Николай Николаевич Бумажный - Повелитель Ориона

Повелитель Ориона 404K, 86 с.   (скачать) - Николай Николаевич Бумажный

Николай Бумажный
ПОВЕЛИТЕЛЬ ОРИОНА

31 декабря 14:05 по корабельному хронометру.

Автономная станция пенитенциарного Управления Федерации Марса номер две тысячи триста.

Орбита планеты Вульф II.


Два шага до двери, два шага до койки. Снова два шага до двери… Всё наскучило, нет ничего. Только голые стены, да одно-спальная койка, ну и разумеется — необходимый минимум для гигиенических удобств. Но такой минимум, что при одном взгляде на него становилось тошно. Конструкторы очень потрудились — совместить унитаз с ванной и раковиной в одном устройстве — это надо уметь. Снова два шага в одну сторону и два шага в другую. Вот если бы сейчас отключилось питание! Да не просто отключилось, а отключилось полностью и обычное и аварийное и автономное. Хотя нет, аварийное можно оставить. Тогда что у нас получится? А получится у нас — во-первых разблокировка всех дверей, моих в том числе. М-м-м, во-вторых — частичное отключение охранных систем. Так, что там у нас в-третьих? Ну в-третьих у нас там всякие приятные мелочи, вроде выхода в коридор из своей камеры (которая, между прочим, следующая за моей) меклонца-боевика, ну пусть он и в разукомплектации, но передвигаться может, а значит может и воевать. Ну про остальные мелочи я могу промолчать. К стати какой сегодня день? Уж не Новый Год ли сегодня?


31 декабря 23:55 по корабельному хронометру.

Диверсионный корабль класса «Круизёр» Департамента технологической разведки при Разведке Военно-Космического Флота Федерации Марса. (ДТРпРВКФМ)

Орбита планеты Вульф II.


— Коммандер! До цели пять минут!

— Хорошо, предупредить абордажную команду.

— Есть, сэр!

Молодой флаг-лейтенант коснулся кнопки корабельного коммуникатора и глухо объявил: — Абордажная команда время — пять минут, повторяю — абордажная команда время пять минут.

Из коммуникатора донеслось:

— Принято, время пять минут.

Флаг-лейтенант снова повернулся к флаг-капитану.

— Сэр, абордажная команда предупреждена!

— Хорошо, как дела у электронщиков?

— Рапорт на двадцать три пятьдесят четыре, сэр. Системы локации — под контролем. Системы противометеоритной защиты — под контролем. Системы внешней защиты под контролем. Системы шлюзов — под частичным контролем. Системы…

— Что со шлюзами?

— Э-э-э. Шлюзы номер два и номер три контролю не поддаются по причине э-э-э внутренней блокировки. Скорей всего шлюзные помещения переоборудованы под помещения другого характера.

— Какого?

— В отчёте сказано, что они, скорей всего, переоборудованы под грузовые помещения.

— Понятно, что там дальше?

— М-м-м…

— Флаг-лейтенант Сухолев! Мычать и экать ваша национальная черта?

— Никак нет, сэр!

— Постарайтесь избавить меня от этого.

— Так точно, сэр! Больше не повторится! Разрешите продолжать?

— Давайте.

— Кхм-кхм. Системы аварийного питания — под контролем. Системы управления двигателями — под контролем. Охранные системы — под контролем. Системы связи — под контролем. Системы штатного питания — производится взлом.

— Хорошо. Пусть поторопятся.

— Есть, сэр!

— Продолжайте работу, флаг-лейтенант.

— Есть сэр! — Флаг-лейтенант, одетый в зелённую робу тех департамента, повернулся к своему пульту.

— Связь!

— Да, сэр!

— Приготовленный пакет на планетарную сеть общего вещания, через пять минут.

— Есть сэр!

— Так, командное, не отлыниваем. Работаем-работаем. — Командное отделение на последнею реплику не отреагировало. Это был не приказ, риторика, и так все работали.

Флаг-капитан, бывший капитан элитного подразделения «Вороны» ВКФ Федерации, нынешний служащий департамента тех-разведки Федерации, командующий кораблём класса «Круизёр» посмотрел на тактический экран. Так, цель — автономная станция пеницилиарного управления федерации Марса. Время достижения — четыре минуты пятнадцать секунд. Время на операцию — сорок пять минут. Из них, время на абордаж — десять минут, на отход и достижения границы гравитационного поля Вульфа II — тридцать пять минут. Времени в притык. Если за десять минут с абордажем не справимся, то будем иметь дело со звёздной базой «Вульф II», дело, честно скажем, безнадёжное. А если за тридцать пять минут не дойдём до края гравитационного поля, то имеем полное право нарваться на флот семнадцать дробь два ведущий инспектирование этого сектора…

— Коммандер! Время — две минуты!

— Хорошо. Штурмовые шатлы на исходную. Абордажная команда — готовность тридцать секунд.

— Есть сэр!

— Пилот, начинайте разгон согласно плану операции.

— Есть сэр!

Операция, разработанная флаг-капитаном, была незатейлива. За две минуты до контакта — разгон круизёра. За полторы — старт штурмовых шатлов с абордажной командой на борту. Шатлы достигнут цели за двадцать две секунды, дополнительное ускорение им придаст разогнанный круизёр. Абордажная команда проникнет на станцию за восемь секунд. В проникновении им помогут электронщики круизёра получившие удалённый контроль над шлюзами станции. На достижение камер с целями им понадобится ровно минута. Экипаж станции в это время в полном составе будет сидеть в столовой и пить шампанское слушая поздравления своего любимого Главы Федерации Марса. В это же время круизёр швартуется к станции и высаживает десант в составе двадцати пяти человек. Они займутся вскрытием станции с преступниками согласно составленному психологами списку. В этом списке — люди психологически могущие поднять мятеж. Так, что там дальше? А, две минуты на извлечение целей. С человек проблем вроде не будет, а вот с меклонцем скорей всего придется повозиться. Две минуты на возврат абордажной команды вместе с целями. Семь минут на вскрытие камер. Минута на возврат десанта. Итого — восемь минут.

Резерва — две минуты. Неплохо. Флаг-капитан планировал и осуществлял операции где резерв составлял двадцать секунд, а иногда и их не было. План операции флаг-капитану нравился. Не нравилась лишь цель — похищение человека и меклонца. Он ну ни как не мог понять, при чем тут департамент тех-разведки. Большое сомнение, что человек содержащийся в тюрьме особого режима по обвинению в захвате личного корабля Главы системы Вульф (кораблик, кстати, класса Бэтлшип) и предположительной продаже его Коркосавским корсарам, может знать что-то относящиеся к специфике тех департамента. Да и меклонец, того же поля ягода, разукомплектован и упрятан в тюрьму по обвинению в шпионаже на пользу Империи Псилон. Обвинение, правда, липовое. Любой знающий человек скажет, что меклонец на Псилон работать не будет, будь он даже подданным Федерации Марса. Но ведь и истинная причина заточения меклонца — он стал лишним после прокручивания весьма деликатной операции под патронажем того же Главы системы Вульф по имени Некрос.

— Коммандер, шаттлы пошли!

Пол под ногами слегка вздрогнул. На обзорном экране появились шаттлы закладывающие лихую дугу. Шлюзы, к которым они будут швартоваться, находятся на обратной от круизёра стороне станции.

— Десанту — минутная готовность!

— Есть, сэр!


31 декабря 23:57 по корабельному хронометру.

Автономная станция Пеницилиарного Управления Федерации Марса номер две тысячи триста.

Орбита планеты Вульф II.


— Дорогие мои соотечественники! Как я, так и вы выходцы с планеты Земля! Как я, так и вы — люди. И в эту ночь, которая отделит уходящий год от года нынешнего, я хочу вам сказать что мы победим! Враг который сейчас бросает нам вызов только кажется несокрушимым. На самом деле численность наших флотов примерно равна, как и равны наши технологические достижения. Я прошу вас не забывать, что в этом конфликте с нами Конфедерация Меклон! Да, я знаю, что вы скажете, «Конфедерация Меклон — наши старые враги!», но это не так! Враг моего врага — мой друг! Я прошу вас не беспокоится и встретить этот новый год, как и полагается, с верой в будущее человечества!..

Во как загибает! Я б так не смог, ну правда я не Глава ФМ. А вообще это хорошо, что сегодня Новый Год. Он, как говорится, счастье нам несёт. Плохо, что это дебильное выступление транслируется по внутренней сети вещания. Ненавижу официальные поздравления, тем более когда поздравляются одновременно пятьсот миллиардов человек.

— И вот сейчас наступит этот миг когда мы можем со спокойной душой попрощаться с уходящим годом и встретить год приходящий. Давайте подымем бокал друзья!

Да, а мне подымать нечего, разве пойти отхлебнуть воды из-под крана. Но, что-то не хочется. Мигнул свет и погас, а вместе с ним исчез голос Главы ФМ. Ну слава Богу! Надо понимать — время спать. По коридору послышались смешки — заключенные развлекались. Больше всех развлекался меклонец, если я правильно понимаю этот скрежет. Вообще-то странно — из коридора не доносится ни один лучик света. А вдруг отключилась система питания? Вот было бы весело… Я ударил по двери. Дверь не поддалась Зато из динамиков донёсся электронный голос — «Заключенный номер пять тысяч двести тринадцать следующий удар по двери вашей камеры будет расценен как попытка к бегству». Понятно, питание на месте. Я грязно выругался на родном языке. Динамик снова ожил — «Заключенный номер пять тысяч двести тринадцать, произношение слов, на языке не являющимся официальном, приравнивается, в соответствии с правилами Пеницилиарного Управления Федерации Марса, к попытке бунта». Так, пойду-ка я лучше спать.

На ощупь добрался до кровати и только собрался лечь спать, как в коридоре послышался топот ног. Причём не просто ног, а ног в ботинках абордажной команды! Характерные щелчки этих ботинок мне не спутать ни с чем. Интересно кто это тут бегает?

Топот тем временем приближался. Вот он уже в нескольких метрах от моей камеры. Вот уже в метре. Неожиданно топот стих. Послышался голос:

— Романцов?

Всё страннее и страннее, как говорила моя бабушка. Кому это я нужен?

— Я тут.

— Хорошо, оставайтесь на месте. Сейчас мы откроем дверь.

Что он сказал?!

Дверь тихо щелкнула и со скрипом открылась вовнутрь. В коридоре стояли несколько фигур закованных в броню абордажников. На меня сразу направили несколько ярких фонарей.

— Не беспокойтесь Романцов, мы пришли вас освободить. — Сказала одна из фигур и выстрелила в меня.


1 января 00:05 по корабельному хронометру.

Диверсионный корабль класса «Круизёр» Департамента технологической разведки при Разведке Военно-Космического Флота Марсианской Федерации. (ДТРпРВКФМ)

Орбита планеты Вульф II.


— Коммандер! Группа с Романцовым прибыла! Группа с меклонцем Z009/R3 уже в пути. Время прибытия ноль ноль восемь.

— Что у них там?

— В рапорте сказано что меклонца пришлось усмирять с применением боевого оружия. Нейтрализатор не помог. Видимо у него иммунитет.

— Хорошо, надеюсь меклонец восстановлению подлежит?

— Да, ксенобиологи уже предупреждены.

— Хорошо, продолжайте.

— Есть, сэр!

И так — из графика выбились, но в резерв не залезли, это хорошо.

— Что там с десантом?

— Уже заканчивают, коммандер!

— Хорошо. Пилот, когда десант соберётся на борту можете отправляться.

— Вас понял, коммандер!


15 января 15:00

Планета Наос I (Федерация Марса)

Общепланетарный рынок. Нахождение — город Финлэнд.


Сотни снующих мимо флаера людей, булрати и меклонцев затрудняли наблюдение сидящему в флаере оперативнику дептеха. Уже целый час он пытался следить за объектом — неким дарлоксианином проходящим по сводкам как «Мистик Х». И уже целый час он не мог визуально проследить его перемещения по рынку. Электронные схемы меклонцев, работающие согласно указу властей в режиме пониженного питания, всё равно сбивали электронные сканеры. Низкокачественные коммуникаторы людей, используемые в обход правил Департамента Связи, забивали частоты которые использовали жучки подсаженные дарлоксианину. Громоподобные звуки издаваемые булрати забивали аудиосенсоры. Рынок это идеальное место для отрыва от слежки. Но дарлоксианин от слежки не отрывался. Делал вид, что не замечает её. Медленно ходил от одного магазинчика другому. Иногда появлялся возле лавок с предметами искусства чужих. Иногда мелькал возле лавок вооружения. Турист прям какой-то!

Оперативник за последний час уже замучил руководство просьбами выйти в толпу и продолжить наблюдение так сказать «из народа». Но руководство, как всегда руководствуясь своими соображениями, ему в этом отказывало.

Неожиданно у оперативника за ухом запищал коммуникатор.

— Точка пять! Доложить о наблюдении!

— Точка один! Наблюдение не постоянное. Повторяю — наблюдение за объектом — не постоянное. В виду некоторых причин организовать постоянное наблюдение считаю невозможным.

— Точка пять. Принято. Ваша задача — проследить маршрут объекта по рынку.

— Точка один. Принято. Выполняю.

Оперативник отключил аппаратуру и вылез из флаера. Наконец-то! Руководство разрешило ему по человечески организовать наблюдение. Не из консервной банки, а из толпы. Он медленно достал зажигалку и сигареты. Закурил. Посмотрел вокруг с видом человека бывающего на этом рынке каждый день и знающего всю его подноготную жизнь. Мимо всё так же проходили представители как родной цивилизации и биологии (не относить же к родной цивилизации генетически изменённых, интеллектуальных приматов, известных под названием — гориллы?), так и не родных цивилизаций. Куда-то спешили меклонцы напоминающие технологические ужасы японцев, тяжко топали булрати, чем-то похожие на вымерших медведей, иногда пробегали в толпе мордокрысые и хитрожопые гноллы. К стати — первый постоянный контакт с гноллами установил некий Соломон Либерман, представитель почти вымершей нации евреев. А мир с Объеденной Урсой (планета-родина булрати) — установили русские, вернее — булрати установили мир именно с русскими. Потом булрати очень удивились, узнав что кроме русских в составе цивилизации людей есть ещё и другие национальности, америкосы например.

Оперативник внимательно осмотрел толпу внизу. Он стоял на тротуаре проходящем вдоль стоянки флаеров, которая возвышалась над всем рынком. Наконец он заметил черный блестящий плащ дарлоксианина. Тот стоял возле лавки торгующей разрешенным оружием (а из-под полы — запрещенным), внимательно рассматривая лазерный бластер «Фотон-99», в народе называемый не иначе как «дрель».

Оперативник наметил путь к лавке и переступил через край стоянки на платформу антигравитационного лифта. Платформа качнувшись поползла вниз. На миг зависла в воздухе, пропуская пару спешащих по своим делам меклонцев. Опустилась. Оперативник, придав своему лицу задумчивый вид, а своим движениям некоторую наглость, которая присуща всем дельцам, стал пробираться сквозь толпу. Лавка была рядом. По прохождению минуты он уже подошел к прилавку и внимательно уставился на потёртое фузионное ружьё. Дарлоксианина возле лавки не было!

— Вам помочь? — поинтересовался продавец.

— Нет-нет. Что вы, какая помощь? — автоматически ответил опер, высматривая в толпе дарлоксианина. — Хотя… Хотя, да, можете помочь. Понимаете, я тут разминулся со своим подопечным, чужим. Я из туристического агентства устраивающего тур поездки по мирам ФМ для чужих. Мой подопечный, дарлоксианин, попросил провести его по вашему рынку. И стоило мне отвлечься на минуту… — оперативник жалостно посмотрел на продавца. — Понимаете, если моё начальство узнает об этом, то меня уволят.

— Хм. Только что тут был один дарлоксианин. Понимаете, тут не очень часто бывают дарлоки. Всё-таки не на Периферии живём! Так вот, буквально минуту назад тут был один. Постоял, посмотрел «дрель», ну — лазерный бластер такой. А потом пошел вон туда. — Продавец ткнул рукой в сторону торговцев булрати.

— Большое вам — спасибо! — с чувством только что спасённого человека произнёс оперативник и повернулся к рядам булрати. Булрати торговали пряностями и рецептами. Да, одна из сильнейших в наземных схватках раса, очень любила поесть. Доходя в этом до фанатизма. Почти во всех известных кулинарных колледжах Федерации Марса учились студенты-булрати. Почти во всех элитных ресторанах присутствовал повар — булрати. Правительство поступило весьма и весьма дальновидно оно предложило булрати, так сказать, обмен студентами — булрати учились кулинарии в Федерации, а люди, в Объединенной Урсе, военному искусству. До сих пор это давало свои плоды — булрати были счастливы выучить новые рецепты, а армия федерации серьезно повысила уровень подготовки своих пехотных командиров.

Опер почти дошел до рядов булрати, когда до него донёсся, заглушенный гулом рынка, вопль продавца.

— Молодой человек! Вот ваш подопечный.

Опер внутренне похолодел. Медленно обернулся придав лицу гримасу страшного облегчения. Возле лавки стоял дарлоксианин и смотрел на него. А за прилавком, продавец громко кричал:

— Слава богу вы не успели далеко отойти! Только вы отошли, подошел он. — Продавец с видом человека сделавшего громадное благодеяние указал пальцем на дарлоксианина, проходящего по сводкам, как «Мистик Х».

Оперативник, в душе проклиная всех богов, а особенно богов торговцев, пошел к лавке. Дарлоксианин внимательно смотрел на опера. Его конечности спрятанные под плащом изменили положение и замерли над поясом. Оперативник внутренне напрягся. И с отсутствующим видом засунул руку в карман куртки. Нащупал парализатор, рекомендуемый производителем для обездвиживания дарлоксиан и подошел к своему «подопечному».

— Молодой человек. Вы не представляете как вам повезло! Такой большой рынок. Так много посетителей! Найти кого-то почти не возможно!

Дарлоксианин смотрел в глаза опера. Его красные глаза мерцали, отражая солнечные лучи.

— Мне помнить, вы обещаль проводить мой я по ринку. — Прошипел дарлоксианин.

Оперативник похолодел. Раса дарлоков была самым страшным врагом человечества в Виджеском конфликте. Обладая врожденными талантами к разведке, диверсии и особенностями развития названными человеческими учёнными — «Способность оборотня», они проникали на планеты ФМ минуя все кордоны. От их действий Федерация несла убытки сравнимые разве что с крупномасштабной войной за целый сектор пространства. Вынужденное перемирие стоило федерации нескольких технологических секретов и одной планетарной системы. Дарлоки умели приспосабливаться к ситуации. Они просчитали ситуацию и уже через год стали союзниками людей. Федерация не по своей воле стала щитом между Ассоциацией Дарлоксиан и Ареалом Алкариса.

Опер, вспоминая всё это стоял и улыбался дарлоксианину.

— Да-да. Конечно. Пойдёмте. — Сказал оперативник мучительно решая что делать дальше. Сомнений нет. Дарлоксианин раскрыл его. С другой стороны руководство наблюдает за операцией. Они должны были увидеть, что он провалился. Может они что подскажут? Словно в ответ на его беззвучную мольбу, коммуникатор опера противно запищал.

— Точка пять! Доложите ситуацию! — послышался властный голос руководителя.

— Э-э-э. Босс? Босс, я сейчас не в состоянии с вами общаться. Может позже.

— Точка пять! Выполняйте приказ начальства!

— Есть! Объект меня обнаружил. Жду указаний.

— Точка пять! Проведите объекта к вашему флаеру. По дороге объясните ваше задание. Возле флаера буду я.

— Понял точка один!

Опер кивнул дарлоксианину и почти не примечательная со стороны парочка двинулась в сторону транспортного средства. Через пятнадцать минут, когда они оказались у флаера никого похожего на начальство там не оказалось, оперативника от волнения пробил пот. Но за спиной кто-то осторожно покашлял. Опер мгновенно развернулся, рефлекторно опуская руку к лазерному пистолету.

— Успокойтесь, точка пять. — Сказал мужчина лет сорока, с широким открытым лицом без запоминающихся отметин. И обращаясь к дарлоксианину продолжил. — Добрый день Мистик Х или лучше Гарнег Босс, Джером Сиис, Маркус Вулан.

Чужой опустил капюшон и глазам оперативников предстала девушка лет двадцати. Начальник и глазом не моргнул.

— Понятно, Катерина, эту личность мы тоже знаем. У нас к вам предложение, от которого вы не сможете отказаться.

Дарлоксианин опустил голову и его расы этот жест означал повиновение.

— Как вас называть, Мистик? — Лукаво блеснув глазами, спросил начальник. — Я флаг-капитан Мур.

— Я Катерина. — Приятным женским голосом отозвался чужой.

— Отлично, только не вздумайте бежать. Двадцать маринёров в полном вооружении только ждут приказа в десантных глайдерах. А вы, точка пять, за успешное выполнение задания повышаетесь до старшего оперативного рабочего. — Немного замявшись сказал флаг-капитан и похлопал опера по плечу.

— Служу ФМ! — Рявкнул новоявленный старший оперативник так, что на него стали оборачиваться прохожие.

Флаг-капитан улыбнулся и рукой указал дарлоксианину на флаер, внезапно появившийся недалеко. Мур знал, что через пару часов оперативник погибнет в результате несчастного случая.


16 января 10:00 по корабельному хронометру.

Диверсионный корабль класса «Круизёр» Департамента технологической разведки при Разведке Военно-Космического Флота Марсианской Федерации. (ДТРпРВКФМ)

Орбита планеты Наос I (Федерация Марса)


Две недели болтания на орбите уже порядком надоели. Нет, здесь конечно гораздо уютнее. Но сидеть без дела в двухкомнатной каюте, зачем тогда было выручать, в камере тоже можно посидеть. Дверь отъехала в сторону и в каюту вошел андроид-рабочий.

— Господин Романцов чего-нибудь желает? — поинтересовалась машина.

— Нет. — Буркнул я и отвернулся. — Пойди понадоедай меклонцу, может он чего хочет.

Андроид тихо вышел, благо номер Z009/R3 по соседству, а я продолжил изучать узоры на стенах моей каюты. Зачем было нас похищать, а именно это они и сделали, если мы просто сидим запертыми в своих каютах. Ведь это огромные расходы, те же андроиды очень хрупкие и дорогие вещи, тем более такие модели, как здесь. Вот тут мне вспомнился машина-рабочий, я быстро вскочил и рванулся к каюте меклонца, но опоздал. На полу лежали две половины андроида, абсолютно одинаковые.

— Ну зачем ты его поломал? — Устало спросил я.

— Он мне надоедал, а теперь он сможет выполнять две работы, у него раздвоение личности. — Меклонец засмеялся, но звуковые излучатели были не откалиброваны, поэтому смех резал слух.

— Где лазер взял?

— Они мне его сами пару дней назад имплантировали. — Z009/R3 гордо указал трехпалой лапой себе на грудь. — Никак не мог найти цели для испытаний.

— А насчет нас они ничего не говорили? — не удержался я.

— Романцов, когда придет время сам все узнаешь, как говорится «будешь много знать, засоришь винчестер!» — Меклонец снова засмеялся.


В этот же день нас вызвал к себе капитан корабля. Усевшись в массивное удобное кресло я с интересом стал рассматривать каюту: рядом со мной справа сидел Z009/R3(про себя я стал называть его Зу), слева сидела красивая молодая девушка в дарлоксианском плаще, дальше — сам капитан круизёра.

Дверь сбоку распахнулась и в каюту вошли ещё двое — высокий мужчина среднего возраста с нашивками флаг-капитан и девушка в форме развед-корпуса ФМ. Капитан поднялся с кресла.

Ничего себе шишки, если капитан раскланивается с ними. Ну да ладно, нам не впервой общаться с большими людьми.

— Добрый вечер господа, рад что мы смогли собраться вместе. — Усаживаясь в кресло сказал флаг-капитан. — Моё имя Мур и с этого момента вы всецело принадлежите мне!

Я от удивления покачал головой, меклонец вообще не отреагировал, а девушка еще ниже опустила голову.

— Вы выбраны для очень непростой операции. — Продолжал тем временем Мур. — И я вас огорчу, предыдущие две окончились полным провалом.

Вот те на, было не очень, а теперь и вовсе беспредел. Меклонец рванулся было подняться, но мгновенно появившийся вокруг него силовой щит сковал его и толкнул обратно. В каюте повисло молчание.

— Отставить Z009/R3, вы просто не правильно поняли мои слова. — Поднялся со своего места Мур. Меклонец еле заметно кивнул головой, похожей на голову рептилии. — Вот и отлично.

Кажется легкой жизни не получится. Во-первых, люди здесь серьёзные, а во-вторых, работа кажется для самоубийц. Как только я об этом подумал, девушка в форме разведчика, улыбнулась уголками рта. Нет, быть не может. Я даже поёжился от своей мысли. Неужели нейросканер? Девушка напряглась. Ну проверим. Я начал мысленно раздевать девушку, потом представил половой акт между ней и молодым булрати. Разведчица скривилась. Не нравится? Дабы совсем её добить я начал петь песни на родном, русском языке.

Флаг-капитан подождал несколько секунд и громко рассмеялся, даже тихо зааплодировал.

— Поздравляю господа. Вы прекрасно справились. Господин Романцов очень интересный подход к защите от нейронного сканирования. — Мур широко улыбнулся и посмотрел на разведчицу. — Но, наверно, не стоило так увлекаться. Z009/R3 — вы немного медленнее среагировали, но тоже эффективно, нейтрализовали проникновение нейроволн, заблокировали активные сенсоры, отлично. Вы, Катерина, удивили больше всего. Попытка психоблокировки, а затем активный сон.

