Ольга Анатольевна Дрозд - Колдунья. Новая жизнь

Колдунья. Новая жизнь 1094K, 242 с.   (скачать) - Ольга Анатольевна Дрозд

Ольга Дрозд
КОЛДУНЬЯ. НОВАЯ ЖИЗНЬ


1

Я снова вгляделась в его лицо и глаза. Я никак не могла понять, о чём он думает, его лицо было бесстрастным и ничего не выражало. Лично я ещё не научилась управлять своими эмоциями, и это часто подводило меня. Хоть врать и не хорошо, но в этом я спец! Для того, чем я занимаюсь, это большой плюс, так как очень часто от этого зависит моя жизнь. Но я забегаю немного вперёд.

Эта простодушная маска на лице Антона меня уже начинала раздражать, а сделать это очень не просто! Но он решил испытать мою выдержку, ничего, я не поддамся на эту уловку!

— Значит, ты ничего не знаешь про вчерашнее нападение?

— Ты абсолютно права! Но не волнуйся, как только я что-нибудь узнаю, сразу тебе сообщу.

— Антон, я же вижу, что ты врёшь! Я это чую! Если тебе нельзя мне это рассказать, то так просто и скажи, я пойму! Я же не из плохих! И ты же мой друг!

Его глаза сразу потеплели, он знал, что я говорю правду. Я знала Антона почти год, он уже успел спасти мне жизнь, после этого я ему доверилась и смогла отплатить долг. Не люблю оставаться в долгу!

С тех пор он стал моим лучшим другом. Мы жили с ним вместе. Он стал мне братом. Я ему доверяла и понимала, что он не всегда сможет мне помогать, так как он слишком маленький человек и из-за меня у него могут быть крупные неприятности. А ведь я его доминант и если я подставлю Антона, то потом я и буду расплачиваться с плохими парнями.

— Антон, я же всё понимаю и не сержусь на тебя, но меня очень задевает, когда ты мне врёшь.

— Извини Намирра! Я тоже не люблю тебе врать! Ты же мне как сестра…я не хочу, что бы ты ввязывалась в эту историю. Не нравится мне это.

— Ну, я же ещё не ввязываюсь, я просто хочу узнать, что произошло на самом деле.

— Да! Но ты всё равно обязательно полезешь в эту кашу, а потом мне спасать твою шкуру! Ты никогда не задумываешься, что может случиться с твоими родителями, если они узнают, чем ты занимаешься?

Мои родные не знают, кто я и чем занимаюсь на самом деле. Я боюсь, что, сказав им правду, они могут не принять меня такой — какая я есть. Да и меньше знают-крепче спят. Родители мои живут в другом городе, а я сейчас учусь в универе на переводчика. Я перешла на заочное, но об этом родители пока не знают. С моим графиком я бы не смогла полноценно учиться. А образование мне нужно. Учусь я на первом курсе, мне 18 лет. Слишком молодая и не опытная. Но никто никогда ни в чём меня не подозревает из-за моего возраста. Да и выгляжу я младше и очень простодушно! Как девочка-ромашка! Это мне только наруку.

— Вот только не надо всё сразу сводить к родителям. Они ничего не знают и это очень даже хорошо! А ты представляешь, что с ними будет, когда они узнают кто я?

— Да, ты права…. Но ты просто себя не бережёшь! А кто-то должен делать это за тебя!

Я подошла и обняла Антона.

— Спасибо тебе большое, за всё! Ну, а теперь мне надо идти сделать закупки.

Выйдя на свежий воздух из нашей квартиры, мне стало легче. На дворе стоял октябрь месяц. Солнца уже не было, но и слишком большого холода тоже не было.

Я вспомнила первую встречу с Антоном. Это случилось в ноябре прошлого года, мне было ещё 17 лет. Мы тогда встретились в моём родном городе Тиксе. Он работал официантом в небольшой забегаловке. Запомнить его было легко, не часто встретишь такого высокого, красивого и хорошо сложенного парня. Но у него были немного женственные черты лица и оболденно зелёные кошачьи глаза. Я даже подумала, что это линзы. У нас с ним волосы были одного цвета — пепельно-каштановые. Мы могли сойти за брата и сестру и часто пользовались этим. Я однажды зашла в то кафе с книгой, которую читала. Книгой про вампиров. Он подошёл ко мне и спросил:

— Неужели, такая девушка, читает книги про вампиров и оборотней? — я тогда была одета в короткую серую юбку и красную куртку.

— Да. Вы тоже читали?

Он немного задумался, посмотрел на меня внимательно и сказал:

— Да, читал. Только там почти всё неправда…а Вы верите в нечисть?

Он спросил это так, как спрашивают как дела. Меня это удивило, но ответила я честно.

— Можете считать меня странной, но я верю. Ведь люди не могут отрицать того, чего не видели.

Он удивился моему ответу. Ещё раз посмотрел на меня так, как будто видит в первый раз, немного постоял и ушёл. Я хотела спросить верит ли он, но не решилась…

Потом мы как-то встретились на улице и разговорились. Я не принимала его как парня, что было очень странно. Меня сразу расположило к нему, и я стала чаще заходить в кафе. Мы подружились. Я плохо привыкаю к новым людям, а тут за полторы недели мы вели себя так, как будто были знакомы уже много лет.

Как обычно, я зашла за ним в понедельник. Антон был ещё занят, и я села подождать его. За мой столик села бабушка. Свободных мест нигде не было.

Она была маленького роста, но я никак не могла определить её возраст. Ей могло быть от 60 до 90. У неё были очень красивые глубокие жёлтые глаза. Такого цвета глаз я не видела ещё никогда. Я долго смотрела ей в глаза, и мне стало неловко, но как только я отвела взгляд, она взяла меня за руку. Я вздрогнула, но не из-за страха. По моей руке полилось тепло. Это трудно описать…но я сразу почувствовала себя сильной и бодрой. Было такое чувство уверенности во всём и одновременно гармония и отрешенность.

Я отняла руку от этого пьянящего чувства силы и взглянула на бабушку с вопросом в глазах.

В это время подошёл Антон. Он сразу изменился в лице, когда подошёл поближе. На его лице читалось непонимание, удивление и страх.

— Мы рады приветствовать тебя, О Великая! — он поклонился этой бабушке и встал на колено.

— Встань, ликой стаи Раджа.

— Извини, что не встречаем тебя как должно, мы не знали, что ты удостоишь нас своим присутствием так скоро. — Он говорил это стоя на колене и не поднимая голову. В эго голосе читалась покорность и благоговение. Как перед живым божеством.

— Я же попросила встать. Здесь, я обыкновенный человек, как в прочем и эта девушка.

Она указала на меня. Антон встал и с удивлением взглянул на меня, а потом опять на …хмм… Великую.

— Боюсь, что не понимаю тебя Великая! Но давай лучше поговорим в другом месте. Ты, наверное, ещё не встречалась с Ониксом. Я проведу тебя. Нами — обратился он ко мне — давай встретимся завтра. Просто…

— Хорошо! Я понимаю! Ну, тогда до завтра! — я повернулась к бабушке. — До свидания.

— Эринэс. Меня зовут Эринэс.

— А меня Намирра. Очень приятно.

Она протянула мне руку, я долго не решалась взять её, но всё-таки пожала и сразу же пожалела об этом.

Как только её рука коснулась моей, сила сразу ударила в меня словно током. Это не было больно, но было такое чувство, что я долго не могла нормально дышать, а сейчас резко вздохнула полной грудью. У меня закружилась голова, а сила всё текла из Эринэс в меня и текла. Я словно опьянела. В глазах появились чёрные круги, и я уже не могла сконцентрироваться. У меня подогнулись коленки, и я начала падать. Меня подхватил Антон и усадил на стул. Эринэс он тоже усадил. Она побледнела, и было такое чувство, что у неё украли немного жизни, она постарела.

Как я узнала в последствии — это я крала у неё жизнь, её жизненную силу. Она попыталась подчинить меня своей воле, и воспользовалась силой. Я поставила барьер и стала всасывать эту силу. Тогда я не знала, как это контролировать, я даже не знала и не понимала, что со мной. Да и сейчас моя сила часто играет со мной в злую шутку.

Именно тогда я узнала кто я на самом деле. Именно в тот момент перевернулась вся моя жизнь и то, что вчера казалось нереальным, в дальнейшем стало обыденным. Так в один день поменялась вся моя жизнь…


2

Я отогнала воспоминания. За эти месяцы я уже свыклась с мыслью, что я не человек. А разве я ещё не сказала кто я? Как оказалось — я ведьма. Как бы смешно это не казалось, но так оно и есть. Я умею принимать облик животных, умею колдовать (правда, с этим у меня ещё плоховато) и одно из моих самых значительных способностей, я умею распознавать монстров от людей. Хотя кто я такая, чтобы называть их монстрами? Я и сама то не лучше. Но я никогда не осуждала их за это. Ведь некоторые люди бывают ещё ужасней настоящих монстров! Я не боюсь их и при общении ничем не отличаю от людей. Даже зная, кто они, я продолжаю вести себя с ними по-«человечески». Им это льстит, многие не хотят показывать кто они. Многие люди, ставшие оборотнями, стали не по своему желанию. Многие были выжившими после нападений. Выжили, но изменились…

Я знаю один случай, когда на девочку 16 лет напали, и она заразилась. Её родители избивали её, говорили, что она проклятая. Мне удалось выявить её на улице, случайно. Она не сказала, что оборотень, я не сказала, что и так это знаю… Мы просто посидели, поговорили. Потом мы ещё раз встретились, и она мне сама всё рассказала. Сейчас она живёт в пансионе для оборотней. Простые люди не знают для кого он. Там ко всем относятся как к равным, учат, кормят, заботятся. Я её иногда навещаю, мы стали подругами и часто встречаемся в городе. Ведь она меня всего лишь на год младше. Она не состоит в стае Раджа. У каждого города есть своя главенствующая стая. В Тиксе стая Раджи, они лепарды-оборотни. Есть много видов оборотней: крысы, волки, леопарды, пантеры, змеи, лисы, львы и многие другие. А люди почему-то думают, что только волки. Антон— леопард. Вот почему у него такие глаза. Просто его прежний доминант слишком долго продержал его в кошачьем облике. А это даёт побочные эффекты. Раджа очень жестоко обращается со своими подданными. Он у них вожак и они почитают его. Когда я переехала из Тикса на учёбу в Виррид, он переехал со мной. Он признал моё лидерство над ним и стал буквально моим. Моим ручным котёнком. Размером с телёнка. Я не хотела, чтобы он так относился ко мне, но выбора не было. Он был очень слабым в своей стае, был подстилкой. Каждый мог делать с ним всё, что угодно. А Раджа иногда сдавал его как вещь. И брал за его использования деньги. Раны у ликоев заживают очень быстро и его часто использовали для садо-мазахистских игр. Мне это не нравилось и я его забрала. Но это было не легко. Меня вызвали на состязание. Тогда я уже немного умела владеть своей силой, и я победила.

Дело в том, что раз я не оборотень, то сражаться со мной они имеют право только в человеческом обличии. А они намного сильнее и быстрее простого человека и тут я воспользовалась своим даром. Ликои-доминанты могут призывать стаю. У них есть сила. Я сумела вызвать эту силу и от меня запахло сеном и цветами, я запахла стаей. Тот Ликои растерялся. Я смогла разбудить в нём зверя и вызвать его, и он перекинулся. Он не мог мне сопротивляться, и я победила.

Но так как я стала доминантом над Антоном, то я должна была во всём ему помогать, заботиться о нём. Мы купили квартиру в Вирриде и стали жить в ней вместе. Но он мне как брат. Да, не отрицаю, что мне иногда хочется запустить ему руку в волосы совсем не по-сестренки, но я знаю, что он чует моё желание и сразу я его подавляю. Не очень весело жить с человеком, который всё время знает, что ты чувствуешь и когда у тебя критические дни.

Хотя жить с ним весело, но всё время заботиться о нём бывает тяжело. У ликоев проявление доверия и любви не такое как у людей. Они ближе к животным. Прикосновения и ласка для них назначат очень много. Бывает, что если я, пройдя мимо Антона, не потрогаю его или не потрепаю, то он считает, что я отказываюсь от него и больше его не люблю. Я долго к этому привыкала. Но Антон приучил меня к ласкам, без пошлых мыслей. Он спит со мной в одной постели. Я пыталась отучить его от этого, но видела, что ему больно от мысли о том, что я его больше не люблю. И я уже привыкла спать с ним. Иногда, когда он задерживается на работе, мне становится одиноко в пустой постели. Для справки: в мои 18 лет у меня ещё не было настоящих отношений и парня. И я всё ещё девственница. Я хочу принадлежать только одному и верю в настоящую любовь.

А ещё, я умею исцелять оборотней и вампиров. Мне повезло, что нечисть не умеет вычислять меня. Про меня знают только Эринэс (моя учительница), Антон и стая Раджи. Боюсь, как только слух обо мне распостронится, моя жизнь станет ещё сложнее. Как мне сказала Эринэс: я единственная ведьма-энта. Единственная, кто имеет такую силу. Я бы могла стать Королевой — оборотней или Принцессой — вампиров. Я очень могущественная. Хорошо, что я не до конца осознаю свою силу. А то боюсь, что власть могла бы испортить и изменить меня.

Но сейчас мне надо думать не об этом. Сейчас мне нужна информация. И я уже знаю, где её взять.


3

Когда мы с Антоном только переехали, у нас не было работы, а за учёбу, квартиру и еду надо платить. Антон связался с местной стаей волков-оборотней, и они ему помогли. Теперь он работает по ночам 5 раз в неделю в клубе «Желание». Он бармен и получает неплохие деньги. Я была в этом клубе пару раз и мне там понравилось. По четвергам там показывают мужской стриптиз, и Антон в нём участвует. Он меня как-то пригласил посмотреть. Хотя это и не моё, но раз ему это нравится — я ничего против не имею.

Владелец этого клуба вампир Луи. Я его не видела, но Антон мне сказал, что он Принц Виррида, и мне с ним лучше и не видеться. Я ничего не имела против. Хорошо, что сейчас утро и он мирно спит в своём гробике. В этом городе никто не знает о том, что я энта. Друзья Антона, которые приходили к нам в гости, думают, что я человек и сестра Антона. Это нам наруку. Иначе могли бы быть проблемы, как это уже случалось со мной в Тиксе. На меня там вампир напал, узнал кто я. А сначала ведь хотел подружиться, ну он хотел затащить меня в постель, но я ему отказала. Не все мужчины, особенно если они уже мертвы не первый век, так легко воспринимают отказ. Все мужики бабники.


Я вышла из дома в магазин. Купив всё, что нужно я вернулась.

— Антон, я купила нам на обед телятины. Сделаю телятину в сливках. Как тебе?

Он вышел и взял у меня пакеты.

— Ты же знаешь, что я обожаю, когда ты готовишь. А я сделаю салат. А можно к нам сегодня придут Алекс и Жека?

— Это твои друзья из «Желания»?

— Да.

— Они волки?

— Да. — Антон засомневался, что я разрешу. Он всё ещё не мог поверить и свыкнуться с тем, что я их не боюсь. Ведь они становятся мохнатыми и раз в месяц выходят на охоту в леса. А, поймав зверя, жрут его всей стаей. Не слишком-то это успокаивающе, но я этого не видела, так что мне полегче будет.

— Конечно можно. И я же уже сто раз тебе говорила, что не надо спрашивать моего разрешения, просто предупреди меня заранее.

— Я знаю…спасибо тебе.

— Одним спасибо не отделаешься! Прибери в квартире. А я приготовлю. А во сколько они придут?

— Через 3 часа. Хорошо, что сегодня суббота и у нас с тобой выходной. А завтра сходим по магазинам и в кино.

— Антон, ты бы не со мной таскался, а нашёл бы себе девушку! А то с тех пор как мы переехали, ты только со мной и таскаешься. Мы, по-моему, с тобой об этом уже говорили.

— Я в поиске. У тебя же тоже нет парня!

Тут он меня подловил, и я не знала, что сказать, потому и промолчала. Мой босс, Евгений Николаевич, тоже меня всё время этим подкалывал. Я работаю гадалкой и получаю большие деньги, ведь мои предсказания всегда сбываются и клиенты, всё время присылают ко мне новых клиентов, а босс сдирает с них крупные суммы. Этот бизнес никогда не прогорит, ведь люди всегда хотят знать своё будущее. Многим я помогаю избежать больших неприятностей, и когда они приходят меня благодарить, меня всегда подмывает работать с большей отдачей. Я работаю 3 раза в неделю с 8 вечера до 12 ночи, и мне очень нравится моя работа.

Я уже накрыла стол и переоделась в атласную темно-синюю юбку и голубую кофту. Обожаю носить юбки, особенно короткие. Мы с Антоном раз в две недели ходим по магазинам. Я люблю подбирать ему одежду, а он мне. Нам всегда весело вместе и часто сносит крышу. Он, как и я, всё ещё ребёнок в душе.

Антон одел джинсы и голубую рубашку, которую я ему подарила.

— Шикарно выглядишь!

— Спасибо! И ты тоже.

В дверь позвонили, и он пошёл открывать. Сразу раздались весёлые мужские голоса. Мне всегда нравились друзья Антона, они все джентльмены, но я подозреваю, что он меня пытался с кем-нибудь свести. Но я его за это не осуждала. Он заботился обо мне.

Они зашли, и Антон представил меня им.

— Намирра, это Женя и Саша.

— Очень приятно мальчики.

Я пожала им руки и по телу у меня пробежали мурашки. Это подтверждало, что они оборотни. Раньше я долго не могла свыкнуться с этим чувством, но потом привыкла. Люди ко всему привыкают.

Жека был ростом с меня, а Алекс с Антона. Оба были хорошо сложены и очень красивы. У Жеки были длинные густые волосы. До плеч, цвета сажи. Очень эффектно. У Алекса же волосы были цвета пшеницы и короткие. У обоих были янтарные глаза.

— Можете звать меня просто Жека.

— А меня Алекс.

— Хорошо, заходите. Антон, покажи нашим гостям квартиру, а я пока поставлю цветы в воду.

Они принесли с собой букет лилий и торт. Как ни странно, лилии мои любимые цветы. Почему-то я думала, что они об этом знают. Антон…

— У вас очень красивая квартира. А главное уютная и простая. Мне очень понравилась. — Сказал Алекс.

— И мне тоже понравилась — решил не отставать Жека.

— Спасибо, а теперь присаживайтесь и чувствуйте себя как дома. Если что-то понадобится, то попросите у меня или Антона. Антон, выми, пожалуйста, телятину из духовки, а я пока принесу салат.

Кухня была у нас рассчитана только на двоих, и мы переместились в зал. Зайдя с Антоном на кухню, я спросила:

— Они знают, что я знаю кто ты? И кто они? Просто я не хочу нечаянно обидеть их.

— Знают. И немного неуверенны в себе. Они просто привыкли, что все их шугаются и узнав, кто они на самом деле, люди перестают с ними общаться.

Он поёжился. Ему было это неприятно. Было видно, что с ним тоже так обходились. Я обняла его за плечи.

— Не бойся, я не допущу этого в нашей квартире.

Он сразу приободрился и заулыбался. С такой улыбкой он был похож на 18-ти летнего мальчишку, не смотря на то, что ему уже 24.

— Они меня всё время расспрашивают, каково это, жить с простым человеком, когда он знает кто ты.

— И что ты отвечаешь?

— Что я чувствую себя простым человеком рядом с тобой. А для нас это очень много значит. Нами, можно тебя кое о чём попросить?

— Конечно.

— Если тебе не будет не приятно, побольше к ним прикасайся.

— А они не сочтут это как домогательство?

— Нет.

— А жаль!

И мы вышли из кухни, громко смеясь. Вечер проходил хорошо. Когда мы поели, я убрала со стола и принесла чай и сладости. Антон порезал торт.

— Кстати мальчики, вы же работаете с Антоном, так?

— Да, мы стриптизеры. — Ответил за двоих Жека.

Антон стал немного волноваться, он наверно я сейчас спрошу что-нибудь, что смутит его друзей. Наверно это почувствовали и мальчики, они скуксились.

— А можно вас попросить об одолжении?

— Конечно.

— Немогли бы вы найти Антону хорошую девушку, а то он только со мной и таскается.

Антон повеселел и засмущался.

— Нами, я же просил…

— А, что? А может у него уже есть девушка, а я не знаю! Расскажи мне Жека! — я дотронулась до его плеча и подтолкнула его. — Есть у него девушка?

Видно я предала ему уверенности, когда дотронулась, и он тоже сразу повеселел.

— Есть одна девушка, которая сама не даёт ему прохода, а он вечно робеет и не может сказать и слова. — Тут мы втроём засмеялись, а Антон густо покраснел.

Я пихнула Антона.

— Да, удивил ты меня. Не думала я, что ты у меня стеснительный. Как раздеваться перед публикой так это запросто, а поговорить с девушкой, так это мы робеем! Вот так вот!

— Он однажды пролил на себя стакан с колой, который нёс ей. Вот тогда было на что посмотреть! — сказал молчавший до этого Алекс.

И мы снова разразились хохотом.

Уже было пять часов, погода на улице стояла чудесная. Ярко светило солнце, было тепло. Жаль было просидеть в такой день дома.

— А может, сходим прогуляться на улицу? Как вам такая идея? Погода на улице чудесная и, в конце концов, сейчас только 5 часов!

— Я только за!

— Я тоже!

— И я!


4

Я переоделась, и мы вышли на улицу. Вечер обещал быть хорошим.

— Куда пойдём? — Спросила я, обращаясь ко всем.

Все на минуту задумались. Я хотела, чтобы они выбрали то, что им бы на самом деле понравилось.

— А давайте сходим на поле и погоняем мяч? Как вам идея? — Спросил Жека, и на его лице читалась надежда на одобрение.

— Я только за! А вы мальчики?

— Мы тоже! — в один голос ответили Алекс и Антон.

— Только я сейчас сбегаю за мячом! Идите я вас догоню. — И Антон побежал обратно домой. Бежал он очень ловко и быстро, как и все Ликои. У меня так никогда не получится. Обычно они контролируют себя и стараются ничем не выдать, но Антон забылся.

— Рискует… — задумчиво сказал Алекс.

— Кто не рискует, тот не пьёт шампанского. Пойдёмте мальчики, он нас догонит.

Я взяла их обоих под руки и повела на поле. Они не знали как себя вести со мной, ведь я же человек, но не боюсь их, зная, кто они. Для них это оставалось загадкой. Я чувствовала их напряжение, и мне это не нравилось. Я хотела, что бы рядом со мной они чувствовали себя свободно, как Антон.

— Мальчики, пожалуйста, не надо так себя вести рядом со мной. Я же всё-таки чувствую ваше напряжение и мне это не приятно. Я понимаю, что вам не легко рядом со мной, что может быть, вы не знаете, как себя вести. Но, пожалуйста, не надо так кукситься рядом со мной. Я же всё равно знаю, кто вы и меня это ну ни как не волнует. Так пускай и вас не волнует кто я!

Я поцеловала каждого в щёку и прижала их руки ближе к себе. В обычной ситуации я бы так никогда не сделала, но моё чутьё мне всегда подсказывает. Когда я говорю «чутьё», то это моя сила ведьмы. Я когда гадаю, то использую мизерную часть моей силы. Эринэс сказала, что то, что я делаю на работе, только фокусы шарлатана, по сравнению с тем, что я могу, но этому надо учиться. Вся моя сила для меня в новинку и мне самой трудно судить — на что я способна. Но раз Эринэс сказала учиться, то буду учиться, но только через год. Сейчас надо другим заниматься.

Я сразу почувствовала запах поля. Он исходил от них. Было заметно, что они стали чувствовать себя уверенней. Походка стала легче и руки их расслабились, они оба вздохнули. При этих вздохах у меня по коже начали бежать мурашки, я стала пахнуть цветами и сеном. Я призывала силу. Я всасывала её отовсюду. Тепло разлилось по моему телу и сила стала вырываться из меня. Это было приятно, но могло быть и чертовски больно.

Я не стала её сдерживать, так как боялась, что она может разорвать меня.

Я направила эту силу в волков. Я чувствовала, как она переливается из меня в них. Они сильнее сжали мои руки. Сила пьянила. Я уже еле стояла на ногах. И если бы не руки мальчиков, то я бы уже упала.

Алекс прижал меня к себе и зарылся лицом мне в волосы. Я почувствовала его запах, запах стаи. Антон пах по-другому. Одной рукой он держал меня за талию, а другой перебирал волосы. А почувствовала руки Жеки на плечах, а его губы на шее. Он вдыхал мой запах. Тоже самое делал Алекс. Я просто стояла и излучала силу, наслаждаясь происходившим. Но голос Антона вернул нас в реальность.

— Господи, что здесь происходит? — Он стоял и выпученными глазами смотрел на нас. Но тут он учуял запах. И глаза его заблестели.

— Ними, прекрати это. Ты сама не понимаешь, к чему это может привести. — Он говорил это шепотом, подходя к нам.

— Я не знаю как. — Еле произнесла я. — Помоги.

Антон дотронулся до меня и сила возобновилась. Я стала перекатывать её теперь и в него, но мне было этого мало.

Я подняла руки в воздух и стала призывать стаю. От меня стал расходиться запах цветов и сена. Я уже не понимала, что делаю. Это было на уровне инстинкта. Потом пришла тьма. Я отключилась.


5

Открыв глаза, я поняла, что лежу в постели. Я не шевелилась, пытаясь осмыслить происшедшее. Но ничего не могла понять. Мне стало страшно, и я заплакала. Слёзы текли по щекам. Я свернулась калачиком, прижала к лицу подушку и плакала.

— Нами, милая не плач! Я здесь, я рядом! Всё хорошо. Всё будет хорошо. Успокойся.

Это был Антон. Он обнял меня за плечи, и я прижалась к нему. Он сидел на кровати, а я забралась ему на ноги и прижалась лицом к груди. И всё плакала и плакала. Он обнял меня и стал гладить волосы. Мне стало легче.

— Я не знаю, что это было…я не хотела…я… боюсь…не хотела… — мне было тяжело говорить. Слёзы сдерживали дыхание. Но я взяла себя в руки. Последний раз всхлипнула и отпряла от Антона.

— Мне надо умыться, а потом мы поговорим.

— Хорошо, я подожду.

Я встала, но ноги меня подвели, коленки подогнулись, и я опять плюхнулась на кровать.

— Антон, что со мной? Что со мной происходит? Помоги мне разобраться, я не могу так больше…не могу.

На глазах предательски выступили слёзы. И опять к горлу поднялся комок, и я завыла. Антон попытался дотронуться до меня.

— Не надо…не трогай меня. Оставь меня одну, мне надо подумать. — Я сказала это уже не плача. Всё-таки я смогла взять контроль над собой.

— Хорошо. Если что, то я рядом.

— Я знаю, спасибо.

И он вышел. Ванна у нас была соединена с прихожей и спальней. Я зашла и приняла горячий душ. Потом умыла лицо холодной водой и привела себя в порядок. Я чувствовала, что в комнате Антон не один. Наверно там ещё были Жека и Алекс. Но я не знала это наверняка.

Одев домашнее платье, носки и тёплую кофту, я вышла.

Зайдя в комнату — сильно удивилась. На диване сидел Антон и ещё двое оборотней, рядом стояли Жека и Алекс, а в кресле сидел мужчина и смотрел на меня изучающим взглядом. Он был вожаком. Я это сразу поняла, от него исходила сила.

Алекс и Жека смотрели на меня с восхищением и смущением. Странная смесь чувств. В комнате царило напряжение. Хоть ножом режь.

— Мы рады, что тебе уже лучше. — Сказал Антон и встал, направляясь ко мне. На его лице читался страх. Страх не за меня. Мне стало стыдно, что я подставила его.

Антон встал мне за спину, и я прижалась к нему и обернулась, чтобы видеть его лицо.

— Тебя никто не обижал?

— Нет Намирра, мы его не трогали, хотя надо было. — Это сказал вожак. Он был высок, выше меня, и мускулист. В глазах играл ум и надмение. Одет он был со вкусом, хотя и просто. Синяя футболка и джинсы. Футболка подчёркивала его синие глаза. Он был красив. У него были длинные волосы, каштанового цвета, связанные в тугой пучок на затылке.

— Никто не смеет трогать Антона. Он под моей защитой и я за него отвечаю. А если кто-нибудь захочет тронуть его, то сначала будет иметь дело со мной! — Не люблю я, когда мне или моим близким угрожают. Сразу выхожу из себя.

Он подошёл ко мне вплотную, я могла дотронуться до него.

— Ты понимаешь, что сейчас сказала, девочка? Антон — Антон вздрогнул — ты объяснил ей, что она признала себя доминантом над тобой и поставила под сомнение мою власть?

— Я знаю, что я сделала! И готова повторить сказанное! — Я отстранилась от Антона и подошла к вожаку вплотную. Меня окатило его силой и я ахнула.

— Впечатляет! Но мне хотелось бы знать, что привело тебя без приглашения в мой дом? — это прозвучало зло. Краем глаза я заметила, что все собравшиеся наблюдают за этой сценой.

— Ты чувствуешь мою силу человек и не боишься меня?

— А надо?

— Хмм. — Он потянул носом воздух рядом со мной. — Ты не человек, не вампир и не оборотень. Кто же ты?

Он стал обходить меня, разглядывая как экспонат. Меня это просто взбесило и я почувствовала, как сила снова поднимается из меня. Теперь я немного поняла, как ей управлять. Я вызвала силу и кинула ею в вожака, он отшатнулся и упал на колени. Те двое сразу вскочили и направились ко мне.

— Даже и не думайте. Не волнуйтесь, я не навредила ему.

Они остановились. Я посмотрела на вожака. У него были расширенны глаза и было видно, что он не понимает как я это сделала.

— Не ломайте голову! — я подала ему руку и он, немного подумав, принял её. Я помогла ему встать. — Я не хочу драки. Извините меня, просто я не люблю, когда мне угрожают. Я знаю, что вы глава местной стаи и я не хотела подрывать ваш авторитет. Я просто хочу немного побыть одна. В кругу друзей и без посторонних.

Он уже совсем оправился и твёрдо стоял на ногах, но руку мою не отпускал. Он поднёс её к губам и лизнул. Я не вырвала её, хотя очень хотелось. Антон рассказывал мне, что это доверительное приветствие у ликоев.

— Простите мою невежественность, ведь я забыл представиться. Я Король-оборотней этого города. Меня зовут Дамиан.

— Меня зовут Намирра. Рада знакомству.

Я забрала у него свою руку, и он подошёл ко мне вплотную, я отошла и уперлась в Антона, который всё ещё стоял позади меня.

— Дорогая, если вы откажетесь от приветствия, то я буду вынужден вызвать вас на битву. А я бы этого не хотел, как думаю и Вы. Так давайте же будем благоразумны. — И он протянул мне руку.

— Нами, пожалуйста… — я посмотрела на Антона. Его глаза выражали страх и мольбу.

— Не волнуйся Антон. Я ведь хорошая девочка. — Я провела рукой по его лицу и, повернувшись к Дамиану, подала ему руку.

— Вы знаете что делать?

— Да, Антон мне показывал.

Я подошла к нему вплотную и провела рукой по лицу. Он наклонился ко мне и легонько поцеловал в губы. Со стороны это наверно смотрелось интимно. Я поцеловала его за ухом и начала нюхать волосы и кожу.

Я хорошо различала запах одеколона, а за ним я почувствовала его запах. Запах его кожи. У меня закружилась голова. Сила стала подниматься второй раз за день. От меня, как и от Дамиана стало пахнуть цветами и сеном. Я выпустила силу, и она разлилась по комнате. Все Ликои вздохнули и стали подходить к нам. Глаза вожака потемнели. Он рявкнул, это было похоже на предупреждение волкам, и они остановились.

Я обвила Дамиана руками и стала покрывать его шею и лицо поцелуями. Но мне было мало. Сила внутри меня бушевала и хотела большего. Я не могла ей это дать, но не могла и остановиться. Меня словно стало разрывать изнутри.

Я впилась в него губами. Потом перешла к пульсу на шее и прикусила там кожу. Я почувствовала металлический вкус крови во рту и поняла, чего хотела сила. Она ударила с двойной резкостью и, Дамиан вместе со мной, упал на ковёр.

Я почувствовала, как начинаю меняться. Я разбудила в себе силу энты. Я стала менять облик. А мне этого — ой — как не хотелось. Я ещё ни разу не пользовалась этой силой, не меняла облик. И я стала бороться. Его кровь будоражила мою. И мне захотелось узнать его.

Пальцами я ухватилась за его футболку и прорычала:

— Сними…

Он её разорвал, а я ему помогала. Оборотни сели возле нас на корточки. Кто-то стал подползать.

— Не смей! Она моя Кови!

И тот волк остановился. Я стала покрывать тело Дамиана поцелуями. Лизала его мышцы. В голове пульсировала кровь. На уровне его сердца я остановилась, слушая, как оно бьётся, а потом надкусила там кожу. Выступила кровь и я медленным движением языка, слизала её. У него из груди вырвалось рычание, уже не похожее на человеческое.

Дамиан стащил с меня кофту, а потом и платье и я осталась перед ним только в белье. Мысль о том, что может произойти, вернула меня в реальность.

Я резко отскочила от него и стала отползать к стене, прикрываясь снятым платьем. Теперь я окончательно пришла в себя, и мне стало стыдно. Ещё никогда я не заходила так далеко.

Глаза стало жечь. Ну нет, я не расплачусь второй раз за день. Я встала и громко, зло и чётко произнесла:

— Представление окончено! А теперь выметайтесь все вон из моей квартиры. Антон — он тоже уже отошёл — проводи наших гостей. А теперь господа, до свидания.

Я развернулась и вышла в спальню. Теперь мне точно нужно побыть одной и позвонить Эринэс. Кто-то же должен мне объяснить, что со мной происходит, в конце концов!


6

Разговор выдался долгим, но поучительным. Я поняла, что изменений мне не миновать. Моя сила всё время крепнет и становится больше. Мне же только надо научиться контролировать её. А как видно, с этим у меня пока-что проблемы. Но ничего, со временем я научусь.

Мне надо было извиниться перед Дамианом. А что значит Кови? Надо спросить у Антона. Но это не сегодня. Сейчас я хочу побыть одна. Я всё ещё чувствовала вкус крови во рту, и мне это нравилось. Это меня и пугало больше всего.

В дверь постучали, в дверную щель всунулась голова Антона.

— Нами, можно мне…

— Нет. Извини, но сегодня я хочу спать одна. Расстели диван и поспи на нем, пожалуйста.

— Хорошо…если что, зови.

И он ушёл. Послушный котёнок.

Через три часа попытки уснуть, я сдалась и на носочках пошла к Антону. Он спал, и я тихонько легла рядом с ним. От прикосновения моего тела, он проснулся.

— Хорошо, что ты пришла. А то я стал волноваться. — Заспанным голосом сказал он, и мне сразу стало легко и спокойно.

— Ничего, всё теперь будет хорошо. Всё хорошо, а теперь спи.

— Нами, ты же не перестала любить меня? Ты не обиделась, что я не защитил тебя? — я посмотрела на его лицо и поняла, что когда-то давно его сломали.

— Дурачок, как же я могу не любить тебя! Ведь ты у меня самый ласковый и хороший. Я никогда тебя не обижу и никому не позволю это сделать. А если кто-то и посмеет, то я отомщу ему.

— Обещаешь?

— Обещаю. — Я поцеловала его в лоб, и он уснул, уснула и я.

Проснулась я от яркого солнца. Взглянула на часы — уже два часа. Я вылезла из постели и пошла в ванну. Когда умылась, то приготовила нам с Антоном яичницу и чай себе, а ему кофе. Когда я начинала готовить, слышала шум воды. Антон принимал душ. А сейчас он зашёл на кухню в одних трусах. Оборотни любят ходить голышом, но Антон знал, что я смущаюсь, и ходил по дому в трусах. И на том спасибо.

— Доброе утро котёнок. Я приготовила яичницу и сварила тебе кофе. — Проходя мимо он подставил мне щеку, и я её поцеловала. Это у нас был такой обычай. Он лениво улыбнулся и сел за стол.

— И тебе доброе утро.

Поев, Антон принялся за мытьё посуды. И чтобы я без него делала?

— Антон, я хочу извиниться перед Дамианом. Ты отвезёшь меня к нему? А потом мы могли бы поехать по магазинам.

Он задумался. Было видно, что ему не хочется видеться с Артуром после вчерашнего. Но он осознавал, что миновать встречи нельзя.

— Хорошо. Он сейчас в клубе. Но я буду тебя сопровождать. Хотя не думаю, что после вчерашнего кто-нибудь посмеет тронуть тебя. Все уважают и боятся Дамиана, а он сказал, что ты его Кови.

— Кстати насчёт этого, что значит Кови?

— Ой, извини. Просто я забываю, что ты не из нас. Кови значит самка короля. Это очень почётное место. Многие волчицы готовы глотки друг другу по-перегрызать, чтобы стать Кови. А Дамиан признал тебя своей Кови. Ты теперь Королева-оборотней этого города. Мы все теперь повинуемся тебе и Артуру. И врядли тебя будут обижать, никто не хочет иметь дело с Дамианом.

— Но я не хочу, чтобы меня боялись. Ты ведь понимаешь. Я хочу, чтобы ко мне относились как к простому человеку.

— Намирра, но ты же не человек и вчера ты это всем продемонстрировала. Свыкнись с этим. Плюс то, что оборотни признают только силу. Никто не хочет, чтобы вожак был слабым, а если он будет слабым, его попытаются убить. Выживает сильнейший.

Он был прав. Я должна привыкнуть к этому. Вот блин!

— Ладно, одевайся и поедем.

— Я, конечно, ничего не имею против твоих джинсов, но ты хочешь поехать к нему в этом?

Я была одета в синие джинсы и свитер.

— Да, а что?

— Понимаешь, сейчас он скорей всего захочет представить тебя своей стае и надо одеться официально.

— А что подразумевается под «представить»?

— Ну…это будет по-типу того, что было вчера. Правда без раздевания и кровопускания. Ты должна будешь показать стае свою силу и власть. Не каждая умеет призывать стаю. Тогда на улице ты это и сделала. По запаху и зову нас нашёл Дамиан. Ты же чувствовала это?

— Запах цветов, поля и сена? Да, чувствовала. Он исходил от меня, а потом я почувствовала его и от Дамиана. Думаю, что это он действует на меня так опьяняюще.

— На нас он тоже действует. Ты давала нам силу, Дамиан этого не умеет. Он не умеет делиться силой. Думаю, что слух о тебе прошёлся уже по всему городу.

— Но как?

— Как все узнали о тебе? Ты же звала всех нас. Тогда на улице…король волков еле смог сдержать свою стаю и простых оборотней.

— А что было бы, если бы не сдержал?

— Все бы пришли к тебе и захотели ласки. Сила пьянит нас. А простым оборотням тяжело сдерживать себя, мы бы стали перекидываться. А, в конце концов, они бы не успокоились, если бы ты не дала кому-небудь. Хотя это можно было бы избежать… — его лицо приняло лик отвращения.

— И как?

— Нужна была бы жертва, кровь. Обычно в лесах мы охотимся…

— Понятно…скажи, а что входит в обязанности Кови?

— Если честно, то я не знаю. У Раджи не было Кови. Спроси у Дамиана, он тебе всё расскажет.

— Хорошо! Антон, а что мне надеть?

— Пойдём, я тебе помогу, эх, и что бы ты без меня делала?

Я потрепала его по волосам, запрыгнула на спину как на коника.

— Поехали! Но!

Мы перебрали кучу вещей и остановились на коротком чёрном платье. Оно было у меня ещё с 10 класса. Я его любила, оно мне шло и хорошо сидело. Но оно было без рукавов, и я надела чёрную кофту на завязочках. Я хотела одеть чёрные колготки, но Антон напомним, что мы идём не на похороны. На улице было холодно, и я решила переодеть чёрную кофту. Я заменила её на белую, ангорскую. Надела жемчужное ожерелье, но крестик не сняла. Я носила золотой крестик и никогда его не снимала. У оборотней была аллергия на серебро, но крестов они не боялись. Так, что он никому не помешал бы. Только вампирам. Но это и хорошо. Молодые вампиры сразу сбегают при виде распятия, а старые могут потерпеть. Но если поднести его к ним ближе, то они обжигались, и эти раны на них не заживали. Хотя я умела заживлять их. Но пока это мой секрет. Я так же приучила Антона носить золотой крест. Мало ли что…

Надела серьги тоже с жемчугом, кольца не надела. Туфли лодочки на небольшом каблуке, тоже чёрные. К моему стыду я не умела ходить на высокой шпильке. Хотя умела, но плохо. Хотя при моём росте (178 см) это было не нужно. Я накрасилась.

Когда я докрашивала губы красной помадой, зашёл Антон.

— Ты готова?

— Сейчас, только подушусь…

— Не надо. Это не нужно, мы больше любим запах кожи.

— И ты мне говоришь это только сейчас?! Как тебе не стыдно, я же душилась каждый день.

— Ничего, я привык. Я люблю всё, что ты делаешь, и не смею перечить тебе. Особенно теперь. — Он говорил серьёзно.

— Антон, я уже с тобой говорила на эту тему тысячу раз. Ты мне ровня, ты мой брат и ты должен мне перечить, когда тебе что-то не нравится. Я говорю тебе это уже не в первый раз. Пожалуйста, запомни это.

— Как пожелает моя госпожа. — И он поклонился мне, представляете? У меня отвисла челюсть.

— Нами, теперь все Ликои будут не просто кланяться тебе, они будут поклоняться тебе.

— Я не хочу этого! Надо сказать Дамиану, что я не хочу быть его Кови…

— Нет, пожалуйста, не делай этого! Этим ты покажешь, что можешь обходиться без короля. Тогда ему придётся сразиться с тобой. А он сильный, очень сильный.

— Да не волнуйся ты так. Боже! Хорошо, я улажу это как-нибудь поделекатней. С глазу на глаз.


7

Антон надел деловой костюм и галстук, который я ему подарила. Он говорил, что это его любимый. Я надела куртку и мы вышли. Температура тела у ликоев выше нашей, к тому же они не болеют. Так что, за Антона в плане одежды я всегда была спокойна.

Сев в машину Антона (я не умею водить), я спросила:

— А где место встречи?

— В местном лунапарии. Это место стаи. Там они встречаются на сборах, от туда начинают охоту и так далее. Это в лесу.

— И ты знаешь, где именно?

— Нет, но знают Жека и Алекс. Мы сейчас заедем за ними, и они нам покажут.

— А они на нашей стороне? Нет, я ничего против них не имею, просто как они после той демонстрации силы?

— Они, хорошо. Они рады, что познакомились с тобой раньше, чем узнали, что ты доминант и Кови. Для них много значило, что ты обращалась с ними на равных.

— Блин, вы меня уже задрали! Я и впредь буду относиться ко всем, как к равным, и буду требовать к себе такого же отношения! Понятно?

Антон взглянул на меня, потом опять повернулся к дороге.

— Время покажет.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Сама увидишь.

И мы поехали молча. Мальчиков мы подобрали около магазина. В руках у каждого было по два пакета. Антон открыл им багажник, а потом они все залезли в машину.

— Куда едем? — Спросил Антон.

Алекс объяснил и мы поехали. В машине настало молчание. Терпеть этого не могу.

— А что у вас в пакетах, если это не секрет?

— Дары.

— Кому?

Они опустили головы и Антон выручил их.

— Тебе. Сегодня каждый член стаи имеет честь преподнести тебе дары.

Я недовольно промычала и зарылась глубже в своё сиденье. Волки не поняли, что произошло и опять на выручку пришёл Антон.

— Намирре не нравится, что ей оказывают столько почестей. Она хочет, что бы к ней относились как к равной.

— Но как это? Она ведь Кови и доминант.

— Я уже пытался ей это объяснить.

— Ладно, хорошо! Сегодня я буду паинькой и приму все дары. Сколько у вас членов в стае?

— Девяносто два.

У меня расширились глаза и я не стала скрывать удивления.

— И все они принесут мне дары?

— Да, все.

— И как мне благодарить их за это?

— Всех благодарить не надо, только главных.

— А сколько главных?

— Десять.

— Это хорошо. Так как мне их благодарить и отличить их от других.

— Они будут в красных мантиях. Тебе надо будет потереться о них щекой.

— А как именно? Покажи, а то вдруг я сделаю что-то не так.

Я повернулась назад и вытянула голову. Алекс прижался своей щекой к моей, потёрся, а потом прикоснулся губами мне за ухо и стал нюхать волосы и кожу. От этого у меня сразу побежали мурашки по телу, и я стала пахнуть стаей.

— Ты пахнешь стаей…

— Я знаю.

Он сказал мне это шёпотом на ухо. Меня потянуло поцеловать его, но я сдержалась и отодвинулась.

— Делаешь успехи! — Усмехнулся Антон.

— А ты чего смеёшься? — я пихнула его. — Лучше машину веди!

— А я и так веду! — Он уже смеялся. Я тоже.

— А почему вы смеётесь?

— Просто я смогла себя сконтролировать. — Они не поняли. — Видите ли, это второй раз, когда я так здороваюсь. Как вы знаете, первый имел последствия. — И я снова рассмеялась, теперь засмеялись и они.

Мы ехали и болтали.

— Сверни здесь на право и оставь где-нибудь машину.

— А долго идти пешком? Просто на мне не самая удобная обувь для ходьбы по лесу.

— Прилично. Как это мы не продумали. Извини гос…Намирра. Это наша вина.

— Ну не ваша, а Дамиана. И как мне идти?

— Мы сможем понести тебя. Нам это будет не трудно.

Я знала, что это им не трудно. Ликои могут поднять мерс и не вспотеть.

Как только мы подошли к лесу, оттуда выбежал чёрный волк. Он был размером с телёнка. Я ещё ни разу не видела волка-оборотня. Остоновясь перед нами он заговорил. Странно было слышать такую речь:

— Приветствую тебя Кови, — он поклонился — меня прислали проводить тебя и твоих спутников.

— Я очень рада, но я не могу идти быстро.

— Поэтому я в облике. Вы поедите на мне, если Вам это угодно.

Я вопросительно посмотрела на Антона, и он кивнул.

— Хорошо. Спасибо.

Я подошла поближе и погладила оборотня за ушком. Ему понравилось.

— А как тебя зовут?

Волк был удивлён, но ответил.

— Зови меня Бакс.

Бакс, как кличка собаки. Да, не высокого они о себе мнения.

Он присел, и Антон помог мне на него взобраться.

Я взялась за шерсть на загривке, и он побежал. Надо отдать мальчикам должное, они не отставали. Хотя бежали мы очень быстро.

Небо было чистым и звёздным. Темнеет осенью быстро. У меня начали мёрзнуть руки. Я прислонила их ближе к телу Бакса. Он был горячим.

— Ничего если я погрею об тебя руки?

— Грей госпожа.

Мне, конечно, льстило такое обращение, но было как-то неудобно. Честно! Я вообще не собиралась оставаться Кови, я даже не знала, что надо делать. А что если я нечаянно кого-нибудь обижу или того хуже. Я ведь на самом деле ничего не понимала в отношениях и обращении доминанта и подчинённого. У нас с Антоном всегда были равные права. Или это только я так думала. И тут я поняла, что почти ничего не знаю о прошлой жизни Антона. О его семье, детстве. А ведь он знает про меня почти всё. Ничего, времени расспросить ещё будет. А пока Дамиан. Я сразу вспомнила запах его кожи, вкус крови. Его тело, мускулы, губы. Я поняла, что взываю к Артуру, и он услышал мой зов и ответил на него. На краткое мгновение я смогла видеть его глазами. Я учуяла его запах и по мне пробежали мурашки, как ласкание кожи. Это было приятно, и я знала, что это сделал Дамиан. Но как? Я оборвала эту связь. Мне стало не посебе.

— Я почувствовал Короля и силу. Как Вы это сделали? Вы ведь не Ликои.

— Нет, но я же Кови. — Я сказала первое, что пришло мне в голову. Но видно ответ удолитворил Бакса. Ну и хорошо.

— Нам ещё долго?

— Нет, уже скоро прибудем.

— Когда будем подбегать, то спусти меня на землю. Я хочу придти туда на своих ногах.

— Как пожелаете.

Странно, что мне ещё никто не сказал «Слушаюсь и повинуюсь».


8

Мы остановились, и я слезла с Бакса. Через пару секунд прибежали мальчики. Они немного запыхались. Но только немного.

— Мне бы вашу дыхалку.

— Пойдёмте, вас уже ждут. — Прорычал Бакс.

Мы пошли вперёд и вскоре послышались голоса, и я увидела, что лунапарий очень хорошо освещён. Он находился на открытом месте, а вокруг росли деревья. В основном хвои. По середине поляны горел большой костёр. Немного дальше рос огромный дуб и около него стоял трон с двумя сиденьями, что ли. В одном из них сидел Артур, я так поняла, что другое предназначается мне?

Как только мы стали в поле зрения, все сразу затихли и стали разглядывать нас. Я чувствовала их взгляды, было такое чувство, что по коже бегут букашки, не слишком приятно, но я уже привыкла. Я же всё-таки живу с оборотнем.

Плавным движением Дамиан встал и стал подходить ко мне. Я залюбовалась им. При свете огня, он был ещё красивее. На нём были чёрные джинсы, чёрные сапоги до колена и тёмно-синяя рубашка с чёрным пиджаком. Всё в принципе просто, но на нём смотрелось просто шикарно. А рубашку он подбирал под глаза?

И тут я почувствовала теплоту в теле. О-оу! Только не это. Он мне понравился. Пока что в физиологическом плане. Я отвела глаза и перестала на него пялиться. У меня было такое чувство, что я его уже очень давно знаю. Странно.

По его лицу расползлась улыбка. Ну, конечно же, он почувствовал моё желание! Надо впредь научиться, лучше контролировать себя.

Подойдя ко мне, Дамиан обнял меня за талию, приблизил ко мне лицо как будто для поцелуя и шёпотом сказал:

— Сними куртку, она будет мешать. — И закрыл мой рот нежным поцелуем. Потом придвинул ко мне голову, и я упёрлась лицом ему в ухо. Я знаю, что это всего лишь формальность, приветствие, но не смогла себя сдержать. Что-то в этом приветствии было интимно. Или это только мне так показалось?

Я поцеловала его ухо, и он ахнул мне в шею. Я зарылась лицом в его волосах и стала взывать к стае. Я обняла его одной рукой за плечо, а другой за затылок и прижала к себе. Я почувствовала запах стаи, его запах и от меня сразу же стало пахнуть сеном и цветами. Этот запах растекался по поляне.

Стая ахнула и подошла к нам ближе. Сила текла из меня в Дамиана и стаю. Я смогла взять себя в руки и отодвинулась от него. Он не хотел отпускать меня, но я ему напомнила:

— Ты же сам велел мне снять куртку.

— И уже пожалел об этом.

Я взглянула на него. На лице расплылась блаженная улыбка, а глаза превратились в сплошную синеву. Он стоял пошатываясь. Сила пьянила его. Я оглянулась на стаю. Они уже стали приходить в себя. Видно, что не часто их питали силой. А может ещё и никогда? Я стараюсь относиться ко всему спокойно, будто так и должно быть. Иногда это очень, ну очень, сложно.

Я сняла куртку и рядом со мной появился мужчина и протянул ко мне руку, я подала ему куртку. Он не отходил. Я дотронулась до его руки.

— Спасибо.

Он поклонился мне, улыбнулся и ушёл.

Ко мне подошли Антон, Жека, Алекс и Бакс. Я не знала, что делать дальше и вопросительно взглянула на Антона.

— Представь меня вожаку. — Помог мне Антон.

Я взяла его под руку и подвела к Дамиану. Видно я сделала что-то не так, потому-что кто-то из стаи сказал:

— Ты сделал её нашей Кови, пригласил сюда, а она пришла со своим любовником, да ещё и посмела показать это всем нам. Она не достойна, быть твоей королевой! — Это говорила женщина в красной мантии.

Она была маленького роста и миниатюрна. Мини барби. И явно была не рада мне.

— Дамиан, я сделала что-то не так? Я просто хотела представить тебе своего брата, Антона. — Я сделала ударение на слове брат и взглянула на эту девушку. Она прикусила губу и отошла.

— Нет Намирра. Просто Кира не знала, что ты пришла с братом.

Антон встал перед ним на колено.

— Я рад приветствовать тебя, король. Я леопард-оборотень и зовут меня Антон.

— Я рад знакомству, Антон. У тебя есть стая?

— Нет. Но Намирра мой доминант. Я под её защитой.

— Друзья Кови— наши друзья. — Он подал ему руку, а Антон лизнул её. Это был совсем не человеческий жест. — Встань Антон.

Он встал и Дамиан подал мне руку, и я её взяла. Он взял меня за талию, наклонился и сказал:

— Прекрасно выглядишь.

— Ты тоже.

Он понюхал мои волосы и повёл к трону. Мы сели, все повернулись к нам, и подошли поближе. Заговорил Дамиан:

— Я призвал вас сегодня, что бы познакомить с моей избранницей и королевой. Теперь Намирра и ваша королева и Кови. Вы должны слушаться её и подчиняться как мне. Теперь вы и её стая. Вы видели её силу. Она умеет делиться ею, она сможет исцелять вас. Она всегда придёт к вам на помощь, и вы сможете попросить её о защите. Она не откажет вам! Я прав, моя дорогая?

Он обращался ко мне. Но, что я могла сказать?

— Да, король.

Он улыбнулся и взял меня за руку. От его руки исходило тепло, и сердце предательски забилось чаще, а в животе разлилось тепло. Он улыбнулся ещё шире.

— Ещё не время дорогая. Мы ещё успеем!

Волки заулыбались. Вот блин! Ну и влипла я! Мне захотелось въехать Дамиану по морде! Но я обещала вести себя хорошо. Ладно…но руку я убрала.

— Я не хотел смутить или обидеть тебя.

— Но тебе это удалось!

Его лицо стало серъёзней, а улыбка исчезла.

— Прости меня. Я правда не хотел. Чем я могу загладить свою вину?

— Давай просто не будем отвлекаться и продолжим церемонию.

— Как ты пожелаешь. — Он взял мою руку и поцеловал. — Мои волки приготовили тебе дары. Несите!


9

Дальше церемония прошла спокойно. Все складывали подарки в одну кучу, но только доминанты подходили ко мне и я с ними здоровалась. И всё время я взывала к силе и давала её доминантам. Дамиан попросил меня так сделать. Он сказал, что это укрепит мой авторитет, а я не хотела портить ему вечер, сказав, что я в стае ненадолго. Ведь, правда?

Когда все подарки были отданы, я думала, что всё уже подошло к концу. Но тут Дамиан сказал:

— Теперь моя очередь сделать тебе подарок. — И он стал доставать шкатулку.

Блин, а у меня ему ничего нет. Но меня же и не предупредил никто, что нужен подарок.

— Спасибо большое! Но у меня нет подарка для тебя.

— А это и не нужно.

— А что там внутри?

Я всегда была любопытной и обожала подарки. И сейчас не исключение.

Дамиан открыл шкатулку, а в ней лежала красивая золотая подвеска, усыпанная бриллиантами. Она была в виде полумесяца, а по середине была изображена голова воющего волка. И почему я этому не удивилась? Я взяла её в руки и перевернула. Там была надпись, по-моему, на латыни. Я не разобрала.

— А что здесь сказано?

— «Ты мой дух, моя сила. А я на веки твой слуга. Люблю, Дин».

Это было похоже на признание в любви. Я не знала, что сказать. Мне стало неловко, и я не знала, как воспринять этот подарок. Не принять этот подарок, значило бы отвергнуть Дамиана. Но принять, значило бы признать, что я его люблю. Мне он конечно понравился. Меня даже сразу стало влечь к нему, но любовь…нет, я слишком мало его знаю. А если быть точнее, то совсем не знаю.

Он увидел, что я не знаю, что делать.

— Не волнуйся. Это просто признание, что ты моя самка, моя королева.

Выражение «моя самка», мне не понравилось, но об этом я поговорю с ним позже. А то, что это не признание в любви, меня успокоило.

— Спасибо тебе большое. Она очень красивая. Я тоже тебе обязательно что-нибудь подарю.

Он улыбнулся. Мне очень нравилось, когда он улыбался. Он становился в десять раз красивее. Хотя он был и так очень красив.

— Давай я тебе помогу.

Он расстегнул золотую цепочку и застегнул её. И дотронулся ладонью, до моей щеки. Я зарылась лицом в его ладони и лизнула её. Вот тебе и контроль! Я убрала лицо смущённо улыбаясь. От него стало пахнуть стаей. Мне нравился этот запах, но он пьянил меня. Его тоже.

— Вот ты и сделала мне подарок. А теперь развлечения! — Он сказал это громко, чтобы все услышали.

Откуда-то начала играть музыка, играли скрипки. Такую нежную, уносящую всё плохое мелодию.

— Теперь ты можешь прогуляться. Но не уходи далеко, скоро будет самая главная церемония. И ты мне будешь нужна.

— Я думала, что это уже конец. Ладно, хорошо. Но только мне надо с тобой поговорить. Это важно.

— Хорошо, поговорим, но только после церемонии. А сейчас иди и отдохни. Ты наверно устала. — Он поцеловал меня в лоб, встал и направился к доминантам.

Я отыскала глазами Антона. Он стоял рядом с Жекай и Алексом.

Я встала и направилась к ним. Около меня оказался Бакс.

— Привет снова, Бакс. — Я потрепала его по шее.

— Здравствуйте.

— А почему ты не развлекаешься.

— Мне поручено охранять Вас.

— От кого?

Он задумался.

— Не знаю. Просто Дамиан назначил меня вашим охранником.

— Бакс, иди и развлекись. Я тебе разрешаю, а если король будет наезжать на тебя, то скажи, что я разрешила.

— Ты защитишь меня от него?

Я поняла значения этих слов. Тоже самое я однажды сделала для Антона.

— Да. Я даю тебе мою защиту. И обещаю помощь в случае покушения. — И подкрепила я эту клятву поглаживанием по рёбрам и чесанием за ушком.

— Спасибо, если что, то я буду недалеко. — И он удалился.

Блин. Я втягиваюсь всё глубже и глубже. Может быть, если бы он был в человеческом обличие, то я бы поступила по другому. Но я знала, что только некоторые доминанты (и то не все), могут так сразу перекидываться обратно в человека. Простые же Ликои, если бы перекинулись так скоро, то впали бы в сон. Часов так на пять. Так однажды случилось с Антоном. Но я не видела, как он перекидывается, он не разрешал мне смотреть. Для него было важно, что бы я принимала его за человека, а не за монстра. Я понимала его.

— Ну, как ты? — спросил меня Антон.

— В норме, но уже немного хочу спать. А ты как? Подружился с кем-нибудь?

— Нормально. Нет, пока не подружился. Не успел.

— А долго это будет ещё продолжаться? — Спросила я уже мальчиков.

— Ну, в принципе, да. Ещё будет ваше с королём слияние, а потом охота. Ты наверно можешь не пойти на охоту. Просто мы все перекинемся и будем охотиться до утра. Я думаю, ты сможешь пойти поспать в это время. А на рассвете мы вернёмся и сможем отвезти вас домой. — Это сказал Алекс, а по лицу Жеки я поняла, что он что-то хочет спросить, но не решается.

— Жека, я вижу, что ты хочешь что-то спросить. Спрашивай.

Он немного помолчал, но потом всё-таки спросил.

— Мне послышалось или ты, в самом деле, предложила тому волку защиту? — Он показал на Бакса.

— Его зовут Бакс. Да, я теперь его доминант. Он под моей защитой.

— Ой, Нами, аукнется тебе ещё твоя доброта! Я только рад, что ты взяла его под свою защиту. Но насколько я помню, ты не хотела связывать себя со стаей. А ты уже сделала это.

Я вздохнула и положила свою руку ему на плечо.

— Знаю Антон, знаю…

Тут я услышала резкое и жалобное вытьё. Я обернулась и увидела, что Бакс лежит на боку и у него из раны на животе течёт кровь. Рядом стоял доминант в красной мантии и слизывает с руки кровь. К нему подошла Кира и быстрым движением языка стала ему помогать. Меня чуть не вывернуло. Но видно, что только меня. Другим это доставляло удовольствие.

Антон мне как-то рассказывал, что после убийства либо смерти члена стаи, они его съедают. Я не верила…до этого момента.

— Хватит! Прекратите! — Я стала пробираться к ним через, уже толпу.

Я подошла к Баксу. Рана не серьёзная и уже начала затягиваться. Но на него напали. И я не могла этого так оставить. Я заметила, что к нам подошёл Дамиан. Но он остался в стороне, давая мне самой во всём разобраться. Вот спасибо!

— Бакс находится под моей защитой! Кто посмел его тронуть, тот будет отвечать передо мной! — я разозлилась не на шутку. Ненавижу когда моим близким (дав Баксу свою защиту, он стал мне близким) угрожают.

Я посмотрела в глаза этого оборотня. Было видно, что он не воспринимает меня всерьез. Я разозлилась ещё сильнее. Внутри меня стала подниматься сила. И я плюнула ей в лицо этого ликоя. Он отшатнулся и упал. Подняв на меня испуганные глаза, я увидела, что по его лицу течёт кровь. Я не хотела этого.

Он подполз ко мне и обхватил мои ноги.

— Кови прости, я забылся. Мне нет прощения. — Он заплакал. Нет, серъёзно.

Теперь я чувствовала себя последней дрянью. Я присела возле него.

— Дайте кто-нибудь платок.

Мне его подали тут же. Как будто только и ждали, когда я попрошу. Я вытерла кровь с его лица. Кровь и слёзы. Хорошо хоть без соплей.

— Я не злюсь на тебя, но больше так не делай. Это касается всех. Я думаю король меня поддержит. — Он как раз подошёл и встал рядом со мной. — Вы же одна стая, одна семья. Вы должны помогать друг другу, опекать. А что делаете вы? А? — Я взглянула на Дамиана, чтобы он мне помог.

— Намирра права. Слишком долго в нашей стаи не было настоящей поддержки. А только грубость, насилие и демонстрация силы. Но теперь у нас есть Кови! Она поможет нам. Ведь, правда, дорогая?

Я хотела попросить его так меня не называть, но весь эффект, был бы испорчен.

— Правда. Я помогу вам.

Мне показалось, что задумывал это с самого начала. Он знал, что я не захочу оставаться в стае и всячески пытался меня привязать к ней. И у него это вышло. Он может собой гордиться! Вот гад!


10

Я встала, и мне пришлось попросить отлепить от меня этого ликоя. Он не хотел отпускать меня. И всё время повторял:

— Королева…я не хотел…простите… — и снова начинал реветь. Потом я узнала, что обычно за такое непослушание, Дамиана отдавал их вампирам, а они использовали их как хотели. Не все вампиры хорошие. Но я бы этого не сделала. И мне долго пришлось успокаивать Пятого (так его все звали). В конце концов, я взяла его за руку. Бакс уже встал и трусил возле меня как послушный пёс. Да! Я влипла по крупному!

Но нам надо было продолжать церемонию, а мы уже опаздывали. Я отвела Бакса и Пятого к Антону и попросила его последить за ними. Но Антон сам нуждался в присмотре, и я попросила мальчиков. Они согласились.

Дамиан стоял в другом конце, и я пошла к нему. Когда я проходила через оборотней, они все пытались потрогать меня. Я знаю, что так они выражали своё подчинение и просьбу обратить на них внимание. Они все нуждались в ласке, которую их король им не давал. Да уж. На самом деле в них больше звериного, чем я думала.

Я подошла к Дамиану и взяла его под руку. Он удивился, но ничего не сказал.

— Что мне делать? Только давай закончим это быстрей. Я устала и хочу домой.

— Как ты хочешь. — Он сказал это так нежно и покорно. Я была вымотана и …я его поцеловала. Сила захлестнула меня, и я не сопротивлялась. Напротив, я взывала к ней.

— Плоть к плоти, кровь к крови. Ты моя царица, а я твой царь. Мы едины. Одна душа на двоих и одно сердце. Так будем же мы вместе.

Он порезал себе запястье. Сразу выступила кровь.

— Возьми кровь мою, как я возьму твою, да будем же мы едины.

Если бы я не была в такой эйфории от силы, то я бы никогда не сделала то, что сделала. Я повторила его слова. Порезала своё запястье и дала ему свою руку, он дал мне свою. И мы стали пить. Металлический вкус крови. Недавно я уже пробовала его кровь, но не получала такого наслаждения.

Я чувствовала его пульс в моём теле. Его сердце билось у меня под рукой. Сила стала расти. Напряжение возросло. Я закричала, не могла больше терпеть. Упав на колени, я увидела, как все Ликои стали перекидываться. И я знала, что я тому причина.

Зрелище было не из приятных. Они все упали на землю и стали корчиться. Было видно, как у них меняются кости. Одежда расходилась по швам. С них стала сползать кожа и отваливалась с какой-то слизью. Я не хотела на это дальше смотреть. Но почему-то смотрела. Их тело стало менять форму. Через несколько секунд всё было закончено. Поле стало пахнуть мокрой псиной.

Я встала, и ко мне подошёл мой котёнок. Я выдавила из себя улыбку. Было видно, что он боялся моей реакции.

— Как ты? — Спросил он меня басом.

— Я, в порядке. — Все стали смотреть на меня. Они все боялись, что я не приму их зверя и отвернусь от них. Ведь они монстры. Мне было немного не посебе, но я держалась молодцом. Я и сама-то не была нормальной, так чего же мне кидать в них камни.

Я погладила волка, потрепала Антона.

— Удачной охоты! — Я сказала это громко и все тут же завыли. Ко мне подошёл волк.

— Жди нас в домике, мы скоро придём. — Немного помолчав, он добавил. — Спасибо тебе! Теперь ты наша защитница. Мы все это ценим.

Я взяла его морду в руки и поцеловала в мокрый нос.

— Я рада, что смогла помочь вам. — Я говорила правду, и он это почувствовал.

Он отбежал в глубь мохнатых тел и взвыл, уводя всех на охоту.

Оставшись одна, я немного постояла, улыбнулась и пошла, спать в домик.

Заснуть мне не удалось, стало как-то не по себе. Одна, в домике по середине леса. Хотя этот лес был стаи, но… что-то не давало мне покоя и я не знала, что. Может, это было из-за большого выброса силы или из-за того, что я резко осталась одна. А может всё это вместе и ещё, что-нибудь. Я не знаю, но мне было не по себе.

Домик представлял из себя небольшую кухню, ванную, зал и спальню. Оформлен был в деревенско-охотничем стиле. Мило и со вкусом. Это была берлога типичного холостяка. Мне не хотелось спать, и я стала осматривать дом. В зале был камин, а на каминной полке располагались сувениры, лично у меня дома в Тиксе, стояли ещё и фотографии. Моё внимание привлекла фигурка из дерева. Она изображала девушку в длинном платье и рядом сидящего волка. Хотя это могла быть и собака, но очень большая собака. Я всё-таки склонялась к первому варианту. Фигурка была довольно большой и очень искусно сделанной. Я всегда любила такого рода изображения, не просто так, а со смыслом. В доме вообще оказалось очень много интересных предметов и книг. Но тут я почувствовала, как сильно устала. Ложиться в кровать было бы невежественно, и я легла на диван.

Через несколько минут меня накрыл сон.

Я догоняла жертву. Сердце стучало как бешеное, пульс бил в виски. Я бежала по лесу с одним единственным желанием. С жаждой крови и плоти. Одна мысль о жратве будоражила мой рассудок. Я преследовала оленя.

