом, не ваше это.

Дав совет, Нэй отправился по указанному ими ранее адресу в поисках бара. Позади он слышал едва различимое бормотание, по поводу того, что они с приятелем обязательно бросят грабить людей и займутся чем-то менее опасным.

Потратив около пяти минут, Нэй увидел вывеску. В отличие от состоятельных заведений, это не предлагало идущим мимо клиентам вообще никакой рекламы. Словно говоря, что это заведение только для тех, кто здесь бывал и им не нужно ничего рекламировать, они и так все прекрасно знают.

К немалому удивлению Нэя, возле входа маячил вышибала. Обычно в подобных местах, денег на фейс-контроль не предусматривается, но среди местной публики это заведение видимо считается солидным, поэтому и поставили мордоворота.

Для придания своему виду, образа кредитоспособного клиента, Нэй поправил рубашку и надел вынутый из кармана мятый галстук. Громила смерил его взглядом, и приняв для себя решение, отошел в сторону. Нэй с невозмутимым видом открыл дверь, и оказался в плохо освещенном помещении.

Его появление для местной публики прошло незамеченным, мало ли здесь шастает всяких типов, если на всех обращать внимание, то и пиво может нагреться. Взяв у бармена стакан с виски, Нэй устроился за столиком в дальнем конце заведения.

Посетителей здесь оказалось не так уж и много, но с десяток он насчитал. «Это и неудивительно, с такими-то ценами за выпивку. Интересно, как оно вообще еще не закрылось? По идее оно должно было прогореть, цены-то явно заточены не под того клиента, или для постоянных, у них другие ценники?» Размышляя над этим, Нэй сделал пару глотков и достал из кармана конверт с наследством, оставленным ему дядей.

Вытряхнув на стол, ничем не примечательное черное кольцо с красной полосой, Нэй посмотрел на него, и отодвинул сомнительное украшение в сторону. Сделав еще глоток, он развернул письмо.

«Дорогой племянник, если ты читаешь эти строки, значит, меня нет в живых, и к тому же ты козлина прое… не вступил в права наследника. Извини, вырвалось, постараюсь быть корректным, хотя это и очень сложно. Но если написать все что я о тебе думаю, дорогой ты мой племянник, то боюсь, все письмо будет в точках. Писать открыто и от души, я не могу, потому что прежде чем оно попадет к тебе, его прочтут юристы. А я не хочу быть похожим на тебя, пьяная ты скотина с быдло-лексиконом.

Я очень долго тебя искал, а денег, сколько угрохал, чтобы быть уверенным, что именно ты и есть мой племянник, ты даже не представляешь. И вот по всем проверкам ты именно тот, кого я искал, правда, моих надежд ты так и не оправдал. И уж если ты действительно умудрился не получить наследство, значит ты его действительно не достоин. Но я не могу оставить тебя ни с чем, ты конечно чмо конченное, но все же мой племянник. Поэтому передаю тебе кольцо, которое хранилось в нашей семье долгие годы.

Хотя семейная легенда и гласит, что оно у нас хранится уже несколько веков. Но я в эти сказки не верю, каждый стихоплет так и норовит добавить к истории пару сотен лет, думая, что ему обломится лишний золотой.

Одним словом это бесполезный хлам, который и продать-то нельзя. Да чего уж скрывать-то, его и бесплатно никто не берет. И если верить легенде, кольцо может носить только опустившийся член семьи Харперов. У остальных оно будет просто слетать с пальца.

Признаюсь честно, я пробовал его надевать, оно действительно соскальзывает, и ты даже не замечаешь этого, а потом находишь его где-нибудь под диваном. Легенды оно конечно легендами, но то, что я, не опустившийся человек, не скрою, радует. А вот тебе думаю, оно будет в самую пору. Уж не знаю, что оно тебе принесет, но думаю то, что ты и заслуживаешь.

С уважением… да какое к чертям уважение, чтоб тебе пусто было, твой дядя».

– Томас-Томас, какие на хрен пара строк, – пробурчал Нэй. – Здесь целый роман о том, какой я подонок.

Сложив письмо, Нэй убрал его обратно в конверт и, сделав большой глоток виски, взял в руки кольцо. Абсолютно черное, с тонкой, ярко-красной полосой идущей по кругу.

– А чего, собственно говоря, я теряю, ниже-то мне уже не упасть, – пожал плечами Нэй и залпом осушил содержимое стакана.

«Соскользнет, так невелика потеря», подумал он, надевая кольцо, но оно село идеально и совершенно не собиралось соскальзывать.

– Так, с наследством вроде разобрались, осталось узнать у бармена, не нужны ли ему пара свободных рук, – едва слышно пробормотал Нэй, поднимаясь из-за стола, но практически сразу же замер на пол пути.

Полупустой до этого момента зал, как-то неожиданно наполнился посетителями. И все бы было ничего, если бы некоторые из них не являлись уродами. У одних изо лба торчал рог, у других, вообще несколько, а некоторые не имея подобной роскоши, и без этого могли легко заразить медвежьей болезнью.

– Не хило вы тут ребята вискарь бодяжите, пятьдесят грамм, а меня плющит как лешего от мухоморов, – прошептал Нэй, опускаясь на стул.

Из всей этой разношерстной публики, Нэем заинтересовался только высокий блондин. Это немного успокаивало, он вроде выглядит как нормальный мужик, а не как галлюциногенные уроды. Длинные по плечи волосы, спадающие ему на глаза, он и не думал убирать, видимо обзору они не сильно мешали, или просто мода у патлатых такая.

– Ответь человек, почему люди такие тупые? – спросил блондин, усаживаясь за стол Нэя, и ставя перед ним второй стакан с виски.

– Легко, – ответил Нэй, посмотрев на предложенную выпивку. – Мы же люди, тупость у нас в крови.

– Выпьешь за знакомство? – поднял свой стакан блондин.

Прежде чем ответить, Нэй внимательно оглядел незваного гостя. Идеально отпаренные брюки он заметил, когда тот еще только приближался. Рубашка без галстука, с завернутыми по локоть рукавами, и жилетка. Не хватало только пиджака но, судя по закатанным рукавам, пиджак он предпочитал не носить.

– Извини друг, но с незнакомыми типами я не пью, даже за знакомство, – отодвинул Нэй от себя стакан с выпивкой.

– Ты конечно туповатый, но так как ты человек, то это простительно, – сделал глоток блондин.

– Слышь ты, чепушило патлатое, я ведь и по морде съездить могу, – предупредил его Нэй.

– Извини Харпер, я не хотел тебя оскорбить, но это тупо констатация факта, – произнес блондин, сделав еще один глоток.

– Это как-то связанно с кольцом? – осторожно поинтересовался Нэй.

– Молодец, а ты вижу не совсем потерянный для общества человек, – одобрил его догадку блондин. – Вот только когда тебе досталась древняя безделушка не надо ее использовать в местах, где много народа.

– Да кто ты вообще такой, и откуда знаешь, как меня зовут? – подозрительно глядя на блондина, спросил Нэй.

– Я твой демон защитник.

«Нет, парни определенно не по-детски бодяжат вискарь», подумал Нэй, взглянув на пустой стакан, который он опорожнил перед чтением письма дяди. «И теперь мой разум получает все прелести некачественного алкоголя. А ведь я, скорее всего, валяюсь под столом в собственной блевотине».

– Хорошо, допустим, ты реально существуешь, и не являешься больной фантазией моего сознания, напичканного галлюциногенами, от местного пойла, – произнес Нэй. «Вот так, наверное, и начинается белая горячка, с разговора с собственной галлюцинацией», добавил он про себя. – Ладно, мне терять уже нечего, просвети тогда, от кого, собственно говоря, ты собираешься меня защищать? И главное, каким образом?

– Для начала вон от той троицы рогатых демонов, которые заметили, что ты их видишь, – объяснил блондин. – Защищать же буду, самым банальным способом, – сделал он еще один глоток. – В момент опасности, я в тебя войду, ну или вселюсь, как тебе больше нравится, так и называй.

– А ну попридержи-ка лошадок! – отодвинулся от стола Нэй. – Я, конечно, взбодрил мозг подпольным бухлом, но гомосятину за версту чую. Только дернись в мою сторону, я тебе плашмя так стул введу или вселю, как тебе больше нравится, так и называй, но до голубятни ты еще не скоро доберешься.

– Я демон, с этой точки зрения, мужчины меня не интересуют, – печально вздохнув, ответил блондин.

– А мне по бую, как ты себя называешь, будь ты хоть пекарь, но к духовке не подпущу, – пообещал Нэй, и на всякий случай, схватился за стул.

– Действительно, тупость у вас в крови, – заметил блондин, поднявшись из-за стола, и залпом осушив стакан.

Нэй тоже вскочил на ноги, но блондин растворился, а стакан, который он держал, так и продолжал парить в воздухе, опровергая все физические законы, и подтверждая психиатрические. Провисев еще мгновение, стакан рухнул на пол, брызнув в стороны битым стеклом. И в этот момент на горизонте показалась троица с сомнительными украшениями на головах.

– Поздравляю с прозрением, давно у нас новеньких не было, – произнес один из демонов, почесывая огромный кулак.

Нэй хорошо понимал, что опыта драк с демонами у него даже во сне не было, а тут сразу три охламона. По самым скромным предположениям, Нэй понятия не имел, что, собственно говоря, демоны делают с человеком. Хотя история кинофильмов, все контакты с ними сводит к заупокойной.

«Как знал, что верить демонам нельзя, особенно патлатым, обещал же скотина защищать, а как запахло жаренным, только его и видели», с досадой подумал Нэй, делая шаг назад.

– Никуда я не делся, – услышал он, голос у себя в голове. – Сейчас ты не просто алкоголик в несвежих труселях, а человек обладающий силой демона.

– Не хочу тебя обижать, но что-то я сильно сомневаюсь, – ответил Нэй, делая еще один шаг назад, чтобы сохранить дистанцию между собой и надвигающейся рогатой троицей. – Что-то не похоже чтобы они испугались демонской силушки-то.

– Не ссы в компот, там повар ноги моет, – успокоил его голос в голове. – Они просто не знают, с кем связались, да и ты пока ничего не показал.

– Может ты и прав, но мне пока легче не стало.

Один из демонов первым достиг Нэя и, схватив его за горло, легко оторвал от земли.

– Сердце съем я, остальное доедят мои братья, – обрисовал ситуацию демон и, выпустив когти, замахнулся для смертельного удара.

Терять Нэю было уже нечего, и он тупо пнул урода в живот. Демона словно из пушки отбросило куда-то в район входной двери.

– Не хочу портить вам аппетит но, похоже, главное блюдо еще не готово, – просипел Нэй, потирая помятое горло.

Судя по развитию дальнейших событий, демоны все же рассчитывали на небольшой перекус. Бросившись на Нэя, они изрядно попортили мебель, но кроме этого ничего не добились.

Избежав шквала ударов, Нэй схватил демона за рог, и приложил урода головой об пол. Плитка на полу раскололась вместе с головой демона. Нэй рассчитывал увидеть разлетающиеся по стенам мозги, но кроме дыма опутавшего демона так ничего и не увидел. Дым, в который превратилось тело демона, быстро затянуло в щели в полу.

– С одним покончено, осталось еще двое, – услышал Нэй у себя в голове голос блондина.

– Да не проблема, сейчас и второго ушатаю в дым, – заверил блондина Нэй, и сразу же получил кулаком в нос.

Перелетев через стол, обладатель демонической силы упал спиной на стул, который, не выдержав его веса, быстро распался на составные части, больно впившиеся Нэю в тело по ниже спины.

– Твою мать, – сплюнув кровь, ругнулся он, поднимаясь на ноги.

Демон, получив преимущество, и не думал им разбрасываться. Отбросив в сторону стол, он приступил к окончательной расправе над человеком, но вместо этого обнаружил у себя в груди острие меча, удерживаемого рукой Нэя.

Последний дымок скрылся в щели пола как раз в тот момент, когда с диким ревом появился глава демонской группировки, пришедший в сознание возле двери. Рогатый полагался на грубую силу, и атаковал без особых изысков, тупо взяв разгон и сметая всю мебель, находящуюся на его пути. Сместившись вправо, Нэй легко срезал демону голову.

– Ну, вот и все, теперь ты сам по себе, – произнес блондин, и материализовался возле Нэя. – Примерно вот так все и будет происходить, – произнес он, усаживаясь за ближайший уцелевший стол.

– Продолжаешь утверждать, что все, что здесь произошло, не является моей галлюцинацией? – поинтересовался Нэй, все еще не веря сам себе, но поднимая стул и присаживаясь за столик блондина.

– Можешь верить можешь не верить, но демоны существуют, и да, они живут среди людей. Тех, кто может нас видеть, слишком мало, чтобы доставлять нам неприятности. Надев кольцо, теперь и ты стал частью общего мира…

– Да понял я, понял, – перебил его Нэй. – А ты значит что-то вроде моего слуги? Типа джин, и должен исполнять мои желания?

– Ну, я бы так не говорил, – поправил его блондин. – Не хочу вдаваться в подробности, но кое-какие просьбы я могу исполнить…

– Отлично, – опять перебил его Нэй. – Тогда я хочу чтобы ты нашел мне квартиру или что-то типа того, где я буду жить пока не найду работу, – откинувшись на спинку стула начал перечислять желания обладатель кольца. – Хотя, погоди, на кой ляд мне работать, у меня же есть ты, – сделал логический вывод Нэй.

– Хорошо, идем, есть здесь не далеко одно местечко, – кивнул блондин, вставая из-за стола и направляясь к выходу.

– А ну-ка постой! – окликнул его Нэй и, обогнав блондина, преградил ему дорогу. – Я чего-то не догоняю, ты же демон, а значит должен доставить меня в новый дом в один миг. Ну, знаешь, чтобы очнуться не успел, а мы уже на месте.

– Да не вопрос, – улыбнулся блондин, и коротким ударом снес Нэю челюсть. – Очнуться не успеешь, а мы уже на месте, – произнес он, взваливая себе на плечо бесчувственное тело Нэя.

Бросив последний взгляд на разруху устроенную рогатыми, блондин печально вздохнул и покинул злачное место.

Эпизод-2. «Шанс получить по морде, есть у каждого, просто у некоторых он гораздо выше»

С трудом, разлепив глаза, Нэй увидел расплывчатую фигуру демона, который теперь вроде как числится у него в слугах.

– И чего это было, а? Козлина ты патлатая.

Нэй стараясь не делать резких движений, принял вертикальное положение, и, изобразив строгий взгляд, посмотрел на демона.

– Сам же попросил доставить тебя домой, да еще и очнуться, чтобы не успел, – спокойным голосом, ответил блондин.

– Намекаешь, что это моя вина? – потер виски Нэй, и осторожно коснулся ушибленной челюсти.

– Мой мозг не приспособлен к намекам, ты попросил, я сделал. Надеюсь, ты не будешь отрицать, что только что очнулся, а мы уже дома.

– Дома?! – не скрывая удивления, воскликнул Нэй, и сразу же схватился за больную голову. – И это ты называешь домом? – уже тише спросил Нэй, оглядываясь по сторонам. – Парковая скамейка мой дом?

– Но у тебя нет, ни крыши над головой, ни денег, чтобы ее приобрести, – озвучил демон горькую правду.

– А вот ни черта ты обо мне не знаешь, – возразил Нэй. – Я чертовски богат, просто в данный момент у меня юридические нестыковки.

– Будь это правдой, ты бы меня не видел, а я бы понятия не имел о тебе, – возразил блондин. – И уж если мы оба гадим на природе, значит, ты лишен наследства, а мое кольцо перешло к тебе. По большому счету мне без разницы, где спать, я демон, и мои запросы весьма скромны. Но я не откажусь и от крыши над головой. Так что ты давай, напряги мозги и придумай где взять денег, чтобы первое время хотя бы не мокнуть под дождем.

– Я вот никак в толк не возьму, – почесал затылок Нэй. – У меня вроде как собственный демон нарисовался, а жизнь все равно говно-говнищем. Я вот что тебе скажу, ни хрена ты чудило патлатое не Хоттабыч.

– Меня зовут Фален, а грубость здоровья не добавляет.

– Да шел бы ты, Фален, куда подальше, – пробурчал Нэй. – Забирай кольцо, и вали к себе под землю.

– Демоны не живут под землей, – возразил блондин. – Это распространенное заблуждение среди людей, на самом же деле у нас практически такой же мир, как и у вас. Но единственное что вам известно о моем мире, это информация о самой крупной тюрьме под названием «Ад». Она создана для демонов, люди туда не попадают. А миров к твоему сведению довольно много, например мой, находится под вашим, но где бы они не находились всех их связывает энергетическая нить. Именно на нее нанизаны миры подобно бусинкам. Она проходит по центру земли, и только по ней можно попасть из одного мира в другой, но это под силу не каждому. Надеюсь теперь понятно, почему портал открывается на поверхности, а не в небе, например?

– За дурачка меня держишь патлатый? – Я это понял, когда ты только упомянул про энергетическую нить. И хорошо, что не каждый демон может путешествовать, а-то устроили здесь проходной двор, куда не плюнь, обязательно в вас попадешь.

– Ты не прав, в большинстве случаев все происходит не так, как представляется, – возразил Фален.

– Ну, уж если так случилось, что у нас времени вагон и маленькая тележка, то давай просвети меня как устроено мироздание, – произнес Нэй, укладываясь обратно на скамейку.

– Я не очень хочу об этом говорить, но если настаиваешь, могу и просветить, хотя для этого лучше найти место поспокойней.

– Зачем? Мне и тут неплохо лежится.

– Можно конечно и здесь, – пожал плечами блондин. – Но насколько я успел познакомиться со здешней жизнью, полицейские не любят бомжей, – произнес Фален и, повернувшись к Харперу спиной, побрел вдоль аллеи.

– Какие еще полицейские? – быстро поднялся Нэй, посмотрев в противоположную от удаляющегося демона сторону.

У входа в парк действительно припарковалась полицейская машина, недобро, подмигивая ночным обитателям, синим и красным глазом.

– Вот блин, черти, – ругнулся Харпер, вставая со скамейки. – Не дадут бывшему богачу спокойно отдохнуть в парке под газеткой.

Блондин шел медленно, явно никуда не торопясь, поэтому Нэю не составило труда его нагнать.

– А ты сам-то не боишься привлечь к себе внимание полиции? – поинтересовался он у демона.

– Нет.

– А вот и зря, патлатый верзила в ночном парке, по всем приметам смахивает на маньяка.

– Лишний раз убеждаюсь в твоей правоте, – произнес Фален.

– А-то, я же не пальцем деланный, мозг имею, – не без гордости изрек Харпер.

– Как ты и говорил, дебилизм у людей в крови, – не вынимая рук из карманов, произнес демон. – Они меня не видят, а на коротышку вряд ли обратят внимания, если конечно он не будет валяться в общественном месте, пачкая скамейки.

– Я не коротышка, во мне метр восемьдесят.

– Я так и сказал – коротышка, – ответил Фален.

– Слышь, кудлатый, это я вроде как твой хозяин, и оскорбления моя прерогатива.

– У меня нет хозяина, – отрезал демон. – Да, я вынужден защищать обладателя кольца, но не более того, – пожал плечами демон.

– Выходит, не надень я кольцо, тебе не пришлось бы меня защищать?

– Именно так, если человек нас не видит, то и проблем у него гораздо меньше.

– Что значит меньше, я вообще думал их не должно быть? – удивился Нэй.

– Хотел бы я это подтвердить, но не могу. Демонам из нижнего мира, очень нравится ваша жизненная энергия, вы ее называете душой.

– Ну а ты значит привереда, и не любишь перекусить душонкой, – ехидно заметил Нэй.

– Я обычный демон, но вашей энергией не питаюсь.

– Нет, ты неправильный демон, – сделал вывод Нэй.

– Думай, как хочешь, но я действительно демон из нижнего мира, по крайней мере, сюда я попал именно оттуда, туда вскоре и вернусь.

– Погоди, ты, что же хочешь сказать, что бросаешь меня?

– Конечно, зачем мне с тобой бродить по темным-то улицам? – искренне удивился Фален. – Понадоблюсь, вызовешь.

– Минутку, а как же вся та хрень про крышу над головой и то, что я должен найти деньги?

– Я демон, а болтал от нечего делать, для поддержания так сказать разговора. И тебе действительно нужны деньги, ну и пока ты ищешь крышу над головой, я побуду некоторое время с тобой.

За разговорами городской парк закончился, и они вышли к жилым кварталам.

– Выходит, демоны едят души, а мы этого не замечаем, – произнес Нэй, достав десятку, оставшуюся на его карманном счету. – Не густо, – тяжко вздохнул он, убирая купюру обратно.

– Вообще-то люди замечают, когда их жизненную энергию поглощает демон, – заметил Фален. – Человек воспринимает это как инфаркт, или другую болезнь. Но не все демоны приходят сюда, чтобы вредить людям.

– Это типа тебя что ли?

– Нет, таких как я очень мало.

– Понятно, дернул черт связаться с праведником, – махнул на него рукой Харпер. – Вот только оттого, что ты не жрешь души, денег у меня не прибавится. А в нашем мире, если ты еще не заметил без бабок, можно только объедками возле урн в парке питаться, если найдешь, конечно. В любом случае, если мы не отыщем где заработать я с голоду подохну, и защищать тебе будет некого.

– Держи, – произнес Фален, протягивая ему полтинник. – Знаю я тут одно местечко, где тебе могут предоставить крышу над головой, пока ты будешь искать работу.

– А ну стоять жердь красноглазая, – преградил ему дорогу Нэй. – У тебя значит полные карманы кредитов, а мне, нечисть подзаборная, предлагал в парке под скамейкой жить?! – искренне возмутился Харпер.

– Это все деньги, которые у меня есть, – разочаровал Нэя блондин. – Полтинник я подобрал у одного из демонов, которых ты отправил обратно в нижний мир. Тебе должна быть известна поговорка, что деньги на тот свет не возьмешь.

– Ясное дело известна, – хмыкнул Нэй. – Ее цитируют нищеброды завидующие состоятельным людям, таким, каким был я.

– Когда демон погибает и обращается в дым, он проходит через портал, а деньги этого мира остаются на земле, – продолжил объяснение Фален. – А вот наивные или просто жадные до чужого добра люди полагают, что деньги кто-то выронил, а им повезло, и они случайно нашли купюры или монеты.

– Ты мне еще расскажи, что люди не теряют денег, и брать чужое нельзя, – усмехнулся Нэй.

– Конечно теряют, только деньги оставленные демоном, ничего хорошего нашедшему не принесут. Человек, поднявший проклятые деньги потеряет гораздо больше, чем поднял, и потери будут не только финансовые.

– Ты издеваешься гад?! Сунул мне полтинник, а теперь говоришь, что я в собачье дерьмо вляпаюсь, или того хуже, кирпич на голову спикирует.

– Ты их не находил, это я поднял купюру, а я демон, и теперь это обычные пятьдесят кредитов не несущие в себе никаких неприятностей.

– Ну, если дело обстоит, таким образом, тогда ладно, – произнес Нэй, убирая полтинник обратно в карман. – Далеко нам еще до твоего места, я есть хочу?

– Практически пришли, еще три дома и будем дома.

Проходя мимо переулка, Нэй неожиданно обратил внимание на подворотню, где мирно беседовали два демона.

– Погоди, – схватил он за рукав Фалена. – Кажется, я знаю, как нам раздобыть наличность. Смотри и завидуй, как мой прозорливый разум обогатит нас финансово.

Нэй свернул в подворотню и, подойдя к демонам, ехидно заметил.

– Ну что, красотули, пора вам обратно зарываться в землю, – и для наглядности своей угрозы, сплюнул одному из демонов на ботинок.

– Человек ты нас видишь? – удивился тот, чей ботинок теперь нес ДНК Нэя.

– Конечно, вижу, пучеглазый ты единорог, – ответил Харпер, снимая пиджак и аккуратно кладя его на ступени парадной, возле которой болтали демоны. – И судя по вашим мордам, карманы у вас должны трещать от нечестно отобранных кредитов.

– Уйди человек, пока я тебя не зашиб, – честно предупредил его демон.

– Уйди человек, – мерзким голоском передразнил его Нэй. – Я твой ночной кошмар, мать вашу, – произнес Харпер, закатывая рукава. – Мистер ушатун, если быть точным, хотя над образом я еще работаю.

– Человек мы не хотели неприятностей, но ты сам напросился, – сжав кулаки, двинулся на него демон.

– Отлично, – обрадовался Нэй. – Фален, я готов, делись со мной силушкой.

– Нет, – ответил блондин и, достав пачку сигарет, присел на ступеньку.

– Не понял, что значит, нет, меня же сейчас бить будут?! – обернулся Нэй, не скрывая своего удивления.

– Ага, будут, – спокойно ответил Фален и, чиркнув спичкой, закурил сигарету.

Глубоко затянувшись, блондин выпустил кольцо дыма и, облокотившись на ступеньку, приготовился лицезреть, как будут дальше разворачиваться события, а представление обещало быть зрелищным.

Пока Нэй пытался переварить ответ блондина, демон ударил его в живот, а затем от души приложил по уху. Разбрызгивая сопли, Харпер вытянувшись в струнку на бреющем полете, метко поразил головой мусорный контейнер. В полете он, конечно, не переобулся, но был близок к этому.

Наведя в глазах резкость, Харпер увидел, как второй демон одним прыжком оказался возле него. Поднявшись на одно колено, Нэй сплюнул кровь, под ноги однорогому.

Демон, не обратив на это внимание, схватил мистера с непроработанным образом за шиворот, и отправил в очередной полет. Местом назначения оказался первый демон. И тот не стал его ловить а, используя вместо биты кулак, отбил Нэю внутренности.

Харпера отбросило к ступеням, где сидел Фален и с довольной мордой пускал кольцами дым не без интереса наблюдая, как демоны мутузят его подзащитного.

– Патлатый, ты вроде как должен меня защищать, так чего же травишь себя никотином, вместо того чтобы помогать? – сплюнув кровь, спросил Нэй, после того как вновь оказался на земле, а демоны с особым цинизмом ждали, когда он поднимется.

Пижонски выпустив пару колец дыма, Фален ответил.

– Не охота.

– Что?! Да я…

Закончить фразу ему не позволил один из демонов, схватив Харпера за шиворот, он отбросил его на середину улицы.

– Ну, все тварь рогатая, считай, ты меня разозлил, – произнес Нэй, с трудом поднявшись, и едва удерживая равновесие.

Приняв боксерскую стойку, он никого перед собой не видел, в глазах все плыло, да он даже собственных кулаков-то не видел, а тяжелая колотушка демона прилетела откуда-то сбоку.

После этого зрение немного прояснилось, но только для того чтобы он мог увидеть приближающуюся стену, перила, и еще много чего, во что демон тыкал его лицом. Затем все резко прекратилось, как позже понял Нэй, это было связанно с потерей сознания.

Когда Харпер открыл глаза, то первым кого он увидел, оказался Фален, протягивающий ему сигарету.

– Козлина ты… патлатый, а не защитник, – обвинил его Нэй, но сигарету взял. – Меня убить на хрен могли, – посетовал он затягиваясь.

– У меня нет рогов, так что на козла я не похож, – заметил блондин.

– Похож-похож, просто вылитый козел, и наличие рогов значения не имеет, – заверил его Нэй.

– Это бесполезный спор, и я тебя предупреждал, что не все демоны хотят навредить людям. А ты пристал именно к таким.

– Ага, заливаешь как священник на проповеди, – усмехнулся Нэй, и скривился от боли, схватившись за ушибленные ребра. – Они прямо так не желают вредить людям, что чуть кишки мне через сфинктер не выбили. Мне теперь всю жизнь на таблетки работать.

– У тебя нет работы, – напомнил ему Фален.

– Соли подлец сыпанул, да? Хотя ты прав, работы теперь мне не видать, кому на хрен инвалид нужен. Теперь меня даже билеты в платный туалет не возьмут продавать.

– Прекращай скулить, и поднимайся, – произнес Фален, глядя на него сверху вниз.

– Сейчас, только кости соберу, и сразу же поднимусь.

– Да на месте твои кости, а к утру, и синяки пройдут, – спокойно объяснил Фален. – Будь у тебя хоть немного мозгов, ты и сам бы догадался, что человек, переживший то, что выпало тебе, как ты выражаешься – ласты бы склеил. Ну а ты жив, здоров, и мои сигареты переводишь.

– В любом случае косматый, ты подонок, – пробурчал Нэй, поднимаясь на ноги.

– Я демон, чего ты еще ожидал от меня, а убивать они тебя не собирались. Демоны видели, что я с тобой, просто слегка помяли, наука так сказать на будущее. Мы кстати практически на месте, следующий дом тот, который нам и нужен.

Нэй как мог, отряхнул брюки и, поправив галстук, подобрал со ступенек пиджак. Накинув его на себя, он хоть как-то смог спрятать порванную и окровавленную рубашку.

– Ну и как тебе, – поинтересовался он у Фалена.

– Да как тебе сказать, – смерил его взглядом демон. – Ты похож на бомжа-интелегента.

– Ну, если пропустить упоминание о бомже, то будем считать, что я неплохо выгляжу, – удовлетворившись ответом, кивнул Нэй.

Фален пожал плечами и, выбросив недокуренную сигарету, побрел вдоль улицы. Нэй сделав пару быстрых затяжек, последовал примеру демона и щелчком пальцев отправил окурок по дуге в урну.

– Надеюсь там хоть приличное место, я ведь до недавнего времени был состоятельным человеком, – произнес Нэй, поравнявшись с блондином.

– Ключевое слово в твоей фразе, «был», – заметил Фален.

– Издеваешься, значит? А я между прочим хорошую бизнес-идею предлагал. Вот если бы ты поддержал меня, то сейчас бы в карманах не ветер гулял, а шелестели кредиты. Да и нужно что-то делать с нашим недопониманием друг друга, а-то твои блин запутанные намеки, мое тело воспринимает как-то уж слишком болезненно. Не подумай, что я жалуюсь, но все же предупреждай меня немного заранее, и лучше прямо и без намеков.

– Я плохо понимаю, о чем ты вообще говоришь, – искренне удивился Фален. – У нас нет с тобой недопонимания.

– Нет, значит?! – воскликнул Нэй, и даже остановился, но демон пропустил его возмущение мимо ушей и молча шел дальше.

Прежде чем продолжить разговор, Харперу вновь пришлось догонять блондина.

– Как это нет недопонимания? А когда ты мне в баре по морде съездил, это как называлось?

– Ты сам меня попросил, – пожал плечами Фален. – Согласись, я ведь сразу тебе предложил пройтись, а ты почему-то стал возмущаться, чтобы я доставил тебя на место, да еще и во время пути, ты не должен быть в сознании.

– Тогда я выражался образно, должен же был понять. И вообще я находился в некотором замешательстве, не каждый же день видишь демонов.

– Мне действительно трудно тебя понять, я демонов вижу каждый день, – непонимающе посмотрел на Харпера, Фален. – Ты не поверишь, но даже я демон.

– Издеваешься, патлатый?

– Нет, просто констатирую факт, – поправил его блондин. – Ну, вот, кажется, мы и пришли, – остановился он возле покосившейся вывески с говорящим названием, «За гранью».

Вид гостиницы вполне соответствовал ожиданиям Нэя. Обшарпанная дверь с какой-то уродливой надписью начинающего художника, который, скорее всего начинающим и останется.

Вид заведения, не презентабельный, оно и понятно, если владелец дает приют всяким нищибродам. Но вот что касается запаха мочи, то его на удивление здесь не было. Этот момент Нэй отметил, а вот почему ни одному неформалу не пришло в голову помочиться на дверь, он не мог объяснить. Хотя если здесь обитают демоны то, наверное, лучше сходить за угол другого дома, и спокойней и безопасней. Фален подошел к двери и, достав золотой ключ, открыл замок.

– А не слишком ли кучеряво использовать золотой ключ для ободранной двери? – спросил Нэй.

– Не знаю как тебе но, на мой взгляд, она вполне приличная, – ответил он, убирая ключ в карман.

В тот момент, когда ключ покинул замочную скважину, дверь преобразилась. Надписи и грязь исчезли, а на месте старой покосившейся створки, оказалась новенькая с резными украшениями дверь.

– Не хило вы здесь черти обжились, – не скрывая удивления, произнес Нэй. – Бабки, наверное, гребете не детским совочком, а большой совковой лопатой.

– Харпер, это единственное место, где тебе подобным откроют кредит, – произнес Фален, открывая дверь и пропуская Нэя первым. – Честно говоря, я не хотел предлагать тебе эту работу но, посмотрев, как отлично ты летаешь в переулке, решил попробовать.

– Если бы ты мне помог, то летали бы эти черти, а не я, – пробурчал Нэй, переступая порог.

Миновав полутемный коридор, они вошли в небольшой ресторанчик. По правую сторону находилась барная стойка, где протирал бокалы, крупный пожилой мужчина.

– Привет Фален, сто лет тебя не видел, – поздоровался он. – Смотрю, еще и притащил кого-то. Не удивлюсь если его помятое лицо, твоих рук дело.

– Могло бы быть именно так, но нам попалась парочка туристов, они и объяснили, что не хорошо приставать к незнакомцам, – ответил Фален, присаживаясь за свободный столик.

– Не хочу забегать вперед чертяка ты красноглазое, но думаю мне здесь должно понравиться, – произнес Нэй, развалившись быдлом на стуле.

– Не спеши с выводами, тебя еще не приняли, а если и возьмут, то у меня появится реальный шанс еще сотню другую лет не приходить в этот мир.

Вскоре у столика появился официант, но меню предложил только Фалену.

– Это что за дискриминация? – возмутился Нэй, когда официант удалился. – Почему мне ничего не предложили? Или меня здесь за клиента не считают?

– Тебя вообще здесь ни за кого не считают, – ответил демон, переворачивая станицу меню.

– Ну, в таком случае, в книге жалоб я не буду подбирать слова, – обиженно пообещал Харпер, сложив руки на груди.

– Тебе что взять?

– Всего да побольше, я со вчерашнего дня ничего не ел, если конечно не считать за еду алкоголь.

Описав официанту то, что они хотят, демон закрыл меню, и положил его на край стола. Готовили здесь довольно быстро, Нэй приготовился долго ждать заказа, но через десять минут уже подали закуску.

– Ты же демон, – посмотрел на Фалена Нэй.

– И чего? – не понял блондин.

– А того, ты обычную еду уплетаешь будь здоров, как это понимать? – спросил Харпер, с набитым ртом. – Демоны питаются душами, или как вы их там называете, жизненной энергией. Хотя если не брать во внимание твои красные глаза, которые ты пытаешься скрыть патлами, на демона ты и не похож.

– Я уже говорил, демоны бывают разные, – ответил он, отодвигая от себя, пустую тарелку. – Душа это своего рода наркотик, попробовав ее один раз, очень трудно отказаться, чтобы вновь не опустошить человека. Я с трудом переборол это чувство, и не хочу, чтобы оно опять вернулось. При первом поглощении, ты испытываешь эйфорию, но она быстро проходит, и ее заменяет голод. Потом ты уже перестаешь контролировать себя, а постоянное чувство голода, заставляет убивать, снова и снова. Но ни эйфории, и даже сытости, ты уже не испытываешь, только дьявольский голод. В своем большинстве, демоны питаются тем же, чем и люди. Хотя, как и у вас, у нас тоже есть личности, предпочитающие такие ингредиенты, названия которых за столом лучше не произносить.

– Как я тебя понимаю, – согласился Нэй, подтягивая к себе рыбу, политую просто божественно пахнущим соусом. – Мне тоже доводилось встречать любителей всякой ползающей дряни.

Отломив довольно приличный кусок от рыбины, Нэй переложил его себе в тарелку.

– Ну ладно, с этим вроде разобрались, а теперь ответь мне, каким таким макаром я остался жив, когда меня подобно супермену, головой в стены втыкали? По крайней мере, стену я помню, но что-то мне подсказывает, что стенами эти уроды не ограничивались. И помимо того, что я соскребал фейсом штукатурку, я еще практически пробивал их насквозь. А ущерб, который по идее должно было бы нести мое тело сводился в основном к моральному. Где поломанные кости, да, в конце концов, где натянутый на жопу глаз? Да после того, что пережил мой организм, я месяц должен под себя ходить, а вместо этого сижу тут в отличном во всех смыслах заведении, кроме обслуживания конечно, и набиваю живот разносолами?

– Хорошо, я могу это объяснить, – ответил Фален, отодвинув от себя еще одну опустошенную тарелку. – Как, наверное, ты мог заметить, твоя скорость реакции, да и вообще вся скорость, как впрочем, и сила, возросла на несколько порядков.

– Это трудно было не заметить, даже беря во внимание, что я был немного не трезв, – согласился Нэй.

– Ну, так вот, мне пришлось поменять твое тело…

– Ах ты, извращенец патлатый я, что теперь баба?! – перебил его Нэй, хватаясь за причинное место но, нащупав то, что и всегда, с облегчением выдохнул.

– Дебил ты сельский, Харпер, – ответил демон, и с безысходностью во взгляде, покачал головой. – Я не менял пол, я заменил скелет, связки и мышечные волокна, на более крепкие. Не произведи я замену, то от моей скорости, у тебя связки и мышцы просто бы взорвались, а кости разрушились. И это бы произошло не во время удара, а только еще при замахе. Надеюсь, я доходчиво объяснил, какое бы из тебя кровавое месиво получилось, при первом же движении?

– Да понял я, понял, в красках-то зачем, меня бы устроил и графический набросок, – скривил физиономию Нэй.

– Не люблю халтуры, – ответил Фален. – Теперь получая мою силу, ты сможешь действовать мгновенно, и не нужно тратить время на переделку организма.

– Выходит теперь я в прямом смысле, чувак со стальными яйцами.

– Образно говоря, да, – кивнул Фален.

– У меня еще один вопрос, как тебя вызывать-то, если потребуется, конечно? Ну, там какие-нибудь заклинания нужны? По типу, явись демон патлатый, тебя хозяин зовет. Или какие-то мега-движения, но предупреждаю, они не должны быть сложнее Камасутры, у меня с гибкостью проблемы.

– Нет, у меня хозяина и казалось, я доходчиво это объяснил.

– Ладно-ладно, не кипятись, – поднял руки Нэй. – Шуткую я так, ну так что, откроешь тайну вызова, или как?

– Вызвать меня просто, твоя кровь должна попасть на кольцо, – ответил блондин. – Полагаю, как меня вызвать ты запомнил, дальнейшую информацию тебе расскажет Рино, и за ужин платить тебе, я тоже умею шутить, бывай, – произнес Фален, и растворился в воздухе.

– Подонок, да ты на пятьсот кредитов нажрал! – бросил в пустоту, Нэй.

Седой здоровяк за стойкой поставил отполированный стакан и, положив возле него полотенце, перевел взгляд на Нэя.

– Да ладно дедуля, не надо на меня так смотреть, я сегодня такое видел, что и проктологу не снилось, так что простым взглядом меня не запугать, – отмахнулся от него Харпер. – Не хочу хвастать, но теперь я здоров как бык. Так что запиши банкет на счет патлатого. А вот когда он объявится с него и возьмешь долг.

Седовласый здоровяк с красными глазами вытянул в сторону Нэя руку и неведомая сила, вырвав человека из-за стола, притащила его в стальную хватку бармена.

– Я Рино, – тихо произнес он, сжимая горло Нэя. – Две тысячи лет в преддвериях Ада я служил Харону, ловя беглецов, которые имели глупость бежать из лодки хозяина. И ты червь, думаешь, что я позволю кому-то не заплатить по счету?

– Прошу… прощения… бес… попутал, – просипел Нэй, хватаясь за стальную руку бармена.

– Тебя привел Фален, он попросил взять тебя в отряд, – произнес Рино.

Затем смерил Харпера презрительным взглядом примерно таким же, каким благородные джентльмены смотрят на собачьи экскременты посередине садовой аллеи.

– Ты извинился и это хорошо, но еще ты не обгадился, а это говорит о многом, – добавил он, разжимая железную хватку.

После того как его отпустили, Нэй едва устоял на ногах, он хватал ртом воздух, словно выброшенная на берег рыба.

– Еще немного и в вашей конторе запахло бы не розами, – отдышавшись, произнес Нэй.

– Не ты первый, засранцев здесь хватало, но твои штаны остались сухими, – усмехнулся Рино, кладя на стойку золотой ключ с гравировкой в виде цифры тринадцать. – Ключ от твоего номера, кредит я уже тебе открыл. Бумаги подпишешь утром, а оно наступит через пять часов, так что не вздумай опаздывать на завтрак.

Кивнув, Нэй взял ключ, и направился к лестнице ведущей на верхние этажи.

«Комната под номером тринадцать, это же штамп из штампов», подумал Харпер, поднимаясь по лестнице и потирая помятое горло.

Эпизод-3. «Городская Санитарная Служба (ГСС)»

Найдя дверь с номером тринадцать, Нэй осторожно вставил ключ в замочную скважину. Раньше ему было побоку, какая цифра на двери, но многие люди охотно верят во всякую потустороннюю силу. А теперь и он обзавелся собственным демоном, поэтому решил от греха подальше не вламываться в комнату, а войти осторожно, кто его знает что там, у демонов на уме? Дверь запросто может оказаться порталом в их тюрьму, а он пока в эти заведения как-то не особо стремился.

Провернув ключ в замке, он осторожно толкнул дверь, а сам остался в коридоре. «Надо же было так вляпаться, задолжать тюремщику из Ада, пожалуй, стоит завязывать с выпивкой», думал он пока дверь открывалась.

– Ладно, кирпич не упал, да и порталов темных вроде тоже не открылось, – прошептал Нэй. – Ну, вот и отлично ничего плохого не произошло, – успокаивая, таким образом, сам себя, Харпер переступил порог.

Возможно, со стороны он выглядел как полный дебил, быстро заглядывая в комнаты и отпрыгивая обратно, но его никто не видел, хотя входную дверь он благоразумно не прикрыл.

Его мозг выращен современной цивилизацией и воспитан на кинематографе. А из этого он вынес, одну очень важную вещ, если дверь захлопнулась сама по себе то с чистой совестью можно гадить в штаны, потому что в любом случае этот момент наступит.

Еще вчера он понятия не имел о демонах, а сегодня снимает комнату у одного из них, так что лучше перестраховаться. Проверив, таким образом, все помещения, включая и санузел, он только после этого решился закрыть дверь.

Харпер вполне здраво рассудил, что Фален обещавший его защищать, опасного для его жизни не посоветует, хотя в последней стычке его чуть не прибили, а патлатый вместо защиты баловался сигареткой. Сев на диван Нэй только сейчас обнаружил на журнальном столике конверт со своим именем. Взяв его, он вынул сложенный пополам листок.

«Мистер Нэй Харпер, у двери стоит корзина для грязного белья. Сложите в нее всю одежду, абсолютно всю. Не беспокойтесь, утром вы получите новую».

– Да не видел я никакой корзины, – произнес Нэй, вставая с дивана.

Выглянув в прихожую, он, как и предполагал корзины не нашел. Пришлось открыть входную дверь и высунуть голову в коридор, и слева от двери действительно стояла корзина. «А ведь когда я заходил, корзины-то не было», вспомнил Нэй.

– Вот же черти рогатые, вы меня такими шутками раньше времени в могилу загоните, – бросил он в пустой коридор.

Не получив ответа Нэй закрыл дверь и отправился в душ. За последние часы именно этого ему и не хватало. Смыв пот и кровь он накинул махровый халат и вынес в коридор вещи, включая и ботинки.

Добравшись до кровати и даже не позволив ему раздеться, Харпера срубил сон. А утром его разбудил настойчивый стук в дверь раньше, таким образом, его будил дворецкий. Не открывая глаз, Нэй глубоко в душе надеялся, что этот ранний посетитель ошибся дверью, и сейчас вспомнив какой номер ему нужен, свалит, куда шел, а Харпер продолжит плющить лицо. Но стук зараза, повторился, да еще и более настойчиво.

– Валите на хрен, сплю я! – крикнул он, не вставая с кровати, и к его удивлению стук прекратился. – Отлично, – прошептал Харпер, переворачиваясь на другой бок.

Сладко зевнув, Нэй закрыл глаза, и в тот же миг подскочил как ошпаренный, от страшного грохота выбитой двери. Входная дверь влетела в комнату, и плашмя ударившись о стену, рухнула на пол, подняв облако пыли. Харпер сидел на кровати и хлопал расширенными от удивления глазами. Следом в номер вошел официант, что вчера обслуживал их столик. Не проронив ни единого слова, тип подошел к журнальному столику и, смахнув с него пыль и куски штукатурки, положил конверт идентичный вчерашнему.

Сделав свое дело, гад подземный, так же молча покинул развороченные апартаменты Харпера. «Надо отдать им должное, что-что, а будить они умеют», подумал Нэй, запахивая халат. Осторожно выглянув в пустой коридор, Нэй прошептал.

– Надо запомнить, что обслуживающий персонал гостиницы не посылать на хрен, чувством юмора они явно не обладают.

Вернувшись к журнальному столику, он открыл конверт, в нем оказалось очередное послание.

«Мистер Нэй Харпер, ваш костюм готов, можете забрать его из коридора. И мистер Рино ожидает вас внизу для подписания бумаг».

– Ну, спасибо тебе патлатый, – обратился он к кольцу. – Лучше бы ты меня в парке оставил, там, по крайней мере, не будят вышибанием дверей.

Опять выглянув в коридор, он удивился, увидев костюм и обувь, а в прозрачных пакетах лежал комплект нижнего белья со странным рисунком в виде сердечек и носки.

– Трусы черти могли бы и в непрозрачный пакет положить, шутники хреновы, – пробурчал он, забирая вещи.

Насколько мог судить Нэй, нрав у хозяина заведения и его подчиненных, еще тот, и затягивать время с переодеванием, он не хотел. С размером костюма и обуви, демоны попали в точку, так что, одевшись, Харпер никакого дискомфорта не испытал.

Покинув номер, он развернулся и достал ключ, но, взглянув на развороченную дверную коробку, убрал его обратно. Бросив взгляд на пустынный коридор, Нэй отправился в ресторан, где его ожидали бумаги.

– Смотрю, а с клиентурой у вас дела обстоят не очень, – произнес Нэй, забравшись на высокий стул возле Рино.

– Я беру не количеством, а качеством, – ответил бармен, кладя перед Нэем договор.

– Понятно, – буркнул себе под нос Харпер, пододвигая бумаги. – Пятьсот штук?! – не сдержался он, когда дочитал договор. – Дед ты совсем ополоумел?!

– Да нормально все, – не обратив внимания на бурную реакцию Харпера, ответил Рино. – Работу я тебе дам, если будешь нормально вкалывать, то вскоре оплатишь долг, и будешь работать на себя.

– Чувак, это конечно впечатляет и вероятно должно меня успокоить, но пятьсот штук-то откуда?!

– Вообще-то начальная сумма была четыреста, но сегодня утром кто-то устроил дебош и сотня уйдет только на ремонт номера, – пояснил Рино. – Опять-таки одежда, и как, наверное, ты заметил не дешевая. Плюс оплата вперед номера и услуг.

– Костюм мог бы быть и попроще, – буркнул Нэй.

– Попроще будет, когда начнешь баки с мусором чистить, и зарабатывать по двадцать кредитов в день, а у меня контора серьезная. Седьмой отряд Городской Санитарной Службы, как ни как.

Из-за соседнего столика поднялись двое мужчин и направились к ним.

– Пойдешь с ними, стажер, они тебя и введут в курс дела, – указал он на них кивком. – Знакомься, Рон и Сэм, Рон старший.

Типы едва заметно кивнули.

– Нам пора, не отставай, – произнес Рон, направляясь к выходу, Сэм молча последовал за ним.

– Минутку, я вообще-то не привык работать на пустой желудок, – бросил им вдогонку Нэй, но типы его просьбу проигнорировали.

– Ставь подпись и догоняй их, перекусишь по дороге, – объяснил ему бармен, протягивая шариковую ручку.

Одарив Рино автографом, Нэй собрался было вставать, но вспомнил, что денег-то у него нет. Рино понял его немой вопрос, и положил на стол пятьдесят кредитов.

– Будешь должен, – усмехнувшись, добавил он, забирая со стола договор.

Схватив полтинник, Нэй побежал догонять парочку неразговорчивых типов. Город потихоньку просыпался, люди готовились встретить очередной рабочий день и, позевывая, выходили на улицу.

– А вы ребята смотрю не особые любители поболтать, – обратился к своим напарникам Нэй, после десяти минут молчаливого за ними следования. – Не хочу показаться настойчивым, но не поделитесь ли со мной информацией, куда мы вообще идем?

Вопрос Харпера был проигнорирован так же, как и предыдущая фраза.

– Ну ладно парни, надеюсь, вы хорошо проведете время, где бы вы там не были, – махнул им рукой Нэй, и направился к ближайшей закусочной на колесах.

Харпер не привык, чтобы его так откровенно игнорировали, а уж если такое происходит, значит у них разные дороги, и идти по ним стоит, по одиночке. Пятьдесят кредитов, не бог весть какой капитал, но если не шиковать, то и на него день вполне можно протянуть.

Взяв пару хот-догов и чашку кофе, Нэй только сейчас почувствовал, насколько он голоден, хотя он перед сном довольно плотно поужинал. Видимо патлатый чего-то не договаривал, потому что ранее он не испытывал такого голода. Ну, бывало, проголодаешься, но чтобы до такой степени? Уничтожив то, что взял ранее, Нэй заказал еще три, и большой кофе. И только забросив в себя второй заказ, Харпер почувствовал легкое чувство сытости.

– А вот и наша бравая команда, – изобразил удивление Харпер, глядя на приближающихся напарников. – Уже освободились? А я едва успел позавтракать, снимаю шляпу перед вашей скоростью.

– Хватит придуриваться Харпер, – произнес Рон, усаживаясь на свободный стул. – Я отвечаю за тебя, и ты должен идти с нами.

– Ты удивишься Рон, но за последние сутки, я столько и стольким оказался должен, что очередной долг, зовущий меня куда-то идти, я пожалуй проигнорирую. Тем более, я понятия не имею, что меня там ожидает. А вот здесь меня все устраивает, пластиковые сидения не ахти какой комфорт, но зато спокойно и есть горячий кофе, неплохой кстати.

В подтверждение сказанному, Нэй сделал глоток и от удовольствия закрыл глаза.

– Мы должны идти, – тупо повторил Рон.

– Идите, кто вас держит-то, как управитесь, возвращайтесь, я буду где-нибудь… в этом городе короче, – ответил Нэй, и отпил еще немного кофе.

– Хорошо, твоя взяла, – сдался Рон. – Я был не прав, не посвятив тебя в суть работы. Но и ты нас пойми, мы очень долго учились и много отдали, чтобы получить защитные кольца и попасть в седьмой отряд. А ты еще несколько дней назад и понятия не имел о существовании демонов и других миров, но у тебя кольцо, хоть и странное, и ты неожиданно стал стажером в седьмом отряде.

– Парни, я ничего против вас не имею, и сам не в восторге от кольца, но походу избавится от него, просто сняв, не вариант, – пожал плечами Нэй.

– Ты прав, – согласился Рон. – Разорвать связь между кольцом и человеком, может только смерть человека. Идем, по дороге я в двух словах расскажу о нашей организации, главу отряда ты уже видел.

– Имеешь в виду, вымогателя за барной стойкой?

– Да, Рино руководитель нашего подразделения.

– Ну, хорошо, идем, – согласился Нэй, поднимаясь со стула. – И между нами девочками говоря, кофе здесь, откровенная дрянь.

– Поэтому я и не ем в подобных заведениях, – усмехнулся Рон, тоже встав со стула.

– А чего у нас Сэм такой не разговорчивый?

– Да он вообще мало говорит, особенно с теми, кого слабо знает, – объяснил Рон. – Не обращай на него внимания, главное, что при встрече с беглецом он не подведет.

– С беглецом? – переспросил Нэй.

– Да, мы отлавливаем беглецов и возвращаем их обратно в самую крупную и охраняемую тюрьму нижнего мира, именуемую «Ад». Сейчас мы направляемся проверить одно из предприятий по выпуску настольных календарей.

– А что с ними не так? – усмехнулся Нэй. – Они печатают обнаженных демоне-с?

– Нет, это обычное предприятие, но там произошел несчастный случай, возможно, трагическое стечение обстоятельств, и ничего необычного, но мы должны проверить, – объяснил Рон. – Нам направо, – свернул он на боковую улицу.

– Не хочу показаться занудой, но в вашей конторе разве нет автомобилей, – поинтересовался Нэй. – Я, конечно, ничего не имею против физических упражнений, но все же ноги-то не казенные.

– Разумеется есть, но адрес по которому мы направляемся, находится рядом и я решил не брать машину.

Обогнув давно нуждающееся в ремонте здание, Рон остановился.

– Мы на месте, – произнес он и, вынув пластиковое удостоверение, протянул его Нэю. – Это твое, теперь ты инспектор санитарной службы. Главное запомни, у нас обычная проверка, никуда не лезь, просто стой позади и наблюдай. Мы просканируем территорию и, скорее всего ничего не обнаружив, вернемся на базу, а тебе запишем первое успешное задание.

– Но на карьерный рост оно не влияет, – заметил Сэм.

– А что влияет? У меня тут неожиданно нарисовался долг, так что наличка мне не помешает.

– Количество пойманных беглецов, – пояснил Рон. – Дойдешь до сотни и останешься жив, получишь звание старшего инспектора, и право преследования беглецов второго и третьего уровня. Хотя при выполнении сотни заданий тоже получишь небольшую прибавку к жалованию, но это просто слезы по сравнению с окладом старшего инспектора. А когда доберешься до тысячи пойманных беглецов, станешь лейтенантом, с правом преследования до седьмого уровня включительно. Оклад, разумеется, будет соответствующий званию. Одним словом бедствовать не будешь.

– В зачет идут только пойманные? – уточнил Нэй.

– Да.

– И сколько у тебя?

– Пятьдесят девять.

– А сколько упущенных? – не отставал Харпер.

Рон явно не ожидал подобного вопроса, и определенно не хотел на него отвечать. Но в любом случае, если ты идешь с кем-то на задание, то нет никакого смысла скрывать, напарник должен знать твой уровень.

– Сто двадцать упущенных беглецов, – с большой неохотой ответил Рон.

– А если встретим беглеца, что будем делать?

– Это вряд ли, но если такое случится, поставим печать седьмого отряда, а потом убьем, отправив в нижний мир. И давай на остальные вопросы я отвечу, когда мы вернемся на базу.

– Хорошо, – согласился Нэй.

На проходной их остановила охрана, но удостоверения инспекторов сделали свое дело и их допустили на производство, где произошел несчастный случай. Там их уже ждал начальник цеха.

Производство календарей шло полным ходом, станки работали, рабочие отгружали готовую продукцию и складировали ее в стопки. Начальник цеха оказался приятным человеком, отвечающий согласием на все просьбы Рона.

Запуск доскональной проверки подразумевает в большинстве случаев остановку производства, а такое понравится далеко не любому руководителю предприятия. Вот начальник цеха и лез из кожи вон, только бы инспекторы как можно быстрее покинули производство.

– Сейчас я проверю воздух на предмет вредных для человека веществ, и если они окажутся в пределах нормы, мы оставим вас в покое, – произнес молчавший до этого момента Сэм и, поставив на пол кейс, вынул из него какой-то прибор.

Сканирование заняло около минуты, а затем на приборе загорелся зеленый светодиод.

– Помещение безопасно, – сообщил Сэм.

– Можете продолжать работу, больше мы вас не побеспокоим, – добавил Рон. – Сейчас я свяжусь с центром и сообщу, что вы проверенны и к вам больше не будут присылать инспекторов.

– Спасибо большое господин инспектор, – поблагодарил его начальник цеха. – Это чудовищное стечение обстоятельств, сколько я уже здесь работаю, и ни единого случая травм, даже палец никто не поранил, а тут споткнулся и сразу же смерть.

– Ничего страшного, несчастные случаи иногда случаются, от них никто не застрахован, – произнес Рон, доставая телефон.

Пока они шли по цеху, он безостановочно пытался связаться с центром, но все безрезультатно, связи не было, один лишь шум.

– Вот черт, а говорили что для этого телефона нет слепых зон, и устойчивая связь будет, даже если спуститься на двести метров под землю, – ругнулся Рон, убирая бесполезный телефон в карман. – Ладно, попробую еще раз, когда покинем территорию предприятия. Кстати можешь считать, что первое выполненное задание у тебя в кармане, как я и говорил это банальная проверка для перестраховки.

– Рад это слышать, еще девяносто девять и получу прибавку, – радостно потер ладони Харпер.

– Не так быстро, – осадил его Сэм. – Обычная проверка засчитывается как полноценное задание первый раз, остальные засчитают как одно, только после десяти.

– Вот же дрянь какая, – расстроился Нэй. – Не видать, похоже, вымогателю моих денег еще долго.

– На его счет можешь не переживать, – усмехнулся Рон. – У него вагон времени, и он легко может подождать пару сотен лет.

– Кстати хотел спросить, прибором, которым сканировали помещение, вы беглецов искали?

– Стажер-стажер, тебе еще столько нужно узнать, – тяжело вздохнул Рон. – А сколько мне предстоит тебе рассказать, это ужас просто. Большую часть информации о приборах, студенты узнают на первых двух курсах. На последующих, они оттачивают навыки владения ими, и если повезет, то могут получить кольцо. Демон-оружейник, привязанный к кольцу, снабжает тебя и оружием и защитой. В отряды могут быть приняты только обладатели колец, остальные поступают на службу в силовые секции. Это группы поддержки, рассчитанные на ликвидацию беглецов до второго уровня включительно. Но так же они организуют периметры безопасности, чтобы обычные люди не пострадали во время операций. А с высокоуровневыми демонами разбираются лейтенанты и капитаны двадцати шести отрядов…

– Вот что мне нравится в вас, образованных людях, так это умение много говорить, а на поставленный вопрос так и не ответить, – перебил его Нэй. – Я лишь спросил, кого должен был обнаружить ваш прибор, а ты мне почти всю свою жизнь рассказал, но на вопрос так и не ответил. Хотя можешь уже не отвечать, от вагона информации, которую ты на меня вывалил, я без ста грамм теперь и не разберусь.

– Нет, командир определенно дал маху, взяв в отряд алкоголика, – покачал головой Рон. – Ну а прибор ищет присутствие демонов, но их здесь не оказалось, так что зря прогулялись.

– Я конечно академий не заканчивал, но и без этого могу сказать, что ваш прибор хреново работает, – произнес Нэй, и все работники цеха в одно мгновение замерли.

Станки продолжали выплевывать заготовки для календарей, но их никто уже не собирал. Рон и Сэм тоже остановились, как впрочем, и шедший рядом начальник цеха.

– Ну, надо же, а ведь все было так хорошо, – покачал головой начальник. – Мы ведь практически проскочили, даже ваш прибор не смог нас засечь. А вот молодой человек увидел без всякого оборудования.

– Нэй, почему ты сразу нам не сказал что здесь полно демонов? – прошипел Рон.

– А разве ты их не видишь?

– Когда они в человеческом обличии, нет, – ответил Рон. – И теперь я кажется, понимаю, почему командир взял тебя в отряд.

– Извини, я думал, что мы ищем кого-то определенного, а не всех подряд, – попытался оправдаться Нэй.

– Ты что тупой? Конечно, мы ищем всех, кто присутствует на месте преступления.

– Ну, так нужно было предупреждать заранее я, между прочим, хорошо усвоил урок, что не все демоны хотят причинять вред людям.