Флаг-капитан поднялся и прошелся по каюте. Пять пар глаз напряженно за ним следили. Тишина затянулась.

— Простите а нам обязательно продолжать сидеть в нейро-сканерах. — Не выдержал я.

— Нет, почему же? Прошу перебраться в тактическую комнату. — Мур указал на дверь.


— Вы когда-нибудь слышали об Антаресе? — Спросил флаг-капитан, когда мы все расселись перед огромным голографическим экраном. — Господин Романцов.

Я пожал плечами. Желтая пресса то и делала, что писала о новых появлениях кораблей Антареса в разных звездных системах, но реальные доказательства всегда отсутствовали.

— Говорят, что это раса, способная перемещаться через параллельные миры. Также существует версия о машине времени и о том, что Антарес ни что иное, как единственная из существующих в будущем рас. Хотя откуда ей взяться, если Антареса в нашем времени нет? Я честно говоря слабо верю в этот бред.

— Катерина? — Продолжил Мур.

— Дарлок давно собирает информацию по феномену Антареса, но на это требуется очень большие затраты сил и времени. А мы сейчас в состоянии войны с Империей Сакры, Ареалом Алкарисов и Диктатом Трилирианов. Все ресурсы идут во имя выживания.

— Z009/R3?

— Корабли Антареса появляются у планет самых развитых цивилизаций, возможно — проверяют силы противника.

Я сидел, как первоклассник на конференции по микробиотике и тахеонной связи.

— Вы шутите. — Не удержался я.

— Никак нет, господин Романцов. Корабли Антареса появляются в определённый момент развития любой. В основном — это момент наивысшего превосходства расы над остальными расами населяющими нашу Галактику. Время появления можно посчитать исходя из данных по чужим расам. Место появления, в принципе, можно тоже просчитать. Но этот расчёт таков, что затраты времени и денег на него делают это предприятие заведомо ненужным. До недавнего времени все в разведке Конфедерации Меклона и Федерации Марса так думали. Но яйцеголовые… — Мур запнулся на слове. — …Простите, псилоны спроектировали новый вид компьютеров — позитронные. Мы, разумеется, вышли на их главу и предложили обмен этой технологии на технологию автоматических фабрик. И эти сперматозоиды с ногами согласились, даже прототип отдали. Мы соорудили вычислительную станцию класса «Планетарный Суперкомпьютер» на основе этой технологии и за месяц всё посчитали. Мы знаем где и когда появится очередная группа кораблей с Антареса с вероятностью девяносто девять целых четыре тысячи девятьсот шестьдесят девять десятитысячных. То есть, мы знаем время, место их появления со стопроцентной уверенностью. Вот.

Меклонец недоверчиво кхекнул, девушка-дарлок вжала голову и, кажется, даже не дышала. Да мне и самому стало не по себе. Не каждый день узнаёшь, что сказки, которые тебе рассказывали в действительности реальность. Мур выждал несколько секунд и продолжил.

— В вашу задачу будет входить сбор наибольшего числа информации о кораблях Антареса, в частности об их вооружении и двигательных систем. — Сказал он железным голосом.

— А если мы не согласимся? — Поинтересовался я и краем глаза заметил, как слегка кивнула головой Катерина.

— Это не в ваших интересах. Господин Романцов — на станции вы сидели за контрабанду и неуплату налогов, за угон личного корабля главы системы Вульф. Ваше заключение было сроком на тридцать лет. Но если трибунал узнает о незаконных махинациях с ценными металлами, перепродажу их Урсе, торговлю оружием и выброску десанта Ареала Алкариса? Смертная казнь! — Флаг-капитан резко повернулся к меклонцу. — Z009/R3, вы сидели за шпионаж. А как же саботаж на Магнусе II и Парме основной? Силикоиды многое отдадут за возможность переплавить ваши железки. А вы, Катерина, в вашем послужном списке столько крупных пакостей, что хватит на целый диверсионный отряд. Если не согласитесь вы, Алкарисы получат данные по всему вашему клану! Вы, надеюсь, понимаете о чем я? Я о мелких делишках с похищениями яиц династии К" рус.

Девушка-дарлок побледнела, если такой оборот можно применять к её расе. Я слышал когда-то, что если дарлок получает чью-нибудь ДНК, то принимает эту особь себе в клан. А это даже не семья, клан для дарлоксианина это частица его самого. Дарлок клянётся членам клана в верности, и если он не сдерживает обещание, то покрывается вечным позором и изгоняется. Теперь понятно, что так подействовало на Катерину. Флаг-капитан немного успокоился и продолжил.

— Если вы согласитесь, файлы с вашими личными делами станут чисты, как лаборатории псилонцев. Проще сказать — этих файлов не станет. Вы получите привилегии, новую жизнь, разумеется деньги.

О его предложении стоило задуматься, ведь мой файлик далеко не такой короткий, как сказал Мур.

От такого предложения меклонец не мог отказаться. Я даже подумал, что будь у него нормальные глаза, они бы у него загорелись. Z009/R3 встал с кресла и громко произнёс.

— Я, именуемый на вашем языке — Z009/R3, соглашаюсь на выполнение задания и вверяю свою судьбу в руки мое командира.

Ого, загнул. Следом встала Катерина и произнесла аналогичную фразу. И теперь все взгляды в каюте устремились на меня.

— Что скажете, господин Романцов? Вы с нами?

— При одном условии. — Не хотелось сдаваться без боя. — В команду войдут ещё два человека. Те, которых я назову.

Если он согласится, то он действительно сильно нуждается в моих услугах. Нет — автономная станция Пеницилиарного Управления встретит меня с распростертыми объятиями. Мур несколько секунд размышлял.

— Хорошо, Романцов. Говорите, кто они и где их найти.


18 января 12:00

Планета Зиб-Основная (Зона боевых действий)

Военная база Планетарных Войск Русской Колонизационной Зоны.

Нахождение — долина Пренар. Гауптвахта.


Камера была большой, просторной, залитой ярким светом от пяти плафонов, рассчитанной на десять человек. Но много коек сейчас пустовало, база славилась своей репутацией самого дисциплинированного места дислокации планетарных войск на Зиб-Основной.

— Хорошо, что нас полковник не видел. А то бы загудели под трибунал. — Сказал высокий мускулистый солдат с сержантскими нашивками.

— Не сглазь, Ник. Нам сильно везло предыдущие три раза. — Ответил рядовой, развалившийся на койке. — А сейчас к делу может подключиться разведка.

Сержант улыбнулся. Три дня назад они вместе с рядовым Максимом Жердько решили немного подшутить над своим лейтенантом Мариной Улумбой, толстой чернокожей бестией, со скверным характером и глубокими русскими корнями. Инструментом шутки стал рядовой Гриша из соседнего гарнизона РКЗ, которого они четыре часа поили в трактире, а потом засунули в боевой костюм и под видом раненного пронесли на территорию базы. Ну а потом, Гриша в красивых кожаных трусах был оставлен в кровати Марины, которая только вернулась с дежурства. Первой о шутке узнала военная милиция. Милиция фишки не просекла и за предположительное оскорбление по расовому признаку рядового Гриши, а также за предположительное оскорбление по эпитальному признаку лейтенанта Марины Улумбы упекла шутников на гауптвахту.

— Зря мы ему голову побрили, обидеться может. — Вздохнул Максим.

— А как бы мы его с такой шерстью на базу протянули? — Искренне удивился сержант.

— Гелем надо было намазать или лаком для волос.

— Мы и так ему всю морду томатом измазали.

— Да уж, если Марина узнает, она нам такую взбучку устроит, что вся война с Сакрой покажется детским лепетом. — Продолжал жаловаться рядовой.

— Не накличь, пророк хренов. — Произнёс гулкий бас переходящий в инфразвук.

Дверь со скрипом отодвинулась в сторону и в проходя появилась массивная лохматая фигура. Булрати Гриша посмотрел на солдатов и широко улыбнулся. У Ника и Макса отвисли челюсти.

— Слышишь, э-э-э, Гриша. Ты, это, так больше не улыбайся, а то я инфаркт получу от испуга. — Упавшим голосом сказал рядовой.

— Больше не буду, вот только должок отдам. — Пророкотал булрати и повернулся к конвоиру, чтобы тот снял наручники. Сержант военной полиции нажал пару кнопок, браслеты распались, и повернувшись к двум заключенным на прощание кивнул головой.

Дверь закрылась и в камере повисла тишина. Первым не выдержал Майк.

— Ты чего так долго, лохматый.

Бурлати пропустил обращение «лохматый» и только вздохнул, почти по-человечески.

— Проснулся я, значит. — Начал рассказывать Гриша. — Посмотрел по сторонам. Вижу явно не моя казарма и явно не моя любимая гауптвахта. Поднялся, вышел в комнату, а там пьяная в одно место сержант в одних трусах бродит. Да и я ж не во фраке (спасибо вы помогли). Ну, в общем, приняла она меня за какого-то штаб-лейтенанта Уникален и давай цепляться.

— Улеканненов. Он русский с финскими корнями. — Поправил сержант втихаря смеясь, Макс ещё держался, но и его терпение заканчивалось.

— Ну и я говорю Уленакеный. Ну, пришлось подыгрывать. Покувыркались мы с ней всю ночь, а утром к ней этот фин-русский пришел и меня спалил. Вызвал военную полицию, а Улулумба забаррикадировалась в комнате и отказалась меня выдавать. Только через два дня меня оттуда вызволили. Верите, открыть дверь её упрашивал сам полковник Игорев. Сержант Марина Улулумба, наверное, до сих пор кричит, что лучшего любовника в жизни не ощущала. — Гриша в очередной раз вздохнул. — Я такой бабы не встречал. Монстр! — Последнее слово было встречено диким хохотом.

— А что тебе в ментовке сказали? — Вытирая слёзы спросил сержант.

— Чтоб объяснительную написал и пару дней с вами посидел, пока утрясут.

— Ты уж нас извини, Григорий. — Серьёзно сказал Ник. — Мы пошутили в общем-то.

— На дураков не обижаются. — Скромно улыбнулся булрати своей милой улыбкой и улегся на кровать. Бедная кровать, рассчитанная на человека-русского, а не на булрати, придавлено скрипнула.


Краткая выдержка из издания «Планеты и народы». Федеративное Географическое Общество. Марс. Издательство ЭСК и МО (с). Год ****.:

Русская Колонизационная Зона состоит из трёх планетарных систем. Количество колонизированных планет — семь. Русская Зона Колонизации была образована в результате откола от Федерации Марса звездных систем колонизированных русскими. За восемьдесят лет своего существования РКЗ пережила три военных конфликта. Два из них с Объеденной Урсой. В результате последнего конфликта с Урсой, РЗК оккупировала планетарную систему Вилд. В одном из манифестов правительства РЗК говориться о том, что все разумные существа проживающие на территории РЗК относятся только к одной национальности — русские. Булрати оккупированные на Вилде с этим согласились. Правительство — тоже.

В данный момент — отношения с Объединенной Урсой отличные, между ОУ и РКЗ заключен военно-политический альянс. Отношения с Федерацией Марса — неофициальные. ФМ официально не признало ни правительства РКЗ не факта её существования. Неофициально правительства ФМ и РКЗ сотрудничают в рамках так называемого «двойственного» альянса Люди-Булрати.

На момент опубликования данного издания РКЗ конфликтует с Империей Сакры. Причина конфликта — система Зиб.


Там же. День спустя.


— Максим. Твои прогнозы на будущее? — поинтересовался Ник.

— А-а-э-а? — зевая переспросил Максим.

— Я спрашиваю, каковы твои прогнозы на будущее?

— Да ни каких, сержант Ник. Подержат, отпустят. Воевать с гребенчатыми фиолетовыми лягушками надо? Надо! Солдаты для боевых действий нужны? Нужны! Так зачем их держать на гауптвахте? Да так, просто. Так сказать — для профилактики. Что бы знали что шутить так более не стоит.

— Ну, Максимка. Мож пойдешь и скажешь это лейтенанту Тепанову? Он понятливый. Выслушает тебя и добавит ещё суток десять-пятнадцать.

— Не добавит. Мы с ним водку пили.

— Ну и что?

— Как это — ну и что? — возмутился Максим. — Если два русских вместе водку пили, то братья они на век. Это ты должен был впитать с молоком матери, Коля. Ну или с первой, в твоей жизни, стопкой. Это ж, и-с-т-и-н-а! Эх, Колян, вроде такой большой, вон сержант даже, а таких вещей не знаешь!

— Эгмс. Это вы мне что ль братьями будете? — поинтересовался Гриша.

— А ну как — нет!? — воскликнули Макс с Колей.

— Да… Были у меня братья, ну что б такие, извиняюсь, э-э-э, расфигосы… — этого ещё не было. — Произнёс задумчиво Гриша.

— Не, ну ты Гриша сам подумай. Мы тебе кто? Друзья! Ты нам кто? Друг! Но в то же время мы с тобой сколько водки выпили. Возьми вон давече.

— Да я про это «давече» и говорю… — так же задумчиво произнёс Гриша.

— Гриша! Что ж мы тебе плохого сделали? С такой девушкой познакомили! Сам вон говорил — «баба — зверь!». Ну разве я не прав?

— Да прав ты Максим. Не знал я что у русских принято своим братьям баб искать.

— Для брата, Гриша, ничего не жалко. Даже красивой девушки. — со смешком произнёс Коля.

— Ну что поговорили?! — проскрипел динамик над дверью голосом лейтенанта Тепанова.

— Да, господин лейтенант Тепанов!

— Будете дальше говорить или может выпустить? — язвительно поинтересовался динамик.

— Конечно выпустить! Поговорить мы всегда успеем!

Замок в двери щелкнул.

— Ну ладно, выходите. — произнёс скорбным голосом динамик. — Зайдёте ко мне.

— Уже бежим, господин лейтенант. — широко улыбаясь прокричал Макс и ломанулся к двери. На ходу он обернулся и с выражением лица «Ну что я тебе говорил?» посмотрел на Ника.

В кабинете Тепанова светло и уютно. В прочем, уютно там было точно так же, как и в камере гауптвахты. Тепанов, дядька про которых говорят — «глаз алмаз, косая сажень в плечах, грудь колесом, прочее, прочее,…, в общем — урод редкостный!», сидел за столом размерами спорящим с взлётной площадкой боевого флаера. Стоящий на столе компьютер тихо жужжал. Жужжал, он впрочем не от систем вентиляции которые там просто на просто отсутствовали, а от заглушенной до самого минимума музыки. Вроде это был новый хитовый и ультрамодный романс «Любить мать по америкоски».

— Так, сержант м-м-м Николай м-м-м, не важно. — глубокомысленно произнёс Тепанов что-то клацая на компьютере. Что именно он там клацал, троице видно не было. Но что-то вот заставляло сомневаться, что на экране отображалась база данных служащих полка. Скорей всего — игрушка. Зная Тепанова — тетрис. Помня, что Тепанов лейтенант старой закалки, волчара и прочее — тетрис порнографический. — Так, вот сержант, помня о вашей блестящей службе в рядах э-э-э, — лейтенант замешкался и устремил всё своё внимание на монитор, заваливало его там видимо. — В рядах, м-м-м, РКЗ. Я решил что понесенного вами наказания вполне достаточно. Это же относится и к рядовому Максиму. Урок усвоен? — Тепанов, более десяти лет преподавал в учебке, и фразу «урок усвоен?» он притащил именно оттуда. — Что же относится к м-м-м, рядовому Григорию, то могу вас обрадовать, рядовой. Ваш лейтенант Дмитрий Успенский позвонил мне сегодня утром и попросил меня выпустить вас, так сказать, на поруки. Вы можете идти. Это же относится к сержанту Николаю и рядовому Максиму.

Уже в коридоре Максим повернулся к друзьям.

— Ха! Колян! Я тебе что говорил? Отпустят нас! — звучным шепотом произнёс Максим. И резко меняя тему. — Гриша, когда мы тебя снова будем, иметь счастье, лицезреть?

— Думаю скоро Максим. Скоро. Но что-то мне чудится радостной эту встречу не назовешь.

— Ты чего Гриш?

— Да что-то предчувствие у меня плохое. Ладно ребятки. Побегу я. Увидимся. — И Гриша тяжкой походкой булрати-десантника потопал по коридору к выходу.

— Чего это он, Макс?

— Да хрен его знает. Эти медвежата, эмпаты, блин, все насквозь. Слабенькие правда. Но, блин, достаточно, что б неприятности почувствовать загодя. Эх. Пойдём флаг-лейтенант II-го уровня!

— Я сержант. И вообще — такого звания нету.

— Да хрен ли разницы. Всё равно хочешь стать генералом…


Десантные боты с рёвом прошли над базой и из их нутра посыпались десантники-сакрасы. Тут же заорала сирена и из одного из дзотов в боты ударил луч плазмы. Шпарили из стационарного плазмогана. Бот, пробитый на вылет, вспыхнул и завалившись на бок рухнул прямо на казарму охраны штаба. Высадившиеся десантники-сакрасы рассредоточились по территории базы и открыли огонь. Сирена завывала, как бешенная. Люди валили из бараков, кто в чём, и попадали под огонь сакрасов. Раздался взрыв — один из десантников-сакрасов попал под перекрестный огонь и силовые поля его энерго-брони не выдержали.

— Коля, ложись! — заорал в коммуникатор Максим. Коля рухнул как подкошенный и над его головой прошла строчка импульсного лазера. Сам Максим, успевший одеться в десантное снаряжение, вычислил стреляющего с помощью своего бортового компьютера и зарядил в ту сторону из гиро-дестабилизатора. Сакраса закрутило и кинуло на землю. — Подымайся Колян! Дел невпроворот!

Коля подыматься и не думал. Лежа на бетонопластике он короткими очередями стрелял куда-то в дым. В дыму что-то ослепительно вспыхнуло.

— Молодец Колян! Еще две фиолетовые жабы на твоём счету. Что будем делать дальше? — Максим решил, что стоять под обстрелом будет только глупый и свой вопрос он уже задавал лёжа.

— Максим, надо двигать отсюда. Ребята уже мертвы. Я только что посмотрел информацию с их имлантантов. Видимо их накрыли сразу.

— Понял Ник. — сказал Макс и не вставая засандалил из своей чудовищной пушки в появившегося неожиданно в поле видимости сакраса. Как и первого сакраса, второго тоже закрутило. Но в две отличные стороны. Верхнею часть по часовой стрелке, нижнюю — против… — Блин, что за оружие! Через раз работает!

— Ты с инструкцией сверялся?

— Нет, я ваабще эту пушку в первый раз вижу, что было под рукой то и схватил, а что?

— Там написано — «применять только при стабильном гравитационном поле», а где ты сейчас тут найдёшь стабильное поле? Палят тут из всего что под руку попадётся… Ладно уходим! Давай беги к тому вон блоку. Я тебя прикрою. Пошел!

Максим сорвался с места и побежал к «тому вон блоку», мимо пронеслось пара строчек из импульсника. Сзади ухала Колина пушка. Над головой с воем пролетел пылающий десантный бот. Пролетел метров пятьдесят и рухнул рядом с позициями сакросов. На позициях сразу замолчало несколько пушек. Похоже там кому-то не повезло — подумал Максим добегая до блока и падая на землю.

— Коля я на месте!

— Вижу, прикрывай. — сказал Коля и побежал. Высоко в небе что-то страшно заревело. Максим не мог посмотреть на верх. Он пытался навести целеуказание на десантника-сакраса. Тот умело залёг и поливал огнём позиции уцелевших солдат. Наконец Максиму ужалось и он выстрелил. Возле сакраса со страшным скрежетом и хрустом разорвала бетоннопластовую плиту. Сакрас выжил. Но лишился укрытия. Только он собирался изменить позицию как сразу три бледно синих луча из ионных ружей впились в его энерго-броню и немного поборовшись с силовыми полями прожгли сакраса насквозь. Максим перевёл взгляд на Колю, тому оставалось уже метров пятьдесят, когда с его спины из дыма появился десантный бот. Бот шел низко над землёй поливая всё вокруг огнём из лазерных пушек.

— Ну я тебе сейчас постреляю. — прошептал Максим наводя пушку на бот. Нажал на сенсорную пластину. Пушка щелкнула и не выстрелила на экране появилась надпись: «Опасность дестабилизации! Блокировка функций!». — Только не это! Нет ты не можешь! — Кричал Максим видя как бот заходит подходит всё ближе и ближе к Нику.

Максим выдернул из заплечной кобуры ионное ружьё и открыл огонь по боту.

— Коля ложись! Ложись!

У бота вспыхнула и захлебнулась одна из пушек.

— Ложись Колян!

Коля не слышал. Ему оставалось метров десять, когда бот выстрелил. Луч прожег энергетическое поле, потом прожег зоритриумную броню. Фигура Коли дымом от сгоревшей брони. Он сделал ещё несколько движений, а потом словно ударившись об воздух рухнул.

— Нет! — закричал Максим и засандалил из ружья по ещё одной пушке бота. Даже находясь в состоянии аффекта он точно контролировал свои выстрелы. Стрелять по боту бесполезно — у него броня такая, что не нужны ни какие щиты. А вот стрелять по пушкам можно. Благо их всего там пять и все они подвешены на пилонах. Пушка загорелась. Где-то над головой рёв превратился, прямо таки, в разгул стихий. Максим, как в замедленной съёмке, смотрел как третья пушка разворачивается в его сторону и когда уже казалось будет выстрел, бот взорвался. Разлетевшись на тысячу мелких осколков.

Раздававшийся сверху рев затих и где-то рядом ухнула земля. Максим наконец-то разрешил себе посмотреть по сторонам. Сзади него на территорию базы залетали бронированные десантные флаера РКЗ. С эмблемой десантного полка спец назначения — карикатурным двухголовым и ощипанным алкарисом. Из флаеров посыпались десантники. Булрати и люди вперемешку. В бой вступала элита, та — из которой месяц назад вышибли с понижением в звании Колю и Макса… Ещё в прыжке десантники начинали стрельбу. Что-то взрывалось. Флаеры разгрузившись, скользили не высоко над землей стреляя из своих пушек.

За периметром на расстоянии сотни метров возвышался, непонятно откуда взявшийся, корабль класса «дестроуэр» окрашенный в черный цвет.

На базе грохот выстрелов затихал. Прибывшее десантники добивали сакросов. Максим осторожно подполз к лежавшему на бетоннопластике Коле. Тот не шевелился. Левой ноги ниже колена не существовало.

— Колян! Ты меня слышишь?

Коля не реагировал. Максим нажал на клавишу диагноста на шлеме Коляна. Шлем мигнул желтым сигналом, типа — «Состояние критическое, но жить вроде будет».

— Колян, ты это, типа выживешь! Слышишь! — зашептал больше себе, чем Коле, Макс.

Максим оглянулся. Кроме бурых куч, лежавших на земле, бывшими когда-то энерго-бронёй, вокруг не было никого. Где-то ещё постреливали, но как-то уже не уверенно. Вроде — «не знаю, есть там кто или уже нет». Макс включил общий канал. На канале стояла страшная ругань. Командир спец-полка материл засевшего в бункере полковника Игорева. Материл за дело. Ну как можно просмотреть двадцать ботов сакросов? Макс переключился на канал медслужбы. На канале — гробовая тишина, прерываемая лишь изредка короткими командами офицеров.

— Медслужба! Сержант ранен! Пеленг по маяку! Тут тихо, никого нет.

— Кто говорит?

— Говорит рядовой второго отделения Максим Жердько!

— У нас нет во втором отделении такого рядового!

— Я не ваш, я местный!

— Понял, ждите.

Через минуту послышался шум и флаер медиков опустился на землю рядом с Максимом. Медики в облегченной броне спрыгнули и подбежали к Коле. Один из них сразу подключился к диагносту Коли.

— Жить будет… если, конечно, повезёт. — Хмуро сказал медик и поднялся на ноги. Два других подняли Колю и потащили в «труповозку».

Максим переключился на канал своего командования.

— Говорит рядовой Максим Жердько! Сержант Николай выведен из строя, забран медслужбой спецполка. Прошу дальнейших указаний.

— Говорит штаб-лейтенант Улеканненов, полковник Игорев под арестом. Командование перешло к лейтенанту Тепанову. Доложите состояние дел в взводе!

— Взвод весь выбит! Повторяю — взвод уничтожен.

— Вас понял. Точка сбора — пеленг 005. Как поняли рядовой?

— Пеленг принял.

Точка сбора — пеленг 005. Как поняли рядовой?

— Пеленг принял. — Отрапортовал Макс и зашагал в указанном направлении. Но внезапно в микрофонах раздался хриплый голос, но какой же он был знакомый.

— Мать вашу за ногу, какого хрена я делаю в «труповозке»? — Возмущался Ник, щедро кроя медиков матами. — Ты, солдафон, чего мне так холодно, я умираю?

— Нет, товарищ сержант, это просто заморозка работает. — Смущенно ответил молодой голос.

— А чего у меня одна нога накрыта тряпкой?

— Её там нет, сэр. А вам полагается спать! — Рявкнул в микрофоне чей-то голос и связь прервалась.

Макс покачал головой. Он искренне сочувствовал медикам, которые будут лечить сержанта, а ещё он сочувствовал кладовщику санчасти, ответственному за спирт.

— Жердько, тебе официальное приглашение по почте прислать, чтобы ты присоединился к осмотру базы. — Ожил микрофон голосом лейтенанта Тепанова. — Немедленно прибыть на пеленг.

— Есть, сэр. — Макс сорвался с места и побежал между горящими вражескими ботами.