Прыжок и мои зубы впились в его шею. Я стала раздирать его плоть. Кровь потекла по моим жилам. Или не по моим. Ощущение крови было реальным, запах был слаще мёда, а вкус мяса сытнее и вкуснее самого вкусного десерта.

Это был не мой сон…я почувствовала его, Артура, он приглашал, звал меня…

Я резко проснулась и почувствовала вкус крови во рту. Добежала до туалета, меня вывернуло. Меня рвало и рвало, пока я не стала блевать желчью. Мне было плохо…

Это было не моё ощущение, не мой сон, не мои желания. Как он влез в мой сон? Или это я влезла в его рассудок? Я не знала, но я не хотела повторения. Не хотела крови. Слишком много информации для меня одной на сегодня, слишком много произошло. Слёзы выступили сами по себе. Поплакав, мне стало легче. Я хотела, что бы здесь и сейчас оказался Антон. Чтобы он просто обнял меня, чтобы был рядом родной человек. И я позвала его. Я знала, что могу вызвать его, но никогда не знала как. Но сейчас я точно и осознанно призывала его. Может это из-за того, что я теперь Кови? Столько много вопросов без ответов, ничего, Дамиан мне на них ещё успеет ответить.

Желание поспать отбило полностью. Теперь я хотела домой. Хотела побыстрее уйти отсюда, чтобы переварить и обдумать всё, что сегодня произошло.

Я взяла куртку и стала её надевать. Мне хотелось бежать отсюда, так как я стала осознавать, что произошло…и мне стало страшно. Страшно на самом деле. То, что я сегодня сделала, подтвердило то, что я человек не больше их. Хотя конечно я немного преувеличиваю. В них человеческого намного меньше, но всё равно, это не меняло сути. Я всегда избегала правды. Сегодня во мне что-то умерло.

Я открыла дверь и почувствовала Антона раньше, чем смогла понять, что он здесь. Блин! Я на самом деле изменилась за этот вечер, и мне было это неприятно.

— Ты звала? Что-нибудь случилось?

— Нет, всё хорошо. Но я отсюда ухожу. Ты со мной?

— Я твой. Куда ты, туда и я.

Я хотела поспорить с ним, но у меня не было сил.

— Тогда пошли.

— Садись на меня, так будет быстрее. — Я не стала возникать и забралась.

Сейчас было около двух часов ночи, или трёх…. Стало холодно.

Мы мчались, но я почувствовала, что кто-то преследует нас.

— Антон, ты чувствуешь это?

— Да. Это кто-то из стаи.

— Остановись. Спросим, что ему надо.

Он так и сделал, и мы стали ждать.

Среди деревьев уже можно было различить фигуру оборотня.

— Антон, ты знаешь, кто это? — всё-таки нюх у них получше моего будет.

— Это Бакс.

Интересно, что ему надо? Может Дамиан знает, что я ушла и хочет меня вернуть. Хотя нет, тогда бы он сам пришёл.

Он подошёл к нам, и я спросила:

— Зачем ты пришёл? — Это прозвучало грубо и зло даже для меня. Я не хотела обидеть Бакса. — Не обижайся. Просто мы спешим, и я очень устала. Я хочу домой.

— Я пойду с вами.

Я не поняла. Наверно это отразилось на моём лице. И Антон пояснил:

— Ты взяла его под свою защиту, и король подарил его тебе. Теперь он твой, как и я.

Господи! А я думала, что ещё больше влипнуть уже нельзя. Это значило для меня только одно. У меня появился ещё один, как бы это выразиться, сынок. Я не знала, что делать с Антоном, а тут ещё и Бакс.

— Хорошо, мы отвезём тебя домой. Где ты живёшь?

Он опустил голову как нашкодивший щенок.

— У меня нет дома. Я жил у того ликоя, который плакал у Вас в ногах. Теперь он отказался от меня, королева.

Антон был прав! Моя доброта, мне же и аукнулась. Я не хотела сегодня принимать никаких решений и просто согласилась с ситуацией.

— Ладно! Сегодня переночуешь у нас, а там видно будет.

Мы побежали. Добежав до машины, я только сейчас задумалась, кто же будет вести джип Антона. Я знала, что Антон ещё долго не сможет перекинуться.

— Бакс, ты не сможешь сейчас перекинуться?

— Нет, я не так силён…простите меня королева. — Это меня добило, и я крикнула на него.

— Не смей меня так больше называть! Ты понял? Меня зовутНамирра!

Он подогнул под себя хвост и сжался. Блиииин! Я подошла и дотронулась до него. Он сразу прижался ко мне ища ласки и пытаясь загладить свою вину. Гладя его, я сказала:

— Прости, я сорвалась. Не хотела тебя обидеть. Я сама поведу. Антон меня учил.

Я отошла к машине. Хорошо, что Антон оставил её открытой и с ключами внутри. Её всё равно бы здесь никто не угнал. Я открыла багажник и туда впрыгнул Бакс. Не знаю, как он там поместился, но я не стала его закрывать. Антон залез на задние сиденья. Ему было полегче. Он все-таки кот и очень юркий.

Кое-как, но мне всё же удалось выехать. Поездка обратно заняла больше времени. Я ехала очень аккуратно и медленно. Хорошо, что почти не было встречных машин.

Доехав до дома, я припарковалась.

— Подождите в машине, я схожу, проверю как там обстановка. Не хочу шокировать соседей. Вряд-ли они поверят, что у меня дома живут леопард и волк. И оба размером с телят.

Пройдя в дом, я убедилась, что всё чисто. У нас был спальный район.

— Всё чисто! Можете вылазить. — И я открыла дверьки. Когда они вылезли, я закрыла машину.

Зайдя в квартиру, я хотела только одного — спать!

— Бакс, чувствуй себя как дома и располагайся где хочешь. Расстелить тебе диван?

— Нет, не надо. А разве я буду спать не с тобой?

— Ну, я не знаю…со мной всегда спит Антон. Хотя сейчас и он спать со мной не будет!

Он удивлённо посмотрел на меня.

— Антон, просто я не хочу, чтобы ты сломал кровать.

Он успокоился. И одобрительно кивнул.

— Всё, устраивайтесь, а я пока в ванну.

И я оставила их одних, а сама пошла приводить себя в порядок. Я сняла косметику, переоделась в ночнушку, умылась и почистила зубы. Обычно я чищу зубы только по утрам. Просто я же блювала.

Выйдя, я увидела, что Бакс как-то нервничает и не может найти себе место.

— Что случилось? Не можешь найти себе места? Я могу постелить вам в зале на полу.

Тут он начал поскуливать и забился в угол. Я что-то пропустила?

— Антон, что это с ним?

— Он твой волк, Нами. Если ты отказываешься от его внимания и не хочешь спать или соприкасаться с ним, он расценивает это как отказ от него, что он тебе не нужен, и ты его не любишь. Мы звери. Нам нужна ласка и внимание. Эти прикосновения не имеют ничего общего с сексом, и ты это знаешь. Ты наша Кови. Я за всё время привык к нашим отношениям и не воспринимаю это как отказ. Но он то этого пока не знает.

— Ой, как с вами не просто. — Я повернулась и подошла к Баксу.

— Бакс, я не отказываюсь от тебя. Просто я не знаю всех правил поведения. Я даже не знаю, что входит в обязанности Кови, а ещё я жутко устала. Сегодня будем спать вместе: ты, я и Антон. Ты согласен? — Я разговаривала с ним как с маленьким ребёнком. Я не хотела никого обижать, а насчёт своих обязанностей я ещё поговорю с Дамианом. Теперь я Кови…если бы не Бакс, я бы хоть как-то, но смогла бы отказаться от этого титула, но я влипла и грязла с головой. Надеюсь, в мои обязанности не входит ничего ужасного. Я бы этого не хотела. Я бы просто отказалась от этого, но почему-то мне кажется, что если дело и дойдёт до этого, то уйти мне будет не просто.

— Пойдёмте спать. Ляжем на полу в спальне. Думаю, одеяла вам не нужны, так что я расстелю только себе.

— Спасибо! Ты настоящая Кови. — И он лизнул мне руку. Раньше мне бы это не понравилось, но я же всё-таки жила с оборотнем. Так что для меня это стало привычно. Люди ко всему привыкают.

Знаете, в этом есть и много положительного. Теперь я знаю и осознаю то, о чём простые люди даже и не подозревают. Просыпаясь и выглядывая в окно, прогуливаясь по улицам, ходя по магазинам — я вижу то, чего никогда не увидеть им. За каждым углом, в каждом городе живут такие существа, о которых можно прочитать только в легендах. Оборотни, вампиры, ведьмы, колдуны и многие другие живут среди нас уже много веков. Много книг написано, много фильмов снято про нас, но никто до конца так и не верит. Многие говорят: «Сначала увижу, потом поверю». Я считаю по-другому: «Уверовав — увидишь».

Мы живём в удивительном мире, наполненном необъяснимыми чудесами. Жаль, что не все смогут это понять и принять.


11

Я легла по середине, а они по бокам от меня. Признаюсь, спать с ними было приятно. Они были тёплыми, их шерсть была: гладкой и мягкой и от них пахло лесом и ещё чем-то приятным, наверно стаей. Гладя их, я заснула. Мне было спокойно и очень хорошо.

Мне снилось как будто я, в белом платье бегу по зелёному, усыпанному цветами полю. Я бегу, смеюсь и меня греет солнце, а радом со мной бежит моя стая. Я вижу высокую фигуру и кидаюсь ему в объятья. Он начинает меня кружить и, смеясь, мы падаем в густую высокую траву. Я смотрю на Дамиана и понимаю, что я самая счастливая. Мы бегаем вместе со стаей — мы едины. Мы счастливы. Но тут солнце начинает меня ослеплять, и я проснулась.

На меня на самом деле светило солнце, и я отодвинулась, не хотелось вставать. В постели было так тепло и уютно. Я потянулась и свернулась комочком. Стоп! В постели…И тут я вспомнила, что сплю на полу с оборотнями.

Тут я почувствовала, что кто-то притянул меня спиной к себе, а кто-то прильнул спереди. Я не шарахалась от прикосновений. Я ведь знала, что это мои мальчики.

Руками я обняла руки Бакса, который был у меня за спиной, и закинула ногу на Антона. Мне было хорошо и спокойно с ними.

Бакс зарылся лицом в мои волосы на затылке и стал тереться. Но до меня дошло, что они уже в человеческом облике и они голые. Тут я смутилась.

Бакс это почувствовал.

— Что-то не так? — Спросил Бакс, тут вдруг громко засмеялся Антон.

— Бакс, не волнуйся. Просто Намирру смущает вид голого тела. Она же ещё невинна. Не принимай это на свой счёт. Да Нами?

Тут я смутилась ещё больше.

— Да Антон! Вы пока полежите, а я принесу вам чего-нибуть надеть.

— Я захожу, прикройтесь, пожалуйста. — Я зашла и отдала им семейники. Я отвернулась и подождала, пока они оделись.

— Ну, как я вам? — Спросил Бакс.

Теперь я могла разглядеть его в человеческом облике. Он был очень и очень красивым. На вид лет этак 25. Вы когда-нибудь видели фильмы про индейцев? Так вот он был вылитый индеец из фильма. Его доходящие до плеча, гладкие и густые иссиня-чёрные волосы были спутаны со сна. Фигура у него была просто потрясная. Как в лучших голливудских фильмах. Жаль только, что настоящие индейцы маленького роста и не такие уж и красивые. В американских фильмах в основном играли румыны и хорваты.

Баксу бы только нижнее бельё и рекламировать. Он был высок, ростом с меня, широкоплеч и мускулист. И по сравнению с Антоном, очень мужественен. А ещё он был смуглым и кареглазым.

— Вау! Да ты у нас просто красавец. Кстати, я ещё вчера хотела тебя спросить, как твоё настоящее имя. Только честно. Ведь мама же не назвала тебя Бакс.

Он улыбнулся и просветлел.

— Как ни странно, но ты первая кто за много лет спросил моё настоящее имя. Я уже стал его забывать. Меня зовут Конан.

Я улыбнулась.

— Тебе подходит твоё имя. Теперь я буду звать тебя Конан. Конан, а что, звучит. Конан-варвар.

— Я так и знал, что Вы это скажете. — И мы втроем засмеялись.

— Ладно мальчики, я пойду приму душ и умоюсь. Антон, прибери постель. Конан, ты тоже, как и Антон любишь ходить полуголым или тебе нужна одежда?

— Если Вы не против, то я похожу так.

— Я же говорил Нами, что я такой не один! Мы все любим, ходить без одежды.

— Ладно, я уже поняла. Давай, займись делом.

— Намирра, а что делать мне?

— Подожди пока здесь, а потом я дам тебе зубную щётку. Ты сможешь принять душ и умыться. Антон, ты же подождёшь?

— Мы можем помыться с Конанам вместе. Для ликоев это не проблема, даже когда мы не из одной стаи.

— А! Ну, это даже лучше. Пока вы будите мыться, я приготовлю завтрак. Конан, что ты пьёшь кофе или чай?

Он растерялся и не знал, что сказать.

— Не молчи. Что ты будешь пить?

— Я…я не знаю. Просто, меня никогда не спрашивали.

— Боже мой! — Ужаснулась я. — Как ты мог допустить, чтобы с тобой обращались как с вещью?

— Нами, у слабых нет права голоса. Мы подстилки для всех, кто нас сильнее. — Сказал Антон грустным голосом.

— Запомните оба, раз и навсегда — у нас дома все равны и я никогда не допущу, чтобы моих волков кто-нибудь унижал или обращался как с вещью. Ты понял Конан? Здесь у тебя такие же права, как и у меня и у Антона. И называй меня на ты. Мы же с тобой друзья.

— Ты настоящая Кови, Намирра. Я рад, что у Дамиана появилась такая самка. Он хороший, но немного запутался. Ты ему поможешь. Он очень занят и последнее время мало внимания уделяет стае. А стаю всегда нужно держать в ежовых рукавицах, иначе начнётся борьба за власть. Вот тогда будет плохо всей стае, а особенно королю. В последнее время стая разъединилась. Но думаю, ты сможешь снова соединить нас. Ты очень хорошая и умная, у тебя получиться.

Он говорил это с таким воодушевлением, что даже я в себя поверила.

— Спасибо Конан, я сделаю всё, что в моих силах. — И я пошла мыться.

Когда все помылись, мы сели завтракать. Я приготовила обильный завтрак, и мы всё разом смолотили. Конан и Антон блаженно допивали кофе, а я смотрела телевизор. Мы сидели в зале, т. к. на кухне втроем не поместились.

— Сейчас допьём и надо съездить к Дамиану. Мне надо с ним переговорить, а ещё надо решить, что делать с тобой, Конан. Ты мне, конечно, нравишься и я бы с удовольствием разрешила бы тебе жить с нами, но у нас маленькая квартира…

— А разве ты не будешь жить с королём? Ты же его самка.

— Я не знаю, что значит «самка» и я не буду жить с Дамианом. Мне и моя квартира нравится.

— Неужели когда Антон говорил, что ты невинна, он говорил всерьез?

Если честно, то я не хотела обсуждать с ним мою личную жизнь, но надо было разобраться. Мне не нравилось то, куда шёл разговор.

— Да, я девственница. — Сказала я краснея и от этого злясь. — У меня никогда не было парня и я даже никогда ни с кем не целовалась. Я верю, что найду Одного Единственного и буду только его. Пока такого не было. Я моногамна.

— А сколько тебе лет? Просто я никак не могу понять. Иногда ты выглядишь на лет 16, а иногда и на 23.

— Мне 18.

— То есть, ты не будешь принадлежать королю?

Я всё никак не могла понять, о чём именно он спрашивает.

— Антон, объясни.

— Самка короля — это его жена и любовница. Секс усиливает власть короля.

— Тогда Дамиану надо найти другую самку. Сейчас я с ним спать не собираюсь. К тому же, я его совсем не знаю.

— Королю это не понравится.

— Ну и пусть. У меня и без него проблем хватает. Нам надо всё быстро сделать. Антон, не забывай, нам ещё на работу.

— Блин, точно. Сегодня понедельник.

— Дай Конану что-нибудь надеть и поедем.

Через час все были готовы. Антон надел джинсы и оранжевый свитер. Он подходил к его кошачьим глазам. Конану он дал черные штруксовые штаны и черную водолазку. Они оба смотрелись как мужчины с обложки. Глаз не оторвёшь. Я тоже не подкачала. Я не рассчитывала, что до работы успею заехать домой и оделась как на работу. Розовый обтягивающий гольфик и короткая чёрная юбка. Но чтобы это не выглядело вызывающе, я надела плотные чёрные колготки. Немного косметики, золотые серьги, два кольца. У меня была золотая цепочка и я повесила на неё кулон Дина. Так, чтобы его было видно. Волосы я подвязала в высокий хвост. Они у меня длинные и тяжёлые. Хорошо, что хоть прямые, а то мне и так их тяжело расчесывать. Волосы доходят у меня до талии.

— Ты очень красивая. — Сказал мне Конан.

— Спасибо. Не хотела я выглядеть просто рядом с такими красавцами.

Они оба довольно улыбнулись. Я надела куртку, видно кроме меня, заболеть никто больше не мог. Хотя в последнее время я в этом начинала сомневаться. Туфли на небольшом каблуке и я готова.

— Всё, пойдёмте. Антон, запри дверь. А то мне ключи долго доставать.

Я всегда ходила с сумкой. У меня всегда там лежали только нужные вещи. Но было очень много всевозможных блесков и помад. Что ж, у каждого есть свои слабости.


12

Когда мы уже ехали, Конан спросил:

— А что мне делать, когда вы будете на работе?

— А ты где-нибудь работаешь?

— Нет, я всегда был комнатной собачкой Пятого.

— Твои вещи остались у него?

— Да.

— Тогда съезди и забери их. — Его лицо исказила гримаса страха и отвращения. — Ты всё ещё боишься его?

— Да.

— Ладно, мы съездим к нему вместе. Хорошо?

— Я буду рад. Спасибо Кови.

— Не Кови, Намирра или просто Нами. Мне будет приятно.

Он кивнул и довольно улыбнулся.

Что же происходит в стае Дамиана, что так обращаются с её членами. Конан сказал, что Дамиан запутался и что я ему помогу. В чём он запутался? Надо выяснить. Надо признать, что Дин мне понравился, но всё равно надо научиться себя сдерживать. Сдерживать силу. У меня уже немного получается. Практика — вот что мне нужно. Я ведь по большому счёту никогда не использовала мою силу энты. Я никогда не перекидывалась, не призывала стаю и так далее… Эринэс мне говорила, что если я не буду использовать свою силу энты, то она может прорваться в самый неподходящий момент. А я этого не хочу. Представте — иду я по магазину и начинаю превращаться в Ликои. Вот представление будет. Простые люди не знают о том, что вампиры, оборотни и всякое такое существует. Если бы они узнали, то даю 99 %, что начнётся вторая охота на ведьм. Антон мне рассказывал, что у них есть специальный резерв, который помогает в сложных ситуациях. Молодым вампирам и оборотням сложнее себя контролировать. За неделю до полнолуния, оборотни становятся очень легко возбудимы, и когда испытывают много эмоций, могут перекинуться. Но это только молодые оборотни. Хотя за два дня до полнолуния, даже сильным оборотням сложно себя сдерживать. Про вампиров я мало, что знаю, но знаю, что ликоям нельзя заводить человеческих подруг. Ну, хотя можно, но вы представляете их реакцию, когда они узнают, с кем встречаются? Но я видела одну пару в Тиксе, муж волк-оборотень, а жена человек. Она знала, за кого выходит замуж. У них двое детей и ждут прибавления. Очень милая пара и счастливая. Дети рождаются нормальными, людьми. Я вспомнила, как мы с ними встретились. Мне надо было поговорить с Мариной как это — жить с оборотнем. Мы встретились в парке и очень хорошо провели время. Я наблюдала, как они любят друг друга и как счастливы вместе. Дмитрий (муж), играл с детьми на траве. Они громко смеялись, бегали, кричали. Марина сидела со мной на лавочке и тоже смеялась, наблюдая за их игрой.

Вспомнив это, я стала блаженно улыбаться и мне стало так легко и хорошо на душе, как уже давно не было.

— Чего это ты так улыбаешься? — Голос Антона вернул меня в реальность.

— Просто вспомнила Диму и Марину. Приятно знать, что такие пары существуют.

— Какие, такие? — Поинтересовался Конан.

Я рассказала.

— Однажды у нас тоже была такая пара. Муж человек, а жена оборотень. Она заразилась, когда была уже замужем. Он узнал и застрелил её. После этого, нам запретили иметь тесные и долгие отношения с людьми.

Меня это поразило, и я не знала, что сказать и промолчала.

— Мы же едем к Дамиану домой? — Спросила я у Конана.

Он кивнул.

— Может, надо было ему позвонить, что мы приедем. А то вдруг, его дома не будет.

— Король тебя ждёт. Да и ты сама можешь с ним связаться.

— У меня нет его телефона.

— А он и не нужен.

— То есть?

Он посмотрел на меня удивленными глазами, но ответил:

— Вы с ним — одно целое. Ты, можешь подумать о нём захотев связаться, и свяжешься. Вот попробуй.

— Я не знаю как.

— Просто закрой глаза, расслабься и подумай о нём.

Я так и сделала. Я начала вспоминать его, запах кожи, теплоту тела.

— Дамиан…

И я увидела его. Он сидел в светлой комнате за столом и ел. От него пахло стаей. Он тоже меня почувствовал. Дамиан обернулся и будто увидел меня. Его голос в моей голове сказал:

— Я жду тебя. Дорогая, приезжай быстрее.

Я разозлилась.

— Я тебе не дорогая!

Он засмеялся, и я прервала связь. Теперь я уже поняла, как ей пользоваться.

— Он всегда такой самоуверенный? — Спросила я зло у Конана.

— Ты злишься на него, из-за того, что он назвал тебя дорогая?

— Да!

— Но вы же теперь пара. Я не понимаю…

— Мы не пара. Я его совсем не знаю.

— Но ты же его Кови. Вчера вы связали себя узами, покрепче брачных.

— Не понимаю.

Он глубоко вздохнул и стал объяснять.

— Вы первая пара за лет эдак 200. А то и больше. Давно была такая легенда, что есть пары, которые созданы друг для друга. Ваши звери учуяли друг друга. Ты не удивилась, почему тебя при первой встречи, так поманило к незнакомому человеку?

Я смутилась и опустила глаза.

— Я не хотел тебя смутить. Ты просто не понимаешь. Это же чудо, счастье, что вы встретились. Вы созданы друг для друга. Вы половинка одного целого. И нет ничего стыдного в том, что тебя к нему влечёт. Это нормально.

— Это тебе так кажется! Я ведь его совсем не знаю!

— У вас будет время. Но прошу тебя, не отвергай короля. Он не перенесёт этого. Дай ему шанс. Он очень хороший и ему нужна помощь, ему нужна ты.

Ну что я могла на это ответить?

— Ладно, я дам ему шанс. Но главное, чтобы он не переходил черту.

— Нами имеет в виду секс и так далее. — Пояснил Антон.

— Я скажу это королю. Если ты не возражаешь?

— Я буду только рада. Только скажи ему это сразу, чтобы не строил иллюзий заранее.

Мы приехали в район коттеджей. И подъехали к огромному дому. Просто огромному, как пансионат. Он был трёх этажным. Голубого цвета, а крыша серая. Дом находился на пустыре. Соседей не было вообще, но недалеко от дома был лес. Настоящий густой, хвойный лес. Я поняла, что там они охотятся.

Как только мы подъехали к воротам, они открылись.

— Нас уже ждут.

Участок был очень красивым и ухоженным. Трава всё ещё была зеленой, но некоторые деревья начинали желтеть. Вид был просто потрясающим.

— Здесь живёт не только король, но и члены стаи. Это дом всех Ликои. Тут может найти приют каждый, кому это надо.

Моё мнение о Дамиане резко возросло.

Мы вышли с машины, и подошли к двери. Там стояло двое мужчин. Один блондин, другой бритый. Качки, мощные и суровые на вид. Охрана.

Мы не успели ничего сказать, как они рухнули на колени и опустили головы вниз. Один из них заговорил.

— Рады приветствовать тебя королева.

— Встаньте, пожалуйста, и больше не надо становиться на колени передо мной.

Они не шевельнулись. Я посмотрела на Конана. Он сказал:

— Вы осмеливаетесь не подчиниться желанию королевы? Как вы смеете.

Я почувствовала, что они перепугались. Блин, и чего это я вечно влипаю в какие-то потасовки?

Я подошла к ним и протянула к каждому руку. Они взяли их и потёрлись лицом. У меня мурашки побежали по коже, и я почувствовала силу внутри меня. Я дала эту силу волкам-охраникам. Совсем немного. Я контролировала её. Они подняли на меня глаза.

— Кови, истинная Кови. Спасибо госпожа, спасибо.

Блондинчик притянулся к моему животу и стал тереться, а бритый притянулся к бедру. Я не пыталась отступить. Мне было приятно. Они пахли стаей, уютом и безопасностью. Мне стало спокойно, и я смогла думать.

— Вставайте. — Они встали. Я погладила их руками. — Нам надо идти, а вы охраняйте вход. Хорошо? — Я говорила тихо, спокойно.

— Всё, что прикажите госпожа.

Я отняла руки, и они нехотя встали на прежни места.

— Пошли мальчики. — Обратилась я к ошеломленным Конану и Антону.

Охранники открыли дверь и мы вошли.

Когда мы вошли, то на встречу к нам шёл мужчина. На вид ему было лет около 40. Стройный, подтянутый, не очень высокий. Не качёк, но и не дохляк. Чёрные волосы были собраны в тугой хвост. Голубые глаза светились на его смуглом лице. Сто пудово он был арабом. Очень красивым арабом. Одет он был в деловой костюм чёрного цвета, белая рубашка и голубой галстук под цвет глаз.

— Приветствую вас Кови и ваших спутников. — Он поклонился, но на колени не встал. Слава Богу. — Меня зовут Карим. Я телохранитель короля.

— Я Намирра. А это мой брат Антон и мой друг Конан.

— А я думал его зовут Бакс.

— Нет, это уже в прошлом, его настоящее имя Конан.

Карим поклонился.

— Пройдёмте в кабинет, король уже ждёт.

Я хотела, чтобы Конан сначала сказал ему о том, что я не собираюсь с ним сразу ложиться в койку. Но сказал не в моём присутствии.

— А можно мне сначала зайти в туалет?

— Конечно. Прямо по коридору и направо.

— А вы мальчики идите с Каримом. — Я подошла к Конану и шепнула ему. — Не забудь сказать ему то, что я просила.

— Хорошо.

И я пошла в туалет. Я свернула вправо. И зашла в первую дверь. Это была комната. Почти всё место в комнате занимала кровать. Но комната была очень уютной. Я увидела дверь. Наверно это туалет. Я прошла через комнату, открыла дверь, зашла и закрыла. Да это был туалет и ванна. Странно, что горит свет и душно. Такое чувство, что кто-то принимал душ.

Не успела я это додумать, как кто-то открыл занавеску душа и стал вылазить.

Он был голый. Увидев меня, он удивился. Я очень редко краснею, но в этот раз покраснела. Я резко отвернулась и попыталась открыть дверь. Но тут случилось две неприятные вещи. Резко дёрнув дверью, я ударила ею себя по виску. В глазах засверкали искры и, не удержав равновесия, я плюхнулась на плитку и ударилась об неё головой. Было больно. Очень.

Сразу я потеряла ориентацию. Перед глазами всё плыло. Я их закрыла и попыталась сосредоточиться. На это у меня ушла примерно минута.

Тут я почувствовала, что кто-то взял меня на руки и положил на кровать. Я открыла глаза и увидела перед собой большие серые глаза. Потом лицо, видно он пытался мне что-то сказать, т. к. губы у него шевелились. Я ничего не слышала, и меня это испугало. Я почему-то сразу подумала о Дине. Я увидела его и позвала, но потом опять закружилась голова и связь прервалась. Сейчас открыть глаза стало легче, и я смогла услышать и рассмотреть, что происходит.

Надо мной нависал этот парень с душа. Он всё ещё был голым. Меня это сразу смутило. Я смогла разобрать, что он говорит.

— С тобой всё в порядке? Ты меня слышишь?

Я попыталась подняться, но не смогла. Закружилась голова и я рухнула на кровать.

Я открыла глаза из-за шума. Дверь отлетела к едрёне-матрёне. И появился Дин. От него молниями исходила сила и ярость. Это сразу привело меня в чувство. И до меня дошло, какая картина предстала его взору.

Я с кровью на лице лежу на кровати и не шевелюсь, а надо мной нависает голый парень. Не слишком— то объясняет ситуацию.

Глаза парня стали по пять копеек. Он стал сползать с меня. На него, как ураган, надвигался Дамиан. Я попыталась исправить ситуацию, чтобы с парнем ничего не случилось, попыталась заговорить, но у меня не вышло, а Дамиан всё надвигался и уже замахивался на перепуганного парня.

Я сделала первое, что мне пришло в голову. Так как Дин был рядом со мной, я попыталась ухватиться за него, но у меня соскользнула рука. Я сделала вторую попытку, и у меня получилось, он остановился. Правда, я не сразу увидела, за что ухватилась. А ухватилась я за самое дорогое.

Я хотела, было отпустить, но, отпустив его, он бы сразу продолжил начатое.

Я попыталась встать, всё ещё держа его между ног.

Он не растерялся и помог мне.

Дамиан сел на кровать, и я оперлась на него. Одной рукой я обвила его вокруг спины и поняла, что всё ещё держу его спереди. Я убрала руку и он вздохнул. Оказывается, он задерживал дыхание. Не знаю почему, но меня это рассмешило, а ещё и моя неловкость. Я вспомнила, как сама себе разбила висок и стала смеяться.

— Почему ты смеёшься? И что тут вообще произошло?

Я попыталась объяснить, но не смогла разговаривать. Я подумала о том, что произошло и передала воспоминания Дину.

Он увидел всё. Я попыталась встать, но это было зря. В глазах всё поплыло, и я отключилась. Ничего себе в туалет сходила.


13

Очнувшись, я почувствовала, что всё ещё лежу и кто-то рядом со мной, причём с двух сторон. Я подумала, что я дома с Антоном и Конанам. Но вспомнила, что произошло.

Открыв глаза, я увидела, что нахожусь всё ещё в той комнате. Я медленно повернула голову налево и увидела Антона.

— Лежи спокойно и не пытайся встать. Дамиан, она уже очнулась.

Я посмотрела в ту сторону, куда он говорил. Справа от меня лежал Дин.

Я улыбнулась ему и сказала:

— Привет.

Его лицо находилось очень близко от меня, и он меня поцеловал. Очень нежно. Мне сразу стало легче, и я смогла яснее думать.

— Мне стало легче после поцелуя.

— Я знаю. Я могу исцелить тебя прикосновением.

И он доказал это. Поднявшись, Дин лёг на меня и опёрся на руки. Такое чувство, что он будет отжиматься. Он поцеловал меня всё так же нежно. Потом с нажимом. Его язык раздвинул мне губы и вошёл в мой рот. Мне было так хорошо, что я не сопротивлялась. Видно зря.

Во мне проснулся мой зверь и почувствовал Дина. Я прикусила ему губу и почувствовала кровь. Я зарычала и одним рывком перевернула его на спину, оказавшись на нём верхом. Я отпряла от его рта.

— Ты прокусила мне губу. — Рычащим шёпотом сказал Дин.

— Я знаю.

Я облизала его губы, слизнув кровь. И стала целовать его щёки, подбородок, шею. Он трепетал под моим телом. И только сейчас я заметила, что он голый. Я опустила взгляд ниже и увидела, что он рад тому, что я делаю. Это вернуло меня в сознание и помогло загнать зверя.

Я медленно слезла с него.

— Прости блин, я не сделала тебе больно?

Я увидела, что с губы течёт кровь. Он её облизнул и сказал:

— Нет. Но почему ты остановилась?

Тут я рассердилась. Я посмотрела на комнату и увидела, что на диване сидит Конан с парнем из душа, а рядом стоит Карим. Я вспыхнула.

— Конан, ты ему объяснил?

— Да.

Я повернулась к Дину.

— И ты не понял или не поверил?

Теперь настала его очередь краснеть. И я сразу успокоилась, сама молодец.

— Блин, Дин, прости. Я не хотела. Ладно, ты пока оденься, а мы с мальчиками подождём тебя в кабинете. Хорошо?

Он кивнул, но глаза не поднял. Блин, я его обидела.

— Мальчики, оставьте нас одних, пожалуйста. Карим и … — Я посмотрела на этого с душа.

— Ларион, но можно просто Лари.

— И Лари, не могли бы и вы выйти.

Карим посмотрел на Дамиана, тот кивнул. Они все встали и вышли. Как только дверь закрылась, я повернулась к Дамиану.

— Дин, не мог бы ты что-нибудь надеть, а то это отвлекает.

На его лице заиграла чисто мужская ухмылка. Видно, что он доволен собой.

— Хорошо.

Он встал, поднял с пола плавки и надел их, а потом опять лёг на кровать.

Я села рядом с ним.

— Для начала расскажи, что ты делал в кровати со мной, голый?

— Когда ты отключилась у меня на коленях, мы подумали, что у тебя сотрясение. У тебя был разбит висок, шла кровь, и ещё кровь шла с затылка. Когда ты показала, что с тобой случилось, я сразу остыл. Я ведь хотел его порвать. Я думал это он тебя ударил и хочет изнасиловать. Я испугался за тебя. — Он протянул мне руку, и я её взяла. Она была такой тёплой. Дин притянул меня к себе, и я легла рядом с ним. — Я бы не позволил и не простил бы себе, если бы в моём доме, да и вообще, с тобой, любимая, что-нибудь случилось.

Он говорил это так нежно, ласково и я не выдержала. Я взяла его лицо ладонями и поцеловала.

— Спасибо тебе. Но как видишь, ты меня вылечил. У меня и царапинки не осталось и даже шишки. — Я поцеловала его в лоб. — Но нам надо пойти в твой кабинет и поговорить. Хотя если честно, то я бы осталась здесь, с тобой, но никакого секса! Понятно?

— Да любимая. Ладно, я оденусь и пойдём. Только смой с себя кровь пока я одеваюсь. Мою кровь, твою мы уже смыли. — Он лукаво по самцовому улыбнулся.

Я пропустила последнее замечание мимо ушей и пошла в ванну.

— Только двери аккуратно открывай! — И он заржал, именно заржал.

— Ха-ха! Очень смешно! — И я закрыла дверь.

Стерев с лица кровь, я вышла.

Дамиан был уже одет, он стоял возле кровати и ждал меня. Он был одет в синие джинсы и голубую футболку. Мне так хотелось обнять его и зарыться лицом в его волосы, что мне самой стало неловко.

Дин улыбнулся, подошёл ко мне и прошептал мне в губы:

— Ну так почему же ты это не сделаешь?

— Ты, что… — Но я не успела договорить. Он закрыл мой рот поцелуем. Я упёрлась ему рукой в живот и отстранилась насколько могла. Он всё ещё прижимал моё тело к себе.

— Не сейчас Дин. Сейчас надо поговорить. Пойдём.

И я пошла к выходу. Он меня догнал, обнял за талию и привлёк к себе. Он поднял меня в воздух и мне пришлось обвить его талию ногами, чтобы не упасть.

— Боже, как я рад, что нашёл тебя, как я рад. Ты даже и не представляешь. Я сделаю всё, чтобы ты осталась в моей жизни, я просто не отпущу тебя. — Он поцеловал меня. Такое чувство, что он дышит мной. Как будто он до этого не дышал. Я ответила ему на этот поцелуй. У меня было такое чувство, что наконец-то я нашла Его. Я не помню, когда я в последний раз испытывала такую радость. — Нами, дорогая, я люблю тебя. Моя королева, я люблю тебя!

— Дин, кажется, я тоже тебя люблю…да, я люблю тебя, люблю.

Он начал кружить меня, и мы смеялись, а потом целовались и снова смеялись.

В реальность нас вернул голос Карима.

— Король, я не хочу отвлекать Вас, но…

— Так не отвлекай! — Зло рявкнул Дин и Карим тут же побледнел.

— Дин, не злись на него, он прав. Нам надо поговорить. У меня к тебе куча вопросов.

— Ладно, извини Карим. Я был не прав.

У Карима глаза на лоб полезли, видно его король не часто извиняется. Я не сдержалась и рассмеялась. Дин тоже рассмеялся. Я ещё раз поцеловала его и выползла с его рук. Я подошла к Кариму и взяла его поруку.

— А теперь Карим, види меня в кабинет, мои мальчики нас уже заждались.

И мы пошли, хотя скорее я потащила его под руку.

— Ах ты, проказница! Сейчас я тебе дам Карима и мальчиков!

Он погнался за мной, а я, визгнув как девчонка, побежала от него.

Так как я не знала куда бежать, бежала, куда глаза гладят. Я пробежала входную дверь и хотела завернуть, но Дин споймал меня, подбросил в воздух и словил. Он держал меня на руках и я обвив его шею руками громко смеялась. В таком виде он меня и внёс в кабинет. Надо отдать мальчикам должное, они и глазом не повели, а Лари, как бы это точнее сказать, был в шоке.

Мне было тяжело взять себя в руки. Я сидела возле Дина. Мы переплели руки, и я сидела с ним вплотную. Это было так хорошо, что я больше ни о чём думать не могла.

И тут я поняла, что ничего не слышу, точнее не могу сосредоточиться на разговоре, а на меня это не похоже.

— Дин, мне придётся пересесть.

— Почему? — Удивлённо спросил он.

— Рядом с тобой я не могу сосредоточиться, и я ничего не поняла с того, что сейчас говорили. — Я поцеловала его в щёку и пересела. Села я между Антоном и Конанам.

Только мы начали обсуждать, как в голове у меня раздался голос Дина.

— Я уже скучаю без тебя, иди ко мне. Иди ко мне, иди ко мне.

Я посмотрела на него. Он поднимал и опускал брови.

— Нами, Нами, ты что-нибудь услышала? — Это говорил Антон.

— Что…

Тут дико заржал Дамиан.

— Дамиан, прекрати! Не лезь мне в голову! Понял! Мне ещё на работу сегодня. Нам надо быстро закончить, нам надо перед работай поесть, а ещё кучу вопросов обсудить.

Тут лицо Дина резко изменилось. Он стал серьёзным, и я бы сказала, холодным. Мне стало не по себе. Неуютно. Улыбка с лица у меня сползла так же быстро. Блин, а я ведь не знаю его на самом деле…но голос в голове сказал:

— Дорогая, я всё равно тебя люблю. Ты права, нам надо заняться делом. Люблю.

Я посмотрела на него, и он мне подмигнул. Тут же спала напряженность. Я не заметила, как напряглась.

— Первый вопрос: что входит в обязанности Кови?

— Защита стаи, помощь, когда её попросят, ты обязана присутствовать на всех официальных мероприятиях. Ещё ты не имеешь права встречаться с кем-либо, кроме меня.

— Что значит встречаться? Просто со мной живёт Антон и Конан. И мы спим вместе.

— Нет, это можно. Ты не должна ни с кем не входить в интимные связи. Если ты нарушишь запрет, мы это учуем, то ты будешь отстранена от должности моей подруги и Кови.

— Понятно. Кстати, у тебя случайно нет работы лишней для Конана. Просто, я не могу всё время быть с ним. А он хочет работать.

— У меня есть сеть ресторанов и клубов. Он может работать там.

— Конан, ты как?

— А кем?

— Можешь для начала официантом или охраной. Вид у тебя внушительный.

— Я бы хотел охраной, если конечно никто не против.

— Я нет. А ты дорогая, ты не против? Он же принадлежит теперь тебе.

— Я не против. И он не вещь, чтобы кому-нибудь принадлежать. Он сам себе хозяин. Правда, Конан?

— Я…я не знаю. Я же принадлежу тебе…Я твой.

Вот Блиииин!

— Дин, объясни мне положение в стае. Я не понимаю.

Он глубоко вздохнул.

— В стае есть две главы король и королева, это ты и я. Потом моя правая рука Карим и ещё 9 доминантов. Все остальные подчиненные. Доминанты могут делать с ними всё, что хотят. Таковы правила.

— Но как ты можешь это допускать? Это же рабство. У тебя же 92 члена стаи и всего лишь 10 доминантов.

— 92– это только члены стаи. У нас также есть отдельные группы оборотней, таких как: тигры, львы, лисы, леопарды и так далее, но их не много и у них нет доминантов. В некоторых группах всего по 3–4 особи. Они слабые и доминанты с нашей стаи тоже могут делать с ними, что хотят.

— У них нет защитника. — Это сказал Карим. Было видно, что ему не нравиться эта система.

— Боже, как вы можете допускать такое. У вас же не стая, а анархия! Дамиан, ты же король, так возьми их под свою защиту.

— Я король волков. Я не могу взять их под свою защиту. Прости.

— Но ведь Антон-леопард и он под моей защитой.

Лицо Дамиана просияло. Мысленно он мне сказал: «Молодчина».

— Как я уже понял, ты универсальный оборотень. Это так? Ты умеешь принимать облики любого из видов?

— Да так. Но я не оборотень…

У них челюсти поотподали.

— Но кто ты тогда?

Я немного помолчала, но всё-таки ответила. Всё равно узнает.

— Я ведьма-энта.

К челюстям у них прибавились ещё и глаза. Первым заговорил Дин.

— Этого не может быть! Ведь это просто легенда. Энт больше нет, они вымерли несколько веков назад. Их всех истребили.

— Как видишь, я последняя.

Тут заговорил Карим.

— Это ещё кто-нибудь знает?

— Стая Ликои в Тиксе, моя учительница Эринэс и присутствующие этой комнаты. Всё.

— Дорогая, ты хоть представляешь какое ты золото. Ты единственная. У тебя огромная сила, просто огромная. Ты же можешь делать всё, что захочешь. Не могу поверить.

— Я знаю. Но ты представляешь, что могут сделать со мной плохие парни, если узнают кто я? Думаю, что ничего хорошего.

— Извини, я не подумал. — Он задумался. — А тебе не страшно?

— В общем — страшно, но я не распостроняюсь по этому поводу. Меня не могут учуять, все принимают меня за человека и это мне наруку. Но так было не всегда…. Однажды, несколько месяцев назад, я была не осторожна и не закрылась щитами. Один очень сильный вампир, понял, кто я и предлагал мне сотрудничать с ним. Я отказалась. Он не оставил этого просто так. Он поджидал меня ночью, возле бара, где работал Антон. Он напал на меня и впился мне зубами в предплечье. Вышел Антон и сумел оттащить его от меня. Он меня спас.

— А что случилось с вампиром?

— Я его убила. Разрезала на кусочки.

Он явно не понял.

— Помнишь как я вчера поранила Пятого? Вот так же, только с большим нажимом я порезала того вампира. Потом я спалила тело, тоже силой мысли. Как я узнала позже, это был член Триады, его звали Анжей. Теперь их двое. Ты понимаешь, что это значит? Если они узнают, что это сделала я, они меня найдут и убьют.

— Господи и ты так легко об этом говоришь.

— А что мне остаётся? Я живу каждым днём и стараюсь не думать о случившемся. Это помогает.

— Я защищу тебя! Ты будешь жить со мной, я выделю тебе охрану и…

— Милый, нет, не надо. Я не буду менять свою жизнь из-за прошлого. Это только будет напоминать мне случившееся. Рядом со мной Антон, а теперь ещё и Конан и ты. Мне не нужна охрана.

— Но…

— Пожалуйста. Не надо. Я сама могу защитить себя, я научилась.

— Но как?

— Ты правда хочешь это видеть?

— Да.

— Антон, видишь ту вазу, поставь её на край стола, пожалуйста.

Он поставил. Я сосредоточилась на вазе и бум, ваза разлетелась. От неё даже осколков не осталось, только пыль.

— Надеюсь, она была не дорогой.

— Вау! Ты просто сила. Как ты, а хотя не важно.

— А теперь давай вернёмся к группам оборотней. Я могу стать их доминантом, их защитником и королевой?

— Да. Ты можешь объявить им это сегодня. Они хотели познакомиться с тобой, и я их всех сегодня собрал. Их не много, всего 47 особей.

— А кто именно?

— 6 тигров, 4 льва, 3 лисы, 10 леопардов, 10 крыс, 3 медведя, 5 пум и 2 анаконды.

— Ух ты! Я и половины никогда не встречала.

— Потому что их осталось очень мало. У них нет защитника, и они погибают от рук других.

— Если они меня примут как свою защитницу, то я буду рада им помочь.

Мы ещё немного пообсуждали некоторые формальности, я уточнила то, что в принципе и так знала.

— А теперь давайте пройдем в столовую. Дорогая, тебя уже ждут.

Дин подошёл ко мне, поцеловал, я взяла его поруку и он повёл меня к моим будущим подчиненным.


14

В столовой стоял длинный дубовый стол для 60 (а то и больше) персон, так что места хватило всем. Стол был уже накрыт и все ждали нас. Они нервничали. Я заметила, что они все сидят по кучкам. Как только мы зашли, все сразу стали рассматривать меня. Блин, не люблю я находиться в таком внимании. Они все были испуганы. Я это чувствовала. Во главе стола стояло два стула, я поняла, что это для меня и Дина.

Мы сели, рядом со мной сидел Антон, а чуть дальше Конан. Рядом с Дамианом сел Карим.

— Приветствую вас, друзья мои, сегодня в моём доме. Как вы уже заметили, это моя Кови, моя королева и спутница Намирра. После того как мы поедим, вы сможете задать ей вопросы, а она охотно даст вам на них ответы. Правда, дорогая?

— Правда, милый.

— А теперь разделите с нами нашу трапезу.

Мысленно я сказала Дину:

— Тебе что, нравится ставить меня в неловкие положения.

— Не понимаю о чём ты дорогая. Лучше поешь, а то твой желудок начнёт ворчать, как и ты. А двоих я уже не выдержу!

Я стукнула его локтем и отсоединила связь.

Поела я плотно и вкусно. Тут же повыходили официанты и убрали всё со стола.

— Дин, я надеюсь, им за это платят.

— Не волнуйся, им за это платят. Это их работа. А теперь начинай.

— Как вам всем известно, я только вчера стала Кови. И только сегодня мне рассказали о вашем положении. Это ужасно то, как вами пользуются. Я знаю об этом немного. Антон, — Я указала на него. — Он леопард оборотень. Мы с ним знакомы уже почти год. Сейчас он живёт со мной. Я забрала его, у его прежнего доминанта. Он очень плохо с ним обращался. Я предложила ему свою защиту, он согласился. Теперь он мой брат, равен со мной. Я не обращаюсь с ним как с подчинённым. Для меня он такой же человек, как и я.

Вчера я предложила свою защиту Конану. Он был подстилкой в стае Дамиана. У Дамиана много подчинённых и он не может уследить за всеми сразу. Теперь Конан живёт со мной. Он тоже равен мне.

Я не могу предложить всем вам жить со мной, но я предлагаю вам свою защиту. Я могу стать для вас доминантом, королевой. Вы будите, защищены от нападок других доминантов. Это я вам обещаю, а если кто-то вас обидит, то я отомщу. Я обещаю. Для вас же тоже будет правило, обращайся с другими так, как хочешь, чтобы обращались с тобой. Вы ведь, блин, всё равно одна семья, не смотря, что разные виды. Я предлагаю вам мою защиту, взамен на уважение. Теперь можете задавать вопросы. Кстати, Лари, спасибо, что не бросил меня на полу в ванне. Я немного неуклюжая. Но я, правда, не знала, что ты в ванне. Прости.

Сейчас я смогла его хорошенько рассмотреть. Блондин, у него волосы чуть-чуть не белые. Кучерявый, глаза серые как зимнее небо, Хорошо сложён, но немного меня ниже. Очень мужественен. Красивый.

Одеты все были по-деловому. Женщин было всего лишь 17.

— Если честно, то я бы хотела познакомиться с вами со всеми, но боюсь, что сейчас я вас всех не запомню. Давайте сделаем проще, с каждой группы будет один представитель. Он будет задавать мне вопросы, и отвечать мои.

Они сразу зашевелились и выбрали по представителю, в их числе был Лари. Интересно, какой он вид.

— Он тигр, дорогая.

— Блин, не лезь мне в голову без надобности. И не читай мои мысли, я же твои не читаю. А то поставлю щиты и фиг ты ещё пролезешь.

— Прошу прощения, любимая.

Он сказал это так сладко, что я не сдержалась и поцеловала его в щёку.

Он выглядел как довольный кот, хотя точнее волк.

— Я что-то пропустил? — Спросил Антон.

— Мы просто шепчемся. — Ответила я без слов.

— А я не знал, что ты так умеешь, Нами.

— Умею. — Сказала я вслух.

Когда представители сели к нам поближе, то их было 8. Значит 8 разных видов.

— А теперь давайте знакомиться. Называйте, пожалуйста, своё имя, стаю и сколько там особей. Начнём с крайнего. Прошу.

— Меня зовут Ларион, можно просто Лари. Я из стаи тигров-оборотней. Нас 6 персон из них 2 женщины. Сейчас один не смог придти, работа.

— Я Коля, лев-оборотень, нас 4 особи, 2 женщины.

— Я Леопольд, можно Лео, лис-оборотень, нас 3, 1 женщина.

— Я Леон, леопард-оборотень, нас 10, 6 женщин.

— Я Карина, крыса-оборотень, нас10, 4 женщины.

— Я Михаил, можно Миша, медведь-оборотень, нас 3, женщин нет.

— Я Павел, пума-оборотень, нас 5, 2 женщины.

— Я Ада, нас 2. Я и мой муж Андрей.

Я всех записала. И постаралась запомнить.

— А теперь спрашивайте. Можете задавать любые вопросы, я постараюсь на них ответить.

Никто не решался задавать вопросы, все сразу потупились.

— Я не кусаюсь и ничего плохого вам не сделаю, так чего вы боитесь?

— Ладно, начну я. Я думаю у всех нас одни вопросы. — Это сказал Лари. — Смотря на тебя, не скажешь, что ты можешь нас защитить. Ты подросток, хоть ты и Кови, но ты же не оборотень. Я не могу определить кто ты, но по-моему ты человек. Так как ты, можешь обещать нам защиту. Ты ведь даже не можешь залечить свои раны. Тебе помог король Дамиан.

— Если честно, то только я и могу нанести себе такие раны. Я не допускаю к себе посторонних. А защиту я вам предоставлю, я так же смогу залечить ваши раны. Я знаю, что вы мне не верите и не доверяете, но это нормально. «Дорогая, только не говори им, кто ты, это может быть опасно. Я им не доверяю». — Я кивнула Дину. — Я могу продемонстрировать вам мою силу, так как я не человек. Мне нужен доброволец.

Все стали переглядываться.

— Я не сделаю вам плохо.

— Ладно, хорошо. Я доброволец.

— Михаил, встаньте пожалуйста и отойдите к стене. Я нанесу вам небольшой порез. Закатайте рукав на правой руке.

Он сделал, как я сказала. Я сосредоточилась. Тут главное не перестараться. Сила поднялась, и я ударила ею ему в руку. Точно в цель, на руке показалась кровь. Небольшой порез, я сделала его, не вставая с места.

Я встала и подошла к Михаилу. Он был напуган. Как только я подошла, он упал на колени. Блиииин.

Я присела рядом с ним, взяла его за руку и залечила рану. Она затянулась, даже крови не осталось. Я встала и подала руку Михаилу.

— Михаил, передо мной не надо становиться на колени. Это относиться ко всем.

— Ну, детка, если ты на самом деле такое можешь, то я и моя стая признаёт тебя доминантом.

Я посмотрела на Михаила. Он был большим, не толстым, просто очень массивным, как медведь. Он был на голову меня выше, лет около 45. Короткая стрижка, тёмно русый, приятное лицо, но видно, что не часто улыбается. Тёмно-карие глаза.

Я обняла его.

— Я рада вам помочь. Всем вам.

Меня все группы объявили своим доминантом. Все завыли, зашумели. Короче поднялся шум, все были возбуждены и рады. Я тоже была рада и не сдержалась.

— А теперь подойдите все ко мне, и будем обниматься.

Сейчас уже никто не мешкался. Мы собрались в кучи и стали обниматься. Я смеялась, они рычали, мурлыкали, шипели, короче издавали радостные звуки. С меня полилась сила. Она заполнила всю комнату.

Когда все расступились, мы одной кучей сели на пол. Каждый пытался сесть ко мне поближе, дотронуться до меня.

Лари положил мне голову на колени и стал мурлыкать. Я гладила его волосы и мне было спокойно. Такое чувство, что всё так и должно быть, полная гармония.

— Извините, что прерываю вашу идиллию, но нам надо ещё обсудить пару вопросов. — Дин говорил это с деловым выражением лица.

«Милый, не ревнуй».

— Да, ты прав.

Я попыталась встать, но это оказалось не так просто. Ко мне подошёл Конан, он просто распихивал сидящих. Он помог мне встать.

— Спасибо Конан. А теперь господа, займите свои места, а то у меня мало времени, мне через два часа на работу.

— А Вы ещё и работаете?

— Если никто не против, то давайте перейдём на ты. Да, я работаю 3 раза в неделю. Понедельник, среда, пятница. С 20.00 до 00.00. Я дам вам всем номер моего сотового. Если вам будет нужна моя помощь, то вы сможете позвонить. Наверно я вам дам телефон ещё и Антона. Он тоже сможет вам помочь.

— А разве мы не будем жить все вместе?

У меня глаза полезли на лоб.

— Ну…я живу в квартире с Антоном и Конаном. У нас небольшая квартира, я боюсь, что мы все там просто не поместимся.

— А разве ты не будешь жить с королём? Просто мы все живём в его доме.

Ну почему все хотят, чтобы я жила с Дином. Не рановато ли ещё? Мне и моя квартира нравиться и я пока-что не собираюсь никуда переезжать.

— Нет, я пока-что не буду жить с королём. Я не вижу в этом необходимости.

Все были озадачены. Блин, ну почему я должна всем всё объяснять?

— С Дамианом я знакома всего лишь три дня. Переезжать к нему так быстро было бы не правильным. Вы можете остаться жить в этом доме, если Дамиан не против?

— Я не против, дорогая.

— Вот видите. Живите здесь, а я буду приезжать к вам. Вы теперь под моей защитой, вам нечего бояться. Вы теперь вольны делать, что хотите. Вас никто не будет заставлять делать что-нибудь, против вашей воли.

Я ещё минут 15 заверяла их, что они теперь вольные, а не подстилки. Потом они все разошлись, довольные, но не до конца осознавшие произошедшее. Мы опять остались впятером.

— Дин, ты можешь сказать своим волкам, что эти оборотни теперь под моей защитой.

— Ну не знаю. А что мне за это будет?

Я поцеловала его в губы.

— Ну, тогда скажу. Хочешь, я подвезу тебя на работу?

— Хочу, но меня подвезёт Антон. Он на машине. А Конан сегодня преступит к работе?

— Нет. С завтрашнего дня.

— А Пятый живёт у тебя?

— Да, а что?

— Просто мы заберём у него вещи Конана.

— Ты на самом деле хочешь, чтобы он жил с тобой?

Я задумалась. Конан может жить и здесь. Но я не хотела оставлять его там, где живёт Пятый. Я дала Конану защиту и обещала, что никто его не обидит, и что я его не брошу. Я обязана.

— Да. — Я заметила, как с Конана спало напряжение, и он мне благодарно улыбнулся. — А теперь, пойдёмте, заберём его вещи. Мне нельзя опаздывать на работу. А то мой начальник вычислит это из моей зарплаты.

Мы встали и пошли к Пятому. Подойдя к его двери, я постучала.

Дверь не открыли, я постучала ещё раз.

Что-то мне это не нравится. Силой, я решила посмотреть, есть ли он в комнате. Я ощутила его, но рядом с ним был ещё кто-то. Кто-то очень сильный и злой.

— Дин, ему нужна помощь.

Дин выбил дверь. Я попыталась забежать в комнату, но в меня что-то ударило и я отлетела к стенке. На этот раз было не больно. Я открыла глаза и увидела, что происходит. Антон и Конан лежат в другом углу комнаты без сознания и истекают кровью. Карим пытается встать, а Дин борется с этой тварью. Это не был Ликои, это был вампир. Он впился зубами в шею Дина и полосует его живот когтями. Дин пытается оторвать его от себя.

Тут время замедлилось. Такое чувство, как в замедленной съёмке. Я резко встала и ударила силой в вампира. Он отлетел и Дин упал на землю. Вампир попытался накинуться на меня, но я его опередила. Собрав гнев и страх в один комок, я ударила. Он только успел полоснуть меня рукой по животу и разлетелся на мелкие кусочки. Его кровь и куски тела окутали меня с ног до головы.

Дин лежал не двигаясь. Вампир порвал ему шею и вспорол живот. Из-за этого месива нельзя было понять, что у него цело, а что порвано.

Я подбежала и присела рядом с ним.

— Дин, милый, не умирай. Я помогу тебе.

Я подняла всю силу, что была у меня для лечения. Она вырвалась из меня с криком и стала наполнять тела Дина, Антона, Конана и Карима. Я чувствовала, как их тела исцеляются, раны затягиваются. Сила текла из меня, как река с обрыва.

Я отдала им почти всю мою силу и чуть сама не умерла. Я отключилась. Помню только, что кто-то стягивает с меня одежду, какие-то голоса, прикосновения и тьма.


15

Я бегу по полю в белом платье, меня окружают разные животные. Мои — Ликои. Мы бежим, радуемся. Но вдруг налетает ветер, исчезает солнце. Ликои вокруг меня пропадают, пошёл дождь. Тёплый, вязкий. Кровь. Я чувствую, что начинаю падать. Глубокая, тёмная яма. Нет конца, не видно начала. Я падаю в неё спиной вниз. У меня перехватывает дыхание, но чья-то рука хватает меня. Тёплые объятья. Запах цветов и сена, родной запах. Дин.

— Кажется, она что-то сказала.

— Дин… — Повторила я теперь осознанно.

— Не шевелись любимая, я с тобой, я рядом… — Опять тьма.

Я проснулась из-за какого-то шевеления. Я попыталась повернуться на бок, но у меня не получилось. Поперёк живота, лежала чья-то рука, а ещё на мне лежала чья-то нога и голова.

Открыв глаза, я увидела, что это Дин. Мне сразу стало спокойно. Мы лежали на большой кровати. Свернувшись клубочком, я зарылась лицом ему в грудь.

— Ты уже очнулась. Наконец. — Он нежно поцеловал меня в макушку. Но тут я почувствовала, что я полностью голая, в принципе, как и он. Для меня это было слишком. Я резко отпряла от него и завернулась в одеяло.

— Что, что случилось? — Испуганно спросил Дин.

— Я голая и ты тоже. — Смущённо сказала я.

— Боже, ну и что? — Он начал смеяться.

— Что значит — что?

— Да, ты уже пришла в себя раз начала смущаться.

Он резко навалился на меня. Я только пискнуть успела. Я была зажата его телом, он прижал мои запястья к кровати, я и шевельнуться не могла.

— И что ты сейчас будешь делать? — томным шёпотом спросил он.

Я попыталась выскользнуть из под него, но у меня ничего не вышло. Я стала брыкаться, но меня остановило его тело. Я почувствовала, что мне в ляжку стал упираться его орган.

— Дин, отпусти меня.

Он меня не слушал. Его глаза стали полностью синими, белки исчезли.

Он стал целовать меня. Его колено стало раздвигать мне ноги и тут я уже испугалась.

— Дин, отпусти меня. Прекрати.

Он не слышал. Я не хотела причинять ему боль и сделала то, что делают в таких ситуациях. Начала звать на помощь. Мысленно я позвала Антона и Конана.

Я попыталась сдвинуть ноги, но Дин зарычал. Я не оставила попытку. Он прикусил мне плечо. Было больно, пошла кровь. Он стал лакать её. Мои нервы сдали и я заплакала.

— Дин…пожалуйста…не надо…отпусти, мне больно. — Но он только рычал.

Тут дверь распахнулась, и в комнату вбежали Конан, Антон и Карим. Дин поднял на них окровавленное лицо и зарычал.

— Снимите его с меня… — Жалобно вскрикнула я.

Подбежал Карим и отшвырнул его к стене.

— Бегите, я задержу его, он не в себе, скоро полнолуние. Увезите её.

Я не могла шевельнуться. Подбежал Антон и вместе с одеялом стащил меня с постели. Он подхватил меня на руки и побежал прочь.

Мы выбежали на улицу. Антон передал меня в руки Конана. Мы сели в машину, на заднее сиденье, Антон за руль. И мы погнали.

Когда мы отъехали на приличное расстояние, я попыталась заговорить.

— Я пыталась…но он…схватил… — Я всхлипывала, а горячие слёзы обжигали глаза и щёки.

— Ничего, всё прошло, всё хорошо. — Успокаивал меня Конан и гладил по голове.

Меня начало трясти. Из груди вырывались всхлипы и стоны. Я не могла успокоиться. Но когда мы уже подъезжали к дому, я успокоилась.

Мы зашли в квартиру.

— Антон, запри, пожалуйста, дверь и закрой шторы.

Он сделал, что я просила. Конан попытался положить меня в постель, но я его не отпускала.

— Побудь со мной.

— Хорошо.

Он лёг одетый со мной. Я была замотана в одеяло — как в кокон. К нам лёг Антон. Они лежали и с двух сторон убаюкивали меня. Я уснула.

Проснулась я через час. Было 11 утра. Мальчики всё ещё лежали возле меня. Я встала с постели, взяла вещи и пошла в ванну. Я стала наполнять её.

Я ещё раз вышла с ванны.

— Мальчики, я приму ванну. Антон, позвони Евгению Николаевичу, извинись, что я вчера не пришла и скажи, что я отработаю сегодня, на 3 часа дольше, без оплаты. Я приду в пять. Конан, ты умеешь водить, у тебя есть права?

— Да.

— Тогда съезди к королю и забери у него наши вещи, чтобы у него не было предлога приехать к нам. Если он будет спрашивать обо мне или захочет приехать, скажи ему, что я не желаю его видеть и если он попытается приехать ко мне, я подам на него в суд за попытку изнасилования. А если тебя там кто-нибудь обидит, то я приеду и устрою бойню. Моей стае скажи, что в субботу я устрою вечеринку. К концу недели я с ними свяжусь и скажу где и когда. Но чтобы об этом не знал Дамиан. Всё понял?

— Да, но…

— Если понял, то выполняй! — Зло рявкнула я. И хлопнула дверью.

Господи, мне было так хренова. Я лежала в ванной и плакала. Я не могла поверить, что Дамиан чуть не овладел мной. Рана на шее болела и кровоточила. Я только вспомнила о ней. Я решила взять себя в руки и не раскисать. Я просто забуду этот инцидент, забуду Дамиана и буду жить дальше. Да, я так и сделаю. Господи, а я то думала, что это Он. Что он любит меня. А ведь я полюбила его. На самом деле полюбила. Почему же он так поступил, так подло. Дура, дура, дура. Как я могла так быстро довериться ему. Всё, надо жить дальше, надо взять себя в руки. Жизнь не кончается.

Я привела себя в порядок. Вылезла с ванны, высушила волосы феном. Натянула на себя длинную футболку, шорты и шерстяные носки.

Мылась два часа. Я пошла на кухню. Оттуда вкусно пахло и у меня сразу поднялось настроение. Я была голодной. На кухне сидели мальчики. Конан что-то готовил.

— Ммм, как вкусно пахнет. А что ты готовишь? — Я села на свободный стул.

— Котлеты с макаронами.

— Звучит аппетитно. Я голодная как волк. Ты забрал вещи?

— Да. — Он был подавлен. — Дамиан просит у тебя прощения, он не хотел. Просто скоро полнолуние и он не сдержал себя. Нами, прости его, пожалуйста.

Гнев так и жёг меня внутри, и я знала на кого я сорвусь.

— Не сдержал себя, не хотел?! Конан, он пытался изнасиловать меня, а когда я, попыталась сопротивляться, знаешь, что он сделал? — Я показала ему укус. — Он укусил меня, он пил мою кровь, Конан. Это называется, не хотел. А, по-моему, он даже очень хотел всадить в меня свою бандуру. Да вот я не дала, и он всадил в меня свои зубы!

— Я не знал, прости. — Он это сказал так жалобно и так испуганно, что я сразу успокоилась.

— Это ты меня извини. Мне просто надо было выговориться. А теперь давайте забудем о нём. Инцидент исчерпан. Мне надо заняться делом. И не забудьте мальчики, нам всем сегодня на работу.

Ели мы в полном молчании. Потом Конан помыл посуду.

— Конан, а где мой сотовый?

— Я все вещи положил на кровать.

Я пошла в спальню. Вся моя одежда была в засохшей крови. Мне пришлось её выкинуть. Целы остались только лифчик и трусы. И на том спасибо. Я нашла в вещах мой кулон, который мне подарил Дамиан. Сначала я хотела его выкинуть, но не смогла. Я одела его на шею и взяла свой сотовый. 20 неотвечанных звонков. 3 от босса ещё со вчера и все остальные от Дамиана.

— Антон, а ты уже говорил с Луи, почему ты вчера не пришел на работу?

— Блин, совсем забыл. Он мне шею перегрызёт.

— Не волнуйся. Дай я ему позвоню и оставлю сообщение. Я тебя отмажу.

— Ой, ну ты прям, спасла меня. — Усмехнулся он.

Я набрала номер, и сладкий голос на автоответчике сказал:

«Вы позвонили в клуб „Желание“, где любая из ваших фантазий может осуществиться. Оставьте нам ваше пожелание, и мы сделаем всё, для его выполнения». Телефон пискнул.

— Луи, здравствуйте. Это Намирра, сестра Антона. Я извиняюсь за то, что он вчера не пришёл и не предупредил Вас. Просто мне стало плохо, и он отвёз меня в больницу. Так что это моя вина. Он придёт сегодня, как обычно. Ещё раз извините и спасибо.

Я повесила телефон.

— Ну вот. А теперь я пойду собираться на работу. Ты меня подкинешь?

— Тебе на пять?

Я кивнула.

— Хорошо, подброшу.

Что же мне надеть? Этот вопрос наверно задаёт себе каждая вторая.

На улице не жарко. Гольф и юбка погибли. Я сегодня хочу заехать к Антону в клуб и переговорить с Луи. Я всё ещё ничего не знала про нападение. Но как вытянуть из вампира информацию, не привлекая к себе внимания. Что ж, будем импровизировать. Но мне надо произвести на него впечатление. Так что же мне надеть?

Долго я выбирала и в конце концов решила. Чёрная, обтягивающая юбка-карандаш. Она была достаточно короткой, чтобы показать мои и без того длинные и стройные ноги, и достаточно длинной, чтобы осталось место для воображения. Ещё я надела ало-красную хлопковую блузку. Она была похожа на фасон викторианского стиля. Прозрачные колготы и чёрные туфли лодочки, на небольшом каблуке. Тени, тушь, а вот румяна наносить я не стала. Я достаточно бледная, но мне это нравится. Иногда я смахиваю на вампира. На работу губы я накрасила персиковой помадой, но взяла с собой красную в клуб. Чёрная сумка, капля моих любимых духов «Amor-Amor» и я сногсшибательна и готова. Я оставила волосы распущенными, и они рамкой падали мне на тело.