– Это уже неважно, – спокойно произнес Рон. – Начать активацию печати!

– Есть! – ответил Сэм, и бросил на пол предмет похожий на хоккейную шайбу.

Упав на землю, она взорвалась множеством светящихся точек зависших в воздухе. А через мгновение они устремились к демонам, и когда достигали цели, на их телах, появлялся круг с цифрой семь внутри. Тем же светлячкам, которым не достался демон, гасли и, падая, рассыпались в прах.

– А вот теперь мы вас видим, – произнес Рон, расстегивая пуговицы пиджака.

– Наивные вы люди, – расхохотался начальник цеха.

Когда же ему надоело веселиться в одиночку, он посмотрел на троих инспекторов.

– Почему вам так хочется умереть? Ведь все хорошо шло, я полгода строил купол над этим местом. Кстати это ответ на ваш вопрос, почему здесь нет связи? Жил можно сказать впроголодь, целую неделю питался единственной душой начальника цеха. А это я вам доложу, суровое испытание, но я терпел. Затем открыл портал для моих братьев, и вот здесь я уже себя не сдерживал. Сожрав всех сотрудников, оставалось лишь дать объявление о наборе дополнительного персонала, в связи с расширением производства. И не поверите, это сработало, еда сама шла на убой. Зачем спросите, я это все рассказываю? А я отвечу. Чтобы вы поняли, где ваше место и что ваш мир служит только для того чтобы кормить таких как я.

– Врешь тварь! – процедил сквозь зубы Рон. – Я лично отправил в Ад, не один десяток тебе подобных, и ты не будешь исключением.

– Вынужден тебя разочаровать инспектор, ты отправлял прилипал, а с настоящим демоном до сего момента, так и не встречался. Когда я высосу из вас всю энергию до капли, прилипалы займутся вашими телами. Думаю поддерживать иллюзию, уже не имеет смысла.

Начальник цеха щелкнул пальцами и предстал перед людьми в своем истинном обличии. Демон начал увеличиваться в размерах, человеческая кожа не выдержала растяжения и стала рваться, высвобождая огромного лысого урода, с четырьмя глазами, вместо носа два отверстия и огромный рот, от уха до уха утыканный зубами.

Его прилипалы имели габариты не настолько впечатляющие, но вот уродством они не уступали хозяину. Запрыгивая на станки и стены, они скалились лишенными губ пастями. И у каждого из демонов включая и хозяина, на телах горела цифра семь. «Вот значит, как они их помечают, теперь действительно беглецов не спутаешь», подумал Нэй.

– А теперь трепещите! – взревел демон. – Страх добавляет пикантности во вкус ваших душ.

– Стажер, отойди-ка в сторону, – попросил его Рон. – Как начнется заварушка, беги и вызывай подмогу, – произнес он, бросая ему телефон. – А теперь тварь, мы пообщаемся с тобой, – повернулся к демону Рон.

– Только этого и жду, – усмехнулся четырехглазый.

– Активация защиты, – направив кулак с кольцом на демона, произнес Рон.

У инспекторов кольца были практически такие же, как и у Нэя, за одним исключением, нить бегущая вдоль кольца была ярко-синяя. Во время активации нить засветилась.

– Броня.

И дорогой костюм Рона покрылся крепкими пластинами, а в их сочленениях пробивалось едва заметное свечение.

«Во мужик дает», раскрыв от удивления рот, подумал Нэй. «А мне выходит, кольцо-то бракованное досталось, надо будет, потом спросить, можно ли его обменять? Я тоже такой прикид хочу».

– Копье.

В левой руке инспектора появилось оружие. Сэм проделал те же манипуляции с кольцом, только в его руках оказался меч.

– Одну минуту господа, у меня возник вопрос, – произнес Нэй, вставая между демоном и двумя бронированными воинами, чем вызвал немалое удивление не только у инспекторов, но похоже и у демона. – Прошу прощение, но неохота второй раз ошибиться. Кстати парни, уважуха вам за прикид, а ты Рон, просто красава со всем этим, «активация и тому подобное». Будь я на месте демона, давно бы жидкого давил. Но я не об этом хотел спросить. Исключительно для уточнения, вот эта рожа протокольная, с четырьмя глазами, он точно наш враг…

Договорить Нэй не успел, демон, похоже, слишком близко к сердцу воспринял его слова, и ударом кулака в нос, отправил Харпера в аккуратно сложенные стопки готовой продукции.

– Вот и еще один покойник, – произнес Рон. – Стажеры последнее время мрут как мухи.

– Согласен, а этот к тому же был еще и дебилом, – кивнул Сэм.

– Взять их! – прорычал демон, указав на инспекторов.

Прилипалам два раза повторять не нужно было, получив приказ, они ринулись на оставшихся людей.

Сэм и Рон резко разошлись в стороны. Копье, со свистом рассекая воздух и тела прилипал, начало отправлять меченных обратно в нижний мир, где их уже поджидали конвоиры. Сэм тоже не отставал от товарища, сокращая количество низкоуровневых демонов. Но как бы они не старались, усталость начала брать свое.

Если раньше каждый их удар превращал демона в дым, то сейчас только каждый второй или третий. Теперь и броня начала принимать на себя пропущенные бойцами удары демонов.

Главный демон поднял руку, и атаки прилипал остановились. Тяжело дыша и истекая потом, инспекторы увидели, что им удалось отправить в тюрьму больше половины низкоуровневых демонов.

– Надеюсь, вы хорошо размялись, – проревел демон, обращаясь к инспекторам.

Соленый пот заливал глаза Рона, и ему пришлось смахнуть его, чтобы он не мешал видеть.

– Ты как? – спросил он напарника.

– Нормально, жаль, правда, стажера неплохой вроде парнишка был, хоть и дебил. Без брони полез на демона четвертого уровня.

– О чем вы там шепчитесь, черви? К смерти готовитесь? Ну, вот она и пришла, я проголодался, так что приступим к трапезе.

Демон в одно мгновение оказался между инспекторами. Сэм среагировал на опасность и нанес удар мечем, но лезвие лишь со свистом вспороло воздух, а в следующее мгновение кулак демона ударил в грудь инспектора. Броня пошла трещинами, а когда ноги Сэма оторвались от земли, она распалась на множество светящихся осколков.

Сэм рухнул на землю метрах в десяти от демона, без брони и без оружия. От тяжелой травмы его спасла стопка готовых буклетов, в которые он и воткнулся.

– Умри тварь! – крикнул Рон, выбрасывая вперед руку с копьем.

Наконечник должен был пронзить грудь демона, но замер от нее в паре сантиметров. Четырехглазый крепко удерживал копье возле наконечника.

– Не так ты и хорош инспектор, – оскалился демон, ударяя второй лапой по копью.

Призванное оружие треснуло и так же, как и броня Сэма распалось на множество светящихся осколков, а следующим ударом разрушились и доспехи, не выдержавшие атаки хвоста демона, ударившего инспектора в бок. Бесчувственное тело Рона упало практически там же, где лежал Сэм.

– Ну, вот очистив людишек от панциря я, наконец, добрался до мягкого тельца, – прогудел демон, направляясь к трофеям, чтобы извлечь из них души.

На пол пути к обеду его привлек к себе звук осыпающихся календарей, из-под которых выбрался Нэй.

– Ты живой?! – удивился демон, округлив все четыре глаза.

– Люблю наблюдательных, – ответил Харпер, смахнув сочащуюся по подбородку кровь.

Эпизод-4. «Аида»

В тот момент, когда Нэй вытирал подбородок, кольцо получило свою часть крови и, засветившись, вызвала Фалена.

– Вижу, тебе опять настучали по фейсу, – произнес он, обращаясь к подопечному.

– А чего ты ожидал? – удивился Харпер. – Это ведь ты мне эту работу сосватал.

– Да, на работу устроил я, и удивлен, почему тебя еще не пришибли?

– Ну, допустим, свою жизнь я сам превратил в говно, но вот они, похоже, идейные, – указал Нэй на два бесчувственных тела. – Они реально бьются за спасение чужих душ. Поэтому я не за себя прошу, а за них, одолжи на время свою силу. Ну и лупоглазому нужно прочистить зрение, чтобы знал падла на кого клешню поднял.

– Хотел бы отказать, но я вроде как должен тебя защищать, – ответил Фален и, сделав глоток из бокала, растворился в воздухе.

В тот момент, когда алкогольная тара разбилась о бетонный пол, Нэй почувствовал прилив сил.

– Ну, все четырехглазик, пипец тебе пришел со всеми вытекающими, – пообещал Нэй, покрутив головой, словно борец перед схваткой. – И как представитель Санитарной Службы, я закрываю вашу лавочку общепита.

– Повеселил ты меня человек, – усмехнулся демон. – Тебя даже изгнанник покинул.

– У него чувствительная натура, и он не любит смотреть как я выгляжу, когда во гневе, – парировал Нэй.

– Хорошо, тобой займутся прилипалы, а я пока высосу жизни из трофеев, да посмотрю потом, как резвятся подопечные, разрывая тебя на куски, – указал он лапой на Харпера, а сам направился к Рону и Сэму, так и не пришедших в сознание.

Прилипалы, подчиняясь приказу, незамедлительно атаковали человека.

– Патлатый, а меч-то где? – спросил Харпер, перехватив лапу одного из напавших демонов и дернув за нее, воткнул низкоуровневого головой в станок, превратив его голову, а затем и тело в дым.

– Полагаю, с ними ты и так должен справится, – сообщил Фален и замолк.

«Это же подстава чистой воды», подумал Нэй, и прямым в голову, выбил пыль вместе с мозгами еще из одного демона. Но подземная фауна тоже не зря обгладывала кости местного народонаселения и, улучив момент, один из них, как бык на арене ударил Нэя головой в живот. Потеряв на мгновение ориентацию, Харпер еще пару раз получил по морде, от уродливых созданий, и это похоже привело его в чувство.

Правый кулак насквозь пробил грудную клетку прилипалы, а когда тот превратился в дым, левый локоть нашел башку демона напавшего на него сзади. Бросив взгляд на главного хулигана, Нэй заметил, что тот преодолел уже половину пути к телам его напарников.

Надо было срочно что-то делать и выручать парней, но вот прилипалы, похоже, собирались сделать все, чтобы их хозяин мог посвятить себя трапезе в спокойной обстановке.

Подобный расклад совершенно не устраивал Харпера, и он приступил к методичному истреблению нечисти. Вскоре Нэй исчез в черных клубах дыма, а когда вся эта взвесь рассосалась по щелям, то на ногах остались только двое, он и бывший начальник цеха, а по совместительству демон четвертого уровня.

Подойдя к бесчувственным телам, демон раскрыл пасть и приступил к поглощению жизненной энергии Сэма. Поглощая жизнь, демон от удовольствия закрыл глаза и пропустил страшный удар, снесший ему челюсть, и отбросивший его тело к дальней стене цеха.

– Прошу прощения, возможно, я не достаточно четко выразился, но Санитарная Служба закрывает эту точку общепита, – произнес Харпер, стоя возле поверженных товарищей.

Поднявшись на ноги, демон пытался что-то ответить, но отсутствие нижней челюсти сведет на нет любую дикцию. Перестав хрипеть и размахивать болтающимся языком, уродец закрыл глаза, и его нижняя челюсть восстановилась.

– Опять ты? – произнес он, когда немного поправил здоровье.

– Такое ощущение, четырехглазый, что всякий раз, когда ты меня видишь, ты удивляешься, словно мы в первый раз встретились, – ответил Нэй, направляясь к демону. – Не думал, что мой вид такой незапоминающийся, это весьма оскорбительно, не находишь?

– Человек, ты меня разозлил! – рявкнул демон, и высоко подпрыгнув, обрушился на Харпера.

Если бы Нэй не отпрыгнул, то удар демона заставил бы его пробить Землю насквозь и без всякого портала попасть в нижний мир. Четырехглазый сидел на дне небольшого кратера и, подняв кулак, пытался отыскать кровавое пятно, которое должно было остаться от нахала непонимающего с кем он связался.

– Кого потерял, чудило лупоглазое? – поинтересовался Харпер, стоя на краю обрыва и наблюдая за поисками демона.

– Опять ты? – не скрывая удивления, произнес демон.

– Ну, это уже форменное свинство, – обиделся Нэй, ринувшись вниз.

Четырехглазый выбросил вперед лапу в надежде поймать юркого человека и одним махом покончить с надоевшей букашкой, но вместо поимки обнаружил огромную дыру, проделанную кулаком Харпера.

– Зубы отращивать умеешь, а как насчет печени?! – крикнул Нэй, вынося кулаком пол тела демона.

– Кто ты такой? – прохрипел демон, глядя в горящие глаза Нэя.

– Нэй Харпер, Городская Санитарная Служба, мать твою, – ответил он, пробив голову демону.

От таких травм, похоже, регенерацией не спасешься, и бывший начальник цеха стал превращаться в дым, затягивающийся в дно кратера.

– Неплохо, для первого раза, – заметил появившийся рядом Фален. – Думаю, старик выпишет тебе премию. Ну а теперь тебе вроде ничего не угрожает, так что бывай.

Бросив взгляд на кратер устроенный демоном четвертого уровня, блондин растворился в воздухе.

Рон пришел в себя, после того как его подбросило взрывной волной, от удара демона в пол. Открыв глаза, он вспомнил, что его броня разрушена, и использовать ее снова он сможет только через шесть часов. А до этого момента он бесполезен не только против демона четвертого уровня, но и с прилипалами он вряд ли совладает. Вот только их почему-то не было видно. «Неужели демон бежал», подумал он, помогая подняться Сэму, так же пришедшему в сознание.

– Кажется, демон бежал, – поделился он соображением.

– Странно это, он же нас вырубил, зачем ему убегать, когда можно спокойно поглощать нашу энергию? – озвучил логический вопрос Сэм.

– Я и сам не могу понять, что произошло, но мы живы, а демонов нет.

– С этим не поспоришь, жаль только стажера, – покачал головой Сэм.

– Судьба у них такая, у стажеров, – добавил Рон. – Без шестилетнего обучения они могут рассчитывать, только на быструю смерть. Видел, как его демон припечатал? Там от башки, наверное, одни ошметки остались.

– Ага, – согласился Сэм. – Он, скорее всего, умер еще в полете. Идем, посмотрим, что это за дыра в полу?

Едва они сделали пару шагов к кратеру, как из него выполз Нэй.

– Привет парни, как себя чувствуете? – спросил он, отряхивая штаны.

Рон и Сэм молчали, с немым вопросом во взглядах они смотрели на живого стажера, которого уже заранее похоронили.

– Да кто ты такой? – наконец выдавил из себя Рон.

– А вам парни лампочки-то основательно встряхнули, – сочувственно покачал головой Харпер. – Вы главное не волнуйтесь, вам сейчас нельзя этого делать. Ну а я Нэй Харпер, стажер седьмого отряда, утром стал. А вы инспекторы ГСС, это Городская Санитарная Служ…

– Да помню я кто мы такие! – перебил его Рон.

– Понял, – кивнул Нэй. – Вы меня не помните? Я ваш стажер…

– Заткнись, помним мы, кто ты и кто мы! – не выдержал Рон. – Нас интересует, где демоны и как ты выжил? Я собственными глазами видел, какой удар получила твоя голова, после такого не живут.

– Да разве это был удар, – отмахнулся Нэй. – Замах, конечно, был эпический, но сам удар, так, ничего особенного.

– Где прилипалы и демон? – повторил вопрос Рон.

– Не помните что ли? – развел руками Нэй. – Вы же сами практически всех зарыли в землю. Я лишь отправил следом тех, кто остался, да напоследок отвесил люлей их руководству, теперь, наверное, у него синяк на все четыре глаза.

– Хорош заливать, телефон давай, – протянул руку Рон.

Нэй вынул аппарат и передал владельцу. Связавшись с диспетчерской, инспектор вызвал подмогу. В этот момент подошел Сэм с восстановленной печатью.

– Я не знаю, как объяснить, но нами уничтожен сорок один демон, – протянул он печать Рону.

– Тридцать два демона первого уровня уничтожено нами, восемь стажером, и им же ликвидирован демон четвертого уровня, – озвучил Рон информацию, высветившуюся на печати. – Харпер, – подозвал его инспектор.

Нэй встряхнув пиджак, набросил его на плечи и подошел к Рону.

– Я не знаю, как это объяснить, видимо сбой программы, выполненное задание тебе конечно зачислят. Но мой тебе совет, не вздумай рассказывать в отряде, что ты завалил демона четвертого уровня. Во-первых, тебе никто не поверит, а во-вторых, когда найдут ошибку в программе, ты рискуешь прослыть лжецом, и отмоешься от него не скоро, если вообще отмоешься.

– Хорошо, я скажу, что когда вы вырубились, произошло чудо, и демон убился об стену «аки ацкий сотона», видимо чтобы вас не разочаровывать, – предложил свою версию Нэй.

– Я дал тебе совет, а ты уже поступай, как знаешь, – ответил Рон, посмотрев на распахнувшиеся в цех двери, откуда выбегали сотрудники ГСС.

– В следующий раз, прежде чем устраивать проверку, пожалуй, стоит сначала проверить, работает ли связь, – посоветовал Харпер. – И если я свободен, то мне бы хотелось отдохнуть, от всего этого спецэфектного.

– Хорошо, – ответил Рон, вынимая из кармана еще один телефон. – Это тебе, чтобы быть всегда на связи, – протянул он ему трубку. – На приходящие сообщения внимания не обращай, отвечай только на звонки, но вряд ли тебя вызовут, хватит с тебя и сегодняшнего. До завтра можешь быть свободен.

Махнув им на прощание рукой, Нэй отправился к выходу. Когда он вышел на улицу, то там уже вовсю властвовал день. Добравшись до городского фонтана, Харпер более-менее привел свой вид в порядок, по крайней мере, смыл с лица кровь. Хорошо, что его тело стало крепче, и кровь остановилась практически сразу, после того, как он выбрался из-под календарей. Сев на край фонтана, Харпер услышал, как у него заурчало в животе.

– Да что же это такое, я вроде недавно завтракал, – удивленно произнес он. – Если так и дальше пойдет, то я всю зарплату буду спускать на унитаз.

Опустив ладонь в прохладную воду фонтана, он немного подержал ее там, а затем, стряхнув воду, вытер лицо и отправился на поиски закусочной. С финансами у него не очень хорошо, поэтому шик он решил оставить в прошлой жизни.

Увидев по дороге небольшое кафе, Нэй изображая скучающего туриста, взглянул на выставленное, на улице меню. Сверив в уме цены со своим карманным капиталом, он решил, что вполне может позволить себе это заведение.

Пока он ожидал заказ, по телевизору установленному в холле, начался выпуск новостей. Как обычно в них ничего интересного не передавали. Рассказывали о каких-то муниципальных поправках, о кошке застрявшей в люке и как ее всем миром вытаскивали. Пожарник с кошкой на руках, довольный тем, что попал на телеэкран, решил утомить зрителей рассказом о том какие у него дома рыбки и черепашка. Да он вообще в животных души не чает, поэтому и примчался на помощь. Душещипательный рассказ пожарника, прервал экстренный выпуск новостей о взрыве на фабрике по производству настольных календарей.

– Более подробную информацию мы получим от представителя Городской Санитарной Службы, – произнесла ведущая новостей, поднося микрофон поближе к Рону.

– Вот черт, – едва не подскочил со стула Нэй. – Он что, сейчас о демонах будет рассказывать? – едва слышно произнес Харпер.

Но инспектор не собирался бодрить мозг зрителям, рассказами о демонах, которых никто не видит, кроме тех, кто с ними вынужден бороться. Все свелось к банальному взрыву химикатов, которые использовались при производстве.

Но Санитарная Служба взяла ситуацию под свой контроль и жителям этого района совершенно ничего не угрожает. Через пару часов оцепление будет снято, и к объекту будут допущены соответствующие ремонтные службы. На этом новости закончились, и для разрядки населения, был запущен видеоклип с полуобнаженной девицей, в окружении молодых людей в стренгах.

«Молодцы ребята, окучивают сразу оба лагеря, и мужчин и женщин», подумал Харпер, понаблюдав за извивающимися телами на телеэкране.

Вскоре подоспел и полный вредного холестерина заказ Харпера, а полезную еду, он видимо попробует еще не скоро. Проболтавшись по городу практически весь день, Харпер все же решился вернуться в гостиницу.

«Неудивительно, что демоны облюбовали именно этот город», размышлял он. День здесь довольно короткий, и уже в четыре часа начинает темнеть, а в пять если луна скроется за тучами, то без уличного освещения вообще сложно.

Дорогу до гостиницы он запомнил хорошо, по пути ему пару раз попадались демоны идущие по своим делам. Харпер делал вид, что он их не видит, ну и демоны тоже не обращали внимания на одинокого человека. Таким образом, Нэй сохранял паритет между реальностью и тем, что теперь видит.

Главное что он усвоил из всего произошедшего за сегодняшний день, это если демоны не прячутся, имитируя человека, значит, они находятся здесь вполне легально, по туристической визе так сказать. А вот если гаденыш натягивает на себя кожу человека, он стопроцентный наркоша и убивец. Вот таких и ждет одежда в полоску и небо в клетку.

Возвращаться в гостиницу ему по большому счету не хотелось. Рино, скорее всего, будет ворчать на него из-за развороченного номера, а Нэю выслушивать нравоучения не очень-то и хотелось. Оставалась, конечно, небольшая нерешенная проблемка, ночевать на улице, или под крышей, но с выбитой дверью? Нэй не особо долго ломал над этим голову, решив, что лучше спать под одеялом и без двери, чем под газеткой подставляя задницу холодным ветрам.

К гостинице он шел не по прямой а, делая большой круг, чтобы прийти как можно позже и тогда возможно бармен не будет выносить ему мозг нравоучением, и позволит спокойно забраться Харперу в сою берлогу.

Проходя очередную подворотню, он заметил, что за ним кто-то следует. Когда Харпер попытался узнать, кому это он понадобился? Следивший за ним ловко скрывался за углами домов. Наконец бросив пустое занятие – резко оборачиваться, в надежде увидеть преследователя, он прямиком направился к гостинице. По крайней мере, там он точно знал, кто его убьет – седовласый здоровяк, маскирующийся под бармена. А вот в подворотне и не знаешь от кого получишь кирпичом по затылку.

Наконец он увидел впереди очертания гостиницы, и прибавил шаг, но неожиданно перед ним возникла женщина, резко появившаяся из-за угла.

– Привет, – поздоровалась она, не отводя взгляда от его глаз.

– Ну, привет, – не остался в долгу Харпер, смерив взглядом ее привлекательную фигурку, заточенную в брючный костюм.

По глубокому убеждению Харпера, подобное одеяние не очень подходит для профессии ночной бабочки, но возможно она делает ставку на красивое лицо, идеальную фигуру, и на знающих толк в женщинах мужчин с тяжелыми и тугими кошельками.

– Я тебе нравлюсь? – спросила она в лоб, не отводя взгляда.

Прямой вопрос привел Нэя в некоторое замешательство.

– Очень, – ответил он после короткой заминки, и сглотнул слюну.

– Хорошо, ты мне тоже нравишься…

– Притормози-ка подруга, – взял себя в руки Харпер. – Я, конечно, польщен, что между нами такая взаимность, но в данный момент я на мели. Для поиска большой и чистой любви ты не на того клиента напала, извини.

– Ошибаешься, для нахождения любви именно ты мне и нужен, – возразила она.

– Понимаю, я чертовски неотразим, но у меня действительно нет денег.

«Твою мать, да что я вообще делаю-то, мне богиня красоты предлагает секс, а я ломаюсь как сорокалетняя девственница», подумал Харпер.

– На меня это конечно непохоже, но я скажу, – произнес он. – Ты и вправду очень красивая, уверен, ты легко можешь найти себе и другую работу. А потом встретишь того единственного, с кем захочешь прожить долгие годы.

– А ты действительно милый, но я уже встретила того единственного, – ответила она, делая шаг ему навстречу.

– Поверь, я не он, – отступил Нэй на шаг назад.

– Конечно не он, – согласилась незнакомка, продолжая идти. – Просто ты должен приблизить мою с ним встречу, – улыбнулась она, блеснув в тусклом свете уличного фонаря, вампирскими клыками.

– Да чтоб тебя! – выпалил Нэй, рванув, что есть силы вдоль домов, туда, где висела покосившаяся вывеска «За гранью».

В сложившейся ситуации теперь и Рино казался закадычным другом. Забег Нэя от вампирши, длился шагов этак пять с половиной. Она практически из воздуха возникла перед ним и, схватив его за горло, легко оторвала от земли, словно нашкодившего щенка.

– Тебе никто не говорил, что после того, как дама сказала, что ты ей нравишься, убегать от нее, дурной тон? – ласково произнесла она, легко удерживая его одной рукой.

Нэй не собирался делиться с упырем кровушкой и, схватив ее за руку, попытался освободиться. Но это было так же легко, как и голыми руками поднять гидравлический пресс на предприятии.

– Не волнуйся, убивать я тебя не собираюсь, – успокоила она его. – Мне лишь нужно немного твоей крови.

Схватив его ладонь, она поцарапала ее тыльную сторону и, отпустив руку, просто наблюдала за действиями Нэя, продолжая удерживать его за горло. Харпер воспользовался промашкой вампирши, и опустил руку таким образом, чтобы кровь потекла по кольцу.

– Ну… все… пипец тебе… кроврпийца, – с трудом выдавил из себя Нэй, и практически мгновенно возле него возник Фален.

Быстро оценив ситуацию, демон в один миг оказался возле вампирши и, обхватив ее грациозную шею ладонью, взглянул ей в глаза.

– Отпусти его, – грозно произнес блондин.

– Допустим, но что я получу взамен? – поинтересовалась она, совершенно не обращая внимания на руку демона, покоящуюся на ее горле.

Фален молчал, но и без слов было понятно, что если она не отпустит Нэя, то ничего хорошего ее не ожидает. Секундная заминка, и вампирша разжала стальную хватку, Харпер шлепнулся на задницу, судорожно хватая ртом воздух. «Вот черт, ну почему меня все хотят обязательно задушить?», стоя на четвереньках, подумал он.

– Ну все, длиннозубая, сейчас тебе объяснят у кого ты отсосать хотела, кровушки ценнейшей, – произнес Нэй поднимая голову и бросая взгляд на демона и вампиршу.

Фален уже не сжимал горло вампирши, он крепко удерживал ее за плечи, а она обхватила руками его спину. Взглянув на них повнимательней, Харпер едва челюсть не уронил.

– Твою мать, извращенец патлатый, да вы что же – целуетесь?! – сообразив, что к чему выпалил Нэй. – Подонок ты подземный, мне чуть шею на хрен не свернули, а он шары подкатывает! – никак не мог успокоиться Нэй. – У демонов что, полное отсутствие совести, про стыд я даже и не заикаюсь?

– А он милашка, где нашел? – спросила вампирша, оторвавшись от губ Фалена.

– Достался по наследству.

– Тогда почему меня не искал? – взглянула ему в глаза вампирша.

– Слишком много воды утекло, я не знал, одна ты или нет.

– Ты прав, Фален, уже сотня лет прошла с нашей последней встречи, а ты так и научился врать.

– Аида, ему уже недолго осталось, а мы помним, какое болезненное было у нас с тобой расставание, – тихо произнес демон. – Я не хочу больше, причинять тебе боль… прости.

Фален отпустил ее и сделал шаг назад.

– Не вызывай меня больше, не тревожь раны, – прошептал он, глядя в ее глаза. – Ты же знаешь, что мое присутствие в этом мире ограниченно. Каждое наше расставание оставляет в моем сердце глубокие раны. Со временем они затягиваются, превращаясь в уродливые шрамы. Покрываясь ими, сердце грубеет и становится черствым. И сквозь эту броню уже ни одно чувство не может проникнуть. Аида, я не хочу, чтобы мое сердце забыло… что означает любить тебя.

Аида слушала его, не отводя взгляда, и по ее щекам непрерывно текли слезы.

– Нэй, возвращайся домой, тебя больше не тронут, ей всего лишь нужно было, чтобы ты вызвал меня, – произнеся это, Фален исчез.

Аида, не двигаясь, смотрела в пустоту, туда, где мгновением назад стоял тот, с кем она готова быть рядом, до скончания веков.

– Но мои раны… не заживают, и до сих пор кровоточат, – прошептала она, и направилась в темноту переулка.

Вампирша практически скрылась из вида, когда ее нагнал Харпер.

– Чего тебе? – печально спросила она. – Ты же слышал, я тебя не трону, возвращайся к себе, мы больше никогда не увидимся.

– Вот это-то меня и беспокоит, – преградил ей дорогу Харпер. – Фален сказал, что мне осталось недолго. Я, конечно, живу не столько сколько вы, но даже мне понятно, что смерть дышит мне в затылок, а блондинчик между прочим, обещал меня защищать. Выходит есть кто-то, с кем он не сможет совладать.

– Ты все правильно понял, человек, – ответила Аида. – Фален действительно очень силен, но когда настанет время, он не сможет противостоять тому противнику.

– Твои слова пугают не меньше твоей хватки, когда ты держала меня за горло.

– Извини, я давно его не видела, и сильно хотела с ним встретится, но это оказалось слишком болезненной ошибкой, которая больше не повторится, по крайней мере, с тобой. Ты, правда, мне нравишься, но ты обречен на скорую кончину, прощай человек.

– Погоди немного, я просто хочу узнать, уж если не избежать встречи с этим противником, может, ты поможешь мне с ним справиться? – выдвинул неожиданное предложение Нэй. – Сила Фалена, и знания о слабых сторонах противника, которые тебе, скорее всего, известны, поможет мне одолеть злобного подонка.

– Против него, сила Фалена бесполезна, сражаться с ним тебе предстоит только с тем, что у тебя есть сейчас, – уставшим голосом объяснила ему Аида.

– В таком случае мне просто жизненно необходима твоя помощь.

– Забудь, – ответила она исчезнув, но Харпер видел, что подобный эффект обусловлен ее скоростью, с которой она преодолела огромное расстояние, и скрылась за углом дома.

– Твою мать, – ругнулся Нэй. – А ведь я думал, что в моей жизни не так все плохо! – бросил он вслед умчавшейся вампирши. – Лишился наследства, влез в долги, пусть и не по своей вине, но с другой стороны, получил возможность использовать силу демона, а тут раз – и такая жопа, – продолжал он вещать в пустоту. – Да пошли вы все, пойду, нажрусь с горя. Один черт, раз уж подыхать то и долг отдавать не нужно, так что Рино, готовь тетрадку, вскоре туда упадет стоимость весьма не дешевой выпивки.

– А тебе походу неслабо попало-то, теперь вот начал сам с собой разговаривать, – услышал Нэй знакомый голос.

Повернувшись на звук, он увидел приближающегося к нему Сэма.

– Прямой в голову от демона все же не остался без последствий, – предположил он.

– Наверное, ты прав, – согласился с ним Нэй.

– Ладно, пойдем, растрясем Рино на пару коктейлей, – хлопнул его по плечу Сэм. – Он конечно мужик суровый, но справедливый. Видишь, даже тебя взял в отряд, хотя ты и не проходил обучения в центре подготовки, да и защитное кольцо у тебя странное. В конечном счете, отсутствие знаний, не позволит тебе воспользоваться его силой в полном объеме.

– Ты опять прав Сэм, отсутствие знаний, уже очень скоро меня подведет, – задумчиво произнес Нэй, следуя за Сэмом.

– Ну разумеется, – согласился с ним инспектор. – Думаешь, в центре подготовки мы только тем и занимались, что шесть лет к ряду пончиками по утрам забрасывались? Ты даже не представляешь, какую хренову тучу книг мне пришлось прочитать, чтобы только в теории узнать, как управлять защитным кольцом.

Дойдя до гостиницы, Сэм своим ключом открыл дверь. Ее преобразование из грязной и местами ржавой, в новую и дорогую, не произвели на Нэя такого впечатления, как в первый раз. И здесь не надо быть гением, чтобы понять, с чем это связанно. Знание того, что ты скоро коньки отбросишь, заставит даже прожженного оптимиста увидеть, что стакан на самом-то деле вообще пуст на хрен.

Аида и Фален, сказали о его скорой смерти с такой обезоруживающей уверенностью, что Харперу ничего другого не осталось, как поверить им. Каждый человек знает, что когда-нибудь умрет, но незнание конкретной даты, заставляет его беззаботно существовать, бездарно прожигая остатки своей жизни. А вот время Нэя, судя по всему, уже приблизилось к своему завершению. Усевшись за свободный столик с Сэмом, он немного подумал, и попросил товарища дать ему время, чтобы побыть одному.

– Конечно дружище, – не стал возражать Сэм. – Сегодня для тебя произошло слишком много событий, и для неподготовленного человека ты весьма неплохо держишься, – похвалил он Нэя, вставая из-за стола, и отправляясь искать другое место.

Пододвинув к себе бутылку, оставленную Сэмом, Харпер налил немного и залпом опрокинул содержимое в себя, но чуда не произошло. Он словно воду выпил, повторная попытка закончилась с тем же результатом, вода водой. Оставив бесполезные надежды напиться, он тупо принялся вертеть стакан на столе, словно на одной из граней он сможет найти выход из сложившейся ситуации.

– Что-то случилось? – услышал Харпер голос Рино.

Командир седьмого отряда, отодвинув стул, сел напротив него, оставив бар на произвол судьбы.

– Да, – ответил Нэй, не отрывая взгляда от стакана, который он продолжал бессмысленно поворачивать.

– Неужели настолько все плохо?

Харпер просто кивнул, продолжая крутить стакан. А потом поднял на Рино взгляд.

– Говно у тебя, а не выпивка, – произнес он и, пододвинув бутылку к бармену, продолжил крутить стакан.

– Ты неправ, – возразил Рино, налив себе из бутылки и тут же выпив. – Алкоголь как алкоголь, и один из лучших, между прочим, – добавил он, налив себе еще. – Дело в том, что когда Фален дал тебе силу, он изменил не только кости и мышцы. Ты действительно теперь можешь выдерживать чудовищные для обычного человека нагрузки. Но вот алкоголь на тебя больше не действует, как и большинство других веществ, влияющих на нервную и мозговую деятельность. Вкус ты, конечно, будешь чувствовать, но не более того. Это примерно как в воду бросить ароматизатор. Сколько бы не выпил вина, ты просто утолишь жажду, без каких либо последствий для организма.

– Вот ответь мне Рино, на кой хрен мне здоровый образ жизни, когда мне жить осталось полтора понедельника? – спросил Нэй, взглянув в глаза демону.

– Она все-таки приходила, – произнес Рино, стукнув с досады ладонью по столу. – А я ведь просил ее не трогать Фалена. Он только-только начал в себя приходить после последнего их расставания.

– Да, я говорил с Аидой, – подтвердил Нэй, опустив взгляд на стакан, который он опять продолжил крутить. – И теперь я знаю, что демон, который обещал меня защищать, вскоре встретит того, кого ему не одолеть. Но самое противное не это, а то, что против того гада, он не сможет передать мне свою силу. Неужели есть настолько сильный враг, что Фалену и пытаться не стоит с ним сражаться?

– Есть, и он является проклятием кольца Фалена, когда ты его встретишь, эта минута и будет последней в твоей жизни, – ответил Рино.

– Нет справедливости в этом мире, – покачал головой Харпер. – Сейчас самое время напиться в говнище, но я даже этого лишен. И какой гад спрашивается, создал это кольцо?

– Вообще-то Фален не из нижнего мира, – печально вздохнув, произнес демон. – Он рожден в верхнем. Наверное, ты уже заметил, что он непохож на тех демонов, с которыми ты встречался, как непохож на них и я. Не считая красных глаз, внешне мы не отличаемся от людей. А красными наши глаза стали, когда мы попали в нижний мир. Это произошло очень и очень давно.

В тот год было подавленно восстание Люцифера. Из всей его армии в живых с ним осталась лишь небольшая кучка телохранителей. Командовал ими капитан личной охраны Люцифера… Фален. Потеряв треть от оставшихся бойцов, нам все же удалось бежать в нижний мир. В последствии Люцифер покорил его и, пересмотрев свои мировоззрения, создал «Ад», самую большую тюрьму нижнего мира.

Мы честно выполняли в ней свой долг, пока Фален не совершил проступок, который Люцифер не мог простить. В наказание за неповиновение, князь тьмы создал это кольцо. И теперь Фален вынужден защищать опустившегося человека, который станет обладателем кольца. Но защищать его он будет до определенного момента, и когда тот наступит, Фален не в состоянии будет тебя защитить. Поэтому-то я и взял тебя в отряд, ты обречен, и лучше погибнуть в бою, чем принять смерть, болтаясь от одной грязной скамейки до другой…

Рино неожиданно прервал рассказ и замер, глядя за спину Харпера. Нэй посмотрел на внезапно замолчавшего демона и, проследив за его взглядом, обернулся. Возле него стояла Аида.

Эпизод-5. «Воспоминания»

Сэм смотрел на везунчика Харпера, получившего кольцо и попавшего в седьмой отряд. Нэй оказался одаренным человеком, а вот за собой подобного, Сэм никогда не замечал. Всего чего он добивался в жизни, доставалось ему с огромным трудом. Даже попасть в центр подготовки ГСС, он смог только с четвертого раза. Сэм, сделав глоток, откинулся на спинку стула и погрузился в воспоминания, о том, как он вообще оказался здесь.

– Сэм, привет, я слышал, что ты уже в четвертый раз подаешь документы в ГСС, – хлопнул его по плечу Жан. – Неужели тебе трех прошлых провалов не достаточно, чтобы остановиться?

Сэм никогда не считал его другом, но вот Жан почему-то думал иначе. Он всегда рассказывал обо всех новостях, которые происходили с ним, или с коллегами по работе, а Сэм только кивал, пропуская их мимо ушей.

– Ну и зачем ты опять подаешь документы?

– Просто хочу узнать, каково там обучаться, а впоследствии и работать, – пожал плечами Сэм.

– Все равно я тебя не понимаю, – не отставал от него Жан. – Чем тебя не устраивает Санитарная Инспекция? Ходишь от одного заведения общепита, до другого, смотришь, что у них не так помыто, да выписываешь предписания. Не работа, а мечта. А вот в ГСС, я слышал, работают с биологически опасными веществами. И вообще там контора мутная, никто толком-то и не знает, чем они на самом деле занимаются. Еще говорят, у них сотрудники регулярно пропадают. И главное в открытых источниках уже не найти никакой информации о тех кто поступил к ним на службу. И все равно хочешь променять Санитарную Инспекцию, где ты сыт и в некотором роде пьян, иногда конечно, на Городскую Санитарную Службу, где твое тело обглодают безжалостные бактерии?

– Да, – ответил Сэм, заходя в открывшиеся двери лифта, а вот Жан так и остался стоять на этаже с абсолютным непониманием во взгляде.

Сэм шел давно выученным маршрутом, и остановился лишь перед высоким зданием, в двери которого он уже заходил три раза. Но сейчас он рассчитывал пройти гораздо дальше, чем порог класса предварительного отбора.

Сотрудник принявший его документы сверил их с базой, и с грустью посмотрел на претендента.

– Сэм Доу, вы уже в четвертый раз подаете документы на поступление, и три прошлых раза вам было отказано, – произнес сотрудник ГСС. – Чем вас не устраивает работа в ГСИ?

– Скучно, – не мудрствуя лукаво, ответил Сэм. – Поэтому и пытаюсь поступить на обучение в центр подготовки сотрудников ГСС.

– Скучно значит, – буркнул сотрудник, и еще раз пробежался взглядом по документам Сэма. – Боюсь, вы и в четвертый раз можете не пройти отбор, но попробовать стоит, – пожал он плечами, и вручил Сэму документы.

В следующем коридоре сидело около двадцати человек, они, так же как и он ожидали первого испытания. Когда ты пытаешься поступить в центр подготовки, то совершенно не знаешь к чему готовиться. Сэм этот тест проходил уже три раза, и каждый раз проваливал.

По большому счету то, что они называли вступительным экзаменом, и экзаменом-то назвать было нельзя. Претендентов тупо заводят в класс, спустя какое-то время туда заходит сотрудник ГСС и просто сидит, разглядывая какие-то документы, которые он приносит с собой.

Подобное испытание всегда длится не более пяти минут, он даже дверь за собой не закрывает. Ему, по всей видимости, было все равно, будут ли отвлекать студентов люди, ходящие по коридору или нет. По истечении пяти минут он закрывал папку и выходил из класса, а вот другой сотрудник, заходящий после него, объявлял, что никто из группы не подходит для службы в ГСС, поэтому и обучение проводить не целесообразно.

Сэм после каждого провала ломал голову, в чем, собственно говоря, состоит этот тест, почему никто в его группе не подходит, и как вообще можно к нему подготовиться? Перед четвертым поступлением он себе чуть мозг не вывихнул, пытаясь понять, в чем там подвох.

Ему даже всякая дрянь начала на улице мерещиться, но он вовремя остановился и перед четвертым заходом, решил просто выспаться. Возможно, отдохнувший разум как-то ему поможет и заметит то, чего раньше он не замечал. В конце концов, не пройдет в четвертый раз, будет поступать в пятый. Ограничений-то на количество попыток поступить в центр подготовки, нет.

И вот он в четвертый раз находился в знакомом коридоре в окружении двадцати претендентов, ожидающих команды, когда им разрешат зайти в класс.

В коридоре опять появился все тот же сотрудник, который проводил тест и в прошлые три раза. Открыв дверь, он скучным голосом пригласил претендентов войти в помещение и занять места за партами.

Когда все расселись он, как и прежде занял место за столом преподавателя, и как, обычно оставив дверь открытой, принялся листать документы в папке. Прошло примерно около двух минут, после того как все расселись, и в этот момент в класс вошел какой-то странный тип в костюме.

Посетителя, похоже, проигнорировали все, включая и сотрудника ГСС. А тип с красными глазами, невозмутимо принялся прогуливаться между рядами парт. Сэм, искоса поглядывая на него, здраво предположил, что если никто кроме него не видит этого типа, значит, он ему мерещится. И это в принципе понятно, от такого нервного напряжения перед поступлением, у кого хочешь, крыша потечет.

Пока он разглядывал галлюцинацию, то на всякий случай решил, что после провала теста он обязательно заглянет к штатному психиатру в подразделении, пусть ему выпишут пачку таблеток пока не поздно. По идее они должны успокоить нервы, вот тогда и галлюцинации теоретически должны исчезнуть.

Пять минут истекло, сотрудник, как обычно захлопнул папку и в отличие от прошлых действий, сам объявил, что никто из группы не подходит для службы в ГСС. Разочарованные претенденты потянулись на выход, по пути недовольно ворча на дурацкий экзамен который нельзя пройти.

Сэм тоже поднялся, стараясь не смотреть в глаза галлюцинации маячившей в проходе. По всем законам реальности он должен пройти сквозь воображаемого человека, но этот гад так правдоподобно выглядел, что Сэму стоило больших трудов заставить себя двинуться на него.

– Не спеши, – произнесла красноглазая галлюцинация, и не думая отходить с его пути. – Останься в классе.

Сэм от неожиданности реально опешил. «Все блин, это была последняя попытка поступить в цент подготовки», подумал он, замерев на месте. «Жан прав, не стоит мне искать геморрой на задницу, буду выписывать предписания в кафетериях и спокойно жить».

Честно говоря, Сэм не знал, как он должен поступить, но выглядеть полным придурком тоже не хотел, поэтому сделал вид, что ничего не произошло. Но в этот момент ему преградил дорогу, сотрудник ГСС, проводивший тест.

– Мистер Доу, почему вы не выполняете просьбу вашего преподавателя? – задал он вопрос, кивнув на красноглазую галлюцинацию.

– Вы хотите сказать, что тоже видите этого типа? – шепнул Сэм, покосившись на красноглазого.

– Конечно, все сотрудники ГСС его видят.

Как позже понял Сэм, тест состоял в том, чтобы выявить среди претендентов тех, кто мог видеть демонов. Открывшаяся для Сэма правда, в первый момент ошарашила его, так же как и само присутствие демона, в качестве преподавателя, но он быстро справился с эмоциями и преступил к занятиям. А они оказались не такими уж и легкими, как ему показалось ранее.

Из всего того огромного количества желавших поступить в центр подготовки, в его группу отобрали лишь пятнадцать человек. Но на первое занятие пришло семнадцать, видимо еще одну группу не набрали и решили их присоединить к этой. Перед первым уроком однокурсники были возбужденны, так же как и Сэм. Они постоянно выдвигали теории по поводу, что им сейчас будут показывать, и как вообще построены занятия в центре подготовки, где преподавателями являются демоны.

Но в отличие от них Сэм не был особо разговорчивым, он просто слушал и держал эмоции внутри себя, понимая, что в любом случае, чтобы они не предполагали, скорее всего, урок будет совершенно о другом. Наконец их пригласили в класс, и урок начался.

– Вам уже прекрасно известно с кем предстоит иметь дело, с беглыми демонами, преступниками нижнего мира, и убийцами в этом, – произнес красноглазый, стоя за столом преподавателя. – Как вы можете заметить, я являюсь представителем нижнего мира, и отвечаю за возврат тех, кто убежал сюда, а также и тех, кто легально попал в этот мир, но совершил противоправные действия против человека. Но запомните, что большинство представителей нижнего мира, из тех, кого вы теперь можете видеть, не представляют угрозы, и находятся здесь вполне легально. Многие ведут свой бизнес, в основном он рассчитан на обслуживание соплеменников, и с людьми практически не контактирует. А вот основную опасность представляют те, кого вы не видите, и именно для этого существует печать.

Преподаватель достал из ящика предмет похожий на хоккейную шайбу и положил на стол.

– Печать поможет вам увидеть тех, кто скрывается под маской человека, а также и тех, кто сидит в засаде и неподвижен, – продолжил он объяснение. – В основном, скрывающиеся это преступники, но бывают и исключения, хотя они и весьма редки. Печать пометит демонов, а когда вы уничтожите их внешнюю форму, отправит настоящие их тела в тюрьму нижнего мира. Помеченный демон, сможет воспользоваться только одним порталом, порталом, находящимся в преддвериях Ада. Но кроме этого, печать фиксирует и ваш личный счет, количество ликвидированных беглецов. Активация печати происходит довольно просто, ее достаточно бросить на пол, или о любую другую твердую поверхность.

Для пущей наглядности преподаватель бросил ее между двумя рядами парт. Ударившись о пол, печать взорвалась облаком светлячков, два из которых ринулись к двум в последний момент зачисленным студентам. Именно они оказались скрытыми демонами. Их человеческий облик стал полупрозрачным, открыв людям истинное их обличие, и у каждого на теле горел круг.

– Когда попадете в один из двадцати шести отрядов ГСС, в центре круга будет отображаться номер вашего отряда.

Дальнейшие несколько лет сводились в основном к изучению приборов, которые позволяют не травмировать сознание людей, необъяснимыми происшествиями. Некоторые из них расставляются по периметру и создают голографическое прикрытие для тех, кто занимается ликвидацией беглецов.

Но самое интересное началось на последнем году обучения. Именно в это время они должны были выяснить, где будет проходить их дальнейшая служба. В одном из двадцати шести отрядов, или в силовой секции, выступающей в качестве подкрепления для их сотрудников.

Силовая секция занимается истреблением низкоуровневых демонов, или как их называют лорды – прилипал. Но это происходит, когда инспекторы отрядов не справляются, а лейтенанты и капитаны заняты ликвидацией лордов. Это демоны с четвертого по шестой уровень включительно.

Высокоуровневые демоны по своей сути одиночки. Они появляются в сопровождении прилипал, и практически никогда в компании себе подобных. Не любят они делиться охотничьими угодьями, ревностно охраняя их от других демонов. Но прежде чем дать студентам возможность выбора, их передали в руки лейтенанта двадцать шестого отряда, занимающегося научными разработками.

– Я лейтенант Карлос Либ, и добро пожаловать в наши пенаты, – поприветствовал он студентов. – Наше подразделение, а если быть точным, двадцать шестой отряд, занимается разработкой вооружения для силовой секции, в которой будет служить большая часть вашей группы, если не все.

Силовая секция ведет бой дистанционно, и в редких случаях вступает в ближний контакт. Лорды обладают большой скоростью, и шансов выжить в ближнем бою, практически нет. Поэтому наши усилия сосредоточенны не только на разработке более мощного вооружения, но и на усилении брони.

Лейтенант включил голографический проектор, и над столом появилось изображение высокотехнологичной брони.

– Как вы можете видеть это наша последняя разработка, экзоскелет «Посейдон-2». За синхронизацию движений отвечает нейросеть последнего поколения. Шлем полностью закрыт, и за обзор ответственны датчики, способные отслеживать до пятнадцати целей одновременно. Сверхзвуковая винтовка «Эгида», синхронизирована с датчиками шлема, следящими за вашими глазными яблоками. Это позволило полностью нивелировать задержку между вашим взглядом и прицеливанием.

Теперь куда бы боец не посмотрел, автоприцеливание происходит мгновенно. Этот боевой комплекс позволяет успешно вести боевые действия против демонов до второго уровня включительно. С третьим уровнем уже возникают проблемы, скорость человеческой реакции не позволяет вести полноценный бой с демонами высокого уровня.

И вот в таких ситуациях в дело вступаем мы, сотрудники отрядов обладающих защитными кольцами. Призрачные доспехи и оружие увеличивают нашу скорость реакции и силу, доводя ее до уровня лордов и выше. Но это зависит от вашего умения управлять кольцом, или если быть точнее, от ширины канала по которому идет связь с нижним миром. А вот активировать кольцо сможет не каждый. Поэтому обучение начнем с использования экзоскелета «Посейдон-2».

Рядом со зданием учебного центра, располагалось еще одно, там находился комплекс учебных полигонов, многие из которых уходили глубоко под землю. Как впоследствии узнал Сэм, именно это и было базой двадцать шестого научного отряда.

Первым кого выпустили на полигон, оказался Сэм. Честно говоря, он был не на шутку удивлен той легкости, с которой он мог передвигаться. И это несмотря на то, что на нем сейчас, был экзоскелет весом в три сотни килограмм. Казалось, что мышечные усилители срабатывают чуть быстрее, чем он напрягал собственные. С непривычки он даже воткнулся в бетонную плиту, из-за которой студенты должны были вести стрельбу.

– Малыш, сбавь обороты, – раздался в его шлеме голос лейтенанта. – Выкинь из головы мысли о том, что на тебе сейчас три сотни килограмм, и тебе необходимо их ворочать. Ты должен был заметить, что двигаться в экзоскелете гораздо легче, чем без него.

– Да сэр, – ответил Сэм. – Даже слишком легко, – добавил он.

– Так и должно быть малыш, нейросеть реагирует на твои мысли быстрее, чем на них среагируют мышечные волокна. Движения становятся быстрее и практически интуитивными. Со временем привыкнешь, а пока двигайся поспокойней, без резких телодвижений.

– Понял сэр, я постараюсь.

Сэм попробовал двигаться немного осторожней. По ощущениям это было похоже на то, когда тебе в спину дует сильный ветер, и ты практически не прилагаешь усилий для ходьбы. Иногда в такое время тебя посещают мысли, что стоит поджать ноги и ветер тебя сам понесет. И именно такие ощущения сопровождали его, все то время пока он находился в экзоскелете.

Когда Сэм перестал втыкаться в плиты, хаотично расставленные по полигону, он приступил к выполнению огневых упражнений. Стрельба по неподвижным целям не вызывала никаких трудностей. Да и с движущимися мишенями, Сэм справился довольно легко.

– А теперь приступим к реальным испытаниям, – услышал он голос лейтенанта. – На левом предплечье есть небольшая кнопка, нажми ее.

– Есть, – ответил Сэм, выполняя приказ.

Из открывшейся щели экзоскелета выскочила печать и, пролетев пару метров, упала на бетонный пол. Высвободившийся вихрь светлячков ринулся искать себе цели. Прилипал сидевших на потолке и стенах оказалось двадцать особей, все первого уровня, говорила информация, выведенная на экран шлема.

– На сегодня, это твое заключительное задание, приступай к ликвидации, – приказал лейтенант.

– Есть сэр, приступаю к ликвидации, – ответил Сэм, и двумя выстрелами взорвал головы прилипалам сидящим на потолке, сократив тем самым количество противников на две единицы.

Прилипалам в любом случае терять было нечего, и они с яростью висельника атаковали стальную машину. Сэм крутился как волчок, стараясь поразить юрких демонов, но это оказалось несколько сложнее, даже с учетом его скоростного авто-наведения. Прилипалы не шли на него толпой в лоб, это было бы тупо. Вместо этого они рассредоточились по полигону, и грамотно используя укрытия в виде бетонных плит, медленно, но верно подбирались к нему.

Наконец Сэма взяли в кольцо, но он умудрился отправить в Ад еще пятерых, а затем демоны увеличили скорость и Сэм начал регулярно мазать. В итоге прилипалы подобрались настолько близко, что использовать винтовку по прямому назначению, не представлялось возможным. А затем ему справа прилетело по шлему, удар демона оказался достаточно сильным, чтобы сбить его с ног. При падении Сэм подмял под себя одного из демонов, и тот превратился в дым. Еще одного стальная перчатка пробила насквозь, развеяв и его.

– Не стой на месте дубина! – услышал он голос лейтенанта. – Ты же не в окопе, используй свою скорость!

Сэм быстро попытался встать на ноги, но вместо этого подпрыгнул метров на десять. Шлем мгновенно вывел на экран одиннадцать целей толпящихся внизу, и видимо соображавших, куда это делся металлический чурбан? Винтовка завибрировала в руках Сэма, и еще до того момента, когда он приземлился обратно, одиннадцать красных точек прекратили свое существование.

– Хороший прием сынок, – похвалил его лейтенант. – На сегодня с тебя достаточно, возвращайся на базу.

Несмотря на пройденное испытание и похвалу преподавателя, результат Сэма не был лучшим, он даже не вошел в пятерку лучших. Ганс Лайтер как всегда обошел всех на полголовы. Ему практически все упражнения давались легко, и он никогда не шел первым. К испытаниям и проверкам он приступал одним из последних. Его холодный разум мгновенно анализировал ошибки других и, выходя на испытания, Ганс не допускал ошибок.

Временами Сэму казалось, что Лайтер вообще не человек, а какая-то машина, разработанная в недрах двадцать шестого отряда, и в качестве эксперимента зачисленная к ним в группу. Та легкость, с которой он проходил испытания, раздражали не только Сэма, но и практически всех в группе. Ну и конечно масло в огонь подливала заносчивость Лайтера. Он предпочитал ни с кем в группе не разговаривать, а здоровался едва заметным кивком.

После того как группа освоила экзоскелет, они перешли к самой важной части обучения. Им предстояло узнать, у кого из них есть способности активировать защитное кольцо. И это был их последний общий тест, после него будет принято решение, разделять группу на два потока или все бравым шагом отправятся служить в силовую секцию. И вот, наконец, настал тот долгожданный и волнительный момент, когда будет решаться их судьба.

Группу опять пригласили на полигон двадцать шестого отряда, но не на тот, где они обучались использовать экзоскелет, а гораздо ниже. Грузовой лифт опустился на шесть уровней под землю, но что-то Сэму подсказывало, что, скорее всего это далеко не предел. Просто это им показали, что здесь всего шесть уровней. Научный отряд, это миллион тайн и загадок, которые он еще и постоянно генерирует.

Когда лифт остановился, и открылись двери, Сэм увидел практически пустое помещение, выдержанное в белом цвете. В качестве скромного интерьера перед лифтом находился белый стол, на котором в одну линию лежали пятнадцать черных колец.

– Ну, вот мы и подошли к последнему испытанию, – указал на стол лейтенант. – На столе лежат пятнадцать защитных колец, они связывают своего хозяина с демоном-оружейником из нижнего мира. Если вашей жизненной силы будет достаточно, чтобы активировать кольцо, то вы действительно получите в свои руки серьезное вооружение. Но в отличие от экзоскелета, управлять призрачной броней и оружием, научиться будет гораздо сложнее.

Лейтенант жестом пригласил студентов подойти к столу.

– Надевайте кольца, – произнес он. – Для того чтобы узнать, работает оно или нет, произнесите, «Активация защиты».

Синяя полоса засветилась только у двух студентов, у Сэма, и Ганса Лайтера. То, что кольцо активировалось у Ганса, Сэм совершенно не удивился. Если кому и суждено было в группе активировать кольцо, то этим человек определено должен быть Лайтер. А вот почему его кольцо засветилось, для Сэма оказалось большой неожиданностью.

– Надо же, сразу двое, – удивленно покачал головой лейтенант. – Вот у нас и образовалось два потока. Те, кто идет в силовую секцию, сдайте кольца и возвращайтесь наверх, там вас уже ожидают командиры подразделений. Ну а с вами мы приступим к обучению.

Прежде чем продолжить лейтенант дождался, когда провалившие тест загрузятся в лифт и отправятся к своему новому месту службы. Студенты не особо торопились, и это понятно, каждому хотелось хотя бы краем глаза взглянуть как их бывшие сокурсники, начнут призывать оружие и броню. Но вот лейтенант не собирался предоставлять им такую возможность, и терпеливо ожидал их загрузки в лифт.

– Ну, вот теперь мы можем приступить к обучению, – произнес он, когда двери лифта наконец-то закрылись, за новыми бойцами силовой секции. – Главное что вам стоит запомнить, призыв брони и оружия, совершенно не означает, что вы готовы к бою. Вот, к примеру, забравшись в экзоскелет, теоретически вы сразу можете вести боевые действия, как например Сэм, лбом пробивая стены, пока конечно не научился ходить. Но вот с призванным оружием все обстоит гораздо сложнее. Ну, пожалуй, хватит болтать, пора уже приступать к действиям. Активировать кольцо вы смогли, значит, энергетический канал с нижним миром вы открыли. Пропускная способность у него конечно, не ахти какая, но для первого раза хватит, со временем вы его расширите. А теперь скажите, «Броня», и представьте ее на себе.

– Броня, – спокойно произнес Ганс, и его тело покрылось пластинами, между которыми пробивалось едва заметное свечение, словно броню подсвечивали изнутри.

– Отлично, – похвалил его лейтенант. – А теперь дело за тобой, – повернулся он к Сэму.

– Броня, – повторил он, и немного занервничал, когда она не появилась.

– Постарайся представить ее на себе более отчетливо, – пришел на помощь, лейтенант.

Сэм от напряжения даже закрыл глаза а, открыв, удивился, увидев себя закованным в броню.

– Как вы уже успели заметить, в этом помещении нет интерьера, и это не случайность, – обратился к ним лейтенант. – Стены и потолок обиты специальным вспененным материалом, – продолжил он объяснение. – Это для вашей же безопасности. Запомните, «Посейдон-2», просто неуклюжая груда железа, по сравнению с призрачной броней, которую вы призвали. А теперь попробуйте в ней подвигаться. Но прежде чем они успели сделать и пол шага, лейтенант тоже облачился в броню, правда она немного отличалась от той, что призвали студенты.

– Я лейтенант, а ваша связь еще не настолько адаптирована, чтобы демон смог изготовить более усовершенствованную защиту, – ответил он на немой вопрос в глазах подопечных.

– Ясно, – кивнул Сэм и сделал шаг, бросивший его на стену, следом прилетел и Ганс.

Столкновение со стенами длилось довольно продолжительное время. Как ни крути, а в призрачной броне полностью отсутствовала электроника, помогающая человеку в управлении. Здесь все приходилось контролировать самому.