По периметру валялось огромное количество обломков сакросовских десантных ботов, земля в радиусе пятидесяти метров была испепелена. А в центре этой разрухи стоял корабль класса «дестроуэр», окруженный двумя кольцами десантников РКЗ. Главный люк уже был открыт, но никто еще не появился. Лейтенант Тепанов стоял в стороне, и тот факт что шлем у него был снят, говорил о хорошем продвижении переговоров.

— У них сильно обшивка нагрелась. — Рапортовал булрати Гриша лейтенанту. — Когда остынет, они выйдут.

— Почему он не садился на атмосферниках, а использовал фузионник? — Гаркнул Тепанов.

— Говорит, очень спешил. — Улыбаясь сказал Гриша.

В это время из люка «дестроуэра» появился человек, следом за ним опустился на массивные ноги мршанец и уложил на плечо громадный шестиствольный лучемёт.

— Я капитан боевого оружейно-модульного живого корабля, сокращенно — БОМЖ, серии два, меня зовут Джамал. Это мой навигатор Яралл Хррш. — Прокричал от корабля человек.

— У нас только закончился налёт сакросов!. — Вышел вперёд лейтенант, говоря по громкой связи. — Сейчас идут боевые действия.

— Поэтому я здесь. — Улыбнулся Джамал. — Надеюсь боты были не ваши?

— Сакры! — Выкрикнул кто-то из кольца окружения.

— Вот видите, я даже помог.

— Джамал, своей выходкой вы спалили десяток десантных ботов. Вы понимаете, что сакрасы такое не прощают.

— Одним врагом больше. — Пожал плечами капитан. — Сами виноваты, я очень спешил.

— Ладно, пропустите его потом разберёмся.


20 января 12:00

Планета Зиб-Основная (Зона боевых действий)

Военная база Планетарных Войск Русской Колонизационной Зоны.

Нахождение — Штаб полка, город Hot-Sakkras.


— Капитан, вы понимаете что просите? — Легион-майор в очередной раз перечитал приказ. — Вы и так проникли в зону боевых действий без разрешения. Потом вмешались в конфликт с высадкой десанта. Теперь просите отпустить двух солдат, которые с гауптвахты отпущены двое суток назад.

— Господин майор, я выполняю поручение, за которое мне обещали кучу денег. — Устало ответил Джамал, который битый час вдалбливал этому вояке, что ему нужно. — Рядовой и сержант срочно вызываются на базу основных сил РКЗ, о чем четко изложено в приказе.

— Это так срочно, что потребовало посадки на фузионных двигателях или поломки спутника?

— Не поломки, а отключения. Яралл всего лишь уничтожил блоки питания. А посадка была экстренной, поэтому и на фузионниках.

— Вы спалили столько воздуха, что еще минута и у людей в зоне ваше посадки началось бы кислородное голодание! — Воскликнул легион-майор.

— Но ведь все живы, а за спутник я заплачу. Просто отдайте мне солдат, и я улечу.

— Я все проверю, приходите завтра. — Зло ответил вояка и указал гостю на дверь.

Когда Джамал вышел легион-майор распустил галстук и нажал на кнопку коммутатора.

— Немедленно вызовите кого-нибудь из департамента базы основных сил.

— Связь скоро будет, Саша. — Ответил женский голос.

Майор подошел к бару и налил себе стакан водки. Можно было конечно что-нибудь по мягче, но организм требовал разрядки. Залпом опустошив посуду, майор снова уселся в кресло и обомлел. На экране его коммутатора высвечивалось улыбающееся лицо человека, которого в армии РКЗ знал каждый.

— Привет, Шурик, всё водочкой балуешься да секретаршу тискаешь? — Спросил глава разведки генерал-лейтенант Суворский. — Парней отпусти и забудь, крепче будешь спать.

Экран погас, а легион-майор продолжал тупо в него смотреть, словно он мог снова ожить и начать командовать. В дверь протиснулась секретарша в коротком домашнем халатике, под которым из одежды была еще золотая цепочка, но увидев «командира» нерешительно остановилась.

— Подготовь приказ о командировке солдат, которыми интересовался капитан Джамал. Немедленно! И пойди оденься. На сегодня всё.


23 января 10:00 по корабельному хронометру.

Диверсионный корабль класса «Круизёр» Департамента технологической разведки при Разведке Военно-Космического Флота Марсианской Федерации. (ДТРпРВКФМ)

Орбита планеты Зиб-I (Русская Колонизационная Зона).


Флаг-лейтенант третий раз рассказывал то, что все поняли и после первого. Операцию никто не будет поддерживать, группа будет рассчитывать только на свои силы, а средства предоставит заказчик, то есть РВКФМ. Время начала операции — по прибытию команды с Зиб-Основной. И еще, прикрывать группу тоже никто не будет. Если разведки других государств и рас начнут охоту, нас бросят на произвол судьбы. Отличная перспектива, лично мне она очень не нравится.

— С вами отправится лейтенант Максвелл. — Монотонно продолжал Мур. Но это уже оказалось интересным, раньше он не говорил, что элерианка с нашивками разведчицы будет нас сопровождать.

— Вы об этом не говорили. — Словно прочитал мои мысли Зу.

— Мы также не рассчитывали на пополнение из двух людей и булрати. — Съязвил Мур и уставился на меня.

— А причем я к булрати?

— Ваши друзья, господин Романцов, потребовали взять его с собой. Видите ли не бросят брата!

Узнаю Макса и Коляна. Слава богу не попросили ящик водки, джакузи и двух элерианок. Только подумал и лейтенант Максвелл обидчиво надула щеки. Неужели она настолько хорошо может читать мысли, или нас снова под нейро-сканеры посадили? Мысли перебил Мур.

— Итак теперь в отряде семь человек, простите, не человек — семь членов… То есть, отряд состоит из семи особей… Тьфу, блин! Короче, вас семеро, у каждого будет личный номер и карточка со ста тысячами кредитов в галактической банковской сети. Остальное сами!

Шатл с БОМЖ-а мягко прилип к корпусу диверсионного корабля. Пока уравнивалось давление в камере перехода, я стоял и нервно переминался с ноги на ногу. Я не видел друзей много лет, с того дня, как окончил Ротанский астро-университет и не ушел в торговую гильдию, конечно встречи мельком на космодромах не считаются.

Люк выпустил пар и стал медленно открываться. Шипение заглушил хриплый голос, оравший песню…

Друга не надо просить ни о чём, с ним не страшна беда.
друг — это третье моё плечо, будет со мной всегда…

Первой появилась бритая морда булрати.

— Здрасте. Цыган с медведями вызывали? Цыган — я, медведи ша будут!

Я даже рот раскрыл от удивления.

— Гриша, ты?

— Олег? — Резко протрезвел булрати и за шиворот вытянул из люка Макса. — Это кто?

Рядовой прикрыл один глаз, а вторым долго меня рассматривал.

— Ик… Это Олежка Романцов! Это он нас сюда вызвал. — Макс широко улыбнулся. — Олежка пойдём с нами, мы сержанта ногу обмываем! Уже три пальца обмыли, пятку и… и всё. Ты, не думай, мы это, … как его — по правилам обмываем! В водке!

Как давно я вас не видел, а всё такие же. Я обнял булрати, которого полнил маленьким медвежонком, а он стал на две головы выше и шире меня в два раза. Обнял Макса, который растроганно вытер слезу и побрел обратно в люк. За спиной кто-то деликатно покашлял.

— Весёлые у вас друзья, Олег. — Улыбнулся капитан Джамал. — Я долго сопротивлялся, но проиграл. Они уже опустошили треть груза микробиотического пива, предназначенного для коренных жителей Зиб-Основной.

— Вас по пути туда наняли? — Поинтересовался я, ведь и сам не редко прерывал маршрут из-за более выгодной сделки.

— Да, только основной груз туземцам был — лазерные пушки. Их пришлось палить фузионным двигателем, а то бы хлопот не обобрался.

Я даже рассмеялся. От Мура, да и по видео-сети, я много наслышался о бесстрашном командире черного «дестроуэра», который спалил десантные боты противника.

— Молодец, Джамал. А где Коля?

— Ему во время атаки сакросов, срезало ногу до колена. Он привыкает к протезу, обильно заливаясь пивом.

— Пассажиры себя хорошо вели?

— Гриша постоянно пел свои древние песни, Колян — пил, а Макс достал Яралла, чтобы тот рассказал ему секрет меткой стрельбы. Мой мршанец, сказал, что еще день и он сдетонирует боеголовки на пульсонных ракетах!

Значит точно, достал. Хотя зная характер Макса, странно, что БОМЖ вообще сюда долетел.

— Эй, лохматый. Иди сюда со своим стаканом, — донёсся из люка голос Ника, — помянём мою боевую ногу, так рано покинувшую нас и выпьем за новую — тританиумную.

Мы с Джамалом немного постояли и отправились на поиски флаг-лейтенанта Мура, которого к нашему удивлению нигде не нашли. По ходу, капитан БОМЖ-а рассказал, что полёт ему оплатили еще при получении заказа и что именно он заберёт нас с этого корабля. В тактической комнате нас встретила лейтенант Максвелл и велела идти собирать вещи, так как все инструкции были уже получены, отбытие было назначено на 17:00.


23 января 23:00 по корабельному хронометру.

Боевой оружейно-модульный живой корабль класса 2 — «Дестроуэр»

Окраина системы Зиб (Русская Колонизационная Зона).


Корабль на полном ходу удалялся от орбиты Зиб-I, экипаж уже расселился и теперь собрался в кают-компании обсудить появившиеся вопросы. В углу сидел Коля, принявший тройную порцию универсального антидота и теперь ощущающий офигительную головную боль и отходняк. За столом расположились Гриша, Макс и Максвелл, чуть позади стоял в полной комплектации меклонец и почти не заметная Катерина.

— Что будем решать? — поинтересовался я у молчаливой своей компании. — Все рвались собраться, а обсуждать нечего.

— А я совсем и не рвался. — Перекривлял меня Ник и уселся за стол, напротив элерианки. — Зачем было тройную дозу.

— Чтобы помнил! — Засмеялся Гриша. — Для друга ничего не жалко,… даже антидота.

Z009/R3 включил установленный ему недавно голографический симулятор и направил на стол. От вращающихся трехмерных картинок веяло холодком.

— Это планета Таразад. На ней нет ничего особенного, кроме одного из крупнейших черных рынков в районе пятнадцати парсек. Мур рекомендовал нам прибыть туда и начинать операцию оттуда.

— Что еще он посоветовал? — Поднялась на ноги Катерина.

— Только это и пару хороших барыг, которые могут помочь достать все что угодно. Так же он выдал нам разрешение от Гноллской Службы Границ на посещение зоны контроля Гнолла. — Пожал массивными бронированными плечами меклонец. В полной комплектации он стал больше в два раза. Из округлого корпуса плавно вырастали руки-манипуляторы со встроенными лазерными пушками, три массивные ноги без ступней поддерживали тело, а что крылось внутри киборга знал только он сам.

— Я не доверяю никому, кого не знаю. — Категорически ответила Катерина.

— У тебя есть другие варианты? — Не сдержался Макс.

— Да. Я знакома с одним человеком на Таразаде, за скромную плату он поможет во всём. — Предложила девушка-дарлок.

— Я не верю никому в чистой торговле, кроме гнолов. — Мой ответ был подкреплён множеством проблем в сфере оборота денег, но ни одна раса не сравнится в умении торговать с гнолами. — Люди слишком подвержены влиянию.

— Не те, кого знаю я лично. — Прошипела Катерина и отвернулась. Мы выслушали еще Z009/R3 и Максвелл, но их рекомендации относились к выбору корабля и снаряжения, Макс поведал о Таразанских банях и микробиотическом пиве из биоморфного ячменя. Потом пришел Джамал с Яраллом, но они только слушали.

— Коля, а что ты скажешь? — Отмахиваясь от Макса с его банями и пивом, спросил я?

— Я влюблен! — Прошептал Ник. От его слов в кают-компании повисла тишина, даже меклонец перестал приводами жужжать.

— Чего? — не понял я. — Эй, ребята. Вы ему точно антидот от алкоголя вкололи, а не наркоту?

Макс развел руками и полез рассматривать капсулы. А Коля поднялся и, прихрамывая на одну ногу, двинулся в сторону, ошеломленно наблюдающей за ним, элерианки.

— Я влюбился в её улыбку, — мурлыкал на ходу Ник, — в её большие глаза, и в… те камеры слежения в контактных линзах.

Меклонец мгновенно активизировал лазерные пушки, у Катерины, откуда не возьмись, возник в руках «Фотон-99», Яралл выхватил из-за спины свой шестиствольник, с которым не расставался, наверное, даже во сне. Только Макс и Гриша остались верны принципам и схватились один за тарелку другой за вилку, хотя та скорость, с которой они это сделали, наводила на мысль о ненадобности других приспособлений умерщвления.

— Какие камеры, Коля? — Вырвалось у Максвелл.

— Миниатюрные такие, сейчас покажу. — Из рукава Ника появился острый метательный нож. Джамал улыбнулся.

— А я думал, куда он делся, «дрель» у Катерины, а нож никак не мог вычислить.

Коля улыбнулся и повернулся к нам лицом. Никакого похмельного синдрома уже не определялось, только профессиональный взгляд сержанта II-го ранга спецвойск.

— Мне нужна отдельная комната и немного времени, все шпионские штучки будут найдены. — Зловеще пообещал Ник.


Прошел час, мы успели обсудить всю программу прилета на Таразан, покупку корабля и его возможную модель, распределили обязанности, но мысль о слежке не шла ни у кого из головы. Потом в кают-компании появился довольно улыбающийся Коля.

— Как девушка? — Спросил Гриша.

— Класс! — Мгновенно оживился сержант. — Фигура и тело — богиня. Грудь — супер. Личико — прелесть.

— Я про камеры. — Не удержался булрати.

— А это. — Радость сползла с лица Ника. — Ничего особенного. Пара камер со встроенным нейросканером, очень сильным, в бедре имплантирован гиперпередатчик, больше ничего.

— Она жива? — Металлическим голосом спросила Катерина.

— Я не садист, а профессионал. Причем, зачем портить такую прелесть. — Глубокомысленно заметил Коля. — Шутки шутками, а она в отряде, про камеры она точно знала.

— Меня только одно интересует. Ходила ли она в душ и на какой волне идёт передача.

После этих слов Макса кают-компания наполнилась смехом, а когда появилась элерианка с растрепанной прической все её искренне пожалели и разошлись по своим каютам.

В переходе между палубами меня догнал Ник.

— Олег, — окликнул он. — Не хочу показаться занудой, но я не доверяю этому «чайнику».

— Кому? — Переспросил я. Хотя уже догадывался, о чем речь. Пару лет назад Ник служил в приграничной зоне с меклонцами и много от них натерпелся.

— Я не доверяю меклонцу! Он принёс клятву наёмника и не пойдет на компромиссы, у них свои правила.

— Ник, Z009/R3 — наша основная боевая единица и мы будем рассчитывать на него.

— Такие боевые единицы мы пачками жгли. Как и они нас! — Гаркнул Коля, развернулся и ушел.

Наверное, он в чем-то был прав, но меклонец дал клятву не только заказчику, но и команде. А это его ко многому обязывало.

Ну и банда собралась, долетим до Таразана, обязательно сходим в бар и вместе напьемся, ничто так не связывает, как дружная попойка. Хотя… Интересно, а пьёт ли рептилия-киборг, а если пьёт, то что?


27 января 12:00

Планета Таразан-Основная

Торгово-жилая база всеобщего назначения под контролем конфедерации Гнолл.

Нахождение — город Гнорм. Бар.


Забегаловка была чистой и порядочной, в основном люди, хотя проскальзывали булрати, мршанцы и в углу маячил даже один псилонец. Одетая только в набедренную повязку элерианка элегантно вытанцовывала на площадке над столами, разделёнными полупрозрачной щитом-перегородкой. Андроиды официанты принимали заказы и мгновенно исчезали. В общем, отличное место совершать сделки без лишних глаз.

— Мне потребуется корабль, класса «фрегат», обязательно боевые поды, десантные поды, система «Ахиллес», спасательная станция и тяжелая броня, хорошо бы наличие транспортёра. Еще этот список оружия и мелкой начинки. Свяжешься с Катериной и получишь оплату. Отдашь её продавцу. Твой процент мы оговорили. Всё свободен.

Лысый мужичек поднялся и мгновенно исчез. Я остался только с друзьями. Макс глазел на танцующую элерианку, Коля без видимого интереса озирался по сторонам, Гриша вдумчиво читал меню.

— Предлагаю суп «Сикуа» не брать. Если мне не изменяет память, то сикуа на Таразане — это болотные крысы.

— Уместное замечание. — Согласился я. Булрати никогда не оказывался не прав в выборе кушаний.

— Четыре порции «Миу-ло» и бутылку «Пармезанского» вина. Для начала. — Продиктовал Гриша заказ, который уже через пару минут стоял на столе.

Мясо птицы миу было очень похоже на курятину, а каша из семян ло — на гречку. Все это было полито соусом, а есть нужно было толстым ножом, как это рекомендовали в рецептах булрати. Насытившись ужином и залив все второй бутылкой вина (первая умерла еще во время тоста за встречу), мы перешли к делам насущным.

— Вы уже все знаете, суть операции, но я хочу вас спросить: хотите ли вы в ней участвовать? Мур порекомендовал не впутывать в неё вас.

Парни пожали плечами и за всех ответил Макс.

— Все равно делать нечего, а с тобой нам хорошо заплатят.

— Это будет очень опасно. Я даже не уверен, сможем ли мы завтра отсюда улететь. — Настаивал я.

— Завтра точно не улетим. — Запротестовал Максим. — У меня билеты в баню, на всю ночь!

— Ночью мы смотрим корабль, а утром улетаем.

— Олег, ну ты же отпустишь меня хотя бы с погрузки. На пару часов.

— Ладно, вали в баню. Теперь второе: ваше мнение о нашей команде?

— Элерианка — супер. — Улыбнулся Коля. — Катерина, была бы человеком, тоже ничего.

— А на меклонца вы зря взъелись. — Гриша посмотрел в глаза Нику. — Ведь видно, что профессионал высокой пробы, да еще и с таким вооружением. Не каждая подвеска столько выдержит.

— С «ходячей кофеваркой» я сам разберусь. — Ответил Коля. — А вообще, наша сегодняшняя сделка мне очень не нравится. Слишком быстро они согласились встретиться и слишком быстро нашли нужные вещи.

Ник попал в самую точку. Тоже приходило в голову и мне, ведь найти «фрегат» с такой комплектацией очень сложно. Но нам не выбирать, придется идти на риск и довериться Катерине, по части тайных игр она у нас мастер.


28 января 23:00

Планета Таразан-Основная

Торгово-жилая база всеобщего назначения под контролем конфедерации Гнолл.

Нахождение — окраина города Гнорм. Закрытые складские помещения.


— Корабль зарегистрирован на имя Инерка Оррша с планеты Фьерас-III. Технические данные и возможности в файле. Оружие, снаряжение, боеприпасы все здесь, кроме «Гарисса&Милза», это очень редкая вещь. — Лысый торгаш, которого звали Порки, нервно тер ладоши. Он очень волновался, ведь сделка сулила огромную прибыль. — «Фрегат» находился на вооружении алкарисов и имеет некоторые их элементы. Никаких отличительных знаков нет. Бортовые компьютеры чисты, настройкой придется заниматься вам.

— Прекрасно. Все вопросы по оплате решишь с Катериной. А теперь я могу взглянуть на судно.

— Разумеется. — Порки указал рукой на дверь. — Но предупреждаю, там есть охрана!

Мы пошли за ним. На осмотр я взял только тех, кого требовалось — Яралла, Джамала, Колю и Катерину.

В ангаре горел тусклый свет, десяток вооруженный людей стояло в стороне. Порки умудрился выпасть из виду, но через секунду вернулся.

— Вот он красавец. — Послышался его довольный голос, а по ангару пронёсся холодный ветерок.

И правда, корабль был действительно красив, даже неправдоподобно. Слишком новый и очень маленькая цена. Как картинка в галерее искусств.

— Я хочу зайти во внутрь. — Окликнул я Порки.

— Сначала деньги, потом товар, господин Романцов. — Оскалил зубы лысый.

Катерина, не раздумывая, достала уже заготовленный бланк и направилась к нему. Я в ней разочаровался, такой профессионал, а так лажанулась. Из угла донёсся предостерегающий крик Джамала, хотя немного запоздало, я уже падал, выхватывая «Гарисс&Милз» (я убедил Яралла продать один из его коллекции). Послышалось визг стреляющего шестиствольника Яралла, шипение, разрезающего воздух луча плазмы, от Джамала и, конечно же, грохот моей пушки. В ответ полетели яркие лазерные лучи, но прежде чем я коснулся пола, накрыв собой Катерину, бой закончился. Мршанец покрошил в фарш двоих, капитан БОМЖ-а сжег еще одного, двоим в лоб из мини-реалгана засадил я, последний лежал с ножом в груди (Колян постарался). Остальные, если таковые были, ретировались.

Коля покачал головой.

— Прекрасная голограмма. Они, наверное, сюда каждый день по пачке посетителей приводят и каждый находит в ангаре то, что нужно.

— Катерина, тебе придется многое объяснить! — Повысил голос Джамал. — Это была засада.

— Я заметила. — Буркнула дарлоксианка. — Но корабль нам все равно нужен, а тот, кто мог его найти сбежал.

— Нам тоже пора. — Напомнил я компании, и мы в быстром темпе покинули ангар, ведь «продавцы» могли вскоре вернуться.


29 января 02:00

Там же.

Нахождение — космодром города Гнорм. Боевой орбитально-межгалактический живой корабль класса 2 — «Дестроуэр».


Макс еще не вернулся с бани, а Z009/R3 с Гришей куда-то запропастились. На корабле нас ждала только Максвелл.

— У нас утечка информации. Это всё ваши дружки, скорее всего тот, что, яко бы, в баню пошел. — Начала бурную тираду элерианка.

— Успокойся, Эвинея, разберёмся. С Максом я поговорю сам. Но остаются Z009/R3 и Гриша.

— Они уехали через час после вас. — Сказал, до этого молчавший при мне, корабль твердым машинным голосом.

— Спасибо, Гарри. Ты можешь узнать где они сейчас. — Поинтересовался Джамал.

— Конечно. — Немедленно отозвалась машина. — Они у входа, ждут пока я открою люк. С ними Максим и еще некто неопределённый из расы людей.

Некто неопределённым оказался Порки, связанный по рукам и ногам энергетической верёвкой. Макс довольно лыбился, поглядывая на меклонца и булрати.

— Мы повесили вам жучка. «Калькулятор» сказал, что вы его не вычислите. — Z009/R3 качнул головой, полностью пропустив обращение «калькулятор». — Поехали за вами, увидели перестрелку, хотели помочь, но поняли, что вы и сами справитесь. А Порки мы возле его флаера взяли, когда он хотел свалить. Вот вручаем его вам Максвелл. Поспрашивайте его с пристрастием, так сказать.


Я вошел в каюту к Максвелл, чтобы поговорить. Мне почему-то показалось, что о допросе Порки она не рассказала всю правду, а кое-что утаила. Когда я позвонил — никто не ответил, я подождал и после третьего звонка вошел. Элерианка сидела перед огромным голографическим телевизором и плакала.

— Максвелл что-то случилось?

— Уйди…

Так, что у нас там по головизору? Ага РСН!

— Головизор предыдущее сообщение!


Телетрансляция Русской Сети Новостей.

Камера плавно перемещалась с разрушенного барака на ангар флаеров. Приятный женский голос за кадром хмуро начал говорить:

— На планете Зиб-I произошло катастрофическое изменение военной ситуации в пользу Империи Сакры. Дополнительные силы десанта сакры высадились на Зиб-Основной 23 января. В итоге войска Империи Сакры на планете Зиб-I имеют почти шестикратное преимущество в количестве. Околопланетное пространство взял под контроль флот Империи Сакры. Для этого им пришлось сильно оголить свои позиции на Эспасе и Протеусе.

Кадры сменились: теперь это был тот же ангар но ещё не тронутым демоном разрушения.

— Вы видете кадры заснятые камерой слежения. — всё также хмуро прокомментировала комментатор.

Человек с нашивками сержанта на энерго-броне провел караул к воротам. Огромные боевые костюмы сверкали в лучах прожекторов. Сержант весело помахал в камеру и развернулся уходить. За кадром зазвучал голос.

— На них обрушилась первая волна сакрасовского десанта. Этот караул выполнил своё задание он предупредил остальных и возможно этим он спас множество жизней.

Сержант резко нахмурился и посмотрел в небо. Через секунду он уже падал на землю держа в руках тяжелый десантный плазмоган и выплескивая в небо первый заряд плазмы. Его подчиненные отреагировали как им и подобает: один схватился за стационарный многоствольный энергомёмет и стал разряжать один энергоблок за другим, второй подбежал к ящику, взвалил на плечо базуку с пульсионной ракетой. На периферии угла зрения камеры, взмыли, окутываясь дымом, в небо несколько противовоздушных ракет. Бой продолжался секунд пятнадцать, пока караульный пост не накрыл луч корабельного тяжелого лазера.