— Конан, мы вернёмся под утро. Если что, звони. У нас есть коллекция DVD, если станет скучно, то сможешь посмотреть. Деньги у нас лежат в тумбочке под зеркалом. Можешь ими пользоваться. Вот тебе запасные ключи.

Я достала их из тумбочки.

— Теперь они твои. Если захочешь, то можешь пошвендаться по городу. Зайти в бар, сходить на дискотеку. Короче делай, что захочешь. Но есть и правила: не приводить сюда девушек, не приходить пьяным и обкуренным.

— Не волнуйся, я не пью и не курю.

— Ага, только девочек люблю. — Я засмеялась, засмеялся и Конан. А подошла к нему, поцеловала. — Всё, не скучай.


16

На работе была скука. Евгений Николаевич потрепал мне мозги, пригрозил, что понизит зарплату и сказал, что наконец-то я завела себе парня.

— А почему Вы думаете, что я не пришла вчера из-за парня?

— А разве я не прав?

Я открыла рот, закрыла. А чего я с ним спорить буду? Пусть думает себе, что хочет.

День прошёл спокойно, обычно. Я вызвала такси и поехала в клуб «Желание». В такси я расчесалась и подкрасила губы.

Возле клуба стояла толпа. Все пытались пройти. Приятно иметь нужных знакомых. Охранника я знала. Это был друг Антона. Огромного роста гора мышц. У него кожа цвета чёрного шоколада. Короткая стрижка. Волосы он красил в белый цвет. Но ему это шло. Что меня удивило, когда он пришёл к нам в гости, так это то, что он очень умный и образованный, никак не сочетается с его профессией и внешним видом. Одет он в чёрные обтягивающие кожаные штаны и белую рваную футболку. Будь он человеком, а не Ликои, сразу же заболел бы. Сейчас он ещё и мой подчинённый. Ненадолго, я хочу отказаться от звания Кови.

Я подошла к самому входу. Саша сразу заметил меня.

— Привет Саш.

— Здравствуй Намирра. Пришла к Антону? Проходи.

— Спасибо.

Он меня пропустил и, проходя мимо него, я пожала ему бицепсы.

— Всё растёшь!

Он довольно улыбнулся, продемонстрировал мне мышцы, и я зашла.

Все они любят прикосновения. Так почему бы не осчастливить их?

Я хотела сначала поговорить с Луи. Он не знал меня в лицо и это хорошо. Буду играть дурочку. Думаю так я смогу хоть что-то выяснить про нападение. Я разве не говорила? На девочку напал вампир. Милиция думает, что это псих, использующий тонкое лезвие ножа для колевых ранений. Ведь на теле были отпечатки зубов, бедные смертные, ничего-то они не знают. Луи принц вампиров, он должен знать. Обычно они осторожны и всегда прячут тела. Кто-то просчитался. Мне говорили, что Луи очень старый и могущественный вампир. После того нападения на меня, я с ними не общаюсь, да и тогда не общалась. Больно надо. Зато сейчас надо. И чего я лезу не в своё дело? А того, что у меня есть совесть и сила! И ещё дури хоть отбавляй. Да, зверское сочетание.

В клубе грохотала музыка. Световое шоу, все столики заняты, на танцполе практически нет места, у барной стойки мужчины и женщины высматривают себе жертв на ночь, выпивка, пьяные, ну в общем как обычно. Но есть одно отличие — здесь нельзя курить. Даже в туалетах. Если заметят, что ты куришь, сразу вышвырнут. Антон говорит, что Луи не выносит запаха табака. Правильный вампирчик.

В гардеробе я спросила, где тут у них босс. Мне сказали, что его кабинет находится на втором этаже и объяснили, как туда пройти.

— Ты конечно сладенькая, но боюсь, он тебя не примет. У него есть дела и поважнее. Если что, то я бы тебя принял.

Спокойно, косим под дурочку.

— Ой, я с радостью. Но только мне надо с ним поговорить о его охраннике. Он явно ко мне не ровно дышит. — Сказала я, с серьезным видом полной дуры.

Он громко заржал. Когда я развернулась и стала уходить, он хлопнул меня по заднице. Руки сразу напряглись в кулак. Спокойствие и только спокойствие! Я повернулась, выдала свою самую обаятельную улыбку и пошла к лестнице, на ходу раскачивая бёдрами. Я уловила его энергию. Он оборотень. Скорее всего, тигр. Представляю его лицо, когда он узнает кто я.

Меня постоянно кто-нибудь, да стукнет по заднице. Так всегда было.

Не успев постучать в его кабинет, я почувствовала, как меня ощупывает сила. Видно Луи почувствовал, что кто-то подошёл и решил проверить кто. Предусмотрительный вампирчик. Если я не захочу, то он не почувствует моей магии. А я не хочу. Я усилила защитные щиты и постучала.

— Войдите. — Раздался мягкий, бархатный голос. В нём так и хочется купаться. Боже, как приятно его слышать.

Кстати, вампиры умеют затуманивать мозги. Могут приворожить, заставить делать то, что ты не хочешь. Могут отвести глаза на происходящее и так далее. Ловкие кровопийцы и очень опасные. Слава богу, что я не подаюсь их магии.

Я зашла в кабинет. Большой, красивый и очень богато обставленный. Мебель из дуба покрыта резными узорами. Стены обиты шёлковой красной тканью с узорами. В кабинете горела только одна лампа. Было очень расслабляющая и уютная атмосфера. По середине у стены стоял стол и рядом два кресла эпохи Людовика 16. Очень, ну очень оболденно красивые. Рядом ещё был чёрный диван. Висели красивые картины в позолоченных рамах, по середине лежал чёрный ковёр. Просто шик и блеск.

Я не стала сдерживать удивления.

— Вау, у вас тут просто шикарно! Обалдеть можно!

— Спасибо. Проходите, присаживайтесь. Чем могу Вам помочь?

Тут я смогла его рассмотреть. Наверно не правильно, но я начала с ног.

Чёрные блестящие туфли, черные деловые штаны, красивый ремень, чёрный бархатный камзол, рубашка точно такого же цвета как у меня, но только с кружевами. На шее белый кружевной платок с большой брошью. Брошь была с рубином. Лицо…ну просто дух захватывает! Белая мраморная кожа, алые губы, белые глаза с небольшим оттенком голубизны, обрамлённые чёрными, густыми ресницами. Густые, красивые брови. Длинные, густые, прямые, тёмно— каштановые волосы, словно рамка для лица. Как у меня, только у меня они посветлее. Они доходили до середины спины. Я ещё никогда не видела мужчину, с такими длинными волосами. Он сам был просто — Совершенством. Как будто сошел с картинки.

Наверно я слишком долго пялилась, так как он повторил вопрос.

Я закатала губу, закрыла челюсть и взяла себя в руки.

— Знаете, я к Вам по очень важному делу.

Я опять напустила на себя маску полной глупости.

— Так вот, ваш гардеробщик приставал ко мне.

Я выразила глубочайшее недовольство. Иногда мне на руку, что я выгляжу младше.

— Вы представляете! Он даже — я оглянулась по сторонам и придвинулась к Луи ближе. Поманив его пальцем и тихонько сказала. — Хлопнул меня по попе. — Я приняла смущенный вид. Я взглянула на Луи, но его лицо было бесстрастным. Я поняла, что это он маску нацепил.

— Я хочу, что бы Вы приняли меры. Просто я беспокоюсь о ваших посетителях. Я недавно прочитала, что возле одного клуба напали на девушку. Какай-то маньяк. Представляете? Вы что-нибудь слышали по этому поводу?

Было видно, что я ему скучна, и он принял меня за человека. Очко в мою пользу.

— Да слышал. Но могу Вас заверить, что я проверяю своих сотрудников. Простите невежество Алексея, я его накажу за это.

Блин, вот и вся информация. Ну, ничего, попытка не пытка.

— Спасибо Вам большое. Ладно, это всё. Я наверно пойду. До свидания.

Я встала и посмотрела в его глаза. Они такого необычного цвета. Интересно, они у него такие были или стали? Я первый раз встречаю мужчину, такой совершенной красоты.

Он подошёл ко мне и взял у меня руку для поцелуя. Тут я совершила БОЛЬШУЮ ошибку. Его прикосновение губ на моей коже, вызвало мурашки, а вместе с мурашками поднялось и немного силы. Она прошлась через моё тело в него, и он ахнул. Блиииин! Влипла. Я тут же забрала руку и быстрыми шагами направилась к выходу.

Я почувствовала его силу. Она прошлась по мне с ног до головы. Такое чувство, что меня обдало порывом холодного воздуха. Я постаралась не обращать внимания. Но это было сложно. Я уже взялась за ручку двери, как его рука коснулась меня. Я повернулась и уставилась ему в грудь. Нельзя им смотреть в глаза. Если он поймёт, что у меня иммунитет к его силе, то добра не жди.

Он взял меня за подбородок и …зазвонил мой сотовый. От неожиданности я пискнула.

— Ой, простите, дела! Мне пора! До свиданья.

Я просто выбежала из его кабинета, быстро спустилась по лестнице и зашла в женский туалет. Зайдя в кабинку, я заперлась и села на крышку унитаза. Только сейчас я смогла вздохнуть.

— Фу блин, пронесло.

Сотовый всё так же настойчиво звонил. Я его вынула, посмотрена на экран. Дин. Если честно, то я была бы рада слышать его голос. И я ответила.

— Да.

— Нами, это я. Пожалуйста, не бросай трубку и выслушай меня.

— Случилось что-то с твоей стаей или моей?

Я говорила по-деловому, сухо.

— Нет, нет. Я хочу объясниться. Прости моё поведение, я не хотел…

— А я не хочу выслушивать тебя. То, что было, не вернёшь и не исправишь. Я хочу отказаться от должности Кови. И ты знаешь почему. Давай сделаем так. Завтра я приеду и обсужу с тобой мою отставку. В 2 тебя устраивает?

— Да, но…

— Отлично, я приеду. Но знай, я не изменю своего решения. Но свою стаю, я оставлю себе. А ты начинай поиск новой пассии, лично я уже начала. Пока Дамиан.

И я отключила связь. Молодец я. Но если так, то почему мне сердце болит и так щиплет глаза? Глубокий вдох, выдох. Я не буду плакать. Не буду.

Я вышла с кабинки, поправила причёску, подкрасила губы, успокоилась и вышла.

Сейчас поговорю с Антоном и поеду домой. Как всегда он стоял за барной стойкой и разливал коктейль. Напротив него сидела девушка и не спускала с него глаз. По моему лицу поползла улыбка. Это наверно та девушка, про которую мне рассказывал Жека. Она и правда смотрит на него с обожанием.

Ростом она около 160 см, миниатюрная блондинка, причём это её натуральный цвет, худенькая, на вид милая. Хорошо одета, макияж не броский, но очень хорошо наложен. Мне она понравилась.

Улыбаясь, я подошла к стойке. Села, ко мне подошёл Антон, и я поцеловала его в щёку. Эта девушка полыхнула на меня недружелюбным взглядом собственницы. Я еле сдерживала смех.

— Привет Антон.

— Привет, как работа?

— Как обычно. Кстати, я поговорила с Луи. Я не смогла вытянуть у него информацию.

Лицо Антона стало серьезным.

— Ты что, сказала кто ты?

— Разве я похожа на дуру? Нет, конечно, я сыграла глупую девочку-ромашку. Он не знает кто я. Хотя я чуть не попалась. Ты завтра в 2 свободен?

— Если честно, то нет. У меня встреча. Но если что-то важное, то я могу её перенести.

Я сразу смекнула.

— У тебя свиданка с той блондинкой?

— Да, а как ты узнала?

— Это не трудно. Посмотри, она тебя просто глазами поедает.

Мы повернулись и посмотрели на неё. Она встала и направилась к нам. Видно она была не слишком расположена на хорошее отношение ко мне. Конкурентка — вот кто я в её глазах.

— Она тебя ревнует. — Это последнее, что я успела сказать.

Она села рядом со мной, рассмотрела с ног до головы и вздёрнула носиком. Мол «Ну и швабра».

— Антон, кто твоя подруга? Вы видно хорошо знакомы.

— Аня это Намирра, Намирра это Аня.

— Очень приятно. — Сказала я. А она только хмыкнула. Я сдержала улыбку. Да, она реально запала на Антона.

— Ладно Антон, я бы ещё поболтала, но я поеду домой.

— Может мне тебя подвезти?

— Работай, я поймаю такси. Дома встретимся.

У Ани глаза на лоб полезли. Тут я не сдержала смех.

— Аня, не волнуйся. Он мой брат, я на него не покушаюсь.

Она покраснела.

— Я, не…

— Ой, да ладно, не оправдывайся. А то я не вижу, как ты на него смотришь. Всё, оставляю вас голубки вдвоём.

Я вышла в коридор, достала номерок и направилась к гардеробу.

Возле гардероба стоял Луи. Он стоял не шевелясь, словно манекен. По-моему, он поджидал меня. Или у меня уже мания преследования?

Он был просто идеален. От него исходила сила и власть. Он был похож на настоящего джентльмена, рыцарь, защитник. Ну да, защитник кровосос. Ага, как же!

Я подала номерок девушке, а где же Лёша? Вот, блин!

— Мне пришлось наказать его.

— Вы наказали его из-за меня?

— Нет, миледи, не из-за Вас. Из-за его поведения.

Молодец я. Подставила человека.

— Надеюсь не сильно. Не увольняйте его, просто он не хотел.

— Вы его защищаете, после того как он вас хлопнул по попке?

У меня отвисла челюсть.

— Это он Вам сказал?

Он кивнул.

— Меня много кто хлопает, я перестала на это обращать много внимания. Главное вовремя остановиться. — Смущённо ответила я. Это была неправда.

— Вы совершенно правы миледи. Простите моё невежество, я ведь не знаю вашего имени.

Имя…сказать ему правду или соврать. Он не поймёт, что я лгу. Скорее всего, он знает, кто такая Намирра. Лили — мой псевдоним, может сказать ему его. А хотя какого чёрта, всё равно он и так скоро узнает кто я.

— Намирра, меня зовут Намирра, Луи.

Я подала ему руку для рукопожатия, но он её поцеловал. От прикосновения его губ, у меня по телу пробежали мурашки. Через меня в него полилась небольшая струйка силы. Луи поднял голову, выпрямился и притянул меня к себе. В одной руке у меня была куртка, а другую держал он. Я не могла отгородить его от себя. Мне пришлось поднять голову и взглянуть ему в глаза. В его прекрасные белые глаза.

Так, тут главное не забыть, что я играю в дурочку.

— Ой, отпустите меня, пожалуйста, а то мне не удобно куртку держать. — Тут главное чтобы он купился.

— Как пожелает королева.

Вот хитрый бес, узнал кто я.

Он отступил. Я стала натягивать куртку.

— Могу я Вам помочь, миледи?

— Как я могу отказать принцу Виррида?

Он приподнял бровь, поклонился и помог мне надеть куртку. Он провёл своей рукой мне по шее и волосам. Не, ну он уже наглеет!

— Луи, не распускайте руки.

— Простите миледи, я не сдержался. Можно ли мне Вас проводить?

— А разве у Вас других дел нет?

— Есть, но эта прогулка принесёт мне радость.

— Ладно, тогда можно.

Он улыбнулся и подал мне локоть, чтобы я взяла его подруку. Ага, размечтался!

— Нет, спасибо. — И я пошла к выходу. Перед дверькай он меня обогнал и открыл её мне.

— Спасибо.

Он кивнул и вышел за мной.

На улице было холодно.

— Пока Саша!

— Пока Намирра.

Он увидел, что рядом со мной идёт Луи, и перестал улыбаться.

Чего это он? Волнуется за меня или что?

Мы прошли и направились через дворы к дороге.

Луи шёл рядом со мной, но не касался меня. Он был одет так же, как и в кабинете.

— На улице холодно, Вы бы вернулись и надели куртку, а то простудитесь.

Вот блин морознула! Он же вампир. Умница Нами! Просто молодец.

Он заулыбался. Видно ему приятно, что я приняла его за живого. Ладно, мне даже наруку, что я сморозила. Пусть лучше думает, что я полная дура, мне легче будет.

— Не волнуйтесь, я не заболею. Но мне приятно.

— Что именно?

— Вы заботитесь обо мне. Обо мне уже давно никто не заботился.

— Сожалею.

— То есть?

— У Вас, Луи, нет человека, который заботиться о Вас. Это плохо и очень грустно. Мне Вас жаль.

Он резко остановился и посмотрел на меня.

— Многие просто мечтают, чтобы я уделил им хоть немного внимания, меня не надо жалеть.

— Да, но нет человека, который любил бы Вас и заботился о Вас просто так, без корысти.

Он внимательно посмотрел на меня.

— А Вы не такая дура, какой хотите выглядеть. Зачем Вы хотели обмануть меня?

Влипла…

— Не понимаю к чему Вы. Я не обманывала Вас, Луи.

— Да не обманывали, но пытались сойти за простушку. Должен признаться, что сначала принял Вас за таковую. Я был приятно удивлён, когда раскрыл Ваш маленький план. Я знаю, что вы Намирра, Кови местной стаи. Вы подруга Дамиана и сестра Антона. Но Вы человек. Как же Вы стали Кови?

— Что не сделаешь из-за любви!

А что я могла ещё ответить?

Луи кивнул и задумчиво показал мне жестом продолжать идти.

Мы долго шли молча. Не люблю я неловкого молчания, но тут Луи снова заговорил.

— Я приглашаю Вас и Дамиана на торжественное знакомство. Всё-таки мы с ним два короля. Я хочу познакомиться с Вами поближе, если Вы не против.

— Ну, я должна поговорить с Дамианом. Он всё-таки лучше меня разбирается в вопросах о вампирах и оборотней.

— Можно мне задать вопрос?

— Да.

— Перед тем как зайти ко мне, Вы знали, что я вампир?

— Да, знала.

— И не побоялись зайти ко мне одна?

— А должна была?

Он улыбнулся. Я заметила, что когда он улыбается, становится моложе и живее выглядеть.

— Чаще улыбайтесь, улыбка вас красит, Вам идёт.

— Спасибо.

— Ну, так почему, я должна была бояться?

— Вы человек, совсем ещё девочка, идёте к большому и страшному вампиру одна.

— Ну, вообще-то Вы не страшный и не такой уж и большой. Марк больше Вас, Луи.

— Не могу понять, это комплемент или оскорбление?

— Комплимент Луи, комплимент.

— Тогда спасибо!

— Рада стараться.

Мы как раз дошли до дороги. Там стаяло такси.

— Было приятно познакомиться, но сейчас мне пора ехать домой.

— А почему Вас не забирает Дамиан, разве Вы живёте не с ним?

Блин, ну почему все считают, что я должна жить с Дамианом? Закалибали уже.

— Нет, у меня своя квартира. И я живу не одна.

— А с кем?

— А вот это, уже не ваше дело Луи! — Сказала я весело, чмокнула его в щёку и села в такси.

— До свидания!

Он держал руку там, куда я его чмокнула. Я помахала ему рукой, и такси поехало.


17

Дома был Конан. Он меня покормил. Я ему рассказала, что произошло со мной в клубе и про звонок Дамиана.

— Нами, завтра полнолуние и будет торжественный сбор. Все придут в лунапарий, и мы будем охотиться.

— А мне там тоже надо быть?

— Да, ты же Кови.

Это пока что. Но там будет и моя стая, а их я бросать не буду.

— Ладно. Кстати, съездишь со мной завтра в 2 к Дамиану, мне надо с ним переговорить.

— Хорошо…а ты всё ещё злишься на него? Он ведь, правда, не хотел. Он бы намеренно тебя никогда не обидел. Пожалуйста, прости его…

— Конан, я не хочу с тобой это обсуждать. Давай лучше посмотрим «Последний самурай». Ты видел этот фильм?

— Нет.

— Ничего, посмотришь. Он тебе должен понравиться.

Мы смотрели фильм, я плакала как ребёнок. Я всегда плачу, когда смотрю такие фильмы и даже мультики.

Глубокой ночью мы легли спать. Он был горячим, как в лихорадке.

— Боже, Конан. У тебя температура. Ты весь горишь.

— Не волнуйся, это нормально. Завтра полнолуние. У меня так всегда.

— У Антона так не бывает.

— Это не у всех оборотней.

— А, ясно. Да, с тобой не замёрзнешь.

Он лежал на правом боку спиной ко мне, а я лежала к нему в плотную, обняла его, закинула на него ногу, зарылась лицом в длинные волосы и заснула с жаром его тела. Под утро пришёл Антон и лёг рядом со мной. Он тоже обнял меня и уткнулся мне носом в шею.

Разве не ирония судьбы, что 18 лет я даже ни с кем не встречалась, а сейчас сплю между двух мужчин. Хоть они мне как братья, но всё равно. И ещё один, кажется, на самом деле любит меня.

Как только я начала думать о Дамиане, у меня на глазах выступили слёзы. Я захотела увидеть его. Я сбросила щит и сосредоточилась на Дамиане.

Он сидел на кровати, в одних трусах и держал что-то в руках. На его лице была написана скорбь и печаль. Я смогла увидеть то, что он держал. Это был плюшевый волк, которого я ему подарила вчера, когда приехала.

Я отключила связь.

Может, он на самом деле любит меня и не хотел этого делать. Может мне простить его? Не умею я долго злиться. Да, я его прощу…

Мне снился сон. Я захожу в комнату Дамиана, радостная и счастливая. Он ждёт меня, распахнув объятия. Я подбегаю к нему, и он меня подхватывает. Мы кружимся и смеёмся.

— Любимая, неужели ты меня простила?

— Да, простила.

— Боже, как же я тебя люблю!

— Я тебя тоже люблю!

Он начал меня целовать, целовать, целовать…я отвечала на его поцелуи и была самой счастливой.

Я проснулась и ощутила, что я одна в кровати. Не люблю просыпаться одна. В ванной кто-то принимал душ. В зале тихо работал телевизор. Я взглянула на часы — 12.04. Блин, два часа на сборы и к Дамиану, то есть Дину.

После Конана в ванну пошла я. Собрались мы за полтора часа и поехали к Дину.

Сидя в машине, я стала вспоминать о Дамиане. Сегодня полнолуние и опять будут сборы. Но я смогу придти только после работы. Я работаю только 3 месяца и не могу так пропускать работу. Мне она нравиться. Иногда мне самой интересно говорить людям, что их ждёт. Пару раз я предупреждала о несчастном случае и спасала людей. Мне приятно помогать людям.

Дамиан. На шее всё ещё есть отпечатки его зубов и синяк. Не слишком приятные воспоминания о трёх днях знакомства. Я сегодня не буду его близко ко мне подпускать, а то мало ли что! Бережённого — Бог бережёт.

Луи тоже произвёл на меня положительное впечатление. Я думала, что вампиры придурки и себялюбы, а он называл меня миледи. Приятно.

Так, Дин так легко не отделается, надо заставить его ревновать. А к кому? К Луи…то, что доктор прописал. Он пытался поиметь меня физически, а я поимею его морально. Месть сладка, но главное не заиграться.

Вот с такими мыслями я зашла в дом Дина. Ровно два часа.

Он ждал нас в гостевой. Там стояло два кресла напротив друг друга и диван, а ещё куча всякой всячины.

Сегодня я не стала рисковать и надела классические чёрные атласные брюки и красный гольф с накидкой. Накидку мне пришлось снять — в доме было жарко.

Возле окна стоял Дамиан. Тёмные джинсы и синяя рубашка под цвет его прекрасных глаз. Красавец.

Он был взволнован. Рядом с ним стоял верный Карим. Больше в комнате никого не было.

— Спасибо что приехала Нами.

— Во-первых — Намирра, а во вторых — я приехала сюда чисто по делу и обсудить пару вопросов. Так что, давай быстрей начнём, быстрей закончим. Мне и Конану сегодня на работу.

Он помрачнел и ссутулился. У меня сердце сжалось. Но я так просто не отступлю, или отступлю?

— Конечно, присаживайтесь.

Я села в кресло и он тоже, мальчики сели на диван.

— Итак, начнём. Конан мне сказал, что сегодня в лунапарии будет сбор по случаю полнолуния. Это так?

— Да.

— И моё присутствие обязательно?

— Да.

— Хорошо, но я освобожусь только в 00.00 и доехать смогу только к часу. Работу откладывать я не могу. Тебя устраивает время?

— Да, будет нормально. Нами…

— Ещё я хотела бы, чтобы моя стая тоже присутствовала. Можно это устроить?

— Конечно.

— Ещё кое-что. Король вампиров Луи, приглашает нас с тобой на торжественный вечер. Он хочет представить меня своим подчинённым. Я ещё не знаю когда, он сообщит нам.

— А откуда ты его знаешь?

— Я вчера очень мило с ним провела вечер, мы поболтали. А он приятный собеседник, к тому же ещё и очень красивый. Прям ну очень. А я люблю красивых мужчин.

Он разозлился, его сила ударила в меня током и я ахнула. Это было не столько больно, сколько неожиданно. Я разозлилась.

— Мальчики, не могли бы вы выйти. Нам с вашим королём надо пошептаться. Не волнуйтесь, со мной ничего не случиться.

Карим взглянул на Дамиана, тот кивнул и он с Конаном вышли.

Мы немного помолчали. Начала я. И довольно зло.

— Не смей бить в меня своей силой. Ты понял!

— Ты что, за один вечер завела шашни с кровососом?

— А какое тебе дело! Ты мне не папочка!

— Я твой король и ты моя Кови. Ты не имеешь права трахаться с кровопийцами. Может он и твою кровь сосал, а?

Он меня завёл! Уже конкретно разозлил!

— Единственный кто сосал мою кровь — был ты! — И я стащила с себя гольфик и показала плечо.

Он побледнел и затих. Он же не видел свою работу. А было на что посмотреть. На коже виднелись отпечатки его зубов, синяк был сине-желтым.

— Может, ты уже забыл? А? Я хотя твои мысли были так заняты. Ты же всё думал, как лучше поиметь меня. Доволен? А?

У него подкосились коленки, и он упал на ковёр. Я подбежала к нему и рухнула рядом с ним.

— Господи, Дамиан, что с тобой? Тебе плохо, посмотри на меня!

Я взяла его лицо ладонями и подняла наверх. У него по щекам лились слёзы. Он плакал. Господи, я довела его до слёз.

— Прости Нами, я не хотел, я не понимал что творю, я не хотел. Прости. Прости. Прости меня.

— Уже простила. Успокойся, всё хорошо, я рядом, я буду с тобой. Я твоя.

— Я так люблю тебя, я не пережил бы твою потерю. Не смог бы …

Я закрыла ему рот поцелуем. Я целовала его щёки, а потом прижала его к груди и стала убаюкивать. Через пару минут он пришёл в себя.

Я помогла ему подняться, и мы сели на диван. Дин взял себя в руки, слёзы высохли. Он выпрямил спину и расслабился и стал выглядеть намного больше и величественнее. Как же я могла довести его до такого состояния?

— Дин, прости, я не хотела злить тебя, хотя… — я отстранилась, сложила руки на коленях. Как провинившаяся девчонка. — я хотела, чтобы ты ревновал.

Он нахмурился, а потом рассмеялся. Меня отпустило напряжение.

— Чего ты смеёшься?

— Я просто представил, как ты обнимаешься с Луи…

— А что? Почему это я не могла с ним обниматься, очень даже могла!

Дин перестал улыбаться и посуровел.

— Намирра! — ой, он назвал меня по имени, плохой признак… — Ты что, правда с ним встречалась и оставалась наедине?

Что я могла сказать? Правду.

— Да, но…

Не успела я договорить, как он резко прильнул ко мне, зажав руками и ногами. Он просто навалился на меня, повалив на диван. Я не видела, как он это проделывал, просто, раз, и я уже лежу под ним. Так умеют только оборотни, не люди.

Он стал нюхать воздух рядом со мной. С головы до ног. Мне было страшно.

Когда он начал нюхать воздух ниже пояса, мне стало ещё страшней. Но я не могла пошевелиться.

— Дин, отпусти меня…

Он вернулся к моему лицу, глаза его стали сплошной синевой. Он понюхал мои волосы, а потом лизнул в щёку.

— Нет, ты с ним не спала… — Сказал он полурыком.

Меня это разозлило, и вернулась способность мыслить. Я стала вырываться, но он держал крепче. Мне стало становиться больно.

— Дамиан, слезь с меня, я не хочу делать тебе больно.

— Не сопротивляйся, Нами. Борьба возбуждает.

Он попытался поцеловать меня, но я отвернулась. Он рыкнул.

От меня стало пахнуть полем и цветами. Мой зверь стал просыпаться. Только этого не хватало…Сила стала подниматься из меня, и я смогла почувствовать зверя Дина.

Его зверь рвал и метал, он хотел большего, чем делал Дин. Он хотел владеть мной, играть со мной, стать одним целым. Я поняла, что Дин, его сдерживает и каких усилий ему это стоит.

Я расслабилась под ним и перестала вырываться. Я выпустила своего зверя. Моя волчица встретилась с волком Дина. Они были как оболочка вокруг нас. Чёрные тени.

Они стали играть, обнюхиваться, драться. Я ощущала их радость. Они— две половинки одного и того же, смогли обрести друг друга. Они были счастливы. У меня по телу шла сила и теплота. Это было так приятно, так маняще спокойно. Как я раньше могла жить без этого ощущения? Не знаю. Знаю только, что сейчас я обрела вторую половину себя и гармонию.

Звери стали тереться друг о друга, ласкаться, а потом, довольные, затихли и улеглись.

В этот момент, Дин свалился на меня. С него спало напряжение, но я знаю, на кого оно перепало…

— Дин, слезь с меня, а то раздавишь… мне трудно дышать.

Он не встал, но лёг рядом со мной. И то легче.

На его лице было написано спокойствие и блаженство. Он обнял меня. Мне тоже стало хорошо и спокойно. Я прижалась к нему поближе, сложила руки на груди и уткнулась лбом в его грудь. Мне было так хорошо…и я заснула.

Разбудил меня нежный и ласковый голос.

— Любимая, любимая…

Я открыла глаза и приподняла голову. Дин гладил меня по голове, а другой рукой придерживал.

— Любимая, я не хотел тебя будить, но тебе пора на работу.

Спросоня я плохо соображала, и мне понадобилось несколько секунд, чтобы понять, что он хочет.

— А который час? — Спросила я.

— Уже 6.

— Два часа до работы. — Я попыталась встать, но не смогла. Тело Дина мешало мне.

— Дин, помоги мне встать, пожалуйста.

Он перекатил меня к себе на руки и сел. Я оказалась у него на коленях, как маленький ребёнок. Я обняла его за плечи, но руки сомкнуть не смогла, он был слишком большим.

— Мне надо домой, собраться на работу.

— Знаю…но я не хочу, чтобы ты уезжала.

— Я тоже не хочу, но мне надо работать.

Мне резко стали болеть запястья. Я отняла руки и посмотрела на запястья. Они были в кровоподтеках и синяках, и жутко болели.

— Господи, это я так сделал? — Дин испугался.

Я кивнула.

— Сильно болит?

— Есть немного…

— Прости, иногда я бываю монстром.

В его словах, жестах и выражении лица читалась боль и отвращение к самому себе. Я не могла видеть его таким. Раньше Антон тоже относился к себе как к монстру и боялся открыться мне, быть рядом со мной настоящим. Он всегда комплексовал, осторожничал. У него самооценка была ниже плинтуса. Мне понадобилось пол года, чтобы он более ли менее, чувствовал себя человеком. Я тоже боялась себя. Не понимала своей силы, думала, что я урод, монстр. Но я приняла себя такой — какая я есть. И мне это помогло, помогло и Антону. Люди боятся того — чего не понимают. И пытаются это ликвидировать. Во времена инквизиций сожгли очень много ведьм. Конечно, половина была просто людьми, но всё равно, погибло очень много ведьм. В наши дни никто не знает о существовании вампиров, оборотней и т. д. А если даже и знают, то не могут доказать. Нам это только плюс. Представляете, что было бы, если бы люди узнали бы о нашем существовании. Началась бы война, люди бы разделились на два лагеря. За и против. Многие вампиры перестали бы осторожничать. Короче начался бы хаос. А никто этого не хочет. Ну нет, некоторые этого хотят, но не в таком масштабе. Многие люди стали бы нас уничтожать. Только из-за того, что мы не такие как все.

— Дин, любимый, для меня ты никогда не будешь монстром. Я такая же, как ты, даже хуже. Но я не считаю себя монстром. Если ты будешь считать монстром себя, то я тоже им буду.

Он улыбнулся и у меня камень с души свалился. Я обняла его.

— Я представил, что было бы, если бы это ты на меня так напала. Я бы время зря не терял!

Он поцеловал меня в щёку.

— Фу, противный! И как тебе не стыдно, а? Кстати, я давно хотела спросить, как там Пятый? И кто был этот вампир?

— Ты спасла жизнь Пятому. Если бы не ты, он был бы мёртв. Он обязан тебе жизнью. Он не знает, что нужно было тому вампиру, но мы это выясним. Спросим у Луи. Он должен знать, он их король как-никак! Мы стараемся не лезть в их дела. Но когда они лезут в наши, то мы лезем в их. Мы в этом ещё разберемся.

— Хорошо, но теперь мне надо ехать. Ты не мог бы нас подбросить домой? Если тебе не трудно конечно.

— Для тебя, дорогая, всё, что попросишь. Только ответь мне на один вопрос.

— На какой?

— Как ты смогла обуздать моего зверя? Даже я на кануне полнолуния не могу с ним справиться.

— Скажем так, я выполнила маленькую прихоть твоего и моего волка, и это помогло, но ненадолго. Я просто дала волю моей волчице.

— Ты истинная Кови, моя королева. И ты в который раз это доказала.

— Да, но это имеет свои последствия. Видишь ли, я могу принимать облик любого оборотня, но я этим никогда не пользовалась и не хочу. — Я подумала, что могла обидеть его. — Просто это не моё. Я не умею этим пользоваться. А когда я взываю к своему зверю либо к стае, моя животная сущность тоже хочет вырваться. И мне всё сложнее и сложнее её сдерживать. Я боюсь, что могу не сконтролировать её. Моя учительница Эринэс говорит, что рано или поздно мой зверь вырвется и лучше мне это сделать по собственному желанию. Но если честно, то я боюсь.

— Дорогая, это не проблема. Я тебя научу и помогу научиться управлять этой сутью. Доверься мне. Ты можешь перекинуться сегодня на празднике, и мы будем с тобой вместе. Я бы очень этого хотел.

— Я не знаю…

— Я не заставляю тебя, ты вольна сама принимать решения. Я лишь предлагаю помощь.

— Я не могу сказать так сразу, просто я не хочу потом жалеть. Мне надо подумать.

— Я был бы просто счастлив, если бы ты согласилась. У меня такие чувства впервые. Я всё время думаю о тебе. Я хочу, что бы ты была рядом. Когда тебя нет, у меня такое чувство, что в груди чего-то не хватает и сердце всё время ноет. Я хочу знать твое мнение, чувствовать твоё присутствие, разделять с тобой все эмоции и переживаемые чувства. — Он подхватил меня на руки, как носят невест. — Я хочу знать о тебе всё, я хочу, что бы ты знала обо мне всё, я не хочу, чтобы у нас были секреты. Дорогая, всё моё — твоё! Рядом с тобой, я чувствую себя обычным человеком. Счастливым и оглушённым любовью. Любовью к тебе. Я люблю тебя. Ты просто представить себе не можешь, как долго я тебя ждал. Как долго, молил, чтобы найти тебя, чтобы у меня хватило терпения дождаться. В первый день как я увидел тебя, ты была в домашнем платье, с мокрыми волосами. Такая юная, такая ранимая и такая сильная. Я сразу понял, что ты — моя вторая половинка. Частичка моей души. Моя… Как долго я тебя ждал… и теперь ты моя. Я никому тебя не отдам, слышишь? Никому. Если ты меня разлюбишь или уйдёшь, то я тоже уйду, но только навсегда. Я так сильно тебя люблю…

Не знаю как кто, а я расплакалась. Я плакала и смеялась. Впервые в жизни я почувствовала себя нужной и любимой. Кто-то любил меня такой, какая я есть, а я любила его. Какое же это прекрасное чувство! Может это и есть настоящая любовь? Если не это, то я не знаю, что значит любовь…


18

На работе было всё как обычно. Оставался последний клиент. Это был мужчина. К нам редко обращаются мужчины, они считают, что справятся и без глупых гадалок, которые только врать и вымогать деньги и умеют. Ну, это их мнение.

Когда он зашёл в мой кабинет, мне он сразу не понравился. Даже и не знаю чем. Вроде одет хорошо: деловой костюм итальянского покроя. Сидел на нём отлично, галстук и рубашка гармонируют. Но вот в его лице было что-то такое противное. Вот увидела его, и сразу захотелось ему врезать. Бывает у меня такая реакция на людей, но редко. Как только он подошёл ко мне ближе, я сразу поняла — вампир. Но всё равно, это не объясняет мою неприязнь. Вроде и симпатичный: коротко остриженные чёрные волосы, светлые голубые глаза, красивые черты лица. Мускулист, но не перекачен. Высокий, но лицо холоднокровное, без эмоций. Не нравиться он мне.

— Здравствуйте, меня зовут Евгений.

— Я Намирра. Присаживайтесь, пожалуйста.

Он сел. Грациозно, плавно. Наверно, как и все вампиры.

— Что бы Вы хотели узнать? — Задала я свою каждодневную фразу.

— Я бы не хотел тратить Ваше время Намирра и хочу перейти сразу к делу.

Что-то мне не нравиться такое начало разговора.

— Я расследую нападение на девочку, которое произошло на прошлой недели. На неё напали вампиры. Она выжила, но находиться в критическом состоянии. Я знаю, что Вы тоже искали информацию о нападении. Я хочу узнать зачем, от кого, и что Вы узнали?

Я удивилась, но не растерялась.

— Простите, но я гадалка и сейчас моё рабочее время. Я могу Вам рассказать только о Вас. Так что Вы хотите узнать про свою судьбу?

Он прищурился и наверно разозлился. Хотя я не уверена. Его лицо по-прежнему ничего не выражало. Я мило ему улыбнулась.

— Намирра, я заплатил Вашему боссу за консультацию и хотел бы получить ответы на вопросы.

— Так вы ещё не задали их. Что бы Вы хотели узнать о своей судьбе? — Я опять мило улыбнулась. Ничего я ему не скажу, тем более что ничего не знаю.

Я почувствовала покалывание на коже. Ага, он пытается применить ко мне ментальные фокусы. Ну что ж, удачи.

Я посмотрела ему в глаза. Они удивлённо расширились, я приподняла брови.

— Не понимаю…

— И не надо, ваши фокусы на меня не действуют.

— Но…

— Евгений, не парте мне мозги! Я устала и ничего не собираюсь Вам говорить, так как сама не знаю ничего. Если Вы пришли только по этим вопросам, то мне жаль, что не смогла Вам помочь. И вообще не понимаю, почему Вы пришли ко мне. Вы ведь сами вампир и сами можете разобраться в нападении, это не моё дело. У меня без этого дел по-горло. Я, правда, ничего не знаю.

Он сидел и хмурился.

— Вы ведь не вампир, не Ликои, но я не могу понять кто Вы?

— Я человек, Евгений. Простая смертная.

— Я Вам не верю, Намирра. Вы что-то знаете. И я намерен это выяснить.

— Флаг Вам в руки Евгений!

Не успела я договорить, как резко стул опрокинулся и он оказался передо мной. Это произошло так быстро и неожиданно, что я испугалась, сильно. Сильнее чем я бы хотела в этой ситуации.

Лицо у Евгения вытянулось, и появились клыки. Он прошипел на меня. Он был так близко к моему лицу, что при желании, мог бы поцеловать, но что-то мне этого, ой, как не хотелось.

— От тебя пахнет страхом, Намирра.

— А мне и страшно! Видел бы ты себя в зеркале, сам бы испугался.

Теперь его лицо стало выразительным. Уж лучше каменное выражение, чем то, что я увидела.

На его лице чётко выражалась злость, гнев и жажда крови. Моей крови, ну или смерти.

Он снизил голос до интимного шёпота и потеревшись о мою щёку своей, сказал:

— Не бойся, это будет не больно, тебе даже понравиться.

Он закинул голову для укуса и расстегнул мне блузку. Это было его ошибкой.

Он закричал, перепрыгнул через стол и зашипел. Я не сразу поняла, в чём дело, но потом догадалась. У меня был виден крестик. Он его обнажил, расстёгивая мне блузку.

— Что кровосос, не нравиться мой крестик? А как тебе понравиться это?

Я запустила в него сгусток силы. Но я не хотела его поранить. Он отлетел в стену. И упал на колени. У меня был свой туалет, без окон. Я хотела загнать его туда и запереть. Я могла бы нарисовать на двери крест, и он оттуда не выйдет. Но такое подействует, если ты на самом деле верующая, а я верующая.

Пока он лежал, я быстро открыла дверь, схватила со стола маркер и запустила в него ещё силой. Он попал точно в туалет. Я заперла дверь и нарисовала распятие на двери. Он стал биться в дверь, шипеть и ругаться.

— Остынь, холоднокровный.

Я взяла со стола сотовый и набрала Антона.

— Привет Нами.

— Привет Антон. Ты сейчас на работе?

— Да, а что? Я чувствую в твоём голосе волнение, что-то случилось?

— Да. Захвати Луи и быстро приезжай ко мне на работу. На меня только что напал бешеный вампир. Долго объяснять, но я его заперла, давай приезжайте быстрей.

Я отключила связь. Позвонить Дину? Наверно нет. Он сейчас занят приготовлением. А я только взволную его. Сюда и так едут. Дин ничем не поможет. Расскажу ему при встрече. Да.

Через пятнадцать минут в моём кабинете была толпа.

Приехал Антон, Луи, Конан, Лёша и ещё двое вампиров, которых я не знала.

Как только в комнату зашли мои мальчики, я их обняла.

— А меня миледи? — Спросил Луи, разведя руки для объятий. Он был прекрасен. Камзол, расшитый серебром, белая рубашка 18 века и чёрные штаны. Волосы спадали на плечи, и белые глаза взирали в мои глаза.

Я растерялась и не знала, что сказать.

— Простите миледи мою шутку.

Он отошёл, я показала им, где находится вампир.

— Меня спас мой крестик. Он хотел меня укусить и стал расстегивать мне рубашку и показался крестик. Это меня и спасло, потом я загнала его в туалет, там нет окон, он не выберется.

— А как Вы смогли его туда загнать, миледи? — Удивился Луи.

— А это разве важно? — Сказал Антон. — Её могли убить, а Вы интересуетесь ерундой.

— Нами, а что он от тебя хотел? — Спросил Конан.

— Он спрашивал меня, что я знаю про нападение. Но я ничего не сказала, ведь я ничего и не знаю. Он сказал, что расследует его.

Луи задумался. Он что-то знал.

— Луи, что Вы знаете? Я вижу, что Вы что-то знаете.

— Миледи, мы встречались с Вами только единожды, а миледи уже смогла меня так хорошо изучить. Я польщён.

— Не надо льстить себе. Просто у Вас всё написано на лице.

Вдруг его лицо стало непроницаемой маской, не выражавшей никаких эмоций. Я подошла к нему поближе. Так близко, что могла коснуться его, я вглядывалась в его лицо.

— Как Вы это сделали?

Он придвинулся ко мне вплотную и провёл пальцами по моей щеке, вдруг, на его лице опять появились эмоции. Это было так странно и интересно, что я не могла собраться с мыслями. Его лицо выражало нежность и ещё что-то. Он заговорил чарующим шёпотом.

— Века тренировок, моя леди.

Вдруг его лицо стало вновь непроницаемым.

— Прекратите! — Я отступила. Он поклонился.

— Как пожелает моя леди.

Я оставила это замечание без внимания. Времени нет, чтобы выяснять с ним отношения.

— Этот вампир тоже так умеет.

— Значит он паней, миледи.

— Что это значит?

— Вампиры-которые могут создавать себе подобных и имеющие силу. Ещё ряд разных способностей.

— А я думала, что все вампиры могут создавать вампиров.

— Нет миледи, не все. Только старые и сильные. То есть — панейи.

— Понятно. Ну, а что нам делать с Евгением?

— Это его так зовут?

Я кивнула.

— Позвольте мне с ним поговорить, и я выясню, что он хотел от Вас, миледи.

— Хорошо, он в Вашем распоряжении, Луи. И ещё, перестаньте меня называть миледи, у меня имя есть.

— Как бы я посмел, миледи? — Он по театральному приложил руку к сердцу, и сделал недоумевающее выражение лица. Ему этот жест удался.

— Не пояснийчайте, Луи. Займитесь делом.

— Как прикажите, миледи.

Он поклонился. Я недовольно глянула на него, а он только улыбнулся. От этой улыбки у меня в животе образовался комок. Я глубоко вдохнула и выдохнула. Надо держать себя в руках.

— Не могла бы миледи открыть нам дверь, всё-таки кресты действуют и на нас.

— Хорошо. — Я подошла к двери и взялась за ручку и повернулась к Луи. — Луи, Вы ведь тоже будете там заперты. А если он Вам навредит?

— Забота обо мне? Очень мило с Вашей стороны. Но я же всё-таки иду не один. Со мной двое, довольно сильных подчинённых.

Я посмотрела на них. Да, оба были накаченными и выглядели внушительно, но всё же…

— Но ведь если что-то случиться, вы оттуда не сможете выйти. Я пойду с вами.

— Нами, не надо. Они сами справятся.

— Антон, я не хочу, чтобы с ними что-нибудь случилось по моей вине. Ведь это я их позвала. Это не обсуждается.

— Тогда я пойду с тобой.

Я покачала головой.

— Нет, у меня слишком маленький туалет. Все мы там не поместимся.

Он недовольно посмотрел на меня и на вампиров.

— Не нравится мне это.

— Мне тоже, Антон.

— Можно мне кое-что уточнить? — Спросил Луи.

— Спрашивайте, но побыстрей!

— Миледи, я так понял, что Вы берёте меня под свою защиту?

Я ответила не задумываясь, я просто хотела быстрее закончить.

— Да, беру.

Тут я поняла две вещи: первое — что подписалась на что-то о чем, потом пожалею, второе — что это что-то нравиться Луи.

У этих двух вампиров глаза полезли из орбит, а Луи довольно улыбнулся. Очень довольно. Мне это не понравилось.

Он поцеловал мою руку и сказал:

— Я очень рад, миледи, а сейчас давайте займёмся делом.

Я не стала выяснять, что значило моё «Да». А просто открыла дверь.


19

Первыми зашли вампиры, я не возражала. Евгений сидел на туалете. Когда мы зашли, он встал.

Следующие 30 минут, он отвечал на вопросы Луи.

Я поняла вот что: Он из хороших парней. Та девочка, Оксана, на которую напали, его родственница. 200 лет назад, когда он только стал вампиром, у него был брат с семьёй. Но он с женой умер и остался сын. Он растил его, а потом и его детей, и детей их детей. Короче, эта девочка ему какая-то по счёту племянница. И вот на неё напали, и он выясняет кто. Когда он узнал, что я тоже этим интересовалась, он пришёл ко мне.

— Намирра, простите, пожалуйста, мою несдержанность. Просто я думал, что вы участвуете в этом. Просите. Просто, у Оксаны недавно разбились родители, и я последнее, что у неё осталось. Она моя связующая нить с людьми.

Он был подавлен. Мне стало его жаль. Добрый я человек. Наверно иногда даже слишком.

— Ничего. Главное, что я Вас не убила. Хотя была такая идея.

— Я до сих пор не понимаю, как Вы это сделали. Ведь я мог бы Вас легко убить. Вы же не вампир, не Ликои. Так как же Вы могли справиться со мной?

Тут на меня начали смотреть все вампиры. Как я этого не люблю.

— Самозащита, Евгений. А ещё удача. Если бы не мой крестик, то я бы уже была бы Вашей закуской.

Он смутился.

— Я ещё раз прошу прощения. И перед тобой король. Прости, что не сообщил, что я приехал в твои владения.

— Мальчики, давайте вы это обсудите потом. У меня нет времени. У меня важное мероприятие. И я должна быть там вовремя.

Я вышла и оставила дверь открытой. Я объяснила, что произошло.

— Всё, теперь идите на улицу и подождите меня в машине. Я пойду, попрощаюсь с боссом.

Мои мальчики и вампиры ушли, а Луи остался.

— Миледи, я бы хотел поговорить с Вами о том, что Вы сегодня сделали, взяв меня под свою защиту. Тут дело не такое простое, как кажется.

— Я уже поняла, что пожалею о сказанном.

— Ну почему же так грубо.

— Да потому, что-то, что я сделала, нравиться Вам. Значит, мне это не понравиться.

Он улыбнулся.

— Предложение о званом ужине в силе. Там и поговорим. Я сообщу Дамиану, когда и где. А Вы моя леди, очень не просты. И мне это нравиться.

Последние слова он сказал шёпотом и подошёл ко мне. У меня по телу пробежали мурашки, когда он положил свою руку мне на талию. На минуту я потерялась. Он был выше меня, и я подняла голову, чтобы посмотреть ему в глаза. Его глаза были белыми, как снег в ранее утро. Они манили и зазывали. Его волосы коснулись моего лица. Они пахли миндалем. Я вдохнула этот запах, дотронулась до его лица ладонью и он потёрся об неё лицом.

— Меня влечёт к тебе, миледи. Моя леди. Аига. Я еле сдерживаю себя в твоём присутствии. — Он прижал меня к себе вплотную. И я почувствовала, что он не врёт. — Со мной такое впервые. — Он коснулся своими бархатными губами моих и по моему телу прокатила волна жара. — Я чувствую, что тебя тоже ко мне влечёт и мне это нравиться.

Вот это замечание вернуло меня в чувства. Я оттолкнула его от себя.

— Вы слишком много позволяете себе Луи. У меня уже есть парень и мне не нужен ещё один. Спасибо, что приехали и помогли мне. Но это всё. А теперь уйдите.

Его лицо исказилось болью, он стоял и не знал, что сделать. Потом его лицо надело маску спокойствия.

— Узнав вкус ваших губ Аига, я так просто не отступлю. Я буду добиваться Вас. А, узнав реакцию вашего тела, я буду добиваться Вас ещё сильнее.

Это просто наглость. Я разозлилась, нет, я просто в бешенстве. Сила вырвалась из меня.

— Пошёл вон! — И я ударила в него силой, он отлетел в стену, но не упал, а только громко засмеялся.

— Как пожелает моя Аига! — Быстрым движением он оказался возле меня, схватил меня в объятья и поцеловал. Я сопротивлялась, но у него была смертельная хватка и я сделала, что смогла.

Я укусила его за язык, он вскрикнул, но припал ко мне ещё ближе. Я почувствовала во рту металлический вкус. Вкус крови. Его крови. И мне это понравилось.

Внутри меня что-то щёлкнуло и проснулось, что-то новое. Сила— холодная и жаждущая крови.

Луи резко отпрял от моего рта и взглянул на меня. Он уже не держал меня так крепко. Я заметила, что мои руки сцеплены у него за спиной.

Я почувствовала, как у меня вытянулись и заострились клыки во рту. Я хотела есть. Я хотела крови.

Я припала ртом ко рту Луи. Я почувствовала его кровь, но мне было этого недостаточно. Я начала целовать его щёку, шею, и, наконец, дошла до пульса на шее. Я чувствовала, как он бьётся, как течёт его кровь по жилам. И я хотела её. Я хотела впиться клыками ему в шею и ощутить его сладкую кровь у себя во рту. Желание было таким сильным и страшным, что я отпряла от него. Я пятилась назад. Я обхватила себя за плечи и пятилась назад. Он протянул мне руку, а замотала головой и выбежала. Я бежала прочь, от него, от самой себя.

Я выбежала на улицу, меня трясло, но не из-за холода. Я до сих пор чувствовала вкус крови во рту. Меня стало рвать. Меня рвало и рвало. Стало сводить желудок, и я почувствовала чьи-то руки у меня на плечах. Мне убрали волосы, кажется, я их не заблевала. Во рту всё ещё были клыки и всё ещё хотелось крови.

Я обернулась посмотреть кто рядом со мной. Там стояли все. Как только я повернулась, они все ахнули и отошли.

— Господи, Нами, что с тобой?

Антон попытался подойти ко мне, но Луи его остановил.

— Не стоит подходить к ней и тем более трогать её. Она не в себе.

Я чувствовала их страх. Он был сладок, я чувствовала биение их сердец, и оно звало, приглашало меня. Я не могла ни о чём думать, голод пронзил меня. Я жаждала крови. Я сделала шаг к ним. Но ужаснулась и отошла назад. Я обхватила себя руками и закричала. Я боролась с голодом, но он был слишком силён.

— Луи, что с ней такое?

— Ей нужна кровь. Она матка. Я потом объясню вам.

Я показала им клыки и зашипела.

— Господи, что же с ней такое.

— Если она сейчас не получит кровь, то могут быть жертвы.

— Я дам ей пить из себя. — Это сказал Конан.

Он вышел вперёд и подошёл ко мне.

— Ты уверен в этом? Это может быть болезненно, если только миледи не подчинит тебя своим глазам.

— Я уверен.

Лично меня не нужно было уговаривать. Быстрым движением я оказалась рядом с ним.

— Ты уверен? — Только и смогла выговорить я.

— Да. — Он не боялся, я это чувствовала и меня это возбуждало.

Я подошла к нему вплотную, он взял меня за талию. Его карие глаза смотрели на меня с уверенностью, что я не сделаю ему ничего плохого. Ну, хоть у кого-то есть эта уверенность. Его волосы струились и обрамляли лицо. Он был выше меня и мне пришлось встать на носочки, чтобы поцеловать его. Я почувствовала его язык у меня во рту. Тело Конана прижалось ко мне так плотно, почти до боли. Было такое чувство, что он пьёт меня. Что я вода в пустыни, и он хочет напиться ещё на неделю вперёд. Он напоролся на мой клык и пробил себе об него язык. Сладкий вкус крови заполнил мой рот. Сила во мне забушевала, прося больше.

Я отпряла от его рта и глубоко вздохнула. Я стала целовать его лицо, губы, шею. Я убрала его волосы и стала пролизывать дорожку к пульсу. Его тело содрогнулось. Мне это понравилось. Я нашла самое тёплое место на его шее. Я чувствовала биение его сердца у меня в глотке. Я прикусила кожу на пульсе, но кровь не пустила. Он застонал.

— Нами, пожалуйста, пожалуйста, сделай это.

Меня не надо было долго упрашивать. Нежным движением я прокусила его кожу. Кровь наполнила мой рот. Я стала её глотать.

Конан застонал, но не от боли — от наслаждения. Это было чем-то похоже на секс. Я поняла, что смогла подчинить его себе. Я пила его кровь и мне становилось легче, блаженней.

Конан упал на колени, уволакивая меня за собой. Я всё ещё не отпускала его. Он лёг на землю, а я лежала на нём и пила.

Когда я утолила голод, я стала лизать его рану. Клыки у меня во рту исчезли. Я облизала его рану и опять припала к его рту. Почувствовав кровь у меня во рту, Конан не выдержал. Он застонал. Я перестала его целовать.

Я села на нём. Мои ноги и колени упирались в землю, а пах, был прямо над его пахом. Я почувствовала, как он растёт и твердеет.

Конан тоже сел. Он стал слизывать кровь у меня с лица, потом целовал шею, расстегнул мою блузку и стал целовать грудь. Я ухватилась за его свитер.

— Сними. — Прорычала я.

Он стал снимать его, но тут я пришла в себя. Я осмыслила, что мы сейчас хотим сделать.

Я обернулась. Все стояли и с вожделением смотрели на нас. Им всем это нравилось, даже Антону. Он встретил мой взгляд, но глаз не отвёл. На меня смотрел уже не он, а его зверь. Я посмотрела на Луи. Как только он встретил мой взгляд, лицо его стало каменным. Я протянула к нему руки.

Луи подошёл и помог мне встать. Конан не понимал, что я делаю.

— Нами, пожалуйста, пожалуйста…

— Нет Конан. Нет. Это не правильно. Так нельзя.

— Вы можете идти, миледи?

— Да…кажется, могу. — Я попыталась отойти, но пошатнулась. Луи подхватил меня на руки.

— Отнесите меня в машину.

Я сдерживала слёзы. Нет, я не буду плакать. Не буду, мать твою.

Антон очухался и открыл машину. Он не смотрел мне в глаза. Ему было стыдно. Конан оделся и вернулся в мой кабинет за вещами. Он сел с Антоном на передние сиденья. Я села сзади.

Вампиры уехали. И мы тоже поехали.

— Куда едем? — Спросил Антон. Слышалось в его голосе, что ему неловко.

— Отвези меня к Дамиану. — Только и смогла сказать я.

Через минут 10 меня стало трясти. Мне было холодно. Холод шёл изнутри.

— Антон, Конан, мне нехорошо.

У меня стали стучать зубы, меня стало трясти ещё больше.

Антон остановил машину. Они оба повернулись и посмотрели на меня. Конан тронул меня.

— Господи, да она ледяная.

Я схватилась за его руку, как утопающий за жилет. Она была такой тёплой. Я притянула его к себе.

— Помоги, согрей.

— Хорошо.

Он перелез на задние сиденья. Сел ко мне вплотную. Он был горячим. Ну да, сегодня же полнолуние.

— Антон, гони к Дамиану. Я сделаю, что смогу.

Машина рванула. Конан снял с себя свитер, посадил меня к себе на колени. Я прижалась к его горячей груди. Я слышала, как бьется его сердце. Он разорвал свой свитер и укутал наши тела. Мне стало легче, теплее.

— Ты стала теплее. — Сказал он мне в макушку.

— Я знаю.

Я зарылась лицом в его грудь и ни хотела больше ничего. Только чувствовать его тепло. Я чувствовала запах его тела, а под ним запах стаи. Он напоминал мне запах Дамиана. И я заснула в полной надёжности и спокойствии.


20

Я почувствовала, что меня кто-то несёт, стало тепло и светло. Меня занесли в дом. Я не открывала глаз, но сразу ощутила присутствие Дина. Меня передали ему в руки. Я обвила его шею руками, он тоже был горячим, это было так приятно, а я как раз ещё не до конца согрелась. Как только я коснулась его кожи, по моему телу разлилась волна тепла. Было похоже на то, когда замёрзший, ложишься в горячую ванну. И приятно, но и немного пощипывает кожу. Или когда после того, как зимой набегаешься, играя в снежки, приходишь домой, садишься на любимый диван, закутываешься в плед, включаешь телик и пьёшь чай или каппучино. Я почувствовала уют и отключилась.

Мне снился страшный сон. Я стояла в комнате, возле кровати, в длинном красном платье с корсетом. Оно было тяжелым, старинным. Я таких никогда не носила. По середине комнаты стояла огромная кровать, на ней сидел Луи. Я шла к нему, хотя и не хотела, но перед самой кроватью остановилась. Я сконцентрировалась и смогла управлять своим телом и разумом.

— Почему Вы в моём сне?

— Аига, Вы сами меня звали. Вы моя матка, я не отпущу тебя так легко.

— Это не правда…

Вдруг с моего платья начала литься кровь. Я подняла окровавленные руки к лицу и закричала.

Я резко села в постели. Постели Дина.

— Всё хорошо, успокойся, это только страшный сон.

Он попытался обнять меня, но я отскочила. Голова закружилась и подступила тошнота. Я успела добежать до туалета и меня вывернуло. Я думала, меня будет рвать кровью, но нет. Видно мой организм уже впитал её. От этого мне стало ещё хуже.

Я услышала шаги. Дин хотел подойти ко мне.

— Не подходи. — Он остановился.

Я перевела дыхание, прополощила рот и протёрла лицо влажным полотенцем. Так-то лучше. Я повернулась к входу, Дин всё ещё стоял там.

— Дин, который час?

Он немного замешкался, но ответил.

— Уже 1.20.

— Мы как раз успеваем. Поехали, а я всё расскажу по дороге.

Он не стал возражать. Странно.

Через 10 минут мы на нескольких машинах ехали в лунапарий. Все молчали. Блин, терпеть не могу таких ситуаций. Ехать нам было минут 15 и ехать всё это время в одной машине с Дином, Каримом, Конаном и Антоном молча, я не хотела. Я сидела на заднем сидении у окна. Рядом со мной сидел Антон, а рядом с ним Конан. Машину вёл Карим, рядом сидел Дин. И все они молчали. Ну что ж, начнём.

— Дин, — он вздрогнул — нам ехать минут 15, я бы могла показать тебе то, что со мной произошло. Я это умею. Но только это будет сопровождаться чувствами, которые я ощущала. Это может быть неприятно, но если ты хочешь знать…

— Да, чёрт возьми, я хочу знать. Никто мне ничего так и не объяснил, какого чёрта с тобой произошло. И я хочу узнать!

Он кричал. А я не люблю, когда на меня кричат. Но я его не осуждала.

Эринэс научила меня пользоваться передачей воспоминаний. Ну, хоть какой-то силой я умела пользоваться, и на этом спасибо.

Я сосредоточилась на сегодняшнем дне, собрала воспоминания в один комок и передала их по невидимой ниточке, Дину. Я немного слукавила. Я заблокировала несколько моментов с Луи и Конаном. Не надо это знать Дину, но основное, я ему показала.

Он ахнул и вжался в сиденье. Потом он повернулся ко мне, и я встретила его взгляд. Взгляд полный сострадания.

— Бедная моя девочка.

Мне не хватало именно этих слов. Именно от него. Я глубоко вздохнула и улыбнулась.

Но если честно, то мне не нравилось то, что он меня жалеет. Я такая, какая я есть. Я смирилась с этим. Мне надо свыкнуться с мыслью, что я энта, и что со мной всё время будут происходить такие вещи. Мне просто надо научиться их контролировать. Мне одной. Но с тех пор как я переехала в Виррид, одна я надолго ещё не оставалась. Конечно, мне это наоборот нравилось…сначала. Нет, я ничего не имею против проживания с Антоном, а теперь ещё и с Конаном. Но мне стало не хватать одиночества. Самостоятельности.

В Тиксе я жила с родителями. Одиночества мне хватало, но не самостоятельности. Я всегда хотела почувствовать вкус свободной жизни и переехала в Виррид. Мне это не помогло. Если честно, то мне уже надоело, что меня вечно жалеют, защищают от всего и всех. Я хочу хоть немного свободы. А тут ещё и Дин появился. Я люблю его, но всё как-то слишком быстро. Слишком. Придётся ему подождать. Мне надо ненадолго уехать. Я буду выполнять свои обязанности Кови, но на этом пока всё. Мне надо разобраться в себе. Наверно съезжу в Тикс на пару дней. А ещё и этот Луи приписался. Называет меня Аига. Что это значит? А ещё и матка? Мне это не очень-то нравиться, совсем не нравиться. А я ещё додумалась дать ему свою защиту. Просто супер. Что значит, он будет за меня бороться? Я не хочу ещё одного мужчину в моей жизни.

А ещё и Конан. Блин! Я ощутила его чувства, когда…пила его кровь. Он хочет меня. Ну, с этим я как-нибудь справлюсь. Надо помочь ему устроить собственную жизнь. Не будет же он всё время жить со мной. Ведь, правда?

У Антона есть подружка, появиться и у Конана. Да.

Машина остановилась. Мы стали выходить. Блин, опять долго идти, а я в сапогах на шпильке. На мне было надето красное шерстяное платье, длинное пальто цвета розовых орхидей, длинные черные сапоги чуть выше колена и тёплые колготки. А ещё я одела кулон Дина. Не хотелось бы мне заболеть. Это у меня осталось от человека, ведь я всё-таки смертная. Надеюсь…

Ко мне подошёл Дин.

— Пойдёмте. Нас все уже ждут.

И мы пошли. Было темно, но ярко светила полная луна. Небо было чистым и звёздным, а воздух морозным. Я глубоко вдохнула, было свежо. Пахло хвойным лесом. У меня поднялось настроение, и я стала напевать приятную мелодию. Все посмотрели на меня и заулыбались. Их отпустило напряжение.

— Узнаю прежнюю Нами! — Бодро сказал Антон и потрепал меня по плечу. Я легонько хлопнула его по животу. Мы с ним вообще часто дурачимся. Мне весело с ним, и легко. Вдруг я осознала, что мне легко и с Антоном и Дином и с Конаном. Карима я плохо знала, но его присутствие не мешало мне. И я запела весёлую песню. Мы сочинили её с Антоном. В Тиксе я окончила музыкальную школу. У меня красивый, приятный голос, и ещё я умею играть на флейте. Антон часто просит меня сыграть, и я играю, мне это самой нравится. Дин и Конан не знают, что я умею играть на флейте, но это пока.

Я допела.

— Вау, дорогая, а ты не говорила, что поёшь как ангел. Божественно.

— Спасибо. — Я повернулась, чтобы посмотреть на него. А когда повернулась обратно, но встретилась лицом с деревом. Я отскочила от него и шлёпнулась на землю. Было не больно, и я засмеялась. Вечно я попадаю в такие ситуации.

— Вот и смотри после этого на тебя, Дин.

Он помог мне встать и тоже засмеялся. Дин нежно прижал меня к себе, я не сопротивлялась.

— Любимая! Ты ещё такой ребёнок.

— Я не ребёнок, мне уже 18.— Сказала я плаксивым детским голосочком. От этого он засмеялся ещё больше, но резко остановился.

— Что такое? — Но тут я это почувствовала. Он был достаточно близко ко мне, и даже через одежду я это почувствовала.

Я посмотрела ему в глаза. Они горели страстью и желанием. Мне стало неловко, и я отодвинулась от него.

— Спокойствие Дин и только спокойствие.

Я чмокнула его в щёку и пошла вперёд. Я догнала мальчиков, взяла каждого под руку, а Карим шёл сзади с Дином. И я мысленно с ним заговорила.

— Дин, ты же понимаешь, что я не могу сейчас рисковать.

— Понимаю, даже лучше чем ты. Но идти рядом с тобой, чувствовать твоё дыхание, запах твоей кожи, видеть и слышать тебя, и в то же время не прикоснуться к тебе — просто мучение.

— Мне тоже тяжело, но сдерживай себя.

— Я стараюсь. Кстати, когда мы подойдём, мы должны войти с тобой подруку, вместе.

Я повернулась и, прищурив глаза, посмотрела на него.

— А это не предлог?

Он приложил руку к сердцу.

— Разве я мог бы? — Но при этом он ехидно улыбнулся. — Это не предлог, дорогая. Хотя я охотно этим воспользуюсь!

Я пригрозила ему пальцем и, улыбаясь, повернулась.

— Опять вы шепчитесь. Так не честно! Где больше двух — там говорят вслух!

— Мы с Дином говорили о том, что когда мы будем подходить, нам надо будет идти с ним вместе. — Я говорила правду, и Антон это почувствовал. Он всегда знал, когда я вру, а когда говорю правду.

У меня было прекрасное настроение. У меня всегда резко меняется настроение. Но всегда из худшего в лучшее. Я стала напевать другую мелодию. Но без слов. А ещё я висла на руках моих мальчиков. Знаете, как дети виснут на руках родителей, когда те держат ребёнка за две руки. Я просто подгибала ноги и висла, глупо смеясь. Мне было весело.

У меня в голове раздался голос.

— Дорогая, я уже начинаю ревновать. — Но голос был мягким, нежным, глубоким. — Мы уже почти дошли.

— Намёк поняла.

Я отпустила руки мальчиков и подождала пока ко мне подойдёт Дин. Подойдя ко мне, я не сдержалась и обняла его одной рукой за талию. Он приподнял бровь, и у него по лицу расплылась чисто мужская улыбка, но он тоже обнял меня одной рукой и мы пошли на поляну.