С одной стороны, это было недостатком, мешающим быстрому освоению, но с другой, несло преимущество в бою. Твои движения не контролирует электроника, а значит и не будет коррекции в самый неподходящий момент, когда ты наносишь удары или уходишь от ударов противника. И вот вторая часть перекрывала любые неудобства, возникающие в процессе обучения.

Постепенно столкновения стали не такими сильными, а через час студенты смогли отталкиваться от стен не только головой, спиной, и задницей, но и используя ноги. А вот вопрос, почему лейтенант сам облачился в броню, отпал сразу же после первого столкновения с ним.

– Отлично, – остановил их преподаватель. – Вы научились ходить, теперь призовите оружие, – попросил он подопечных, после того как у него появилась уверенность, что они сами себя не покалечат. – Только никаких пистолетов, пулеметов и тому подобного. Оставьте это силовой секции, а мы используем оружие ближнего боя. Вы довольно часто будете действовать без прикрытия, и практически всегда в одиночку, в том числе и в местах большого скопления людей. Наша задача состоит не только в уничтожении демона, но и в отсутствии потерь среди непосвященных граждан. Поэтому только ближний бой, и никаких шальных пуль. Силовая же секция действует внутри очищенного от людей периметра, и они имеют право палить во все стороны, главное чтобы демоны были ликвидированы.

– Ясно, – едва заметно кивнул Ганс. – Оружие, – произнес он, вытянув перед собой руку со светящимся кольцом, и сразу в его руке оказался тонкий клинок, больше похожий на шпагу.

– Отличный выбор, – похвалил его лейтенант. – Очень скоростное оружие, оно незаменимо при поражении жизненно важных органов демона, – произнес он, посмотрев на тонкий клинок Ганса. – Теперь твоя очередь, – повернулся лейтенант к Сэму.

После вызова брони, Сэм понял принцип действия кольца и, представив в руке тяжесть самурайского меча, призвал его, теперь уже не закрывая глаз.

Нащупав рукой, бокал с выпивкой, Сэм вернулся из пучины воспоминаний к действительности. Залпом, опрокинув содержимое в себя, он посмотрел на подавленного Харпера, о чем-то разговаривающего с Рино. С самого обучения в центре подготовки, Сэм не любил везунчиков, особенно состоятельных. Ганс Лайтер был одним из них, и именно из-за него Сэм начал предвзято относиться к людям, которым все дается легко и просто. Да и как оказалось позже, Ганс приходился сыном командиру двадцать шестого научного отряда.

А вот Харперу нужно отдать должное, на везунчика он не особо-то и тянул. Да, в отряд он попал, минуя стандартный путь, хотя и Сэм тоже попал в седьмой отряд благодаря тому, что его заметил Рино. И, наверное, немалую роль играет высокая смертность членов отряда. Если бы не стажер он, скорее всего не сидел бы здесь, потягивая весьма недурное виски, и вспоминая прошлое. Похоже у Харпера после вступления в отряд, больше проблем, чем позитива. На него взглянуть, так можно подумать, ему жить осталось до понедельника.

– Нет, на везунчика ты определенно не тянешь, – сделал вывод Сэм, глядя на Харпера поверх нескольких пустых столиков. – Надеюсь, ты еще немного протянешь, Нэй Харпер, – отодвинув от себя пустой стакан, произнес Сэм, пожелав ему удачи, хотя его никто и не слышал.

Встав из-за стола, он заметил, как к командиру и Харперу присоединилась, весьма привлекательная женщина, но Сэма это уже не интересовало, и он отправился к себе в номер.

Эпизод-6. «А никто не говорил, что будет легко»

– Зачем ты здесь? – без какой либо доброжелательности спросил хозяин бара. – Ты сегодня уже достаточно натворила.

– И я тоже рада тебя видеть, Рино, – ответила Аида, присаживаясь за их столик.

– У меня всегда с намеками были проблемы, – покачал головой Рино. – Говорю прямым текстом, тебя здесь не желают видеть.

– Подопечный нашего общего друга, сделал мне предложение, от которого я поначалу отказалась, – смотря в глаза Нэю, произнесла она. – Но, немного подумав, решила, а почему бы и нет? Подобных предложений мне раньше не поступало, а я в таком положении, что готова хвататься за любую соломинку, если она разобьет проклятие и оставит Фалена здесь. Я, например согласна, а вот ты готов это выдержать?

– Готов, – ответил Харпер.

– Подумай еще, прежде чем ответить, сдерживаться я не буду. И может случиться так, что ты не доживешь до того момента, когда наступит решающая битва.

– Ожидание смерти, хуже самой смерти, я где-то слышал эту поговорку, но наша ситуация вполне к ней подходит. Ну, так что, когда начинаем?

– Вы это о чем тут договариваетесь? – поинтересовался Рино, переводя взгляд с Аиды на Нэя и обратно. – И даже не думайте, что я вас выпущу, пока вы мне тут все не расскажите, конспираторы хреновы, – выдвинул он свои условия.

– Я предложил Аиде, потренировать меня для встречи, как я уже догадался с Люцифером, – объяснил Харпер. – И как ты сам уже слышал, она дала согласие.

– У тебя нет шансов, бой закончится твоей смертью, – попытался вразумить его Рино. – Аида на это идет от безысходности, ей в любом случае кроме душевной боли терять нечего.

– Ну а мне-то что терять, кроме жизни, – привел свой аргумент Харпер.

– Ты не понимаешь, весь вопрос в том, как ты умрешь? Быстро и безболезненно, или долго и мучительно?

– Быстро и безболезненно, это реально только в одном случае, когда я нажрусь до поросячьего визга. Но этот вариант, как ты мне сам доходчиво объяснил, уже не прокатит. А в трезвом состоянии, только долго и мучительно. И если дама с острыми зубами не захочет испытать душевную потерю, то ей стоит хорошо постараться, чтобы меня не отправили на тот свет. Еще есть вопросы? Я так и думал, что нет.

Рино некоторое время морщил лоб, а затем решительно поднялся и куда-то ушел, но вскоре вернулся обратно.

– Можешь прибить его, мне уже все равно, – обратился он к Аиде, протягивая ей ключ.

– Если к утру не явится, значит, я его зашибла, – ответила вампирша, поднимаясь со стула. – Идем, у нас не так много времени, – толкнула она Харпера в плечо.

– Сейчас?! – удивился Нэй.

– Нет, блин, через месяц. А ну давай живо за мной.

Не спорить с вампиршей у Нэя ума хватило и он, выскочив из-за стола, помчался ее догонять. Как оказалось, ключ, врученный Аиде, открывал ангар, расположенный в нескольких кварталах от гостиницы.

– А ты смотрю, не особо торопишься, – произнесла вампирша, опираясь спиной о дверь ангара, когда до нее, наконец, добежал запыхавшийся Харпер.

– Ты удивишься… но я вроде как человек… и так быстро передвигаться не умею, – ответил Нэй, едва переведя дыхание.

– Давай заходи, «вроде как человек», – втолкнула она его в темный проем. – Не научишься двигаться быстрее, то скоро станешь не вроде как, а очень даже реально мертвым.

Войдя следом за Харпером, в темное помещение, Аида заперла дверь изнутри и включила скромное освещение, состоящее из одного прожектора под крышей, и бьющего прямо в центр. Неизвестно для чего Рино использовал это место, но в данный момент оно было девственно пустым, если не считать хлама сложенного вдоль стен. Нэй следовал за молчавшей Аидой, до освещенного круга в центре помещения, где вампирша и остановилась.

– И с чего начнем занятие? – поинтересовался Нэй, оглядевшись по сторонам. – Предлагаю просветить меня на счет слабых сторон Люцифера, да-да, я не дурак и сразу сообразил, что это против него Фален не в состоянии выступить.

Аида даже бровью не повела, но ее точеный подъем правой ноги, который подчеркивали элегантные туфли, изготовленные на заказ, хлестко приложил Нэя по уху, отбросив «как бы человека» из светового пятна в полумрак ангара. Сила трения действует на все физические тела, и Харпер не стал исключением. Проехавшись спиной по пыльному бетонному полу, но все же остановился.

– Значит вот так сразу, без разминки, да? – сплюнув набившуюся в рот пыль, произнес он, тяжело поднимаясь на ноги.

– Мне казалось твой забег до ангара, и был разминкой, – удивленно произнесла вампирша, подойдя вплотную к нему.

Нэй не успел среагировать, как пальцы его левой руки оказались в руке Аиды, заставившей его балансировать на носочках. Пока он вытанцовывал то на одной то на другой ноге, вампирша ловко сорвала кольцо с его пальца и убрала к себе в карман.

– Ты это чего удумала? – шипя от боли, спросил Нэй.

Вампирша резко поднырнула под его руку, и легко перебросив любопытного неудачника через себя, заставила опять глотать пыль.

– Не стоит лишний раз приглашать того, от кого мы скрываем под покровом ночи, нашу тайную встречу, – ответила она, глядя на поднимающегося Харпера.

– Не хочу показаться занудой, но твой план тренировки состоит в тупом избиении меня? – покачиваясь но, не падая, спросил Нэй.

– Почему тупо бить, я обучаю тебя, – искренне удивилась Аида.

– Что-то не сильно заметно, – возразил Нэй, отряхивая ладони от пыли. – Вот нормальный тренер, к примеру, сначала расскажет, что собирается делать, и этим он психологически настраивает ученика на внимательность и усидчивость, а уж потом демонстрирует свое искусство.

– Хорошо, – кивнула Аида. – Не падай, – предупредила она, хлестким ударом подсекая ему ноги.

Харпер, подобно выскользнувшему из рук грузчиков шкафу, плашмя рухнул на пол, подняв облако пыли.

– Твою мать, как же больно-то, – прошипел Нэй, переворачиваясь на живот, и подтянув колени к груди, каким-то чудом смог встать на четвереньки.

– Надеюсь, я пробудила в тебе усидчивость? – склонившись над Харпером, поинтересовалась Аида очень вкрадчивым голосом.

– Ага, – сплюнув в очередной раз пыль, ответил Нэй.

– Отлично, а теперь держись за землю, – посоветовала она, ударяя ногой под ребра, и наблюдая за его передвижением по воздуху. – Урок первый, никогда не сомневайся в своих силах, – услышал он сквозь непрерывный гул в ушах, слова Аиды. – Сомнение в себе, подобно ржавчине подтачивает железный характер человека, заставляя его сомневаться в каждом своем поступке. Со временем у таких людей вместо стального характера и железной уверенности в том, что несмотря ни на что, нужно идти вперед, в руках остается лишь небольшая кучка ржавой пыли, осыпающейся сквозь дрожащие пальцы. А ведь когда-то это было их мечтой, а теперь мечта осыпалась к ногам, пополнив бескрайнюю пустыню несостоявшихся надежд. Такие люди неспособны самостоятельно принимать решения, и пригодны лишь следовать в фарватере других личностей, не боящихся ответственности.

– Благодаря тебе, голова у меня сейчас не очень хорошо соображает, так что к чему ты клонишь? – держась за ушибленные ребра, ответил Нэй.

– Тебе нужно принять решение, противостоять мне, или летать туда, куда я тебя пошлю очередным ударом.

– Если ты не заметила, то я банально за тобой не успеваю, а желания сопротивляться у меня полные штаны.

– Это иллюзия, что ты не успеваешь, а вот реальность совершенно другая.

– Да неужели? – съязвил Нэй, и сразу же получил ногой в живот.

Уже в который раз ему приходилось фокусировать взгляд на приближающейся вампирше. И с огромным трудом подниматься на ноги, хотя это было очень даже не просто.

– Я услышала сарказм в словах и неуверенность в собственных силах, – поделилась она наблюдением. – До меня тут дошли слухи, что ты умудрился отправить обратно под землю, лорда четвертого уровня. А с ним под силу справиться разве что старшему инспектору или лейтенанту. Выходит, слухи не верны, раз уж ты такой медлительный.

– В тот момент у меня была сила Фалена, – возразил Нэй, атаковав вампиршу.

Кулак по идее должен был достать саблезубую, но неожиданно обзор закрыла ступня Аиды, размазавшая его нос по физиономии. А затем Харпер опять полетел выбивать спиной пыль из бетонного пола.

– Отвлечь противника разговором, а потом атаковать, как же это примитивно, – с досадой покачала головой Аида, обходя по кругу пытавшегося подняться Харпера. – Запомни, любая хитрость обречена на провал, если твоя скорость на порядок уступает скорости противника. Любая задумка черепахи ничто в сравнении с гепардом.

– Я уже говорил, и повторю еще раз, в тот момент я был наделен силой Фалена, – качаясь из стороны в сторону, ответил Нэй.

– Сила демона, конечно, была, но вот скоростью ты как раз уже и сам обладаешь, – поправила его Аида. – Ты ведь видишь мои передвижения, но почему-то уверен в том, что все время будешь опаздывать. Неуверенность в себе, вот в чем твоя проблема.

Аида резко приблизилась к нему и нанесла удар ногой, но вместо привычного наблюдения за полетом, она увидела, как Харпер поймал ее ногу.

– А ты права, скорость у меня действительно есть, – расплылся в улыбке Нэй.

– Налету схватываешь, – похвалила его Аида, стоя на одной ноге но, резко подпрыгнув, она ударила его по уху второй.

Удар оказался настолько сильным, что прежде чем упасть, Харпер сделал сальто в воздухе.

– Да чтоб тебя, опять по тому же месту, – ругнулся Нэй, стоя на четвереньках. – Твое счастье, что я уже не просто человек, а то давно бы общалась с трупом, – произнес он, поднимаясь на ноги.

– Будем считать, что один раз тебе все же удалось увеличить скорость и отбить мою атаку, но вот сможешь ли ты это повторить, большой вопрос.

Не откладывая проверку в долгий ящик, вампирша перешла в наступление. Удар ногой в голову, Нэй блокировал рукой, но сразу же пропустил колено в живот. Аида не собиралась давать ему время на восстановление дыхания и с разворота припечатала ему ногой по другому уху.

После нового падения пиджак Нэя представлял собой довольно печальное зрелище. Грязный, пыльный, с множеством потертостей и отсутствующим рукавом.

– Ну все, красотуля, обещал я как-то не бить женщин, но ты просто вынуждаешь меня нарушать принципы, – обратился к вампирше Харпер, снимая с себя остатки пиджака и отбрасывая их в сторону.

– Выходит, до этого момента, ты себя оказывается, сдерживал?!

– Представь себе, – ринулся на нее Нэй.

Могучие удары кулаками в голову, убили бы любого, если бы конечно попали в цель. Не обратив внимания на неудачное начало, и не сбавляя скорости, Харпер атаковал ноги вампирши. Смелая атака закончилась вполне ожидаемо, его ботинок убил пустоту, а вот ее кулак опять соединил тело Харпера и бетонный пол.

Придя в сознание, и приоткрыв заплывший глаз, Нэй увидел возле себя туфли вампирши.

– Вставай, я тебе целых десять минут дала на отдых, – услышал он ее голос, идущий откуда-то сверху.

Проведя взглядом по туфлям возле своей головы, а потом по стройным ножкам и выше, Нэй, наконец, встретился взглядом с Аидой.

– Когда ты защищаешься, то успеваешь блокировать мой первый удар, но вот второй обязательно достигает цели, – объяснила она. – А когда сам переходишь в атаку, то уже и первый удар не в состоянии отбить. Возьми, наконец, себя в руки и прекращай подметать полы.

– Вот черт, не знал, что это окажется таким занудным занятием, я только и делаю, что падаю, а ты меня колотишь, – пробурчал Нэй, но на ноги все же поднялся.

– Готов? – спросила Аида.

– Дай мне пару минут, чтобы прийти в се…

– Нет у тебя минутки, – перебила его вампирша, опуская ногу, и отправляясь туда, куда сдуло Харпера.

Аиде требовалось время, чтобы перестроить зрение из яркого пятна в центре, на полумрак, куда улетел подопечный Фалена.

– Времени практически не осталось, чтобы тратить его на отдых, это, во-первых, – пытаясь обнаружить лежащего Нэя, продолжала она говорить. – А во-вторых, никто не будет ждать, когда ты подготовишься. Мой вопрос о твоей готовности был риторический, и меня совершенно не интересует готов ты или нет. Противник о твоей готовности узнает в тот момент, когда ты дашь ему отпор. А, превратив тебя в труп, он со всей уверенностью сможет утверждать, что к бою ты не был готов.

– Тогда я не буду тебя спрашивать, – услышала она позади себя, голос Нэя.

Его яростная атака прошла мимо, но и ответ Аиды упирался в блоки Харпера. Вампирша знала, что подобное долго продолжаться не может и, поймав руку Харпера в захват, пнула его в подколенный сгиб, заставив человека рухнуть на колени.

Когда тебя безостановочно избивают, настает такой момент, когда ты перестаешь замечать боль от ударов, вот и Харпер, несмотря на болевой захват руки, завалился на бок, увлекая за собой вампиршу. Вот только Аида совершенно не собиралась падать на грязный пол рядом с избитым Нэем. В самый последний момент она ослабила хватку, позволив Харперу выскользнуть из захвата. Нэй ждал именно этого момента, и когда Аида его отпустила, он пнул ее в голень, выбив землю из-под ног.

Но вампирша не упала, как от нее ожидал Нэй. Вместо падения она уперлась ладонью в пол и, выполнив акробатическое колесо, оказалась на ногах. Не останавливаясь, она как заправский футболист ударила по Харперу и он словно мяч, со свистом улетел куда-то к стене ангара, откуда послышался звон падающих труб и еще какого-то хлама. «А он на редкость способный малый», подумала она, отправляясь на очередные поиски живого мяча.

– С такими успехами тебе и думать не стоит, о какой либо победе, – произнесла она, стоя перед кучей обрушенного Харпером хлама, в центре которого он, скорее всего и лежал.

Ожидаемого ответа она не получила, ей даже показалось, что она немного переборщила с силой удара, и теперь Нэй действительно превратился в труп. Но вот с другой стороны, если он умер от такого удара, значит, жить ему дальше не стоило, и она только зря потратила свое время. Подождав немного и не услышав, каких либо признаков жизни, Аида утвердилась в мысли о его смерти, и собралась идти к выходу. Но в момент ее разворота, из кучи хлама, словно копье вылетела труба, которую она с трудом отбила.

– Слишком много патетики, – сообщил Харпер, выползая из-под кучи всякого старья.

– Давай защищайся.

– Я не привыкла отказывать, особенно если мужчина настойчивый, – улыбнулась она, блеснув белоснежными клыками.

В первый раз за все это время Нэй не уклонился от ее удара, а остановил кулак ладонью. А прочитав неподдельное удивление в ее глазах, ответным ударом кулака в живот, отбросил от себя вампиршу.

– Ты смотри, у мальчишки яички опустились, – сплюнув кровь, произнесла она.

– И ты даже не представляешь насколько они большие, – подтвердил Харпер, направляясь к ней.

– Ты главное не забывай, размер влияет на походку, – предупредила его Аида, ринувшись навстречу.

Скорость Нэй конечно повысил, но все равно недостаточно, чтобы противостоять опытному вампиру. За свою многовековую жизнь она видела неисчислимое количество разнообразных атак, и примитивные наскоки Харпера, не представляли для нее особых хлопот. Но в любом случае его упорству стоит отдать должное.

Получая страшные удары, он пер на пролом, как бык на красную тряпку тореадора. Каждый раз, получая болезненные уколы, бык звереет от безысходности. С какой бы яростью он не нападал на тряпку, от болезненных уколов его это не спасает. В конечном счете, обессиливший зверь погибает от одного точного удара своего палача, несущего смерть ради аплодисментов кровожадной публики.

Но встречаются быки, которые после нескольких безуспешных атак на тряпку, понимают, что не она его враг, а тот, кто ее держит. Столкнувшись с таким противником, тореадор обречен. Как бы он не был искусен, его тело будет пробито рогом и втоптано в кровавый песок арены, как месть за всех погибших братьев.

Такой бык не реагирует на шутов бегающих вокруг него и пытающихся его отвлечь. Он гордо стоит в центре арены над поверженным врагом. Бык знает что умрет, но так же он знает, что погибнет не обессиленным куском мяса, которого загоняли до полусмерти, а гордым представителем своего рода. Он падет пронзенный копьями всадников выпущенных на арену, а эта смерть дорогого стоит.

Так и Харпер перестал реагировать на отвлекающие удары вампирши, и сосредоточился на собственных атаках, которые закончились страшным ударом колена в голову, полученным от Аиды. Рухнув на спину, Нэй долгое время не мог прийти в сознание, а когда все же восстановился, то увидел стоящую возле него Аиду. Вид у вампирши был изрядно потрепан, а правый рукав вообще держался на честном слове. Вынув из кармана кольцо, Аида бросила его на грудь Харперу.

– На сегодня хватит, иди спать, завтра ночью продолжим, – произнесла она, отправившись к выходу. – Не забудь закрыть дверь и, кстати, тебе удалось меня удивить, – бросила она напоследок, элегантной походкой удаляясь от него.

Харпер с трудом поднялся, и направился вслед за ней. Но в отличие от нее, его походку, вообще трудно было назвать походкой. Харпера шатало как туриста на корабле попавшего в шторм. Бедолагу бросало из стороны в сторону, три раза он падал но, несмотря на это, Нэй все же добрался до входной двери. Постояв немного в проходе с закрытыми глазами, Харпер почувствовал как дурнота и гул в голове проходят, все же, как не крути, а за модернизированное тело, демону надо сказать спасибо. С такой регенерацией и похмелья не стоит бояться, жаль в его случае он этого теперь не узнает.

Открыв глаза, и не увидев Аиду, Нэй закрыл дверь и, повернув торчащий из нее ключ, отправился домой. По дороге он взглянул на часы и, увидев развороченный механизм, отметил для себя, что в следующий раз он будет снимать хронограф, а этот он отправил в ближайшую урну.

Добравшись до парадной с покосившейся вывеской «За гранью», Харпер облегченно выдохнул. Открыв дверь, вошел в прохладное помещение родного теперь уже дома.

– А ты красавчик, – поприветствовал его Рино.

Он был единственным человеком, находящимся в ресторане, точнее говоря демоном. Остальные, наверное, уже видели десятые сны, а он терпеливо дожидался подопечного.

– И тебе не кашлять, шеф, – ответил Харпер, кладя на стойку ключ от ангара. – Сколько у меня времени, на сон?

– Часов пять есть, потом будет работа, но не сложная, будешь патрулировать. Что-то последнее время, черти зашевелились, прут сюда как к себе домой. Не хочу жаловаться, но походу адова контора перестала справляться со своими обязанностями, и занимается не охраной заключенных, а регулярными их побегами. Вот помню, когда мы с Фаленом там работали, то ни одна сволочь рогатая не могла удрать.

Нэю, скорее всего, в какое другое время, было бы интересно послушать мемуары Рино, но сейчас тело требует отдыха и восстановления.

– Э, дружище, да ты смотрю, на ходу засыпаешь, – похлопал Рино его по плечу. – Думаю тебе самое время на горшок и в люльку.

Когда Нэй добрался до своего номера, он неожиданно уперся в закрытую дверь.

– Оперативно они ремонт организовали, – прошептал он, вынимая из кармана ключ.

Как бы Харперу не хотелось упасть прямо в коридоре и уснуть, он все же добрался до душевой, а затем как младенец уснул на свежей простыни.

Утро для Нэя настало неожиданно, но он проснулся не по зову будильника, и не от настойчивого стука в дверь, а от сильнейшего чувства голода. Насколько он себя помнил, такого с ним еще не случалось никогда. Честно говоря, он не отказался бы еще немного вздремнуть, но как назло перед глазами начали вставать не картины обнаженных моделей, как, и положено всем в его возрасте, а котлеты и жареное мясо, совершенно не способствующие хорошему сну.

– Да чтоб тебя, – ругнулся он, откинув одеяло. – Это что же такое происходит? Я, похоже, становлюсь пузатым и тостожопым обжорой.

Встав с постели, Харпер как обычно обнаружил новый костюм у входной двери. «Рино еще тот жук, небось, уже вписал его стоимость в долговой счет, и потирает сейчас руки», подумал Нэй, забирая костюм.

Спускаясь по лестнице, Нэй обратил внимание на странный гул, доносившийся из ресторана. Но когда он вошел в зал, то получил исчерпывающий ответ на возникшие на лестнице вопросы. Практически все столики в ресторане были заняты демонами. Кто-то из них был один, а некоторые и в сопровождении вторых половин. «Вот блин и поел, называется», подумал он, направляясь к Рино, активно разливающего коктейли. В заведении «За гранью» сегодня определенно аншлаг, даже за барной стойкой практически не было мест, но Харперу все же удалось втиснуться между двух рогатых типов. Их рогам определенно бы позавидовал и сохатый.

– Здорово, инспектор, а ты чего не на службе? – спросил его сидевший справа демон.

– Да вот решил перекусить перед работой, если конечно получится, – ответил Нэй, взглянув на загруженного работой шефа.

– Понимаю, тяжелая ночка выдалась, да?

– Ты даже не представляешь насколько, – кивнул Нэй.

В этот момент у Рино выдалась свободная минутка, и он подошел к Харперу.

– Извини дружище, сам понимаешь, бизнес, на вас-то должниках не сильно заработаешь, одни расходы и только, – объяснил он, ставя перед Нэем приличного размера кусок жареного мяса. – Сегодня работаешь один, погуляй по городу, особо никуда не встревай. Твоя задача на сегодня, понаблюдать, как работают другие. Информация будет приходить на телефон, а это тебе на случай непредвиденных обстоятельств.

Рино положил рядом с тарелкой сотню, и прижал ее печатью, но какой-то странной, это был диск размером с карманные часы.

– И не надо делать удивленные глаза. Думаешь если мне две тысячи лет, то я и думаю как старик?

– Я ничего такого не думал, – начал оправдываться Нэй.

– Вот и правильно, мы, знаешь ли, в ногу со временем идем, хотя это и не совсем верно, мы опережаем время. Новейшая разработка двадцать шестого отряда, компактная версия печати. Видимо постоянные жалобы их окончательно достали, и они решились ее уменьшить. Когда ты в костюме, то таскать с собой хоккейную шайбу, все равно, что с разводным ключом дефилировать. А теперь ты будешь выглядеть как нормальный человек, без оттопыренных карманов.

– Да понял я, понял.

– Вот и отлично, – бросив на подопечного сердитый взгляд, Рино удалился обслуживать рогатых клиентов.

Практически мгновенно расправившись с завтраком, Нэй отправился на прогулку, обещавшую ему целый день безделья.

Эпизод-7. «Тематическая вечеринка»

– Гуляй значит, и никуда особо не встревай, говоришь? – произнес Харпер, выйдя на улицу. – Да легко.

По сравнению со вчерашним днем, сегодня у него сотня в кармане, по нынешним-то временам практически целое состояние. «Вот бы еще узнать, когда придет убивец из нижнего мира, и вообще было бы замечательно», подумал Нэй.

После плодотворной тренировки с Аидой, он даже в некотором роде воспрянул духом. Такие вещи вытворял, о которых день назад и помыслить не мог, а сейчас с вампиршей может сражаться практически на равных. Ну, или почти на равных.

Взглянув сначала в одну сторону, потом в другую, Нэй решил, что сегодня он пойдет направо, хватит уже ходить по левую сторону от дома. В любом случае последние дни, кроме синяков и помятого лица, ему ничего хорошего не принесли. А еще он узнал, что скоро умрет, так что идти направо, было единственным вариантом, чтобы проверить свою удачу.

Выбравшись на оживленный проспект, Нэй отправился поглазеть на витрины. До вечерней встречи с Аидой еще вагон времени. А когда еще и рабочий телефон молчит и в кармане сотня, можно почувствовать себя королем. Но стоило ему об этом подумать, как в кармане завибрировал тот самый молчаливый телефон. Взглянув на экран, Харпер прочел сообщение.

«Угол пятой и шестой, возможно несанкционированное открытие портала. Ближайшему сотруднику ГСС, немедленно прибыть на место для проверки информации».

«Вот и отлично, сейчас парни подскочат, а я уж как-нибудь в следующий раз», подумал Нэй, убирая телефон в карман.

Харпер справедливо полагал, что если кого и нужно слушаться, то, как минимум своего командира. А шеф говорил болтаться по городу и никуда особо не лезть. Правда он что-то упоминал о непредвиденных обстоятельствах, и даже печатью снабдил, но этот вызов определенно не из этих. К тому же Харпера привлек магазин часов, и он практически мгновенно забыл о сообщении, полученном минутой назад. Позволить себе модели, выставленные в витрине он, конечно, не мог, но посмотреть на них никто же не запрещает. Бодрой походкой, направляясь к дверям магазина, его на пол пути остановил телефонный звонок.

«Интересно кому я понадобился, шеф про звонки вроде ничего не говорил», размышлял Нэй, вынимая телефон. Имя абонента числилось как диспетчерская ГСС.

– Да? – осторожно произнес Нэй, поднеся трубку к уху.

– Инспектор Нэй Харпер, седьмой отряд? – поинтересовался женский голос на другом конце.

– В целом верно, но я вроде как стажер, – ответил Харпер, надеясь, что после этого от него отстанут.

– В базе данных вы числитесь в качестве инспектора седьмого отряда, информации о том, что вы стажер, нет.

– Хорошо, я не буду пререкаться, пусть это останется на совести тех, кто предоставляет для вас информацию, но по какому поводу диспетчерская звонит на мой номер? – спросил Харпер.

– Наверное, это потому, что диспетчерскую сильно интересует, почему сотрудник седьмого отряда не направляется по адресу, указанному в полученном им сообщении? – строгим голосом ответили на другом конце.

– Я же говорю, стажер я…

– Значит, слушай сюда, де… стажер, – перебил его женский голос. – Нам прекрасно известно, что седьмой отряд это сборище маргиналов, и отбросов, которых в другие отряды не берут, если только руководство не выкрутит им руки, да и то, при первой же возможности от них избавляются. Но я постараюсь донести свою мысль до твоего прозорливого ума, используя лексикон седьмого отряда. Короче, если ты сею же минуту, не начнешь двигать булками в сторону пятой и шестой, я обещаю, патрулирование на свежем воздухе, для тебя станет несбыточной мечтой. Ты даже не представляешь, какую разветвленную сеть имеет городская канализационная система. Поверь, чтобы ее проверить на наличие беглецов, одним годом не обойдешься, а затем предстоит повторная проверка. А теперь ответь, как долго ты не хочешь видеть солнечного света, и вдыхать незабываемые ароматы сточных вод?

– Да не надо так нервничать, – попытался успокоить ее Нэй. – Просто мне отлить нужно, не могу же я о таком по телефону говорить, да еще и даме.

На некоторое время в трубке повисла тишина, а затем уже более спокойный голос произнес: – Хорошо, приступай к проверке информации, по результатам немедленный доклад.

– Суровые же в ГСС вумены работают, – покачал головой Харпер, когда в трубке раздались короткие гудки. – Значит отбросы общества, – хмыкнул Нэй, убирая телефон. – Чем дольше в отряде, тем больше узнаешь о нем из чужих уст, но, похоже, я попал туда, куда и должен был.

Нэй стоял на углу пятой и четвертой, так что нужный адрес находился в паре минут ходьбы. Спустя десять минут Харпер стоял на перекрестке, и ничего подозрительного пока не наблюдал. Никаких тебе светящихся кругов парящих над землей, или темных эллипсов. Хотя если бы они вдруг и возникли, то он бы об этом узнал задолго до того, как добрался сюда.

Люди сколь угодно могут считать себя индивидуалистами, но когда по близости происходит что-то необыкновенное, большинство их них ведет себя, словно по заложенной программе. Ринуться в самый эпицентр и сфотографировать все это пока не закончилось.

Отдельная категория, сфотографировать себя на фоне падающего крана, типа смотрите, «Это я, а это моя башка, раздавленная краном». И вот последняя, набирает катастрофические обороты. Одно дело, когда ты увидел обнаженную вумен, дефилирующую по проспекту, и совершенно другое, лезть в эпицентр рушащегося дома. Одним словом все как всегда, ничего не меняется, сначала бегут, выпучив глаза, «А чо это такое здесь?», а потом еще больше выпучив, улепетывают, кто сможет, конечно. Ну а те, кто плохо бегает, приобретают известность в криминальной хронике, жаль только воспользоваться ей, они уже не смогут.

На углу указанного адреса расположен большой пятиэтажный торговый центр, народу спускающего наличку достаточно, но никто вроде не фотографируется со светящимся кругом и не убегает, значит и демонов здесь нет. Связавшись с диспетчерской, Нэй сообщил, что стоит прямо в центре перекрестка, и никаких прорывов не обнаружено.

– Проверь здание, наши приборы фиксируют возможность разрыва пространства, – получил он ответ из диспетчерской. – Смотри внимательней, в месте появления разрыва должно мигать электричество, и на время выйдут из строя все электроприборы.

– А как я свяжусь с вами, если телефон отключится?

– Все, кроме защищенных, вы там, чем в седьмом отряде занимаетесь, вместо изучения инструкций, задницы ими подтираете?! – возмущенно озвучили в диспетчерской риторические вопросы, и повесили трубку.

– Похоже, именно так все и происходит, – произнес Нэй, набирая номер шефа.

После двадцатого длинного гудка, Харпер убрал его в карман. Похоже, в седьмом отряде действительно работают одни маргиналы, отвечающие на звонки только тогда, когда у них наступит соответствующее настроение.

– А меня это вполне устраивает, – хмыкнул Нэй, и направился в торговый центр.

В любом случае будь здесь что-то серьезное, то его, скорее всего сюда бы не послали. Да и если верить Сэму, здесь бы уже яблоку негде было упасть от сотрудников отряда силовой секции. ОСС умеет ограждать проблемные участки, расставляя по кругу «магические ящики», которые они именуют научными. И народ спокойно был бы удален из центра под предлогом банального прорыва канализационной системы.

Войдя в торговый центр, и взглянув под потолок, Нэй понял, что поиски гипотетического портала займет гораздо больше времени, чем он рассчитывал. Обойдя первый этаж, и заглядывая в каждый магазин, даже в отдел нижнего женского белья заглянул, где, кстати, много чего для себя нового открыл, но вот портала так и не обнаружил. Да и с электричеством проблем не было, а если где и мигали лампочки, то только в виде гирлянд.

Встав на эскалатор, Харпер отправился на второй этаж, поглядывая на всякий случай по сторонам. На втором этаже, поиски разрыва закончились с тем же результатом, что и на предыдущем. Население тратило деньги, балуя себя любимых, а вот он с сотней в кармане, болтался как оно самое, не тонущее в проруби. Тоску от нищенского существования радовало только осознание того, что в случае чего, он может закрыть всю эту хренову тучу этажей, на неопределенный мать его срок.

Третий и четвертый этажи присоединились к первым двум с пометкой – проверенно. Пятый, полностью принадлежал ресторану «Небо». Панорамная крыша и красная ковровая дорожка, бегущая от эскалатора прямиком ко входу, намекала на определенный контингент посетителей, к которым Нэй Харпер уже не принадлежал. Перед входом, задрапированным бархатными красными шторами, дорогу Нэю преградил швейцар.

– Извините сэр, но это заведение только для членов клуба, – произнес он, цинично пробежав взглядом по костюму Харпера.

– Ты удивишься, но у меня есть универсальный членский билет, – ответил Нэй, показав удостоверение ГСС.

– Извините сэр, в любой другой раз я бы вас пропустил, но сегодня мы организовали закрытую вечеринку, посторонним туда нельзя.

– Боюсь, я вынужден настоять, – возразил Нэй, совершенно не собираясь уходить.

– Одну минутку сэр, – улыбнулся швейцар. – Я сейчас узнаю, что можно с этим сделать, – добавил он, прежде чем скрыться за бархатными шторами.

«Вот это другое дело, а-то зайдите завтра, совсем уже страх потеряли», подумал Нэй, ожидая ответ швейцара на красной дорожке.

Через минуту шторы откинулись, и из заведения вышел не швейцар а, по всей видимости, сотрудники по работе с общественностью, в образе двух громил с квадратными подбородками. И вот только следом появился и сам швейцар.

– Сэр, эти господа вам все сами объяснят, а я так уж и быть не буду мешать разговору, – произнес он, прежде чем скрыться обратно за шторами, оставив вместо себя двух интеллектуалов для беседы.

– Проваливай дружище, для тебя заведение закрыто навсегда, – произнес стоящий справа громила.

– Я так понимаю, повторное предъявление документов не поможет, – Нэй задумчиво почесал за ухом.

– Не создавай проблем парень, – посоветовал громила, подойдя к Харперу практически вплотную.

– И в мыслях не было, но я все равно войду. Если не проверю ресторан, то я в прямом смысле очень долго света белого не увижу.

– А ты откуда такой дерзкий? – уперев в грудь Харпера палец, спросил громила.

– Городская Санитарная Служба, мать вашу, – ответил Нэй, ломая громиле палец.

Видимо у здоровяка серого вещества оказалось настолько мало, что он не сразу сообразил, почему его палец согнут в другую сторону. По мере того, как он, глядя на палец, расширял глаза, можно было узнать скорость передачи данных в его мозгу. А вот когда боль все же достигла серого вещества, громила перевел взгляд с пальца на Харпера, и открыл рот, чтобы видимо заорать от боли. Нэй не хотел наводить излишнюю панику, поэтому вынужден был пнуть его в промежность.

Громила рухнул на колени и, не убирая рук с причинного места, завалился лицом на красную дорожку. Его собрат, по интеллекту сообразив, что дело приняло какой-то не такой как обычно оборот, ринулся на защиту мундира.

Перешагнув через товарища, громила почувствовал, как его колено с хрустом подломилось и, потеряв равновесие, он начал заваливаться вперед, прямо на летящее ему в голову колено клиента. Голова дернулась назад, но благодаря бычьей шее позвонки остались целы, а тело, подчиняясь направлению удара, рухнуло на спину.

Осторожно перешагнув через бесчувственные тела охранников, Нэй подошел к задрапированному шторами входу в ресторан.

– Ну что парни, заставили идиота в штаны навалить? – послышалось из-за штор, а вскоре появился и сам автор вопроса.

Увидев два бесчувственных тела и стоящего перед ним Харпера, швейцар стал бледнеть на глазах.

– Они сказали, что не против, моего посещения закрытой вечеринки, – кивнул Харпер в сторону лежащих охранников.

Швейцар пытался что-то ответить, но вместо слов, у него получалось какое-то невнятное бормотание.

– Просто кивни если ты не против, чтобы я зашел, – пришел ему на помощь Нэй.

Швейцар кивнул, и видимо у него что-то заело, потому что он продолжал кивать до тех пор, пока Нэй не скрылся в полумраке ресторана. Свет в ресторане был приглушен, точнее говоря за освещение, отвечали расставленные по периметру свечи.

Теперь Нэй понял, откуда здесь специфичный запах гари. Неожиданно пламя свечей заметалось под дуновением легкого ветерка, и в центре зала освобожденного от столов возник овальный разрыв пространства.

Из портала вышел высокий брюнет в приталенном длинном плаще. Венцом демонического облика являлись маленькие рожки, едва выпирающие из-под волос. Если внимательно не приглядываться то, можно подумать, что это просто не уложенные волосы.

Несанкционированное явление рогоносца, было оформлено с большой помпой. Как только разрыв закрылся, толпа, стоящая до этого в благоговейном молчании неистово зааплодировала, и в ресторане врубили полную иллюминацию. В наступившем всеобщем праздновании, Нэй понял, что на этой тематической вечеринке, он промахнулся с костюмом.

Все присутствующие на празднике носили точно такие же плащи, как и представитель нижнего мира, а еще, только у Нэя и демона, не было черных масок на лицах. И в этот момент, как-то само по себе внимание публики переключилось на Харпера.

– Не рассчитывал, что на мою вечеринку пригласят сотрудника ГСС, – произнес демон, обратившись к Нэю, немедленно взятому в кольцо, членами закрытого клуба.

– Ну что тебе на это ответить, – пожал плечами Харпер. – Наша служба резка как понос, и настолько же неожиданна. Стоило только подумать о нас, а я уже тут как тут. И не буду скрывать, красив как Бог, поэтому решил не прятать лицо под маской.

– Значит это и есть та хваленая организация, которой так любят пугать в нижнем мире? – произнес демон, обведя взглядом присутствующих. – Что-то он не особо страшно выглядит, – смерил его взглядом демон.

– А я как микроб, меня не видно, но я на раз два и слона вынесу из жизни, – ответил Нэй, достав из кармана печать. – Я тебе тут дом на полном гособеспечении подыскал, а это вот пропуск, чтобы тебя встретили как надо, – произнес Харпер, бросая на пол печать.

Облака из светлячков не получилось, у самой земли печать подхватил демон.

– Если я не ошибаюсь, она должна удариться о твердую поверхность, а без этого печать, бесполезный кусок металла, покрутив ее в руке, произнес демон.

На этом беседа ему видимо наскучила, и молниеносно пнув Харпера в живот, демон отправил его куда-то вдаль. Удар оказался достаточно сильным, чтобы выбросить инспектора через задрапированную стеклянную стену ресторана, но толпа, окружавшая Нэя, смягчила полет, не дав ему вылететь за пределы помещения. Пропахав борозду в толпе фанатов демона, он упал на их тела в трех метрах от стеклянной стены.

– Разберитесь с ним, – кивнул демон в сторону инспектора и, убрав печать во внутренний карман, вышел из ресторана.

Харпер пришел в сознание оттого, что его кто-то трясет, открыв глаза, он увидел, как двое участников карнавала тащат его куда-то за ноги. Пока его волокли между столиков, особой опасности для головы не было, а вот ступеням к которым его тащили, затылок особо не обрадуется.

Резким движением Харпер вырвал ногу из рук тащившего и, пнув по рукам второго, освободился от носильщиков. Вскочив на ноги, Нэй огляделся по сторонам, в поисках вора стащившего печать.

Харпер не знал сколько она стоит, но то что Рино не испытает бурного восторга от потери, он мог предположить уже сейчас. Одного взгляда было достаточно, чтобы понять, что демона здесь нет. «Наверное, уже за недорого толкает печать ГСС на барахолке», подумал Харпер.

Стоя в центре ресторана, окруженный больными на голову типами в масках, Нэй достал телефон и набрал номер диспетчерской, но вот поговорить ему не дали, выбив аппарат из руки. И порчей телефона активность электората на этом не закончилась. Посетители стали выхватывать ножи и, судя по их вычурным лезвиям, холодное оружие предназначалось для ритуальных убийств.

– Хозяин приказал тебя убить, – раздалось откуда-то из толпы.

– Кто бы сомневался, – едва слышно произнес Нэй.

На этом разговоры закончились, и дьявольские слуги приступили к выполнению приказа. Остро заточенное лезвие, нацеленное в глаз Харперу, скользнуло вдоль брови, срезав по пути пару волосинок. Нэй наказал гада быстро и жестоко, кулак поднырнул под вооруженную руку и резко взмыв, раздробил челюсть противника. Слуга дьявола, выплюнув кровавые слюни вместе с зубами, оторвался от земли и грохнулся где-то за спиной Нэя. Следующий убивец сел на задницу с раздробленным под маской носом, после того как на него обрушился локоть инспектора.

Нэй не знал точно, можно ли убивать обычных людей напавших на сотрудника ГСС, с откровенным желанием сделать ему больно, или нет, поэтому ограничился нанесением тяжелых увечий. Тренировка с Аидой не прошла даром, люди двигались слишком медленно для него.

Харперу оставалось лишь сворачивать им челюсти, разбавляя все это действо переломами рук и ног. Успокоение рьяных последователей рогатого иммигранта отняло у Харпера не больше пяти минут. В какой-то момент Нэй обнаружил, что уже никого не осталось из желающих ткнуть ему в грудь острым предметом.

Остановившись, он перевел дыхание и огляделся по сторонам в поисках выбитого телефона. Убедившись, что находится недалеко от того места, где и началась потеха, Харпер отодвинул в сторону пару лишенных сознания тел, и увидел на полу свой телефон.

– Вот черт, шеф теперь точно меня убьет, – покачал головой Нэй и поднял с пола то, что раньше называлось телефоном.

Огромная вмятина в центре экрана, а с другой стороны, раздробленная крышка и высыпающиеся внутренности аппарата. В этот момент в ресторан влетело бесчувственное тело швейцара, а следом вошел здоровяк Сэм.

– Меня не хотели впускать, – объяснил он свое экстравагантное появление.

– Согласен, персонал здесь вообще не обучен общаться с клиентами, – поддержал коллегу Харпер.

– Что у тебя здесь произошло? – окинув взглядом, побоище, устроенное стажером, спросил Сэм.

– Обнаружил разрыв, но сообщить в диспетчерскую не успел, – ответил Нэй, продемонстрировав горку запчастей телефона.

– Ну а с демонами успел разобраться?

– Да демон-то всего один прибыл.

– Пускай будет один, но ты же его ликвидировал? Покажи печать, посмотрим, какого он уровня.

– Ну, тут такое дело Сэм… как бы это сказать-то… не успел я ее активировать.

– Что значит, не успел? Чего там не успеть-то? Достал, бросил и все, остальное она сама сделает.

– Я так и сделал, достал и бросил, – объяснил Харпер.

– И в чем тогда проблема, показывай печать.

– Не могу.

– Интересно почему?

– Она у демона, – ответил Харпер, делая вид, что он что-то потерял в кармане, а теперь усиленно это ищет.

– Погоди минутку, – направился к нему Сэм, а по дороге вырубил поднявшегося на ноги клиента со съехавшей на лоб маской. – Как печать могла оказаться у демона?

– Да как-то само получилось, – пожал плечами Нэй. – Достал значит, бросил, но демон ее поймал до того, как она коснулась пола.

– А что произошло потом? – не отставал от него Сэм, вынимая телефон и связываясь с шефом и диспетчерской.

– Он меня ударил, и я потерял сознание, а когда пришел в себя, то вора уже и след простыл. Потом эти черти в маскарадных костюмах на меня накинулись.

– И ты их один уложил, не используя защитного кольца?

– Получается что так, это ведь всего лишь люди.

– Хорошо, – кивнул Сэм, поднося телефон к уху.

На другом конце оказался шеф, и по разрывающимся динамикам, Нэй понял, что Рино после услышанного не в очень хорошем настроении. Внимательно выслушав шефа, Сэм убрал телефон.

– Поздравляю, тебе удалось удивить шефа, и не в лучшую сторону, – сообщил он Нэю.

– Я же не специально.

– Это понятно, но теперь нам нужно дождаться отряд силовой секции, и передав им задержанных, отправиться на поиски демона и печати.

– И как мы будем его искать? – спросил Нэй.

– Вот поэтому я полноценный сотрудник седьмого отряда, а ты всего лишь стажер.

– Диспетчерская ГСС с тобой не согласится, – заметил Харпер.

– Так-то оно так, но у каждого отряда есть внутренние правила, – ответил Сэм. – Но речь не об этом, для начала нам нужно спросить о демоне у знающих людей, а их здесь полагаю достаточно.

Сэм усадил первого попавшегося и, приведя его в чувство парой пощечин, приступил к допросу. Понятное дело пришедший в сознание последователь клялся, что он вообще здесь оказался случайно, а маску и плащ получил при входе в ресторан, без костюма на тематическую вечеринку никого не допускали. Сэм внимательно его выслушал, а затем, предъявив ему пару крепких доводов по ребрам, усадил обратно.

– А ножи, которыми вы собирались зарезать инспектора ГСС, видимо тоже входили в прейскурант?

– Какие ножи, не знаю я ни про какие ножи, – замотал он головой, и черная маска соскользнула с лысой головы.

– Ясно, – тяжело вздохнул Сэм, и коротким ударом свернул последователю челюсть, чтобы он спокойно дожидался ОСС. – Это мелкая сошка, нам нужен главный, так сказать аниматор всего этого действа, – произнес Сэм, внимательно оглядывая приходящих в себя клиентов ресторана.

– А как мы его найдем-то? – спросил Нэй, следуя за Сэмом и вырубая по дороге тех, кто, придя в сознание, пытался покинуть место преступления. – Они же все на одну рожу, да еще и в масках?

– Запомни стажер, каким бы аскетом организация себя не строила, даже будь они только в трусах, но любой ее адепт должен мгновенно отличать руководителя. В противном случае наступит хаос и неразбериха, а вслед за этим и сомнения в головах последователей, о правильности их учения. Ищи того, кто хоть чем-то отличается от других.

– Понял, кажется, я видел что-то подобное, – на секунду задумавшись, произнес Нэй, направляясь к двери ведущей в кухню ресторана, там он и нашел ответственного за закрытое мероприятие.

Оттащив в сторону несколько стонущих тел, он извлек из-под завала прихвостня демонов, в темно-красной маске. Это единственное чем он отличался от других. Найдя нужного человека, Харпер отошел в сторону, предоставив вести допрос профессионалу.

– Вы обречены, Варлок ищет новый мир для охотничьих угодий, и в безопасности окажутся только те, кто присягнет ему в вечной верности, – произнес устрашающий монолог, обладатель красной маски, хотя Сэм даже ни о чем не успел его спросить.

– Я верю тебе брат, – положив руки ему на плечи, произнес Сэм. – Мы хотим присягнуть ему на верность.

Тип оказался ошарашен таким поворотом событий и, хлопая глазами, все никак не мог прийти в себя. Ведь это произнес сотрудник ГСС.

– Я не понял, мне сейчас показалось, что…

– Все правильно, – перебил его Сэм. – Ты не ослышался, и я действительно сказал, что мы готовы присягнуть Варлоку. Я думаю, что свои люди в ГСС, всегда пригодятся, и тот, кто приведет их, должен быть замечен хозяином.

– Но зачем тогда… – посмотрел он на избитых последователей.

– Нас не должны раскрыть, – объяснил Сэм. – Обезвредив мелких сошек, мы остались вне подозрений. Скоро сюда прибудет отряд силовой секции, мы уйдем, но ты должен остаться и сохранить наш разговор в тайне. Хорошо?

– Да-да, конечно, – закивал обладатель эксклюзивной маски.

– Мы замолвим за тебя словечко, перед Варлоком, но ты должен сказать, где мы сможем это сделать лично.

– Конечно-конечно, только сразу же скажите что вы от меня, от Афероса, – затараторил он.

– Непременно, – заверил его Сэм.

– Семнадцатый сектор, шестой участок, линия шесть, шестое складское помещение.

– Спасибо брат, а теперь ты поступаешь в руки ОСС, они уже прибыли, но помни, наш разговор только между нами, – посмотрел он на появившихся бойцов. – Извини, и для конспирации это необходимо, – произнес Сэм, вырубая Афероса.

Отпустив бесчувственное тело, Сэм кивнул Харперу, и они подошли к командиру ОСС. Передав ему необходимую информацию, инспекторы покинули помещение ресторана.

Эпизод-8. «А ведь так все хорошо начиналось»

– Это чего такое сейчас было? – спросил Нэй, когда они покинули ресторан.

– Да ничего особенного, просто я узнал адрес, где, скорее всего и находится твоя печать, – ответил Сэм, вставая на эскалатор.

– Это-то я как раз понял, но вот мне непонятно, как этот придурок поверил в то, что мы собираемся присягнуть этому рогатому чудаку с небольшой клептоманией?

Вместо ответа Сэм полез во внутренний карман пиджака и достал полупрозрачную пилюлю.

– Что это? Только не говори, что ты каким-то образом заставил проглотить его такую же, я был рядом и все видел, ни глотал он ничего.

– Так уж прямо и все видел? – не скрывая сарказма, усмехнулся Сэм. – Эти пилюли не нужно глотать, достаточно сжать, чтобы через небольшое отверстие выпустить летучее вещество. Оно не имеет запаха, но на одну минуту заставляет вдохнувшего верить всему, что он услышит. Я не просто так держал его за плечи, делая вид, что забочусь о том, как бы он случайно не упал. В этот момент я просто раздавил перед ним одну из пилюль. Ну а дальше дело техники, вливаешь ему в уши любой бред, и он как ребенок во все верит.

– Круто, а мне такую можно?

– Извини дружище, но товар эксклюзивный, – пожал плечами Сэм, убирая пилюлю в карман. Да и зачем она тебе, девчонок клеить?

– Для работы, – быстро ответил Нэй.

– Секс ты работой называешь? – усмехнулся Сэм. – Не обижайся, просто товар дорогой, а у тебя еще долг перед шефом не погашен.

– Да какой это долг, это грабеж средь бело дня, – возмутился Харпер. – Я еще ничего не сделал, а на меня уже пятьсот штук повесили.

– Не переживай ты так, – похлопал его по плечу Сэм, сходя с эскалатора. – На самом деле это не долг, а твой капитал на случай непредвиденных обстоятельств.

– Какие еще к чертям обстоятельства? Это же пятьсот штук кредитов, да я на такую сумму крутую тачку могу прикупить, и все девки мои и без всяких пилюль.

– Можно конечно и тачку, а можно компенсировать твои косяки.

– Я тебя умоляю, какие косяки? Я за последнее время ничего такого не делал.

– Эх, стажер-стажер, – тяжко вздохнул Сэм, открывая дверь на улицу. – Ты в седьмом отряде всего пару дней, и наивно полагаешь, что все именно так и будет продолжаться. В остальных отрядах считают, что если ты попал в седьмой отряд, то это уже неслабый косяк, и история только подтверждает эти утверждения. У каждого в нашем отряде были косяки, отличия лишь в размерах.

Покинув торговый центр, они подошли к припаркованному автомобилю Сэма. Авто конечно не премиального класса, но для работы, наверное, сгодится. Подождав, когда Нэй угнездится на пассажирском сидении, Сэм направил машину по адресу, указанному им последователем.

– Я вот хотел узнать, как ты узнал, что у меня проблемы с разрывом, я ведь не успел вызвать подмогу?

– Да тут нет особого секрета, ты так сильно голосил о том, что ты всего-то лишь стажер, – ответил Сэм, сворачивая на боковую улицу. – Короче, когда с твоего телефона прошел сигнал вызова в диспетчерскую, а потом и маячок в аппарате отключился, меня сняли с задания и отправили к тебе, узнать что произошло? И мой тебе совет, если не хочешь увидеть шефа во гневе, то нам лучше вернуть печать.

– Даже не напоминай мне о его гневе, – ответил Нэй, неосознанно погладив горло, которое еще помнит об их первой встрече.

По мере удаления от центра города к его окраинам, архитектура зданий постепенно начала меняться. Жилые дома со следами дизайнерской мысли на фасадах исчезали, а их места занимали предприятия и рабочие кварталы, где уличное освещение считалось дурным тоном.

В подобные места Нэй не забредал даже в позапрошлой жизни, до того как его нашел дядя, а уж потом он и вовсе сторонился подобных мест, мрачная здесь, как ни крути атмосфера. И в сравнении с этими местами, квартал, где находится отель «За гранью», теперь предстал в очень даже выгодном свете.

Проезжая вдоль заброшенных строений и небольших стаек местной фауны, злобно глядящей им вслед, Нэй был рад, что у Сэма колеса не премиального класса. Парковать автомобиль в географической изнанке города, равносильно тому, что сбросить его с набережной. И в первом и во втором случае в качестве воспоминаний о машине у тебя останутся лишь ключи.

К тому моменту, когда они добрались до нужного сектора, на улице порядком стемнело, как ни как половина четвертого, а высокие горы, окружающие город, отлично справляются с затемнением улиц. Сэму даже пришлось сбросить скорость, чтобы не пропустить нужный адрес.

В большинстве карт города этот район вообще отсутствовал. Складские территории не место для прогулок даже для туриста ищущего острых ощущений. Найти-то он их, конечно, найдет, но вот поведать о приключениях он вряд ли уже сможет. Чисто теоретически здесь, наверное, можно находиться в светлое время суток, но проблема заключается в том, что за короткий световой день отсюда не выбраться. А поделенная на секторы территория, живет только по своим правилам. И эти законы очень сильно отличаются от тех, что приняты в центральной части города.

– Похоже мы на месте, – сообщил Сэм, взглянув на нужную цифру, нанесенную на стену здания.

Проехав несколько метров и припарковав автомобиль, Сэм заглушил двигатель. Покинув машину, инспекторы подняли головы, рассматривая огромное складское здание.

– Думаю, план будет таков, – произнес Харпер. – Заходим, быстро находим падлину с чужим имуществом, отвешиваем ему люлей, забираем печать и делаем ноги. Демон под землей, нам зачет, а с шефа пузырь вискаря. С какой стороны не посмотри, а я гений.

– Ага, каждый суслик агроном, – заметил Сэм. – Пока мы не узнаем, какого он уровня, стажер, я с голой жопой на катану не полезу.

– Ну, это само собой, – кивнул Харпер. – Просто я решил не повторять очевидные вещи и перейти сразу к сути. А так мы, конечно, проверим какого он уровня как же без этого-то.

Сойдясь на тайном проникновении, они приступили к выполнению плана. Найдя входную дверь, инспекторы осторожно проникли внутрь.

– Скажи Нэй, что ты видишь? – спросил Сэм, как только они оказались внутри.

– Если говорить на чистоту, то полную жопу, – емко описал ситуацию Харпер, даже не пытаясь подбирать выражения.

– Точнее и не скажешь, – вынужден был согласиться Сэм.

Огромное помещение было забито под самый потолок, контейнерами, ящиками, какими-то катушками с промасленными кабелями. И как назло они не были сложены ровными рядами, а расставлены, как Бог на душу положит. Весь склад теперь напоминал один непроходимый лабиринт, в котором заблудиться, как нечего делать.

– Интересно, сколько нам потребуется лет, чтобы осмотреть хотя бы часть этого? – озвучил риторический вопрос Харпер.

– Разделимся или как? – добавил Сэм.

– Шутишь? – взглянул на него Нэй. – Я что похож на человека ударенного, на всю голову? Да я обделаюсь, как только заплутаю среди всего этого великолепия упаковочной архитектуры. Ну и немаловажный факт состоит в том, если ты не один, то всегда можно свалить вину на товарища, что, мол, не туда свернули.

– Согласен, вдвоем сподручней, – кивнул Сэм.

Единственное что радовало Харпера в сложившейся ситуации, это ширина коридоров между контейнерами. По ним спокойно могли проехать пара погрузчиков, не зацепив друг друга. Под самым потолком ангара, даже имелись лампочки, но они видимо светили только для галочки. Вроде как освещение есть, а то, что ни хрена не видно это уже мелочи, на которые не стоит обращать внимание.

Инспекторы уже где-то минут сорок блуждали по лабиринту, и надежда на то, что они все же встретят демона, как-то незаметно начала таять. Еще примерно спустя час они решили бросить это неблагодарное занятие и идти сдаваться шефу. Но неожиданно Сэм заметил мелькнувшую вдалеке тень.

Не долго думая они бросились за ней. Когда до контейнера, где Сэм заметил движение, оставалось несколько метров, до них донеслись слова двух разговаривающих мужчин. Быстро спрятавшись за угол большого ящика, инспекторы затаились до того момента, пока беседующие не поравняются с ними.

Сэм жестами показал Харперу, что ему необходимо пообщаться с идущими к ним последователями в непринужденной обстановке. Показавшиеся из-за угла прихвастни Варлока, даже не поняли, кто им свернул челюсти. Подхватив падающие тела, Нэй затащил их за ящик.

– Я думал, что четко показал, что хочу пообщаться с ними, – осуждающе шикнул на Харпера Сэм.

– Ну, так общайся, – ответил Нэй, кладя рядом второе бесчувственное тело.

– Как?! Ты им челюсти до самого уха сдвинул, – прошипел Сэм, и для наглядности снял маску с одного из последователей.

Харпер был вынужден признать, что челюсть действительно находится в неестественном состоянии.