— Когда они умерли, они унесли с собой в могилу два десантных бота и десять солдат Сакры. — На экране появилась симпатичная девушка, стоящая на площадке перед космодромом. — Общие количество жертв пока не известны, но на данный момент Военное Командование РКЗ официально заявило — долина Пренар выжжена полностью орбитальной бомбардировкой (приблизительное количество жертв — пятьдесят тысяч), город Хот-Сакрас и находящийся рядом планетарный космодром штурмуют легионы Империи Сакры. Судя по последним данным войска РКЗ закрепились и сдавать позиции не намерены. Военное командование РКЗ начало организацию отхода войск с Зиб. — голос девушки всё больше и больше наполнялся горечи. — Нам с огромным трудом удалось пробиться через блокаду вместе с транспортными кораблями РКЗ. Мы приносим свои соболезнования семьям погибших и призываем всю нацию сплотиться, погибшие требуют мести! Вивьен Наварро Русская Сеть Новостей.


Ну, ни хрена себе. Вот Коля с Гришей и с Максом, в придачу, расстроятся! Они ж меня проклянут! Такую драку пропустили бедняги! И всё из-за меня…

— Максвелл, что тебя так расстроило? — у тебя был кто-то там знакомый?

— Уйди Олег. Потом. Всё потом… — едва слышно сквозь слёзы прошептала элерианка.

— Лейтенант Максвелл! Извольте отвечать на вопрос! В конце концов, вы переданы под моё руководство. Я жду.

— Олег… Там на этой планете была моя сестра… Она мертва…

— Да откуда ты мож… — начал я и запнулся. Элерианки всегда чувствовали смерть родственников. Не важно где бы те ни находились. — Максвелл, все мы смертны. Это война…

— Олег, мой народ эту войну уже проиграл. Нашего государства уже нет. Знал бы ты, что стояло за его созданием! И видел бы ты как легко полчища Сакры повергли его в прах! — горько воскликнула Максвелл. Она была права — тридцать лет назад Элериан был стёрт с карты космоса сакрасами. Империи Сакры требовались территории для размножения… От государства осталось всего ничего — одна звёздная система с двумя обитаемыми планетами, находящимся под властью Конфедерации Марса. Элериан присоединился к Конфедерации, когда уже стал вопрос о выживании расы. — Нас, Олег осталось так мало. Да и то — большая часть по борделям и клубам. Мы вымираем. Смерть моей сестры — это потеря для всех нас… и для меня.

— Максвелл, наша миссия. Она поможет отомстить за втоптанную в грязь честь Элериан. Эта миссия даст возможность отомстить и тебе за свою сестру… — а что я мог ещё сказать? Что я мог сказать представителю расы элериан? Расы униженной Империей Сакры. Говорят во время войны элерианок тысячами и миллионами захватывали в плен сакрасы. Они ставили на них опыты. Элерианки платили жизнью за неведомый выверт их эволюции — полную биологическую совместимость с расой людей. К стати — этот выверт не даёт спать уже не одному поколению исследователей людей.

— Олег, не надо меня утешать. Моя сестра была солдатом, она воевала с Сакрой. И она прекрасно знала, чем это может закончиться в один момент…

— Ну, раз не надо утешать… Тогда — лейтенант Максвелл! Я хочу полного и детального доклада о допросе Порки! — всё-таки я изверг, у Максвелл такая беда, а я пытаюсь насладиться чувством власти над человеком который возможно охотился за мной несколько лет подряд.

— Я уже всё сказала, Олег. Что мне добавить? — уже слегка успокоившись, ответила элерианка.

— Максвелл, давай будем честны друг перед другом? Хорошо? Я привык доверять своим предчувствиям, один раз я им не поверил и… угодил в тюрьму! Сейчас мои предчувствия говорят мне, что ты что-то умалчиваешь, я хочу знать что и хочу знать почему!

— Олег. Ты хоть слышишь, что сам говоришь? Хочу знать сам не знаю что и хочу понимать от чего это «что» не знаю. Что я тебе могу ответить?

— Максвелл я не намерен с тобой сражаться. Я даже могу тебе поверить. Но! Но, если я сейчас пойду к этому Порки и выбью сведения, о которых ты мне не сказала? Что тогда? — не знаю, привёл бы я совою угрозу в действие, но как я говорил уже выше — своим предчувствиям я доверяю.

— Хорошо Олег. Спрашивай. Может я что-то упустила, — начала сдаваться элерианка. Похоже, что всё-таки она что-то не договаривала.

— Максвелл, кто стоял за Порки?

— Местный бонза. Это уже давно налаженный бизнес. Кетрин об этом не знала. Видимо она давно не была на этом пыльном шарике…

— Что за бонза?

Максвелл поморщилась. Так морщатся взрослые, когда ребенок начинает задавать глупые вопросы типа: «А если бы коровы летали, они бы обогнали бы военный крейсер?»

— Местный бонза — гнолл. Находится в каком-то дальнем родстве с местным царьком. Давно пользуется плохой славой. Был замечен властями Гнолла на контрабанде наркоты для гноллов. Всех обвинений удачно избежал — купил пару чиновников.

— Связан ли этот бонза с разведкой Гнолла?

— Скорей всего, но так как связан с ней любой мафиозо в Конфедерации Гнолла. Всякие там родственные связи, перекупленные гаремы. Обмен особями женского пола. Прочее.

— Могла ли это быть акция разведки Гнолла?

— Нет, что ты Олег? Какая там акция, ты же сам знаешь эту разведку — куча, по-вашему, бюрократов управляющая горсткой реальных служащих!

Я внимательно посмотрел на Максвелл. Та улыбалась. Всё что она мне только что сказала уже было мне известно. Но противное чувство некой недоговорки жгло мне мозги. Так разложим всё по полкам — Мы попытались купить корабль. Оснащенный корабль. Скажем честно — странно оснащенный, ну прямо как для корсарства корабль. Могло это кого-то тут заинтересовать? Сомнительно на этой планете каждую неделю продают подобные корабли. Тогда что? Подстава со стороны Катрин? А смысл? Если у неё задание со стороны разведки Дарлока, то уж, скорее всего — не помещать нам, а наоборот как можно лучше помочь нам. А уж потом, если конечно у нас что ни будь получиться, попытается стырить технологии. М да… Катрина или как там её (или его?) отпадает. Кто? Коля, Гриша, Макс? Тоже нет. С их правительством, скорее всего, поделятся. К стати — а чего это я так уверен, что мы единственная группа? Сколько нас может быть в реальности и кто из нас отвлекающая приманка? Хм, а это, блин, вопрос. Очень важный, черт подери, вопрос!

— Максвелл, ответь мне на такой вопрос. Сколько таких групп как мы запущенны к цели?

— Таких как вы — ни одной. — тревожно смотря на меня ответила элерианка. Она уже справилась со своим горем, ну или утопила его в глубине своей души.

— Таких как мы? А что есть другие, отличные от нас группы? Отвечай! — как весело! Значит, моя догадка оказалась верной — есть ещё и другие группы!

— Я не могу говорить на эту тему, Олег. Да и не важно всё это. У вас… то есть у нас есть цель и мы её должны достичь!

— Максвелл, кто мы — «приманка» или реальная группа?

— Олег, я же уже говорила об этом — это не важно! Важна лишь наша цель. По крайней мере — она важна для тебя. Ты согласен?

— Согласен. Почти согласен. Цель эта важна лишь с одной оговоркой — я хочу жить! Более того, я хочу умереть только ради своей цели, а не ради чужой!

— Олег, я читала твой досье. Там сказано, что твоё уважение к своей нации граничит с нацизмом. Пойми — ты делаешь это и ради своей нации! Ты же смотрел РСН? Вас мало. Вас меньше чем было нас перед войной с Сакрой! Они сметут вас вместе с вашими любимыми булрати! Империя Сакры уже по силе своих флотов обогнала Силикоид! Ещё лет десять-пятнадцать и всё… Даже подготавлимый сейчас альянс Федерация Марс-Конфедерация Меклон-Объеденнёная Урса-Русская Колонизационная Зона не сможет противостоять этим ублюдочным фиолетовым недорептилиям! Ты знаешь, что согласно исследованиям Департамента исследований проблем с Империей Сакра, рост их популяции сейчас превышает этот же рост за период десятилетней давности в двенадцать раз! Ты понимаешь, что это? Это наша смерть! — она произнесла свою гневную тираду и посмотрела прямо в мои глаза. Внимательно так посмотрела. — Я знаю, что ты думаешь, Олег. Де всё обойдётся. Обошлось же с Клаконами! Они тоже, де, превышали нас в количестве и вооружении. Но посмотрите, что с ними стало… — элерианка произносила мои мысли с ироничным тоном. Всем своим видом и всем своим голосом показывая как она не уважает «таких глупых мыслей».

— Олег, ты пойми — у Клаконов били проблемы с репродукцией. Их даже не спасла технология клонирования, которую они стырили у вас! Сакра, же… это другое. И по мне совершенно не важно — что представляет собой наша группа — «приманку» для спецслужб или реальную развед группу.

— Хм… — сбила она меня своим неожиданным напором. Да, она была права. Да, я отдам свою жизнь за спасение своей нации, не америкос же я! Ч-ч-черт, она была чертовски права! Но всё-таки, что-то покоя мне не даёт. — Хм… Максвелл, всё-таки я хочу услышать все, что ты узнала от Порки. Это важно, поверь мне. Важно в первую очередь для функционирования нашей группы. Глупо

пропадать, не успев начать двигаться к цели.

— Хорошо, Олег. Я считаю, исходя из информации выкачанной из Порки, что это был небольшой тест.

— Тест? Чего тест?

— Нашей сообразительности. Думаю, что это устроил Мур.

— Но это же глупо Максвелл! — воскликнул я и вдруг понял второй слой этих слов. Мур… Это не тест, это привлечение к нам внимания. Теперь после перестрелки в ангаре, некоторые зададут себе вопросы — «А зачем людям такой корабль? Что это за группа, состоящая из меклонца, мршанца, булрати, элерианки и нескольких людей? Откуда они взялись? Что они замышляют? И откуда у них деньги?». И что не говорили бы о разведки Гноллов, но эта инфа пойдёт и туда. Так, на заметку. Куда она попадёт оттуда — не ведомо. Гноллы — торговцы всем, что можно продать. Информация входит в категорию продаваемых товаров, надо только знать, кому её предложить. Мур шутник. Да и Максвелл, тоже. Так цинично показать, кто мы есть на самом деле… Прямо таки унизить меня и Катрин. Мы ведь считаем себя профи в таких делах — стырить кораблик или инфу. Остальные не в счёт. Им по барабану, хотя и им будет обидно.

Что ж. Карты розданы. Правила сказаны. Осталось, только разглядеть в полутьме количество игроков и понять кто они…


— Джамал! Готовь своё корыто к старту! — крикнул я, ворвавшись к Джамалу в каюту.

— Что случилось Олег? — Джамал сидел в кресле, читая какою-то бумажную книгу.

— Нас светят, Джамал. Нам надо отсюда убираться.

— Но куда? Хорошо, я согласен — надо отсюда сваливать. Но куда? Хоть примерно?

И вправду — куда? Хотя есть одна идейка.

— Джамал. Хррш знает координаты Кимерии?

Джамал ухмыльнулся. Показывает, гад, что знает, о чём я.

— Не важно, Олег. Я знаю. Что ты там забыл?

— Чек в один кред, Джамал. Не задавай глупых вопросов. Готовь корыто к взлёту.

Кимерия — это такая хитрая звёздная системка. Номинально не принадлежит ни кому. Находится на границе Ареала Алкариса и Федерации Марса. В системке два газовых гиганта. На орбите одного — спутник. Естественный конечно. Атмосферы лишен. Одно время на этом спутнике была база военного флота Алкарисов. Потом началась война. ФМ вцепилась Ареалу в глотку, и первый удар был нанесён именно по этой планетке. База существовать перестала. Год спустя нанесения удара, Ареал снова отстроил базу. Но птичкам не повезло опять. На этот раз — непонятная аномалия. Все корабли уходящие в гиперпространство в сторону Кимерии бесследно исчезали. На тех же, которые долетали, сходили с ума экипажи. Алкарис забросил базу. Через пять лет после этого некий Джо Блэк, корсар, отправился в путь к Кимерии и долетел. Он нашел проход сквозь аномалию. Оказалась — есть несколько точек, входя через которые в гиперпространство корабль спокойно и без всяких неприятностей добирался до системы. Джо быстро понял все преимущества этой находки. А прибавляя к этому полностью отстроенную базу Ареала, со всеми необходимыми службами. С оборонным поясом, который Ареал не демонтировал. У Джо появилась неплохое место, где он сам был себе и Императором и Президентом и прочим. С того момента как Джо там закрепился, Кимерия стала местом убежища разыскиваемых преступников. Местом ремонта кораблей корсаров. И просто, местом где можно было купить всё, включая, новенький с иголочки крейсер класса «Титан» производства Мекларских военных верфей.

Но за всё надо платить — в случае посещения Кимерии, о группе Олега узнает очень много разумных. Одна радость, что это будут нелегальные разумные и скорей всего они не станут стучать во всякие разведки и силы подержания правопорядка.

Я отправил на коммуникаторы всех входящих в группу послание «Полчаса на появление на борту. Ждать не собираюсь. Романцов».

Идя по коридору, я решил спросить у корабля — кто есть на борту.

— Корабль! Список присутствующих на борту.

— Так, номер один Романцов, номер два — мой капитан и владелец Джамал; номер три мой навигатор — Ямал Хршш; номер три — лейтенант ФМ Максвелл, элерианка; номер четыре — Катрина; номер пять — булрати Гриша; номер шесть — сержант РКЗ Николай; номер семь — человек которого вы называете Порки. Всё. Больше никого нет.

— Где Максим и меклонец?

— Полчаса назад они покинули корабль. Цель своего ухода они мне не сказали.

— А ты спрашивал?

— Да. Сначала вербально у Максима. Потом направленным сигналом у меклонца.

— И что ж они ответили?

— Максим ответил что-то на языке который я не знаю.

— Можешь воспроизвести?

— Да, — ответил корабль. — Слушайте.

Веселый голос Максима казалось, прозвучал где-то за спиной — «Чё пристала железяка. Оно тебя еб#т? Иду, значит надо».

— Кхм… А что ответил меклонец?

— Он дал мне команду на форматирование запоминающего устройства. Но так как у меня нет подобного устройства, (Я функционирую по другому принципу), то команда была отклонена.

Приколист однако у нас Зу. Команда на форматирование… Надо понимать это такой меклонский юмор, что-то вроде «Не бери себе в голову. Не твоё это дело».

— Хорошо корабль, занимайся своими делами.

— Да я и так занимаюсь своими делами, Романцов. Разговор с вами у меня забирает не более сотой процента моих ресурсов.

Что ж меклонца придется подождать. Терять такого боевика и электронщика я не могу. Может ему позвонить? А чего бы и нет?

Так, где у меня был номер Зу? А вот он. Коммуникатор запищал, сообщая, что вызов пошел.

— Кто? — прошелестел голос Зу.

— Олег. Где вы?

— В баре, — после небольшой паузы ответил меклонец. — Что-то надо?

— Ты сообщения от меня видел?

— Видел. Так полчаса ещё не прошло.

— Максим с тобой?

— Да. Пьёт пиво.

Интересно, а что пьёт Зу? Надо будет спросить потом у Макса.

— Хорошо. Z009/R3 — не опоздайте.

— Постараемся Романцов, — сказал меклонец и отключился.

И так что у нас есть? Подумал я идя к себе в каюту. У нас есть — много денег. Хорошая команда. Корабль Джамала. И кто-то за спиной желающий нам вдоволь подпакостить. Кто именно, ещё не определилось, но существование уже известно. Будем действовать исходя из этого принципа.


— Джамал как прокладка курса? — поинтересовался я, зайдя в капитанскую рубку.

— Не знаю. Сейчас спросим у Ямала. — Джамал громко произнес в пустоту. — Ямал, тут главный интересуется курсом. Как у тебя дела?

— Отлично капитан. — Донеслось со стен. Умный корабль понял кому адресовался вопрос и установил соединение с навигаторской Ямала. — Уже почти рассчитал. Сейчас, секундочку… Всё. Рассказывать?

— Расскажи. Потешь Олега.

— Ну… Значит сначала через гипер выходим к Адибу, Федерации Марса. Это где-то сто сорок часов. Потом от Адиба на обычной тяге — через «червоточину» к Фортуне, это где-то сто шестьдесят восемь часов. Ну а от Фортуны тоже на обычной тяге идём к точке «пять». Это часов тридцать пять. Из точки «пять» к Кимерии. Это тридцать часов. В сумме — триста шестьдесят два часа. То есть — пятнадцать суток. Нам, в общем-то, повезло. Сейчас можно идти через «червоточину» Адиб-Фортуна.

— А что, Ямал, раньше было нельзя? — поинтересовался я. Когда меня ещё не посадили, через эту самую «червоточину» шло такое бешеное движение, что в очереди перед точкой входа стояли неделю-две.

— Олег, ты долго просидел за решеткой. Многое изменилось. Ха-ха. «Червоточина» Адиб-Фортуна была закрыта пять лет. Пограничные конфликты с Ареалом грозящие перерасти в настоящий военный конфликт происходили до этого года с периодичностью раз-два в месяц.

— А что сейчас изменилось?

— Да собственно ничего. Сейчас тоже не без конфликтов. Но возле точки входа Фортуны ВКФ Федерации повесили аж пять станций класса «Звёздная крепость», при чем заметь — две из них первого уровня защиты!

— Понятно. Марс стерегут восемь таких первоуровневых… Какие-нибудь проверки?

— Всё ждём. Но пока — никаких. Говоришь на подлёте кто ты. Порт приписки. Состав экипажа. И валишь дальше. Вот и все формальности.

— Странно.

— Конечно, странно. Но сам подумай — кто находится рядом с Фортуной.

— Яралл, ты думаешь, что Джо Блэк кого-то купил?

— Необязательно Олег. Просто договорился.

— Да… Долго я сидел за решеткой, — грустно сказал я. Действительно — когда меня посадили, такого ещё не было! Что бы известный корсар Джо, владелец целого незаконного флота кораблей так спокойно договаривался с командование ВКФ ФМ?! Нет точно — мир меняется. Я вот почти на службе у разведки. Джамал извозчиком подрабатывает у той же разведки. Что дальше? Как говорила моя бабушка: «Дальше? Хуже!».

— Что ж. Джамал сколько времени до входа в гипер?

— По раскладкам Яралла — часов пять. Если поторопимся — четыре, на большее и не рассчитывай. Я двигатели жечь не буду.

— Правильно, не жги. Их потом придется жечь. А сейчас, и действительно лучше поберечь. — С ухмылкой, смотря на Джамала, произнёс я.

— Что ты этим хочешь сказать, Романцов? — подозрительно поинтересовался Джамал.

— Да ну мало ли… Долети, посмотрим. Но ты не нервничай. Я думаю, тебе Мур авансом заплатил столько, сколько хватит, чтобы купить таких три корабля.

— Извините, Олег Романцов, но я тут случайно услышал, что-то про сжигание двигателей? — неожиданно поинтересовался голос корабля из стены.

— Ну, услышал. А что такое?

— Я категорически с вами не согласен, Олег! согласно «Декрету о Разумности» принятым в ФМ, то «любое разумное существо, не причинившее вреда гражданам Федерации Марса и не принадлежащие к враждебным Федерации расам, не может быть подвергнуто каким либо действиям, последствиями которых является частичное или полное прекращение функционирования». Вам понятно, Олег? — укоряеще спросил корабль.

— Слышь, жестянка. Может позвать Z009/R3? Он тебя по ходу дела перепрограммирует. Будешь потише. Да и вообще — искусственного разума не существует! Ты лишь имитация разумности!

— Ты не прав Олег. — тихо произнёс Джамал.

— В смысле не прав? Как это понимать?

— Понимай это так — ты не прав и давай пока на эту тему не говорить. Я тебе обещаю — корабль выполнит все возложенные на него задачи. Будь в нём уверен как во мне.

Так и стало нас десятеро… Господа к нам в группу попросился один весьма интересный разумный. Это корабль. Ваше мнение господа — возьмём или нет? Возьмём? Да? Хорошо! Корабль БОМЖ вы приняты. Мур! У нас в группе ещё один член — БОМЖ. Да нет, не тот. Корабль Джамала. Что? Нет, я серьёзно! Ага. Корабль, в вас Мур не верит! Говорит, что разумных кораблей нет и не будет. Извини.

Я улыбнулся своим мыслям. Что ж — разумный, ну и пусть. Вон силикоиды — булыжник булыжником, а каковы! Флот — огого! Планет огого! Всего до хрена! Только с ними не пообщаешься… Воспринимают нас как порождения аномалий космоса. Ведь не может быть жизнь и в тоже время не минерал! Вот. И воюем постоянно. И технологий у них не стыришь. Силикоидом прикинутся — это, знаете ли…


12 февраля 20:32 по корабельному хронометру

Боевой оружейно-модульный живой корабль класса «Дестроуэр»

Система Фортуна (Федерация Марса)

Точка входа-выхода «червоточины» Адиб-Фортуна


— Капитан! Получена направленная передача со станции контроля. Просят связи. Давать? — поинтересовался корабль.

Джамал покачал головой в ответ своим мыслям и ответил.

— Ну дай. Чего уж там.

— Связь с станцией контроля, капитан.

В рубке раздался голос офицера ВКФ ФМ.

— Корабль класса «Дестроуэр»! Говорит станция контроля «червоточины» Адиб-Фортуна, гамма. Идентифицируйте себя, пожалуйста.

— Зачем? — поинтересовался Джамал.

— Приказ о «Порядке прохождения «червоточин» ВМФ ФМ» капитан. Согласно этому приказу мы не имеем права, как впускать, так и выпускать из точки входа-выхода «червоточины». Индефецируйте себя.

— Хорошо. Порт приписки Карзион-2. Бортовой номер — К345.487БОМЖ. Экипаж — два разумных. Капитан — Джамал. Следую на Фортуну-I. Груза нет. На борту семь пассажиров. Что ни будь ещё?

— Нет. Можете следовать своим курсом, капитан.

— Спасибо.

— До свиданья. — сказал офицер и прервал связь.

— Капитан связь прервана. Восстановить? — поинтересовался корабль.

— Не прикидывайся железяка.

— Есть, не прикидываться, капитан!

— Продолжай следовать курсом на точку «пять». Я, пожалуй, пойду, отдохну.

— Ста сорока часов было мало, капитан? Вы значит, только и думаете, как отдыхать. А я тут махай! — с укоризненным голосом позволил себе возмутится корабль.

— БОМЖ, не доставай меня. Отдам в лом, — с этими словами Джамал вышел из рубки. Сзади раздалось что-то похожее на ворчание. Капитан не прореагировал — развлекается корабль.


Я рухнул в кресло и закрыл лицо ладонями. Через час корабль подберет оптимальный вектор для прохода «червоточины» и полет продолжится. В пути нас почти не возможно будет перехватить, то есть образуется очередная неделя для обдумывания дальнейших действий, хоть этим и должна заниматься Катерина! Тоже мне представитель шпионской расы, с покупкой корабля лажанулась дальше некуда, а сейчас заперлась у себя в каюте и сидит. Просто повезло, что в ангаре был десяток тупых самоуверенных болванов, а не серьёзных профессионалов. Повезло?!

Несмотря на то, что питались мы с командой вместе, за столом мы дел не обсуждали. Никто не интересовался, куда мы летим и зачем. Особенно поражал Гриша, он и вовсе впал в спячку и попросил только по прибытию разбудить. Ну и пусть, бодрее будет. Я нажал на кнопку переговорного устройства.

— Ник, зайди ко мне… — Я запнулся, раздумывая, как бы лучше выразиться. Лучше не нашел. — И возьми выпить!

— Щас буду.

Колян вошел, когда я уже открыл ноутбук и начал составлять схему происходящего.

— Решил изложить на экране? — Улыбнулся сержант. — Тогда водка как раз подойдет!

— Макса чего не взял? — Удивился я. Ник всегда любил большие компании, причем был в них первым.

— Он занят. Над спящим Гришей издевается. Когда тот проснется, то в осадок выпадет.

— Главное, чтобы Макс потом не пострадал.

— Он привык. — Рассмеялся Коля, хотя я не понял, кого он имеет в виду рядового Жердько или булрати.

Ник поставил бутылку на стол, и мы начали работать, вдвоём склонившись над компом. Первым делом на экране появилось девять кружков — члены команды и один большой квадрат — Мур. Потом четыре кружка связались дугами (это мы: я, Гриша, Макс и Коля), за ними еще два (Джамал и Яралл), остальные одиночки, ранее даже не знакомые.

— Три на четыре, у шведов это была бы нормальная семья. — Улыбнулся я.

— А Мур и Максвелл? — Возмутился Ник, дожидаясь пока я возьму свой стаканчик.

— Сомневаюсь, что он следит за нами с её помощью. — Я быстро перешел от шуток к работе. — Скорее всего это более глобальное наблюдение.

Мы выпили и продолжили работать. Ниже на экране появились две планеты. На каждой случилось какое-нибудь происшествие.

— Зиб пострадал больше всего, там Сакра порезвилась. — Сказал Коля, будто уловил ход моих мыслей. — Но какой им было смысл оголять ради этой планеты более стратегически важные точки?

— Расслабься. Не думаешь же ты, что целый флот пришел за вами. Это абсурд! — в своих словах я был уверен, а он мелит чушь.

— Смотря, зачем им это понадобилось? Ведь тогда мы с Максом еще не работали на тебя. А по сводкам новостей атака Сакры хоть и была массивной, но не подготовленной. ПВО планеты здорово их потрепало.

— Чушь! Бред! Атака планеты готовится огромное количество времени.

— Тоже не аргумент. Они сняли все резервы и часть задействованного флота и быстрыми темпами перебросили к Зиб-Основной. Они могли вполне перехватить заказ Джамала.

— Или инфа была известна заранее! — Я улыбнулся. Мы пороли чушь и сами это понимали. — Лучше перейдем к Таразану.