Как только мы туда вышли, я сразу увидела мою стаю. Они стояли отдельной кучкой и видно чувствовали себя не в своей тарелке. Они заметили, что я на них смотрю и сразу заулыбались.

Я посмотрела на Дина и кивнула в сторону стаи, он понял меня без слов.

— Иди к ним.

— Спасибо. — Я нежно прикоснулась его губ и направилась к своей стае.

Антон и Конан проследовали за мной, Дин и Карим пошли в сторону трона. Как раз, когда я подошла к своей стае, Дин сел на трон. И стал наблюдать за мной.

— Привет всем! — Весело сказала я. — Рада, что вы все пришли.

— Это для нас огромная честь, королева. — Сказал Коля.

— Намирра. Зовите меня по имени.

— Спасибо, что пригласила нас, Намирра. Для нас всех значит очень много, такое приглашение. — Сказала Карина.

— Но вы же теперь одна большая стая.

— Да, мы твоя стая.

— Только скажите мне, пожалуйста, как я должна с вами всеми здороваться? Как с волками? Просто вас так много, а я одна.

Они немного замялись. Просто у каждого вида, своё приветствие. А тут прям интернационал получился.

— Я придумала! Мы сделаем своё, стайное, приветствие. Давайте обнимемся одной большой кучей!

Они стали переглядываться, видно думали, что я шучу. Но тут появился Лёша и обнял меня и сразу стали все присоединяться к нам. Через пару секунд, я уже не видела и не понимала где кто.

Мы стали одной большой стаей, на самом деле стали. Я почувствовала запах ландышей. И поняла, что этот запах отходит от меня, от нас. Сила и радость полилась из меня во всех рядом стоящих. Мы засмеялись.

— Дорогая, не обделяй своей любовью и наших волков, а тем более меня. — Он сказал это у меня в голове.

Я повернулась посмотреть на него, он стоял в центре поляны и что-то громко говорил. Видно речь. Волки выли, аплодировали, но я не могла сосредоточиться. Я смотрела только на Дина, в его синие глаза.

У меня появилось непреодолимое желание обнять его, прижаться к его мускулистой груди.

Я стала пробираться через свою стаю, они расступались, пропуская меня к Дину. Во мне пульсировала сила. Я будто парила. Я ощутила вокруг меня зверя, как большую ощутимую тень. Я шла уже не по-человечески. Было такое чувство, что у меня появились мышцы там, где у людей их нет.

И вот я дошла до Дина. Как только он стал ощущать меня, над ним появилась такая же тень. Наши звери узнали друг друга, как старые любовники или друзья. Они стали играть, переливаясь из меня в Дина. Я чувствовала огромную силу.

Не помню, как, но я уже стояла к Дину вплотную и смотрела в его бездонно синие, как васильки, глаза.

— Скажи чего ты хочешь? — Спросила я уже не своим голосом.

Он заглянул мне в глаза, в душу.

— Поцелуй меня, но потом отойди к трону.

Я не стала спорить. Наши губы встретились, как вода и умирающий от жажды. Он пил меня, а я наполняла его. Мы дополняли друг друга. Наши звери бушевали и радовались внутри нас. Это непередаваемое ощущение.

К нам стали вплотную все оборотни. Моя сила полилась из меня, как удерживаемый столетиями вулкан. Она обжигала и ласкала одновременно.

Сила покатилась по ликоям охами. И я услышала звук рвущейся ткани.

Дин оторвался от моих губ и сказал:

— Жди меня в домике, но сейчас иди к трону, я не хочу, что бы ты видела это, так близко. Иди быстрей, я долго не продержусь.

Он погладил меня по щеке. Я поласкалась об неё, как кошка.

— Я и не знал, что у тебя есть такая сила. — Он улыбнулся. — А теперь иди.

Я растерялась. Я не хотела уходить от него. Я хотела быть с ним рядом. Но я и перекидываться не хотела и всё-таки отошла. Но на прощание ещё раз поцеловала его.

Когда я подошла к трону, во мне ещё бурлила сила, и я её отпустила. Кто завыл, кто зашипел, короче все были довольны.

Рвалась кожа, текла жидкость. Кто-то скидывал с себя одежду. Но длилось это считанные секунды.

Я наблюдала за Дином. Он смотрел на меня. Глаза в глаза. Он рвал на себе одежду и стал превращаться.

Он делал это не так как другие. Легче, спокойней, плавней. Просто вдруг, его тело стало расти, покрываться шерстью и так далее. И всё это время он смотрел на меня. Если честно, меня это увлекло. Я не испугалась, не почувствовала отвращения. Мне было просто интересно.

Я улыбнулась ему, когда он стоял на четырёх лапах, полностью перекинувшись. Он подошёл ко мне.

— Как ты? Тебе не страшно, нет отвращения, я это чувствую. Ты настоящая Кови. Так мои волки? — Обратился он уже к волкам.

Они завыли.

— А как вам, моя стая? Я настоящая Кови? — Спросила уже я.

Они рычали, шипели, выли. Кто как мог.

— Ты дала нам силу, которой мы никогда не чувствовали. Ты объединила нас всех, как мы и не мечтали. Теперь мы одна стая! Одна семья. Я твой король, ты — моя королева. — Он лизнул мне руку, а я потрепала его за ушком, от чего он склонил голову набок. Ему это нравилось.

— А теперь — идите на охоту и повеселитесь там и за меня! Идите!

— На охотууууу! — Повторил Дин, и они все скрылись в лесу.

А я уставшая побрела в домик. Только зайдя туда, я сразу почувствовала запах лилий. Господи, весь домик был ими уставлен. Я вдыхала их аромат и любовалась. Но у меня было мало сил, и я пошла спать. На этот раз я устроилась в спальне. Охота затянется до самого утра, так что я посплю.

В шкафу я нашла футболку Дина. Я разделась до трусов и натянула его футболку. Она была мне как сорочка. То, что надо. Я заползла под одеяло и провалилась во тьму, мне ничего не снилось. Просто забытьё, это так приятно.


21

Проснулась я зажатая со всех сторон. Рассветало. Я пыталась вытащить одеяло, чтобы накрыться. Но у меня ничего не выходило. И я прижалась к кому-то. Кому-то мохнатому… Мохнатому? Я резко открыла глаза. В комнате было темно, шторы были плотно закрыты. Я попыталась дотянуться до лампочки и оперлась рукой, но почувствовала, чью-то кожу. На меня смотрели синие глаза. Я улыбнулась, Дин тоже.

— Доброе утро. — Прошептала я и коснулась его губами.

— И тебе доброе.

Мои глаза уже привыкли к этому освещению, и я смогла рассмотреть, что на кровати лежат леопард и волк, рядом с кроватью, на полу, ещё много, много всякого зверья.

— Кто это? — Я кивнула в сторону двери.

— Те, кто живёт не в моём доме. — Дин говорил шепотом. — Им было далеко добираться до дома, да и опасно ходить в облике по городу.

— Ясно, но почему они в облике, а ты нет?

— Я — король. Я силён и могу менять форму, когда захочу.

— А, теперь понятно.

Я легла к нему ближе.

— Давай сегодня поваляемся подольше. Я последнее время не высыпаюсь.

— Ничего не имею против, дорогая.

Мы лежали и дремали. Я не хотела вставать, не хотела вылазить из постели.

Но кто-то упёрся мне мокрым носом в ногу. Мне стало щекотно, и я убрала ногу, предварительно захихикав.

Я посмотрела кто это. Леопард, Антон. Его зелёные глаза и в облике оставались прежними или наоборот? Точно не знаю.

Он поднял свою морду и смотрел на меня. Он был сонным.

— Как поохотились, Антон?

Он покачал головой. Я поняла это как хорошо.

— Ну, тогда спи ещё.

Он лизнул меня и снова лёг. Я тоже легла, положив голову на грудь Дина.

Я опять заснула. Было так хорошо.

Проснулась я из-за голосов. Говорил Дин и Конан.

— Говори тише, она ещё спит. — Прошептал Дин.

— Вижу, но просто нам надо это решить и желательно поскорее.

— Что решить? — Спросила я.

Я открыла глаза, и они оба повернули головы ко мне. Дин улыбнулся. Я привстала на локтях и увидела всю комнату. Было на что посмотреть. Все скинули свои облики.

В комнате находилось человек 10 и все голые. Первое, что я сделала — это закрыла глаза ладошками как можно быстрее. Это был чисто детский жест.

Я ещё никогда не видела такого количества голых мужчин. Нет, я, конечно, видела голых на пляжах. Но они не были так близко и в одной комнате. Короче я засмущалась.

— Вот это решить. — Ответил Конан.

— Не могли бы все хоть трусы на себя надеть?

— Мы это и решали.

— А почему ей это не нравиться? Почему она смущается? — Спросил чей-то незнакомый мне голос.

Я открыла рот, чтобы ответить, но Дин меня опередил.

— Она ещё девочка. — Сказал он с мужской гордостью.

Он был горд, что он у меня будет первым. Мне не нравилась его уверенность. Такое чувство, что они говорят обо мне как о вещи.

— Эй, я всё ещё здесь!

— Ты хочешь сказать, что она ещё девственница?

— Именно это, я и хочу сказать.

— Ну и ну!

Ненавижу, когда меня игнорируют. Это меня жутко бесит.

Я встала с кровати, так как на мне была одета футболка, я пошла к шкафу и стала одеваться. Я натягивала колготки, когда Дин спросил:

— Что ты делаешь?

Я не поворачивалась к нему.

— Разве не видно? Одеваюсь.

— Зачем?

Наверно он сам понял глупость своего вопроса.

— Дорогая, прости. Просто для нас, то, что ты девочка, играет большую роль.

— Дин, давай вы сначала все оденетесь, а потом будете рассказывать.

Не люблю я раздражаться с утра— пораньше. Но уже было поздно.

Дин стал вынимать из шкафа одежду и раздавать её голым мужикам. Пардон за грубость.

— Всё, можешь поворачиваться. Все уже одеты.

Я повернулась. Ну, одеты — это слишком сильно сказано. На некоторых были только семейники. Ну и на этом спасибо. Сейчас я уже хотя бы не смущалась. Я же все-таки живу с двумя мужчинами.

— А теперь можешь объяснить. Только поподробней.

— Тогда присаживайся.

Я вопросительно посмотрела на него.

— Просто это долговато рассказывать.

— А. — Я села на кровать. — А могут выйти все лишние? Просто мне с тобой тоже надо кое-что обсудить. — Я всё ещё не передумала поехать на пару дней к родителям, но надо сначала закончить дела с Дином и Луи. Мне надо передохнуть, уж слишком бурная неделя выдалась. Поеду в Тикс в понедельник или вторник. Я с родителями с августа не виделась, соскучилась.

Когда все вышли, Дин подошёл ко мне и попытался обнять, я ему не дала.

— Что случилось?

— Дин, я бы хотела сначала поговорить.

Он настороженно посмотрел на меня. Что-то было в его взгляде…страх.

— Дин, чего ты боишься?

— Что ты хочешь меня бросить. — Неуверенно сказал он.

Что ж, он был отчасти прав. Но я не бросить его хочу, а просто на некоторое время уехать.

— Нет глупенький, я не хочу тебя бросить.

— Но…

Я вздохнула. — Не люблю я такие разговоры.

— Но я хочу на некоторое время поехать к родителям. Я их уже 3 месяца не видела. Я хочу разобраться в себе, в тебе, в наших отношениях, короче во всём. Слишком всё быстро происходит. Мне нужно время всё обдумать.

Он сидел рядом со мной, но так далеко. Было такое чувство, что его здесь нет. Он закрылся от меня. Мне это не понравилось.

Он так долго молчал, что я позвала.

— Дин.

— Да, дорогая. Я всё понимаю. Понимаю. Хотя не всё, почему ты сопротивляешься своим чувствам ко мне?

Ну как ему можно было объяснить, что у меня свои принципы. Что я боюсь близости с ним, что я его недостаточно знаю. Секс для меня много значит.

— Дин, пойми. Секс значит для меня много. Я не могу заниматься любовью с кем попало. Я не могу этого делать так. Мне надо получше узнать тебя. Ты пойми меня. — Я опустила голову и прошептала. — Я боюсь этого.

По-моему он заулыбался. Я подняла на него глаза. Так оно и было.

— Дорогая и только и всего?

— Я думала ты будешь недоволен.

— Недоволен, из-за такой глупости? Я то думал ты хочешь бросить меня, что ты меня разлюбила.

— Нет, нет…

— Я это уже понял. Дорогая, я не буду тебя принуждать, заставлять или подбивать на это. Я буду ждать столько, сколько понадобиться. Ты же мне не только для секса нужна. Я люблю тебя такой, какая ты есть и без секса.

У меня камень с души свалился и я кинулась к нему в объятья. Мы повалились на кровать и просто лежали в обнимку.

— Хотя секс тоже не помешает. Простой голый секс.

— Дин! Фу, противный.

И я со смехом зарылась у него в груди. И как это я раньше жила без него?

— То, что ты ещё девочка, значит для меня очень много. Во-первых, я жуткий собственник и то, что я у тебя первый, бесценно. Знаешь, как мне приятно знать, что тебя ещё никто так не касался.

Во-вторых, есть легенда, «что однажды придёт могущественная дева, она будет невинна. Она сможет родить ребенка, как от бессмертного, так и от Ликои, и будет этот ребёнок могущественен. И никто не превзойдет его по силе. И объединит этот ребёнок три вида: бессмертных, Ликои и людей. И настанет после долгой войны — мир».

Говорили, что это всё сказки и бредни. Я тоже так думал, пока не встретил тебя. Дорогая, ты матка.

Я встала.

— Как ты сказал? Матка?

— Да, а что? Что не так?

Господи! Ведь именно так назвал меня Луи. У меня мурашки по коже пробежали. Мне стало страшно. Если он знает, то могут знать и другие. Они же тогда смогут меня… Боже мой! Что мне делать? Что мне делать? Мне надо срочно посоветоваться с Эринэс. Мне надо ей позвонить. Срочно.

Я соскочила с кровати и стала искать свой сотовый. У меня в голове всё мешалось и кружилось. Так, надо взять себя в руки. Сейчас не время паниковать.

— Что ты ищешь? Что случилось?

Я не слышала и не видела его. У меня в голове была только одна мысль — бежать, спрятаться где-нибудь! Так, чтобы меня никто не нашёл. Мне нужен был совет. Мне нужно было время.

Дин встал и схватил меня за плечи. Он что-то говорил, но я не разбирала слов. Мысли в голове метались как ошпаренные.

— Намирра! Намирра! — Он тряхнул меня сильнее.

— Что? — Раздражённо бросила я.

Вдруг его сила разлилась у меня внутри. Она грела, ласкала и успокаивала. Я обмякла в его руках и смогла восстановить мысли.

Чтобы долго не объяснять Дину, я передала ему мой сон с Луи и села на кровать. Он тоже сел. На его лице тоже появился страх. Страх за меня.

— Он знает, и он тоже хочет тебя. И не хочет отпускать.

— Да. Но кто будет спрашивать его мнение? Я нет.

Дин задумался.

— Антон работает у него в клубе?

— Да.

— Надо чтобы он уволился. Я возьму его ко мне на работу.

— Ты прав. Я даже об этом не подумала. Я ему скажу.

— Не думаю, чтобы он кому-то скажет. Он не дурак и не захочет конкуренции.

Он ещё немного помолчал напряжённо думая. — Дорогая, выбирай, либо ты переезжаешь ко мне, либо я даю тебе двоих охранников. На выбор. Возражений я не принимаю.

— Но… — он положил мне пальцы на губы.

— Никаких но! Я люблю тебя и не хочу, чтобы с тобой что-то случилось. Пойми это. Я не могу потерять тебя — только найдя.

Я потёрлась щекой о его ладонь и поцеловала его пальцы.

— Я выбираю охрану. Мне будет тяжело жить с тобой. Слишком большой соблазн. Я не тебе не доверяю, а себе.

Он засмеялся очень мужским смехом, у меня хватило такта смутиться.

— Я составлю список, а ты выберешь.

— Я хочу, чтобы один из них, был из моей стаи.

Дин задумался.

— Хорошо. Тогда выбирай сама.

— Я уже знаю кто. Лари.

— Это тигр-оборотень?

— Да.

Он задумался.

— Хорошо. Но знай, они будут ночевать с тобой, и всё время будут ходить с тобой.

— Со мной и так спят Конан и Антон. Я не думаю, что мне нужна защита ночью.

— Намирра, я хочу, чтобы с тобой всё время кто-то был, если не я. Я доверяю тебе, но я не доверяю себе и другим. Это только в отношении тебя. Я уже и без того причинил тебе много боли. Рядом с тобой мне тяжело себя контролировать, ты действуешь на меня возбуждающе и это тяжело скрыть. Я знаю, что ты тоже хочешь меня и не надо этого стыдиться. Ты моя Кови, моя невеста.

Произнося эти слова, он взял мою правую руку и одел мне на безымянный палец кольцо из белого золота, усыпанного брильянтами. Оно не было похоже на обручальное. И это как-то успокоило меня. Он не предлагает мне выйти замуж, а только стать его невестой на время моих раздумий. Правильный волчонок.

Я ошарашено смотрела на него и молчала. Я не знала, что сказать. Спасибо — не катит. Да — он не задал мне вопрос. Но я нашла, что сделать.

Я поцеловала его. Нежно, целомудренно — благодаря.

Я только успела почувствовать, как сила начала расти во мне и передаваться в Дина. Он издал стон и сильнее прижался ко мне. Наши тела соприкоснулись. Он пролез мне языком в рот. Я не сопротивлялась. Сознательность ушла, её смыло силой и желанием, и остались только животные инстинкты.

Так как Дин был только в одних плавках, я сразу почувствовала, как отреагировало его тело на меня. Оно было мне радо.

Он впивался в меня губами, и я помогала ему. От этого он ещё больше напрягся. Даже через ткань я почувствовала, что он огромен. Меня жгло любопытство. Я стала стягивать с него плавки. Он приподнял одну бровь.

— Я хочу видеть твоё тело. Всё.

Он улыбнулся и помог мне. Его плавки улетели в сторону двери.

Я немного отстранилась от него, чтобы суметь разглядеть Дина с ног до головы.

Его мышцы играли под кожей, волосы падали на плечи, синие глаза излучали желание, широкая грудь часто вздымалась, он был просто прекрасен.

Я опять подошла к нему и прижалась. Я стала гладить его мышцы груди, плеч. Я запустила руку ему в волосы и потянула. Он ахнул, не от боли.

Я припала к его губам. Боже, как блаженно было целовать и прикасаться к нему. Так хорошо.

Я стала покрывать его тело поцелуями, немного покусывая. Я дошла до сосков и прикусила один, легонько. Из тела Дамиана вырвался стон вместе с силой. Я знала, что могу управлять его силой, знала, что могу заставить его сменить облик.

Я дошла до живота, когда в дверь постучали. От стука я вздрогнула и пришла в себя.

— Король, я хочу напомнить, что у нас у всех отличный слух и нюх. Ваша сила окутывает нас плотным одеялом. Если вы будите продолжать, мы начнём перекидываться.

— Блин. А ведь Карим прав. Сила из нас так и прёт.

Я посмотрела на Дина снизу вверх. Я всё ещё стояла перед ним на коленях.

Вдруг мне моя поза показалась забавной. Даже и не знаю почему.

— О повелитель мой, хозяин! — Я стала кланяться ему. — Что же мы будем делать, хозяин?

Мы с Дином переглянулись и залились смехом. С нас спало напряжение. Он помог мне встать, и мы снова стояли вплотную. Я смотрела ему в глаза, такие глубокие, прекрасные, как глубинный океан.

У меня самой глаза голубые, но у него они синие, как васильки.

Я прижалась к нему и положила голову на плечо. Вот так, обнявшись, мы простояли ещё несколько минут, а потом, не произнеся ни одного слова, вышли из комнаты. Дин успел натянуть на себя футболку и шорты.


22

Остаток дня мы провели спокойно. Мы съездили в ресторан Дина и поели там. Ресторан был дорогим и очень хорошим.

— Ты же, получается, содержишь почти всех не доминантных ликоев?

— Да. Но в основном они работают на меня. И зарабатывают еду и жильё.

— Честный обмен.

Мы с Дамианом весь день ходили как пришибленные. Держались за руки, шептались, хихикали. Я много узнала про него.

Что он из хорошей семьи. У него мама, папа и брат с сестрой. Брат младше его на 5 лет, ему 21. Сестра старше на 2 года. Что у него уже есть 2 племянницы от сестры. А брат ещё холостой.

Они все очень дружны. Нина и Мариан, знают, кто он и переживают, но они не отвернулись и всячески подбадривают. Дин их очень любит. Правда, родителям он не сказал. Волнуется за их здоровье.

— Мне надо тебя обязательно с ними познакомить. — Сказал Дин.

Я была не против. Жаль, что у меня нет родных братьев и сестёр.

Моя семь богата, но я не признаю пафоса и никогда не красуюсь, как богатенькая доченька.

Ещё я узнала, что Дин чемпион по плаванью и конной езде. Но после заражения-лошади стали его бояться, и с конным спортом пришлось завязать. У нас с Дином нашлось очень много общего. Нам многое нравилось.

Потом, ближе к вечеру мы разъехались по домам. Дин сказал, что приедет вечером с охранниками. Я до этого поговорила с Лари, и он согласился.

Придя домой, я сразу приняла душ.

Потом мы посидели с Конаном и Антоном. Я всё им рассказала.

— А можно я сегодня выступлю, а потом уволюсь? Сегодня четверг.

Я задумалась. Нам с Дином и Луи всё равно надо поговорить, так почему не сегодня.

— Хорошо, Антон.

Я решила изменить планировку мебели на кухне. Нас было трое, но мы не помещались. Я уже прикидывала, как можно передвинуть мебель, чтобы все вместились. Я запрягла мальчиков, и они сделали всё, как я сказала. Им было не тяжело, они ведь Ликои.

— Теперь мальчики, мы сможем, есть на кухне! Ура!

Первый раз, втроем, мы пообедали на кухне. Мебель распределилась вполне удобно. Потом мы все вместе, одной кучей, устроились на диване и смотрели телик. Давно мы не оставались втроем. Мы говорили о произошедшем, о охоте, о Конане.

Как оказалось, он круглая сирота. Без дома и без родных.

— Как это без дома? Ты сейчас дома, среди семьи. Мы любим тебя Конан, не забывай об этом! — Я потрепала и обняла его.

— Если честно, то я думал, что ты меня выкинешь на улицу.

— Почему ты так думал? — Недоумённо спросила я.

— Ты последние 2 дня всё время была только с королём и на нас не обращала внимания.

Я стала вспоминать, и оказалось, что он прав. Да, я про них забыла, а это не правильно. Я за них в ответе.

— Ты прав Конан. Прости. Просто рядом с Дином я теряю контроль. Я постараюсь, чтобы такого больше не было. Я виновата перед тобой и Антоном. Мне просто надо со всем этим свыкнуться.

Мы лежали и смотрели мультик. Я точно не помню какой. Его Конан выбирал. По-моему «Храброе сердце».

Зажатая между ними, такими тёплыми, я заснула. Я вообще часто засыпаю у телевизора. Меня обычно Антон переносит спать.

Проснулась я всё ещё зажатая между ними. Звенел дверной звонок. Антон лежал с самого края и пошёл открывать, а я накрылась рукой Конана. Я дремала и не хотела вставать. У меня почему-то ломило всё тело. Было как-то не по себе. Странное ощущение. Такое ощущение бывает, когда заболеваешь.

Всё тело залито свинцом, тяжело встать, голову ломит. В теле жар. Глаза болят. Первые признаки простуды. Только этого не хватало.

Я услышала голоса. Дин, Антон, Лари и ещё кто-то. Мой охранник из стаи Дина. Стойте, я узнала голос. Это Карим. Точно. Вот кого я точно не ожидала увидеть, так это его. Я попыталась встать, но у меня не вышло, и я осталась лежать.

Я почувствовала Дина. Он шёл ко мне, а я лежала, спрятанная телом Конана.

— Дорогая, я пришёл.

Я открыла глаза, улыбнулась и снова закрыла. Мне было реально плохо.

— Она вся горит. У неё температура. — Сказал Конан.

Дин потрогал мой лоб. У меня на его касание не было никакой реакции. Вот тебе и доходилась в лесу без куртки. Сама дура.

— Дорогая, что с тобой?

— Простудилась в лесу, наверно. Я не смогу пойти на встречу с Луи.

— Нами, тогда я не пойду на работу. Ты для меня важнее.

— Антон иди! Ты мне здесь ничем не поможешь. Иди и скажи Ане, что ты переходишь работать в другой клуб. Дин, едь с ним и скажи Луи, что он в пролёте. И что мне жаль, что я не смогла прийти.

— Хорошо, дорогая. Я ему так и скажу. Поправляйся. Может вызвать врача?

— Нет, спасибо. Мне просто надо выпить жаропонижающее и поспать. Можно Конан останется со мной? Он мне нужен.

— Конечно. Мы постараемся приехать, как можно скорее.

Он погладил меня по голове, поцеловал в лоб и ушёл.

Карим и Лари всё также стояли.

— Конан, будь хорошим хозяином и обслужи наших гостей.

Конан стал подниматься. Лари как-то нервно глянул на Карима.

— Нет, нет. Королева, мы не хотим беспокоить Вас.

— Конан, объясни им то, что я уже говорила тебе. А то мне это начинает надоедать.

Конан сел, вздохнул и улыбнулся.

— Во-первых, не королева, а Намирра. У неё имя есть. Во-вторых, в доме Намирры все равны. У всех одинаковые права. Вы пришли к нам в дом, значит вы гости. А гостям нужно уделять внимание. Нами очень гостеприимная. И обращаться на «ты».

Мальчики стояли и не знали, что делать.

— Конан, покажи, где им раздеться и потом накорми. У нас полно еды. Лари, Карим, разуйтесь. У меня нельзя по квартире ходить в обуви и верхней одежде.

Конан встал и провёл их в холл. Пока они раздевались, он отнёс меня в спальню и положил на кровать.

— Помоги мне раздеться.

Так как на мне была домашняя одежда, а под ней майка с трусами, я не стеснялась. Конан приподнял меня и стащил треники, а потом и кофту. Я была полностью пассивна. Давно я не ощущала такой слабости.

— Спасибо, Конан. — Сказала я, когда он накрывал меня одеялом. Я взяла его за руку и посмотрела в его карие глаза. Волосы его были заплетены в колосок.

— Ты умеешь плести косички?

— Да. Меня научила моя мама. Когда я был ещё маленьким и она была жива.

— Значит она всё ещё жива. Жива в том, что ты делаешь. Заплети и мне сейчас косичку. Только не тугую, а то лежать будет неудобно.

Конан взял расчёску и резинку и начал расчёсывать мне волосы. Это было не легко. Их у меня много и к тому же они очень длинные — до талии. Густые и тяжёлые, хорошо, что хоть гладкие.

Люблю, когда мне расчёсывают волосы. Мне в детстве так мама перед сном делала. Это меня успокаивает.

На заплетание косички у него ушло минуты 2. Быстро, я бы так не смогла.

Потом он ушёл, оставив меня одну. Я стала дремать. Меня разбудили.

— Нами, тебе надо выпить микстуру и тогда поспишь, тебе станет легче.

Он приподнял меня одной рукой, будто я ничего не весила, а в другой руке он держал кружку с чем-то тёплым. Я выпила и снова легла.

От тёплого питья меня кинуло в жар. Я то засыпала, то просыпалась. Меня обдало потом. Значит, температура спадает. Хорошо…

Меня кто-то тронул. Кто-то проверял мою температуру. Открыв глаза, я увидела, что это Дин. Сколько же я времени проспала?

Я взглянула на часы на тумбочке, красные цифры циферблата показывали 2.13. Хорошо поспала и хорошо стала чувствовать себя. Да, мне стало легче.

Дин улыбнулся и сел на край кровати, рядом со мной.

— Как ты себя чувствуешь? Температура у тебя всё ещё высокая.

— Лучше. Я же говорила, что мне надо отдохнуть и выпить микстуру. Как вы съездили? Как отреагировал Луи? Небось, был в ярости. — Я усмехнулась.

Лицо Дина посуровело. Приняло злое выражение.

— Что случилось?

— Он ждёт у тебя за входной дверью.

Я не поняла. Меня как-то это обескуражило. Мой мозг не хотел это понимать.

— Понимаешь, он не поверил, что ты больна. Он думает, что ты его избегаешь, и пришёл к тебе с визитом. Я бы его выгнал, но он Принц и имеет право на визит к тебе. Это будет вместо официального ужина.

— Ну, так это же лучше, нежели провести целый вечер среди вампиров. Ведь правда?

Он задумался. Его лицо опять посуровело.

— Дин, он увидит, что я на самом деле больна и уберётся к едрёне-матрёне. Вот и всё.

— Хотел бы я в это верить. Он хитрая сволочь и наверняка что-то задумал. Он не отпустит тебя так просто, ты ему нужна.

— А он мне нет! — Тут мне в голову пришла мысль. — Или это ты мне не доверяешь?

Он опустил глаза. Ну и ну! Разговор приобретает интересный поворот.

— Неужели ты думаешь, что я променяю тебя на него?

Он молчал. Я села.

— Дин, ответь мне. — Сказала я зло.

— Дорогая…

— Не называй меня так, просто ответь! Немедленно! — Я повысила голос.

— Ты должна понять меня. — Он посмотрел на меня, ища понимания. Сейчас он от меня его не дождётся. Я была в бешенстве, но держалась молодцом.

— До…Намирра, он же обольститель, красавчик, — Дин фыркнул, — все его обожают и отдаются ему по одному его слову.

Меня это позабавило, нет, честное слово. Он меня ревнует. Мою злость смыло в один момент.

Я обняла Дина.

— Дурачок, я же тебя люблю, а не его. И плюс на меня, его чары не действуют. Так чего же ты ревнуешь? Или ты считаешь, что он красивее тебя? — Я взглянула в его васильковые глаза, посмотрела на красивое лицо, полные губы и у меня в животе стало тепло. Упс!

По лицу Дина расплылась довольная улыбка. Я уже говорила, что он чувствует моё желание?

Я начала краснеть, опустила глаза. Тут Дин резко прижал меня к себе и впился губами. Если бы я не поддалась, то у меня бы остались синяки. Потом он всё-таки дал мне дыхнуть.

— Теперь я уверен в своём великолепии.

Он резко встал и стал медленно демонстрировать свои мышцы и оголять живот. Это было похоже на стриптиз. По телу прокатилась волна жара.

Он засмеялся.

— Дин, не паясничай! Иди и приведи Луи.

Его лицо снова стало серьёзным.

— Ты должна его пригласить. Он не имеет права войти к тебе в дом без приглашения.

— Да, я что-то такое слышала. Ладно. Подай мне, пожалуйста, мой халат, он весит в шкафу. Такой розовый.

У меня был шёлковый, розовый халат. Мне его Антон подарил.

Когда я встала и одела его, Дин оглядел меня и недовольно сказал.

— Отлично выглядишь.

— Дин, не ревнуй.

— Я? Да никогда!

Он двинулся к двери, раскачивая бёдрами.

— Демонстрируешь? Хочешь, что бы я смотрела на твой зад?

— Тебя же никто не заставляет смотреть на мой зад.

Он был прав. Вот блин.

Мы зашли в зал. На диване сидели Конан, Лари и Карим. Антона не было.

— А где Антон?

— Он повёз какую-то девицу домой.

— Понятно, до утра можно не ждать. — Ухмыльнулась я.

Я подошла к двери и сразу ощутила присутствие вампира. Это как ощущение обдающего холодного ветра. По коже пробежали мурашки. Меня обдало его силой, я знала, что он тоже почувствовал меня.

Я открыла дверь и застыла. Луи стоял как статуя, не двигаясь, не дыша.

На нём был длинный черный кожаный плащ, чёрные кожаные сапоги до колена, красная рубашка без галстука и чёрные штаны. Я просто обожаю, когда мужчины так одеваются, а на нём это смотрелось просто сногсшибательно.

— Отличный прикид Луи.

— У Вас тоже Аига. У Вас тоже.

Надо не забыть спросить у него, что это значит.

— Проходите.

Он не сдвинулся с места. Я посмотрела на Дина.

— Ты должна дать ему официальное разрешение.

Я снова посмотрела на вампира.

— Луи, я даю вам официальное разрешение зайти в мою квартиру.

— Спасибо. — И он зашёл.

Я отошла и встала рядом с Дином. Мы смотрели на вампира, а он смотрел на нас. Видно он не понимал, чего мы ждём. Так как мне было тяжело долго стоять и всё ещё ломило тело, я не стала долго ждать.

— Луи, я не разрешаю ходить по моей квартире в обуви и верхней одежде. Снимите, пожалуйста, и то и другое.

Он кивнул и стал снимать плащ и обувь. Он делал это медленно и очень грациозно. Но у меня закружилась голова, и в глазах потемнело, я покачнулась. Меня подхватил Дин.

— Тебе плохо?

— Есть немного. Отнеси меня в спальню. Луи, проследуйте за нами.

Дин зло глянул на вампира, то же сделали все, когда Луи проходил через зал. Но он шёл гордо, ничего не замечая. Надо отдать ему должное.

Дин положил меня в постель, я стянула халат и залезла под одеяло.

— Что Вы хотите, Луи?

Он глянул на Дина.

— А не могли бы мы остаться одни?

— Нет. — Рявкнул Дин.

— Дин, он же меня спросил. — Ласково сказала я. — Могли бы. — Я глянула на Дина. Мол «иди давай».

Он недовольно глянул на меня. Я на него.

— Хорошо, дорогая. Как пожелаешь. — Он поцеловал меня в губы, а потом взял мою правую руку и поцеловал её. Блеснуло кольцо. Дин демонстрировал его Луи.

На мгновение в глазах Луи появилась боль, но как только он заметил, что я смотрю на него, тут же надел маску невозмутимости. Если бы я не заметила столь быстрой перемены, я бы сказала, что ему всё равно, но я так сказать не могу.

— Иди Дин. И закрой дверь.

— Если что, зови. — И он вышел.


23

Луи стоял и не шевелился. Если он и дышал, то это было незаметно. Он был красив, но меня это уже не волновало. Уже нет.

Не люблю неловкого молчания, я заговорила первая.

— Луи, если Вы хотите о чём-то поговорить, то говорите, я плохо себя чувствую.

Он начал двигаться к кровати. И встал на расстоянии вытянутой руки.

— Мне до сих пор не верилось, что Вы и в правду заболели. Я думал, что это увёртка, чтобы не видеться со мной.

— Нет, Луи. Я на самом деле больна. Простыла. У меня даже температура. Можете потрогать.

Я тронула свой лоб. Я хотела, чтобы он быстрее убедился, что я больна и ушёл.

Он помедлил, будто не был уверен, что ему можно до меня дотронуться. Но всё же он дотронулся, но не рукой, а губами. Нежными губами. Если раньше у меня по телу мурашки бегали от его прикосновения, то сейчас не было никакой реакции. Взрослею.

Он поднял своё лицо и заглянул в мои глаза. Но видно не прочитал в них того, чего ожидал. И его лицо сразу стало озадаченным и расстроенным. Но тут же он одел свою маску равнодушия.

Блин, если бы мне было лучше, то я бы его как-то утешила. Но мне хотелось поспать, я жутко устала.

— Луи, чего Вы хотите?

По его лицу проползла улыбка.

— Вас, конечно же, моя Аига!

— Остряк. Ничего не скажешь. Что значит, Аига?

— О как Вы любопытны.

— Луи, просто ответе.

Он кивнул.

— Аига — это солнце. Вы для меня, как и оно. Так близко, но так далеко. Я мечтаю погреться в его лучах или просто посмотреть на закат или рассвет, но если я это сделаю, то умру. Желанно и опасно.

У меня хватило такта смутиться. Нечасто мне говорят комплименты. Да ещё и такие.

— Луи, Вы же понимаете, что между нами ничего не будет кроме дружбы.

— Вы предлагаете мне дружбу?

Я посмотрела на него. Не часто я делаю людям отворот-поворот.

— Да Луи, я предлагаю тебе дружбу, но не больше. Я люблю Дина.

— Аига, я принимаю ваше предложение на дружбу. Но я не откажусь от тебя. Не откажусь. Я буду добиваться.

— Пытаться.

— Всё равно.

— Луи, не трать время. Ведь я другому отдана, и буду век ему верна. Не будьте навязчивым, меня может это нервировать.

— Навязчив, я? Никогда. Не волнуйтесь Аига.

— Не могу не волноваться, Луи.

— Ладно. Не буду навязчивым и покину тебя. Но нам и Дину ещё надо побеседовать. Я предлагаю субботу.

— Я не могу решать и за Дина. Позовите его и спроси сам.

— Как пожелаешь.

Но я опередила Луи и позвала его раньше.

Дверь открылась раньше, чем к ней подошёл Луи. Зашёл Дин, а Луи повернулся и посмотрел на меня. Я пожала плечами и улыбнулась. Меня позабавило выражение на его лице.

Дин оглядел сначала его, потом меня.

— Дорогая, ты звала?

Надо попросить, чтобы не называл меня так. А то мне прям не по себе становится.

— Да. Луи хочет кое-что спросить у тебя.

Дин зашёл, закрыл за собой дверь. Он направился ко мне.

Я смотрела, как он приближается. Я знала, какой он под одеждой. Но даже его футболка не могла скрыть игру мышц. Они словно жили своей жизнью. Широта плеч и груди, рельефность живота, упругость плеч и рук. У меня внизу живота образовался комок. Вот блин. Я сразу перевела взгляд на полочку. На ней стояли плюшевые игрушки. Разные. Тигр, зайчик, мишка, пантера, пикачу, барашек и т. д. Их у меня было много. Они занимали две полочки. Раньше я с ними спала, пока не появился Антон. Но я всё равно перевезла их в новую квартиру. Я всё ещё ребёнок, ну или подросток с чертами ребёнка. Иногда меня трудно признать за взрослую.

Несколько недель назад, когда было ещё тепло, мы с Антоном пошли в парк. Я каталась на роликах. Было весело. Я одела джинсы, короткую куртку, заплела себе две косички и выглядела как пятнадцатилетняя. А чувствовала себя как 11-ти летняя. Я носилась по парку, смеялась, падала — вобщем веселилась. Пятнадцатилетние мальчишки приняли меня за ровесницу и начали кадрить. Но пришёл Антон и сказал вот что:

— Дорогая, нам надо идти домой, ты ещё ребёнка не кормила.

У мальчишек глаза из орбит полезли и их сразу смыло. Мы с Антоном ещё долго ухахатывались.

Тогда это было настоящая я. Ни Дин, ни Конан, ни Луи, не видели меня — настоящую. То, что я хожу на работу в строгих костюмах, ещё не значит, что я сама такая.

Дин сел на кровать и вернул моё внимание к нему, но я всё-таки смогла взять себя в руки. Очко в мою пользу.

Он смотрел на меня своими синими глазами, и я в них тонула.

Тут заговорил Луи, напоминая, что он всё ещё здесь.

— Намирра, я заметил кольцо на твоём пальце. Вы уже назначили дату свадьбы? — Он это говорил с желчью. И смотрел не на меня, а на Дина.

— Нет, Луи, ещё не назначили. Нам некуда торопиться.

— Разве? А я думал как раз наоборот. Ты не удивляешься, почему Дамиан сделал тебе предложение так скоро, почему просил переехать к нему?

Я смотрела на него непонимающе, а потом перевела взгляд на Дина.

— Дин, разве ты ей не рассказал? А я думал, что между вами нет тайн.

По голосу Луи было слышно, что он удовлетворен. Я полыхнула взглядом сначала на него, а потом на Дина.

— Дин, ты мне ничего не хочешь рассказать. — Я сказала это сухо, без эмоций. Не нравилось мне, как повернулось дело.

Он открыл и закрыл рот.

— О, я помогу моему другу. Видишь ли, Намирра, сейчас в город стекается много новых оборотней, и они хотят занять место Короля. Если у Дамиана появится такая сильная самка, то ему никто не будет сметь бросить вызов. О твоей силе уже прошёл слух. Когда Дамиан узнал, что ты настолько сильна, то захотел побыстрее, как бы это сказать…заполучить тебя. Могу поспорить, что кольцо он надел тебе на палец только сегодня, перед моим приходом, либо вчера.

Я задумалась, а ведь он прав, прав.

Внутри меня стала бурлить ярость. Не гнев, не злость, а именно ярость. Я встала с постели. Ярость придавала мне сил.

Я отошла от Дина и невольно встала рядом с вампиром. Мы смотрели друг на друга. Но Дин молчал, и это молчание подтверждало правоту слов Луи. У меня внутри что-то сломалось и дико заболело, глаза стало жечь.

Но гнев был сильнее желания заплакать.

Не знаю, что сделал за моей спиной Луи, но глаза Дина наполнились ненавистью и он одним рывком стал нападать на вампира. Я не отошла с дороги, а наоборот сделала шаг в сторону Дина. Глаза его уже не были человеческими. Руки стали удлиняться, стали появляться когти. Он был готов к нападению. Волчьими глазами он смотрел на Луи, меня кажется, он вообще не замечал.

Тут я сделала ошибку. Я была уверена, что Дин мне плохого не сделает. Я ошиблась.

Я встала на его пути и вытянула руку, пытаясь остановить его. Он резко и сильно схватил меня за руку и впился в неё ногтями. Пошла кровь, я закричала. Он схватил меня двумя руками за предплечья, впивая в нежную кожу когти, и швырнул в стену.

Я врезалась в неё спиной и головой. На пару секунд я отключилась, но когда открыла глаза, то увидела, что в комнату забежали все. Они не знали что делать. Они сначала ринулись к Луи, но увидели кровь на руках Дамиана. Мою кровь.

Я посмотрела на свои руки, они были в крови. С предплечьев текла кровь и с запястья тоже. Мне уже не было больно.

Внутри меня проснулся мой зверь. Запах свежей крови, страх в воздухе— это возбуждало и будоражило меня.

Голова перестала кружиться, я стала различать голоса.

— Господи, что же я наделал, что я сделал…

Дин смотрел на свои руки, с них текла кровь. В его глазах был ужас за содеянное и … и вожделение. Ему нравилось ощущение крови на своих руках, её запах. Я огляделась, это было у всех, даже у Луи. И моему зверю это нравилось, нравилось то, что я смогла завести их. Но мой зверь хотел мести.

Я встала на четвереньки и стала ползти к Дину. Я ползла медленно, грациозно, будто у меня были мышцы там, где у простых людей нет. Мой зверь хотел мести и крови. Я подползла к Дину, и он ощутил мою силу, моё желание. Его глаза стали полночной синевой, с груди вырвался стон, но мне было этого мало, мы со зверем хотели вожделения ото всех. Я распустила силу по комнате, и она заполнилась стонами. Нам это нравилось.

Плавным нечеловеческим движением я встала и оказалась почти вплотную рядом с Дином. Мой зверь ликовал, мы ощущали, что сейчас можем сделать с ним, что хотим, он наш, как и каждый в этой комнате.

Я глянула на Луи. Его глаза горели желанием. Мы ликовали, предчувствуя нашу победу. Я и мой зверь.

Я протянула голову к лицу Дина и вдохнула воздух рядом с ним. Он попытался придвинуться ко мне для поцелуя, но мы зарычали. Он не смеет касаться нас, пока мы не дадим разрешения, он слаб и не достоин.

Я повернулась и направилась к кровати, сила вокруг меня танцевала.

Я села на край кровати и посмотрела на всех. Они ждали, выжидали. Я чувствовала их желание на языке.

— Конан, Лари, подойдите ко мне.

Они не ждали повтора и сразу двинулись ко мне. Подойдя у кровати, они упали на колени.

— Госпожа…

Я протянула им окровавленные руки. С них всё ещё текла кровь.

Они взяли руки и неуверенно глянули на меня. Я кивнула, и они стали слизывать кровь, мы ахнули.

Я глянула на Дина и Луи. Луи облизал губы, в глазах Дина стали играть огоньки гнева. Ему не нравилось, что я позволяю это своим подчиненным, а не ему. Карим упал на четвереньки и стал ползти ко мне. Дин зарычал на него. Громко и пугающе. Я засмеялась, это был не мой смех.

Карим отполз в угол, поскуливая. Дин двинулся ко мне.

— Отойдите от неё, она моя.

Мы засмеялись.

— Я не принадлежу тебе. Они мои и ты не имеешь права запрещать им залечивать мои раны.

— Ты принадлежишь мне.

— Докажи король!

Он не стал медлить, он откинул Конана и Лари по сторонам. Нам это не понравилось.

Одним рывком я вскочила на кровать. Мои пальцы стали удлиняться, появились острые когти. Я почувствовала, как во рту растут клыки. Это было похоже на смесь вампира и оборотня. Только без полного превращения.

Я зашипела на Дина, он зарычал на меня. Одним рывком я бросилась на него. Я обхватила его талию ногами и когтями стала полосовать грудь. Зубами я впилась ему в плечо. Я сразу почувствовала сладкий вкус крови. Это то, что жаждал мой зверь. Я пила его кровь, мои руки перестали раздирать его грудь.

Его руки схватили меня и оторвали от себя, он поднял меня в воздух. Потом резко швырнул на кровать и прыгнул на меня.

Я лежала на спине, а он сидел на мне и держал мои запястья прижатые к кровати.

Мой зверь кричал. Он убьет нас, нам надо сбросить его, победить. Я почувствовала, что Дина возбудила эта ситуация, он прижался ко мне всем телом и стал слизывать кровь с моих рук.

Страх пронзил всё моё тело. Мы думали, что нам надо бежать, спасаться, он перекусит нам горло.

Он прижался ко мне всем телом, он просто лёг на меня, я не могла пошевелиться.

Так как на мне была только майка с трусами, я почувствовала, как он растёт. От этого нам снова стало страшно, прилив страха окатил нас. Была только одна мысль — «Бежать».

Я резко дёрнулась, попыталась скинуть его с себя, начала извиваться под ним, бить всем телом.

Он оторвался от моих рук и прошептал мне в шею:

— Борьба, страх и кровь. Это всё возбуждает.

Он повернулся к оборотням и вампиру.

— Вон, все вон!

Его голос прошёлся судорогой в моём теле. Я замерла. Я почувствовала, что все вышли. Нас стало трясти. «Либо сейчас, либо будет поздно».

Всю свою оставшуюся силу я кинула в толчок. Дин чуть скатился с меня. Я рванула и упала с кровати. Я стала ползти, но он снова прижал меня к полу. Теперь я лежала на животе. Я попыталась ударить его, но он снова прижал мои руки.

Дин укусил меня за шею, не больно, но почти. Он зарычал. Его рык вызвал во мне дрожь.

Вдруг, внутри что-то щёлкнуло. Мой зверь поддался.

Он победил нас, он король. Мы принадлежим ему, и он имеет право на спаривание. Он наш хозяин.

В этих мыслях не было ничего моего, но я была с ними согласна. Он имеет право на спаривание. Он сильный.

Это как инстинкт, раз он сильный и победил меня, то и детёныши будут от него сильные.

Я обмякла под ним, успокоилась. Теперь была только одна мысль…

Моя спина прогнулась, и я прижалась задом к его паху. Я ждала, ждала, когда он овладеет мной.

Он начал урчать мне в шею, всё ещё не отпуская. Потом Дин, всё-таки оторвался от шеи и стал вылизывать рану.

От этого у меня свело живот, и я ещё плотнее прижалась к нему. Он застонал, когда я стала тереться об него.

Он отпустил мои запястья и встал на колени. Я прогнулась, припала грудью к полу и подставила зад. Будто кошка при течке.

Он стал стягивать с себя майку, потом джинсы. Он стянул их до колен, и я тут же прижалась к нему задом. Желание переполняло меня, я больше не могла ждать. Да уж — романтика.

Тут я почувствовала, что он взял меня за талию, встал и перевернул к себе лицом. Я обвила его ногами, руками схватилась за шею.

Я припала к его губам и стала пить его. Я ощутила у него во рту вкус своей крови, я вылизывала его нёбо, его рот. Он наткнулся на мой клык и поранил язык. Кровь наполнила его рот. Я издала горловой стон и стала пить.

Он оторвался от моих губ и разорвал на мне майку, сорвал трусы.

Потом резким движением, Дин кинул меня на кровать. Ко мне стало возвращаться мышление. Ровно столько, чтобы вспомнить, что это будет у меня в первый раз и будет больно.

Я стала отползать от Дина. Мне стало страшно. Я боялась.

Тут в глазах Дина, что-то мелькнуло. Он тоже стал приходить в себя.

Он настиг меня и опять наполз.

— Не бойся, я постараюсь сделать это как можно более нежно, ласково. Боль быстро пройдёт, любимая.

Не знаю почему, но я ему поверила, успокоилась и поддалась.

Я почувствовала, как он стал входить в меня. Нежно, аккуратно. Он был большим, длинным и толстым. Рывком он вошёл в меня, резкая боль, а за ней наслаждение.

Сначала он был нежен и медленен. Но я хотела быстрей, грубей. Я стала извиваться, помогать ему. Он понял чего я хочу. Он стал входить в меня во всю длину, во весь напор.

Я вскрикивала и стала сжиматься вокруг него. Он застонал. Я стала двигать бёдрами ему в такт.

Резким движением Дин перевернулся, и я оказалась сверху. Теперь я почувствовала его по-другому. Он стал как-то длиннее.

Я стала скакать на нём, он вскрикивал, стал массировать мою грудь, от этого у меня по телу пробежались мурашки.

Я полностью отдалась чувству наслаждения. Мне было больно, но наслаждение затмевало боль. Я почувствовала нарастающее напряжение, и… волна оргазма накрыла меня, сразу, как только Дин стал изливаться в меня.

Я свалилась на него, он всё ещё был внутри. Грудь Дина тяжело вздымалась.

— Господи, ты просто великолепна! Я ещё никогда не чувствовал ничего подобного.

— А мне не с чем сравнивать. Но это было восхитительно, просто супер.

Он вышел из меня и перекатился на бок рядом с собой.

Накрыв нас одеялом, он прижался к моей спине. Я свернулась комочком, укуталась в его руки и прижатая к нему вплотную заснула глубоким, беспробудным сном.


24

Пробуждение было приятным только сначала. Ещё не открыв глаз, я почувствовала Дина. Боже как хорошо было просыпаться с любимым.

Он лежал на боку, спиной ко мне, я прижалась к нему, обняла и зарылась лицом в спину. Он был тёплым. Но, открыв глаза, картина из приятной, стала принимать обороты отвратительной реальности. В свете дня, всё выглядело иначе.

Вся его спина была покрыта засохшей кровью, не только спина. Наши тела, простынь, одеяло, всё.

Я вспомнила, что это была кровь не только из ран. Вспомнив это, я почувствовала резкую боль в промежности. Ничто даром не проходит, всё имеет свою цену. За любое удовольствие надо платить.

Я не могла до конца свести ноги, думаю, что если бы я попыталась встать, то мне бы это не удалось. Боль начала усиливаться, я перевернулась на спину и легла ровно, солдатиком, но, не сводя ноги до конца.

Тут я вспомнила ещё одну очень важную деталь, про которую мы вчера совершенно забыли. Контрацептивны. Господи, а что если я забеременею? Я хочу детей, но не в 18 же лет? Да плюс мы с Дином не женаты, я вообще плохо его знаю! Дура, дура, дура, дура! И что мне делать? Детей рожать! Остроумно! Что же делать. А что я могла? Заплакать.

Я попыталась встать и пройти в ванну, но как только мои ноги коснулись пола, я рухнула.

Я лежала на полу, голая, беспомощная и вся в засохшей крови. И плакала.

Тут я почувствовала, что кровать зашевелилась. Дин оказался рядом со мной. Он сел на кровати, поднял меня с пола и положил к себе на колени. Он стал укачивать меня, ничего не говоря, просто утешал молча.

Мне стало легче. Не знаю, что он подумал, но он встал и отнёс меня в ванну.

Одной рукой держа меня, другой, включая душ и настраивая температуру, мы залезли в ванну. Горячая вода полилась по телу и сразу стала окрашиваться.

— Ты можешь сидеть?

— Да. — Только и смогла сказать я.

Дин посадил меня, а сам взял губку, намылил, и стал стирать с меня кровь. Закончив с верхней частью тела, и дойдя до паха, я тут же вскрикнула.

— Тебе больно?

— Есть немного.

Он нахмурился.

— Ты чего?

— Это я виноват, просто не сдержался. Прости, но я просто с ума сходил. С тобой не так-то просто сдерживаться.

— Надеюсь это комплимент?

— Ещё какой! — Он поцеловал меня в губы.

Меня накрыло волной ощущений и, не смотря на боль, я припала к нему. Этот поцелуй был как второе дыхание.

Он обнял меня и я почувствовала, что мне в живот упирается он. Опять напряжённый и готовый.

Я отодвинулась от Дина, чтобы видеть его лицо. Я смотрела ему в глаза.

— Дин, я бы с удовольствием повторила вчерашнее, но я не могу.

— Прости, я понимаю, но ничего не могу с собой поделать. Это моя реакция на тебя. Прости, что я не был осторожным в первый раз.

Тут я опять вспомнила про беременность. Наверно он что-то прочитал на моём лице, его глаза стали сначала испуганными, а потом задумчивыми. Очень быстро менялись выражения на его лице.

Потом он поднял на меня глаза.

— Дорогая…мы…я…ты случаем не на таблетках?

Я сразу поняла, о чём он и покачала головой.

— А вдруг ты…

Я прервала его.

— Вот тогда и будем думать. А сейчас дай я вымою тебя.

Когда мы отмылись и вытерлись, я заметила, что на наших телах нет даже царапинки. Дин объяснил, что мы можем исцелять друг друга.

После душа, я смогла ходить, не бегать, но всё равно ходить без помощи.

А ещё я была жутко голодной. Но если честно, то мне туда не очень хотелось выходить после вчерашнего.

Я надела шорты, длинную белую футболку, а Дину дала шорты Антона. Больше он не хотел надевать. Его право.

Как только мы вышли в зал, я сразу почувствовала запах еды. Меня начало тошнить. Я резко развернулась и еле-еле успела добежать до туалета. Меня вывернуло. Дин придерживал мне волосы, а меня всё рвало. Когда я закончила, то подняла глаза на Дина. На его лице читалось озабоченность и радость. Вот гад.

— Дорогая, ты…

Я прервала его, грубо.

— Это ничего не значит! Не надо! Просто молчи!

Не знаю почему, но я злилась на него! Почему он не принял меры по предохранению? Или Луи был прав, и он просто хочет закрепить меня за собой. Сделать собственностью? Я не знала, что думать. Честно не знала. Но я не хотела видеть довольной ухмылки Дина. Не сейчас.

Я встала, сполоснула рот.

— Дамиан, покинь, пожалуйста, мою квартиру вместе с Каримом. Лари пусть останется.

Его лицо стало серьезным, он испугался.

— Дорогая, но…

— Не называй меня сейчас так. Просто уйдите.

Я не стала ждать, а просто вышла в зал и потом на кухню. Меня мучил голод, теперь уже живот стало сводить.

На кухне готовил Антон. Он тоже был только в трусах, в общем как обычно.

— Доброе утро, Антон. Что ты там готовишь?

Я обняла его и взглянула на плиту. На сковороде он жарил мясо с овощами. Рагу. Я люблю.

Я потёрлась лицом о его спину, у него пробежали мурашки.

— У тебя волосы мокрые. Ты бы с ними что-нибудь сделала, а то потом не расчешешь.

— Ты прав, попрошу Конана, чтобы заплёл мне косу.

— Тебе накладывать?

— Да. Накладывай на четверых. Дин и Карим уходят.

Он повернулся ко мне и посмотрел мне в лицо.

— Что уже случилось?

Я глубоко вздохнула. Я всегда всё рассказываю Антону, я ему доверяю.

— Давай сначала поедим, а потом я всё тебе расскажу. А то у меня живот сводит.

— Я чувствую.

Он поцеловал меня в лоб, и я пошла в зал. На диване сидели Конан и Лари, Дина и Карима не было видно.

— Они в спальне, одеваются.

Я подошла к моим мальчикам и обняла их. Они обняли меня.

— Я тут что, одна одетая? А если бы и я ходила полуголая?

— А я не против! — Сказал Лари. По его лицу расплылась ухмылка.

Я не могла сдержать улыбку.

— И не надейся, Лари!

Я повернулась к Конану. Его волосы были заплетены во французскую косу. Ему это шло и совершенно не смотрелось женственно. Наоборот, волосы были убраны и открывали широкие мужественные скулы, подбородок. Все черты лица были идеальны, карие глаза прекрасны. Широкая грудь, даже ключицы. Всё отдавало в нём силой, мужественностью — защитник. Преданный пёс. Я не могла оторвать от него глаза.

— Ух, ты! — Удивлённо сказал Лари.

— Ты чего? — Я всё-таки смогла оторвать глаза и взглянула на Лари.

— Ты любишь его.

Я не поняла, кого он имеет в виду.

— Ты так смотришь только на короля и на Конана.

Оп-ля! И что мне сказать на такое замечание. Я попыталась всё перевести в шутку. Но я уловила, что Конан затаил дыхание, ожидая моего ответа. Я ощутила его волнение.

Мне нравился Конан. Но ведь у меня есть Дин и я не имею права пудрить мозги Конану. Он должен найти себе девушку, жену, устроить свою жизнь и так далее. Я ему не буду мешать, я буду рада за него. Как за Антона. Он любит эту девушку и она его. Мне она понравилась. Я же понимаю, что я не смогу всё время жить с ними двумя. Сначала уйдёт Антон, потом Конан. У меня появился Дин, но это как-то сейчас висит на волоске. Не хочу я сейчас выяснять отношения и с Конаном, но я и не хочу ранить его чувства. Блин!! Чего всё так сложно. Ну почему я вечно создаю себе проблемы.

— Лари, я люблю вас всех! Я не смотрю на тебя так, потому-что Конана я знаю дольше.

Конан выдохнул и у меня по телу пробежали мурашки. Что-то внутри щёлкнуло. Я взглянула на Конана, но видела я не его, а кровь бегущую по венам. Тёплая, сладкая, как конфетка. Я издала стон и у меня стали расти клыки, я облизнула вдруг пересохшие губы.

Глаза у Конана расширились, пульс участился. Он будто приглашал меня попробовать. Я помнила, какая его кровь на вкус, у меня свело живот.

— Нами… — Прошептал Конан.

Я накрыла его рот поцелуем. Но не рот был моей целью. Я прислонилась к артерии на шее. Пульс забился чаще. Мне понравилось это.

Краем глаза я уловила, что в комнате уже стоят все, но никто ничего не делает, все ждут.

Я посмотрела в глаза Дина и увидела в них желание, я знала, что он хочет, чтобы это была его шея, хочет, чтобы мои клыки впились в него и пили, питались.

Я смотрела на него, но резким движением впилась в шею Конана. Я чуть опустила свои щиты, чтобы подчинить себе Конана, не сделать ему больно.

Я питалась, глотала, наполняла своё тело пищей. Тёплая, сладкая кровь Конана потекла по моим жилам. Вдруг я оказалась в его сознании. Я поняла, что он любит меня, что он хочет быть только со мной, только моим. Он готов делить меня с Дином, он хочет быть со мной. Я дала ему новую жизнь, и он обязан мне своей. Я чувствовала, что он готов сделать всё, что я скажу. Это меня вернуло, вернуло в мою голову. Я оторвалась от Конана.

Он рухнул мне на колени.

— Господи, Конан! С тобой всё хорошо? — Я стала трясти его, он был пассивен. — Помогите же, я его убила!

— Не убила, не волнуйся. — Лари перевернул его.

Конан блаженно улыбался, такое чувство, что он под кайфом. Он взял мою руку и стал тереться о неё, а потом лизнул и прижал к своей груди и заснул.

Так, главное сохранять спокойствие. Не первый раз я уже превращаюсь в вампира. Эринэс сказала, что такое будет продолжаться, пока я не научусь управлять силой. Но про голод она мне ничего не сказала. Надо позвонить ей.

— Антон, отнеси его в спальню. Пусть выспится.

— Намирра, что это было? — Спросил Дин спокойным голосом. Очко в его пользу.

Я всё ещё ощущала его желание, почувствовала, что он напряжён. Я взглянула ему в глаза, он вздрогнул, но подошёл ко мне.

У меня была кровь на губах, я прочитала его мысли. Он хотел слизать эту кровь, но боялся моей реакции. Я любила его и его зверя, меня не пугали его желания, пока он не захочет съесть меня или навредить.

Я смотрела в его глаза и взяла за руку.

— Скажи, что ты хочешь. — Прошептала я.

— Поцелуй меня.

Я сделала то, что он сказал. Он снял поцелуем кровь с моих губ, отодвинулся от меня, облизался. На его подбородке была капелька крови. Он посмотрел мне в лицо, ища признаки отвращения или паники, но ничего не нашёл.

— Дорогая, разве тебя это не пугает. Не пугаю я, мои привычки и желания?

— Дин, я люблю и тебя и твоего зверя и не нахожу в этом ничего противоестественного мне. Я не лучше.

Его лицо успокоилось, просияло счастьем. Он подхватил меня на руки.

— Дин, но я всё равно хочу, чтобы ты ушёл. Мне надо подумать, а рядом с тобой, я не могу этого сделать.

Он ухмыльнулся, чисто мужская ухмылка.

— Как пожелает моя королева.

Он поставил меня на землю и подошёл к двери. Карим уже вышел.

— Я люблю тебя, дорогая, знай это. — И он закрыл дверь.

Сейчас только 15.24, а уже столько произошло.

Конан и Антон в спальне, Лари сидел на диване и пожирал меня глазами.

— А ты чего пялишься?

— Хотел бы я, чтобы меня тоже так отделали, как Конана.

— Не понимаю. Ты бы хотел, чтобы кто-то сосал из тебя кровь?

Он как-то странно взглянул на меня.

— Неужели ты не понимаешь?

— Чего? — Зло рявкнула я.

Он заржал. Так, я опять не догоняю и меня это злит.

— Я думал, ты знаешь. Вампиры называют укус поцелуем. И это не просто так. Этот процесс напоминает секс. Конан почувствовал именно это.

— То есть, ты хочешь сказать, что я…с ним…

— Именно это, я и хочу сказать. — Он явно был доволен собой. — Могу поспорить, что сейчас Антон, меняет ему штанишки. — Он опять заржал.

Мне надо было убедиться, и я пошла в спальню.

Антон был в ванной, а Конан лежал на кровати. Он свернулся комочком и улыбался. Услышав или учуяв меня, он приподнялся на локтях. Нижняя часть его тела была прикрыта ровно на столько, чтобы я не смущалась, но и поняла, что трусов на нём нет. Лари был прав.

Я подошла к нему и погладила его по голове, как собаку. Он потёрся головой о моё бедро, и я увидела его шею, по ней стекала кровь. Зашёл Антон.

— Антон, почему у него рана ещё не зажила?

— Укус вампира заживает на нас как на человеке.

— Я не вампир!

— Ты уверена? — Он был зол. Я не знала на что.

— Антон, почему ты злишься?

— Почему? Нами, посмотри на него! — Он указал на Конана. Глаза Конана стали становиться осмысленней. Не совсем, но понемногу. — Ты понимаешь, что он любит тебя? Ты понимаешь, что натворила?

Я взглянула на гневного Антона, но не могла ничего сказать. Наверно я первый раз вижу его таким, непривычно это как-то.

— Я думал, что коль ты с ним не спишь, то он не сможет долго сдерживаться и рано или поздно найдёт себе девушку, влюбиться в неё и так далее. Но он любит тебя и когда ты взяла у него кровь, ты привязала его к себе! Ты это понимаешь?

— Но я же не держу его. Я хочу, чтобы он нашёл себе девушку и полюбил её. У меня есть Дин, и я не хочу делать ему больно.

Конан пришёл в себя уже полностью. Он сел.

— Нами, но я люблю тебя и мне не нужна другая, у меня есть ты. Я тебя люблю. Я готов быть на втором плане, но не гони меня от себя, я не переживу этого. Не вынесу, если ты выгонишь или откажешься от меня.

— Конан…

— Нет, выслушай. Я знаю, ты считаешь, что используешь меня, ты не хочешь делать мне больно. Я знаю, что ты тоже любишь меня. — У него выступили слёзы. — Я это чувствую. Не кидай меня, как это всегда делали со мной, я не выдержу этого, если ты разлюбишь меня. Ты дала мне дом, семью, заботу, любовь. Ты защитила меня, ты дала мне уверенность. Раньше меня использовали. Меня любили только из-за секса, из-за моего тела, они могли мне купить что-нибудь, но никогда не спрашивали моего мнения. Ты не используешь меня. Ты доверила мне ключи от квартиры, деньги, свою постель, себя. Я узнал, что любить можно не только ради секса. Ты любишь меня, а я тебя. Нами, пойми….пожалуйста… — Горячие, удушающие слёзы полились по его щекам.

Я обняла его, вытерла слёзы.

— Я не выгоню тебя, не разлюблю, но дай мне время. Это всё слишком запутанно и сложно, дай мне время.

Он обнял меня и начал смеяться. Мне сразу стало тепло на душе от его улыбки. Я почувствовала запах цветов и поля. Запах стаи, он витал вокруг нас, укутывал.

Немного посидев и успокоившись, я отодвинулась от него. Он недоверчиво посмотрел на меня. Я залечила ему рану. Потом я ушла в ванну и принесла расчёски с резинкой.

— Заплети мне, пожалуйста, косичку, такую же, как и у тебя.

Он улыбнулся, по детски, довольно. И стал выглядеть моложе.

После этого мы поели. Я утолила теперь оба моих голода. Потом позвонила Эринэс.

— Я знаю, почему ты звонишь дитя. У тебя появился голод вампира, я это почувствовала. Тебе надо перекинуться и в вампира и в Ликои. Ты слишком долго держала в себе их существа. Я предупреждала тебя. Ты сдерживаешь свою суть энты. Слишком долго она дремала, прими её и дай ей выйти. И тогда ты сможешь пользоваться силой без последствий.

— Понятно. Спасибо Эринэс. Передавай привет Ониксу.

— Дитя, не тяни с этим. Пока! Да, как там Антон?

— Нашёл себе подружку. Влюблён по уши, она тоже.

— Рада за него. Передавай ему привет. Храните друг друга. Пока.

Он положила трубку. Блин, оказывается всё так просто. Надо срочно перекинуться, но не сегодня. Мне ещё на работу.

Я рассказала мальчикам всё, что узнала от Эринэс и ещё то, почему я окрысилась на Дина.

— Ты думаешь, что он мог это сделать специально? — Спросил Антон.

Я кивнула.

— Понимаешь, вчера, когда говорил Луи, он ничего не опроверг, а потом ещё и не предохранился. Я не знаю, что и думать.

— Ну, не знаю…это могло выйти и случайно. Хотя…не знаю.

— Вот и я не знаю!

— А что, если ты на самом деле беременна?

— Я не хочу это сейчас обсуждать.

— А когда захочешь?

— Когда узнаю результат! Не прикапывайся ко мне! Мне и так хренова!

Зазвонил мой сотовый. Номер был не определён.

— Да.

— Королева, это Леопольд. Помогите мне….не надо…я в «Крепости». АААА.

Звонок прекратился. Голос у Лео был испуганный, заплаканный.