– Согласен, косяк мой, – согласился Харпер. – Хотя, в общем-то, это не моя вина, они были в масках, вот я и ошибся с траекторией удара, – добавил он в свое оправдание.

– Хреновая у тебя какая-то попытка свалить все на маски, – пробурчал Сэм, пытаясь ударами по щекам привести последователей в чувство. – И как нам теперь узнать где их сборище анонимных алкоголиков?

– Не думаю, что от пощечин они придут в себя, особенно когда после каждой зубы вылетают, – заметил Нэй.

Сэм резко замер, а потом опустил руку готовую влепить очередную пощечину, по болтающейся как у тряпичной куклы голове.

– Ты прав, не стоит их сейчас тревожить, пускай полежат спокойно, – произнес Сэм, опуская последователя и поправляя галстук.

– Слышишь? – шепнул Нэй замирая. – Кажется, кто-то идет. Сейчас я его аккуратненько спеленаю.

– Погоди, – остановил его Сэм, снимая с последователя маску и протягивая ее Харперу.

Нэй быстро сообразил, чего от него хочет напарник и они, стараясь не шуметь, сняли с последователей плащи. Нацепив маски и накинув плащи, инспекторы дождались нужного момента, и пристроились в хвост к одинокому пешеходу.

Первое время идущий их не замечал, но потом его что-то насторожило, и он резко обернулся, разглядывая некоторое время, следовавших за ним переодетых инспекторов. Харпер и Сэм остановились, не зная, что дальше делать и как себя вести. Точнее Нэй как раз знал, что через мгновение он вырубит этого Зорро в плаще и маске. Последователь, увидев кто, следует за ним, успокоился и уже не такой напряженной походкой продолжил свой путь.

– Не хочу хвастать, но похоже фейс-контроль мы прошли, – шепнул Нэй на ухо Сэму.

– Вот и не хвастай, идея-то моя, – так же тихо ответил Сэм, не выпуская из поля зрения идущего впереди последователя.

Когда ты следуешь за тем, кто хорошо знает дорогу, то путь оказывается на удивление коротким. Пятнадцать минут, и они вышли на довольно хорошо освещенную площадку, окруженную контейнерами. Найти ее без их невольного проводника они вряд ли бы смогли.

По мере приближения к ней, лабиринт становился практически непроходимым. Кое-где они встречали тупики, выйти из которых можно было, только зная, где находится потайной ход сквозь контейнер. По пути их нагнали еще трое последователей, и в итоге к месту сбора они попали в рядах небольшой группы единомышленников.

В центре площадки на специальном возвышении был установлен трон, украшенный красными человеческими черепами. Восседал на нем, разумеется, старый знакомый Харпера.

– Ты посмотри на эту рожу протокольную, – шепнул Нэй. – Спер гад печать и сидит тут как у себя дома, козлина.

– Я сейчас определю его уровень, а потом если что вызову ОСС и лейтенанта из седьмого, – произнес Сэм, достав из кармана смартфон.

– Ты это чего, звонить, что ли собрался? – удивился Нэй. – Подожди, пока все разойдутся, а потом уже будешь названивать. И вообще мне кажется, что вдвоем мы легко завалим это чудило.

– Харпер, это не телефон, а определитель уровня энергии демона, – шепнул Сэм. – Только мы далековато находимся, и он не достает до объекта.

– Не проблема, в такой толпе мы легко подкрадемся на нужное расстояние, – сообщил Харпер, двинувшись в сторону трона с демоном.

Обходя жаждущих просветления, инспекторы медленно, но верно приближались к центру толпы, ожидающих, когда же начнется долгожданное действо. И действо началось, но не совсем то, на которое они рассчитывали. Варлок встал со стула, и в помещении наступила гробовая тишина. Шепот прекратился, и даже шелест одежд больше не доносился до слуха присутствующих.

– Слуги мои, – обратился к ним Варлок. – В этот торжественный момент…

И действительно, в этот торжественный момент, у Сэма зазвонил телефон. Последователи словно по команде разошлись в стороны, оставив переодетых инспекторов в центре опустевшего зала.

– Ну, надо же, не думал и не гадал, что меня опять настигнет диарея, – усмехнулся демон. – Полагаю, вам все же стоит ответить на звонок, что-то мне подсказывает, он может оказаться действительно важным.

– Да ладно уже, Сэм, ответь на звонок, – произнес Харпер, снимая маску. – Все равно с конспирацией мы обосрались.

Сэм снял маску и, достав телефон, ответил на звонок.

– Ага… ясно шеф… так и поступим.

Закончив короткий разговор, Сэм убрал телефон в карман.

– Шеф звонил.

– Чего хотел? – спросил Нэй, снимая плащ, со своей задачей он справился, а дальше только мешать будет.

– Говорит, что Варлок один из «Зеро», и в случае встречи с ним нам нужно спасать жизни, не нашего говорит полета эта птица.

– А ваш шеф оказывается мудрый руководитель, – заметил демон. – Скажу больше, я возможно и отпустил бы вас, но вы люди такие назойливые, а я не люблю, когда меня достают, особенно если это еда.

– Верни печать падлина, пока я добрый, – обратился к демону Нэй, делая шаг вперед.

– А-то что? – совершенно серьезно спросил Варлок.

– У проктолога спросишь, когда он печать будет доставать.

– Вы люди только бахвалиться, и можете, но я милосерден и прощаю вас, все равно вы сейчас умрете, а погибать не прощенными как-то не хорошо.

После слов демона, на сотрудниках ГСС сосредоточили особое внимание все последователи, пришедшие на сходку.

– Нас, конечно, всего двое, и мы не в тельняшках, но зато у нас галстуки в полоску, – произнес Нэй, разминая шею.

Сэм, не долго думая, шарахнул свою печать об пол. Фейерверк получился зачетный, а затем последователи начали получать свои номера.

– Вот черт, – сквозь зубы процедил Сэм. – Это же демоны, – добавил он, облачаясь в призрачную броню, и вооружаясь катаной.

– Круто, правда? – хмуро ответил Нэй. – Готов стать старшим инспектором?

– Главное чтобы не посмертно.

Демоны пытались отмахиваться от светлячков, но они все равно ударялись в их тела, зажигая на них семерки. А вот с Варлоком этот фокус не прошел. Демон окружил себя энергетическим щитом, через который светлячки проникнуть не могли. Ударяясь в препятствие, они взрывались яркой вспышкой и гасли, не причиняя вреда демону. Варлок удерживал щит до тех пор, пока последний из светлячков не погиб в пламени щита.

– Вот же зараза, и как теперь его выслеживать? – озвучил риторический вопрос Харпер. – Ладно, с рогатым я уже вроде как знаком, так что возьму его на себя, а тебе разбираться с остальными уродами. Но для начала врежь мне по роже и желательно, чтобы пошла кровь.

– Ты двинулся что ли? – удивленно взглянул на него Сэм. – Не собираюсь я тебя бить, здесь и без тебя хватает тех, кому нужно морды начистить.

– Я не могу использовать кольцо, как это вы ребята делаете. Для активации мне нужна кровь, моя кровь, а бить самого себя по лицу, может отрицательно сказаться на моем имидже.

– Так ты один из «Квантов»?

– По-моему сейчас не самое подходящее время для оскорблений, – заметил Харпер, и сразу же вступил в бой с Варлоком.

Демон не стал изобретать ничего нового и тупо использовал проверенный прием, тем более что он работает. Выбросив ногу вперед, Варлок собирался пнуть приставучего человека в живот, но неожиданно для себя промахнулся. Нога проскользнула вдоль корпуса инспектора, и удивившийся демон нарвался на кулак Нэя сотрясшего ему голову. Припечатав Варлоку с левой, Харпер и сам не на шутку удивился. Ринувшиеся было на людей прилипалы, были остановлены Варлоком.

– Оставьте его, он мой, займитесь другим, – приказал демон, поднимаясь на ноги. – Застал меня врасплох, похвально, но это был единственный раз, когда ты меня коснулся.

Крутанувшись на месте, демон нанес удар. Взметнувшиеся полы плаща отвлекли внимание Харпера, и он не заметил вылетевшую, словно пуля ногу Варлока, ударившую его в грудь. Удар оказался ощутимым, а главное Харпер заметил, что летит над головами последователей и прилипал.

– Разберитесь с ним, – указал демон на Сэма, а сам высоко подпрыгнув и оттолкнувшись от контейнера, улетел в сторону, где предварительно должен был упасть Нэй.

Взмахнув мечем и, описав им, полный круг вокруг себя, Сэм превратил в дым пятерых демонов. «Держись стажер, я скоро буду», мысленно пообещал он и рубанул по ногам двум последователям, преградившим ему дорогу. Они оказались не демонами, поэтому вместо падающей одежды и дыма, исчезающего в щелях пола, помещение огласили вопли боли и хлынувшая из отрубленных ног кровь. Стонали они не долго, оголодавшие демоны не обратили внимания на тот факт, что они их союзники и в один миг высосали из умирающих тел жизненную энергию.

Сэм почувствовал, как по его спине скрежещут когти, броня выдержала, но ее ресурс ограничен, и лишний раз подставлять себя под удар не стоит. Ударив локтем в рыло напавшего на него сзади урода, Сэм резко развернулся, срезав демону голову. Перехватив меч обратным хватом, инспектор насадил на лезвие еще одного любителя нападать со спины.

Прилипал было слишком много и сжимавшееся вокруг него кольцо должно было рано или поздно привести инспектора к летальному исходу. Сэм считал себя опытным оперативником и незамысловатый план демонов просто кричал о их намерениях. Раздробив колено ближайшему прилипале, и заставив его, опустится на землю, Сэм воспользовался его телом в качестве трамплина, и выскользнул из окружения. Оказавшись за спинами прилипал, инспектор врезался в их ряды, как дама в отдел нижнего белья в день тотальной распродажи.

Орудуя, мечем направо и налево, он нес неминуемую смерть всем кто вставал на его пути. Вверх, взлетали головы и отрубленные руки с острыми когтями, но обратно они не падали, а еще в полете превращались в дым. В отличие от лордов, низшие демоны не могли мгновенно отращивать себе отсеченные конечности, и лишь затягивали раны.

Нэй как раз поднимался после удара демона, когда возле него приземлился Варлок.

– Какая неожиданная встреча, – усмехнулся демон. – С твоим коллегой уже покончено, и теперь настало время покончить с тобой.

– Я бы губище так не раскатывал, – возразил Нэй. – Сэм, тертый калач, его на кривой козе не объедешь, особенно если ей управляют твои уродцы.

– Люди всегда приукрашивают действительность, и я не знаю с чем это связанно, но вы постоянно стремитесь выглядеть лучше, чем являетесь на самом деле.

– А ты рогатый не задумывался, что это не мы приукрашиваем, а вы нас недооцениваете?

– Хорошая шутка, – усмехнулся Варлок, ударяя Харпера в нос.

Нэй не собирался блокировать атаку, он лишь немного смягчил удар. Поднимаясь на ноги, он смахнул выступившую кровь и увидел, как кольцо засветилось, наполняя его силой. Следующую атаку, Нэй без труда блокировал, а затем проверил ребра демона кулаком на крепость.

Варлок врезался в контейнер, а когда отлип, получил еще один удар по зубам. Демон пытался сопротивляться, но Харпер опережал его и каждый раз вбивал рогатого в металлоконструкции. По большому счету его удары давно должны были превратить туриста с нижнего уровня в дым, но гад продолжал втыкаться в твердые предметы и не давал повода полагать, что он скоро склеит ласты. После очередного нападения, демон перехватил руку инспектора и ударом локтя опрокинул его на спину.

– Вижу, ты первый раз встречаешь «Зеро», – констатировал очевидный факт демон, направляясь к лежащему Харперу. – Дело в том человек, что я не имею определенного уровня энергии, обычно мы равны лордам, но особенность, таких как я, состоит в умении брать уровень противника. И вот когда ты превзошел меня в скорости и силе, я скопировал твой уровень. И к нему автоматически прибавляется моя обычная сила, а значит ты в проигрыше. Я обещал тебя убить, и я не бросаю слов на ветер.

Пока демон приближался к Харперу в его правой руке начал появляться огненный меч. Взмах клинка и пылающее лезвие готовое разрубить тело человека, столкнулось, с таким же мечем.

– А ты не перестаешь меня удивлять человек, но это лишь оттягивает момент твоей смерти, который уже наступил, – оскалился демон, нанося второй удар.

Нэй успел отвести лезвие в сторону, но вот удар коленом пропустил.

– Патлатый, кажись у нас проблемы, – прошептал он, стоя на четвереньках. – Жопой чувствую трындец мне пришел.

– Да не суетись ты так, не такой он и страшный, – ответил Фален.

– Для тебя может он и не страшен, а задницу-то мне надирают.

– Это правда, мне его удары вреда причинить не могут, – усмехнулся блондин.

На пол пути к Нэю, демон остановился и обернулся на шум. Причиной грохота оказался Сэм, приземлившийся недалеко от демона. Инспектор оказался изрядно потрепан, броня как впрочем, и меч были основательно заляпаны кровью, что намекало не только на демонов, но и на людей с которыми ему пришлось столкнуться.

– Вот и я стажер, извини, пришлось задержаться, – сплюнув кровавую слюну и опираясь на меч, произнес Сэм.

– Вы меня поражаете люди, даже сдохнуть нормально не можете, – обратился демон к Сэму, и атаковал инспектора.

Огненный меч уперся в лезвие катаны, и казалось, Сэму удается его сдержать, но призрачный меч пошел трещинами и огненное лезвие, разбив оружие инспектора, скользнуло дальше, пробивая на вылет броню в районе плеча. Доспехи взорвались сверкающими осколками и исчезли. Демон выдернул из раны меч, и Сэм рухнул на пол, но он не потерял сознание и продолжал что-то шептать кровавыми губами. Демон склонился над ним и некоторое время внимательно его слушал.

– Твой друг тебя вряд ли слышит, но перед тем как забрать его жизнь я передам ему твои слова, – пообещал Варлок, направляясь к Харперу.

Демон атаковал стремительно и без предупреждений, как профессиональный убийца. Но Харпер отклонил его лезвие и с разворота ударил демона рукоятью меча в висок. Варлок не ожидал такой прыти от практически поверженного человека, и пропустив удар впечатался головой в контейнер. Нэй незамедлительно полоснул, мечем по горлу демона в надежде отсечь голову, но лишь вспорол металл контейнера. Все же Варлок действительно превосходит его в скорости, хотя если Нэй периодически достает его значит не такой он и шустрый, как рассказывает.

Демон не на шутку разозлился, после того как его мордой ткнули в железную стену, это было непростительно, особенно, после того как он полностью считал себя победителем и готовился насытиться жизненной энергией этого человека.

Варлок не экономил силы и каждый его удар нес всю ярость демона. Правда десяток «ух зашибу» ударов, так и не достиг цели, человек в самый последний момент умудрялся ускользать от смертельных ударов меча. И их принимали на грудь бетонный пол и окружавшие поле битвы контейнеры. После яростной атаки демона пол был усыпан не только бетонной крошкой, но и осколками с частями бытовой техники, выпадавшей из контейнеров.

Демон остановился, чтобы перевести дух, а заодно и передать слова Сэма. Оказалось, Варлок не просто собрал здесь единомышленников, он подготовил скрытый от систем слежения ГСС портал, и сейчас настало время его открыть. Нэй за время схватки оказался рядом с Сэмом, потрогав его пульс, убедился, что напарник пока еще жив, хотя если не оказать ему оперативную медицинскую помощь, он вряд и протянет даже с полчаса.

– Фален, это все на что ты способен? – спросил Нэй.

– А ты выдержишь силу лорда? – ответил демон, вопросом на вопрос.

– Ты же сам сказал, что мне жить до понедельника, так чего тянуть-то.

– Это образное выражение, твоя смерть не связанна с днями недели, – пояснил Фален.

– Да в жопу образные выражения, гони силу, мне нужно твоего соплеменника ушатать.

– Не говори потом, что я тебя не предупреждал.

– Да завали уже.

Нэя скрючило от сильнейшей боли в животе, словно он проглотил раскаленный свинец. В глазах потемнело, а пламя начало расползаться по венам. Боль оказалась невыносимой, и он закричал. Тело сотрясали конвульсии, а ощущения Харпер испытывал такие, словно его заживо сжигают. Вздувшиеся вены не выдержали напора крови, разгоняемые модернизированным сердцем, и в некоторых местах лопнули, оросив красным все в радиусе двух метров вокруг Нэя. Длилось это несколько секунд, но ему казалось, что прошло несколько часов. Очнулся Харпер в крови и рвотных массах.

– Твою мать, это покруче паленого бухла будет, – сплюнув кровь, предположил Нэй, поднимаясь на ноги.

– Не скрою, я поражен, – услышал Нэй голос Фалена.

– Да пошел ты, я едва не обделался.

– Что ты сказал? – спросил Варлок, направляясь к Харперу.

– Сказал… пипец тебе рогатый.

– Смелое заявление, учитывая твое состояние, но теперь тебе уж точно конец.

Варлок обрушил на Харпера несколько ударов, и даже распорол ему рукав, но в этот момент, лезвие Нэя пробило ему грудную клетку. Демон не мог поверить своим глазам, но из его груди действительно торчало лезвие клинка.

– Это мое, – произнес Нэй, вытаскивая из внутреннего кармана демона свою печать. – Передавай привет Харону от Рино, – сказал Харпер и бросил черный диск на пол.

Когда на Варлоке загорелась цифра семь, Нэй вырвал меч и посмотрел, как демон превращается в дым.

– А вы кванты… сильны, хотя ты первый… кого я вижу в живую, – придя в себя, прохрипел Сэм. – В правом кармане шприц с лекарством, вколи его мне в ногу, пока я тут на хрен не сдох.

Нэй быстро нашел шприц и вогнал иглу в бедро другу.

– Теперь вы уже и сами, наверное, справитесь, а мне, пожалуй пора, – произнес появившийся рядом Фален. – Не пойми меня неправильно, находится в теле, которое еще и покрыто собственной блевотиной, извини, но это не мое.

После того как Фален исчез, Нэй присел рядом с улыбающимся Сэмом.

– Чего скалишься, на себя лучше посмотри, – пробурчал Нэй.

– Это не я, это все обезболивающее.

– Вот угораздило же меня с торчком здесь залипнуть.

В этот момент дальний контейнер как-то странно завибрировал, а через мгновение на его месте открылся огромный портал.

– Извини, конечно, но вот сейчас твоя ухмыляющаяся рожа, совсем не в тему, – посмотрел на напарника Нэй.

Эпизод-9. «Рэн и Рин»

Первыми из портала показались морды прилипал. Особой опасности они не представляли, если бы конечно Сэм был на ногах, да и Харпер так не поистрепался. А вот размер портала говорил, не о маленьком разведывательном отряде, а о серьезном вторжении, и прилипалами похоже здесь вечеринка не закончится. Сэм продолжал улыбаться, находясь под действиями лекарств, а вот Нэю предстоит брать удар на себя, хотя чувствовал он себя отвратительно.

Демоны, осторожно выползавшие из портала, оглядывались по сторонам, они явно ожидали увидеть что-то другое, а не разбитое поле битвы. Нэй понял, что это не было оголтелым вторжением, это больше всего походило на тайное заселение города. И поведение прилипал было явным тому подтверждением. Но, даже беря во внимание этот факт, демоны всегда остаются демонами. Увидев двух потрепанных людей и больше никого из противников, прилипалы не отказали себе в удовольствии полакомиться дармовой энергией.

Бросившись на людей, они неожиданно стали падать, превращаясь в дым, а перед Харпером приземлился закованный в экзоскелет воин ОСС. К его компании присоединились еще двое, пробившие крышу ангара. Видимо кто-то из демонов передал на базу, что тайное проникновение накрылось медным тазом, и если они хотят закрепиться на данной территории, то им предстоит пробивать себе дорогу с боем. А вот кто вызвал ребят в броне оставалось загадкой.

Двое бойцов ОСС, опустившись на одно колено и вскинув винтовки, приготовились к уничтожению противника, а третий в это время выбросил печать, взорвавшуюся под ногами демонов. Война войной, а инструкции забывать не стоит.

На поле большой битвы всегда найдется парочка особо хитрозадых особей, которые пока их братья глотают пули, и отправляются в Ад, занимать пустующие камеры, эти под шумок решают проскользнуть в этот мир. Мириады летающих огоньков не исчезали, так как из портала появлялись все новые и новые незаконные иммигранты.

Опустошив магазины, бойцы перезарядили оружие и продолжили истребление нечисти. Вот только выползающие демоны не всегда были размером с человека, многие из них представляли собой весьма внушительные габариты. С одним из таких и столкнулись бойцы ОСС, когда тот с трудом протиснулся сквозь портал.

Чудовище с четырьмя руками и глазами на висках, вращающимися в разные стороны как у хамелеона, выползло из портала, ну и как в таких случаях положено принялось орать, разбрызгивая слюни.

– Парни, я сейчас вам помогу, – шатаясь из стороны в сторону, произнес Нэй. – Подскажите только направление, и я этому чепушиле басовитому…

Чего такого страшного собирался сделать Харпер, никто так и не узнал, потому что он потерял сознание и рухнул на спину. В горизонтальном положении кровь обратно прилила к голове и, вернувшись в сознание, Нэй опять решил повторить попытку, но его остановил Сэм.

– Не дергайся, это я их вызвал, а значит, скоро прибудут и остальные. Да и повторно вызвать демона ты не сможешь.

– Ну и ладно, буду валяться здесь, и смотреть на жизнь глазами пьяного бомжа, который видит мир с уровня проходящих мимо подошв.

– На самом деле не так все и плохо, – попытался подбодрить товарища Сэм.

– А тебя смотрю, все еще плющит от димедрола, или чего ты там набодяжил в шприц, оптимист хренов. Конечно, у меня не все так плохо, работа, к примеру, просто зашибись. Утром я прилично одет и не пьян, теперь уже всегда мать его не пьян, патлатому спасибо. А дальше я погружаюсь в рабочую рутину, где мне вначале навешивают люлей, поганят костюм, а к вечеру я в кровищи и собственных рвотных массах, и даже жопу оторвать от земли не могу, без того чтобы обратно на нее и ни шмякнуться. А рядом лежит обдолбанный инспектор и говорит, что у меня все зашибись.

– Вот видишь, все же хорошо, – ответил Сэм, демонстрируя на лице улыбку идиота.

– Да завали уже, – привалившись спиной к контейнеру, произнес Нэй, наблюдая за действиями бойцов ОСС.

Громила выползший из пространственного разрыва, закрылся четырьмя покрытыми хитиновой броней руками и, отражая пули, двинулся на бойцов, закованных в экзоскелеты. Сотрудникам ничего не осталось, как только разойтись в стороны и атаковать его с незащищенных боков и спины. Почувствовав, что пули начали его кусать сбоку, демон развернулся в ту сторону, откуда было больнее всего.

Справа его поливали двое бойцов, когда с другой стороны только один. Как оказалось, его шкура выдерживала даже выстрелы в упор, а там где пули все же находили слабые места, появлялся небольшой дымок, который впрочем, прекращался, как только демон поворачивался.

Несмотря на свои габариты и чудовищный вес, если судить по вмятинам на бетонном полу, демон оказался на удивление шустрым. Схватив небольшой контейнер, он швырнул его в двух бойцов, и они едва успели уйти от смертельного удара. Одному повезло, а вот второй оказался возле демона и нарвался на страшный удар лапищи.

Воина в экзоскелете отбросило на контейнер, где он вдавленный в металл и застрял. Грудная броня «Посейдона» оказалась продавленной и из ее сочленений струилась кровь погибшего бойца. Оставшиеся в живых воины открыли шквальный огонь, но он не приносил видимого результата, кроме небольших струек дыма выходящих из пулевых отверстий.

Две руки демона прикрывали уродливую морду, с глазами хамелеона, а две других хватали контейнеры и швыряли в назойливых людей, мешающих его собратьям незаметно проникать в этот мир.

Первый благополучно ушел от двух брошенных контейнеров, а вот второму повезло меньше, у него опустел магазин, и он пытался его сменить, когда его руку прижало контейнером.

Увернувшийся от смертоносной ловушки боец пытался отвлечь внимание демона на себя, пока его товарищ старался высвободить зажатую руку. Но его план пошел прахом, как только оружие переставшее получать боекомплект замолкло.

Забросив за спину ставшую бесполезной винтовку, боец направил в сторону демона левую руку, и из ее предплечья выскочил тонкий трос с небольшим гарпуном на конце. Пробив ногу демона чуть выше колена, он крепко засел в теле, а выскочивший из другого предплечья гарпун, вонзился в бетонный пол. Распятый между демоном и бетоном боец, пытался сдержать уродливое чудовище, и на краткий миг ему это удалось.

Нэй попытался встать и помочь закованному в сталь бойцу, но обильная потеря крови и отсутствие Фалена, закончилось падением лицом в пол. Только на земле он пришел в сознание, и лишь наблюдал за разворачивающейся драмой, на исход которой он никак не мог повлиять.

Почувствовав, что его что-то удерживает, демон развернул хамелеоний глаз назад и, посмотрев на букашку, пытавшуюся его сдержать. Огласил ангар ревом, а затем резко дернул ногой, отрывая левую руку экзоскелета. Бойцу повезло, что оторвалась только металлическая часть, а окровавленная человеческая плоть осталась при теле, ее быстро заштопают и он будет как новенький.

А вот воину с зажатой рукой определенно наступил конец, но когда демон повернулся в его сторону, подземную тварь накрыло шквальным огнем из десятка стволов. Пробивая тонкую крышу, на бетонное покрытие склада, с грохотом и лязгом приземлялись экзоскелеты.

Демону ничего другого не оставалось, как только забыть про свою первоначальную цель и сосредоточить внимание на новых объектах. К слову сказать, они даже вдесятером кроме раздражения ничего не могли ему сделать. Единственное чего они добились, так это отвлекли внимание от зажатого товарища. И в этот момент для полноты картины из разрыва полезла зубастая мелкота.

Часть бойцов переключилась на них и вот здесь экзоскелеты показали себя в полной красе. Прилипалы испарялись, стоило им только показать свои морды из портала, но их количество от этого не уменьшилось, а только возросло. В конечном счете, они прорвались сквозь пространственный разрыв и как раковая опухоль стали распространяться по территории.

– Я так понимаю приказ руководства, «делать ноги», вами был цинично проигнорирован, – услышал Харпер знакомый голос, болтая ногами в воздухе пока его держали за шиворот.

– Шеф, как я рад вас видеть, – продолжая давить лыбу, произнес Сэм.

– Ты всегда рад меня видеть здоровяк, особенно когда обгадишься, и давай уже завязывай с двойными дозами в шприце.

– Это не я шеф, это стажер мне весь шприц вогнал.

– Ну конечно, а ты значит, старый наркоман его не успел остановить?

– Ага, – ухмылялся Сэм.

– Я займусь вами позже, после того, как вас выпишут из больницы, – пообещал он, и положил Харпера рядом с наркошей, а сам направился к демону, гоняющему бойцов ОСС.

Помимо Рино справа и слева от него шли еще двое типов, их фигуры были скрыты под длинными плащами, волочащимися по полу.

– Похоже, дело серьезное, если уж шефа сопровождают близнецы, – указал Сэм на странных типов, идущих рядом с командиром.

– А кто это?

– Лейтенанты седьмого отряда.

– Уроды наверное, а-то за каким хреном им скрывать себя под этими парашютами, которые они наверное называют плащами, – предположил Харпер. – И они видимо тоже из нижнего мира, рогатые там, наверное, или зубастые с одной ноздрей.

– Да тише ты идиот, – перепугано шикнул на него Сэм. – Ты главное им такого не скажи, прибьют, и как звать не спросят.

– Не переживай, я же не дурак, – успокоил товарища Нэй. – А они втроем совладают с этим уродом?

– Шутишь? Это же «Танк», он конечно огромный, но мозг у него практически отсутствует, и он является демоном низшего уровня. Они используются довольно редко и в основном для подавления огневой мощи ОСС, и отвлечения от реально неприятных типов, старающихся тайно остаться в этом мире.

По мере приближения к демону, в правой руке Рино, появился двуручный молот, а сопровождавшие его лейтенанты, наконец, избавились от странных плащей с большими капюшонами.

Две блондинки с длинными волосами, собранными в хвост, и удерживаемые широкой кожаной заколкой украшенной крестом, заставили Харпера уронить челюсть. Стандартная одежда седьмого отряда, брючный костюм и галстук, сидели на них как влитые. Мастер что пошил им костюмы, подчеркнул сексуальность женского тела так, что латекс для садо-мазо вечеринки рядом с этими произведениями искусства, будет казаться потрепанным халатом пожилой уборщицы.

– Сэм?

– Что?

– Падлина ты Сэм, – сообщил ему Харпер. – У меня практически не осталось времени, а ты скотина не рассказал, что в нашем отряде служат такие богини. Я тебе этого не прощу, а когда сдохну, буду приходить по ночам и выносить тебе мозг, скрипом стульчака на толчке, а если ты сволота его смажешь, я тебе в тапки нассу.

Пока Нэй придумывал все более извращенные кары для Сэма, мелкие прилипалы, увидев новые цели, набросились на троицу. К моменту их приближения близнецы полностью облачились в призрачную броню и выдвинули из предплечий тонкие, но очень острые лезвия. И в этот момент из портала появилась морда второго «Танка».

– Займитесь им, а я уберу первого, – отдал приказ Рино, на ходу поймав за морду напавшего на него демона и сжав ладонь, раздавил прилипале череп.

Лейтенанты кивнули и направились к вылезавшему из портала здоровяку. Пробиваться им, правда, пришлось через пару десятков прилипал, преградивших путь, с остальными отлично справлялись бойцы ОСС.

Оставив двадцатку лейтенантам, они истребляли тех, кто пытался, выскочив из разрыва и незаметно слиться куда-нибудь между контейнеров. Оскалившись, прилипалы, настроились растерзать людей, но лейтенанты исчезли из вида, оставив демонов в недоумении, а через мгновение они появились за их спинами, спокойным шагом направляясь к выползшему «Танку».

Некоторые из прилипал заметили появление лейтенантов у себя в тылу, а многие даже попытались развернуться в сторону удаляющихся женских фигур, но на полпути они превратились в дым. Двадцать демонов один за другим растворялись в клубах черного дыма, а лейтенанты даже не обернулись, чтобы посмотреть на дело своих рук. Они были полностью уверенны в своих ударах, и оборачиваться, посчитали для себя унизительным.

– Охренеть, – только и смог произнести Нэй.

– Вот именно, что охренеть, – заметил Сэм. – Поэтому я тебе и не говорил о них, у тебя же только одно полушарие работает, да и то которое отвечает за размножение. Предложишь им в своем стиле заняться секасом, и они тебя стерилизуют быстрее, чем эти двадцать демонов отправились в Ад.

– Да кем ты меня вообще считаешь?

– Двуногим подонком с атрофированным чувством такта и совести, – выложил Сэм, все как есть.

– Ты, правда, обо мне так думаешь?

– Да.

– Спишу это на твое состояние обдолбоности, но в принципе ты прав, – согласился с ним Нэй. – А вот женщинам я заметил, такие как я – нравятся.

– Я, конечно, не очень хорошо соображаю сидя на обезболивающем, но ты похоже по жизни двинутый.

– Это все твоя зависть в тебе говорит, – сделал вывод Харпер.

– Точно, она самая, – кивнул Сэм.

В это время шеф добрался до первого «Танка» поднявшего контейнер и, размахнувшись молотом, выбил его правую ногу. Демон рухнул на колено, но контейнер из лап не выпустил, лишь направил глаз хамелеона на гада, что посмел на него так беспардонно напасть.

Не сильно ломая голову над планом атаки, демон просто шарахнул Рино контейнером по башке. Харпер не был точно уверен, по какую часть тела, шефа вбили в бетон, но он все же решил предположить, что это где-то между, по плечи, или по ноздри. Когда демон поднял импровизированное оружие, Харпер понял что ошибся, шефа вбили по самую макушку, так как он не увидел его тела на полу.

Демон тоже его не разглядел, как и небольшое отверстие в днище, и поставил контейнер обратно. А шеф, как ему и положено по статусу, появился эффектно и с шумом. Ногой вынес створки и, запрыгнув на крышу контейнера, ударом молота сломал одну из четырех рук демона. «Танку» это не понравилось и, взревев от боли, он второй лапой раздавил контейнер, как фольгу из-под шоколадки.

В момент удара Рино подпрыгнул и, не экономя сил, ударил молотом в правый глаз демона. Из разбитого глаза брызнула слизь, на лету превращаясь в дым, а огромное чудовище начало заваливаться на спину. Бойцы ОСС, мгновенно разошлись в стороны, чтобы их не придавила туша урода.

Упав на спину, демон продолжал размахивать лапами, и все же зашиб одного из ОСС, не успевшего вовремя отскочить в сторону. «Танки» не отличались особым разумом, да и вообще разумом, но лампочку Рино все же ему встряхнул, и пока чудовище пыталось прийти в себя, оно представляло опасность для окружающих.

Рино подошел к демону со стороны головы и ударом молота расколол черепушку подбитому «Танку». На мгновение шефа и всех кто находился рядом с поверженным демоном, заволокло черным дымом, но вскоре он рассеялся, показав, что остался еще один, очень даже живой здоровяк, до которого только сейчас добрались лейтенанты.

Близнецы обошли демона с двух сторон, но подвижные глаза хамелеона позволяли демону следить сразу за двумя противниками в независимости, где они находятся. Подпускать к себе лейтенантов он совершенно не собирался, даже его небольшой мозг смог предостеречь владельца, от необдуманных шагов, и объяснить, что эти люди весьма серьезные и опасные противники с которыми желательно всегда быть начеку.

Взмахнув лапами, он неожиданно для себя, обнаружил противников в опасной близости от своей головы. Лейтенанты стояли у него на плечах, а через мгновение их лезвия вспороли сетчатки глаз демона, слизь брызнула из глубоких разрезов, вызвав дикую боль в теле демона. Брызгая слюной, демон схватился за глаза защищая их от повторных атак юрких людишек, но этим он вывел из боя две свои руки, оставив лишь вторую пару, которыми он размахивал как лопастями вентилятора.

Лишенный зрения демон, бесновался как умалишенный, стараясь хоть кого-то зацепить, и у него это хорошо получалось. Бойцы ОСС прекратили стрельбу и предоставили лезущих прилипал разбушевавшемуся «Танку». Так как ослепили его возле разрыва, то и бушевал он возле него, превращая лезущих прилипал, с одного удара в дым.

Сверхзвуковые винтовки только изредка давали о себе знать редкими выстрелами, уничтожая тех одиноких демонов, кому все же удалось избежать смертельных ударов «Танка». Наконец наплыв прилипал иссяк, и остался лишь единственный здоровяк, постепенно сбавляющий частоту ударов по воздуху. Он точно не знал, убил ли он обидчиков или нет, но так как ему уже перестали попадаться тела, которые он с легкостью разрывал, то демон решил, что и лишившие его зрения люди, тоже погибли. Но это была его последняя в этом мире ошибка, которую исправить было уже нельзя.

Лейтенанты запрыгнули на опущенные лапы и, пробежав по ним к голове, вспороли сухожилия подмышек первой пары лап, закрывающих поврежденные глаза. По большому счету анатомия демона и человека не сильно отличается, разница лишь в крепости связок, скелета, и мышечной ткани, но произведенное в Аду и поставляемое сотрудникам ГСС оружие, с легкостью нивелировало все эти различия.

Конечно, крепость клинков, напрямую связанно с уровнем владельца, а оружие лейтенантов уже вполне могло вспороть сухожилия демона любого уровня, что и демонстрировали лейтенанты седьмого отряда. Верхняя пара рук повисла плетьми вдоль тела и серьезно мешала нижней паре схватить противников, или хотя бы зацепить их. Защищенные хитиновой броней предплечья оказались совершенно бесполезны против бойцов ближнего боя, которые добрались до твоей головы.

Едва подсвеченные изнутри лезвия исполосовали горло «Танку», залив ему грудь слизью, быстро испаряющейся в образе дыма. А через мгновение удар четырьмя клинками со стороны спины, перерубил шейные позвонки демона, запустив реакцию разрушения тела. Твердь твари нижнего мира исчезла из-под ног лейтенантов, превратившись в газообразное состояние, и они приземлились на бетонный пол погруженные в черный дым демона, который быстро исчез в щелях и дырах появившихся после битвы.

Блондинки вышедшие из черного тумана, грациозно двигались к своим плащам, сброшенным перед битвой. По мере приближения их броня разрушалась, опадая на землю сверкающими осколками. Вид этого дефиле лейтенантов, завораживал и навсегда отпечатывался в мозгу тех, кому посчастливилось его увидеть.

Харперу в этом смысле повезло, он в образе чмошника подзаборного умудрился пробраться в первый ряд, и взирал на лейтенантов уронив челюсть и пуская слюни. Подняв плащи, они спрятали неземную красоту под бесформенными накидками. Лейтенанты хотя и были близнецами, но отличить их можно, у одной был небольшой шрам поперек правой брови, и именно она, проходя мимо Харпера, взглянула ему в глаза.

– Если я не сдохну, как мне тебя найти? – выпалил Нэй, сам не зная почему.

Лейтенант остановилась, и из широкого рукава выскользнуло призрачное лезвие. И тут Харпера пронзила мысль, что Сэм его предупреждал, а он как обычно ткнул себя мордой в дерьмо. И как оказалось, не только мысль его пронзила, но и оружие лейтенанта. Когда он почувствовал боль в предплечье, лезвие уже исчезло, а лейтенанты двигались дальше, больше не удостаивая его взглядом голубых глаз.

– Сэм ты не поверишь, но я согласен, чтобы она еще раз ткнула меня холодной сталью, или из чего там у нее сделано оружие, – заворожено смотря в спину удаляющимся лейтенантам, произнес Харпер.

– Ты определенно шизанутый сукин сын, и именно в нашем отряде тебе самое место, – констатировал очевидное инспектор.

– Я вот что тебе скажу, дружище Сэм, когда жизнь поворачивается к тебе вот такими упругими ягодицами, жаловаться на это, самое последнее дело, – задумчиво произнес Нэй.

Взглянув на кровоточащее предплечье, Харпер показал рану Сэму.

– Послушай, у меня сейчас голова вообще плохо варит, а ты вроде как тоже в неадеквате, но в любом случае лейтенантов ты знаешь лучше меня, – обратился к напарнику Нэй. – Как тебе кажется, это она вырезала знак бесконечности, или она так изобразила мои яйца, которых я лишусь, если еще раз попробую подкатить к ней?

– Ну, – почесал за ухом Сэм. – Я конечно не большой знаток ее талантов, касающихся искусства росписи по телу, но, зная их характер, я бы скорее склонялся ко второму. Хотя если подумать…

– Да я тоже подумал об этом, – перебив товарища, заметил Нэй, и тяжело вздохнул. – Бронированные труселя наверное на какое-то время и помогли бы, но ты же сам видел что их лезвия сделали с «Танком». Тут напиписник из стали – не вариант.

– Я не об этом хотел сказать, извращенец ты недоделанный. Как тебе вообще в голову подобные мысли-то приходят?

– Ну, знаешь, когда красотка…

– Да звали уже хлебало и слушай, – оборвал его Сэм. – Лейтенантам Рэн и Рин, принадлежит целый этаж в отеле «За гранью», и номер этажа восьмой, улавливаешь?

– А ты, похоже, прав, если посмотреть на рану с этой стороны, то это явно восьмерка, – закивал Нэй, расплывшись в улыбке.

– Или все же яйца, – добавил Сэм.

Нэй перестал улыбаться и несколько секунд смотрел на Сэма.

– Такой романтичный момент испоганил, падлина, – покачал головой Харпер, не сводя взгляда с инспектора. – Прячь тапки, вот что я тебе скажу.

В этот момент к ним подбежало несколько санитаров, да и то, только после того, как оказали первую помощь пострадавшим бойцам ОСС.

– Быстры вы ребята, мы тут вообще-то едва концы не отдали, ожидая вас, – бурчал Нэй, пока его перекладывали с земли на носилки. – Книгу жалоб мне потом не забудьте, в палату занести.

Санитары не собирались с ним вести задушевные беседы и, вынеся его из склада, как мешок с дерьмом забросили в машину. Надо заметить, что Сэма они положили куда аккуратней, чем его коллегу. Раненых выносили не по запутанным лабиринтам, а через проделанную в стене дыру.

Пока их несли, Нэй мог наблюдать, как сотрудники научного отряда закрывают пространственный разрыв, а снаружи складского ангара, устанавливаются голографические экраны, предназначенные для съемок новостными телеканалами. Насколько мог судить Нэй, пронырливые журналисты должны появиться довольно скоро.

У них очень чувствительные задницы, которыми они чувствуют горячие новости, едва они произойдут. А особо рьяные, могут оказаться на месте еще до начала происшествия. Но ГСС, за время своего долгого существования научилась хорошо скрывать свои секреты.

– Что-то к седьмому отряду нет должного пиетета, – заметил Нэй, после того как двери скорой закрылись, и автомобиль рванул к ближайшей больнице.

– Просто они знают, если сотрудник отряда жив, значит умереть, он практически не может, – ответил Сэм. – Наша регенерация происходит немного быстрее, чем у обычных людей, а бойцы ОСС, обычные люди. Экзоскелеты им, конечно, помогают в борьбе против демонов, но остановить кровь из большой раны они не в состоянии без жгута и перевязочных материалов. Именно этим и объясняется тот факт, что санитары подходят к нам только после того, как убедились в безопасности бойцов ОСС.

По прибытию в госпиталь их разместили в разных палатах, Нэй отметил, что он лежал в одиночной. А когда ты находишься под капельницей то это даже хорошо, никто кроме тебя не сможет портить воздух в палате.

Хотя демон ему и обещал скоростное выздоровление даже после сильных травм, но похоже переход на новый уровень, даже для модифицированного тела Нэя, закончился больничной койкой. Харпера переодели, помыли и, вогнав в вену иглу, оставили наедине с капельницей. Нэй действительно сильно устал, и как только его оставили в покое, он мгновенно отключился.

Полутемная улица умывалась дождем, и служебный вход в больницу, рассчитанный для бригад скорой помощи, был единственным местом, через которое можно было попасть внутрь здания. Центральные двери в ночное время всегда заперты.

Из темного переулка, укрываясь под зонтом, вышла одинокая фигура, и направилась к дверям служебного входа. По цоканью шпилек по тротуарной плитке, сторонний прохожий мог легко определить, что под зонтом укрывается женщина. Прежде чем перейти дорогу с противоположного тротуара, незнакомка достала из внутреннего кармана пластиковый пакетик с темно-красной жидкостью. Несколько мгновений она потратила, чтобы осмотреть пакет, а потом, убрав его обратно в карман, уверенной походкой направилась к служебному входу поликлиники.

Эпизод-10. «Два отличия»

Харпер проснулся от чувства, что в его палате кто-то есть, и от ощущения легкости в теле. Врачи определенно в капельницу не только глюкозу добавили. Он в себе столько сил почувствовал, что дай ему сейчас гриф от штанги, он его морским узлом завяжет. Открыв глаза он увидел стоящую возле его кровати Аиду. С ее мокрого плаща стекала дождевая вода прямо на пол, а с рукава, капала на постель.

– Я конечно далек от понимания того, что творится в голове вампира, но мы что прямо сейчас начнем тренироваться? – приподнявшись на локтях, спросил Харпер. – Спасибо огромное что навестила, но давай завтра, мне еще от шефа получать на орехи, за то, что я не выполнил его приказ и ввязался в разборку с «Зеро».

– Тренировок не будет, – сухо ответила ночная гостья.

– Вот и отлично, – с облегчением выдохнул Нэй. – Рад, что ты заметила, где я нахожусь, и не станешь мордовать меня прямо в кровати. Да и не очень хорошо я себя чувствую, мне бы еще пару дней поваляться, и думаю чудо-капельницы совсем меня излечат.

– Ты уже здоров, – констатировала Аида. – И лекарства, которые тебе вводили через капельницу ни причем.

До Харпера понемногу начало доходить, куда она клонит, и он судорожно принялся ощупывать шею в поисках укуса вампирских клыков.

– Ни там, – произнесла Аида.

Нэй замер, а затем его рука медленно поползла под одеялом в район паха.

– Ах ты извращенец! – шарахнула его вампирша, ручкой зонтика по башке.

– А чего сразу драться-то, – обиделся Нэй. – Я в кино видел, что если на шее нет укуса, он может быть в паху, там тоже есть крупная вена.

– Еще одна извращенная мысль на эту тему, и я тебе прямо здесь шею сверну, пообещала она.

– Ладно-ладно, просто я грешным делом подумал, что ты решила попить моей кровушки, и не в образном понимании, а в самом что ни на есть прямом смысле.

– Я не брала твою кровь, от этого ты несколько дней будешь ослаблен, а времени у нас не осталось, он придет за тобой этой ночью. И ты практически угадал, за одним исключением, я не взяла, я дала тебе свою кровь.

– Но как?

Харпер пытался судорожно сообразить, как это он смог ее укусить, он даже языком провел по зубам, но лишь убедился в том, что они не изменились, длинными клыками он не обзавелся. И тут его взгляд упал на капельницу. Когда сестра втыкала иглу, он точно помнил, жидкость в стеклянной бутылке была прозрачной, а теперь там находился прозрачный пакет с остатками чего-то красного. А на кончике иглы болтающейся на трубке для переливания, висела капля крови.

– Соображаешь ты не особо быстро, но, в конечном счете, как все произошло, понял.

– Я вампир?! – в ужасе вскочил с кровати Нэй. – Твою мать, я теперь что же, как и ты на всю жизнь обречен, шаркаться по темным углам в поисках у кого бы отсосать кровушки?

– Вот как тебе удалось всего одной фразой опошлить всю мою жизнь?

– Это мой божественный дар, но ты не ответила на вопрос – я вампир?

– Нет, рожей не вышел. Для вампира нужно чтобы моя слюна попала в рану.

– Уф, – облегченно выдохнул Нэй, сев на край кровати. – А-то я уж подумал конец моему загару.

– Поосторожней с выражениями-то, я ведь и в рожу плюнуть могу, – пригрозила Аида.

– Хотя с другой стороны, я могу пить кровушку у красоток, – задумчиво посмотрел на потолок Нэй.

– Закатывай губу, и идем, нам нужно выбраться из больницы как можно скорее, – произнесла Аида, открывая дверь палаты в коридор.

– Я в больничном халате и тапках должен идти?

– Понимаешь, тут все зависит от тебя, если хочешь сдохнуть, в этих вот миленьких розовых шлепанцах, то конечно никуда идти не надо, – сообщила ему Аида. – Но если в твоих планах попробовать выжить, и избежать ненужных жертв по дороге, то советую тебе активней шевелить булками, – изобразила она рукой приглашающий жест Нэю.

– Да чтоб тебя, – ругнулся Харпер и вышел в коридор, освещенный тусклым дежурным освещением.

Стараясь не шуметь, они двигались по коридору, к выходу на лестницу. Аида, несмотря на шпильки, умудрялась идти, не производя вообще никакого шума, если не считать за шум едва различимый шорох плаща. А вот у Харпера дела обстояли, не так радужно как он рассчитывал.

Шлепанцы называются шлепанцами, потому что они реально шлепают по пяткам. После двух недобрых взглядов Аиды в его адрес, Нэй решил не испытывать судьбу и сняв тапки оставил их возле стены. С непривычки пол холодил ступни, но он быстро привык к этому и уже не испытывал дискомфорта от босых прогулок по больничным коридорам.

Благодаря Аиде, их не засекли, потому что по идее хлопки тапок по пяткам должны были привлечь внимание, по крайней мере, дежурной сестры или охранника находящегося на каждом этаже. Но, крадясь мимо постов, Нэй слышал мирное дыхание охраны лежащей под столами. Взглянув на одного из них, Нэй с вопросом во взгляде посмотрел на вампиршу.

– У меня было два выхода, придумать какую-нибудь правдоподобную историю, почему мы бродим в плаще и халате по больнице, глубоко за полночь между прочим, или банально усыпить их, я выбрала второе, – шепотом объяснила она. – У меня с сочинительством всегда были проблемы, даже когда я была смертной, – пожала она плечами.

Открыв дверь на лестницу, они на некоторое время замерли, пытаясь услышать, не проснулся ли кто, после того как петли двери скрипнули. Все же те, кто мог, и кому по обязанности положено реагировать на подобные звуки, сейчас под действием снотворного, мирно сопели под лавками, досматривая десятый сон. Осторожно прикрыв за собой дверь, они помчались по лестнице вниз. Аида постоянно подгоняла Нэя, обзывая его черепахой, но он не был большим специалистом по бегу босиком, и постоянно жестко приземлялся на ступни, когда перескакивал по нескольку ступеней к ряду.

Наконец они вышли на парковку на первом этаже. Кроме парочки автомобилей припаркованных в углу и двух полуночных посетителей, коими именно они и являлись, на этаже больше никого не было. Преодолев около двадцати шагов, Аида схватила Нэя за рукав, и резко остановилась, к чему-то внимательно прислушиваясь. Вскоре и Харпер смог различать чьи-то приближающиеся шаги.

– Поздно… он пришел за тобой, – обреченно произнесла Аида и, отпустив рукав Нэя, отошла в сторону.

По спине Харпера пробежал предательский холодок, он внутренне конечно готовился к битве с повелителем Ада, но когда ты слышишь его шаги, а очень сильная вампирша смотрит на тебя как на покойника, который пока еще этого не понял, весь энтузиазм куда-то уходит.

Но идти на заклание он не собирался, если Фален его не может защитить, а вампирша пыталась его подготовить, но не успела, тогда он, по крайней мере, попытается по дороже продать свою жизнь, чтобы Аиде было не стыдно за потраченное на него время.

«А если завалю рогатого, то возможно я окажусь тем, кто разобьет проклятие и соединит сердца вампирши и демона. А за это можно и награду попросить не хилую. Да я просто долбаный Купидон какой-то», подумал Харпер, и представил себя с крыльями за спиной, пухлыми щечками, и розовыми ягодицами, а в руках стремный лук со стрелами, у которых наконечники в виде сердечек.

– Да в жопу награду, наваляю люлей за бесплатно, а главное, чтобы образ Купидона больше в мозгу не возникал, – вслух произнес Нэй.

– Ты это о чем? – осторожно спросила Аида.

– Не обращай внимания, это я о своем, о женском, – отмахнулся Нэй. – Теперь я готов для боя.

Аида уже много раз видела подобное, носитель кольца готовился к битве, а спустя совсем немного времени, он лежал в луже собственной крови. Все как всегда, меняется лишь антураж, в котором находится труп.

Проходит столетие, появляется очередной носитель кольца, затем наступает неотвратимая расплата. А когда носитель умирает, Фален исчезает из этого мира до тех пор, пока кольцо не найдет себе нового носителя, и все начинается заново, короткая встреча с любимым, а затем прощание на столетие. Когда наступает время расставаться, она задается одним и тем же вопросом – совершила бы она тот поступок, который запустил этот бесконечный круговорот смерти? И память опять забросила ее в ту судьбоносную ночь.

Уже две недели прошло с того момента, когда ее от смерти спас демон. По правде говоря, она не молила о спасении, она устала жить. Это только для людей с их короткими жизнями кажется, что вечное существование это благо. Но в итоге настает тот час, когда ты понимаешь, что больше нет ничего в этом мире, чего бы ты не попробовал и не испытал, и вот тогда приходит тоска, такая же вечная, как и твоя жизнь.

Все дальнейшее существование Аиды сводилось к круговороту убийств, где в промежутках между ними она бесцельно бродила до тех пор, пока ее вновь не начнет мучить голод. Охотники на вампиров легко ее поймали, произойди это с десяток лет назад, она, не задумываясь, избежала бы такой детской ловушки, но сейчас ей было все равно, Аида намеренно позволила себя пленить.

Она не сопротивлялась даже тогда, когда ее приковывали к металлическому кресту. Жизнь ей казалась, лишь очень длинным сном, который закончится, когда ей в грудь вонзят осиновый кол, потом ее тело осветит утреннее солнце, и оно сгорит, но Аида к этому моменту будет уже мертва.

Охотники тоже учатся на своих ошибках, раньше они бы заставили ее мучиться в лучах солнца, но когда твое тело обгорает до половины, затянутые ранее цепи начинают на тебе болтаться. Выскользнуть из них больше не составляет труда, а найти какое-нибудь укрытие, для вампира с его-то скоростью вообще не проблема.

После нескольких таких случаев, люди уменьшили свою жажду помучить врага перед смертью, и просто убивали вампира, и только потом сжигали мертвое тело в лучах солнца. Вот и сейчас Аиду ожидало что-то подобное, но потому количеству разложенных перед ней осиновых кольев, она поняла, что идея помучить кого-нибудь перед смертью, людей никогда не оставляет.

Садизм, первое отличие людей от других хищников, убивающих только ради пропитания. Хищник с кровавой отметиной садизма на сердце, самый опасный хищник. Поэтому где живут люди, остальные формы жизни только выживают, но и то, только до тех пор, пока человек разрешает этому виду существовать.

Аида, с высоты распятия, взирала на уродливую и грязную толпу, собравшуюся, утолить мучавшую их жажду садизма. Увидеть, как будут истязать красивое женское тело, это лучшее зрелище для них. Ведь они никогда не смогут стать такой же привлекательной, как и она, а значит, из нее нужно сделать такую же уродину, как и они.

Палач, прохаживающийся из стороны в сторону возле обвиняемой, бросался угрозами в ее адрес и после каждого обвинения искал поддержки у толпы, которая никогда ему в этом не отказывала.

Аида равнодушно взирала на беснующихся зрителей, раззадоривающих самих себя и окружающих. Но среди этого хаотично движущегося людского моря, она увидела одного человека не подверженного шторму безумия. Его лицо было скрыто под широкополой шляпой, а фигура показалась до боли знакомой. Равнодушный до этого взгляд вампирши, неожиданно загорелся интересом.

Мужчина стоял в первом ряду и, подняв взор на Аиду, встретился с ней взглядом. Память у вампиров очень хорошая, они никогда ничего не забывают, вот и этого мужчину с красными глазами, которые он старательно прячет под головным убором от посторонних, Аида сразу же вспомнила.

На протяжении столетий он всегда был где-то рядом, но никогда не позволял ей, так хорошо себя разглядеть. На нем менялась только одежда, но сам он оставался, неизменен, демоны вообще не меняются, а в том, что это был демон, Аида ни на секунду не сомневалась.

Люди почему-то считают что вампиры и демоны это одно и то же, и те и другие их пугают, поэтому лучше думать, что они заодно друг с другом. Но вот реальность совершенно иная, довольно часто демоны и вампиры конфликтуют за территорию охоты. Аиду интересовал только один вопрос, почему именно сейчас? Демон, наблюдавший за ней столетиями, почему сейчас он решил показать себя?

Встретившись с демоном взглядом, она больше не могла отвести от него взор. Время замедлило бег, беснующаяся толпа остановилась, превратившись в живые скульптуры сумасшедшего творца. Палач также замер с осиновым колом в руках направленным на бедро вампирши.

Мир, подернувшись дымкой, размыл второстепенное, оставив в фокусе главное – взгляд стоящего перед ней демона. Не рогатого урода, коих проникало в этот мир довольно много, а демона, которого не отличить от обычного человека, пока не посмотришь в глаза, они выдают его так же, как и клыки вампира ее.

Его светлые, слегка вьющиеся локоны, рассыпанные по плечам, и взгляд, сковали Аиду, а в груди шевельнулось чувство, в существовании которого она уже давно сомневалась. «Он демон, и он именно тот с кем я хочу быть рядом», мысленно она призналась себе.

Теперь Аида знала, почему именно сейчас светловолосый демон появился перед ней. Перед смертью он подарил ей чувство, с которым люди даже на смерть идут улыбаясь. Любовь, второе отличие людей от других хищников, и именно оно не позволяет человечеству рухнуть в кровавые объятия первого.

– Спасибо, – одними губами произнесла Аида.

– Я не дам тебе умереть, – также беззвучно, ответил Фален, и в этот миг время вернуло свой обычный бег.

Палач, замахнувшись осиновым колом, неожиданно захрипел захлебываясь собственной кровью. Фален вогнал ему в горло кол, один из тех, что приготовили для пыток Аиды. Слабеющими руками садист пытался вытащить собственное оружие из своего же тела, но пальцы скользили по покрытому кровью древку, и спустя мгновение он уже лежал на утоптанной земле, возле подножия креста.

В последний раз, плюнув кровью, палач расстался с жизнью. Бесновавшаяся толпа не сразу сообразила, что в стандартном ее развлечении, что-то пошло не так, а когда до зрителей наконец-то дошло, то на кресте они увидели только покачивающиеся на ветру разорванные цепи.

Две недели они были вместе, и это было самым лучшим, что происходило за долгие столетия с Аидой. Но настало время расставаться, Фален должен вернуться в нижний мир, а она останется здесь. Через несколько лет он опять сможет появиться здесь, но Аида не хотела расставаться, для нее это было равносильно смерти. Фален предупреждал ее, что в его мире она будет вне закона и, скорее всего ее убьют. Аида проигнорировала его предупреждение и, дождавшись, когда Фален скроется в портале, последовала за ним.

– Привет дружище, – хлопнул Рино по плечу, появившегося из портала Фалена. – Как отпуск, опять по притонам шастал? – усмехнулся он.

– Этого добра и здесь хватает, в Аду, – грустно ответил Фален.

– Понятно, – покачал головой Рино. – Ну, вот за каким лешим тебе сдалась вампирша? Можно подумать, никого другого нет. Какой толк изводить себя, сколько уже столетий ты за ней ходишь по пятам, а ведь она даже понятия не имеет о твоем существовании. Допустим, она каким-то образом узнала, что ты к ней не равнодушен, и что дальше? Или ты ее пришибешь, или она тебя, в любом случае демон и вампир не могут быть вместе. И я даже не говорю о моральной точки зрения, ты банально не можешь находиться в верхнем мире долго, а она никак не попадет сюда, а если и попадет, то тебе же самому надо будет отрубить ей голову. Сам знаешь, у шефа огромный зуб на упырей. Сколько они нам геморроя устроили, когда пробрались сюда. Из всего населения людей, которые здесь обитали, сохранить удалось, едва ли четверть.

– Она не такая, – возразил Фален.

– Ну разумеется, ты втрескался в нее по уши, поэтому она другая.

– Она убивала только убийц и насильников, одним словом очень плохих людей.

– Фален-Фален, – покачал головой Рино. – Я вот что тебе скажу друг, рано или поздно плохие люди заканчиваются, и вот тогда вампир начинает убивать хороших. Там где ты сейчас был, плохих людей действительно очень много, потому что там мир людей, и она действительно никогда не будет знать недостатка в еде, а здесь они вымирающий вид. Люди выжили благодаря Люциферу, все-таки до изгнания мы о них заботились. Согласен это блажь шефа, но ради нее был выстроен Ад, где, между прочим, у нас очень неплохая работа, а местная фауна демонов под страхом попасть сюда перестала поедать энергию людей, по крайней мере, здесь. И ты вот все это хочешь разом обосрать?

– Конечно, нет, но в этот раз я вынужден был, с ней встретится, и две недели пролетели как один миг, – задумчиво улыбаясь, ответил Фален.

– Поздравляю, но лучше об этом помалкивай, или следующий отпуск получишь только после второго пришествия. С твоими геморройными проблемами я даже портал забыл закрыть.

Рино направился к порталу и в этот момент из него выпала Аида.

– Твою мать Фален, ты же обещал, не гадить где живешь, – осуждающе посмотрел на друга Рино.