Коля налил мне стаканчик и не забыл себя.

— Максвелл предполагает, что это была проверка со стороны Мура. Но её смысл.

Но я не очень ей верю. Слишком она таинственная и непонятная, но лучше об этом пока молчать.

— Может это снова сакрасы. — Отшутился я, у нас были сплошные варианты, ведущие в тупик. Уже стало понятно, что разговор приведет ни к чему, у нас было слишком мало информации. Я закрыл компьютер, не забыв нажать «сохранить», и убрал в стол. Прилетим к Джо Блэку, там и посмотрим, а пока есть одно важное дело.

— За погибших на Зиб-Основной. — Поднял стаканчик Коля. — Пусть лучше это будет подготовленная заранее операция Сакры, а не охота на нас! Пусть космос станет для погибших домом!

— Да. У нас, брат, жизнь одна и давай её разрушать выпивкой, куревом и бабами, а не работой. — Мы выпили не чокаясь.


19 февраля 00:00 по корабельному хронометру

Боевой оружейно-модульный живой корабль класса «Дестроуэр»

Система Кимерия. Орбита газового гиганта Кимер-I.


В систему Кимерия мы вошли точно, как и рассчитывали. БОМЖ плавно сбросил тягу до нуля и стал едва заметно останавливаться.

— Олег, капитан Джамал будет против остановки без его команды. — Возмущенно, но тихо, откликнулся корабль.

— Это пойдет только на пользу. — Отмахнулся я. — Не забудь включить маяк, особенно на гноллские частотах.

— Это противоречит уставу службы оружейно-модульных живых кораблей. — Уперся тот.

— Уймись, железяка. В уставе ясно сказано «с агрессивными», а они свои, торговые. — Слегка раздраженно бросил я, продолжая внимательно следить за мониторами.

БОМЖ еще немного поупирался, но скорее чтобы его поупрашивали, чем из-за необходимости. Вот ведь придумали корабельного помощника, больше проблем с ним, чем пользы!

Торговец появился через три часа, остановился в нескольких километрах, отстыковал контейнер и улетел. Сделка была совершена прекрасно, гноллы получат деньги, а я нужное оборудование.


19 февраля 15:00 по корабельному хронометру

Система Кимерия. Спутник Кимерия.


Спутник Кимерия был размером с Луну, но имел перед ней огромное преимущество: он обладал гравитацией равной ноль целых шести десятых стандартной. Алкарисы присмотрели его, как прекрасный опорный пункт для ведения разведки и военных рейдов на территорию ФМ. Но потом произошел конфуз — база перестала отвечать, корабли перестали долетать и тому подобное. Проект Ареалу пришлось закрыть, а заодно и распрощаться с дорогостоящим оборудованием.

— Говорит Кимерия, назовитесь или … не называйтесь, хуже будет. — Прохрипел чей-то голос в динамике.

Джамал быстро продиктовал все нужные пароли, секреты, данные, коды и что там еще требовалось и через минуту все тот же голос уже более дружелюбно сообщил, что мы можем пристыковываться.

Первое, что бросилось мне в глаза, когда я вылез из посадочного люка это надпись на шлюзе, ведущем в открытый космос. Там большими красными буквами было написано по-русски: «Туалет. При входе оденьтесь по теплее, сквозит». Далее последовали улыбчивые морды десятка вооруженных до зубов обезьян-биоморфов, видимо представлявших на базе комитет по встречам.

— Пройдите на контроль и зарегистрируйтесь. — Гаркнул один солдат, в недалеком прошлом, наверное, горилла.

— Где торговые залы? — Поинтересовался я.

— На контроле спросите. — Биоморф развернулся и знаком показал товарищам расступиться.

Я немного подождал и направился к таможней, которая не многим уступала своим цивилизованным родственницам. Меклонец-контролер проверил сканером все вещи, предупредил Зу и Гришу о возможных последствиях применения оружия, занес данные в базу и дал добро на проход.

Сзади подошел Макс, на голове у него была шапка.

— Он бы еще мне в зад заглянул, может я пульсионную торпеду пронести хочу. — Зло прошипел он.

— Чего ты? Они себя хотят обезопасить. Вдруг кто-нибудь захочет бомбу протащить.

— Так она ж фонить будет, её любой сканер заметит. — Искренне удивился рядовой РЗК.

— Вот они и проверяют. — Улыбнулся я. — Ты лучше скажи чего шапку одел? Ведь тепло.

Макс немного подумал, а потом стянул свой головной убор. Наша компания даже остановилась.

— Лучше одень шапку. — Сделала вывод Катерина, удивленно рассматривая светящийся всеми цветами фосфорицирующей краски ёжик. — Кто тебя так?

— Гриша. — Обиженно ответил Макс. — Я просто решил над ним пошутить, а он взъелся.

— Чё ты такое сделал? — Поинтересовалась элерианка, прилагая максимум усилий, чтобы не рассмеяться.

— Я ему милирование на спине соорудил, пока он в спячке был. — Ответил рядовой, натянул на голову шапку и отправился обратно на корабль.

Мне пришлось ждать пока контроль пройдут все. Я осмотрелся: большой купол из волоконного стекла, как зонт, накрывал доки, за периметром причалов, отделённые огромным стеклом, сновали дроиды-грузчики и ремонтники, а с верхнего яруса на меня смотрела маленькая девочка, лет десяти. Странный неприметный ребенок, смуглое лицо, грязная одежда. Она внимательно рассматривала нашу компанию, за которой уже столпилась порядочная очередь, слегка нахмурилась, а потом помахала не понятно кому ручкой и убежала. Странно, никогда не понимал детей…


Станция сильно изменилась с моего последнего визита. Из горстки пиратов выросла семитысячная община. Если раньше база представляла собой эталон военной мысли, только сильно загаженный, то теперь это был скорее средневековый замок(кое где даже факела горели), перестроенный под мирные нужды. Многие перегородки по сносили и заменили каменными, бараки переоборудовали в гостиницы, а кают компанию в бар, вот даже дети появились. Это в бандитском то логове! Неизменными остались только охранный периметр с наземной батареей и причал для кораблей. Но у нас не было времени осматривать новые архитектурные решения, цель вела нас. Не останавливаясь мы направились в бар.


— Итак, — начал я. — Джамал и Яралл занимаются поиском корабля. Я и меклонец работаем над снаряжением. Встречаемся через два часа здесь.

Но поиски ничего не дали, мы с Z009/R3 вернулись ни с чем. Было такое ощущение, что судьба решила подложить нам свинью. Столик со свободными местами удалось найти быстро, меклонец разместился рядом без табурета. Через несколько минут появились и капитан БОМЖ-а с мршанцем.

— Таких кораблей здесь нет. — Сразу сказал Джамал. — Или. По крайней мере, никто об этом не говорит. Я даже пообщался с парой старых приятелей, которых удалось встретить. Ничего!

— Мы тоже. — Ответил за меня Z009/R3. — Конечно, не все так плохо, но и цены и качество…

Я хотел, было вставить мысль, что следует тщательнее искать, когда меня кто-то взял за руку. Мршанец, увидев что я хватаюсь за оружие, начал доставать своё, меклонец стал так, чтобы удобнее было стрелять, не задев меня.

— Привет. — Сказала маленькая девочка, которую я видел в доках. — Ты друг Катерины? — и не дожидаясь ответа. — Передай ей привет и напомни, что она обещала привезти мне подарок.

— Обязательно. — Расплылся я в улыбке, едва удерживаясь от вопроса «Когда ты её видела?». — Куда ей стоит прийти.

Но малышка, резко крутнувшись на носочках, развернулась и убежала. Как я и говорил, странные эти дети. Мы все переглянулись, даже сенсорные камеры меклонца задумчиво сузились. А потом мне на плечо легла чья-то рука. Я уже было повернулся для разговора с одумавшейся девчонкой и замер, глядя на группу вооруженных охранников. Три огромных телохрана-биоморфа в силовой броне разошлись полукругом, чтобы контролировать все наши движения.

Я закричал. Мысленно разумеется, вот и проблемы пожаловали. Сейчас придется представление устраивать.

— Твои люди интересовались кораблём и оружием. — Прорычал биоморф. — Мой хозяин хочет с тобой поговорить.

— Так пусть приходит в гости. Мой корабль стоит в третьем доке. — Поднялся из-за стола я. Чтобы хоть немного с ним поравняться.

— Мой хозяин не просит он приказывает! — Гаркнул обезьян и начал поднимать лазер.

Я пожал плечами и еле заметно кивнул мршанцу. Биоморфы были все же немного заторможенными, а на случай происшествия у нас был заготовлен план.

Яралл не показывая рук из под стола выстрелил из «Гарисс&Милз», капсула срезала дуло лазера акурат возле энергообоймы. Z009/R3 одним ударом оправил в нокаут второго телохрана и замер. Толпа рядом бросилась в рассыпную, а третий биоморф вскинул оружие и начал стрелять, пока не понял, что не сможет причинить нам вреда. Все смертельные игры пропадали в поле наших персональных щитов. Не зря пришлось договариваться с БОМЖ-ом об остановке на орбите Кимера-I, ведь действительно пригодились.

— Отставить. — Послышался громкий голос из-за спин набежавших вооруженных биоморфов. — Уберите пукалки. Все в войнушки играетесь.

В зал вошел невысокий лысоватый мужчин и те, кто еще не успел убраться из бара немедленно испарились.

— Я — Джо Блэк. У вас ко мне есть дело.

Мы спокойно опустили оружие. Оптимизма придавал тот факт, что за спиной у владельца и правителя базы стоял, широко улыбаясь, Коля. Как я понял, ему удалось выполнить моё задание, а нам удалось пройти тест.


Пока мы шли к апартаментам Блэка, то преодолели почти пол базы. По ходу я отпустил Джамала и Яралла на корабль, им следовало подготовить БОМЖ-а к экстренному(если такой потребуется) взлету. Коля, кратко рассказав их разговор с Джо, тоже ушел по делам. Меклонец остался со мной, как гарант хоть какой-то безопасности. У огромных металлических дверей нас встретила пара охранников, которые внушали намного большее опасения чем биоморфы, это были клаконские бойцы. Только булрати могли бы сравниться с ними в рукопашном бою, с их скоростью и реакцией. Джо кивнул и они отошли в сторону.

Комната была размером с хороший фрегат, вся заставлена дорогой мебелью и аппаратурой. Чего только стоит личная установка входа в виртуальную сеть.

— Располагайтесь. — Добродушно предложил Блэк, когда двери за нами закрылись. — Будете вино, дарлоксианское?

Я удивленно открыл глаза. Раса Дарлока была очень специфичной, максимум её ресурсов шло на производство, но производство определённого типа вещей(если быть точным, шпионских принадлежностей: камеры наблюдения, датчики, сканеры, даже кораблики у них были маленькие и незаметные). Легкая промышленность всегда была у них на втором плане, а тем более вино.

— Разве дарлоксиане производят вино? — Поинтересовался я.

— Конечно нет. — Улыбнулся Блэк. — Это сленг, вино просто ворованное, но зато клаконское.

Ну что тут скажешь, уж очень долго я не вертелся в кругу торговцев. А по поводу вина с родины красных жуков скажу — оно лучшее во вселенной! И окажусь прав, ведь клаконцы почти всю жизнь отдают выращиванию, поливу, уборке и всему, что относится к растительности. Хотя некоторые рецепты они брали на Марсе у Крамских или Крымских виноделов. Уж точно не помню, давно слышал.

Джо разлил вино по бокалам, поставил вазу с фруктами. С сожалением посмотрел на Z009\R3.

— Простите уважаемый, как говорил мой командир: «Не нравится еда, иди поешь энергоблоки с меклонцами!». Вы уж не обижайтесь.

В ответ он услышал хриплый смех Зу. Киборг почти по человечески кивнул головой.

— Никаких проблем, моего заряда хватит еще на восемьдесят лет.

— Вот и отлично, тогда лучше перейдем к делу, а в процессе будем закусывать. — Еще шире улыбнулся Джо.

— Коля вам уже говорил, что нам нужен корабль. — Начал я, но Блэк перебил.

— Я получил всю информацию об интересующем вас корабле. — Он отпил вина и внимательно посмотрел мне в глаза. На вид ему было лет пятьдесят, а в глазах еще горел огонь. У него был взгляд засидевшегося вояки-ветерана, который работает охранником в гараже. — Я хочу кое-что узнать. За вами гонится флот Сары.

Ну ничего себе заявление. Зачем так сразу, начал хотя бы с космического крыла, а то сразу флот. Но Джо продолжил.

— Ваши люди были на Зиб-Основной и там приключилась очень не приятная история. Потом вы все вместе прилетели на Таразан, встряли в перестрелку при покупке корабля и улетели. И там приключилась неприятность!

У меня наверное челюсть отвисла, потому что и он растерялся. Только меклонец сидел тихо, мирно и слушал. Джо секунду сомневался, а потом приказал головизору прокрутить запись.

Симпатичная репортерша стояла недалеко от работающей спасательной команды. — У неё было очень знакомое лицо. Как же её…? Вивьен какая-то, вспомнилось мне, вела репортаж с осаждаемой Зиб-Основной. — Девушка указала в сторону снующих везде фигур и начала рассказ.

— Власти пока не дали комментария произошедшему, но уже точно известно, что неопознанный корабль вошел в атмосферу Таразана и произвел бомбометание в районе космодрома города Гнорм. Планетарная ракетная база сумела сбить нападавшего, но после террористического акта.

Изображение сменилось пейзажем разрушенного космодрома. На месте посадочной полосы был кратер, размером с «дестроуэр», все здания были разрушены.

— Спасатели окружили место взрыва энергетическим щитом. Есть неподтвержденная информация, что сброшенный заряд содержал биотерминатор. Всем жителям(и нашей группе в том числе) сделали прививку антидота.

— Друзья сообщили по тахеонной связи. Что корабль-террорист принадлежал особому крылу сакросов-камикадзе. — Джо поставил на паузу головизор. — А через два дня в открытом космосе, что очень непонятно, на глазах патрульной эскадры РЗК корабли Сакры сожгли «дестроуэр». Извини за прямоту, но этот корабль принадлежал тебе и шел с включенным маяком и ретранслятором. Ты хотел узнать, есть ли хвост.

Таить было нечего. Я действительно хотел проверить, но и не думал, что флот Сакры гонится за нами.

— Если вы правы, то почему фиолетовые жабы напали на Зиб, ведь команда собралась только на корабле. — Вступил в разговор меклонец. — У Мура была утечка при передаче информации Джамалу или Сакра контролировала ход операции и желала избавить своего агента в группе от лишних напарников.

— Или это совпадение. — Нервно бросил я, ведь получалось, что в команде стукач. — А нападение на моего «призрака» патрульный рейд, уничтожение ненужных свидетелей.

— Я для чего это всё начал. — Посмотрел на меня Блэк. — Если на Кимерию может обрушиться флот Сакры, то лучше уносите ноги немедленно или… или мне придется вас арестовать. Я не могу рисковать людьми.

— Егор, ты всегда был хорошим солдатом и прекрасным руководителем. — От моих слов Блэк вздрогнул.

— Меня давно никто так не называл. — Ответил он. — Как ты узнал.

— Цитируешь самого себя, майор, Жора Блок еще говорил: «Плохо себя чувствуешь, вспомни, ты мог родиться силикоидом!» Ты преподавал у меня в академии несколько месяцев курс выживания на малоприспособленных планетах, а потом отбыл воевать за Родину.

— Олег Романцов, только что ты разрушил одну из лучших легенд космоса о корсаре и доме пиратов. — Грустно сказал Жора и опустил голову. — Трудно быть русским, когда тебя за человека не считают!

— Ничего, скоро все изменится. — Улыбнулся я. — Спасибо за компанию и разговор. Я так понимаю корабль ты мне продашь и оружие с припасами.

— Конечно, только без скидок. У нас строгие правила! — Повеселел отставной майор. — Получишь завтра утром и сразу улетай. Оплата по получению.

Перед тем, как выйти, я подошел к своему бывшему наставнику.

— У меня еще есть к тебе небольшое дельце.

Мы с Z009\R3 вышли из апартаментов правителя базы, дверь закрылась собрав две части фразы «Посторонним вход (въезд, влет, вплыв, перемещение и телепортация) запрещены!» Эта шутка была визитной карточкой любого, кто служил в особом космическом крыле РЗК.


Не доходя до дока я уже понял что увижу. Шум музыки перекрикивал гул проезжающих иногда транспортеров. Люди, булрати, да все кто можно с интересом и опаской взирали на картину. У боевого оружейно-модульного живого корабля класса «Дестроуэр» шла дискотека. У входного шлюза с двумя элерианками на руках сидел Макс, рядом с группой девушек по пояс голый Гриша с милированием на спине показывал лучшие элементы медвежьего танца, веселилась даже Катерина, а Яралл с улыбкой на них поглядывал. Только Максвелл нигде не было.

— Олежа, присоединяйся. Движение в разгаре. Всё как ты просил вошли в контакт с местными, наладили отношения. — Расплылся в улыбке рядовой. — Ценные данные получаются нормально!

Вот тебе и конспирация. Ведь думал не привлекать внимания, тихо и спокойно улететь А теперь каждая гадость на станции будет знать. Что корабль с русскими стоит в доке.

— Ладно Макс, прекращая. Есть дело.

Рядовой обиженно скривился, но попросил БОМЖ-а прикрутить звук. Гриша потихоньку залез в люк, Яралл, улыбаясь, поднялся на мостик к Джамалу.

— Пока малышки. — Стал прощаться Макс с уходящими элерианками. — Не забывайте. Завтра в это же время.

— Ну зачем ты их пригласил, зачем устроил гулянку. — Накинулся на него я, когда он вошел в кают-компанию. — Я же просил тихо.

— Успокойся. Через час вся станция будет знать, что мы пробудем здесь еще двое суток. И еще… — он оглянулся, отошел проверил двери. — Элерианки признали Катерину, они сказали, что видели её ровно месяц назад. А это невозможно.

Я облегченно вздохнул. А подумалось, что Макс снова спорол ерунду. Рад, что ошибся.

— Извини, Максим, погорячился. — Искренне сказал я и пожал другу руку. — А на счет Катерины и у меня есть сомнения. Но проверять сейчас времени нет.


Эвинея Максвелл в очередной раз проверила, закрыты ли двери и окна. Этот номер(если такое громкое слово применимо к бывшему бараку, переоборудованному под гостиницу) был самым дорогим на базе, своеобразный пэнтхауз. Элерианка подошла к столу, достала из сумки компьютер, подключилась к сети базы. Пара минут ей потребовалось, чтобы взломать кода спутниковой станции. В отверстие микрокомпьютера отправилась крошечная дискетка и девушка облегченно вздохнула, теперь информация точно будет доставлена адресату. Конечно задержка почти в сутки будет, но это не особо и важно. Она сложила дорогостоящую аппаратуру и повернулась к двери.

— Так быстро? — Спросил Коля, изучая испуганное лицо провалившейся шпионки. — Как часто Мур получает такие донесения.

— Как ты меня выследил? — Вопросом ответила элерианка.

— Микролитовые конструкции. — Сержант взвесил на ладони едва заметный датчик, способный правда работать при любых помехах и преградах на больших расстояниях. — Их ведь используют не только в строительстве. Но ты не ответила на вопрос.

— Это второй раз. — Быстро сказала Максвелл.

— Врешь! — Гаркнул Ник, но быстро овладел собой. — БОМЖ, хоть ты и мастерски отвела ресурсы от сканера, ответил, что сообщений было послано как минимум пять!

— Контрольные сообщения. — Чуть расслабилась она.

— Снова чушь. С такой задержкой они неуместны. Если, конечно, нет погони.

Эвинея положила сумку на стол и шагнула к Коле, впившись в него глазами.

— Успокойся. — Сказала она бархатным и нежным голосом. — Просто начальство желает хоть немного быть в курсе. Информации, которую передает Олег недостаточно.

— Олег ничего не передаёт! — Уверенно ответил сержант. — Связи со штабом нет.

— Это он так говорит? — Съязвила элерианка. — А он не говорил, что получит за выполнение операции.

Она говорила ласково и возбуждающе. Ник и не заметил, как стройная фигурка Эвинеи оказалась вплотную к нему, а её руки нежно обвили его талию.

— Он хочет только власти. — Прошептала Максвелл уже на ухо. — Ну и пусть, мы будем в месте.

Ник сдался. Руки быстро нашли спрятанные змейки на костюме девушки, но она не сопротивлялась, увлекая его за собой на постель.


20 февраля 09:00 по корабельному хронометру

Система Кимерия. Спутник Кимерия.


— Я себя чувствую так, словно меня алкарис исклевал. — Почесывая щетину, сказал Маск. — Что у них за бодяга на Кимерии. Такое ощущение, что передоз антидота.

— Раньше люди медицинский спирт разводили, теперь универсальный антидот. — Буркнул Гриша. — Много хорошего вы, люди, принесли нам, булрати. Но за бодун и похмелье вашу расу стоит истребить… Ну по крайней мере америкосов, они самые плохие!

Я посмотрел на друзей и мысленно улыбнулся. Они уже знали, что возможно флот Сакры гонится за нами и всё равно для них самой большой проблемой оставалось похмелье(таблеток и других препаратов, кроме бутылки пива они не признавали за лекарство. А последнее как раз закончилось). На корабль зашли Коля с Эвинеей, оба кивнули нам головой и молча пошли дальше. Такое ощущение, что ночью работал только я.

— Хоть кому-то этой ночью было хорошо. — Пошутил Макс, проводив взглядом сержанта и элерианку. — Я вот пытался наведаться к Катерине(что по пьяни не придумаешь), так у неё дверь оказалась заперта. Не доверяет!

— Так команда, нечего вешать нос. Кому сейчас хорошо. — Бодро поднялся я и включил громкую связь на весь корабль. — Через час сбор в кают-компании, у нас на сегодня есть важное дело!


Осмотр и регистрация корабля прошли без проблем. Жора лично провел нас в закрытый док, и когда мы увидели товар, то пришли в полный восторг.

Наверное, Жора очень жалел, продавая нам этот кораблик. Новейший абордажный «фрегат» собранный на верфях Ареала Алкарисов (и как говорится — «еще в масле») — аппарат который достать очень и очень трудно. Хотя сборка, ясное дело, не меклонских верфей, кое-что наверняка плохо приварено, а что-то не преварено вообще, да и в некоторых местах, можно быть уверенным, имеются некоторые отклонения от проектировочных чертежей. «Птички» просто биологически были не в состоянии создать два абсолютно одинаковых корабля.

Но вот возможности этой машины явно превосходили все возможные недостатки! Этот корабль являлся самым манёвренным и скоростным в своем классе. Это ему обеспечивали иридиумный топливный блок и ионный движок. Защиту корабля по высшему классу обеспечивала установка щита VII-класса. Единственный серьезный минус — Ареал никогда не ставит на стапелях орудийных установок и спец оборудования. По мнению «птичек» каждая боевая единица военного флота должна быть оснащена как требует того ситуация складывающаяся в месте нахождения этой самой единицы.

Так что придется ставить всё тут на базе. А Жора уж постарается, чтобы и в этом выбор у нас был отличный. Но стоит отметить, майор Блок тоже не прогадал — на заплаченную нами сумму можно было и меклонский «дестроуэр» купить. Ну да ладно. Контора платит, мы гуляем.

— Джо, нам нужно его дооснастить.

— Без проблем, у меня есть спецы. За их работу, так уж и быть, я денег не возьму, а вот за оборудование — давай деньги.

— Что у тебя есть?

— У меня есть всё, Олег. Ты не представляешь, что только не разбиралось в этих доках! Мы даже один титанчик разобрали на гайки!

— Это что ли, Жора, тот самый легендарный «К/39/09/V», стыренный у Меклонцев?

— Ну, Олег… Ты такие вопросы задаёшь… Прямо не знаю, как на них отвечать, — улыбаясь, промямлил Жора.

Вот это да! Половина конфедерации думало, кто стырил этот титан! За информацию об этом кораблике Конфедерация Меклона, в лице своего главного 0001, предлагала любую (в разумных пределах) награду. А оказывается — один русский просто разобрал этот «К/39/09/V» на гайки.

— Жора, ты крут, — пораженно произнёс я.

— Хм, Олег не знаешь ты меня. Я очень крут! Ха-ха. Ладно, что там тебе надо? Диктуй.

Я продиктовал список, Джо приподняв бровь, глубокомысленно на меня посмотрел.

— Олег, ты что собрался стырить сына главы ФМ?

— Короче, ты сделаешь или нет?

— Сделаю, раз обещался. Но хотелось бы мне утолить своё любопытство. Утолишь, Олег?

— Извини. Пойми меня правильно — я просто не могу тебе рассказать, слишком многое поставлено.

— Эх. — Жора хитро взглянул мне в глаза. — Будь что будет! Думается мне, Олег, к завтрашнему вечеру будет всё готово.


21 февраля, 18:00

Система Кимерия. Спутник Кимерии II.

Командная рубка фрегата «Роджер»


Жора не подвёл, всё было готово к вечеру. То, что я его попросил поставить на корабль, стояло полностью, откалибровано и готово к употреблению. Хоть местами и видно, что спецы спешили. Эх, экс-майор Жора Блок! Остались у тебя армейские привычки, боишься за подчинённых. Пусть даже угроза и гипотетична, но всё равно, боишься… Но, это нам на руку.

Я сидел в командной рубке «фрегата», прозванного нами, на скорую руку, «Роджером». Перед глазами гало-пульт, всё надписи на русском (майор постарался, от своей загадочной русской души). Надпись по центру гласит — «Здравствуйте капитан. Все системы в порядке. Жду указаний».