Кто-то напал на него. Он лис и слаб. Кто-то осмелился напасть на моего Ликои, он пожалеет об этом.

Я не хотела втягивать в это Антона и Конана.

— Лари, одевайся, съездишь со мной на рынок.

— Хорошо.

— Я тоже могу съездить с тобой.

— И я могу.

— Нет мальчики, вы там не понадобитесь. Антон, убери, пожалуйста, постель в спальне, а ты Конан отдохни. Нам всем ещё на работу! Не забывайте.

Вещи Лари были в спальне, и он принялся одеваться. Я прошла в спальню. Что бы такого надеть, чтобы было удобно при случае драки, но и не вызывать подозрений. Будем играть на внезапность. Я же не знаю, кто это напал на Лео.

Я одела плотные чёрные гетры, носки, красные кроссовки, джинсовую юбку, она была с широким поясом, но сама в складку, так что я могла легко врезать ногой в лицо, если будет такая необходимость, красный свитер, голубая тёплая куртка и я готова. Серьги были на мне, блеском накрашусь в машине.

Без косметики и в таком прикиде я выглядела не старше 15 лет. Надеюсь, мой план удастся.

Мы сели в машину Лари. У него была ауди серебристого цвета. Красивая машина.

Как только мы сели в машину, Лари сразу спросил:

— Что случилось?

Я не стала ему врать, а рассказала про звонок и мой план.

— Хороший план, но тебе не страшно?

— Нет. Страшно должно быть этим придуркам. Дин же объявил всем своим волкам, что с ними будет, если они ослушаются и нападут, да и я говорила.

— А почему ты уверенна, что это не приезжие оборотни. Дину делают вызовы. Сейчас в город приезжает много новых и сильных волков. Они могут не знать, что у нас появилась Кови.

— Ты прав. Но значит, что они бросают вызов мне. Я не дам никому обижать моих оборотней.

— А, что ты будешь делать?

— Я попытаюсь сначала договориться по-хорошему, если не выйдет, то пускай пеняют на себя. Но я их предупрежу.


25

Клуб «Крепость» был клубом только для оборотней. У него была дурная слава. Оборотни любят боль, не все, но многие. Так вот, этот клуб был клубом для садомазохистов. Мне Антон рассказывал.

Я не спрашивала, был ли он там, мне не хотелось знать ответа.

Мы вышли с машины. Суть моего плана была вот в чём: Охранники учуют в Лари Ликоя, я буду походить на его подружку. Они будут думать, что я человек. Мы зайдём внутрь, а там уже будем действовать по обстоятельствам. Лари сказал, что я смогу учуять члена своей стаи.

Ну что ж, вперёд. Я укрепила щиты, чтобы наверняка и мы подошли к двери.

Я повисла на руке Лари и мило улыбалась. У меня это всегда выходит.

Подойдя к двери, нас начали разглядывать охранники. Их было двое, и выглядели они внушительно. Оба оборотни, но я не видела их на сборах. Значит одиночки. Интересно, какой вид?

Они потянули воздух возле нас. Я сделала голубые глазки и напустила вид ромашки. Очень милой и безобидной.

— Она не из наших.

— Она со мной.

Они стали играть в гляделки.

— Ладно, проходите.

Он отошёл от входа, и мы прошли. Куртки мы оставили в машине, так что мы прошли и сели за свободный столик. Вокруг были в основном мужчины, как байкеры. Одеты в кожу, крупные и все оборотни. Никого из стаи.

— Почему я никого не знаю? — Спросила я Лари.

— Тут те, кто называет себя «Независимые». Они считают, что и без вожака отлично справятся. Пока они не нарушают наши законы, мы их не трогаем. А если что, то разбирается король. Он держит всех под контролем.

— Ясно. Я попытаюсь найти Лео.

Я опустила голову, будто разглядывала стол и сосредоточилась на воспоминаниях о Лео. Короткие рыжие волосы, телосложение хрупкое, как у подростка. Раз и я увидела картинку. Он висит закованный в цепи и по нему течёт кровь. Ему страшно и ужасно больно. Он поднял глаза, как бы видя меня, и позвал «Королева». Картинка пропала, но я чувствовала его. Я знала куда идти.

— Я знаю, где он.

Мы встали и пошли. Мы вышли в холл и поднялись по лестнице. Я не знала, что там, наверху, но нас никто не останавливал. Все только улыбались. Кто-то пожелал нам хорошо оттянуться.

Мы шли по коридору, он был пуст. Было очень много дверей, но я знала куда идти.

Мы почти подошли к нужной двери, как она начала открываться.

Лари резко пригвоздил меня к стене и стал целовать. Я начала упираться, но поняла, что он не хочет вызывать подозрений и я поддалась.

С комнаты вышла женщина, на её платье виднелась кровь. Я мало, что могла рассмотреть, так как Лари привалился ко мне так, что я и двинуться не могла.

— Будет нужна помощь, зовите. — Бросила девица и засмеялась своей шутке. Она ушла, стала спускаться по лестнице. Лари оставил мой рот в покое, но всё ещё придавливал меня к стене.

— Спасибо, но теперь можешь отпустить меня.

— А что если я не хочу?

Он стал целовать мою шею.

— Лари, отвянь. — Я оттолкнула его. Он отстал.

— Попытка не пытка. Мне может больше не представиться такой шанс.

— Мы сюда не за этим пришли. Давай за работу. Лео за этой дверью.

Я подошла к двери и постучала. Дверь открыли не сразу.

Когда дверь открылась в ней стоял мужчина. Я выше его, но он достаточно массивен, чтобы предоставлять угрозу.

Он оглядел меня потом Лари. Видно мы не произвели нужного эффекта.

— Вы что, тоже пришли поразвлечься? — По его лицу расплылась отвратная ухмылка.

— Нет, я пришла за своим лисом.

Видно до него долго доходил смысл моих слов. Он сначала нахмурился, но потом расплылся в улыбке.

— С каких пор человек берёт под защиту оборотня.

— С тех пор, как я стала его Кови. Пропусти. — Я пихнула его и зашла в комнату. За мной зашёл Лари.

Он явно был напуган и держался ко мне почти в плотную.

— Мне надо поговорить с твоим главным. Позови его.

— Кто меня звал?

С соседней комнаты вышел мужчина. Первое, что бросилось мне в глаза, это его лицо. Начиная ото лба и проходя по носу и щеке, до скулы, тянулся большой шрам. Из-под густых, чёрных бровей смотрели такие же чёрные глаза. Он был высоким, даже для меня, около 2,15 метра. И просто огромен. Первое, что мне пришло в голову это слово — Великан. Мускулист, красив, он просто был как гладиатор. У него ещё был короткий чёрный ёжик.

Но вот глаза. Они были суровы, но одновременно и уставши. Интересное смешение. От него исходила сила, как от других исходит запах одеколона.

Одет он был в чёрную футболку и чёрные штаны. Рядом с ним я чувствовала себя маленькой девочкой, но, тем не менее, я его не боялась, что не скажешь о Лари. Он прижался ко мне вплотную.

— Я Кови местной стаи и Лео принадлежит мне. Он под моей защитой. Я знаю, что он у вас, и я хочу его забрать.

Я говорила ровно, по-деловому. Но я никак не подходила под свой голос. Я взглянула в глаза этого верзилы.

— Простите, что не представилась. Я Намирра, а это Лари. И как я уже сказала я Кови стай этого города. Они все под моей защитой.

— Я Харитон, медведь-оборотень.

Я протянула ему руку, но он только глянул на неё, потом на меня как на козявку. Ну что ж.

— Отдайте мне Лео по-хорошему, и я не стану сильно вас наказывать.

Он только громко заржал. Его можно понять. Ведь по сравнению с ним я и была козявкой. Но на его месте я бы не стала недооценивать противника, он допустил ошибку.

— Эй, парни! Идите сюда и посмотрите, кто только что, бросил мне вызов.

С комнаты вышло ещё двое. Один пониже меня и не слишком здорового телосложения, другой с меня ростом и худющий, что аж страшно.

Они стали разглядывать меня и Лари. Наверно они считали Лари опаснее меня, так как учуяли в нём Ликои.

Тот, который открыл дверь, запер её на замок и подошёл к Харитону. Они встали вчетвером. Похоже, никого больше не было.

— То есть, вы не отдадите мне Лео по-хорошему?

— Мы ещё не наигрались с ним девочка, зато поиграем и с тобой, а вот он нам не нужен.

Он кивнул в сторону Лари, тот вздрогнул.

— Сначала, вам надо пройти через меня.

— Легко.

Они все двинулись. Я оттолкнула Лари, собрала комок силы и кинула им в эту четвёрку. Они отлетели к стене. Я их не хотела калечить, пока не хотела.

— Как ты… — Произнёс Харитон.

— Отдайте мне Лео, и никто не пострадает. Я больше повторять не буду. — Во мне закипал гнев. Я почувствовала, что пальцы начали удлиняться, выступили когти.

— Мать-чесная! — Выкрикнул тощий.

Никто не встал, трое из четверых встали на колени. Они признали меня, но не Харитон. Упёртый тип.

Быстрым рывком, не свойственным человеку он прыгнул на меня. Я ожидала этого манёвра и отскочила в сторону. Когда он пролетел рядом со мной, я стала полосовать его спину. Грубо, вырывая мясо. От запаха свежей крови во мне проснулся зверь. От меня стала исходить сила.

Харитон рухнул на землю и взглянул на меня. Видно по-хорошему мы не разойдемся.

— Не вставай. — Прорычала я.

Он встал и начал перекидываться. Лари отошёл к тройке, стоящей на коленях. Они оказались у меня за спиной. Но я чувствовала каждое их движение, я чувствовала их страх. Я знала, что они мне не навредят, не навредят и Лари.

Я дала силе волю и тоже стала перекидываться. Впервые в жизни. Мой зверь проснулся и жаждал битвы и крови. Но я не хотела убивать Харитона.

Перед превращением, я подумала о чёрной пантере и вуаля, я перекинулась в неё. Правда, размером с телёнка. Одежда валялась возле ног — лоскуточками.

На меня смотрел гризли, большой и страшный. Но я его не боялась. Я была сильнее. Я рыкнула и у медведя полилась кровь, он взвыл. Одним рывком я оказалась на нём и полосовала его лапами, а клыками впилась в горло. Он пытался скинуть меня, но я была быстрей и проворней. Я отскочила, вырвав кусок мяса из его горла. Кровь стала заливать паркет. Медведь повернулся и в его глазах, я увидела покорность. Я вспомнила, что укус в шею значит доминантность. Я признала его моим подчиненным. Он рухнул на землю, и я знала, что он больше не опасен. Я подошла к нему. Мой зверь был доволен собой. Мы победили! Отвоевали!

А вот я испугалась за Харитона. Он истекал кровью. Возле него образовалась лужа. Я увидела, что он стал менять форму на человеческую.

— Нами, он умирает. — Сказал Лари.

Он уже полностью перекинулся и кое-как повернулся на бок. Он взял меня за лапу.

— Ты победила, королева. Прости меня, я не хотел…

Его глаза стали закрываться. Ну нет, я не дам ему умереть от моей руки.

За пару секунд я приняла человеческую форму. Я села рядом с Харитоном, положила руки ему на шею и на грудь. Всё его тело было большой окровавленной раной с торчащим отовсюду мясом. И виной тому была я.

Я подняла внутри меня лечащую силу, собрала её в большой сгусток и влила в тело Харитона. Тело его приподнялось, изогнулось, а я всё вливала силу. Я чувствовала его сердце, которое не билось, душу, которая уходила, каждый его порванный орган. Я залечила всё внутри, потом и снаружи. На теле не осталось и капельки крови, будто его кожа всё впитала. Хотя, может оно так и было.

Он открыл глаза и наши взгляды встретились. Он смотрел на меня с покорством, удивлением, благоговением и ещё чем-то. Так обычно смотрят на богов. Не понравился мне этот взгляд.

— Ты спасла меня. Теперь я принадлежу тебе. Я не понимаю, почему ты…

Я не дослушала его. Я встала и направилась в соседнюю комнату. На ходу я кинула:

— Помогите ему, Лари за мной.

Я не смотрела, пошёл ли за мной Лари. Меня больше волновало, что с Лео.

Он висел в цепях голый, по нему текла кровь. Рядом с ним были ножи — серебряные.

Раны не заживали. Лео был без сознания.

Но то, что я увидела, подойдя, вызвало у меня судорогу и стон. У него были срезаны ноги ниже лодыжек. Полностью не было ступней. Они валялись рядом. С ног текла, хлыщела кровь.

Я заплакала. Лари, увидев это закричал.

Я подошла и попыталась высвободить его.

— Помоги! Не стой так! — Я кричала на Лари.

Вместе мы смогли положить его на землю.

— Они отрастут?

— Если только он сейчас примет форму. Но он без сознания.

Я не стала медлить и стала исцелять его. Но у меня осталось мало силы.

— Лари, помоги мне. Мне нужна подпитка. Дай мне кровь, и я вылечу его.

Он не стал спорить, просто протянул запястье. Я отрастила клыки и впилась в его руку. Но я не покоряла его разум, просто впилась в запястье и это было больно.

Быстрыми движениями я пила кровь. Оторвавшись, я почувствовала растущую внутри меня силу. Я стала вливать эту силу в Лео. Стало пахнуть ландышами, стаей.

Лео пришёл в сознание.

— Перекинься. — Сказала я.

— Не могу, я слишком слаб.

Я встала на ноги и выпустила свой гнев и ударила им в Лео.

Слышался звук рвущейся плоти, слизь разлеталась по комнате. Передо мной встал, отряхивая рыжую шерсть, красивый и большой лис.

— Спасибо королева. Ты спасла меня. Я знал, я знал, что ты придёшь за мной, не бросишь умирать.

Он тёрся об меня своей большой лисьей головой. Я ласкала, гладила его, успокаивала.

Мои волосы растрепались и вольно обрамляли тело. Я прикрыла ими грудь, но низ был гол. Я только что это заметила и меня это смутило. Я пришла в себя и начала смущаться.

Лари снял с себя футболку и порвал её на части. Он дал мне её, и я завязала её вокруг талии. Получилась юбка.

— Спасибо Лари.

Я дала ему руку, он лизнул её. Лео лизнул мне плечо.

— А теперь давайте выметаться отсюда.


26

Первой выходила я. В углу комнаты стояли эти уроды.

— Подождите меня у двери.

Лари и Лео не спорили, а просто подошли к двери.

Я подошла к этому квартету и ничего, не говоря, плюнула в них силой. В лицо каждого. Они ахнули и упали на колени. У них у всех шла кровь.

Тощий захныкал.

— Если ещё кто-то из вас уродов, хоть пальцем тронет кого-нибудь из моей стаи, я вас поубиваю и получу от этого наслаждение. Я выпью из вас вашу поганую кровь. Вы поняли!? И передайте это остальным. Запомните, что появилась Кови и что я готова мстить за обиду члена своей стаи. Я подошла к Харитону, провела по его лицу пальцами, сняла кровь и демонстративно облизала её. У меня во рту всё ещё были клыки. Я прошипела на них, обнажая клыки и почувствовала страх.

— Я буду, снисходительна и отпущу вас. Но кто-то пойдёт с нами. Решайте кто. Обещаю, я не дам убить его.

Как я и ожидала, это был Харитон.

— Я пойду. Ты спасла меня королева, и теперь я принадлежу тебе. Ты оживила меня, и я стал твоим. Моё сердце бьется только благодаря тебе. Я твой раб. Я сделаю всё, что ты прикажешь.

— Хорошо, ты поедешь со мной к моему королю. А вы поганцы уберётесь из города и чтобы духу вашего здесь никогда больше не было. Понятно? Иначе я найду и убъю вас.

Я резко повернулась и направилась к выходу. Мы спустились с лестницы.

Нас попытался остановить охранник.

— Ему нельзя выходить в облике. Он должен перекинуться.

Я была слишком зла, чтобы объяснять ему ситуацию. Я попыталась поговорить с ним.

— Пропусти нас, не мешай. Мы спешим.

— Детка, я не могу пропустить его в таком виде. Мне запрещено.

— Я разрешаю.

Я попыталась пройти, но он не дал. Я ударила в него силой, не до крови, но почти. Он отлетел в стену. Как мне уже надоел этот бардак.

— Слушайте все! И передайте другим. Я Намирра. Кови местных стай. Стаи Дамиана и моей стаи. Если кто-нибудь их хоть пальцем тронет, то я оторву этому человеку руку. Если вы сделаете кому-нибудь больно, то я найду вас и убъю. Имейте в виду, что у меня хватит и сил и желания. И не стойте на моей дороге.

И я вышла, а за мной Лари, лис и Харитон в шортах. Интересно, где он их откапал?

На улице было холодно, дул ветер. Мне пришлось придерживать волосы, чтобы не оголялись груди. Я шла босиком.

Машину вёл Лари, рядом с ним сидел Харитон. Я не доверяла ему и хотела видеть. Это лучше, ежели он сидел бы за моей спиной. Я села с Лео. Он лёг и вытянулся на всё заднее сиденье. Это он ещё сворачивался. Я надела куртку и легла на спину лиса, по-другому я не помещалась.

Лари выехал на трассу.

— Куда едем?

— Домой к Дину. Там и разберёмся. У меня мало времени, мне ещё на работу.

Я лежала на Лео и мне было так приятно. Он был мягким и тёплым. Я гладила его, тем самым, убаюкивая себя. Сквозь меня полилась сила. Нежная, тёплая — как мамины руки. Она коснулась всех в машине. Харитон повернулся и взглянул на меня. Опять в его взгляде было что-то похожее, как смертный смотрит на божество. Мне это не нравилось.

— Нами, мне конечно приятно и не хотелось бы это прекращать, но сила пьянит и отвлекает от дороги. Мы же не хотим разбиться.

— Не хотим. — Повторила я и остановила силу.

— Спасибо, так лучше. — Сказал Лари.

Когда мы были близко к дому я связалась с Дином. Мысленно.

— Дин, ты дома?

— Привет дорогая. Да, я только что приехал. А что случилось? Я думал, что ты ещё долго не будешь разговаривать со мной.

— Так и есть. Но я еду к тебе с гостями. У меня тут правонарушитель, которого я сначала убила, а потом оживила. А ещё огромный лис. Лео. Я спасла его.

— Покажи мне, что произошло.

— Тебе не надо это видеть.

— Пожалуйста, любимая.

Это меня добило. И любимая и, пожалуйста, и я передала все воспоминания, начиная с телефонного звонка.

После продолжительного молчания Дин всё-таки заговорил. Но мне не понравился его тон, он был каким-то довольным, самоуверенным.

— Значит, ты всё-таки перекинулась.

— Да Дин, я перекинулась. Я защищала себя и Лео. Но всё равно, рано или поздно мне нужно было бы перекинуться. Я бы всё равно сделала это.

— Ты просто молодец, моя девочка.

— Ещё раз меня так назовешь…

Он засмеялся. Я почувствовала его смех на коже. Как будто мурашки ползли по коже, не слишком приятно.

— Моя девочка.

— Я предупредила!

Я резко оборвала связь и закрылась щитами. Теперь он меня не достанет.

Меня уже достала его самоуверенность, цинизм. Он реально использует меня для укрепления своей власти. А по-нормальному он не может меня попросить помочь ему? Или его мужская гордость не позволит просить помощи у девчонки? Так вот, у меня тоже есть гордость. Он должен попросить прощения за своё поведение, а пока…

— Лари, разворачивайся, едем ко мне.

— А что случилось?

— Дамиан возомнил себя невесть кем! Достал уже.

Я надулась. Именно надулась. Может это по-детски, но я не дам использовать себя.

— Милые бранятся…

— Лари, заткнись.

Он заржал. Вот же заноза. Но повернул, и мы поехали домой.

Я думала, как нам провести лиса, размером с крупного телёнка, ко мне в квартиру незамеченным.

Уже 18 часов и уже стемнело достаточно, чтобы пройти незамеченными по улице, а вот в подъезде…. Надо купить себе дом.

— Жила бы со мной и не было бы таких проблем. — Сказал голос Дина у меня в голове.

— Как ты пролез через щиты?

— После сегодняшней ночи мы стали едины. Ты дала мне больше силы.

— То есть секс привязал меня к тебе?

Молчание.

— Дамиан!

— Ну, можно и так выразиться.

— И ты знал об этом. — Во мне начинало всё кипеть.

— Ну, я только предполагал это, но не был до конца уверен.

— Гад ты, Дамиан! Не лезь ко мне в голову.

Я вышвырнула его и постаралась блокировать, но не была до конца уверенна, что это у меня выйдет. Попытка не пытка.

Мы подъехали к моему подъезду.

— Лари, ты самый одетый. Сходи, проверь, есть ли кто-нибудь в подъезде.

— Там нет никого, я чую. — Сказал Лео густым рычащим басом.

— Ты чуешь?

— Да. У меня сейчас обострён нюх.

— А, понятно. Ну, тогда вылазим.

Дверь в квартиру была открыта и мы зашли.

Пахло едой. Опять они что-то готовят. Надеюсь меня не вырвет. Уже хотелось есть.

— Антон, Конан! Мы вернулись.

Моей руки коснулся мокрый нос.

— Королева, можно мне поесть.

— Конечно. Все хотят есть? — Я посмотрела на Лари и Харитона.

Я совсем забыла про него. Они кивнули.

— Хорошо.

Я прошла в зал. На диване сидели мои мальчики. Они явно были чем-то недовольны.

— Лари, разуйся. У меня дома нельзя ходить в обуви. — Я посмотрела на Конана и Антона. Они сидели не двигаясь. Блин….

— Ну что я опять натворила?

Заговорил Антон.

— На рынок говоришь! А ты не думала, что мы переживаем. Нам позвонили и сказали где ты и зачем. — Он встал. — Нами, ты могла пострадать.

— Ну со мной же всё в порядке! Жива и здорова.

— А где твоя одежда?

Я вспомнила, что на мне только майка, вместо юбки и куртка.

— Я перекинулась. Я защищалась и спасала Лео.

Антон глянул на меня, потом на лиса и перевёл глаза на Харитона.

— А это кто? Он не из стаи.

Что мне было сказать? Правду? Тогда Антон поднимет тревогу и, скорее всего, сделает плохо Харитону, а я обещала ему защиту. Я соврала и очень правдоподобно. Антон и Конан не заподозрили лжи. Не люблю я им врать.

— Он новенький и теперь под моей защитой. Можно сказать я его нашла. — Я повернулась к Харитону и попросила подойти, он подошёл. — Харитон знакомься, это Антон и Конан. Антон, Конан, это Харитон.

Они пожали друг другу руки. Антон начал улыбаться, а Конан нет. Я не стала выяснять почему.

— Ну что ж, теперь ты член стаи. Друзья Нами, наши друзья. Чувствуй себя как дома.

— Харитон, тебе дать что-нибудь из одежды? — Спросил Конан.

Они с Антоном были только в шортах. Как обычно.

— Если королева не против, то я похожу так.

— Я не против. Антон, накрой на стол, пожалуйста. Выворачивай весь холодильник, мы голодные как волки.

— Лисы! — Рявкнул Лео.

— Ну, или лисы. — Захохотала я.

Я прошла в спальню, чтобы одеться. Я надела красную футболку и чёрные шорты. Волосы я расчесала и сделала высокий хвост. Он подпрыгивал на ходу. Не знаю почему, но это подняло мне настроение. Хотя скоро на работу.

Мы устроились за столом в зале. На диване сидела я, Антон и Конан. Лео сидел на полу, Лари и Харитон сидели на стульях за другим концом стола. Стол у нас небольшой и мы постоянно соприкасались локтями.

Мальчикам я рассказала, что на Лео напали, и я его защитила перекинувшись. Но умолчала, что это и был Харитон. Даже и не знаю, чего это я его защищаю? Добрая я, вот почему.

Они радовались, что я перекинулась. Вдруг, зазвонил мой сотовый. Звонит босс.

— Здравствуйте Евгений Николаевич.

— Привет Намирра. Хочу тебя огорчить. Тебе не нужно сегодня выходить на работу и не нужно будет отрабатывать этот день.

Я была приятно удивлена.

— А что случилось?

— Лена заразилась каким-то вирусом, и наш отдел закрыли на карантин. Надеюсь, до понедельника откроют.

— Я тоже надеюсь. Я позвоню вам в воскресенье, узнать открыли ли.

— Хорошо. Пока.

— До свидания.

Я повесила трубку. Три выходных! Ура! Есть в жизни справедливость.

— Значит у тебя сегодня выходной! Чем займёмся? — Спросил Конан.

— А как ты узнал, что у меня выходной?

— Услышал. — Смущённо произнёс он.

— Нами, не злись на него. Мы все слышали.

— Ладно. Ну, для начала мы поедим, а потом Лари и Лео поедут домой. Харитон, тебе есть, где жить?

— Нет, королева.

— Не королева-Намирра. Ладно, переночуешь у нас. Я постелю тебе на диване, а завтра решим этот вопрос.

Я села за стол.

— Намирра, но Дамиан поставил меня защищать тебя, я не могу уехать.

При упоминании о Дине я вскипела.

— А кто тебе доминант?

Он испугался, быстро встал на колено и опустил голову.

— Ты королева. Прости, я забылся.

Я глубоко выдохнула.

— Это ты прости. Просто Дамиан вывел меня.

— Опять поссорились? — Весело спросил Антон. — Милые бранятся…

— Где-то я это уже слышала. А как там Аня?

Он покраснел, а я засмеялась.

— Всё, давайте есть.

Мы ели. Лео наложили еды в салатницу. Я так насмеялась с того, как он ест. Было на что посмотреть. Он пытался помогать себе лапами, но еда всё время падала на пол. Потом мы болтали, всё было хорошо, пока Лари мне не напомнил о том, что я могла забеременеть. Я окрысилась на него. Хотя он был прав, я просто не хотела сейчас думать об этом. Потом они с Лео уехали. Нас осталось четверо. Мне жутко стала болеть голова опять стало тошнить. Наверно переела или переволновалась.

— Нами, ты не против, если я включу телик. Там должны показывать КВН.

Я сразу приободрилась.

— И ты ещё спрашиваешь. Через сколько он начнётся?

— Десять минут.

— Отлично. Я как раз успею сделать чай. Кто будет?

— Мне зелёный. — Сказал Антон.

— А я буду каппучино. — Сказал Конан.

— Хорошо. Ну а ты Харитон, что ты будешь?

Он задумался.

— Я чёрный чай.

— Отлично. Конан, пошли, поможешь мне, я всё не принесу.

Мы пошли на кухню. Он прикрыл за собой дверь. Я достала кружки. У нас троих были свои кружки, и мы пили каждый из своей. Конан купил себе её только на днях и очень ей гордился. Я была рада, что он начинает жить.

Я насыпала каппучино, кинула в кружки заварки, добавила сахара и залила кипятком. Конан подошёл ко мне сзади и обнял.

— Осторожно, а то обожжешься.

— Нами, он что, тоже будет жить с нами?

Я услышала в его голосе нотки ревности.

— Ты что, ревнуешь?

Он перестал меня обнимать. Я повернулась к нему и взглянула ему в лицо. Он был уязвлён.

— Конан, ну тебе самому не смешно, а? Нет, он не будет жить с нами. Он только переночует, я решу, что делать с ним, но не сегодня.

Я взяла его лицо и поцеловала в щёку. Для этого мне пришлось вставать на носочки.

По его лицу расплылась улыбка. Мне она так нравилась.

Он взял три кружки, а я вафель, конфет и пряников и мы вышли.

Мы выключили свет, включили телик. Я усадила их на диван, а сама легла на спинку дивана. Мне было удобно.

Мы смеялись, даже Харитон. Он стал разговорчивей, сказал, что в универе тоже играл в КВН. На рекламе выстроилась очередь в туалет.

Тут раздался звонок в дверь.

— Кто это может быть?

— Это человек. — Сказал Антон.

— Наверно соседи.

Я подошла к двери и глянула в глазок и застыла. Это была мама.

— Это моя мама. — Растеряно сказала я.

Не то чтобы я была не рада её видеть, но просто представьте ситуацию. Я одна в квартире с 3 полуголыми мужиками. Расклад как не крути не в мою сторону.

— Антон, быстро выдай всем майки, шевелись! — Он убежал в спальню. — Вы друзья Антона, пришли посмотреть КВН. Я только что пришла с учёбы. Понятно?

Они кивнули. В дверь продолжали звонить.

— Иду! — Крикнула я.

Антон выбежал с майками, сам он уже был одет, Конан тоже надел майку, а вот на Харитоне она треснула.

— Антон, найди ему что-нибудь по размеру.


Я подошла к двери и открыла её.

— Мама! Как я рада тебя видеть. Что привело тебя ко мне.

Я помогла ей раздеться. У неё в руках был тортик.

— Ой, Нами, а похудела то как. Вся в учёбе, наверно и не ешь нормально. Ты же знаешь, что у тебя больной желудок и тебе надо хорошо питаться.

Тут она зашла в зал и увидела парней.

— У тебя гости. — Она повернулась ко мне и подмигнула.

У меня отвисла челюсть. Моя мама мне подмигнула.

Ей сорок лет, она миниатюрная, я на голову выше её. Она сама по себе очень тоненькая и никак не выглядит на 40. Скорее на 25. Большие голубые глаза, розовые пухлые губы и маленький острый носик. С ней всё время пытаются флиртовать студенты. Волосы она красит. Угадайте, в какой цвет? Платиновая блондинка. И вечно одевается как молодая девчонка. Она простодушная, добрая, гостеприимная, весёлая и самая хорошая. Я очень люблю её. Но она всегда пыталась познакомить меня с мальчиками. Меня это бесило, а она не понимала почему.

— Здравствуйте, тётя Аврора. — Поздоровался Антон.

Он был уже знаком с мамой. Это он предложил моим родителям купить квартиру на двоих.

Он взял торт. Вообще его забавляла эта ситуация.

— Мама, это друзья Антона, они пришли посмотреть КВН, а я только что с учёбы.

Они начали представляться.

— Нами, ты не против, если я переночую у тебя? Папа остался дома работать, а я так по тебе соскучилась.

— Не против мам, ты можешь остаться у нас. Будешь спать со мной в спальне.

— А я не помешаю вам? — Лукаво улыбнулась она и посмотрела на мальчиков.

— Нет мам, не помешаешь. КВН скоро закончится, и мальчики поедут по домам. Антон, разрежь торт, а я пока помогу маме распаковаться. Пошли мам, расскажешь как у тебя дела.

Когда мы уже подошли к дверьки спальни, мама повернулась.

— Антон, будь так добр и приготовь мне чай. А то я так устала с дороги.

— С радостью, тётя Аврора.

Мама зашла и начала расспрос. Появился ли у меня кавалер и так далее. Я сказала, что появился, но на всякий случай кольцо сняла. Когда любопытство мамы было утолено, мы вышли в зал, а потом на кухню. Антон делал чай.

Я посмотрела на часы. Только 8 часов. Мама ещё долго не ляжет спать. Надо выпроводить мальчиков, пусть переночуют у Дина.

Звонок в дверь. А это кто?

— Я открою.

Я подошла к двери и почувствовала силу. Мне не надо было смотреть или спрашивать кто это, я и так знала.

Я открыла дверь.

— Дин, что ты здесь делаешь?

Он был зол. На меня? За что?

— Я знаю, что он сейчас у тебя! Что, завела себе парня покрупнее! Где он?

Он попытался пробиться, но я встала в двери.

— Дин, сейчас не время. Я не одна.

— Ещё бы…

Он не успел договорить, так как появилась моя мама.

— Нами, кто это пришёл?

Знаете, это стоило того. На лице Дина была полная неразбериха чувств. Но он явно был смущён. Я ликовала.

— Мам, это Дамиан. Дамиан, это моя мама Аврора. Она приехала проведать меня.

При упоминании имени Дамиан, моя мама просияла.

— Ой, ну что же ты держишь его в дверях. Проходите Дамиан. Нами мне много рассказывала про вас. Нами, ну что же ты стоишь как вкопанная. Помоги ему раздеться. Ой. То есть снять куртку.

Мама хихикнула, а я покраснела. Дин просёк ситуацию и у него улыбка доплыла просто до ушей. Ему нравилось, что мне неловко. Паразит.

— К сожалению, Дин ненадолго. Он приехал за Конаном и Харитоном. Верно Дин.

Я полыхнула на него взглядом. Он по-кошачьи улыбнулся.

— Верно, дорогая. Но я не прочь познакомиться с твоей мамой. Нами мне так много рассказывала о вас. Но я даже не мог представить, что вы выглядите как школьница. Никогда бы не сказал, что вы её мама. Слишком вы хорошо выглядите.

Мама вся так и расплылась, а Дин снял куртку, дал её мне, снял туфли и прошёл в зал, оставив меня одну. Я ему припомню.

Они уже сидели на кухне и смеялись. Я туда не спешила, остановилась возле Конана и Харитона.

— Вам сегодня придётся переночевать у Дина. Я не смогу объяснить маме, почему в одной квартире столько много мужчин. Харитон, Дин в курсе произошедшего, но даю тебе слово, что тебя не тронут. Я об этом позабочусь.

— Я верю тебе королева. Только не бросай меня.

При этих словах, Конан полыхнул на него глазами.

— Конан, ты должен проследить, чтобы с ним ничего не случилось. Хорошо?

— Хорошо.

Он потёрся головой о мою руку, и я его погладила. У Харитона были несчастные глаза. Я потрепала его по плечу. Потом услышала смех, это мама.

— Всё, я пойду. Как бы Дин ничего лишнего не вякнул.

Я зашла на кухню. Мама смеялась, а Дин просто раздел меня глазами. Антон вышел и запер дверь — дезертир.

— Мам, Дину уже пора.

— Дорогая, ради общения с такими прекрасными дамами, я могу и задержаться.

От его «дорогая», меня передёрнуло.

Я села и мысленно сказала ему.

— Дамиан, не смей меня так называть и выметайся из моей квартиры!

Он взглянул на меня и его глаза опечалились. Я не поддамся. Ну…не так быстро. Он должен попросить прощения.

— Прости. Как ты захочешь.

— Нами мне сказала, что вы встречаетесь. Она сказала, что вы очень хороший и…

— Мама, ему уже пора.

— Простите Аврора, но Нами права. Время играет не за меня. Было приятно познакомиться.

Он поцеловал маме руку и вышел.

— Мам, я провожу Дина.

— Конечно, конечно. И не спешите.

Дин обнял меня за талию.

— Не волнуйтесь, я постараюсь её отпустить побыстрей. Хотя это будет нелегко.

И он посмотрел на меня, будто съесть хочет. У меня в животе образовался комок и не из-за страха. Он прижал меня ещё сильнее. Я расплылась в его руках. Мне сразу так хорошо стало.

Он вывел меня из кухни, закрыл дверь и тут же грубо поцеловал меня. Я поплыла. Он сжимал меня почти до синяков, будто боялся, что я вырвусь. Но это меня и добило. Я просто млела от его напора и силы.

Но я всё-таки вспомнила, что я всё ещё злюсь на него и я оторвалась, хотя это было не легко.

— Дин, тебе уже пора. И возьми мальчиков, пусть сегодня переночуют у тебя.

Его синие глаза смотрели только на меня, что-то стало упираться в меня. Я поняла что.

— Я скучал без тебя… — Прошептал он мне в шею и у меня мурашки побежали.

— Я заметила, а теперь тебе пора. — Твёрдо сказала я.

Он ещё раз взглянул мне в глаза. Он явно не понимал, что со мной.

— Я не понимаю, почему ты такая спокойная. Я рядом с тобой и без тебя с ума схожу, а ты такая.

— Дин, я всё ещё злюсь на тебя.

Он резко отскочил от меня, я аж пошатнулась. На самом деле мне хотелось броситься ему в объятья и закутаться в его тепло. Хотелось целовать его и чувствовать запах его тела. Я наверно это подумала слишком громко, если так можно выразиться, потому что Дин это услышал.

— Я тоже этого хочу, дорогая.

— Дин, пшёл вон!

Он захохотал.

— Я тоже тебя люблю. Я разберусь с медведем.

— То есть?

— Я накажу его.

— Нет. Я не разрешаю и пальцем его трогать. Я обещала ему защиту, и я выполню слово.

— Я не могу пообещать тебе, что я ему ничего не сделаю. Слишком велик соблазн, особенно после того, что ты мне показала.

— Тогда он останется у меня.

— Я запрещаю.

— А я не спрашиваю. Он мой и я буду делать с ним то, что сочту нужным. Он останется у меня.

— Как хочешь, дорогая. Твоё слово — для меня закон.

— Тогда я тоже останусь. — Сказал Конан. — Я хочу быть с тобой.

Дин полыхнул на меня взглядом. У меня снова подступила рвота, да так быстро, что я еле до туалета добежала. Нет, это просто отравление или…или ещё что-нибудь.

Я вышла с туалета и по лицу Дина видела, что он сейчас хочет вставить какую-то реплику.

— Даже и не думай, Дин.

— Я, а что я?

— Ой, да у тебя всё на лице написано. Конан, оставайся, если Антон не против. Это вам спать вместе.

— Я не против.

— Вот и хорошо. Дин, я проведу тебя.

Я ждала пока он обулся и оделся.

— Я люблю тебя, дорогая. Прости меня за моё поведения. Прости.

Блин, я же не железная и не ледяная.

Я привстала и поцеловала его в губы.

— Я тоже тебя люблю. А теперь выметайся.

Он улыбнулся и вышел. Ну что же, одной проблемой меньше.


27

Как только я заперла дверь, ко мне подошёл Антон.

— Нами, нам сегодня с Конанам на работу — он глянул на Харитона. — Но мы можем остаться.

— Антон, не волнуйся, Харитон мне ничего не сделает. Плюс тут мама. Так что не заморачивайтесь и едте. Тебя там, небось, уже Аня ждёт. Надо кстати, чтобы ты привёл её познакомиться. А то тогда не очень красиво получилось.

Он просиял.

— Хорошо, я ей скажу. Она будет рада. Аня чудесная девушка. Я на самом деле люблю её, а она меня.

— Я рада за вас. А теперь идите, собирайтесь, а я поболтаю с мамой.

Через пол часа мальчики уехали, остались мы с мамой и Харитон. Я объяснила маме, что мальчики приедут под утро, а Харитон переночует у меня, так как его выгнала девушка, типа, что они поссорились.

Потом мы втроём сидели на кухне, мама рассказывала Харитону, какая я была в детстве. То, что я в детстве устраивала благотворительные концерты игры на флейте, а на собранные деньги покупала бездомным кошкам и собакам еду, ну и всякое такое.

Харитон всё слушал очень внимательное, тоже рассказывал о себе маленьком. Ещё оказалось, что он умеет вкусно печь и готовить всякие вкусности, тут мама сразу рассказала какая я сладкоежка. Короче, в конце концов, я еле смогла уговорить маму, что ей пора спать и мне тоже.

Я помогла Харитону расстелить диван.

Я переоделась и легла спать с мамой в спальне, но не могла заснуть. Мама уже спала глубоким сном, когда я всё ещё ворочаясь, решила помыть посуду.

Я думала, что Харитон уже спит и прошла через зал на кухню, прикрывши дверь, я обернулась и увидела, что всё уже убрано.

— Я хотел быть полезным. — Услышала я голос позади себя.

Я не слышала, как он подошёл, и испугалась. Я резко повернулась и взялась за сердце.

— Ты меня испугал. Не подкрадывайся так больше. Уф.

— Прости, я думал ты меня учуяла.

— Нет, я же не Ликои, чтобы иметь такой нюх.

Оп! Накладочка. Проговорилась! Молодец! Теперь выкручивайся.

— Не понимаю. Ты же Кови, я видел, как ты перекинулась.

— Да! Я просто оговорилась. Просто всё время забываю. Я считаю себя человеком.

— Я понимаю тебя. Я тоже какое-то время пытался сопротивляться зверю, не замечать его. Но он победил, я монстр.

Боже, они что, все такие? Сколько можно повторять и объяснять им.

— Харитон, сядь.

Он сел, я села рядом с ним, вплотную.

— Ты не монстр, ты такой, какой ты есть. А быть плохим или хорошим, это тебе выбирать. Многие люди монстры похлеще нас. Ну и что, что мы покрываемся мехом? Зато мы сильнее и выносливей. — Жаль, что это я про себя сказать не могу. — Я дала тебе защиту, приняла в стаю. Я найду тебе дом. Если хочешь, оставайся. Я отомстила тебе за Лео, будем считать, что ты умер и переродился.

— Я хочу остаться с тобой королева, ты заставляешь моё сердце биться. Без тебя я умру.

Не очень мне понравились эти слова, но сейчас не тот момент, чтобы наезжать на него.

— Вот и отлично. Тебя никто не тронет, я обещаю. Мы найдём тебе работу, ты сможешь начать жизнь сначала. Заведёшь девушку, потом семью и так далее. У тебя есть документы?

— Да, они у меня в номере в «Крепости».

— Отлично, завтра съездим за твоими вещами и поселим тебя у Дина дома. Там живёт почти вся моя стая. Познакомишься, освоишься и начнёшь жить. Только запомни — не нарушай наши правила, никого не обижай и помогай тому, кто попросит и тогда тебе будут рады.

Я улыбнулась.

— А давай дадим тебе новое имя, ну…как бы в честь начала новой жизни.

Он тоже улыбнулся. Видно ему понравилась эта идея.

— Хорошо, но называй ты. — Весело сказал он.

— Да уж, спасибо. Ну да ладно, ща чё-нить придумаем. Но это должно быть со смыслом.

Я стала думать. Сложно дать человеку имя, да ещё и такое, чтобы ему подошло. Мне понадобилось минуты 3.

— Как тебе Макс, сокращенно от Максимуса. Это гладиатор. Смотрел этот фильм?

— Фильм не смотрел, но имя нравиться. Макс.

— Не смотрел? — Я подумала. — Ты спать хочешь?

— Нет.

— Ну, тогда давай посмотрим. Тоже мне проблема. — Я вскочила со стула и побежала в зал. — Пошли Макс!

Я врубила DVD мы легли.

— Только я звук сделаю потише, а то мама проснётся.

Мы лежали вместе. Он даже не шевелился, я не обращала на это внимания. Я уже привыкла спать с оборотнями. К середине фильма я стала засыпать, прижалась к Ха… то есть Максу. Перевернулась на бок, обняла его, зарылась лицом в грудь и пролепетала сонным голосом:

— Если я засну, то в конце фильма занеси меня в спальню.

Короче я отрубилась.

Я стою в уголке кабинета Луи, он сидит за столом. Он нервничает и боится. Я это ощутила. Правда, не могу понять чего. Вдруг, из неоткуда, появилось два вампира. Я их не знала. Они были очень старые, это ощущалось, воздух сразу стал тяжёлым. Стало ясно, чего боится Луи.

Это двое, из членов Триады, третьего я убила. Это было год назад, он узнал, кто я и хотел использовать, я была против и он напал. Короче это была самооборона.

— Мы знаем, что ты стал очень силён, Луи. Мы предлагаем тебе кресло в Триаде, так почему же ты отказываешься?

— За очень небольшое время ты набрал много силы и мы не знаем, где твой источник. Что послужило тебе? Или вернее кто?

Луи одел свою маску непроницаемости, страх ушёл, но я знала, что на самом деле — он боится.

Пришла мысль — он знает, что это я убила Анжея и Триада думает, что это он.

— Помоги. — Сказал Луи у меня в голове и я очнулась.

Господи, что же я натворила.

Я резко встала и мне понадобилось время, чтобы голова перестала кружиться. Я всё ещё лежала с Максом. Шёл фильм, Макс сел и посмотрел на меня.

— Намирра, что случилось?

— Луи в беде. Быстро собирайся, мы едем ему на выручку.

Я встала и прошла в спальню. Мама спала, я тихо открыла шкаф и взяла первое, что попалось под руку. Сейчас нет времени, чтобы выбирать, что надеть.

Я заперла дверь и вышла в зал. Макс уже ждал, он натянул шорты и байку.

Как оказалось, я захватила из шкафа короткое летнее платье. Пофиг, нет времени переодеваться.

Через пять минут, мы уже спускались по лестнице. Кроссовки, куртка и летнее платье, как бы мне не заболеть, но это меня сейчас не волновало. Главное спасти Луи. И чего это я бегу его спасать, чего это я лезу в вампирские разборки? Ах, да! Я же взяла Луи под свою защиту. Ну конечно. Я слов на ветер не бросаю. А жаль…

— Как мы туда доберёмся? — Спросил Макс, когда мы вышли на улицу.

Хороший вопрос. Машины у нас нет, да и ехать туда 20 минут, у нас нет времени. Луи может быть уже мёртвым.

Мысли в голове просто летали и заменяли одна другую. И вот, пришла здравая мысль, я же умею летать! Как вампир. Я попыталась сосредоточиться и понять, как это делается.

Что-то внутри меня проснулось. Холодная сила стала расти. Моя вампирская половина. Но с ней проснулась не только знание и сила, но и жажда крови.

Я стояла спиной к Максу, когда у меня выросли клыки. Меня окатило голодом, как холодным ветром, только изнутри.

— Намирра, что происходит? У меня по коже бегают мурашки.

Мне не надо было поворачиваться, чтобы ощутить его страх. Ням, как конфетка на языке. Медленно, медленно тающая.

Я повернулась к нему, медленно, грациозно. Мало что я могла контролировать и ощущать, кроме голода.

Видно что-то было в моих глазах, из-за чего Макс отступил от меня как можно дальше.

— Намирра…

Я невидимым движением оказалась возле него.

— IIIшшш! Всё хорошо!

Мой голос был медовым, успокаивающим. Я посмотрела в его глаза. Он улыбался блаженной улыбкой, и я поняла, что вошла в его разум. Я этого не хотела. Не хотела подчинять его своим глазам.

— Аига! — Услышала я далёкий голос.

— Луи.

Я отступила от Макса, но это было не легко. Я всё ещё не утолила голод. Я чувствовала пульс Макса у себя на языке. Как мне хотелась попробовать его сладость.

Я загнала голод, куда подальше и отпустила сознание Макса. Он тут же стал смотреть на меня непонимающими глазами.

— Макс, некогда объяснять. Луи в беде. Останься здесь и проследи, чтобы с мамой ничего не случилось. Не смей ничего никому говорить. Жди меня дома.

И я взмыла в небо. Казалось, я уже летала сотни раз. Это было частью меня. Это и была я. Кровососу внутри меня нетерпелось утолить голод. Мне пришлось поставить щиты внутри себя.

За рекордное время я добралась до места. Как только я приземлилась возле входа и попыталась зайти, меня остановили охранники. Это были вампиры, не люди Луи. Глупо было думать, что триада придёт без помощи. Глупо — но я так подумала.

— Тебе внутрь нельзя.

— А я так не думаю.

Я нашла себе закуску. В одного я ударила силой, и он разлетелся на мелкие кусочки. Котлетка. Мне стало смешно, и я засмеялась, громко. Это был совсем не мой смех. Он него на теле волоски вставали по стойке смирно. Интересно.

Меня забрызгало кровью и мясом. Меня накрыло с ног до головы. Мне это понравилось. Я облизнула губы и одним лёгким движением оказалась возле второго вампира. Он не ожидал такого и стоял ничего не понимая. От него веяло страхом.

Ох, какой же это приятный запах. Кровь и страх.

Я согнула его шею и впилась зубами в артерию. Кровь брызнула мне в рот. До чего же вкусно… Через минуту он упал. Мёртвый. Упс! Кажется, я осушила его досуха.

Но на всякий случай я раздавила ему голову. Мозги облепили мой кроссовок!

— Ну вот! Из-за тебя я испортила обувь.

Я прошла внутрь. Свет мигал, никого не было. Я не шла, я плыла. Быстро, плавно.

Силой я распахнула дверь в кабинет Луи.

Картина была такой: Возле стены вампир пытался стряхнуть с себя огромного тигра. У него получилось, тигр полетел в меня. Он весь был залит кровью, порван.

Я знала кто это — Лёша.

Я перехватила тигра на лету и опустила его на землю. Он не шевелился, но всё ещё дышал.

Злость поднялась во мне.

По середине комнаты стоял другой вампир и рядом с ним на коленях стоял Луи. Возле него была лужа крови, а сам он как будто высох, скукожился.

Этот второй высасывал с него жизнь.

— Бальтазар, это она. Она всё-таки есть. — Сказал первый кровосос. На его лице было что-то, что напоминало триумф и радость.

— Бальтазар, отпусти Луи и отойди в сторону от него. Не делай глупостей.

Я не знаю почему, но он послушал меня. Может дело в том, что я была залита кровью или они что-то задумывали. Я как-то об этом не думала, а зря.

Я подошла к Луи.

— Ты можешь стоять? — Я не спускала глаз с этого дуэта.

Луи ничего не ответил, он упал.

— Что вы с ним сделали? — Резко выпрямилась я.

— Ничего. Он нам больше не нужен. Нам нужна ты. Мы тебя искали.

— То есть это западня?

— А она догадлива! — Усмехнулся Бальтазар. — Влад, бери её. Времени осталось мало.

Я уже не слушала их. Мою ногу тронул Луи, и я склонилась над ним. У меня из глаз полились слёзы.

— Аига, прости меня. Я умираю и не смогу тебе помочь.

— Нет Луи, я не дам тебе умереть.

Я резко выпрямилась, собрала огромный ком силы и ударила в Бальтазара.

Он вскрикнул, но и только. Я ждала. Влад повернулся к нему и хотел что-то сказать, но Бальтазар рассыпался на кусочки. Фарш.

Влад растерялся, и я воспользовалась этим. Я рванула на него, впилась зубами в его шею и стала рвать, а когтями рвала спину, ломала кости.

Я почувствовала, как его когти воткнулись мне в спину и стали рвать.

Я почти добралась до цели. Рукой я нащупала и вырвала его сердце. Когда он упал, оно всё ещё билось у меня в руке.

Я раздавила его в ладони. И тут упала, стала ползти к Луи. Я чувствовала, как из него уходит жизнь. Такой прекрасный, волосы были залиты кровью, от него пахло миндалем.

— Нет Луи, нет!

Я вызвала в себе силу энты. Она вырвалась из меня с криком. Меня рвало изнутри, но я вернула жизнь Луи. Его сердце снова забилось.

Он громко и глубоко вздохнул. Я улыбнулась.

Но моя сила нашла ещё что-то и стала тянуться. Я взглянула и увидела тигра.

Я забыла о Карене. Я подползла к нему. Положила руки на грудь и вдохнула силу. Она лилась из меня в него. Я чувствовала, как затягиваются его раны, заживают поломанные кости и порванные органы. Он заскулил и встал.

Луи тоже стоял на ногах. Повезло, кто бы теперь меня спас. Там где я ползла, на полу тянулся кровавый след. Мне серъёзно повредили спину, но я не умею сама излечиваться.

— Луи…отвези меня к Дину…я…умираю.

Луи перепугался. Его склоненное надо мной лицо и что-то шепчущие губы последнее, что я помню.

Я лежу на спине и меня несёт поток воды. Теплой, густой. Что-то стало капать мне в рот. Сладкое, густое…

Я схватилась руками за порезанное запястье и стала пить кровь. Тепло разливалось по моему телу.

— Она очнулась…

Чей это голос? Где я?

Я открыла глаза и отпустила руку. Меня держал Дин, и мы были в ванной.

— Ты голый, со мной в ванне.

— И что, ты тоже голая.

Я посмотрела и правда. Тут я вспомнила, что произошло.

— Что с Луи и Кареном?

— Спроси у них сама, дорогая.

Он кивнул в сторону, и я посмотрела туда. Там стоял Луи, Лёша, Антон, Конан и Лари. Я инстинктивно перевернулась набок, чтобы хоть как-то прикрыться.

— Дин, выгони их! Я голая.

Они все засмеялись, а я покраснела. Вот тебе и пробуждение.

— Дорогая, они уже видели тебя голой. Луи и Лёша привезли тебя сюда, ты умирала. Луи сказал, что ты его спасла. Это так?

— Пусть они сначала выйдут, а потом я буду разговаривать.

— Хорошо. Все слышали Намирру. Выйдите.

Они вышли, и я попыталась встать, но я даже пошевелиться не смогла.

— Не пытайся встать. Ты потеряла слишком много крови и получила серьезные травмы. Так это правда, то, что рассказал Луи?

— Да. Мне пришлось убить последних членов Триады и ещё охранников. А так пустяки.

Дин нахмурился. Он сидел в ванной и держал меня на руках, а я сгорала со стыда. Я всё-таки голая!

— Дин, выми меня с ванной и накрой чем-нибудь, пожалуйста. — Сказала я плаксивым голосом.

Он рассмеялся. Ему, видите ли, весело, а меня только что, голую все видели! Ужас! Мне же всё-таки 18 и я всегда была стеснительной по этому поводу.

Дин всё-таки вынул меня и сел на край ванны, держа меня на руках, у него даже ни одна жилка не напряглась. Блин, я всё время забываю, что он оборотень. Держа меня одной рукой, второй он стащил полотенце и закутал меня.

— А сам ты бы тоже прикрылся.

Он по-мужски улыбнулся и широко расправил плечи. Мальчишеский жест.

— Да мне и так неплохо. А тебя что, это отвлекает?

Если честно, то при одной мысли, что он голый… короче отвлекает.

— Дин, там же люди. Прикройся, пожалуйста.

— Ну, дорогая, только ради тебя. — Он сделал недовольную гримасу, но его глаза его выдавали. В них сияли озорные огоньки.

Дин попытался завязать полотенце у себя на бёдрах, одной рукой, но у него ничего не выходило.

— Если я тебя посажу, ты усидишь?

— Не знаю. Давай попробуем.

Он попробовал посадить меня на край ванны, но я вообще не могла двигаться. Он попытался поставить меня на туалет, но я тоже начала сползать.

Я начала нервничать. Что-то было не так.

— Дин, почему я не чувствую своего тела?

Он промолчал, сделал вид, что не услышал вопрос.

— Дин, ответь. — Уже настойчиво потребовала я.

Он замялся, но всё же ответил.

— Мы вкололи тебе обезболивающее, но не рассчитали дозу. Вкололи как на крепкого мужчину. Это должно скоро пройти.

— А почему вы вкололи мне обезболивающее. Разве ты не залечил мне раны?

— Пойми, дорогая. Раны были слишком глубокими, я не смог их сразу залечить. Если бы не Луи, то ты бы истекла кровью прямо у меня на руках. У тебя порвана вся спина.

— А что сделал Луи? — Ой, как мне не хотелось задавать этот вопрос.

— Он зашил тебя. У тебя зашита почти вся спина.

Господи! Ужас. И что же мне делать? Что сказать маме?

— А шрамы останутся?

— Да. Но другого выхода не было.

Я глубоко вздохнула. У меня никогда не было шрамом. Да, в детстве я часто билась, драла локти и коленки, даже месяц назад упала с роликов, но шрамов никогда не было.

— Я хочу посмотреть.

— Я думаю это неудачная идея. Они ещё свежие и плохо выглядят.

— Я не спрашиваю, как они выглядят, я хочу на них посмотреть. — Окрысилась я.

Дин разозлился.

— А я сказал, что тебе не надо на них смотреть. Раз сказал — значит, не посмотришь.

— Ах, так да! Конан! Конан! — Стала кричать я.

Он зашёл.

— Конан возьми меня на руки.

Конан подошел, чтобы взять, но Дин не отдал меня. Он повернулся боком, чтобы Конан не смог меня взять.

— Дин, не глупи. Отдай меня ему.

— Ты моя и я тебя никому не отдам.

Вот тебе новость. Он мне, по-моему, ещё никто. Мне может уже паранджу одеть? Или он меня запрёт и не будет никуда выпускать?

— Я тебе не вещь, Дамиан! И принадлежу я только сама себе и больше никому. Отдай меня Конану.

Он расвирипел и просто кинул меня на кафель. Конан не успел перехватить меня, и я ударилась спиной и головой. Тут же вернулась чувствительность и я взвыла. Я закричала от боли. Такое чувство, что меня режут заживо. Всё тело просто горело.

У Дамиана глаза вылезли, он перепугался и подошёл ко мне, чтобы взять.

Честно, я стала его бояться. Я не знала, что он ещё может мне сделать. Ведь он уже столько раз делал мне больно, что я уже со счёта сбилась.

Как только он нагнулся, я закричала.

— Не трогай меня, не прикасайся! — Я стала плакать. Боже, как же больно.

Дамиан отступил и меня попытался взять Конан, но как только он дотронулся до спины я закричала.

— Конан, больно не трогай. Господи, я просто не выдержу…

Открылась дверь, и стали заходить мальчики.

— Что тут происходит? — Спросил Антон.

Конан зло глянул на Дамиана.

— Он держал её, а потом просто швырнул на землю. Не знаю, что в него вселилось. У Нами вернулась чувствительность, я не знаю, как её поднять.

— Дай я.

Антон склонился надо мной.

— Потерпи немного.

Он поднял меня за плечи, резко перекинул через плечо.

— У неё с затылка идёт кровь. — Сказал Лари.

— Видно это при падении. Она очень сильно ударилась головой.

Мы вышли из ванной, там остался только Дамиан, он сполз на землю, обхватил ноги руками и стал качаться из стороны в сторону.

Луи вколол мне ещё болеутоляющего, и боль стала уходить. Медленно, но верно. Но я опять не смогла двигаться и всё ещё висела на плече у Антона.

— Если я больше не нужен, то мне пора ехать. Скоро рассвет. — Сказал Луи.

— Луи, нам надо ещё встретиться с тобой. У меня есть вопросы.

— Конечно, Аига. Конечно. Ну а сейчас, до свидания. Спасибо, что спасли меня. Вернули к жизни. Я ваш должник до смерти. Ну, вы поняли, о чём я.

Луи и Лёша ушли. Мы всё ещё просто стояли.

— Мама. Что же скажет мама? Как ей это объяснить?

Все замялись. Вот блин. Раны так просто не заживут.

— Нами, ты могла бы перекинуться и раны бы зажили.

— Да. — Я подумала. Нет, я слишком долго оставалась в разных обличиях, кроме человеческого. Хватит с меня! — Нет, Конан. Я не буду перекидываться. Просто отвезите меня домой, и положите спать к маме. Она ещё не проснулась. А утром я что-нибудь придумаю.

Мы направились к двери.

— Стойте, ещё кое-что осталось. — Антон остановился. — Карим, подойди ко мне.

Он подошёл. Как же они все хорошо исполняют приказы. Прям как дрессированные. А может Дамиан и вправду их дрессировал, он на всё способен. Я в этом уже убедилась.

— Сними у меня с шеи подвеску, которую он мне дарил. — У меня было две золотых цепочки, одна с крестиком, а другая Дина.

— Королева…

— Я тебе не королева. Ноги моей больше здесь не будет. Я королева только своей стае, а стая волков принадлежит Дину. Передай ему, что я отказываюсь управлять его стаей, отказываюсь быть его самкой и королевой. Я сама себе хозяйка. Передай ему эту подвеску и скажи, что кольцо я ему тоже верну. Пусть не волнуется. — Я говорила с придыханием. Слёзы так и душили меня, но я не заплачу. Нет, не позволю себе плакать.

— Намирра, прости его. Он не специально. Он не сможет без тебя, он любит…

— Если бы любил, то не делал бы мне больно. Слишком много я давала ему вторых шансов, слишком часто он делал мне больно и заставлял страдать. Я устала! Пусть сначала полечит себе нервы! Всё, пойдёмте отсюда! Мне тошно здесь находиться!

На лице у Карима была скорбь. Его тоже можно понять, ведь это он передаст мои слова. Мне его жаль.


28

Мама ещё спала. Макс был дома, он ждал нас. Но когда мы зашли, он не задавал вопросов. Хороший мишка. Думаю, он потом расспросит мальчиков, но меня он не трогал.

Я всё ещё ничего не чувствовала. На меня надели длинную сорочку и положили спать рядом с мамой. Было уже 4 часа утра.

Как только моя голова коснулась подушки, я заснула.

Мне снилось что-то страшное. Кровь, трупы и Бальтазар с Владом.

Я лежала на большой кровати и не могла пошевелиться. Тело не слушалось. Вдруг я почувствовала, как кровать прогнулась, и кто-то стал на неё забираться. Влад и Бальтазар лезли на меня с двух сторон.

— Ты будешь носить наше дитя, Намирра.

— Это не правда, вы мертвы.

— Нет, мы живы. Мы живы. — Шепнул он мне на ухо.

Влад стал сдирать с себя одежду, Бальтазар повторил его жест.

— Ты родишь сына. Нашего ребёнка.

— Не сопротивляйся, это будет приятно.

Они стали рвать на мне сорочку.

— Нет. Вы мертвы. Это сон, это неправда.

— Разве? А я бы смог сделать так, если бы это было неправдой?

Бальтазар провёл ногтем мне возле груди, сразу выступила кровь. Он слизнул её.

— Нет, нет, нет! — Уже кричала я.

Влад стал раздвигать мне ноги и…

Кто-то встряхнул меня и я проснулась. Я лежала в своей спальне, залитой солнечным светом и рядом со мной сидел Конан.

— Это всего лишь сон. Сон.

Я уже так не думала. Я почувствовала, как что-то тёплое течёт по коже. Я сдвинула одеяло и увидела, что из пореза на груди течёт кровь.

— Откуда этот порез?

— Это не сон. Господи, как же это может быть? Ведь я убила их?

— Кого? Нами, кого убила?

Я рассказала ему сокращенную версию того, что произошло вчера.

— А где мама?

— Антон повёл её по магазинам. Кстати, она уезжает сегодня.

— Это хорошо. Помоги мне смыть эту кровь, да и вообще умыться и одеться. Я уже немного могу шевелиться.

Через час, я была одета, умыта и сидела на кухне. Всё тело ужасно болело. Я кстати, уже не хотела смотреть на свою спину. Желание пропало.

Я была жутко голодной. Но мне понадобилось много сил, чтобы есть самостоятельно. Было ужасно больно. Такое чувство, что вся спина натянута и при малейшем движении может лопнуть. Может так оно и было.

— Макс, мама вчера не просыпалась?

— Нет. Но я жутко волновался.

Я видела по его лицу, что он хочет что-то спросить, но не решается.

— Спрашивай.

— Что?

— Макс, я же вижу по твоему выражению, что ты хочешь что-то спросить. Спрашивай.

Он помедлил.

— Когда я первый раз тебя увидел, то принял за человека. Но потом ты перекинулась. Недавно ты обмолвилась, что ты не Ликои. А вчера ты стала вампиром. Я даже не знал, что делать. Ведь такого не может быть. Вот сейчас, ты сидишь здесь. Но от тебя не пахнет Ликои. Светит солнце, и ты не сгораешь. Ты просто человек. На тебе не зарастают раны, как на вампирах или нас, но, тем не менее, ты можешь принимать облик и оборотня и вампира. Я видел, какой силой ты обладаешь. Так кто же ты?

Я глянула на Конана, он пожал плечами. Мол — говори, что хочешь. Я не знала, можно ли доверять Максу, ведь я знаю его всего ничего. Блин, а мне уже, не всё ли равно? Меня чуть не убили, потом мой жених опять чуть не убил, я убила четверых за одну ночь. Я сосала кровь и, в конце концов, два дохлых вампира во сне, чуть не изнасиловали меня! Мне уже пофиг!

— Я ведьма-энта. Думаю, ты знаешь, что это значит.

У него сделалось такое выражение лица, даже рот открылся. Я засмеялась, просто не смогла сдержаться. И мне сразу стало легче. Смех мне всегда помогает.

Кто-то зашёл в квартиру. Мама и Антон. Я только сейчас заметила, что Макс и Конан одеты. Даже непривычно как-то.

Мама накупила много всякой всячины и хвасталась мне. Она даже мне купила моих любимых конфет.

Мальчики засобирались куда-то уезжать.

— Вы куда?

— Куда-нибудь, оставим вас одних. Тебе что-нибудь надо?

— Нет. А хотя, подожди. — Я сходила в спальню и взяла кольцо. — Вот, верни его Дамиану.

— Намирра. Ты всё-таки на самом деле кидаешь его?

— Конан! Ты же видел, что произошло. Это уже не в первый раз, мне надоело терпеть его выходки. У меня проблем и без того хватает.

— А что если ты, ну…

— Беременна? Ты это хочешь спросить? Не думаю.

— Почему?

Я пересказала им мой сон.

— Но это же сон.

Я показала свой порез.

— Я тоже так думала. Но только сначала. Я сегодня поговорю с Луи. А сейчас идите. Я хочу побыть с мамой. Съездите, заберите вещи Макса. Его теперь так зовут.

Они уехали. Мы болтали с мамой. Она мне рассказывала, как они там живут, что произошла и так далее. Я рассказывала, как тяжело учиться, но интересно, как я живу и так далее. Я не люблю врать маме, но если я расскажу правду, то у неё будет сердечный приступ.

Поезд отправлялся в 16.20. Мы поехали на такси. Вы бы видели, чего мне стоило нагнуться, чтобы натянуть сапоги. Боль в спине никуда не собиралась уходить. Мне просто хотелось плакать. Я была без лифчика, но всё равно одежда жутко натирала. А когда я одела куртку…

Я была в чёрных колготках, джинсовой юбке, голубом тёплом свитере, красной куртке и чёрных сапогах без каблука. Я взяла с собой сумку, которая носится в руке. Мои плечи не выдержали бы веса, даже сумки.

Я натянула шапку, замотала шарф и мы пошли. Я вызвала такси.

На улице было морозно. Люблю запах морозного воздуха. Завтра ноябрь, а за ним зима, Новый год. Скоро начнут украшать улицы, витрины магазинов. Люблю зиму! Главное, чтобы не было слякоти. Да.

На вокзале, мы долго прощались, а потом поезд уехал. Люблю маму.

А теперь куда? Я не хотела возвращаться домой. И куда мне пойти. Я просто пошла. Бродила, даже не замечая где иду. Меня это отвлекало от боли в спине.

И тут я прошла возле витрины, увидела своё отражение. Я выглядела на лет 16, ну ладно 17, но не больше. Я улыбнулась отражению и сразу изменилась в лице.

А что? Всё не так уж и плохо. С Дамианом я разобралась. Жизнь продолжается. Завтра новый месяц и новая жизнь. Да! Я не буду загонять себя в кокон! Я и не такое переживала. Надо свыкнуться с моей новой жизнью и принять её! Если я сама не сделаю этого, то за меня это не сделает уже никто! Не надо отчаиваться! Я ещё всем покажу, на что я способна. А Дамиан ещё пожалеет! Нечего на нём зацикливаться. У меня дел хватает.

Надо начать новую жизнь, и я знаю, с чего начать.

Я куплю себе квартиру. Трёхкомнатную. И буду жить там одна. Мальчики пусть живут вместе, а я хочу отдельно. Денег у меня хватит, я хорошо зарабатываю и могу себя содержать. Только как это сказать мальчикам? Они ведь обидятся или нет? Не важно.

Витрина, на которую я смотрела, принадлежала кафетерию. Я зашла и села за столик, заказала себе зелёный чай и кусочек тортика. Я никуда не спешила, ела не спеша, наслаждаясь. Давно я не была в обществе только людей. Это как-то делает акцент на то, что я всё-таки тоже человек. Наверное…

— У Вас не занято?

Я подняла голову и взглянула в зелёные глаза.

— Нет, не занято.

Он, улыбаясь, повесил куртку на спинку стула, поставил кофе на стол и отошёл.

С меня ростом, короткие чёрные волосы, накачан, но в меру, приятный на лицо. В общем симпатичный. Мне такие нравятся. Он ещё немного смуглый.