– Аида я же тебя предупреждал, зачем ты это сделала, ты не понимаешь, что тебя убьют и в этот раз я не смогу тебе помочь, – прижав ее к себе, шептал Фален.

– Лучше я погибну, чем расставание, – ответила она.

– Я просто охреневаю дорогая редакция! – закрыв портал, повернулся к влюбленной парочке Рино. – Я лучше погибну, – передразнил ее помощник Харона. – Так за каким хреном спрашивается сюда-то приперлась? Сиганула бы тогда на осиновый кол и дело с концом, или в одиночку никак? Ну, тогда прими мои поздравления дамочка, тройной суицид нам обеспечен.

– Да не суетись ты так, не все так плохо, отправим ее обратно, никто и не узнает, – предложил Фален.

– Вот смотрю я на вас, и медленно шизею, у вас говно вместо мозгов или моча? Это односторонний портал, я же мать вашу не подозревал, что два дебила, решат провести медовый месяц, а точнее час в Аду, именно столько у нас осталось времени.

Рино ходил из стороны в сторону и никак не мог успокоиться.

– Ну, вот почему нельзя было просто переспать и разбежаться до следующего раза. Ну, пусть не просто, пусть он был бы жестким, я даже не против каких-нибудь легких извращений. Поимели друг друга и все, «Было незабываемо, через пару лет повторим?». «А чо нет, буду ждать красавчик». Всего-то пара фраз, и вот я уже сижу с лучшим другом за кружечкой пива и в хрен не дую. Но вам же любовь подавай, «Потрясно дорогая, а хочешь у меня дома повторить?», «А ты далеко живешь?», «Нет, этажом ниже», «А там не холодно, ниже-то?», «Не, в Аду тепло», – разыграл Рино небольшой спектакль. – А вот хоть у кого-нибудь в голове промелькнула мысль, что этажом ниже живет друг, который ни за хрен собачий должен свою жопу подставлять, а все ради того, чтобы красотуля, живущая выше, встретилась с извращенцем ниже. Я неуверен, дамочка, что вам на верху правильно объяснили про некоторые вещи, но здесь мы точно знаем, что анальный секс и колоноскопия, это ну о-о-очень разные ощущения. И пока вы обдолбанные любовью занимаетесь первым, тот, кто вынужден вас прикрывать, точно получит второе. И ладно бы прикрытие предупредили заранее, по крайней мере, морально можно подготовиться, но я об этом узнаю, когда у меня микроскоп с лампочкой, уже по самую рукоять в жопе. В общем, я хочу сказать, некрасиво вы поступили с другом.

– Прости Рино, я был беспечен, и это полностью моя вина, – произнес Фален.

– А в этом никто и не сомневается дружище, и я полагал мой монолог красноречиво это объяснил.

– Да уж, красок ты не пожалел, – вынужден был признать Фален.

– Вот если бы твои мозги любовь не превратила в кисель, я бы обошелся наброском, но в твоем случае мне пришлось целую картину написать.

– Хорошо, в извинениях мы уже друг перед другом расшаркались, а теперь давай думать, как нам отправить ее обратно? – предложил Фален.

– Да чего тут думать-то, – отмахнулся Рино. – Варианта всего два, первый, выбраться наружу, но он хорош только в теории, мимо Харона еще ни одна падлина не проскочила, и это со времен основания Ада. Второй, тоже не слаще редьки, но его можно попробовать. Обычно все пытаются убежать отсюда, и это понятно, поэтому и средства защиты самые надежные, а вот дебилов стремящихся забраться поглубже, что-то не особо видно.

– Я знаю как минимум троих, – заметил Фален.

– Не преувеличивай, пока я вижу двух идиотов и одного гения, который, скорее всего, вытащит их задницы из передряги, – пробурчал здоровяк.

– Спасибо, – произнесла Аида, подходя к ворчавшему Рино.

– Спасибо хрен куда намажешь, – ответил он, но уже не так сердито как это было до этого.

– С одной стороны так оно и есть, но я была свидетелем, как это вроде бы простое слово, может смягчить сердце. И Фален очень много о вас хорошего рассказывал.

– Он бы лучше вместо рассказов, не втягивал меня в свои передряги. Поступи он так раньше, мы бы оба сидели сейчас в небесных замках, а за плечами несли не мешки с дерьмом прожитых лет, а белоснежные крылья.

– Не слушай его, он сейчас часто ударяется в рассуждения, – предупредил ее Фален.

– Да в какие еще к чертям рассуждения, это раньше я думал, что полет это что-то необыкновенное и незапятнанное, – тяжело вздохнул Рино. – Но лишь здесь я понял, что полет это всего лишь медленное падение в дерьмо. Как бы высоко ты не летал, радостно при этом, гадя на головы прохожих, но, в конце концов, ты все равно полетишь вниз. И в отличие от идиотов, думающих, что они парить будут вечно, я знаю, что самый стремительный полет, всегда направлен вниз. И его скорость зависит не от виртуозного владения крыльями, а от веса камня у тебя на шее. Вот такая вот у меня философия, ребята, а вы мне такой камень повесили, что я до сих пор удивляюсь, как я еще не обгадился, удерживая его. Но я не жалуюсь, а думаю о будущем, где нам уже пора идти, я тут знаю один путь, которым никто не пользуется, и будем надеяться, что про него действительно никто не помнит.

Первым шел Рино, за ним Аида, а замыкал шествие Фален. Повернув запирающее колесо, Рино отворил круглую створку, закрывающую проход. Снаружи это скорее напоминало бомбоубежище, а не тайный ход. И в этот момент позади послышался топот множества копыт.

– Что это за звук? – спросила Аида.

– Черти, – ответил Рино. – Эти твари все же поставили сюда сигнализацию, трезубец им в дышло. Забегайте внутрь, а я запру дверь!

Когда Фален вместе с другом начали закрывать створку, в проходе показалась первая партия чертей. Волосатые представители нижнего мира, с трезубцами на перевес спешили помешать изменникам Люцифера, уйти от наказания. Стуча копытами по каменному полу, черти рванулись к закрывающемуся проходу, и в самый последний момент один из них метнул трезубец и не дал закрыться створке.

Разведывательный отряд состоял из пятнадцати чертей, но за ним всегда следуют основные силы, которых в разы больше и вот от них-то уже удрать не получится. Рино приоткрыл створку и вытолкнул трезубец обратно, но на его место прилетело еще три штуки, и если не решить проблему с разведчиками, то их побег грозит закончиться, так и не начавшись.

– Я разберусь с ними, а вы проверьте, чтобы ничего больше не помешало закрыть проход, – бросила Аида, выскользнув в приоткрытую дверь.

Фален собирался последовать за ней, но его габариты были несколько больше чем миниатюрная вампирша, и он тупо застрял. На помощь пришел Рино, и вдвоем они начали открывать стальную створку.

Черт не ожидал увидеть в этом месте вампира, и первое время стоял растерянный, пытаясь осознать увиденное, но удар коленом в голову, прервал мысли черта и, разбрызгивая серое вещество из расколотого черепа, его труп упал под ноги спешащих на помощь коллег.

Подхватив выпавший из рук черта трезубец, Аида срезала им шею набегавшему противнику. Обезглавленное тело все еще продолжало бежать, когда трезубец нашел очередную жертву. Пробив бесу сердце, она вычеркнула рогатого из списка живых. Еще двое чертей пали, прежде чем разведчики сообразили, что пока еще не поздно нужно от нападения переходить к защите. Быстро перестроившись, они ощетинились трезубцами, но это мало им помогло, Аида стояла в центре их круговой обороны.

Свернув шею одному, она вырвала кадыки у стоявших рядом с ним чертей, и вот после этого, плотный строй обороняющихся распался на отдельные единицы. Больше половины чертей погибло от самих себя, в тесном строю, они пытались поразить мелькавшую между ними Аиду, но вместо нее вонзали трезубцы друг в друга. Последнего из выживших, Аида пригвоздила его же собственным оружием к стене. Когда створка отварилась, и из туннеля выскочили Рино и Фален, их помощь уже не требовалась.

– Видишь, какое чудовище ты привел сюда? – произнес Рино.

– И я его люблю, поэтому давай отправим ее наверх, пока она не погибла, – ответил Фален.

Обезопасив тылы крепкой дверью, они побежали по туннелю, лелея надежду, что никто не догадается о том, что они направляются к двустороннему порталу. Но их чаянья рухнули, когда возле конечной цели их пути, беглецов спеленали живые цепи. Выбраться из этих оков не в состоянии даже Рино, так они и висели распятые возле портала, до тех пор, пока не явился Люцифер в сопровождении Харона.

– Я не ожидал от тебя такого, Фален, – разнесся под сводами, глубокий голос повелителя. – Ты привел и защищал ту, кого должен был немедленно казнить, стоило ей только ступить на порог Ада. Твое преступление подразумевает единственное наказание – смерть. И я даже не буду тебя оскорблять предложением выбора, казнить ее и остаться живым, или умереть вместе с ней. Сердце твое, что бьется в унисон с ее сердцем, не сможет существовать одно без другого, и именно они сделали этот выбор за вас.

– Повелитель, ты читаешь меня как открытую книгу, скажи для чего весь этот разговор? – спросил Фален, глядя на Люцифера, сквозь слипшиеся от крови волосы.

– Ты мне дорог, потому что я у тебя в долгу, – ответил хозяин Ада. – Благодаря тебе я жив и смог попасть в нижний мир, а затем перестроить его по собственному усмотрению. Я не казню, ни тебя, ни ее, но наказание вы будете нести оба. А самым страшным наказанием для влюбленных является разлука.

Нет, она не будет вечной, иначе вы начнете забывать друг о друге, а я этого не могу допустить. Ты останешься здесь, а она отправится обратно в мир людей, и больше сюда она не попадет, а если ослушается, ее разорвет еще в портале. Но вот ты сможешь оказаться в ее мире, но только тогда, когда это кольцо найдет хозяина, которого ты будешь обязан защищать.

Люцифер открыл ладонь и продемонстрировал черное кольцо с тонкой красной полоской бегущей по его центру.

– Кольцо признает не любого человека, а того, кого принято считать отбросом общества, человека без моральных принципов, одним словом того, кого не жалко. И пока ты будешь его защищать, сможешь видеться и с ней, а после смерти носителя кольца, ты вернешься сюда, и будешь ожидать следующего носителя.

– И в чем подвох, я ведь могу очень долго его защищать?

– Верно, можешь, вот только я поставил ограничение на время, которое тебе отведено для его защиты, вначале ты обязан его защищать, а по истечении отпущенного срока, ты же его и казнишь. И противиться моему кольцу ты будешь не в состоянии. А вот твоему другу Рино, предстоит кое-что другое. Некоторые мои подданные умудряются бежать из моего дома в мир людей, и очень неплохо там жить, питаясь энергией людей, а я такого допускать, не могу. Харон создал совместную организацию по возвращению беглецов, и Рино отправляется в мир людей, где и будет служить до скончания веков, или пока не погибнет.

Аида помнила, как ее вместе с Рино забросили в портал, а Фален остался висеть окутанный цепями. И вот спустя столетия и вспомнив ту ночь, она уверена, что опять повторила бы тот роковой поступок, отправившись за Фаленом в Ад.

Нэй слышал шаги приближающегося противника и был готов дать по рогам повелителю Ада, но вместо него увидел идущего к нему Фалена.

– Приятель, а чего ты-то здесь делаешь, насколько я понял, помогать ты мне не будешь, так чего приперся-то?

– Проклятие кольца Люцифера, состоит в том, что именно я должен убить носителя, – не замедляя шага, ответил Фален.

– Минутку патлатый, ты случаем о косяк головой не треснулся? Ты же меня вроде как защищать обязан?

– Потому проклятие и называется проклятием, – с грустью покачал головой блондин. – У меня нет желания тебя убивать, но твоя смерть от моей руки, неизбежна.

– Как и удар моего кулака по твоей роже, – ответил Нэй, скинув больничный халат, и обнажив изрядно подкачавшийся за последние дни торс.

Эпизод-11. «Путь ко дну, не всегда длинный»

Фален приближался к Нэю, никак не реагируя на его угрозы. Это уже происходило в прошлом, носители кольца либо убегают, либо молят о пощаде. Некоторые, правда, но их можно пересчитать по пальцам, пытаются организовать сопротивление. Харпер как раз из таких, путем оскорблений он рассчитывает вывести демона из себя, и таким образом получить некоторое преимущество. Вот только нет таких оскорблений, которые бы Фален не слышал в свой адрес, от носителей кольца в прошлом.

Пока Харпер изгалялся над попытками вывести демона на орбиту, Фален неожиданно оказался сбоку и ударом ноги по ребрам, отправил Нэя на встречу с припаркованным лимузином. Эпичного удара о машину, как например, в фильмах, не получилось, ну так чтобы сопли в одну сторону, стекла в другую, а на заднем плане мега-взрыв, не уступающий атомному. В реальности же, Нэй тупо влетел в одну дверь, а на выходе вынес вторую, и эти двери он раскатал по бетонной стене, возле которой и был припаркован автомобиль.

– Это было больно, но не красочно, – отлипнув от стены, произнес Харпер. – И этим ударом ты собирался меня убить, хиппи недоделанный?

Демон не удостоил бывшего подопечного ответом, а молча атаковал. Харпер отклонил голову, и кулак Фалена пробил в бетонной стене аккуратное отверстие, размером с кулак. Нэй воспользовался моментом, пока рука демона застряла в стене, и выдал потрясающую серию по почкам, а закончил ударом локтя в затылок, вбив голову демона в стену.

Будь у патлатого черепушка послабее, давно бы разбросал мозги по стенам, но он лишь пробил бетон. Глубоко вздохнув и выдохнув, Нэй замахнулся кулаком, чтобы провести еще один раунд с грушей, в роли которой выступал застрявший в стене демон. Но, похоже, пока Нэй пытался опустить ему почки, Фален просто отдыхал стоя у стены, а когда отдохнул, то лягнул нахала в пижамных штанишках, аккурат в промежность. Нэй вылетел через отсутствующие двери автомобиля, но уже в обратную сторону.

– За это ответишь падлина, – фальцетом пропищал угрозу Харпер, стоя на четвереньках, и упираясь в пол лбом.

Демон сначала вытащил руку, а затем освободил из стены и голову. Штукатурка и застрявшая в волосах бетонная крошка не добавляли обаяния Фалену. А недобрый взгляд, зацепившийся за скрюченного Харпера, ничего хорошего ему не сулил. Взявшись за стойку двери помятого автомобиля, он легко отбросил его в сторону, чтобы рухлядь, в которую превратился лимузин, больше не мешал обзору.

Дыша сквозь стиснутые зубы, Нэй смог сосредоточится, и побороть боль, раздиравшую его после удара Фалена. Сплюнув кровь, он смог подняться, и встретить противника стоя на ногах, а, не валяясь в них.

– Ты стал сильнее, – произнес Фален, приближаясь к подопечному.

– Тренировки, знаешь ли, многочасовые тренировки, патлатый ты ублюдок.

– Даже всю жизнь, тренируясь, ты не смог бы выдержать моего удара и подняться на ноги. К этому моменту прошлые носители уже захлебывались собственной кровью, а ты жив, здоров и даже хамишь. Нет здесь что-то другое.

Фален остановился и повернул голову в сторону Аиды. Вампирша сделав вид, что у нее трындец какие важные дела, попыталась свинтить с локации.

– А ну стоять, – пресек ее попытку демон. – Твоих рук дело?

– А что мне оставалось делать? – пожала она плечами. – Он не хотел умирать и попросил меня о помощи, я не могла отказать. А вдруг у него получится?

– Ничего у него не получится, только больнее выйдет.

– Вот только не надо мне бабушку лохматить, чепушило ты патлатое, – встрял в разговор Харпер. – Чьим фейсом я в бетонной стене отверстия проделывал, не подскажешь случаем? А еще пока я был без сознания на койке, ей пришлось отсосать у меня кровушки, да-да, ты правильно заметил, у меня нет следов на шее. Но настоящая женщина всегда знает, где у мужика можно найти крупную вену.

Произнося это, Харпер поправил пижамные штаны, а затем кулак Аиды размазал ему по лицу нос. Благополучно упасть на пол ему опять же не позволила вампирша, встретив его ударом ноги по ребрам. И опять улететь ему не позволила Аида, поймав извращенца за руку, она дернула его на себя и насадила подонка на колено.

Нэй потерял счет ударам, которые на него сыпались со стороны вампирши, он в это время вообще мало что видел, стоило ему приоткрыть глаз, как удар кулака мгновенно менял перспективу обзора. Избиение Харпера могло продолжаться довольно долго, если бы не вмешался Фален, обхватив руками Аиду, он с большим трудом оттащил ее от игрушки для отработки ударов.

– Отпусти, я еще язык ему не вырвала! – взорвалась вампирша, не прекращая попыток вырваться из рук Фалена. – Гаденыш, я тебе вену вместе с помидорами оторву! – никак не могла успокоиться Аида.

– Прекрати, отрывать башку носителю, это моя задача, – встряхнул ее Фален.

Нэй перевернулся на спину, а потом не с первого раза, но сел. Сплюнув кровь, он потрогал передние зубы и еще раз сплюнув, посмотрел на Аиду, пытавшуюся испепелить его взглядом.

– Ты же вроде как должна быть на моей стороне, а вместо этого отметелила меня как ссаный матрас, – произнес Харпер, поднимаясь на ноги. – Короче, план был такой, оскорблениями вывести из себя блондинчика, а потом выбить все дерьмо из оскорбленного. Но вот женский фактор я как-то упустил.

– Предупреждать нужно о своих планах.

– Это был экспромт, я понимаешь, человек тонкой душевной организации, мать вашу. Экспрессия это моя натура, в этом весь я. Мой креативный мозг мгновенно рождает идею, и я сразу же ее реализую. Ну, уж если вас не устроил мой изыскано-запутанный план по устранению патлатого, я перехожу к плану бе.

– Что еще за план такой? – спросил Фален.

– Тупо надрать тебе жопу, козлина.

– Ладно, все это у нас слишком затянулось, пора думаю заканчивать, – произнес демон, направляясь к шатающемуся Харперу.

В серьезности намерений демона, Нэй убедился, как только заметил в его руке огненный меч. Пылающее лезвие приближалось слишком быстро, чтобы Харпер смог хоть что-то предпринять, он как никто другой понимал это и лишь следил взглядом за клинком несущим смерть.

Инстинкт самосохранения действует всегда без участия мозга, пока разум мечется в панике, телом управляют инстинкты. С точки зрения разума, их действия порой тупы и алогичны, но их задача сделать хоть что-то пока сознание в ступоре. Вскинутые против меча руки, ничего кроме недоумения не вызывают, но клинок демона из миллиона мест, куда он мог бы ударить, угодил именно в сантиметровое кольцо. Мощный взрыв разбросал противников по парковке, как щенок туалетную бумагу по квартире.

Нэй открыл глаза и с трудом сев, попытался выплюнуть набившуюся в рот штукатурку, а может и какую другую дрянь. Сосредоточив взгляд на ближайшем столбе, он увидел поднимающегося Фалена.

– Вот же живучий падлина, – пробурчал Нэй, и едва приподнявшись, потерял равновесие, и завалился на бок.

Харпер слышал приближающиеся шаги демона, но подняться уже не мог, тело отказывалось слушаться, а в голове стоял гул колоколов. К тому моменту, когда Фален подошел на достаточное расстояние чтобы прикончить Нэя, голова перестала болеть, а вот тело все равно не слушалось.

– Мне трудно это признать, но у тебя получилось выжить, – произнес демон. – Кольцо разрушено, и теперь я могу оставаться в этом мире столько сколько захочу.

– Выходит, что ты хренову тучу лет, тупо мочил носителей, а до элементарной вещи, разбить кольцо мечем, так и не додумался? – скривившись от боли, усмехнулся Нэй. – И кто из нас дебил после этого?

– Ты неисправим, настучать бы тебе по голове, но ты вроде как меня освободил, поэтому я тебя прощаю, – произнес Фален.

– А чего так? Увидел настоящего мужика и штанишки обмочил?

– Думай, как хочешь, но теперь мы каждый сам по себе.

– В каком смысле сам по себе, а как же работа?

– Не моя проблема, я помог тебе устроиться, поделился силой, и не только я, так что дальше ты уже сам, а у меня осталось незаконченное дело, которое откладывалось более двух тысяч лет.

Заплывшим глазом Нэй смотрел вслед удаляющимся демону и вампирше. «Потрясная у них, наверное, должна быть ночь, после стольких-то лет воздержания», подумал Харпер, как только парочка скрылась из вида. Перевернувшись на спину, Нэй разглядывал побитый во время взрыва потолок.

– И где интересно санитары?! – крикнул в пустоту Харпер, и сразу же до него донесся звук открывшейся двери, и приближающийся топот множества ног. – Вот черти, пока не наорешь, хрен кто жопу оторвет, чтобы помочь пациенту, – тихо ворча, поднялся на ноги Нэй. – А где санитары? – разведя руки, спросил он, у подбегающих к нему полицейских.

Вместо ответа, страж порядка ударил Харпера дубинкой по ребрам, а подоспевшие коллеги ударами под колени заставили Нэя упасть на пол. Харпер честно пытался объяснить, что произошло недоразумение, но как он уже понял, донести до человека свою мысль, очень тяжело, особенно когда он тычет в тебя шокером. Нэю ничего другого не осталось, как шипеть от боли и брызгать слюной сквозь стиснутые зубы.

Тело Нэя сопротивлялось несправедливости, но представители власти были настойчивы, накачивая Харпера электричеством, до тех пор, пока шокеры не разрядились. И только после того, как аккумуляторы стали бессильны, чтобы создавать разряды, на Нэя были надеты наручники. Бойцы полиции схватили скованного преступника и, не церемонясь, забросили полуголого человека в полицейский броневик. Если кто думает, что поездка в броневике, в отсеке для задержанных, связанна только с дискомфортом от железных скамеек, то он сильно заблуждается. Вы не представляете, какая там стоит вонища после перевозки бомжей.

– Тебя за что? – услышал Нэй чей-то голос, после того как двери броневика захлопнулись.

Открыв глаза, Харпер почувствовал, как они заслезились, от непередаваемого аромата, что распространял спрашивающий.

– Ну, так за что тебя повязали? – чуть громче спросил, бородатый мужик, сидящий в дальнем углу железной скамейки.

Нэй поднял палец вверх, прося немного времени прежде чем ответить, а затем его тело скрутили рвотные позывы. Опустошив желудок на дверь броневика, Харпер вытер губы тыльной стороной ладони, и посмотрел на сокамерника.

Человеческое тело имеет довольно странное поведение, поняв, что окружающая ситуация переходит в стадию полной задницы, оно пытается уравновесить шансы. Опустошить желудок, например, а в некоторых случаях обгадиться и обмочиться, но судя по сухим штанам Харпера, у него ситуация была не настолько критичной. Но вот обонятельные рецепторы Нэя, забившиеся в конвульсиях от невозможности передать в мозг, весь тот спектр ароматов, получаемый ими из окружающего воздуха, тупо отключились. Почувствовав некоторое облегчение после освобождения желудка, Харперу показалось, что и запах стал немного терпимее, и он решился на ответ.

– По ошибке замели.

– Вот и меня тоже по ошибке, – бомж сочувствующе покачал головой.

Дальнейший разговор не имело смысла продолжать, да и возможности к этому тоже не оказалось. Полицейский за рулем броневика видимо понятия не имел, для чего на дорогах устанавливают лежачих полицейских, или просто куда-то спешил, но Харпер летал по кузову как шарик для пинг-понга. Наконец последний раз, подбросив пассажиров, броневик остановился. Полицейский открыл дверь и, вляпавшись в содержимое желудка Харпера, шарахнул его шокером. По тому факту, что у стража шокер был заряжен, Нэй догадался, что это не те, кто его задерживал, а принимающая сторона.

Бомж вышел сам, а вот Харпера решили выбросить как мешок с картошкой. Двое принимающих полицейских, по идее должны были его поймать, но они, засунув большие пальцы за ремни, просто отошли в стороны, позволив Нэю грохнуться на бетон.

– Шевели булками, камера ждет, – пнул его ногой один из полицейских, и для большей убедительности пощелкал перед носом Харпера шокером.

– Ты даже не представляешь, кто я такой, – недобро произнес Харпер, медленно поднимая голову.

– Хамишь урод, – огрызнулся полицейский, и ткнул в Нэя шокером.

Харпер пропустил оружие под наручниками и, скрестив руки, зажал кисть полицейского, с бесполезным в таком положении шокером. Удар ступней в голень и страж порядка рухнул, наткнувшись на собственное оружие. Его напарник, быстро выхватив пистолет, направил оружие на задержанного, но тот словно растворился в воздухе, а потом страшный удар локтем, прилетевший сбоку, вынес полицейскому челюсть.

Из кабины броневика выскочили еще двое полицейских, и Харпер собирался и с ними быстро закончить, но неожиданно ноги подкосились, а тело начали сотрясать разряды электричества. Нэй скосил взгляд и увидел, как из правой икры торчат два проводка, тянущиеся к полицейскому, выглядывающему из-за угла с пистолетом направленным на Харпера. Через мгновение в спину Нэя вонзилась еще одна пара, а потом, похоже, и еще одна.

Очнулся Нэй от ледяной струи ударившей в лицо, а потом пробежавшейся по всему телу. Попытка прикрыть голову руками сразу же провалилась, руки оказались прикованными к стальному кольцу, вмурованному в пол. Когда он полностью промок, холодный душ прекратился. Он не видел того, кто держал шланг, яркий луч фонаря бил прямо в лицо, но по топанью и шарканью ног, не трудно было догадаться, что их было как минимум пятеро.

– Надеюсь, холодный душ поставил твои мозги на место, и ты будешь вести себя так, как, и положено арестанту, который хочет дожить до суда? – спросили из-за решетки.

Нэй дрожа от холода, кивнул. Зубы стучали не переставая, словно отбойный молоток. Спрашивающий подошел и отстегнул наручники, а перед тем как покинуть камеру, бросил Харперу арестантскую одежду. Фонарь погас, и тюремщики удалились куда-то по коридору. Об их недавнем присутствии, напоминал лежащий в коридоре шланг, из которого вытекали остатки холодной воды.

Нэй схватил одежду, пока она еще не промокла насквозь, и попытался как можно быстрее в нее влезть. Это оказалось не таким уж и простым делом, руки и ноги не слушались, а сотрясающееся от сильной дрожи тело не позволяло ногам попасть в штанины. Спустя какое-то время, Харпер совладал с конечностями, и смог попасть правой ногой в штанину, но здесь его поджидал второй неприятный сюрприз. Одежда прилипала к мокрому телу и никак не хотела натягиваться, несмотря на то, что Нэй уже попал ногами в одну из штанин.

– Мать, мать, мать! – прыгая на одной ноге, ругался Харпер. – Ну, давай уже! – прохрипел Нэй, и втиснулся в штаны.

С курткой все прошло намного быстрее, но теплее от этого не стало. Хотелось забиться в угол железной полки, которую здесь использовали в качестве спального места и попытаться согреться, но Харпер знал, что это не правильный вариант. Тело должно согреться, а единственный способ заставить организм вырабатывать тепло, это движение, и чем его больше, тем теплее тебе станет. Нэй хорошо был знаком с этой истиной, но мозг говорил, чтобы он скрутился в калачик и заснул.

С трудом, пересилив себя, Харпер упал на пол и, уперев в пол руки, толкнул его от себя, затем еще раз… и еще. Отжимания продолжались до тех пор, пока мышцы не отказали, и Нэй не ткнулся лицом в пол, но вслед за этим по телу начало разбегаться ощущение тепла. Спустя пару походов, тело разогрелось до такого состояния, что в тех местах, где куртка намокла, когда ее бросили возле Нэя она начала, испаряя влагу подсыхать.

Решив задачу с теплом, Нэй уже мог спокойно использовать мозг, для решения глобальных задач. Одна из них была в том, почему он сюда вообще попал? А вторая, как на хрен, выбраться отсюда?

Подойдя к решетке, Харпер попытался разогнуть прутья, но с таким же успехом он мог бы, наверное, притянуть Луну. Похоже, последние часы исчерпали все резервы организма, и пока он не восстановится, о побеге думать не стоит. Да и демон теперь уже не придет на помощь. «И где ваша хваленая система поиска сотрудников?», подумал Нэй. «Стоит только в рабочее время отойти отлить, так диспетчерская уже тут как тут, а когда супостаты гробят невиновного, вас днем с огнем не сыскать». Дернув еще раз за прутья камеры, Нэй забрался на железную полку и, забившись в угол, принялся ждать дальнейшего развития событий.

Рино рвал и метал, когда диспетчерская не могла найти его сотрудника.

– Как это вы не знаете, где он находится?! – ревел он на дежурного. – Последний раз, когда я его видел, он гадить без посторонней помощи не мог, а вы мне тут в уши втираете, что он исчез из больницы! Какого хрена вы вообще поместили его в обычную городскую поликлинику?!

– У нас было много раненых и на всех места не хватало, – попытался объяснить дежурный.

– Места вам не хватало?! – схватил Рино за горло дежурного, и оторвал его от земли. – Одно я прямо сейчас освобожу, – пригрозил он.

Тело подвело дежурного, и по его штанам начало расплываться мокрое пятно. В этот момент дверь в диспетчерскую отварилась и на пороге показалась начальница диспетчерского отдела. По ее красным глазам нетрудно было понять, что она не человек.

– Оставь его в покое, я знаю, где твой человек, – произнесла она, подходя к пульту управления и выводя на экран запись с камер наблюдения поликлиники.

Рино поставил дежурного офицера, обратно и по мере того как он видел, что вытворяют с его подчиненным полицейские, его глаза все больше разгорались, а рука автоматически пыталась найти молот.

– Они больше не жильцы на этом свете, – едва слышно прошипел Рино.

– Прочти это, – протянула она ему запечатанный конверт.

Рино раскрыл послание и бегло пробежался по нему взглядом.

– Что значит, мне запрещено покидать здание ГСС?

– Это приказ, и он не обсуждается, а за него не волнуйся, – она кивнула в сторону экрана. – За ним уже отправлена группа, и сейчас его везут сюда, а вот за его выкрутасы тебе как капитану седьмого отряда предстоит серьезное объяснение перед советом. Можешь уже начинать готовить речь, и желательно, чтобы она была душещипательной, чтобы совет обрыдался, иначе ничего хорошего тебе не светит.

Услышав приближающийся звук шагов, Нэй посмотрел на решетку, и на всякий случай прикрыл глаза ладонью, неизвестно что этим дебилам придет в голову, а посветить прожектором в рожу, это вообще традиционная забава подобных личностей. Появившийся полицейский открыл замок и, отодвинув решетку, молча махнул Нэю рукой, чтобы он выходил в коридор.

– А что, наручников не будет? – спросил Харпер, спрыгнув с металлической кровати.

– Произошло недоразумение, и мы приносим вам искренние извинения, вы можете быть свободны, – произнес полицейский, и было заметно, что делает он это с большой неохотой.

Его странное поведение нашло объяснение, как только Харпер вышел из камеры и увидел двух мужчин в форме ГСС.

– Он нанес имущественный ущерб транспортному средству полиции, и совершил нападение на представителей власти, двое из которых до сих пор находятся в госпитале, – пробурчал полицейский.

– Сотрудники ГСС не подпадают под вашу юрисдикцию, и прежде чем задерживать, нужно было уточнить, кого вы арестовываете, – произнес мужчина и, повернувшись к полицейскому спиной, пошел по коридору на выход.

Следом последовал Нэй и второй сопровождающий.

– А тапки для коллеги не прихватили, холодно же? – поинтересовался Нэй, когда они покинули участок.

– Не волнуйся, там, куда ты попадешь, тепло, – ответил мужчина и, открыв дверь автомобиля, сел на водительское сиденье.

Харперу осталось лишь забраться на заднее, так как место с водителем занял второй тип, тоже не особо разговорчивый. Нэй знал, что существует главное здание ГСС, но о том, что ему когда-нибудь нужно будет туда попасть, даже не задумывался, и вот он уже стоит на пороге этого монументального сооружения из стекла и бетона.

Переодеться ему, разумеется, не предложили, и Харперу пришлось идти в своей веселенькой оранжевой арестантской робе. Хорошо, что наручники не надели, и на том спасибо, но в любом случае встречали его без какого-либо радушия. Проходя по длинным коридорам, сотрудники ГСС лишь изредка бросали на него взгляды, хотя он вроде как должен был своим видом привлекать внимание. Видимо подобные сценки здесь происходят довольно часто.

Наконец прогулки между офисами подошли к концу и Харпера завели в небольшое помещение, чем-то смахивающее на зал судебных разбирательств. Массивный стол на возвышении и три стула с высокими спинками за ним. Четыре ряда кресел расположенных полукругом и одинокая скамья в середине, к которой и подвели Харпера, впрочем, этому он как раз и не удивился. Сопровождающие сели на места для зрителей, а вскоре открылась дверь, и в зал вошел Рино, и он явно был не в настроении.

– Привет шеф, – приподнял руку в жесте приветствия Харпер, на что Рино лишь кивнул.

«Как-то он не особо оптимистичен», подумал Нэй, повернувшись к появившимся судьям, облаченным в парадные одежды. Сам по себе суд длился неприлично короткое время, они дольше просматривали запись с видеокамер, где Нэй расфигачил машину шефа полиции. Конечно, камеры не зафиксировали изображение Фалена, а лишь демонстрировали неадекватное поведение Харпера. Который ни с того ни с сего, вдруг решил прыгнуть спиной на дверь автомобиля и вынес не только ту, на которую прыгнул, но и противоположную. Потом он набросился на стену и пробил в ней несколько дыр. Затем на него напала женщина, которая, судя по всему, сопровождала неадекватного больного, и похоже тоже обладала поврежденной психикой, другое объяснение ее нападкам трудно подобрать. И закончился этот блокбастер, фееричным взрывом устроенным, обладателем пижамных штанишек.

Именно так полицейские видели происшествие, получив информацию с камер наблюдения. А следующий ролик присутствующим был уже показан после обработки специальной программой ГСС. Там разуметься оказалась запечатлена полная картина, включая и патлатого демона, благодаря кому Нэй получил бесплатный холодный душ, веселенькую одежду, и до жопы электричества по телу.

Как оказалось, согласований с диспетчерской службой не было, и им пришлось в срочном порядке подчищать, все, что устроил сотрудник седьмого отряда. Наказание оказалось суровым, несмотря на то, что суд учел заслуги Нэя по обнаружению и закрытию портала открытого «Зеро». Теперь седьмому отряду, надо будет выделить человека на смену инспектору из пятнадцатого.

По большому счету для Харпера пока было не совсем понятно в чем, собственно говоря, заключается строгость наказания, которым его пугал суд. Ну, заменит он бедолагу из пятнадцатого, тоже видимо устроившего не слабый косяк в прошлом, но если он его сменит, значит, новое назначение не смертельное, а это уже определенный плюс. Огласив приговор, суд покинул зал, оставив осужденного в полной власти командира седьмого отряда.

Харпер оказался настолько уставшим, что стоило ему сесть в автомобиль, как он мгновенно отключился, а разбудили его только когда прибыли на место. Вообще он смутно помнил то, что происходило далее, в голове Харпера пульсировала единственная мысль как бы выспаться. А какие-то отрывочные нравоучения Рино, он вообще пропустил мимо ушей. Единственное что он запомнил, это назначение в место, куда солнце никогда не заглядывает. Нэй кивал, соглашаясь со всем, что говорил шеф, хотя совершенно не понимал, о чем тот толкует. А осознание пришло вечером в виде Сэма, осторожно постучавшего в дверь.

– И кого интересно нелегкая принесла? – задал риторический вопрос Харпер, после очередного стука. – Иду! – крикнул он, откидывая одеяло.

Дверь не выламывали, а значит, тип, что стоит за дверью, скорее всего, настроен миролюбиво. Набросив халат, Нэй поплелся к выходу, открыв дверь, он увидел стоящего на пороге Сэма.

– Неплохо выглядишь для наркомана, – поприветствовал он, коллегу.

– А вот ты хреново, – переступил порог Сэм. – Как ты умудрился влезть в такую передрягу?

– Сам не знаю но, скорее всего внутри меня проснулся хренов Купидон.

– Кто?! – посмотрел на него Сэм.

– Не обращай внимания, и проходи уж дальше, раз все равно вошел без приглашения.

– Но ты был не против, – возразил Сэм, проходя в комнату.

– Хочешь сказать если тебя не послали в жопу, это значит, тебя пригласили войти?

– Ну, как-то так, – плюхнулся в кресло Сэм. – Надеюсь, ты хорошо выспался?

– Я тоже на это надеялся, пока ты блин не завалился, – пробурчал Нэй, заходя в душевую.

– Жизнь вообще не такая штука, как ты надеешься.

– А мы теперь по ночам будем работать?! – крикнул из душевой Харпер.

– Мы нет, а вот ты да.

– Это меня так шеф наказывает за то, что я накостылял полицейским?

– Вот за это как раз нет, тебя наказывают за разгром, который ты устроил в поликлинике и не поставил об этом в известность диспетчерскую. Ты вообще помнишь хоть что-то?

– Не особо, – признался Нэй, выходя в коридор с полотенцем на голове.

Вытерев волосы, он бросил полотенце в ванную комнату и быстро оделся.

– Ладно, рассказывай, чего я пропустил? – открывая дверь, попросил Нэй.

– Во-первых, ты пропустил грандиозный праздник в пятнадцатом отряде.

– Выходит вы, там зажигали весь день, а меня значит, позвать забыли?

– Нет, зажигали-то как раз только в пятнадцатом отряде, а нам они прислали огромный торт с надписью, «Седьмой говнокопательный». Теперь благодаря твоему участию, разгребать дерьмо в подземном городе, официально назначен седьмой отряд. Шеф целый день находится в ГСС, пытаясь исправить положение но, похоже, он зря рвет зад, приговор не отменят, да и пятнадцатый отряд не упустит шанс вытащить свою репутацию на белый свет. Ты главное не переживай, кто-нибудь обязательно накосячит. К примеру, пятнадцатый отряд, держит там своего человека всего три месяца, точнее держал, теперь его сменишь ты.

– Никогда не думал, что под землей находится целый город, – почесал Нэй затылок, выходя на улицу. – Мне казалось там пара канализационных труб, да метрополитен.

Заведя машину, Сэм осторожно выехал на проспект и помчался на окраину города, в противоположную сторону от складских секторов.

– Дело в том, что около двух тысяч лет назад, на этом самом месте уже существовал город, – продолжил рассказ Сэм. – Горы что нас окружают, появились благодаря вулканам, и их же заслуга в том, что древний город был засыпан. Жители не погибли, их спас энергетический щит, удачно активированный перед катастрофой, тогда его называли магическим. Шли столетия, постепенно наверху люди начали заселять пустующие земли, а жизнь внизу так и продолжалась, пока демоны не прорыли ход наверх. ГСС запечатала проход, но не полностью, уже семь веков мы сотрудничаем с жителями нижнего города и ведем с ними торговлю. И там реально много демонов, и их там видят все подряд.

– Погоди минутку, я чего-то не догоняю, я, что там один должен их всех отправить еще глубже под землю?

– Нет, они там обычные жители, короче это сложно, так с ходу и не объяснишь, в общем, на месте по ходу дела разберешься. Твоя задача будет состоять в том, чтобы сообщать о готовящемся вторжении, если таковое будет конечно. С хулиганьем они и сами неплохо справляются, да и никто не хочет терять деньги от торгового оборота между городами. Но этот договор существует не одно столетие, так что ты выступаешь в роли жертвенной коровы, ну и они разуметься тоже присылают человека с такой же миссией, чтобы не было нападения с нашей стороны. Правда есть одно отличие, тебя там могут запросто убить, и мы будем вынуждены послать следующего, а их наблюдатель здесь отлично живет уже шестьдесят лет и, похоже, возвращаться не собирается. В наш мир демонам довольно сложно попасть, а вот в нижний город красноглазому обитателю Ада, открыть незаконный портал раз плюнуть. Так что смотри в оба, а мы похоже уже на месте.

Впереди показались огни огромного металлургического предприятия, служащего для прикрытия перехода в нижний город. «И чего вы достигли в этой жизни? Дна доктор, абсолютного дна», вспомнил Нэй старый анекдот, когда они проезжали через ворота проходной.

Эпизод-12. «Энхансер»

Сэм вел автомобиль по дороге между двух железнодорожных составов готовых для погрузки. В том месте, где находились машинисты, дорога резко спускалась в подземный гараж. Проехав несколько уровней, он припарковал автомобиль.

– Дальше пойдем пешком.

– Надеюсь шлепать не до нижнего города, у меня, знаешь ли, обувь не для таких прогулок, – заметил Нэй, открывая дверцу.

– Не волнуйся, пройтись, конечно, надо будет, но только до лифта и потом еще немного.

– А мне одному кажется, что лифт как-то уж слишком маловат для расписанного тобой эпического сотрудничества между городами?

– Торговый оборот проходит через другие ворота, а этим лифтом пользуются только высокопоставленные чиновники, ну и мы, разумеется, – ответил Сэм, нажимая кнопку нижнего этажа. – Пожалуй, тебе еще кое о чем следует знать, как наблюдатель ты будешь пользоваться некоторой привилегией.

– Мне будут оплачивать посещение борделя?

– Привилегия не настолько крупная, – усмехнулся Сэм. – Дело в том, что в случае нападения на тебя, ты имеешь право отметелить обидчика до состояния трупа.

– Ну что же, – почесал за ухом Нэй. – Оплаченная проститутка была бы лучше, но как говорится на безрыбье и рак щука.

Лифт замедлил движение и, остановившись, выпустил пассажиров. Помещение, в котором они оказались, было не таким уж и большим, по крайней мере, Харпер рассчитывал на что-то более вместительное.

Двое бойцов ОСС, в полном облачении, еще больше добавляли визуального несовпадения, между ожиданиями и реальностью. Просканировав прибывших, один из броненосцев, запустил какой-то древний на вид механизм, и жестом предложил войти Харперу в открывшиеся двери.

– Надеюсь, скоро увидимся, – пожал руку Сэм. – Живи там, не особо шикуя, почитывай газетки, одним словом наблюдай за обстановкой, и скоро я уверен, тебя поднимут наверх.

– Спасибо конечно за поддержку, но лучше бы меня отправили вниз не на древнем агрегате, как этот, – кивнул Нэй в сторону потертой капсулы, внутри которой ему предстоит некоторое время рисковать жизнью.

– Не переживай, это крепкий металл, возможно, он пообтерся снаружи, но надежности не потерял.

– Тебе хорошо говорить, не тебя же скинут в клоаку в этой консервной банке, – пробурчал Нэй и вошел в стальную капсулу, больше похожую на батискаф.

Дверь имела небольшой иллюминатор, через который Нэй мог видеть махнувшего ему на прощание Сэма. Капсула с небольшим скрипом дернулась, и медленно поползла вниз. Круглое окошко, по всей видимости, представляло интерес только для геологов, которым, наверное, интересно разглядывать породу, через которую продиралась капсула.

Харпер так же отметил и интересное решение с подсветкой кабины. Видимо для полного погружения в состояния крота, лампа накаливания периодически моргала и пару раз погружала Нэя в полную темноту.

– Не доверяю я этим механизмам из подземелья, – пробурчал Харпер, когда очередной раз лампочка под потолком погасла, а потом капсула начала набирать скорость.

Нэй, честно говоря, не знал радоваться этому или начинать пачкать штаны.

– Мать вашу, а ручки приделать не додумались? – ругнулся он, пытаясь найти хоть что-нибудь, за что можно было бы зацепиться.

В голове промелькнула здравая мысль, открыть дверь и выпрыгнуть на хрен из этого гроба, но мозг подсказал ошибочность этой мысли, красочно нарисовав в сознании, как тело Харпера размазывается по стене, словно масло по бутерброду. И в этот момент в кабине зажегся свет, легче Нэю от этого не стало, как, наверное, и похороненному заживо человеку, включившему в гробу фонарик.

– Вот черти, больше я в этот хреноподъемник ни ногой, – пообещал Нэй, прижимаясь спиной к холодному металлу кабины.

Еще минут пятнадцать продолжался спуск, а затем капсула резко остановилась. Нэй едва удержался, чтобы не шлепнуться на задницу.

– Да вы там совсем офонарели, не картошку чай перевозите! – крикнул Харпер, глядя на потолок, прекрасно понимая, что его никто не слышит. – Мы что же, уже приехали? А где лампочка, или что-нибудь подобное, как интересно клиент должен узнать о прибытии в канализацию?!

Нэй подошел к иллюминатору и попытался хоть что-то разглядеть за пределами своей темницы, но там опять была видна только стена туннеля, и больше ничего.

– Эй, черти, если меня слышно, вы кажется, промахнулись с парковкой!

Харпер еще раз попытался разглядеть что-нибудь по ту сторону грязного стекла, но, как и в первый раз, кроме своего отражения в иллюминаторе, ничего больше не увидел. И в этот момент капсулу основательно тряхнуло.

– Парни, я конечно не на такую реакцию рассчитывал, но я все понял и готов подождать. Согласен, перегнул малость, а теперь я раскаялся и надеюсь, что меня опустят нежно, и не торопясь.

Нэй заметил, что за стеклом начало как-то уж подозрительно светлеть. Вариант, что кто-то решил сверху спуститься и улучшить ему обзор с помощью факела, Харпер сразу же отмел. А вот пару бочек с бензином и ящик динамита, чтобы посветлее было, это казалось более правдоподобно.

– Вашу… мать, – только и успел сказать Нэй, перед тем как капсула рухнула вниз, распластав пассажира по потолку.

Похоже на станцию приписки, капсула прибудет с явным опережением графика, да еще и спину Харпера понемногу начало припекать. Нэй сейчас оказался практически внутри пули, пролетающей со свистом по туннелю, и подгоняемая взрывом капсула продолжала набирать скорость.

И все бы ничего, но обычно туннели строятся тупо вертикально вниз, а в крепости металла Нэй сомневался и, похоже, даже его модифицированное демоном тело не выдержит удара о скалу, на такой-то скорости.

Неожиданно капсула сменила траекторию движения, и Нэя бросило на дверь с иллюминатором. По идеи он должен был быть размазан в лепешку вместе с капсулой, но вместо этого он летел над зданиями. Видимо черти подземные как-то предусмотрели аварийную ситуацию, и туннель заканчивался чем-то вроде трамплина.

Пролетев несколько десятков метров, капсула пошла на посадку. Собрав на грудь несколько мусорных баков и пару углов, она наконец, остановилась. Нэй чувствовал себя как человек, побывавший в шейкере. Открыв дверь, Харпер выбрался из ее раскаленного чрева. Отойдя на несколько метров от дышащей жаром стальной кабины лифта, Нэй сел возле стены дома, ему нужно было прийти в себя и подумать, что за хрень здесь только что произошла.

Мимо него промчалась группа пожарников. Залив кабину водой они только после этого соизволили заглянуть внутрь. О том, что спасаемый может утонуть на хрен, пожарники даже не подумали. Да и на Харпера, сидящего в некотором отдалении возле стены, они даже не посмотрели, мало ли здесь бомжей валяется.

По правде сказать, внешний вид у Нэя оставлял желать лучшего. Практически оторванный рукав, полное отсутствие пуговиц у пиджака, и вишенкой на торте была пыль, покрывавшая всего Харпера с головой.

«Похоже, меня здесь приняли за аборигена», достав сигарету и сделав пару затяжек, подумал Нэй.

Никого, не обнаружив в кабине лифта, пожарники умчались дальше, заниматься тушением следующего объекта. Поднявшись на ноги, Харпер отправился в ту сторону, откуда он прилетел на пепелаце. Капсула оставила впечатляющие следы на стенах и углах зданий, не награди его патлатый крепким скелетом, то на выходе вполне могла оказаться тушенка из одного человека, а так лишь задница болит.

Пыль от взрыва еще толком не успела осесть, а любознательный люд уже начал подтягиваться к опасной зоне. Люди никогда не изменяться, на поверхности они живут или под землей, это совершенно не важно, и чем ситуация опасней, тем больше хочется поглазеть, а чегой-то это так бабахнуло?

Толком рассмотреть эпичный звал, Харперу не позволили полицейские, одетые в какие-то средневековые доспехи с проглядывающими между пластин шестеренками, они быстро оцепили территорию и отогнали зевак на расстояние, с которого ничего толком и разглядеть-то было нельзя.

Но сарафанное радио всегда работает с опережением официальных источников, и новость о том, что взорван, оказался не только дипломатический туннель, но и главный транспортный, застигла Нэя врасплох. Послушав еще немного зевак, он понял, что подземный город оказался, изолирован точно так же, как и многие столетия до этого. Местные жители, похоже, большого разочарования по этому поводу не испытывали, чего нельзя сказать о Харпере, он-то оказался закопан здесь, черт знает насколько времени без связей и денег.

Хотя связи, наверное, должны быть, он как ни как наблюдатель, а это дипломатический статус, по крайней мере, ему так кажется. Но вот местные могут посмотреть на это, хрен знает, с какой стороны.

– Послушай уважаемый, не подскажешь где здесь можно найти администрацию или что-то подобное? – поинтересовался Харпер у ближайшего зеваки.

– Там, – не глядя, махнул рукой мужчина, даже не посмотрев на того, кто спрашивает.

Он был полностью поглощен происходящим, и на глупые вопросы отвечал на автомате.

– Там так там, – пожал плечами Нэй и отправился по указанному маршруту.

Узкие улочки жужжали как растревоженный улей, да, собственно говоря, сейчас весь подземный город этим самым ульем и был. Нормально Нэй идти по улице не мог, ему приходилось протискиваться вдоль стен, чтобы не нарваться на бегущих по улице людей. Все неслись к месту крушения, кто с чем, Нэю даже в один момент чуть не снесли голову багром, хорошо реакция спасла, а-то списали бы на потери при взрыве.

«На дворе ночь, а взрыв наполнил улицу толпой, словно сейчас разгар рабочего дня», подумал Нэй, прижимаясь спиной к стене, чтобы не быть задетым лопатой. Пропустив очередную группу спасателей, Харпер наконец-то вышел к зданию похожему на административное. Правда, ничего хорошего посещение этого заведения ему не дало. Все носились как сумасшедшие, экстренный случай, как ни крути. О верхнем городе никто ничего слушать не хотел, нашелся, правда, один человек, который ему помог деньгами и советом.

– Понимаешь, сейчас все настроены враждебно против жителей верхнего города, – заведя Нэя к себе в кабинет, шепотом произнес пожилой чиновник. – Население уверено, что вы хотите напасть на наш мир, и средства массовой информации активно способствуют подобной точки зрения. Бредовая мысль о том, что вы хотите взорвать туннель, муссировалась очень давно, и сегодняшнее происшествие будет подано как безоговорочный факт вашей агрессии. Взрыв организовала, скорее всего, оппозиция, они давно делали подобные попытки, но ничего масштабного у них не выходило, а вот сейчас похоже получилось. Только это освещать никто не будет, а все спишут на агрессию верхнего мира. Так что я напишу в рапорте, что наблюдатель погиб во время взрыва, а тебе лучше забыть, что ты прибыл сверху, если конечно жить хочешь.

Нэй не перебивал говорившего, да и если честно он просто не знал о чем спрашивать, столько всего произошло за последние полчаса. Нет, самих-то вопросов было хоть отбавляй, и все были важные, но вот какой выбрать он не знал, поэтому просто слушал.

– Вот деньги, – положил он на стол несколько банкнот. – Это небольшая сумма, но на пару дней хватит, а дальше ты уж как-нибудь сам. Город ты, конечно, не знаешь, поэтому если кто спросит, откуда родом, отвечай, что из района заброшенных шахт и вопросов к тебе больше не возникнет. Ну все бывай, пока все не уляжется, лучше тебе избегать центральной части города, искать людей с поверхности начнут именно здесь.

Закончив объяснение, мужчина вытолкнул Нэя в коридор. Пробегавшие мимо двое молодых людей, громко разговаривали, обвиняя вероломных жителей из верхнего мира, и грозились переловить всех, кто к ним пробрался.

Харпер поднял воротник пиджака и, сунув деньги в карман брюк, направился к выходу из здания. Нэй был полностью согласен с мужчиной, он нутром чувствовал, что вскоре начнутся поиски козла отпущения. Во все времена лучшими кандидатурами на эту роль были чужеземцы.

Виноват иностранец или нет, это уже никого не интересует, единственное кого трогал подобный вопрос – был сам чужеземец. Харпер не видел в себе актерских талантов, и натягивать на себя козлиную шкуру не хотел. Пока на улицах суматоха и хаос, на Нэя никто внимания обращать не будет, и он не собирался упускать такую возможность. Покинув здание, а потом и административный комплекс, Харпер растворился в темных переулках.

Первым на повестке дня стоял поиск берлоги, где можно залечь на пару дней, но в дальнейшем, обязательно нужно найти работу, без денег, что на поверхности что у черта в заднице, долго не протянешь. В перспективу, что ему вскоре удастся выбраться на поверхность, Нэй не верил. Оптимистом он себя по большому счету не считал, да и жизнь услужливо подбрасывала ему доказательства, одно хреновей другого. Но и в долбаного пессимиста он тоже мутировать не собирался.

Двигаясь по темным улицам, Нэй удалялся от центра города к его необжитым толстосумами окраинам. В любом месте, центр всегда безопасен, а в его случае, чем он больше безопасен для граждан, тем хуже для него. Безопасность подразумевает тотальный контроль.

По мере движения, людей становилось все меньше, как впрочем, и стражей порядка, патрулирующих улицы на странных автомобилях. Дома все меньше хвастались друг перед другом наличием стекол, и все больше пугали темными провалами оконных проемов. «Хорошее место», подумал Харпер, забираясь в один из таких домов. На крыльце навалена небольшая кучка мусора, но дверь была наполовину открыта, и Нэй воспринял это как приглашение.

Открыв, ее пошире он вошел в парадную. Пройдя всего пару шагов, Харпер услышал, как за спиной захлопнулась дверь. В отсутствие сквозняка самостоятельность дверей и окон ни к чему хорошему не приводит.

– Будем считать парни, что вы меня напугали до мокрых штанишек, – произнес Харпер, не оборачиваясь.

– Что-то не сильно заметно, – ответили ему от порога.

– Это не ваша вина, – медленно повернулся Нэй к говорившему. – Просто местная транспортная система умудрилась на корню убить весь страх, так что хлопаньем дверей меня уже не удивишь. Но чтобы вас не смущать, представим, что я обычный человек и стою здесь обгадившийся по самую шею. Вот видите, если не придираться к мелочам, то все как в реальности, только без ужасного запаха из штанов.

– Человек, ты или очень глупый, или неоправданно смелый, – получил он ответ из темноты.

– Не хотелось бы думать о первом варианте, но уж точно не второй, я бы скорее себя отнес к знающим. Так что рогатый ты не угадал.

– Не здешний значит? – произнес демон, выходя из темноты. – Не знаю, зачем ты сюда зашел, но спрыгнуть с крыши, было бы куда менее болезненней. Не понимаю я вас, городских самоубийц, что за мода такая кончать с жизнью, используя нас, демонов? На тебе вот и костюм приличный, потертый правда, но о достатке говорит, почему не живется-то нормально? Пожалуй, уже довольно лирики, я сожру твою душу, а тело доедят другие, у некоторых, знаешь ли, вкусы меняются.

Демон ринулся на человека, выбросив вперед лапу, чтобы схватить жертву за горло, дабы она во время трапезы не оглашала округу воплями боли, но вместо этого демон почувствовал, как его ребра трескаются. Во время атаки, Харпер присел, пропуская лапу рогатого над собой, а правый кулак вонзил ему в ребра. Демон сложился пополам у ног Нэя и, шипя от боли, харкал слизью.

– Мне нужен дом, а этот вполне подходит, – пояснил Харпер, ударом ноги сверху раскалывая демону череп.

Слизь разлетелась по стенам и попала на штаны Нэя, но через мгновение она обратилась в дым, и от кровавой драмы не осталось и следа. Взглянув вдоль коридора, Нэй увидел, как из дверей начали выходить подозрительные типы, вооруженные оружием больше подходившим для извращенного разума садиста.

– Так-так, похоже, зданию требуется дезинфектор, – сделал вывод Харпер.

Вскинув пугающее на вид оружие, типы ринулись на стоящего в дальнем конце коридора Нэя.

– И что, вот так сразу и убивать, даже здороваться не будете? – удивился он, перепрыгнув через атакующих.

Пятерка бандитов замерла на месте не понимая, куда делся наглец, зашедший на их территорию, но немой вопрос в глазах длился не долго. Получив локтем сзади, стоявший последним бандит, рухнул на пол с раздробленными шейными позвонками. Еще один захлебываясь собственной кровью, пытался что-то сказать, но торчащий из горла нож, сводил на нет все его попытки. Третьего Нэй воткнул головой в бетонную стену, оставив под ней труп, а на ней кровавое пятно с остатками черепной коробки. Двое оставшихся вообще никак не реагировали на гибель товарищей, поэтому и правильных выводов не делали, а продолжили атаковать Харпера.

Вырвав у первого убийцы топор с шипами из рук, Нэй срубил голову его товарищу, а потом вернул оружие хозяину, глубоко вогнав лезвие в грудную клетку.

– Вашу мать, я же чувствовал, что вы демоны, – ругнулся Харпер, глядя, как по полу растекается кровавое пятно от пяти мертвых тел.

Встряхнув пачку сигарет, он вынул одну и закурил, обдумывая, что теперь делать с телами, и как назло в голову ни единой здравой мысли не приходило. На поверхности с этим вообще вопросов не возникало, стоило лишь позвонить в диспетчерскую. Но вот теперь ему нужно как можно быстрее забыть о поверхности и как там живут люди, и чем раньше это произойдет, тем скорее он сам окажется в безопасности.

Он знал, что если надеяться на то, что тебя кто-то спасет, то можно не заметить, как тебе самому башку могут оторвать на хрен. Нэй прекрасно это понимал, и пять трупов в коридоре, теперь это его личная проблема.

Бросив взгляд на растекающееся красное пятно, Харпер решил пока пройтись по этажам, лучше сразу узнать, есть ли здесь еще кто, или нет? Нэй был из тех людей, что не хотели быть разбужены ударом кувалды в голову.

Практически во всех помещениях стояла затхлость, и лежали горы мусора. «Уборкой здесь явно не занимались», подумал Нэй, заглядывая в очередную комнату с выбитой дверью. Коридор заканчивался и в последней комнате Харпер обнаружил неприятный подарок, огромную кучу человеческих костей.

– Нет, все же они людьми не являются, – произнес Нэй, бросая окурок в кучу костей. – Пожалуй, стоит поискать жилье получше, а-то я ненароком деградирую до уровня могильщика.

Спустившись по лестнице на первый этаж, Нэй аккуратно переступая через трупы, добрался до входной двери. Это здание оказалось для него слишком большим и очень грязным, ему надо найти что-нибудь более душевное. Выйдя на улицу, Харпера скрутило от удара током. Перевернувшись на спину, он увидел, как над ним склонился человек со шрамом на щеке, и приставил к его голове пистолет с глушителем.

– Не люблю, когда кто-то ворует мои контракты, – произнес он, глядя в глаза Нэю. – Эту группу уродов должен был ликвидировать я, а ты взял и все испортил. Записал их к себе в базу данных и надеялся получить мои деньги? Со мной такие фокусы не проходят. Снимай браслет и умрешь быстро, даже испугаться не успеешь.