— Джамал!

— Да, Олег. — Джамал сидел в своей рубке и ждал команды на взлёт.

— Полетели, что ли. Выйдем к точке «три». Пусть Яралл посчитает нам удобный курс в системку пограничную зоне контроля силикоидов. Не важно где. Окей?

— Окей, Олег. Уже считает. Но через «червоточину» все равно придется лететь.

— Ну, не пирата, не метеорита. С богом! — произнёс я и включил тягу.

Посмотрел на тактический экран — Джамал уже поднимался. Голубое пламя фузионного двигателя лизало покрытие космодрома. Меня мягко прижало к креслу, отрыв. Так, увеличим тягу. На гало-пульте мигнуло предупреждение об опасности резкого набора скорости. Хорошо идёт кораблик, гравитационные поля спутника — по фигу, прёт себе и прёт. Бортовой компьютер рассчитал мощность необходимую на сопротивление этим самым полям — около тридцати процентов мощности реактора. Хорошо, ещё увеличим тягу до оставшихся нам семидесяти процентов. Джамал сразу отстал. Внизу база превратилась в маленький многоугольник, ещё не много и её совсем не станет. Так, где тут были координаты точки «три»? Ага, вот они. Летим туда. Мой фрегат плавно лёг на курс.

В рубке раздался возмущенный голос Джамала, обиделся видно, что я его обогнал на старте.

— Олег, ты куда попёр?! Ты что решил, что у меня спортивная яхта?

— Не нервничай Джамал. Я к кораблю приноравливаюсь.


21 февраля, 18:00

Система Кимерия. Спутник Кимерии II.

Кабинет Джо Блэка.


Джо стоя смотрел, как, проданный вчера, алкарисовский фрегат на малой тяге оторвался от взлётно-посадочной площадки космодрома и медленно поплыл в космос. В кулаке у Джо покоился стеклянный стакан. В стакане пребывала, налитая по самую кромку, прозрачная жидкость.

На высоте в метров сто, фрегат полыхнул огнём половинной тяги и свечкой умчался вверх. Внизу на ВП площадке облаком поднялась каменная крошка, выбитая из покрытия выхлопом двигателя фрегата. Джо неодобрительно покачал головой, он не одобрял подобного лихачества.

Немногим дальше, постепенно ускоряясь, поднимался дестроуэр. Капитан показывал классический, описанный во многих учебниках и мало кому дававшийся, взлёт. Такой стиль нравился Джо гораздо больше, чем первый, показанный Олегом на фрегате.

— Ну, что Джо? — спросил стоявший позади, за Блэком, человек.

— Улетели…

— Это хорошо, — произнёс человек. — Я надеюсь, Джо, ты сделал всё, что мы попросили?

— Да, — отрывисто бросил Блэк, не поворачиваясь к своему гостю.

— Это, ты молодец, Джо. Это ты правильно.

— Ты сомневался?

— Я? — человек изобразил на лице искреннее недоумение. — Нет, я не сомневался, но были и такие, что сомневались. И они, ты знаешь, были в чём-то правы в своих сомнениях. Мало ли, что бы ты сделал, повинуясь зову своей «загадочной русской души». — Последние три слова человек произнёс на русском. Чем не мало взбесил Джо.

— Только не лезьте мне в «душу»! И так залезли, куда только могли! В жопу лучше с самого начала залезли и оставались бы там! — зло прорычал Джо.

На человека злая тирада правителя пиратской базы, не произвела ровно никакого впечатления. Он лишь взглянул на отражение Джо в зеркале, висевшем возле гало-монитора.

— Ну что ж вы, Джо Блэк? Вот так нас в жопу? Мы, — человек особо подчеркнул «мы», — столько сделали для вас, а вы?

— А «мы», тоже до хрена сделали! Вот только что взлетел человек, которого мы с вами круто обманули. Сказали ему, что за ним идёт флот Сакры! Набили, под завязку, жучками его фрегат! Зазомбировали одного из его людей! И я, этому оказал своё полное содействие! Я, считай, ласково подтолкнул к пропасти моего брата. Брата не по крови, но по духу…

— Да не нервничайте так, Джо. Всё будет в порядке с вашим Олегом. Никто его убивать не будет… ну, по крайней мере — мы не будем, — человек глубоко вздохнул, притвороно изображая, как он устал от криков своего собеседника. — Всё-таки странные вы русские, как у себя в РКЗ, так вы друг друга из плазмоганов жарите. А как где-то за пределами РКЗ, вы готовы друг друга в задницу целовать! Не понимаю.

— Где ж тебе понять, евросоюзовец галимый. — по-русски тихо сказал Джо.

— Что, Джо? Я вас не понял. Я плохо говорю, по-вашему…

Джо не ответил, он смотрел на гало-монитор показывающий космодром. Там несколько цистерн с жидким пластобетоном ползли к воронке сделанной при взлёте Романцовым. Человек сзади кинул ещё один взгляд на зеркало с отражением Джо Блэка, легендарного пирата, владельца тридцати боевых суден и правителя бывшей Алкарисовской военной базы, усмехнулся и вышел из кабинета.

Джо коротко выругался по-русски и в два глотка опустошил стакан. Постоял с закрытыми глазами, не то, смакуя ощущение, не то, пытаясь решить какую-то наболевшую проблему. Потом обернулся к своему столу и налил из бутылки без надписи себе в стакан. Опрокинул снова. И опять постоял с закрытыми глазами. Шумно выдохнул. Посмотрел на бутылку и, поставив стакан, нажал на кнопку коммуникатора.

— Да, Джо! — ответил командир зенитной батареи.

— Нуадим, корабль, что вчера упал к нам, помнишь?

— Ка-а-акой? Вчера м-м-м, — Нуадим посмотрел куда-то вбок. — Вчера село три корабля — один фрегат, два круизёра.

— Фрегат.

— Вроде помню, что с ним?

— Очень плохо, понимаешь?

— Да, Джо. Понял, как только, так сразу, — заверил Нуадим и отключился.

Джо ещё раз выругался по-русски, на этот раз выдав длинную многосложную фразу. Налил себе ещё раз, выпил и закурил. У него было лицо человека, с большими трудами, справившегося со страшными душевными мучениями.

В бутылке был семидесяти шести градусный спирт.


Через сорок минут, в результате «случайного» срабатывания основного огневого компьютера зенитной системы базы, пульсионые торпеды превратили в пыль взлетавший с базы фрегат.


21 февраля 21:00.

Система Солнца. Столица федерации Марс.

Один из конспиративных офисов контрразведки федерации.


— Вильям. Я только что получил сообщение с Кимерии. — прогундосил в видеотелефоне человек, одетый в простой костюм.

Человек названный Вильямом внимательно посмотрел на изображение собеседника.

— Говори.

— Мой осведомитель передал мне сообщение всего из трёх слов: «Ваш человек мёртв».

— Что-что?! Как это произошло? — Вильям занервничал.

«Майора» Вильям послал на Кимерию с простым заданием — посадить на крючок владельца базы Джо Блека. «Майор», на самом деле — флаг-лейтенант департамента по работе с представителями РКЗ, являлся одним из самых удачливых агентов. Его руке принадлежало несколько особо удачных операций связанных с вербовкой дип-представителей РКЗ. За несколько лет службы не было ни одного прокола.

— Не знаю, Вильям. Не знаю. Я отправил запрос об обстоятельствах гибели. Но думаю, ответ будет не раньше, чем завтра. Одна надежда, что «Майор» успел выполнить своё задание.

— Ты прав.

Вильям начал прокручивать в голове всё возможные варианты, связанные с гибелью агента. Если его раскрыли, то кто? Если это были люди РКЗ, то дело поправимо — отправим ещё одного человека, а вот если это люди разведки ВКФ федерации? В этом случае — вопрос, умер ли «Майор» раньше чем из него успели извлечь информацию о сути задания, стоит особо остро. Эта информация, попади она в руки родственных Служб, будет стоить Вильяму по меньшей мере — поста.

— Слушай, — произнёс Вильям, обращаясь к пригорюнившемуся человеку в обычном костюме. — Мне нужно точно знать, кому в руки попал «Майор»! Понял!

— Конечно Вильям, конечно. — энергично кивая головой проговорил человек в обычном костюме.

— Всё, позвонишь, как узнаешь.

Вильям отключился. Неожиданно его мысли свернули в сторону костюма его агента. Подумав, Вильям решил, что Контора, в которой агент сидит просто-напросто чудит. Не носить мундир, а вместо этого такие невзрачные костюмчки!

Флаг-подполковник Вильям Гейтс посмотрел в окно. За окном сгущались сумерки, появившиеся после создания нормальной атмосферы на Марсе. Город за окном медленно затягивало мглой. На шпилях офисных зданий вспыхивали сигнальные красно-зелённые огни.

Далёкое, от сюда, Солнце переставало дарить своё тепло. В горах к югу от столицы собирались, чёрные в лучах заходящего Солнца, облака. Ночью опять будет снег — подумал брезгливо Гейтс. Он с детства не любил снег. Климатическая установка, в которую правительство Федерации вбухало двадцать миллиардов кредитов, несмотря на все ожидания, ночную температуру на экваторе Марса подняла всего на несколько градусов. Было минус двадцать, стало минус пятнадцать. Теперь правительство думает где бы деньги достать ещё на пару-тройку таких установок. Стоящих каждая, к сведенью, как постройка нескольких новейших кораблей класса «Титан».

Гейтс поморщился, если бы он стоял во главе Федерации Марса! То… Хотя, что лучше климатическая установка или пара титанов? Наверно — титаны. Да, Гейтс построил бы пару лишних титанов. Но вот, к сожалению, путь к власти выбранный Вильямом Гейтсом, потомком известной и уважаемой фамилии, был извилист и труден. Сейчас Гейтс находился на середине этого пути, до конца оставалось ещё очень и очень много. Флаг-подполковник тяжко вздохнул, обдумывая последнею мысль, потом бросил последний взгляд в окно и вызвал свою машину.


23 февраля 12:00 по корабельному хронометру

Система Геф (Федерация Марса).

Район прохожления «червоточины» Фуко-Магдален.


Громадное тело Батлшипа «Чикаго», идущего на низкой тяге, обогнуло очередное скопление замерзшей породы и льда. Корабль шел с открытыми пусковыми шахтами для торпед и готовыми к бою тяжелыми орудиями. За ним тенью, в окружении множества мелких сателлитов, плыл круизер «Вашингтон» — основная космическая резиденция главы Федерации Марса Донована Рида. Сзади кавалькаду прикрывал еще один монстр флота ФМ — батлшип «Детроит».

— Марго, принеси мне виски. Лучше без льда. — глава ФМ уютно расположился в воздушном кресле, цена которого была равна цене большого особняка где-нибудь на благополучной планете.

— К вам советник Майерс, господин Рид. — Донесся из-за двери голос секретаря.

Донован мысленно выругался. Он очень не любил этого старикашку с Альтаира. Но Майерс оставался лучшим советником в штабе главы ФМ и он мирился.

— Господин Глава, очень рад Вас видеть. — Рукопожатие высокого худощавого мужчины было мягким и вежливым(сила может быть не только в мускулах). — Только дела привели меня к Вам.

Секретарь внесла поднос с виски для Рида и Урсианским чаем для советника. Глава ФМ не признавал механической и кибернетической прислуги. По залу (назвать помещение, отведенное в пользование главе ФМ каютой, язык не поворачивается) разнесся приятный запах бергамота. Майерс принял чашку и на несколько мгновений забыл о делах, наслаждаясь почти утраченным вкусом великолепного напитка.

— Так какие у вас дела? — внезапно спросил Рид. — Вы кажется пришли работать.

Советник быстро пришел в себя и достал из дорогого старинного кейса головизор.

— Господин глава, поступила информация от разведки. — Он выдержал некоторую паузу, чтобы Рид прочувствовал серьёзность разговора. — Глава РКЗ вновь был замечен в нетрезвом состоянии. Есть данные, что его здоровье резко ухудшилось, даже псилонские специалисты не в силах помочь.

— Этот генералишка-алконавт совсем голову потерял. Так бухать никакого бюджета не хватит на лечение. — Рид громко рассмеялся своей шутке.

— Меклон очень холодно относится к такому ходу событий. Владимир Дедов давал им личные гарантии при заключении перемирия и его отстранение от дел ставил их в сложное положение. — Так же сухо, по деловому, продолжал доклад Майерс.

Глава ФМ тяжело поднялся с кресла и подошел к огромному иллюминатору-окну.

— Он ставит их не в положение, а позу. И она явно смахивает на такую же из «Камасутры».

— Меклон двигает войска, их флот разделился на две эскадры и патрулирует границу с РКЗ.

— Ваши предложения? — все так же рассматривая проплывающие вдалеке метеориты, спросил Рид.

— Послать консулов на Меклон-Основной, прощупать обстановку. Продолжать сближаться с Урсой. Я предлагаю увеличить очередную поставку продовольствия и техники для булрати. Они очень благосклонно к ней относятся.

— Вы же не предлагаете начать рыть яму для РКЗ? — расхохотался Рид. — Это ни к чему не приведет, русские нас не любят.

— Зато русские любят вкусную пищу, дорогие машины и новые технологии. А этого у правительства РКЗ нет.

— Есть или нет, это не важно. — Глава ФМ нервно упал в кресло. Он явно уже устал от подобных разговоров. — Альянс с меклонцами нам пока не грозит, медведи с Урсы сильно полюбили пить водку и петь песни, Сакра обнаглела до предела. У нас куча дел и РКЗ немного может подождать. Если Дедов умрет, то все ускорится, но мы лезть пока не будем.

Советник изобразил на лице полное согласие с шефом, но в душе изрядно его обматерил за мягкотелость.

— Когда мы прибудем на Марс? — спросил Рид после недолгого молчания.

— Генерал Мак-Куинси пообещал, что через восемь дней.

— «Вашингтон» сможет добраться за три! — Гаркнул Донован.

Советник только развел руками, глава прекрасно знал, что две реликвии флота Федерации Марса — батлшипы «Чикаго» и «Детроит», ходили в эскорте уже сто с лишним лет и уйти от этой традиции означало упасть в глазах избирателей. И то, что эти корабли оснащены древними двигателями он также знал.

— А что наши шпионы? — Все еще резко, но уже немного веселей спросил Донован.

— Все под контролем. Только возникли осложнения с частью флота Сакры. Но это терпимо.

Майерс встал, давая понять, что разговор окончен. Почтенно поклонился, спрятал головизор, оставил на столике диск с информацией и скрылся за дверью. Глава долго смотрел на диск, потягивая виски, а потом поднялся и пошел спать. Всё было под контролем, вот только путешествие начинало надоедать.


Полковник Валерий Серов отложил в сторону старинную бумажную книгу и посмотрел на обзорный монитор. Три больших точки кораблей двигались тем же курсом, что и раньше. Метеоритное облако с не меньшей скорость двигалось на них. Наверное, капитану «Чикаго» и в голову прийти не могло, что ледяные глыбы двинулись в их сторону не по своей воле, а благодаря целой команде техников-биоморфов, которые четыре недели устанавливали на них маневровые двигатели.

В дверь скромно, но настоятельно, постучали. Валера улыбнулся, он полгода бороздил просторы разных звездных систем в поисках нужных кораблей. А команда готовилась и того больше — два года.

— Открыть дверь. — Скомандовал полковник.

В узкую проём протиснулся биоморф в полной боевой броне.

— Мастер метео…

— Не называй меня мастером! — Гаркнул Валера, перебивая подчиненного. — Ты не раб, а солдат. Так и обращайся ко мне как солдат.

Горилла замялся, но потом резко выровнялся, став по стойке смирно.

— Полковник, метеориты прошли мертвую зону. Теперь колонна в любом случае не уйдут от столкновения. — Солдат указал на точки на мониторе слежения. — Они не изменили вектор, боясь район прохода пути червоточины Фуко-Магдален, опасаются внезапного выброса из подпространства или конфликта с Сакрой?

— Хорошо, доложите о готовности команд!

— Все в полной готовности. Ожидаем приказа.

Валера встал из кресла, кивнул подчиненному, что разговор окончен, и сам направился в склад.


Кавалькада главы ФМ продолжала свое величественное движение. Только иногда из огромных чрев батлшипов появлялись на облет территории десяток интерприторов. Малыши тщательно рассматривали ближайший метеорит и возвращались. Уверенность и спокойствие веяло от каждого их движения.

Очередная группа интерприторов подлетели к ледяной глыбе, но внезапно в чреве метеорита произошел взрыв. Миллионы осколков пробили слабенькие щиты, смяли конструкции. В одно мгновение охранное крыло исчезло.

Батлшип отреагировал мгновенно, на помощь из эскорта отделились фригаты. Но и им не суждено было вступить в бой. Несколько метеоритов резко ускорились, изменили направление и встретили своими ледяными телами смяли неудавшихся спасателей.

Среди множества голосов, раздающихся панических команд и криков о помощи, один раз ясно прозвучала команда «Вечная жизнь, Назин!»

Одновременно с командой несколько метеоритов произвольно распались породив на свет гений военной дарлоксианской мысли, корабли «Харикейн». Фрегаты расы шпионов, оградив себя огнем лазеров, быстро сблизились с оставшимися мелкими кораблями главы ФМ и почти все их сожгли. Корабли Федерации явно не ожидали атаки в открытом космосе, поэтому системы слежения работали не на полную мощность, перестроение в «сферу» вокруг «Вашингтона» затянулось. Дерзкие дарлоксиане с каждым залпом уносили по интерпритору или фрегату.

Только громады батлшипов медленно разворачивались лицом к врагу, постепенно оживляя лазерные и плазменные турели.

Но на голову загнанных солдат Федерации продолжали сыпаться сюрпризы. Из очередной группы метеоритов, которые не успели сбить основные оружии батлшипы, полетели энергоголодающие бомбы. Они останавливались у защитных полей, впитывали энергию и взрывались. Уже через две минуты мощность VII-защиты иссякла наполовину и через неё смог пробиться фрегат. В последний момент залп турели его остановил, но взрыв последовавший от маленького кораблика сотряс даже «Детроит», а у «Чикаго» и вовсе смело все носовые орудия. Но после взрыва атака дарлоксиан захлебнулась, «Харикейны» стремительно уматывали от места сражения, оставив множество мусора, который недавно был элитными силами охраны главы Федерации Марса.

Рид был в бешенстве. Мало того, что его кавалькаду перехватили в открытом космосе, так еще и взорвать хотели. На него еще никогда не покушались.

— Кто это был?! — Прокричал Донован. От его слов полковник охраны съёжился, если бы ему разрешили, он бы лучше пошел на передовую, бить Сакру, чем стоять перед главой и мяться, как новобранец.

— Спецы, проверив остатки структурным анализатором и прослушав переговоры, единолично говорят, что это были дарлоксиане.

— Объявите всеобщую мобилизацию, дополнительный призыв новобранцев. Они заплатят за своё покушение. — Кипел Рид.

— Аналитики советуют не горячиться, — раздался сухой голос Майера, — это могла быть подстава.

— До того как стать Главой ФМ я служил в армии и знаю, что «Харикейн» просто так не купишь! Выполняйте приказ и свяжите меня с консулом РКЗ. Назим заплатит за всё.


25 февраля 10:00 по корабельному хронометру

Боевой оружейно-модульный живой корабль класса «Дестроуэр»

Система Фортуна (Федерация Марса)

Точка входа-выхода «червоточины» Адиб-Фортуна


БОМЖ материализовался в точке выхода. Его огромные люки транспортного отсека открылись и поглотили в себе маленькое, по сравнению с дестроуэром, тело «Роджера», который в переходе был БОМЖ-у ускорителем. Километрах в трехстах, закрывая собой россыпь звезд висела громадина станции контроля, а вернее «космический форт» — одна из самых сильных боевых едениц, известных человеческой расе.

— Корабль класса «Дестроуэр». — В эфире мгновенно появился горячо «любимый» голос ФМ-овцев. — Говорит звездный форт контроля «червоточины» Адиб-Фортуна, альфа. Идентифицируйте себя, пожалуйста.

— Секунду. — Ответил БОМЖ голосом Джамала. — Порт приписки Карзион-2. Бортовой номер — К345.487БОМЖ. Экипаж — два разумных. Капитан — Джамал. Следую на Миракт-Основной, с дозаправкой на Фортуне-1. Груз металлолом и отходы производства. На борту семь пассажиров.

— Годится! Вам не надоело на Фортуну летать, там же похода всегда хреновая. Ну, удачного полета, только не выбрасывайте мусор далеко от звезды, не засоряйте пространство.

Макс засмеялся, солдаты ФМ в очередной раз поверили в полет на Фортуну. Но его смех заглушил голос БОМЖ-а.

— Зря смеётесь, мои батареи не безграничные. Тем более я несу в себе еще и фригат.

Яралл нервно посмотрел на потолок и прикрикнул.

— А ты, блин, перетрудился. Ты ж на его движках через «червоточину» шел!

БОМЖ ответил уже, как машина: «Внимание, нехватка топлива. Требуется дозаправка, рекомендуемое место — система Фортуна!»


В этой системе обитаемой была только одна планета, да и та хуже не придумаешь. Правительство ФМ всеми правдами и неправдами пыталось загнать на неё поселенцев, но не получилось. Так и осталась Фортуна-I огромным сырьевым складом без нормальной охраны и далеко от торговых путей. Хотя стоит учесть, что рядом было аж пять военных баз, но их роль ограничивалась только охраной «червоточины».

БОМЖ на остатках топлива приближался к скудненькой атмосфере Фортуны-I. Экипаж впал в унылое настроение из-за долгого перелёта и простой траты времени. Я был с ними, в общем то, согласен, но «Роджер» использовал более сильные элементы, которые могли разнести двигатели БОМЖ-а к чертовой бабушке. На фоне громадного серого шара планеты непонятным пятном выделялась охранная станция класса «звездная база» и вид у неё, надо сказать был такой, что иногда металлолом выглядит лучше.

— Судно класса «Дестроуэр»! — Послышался булькающий голос, не то из-за помех, а может и ел солдафон во время дежурства. — Инедтифи…, то есть, определите себя.

— Слушай вояка, — подорвался Джамал. — Свяжись с альфой и перекачай всю информацию, не доставай.

— Командир Джамал, командование просит вас прибыть на базу с целью выяснения обстоятельств вашего прошлого посещения Фортуны-I.

Макс устало поднялся из навигаторского кресла и кивнул стоящему рядом Грише.

— Пойдем, медведь, выпьем. Кажется мы на долго застряли!

— Сколько можно пить? — фыркнула Катерина, продолжая внимательно рассматривать на мониторах изображение станции. — У вас скоро вместо крови алкоголь будет.

Рядовой расплылся в улыбке.

— Шпиён ты поганый. Как говорят у нас в полку «Без C2H5OH не украдешь и не продашь!», тем более, вон у меклонца крови нет, но ведь это не значит, что он масло постоянно пьёт. Правда, Зу?

— Подожди, Максик. — Остановил я рядового. — Лучше пойди сходи в арсенал, подготовь энергоброню. А ты, Коля, активизируй системы «Роджера».

Все молча на меня уставились. Но как объяснить им, что я всегда доверяю интуиции, а именно сейчас она просто вопила об опасности.

Джамал посмотрел на меня и повернулся к пульту.

— База, ждите через пол часа!


«Роджер» невидимой тенью вынырнул из чрева БОМЖ-а. «Дестроуэр» еще несколько минут висел на одном месте, держа двигатели включенными. От такого фона сканеры базы не смогут вычислить, куда направился круизёр(у него то движки почище!) Алкарисовский кораблик подождан немного, резко развернулся, учудив невероятный кульбит, и быстро набрав скорость стал удаляться перпендикулярно траектории движения станции.

На головизоре появилось недовольная морда Гриши в энергоброне с открытым забралом.

— Я хочу вас сопровождать! — Гаркнул булрати.

— Григорий, постой… — начал оправдываться я.

— Не называй меня Григорием, это всегда идет у тебя перед извинениями. — Оскалился медведь.

— Гриша, нам на «Рождере» нужны глаза, уши, мускулы и трезвая голова… Хотя, насчет трезвой я перебрал. Здравомыслящий ум. — Поправился я. — Ради безопасности мы даже Джамала не взяли!

— Все вы русские мудаки. Защитники поганые. — Обиженно ответил булрати и отключил связь. Но теперь я был на все сто уверен, что нас дождутся и приказы Джамала будут выполнять безупречно.

Коля постучал меня по плечу, это было достаточно весомо, учитывая, что он уже одел броню.

— Олег, сюрприз брать будем?

— Разумеется!

— Но он фонит нереально, самый дохлый сканер его заметит.

— Замаскируй.

В каюту вломился меклонец, одной рукой-клешнёй отталкивая Макса.

— Вы видели куда он мне хочет бомбу засунуть?!

Рядовой прокричал сквозь бронестекло забрала.

— Это для твоей безопасности!

— Какая безопасность? — Почти по человечески возмутился Z009/R3. — С такой ерундой между ног.

Я кивнул Максу, чтоб не доставал меклонца.

— Это нужно. Нас могут плохо встретить.

Z009/R3 кивнул головой и как-то безнадежно (на сочувствие, гад, брал) сказал.

— Так она ж излучать много будет.

— А мы тебя из энерго-ячейки иридиумом польём. Это не кислота не разъест, а фонить будет, как от ионного реактора.

— Я заржаветь могу! — запротестовал меклонец, увидев, как Коля тянет блок с иридиумом.

— Ничего, мы тебя потом маслом смажем!

Через пятнадцать минут БОМЖ приблизился к базе и от него отделился транспортный бот.