Года 23, может меньше. Точно не определить.

Он вернулся с таким же тортом, как и у меня. Я улыбнулась. Он сел.

— Я вам не помешаю? — Поинтересовался он.

— Нет, конечно, нет. Я скоро уже ухожу.

Мы немного помолчали. Он протянул мне руку.

— Геннадий, можно Гена.

Я взяла его руку и пожала.

— Лилиана, но можно просто Лили. — Я не называю своё настоящее имя первым встречным. У меня такой бзик уже с детства.

— А вы здешняя?

— Я, ну как сказать. Я тут учусь.

— Студентка! Я тоже, учусь на ветеринара, а вы?

— Переводчик. А на каком вы курсе?

— Пятый, а вы, наверное, на первом.

— Да. А как вы узнали?

— Ну, если бы вы не сказали, что учитесь здесь, то я бы сказал, что вы школьница.

— А, понятно.

Мы разговорились, оказалось, что он с другого города и приехал сюда по делу. Мы проболтали минут 20. Зазвонил мой сотовый.

— Да.

— Привет, это Антон. Ты где? Мы уже волнуемся.

— Я в кафе. Хочу погулять подольше, буду не скоро. Не волнуйся.

— Мы сейчас в городе, может тебе купить что-нибудь?

— Да, болеутоляющего, а то дома нет.

— Хорошо. Береги себя, пока.

— Пока.

Я положила телефон.

Гена замолчал и стал пить кофе. Видно подумал, что это мой парень.

— Мой брат. Волнуется.

Гена улыбнулся.

— Может это не моё дело, но зачем вам болеутоляющее?

Как бы ему объяснить?

— Я повредила спину. Неудачно помогла другу.

Это же, правда, хоть и не полная. Не люблю врать.

— Это видно.

Я удивилась.

— Как?

— Вы почти не двигаетесь. Сидите как манекен, не сгибаясь.

— Да. Наверно вы правы, но боль жуткая.

Мы ещё немного посидели, а потом я собралась уходить.

— Спасибо за компанию, но мне пора. — Сказала я вставая.

— Мне тоже было приятно познакомиться. Может…

Я пыталась натянуть куртку, но у меня не выходило.

— Давайте я вам помогу.

— Ой, спасибо. А то это не так легко, как кажется.

Я уже оделась, когда он тоже стал одеваться.

— А можно я вас проведу?

Я подумала, а почему бы и нет?

— Хорошо, только я не домой. Мне надо кое-куда зайти.

— Хорошо. Я тоже не долго смогу с вами погулять. Мне надо встретиться с другом.

Мы вышли и пошли гулять. Болтали обо всём и не о чём. Смеялись, шутили. Давно мне не было так свободно и легко в общении. Просто когда общаешься с Ликои, постоянно надо думать, как себя ведёшь, чтобы их вдруг не обидеть. В принципе, я научилась с ними общаться не задумываясь. Просто ведёшь себя с ними как с людьми, но я к этому привыкала. Антон помог. Они ничем не отличаются от людей. Ну, почти ничем.

Мы шли по алее, светили фонари, гуляли парочки. Приятно так пройтись. С Дином мы вдвоём так не гуляли, рядом с нами всё время кто-то находился. Не очень-то романтично.

— Ну вот. Здесь я должен встретиться с другом.

— Ну, тогда я пожалуй пойду. Приятно было познакомиться.

— Мне тоже. Может, мы ещё встретимся?

Он смущённо улыбался.

— Вы не подумайте ничего такого, просто посидим, поболтаем. Вы мне город покажите.

— А почему бы и нет. Давайте завтра в 14.00 вот на этом месте. Как вам?

— Отлично! Меня устраивает. Ну, тогда до завтра.

Он потянулся поцеловать мою руку. Раньше, я бы не дала ему этого сделать. Но я слишком долго находилась среди оборотней. А прикосновения для них важны.

Он как раз целовал мне руку, как кто-то сзади подошёл. Парень, лет 19. Блондинчик, голубые глазки, высок, телосложение как у Гены. У него лицо слишком смазливо, на мой вкус. Но меня в принципе никто и не спрашивает.

— Привет Гена. Нельзя тебя и на минуту оставить, а ты уже с девушкой. Да ещё и с такой красивой.

Я смущённо улыбнулась. Ну, прям столько внимания и всё мне одной. Приятно!

— Вова, познакомься, это моя новая знакомая Лилиана. А это мой друг Вова.

— Очень приятно. — Сказал Вова и протянул мне руку.

— Мне тоже.

Как только я её приняла, тут же почувствовала знакомое покалывание. Оборотень. Я взглянула на него, и улыбка сползла с моего лица.

— Что-то не так? — Всё ещё улыбаясь, спросил он.

— Нет, просто спина болит. — Я убрала руку. — Было приятно познакомиться. Пока.

— До завтра. — Помахал мне рукой Гена.

Я стала уходить. Интересно, а он знает, кто его друг? Если да, то это просто круто! Нет, правда. Я всегда хотела такого друга. Просто друга, от которого не надо будет всё скрывать, но он не будет вмешиваться в мои дела. Что ж, начало нового знакомства неплохое.

Через 10 минут, я уже ехала в маршрутке в клуб «Желание». Мне надо переговорить с Луи.


29

Через 20 минут, я уже стаяла возле клуба. Очередь была просто огромной. И в основном из накрашенных девиц. Точно, по субботам показывают мужской стриптиз.

Я стала обходить очередь и пробираться к входу. Там стоял Саша.

Я подошла к нему, он сверкнул своей белозубой улыбкой. Я потрепала его по руке.

— Привет Саш. Пропустишь?

— А что мне с этого будет? — Лукаво улыбнулся он.

Я знала, чего он просит.

— Вымогатель! Ладно, только ради тебя.

Я дала ему немного силы. Она как алкоголь. От небольшой порции не захмелеешь, но веселее станешь.

Он блаженно улыбался, смаковал.

— Может мне тебя вообще не впускать, чтобы получить побольше.

— Ага! Только кто тогда вместо тебя охранять будет, пока ты пьяный будешь валяться?

Он засмеялся. Громко, весело.

— Да, ты права. Проходи и спасибо.

Я прошла.

В гардеробной стоял Лёша. Он учуял меня и повернулся. Именно учуял, поворачиваясь, он потянул воздух и улыбнулся.

— Привет, сладкая! — Но почти сразу, он стал серьёзным. — Как ты?

— Если поможешь снять куртку, то будет просто клёво!

Он вышел из-за стойки и помог мне раздеться, потом отдал мою куртку вместе с шарфом и шапкой девушке. Мне выдали номерок.

Он осмотрел меня с ног до головы. В его глазах забегали чёртики. Опять сейчас что-нибудь выдаст.

— Выглядишь как малолетка! И как тебя пропустили?

— Охранник мой друг.

— А! — Многозначительно вытянул он. — Ну, тогда понятно.

Я не стала обращать внимание на его высказывания. Чем меньше реагируешь, тем быстрее ему надоест.

— Луи у себя?

— Ну вот! А я то думал, что ты ко мне пришла.

— Лёша! Не маячь! Так он у себя?

— Аига! Ты меня ищешь?

Луи подошёл сзади и обнял меня за талию, но немного задел спину, я вскрикнула.

— Луи, больно.

— Прости, я не хотел. — Он отпустил меня. — Как ты?

— Жива. Мы можем поговорить? Мне надо задать тебе пару вопросов.

— Ты можешь подождать минут десять? Сейчас начнётся шоу, я его открываю.

У меня челюсть отвисла.

— Ты что, танцуешь стриптиз?

Он засмеялся. Это был его настоящий смех. Приятный, мелодичный. Я тоже улыбнулась.

— Нет, Аига, нет! Я объявляю номера.

— Прости. Просто ты так сказал… Неважно. Я подожду. Но можно в твоём кабинете, а то я не очень люблю стриптиз.

— Ты просто ещё не доросла до него! — Вякнул Лёша.

Я послала в его сторону испепеляющий взгляд, но он не получился. Просто по моему лицу расплывалась улыбка. Они с Луи переглянулись и засмеялись. Я топнула ножкой и надула губки, они засмеялись ещё больше.

— Ой, я больше не могу. Всё Алексей, иди и готовься к выступлению, а я пока проведу нашу маленькую гостью.

Я не обратила внимание на слово «маленькую».

Мы стали подниматься по лестнице, зашли в кабинет. И тут на меня накатили воспоминания. У меня мурашки пробежали по спине. Перед глазами пробежала вчерашняя картина. Стало не посебе.

Я огляделась, всё было убрано. Оперативно работают. Нигде и капельки крови нет.

— Устраивайся поудобней, я скоро приду.

— Только быстрей. Не хочу я здесь долго одна находиться.

— Хорошо. — Он сказал это как-то по-отечески. Тепло и с переживанием. Принц города переживает за меня? Вот это да!

Он ушел, и я осталась одна. Я села на диван. На спинку не опиралась. Я поставила локти на ноги и закрыла глаза ладонями.

Стало как-то холодно. У меня волосы на руках стали дыбом. Я медленно подняла голову, всё ещё не открывая глаза.

Кто-то коснулся моего лица. Как лёд. Я перестала дышать, у меня сердце ушло в пятки. Я открыла глаза.

Надо мной нависало лицо Бальтазара. Я попыталась закричать, но он поцеловал меня. У меня сковало тело, я не могла двинуться.

Он оторвался от моего рта и мягко сказал:

— Не бойся Аига. Меня не надо бояться. Просто отдайся и не сопротивляйся.

Я оттолкнула его, но он просто отскочил и встал в сторонке.

Я сползла с дивана и забилась в угол. Он стал приближаться. Рядом со мной оказался Влад, я пискнула и закрылась руками. Я почувствовала прикосновение на коже. Одно дело, когда они живы, но то, что они были мертвы, тот факт, что я убила их собственноручно, а они ещё живы, просто пугал меня. Я не могла ничего с собой поделать и злилась на себя из-за этого.

— Нет, нет, нет, нет…

— Мы не сделаем тебе больно. Не волнуйся. Мы должны переродиться и ты нам поможешь.

— Аига, не сопротивляйся.

Влад прошёлся по свитеру когтями, и он просто стал полосочками. Хорошо, что на мне была майка. Он стянул свитер.

— Как сладко ты пахнешь.

Я попыталась прикрыться, но Влад зажал мне руки. Он лизнул порез на груди и с него пошла кровь, он облизнул её.

От моей юбки вообще ничего не осталось. Колготки стали расходиться стрелками, Бальтазар просто сорвал их вместе с сапогами. Он повёл руками по моим ногам, начиная с лодыжек и вверх. Я понимаю, что не та ситуация, но когда он дошёл до ляжек, моё тело среагировало на его прикосновения.

— Вот, так-то лучше. — Шептал мне на ухо Влад.

— Пожалуйста, не надо, не надо, нет, нет, нет…

Я начала плакать. Я просто захлебывалась в слезах, горло сжимало, я еле дышала.

Распахнулась дверь, и зашёл Луи. Они повернулись к нему, зашипели и Бальтазар исчез.

— Мы ещё вернёмся! — Поцеловал меня Влад и тоже исчез.

Меня трясло, я плакала и не могла пошевелиться. Ко мне подошёл Луи и обнял. Я была пассивна в его руках. Слёзы катились из глаз, обжигали щёки. Луи посадил меня к себе на колени, прижал к груди и стал укачивать.

— Всё хорошо. Они мертвы, их больше нет.

— Нет, нет! А что это было! Объясни мне! Объясни! Это всё из-за тебя! Это ты виноват!

Я стала колотить его в грудь. Но потом прижалась к его груди, и его рубашка сразу стала мокрой от моих слёз. Он гладил меня по волосам и что-то приговаривал.

Дрожь потихоньку стала униматься, слёзы прекращаться. Я смогла говорить.

— Унеси меня отсюда. Пожалуйста, унеси.

Он взял меня на руки и встал. Я обвила его шею руками и уткнулась в плечо. Он касался моей спины, но пережитый мной ужас, не сравниться ни с какой болью.

Он направился к шкафу, что-то нажал и шкаф отъехал. За ним была лестница вниз. Мы зашли, шкаф встал, как и был. Мы стали спускаться. Я ничего не видела, было слишком темно. Мы долго спускались. Потом Луи открыл дверь, зашёл, закрыл и пошёл вперёд.

Он положил меня на кровать, укрыл. Я всё ещё не отпускала его.

— Аига, мне надо отдать распоряжения. Я скоро вернусь.

— Нет, нет. Пожалуйста, не оставляй меня одну. Я этого не выдержу. Они опять придут. Не уходи, не оставляй меня.

— Хорошо, но тогда мне надо позвать сюда моего заместителя и отдать ему распоряжения. Ты согласна?

— Да, да. Только не уходи, не уходи.

Я отпустила его и зажала в руках одеяло.

Он позвонил и вызвал Андрэ. Потом сел на кровать в ожидании.

Через пару минут в дверь постучали.

— Заходи, Андрэ.

— Вы звали, мастер?

— Да Андрэ.

Луи отдал ему поручения.

— Андрэ — Подала голос я. — Скажи Лёша, чтобы позвонил мне домой и сообщил, что я сегодня не приеду, что я с Луи. В безопасности.

— Хорошо. Я могу идти?

— Иди, но только сделай всё, что я сказал.

Он ушел, и дверь за ним закрылась. Я услышала, как Луи раздевается.

— Только не до гола. — Попросила я.

— Обещаю.

Он залез под одеяло. Тёплый. Интересно, у кого он украл это тепло? Я прижалась к нему, как утопающий к кругу.

Он сначала лежал не шевелясь, но потом тоже обнял меня.

Я не хотела спать, боялась, что они снова придут. Но Луи всё время водил пальцами по моей руке. Это успокаивало и я заснула.

Не знаю, сколько я проспала, но потом мне предвиделось лицо Влада и я резко проснулась.

Мне опять стало страшно.

— Опять они? — Спросил Луи.

— Да. А сколько я проспала?

— Сейчас уже утро. Часов около 9.

— И ты ещё не спишь?

— Нет. Я могу не спать долго, главное, чтобы света не было. Но мне придётся сейчас уйти. Мне надо подкормиться.

Я подумала, каково остаться одной, в полной темноте и неизвестно где. Мне не нравилась эта идея.

— А можно мне с тобой?

Он замолчал, а так как я его не видела, то подумала, что он уже ушёл. Мне тут же стало страшно.

— Луи? — Прошептала я.

Он подошёл и взял меня за руку.

— Я не хочу, чтобы ты это видела. Но мне надо питаться.

— Ты можешь взять кровь у меня. Я не против. Только не оставляй меня.

Он не хотел брать у меня кровь.

— Это очень интимно.

— Луи, пожалуйста.

Я убрала одеяло с груди, рана ещё была свежей.

— Пей. Только не уходи.

— Ты не знаешь, чего просишь.

Я взяла его лицо в руки. Главное, чтобы он не ушёл.

— Луи, пожалуйста.

Он убрал одеяло, и я почувствовала его клыки на моей ране. Он лизнул её, я ахнула. Это было приятно. Кровь сразу пошла, и он стал пить.

Нежно, не спеша. Я чувствовала, как его тело становиться тёплым. Как оно оживает, моя кровь льётся по его жилам. Моё сердце стало биться в унисон с его. Было такое чувство, что мы стали одним целым.

Когда он оторвался, я обмякла в его руках. Мне было так спокойно, так хорошо.

— Спасибо Аига. Ты даже не представляешь, что значит это для меня.

— Только не уходи, побудь со мной. — Прошептала я.

— Всё что захочешь. Ты можешь просить всё.

Я обвила его, взяла его руку и накрыла ею себя и заснула. Проснувшись, я слезла с кровати. Мне срочно нужен был туалет.

В такой темноте ничего не найдёшь. Будить или не будить Луи. Я сама вряд ли найду выход. Будить.

— Луи, Луи, проснись. — Я легонько потрясла его за плечо. Ноль реакции.

Я нагнулась над его лицом.

— Луи, Луи, да проснись же ты!

Если бы я так не хотела в туалет, то выбралась бы сама, но я чувствую, что долго сдерживаться не смогу.

Он резко прижался своими губами к моим и смачно поцеловал, но я тут же отпрянула.

— Ну и приставала ты Луи! В следующий раз получишь!

— А будет и следующий раз? — Довольно спросил он.

Я проигнорировала его.

— Тут где-нибудь есть туалет?

— Да. Вон та дверь. — Он указал в темноту.

— Луи, если бы я хоть что-нибудь видела, то я не стала бы тебя будить. Тут вообще свет включить можно?

Он чуть отклонился и загорелся свет. Я часто заморгала, как сова.

Увидев дверь, я тут же вскочила и побежала в туалет.

Ванна была огромной, мраморный пол и стены, золотые умывальники и туалет, огромная мраморная ванна, огромные зеркала в золотых рамах, хрустальные светильники.

— Вау! Ох, и ни фига себе! — Сказала я закончив. Я такое только в фильмах и журналах видела. Красотища!

Выйдя из туалета, я смогла рассмотреть и спальню. Огромная дубовая кровать с навесом, шёлковое постельное бельё нежно голубого цвета, везде позолота, узоры, кованые вещи. Преобладали чёрный и алый цвета.

— Шикарно, просто шикарно. У тебя просто оболденное жильё.

— Оболденное?

— Ну, очень красивое.

— А…ну тогда спасибо.

— Луи, объясни мне, почему они появляются? Ведь я их убила.

Он сел поудобней, на краешек кровати, свесив ноги. Глубоко вздохнув, он начал объяснять:

— Триада была очень сильной при жизни. Убить их было нелегко, из многочисленных попыток удалось это только тебе. — Он взглянул на меня, и в его глазах что-то блеснуло. Гордость, триумф, облегчение. Мне это не льстило. — Они будут приходить к тебе трое суток подряд, но потом их души уйдут и больше не вернуться. Они смогут прийти к тебе только тогда, когда ты остаёшься одна. Тебе просто надо ещё два дня быть всё время с кем-то и потом всё закончится.

Я слушала всё это и понимала, что эта ситуация Луи на руку. Я знала, что Луи сам по себе очень силён и что устранение укрепит его власть и придаст страх и уважение среди других вампиров. Он использовал меня, чтобы я убила для него. Он знал, что я смогу сделать это. Хотя надо признать, что я тогда сама дала ему мою защиту. Сама дура. Луи просто хорошо разыграл партию и выиграл. Хитрый и расчётливый гад. А теперь я ещё должна страдать из-за своей оговорки и его наглости. Но виноват не только он.

На два часа у меня была назначена встреча, и я не собиралась её отменять. Я тоже имею право на нормальных друзей. В этом городе у меня нет друзей людей, надеюсь, им станет Гена. Нет, я не хочу мутить с ним, мне он просто нравиться, как друг и не больше. Моё сердце принадлежит Дину, и я ничего не могу с этим поделать. Я люблю его. Я уже простила его. Не умею я долго злиться. Но я с ним ещё пару дней подержусь холодно. Он должен просить прощения. Он столько раз делал мне больно, а я всё время прощаю его. Да. Любовь — странная штука. Дин просто боится, что я могу его бросить или предать. Он не умеет доверять людям, даже тем, которые его любят. Что же с ним произошло, что он всех пытается подчинить силой и страхом? Я это ещё выясню. Я редко жалею, но сейчас жалела о том, что вернула ему кольцо. Надо забрать его обратно.

Я наверно слишком долго молчала, Луи спросил:

— Аига, о чём ты так задумалась.

— Мне надо позвонить домой. Моя сумка в твоём кабинете. Её мог бы кто-нибудь принести?

Он видно понял, что в трусах и майке я за ней не пойду, а одна оставаться я не хочу.

— Хорошо, я позову своего тигра.

Я так поняла, что это Лёша. Я не хотела лежать в постели или быть в белье в комнате Луи, когда придёт Лёша. Это может навести на неправильные мысли.

— У тебя есть, что одеть пока я жду?

Он приподнял бровь, оглядел меня, смиряя, но ничего не сказал. И на этом спасибо. Он достал из шкафа халат нежно голубого цвета, почти переходящего в белый. Он подходит его глазам и моим тоже. Я накинула его. Он был мне велик и немного длинноват, чем надо. Луи выше меня на сантиметров 10, то есть его рост примерно 190 см. То, что надо. Но Дин выше его на 10 сантиметров, Дин у меня двухметровый красавчик.

— Прекрасно выглядишь. Тебе подходит этот цвет.

— Спасибо.

Он подошёл ко мне. Слишком близко. У меня тут же мелькнула мысль.

— Тебе уже доложили, что я порвала с Дамианом?

— Да и я рад этому. Он не заслуживает тебя, Аига.

Это уже слишком. Много он о себе возомнил.

— Луи, я люблю его и уже простила. Мы помиримся.

Он отскочил, будто его кто-то ударил. Так оно и было. Я не хотела его обижать, но лучше выяснить всё сразу, чтобы он не строил воздушных замков планируя наше будущее.

— Прости Луи, но это правда.

Он взял себя в руки и надел маску бесстрастия. Ему это хорошо удавалось.

— Лари скоро придёт, а я с твоего позволения приму ванну.

Я его понимала, но не хотела, чтобы он оставлял меня одну. Я жалостно посмотрела на него. И он всё понял.

— Они не придут сейчас. Им тоже надо подпитывать свои силы.

— Ты уверен?

— Да, не волнуйся Аига.

Он снова стал мягким. Наверно это ощущение вызвал мой страх и моя нужда в нём. Можно сказать, что я потешила его мужское самолюбие. Ну и пускай.

Он ушёл в ванну и закрыл за собой дверь, и я услышала шум воды.

Я села на край кровати, так как больше сесть было некуда. Спина уже почти не болела. Странно. Я взглянула на часы, 11 часов. Время есть. Мне надо позвонить Антону, попросить, чтобы он привёз мне одежду, а потом поеду на встречу с Геной, а потом к Дину.

Надо связаться с ним и сказать, что я сегодня к нему приеду.

Я открыла связь между ними и почувствовала его. Его запах, напряжение, грусть и злость на самого себя. Но в то же время он был серьёзен.

Он с кем-то разговаривал, но я не видела с кем.

Он тоже почувствовал меня, попросил прошения и вышел в соседнюю комнату. Меня сразу окатило болью, раскаяньем и радостью, но не моей, а его.

Он сожалел о том, что сделал и хотел молить моего прощения. Я дам ему такую возможность.

Мы оба молчали. Мне надоело.

— Дамиан, мне надо встретиться с тобой сегодня вечером. Мне надо с тобой кое-что обсудить. Но только я хочу встретиться в людном месте.

Его лицо исказилось болью. Он думал, что я его боюсь и хочу официально с ним порвать.

— Хорошо. Мне придётся отложить одну встречу. А где и во сколько?

Я задумалась. Мы погуляем с Геной и сможем встретиться в том кафе, где я была вчера. Я назвала адрес и время.

— Хорошо. — Он помолчал. — Нами, что с тобой случилось? И где ты? Я звонил тебе домой, мне сказали, что ты не ночевала дома.

— Да. Я ночевала у Луи. У меня неприятности.

В лице Дина что-то появилось. Ревность.

— Ты спала с ним?

Если бы я соврала, то он бы почувствовал.

— Да.

Не описать, что происходило с его выражением.

— Дин, я не занималась с ним сексом, если тебя это интересует, я просто спала с ним, я же сказала, что у меня неприятности. Ты был у меня первым и остаёшься единственным. Не усложняй ситуацию.

Я не могла вынести его боли, не могла мучить его. Хотя знала, что потом я об этом могу и пожалеть.

— Любимая…

— Давай поговорим об этом при встречи.

— Хорошо. Я люблю тебя.

У меня в груди стало тепло при этих словах и по лицу расплылась глупая улыбка.

— Я тоже тебя люблю.

Я прервала связь. Весь этот разговор вёлся без слов. Удобная связь.

Я связалась так и с Антоном и попросила привезти мою одежду и сказала, что всё объясню при встрече.

В дверь постучали и она отрылась. Зашел Лёша и принёс мою сумку.

— Привет Лёша. Рада тебя видеть.

— Я тоже. Красивый халатик.

Я смутилась. Он взглянул на кровать и на его лице появилось удивление. Я даже обернулась, но ничего необычного не нашла.

— А где Луи? Он же должен спать.

— Он в ванной.

— Он не спит?

— Нет, а что в этом такого?

Я не понимала, что в этом особенного. Мы поспали, солнца тут нет, почему же ему не бодрствовать.

— Ты что, не понимаешь?

Я покачала головой.

— После восхода солнца вампиры должны впадать в глубокий сон. Пробудить их очень сложно, проснуться вообще могут только старшие вампиры, но они не могут долго бодрствовать. Им полагается мирно спать в своих постельках или гробиках. — Он чуть помолчал, размышляя. — Не понимаю, почему Луи не спит. С ним такое впервые.

— Это я его разбудила. Просто я не знала, как включить свет.

Лёша пристально оглядел меня, как-то странно. Мне не понравилось выражение его глаз. В них прыгали чёртики, а по лицу расползлась улыбка.

— С каких пор ты стала подружкой принца города?

— Не поняла?

— Ты давала ему кровь?

— Да.

— Ты спала с ним?

— Да, но просто спала. Мы ничем не занимались.

Теперь Лёша не понимал.

— То есть ты с ним не занималась…ну…

— Нет, ничего такого не было. Просто на меня напала Триада вчера, и я боялась остаться одна.

— Но ты же их убила! Я сам видел.

— Я тоже так думала.

Я рассказала ему, что произошло. Я бы не стала перед ним отчитываться, но я не хочу, чтобы думали, что я и Луи пара.

— Да, влипла же ты.

— Сама знаю. Но мне просто не надо оставаться одной, а это легко. — Я немного помолчала. — Я помирилась с Дином.

— Ты всё-таки будешь его самкой?

Я скривилась.

— Давай называть это по-другому. Подругой, девушкой, но не самкой. Это как-то грубо звучит.

— Как знаешь. Так вы снова вместе. Да…я поражаюсь твоему терпению.

— Я тоже. А сейчас мне надо позвонить.

Я держала в руках сотовый. Мне звонила мама и Евгений Николаевич.

Первой я позвонила маме, а Лёша удобно устроился на кровати.

Я поговорила с мамой. Доехала она хорошо и всё в принципе дома как обычно. Босс сказал, что завтра на работу не надо, но я буду работать два дня подряд и в пятницу. Ура!

Через 15 минут приехал Антон, Конан и Макс. Я попросила подождать меня возле кабинета Луи. И чего они припёрлись целой толпой?

Я попрощалась с Луи.

— Надеюсь, они больше не явятся тебе.

— Я тоже на это надеюсь. Спасибо тебе за помощь.

— Это тебе спасибо, Аига. Я у тебя в долгу.

Я стояла возле него и смотрела в его глаза. На прощание я обняла его, крепко, благодарно.

Я оставила их и пошла в кабинет. Потом впустила мальчиков, оделась и объяснила им всё, что произошло. Рассказала, что помирилась с Дином. Конан был рад. Я им рассказала, что сейчас у меня встреча и зря они все приехали.

— Нами, неужели ты думаешь, что после того, что с тобой случилось, мы оставим тебя одну? Даже не думай.

— Я буду с Геной.

— Он смертный и вряд ли сможет тебе помочь, если снова явятся вампиры. С тобой должен остаться кто-то один. И даже не спорь со мной.

Я уже хотела поспорить, но Антон был прав. С Геной было не безопасно рядом со мной. Ладно, тогда кого взять с собой?

Макс не выглядел дружелюбным и я бы не смогла объяснить Гене его присутствие. А ещё этот шрам…нет, его кандидатура отпадает. Конан слишком красив и не выглядит на просто друга. Значит Антон, мой братик. Его присутствие и объяснить можно. Решено.

— Ладно, папочка! Ты пойдёшь со мной.

— Вот и хорошо, дитя моё.

Я рассмеялась, а потом обняла их всех.

— Как же я рада вас видеть.

— Мы тоже. Мы волновались за тебя.

В машине я трещала без умолку. Болтала всякие глупости, смеялась, шутила, веселила ребят. Я пообещала им, что завтра я проведу только с ними.

— Займёмся шоппингом! Конан, Макс, ведь у вас почти нет вещей. Мы с Антоном исправим эту ситуацию! Обожаю подбирать мужчинам одежду!

И никаких «Мы не хотим, у нас всё есть!» и так далее. Со мной такое не прокатит.

Антон уже смеялся.

— Да! Я помню, как в первый раз пошёл с тобой за одеждой. Я думал, что умру. Я столько всего перемерил! Кошмар! Не завидую вам, парни! Она из вас все соки выпьет.

— Вот уж не надо! После этого ты сам пристрастился к покупкам. Не волнуйтесь мальчики, я надеюсь, что вы выживите. А ты Антон, ты пойдёшь с нами?

Он почему-то смутился.

— У него завтра свиданка. Он ведёт Аню в ресторан. — Сказал Конан.

— Ты ей сказал?

— Ещё нет. Я не знаю, как это сделать.

— Ничего. Давай ты её на следующие выходные пригласишь к нам на ужин. Если ты не передумаешь ей рассказывать, то я тебе помогу. Но сначала, выясним её реакцию на сверхъестественное.

Он помолчал, подумал.

— Спасибо. Ты бы мне этим помогла.

— Тогда решено!


30

В чёрных джинсах, тёплом красном свитере и в зимней куртке и сапогах до колена было тепло под этим холодным ветром. Да, погода не для прогулок. Первый день ноября и всё ближе и ближе к зиме. На улице сыро и морозно. Солнца не было, нависали тучи и грозились мелким противным дождём. Не люблю такую погоду. Сырость до костей пробирает. Бррр.

Мы приехали раньше и ждали Гену. Я читала Антону лекцию того, что при Гене говорить не надо.

— Не упоминай о непонятном смертным, не смущай меня, не отпускай глупых шуточек ни в мою не в его сторону, не устраивай ему допрос. И вообще лучше просто молчи.

— А чего это ты так переживаешь?

Я открыла рот, закрыла. А что мне сказать, чтобы не обидеть его? Я просто хотела пообщаться с простыми людьми. Почувствовать себя обычной. Слишком много и сразу навалилось на меня. Я стараюсь быть стойкой, воспринимать всё как обычно, но многие веще выбивают меня из колеи, хоть я и не подаю вида. Я всё-таки не супер-человек. А человек ли я вообще? Вот! А раньше меня не мучили такие вопросы. Я здесь практически не общаюсь с нормальными людьми, только на работе. Но друзей людей у меня в этом городе нет. Надеюсь, появятся.

Подул ветер и я поёжилась.

— Ладно, стой здесь, а я пока сбегаю и куплю тебе чаю. Не хватало ещё, чтобы ты заболела.

Антон пошёл через дорогу в магазин. Я посмотрела ему в след. Высокий, красивый с кошачьими глазами. Двигался он пластично, легко, уверенно. На таких девушки на улицах оборачиваются. Он будто почувствовал мой взгляд и, обернувшись, помахал мне рукой. И зашёл в магазин.

Я повернулась и увидела Гену, он был не один, а с другом. Кажется, его Вовой зовут. Я подтянула щиты повыше, не хочу, чтобы он меня учуял, если я забудусь.

Они вместе смотрелись тоже очень даже ничего. Оба высокие, красивые и смотрелись они контрастно. Блондин и шатен, смазливый и мужественный и так далее.

— Привет Лили. Ничего, что я с Вовой? Он не захотел оставаться один.

— Ничего. Это даже хорошо. Я тоже не одна, со мной брат. Он сейчас в магазине. Антон не захотел оставлять меня одну.

Я пожала им руки. От Вовы шло уже привычное покалывание энергией. Он слабый Ликои. Наверно даже слабее Антона и Конана. Раз он новенький, то должен был уже отметиться у Дина. Таков обычай. Иначе его будут считать нарушителем и могут наказать по законам стаи. Интересно, так знает ли Гена, кто его друг?

— А вы давно знакомы?

Они переглянулись и улыбнулись друг другу тёплыми улыбками.

— Мы знакомы с детства. Я старше Вовы на 3 года, а стали дружить, когда ему исполнилось четыре.

Как бы выяснить знает он или нет. Но тут я увидела идущего к нам Антона. В руке он нёс белый пластмассовый стаканчик.

— Я взял тебе каппучино. Он лучше согревает. — Сказал он ещё подходя.

— Антон познакомься — это Гена и его друг Вова. А это мой брат Антон.

Вова протянул ему руку.

— Рад познакомиться с братом Лилианы.

Антон взглянул на меня и приподнял брови, но руку Вовы принял.

Тут же он резко повернулся к нему. Глаза у них обоих широко открылись. Я же забыла предупредить Антона. Молодец я.

Я тронула Антона за руку, он взглянул на меня. Я мысленно сказала, что всё нормально. Он отпустил руку Вовы.

— Новенький? И давно ты в городе?

За секунду Вова изменился в лице. Он сначала испугался, а потом наоборот разозлился. Правда я не поняла почему.

— А тебе какая разница пятнистый?

Он ударил энергией в Антона. Ну, как ударил, просто раскрылся. Да, он был слаб. Даже Антон не отступил, когда Вова стал приближаться.

Теперь пора и мне вступиться. Я как ни как Кови.

— Эй, полегче мохнатый. Он под моей защитой. — И я встала перед Антоном вплотную.

Вова отошёл к Гене. Я про него забыла. Они оба уставились на меня. Гена встал перед Вовой, и я поняла, что он тоже берёт его под защиту. Я что-то пропустила? И тут я получила ответ.

Гена раскрылся, и от него полилась сила. Оборотень-волк. И как я сразу не почувствовала? Он сильный, наверно немного слабее Дина, а это не мало. Наверно это помогло ему прятать силу.

Мы стояли и тупо пялились друг на друга. Неловкая ситуация. Ненавижу их.

— Я не хочу драться. Это просто недоразумение. Давайте начнём всё с начала.

Я отошла от Антона. Гена медлил. Он смотрел на меня подозрительно, будто видит в первый раз, но он всё-таки тоже отошёл.

— Я Намирра, Кови местных стай. У меня их две. Я подруга короля Дамиана. Это мой брат Антон. Леопард-оборотень.

— Я Геннадий, волк-оборотень. Мы в вашем городе недавно и пришли просить защиты и пристанища. Мы говорили с королём, он дал нам и то и другое, но сказал, что мы должны познакомиться с его самкой. Вова тоже волк, я доминант над ним. Он под моей защитой. Мы рады познакомиться с тобой Кови.

Он приблизился ко мне и моему лицу, словно для поцелуя. Я знала, что делать. Я отвела голову, и он поцеловал меня за ухом, нюхая и запоминая мой запах. Мне стало щекотно и из меня полилась сила. Совсем немного, но ему понравилось.

С Вовой я была не обязана такое проделывать. Он находиться слишком низко в иерархии стаи. У них это называется подстилка.

Потом мы отошли друг от друга.

— Прости, что назвала вымышленное имя. Просто я с детства не называю незнакомцам настоящего. Я не знала, что ты Ликои.

— А я не знал, что ты Кови.

Мы посмотрели друг на друга и поняли.

Вот тебе и простой человек. У меня на лбу наверно что-то написано. Почему со мной знакомятся только вампиры и оборотни? Я их что, привлекаю чем-то? Смогу ли я завести себе нормальных друзей? А лучше подруг. Я уже и забыла, как это, общаться с нормальными девчонками. Скоро в универе начнутся занятия, надеюсь там я и познакомлюсь с людьми. Скоро начнутся зачёты и экзамены. Хоть как-то отвлекусь от всей этой сверхъестественной байды. Мне тоже нужен отдых, а то эта неделя выдалась не из лёгких и простых.

— Что ж, может, зайдём в кафе, а то тут холодно. Не люблю я такой погоды.

Я сегодня ещё не завтракала.

— Хорошая идея. Я только за.

И мы пошли. Вова почти не разговаривал и не смотрел на нас с Антоном. Я чувствовала его страх за то, что он сделал. Когда мы ждали своих заказов, я решила как-то расслабить ситуацию.

— Гена, значит вы с Вовой в нашей стае?

— Король сказал, что он должен обсудить это со своей королевой, а потом он скажет, что решил.

— Я думаю, что теперь ты войдёшь в стаю.

Он покачал головой и улыбнулся, но не весело. Я не поняла этот жест.

— Нами, видишь ли, Гена доминант и достаточно силен, чтобы бросить Дамиану вызов. Остальные доминанты могут не принять его. Он сильнее многих и представляет угрозу. Никто не хочет, чтобы были сильнее его.

— Я понимаю. Гена, ты же не будешь никому бросать вызов?

Он немного помялся.

— Если честно, то я думал бросить вызов королю. Но это было раньше. Потом я узнал, что у него появилась очень сильная Кови и отказался от этой идеи.

— Я рада. Знай, если ты нападёшь на члена стаи, то будешь отвечать передо мной. Я не шучу. Если понадобится, я и убить могу.

Я смотрела ему прямо в глаза, в его зелёные глаза и ничего не чувствовала. Я знала, что я могу убить его, если он навредит члену стаи и не пожалеть об этом и не грызться совестью. Женщину я бы не смогла убить, а если бы и убила, то потом бы мучилась. Мы всё-таки все сёстры. Мальчишек я и в детстве била, а вот девчонок никогда. Не знаю почему. Даже когда они нарывались.

Наверно он прочитал это в моих глазах и опустил свои.

— Ты доминант передо мной, я верю в твои слова.

Тут на него посмотрел Вова и его пробрала мелкая дрожь.

— Что это с ним?

— Он боится, что я отдам его тебе за его выходку.

— Но он же ничего такого не сделал.

— Он попытался выступить против меня. — Сказал Антон. — Но я прощаю тебя Вова, ты это не специально. Тебя можно понять.

Вова посмотрел на меня, а потом на Гену.

— Ты не отдашь меня ей? — В его голосе слышалось столько боли, знакомой боли. Его кто-то сломал, как когда-то Антона и Конана.

— Только если она не потребует. — Гена посмотрел на меня.

Я представила, что в моей квартире живёт ещё один волк, не сдержалась и засмеялась. Не громко, но Вова передёрнулся.

Я попыталась подавить смех и взяла его за руку.

— Прости, просто боюсь, что я бы просто не смогла тебя взять, даже если бы захотела.

Мы с Антоном переглянулись и засмеялись.

Гена с Вовой не смеялись. Они выглядели озабоченными. Они то не могли себе представить, что я и так живу с 3 оборотнями. Правда, Макса я переселю к Дину. Не надо ему привыкать ко мне. Мне и Конана хватает, и что мне с ним делать?

Я видела, что Вова волнуется.

— Вова, ты мне не нужен. То есть нужен. Ну…короче, не мне лично, а стае. Оставайся с Геной.

Он взял мою руку и лизнул. Не человеческий жест, но я привыкла. Правда на публике такое обычно не выделывают.

— Спасибо Кови.

— Намирра, называй меня Намиррой.

Нам принесли заказы и мы ели. Я заказала телятину по-французски с рисом и десерт с чаем. Каппучино мне выпить, так и не удалось.

Было уже 3.30, в 4 я должна встретиться с Дином.

— Мальчики, я схожу в дамскую комнату, а вы пока попросите счёт и ждите меня.

Я справила нужду и подошла к зеркалу. Выглядела я не супер. Круги под глазами свидетельствовали о бессонной ночи, волосы я причёсывала в машине и сейчас это было что-то с чем-то. Хорошо, что я всегда ношу с собой расчёску. Расчесавшись, я заплела себе две косички и пустила их по плечам. Они доставали ниже груди. Подкрасила губы. Ну что ж, не всё так плохо. Спина всё ещё жутко болела, но по сравнению вчерашней боли, эта просто детский лепет.

За счёт заплатил Антон. Это я настояла. Пришлось долго спорить с Геной, но я же королева, он уступил мне. Мы попрощались и разошлись.

Мы с Антоном шли в кафе на встречу с Дином.

— Не доверяй ему. Он слишком силён, чтобы приехать и просить защиты. Я думаю, что он хочет свергнуть Дина.

— Антон, с чего ты это решил? Ведь я с ним это уже обсудила. Ему сначала надо победить меня. А моей истинной силы он не знает. Не думаю, что он будет рисковать. И вообще, по-моему, он хороший парень.

— Я предупредил.

Я хотела сменить тему.

— Макс забрал вещи из «Крепости»?

— Да. Мы когда пришли, то нам просто пятки лизали. Макс рассказал мне, что ты устроила там прошлый раз. Теперь тебя бояться и уважают.

— Это хорошо. Спокойней будет.

Было ещё рано, Дина не было, и мы решили подождать его у входа. Есть я уже не хотела.

— Я думал, что ты ещё не скоро с ним помиришься. Ты была так зла на него.

— Я и сейчас зла. Но надо признаться, что когда его долго нет рядом, мне становиться как-то не по себе. Хочется быть с ним всё время рядом. Не знаю почему, но не могу я долго злиться на него.

— Ты любишь его, а он тебя. Вот почему. Ты прям, светишься, когда говоришь о нём, мягчеешь. Приятно видеть тебя такой.

Мы оба улыбались как придурки. Но Антон был прав.

Подъехала машина Дина. Он был один. Как только я его увидела, то затаила дыхание. Какой же он всё-таки красивый.

Он шёл мне на встречу и улыбался. В руках его был огромный букет лилий. Я плыла от его улыбки и парила от его взгляда. Я не побежала к нему, но было близко к этому.

Я обняла его. Он приподнял меня и закружил целуя.

— Дорогая, прости волчьего мужского шевениста. Я не знаю, что тогда нашло на меня. Прости, пожалуйста. Я очень тебя люблю и не хочу потерять.

— А я не хочу тебя отпускать.

Он ещё раз поцеловал меня и отпустил на землю.

— Это тебе. — Он протянул мне букет. — А ещё я хочу вернуть тебе вот это.

Он взял меня за руку и надел кольцо, а на шею кулон.

Я ещё раз обняла его и больше не хотела отпускать никогда. Всегда быть вместе. Просыпаться с ним, засыпать с ним. Я не хотела думать о плохом, о том, что он мне уже успел сделать. Но мысли всё-таки пришли, вместе с воспоминаниями.

Мне вспомнилось то, как он меня чуть не изнасиловал, как отшвырнул меня через комнату, как кинул на плитку в ванной, когда шрамы на спине были такими свежими. А ведь он знал, что делал.

Я отодвинулась от него и опустила глаза в землю. У меня навернулись слёзы. Нет, я не могу полностью ему довериться. Нельзя позволять себе терять голову рядом с ним. Я должна оставаться с холодной головой.

Я перестала его обнимать, но он меня не отпускал. Я попыталась высвободиться.

— Дорогая, что случилось? Что? Ты только скажи. Посмотри на меня, пожалуйста.

В его голосе была скорбь, боль и отчаянье. Дин взялся рукой за мой подбородок и попытался его поднять, но я отдёрнула голову и высвободила подбородок. Он тряхнул меня.

— Не молчи, только не молчи. Я всё сделаю, только попроси. Прости меня, любимая. Не надо ненавидеть меня, не отвергай, пожалуйста, не надо. Я не смогу отпустить тебя. Я не выдержу…

— Отпусти меня. — Я смогла выговорить это со второй попытки, еле подавив ком в горле. Это было больно выговорить. Очень больно. Одинокая слеза стекла по моей щеке и упала на кисть Дина. Он отпустил меня, медленно, нехотя.

Дин поднёс руку к губам и слизнул слезинку. Из его груди вырвался приглушенный стон. Я содрогнулась. Он попытался подойти, но я отшагнула.

— Не надо Дамиан. Не трогай меня сейчас.

— Прости за то, что сделал тебе больно, прости за то, что не оправдал твоих ожиданий, прости за то, что не сдержал своего слова. Прости за то, что не уберёг тебя, не смог защитить от самого себя. Прости за то, что был животным с тобой, монстром. У тебя есть право ненавидеть меня, бросить меня, призирать. Но знай, я не отступлю. Я не брошу попыток снова завоевать тебя. Без тебя я не буду жить.

Он говорил это так отчаянно и горячо. Я поверила ему и подняла на него глаза.

Я смотрела в его невероятно синие глаза. И понимала, что без него я не смогу. Как это сложно. Со мной такое впервые и я не знала, что делать. И я сделала то, что подсказывало сердце.

Я подошла к нему и обняла за талию. Уткнулась лицом в грудь и заплакала.

— Я не хочу тебя бросать, не могу не любить. — Слова вырывались из груди со всхлипами.

Я раскрылась своему чувству, открылась Дину. Моя сила встретилась с его. Его зверь и мой зверь. Сила стала отходить от нас волной, накрывая всё и всех вокруг. Я услышала, как вскрикнул Антон и бросился к машине. Хорошо, что окна были затонированы. Как только он закрыл за собой дверь, сразу перекинулся.

Мы стояли с Дином. Над нами виднелись тени нашей силы и наших зверей. Мы стали едины. Мы одно целое. Мы созданы друг для друга, а остальное не важно. Ничто не важно, когда мы вместе. Я и он — одно целое.

Потом сила стала убывать. Нет, она не прекратилась сразу, это было больше похоже на закручивание крана. Меня сразу покланило в сон.

Мне стало так уютно и хорошо в руках Дина. Моё тело стало ватным и если бы не руки Дина, то я бы упала. Ноги перестали держать. Но мне было так хорошо, что я этого не замечала.

Дин подхватил меня на руки и понёс к машине. Хорошо, что у него джип. Он открыл заднюю дверь.

— Антон, лезь в багажник.

Антон залез и голову перевесил через спинки и начал меня лизать. У него шершавый язык, не слишком приятно.

— У тебя язык шершавый.

Дин закрыл дверь и сел на водительское сиденье. Он обернулся ко мне и блаженно улыбался. Я тоже ему улыбнулась. Не могла не улыбнуться. Он погладил меня по голове и лицу. Я зарылась лицом в его ладони.

— Как ты, дорогая?

— Нормально, только спать хочется.

— Спи, спи и не о чём не волнуйся.

— Не хочу одна… — Я уже засыпала.

— Я должен вести машину.

Я посмотрела на глядящего на меня леопарда. Я стала привставать и перелазить через спинку и ввалилась на Антона.

— Ляг, чтобы мне было удобно.

Он лёг полукругом, насколько было возможно. Я пыталась пристроиться рядом с ним, но не вышло, и я легла на него.

Он был таким мягким, тёплым. Я перебирала его шерсть, гладила его и засыпала.


31

Я чувствовала, что меня принесли в спальню, раздели, надели длинную футболку и положили в постель. При этом я ни разу не открыла глаз. Но я знала, что не у себя дома и мне было всё равно. Главное чтобы он был рядом.

Дин залез под одеяло и прижался ко мне. Накрыл меня своей рукой и уткнулся лицом мне в шею. Я чувствовала его горячее дыхание и это успокаивало. Я заснула, теперь уже спокойным сном.

Как же всё-таки приятно просыпаться с любимым человеком. Ощущать его присутствие, тепло его тела, дыхание. Я положила голову ему на грудь и слышала, как бьется сердце. Его волосы беспорядочно рассыпались по подушке. Я стала их перебирать. На ощупь они были как шёлк. Их было так приятно трогать, что я еле убрала руку.

Дин лениво застонал. И открыл глаза.

— Привет. — Сказала я и поцеловала его.

Он улыбнулся и прижал меня к себе. Я уткнулась ему в грудь лицом и вдохнула его запах. Запах стаи и растворилась в нём. Я никуда не хотела идти, но мой пузырь думал по-другому.

— Я сейчас вернусь.

Я встала и побежала в туалет. Я справила нужду, но мне бы душ принять.

Я высунула голову из ванной.

— Дин, а можно я душ приму?

— Конечно. Чувствуй себя как дома. Ведь в какой-то степени это и твой дом тоже.

Я улыбнулась и закрыла дверь.

У Дина в ванной стояла отдельно ванна и отдельно душ. Душевая была из камня, просто открываешь створки и заходишь. Никаких ступенек и так далее.

Я распустила косы и зашла в душевую, мылась под горячим душем и незаметно для себя стала напевать песенку. Сначала тихо, но потом громче.

Голос у меня красивый. Так мне моя учительница в музыкалке говорила. Я даже в хоре пела. Но мне не нравились хоровые песни, и я ушла. Не жалею.

Зато я больше времени смогла уделять флейте. Когда мне становилось грустно, я брала флейту, шла к моему любимому дубу и играла под ним.

Мы жили за городом, и этот дуб находился в густой роще. Туда обычно никто не приходил. Никто, кроме меня.

Я пела песню Дискотеки Аварии «Если хочешь». Хорошая песня, мне она нравится.

Я уже второй раз намыливала голову шампунем, когда услышала, как открылась дверь. Я знала, что это Дин. И я инстинктивно повернулась спиной к дверьке. Я как-то смутилась. Я знаю, что он видел меня голой. Но это было другое.

Если честно, то я не хотела заниматься сексом до свадьбы. Так уж получилось, что занялась. Но я не хотела проделывать это ещё раз. Не то чтобы мне не понравилось, просто такие у меня заморочки. И либо он их примет, либо пошёл на…

— Почему ты прекратила петь? У тебя великолепный голос. Просто завораживает.

— Спасибо. Я уже скоро выйду и освобожу тебе душ.

Я не видела его, смывала шампунь.

Я почувствовала, что створки открылись, и в кабинку зашёл Дин. Я даже не успела среагировать и что-то сказать, как он обнял меня за талию и стал целовать шею.

Это было так приятно, так…стоп! Возьми себя в руки.

— Дин, стой. Стой.

Он будто не слышал меня и стал поворачивать лицом к себе.

— Дин, стой. Не надо. Прекрати.

Он перестал и удивлённо посмотрел на меня.

— Дин, понимаешь, я не хочу заниматься сексом до свадьбы. То, что было в первый раз, этого хотел мой зверь. Я не буду спорить, что я этого не хотела, но я, понимаешь…я просто ещё не готова. Прости.

Он понимающе улыбнулся.

— Девочка моя, конечно я тебя понимаю. Я уже говорил тебе, что если ты не хочешь, то я не буду напирать. Ты бы сразу сказала. Маленькая ты моя.

— Спасибо. Ты тогда мойся, а я пойду, перекушу на кухню.

— Иди, я тоже скоро приду.

Я надела футболку и отыскала носки. В доме было тепло, а футболка была как платье. То, что надо. Волосы я заплела в косу.

Выйдя из комнаты, я поняла, что не знаю где кухня, но тут ко мне подошёл леопард. А я уже и забыла, что Антон здесь. Я погладила его.

— Есть хочешь?

Он кивнул.

— Я тоже. А ты знаешь, где тут кухня?

Он опять кивнул.

— Тогда веди.

И я пошла за ним.

Он шёл грациозно, по-кошачьи и поддергивал хвостом. Я не боялась, да разве можно его бояться. Хотя, да, наверно можно. Острые ногти, нечеловеческая сила и ловкость, обострённые чувства и пасть неимоверно больших и острых клыков. Да, этого можно испугаться, но я не боялась. Я привыкла. Люди ко всему привыкают.

Мы уже подходили, я не знала где находиться кухня, но запахи подсказывали.

Мама всегда пекла по воскресеньям свежий хлеб и булочки. Мне это напомнило дом, и сразу накрыла ностальгия. Я скучала по дому, по родным и поездкам в лес. Мы там не охотились на животных и не перекидывались, а просто жарили шашлыки, пели песни, играли в футбол и бадминтон. Устраивали конкурсы, а вечером у костра разговаривали и рассказывали разные истории. Нас собиралось всегда очень много. Наши родственники и друзья. Мне этого не хватает. Простого чего-то такого.

Сейчас на улице мерзкая погода, но можно же сходить в аквапарк. Слушайте, а это идея! Собрать наши стаи, заказать на день аквапарк только на нас и вперёд! Надо предложить это Дину.

Опять вернулось хорошее настроение. Молодец я.

Так, по моим расчётам Антон будет леопардом ещё часов пять, то есть до глубокой ночи.

Если я собралась в бассейн, то мне надо сделать депиляцию. Я не манекен и волосы на мне растут. Час боли и 3 недели как манекен. Это того стоит.

Я помнила, что при входе стоял телефон. Я знала телефон салона наизусть. Антон туда ходил, да и я тоже. Он же всё-таки стриптиз иногда танцует.

— Антон, я сейчас приду. Мне надо позвонить. Ты иди, я сейчас.

Я побрела к телефону. Номер набрала по памяти. У них было свободное время, но только на 11 утра. Я согласилась. Плюс завтра у нас с мальчиками шопинг. Я не забыла об этом. А вечером в бассейн. Ура! Хоть какое-то разнообразие.

Я повернулась, чтобы идти и меня кто-то сильно ударил. Я отлетела и ударилась о стену. Головой, больно! Я ахнула и сползла по стенке.

Кое-как я смогла открыть глаза. Ко мне подходили Бальтазар и Влад. Я сделала первое, что пришло мне в голову. Ударила их силой, но они просто как-то расплылись, а потом опять восстановились. Ну конечно, они же мёртвые. Они были уже на расстоянии вытянутой руки.

— Не хочешь по-хорошему, возьмём силой.

По выражению его глаз, я поняла, что они не шутят и сделала то, что сделала бы любая девушка на моём месте — закричала. Громко, визгливо, по-девчачьи. Так умеют только девчонки. Мне ударили по лицу и разбили губу. В глазах мигали звёздочки. Он добился того, чего хотел. Я осела на пол.

Они не успели близко приблизиться ко мне. Они просто как-то отлетели и исчезли.

Я подняла глаза и увидела Дина, а в руках у него было мясо. С него стекала кровь. Он вырвал по куску из каждого кровососа. Но куски исчезли из рук. Даже крови не осталось. Ничего не осталось, как будто это был плохой сон. Да, только у меня кровь текла по лицу.

Я не могла понять, что делать и просто смотрела на Дина. У него шевелились губы, наверно он что-то говорил. Я не могла понять что именно.

Наконец, до меня стали доходить его слова.

— Дорогая, что с тобой? Кто это был?

Он присел рядом со мной. Вид у него был обеспокоенный, ещё бы!

Он помог мне подняться. Я заметила, что в комнате было уже целая толпа. И как я сразу не заметила? Я осмотрелась. Тут была почти вся моя и динова стаи.

— Всё уже в порядке, можете расходиться. — Я повернулась к Дину. — Мне надо с тобой поговорить.

— Да уж! Ты должна мне всё объяснить!

Теперь он злился. Он стал сразу каким-то напряжённым. Это читалось в его глазах. Они стали ещё синее, как-то темнее. Мне сразу как-то не по себе стало. Неуютно. Но я должна ему объяснить.

Я обернулась. Не хотела я объясняться с ним при всех. Это вообще касается только меня. Глупая, что забыла про предостережение. Только Дина заставляю волноваться. На его месте, я вела бы себя точно так же.

— Мы можем где-нибудь поговорить наедине?

Он наверно хотел ответить что-то обидное, так как он шагнул ко мне, открыл рот, закрыл. Опустил голову и замер.

— Хорошо, пошли в мой кабинет.

Он говорил это уже спокойно, даже мягко. Я всего от него ожидала, но не этого. Я даже наверно рот открыла, но потом быстро закрыла.

Он пошёл по направлению в свой кабинет. Я немного помешкала, но всё же пошла за ним. Я чувствовала себя, как нашкодившая малолетка. Я шла за ним, опустив глаза. Я даже сама не понимала, чего это я стыжусь?

Я закрыла дверь в кабинет и всё ещё не поднимала на него глаза. Мы оба молчали. Ненавижу такое молчание.

— Дин, то кого ты видел, это Триада. — Я стала рассказывать ему всё по порядку, не упуская мелочей. — Это моя ошибка. Я просто забыла, что нельзя оставаться одной и пошла позвонить.

Я всё-таки взглянула ему в глаза. Он волновался за меня.

Я подошла и обняла его. Крепко так, будто хотела раздавить. Потом чуть ослабила натиск и стала прижиматься к его груди щекой.

В его объятиях я чувствовала себя надёжно. Будто весь мир заключался в нём. Я вдохнула уже знакомый запах его тела, и мне сразу стало спокойно. Я знала, что меня никто не обидит ненаказано.

Я знала, что он защитит меня, а мне так этого не хватало. За последние несколько месяцев, я только и делала, что всё время кого-то брала под защиту и охраняла. Но мне самой только 18 лет. Я ещё ребёнок и мне самой надо, чтобы меня защищали и наверно немного опекали. Ни Антон, ни Конан не могли этого сделать. Не могли побыть главными надо мной, ведь это я их защитница, королева. Я должна быть сильной и ничего не боятся. А мне иногда так хотелось самой почувствовать себя слабой и чтобы меня кто-то защищал. Я знаю, что они бы меня защищали при опасности, но это было не то, чего я хотела. Я не могла позволить быть себе слабой рядом с ними. А с Дином могу. ЭТО было приятно, рядом с ним я могу почувствовать себя ребёнком и знать, что он защитит меня. Мне не хватало этого ощущения.

Я улыбнулась и взглянула ему в глаза. Дин тоже улыбался. Он нежно поцеловал меня в губы и отстранился.

— Нам надо поесть.

— Да, ты прав.

На улице было темно и в коридоре тоже. Свет не был включён, а моё зрение не позволяло мне хорошо видеть ночью. Как только я вышла из комнаты, сразу обо что-то споткнулась и упала. Громко, но не больно. Я упала на что-то мягкое, на кого-то. Антон.

Он растелился у двери, и я споткнулась. Нашёл место.

Меня поднял Дин. Леопард отполз в сторону.

— Антон, ты же знаешь, что я не вижу в темноте, так чего ты лёг у двери.

Он припал к земле на брюхо. Знак повиновения. Я потрепала его шерсть.

— Ладно. Пошли есть. Ты же тоже ещё не ел.

Вечер прошёл весело и без приключений. Я наконец-то поела. А ещё я смогла пообщаться со своей стаей. Приехали Конан и Макс. Я представила Макса стае. Они его побаивались. Их можно понять. Я предложила всем сходить завтра в аквапарк. Они согласились. Дин тут же позвонил и снял целый аквапарк на нас всех на завтрашний вечер.

Было уже поздно, и я хотела спать. Антон уже принял человеческий облик.

Я подошла к своим мальчикам.

— Собирайтесь, нам уже пора домой. Завтра для вас тяжёлый день и надо много сил.

Они сначала не поняли о чём я, а потом заулыбались.

— Нами, это не может быть так утомительно, как рассказывает Антон.

— Завтра сами поймёте. — Заулыбался Антон.

К нам подошёл Дин.

— Дин, нам пора ехать домой.

— Ты не останешься?

— Нет. Нам надо домой. Не обижайся.

Я поцеловала его.

— Ладно, едте.

К тому времени, мы все уже были одеты. Мы поехали домой.

Я договорилась с Дином насчёт Макса. Он сможет жить у него с завтрашнего дня, сегодня у него последняя ночь с нами. Я решила спать сегодня всем вместе. Одной большой щенячьей кучей. Они обрадовались этой идее.

Мы зашли домой, я переоделась, надела сорочку. Почистила зубы, умылась, короче вечерний туалет.

На кровати мы все не поместились, и я расстелила на полу. В квартире было тепло, и я не боялась простудиться лёжа на полу. Тем более что я спала с тремя мужчинами.

Не знаю как они, а я заснула сразу. Они были теплыми, и я чувствовала, как они дышат. Этот ритм усыпил меня.


32

Я потянулась за звонящим будильником. Сама вчера специально его поставила на 8.30, чтобы успеть всё сделать до выезда из дома. И правильно сделала, что поставила, мальчики даже не шевельнулись. Мы бы точно проспали сегодня до вечера, ну или до обеда. Но я бы опоздала в салон.

Я выключила будильник и заползла обратно, в тёплое гнёздышко из тёплых тел и одеяла. Конан притянул меня к себе и шепнул мне в шею:

— Поспи ещё с нами. Ещё немного.

— Если я ещё немного полежу, то опять засну. Вы спите пока, я разбужу вас, когда буду готовить завтрак.

Я повернулась и чмокнула его в щёку. Начала выползать из постели.

— А меня.

Раздался сонный голос Антона. Он прищурил глаза, чтобы видеть меня. Я улыбнулась, нагнулась над ним и чмокнула и его.

Я посмотрела на Макса. Он лежал неподвижно и тоже смотрел на меня. Выжидал. Я подползла к нему и чмокнула и его. Потом встала и шёпотом сказала:

— Спите. Ещё рано.

Я вынула из шкафа свежее бельё и халат. Я собралась уже идти в ванну, как встал Антон.

— Я с тобой.

Я нахмурилась. И чего это он попрётся со мной вместе? Ванна — это единственное место в доме, где я могу побыть одна.

Он явно прочёл на моём лице мои мысли.

— Нами, ты же знаешь, что тебе нельзя оставаться одной. Если ты не хочешь, чтобы шёл я, то может пойти кто-нибудь другой.

Я посмотрела на Конана и Макса. У них было выражение, как у дрессированных собак в ожидании приказа. Хоть на смерть посылай…

Нет уж, лучше Антон.

— Хорошо. Пошли Антон.

Я повернулась, чтобы идти в ванну, но подумала, что могла обидеть ребят.

— Ничего личного ребята, просто Антон мне как брат и в его присутствии я хотя бы не так смущаюсь.

Они оба медленно выдохнули. Напряжение отпустило их. Я заметила это.

Блин, и что мне с ними делать. Ладно Макс, он переедет и мы не так часто будем видится, а Конан, что мне с ним делать? Не надо долго держать его при себе, он не должен привыкать ко мне. Это может привести к плохим последствиям. Нельзя, чтобы он в меня влюбился. Надо найти ему девушку.

Только надо сделать это незаметно. Интересно как? И кого?

Я прошла в ванну, Антон за мной.

Мы почистили зубы, я умыла лицо тоником и скрабом.

— Антон, отвернись на минуту. Я залезу в душ.

— Ой, я типа тебя голой не видел.

Я посмотрела в его глаза. Сердито так посмотрела, он отвернулся.

Я разделась и полезла под горячую струю. Обожаю воду, а ещё петь в душе.

Я стала напевать просто мелодию, без слов. Горячая вода, это так приятно. Ощущение, что ты лежишь в тёплой мягкой постели, и она качается. Так приятно, я бы так долго могла простоять не двигаясь, просто наслаждаясь ощущением теплоты на моём теле. Блаженство.

Конан, Макс и я подходили к торговому центру. Я уже проинструктировала их. Но сначала надо перекусить, а то на голодный желудок за покупками ходить нельзя. Я становлюсь злой и раздражительной, а я хочу получить из этого максимум удовольствия. Так что надо поесть.

Через 5 часов веселья для меня и утомительной работы для мальчиков, мы закончили. Давно я так не веселилась. Подбирать им одежду оказалось намного сложнее, чем я думала. Особенно для Макса. Он великан. Массивный, высокий, мускулистый. Его размеры есть далеко не в каждом магазине. Но «Кто ищет, тот всегда найдёт». Хорошо, что у меня хорошая зарплата. За всё платила я. Это я настояла. Хотела их отблагодарить. Шмоток мы накупили кучу. Я и себе перу вещичек прикупила и Антону свитер. Надеюсь, ему понравится.

Очень всё облегчило тот факт, что они делали и мерили всё, что я предлагала. Безоговорочно. Я знаю, что это плохо, но в этом случае я не читала им мораль. Мне на самом деле было приятно.

Мы шли к машине, загруженные пакетами, когда зазвонил мой сотовый. Я переложила пакеты в одну руку, но подошёл Макс и взял у меня пакеты.

— Спасибо.

Он довольно улыбнулся.

Я достала сотовый. Номер не определён.

— Да.

— Намирра, привет. Это Ира из универа. Помнишь, мы с тобой вместе сидели.

Да, помню такую. Мы ещё договорились вместе сидеть.

— Привет Ира. Сразу не узнала. Богатая будешь.

— Надеюсь. Так вот, чего я звоню. Сказать, что у нас занятия начинаются со среды. В 8.00 надо быть в 104 аудитории. Подготовка к зачётам, а потом к экзаменам. Короче сама потом узнаешь.

— Ой, спасибо, что предупредила.

— Незачто. Надеюсь, мы будим сидеть вместе и подружимся.

— Я бы этого хотела.

— Ладно, тогда до среды. Да только не опаздывай.

— Не опоздаю. Пока и ещё раз спасибо.

Я закончила звонок и спрятала сотовый обратно в карман.

— Кто звонил? — Спросил Конан.

— Ира, это моя знакомая из универа. В среду начинается подготовка к зачётам и экзаменам.

— Я не знал, что ты учишься.

— Да, я на заочном. Будущий переводчик.

— А. Ясно. Тоже какое-то время учился в универе, но потом пришлось уйти.

— А что случилось?

Он ссутулился, а лицо его помрачнело. Видно что-то плохое он собирался мне сказать.

— Я с тремя моими друзьями поехали на каникулы в лес, с ночёвкой. Тогда было жаркое лето. Пиво, озеро, костёр и друзья — чего ещё не хватает для полного счастья? Было полнолуние.

Он на пару секунд замолчал и остановился. Будто переживал заново то, что произошло. Он смотрел в землю. Его волосы закрыли его лицо. Хоть я и не видела его глаз, но я и без них могла понять, что в них ужас и боль.

— Меня разбудил крик моего друга, его разорвали напополам. Они все умерли, все. Кроме меня. Этот монстр вспорол мне живот, но я выжил. Выжил, но заразился. Я стал таким же, как и он. Монстром.

Сколько горечи утраченного и боли произошедшего звучало в его голосе. У меня грудь начало щемить. Как я хотела вернуть улыбку в его глаза и смех в голос. Кажется, я бы всё отдала за это.

Я встала так, чтобы видеть его лицо. Он прятал его от меня. Но я увидела, как капают слёзы на асфальт.

— Конан. Ты никогда не был и не будешь таким как он. Для меня ты простой человек. Очень хороший и весёлый парень.

Я взяла его за подбородок и подняла лицо, чтобы взглянуть в глаза.

Я смотрела в его глаза, цвета молочного шоколада и хотела показать ему, каким я его вижу. Он долго всматривался мне в глаза, читая мою душу и в конце концов, по его лицу поползла небольшая, почти незаметная улыбка. Лицо его чуть прояснилось, а тело немного расслабилось. Уже лучше.

— Конан, это тебе выбирать, каким быть и каким становиться.

— Это только благодаря тебе, Нами, у меня есть выбор. Раньше я был только красивой вещью, которую можно передавать из рук в руки. И никто никогда не спрашивал у меня мнения.

Я обняла его, настолько, насколько это позволяли пакеты, которые он держал.

— Теперь ты не вещь. Теперь ты личность и волен сам выбирать то, что тебе хочется.

— Спасибо тебе Нами, за эту возможность.

Сейчас я вспомнила, что они мне и слова не сказали при покупках, и почувствовала себя полной свиньёй. Я их даже толком не спрашивала, нравится им или нет.

Он что-то прочитал на моём лице, хотя я не уверена. Может, он уже успел меня узнать.

— Мне понравился сегодняшний поход по магазинам. Я первый раз за много лет покупаю ту одежду, которая мне нравится. Макс, правда, мы хорошо провели время? Нами, ты просто золото.

— Да, спасибо Нами. Если честно, то я вообще первый раз так долго и тщательно выбирал себе одежду. Но результаты оправдывают усилия. Я очень доволен и благодарен тебе Нами.

— Ой, ну вы прям, меня смутили. Я рада, что вам понравилось. Антон сначала это дело не полюбил, зато сейчас понял, что это расслабляет. Но главное не увлекаться этим чересчур. Надеюсь, у вас ещё остались силы, ведь мы едем в аквапарк. Ура товарищи, ура!