– Какой еще браслет? – искренне удивился Нэй.

– Не строй из себя дурака, это единственный предмет который имеет значение для таких как мы, – прорычал незнакомец. – А ты пытаешься сказать, что понятия не имеешь, о каком браслете я говорю? – покачал головой мужчина. – Хорошо, я могу снять его и с твоего трупа, – пожал плечами убийца.

Нэй резко дернул головой и глушитель, упирающийся ему в лоб, соскользнул, выплюнув пулю в землю. Мужчина продолжал сидеть на корточках, направляя оружие в то место, где раньше лежал Харпер, а теперь Нэй стоял у него за спиной и, позаимствовав у сомнительного типа второй пистолет, приставил глушитель к его затылку.

– Ты смотри, как все быстро меняется в этой жизни, – усмехнулся мужчина. – Я удивлен как быстро ты смог восстановить подвижность после такого-то разряда.

– У меня не далее как вчера, была отличная практика в этом, – ответил Нэй. – Мне жаль, что я выполнил работу за тебя, я лишь защищался, не более того. Предлагаю разойтись миром, и забыть досадный инцидент.

– Согласен, – едва заметно кивнул мужчина и резко развернулся, направляя пистолет на Харпера, но спустить курок так и не успел.

Пуля, выпущенная Нэем, пробила глаз убийце, забрызгав землю кровью и разбросав кусочки мозгов. Харпер спокойно смотрел на еще один труп человека, который хотел его убить. Подземная жизнь оказалась куда опасней, чем об этом говорят на поверхности, возможно наблюдатель просто никогда не заходил в столь отдаленные районы. «Я здесь всего пару часов, а меня постоянно кто-то хочет убить», невесело подумал Нэй, убирая пистолет.

Склонившись над трупом, Харпер сдвинул рукав убийцы и увидел на его правой руке браслет. Небольшой дисплей, закрепленный на нем, высвечивал информацию, которая ничего не значила для Нэя.

«Энхансер: 44»

В этот момент что-то больно ужалило Харпера. Нэй выдернул вонзившийся в шею дротик и, потеряв сознание, упал рядом с трупом.

Эпизод-13. «Люди как люди, и предательство им не чуждо»

Боль в голове и сухость во рту, первое что почувствовал Нэй, прежде чем открыл глаза. Увиденное им больше походило на сон, потому что на реальность это уж точно не тянуло. Темный, сырой подвал, холодный каменный пол под задницей, сочащаяся вода по заплесневелым стенам, и стальные кандалы на руках и ногах. Вот что обычно видит человек, которого все пытаются убить и в итоге пленяют с помощью транквилизатора.

Но вот что касалось Харпера, то он сейчас находился в рабочем кабинете состоятельного, по всей видимости, человека. Удобный кожаный диван под ягодицами, а не холодные камни, уже сами собой намекали, что это бред созданный сознанием для защиты от реальности.

Открылась дверь и в помещение вошла девушка со стаканом воды на подносе. Юбка карандаш, отлично сидящий пиджак, белая блузка с галстуком и последним штрихом в ее образе, являлись белые перчатки. Нэй догадывался, что это всего лишь сон, по большому счету это было понять не трудно.

Ему хотелось пить, и вот, пожалуйста, вода, ну а красивая девушка, так это вообще не требует объяснений, если у нормального мужика сон без разврата, то это вообще не сон. Харпер понимал, что напиться во сне не реально, сколько бы он не осушил стаканов, жажда никуда не исчезнет, а вот со вторым никогда осечек не случалось, и утром стабильно прилипшая простынь.

Нэй расслабился и приготовился вкусить самую интересную часть сновидений. Вошедшая девушка подошла к Харперу и поставила воду на журнальный столик возле дивана, а затем повернулась к Нэю спиной, заставив сглотнуть его от предвкушения, и неожиданно начала удаляться.

«Минутку, это что за облом такой, это мне так мой разум объясняет, что я не хочу секса? А вот хрен тебе, я все равно заставлю включить нужную картинку», думал Нэй, глядя на удаляющиеся от него упругие ягодицы. Сосредоточившись на нужной мысли, он несколько раз повторил про себя слово «сиськи» и это кажется, сработало, девушка остановилась и повернулась к нему лицом.

«Вот это другое дело», подумал Нэй, откидываясь на спинку дивана. Но прекрасное создание и не думало приближаться к похотливому извращенцу, а вместо этого посмотрела куда-то в сторону. Харпер проследил за ее взглядом и увидел сидящего в кресле пожилого мужчину. И тут Нэя прошиб холодный пот, он слышал, что снами управляет подсознание и обычно показывает то, чего человек на самом деле хочет, или думает об этом. Но осознание того, что его тянет на гомосятину да еще и со старикашкой это уже перебор, даже для сна. Харпер вскочил на ноги, но они плохо его слушались, и он растянулся на ковре.

– Саманта я думал, что он уже отошел от действия транквилизатора, но вижу, ошибся, – произнес мужчина, обращаясь к девушке. – И я не уверен, но, по-моему, мой вид напомнил ему что-то очень ужасное, как ты считаешь?

– Вы правы сэр, взглянув на вас, он покрылся потом и попытался сбежать, – подтвердила его догадку Саманта.

– А ты случаем не переборщила с дозой?

– Нет. Хотя я и удивлена что он вырубился всего с одной, он ведь выбил всю дурь из сорок четвертого, и сделал это довольно легко. По идее я должна была потратить как минимум две дозы, но он уже и от первой уперся деснами в землю. У него нет иммунитета от некоторых компонентов транквилизатора, а он есть у всех жителей Трантауна, только энхансеры чувствительны к ним, но он им не является. Вывод напрашивается только один, он наблюдатель из верхнего мира. В сложившейся обстановке, этот человек может привлечь к нам ненужное внимание со стороны властей. Думаю, стоит его ликвидировать, пока о нем никто не знает.

– Возможно, ты и права Саманта, – задумчиво произнес мужчина, поглаживая подбородок.

До валявшегося возле дивана Нэя помаленьку начало доходить, о чем говорят присутствующие. Суть он уловил, конечно, не всю, но что касается транквилизаторов, кажется, понял. А затем вспомнил, что с ним произошло, до того момента, когда он вырубился.

Испытав непередаваемое облегчение за свой разум, и поняв, что это не сон и его рассудок в порядке, он уже как-то и не обратил внимания, что разговор незаметно перетек в русло под названием «убить его или нет».

Взгляд Нэя упал на стоящий, на столе стакан с водой и весь мир сузился до маленького сосуда с вожделенной жидкостью. Харпер одним движением подтянул тело к столику и, схватив стакан, одним махом опрокинул его в себя.

Жидкость имела какой-то странный вкус, но он уже не обращал на это внимания. Конечно, Нэй допускал небольшой процент, что он попал к садистам, и после того как он пришел в сознание, его отравят жуткой дрянью. Но в таком случае они бы не вели непринужденных бесед, а пытались бы насладиться моментом. Выходит, в стакане был не яд, да и вернувшаяся к конечностям чувствительность, намекала, что и не вода. Поднявшись на ноги, Нэй сел на диван.

– Хорошее у вас здесь местечко для вечеринки, – произнес Харпер, оглядывая кабинет.

– В очень неудачное для себя время ты прибыл, наблюдатель, – ответил мужчина. – Единственный путь, соединявший наши миры, уничтожен и, скорее всего ты уже никогда не вернешься на поверхность. А теперь ответь мне, почему я должен сохранить тебе жизнь?

– Это вы мне ответьте, меня же не грохнули на улице, а весьма аккуратно транспортировали до этого дивана, еще и воды предложили, ну и зачем я вам нужен? – взглянул на мужчину Нэй.

– А ты не такой глупец, каким можешь показаться на первый взгляд, – произнес мужчина, вынимая из внутреннего кармана пиджака браслет, по виду точно такой же какой был на руке типа, напавшего на Нэя. – Знаешь что это такое?

– За дебила меня дядя держишь? – ответил Харпер вопросом на вопрос. – По виду это браслет, но вот хрень, которая на нем отображается, мне ничего не говорит.

– Так и должно быть у человека с поверхности, – едва заметно ухмыльнулся мужчина. – Это «Энхансер», усиливает внутренние резервы человека…

– Дай угадаю, – перебил его Харпер. – Эта побрякушка для избранных.

– Угадал, и она принадлежала моему человеку, которого, как мне доложили, ты отправил на тот свет.

– Ну, я это, извиняюсь что ли, – произнес Нэй. – У меня не было выбора, он собирался меня убить.

– Выбор есть всегда, – возразила Саманта. – Ты мог позволить себя убить.

– Саманта как всегда права, – усмехнулся мужчина. – Жизнь или смерть, все существование человека сводится к регулярному выбору из этих двух вариантов, и я тебе предлагаю один из них, – произнес он, разглядывая браслет покойника. – Мой человек должен был выполнить для меня одно дело, но теперь это уже не в его силах. Он мертв и его работа перешла к тому, кто его ликвидировал, таково мое решение.

Мужчина перевел взгляд с браслета на Харпера.

– Скорее всего, там тебя и похоронят, но если откажешься, помрешь прямо на этом диване. И как всегда, выбор я оставляю на твое усмотрение. Выберешь работу на меня, станешь энхансером. Жизнь у них короткая, но яркая, одним словом скучать не будешь.

– Если скучать не дадут, то это наверное, хорошо, но и убить меня не так-то и просто, – не без гордости заметил Харпер.

– Неужели? – вскинув бровь, мужчина взглянул на Саманту.

Нэй не заметил, как она оказалась у него за спиной, но зато ощутил, как острое лезвие надавило на кадык, и он сразу же почувствовал ошибочность своих суждений.

– Виноват, погорячился, – осторожно, чтобы не спровоцировать Саманту, прошептал Нэй. – Не хочу на вас давить сэр, но не могли бы вы отозвать ее, а-то боюсь я сейчас в том состоянии, когда вероятность обгадиться очень велика. Сам-то я не пробовал, но мне рассказывали, что убрать запах с дивана из натуральной кожи практически невозможно. Не хотелось бы портить, такую дорогущую вещ.

Мужчина кивнул, и тонкое лезвие скользнуло обратно в рукав Саманты. Когда она поправляла манжету, Харпер заметил на ее запястье браслет. «А девица-то энхансер, и высокого уровня, если он даже не увидел, как она приблизилась к нему на такое расстояние», догадался Нэй.

– Аудиенция, думаю, на этом закончена, Саманта тебя проводит и введет в курс дела, – произнес мужчина и устало закрыл глаза, похоже беседа его немного утомила.

Саманта открыла дверь и красноречиво посмотрела на Харпера. Нэй поднялся на ноги и, кивнув мужчине, покинул кабинет в сопровождении девушки с браслетом.

– Должен заметить, красивый у вас дом, – произнес Харпер, разглядывая по дороге картины, развешанные вдоль коридора.

– Наша семья самая древняя в городе, у нас все дома красивые, – заметила Саманта. – И ты временно принят в семью Вега.

– Почему временно, разве ты не допускаешь мысли, что я справлюсь с заданием?

– Допускаю, – согласилась Саманта. – Я даже допускаю что у тебя крылья за спиной, но мои допуски к реальности никакого отношения не имеют.

– Позитивом смотрю здесь не блещут.

– Не знаю как там у вас наверху, но здесь пуля бьет позитив любого размера, запомни это и проживешь еще немного. Не повезло тебе попасть сюда в смутное время. Семья Вега, занималась контрабандой из вашего мира, а теперь, когда связь разрушена, остальные семьи не упустят шанс добить нас. И скрывающийся у нас наблюдатель не самая хорошая мысль. Но это мое мнение, и я его никогда не выскажу боссу. Хотя я вполне могу и ошибаться, босс, обладает каким-то чутьем на правильные поступки, правда это было в прошлом, а сейчас мы потеряли больше половины своих территорий. Люди переходят в другие семьи, набирающие за последнее время силу и влияние. А если говорить на чистоту, этот дом последнее что у нас осталось.

– Видимо дела совсем хреновые, если уж ты так разоткровенничалась, – заметил Харпер.

– Ты верное слово подобрал, – кивнула Саманта. – Энхансеров в семье осталось всего двое, тебя я в расчет не беру. Тебе просто повезло ликвидировать сорок четвертого, но везение обычно выпадает один раз, и ты его уже использовал.

– Хорошо, будем считать, что я запуган до полусмерти, а теперь давай уже ближе к делу, какая мне предстоит работа?

– Тебе нужно будет вернуть одного человека, – произнесла Саманта, идя дальше по коридору.

– Не хочу настаивать, но если мне дадут немного больше информации, чем просто «одного человека», то дело пойдет куда быстрее.

Саманта остановилась напротив одной из дверей и, открыв ее, вошла внутрь, Нэй последовал за ней в комнату. Помещение оказалось весьма скромным по размерам, и совершенно пустым, если не считать сейфа вмонтированного в стену.

Харпер больше не допытывал Саманту, решив, что все, что нужно она ему и сама расскажет. Саманта несколько раз провернула кодовое кольцо и, дождавшись щелчка, открыла бронированную створку. Нэй увидел единственный хранившийся в сейфе предмет, браслет энхансера.

– Мы уже давно не заказываем новых, этот последний, – объяснила Саманта, вынимая браслет и протягивая его Харперу.

– И в чем все-таки состоит мое задание? – еще раз поинтересовался Нэй, надевая браслет на руку.

– Вначале активируй энхансер, а потом я объясню твою работу.

– И где кнопка, которую нужно нажать?

– Энхансер запускается автоматически, сейчас он считывает твою ДНК, а потом отобразит информацию, на какой процент он может ускорить твое тело, без летального исхода, – ответила Саманта. – Но это в лучшем случае, а в худшем, твоя проверка закончится смертью. Браслет убьет обычного человека, а если твоя мать была демоном, он увеличит скорость реакции.

– А предупредить заранее о том, что я умру после примерки, было слабо?! – возмутился Нэй, пытаясь сорвать браслет.

– Если ты не станешь энхансером, то для нашей семьи ты бесполезен, и оставлять тебе жизнь не имеет смысла, – спокойным голосом, Саманта прояснила ситуацию.

Харпер почувствовал небольшой удар током, а потом время для него остановилось, точнее, очень сильно замедлилось. Саманта видимо продолжала что-то говорить, но ему казалось, что она просто пытается зевнуть, а у нее ничего не выходит, так и замерла с полуоткрытым ртом.

Взглянув на браслет, Харпер прочитал надпись: «Энхансер 200». На прошлых браслетах, которые видел Харпер, информация отображалась зеленым цветом, а вот у него зеленым светилась только слово, а цифры горели красным. Пару раз мигнув, нули исчезли, оставшаяся двойка сменила цвет на зеленый, и вместе с этим время вернулось к своему обычному бегу. Саманта, наконец, закрыла рот, и продолжила прерванную речь, словно ничего и не произошло, хотя для нее возможно именно так все и было.

– Ты остался жив, значит твоя мать демон, не думала что подобное возможно для людей с поверхности, – заметила Саманта. – Покажи браслет.

Нэй развернул запястье, продемонстрировав ей двойку.

– Ускорение в два процента?! – не скрывая разочарования в голосе, произнесла Саманта. – Ты нереально везучий, ничем другим я не могу объяснить тот факт, что ты убил сорок четвертого.

– Значит, цифра означает ускорение, – догадался Харпер.

– Именно, – грустно покачала головой Саманта. – Цифры, это процент, на который энхансер ускоряет свое тело, без опасения летального исхода. Постепенно тело адаптируется, и процент ускорения может вырасти, но я пока не слышала, что кому-то удалось достигнуть стопроцентного ускорения. Помимо информирования носителя, демонстрация браслета другому энхансеру, позволяет избежать ненужных столкновений. В большинстве случаев, когда процент одинаков, энхансеры расходятся миром, и задиры с низким процентом тоже начинают вести себя ниже травы и тише воды, если конечно хотят еще немного пожить. Ну, а в твоем случае, браслет лучше вообще никому не демонстрировать.

– Но у меня он вначале показал двести, а потом нули куда-то исчезли, – почесал затылок Нэй.

– Больше никому об этом не рассказывай, иначе тебя сочтут дебилом, – предупредила его Саманта. – Энхансер не отображает ускорение больше девяносто девяти процентов, да и то до них еще никто не добирался. Сотню удалось показать только на специальном приборе, да и то он вышел из строя, и вся лаборатория взлетела к чертям собачьим. Так что производители больше не устраивают подобных экспериментов. Но хватит уже об этом, все равно для тебя эта информация лишняя, а если ты каким-то чудом выполнишь задание и вернешь ее, я тебе подробно расскажу об ускорителях.

– У меня последний вопрос, как мне запустить ускоритель?

– Ну, вот с этим даже ты справишься, – усмехнулась Саманта. – Допустим тебе нужно оказаться от меня на пять-шесть метров дальше, чем ты стоишь сейчас. Для этого нужно представить, как быстро ты хочешь там оказаться, и ускоритель запустится. А если быть точным, энхансер это увеличитель, он увеличивает не только скорость, но и силу, одним словом для остальных жителей мы сами являемся энхансерами, наемные убийцы у семей. А стоит тебе остановиться и действие браслета прекратится.

Закрыв сейф, Саманта открыла потайной шкаф в стене и, сняв с крючков два пистолета с глушителями, протянула их Нэю. Убрав оружие в кобуры под мышками, Харпер взял несколько запасных магазинов.

– Идем, по дороге расскажу о сути твоего задания, – произнесла Саманта, протянув Нэю фотографию молодой девушки, очень не дурной внешне. – Это Диана Вега, дочь нашего босса, – пояснила она, закрывая шкаф с оружием.

Когда они покинули комнату и вышли в коридор, Саманта продолжила.

– Диана случайно увидела, как босс казнит двух человек, и после этого она ушла из дома, объяснив, что она больше не желает быть членом семьи убийц. Вот только проблема в том, что если ты не научился убивать, значит, тебя убьют те, кто научился. Формула жизни проста и незамысловата, есть стрелки, и есть мишени, тебе остается лишь выбрать сторону. И после ухода дочери, босса словно подменили, и за каких-то полгода семья потеряла практически все, а он продолжает слать к ней людей в надежде, что она одумается и поймет его. Никто из тех, кого посылали, не вернулся обратно, большинство из них перешли на сторону противника, некоторых убили, правда, для семьи Вега оба этих варианта равносильны смерти, поэтому босс считает, что и ты тоже не вернешься. Клан Риоба, молодой и агрессивный, но Диана влюблена в его главу, и верит всему, что он ей скажет. Если говорить на чистоту, то с появлением Дианы, начался закат нашей семьи, но если тебе удастся уговорить ее пообщаться с отцом, босс будет у тебя в большом долгу, а это кое-что значит, даже учитывая наше нынешнее состояние.

– Ты сказала, что большинство перешли на их сторону, что мне помешает сделать то же самое? – поинтересовался Харпер.

– Ничего, если конечно они не узнают что ты наблюдатель, – пожала плечами Саманта. – В сложившейся ситуации было бы лучше, чтобы об этом вообще никто не знал. Если тайна раскроется, тебя убьют, а потом, разрезав на части, толкнут на черном рынке, хотя за соблюдение последовательности действий я не уверена.

– Да вы здесь просто долбанные извращенцы, с комплексом маньяка, – взглянул на нее Харпер.

– И это еще мягко сказано, – кивнула Саманта. – Смешение людей и демонов, порождает таких созданий, что даже демонам становиться страшно.

– Да у меня просто куча вариантов, – не весело усмехнулся Нэй. – Погибнуть за семью Вега, о которой я узнал пару минут назад, или быть расчлененным как наблюдатель. А может мне тупо свалить, как только покину порог этого гостеприимного дома?

– Станешь ренегатом, и на тебя будут охотиться с особой настойчивостью, – добавила Саманта. – У некоторых кланов подобная охота поставлена на поток. Тотализатор отличная вещ, если повезет можно сколотить неплохое состояние. Хочешь узнать, какая сумма будет назначена за твою голову? Но есть и еще один выход, приведи дочь босса.

– Ага, и шансов у этого варианта столько же, сколько и у меня попасть на Луну, используя собственную задницу и диарею в качестве топлива.

– Видишь, ты и сам говоришь, что шанс есть.

Харпер некоторое время смотрел на Саманту, а потом, сдавшись, махнул рукой, не то сейчас время, чтобы объяснять ей про планеты и орбиты.

– Черкни адресок, где дочурка обосновалась, – убитым голосом попросил Нэй.

– В этом нет необходимости, у порога ожидает повозка с водителем, – объяснила Саманта. – Он отвезет тебя по адресу, и подождет пару часов, если не появишься, он уедет.

– Повозка? – переспросил Харпер.

– Ну да, электрическая повозка, – удивленно взглянула на него Саманта. – Я знаю, что у вас наверху они тоже есть.

– Есть, но мы их называем… да забудь, повозка так повозка.

Ожидавший его автомобиль оказался без крыши, и это понятно, постоянная температура и отсутствие осадков, лишило смысла крышу. Забравшись на пассажирское сидение, Нэй погрузился в размышления, как ему действовать, когда он прибудет на место.

Саманта смотрела вслед уезжавшему Харперу, и никак не могла понять, чего такого в нем увидел шеф, что предложил ему стать энхансером. По большому счету, можно было бы найти кого-то и получше, хотя с нынешней-то репутацией семьи Вега, наверное, только подобные типы и согласятся работать на нас. Сзади послышался звук открываемой двери, но Саманта не обернулась, она по шагам узнала Грога, второго оставшегося энхансера Веги.

– Ты в последнее время не задавалась вопросом, а может, наша семья уже перестала существовать, раз мы стали набирать таких ничтожеств с поверхности как этот?

– Тебе хорошо известно, что пока жив хотя бы один потомок семьи Вега, мы будем существовать. А прямых потомков осталось как минимум двое, босс и его дочь Диана.

– Ты права, пока жив хоть один, жива и семья, – согласился Грог.

– А ты сам-то чего такой возбужденный? – посмотрела на него Саманта, когда повозка с Харпером скрылась за углом дома.

– Да нормальный я, просто не очень хорошо отношусь ко всяким там чужакам.

– Он уже не чужак, он третий энхансер семьи Вега.

– Как скажешь, третий так третий, – не стал спорить Грог. – Идем, босс вызывает, – произнес он, открывая для Саманты дверь.

– Что-то произошло? – не удержалась она от вопроса. – Я только что из его кабинета, и он собирался немного отдохнуть.

– Да не знаю я, после ухода Дианы я вообще перестал понимать его поступки, – пожал плечами Грог. – Сказал, что хочет нас видеть, я просто передал его слова.

В кабинет первым вошел Грог, а уже следом и Саманта. Шеф сидел в том же кресле где она его, и оставила десять минут назад, за небольшим исключением, в кресле находилось только тело, а отрезанная голова покоилась на журнальном столике возле дивана. На котором вальяжно расположились двое энхансеров из семьи Риоба.

– Не вмешивайся, они мои, – процедила сквозь зубы Саманта, и цифра на браслете загорелась красным.

– Извини, – ответил Грог и воткнул ей в шею иглу.

Саманта все еще не могла поверить в его измену, но он ввел ей блокиратор, и цифра на браслете сменилась на сорок пять.

– Семьи Вега больше нет, а ты Саманта все никак это не можешь понять, – отбросив пустой шприц, произнес Грог. – Мы являемся слабым звеном в этом механизме и…

– Упс, кажется, я сломала это звено, – перебила его Саманта, выдергивая лезвие из под нижней челюсти Грога.

Бывший энхансер пытался что-то сказать, но все сводилось к непонятному бульканью, а потом он и вовсе свалился возле стены.

– Смерть предателей всегда выглядит омерзительно, не знаешь, почему так происходит? – поинтересовался энхансер Риобы у своего напарника.

– Наверное, потому что они предатели, – пожал плечами второй. – У тебя заблокирована половина сил, – повернулся он к Саманте. – Не пытайся тянуть время, не расстраивай нас, просто дай тебя убить.

Саманта не удостоила их ответом, вместо этого она ринулась на врагов, вспоров кожаную обивку дивана в тех местах, где мгновением назад сидели энхансеры.

– Ухты, а покойник-то был прав, она опасна, и это с половиной-то сил.

– Но у нее в любом случае нет шансов, – добавил второй, демонстрируя браслет с горящей цифрой шестьдесят, и у его коллеги оказался точно такой же уровень.

Саманта не питала иллюзий и отлично понимала что ей не выстоять против двоих. С одним-то она могла бы попробовать потянуть время, дождавшись, когда прекратит действовать блокиратор, благо его время ограничено примерно двадцатью минутами. Но эту особенность знают все энхансеры и не только они. Саманта не нападала, она ожидала действий с их стороны, и они не заставили себя ждать, атаковав ее сразу с двух сторон.

Лезвие направленное ей в голову она отбила, а вот второе пронзило ей бедро, но и Саманта зацепила одного из противников, вспоров ему рукав до самого плеча. Кровь у гада, конечно, выступила, но рана оказалась не глубокой, Саманта это знала, как впрочем, и ее противник.

– Шрамы украшают мужчину, не правда ли? – взглянув на испорченную сорочку, произнес энхансер. – Жаль, что к женщинам это не относится, перевел он взгляд на Саманту и тут же атаковал.

Саманта отбила все его атаки, но находящийся в крови блокиратор не позволил отразить атаку второго убийцы, напавшего сзади. Лезвие вошло в спину, и прижавшийся к ней сзади энхансер, тихо говорил ей, чтобы она перестала сопротивляться. Нашептывая ей на ухо, он медленно проворачивал в ее теле лезвие, причиняя Саманте неимоверную боль. Она не могла ничего сделать, лезвие второго энхансера упиралось ей в горло.

– Ты все равно умрешь, почему ты продолжаешь сопротивляться? – надрезав ей кожу на шее, спросил стоящий перед ней убийца с распоротым рукавом.

Саманта опять проигнорировала вопрос, и резко подавшись вперед, сама пронзила себя клинком противника. Человек Риобы не ожидал от нее подобного поступка, энхансеры вообще-то совершенно не склонны к самоубийству, и он решил списать этот поступок на тот факт, что она все же женщина, и ее нервы сдали. Вот только целью Саманты было не самоубийство.

Пронзив собственное горло оружием противника, она приблизилась к нему на достаточное расстояние, чтобы вспороть удивленному убийце горло. Прежде чем смерть освободила ее от боли, и наградила вечным покоем, Саманта увидела, как энхансер пытается закрыть руками зияющую рану, и она улыбнулась, понимая, что эта рана не превратится в украшение.

Эпизод-14. «Последние из Веги»

– Да я словно со стеной разговариваю, – развел руками Нэй. – Обычно в таких случаях говорят, «пойми», но я уверен, что под действием того букета опиатов, который намешал твой бывший бой-френд, «пойми», будет выглядеть странно, если не сказать грубее.

Диана не сводила взгляд с Нэя и по сосредоточенности появившейся в ее глазах, Харпер понял, что постепенно суть услышанного Дианой начинает проникать в сознание.

– Если со мной что-нибудь случится, отец тебя лично выпотрошит, – повернулась она к Кирку.

– Жаль, а ведь у нас действительно все могло бы получиться, – наигранно тяжело вздохнул Риоба. – Но мне нужна абсолютная власть, и я не хочу иметь под боком человека потенциально готового мстить за убийство родственников. Выведите их через черный ход и расстреляйте, наблюдателя потом отправьте на разделочный стол, а ее на переработку. А у меня назначена деловая встреча с компаньонами.

Раздав распоряжения, Кирк Риоба вышел из помещения, не обращая внимания на убийственный взгляд Дианы. Нэй подумал, что он недооценил Вегу. Большинство женщин попади в подобную ситуацию, давно бы бились в истерике, или умоляли палача быть снисходительным с ними и отпустить домой, но Диана оказалась не такой. Проводив тяжелым взглядом, подонка, обманувшего ее надежды на спокойную жизнь, Диана повернулась к Харперу.

– Как тебя зовут?

– Нэй Харпер, но не думаю, что это как-то поможет, – пожал он плечами.

– Хорошо, Нэй Харпер, я вернусь к отцу.

– Рад это слышать, но не слишком ли это поздно? – спросил Нэй.

– Хватит болтать, перед смертью все равно не наговоритесь, – толкнул энхансер в спину Диану, подсказав в какую сторону нужно двигаться.

Их вели по коридорам в сопровождении четырех мордоворотов и одного энхансера с двадцатым уровнем. По большому счету большего-то и не требовалось, у него ускорение в два процента, а она вообще обычный человек. Харпер проходя по коридорам, высматривал, через какие двери можно будет с рулить из этой локации, и пока ничего подходящего не находил. Нэй и без браслета знал, что вполне справится с конвоирами, но теперь ему нужно будет смотреть еще и за Дианой, а она вряд ли сиганет, на такую же высоту что и он. В итоге коридоры закончились и их вывели во внутренний дворик, где их жизни должны были подходить к завершению.

– Достаточно, – приказал энхансер и тут же захрипел, захлебываясь собственной кровью.

Вспоров ему горло, Диана бросила красноречивый взгляд на Харпера, ее глаза слегка светились в темноте, и Нэй опять подумал, что недооценил дочь босса. Ближайший от него конвоир вскинул пистолет и удивился, когда его кисть оказалась, вывернута в противоположную сторону, а пистолет уперся ему в лоб. Мозг получил сигнал от боевых рецепторов в тот самый момент, когда Нэй спустил курок, и пуля выбила мозги горе-конвоира.

Очнувшийся коллега погибшего, направил пистолет на Харпера, и в тот же миг ощутил, как глушитель уперся ему под нижнюю челюсть. Пока мозги били фонтаном, Нэй уже стоял возле следующего бойца Риобы. Палачей осталось всего двое, но проблема заключалась в том, что стоящий перед Нэем человек закрывал второго гада, направившего оружие на Диану.

Нужно было действовать, а на раздумье времени не осталось. Глушитель пистолета выбил бойцу Риобы передние зубы и, упершись в горло, остановился, Харпер спустил курок, и вылетевшая пуля, пробив основание черепа, вгрызлась в висок палача державшего на мушке Диану. Мертвые тела осели на землю, как два мешка с дерьмом.

– Я ошибалась на твой счет, – произнесла она, глядя на Харпера, вытиравшего об одежду убитого, глушитель пистолета.

– Неудивительно, сутками глушить опиаты, это знаешь ли, положительно на разум не влияет, – ответил Нэй, поднимаясь на ноги.

– Ты мне еще про здоровое питание расскажи и про непорочное зачатие.

– Ну, со вторым я тебе вряд ли помогу, – ответил он, вынимая у покойника запасный магазин. – Мне известно всего три подхода к женщине, и только один подразумевает зачатие, но вот непорочным его никак не назвать.

– Да ты же долбаный извращенец, – вынесла ему Вега диагноз. – Как тебя отец вообще решился нанять?

– Вот у него и спросишь, после того, когда вернемся, а если захочешь меня отблагодарить за спасение, то можем обойтись тупо сексом.

– Губу закатай, ходьбе будет мешать.

– Ну, знаешь ли, мое дело предложить.

– Что же ты за чмо-то такое, меня только что жених приказал убить, а ты кобелина уже на его место метишь?

– Эй-эй, ты лошадок-то попридержи, – остановил ее Харпер. – Какое еще его место, не собираюсь я становиться твоим женихом, тупо секс и разбежались.

– Когда вернемся, получишь от отца двойную оплату, и я не буду ему говорить, чего ты хотел получить от его дочери, – пообещала Диана.

– Договорились, показывай дорогу, должен же здесь быть обходной путь, – предположил Харпер.

– Конечно, есть, им пользуется прислуга.

– Ну, я вроде тоже не владелец этого особняка, как впрочем, и ты.

– Ты прав, я уже не хозяйка, хотя как теперь выяснилось, и не должна была стать ею, – вынуждена была признать Диана.

Открыв дверь, Харпер первым вошел в коридор, но он оказался пустым. Нэй предположил, что это как-то связанно с их казнью во дворе особняка, а лишние глаза и уши в подобных мероприятиях не приветствуются.

– А я-то дура думала, почему сегодня прислугу отпустили на четыре часа раньше обычного?

– Какой у тебя заботливый жених, – заметил Нэй. – Как он печется о психическом состоянии полотеров и садовников, чтобы их не смутил труп бывшей хозяйки лежащий на дворе, прямо зависть берет.

– Заткнись, и без тебя тошно.

За то время, что Диана провела здесь в качестве будущей хозяйки, она хорошо изучила внутренние помещения, и особняк они покинули, без каких-либо происшествий. Петляя по извилистым улочкам, они только через пару кварталов смогли убедиться, что за ними никто не следит, и только после этого Диана поймала транспорт, доставивший их к дому семьи Вега.

– Он объявил мне войну, и это дорого обойдется для клана Риоба, – пообещала Диана, стоя перед забором собственного дома. – Отец направит энхансеров, и они нанесут страшный удар. – Но почему ворота никто не охраняет? – задалась она вопросом, поискав взглядом охрану.

– А тебя, похоже, в курс дела так никто и не ввел, – покачал головой Харпер, открывая металлическую калитку.

– Ты на что это намекаешь?

– Семья Вега, после того как ты ушла, практически перестала существовать, – пояснил Нэй. – По крайней мере, мне об этом рассказала Саманта, – добавил он.

– Саманта личный телохранитель отца, она никогда не обманывает, – задумчиво произнесла Диана, пока они шли по внутреннему двору дома. – Как-то здесь пустынно, – добавила она, оглядываясь по сторонам.

– Согласен, – кивнул Нэй. – Когда Саманта отправляла меня за тобой, я все же смог разглядеть пару человек, но вот сейчас вообще никого.

Ощущение безлюдности их преследовало даже тогда когда они вошли в дом. Открытых на распашку дверей они не увидели, никто видимо в панике не убегал, все двери были аккуратно прикрыты, словно люди давно к этому готовились и в назначенный час разом покинули особняк. Свернув по коридору направо, они двинулись прямо к кабинету главы семьи Вега. И если отец Дианы на месте, их обязательно должна встретить Саманта.

Закрытая дверь приближалась, но за пару метров до нее в нос Нэя ударил запах смерти. Если вы хотя бы один раз присутствовали на поле битвы в окружении трупов, вы никогда больше не забудете эту адскую смесь запахов. Вынув пистолет, Харпер осторожно приоткрыл дверь и вошел внутрь, следом просочилась и Диана.

В кресле сидел обезглавленный босс, в ногах приютилось обезглавленное тело Саманты, а позади них на стене кровью было написано: «Последние из Веги»

Диана взглянула на две головы покоящиеся на журнальном столике и, переведя взгляд на тело отца, направилась к нему. Харпер подумал было остановить ее, но встретившись со взглядом Дианы, мгновенно передумал.

Она медленно приблизилась к телу отца и осторожно засунула руку во внутренний карман его пиджака. Нащупав там то, что она искала, Диана вынула руку и продемонстрировала браслет энхансера. Он не был похож на те, что ранее видел Харпер, да и на тот, что он носил сам. Браслет, который лежал на ладони Дианы, являлся настоящим произведением искусства. Элегантная дорогая вещица украшенная несколькими драгоценными камнями. Браслет определенно привлекал внимание, и Нэй с трудом смог отвести от него взгляд.

– Знаешь истинную причину, почему я покинула семью? – спросила Диана, не отводя взгляда от браслета.

– Нэй покачал головой, но, поняв, что она его не видит, добавил: – Нет.

– Моя мать была демоном, очень кровожадным демоном, – продолжая смотреть на браслет, произнесла Диана. – Да, у нее возникли чувства к моему отцу, и благодаря им, на свет появилась я. Но через три года после моего рождения она не сдержалась и сорвалась. Погибло очень много наших людей, а отец после того случая больше не поднимался на ноги. Она повредила ему позвоночник, но даже с такой травмой он смог ее убить, хотя это было тяжело с моральной точки зрения, все же он любил ее. Ты, наверное, уже понял, что я тоже энхансер. Отец давно заказал этот браслет для меня, но я боялась его активировать. Конечно, я не могла помнить того случая, но у меня отличное воображение и из рассказов участников той бойни, я составила достаточно полную картину происшествия и не хотела устроить еще одну. Меня пугала мысль, что если я активизирую браслет, то смогу довести до конца то, что не получилось у моей матери – убить отца. Да, меня пугала эта мысль, но не теперь, теперь я уже не смогу причинить ему вред. Попытка убежать от действительности была изначально ошибочной. Наверное, мне стоило послушать отца и активировать браслет раньше, возможно я бы сейчас не стояла возле его обезглавленного тела. Ты не из нашего мира, и ты выполнил свою работу, привел меня к отцу. Семьи Вега больше не существует, и тебя ничего не держит, можешь идти куда захочешь.

– Как я понимаю, такими предложениями не разбрасываются, – произнес Нэй, медленно обводя взглядом помещение. – Но дело в том, что я застрял в этом мире дерьма и цинизма по самые гланды, и единственное кого я здесь знаю, были твой отец и Саманта. Идти мне некуда, а ты единственный оставшийся человек с кем я знаком, да и написавший на стене очень сильно поторопился. Последние из Веги, это как раз мы. Активируй браслет, а если выйдешь из под контроля, я постараюсь тебя сдержать. Мать у меня демоном не была, но благодаря одному козлу патлатому я, похоже, стал немножко демоном с привкусом вампиризма.

– Человек не может стать демоном, – возразила Диана, переведя на него взгляд.

– Я тоже так думал, но вот он говорит об обратном, – покачал головой Харпер, демонстрируя браслет на своей руке.

– Все равно не могу понять как это возможно.

– Это длинная история, и не особо интересная, – отмахнулся Нэй.

– Хорошо, ты сам это выбрал, – произнесла Диана, надев браслет.

Некоторое время ничего не происходило, а затем ее глаза покраснели, и в них отчетливо читалось жажда убийства. Претендентов на роль скорого трупа кроме Нэя не было, а вот реальные покойники похоже Диану не интересовали, и она набросилась на Харпера.

– Твою мать, – только и успел удивленно сказать Нэй, прежде чем получить по морде.

По большому счету он думал, что сумасшедшая вумен располосует его когтями, но нет, в нос ему Диана зарядила кулаком. Влетев в стену, ему на голову упала картина, с хорошей такой рамой.

«Картиной и по башке, вот уж не думал, что окажусь участником подобного штампа», подумал Нэй, наклоняя голову вправо и избегая удара каблуком в глаз. Шпилька Дианы увязла в стене, чем Харпер и не преминул воспользоваться. Оказавшись за спиной вышедшей из под контроля Дианы, он сковал ее руки за спиной, обхватив их своими.

– Сопротивляйся, и сдерживай жажду убийства! – выпалил он.

– Твою мать, а я чем занимаюсь? – скалясь и брызжа слюной, прошипела Диана.

Согнув ноги, она оттолкнулась от стены, каблук выскочил, и Диана грохнулась вместе с Харпером, подмяв его под себя. Захват ослаб и, получив свободу, Диана совершив сальто рухнула коленом на голову Нэя, точнее в то место где мгновением назад лежала его голова. А вот у Харпера все вышло куда успешнее, вскочив на ноги, он насадил на колено обладательницу красивого браслета. Он вроде как ударил ее в пол силы, но Диана улетела к противоположной стене и чудом не зацепила покойников в кресле. Воткнувшись в стену с кровавым посланием, она избежала штампа с падением картин, но вот когда она поднялась на ноги, ее взгляд был поистине страшен.

– Сдерживайся, – вытянув перед собой руки, опять постарался успокоить ее Нэй.

– Я спокойна, – ответила она, мгновенно оказавшись возле Харпера и ударом кулака выбив у него из легких весь воздух.

Нэй опять улетел к стене с картиной, но на этот раз он спиной безвозвратно уничтожил семейную реликвию. С большим трудом, сделав вдох, Харпер приготовился уйти с линии атаки, вышедшей из себя Дианы. Но атаки не последовало, вместо избиения, она, сжав кулаки, упала на колени, и выпустила на свободу душивший ее изнутри крик скорби от потери близких ей людей.

Нэй медленно поднялся на колени и приблизился к тяжело дышащей Диане. Ее браслет перестал светиться красным и вернул себе зеленый цвет, для отображения девяносто процентного ускорения. Нэй немного расслабился, поняв, что Диана все же совладала с выпущенным демоном.

– Ты в порядке? – осторожно поинтересовался он.

– Нет, – получил он едва слышный ответ. – Мой отец и семья уничтожены, и я очень даже не в порядке, но браслет я взяла под контроль. Наверное, мне стоило поступить так раньше, и возможно ничего бы этого не произошло. Но ничего уже исправить нельзя, можно лишь потребовать оплату счета, и я знаю, кому его выставить.

– Счет всегда нужно оплачивать, это закон жизни, – согласился Харпер, протягивая ей руку, и одним движением ставя ее на ноги.

(Большой совет, часом ранее)

В просторном помещении полукругом располагались десять кресел. Девять были заняты, и только одно продолжало пустовать, несмотря на тот факт, что совет уже начинает свою работу. Глава совета, пожилая дама, занимавшая одно из кресел, приподняла руку, давая понять присутствующим, что болтовню стоит прекратить и приступить к повестке дня. Когда в зале наступила тишина, дама взяла листок лежащий на небольшом столике возле ее кресла и объяснила суть их внештатного собрания.

– Господа, в совет поступило прошение от клана Риоба о вхождении в совет в качестве семьи Риоба, – произнесла председатель и обвела взглядом присутствующих глав семей.

– Сильное заявление, – заметил один из глав, здоровяк с седой аккуратно подстриженной бородой. – Но кому он хочет объявить войну? – добавил он, хмуро взглянув на Кирка Риоба, стоящего в центре зала.

– Не волнуйтесь, Тук, семье Барко никто вызов не бросает, – успокоила его председатель.

– Жаль, – откинувшись на спинку кресла, заметил Тук. – А-то я давно уже мечтаю проредить количество кланов, слишком уж их много появилось, и каждый мечтает получить титул семьи.

Подождав когда Тук закончит, председатель повернулась к Кирку.

– Какие у вас доводы в пользу того, что именно ваш клан должен войти в совет и получить право называться семьей?

– Все доводы в этом конверте, – не скрывая ухмылки, произнес Кирк, демонстрируя конверт.

Передав его через телохранителя председателя, Кирк принялся ждать ее решения. Положив конверт на стол, энхансер занял привычное место позади кресла председателя. Она некоторое время смотрела на скрытые доказательства, а потом бросила взгляд на пустующее место семьи Вега. Постучав по бумажному конверту ухоженными пальцами, она повернулась к Кирку Риоба.

– Надеюсь, вы помните условие контракта, которое должен выполнить клан, претендующий на титул семьи и вхождения в совет?

– Безусловно, председатель, – едва сдерживая улыбку, ответил Кирк. – Клан, претендующий на вакантное место должен сам позаботиться об его освобождении, уничтожив всех прямых потомков семьи на чье место, он претендует, включая преданных семье энхансеров, – процитировал условие Кирк.

– Хорошо, – кивнула председатель и открыла конверт.

Вынув из него несколько фотографий она некоторое время рассматривала их, а затем, положив на стол, перевела взгляд на Кирка.

– Как по мне, так кровавая надпись на стене больше подходит малолеткам, чьим самым большим достижением является кража из карманов на ярмарке, – произнесла она.

– Согласен, мои люди немного переборщили с этим, но ведь условие выполнено и последние остававшиеся из Веги мертвы.

– Условие не выполнено, – холодно ответила председатель.

– Как не выполнено?! – удивленно воскликнул Кирк, и его улыбка мгновенно исчезла с губ.

– На этих фотографиях я вижу главу семьи Вега, и его телохранителя Саманту, но здесь нет его дочери Дианы, – объяснила свое решение председатель.

– На этот счет можете не беспокоиться, – отмахнулся Кирк. – Она и присланный ее отцом энхансер, мертвы. О падении семьи Вега говорит даже тот факт, что у энхансера был такой низкий процент ускорения, что мы даже решили не тратить на него блокиратор.

– Молодой человек, вам кажется, что здесь уместны шутки? – спросила председатель со стальными нотками в голосе.

– Прошу прощение, но я не шучу и гарантирую что Диана и энхансер мертвы, их казнили в тот самый момент, когда я отправлялся к вам, – заверил ее Кирк Риоба.

– Гарантируешь? Чем? Жизнью?

– Председатель, они действительно мертвы, я могу поклясться чем угодно, – продолжал заверять ее претендент на освободившееся кресло.

– И почему тогда ты не предоставил фотографию ее тела, а заодно и энхансера? – продолжила допрашивать его председатель.

– Мне казалось, что будет достаточно предъявить доказательство смерти последних представителей семьи, а не всех кого мы ликвидировали.

– Так и есть, – согласилась председатель, вызвав недоуменный взгляд, со стороны Кирка. – Но такие доказательства работают только в одном случае, когда остальные потомки мертвы, а энхансеры или убиты или перешли на другую сторону. Но прежде чем начать заседание совета я получила достоверные сведения, что Диана Вега очень даже жива, как и сопровождающий ее энхансер. И в данный момент они направляются к особняку Веги.

– Этого не может быть! – воскликнул Кирк, покрываясь холодным потом.

– Ты меня обвиняешь во лжи? – вкрадчиво поинтересовалась председатель, заставив, Кирка еще больше вспотеть.

– Нет, ни в коем случае, – дрожащими губами просипел Кирк, мгновенно почувствовав, как пересохло горло.

– В прошении отказано, – вынесла вердикт председатель. – За нарушение условий, претендентами объявляются все кланы, включая кланы охотников. По предъявлении неопровержимых доказательств смерти последних представителей Веги, этот клан получит титул «семья», и займет освободившееся место в совете. Даже если семьей станет клан охотников, и на этом заседание окончено.

Решение председателя было встречено радостными возгласами со стороны многочисленных представителей кланов. Особенно радовались охотничьи кланы, они прекрасно понимали, что такой шанс выпадает раз в жизни, и практически никогда охотникам.

Кирку казалось, что присутствующие не радуются выпавшей удаче, а смеются, и смеются именно над ним, и ничего с этим он поделать не мог. И он уж точно знал, что виновен в этом именно энхансер, присланный живым еще в то время отцом Дианы.

Кирк понятия не имел, как ему удалось избежать смерти, да еще и выбраться из особняка, прихватив с собой и Диану? И это с его-то двумя процентами ускорения, но кто бы ему в этом не помог, виновен все равно чужак с поверхности.

Покидая зал совета, Кирк Риоба предавался размышлениям, как он будет срезать куски мяса с еще живого энхансера, и скармливать их ручным демонам. Насладиться в полной мере мечтами мести, он не успел, так как подошел к установленным у выхода телефонам.

Связавшись со своим помощником, он приказал ему отправить в особняк группу для убийства Дианы, а энхансера доставить живым, он лично им займется. А перед тем как повесить трубку, он попросил заместителя придумать объяснение, как этому ничтожеству с двумя процентами ускорения удалось покинуть особняк в сопровождении Дианы?

Кирк осознавал, что время теперь работает против него, и все зависит от того, как быстро подтянуться кланы охотников. А их сумасшедшая жажда в достижении поставлено цели, гарантирует, что они вступят в конфронтацию с любым кто встанет между ними и шансом стать семьей совета. Немного подумав, Кирк взял с собой двух телохранителей, и лично отправился в особняк Веги. Он рассчитывал, что к моменту его прибытия на место, с проблемами будет уже покончено.

Когда заместитель Кирка подошел к телефону и услышал слова босса, он медленно начал покрываться холодным потом, но чем дольше он слушал шефа, тем скорость намокания рубашки возрастала. Положив трубку на аппарат, Дик заметил, что промокла не только рубашка, но и пиджак подмышками тоже начал хлюпать. «Диана и энхансер живы, и не только живы, но еще и покинули территорию клана», повторял он про себя услышанное от босса. Дик прекрасно понимал, что за такой прокол ему точно не сносить головы. Он слишком хорошо знал босса, и такая черта как прощение, за ним замечена не была. Отпустив трубку, он закричал: – Шико!!!

Через мгновение возле него материализовался тип с лицом, чем-то напоминающим крысиную морду.

– Что-то произошло? – поинтересовался Шико.

– Да, произошло, – повернулся к нему Дик. – Нам оторвут яйца и заставят их сожрать! – крикнул он. – Ублюдок с двумя процентами, вместо того чтобы спокойно лежать на столе патологоанатома в ожидании расчленения, спокойно разгуливает по улицам в сопровождении Дианы! – объяснил он ситуацию, ничего не понимавшему подчиненному.

– Этого не может быть, – возразил Шико. – Их при мне увели на задний двор для казни.

– Вот и объяснишь это боссу, после того как прожуешь мошонку. Собери людей, мы отправляемся к Веге, и если успеем, пока они не сбежали, убить Диану и захватить энхансера, у нас может появиться небольшой шанс остаться при своих колокольчиках.

Загрузив помощника работой, Дик рванул во внутренний дворик, лелея безумную надежду, что Кирк Риоба ошибся и Диана вместе с энхансером мертвы. Но когда он оказался на месте то обнаружил пять трупов и ни один не принадлежал, ни Диане, ни ее энхансеру.

– Люди собраны, – услышал он позади себя, голос Шико.

Обернувшись, он увидел позади себя десяток возбужденных бойцов, среди которых находились трое энхансеров. Один из них участвовал в убийстве отца Дианы, а теперь ему предстоит вернуться обратно и ликвидировать последнего потомка.

Забравшись в электрические повозки, Дик принялся торопить водителя, но это было совершенно бесполезно, от его криков колеса быстрее крутиться не стали, а водитель итак мчался, нарушая все мыслимые и немыслимые правила дорожного движения. Но благодаря этому они довольно быстро оказались возле особняка Веги.

Не дожидаясь полной остановки, Дик спрыгнул с подножки и рванул к входным дверям дома. Сплоченная группа бойцов следовала за ним по пятам, лишь трое энхансеров опередили его и первыми оказались в коридоре, ведущим к кабинету бывшего главы Веги. Когда там появился и Дик с воинственной семеркой, энхансеры направились к дверям кабинета, и в этот момент из него раздался женский крик, наполненный скорбью.

– Это Диана, убить ее! – приказал Дик.

Энхансеры кивнули и мгновенно оказались у двери кабинета.

Эпизод-15. «Ренегат»

Когда Диана и Харпер собрались покинуть кабинет, дверь, подчиняясь чудовищному удару, сорвавшему ее с петель, неожиданно влетела внутрь. После того как пыль от удара рассеялась, Диана увидела в коридоре трех энхансеров, а чуть поодаль заметила и Дика, правую руку Кирка Риоба. Энхансеры мгновенно рассредоточились по кабинету, двое из них перекрыли окна, отсекая жертвам, путь к побегу, а один остался у двери, точнее у дверного проема.

– Диана, – шепнул Нэй, не поворачивая головы.

Вега посмотрела на него с налившимися кровью глазами.

– Я был неправ, не стоит тебе себя сдерживать.

Диана не ответила, вместо этого она издала что-то похожее на звериное клокотание в глотке. И сразу же после этого рванула в коридор. Стоявший в проходе энхансер, так и не понял, как ей удалось проскочить мимо него, а когда он повернулся ей вслед, то с удивлением обнаружил, что из него бьет струя крови, и он никак не может вдохнуть.

Подбегая к Дику и его подручным, Диана отбросила в сторону, вырванный кадык энхансера и, схватив за воротник преградившего ей путь бойца, с разворота шарахнула его головой об стену. Кровавые мозги стекали по стенам коридора, где она помнила каждую трещинку, потому что очень много времени проводила, гуляя по дому в том возрасте, когда мир кажется прекрасным, а папа еще мог играть с ней в прядки.

Но все изменилось, и прекрасный мир заполнился трупами, и чем больше она заполняла коридор мертвыми телами, тем расплывчатей становилась девочка со смешными косичками, смотрящая на Диану из большого зеркала установленного в конце коридора.

Дик лишился жизни последним, и когда она закончила с ним, девочка окончательно исчезла, превратившись в легкую дымку, а вместо нее из зеркала на Диану смотрело, чудовище, забрызганное кровью и с жаждой убийства во взгляде. Уничтожив воспоминания, Диана повернулась в сторону кабинета, где остался Нэй и пара энхансеров.

За рванувшую в коридор Диану, Харпер не переживал, зная, что она отлично может постоять за себя, а вот на месте противников, он бы, наверное, уже давно делал ноги, хотя она вряд ли кого выпустит живым. Стоявшие у окон энхансеры, решили перейти от защиты форточек, к непосредственному убийству Харпера, с чем он никак не мог согласиться.

Выпустив в набегавших противников несколько пуль, он увидел, как смертельные кусочки металла просвистели мимо врагов, даже не задев их одежды. «Хреновенько как-то у меня со стрельбой выходит», промелькнуло в голове Харпера, когда он отклонялся от направленного ему в горло лезвия. Отпрыгнув в сторону и разорвав с энхансерами дистанцию, он еще несколько раз спустил курок, но и в этот раз он лишь добавил пару дополнительных отверстий в стене.

– Стрелок из тебя никакой, – усмехнулся один из энхансеров, пробегая по стене и оттолкнувшись от нее, оказался возле Харпера.

Нэй ожидал чего-то подобного и ударом локтя в челюсть уложил говорливого на диван, прижав его голову глушителем.

– Жизнь говно, – констатировал Нэй, спуская курок.

Резко присев, Харпер избежал шанса потерять голову, краем глаза успев заметить просвистевшее над ним лезвие второго энхансера. Повторную атаку засланный убийца не смог организовать, его планы разрушила пуля, раздробившая колено. Не поднимаясь с колен, Нэй встряхнул ему мозг второй пулей, послав ее через нижнюю челюсть, и именно она достучалась до сознания энхансера, объяснив, что он был неправ.

Упав возле дивана, убийца несколько раз дернул ногой и окончательно затих. В этот момент в кабинет вошла Диана, и ее вид профессионального маньяка мог напугать кого угодно кроме Нэя. Он уже успел привыкнуть к этому взгляду убийцы, ну разве что руки не были по локоть в крови.

– Не пойми меня неправильно, но ты бы переоделась что ли, да и руки не мешает отмыть, а-то ведь не каждый сфинктер сможет выдержать твой вид, – посоветовал Нэй, красноречиво посмотрев на ее окровавленную одежду.

Диана кивнула и, открыв дверь в углу кабинета, за которой оказалась душевая кабина, быстро начала снимать с себя одежду. Оставшись, в чем мать родила, она подставила свое соблазнительное тело под горячие струи воды. Нэй никогда не отрицал того факта, что он был похотливой скотиной, но в данный момент он решил посмотреть, что там происходит за окном.

Хотя естество говорило, что гораздо интересней наблюдать, как Диана смывает с себя кровь. «Я же не извращенец какой-нибудь, подглядывающий за девушками в сортирах», подумал про себя Нэй, сосредоточившись на лицезрении, в окружавшем дом заборе открытой калитки, да и прозрачная дверь в душевой кабине запотела, так что один хрен ничего не видно.

Вскоре шум льющейся воды прекратился, а спустя некоторое время он услышал приближающиеся шаги, и только тогда Нэй обернулся. На Диане была надета кроткая кожаная куртка, на правом и левом рукавах красовались вшитые ножны, в которых уютно примостились острые лезвия ножей. По плоским рукояткам, обмотанным бечевкой, Харпер догадался, что их можно использовать как для ближнего боя, так и в качестве метательного оружия. Кожаные штаны тоже исполняли функцию не только подчеркивания эффектных ножек Дианы, но и удерживали набедренные кобуры, отягощенные парой пистолетов.

– У меня с Самантой один размер, так что я кое-что позаимствовала у нее в гардеробе, – объяснила она кардинальную смену образа. – Для отца, Саманта была не только телохранителем, но и гораздо больше, поэтому ее гардероб находится в его кабинете. Нам не стоит здесь задерживаться, Риоба обязательно пришлет еще людей, и это будет несколько больше чем три энхансера.

В этот момент за окном раздался какой-то шум, и Нэй с Дианой посмотрели на улицу. К воротам особняка подкатили три чудаковатых транспортных средства, из которых начали выпрыгивать люди.

– Охотники, – тихо произнесла Диана, внимательно наблюдая за незваными гостями. – И они из трех разных кланов, а это означает, что план Кирка провалился, – добавила она.

– Это, наверное, хорошо, – предположил Нэй, взглянув на Диану.

– Смотря, с какой стороны посмотреть, – заметила она, не сводя взгляд с проходящих через калитку людей. – С одной стороны, за мной пока осталось место в совете, и Кирк его не получил, а с другой стороны, совет объявил нас ренегатами и теперь на нас охотятся все кланы, включая кланы охотников.

– Приличную сумму, наверное, объявили за наши головы, – высказал предположение Харпер.

– Назначь совет за наши головы хоть миллион кредитов, за нами охотился бы один, максимум два клана охотников, а здесь их уже три, и я думаю это не предел, – обрисовала ситуацию Диана. – На кону стоит награда гораздо большая, чем просто деньги. Выигравший клан получит титул семьи, и право войти в совет. Такого не случалось так давно, что об этом, наверное, уже никто и не вспоминал, мне об этом рассказывал отец, как-то мельком, за ужином. Нужно покинуть этот район пока не поздно, а дальше будем думать что делать.

– Надеюсь здесь не один потайной выход? – спросил Нэй, не отводя взгляда, с заполнявшегося головорезами двора.

– Наша семья была могущественной, и тайных ходов строить не требовалось.

– Намекаешь что у нас только один выход, и он проходит через парадную дверь, возле которой устроили небольшой сейшен несколько групп головорезов?! – удивленно взглянул на нее Харпер.

– Жизнь говно, – только и могла ответить Диана, виновато скосив взгляд.

– Да никто и не спорит, разница только в количестве, – тяжело выдохнув, произнес Нэй. – А у нас, его столько, что оно под окнами плещется, и смотрю уже поперло в двери.

– И оно не просто пахнет, – добавила она. – Это кланы охотников, они все состоят из энхансеров, и их специализация поимка или убийство, таких как мы – ренегатов. Так что советую быть осторожней, и опасайся красных трубок, которые болтаются у них на поясе или закреплены на бедрах.

– Что-то не очень оно похоже на убер-оружие, – с сомнением заметил Харпер.

– Трубка, это спусковой механизм для блокиратора, они действуют до десяти метров и охотнику не нужно приближаться к жертве вплотную, достаточно выстрелить в нее шприц. Первую группу встретим здесь, а через остальных предстоит прорываться уже внизу.

Разъяснив план действий, Диана позаимствовала у убитых энхансеров два ножа и метнула их в стену, аккурат над дверным проемом. Ножи вошли по самые рукоятки, образовав над дверью что-то наподобие уступа, на который она, взбежав по стене, и взгромоздилась. Проверив боезапас, Нэй убрал пистолеты и, позаимствовав у покойника ремень с ножом, закрепленным вдоль ремня, сел на диван, ожидая очередных гостей.

Ножны, расположенные вдоль ремня совершенно не мешали посадке на любую мебель, в отличие от классического крепления, когда их приходится поправлять чтобы сесть в кресло. Первые охотники появились практически сразу, как только Харпер комфортно расположился на диване.

Пятерка энхансеров действовала грамотно, сразу видно, что ребята не зря едят свой хлеб. Никто из них не ринулся к сидящему на диване Харперу, понимая, что им могли организовать ловушку. Двое вошедших в кабинет охотника сразу же разошлись в стороны, сканируя взглядами правую и левую стороны помещения. Следующая двойка взяла под наблюдение Харпера, вполне оправданно ожидая от него подвоха, и только после этого в кабинет зашел пятый. Взгляды энхансеров пробежались по всему кабинету, но ни один из них не поднял голову, чтобы посмотреть под потолок. Когда пятый охотник зашел в помещение, Диана начала атаку.