Вблизи, в свете иллюминации станция выглядела еще хуже. Множество пробоин, «шрамов» от лазер, освещение не работает. Пора менять управляющего! Внутри звездная станция выглядела не лучше чем с наружи. В доках стояли не видные снаружи транспортники и десантные боты. Пол весь был черным от копоти. А когда я увидел встречающую делегацию, то понял, что случилось. Вот куда делся флот Сакры.

— Я буду разговаривать только с генералом Разагором. И желательно лично, не люблю коммутаторы. — Бодро отрапортовал я трём десяткам импульсных ружей, которые наставили на нас десантники Сакры. Краем уха удалось прослышать, что именно этого генерала послали на наши поиски.

— Ты уже не принимаешь решения, Романцов. — Шагнул в нашу сторону фиолетовый урод со знаками капитана. — Попал ты гнида!

До чего же тупые эти жабы, фанатики просто. Сказал им наследник великого Сссла, что семья требует, вот и работают.

Z009/R3 нехотя опустил орудия, Макс и Коля смотрели на меня. Глупо все выглядело, на трех людей и меклонца нацелился взвод десантников в полном(хотя и плохеньком) вооружении. А тем «по барабану».

— Так где генерал? — едва я произнес слова, в наушниках раздался булькающий голос.

— Романцов, это говорит генерал Разагорм. Мои солдаты проведут вас ко мне.

— Я не признаю себя военнопленным. — Резко ответил меклонец, вновь поднимая турели. — Меня уведут только силой, можете попробовать.

Голос в динамике не на долго умолк.

— Хорошо. Просто идите за солдатами. Защиту и энергоброню можете оставить.

Нас привели в бывший конференц-зал базы. Везде были следы боя, на полу валялись тела десантников Сакры, но человеческих было гораздо больше. Генерал осмотрел нас и улыбнулся своими толстыми фиолетово-синими губами. Ему можно смеяться, по обе стороны стоят передвижные плазменные турели, да еще взвод десантников вокруг.

— Олег, вы очень нам навредили за последний месяц. — Начал генерал.

— Неужели? — улыбнулся я. — Никак не собирался.

— Не шути. У сакросов нет понятия «чувство юмора». — Разагорма всего распирало от гордости. — Ты понимаешь, человек, что находясь здесь мы сильно рискуем. Но, все же, мы здесь. Наследник знает о желании вашей расы обзавестись нашими секретными технологиями. Мы даже начали готовить флот к крупномасштабному наступлению… Потом передумали. Оголять тылы ради одной диверсионно-разведывательной группы не логично, ведь эта группа сама в итоге придет. Были бы вы не русскими, вообще бы тяжелые корабли не поднимали. Так нет, угораздило ФМ нанять «иванов да петров»! — Фиолетовый генерал смачно плюнул на пол. — Вы, русские, отличаетесь от всех себе подобных. Метна…, мантели…, как его?

— Менталитет. — Буркнул из-за забрала стоящий рядом десантник.

Разагорм энергично закивал головой, рясно орошая стоящие рядом турели, слюной.

— Вы, русские, как заноза в заднем проходе!

— Просто мы другие. — Встрял в разговор Коля. — Америкосы редко всю жизнь живут с родителями, они любят свою федерацию, но их не интересует, что вокруг. Не один нормальный русский не бросит стариков родителей. И любая русская мать или отец последнее отдадут своему(да и чужому, наверное)! Знаете почему булрати больше всего дружат с нами? — Ник посмотрел на десантников Сакры. — Медведи с Урсы, хоть и очень воинственны, но и очень честны и добры, …, как русские!

Складно говорил Колян, а главное в тему. Причем он правильно тянул время. Но меня сильно удивили слова Разагорма, я то думал, мы за кораблями антареса гоняемся. А они говорят о своих технологиях. Кто-то подкинул им отличную дезу, которую они с радостью заглотнули(понятно, жабы ведь. Суют в огромную пасть все подряд). Но почему нам про это утку не известно? Ведь мы исполнители, мы приманка. И еще Сакра ведь оголила тылы. Хотя куда мне грешному до высших умов разведки Федерации Марса.

Разагорм, жестом остановил Ника, а сам начал разглагольствовать по поводу наших просчетов и предсказуемости, рассказал как им ловко удалось сбросить бомбу на Таразан, вспомнил каких то Хера и Симу. Ну да ладно. По его рассказу я понял, что узнав все им сказанное, мы стали очень умны. И как полагается, должны быстро умереть!

Но с этим явно были не согласны мои друзья и меклонец.

— Простите генерал… — Макс на полуслове перебил увлекшегося Разагорма. — А вы уверены, что можете нам угрожать.

Сакрас издал странный звук, наверное, это был смех. Но Максим не смутился.

— Мы с «тостером» подумали, вы явно очень самоуверенны. Пришло время доказать вам обратное. — С этими словами рядовой подсел немного под меклонка и просунул руку ему между ног. Z009/R3 не шевелился.

— Ваш друг завис! — Пробурчал генерал и вновь засмеялся. — Я не думал, что меклонцы умеют нести яйца.

— Погодите, еще насмеётесь. Такого яйца вы еще не видели. — Улыбаясь сквозь бронестекло забрала шлема, сказал Макс и выровнялся, держа в руке цилиндр.

В один момент смех в зале прекратился. Все десантники мгновенно подняли оружие.

— Узнаёте? — я вышел вперёд, перехватывая груз у Макса. — Да, это бомба. И не простая, а анти-материальная. Всё здесь на фиг разнесет.

Сакрасы-десанники, кажется, даже не дышали. Им и в голову прийти не могло, что фон от треснувшей у нас энергоячейки, полностью скроет излучение анти-материальной бомбы.

— Вы не сможете уйти! — Закричал генерал.

— А мы и не собираемся. — Пожал я плечами, ближе подходя к меклончу. — Ловите!

Цилиндр взлетел под потолок и его провожали взгляды двух десятков сакрасов. Только трем людям и меклонку было все равно, таймер сработает через три минуты.

Z009/R3 стоявший весь разговор без движения, активизировался и одним залпом уничтожил ожидающие приказа турели. Сакрасы очнулись от бомбового гипноза, но зал уже наполнился грохотом «Гарисс&Милз» и шипением плазмоганов. Десантники гибли, их броня была не чета нашей, да и персональных щитов у них не было. Но нас прикрывал еще и Z009/R3. Так, так цыплята возле квочки, мы покинули конференц-зал. Но нас ждала засада, Разагорм не зря был генералом, хоть и самоуверенным. Отовсюду летели лазерные лучи, ударяясь о стены они порождали облака дыма. Во всю орала сирена.

— Нам нужно добраться к шлюзам! — Прокричал Коля в микрофон личной связи. — Идите, я прикрою.

В том, что он это сможет я не сомневался. Стоило пожалеть сакрасов. Когда энергия их костюмов истощалась, наши персональные щиты только выходили на рабочий режим потребления. В коридоре послышался свист, это раскручивался Колин многоствольный плазмоган системы Михеева, в народе именуемый «лесорубка». Спустя пару секунд с той стороны, куда стреляя Коля, перестал вестись любой огонь.

— Дети, они еще, настоящих пушек не видели. — Послышался довольный голос Коли.

Мы рванули по коридору, возле изуродованных трупов десантников, через лестницы и залы. Но не одни мы хотели жить.

В доках, на удивление, велась быстрая и аккуратная погрузка персонала Сакры на боты. Нас разумеется никто увидеть не ожидал, поэтому и палить в нас начали из всего, что попало под руку. Больше всего не повезло Z009/R3. Его щит истратил энергию еще в конференц-зале, поэтому заряд от ручного фазора просто размазал его по стене. Нас обдало горячей волной, проникшей кажется даже через броню. Макса швырнуло в коридор и привалило балкой, Коле разворотило нагрудную броню осколком перегородки.

— Живые есть? — Удалось прохрипеть мне в эфир.

Не было слышно даже помех. Я вытер остатки сакраса с забрала.

— У них не только «чувство юмора» отсутствует, но и «самосохранения». — Раздался в наушниках голос Макса. — Я ранен, идти смогу c трудом.

На минидисплее шла строка с данными о меклонце. Почти все его системы вышли из строя, но жизнеобеспечивающие еще функционировали. Из-под разорванного на пополам сакраса вылез Коля, сильно хромая подошел к меклонцу.

— Если успеем сбежать, то можно спасти эту «микроволновку» ходячую. Но до Макса не долезть, от удара металлопластик закипел и заварил проход.

Времени оставалось мало, я помог Нику поднять остатки меклонца.

— Макс ты меня слышишь?

— Конечно, я же не контуженый! — Ответил рядовой. — Сваливайте отседова!

— Двигайся к … — Взрыв топливных элементов разворотил один из шлюзов. Конструкции не выдержали и лопнули. В образовавшуюся трещину стал стремительно уходить воздух, забирая с собой остатки абордажной команды Сакры. — Макс, двигайся к спасательному модулю!

Когда мы уселись в кресла, раздался еще один взрыв. Коля быстро отдал команду на отстыковку, я погрузился в изучение элементов управления.

Я не сразу сообразил, что прямо мне на сетчатку глаза проектируется изображение с видеокамеры на броне Максима. Он медленно двигался по коридору. Если впереди появлялись фиолетовые жабы, они немедленно гибли от заряда плазмы. Очередной поворот, дверь, коридор. Изображение мигало и подрагивало, но рядовой продолжал упрямо идти. Погас свет, теперь было видно только в инфракрасном диапазоне. Макс забрел в тупик, еще через мгновения освещение включилось, но обессиленный Макс просто упал на пол. В объектив камеры попал кулак, закованный в прочную броню.

— Осталось больше десяти секунд. — Сухо констатировал Коля. — Он нам помогает.

Аккуратно, как на тренажере, я потянул штурвал на себя. Послышалось шипение, звездная база нехотя отпускала убегающее судно. Наш трофейный десантный бот отсоединился от нее и взмыл вверх. Мне едва удалось уклониться от несущегося с бешенной скоростью куска перегородки и мы снова вернулись на нужный вектор. На экране рука Макса разжалась.

— Пять секунд, четыре, три. — Продолжал вещать Коля, считая загнутые пальцы на руке рядового. Бот продолжало набирать скорость, вжимая нас в кресла. — Два, один. Пока Макс, еще свидимся!


«Роджер» сумел нас опередить, поэтому, когда мы прибыли на БОМЖ все остальные были уже там. По вмятинам в обшивке салона я сразу понял, кто бал самым эмоциональным. Гриша сидел за пультом, брони на нем не было, но от него просто веяло напряжением.

— Джомал с Яраллом рассчитывают курс к системе силикоидов. — Прорычал булрати. — Там и меклонца подремонтируем.

— Он требует немедленного ремонта! — сухо сказал мршанец, входя на командный мостик.

— Ничего, одним больше, одним меньше. — Пожал плечами Гриша. — Если что, Максвелл перезвонит Муру, пришлют помощь.

У Коли в глазах сверкнула ярость, но он сдержался и тихо добавил.

— Не паясничай, медведь, загружай вектор ближайшей высокоразвитой системы.

Я молча стоял и следил за перепалкой друзей. Мне было очень жаль Макса, настолько, что Сакра очень дорого за него заплатит. Но у нас на руках был раненый(вернее сказать разобранный) член команды.

— Опускайся на Фортуну-I. — Подала голос Катерина.

Яралл, усаживавшийся за пульт, удивленно на неё посмотрел, потом перевел взгляд на Джамала. Тот в свою очередь посмотрел на меня.

— Сажайте корабль, как говорит Катерина. На планете есть незарегистрированная база псилонцев!

— Я протестую против контакта с враждебной расой. — Воскликнула Максвелл.

— Можешь даже митинг в коридоре устроить, — нервно бросил Коля, — или как там у вас в ФМ это называется, «акцию протеста».


25 февраля 22:00 по корабельному хронометру

Система Фортуна, планета Фортуну-I, тайная база Тссла (Федерация Марса).


Псилонцы всегда были скрытной и непонятной расой. Поэтому, когда их корабли достигли пределов системы Фортуна и встретили там вездесущих людей, они попервах обиделись. Конфликт был горячим и кровопролитным. Единственная обитаемая планета в системе была сильно загрязнена и псилонцы, при подписании акта о перемирии, ограничились требованием в разрешении строительства базы. Правительство ФМ любезно согласилось, даже не оставив на планете нормального гарнизона. Но еще из конфликта с псилоном ФМ вынесла огромный подъем в некоторых областях науки. За много лет система не расцвела, а скорее пришла в упадок, о базе постепенно забыли, но псилонцы продолжали свои исследования на богатой минералами планете.


База Тссла находилась в пустыне. При всем желании жители планеты не смогли бы, при имеющейся у них технике, добраться к ней. Аккуратный оазис среди выжженной земли, огражденный забором и турелями. Высокие прозрачные здания, несомненно построенные по псилонской системе, обозванной завистливыми америкосами «Advanced City Planning», были равномерно укрыты флюкс-щитом. Роботиризированная фабрика с полюзиооным процессором примостилась рядом с исследовательской лабораторией. Организованность и тишина — кричал каждый уголок базы. Псилонцы любили тишину. Для расы, у которой мозг немного меньше чем все органы пищеварения и которая могла работать без перерыва неделю, порядок был первостепенно важен.

Но этот порядок бессовестно нарушили. Большеголовый народ себе и представить не мог, что в помещение можно войти как-то по другому, а не через дверь.

Яралл аккуратно вскрыл защитный щит и метко удалил купол красивого здания из криптостекла. Защищенные гравитационными щитами, на пол упали три чужака в энергетической броне. Со всех сторон раздался оглушающий шум, к месту атаки стремительно приближались со всех сторон батлоиды — гигантские роботы, быстрые и опасные.

— Вам же запретили их производить, тем более держать на чужих планетах. — Удивленно прокричал Коля поднимая забрало.

Десять огромных машин окружили троицу. Но Ник все также спокойно и даже весело продолжил.

— Ваше главному, как его… Эрга Утикусу, придется многое объяснить на очередном собрании совета рас!

Батлоиды замерли, в любой момент готовые нас зажарить. Вперёд, осторожно ступаю маленькими ножками по полу, вышел псилонец.

— Вы нарушили покой станции!

— Если бы было написано «не беспокоить», мы бы дальше полетели.

Головастик задумался. Мне даже смешно стало. Он, наверное, сейчас пятьдесят вариантов надписи «не беспокоить» придумал, по десять дизайнов оформления на каждый вариант и кучу мест где эти таблички можно прикрепить. Через секунду псилонец посмотрел на нас всеми своими тремя глазами и дружелюбно ответил.

— Меня зовут Амион, что привело вас к нам.

— «Электрочайник» поломался. — Бодро ответил Коля.

Амион пожал плечами. По всем данным выходило, что к ним в гости пожаловали представители нации русских. Именно с ними впервые из расы людей вступили в контакт псилонци и услышали легендарную фразу «Да шо з цымы яйцямы балакать. Хай соби катяться по безкрайним просторам Вселенной, покы ножкы носять!» После войны многие его сородичи отлучились от работы на благо Ментара и приняли «религию» — русский.


28 февраля 12:00 по корабельному хронометру

Система Фортуна, планета Фортуну-I, тайная база Тссла (Федерация Марса).


Гриша надцатый раз начинал и проигрывал псилонцу в шахматы. Катерина сидела где-то за терминалом читала статьи по кибернетике. Коля соревновался с батлоидами в стрельбе на голомониторе. Остальные тоже чем-то занимались. За три дня мне ни с кем, кроме Амиона, не удалось поговорить. Команда приходила в себя. Хотя я соврал, один член команды общался со мной с удовольствием. Это был БОМЖ. Мне удалось договориться с головастиками, чтобы ему устроили полный техосмотр, поставили новые движки и кучу всякой новой ерунды.

От общения с Амионом нас отвлек андроид, неслышно подобравшийся сзади.

— Информация от разума Диналона. — Проговорил он на ломанном общем. — Вокруг Фортуны-I идет крупномасштабный бой. Численность нападающих очень велика. Прогноз — блокада планеты.

Я даже не стал спрашивать чьи корабли атакуют Фортуну.

— Амеон, что нужно сделать, чтобы воспользоваться вашей транспортной сетью.

Псилонец задумчиво пожал плечами, а потом лукаво мне подмигнул средним глазом.


Нас вели по непонятным, пятиугольным коридорам, причем мы переступали с грани на грань не падая. Подготовительный зал стал продолжением коридора, вы попали в пирамиду.

— Раздевайтесь, сейчас вам принесут костюмы. — Сказал псилонец. Сидящей на маленькой летающей тарелочке.

Я мысленно улыбнулся, расстегивая молнию на комбезе. Макс бы точно воспользовался моментом и по-доставал наших боевых подруг, а то бы и камеру с собой притянул. По началу я и сам не поверил. Как быстро Амеон согласился предоставить нам их прямой портал и тем более на Урсу! Псилонец попросил предоставить ему детальную информацию о процессе случки особей нашей расы. Я долго думал, а потом пошел к БОМЖ-у. Тот, не секунды не колеблясь, отгрузил мне пять часов такой парнухи в исполнении Коли и Эвинеи, что я только от звукового сопровождения прозрел.

Я развернулся к команде и в очередной раз улыбнулся, даже нет, мысленно рассмеялся. Катерина и Эвинея, уже переодевшиеся в простые короткие халатики с ужасом смотрели на Гришу, у которого такой же как и у них халат заканчивался немного ниже пупка.

— Гриша, ты бы его как-нибудь по другому одел. — Геройски борясь с желанием упасть от хохота, сказал Ник. — У тебя ЭТО выглядывает.

— Надо попросить у них размер по больше. — Пожал плечами булрати.

— Это их самый большой халат и он покрывает псилонца с головы до ног, как пелёнки! — Как можно более серьезно ответил я. — Возьми лучше второй халат.

— Ваш корабль отправится своим ходом. — Сказал голос непонятно откуда, одна грань пирамиды отошла в сторону и нам предстали «звездные врата».


25 февраля 16:00 по планетарному времени

Система Сол, Планета Марс. (Федерация Марса). Столица.


— Мистер Гейтс, машина прибыла, — прошуршал в интеркоме голос секретарши.

— Хорошо. Я спускаюсь.

Гейтс поднялся с кресла и вышел из кабинета. Тяжелые, оббитые кожей, бронированные створки дверей захлопнулись за его спиной со звуком банковского сейфа. Секретарша, сидя за своим столом, привстала и коротко кивнула головой. Гейтс, походя, бросил ей:

— Завтра в десять.

Секретарша всё так же — не проронив ни слова, кивнула в ответ на слова Гейтса.

За спиной Гейтса захлопнулись ещё одни бронированные двери. Гейтс пошел по коридору к лифту, за ним на расстоянии одного шага пристроились его два телохранителя. Невзрачного вида америкос и большой как шкаф африканец. Лифт коротко звякнул и открыл двери. В лифте, как ни странно, Гейтсу было наиболее спокойно — бронированная коробка со встроенным антигравом, стоящая безумные деньги, была полностью независима и автономна. Вывести из строя этот лифт можно было только взрывом ядерного заряда внутри лифта. Лифт плавно закрыл двери и, без рывка, поехал вниз. У этого лифта было только две остановки — кабинет Гейтса и элитарная автостоянка на минус двенадцатом этаже. Кабинет Гейтса находился на пятидесятом этаже. Прошло буквально пару секунд и лифт всё так же — без рывка остановился и открыл двери. Гулкая пустота автостоянки приняла в себя Гейтса. Что бы, как ни будь заполнить эту проклятую пустоту Гейтс начал насвистывать себе под нос песенку. Личный «Рейган-лимузин», поджидал Гейтса, гостеприимно распахнув дверь. Гейтс, стараясь топать как можно громче, пересёк пространство от лифта до машины и влез во внутрь. Телохранители залезли за ним. Гейтс поморщился — по правилам один из телохранов должен был залезть перед ним. Машина плавно тронулась с места и, набирая скорость, покатилась вдоль таких же «Рейганов». Двери гаража разошлись, и машина проскользнула в длинный и широкий коридор, ведущий на автобан. По сторонам мелькали осветительные панели, яркий, режущий глаза, свет заливал весь туннель без остатка, «Рейган» словно плыл в море света. Гейтс с отсутствующим взглядом смотрел в окно, привычно для себя, оценивая уровень безопасности. Один из телохранов включил навигационный терминал и с усердием стал просматривать сводки Дорожной Системы. В двух крупных развязках, через которые обычно проезжал Гейтс по пути домой, образовались крупные пробки. Гейтс кинул взгляд на информ-окно и прочитал причину — в одной из развязок опять задавили человека, какой-то очередной экстремал поспорил со своими дружками, что пересечёт развязку, проспорил. В другой — у старенькой «М-мини» отказала навигационная система, машина всмятку, в образовашиюся свалку влетели на полном ходу два «Мерседеса». По оценкам дорожной полиции растаскивать пробку прийдётся в первом случае — двадцать минут, во втором — пока не разберутся — почему у «Мерсов» не сработала система экстренного торможения.

Телохран кинув короткий взгляд на Гейтса, быстро проложил маршрут в обход развязок и заказал машину сопровождения у дорожной полиции. По рангу Гейтсу эта машина полагалась.

Когда в ответ на запрос телохрана от дорожной полиции пришел отказ, Гейтс даже не удивился. Червячок плохого предчувствия, посилившийся в мозгу Вильяма Гейтса с самого утра, заползал с удвоенной энергией.

Гейтс посмотрел в окно. Машина со скоростью в сорок миль в час ехала по одному из основных автобанов Столицы. По двенадцати полосной дороге-пещере неслись, обгоняя Гейтса машины разнообразных марок и конструкций. Вон меклонский — «168.89.87» — экипаж с низкой посадкой и явно переделанный под человека, внутри — антиграв, машина перемещалась как колёсный транспорт и как воздушное судно. В столице любили колёсный транспорт, по причине запрета любого гражданского воздушного. Не спеша «Рейган-лимузин», справа обошел «Мерседес-Еарз» (прозванный журналистами как — «машина для много о себе думающих папиньких сынках»), машина с претензией на стильность и на денежный имидж. У сына Гейтса был точно такой «Мерседес», пока сын был жив.

«Рейган» чётко свернул в боковой проезд и, убыстряясь, понёся. Над головой в полупрозрачную крышу были видны тяжелые несущие балки туннеля. Навстречу пару раз мелькнули машины. Телохран сидевший напротив Гейтса одел очки-компьютер. Второй — снова развернул пред собой навигационный терминал, что-то там поискал и взгляну на Гейтса спросил:

— Мы можем немного срезать угол, если поедем через путепровод «Деймос и К», что скажете?

— Это ваше дело выбирать дорогу, уважаемый, — брезгливо бросил через плечо Гейтс.

Охранник коротко кивнул и выбрал новый путь. Машина свернула в сторону путепровода. Несколько лет назад компания «Деймос и К» получила у столичной мэрии разрешение на постройку коммерческого путепровода — первым автобаном-тунелем стал туннель пересёкший Столицу поперёк. Через этот туннель и собирался телохран. Мелькнули буквы «Деймос и К» и машина въехала, через VIP въезд, в путепровод. С рабочего счёта Гейтса автоматически снялась энная сума денег. Гейтсу всё это было до фени — он смотрел в окно и видел там только своё отражение. Червячок резвился всё больше и больше, путая мысли и порождая новые.

Итак — в Столице к власти с кровью и слезами прорывался новый порядок. Раскол в двух палатах парламента становился всё больше и очевидней. Одни — из-за всех сил пытались втащить в войну с Сакрой Федерацию, несмотря на очевидные факты, вроде ухудшения экономики или явного технологического превосходства Сакры над Людьми. Другие — словно из принципа делать всё наоборот, чем их противники — всеми руками за мир с Сакрой, не смотря ни на две атаки ВКФ Сакры на военные объекты ФМ, ни на недавнее разоблачение огромной шпионской сети разведки Сакры, прочно окопавшейся в сетях ВКФ и ПВС. И если бы этот самый раскол был только в парламенте! Но нет — в ВКФ зафиксировано несколько случаев неповиновения приказам. Одни офицеры рвались в бой с Сакрой, не смотря на прямые приказы вышестоящих командиров уйти от столкновения, другие наоборот — уходили всеми силами от столкновения, опять таки, не смотря на приказы. Даже тут — в Столице, а вернее — в первую очередь тут — в Столице в Адмиралтействе ВКФ Федерации один из замов Адмирала отказывается выполнять приказы Адмирала, ведущие к столкновению с Сакрой, а поменять этого зама у Адмирала шансов нет. Все кандидатуры, которые могут занять это место, на данный момент, принадлежат к партии мира. Сам Адмирал, к слову, всеми руками за войну, которая, в принципе, уже идёт, так называемые «пограничные столкновения» продолжаются уже полгода. Точно такая же ситуация и в разведках. Федерация трещала по швам, и всё это понимали, но ничего не предпринимали.

Ближайшие дни-недели должны были явить миру новый порядок в Федерации, и какой он будет — никто не знает. У Гейтса были точные данные о войсках, которые подтягивал к столице генерал округа МакКлейн. Были у Гейтса и точные данные об активности генерал-лейтенанта столичной полиции. Генерал-лейтенант в срочном порядке перекраивал систему патрулирования города. Так перекраивал, что вздумаеся ему что — он получит возле основных правительственных зданий как минимум двадцать-двадцать пять тысяч бойцов. Это не считая бесчисленных спец подразделений и сил подавления бунтов. Из-за этого уже несколько окольных районов Столицы оказались почти без представителей сил правопорядка. Что будет дальше непонятно, но скорей всего Столицу ждёт невиданный всплеск преступности.