В аквапарке было просто суперски. Пришли почти все со стай. Мы радовались. Я смеялась, кричала, брызгалась, короче бесилась по страшному.

Но под конец, я не сдержалась и из меня потекла сила. Я была слишком возбуждена и рада. Я делилась своей радостью со стаей. Меня вовремя остановил Дин, а то бы я не сдержалась и выдала слишком много силы и все бы стали перекидываться.

Домой мы приехали замученные и уставшие. У меня была только одна мысль — спать.

Было уже 23.21. Я уже залезла под одеяло, как зашли мальчики.

— Нами, нам с Конаном на работу. Макс останется с тобой.

— Я совсем забыла, что вы работаете сегодня. Как у вас сил хватает на всё?

— Мы быстро восстанавливаемся.

— Да и плюс, это же не мы бегали как сумасшедшие по всему аквапарку. — Добавил Конан.

Я блаженно улыбнулась и потянулась, как сытая кошка.

— Зато весело было.

Они оба рассмеялись.

— Не сомневаемся. А теперь нам пора.

Они подошли и поцеловали меня в щёки.

— Сладких снов.

— А вам не заснуть на работе.

Они вышли, и тут же зашёл Макс.

— Макс, давай спать. Надеюсь, ты хочешь спать?

— Да и очень. Ничего, что я перекусил на кухне.

— Ой, я же забыла вас покормить. Забываю, что мальчики едят больше чем мы.

Я хотела встать и пойти покормить его, но он меня заверил, что хорошо поел. Не думаю, чтобы он врал мне.

— Хорошо. Тогда давай спать.

Он выключил свет и стал раздеваться, но я заснула раньше, чем он лёг.


33

Мне снился сон, страшный, спутанный. Про нападение Анжея, про Триаду. Кровь, страх, ужас. Про то, как я убила вампира в комнате Пятого. Как его кровь окутала меня.

Я проснулась в холодном поту. Мне и раньше снились сны о смерти Анжея, но никогда всё сразу.

Ещё недавно, мне становилось плохо, когда у меня из вены кровь брали, а сейчас я уже убиваю. Может, я становлюсь монстром: А может, я уже стала? Я столько раз всем доказывала, что они не монстры, что они люди. Но меня это не касалось. А сейчас…нет, нельзя думать, что я монстр, что они монстры. Я же защищалась, убивая, я же делала это не по прихоти. Это самооборона. А верю ли я ещё в это? Не знаю…

Я лежала в постели, зажатая со всех сторон. Антона не было. Видно остался с Аней. Он её любит и она его. Но сможет ли она его принять полностью? Осмыслит ли она, что он не монстр. А если она будет его боятся? А если… Блин, что за мысли с утра пораньше.

Я приподнялась и взглянула на часы. 8.46. Супер. Не люблю рано просыпаться. Но сон больше не шёл.

На улице было пасмурно, голые ветки деревьев за окном тряслись на ветру. Мне стало жарко. Конан и Макс спокойно дышали. Я не хотела их разбудить, но мне надо было встать.

Я сначала села в постели, они всё ещё спали, я аккуратно стала вставать, стараясь не задеть их. Я уже подходила к двери в ванну, когда вспомнила о Триаде. Луи говорил, что они смогут появляться всего три дня, сегодня уже четвёртый. Я верила ему и зашла в ванну.

Как только я села на туалет, сразу поняла причину моего плохого настроения. Началось. Значит, я не… Я облегчённо вздохнула. Нет, не то чтобы я не хотела ребёнка, просто мне 18 лет, и я не замужем, и я плохо знаю Дина. Мы знакомы только две недели, а уже столько произошло. Конан как-то сказал, что мы созданы с Дином друг для друга. Мне кажется, что это правда. Я просто не могу долго без него. И меня это иногда пугает. Я даже злиться на него долго не могу. Интересно, а он чувствует тоже самое? Он как-то сказал, что рядом со мной сходит с ума и никуда не хочет отпускать, что он любит меня.

Я сидела на туалете и как дура улыбалась. Та ещё картина.

Я умылась и принялась расчёсывать волосы. Это оказалось трудно и больно. Я вчера, после бассейна не заплела их, а они были ещё влажные. Вот и мучайся.

Через 15 минут я стаяла на кухне, в чёрных шортах и футболке и готовила завтрак. Мальчики встали только в 10, а к 10.35 только пришли на кухню. К этому времени я пожарила им отбивных, сварила макарон и испекла пирог с шоколадом и карамелью. Мой фирменный.

Я стояла у плиты и ждала, пока закипит чайник. Первым зашёл Конан и потянул воздух носом.

— Ммм. Как вкусно пахнет. Нами, чего это ты так рано проснулась?

Он подошёл ко мне. И я заметила, как шевелятся его ноздри. Его лицо стало серьёзным.

— Значит ты не…

— Нет.

— Понятно. Дин знает?

— Нет. Ещё нет.

Зашёл Макс. Он тоже стал нюхать воздух. Знаете, меня смущал тот факт, что как только у меня начинаются, Антон сразу знал. А сейчас будут знать все подряд. Просто класс! Мне и без того было неловко, а сейчас втройне.

Но он ничего не сказал. А, точно, он же не знал о моей вероятной беременности.

— Присаживайтесь. Я вам сейчас налажу поесть.

Они присели. Я дала им поесть.

— Что будите пить?

— А ты не будешь есть? — Поинтересовался Макс.

— Нет, я уже перекусила. Но я выпью чаю с пирогом.

— Мне зелёный чай. — Сказал Конан.

— А мне чёрный с мятой, если можно.

Я сделала чай, поставила кружки на стол, поставила сахар, порезала пирог и села.

Я стала вспоминать сон. Мысли перешли к Пятому, к вампиру Евгению и девочке Оксане. Как она там. Ведь она ещё в больнице. Я знала, что она чувствует. Надо съездить к ней в больницу. Да.

— О чём ты так задумалась?

— Что?

— О чём ты так задумалась? — Спросил Конан.

— Да так…Конан, у тебя есть сотовый Пятого?

— Есть. А зачем тебе? Что ты задумала?

Я внимательно посмотрела на Конана, но никак не могла понять, чего это он так разволновался.

— Ничего. А что? Чего это ты так волнуешься?

Он потупил взор. Что это с ним?

— Я…ничего. Просто интересно.

Я знала, что он врёт, но не хотела допытывать его. Если захочет, сам расскажет. А лезть ему в душу со своими расспросами я не хочу.

— Я хочу узнать в какой больнице находится Оксана. Ну, помнишь, родственница вампира Евгения.

— Да, помню.

— Я хочу навестить её.

— Зачем? Ведь она не Ликои.

Я не хотела объяснять ему истинную причину. Слишком это было лично. Слишком тяжело.

— Просто хочу узнать как она. Я думаю, Евгений не будет против.

— Да. Это и впрямь хорошая идея. Сейчас я тебе его скажу.

— Давай сначала доедим, а потом скажешь.

Я позвонила Пятому, он был очень удивлён, но сказал, что было бы очень хорошо, если бы мы заехали к ней. Она лежала в детской больнице. Меня это удивило. Но я промолчала.

— А она знает про нас?

— Да, Намирра, знает. После того, как умерли её родители, она жила с Евгением. Он приставил к ней охрану, крысу-оборотня. Он погиб при нападении.

Я всё-таки не выдержала.

— Так почему она в детской больнице? Почему не в частной клинике?

— Евгений хотел, чтобы она была среди смертных. У неё там охрана. Двое крыс-оборотней. Я позвоню и предупрежу их, что ты приедешь.

— Хорошо. Спасибо.

— Это тебе спасибо.

Он сказал, что Оксане 16 лет. Всего лишь на два года младше меня. Представляю, какой это шок для неё. Одно дело знать о существовании вампиров и оборотней, а другое быть подверженным нападению.

Я отложила сотовый и села на кровати. Каково это — осознавать, что твой родственник вампир? Что мир, не такой, каким его представляет большинство людей. И кем может вырасти эта девочка? Что если она захочет остаться со своим дядей навсегда, стать такой же, как он? Как только я об этом подумала, у меня мурашки по телу пробежали. Не слишком приятная мысль. Каково это — быть вампиром? Быть бессмертным?

Мои размышления прервал Конан. Он дотронулся до моего плеча. Я резко вздохнула и дёрнулась. Я не слышала, как он шёл, как открывалась дверь. Это плохо. Я обычно чувствую его, а сейчас не почувствовала.

— Прости, я не хотел тебя пугать.

Он убрал руку, но я славила её и взяла в свою руку. Он улыбнулся. Ему шла эта улыбка. Его лицо сразу начинало светиться. Я не могла не улыбнуться.

— Просто я задумалась.

— О чём?

Тут он сразу осёкся, опустил голову, будто не хотел спрашивать. Я поняла, он просто считает, что не имеет права. Я притянула Конана и усадила рядом с собой. Он был напряжён.

— Я задумалась об Оксане. Каково 16 летней девочки знать всё это?

— Но ты же всего на 2 года старше.

— Да, но …

Я запнулась подбирая слова. Как бы ему это понятней объяснить…

— Понимаешь, я всё-таки общалась с Ликои, а не с вампирами. Они более…хладнокровны, что ли.

— То есть ты считаешь их большим злом, чем мы?

Его лицо стало серьезным. Он вглядывался мне в лицо, будто от этого ответа зависела его жизнь.

— Я вообще не считаю не вас, не их злом. Люди бывают намного злее и ужасней, чем мы.

Я специально употребила «мы». Я теперь тоже принадлежу и к кровососам и к мохнатым. И не надо избегать этого и обманывать саму себя.

— Может я и не права, я же общалась с самого начала только с Ликои, а она с вампирами. Может она тоже думает, что оборотни более страшные, чем вампиры.

Он задумался. Мысли на его лице меняли одна одну.

— Да, наверно ты права.

Я потрепала его по коленке. Оборотней это успокаивает. Это даёт ощущение дома, защиты, спокойствия и любви. Единства. Я к тому же Кови. Что-то я часто это повторяю, может боюсь забыть?

— Вот и хорошо, а теперь нам надо собираться в больницу. Мне сегодня на работу.

Как лучше одеться, чтобы девочка в больнице не чувствовала себя некомфортно рядом со мной. Конечно как подросток! Каким я всё ещё считаю себя. Так почему же я называю её девочкой? Не знаю.

Яркий полосатый розово-красный свитер, тёмно синие джинсы, которые были протёрты и изрезаны, чёрные сапоги, что-то между кроссовками и бутсами, красные серёжки в виде маленьких розочек и совсем немного макияжа, без туши. Терпеть не могу тушь. Но всё равно пользуюсь ей.

Я предупредила мальчиков, чтобы одевались по молодёжней. Они не знали, что надеть и попросили им помочь.

Для Конана я выбрала спортивный стиль. Джинсы такого же цвета и покроя как у меня. Они были протёрты, но не порезаны. Красная футболка с рисунком орла и коричневая кофта с капюшоном на застёжке. Под цвет его глаз. Он стал выглядеть моложе, лет на 20. Ему это очень шло.

Макса было одеть сложнее. Я выбрала штаны цвета хаки. Они были достаточно свободными, но и не болтались, голубая футболка с надписью «Freedom» и серая кофта на застёжке. Они оба надели черные кроссовки.

Я взглянула сначала на Макса. Одежда сидела просто восхитительно. Ему было 24 года, но он выглядел старше из-за своего шрама на лице и таких чёрных и грустных глаз. Но сейчас его лицо светилось радостью. Он улыбался. По-моему впервые, как я встретила его. Он не выглядел моложе, но его улыбка скрывала шрам. У него была широкая, открытая и белоснежная улыбка.

Они оба рассматривали себя в зеркале. Я стояла и наблюдала за их выражением лиц. Это того стоило. Хорошо, что я купила им такую одежду.

Как же иногда мало надо для того, чтобы почувствовать радость. Может и не долговременную, но всё же радость.

Я улыбалась. Открыто, радостно. Мне стало хорошо. На душе теплее. Настроение у меня явно поднялось.

— Так красавцы, я конечно понимаю, что вы не можете насмотреться на себя, но нам надо ехать. Сейчас приёмные часы начнутся.

Макс резко повернулся и подошёл ко мне. И так же резко остановился. Его лицо излучало нежность. Он явно хотел прикоснуться ко мне, но не решался. Так и остался стоять не дотрагиваясь.

— Нами, ты первый человек, который сделал мне подарок. Ты…понимаешь… Спасибо тебе за это. Я никогда этого не забуду.

Он так и не решался ничего сделать, а просто смотрел на меня. Он стоял ко мне очень близко, и мне приходилось поднимать глаза вверх, т. к. у него рост 2.15 и сложно смотреть на такого человека вблизи. Я обняла его, ровно настолько, на сколько позволяла мне длина моих рук. Они у меня длинные, но Макс просто очень большой и накаченный.

Он тоже обнял меня, крепко, нежно. Будто всю жизнь мечтал это сделать.

Я отодвинулась от него раньше.

— Я рада, что ты рад Макс. Я хочу, чтобы вы оба поняли, что вы свободные люди. И можете делать всё, что хотите. — Я немного подумала и добавила. — То, что не нарушало бы никаких из существующих законов или моральных норм.

— Это не так легко, как тебе кажется, Нами. К тебе никогда не относились так, как к нам.

Я посмотрела на Конана. Улыбка исчезла и появилась печаль. Я взяла его за руку.

— Вы должны забыть об этом. Или хотя бы не вспоминать.

Он взял меня за подбородок и заглянул в глаза.

— Мы постараемся, но ты должна помочь нам исцелиться.

— Я сделаю всё, что смогу. Я ваша подруга и Кови. Я сделаю всё нужное.

— Ты совсем ещё ребёнок, но уже такая взрослая. — Сказал Макс и взял меня за руку.

— А вот я и не взрослая!

— А вот и да. — Сказал Конан, опять улыбаясь.

— А вот и нет.

— Что вы как дети малые. — С ноткой смеха в голосе сказал Макс.

— Вам мальчишкам вообще не угодить. — Сказала я обиженным голосом и топнула ножкой.

— Ладно, девчонка, поехали в больницу.


34

Не люблю я больницы, да и кто их вообще любит? Запах больничной еды и таблеток, белые халаты, метавшиеся из стороны в сторону как призраки. Маленькие дети, плачущие и скучающие без родителей.

Мы поднялись на этаж выше. Дети тут уже были повзрослее. Беготня и крики. Но всё равно этот больничный запах.

Мы подошли к педиатрическому отделению, оно рядом с неврологическим. Их соединяет небольшой коридорчик с лавочками. На них сидела парочка влюблённых подростков, бабушка с внуком и двое мужчин.

Оба одеты полностью в чёрное. Один рыжий-рыжий, почти огненный, с веснушками. Невысокий, на сантиметров 5 ниже меня, мягкие черты лица, ярко голубые глаза, телосложение скорее каратиста, чем боди-билдера. Такой прям рубаха-парень. Но вот губы…губы его выдавали. Они были слишком тонкие для его лица, что делало его более суровым.

Второй был точной копией первого. Близнецы. Да вот только у него глаза изумрудные, яркие и большие. Если бы я не была знакома с Антоном, то сказала бы, что у него самые зелёные глаза из всех людей, которых я видела. Но у Антона глаза кошачьи, цвета сочной травы с небольшой примесью жёлтого, а у этого они были скорее как разбавленный зеленый. Цвета морской волны с лазурью.

При виде нас, они встали, зеленоглазый улыбнулся. Приятная улыбка.

Эта и была охрана, про которую мне рассказал Пятый.

Мы подошли к ним, а они тут же опустили головы и уже начали опускаться на колени, но я опередила их.

— Не надо становится. Мы же в больнице.

Они переглянулись, но всё же встали. Очко в их пользу.

— Тогда как нам приветствовать тебя Кови?

— Давайте просто пожмём руки. — Я подала руку голубоглазому. — Намирра.

Он принял её, но не пожал, а притронулся губами и лизнул. Жест повиновения. Руку так и хотелось отнять, но я бы его обидела этим, так что терпим.

— Меня зовут Роб, это мой брат Рой. — Он указал на зеленоглазого, тот сразу опустил глаза и повторил жест брата. Тоже лизнул меня. — Мы веркрысы. Помощники Евгения. Нас предупредили о твоём приходе, но не сказали, что ты придёшь не одна.

Он внимательно и недовольно глянул на моих мальчиков.

— Это мои друзья, они со мной. Это Конан и Макс. — Они пожали друг другу руки. — В какой палате Оксана?

— В 4. Ты можешь проходить, но они останутся. Нам никто не давал разрешения впускать их.

— Я пойду с ней. — Твёрдо заявил Макс и вышел на передний план, загораживая меня собой. При его габаритах это было сделать легко.

Меня это разозлило. Во-первых: я не люблю, когда отвечают за меня. Во-вторых: это я его Кови и я должна загородить его. Он своим движением брал меня под защиту. Это была моя обязанность.

— Макс, они правы. Посидите пока здесь. Эта всё-таки их работа.

— Как скажешь Нами. — Сказал Конан и сел на лавочку. Он улыбался довольный собой. Он та понял, что Макс сделал ошибку и был рад этому. Ревность? Может быть.

Я взяла Макса за руку.

— Макс, посидите пока здесь. Вместе с Робом и Ройем.

Макс кивнул и сел. Но видно ему не нравилась такая идея.

— Кто-то из нас должен пойти с тобой. — Сказал Роб. Он сказал это настойчиво, с ноткой враждебности в голосе.

Меня это разозлило ещё больше.

— Нет, я пойду одна.

— Боюсь, тогда ты не сможешь пройти.

Они загородили собой вход. Ну, это уже слишком.

Я не хотела устраивать драку, да ещё и на глазах людей. Так что сделала жест, который не заметили люди, но почувствовали Роб и Рой. Я ударила в них силой. Не сильно, но достаточно.

Я подошла к ним ближе, почти вплотную.

— Не забывайте, с кем разговариваете! Я ваша Кови. Моё слово — закон. Неужели вы смели подумать, что я могу навредить этой девочке?

Они оба замялись. Оба явно не ожидали такого от меня. Но меня уже этот спектакль надоел.

— Прости нас Кови. Просто нам отдали такой приказ. Не злись на нас. — Сказал Рой.

Я взглянула в его зелёные глаза. Он говорил искренне и меня это подкупило. Я уже говорила, что у меня настроение прыгает. А ещё и критические дни…лучше ко мне не лезть.

Я выдохнула.

— Ладно. — Я повернулась к своим мальчикам. — Подождите меня здесь. Но только без глупостей. — Я повернулась к охране. — И вы тоже.

Рой улыбнулся. А Роб посмотрел на меня очень довольным и самоуверенным взглядом. Будто это он тут всё решил. Проходя мимо него, я его коснулась и пустила силу. Не ту опьяняющую, а очень даже неприятную. Ему она явно не понравилась. Он не вскрикнул, ничего не сказал, но отошёл и потёр руку там, где я его дотронулась.

— То-то же.

Я шла по коридору возле палат. Дверь во вторую палату была открыта и я заглянула внутрь. На кровати лежал маленький мальчик, бледный как простыня, ему вводили в вену катетер. Он не плакал, не вырывался, а спокойными, но испуганными глазами следил за движениями медсестры. Видно это уже не впервые, видно он уже привык. Ужасно, это просто ужасно. Маленькие дети не должны привыкать к этому. Они не должны привыкать к капельницам, крови, уколам, врачам, таблеткам…к болезням.

У меня мурашки побежали, и я отвернулась. Не могу я смотреть на детей в таких учреждениях. А ведь этому мальчишке не больше 5. А что может быть дальше? Надеюсь у него ничего серьезного, и он поправиться. Хочется верить — только в хорошее.

Я зашла в 4 палату. Куча девчонок и несколько мальчишек. Они что-то рассказывали, а когда я зашла, то сразу все повернулись в мою сторону. В такие моменты я снова ощущаю себя маленькой.

— Ты новенькая? — Спросила меня девчонка с короткой стрижкой каре и в красном бархатном спортивном костюме.

Я стаяла немного растерянная, с пакетом в руке. Конечно, они могли подумать, что я новенькая.

— Нет. Вообще-то я пришла к Оксане.

— Это я.

Она посмотрела на меня более внимательно, что ли.

— Не могли бы мы поговорить наедине?

— Хорошо.

Она посмотрела на своих друзей и те стали выходить. Когда все вышли, я смогла её рассмотреть.

Каштановые волосы аккуратно пострижены в каре, большие серые глаза, белая кожа. Именно не она бледная, а просто кожа белая. Это бывает когда долго не загораешь. Рост около 170 см, достаточно высокая. Такая милая и красивая девочка. Тоненькая, хрупкая. Как куколка.

— Я Намирра. Знакомая твоего дяди Евгения.

— А, ясно. Присаживайся.

Я села на чью-то кровать, она напротив меня на свою. Она разглядывала меня.

Я протянула ей пакет.

— Это тебе. Я купила тебе сладкого и журналов. Знаю, как этого не хватает в больницах.

Она достала содержимое пакета и заулыбалась, искренне так, я тоже улыбнулась.

— Ой, Намирра, спасибо тебе большое. А тут с этой больничной диетой меня уже заколебали. А дядя знает?

— Нет, но я надеюсь, что и не узнает. Он вообще пока не знает, что я пришла навестить тебя.

— Странно. Я думала, это он тебя послал.

— А чего это?

— Обычно меня приходят навещать только его помощники и только с его приказа. Я, конечно, люблю его, но мне не нравиться когда приходят чужие люди.

Она замолкла и опустила голову.

— Я понимаю тебя. Но уверяю, с твоим дядей я виделась только один раз. Просто я знаю, что на тебя напали, и хотела узнать, как ты.

Она подняла глаза. Оксана явно была удивлена этим.

— Ты знаешь про нападение и говоришь о нём. Дядя никому не разрешает говорить о нём со мной. И сам не говорит.

— А я не работаю на него. Я сама по себе. Просто хотела тебя навестить и принести чтиво. Хоть немного отвлечёшься. Хотя, видно тебе не до скуки. Компанией ты уже успела обзавестись.

— Это да. Но с ними я не могу поговорить о…

Я поняла, о чём она.

— О вампирах и оборотнях.

— Да. Ты тоже про них знаешь?

— Да, знаю.

Она заговорила шёпотом и придвинулась ко мне ближе.

— А ты…ну…

Что я могла ответить. Что я два в одном? И даже больше. Нет уж.

— Нет. Я просто гадалка. Ведьма в какой-то мере.

— Вот круто. Ведьма. А вот я просто человек.

— А разве это плохо?

— Ну, нет. Но понимаешь…иметь сверхъестественные возможности это круто. Но человеком быть тоже хорошо. Да.

Я уже хотела что-то сказать, но открылась дверь и её друзья стали возвращаться.

— Девчонки! Нам принесли журналы. И сладости.

Раздались весёлые визги, кто-то стал подпрыгивать.

— Ура! Наконец будет, чем заняться.

— Намирра, побудешь с нами? Хотя бы недолго.

— Хорошо. Если тебе хочется, и я никому не буду мешать.

— Нет, оставайся.

Я осталась. Мальчиков выгнали. Мы сначала познакомились, немного разболтались, а потом начали разговаривать о мальчиках, о любви, о будущем, об учёбе, о женитьбе, об отношениях. Короче девчачьи разговоры.

Девчонки спрашивали у меня всё подряд. С чужими всегда легче откровенничать. Вряд-ли их уже встретишь.

Зазвонил мой сотовый. Конан. Блин, я про него и забыла.

— Нами, я, конечно, понимаю, но мы уже проголодались. И не забывай, тебе ещё на работу.

— Хорошо Конан.

Я прикрыла рукой телефон.

— Девчонки, хотите увидеть по настоящему красивых парней?

— Да! Конечно! Да!

— Конан, зайдите, пожалуйста, к нам в палату. Оксана хочет с вами познакомиться.

— Боюсь Роб, и Рой этого не одобрят.

— Вот, блин. — Я немного подумала. Идея. — Ладно. Я уже иду.

Я спрятала сотовый в карман.

— Ну, что? — Спросила Оксана.

— Если гора не идёт к Мухаммеду, Мухаммед пойдёт к горе. Пойдёмте! Познакомлю вас с моими красавцами.

Я встала и стала выходить. Встали не все.

— Ну, чего вы боитесь. Они не кусаются.

Все заулыбались, но всё же пошли. Около выхода все начали толпиться. Мы с Оксаной вышли первыми. Роб и Рой сразу встали, встали и Конан с Максом.

Вы бы видели выражения их физиономий, когда за нами из дверей вышло ещё девчонок 6. Я еле сдержала смех.

— Ну вот, это Конан и Макс. Они мои друзья.

Я представила всех девчонок. Они смущались, хихикали и улыбались.

— Намирра, можно тебя на минутку? — Спросила Оксана.

— Мальчики, подождите ещё немного.

Мы зашли обратно и громко засмеялись.

Мы отошли от двери, но я знала, что им всё равно всё слышно.

— Они кто тебе? Друзья или кто-то из них твой парень?

— Они мои…просто мои. Но у меня есть жених. Дамиан. И я его очень люблю.

— Повезло тебе. Если у тебя друзья такие, то я представляю какой жених.

— Ой, да ладно! У вас тоже будут парни. Между прочим, у меня до Дина никого не было. У меня никогда не было парней. И вот! Ладно. Не буду заставлять их ждать.

Я крепко обняла Оксану.

— Спасибо, что зашла. Намирра, приходи ещё. Я тут ещё неделю буду.

— Да, да, приходи… — Просили остальные девчонки.

— Хорошо, постараюсь придти. Но только о сладком — могила. А то мне от твоего врача и дяди влетит.

— Конечно. — Она сделала жест, как будто застёгивает замок на рту и выбрасывает ключик.

— Всё, поправляйтесь девчонки. Пока.

Я вышла. Довольная собой и проведённым временем.


35

— Ну, что? Пойдёмте?

— Это что сейчас такое было? — Спросил Конан.

— Что? Ничего.

— Макс, она нас как жеребцов на показ выставила. Нами, ну ты бы хоть предупреждала.

— Вы бы свои лица видели. — Я уже смеялась, они тоже. Даже Роб и Рой вроде как ухмылялись.

— Кови, я не думал, что ты такая. Ну, как они.

— Не поняла.

— Ну, такое чувство, что тебе 16.

— Роб, мне всего лишь 18. Я не такая уж старая.

— Я не это имел в виду. Просто здесь, с нами, ты была другой.

Я задумалась. С ними я была порезче.

— Да, ты наверно прав. Просто у меня много обязанностей и мне нельзя быть беспечной. Я должна быть матерью стаи, а не её детёнышем.

— Теперь я понимаю. Прости нас, за наше поведение. Теперь я вижу, чем ты жертвуешь ради нас своим юношеством. Я сначала не воспринял тебя серьёзно. Думал ты просто…

— Подстилка короля? Нет, я не подстилка.

Я развернулась и пошла. Я даже не обернулась посмотреть, идут ли за мной Конан и Макс. Я знала, что идут.

Роб сказал мне правду, но испортил настроение. Наверное, все волки считают, что я подстилка у Дина и не больше. Не очень приятный факт. Вот почему меня не воспринимают всерьез. Но ничего. Это может быть и лучше. Но всё равно жутко неприятно. Осадок оставил он мне.

Я шла и в голове услышала что-то похожее на стук двери. Почувствовала запах Дина, стаи. Я обернулась на мальчиков, но они шли, как шли. Может у меня уже крышу сносит?

— Дорогая, можно? Ты не занята? — Раздался у меня в голове медовый голос Дина. И сразу так хорошо стало.

— Дин, как я рада слышать тебя и чувствовать твой запах.

— А я чувствовать твой. Я скучаю. Мы увидимся сегодня?

— Нет, сегодня нет. У меня скоро работа, а завтра рано вставать и ехать в универ.

— Я не смогу так долго без тебя. Сейчас только 16, может мне можно заехать к тебе?

Знаете, я очень хотела, чтобы он был рядом, но то, что мне сказал Роб как-то отбило желание.

— Нет, лучше не надо. Я хочу немного отдохнуть. Да и ты, лучше делами займись.

— Дорогая, что случилось?

— Ничего.

— Тебя кто-то обидел.

— Откуда ты знаешь?

— Значит да.

Вот блин. Попалась.

— Кто это? Ты мне только скажи…

— Дин, никто меня не обидел. Просто я узнала, что обо мне думают. Они думают, что я твоя подстилка.

— Ах, вот оно что.

— Я понимаю, что не должна на это реагировать, но всё равно, как-то не очень то это приятно.

— А кто тебе такое сказал?

— Я не скажу. Ты накажешь его, а за правду не наказывают. Тем более, что он хороший парень, как оказалось. Просто они меня ещё плохо знают.

— Если бы они знали тебя так же, как и я, то от парней у тебя просто не было бы отбоя. Я бы начал ревновать. Так что, это даже хорошо, что они плохо тебя знают.

Он пытался меня рассмешить, и у него почти получилось. Почти.

— Дин, но они считают меня твоей игрушкой. Ещё одной твоей бабёнкой. Я не хочу знать, число твоих прежних пассий. Но мне очень неприятно, когда меня принимают за ещё одну.

Он глубоко выдохнул, и я ощутила его дыхание у себя на коже. Мурашки побежали.

— Нами, я просто не хочу, чтобы ты влезала в эту грязь, в которой уже сижу я. Я не хочу, чтобы ты так сильно занималась делами стаи.

— Дин, но это же и мои стаи. Я же Кови — Защитница— Мать. Это же не просто так. Я хочу помочь тебе, а ты должен научить меня как это лучше сделать.

— Дорогая…

— Дин, приезжай ко мне. Я уже соскучилась по твоему зверю.

Я попыталась пошутить, и у меня вышло. Он хмыкнул.

— Хорошо, я приеду.

— Приезжай.

— Нами…я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя. Но только сильней.

— А это мы проверим при встрече. Увидимся.

И он ушёл. Голос в голове прекратился. Как будто кто-то дверь закрыл.

Мы всё ещё шли к машине.

Лучше пока не думать обо всём этом, дел и так хватает. На выходных я встречаюсь с Аней. Попытаюсь выяснить её реакцию на сверхъестественное. Да, это будет непростой разговор. Но ради Антона, это просто мелочь. Ради него я и убить могу.

Мы уже ехали домой. Тут я вспомнила.

— Макс, ты же сегодня переезжаешь к Дину?

— Да.

— Ты же понимаешь почему. Я не гоню тебя, просто жить вчетвером в двухкомнатной квартире. Да ещё три парня и я. Это как-то странно. Даже для меня.

— Да ты что? Не может быть! — Конан прикалывался.

— Да Конан. И со мной такое бывает. Ты лучше машину веди.

— А я и веду.

— Вот и веди.

Я села в кресло поудобней. Антон рано или поздно жениться и будет жить отдельно. Ему нужна будет квартира. Я хочу построить себе дом. А что делать с Конаном? Ему надо найти девушку. Вот у Антона есть высшее образование. Он у нас программист. Рано или поздно ему надо будет устраиваться в нормальную фирму, и он устроится. Конан рассказывал, что он учился какое-то время в универе, но потом нападение. Он так и не доучился. Но думаю, что Дин ему поможет пробиться. Хорошо, когда есть такие друзья. Настоящие, готовые помочь в любой ситуации. Ничего не требующие взамен, они та знают, что рано или поздно, ты им сможешь отплатить такой же помощью.

Мы подъехали к дому. Все вышли из машины.

— Мальчики, вы идите, а я ещё в магазин сбегаю.

— Я могу с тобой.

— Нет, спасибо Макс. Я и сама схожу. Я же не маленький ребёнок, мне няньки не нужны.

— Не скажи. — Тихо сказал Конан.

— А ты там не болтай. Всё идите, скоро Дин приедет.

— Ладно. Пошли Макс.

Я направилась в наш местный минимаркет. В нём есть всё, что нужно. Я хотела купить чай с бергамотом. Люблю такой чай. И мальчики тоже.

Может купить и Дину что-нибудь.

Я повертела кольцо на пальце. Мне оно сразу напоминает Дина и в животе порхают бабочки, так приятно и щекотно. Когда я его вспоминаю, сразу начинаю улыбаться. Чувствую себя самой счастливой.

Я уже стояла у кассы, когда меня кто-то окликнул. Я обернулась. Это был какой-то пьяный пацан. Худой, в чёрной шапке, чёрной кожаной потрепанной куртке, чёрных ботах, чёрных штанах. Он был выше меня. С заплывшими глупыми глазами. Когда он подошёл, с ним приблизилось и его зловоние. Перегаром несло ещё как.

Вечно ко мне лезут какие-то пьяные. Ужас. В руке у него было две бутылки водки. Не удивительно.

Меня мама ещё с детства учила, что пьяных нельзя злить и нельзя смотреть на них пристально. Просто надо делать вид, что не замечаешь их.

Я так и сделала. Но он не отлипал, всё время что-то бормотал нечленораздельное. Я уже расплатилась и вышла с магазина.

Ну, слава Богу. Да, вечно мне везёт.

Я немного опустила свои щиты, хотела узнать, где Дин. Я отошла в сторонку и стала натягивать перчатки, как произошли две вещи.

Моя связь с Дином открылась, он смог видеть то, что вижу я. И меня резко повернул к себе этот хмырь с магазина.

Я не ожидала этого и вскрикнула.

— Отпустите меня. — Я попыталась вырваться.

— Эээ. Ну, чего ты визжишь, как недорезанная. Пошли со мной, я тебя угощу. Вон мои друзья, пошли с нами.

Я посмотрела в ту сторону, куда он указывал. К нам приближалось ещё человека четыре. В таком же состоянии. Один вообще еле шёл.

У меня засосало под ложечкой. Стало страшновато.

— Дин. — Жалобно позвала я его мысленно.

— Уже бегу дорогая. Подожди минутку. — Голос его был зол и взволнован.

— Спасибо, но меня дома ждут. — Я всё-таки смогла высвободиться.

— Эй, парни! Смотрите, какую я девку нашёл, а она не хочет идти с нами.

Я пыталась быть вежливой. Но внутри меня стал просыпаться мой зверь. Руки сжались в кулаки. Я сама этого не заметила. А когда заметила, то попыталась успокоиться, загнать его в клетку. Но страх и нарастающая злость, подсказывали зверю, что нам угрожает опасность. И он не хотел возвращаться. А только нарастал. Я боялась не сдержаться. Всё-таки я ещё плохо умела им управлять.

— Ой, какая девушка. И чего ты не хочешь с нами идти?

— Меня уже дома ждут. Пустите. Муж начнёт волноваться.

Я попыталась выйти, но они сомкнули круг. Что делать?

Так как я подавляла зверя, проснулся и стал вылазить другой. Вампир. Ему я уже не могла так сопротивляться. Силы и концентрация уходили на сдерживание зверя и слежку за этой компанией.

Вампир и жажда крови нарастали с огромным напором. Господи, быстрей бы пришёл Дин. Я долго не продержусь.

У меня стали меняться руки. Пальцы стали удлиняться, начали расти ногти. Перчатки упали на землю.

— Ты слишком молоденькая, чтобы быть замужем.

— Эй, детка, не парь нам мозги. Ты пойдёшь с нами. — Меня схватили за руку, выше локтя. Сильно, больно.

Это было последней каплей. Я почувствовала, что выросли клыки, изменилось лицо, глаза стали сплошной синевой. Я больше не могла сдерживать вампира. Но зато зверь ушёл. Мне от этого не легче.

Жажда крови жгла, боль разжигала. Я больше не была собой. Если зверя я умею, более ли менее контролировать, то вампира вообще не умею.

— Лучше отпусти. — Сказала я уже не своим голосом.

— Что? Ты будешь мне указывать?

Он тряхнул меня.

— Серый, лучше отпусти её. — Кто-то попытался оттащить его от меня.

— А ты не лезь. — Он толкнул его. — Я не позволю так разговаривать со мной.

Он попытался схватить меня за вторую руку. Но я была быстрее, проворнее.

Резким, незаметным для людей движением, мой рот, мои зубы впились ему в шею. В артерию. Тёплая кровь стала разливаться по моему телу. Вкусная, густая…

Я не подчинила его разум, и поняла это только через пару секунд, так как он кричал. Это больно, когда тебе рвут горло. Да, мне нравилось это всё больше и больше.

Я краем глаза видела, что эти четверо стали в ступоре. Они не понимали, что происходит. Всё было слишком быстро. Потом я увидела, что они стали исчезать. Появился Дин. Он раскидал их. Они убежали.

Я всё ещё сосала кровь. Пила эту живительную влагу, так похожую на конфетку с привкусом железа.

Дин понял, что я делаю. Он подошёл ко мне и дотронулся.

Я не отреагировала. Человек в моих руках стал опадать. Но я его поддерживала.

— Нами, Намирра! Отпусти его, ты его убьёшь! Отпусти.

Я не слушала. Но тут из его руки, из него самого в меня полилась сила. Резкая, у меня прям дух захватило. Этого хватило, чтобы я отпустила этого человека. Он упал. Не двигался.

Я смогла думать. Вампир не ушёл, но Дин помог мне прийти в себя.

— Господи, я же его убила…

Дин сел на корточки. Потрогал пульс.

— Нет, он жив. Но надо позвонить в скорую, иначе он умрёт.

Он позвонил. Я всё ещё стояла, потрясённая содеянным. А что меня пугало, так это то, что мне это понравилось и я совершенно не чувствовала своей вины. Он же сам напросился!

— Нам надо уйти. Мы не сможем объяснить этого. Пошли.

Я не слышала его. Стояла и смотрела на кровь на тротуаре, на человека и совершенно была спокойна, равнодушна.

Он взял меня за руку, я дёрнулась. Тепло его руки вернуло меня в сознание окончательно. Руки приняли нормальный размер, клыки исчезли. Я стала сама собой.

Дин меня куда-то вёл. Мы шли домой.

Нам повезло, что уже темно и то, что никто этого не видел.

В подъезде светила одинокая лампочка. Внутри меня была пустота. Хотя нет, что-то всё же пробудилось во мне.

— Дин. Дин, подожди.

— Нами, давай дойдём до квартиры, а там поговорим.

Это что-то стало возрастать. Какая-то сила, ещё неведомая мне. Она была моей и вампирской, это я знала.

— Дин, что-то не так.

Я упала. Дин подхватил меня и бегом понёс в квартиру.

— Господи, Нами, что с тобой?


36

Я лежала на диване в своей квартире и не помнила, как здесь оказалась. Рядом стоял Дин и Антон, они о чём-то говорили. Конан сидел рядом со мной, Макса видно не было.

Внутри меня шла война. Я чувствовала как холодная, и колкая сила стала собираться в огромный ком и была готова вот-вот вырваться наружу.

Я уже знала, что ей надо. Она считала нас Мастером вампиров. А у каждого Мастера должны быть слуги, подчинённые. Мы хотели самых сильных, слабые были бы недостойны, служить нам.

Да, я хочу этого. Я? Нет, не я. Но ведь я и есть сила, я и есть вампир. Мастер. Да, но слуги мне не нужны. Разве? Это укрепит нашу власть, сделает нас сильнее, властнее. А мне нужно это? Нужна власть? Я же всё-таки человек! Разве? Я ещё считаю себя человеком? Я же только что, чуть не убила человека. И мне это понравилось.

Я стала выгибаться на диване. Я не хотела выпускать силу, знала, что ни к чему хорошему это не приведёт.

— Она пришла в себя. — Сказал Конан.

Надо мной склонился Дин. Он провёл рукой по моему лицу, но тут же отдёрнул руку.

— В ней сила вампира. Нами, выпусти её, не борись. Не делай себе больно.

— Нет, нет, нет.

Я не могла говорить. Сила стала рваться из меня.

Я закрыла глаза. Я видела внутри меня голубой огонь, огонь силы. Он переливался, шевелился, становился всё больше и больше. Ему уже стало не хватать места внутри меня. Я видела, что один его край похож на руку, которая вырастает из меня.

Она стала колотить в меня, пытаясь вырваться. Я поставила щиты, крепкие. Но я знала, что они долго не выдержат. Ведь эта сила часть меня, а бороться с самой собой дело тяжёлое. Щиты на это не рассчитаны. А жаль.

Она нашла брешь и вырвалась из меня вместе с моим криком. Кто-то зажимал мне рот. Но я продолжала кричать, сила продолжала вырываться.

Я зажмурилась. Сила, как огромная хищная змея, стала искать нам слуг. Я видела её скорость, с которой она летела, обходя простых людей, ударяя оборотней и задевая вампиров. Найдя вампира, она забиралась ему внутрь и исследовала. Нам никто не нравился. Слишком слабые.

Не знаю, сколько прошло времени, но она нашла подходящего. Мы нашли.

Он был силён. Мы вбились в его тело, нашли источник силы и перекрыли его. Этот источник давал ему силу, делал самостоятельным. А он должен быть покорным только мне.

Перекрыв источник силы, я перекрыла и источник жизни. Ну, или существования. Вряд-ли мёртвый может жить. В вампирах я плохо разбираюсь. Это пока что.

Он упал на колени, попытался выбросить меня из своего тела, но я была сильнее. Я Мастер и я привязывала его к себе. Делала своим.

Я смогла осмыслить то, что натворила. Остановиться было уже поздно. Если я его отпущу, он умрёт. Но привязывать я его не хотела, или… Я уже не знаю чего хочу! Я говорила, что сила и власть портят человека?

Оставалось только дать обет на крови, и он станет моим и только моим. Но чтобы закончить, он должен прийти ко мне.

Я открыла в нём новый источник силы, очень похожий на мой. Я дала ему новую силу. Я дала ему новую жизнь.

Сила вернулась в меня и успокоилась, залегла, но не исчезла. Я знала, что она не исчезнет уже никогда. Но сейчас, мне было не до этого.

Я села на диване. Теперь уже полностью пришла в себя.

— Дин, я…я…вампира. Я, кажется, привязала к себе вампира.

Он молчал, только смотрел на меня. Потом сел на диван рядом со мной.

— Дин. — Я дотронулась до него.

Он повернулся, и я смогла прочитать на его лице замешательство, а потом небольшую улыбку.

— Дорогая, ты понимаешь, что это значит? Это значит, что ты Мастер вампиров, ты — паней.

— И тебя это радует? — Это прозвучало грубо. — Дин, ты хоть понимаешь, что я сделала его своим…рабом.

— Не рабом, просто своим и только.

— Этого достаточно. Я не хочу никого подчинять себе без надобности. Я не тиран и никогда не стремилась им стать.

— Но это укрепит твою силу и авторитет.

— А я не хочу власти. Я к ней не стремилась. Я просто хочу нормальной жизни. Может не такой нормальной как у всех, но нормальной для меня. А это не вписывается в разряд нормальных вещей.

— Но теперь он принадлежит тебе и скоро будет здесь.

Я задумалась. И чего это я взъелась на Дина. Это же не он натворил. Но он же радуется этому! Гад. Мой любимый гад.

Я громко выдохнула и встала. Стала раздеваться. Сняв верхнюю одежду, я снова села рядом с Дином.

— Конан, поставь, пожалуйста, чайник. Думаю, что всё равно ничего уже не изменишь. Остаётся только ждать.

— Как ты? — Спросил он.

— Какам вверх! Да, никак. — Я сказала это уставшим голосом.

— Не расстраивайся. — Он потрепал меня по плечу и пошёл на кухню.

Я оглядела комнату. Макса так и не было.

— А где Макс?

— Он пошёл проверять как там тот мужик.

— А, понятно. — Я немного помолчала. — Ладно, пойду собираться на работу.

— На работу? После того, что произошло? — Изумился Дин.

— Жизнь продолжается. Плюс я не могу игнорировать свою работу. Если я не буду гадать и предсказывать, то мои силы найдут другое применение.

— Да. — Подтвердил Антон. — Такое было в Тиксе, когда она приобрела силу и не пользовалась ей. Она просто шла по улице и видела прошлое, либо будущее любого, с кем соприкасалась.

— А это не слишком приятно, уж поверьте мне.

— Верю дорогая. Тогда иди и готовься. А мы пока приготовим поесть.

Я поцеловала его в щёку.

— Спасибо Дин. Я люблю тебя.

Он крепко прижал меня к себе и тоже поцеловал.

— Я тоже тебя люблю. А теперь иди, мы позовём тебя если что.

Я знала, что значит это «если что». Это значит, когда придёт вампир.

Как ни странно, но моя жизнь от этого пока не изменилась. Если бы я всё время предавала значение таким вещам, то боюсь, что мне нужна была бы койка в шестой палате вместе с Наполеоном. Мои бы нервы этого не выдержали. Но всё по-прежнему. Пока…

Я стаяла возле шкафа в чёрном лифчике и чёрных трусах и не знала, что надеть. Я уже перебрала кучу вещей, но всё не то. Сегодня я хотела одеться как-то по-другому, не так, как всегда. Может надеть что-нибудь яркое? Я всегда одеваюсь консервативно и это начинает надоедать.

В дверь постучали, и зашёл Конан. Я его не стеснялась.

— Ты, какой чай будешь?

— У меня в сумочке лежит пачка чая с бергамотом. Завари мне его.

— Хорошо.

— Конан, что мне лучше надеть. Я хочу одеться на работу поярче. А то скучно как-то.

— Кому тут скучно? — Послышался голос Дина. Он зашёл и сел на кровать.

— Я не знаю что надеть. Я хочу что-нибудь поярче, чем обычно, но не знаю что! А где Антон? Он бы мне посоветовал.

— Он готовит ужин.

И тут я вспомнила, что у меня есть очень красивое голубое с узором платье из парчи. Точно. А к нему белую кофту болеро из кролика. Стильно. И мои чёрные сапоги подойдут.

— Всё, придумала. А теперь прошу всех удалиться. Я буду одеваться.

— А зачем нам выходить? Ты же не раздеваться будешь.

— А затем, дорогой, что я хочу, чтобы мой наряд оказался сюрпризом.

Я подошла к нему и нежно поцеловала.

— А можно я останусь?

Я подумала. Мне нужна помощь, чтобы застегнуть платье. Да и в последнее время мы так мало виделись.

— Хорошо. Но только ничего не говори, пока я полностью не закончу. Договорились?

— При одном условии.

— Каком?

— В четверг в таком же наряде ты пойдёшь со мной знакомиться с моими родными.

— Ты рассказал им обо мне?

— Ты же моя невеста.

Я просто бросилась на него.

— Дин, это же просто круто. Я познакомлюсь с твоей семьёй. А вдруг я им не понравлюсь?

— Ещё как понравишься. Особенно Марианну. Как бы мне не начать ревновать.

— Не смешно. Вот ты уже знаком с моей мамой. А я буду знакомиться с целой семьёй.

— Они полюбят тебя. И удивятся, как такая хорошая и умная девушка, связалась с таким шалопаем.

— С моим шалопаем.

Я опять поцеловала его и стала перед зеркалом. Я обычно сначала крашусь, а потом одеваюсь. Это как-то у меня время экономит. Или это только у меня так?

Я накрасила глаза в голубых и серебряных тонах. Тушь, немного румян и розовый блеск. Серьги, браслет, часы и кольцо.

Я не снимаю уже не только крестик, но и подвеску, и кольцо Дина. Это своего рода талисман. А я ему так ничего толком и не подарила.

Я подумала и придумала, что ценного можно ему подарить.

Мои часы были мужскими. Швейцарские, на чёрной упряжке, механические, водонепромокаемые, противоударные, с не царапающимся стеклом и всякое такое. Короче крутые часы. Я купила их себе на первую зарплату. У Дина часов я не видела и думаю, что они ему понравятся.

Я крутилась перед зеркалом и наконец встала лицом к Дину.

— Вау! Просто шикарно. А волосы ты оставишь распущенными?

— Наверно нет. Попрошу Конана заплести колосок. Я наверно летом их обстригу по плечо. А то с ними слишком много мороки.

— Не смей. Если ты подстрижешься, то я сделаю себе ёжик.

Я представила Дина с ежиком, и знаете, ему бы он пошёл. Но мне так нравились его волосы. Эти густые, шёлковистые, цвета молочного шоколада, волосы. То как они спадают, обрамляя его лицо, то, как он уже привычным и не заметным для себя жестом, их поправляет. Мне всё в нём нравится. Я люблю его всего, полностью.

Я сказала ему, что думаю.

— Я тоже тебя всю люблю. Но у тебя такие шикарные волосы.

Он посмотрел на меня щенячьими глазами. Или даже такими глазами, как в мультике Шрэк, смотрел Кот в сапогах.

— Дин, там видно будет. Вот у тебя волосы по плечо, а у меня по пояс. Мне же сложнее.

— Нами, Дин, ужин готов. Идите есть. Макс, помоги накрыть. — Это командовал Антон с кухни.

— Пошли, поедим. — Сказал Дин.

— Иди, а я позову Конана, чтобы он мне косу заплёл.

— Только не задерживайся. Я без тебя скучаю.

Я рассмеялась.

— Иди уже. Конан, Конан. — Я громко позвала.

Он зашёл.

— Что?

— Будь другом, заплети колосок.

— А, хорошо. Подожди минутку. Антон, тебе Дамиан поможет, я нужен Нами. — Он это прокричал.

— Хорошо. Но только не долго, а то всё остынет. Ей через час надо выезжать. Поторопитесь.

— Хорошо.

Эти крики, голоса оживляли квартиру. Было какое-то праздничное настроение. Я даже про вампира забыла.


37

Конан и впрямь быстро управился. За 10 минут у него получилась просто оболденная коса. И она очень подходила к моему наряду.

В моём наряде меня смущало только одно. В нём было глубокое декольте. Болеро прикрывало, но не полностью. Мать природа наградила меня 2,5 размером. И я как-то ещё не очень привыкла так это всё выставлять. Знаете, какой существенный недостаток большой груди? Я не могу нормально спать на животе. А в детстве я любила так спать.

Я не надевала сейчас болеро, в квартире было тепло, даже очень.

Антон приготовил запеченную рыбу и рис. Не люблю я рыбу, а он постоянно заставляет меня, её есть. Тоже мне мамочка.

Вообще я не хотела есть. Голода не было. Ещё бы, я ведь кровосос. Тут я вспомнила о том мужике. Макс сидел напротив меня.

— Макс, его забрала скорая? Всё в порядке?

Тут Дин взял меня за руку. Я поняла, что не всё в порядке. Но мне нужно было убедиться в этом.

Макс глянул на Антона, потом на Дина. Меня стало это нервировать.

— Ты не на них смотри. Это я задала тебе вопрос.

Я смотрела на него. Я знала, что он скажет. Но мне нужно было подтверждение. Я не могла поверить в это, не услышав.

— Он умер от потери крови. Врачи не успели сделать переливание.

У меня было такое чувство, что меня кто-то молотом по голове ударил. Я резко встала, и в глазах потемнело, голова закружилась. Но я выстояла, не упала.

— Дорогая, с тобой всё в порядке? Ты побледнела.

— Дамиан, не сейчас. Дай ей всё переварить. — Сказал Антон.

Я слышала их голоса, но не видела их. Я ничего не ощущала, ничего…. Внутри пустота. Я поняла, что я смогу с этим жить. Что смогу убивать не сожалея.

Как-то странно носились мысли в голове. Быстро.

Я ушла в спальню и стала собираться на работу. Я складывала побрякушки в сумку.

Какая-то часть меня, умерла вместе с этим человеком. Я никогда никого не убивала. Ну, из людей. Я даже Харитона спасла, не дала умереть, хотя могла. Я могу исцелять нечисть, а людей не могу.

Полу-вампир, полу-оборотень, ведьма, целитель и ещё кто-нибудь. Да, жуткая смесь, но это я. Я думала, что уже давно смирилась с этим, поняла, кто я есть, но я ошибалась. Я и предположить не могла, что осушу человека до смерти. Мне надо с кем-то об этом поговорить. С кем-то знающим. На ум сразу пришло только его имя — Луи. Я ему доверяю, наверно. Он знает о вампирах побольше меня, тем более, что сам он и есть вампир. Заеду к нему после работы. Мальчикам не скажу. Не надо им знать всё, что происходит в моей жизни. Блин, какая тут личная жизнь. У меня она общественная. Достояние всей стаи.

Я вышла из комнаты. Все молчали. Молчала и я.

— Ну что, Дин, ты подвезёшь меня на работу?

— Конечно.

— Макс, ты с нами?

— Да, только пойду, вещи возьму.

Я надела болеро, натянула сапоги. Конан помог надеть мне пальто. За что получил от Дина злой взгляд.

— Прекратите вы оба. Мне уже надоело это всё. Может мне уйти? Кажется я тут лишняя.

— Прости, Нами. Не злись на меня. — Сказал Конан.

Дин довольно ухмыльнулся и промолчал.

— Ох, Дин ты и заноза.

— А что я?

— Знаешь что? Когда поумнеешь, тогда позвони. Но не раньше. Мне надоели твои выходки. Может, ты реально пописаешь на меня, чтобы пометить? А?

Мне и без тебя проблем хватает. — Мне всё-таки надо было сорвать на ком-то злость и обиду. Неважно на ком, не важно из-за чего. Просто позлиться, покричать.

— Если бы ты переехала ко мне, то может, их вообще не было бы.

— А мне кажется, они наоборот бы прибавились.

Его щиты немного опустились и я смогла почувствовать то, что он чувствует, о чём думает.

Он думал, что раз я живу с Конаном и не хочу переезжать к нему, то я его не люблю. Ему больно сознавать то, что его любимая не хочет с ним жить, а живёт с тремя мужиками.

Дин просто переживал. Его можно понять. Любовь должна вселять уверенность в себе, а не отнимать её. Мне стало стыдно за своё поведение, но я не могу разрываться между всеми. Что мне делать с Конаном?

Я вгляделась в глаза Дина. В эти два полночных озера. В них была боль.

Я взяла его лицо в ладони и нежно поцеловала. Потом ещё раз взглянула в глаза. Я дала прочитать ему всё то, что я чувствовала. Я тоже отпустила щиты. Но не полностью, после того, что сегодня произошло, я не хотела опускать щиты. Просто я дала ему ощутить то, как сильно я его люблю.

Его глаза заискрились, как два василька в солнечный день. Мне так нравится смотреть на него такого. Уверенного, любимого, счастливого.

Мне стало тепло, и я сама не поняла, как оказалась в объятиях Дина.

Я почувствовала запах сена и цветов. Наш запах. Его запах, запах дома, уюта.

Я судорожно выдохнула ему в грудь, как если бы я только что плакала. Хотя наверно внутри меня оно так и было.

— Дорогая, прости меня. Прости, что сомневался. Любовь к тебе делает меня глупцом.

— Не глупцом, а юнцом.

— А это не одно и то же?

— Одно диагноз, а другое излечимо.

— Да, ты, наверное, права. — Он смеялся.

Дин крепко сжал меня, приподнял с земли, а потом выпустил.

— Я очень сильно тебя люблю и хочу, чтобы ты была только моей.

— Дин…

— Подожди. Я знаю, что не могу требовать этого в полной мере. Ведь ты Кови и у тебя есть обязанности перед всей стаей. Это я сделал тебя, ею, я и расплачиваюсь. Что ж, я не могу злиться на тебя за это.

Я не знала, что ответить и промолчала.

Я, Макс и Дин стояли возле джипа. Макс положил в багажник свои вещи. Хоть он и немного прожил со мной, но я уже успела привыкнуть к нему. К его смешному ёжику, к хмурым бровям, к его взгляду, к его шраму на лице. К нему самому. Он мне стал как брат.

Подойдя ко мне, я привлекла его к себе и обняла. Сделать это было тяжело, но сделала я это от всей души. Он тоже обнял меня, а потоп поднял в воздух и поцеловал. Дин этого не видел, он как раз залазил в машину, а мы стояли у багажника.

Он целовал так, как будто…даже и не знаю, как это описать. Он просто пил мою душу.

Для меня это было неожиданно и я не сразу смогла прийти в себя. А когда пришла, он меня уже отпустил.

Я была шокирована. От кого угодно я могла такое ожидать, только не от Макса. Как-то не слишком дружески это было.

— Нами, я благодарен тебе за всё. Ты показала мне жизнь с лучшей стороны.

— Макс…

— Дорогая, вы идёте?

Макс ещё раз взглянул на меня и сел в машину. Я всё ещё стояла, как он меня поставил. Потом я всё-таки пришла в себя и подошла к окошку Дина.

— Дин, я наверно сама доберусь. Я просто хочу побыть немного одна, осмыслить всё.

Я думала, что он начнёт спорить, но он не начал.

— Хорошо, я понимаю.

Я уже хотела отходить.

— Дорогая…мне жаль, что ты не беременна.

Я не знала, что сказать. Да и что тут можно умного сказать? Лично мне ничего умного в голову не приходило. Я промолчала.

Машина поехала, Дин помахал мне рукой, я тоже помахала, но смотрела не на него, а на Макса. Вот облом.

Я пошла к дороге, чтобы сесть на маршрутку. Ещё целая ночь впереди.


38

Я стояла на остановке и ждала 7 маршрутку. Она как раз идёт прямо к моей работе. Удобно, но вечером она ходит плохо.

Улица была хорошо освещена. Везде фонари, как большие свечи. Машины едут колонной, как муравьи. Одни медлят, вызывая раздражение у более торопливых. Раздаются сигналы недовольных водителей.

Людей почти нет. А если и кто-то проходит, то в основном это парочки либо шумные компании.

Сейчас у меня было время всё обдумать, но я не хотела, я просто оглядывала улицу, редких прохожих и следила, как бы не прозевать свою маршрутку.

Я начала следить за фигурой, которая приближалась к остановке.

Это был мужчина, ростом где-то около 180 см, точно не определишь, так как он шёл пока что далеко. Но быстро и очень плавно приближался. Как будто он не касался земли, а просто парил над ней. Эффектно. Широкие плечи и широкая грудь в ритм движениям плавно покачивались. Я уже могла различить черты его лица. Резкие, но очень красивые, чисто мужские. Длинные пшеничные волосы развивались по плечам. Мне он сразу кого-то напомнил. Ну конечно, он был вылитый принц из Диснеевского мультика «Красавица и чудовище». Просто с него рисовали. Удивительно. На нём был длинный чёрный плащ, который полностью закрывал.

Он подошёл уже достаточно близко, чтобы у меня появилось чувство, что на него уже нельзя так пялиться. Я отвернулась к дороге и стала высматривать маршрутку.

Но тут я что-то почувствовала. Резкое желание повернуться и смотреть на него. Я не успела толком осмыслить это, как словила себя на том, что уже поворачиваю голову в его сторону. Мне в лицо дунул ветер. Холодный, но не настоящий. Я не успела, и моргнуть, а он уже стоял рядом со мной. У меня перехватило дыхание.

Я стояла и смотрела в его глаза, но не могла рассмотреть какого они цвета, слишком темно. Он стоял, вторгаясь в моё личное пространство, я должна была рассердиться, отойти, смутиться. Но ничего подобного не ощущала и не делала. Мне казалось чертовски правильным то, что он стоит так близко ко мне. Мне казалось, что я уже очень давно с ним знакома и что так и должно быть.

— Мастер, я пришел, чтобы ты завершила начатое.

Что? Стоп, он назвал меня мастером?

— Что?

— Ты звала, ты начала процесс, и я пришёл по твоему зову закончить начатое.

— А, так ты тот вампир.

Я пришла в себя и отодвинулась от него. Но мне сразу захотелось встать обратно, поближе к нему. Хотелось взять его руку, чтобы чувствовать его. Желание было сильным, но преодолимым.

Почему я не почувствовала, что он вампир?

— Я твой, часть тебя. Ты и не должна чувствовать кто я. Ты и так это знаешь.

— Как ты…

— Как я узнал, о чём ты думала?

— Да.

— Это легко. Всё было написано на твоём лице. Не бойся, я не читал твоих мыслей, ты мне не позволяла этого, Мастер. Значит, мне этого нельзя делать.

— Прости, я не знаю, как тебя зовут.

— Меня зовут Феникс. Но ты можешь дать мне другое имя. Теперь я твой и ты вольна делать всё, что захочешь.

— Я Намирра. — Я была немного сконфужена и не знала, что делать. Я протянула ему руку для рукопожатия, и он принял её.

Как только наши руки встретились, между нами возникла сила. Я чувствовала Феникса. Я знала, что теперь я заставляю его сердце биться, это я заставляю его жить. Он воистину принадлежит мне. Но меня напугало это и то, что он теперь зависим от меня.

— Сколько тебе лет?

— А разве ты не чувствуешь?

— Нет, странно, но не чувствую.

Он задумался, всё ещё держа мою руку. Мне как-то тоже не особо хотелось отпускать его.

— Ты очень сильно закрылась от меня. Я слабо чувствую тебя, Мастер.

— Не зови меня Мастер, просто Намирра.

Он улыбнулся, показались клыки. У вампиров они никуда не исчезают, не то, что у меня.

Я всё-таки смогла отпустить его руку, но мне стало не хватать этого прикосновения. Он тоже чувствовал это, а я чувствовала то, что чувствовал он. Мне было это приятно и как-то обычно, но жутко не нравилось. Не нравилось то, что я вот так поступила с человеком, с вампиром. Один чёрт!

— Отвечаю на твой вопрос, мне 500 с лишним лет.

Вау, он даже старше Луи.

— Феникс, прости меня за то, что я сделала. Я каюсь. Я не хотела тебя привязывать. Правда не хотела.

Он посмотрел на меня, долго, изучающе.

— Я знаю. Теперь знаю. Я бы почувствовал, если бы ты обманывала. Я тоже не хотел быть подручным вампиром. Никогда и никому я не хотел принадлежать. Я старый и очень сильный вампир, я сам паней и никто, никто до тебя не смог бы этого со мной сделать. Я знаю тебя, знаю кто ты. Если честно, то сейчас я не жалею о том, что ты сделала, хотя пять минут назад, я хотел убить тебя.

— Прости, прости меня. Скажи, это можно как-то исправить. Можно освободить тебя?

Он закрыл глаза, потом медленно открыл.

— Нет. Уже слишком поздно. Мне осталось только дать клятву…

Он не успел договорить. Моя таксичка остановилась рядом с нами и от туда стали вылазить люди. Я глянула на часы, если я сейчас не поеду на работу, то опоздаю и сильно, а опаздывать я не люблю. Даже сейчас меня не отпускала мысль, что опаздывать на работу плохо.

Я немного помялась, а потом взяла Феникса за руку.

— Залазь в маршрутку, мне надо ехать на работу. По дороге всё обсудим.

Он не стал спорить, а просто залез внутрь, я за ним. Я захлопнула дверь. Он всё ещё стоял и не знал, что делать.

Пятисотлетний вампир в маршрутке — обхохочешься.

Я глянула вперёд, два последних сиденья были свободны.

— Проходи и садись туда.

Он сделал, как я сказала, я села рядом с ним и передала деньги за нас двоих. Он был немного не в своей тарелке. Прикольно.

Я взглянула на него. Свет в маршрутке был тусклым, но я всё равно смогла рассмотреть цвет его глаз. Синие, но не такие как у Дина. У Дина они цвета василька, а у Феникса цвета лазури. Именно морской цвет, моря, волн, глубины.

Во взгляде, я ощущала его силу, возраст, ум. В глазах читались гнев, страх и блаженство. Как у влюбленного щенка.

Я отвела взгляд и уставилась на свою сумку. Я затаила дыхание, но от этого легче не становилось.

Феникс дотронулся до моей руки, и я её взяла, крепко сжала пальцы. Я всё-таки смогла взглянуть на него.

— Прости меня, пожалуйста. Я не хотела.

Я не знала, как выразить то, что я чувствовала. Я сломала ему жизнь, забрала её, как леденец у ребёнка. Это мерзко и подло. А ведь он был вольным, свободным, а потом я…

— Намирра, не кори себя. Я понимаю, что ты не хотела этого.

Я мотнула головой. Говорить было бы слишком больно. Жгло глаза. Тюрьма для него, а я тюремщик.

— Я знаю, что если бы ты могла всё изменить, то изменила бы. Сделанного не воротишь. Я прощаю тебя.

— Но я не простила себя, понимаешь?

Теперь я глазела на него ища понимания. Он понял и кивнул. Я уткнулась лицом в его грудь, он обнял меня.

Я знаю его всего лишь несколько минут, а такое чувство, что целую вечность.

— Мастер, нам ещё надо закончить обряд. Иначе могут быть не желаемые последствия.

Я подняла на него вопросительные глаза.

Он громко выдохнул, как будто ему было тяжело говорить.

— Ты отсоединила меня от моего же источника жизни и подсоединила к своему, но ещё, как бы это сказать… но ещё не включила его.

— А что может случится?

— Я могу сойти сума, превратиться в упыря и рвать и убивать всех, кого встречу.

Он говорил это спокойно, ровно, но в его глазах я смогла уловить тень страха. Ещё бы такого не боятся.

— Я не знаю, как это закончить. Я и не знаю, как это началось.

— Я верю тебе. Но это значит, что нам нужна помощь кого-то знающего. Тому, кому бы ты смогла довериться.

И кто бы это мог быть? Мои мальчики понимают в вампирах не больше меня, а всем моим знакомым вампирам я не доверяю. Может Эринэс мне сможет помочь? Надо позвонить ей, тогда и узнаем.

— Я спрошу у одного человека, я ей доверяю. Но нам сейчас выходить. Давай сначала выйдем.

— Хорошо, только с этим нельзя тянуть долго.

Я попросила остановиться на остановке, и мы вышли. Я не знала, о чём с ним говорить и мы пошли молча. Он шёл очень близко ко мне, почти касаясь, но только почти. Я шла слева от него, сумка висела на левом плече, а правая рука как-то одиноко висела вдоль туловища. Его рука была возле моей и меня так, и подмывало взять её. Моя рука прям зачесалась. Я уже хотела сунуть её в карман, но Феликс взял её, а я сцепила с ним пальцы и взглянула в его глаза.

— Я тоже чувствую это. Притяжение. И больше не смог сопротивляться.

— А это нормально? Нормально то, что я хочу обнять тебя, трогать, знать, что ты рядом? У меня такое чувство, что я тебя уже лет сто знаю. Меня прям и тянет, помять, сжать тебя. — Я попыталась, не смутится, но не вышло.

— Я не знаю, нормально это или нет, но чувствую я то же самое.

Мы посмотрели друг на друга и что-то тёплое, родственное было в этом взгляде. Никакого секса, просто прикосновения, близость. Такое чувство у меня возникает рядом с Антоном, чисто родственное.


39

На работу я пришла минута в минуту. Сняла пальто и повесила его в шкаф, Феникс тоже отдал мне свой плащ. Я смогла рассмотреть, во что он был одет.

Тёмно синий деловой костюм в тонкую полоску, отличный крой и на нём отлично сидит, как влитой. Наверно сшит по заказу. Я почти в этом уверена. Белоснежная рубашка и чёрная бабочка. Запонки на манжетах были с какими-то камнями. Я плохо в них разбираюсь.

Сочетание старины и новизны. Всё было подобранно с отличным вкусом и смотрелось просто шикарно. Он был высоким и хорошо сложённым. Крепкий и утончённый. В наше время редкое сочетание.

— Тебе очень идёт.

Я показала рукой на его костюм.

— Спасибо. Должен заметить, что ты тоже одета просто великолепно.

— Спасибо.

Наступило неловкое молчание. Терпеть это не могу.

— Мне надо отработать время. Я закончу в 00.00, и мы сможем закончить начатое, но пока тебе придётся подождать. Если хочешь, то можешь пока съездить в город, а к двенадцати подъехать сюда.