Последний из вошедших, рухнул с перерубленными шейными позвонками. На убийство собрата, охотники среагировали мгновенно, направив оружие на Диану, но двое из них, тут же выплюнули зубы вместе с пулями, пробившими им затылки. Пара секунд и три трупа, наверное, впечатлили оставшихся охотников. Но они не собирались играть по правилам и, выхватив трубки с блокираторами, направили их на ренегатов.

Нэй не стал смотреть, какой длинны иглы в шприцах у оставшихся, он спустил курок в тот момент, когда охотник направил на него трубку. Когда ты стреляешь или наносишь удар, то практически невозможно в этот же момент уклонятся от чужой атаки. На этом охотник и погорел, он пытался атаковать первым, но Нэй опередил его.

Пуля вошла в отверстие трубки направленной на него и, разворотив там внутренности, вышла с противоположного конца, устроив небольшой взрыв, снесший пол лица энхансеру. Второму удалось продвинуться немного дальше, и нажать кнопку, выбросившую блокиратор в направлении Дианы. Вега резко присела, практически распластавшись по полу, и наблюдала за вылетевшим шприцом, словно в замедленной съемке.

Как оказалось, охотники не стояли на месте и активно развивали свое вооружение. Вылетевший шприц неожиданно разделился на несколько частей, и у каждой была своя игла. Тонкие части, наполненные опасным веществом, разлетелись веером, Диану спасла только ее потрясающая гибкость. И в этот момент пуля Харпера ударила охотника в спину, повредив ему позвоночник, а через мгновение вскочившая на ноги Диана вспорола убийце горло. Подошедший Харпер, осторожно вынул иглу, застрявшую в ее воротнике.

– Не скрою, шприц, распадающийся на поражающие элементы, меня неприятно удивил, – призналась Диана.

– Надеюсь, это последнее удивление, которое нас ожидает, – добавил Нэй, выходя вместе с ней в коридор. – А-то как-то не хочется превратиться в овощ, который и отлить-то без посторонней помощи не может. Да и хрен знает, что эти охотоведы набодяжили в шприцы. Не удивлюсь если они ради прикола, накачали туда пургена.

– Не слышала о таком, он смертелен?

– В эмоциональном плане да, но это зависит от того, где ты обделаешься, – пожал он плечами.

Диане и Нэю повезло, что охотники не знали точного местоположения ренегатов в доме. Первая группа обнаружившая их в кабинете, видимо имела план особняка, но теперь они проходят стадию трупного окоченения и рассказать ничего не смогут.

Охотники двигались быстро, но недостаточно, чтобы составить конкуренцию новым ренегатам, с гораздо большим процентом ускорения на информационном табло браслетов. Разбежавшиеся по зданию энхансеры пытались проверить все помещения, и вынуждены были разделиться на несколько групп, по два-три человека.

С одной стороны, наличие большого количества помещений отрицательно сказывается на поисках ключей от машины, пока обойдешь сотню комнат и закоулков, столько времени пройдет, что уже и ехать-то никуда не нужно будет. Но с другой стороны, когда тебя собираются расчленить и толкнуть все это богатство на черном рынке, наличие сотни другой комнат, очень даже неплохо помогает, особенно если с тобой человек отлично знающий их расположение. И Харпер полностью доверился Диане, которая осторожно вела его по тайным тропам родового особняка. Но даже с этими знаниями они едва не столкнулись с парой охотников, неожиданно вышедших в коридор.

Диана затащила Нэя в небольшое помещение по соседству с приоткрытой дверью, и это позволило им не привлечь к себе внимание убийц. Но видимо они, еще не осматривали это помещение, и охотники направились сразу к нему.

Психология человека устроена таким образом, что в состоянии максимальной концентрации он находится довольно непродолжительный отрезок времени. Энхансеры конечно не совсем люди, они в этом плане более устойчивы, как впрочем, и во всем остальном, если сравнивать с обычным человеком. Но даже у них, после проверки десятка другого пустых помещений наступает небольшое расслабление и потеря концентрации, и в помещения для осмотра они заходят не такими сосредоточенными, как ранее.

Диана стояла у противоположной от двери стены, расслабленно прижимаясь к ней спиной и засунув большие пальцы рук в карманы брюк. Охотник, вошедший первым, немного замешкался, но быстро собрался и направил на Диану пистолет, а в следующее мгновение он оседал на пол с пулевым отверстием возле виска. Сексапильная Вега полностью сосредоточила его внимание на себе, и он не заметил Харпера, стоящего сбоку от двери.

Второй понял ошибку своего товарища и потянулся рукой к блокиратору на бедре, но тоже пожалел об этом. Нож Нэя пригвоздил ладонь охотника к его же бедру, а в открывшийся для крика рот вонзился глушитель. Пуля, вылетевшая из глушителя, издает едва слышный хлопок, конечно, это в сравнении с обычным выстрелом, но если она покидает насиженное место во рту противника, то ее выход в свет вообще происходит беззвучно. Вернув себе нож, предварительно вытерев его об одежду покойника, Нэй позаимствовал у него еще и патроны.

Пока Харпер мародерствовал, разживаясь боекомплектом, Диана выглянула в коридор, пытаясь определить, где самый безопасный путь. О совсем безопасном, речи, конечно, не шло, парочку встречных энхансеров можно и пережить. В конечном счете, им удалось незамеченными дойти до входной двери, но возле нее маячил охотник.

По всей видимости, он и не собирался искать ренегатов, а стоял возле выхода пологая, что они итак к нему попадут, так что незачем стирать ноги, по самую задницу пытаясь отыскать их в огромном особняке. И он оказался прав, Нэй и Диана действительно вышли на него, и Харпер с пяти метров уложил охотника поперек двери, метким выстрелом в голову. После того как Диана услышала звук падающего тела она тоже вышла из-за угла.

Открыв дверь, они увидели пустой двор и несколько припаркованных машин у калитки. Диана рванула, было на улицу, но Харпер ее остановил.

– Ты говорила, что охотники специализируются на убийстве энхансеров, и они по твоему никого не оставили для страховки, кроме того одиночества с дыркой в голове?

– Возможно, ты прав, и это действительно похоже на ловушку, но нас поджимает время, и вскоре сюда могут подтянуться еще несколько кланов, мечтающих попасть в совет, – ответила Диана. – Так что гадать ловушка это или нет, мы не можем, нужно уходить отсюда.

– Вот как же я не люблю подобных ситуаций, – ответил Нэй, делая шаг за порог.

Они прошли метров десять, когда Нэй резко развернулся, вскинув оружие, но двор, как и раньше, оказался пустым.

– Идем, – поторопила его Диана.

Нэй кивнул и побежал за ней.

– Умеешь управлять автомобилем? – спросил Харпер, пока они бежали в сторону калитки.

– Чем?!

– Ну вон теми штуками, повозками короче, – поправился Нэй, понимая что подземное название дурацкое и к нему надо будет привыкать.

– Да, я могу управлять машинами.

– Так вы их машинами называете?! – удивился Харпер.

– И чему ты удивляешься? Некоторые, например, называют их электрическими повозками, но можно и общим названием – машина.

– Отлично, а-то «электрическая повозка», звучит, как какая-то непонятная хрень, язык сломать можно.

До машин оставалось около десяти метров, когда из-за них начали выскакивать охотники. Они преградили ренегатам путь к спасительным транспортным средствам, а позади, из дома выбежала еще одна группа энхансеров и общими усилиями они взяли беглецов в кольцо. Встав, спина к спине, Нэй и Диана хмуро смотрели на тех, кто собирался их убивать.

– Они наша добыча, – произнес представитель тех, кто прятался за машинами.

– Ошибаешься, – возразил охотник, представляющий группировку, подтянувшуюся из особняка.

«Смерть, конечно, продолжает удерживать меня за яйца, но уже не так сильно», подумал Харпер, услышав небольшую перебранку, дающую им шанс на побег.

– Это мы выкурили их из дома, а значит ренегаты наша добыча, – продолжал настаивать на своем, охотник из особняка.

– Ничего подобного, вы упустили их, а теперь тупо пытаетесь выйти из положения полной жопы, которую вам устроит глава клана, после того как приползете к нему.

Охотник из особняка проигнорировал их выпад, но зато ответил более увесистыми аргументами, пустив в ход блокираторы. Пять веерных залпов гарантирует хотя бы одно попадание в цель, и ренегатам вряд ли бы удалось избежать этого. Но Диана и Нэй видели единственный выход из щекотливой ситуации – укрыться за телами противоборствующей группировки. Блокираторы только еще собирались покинуть спусковые механизмы, а ренегаты уже держали в захвате живые щиты, спрятавшись за их тела.

Блокиратор, попав в тело энхансера, начинает действовать мгновенно, понижая ускорение в половину от максимальных значений. Группа у машин замедлилась, и охотники с другой стороны начали действовать, вскинув оружие, они изрешетили конкурентов.

Энхансеры за которыми спрятались ренегаты начали заваливаться и Нэю с Дианой пришлось использовать всю ловкость чтобы удержать их в вертикальном состоянии. Но это не могло продолжаться слишком долго, потому что удерживать покойника в качестве щита практически невозможно. Тяжеленные тряпичные куклы, в которые превратились охотники, заваливались в разные стороны, и совершенно не хотели стоять прямо.

Пули продолжали впиваться в трупы, и Нэй сделав пару быстрых вдохов-выдохов, швырнул мертвеца в охотников опустошающих магазины. Пока мертвое тело неслось к стреляющим, Нэй ушел с линии атаки, а браслет загорелся сотней. Охотники, конечно, его видели, но катастрофически не поспевали. Харпер словно молния промчался вдоль их ряда и остановился возле Дианы, наблюдая за тем, как головы охотников взрываются от пуль выпущенных им ранее.

– Уходим, – произнесла Диана, отбросив ставший бесполезным труп.

Забравшись на водительское сидение в одну из машин, она вывернула на улицу, ведущую к району заброшенных шахт.

– Не прояснишь ситуацию, что это за район такой? – поинтересовался Нэй, после того как убедился, что за ними никто не следует.

– Да чего прояснять-то, место там гиблое, – ответила Диана, пожав плечами. – По своей воле и в здравом рассудке, нормальный человек туда не полезет. Максимум куда заходят, так это в карантинную зону, там обитают уроды, питающиеся людьми, а не их жизненной энергией, как это делают высшие демоны. Их интересует только мясо, неприятные, одним словом личности. И вот вокруг них образуются группы из неадекватных людей. Их называют «Отбросами», они призираемы, как демонами, так и людьми, поэтому и обитают в зоне. Иногда они пытаются проникнуть в район заброшенных шахт, к ренегатам, но последние их регулярно отстреливают.

– Похоже, я знаком с этой зоной, – припомнил Нэй.

– Интересно, и когда ты успел там побывать?

– Когда я скрывался от сошедших с ума властей, то видимо случайно забрел в карантинную зону, там, кстати, Саманта и выключила мне сознание. Ну а потом я оказался в твоей семье, дальнейшее ты и сама знаешь.

– Выходит тебя можно считать своим человеком в карантинной зоне, – усмехнулась Диана, сворачивая на боковую улочку.

– Выходит, – кивнул Нэй.

Кирк Риоба, подъезжая к особняку Веги, немного сбавил скорость, уж больно тихо было возле него, неправдоподобно тихо, особенно беря во внимание тот факт, что они стали мишенями всех кланов Трантауна. Диана и ее энхансер объявлены ренегатами, а здесь тишь и благодать, как-то не очень это клеится со сложившейся обстановкой. Приближаясь к воротам, подозрения Кирка подтвердились. У входа стояло несколько машин, включая и ту, на которой имелся знак клана Риобы, остальные принадлежали кланам охотников.

Энхансеры-телохранители первыми вошли в калитку, и только после этого во двор ступил Кирк. Множество трупов охотников говорило о том, что убить Диану и ее энхансера, оказалось не так просто как это могло показаться ранее. Кирку не нужно было обладать каким-то особым интеллектом, чтобы сообразить, что неудача, постигшая охотников, базировалась на их конфликте между собой.

Они ничего умнее не придумали, как использовать блокираторы друг на друге, поэтому кланы охотников так никогда и не попадали в совет. Члены семей предпочитают не выстреливать блокиратор, а вводить его из шприца собственноручно, в ближнем контакте, а некоторые вообще их не используют.

Кирк считал, что отказываться от использования блокиратора очень глупое поведение. Преимущество использовать нужно всегда, это закон выживания в Трантауне. А если кто с этим не согласен, то он не имеет права на существование, и должен быть смещен более молодым и рьяным кланом.

– Босс, здесь нет наших, только охотники, – сообщил один из телохранителей, после осмотра трупов.

– Они в доме, – кивнул в сторону особняка Кирк. – Их машина припаркована у ворот, значит, они не уехали, и возможно все же выполнили мою просьбу, убить Диану.

Кирк Риоба сильно ошибался, и подтверждение этому он обнаружил внутри особняка. «Эта сука все же сбежала», произнес он про себя, сжав от злости челюсти. Ничего не объясняя телохранителям, он развернулся на месте, и быстрым шагом направился к выходу, энхансеры словно тени последовали за ним. Они тоже прекрасно понимали, что смена титула «Клан», на титул «Семья», отодвигается на неопределенный срок.

Эпизод-16. «Шахты»

Припарковав машину возле заброшенного здания, Диана огляделась по сторонам и только после этого покинула салон.

– Дальше пойдем пешком, – сообщила она. – Не хочу, чтобы они знали, с какой стороны мы проникнем в карантинную зону.

– Логично, – согласился Нэй, открывая дверцу и выходя следом за Дианой.

– Будь внимателен, обычно стаи отбросов работают в одиночку, но в случае серьезной опасности они могут объединяться в огромные банды из нескольких групп, – объясняла Диана, пока они шли по заброшенным переулкам. – И главное, надеюсь, чтобы они не восприняли нас как угрозу для их охотничьих угодий.

– Помню, ты говорила, что ваша семья и другие кланы иногда проводили зачистки в зоне, – припомнил Нэй.

– Так и есть, некоторые из них переходят грань дозволенного, и тогда семьи прореживают их грядки. Оставшиеся по большому счету претензий не имеют, отбросы которых не зацепило, легко занимают освободившиеся пространства.

– А что находится за пределами карантинной зоны, – продолжал выяснять Харпер, надеясь узнать как можно больше информации, о месте, куда они направляются, да и просто занять себя разговором, тоже не повредит.

– Там живут такие как мы, ренегаты, информации о них не так и много, больше слухов, чем подтвержденных фактов, – ответила Диана.

– Неизвестность, да это мое кредо, – тихо произнес Харпер, заметив, как в одном из оконных проемов что-то промелькнуло. – Видела?

– Да, – ответила Диана, проверив, хорошо ли выходит из кобуры пистолет.

– Похоже, наша романтичная прогулка по криминальному району, не прошла незамеченной для местной публики, – добавил Харпер.

Неширокую улочку, по которой шли ренегаты, неожиданно перекрыл демон, с тремя рогами и четырьмя глазами, одним словом – урод. Позади него толпились пять-шесть представителей человеческой формы жизни, но с сильно поврежденным разумом, другого объяснения Харпер не находил. Нужно быть больным на всю голову, чтобы служить такому уродству, да еще и поедать себе подобных. А позади ренегатов путь к отступлению был грамотно перекрыт десятком каннибалов.

Отбросы надеялись, что они загнали добычу в угол и вскоре устроят нехилую вечеринку, с непотребным чревоугодием, вот только они не знали, что двое чужаков не собираются бежать, а тупо будут ломиться вперед.

– Смотрю, местная интеллигенция не особо рада приезжим гастролерам, – констатировал очевидный факт Харпер, и медленно вынул пистолет. – Не хочу хвастать, но подобная клиентура с сомнительными украшениями на голове была моим повседневным занятием, – сообщил Нэй, расправив плечи и делая шаг на встречу демону. – На поверхности, я с такими, разбираюсь на раз-два.

– Не хотел хвастать так чего тогда выеживаешься, – процедила сквозь зубы Диана, внимательно следя за тылом с десятком каннибалов, настроенных весьма враждебно.

– Смотрю, убегать не собираетесь, – прорычал демон, обращаясь к ренегатам.

– Какой догадливый, – хмыкнул Нэй, выстрелив в лоб рогатому.

Пуля угодила туда, куда и метил Харпер, но демон и не думал превращаться в дым, а тупо стоял на месте, ожидая, когда она вылезет обратно и упадет к его лапам. Демон поднял с земли кусочек металла, которым его собирались отправить из этого мира, и внимательно рассмотрев его, перевел взгляд на человека с пистолетом.

– И это все? – не скрывая удивления, поинтересовался он. – И этим ты хотел меня убить?

– Ну, как бы это сказать-то, – почесал затылок Нэй. – Не буду вдаваться в подробности, но суть ты уловил верно, – не стал таиться Харпер.

– Так ты говорил, что на поверхности с такими как он, разбирался на раз-два? – шепнула Диана, элегантно посыпав раненое самолюбие Харпера, солью.

– Тебе о чем-нибудь говорит такое понятие как «образное выражение»? – прошипел Нэй.

– Ты даже не представляешь, насколько красноречиво оно говорит, – не скрывая ехидства в голосе, ответила Диана.

– Ну, хорошо, может не на раз-два, но на три-четыре, точно ушатаю болезного, – заверил Харпер.

– И чего мы ждем? – буравила его взглядом, Диана.

– Что, прямо сейчас? – взглянул на нее Харпер.

– Нет, блин, после того как вы с ним в шашки сыграете, а потом еще раз на бис, когда подтянутся охотники.

– О чем вы там болтаете! – рыкнул демон, направляясь в сторону людей. – Я голоден, а вы так аппетитно выглядите.

– Согласен, ее формы вызывают аппетит, если ты понимаешь, о чем я, – подмигнул демону Харпер, чем ввел его в замешательство, как впрочем, и Диану.

Демон ни на шутку разозлился от такой откровенной насмешки над ним, да и глаза Дианы налились кровью, когда до нее дошел смысл сказанного Харпером. И перед Нэем как-то сам собой встал вопрос, с кем схлестнуться? Но, взглянув на закипающую Диану, он выбрал демона, и незамедлительно рванул к нему.

Отбросы, подчиняясь вожаку, не двигались с места. Без команды они будут атаковать только в том случае, когда главарь погибнет, и им нужно будет искать себе нового хозяина. А пока они молча наблюдали за жертвами, готовые в любой момент, пресечь их попытку к бегству.

Диана краем глаза присматривала за отбросами, с их поведением она хорошо знакома, но всегда есть исключения из правил, поэтому контроль с ее стороны не ослабевал ни на секунду. А тем временем Харпер уже оказался возле демона и, упав на землю, проскользнул под просвистевшей над ним лапой чудовища, всадив рогатому под мышку пару пуль. Из пулевых отверстий сразу же показался черный дым.

«А чужак, похоже, не обманывает, сразу обнаружил слабое место демона», подумала Диана.

Вскочив на ноги, Харпер запрыгнул на подоконник, и оттуда уже ловко оседлал уродливого представителя подземной фауны. Глушитель уперся в ушную раковину рогатого, и серия из нескольких выстрелов превратила демона в дым. После того как рогатый потерял твердую оболочку, Харпер грохнулся на землю.

– Твою мать, но ведь знал что провалюсь, почему не сгруппировался? – тихо ругал сам себя Нэй, потирая ушибленный копчик.

Когда дым окончательно развеялся, Харпер увидел, что Диана уже вовсю сокращает поголовье отбросов, и по всей видимости им уже никогда не найти себе нового хозяина. Внутренним чутьем Нэй почувствовал опасность, и вовремя обернулся. Группа отбросов, перекрывавшая ранее дорогу, ведущую в глубь карантинной зоны, решилась отомстить за погибшего демона.

Нэй не собирался упускать такую возможность и, вытянув руку с пистолетом, несколько раз выстрелил из положения лежа. Две пули пробили головы, а еще одна разнесла колено третьему нападающему. Грохнувшись рядом с мертвыми товарищами, одноногий каннибал не оставлял попытки выдернуть увязший топор, но выпущенная Харпером пуля взорвала ему мозг. Он так и умер, продолжая сжимать рукоять увесистого оружия. Но погибшая троица была лишь малой частью банды, основная масса навалилась на него сразу же, едва Харпер успел перезарядить пистолет.

Браслет горел красным, разгоняя тело Нэя для предстоящей битвы. Выхватив второй рукой нож, Нэй вступил в рукопашную с хозяевами карантинной зоны. Отброс бежавший первым, замахнулся топором для смертельного удара, но неожиданно почувствовал, как его локоть разворотила пуля, и оружие выпало из поврежденной конечности, а Нэй резко крутанувшись на месте, закончил атаку ударом ножа в висок. Лезвие еще сидело в голове отброса, когда пистолет выплюнул пулю в лицо набегающего каннибала, опрокидывая его на спину.

Вырвав нож из головы падающего трупа, Нэй ударом ноги отбросил его в ряды нападающих. Двое споткнувшись о собрата, ткнулись мордами в землю. Утяжелив их головы свинцом, Харпер хлестким ударом ноги, снес челюсть и часть черепа еще одному голодающему зоны.

Нашпиговав свинцом ближайшую к нему публику, Нэй заметил, что магазин пистолета опустел, а перезарядить его он уже не успевает. Оставшаяся парочка каннибалов, оскалившись, ринулась к нему, но их бодрый забег закончился, так и не начавшись. Едва подавшись вперед они рухнули как два мешка с дерьмом, открыв для Харпера стоявшую за ними фигуру Дианы, стряхивающую кровь с лезвий.

– Не напомнишь мне, кто здесь у кого телохранителем работает? – задала она риторический вопрос, убирая лезвия в рукава куртки.

– Понимаешь, тут ведь какое дело, – произнес Харпер, перезаряжая пистолет. – Здесь как в сексе, иногда инициативу нужно брать и другому партнеру.

– Еще раз заикнешься о своей инициативе, я ее оторву на хрен, и отливать будешь, как лучшая половина человечества – сидя на корточках, – грозно предупредила Диана.

– И в мыслях не было, – пошел на попятную Харпер. – Хотя тебе, пожалуй, не стоит знать, что у меня на самом деле было в мыслях, – задумчиво произнес Нэй, убирая пистолет в кобуру, и расплываясь в идиотской улыбке.

– Похотливая ты скотина, – заметила Диана, покачав головой.

– И в этом весь я, душа компании и мечта женщин.

Диана намеривалась ответить что-то колкое и нелицеприятное, но в этот момент ей в шею, грудь и плечи вонзились несколько игл с блокиратором. Нэй тоже не избежал подобного украшения. По телу распространилась слабость, и ноги как-то неожиданно сами по себе подкосились. Диана уже к этому времени лежала на земле и едва могла шевелить руками.

– Твою мать, так вот как действует блокиратор, – едва ворочая языком, произнес Нэй.

Спустя некоторое время до ренегатов донеслись звуки приближающихся шагов нескольких человек. Харпер лежал на спине и только сейчас получил возможность более подробно разглядеть свод пещеры. Это был купол, излучающий неяркое свечение, но его вполне хватало, чтобы люди могли свободно передвигаться, не ударяясь об углы домов.

Лицезрение потолка было неожиданно прервано склонившейся над Харпером, небритой физиономии охотника.

– А вот мальчики и наши два неадекватных билета в высшее общество, – усмехнувшись, произнес охотник. – Положите-ка этих голубков рядом, чтобы у нас получилась неплохая экспозиция.

Ренегатов без какого-либо пиетета схватили за руки и подтащили друг к другу. Обладатель трехдневной щетины сделал пару кадров и, оставшись удовлетворенным от полученных снимков, довольно хмыкнул.

– А теперь проломите им черепушки, и двинем в новую реальность, где статус семьи позволит нам плевать на всех кто ниже тебя ростом.

– А как же пара вопросов перед смертью? – с трудом приподняв голову, поинтересовался Нэй.

– Ты посмотри, какой живчик любопытный попался, – усмехнулся командир отряда охотников, жестом остановив подчиненного занесшего кувалду для удара.

Здоровяк на мгновение замялся, но все же опустил оружие убийства и, волоча кувалду по земле, отошел на пару шагов назад.

– Ну? – присел возле Харпера охотник. – Удиви меня вопросами?

– Что за дрянью вы нас накачали?

– Да вы смотрю, совсем отстали от жизни, не в курсе передовых технологий, – усмехнулся небритый тип. – Вы первые на ком была испытана новая формула блокиратора, и теперь энхансер теряет не половину ускорения, а все полностью. Примерно через пол часа вы восстановитесь, но мы же прекрасно понимаем, что для того чтобы убить человека тридцати минут хватит с запасом. И в качестве бонуса, при резкой потере ускорения, ваш организм едва может двигаться.

– И ведь не поспоришь, зараза, – не скрывая разочарования в голосе, вынужден был признать Харпер правоту охотника.

– А ты мне нравишься, нет, честно нравишься, но на кону стоит светлое будущее, и мне, откровенно говоря, осточертело уже заниматься отловом, таких как ты.

– Рад это слышать, а-то я не настолько толерантен, чтобы мне начали нравиться волосатые мужики, – ответил Харпер.

– Нет, я не из этих, – усмехнулся охотник. – Ты мне как человек нравишься, но вот он, – охотник кивнул в сторону здоровяка с кувалдой. – Вот он толерантен до мозга костей. Правда пока он не испытывает к тебе чувств, а вот когда ты сдохнешь, и пока не остынешь он воспылает к тебе не по-детски. А что делать, толерантность мать ее, теперь и некрофилия считается нормой. Надеюсь это все вопросы, на которые ты хотел получить ответы, потому что если это не так, то можешь считать, что тебе сильно не повезло, так как я больше не намерен откладывать момент казни.

– Хорошо, – произнес Нэй, закрывая глаза. – Сейчас я отдохну немного и убью вас всех на хрен.

– Чего ты сделаешь? – удивился охотник, присев возле Харпера, и левой рукой приподняв ему голову за подбородок. – Кого ты в таком состоянии собираешься убивать?

– Вас, – открыв глаза, ответил Нэй, и укусил охотника за предплечье.

– Ах ты, сука! Тварь! Убить его!!!

Командир отряда, брызжа слюной, пытался достать из кармана бинт, но это у него не очень хорошо получалось.

Нэй выплюнув кусок плоти вырванной из предплечья охотника, почувствовал сильную боль в верхней челюсти, но она быстро прошла, а вместе с ней тело покинула и немощность. Летящую в голову кувалду он легко отклонил рукой, и когда она вгрызлась в землю, разбрасывая в стороны куски грунта и камней, Харпер уже стоял за спиной здоровяка, а спустя мгновение его клыки вонзились в шею обладателя кувалды.

– Не думал, что глоток свежей крови так бодрит, это покруче кофеина вставляет, – произнес Нэй, после того как свернул шею здоровяку, и посмотрел на браслет, где светилась цифра двести.

– Да кто ты вообще такой? – с дрожью в голосе, спросил охотник.

– Городская Санитарная Служба, мать ее, совмещаю должность энхансера семьи Вега, – честно ответил Харпер, продемонстрировав кровавую улыбку, где вишенкой на торте оказались острые клыки вампира.

В этот момент до правого уха Харпера долетел едва различимый шелест, обернувшись на звук, он увидел летящий к нему дротик, с новой порцией блокиратора. Перехватив его в полете, Нэй крутанулся на месте и отправил миниатюрный снаряд в голову командира отряда охотников. Пробив глаз, дротик наполовину вылез из затылка, и пока командир группы оседал на землю, Нэй уже выпускал пулю в стрелявшего блокираторами типа, стоящего возле стены заброшенного дома. Разбив оптический прицел, пуля не остановилась, а на миг, позволив взглянуть охотнику в глаза смерти, забрызгала стену его мозгами.

– Ты посмотри, попал, теперь уж точно все девки мои, – произнес Харпер, убирая оружие. – Жаль мое выеживание никто из них не видел, – разочарованно добавил он.

Нэй некоторое время стоял, прислушиваясь, и только после того как убедился, что охотников было всего трое, направился к лежащей на земле Диане. Взвалив ее себе на плечо, Харпер двинулся в сторону заброшенных шахт. Минут через десять, когда действие блокиратора начало ослабевать, Диана не выдержала.

– Тебе случаем никто не говорил, что женщин принято носить на руках, а не как мешок с картошкой на плече? Я уже минут десять только и наблюдаю твою задницу.

– Аналогично, – парировал Харпер, хотя лицезреть твою, мне гораздо приятней, чем собственную.

– Ну, вот почему мужики такие дебилы, вроде и комплимент делаете, а мы после него стоим и обтекаем, – пробурчала Диана и, расслабившись, стала дожидаться, когда действие блокиратора окончательно прекратится.

Спустя некоторое время, Нэй почувствовал дурноту, хорошо, что Диана уже восстановилась, и он опустил ее на ноги.

– Что с тобой? – спросила она, внимательно глядя на Харпера.

Он жестом показал, что все в порядке, а через мгновение его скрутили рвотные позывы. Освободив желудок, он перевернулся на спину и пару минут лежал неподвижно, приходя в себя.

– Похоже, карьера упыря мне помахала ручкой, – констатировал он. – Даже и не думал, что у меня аллергия на кровь.

– Значит, говоришь, что ты обычный человек, у которого мать не была суккубом, но браслет при этом на твоей руке говорит об обратном, – произнесла Диана, стоя над распластанным Харпером и загнула один палец. – Потом у обычного человека отрастают клыки, которыми можно с легкостью не только вскрывать вены врагам, но и консервные банки, – загнула она второй палец. – И, наконец, у новоявленного упыря, дикая непереносимость крови. Не слишком ли это для обычного-то человека?

– Я бы так сильно краски не сгущал, – возразил Харпер, не открывая глаз.

– Да мне и сгущать не требовалось, ты едва подомной не обделался, хорошо, что блокиратор перестал действовать.

– У меня все в ажуре, еще пару минут и я как огурчик, – бодрился Нэй.

Диана пожала плечами и, подойдя к стене дома, села возле него в ожидании, когда Харпер восстановится, и они смогут продолжить путь. Отбросы ее не сильно беспокоили, эта территория, скорее всего, принадлежит стае, которую они ликвидировали, а вот охотники вскоре опять могут сесть им на хвост. Харпер несколько преувеличил свои внутренние резервы, и ни о каких паре минут речи конечно не шло. Только спустя пол часа они смогли продолжить путь. Диана помогла ему подняться и, опираясь на ее плечо, Нэй ковылял рядом.

– Ты давай не особо на меня засматривайся, зубастик, – предупредила она. – Кровушкой я с тобой делиться не собираюсь.

– Сильно сомневаюсь, что меня вообще, когда-нибудь заинтересует чья-либо кровь…

Закончить фразу он не успел, его лежащее на земле скрюченное тело, итак все красноречиво объяснило. Желудок он опустошил еще в прошлый раз, а сейчас только впустую постоял на карачках, не более того.

– Не упоминай мне больше об этой гадости, – переведя дух, просипел Харпер. – Никогда не упоминай.

– Обещать не могу, но я постараюсь. А вообще-то прикольно смотреть, как тебя от одной только фразы крючит, как наркомана во время ломки.

– У меня сейчас такое состояние души, что я не очень восприимчив к твоим остротам, – сообщил Нэй, сделав пару глубоких вдохов, и приведя себя в какое-то подобие нормального состояния. – Далеко нам еще до твоих шахт? – решил он сменить тему.

– Скоро, мы практически уже на месте, – указала она на закрытые металлические створки.

Еще минут десять им потребовалось, чтобы добраться до них, а потом Харпер честно пытался найти в металле что-то наподобие дверей, но безуспешно.

– И как нам попасть внутрь, только не предлагать рыть туннель по соседству, – произнес Нэй, продолжая ощупывать холодный металл.

Диана ничего не ответила, только указала рукой на камеру расположенную над металлической стеной. Видеокамера не двигалась, но, скорее всего их появление не осталось незамеченным. Проболтавшись возле закрытой двери, несколько минут они сели возле нее, приготовившись к долгому ожиданию. Но стоило им опустить пятые точки на прохладный грунт как огромные металлические створки пришли в движение, и наподобие огромной пасти чудовища открыли проход в туннель.

– Видишь, и копать ничего не пришлось, – шепнула Диана, наблюдая, как к ним приближается троица, вооруженная автоматами, а на вышке расположенной в глубине отчетливо вырисовывалась турель, следящая за незваными гостями.

– Кто вы такие, что ищите в шахтах? – спросил один из встречающих.

– Диана Вега и мой телохранитель, Нэй Харпер.

– Вега говоришь, – произнес старший поста, внимательно смерив их взглядом. – Сочувствую вашей потере, и добро пожаловать в шахты, обитель таких же, как и вы – ренегатов.

«Быстро же слухи разлетаются», подумала Диана.

В этот момент Нэй почувствовал холодок опасности, и обернулся. Перебегая от здания к зданию, к ним приближалось несколько групп охотников.

– Давайте-ка сдвинемся в сторонку, – попросил их командир поста, отходя к стене и включая рацию. – Браг, видишь безбилетников? – произнес он в рацию.

– Ага, – ответил сиплый голос.

– Отправь им пару штрафных талонов.

– Уже, – усмехнулись в ответ, и турель на вышке взревела, поливая свинцом укрытия, за которыми прятались охотники.

Преследователи на подобную встречу явно не рассчитывали и решили ретироваться, куда подальше от сумасшедших ренегатов. Турель затихла и командир поста, опять включил рацию.

– Закрывай.

Створки лязгнули, и поползли на встречу друг к другу, смыкая стальную челюсть. Когда стена отделила их от опасной зоны, Диана сняла с шеи медальон и протянула его ренегату.

– Знаешь, где это находится? – спросила она, после того как ей вернули медальон.

– Первый инкубатор, нечасто мне встречаются выходцы оттуда, – покачал он головой. – Он самый древний из четырех, и расположен в глубине шахт. Самый быстрый и короткий путь туда, сесть на поезд. Можно конечно и пешком, но боюсь, времени потратите очень много, да и смысла в этом никакого нет. Станция в полутора кварталах отсюда. Какие-то тридцать сорок минут и вы на месте. Но советую быть там осторожней, район первого инкубатора в основном заселен демонами, а они не очень хорошо относятся к чужакам, явившимся из карантинной зоны. Да и медальон у вас какой-то странный, надеюсь, демоны не обратят на это внимания.

– Спасибо за информацию, – поблагодарила Диана, направляясь в указанном направлении.

– Зачем вам туда возвращаться? – спросил ренегат, после того как Нэй и Диана удалились от него шагов на десять. – В инкубаторах не особо жалуют тех, кто возвращается.

– Один очень близкий человек советовал мне туда вернуться, – ответила Диана и больше уже не оборачивалась.

Харпер шел рядом, и по его виду уже невозможно было сказать, что каких-то двадцать минут назад он едва мог передвигать ногами, без того чтобы его не выворачивало. Ну, хоть какая-то польза от тела демона, раз уж в зюзю нельзя напиться. Нэя все же слегка подташнивало, но к тому моменту, когда они дошли до станции, и этот дискомфорт окончательно сошел на нет.

– Близкий человек, это твой отец? – спросил Харпер.

– Да, он говорил, если мне будет угрожать смертельная опасность, я должна вернуться туда, где получила этот медальон.

– Выходит, он заранее предполагал, что с тобой обязательно что-то подобное должно было случиться.

– Наверное, ты прав, он о многом догадывался, но я, как и большинство дочерей, думала, что мне известно гораздо больше в современной жизни, чем отцу. А в итоге, я делаю и поступаю так, как он мне и говорил, когда я еще пешком под стол ходила.

Диана погрузилась в свои мысли и до станции они шли в полной тишине.

– Куда едем, господа хорошие? – спросил пожилой ренегат, когда они с ним поравнялись.

– В первый инкубатор, – ответила Диана.

– Обычно я беру за проезд две монеты с каждого, но с вас возьму по одной. Редкий по нынешним временам медальон первого инкубатора, дает вам некоторые привилегии. А если на чистоту, то в том направлении, лет десять как поезда не отправлялись, так что я понятие не имею какова сейчас там дорога. Единственное что я могу вам посоветовать, слишком уж не разгоняться.

– И как управлять этой шайтан-машиной? – не скрывая пессимизма в голосе, поинтересовался Харпер, с тоской разглядывая то, на чем им предлагалось совершить незабываемое путешествие в глубины земли.

В понимании человека живущего на поверхности, поезд должен выглядеть несколько иначе, а то, что стояло на рельсах, даже на вагон не тянуло. Подобные транспортные средства он видел разве что в старых кинофильмах про доблестных шахтеров. Ребята здесь, похоже, вообще не сильно ломают головы, вывалили уголь из вагонетки, запихнули туда небольшой диванчик, пара рычагов как у трактора и вперед в залихватское путешествие по темным туннелям.

– Да тут все просто, – заверил их седовласый смотритель. – Левый рычаг, вперед-назад, правый – тормоз.

– Действительно управление не замысловатое, – вынужден был признать Харпер.

– Давай залезай, не невесту выбираешь, – подогнала его Диана.

– Не знаю, какие там у тебя мысли, но меня ваши транспортные средства, пугают до чертиков. Один только лифт чего стоит, на котором меня сюда доставили. А этот катафалк, похоже, еще круче того батискафа.

Разместившись в вагонетке с чувством, отдаленно напоминавшим комфорт, Харпер взялся за рычаги.

– Погоди, – коснулась его руки Диана, посмотрев ему в глаза. – Прежде чем мы отправимся к инкубатору, ответь мне, ты действительно считаешь это бредовой идеей? Наверное, мы вполне можем остаться и здесь.

– Тоже вариант, конечно, – пожал плечами Нэй. – Но ты уже один раз не послушала отца, стоит ли испытывать судьбу дважды? Да и по большому счету вся наша жизнь состоит из набора бредовых идей и способов их реализации.

Харпер перевел взгляд с Дианы на рельсы, убегавшие куда-то в темноту туннеля, и потянул за рычаг. Надо отдать должное смотрителю, за транспортными средствами он следил на должном уровне. Вагонетка тронулась без скрипа или каких-либо других подозрительных звуков, намекавших, что надо срочно валить на хрен их этой телеги. Но вагонетка катилась по рельсам, как по маслу, как говорится, без шума и пыли. По началу Харпера пугала подобная поездка, но рельсы уходили вниз под небольшим уклоном, и Нэй немного расслабился.

Человек всегда начинает себя чувствовать более уверенно, когда управление находится в его руках. А сейчас был именно такой случай, и он не шел ни в какое сравнение с тем кошмаром, который был вынужден испытать Нэй, при падении в кабине лифта. За освещение здесь отвечали какие-то кристаллы, размещенные на потолке на равных расстояниях. Светящийся же потолок закончился еще в карантинной зоне, а в шахтах за свет отвечало электричество и лампы, но и кристаллы в туннелях тоже, скорее всего, питались электроэнергией.

Миновав несколько поворотов, рельсы внезапно начали увеличивать угол спуска, и Нэю пришлось и вторую руку положить на рычаг тормоза, от греха подальше. Пока он им пользовался время от времени, но кто его знает, что там может открыться за следующим поворотом. Несмотря на горящие кристаллы, туннель все равно оставался полутемным, и Харпера привлек довольно яркий свет, пробивающийся из-за следующего поворота.

– Кажется, мы приехали, – поделился он соображением с Дианой.

– Похоже, – согласилась она, подавшись немного вперед.

Выскочив из-за поворота, они въехали в огромную, хорошо освещенную пещеру, опутанную паутиной мостов, по которым в разных направлениях проносились поезда, из закрытых и открытых вагонеток. Подземный транспортный узел неслабо удивил Харпера, он совершенно не ожидал увидеть чего-то подобного. Нэй искренне предполагал, что ренегаты, живущие в шахтах, прозябают в нищете и голоде, а оказалось что все на самом деле не так. Разинув рот от увиденного, Харпер продолжал разглядывать все это великолепие инженерной мысли. Диана так же находилась под впечатлением. Вега, конечно, родилась и жила под землей, но такого от заброшенных шахт и она не ожидала. Скорее всего, это из-за того, что в Трантауне эти места называют захолустьем, но оно совершенно не соответствует действительности.

– Если так выглядит прихожая первого инкубатора, то я могу себе представить какой он великолепный внутри, – заметил Нэй, качая головой.

– Согласна, – кивнула Диана, провожая взглядом, очередной поезд с пассажирами, пронесшийся под ними и нырнувший в хорошо освещенный туннель.

Красочный транспортный узел они преодолели за каких-то пару минут, а затем их вагонетка приблизилась к практически лишенному освещения туннелю. Возможно, это просто глаза не адаптировались после яркой пещеры, но когда они въехали в грот, Нэй понял что это все же не зрительный обман. Туннель действительно давно заброшен и практически не освещался.

– Или мы ни туда свернули, или я жестоко ошибался в своих представлениях, – вынужден был признать Харпер.

– Не ты один, – произнесла Диана.

– Черт, а вот фонарик на этот хреноход никто не додумался прицепить? – озвучил Харпер, риторический вопрос, пытаясь хоть что-то разглядеть в непроглядной тьме.

Но постепенно его глаза все же привыкли, и он даже начал различать стены и рельсы. Как оказалось, туннель не был полностью лишен освещения, просто его было так мало, что на первых парах показалось, будто бы они нырнули в кромешную тьму.

– А вот теперь, кажется, я догадываюсь, чего можно ожидать от первого инкубатора, – произнес Харпер, сильнее сжимая рычаг тормоза.

Эпизод-17. «Инкубатор»

Проскочив темный туннель, они попали в достаточно освещенный и пустой вокзал с вывеской, «Инкубатор». Харпер потянул за рычаг тормоза, и вагонетка остановилась. Проскочить станцию они вряд ли бы смогли, в двадцати метрах далее виднелся тупик. Первым вагонетку покинул Нэй, следом на пыльную платформу ступила и Диана.

– И куда нам теперь? – поинтересовался Харпер, вглядываясь в пустынные помещения.

– Понятия не имею, мои познания заканчиваются на фразе – покажи медальон.

– Ясно, значит, будем искать кого-то, кому можно показать медальон, – произнес Нэй, продолжая смотреть по сторонам, в поисках хоть одной живой души, а вот с ними, похоже, имелись большие проблемы.

Торчать на пустой платформе смысла не было, и они направились к выходу, надеясь, что дальше им повезет больше, и они кого-нибудь да встретят. Зал ожидания они прошли под звуки собственных шагов, разносящихся в безлюдном помещении. Дальнейшая архитектура ничем не отличалась от той, которую они видели в карантинной зоне, множество заброшенных зданий, разрушаемые временем. Когда-то очень давно, жизнь здесь била ключом, но теперь запустение и тлен.

– Какая-то здесь обстановка не располагающая к оптимизму, – произнес Нэй. – Чую, ждет нас впереди огромная задница, или такого же размера разочарование. Надеюсь, из этого набора встретимся с чем-то одним.

– Согласна, полная задница разочарований, звучит как-то пугающе.

По окружавшей их обстановке о том что сюда никто лет десять не приезжал легко верилось. Они здесь своего рода первопроходцы, жаль только не каждый первопроходец возвращается живым. Отогнав от себя невеселые мысли, Харпер шел по улице, внимательно всматриваясь в пустые окна домов.

– Пока у нас тут выдалась свободная минутка, не просветишь меня по поводу инкубаторов, да и вообще, откуда берутся энхансеры? – спросил Харпер.

– Про инкубаторы я многого не расскажу, – пожала плечами Диана. – Не потому что не хочу, просто я об этом не сильно много знаю. Хотя я и родилась в инкубаторе, но я была слишком мала, чтобы помнить, что там и как.

– Да мне в подробностях не нужно.

– Хорошо… черт, даже и не знаю с чего бы начать, – пожала плечами Диана. – Дело в том, чтобы стать энхансером, нужно быть ребенком демонессы суккуба. Только в таком варианте может появиться жизнеспособный ребенок, обычная женщина не способна выносить плод демона. Попытки, конечно, были, но ничего хорошего из этого не выходило, и только когда отец человек, а мать суккуб, возможно зарождение жизни. Но подобное встречается не так часто как может показаться на первый взгляд, как ни крути, а суккуб он везде суккуб. Часто после соития она забирает жизнь человека. Но иногда между суккубом и человеком рождаются чувства, вот именно для таких моментов и были созданы инкубаторы. В начальной стадии у матери возникает гормональный дисбаланс, и она может легко забрать жизнь у собственного чада, поэтому плод изымают и помещают в инкубатор до полного его созревания. На это уходит около года и только после этого она может его забрать.

– Выходит все энхансеры дети пробирок? – не удержался от вопроса Нэй.

– Можно и так сказать, но в любом случае все энхансеры демоны и лишь наша внешность принадлежит человеку. Браслет высвобождает истинную нашу силу, но мы можем ее вернуть и обратно. Правда иногда высвобождается и истинный облик, редко но бывает. Энхансер, который в момент активации браслета меняет облик, навсегда теряет возможность возвращать себе форму человека. И в этот момент на свет появляется новый демон, демон, который смертен. Их еще называют истинными энхансерами. Они не обращаются в дым, чтобы вернуться в мир их матерей, а истекают кровью, так же как и люди. За небольшим исключением, у них очень высокая скорость регенерации, и чтобы такого демона убить нужно хорошо постараться.

Харпер и Диана продолжали углубляться в недра пыльных улиц и заброшенных домов, когда до них донесся звук скрипнувшей ставни. Нэй под землей пробыл довольно мало времени, но и он уже понял, что здесь практически полностью отсутствует ветер, а значит, если ставни скрипят, то их обязательно должен был кто-то тронуть. Новоиспеченные ренегаты не подали вида, что услышали скрип и продолжали идти, как ни в чем не бывало. Но их чувства обострились, а нервы натянулись как струны, готовые в любой момент выдать мелодию смертельных атак и молниеносных движений.

Тайные наблюдатели, поняв, что их оплошность не осталась незамеченной, стали более активно передвигаться. Теперь скрипы и хрусты раздавались чаще и с разных сторон, намекая незваным гостям, что за ними следит далеко не пара глаз, и не пара рук сжимает оружие.

– Вот я всегда знал, что встреча с дальними родственниками ни к чему хорошему не приводит, – прошептал Нэй.

– Ты бы заткнулся, что ли, я тут, между прочим, не от хорошей жизни, – так же тихо ответила Диана.

Они продолжали идти, а нападения так и не последовало, да и наблюдатели кроме скрипа и быстрых шагов в закоулках никак себя не обнаруживали. Харпера этот подход немного раздражал, лучше бы они напали, чем вот так играть на нервах, хотя, скорее всего именно этого они и добивались. Улица, по которой шли Диана и Нэй, заканчивалась и с этого момента начинались две других.

– Налево или направо? – переложил Харпер выбор на Диану.

– А самому выбрать слабо? – не осталась она в долгу.

– Нет, но как я потом скажу – я же говорил, что надо было идти по другой дороге.

– Ну, в принципе-то логично, – вынуждена была согласиться Диана. – Хорошо, давай пойдем по правой улице, и в любом случае они ничем не отличаются.

– Согласен, – кивнул Нэй, сворачивая на выбранную улицу.

По мере того как они все дальше углублялись по ней, шорох преследователей становился тише и тише, пока совсем не прекратился. Это было странно, но ответ на их странное поведение появился практически сразу, как только они увидели впереди тупик.

– Надо было идти по другой стороне, – произнесла Диана.

– Согласен, но второй шанс, похоже, здесь не предполагается, – ответил Харпер, вынимая пистолет.

Какие-то темные фигуры появились между домами и не спеша, направились к ним. Нэй пытался разглядеть кто это такие, но в этот момент за их спинами промелькнула тень, и Диана чертыхнулась, хватаясь за шею.

– Ты в порядке? – спросил Харпер, увидев на ее шее небольшую царапину.

– Да, в порядке, он не хотел меня убивать, иначе я бы сейчас с тобой не разговаривала, – ответила Вега, потирая шею.

Стоящий от них шагах в пяти тип в плаще, с накинутым на голову капюшоном, с большим интересом разглядывал медальон Дианы.

– Довольно редкая штучка, – произнес он. – Зачем вы сюда пришли? Разве вас не предупредили, что ренегатов подобных вам, здесь не жалуют?

– Я тебе вот что скажу, человек дождя, на сарае тоже много чего пишут и предупреждают, а открываешь, а там лопаты, – ответил Нэй, делая шаг вперед. – Мы не из тех, кто верит написанному на заборах.

– Очень жаль, – произнес таинственный тип.

– Мы ищем первый инкубатор, – вмешалась Диана. – И будет лучше, если ты вернешь мой медальон.

– Ренегатам больше нет туда доступа, а медальон тебе не принадлежит, и я верну его тому, у кого он и должен находиться по праву, – убрав его в карман, ответил тип. – Обычно мы прогоняем тех, кто случайно заедет к нам, но в вашем случае не все так просто. Вы оскорбили реликвию, надев ее на себя, и за это вы умрете.

– Послушай-ка приятель, стащив у нас медальон, ты видимо возомнил, что стал таким же шустрым, как и вода в унитазе, но это не так, – встрял в разговор Харпер. – И вас слишком мало, чтобы вы могли представлять для нас угрозу.

– Похоже, ты никогда не встречался с истинными энхансерами, – усмехнулся тип, скинув с себя плащ, трое его товарищей поступили точно так же, демонстрируя крепкие тела демонов.

Если не брать во внимание красный цвет их тел, зубастую пасть, ну и всякого остального по мелочи, то это обычные, хорошо тренированные люди. И у каждого на запястье был браслет, такой же, как и у Харпера.

– Ты про них говорила, про смертных демонов? – шепнул Харпер,

– Да, но я не знала, что они неплохо так здесь обосновались.

Наклонив голову к левому, а потом к правому плечу, Нэй размял шею, хрустнув позвонками.

– Ты прав, я действительно не встречался с истинными, но и ты не встречался со мной, – произнес Нэй, едва улыбнувшись, но достаточно, чтобы показались клыки вампира.

– Тебе это не поможет.

– Возможно, – не стал спорить Нэй. – Но мне кое-что известно о жизни и я это никогда не забываю. Не поверишь, но оно помогает.

– Ты слишком молод, чтобы хоть что-то знать о жизни, – возразил истинный. – А попытка тянуть время не сработала – убить их.

Троица выполнила приказ беспрекословно, точнее попытались его выполнить. В руках Дианы сверкнули лезвия, и через мгновение предплечье истинного было распорото, но тут же она пропустила удар в грудь, отбросивший ее на стену дома. Истинный не спешил добивать Диану, видимо развлечений в развалинах, было не достаточно много, поэтому убийство чужаков он и воспринял как забаву.

Регенерация истинных оказалась не в пример выше, чем Диана могла себе представить. Рана на предплечье мгновенно затянулась, даже кровь толком не успела выступить. Как бы истинному энхансеру не хотелось продлить развлечение, но приказ есть приказ и затягивать с убийством все же ни стоит.

Подойдя к Диане, он замахнулся кулаком и нанес смертельный удар в стену, в то место, где остался отпечаток от спины Веги. В самый последний момент, Диана смогла уклониться, пропустив кулак мимо себя. Пробив стену, истинный вырвал кулак из проделанной им дыры, но в тот же момент завалился на землю. Диана понимала, что истинный энхансер гораздо сильнее и быстрее ее, и если она хочет выжить, то нужно перестать совершать ошибки.

В тот момент пока истинный занимался высвобождением кулака из цепких лап штукатурки, Диана перекатилась ему за спину и полоснула ножами по ногам, сухожилья под коленками лопнули, и обладатель небольших рожек рухнул на спину. Но он не собирался просто так прощаться с жизнью, и сумел перехватить ножи, направленные Дианой ему в горло. Скоростная регенерация срастила сухожилия, и он легко перебросил через себя Диану. Оседлав ее, он уже сам приставил ножи к ее горлу. И в этот момент над ними пролетел Харпер, получивший на орехи от двух других истинных энхансеров.

По большому счету, это именно ему полагалось защищать Диану, но насевшая на него парочка, на корню разрушила все его благородные планы. Их кулаки с такой скоростью мелькали возле его физиономии, что он даже и не помышлял о контратаке. А вот истина заключалось в том, что тот, кто не атакует рано или поздно обязательно пропустит удар.

Харпер краем глаза заметил, как Диана спиной воткнулась в стену, и секундное отвлечение стоило ему удара по ребрам. А летящий в голову кулак как минимум должен был выключить сознание, но Харпер встретил его ударом локтя. Лобовое столкновение кулака и локтя закончилось в пользу последнего. Пальцы хрустнули, и правая рука истинного, на короткое время была выведена из строя. Но его напарник воспользовался лазейкой в обороне Нэя и мощным ударом ноги в грудь, отправил его в полет.

Пролетая над поверженной Дианой и оседлавшего ее истинного, Харпер выхватил пистолет и всадил ему в висок две пули. Какова бы не была у истинных регенерация, но когда твои мозги разлетаются по округе ты их уже не восстановишь. Грохнувшись на спину, Нэй еще несколько метров скользил на ней, пока не врезался в какую-то кучу пыльного хлама.

Скинув с себя труп, Диана мгновенно оказалась возле своего телохранителя, вылезающего из кучи пыльных обломков. По лицам истинных не трудно было заметить, что потеря собрата их совершенно не трогает. А вот удивление от этих чужаков они скрыть не могли.

Разборки с ренегатами проходили гораздо быстрее и с заранее известным исходом, но эти, мало того, что смешали все карты, так они еще умудрились и убить одного из истинных. С другой стороны, теперь они будут намного сосредоточенней в битве с этими ренегатами, и к их убийству подойдут более ответственно. Сказано, сделано, истинные, атаковали ренегатов сразу с трех сторон. После потери бойца к атаке решил присоединиться и командир отряда.

На браслете Харпера, горела сотня, и он не мог понять, что происходит, и почему он не может поднять скорость? Истинные напирали на ренегатов как алкоголики на пивной ларек, и как заметил Нэй, их ускорение было таким же, как и у него. Несмотря на одинаковые показания браслетов, истинные тупо давили их числом.

Диана со своими девяносто процентами едва справлялась со своим противником. Единственное что она могла предпринимать, это выжидать наилучший момент для атаки, а это произойдет, когда противник всерьез поверит в свои силы и начнет совершать ошибки. А пока ей удавалось избегать тяжелых травм, и отделываться незначительными оплеухами, получаемыми от истинного.

Харпер же в это время взял на себя командира отряда и его бойца. Все пули, выпущенные Нэем, ушли в никуда, истинные не сказать что легко, но все же сумели отклониться от пуль. Нэй знал, что у него остался последний патрон в стволе, хотя он и не отрицал того факта, что вполне мог ошибиться. А если подсчеты окажутся, неверны, то ничего хорошего его не ждет.

Разорвав дистанцию с истинными, Нэй взял в прицел висок того, кто теснил Диану. Харпер практически представил, как мозги истинного разлетаются по сторонам, и противников становится на одного меньше. Вот только желаемое практически никогда не совпадает с действительностью, и Харпер в очередной раз в этом убедился, когда во время выстрела земля ушла у него из под ног.

Пуля как ей и положено покинула ствол, вот только пробила не висок, а колено рогатого. Делая шаг в сторону Дианы, у истинного подломилась нога от разворотившей колено пули и, падая вперед он уперся горлом в ее ножи. Молниеносное движение лезвиями и противников стало еще на одного меньше, но положение Харпера это пока не улучшило.

Приняв удар на ребра, Нэй пролетев пару метров, воткнулся в стену, не будь его тело укреплено патлатым, скорее всего еще на подлете к стене он бы испустил дух. Отлипнув от стены и грохнувшись на землю, с него еще штукатурка не успела осыпаться, а истинные уже были тут как тут, и со знанием дела приступили к дроблению его костей.

Нэй смотрел на это безобразие несколько иначе. Блокировав ногу истинного, метившего ему в голову, Харпер взглянул на свой браслет и увидел, как тот с большим трудом выдал сто двадцать процентов ускорения. Истинные заметно медленнее стали двигаться, и Харпер понял, что теперь настало его время переходить в контратаку.

Не ожидавший подобного развития событий, истинный даже не заметил, как ренегат оказался у него за спиной, и холодное лезвие пробило ему затылок. Харпер сдвинул рычажок на рукоятке пистолета, и пустой магазин выскользнул на землю, а полный тут же занял освободившееся место.

Командир отряда оставшийся в полном одиночестве, ринулся к Нэю, но неожиданно обнаружил перед собой пустоту. В момент атаки, Харпер подпрыгнул, и, делая сальто, пропустил истинного под собой, а когда приземлился на ноги, то в голове последнего противника уже сидело три пули. Переведя дыхание, Нэй убрал оружие, и стряхнул налипшую в волосах штукатурку.

– Похоже, мой браслет скоро накроется медным тазом, – пожаловался он Диане, когда она подошла к нему.

– Да дело не в браслете, а в тебе, – ответила она, убирая ножи.

– Не вижу связи, – возразил Нэй. – Браслет признал меня демоном, а когда потребовалось ускорение в две сотни, он сразу забарахлил.

– Демон-то ты конечно демон, но вот зубы у тебя определенно не демонские. Вот эти три составляющие в тебе и борются, человек, демон и вампир.

– Намекаешь, что геморрой с браслетом меня теперь будет преследовать постоянно?

– Да какие уж здесь намеки, говорю прямым текстом, – произнесла Диана, вынимая из кармана истинного энхансера свой жетон, и надевая его на шею. – Насколько мне известно, телохранитель не должен летать от одной стены до другой, пока его клиента собираются отправить к праотцам, – добавила Диана.

– Тут ведь вот какое дело, все зависит, с какой стороны на это посмотреть, – начал оправдываться Харпер.

– Да с какой не посмотри, телохранитель из тебя, к слову сказать, паршивенький, – покачала головой Диана, и махнула на него рукой.

– Ладно, согласен, ну а чего ты хочешь? Еще год назад мои вечера проходили в пьяном угаре и в окружении женщин, а теперь мои вечера проходят в сплошном мордобитии, с элементами убийств. Неизменной осталась только головная боль. Правда раньше она была вызвана неконтролируемым возлиянием алкоголя, а теперь неконтролируемыми ударами по морде, и по остальным частям моего нежного тельца. И этот факт не слабо так пугает мою чувствительную натуру.

Диана слушала его монолог, с таким же выражением на лице, как и у человека пытающегося понять запутанную речь идиота.

– Удивляюсь, и как ты еще до сих пор живым-то ходишь? – покачала она головой.

– Ну, вот такая я загадка природы, – пожал плечами Харпер и, склонившись над мертвым командиром истинных, снял с его шеи медальон.

– Зачем он тебе, он же не представляет никакой ценности.

– Иногда возникают вопросы, у которых довольно специфичные ответы, и именно для таких случаев медальон и может пригодиться. Хотя возможно я и ошибаюсь. Но в любом случае, карман он не тянет, так что проблем не должно возникнуть.

– Мародерством значит, любишь промышлять, – предположила Диана, скептически смерив взглядом телохранителя. – Ладно, идем, не думаю, что инкубатор расположен рядом со станцией, так что нам шлепать и шлепать.

– Послушай, если так дело и дальше пойдет, то за каким лешим мы в такую даль премся, подохнуть мы могли и в Трантауне, – заметил Харпер.

– Ну, лично я умирать не собираюсь, и надеюсь, ты этому тоже способствовать не будешь, – ответила она.

Они все глубже и глубже заходили в заброшенные руины и, похоже, истинные так хорошо все здесь зачистили, что ренегатам больше ни единой души не попалось. Нэй внимательно всматривался и вслушивался, но уже третий квартал их сопровождала лишь тишина. Наверное, так могло продолжаться довольно долго, но в итоге они все же дошли до конечной цели своего путешествия.