Гейтс поежился — ему стало страшно при одной мысли, что может произойти в Столице, если партии решатся на открытое столкновение. Но пока всё было тихо. Гейтс активировал последние резервы, которые были у него в руках — большую кучу чиновников и политиков, взятых разведкой на учёт. На каждого из них был компрамат, и все они были согласны сотрудничать с разведкой.

Всё то, что строил Гейтс последние годы готово было развалится за считанные мгновения. Тихо идти к власти не получалось, будь прокляты эти сакрасы с политиками вместе! Поневоле приходилось действовать открыто, часто не успевая обдумывать к чему приведёт то или иное решение.

Охраник-африканец пошевелился и, кинув взгляд на навигационный терминал, посмотрел на Гейтса.

— Подъезжаем, мистер Гейтс.

— Хорошо.

Пока Гейтс размышлял, машина выехала с коммерческого путепровода и добралась до района, где у Гейтса был дом.

Гейтс достал из коробки, лежащей на столике, сигару. Телохранитель поднёс зажженную зажигалку. Тихо загудел воздух в воздухозаборниках кондиционера. Машина медленно сбросила скорость и въехала во двор дома. Ворота за машиной с лязгом закрылись. По улице не спеша, мимо дома Вильяма Гейтса проехала машина.

Дом у Вильяма Гейтса представлял собой полу-целиндр, развёрнутый плоской частью к центру города. На плоской части дома было только три окна, другая же сторона дома, выгнутая, была сплошь застеклена. Гейтс не любил смотреть на Столицу, ему гораздо больше нравился вид Северных Гор.

Солнце стремительно скатывалось за горизонт, бросая последние отблески на горы. Изредка из самого сердца гор медленно вырастал ярко-белый луч, упираясь в небосвод — с базы ВКФ Федерации стартовали корабли Столичного Крыла Патрулирования.

Гейтс вошел в зал как раз когда один из кораблей уходил в космос. Эта была ещё одна причина, по которой Гейтс построил здесь себе дом, он очень любил наблюдать за стартами кораблей.

Тихо, словно его тут и нет, слуга приблизился к Вильяму Гейтсу со спины.

— Мистер Гейтс, ужин?

— Да, — ответил Гейтс, не отрывая своего взора от яркой лини в небе.

Слуга также тихо, как и пришел — удалился. Гейтс остался в зале один. Линия в небе медленно сходила на нет.


Со стороны дом Главы Внешней Разведки был похож на обрезанный по средине цилиндр. Фасад дома был полностью, без остатка, застеклён и в свете уходящего Солнца ярко красно светился. Забор вокруг дома представлял собой двух метровой вышины ограду, выложенную серым мрамором с белыми прожилками, на заборе — кубики лазерной сигнализации.

Мики и Алекс сидели в машине уже битый час, штурм-бригада явно задерживалась. Мики, здоровенный плечистый скандинав, крутил в руках зажигалку-нейробласт. Алекс, славянин, не меньше Мики в плечах, но ниже ростом, беспокойно затягивался очередной сигаретой. В багажнике машины лежало два фузионных бластера повышенной мощности. Законом «Об оружии» Федерации Марса, хранение, ношение и использование оружия такой мощности каралось сроком до двадцати пяти лет в колонии усиленного режима. И Мики и Алекс об этом знали, но им было плевать, полиции они не боялись, у каждого на руках были документы лейтенантов полиции. Они боялись другого — боялись, что операция сорвана и машины внутреннего департамента внешней разведки уже несутся по направлению к этому дому, а с воздуха приближаются штурмовые антигравы полиции Столицы. Но пока, вроде, всё было тихо.

Метрах в двухстах от машины Мики и Алекса на улицу вырулил серый обтекаемый фургон с надписью на роже — «Z-пицца». Мики первый увидевший фургон толкнул под руку Алекса. Фургон медленно ехал вдоль улицы, моментами от фургона отделялась мутная фигура и тут же растворялась в воздухе.

— А вот и они, — произнёс скандинав и, закурив, полез из машины.

Апекс молча сунул руку под сиденье и достал невзрачного вида светло-серый комбинезон.

Сзади в машине глухо шелкнул замок багажника, Мики полез за бластерами.


— Мистер Гейтс, ужин… — слуга сделал значительную паузу, — готов.

— Хорошо, — сказал Гейтс, отрывая свой взгляд от последней газеты «Марс-пост».

Личный повар Гейтса имел длинный и заслуживающий уважение послужной список. Вырос он в РКЗ, с самого детства работал в ресторане под началом у повара-булрати, повзрослев, повар отправился в кулинарную академию. Поступить туда ему помог его бывший шеф-булрати. Закончив академию, повар проработал несколько лет в ресторане «Медведи», расположенном в столице РКЗ, Новой Москве. Ресторан пользовался очень большим уважением в высших кругах общества Новой Москвы. Потом повар в поисках счастья и впечатлений перебрался на Марс. Устроившись в одном из самых известных ресторанов Столицы он отработал несколько лет, но был уволен — не сошелся характерами с владельцем ресторана. В поисках работы он, совершенно случайно, набрёл на объявление, данное слугой Гейтса. Пришел на собеседование, после чего слуга порекомендовал его Гейтсу.

Гейтс согласился, он очень любил вкусно покушать и совершенно не любил автоматические кухни-синтезаторы-с-пятью-тысячами-блюд-и-полной автономностью. Он считал, что настояшую еду должен готовить неприменно человек.

Сегодня слуга, словно наделённый телепатическим даром, приготовил для Гейтса нечто невообразимое. Превзойдя самого себя. Гейтс долго не мог разобраться — из чего всё это было сделано. И пока Гейтс раздумывал над своей едой, сумрачные мысли покидали его бренный разум.

Незаметно для самого себя, Гейтс съел всё и с сожалением встал из-за стола. Слуга и вышедший в столовую повар, вежливо поклонились. Гейтс ответил им коротким кивком и пошел к себе в кабинет.

Дом был залит сумрачным светом. Свет проходил сквозь бронированные поляризованные окна и мягко ложился на стены. За окнами жило предместье города. Мелькали изредка светлые червяки-поезда, проносились по трасам машины, в небе тусклыми светляками плыли пасажирские лайнеры.

Гейтс шел по коридору к своему кабинету, краем глаза наблюдая всё это великолепие и в голове крутилась только одна мысль — «Это всё! Это всё будет моим. Главное не переуседствовать. И тогда…».

В кабинете было темнее, чем в комнатах и коридорах дома — кабинет не имел окон. Гейтс уже собрался скомандывать осветителям включится, как чей-то голос негромко произнёс.

— Не стоит, Вильям Гейтс.

Гейтс дёрнулся и тут-же в его голове что-то негромко разорвалось. Темнота рывком наполнилась яркими линиями, которые через секунду исчезли, как и появились.


— Мики, болван! Аккуратней с клиентом! — прошипел Алекс.

Мики, стоящий в кромешной темноте, невозмутимо пожал плечами. Теперь, когда операция началась, внутри Мики появилась железная уверенность, что всё пройдёт как надо, и он незаметно для себя успокоился.

— Один. Два. Всё в норме, — одними губами сказал Алекс. И штурм-группа залёгшая во дворе дома Гейтса, двинулась к дому.

Гейтс на полу заворочался.

— Алекс, клиент не то жив, не то мёртв, — скаламбурил Мики, наклоняясь на Гейтсом.

— Тащи его к креслу.

— Ок. Готовь свою аппаратуру, Алекс.

— Уже.


Вокруг Гейтса светлее не стало, но как-то он всё-таки понял, что находится в полном сознании, что не скажешь о минуте ранее. Гейтс ощутил, что сидит в своём кресле, ощутил он и прохладный пластик у себя на висках.

— Кто вы? — прошептал Гейтс.

— Мы? Хм, мы из партии охраны ядерных отходов от вымирания, мистер Гейтс. — иронично проговорил голос почти над ухом. — Кстати, Вильям, ничего, что я так вас называю? Так вот — кстати, вы можете говорить в полный голос, здесь, как мы уже убедились, нет никаких датчиков, да и стены этого кабинета защищены по высшему классу.

— Мистер Гейтс, — перебил один голос другой, — мы пришли задать вам несколько вопросов и попросить о сотрудничестве.

— У меня есть приёмные дни, уроды! — в сердцах воскликнул Гейтс. Он только что попытался пошевелиться и обнаружил, что тело ему не подчиняется совершенно.

— Ну, знаете ли, Вильям, к вам так трудно попасть на приём, — снова со смешком объявил первый голос. — Кстати, позабыл вам сказать — не пытайтесь шевелиться Вильям, мы вас немножко отравили. Так что двигательные функции к вам вернутся не скоро.

— Как вы могли меня отравить? — спросил Гейтс. — У меня же в организме столько всяких антител и прочей дряни, что отраву под меня подобрать трудно.

— Вы забываете, Вильям, что у вас защита в основном от химии, применяемой вашей Службой. А вот то, что у вас в данный момент, называется — пишевое отравление, — самодовольно прокотал первый голос. — Предупреждая ваш неизбежный вопрос, отвечу — да, вас отравил ваш личный повар, он изначально работает на нас. Собственно, благодаря ему, мы и сумели вас взять. У нас к вам деловое предложение.


26 февраля 12:00 по корабельному хронометру

Система Сол (Федерация Марса).


Глава ФМ Донован Рид, являющийся ещё и гранд-адмиралом армии, нервно кусая ноготь посмотрел на военного советника.

— Что значит «нет уверенности в нападении дарлоксиан»?

В зале главы присутствовал весь его штаб, все лучшие и самые приближенные советники. Старый легион-генерал Марк Беренджер бесцеремонно почесал многодневную седую щетину на подбородке.

— Понимаете… Дарлок всегда пытается скрыть свою причастность, а эти налетчики, они явно дали понять, что их якобы послали с Назима.

— Так в чем проблема? — не удержался советник по внешним связям.

— Вся атака очень смахивает на отвлекающий манёвр. — Продолжал гнуть своё Беренджер.

— Поэтому вы и усилили охрану. — Вскликнула молодая советница по вопросам прессы. Поговаривали, что Рид держит её для других целей, как и советницу по кадровым вопросам. — Меня сегодня пять раз обыскивали, а до каюты я добиралась пол часа.

— Мадам. Обыскать вас, первостепенная задача любого охранника! — Усмехнулся начальник охраны.

Рид недовольно развернулся на диване.

— Господа. Давайте перейдем к делу. Что происходит на Марсе? Как поживает оппозиция?

Советники дружно раскрыли терминалы и принялись поочередно докладывать.

— Генерал МакКлейн собирает войска, но у него ничего не выйдет. Военный гарнизон и тяжелые наземные части в нашем полном контроле. — Начал планетарный советник.

— Парламент немного раздражен (по большей части из-за невыплаты премиальных за принятие «закона о распродаже флота»), но все под контролем. Только сенатор Миклошевич представляет небольшую проблему, но у него есть тяга к малолеткам. Мы ему быстро рот закроем. — Добавил Беренджер.

— Что у Дедова? — Задумчиво спросил глава.

— Позавчера играл с послом Урсы в гольф. Набрал 36 против 27. Посол почти не поддавался.

— Я серьёзно! — гаркнул Рид.

— Конвульсии их сената продлятся не долго. — Быстро ответил самый старый из советников Дик Морган. — Меклон в очередной раз напомнил им о шатком перемирии. Оживился Холдан. Клаконская королева попросила у нас аудиенции, есть вероятность, что она попросит посодействовать в снятии эмбарго против её расы и разрешить им торговать и иметь больший флот.

— Хрена ей лысого, пусть себе сидит и икру метает! Мы еще не забыли, как они нас чуть не уничтожили двадцать лет назад. — Разнервничался Рид, его немного пьяные глаза стали казаться льдинками. — Если мы позволим им торговать то потеряем…

— Сорок миллиардов в год! — Перебил главу советник по финансам. — Они насытят рынок качественным и дешёвым продовольствием за три года и наши три системы останутся в заднице.

— Что говорят аналитики Гейтса.

— Они в шоке. Есть вероятность, что королева Куртикула обратится за помощью к меклонцам. Их корабли уже помогали жукам в некоторых операциях. Армия Клакона реформирована и существенно увеличена.

— Я это уже слышал, что нового.

— Было столкновение с Сакрон на орбите одной из Фортун. Вообще война уже порядком затянулась, теперь лягушачий флот позволяет себе безнаказанно летать по нашей территории. Благо, хоть Ареал Алкарисов затих, но… — советник замялся.

— Договаривай, Сидни. — Сказал Рид закуривая сигару.

— Источники докладывают, что Сакрой совместно с «птичками» ведётся секретная разработка, а уже может и тестирование новых боевых суден.

— Чушь, — воскликнул Беренджер. — Мы знаем все их полигоны, все!

— Все, кроме…

Договорить советник не успел. Его голова разлетелась, забрызгав всех кровью и мозгами. Никто из сидевших не успел опомниться. Рой смертоносных лучей метнулся к людям, невидимый стрелок одной очередью положил всех. Послышались шаги, над телом мертвого главы вдруг появился человек, поверх удобного диверсионного костюма у него был костюм-stealth.

— Все, кроме системы Пакс. — Закончил мысль советника диверсант.

Легион-генерал, оставшейся рукой расстегнул кобуру, но услышал незнакомый голос.

— Генерал Беренджер, лучше используйте его, как солдат. — В тишине апартаментов главы раздался тихий выстрел и ФМ лишилась одного из лучших своих воинов.

Диверсант прошелся по залу, осмотрел остатки тел. Никого живых не было, все двенадцать человек скончались на месте, но рисковать не стоило. Нападавший достал из наплечной сумки колбу и стал разливать особо активный биотерминатор. Через несколько секунд от тел на полу остались маленькие лужицы и кости. Диверсант закину на спину булратийскую фузионную «химеру» и подошел к огромному обзорному иллюминатору.

— Последний аккорд, господин глава. Для отвода глаз. — Сказал полковник Серов и из миниатюрного шприца брызнул какую-то жидкость на громадное стекло, скрывавшее за собой звёзды.


26 февраля 17:00 по планетарному времени

Система Сол, Планета Марс. (Федерация Марса). Столица.


Сотни репортеров окружили знание парламента. Весть о гибели в несчастном случае главы ФМ Донована Рида и почти всего его аппарата всколыхнула общественность. Информация была мизерной, было известно, только, что «Вашингтон» лишился всей кормы из-за разрушения обзорного фюзеляжа и потерпел крушение. Треть команды погибла, остальных генерал Мак-Куинси взял под арест. Во всей федерации было объявлено военное положение.

Генерал МакКлейн покинул здание сената через черный ход и в окружении двух десятков телохранов направился к личному «броневику». В душе он ликовал, парламент в шоке! Никто и не заикнулся об неповиновении, сенаторы едва могли говорить. Оставалось только поднять силы и полиция оцепит город. Власть отойдет к нему, а там «замочить» самых крикливых опозиционеров, дать на лапу солдафонам и кресло главы «на блюдечке с голубой каёмочкой».

Выстрела никто не слышал. И не мог. Снайпер стрелял с расстояния в семь километров из стационарного корабельного лазера, смонтированного на передвижной платформе. В генерале появилась сквозная дыра размером с дипломат. Тело сильно отбросило назад и ударило о колоны здания, разорвав пополам.

Телохранители мгновенно обступили мертвое тело, во всех спектрах просматривая окрестности. Но ничего не было видно.

На крыше «Mars planetary building» мршанец снял костюм и перчатки, положил их на лазерную установку. Через тридцать секунд направленный взрыв зеонового заряда превратил все следы террористического акта в атомы.


Планета Миранда-Основная. Среднегодовая температура —200С. Дата не известна.


Снежная пустыня. Океан льда. Обитель холода. Макс не считал себя писателем, но именно такие ассоциации возникли у него когда он открыл люк и порыв ледяного ветра обжег ему лицо.

— Твою мать! — сквозь зубы выругался рядовой, сильнее кутаясь в куртку комбеза. — Только у Олега такой юмор, забросить черт знает куда, без никаких объяснений.

Макс тщательно проверил все застежки на комбезе и шагнул с подставки, мгновенно уйдя в сугроб по пояс. Над вековыми льдами Миранды пронеслось «трёхэтажное» проклятие. Рядовой, после долгих стараний и борьбы с сугробом, выбрался таки на ровное место, присел и огляделся. Ручной сканер, висевший на плече, рядом с тяжелой «баракудой», молчал. «Наверное от мороза заглючил или фон сильный», — подумал Максим. Еще на подлете к планете он проверил атмосферу и окрестности, в радиусе сотни километров от места посадки никого заслуживающего внимания не было. Воздух был пригодным для дыхания, но очень разреженным, а вот радиация, из-за тонкого озонового слоя, была выше нормы, хоть и не на много. На поверхности же только сплошные льды да горы на юге и все.

Удобнее переложив «баракуду», рядовой перебежками одолел километр и засел на высокой ледяной глыбе. Вдалеке виднелись пики гор, окутанные низкими облаками. «И кого, интересно, здесь искать. — покумекал Макс, глядя в оптику лучемёта. — Здесь, наверное и живность не водится».

Лучшим выходом из такой ситуации Максим посчитал отправку в горы, где можно было забиться в пещеру, затаиться и ждать, сканируя окрестности во всех доступных диапазонах. Тем более на корабле можно было попытаться прослушивать частоты, идущие вне прямо видимости корабля. Рядовой еще раз осмотрелся и вернулся к белой туше своего корабля, который, работая на холостой тяге антигравитационными движками, спокойно висел в метре над землёй не издавая не звука.

Незнакомцы появились через два дня и если бы не настойчивость Макса, который каждые два часа проверял окрестности, то встреча могла бы закончиться по другому.

Увидев десяток едва заметных среди снега теней, Макс прозрел. По планете, где температура не поднималась выше минус десяти, цепью двигался отряд теплолюбивых клаконцев, закутанных в белые маск-халаты.

— Какими судьбами в наши края? — только губами проговорил рядовой. Маску даже перестал замечать что замерзает, лежа на льду. — Становится все интереснее, я их уж точно встретить не собирался.

Тени двигались аккуратно, постоянно прикрывая друг друга. Они были не похожи на тех жуков, которых десантники РКЗ рубили в капусту во время конфликта с Клаконом. Макс только и успевал восхищаться, как четко держится строй. Внезапно с одного из патрульных спал маскировочный плащ и по максу ударили лучи из турелей. Лед вокруг Максима взорвался сотней осколков, в глаза ударили горячие брызги от растаявшей в миг глыбы. Стрелявшим оказался меклонец, а по вверх по склону, стреляя над головой мчались(назвать передвижение с такой скорость просто бегом язык не поворачивается) три булрати в энергетической броне. В руках у них были такие же, как и у Макса, «баракуды».

«Странно, что с ними сакросов нет», — подумал рядовой. С начала боя он впал в немного забытую эйфорию, которая наступала только во время приближения смерти. Макс скатился с возвышенности и лицом въехал в сугроб. С каждой из этих рас у него были личные счеты, но отдавать долги всем сразу и в одно время он явно сегодня не собирался.

Первый булрати появился через пару секунд и мгновенно получил заряд в грудь. Броня приняла на себя основной удар, но тело булрати отшвырнуло на несколько метров. Второй медведь от луча увернулся, но потерял равновесие и рухнул вниз, прямо к Максу в сугроб. Огромный, закованный в броню, урсианский воин попытался мгновенно встать, сумев при этом схватить противника за руку. Но Макс этот приём знал (Гриша часто его использовал в спаринге). Рядовой увернулся и, а увлекаемого инерцией булрати подтолкнул так, что тот оказался к нему спиной.

— Мне отступать некуда! — прокричал Максим, держа у виска бойца тяжелый пистолет. Из-за возвышенности показались остальные вояки, четко держа террориста на прицеле. Первым отозвался меклонец, его голос заглушался поднимающейся бурей.

— Вы, наверное, Максим Жердько. Опустите оружие, мы пришли провести вас на базу.

— Ну да! — улыбнулся рядовой. — Так уж на базу. Можете еще предложить девочек и выпить.

Меклонец не отреагировал на издевательский тон и только, почти по человечески, пожал огромными плечами турелями.

— Мы бойцы особой службы зачистки, четвертое отделение спец-департамента войск Альянса.


База была огромной, похожей на город, спрятанный под землёй. Макса провели в огромные каменные ворота, у которых незримыми статуями дежурил взвод меклонцев. Караул проводил рядового взглядами зрительных камер, похоже. Что его здесь уже ждали.

— Хорошо вы здесь обосновались. — Максим, как ребёнок в зоопарке, крутил головой в разные стороны. Корпуса подземных ферм сменялись механизированными бараками, тренажерные залы — ангарами для бронетехники, где рядом без проблем соседствовали громадные танки булрати «Мастодонты» и хищные многоногие АПК клакона «Тарантул». Рядовой невольно удивился, а потом его лицо осветила улыбка. За одной из неприкрытых ангарных дверей в ряд стояли транспортные корабли меклонцев. «Вот вы как эмбарго обошли». Везде, как в муравейнике вставшем на тропу войны, суетились отряды булрати, меклонцев, клаконцев и, что самое интересное, людей. У каждого из военных, будь то плечо или часть турели имелась эмблема кулак, сжимающий молнию.

Миновав несколько коридоров, освещенных странными голубоватыми лампами и поднявшись по винтовой лестнице, Макс добрался таки до своей комнаты. Проведя ладонью по сканеру он открыл дверь. Свет зажегся автоматически. Помещение было не ахти, но кровать лучше чем спать на полу. Поужинав, Макс выбрался погулять по базе, но наткнувшись пару раз на недоверчивые взгляды охраны решил отложить своё занятие. Утром рядовой попросил предоставить ему возможность отправиться наверх и забрать корабль, но вместо этого ему приказали следовать на встречу к «особому гостю».

— Парадный мундир и наградные знаки одевать? — ехидно поинтересовался, но шедший с ним рядом капитан развел руками.

— Да хоть в купальнике иди, я и сам не знаю к кому тебя вызвали. Здесь разных шишек много.

Максима привели в странный кабинет, такие он видел только на планете клаконцев.

— Жди здесь! — почти непонятно протрещал конвоировавший его в последнем коридоре воин-жук. У Максима челюсть отвисла от изумления, он раньше и не слышал, чтобы клаконцы разговаривали. — Скоро с тобой встретятся.

Жердько встал по центру, нервно переминаясь с ноги на ногу. В кабинете было очень жарко, ему невольно захотелось расстегнуть комбез, но его отвлек странный звук в углу. Из открывшейся ниши выходило нечто…

В армии приветствовали веру в бога, любого. Но даже он сейчас не мог бы помочь. В кабинет, аккуратно переставляя массивные лапы входило самое страшное и сильное существо из известных — Клаконская королева Куртикула, четвертая дочь могущественнейшего роя Кхаримулан. Трехметровое красно-золотистое тело сверкало, кажется, само по себе. Мощные клешни-руки плавно поднялись вверх, указывая на полное дружелюбие.

— Ты появился во время, Максим. — Заговорил динамик, заглушая треск, идущий из страшных уст королевы.

— Я… посмею не согласиться. — Прошептал рядовой.

— Успокойся… — огромное тело королевы медленно опустилось на ложе. — Посланник от экспедиции Романцова ожидался уже давно.

Макс потряс головой, приходя в себя. Куртикула знала об операции, знала действующих лиц, но самое интересное — она ждала вестей.

— Что вы хотите узнать, королева? — Макс собрался с мыслями. — Об этой планете я узнал из записки оставленной Олегом, там было только «Лети на Миранду-Основную». И всё!

Куртикула покачала головой и начала рассказ. Сначала о базе Альянса, которая существовала на Миранде уже десять лет и являлась тренировочным лагерем для объединенных войск РКЗ-Меклона-Холдан-Урса. На планете располагался гарнизон почти в десять миллионов бойцов, со всей инфраструктурой, защитой и техникой. Потом королева поведала о подземных высокотехнологичных роботизированных заводах по производству ручных фазорных орудий, персональных щитов, энергетической брони, разной техники, вплоть до кораблей класса «батлшип». Максим в свою очередь изложил все, что знал об их операции и её ходе до взрыва на станции Фортуны. Напоследок, королева рассказала, что сакрасовская погоня была не случайность и планировалась заранее…

— Но кто все это организовал? — не веря голосу динамика, спросил Макс.

— Ваш шеф — Владимир Дедов!

Рядовой надолго задумался. Королева невозмутимо (по крайней мере это никак не выделялось) сидела на ложе.

— Простите, — подал голос Максим. — Но вы знаете моё имя и фамилию. Значит вам известно и то, что за мою голову, голову Олега и еще многих людей, которые были с нами, назначена награда властями Холдана. Я участвовал в карательной операции, после которой армия Клакона лишилась лучшего офицерского состава.

Куртикула издала звук, показавшийся Максиму смехом.

— Ты многого не знаешь, рядовой. — Вновь заговорил динамик, озвучивая королеву. — Клаконские рои прошли через эволюционную мутацию, но не все согласились менять устоявшиеся традиции. Один пример: раньше раненый солдат считался мертвым и уничтожался во благо рою. После КАЗНИ отступников (когда они якобы пали «в бою против стихии») к власти пришёл мой род. Я свергла старую королеву и взошла на престол. Появились новые законы и правила во благо расы.

— Мы были инструментом. — Вздохнул рядовой.

— Вы были мечём! — Громыхнул машинный голос, но Куртикула уже поднялась и уходила. — Когда увидишь Олега, передай ему привет. Скажи, что я знаю, кто взорвал корабль старой королевы и помог мне подняться на престол!

X