Как только я это договорила, я тут же почувствовала резкий порыв ветра, но смогла уследить и успела немного отойти.

Он взлетел и незаметным движением оказался там, откуда я только что отошла. Как только он остановился, я захлопала в ладоши.

— Браво. Но только не делай так снова.

— Ты смогла увидеть моё движение, я так и знал… — Он вдруг стал каким-то задумчивым и печальным.

Я подошла к нему и взяла за руку.

— Феникс, я и раньше могла замечать такие движения. Честно.

Он поднял на меня глаза, в них появилось немного спокойствия. Видно ему, как и мне, приносило удовольствие близость и прикосновения друг друга.

— К тому же круто, что ты умеешь летать. Скажи, а ты бы смог поднять и меня?

— Да, смог бы.

— Вау! И мы сможем вместе полетать? — Я попыталась развеселить его.

— Да. Если тебе угодно.

Я завизжала как маленький ребёнок, а ещё и запрыгала. У Феникса стало такое удивлённое выражение лица, что я прекратила.

— Прости, просто это так здорово.

— Да нет же. Просто я почувствовал твою радость. Это как порхание бабочек в животе. Я такого не чувствовал с того дня, как умер. Просто удивительное ощущение. Я так давно уже ничего не чувствовал. Не вкуса еды, не радости, восторга, ничего хорошего.

В его глазах зажёгся какой-то тусклый голубо-серый огонёк. Печаль и боль того, что он потерял за 500 лет существования.

— Интересно, а я и дальше смогу чувствовать это? Может после клятвы я смогу ощущать то, что ощущаешь ты? Если это так, то я бы не пожалел бы о том, что ты меня привяжешь к себе.

— Ну, точно мы это не знаем. — В дверь постучали. — Сейчас, подождите. Феникс, ты мог бы подождать в приёмной, пока я работаю? Если ты захочешь, есть или пить, то попроси у Лены, ты её видел, она всё организует.

Феникс улыбнулся, широко так, что показались зубы. Ему шла открытая улыбка, даже клыки украшали. А они у него не маленькие. Больше чем у Луи, странно.

Он прикрыл рот рукой.

— Прости, я обычно так широко не улыбаюсь.

— Да нет, такая улыбка тебе очень идёт. Зря ты так не улыбаешься.

Он снова улыбнулся и я тоже. А потом до меня медленно дошло, как я сморозила.

— Ой, прости Феникс. Я всё ещё не могу привыкнуть, что вы не едите и не пьёте. Ну…ты меня понял.

— Да мне даже лестно. Обычно если кто-то знает, что ты вампир, всё время хочет указать на это, как-нибудь уколоть. А ты и вправду, как ты выразилась «сморозила». И это чертовски приятно.

— Можно? — В дверь просунулась женская голова.

— Я подожду. — Он поцеловал меня в лоб и вышел.

— Да, да. Заходите.

Я посмотрела, как вампир закрывает дверь, он всё ещё улыбался, но уже без зубов. Всё равно — улыбка красит человека, даже если он вампир или ещё кто-нибудь.

Я уже отработала пол смены и у меня был заслуженный 15-ти минутный перерыв. Я быстро сходила в туалет, а потом вышла в приёмную. Там сидело две женщины и Феникс. Они о чём-то очень мило болтали. Одна из женщин была моя постоянная посетительница. Она уже много раз была у меня, а вот вторую я не знала.

Молоденькая, года 23. Короткая стрижка, крашенные чёрные волосы. Отличный макияж, красивая одежда. В общем, очень даже приятная, вот если бы она ещё не так сильно напирала на Феникса. Она села очень близко к нему, почти вплотную. Хихикала, улыбалась, прям, лезла из кожи вон, чтобы понравиться. Мне она сразу не понравилась. Ревную? Кто я?

Нет, я не ревную. Кто я такая, чтобы ревновать его к ней? Просто мне неприятно наблюдать такое. Не в моём офисе.

Я уже почти поверила, что Фениксу тоже нравиться флиртовать, но он посмотрел на меня. На его лице была улыбка, красивая, манящая, но вот глаза умоляли спасти его от неё. Он посмотрел на меня, мол, убери её. Что ж, друзьям в помощи не отказывают.

Я подошла к этой даме и Фениксу.

— Здравствуйте. Феникс, можно тебя на пару слов, у меня к тебе дело.

— Конечно. — Он встал и повернулся к этой женщине. — Было приятно познакомиться. Ещё увидимся. — Он поцеловал ей руку, и я увела его.

Я ещё раз посмотрела на эту прилипалу и получила от неё уничтожающий взгляд. Я сделала недоумевающее лицо и закрыла дверь.

— Тебя и на минуту нельзя оставить. Казанова ты наш.

Я ждала от него какой-нибудь реплики в ответ, но он промолчал. Я даже как-то растерялась, но потом взяла себя в руки.

— Ты всё время был здесь?

— Да. Я никуда не спешу.

— Мне осталось ещё два часа отработать, и я свободна. Сможем закончить.

— Я подожду.

Я села на стол и задумалась.

— Слушай, а ты знаком с Луи? С принцем города.

— Да, знаком. — Он задумался и видно не о приятном. У него ссутулились плечи, упала прядь волос на лицо, а он как будто и не заметил.

Он замер, перестал дышать. Дин говорил, что вампиры могут очень долго не дышать, сейчас я в этом убедилась.

Я подошла к нему и убрала выбившуюся прядь волос. От моего прикосновения он вздрогнул и резким движением словил мою руку. Даже я не заметила это движение, и у меня из груди вырвался лёгкий вздох.

— Прости, я не хотел тебя напугать. Просто я задумался.

Он не отпустил мою руку, а прижал её к своей груди, к сердцу. Я сначала не поняла, что он хочет, и взглянула на него. Но глазу у него были закрыты и тут я поняла, что он имеет ввиду. У него не билось сердце. Рука его была тёплой, но сердце не билось. Тут я опять взглянула на него. Его лазурные глаза смотрели в мои.

— У тебя не бьётся сердце.

— Я знаю. Это ты его остановила, ты его и заставишь биться. Надо завершить привязывание.

— Прости.

— Знаешь, я простил тебя, но меня пугает это. Сидя там, так близко и так далеко от тебя, я думал только о тебе. Я хотел быть рядом, видеть тебя, касаться… Желание было таким сильным, что я решил развеется и заворожить ту женщину. Понимаешь? Я заставил её влюбиться в меня, это одно из моих способностей.

— Почему ты рассказываешь мне это?

Он сел на диван.

— Раньше я бы никогда не жалел об этом. Она ведь просто человечишка, кусок мяса. — Он замолчал и покачал головой. — А сейчас мне как-то не посебе. Чувство вины, что ли.

— А что в этом плохого? — Я была несколько озадачена.

— Я несколько столетий мог убивать не задумываясь. Я был судьёй и палачом — воином. А сейчас мне стало совестно.

Я поняла, куда он клонит, ну что ж, надо как-то утешить его, что ли.

— Феникс, ты меняешься и это происходит из-за меня. Единственное как я могу тебя утешить, это надеяться, что ты будешь меняться только в лучшую сторону.

Он встал и подошёл ко мне. Близко, очень близко. Он касался меня телом, свои руки положил мне выше плеч. Я подняла на него глаза и взглянула на его удивительные, цвета лагуны, глаза. Я почувствовала небольшое давление на мой щит. Это как чувствовать на себе чей-то пристальный взгляд. Вреда нет, но неприятно.

Феникс резко отпрял от меня, я пошатнулась, но не упала.

— Ты мой мастер. Я не смог подчинить тебя себе, не смог влюбить. Я подчиняюсь тебе и твоей силе. А сейчас, я пойду ждать окончания твоей работы.

Что-то я не уловила.

— Стоп. Ты что? Ты проверял меня?

— Да, я должен был сделать это, чтобы убедиться…

— Что я превосхожу тебя. — Закончила я за ним.

Он стал уходить.

— Стой. — Он обернулся. — Расколдуй эту женщину. Нельзя так с людьми.

— Да мастер.

И он вышел. Он нагрузил меня и ушёл. Как бы я хотела всё исправить.

У меня ещё оставалось пять минут, и я решила позвонить Дину и спросить, как там Макс устроился.

— Дин, привет.

— Привет дорогая.

— Я хотела спросить, как там Макс устроился? Ты дал ему хорошую комнату? А кровать там большая? Ему надо много места.

— Не волнуйся, мамочка. У нас всё хорошо. Заедешь завтра и сама увидишь.

— Завтра, завтра я не смогу. Мне с утра в универ, а потом на роботу.

— А в перерыве. Разве ты не сможешь?

— Не знаю, просто я не знаю, сколько будут длиться занятия.

— Я думаю, что ты успеешь.

— Может ты и прав.

— А ты как? Как доехала?

— Я встретила вампира, которого привязала. Его зовут Феникс, и он сейчас сидит у меня в приёмной и ждёт, чтобы закончить обряд. — Выпалила я на одном дыхании.

— Мне приехать? Тебе нужна помощь?

— Нет. Не надо Дин. У меня всё под контролем.

— Точно? По голосу не скажешь.

Я выдохнула в трубку.

— Просто я не хотела этого. Я не хотела вредить ему, портить жизнь. Ведь я разрушила её Фениксу. Я бы хотела всё исправить, но уже слишком поздно.

А ведь он очень сильный и старый. Ему 500 лет, представляешь? И тут появилась я и всё испортила.

— Нами, но ведь ты не специально. Будь у тебя такая возможность, ты бы всё исправила, ведь так?

— Да.

— Вот видишь. Не всегда получается то, что мы хотим. Раз так получилось, значит это судьба. Ведь мне было суждено быть с тобой, так и случилось.

— Спасибо, Дин. А сейчас мне надо работать.

— Я люблю тебя.

— Я тоже люблю тебя, только больше. Пока.

Я положила трубку. Меня немного успокоил разговор с Дином. Но осадок не убрал. И чего я вечно попадаю в разные неприятности? Если узнаете, то сообщите мне.


40

После работы я позвонила Эринэс и она рассказала, что нужно делать. Я всё записала и поблагодарила её. Но перед этим, мне пришлось рассказать, что произошло.

— Твоя сила растёт, дитя. И это нельзя игнорировать. Ты должна научиться управлять силой, иначе она начнёт управлять тобой.

— Это не так уж и легко.

— А никто и не говорил, что это должно быть легко. Большая сила накладывает большую ответственность. Ты ответственна за совершимое тобой.

— Я знаю. Спасибо, Эринэс.

— Будь осторожна дитя и не держи силу всё время в клетке, иначе она может стать опасным зверем. Передавай привет Антону, мы скучаем по вас. Пока, дитя.

— До свидания и ещё раз спасибо.

Я положила трубку и задумалась. Она сказала, что надо выпускать силу. Наверно надо больше времени уделять стае. Но если сейчас начнётся учёба, то я просто не смогу разрываться. Надо создать график. И вообще лучше пока-что об этом не думать.

Перед уходом, я ещё раз сходила в туалет. Поправила макияж, накрасила губы блеском. Я когда нервничаю, постоянно подкрашиваю губы.

Я попрощалась с Евгением Николаевичем, и мы вышли на улицу.

Дул северный ветер. Он пронизывал насквозь. Было холодно. Не люблю такую погоду.

— Так ты узнала, как это проделать?

— Да, моя учительница мне рассказала. Но нам нужно какое-то помещение. Я предлагаю поехать ко мне домой. Плюс сейчас Конан и Антон на работе.

— Мой дом находиться за городом, далеко отсюда. Так что я принимаю твоё предложение.

— Тогда, поехали ко мне. Пошли, найдём такси.

И мы пошли. До самого дома, Феникс не проронил и слова. Я тоже не хотела разговаривать. Да и о чём?

Зайдя в квартиру, я сначала дала вампиру разрешения прохода, а потом сразу почувствовала запах лилий. Дин, а может Конан или Антон. А что если Макс? Кто же их привёз? То, что это мои любимые цветы знает только Антон, ну ещё и Жека с Алексом. Может там есть записка? Ладно, потом посмотрю, а пока Феникс.

Я уже сняла обувь и пальто, а он всё ещё стоял и не шевелился. Я обернулась к нему.

— Феникс, сними обувь и пальто. У нас здесь тепло, они тебе не понадобятся.

Он кивнул и отдал мне свой плащ, стал разуваться, я повесила плащ и подошла к журнальному столику, на котором стоял букет. Просто огромный. Хотя в лесном домике Дина были и побольше. Но не в размере дело, просто никакой карточки не было. Поведение Макса меня выбило из колеи, а ещё и вампир и этот обряд. Он обещает быть не самым приятным.

Я почувствовала приближение Феникса. Его сила играла у меня на коже. Но это не было неприятно как с Луи, это было как поглаживание. Лёгкое, нежное, у меня волоски на руках встали по стойке смирно.

Я обернулась. Он не шёл ко мне — плыл. Красиво, легко, завораживающе.

Феникс оказался возле меня очень быстро и обнял. У меня дыхание перехватило. Потом, так же быстро он отступил от меня и встал рядом. Я смогла вздохнуть и посмотрела ему в лицо. На нём ничего не выражалось. Маска.

— Луи тоже умеет делать так. — Я сказала первое, что пришло мне в голову.

Вот теперь на его лице стали появляться эмоции. Я пока не могла разобрать какие именно.

— Ты с ним хорошо знакома?

— Нет, виделись всего пару раз. Из-за него я влипла в неприятность. — Это была правда. Если бы я солгала, он бы почувствовал. — А ты, давно его знаешь?

— Да. В какой-то мере, я принадлежал ему. Так как он принц города, то все вампиры, даже сильнее его, являются его подчиненными. Они, конечно, могут сразиться с ним за власть…

— Но тебе власть не нужна. — Закончила я за него. Я вдруг как-то поняла его, будто знала уже очень давно. — Ты сильнее и мог бы победить его, но ты предпочёл остаться в тени и не лезть в политику за власть. — Я взяла его за руку. — Я думаю, что ты правильно поступил. Пусть они сами там в этом разбираются.

— Спасибо тебе.

— За что? — Удивилась я.

— Теперь ты мой мастер. И ты не будешь заставлять меня делать чёрную работу, ты не такая. Я чувствую это.

— Ты прав.

Я хотела расспросить его, что же такое заставлял его делать Луи, но это не моё дело. Если захочет, сам расскажет, а заставлять я его не буду.

— Как думаешь, у нас получиться?

— Да, Намирра. Я в этом уверен.

— Это хорошо. Потому что я не уверена. — Я улыбнулась.

Я достала с сумки блокнот, в который записала слова обряда. Потом подошла к дивану, сняла болеро и села. Он резко вскочил и ушёл в угол комнаты. Я не поняла почему.

— Распятие. На тебе крестик.

— Ой, прости. Я его сейчас сниму. — Я так и сделала и спрятала его в тумбочку. Потом снова села на диван.

— Снимай пиджак и присаживайся. — Он сделал то, что я сказала. — Ну, что готов?

— Да.

— Ну, тогда, пожалуй, начнём.

Эринэс мне сказала, что мне сначала надо успокоится, сосредоточиться, убрать щиты и вызвать силу. Она сказала, как только я сброшу щиты, сила сама поймёт, что делать дальше. Я на это и рассчитываю.

Я сбросила щиты и воззвала к силе, но на поверхности находился мой зверь, когда он понял, что я сейчас не его зову то ушёл. Но чтобы загнать его обратно понадобилось время.

— У тебя всё получится. — Сказал Феникс. Он взял мою руку и этого было достаточно.

В миг проснулась сила вампира и сила энты, они как будто соединились воедино и по моей руке нашли силу Феникса и вошли в него. Я ощутила тот источник, который я в нём открыла, почувствовала, что он и вправду закрыт. Я разорвала клятву на крови с Луи и поняла, что Феникс этому рад.

Сила выливалась из меня и входила в Феникса. Это было похоже на то, как течёт быстрый горный ручей. Сила была ледяной, но она текла из меня так быстро, что было трудно понять, лёд это или кипяток. Она колола меня изнутри. Это не было больно, но было на грани этого.

Когда моя сила полностью вошла в Феникса и скопилась в его теле, он уже не сидел на диване, а лежал и изворачивался. Видно, это не самое приятное ощущение.

Что-то было не так и я тут же поняла что. Я заползла на Феникса и села на нём. Потом склонилась над его ухом.

— Откройся мне, Феникс. Сбрось щиты.

Ему не надо было повторять дважды. Хороший вампирчик. Мне начинает это нравиться. Сила сгустилась во мне и возле меня. Это пьянящее чувство всемогущества. Я бы могла сейчас перевернуть весь мир. Но краем сознания, я понимала, что потом у меня будет силовое похмелье и будет не до переворотов мира. Но зато сейчас…

Как только он сбросил свои щиты, я смогла сломать в нём то, что оставалось от клятвы и связи с Луи и ещё кем-то, с его создателем.

Каждый вампир имеет своего создателя, панея. Они сильны и стары, а тот, что сотворил Феникса, был очень стар и могущественен.

Из памяти Феникса, я смогла понять, что он бежал от него. Луи, несколько веков назад, смог дать ему защиту и спрятал от создателя Феникса. Но взамен, Луи стал требовать от Феникса выполнения страшных вещей…

— Нет, пожалуйста. Не надо ворошить прошлое. Намирра, прошу тебя, пожалуйста, закончи начатое. Закончи.

Я сделала, как он просил. Я вдвинула в него свою силу и его сердце стало биться, но это было только половина обряда.

— Для завершения обряда, ты должен взять у меня кровь, а я у тебя.

— Я знаю, как это сделать с меньшим вредом для нас обоих.

Я доверилась ему. Если честно, то я просто плохо соображала. У меня в голове пульсировала кровь. Я ощущала силу, вокруг нас и мою силу внутри Феникса и это настолько утомительно пьянило, что мне уже было почти всё равно, лишь бы поскорее и поспать.

Быстрым рывком, он опрокинул меня, и я оказалась лежащей на диване, а он нависал надо мной. Феникс сделал это очень быстро и мне понадобилось время, чтобы это осмыслить, но зато он не медлил.

Феникс придавил меня, навалился и поцеловал меня. Это было так хорошо, странно, как это я раньше не поцеловала его? Его язык проник в мой рот, а мой в его. Тут я почувствовала вкус крови. Я напоролась на его клык и поранила язык. Он сделал тоже самое, Феникс проколол свой язык. Вот тебе и обмен кровью. Мой рот наполнила наша кровь и сила ревела над нами.

Я отстранилась от него, пьяная, и проглотила кровь, он сделал тоже.

Сила стала покалывать кожу и это вызвало придыхание во мне. Феникс надо мной изогнулся.

— Слова, говори клятву.

Точно, клятва, я совсем забыла о ней.

— Кровь от крови моей, плоть от плоти моей, душа твоя принадлежит мне, я даю тебе жизнь, взамен за верность. Теперь ты принадлежишь мне.

— Кровь от крови моей, плоть от плоти моей, душа моя принадлежит тебе, ты даёшь мне жизнь, взамен за верность. Теперь я принадлежу тебе. Да будет так.

Мы скрепили клятву поцелуем и сила накрыла нас волной. Она царапала меня, вырывалась, бушевала, душила. Я думала, что вот, она уже отступила, как новая волна накрывала нас.

Не знаю, сколько времени прошло, когда всё это закончилось. Обмякнув, Феникс обрушил свой вес на меня. А он пушинкой не был. Я попыталась выползти из-под него, но он меня слишком сильно придавливал.

— Феникс, слезь с меня. Мне нечем дышать.

— Прости.

Он не слез с дивана, а просто скатился и лёг рядом. Мне пришлось лечь на бок, чтобы он не упал.

Мы ещё долго просто лежали. Я уткнулась ему головой в плечо, а он водил рукой вдоль моего тела. Это было просто касание, ласка, нежность. Очень приятно было ощущать биение его сердца. Я заставила его биться. Но я знала, что я могу и прекратить это биение.

Наконец, отдохнув от всего этого я стала вставать. Я сразу поставила щиты.

— Не знаю как ты, но я хочу спать. Мне завтра ещё рано вставать. Так что если ты уже отдохнул, то можешь идти домой. Только оставь мне свой телефон, мы завтра созвонимся и встретимся всё обсудить. А сейчас я слишком устала.

Он смотрел на меня и был полон радости. Его глаза лучились, а лицо просто сияло от счастья.

И чего это он радуется, ведь я только что привязала его к себе? Ему сейчас положено было бы убиваться горем, ну никак не радоваться. Наверно, он прочитал это на моём лице, так как спросил:

— Намирра, неужели ты не понимаешь, что ты сделала?

— Я только что привязала тебя к себе полностью и стала твоим мастером. — Он взмахнул рукой, показывая, чтобы я продолжала. — Это значит, что ты теперь под моей защитой. Не бойся, если что, я смогу тебя защитить.

— Я в этом не сомневаюсь, но неужели ты не почувствовала ещё что-то?

Я задумалась, я почувствовала, что оборвала его связь с Луи и его создателем полностью. Можно сказать, что я спрятала Феникса от них, или украла. Но мне нравиться больше первый вариант. Я сказала ему это.

— Ты просто не понимаешь, что это значит для меня. Я и не подозревал, что ты такая сильная.

— Феникс, сейчас почти три утра, я ничего не понимаю и жутко хочу спать. Давай ты мне всё объяснишь попроще.

— Мой создатель настоящий монстр. Он не знает пощады и не понимает слов о добре. Когда-то, уже очень давно, я не выдержал его зверств и сбежал от него. Луи взял меня под свою защиту, я дал ему клятву на крови, в надежде, что она избавит меня от власти моего создателя надо мной, но я ошибся. Власть ослабла, но не исчезла, а потом ещё и Луи стал пользоваться моей силой. Я был зажат с двух сторон и двое качали из меня силу в своих грязных целях. Я не люблю насилия в таких рамках, и я отказался подчиняться Луи, но ведь он стал моим мастером… — Он глубоко вздохнул, явно снова переживая те события. Хотя я не до конца понимала, о чём он. О какой силе и страшных вещах. Но сегодня я это знать не хотела, это факт. — А сейчас, ты, маленькая девочка с такой огромной силой освободила меня. Я знаю, что ты добрая, и я благодарен судьбе, что ты или твоя сила смогли привязать меня и освободить от призраков прошлого. — Тут он перестал так улыбаться и его голос стал тих и полон печали. — Боюсь, что ещё бы немного той жизни, и я, не взирая на прожитые мной 500 лет, покончил бы со своим существованием, иначе я бы сошёл с ума.

Что можно сказать, когда человек открывает тебе душу? Ведь мы знакомы всего день. Что можно сказать или сделать такого утешительного, чтобы он перестал думать о тех пережитых ужасах и муках? Я сказала ему правду, которую он заслуживает.

— Феникс, теперь можешь спать спокойно. Они больше не смогут дотянуться до тебя и сделать больно. Теперь ты свободен. Я не хочу, чтобы ты был моим рабом или ещё что-нибудь такое. Теперь ты свободный человек, такой же, как и все. — Он улыбнулся своей открытой улыбкой. — Ну, или почти такой же. Но сути это не меняет. Понял?

Он кивнул. Я задумалась.

— Как думаешь, Луи уже почувствовал, что ты больше не его?

— Я в этом уверен.

— И ты доволен этим. — Сказала я. Я тоже улыбнулась. Луи в ярости, класс!

— Это только благодаря тебе, Намирра.

— Можно просто Нами.

— Спасибо, Нами.

— Незачто. Но если ты не против, то я всё ещё хочу спать.

— А разве я буду жить не с тобой?

Может он жил с Луи? Тогда ему некуда идти.

— А у тебя есть дом? Ну, свой, отдельный?

— Да, у меня частный дом, но…

— Феникс, пойми, со мной сейчас живут двое парней. Антон — мой брат и Конан — которого я приютила. Ещё у меня есть жених, который хочет, чтобы я жила с ним. Ты меня пойми, но просто если ещё и ты, то это за слишком.

Теперь он ухмылялся. Да уж, ему смешно.

— Это не смешно. Я хочу построить себе отдельный дом, хотя мальчики об этом пока не знают.

— Я понимаю. Тогда я наверно пойду домой.

— Да.

Он встал, оделся. Я провожала его.

— Приходи завтра, я познакомлю тебя со своими.

— Хорошо. Вот кстати мой адрес. Телефона у меня нет. Не люблю я эту технику.

— Ясно. Ой, подожди. — Я сбегала в спальню и прибежала обратно. — Вот держи. Это оберег, он очень сильный. Повесь его на шею и зло будет обходить тебя стороной. Я это гарантирую. Только не потеряй, он один такой. Я сама его сделала.

— Ведьма.

— Да, но колдовству только учусь.

— Спасибо тебе ещё раз и до завтра.

— До завтра. — И я закрыла и заперла за ним дверь.

Спать, спать, спать. Но сначала надо смыть косметику. Вот не могу я заснуть с макияжем. Чувствую, что ещё не всё сделала, такой дискомфорт какой-то.

Как только я закончила, стянула с себя шмотки, кинула их возле кровати, натянула сорочку, поставила будильник на 6.30 и зарылась под одеяло.

Ах, какое блаженство вытянуться во весь рост на мягкой простыне, под тёплым одеялом. У меня сразу тело налилось свинцом, и сон накрыл волной. Просто тьма и никаких образов. Кайф.


41

Я уже проснулась, как всегда зажатая с двух сторон, значит, сегодня Антон не поехал к Ане.

Сейчас только 5.36, а сна у меня ни в одном глазу. И чувствую я себя выспавшейся и бодрой. Странно. Ведь спала только два с половиной часа.

Я ещё немного полежала, но всё-таки зов природы заставил меня встать.

Мальчики даже не проснулись. Я решила принять душ. Люблю стоять под горячей водой, особенно со сна. Это как продолжение сна. Как будто ты всё ещё лежишь под одеялом, уже нагревшимся от твоего тепла. Но когда вода течёт по телу, ощущение, будто ты летишь, несёшься. Это так приятно, так расслабляет. То, что нужно. Правда не люблю, когда горячая вода течёт по лицу. Мама говорит, что у меня чувствительная и тонкая кожа, вот поэтому я такая бледная. Мне очень тяжело ложиться загар на лицо. Всё тело обычно уже как у негра, а лицо только на половину такого цвета, а потом ещё быстро смывается загар с лица. Жуть.

Я вымыла волосы дважды, как мама учила. Потом, намотала полотенце на волосы и на тело, и стала умываться. Умыла лицо скрабом, я же всё-таки подросток и у меня иногда бывают прыщи. Чтоб им пусто было. Почистила зубы, я всегда крашусь под одежду, а так как я иду в универ и щеголять мне там не перед кем, я решила одеться просто и удобно. Думаю, что моё синее шерстяное платье будет то, что надо. К нему чёрные плотные колготки, чёрные сапоги на шпильке и какие-нибудь украшения. Какие-нибудь висячие серьги, кольцо в форме кошки и можно нацепить брошь со стразами тоже в виде кошки. Я только недавно перенесла украшения в ванну, чтобы если что, не будить мальчиков. Но оставалось высушить волосы и найти вещи не включая свет. У нас где-то был фонарик, по-моему, в тумбочке под телефоном.

Но сначала я нанесла на лицо немного серебряных теней и подвела нижнее веко сине-серебряным карандашом. Надела украшения и вышла за фонариком.

Он там и оказался, и я пошла в спальню за шмотьём. Взяла чёрный лифчик, на мне были чёрные трусы, я ещё взяла колготки, платье и сумку, так, что ещё? Ага, часы. Я вышла в ванну, напялила шмотки, взяла фен и расческу и вышла на кухню.

Было как раз 7.20, когда я была готова. Я долго сушила волосы и не успела поесть, только чай выпила. С волосами я тоже ничего не успела сделать и завязала высокий хвост. Натянула сапоги, надела своё длинное пальто цвета розовых орхидей, шапка, перчатки и я готова. Выйдя на улицу, я сразу ощутила свежий запах мороза. Сейчас только 5 ноября, но уже морозно и холодно.

Давно я не выходила из дома так рано. Было ещё темно, людей на улице мало. Сосед с верхнего этажа выгуливал свою собаку, карликовый пудель — Джина.

Я проходила мимо них и поздоровалась. Джина заскулила и упала передо мной на спину. Странно, раньше она всегда облаивала меня.

Я быстро села на маршрутку и уже подходила к универу. До начала занятий 15 минут и многие студенты курили или просто ждали, разговаривали возле входа. Мне стало как-то не по себе. Наверно не я одна чувствую себя неуютно среди незнакомых людей, которые к тому же тебя разглядывают, оценивают. Особенно не люблю взглядов девчонок, они (не все конечно) видят в тебе соперницу и смотрят недружелюбно. Я уже давно не была в таком скоплении людей и успела отвыкнуть.

Я подняла носик поверху и стала пробираться сквозь толпу к входу. Как только я вошла по ступенькам, сразу ощутила на себе взгляды. Фу, противное чувство. Но было не только это. Я почувствовала Ликои.

Остановившись, стала высматривать и силой и глазами кто это.

Тут я увидела его. Это был пума-оборотень из моей стаи. Паша, да, по-моему Паша.

Он стоял в окружении парней. Он ниже меня, примерно 170 см, тёмные волосы, зелёные глаза, короткая стрижка, фигура как у пловца. Широкие плечи и узкая талия, даже через свитер видно было, что он мускулист. Одежда обычная, синие джинсы и чёрный свитер, но всё равно смотрелся он эффектно.

Он тоже смотрел на меня и улыбался. Я решила подойти и поздороваться. Наверно, если бы я просто прошла, он бы мог подумать, что я его не уважаю или ещё что-нибудь. Он же оборотень.

— Привет, Паша. — Он обнял меня и коснулся губами мне за ухом. Жест повиновения. Я уже привыкла.

— Привет, Намирра. Не ожидал тебя здесь встретить.

— Я на заочном, как и говорила. А сейчас у нас лекции, подготовка к экзаменам.

— Понятно. А я здесь учусь, международные отношения.

— Вау, ну ты даёшь. — Один из его друзей кашлянул.

— Ой, простите. Это мои друзья: Андрей, Дима, Юра и Кирилл. А это моя подруга Намирра.

Я пожала им руки.

— Очень приятно.

— Нам тоже.

Они смотрели очень заинтересовано.

— Паш, ты знаешь, где тут 104 аудитория. А то я ещё плохо ориентируюсь.

— Да, конечно. Как зайдёшь, сразу направо и смотри на номерки на дверях. Не пропустишь.

— Спасибо. Ну ладно, я пойду уже. Мы с тобой ещё встретимся у Дина. Было приятно познакомится. До свидания.

— До встречи.

И я ушла. Оставалось десять минут. Зашла внутрь, отдала в гардеробную пальто и пошла в аудиторию. Я её не пропустила. У входа меня ждала Ира. Она не изменилась и я сразу её узнала.

Она сама посебе невысокая, где-то 160 см, худенькая и миниатюрная, чёрные короткие волосы, большие карие глаза, молочная гладкая кожа, очень красивая, и она человек. То, что доктор прописал. Надеюсь, я с ней подружусь.

Она увидела меня и замахала мне рукой.

— Привет Намирра. — Она пожала мне руку.

— Привет Ира.

— Надо уже заходить, а то декан злиться, когда опаздывают. — И мы зашли.

Нам рассказали про зачёты, про экзамены, про то, как надо посещать лекции и так далее. В общем нагрузили. Ира вызвалась быть старостой, она вообще очень энергичная и знакома почти со всеми в нашей группе. И когда это она успела перезнакомиться со всеми? Лично я, кроме Иры больше никого не знала. Нам сообщили, что лекции начинаются со следующей недели, каждый день кроме воскресенья и это будет продолжаться месяц.

Класс! Просто супер! Теперь у меня не будет времени поспать. Как мне разорваться между учёбой, работой, стаей, Дином, теперь ещё и Фениксом, а про мальчиков я вообще молчу.

Нас отпустили в 10.30. Ну, хоть сейчас есть свободное время. Дома Конан и Антон наверняка ещё спят. Ну, ладно. Может Дину позвонить? Хотя я обещала заехать к Оксане в больницу. Как раз с одиннадцати приёмные часы и больница недалеко, пешком минут 15. Вот, а потом можно и Дину позвонить.

Мы шли с Ирой к гардеробу и болтали обо всём и ни о чём.

— Намирра — это твоё настоящее имя?

— Да, а что?

— Просто я такое впервые слышу.

— Я тоже никогда прежде такого не слышала. Просто моя мама очень любит редкие имена с разных языков. Наверно и моё где-то выкопала. Знаешь, а ведь я у неё ни разу об этом и не спрашивала. Надо спросить.

— Ясно. Скажи, а ты замужем? Просто у тебя кольцо на пальце, но на обручальное оно не очень похоже, но всё же.

— Нет, не замужем. Но у меня есть жених. Это он мне его подарил, а ещё и этот кулон. — Я показала ей мой кулон.

— Красивый. А вот я месяц назад порвала со своим парнем. Ну, как порвала, он меня кинул. Сказал, что боится быть со мной, что для него я слишком человек. — Она резко прервалась, будто взболтнула лишнего и тут же перевела тему. — Но зато я сейчас свободна и нахожусь в поиске. Тебе повезло, больше не надо стараться так усердно, чтобы понравиться кому-то.

— Это точно. Ну, я желаю тебе удачи в охоте и достойной дичи. — Мы засмеялись.

— Чего смеётесь, девчонки?

Нас с Ирой кто-то обнял, какой-то юноша.

— С тебя Рома. Отпусти. — Ира скинула его руку и я тоже.

— У, какая грубая. А ты такая же? — Это он ко мне обращался. Я даже не знала, что ответить, хорошо Ира помогла.

— Намирра, познакомься это Рома — местный мачо. Он с нашей группы. Рома, можешь и не пытаться, у Намирры есть жених.

— Ах, моё сердце разбито. — Он быстро обернулся и крикнул, уже поджидавшим его, парням. — Пацаны, облом, у неё жених. — Оттуда послышался котячий концерт с выкриками по-типу «Ну так не муж же».

— Рома отвянь, у нас мало времени.

— Ладно, я покидаю вас, но моё сердце остаётся.

— Хорошо, что только сердце. — Вякнула я.

— Я могу оставить и ещё кое-что, если тебе мало твоего жениха.

Что это он о себе возомнил. Мачо-сранчо, хреновый.

— Боюсь у тебя силёнок не хватит. Слабенький слишком. Ты бы, в тренажёрку походил что ли, хотя тебе наверно уже не поможет. Хиленький ты, не мой вкус. — У парня исказилось лицо, видно я зацепила за живое.

Он и в самом деле был высоким и худым. Я таких называю «глиста в скафандре». Грубо, но такая я вот, грубая.

— Ведьма. — Зло прошипел он.

— Угадал. — Я ехидно заулыбалась.

У него к злости прибавилось ещё и удивление. Он та хотел меня оскорбить, но я же на самом деле ведьма.

Тут он рассмеялся, громко, чисто. Будто я пошутила, и мы вообще не ссорились.

— А ты с норовом. Я таких люблю.

Я решила промолчать, ведь ссора сошла на нет, а победитель я. Так чего брыкаться?

— Просто не надо оскорблять леди. В следующий раз относись к нам с уважением или ты не джентльмен?

Он явно не знал что ответить.

— Ладно Рома, теперь иди, тебя парни уже заждались. — Ира помогла ему. Честно.

Он взял мою и Ирину руки и поцеловал их, отвесил нам поклон и ушёл. Когда он со своей компанией уже вышли, Ира меня обняла.

— Ну, подруга, ты даёшь. Ты первая, кто смог дать ему отпор. Как ты его на место поставила, просто супер! Я бы так не смогла. А я не думала, что ты с характером.

— Просто не люблю, когда говорят плохо о моих близких.

Мы взяли пальто, вышли ещё немного поболтали и разошлись.

В больницу я заходила с большим пакетом разных вкусностей и несколькими журналами. Когда я подошла к педиатрическому отделению, то ожидала увидеть охрану у дверей, но там никого не было. Нет, там сидели люди, но это были больные. Отсутствие охраны меня как-то насторожило. Оксана говорила, что пролежит ещё неделю, хотя может быть они у неё в палате. Не думаю, что Евгений оставил бы её без охраны.

Я зашла, подошла к 4 палате и зашла внутрь.

Там была всего лишь одна девочка. Раньше она тут не лежала — новенькая.

— Привет, а где Оксана?

— Оксана? В нашей палате нет Оксан. Может в другой где-нибудь.

Я просто тупо уставилась на неё.

— Как это нет?

— Может вы палатой ошиблись.

Я вышла и ничего не понимала. Мимо проходила медсестра, и я к ней обратилась.

— Скажите, в этой палате лежала девочка Оксана, я была у неё всего пару дней назад. Её что, уже выписали?

— Оксана… — Она задумалась. — Да нет, не было здесь никакой Оксаны. — Она уже собралась уходить.

— Стойте, ну я же была здесь у неё. Посмотрите в журнале. Наверно её уже выписали.

— Девушка, я же вам русским языком сказала, не лежало тут никакой Оксаны минимум две недели как. Я дежурная медсестра в этой палате и я уж точно знаю. — И она ушла.

Я стояла и ничего не понимала, но потом до меня стало доходить. Скорее всего, Евгений уже забрал её и скорее всего стёр память всем, кто видел и знал про неё. Но зачем ему такое? Видно на то была причина.

Я зашла в соседнюю палату, отдала им пакет и быстро вышла.

Я шла к дороги и на ходу звонила Пятому, узнать где Оксана. Мобильный Пятого был выключен. Что-то мне это начинало нравиться всё меньше и меньше.

Я решила позвонить Дину и узнать где Пятый.

— Дин, привет.

— Привет дорогая. Ты уже закончила?

Что ответить? Блин, я не хотела зря волновать Дина до выяснения обстоятельств.

— Нет, ещё нет. Слушай, а ты не знаешь, Пятый сейчас у тебя?

Молчание.

— Нет, его нет. Он ушёл рано утром и ещё не возвращался. А что?

— Да так. Просто я хотела зайти к Оксане и хотела спросить у Пятого там ли она ещё. А то приеду, а её там нет.

— Я могу позвонить ему.

— Нет, не надо. У меня есть его сотовый, я сама позвоню.

— Нами, у тебя всё в порядке?

Он назвал меня по имени. Плохой признак.

— Конечно, Дин. Только декан мозги полощет. Ладно, я тебе после занятий позвоню. Люблю тебя, пока.

— Я тоже тебя люблю, пока.

Что-то мне это не нравится, а моё чутьё меня ещё ни разу не подводило.

С Евгением я не свяжусь, я не знаю где он. Луи мне не поможет. Где Пятый и Оксана я тоже не знаю и что же делать? Чувствую, что они попали в беду.

Я остановилась возле лавочки и достала из сумки карты Таро. Они всегда со мной, они и подскажут, что делать.

Облом в том, что сама себе я гадать не могу, карты просто не дают ответа, но сейчас я гадаю не на себя. Так что можно.

Я разложила карты. Они на самом деле говорили, что кого-то ждёт смерть, опасность. Но помочь может Сивилла Жезлы и Отшельник. Я так поняла, что Сивилла это я. Но вот кто такой Отшельник? Он вместе с десяткой кубков, что значит много неприятностей и это в настоящем. У меня сразу промелькнул Феникс. За ним следовала смерть. Точно Феникс.

Я сложила карты и достала адрес Феникса. Я понимаю, что он сейчас спит, но я однажды разбудила Луи, может мне удастся и его разбудить. Может он что-то знает.


42

Я уже ехала в такси, как появилось какое-то странное предчувствие и при том нехорошее. Как будто мне не следует ехать к нему. У меня всегда было развитая интуиции, а меня она ещё ни разу не подводила. Я ей доверяю, иногда больше, чем здравому смыслу.

А что тогда делать? Может всё-таки позвонить Дину? А он что? Чем он поможет? Хотя вдруг он что-то знает. А если нет и я расскажу, что я собираюсь выяснять и он наверняка начнёт волноваться, бранить меня за самодеятельность и, в конце концов, либо не пустит меня, либо пойдёт со мной.

Но у меня нет информации. Так или иначе, мне надо где-то взять её.

Я глубоко вздохнула и, достав сотовый, набрала номер Дина. Если общаться мысленно, то он сразу поймёт, что я что-то скрываю.

Трубку долго никто не брал. Я набрала ещё раз и ещё раз. Гудки. У меня под ложечкой образовался колющий комок страха. А вдруг и с ним что-то случилось? Вдруг он попал в беду.

Я связалась с ним мысленно. Перед этим я предварительно усилила барьеры между мной и Дином. Я не хотела, чтобы он видел, где я нахожусь.

Зато я смогла увидеть, где он. Как только я увидела, то страх сразу отпустил меня. Я даже ухмыльнулась, бываю же я трусихой. Хотя, бережённого Бог бережёт. Перестраховаться никогда не лишнее.

Дин стоял под душем и намыливал голову. Он почувствовал меня и стал оглядываться, но ничего не мог увидеть.

— Дин, привет. Извини, что я не вовремя. Я потом свяжусь с тобой.

— Дорогая, подожди. Почему я не вижу тебя? Зачем ты поставила такие крепкие щиты? Что-то случилось? Намирра, только не обманывай меня. Прошу тебя. Пожалуйста, скажи, что произошло. Ведь я всегда помогу тебе.

Может его, пожалуйста, а может моя не способность долго обманывать его, но я рассказала, в чём дело.

— И ты всё равно едешь к своему вампиру?

— А что мне остаётся? Я его мастер и не думаю, что Феникс сможет соврать мне. Ну, по крайней мере, я почувствую, если он начнёт обманывать.

— И что ты собираешься делать? — Спросил он не без язвительности. Началось.

— Дин, если ты что-то знаешь, то так и говори. Не надо сейчас ругаться. Я и без того не знаю, что делать. А ещё из-за тебя перенервничала.

— Из-за меня? А почему ты нервничала из-за меня? — Он явно был удивлён.

Перед тем как ответить, я опустила щиты. Не все конечно, но ровно столько, сколько потребуется, чтобы Дин ощущал то, что ощущаю я.

— Я звонила тебе на сотовый несколько раз, но ты не отвечал. Я стала волноваться, вдруг с тобой что-то случилось. Я бы не пережила этого. — Я говорила чистую правду и это было так приятно.

Я могу врать любому и не краснеть, не стыдиться, но вот Дину не могу. У меня сразу возникает такое чувство, как будто я его предала. Сейчас я раскаивалась за содеянное. Надо было сразу рассказать ему правду. И чего это я решила поиграть в Супермена? Кларк Кент из меня никудышный.

— А по-моему вышел бы очень даже симпатичный Кларк Кент.

— Дин, извини, что сразу не позвонила, я просто…

— Дорогая, не надо, я понимаю. — Я мысленно улыбнулась. — Но это не значит, что я не злюсь на тебя.

— А ты злишься?

Он помедлил. Я то знала, что он чувствует.

— Нет, не злюсь. Но я тобой не доволен. Не понимаю, почему ты никому не сказала.

Он меня застыдил, а это сделать, ой, как не просто.

— Ладно, я не могу долго злиться на тебя. Но это не значит, что я всё так и оставлю. Называй адрес своего слуги, и мы приедем.

— Он мне не слуга. И кто это мы?

— Я конечно силён, но не хочу рисковать. Я возьму с собой своих людей. А ты бы позвонила Конану и Антону, пускай тоже подъезжают. Я не хочу, чтобы ты была там одна. Я слишком люблю тебя и не хочу рисковать. Кстати, ты думаешь, что на самом деле сможешь поднять вампира днём? Я такое впервые слышу.

— Но я же поднимала Луи.

— Так чего ты не пошла и сейчас к Луи. Он же принц города как никак.

— Я ему не доверяю.

— А своему слуге доверяешь?

— Его зовут Феникс. — Это прозвучало немного зло. — Да, я ему доверяю. И он не мой слуга.

Он хмыкнул. Опять мы начинаем спор.

— Как знаешь. Но всё равно я приеду. Может ты ему и доверяешь, но я нет. Вот познакомлюсь с ним, обнюхаю, а там видно будет.

Я хотела спросить на счёт обнюхаю, правду он говорит или нет, но передумала. Неприлично задавать такие вопросы людям, которые могут их смутить. Я смогла уловить мысли Дина. Он явно не хотел бы мне их показывать, но мы были слишком открыты, чтобы утаить мысли, которые так и вертятся в голове. Ну, по крайней мере, он не смог.

— Да, он красивый, Дин. У него голубые глаза, шикарные белокурые волосы и он такой весь из себя. Дин, ты его ещё не видел, а уже ревнуешь. Ты меня что, к каждому столбу ревновать будешь?

— Дорогая, прости. Но я ничего не могу с собой поделать, такой уж я есть. Да и как тебя можно не ревновать? Ты же такая неземная, красивая. Знаменитые модели с тобой и рядом не стояли.

— Дин, для меня ты единственный и неповторимый. Разве ты не понимаешь, что я ждала только тебя? Что только тебя я и люблю?

— Прости. Просто я уже по тебе соскучился.

Легко он перевёл тему, ловкач.

— Дин, а может мне всё-таки лучше поехать к Луи?

Он задумался.

— Не знаю.

— Просто я хотела сначала приехать к нему, но потом подумала, что он наверно будет злиться на меня. Я же, можно так сказать, украла у него подчинённого.

— А ты уверена, что он знает, кто это сделал?

— Если честно, то не знаю. Блин, Дин, ты старше, что делать?

— Ты признаёшь моё превосходство?

— Нет, просто жизненный опыт. Но мы сейчас не об этом.

— Ну да, опыта у меня побольше.

Он сказал это в шутку, но его слова ранили меня, оскорбили. Кто он такой, чтобы заявлять мне подобное?

— Знаешь, что? Не приезжай, мистер Жигало с огромным опытом, сама разберусь, и без твоей помощи.

— Дорогая, я не…

Не знаю, что он там «не», но я выкинула его из моей головы и закрылась пуленепробиваемыми щитами. Через такие он не пролезет. Хорошо, что я ему адрес не назвала.

Я, конечно, понимаю, что я у него не первая и опыта у меня до этого не было, но это не повод вот так кидать мне подобные фразы. У меня тоже есть чувство гордости и достоинства, и Дин их задел. А это я никому просто так не спускаю с рук. В следующий раз, пусть думает, что говорит!

Я стояла у огромных ворот, рядом с которыми меня оставило такси.

Ну и ни фига себе домик! Это не дом, а целая старинная усадьба. Я могла разглядеть только верхние этажи дома, этажей было три.

Только сейчас я задумалась о том, что я скажу его охране. Здрасте, я мастер вашего хозяина. Врядли такое прокатит. А если они простые люди и не знают кто он, то я просто ему наврежу. Но и стоять возле двери, я не собираюсь.

Я подошла к калитке и позвонила в звонок.

— Да. — Послышался грубый мужской голос.

— Здравствуйте. Я пришла к Фениксу, он меня приглашал, у меня к нему дело.

— Его сейчас нет. Простите.

Гудение в переговорнике прекратилось. Видно он прервал связь.

Я опять нажала на вызов.

— Да.

— Это опять я. Понимаете, я знаю, что Феникс дома, он сейчас спит. У меня к нему важное дело.

Видно мои слова как-то заинтересовали его.

— А как вас зовут.

— Намирра.

— Ой, простите. — Замок в калитке щёлкнул. — Заходите, пожалуйста, я сейчас выйду.

Его голос заметно изменился. Может Феникс рассказал обо мне? Сейчас узнаем.

Я зашла и закрыла калитку. Территория была очень большой, и это только спереди дома. Газоны аккуратно подстрижены, кусты, клумбы и деревья ухожены. Видно, что тут поработала рука мастера. Было также много разных декораторских штучек и украшений. Я бы сказала, что здесь живёт какой-нибудь навороченный олигарх, ну ни как не 500 летний вампир.

Просто Луи предпочитает старый стиль, привычный ему, вот я и подумала, что старые вампиры придерживаются старины. Но видно я ошиблась.

Мне на встречу шёл мужчина в чёрной кофте и чёрных штанах. Большой, перекаченный и полностью бритый. И не холодно же ему в такую погоду без шапки. Как только он подошёл, я поняла почему. Оборотень, но странно, я его не видела не в одной из стай.

Он приближался быстро и очень ловко. Подойдя ко мне, он встал на колено. Я подала ему руку, и он её лизнул.

— Поднимись, пожалуйста. Не люблю, когда передо мной стоят на коленях. — Он поднялся.

— Королева, прости, что я не сразу учуял тебя.

— Ты бы и не смог.

Он удивлённо взглянул на меня, но я ничего не собиралась объяснять.

— Как тебя зовут?

— Я, Ринат, главный охранник.

— Ринат, я пришла к Фениксу. И не хочу медлить. Ты можешь показать мне, где он спит?

— Да, конечно. — Теперь настала моя очередь удивлённо смотреть. — Хозяин нас предупредил, что у него новый мастер и что он и всё, принадлежащее ему стало твоим. Значит, что всё здесь — твоё. И мы в том числе. Ты наша хозяйка.

— Он что, так и сказал?

— Да.

Я не стала расспрашивать дальше, а просто направилась за ним в дом.

В доме было тепло и пахло какими-то пряностями. Стиль был везде классический. Такой уютный, домашний. Это удивило меня ещё больше. Не ожидала я увидеть такое у мужчины, а тем более вампира. Видно тут поработал декоратор-женщина. Мужчина бы не смог создать такой уют. Никаких феминистических ноток, просто, как ни крути, а хранительницей домашнего очага всё равно остаётся женщина.

Я сняла шапку и пальто, Ринат повесил их в шкаф.

— Сапоги можешь не снимать.

Мы поднимались на верхний этаж, а я тем временем разглядывала картины и фотографии на стенах. Почти на всех картинах и фотографиях был изображён восход, либо закат, а ещё море. Может быть, у него и несколько марин Айвазовского висит. Кто знает.

Мы прошли пару больших гостиных на верхнем этаже, и зашли в отдельное крыло. Здесь не было окон, и стояла кромешная тьма. Ринат включил свет и коридор осветился. Вот здесь был стиль барокко или рококо. Вот это уже ближе к сути, а то я волноваться начала.

— Хозяин спит в комнате, в конце коридора. Я оставлю вас одну и распоряжусь о чае с пирожными.

— Спасибо.

Он ушёл. Что ж, теперь попробуем разбудить спящую красавицу.


43

В комнате было темно, хоть глаз выколи. Я попыталась нащупать выключатель, но безрезультатно. Я достала сотовый. 5 смс от Дина и несколько звонков. Перед тем как положить его в сумку, я включила беззвучный режим, знала, что Дин будет звонить. Так и есть.

Я осветила стену и нашла выключатель. По комнате разлился тусклый свет. Хотя скорей не тусклый, а приглушённый.

Комната была большой, но большую её часть занимала кровать огромных размеров. На ней лежал Феникс. Мне не надо было подходить и смотреть точно, я и так это чувствовала и видела.

Водопад золотых волос струился по подушке и плечам. Он весь был такой расслабленный и спокойный. Одеяло сползло до середины груди. Кожа у него была немного смуглой, удивительно, а я думала, что все вампиры бледнокожие.

Мне так и хотелось прикоснуться к нему, потрогать эти шикарные волосы, посидеть с ним, побыть рядом.

Я включила звук на сотовом и спрятала его обратно в сумку.

— Феникс, проснись. — Прошептала я. — Феникс — сказала я уже громче, взяв его за плечо. — Проснись спящая красавица.

Ноль реакции. Я села на кровать и стала водить по его волосам. Они были как шёлк. Я дотронулась до его лица. Оно было холодным и безжизненным.

— Феникс, проснись. — Сказала я тихо, немного склонившись к нему.

У него задёргались веки, глаза стали неохотно открываться. Он взглянул на меня своими голубыми глазами, и я стала отводить руку от его лица, но он успел её перехватить и ещё сильнее прижал. Феникс зарылся в неё лицом и поцеловал, потом отпустил.

— Доброе утро. — Весело сказала я, вставая с кровати.

Он приподнялся и посмотрел на меня.

— Рад видеть тебя, но не понимаю, почему я чувствую, что солнце ещё высоко?

— Прости, это я разбудила тебя, просто у меня к тебе есть пару вопросов.

Он удивлённо приподнял брови.

— Разбудила? А который сейчас час.

Я глянула на часы.

— 14.34.

— Ты меня разбудила? Как тебе это удалось?

— Не знаю. Просто разбудила. — Он озабоченно смотрел на меня.

— Но как? Я ни разу не просыпался раньше захода солнца.

Я решила перейти к делу.

— Феникс, мы могли бы поговорить?

Он сразу посерьезнел.

— Да, конечно. Только ты не против, если я оденусь?

— Конечно, я пока схожу в низ за чаем и пирожными.

Он не успел ничего сказать, как я уже умчалась.

Надо позвонить Дину и сказать, что всё в порядке. Хотя нет, я с ним не разговариваю. Позвоню Максу.

Я спускалась вниз по лестнице и набирала номер.

— Привет Нами.

— Привет Макс. Ты в курсе, где я?

— Да, король мне сказал.

— Так вот, можешь не волноваться, со мной всё в порядке.

— У тебя получилось разбудить вампира?

— Да, он сейчас одевается, а я иду пить чай с пирожными. Вот. После мы с ним поговорим.

— Хорошо. Нами, Дин не хотел тебя обидеть. Он сказал не подумав, и жутко сожалеет.

— А ему вообще есть чем думать? Я в этом сомневаюсь. — Я вышла на первый этаж и остановилась, раздумывая, куда идти дальше.

— Нами…

— Макс, мы с ним сами разберёмся. — Отрезала я. — А сейчас я занята, всё пока.

— Пока.

Я спрятала сотовый.

— И куда мне идти прикажете? — Сказала я вслух. — Ринат. Эй, есть кто-нибудь? — Позвала я.

Я почувствовала приближение со спины и резко повернулась. Ко мне подходил Ринат. Хотя у меня было такое чувство, что он хотел подкрасться ко мне сзади. Если и так, то у него не получилось.

— А, Ринат. Я за обещанными пирожными и чаем.

— Да, конечно. Пройдёмте на кухню.

Я пошла за ним. Уже везде был включён свет, солнце ещё не начало садиться, так чего это они свет повключали? Ведь у оборотней ночное зрение намного лучше, чем у людей.

Как только мы зашли на кухню, я почувствовала запах жареного мяса. Аж слюнки потекли. Но я сюда не есть приехала, перекушу пирожными и поговорю с Фениксом.

— Вот ваш чай и пирожные, королева. Вы будите есть здесь?

— А можно мне это забрать с собой наверх?

— Конечно.

Он поставил всё на поднос. Было несколько видов кремовых пирожных, клас. То, что надо.

Он хотел взять поднос, но я его опередила.

— Если вы не против, то я пойду одна. Дорогу я уже знаю.

Он как-то странно посмотрел на меня, но потом кивнул.

— Скоро проснётся хозяин.

— Да, я знаю.

— Если что, то мы все будем ужинать.

— Хорошо.

Я стала подниматься наверх, балансируя подносом. Дойдя до нужной двери, я постучала в неё ногой. Руки были заняты.

Никто не открыл. Я повернулась спиной к двери и постучала ещё настойчивей.

— Он что, заснул там?

Дверь открылась, я чуть не упала, но смогла устоять, всё ещё держа поднос.

— Прости, я не слышал. Просто я принимал душ.

Я повернулась и посмотрела на Феникса. Он был голым, только вокруг бёдер было намотано полотенце. По телу стекали капельки воды, мокрые волосы были убраны назад и давали лучше рассмотреть лицо. Он был просто нереальным.

Феникс отстранился, давая мне место пройти.

— Ты не против, если я перекушу?

— Нет, не против.

Я осмотрела комнату и не нашла куда можно поставить поднос. Была только огромная кровать, шкаф и кресло.

— Ты можешь сесть на кровать. А я пока пойду, оденусь.

Он зашёл в ванну и закрыл дверь.

Я отправила в рот кусок пирожного и запила чаем. В ванной послышался шум фена. Я улыбнулась.

Вампир, сушащий волосы феном. Не знаю как вам, а мне показалось это забавным. Хотя я никак не могла понять почему. Прошло 10 минут. Он чая и пирожных не осталось и следа. Не думала, что так проголодалась. Я бы ещё чего-нибудь съела…

Звук фена заглох, но Феникс всё не выходил. А говорят — это девушки долго собираются. Наконец дверь открылась, и вышел Феникс. На нём были классические чёрные джинсы и нежно голубая футболка, которая подчёркивала его глаза и волосы, спадающие на плечи золотым водопадом.

И выглядел он очень даже по молодёжному, лет эдак на 25–27, не больше. Интересно, сколько ему было, когда его обратили?

Он разглядывал сначала меня, потом его взгляд упал на кровать, на которой всё ещё стоял поднос.

— Спасибо, всё было очень вкусно. — Он стал приближаться ко мне.

— Я знаю. Можно… — Он запнулся. Явно хочет что-то попросить.

— Спрашивай. — Спокойно ответила я.

Он неуверенно глянул на меня, но всё же спросил:

— Можно я сяду рядом с тобой?

Я сразу поняла, о чём он. Я тоже чувствовала это. Необходимость прикоснуться к нему, обнять, просто побыть рядом. Я почувствовала это, как только он проснулся, и чем он ближе, тем это сильнее.

Я, не думая, ответила «Да». И он сел рядом со мной, не касаясь. Стало легче, но недостаточно. Он не касался меня, и я это исправила. Я присела к нему вплотную, теперь мы касались друг друга от линии плеча до ног. Я положила ему голову на плечо и переплела с ним руки. Вот, теперь было хорошо.

Я вдыхала аромат его тела, и было так спокойно. С Дином я ощущаю себя по-другому. Трудно описать. Феникс, скорее вызывает у меня чувство маленькой девочки и огромного и мягкого пса. Так и хочется прикоснуться к нему, погладить. И кажется не правильным, не подойти и не сделать этого. Ведь он не обидит и так рядом, так почему же и нет?

Мы посидели так достаточно долго, пока я не осознала, что у него не бьётся сердце. Я отстранилась и взглянула в его лазурные глаза.

— У тебя не бьётся сердце, ты наверно голодный. Тебе надо поесть.

Он взглянул на меня, как смотрит родитель на ребёнка, который высказал не свойственно умную для него вещь.

— Что? Что такого я сказала?

По его лицу расползлась широкая улыбка, показались клыки. Я тоже улыбнулась.

— Да нет. Просто ты об этом так говоришь, будто я и в самом деле живой и буду есть обычную пищу.

— Но ведь кровь и есть для тебя обычная пища!

Улыбка сползла с его лица, и он посмотрел на меня так, будто хочет прочитать душу. Меня это немного напрягло.

— Почему ты разговариваешь и относишься ко мне как…как к простому человеку? Ведь я пью кровь, чтобы жить.

Вот, вот в чём весь сыр-бор. Феникс сам не может принять то, кто он есть. Боже, ну чего почти все они не могут принять свою сущность?

— Тебя это волнует? — Заботливо спросила я.

У него сделалось озадаченное лицо. Он всё никак не мог въехать.

— Феникс, пойми, я тоже не человек и мне уже приходилось пить кровь. Если ты никому не делаешь плохо и у тебя есть добровольные доноры, то почему бы и нет! Ты пьёшь, чтобы выжить. По-моему справедливо. И нет в этом ничего такого. Ну, лично я не вижу в этом ничего такого. Так что спокойно, меня этим не смутишь. Если хочешь, есть, то можешь поесть, я не против.

Он выслушал меня и в конце прижал меня к своей груди.

— Ты первая, кто принял меня таким.

Я не знала, что ответить. Он это говорил и слова были искренними и шли с глубины души.

Он отстранился от меня и заулыбался.

— Ты случайно не голодна? Не думаю, что ты наелась этими карамельно-ванильными пирожными.

— Ну, да, немного…Стоп! Что ты сказал? — Я выпучила на него глаза. — Ты чувствовал, то, что я ела?

Он кивнул и его лицо вновь просияло улыбкой. Он казался таким юным и счастливым.

— Нами, ты не могла бы кое-что для меня сделать?

— Конечно. — Пролепетала я.

— Я вот уже 500 лет как не ел жареного мяса и не пил вина.

— Я поняла, о чём ты. Я вообще-то вино не пью, но для тебя сделаю исключение.

— Спасибо, я сейчас же распоряжусь, чтобы всё приготовили.

Я не успела и рот раскрыть, как он уже вышел. Я немного посидела растерянная, а потом вспомнила, что ещё светло и рванулась догонять Феникса.


44

Я бежала как угорелая, пару раз споткнулась, но сумела удержать равновесие. Мысли в голове бегали как сумасшедшие, мне представлялись картины того, что может случиться с Фениксом, как только он выйдет на свет. Это подгоняло меня ещё больше.

Я уже пожалела, что не разулась при входе, на каблуках бегать не так-то просто.

Когда я бежала по гостиным комнатам, там везде были окна завешаны шторами. Феникс бы и не подумал, что солнце всё ещё светит. Я бежала так быстро, как могла на этих дурацких шпильках, как же ему удалось так быстро уйти? Ведь я выбежала почти сразу за ним.

Мелькнул его силуэт и завернул за угол, к лестнице. Вот там-то точно светит солнце.

Я окликнула Феникса, но было слишком поздно. Он резко остановился возле лестницы и прикрылся руками, стал пятиться назад, зашипел.

Лучи заходящего солнца светили прямо на него и… и ничего не происходило. Он не начал гореть, не рассыпался пеплом. Просто стоял и всё.

Я тоже встала как вкопанная и наблюдала, как на лице Феникса меняются эмоции.

Он медленно опустил руки, словно боясь, что, опустив их, начнёт гореть.

Феникс удивлённо и всё ещё с опаской разглядывал свои руки. Потом стал ощупывать лицо. Он проделывал это медленно, и с каждым движением у него прибавлялось уверенности.

В конце концов, он посмотрел на меня и улыбнулся так, что у меня вырвался счастливый выдох. Я и не заметила, как задержала дыхание.

— Феникс, как ты?

Он подошёл ко мне и обнял. Потом взглянул в глаза и отошёл обратно под оранжевый луч заходящего солнца.

Он закрыл глаза наслаждаясь. И заговорил, всё ещё не раскрывая глаз:

— Намирра, я мечтал об этом. Я мечтал о том, чтобы хоть ещё раз в жизни увидеть лучик солнца, ощутить его на коже. Я мечтал ощутить и вкус пищи и хоть какие-нибудь эмоции. — Он открыл глаза и взглянул на меня. — А ты мне это подарила. Ты подарила мне то, о чём я даже мечтать перестал. Ты просто не знаешь, что это для меня значит.

Я увидела, как по его щеке течёт слеза. Она не была прозрачной, она была алой, как кровь.

Я подошла к нему и смахнула слезу. Я не знала, что сказать и потрепала его за плечо.

Мы ещё немного постояли и помолчали, пока солнце полностью не исчезло.

— Феникс, пошли, поедим. У меня ещё к тебе разговор.

— Да, да. Пошли.

На кухне никто ничего не сказал, ведь солнце зашло, и хозяин проснулся, это нормально.

За большим дубовым столом сидело 5 человек. Две женщины и трое мужчин. Им всем было за 30. В том числе Ринат. Он сразу встал, как только мы зашли.

— Не беспокойся мой волк. Мы пришли поесть.

Ринат приподнял брови, но всё же промолчал.

— Нами, ты пока присядь. Мои люди наложат тебе мяса и салата и нальют вина, на твой вкус. Я удалюсь, но скоро вернусь. — Он указал рукой Ринату на дверь, и они вышли.

Не думала, что Ринат его комнатная собачка.

Я стояла на месте и молчала, молчали и они все.

Встала женщина, на вид ей было около 40. Невысокая, пухленькая и очень добрая на вид.

— Присаживайся дочка. Накормим тебя, а то ты, небось, голодная. Одними сладостями не наешься. — Она подошла к плите и стала накладывать на тарелку еду. Я села за стол и отметила, что все сидящие за ним оборотни. Одна эта женщина человек. — Ох уж мне эти мужчины, Вот Ринат, не мог тебе предложить чего-нибудь посерьёзней.

Она подошла ко мне и поставила передо мной тарелку, на которой лежало всё ещё тёплое поджаренное мясо и салат.

— Кушай дочка. Кстати, меня зовут Вера, это Семён, Миша и Наталья.

— Очень приятно с вами познакомится. Меня зовут Намирра, я… — Я замялась, как-то говорить, что я хозяйка их хозяина мне не хотелось.

— Мы знаем кто ты. Феникс нам рассказал. — Она помолчала. — Так какое вино ты хочешь? — Она назвала мне пару сортов, но я в этом ничего не понимаю.

— Я не особо разбираюсь в вине. Можно мне какое-нибудь сладкое, не тёрпкое и не очень крепкое. Просто я не пью алкоголя.

У неё немного приподнялись брови, а потом она улыбнулась и покачала головой. Будто всё поняла.

— У меня где-то залежалась бутылка болгарского миндального вина. Думаю, что тебе оно понравится.

— Спасибо.

Она куда-то ушла искать бутылку, и я осталась наедине с этими людьми. Я старалась быть незаметной и не знала о чём бы с ними поговорить. Они сверлили меня взглядами и молчали. Напряжение в комнате возросло.

— У Феникса просто огромный дом. — Я всё-таки смогла нарушить это молчание. Не люблю я такое молчание.

— Хозяйка, ты нас, конечно, прости, — заговорила Наталья — просто мы не думали что ты такая, ну… — Она стала оглядываться на соседей.

— Такая молодая. — Помог ей Семён. — Ты ещё совсем ребёнок и совершенно не похожа на вампира. Я уже слышал имя Намирра. Она самка нашего короля Дамиана.

— Это я и есть. Только не самка, а невеста или просто Кови.

— Но как ты можешь быть и вампиром и Ликои?

— Долгая история.

Я дала им понять, что не хочу об этом говорить.

— Мы всё равно тебе рады. — Сказала Наталья. — Прислуги у Феникса больше, мы работаем посменно, а Ринат и Вера живут у хозяина. Ты скоро привыкнешь и обживёшься в доме. Комнату ты сама сможешь себе выбрать.

— Ой, нет, я не буду жить с Фениксом. У меня есть своя квартира.

У них был такой вид, будто я им Америку открыла.

Вернулась Вера с бутылкой в руке и довольной улыбкой.

— Вот, нашла.

Она поставила передо мной бокал вина. Я его понюхала, но пить, пока не стала.

— Намирра, а почему ты не ешь. Сейчас всё остынет и будет уже не вкусным.

— Я подожду, пока Феникс вернётся. Мне с ним ещё поговорить надо.

— Он уже скоро должен прийти, а пока хоть вина попробуй. Если не понравиться, то я другого принесу.

Я немного пригубила, чтобы не обидеть её. Вино на самом деле оказалось очень приятным. Таким сладким и ароматным. Мне понравилось.

— Очень вкусное, спасибо.

— Вот и хорошо.

Наконец пришёл Феникс. Его щёки немного порозовели, и вид был свежее.

Все встали и как по команде вышли.

— Долго же ты.

Он сел напротив меня.

— Ну что, начнём нашу трапезу?

Я ела, медленно (это он так попросил), смакуя каждый кусочек мяса, запивая его вином.

Феникс всё время как бы пытался получше распробовать вкус еды. Он опёр голову о руку и закрыл глаза. На его лице было полное блаженство и восторг.

Когда я доела и допила, Феникс пытался уговорить меня выпить ещё бокал вина другого сорта. Но я отказалась.

— Феникс, мне надо с тобой погово