– Похоже, мы действительно пришли, – произнес Харпер, осматривая величественное сооружение, преграждавшее им путь.

– Первый инкубатор, – заворожено прошептала Диана. – Вот значит, как выглядит место моего рождения.

Инкубатор представлял собой практически монолитный куб, с небольшим входом в центре. Как оказалось позже, вход был не только в центре. Открывшиеся по бокам отверстия, выплюнули четыре фигуры, и Харпер уже догадался, что это были истинные.

– Хорошо, что мы размялись, а-то я как-то переживал за паховую мышцу, как бы ее не потянуть. Не хочется, знаешь ли, становиться обладателем стремной походки.

Пока представители инкубатора не выказывали агрессивных действий, то и Нэй решил не пугать их выниманием оружия. Из небольшого опыта полученного им в недавнем прошлом, Харпер знал, что стать агрессивными, они могут в одно мгновение. По мере приближения истинных, ладонь Харпера как-то невзначай легла на рукоять пистолета, и чем ближе темные фигуры становились, тем более удобней пальцы располагались на рукоятке. Метров за десять до ренегатов, три фигуры остановились, а четвертая продолжала идти. Не доходя пары метров до стоящего первым Харпера, страж инкубатора остановился.

– Как вы сюда прошли, и кто вы такие? – спросил он, не снимая капюшона.

Вместо ответа, Нэй вынул медальон, который он снял с трупа истинного, и бросил его стражу.

Поймав медальон, он взглянул на него и, убрав в карман, продолжал стоять, видимо ожидая ответ на вторую часть вопроса. Диана подошла к Нэю, расстегнула воротник куртки и, не снимая с шеи, показала медальон. Страж инкубатора некоторое время ничего не предпринимал, а затем очень медленно стал стягивать с себя капюшон. История, похоже, начинала разворачиваться уже по знакомому сценарию. Харпер так же медленно, как и страж, снимающий капюшон, начал вынимать пистолет. Краем уха он услышал легкое шуршание лезвий выходящих из ножен на рукавах Дианы.

Капюшоны упали на плечи одновременно у всех четверых стражников, и синхронно с ними, при поддержке двух лезвий Дианы, пистолет Харпера покинул кобуру. Истинные энхансеры пока ничего не предпринимали, поэтому и Нэй не вскидывал оружие, а держал стволом вниз. Но вот дальнейшее поведение истинных никак не могло вписаться в незамысловатое представление Харпера о классическом мордобитии, которое по идее должно было уже начаться. Стражники опустились на одно колено и склонили головы. И вот тут Харпер направил на них оружие.

– Это чего такое, они что, решили помолиться перед битвой? – шепотом поинтересовался он у Дианы, стоящей рядом с ним, и тоже не понимавшей хитрого плана истинных.

– Мне-то откуда знать, я сама здесь впервые, – ответила она. – По крайней мере, в сознательном состоянии, – добавила Диана.

– Королева, стража первого инкубатора приветствует вас, – не поднимая головы, произнес старший группы, чем окончательно запутал Нэя.

– Что-то я ни хрена не понимаю, мне в них стрелять или совместно распить бутылочку другую, – удивленно произнес Нэй, но оружие на всякий случай решил не опускать.

Демоны они ведь по большому счету существа больные на всю голову, сейчас он с тобой пьет, а через мгновение готов тобой же и закусить. Хотя по всем показателям Нэй и сам стал полноправным демоном, по крайней мере, в физическом плане, но в психологическом, он себя к ним не относил.

– Не знаю, как у вас тут принято, но мозги вы сдвигаете зачетно, – обратился Харпер к стоящим на коленях стражам. – То порвать, готовы, то колени приклоняете.

– Медальон, который вы показали, принадлежит будущей королеве, – поднявшись с колена, ответил страж. – Но чтобы исключить приход самозванцев, королева-мать выставила дозор. В его задачу входит убийство всех, кто приходит в первый инкубатор. Она справедливо считает, что истинную королеву никакой дозор не остановит. И судя по тому, что вы все-таки стоите перед нами, она и есть та самая будущая королева.

Диана убрала ножи, а Харпер спрятал пистолет.

– Следуйте за нами королева, – произнес страж, направляясь к входу в инкубатор.

Нэй и Диана удивленные сложившимися обстоятельствами, последовали за командиром стражи. После прогулки по небольшому внутреннему дворику, их сопроводили в большой зал, где вдоль стен тянулись ряды предметов похожих на чьи-то гигантские коконы.

– Не могу про себя сказать, что я сильно трушу, но эти коконы меня пугают, – шепотом признался Харпер. – Имея хорошее воображение, разум мне подсовывает картинки чудовищ, выползающих из этих яиц, и одно страшнее другого.

– С одним из выползших чудовищ ты в данный момент идешь рядом, – ответила Диана. – Я росла в таком же коконе, поэтому это место и называется инкубатором. Да и, по-моему, я уже рассказывала об этом.

– Ну, знаешь, столько информации, всего и не упомнишь, – оправдывался Харпер, но по лицу Дианы, он догадался, что у него не получилось.

Пройдя зал уставленный коконами, они незаметно перешли в другой, где пыхтели странные машины. Они были соединены толстыми кабелями с залом, из которого только что вышли Нэй и Диана. Харпер не стал спрашивать про механизмы, тут и дурак догадается, что они служат для поддержания жизнедеятельности коконов. После машинного отделения они, наконец, достигли того места, где располагалась приемная королевы-матери.

– Здравствуй, бабушка, – произнесла Диана, когда увидела хозяйку инкубатора.

– Он мертв? – спросила королева-мать.

– Да, – подтвердила Диана.

– И ты пришла ко мне?

– Да, отец говорил, что в случае опасности только здесь мне помогут.

– Он убил мою дочь и твою мать и, несмотря на это защиту своей дочери он ищет у меня. Люди существа очень странные, и порою с совершенно нелогичными поступками. Моя дочь очень многих лишила жизни, но я никак не предполагала, что именно твой отец станет тем, чью жизнь она не заберет, а наоборот подарит новую. Хотя если вспомнить ее детство, ее всегда влекли к себе люди. Поначалу это не вызывало у меня опасений, ведь мы ими питаемся, но жизни их забираем по малу. А вот твоя мать забирала все без остатка, но очередь из желающих провести с ней ночь не иссякала, ведь она могла…

– Давай обойдемся без подробностей, – перебила ее Диана. – Я знаю, как суккубы забирают жизненную энергию.

– А вот я не знаю, и от подробностей бы не отказался, – встрял Харпер. – В целях самозащиты, разумеется, ну, чтобы не попасть под чары суккубов, – добавил он, после того как встретился со строгим взглядом Дианы.

С настоящими суккубами Харпер не встречался, но отца Дианы понимал всей своей мужской сущностью. Хотя Диана и называла ее бабушкой, но на вид ей было лет двадцать, ну двадцать два, не больше. Строгое, красное с черным платье королевы-матери, облегающее в нужных местах, делало ее фигуру идеальной во всех ракурсах. А лицо модели с небольшими рожками, элегантно обхватывающими голову, словно это было какое-то дизайнерское украшение, разбивало последнюю мужскую защиту.

– Подробностей хочешь, – томным голосом произнесла королева-мать, медленно приближаясь к Харперу. – Когда мы забираем жизнь, и на протяжении всего сеанса нашего питания, человек испытывает непрекращающиеся физические ощущения, при которых начался забор жизни. Это может продолжаться часами или минутами, все зависит от нашего желания, хотим ли мы убить человека или просто взять немного энергии для утоления голода.

Королева-мать приблизилась вплотную к Харперу, и ее губы практически касались его. Нэй почувствовал, как от нее исходит невероятно соблазнительный аромат, от которого у него началась кружиться голова.

– Если немного поделишься со мной жизнью, я обещаю, ты ни на миг об этом не пожалеешь, – прошептала она ему на ухо. – Только представь, ведь я могу начать ее отбирать и во время оргазма…

– Так, подробностей уже достаточно, – встряла между ними Диана, оттолкнув Харпера от суккуба, чем вернула его в лоно реальности.

– Он не человек, но и не истинный демон, – вынесла вердикт королева-мать. – Хотя человеческого в нем осталось достаточное количество. Чистокровный демон не реагирует на источаемый мной запах, а его реакцию видно невооруженным взглядом, или он просто пистолет в штаны засунул.

Харпер покраснел и отвернулся к стене, делая вид, что сосредоточился на изучении настенной живописи, а не ожидает того момента, когда кровь вернется в мозг, а не туда, куда она обычно поступает, когда этот самый мозг отключается.

– Да его затащить в постель вообще не проблема, он еще та похотливая скотина, – не лестно отозвалась о нем Диана.

– Я, между прочим, все слышу, – буркнул Нэй.

– Неужели? – наигранно удивилась Вега. – Так может, присоединишься к разговору?

– Немного позже, – взглянув себе на причинное место, ответил Нэй.

– Не волнуйся, больше я не буду подвергать тебя чарам, – пообещала королева-мать. – Присаживайтесь, думаю твоему компаньону, будет гораздо легче прийти в себя в кресле.

Вернувшись за стол, королева-мать подождала, пока гости усядутся, и лишь после этого попросила Диану ввести ее в курс возникших проблем. Рассказ не занял у Дианы много времени, опуская незначительные подробности, она поведала о своих с Харпером злоключениях. Королева-мать на некоторое время задумалась, пытаясь осмыслить услышанное. Переварив информацию, полученную от внучки, она внимательно посмотрела на нее.

– И какова твоя цель?

– Убить Кирка Риобу, – не задумываясь, ответила Диана.

– Это легко-осуществимое желание, а я спрашиваю какова твоя основная цель, и оно не должно быть связанно с убийством одного или двух подонков.

– Восстановить в правах семью Вега, – твердо произнесла Диана.

– Хорошо, – кивнула королева-мать. – Эта цель вполне достойна того, чтобы я тебе помогла. Идите за мной.

Диана и Харпер переглянулись и, встав с кресел, последовали за бабушкой Дианы.

– Моя дочь была королевой, пока твой отец не воспользовался ее слабостью и, в конечном счете, не убил.

– Но тогда бы она убила меня и отца, – возразила Диана.

– Ты права, убила бы, но мы суккубы смотрим на это немного иначе, чем люди, которыми мы предпочитаем питаться. И как ты уже поняла, твоя мать не была обычным суккубом, и ее место заняла ты, но ты не суккуб. Поэтому править инкубатором не можешь, да и желания думаю, у тебя особого нет. Твой мир, это Трантаун, там ты и должна жить, но для начала нужно вернуть потерянное тобой влияние семьи. Я не могу послать с тобой армию истинных энхансеров, это не моя война и они нужны мне здесь. Возможно, ты удивишься, но желающих разрушить первый инкубатор предостаточно.

За разговором Харпер не заметил, как они подошли к лифту, находящемуся под охраной двух истинных. При виде королевы-матери они поклонились и разошлись в стороны, освобождая проход к кабине. Опустившись на три уровня, лифт остановился и выпустил их в небольшое помещение, напоминавшее научную лабораторию, с большой капсулой в центре зала. Харпер про себя отметил несколько высоковольтных кабелей подключенных к ней.

«Что-то мне не сильно хочется оказаться по ту сторону стекла и чтобы меня взбадривали электрическими разрядами», подумал Харпер, глядя на сооружение из стекла и металла.

– Я не могу дать тебе истинных, но могу помочь восстановить репутацию, и дать силу, – произнесла королева-мать, указывая на капсулу, внутри которой пробежало пара молний.

Эпизод-18. «Вторжение»

Королева-мать в общих чертах объяснила принцип действия капсулы, заверив, что машина модернизирует их браслеты. Конечно, в истинных они не превратятся, но определенно станут сильнее, чем обычные энхансеры.

– Да ну его на хрен, я в эту шайтан машину не полезу, – произнес Харпер, делая пару шагов назад. – Я и так достаточно крут, а судя по тому количеству энергии, которую вы подвели к этой машине смерти, там даже стальные яйца станут мягкими, – обосновал Нэй свой отказ.

– Трусишка, – хмыкнула Диана, направляясь к капсуле.

– Я не трус, но от вида этой хрени, у меня сжимается не только сердце, – возразил Нэй.

– Как скажешь, трусишка, а вот я женщина и сталь мне кружевное белье не оттягивает, так что размягчать мне нечего, поэтому я рискну, – ответила Диана, ставя ногу в открытую капсулу, временно отключенную от высокого напряжения.

Как человек с поверхности, Нэй понимал, что наверное он должен ее остановить, но с другой стороны это ведь ее выбор, да и вряд ли бабушка решилась просто так угробить внучку. Под землей, в изолированном обществе, где перемешались люди и демоны, и не сразу их определишь, кто из них кто, а некоторые и сами-то про себя не могут ответить однозначно на этот вопрос. У них жизнь проходит быстрее и жестче.

И то, что на поверхности может показаться опасным и не правильным, здесь воспринимается как неотъемлемая часть существования. И если Харпер хочет выжить в этом мире грехопадения ему стоит быть более жестким. Но, даже понимая головой все это, он все равно опасался влезать на электрический стул, пусть даже он выглядит по-другому и вообще прозрачный. Прежде чем закрыть капсулу, королева-мать приблизилась к Диане.

– В тебе течет кровь высшего сословия демонов, и твоя сила возрастет гораздо больше, чем у истинных энхансеров. Но мне от тебя будет нужна одна услуга.

– Что за услуга?

– Придя сюда, вы меня разбудили, и пробудили мой голод, – произнесла королева-мать. – И как ты успела заметить людей у меня не так чтобы очень, а легкая игра с твоим телохранителем только раззадорило аппетит.

– К чему ты клонишь?

– Я хочу сказать, что не обязательно убивать всех, я ведь могу забирать жизнь и во время боли. Всегда хотела узнать, как долго человек может протянуть, испытывая чудовищные многочасовые страдания. При хорошем питании, и забирая жизнь в момент удовольствия испытываемого человеком, я смогла питаться им в течение года, потом правда он все равно умер. И вот мне стало интересно, как долго протянет человек, испытывая противоположные чувства. Я отправлю с тобой двух истинных, они не будут вам помогать, да и вообще вы практически не будете их видеть. А когда найдешь подходящую кандидатуру, не убивай его, а позови истинных, они доставят его ко мне, и это будет считаться твоей платой за получение силы.

– Хорошо, когда я найду претендента на пытки, обязательно тебе его пришлю, – пообещала Диана.

– Договорились, – кивнула королева-мать, отходя от капсулы и запуская дьявольскую машину.

Толстый кабель от поступившего на него напряжения, завибрировал и загудел от удовольствия. Электрический разряд, достигший Дианы, не слабо так припечатал ее к стене капсулы. Молнии, бегавшие ранее хаотично внутри стеклянной камеры, начали бить в одно место, в энхансер на правой руке Дианы. По началу ее тело содрогалось в конвульсиях, но вскоре мышцы перестали реагировать на удары молний.

Складывалось такое впечатление, что она стала с молниями одним целым. В какой-то момент ее закрытые глаза открылись, и из них к стеклу протянулась тонкая сетка молний. Это длилось мгновение, а затем они исчезли, и Диана рухнула на пол капсулы. Королева-мать отключила подачу электричества и открыла створку. Диана довольно быстро пришла в себя и самостоятельно покинула систему для увеличения силы. Взглянув на браслет, она увидела значение в сто девяносто процентов.

– Спасибо, теперь я действительно твоя должница, – произнесла Диана, опуская руку с браслетом, и переводя взгляд на Харпера.

– Вот поэтому я и отправляю с тобой пару истинных, чтобы не затягивать с возвращением долга, – добавила королева-мать.

– Теперь твоя очередь, – обратилась Диана к Харперу.

– Да я в норме, – нервно усмехнулся Нэй, делая шаг назад, подальше от пугающего агрегата.

Харпер не заметил как Диана, и королева-мать оказались за его спиной, отрезав выход к лифту, и начали двигаться на него, планомерно отжимая его к капсуле.

– Ладно-ладно, – вынужден был капитулировать Нэй.

Под строгим присмотром двух фурий, Харперу пришлось залезть в капсулу. «Твою мать, и за каким спрашивается я надел то кольцо», подумал Харпер ожидая, когда его шарахнут парой мегаватт. По правде говоря, он боялся только одного, как бы не обгадить портки пока тело будут колбасить электричеством.

Подготовиться к экзекуции Харперу толком-то и не дали, удар пришелся неожиданно и мощно, и его накрыла абсолютная и всепоглощающая темнота. А затем спустя некоторое время его озарило просветление. Болезненный свет бил через закрытые веки прямо в мозг. Приподняв руку, он попытался прикрыть глаза ладонью, но еще на полпути свет неожиданно погас, подарив долгожданное блаженство глазам.

– Вроде живой, – услышал он приглушенный голос Дианы.

– И смотрю, не обгадился, что тоже плюс, – добавил голос королевы-матери. – Может его легким разрядом взбодрить? – предложила она.

– Нет! – выкрикнул Харпер пересохшим горлом и попытался спастись, отползая подальше от голосов, но лишь грохнулся с хирургического стола, на котором его приводили в чувства.

Падение возымело отрезвляющее действие, и Нэй окончательно пришел в себя.

– Вам меня что, убить хочется? – произнес Харпер, поднимаясь на ноги.

– В тебе слишком много разных сил, и они подавляют друг друга, – объяснила королева-мать. – Теперь ограничения сняты и ты сам можешь контролировать процент ускорения, а энхансер на твоей руке будет отображать только те цифры, которые ты будешь использовать непосредственно в бою. В не боя он вообще ничего не будет показывать.

– Выходит я теперь круче вареных яиц, – заметил Нэй, взглянув на темный экран браслета.

– Ну, я бы не говорила что все так уж розово-сопливо, есть и ограничения, – осадила его королева-мать. – Браслет теперь управляется только в голосовом режиме. Сразу ускориться до двух сотен не получится, разгон будет поэтапным. И следи, чтобы тебе не заткнули рот, иначе у многих появится шанс, иметь тебя пока ты мычишь.

– Какие-то у вас примеры специфические, – заметил Харпер, поправляя браслет.

– Я женщина, и примеры у меня соответствующие, хотя я и демон, но суть думаю, ты уловил.

– С таким-то красноречивым примером как не уловить-то, – хмыкнул Нэй.

– И еще одно, – добавила королева. – Браслет настроен на частоту твоего голоса, так что орать в попытке его запустить не нужно.

– Да за кого вы меня держите? – пробурчал Харпер.

– За дебила с поверхности, который умудрился попасть в Трантаун в самый неподходящий момент, – не стала королева скрывать от него того, что она о нем думает.

– Во всем виноват алкоголь и беспорядочные связи, – вынужден был признать Нэй.

– Связи с женщинами? – спросила она, посмотрев на Диану.

– У нас ничего не было и вряд ли будет, – резко ответила Диана на взгляд королевы.

– Гей что ли? – перевела она взгляд на Харпера. – Легкое происшествие со мной ни о чем не говорит, чары суккуба действуют на всех, за исключением евнухов.

– Что… я… нет, – возразил Нэй после короткого замешательства. – Я нормальный биологический объект эволюции, функция размножения у меня не нарушена. Ну, за грудь там подержаться, и все такое, а главное, если вам досталось наследство, не пытайтесь его сразу примерить.

– Ты о чем, какое наследство? – спросила Диана, удивленно посмотрев на Харпера.

– Да не важно, просто я хочу сказать, что начинать день с выпивки, вреден для последующей жизни.

– Ладно, приятно было поболтать, а теперь проваливайте, – решила закончить разговор королева-мать. – Я пятнадцать лет спала, и разговоры на голодный желудок меня утомляют. Пришлите мне кого-нибудь или я буду вынуждена запустить инкубатор со всеми вытекающими.

– В каком смысле, со всеми вытекающими? – не удержался от вопроса Харпер.

– Не сейчас, – встряла Диана, выталкивая его в сторону лифта. – Спасибо огромное за помощь, как найду подходящую кандидатуру, то непременно дам знать.

Покинув инкубатор, Диана и Харпер в сопровождении парочки истинных, отправились в обратный путь. Возвращались они той же дорогой что и шли к инкубатору. Показывать же другой путь истинные на отрез отказались, объяснив, что у них приказ только на доставку человека, которого им должна передать Диана и больше никаких контактов не предусматривается. Объяснив свою политику, истинные демонстративно отстали от ренегатов, метров на десять.

– Ну и ладно, зато теперь не будут подслушивать наши разговоры, – увидел Харпер положительный момент в ситуации.

В обратную сторону Нэй шел более раскрепощенным, чем когда они шли в неизвестность к инкубатору. Теперь опасаться истинных им уже не стоит, со старым отрядом они все вопросы урегулировали, а с новым, если конечно его пришлют, тоже не должно возникнуть проблем. Хотя Диана и лишена статуса правительницы инкубатора, но все же королевской крови.

Пройдя пару кварталов среди заброшенных зданий, Нэй обернулся, но истинных не заметил. Как их и предупреждала королева-мать, они сопровождающих даже видеть не будут, так все и произошло. Истинные следовали за ними, но на глаза старались не попадать, и у них это прекрасно получалось. Уже знакомая заброшенная улица вывела их к месту столкновения с первым отрядом.

– А где трупы? – спросила Диана, оглядываясь по сторонам. – Они же не демоны и не должны были раствориться в воздухе.

– Наверное, новый отряд убрал тела, – предположил Харпер, пожав плечами.

– Наверное, – без особого энтузиазма, согласилась Диана. – Нас всего-то пару часов не было, а они уже все убрали.

– Знаешь, есть одно правило, которое советует, что не на все вопросы нужно искать ответы, – покачал головой Харпер. – Но если ты хочешь мы, конечно, можем уделить пару минут на поиски пропавших трупов, кстати, один должен лежать возле той кучи, – указал он рукой направление. – Моя спина еще не забыла ее радушный прием, когда рогатый гад цинично меня в нее швырнул.

Приблизившись к развороченному хламу, труп они, как и предполагал Нэй, не обнаружили. Но зато был отчетливый след оставленный трупом который кто-то оттащил за угол. Тот, кто волочил труп им же и заметал собственные следы, но один след все же остался. Он был наполовину стерт, и тащивший труп просто его не заметил, и этого было достаточно, чтобы понять, что след не принадлежит человеку. Завернув за угол, Харпер окончательно уверился в своих подозрениях. От трупа остались лишь обрывки одежды, вымазанные какой-то слизью, которая продолжала разъедать и эти небольшие лоскуты.

– Я не знаю, кто это сделал, но сильно обрадуюсь, если мы избежим, знакомства с ними, – произнес Нэй, разглядывая остатки трапезы оставленные незнакомцем.

– Это личинка чистильщика, – раздалось у них за спиной.

– Вы ребята как-то предупреждайте заранее о своем появлении, я чуть не обделался, – схватившись за сердце, произнес Нэй. – Не хотелось бы при даме попасть в такой конфуз.

– Личинка ищет падаль, и если ее не убить, то после поедания трупа она эволюционирует в проводника, который откроет проход для чистильщиков, – продолжил говорить истинный, не обратив внимания на замечание Нэя, по поводу его испуга.

– Парни я, конечно, все понимаю, но это не наша забота, у нас и без этого дел по горло, – произнес Харпер, поворачиваясь к недоеденной трапезе личинки.

Сделав пару шагов по направлению к улице, по которой они рассчитывали выйти к станции, до уха Нэя долетело стрекотание. Оно шло буквально со всех сторон.

– Чистильщики, – произнес истинный, сбрасывая с себя плащ, его товарищи поступили аналогичным способом.

Стоя с оголенными торсами, они активировали браслеты, и стали пристально наблюдать за темными провалами окон.

– Кто такие чистильщики? – спросила Диана, вынув лезвия.

– Насекомые, и если с ними не покончить сразу, то они расползутся как тараканы, и пока не пожрут здесь всех не успокоятся, – ответил истинный.

– Ну, может, мы все же успеем сигануть в вагонетку, и только они нас и видели, – предложил Харпер. – Я, знаете ли, не особый специалист по тараканам.

– Поздно, они нас не выпустят, – разочаровал Нэя истинный. – Передовой отряд обычно зачищает территорию проникновения, чтобы обреченные на гибель не смогли организовать оборону.

– И вернуться в инкубатор мы вероятнее всего тоже не сможем, я правильно понял? – озвучил Харпер риторический вопрос, внимательно следя за окнами.

– Только в том случае, если останемся, живы, – ответил истинный. – Началось, – добавил он, выпустив когти.

Харпер обернулся на треск, раздавшийся позади и, выхватив пистолет, прострелил голову уроду, выпрыгнувшему из окна. Чистильщики оказались похожи на саранчу, которую усиленно кормили стероидами до тех пор, пока она не вымахала размером с человека и не стала ходить на двух ногах. Нужда в крыльях с таким-то весом, да еще и под землей понятное дело отпала. Хотя если разобраться они были лишь похожи на саранчу, но определенно ей не являлись. Просто это первое что пришло Харперу в голову.

Пуля, выпущенная навскидку, пробила хитиновый панцирь и опрокинула тварь на спину. А вот потом чистильщики очень активно полезли из окон и дверей, некоторые даже атаковали с крыши. Хорошо, что у них не было такой же регенерации, как и у истинных, иначе бы все закончилось гораздо раньше и с заранее известным результатом, который был определенно не в пользу ренегатов. А так они уже уложили пятерых, по одному Харпер и Диана и троих истинные.

Чистильщики, не смотря на это, продолжали лезть со всех щелей, то справа, то слева обязательно появлялся, обладатель уродливых жвал. Они не напирали сплошным потоком, и это вселяло надежду, что им все же удастся выстоять. Пара истинных работала как хорошо отлаженный механизм. Один их них схватил передние лапы чистильщика, а второй молниеносным движением снес гаду пол черепа, разбрызгав по сторонам зеленую слизь.

Диана в этот момент как раз отделяла голову одному из двуногих насекомых, когда возле Харпера приземлилось сразу пара чистильщиков. Вскинув пистолет, Нэй так и не успел выстрелить, ему показалось, что саранча как-то стала быстрее двигаться. В голову пришли два варианта или он устал или они разогрелись. Так и не решив эту загадку, Харпер получил по лицу и прилег отдохнуть возле стены, но оружие из рук он не выпустил.

– Твою мать! – ругнулся Харпер, поднимаясь на ноги и сплевывая попавший в рот песок.

Взглянув на темный экран браслета, он еще раз ругнулся, вспомнив, что энхансер теперь управляется голосом, а не автоматически как это было раньше. Чистильщики, приложившие ему хорошенько ранее теперь неслись к человеку с жаждой довести до конца начатое и зачистить территорию от особей другого вида.

– Ускорение сто процентов, – прошептал Нэй, смахнув кровь с подбородка.

Браслет ожил, и чистильщики как-то неожиданно замедлились. Харпер ринулся им на встречу и, проскочив между двух хитиновых тел, резко развернулся, всадив каждому по пуле в затылок. Чистильщики продолжали бег по инерции, но брызнувшая из голов слизь первой достигла стены дома, а через мгновение в нее воткнулись и мертвые тела насекомых. Ударившись в стену и упав возле нее, мертвые чистильщики продолжали перебирать конечностями, хотя их мозг давно уже был мертв.

Обернувшись в ту сторону, где бились истинные и Диана, Харпер поспешил им на помощь. По дороге он отправил к праотцам пятерых чистильщиков, прыгавших на него с крыш и оконных проемов. А, пробегая мимо одного из подъездов, он нос к носу столкнулся с выскочившим из дома уродцем. Не задумываясь, Харпер ударом локтя вмял фасеточный глаз саранче практически до затылка. Двуногое насекомое снесло, словно пушинку и, разбрызгивая сопли, он влетел обратно в темноту дверного проема. Когда Харпер добежал до Дианы, с саранчой они уже разобрались и без него.

– Ты посмотри, а вот и мой телохранитель, и как всегда вовремя, – произнесла Диана, не скрывая сарказма в голосе.

– Да я территорию защищал, чтобы вам меньше досталось, – объяснил свою задержку Нэй.

– Территорию нужно зачищать не вокруг мусорных контейнеров, а вокруг меня.

– А я никогда не скрывал что телохранитель из меня хреновый, – пожал плечами Нэй.

Истинных, разговор ренегатов мало интересовал, они подобрали брошенные ранее плащи, и укутались в них, изображая из себя монахов.

– Ну, положим весь разведотряд, мы ушатали, – посмотрев вокруг себя, произнес Харпер. – Теперь-то мы можем уже покинуть гостеприимный дом твоих родственников, – добавил он, взглянув на лежащий рядом труп чистильщика.

– Мы все возвращаемся, и готовимся к обороне, – произнес один из истинных.

– Минутку амиго, я, конечно, понимаю, что вы парни без нас жить не можете, но у нас вроде как дела имеются, так что давайте-ка вы сами предупредите хозяйку инкубатора, а потом и нас нагоните, – выдвинул идею Харпер. – Обещаю, мы будем ехать медленно.

– Нет, лучше вам вернуться с нами, – стоял на своем истинный.

– Это, с какого такого похмелья?

Истинный, кивком головы, указал куда-то за спину Харпера. Нэй обернулся и увидел, как Диана смотрит в том же направлении. Проследив за ее взглядом, Харпер заметил, как в конце улицы появились пятна абсолютной темноты, и они становились все больше и больше, а затем из них посыпалась бескрылая саранча.

– Истинный прав, – прошептала Диана. – Нам лучше последовать его совету.

– Парни, я тут подумал, что еще не все видел в инкубаторе, да и отлить что-то захотелось по культурному, знаете ли, а не как обычно в подворотне, – смотря на появляющихся чистильщиков, медленно произнес Нэй.

Истинные как-то странно на него посмотрели, видимо пытаясь понять, что он этим хотел сказать.

– Не обращайте на него внимания, он дебил, – бросила Диана, проходя мимо истинных, в сторону инкубатора.

– Не надо так откровенно бросать тень на мой имидж, – прошептал Нэй, нагнав Диану.

– Нельзя бросить тень на непроглядную тьму, – возразила она.

– А ты не задумывалась что глубоко в душе я совершенно другой.

– Не хочу тебя расстраивать, но я так глубоко не копаю.

В этот момент истинные прибавили шаг, и ренегатам тоже пришлось ускориться.

– Сколько у нас осталось времени до нападения хитиновых братьев, – поинтересовался Харпер у истинных.

– Примерно полтора часа. Пока они собирают рой, нападения не будет, а вот потом или мы их или они нас. Последнее происходит чаще, а наш инкубатор сейчас не в лучшем состоянии.

– В каком смысле чаще, они что, уже нападали на инкубатор?

– Не скажу, что это происходит часто, но два нападения наш инкубатор выдержал. А вот сейчас мы оказались не достаточно готовы к атаке. Жаль, что запуск инкубатора потребует как минимум двух недель.

– Выходит, не убей мы патруль, то и личинка бы сюда не проникла, и этого всего не было бы? – вынужден был Нэй отчасти признать свою вину в разворачивающихся событиях.

– Это не совсем так, – возразил истинный. – За сотню лет без нападений, мы потеряли бдительность, и это закономерная расплата. Я только надеюсь, что кара не будет фатальной для инкубатора.

Возле инкубатора их уже поджидала стража с немым вопросом во взгляде.

– Чистильщики, – произнес истинный, поравнявшись со стражей, и дальнейших объяснений уже не требовалось.

Как только они вошли под защиту крепких стен инкубатора, им навстречу вышла королева-мать.

– Почему-то я не удивлена таким развитием событий, – произнесла она. – Появление твоего отца привело к смерти моей дочери. Теперь явилась ты, и весь инкубатор подвергается истреблению чистильщиками. Возможно, я ошиблась, и мне не стоило тебя награждать силой, а надо было тебя убить.

– Это бы не помогло, – возразила Диана. – Когда ты нас увидела, заградительный отряд, посланный тобой, был уже уничтожен.

– Да, это так, но я могла бы получить моральное удовлетворение.

– И лишилась бы двух отличных бойцов, а в сложившейся ситуации, думаю, последнее перевешивает простое моральное удовлетворение.

– А ты права, Диана, и я рада, что сделала правильный выбор, – кивнула королева-мать. – Идите на стены, мне нужно подготовить инкубатор к защите.

Истинные повели ренегатов на стену, где располагалась первая линия обороны. По пути, истинный вкратце ввел их в курс оборонительных сооружений инкубатора. По идее первая линия должна была остановить атаку чистильщиков, и ранее именно так и происходило. Но вот сейчас совсем другое дело, инкубатор не активен, и истинных минимальное количество. Они были оставлены из расчета отражения небольших посягательств, но не от нападения роя чистильщиков. Есть еще вторая и третья линии обороны, и только прорвав их все, противнику может выпасть шанс уничтожить инкубатор.

Пока Нэй и Диана шли по коридорам, они так и не заметили ни вторую, ни третью линию обороны. Возможно, они хорошо замаскированы от посторонних глаз. Хотя Нэй нашел этому довольно банальное объяснение, слишком мало истинных, чтобы их хватило на вторую и третью линии. И лишь когда они поднялись на стену, Харпер увидел и осознал, всю опасность их положения. Вся территория на подступах к инкубатору, кишит готовящейся к атаке двуногой саранчой. Тем временем защитники с максимальной скоростью подготавливали инкубатор к обороне. И в дело шло не только банальное холодное оружие, но и кое-что посерьезней ножей и мечей, их они решили оставить на крайний случай.

К замаскированным до этого бойницам подтаскивались крупнокалиберные пулеметы. Подобное вооружение, хотя и в небольшом размере, но все же вселяло некоторую уверенность, в то, что не все еще потерянно, и шанс не сразу умереть имеется.

Ренегатов никто из истинных похоже не собирался подключать к подготовке защитных систем. Видимо они решили, что Диана и Харпер сами разберутся, куда им нужно будет встать в случае необходимости. А в том, что нападения не избежать, сомневаться не приходилось. Передний край войска саранчи начал понемногу двигаться в сторону инкубатора, и по рядам истинных пробежала команда готовности.

Пулеметные ленты, сложенные в рулоны у бойниц, готовы в любой момент быть снаряженными в смертоносное оружие. Передний край чистильщиков начал неожиданно редеть. Но этот эффект был связан с тем, что саранча перешла в наступление, и плотный передний ряд рассыпался, от того что чистильщики рванули к инкубатору. Истинные направив на хитиновую массу оружие пока не собирались тратить боезапас, и терпеливо ждали, когда насекомые подойдут на расстояние, с которого промахнуться будет проблематично. И через какие-то считанные минуты они вышли на него. Шквальный огонь, обрушился на чистильщиков, когда до инкубатора оставалось каких-то двести метров.

Пули без труда рвали хитиновую броню, разбрызгивая по сторонам темно-зеленую слизь. Первые ряды чистильщиков были истреблены за считанные секунды, но потери, похоже, их совершенно не интересовали, они просто не знали что это такое. Ну, подумаешь, пара сотен полегла за пару минут, да кого это волнует, когда в запасе еще пара тысяч. Видимо именно с таким настроем чистильщики и штурмовали инкубатор, по крайней мере, Харперу показалось именно так.

Собрав кровавую жатву, пулеметы умолкли, ожидая, когда их заправят новыми лентами. А вот чистильщики, пользуясь своим преимуществом в живой силе, напирали на инкубатор без остановок, и пока истинные перезаряжали пулеметы, чистильщики добрались до стен.

Под стеной инкубатора они находились в слепой зоне, и достать пулеметы их не могли. Вонзая в стену острые когти, они начали быстро подниматься по стене к видневшимся наверху бойницам. Это был уже не первый штурм инкубатора в его истории, и защитники были готовы к такому повороту событий. Вооружившись ручными пулеметами, истинные цепляли тросы с карабинами к поясу и выпрыгивали из бойниц. Натянутый трос крепко удерживал истинного пока он, упираясь ногами в стену очищал ее от саранчи.

Пока одни истинные ликвидировали опасность в слепой зоне, другие, используя крупнокалиберные пулеметы, перемешивали саранчу в кровавое месиво на подступах к инкубатору. Но все прибывающая орда чистильщиков, казалась Нэю неиссякаемой рекой накатывающей волнами. И это будет происходить до тех пор, пока живое море не поглотит инкубатор полностью. А самое обидное для Харпера было то, что он стоит в стороне, как наблюдатель и ничем пока не может помочь.

У свесившихся из бойниц истинных, боекомплект подошел к концу и их быстро втаскивали обратно. А те немногие чистильщики, которым удалось избежать смертоносных пуль, ускорились и практически следом за истинными, забрались в бойницы. И вот здесь наконец-то дело нашлось и ренегатам.

Эпизод-19. «Неожиданная помощь»

Из ближайшей к ним бойницы, показалась хитиновая морда чистильщика и, получив пулю в висок, быстро убралась обратно, следующего встретила Диана. Проскочив мимо него, она остановилась и с любопытством наблюдала, как чистильщик пытается удержать слабеющее тело в бойнице. Цепляясь когтями за гранитные стены, он не оставлял попытки забросить тело на стену, но из вспоротого Дианой горла выплевывалась не только слизь, но и жизнь чистильщика. Еще одна попытка забросить себя в инкубатор завершилась провалом, и хитиновое тело вывалилось наружу, оставив о себе память в виде глубоких царапин на граните. С остальными справились истинные, обезглавив всех кто имел неосторожность перемахнуть через стену.

Пока перезаряжались ручные пулеметы, крупнокалиберные перемалывали, прущие на инкубатор волны саранчи. Но количество нападающих было так велико, что даже пулеметы не могли их остановить, единственное чего они добились это замедлить поток. Хотя с таким же успехом можно пытаться остановить накатывающую волну.

Пули, врезаясь в хитиновую массу, бесследно исчезали в ней, а на месте погибших мгновенно вставали следующие чистильщики. Пулеметы тем временем начинали перегреваться и один за другим заклинивали. Черная масса чистильщиков достигла стен инкубатора и полезла наверх. Но защитники оказались готовы к такому повороту событий, и возле бойниц появились корзины, доверху наполненные осколочными гранатами.

– Теперь и вы можете помочь, – произнес истинный, подтащив к бойнице сразу две корзины.

Скорость истинных и ренегатов была достаточной, чтобы первая граната только еще подлетала к земле, а за ней вслед, выстроились еще девять. Взрывы сотни гранат нанесли ощутимый удар напирающей массе чистильщиков. Поражающие элементы гранат рвали саранчу во всех направлениях, и укрыться им было негде.

Обязательно какой-нибудь небольшой кусочек металла найдет на тебе подходящее место, чтобы разворотить его в дым. Помимо поражающих элементов, гранаты оглушили порядочное количество чистильщиков. И даже если они не попали под осколочные ранения, то оглушенные особи, потеряв ориентацию в пространстве, бродили кругами, сталкиваясь друг с другом и не зная, куда им идти дальше.

И вот в это время в дело вступили остывшие пулеметы, добив ничего не понимающих противников. Правда, радоваться победе им не пришлось. Небольшая группа во главе с проводником, под шумок незаметно пробралась к главным воротам инкубатора и, открыв туннель прямо возле них, вызвало на свет довольно необычных чистильщиков.

– Плевуны, – сообщил истинный, взглянув вниз. – Если не удастся закрыть этот портал, то они прожгут стену и тогда уже нам будет не остановить чистильщиков.

Несколько истинных используя острые когти, заскользив по стене, ринулись к проводнику. Насколько Нэй понял именно его жизнь и была основным ключом к порталу в случае смерти проводника автоматически начнут закрываться и открытые им проходы. Дело в том, что проводник может держать открытым только единственный портал, но Нэй прекрасно видел, что основная масса чистильщиков все продолжает прибывать и прибывать из ранее открытых разрывов.

Кто бы что ни говорил, но пока эти трое проводников остаются живыми инкубатору физически не выстоять против такого навала врагов. Даже если убить одного, то из трех открытых порталов выползет еще не один проводник, и таким образом будет открыт еще один разрыв, и все это будет продолжаться до тех пор, пока сопротивление окончательно не будет сломлено.

Двуногая саранча закрыла собой проводника, чтобы к нему не смогли подобраться истинные, спрыгнувшие со стены и торопящиеся к недавно открытому разрыву. Хотя саранча и не сильно переживала за собственную жизнь, выполнение поставленной задачи являлось приоритетом для чистильщиков.

Истинные увидев перед собой стену из саранчи, вынули гранаты и словно бейсбольные мячи метнули их в живую стену. Скорость полета гранат была настолько высока, что они легко пробили несколько тел чистильщиков насквозь. И лишь в глубине живой изгороди гранаты сработали, образовав небольшой проем в которой и ринулись четверо истинных.

Но едва они достигли прохода, как саранча мгновенно его закрыла, окружив энхансеров собственными телами. Четверка истинных не обратила на это внимание и продолжила движение в сторону проводника. Те же, кто вставал на их пути мгновенно превращались в перемолотое когтями месиво. Но и чистильщики тоже не оставались в долгу, несмотря на безумную регенерацию истинных один из них все же лишился головы, а еще двое превратились в одноруких.

И даже в таком варианте истинные продолжали сокращать дистанцию между с собой и проводником, удерживающим открытым портал. Вылезшие из портала несколько плевунов видя что саранча возможно и не успеет остановить истинных приближающихся к проводнику изрыгнули из себя потоки светящейся слизи, которая мгновенно растворяла все чего только касалась.

Плевуны не задумывались о том, что истинных окружают и собственные сородичи они уничтожали все подряд главное, чтобы угроза была ликвидирована, и сколько бы собственных собратьев не было уничтожено, это уже не имело никакого значения.

Рвущийся первым истинный заметил опасность и высоко подпрыгнул, пытаясь добраться до проводника и избежать рвотных масс плевунов. А вот следующие за ним товарищи оказались настолько обессилены, что уже не могли избежать опасности, и их накрыло светящейся слизью.

Спустя какие-то мгновения их тела полностью растворились также как и тела саранчи попавшей под потоки, изрыгаемые выползшими из разлома собратьями. Остальная саранча мгновенно расступилась, чтобы не попасть в смертельное озеро, пожирающее все, до чего только могло дотянуться.

Истинный пытавшийся до этого прыжком избежать опасности не смог полностью перепрыгнуть содержимое желудков плевунов и приземлился на самый край слизи, угодив в нее ногами. Проводник тоже находился практически на краю ядовитого озера, а рядом с ним стоял двуногий урод и, не задумываясь о собственной жизни, набросился на истинного, чтобы столкнуть его в смертельное озеро и оградить проводника от опасности. Но ему не хватило какого-то мгновения и в тот момент, когда он ударил истинного в грудь и вместе с ним полетел в смертельное озеро, следом за ними туда же отправился и проводник, которого крепко держал за ногу энхансер.

Плевуны напоминали собой огромных слизней, скоростью они так же не отличались, поэтому, когда портал закрылся, то половина слизня выползшего из него так и осталось половиной. Разрыв схлопнулся, аккуратно разделив слизняка напополам.

Плевун был уже мертв, но мышечные волокна продолжали сокращаться, и он продолжал ползти. Неуправляемая сознанием часть тела продолжала двигаться до тех пор, пока не погрузилась в ядовитое озеро, где мгновенно и растворилась.

Нэй, как и остальные обороняющиеся прекрасно понимал, что это лишь небольшая отсрочка он неминуемой погибели. До тех пор пока будут открыты остальные порталы, ход сражения не изменится. Боезапас постепенно сокращается, живой силы тоже становится меньше. По большому счету саранче нужно лишь дождаться, когда защитников станет совсем мало и вот тогда одним мощным ударом они сомнут инкубатор и, проникнув внутрь, полностью его уничтожат.

Проблема заключалась в том, что до остальных порталов с этой стороны никак нельзя было добраться, все пространство перед инкубатором кишело саранчой, и что с ней делать никто толком не знал. Оставалось лишь дожидаться действительно окончания боеприпасов и идти врукопашную. Неожиданно Харпер почувствовал, как пол под ногами начал передавать какую-то вибрацию.

– Что происходит? – поинтересовался он, у стоящего рядом истинного.

– Королеве-матери каким-то образом удалось пробудить защитников инкубатора, – ответил он.

– Но ведь это хорошо, если на нашей стороне буду защитники?

– Хорошо, – кивнул истинный. – А вот для людей не очень. Для того чтобы утихомирить защитников надо будет принести в жертву пару сотен человеческих жизней, но я не уверен, что до этого может дойти.

– В каком смысле не уверен? – спросила Диана.

– Хотя королева-мать и пробудила защитников, но они ослаблены, слишком скорое пробуждение не позволяет им использовать собственную силу в полном объеме, поэтому вопрос выживания все еще продолжает стоять на повестке дня.

Тем временем в стене инкубатора опустилась огромная плита, открывая доступ к внутренней части, куда и ринулись чистильщики, но тут же были отброшены обратно. Из открывшегося прохода на наступающую орду чистильщиков выползли два демона. Каждый из них ростом был до половины стены, где на вершине находился Харпер с Дианой и защитниками.

– Ни хрена себе детина, – только и мог сказать Харпер. – Даже не представляю, как такого вообще можно завалить, да и возможно ли.

После того как плита выпустила наружу демонов, она медленно стала подниматься, но особо шустрые чистильщики все же решили проникнуть внутрь, пока она не закрылась полностью и вот тут Диана вместе с Харпером и несколькими истинными помчалась вниз, чтобы встретить неприятеля.

Внутрь инкубатора прорвалось около двадцати чистильщиков, но их уже встретили двое истинных, которые отвечали за закрытие входа. К тому моменту, когда Харпер с Дианой спустился вниз, с большей частью саранчи уже было покончено, и Харпер успел подстрелить только двоих, а Диане так вообще никто не достался.

Ликвидировав угрозу проникновения, они вернулись обратно на стену, чтобы наблюдать за ходом битвы с высоты бойниц инкубатора. Демоны не теряли времени даром и успели расчистить довольно большое пространство перед собой. Орудуя огромными когтистыми лапами, они словно дворники сметали опавшую листву. Но, как и дворник пытавшийся очистить двор от листвы в ветреный день, так и демоны не добивались особого результата. Как ветер, опять заносивший двор листвой, так и открытые порталы приносили все новые и новые орды чистильщиков.

Плевунов стражи раздавили в первую очередь, потому что именно они представляли для них главную угрозу. Саранча тоже пыталась прогрызть в них дыры, но по началу у них это не особенно хорошо получалось, хотя вода камень точит, поэтому то, что стражи не обращали внимания на наносимые им раны чистильщикам даже пошло на пользу.

Постепенно травмы стали заметней, но ослабленные демоны слишком поздно поняли собственную ошибку. Вначале на ногах, а затем и на спине появились едва заметные места, откуда сочился черный дым, но с каждым разом этих мест становилось все больше и больше. Пока защитники бились под стенами инкубатора, истинные держали нейтралитет и лишь наблюдали за происходящим с высоты бойниц.

Иногда правда рявкали крупнокалиберные пулеметы обстреливая тех чистильщиков которые пытались приблизиться к инкубатору но этим в принципе все и ограничивалось. Защитники являлись безумными демонами и по большому счету они не сильно переживали, кого будут убивать союзников или противников. Хотя чистильщики тоже не собирались тупо погибать от ударов стражи, и Нэй заметил, как в сторону демонов направилось около десятка плевунов.

Пока защитников отвлекала саранча плевуны подобрались на достаточно близкое расстояние к демонам и стали изрыгать вокруг них едкую слизью. Один из стражей в пылу битвы случайно наступил в искусственное озеро и тут же его нога начала превращаться в дым. Он попытался выбраться из ловушки, но половины конечности уже не существовало и, потеряв равновесие, демон завалился на спину.

Подмяв под себя, довольно большое количество саранчи он, тем не менее, попытался подняться и отрастить конечность. Но находящиеся поблизости плевуны не собирались давать ему такой возможности и с большей скоростью начали изрыгать на демона ядовитую слизь.

Взревев от боли, защитник инкубатора стал молотить огромными лапами в разные стороны, и ему все-таки удалось, зацепить лапой двух плевунов. Правда, пробив их тела, он освободил содержимое внутренностей, и его лапа исчезла в черном дыму. Чтобы добить наполовину искалеченного демона у саранчи это отняло не больше нескольких минут, и в итоге нападавших на какое-то мгновение покрыл черный дым, а потом его затянуло в землю.

Второй страж понял ошибку собрата и не собирался ее повторять, хотя и было заметно, что сила его уже подходит концу. Переступив через светящуюся зеленым слизь плевунов, он направился в сторону трех открытых порталов. Видимо чистильщики ожидали от него чего-то подобного, поэтому, когда он вошел на территорию заброшенных зданий, на него из окон полилась едкая слизь.

Сосредоточив внимание на порталах, он не заметил подготовленную для него ловушку, а разрушение парочки зданий ему не сильно помогло, потому что тело уже вовсю дымилась, и он вынужден был рухнуть между домов, где на него, и набросились чистильщики. Добить лежачего демона для них не составило особого труда и вскоре черный дым, заполнивший переулок навсегда исчез в щелях скальной породы.

В тот момент, когда с защитниками инкубатора было окончательно покончено, чистильщики подпитываемые из трех открытых порталов ринулись на последний штурм крепости чтобы окончательно смять и разорвать обороняющихся в инкубаторе.

Снарядив последний магазин, Харпер повернулся к Диане.

– Ты уж извини, но телохранитель из меня действительно никакой, – невесело усмехнулся он.

– А я всегда тебе об этом говорила, – ответила она. – Но даже с таким паршивым охранником я смогла добраться до дома, где родилась. Так что возможно я не права, и ты был лучшим энхансером семьи Вега.

– Это ты меня еще в постели не видела.

– И слава богам, что не видела, а то помирать разочарованной это уже совсем, последнее дело. Ты уж не обижайся Харпер, но ты не мой типаж меня привлекают те, кто с небольшими рожками, а у тебя всего лишь клыки.

– Да уж рогов у меня действительно нет, и хочется думать что никогда и не будет, улыбнулся Харпер.

В этот момент на стену поднялась королева-мать, она была закована в тонкой выделки броню, а в руках сжимала узкий и по виду легкий меч. Но Харпер ни на миг не сомневался что прочности этого, казалось бы, игрушечного меча могли позавидовать и мечи более солидного вида. Королеву-мать сопровождали около десятка истинных энхансеров они были последние кто находился в инкубаторе, остальные пока не могли проснуться.

Саранча, не имея больше преград, подступила практически к самым стенам инкубатора. Королева-мать кивнула, и крупнокалиберные пулеметы в последний раз взревели, посылая в противника оставшийся боекомплект. На краткий миг показалось, что они остановили атаку чистильщиков, но это лишь показалось.

Сначала один пулемет замолк, а затем его примеру последовали и остальные. Оставшийся десяток гранат уже ничего не мог изменить, и по большому счету никакой роли не сыграл, саранча эти взрывы даже не заметила. И когда Харпер уже готовился подороже продать свою не особо ценную жизнь, в тылу чистильщиков начало что-то происходить.

Харперу даже показалось, что он слышит звуки работающих сверхзвуковых винтовок Отряда Силовой Секции, но потом он отогнал эти мысли, потому что это лишь игра воображения, которое подсовывает его разуму иллюзии осознавая, что его конец уже близок. Единственное на чем Нэй сейчас должен сосредотачиваться это на приближающихся чистильщиках ведь они, видя конечную цель своей миссии, только прибавляли скорость.

А когда первые ряды уже начали подъем по стене, вся эта лавина неожиданно замерла, словно с ней что-то произошло или она получила другой приказ, отменяющий нападение, но в это мало кто верил. Тем не менее, чистильщики отступили, немало удивив своим поведением не только Харпера и истинных, но и саму королеву-мать.

Саранча вперемежку с плевунами развернулась и направилась в сторону, откуда ранее пребывало подкрепление, но сейчас его поток неожиданно иссяк.

– Кто-то на них напал с тыла, я слышу выстрелы, но они не похожи на звук нашего оружия, по крайней мере, я такого звука еще не встречал, – произнес стоящей рядом с королевой-матерью истинный.

– Не может быть, – прошептал Харпер.

Теперь он точно знал, что это не игра воображения, а выстрелы реально были из сверхзвуковых винтовок.

– Ты знаешь, кто это? – повернулась к нему королева-мать.

Нэй не ответил он был полностью сосредоточен на том, чтобы увидеть тех о ком он думал, и его ожидания оправдались. Из района заброшенных зданий появился отряд бойцов закованных в экзоскелеты идущих плотным строем и перемалывающих в мясо всех кто попадался им в прицелы.

– Кто это? – еще раз спросила королева-мать, но уже болеешь требовательным голосом.

– Наше спасение, – ответил Харпер, не переставая улыбаться.

Позади шеренги бойцов ОСС двигалась фигура, в которой Харпер узнал шефа. По мере приближения стальных воинов к инкубатору и конечной зачистки территории от чистильщиков веселое настроение Харпера постепенно начало сходить на нет. Он конечно рад видеть шефа, но где-то на подсознательном уровне он все-таки опасался, а не натворил ли он здесь чего-нибудь страшного, что потребовалось вмешательство непосредственно аж самого капитана седьмого отряда.

Быстро пробежав по воспоминаниям, Нэй вроде ничего подозрительного в своих действиях не обнаружил, но это с его точки зрения, а нормальному человеку все его действия могут показаться подозрительными. Когда территория полностью оказалась, освобождена от саранчи, главные ворота инкубатора распахнулись, предлагая нежданным спасителям войти внутрь.

Бойцы в экзоскелетах остались снаружи, внимательно следя за периметром, а внутрь вошел только капитан седьмого отряда. Его встречали все защитники инкубатора во главе с королевой-матерью.

– А ты смотрю, все так же являешься без приглашения, и когда тебе захочется, – произнесла она, презрительно смерив взглядом Рино.

– Так от суккуба приглашения едва ли дождешься.

– А ты бы в свое время не хамил будущей королеве, то глядишь и приглашение получил бы одним из первых.

– Даже не знаю, что и ответить но, похоже, от твоих приглашенных толку никакого один бардак и деградация.

– Послушай они, что знакомы? – шепнул на ухо Диане Харпер.

– Понятия не имею, но видимо все именно так и есть.

– Шеф у меня тут все под контролем, – сообщил Нэй, когда Рино проходил мимо него.

– И это ты называешь под контролем? – прожег его взглядом капитан.

– Ну, это если посмотреть на картину в общих чертах, не приглядываясь так сказать к деталям, то все вроде не так уж и плохо как может показаться на первый взгляд.

Капитан ничего не ответил, лишь хмуро смотрел на подчиненного и в этот момент Харпер едва не обделался, но шеф вовремя отвел от него взгляд, и конфуза не произошло.

– Когда вернемся на базу, составишь подробный отчет со всеми деталями, – предупредил он его и собрался, было подойти к королеве-матери, но Харпер его опять отвлек.

– Шеф, а может быть кто-то другой, составит отчет, а то я пишу с ошибками.

– Да это малец не самая твоя большая проблема, – обернулся он к подчиненному. – Основная твоя проблема в том, что ты живешь с ошибками, так что заткнись и завтра к утру, чтобы у меня был рапорт со всеми подробностями и красок можешь не жалеть.

Когда капитан поравнялся с королевой-матерью, то они уже ни на кого внимания не обращали и в сопровождении двух истинных удалились приемную королевы.

– Так это и есть твой начальник? – спросила Диана, провожая капитана пристальным взглядом.

– Он самый, – кивнул Нэй. – Я его боюсь до жути, видела, как он на меня посмотрел, аж в дрожь бросает.

– Ты прав бросает, – задумчиво произнесла Диана.

– Минутку радость моя демоническая ты слюни-то подбери, а то боюсь, бабуля не оценит твоих видов на ее добычу.

– В редких случаях, но даже ты бываешь прав, – взяла себя в руки Диана. – Он староват для меня, но мужчины именно с такой харизмой меня привлекают.

– Погоди, ты же говорила, что тебя привлекают рога, а у него их нет.

– Ни рога, а рожки глухая ты тетеря.

– Но у меня тоже харизма есть, многие ей обзавидуются, – возразил Харпер.

– Видела я твою харизму, штаны едва не намочил от взгляда начальника.

– Но ведь не намочил и это факт, да и вообще в седьмой отряд кого попало, не берут, и знаешь ли, нас наверху каждая собака знает. Мы, между прочим, там, на первых полосах вестника ГСС, так что пользуйся моментом пока знаменитость рядом с тобой.

– Я уже говорила, что ты не мой типаж, но мне вот все же интересно, откуда они друг друга знают?

– Да чего тут знать-то, – удивился Нэй. – Он демон твоя бабуля тоже из этого же теста вот где-то здесь во тьме два одиночества и повстречались.

– Когда наш мир впервые столкнулся с верхним, то первым представителем верхнего мира сюда был направлен именно он, – произнес стоящий рядом истинный.

– Это, с какого такого перепугу сюда направили капитана седьмого отряда? – засомневался Харпер.

– А он не был наблюдателем, он здесь был в качестве посла и именно он смог наладить контакт между нашими мирами. И как мне рассказывали, он был частым гостем у королевы-матери, правда тогда она была просто королева.

– Етижи пассатижи, так что же это получается капитан, твой дедуля? – удивился Харпер собственной догадке. – То есть ты внучка моего шефа? Выходит это даже хорошо, что мы с тобой не переспали, а то я в самом расцвете сил и помирать как-то не хочется.

– Вот и держи эту мысль на виду, а то ведь я могу шепнуть дедушке о том, что его подчиненный приставал ко мне с похабными предложениями.

Харпер пытался найти какую-нибудь подходящую фразу для столь щепетильной ситуации, но его поиски прервали открывшиеся двери приемной королевы, из которых вышли двое истинных, а следом и сама королева-мать в сопровождении капитана седьмого отряда.

– Так, – произнесла королева-мать. – То, что здесь произошло, не должно выйти за пределы первого инкубатора, – посмотрела она на Харпера. – Портал, который был задействован со стороны верхнего мира, после того как закроется, больше не сможет быть восстановлен. Все контакты с верхним миром до момента нормализации обстановки в нижнем, приостановлены и об их возобновление пока речи идти не может. Также сюда вернулся представитель нижнего мира. Я благодарю сотрудников Городской Санитарной Службы за то, что пришли на помощь в нужное время. Через две недели инкубатор полностью восстановится, и я помогу внучке восстановить репутацию семьи Вега. А так же я благодарна энхансеру Нэю Харперу за то, что он помог моей внучке добраться сюда и не позволил ее убить. На этом по обоюдному согласию представители верхнего мира отправляются обратно и навсегда запечатают портал.

– Мы возвращаемся, – произнес Рино, хлопнув Харпера по плечу. – Прощайся и идем.

– Я должен это вернуть? – спросил Харпер, показав Диане на браслет.

– Нет, – ответила она. – Теперь энхансер навсегда останется у тебя, пускай он будет напоминанием о моем мире. Я верю, что когда я восстановлю репутацию семьи и стану опять влиятельной в совете я отстроить заново тоннель и сообщение между нашими мирами. А теперь прощай – последний из Веги.

Диана крепко обняла Харпера, подарив ему прощальный поцелуй.

Эпилог.

После возвращения Нэй Харпер был изолирован в исследовательских лабораториях ГСС. Около двух месяцев его подвергали доскональному изучению, как его самого, так и полученную от него информацию о нижнем мире.

Наказание с седьмого отряда за происшествие в больнице было полностью снято. Когда все материалы по делу о взрыве туннеля были изучены, Харперу вернули удостоверение, и так как он не пользуется призрачной броней и оружием ему разрешили использование энхансера.

X